Будни призраков Силы (СИ) (fb2)


Настройки текста:



====== Не обижайте Бэйна, или Привет, Квай-Гон! ======

Первое, что увидел Квай-Гон после смерти были, — угадайте, что? Правильно! — его похороны. Было как-то странно наблюдать за тем, как твое тело сжигают в огне. Бывший джедай, — хотя почему бывший? Просто мертвый, — посмотрел на каждого присутствующего поочередно. Возле стены молча стояли Мейс Винду и Йода. Чуть ближе: Канцлер Палпатин, королева Амидала, Оби-Ван с Энакином и… Джа-Джа. Более того, он молчал! Не пытался ничего разрушить!

Квай-Гон взвыл и вдруг услышал позади себя смешок. Он обернулся. Напротив него стоял полупрозрачный высокий муун в черном плаще. С ним джедай был знаком.

— Дамаск, — холодно бросил Джинн.

— И этот туда же, — раздраженно вздохнул Плэгас. — Ну что я такого сделал, что меня все ненавидят? — он вдруг посмотрел в сторону и фыркнул, — Разве что эту коварную сволочь воспитал.

Квай-Гон проследил за его взглядом. Мертвый ситх в упор смотрел на Палпатина.

— Ты же не серьезно?

— Тебя что-то не устраивает, джедай? — усмехнулся Плэгас. — Знаю, при жизни мы не были друзьями, но здесь мы все равны.

— Опять читаешь нотации, Хёго, — усмехнулся кто-то, после чего рядом с Джинном появился мужчина в темно-красной маске, отдаленно напоминающую мандалорскую. — Ты так будешь всех спроваживать к нам? — он протянул руку Квай-Гону в приветственном жесте. — Реван.

Не успел джедай назвать имя, как бывший ситх сказал:

— Тебе не нужно представляться. Я прекрасно знаю твое имя.

— Даже как-то неловко, что я вас сразу не узнал.

— Да расслабься! Мне как-то до лампочки, помнят меня или нет. А вот с Бэйном лучше так не делай. Он обидчивый.

— Дарт Бэйн? — изумился Квай-Гон. — А разве ситхи не…

— Нет, — тяжело вздохнул Реван. — Я вот тоже думал: умру, отдохну от всей этой суеты… А вот! Избранного охраняю.

Он повернулся в сторону Энакина.

— Ты молодец, что забрал его. Но впереди у него все будет куда хуже, чем раньше.

— О чем ты? — не понял Джинн.

— Запомни, Квай-Гон Джинн: тьма не станет светом, луна не будет греть так же как солнце, ситх не станет джедаем… Точно так же и Избранный, рожденный во тьме, не сможет служить свету.

— Но пророчество…

— Неверно истолковали. Избранный должен уничтожить ситхов? Верно. Но разве тогда будет баланс? Море света без капли тьмы? Пророчество таково: Избранный уничтожит и ситхов, и джедаев.

— Будто Сидиус ему это позволит, — фыркнул молчавший до этого Плэгас и повернулся к своему ученику. — Я убил бы тебя собственными руками, ты, дрянь неблагодарная!

— Хорош ныть! — рявкнул Реван. — Хотя… делай что хочешь, — он повернулся у Квай-Гону, — Ты со мной?

— Куда? — недоверчиво прищурился джедай.

— Есть тут у нас в Силе местечко, откуда мы наблюдаем за всеми. Ребята уважают тебя! Есть даже среди нас какой-то чудак, который был знаком с тобой. Имя не помню… В общем, тебе у нас понравится! Там и джедаи есть. Мало… но есть. Ну так что?

Квай-Гон посмотрел на Энакина, потом на Оби-Вана.

«Я им больше не нужен», — решил джедай, принимая приглашение Ревана.

Все вокруг заволокло туманом, и в следующую секунду некогда великих рыцарей закинуло в самый обычный… бар. Здесь было тихо. Кроме бармена-дроида никого не было.

Реван уселся на стул и вдруг заорал:

— Новичок!!!

В следующую секунду в помещении появилось множество различных существ, среди которых были и люди. Все они одновременно что-то говорили и с улыбками смотрели на джедая, от чего тому стало не по себе.

— Хоть один нормальный человек в этом захудалом обществе, — фыркнула темноволосая девушка и протянула Квай-Гону руку. — Митра Сурик.

Джедай ответил на рукопожатие.

— Квай-Гон Джинн.

— Мы знаем.

Вперед вдруг вышел высокий человек, — а может и нет, — в черном плаще и костяной маске с красными полосками у глаз. Он склонился голову на бок, будто о чем-то спрашивая, но слов не было.

— Нихилус спрашивает, как тебя занесло на Татуин к Избранному, — перевел Реван и пояснил: — Он у нас говорить не может, а потому общается по ментальной связи. Но после того, как одна юная леди, — он повернулся к Митре, на что она фыркнула, — Убила его, он стал выражать свои эмоции в несколько нецензурной форме. Слышат его только те, кто этого хочет. Тебе не советую.

— Ясно, — рассеянно произнес Квай-Гон.

«Видимо, придется провести в этой компании весь остаток вечности», — подумал джедай.

Дарт Нихилус снова склонил голову. Теперь Джинн расслышал тихое шипение.

— Ноет, — вздохнул Реван, — Что ж ему еще делать. Не каждый день тебя ученик убивает.

Нихилус поднял руки и начал что-то оживленно показывать. Судя по тому, как нахмурилась Митра, она явно понимала речь ситха.

— Вот найдешь Тенебруса и спроси, — раздраженно бросил Реван, а в ответ получил покачивание головы. — Так не удивительно, что он с тобой не разговаривает! Ты же кроме матов ничего не знаешь!

Нихилус подошел к нему вплотную.

Квай-Гон даже подумал, что они собираются драться. Так на самом деле и было, если бы не один человек…

— Учитель!!!

Сквозь толпу пробрался молодой мужчина с темными волосами. Квай-Гон аж потерял дар речи. Перед ним стоял его ученик.

— Ксанатос, — сурово произнес джедай.

— Учитель, они меня не отпускают! — жалобно проскулил он. — Они издеваются надо мной!

— Тряпка! — вдруг бросил кто-то. В нем Джинн узнал того самого Бэйна. — Позоришь честное имя своего учителя! И так Квай-Гон натерпелся от тебя!

Ксанатос упал на колени и прижался к ногам бывшего учителя. Квай-Гон чуть не упал, но все-таки смог удержать равновесие.

— Учитель, простите меня! Мне правда очень жаль! Не оставляйте меня!

Джедай вопросительно взглянул на Ревана. Тот лишь пожал плечами.

— Он сам хотел к ситхам. Я лишь сказал, что Бэйна нельзя злить. А дальше как-то само…

— Нечего позорить имена великих джедаев! — злобно произнес создатель Правила Двух, оттаскивая Ксанатоса. — Я наблюдал за вами, мастер Джинн. Не каждый джедай вызывает во мне такой интерес.

Квай-Гон даже не знал, что ответить. К счастью, Реван вовремя взял на себя роль ведущего.

— Так, братва, я не понял, почему мы до сих пор не выпили за новичка?!

Послышались радостные возгласы. Все направились к барной стойке (за исключением Бэйна, который утащил куда-то Ксанатоса). Вскоре посыпались тосты, поздравления, и все решили познакомиться с джедаем. Каково же было его удивление, когда вперед вышла Тала. Они молча смотрели друг на друга, не веря в происходящее.

— Верно, Нихилус, — усмехнулся Реван, — Это уже дела сердечные.

Ситх склонил голову на бок, что-то прошипев.

— Пошляк, — фыркнул его «переводчик».

====== Нихилус в депрессии, или Реван тоже не железный! ======

Жизнь призрака Силы оказалась не такой уж скучной, как этого ожидал Квай-Гон. По крайней мере, ситхи не давали скучать. Каждый день что-нибудь да случалось. Либо Ксанатос попадался на глаза Бэйну, либо Митра с Нихилусом снова развязывали войну (которую тут же заканчивал Реван), либо Тала (кто бы мог подумать!) ввязывалась в драку с каким-нибудь ситхом. Квай-Гон же был наблюдателем. Ему нравилось наблюдать за всем этим. И, конечно, он присматривал за Энакином.

Еще в начале обучения Скайуокера все присутствующие сделали ставки. Голосовали за то, что Кеноби ничему не научит Избранного. И если джедаи еще ставили на него в надежде, что тот не ударит в грязь лицом, то после жалели о своем выборе. Квай-Гон же с ужасом наблюдал за неудачами ученика. Ситхи над ним все время подшучивали, но Джинна не трогали. Ксанатос, правда, пытался однажды подколоть бывшего учителя за третью неудачу. Бэйн сразу увел его куда-то. С тех пор Ксанатоса не видели. Теперь решали, как обучать Энакина. К общему мнению так и не пришли, зато окончательно переругались и разбрелись по разным «углам» Силы.

— О чем думаешь? — спросила Тала, усевшись на диван рядом с Квай-Гоном.

Тот улыбнулся и обнял ее за талию.

— О чем можно думать в этом месте? О тебе.

Нурианка усмехнулась.

Внезапно в помещении появился Реван. И, судя по всему, он был не в духе. Он невозмутимо уселся на диван между джедаями (к их большому разочарованию) и подозвал дроида.

— Виски. Самое крепкое.

Только Квай-Гон собирался спросить, что случилось, как из облака дыма появился сам Дарт Нихилус. Он оживленно махал руками и явно был чем-то недоволен.

— Раз такой умный, иди и сделай! — рявкнул Реван.

Ситх зашипел в ответ.

— Ты мне угрожаешь? Совсем ополоумел на остатке вечности!

Нихилус поднял руку в угрожающем жесте.

— Знаешь что? Вали-ко ты со своими тараканами в голове ранкору на рога! С меня хватит!!!

Как только Реван исчез, Нихилус уселся на его место на диване, не обращая внимания на косые взгляды джедаев. Он издал что-то отдаленно напоминающее вздох.

Неожиданно в помещении возникла довольная Митра Сурик. Заказав у дроида стакан воды, она весело помахала рукой Квай-Гону и Тале и тут заметила ситха.

— Нихи, ты чего?

Тот что-то прошипел в ответ.

— Да ладно тебе! Ему же кроме тебя и поговорить-то не с кем.

Молчание.

— Я знаю, что он великий рыцарь. И что?

Тихое шипение.

— Да никто тебя не забыл. Поверь, Галактика еще помнит, как ты пожирал чужие души.

Снова шипение.

— А ты как хотел?

Молчание.

— Не бери близко к сердцу! Или что там у тебя?.. Ладно, так уж и быть, я помогу тебе.

Нихилус поднял на нее маску и как-то странно фыркнул.

— Ну это тебе решать. Можем побить Ксанатоса, поиздеваться над Кеноби, или найти Трею и Сиона. Как тебе?

Ситх поднялся на ноги. К его удивлению, рядом возник Реван.

— Слушай, давай не будем ругаться, о’кей?

Нихилус что-то прошипел.

— Что?! — в один голос закричали Реван и Митра.

Ситх махнул им рукой на прощание и исчез в облаке дыма.

— Идиот, — одновременно выдохнули джедай и ситх.

— Бэйн убьет его, — произнесла Сурик.

— Он и так мертв, куда еще? — фыркнул Реван.

Оба исчезли так же внезапно, как появились.

Квай-Гон вопросительно посмотрел на Талу. Девушка неопределено подала плечами и сказала:

— Иногда наш Пожиратель душ впадает в депрессию. Мол, меня никто не помнит, я никому не нужен. Нечасто, конечно.

— И ты к этому привыкла? — поинтересовался Джинн, вздернув брови.

— Со временем. С ним не соскучишься.

— А что Митра говорила насчет Бэйна?

— Что? А! Нихи иногда вспоминает молодость и лезет с ним в драку. Обычно Реван вмешивается.

— И чего Митра за него беспокоится? — шепотом спросил Квай-Гон, не обращаясь ни к кому.

Нурианка нахмурилась и придвинулась ближе к джедаю.

— С каких это пор ты называешь ее Митра?

Джинн подло улыбнулся и щелкнул ее пальцем по носу.

— А ты ревнуешь? — подмигнул он.

Девушка фыркнула.

— Вот еще.

При этом ее щеки залились предательским румянцем.

— Мне все равно нравишься ты, — успокоил ее Квай-Гон, заключив в крепкие объятия.

Послышалось тихое шипение.

Джедай повернул голову в сторону и чуть не свалился с дивана. На него пялился (иначе это не назовешь) Нихилус. У джедая даже возникло ощущение, что ситх… смеялся.

Внезапно он услышал в голове голос:

«Воркуют тут. Делать им больше нечего. Среди цивильного общества!»

— Это ты-то — цивильное общество? — съязвил Квай-Гон.

Нихилус дернулся и исчез так же неожиданно, как появился. И это был единственный раз, когда Джинн слышал ситха.

====== Дарт Нисон, или До встречи, Избранный! ======

Проснулся Квай-Гон с жуткой головной болью. Ну кто же знал, что даже призраки Силы на утро страдают похмельем? И кто ж знал, что призракам Силы тоже нужно спать?

А страдал сейчас бывший джедай (совсем скоро вы узнаете, почему бывший) потому, что вчера в их «дружной семье» появился новичок — магистр Ордена Джедаев Сайфо Диас. Первые два часа он все ворчал, называл учителя Квай-Гона предателем, пытался даже призвать ситхов убить предателя, но после бросил эту затею. В этот же день Реван пребывал в наиужаснейшем настроении, а все потому, цитирую, «что одна рогатая тварь решила пожить подольше». В общем, чего только не было, а закончилось все равно пьянкой!

Джедай попытался вспомнить, что вчера было, но без успехов. После шестой бутылки он уже перестал что-либо помнить. Внезапно рядом, кто-то громко захрапел. Джинн резко развернулся. Это мирно спала Тала. Вот тогда мастеру-джедаю стало не по себе.

Он быстро поднялся с кровати и заметил, что полностью одет.

«Хоть это радует», — облегченно вздохнул Квай-Гон, направляясь к двери.

Возле барной стойки стоял Нихилус и что-то смешивал в двух стаканах. Один он отдал сидящему на диване Диасу, а второй протянул Квай-Гону. Тот с сомнением посмотрел на темно-зеленую жидкость, но выпить не спешил. Когда же появился Реван и сказал, что это поможет избавиться от головной боли, джедай успокоился.

— Хорошо вчера погуляли! — задорно сказал ситх. — Да, Нихи?

Пожиратель душ что-то прошипел, явно означающее одобрение.

— И ты молодец, Квай-Гон! — едва сдерживая смех, произнес Реван. — Не каждый день тебя в ситхи посвящают!

Услышав это, джедай подавился рассолом.

— Всмысле? — хрипло спросил он.

— А ты разве не помнишь, как вчера захотел перейти на Темную Сторону? Мы тебя все дружненько перевели. Даже имя дали!

Квай-Гон нервно сглотнул. Теперь он окончательно протрезвел.

— Какое?

— Дарт Нисон!

Джинн вздернул брови. Он… ситх. Хотя, в принципе, какая разница? Он и при жизни был непонятно кем, так пусть хоть после смерти наступит ясность!

— А мне нравится, — задумчиво произнес бывший джедай.

— Естественно! — фыркнул Сайфо. — Весь в своего учителя. Тоже на Темную Сторону подался.

Джедай смерил нового ситха презрительным взглядом и вдруг чихнул так, что у него из носа полился тот самый зеленый рассол.

— Нихилус, это уже три тысячелетия как не смешно!!! — заорал Реван.

Как ни странно, это вызвало у Квай-Гона улыбку. Все-таки, веселое общество, несмотря ни на что.

Неожиданно из, комнаты, где еще недавно находился Джинн, вышла Тала, запутанная в его плащ. Она широко зевнула и вдруг заметила, что на нее все смотрят. Девушка икнула.

— Кто-то там меня вспоминает… — она повернулась к Квай-Гону и осмотрела его с ног до головы, — Владыка Нисон, я чего-то не поняла, какого х… не будем дальше продолжать, ты не в моей постели? Ик!

Сайфо не выдержал и захохотал в голос.

— Ой, я не могу!

Реван и Нихилус обменялись кивками и вместе направились к джедаю, но совершить задуманное им не дал оглушительный крик Ксанатоса:

— Караул!!!

— Что у тебя, Ксеня? — без особого интереса спросил Реван.

Каково же было его удивление, когда вслед за Ксанатосом появился взволнованный Бэйн.

— Бегом! Избранный вышел на связь!

В следующую секунду все, кроме Диаса и Талы оказались в огромном темном зале, где возле высоких колонн бродил мальчик лет десяти. Он с интересом рассматривал рисунки на колоннах и чему-то улыбался.

— Энакин, — спокойно позвал его Квай-Гон, выходя вперед.

Мальчик какое-то время с изумлением смотрел на джедая ситха, в после подбежал к нему и крепко обнял.

— Мастер Квай-Гон, прошу, помогите…

— Что случилось, Энакин? — забеспокоился Джинн, присаживаясь на колени.

Скайуокер выглядел печальным. И в душе он ощущал себя одиноким.

— Вы пришли ко мне… Можете так же прийти к Оби-Вану? Он скучает…

Квай-Гон не знал, что сказать ему. Он не знал, как являться живым. Одно дело — Избранный, который во сне видит его, а обычный джедай? К счастью, рядом появился Реван.

— Эни, понимаешь, Оби-Ван еще больше расстроится, если Квай-Гон придет к нему. Мы ведь не хотим, чтобы он еще больше грустил?

— Я вас понял, лорд Реван, — вздохнул Энакин.

Джинн задумался. Скайуокер знает имя ситха. Значит, они встречаются уже не в первый раз?

— Молодец, — одобрил ситх. — Помни: никто из нас не мертв. Мы все живем в памяти людей. Если тебе что-нибудь понадобится, мы рядом.

Энакин кивнул и снова посмотрел на Квай-Гона.

— Спасибо.

— За что?

— За то, что привели в Храм. Вы верили в меня, когда все остальные — нет. Обещаю, я стану великим джедаем.

Квай-Гон невольно вспомнил слова Ревана. Избранный уничтожит тьму, став ее частью. Неужели этот ангел может стать ситхом?

— Нет, не станешь, — вздохнул он.

В глазах Энакина отразилось смятение.

— Ты будешь больше, чем просто великим.

Вдруг мальчик начал становиться прозрачным.

— Он просыпается, — произнес Реван.

Скайуокер помахал остальным ситхам рукой на прощание и улыбнулся Джинну.

— До встречи, мастер Квай-Гон.

— До встречи, Энакин.

====== Возвращение Триумвирата, или Как взбесить джедая за один час ======

Жизнь призрака Силы в принципе устраивала Квай-Гона Джинна (теперь уже Дарта Нисона). По крайней мере, коротать вечность в таком обществе — одно удовольствие. За этот год он уже успел познакомиться с большинством ситхов и джедаев, что приняли предложение присоединиться к их сообществу. Многие постоянно пропадали неизвестно где. Оставались лишь постоянные герои: Реван, Нихилус (друзья зовут его Нихи), Бэйн, Квай-Гон и Тала. Другие появлялись периодически.

У каждого из них были свои тайны. Реван, например, любил наблюдать за гонками и молодыми джедаями, которые, как он выразился, «позорят само понятие Силы». Нихилус оказался ещё тем шутником. Уже все испытали на себе «всю мощь смеха». Но когда он впадал в депрессию, его шутки начинали обретать садистский характер. Бэйн больше всего любил издеваться над Ксанатосом. Но, как недавно выяснил Квай-Гон, старый ситх коллекционировал плюшевых животных. Нихилус тогда неделю от него не отставал, а после неделю не появлялся, под предлогом неотложных дел.

Одним словом — веселуха!

Квай-Гон сидел за барной стойкой и пил крепкий напиток, название которого он не удосужился спросить. Внезапно рядом появились двое: мужчина и женщина. На представительнице прекрасного пола был темно-фиолетовый плащ и такого же цвета повязка на глаза. Лицо мужчины скрывал чёрный капюшон.

Джинн с подозрением взглянул на них. К счастью, ситхи не обратили на него внимание. Только они сделали шаг в сторону, как сверху на них вылилось ведро воды.

— Нихилус!!! — раздался оглушительный крик.

Вышеупомянутый ситх тут же явился.

— Сам знаешь что! — раздраженно бросила женщина, принимая из рук дроида полотенце.

— Это уже тысячи две как не смешно, — в том же тоне ответил мужчина, снимая капюшон.

Нихилус махнул на это рукой, о чем пожалел ровно через секунду. Новоприбывшие ситхи активировали мечи и встали в боевую позицию.

Квай-Гон с интересом наблюдал за этим.

Одной Силе известно, чем бы все это закончилось, если бы вовремя не появился Реван.

— Вернулись! Не прошло и ста лет!

— За этим клоуном вернулись, — фыркнула женщина, покосившись на Нихилуса. Тот что-то очень долго шипел и, судя по всему, это явно не слова прощения.

— Трея, даже я таких матов не знаю, — усмехнулся мужчина в капюшоне. — И откуда он этого понабрался?

— От Малака или Малгуса, — фыркнула леди-ситх, — Больше не от кого.

Нихилус с довольным видом принял позу «руки в боки» и деловито поднял голову.

— Серьёзно? — усмехнулась Трея.

Ситх кивнул.

— Не ожидала я от него такого.

В этот момент она заметила сидящего рядом Квай-Гона. Бывший джедай отсалютовал ей стаканом. Леди-ситх икнула.

— Вспомнил кто-то… Ик! Квай-Гон Джинн? Не думала, что Реван уговорил тебя перейти к нам.

— И уговаривать не пришлось, — хмыкнул бывший джедай.

Трея фыркнула.

— Нихилус, хорош дуться. Ты нам нужен.

Ситх что-то прошипел, скрестив руки на груди, отчего Реван присвистнул.

— Да ты крут, дружище.

Поглотитель душ довольно закивал.

— Возвращайся в Триумвират, — произнёс Сион.

Нихилус задумался. После недолгих раздумий он что-то прошипел.

— Что за условие? — с подозрением спросила Трея.

Ситх ответил. От этого Реван захохотал в голос.

— Ну это мы с радостью! — улыбнулся Сион.

Он протянул руку Нихилусу. Тот ответил на рукопожатие. Сиона пробил сильнейший разряд тока. Будь он жив, то непременно бы погиб, но призраку-то куда? Но больно.

— Нихилус, тварь!!!

Вышеупомянутый ситх уже исчез в облаке дыма и появился в тёмной комнате Храма джедаев. В небольшом кресле сидел Йода и явно медитировал.

Нихилус хихикнул и начал приводить план в действие. Он посылал в Силе волны Тьмы. Но либо Йода его игнорировал, либо ситх ослабел, а реакции никакой.

За стеной он почувствовал присутствие другого джедая. К счастью для себя и к несчастью для окружающих, этим джедаем оказался Мейс Винду. Тот тоже медитировал.

Нихилус повторил свой опыт. Джедай среагировал и открыл глаза. Он медленно взял в руки световой меч и вдруг услышал в голове голос:

— «Да ладно тебе, чувак! Я ж не петушиться с тобой пришёл!»

Винду поднялся на ноги.

— Кто ты?

Статуэтка какого-то божества упала с тумбочки и разбилась на множество осколков. Рядом с ней заклубился чёрный дым, являя взору джедая Владыку Голода.

— «Да опусти ты эту зубочистку!»

— Ты — ситх, — догадался Винду.

— «Призрак ситха», — поправил Нихилус. — «Но сейчас не об этом… Ты быстро бегаешь?»

Мейс замер от такого вопроса. Зачем мертвому ситху это знать?

— «Мне просто скучно», — пояснил призрак. — «Зелёный шпендик игнорирует, Лохмач надоел, Чепушила тем более… Да и на той стороне все уже задолбали, бл*!»

Винду замахнулся на него мечом, но тот лишь прошёл насквозь, оставив на тумбочке дыру.

В следующую секунду на джедая посыпался огромный поток матерных слов. Такого даже Йода вряд ли слышал за девятьсот лет жизни.

Меч против ситха не помог, а тот решил оторваться по полной. Он метал в Винду молнии, менял ему внешность (как именно — для автора остаётся загадкой).

Целый час Нихилус гонялся за ним по Храму, подыскивая самое многолюдное место. Как назло, нигде не было ни души. Тогда ситх свершил задуманное — с помощью Силы он оставил бедного магистра в одном нижнем белье. Ну кто ж знал, что именно в этот момент появится Скайуокер?

Тот застыл на месте с ошарашенным выражением лица, глядя то на полупрозрачного ситха, то на полуголого Винду. Нихилус поспешил ретироваться, буркнув «ой» на прощание.

Непонятно почему, но Винду решил, что этот ситх — проделка Скайуокера. Что удивительно, тот даже не пытался этого отрицать. Он все ещё прибывал в чистейшем шоке от увиденного. По крайней мере, в его памяти навсегда остался момент с Винду в труселях с розовыми зайчиками (неудивительно, что магистр так его невзлюбил!).

А Нихилус теперь знал, как довести джедая до истерики и шока меньше чем за час. В подтверждение своих догадок он решил проделать то же самое с Дартом Бэйном.

И Сила на всю жизнь запомнила анимешного Ревана.

====== Подарок для ситха, или Отныне все любят Металлику! ======

Традиции ситхов и джедаев значительно отличались, однако во многом были похожи. Представители разных сторон Силы праздновали Новый Год, Рождество, Дни рождения, даже День всех влюблённых (который позже прозвали День Святого Палпатина). Но самым необычным праздником был День Смерти. Думаю, по названию нетрудно догадаться, в честь чего он.

Этот праздник стоял наравне с днём рождения, однако праздновался раз в десять лет, чтобы избежать крайне неприятных моментов.

А виновником торжества стал не кто иной как король шуток, Владыка голода и лучший друг Ревана — Дарт Нихилус.

Ситхи и джедаи, конечно, готовились к празднику хорошенько, потому что тогда этот самый «король шуток» наконец-то от них отстанет.

Украшением зала занялась Трея и Тала, так как одна командовала, а другая украшала. За лучшей выпивкой послали Ревана, ибо он один пьёт в меру и знает где искать. Остальные же отправились за подарками. Ну как, отправились? Магазины для призраков ещё не появились, джедаи голокроны пока охраняют, даже Ксанатос сбежал! В общем, проблемы были большие.

К счастью, Нихилус весь день не появлялся (наверное, после раздевания Бэйна он не горел желанием попадаться ему на глаза). И все равно время уходило. Положение спас Великий Дуэт Ситхов (Нихилус так и не вернулся в Триумвират, а потому Трея и Сион остались вдвоём). Неизвестно откуда они взяли огромный словарь общегалактического языка и повязали его красной ленточкой. Бэйн, поддавшись на многочисленные уговоры, решил подарить ему из своей коллекции плюшевого ворнскра. Остальные же скинулись по всякой мелочи: шампунь, брелки, магниты… Но больше всех проявила себя здесь Тала, решив подарить ситху коробку ниток, аргументировав это тем, что негоже Темному Лорду ходить в лохмотьях (тут уж спорить никто не стал).

К вечеру явился Нихилус в самом ужасном расположении духа. Конечно, он забыл про праздник, а потому и не пришёл раньше.

— Дружище, — начал Реван, положив руку на плечо ситху (с такой-то разницей в росте!), — Вот уже три тысячи с гаком лет ты находишься по эту сторону Силы…

Нихилус перебил его, что-то недовольно прошипев.

— Можешь хоть день с ней не петушиться?

Ситх фыркнул, выхватил из рук Ревана стакан с виски и поднял над головой. Все остальные с радостными возгласами повторили это.

Нихилус повернулся ко всем спиной, приподнял маску и залпом осушил стакан.

— Подарки, — шикнул Реван ситхам.

Следующие полчаса все выслушивали отборные маты от Нихилуса, который взял в руки словарь. Среди его слов можно было понять, что в Триумвират он вернётся нескоро и что не пригласит Трею на свадьбу (Сиона он оставил, аргументировав тем, что у того не хватило бы мозгов подарить ему словарь). Услышав о свадьбе джедаи и ситхи всполошились, но не приняли это всерьёз. Ведь это произнёс король шуток!

Когда же все хотели приступить к традиционной пьянке, появилась Митра с огромной чёрной коробкой в руках. В зале сразу повисло молчание. Как никак, это она отправила Владыку Голода на эту сторону!

— Слушай, Нихи, — начала Сурик, — Давай забудем старые обиды. А то вечность оставаться врагами я не хочу.

Она протянула ему коробку. Нихилус осмотрелся по сторонам, осторожно стукнул пальцами по картону и что-то прошипел.

— Да успокойся! Там подарок.

Ситх медленно распаковал коробку. В ней оказался чёрный футляр, в котором лежала электрогитара.

Нихилус сыграл аккорд и посмотрел на Митру.

— Нихи, не молчи.

Ситх поддался вперёд и заключил девушку в объятия. Та явно была в шоке, но поделать ничего не могла. Нихилус превосходил её по силе и в росте. Так что шансов ноль.

Ну кто ж из присутствующих знал, что Дарт Нихилус обожает рок? Да ещё и тяжёлый?


*

Проснулись ситхи с головной болью. Но вызвана она была не выпивкой, а музыкой, которой отдавал предпочтение виновник торжества. Даже сейчас многим казалось, что они до сих пор слышут одну из старых песен группы «Metallica». На самом деле это Нихилус, спрятавшись в одном из потайных уголков в Силе, играл на гитаре и напевал любимую песню. Ну, то есть, как напевал? Играть на гитаре его-то научили. А петь? В общем, те, кто предпочел слышать голос ситха, сейчас сильно пожалели, потому что у Нихилуса абсолютно не было слуха.

Страдали от этого не только призраки, но и живые. Так Владыка Голода посреди ночи явился к Мейсу Винду, принял облик призрака и сыграл те самые громогласные аккорды. Бедный джедай стал заикаться. Вроде как, у него и глаз задергался. А виноватым оказался Энакин Скайуокер, которому один из молодых джедаев отдал на починку свою гитару.

Следующей жертвой стал Дарт Бэйн, который только выпил валерьянки. Все закончилось плохо. Создатель правила Двух вызвал «гитариста» на дуэль. Тому же было на это наплевать, а потому он, сидя на чёрном облачке с гитарой в руках, оставил Бэйна снова в одних труселях, да ещё и с прибитыми к полу сапогами. В итоге ситх сломал себе нос, пытаясь сдвинуться с места, джедаи ищут валерьянку, а Нихилус сидит себе на чёрном облачке и играет на гитаре.

Положение снова спасла Митра Сурик, сказав ситху что-то такое, после чего он перестал и петь, и играть. Только очень редко. И только по праздникам.

— Что ты такого ему сказала? — спросил Реван, когда его «друг» успокоился.

— Ты знаешь, какая ему нравится группа?

— «Metallica».

— Я лишь сказала, что вы все фанаты этой группы. А ты же знаешь Нихилуса. Он всегда хочет выделяться среди остальных. А если все любят одну группу — это неинтересно.

— И чего он тебя послушал? — не без сарказма спросил ситх.

Митра улыбнулась и весело подмигнула.

— Это длинная история.

— У нас есть целая вечность.

— Это верно.

Комментарий к Подарок для ситха, или Отныне все любят Металлику! Песни, которые “пел” и играл Нихилус:

Metallica – Creeping Death

Metallica – Phantom Lord

====== Третья Сторона Силы, или Страшная тайна Владыки Голода ======

Прошло уже довольно много времени со дня смерти Квай-Гона Джинна. Джедаи тяжело перенесли это. И, конечно, никто из них не подумал, что Квай-Гону было куда тяжелее. Он наблюдал за своими друзьями, учениками, даже за Винду, который сильно бесит его, но не мог поговорить с ними. Наблюдать — единственное, что он мог. Сначала джедай надеялся, что сможет преодолеть эту грань, отделяющую его от живых, и предстать в виде призрака, или хотя бы голоса. Но со временем он понял, что ничего из этого не выйдет.

Как оказалось, далеко не все могут принять облик призрака. Реван связывается с живыми через сны, Бэйн через голокроны, другие же как едва ощутимые волны Силы. Только один ситх смог преодолеть ту самую грань и принять облик призрака. Этим ситхом был Дарт Нихилус. Этой тайной он ни с кем не делился.

Квай-Гон много времени проводил в мире живых, рядом с Оби-Ваном. Тот уже смирился со смертью учителя. Поначалу Джинн думал, что его смерть мало что изменила, но ошибся. Оби-Ван стал более замкнутым, Энакин менее разговорчивым, даже Йода был не таким, как раньше. Но больше всех пострадал бывший наставник Квай-Гона — граф Дуку. После смерти ученика он покинул Орден и перешёл на Темную Сторону.

Ни до кого из них Квай-Гон не смог достучаться. Все они уже смирились.

Сейчас джедай наблюдал за тренировкой Энакина. Тот надел специальный шлем и вслепую отражал мечом выстрелы шара-дроида. За всем этим со стороны наблюдали Оби-Ван и Йода.

— Хм… Большие успехи делает твой падаван, — отметил гранд-мастер.

Кеноби промолчал.

Квай-Гон пригляделся к нему. Казалось бы, прошло так мало времени, а его ученик стал выглядеть гораздо старше.

— Достаточно, Энакин, — произнёс Оби-Ван.

Джинн ощущал это — огромная пропасть между мастером и наставником. Кеноби не чувствует связи с Энакином, а такое случается очень редко. Квай-Гон знал причину, но не мог до конца в это поверить. Он уже давно наблюдал за Скайуокером и заметил, что тот каким-то образом связан с Канцлером. И такая связь бывает лишь между учителем и учеником. Неужели в будущем между ситхом и джедаем будет что-то общее?

Тут Квай-Гон заметил за Энакином тень. Огромную тень. Но она не принадлежала мальчику. От неё шли волны гнева и страха, будто сама тьма сейчас стояла за его спиной.

Скайуокер повернулся в сторону джедая и слабо улыбнувшись, кивнул. Квай-Гон не сразу понял, что мальчик смотрит не на него. За спиной джедая, возле самой стены, стоял Нихилус. Увидеть его можно было не сразу.

— Идём, Энакин, — холодно бросил Оби-Ван.

Когда джедаи ушли, Квай-Гон повернулся к Нихилусу.

— Что это была за тень?

Ситх неопределенно пожал плечами.

— Ты что-то скрываешь, — подозрительно прищурился Джинн. — Ты единственный, кто смог принять облик призрака, единственный, кто знает больше, чем говорит. Будешь и дальше отрицать?

Нихилус молчал.

— Послушай, — обречённо начал Квай-Гон, — Я уже год пытаюсь хоть слово передать джедаям, и все без толку! Их надо предупредить, что Галактикой правит ситх!

Нихилус подошёл вплотную к джедаю. В глазницах маски сверкнули золотые искры, но Квай-Гон мог поклясться, что не видел глаз. Ситх с силой сжал плечо джедая. Произошло что-то невероятное. Вокруг стали пролетать разные события. Джинн всматривался в каждое, пытаясь хоть что-то понять. Там были Энакин, Оби-Ван и остальные, но… они были старше. До джедая дошло, что ситх показывает ему будущее.

Квай-Гон видел молодого джедая, которого все вокруг называли Энакином, чувствал его эмоции и… Это его поразило. Скайуокер с каждым днём делал шаг во тьму, и никто не пытался его остановить. Смерть матери, Войны Клонов, беременность жены… И адская боль, страх. А после появился человек в чёрных доспехах. Та самая тень, что была за спиной юного Скайуокера…

Нихилус убрал руку, после чего видения прекратились.

— Как? — с трудом выдавил Квай-Гон.

— «Джедаи и ситхи видят лишь две стороны Силы, в то время как есть ещё одна», — прозвучал голос Нихилуса. — «Эта сторона не подвластна времени. Через неё можно заглянуть в будущее, вернуться в прошлое и появиться в настоящем.»

— И никто, кроме тебя этого не знает?

— «Забавно, да?» — усмехнулся ситх. — «Ещё при жизни я смог преодолеть грань, отделяющую нас от третьей стороны Силы. Это и привело к тому, что меня стали называть Владыкой Голода.»

— Что произошло?

— «Не самое приятное… Для преодоления грани нужно освободить свою душу и дать ей стать частью Силы. Именно поэтому я потерпел неудачу.»

— Твоя душа не вернулась в тело, — догадался Квай-Гон.

— «Верно. Тогда я понял, что для преодоления этой тонкой грани нужно полностью избавиться от тела. Очень долго я пытался обратить своё сознание в душу. Наконец, мне это удалось. Однако, переходы все равно оказались невозможными. После смерти я выяснил, что с этой стороны легче преодолеть грань.»

Он снова положил руку на плечо джедая. Вокруг все озарилось ярким светом. И кроме света не было ничего.

— Где мы?

— «Нигде и никогда. Этого места впринципе не существует. Это лишь пустота между двумя сторонами.»

— Пустота между светом и тьмой?

— «Свет и тьма — лишь мировоззрение. Стороны Силы — куда более тонкая структура. Это мир живых и мёртвых. Место, где Сила пронизывает все живое, и место, где она становится их частью.»

— Значит, через пустоту можно попасть в мир живых?

— «Только в качестве воплощения Силы — бестелесного духа.»

— А… будущее?

— «Чему бы вас, джедаев, не учили, а истина одна — будущее нельзя изменить. Ты видел его отголосок в качестве тени сейчас спиной юного Скайуокера. Его судьба предопределена.»

— Он станет ситхом?

— «Величайшим ситхом, и не менее великим джедаем. Скайуокер — Избранный. И это делает его уникальным. Только через него можно увидеть будущее.»

— Это сложно, — признался джедай, обдумывая слова ситха. — Но зачем ты мне это рассказал? Ведь никто другой не знает.

— «Потому что ты — учитель Избранного, как джедая. Не Кеноби, а ты.»

Это вызывало у Квай-Гона ещё больше вопросов. Насчёт сторон Силы, будущего и этой самой «пустоты». Но он знал, что Нихилус не станет ему все рассказывать, а потому решил об этом не вспоминать. Если уж ситх смог преодолеть грань Силы, может, и он сумеет?

По просьбе ситха, Джинн никому не рассказал о их разговоре. Нихилус все так же без угрызений совести доводил остальных до белого каления, а Квай-Гон продолжал искать путь к миру живых. И что-то ему подсказывало, что у него все получится.

====== Жена – не подружка, или У Ревана неприятности! ======

Этот день не предвещал ничего плохого. Нихилус оставил свои шутки и вместе с Бэйном сочинял песню. Квай-Гон пытался наладить связь с миром живых. НедоТриумвират боролись с похмельем и Сайфо Диасом. А Ксанатос, проиграв Бэйну очередную партию в сабакк, надраивал полы под жёсткие наставления дроида-бармена. В общем, все было нормально, пока...

- Спасайте меня!!!

Удивительно, но эта фраза принадлежала Ревану. Тот размахивал руками, словно дрался с невидимым противником.

- Басти вернулась!

После этого все ситхи оживились и бросили свои прежние занятия.

- Как вернулась? – искренне недоумевал Бэйн.

- Ты же отправил её на Коррибан! – напомнила Трея.

- А после на Малакор 5! – добавил Сион.

- А также Явин 4, Дантуин и все остальные углы Галактики! – закончил Реван. – И она выследила меня, когда я хотел забрать ту рогатую тварь, которая умирать не хочет!

- Да о ком вы? – не выдержал Диас, наблюдая за всем этим. – Кто вернулся?

- Басти, – нервно повторил Реван, хватаясь за голову.

- Бастила Шан, – пояснил Квай-Гон, – Его жена. И что в этом страшного, не пойму?

- Это жена, а не подружка! – раздраженно бросил Реван. – Вот женишься на Тале, я посмотрю, как ты будешь от неё скрываться?

- Рева! – пропел мелодичный женский голос.

Ситх развернулся и заложил руки за спину.

- Привет, Бастила... Хорошеешь с каждым днем!

Нихилус сыграл на гитаре мелодию похоронного марша, за что получил подзатыльник от Квай-Гона, с которым они были одного роста. Владыка Голода зашипел на него. Джинн невозмутимо показал на Бэйна, мол, его идея.

- Как поживаешь? – веселым голосом поинтересовался Реван.

- После того, как ты отправил меня в ту дыру? – притворно хорошим голосом уточнила Бастила. – Великолепно.

Тут Нихилус не выдержал и что-то сказанул на своём “особом” языке.

- Заткнулся, Нихилус! – рявкнула женщина и злобно посмотрела на Ревана. – Теперь ты... Две тысячи с лишним лет я провела на отшибе Галактики. Две тысячи лет я мечтала отомстить тебе за все, что ты сделал. Наш сын рос без отца. Я уже не говорю о себе, но сын! Ты хоть подумал о нем? Ты хоть раз вспомнил о нас? Хотя, у тебя же есть это сообщество алкашей!

- Басти...

- Я ещё не закончила! – тут же рявкнула Шан. – Наверняка развлекался с этой Сурик. Или с кем? О жене даже не вспоминал! Тебе есть, что сказать?

- С Рождеством!

С этими словами Реван заключил Бастилу в объятия, отбросил в сторону маску и поцеловал.

Ну кто ж знал, что именно в этот момент появятся несовсем трезвые Митра и Тала?

- Парни!

Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы положение не спасли Квай-Гон и Нихилус.

- Дорогая, вот ты где? – улыбнулся Джинн, уводя Талу в “вытрезвитель”. – А я тебя везде искал. Ты же помнишь о нашей свадьбе?

- Нихи! – завизжала Митра, бросившись на шею ситху. Тот незаметно отправил гитару в своё тайное хранилище в Силе. – Я скучала по тебе!

Она схватила его лицо руками и оставила поцелуй на маске.

- Я люблю тебя, – невнятно произнесла она.

Её голова упала ему на плечо. В следующую секунду раздался тихий храп. Нихилус посмотрел на остальных, удивлённо пожал плечами и переправил джедайку в свой уголок Силы (день без шуток? Вы смеетесь?).

Бастила с улыбкой посмотрела на Ревана.

- Прости, я была не права... Я погорячилась.

И как всегда, всю идиллию испортил Нихилус, который не сразу заметил Бастилу и сказал что-то вроде: “хорошо, что ты эту ведьму отослал куда подальше, весь мозг проела”.

- Что?! – воскликнула Шан.

Ситх быстро зашипел в ответ.

- Да как...

Девушка со всей силы дала Ревану пощечину.

- И не надейся меня больше увидеть!

После этого она исчезла.

Реван подобрал маску и снова надел на лицо.

- Никогда этого не говорил, но... Спасибо, что такая тварь, Нихи!

Ситх махнул рукой, мол, не за что.

Рядом с ситхом вдруг нарисовалась Митра в одном нижнем белье и плаще. От такого появления все мужчины, что находились здесь, пооткрывали рты от изумления.

- Нихи, ну куда ты пропал? – с притворной грустью спросила джедайка. – Обещал скоро прийти, а сам... Я ведь жду.

Нихилус прошипел ей что-то успокаивающее, после чего джедайка рассеяно засмеялась и исчезла.

Все с неприкрытым недоумением уставились на Владыку Голода. Ладно Реван с женой. Ладно Квай-Гон с любовью всей своей жизни, но... Люди, которые терпеть друг друга не могут?!

- Сурик? Серьёзно? – с трудом выдавил Бэйн.

- Не ожидал, – ошарашенно добавил Сион.

- Народ, да она же пьяная! – выставила своё слово Трея.

- Ты тоже не трезвая, – шикнул Бэйн.

- Но... Митра Сурик? – в который раз за день поразился Реван.

Нихилус пожал плечами и что-то прошипел.

- Узнаю старину Нихилуса! – обрадовался Реван.

Ситх что-то добавил.

- Извращенец!

====== Месть Митры Сурик, или Странные песенки ситха ======

На следующий день после возвращения Басти все было как обычно. Ситхи занимались своими делами, джедаи своими. И только один Нихилус (будь он не ладен!) снова впал в депрессию. Все утро он просидел в своём тайном месте в Силе и пел заунывные песни. То есть, как пел? Точно так же, как волки воют на луну. Только раза в четыре хуже.

В это же время джедайка Митра Сурик боролась с похмельем и слушала от Ревана подробный пересказ о её вчерашних выходках.

— Не ожидал от тебя такого, Митра, — сказал под конец ситх.

— Я была вполне трезвая, — простонала девушка. — Глюки уже под конец пошли… Представляешь, я видела твою жену…

— Представляешь, я целовал свою жену!

Сурик подняла на него глаза.

— Это был не глюк?

— Нет. А вот как назвать то, что ты вчера призналась нашему соловью в любви?

— Все-таки призналась, — вздохнула Митра. — Я уж думала, никогда не смогу…

— Постой, что? — едва не упал со стула Реван.

— А ты думал, я ему гитару по доброте душевной подарила?

— Ты… Любишь Нихилуса?

— Это не любовь, Реван… Просто… Я не знаю…

Рядом появился Нихилус и сыграл на гитаре фальшивый аккорд.

— «Ну что, запойная ты наша, протрезвела?»

— Отвали… — прошипела Митра.

Тогда ситх начал играть на гитаре и напевать слишком уж странную песню:

— «Была Митра Сурик хорошей, была Митра Сурик пригожей. Попила Митра Сурик виски, появились под глазами диски…»

Девушка схватила стакан и швырнула его в ситха, но тот успел вовремя увернуться.

— А ну иди сюда, певец несчастный!

Оба исчезли.

Реван лишь пожал плечами и обратился к дроиду:

— Слушай, С4, ты уже давно здесь, скажи, как ты вообще оказался в сообществе призраков?

— Господин Вишейт открыл способ для переселения души живого существа в тело дроида. К сожалению, его эксперимент прошёл неудачно. Вместо души я обрёл сознание и свободу выбора. А после моей дезактивации я оказался здесь.

— Понятно… Слушай, я ведь тысячелетия три назад пропадал кое-где, ты не помнишь, как эти двое тут… Эм… терпели общество друг друга?

— Виноват, сэр. Господин Бэйн следит, чтобы в моей памяти не было перегрузки.

— Ничего.

Внезапно появилась Митра с растрепанными волосами. Девушка с трудом держалась на ногах. На её лице и руках были следы от ожогов.

— Я придумала ему кличку! Депрессняк!

Следом явился разъяренный Нихилус. На его маске теперь красовались нарисованные поцелуи и цветочки, а также красивая надпись «Я люблю джедаев».

По крайней мере, в словаре Ревана и Сурик теперь появились новые матерные слова.

— Да ладно тебе! — отмахнулась Митра. — Тебе идёт.

Нихилус пустил в неё молнию, которую Сурик отбила мечом. Между ними завязалась драка. Вскоре на это собрались посмотреть остальные и даже начали делать ставки. Принимал, как всегда, Реван. Ставили, в основном, на Сурик, мотивируя тем, что она однажды его победила.

Нихилус сдаваться не собирался. Однако, вместо того, чтобы драться он вдруг создал иллюзию того, что творила вчера Митра «за кадром».

— Одуванчики, одуванчики, любят девочки, любят мальчики! — пела пьяная джедайка.

Девушка покраснела и закрыла лицо руками, в то время как ситхи попадали со смеху.

Победил, естественно, Нихилус. Весь день ситхи напевали «пьяную» песенку, чем довели Митру до истерики. Джедайка до самого вечера не выходила из своего тайного места в Силе.

Нихилус, конечно, виноватым себя не чувствовал. Всего за пару часов он вернул маске прежний вид, а после решил настроить гитару. Только взяв её в руки, он заметил надпись, которую раньше почему-то не видел: «С любовью, Митра». Ситх устало опустился на стул. Он знал, что джедайка захочет отомстить. Но вряд ли ей это удастся.

К несчастью, она додумалась, как это сделать. Когда большинство ситхов было в сборе, Митра объявила всем о их предстоящей свадьбе. Такой тишины Сила ещё не слышала никогда. И пусть это была маленькая месть, но все-таки запоминающаяся, Митра осталась довольна. Каково же было удивление окружающих, когда Нихилус запел:

— «Решила Сурик моей стать женой, всю вечность провести со мной. Но не учла Сурик лишь одного: с другой я помолвлен очень давно!»

— С кем?!

Ситх поднес палец к месту, где должны были быть губы.

— Да врёшь ты все! — выкрикнула Митра.

Нихилус прошипел в ответ.

— Кого ты ждёшь?

Ситх ответил.

— Дарт Тэлон? — переспросил Реван. — Не слышал о такой.

— Ты же на мне собирался жениться! — напомнила Сурик.

Нихилус отрицательно замотал головой.

— Это я — пьянь?! Сам-то не лучше!

Только ситх собирался снова заиграть на гитаре, как Ксанатос взвыл:

— Прошу, не пой! Это ужасно!

Нихилус посмотрел на Митру и что-то прошипел.

— Извращенец!

Закончилось все тем, что свадьбу решили сыграть не Митра с Нихилусом, а Квай-Гон с Талой. Реван искренне посочувствовал жениху и пообещал в случае чего переправить Талу куда подальше. Митра ещё долго злилась на Нихилуса, но после того, как тот сочинил про неё не слишком приличную песенку, бросила всякие попытки подружиться с ним. Владыка Голода, в общем, не слишком расстроился, сказав, что она ещё прибежит к нему (этого так и не случилось). Но старого ситха ждала ещё одна неожиданность — кто-то из живых призвал его. И, судя по всему, это джедай. Знакомый джедай. Но так как Нихилус все ещё был в депрессии, он послал этого джедая самыми изощренными словами так далеко, что тот вряд ли к нему ещё хоть раз обратится. А джедаем тем был Мейс Винду, который пытался доказать Йоде, что Скайуокер общается с ситхами. И, конечно, Йода ему не поверил, за что Винду возненавидел Энакина ещё больше.

Комментарий к Месть Митры Сурик, или Странные песенки ситха Знаю, не смешно...

====== Вечерние посиделки, или Вот ты и попал, Квай-Гон! ======

К свадьбе Квай-Гона и Талы решили подойти серьёзно. Все-таки это первая в истории свадьба призраков Силы!

Реван вместе с С4 спрятали все алкогольные напитки, ко всеобщему недовольству.

Джедаи отправились искать валерьянку для «дядюшки» Бэйна, так как он слишком уж впечатлительный.

Трея и Митра решили помочь невесте с нарядом, но почти сразу поняли, что не знают, что делать. На выручку пришёл Нихилус, который каким-то чудесным образом умел менять внешний вид окружающих. Девушки тут же утащили бедного ситха подбирать невесте платье. Владыка Голода пожалел уже сто раз, когда Трея сунула ему очередной эскиз платья. В итоге ситх психанул и предложил свой вариант. Странно, но девушкам он понравился.

Естественно, Нихилус, под строгим присмотром Бэйна, сочинял песню. Только с каждым разом она стала приобретать все более садистский характер. Сошлись на том, что ситх произнесет тост (без единого мата) и на всеобщей пьянке (куда без неё?) закатит рок-концерт.

За всеми этими приготовлениями никто не заметил, что Квай-Гон пропал. Реван, который пережил свадьбу и развод, знал, где его искать.

Квай-Гон был рядом с учеником. Наблюдал, как тот учит Энакина новым приемам боя на световых мечах.

— Так и знал, что ты здесь, — произнёс Реван.

— И почему же?

— Потому что я сам когда-то вот так ушёл, чтобы все обдумать…

— Да я уже неделю хочу навестить Оби-Вана, все времени нет. А насчёт свадьбы я все решил.

— Значит, мальчишник будет?

— Что будет? — не понял Джинн.

— Да ладно? — воскликнул Реван. — Ты не слышал о мальчишниках? Вы, джедаи, вообще развлекаетесь?

— После дня рождения Винду праздники запретили, — пожал плечами Квай-Гон. — Да и свадьбы у нас никто не устраивал.

— Святоша, — хмыкнул Реван. — В общем, закатим тебе такой мальчишник, какой ты запомнишь надолго!

Этим планам не суждено сбыться, потому что Митра, желая отомстить Нихилусу, рассказала Тале о давней свадебной «традиции». Нурианка пригрозила Квай-Гону, что если тот устроит что-то подобное, она не будет с ним разговаривать.

Вместо мальчишника, все мужчины просто собрались вечерком на посиделки. Их это, конечно, не сильно устроило, но что поделаешь?

— Вот будете разводиться, такую пирушку закатим! — пообещал Реван.

— Квай, ещё не поздно передумать, — добавил Сион.

— Да, не поздно, — поддакнул Ксанатос, за что получил подзатыльник от Бэйна.

— Да что вы привязались? — не выдержал Джинн. — Я уже все решил.

— Этот брак продлится недолго, — хмыкнул Бэйн.

— Почему?

— А чей брак длился долго? У меня была возлюбленная, так мы до свадьбы не дожили?

— Это которая? — уточнил Реван. — Та, что пыталась тебя убить?

— Они все пытались меня убить. А вообще я про Гитани.

Встретив взгляды непонимая, Бэйн продолжил:

— У неё был световой хлыст.

— Представляю, чем вы с ней занимались, — усмехнулся Реван, давая «пять» Нихилусу.

— А сам-то!

— Что? Я потерял память, а тут красивая джедайка!

Тут Нихилус запел своим фальшивым голосом:

— «О Боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына!»

Целый час ситхи боролись с приступом смеха.

— А ты, Нихи, у нас рекордсмен по подружкам, — усмехнулся Сион. — Что при жизни, что сейчас.

Владыка Голода самодовольно вскинул голову.

— Ксеня, а что с твоей подружкой? — поинтересовался Бэйн.

— Дохляк, — вздохнул Ксанатос.

— О! Идею подал. Давайте-ка придумаем всем нашим клички. Ты, понятно, Ксеня.

— Он — Депрессняк, — указал на Нихилуса Сион.

— Он — Святоша, — дал кличку Квай-Гону Реван.

Нихилус что-то долго шипел. Следующую минуту все переваривали сказанное.

— Отложим раздачу кличек, — в чистейшем шоке произнёс Реван. — Сейчас надо решить, в каком виде завтра жених предстанет перед невестой.

Все взгляды тут же устремились на Нихилуса. Ситх обернулся, в надежде, что все смотрят не на него. Его надежда не оправдалась.

Ситх согласился, сказав, что Квай-Гон, цитирую, «похож на какую-то Джигурду».


*

С самого утра все стояли на ногах. Митра и Трея украшали зал. Реван готовил пламенную речь и на просьбу Талы снять маску ответил категорическим отказом, сказав, что «наши» мандалорцев ещё не победили, а ведь он обещал не снимать до этого момента маску. Доводы вроде того, что Мандалорские войны закончились, не помогли, так как Реван имел ввиду футбольную команду, которую вот уже сколько лет не могут победить.

Нихилус с самого утра пел садистские песенки и делал так, чтобы Тала и Квай-Гон не видели друг друга (традиция, видите ли!).

Джедаи достали для Бэйна ящик валерьянки и столько же салфеток.

Когда все было готово, Реван пригласил всех в зал. Приглашённых было немало: НедоТриумвират ситхов, в составе которого были Трея и Сион, Бэйн собственной персоной с ученицей Занной, Визас Марр — ученица Нихилуса, Митра Сурик (Владыка Голода обещал убить её, если она поймает букет), вечно пьяный Сайфо Диас, Ксанатос, который в кои-то веки остался без лишнего внимания, дроид-бармен С4 и, конечно, виновники торжества.

Нихилус пробирался сквозь толпу, держа над головой гитару. Встретив Ревана, он что-то быстро прошипел.

— Никаких фейерверков! — строго запретил ситх. — Где Нисон?

Молчание.

— Лиам Нисон, блин! Квай-Гон, кто ж ещё!

Джедай тут же появился. Сказать честно, Реван был слегка удивлен таким выбором костюма. Чем-то он напоминал джедайскую тунику, однако был чисто чёрным. С плеч жениха ниспадал такого же цвета плащ. Теперь Квай-Гон точно походил на ситха.

— Начинаем? — спросил Реван.

Джинн кивнул.

Нихилус уже исчез, оставив свою гитару, — гитару! — в руках Ревана.

— У меня плохое предчувствие, — сказал Квай-Гон.

— У меня тоже… Ну, начнём! Дамы, господа и прочие вариации, прошу садиться!

— Они должны стоять, — шикнула подоспевшая Митра.

— То есть встать! — тут же поправился Реван. — Сион, хватит жрать!!! Где Нихилус?

Ситх тут же появился, схватил гитару и сыграл первые аккорды любимой песни.

— Не эту! — шикнул Реван. — Играй по моей команде.

Владыка Голода прошипел что-то.

— Какие торпеды? Как в торте?!

Нихилус схватился за живот и согнулся пополам в приступе смеха.

— Идиот.

Наконец, двери открылись. Тала в белом платье, которое, естественно, было отдаленно похоже на одеяние джедаев, и в белом плаще выглядела настоящей красавицей. Под руку её вел Бэйн, который аккуратненько вытирал слезы салфеточкой.

Увидев Талу, Реван махнул Нихилусу рукой, и тот начал играть слишком уж спокойную мелодию. Как только девушка подошла к будущему супругу, Реван жестом приказал Владыке Голода перестать играть. Тот этого не заметил и получил локтем Митры по рёбрам.

— Итак, — начал Реван, — Сегодня, неважно в какое число какого года, вы, многоуважаемые ситхи, джедаи и…

— И? — после недолгого молчания шепотом спросил Квай-Гон.

— Я не знаю, как называют последователей Серой Стороны, — прошептал Реван.

— Выкручивайся.

— Гм… Ситхи, джедаи и последователи Силы, которые не определились со стороной…

— Чего замолчал? — прошептала Тала.

— Я забыл, о чем говорил вначале… Ладно, пропустим эту часть! Сегодня ситх и джедай, вставшие на путь бессмертия, свяжут свои уже не жизни воедино!

Реван снова замолчал.

— А сейчас что? — раздраженно прошептал Джинн.

— Да тихо, я слова вспоминаю… Квай-Гон, не так давно ты присоединился к нам!

— Это было четыре года назад, — прошипел джедай.

— Вместе с нашим братством мы посвятили тебя в ситхи и дали имя Дарт Нисон. Короче, согласен ли ты провести остаток вечности с этой прекрасной девушкой, терпеть её истерики и «концерты», а также… — заметив косые взгляды джедаев, Реван решил пропустить эту часть. — Квай-Гон Джинн, Дарт Нисон, согласен ли ты провести остаток вечности с этой девушкой?

— Да.

— Тала…

Снова молчание.

— Ты чего? — прошептал Джинн.

— А какая у неё фамилия?

— Реван!

— Ладно… Тала, согласна ли ты…

— Да, — быстро ответила нурианка.

— Ну что ж…

Мгновение все смотрели на ситха.

— Целуйтесь уже! — буркнул он и отвернулся.

Но джедаи не спешили по какой-то причине.

— Что, при всех? — смутилась Тала.

— Да короче! — психанул Квай-Гон, заключил любимую в объятия и поцеловал.

— Вот ты и попал! — выкрикнул Реван. — Никогда больше не буду проводить свадьбы.

Нихилус кивнул Ксанатосу и тот нажал на небольшом пульте кнопочку. Из-за барной стойки вылетили снопы искр. Все присутствующие попадали на пол. Когда воцарилась тишина после фейерверков, Силу прорезал оглушительный крик:

— Нихилус!!!

====== После свадьбы, или Война за сердце ситха ======

Сразу после свадьбы Квай-Гон и Тала решили на время оставить общество ситхов и отправились в путешествие по «бескрайним просторам Силы». В целом, праздник всем понравился. После неудавшегося показа фейерверков чуть было не разгорелась бойня с Нихилусом, но тот был занят совершенно другим. Вопреки всем запретам, Митра все-таки поймала букет невесты. До самого утра её и Нихилуса не видели. Последний, правда, заявился на пьянку, стащил две бутылки виски, свою бывшую ученицу и скрылся. Остальным на это было, в общем, плевать. В адекватном состоянии остались только двое: Реван, который, как раньше упоминалось, много не пьёт, и сам Владыка Голода.

Наутро случилось нечто странное. Ситхи и джедаи, которые ещё не отошли от вчерашнего, точнее, ночного, стали свидетелями странной картины: Митра, Визас Марр и Занна вели ожесточенный спор, порой выражаясь любимыми фразами Нихилуса.

— Я знаю его почти четыре тысячи лет, — вздернула подбородок Сурик. — К тому же, это я подарила ему гитару!

— Зато я была его ученицей! — сказала Визас.

— Ключевое слово — была. Нихилус мой!

— Нет, мой!

— Мой! — вскрикнула Занна. — Он мне хотя бы доверяет!

— Да он кроме своего самомнения никому не доверяет! — фыркнула Митра. — И вообще, он меня поцеловал!

— Не он тебя, а ты его! — злобно усмехнулась Визас. — И то по пьяни. А я с ним, между прочим, помолвлена!

Митра и Занна одновременно открыли рты от изумления.

— Так это ты? — воскликнула джедайка.

— Тебя что-то удивляет?

— А он говорил о какой-то Дарт Тэлон…

— Которая родится почти через двести лет? — усмехнулась миралука. — Ну насмешила. И вообще, лучше спросить у мастера Нихилуса, кто ему действительно нравится!

— И где его искать? — невесело поинтересовалась Занна.

— Или в своём тайном пристанище, или в Утопии.

Занна и Митра переглянулись и разом засмеялись.

— Утопия — сказка для малышей-джедаев! — произнесла Сурик.

— Ну Нихи шутник! — добавила Занна.

— И вас не удивляет, что будучи живым и довольно кровожадным ситхом он рассказал своей ученице всего лишь детскую сказку про измерение между миром живых и мёртвых? — с наигранным удивлением произнесла Визас.

Это произвело на остальных впечатление.

— И все-таки, где его искать?

— Уно моменто, — пропала Марр и вдруг закричала: — Учитель! Помогите!

Нихилус тут же явился. Митра и Занна схватили его с обеих сторон за руки и насильно усадили на стул. Ситх поочередно смотрел на каждую, произнося кучу бранных слов.

— Да ладно вам, мастер Нихилус, — отмахнулась Визас. — Мы вам только один вопросик зададим и все.

— Нихи, кто из нас троих тебе нравится? — выпалила Митра, ожидая ответа.

Владыка Голода что-то прошипел.

— А причём здесь то, как мы тебя называем? — спросила Сурик.

Ответ.

— Ну… Ты знаешь, я тебя называю Нихи.

— Хиля, — вздохнула Занна.

— Мастер Нихилус, — пожала плечами Визас.

Ситх указал на неё рукой, что-то прошипел и исчез.

Митра и Занна разом повернулись к бывшей ученице Владыки Голода. Было ясно — это война.

— Встретимся вечером? — в ярости переспросила Митра. — Я уже сколько тысячелетий пытаюсь заполучить его, а тут появляешься ты, и он сразу зовёт тебя на свидание?!

— Просто я знаю один секрет, — коварно улыбнулась Марр.

— Какой? — одновременно спросили Митра и Занна.

Визас вальяжно прошла мимо них и, остановившись, произнесла:

— Он обожает, когда его называют мастер Нихилус.

Весь день ученица Бэйна и джедайка не отставали от ситха. Над ним открыто уже потешались все. Правда, Бэйну было обидно, что за ним никто так не бегает. Но, вспомнив своих бывших, он расслабился.

Когда же Нихилус скрылся, Занна и Митра начали бой на мечах, сваливая друг на друга вину за то, что «лапусечка Нихи» сбежал. А на самом деле он с Визас отправился в пустоту, откуда и наблюдал за потасовкой.

— Весело вы живёте, мастер, — улыбнулась Марр.

Ситх что-то прошипел.

— Да, они поверили, что мы помолвлены. Без обид, но что они в вас такого нашли?

Нихилус повернулся к ней и эффектно махнул рукой. Визас весело засмеялась.

— Жаль, я не могу остаться. Было приятно встретить вас, учитель.

Она пожала ситху руку, но тот одним движение притянул её к себе и быстро поцеловал.

— Вау! А вы ещё в форме! — присвистнула Марр и легонько толкнула Нихилуса. — Вы как-нибудь прилетайте на Коррибан. Там не так уж скучно.

Ситх ответил.

— Буду ждать. И только попробуйте не прийти!

Нихилус приложил кулак к сердцу.

— И все же, ради кого вы затеяли этот спектакль?

Владыка Голода что-то очень долго шипел, при этом активно жестикулируя.

— Пошляк! — фыркнул Визас. — Ладно, мне пора. Надеюсь, погуляю на вашей свадьбе!

С этими словами миралука исчезла, а Нихилус вернулся остановить драку. Делать этого он, правда, не стал. Вместе с Реваном они наблюдали за боем Митры и Занны, когда услышали громкий храп за барной стойкой. Синхронно перегнувшись, они увидели лежащего на полу Сайфо Диаса в обнимку с пустой бутылкой виски. Ситхи заговорщески переглянулись. Реван взял ведро ледяной воды и хотел окатить ей джедая, но Нихилус его остановил, протянув ему свою гитару. Владыка Голода показал, куда нажимать. Реван сыграл громогласный аккорд, от которого уши закладывало. Диас подскочил и заорал:

— Нихилус!!!

«Чего я-то сразу?» — подумал ситх, скрываясь от двух надоедливых фанаток. И как только Реван, Бэйн, Квай-Гон, да и остальные терпят своих возлюбленных, если даже ему, поглотителю душ, не удаётся скрыться?

«Никогда не женюсь» — решил Нихилус. К сожалению, его планам не суждено было сбыться, потому что девушка, которая знает его слишком хорошо, уже заняла его мысли и сердце.

====== Все ненавидят Вишейта, или Ну ты крут, Ксанатос! ======

Вот уже третий месяц прошёл со дня свадьбы Квай-Гона и Талы. Оба джедая пропадали неизвестно где, хотя это несильно волновало остальных.

Нихилус, наконец-то, помирился с Митрой и Занной, но обещал при любом удобном случае пальнуть по ним молнией.

Из-за столь ярого внимания своей ученицы к старому ситху, Бэйн не на шутку забеспокоился. Мало того, что всю неделю он боролся с икотой (кто ж его так вспоминает?), так ещё и как Реван чувствовал приближение чего-то неприятного. Но этим странным предчувствиям решили не доверять. Мало ли что Сидиус на той стороне творит? В девяносто девяти процентах случаев плохое предчувствие вызывают его «политические игры».

— Что-то должно случится, — пробормотал Реван, пялясь в одну точку.

— Полностью с вами согласен, сэр, — ответил С4, натирая стакан до блеска.

— Тебе что-то известно? — оживился ситх.

— Насколько я знаю, лорд Сидиус ведёт активную подготовку к началу войны.

— Мне нет до него дела! Что-то творится здесь, по эту сторону Силы!

— Сожалею, сэр, но тут я ничем не могу помочь.

Рядом с Реваном примостилась Митра, заказала у дроида виски и произнесла:

— Что-то не так, Рева.

— Ты тоже чувствуешь эту тьму?

— Тут варианта два: либо Малак вернулся, либо Нихилус опять гоняет Винду.

— Что, Кеноби ему надоел? — усмехнулся ситх.

— Он оставил его Скайуокеру. Надо ж мальчику развлекаться!

Но сейчас джедайка и ситх ощутили что-то знакомое. Присутствие того, кого просто не должно здесь быть. Через пару мгновений в зале появился Вишейт, в сопровождении Малака и Малгуса. Ситхи критически осмотрели помещение и дружно фыркнули.

— Неплохо обустроился, Реван, — надменным голосом произнёс Вишейт.

Вскоре на незванных гостей подтянулись посмотреть остальные. Бэйн бормотал что-то вроде «я так и знал», Занна спрятала за спиной пару помидоров, которые её учитель тут же конфисковал, Сион и Трея, скрестив руки на груди, стояли возле стены. Удивительно, но на этот раз к ним присоединилась Бастила, которая, как оказалось, ненавидит Вишейта больше, чем Ревана, Экзар Кун, пропадавший на Явине-4, а также Дарт Андедду (хотя что он здесь забыл — непонятно). Для общей картины недоставало только Нихилуса, который не заставил себя ждать.

— Что ты здесь забыл, Валкорион? — без тени дружелюбия спросил Экзар.

— Это я должен спросить у тебя, Реван, — подло улыбнулся ситх. — Я был крайне огорчен, что ты не пригласил нас в столь дружное сообщество.

— Прошло больше трёх тысяч лет, а тебе все неймется? — прошипела Митра. — Чего пришёл?

— Забудем старые обиды, Изгнанница. Я, как и вы все, заинтересован в судьбе юного Скайуокера.

Реван, Митра и Бастила, как по команде, активировали мечи.

— Только подойди к нему, — предупредил Реван, — И я уничтожу тебя.

— Это все из-за стазиса? Да брось! Сам пойми: ты мешал моим планам осуществиться. Ты бы поступил иначе? Бастила, мне жаль, что забрал твоего мужа. Видишь? Я раскаиваюсь! Забудем прошлое.

— Раскрой истинную цель твоего визита, — произнёс Андедду, угрожающе подняв руку.

— Да чего вы все на меня ополчились?! Что я вам сделал?

— Сам знаешь, что! — бросила Митра.

— Отправил в стазис, — прошипел Реван.

— Лишил семьи, — добавила Бастила.

— Ты мне денег должен! — заявил Бэйн.

Все разом на него обернулись.

— И не ему одному! — вставил своё Экзар, закатывая рукава. Меч мечом, но морду лучше набить кулаком.

Остальные разом подхватили слова. Многим, все-таки, задолжал Император ситхов.

Один только Нихилус молчал, наблюдая со стороны. Этим и воспользовался Вишейт.

— Лорд Нихилус, Владыка Голода, чем же я вам не угодил?

Все ожидали ответа. Но вместо этого ситх шмальнул его молнией. Вишейт отскочил в сторону. Малак и Малгус активировали мечи, но в бой не вступили. Видно же, что Нихилусу абсолютно плевать на происходящее.

— То есть, вы меня ненавидите из-за того, что я вам денег должен? — уточнил Валкорион.

— Мне нет, — вмешался появившийся из неоткуда Ксанатос. — Мне вот ты просто не нравишься.

— А… Ксанатос… Второй ученик Квай-Гона Джинна, — задумчиво произнёс ситх. — Разве тебе не хотелось величия? Со мной ты его обретешь…

— Наслушался я сказок о Тёмной Стороне! — перебил парень. — Вали-ка ты туда, откуда пришёл.

— Да как ты…

— Поверь, я смею. Может при жизни ты и был Императором, но сейчас ты лишь жалкий дух. Что ты можешь? Да ничего, в отличие от нас! Ты не можешь создавать вещи из ничего, не можешь принимать облик призрака. Ты даже выйти на связь с живыми не можешь! Вот оно твоё бессмертие. А теперь вали!

Вишейт в ярости сжал кулаки.

— Я ещё вернусь, мальчишка! Ты ещё пожалеешь!

— Иди уже! — спокойно добавил Ксанатос.

Когда три названных гостя исчезли, наступило молчание. Только спустя пять минут Бэйн повернулся к Ксанатосу.

— Это было…

-…круто, — закончила Митра.

— Ну даёшь! — воскликнул Экзар.

— Прогнал самого Вишейта! — поразился Реван. — А я тебя полы заставлял мыть…

— Да ладно, — отмахнулся Ксанатос, подошёл к Нихилусу, принял из его рук какой-то свёрток и скрылся.

— Что это было? — поинтересовалась Бастила.

Владыка Голода опустил голову и признался во всем.

— То есть, это по твоей инициативе Ксеня послал куда подальше Вишейта? — переспросила Митра. — Мда… А чего сам не сделал?

Ситх ответил.

— Как это ты ему должен?!

Нихилус отвернулся.

Сурик похлопала его по плечу.

— Пошли, Нихи, научу играть в сабакк. Чтоб в следующий раз Вишейт и вовсе не появлялся!

====== Злобный дедушка Андедду, или Паучий рай ======

После появления Вишейта потустороннее общество (как любил их именовать Реван) пережили самое страшное — приезд «дедушки» Андедду. Ситхи и джедаи, что дольше находились здесь, свалили под предлогом неотложных дел. Остались только Реван и Бэйн. Даже Нихилус сбежал от старого ситха, сказав, что хочет провести остаток вечности спокойно, не боясь встретиться с «дедушкой». Реван его прекрасно понимал и сам хотел сбежать, но, как никак, а он пока что главный в этом месте. Бэйн же просто не успел, так как Андедду почему-то посчитал его своим племянником и наследником, после чего строго настрого запретил куда-либо без него пропадать.

Были среди ситхов и джедаев те, кто ещё не встречал Андедду, а потому, по наивности, оставались. Ксанатос вместе с учеником Бруком Чаном решили отдохнуть от надоедливого общества, чем очень сильно поплатились.

— А кто это у нас такой молодой? — спросил Андедду, попивая чай.

Брук в ужасе сглотнул. До сих пор не привык к таким страшным адептам Тьмы.

— Я Ксанатос, — представился его учитель. — Это мой ученик Брук Чан.

— Я тебе не ученик! — заикаясь, поспорил мальчик, за что получил подзатыльник от Ксанатоса.

— Ну что ж, — пожал плечами ситх, — Присаживайтесь.

Ксанатос с гордым видом уселся напротив Андедду. Брук медлил. Он посмотрел в сторону Бэйна и Ревана и увидел, что они машут ему руками, мол не садись. Неизвестно, что случилось бы с подростком, если бы рядом не появился высокий коротко стриженный мужчина. Он положил руку на плечо Бруку.

— Не пугай мальца, Андедду, — сказал он предостерегающе.

— А… Ксендор, давненько не виделись.

— Надеюсь, увидимся ещё не скоро.

Он отвел Брука Ревану и Бэйну.

— Живой? — обеспокоенно спросил создатель Правила Двух.

— Лет двадцать как мёртв, — попытался пошутить Чан, но его голос задрожал. — Кто это?

— Дедушка Андедду, — недовольно ответил Реван, забрав у Бэйна фляжку с валерьянкой.

— Не завидую я Ксене, — горько усмехнулся ситх и повернулся к темному джедаю. — Ксендор, не мог бы ты ещё кое-чем помочь?

— И чем же?

— Найди Нихилуса, — совсем жалобно прошептал Реван. — С ним не так страшно находиться здесь.

— Где ж его искать? — усмехнулся джедай, но под пытливыми взглядами ситхов сдался. — Ладно, поищу вашего Джокера.

— Кого? — в один голос спросили Реван, Бэйн и Брук.

— А говорят, я старомодный, — фыркнул Ксендор и испарился.

Бэйн притянул к себе Брука и скрыл его под плащом.

— Ох, не завидую я Ксене. Дедушка Андедду ему такое устроит…

— Да почему дедушка? — не выдержал Чан.

Ситхи пожали плечами.

— Ну… Он самый старый из нас, — замялся Реван, — И первым стал носить титул Дарт…

— А потом у него крыша поехала, прям как у Вишни, — добавил Бэйн.

— Какой Вишни?

— Вишейт. Вишня — его кличка. Ты вообще Блонди.

Брук хотел было что-то ответить, но не стал. В конце концов, ему ситхи ничего плохого не сделали, даже наоборот. Они его всячески поддерживали. Это они уже умерли взрослыми людьми, а Брук? Ему ведь было только тринадцать.

— Сюда бы сейчас Митру, — мечтательно произнёс Реван, — Она б от него избавилась.

— А что насчёт меня? — послышался насмешливый голос.

Рядом с ситхами возникла светловолосая девушка в одежде джедая.

— Эйтрис? — не поверил своим глазам Реван. — Добровольно на эшафот пришла?

— Твою задницу спасти пришла, — фыркнула джедайка. — Басти попросила.

— Сам справлюсь!

— Помогите!!! — вдруг заорал Ксанатос.

Брук выглянул из-под плаща Бэйна и тут же спрятался назад. Андедду заставил Ксанатоса отжиматься, а сам сел ему на спину, постоянно причитая на плохое воспитание.

— Эх, молодежь! Ещё сотню, джедай!

— Мне его жаль, — признался Бэйн. — Даже я с ним не так жесток.

— Спасать надо парня, — добавила Эйтрис. — Андедду его угробит. Что делать будем?

— Против дедушки? — воскликнул Реван. — Во-первых, выжить.

— Мы же призраки! — подал голос Брук.

— Остаться в Силе, — тут же исправился ситх. — Был бы тут Нихи… Или хотя бы Экзар…

— А он тут при чем? — не понял Бэйн.

— Они с дедушкой корефаны, — хмыкнула Эйтрис.

Бэйн фыркнул. Он, старый ситх, не привык к этому молодёжному жаргону. Как и к интернет-сленгу. По его мнению, лучше уж слушать маты Нихилуса, чем это.

— Ксеня сам виноват, нечего было лезть куда не просят.

— Караул!!! — закричал Ксанатос, плюхнувшись на пол. — Умираю!

— Слабак! — самодовольно произнёс Андедду. — Вы, джедаи, только позорите понятие Силы!

— Учитель! — взвыл Ксанатос.

Удивительно, но на его зов явился Квай-Гон с Ксендором.

— Анди, да оставь ты его, — махнул рукой Джинн.

Реван, Бэйн, Брук и Эйтрис поспешили спрятаться за барной стойкой. Никто ещё не решался вот так говорить с Андедду.

— Твой ученик — тряпка! — заявил ситх, отпуская Ксанатоса.

— Знаю, — вздохнул джедай. — Фиговый из меня учитель.

— Да учитель ты нормальный. Фимор вон каким стал! Кеноби, правда, чуточку того.

Джинн усмехнулся.

— У меня был хороший учитель.

— А у меня самая настоящая сволочь, — признался Андедду. — Я чего пришел-то… Хилю не видел?

— Нихилуса? — уточнил Квай-Гон. — Свалил куда-то.

— Как появится, скажи, что я прощаю ему долг.

Владыка Голода, как по заказу, появился.

— Вот ты где, дрянь такая! — крикнул разъяренный Андедду. — Ну ты у меня попляшешь!

Вдруг между Андедду и Нихилусом появились Митра, Занна и Визас. Все трое решительно направились к старому ситху.

— Не смей трогать моего Пусика! — прошипела Сурик.

— Да, — добавила Занна, на что Марр прикрыла лицо рукой.

К счастью, Нихилус исчез как раз в тот момент, когда джедайка назвала его Пусиком. Вернулся он в следующую секунду с огромным ведром и высыпали его содержимое на Митру. Она, Занна и Андедду завизжали, так как теперь здесь прыгали сотни лягушек (и откуда Нихилус их берет?). Но вдруг эти лягушки превратились в пауков, размером с кулак.

Ксанатос взабрался на стул и, когда первый паучок начал всбираться по деревянной ножке, завизжал.

Андедду с ног до головы был покрыт пауками и пытался сбить их молниями, но без успехов.

Нихилус же забрал весь свой «гарем» и ретировался.

Пауки исчезли, а вместе с ними Эйтрис.

Реван высунул голову из своего укрытия. Андедду нигде не было. Ксанатос в обмороке лежал на полу.

— Нет! — вдруг закричал Бэйн.

— Что?

— Андедду стащил виски!

«Старый хрыщ», — подумал Реван.

Внезапно в баре появился не на шутку встревоженный Сайфо Диас, причем абсолютно трезвый.

— Начались Войны Клонов!

Бэйн нервно икнул. Реван уронил стакан с водой. Брук выбрался из-под плаща Бэйна. Ксанатос медленно поднял голову.

— Вот бл…!

====== Загробный Орден джедаев, или Последняя вечеринка Нихилуса ======

Комментарий к Загробный Орден джедаев, или Последняя вечеринка Нихилуса Валайбалалай – Тёмная Сторона

— Сотни лет готовилась атака, взор джедаев застилала мгла! Смертоносным вихрем пронесется, разорвет оковы… Тёмная Сторона!!!

Когда Нихилус сыграл последний аккорд, ситхи разразились радостными возгласами.

Сайфо Диас поморщился. Уже третий день это тёмное  братство горланило одну и ту же песню, пили больше, чем обычно, и издевались над джедаями, которые уже сто раз пожалели, что не могут умереть снова.

— Выпьем за начало Войн Клонов! — провозгласил Реван.

— Уже пили, — напомнил Экзар.

— Тогда за скорое рождение Империи!

Ситхи поддержали его.

— Дожили, — фыркнула Тала, — Празднуем начало войны!

— А что нам ещё делать? — улыбнулся Квай-Гон.

— Склонять Винду на Темную Сторону, что ж ещё?!

— А может бороться с новым Орденом джедаев? — вмешалась Визас Марр, наблюдая, как отжигает её учитель.

— Что?! — одновременно спросили ситхи, побросав веселье.

— После битвы на Джеонозисе погибло немало джедаев, — терпеливо пояснила Эйтрис, — Они создали свой Орден на этой стороне.

— Почему я об этом не знаю?! — всполошился Реван, уронив пустую бутылку на пол.

— Потому что ушёл в запой и забыл о всех покойничках, — улыбнулась Бастила. — Впрочем, неудивительно.

— Молчи, женщина! — крикнул Бэйн.

— Это моя женщина, и я решаю, когда ей молчать! — заорал Реван.

— Реван, — удивилась Басти.

— Молчи, женщина! Мужчины будут решать смертельно важный вопрос!

Все притихли. Реван, как никак, глава их сообщества (хотя кто его назначил, непонятно).

— Итак, наш праздник был омрачнен этой новостью, — начал ситх. — Но сначала о другом… Кто из вас знал о новом Ордене?

Все начали указывать друг на друга. Реван раздраженно вздохнул.

— В связи с этим прискорбным событием, я вынужден провести экстренное собрание… Так бы сказал любой другой на моём месте. Но так как я ситх, да и в добавок Дарт Реван, я просто вместе с вами начну Великое истребление призраков джедаев!

— А разве призраков можно убить? — недоверчиво спросил Квай-Гон.

— Убить нет, — хитро усмехнулся Реван и покосился на Нихилуса, — А вот довести до истерики…

Владыка Голода понял, что речь идёт о нем, и поднял руку в утвердительном жесте, мол, намёк понял. Он испарился в облаке дыма.

Прошло пять минут. Десять. Пятнадцать. Двадцать. Нихилус так и не появился. Лишь спустя ещё пять минут он возник из ниоткуда и согнулся пополам в приступе смеха. На смех это было мало похоже, скорее, на обрывистое шипение.

— Ну что? — спросил Бэйн.

Нихилус взглянул на него и снова начал смеяться. Так продолжалось несколько минут, пока ситх не успокоился и изложил всю ситуацию.

Дорассказывать ему не дала появившаяся из ниоткуда Йаддль. Её рыжие, слегка седеющие, волосы в прямом смысле стояли дыбом.

— Ситхи войну начать хотят? Война им будет.

— Да ладно тебе, Йаддль, — вмешался Квай-Гон. — Это всего лишь шутка.

— Шутка то, что Храм оставили в руинах вы?

Нихилус снова истерически заржал, схватившись за плечо Ревана.

Йаддль бросила на него быстрый взгляд.

— Джедаев Орден новый недоволен.

— Хиля, давай! — крикнула Занна.

Нихилус достал гитару и начал играть, в то время как остальные пели.

— Сотни лет готовилась атака, взор джедаев застилала мгла! Смертоносным вихрем пронесется, разорвет оковы… Тёмная Сторона!!!

Ситхи радостно загомонили. Тёмные джедаи к ним присоединились.

— На неприятности нарываетесь вы, — проворчала Йаддль.

— Ой, напугала! — фыркнула Эйтрис.

— Мы же ситхи! — добавил Экзар.

— И их ученики! — появился из ниоткуда Брук Чан.

— Нападайте! Мы ко всему готовы! — заключил Реван.

— Мы вас уничтожим! — кричали ситхи наперебой.

Йаддль исчезла, после чего произошло нечто странное: маска и плащ Нихилуса упали на пол, будто и никогда не были надеты на человека. Рядом с ними упала и его гитара.

— Что за…

В следующую секунду плащ и маска снова были надеты на человека. Нихилус пошатнулся и наверняка упал бы, если бы его не поддержала его «армия фанаток».

— Очешуеть, — выдохнул ситх.

Все на него уставились с искренним недоумением. Он говорит?

— Это было… Чем… После… — постепенно его голос снова превратился в шипение.

— Эй, Нихи! — крикнул Реван, тресся друга за плечи. — Что произошло?

Но Владыка Голода не сказал ничего, кроме «Скайуокер».

— Что «Скайуокер»? — спросила Митра. — Умер, женился, детей нарожал, перешёл на Тёмную Сторону, что?!

— Сделал шаг во тьму? — предположил Реван. Нихилус закивал. — Он ведь ситхом скоро станет, если не забыл.

Владыка Голода перекрестился и поспешил уйти. Только он сделал три шага вперёд, как подскользнулся на пролитом виски и полетел на пол.

— Что он говорит? — спросил Брук, который по предостережению старших не согласился понимать речь ситха.

— Тебе без матов? — спросила Митра.

— Да.

— Лежит, молчит.

Внезапно появился неизвестный джедай из нового Ордена, бросил рядом с Нихилусом большой свёрток и исчез. Владыка Голода развернул свёрток и замер. Это была его гитара. Сломанная.

Ситх медленно поднял подарок Митры и долго смотрел на него. Все присутствующие притихли. Всем было известно, как старый ситх любил эту гитару.

— Нихилус, — тихо позвала его Сурик, — Расслабься… Это всего лишь гитара…

Ситх осторожно положил все, что осталось от гитары, на пол и аккуратно накрыл тканью, в которую она была когда-то завернута. Он медленным шагом направился вперёд. Перед ним расступались, давая пройти, но никто и слова не сказал.

Вдруг вокруг Нихилуса вспыхнул яркий свет, в котором и исчез ситх. На месте, где он стоял, осталась лежать небольшая золотая пластинка — та самая, которую Реван дал ему, когда создавал это место.

— Он же не… — голос Занны дрогнул.

— Только не это… — - закрыла лицо руками Эйтрис.

— Реван, — едва сдерживаясь, произнесла Митра, — Скажи, что это не то, о чем я думаю.

Реван притянул Силой пластинку и долго её рассматривал.

— Он ушёл… — наконец произнёс он, — Навсегда…

====== Месть отреченного, или Ставки принимаются! ======

— Вентресс!

— Шпилька!

— Вентресс!

— Шпилька!

— Амидала!!!

Экзар и Бэйн разом повернулись. Реван с довольной ухмылкой на лице (маску он не носил уже неделю, поскольку республиканцы наконец-то победили мандалорцев в чемпионате Галактики по футболу) пил виски со льдом. Его маска лежала на столе, рядом с полупустой бутылкой.

— Радуйся, что Басти здесь нет, — хмыкнул Экзар.

— Кто она такая, чтобы мешать мне восхищаться красотой Амидалы?

— Твоя бывшая жена, — ответил Бэйн, доставая карты для игры в сабакк.

Увидев это, Кун недовольно произнёс:

— Я пас.

— Реван?

Ситх показал ему почти пустую бутылку.

— Считаешь, я в состоянии играть?

— Ладно… Ксеня!!!

— Ты ж его за сигаретами отправил, — напомнил Экзар.

— С каких пор ты куришь? — удивился Реван.

— Никогда не поздно начать, — заявил создатель правила двух. — Так кто со мной сыграет?

— Попроси Сиона.

— Да он играть не умеет! Лучше уж с Джокером, который вечно жульничает…

Ситхи замолчали. Прошло полгода с тех пор, как Нихилус исчез. Без него стало не просто тихо и спокойно, а невыносимо скучно. Его «армия фанаток» целыми днями завывали одно и то же: «На кого ж ты нас покинул!» Со временем стало легче мириться с мыслью, что Нихилус ушёл. Многие, конечно, так и не смогли привыкнуть, что никто по утрам не горланит песни под гитару, не устраивает поединки «Кто больше выпьет» и не матерится при любом удобном случае. Нихилус был частью семьи. Был.

— Пора забыть его, — жёстко отрезал Реван и надел маску.

Из облака пыли возник Ксанатос. Выглядел он не на шутку встревоженным.

— Слышали, что творится в Новом Ордене?!

— Что? — лениво спросил Бэйн.

— Кто-то разрушил все под основание, разогнал джедаев и изгнал из Силы парочку из них!

— Мстительный ситх? — усмехнулся Экзар.

— Который пытался поглотить и без того бестелесные духи, — добавил Ксанатос.

Реван замер.

— Что? — едва слышно спросил он.

— Похоже, блудный сын вернулся.

— Это не он, — жёстко отрезал Реван. — Я слишком хорошо знаю Нихилуса. Он на такое не пойдёт.

— А Вишня? — спросил Экзар. — Хотя… Тогда бы он на нас напал.

— Может Андедду? — предположил Бэйн. — Или Плэгас? Это может быть любой. Почему сразу Нихилус?

— Ну… — замялся Ксанатос, — Понимаете…

— Ясно все с тобой.

Тут неизвестно откуда появился Сайфо Диас с таким видом, будто на него упала бомба.

— Да что ж это такое?! Сколько ж можно?!

— Чего у тебя?

— Кто-то пытается добить призраков джедаев и…

— С меня хватит! — перебил его Реван. — Ещё хоть слово о Нихилусе, и я лично изгоню вас из Силы! Лучше ту тварь рогатую заберите!

— Живучий? — усмехнулся Экзар.

— Ну! Пополам разрубили, свели с ума, даже ситха последнего послали, а ему хоть бы хны!

— Мда, Реван, — протянул Бэйн, — Теряешь сноровку. Ты же можешь на этом подзаработать. Принимал ставки. Ставлю Ксеню, что Скайуокер перейдёт на Темную Сторону.

— На очевидное ставить нельзя! И вообще, тут недавно Канцлера похитили… Кто же победит в этой схватке? Граф Дуку или Энакин Скайуокер? Ставки принимаются!

После этих слов в баре появилась куча народу. Все приносили с собой ценные вещи. Но так как они были призраками, не входящими в элиту (коими считались Реван, Бэйн и Нихилус), из ценных вещей у них были только световые мечи.

Большинство ставило на Энакина, но уже через полчаса Дуку догнал его по количеству голосов.

Сайфо Диас чисто из принципа не стал ставить на некогда лучшего друга, однако считал, что у Скайуокера нет шансов. Ситхи же вовсю ставили на него, при этом напевая любимую песню. Реван переместил всех болельщиков на звездолет «Незримая длань», где уже вовсю разгорелся бой между Дуку и Энакином с Оби-Ваном.

— Давай, Сковородкер!

— Бей его!

— Покажи этому джедаю, где ситхи зимуют!

— По ногам бей!

— Голову руби!!!

Все разом повернулись к Ксанатосу.

— Спасибо за спойлер! — прошипел Бэйн.

— А кто кому голову отрубит? Дуку Энакину?

— Или Энакин Дуку?

— Или Сидиусу?

— Смотрите!

— Энакин убил Дуку? — обомлел Диас.

— Так нечестно!

— Он был безоружен!

— А ещё джедай!

— Энакин Скайуокер одержал победу! — провозгласил Реван.

Ситхи, ставившие на Дуку, разочарованно завыли.

— Впереди сражение генерала Жестянки и Боби-Рыжего Кеноби, а также магистратуры джедаев и Еще-не-Императора Палпи!

Это было слабое утешение для проигравших, но теперь у них появился шанс отыграться.

— И его зовут Палыч!

— Палпи!

— Палыч!

— Палпи!

— Сидя!!!

На этот раз это выкрикнул Плэгас.

— Был бы здесь Депрессняк, он бы придумал нормальную кличку, — вздохнула Митра.

— Он мастер в этом плане, — поддержала её Визас Марр.

— На кого ж ты нас покинул?! — взвыла женская половина призраков.

Вдруг неизвестно откуда раздалась тихая мелодия, которую явно играли на гитаре. Все в надежде обернулись, но тут же разочарованно вздохнули. Это был Ксендор, который действительно играл на гитаре.

— Эта мелодия… — начал было Реван, но тут же замолчал.

Ксендор, не переставая играть, обвел глазами каждого ситха и джедая.

— Нихилус передаёт привет, — сказал он едва слышно, но его все равно услышали. — И просит, чтобы вы не трогали его запасы печенек.

====== Полгалактики за ящик валерьянки, или Возвращение блудного сына ======

— Давно он так? — с опаской спросила Бастила.

— Уже вторые сутки, — тихо ответил Бэйн.

— Услышал про Депрессняка и началось, — добавил Экзар.

Реван вспхрапнул. С4 снова что-то недовольно проборматал, пытаясь спихнуть спящего ситха с барной стойки. Тот отмахнулся от дроида рукой и поудобнее улегся, обнимая пустую бутылку из-под виски.

— С одной стороны, хочется ему хорошенько врезать, — призналась Басти, — А с другой, пожалеть. Но, блин, этот алкаш меня уже достал! Среди вас есть хоть кто-нибудь, кто не пьёт?

Бэйн почесал затылок.

— Брук…

— А кроме падавана-подростка?

— Эм… С4! Слышал что-нибудь о новом Ордене?

— Скажу больше, господин Бэйн, сейчас на эту сторону переправилось немало джедаев. Многие из них больше не хотят следовать кодексу своего Ордена, а желают присоединиться к нам.

При этих словах Реван проснулся и, с трудом поднявшись на ноги, потянулся.

— Ой, башка болит… Кто там хочет познать… Ик!.. мощь Тёмной Стороны? Ик!

— Иди сюда, алкашня! — закричала Бастила.

— Да заткнись ты! — взвыл Реван, хватаясь за голову. — И без тебя тошно…

— Ты задолбал! Если через час ты не протрезвеешь, я уеду жить к Джоли Биндо!

— Ты ещё угрожаешь?! Вот и вали к этому придурку, а меня оставь в покое!

Шан исчезла, напоследок послав бывшего мужа на три буквы.

— Вот стерва, — выдохнул Бэйн.

— Моя стерва! — крикнул Реван. — Так кому там надоело жрать манку и захотелось печенек?

— Чего? — не понял создатель правила двух.

— Захотелось перейти на Темную Сторону, — пояснил Экзар. — Присоединиться решили двое: Кит Фисто и Эйла Секура.

— Ещё одни голубки, — пробормотал Реван. — Я их брак фиксировать не буду. Отныне я судья, нотариус и так далее по списку. Зовите эту вашу Фисташку и Сакуру…


*

Трижды Реван стукнул деревянной ложкой по барной стойке, призывая к тишине.

— Всем встать, суд идёт!

— Прекрати делать из этого цирк! — крикнула Митра из дальнего угла.

— Быстро на скамью подсудимых!!!

— Я адвокат!

— Ищи себе адвоката, адвокат! Встали!!! Упали! Отжались!

— Судью на мыло! — закричала Тала, вырываясь из крепкой хватки Квай-Гона.

— Как вы мне дороги!  — раздраженно бросил Реван. — Сакура и Фисташка, вы принимаете наши условия и обязуетесь хранить тайны нашего братства до самого изгнания из Силы.

Наутолан и тви’лечка переглянулись и разом кивнули.

— А теперь отстаньте от меня и принимайте новичков!

— Ты чего такой злой? — усмехнулась Митра.

— Я готов отдать полгалактики за ящик валерьянки, лишь бы вы оставили меня в покое!!!

Реван испарился, при этом уронив пустую бутылку из-под виски.

— Пьянка по поводу приезда новичков объявляется открытой! — провозгласил Бэйн.


*

Митра нашла Ревана на скалистом утесе Коррибана. Ситх медитировал.

Джедайка уселась рядом с ним и вздохнула.

— Далеко же ты забрался.

— Что ты здесь делаешь? — резко бросил Реван.

— За тобой пришла. Но если хочешь, я могу уйти.

— Останься.

Молчание затянулось на долгие пять минут. В конце концов Реван сдался.

— Не могу я так! Прошло три года… Знаю, для призрака это ничто, но… Ранкор меня подери, если эта тварь не вернётся!

— Удивительно, что в первую вашу встречу ты его чуть не убил, — фыркнула Митра.

— Ты знаешь, как он назвал мою жену?! Надо было тогда его послушать и сразу разводиться.

Вдруг перед ними возник взлохмаченый Брук.

— Быстрее! Диас сейчас убьет Дуку!

— Что?!

В баре царил настоящий хаос. Ситхи и джедаи разделились на две команды и пытались утихомирить далеко не трезвого Сайфо Диаса и недавно появившегося графа Дуку. Первый пытался вырваться из цепких рук, сильно размахивая кулаками.

— Предатель! Изменник! Скотина!

— Получше тебя буду, — совершенно спокойно ответил Дуку, гордо вскинув голову.

— Трус!

— Заткнулись все!!! — выкрикнул Реван и выстрелил из бластера в потолок.

Все разом притихли. В это время С4 вогрузил на барную стойку ящик и повернулся к стоящим рядом Квай-Гону, Тале, Киту и Эйле.

— Господа магистры, вот альтернативное решение проблемы.

Тала первой заглянула в ящик и коварно улыбнулась.

— Веселье начинается…

— Квай, утихомирь свою жену! — крикнул Реван. — Что здесь происходит? Опять наш Алкаш на людей кидается?

— Сам ты алкаш! — взвизгнул Сайфо.

— Молчать!!! Я тут главный! Алкаша в вытрезвитель, Дуку под замок, тухлые яйца на склад, С4 на запчасти!

— Как грубо, — оскорбился дроид. — Вас самих надо на органы сдать.

— Не умничай!

— Дроид, ты не охренел? — поинтересовался Фисто. — Мозги проржавели что ли, мля?

У ситхов отвисла челюсть. Кто ж знал, что этот джедай не такой уж святой.

— «Ох*еть», — прозвучало в Силе.

В дальнем углу, развалившись на диване, пил вино сам Дарт Нихилус в обнимку с новой электрогитарой.

— Хиля?

— Нихи?

— Депрессняк?

— Джокер?

— Тварь бестелесная!!! — заорал Реван, схватив из-за барной стойки бутылку. — Где ты шлялся три года?!

Ситх швырнул бутылку в Нихилуса, но тот ловко её поймал, откупорил и отсалютовал.

— Ты хоть знаешь, что здесь творилось?

— Твоя армия фанаток пополнилась! — рассмеялся Бэйн.

— Сволочь ты! — продолжал Реван. — Скотина! Мразь!

Нихилус что-то прошипел, после чего Реван успокоился.

— Но это не значит, что я тебя простил.

Владыка Голода пожал плечами и швырнул бутылку в друга. С меткостью у него и раньше были проблемы, не говоря уже про сейчас. Бутылка попала прямо в лицо Бэйну.

— Нихилус, тварь!!!

— Кое-что никогда не меняется, — вздохнул Квай-Гон, швыряя на пару с Талой тухлые яйца во всех окружающих.

Комментарий к Полгалактики за ящик валерьянки, или Возвращение блудного сына Ну, что ж, удачи мне на завтрашнем прослушивании к экзамену!

====== Фанатская война, или Ситхи любят шаурму ======

— Здесь всегда так скучно? — спросил граф Дуку. — Если так, то уж лучше слиться с Силой полностью.

— Не умничай, — фыркнул из другого конца бара Сайфо Диас. — Это ж надо было умудриться умереть от руки какого-то сопляка!

— И сейчас этот «сопляк» раздает люлей выжившим джедаям, — заметила откровенно скучающая Митра. — Красавчик.

Дуку фыркнул.

— И чего тебе на Светлой Стороне не сиделось? — спросил он.

— Могу задать тот же вопрос, — вмешался Квай-Гон, у которого явно было хорошее настроение.

— А ты чего на Тёмную переметнулся?

— Это вышло спонтанно, — уклончиво произнёс Джинн.

— Просто кое-кто пить не умеет, — усмехнулась Митра.

— Я хотя бы три стакана выдержал, в отличие от тебя, — парировал Квай-Гон. — Ты ведь тоже не пила раньше такое.

— Ну да… До тебя ещё никто не додумался смешать виски с пивом и заедать все это конфетами. Неудивительно, что наутро никто ничего не помнил.

— Зато было весело.

— Как на твоей свадьбе.

— Свадьбе? — переспросил ошалевший Дуку.

— Я женился, — невозмутимо ответил Квай-Гон. — Эх… Кто бы мог подумать, что мертвым живётся лучше?

— Не всегда, — сказала Митра. — Помнится, ещё недавно, лет двести назад, Реван проводил сбор и исключал из общества всех, кто портил нам вечность. Такие как Малак, Малгус, Вишейт… Там же оказались Руин и Рагнос. Переворот замыслили. А вот Джоли Биндо и вовсе не повезло.

— Это почему? — поинтересовался Дуку.

— Он стал ухаживать за Басти.

Тиранус не понял, о какой Басти идёт речь. Зато Квай-Гон рассмеялся.

— А что Реван?

— Чуть не прикончил его. С тех пор Басти пользуется этим, чтобы насолить ему.

— Надеюсь, у нас с Талой до такого не дойдет.

— Надейся! — фыркнул появившийся Реван.

За ним взору джедаев предстала девушка, очень похожая на Бастилу.

— Мда…

— Сатель? — спросила Митра. — Ты разве не на Явине?

— Экзар, будь он не ладен, к битве готовится.

— Я уже места забронировал, — поднял стакан водки Реван.

Выпить ему не дала Бастила, которую все прозвали Всевидящее око.

— Ты чего творишь?!

— Хватит пить!

— Не указывай мне, женщина!

— Пойду-ка я отсюда, — поспешил ретироваться Квай-Гон, — Мне ещё Кеноби шугануть надо. Засиделся он на своём Татуине.

— Я с тобой! — вызвался Дуку, которому надоели семейные разборки призраков.

— «Жрать хочу!» — разнеслось по Силе. И все знали, кто это кричит.

— Вишейта сожри! — буркнул Реван, закрывая уши руками. Рядом с ним жарко спорили Бастила и Сатель.

Нихилус скрестил руки на груди, как обиженный ребёнок, и молча уставился в одну точку.

— Борщ будешь? — спросила Митра.

Нихилус покачал головой.

— Кашу? Жюльен? Чебурек?

Ситх ударил кулаком по столу.

— «Шаурму!»

— Иди в чебуречную к Руину, пусть он тебя кормит!

Нихилус опустил голову.

— Только не говори, что ты и с ним разругался, — произнёс Реван, выбираясь из цепких лап Бастилы и Сатель.

Владыка Голода обиженно отвернулся.

— Милый у тебя парень, — усмехнулась Сатель.

— Да ты хоть знаешь, какой он?! — покраснела от злости Митра. — Он на все готов, лишь бы быть со мной!

— Я заметила.

Обе девушки посмотрели в сторону ситха, который уже вовсю уплетал шаурму, оставляя на маске и плаще следы от майонеза.

— Сила великая… — застонала Митра.

Нихилус замер и облизнул палец, на котором остался кетчуп.

— Когда ты на мне женишься?!

Ситх молча покрутил пальцем у виска и продолжил трапезу.

— Хватит жрать всякую хрень! Лучше бы поел супчика или борща. Хочешь, я тебе приготовлю?

— Это я ему приготовлю! — заорала появившаяся Занна.

К несчастью, она не вписалась в поворот и, запутавшись в собственных ногах, упала на пол.

— Я его буду кормить!!! — тут же появилась Эйтрис и начала выдирать волосы Занне.

— Мой Нихилус! Я его буду кормить! — вступила Сатель.

Реван схватился за сердце.

— Вот чему ребёнка научила, женщина?!

— Не ори на меня! — обиделась Бастила.

Полная тишина наступила с появлением Эйлы. На её щеках были видны следы от слез. Следом за ней появился Кит Фисто, которому она с размаху дала пощечину.

— Подлец!

— Эйла…

— Ты променял меня на эту ситхову шлюху!

— Эй, полегче со словами! — вмешался Реван. — Ситхов, как никак, больше!

Эйла резко развернулась и направилась к Нихилусу. Тот уже доедал шаурму и совершенно не обратил внимание на тви’лечку. Секура подошла к ситху и поцеловала его.

Занна, Сатель, Митра и Эйтрис покраснели от злости. Бастила и Реван синхронно присвистнули.

— «Да, бл***, вы задолбали!» — разнеслось по Силе. — «Я женат!»

— На ком?! — тут же возникла из ниоткуда группа ситхов и джедаев.

Под шумок Владыка Голода смылся. Было ясно — это очередная шутка.

— Он мой мужчина! — накинулась на Эйлу Митра.

— Нет, мой! — закричала Эйтрис.

— Он меня любит! — выставила своё слово Занна.

— Мы с ним целовались!

— О, Сила, какой мужчина, — мечтательно вздохнула Эйла, не замечая криков Кита.

— Я хочу от него сына! — крикнула Митра.

— И дочку! — добавила Занна.

Девушки удивлённо переглянулись, забыв о ссоре.

— А ведь неплохая песня, — заметила Сатель и запела: — О, Сила, какой мужчина! Я хочу от тебя сына! И я хочу от тебя дочку!

— И точка, — закончил Реван, поставив пустой стакан на барную стойку. — Устроили тут балаган. Пошли вон!

— Не поняла, ты почему нас гонишь? — враждебно спросила Занна, засучив рукава.

— Да у него футбол сейчас начнется, — усмехнулась Бастила.

— Молчи, женщина! Футбол был вчера. Сегодня гонки Бунта Ив!

— Без Скайуокера неинтересно, — фыркнула она.

— Зато там будет Кеноби!!!

Ровно через минуту весь бар был заполнен ситхам. Все с удовольствием расселись напротив плазменного телевизора (где Реван раздобыл это старье, осталось тайной) и ждали, пока С4 принесёт всем пива. Дроид, однако, послал их куда подальше. Когда все, наконец, успокоились и замолчали, Реван включил прямую трансляцию гонок на Татуине. Многие ситхи прослушали имена участников, но когда после Бена Кеноби объявили Дарта Нихилуса. Адепты обеих сторон вытянули шеи, некоторые даже выронили бутылки с пивом.

Когда камера сфокусировалась на Владыке Голода, тот поднял кулак над головой и послал «своим» «привет».

— Придурок, — в чистейшем шоке изрёк Бэйн.

Комментарий к Фанатская война, или Ситхи любят шаурму Ура! Я сдала экзамен по муз. лит-ре на пять! Учителя еще долго будут вспоминать Имперский марш Уильямса)))

====== Ненависть к песку, или Страшный момент в жизни любого мужчины ======

Комментарий к Ненависть к песку, или Страшный момент в жизни любого мужчины Простите, что так долго не было.

Надеюсь, глава получилась нормальной и хоть чуточку смешной)

Оби-Ван, — а ныне уже Бен, — проснулся от странного шипения. Он не был экспертом по фауне Татуина, но был уверен, что подобное раньше не слышал. Он осторожно притянул к себе световой меч, все так же делая вид, что спит. На мгновение наступила тишина, и джедай уже решил, что ему всего лишь показалось, но тут у него над ухом кто-то оглушительно чихнул. Кеноби подскочил, активировал меч и уже был готов нападать, как заметил, что перед ним клубится чёрное облако, в котором можно различить едва заметный силуэт человека. Постепенно образ стал чётче. Перед джедаем возник Них Илус (эти ведущие вечно имена коверкают!). Ситх несколько раз подряд чихнул и обматерил Кеноби за такую грязь.

— Убирайся, мерзкий ситх!

Нихилус показал ему неприличный жест рукой и снова чихнул.

— «Хаттов Татуин!.. Пчхи! Задолбали с этим песком…»

— Что ты тут забыл? — настороженно спросил Оби-Ван.

— «Да тут Руин чебуречную построил… Пчхи! А кроме аллергии и прогнившей морковки там ничего нет! Пчхи! Пчхи!»

— Дарт Руин? Да сколько ж вас в этом ситховом аду?

— «Ад джедаев, ситхов рай… Пчхи!»

От этого чиха камни на полу задрожали и разлетелись в разные стороны. Кеноби нахмурился.

— А зачем ко мне пришел?

Ситх снова чихнул и высморкался в плащ. Джедая передернуло от такой небрежности. Даже он, несмотря на то, что живёт в такой дыре, старался держать себя и своё жилище в чистоте.

— «Я очки потерял… Пчхи!»

— Зачем призраку очки? — удивился Оби-Ван и присел на камень. Данная ситуация начала казаться ему забавной.

— «Может я и призрак… Пчхи! Но брутальным мачо мне никто не запрещал быть…» — ситх с трудом удержался, чтобы не чихнуть. — «Да и знаешь, солнечные очки в этой дыре самое то! Пчхе!!!»

На этот раз поднялся ветер. Мелкие песчинки попали в глаза Оби-Вану. Тот свалился с камня.

— Будь ты проклят!!!

— «У меня горе случилось!»

— Вали отсюда со своим горем!

Дальше последовала целая куча матов. Нихилус нервно чихнул. Этот джедай начал его бесить. Ситх собрался с мыслям и что есть силы заорал:

— «Андедду!!!»

Владыка Голода тут же исчез, зато появился Дарт Андедду и взялся за воспитание Кеноби. Будет знать, как злить голодного Владыку Смеха.


*

В баре было на удивление тихо. Реван спал на диване в обнимку с подушкой, С4 начищал стаканы, а Ксанатос, оставшись без должного внимания, уснул, протирая пол.

Нихилус бесцеремонно перемахнул за барную стойку, стащил бутылку пива, несмотря на недовольные крики дроида, и уселся напротив Ревана. Тот все так же продолжал спать. Ситх снял с него маску, но, не дождавшись никакой реакции, надел обратно. Ксанатос завошкался на полу. Нихилус поставил бутылку на стол и заорал:

— «Доброе утро, Вьетнам!»

Ксанатос завизжал и опрокинул ведро с грязной ледяной водой. Реван свалился с дивана прямо на кота, который с воем умчался куда подальше (откуда здесь кот? Возможно, он наделен Силой!).

Недовольный Реван наконец поднялся на ноги.

— Задолбал, Нихи… Чего тебе надо?

Ситх неопределенно пожал плечами.

— С кем на этот раз погавкался?

Такого ответа Реван не ожидал, а потому в чистейшем шоке упал на диван.

— К… Как?! Как такое возможно?

Нихилус пожал плечами.

— Слушай, я тебе реально сочувствую… Со мной тоже это когда-то случилось.

Владыка Голода взял бутылку с пивом и залпом выпил.

— Да как же так?.. А ты проверял, может, она… того? — в надежде спросил Реван, но, получив отрицательный ответ, ещё больше огорчился.

Ксанатос, наконец, поднялся на ноги. Все это время он внимательно слушал разговор лордов ситхов.

— А по-моему, это к лучшему. Может, он станет менее придурковатым, — последнюю фразу тёмный джедай произнёс шепотом.

— Да ты хоть знаешь, о чем говоришь?! — взвился Реван. — Знаешь, как этот момент меняет жизнь любого мужчины?!

Нихилус сокрушенно опустил голову на плечо Ревану. Тот попытался подбодрить друга, но безуспешно.

— Может, сказать остальным? — неуверенно предложил ситх.

Нихилус начал что-то говорить ему такое, будто его ситуация сравнима лишь со взрывом Альдераана, который будет в ближайшем будущем.

— Тогда и девчонкам не стоит говорить…

— Что не стоит говорить? — тут же появилась Митра, а за ней Сатель, Занна, Эйла, Эйтрис. Не хватало только Визас.

— Да, что не говорить? — Занна никогда не отличалась особой фантазией.

— Опять что-то натворил? — едко предположила Сатель.

— Замолкни! — прошипел Реван своей дальней родственнице. — Не видишь, человеку плохо!

— Что с ним? — забеспокоилась Митра. — Это как-то объясняет то, что Визас нас избегает и ведёт себя странно?

Нихилус неопределенно пожал плечами.

— Визас беременна?! — воскликнула Бастила за спиной Сатель.

— Совсем уже очумела! — заорал Реван. — Она же призрак! Тем более, у неё с Нихилусом ничего не было!

Заметив, как его друг отводит взгляд, Реван опешил.

— Хиля, я чего-то не понял… Ты с Визас…

Владыка Голода отвернулся.

— Да она же… Она… Она же тебе в дочери годится!!!

В это время все девушки, не считая Бастилы, стояли с красными от злости лицами.

— Может, расскажешь по подробнее? — язвительно предложила Митра.

— Да! — поддержала Занна.

— Или расскажешь, из-за чего ты ведешь себя как мудак?

Тут Реван не выдержал:

— Да ты хоть знаешь, какое это испытание для любого мужчины?! Знаешь?!

— Так что случилось? — спокойно спросила Бастила.

Нихилус взвыл:

— «У меня игра в KotOR 2 не сохранилась!!!»

С этими словами он исчез и до конца дня играл похоронный марш на гитаре.

====== Ревнивый джедай, или Ты заплатишь за это, Сурик! ======

Девушек на этой стороне Силы было мало. Наверное, из-за этого за их внимание началась жестокая битва. Везло пока что только двум: Квай-Гону с Талой и Нихилусу с его армией фанаток. Реван и Бэйн же наоборот, отдыхали от женского внимания. Создателю правила двух при жизни этого хватало, а Ревану сейчас.

Нихилус, впрочем, не возражал, что вся женская часть обратила на него внимание. Хотя ему на это было откровенно начихать, в прямом смысле. Уже неделю после посещения Татуина его преследовала жуткая аллергия, что удивительно, так как он лишь призрак. Ему это, правда, не мешало доводить всех до истерики и при этом не быть виноватым. Сейчас он прятался от Бэйна, у которого «случайно» уронил ящик с валерьянкой. Все бутыльки разбились и теперь весь бар провонял этой травой.

Пока на Блудного Сына велась охота, девушки, в составе Митры, Занны, Эйтрис, Эйлы, Визас и Сатель, заплетали друг другу косы и обсуждали своего обожаемого Нихилуса. На этот раз драки не намечалось.

— Помню, — начала Марр, — Как-то раз учитель напился молока и неделю жаловался, что молоко забродило и превратилось в кефир.

— Это он в чебуречной у Руина? — уточнила Эйтрис. — Если так, то неудивительно.

— Почему же? — спросила Эйла. С ситхами она не очень-то дружила. Особенно с теми, кто общался с Вишейтом.

— Потому что на Татуине свежим бывает только помет банты, и то не всегда, — фыркнула Визас, застянув волосы Эйтрис потуже.

— Ай! — вскрикнула джедайка и случайно дернула Митру, которая умудрилась навалиться на Сатель, которая, в свою очередь, дернула за косу Занну.

Той не доверили никого заплетать, ибо у неё были проблемы не только со словарным запасом.

— Марр! — зарычала леди-ситх, протягивая букву «р».

— Упс, — с нихилусовской интонацией произнесла миралука.

— Не дергайся! — шикнула на неё Эйла. Ей, к счастью, не надо было заплетать кос. — Я тут не так уж давно, но заметила, что ты, Визас, избегаешь его.

Девушка фыркнула.

— Ну… У нас сложные отношения, — уклончиво произнесла она.

— Знаем эти «сложные отношения», — не без сарказма откликнулась Митра. — Вас двоих вообще не поймёшь.

— Можно подумать, Басти и Реван лучше, — фыркнула Сатель, желая привлечь внимание к своим дальним родственникам.

— Эти двое где-то три тысячи лет не разговаривали, — хмыкнула Эйтрис. — Что раньше друг другу мозги грызли, что сейчас… Не хочу о них говорить! Эйла, а что у тебя с Китом?

Тви’лечка вздохнула.

— Он чем-то похож на Нихилуса… Такой же озорной и весёлый…

Девушки разом к ней повернулись.

— Да кто-то влюбился! — присвистнула Сатель.

— И уже давно, — вздохнула Секура. — Законы джедаев запрещают…

— Плюнь на законы! — воскликнула Митра. — А то так в девах и останешься.

Джедайка смутилась.

— Да ладно тебе! Мы все уже заметили, что и он к тебе неравнодушен.

— Ага, — закивали остальные.


*

-…И кроме своего Нихилуса её ничего не интересует! — остановился Кит.

Квай-Гон, подпирая голову рукой, широко зевнул.

— Закончил?

Наутолан устало опустился в кресло.

— Вот что она в нем нашла? Что мне сделать, чтобы она на меня обратила внимание?

— А ты не пробовал с ней поговорить?

— Да сто раз пытался! Так нет, она вбила себе в голову, что я якшаюсь с этой… как её… Гитани!

— Бывшая Бэйна? — хмыкнул Джинн.  — Ты уж не обижайся, но у неё есть повод.

— Это почему?

— Ну… Помнишь, ты рассказывал, как Эйла назвала её?

— Ну?

— В общем… В какой-то степени она права.

— Тебе же лучше, — фыркнул Реван, начищая свою маску до блеска. — От баб одни неприятности. Первые триста лет ещё нормально, а потом… Жуть.

— Просто признай, что ты с Бастилой и при жизни не ладил, — с подлой улыбкой произнёс Квай-Гон.

— Что значит эта улыбка? — с подозрением прищурился Реван. — Ты на что намекаешь?

— Ой, да все знают, что вы по вечерам гуляете по поверхности Коррибана и пугаете остальных призраков.

Реван вспыхнул.

— Что?! Да чтоб я с этой… да ещё и по Коррибану… Да уж лучше я с Вишейтом на «стрелку» пойду!

— Так что мне делать? — напомнил о себе Фисто.

— С Нихилусом подерись! Девчонки любят, когда за них дерутся.

Владыка Голода тут же явился и подробно изложил всем свой план.

— А ты уверен, что все получится? — с недоверием спросил Кит.

Ситх кивнул.

— Ну, ладно… Можно попытаться.

Нихилус скинул с головы плащ и принялся усердно путать волосы. Зачем? Для шоу!


*

Неизвестно, что такого сказали джедайки Эйле, но той даже не понадобилось наблюдать за дракой. Она сразу бросилась к Фисто и что-то ему прошептала. Оба джедая исчезли.

Нихилус, так и не получив желанной драки, уселся рядом со своими девочками и попросил заплести ему дреды. Его желание, правда, не восприняли должным образом.

— Дреды сейчас не в моде! — махнула рукой Митра и уселась у Нихилуса за спиной. — Лучше что-нибудь современное.

Ситх увернулся и прикрыл голову руками.

— Не дрейфь! Тебе понравится!

Нихилус схватил расчёску и вручил её Визас. Девушка поймала на себе завистливые взгляды подруг. Её это только рассмешило.

— Да ладно вам! Он же мой учитель.

Владыка Голода активно закивал и заверил, что кроме них ему никто не нужен. Девушек это успокоило. Некоторые даже заулыбались.

Визас взяла в руки расческу и с ужасом поняла, что с Нихилусом ей придётся возиться долго. Тяжело вздохнув, миралука принялась за работу. Первые полчаса она потратила на то, чтобы распутать шикарные чёрные волосы учителя, который при этом страшно матерился.

— Мастер Нихилус, может, вам лучше аккуратный хвост заплести? А то дреды уже… ну, как бы… Устарели ваши дреды!

Ситх ещё минуту поматерился и готов был уже согласиться, когда Митра подбежала к нему с ножницами и остригла волосы чуть выше плеч. Нихилус в чистейшем шоке коснулся затылка и где-то с минуту просидел в этой позе. Лишь после у него появились силы заорать:

— «Ты заплатишь за это, Сурик!!!»

====== ()Шагая по пустыне Коррибана, или Какого ситха, дроид?! ======

Комментарий к ()Шагая по пустыне Коррибана, или Какого ситха, дроид?! Извиняюсь, что долго не писала. Перед последним экзаменом в муз. школе было как-то не до этого. К счастью, все экзамены сдала и получила красный диплом (красный, Карл!).

Что касается главы. Иногда будут выходить части с таким знаком в начале ()

Это будет разряд истории приквелов. Сюжет повествует о том, как все это потустороннее сообщество вообще появилось. Решила не делать отдельный фик, ибо кому оно надо?

Снова пнув камень, который на этот раз улетел на довольно приличное расстояние, Реван сжал кулаки от злости и продолжил упрямо идти вперёд в поисках хоть одной живой мёртвой души. Как назло, кроме каких-то ящериц и скелетов странных существ, на поверхности Коррибана больше ничего не было. Ощутив новый прилив злости, Реван снова замахнулся ногой, чтобы пнуть камень, но на этот раз выдержка подвела его, и нога просто прошла насквозь. Выругавшись на странном языке, ситх уселся на землю, подпирая голову рукой.

— Ну и какого хатта я припёрся сюда? Почему я вообще ещё живой?!

— При всем уважении, сэр, – прозвучал сзади металлический голос, — Вы умерли.

Реван резко подскочил и активировал мечи. Вот уж кого он не ожидал здесь увидеть, так это дроида. От него исходило слабое голубое сияние, как и от самого Ревана.

— Какого ситха ты здесь забыл, дроид?

— Полегче, сэр, иначе повредите мой корпус! Я C4-TG3, бывший дроид-механик, а после…

— Да плевать, кто ты! Как ты вообще здесь оказался?!

— Мой господин проводил эксперимент по переселению души живого существа в механизм. Эксперимент прошёл не совсем удачно, и я умер.

— И какой же гений додумался «оживить» дроида?

— Господин Вишейт.

Реван снова приставил к голове дроида мечи, но тот этого, кажется, не заметил.

— Он забрал меня у моего прежнего хозяина.

— И кто же это был?

— Были. Все члены Триумвирата ситхов. Те ещё безумцы, скажу я вам.

Ситх деактивировал мечи и слегка успокоился. Ну что ему сделает обычный дроид? Если б это был НК-47, можно было бы бояться.

— Ладно, дроид… Как там тебя?

— С4-TG3.

— Ладно, С4. Не видел здесь больше… призраков?

— В последнее время здесь часто появляются многие ситхи. В основном, мои бывшие хозяева: Трея, Сион и Нихилус.

— Нихилус? Тот, что поглощал души?

— Все верно. Дарт Нихилус — Владыка Голода. В последнее время он не очень-то доброжелателен. Срывает зло на первом, кто попадется под горячую руку.

— Зашибись, — пробормотал Реван и снова продолжил идти по пустыне Коррибана, направляясь к заброшенному Храму.

Это место оказалось пустынным и мрачным. Ото всюду слышались странные звуки, которых попросту не должно было быть. Все это время С4 неотступно следовал за ситхом и иногда причитал, что никогда больше не посетит место, где есть песок.

— Скажи, С4, в Силе можно создать иллюзию какого-нибудь места?

— Ваш вопрос мне не понятен.

— Ну смотри, допустим, я хочу создать место, которое будет выглядеть как этот Храм, когда он только-только был построен. Или, допустим, бар, ночной клуб.

— В теории все возможно, господин Реван. Но я не совсем уверен, что что-то подобное может получится.

Внезапно тишину прорезал жуткий смех. Реван остановился и огляделся по сторонам.

— Похоже, мы не одни.

— «Похоже на то», — прозвучал в его голове насмешливый голос.

— Кто здесь?

— «Твоя погибель!»

Из темноты выскочил высокий человек в костяной маске. Он активировал меч и, подкрепляя его ударами молний, двинулся на Ревана.

— Хаттово дерьмо! — выругался ситх. — Это что-то за хрень?!

— «Правду говорят, что ты дальше своего носа не видишь.»

— Как ты это делаешь? Как смог пробить ментальные щиты?

— «Думай, джедай, думай.»

Что ни говорите, но больше всего Реван ненавидел, когда его называли джедаем. Активировав мечи, он бросился в атаку, однако неизвестный ситх ловко увернулся и ударил его по спине так, что тот упал.

— «В реальности ты не такой сильный. Видимо, в истории все-таки появилась ошибка.»

— Ошибка — то, что ты все ещё здесь! — поднимаясь с земли, ответил Реван и снова бросился на ситха.

Тот превратился в чёрное облако дыма и исчез.

— Что за… Кто это вообще был?

Но не успел дроид ответить, как ситх появился вновь.

— «Убирайся отсюда, джедай!»

— Не раньше тебя, костяшка!

Между ними завязался бой. Каждый из них так жаждал убить другого, что оба забыли, что являются лишь призраками. Почему-то обоих это рассмешило.

— Чего мы вообще решили подраться?

— «Ты пришёл на мою территорию.»

— Твою? Ох, извини, на двери не было таблички с твоим именем, — саркастически произнёс Реван. — И давно ты… эм, призрак?

— «Около трёх столетий.»

— Фигасе… А я всего-то пару часов.

— «Это уже твои проблемы. А теперь, если не хочешь быть изгнанным из Силы, вали-ка ты отсюда.»

— Постой… Ты Нихилус? Дарт Нихилус?

— «Тебе-то какое дело?»

— Ты знаешь как создать в Силе место, наподобие бара, ночного клуба или что-то в этом роде?

Нихилус щелкнул пальцами и Храм преобразился. Здесь стало светло, чисто, будто в самый первый день, когда его построили.

— Научишь?

— «Нет.»

— А если подумать?

— «А если подумать — вали ко всем ранкорам.»

— Да ладно, разве тебе здесь не скучно? Спорим, я первый, кого ты увидел за последние триста лет?

— «Не первый.»

— И что, тебе не бывает скучно? Разве интересно сидеть в этой дыре в надежде, что кто-нибудь появится?

Нихилус молчал.

— Мы могли бы собрать всех призраков вместе и организовать некое сообщество.

— «Чтобы было легче всех убивать? Ну сделаешь ты это, и что? Все пойдут к тебе с распростёртыми объятиями? Интересней уж ловить их по всей Галактике. Так хоть можно скоротать вечность.»

— Но зато какие перспективы! Бар, выпивка, музыка, девочки, в конце концов!

— «Девочки? Ты не охренел? У тебя жена есть, бабник хренов.»

— Да это так, к слову… Ну так что, ты согласен?

Нихилус сделал вид, что задумался, а в это время исподтишка метнул в Ревана молнию.

— «Иди-ка отсюда, если не хочешь по морде получить.»

Ревану ничего не оставалось, как молча уйти, но в это время он уже разрабатывал план, как склонить Нихилуса на свою сторону.

====== Пляски до полуночи, или Что не так с Квай-Гоном? ======

Комментарий к Пляски до полуночи, или Что не так с Квай-Гоном? Посвящается 65-летию ирландского актёра Лиама Нисона, который подарил нам мудрого джедая Квай-Гона Джинна. С днём рожденья, Лиамчик!

Со временем все ситхи и джедаи меняются. Обычно наступает либо возрасте сорока-сорока пяти лет, либо, как чаще случалось, после своей смерти. Так пожиратель душ Нихилус стал королём шуток, Бэйн из блюстителя порядка превратился в сентиментального «дядюшку», а Реван… не очень-то и изменился. Как бегал от жены, так и бегает.

Как правило, такие перемены происходили постепенно. Не сразу ведь из кровожадного убийцы превратишься в любимца всех и вся! Однако Квай-Гон, будучи одним из самых, скажем так, странных джедаев, нарушил все нормы и устои (хоть что-то не изменилось!). После очередного празднования по случаю прибытия новичка, коим являлся Роан Шрайн, Квай-Гон, он же Дарт Нисон, словно с цепи сорвался. Стал ото всех скрываться, общаться не пойми с кем, даже избегал собственной жены. Это даже по его меркам было странно. Как-то раз Тала попыталась его поймать, но тому удалось каким-то образом ускользнуть от неё. Это окончательно выбесило нурианку, а потому она потребовала объяснений от Ревана. Ситх пребывал сейчас в таком состоянии, которое даже врагу не пожелаешь, — похмелье, тошнота, простуда, аллергия и жена с открытым ртом за спиной. Когда ко всему добавилась ещё и Тала, Реван подумал, что у него в голове взорвалась как минимум целая галактика с близлежащими системами.

— Да заткнитесь вы обе!!!

С этими словами он взял с барной стойки пустую бутылку, швырнул её в стену, при этом едва не попав в Бэйна, и обречённо закрыл голову руками.

— Алкаш несчастный! — взвизгнула Бастила и исчезла.

— Тебя забыл спросить, дорогуша, — пробормотал Реван.

— А теперь объясни… — начала Тала, но ситх её перебил.

— Я не знаю, что с твоим мужем. Отстань от меня!

— Ты ведь с ним общаешься!

— С ним общается Кукушка, Фисташка, Секира и Алкаш. Иногда ещё дедушка Андедду. И Чумовой.

— А без кличек?

— Дуку, Фисто, Секура, Диас и Плэгас. Алкаш ушёл в запой, граф на Альдераане, Фисташка и Секира в…

— Где мне мужа искать?!

Реван закрыл уши руками. Выпил много, как никак.

— Поищи его на Корусанте в Тёмном дворце, потом в замке Баст на Вджуне, ну, а после в Тёмной цитадели на Мустафаре.

— Чего? Это что за притоны?

— Это резиденции Сковородкера… Ну, Вейдера.

Тала раздраженно зарычала и исчезла. Каково же было удивление Ревана, когда на её месте возник Квай-Гон.

— Тала здесь?

— Нет… А ты чего тут забыл? Ты ж вроде с Вейдером выживших джедаев ищешь.

— У меня есть дела по-важнее.

— Да? И какие же дела?

— Укрыться где-нибудь на недельку, а после придумать для Талы нормальную отмазку, — Квай-Гон огляделся. — Пойду-ка я отсюда. Если кто спросит, я на Татуине воспитываю Кеноби.

С этими словами он исчез. Реван пожал плечами и хотел уже осушить стакан с водой, как его опередил граф Дуку, получивший прозвище Кукушка.

— Нисанчика не видел? — спросил он.

— На Мустафаре в лаве купается, — съязвил Реван и взял себе другой стакан, который у него тут же забрал Сайфо Диас, который как всегда мучался похмельем.

— А я думал, он на Корусанте сенаторов гоняет.

— И это тоже, — буркнул недовольный ситх и потянулся за графином с водой, но и на этот раз его опередили.

Фисто за минуту осушил графин, о чем в следующую секунду пожалел.

— Вы, джедаи, задолбали! — ударил кулаком по столу Реван. — Имейте совесть! Тут глава этого захудалого притона похмельем мучается, а вы самым наглым образом мешаете мне лечится!!!

Все трое переглянулись.

— Да мы тут это… — замялся Кит. — Квая ищем… Ну, раз его тут нет, приводим в действие наш план, господа магистры.

— Ну и где мы возьмём торт? — поинтересовался Диас.

— В его возрасте много сладкого есть вредно! — тут же нашёлся Фисто.

— Правильно, давайте подарим ему конфеты с коньяком, — предложил Дуку. — И поест, и выпьет сразу.

— Да что происходит? — не выдержал Реван. — Что за несанкционированный митинг?

— Какой митинг? У Квай-Гона день рожденья!

— Не пали контору! — прошипел кто-то из-за барной стойки.

Тут же появилась голова Квай-Гона. Он нервно икнул.

— Я-то надеялся, что вы забыли.

— Я пока не настолько стар, — усмехнулся Дуку. — Да ладно, почему ты не хочешь праздновать собственный день рожденья?

— Напомнить? — съязвил Джинн. — Напомнить, как на моё восемнадцатилетие вы…

— Да это ж было всего раз!

— Мне и его хватило! Нет уж, свой день рожденья я лучше проведу где-нибудь на отшибе Вселенной.

— У тебя днюха? — услышал Бэйн, который так не вовремя появился.

За ним тут же возникли и остальные ситхи и джедаи, а вместе с ними Тала.

— Ты думал вечно от меня прятаться?

— Нет, неделю, — сознался Джинн.

— И это все из-за того, что у тебя день рожденья? Я тебе поражаюсь…

Вдруг зазвучала музыка, но тут же оборвалась нецензурными криками Нихилуса. Как оказалось, это он увидел Митру и захотел ей отомстить за испорченую прическу.

— С днём рожденья, Квай! — наперебой кричали присутствующие.

Реван забрался на барную стойку и провозгласил:

— Пьянка и пляски до полуночи по поводу дня рождения Дарта Нисона объявляются открытыми!

И всем было абсолютно плевать на Нихилуса с Митрой, между которыми завязалась драка. Разнимать их никто не стал, иначе бы видели, как назойливая джедайка чуть не сломала самое ценное, что было у Владыки Голода, — его гитару. За это он отправил Митру куда-подальше, прямо к Вишейту, который пытался заснуть под ужасный гомон по случаю дня рождения.

====== Вишневый коктейль, или Меланхолия заменяет депрессию ======

Комментарий к Вишневый коктейль, или Меланхолия заменяет депрессию Клинт Манселл – Lux Aeterna

Реван уже едва не рыдал, когда Нихилус начал подпевать своей новой любимой композиции. Даже «армия фанаток» не выдержала десятого прослушивания. Если раньше лорд ситхов впадал в депрессию, то ненадолго. Это же не шло ни во что.

— Да заткнись уже!!! — взвыл Реван.

Это не возымело никакого эффекта. Именно тогда ситх пожалел, что не может свернуть «соловью» шею.

Бэйн появился вполне себе ожидаемо, но вместо того, чтобы гоняться за Нихилусом, он надел халат, заварил себе кофе и спокойно уселся напротив Ревана. Ситх закрыл глаза и сделал глоток кофе. Казалось, громкая музыка его никак не волновала. Реван помахал рукой перед лицом создателя Правила двух. Бэйн открыл глаза и, к удивлению Ревана, вытащил из ушей наушники и поморщился.

— Сила Великая, что здесь…?

Он замолчал, когда услышал протяжный вой.

— Хиля совсем чиканулся?

Вдруг музыка стихла.

— Бэйн, — запаниковал Реван, — Я кажется оглох!

— Реван!!! — послышалось где-то сзади.

— Не оглох, — вздохнул ситх.

Рядом появилась разъяренная Бастила. Сейчас Реван мог сравнить её разве что с Жучарой, как того окрестили ситхи. Такой же красный и живучий.

— Угомони этого придурка сейчас же! — завизжала джедайка.

— Угомони сама, раз такая умная! У него переходный возраст.

— От чего к чему?

— От дебилизма до маразма, — возник Экзар Кун, прикладывая к голове полотенце со льдом. — Ударился во все тяжкие… Лучше бы он «Металлику» играл. Оно привычней…

— С кем уже успел подраться? — поинтересовался Реван, игнорируя бывшую жену.

— Не поверишь… Иду я короче по Храму, вижу, чья-то тень промелькнула. Я решил проверить. Иду короче с камнем в руке…

— С камнем? — переспросил Бэйн.

— А что я тебе должен был посреди ночи искать в заброшенном Храме? Меч я проспорил, когда поставил на этого долбанного Гривуса. Взял первой, что попало под руку. Ну, да ладно… Иду я короче, вижу — тень. Ну, думаю, кого сюда занесло? Я швырнул камень, а там…

— Кто? — в нетерпении спросила Бастила, напрочь забыв про ссору с мужем.

— Вишня! А с ним братья М! Я от неожиданности швырнул в Вишню камень, но чуть-чуть опоздал с взмахом, и камень упал на меня.

— Зашибись, — воскликнул Реван, — Джедай-штурмовик!

Вдруг рядом с ситхом возникла Митра. Выглядела она уставшей и замученой.

— Не поведаете ли, уважаемая, — саркастически начал Реван, — Почему ваш ненаглядный слушает этот… это… Ты поняла!

Митра шмыгнула носом и вдруг заплакала.

— Митра? — забеспокоилась Бастила.

— Я ему больше не нравлюсь! — взвыла джедайка.

— С чего ты взяла?

— Я спросила, за что он готов продать душу, а он… он…

— Что он?

— Сказал: гитара, шаурма, Metallica…

— Он опять в депрессии?

Митра высморкалась в плащ, от чего чистюля-Бэйн поморщился, и сказала:

— Нет. Он прошёл тест на темперамент и выяснилось, что он — меланхолик.

— И?

— И он впал в меланхолическую депрессию.

— А такая бывает? — усмехнулся Экзар.

Впрочем, зря. Нихилус снова врубил музыку.

— Твою ж… — выругался Реван на татуинском, за что получил подзатыльник от Бастилы.

— Ну и что с ним делать? — поинтересовался Бэйн.

Ситхи и джедаи задумались. Первым осенило Экзара.

— Пошлем к нему Вишейта! Пусть побадаются. Может, Нихи и успокоится.

— Не надо, чтобы он успокаивался! — воскликнул Реван. — Пусть играет Металлику, пускай матерится и гуляет, но только не молчит!

— И как ты хочешь заманить сюда Вишню? — поинтересовалась Басти. — Я приманкой не буду.

— Ты не приманка, ты — пугалка! — усмехнулся Реван, за что получил второй подзатыльник, но уже от Митры.

Ситха это разозлило и он начал с помощью Силы щекотать джедайку. Когда та приблизилась к нему в приступе смеха, он схватил её и начал щекотать уже руками. Бастила теперь была краснее, чем Мол, вареный рак и меч ситха вместе взятые.

— Решено! — провозгласил Реван, приобняв Митру за талию. — Операция «Вишневый винегрет» объявляется открытой!

Сейчас Экзар с интересом наблюдал за «семейной» сценкой, что прослушал слова Ревана.

— Винегрет? — переспросил Бэйн. — Не… Не звучит. Может, рагу?

— Пюре, — прошипела Бастила, прожигая Митру яростным взглядом.

— Коктейль, — улыбнулся Экзар, подмигнув бывшей жене Ревана.

— Короче, — прервал их Реван, — Операция «Вишневый коктейль»! Митра — приманка, Басти — пугалка. Разбежались в разные углы. Работаем, работаем!


*

Неизвестно, какими правдами и неправдами, Вишейт появился посреди бара. Вокруг никого не было, кроме…

— Дроид? — ошарашено спросил ситх.

— Господин Вишейт, — склонил голову С4, — Вам стало скучно на остатке вечности? Неужели адреналина в крови не хватает?

— А, это ты, — узнал своё «творение» Валкорион. — Вижу, ты на стороне Ревана.

— Уж не на стороне такой скотины как вы, сэр.

Вишейт поморщился. Этот дроид и раньше не отличался сдержанностью.

Вдруг громко заиграла новая любимая музыка Нихилуса, после чего вышеупомянутый ситх, медленно шагая, приблизился к барной стойке. По всей видимости, Вишейта он не заметил.

— Нихилус? — позвал того ситх.

Владыка Голода лениво повернулся и замер. Где-то с минуту он пялился на Вишейта, пока дроид не подал ему бутылку вина.

— К слову, господин Нихилус, если вы швырнете в него бутылку, я могу принести вам ещё. Для такого занятия и вина не жалко.

Нихилус медленно откупорил бутылку, сделал пару глотков, снова закрыл, после чего резко, не жалея сил, швырнул бутылку прямо в голову Вишейта. Тут же меланхоличная музыка сменилась композицией Металлики. В это время на барной стойке уже сидели Реван, Экзар, Бэйн и Митра.

— Вон как отжигает, — поразился Экзар, взяв у С4 бутылку пива.

— Не каждый день такое увидишь, — поддержал его Бэйн.

— И ставки не каждый день сделаешь, — невинно намекнул Реван.

Все трое разом повернулись к нему.

— Когда ещё Вишня будет драться с Джокером?

Удивительно, но этот аргумент стал решающим.

— Ставлю на Нихилуса!!! — крикнули все трое, да ещё и дроид в придачу.

— Прости, Вишня, — наигранно расстроился Реван, — Но Хиля превратит тебя в коктейль!

====== Меры воспитания, или Не суйся к дедушке Андедду ======

Они сидели втроём и яростно смотрели на «золотую» парочку. Митра и Бастила наконец-то помирились после случая с Реваном, самому же ситху на это было откровенно начихать. Он не сводил глаз с Вишейта и ждал удобного момента, чтобы влезть с ним в драку. Но этот «удобный момент» по какой-то причине отказывался наступать. Оставался ещё один фактор — Нихилус, с которым Вишейт после драки подружился.

Чем же закончилась их потасовка? Нихилус оставил под глазом Валкориона огромный синяк, Император ситхов чуть не сломал руку, когда пытался вмазать Владыке Голода по маске, однако, все же, ударил его по колену. После оба «зализывали раны» и посылали друг друга во все уголки Галактики на всех языках и диалектах. Потом кому-то из них взбрело в голову устроить бой «Кто больше выпьет». Тут началась очередная драка из-за того, что Нихилус жульничал. Неизвестно как, но эти двое все же успокоились и сейчас сидели за одним из столиков и о чем-то мирно беседовали. Ревана это разозлило ещё больше.

— Надо с этим что-то делать. Митра, зови всех девчонок.

Этот план было просто реализовать, и Реван надеялся, что так он сможет вернуть Нихилуса. Однако, тому не было никакого дела до его «армии фанаток», зато Вишейт посмеялся, когда Занна оставила неуклюжий поцелуй на маске ситха.

Сейчас девушки сидели в дальнем углу и так же яростно пытались просверлить взглядами названного гостя.

— Я, кажется, знаю, что делать, — коварно улыбнулась Визас и исчезла.

Прошёл час. Реван уже хотел достать меч, плюнуть на все принципы и устои и ринуться в бой, когда Визас привела своё оружие.

— Нихи, — сладостно пропела Гитани и активировала световой кнут.

Реван присвистнул, за что сразу получил два подзатыльника: от Митры и Басти.

Владыка Голода медленно повернулся к ней после чего сдавленно выругался.

— Как погляжу, у тебя появился новый друг, — продолжила Гитани. — Своих мало?

— О, любовница Бэйна, — язвительно ответил Вишейт. — Неужели надоело прохлаждаться на Коррибане?

— Замолкни, Вишейт! Твои уловки здесь не сработают!

— Ой, напугала.

В следующий момент произошло нечто странное — откуда ни возьмись выбежал Ксанатос, упал на пол и проехал так пару метров, затем вскочил на ноги и стал лихорадочно повторять:

— Брук… Где Брук?.. Брук!

Он заглянул за барную стойку, под стол, даже открыл рот Вишейту и прокричал туда:

— Брук!!!

— Ксеня, что ищешь? — спросил Реван.

— Брука ищу! Беда пришла оттуда, откуда её не ждали!!!

— А если быть точнее?

— С Малакора! Брук!!!

На этот крик вышеупомянутый еще-не-джедай незамедлительно явился.

— Ну что опять?

— Дедушка вернулся!!!

Услышав это, ситхи и джедаи, кроме Вишейта, в один голос выкрикнули:

— Валим!!!

Император ситхов оглядел пустое помещение и заметил Ревана, который усердно пытается спрятаться за барной стойкой.

— А… Что происходит? — спросил Вишейт.

— Дедуля едет. Вот что происходит!

С этими словами ситх скрылся за барной стойкой. Ровно через секунду в помещении появился сам дедушка Андедду.

— Кого я вижу!

— Твою ж мать, — выругался Вишейт и попытался смыться, но Андедду, будь он не ладен, оказался быстрее.

— Куда это ты собрался? Долго будешь бегать от меня, Коря?

— Не называй меня так! Я — Вишейт! На крайний случай, Валкорион, но не Коря, Вишня и тому подобное!

— Что говоришь? Устроить соревнование пробное?

— Совсем ополоумел, старик! Я Император ситхов, а не какой-нибудь джедай с базара!

— Найду я тебе джедая без базара! Эх, молодежь… А ты сколько раз отжимаешься?

— Сколько надо, столько и отжимаюсь!

— На бронзовый значок ГТО тянет?

— А как же не тянет?

— Не тянет? Это все джедаи на тебя так влияют! Встань в упор лёжа и давай, отжимайся.

— У тебя совсем крыша поехала?! Я…

Андедду достал из-за спины трость и вмазал Вишейту по коленке. Относительно молодой ситх упал, а старый сел ему на спину.

— Давай сотню, Коря!

— Я — Вишейт… — прохрипел Император ситхов.

— Потом будешь вишню жрать. Давай, раз, два, три…

Реван высунул голову из-за барной стойки и отхлебнул из бутылки пива.

— Мда… Даже Императора ситхов нагнул как девчонку…

Теперь он смело уже сидел на барной стойке, а рядом примостился довольный Нихилус, который в кои-то веки смог помириться с Андедду. Конечно, это была его идея позвать старого ситха. Вскоре подтянулись и другие, чтобы сделать ставки.

— На кого ставим? — весело спросил Реван.

— На дедушку Андедду! — в разнобой кричали все.

Старый ситх поднял вверх большой палец и добавил:

— Тебя, Коря, ещё учиться и учиться. Если бы был самым умным, то знал бы, что Хиле нельзя доверять.

С тех пор Вишейт и близко не подходил к этому месту.

Комментарий к Меры воспитания, или Не суйся к дедушке Андедду Не знаю, смешно получилось, или нет. Рада, что кто-то читает сей бред

====== Волшебные чары Нихилуса, или Спасайте дядюшку Бэйна! ======

После «изгнания» Вишейта прошла неделя, однако многие ситхи и джедаи только сейчас стали возвращаться «домой». Дело в том, что дедушка Андедду решил погостить немного и провёл здесь три дня. Как оказалось, с Нихилусом они теперь стали неразлучными друзьями. Реван, конечно, бесился, но, к его счастью, дедушка вернулся к своим прямым обязанностям, — дотягиванию адептов Силы до максимального уровня, — и отправился в долгое путешествие по святыням ситхов. Нихилус вздохнул с облегчением и снова начал закатывать рок-концерты. Казалось бы, все вернулось на круги своя, но… Именно это самое «но» сейчас сидело за барной стойкой и пило мартини со льдом.

Гитани настолько понравилось здесь, что она решила остаться. Бэйн об этом, правда, не знал. Он вообще не знал, что она здесь.

— Йи-и-и-ха!!! — появилась как всегда неожиданно Занна.

Лёгким движением она перемахнула через барную стойку, забрала оттуда первую попавшуюся бутылку и снова вернулась на место. Ей не повезло. Все её передвижения видел С4 и тут же начал причитать на плохое воспитание. Да ещё и бутылка оказалась с лимонадом.

— Вот невезуха, — вздохнула леди-ситх. — Рева!!! Нихилуса видел?

На этот крик никто не явился.

— Визас! Митра! Эйтрис! Сате… Кхе-кхе…

После того, как Занна начала кашлять, появился Реван.

— Наконец-то ты замолчишь, — облегчённо вздохнул он. — А то хватило мне жены, внучки и подружки… Сговорились что ли? Привет, Гитани!

Занна обернулась и выпучила глаза от изумления.

— Гитани?.. — прохрипела она.

— Ты, должно быть, Занна, — пропела женщина, — Ученица Бэйна.

— Бывшая ученица, — поправила Занна и подозвала к себе С4.

Гитани самодовольно улыбнулась.

— Говоря о Бэйне… Где он, кстати?

— Наверное, Ксеню воспитывает, — пожал плечами Реван и вдруг закричал: — Нихи, давай нашу любимую!

Пару секунд царила тишина, пока не заиграла одна из композиций «Металлики».

— С4, какие новости? — спросил Реван.

— Господин Вишейт пытался собрать армию, — ответил дроид. — Малак и Малгус послали его куда подальше, Руин подсунул ему тухлый чебурек, а Андедду снова принялся его искать.

— Не хило, — оценил Реван.

Рядом тут же появился Нихилус с вопросом «Звал?».

— Да не ты, Нихи!

— А вот и наш Владыка Голода, — произнесла Гитани. — Насколько велика твоя армия?

Нихилус что-то шепнул Ревану, показал Гитани средний палец и исчез в облаке дыма.

— Прошло девятьсот лет, а он не изменился. Тут всегда так скучно?

— Пока ты не пришла, тут было весело, — съязвила Занна.

— Расслабься, дорогуша, я тут ненадолго. Повидаюсь со старым другом и, возможно, уйду.

— Возможно? — переспросила ученица Бэйна.

— Вероятность того, что она останется, — вмешался С4, — Очень высока.

— Любишь ты все усложнять, С4, — наигранно вздохнула Гитани.

В следующий момент в помещении появился Брук, огляделся по сторонам и перемахнул через барную стойку. За ним явился Ксанатос и повторил движения ученика, однако тот вытурил его из своего убежища. Пришлось темному джедаю прятаться за диваном. Спустя несколько секунд появился Бэйн собственной персоной.

— А ну вылезай, Ксеня, все равно найду!

Гитани откинула назад волосы, стараясь привлечь внимание. Бэйн, казалось, её не замечал.

— Брук, если выйдешь, я дам тебе леденец!

— Кого ты пытаешься обмануть? — усмехнулся Реван. — Ему уже сорок лет.

— Ксанатос!!!

— Прекратить орать! — раздраженно прикрикнула Гитани.

Бэйн медленно обернулся и застыл на месте.

— Твою ж мать…

— И я рада тебя видеть, сладкий.

То, что сделал Бэйн в следующую секунду, вряд ли мог кто-то предвидеть. Дарт Бэйн, создатель Правила Двух, величайший ситх своего времени… убежал. Бежал он, правда, недолго. Гитани появилась прямо перед ним.

— Куда это ты собрался, Дессел?

— Караул!!! — заголосил Бэйн.

— Надо спасать дядюшку Бэйна, — произнёс Брук, но не рискнул выйти из убежища.

— Как? — спросил Реван. — Меня кое-как спасли от Басти, а тут Гитани!

Внезапно его осенило.

— Точно! Пора призвать тяжелую артиллерию!

— 501-й легион, что ли? — поинтересовалась Занна.

— Лучше!

Бэйн едва не споткнулся о Ксанатоса, который так не вовремя вылез из-за дивана. Гитани почти догнала ситха. К счастью, как раз вовремя появился Нихилус. Стоя спиной к остальным, он снял маску так, чтобы его лицо видела только Гитани. Леди-ситх застыла на месте, не в силах отвести глаз. Было непонятно, напугана она, или нет.

Спустя полминуты Нихилус снова надел маску и подхватил Гитани, которая чуть не упала. Женщина была не в состоянии даже стоять на ногах. Нихилус усадил её на стул, а сам исчез

— Гитани? — тихо позвал её Реван.

— О, Сила, какой мужчина, — выдохнула леди-ситх.

— А… Как же Бэйн?

— Да ну его… Нихилус мне больше нравится.

— И какой он под маской? — заинтриговано спросила Занна.

Гитани мечтательно вздохнула.

— Он прекрасен…

— На кого он похож? На Джонни Деппа? Тома Круза? Джареда Лето? Или на Тома Хиддлстона?

— На всех красивых мужчин в Галактике… Нет, он уникален!

Реван фыркнул.

— Вы, женщины, все одинаковы.

— Ага, — блаженно вздохнула Гитани.

— А как же я? — с притворной грустью спросил Бэйн.

— Иди ты нафиг, — все с той же улыбкой произнесла Гитани и мечтательно закрыла глаза.

— Надеюсь, больше ни у кого нет чокнутых бывших, — весело сказал Реван, — Иначе Нихилуса на всех не хватит.

Комментарий к Волшебные чары Нихилуса, или Спасайте дядюшку Бэйна! Да уж, на больную голову и не такое напишешь... Комментарии хоть оставляйте!

====== Джокер в бегах, или Тайна безумия Палпатина ======

После того, как Нихилус снял свою маску перед Гитани, на него открылась настоящая охота, будто он редкий зверек, ради фотографии которого можно горы свернуть. Ситх терпел это ровно сутки, после чего взял гитару, ящик пива и свалил в неизвестном направлении. Девушки, конечно, не стали ждать чуда, а потому отправились в разные концы Галактики искать своего любимого. Правда, никто из них даже предположить не мог, куда отправился ситх. А забрался он довольно далеко — в топкие болота планеты Дагоба, прямо к изгнанному магистру Йоде. Тот был сильно удивлён, когда ситх заявился к нему с ящиком пива и попросил пожить у него месяц-другой. Йода был не против.

— Случилось что-то, что вынудило вас ко мне прийти?

— «За мной по всей Галактике гоняется толпа девчонок!» — пожаловался Нихилус. — «Я чувствую себя белой бантой! Надеюсь, хоть здесь не станут искать.»

— Спокоен можешь быть ты. О месте этом мало кто знает.

— «Мне про Камино так же говорили… Нашли через три дня.»

— Может, внимания слишком много привлекаешь ты? Ммм? Или, может, сильно твоё проявление в Силе после поглощения душ невинных?

— «Да извинился я за Катарр! Сколько можно напоминать?»

— Не о планете, что уничтожил ты, говорю я, а следе, что в Силе оставил ты.

— «Ну да, я такой», — заскромничал Нихилус. — «Может, выпьем за встречу?»

— Светлое пиво?

— «Не-а, тёмное.»

Йода задумался.

— «Я никому не скажу. Клянусь своей электрогитарой!»

— Хорошая клятва.

— «Хорошая клятва от хорошего учителя пошла, едрить твою…»

— Уроки ситхской этики забудем, — прервал его Йода, пытаясь спрятать покрасневшие уши. — Ещё навещают меня духи джедаев умерших.

— «Квашня, Кукушка и Шоколадка?»

— Верно. А с ними Чумовой, Лохмач, Фисташка, Секира и куча юнлингов, что жизни свои в Храме положили.

— «Вы ведь не собираетесь их всех сюда звать?» — с опаской спросил Нихилус, вспоминая, где оставил словарь общегалактических матов, на всех языках.

— Не всех, — прищурился Йода и хихикнул.

Как он и обещал, пришло совсем немного людей: Квай-Гон, Дуку и… Мейс Винду. Завидев издалека ситха, он хотел было сбежать, но ему не дали это сделать Дуку и Квай-Гон, которые что при жизни, что сейчас были ещё теми троллями.

— Далеко же ты забрался, Нихи, — усмехнулся Дуку, усаживая побледневшего (попробуйте представить) Винду рядом с ситхов на поваленом дереве.

Где-то минуту оба сверлили друг друга глазами, а после разом отвернулись.

— К слову говоря, — решил посмеяться Квай-Гон, наклонившись к Нихилусу, — Ему уже не нравятся зайчики.

За это он получил подзатыльник от Дуку, который не поленился встать.

— Мастер! Мне уже семьдесят пять и я давно не ваш ученик! Проявите уважение!

— Вот будет тебе восемьдесят или сто, тогда и…

Договорить Дуку не дал Силовой подзатыльник от Йоды.

— Не тебе, Дуку, о возрасте судить.

В следующую секунду раздался щелчок. Все обернулись. Это Нихилус открыл бутылку с пивом.

— «Шли бы вы отсюда, петушки.»

— Опять всех уделал, — хмыкнул Квай-Гон.

— На то он и Нихилус, — изрёк Дуку. — А по какому случаю собрались?

Ситх пожал плечами и достал электрогитару. У джедаев сразу появилась идея спеть свои любимые песни. Как оказалось, «нормальную» музыку слушал только Нихилус. На данный момент ему было три тысячи девятьсот тридцать четыре года, но даже он ТАКОГО старья не слышал. После того как Йода предложил очередную песню, Нихилус просто не выдержал и, схватив гитару, сбежал туда, где ни одно здравомыслящее существо не стало бы его искать, — во дворец Императора Палпатина.

Наконец-то старый ситх вместо речей надоевших ему джедаев услышал тишину. Длилось это, правда, недолго. Ровно до того момента, как в огромном зале, где был ситх, не появился какой-то имперский офицер. Пребывая в состоянии повышенной раздражительности, Нихилус шуганул бедного имперца, который после начал заикаться. Правда, он не знал, что место, где он оказался, — тронный зал. И прямо здесь сидел источник всех проблем в Галактике — Император Палпатин, в узких кругах известный как Дарт Сидиус, или же Сидя, Палыч и Палпи.

— Бесполезно скрывать столь яркое проявление в Силе, — произнёс слегка хриплый голос, — Покажись, кем бы ты ни был!

Нихилус и показался, при этом сказав что-то вроде: «Ну как жизнь, Па… Твою ж мать, что за ****?!» В итоге оба ситха, — один — напуганный появлением призрака, другой — столь страшного лица, — в ужасе заорали. На этот крик сбежались алые гвардейцы во главе с Дартом Вейдером. Правда, вместо призрака ситха они увидели только орущего Императора. Именно с того дня Палпатина стали подозревать в высшей степени психической неуравновешенности. Иначе бы ни один человек в адекватном состоянии не стал утверждать, что на него напал призрак в костяной маске и с электрогитарой.

Один только Вейдер ехидно смеялся, когда на приёме у психолога Нихилус пытался отыскать что-нибудь, что успокоило бы его, цитирую, «и без того больное сердце, на которое свалилось столько забот». Молодой лорд ситхов незаметно для учителя дал «пять» Владыке Голода и попросил почаще так шугать Сидиуса. А ещё играть что-нибудь в стиле хард-рок, металл.

Ну не знал никто, что время, когда Нихилус закатывал концерты, было самым спокойным, потому что после появления Вейдера начался настоящий рок-ад…

Комментарий к Джокер в бегах, или Тайна безумия Палпатина Приветик всем, кто читает сей бред!

Я уже долго вынашиваю в голове две задумки для фанфиков. Первые наброски по ним уже готовы. Не знаю, правда, какому стоит уделить время.

Первый будет повествовать об альтернативной концовке пятого эпизода, в результате которой Люк попадает прямо в руки Вейдеру, однако объявляется погибшим как для повстанцев, так и для Императора. В общем, много новых персонажей, много несостыковок с каноном, что ведёт к свержению Палпатина, и восхождения на трон Скайуокера-старшего (будет называться “Империя Скайуокера”).

Второй – подобие данного фанфика, но уже не о призраках, а о буднях имперских офицеров. Подобные юмористические зарисовки как с обычными штурмовиками, так и с высшими офицерами ( “Будни имперских офицеров”)

Решать вам. Всем спасибо и Да пребудет с вами Сила!)

====== Чумовая пятница, или Сыграем в ПилиД? ======

Комментарий к Чумовая пятница, или Сыграем в ПилиД? Знаю, сейчас не пятница, но развлечься среди недели не помешает! Вот вам для хорошего настроения)

Начинался день вполне себе обычно: С4 натирал бокалы, Диас боролся с похмельем, Нихилус бегал от девчонок, а Реван снова слушал ругань бывшей жены. В общем, все как всегда. Когда же главе «призрачного клана» надоело слушать бывшую, он послал ее куда подальше, а сам медленно направился к календарю. Зачеркнув еще один день красным крестиком, Реван вдруг понял, что сегодня никто не будет скучать.

— Народ! — заорал он. — Сегодня пятница!!!

Работа работой, но пятница — дело святое. Поэтому все известные и неизвестные ситхи стали быстренько подтягиваться к бару. Вскоре стали появляться джедаи (новый Орден разрушен, а поболтать с кем-нибудь хочется). Последним появился Нихилус, перемахнул через барную стойку и спрятался за спиной Ревана. Тут же явился целый отряд девчонок во главе с Митрой Сурик. Бедного ситха снова чуть не утащили, если бы Реван их не остановил.

— Ситхи, джедаи и прочие вариации, вечер чумовой пятницы объявляется открытым!

— Вот-те раз! — надулся Плэгас. — Значит, день в честь меня назвали, а пригласили только сейчас!

— Ну извини, — пожал плечами Бэйн, — У тебя двенадцать лет была депрессия.

— И я не виноват, что Тенебрус дал тебе такое имя, — добавил Реван. — Пятница всегда была чумовой. Мы не называем мероприятия в честь кого-либо. Нихилусовская ночь — исключение. Итак, господа, сегодня вечер пятницы мы проведем за игрой…

Все заинтригованно замолчали.

-…В Правду или Действие!

Секунду все присутствующие молча стояли, а после резко рванули в разные стороны, в надежде исчезнуть, но это ни у кого не получилось.

— Спасибо, Андедду! — крикнул Реван.

Старый ситх отсалютовал ему бутылкой из дальнего угла.

Адепты обеих сторон скучковались, думая, что так их не заметят.

— Да ладно вам! — махнул рукой Реван. — В этот раз не будем спрашивать ничего в рейтинге восемнадцать-плюс, а так же не делать ничего в этом духе. Снять с Нихилуса маску или заставить поцеловать — попадает в эту категорию.

— Блин… — выругалась Митра.

— Ну давайте же! Будет весело!

Постепенно все присутствующие приободрились и расселись в круг. «Армия Нихилуса» села дружно, рядом с ними Кит Фисто, Мейс Винду, Роан Шрайн, Йаддль и Шаак Ти, за ними Бэйн, Ксанатос, Экзар Кун, Ксендор, Плэгас, Квай-Гон с Талой, Бастила, Дуку, не совсем трезвый Сайфо Диас, Нихилус и Реван.

Стащив у С4 бутылку виски, Реван положил её в центр круга и начал крутить. Горлышко бутылки указало на Винду.

— Правда или действие? — едко спросил Реван.

Джедай нахмурился.

— Действие.

Нихилус что-то прошептал Ревану на ухо. Ситх хохотнул и произнёс:

— Показывай свои труселя.

Среди адептов Силы пришёлся смешок.

— Или боишься? — поддел его Реван.

Винду повернулся ко всем спиной, но не успел он ничего сделать, как сидящий рядом Фисто стянул с него штаны. Ситхи и джедаи ещё долго смеялись с миленьких желтых уточек и мишек. Мейс вышел из игры и исчез. Пришлось Ревану снова крутить бутылочку. На этот раз жребий выпал Бастиле.

— Зашибись… Правда или действие?

Вспомнив инцидент с Винду и характер бывшего мужа, женщина спокойно сказала:

— Правда.

— Когда ты исчезнешь?!

— Никогда, — самодовольно заявила Басти и крутанула бутылочку.

«Повезло» Митре.

— Действие, — с готовностью произнесла джедайка.

— Тресни Ревана по шее, — фыркнула Шан и исчезла.

Несмотря на сопротивление ситха, Митра всё-таки отвесила ему хорошую оплеуху. После она Силой заставила бутылку крутиться. Выбор пал на Нихилуса (никто этому не удивился).

Ситх на своём языке послал Митру куда-подальше, а после выбрал действие.

— Признайся в любви тому, кто тебе нравится.

Девушки начали сразу прихорашиваться. В этот момент Нихилус повернулся к Ревану, который как раз снял маску, обвил его шею руками, поцеловал в щеку и произнёс:

— «Лапусик, ты свободен сегодня вечером?»

Все просто замерли с отвисшими челюстями, в особенности — Реван. Владыка Голода наконец отлепился от него, со словами «Эта игра начинает мне нравиться», и покрутил бутылочку. Выбор пал на Визас (кто бы сомневался?). Миралука выбрала правду.

— «Ты пойдёшь со мной вечером шугать Палпатина?»

— Да!

На этой прекрасной ноте учитель и ученица исчезли, а вместе с ними, недовольные жизнью, и «армия фанаток».

— Кто крутит? — невнятно произнёс Диас.

— На правах ведущего — я, — произнёс Реван и покрутил бутылочку.

Выбор пал на пьяного джедая.

— Действие.

— Не пей ровно день!

— Я сваливаю…

Бутылка сама по себе крутанулась и указала на Квай-Гона.

— Правда, — вздохнул джедай.

— Почему ты перешёл на Темную Сторону? — спросил Дуку.

— Потому что пить не умею.

Следующим на очереди оказался Экзар Кун, выбравший правду.

— Почему Явин 4?

— Я не знаю, — честно признался тёмный джедай, — Надо у аборигенов спросить, почему они так планету назвали.

Следующей оказалась Тала, выбравшая действие.

— Придумай Дуку кличку.

Нурианка задумалась, после чего выдала:

— ДунДук!

Граф Серенно скрестил руки на груди, показывая, что обиделся, и отказался играть.

Снова бутылку крутила Тала. Бэйн выбрал действие.

— Покажи Ксене свою коллекцию игрушек!

Бэйн и Ксанатос вышли из игры.

На этот раз бутылку крутил Ксендор на правах старшего. Выбор пал на Йаддль.

— Действие, Йаддль, правда или?

Представительница неизвестной расы обиделась и вместе с Шаак Ти испарилась.

Ксендор передал ход Ревану. Бутылка долго не хотела крутиться, пока не указала на Фисто. Его выбором была правда.

— Ты голубой?

— Нет, я зелёный, — не совсем понял смысл вопроса джедай.

— Ты зелёный в этом деле? — в свою очередь не понял Реван.

— В деле поддержания натурального цвета кожи?

— Вопрос закрыт…

Фисто раскрутил бутылку. Она указала на Роана. Он выбрал правду.

— Нафига к Вейдеру полез?

Шрайн покинул игру.

Кит снова покрутил бутылочку. Выбор пал на Дуку.

— Сделай тройное сальто!

— Ты в своём уме, рептилия? — резко бросил граф. — Мне уже девяносто пять лет!

— Я не рептилия, а амфибия! Учи биологию!!!

— В твоём случае, зоологию.

На зеленом лице Фисто выступили красные пятна и он оглушительного чихнул.

— Вот блин… У меня ж аллергия на орехи.

Это был камень в звездолет Дуку.

— Твои проблемы, рептилия пучеглазая.

— Я — амфибия!!!

— Иди уже, Ихтиандр, — фыркнула Тала.

Никто и не заметил, как завязалась драка. Плэгас обиделся, что его не замечают. Квай-Гон и Реван открыли бутылку и по очереди пили виски, пока не появился Нихилус с Визас, а вместе с ними… Палпатин. Джедаи и ситхи забыли про драку и уставились на белого призрака в ночной пижаме. Сидиус завизжал, когда к нему направился Плэгас, а Нихилус снова дал «пять» Вейдеру. Отличная все-таки команда!

====== Рыжее недоразумение, или С праздником, Реван! ======

Комментарий к Рыжее недоразумение, или С праздником, Реван! В моём родном Приморском крае начался морской сезон, на улице +40 (а иногда и +50), поэтому я откладываю телефон и отправляюсь на пляж. Ну а пока идут дожди, буду писать.

P. S. Простите за короткую главу (ровно 666 слов).

Ситхи — суеверный народ. То им женщины на звездолете мешают, то чёрные банты дорогу перебегают, то банку соли разобьют. Все у них не слава Богу… Тьфу, то есть Силе. Но если все эти суеверия и приметы появляются в мире живых, то в мире мёртвых они не играют особого значение. На звездолете не летаешь, на Татуин без надобности не собираешься, а соль и вовсе не ешь. Правда, даже здесь ситхи отличились и придумали свою примету: если вы где-то рядом видите или слышите рыжего кота Люцифера — бегите!

Думаю, стоит начать эту историю с того момента, когда этого рыжего дьявола ещё не было в рядах призраков. Жизнь была впринципе тихой, если не считать ночные концерты и ругань Нихилуса. Но это было настолько привычным, что не доставляло никому проблем. Но в один день все изменилось…

— Митра, твою налево, вешай эту долбанную гирлянду выше! — крикнула Трея. — Занна, цветы сами собой не повиснут на стене! Сион, хватит жрать!!!

Да, это был день рождения Ревана. Ну как же такое пропустить?

— Эйтрис, хорош шататься без дела! Иди полы мой!

— Пусть Ксанатос полы моет!

— Чего я-то сразу? — взвился тёмный джедай, — Что бы я, великий Ксана…

Договорить ему не дала влетевшая в голову швабра. И на том спасибо, что не щётка!

— Поднажмем, девочки! — продолжала командовать Трея. — От этого праздника зависит наше пребывание на этой стороне Силы!

На самом деле, все было не так. Они уже рисковали насчёт своего пребывания в Силе, потому что выгнали Ревана на неопределенное время. Вместе с ним выгнали ещё и Нихилуса, ибо, как сказала Трея, «он мешает сосредоточиться». Лорд ситхов долго матерился, да так, что его слышал Дарт Лукас на Земле.

Через несколько часов ситхам разрешили вернуться, после чего Ревана все дружно поздравили с днём рождения. Среди подарков не обнаружилось особого разнообразия: мечи, всякие безделушки, фальшивая песня от Нихилуса. Правда, повеселился Реван на славу, когда у Винду стащили меч в качестве подарка.

— Как говорил генерал Жестянка, эти мечи станут отличным дополнением к моей коллекции.

Правда, следующий подарок не входил не в какие рамки. Это был толстый рыжий кот. Реван с трудом взял его на руки и огляделся по сторонам.

— И чей же это подарок.

Адепты обеих сторон Силы лишь пожимали плечами.

— Ну, раз так, пусть остаётся.

— А как его назовём? — поинтересовалась Митра.

— Может, Рыжик? — предложила Занна.

— Слишком банально, — не одобрил Реван.

— Хакс? — сказал Бэйн.

— Пушок? — послышался голос Ксанатоса.

— Чудик?

— Чепушила?

— Шиншилла?

— Люцифер?

— Чертенок?

— Тихо! — крикнул Реван. — Кто предложил имя Люцифер?

Экзар Кун лениво поднял руку.

— Мне нравится это имя. Люцифер… Как звучит, а?

— Как диагноз, — фыркнула Бастила.

— Молчи, женщина! Народ, это самый лучший день рождения в моей жизни!!!

— С праздником, Реван!

Но никто не знал, что Люцифер — это одно из имён Дьявола…


*

— Люцифер, тварь! — орал Бэйн, бегая с тапком за наглым котом, который решил, что тапки ситха, — отличное место для справления нужд.

Кот с разбегу запрыгнул на колени Ревана, своего раба. Ситх почесал кота за ухом и с недоумением посмотрел на создателя Правила Двух.

— Ты какой-то злой сегодня.

— Эта рыжая скотина мне в тапки нассала!!!

— Люся, не шали, — улыбнулся Реван.

Красный от злости Бэйн швырнул тапок в самый дальний угол и исчез.

После явилась Бастила, такая же красная и злая.

— Люся, не знаю, что ты сделал, но я тебя люблю! — воскликнул счастливый ситх.

За бывшей женой Ревана появился разъярённый Нихилус с гитарой в руке. Если пропускать все маты, что он произнёс, то суть такова: Люцифер погрыз струны и поцарапал поверхность гитары, которую Нихилус так тщательно покрывал лаком.

— Ребят, это всего лишь кот! — махнул рукой Реван.

Люцифер злобно улыбнулся и показал язык, от чего у Нихилуса и Бастилы отвисли челюсти.

— Ну, знаешь ли… — начала Шан, а Нихилус за неё закончил, после чего отправился в свой уголок в Силе оплакивать гитару.

Бастила тоже исчезла.

Реван остался наедине с Люцифером.

— Мда, Люся… Терпеть твои выходки ещё долго. Надеюсь, меня ты трогать не будешь?

Кот довольно мяукнул и заурчал.

Опять же, время, когда здесь был один Люцифер, оказалось самым спокойным, пока не появилась одна личность (не будем называть имени, ибо это ОГРОМНЫЙ спойлер) со своим питомцем (подробно об этом вы узнаете ещё не скоро).

====== Встреча с Его Каноничеством, или Двойник Тэлон ======

Когда все адепты Силы спали, Ксанатос тайком пробрался к барной стойке, выудил из недр ящика большую кружку и высыпал туда какой-то порошок. Сверху он залил его кипятком и бросил туда чайный пакетик.

К счастью, С4 сейчас был отключен, потому как оказалось, что «жить» ему осталось недолго, иначе бы этот дроид скрутил тёмного джедая вчетверо и вручил бы Бэйну.

Ксанатос с облегчением вздохнул. Сейчас он впервые был спокоен, что его никто не будет шпынять.

К сожалению, тут он ошибся.

Невесть откуда появился сонный Реван без маски, уселся на стул и с трудом сосредоточил взгляд на Ксанатосе.

— Ты чего не спишь?

— Да я это… чайку решил выпить…

— Ммм…

Реван увидел кружку, взял её, понюхал и сделал один глоток.

— Реван, нет! — закричал тёмный джедай, но было поздно.

Ситх упал на спину и вырубился.


*

Очнулся он не скоро. Вокруг царил мир и порядок.

«Что за беспредел? — подумал ситх. — Я тут чуть не умер, а они…»

Тут к нему подошёл не на шутку взбудораженный Вишейт.

Стоп! Вишейт?

— Реван, с тобой все нормально? Я понимаю, это волнующий момент, но чтобы падать в обморок…

— Что ты тут забыл? — не слишком дружелюбно спросил ситх.

— С тобой точно все нормально? ОН здесь!

— Кто «ОН»?

— Его Каноничество Дарт Лукас!

Вишейт отошёл в сторону, являя взору Ревана пожилого мужчину в круглых очках, красной клетчаткой рубашке и джинсах. Рядом с ним стоял более молодой темноволосый мужчина в очках и строгом костюме.

— Реван… — улыбнулся Лукас, — Символ Расширенной Вселенной.

Ситх обернулся, но сзади никого не обнаружил.

— Вы это мне… Ваше Каноничество?

Абрамс фыркнул, за что получил молнией от Нихилуса.

— Тебе, конечно. Понимаешь, нам нужно серьёзно поговорить.

— О чем?

Тут Ксанатос взвыл и прижался к ноге Квай-Гона.

— Мы больше не канон!

— Чего? — не совсем понял Реван.

— Эта зараза очкастая, — начал Экзар, но тут же добавил: — Тот, который Джа-Джа, решил перекроить историю Галактики и вычеркнуть нас из неё!

Реван пару секунд обдумывал сказанное, после чего махнул рукой:

— Да пофиг.

Рыдаюшие ситхи и джедаи уставились на него.

— Вы серьёзно считаете, что нас можно вот так вычеркнуть из истории? Да это ж бред! Уберите меня, и вся история Галактики пойдёт под откос. А Бэйн? Да без его Правила Двух ситхи поубивают друг друга. Нихилус? Это ж из-за него джедай научились прощупывать чужие эмоции. Без нас ничего не выйдет.

В это время Бэйн и Нихилус прижались друг к другу и пятились назад.

— Реван, понимаешь… — начал Бэйн, но осекся.

— «Мы остаёмся, а тебя убирают», — сказал за него Нихилус, о чем пожалел в следующую секунду.

Реван бросился на Абрамса с криками:

— Живым я вам не дамся!!!


*

— Живым я вам не дамся!!!

— Да ты сдох три тысячелетия назад, дурень! — закричала Митра и отвесила Ревану хорошую пощечину.

Тут же Нихилус вылил на ситха ведро ледяной воды.

Реван подскочил и широко открыл глаза.

— Чебурашки наступают!

Бастила со всей силы ударила бывшего мужа.

— Допился!

Реван подскочил и со всего размаху стукнулся лбом об маску Нихилуса. Ситх молча поправил маску и тихо обматерил пострадавшего.

— А где Дарт Лукас и Джа-Джа Абрамс?

— Уже и глюки пошли! — взвигнула Бастила и предпочла исчезнуть.

— Реван, — начала Митра и покосилась на Ксанатоса, — Один идиот решил выпить глюкогенного чаю посреди ночи, а тут появился ты и…

— Глюкогенный чай? — переспросил ситх. — То есть… меня не вычеркивают из канона? Я остаюсь частью истории Галактики?

Митра, Нихилус и Ксанатос переглянулись.

— Так как же тебя вычеркнуть из истории? — неуверенно пожала плечами джедайка. — Только благодаря твоим деяниям сейчас мы видим Галактику такой, какая она есть.

— А Нихи? — Владыка Голода странно хмыкнул. — Он вроде как научил джедаев прощупывать чужие эмоции…

— Реван, у тебя крыша поехала? Джедаи и до Нихилуса чувствовали эмоции других.

Ситх почесал затылок и перевёл взгляд на Ксанатоса. Тот хотел уйти, но получил пинок под зад от Нихилуса.

— Ксеня, что это был за порошок?

Тёмный джедай шмыгнул носом.

— Я просто… просто… Все надо мной издеваются! Мне одиноко. Я лишь хотел выпить успокоительного. Мне его порекомендовала Атрокса. Сказала, хорошо действует… Я же не думал, что все так будет!

— Ох, Ксеня, — вздохнул Реван, — Что ж нам с тобой делать…

Вдруг появился Бэйн в махровом халате с отключенным С4 в руках.

— Народ, кажется, наш бармен отправился в дальний путь.

На минуту повисла тишина.

— Ксеня, ты тут хотел, чтобы тебя уважали… — начал Реван. — Барменом будешь?


*

— Виски!

— Пиво!

— Текилу!

— Мармеладок!

Ксанатос бросил белую салфетку на барную стойку и недовольно скрестили руки.

— Да пошли вы все!

В следующую секунду всем ситхам на головы полилась ледяная вода.

— А с ним не соскучишься, — заметил Бэйн.

— Это точно, — согласился Реван.

Нихилус согласно зашипел и вдруг заметил тви’лечку-летанку, одиноко стоящую возле стены. Владыка Голода сверился с календарем и озадачено почесал затылок. Реван заметил это и подтолкнул друга, мол, иди.

Ситх выпрямился во весь свой немалый рост, прихватил гитару и уверенной походкой направился к тви’лечке, но на полпути остановился.

— Что он делает? — шепотом спросил Реван.

Нихилус стащил у какого-то джедая стакан виски, залпом осушил его, подошёл к Атроксе и… поцеловал в щеку, после чего с матами ушёл, проклиная себя за «гениальность».

Тви’лечка слабо улыбнулась и подмигнула Нихилусу. Ситх исчез, после чего в Силе раздался радостный вопль.

Реван усмехнулся и посмотрел в сторону, от чего чуть не поперхнулся. На него смотрел Дарт Лукас с одобрительной улыбкой. Ситх зажмурился, а когда открыл глаза, Его Каноничество пропало.

— Ну и чаек, — выдохнул Реван и поклялся больше не пить. Ровно полчаса.

Комментарий к Встреча с Его Каноничеством, или Двойник Тэлон Не знаю почему, но вторая часть главы не опубликовалась, поэтому я выложила заново уже полную версию.

Не знаю, интересно вам читать этот бред, или нет, лично я перечитала весь фик и посмеялась лишь над своими ошибками. С каждой главой, как мне кажется, становится только скучнее. По-моему, лучше завязывать сейчас, пока все не испортила...

====== Дурацкая шутка Джокера, или Что вчера было? ======

Первым после длительной пьянки проснулся Реван. Он отбросил своё правило о мерном потреблении алкоголя куда-подальше и решил погулять вместе со всеми. После третьей бутылки он уже перестал себя контролировать, а после пятой напрочь все забыл.

Ситх огляделся по сторонам. Везде спали полураздетые адепты всех трёх сторон Силы. Реван зевнул и вдруг с ужасом обнаружил, что кроме штанов на нем ничего нет. Не совсем ещё понимая, что происходит, он выматерился и принялся оглядывать помещение. Ксанатос лежал за барной стойкой в обнимку с бутылкой. Армия Нихилуса примостилась на диване. Бэйн с расписанным телом лежал посреди помещения. Экзар и Ксендор сидели привязанными к стульям. Сайфо Диас болтался на люстре. Где-то в углу в обнимку спали Дуку и Квай-Гон (вспоминали, как были учителем и учеником, что ли?). Рядом с ними развалился Кит Фисто, а у него на груди мирно спала Тала (влетит же ему от Квай-Гона!).

Реван попытался вспомнить, чья это была идея. При взгляде на полураздетую Атроксу он вспомнил.

— Вот же ж… Нихилус, тварь. Доброе утро, Вьетнам!!!

Он подсмотрел эту фразу в одном сериале и решил воспользоваться.

Проснулся только Бэйн, перекатился на другой бок и захрапел.

— Ну ладно… Водка стынет!!!

Все тут же подскочили. Квай-Гон и Дуку стукнулись лбами. Ксанатос поскользнулся, когда пытался встать. Армия Нихилуса свалилась с дивана, за исключением Бастилы, которая всех спихнула. Кит завизжал, когда вместо Эйлы обнаружил на себе Талу. Сайфо Диас упал с люстры прямо на голову Бэйна. В это время из кучи тряпок, коими была одежда джедаев и ситхов, выбрался Нихилус, на ходу надевая маску.

В это время Реван развязал Ксендора и Экзара, уселся на барную стойку и достал громкоговоритель (да где он это барахло берет?).

— Внимание!

Господа пьющие поморщились от столь громкого крика, увеличенного раз в десять громкоговорителем и примерно во столько же их нетрезвыми головами.

Реван понял, что совершил глупость, отложил прибор и уже спокойно спросил:

— Кто-нибудь помнит, что вчера было?

Ответом ему было молчание.

— Бэйн, чего это у тебя на спине? — невнятно произнёс Сайфо.

Экзар, пребывая в состоянии полусна, добрался до ситха и начал читать:

— Все начинается с этой спины и идёт дальше по кругу. Если хотите узнать, что с вами было, ищите ответы, следуя указаниям. Продолжение ищите в желудке Диаса.

— Что за хрень? — не понял Бэйн.

— Постскриптум, — продолжил Экзар, — Если считаете эту затею хренью, продолжите читать, — дальше ещё хреновее.

— «Да б****, что за х****?! Какой * выдумал это, б**?! *** * *****!»

От такой ругани у любого бы уши свернулись в трубочку, но не у тех, кто привык слышать это от Нихилуса постоянно.

— В желудке Диаса… — повторила Митра. — Что это может значить?

— Он съел бумажку с подсказкой, — сокрушенно произнёс Ксендор.

Все удивлённо на него посмотрели.

— Это я писал на спине Бэйна, когда он вырубился.

— Ах ты ж…

— Точно, — подтвердил Экзар. — Почерк твой.

— И что нам делать? — спросил Дуку. — Вспороть Диасу живот и вытащить записку?

— Ирод! — взвизгнул джедай. — Можно же по-другому достать!

— Как, интересно?

— Ну… Засунуть два пальца в рот. Выйдет и выпивка и записка.

— Через перед не получиться, — показал головой Реван. — Придётся через зад.

Сайфо сглотнул и тут же протрезвел.

— А может не надо?

— Надо, Диас, надо.

Полчаса призраки пытались заставить его вернуть записку естественным путём. Умнее всех оказалась Визас (которая вместо любимого платья была в футболке и коротких шортах), догадавшаяся дать Диасу выпить растительного масла. Оставалось решить, кто достанет записку.

— По жребию, — предложила Эйтрис.

Каждый написал своё имя на бумажке и бросил в огромный бокал. Реван перемешал листочки, вытащил один, вздохнул с облегчением (значит, не он) и объявил:

— Дуку!

Сайфо истерически заржал.

Бедный граф уже было совсем отчаялся, но, назло Диасу, достал записку с помощью Силы.

— Раз вы читаете это, значит, вы все-таки купились на шутку. Проясню ситуацию с самого начала. А началось все с Бэйна. Он вырубился первым, потому что приставал к Атроксе. Думаю, не тяжело догадаться, что было дальше. Следующим объектом будут учитель и его ученик. Продолжение ищите на животе Нисона. Постскриптум, на нем писала не Тала.

Нурианка бросила на мужа свирепый взгляд. Кто же осмелился что-то писать на нем?

Джинн стянул с себя майку. Вся женская половина ахнула. Несмотря на возраст, джедай был просто в отличной форме.

— Мой муж! — тут же прикрикнула Тала. — А с тобой, дорогой, я ещё разберусь!

Квай-Гон вздохнул. Тала принялась читать.

— Наверняка это читает наша Золотая Дева. Не боись, писал я, всеми любимый Кит! Суть в том, что Дуку — отец Квая отныне и на век. Ровно через сто лет снова будут друзьями, если до этого не напьются. Продолжение на груди той, с кем Джокер связан больше всего.

Девушки тут же стали осматривать себя, а у Дуку начался нервный тик.

— Я же… Я… Я старше всего на десять лет. Он не мой сын!

— Прости, папа, твой, — виновато произнёс Квай-Гон, протягивая тому бумагу с подписью Ревана.

— У нас ничего нет! — хором выкрикнули девушки.

Одна Визас улыбнулась.

— Упс…

— Кто пойдёт смотреть? — поинтересовался Реван.

— Я! — сделали шаг вперёд абсолютно все мужчины.

Джинн получил ползатыльник от Талы.

— Идёт… Ксеня-старший!

— Кто?

— Ксендор.

Тёмный джедай пожал плечами, исчез вместе с Визас и вернулся через пять минут с бумажкой в руках.

— Назло Нихи я пошлю кого-нибудь другого осмотреть Визас. Следующими страдальцами будут наши голубки тёмные джедаи, связанные священными узами веревки. П. С. Вам лучше не знать, где написаны подсказки.

Ксендор переглянулся с Экзархом и исчез. Вернулись через пару минут.

— Мы поспорили с Нихилусом, что сможем проспать сидя, привязанными к стульям, — признался Экзар.

— А утром доказать, что мы не голубые, — добавил Ксендор. — Почерк Митры.

Джедайка вылупила глаза и пожалела, что ничего не помнит.

— На ногах Ксанатоса подсказка.

Бармена усадили на стул, стянули штаны и принялись читать. При этом Ксеня спал беспробудным сном.

— После устроенной экзекуции для голубков тёмных, мы решили отправить Алкаша полетать на бутылке с колой, в которую бросили «Ментос». Диас пролетел над всем баром, врезался в люстру и остался там. Ищите продолжение на головных отростках Фисто, названия которых я не помню.

— Это наверное Нихи писал, — предположила Бастила.

— Не-а, ты, — сказал Реван. — Эйла, иди читай, что написано на башке твоего личного Ихтиандра.

Тви’лечка вздохнула и, кое-как разбирая написанное, прочитала:

— Знайте, после этой пытки мы сделали кое-что похуже. Мы выстроили вряд всех девушек Нихилуса и написали на спине каждой букву имени. Выстройте их в том порядке, в котором Хиля с ними познакомился.

Кое-как выстроив всех по порядку, Квай-Гон с хохотом прочитал:

— Уебан. Придётся лететь на Татуин.

К слову, на Татуине было тихо по той причине, что Кеноби ещё не проснулся, а потому не видел, что он лишился всех волос на теле. Из них было выложено одно единственное слово: «Реван».

Именно с такой новостью вернулся Квай-Гон.

У Ревана на спине нашли послание:

— Если вы добрались до сюда, значит, вам осталось преодолеть последний рубеж. Ответ ищи на руке летанки.

Атрокса закатала рукава. На её руках было написано всего два слова:

— С прибытием, Рокси!

— Вот вам и причина такой пьянки, — провозгласил Реван. — Но кто все это затеял?

Вдруг на всех, кто сейчас находился в баре, полилась грязная ледяная вода.

— Кажется, я знаю, кто, — прошипела Бастила.

— Нихилус, тварь!!! — разнеслось в Силе с невероятной мощью.

====== Нежданчик в двойном размере, или Вечеринка продолжается! ======

Раньше все дни в баре начинались либо с похмелья, либо со скуки, сейчас же случилось что-то поистине невероятное. Митра сидела за барной стойкой. На её лице отразился ужас, а волосы в прямом смысле стояли дыбом.

Реван, проходя мимо неё в бархатном халате, на котором был изображен какой-то страшный зверь, скорее всего ранкор, с надписью «Любимая тёща» и Люцифером на руках, который уже порядком потолстел, едва не выпрыгнул из тапочек, когда увидел старую подругу.

— Святой Палпатин! — перекрестился он. — Митра, если ты решила сменить прическу, то это зря. Похожа на Бастилу в её первую брачную ночь.

Реван до сих пор не мог понять, как его бывшая слышит каждое его слово, поскольку явилась она незамедлительно.

— Можно подумать, ты был лучше!

— Я хотя бы не носил колготки, — фыркнул ситх.

— Зато прятал в сапогах заначку и святую воду. Что, от демонов защищаться собирался?

— Не помогло, как видишь, ты все ещё здесь.

Бастила зашипела и перевела взгляд на Митру.

— Ты что, прическу сменила? Зря, похожа на этого рыжего стервятника, — указала она на Люцифера, тот недовольно зашипел.

— Стерва стервятнику не указ, — самодовольно произнёс Реван и повернулся спиной к жене.

Она увидела надпись и, мягко говоря, офигела.

— Ты сравниваешь мою мать с ранкором?!

— Ну извини, мозгоклюва не было!

Где-то скрипнула половица. Митра в ужасе завизжала.

— Спрячьте меня! Я этого не вынесу!

— Что случилось? — забеспокоилась Бастила.

— Ни-Нихи…

— Что этот долбоящер тебе сделал?

Митра долго молчала, а после шепотом произнесла:

— Он подсел на новую группу…

— Какую?

— «Сектор газа»…

К несчастью, снова заиграла музыка и Нихилус запел своим фальшивым голосом.

— А-а!

Митра исчезла, не в силах терпеть это, а бывшие супруги остались послушать. Через минуту оба сидели с открытыми ртами.

— Во истину велик и могуч русский язык, — в чистейшем шоке изрёк Реван. — Но это, по крайней мере, лучше, чем «Рамштайн».

Бастила предпочла исчезнуть.

Вдруг наступила тишина, и из облака дыма появился Нихилус.

— «Ушли?»

Реван кивнул.

Владыка Голода свистнул. Через пару минут в баре собралась почти вся мужская половина общества.

— Надо так почаще делать, — хитро улыбнулся Экзар. — А то эти бабы уже достали!

— Тебе-то что? — усмехнулся Квай-Гон. — Ни жены, ни подружки.

— Зато меня все просят устроить им прогулку по Явину. А вот хрен им, а не прогулка! Мой Явин!

— А мне устроишь прогулку? — поинтересовался Ксендор.

— Тебе устрою.

Все с хитрыми улыбками посмотрели на тёмных джедаев.

— Вы в своём уме? — опешил Экзар. — Я вообще-то не голубой!

— Говоря об этом, — начал Реван, — Помните, как Нихи снял маску перед Гитани?

Все закивали. Как же такое забыть?

— Нихи, ты мне друг?

Ситх как-то неопределенно пожал плечами.

— Покажи лицо, а? Мы ж друзья!

— А мы, значит, нет? — фыркнул Бэйн.

— Но я знаю его дольше. Да и тем более, я-то уж точно не голубой, в отличие от некоторых.

Все стали коситься друг на друга. Что это за намеки?

Нихилус в это время снял маску. По лицу Ревана было сложно понять, что он увидел, но когда ситх надел маску обратно, он выдал:

— Блин, Нихи, ради тебя я готов сменить ориентацию.

Владыка Голода агрессивно зашипел и спрятался за барной стойкой. Реван в голос захохотал.

— Это надо отметить!

— Без нас? — поинтересовалась появившаяся Сатель, в сопровождении других девушек, среди которых былая злая, как ситх, Митра.

— Ой…

— Да начнётся вечеринка! — закричала Занна.

И понеслась…

*

Хоть это утро стало обычным. Все были в стельку пьяные и снова полураздетые. Один только Реван, который выпил на этот раз очень мало, сидел полностью облаченный в свой костюм и смотрел, во что превратился бар. А тут было, на что посмотреть.

Нихилус снова зарылся в тряпках и храпел. Бастила и Митра лежали на груди Ксендора. Дуку прикарманил себе Экзара. Ксанатос, прямо как маленький ребёнок, спал на руках Квай-Гона. Сайфо Диас был привязан к дивану, который был полностью завален пустыми бутылками. Бэйн же спал в обнимку с Сатель, что слегка разозлило Ревана. Внучка, как-никак!

— Водка стынет!!!

Поскольку это всегда срабатывало, не могло не сработать сейчас. Через пару минут уже никто не спал. Только Нихилус не мог выбраться из сваленных плащей, потому что среди них потерял свой.

— На этот раз я помню о случившемся, — произнёс Реван веселым голосом. — Скажу честно — это было весело и страшно. Начнём с хорошего и перейдем к лучшему. Мы решили делать в баре ремонт, — адепты Силы закивали, передавая по кругу банку с рассолом. — А второе… Нихилус женится!

Ксанатос подавился рассолом и выплюнул его на Квай-Гона.

Все разом повернулись к куче плащей, из которых высунулся офигевший Нихилус. От столь неожиданной новости он позабыл все маты, которые знал.

— Только есть одна проблема, — замялся Реван, — У тебя сразу две невесты.

Владыка Голода сглотнул и в чистейшем шоке произнёс:

— «Ох**ть!»

Комментарий к Нежданчик в двойном размере, или Вечеринка продолжается! Это своеобразный подарок всем тем, кто так ждал свадьбу Нихилуса и Митры. Ну что ж, время теорий! Кто же будет второй невестой?

====== Ремонт от КотОРов, или Реванш Ревана ======

Прошёл всего день с того момента, когда Реван объявил о свадьбе Нихилуса, Митры и ещё одной загадочной невесты, а адепты Силы уже стояли на ушах. Одни гадали, кто же может быть второй невестой, а другие — сколько же выпил Владыка Голода, раз ТАКОГО не помнит.

Реван же отмалчивался и готовился к другому, более важному, на его взгляд, событию — ремонту бара. Что задумал ситх — неясно. Готовилось что-то грандиозное, потому что к ремонту подпустили только «старичков» — рыцарей Старой Республики, будь то ситхи, джедаи или что-то среднее, что так и не получило название.

Счастливый Реван все утро бегал с банками краски, клея, известки и коробками кисточек. Было ясно одно — дело серьёзное. Делать ремонт согласились немногие (жизнь Нихилуса обсуждать, видите ли, интересней!), а конкретно: Экзар, Ксендор, Атрокса, Трея, Сион и Сатель. Последней на жизнь Нихилуса было начихать, ибо он ей нравился исключительно из-за своих шуток, не более, да и Реван заставил.

Пока Экзар, Ксендор и Сион уносили стулья, а дамы накрывали целлофаном барную стойку, Ксанатос на пару с Реваном попрятали всю выпивку и вдруг наткнулись на ящик с печеньем.

— Кто заханырил печенье, жмоты?! — крикнул Реван.

На его зов явился Нихилус, забрал ящик и исчез.

Это не осталось незамеченным. Его армия фанаток недовольно вздохнула.

— Прячется, гад, — прошипела Эйтрис. — Боится, что проходу не дадим.

— Правильно делает, — заявила довольная Митра, — А то я бы ему такое устроила!

— Ой, да прекрати уже, — фыркнул Визас. — Если он сделал тебе предложение, это не значит, что он на тебе женится.

— Ты просто мне завидуешь!

— Завидую? Тебе? И в чем же, интересно? Ты целыми днями только и мечтаешь, что стать его женой, а он с тобой даже не разговаривает. Со мной же он путешествует и гуляет по ночным планетам. Так кто кому завидует?

Митра покраснела от злости.

— Ему нельзя жениться! — заявила Занна.

— Почему же?

— Он же олицетворяет холостятскую жизнь! Он веселится, закатывает крутые вечеринки. А если он женится, то все это пропадет! Мы его тогда потеряем навсегда.

— Значит, вторая невеста — не ты, — задумчиво произнесла Митра. — Может, Атрокса?

— Ее не было на вечеринке, — напомнила Визас, — Да и с учителем они просто друзья.

— Пьют и смотрят гонки? — уточнила Эйтрис, на что Визас кивнула. — Его невеста точно не Атрокса и не Сатель.

— Почему не Сатель? — поинтересовалась Митра.

— Думаешь, Нихилус бы рискнул приблизиться к внучке Ревана?

— Здравая мысль.

Вдруг послышался грохот. Все девушки разом обернулись. Оказалось, что Ксендор случайно пролил белую краску на Экзара. Тот матерился так, что сам Нихилус не выдержал и явился, обрабатывая матами Куна. Вот и был матершинный треугольник: Ксендор орёт на Нихилуса, Нихилус орёт на Экзара, а Экзар орёт на Ксендора. Через пару секунд к этому добавился Реван и превратил матершинный треугольник в матершинный квадрат.

— Да заткнитесь!!! — заорал Реван.

Все трое замолчали.

— Вы можете хоть что-то нормально сделать? Почему надо делать все через задницу?!

Крики вновь возобновились, но были прерваны вполне себе логичным вопросом Нихилуса:

— «Так на ком я женюсь?!»

— Ты точно хочешь знать? — спросил Реван, на что Нихилус кивнул. — На девушке.

— «**** как полегчало-то *** сразу!»

— На красивой девушке, — добавил Реван с наглой ухмылкой.

— «Так какого *** я женюсь на Митре?!»

— Ты не охренел?! — закричала Сурик, схватила первое, что попало под руку, а именно банку с краской и швырнула в Нихилуса.

Тот ловко уклонился, и банка попала прямо в бутылку с вином, которая моментально разбилась.

— Что… Что ты натворила, женщина?! — заорал Реван. — Это было моё любимое вино тысячелетней выдержки, а ты…

— Хорош ныть!

— «Так на ком я женюсь?»

— Да не женишься ты, дурень! — не выдержал Реван. — За такого мозгоклюва как ты даже Бастила не выйдет!

Все замерли на месте, не веря словам ситха, а в следующую секунду Силу сотрясло громогласное: «ЧТО?!»

Где-то на Корусанте Палпатин нервно перекрестился, чуть поближе, в Силе, Вишейт поклялся больше не пить, ибо с похмелья этот крик показался ему оглушительным.

— Это была шутка, ясно? — оправдывался Реван. — Ты, Нихи, задолбал своими шутками, вот я и решил, так сказать, нанести ответный удар.

Нихилус стоял с поистине офигевшим лицом, благо, этого никто не видел. Митра же готова была сквозь землю провалиться от стыда, а Визас взлететь в небо от злорадства.

— «Реван, ***, ты *** *** что ли?! Совсем *** поехал ***! ***!!!»

— Но кое в чем я не соврал! — с опаской произнёс ситх, видя, что Нихилус готов заехать ему кулаком по носу. — Свадьба действительно будет! У Митры и Ксени!

— ЧТО?!!!

На этот раз Палпатин подпрыгнул на своём троне во время важного совещания и обратился куда-то в небо: «Да тише вы там!» На удивленные взгляды политиков Вейдер лишь сочувствующе покрутил пальцем у виска.

Из-за барной стойки высунулся Ксанатос с офигевшим лицом.

— Я?! На этой старухе?!

— Ксеня-старший! — поправился Реван.

Ксанатос облегчённо вздохнул, а вот Ксендор побледнел настолько, что теперь был белее измазанного в краске Экзара.

Нихилус же настолько сильно обрадовался, что не жениться снова, но в то же время чертовски злился на Ревана за такую шутку. Поэтому он поступил так, как делал всегда — ушёл в депрессию. А вдобавок ко всему он ещё и подсел на новую группу под названием «Galactic Empire».

Итог дня: Нихилус до сих пор олицетворяет холостятскую жизнь, Реван на коленях вымаливает у него прощение, Митра и Ксендор дерутся, ибо жениться они не хотят, а ремонт откладывается на неопределенный срок.

В выигрыше остаётся только одна девушка из «армии Нихилуса», с любовью смотрящая на обручальное кольцо у себя на пальце.

Комментарий к Ремонт от КотОРов, или Реванш Ревана Galactic Empire – Имперский марш

====== Великий кинематограф, или Сказ о том, как Нихилус с женой выясняли отношения ======

Комментарий к Великий кинематограф, или Сказ о том, как Нихилус с женой выясняли отношения Кто не хочет знать имя жены Нихилуса – не читайте. Может, вы другую видели на её месте, а тут я со своей версией

Квай-Гон появился как всегда во время. Нужно отметить, что ситуация, свидетелем которой он оказался, была довольно необычной и даже странной. Реван, Экзар, Ксендор и «армия Нихилуса» сидели на барной стойке и ели попкорн. Ксанатос следил за видеокамерой, на которую записывался жаркий спор Нихилуса и Визас.

— «Дура!»

— Сам дебил!

— Чего это они? — шепотом спросил Квай-Гон у Реван.

Ситх протянул ему попкорн и произнёс:

— Кино смотрим. Эти двое уже час орут друг на друга. Это похлеще, чем «Санта Барбара». Столько нового о них узнал!

Меж тем спор продолжался.

— «Не зря я не хотел спускаться на Катарр. Надо было слушать Силу, может не познакомился с такой занозой как ты!»

— Да тебе вечно что-то не нравится! Хватило твоих гуляний! Или мне напомнить, как ты напился в дупель и голым по Коррибану бегал?!

— «Ах, так?! А не напомнить, как ты таскалась за этим долбаным джедаем, поцеловала его, а он оказался голубым?»

— Зато я не играла с Реваном в карты на раздевание!

— «Правильно! Тебя же разденут на первой раздаче, истеричка!»

— Я истеричка? Тогда вы — долбодятел!

— «***, чему я тебя учил?! Долбодятел… От кого ты понабралась этой пошлятины? Хочешь научиться материться? Я тебя научу, ты *** *** ***! *** *** ***!»

— Хорош мне мозги клевать, долбоящер! Я тебе сейчас так настучу, что ты на свою вшивую задницу сесть не сможешь!

Реван присвистнул, за что получил подзатыльник от Бастилы и пинок под зад от Митры. С грохотом он упал с барной стойки.

— «Ты мне угрожаешь?..»

Следующее сказанное мы пропустим, ибо детям это слушать не рекомендуется.

— Ой, напугал! Я прошла через все ваши угрозы, учитель. Думаете меня напугать?

Нихилус фыркнул и показал ей на обеих руках средний палец.

— Что, фантазия кончилась? — злобно усмехнулась Визас.

— «Ох ты у меня сегодня отгребешь, ***!»

— И это благодарность за проведенные дни? Хоть бы спасибо сказали!

— «За то, что ты мне мозги клювала почти четыре тысячи лет?»

— Хотя бы за гитару!

— Так это ты ему подарила гитару?! — воскликнула красная от злости Митра.

— Ну да, на твою он по пьяни задницей сел!

— Её же джедаи сломали!

— Так он к ним на час свалил, напился и сел на гитару, а после от стыда боялся сюда заявиться.

— «Ах ты ж *** ***! *** *** ***!»

— Сам такой, дятел!

— «Дура!»

— Дебил!

— «*** ***!»

— Значит, так? Да как меня угораздило выйти за тебя замуж?!

— ЧТО?!!! — разнеслось в Силе с невероятной мощью.

Где-то Палпатин свалился с трона и начал матами орать куда-х в пустоту. Вейдер молча развернулся и решил, что насмотрелся на старого маразматика.

— Мы ещё при жизни поженились, — добавила Визас, глядя на разъяренного Нихилуса. — Ты не смог бы скрывать это дольше!

— «Я четыре тысячи лет скрывал это, ***! Так какого *** ты испортила все ***?!»

— Да задолбал уже! Липнут тут к тебе всякие шлюхи, а ты…

— Кто это тут шлюха?! — воскликнула Митра.

Реван ущипнул её за задницу, что не скрылось от Бастилы.

— Бабник старый!

— Получше тебя буду!

— Это будет шикарный фильм, — мечтательно выдохнул Ксанатос.

В итоге все ситхи и джедаи орали друг на друга. Реван заявил, что любит Митру, Бастила же кричала, что не оставит мужа, пусть и бывшего. Визас и Нихилус снова орали друг на друга, а под конец забыли, из-за чего все началось, и предпочли удалиться. Когда в баре остался один Ксанатос, появился не на шутку злой Реван.

— Ох уж эти бабы! Все мозги проели!

— А ты с Митрой и правда…?

— Нет, конечно. Просто Бастила достала, вот я и решил от неё избавиться.

— Послал бы её к Вишейту.

— Ксеня, я же не садист! Мне Вишню тоже жалко.

Ксанатос пожал плечами и решил спрятать запись, чтобы Нихилус вдруг не решил «исправить ошибки прошлого».

— А что насчёт ремонта?

— Пфф, — фыркнул Реван, — Пока бабье царство ведёт междоусобные бои, мы тут такой ремонт закатим!

— То есть, ремонта не будет? — сделал вывод Ксеня-младший.

— Мне сейчас не до ремонта! Надо ещё со стольким разобраться…

— Опять в запой уйдёшь?

Реван вздохнул. После того, как Ксанатос стал барменом, он каким-то образом стал угадывать дальнейшие действия ситха.

— Я бросаю пить, — заявил Реван. — Буду курить. Не так вредно. Можешь у Бэйна сигарет стырить?

— Ну нет! — замахал руками Ксанатос. — Я к нему больше не полезу. Мне знаешь, что интересно, когда это Нихилус и Визас успели пожениться?

Реван задумался. А ведь и правда, когда?


*

Почти четыре тысячи лет назад…

В стельку пьяные учитель и ученица сидели на большом камне и смотрели на звездное небо с поверхности Коррибана. Визас икнула, а Нихилус как-то по-дурацки хихикнул.

— Знаете, учитель, — невнятно произнесла Визас, — А ведь между нами что-то есть…

Ситх поднял пустую бутылку портвейна и утвердительно кивнул.

— Я люблю… Ик!.. Вас…

— «Знаю…»

— Откуда?

— «Видел плакат в твоей комнате… Когда это ты меня голым сфоткала?»

— Когда вы в душе были, — её губы расплылись в глупой улыбке.

— «Да ты что?.. А я вот тебя… Ик!.. Не видел…»

— Многое теряете, — Визас попыталась встать, но Нихилус потащил её назад и усадил себе на колени.

Он долго смотрел на неё, а после достал откуда-то кольцо, поднялся на ноги, уронил Визас на землю, споткнулся об неё и упал рядом.

— Учитель, вы как? Может, ещё бутылочку?

Ситх махнул рукой, поднялся на ноги и, чуть пошатнувшись, протянул ученице кольцо.

— «Люблю тебя, Визи. Будь моей… Ик!.. женой.»

— И я тебя люблю, Нихи…

— «Для тебя я Учитель, а ты моя ученица.»

— А жениться нам можно?

Нихилус почесал затылок и едва не упал на спину.

— «Давай у джедаев спросим?»


*

Неизвестно, как пьяные ситхи попали в Храм джедаев, но фурор они точно произвели. Все с выпученными глазами смотрели на странную парочку. Кое-как ситхи нашли магистра-джедая. Поскольку Нихилус говорил на старом языке, инициативу взяла на себя Визас.

— Жени нас! — для большей уверенности она активировал световой меч. — А то зарежу.

Джедай быстро произнёс клятву из какого-то фильма. Нихилус повернулся к Визас и попытался одеть ей на палец кольцо. Именно попытался, потому что получилось у него лишь с третьей попытки. Поцеловать жену он не смог, а потому обещал сделать это утром.

Вот так пьяная парочка ситхов, покачиваясь, покинула Храм.


*

— Было бы интересно узнать, — мечтательно произнёс Реван.

— Нам тоже, — вздохнула появившаяся Визас.

— Брак по пьяни?

— Или по любви? — предположил Ксанатос.

— «По пьяной любви ***,» — бросил со своего облака Нихилус и затянул долгую песню своим фальшивым голосом.

Визас схватила со стола бутылку и швырнула в учителя. Попала прямо в голову. Нихилус с грохотом упал на пол.

— «Визас ***!!!»

====== Скука Ревана настигла, или Ремонт: дубль два ======

Не так страшен черт, как его малюют.

Весть о том, что Нихилус женат на бывшей ученице не произвела ожидаемого фурора. В это просто тупо никто не поверил. А даже если и поверили, то, попытавшись найти джедая который их поженил, перестали в это верить. Несмотря ни на что, «армия Нихилуса» продолжала таскаться за бедным ситхом как верные собачки. Даже Митра, немного позлившись, присоединилась к ним, потому как Нихилус вернулся к своим гуляниям и рок-концертам. У него все шло гладко, а вот у Ревана.

— Просыпайтесь, черти!!! — заорал он в громкоговоритель. — Повторим попытку ремонта!

На этот раз собралось куда больше людей. Фанатки Нихилуса решили чуть-чуть передохнуть (лишь бы не передóхнуть) и, вооружившись кисточками, принялись искать краски и рисовать. Экзар Кун, который едва смог смыть с себя белую краску, надел защитный комбинезон (взял его, видимо, там же, где Реван берет все остальное барахло) и пригрозил Ксендору, что если тот попытается ещё раз пролить на не краску, то одним пинком под зад он не отделается. В общем, все начиналось как нельзя лучше, если бы не одно «но». Это самое «но» носило поистине дьявольское имя и скверный характер — Люцифер. Приковыляв на своих мохнатых лапах и усевшись на газету, он принялся вылизываться. В это время Бэйн, не оправившийся после пьянки с Йодой, шёл вперёд с закрытыми глазами и чашкой горячего, как лава Мустафара, кофе в руках. Люцифера он не заметил, а потому с заспанной душой и пока что чистым халатом споткнулся об это недоразумение. Весь кофе вылился на него. Сразу протрезвевший Создатель Правила Двух вскочил на ноги и так заорал, что его на далекой-далекой Земле услышал Джа-Джа Абрамс и с перепугу включил в канон.

К слову, матов Бэйн знал не меньше Нихилуса, если не больше, только никогда ими не пользовался, сейчас же настал, так сказать, экстренный момент.

— Ой, — в чистейшем шоке произнёс Реван.

Бэйн двинулся на него, закатывая рукава.

— А я-то что? — испугался Реван. — Под ноги надо было смотреть!

В этот самый момент явился дедушка Андедду в не самом приятном расположении духа. Случайно он наступил на хвост Люциферу, тот подскочил и поцарапал ситху лицо. Тогда же Нихилус, сидящий на своём облачке и красящий потолок, случайно уронил банку с краской, и та упала прямо на голову Андедду. Повисло напряжённое молчание.

На удивление, Андедду не рассердился и даже не швырнул молнию в Нихилуса, потому как уже давно любит делать ремонты.

Ровно час мужская половина провозилась с обоями. Наклеили ровно один лист, и то криво, испортили три рулона и, посчитав это достаточным, отправились на перерыв.

— Мда… — вздохнул Реван, — Не так я себе представлял ремонт.

— А как, интересно? — усмехнулся Андедду.

— Ну, сидишь себе, обдираешь обои, а новые сами наклеиваются.

— Э, нет. Ремонт — это целое искусство.

— Что-то мне подсказывает, что будет у нас ещё один искусствовед, — прошептал Экзар. — Слушай, Рева, а чего ты вообще затеял ремонт? Вроде и так все нормально.

— Просто мне стало скучно! Раньше мы пили, веселились, встречали новеньких, а сейчас? Палыч на троне, Ведро по Галактике мотыляется, даже Вишня уже надоел. Что делать, а?

— Есть же ещё Сковородкер-младший, — напомнил Ксендор. — И Рыжик Кеноби. Да и чего Палыча не хочешь подоставать?

— Вам легко говорить, шляетесь по всей Галактике, а я сижу тут как петух на насесте!

— Зато ты все вещи называешь своими именами, — пожал плечами Бэйн.

Реван прищурился.

— Ты это на что намекаешь?

— Признай, тебе не просто скучно, ты утратил свои способности.

— Что?! Да я… да ты… да пошли вы все! Вот спорим, что я до конца этого ремонта успею заставить Палыча поседеть, Руина отравить Малака тухлыми чебуреками, а… а с Вишейтом я подружусь! И не спорьте, моё время пошло!

С этими словами он исчез. Ситхи удивлённо переглянулись, а Бэйн озадачено открыл рот.

— Да я ведь пошутил…


*

Шутка или нет, а Реван решил всерьёз взяться за выполнение поставленных им же целей. Начать он решил с самого простого, а потому отправился на Татуин, где долго блукал, пока не встретил Руина в его лавке «свежей» выпечки.

— Фаниус! Как жизнь?

Руин активировал световой меч и рассек им Ревана. Призрака он этим не убил, но обидел очень сильно.

— Ну на тебе! Я к нему поговорить, а он меня мечом. Капец! А ещё считаешься самым интеллигентным джедаем!

— Да после ваших шуток с Нихилусом только это и называется интеллигентностью! — выдохнул ситх и отключил меч. — Где Костяшка?

— На своём облаке горланит песни. Я чего пришел-то… Ты можешь…

— Нет, — оборвал его Руин.

— Но я ведь не закончил!

— Все равно нет. Меня и так уже уважать перестали, не хочу скатиться до уровня Вишейта.

— Тогда дай мне самый тухлый чебурек.

— У меня свежая выпечка, дурень! Вали отсюда, всех клиентов распугаешь!

О каких клиентах шла речь — Реван не понял, потому что кроме песка здесь ничего не было.

Недовольный, он переместился в дворец на Корусанте, но не успел пройти дальше, как сработала сигнализация и из-за угла выскочил Палпатин с какой-то странной пушкой, крестом, стаканом святой воды и солью.

— Пошли вон!!! Я вас всех со свету сживу, мерзкие джедаи!

Решив, что Палыч окончательно ополоумел, Реван дал ему пинка под зад и прокричал прямо в ухо:

— Я — ситх, дятел!

Сидиус завизжал и бросился бежать, но по пути он пролил святую воду, поскользнулся и покатился прямо к своему трону. Реван сделал жест рука-лицо и тяжело вздохнул.

— И этот ситх завоевал Галактику? Что за на***?!

С такими мыслями он направился к Вишейту, но, так как настроение у него было хуже некуда, он поступил как настоящий садист — переправил в постель к спящему Вишейту свою спящую бывшую жену. Через пару минут в Силе стоял такой ор, что Палыч пошёл опять запасаться святой водой.

К слову, орал Вишейт не хуже, чем пел Нихилус. Прекрасный бы вышел дуэт. Дуэт котов, которым хвост прищемило дверцей холодильника.

Совершенно разбитый Реван вернулся в бар и так и застыл на месте, глядя, как все изменилось. Самый современный бар, нормальными стульями и диванам (диваны — это святое, особенно после пьянки). Но в баре никого не было.

Как вдруг откуда ни возьмись появились все знакомые ситхи и джедаи: «армия Нихилуса» во главе с ним самим, оба Ксени, Бэйн, Экзар, Квай-Гон с женой, недотриумвират, Нага Садоу, Рагнос, Аджанта Полл и… связанный Малак.

— С праздником, Реван! — воскликнула Митра.

— Каким праздником? — удивился ситх.

— Ну как же? День победы в Мандалорских войнах! Мы тебе и подарок приготовили.

Она указала на связанного Малака.

— Делай с ним, что хочешь.

Реван приложил руку к сердцу и спросил:

— А можно я ему морду набью?

— Да хоть что отбей ему!

— Ура!!!

С радостным воплем Реван бросился на Малака, со всей силы дал ему по носу и остановился.

— А выпить не найдётся?

— «Найдётся и закусить!» — произнёс Нихилус, доставая из своей заначки печеньки «Тёмная Сторона».

— Жизнь… Тьфу, ***, смерть прекрасна! — закричал Реван.

Комментарий к Скука Ревана настигла, или Ремонт: дубль два Так, дорогие читатели и подписчики, пора бы наконец-то узнать, сколько вас. С выходом каждой главы я жду отзывов, критики, а вижу лишь “интересно, проду”.

И, так как у меня скоро начинается активная подготовка к экзаменам, времени писать будет оставаться мало. Поэтому прошу вас решить, какому фику стоит уделить больше времени:

1) ” Будни призраков Силы”

2) “Империя Скайуокера”

3) “Будни имперских офицеров”

Прошу, не молчите, лучше от этого не будет

====== Призрачный Гонщик, или С огоньком до Камино! ======

Реван уже час сидел за датападом и то и дело вздыхал и наклонял голову. После очередного восхищенного вздоха и довольно странного комментария, — «Очешуеть, какие изгибы!» — на него стали странно поглядывать.

— Чем он там занимается? — с подозрением спросила Бастила.

Митра пожала плечами.

На разведку, как самый «ответственный», отправился Нихилус и… завис на пару с Реваном. Иногда оба ситха одновременно склонялись головы на бок и оставляли такие комментарии, что многим казалось, что-то, что они смотрели, было предназначено явно не для детей.

— Ты это видел? — воскликнул Реван. — Видел, что она вытворяет?

— « Хочу…»

— У тебя ж вчера днюха была! Надо было раньше думать. Теперь жди ещё триста шестьдесят семь дней! *

— «Но тебе-то меньше!»

— Думаешь, мне Бастила позволит обзавестись такой цыпочкой?

— «Давай ещё посмотрим?»

— Давай!

Реван включил запись сначала. На этот раз к просмотру присоединилась Митра. Неизвестно, что именно так восхищало мужчин: разодетая не хуже Тэлон женщина, или мотоцикл, на котором она ехала.

— Молния Х-300 шикарна! — вздохнул Реван и вдруг его осенила гениальная мысль. — Я достану Молнию!

С этими словами он исчез, а Нихилус обратился к Митре:

— «Он ведь это про девушку, а не этот ржавый драндулет?»

К несчастью для Нихилуса и к счастью (а может и нет) для остальных, Реван прикатился на новом мотоцикле.

— «Эй, я бабеху заказывал!» — возмутился Нихилус.

— Чувствую себя как Призрачный Гонщик, — блаженно улыбнулся Реван. — Хотя… О чем это я? Я ведь и есть Призрачный Гонщик!

Нихилус настолько обиделся на друга, что стащил из бара виски и отправился на своё облачко, а оттуда уже швырнул бутылку в Ревана. Ситх насквозь промок. На левой руке он показал Владыке Голода средний палец. Тот ответил ему тем же жестом на обеих руках.

Мимо Ревана как раз прошелся Бэйн с сигаретой в руках и, не глядя, метнул молнию в зад Нихилуса. Ситх поднял страшный ор и предпочел исчезнуть.

Как говориться, беда не приходит одна (нет, Андедду в отпуске). Всего лишь одна искорка с сигареты Бэйна упала на голову Ревана, и тот воспламенился.

— Караул!!! — в ужасе заорал ситх и с перепугу нажал на газ. — На Камино, срочно!!!

— Реван! — закричала Митра, но ситх уже исчез. — Идиот… Камино в другой стороне!

К несчастью, Реван узнал об этом слишком поздно.


*

На Татуине как раз проходили очередные гонки Бунта Ив. Не успели объявить старт, как мимо участников на всей скорости промчался горящий человек на мотоцикле и испарился. Трибуны замерли в тишине, впрочем, как и участники. Через секунду Призрачный Гонщик появился снова, однако ехал уже в обратную сторону.

— ***, Камино в другой стороне! — крикнул он и исчез, но тут же снова появился и обратился к участникам: — В какой стороне Камино?!

Все стали указывать в разные стороны. Двуголовый оратор произнёс в громкоговоритель:

— Уважаемый, я по навигатору посмотрю!

— К ситху навигатор! Я горю!!!

Он нажал на газ и поехал куда глаза глядят.

Оказался он на Мустафаре, во дворце Вейдера, который как раз был там и медитировал. Увидев летящего, — а иначе это не назовешь, — горящего Ревана на мотоцикле, он ни капельки не удивился. Призраки и раньше навещали его, с некоторыми он даже в карты играл. Так что этот его не особо удивил.

Видимо, Реван свернул куда-то не туда, потому что добрался он до ещё одной пустынной планеты и, не спрашивая дороги, рванул куда подальше. К счастью, он успел добраться до Камино. Благо, призраку в пробке стоять не надо. С разгону ситх упал в воды планеты.


*

В баре он появился далеко не сразу. Он весь был чёрным и обгоревшим, и от него до сих пор шёл дым.

На его появление не обратили внимание. Все сидели у телевизора и ржали с последних новостей, а именно: Призрачный Гонщик на гонках Бунта Ив, штурмовики, с перепугу попавшие по всем целям из-за какого-то призрака, которого они приняли за своего недавно погибшего товарища, лейтенант Максимилиан Вирс, который шёл по коридору «Опустошителя», увидел призрака и от шока выпил (или вылизал?) банку медовухи, подаренной ему Галеном Эрсо, и, наконец, не на шутку напуганные каминоанцы, у которых в море рыба с перепугу попрыгала в центр клонирования. Теперь у каминоанцев было дофига рыбы.

— Благодаря Призрачному Гонщику запасы рыбы в Галактике пополнились. Осталось лишь решить, куда девать эту рыбу.

Адепты Силы заржали и только сейчас заметили свежеиспеченого Ревана. Тот стоял и дымился, а сказать ничего не мог.

— « Я же говорил, надо было брать бабу!» — произнёс Нихилус.

За это он получил под зад от Митры, которая в добавок стащила у Бэйна зажигалку и подожгла пятую точку ситха. Нихилус замахал руками и заорал благим матом.

— «*** !!! Где б Камино на***?!»

Он скинул Ревана с мотоцикла, нажал на газ и… врезался в огромную бочку с водой (как она тут оказалась — непонятно), которая тут же выпустила всю воду наружу. Пока ситхи и джедаи плавали и спасали выпивку и печеньки, появился Андедду в пляжных шортах, солнцезащитных очках и соломенной шляпе и заорал:

— Да б*** только ремонт сделал!!!

Он запустил молнию по воде, но не учел, что Нихилус поднимет всех в воздух и что молниями достанется самому Андедду.

— «Упс…»

Комментарий к Призрачный Гонщик, или С огоньком до Камино! * если кто не знал, в ДДГ 1 год = 368 дней.

Интересно, а кто-нибудь заметил отсылку к другому фанфику? ;)

====== Два дебила – really сила, или Валера, покойся с миром в луже виски ======

После того, как два раздолбая (их имена вам известны) испортили бар и отпуск ужасу всея Силы, началось то, чего раньше все может и хотели, но сейчас лютой ненавистью проклинали — ремонт. На этот раз Андедду решил сыграть роль рабовладельца Уотто, а потому взял пиво, уселся на кресло, которое два виновника кое-как вогрузили на барную, и принялся раздавать все тем же недотепам указания.

Нихилус матерится так, как не матерился даже тогда, когда Митра выложила видео, где он пьяным переходит на Светлую Сторону и целует Винду, на СилаТьюб (к слову, он стал лидером по просмотрам). Реван же молчал, потому что от этого зависило существование Молнии.

Пока оба ситха пытались разобраться, как орудовать швабрами, прошло уже немало времени, за которое повстанцы успели создать Альянс, стырить план гостиницы на Скарифе и подорвать Альдераан. В конце концов Андедду психанул и, назвав ситхов двумя долбо**ами, саморучно взялся восстанавливать причиненный урон, но при этом заставил Косоруких притащить ему краску и обои.

Реван и Нихилус исчезли, а через десять минут вернулись. То есть как, вернулись? Видимо, они снова отоваривались на свалке Татуина, потому как Реван сидел в ржавой тележке из супермаркета, вывалив ноги наружу, а Нихилус катил его, при этом оба истерически смеялись, пока не влупились в стену.

Андедду схватил за шкирку обоих. Реван, будучи ниже, махал ногами, а Нихилус приподнял старого ситха, потому как ему было лень наклоняться.

— Вы — два кретина! — заорал Андедду. — Идиоты! Дебилы! Долбоящеры! Как можно быть настолько тупыми? Да у того же Кеноби мозгов больше, чем у вас двоих!

— Ну чего сразу орать? — попытался достать до пола Реван, когда его капюшон предательски затрещал.

— Да вы когда рядом находитесь, у вас мозги делятся на…

-… половинки?

— Четвертинки! Не зря говорят, два дебила — это сила! А теперь ты, перебежчик хренов, определись со стороной и убери весь тот хлам, который притащил со свалки Татуина!!!

Нихилус захихикал. К несчастью, Андедду это услышал.

— Теперь ты, дылда-переросток…

Владыка Голода что-то пробормотал. Явно что-то нецензурное.

— Тебе уже четыре тысячи лет, а ты… ты… Да я даже не знаю как назвать такое быдло, как ты!

Нихилус вырвался из схватки ситха и послал того куда подальше самыми изощренными эпитетами.

Андедду метнул в него молнию, но в это время Реван дернулся, из-за чего ситх промахнулся. Какая-то жирная точка упала в лужу виски. Нихилус опустил взгляд и медленно поднял дымящуюся дохлую муху.

— «Ты что сделал?» — в чистейшем шоке произнёс он. — «Ты убил Валеру…»

— Что?! — вскрикнул Реван.

Тогда его капюшон треснул по швам, и ситх шмякнулся больным местом банку с краской.

— Какой к хатту Валера? — не понял Андедду.

— «Он жил тут уже пару сотен лет… Я его Ксениной перхотью кормил…»

— Как ты мог?! — закричал Реван. — Валера был нам как брат! У него была жена и дети, а ты…

— Да это же просто муха!

— «Простым мухам имена не дают!» — зашипел Нихилус. — «А у него было имя. Он единственный, кто пережил полёт в желудок Диаса и обратно. А ты взял и убил его!»

— О Сила… — закатил глаза Андедду.

Как раз тогда появился Бэйн, который за шкирку тащил Ксеню-младшего за барную стойку.

— Тут сиди!

Только ситх отвернулся, Ксанатос показал ему язык и гордо направился начищать бокалы.

— Чего разорались?

— Он убил Валеру! — надрывно крикнул Реван и указал на Андедду.

Ксанатос выронил бокал, а у Бэйн отвисла челюсть.

— Как?! — одновременно спросили они.

— «Молнией!» — зарыдал Нихилус, показывая на ладони дохлую муху.

— Валера!

— Дурдом! — заорал Андедду и исчез.

— Покойся с миром, Валера, — произнёс Бэйн, — Пусть лужа виски будет тебе пухом.

Вдруг откуда-то появился Экзар в пляжных шортах и рубашке. В руках он держал ящик с пивом и пакет со световыми мечами.

— Бэйн, чего свалил? Обещал же забрать этих мозгоклювов и вернуться. Там уже Вейдер Тантив 4 догоняет! Где Валера? Там ему столько перхоти нашлось. Скоро же Кеноби грохнут! Народ, вы чего?

— «Валеру убили!» — зарыдал Нихилус, проливая слёзы на лысину Бэйна.

— Во те раз! А кто тогда сейчас у Диаса в залысине дрыхнет?

Нихилус присмотрелся к трупу мухи на ладони и, всхлипнув, радостно произнёс:

— «Да это ж Иосиф!»

Реван ударил себя рукой по лбу и где-то в Силе услышал недовольное ворчание Андедду. Мда… Два дебила — really сила.

— А чего ты так вырядился? — спросил Реван. — У кого там днюха?

— Так ведь Явинская битва скоро начнётся! Пошли, а то пропустим, как Вейдер будет дочурку пытать!

— Принимаются ставки! — закричал Реван.

И пошло веселье…

Комментарий к Два дебила – really сила, или Валера, покойся с миром в луже виски Да, я вернулась! Идея главы пришла мне во время поездки в ДВФУ, где в автобусе мой дурак-одноклассник убил муху, которую все окрестили Валерой. (Если среди моих читателей найдётся Валера или Иосиф, прошу прощения)

И да, с этой главы начинается все веселье. Следующая выйдет скоро (не через месяц, раньше), но если будете комментировать, оставлять пожелания и просто напоминать о своём существовании – глава выйдет быстрее.

За задержку простите, ибо школа для меня – святое.

P. S. Хотите продолжение рубрики историй-приквелов о создании “призрачного клана”?

Да пребудет с вами Сила!

====== Начало великого мордобоя, или Как надрать зад джедаю ======

Когда-то все попадали на эту сторону Силы именно так, как сейчас попал бедный (не в смерти дело, а в тех, кого он бесил) Оби-Ван Кеноби — умирали, видели свой хладный труп или, в случае Оби-Вана, тёплый плащ и офигевшего злодея. Вейдер, правда, не совсем офигел, просто от счастья забыл, как дышать, от чего его костюм перешёл в режим защиты пациента и долбанул его током.

Пока повстанцы разрабатывали план атаки, адепты Силы решили поприветствовать новичка. А мечи и дубинки так, для красоты взяли.

Офигевший Оби-Ван думал, что станет един с Силой и, открыв глаза, увидит лишь пустоту. Каково же было его удивление, когда из этой пустоты на него уставились где-то два десятка пар глаз самых разных созданий. Из них он узнал только троих: своего учителя, его бывшего ученика и некогда недоброжелателя.

Квай-Гон, Ксанатос и Брук в упор смотрели на Оби-Ван. Наконец, самому младшему из них надоело молчать.

— Фигасе ты постарел, Ува-Ван.

— Кто первым ему морду набьет? — как бы между прочим поинтересовался Реван.

— Я! — все дружно сделали шаг вперёд.

Кеноби отпрянул назад.

— Куда это я попал?

Реван положил ему руку на плечо.

— Это, брат, загробный мир Силы.

— А почему он похож на какой-то наркопритон?

— Квай-Гон, — спокойно произнёс Реван, — Можно я ему морду набью?

— Не надо…

Лишь чудом удалось удержать разбушевавшегося ситха, которого так жестоко оскорбили. Пока Реван пытался дать по морде Экзару, чтобы потом надавать по морде Ксендору, а затем уже и Кеноби, по морде получил он. От Бастилы.

Нихилус, неожиданно для всех, начал принимать ставки, при этом матерясь как бабка на татуинском базаре. Как бы адепты Силы ни любили Ревана, но против Бастилы не попрешь.

О Кеноби как-то сразу забыли, ибо наблюдать за дракой бывших супругов куда интереснее. Только два адепта Силы, затаившие злобу на джедая, решили привести в исполнение свой коварный план.

С пальцев Дуку сорвались молнии и попали прямо в пятую точку Кеноби. Джедай взвизгнул и подпрыгнул так высоко, что Квай-Гон, пребывая в далеко не юношеском возрасте, со всего размаху пнул бывшего ученика под зад. Кеноби пролетел над головой Ревана и врезался в Ксанатоса.

Нихилус засвител и, схватив «награбленное», испарился, а после вернулся с битой в руках.

— «К началу мордобоя готов!»

— Никакого мордобоя! — крикнул Квай-Гон. — По крайней мере до тех пор, пока я не научусь метать молнии. Научишь, пап?

— Научу, сын, — вздохнул Дуку.

Кеноби услышал это и обомлел.

— Учитель… Граф Дуку — ваш…?

— Да расслабься, Оби, — махнул рукой Джинн, — Это он по пьяни меня на сто лет усыновил.

— А ты по пьяни на Темную Сторону перешёл, — фыркнул граф.

— ЧТО?! — заорал Оби-Ван. — Сила, да за что ж мне это?! Лучше б меня Вейдер на фарш порубил!

В этот момент послышался грохот. Все обернулись. Это Бастила повалила Ревана и самодовольно уселась ему на спину. Пару секунд ситх материл бывшую жену, а после резко поднялся на ноги и произнёс:

— Пьём за здравие и за упокой!

Адепты Силы переглянулись.

— Что стоим? Ксеня, наливай! Нихи, бей Кеноби! Сион, хватит жрать!!!

Ситх замер с открытым ртом, так и не успев доесть чебурек из магазинчика Руина.

— Руин туда всякую дурь кладет, что после у него глюки похуже, чем у Палыча по воскресеньям! Жрешь всякую хрень, потом вонища из-за тебя на всю Силу!


*

Они сидели втроём: Квай-Гон, Оби-Ван и Нихилус. У первого был замазан сметаной нос, поскольку Дуку потерял очки и перепутал своего ученика и Диаса. Второй сидел с огромным синяком под глазом. Один только Нихилус сидел с пустой бутылкой в руках и грустно напевал любимую песню. Рядом с ними, меряя шагами помещение, ходил Реван. Сам он выглядел ничуть не лучше. Из-за маски этого не видно, но теперь его все называют Панда.

— Может сядешь? — зевнул Квай-Гон.

— «Да, Панда, может сядешь?»

— Заткнулись, с**и! Как вас троих только угораздило ТАКОЕ натворить?

— Она первая начала! — в один голос выкрикнула троица.

— Это не оправдание! За что вы Жучару прижучили?

— «Потому что жукам не место в клоповнике!»

Реван ударил рукой по лбу и тяжело вздохнул.

— А зачем вы все его красные участки кожи покрасили в розовый?

— Потому что он проcпорил мне, — хохотнул Кеноби, — Я сказал, что повстанцы победят, а он мне не верил.

— А рога он тебе тоже проспорил?

Нихилус не выдержал, заржал и достал из складок плаща напильник.

— Бедный Мол, — покачал головой Квай-Гон, — При жизни покоя не было и после смерти.

— А ну цыц! — крикнул Реван. — Ещё не со всеми разобрались. Квай-Гон, я понимаю, ты был серым джедаем и нужно было определиться со стороной… а ещё ты пить не умеешь… и с девушками нормально общаться…

— Реван!

— Но как ты, тварь ты эдакая, умудрилась такое сотворить?

Нихилус пожал плечами и опустил голову.

— Я все понимаю, сам любил молнии в задницы джедаев метать, а потом запивать это хорошим алкоголем, но ты ж ни разу не попал!

— «И?»

— Сколько ты выпил, что не помнишь, как перешёл на Светлую Сторону?!

— «Зато я помню как ты меня на неё и переводил, Панда-мозгоклюв! И не постесняюсь спросить, а сколько вы, товарищ надсмотрщик, выпили, что сами это не помните?»

Реван открыл рот от удивления, а у Малака от такой речи в прямом смысле отвалилась челюсть.

Удивляло даже не то, сколько выпил Реван, а то, что Нихилус произнёс целых два предложения БЕЗ ЕДИНОГО МАТА!

— Что…? — обомлел Реван.

— «Какого х** ты сп*здил мои печеньки, с**а?!» — заорал Нихи и вцепился в горло Кеноби пальцами. — «Я ж тебя, с**а, так…»

Дальнейшее вам лучше не слушать, ибо Ганнибал, Эрсо и мой дедушка отдыхают, глядя на этого садиста-матершинника.

— «Клянусь моей гитарой, ты, тварь бесхребетная, у меня по полной огребешь, когда твой любимый ученик притащит сюда свою железную задницу вместе с дохлой шкурой Палыча. Понял?!»

И в самый подходящий момент явилась Бастила, и бар опустел в считанные секунды. Один только Кеноби, по незнанию, стал боксерской грушой бывшей Ревана.

Комментарий к Начало великого мордобоя, или Как надрать зад джедаю Я не забыла о вас, расслабьтесь. Каждый ваш отзыв и “доброе слово” мотивируют меня на написание новой главы. Да пребудет с вами Сила! (А заодно и со мной, у меня завтра контрольная и олимпиада по химии)

====== Много шума из ничего, или Во сне не так смешно, как наяву ======

— Реван! — трясла несчастного ситха Визас Марр.

— Мама, ещё пять минут, — невнятно произнёс Реван, — Наши почти победили…

— Империя проиграла!

— Что?!

Ситх свалился с дивана. На него пялилась удивленная мордашка Люцифера.

— Кеноби ж грохнули!

— А повстанцам начихать, — фыркнул девушка.

— А куда Сковородкер и Палыч смотрели?!

— Уж точно не на свою дражайшую Звезду Смерти.

— А Старкиллер где шлялся? Инквизиторы? Куда та тварь синемордая смотрела?

— Да плевать на поражение. Тут есть дела похуже.

— Что может быть хуже тупых тёмных и пьяных светлых?

— Светлые, которые празднуют победу и издеваются над темными.

— Чаво?!

А в соседнем помещении, которое появилось по воле одного очень вредного адепта Силы, вовсю веселились джедаи, и краснели от злости и выпивки ситхи.

Кеноби стоял на столе и произносил тост. Судя по его состоянию, это уже не первый тост джедая и далеко не последний.

— Отпразднуем же победу Светлой Стороны! Кайл, давай нашу джедайскую заводную!

В помещении наступила абсолютная тишина, когда вперёд вышел Нихилус в белом плаще и заиграл что-то весёлое, да ещё и начал петь. При этом он НИ РАЗУ НЕ СФАЛЬШИВИЛ!

— «Во славу Света!» — заорал бывший ситх.

Остальные его тут же поддержали. Одни только ситхи сидели с открытыми ртами, не веря в происходящее.

— Я все ещё сплю… — с опаской произнёс Реван.

Визас схватила его за воротник и заорала ему в лицо:

— Нет, ты не спишь! Без тебя тут творится хрен пойми что! Джедаи готовят восстание, ситхи совсем обленились. Даже Нихилус на Светлую Сторону перешёл! Это нормально?!

Реван отшатнулся. От вида светлого Нихилуса ему стало дурно.

— Пресвятая лысина Бэйна, за что ж мне это?!

На его крик все обернулись. Тогда-то бедному ситху и стало по-настоящему плохо. Все джедаи были одеты в чёрное, а ситхи — в белое.

Реван решил свалить, пока не стало хуже, но Сила, как известно, обладала хорошим чувством юмора, а потому послала ему Малака в платье балерины и с венком цветов на голове.

— Твою мать…

С этими словами Реван потерял сознание.


*

Очнулся он от того, что кто-то тряс его за плечи, а вокруг была холодная… вода?

— Реван, вставай!

Ситх подскочил на ноги, сплевывая воду. Вокруг него столпились смутно знакомые джедаи, вот только вспомнить их он почему-то не мог.

— Куда это я попал?

— Реван, ты впорядке? — спросил его джедай. — Ты все болтал о какой-то Звезде Смерти, Избранном и ком-то, кого зовут Сковородкер и Палыч.

— Ну так ясен пень! Сидиус и Вейдер построили Звезду Смерти и давай шмалять по планетам. А те долбаные повстанцы взяли и взорвали ее! Капец бюджету…

Джедаи удивлённо переглядывались, не совсем, а, если быть точнее, совсем не понимая, о чем говорит их лидер.

— Реван, а ты помнишь, какой сейчас год?

— Год Явинской битвы. Она была буквально несколько часов назад. А чего я с вами вообще разговариваю? Где Нихи? Ксеня? Бэйн? Куды делся Вишня и дедушка?

— Ты о ком? Если не забыл, у нас тут война идёт.

— Которая?

— Война с мандалорцами.

— А… За Мандалор! Тьфу, блин, за Республику! Ситх, Республики ведь уже нет. За Империю! Кстати, а вы кто? И за кого мы воюем?

— Мы джедаи-добровольцы, — гордо заявил рыцарь.

— Добровольцы? Значит, нас никто не принуждал воевать? Тогда пойду напьюсь.

С этими словами он направился вперёд, не заботясь о том, куда придёт.

— Э… Реван, а как же война?

— Ну нафиг вашу войну! Опять мне все расхлебывать. И вообще, вы всего лишь плод моей очень больной фантазии, так что сгиньте!

— Почему это мы — фантазия? — возмущённо спросил джедай.

— Потому что будь все это реально, моя бывшая уже давно бы здесь появилась. Ну ладно, удачно вам повоевать!

С этими словами ситх проснулся, только теперь на него смотрели не джедаи, а довольная мордашка Люцифера.

Реван зевнул, потянулся, уселся на диване поудобнее и огляделся вокруг. Все было как обычно: Ксанатос начищал бокалы, Квай-Гон и Дуку издевались над Кеноби, а Диас спал после длительной пьянки.

В общем, все было нормально, пока…

— Мы проиграли! — ворвалась в помещение Визас. — И куда Вейдер с Сидиусом смотрели? Где были Инквизиторы? А синемордый вампир?

— Не все так плохо, — махнул рукой Реван, — Зато мы победим в следующей битве, гарантирую.

— Не все так плохо?! У моего мужа крыша поехала!

— Она не могла поехать. Ее ещё при жизни снесло.

— У тебя, видимо, тоже, раз ты его на Светлую Сторону перевёл!

— Что?!

В ответ явился Нихилус в идеально белом плаще.

— «Страх рождает гнев, гнев рождает…», — он на секунду замолчал, достал из кармана бумажка и продолжил читать: — « Гнев рождает ненависть, ненависть — залог страданий. Надо бы ещё повторить.»

С этими словами он исчез, пока присутствующие застыли с открытыми ртами.

— Вот даже не знаю, — начал Реван, — Что хуже: что у него на заднице плащ дырявый, или что он цитирует Йоду без всякой на то причины?

— А может то, что в этом плаще он похож на смерть, постиравшую одежду белизной? — добавил Дуку.

Нихилус вернулся, порвал листик на мелкие кусочки и уселся на стул.

— «Безликий и Крик — плагиаторы!»

— Перепутал порошок с белизной? — догадался Реван.

— «В двойной дозе, б****! Какой * придумал эту х**?! Я ж на х**** джедая похож!»

— А ты одежду с хлоркой, случайно, не стирал? — ехидно улыбнулся Квай-Гон.

— «А это тут при чем?»

— Да так, — едва сдерживая хохот, улыбнулся Реван, радуясь, что все произошедшее ранее было лишь сном.

Во сне было не так смешно, как наяву.

Комментарий к Много шума из ничего, или Во сне не так смешно, как наяву И... Я вернулась! Простите за долгое отсутствие. Во время учёбы как-то не до смеха (кроме электива по физике). Спасибо тем, кто все ещё ждёт и читает сей фик. Ваше терпение многого стоит.

Да пребудет с вами Сила!

====== Отпуск явно не ахти, или Почему же Мол — Жучара? ======

— Что забудь мне сказал ты, — ломая язык, произнёс Реван.

— Тупица, — покачал головой недавно почивший Йода. — Не можешь ты язык простой запомнить.

— Да чего там запоминать? Переставляй слова местами, говори всякую хрень с умным лицом — и все!

Невозможно точно сказать, как отнеслись к смерти Йоды окружающие. Для ситхов это была радость, — наконец-то старый шпендик сдох, — но в то же время горе, — тут будет доставать. Для джедаев точно так же, только наоборот.

В общем, ничего плохого пару дней не было (ясен пень, от пьянки оправлялись), пока старый магистр не начал наводить свои порядки. Когда Реван узнал об этом, едва не началась драка. Успокаивали разбушевавшегося ситха все, кто был трезв, аргументируя тем, что старших бить нельзя (Йоде сказали про младших).

— Учиться ещё тебе.

— «Твою мать налево, б****!!!» — свалился со стула Нихилуса (в новом чёрном плаще) прямо на хвост несчастного Люцифера. — «Пшел отседава!»

— А… Друг старый, — хитро улыбнулся Йода. — Уроки этики ситхской даром не прошли.

Нихилус махнул рукой и попытался взобраться на стул, но снова свалился с него.

— «Да Йодина ж родина! Что за х****?!»

Ксанатос закатил глаза и вышел из-за барной стойки, чтобы помочь ситху подняться. Но тот упрямо поднялся, одернул плащ и скрестил руки на груди.

— «Надоело мне тут. Хочу в отпуск!»

— Да у тебя каждый день — отпуск, — фыркнул Ксанатос, явно намекая на то, что за все пребывание в Силе он ни разу не отдохнул.

— Ну слетай на Коррибан, -х предложил Реван.

— Теперь Морабанд это, — поправил Йода.

— Я за все старое. А, может, вместе в отпуск сгоняем?

— А кто за этим местом следить будет? — спросил Ксанатос.


*

Через полчаса большая часть ситхов и джедаев (а именно самые трезвые) собрались вместе. Реван с важным видом расхаживал из стороны в сторону, вглядываясь в знакомые лица и думал. Думал, брать своё сомбреро в отпуск, или нет.

— Джедаев сразу прошу удалиться, — когда все они исчезли, он продолжил: — Итак, один из вас на время, а конкретно — три…

Вдруг Нихилус кашлянул.

— Извиняюсь, четыре дня будет замещать меня на посту главы этого общества. Есть желающие?

Все, как и ожидалось, подняли руки.

— Решим вопрос по-взрослому, — произнёс Реван и принялся считать, — Вышел Вейдер из тумана, вынул меч он из кармана. Буду резать, буду бить…

— Что за шум?! — появился из ниоткуда сонный Андедду.

-…Анди будет вас душить! Решено! Дедуля, приглядишь за баром четыре дня?

— Да без базара.

— Хиля, валим!

И как только Нихилус и Реван исчезли, Андедду хитро улыбнулся и подмигнул ситхам. Те сжались в кучу и одновременно икнули. Им отдохнуть уж точно не удастся.


*

— Жулик!

— Сам жулик ты!

— А говорят, джедаи врать не умеют!

— А ситхи, говорят, не умеют правду говорить!

— Все равно ты — жулик!

— Цыц!

Йода со всей дури ударил Андедду по руке. Проходивший мимо Ксанатос увидел это и от ужаса упал в обморок.

— Ух, шпендик зелёный! — прошипел ситх. — Ксеня, налей мне чего-нибудь покрепче.

— Не наливай, Ксанатос.

— Ксеня, налей.

— Ксанатос, не наливай.

Упомянутый выше тёмный поднялся и гордо произнёс:

— Как сказал бы дважды покойный С4, пошли вы оба!

— Ты мне дерзить вздумал?

— Не трожь Ксеню! — заорал Бэйн и обнял Ксанатос так, что у того дыхание перехватило. — Ксеня мой. Я люблю его. А ты меня любишь? Любишь?

— Чтоб ты сдох, — прохрипел задыхающийся джедай.

— Так я уже! Пошли мультики смотреть?

И, не дожидаясь ответа, Бэйн утащил бедного Ксанатоса.

— Вот маразм выглядит как, — покачал головой Йода.

— Да не… Это он всегда так после второй рюмки. А теперь вы, уважаемый, — произнёс Андедду.

— А что я?

— Вы отравили Скайуокера-младшего своими грибочками!

— Так жив ведь он.

— Он-то жив, только теперь папаню грохнуть хочет.

— Упс… Грибочки перепутал я.

— Почему Вейдер не получил звания магистра?

— У Винду спросите.

— А вы в это время где были?

— Розовые пони меня в страну кайфа унесли.

Йода закрыл глаза и вдруг свалился со стула.

Андедду тяжело вздохнул, бросил карты для игры в сабакк на стол и подпер кулаком голову.

— Одни алкаши и наркоманы. Тут хоть один нормальный есть?

Через пару секунд в помещении появился злющий Реван, а за ним тут же явились Нихилус и Мол.

— «Рева, ну прости…»

— Пошёл на***! — заорал ситх, уселся на диван и скрестил руки на груди.

— Да чего ты обижаешься сразу? — пожал плечами Мол. — Вродь ничего такого не сделали…

— «Жучара прав!»

— Я с тобой не разговариваю! — с этими словами он повернулся к ситхам спиной.

— «На Бастилу после пьянки похож…», — прошептал Нихилус.

— Умолкни!

— «Да скока мне ещё извиняться?!»

— Я не прощу тебе это никогда…

— «Ну отдам я тебе твою ириску!»

— Как?! Она была последняя и ты её сожрал!

— «Вообще, это Жучара сожрал».

— Чего меня палишь? — прошипел Мол. — И чего это я Жучара?

— «Всякая хрень на морде нарисована, рога на голове и несёт от тебя похуже, чем от пьяного Диаса.»

— А Жучара-то тут причём?!

— «Тебя Кеноби прижучил на второй секунде боя».

— На двенадцатой!

— Вы десять секунд друг на друга пялились, — вмешался Реван, явно уже простивший друга за ириску.

— Я рассчитывал удар!

— Оно и видно, как рассчитывал, — фыркнул ситх, оглядываясь вокруг. — Эх… хорошо дома.

— Пони!!! — вдруг начал кричать Йода на полу.

Нихилус хотел жахнуть его молнией, но вместо этого получил мощным разрядом от Андедду.

— Обожаю это место, — наблюдая за летающим (а иначе не назовешь) по помещению ситхом с дымящимся задом, улыбнулся дедушка.

Комментарий к Отпуск явно не ахти, или Почему же Мол — Жучара? Каникулы кончились, завтра в школу. Придётся юмор отложить... Ага, щас, в субботу еду в театр с десятым классом. Чую, проснется моё вдохновение, а пока...

Какого персонажа стоит на время убрать? А то все крутится вокруг Ревана и Нихилуса, и мне кажется, что читателям это порядком надоело. Как вы считаете? Пишите в комментариях.

Да пребудет с вами Сила и терпение!

====== Острая жизнь, или С прибытием, Избранный! ======

Для кого-то это утро было суетливым, потому как все готовились к прибытию ещё двух Одаренных, один из которых засиделся в мире живых, другие же забыли, а третьим было откровенно начихать. К последнему типу относились Реван, Нихилус и Квай-Гон, уплетающие за обе щеки острую лапшу. После второго мотка Джинну стало плохо и он под рьяный хохот ситхов побежал за ведром воды.

— Как вы можете это есть? — заплетающимся языком спросил джедай. — Оно же острое!

— Веришь или нет, но эта дрянь мне жизнь спасла, — усмехнулся Реван. — В общем, мы с Нихи тогда и подружились.

— «Перчику?»

— А давай!

— Может, расскажите? — предложил Квай-Гон. — Нашу золотую парочку ещё долго ждать.

— И то верно. Начиналось все с драки.

— Драки?

— «Он вторгся на мою территорию», — махнул деревянными палочками ситх.

— Это была не твоя территория! — напомнил Реван

— «Я выиграл этот храм в честной игре. Ну ладно, не совсем честной».

— Суть не в этом, — продолжил ситх. — Мы подрались, он меня выгнал, а я набрался смелости и вернулся.

— «Ва-аще камикадзе».

— И как ты решился? — поинтересовался Квай-Гон.

— Я же Дарт Реван!

— «Он маску и меч забыл», — хохотнул Нихилус.

— Не важно! — отмахнулся ситх. — Напомнить, что ты сделал?

— «Ой, б**…*


*

Коррибан. Около трёх с половиной тысяч лет назад.

— В атаку!!!

С этими словами Реван ворвался в святыню Храма с ведром на голове, палкой в руках и дохлой ящерицей на плече.

Нихилус, сидящий на камне с коробкой острой лапши, на секунду замер, а после захохотал.

— «Ну насмешил, джедай!»

— Да почему ты называешь меня джедаем?!

— «А как ещё?»

— Я си… — он остановился на полуслове и вдруг понял, что он уже и не ситх, и не джедай. — А кто я?

— «А имя у тебя есть?»

— Ты же знаешь его, — избавляясь от своего вооружения, произнёс ситх.

— «Я забыл».

— Реван я.

— «Нихилус».

Реван решил не говорить, что знает его имя. Кто этих тёмных поймёт?

— «Лапшу будешь?»

— Мы ж с тобой минут десять назад подрались!

— «Ну и?»

Вдруг где-то послышались чьи-то неясные крики.

— «Я сваливаю…»

С этими словами ситх исчез в облаке дыма, а Реван столкнулся лицом к лицу с той, кого уж точно не ожидал встретить, — с Бастилой Шан.


*

— А дальше? — спросил Квай-Гон.

— Что интересно, дальше я не помню, — нахмурился Реван.

— «Ты угостил Басти лапшой, вы подрались, она ударила тебя по одному месту и свалила.»

— А почему я этого не помню?

— «Ты лапшу ел?»

— Ну да.

— «Вот ты и ответил на свой вопрос. Ну что, погнали на представление?»


*

Бой между Вейдером и Люком был в самом разгаре, когда явилась весёлая компашка адептов Силы. Все они уселись вокруг шахты реактора, чтобы пожарить зефир на палочках. И одновременно с этим они комментировали бой.

— Сидя, не спи! — махал руками Плэгас перед учеником, который, казалось, реально спит.

— Пыхтелкин, давай! — орала Митра. — Мочи этого молокососа!

— Он его сын! — напомнил Реван.

— Все равно мочи, он меня бесит!

— Смотрите!!!

Все отвлеклись от жарки зефира и с неким недоумением смотрели на лежащего на полу Вейдера с отрубленной рукой.

— Я что-то пропустил? — пробираясь сквозь толпу ситхов, спросил Оби-Ван. На плечах у него сидел Йода.

— Урок так и не усвоил он, что выше стоять надо, — покачал головой старый магистр.

Меж тем последовал довольно нудный и бессмысленный диалог в стиле «в нем есть добро». Закончился он тем, что Сидиус решил хорошенько поджарить Люка молниями.

— Ужас, — произнёс Кеноби, протягивая палочку с зефиром к молниям. Чего добру зря пропадать?

За ним последовали и другие.

Длилось это счастье, правда, недолго. Вейдер поднял Сидиуса над головой и швырнул в шахту реактора.

— Ирод! — закричал Плэгас, размахивая палкой. — Я тебя породил, а ты не даёшь мне зефир пожарить! Не жди от меня подарка на день твоего сотворения!

Через несколько секунд возле реактора появился обомлевший Сидиус, все так же орущий (решил, видимо, что все ещё падает). Но стоило ему открыть глаза, как он на секунду потерял дар речи. На него смотрело где-то двадцать пар глаз ситхов и джедаев, среди которых был его покойный учитель.

— Мама… — в чистейшем шоке пробормотал Палпатин.

— Папа! — фыркнул Плэгас. — А теперь давай поговорим…

— Куда Шпендик и Рыжий делись? — перебил его Бэйн. — Только что тут были!

— А Нисон?

— Они за Энакином пошли, — произнёс Реван. — А мы тут пока с новичком разберёмся.

— Я умер? — кое-как спросил Сидиус.

— А что, не похоже?

— «Палпи!» — прорвался в первые ряды Нихилус. — «Скучал по мне?»

— А-а-а-а!!!


*

Как только Энакин распрощался с детьми и отбыл на ту сторону Силы (что его не сильно удивило), первое, что он сделал, был хороший хук правой прямо по морде бывшего учителя.

— Энакин, ты сдурел? — держась за ушибленное место, произнёс Кеноби.

— Пошёл на***! Ты мне всю жизнь испоганил, гнида ты паршивая! Я из-за тебя детей не видел!

— Зато алименты не платил!

— Если б они росли со мной, не платил бы! Убить бы тебя ещё раз…

— Очешуеть, — в чистейшем шоке произнёс Йода.

Вскоре в баре появилась оставшаяся часть сообщества, ведущая до жути бледного, но хорошо помолодевшего Палпатина.

— Теперь ты… — стал закатывать рукава Энакин.

Его кое-как остановили и успокоили.

— «Вейди!» — расставил руки в стороны Нихилус, случайно зарядив в глаз Молу.

— Привет, Нихи, — впервые улыбнулся Энакин. — Вот тебя-то я и ждал.

— «Не бей меня!»

С этими словами ситх прыгнул на руки Ревана. Тот согнулся. Настолько тяжёлым он был.

— Да я вообще-то поблагодарить хотел, — пожал плечами Скайуокер. — Без тебя было скучно.

— Учитель!!! — вдруг кто-то заголосил.

Вперед выбежало нечто шустрое и начало бегать от одного к другому. Наконец, это нечто остановилось и оказалось…

— Гален? — удивился Вейдер.

Старкиллер отдал честь и произнёс:

— Служу Сове… тьфу, Имперскому Союзу. Вот так.

После этого он брякнулся в обморок.

— И тут всегда так? — поинтересовался ситх.

— Каждый третий день, — усмехнулся Реван и поднялся на барную стойку. — Ну, а пока… Выпьем за…

Договорить он не успел. Посреди бара появился (сядьте, пожалуйста (а лучше ляжьте)) Люк Скайуокер.

— Люк? — упал на стул Энакин. — Я чет не понял…

— Отец, я наглотался таблеток, чтобы быть с тобой, — произнёс парнишка.

— Без обид, сына, но ты что, б****, совсем со своим Альянсом с катушек съехал? Ты там Новую Республику хотел? Вот и иди! Империя ведь плохая, жестокая, всем житья не давала. Встретимся лет через сорок, если не меньше. Вали отсюда!

С этими словами Скайуокер-старший дал младшему такой хороший пинок под зад, что смог вернуть его в мир живых.

— Короче, — в чистейшем шоке произнёс Реван. — С прибытием, Избранный!

И понеслась…

Комментарий к Острая жизнь, или С прибытием, Избранный! А вот и Вейдер с Сидиусом. И все бы ничего, если бы у вашего автора не съехала крыша. На эту парочку у меня грандиозные планы. И старый вопрос: кто из неодаренных, с которым знакомы наши новые герои, может появиться здесь? Хорошенько подумайте. Да пребудет с вами Сила и терпение!

====== Сумасшествие ещё не начиналось, или Сила любит ситхов ======

Это утро кардинально отличалось от любого другого. Пьянка, начавшаяся по поводу смерти Палпатина и старшего Скайуокера, до сих пор продолжалась. Дотянули до неё, правда, не все.

— Учитель! — заорал Гален, споткнулся об спящего Диаса и упал на пол, размахивая руками. — Я нашёл ваши сигареты!

Реван подавился ириской. Нихилус со всей дури ударил его по спине, от чего тот свалился со стула. А Энакин замер с открытым ртом.

— Эня, я чет не понял, — невнятно произнёс Сидиус, высунувшись из-за барной стойки. — Ты куришь?

— Да мне ж нельзя. Я астматик! — развел руками Скайуокер и показал Галену кулак.

Тот виновато опустил голову и, поднявшись на ноги, важной походкой направился к сидящим на диване девушкам, в составе которых были Митра, Занна, Сатель, Визас, Трея (ну лады, одна бабушка), Бастила, Эйла, Шаак, Гитани и, что удивительно, вечно всем недовольная Асажж Вентресс. Гален замер, глядя на последнюю, и случайно выронил пачку сигарет.

— Я никогда не видел ничего прекраснее, — приложил руки к сердцу Гален.

— Ты это кому? — поинтересовалась Митра.

— Самой прекрасной девушке на свете…

Он встал на одно колено перед Асажж. Та удивлённо на него посмотрела.

Энакин поперхнулся водой и истерически заржал.

Вентресс схватила со стола стакан и метнула его в Избранного, но промахнулась и попала в глаз Нихилусу. Тот мигом протрезвел и вспомнил весь свой запас матерных слов.

— Галя любит Асю! — продолжал хохотать Скайуокер. — Теперь я все видел!

— Хорош на мою внучку пялиться! — заорал Реван и тут же повернулся к Нихилусу. — Которая из них моя внучка?

— «Та, что с Экзаром целуется», — фыркнул ситх.

— Что?! Он же с Ксеней встречается!

— Чего? — мигом проснулся Ксанатос.

— Да не ты, — махнул рукой Реван. — Ксендор.

Тёмный джедай пожал плечами и снова заснул.

— Экзар! Отлепился от моей внучки!

— Ой баран, — покачала головой Бастила. — Они уже полгода встречаются!

— Что?! Почему я не в курсе?

— Потому что дуреешь со своим дружком-алкоголиком! — бросил Басти, злобно глядя на Нихилуса.

— «Я тоже тебя люблю, дорогая».

— А я? — тут же подскочила на ноги Визас. — Я твоя жена!

— «Да ладно? А я-то думаю, чего ты постоянно за мной ходишь. А вообще, я всех люблю! Ох… Кажись, восьмая бутылка была лишней…»

— Пьянеть начал? — усмехнулся Энакин, втихаря стырив сигареты у Галена, который расхваливал прекрасную внешность Вентресс (вот что бывает, когда тебя бьют молниями в целях профилактики).

— «Пьянеть», — фыркнул Нихилус и поправил: — «Тупеть. Визи, погнали на Морабанд!»

Визас показала ему неприличный жест, означающий, что пока он не протрезвеет, она никуда с ним не пойдёт.

— «Эня, погнали на Морабанд!»

— Я занят, — с этими словами Скайуокер поджёг волосы недавно помолодевшего Сидиуса.

Тот проснулся и, жутко вереща, «полетел» по всему помещению, спотыкаясь о спящих ситхов и джедаев. Бегал он так пару секунд, пока не споткнулся о Бэйна и не упал лицом прямо в зону декольте, — угадайте, кого? — Бастилы.

У Ревана от шока упала маска с лица.

— А ты милый, — улыбнулась бывшая Реван.

Вышеупомянутый ситх икнул.

— Бросаю пить…

С этими словами он упал в обморок.

— Скайуокер!!! — окончательно протрезвел Сидиус. — Сейчас ты испытаешь на себе убийственную мощь Тёмной Стороны!

— Я слышал, как поёт Нихилус, не страшно, — взобрался на барную стойку Избранный. — Да и вашу физиономию после свидания с Винду видел!

— Ах ты ж… Да я тебя…

— Что? — нагло ухмыльнулся Энакин.

— Я твой отец, паршивец!

— А моя мать — Джабба Хатт!

— А хочешь, я расскажу, как ты появился?!

— Чушь! — заорал пьяный Плэгас. — Это я его отец!

— А вот фиг вам! — появился Квай-Гон в солнцезащитных очках и соломенной шляпе.

— Папаня! — закричал Энакин.

— Что?! — в один голос заорали Сидиус и Плэгас.

— А ещё Дуку — твой дедушка на ближайшие сто лет, — добавил Квай-Гон. — Ириски есть?

— Это я его отец! — выкрикнул Плэгас.

— Нет, я! — начал перечить Сидиус.

В это время Реван уже очнулся.

— А может, я ему папашей стану?

— Тебе своего сына мало?! — начала орать Бастила.

— Ох, понеслась, — с этими словами Реван опять упал на пол.

— Это я его отец! — наперебой орали друг на друга Джинн, Сидиус и Плэгас.

Энакин в это время сидел со скучающим видом на барной стойке.

— Да заткнитесь вы! — вдруг прозвучал чей-то женский голос.

Трое ситхов разом обернулись, даже Реван поднялся с пола, и Нихилус уже в который раз свалился со своего облака на голову друга.

Перед Одаренными стояла девушка лет пятнадцати с темными волосами до плеч, карими глазами, и в полосатой пижаме с надписью «Ситхи forever». Вид у неё был уставший.

— Разорались тут, — зевнула она. — И так проблем от вас…

— Ты кто? — бесцеремонно спросил Энакин.

— Да ладно? Не узнал? Я его, значит, создала, а он мне: « Ты кто?»

— Сила? — с недоумением спросил Реван. — Сила — женщина? Капец…

— Имеешь что-то против женщин? — скрестила руки на груди Сила.

— Против женщин — нет, против тебя — да. Как ты могла свести меня с этой стервой?!

— А ну заткнулся! — заорала Бастила.

— Молчи, женщина!

— Ох… — вздохнула Сила, — Хорошо, что Нихилус не поёт… Ладно, встретимся ещё. Скайуокер, жди меня. В покер сыграем!

С этими словами Сила испарилась.

— Решено, — провозгласил Реван, — Бросаю пить.

Все трое, — Нисон, Плэгас и Сидиус, — молча смотрели куда-то в пустоту, не совсем понимая, что произошло.

— Я, конечно, все понимаю, — начал Джинн, — Но мне одному кажется странным, что Сила любит ситхов?

Рядомстоящие ситхи медленно кивнули.

Кто знает, были то глюки, или Сила действительно пришла к ним, вот только Реван действительно бросил пить, а Энакин — курить. А игра в покер все же состоялась, только это уже совсем другая история.

Комментарий к Сумасшествие ещё не начиналось, или Сила любит ситхов Если найдёте ошибки – сообщите. Лень вместе с Т9 творят чудеса.

И... Да, у автора на нервной почве чутка поехала и без того шаткая крыша.

Да пребудет с вами Сила и терпение!

====== Старые обиды на старых друзей, или Исповедь Кайла! ======

Скайуокер, как всегда, был в хорошем настроении. Наверное, потому, что он ещё не увидел Мейса Винду. Правда, его настроение не разделяли пьяный в дрын Сайфо Диас и спящие на барной стойке Сидиус и Тиранус (не от пьянки, просто ночью спят плохо).

— Лосяра, ты где? — тихо позвал Энакин, крадучись пробираясь мимо Диаса.

— Тут я! — отрапортавал Марек, подкравшись к ситху сзади.

Мужчина подскочил от неожиданности и сперепугу огрел ученика по шее.

— Йодину мать, Гален! Сколько можно пугать меня?!

— Ну вы же…

— Когда я ищу тебя, ты должен появиться и молчать! Усек?

— Да, сэр! — во всю глотку заорал Гален.

— Я тебе что только что сказал? — угрожающе спросил Энакин.

— Замолчать?

— Исчезнуть!

Старкиллер пожал плечами и исчез.

Скайуокер вздохнул с облегчением и, осторожно ступая, направился к дивану, как вдруг у его ног упал молодой джедай. С ним он был не знаком.

— Ты кто? — спросил Энакин.

— Зейн Керрик, — почесал затылок джедай. — Я тут ищу кое-кого. Просто мы с Реваном немного повздорили, и он сослал меня на край Галактики. А я тут…

— Имя и цель, — в приказном тоне произнёс мужчина.

Парнишка выпрямился и отдал честь.

— Джедай-отступник Зейн Каррик, ищу генерала Малака, потому что он увел у меня девушку.

— Отступник? Ты в каком году родился?

— В три тысячи девятьсот восемьдесят втором до битвы при Явине.

Вдруг в баре появился Нихилус, а вместе с ним Малак (с челюстью).

— Керрик?

Зейн с разбегу замахнулся и хотел уже ударить ситха, но не вовремя поскользнулся и упал.

— Привет, брат… — появился счастливый Реван и замер, глядя на Малака, -…ва.

Нихилус сделал два шага в сторону и произнёс что-то нецензурное.

— Ох ты у меня ща огребешь! — начал закатывать рукава глава призрачного клана.

Владыка Голода завизжал и перемахнул через барную стойку.

— Да не ты, балда! А ты, тварь ты эдакая!

— Мы четыре тысячи лет не общаемся, — заметил Малак. — Вон, даже Кайл уже с Вишейтом помирился!

— Какой к хатту Кайл?

Нихилус высунулся из-за барной стойки и помахал рукой.

— Я знаю тебя четыре тысячи лет, и ты ни разу не сказал, что тебя зовут Кайл?!

Ситх пожал плечами.

— Вот разберусь с этой тварью и накостыляю тебе!

Реван замахнулся, поскользнулся и упал на спину Керрика.

— Твою ж…!

Малак зевнул и уселся на стул. Нихилус высунул руку из-за барной стойки и протянул ему бутылку с синей жидкостью.

— Погодь немного! — махнул рукой Реван. — Сейчас тебе будет не до смеха… Митра, я люблю тебя!

После этого он выхватил бутылку у Малака и огрел ей Нихилуса.

— Покайся, Кайл!

Ровно через секунду появилась злая как чёрт Бастила, увидела Малака и хотела было ему вмазать, но вместо этого хороший хук правой получил Нихилус.

— Да что он вам сделал? — не выдержал Малак.

— Эта тварь ко мне в душ забралась, когда я мылась!

— «Там все равно не на что смотреть!»

— Согласен, — кивнул ситх.

Реван медленно повернулся, снял маску и со всей дури замахнулся на бывшего друга, но Малак так не вовремя наклонился… Так что весь удар пришелся на Бастилу.

— Ой, — в чистейшем шоке произнёс ситх. — Валим!

На удивление, вместе с ним свалил и Малак.

Через пару часов эти двое вернулись в бар лучшими друзьями. Видимо, простили друг друга за события трёх тысячелетней давности. Вот только Нихилуса это не радовало.

Он ходил весь день мрачнее тучи и играл одну из композиций «Металлики» в большой октаве (то бишь, так низко, будто играет это на органе). В тон ему Зейн Керрик стучал палочками для суши по столу, а Энакин напевал гимн Империи.

— Нихи, да сядь ты уже! — пусть Скайуокер тут и недавно, а успел со всеми подружиться.

Владыка Голода прошипел что-то невнятное.

— Мой лучший друг отрубил мне ноги, руку и бросил заживо гореть в лаве. Ну и у кого из нас проблемы?

Нихилус тяжело опустился на стул.

— Хочешь, позову Галена? Он сможет избавиться от твоей проблемы.

Скайуокер обернулся и едва не свалился со стула. На него смотрел его ученик.

— Галя, мать твою! Сколько можно?!

— Вы сами сказали появляться молча, — невозмутимо ответил Старкиллер. — Кого тут кокнуть надо?

— Сдурел? Нас всех тут уже давно кокнули! У Нихи к тебе дело.

Ситх прошептал что-то Мареку на ухо. Тот задумался и кивнул.

— Все устрою.

Он исчез. Его не было десять минут. А потом появилась разъяренная Бастила.

— Извращенец! — заорала она на Малака. — Удали сейчас же!

— Что? — не понял ситх.

— Ты выложил мои фотки на СилаГрам!

Ксанатос, как очень любопытная личность, залез на указанный сайт, нашёл фотографии и впал в ступор.

— Я слишком молод, чтобы видеть это, — взвыл он.

Реван медленно повернулся к Малаку и все-таки ударил ему в челюсть. И тут же заорал от боли. Она оказалась железной.

— Нихилус, тварь!!!

Владыка Голода за секунду оказался возле ситха и прижался к его ногам, от чего тот чуть не упал.

— «Рева, не бросай меня! Я ж пропаду! А имя я не называл, потому что мне стыдно было! Ну прости меня!»

— А чего стыдно-то? — потирая ушибленную руку, спросил Реван.

— «Я стихи пишу…» — едва слышно прошипел Нихилус.

И наступила тишина, нарушаемая лишь НАСТОЛЬКО неприличными матами, что даже у «поэта-соловья» уши в трубочку свернулись.

— «Йодину ж мать…»

Комментарий к Старые обиды на старых друзей, или Исповедь Кайла! Да... Юмором тут явно не пахнет. Сюжет у меня, может, и есть, а юмор я точно в школе оставила или потеряла в одной из книг.

Близится премьера 8 эпизода (будем надеяться на лучшее, ибо я иду на фильм), а так же... Новый Год!!! И по этому случаю будет Новогодний спешл. Не пропустите!

Да пребудет с вами Сила!

====== Дерево из ниоткуда, или Молниеносное воспитание! (Новогодний спешл. Часть 1) ======

В преддверии Нового Года вся Галактика стояла на ушах. Хотя, не прям вся. Некоторые Новый Год не праздновали, другие не знали о нем, а третьим было на это откровенно начихать. Но только не призракам Силы! Что у неё есть чувство юмора, несчастные адепты уже успели убедиться, ибо Великая дала им возможность пьянеть (вот ведь подарочек, а?). Но что-то мы отошли от темы…

За пару дней до праздника у призраков окончательно снесло крышу (у кого она ещё была). Каким образом? Они искали в своих рядах «кого позеленей и повыше», чтобы превратить в ёлку, ибо само дерево найти им крайне проблематично. Первой мыслью было взять Йоду и поставить на табуретку. Но таких больших табуреток у них не было. Дальше кто-то высказал желание увидеть в качестве ёлки Кита Фисто. Но после того, как его шибануло мощным разрядом тока от гирлянды, которую один долбоящер (не будем тыкать пальцем) включил не туда, куда надо, адепты Силы все решили отмести идею насчёт «живого» дерева. А после началась очень долгая дисскусия по этому поводу.

— А я вам говорю — нужна швабра! — орал Плэгас прямо над ухом Сидиуса, который сидел в модных розовых наушниках, так удачно спасающих от мощного голоса бывшего учителя.

— Да ты сам как швабра! — в тон ему крикнула Митра. — Можно же из бумаги ёлку сделать!

— Дура, где мы бумагу возьмём? — невозмутимо спросил Бэйн.

— У Ревана спроси, это он всякое барахло сюда тащит!

— А ну цыц! — крикнул из своего кресла упомянутый ситх.

Рядом с ним на чёрном облачке парил довольный как чёрт Нихилус со своей гитарой.

— А давайте мы положим пробку из-под винной бутылки в горшок, она прорастет, и у нас будет дерево! — довольно произнёс Ксанатос, размахивая тряпкой, которой он случайно зарядил в глаз Бэйну. Тот зарычал от злости и, выхватив тряпку, дал в ответ хорошую такую оплеуху.

— А давайте из кошака чучело сделаем! Апчхе!!! — чихнул Старкиллер, у которого, как оказалось, аллергия на котов.

— Я из тебе чучело сделаю! — взревел Реван. — Тронете Люсю — Нихи будет петь песни «Раммштайн» ночи напролет!

— Нет!!! — все как один взвыли адепты Силы.

— Вот и заткнулись.

— А давайте елкой будет Квай-Гон! — весело предложил Энакин, за что получил подзатыльник от Оби-Вана.

— Я тебя чему учил?

— Высказывать свои мысли на расстоянии двух метров от вас, — пробурчал Избранный. — Дебил.

— Что ты сказал?!

И тут уже Оби-Вану прилетела хорошая такая оплеуха.

— За что? — взвыл Кеноби, повернувшись к бывшему учителю.

— Не тронь Энакина, — пригрозил Квай-Гон.

— Спасибо, учитель! — улыбнулся Скайуокер.

Снова поднялся шум. Все перекрикивали друг друга, предлагая разные варианты насчёт дерева. И как всегда, ни один не подошел, потому что ни одного варианта так и не расслышали.

— Тихо!!! — проорал в громкоговоритель Реван. — А то с Бастилой заставлю танцевать!

Все тут же притихли. Точнее, все, кроме Треи.

— Да ты задолбал уже с Бастилой. Сделай ей подарок и исчезни!

— Спасибо, что напомнила! Любимая, подарок на Новый Год хочешь?

Бастила сидела на диване в окружении «армии Нихилуса» и чьи-то проблемы её вообще не волновали.

— Ну?

— Я подаю на развод!

— Вы ещё не развелись? — воскликнул Бэйн.

— Да все времени нет, — махнул рукой Реван. — А теперь возвращаемся к нашим баранам… Где мы ёлку возьмём?

— А где ты остальное барахло берёшь? — спросила Митра.

— На Татуине! Но ёлок там нет!

— А может пальму? — предложил Сидиус, вывернувшись из цепких лап Плэгаса. — На Скарифе отличные пальмы!

— Да после того, как по планете жахнули «Звездой Смерти», там даже водоросли не растут! — фыркнул Энакин.

— Что?! — побледнел ситх. — «Звездочкой» по моей любимой планете? Когда это было?!

— Года четыре назад, — с опаской ответил Скайуокер. — А вам Тапкин разве не рассказал?

— Это Таркин сделал?! Я ему, значит, разрешил по моей «Звёздочке» в тапках ходить, а он… он… Ух, гнида паршивая!

— Мы тут ёлку обсуждаем, или как?! — произнёс в громкоговоритель Реван. — Нихи, выбери самую неприличную песню «Раммштайн»…

— Нет!!!

— Заткнулись тогда!

— А может из Бастилы чучело сделаем? Апчхе! — снова чихнул Гален.

— Вейдер, у твоего ученика что, фетиш по чучелам?

— Да я его просто слишком часто молниями по голове бил, — признался Избранный, — Вот он и отупел.

— Да кто ж учеников по голове молниями бьёт? — взялся за воспитание Палпатин. — Надо по заднице бить!

— Вам легко говорить — вы мне в зад дышали. А это чудо мне кое-как до пояса достает!

— Это как? — шмыгнул носом Марек и вдруг упал плашмя перед учителем, который так по-доброму подставил ему подножку.

— А вот так.

— Мне вот интересно, — вмешался Оби-Ван. — Как ты его со своими железными руками молниями бил?

Энакин замер с открытым ртом, пытаясь выкрутиться, но, как назло, в голову ничего не приходило.

— Эм… Так что насчёт ёлки? — решил он сменить тему.

— А ты стрелки не переводи, — ехидно засмеялся Мейс Винду за спиной Палпатина.

— Эня, — угрожающе начал Император Галактики, — Я чего-то не знаю?

Скайуокер состроил гримасу пофигизма и начал свистеть. А за то время, что он здесь находился, все поняли — если Эня свистит, значит он что-то скрывает.

— Сковородкер, колись, как ты молнии пускаешь! — не выдержал Плэгас.

— Да я от костюма провода отсоединяю, а они Гале только до головы достают, — честно признался Избранный.

— А потом ты жалуешься, что у тебя кардиостимулятор не работает! — начал причитать Сидиус. — Балда ты!

— У вас учился! — съязвил Энакин, за что едва не получил мощным разрядом по заднице. Спастись ему удалось лишь чудом, а потом весь удар пришелся на несчастную Беллу — так все окрестили гитару Нихилуса в честь персонажа из какой-то дешевой мыльной оперы под названием «Сумерки».

Следующие три минуты все слушали отборные маты Владыки Голода. Вычитал он их, кстати, в словаре общегалактического языка. Каким образом? Читал слова задом наперед. Иногда получалась фигня, а иногда что-то стоящее.

И вот, когда ситх уже приготовился заиграть одну из композиций группы «Раммштайн», его остановил Реван.

— Нихи, они этого недостойны. Сыграй им лучше эту… как там её… О! Jingle Bells!

Нихилус ехидно засмеялся и, сыграв громогласный аккорд, начал фальшиво тянуть известную всем песню.

Не выдержав такого издевательства, адепты Силы дружно испарились.

— Хиля, тихо! — крикнул Реван. — Ну вот… И где мы теперь ёлку возьмём?

Нихилус что-то прошипел.

— Гениально! — он поднял громкоговоритель. — Андедду! Мы тут ремонт затеяли! Надо ёлку на стене нарисовать!

Вдруг Нихилус толкнул Ревана и что-то долго и усердно шипел.

— Ой… Дедуля, отбой! Нам нужно вокруг этой ёлки хоровод водить!

Но было поздно. Дедушка Андедду уже появился с охапкой банок краски и ведром кисточек.

— Поздно, малец…

To be continued…

Комментарий к Дерево из ниоткуда, или Молниеносное воспитание! (Новогодний спешл. Часть 1) Итак... Это первая часть обещанного спешла. Продолжение выйдет ближе к Новому Году. Возможно, числа тридцатого, или рано утром тридцать первого (ориентируйтесь на время Владивостока, ибо я живу неподалёку).

Возможно, в январе я пропаду на две недели (вы, скорее всего, уже привыкли к такому), а все из-за того, что я выиграла районную олимпиаду по литературе (подарили, как раз-таки, розовые наушники Палпатина) и получила путевку в центр “Океан” (везунчик, блин). В общем, не теряйте. Если не вернусь – не оплакивайте.

Да пребудет с вами Сила!

(Ждите продолжение)

====== Подарочки в тему, или Привет от Дарта Николаса! (Новогодний спешл. Часть 2) ======

В баре стояла тишина. Гробовая. Мертвая. Ну ясен пень мертвая! Тут ведь призраки живут! Но сейчас не об этом… Было темно. Но не так темно, что даже кот ничего не видит. Этот самый кот сейчас наглым образом развалился на груди своего хозяина, который вовсю храпел на диване. Реван пусть и был самым таким «элитным» адептом Силы, но собственного уголка, как остальные, он не имел (диван ему, видите ли, понравился). Мимо этого самого ситха, крадучись, шло нечто высоченное с огромным мешком за спиной, в странном колпаке, и чем-то живым на плечах. Это нечто шло медленно, словно боясь разбудить Ревана. И, несмотря на осторожность, это чудо не смотрело под ноги (что толку? В такой темноте ни черта не видно), а потому с грохотом, сопровождаемым оглушительным храпом Ревана и Люцифера, споткнулось об что-то железное, за что получило по голове от маленького существа на плече.

— Под ноги смотри ты! — прошипело маленькое создание.

Высоченное нечто что-то прошипело и, поправив мешок за спиной, двинулось дальше, как вдруг снова обо что-то споткнулось и с грохотом упало на пол.

Реван упал с дивана прямо на Люцифера, который с визгом вцепился когтями в грудь хозяина (благо, ситх спал в маске, а потому лицо его осталось целым).

— Стой! Стрелять буду! — спросонья закричал Реван, достал из-под подушки бластер и выстрелил дважды в потолок.

Наступила напряженная тишина.

— Кому там не спится? — зевнул Реван, поднимаясь на ноги. — Выходи, а то жену позову.

— Нет! — прохрипел кто-то.

— Ты кто?

— Спойлеры, — с интонацией Ривер Сонг произнесла маленькое нечто.

— Если ты из банды Вишейта — выходи по-доброму, и я тебя по-доброму застрелю. Если из наших — пошёл к ситховой матери!

— Я джедай!

— Все равно вали!

В это время высокое нечто стало что-то громко шипеть.

— Голос знакомый… — нахмурился Реван, взял фонарик в руку и Люцифера под мышку и направился на звук.

Кто-то в темноте попытался на коленках убежать от ситха и спрятаться в мешок. Ноги, правда, не влезли.

Реван посветил на нечто в красном мешке.

— Задница знакомая… Винду, ты, что ли? Хотя нет… Ноги слишком длинные.

Из мешка высунулась рука.

— «Ты хочешь спать»…

— Поспишь тут… Ты чего тут забыл?

— «Я очки поте… А! Меня что-то укусило!»

— Подвинься, — прошипел кто-то в мешке.

Нечто вывалилось из мешка и оказалось… Нихилусом в красном колпаке, а из мешка выбрался Йода в таком же головном уборе. Ситх и джедай переглянулись и одновременно повернулись к Ревану.

— Ты хочешь спать!

— Так я и не отрицаю, — зевнул Реван. — Так чего забыли тут?

— Ему скажем, Коля? — поинтересовался Йода.

— «Не пали контору!» — прошипел Нихилус и повернулся к другу. — «Это все твой страшный сон!»

— Погоди… — начал просыпаться Реван. — Ты — Дарт Николас? И тебя зовут Коля? Слушай, теперь я понимаю, почему ты имя сменил…

Нихилус пожал плечами.

— «Не виноват я, что меня Николаем назвали…»

— Замолчи.

— «Почему?»

— Я плакать буду! — вдруг Реван согнулся пополам в приступе смеха. — Дарт Николай!

— «Да ты… да я… да пошёл ты! Я тогда всем расскажу, что тебя зовут…»

— Стой! — тут же успокоился Реван. — Забыли! Я никому не скажу, ты же знаешь!

— «А если сболтнешь, что я и Шпендик — новогодние адепты, Бастиле станет известно, что ты знаешь о вашем сыне! Точнее, чего ты не знаешь…»

— Блин, Нихи, это реально несмешно!

Владыка Голода поднялся на ноги, забросил мешок на спину и помог Йоде взобраться себе на плечи.

— «Ты ток дедуле не говори, а то трындец мне».

С этими словами ситх исчез.

Реван тяжело вздохнул, погладил Люцифера и отправился досыпать. День обещал быть интересным.


*

Единственное, что каминоанцы умели делать — это клонировать. Но так как каминоанцев среди адептов Силы не было, а лаборатории закрыты, женская половина ситхов и джедаев дружно вязала всем тёплые новогодние свитеры с оленями (ах да, Гален к ним тоже присоединился, чтобы быть ближе к Вентресс). Ксеня и младший, и старший вместе с Экзаром и Бэйном украшали бар. Точнее, украшали Бэйн и Экзар, а Ксени вырезали снежинки и мишуру. Дуку и трезвый Сайфо Диас (а вот попробуйте представить) украшали ёлку. Ну, или то, что её заменяло. Елкой оказалось нагромождение банок с краской, которые ещё надо было сделать зелеными. Энакин и Палпатин должны были заняться гирляндой, но из-за творческих разногласий им пришлось сменить поле деятельности и контролировать работу других (у них это отлично получается! На двадцать три года хватит). А весь Магистрат джедаев драил полы. По двум причинам: Ксанатос занят и Вейдер — злопамятный. Реван же прятал выпивку.

— Ребят, поднажмем, надо ещё еду приготовить! Девки, вы как там?

— Уберите этого косорукого от меня! — не выдержала Вентресс, ударив Галена по голове.

— Крепись, Ася, — ответил Энакин, — Глядишь — и поженитесь.

— Заткнись, Скайуокер!

— Эня, ты опять за старое? — поправив очки, спросил Квай-Гон в поварском халате. — Ты смотри у меня.

— Это все Оби-Ван виноват! — с интонацией из второго эпизода произнёс Избранный.

— Да отстань от Оби-Вана! — крикнул Мейс Винду и швырнул в него тряпку. Скайуокер вовремя уклонился, и тряпка угодила в лицо Квай-Гона.

— Я тебе слабительное в еду подмешаю, — недобрым голосом произнёс он. Глаза сверкнули золотом.

— Опять?! — взвыл Винду, вспоминая «счастливую» жизнь в Храме.

— Работаем! — ударил кулаком по столу Палпатин.

Все недовольно помолчали секунду, но все же продолжили работать. Неудивительно, что в Галактике был такой порядок!

— Дамы, Нисанчику нужна помощь на кухне! — крикнул Реван.

— Раз такой умный — иди сам готовь! — фыркнула Шаак Ти.

— Нет! — вдруг запаниковала Бастила, бросила вязанье и понеслась на кухню.

— Помнит, как хорошо я готовил, — мечтательно улыбнулся Реван. — От моей лапши по-коррибански ей до сих пор плохо.

— Конечно, — хмыкнул Квай-Гон, — Зафигачил туда перца и спокоен!

В общем, на кухне все было отлично. «Ёлка» в скором времени стала зелёной и немного даже симпатичной. Свитеры были связаны у всех, кроме Галена, который попротыкал спицами все, что можно, и чего нельзя, чем несказанно разозлил и без того злую Вентресс. Энакин и Палпатин опять подрались, потому как не смогли решить, кто следующие двадцать три года будет править Галактикой (Скайуокеру, к слову, на это было откровенно начихать, просто решил выпендриться перед девушками). И только у Экзара, Бэйна, Ксендора и Ксанатоса все было нормально, пока кто-то из них случайно не вылил бутылку клея на голову несчастного Куна.

Начался галдеж. Экзар орал на своих напарников. Палпатин и Энакин сначала орали друг на друга, а после стали орать на Галена, на которого, к слову, орали все девушки. А после и Магистрат джедаев, завершив мытье полов, принялся обрабатывать матами всю Темную Сторону.

Даже Реван со своим громкоговорителем не смог их перекричать.

И вдруг раздались громогласные аккорды произведения «Токката и фуга ре минор» на электрогитаре. Все разом замолчали, в некотором недоумении уставившись на Нихилуса в красном колпаке, с мешком за спиной и Йодой на плечах.

— «Я не понял, почему стол не накрыт?»

За это он тут же получил от Йоды по шее.

— «Что? Вискарика мне налейте. Тогда…»

На этот раз его ударили тростью.

— «Да хорош! Итак… Дорогие россияне… Ой! Не оттуда. Уважаемые граждане… Опять не то. Точно! Друзья…»

Нихилус замолчал.

— Слова опять не выучил ты? — с укором спросил Йода.

— «Да я учил, едрить твою налево!»

— Плохо учил!

— Дарт Николас? — в чистейшем шоке произнёс Ксанатос. — Ты?

— «Молчи, пока я тебя в список плохишей не внёс! А ну накрывайте на стол, а то все подарки себе заберу!»


*

Через полчаса все довольные сидели за столом в красных колпаках и уплетали за все имеющиеся щеки невероятно вкусное произведение искусства Квай-Гона и Бастилы. Пили много, жрали ещё больше. Новый Год ведь!

Один только Реван сидел грустный, потому что после встречи с Силой он бросил пить, а всю еду в радиусе метра уже Сион сожрал.

— Подарки ждут вас! — провозгласил Йода.

Все тут же загалдели и через секунду успокоились.

Нихилус засунул руку в мешок и вытащил расчестку.

— «Квашня, чтоб мою расчестку больше не трогал!» — с этими словами Нихилус запустил подарок в Джинна.

Следующим предметом была шапка-ушанка.

— Чтоб не замерзала лысина, Бэйн, — хихикнул Йода.

Девушкам дарили, в основном, всякие безделушки: духи, шампуни, солнцезащитные очки, ну, а для Треи крем от морщин (к счастью, она не видела надпись). Палпатину подарили витамины для укрепления памяти, которые он благополучно положил в карман и забыл об этом. Экзар очень кстати получил шахтерскую каску (то камни на голову падают, то краска и клей льется…). Ксендор получил тортик. Шоколадный. Ксанатосу же подарили целый день свободы (он от счастья чуть коньки не отбросил, которые ему подарил Бэйн).

— «Рева», — загадочно прошипел Нихи. — «Для тебя особый подарок!»

Он протянул ситху бутылку с какой-то золотистой жидкостью.

— Лимонад «Буратино»? — с недоумением прочитал Реван.

— «Алкоголя в нем нет, но штырит так, что будь здоров! Скайуокер! А тебя я приглашаю в свою банду!»

Энакин с опаской развернул огромную картонную коробку и замер. В футляре лежала совершенно новая, начищенная до блеска черно-белая электрогитара с красивой надписью «A. Skywalker».

— Нихи… — поразился Энакин. — Даже не знаю, что сказать…

— «Сыграй!»

Избранный поудобнее взял гитару и сыграл пару аккордов. Не так громко, как Нихилус, зато не так фальшифо.

Владыка Голода схватил свою гитару и на пару с Вейдером зарядил зажигательную песню. Все были счастливы. Было весело. Ну что могло испортить это? Кое-что, все же могло…

Посреди бара появились Вишейт, Малак и Малгус. Видок у них был потрепанный и, честно говоря, жалкий.

— Реван, — шмыгнул носом Император ситхов (не от слез, у него насморк), — Прости меня, ирода треклятого! Тварь бессердечную! Прости, что жизнь тебе испортил и разлучил с любимой! Я ведь только жить хотел! Прости!!!

Реван замер на месте с бутылкой лимонада, а после сделал шаг к Валкориону и протянул бутылку.

— Ну за любимую я не злюсь, — прошептал он, — Даже благодарен. Выпей лимонадику, а то на тебя смотреть жалко…

— Так ты меня простил?..

— Я подумаю.

Вишейт подался вперёд и вдруг крепко обнял Ревана.

— Спасибо тебе! Спасибо! Меня ещё никто не прощал!

— Хорош обнимать меня! — прохрипел задыхающийся ситх. — А то выгоню!..

— Прости!

Вишейт отошёл в сторону, а Реван задумался, а чего они вообще с ним не общались?

— «С Новым Годом, братва!!!» — в один голос закричали Нихилус и Вейдер.

— «Ксеня, врубай!» — крикнул Владыка Голода, и вдруг по всему помещению стали летать петарды, взрываться и падать в салаты.

Когда все стихло, Силу сотряс оглушительный крик:

— Нихилус, тварь!!!

— Что-то никогда не измениться, — улыбнулся Реван.

Следующий год обещал быть веселым…

Комментарий к Подарочки в тему, или Привет от Дарта Николаса! (Новогодний спешл. Часть 2) А вот и продолжение спешла! С наступающим Новым Годом, друзья! Надеюсь, вы меня не забудете и уже в 2018 году будете ждать продолжение историй про призраков. Подружатся ли Реван с Вишейтом? Выиграет ли Энакин партию в покер у Силы? Создаст ли с Нихи рок-группу? Обо всем этом вы узнаете совсем скоро (если вам это, конечно, интересно).

Хороших вам выходных и да пребудет с вами Сила!

(Ах, да... Давайте к выходу юбилейной 50 главы соберем 200 оценок “нравится”)

====== Откровения с лимонадиком, или Станем ли мы друзьями? ======

Празднование тянулось долго. Даже гулянка по поводу смерти Избранного меркла в сравнении с этим. Еда кончилась уже через час, а выпивка — к утру. А потому все ещё спали, ибо выжить после такого было нереально.

Нихилус и Энакин спали сидя спина к спине в обнимку со своими гитарами. Они, к слову, пытались найти для своей компашки барабанщика, но после выпитого кефира им было как-то не до этого.

Экзар, Ксендор, Бэйн и Ксанатос стащили у какого-то джедая плащ и, укрывшись им, улеглись спать прямо на полу.

Девушки одной большой кучкой устроились на диване. Кроме Вентресс, которая каким-то боком оказалась в объятиях Галена. Вместе они спали возле «ёлки».

Весь Совет джедаев дохлой кучкой валялся везде, где только можно.

Ну, а Сайфо Диас оказался подвешен на люстре. Опять.

Новоприбывшие Малак и Малгус (в просторечии М&М) весь вечер пили вместе с Дуку, а под конец свалили за Руином, но вернулись с фонарями под глазами и прозвищами «Панды».

А вот Реван и Вишейт… Что ж, это единственные, кто пил не то, что надо, а потому дожили до утра. Оба сидели, прислонившись спиной к барной стойке, и вспоминали своё прошлое. А вспомнить было, что…

-…и она сказала, что скорее будет встречаться с умолишенным парнем с амнезией, чем со мной… — шмыгнул носом простывший Вишейт. — Ну кто ж знал, что так будет?

— А мне она говорила, что скорее станет встречаться с тобой, чем выйдет за меня, — покачал головой Реван. — Ох уж эта женщина…

— Вижу, она и сейчас такая.

— Поверь мне, хуже. Лимонадику?

— Ты пить бросил? — поинтересовался Вишейт, принимая бутылку.

— После глюков с Силой и неразберихой с происхождением нашего Венценосного хотел и жену бросить, но передумал. Вот и страдаю теперь…

— Лимонад это не исправит, — похлопал его по плечу Император ситхов. — Найди себе какое-нибудь занятие… Постой. Ты все ещё с Бастилой?

— Она моя жена, как-никак, — Реван отыскал на диване женщину, которая громче всех храпела. — Да и чего греха таить — люблю я её.

— После стольких лет?

— Всегда… — слабо кивнул ситх и вдруг всполошился. — А чего это я с тобой разоткровенничался?

— Не знаю, — зевнул Вишейт. — Может, потому, что я не такой уж и плохой, как ты думал?

— Ну это вряд ли, от тебя по-прежнему несёт как от Зверева на показе мод.

— А сам-то…

Вдруг парочка гитаристов проснулась. Энакин скривился от жуткой головной боли и, кое-как разлепив веки, проорал:

— Галя, иди сюда!

Язык до сих пор заплетался.

За этот крик Нихилус зарядил Избранному локтем по ребрам и прошипел что-то невнятное и нецензурное.

— Сам иди к черту, — прошипел Энакин и отполз в сторону. С похмелья голова у него болела сильнее, чем после купания в лаве Мустафара. — Сколько ж я выпил?..

Естественно, вопрос был риторическим, но Нихилус знал на него ответ.

— Сколько?! Да я ж и не пил никогда! Галя!!!

Марек проснулся и, с трудом выбравшись из цепких объятий Вентресс, пополз, перелезая через спящих джедаев, к своему учителю.

— Мастер, вы же обещали, что бросите пить, — покачал головой Гален, приложив к голове холодную пустую бутылку. Пить он не пил, а вот жрал много и отравился оливьешкой.

— Я обещал бросить курить, — пригрозил ему пальцем Энакин. — Одну вредную привычку надо заменить другой, чтобы был этот… как его там… О! Баланс!

— Но вы же Избранный!

— И? Моя избранность не определяет мою жизнь… Ой, башка болит…

Скайуокер уселся рядом с Реваном, прислонив гитару ко лбу.

— Бросаю пить…

Сидящий рядом с ним Реван усмехнулся, забрал у Вишейта бутылку лимонада и протянул джедаю.

— Выпей, полегчает.

— Мне про кефир так же говорили, — скривился Энакин и злобно посмотрел на Нихилуса, который с грохотом упал на спину и захрапел. — Как он может столько пить? Мне после второй стало плохо, а ему…

Реван присвистнул.

— Ты после третьей вырубился, а он ещё продолжал пить. Смешал водку, текилу, пиво, портвейн, вино и коньяк, а после запил это все кефиром. А после ещё сыграл пару песен и пошёл к девушкам.

— Как?!

— Ему четыре тысячи лет, — вмешался Вишейт. — Научился. Мы, кстати, не познакомились. Валкорион, или Вишейт. Называйте как вам угодно.

— Энакин, так же отзываюсь на кличку «Вейдер».

Нихилус захрапел так громко, что у бедного Избранного голова разболелась.

— Галя, принеси мне аспиринчику… Галя?

А Марек уже спал на груди Нихилуса. Под боком у него примостился жирный после праздника, как Джабба Хатт, Люцифер.

— Расслабься, Энька, — махнул рукой Вишейт, — Первое похмелье надо встречать с…

Договорить ему не дала внезапная удавка на горле.

Глаза Вейдера пожелтели.

— Не называй меня так…

— Энакин, хорош! — одернул его Реван. — Ну только с нормальным человеком познакомился!

Вдруг Нихилус проснулся и как-то нелепо поднялся на ноги, раскачиваясь во все стороны. С трудом устояв на ногах, он нетвердой походкой сделал шаг вперёд и, на миг замерев, с грохотом упал лицом на пол.

Все три ситха у барной стойки поморщились. Правда, у всех своя причина была. Энакину было плохо, Вишейт подавился лимонадом, а Ревану было жалко друга.

— Нихи, ты живой?

Владыка Голода поднял вверх большой палец и снова попытался подняться, что-то прошипев.

— На кой-чёрт тебе дроид? — спросил Реван.

Ситх ответил не сразу. Едва не упав, он нашёл точку опоры и лишь тогда, невнятно выражая свои мысли, переставляя слова местами подобно Йоде, ответил.

— Хочешь сказать, тебе мерещится Вишейт? — Реван посмотрел на упомянутого ситха и пожал плечами. — Ладно… Дроид тебе нужен, чтобы отличать глюки от реальности. Но почему тебе нужен именно НК-47?

Нихилус замер, почесал затылок и оглушительно чихнул, в ответ на что Гален и Люцифер на пару захрапели. Ситх странно фыркнул и на ватных ногах направился за барную стойку.

Через пару секунд оттуда донеслось его недовольное мычание:

— «Марек, налево твою едрить… *** какого ты мой салат сожрал, падла?..»

— Он был несвежий… — промычал Старкиллер, обнимая Люцифера.

— «Я ж туды приправу мобранд… мобаранд… бораманд…»

— Морабандскую? — предположил Реван.

Нихилус утвердительно кивнул, и его голова упала на барную стойку.

— Хиля, может, ты рассольчику выпьешь? Или поспишь? А то ты пьян.

— «Я стеклый, как трезвышко… Даже заплетык не языкается…» — пробурчал Владыка Голода.

Реван обречённо вздохнул.

— А ведь ещё целых девять дней праздновать…

— Я сдохну! — в один голос взвыли Марек и Скайуокер.

Комментарий к Откровения с лимонадиком, или Станем ли мы друзьями? Эта глава должна была выйти первого января, но, так как большинство наверняка в этот день все еще праздновало, а ко мне приехали родственники, пришлось немного отложить выход.

В общем, всех с наступившим!

Не забываем оставлять комментарии.

И да пребудет с вами Сила!

====== Великий и могучий словарь, или Пополнение в семье приносит не только счастье ======

После длительных праздников, пьянок и того подобного, наконец-то наступил день, когда некогда великие адепты Силы уселись в круг и передавали друг другу банку с рассолом. И только Реван, Вишейт и Энакин сидели на барной стойке и пили лимонад. Как оказалось, рыцари Старой Республики бросили пить, а Избранный попросту не умеет. Вообще, пару дней с ними ещё сидел Гален Марек, но когда Нихилус приготовил свою фирменную морабандскую лапшу, он бросил все и теперь сидел где-то на Камино, ибо воды там много, а именно она ему сейчас и нужна.

Хуже всех было Нихилусу. Этот бедняга так и не пришёл в сознание. Тогда его верные фанатки решили залить в него рассол, чтобы их возлюбленный протрезвел и не мучился головной болью (призраки, как оказывается, тоже от этого страдают). Что они придумали? Вставили ему в рот воронку и начали заливать в неё рассол. Но так как заливала Занна, (а с координацией у неё всегда были проблемы) весь рассол оказался прямо на несчастном ситхе, а огурцы попадали ему в глаза. Ситх матерился долго и беспощадно, пока не исчерпал весь свой словарный запас и не уснул.

— Вот тебе и праздники, — пробурчал Квай-Гон, выбирая из волос остатки конфетти.

— Это ты ещё премьеру новых «Звёздных войнушек» не видел, — прохрипела Митра. Последние два дня она на пару с Нихилусом горланила песни, от чего сорвала голос.

— Это разве не «Звёздные путейцы» были? — слабым голосом спросила Эйтрис.

— Или «Звёздные десантники»? — раздался где-то за барной стойкой голос Сатель. Она, как и Гален, ничего не пила, зато ела очень много и теперь делила с вышеупомянутым ситхом одно ведро.

— Лишь бы не «Звёздные вратари», — приложил к голове полотенце с кубиками льда Дуку.

— Оставь вратарей в покое! — крикнул с барной стойки Реван. Как ярый поклонник спорта, он не любил таких замечаний. — Они хотя бы лучше, чем защитники и забивалы. Даже штурмовики не такие косые, как эти!

— Ты какой хоккей смотришь, что там забивалы? — спросила Бастила, принимая из рук Ксендора банку рассола.

— Да там без разницы, хоккей или футбол, везде косорукие и кривоногие играют.

— А защитники и забивалы тут причём? — не поняла Митра.

— Одни защищают спорт, а другие забивают на него.

Пару секунду Митра и Бастила осмысливали сказанное и вдруг случайно перевели взгляд на сидящего рядом с Реваном ситха. Обе женщины разом протрезвели.

— Вишейт?!

Где-то тридцать пар глаз одновременно повернулись к барной стойке с открытыми ртами. А где-то из кучи плащей выбрался Нихилус. Все ещё с похмельем.

— «Расслабьтесь. Этот глюк мне ещё первого числа явился. Ик!»

— Он тут уже неделю?! — рассвирепела Бастила. — А ты куда смотрел, дятел?!

— Молчи, женщина! — ударил кулаком по столу Реван. — И вообще, Тенебри вполне приятный мужик.

— Тенебри?! — скривилась Митра.

— «Он что, настоящий?!» — очухался Нихилус, попытался выбраться из кучи тряпья, но оступился и упал прямо лицом в пол.

— Нихи, я прощаю твой долг, — снисходительно улыбнулся Валкорион. — В конце концов, прошло уже четыре тысячи лет.

— Погодь, — прервал его Реван. — Вы были знакомы при жизни?

— «Ну ты индюк… Я ж с тобой пошёл с мандалорцами воевать! А вот что было дальше, я помню смутно…»

— А дальше ты моим учеником стал, — фыркнула Трея.

Нихилус чуть качнулся, в упор глядя в лицо леди-ситх.

— «Бабуля, а ты кто?»

Трея зашипела от злости и швырнула в Нихилуса взявшимся из ниоткуда словарем общегалактического языка. Ситх упал на спину.

— «Общегалактический словарь, том второй, глава первая… Для пользования словарем вам нужно знать следующее… Трея, *****! Кто так делает?! Это то же самое, что найти в библиотеке вторую и третью часть „Властелина колец“, но не найти первую!»

— На кой-чёрт тебе «Властелин колец»? Ты ж читать не умеешь!

— «Я что, по-твоему, похож на Ксеню?!»

Ксанатос возмущённо скрестил руки на груди и хотел было ответить, но его наглым образом перебили.

— Просто признайся, что ты общаешься ментально, потому что не знаешь общегалактического! — крикнул Реван.

— «Ты же обещал!»

— Да все и так знают, что ты говоришь только на древнем ситхском, который даже Андедду не знает!

— «Ах, так?! Бастила! Реван не знает, как зовут вашего сына!»

— Что?! — заорала Бастила.

— Предатель! — разозлился Реван.

— «От предателя слышу!»

— Ты забыл имя нашего сына! — продолжала кричать Бастила.

— «Я ухожу от тебя! Навсегда!»

— Ну и вали! У меня появился новый друг!

— Блин… — скривился Вишейт.

Дальнейшую тираду Нихилуса мы пропустим и переместился на десять минут вперёд.

— «Пошёл ты!»

Ситх эффектно развернулся, но запутался в собственном плаще и плашмя упал на пол.

— «Йау! Рева, я, кажись, нос сломал! Иди поцелуй!»

Реван закатил глаза и прикрыл лицо рукой.

— Это никогда не кончится…

Вдруг в помещении вспыхнул яркий свет и рядом с распластавшимся Нихилусом появился бледный… да-да, Люк Скайуокер.

— Сына, ты задолбал меня, — раздраженно вздохнул Вейдер. — Чего тебе надо?

— Я вот-вот стану дядей…

— Поздравляю. А теперь вали отсюда. Кто-нибудь, дайте ему пинка под зад!

Нихилус поднялся на ноги и уже замахнулся, но так не вовремя поскользнулся на чем-то скользком.

— Все приходится делать самому, — буркнул Энакин и сам выполнил столь простую просьбу, вернув сына в мир живых. Но не тут-то было! На месте Люка появилась измученная Лея.

— Сила Великая, да за что мне это?! — взвыл Избранный. — Это рай ситхов и джедаев! Рай для политиков в другой стороне!

— Папа, я тут родила недавно, — оглядываясь по сторонам, произнесла Лея.

— Ты называешь меня папой?

— То есть то, что ты стал дедушкой, тебя не волнует? — поинтересовался Реван, когда Лея исчезла.

Энакин замер с открытым ртом. Простоял он так секунд десять, пытаясь переварить услышанное.

— Я дедушка… Етижи пассатижи! Я стал дедулей!!!

С этими словами он испарился. Видимо, внука увидеть.

— «Визас, я подаю на развод! Ты мне даже сына не родила!» — завозмущался Нихилус.

— Не родила сына, потому что родила дочь! — огрызнулась девушка.

— «Чаво?!»

— Ой…

Визас поняла, что сболтнула лишнее.

— «Йодину ж мать…»

С этими словами ситх шлепнулся в обморок.

Комментарий к Великий и могучий словарь, или Пополнение в семье приносит не только счастье Уважаемые читатели, в понедельник я уезжаю в центр “Океан” и вернусь только 8 февраля. Не знаю, будет там интернет или нет. В общем, не теряйте!

Да пребудет с вами Сила!

====== Путейцы против вратарей, или Вся правда о галактическом футболе ======

— Путейцы!

— Вратари!

— Путейцы!

— Вратари!

— Да вы достали со своим хоккеем! — крикнул Реван. — Дайте футбол нормально посмотреть!

— Хоккей лучше! — обиделся Ксендор.

— Квиддич!

Адепты Силы разом обернулись, дабы лицезреть сие чудо. Им оказался Ксанатос (ну кто бы сомневался).

— «Я твой отец!» — ходил из стороны в сторону погрустневший Нихилус.

— Ой, балда, — покачал головой Энакин. — Сколько можно повторять? Я — твой отец, а не я твой отец!

— «Да какая, блин, разница?»

— В интонации разница!

За те несколько дней, что прошли со дня, когда Нихи стал отцом, а Вейдер дедушкой, произошло много изменений. В это трудно поверить, но всеми любимый матершинник и по совместительству Владыка Смеха стал меньше ругаться (а вот попробуйте себе представить!). Что же касается Энакина, то его все время терзало непонятное чувство тревоги, когда он навещал внука. Будто знал, что из него вырастет…

А вот остальная часть мужского клана (ибо девушки отправились искать подарки ко Дню Защитника Галактики) от скуки подсела на всякие спортивные программы. Первой причиной было скорое отбытием девушек, ну, а второй — сломанный телевизор, который показывал теперь только один канал. Вот только мнения по поводу определённого вида спорта разделились…

— Футбол! — в громкоговоритель кричал Реван на пару с Вишейтом.

— Хоккей! — пытались переорать его Ксендор, Экзар и Бэйн.

— Крикет! — пару раз выкрикнул Дуку.

— Го-о-ольф! — протягивал Квай-Гон, задрав голову.

— Квиддич! — визжал Ксанатос.

— Гонки! Гонки! — орали в голосину Оби-Ван, Йода и Энакин (по жизни враги, но гонки любят).

— Тихо!!! — проорали в громкоговоритель Реван и Вишейт.

Все закрыли уши и на минуту поутихли.

Но тут вперёд вышел Нихилус, протянул вперёд руку и произнёс:

— «Я — твой отец».

— Молодца, — хлопнул его по плечу Энакин. — А теперь то же самое, только басом.

Нихилус хотел обработать Избранного матами, но вместо этого он гордо удалился в свой закуток Силы и уже там наругался всласть.

— А теперь о футболе… — начал было Вишейт, но его тут же перебили самым наглым образом.

— А ты вообще замолчи! Ты… — Экзар не успел договорить, ибо была у него очень плохая привычка — орать без остановки, из-за чего теперь он сорвал голос.

— Куня, ты чего? — перепугался Ксендор. — Надо отстаивать честь хоккея!

Экзар попытался что-то сказать, но голос окончательно покинул его.

— Одним меньше, — довольно произнёс Реван и дал «пять» Вишейту.

— Падла, — нашёл в себе силы прошипеть Кун.

— Все ради футбола.

С этими словами Реван притянул к себе пульт и включил телевизор. И тут же на него накинулись Ксендор и Бэйн, ибо Экзара никто не слышал, а если бы слышали, то никогда бы не кинулись на предводителя клана.

Завязалась нешуточная драка. О футболе и хоккее все тут же позабыли. Все уже начали делать ставки, когда в драку вклинился Вишейт. Вылетел он тут же, когда Реван, задумав со всей дури вмазать Ксендору в челюсть, случайно промахнулся и попал прямо в глаз Императора ситхов. Тот упал на спину и пролетел до самой барной стойки.

— Наших бьют! — заголосил Ксанатос и хотел было броситься на шею Ревана, но не стал рисковать своей безупречной эльфийской прической.

— И не говори, — в один голос выдохнули Кеноби, Йода и Скайуокер, стащив пульт и переключив футбол на гонки.

Краем глаза Ксендор заметил это и закричал:

— Шухер!

Драка прекратилась. Бэйн заработал себе синяки под глазами, Ксендор разбитый нос, а Реван помятую маску и порваную мантию.

— Джедайская погань!

— Я ситх, если что, — махнул рукой Энакин.

Началась очередная драка, в которой участвовали все, кроме Избранного, Квай-Гона и Дуку. Они, довольные собой, смотрели джедайские бои. В реальности.

Тут появился Палпатин и едва не получил в нос, но, в силу своего роста, ему повезло.

— Джинн! — неожиданно громко заорал Сидиус. — Я тебя просил об одном при жизни — привели Скайуокера ко мне. А ты что сделал?!

— Как посчитал нужным, учитель, — отмахнулся Квай-Гон.

Драка тут же прекратилась. Все удивлённо смотрели на джедая.

— Нисанчик, ты…?

— Что я?

— Ты был ситхом при жизни?! — воскликнул Оби-Ван.

— Я тебя чему учил? — резким суровым голосом спросил Джинн, отчего Кеноби растерялся.

— Эм… Что невозможное возможно?

— Это лжеучение Дарта Билана. Садись, два.

Оби-Ван плюхнулся на диван и шмыгнул носом.

Никто и не заметил, как Реван втихаря включил футбол. Возражать никто не стал. Всем было до лампочки.

— Так в чем сила футбола? — наконец спросил Ксендор, не понимая суть игры.

— Его сила в том, — начал Реван, кулаком выпрямляя вмятины на маске, — Что футболисты играть не умеют, да и всем в общем-то плевать на игру. Просто во время футбола открываются неизвестные ранее вещи…

— Например, что тебе нравятся песни Тейлор Свифт и Майли Сайрус? — усмехнулся Бэйн.

— Или что ты похож на Киану Ривза? — добавил Вишейт.

— Или…

— Тихо! — прервал их Реван и шепотом добавил: — Ну хоть про вышивание не узнали…

— А это не ты ночью переоделся в синего слоника с ушами из фольги? — поинтересовался Энакин, как истинный папарацци.

Наступило долгое молчание, как вдруг над ухом Вейдера кто-то пробасил:

— «Я — твой отец!»

— Караул!!! — завизжал Избранный и свалился с дивана.

— «Получилось!»

— А теперь смотрим хоккей, — протянул руку к пульту Ксендор, но не судьба.

Завязалась очередная драка, в результате которой какой-то гений, а именно Эня, случайно задел ногой телевизор, тот упал и разбился. Стоял дикий ор, лишь изредка прерываемый криками: «Я — твой отец!»

Комментарий к Путейцы против вратарей, или Вся правда о галактическом футболе Итак, я вернулась!!!

Эту главу я посвящаю лучшим вожатым на свете – Максу (тому самому синему слонику, а по совместительству поттероману) и Насте.

Жду ваших комментариев, ибо сейчас для меня это очень важно.

Да пребудет с вами Сила, друзья!

====== Кредиты и после смерти выплачивают, или Роковая партия в покер ======

Любая история начинается с раннего утра. Сломаем канон и начнём ее с полудня. Не потому, что мне надоело начинать главу словами «дело было утром», а потому, что герои сего рассказа проснулись только к полудню. Нет, не из-за пьянки или вечеринки. Да и особого вчера ничего не произошло, просто никто не хотел спать. Все тупо сидели и пялились в одну точку. Этой «точкой» был мух Валера, лениво развалившийся на барной стойке. Как говорится, дело было вечером, делать было нечего. Все ровно на день забыли о вражде и молча следили, как Ксанатос своими корявыми руками вырезает из бумаги маленькую корону, которую он собирался надеть на Валеру. Прошло минут двадцать, в результате которых Ксанатос лишился своего милого прозвища Ксеня и получил более звучное и правдивое — Косой.

День окончился ничем, и где-то под утро всем резко захотелось спать.

Первым проснулся утренний соловушка Гален. Выбравшись из цепких объятий Люцифера, который решил, что Марек отличная подушка, он отыскал своего учителя и, убедившись, что он относительно жив, спокойно вздохнул. И тут его взгляд упал на громкоговоритель…

Хитро потерев ладони, как обычно делают мультяшные злодеи, Марек взял прибор и проорал:

— Доброе утро, Вьетнам!!!

Реван свалился с дивана прямо на мирно спящую Митру. Люцифер зашипел и скрылся. И отовсюду были слышны маты. В особенности Вейдера и Нихилуса. Но первый все равно громче.

— А ну иди сюда, паршивец! Я тебя воспитал, вырастил как сына, и так ты меня благодаришь?! Да знаешь, куда я тебе эту дрянь сейчас запихаю?!

— У меня был хороший учитель! — убегал Марек от разбушевавшегося ситха.

Реван кое-как дополз до барной стойки, не обратив внимания на Митру, взял громкоговоритель и швырнул его в дальнюю стену.

— Дряньство, — прошипел он и рухнул на стойку. — Я спать хочу…

Вдруг появился вечно всем довольный Экзар в своих любимых пляжных шортах и соломенной шляпе (перебрался с Явина на Скариф) и прокричал:

— Народ! В World of Tanks бесплатные танки раздают!

— Без меня?! — тут же проснулся Реван и поспешил зайти в любимую игру, пока все танки не раздали.

В это время Гален все-таки споткнулся об брошенную подушку и с грохотом упал на пол. Самое паршивое, что Энакин упал сверху.

— Твою мать… — выругался Марек.

— А ну рот закрыл! Не позволю мою матушку осквернять!

— Да ты бы к ней хоть на могилу сходил, — фыркнул Экзар. — А то похоронил и пропал.

— Я может и сходил бы! — огрызнулся Энакин и тихо добавил: — Если бы знал, где она.

— Что? Ты не знаешь, где могила твоей матери? Ты, часом, не сын Ревана?

— В каком смысле?

— Он не помнит имя собственного сына, ты не помнишь, где похоронил мать…

— Я не виноват, что все пейзажи Татуина похожи друг на друга больше, чем клоны Фетта!

— Давай, ищи оправдание, — на распев произнёс Экзар и, поправив шляпу, вальяжно уселся на стул.

— А сам-то что свалил с Явина? — не удержался от едкого замечания Скайуокер.

— Ты почему на Татуине не остался?

— В этой дыре?

— Вот именно, дыре! Так вот, я свалил с Явина не по этой причине.

— А по какой, позволь спросить? — изогнул бровь Избранный.

— Да слэшеры задолбали! Как и Ксенька. Задрал уже… Если у него в жизни настали те самые дни, то нафига сворачивать кровь другим? Особенно мне!

— Те самые дни? — переспросил Скайуокер с хитрой ухмылкой. — А я думал, Ксендор — мужик.

Экзар долго смотрел на ситха с таким видом, будто ему сейчас сказали, что в космосе нет воздуха.

— Ты дурак, нет? «Те самые дни» — это когда тебе надо кредит выплачивать, а ты сидишь без зарплаты. Вот Ксеня и мотыляется по всей Галактике, деньги ищет.

— Так он же призрак! — искренне недоумевал Энакин. — На кой-ляд ему кредит выплачивать?

— Пфф… Слоган компании, где он при жизни брал кредиты, таков: «Даже после вашей смерти, наши деньги возвращаются к нам».

— Он что, кредит на Звезду Смерти брал? На обе сразу?

— В то время у нас была Звёздная Кузница. Ксеня там разгулялся чутка и влез в долг…

— И что он сделал?

— Перепутал розетку с втыкалкой для дроидов. Пострадала вся энергосистема.

— Это как же ж, вашу мать, извиняюсь, понимать?! — прозвучал чей-то женский голос.

По бару ходила молодая девушка, показавшаяся Энакину смутно знакомой. Она поддела ногой руку лежащего на полу Сайфо Диаса и покачала головой.

— Мда… Здесь я явно ошиблась.

Лишь когда она повернулась, Энакин разглядел на её футболке надпись «Ситхи forever» и вспомнил, кто перед ним.

— Я ж вроде не пил и не курил… да и жене не изменял. Так какого ж хатта мне мерещится неудачная версия Киры Найтли?

— Получше тебя буду, плакса Кристенсен, — в том же тоне ответила девушка.

Вдруг в помещении появился Реван с ноутбуком в руках (кажись, в прошлое сгонял за данным артефактом), за ним вечно всем недовольный Палпатин, Дуку и Квай-Гон.

— Народ, я три танка получил! — бросил маску в дальний угол Реван, счастливо пританцовывая. — Три! Если сейчас ещё в «Галактике героев» будут раздавать модули и осколки, то я вообще… — тут он заметил девушку. — Етижи пасатижи! Опять ты?!

— Приветик, — с улыбкой махнула ему рукой незнакомка. — Вот я и пришла за своим долгом.

Реван скривился и прижал к себе ноутбук.

— Я не готов к таким переменам…

— Если выиграешь, могу забрать Бастилу с собой.

— Вот и договорились! — обрадовался Реван, спрятал ноутбук и уселся за стол. — Надеюсь, ты сдержишь своё слово.

— Я Сила, а не твой кредитор. Расслабься, — фыркнула девушка и уселась рядом с ситхом. — Ну, кто ещё готов сыграть со мной в покер?

— А каков приз? — поинтересовался Палпатин (решил, видимо, к жизни вернуться).

— Приз? — Сила ненадолго задумалась. — Любой, кто не является Одаренным, может по желанию победителя оказаться здесь, при условии, что этот кто-то умер недавно. Ну, или умрёт в скором времени.

Адепты Силы переглянулись и согласно кивнули.

Реван же нервно кашлянул.

— Да помню я про наш уговор!

Тут появился Ксендор. Выглядел он вымотанным и расстроенным.

— Сила Великая, погаси ты этот хаттов кредит!

К слову, саму Силу он увидел не сразу.

— Я незримая сущность, что пронизывает все живое и связывает воедино. По-твоему, я ещё и чужие кредиты гасить должна?

Ксендор замер с открытым ртом.

— Нет… С тобой я играть больше не буду!

С этими словами он развернулся и намеревался уйти.

— А чего так? — крикнул ему в след Экзар.

— И так из-за нее перепутал розетку с дыркой для дроидов! Хватит с меня! Второго кредита я не выдержу!

Сила виновато пожала плечами.

— Молодой была… Ну да ладно! Кто начнёт?


*

Итогом игры стало то, что все, кроме Энакина, вылетели сразу же. Реван так разозлился, что даже запустил в стену свою маску. Раз десять.

Скайуокер же держался до последнего. Ситхи стояли у него за спиной и внимательно следили за игрой, поражаясь, что Избранный так долго держится.

— Ты где так играть научился? — не выдержал Экзар.

— Я на Татуине вырос, — словно это было очевидно, фыркнул Скайуокер, — Там либо в карты играй, либо на каре гоняй.

— Ты же гонщик, — напомнил Квай-Гон.

— А чем я, по-твоему, до пяти лет занимался? Вентиляции чистил? Я потом с клонами рубился в карты. Спорили, кто сколько дроидов грохнет. Ну, а там и до Империи недалеко! Тогда-то я отлично отыгрался…

— Чего?! — воскликнул Палпатин. — На рабочем месте?

— А сами-то в «Супер Марио» на заседании Сената играли!

— Ты в каком веке живёшь? Я в Clash of clans рубился!

— Серьёзно? Это старье ещё существует?

Палпатин хотел уже создать молнии, как вдруг игра закончилась. Победой Энакина.

— Что ж, ты достойный соперник, — признала Сила. — Как и обещала, ты можешь привести сюда любого неодаренного.

Скайуокер долго думал, а после подошёл к девушке и прошептал ей имя. Сила удивилась.

— Почему ты выбрал именно его? Ты мог вернуть кого угодно.

— Моя жена в раю политиков, а там со временем люди портятся. С этим хоть нескучно будет. Да и, насколько я знаю, он должен погибнуть с минуты на минуту.

Сила кивнула и вдруг исчезла. Прошло минут пять, но ничего не происходило. Адепты Силы пока сложили карты и навели некое подобие порядка. И в ту секунду, как последнюю пылинку стёрли со стола, в помещении появился тот, кого и пожелал увидеть Скайуокер.

Ситхи замерли, глядя на данного человека. Первым опомнился Палпатин:

— Ну почему именно он?!


*

Сила с улыбкой наблюдала за неловкой сценой и решила, что так просто Избранный от неё не отделается. Она щелкнула пальцами, и рядом с прибывшим неодаренным появилась довольно известная в мужском кругу особа.

Вот теперь все на своих местах…

Комментарий к Кредиты и после смерти выплачивают, или Роковая партия в покер А вот и обещанная партия в покер! Вот и угадайте теперь, кого именно загадал Энакин. А насчёт выбора Силы – тут вы и сами знаете, кто это. Ориентировалась на мнение большинства и добавила этого персонажа в качестве бонуса. Надеюсь, что не разочарую вас таким ходом.

Спасибо за терпение) Да пребудет с вами Сила!)

====== Искусство не знает границ, или Как заставить Избранного плакать ======

— Ну почему именно он?! — взвыл Император, чем вывел из ступора всех ситхов.

Адепты Силы удивлённо моргнули, продолжая пялиться на «нечто», посланное Великой и одним чудом.

— Зато как артистично… — с закрытыми глазами произнёс гость.

— Это мы уже слышали, — усмехнулся Вейдер. — Но все равно прибереги эту фразочку.

Траун резко распахнул глаза и пошатнулся. На плечах у него нервно завозилась исаламири.

— Опережая твой вопрос, — не дал ему опомниться Энакин, — Ты умер. А я попросил Силу притащить тебя сюда. Вот теперь мы повеселимся!

На и на этот раз чисс не успел ничего сказать, как вдруг рядом появилась…

— Неееет!!! — в один голос взвыли Палпатин и Вейдер.

— Я не просил жену возвращать! — проорал в пустоту Избранный и вдруг получил подзатыльник.

— Скайуокер! — с поистине громким голосом закричала Падме. — Какого ляда ты не отвечал на мои звонки?!

— Тебя мне только не хватало!

— Ты ещё со мной огрызаешься?!

Реван нервно икнул и понял две вещи: первое — скучно им точно не будет, второе — Бастила настоящий ангел. Тогда он решил познакомиться с Трауном, который спокойно оглядывался вокруг и поглаживал шерстку исаламири.

— Ну давай знакомиться, что ли. Реван.

— Митт’рау’нуруодо, — вежливо отозвался чисс.

— Мит’уро’додо… Мир’тудо’одо… Мит’родо…

— Траун.

— Надо тебе кликуху придумать, — решил Реван, достал из кармана фломастер и написал на руке Ксанатоса. — Начнём с главного — ты попал в бар «Прибежище Силы»…

— Опаньки, у нас название теперь есть? — спросил Энакин, обнимая свою жену (правильно сказал, что в раю сенаторов люди портятся, вон какой непостоянной стала!).

— Да, на ходу сочинил. Идем дальше. Я…

— Дарт Реван, — вдруг заговорил Траун, — Герой Старой Республики, а ныне — хозяин этого места. Насколько я понял, у вас есть жена, с которой вы не очень ладите, а также довольно болтливый друг. Это место вы создали вместе с ним. Могу предположить, что сейчас его здесь нет.

Сейчас челюсти всех ситхов упали на пол и закатились под диван. Фигурально, конечно (но не в случае с Малаком).

— Ну как он вам? — весело спросил Энакин.

Падме уже пошла тормошить спящую Митру, а потому за Скайуокера взялся Император.

— Ты что ж наделал?! Я его специально сослал куда-подальше, чтобы жить спокойнее без ваших ночных гулянок. Ты и сейчас зальешь в него бутылку самогона и что будет?!

— О, спасибо за идею! Я ж самогонку могу делать!

Траун нервно хохотнул.

— Чего смеёшься? — начал злиться Энакин.

— За тебя это делали Вирс и Эрсо. Напомнить, что было на именины моффа Таркина?

Палпатин присвистнул. Он это точно никогда не забудет…

— Как можно было перепутать новенькую Звезду Смерти с его тёщей?

— Да вы её габариты видели?!

Тут сзади послышался смех. Это Падме разбудила Митру, и та теперь рассказывала ей об этой стороне Силы.

— У меня плохое предчувствие, — поморщился Вейдер.

— И у меня, — поддакнул ему Сидиус.

— А я жрать хочу, — выдал Квай-Гон, пожав руку Трауну. — И вообще, у нас тут пополнение…

— Точняк! — хлопнул в ладоши Реван и вдруг заорал: — Новичооооок!!!


*

Это событие не было похоже ни на что иное. Трауна сразу приняли в коллектив и попытались споить, но тот, как чисс из интеллигентной семьи, вежливо отказывался; и выходило так, что вскоре пьяными были Дуку и Сайфо Диас, которых так увлёк рассказ Трауна.

— Хороший мужик, — пробормотал Дуку, — Даже несмотря на то, что голубой…

— Да я ваааще зелёный, — с широченной улыбкой отозвался Фисто, глядя на дно стакана, где таяли кубики льда.

— А я тогда какой? — спросил Мол, у которого под конец для не только соображалка, но и думалка отключилась.

— Черно-красно-поцарапаный! — на одном дыхании выпалил Энакин.

— А что такого в том, что я голубой? — недоумевал Траун. Мозги у него были ого-го, но когда дело касалось иной культуры, где все привыкли выражаться подобным языком, он становился дятлом. Таким же был Фисто.

Избранный не выдержал и заржал в голос.

— А теперь, по традиции… — громко начал Реван, как вдруг в него прилетела подушка.

— Заткнулся там! — проорала Бастила, распивая на пару с Падме и всеми девушками вино (трындец мужикам…).

— Да чтоб ты захлебнулась этим вином, — прошипел Реван. — Итак, Митт… как там тебя… Короче, Траун. У всех у нас есть кликухи, чтоб легче всех запомнить.

— Я что-то не припомню твою кличку, — задумался Энакин и едва не свалился со стула, когда ему на колени запрыгнул Люцифер.

Кот недовольно мяукнул, глядя на Трауна и странному существу у него на плечах. Зашипев, он прыгнул на барную стойку. Исаламири заметила это и повторила действия кота.

— Ща буит мясо, — с акцентом эвока протянул Вейдер.

Люцифер и Хрюня (а именно так звали исаламири) долго смотрели друг на друга с самым воинственным видом.

— Люся, не шали, — произнёс Реван.

— А у них детишки могут появиться? — вдруг спросил Ксанатос.

Все медленно к нему повернулись.

— Эта лохматенция ведь девочка?

— Не то слово девочка, — закатил глаза Палпатин, — Как-то раз отложила мне яйца на трон.

— То были не яйца, — уже откровенно плакал Избранный.

— А что?

— Подсказка — выходят из того же места, но не яйца.

И пока до Сидиуса доходило, к барной стойке подбежала Митра и, схватив в охапку Люцика (с его немалыми габаритами) и Хрюню, умчалась.

Траун хотел было остановить её, но решил не рисковать. Кто этих Одаренных поймёт?

— Что?! — вдруг заорала Падме. — Скайуокер, кто такая Айсард?!

— Ой… — только и смог выдавить Энакин.

К счастью, Амидала не успела ничего натворить, потому что в баре как раз появился любимец всех Нихилус, распевая песню.

— «Зелёный шум тайги и синий гул прибоя, на сопках ветру вторят горн и барабан. Пусть тысячи ребят подружатся с тобою, наш дальневосточный лагерь „Океан“! Наш… Йодину мать, что за *****?!»

Это он увидел Трауна.

К счастью, чисс не мог его слышать.

— Это Траун, и он будет с нами жить! — весело произнёс Ксанатос.

Нихилус осмотрел гранд-адмирала.

— «Надо выпить…»

— А ты где был? — вдруг спросил Реван.

— Нихилус!!! — закричала Падме. — Опять ты?!

— «****, а она что тут забыла?!»

— Я не понял, — грозно начал Вейдер, — Ты что, знаком с моей женой?

— «Она что, твоя жена?!» — упал на стул ситх, — «Во я попал…»

— Что ты сделал? — тихо спросил Реван, готовясь к худшему.

— Все просто, — вмешался Траун, — Падме Амидала — его правнучка.

— «****, да он откуда знает?!»

И наступила тишина…

Комментарий к Искусство не знает границ, или Как заставить Избранного плакать Вот и раскрыты карты! Извиняйте, кого разочаровала, но я уже очень давно хотела добавить сюда Трауна, а путём голосования вы, дорогие читатели, выбрали Падме для разнообразия)

Дочь Нихилуса вы вряд ли увидите, поэтому вот вам маленький презент.

Спасибо, что читаете, и да пребудет с вами Сила!

====== Ситх особого назначения, или Поэтический вечер ======

— «Стопэнь! Он все не так сказал! Эта *** не моя внучка!» — активно замахал руками Нихилус.

— Что она вообще здесь делает?! — взвыл Оби-Ван. — Энакин!

— Это все Оби-Ван… — инстинктивно начал Избранный, — Тьфу! Сила виновата!

— Ты мне не рад?! — завизжала Падме.

— Будь моя воля, задушил бы тебя второй раз… Конечно, рад! — он повернулся к своим товарищам и прошептал: — Надо избавиться от неё. Рева…

— У меня власть только в раю для Одаренных, — с сожалением вздохнул ситх.

— Позови Силу на второй покер, — предложил Квай-Гон.

— Помирись с ней, — просто ответил Траун.

— Она жила в раю для политиков тридцать лет! Говорить с ней — то же, что прыгнуть с разбега в пасть сарлакка!

— Псс! — шикнул Палпатин, призывая всех к себе.

Адепты Силы и Траун скучковались.

— Нихи тут рассказал, что в рай для политиков можно попасть только форсъюзерам. Значит, надо отправить кого-то с королевой Задолбалой.

— Кого отправить? — с надеждой в голосе спросил Энакин.

— Того, кого не жалко.

— Так в чем проблема? — хмыкнул Оби-Ван. — Вы и идите.

За это он получил подзатыльник от Квай-Гона.

— Но он ведь политик! — попытался оправдаться Кеноби и про себя добавил: «А ещё скотина редкостная».

— А кто тогда шашлыки молниями жарить будет? — прошипел Реван. — У Нихи все через одно место!

Упомянутый ситх что-то обиженно прошипел.

— А, может, отправил Малака или Малгуса? — предложил Бэйн. — Ну или на крайняк Руина, Улика…

— Эй, Улю не трогай! — воскликнул Экзар. — Лучше Рагноса или Садоу пошли.

— И так уже послал на три буквы, — вздохнул Реван. — Они отошли от дел. Берём Малака.

— Да где искать того Малака?

— Ну, а что ты предлагаешь?

Раздался женский смех.

Все мужчины разом обернулись. Ревана пришлось залезть на стул в силу своего невысокого, по сравнению с другими, роста.

К дамам подошёл Вишейт и начал отвешивать Амидале комплименты, а та мило улыбалась.

— Вот дрянь, — выплюнул Энакин.

— Кто? Вишня? — не понял Квай-Гон.

— Он пристает к моей девушке!

— Вроде же решили, что уберем Задолбалу, — напомнил Палпатин.

— Блин, да она тут при чем? Он к Митре лезет!

От услышанного Реван с грохотом упал со стула.

— Ещё и Сатель улыбается, — ревниво прошипел Экзар. — Надо, Скайуокер, действовать.

— Аллё, гараж! — начал махать руками Реван. — Ничего не замечаете? У нас доброволец!

Секунду до адептов обеих сторон Силы доходил смысл сказаной фразы. А потом все разом улыбнулись.

— Точняк! Про Вишню-то мы забыли! — обрадовался Палпатин, который теперь уж точно не пойдёт в рай для политиков.

— Невелика потеря, — произнёс Реван. — Один только вопрос: а как мы их туда переправим?

Нихилус начал что-то шипеть, при этом активно жестикулируя.

— Какой это язык? — поинтересовался Траун, как истинный ценитель традиций других народов.

— Да он как Бамблби из «Трансформеров», — усмехнулся Вейдер. — С башкой что-то случилось, вот и городит всякий бред. Его только Одаренные слышат.

— Короче, план такой, — начал переводить Реван. — Хиля открывает завесу, я, Экзар, Бэйн и Квай-Гон Толчком Силы направляем туда Вишню и Задолбалу. Потом Палыч молниями закрывает завесу, а Вейдер удерживает Силу от дальнейшего безрассудства. А у тебя, Траун, особая миссия — ты будешь девочек отвлекать.

Чисс изогнул бровь и краем глаза глянул в сторону группы девушек. Были среди них и нелюди. Что ж, на его милую внешность и безупречные манеры наверняка поведутся.

— И да, Нихи просит передать, что Падла не его внучка.

— Фух, — выдохнул Энакин, — Вот это облегчение! Надеюсь, она не вернётся сюда.

— Чокнутая сенаторша и поехавший на всю голову диктатор прямиком из эпохи Империи ситхов? — переспросил Палпатин. — Поверь, она про тебя уже забыла.

— Действуем! — крикнул Реван.

На удивление, план прошёл безупречно. И после долгих напряженных минут борьбы в баре наконец наступил покой и порядок.

— Ну и стерва у тебя жена, — признал Реван. — Даже моя не такая… чокнутая.

— И как тебя только так угораздило? — покачал головой Квай-Гон.

— Это потому что он Кодекс нарушил! — выскочил из ниоткуда Мейс Винду.

— Я этим Кодексом зад в туалете подтираю! — плюнул Энакин.

— Вот это по-нашему, — похлопал его по плечу Реван. — А где Синя?

Все разом повернулись. Траун нараспев читал девушкам стихи, а они все завороженно слушали его. Одна Бастила злая сидела на краю дивана — впервые нашла себе подругу, а её забрали!

— А парень не промах, — усмехнулся Экзар.

— Синяя морда, красные глазки —

Траун явился из страшненькой сказки! — заржал в голос Энакин.

— Ведро на башке и трубки в носу —

да это же Вейдер в эндорском лесу! — в том же духе ответил Экзар.

Ситхи зааплодировали.

— Ах так?! Стоны и крики в Храме масаси —

Ксендор и Куня в источниках квасят!

Среди адептов Силы прокатился довольный гул. Кто-то притащил доску и стал подсчитывать баллы. Два-один в пользу Избранного.

— Начальник звался мой Пал Палыч!

Ни красотой рабов своих,

Ни выдавая крупный налыч,

Не привлекал очей чужих! — подключился Траун.

Девушки стоя аплодировали и посылали своему новому любимчику воздушные поцелуи.

— Траун вышел из лесочка,

Поскакал бегом по кочкам,

За «Химерою» бежит

И мозгами шевелит! — весело проорал Палпатин и сорвал голос.

— Всех луплю я светопалкой,

Восхищая школоту.

Крейсер, — импов же не жалко!

— С неба скину на лету! — эффектно появился Гален Марек, запутался в собственных ногах и шмякнулся на пол.

— Однажды, в студеную зимнюю пору,

С каюты я вышел, был сильный трындец!

Примерз языком Максимка к забору,

А рядом ходил полудохлый песец, — продолжил Энакин.

— Не так надо! — крикнул Реван. — Хиля, давай!

Нихилус вышел вперёд, выставил руку в сторону, вдохнул полной грудью и выдал:

— «Однажды, в студеную зимнюю пору,

Я пьяный поехал с лосем к Эребору.

Встретил там Торина — мигом удрал,

По пути я у Бильбо колечко отжал.

Лечу теперь в Мордор я отсыпаться,

Чтоб с Сауроном завтра нажраться!»

Ситх согнулся пополам в приступе смеха.

А Энакин, как довольно обидчивая личность, сочинил последний на сегодня стишок:

— Вы — коммерческие твари! —

В лютом гневе я скажу

И пойду в тоске-печали

Офицеров подушу.

Смеялись все долго. Впервые им было по-настоящему весело без всякой выпивки (правда, с Нихилусом это был довольно спорный вопрос).

А вот бедным сенаторам, что закатили вечеринку по поводу исчезновения королевы Задолбалы, и несчастному Вишейту было далеко не до смеха.

Комментарий к Ситх особого назначения, или Поэтический вечер ...прочитала авторша последнюю главу и решила: Амидала тут лишняя. И да, для непонятливых – она не внучка Нихилуса. Так что ждите теперь его дочь!

(Николай Алексеевич, простите за такое издевательство над вашей поэзией!)

Да пребудет с вами Сила!

====== Конец кодировки – конец покоя, или Дочка для Джокера ======

Прошла неделя с момента, когда к «призрачному клану» присоединился Траун, а королеву Задолбалу сослали обратно в рай для политиков вместе с Вишейтом (сенаторша-республиканка и диктатор-империалист стопудово разнесут там все к чертям). За это время все успели подружиться с Трауном, видите ли, до этого у них были лишь один Синя, то бишь Дарт Руин (и то не факт, что это его естественный цвет), а теперь их целых два! И тогда же все на него и забили, ибо, цитирую единственного нефорсъюзера в этом сообществе, «не понять простому люду все грани и всю глубину чисской души» (переводя на простой язык — пить не умеет).

А вот у двух ситхов, — конкретно у Нихилуса и Ревана, — на пару случилась глубокая депрессия (именно случилась, как настоящая метель восьмого марта). Один писал свидетельство о разводе, ибо жена его достала, так и не удосужившись назвать имя их дочери, а второй обиделся на компанию Electronic Arts (EA) за то, что его не добавили в «Галактику героев» как игрового персонажа, — да что там игрового, вообще не добавили.

— Почему там есть ты? — психовал Реван, поджигая спички и тут же бросая их в стакан с виски. — Весь Триумвират добавили! Хатт, да там даже НК-47 есть! Понимаешь, мой дроид в игре, где есть почти все рыцари Старой Республики кроме меня!

Нихилус продолжил писать, прошипев что-то. Реван посмотрел, что он пишет, выхватил лист и поджег его.

— Сам напишу тебе свидетельство! А то твой корявый почерк фиг разберешь. Так ведь ещё и на древнем языке пишешь! — он посмотрел на догорающий лист. — Ещё и с ошибками. Ты что, в джедайскую школу не ходил?

Владыка Голода недовольно зашипел.

— Вот не надо на меня все сваливать! Я не заставлял тебя переться со мной в бар! Со мной все ходили пить, мне ж в баре скидки делали.

— А потом из Ордена выгнали, — фыркнула Митра, читая через плечо свидетельство о разводе. — Ты разводишься с Басти?!

— Да не я, — грустно вздохнул Реван. — Эх, жизнь несправедлива… Скоро и тебя добавят в «Галактику героев», а я так и буду прозябать здесь до конца дней своих…

— Твои дни давно прошли, — заметила девушка. — Впрочем, как и у всех нас. Неужели, тебя волнует какая-то игра?

— Обидно, знаешь ли!

Нихилус начал что-то шипеть, порой жестикулируя.

Реван с секунду молчал.

— Слушай, а повтори еще раз, таким эпитетом Бастилу ещё никто не называл.

Ситх махнул рукой, прошипел что-то нецензурное.

Вдруг появился Энакин, которого крепко обнимал Траун. Бедный чисс не умел перемещаться, как остальные призраки, а потому его приходилось таскать за собой. И взялся за это Венценосный.

— Траун, отцепись от меня!

— Я боюсь, — зажмурившись, произнёс гранд-адмирал, — Ещё сбросишь меня в воды Камино…

— Блин, да это было всего раз! — хихикнул Скайуокер. — Да отцепись ты! Итак уже нетрадиционалом считают из-за тебя!

Траун открыл глаза, отскочил в сторону и сделал вид, будто ничего не произошло.

Энакин же подошёл к Митре, приобнял за талию и прижал к себе.

— Ну что, дорогая, чем занимаешься?

— Дорогая? — усмехнулся Реван. — Молодец, Вейдер, только от жены избавился, как к моей подруге стал липнуть.

— Ты же не против? — с улыбкой Чеширского кота спросил Избранный.

— У Нихи спроси, это ж с ним она встречалась.

Упомянутый ситх буркнул: «Благославляю» и испарился. Наверняка пошел пытать Визас.

— Ну что, котик, — ласково произнесла Митра, улыбнувшись Энакину, — Может, уединимся ненадолго?

— Или надолго? — ухмыльнулся Скайуокер, оставив лёгкий поцелуй на губах Митры.

— Просто исчезните! — прошипел Реван, искоса глядя на позеленевшее лицо Трауна. Бедный интеллигент не привык к такому, со своим-то воспитанием!

Энакин и Митра переглянулись и, коварно улыбнувшись, исчезли.

— Голубки, — фыркнул Реван. — Помню, и я таким был. Хорошо мы тогда с Мэри-Эл повеселились. Теперь я понимаю, как мы выглядели со стороны.

Траун все так же стоял с перекошенным лицом. Реван заметил это и хохотнул.

— Бедолага, ты ведь ещё Кита с Эйлой не видел, а у них шуры-муры похлеще!

Вдруг появился Бастила, за руку ведя расстроенную Визас.

— Не обращай на него внимание, — успокаивала подругу Шан. — Этот баран не стоит тебя.

Вслед за ними из воздуха появился Нихилус, поливая отборным матом жену и её подругу.

— Да пошёл ты! — закричала Визас. — Я-то думала, ты меня любишь, а ты…

Ситх замер, приложив обе руки к сердцу и что-то прошипел.

— Развод! — заявила миралука.

Реван втихаря передал Бастиле свидетельство и указал на Марр. Женщина поняла его и передала бумагу дальше.

— Подпиши здесь, — прошептала она.

Визас выхватила из её рук бумагу с ручкой и быстро подписала.

— И только попробуй заявиться к Мэри-Эл после этого!

Реван, едва услышав имя, насторожился.

— Мэри-Эл?

— Моя дочь, — скрестила руки на груди девушка.

Нихилус недовольно зашипел, напоминая, что это и его дочь.

— Да ты её имени до сегодняшнего дня не знал!

— Визас, — позвал её Реван, — А твою дочь случайно не Мэри-Эл Крайнер зовут?

— Вообще, Мэри-Эл Марр, это после замужества она себe другую фамилию взяла.

— Мэри-Эл Крайнер?! — схватился за сердце ситх. — Сила, что ж я натворил?..

Нихилус опять начал шипеть.

— Потому что я не знаю твою фамилию! — разозлилась Визас. — Реван, ты что, с моей дочерью знаком?

— Знаком не то слово, — заметил Траун. — Вы даже не поверите, насколько близко они знакомы.

Реван подскочил на ноги и подошёл вплотную к чиссу.

— Замолчи!

— Реван, — сурово позвала его Бастила.

— Да не было у меня с ней ничего! — замахал руками ситх и очень тихо добавил: — По крайней мере, первые два дня…

Послышался дружный свист. Это Энакин с Митрой наблюдали за перепалкой.

— Оказывается, ты не такой уж и святой, Реван, — заметил Избранный.

— Это он ещё про своё обучение у Вишейта не рассказывал, — захохотала Сурик.

— Да вы достали! — сорвался на крик Реван. — Тогда отопление вырубили, и нужно было как-то выживать!

— Особенно бессмертному Императору, — ухмыльнулся Скайуокер.

Реван побледнел под маской.

— Ч-что?

Тут до Нихилуса наконец-то доперло, что фамилия дочери сейчас не самая большая проблема, а потому он начал шипеть. Если пропускать весь трехэтажный мат, которым он покрыл друга, то смысл сказанного примерно таков: «Всмысле ты спал с моей дочерью?!»

Тогда все начали орать: Визас заставляла Нихилуса подписать свидетельство о разводе; Нихилус орал на Ревана, который, цитирую, осквернил честь его дочери; Траун же психовал, что Митра и Энакин пытаются свести его с какой-нибудь джедайкой. Один Реван сидел в эпицентре скандала. И вдруг его прорвало. Под шумок он перелез через барную стойку и нашарил там первую бутылку алкоголя. «К ситху кодировку», — решил мужчина, откупоривая бутылку.

Спустя час.

Все пять адептов Силы плюс один не адепт, — Визас, Нихилус, Бастила, Энитра (Энакин и Митра) и Траун, — стояли со сложенными на груди руками и смотрели спящего в обнимку с пустой бутылкой Ревана, свернувшегося калачиком за барной стойкой.

— Он похож на маленького пьяного ангела, — вздохнула Митра.

Энакин протянул руку Бастиле. Та скривилась и протянула ему свой световой меч.

— Ты жульничал.

— Нисколько, — подло усмехнулся Избранный.

Реван всхрапнул.

Траун покачал головой.

— Он долго держался.

Все присутствующие вздохнули.

Нихилус, как всегда не отличаясь чистотой речи, что-то прошипел. Суть такова: «Ничего, только проснется — я ему голову откручу». Он пнул ситха. Реван почесал живот и пробубнил: «Тише, Мэри, а то Басти спалит…»

Что было с Бастилой — никто не знает, но исчезла она очень быстро.

— Дочь твою искать пошла, — догадалась Митра.

— Долго искать будет, — фыркнул Визас.

— С чего это?

— Она не была Одаренной, — догадался Траун.

Нихилус с облегчением вздохнул и испарился.

Визас открыла рот от удивления.

— В каком смысле, «вся в мать»?! Джокер, а ну иди сюда! Я тебе все струны на гитаре порву! И подпиши уже заявление!

Секунду было тихо, пока не заиграла песня одной известной джедайки в исполнении Владыки Голода: «Видно не судьба, видно не судьба…»

Комментарий к Конец кодировки – конец покоя, или Дочка для Джокера Простите, что долго не ,что продолжения, но у меня идет активная подготовка к экзамена (плюс ко всему у нас два дня на было света, а интернет сейчас работает отвратительно). Надеюсь, глава получилась более менее нормальной.

Да пребудет с вами Сила!

====== История повторяется, или Лучший способ подать на развод ======

— Живём мы припеваюче,

Поем мы под луной!

А все офигевающе

Плетутся вслед за мной!

Реван сидел на барной стойке, свесив ноги, с гитарой в руках.

— Поем мы под луно-о-о-о-ой!!!

Последнюю ноту он потянул так высоко, что бедная гитара не выдержала. Самая толстая струна со звоном порвалась.

— Упс, — произнёс ситх, покачиваясь, — Меня ж Куня прибьет… Надо валить.

Он отложил сломаный инструмент и на цыпочках поплелся к дивану.

— Куда пошёл?! — проорала у него над ухом Бастила.

От испуга Реван упал на пол и заполз под стол.

— Караул! Мандалорцы грабют!

— Вытаскивай свой зад из-под стола, пьянь, — прошипела джедайка.

— Мандалорцы-педофилы! Трусы стырить хотят! Спасите бедного сироту!

— Вылезай, сирота вонючая! — покраснела от злости Бастила. — Я тебя научу, как пить! Так научу, что ты потом на задницу сесть не сможешь!

Реван высунул голову.

— Это Мэри-Эл после наших куралесов сидеть не могла.

Откуда-то в ситха прилетела ваза, с треском разбилась о голову, а сам ситх упал без сознания.

— Спасибо, Дуку.

Граф отсалютовал ей бокалом с вином и гордо удалился. Удалился из СилаГрам, ибо достали комменты насчёт его ученицы. Видите ли, у них были отношения больше, чем учитель-страшный-ученик.

Бастила же посмотрела на своего горе-мужа и попыталась за ноги вытащить его из-под стола. Но пусть Реван особым ростом не блистал, а весил он примерно столько же, сколько и Джабба Хатт (в понимании Бастилы именно столько). Джедайка бросила его ноги и недовольно скривилась. Как она устала постоянно его вот так тягать! Однажды ей это уже аукнулось. Не носила бы тогда колечка на пальце.


*

Три разá по тыще и еще плюс почти тыщу лет назад.

В Храме джедаев было тихо. Ровно до двенадцати ночи. Оборотней среди джедаев не было, а вот два пьяных голубка разыскались.

Реван и Бастила шли в обнимку, при этом ещё держа в каждой руке по бутылке какого-то алкоголя.

— Слышь, Басти… Ик! — невнятно произнес Реван. — Мы тут с тобой уже давно встречаемся… Целых два дня… А выходи за меня?

— Не, — махнула рукой женщина, — Не выйду за тебя на работу… Меня ж Чебуран спалит!

Реван почесал затылок горлышком бутылки.

— Ты не так меня поняла. Выходи за меня замуж!

Бастила остановилась.

— Замуж? А кто муж?

— Ну я, — неуверенно произнёс Реван. — Наверное…

— А жена? — не соображала джедайка.

— Ну ты.

— Не хочу… Жена — как-то некрасиво звучит. Хочу невестой быть.

— Скажи «да» и будешь невестой.

— А что надо сказать, чтобы стать женой?

— Да.

— Так кем же я стану, если «да» скажу? Женой или невестой?

Теперь оба чесали затылки бутылками.

Вдруг Ревана осенило.

— О! Пошли Чебурана разбудим и спросим.

— Не у него! — запротестовала женщина. — Этот спалит. Надо идти к тем, кто этого не сделает.

Реван замер и простоял так минуту.

— Милый, ты чего?

— Вспоминаю, где есть ситхи, которым я не должен.

Уже через пару часов влюбленная пара оказалась в Академии ситхов на Коррибане, точнее, у дверей. Внутрь их пока не пустили.

— Ситхи, открывайте! — Реван стучал кулаками и ногами дверь.

Ответа не последовало. Тогда он решил пойти другим путём.

— Пацаны, у меня бухло есть!

Двери тут же открылись.

— Милый, — произнесла Бастила, — А что такое «бухло»?

— А это по-ихнему… да хрен знает, что это. Скажу — они пропускают. Пароль, наверное.

В это время парочку уже привели к одному из главных ситхов. Он стоял на возвышении и глядел на джедаев со странным выражением лица.

— Драться пришли? — спросил он.

— Бухло принесли, — ответил Реван и наклонился к Бастиле, — Это у них ответ на пароль.

— А нормально?

— Да вопрос у нас есть, — он поставил бутылки на пол и указал на Басти, — Вот позвал я её замуж, а она ни в какую! Говорит, не нравится ей слово «жена», нравится «невеста». Чтоб стать невестой, ей надо сказать «да», но и чтоб стать женой, ей надо сказать «да». Как быть?

Ситхи по разным сторонам начали угорать, а после задумались над этим вопросом. Главный ситх по кличке Толян фыркнул.

— Скажет «да» во время свадебной церемонии — станет женой.

Ситхи закивали.

— Ну лады, — кивнул Реван. — Поженишь нас?

— Сейчас? — с подлой улыбкой спросил ситх.

— Давай сейчас, а то Чебуран проснется, ещё и Полицаю доложит. Ток по-шустрее.

Рядом с Толяном встал мальчишка-ситх с камерой наперевес. Хороший компромат на джедаев.

— Согласны ли взять друг друга в законные мужья и жены и сворачивать кровь друг другу до конца жизни?

— Да, — в один голос произнесли джедаи.

— А что нам дальше делать?

— Оставить нижнее бельё в кровати Чебурана, — невозмутимо ответил Толян.

Ситхи молча плакали со смеху.

— А это обязательно?

— Без этого никак.

Реван и Бастила молча переглянулись.

— А на медовый месяц поедем в Средиземье, я тебе там колечко сауроновское добуду, — пообещал мужчина.


*

— Тоже брак по пьяни? — спросила Визас, глядя на пьяного Ревана.

— Достал он меня… Разведусь я с ним.

Бастила пнула Ревана. Тот зашевелился.

— Тише, Мэри… Не хватало ещё эту стерва встретить…

Женщина зашипела от злости.

— Развод!!!

С этими словами она исчезла.

Реван открыл глаза и прокричал:

— Народ, прячьте меня!

— Ты куда Джокера дел? — спросила Визас. — Где этот чёрт прячется?

— Он с какими-то мужиками на рыбалку пошёл… В Мордовию, вроде.

— С кем пошёл?!

— Да не знаю… Какой-то там Ороферыч и Сауроныч… Сама у него спроси!

— Правильно Бастила сделала, что развелась с тобой! Ты не достоин её!

Визас исчезла.

— Не молот Тора, перебьется!

Откуда с потолка свалилась кувалда. Реван выглянул из-под стола.

— Диас, задрал! Слезай уже с люстры! Сидишь там тридцать лет и три года. Не слезешь — бухло заберу!

Джедай свалился с люстры и мигом удрал. А ситх укрылся под столом, мучаясь одним вопросом: «Что же такое бухло?»

Комментарий к История повторяется, или Лучший способ подать на развод А вот и Юбилейная часть! Спасибо всем, кто читает.

Если хотите продолжение про милую парочку Энакин/Митра, пишите в комментариях #ЭнитраНавсегда

Да пребудет с вами Сила!

====== Ночной переполох, или Разыграли не по-детски ======

Дело было… нет, не вечером, ночью. Все спали. Если отключку после мордобоя можно назвать сном. Из-за чего случилась драка? Думаю, тут нет ничего удивительного. Девяносто пронцентов драк начинается из-за Нихилуса, пять из-за Кеноби, а все остальное — из-за алкоголя. Нихилус свалил на рыбалку с остроухими друзьями. Кеноби подался во все тяжкие (да не в сериал!), то есть свалил с ситхами на Коррибан. Призраки зареклись пить. И даже не потому, что с похмелья они открывают для себя нечто удивительное (вроде татуировки в неположенном месте или неожиданное отцовство), а потому, что спустя почти четыре тысячи лет в любимом всеми баре призраков кончились все спиртные напитки. Крайним остался Реван, ибо его нашли на месте преступления (Диас успел спрятаться на люстре). После этого начались разборки, которые потом каким-то образом переросли в спор, как называть планету ситхов: Коррибан или Морабанд. Оттого и мордобой начался. Потом все разбрелись по своим углам (не буквально) и с тех пор не разговаривали. Только на память оставили на полу пустые бутылки, окружающие диван, на котором спал Реван.

Посреди ночи, часа в два, по бару крались две тени. Идти они старались тихо, пока не напоролись на демоническую призрачную ловушку. Все бутылки, поддавшись эффекту домино, с грохотом попадали. Реван подскочил с дивана и швырнул в сторону, где, как он полагал, нарисовались ночные гости, свой световой меч.

— Люмос! — закричал он, и бар озарил яркий свет люстры, покачивающейся под весом Диаса.

Виновниками переполоха оказались Энакин и Митра. Вот только выглядели они странно. Очень странно. На Избранном был белый китель, незастегнутый на три верхних пуговицы, с гранд-адмиральской планкой; на Митре было что-то вроде костюма Вейдера, только поменьше размером. Вдруг из-за барной стойки вылез Траун, одетый в чёрную джедайскую робу и с накрашенными ярко-красной помадой губами.

Реван от шока молча упал на диван.

— А мы тут… — застенчиво отодвигая ножкой осколки стекла, замялся Энакин. — Мы тут…

— Ну в общем… — пыталась поддержать его Митра, скрывая румянец на щеках.

— На конкурс косплееров собрались, — невозмутимо сказал Траун, вытаскивая из кармана плаща пудреницу.

Энакин и Митра тут же закивали, подтверждая сказанное.

— Посреди ночи? — с подозрением спросил Реван.

Скайуокер начал насвистывать знакомую мелодию и делать вид, что разглядывает люстру (которую полностью закрывала туша Диаса).

— А почему бы и нет? — продолжал врать Траун, пытаясь пудрой скрыть красные щеки Митры.

— А одеждой нафига поменялись?

Чисс опустил голову.

— Я, может, всегда мечтал стать джедаем…

— А Митра — Вейдером? — усмехнулся Реван.

Девушка скривилась.

— Да ну — Вейдер, мне больше фамилия Скайуокер нравится.

— Ну мы пошли, — заторопился Энакин и уже сделал два шага в сторону, как его остановили.

— Стоять! — крикнул Реван, поднялся с дивана, перескакивая разбитые бутылки, добрался до Скайуокера и выудил из кармана его брюк пару новых носков с розовыми уточками. — Это что?

Теперь настала очередь Избранного краснеть. Траун попытался дотянуться до него с пудреницей, но едва не упал.

— Б-Будь красив и нежен… с носком свежим, — заикаясь, промямлил он.

— А это что? — Реван вытащил вслед за носками рукоять светового хлыста.

Теперь краснели все, кроме Трауна. Пудра не помогла.

— Чтоб все в жизни было чётко, — выставив руку в сторону, начал громко читать Траун. — Ты носи с собою плетку!

— Это хлыст, — едва сдерживая хохот, поправил Реван.

— Да не суть.

В это время чисс достал из плаща зеркальце с помадой и принялся поправлять макияж.

Реван смотрел на все это с таким лицом, будто увидел Халка без трусов.

— Синя… ты что делаешь? — в чистейшем шоке спросил он.

Траун поднял на него глаза и в непонимании нахмурился.

— Митра сказала, что красный цвет подходит к моим глазам.

— Я про галстук говорила, — тихо прошипел джедайка.

— А я думал, про трусы, — захохотал Энакин. — Ты ж в этом прикиде похож на голубого!

— Так я и так голубой, — совсем ничего не понимал Траун. «Дальтоник, что ли?» — подумалось ему.

— Смой с себя это! — Митра швырнула ему какую-то тряпочку. Траун развернул её и оказалось, что это были чьи-то труселя. Розовые.

— Ой, — совсем тихо прошептал Энакин.

Траун протянул ему вещь.

— Твоё?

Глаза Избранного пожелтели, он сжал руки в кулаки.

— Ну ты у меня сейчас…

Вдруг Трауна чем-то острым укололи по мягкому месту, от чего он с визгом бросился на шею Вейдера (рефлекс уже выработался). Когда же ситху удалось сбросить чудо-офицера, оказалось, что тот своей помадой оставил ему следы на кителе и шее. Увидев пятна на своём любом костюме, Траун злобно зашипел.

— Чёрт возьми, Бастила! Я выхожу из игры! Это ж надо было… Мой китель… Как я его теперь отстираю?! Ещё и эта помада…

— Что тут происходит? — перестал соображать Реван.

Из-за барной стойки выползла Бастила, заливаясь слезами от смеха.

— Вот умора!

— Энакин, раздевайся! — продолжал кричать Траун, пытаясь стянуть с ситха свой китель.

— Дурак ты! У меня под кителем ничего нет! Да и как это вообще выглядит?

— Уморительно! — продолжала хохотать Бастила.

Реван же стоял и все ещё не врубался, что вообще здесь творится.

А суть в том, что Бастила решила отомстить своему мужу за измену (правда, понятию «месть» она училась у Нихилуса, а у того все через одно место) и заставила золотое трио совершить сие нечто (чего она хотела этим добиться — непонятно).

— Траун! — закричала Бастила, коварно улыбнувшись и протянув руку. — Идём со мной, и я покажу тебе всю мощь Силы!

Энакин закрыл спиной чисса.

— Своих врагу не сдаем!

Бастила с интересом смотрела на следы от поцелуев на шее Избранного и размазаную помады на губах Трауна, и картина сама как-то вырисовывалась.

— Это не то, о чем ты думаешь, — попытался отмазаться Траун, но Бастила уже схватила его за полы плаща.

— Так докажи мне это, — прошептала она ему прямо в лицо и резко потащила за собой.

— Траун, не сопротивляйся! — крикнул ему напоследок Скайуокер. — Это все равно не поможет.

А Реван, все так же не понимая, что сейчас произошло, пожал плечами, вернулся на диван и продолжил спать.

Комментарий к Ночной переполох, или Разыграли не по-детски Вот такая наркомания... Если хотите, могу написать мини-фанфик “Удивительные приключения Дарта Нихилуса в Средиземье” (как вам рыбалка с эльфами и задушевняе беседы с Сауроном? На случай, если среди читателей найдутся толкинисты).

Спасибо за терпение, а то вся эта суматоха с экзаменами не оставляла времени (экзамены сданы, красный аттестат получен).

Да пребудет с вами Сила!

#ЭнитраНавсегда

#НихиВСредиземье

====== На границе ситхи ходят хмуро, или Охотник за тишиной ======

На Явине IV была темная ночь. Почти все местные жители спали, за исключением некоторых особых личностей. Не спали лишь ночные звери, охотники за наживой и одинокий призрак в своём Храме.

Говоря об этом призраке…

Нацепив на голову ведро и вооружившись шваброй, ибо световой меч он уже давно проспорил Ревану, Экзар Кун тихо, как ему казалось, патрулировал территорию храма, напевая под нос неизвестную мелодию.

Стоило ему пройти в главный зал, как он споткнулся о разбитую плиту и с грохотом упал. К счастью, ведро спасло голову от очередного сотрясения мозга (убить — не убьет, но очень больно). Тихо ругнувшись (как-никак, он интеллигентный призрак), Экзар поднялся на ноги и, выставив вперёд руки, которые, к счастью, слабо светились, осторожно пошёл дальше.

— Ты уверен, что именно здесь живёт призрак? — раздался вдалеке чей-то голос. — Мы уже которых храм обходим — все они пусты!

— Уверен, — ответил ему другой.

Экзар не придумал ничего умнее, как снова нацепить ведро на голову и со шваброй побежать прогонять незнакомцев. Естественно, под ноги он не смотрел, а потому эффекто полетел носом в груду камней.

— Кто здесь?! — закричал один из незнакомцев.

— Я, — хрипло отозвался Кун.

— Кто «я»?

— Не знаю, кто ты. Знаю, кто я, — решил запутать незнакомца тёмный джедай.

— А кто ты?

— А ты не знаешь?

— Нет.

— Почему ты не знаешь, кто я, раз знаешь, кто ты, а все равно пришёл сюда?

Наступило молчание.

С местными этот трюк срабатывал, и они обычно уходили. Эти двое явно не местные.

— Хорош мозги нам пудрить! — ответил второй голос. — Выходи, пока соль в глотку не засыпал!

«Братья Винчестеры, блин», — подумал Экзар и мысленно окрестил первого, что медленно соображал, Сэмом, а второго, что ему угрожал, Дином.

— Будто если я не выйду, ты меня поймаешь, — самодовольно усмехнулся тёмный джедай, вернулся на более чистую площадку, поставил ведро дном кверху и уселся на него.

— Сам напросился! — крикнул «Сэм».

В темноте показались два луча света от фонариков и в следующую секунду раздались крики и грохот.

— Что за…?!

— Я же сказал — не поймаешь, — усмехнулся Кун. — Срач в моём храме — ловушка для грабителей. Кто-то споткнется, что-нибудь себе сломает, а я его добью.

«Братья Винчестеры» кое-как поднялись на ноги. По виду — обычные контрабандисты.

«Дин» явно хотел что-то спросить, но Экзар его опередил.

— Сокровищ нет, меч проспорил, Ксендор на Коррибане. Вопросы?

— Тебе сколько лет, раз ты Морабанд Коррибаном называешь? — недоверчиво спросил «Сэм».

— Неприлично у бывшего джедая возраст спрашивать, — пригрозил ему пальцем Экзар. — И вообще, Коррибан как был Коррибаном, так им и останется. Так что, долговязый, тащи туда свой тощий зад в долину Тёмных Лордов в храм Дарта Бэйна и передай Ксендору, что он полный засранец!

— А если не передаст? — нагло спросил «Дин».

Экзар усмехнулся и медленно поднялся на ноги.

— Жить хочешь?

Мужчина кивнул.

— Значит, передашь. А иначе в моём храме на одну мумию больше станет.

Вдруг из темноты, со светящимися золотыми глазами, обвитые старыми бинтами вышли шесть страшных мумий. Одна из них, что была ближе всего к Экзару, что-то невнятно прошипела и отобрала у него швабру.

— Нина Ивановна, а это все они, — тёмный джедай указал на контрабандистов. — Они весь этот бардак развезли.

Глаза мумии покраснели.

Бедные контрабандисты, спотыкаясь о разбитые плиты и крича от ужаса, побежали прочь из храма.

Экзар вздохнул с облегчением, как вдруг мумия дала ему по шее.

— Нина Ивановна!

Мумия швырнула ему швабру и, медленно развернувшись, пошла со своими «подругами» назад.

Тёмный джедай фыркнул.

«Ох уж эти мумии… Им не угодишь», — подумал он и, снова вооружившись ведром и шваброй, отправился прямиком на самую вершину храма. Оттуда он мог видеть все, что происходит в округе. Какого же было его удивление, когда он увидел на своей смотровой площадке припаркованый X-Wing, а рядом сидел…

— Да твою ж… — Экзар вовремя вспомнил, что лучше его мамашу не вспоминать (недавно только вытурили, не дай боже, опять вернётся).

Люк резко обернулся.

— Ты кто?

— Могу задать тот же вопрос.

— Если можешь, так задай, — усмехнулся Скайуокер.

«Мелкий гаденыш», — подумал Кун.

— Вали из моего храма, пока Нину Ивановну не натравил! — злобно прошипел мужчина, махая шваброй и случайно ударив ей по ведру на голове. От такого звона бедному призраку стало плохо и он осел на землю.

Тогда-то он и заметил, где именно герой Восстания припарковал свой истребитель.

— Ты… Ты сломал мои орхидеи…

Люк проследил за его взглядом и резко встал. Добром это явно не кончится.

— Да это же всего лишь цветы…

— Это не просто цветы! — начал кричать тёмный джедай. — Это дело всей моей жизни! Они росли здесь много тысячелетий, пока ты не появился!

— Я же не знал…

Начали сгущаться тучи. И вдруг тоненькая молния шандарахнула Скайуокера прямо по мягкому место.

— Прочь из моего храма! — кричал Экзар и сам не заметил, как Люк улетел. — Это уже ни в какие ворота не лезет. Даже мумии не помогают! Вот пойду завтра и расставлю капканы. Достали уже!

Про капканы он, конечно же, забыл. Поставить их он не забыл. Он забыл об их существовании. Поэтому когда он решил посидеть на мягкой травке, его ждал неприятный сюрприз. Очень больной сюрприз.

====== Дневник блудного сына, или Как вывести из себя Тёмного Лорда ======

Затеяли призраки уборку. Оказывается, у них в баре была кладовка со всякими швабрами, вениками, химикатами, банками с краской, старый матрац и сломанная стремянка. Первым делом решили снять Диаса с люстры. Поставили стремянку. По считалочке честь снять запойного джедая с люстры выпала, — кто бы мог подумать? — графу Дуку. Тот попсиховал, забрался на стремянку и тут случилось нечто странное. Диас свалился с люстры прямо на голову графа, стремянка окончательно сломалась под тяжестью двух пенсионеров, из-за чего оба упали на пол. Целителей среди призраков было мало. Нашлась только Бастила, но, услышав, кто будет их лечить, Дуку и Диас мигом вылечились и сбежали.

Остальные нашли кучу коробок и принялись их разбирать. В освновном, находили там всякий хлам, начиная тетрадями из джедайской школы и заканчивая сломанными новогодними игрушками.

— Вечно ты всякую ерунду сюда тащишь, а нам это потом убирать, — раздраженно произнесла Митра, выбрасывая очередной мусор в мешок.

— В то время это мне было нужно, — в том же духе ответил Реван, открывая очередную коробку.

Зря он маску не надел. По его лицу сразу понятно — нашёл что-то ценное.

— Эту коробочку я себе оставлю.

— Что там? — вытянула шею Занна.

— Новая жена, — фыркнула Бастила, подметая пол.

— Если б там была новая жена, у меня лицо было бы другое, — усмехнулся Реван и тут же изобразил страдальческое лицо, за что получил тряпкой.

Сатель воспользовалась моментом и заглянула в коробку.

— Дедушка, а не позновато ли тебе порно-журналы читать?

Все взгляды устремились на Ревана. Тот невозмутимо обнял коробку и сказал:

— Мои журналы! Никому не дам!

— Если там попадется про вязание или шитье, отдашь мне? — поинтересовался Бэйн, перебирая коробку с клубками и лоскутками.

— Народ! — Экзар выбрался из завалов, выталкивая большую коробку. — Я нашёл их!

— Кого?

Тёмный джедай раскрыл коробку и вытащил оттуда… пляжные рубашки.

— Я ещё где-то очки оставлял. Если кто найдёт, то верните.

Реван усмехнулся и принялся разбирать журналы. Эх, молодость… Среди них попался один каталог одежды, один по вязанию (сразу же улетел к Бэйну) и какая-то старая тетрадка с корявой надписью «Не тронь — убью!» Сказано — не сделано. Реван раскрыл тетрадь и чуть не подавился от смеха, когда начал читать.

— Народ! Вы не поверите!

— Что? Твой личный порно-журнал? — съязвила Бастила.

— Нет, это не твоя страничка в СилаГрам. Лучше! Это дневник Нихилуса!

Все тут же побросали свои дела и расселись вокруг Ревана.

— Ты знал, что дневники нельзя читать? — поинтересовался Оби-Ван.

— Я твой читал, и ничего, — пожал плечами Энакин. — Только твои фантазии насчёт Сатин…

— Что?! — Кеноби аж позеленел.

— Так он ещё и на общегалактическом пишет, — добавил Реван. — И без матов! — он перевернул страницу и тут исправился: — А, нет, он их зачеркивал.

— Читай уже! — скакала от нетерпения Занна.

— А если он узнает? — с опаской спросил Винду, как-никак, от шуток Владыки Голода чаще всего страдает именно он.

— Давайте ещё поклянемся о неразглашении тайны, — саркастически произнёс Реван.

Сарказма не поняли. Пришлось клястся.

— Итак, читаю. «4 мая 3941 год до битвы при Явине (я без понятия, что это, Ку’анилия уже все мозги прожужжала). Через три года после смерти обнаружил, что у призраков есть странная привычка вести дневники. Подумал тогда: «Что за ересь?» Через два года начал забывать кое-какие события из жизни. Решил вести дневник. Пять лет искал тетрадь и ручку. Канцелярия — зло.»

«7 мая 3941 ДБЯ. Как меня все достали! Почему когда эти ситховы студенты приходят в Храм, первое, что они говорят, это — «Что за Слендермен?» Какой к хаттовой бабушке Слендермен? Историю вообще не учили?! Ещё и Рагнос прицепился… Своих дел нет — к другим не лезь! Надо сваливать с его Храма.»

«13 мая 3941 ДБЯ. Сказано — сделано. Свалил с Храма. Началась песчаная буря. Пришлось возвращаться. К Рагносу друзья приперлись. Со стариком Андедду даже разговаривать не стал. Был там ещё один фрукт — Экзар Кун. Подружились.»

«14 мая 3941 ДБЯ. Поссорился с Экзи. Доказывал ему что тёмные джедаи — не ситхи. Эта скотина порвала мне плащ! Ну ничего, сгоняю на Явин и сломаю его орхидеи. Ибо нефиг меня злить!»

«16 мая 3941 ДБЯ. Прячусь. Экзар обыскивает Храм. Долго искать будет — я в соседний свалил. Но от греха подальше спрячу дневник. На случай, если эта падла троекуровская захочет отомстить. На заметку — прячу под большим камнем в долине Тёмных Лордов на глубине два метра.»

«25 октября 3934 ДБЯ. Экзар — тварь! Стоило дневник спрятать, так этот хрен мне плащ порвал. Забыл, где дневник закопал. Пришлось перерыть всю планету. Поругался с местным народом. Зато дневник нашёл!»

«1 ноября 3934 ДБЯ. Ситх! Тьфу… Ученица ситха! Какого черта Марр меня нашла? Жил без неё нормально, а тут… Убью! А, чёрт, она уже мертва. Ну что за невезение?»

«5 ноября 3934 ДБЯ. Я, конечно, не знаю, кто муж Бастилы, но я ему искренне сочуствую. С этой мегерой вряд ли даже Вишейт сладит.»

Реван замолчал и покосился на бывшую жену. Бастила покраснела от злости.

— Убью его! — закричала женщина.

— Для начала оживи, — хмыкнул Энакин. — Рева, читай дальше.

— Ладно… «10 ноября 3934 ДБЯ. Эта стерва меня бесит! Пошёл знакомиться с местными. Уж лучше они, чем эта… шмарь. И в честь этого народа назвали нашу… секту? Иначе не назовешь. Как увидели — сразу в драку. Это как же, вашу ж мать, извиняюсь, понимать? Может, на Светлую сторону переметнуться? Раньше-то был джедаем, голокроны изучал… Возобновить работу, что ли?»

«12 ноября 3934 ДБЯ. Пытался стащить голокрон. Что за индюки сидят в Совете? Сказал им, что магистр в отставке, а они мне не верят. За это написал на каждой стене Храма «Джедаи — козлы». Даже автограф оставил. А они взяли и закрасили! Это война, презренные рабы!»

— Рева… — тихо позвала Митра.

— Слышь, — шикнул Энакин.

— Деда, обернись, — закрыла лицо руками Сатель.

Реван перестал читать и медленно обернулся. Над ним возвышался Нихилус, поставив руки в боки.

— Нихи? — удивился ситх. — Я думал, ты на рыбалке…

Владыка Голода выхватил свой дневник из рук Ревана и испарился, а в руки ситха упала другая тетрадь. Настала очередь Экзара краснеть, ведь это был его дневник.

— Пожалуйста, не надо… — взмолился тёмный джедай.

— Надо, Экзи, надо, — вспомнив его кличку из дневника Джокера, произнёс Реван, открывая тетрадь.

Комментарий к Дневник блудного сына, или Как вывести из себя Тёмного Лорда Я вернулась! Во всех смыслах. Надеюсь, глава получилась хоть немножко смешной. Буду рада вашим комментариям.

Спасибо за терпение и да пребудет с вами Сила!

====== Битва старых знакомых, или Лучший ученик Избранного ======

День начинался ужасно. Особенно для Ревана. На протяжении почти четырёх тысяч лет у него была мечта, и вот, когда оставалось совсем чуть-чуть, чтобы она исполнилась, все пошло наперекосяк. Бастила почти подписала свидетельство о разводе! Вот какого ситха в этот момент рядом появился Траун?! (Хотя понятно, благодаря какому ситху он там оказался)

К экзоту Бастила испытывала нездоровый интерес. Постоянно она утаскивала его куда-то, где их не могли найти. И что у них там происходило — неизвестно, потому как Шан не была сплетницей, а Траун гордо отмалчивался.

Вот и сейчас эта странная парочка свалила невесть куда, оставив Ревана со свидетельством в руках. Со злости ситх порвал документ и направился к барной стойке, за которой спал Ксанатос.

Реван ударил кулаком по дереву, чем и разбудил тёмного джедая.

— Есть чего выпить? — проворчал ситх.

— Вода, — зевнул Ксеня.

— А покрепче?

— Лёд.

Реван тихо сматерился и обвел взглядом бар. Чисто. Никого нет.

«Подозрительно как-то,» — подумал ситх.

Но стоило ему так подумать, как в баре возник Энакин и с разбегу перемахнул через барную стойку, крикнув: «Меня тут нет!» Следом за ним появилась Митра.

— Скайуокер, я знаю, что ты здесь! — крикнула джедайка. — От меня бесполезно прятаться.

Энакин высунулся из-за барной стойки.

— От тебя, может, и бесполезно, а вот от них — нет! — и снова спрятался.

Реван уселся прямо на барную стойку, чтобы видеть Избранного.

— Только не говори, что твои дети померли раньше времени.

— Хуже — ученица, — скривился Вейдер. — Спорят теперь, кто из них лучше.

— Ну и смысл прятаться? Лучше бы устроил конкурс!

— Ага, чтоб меня потом под Винду подстригли? Нет уж!

И тут явились те самые ученики. Реван от шока свалился с барной стойки. Митра выпучила глаза и открыла рот от удивления. Ксанатос покраснел.

— Асока! — выскочил Энакин. — Сколько раз повторять, чтобы ты одевалась, когда приходишь на мои занятия!

— Так вы меня больше не учите, — заметила тогрута, поправляя свой откровенный наряд.

— Зато воспитываю! Где мой ремень?!

Тано довольно присвистнула, но тут же прикрыла рот рукой, когда заметила недовольный взгляд Митры.

— В наше время такого не было, — скривилась джедайка.

Реван выглянул из-за барной стойки.

— Да ладно? Напомнить, как ты пьяная в одном нижнем белье ко мне в комнату пробралась?

— Сами же сказали — пьяная была!

— Тихо! — закричал Вейдер неожиданно громко. — Асока, Митра, а ну меняйтесь одеждой!

— Прям здесь? — сладким голосом уточнила ученица.

— Ага, — со смущенной улыбкой отозвался Ксанатос.

— Ей, значит, можно носить откровенные наряды, а мне — нет?! — обиделся Гален. — Да она же пытается вас совратить!

— И?

Марек секунду думал, а потом резко стянул с себя рубашку.

— Теперь мы все в равных условиях! — довольно заявил он.

— Сколько ж ты его молниями по голове бил? — шепотом спросил у Энакина Реван. — Совсем парень без мозгов остался.

— Да оденьтесь вы оба! Лучше уж спарринг устройте, — махнул рукой Избранный.

— И так понятно, что я — лучшая, — заявила Асока.

— Это ещё почему? — возмущённо пробухтел Гален откуда-то из-под рубашки, которую он никак не мог надеть.

— Потому что я была первой ученицей.

— И все мы знаем, что первый блин комом, — произнёс Энакин.

— Что?! — покраснел от злости Асока. — Да я… да я тебе всю свою жизнь посвятила! Я все делала ради тебя!

— Я тебя за кофе послал! Какого Хатта ты поперлась в стриптиз-клуб?!

— Я, может, вам подарок на день рождения готовила, — гордо заявила Асока.

— Так, все! — крикнул Энакин. — Разошлись по разным углам, на равное расстояние от меня. Перечисляйте все свои преимущества и делайте шаг ко мне. Первый, кто придёт, и будет лучшим учеником.

Асока и Гален послушно отошли на равное расстояние от своего учителя, а Энакин и Митра уселись на барную стойку. Ксанатос присоединился к ним чуть позже.

— Я красивая, — сделала шаг вперёд Асока.

— С этим не поспоришь, — прошептал Ксанатос.

— А я умный! — шагнул вперёд Гален.

— Шаг назад — она умнее, — произнёс Вейдер.

Асока самодовольно сделала ещё шаг вперёд, но её тут же отбросило на прежнее место толчком Силы.

— Эй!

— Если ты умнее его — это ещё не значит, что ты умная, — с гладкой ухмылкой произнёс Избранный.

Тано недовольно зашипела и послала своего учителя красочным эпитетом (само собой, на другом языке) далеко и надолго.

— Я могу сбросить звёздный разрушитель с неба, — с улыбкой шагнул вперёд Гален. — А ещё я покупаю вам сигареты и прячу их от Палыча!

Оказавшись впереди, Старкиллер обернулся и показал тогруте язык.

— Зато у меня есть грудь!

Но и в этот раз Асока отбросило назад. Она недовольно зыркнула на Энакина, на что тот лишь пожал плечами и молча указал на Митру.

— Я умею готовить ваше любимое печенье!

И снова она оказалась на прежнем месте.

— У меня из-за твоего печенья язва желудка образовалась.

— Вы говорили, что я вкусно готовлю!

— Так ты переходом на Темную Сторону угрожала. Конечно я сказал, что ты вкусно готовишь!

Тогрута зашипела от злости.

— Высвободи свой гнев… — прозвучало где-то сверху.

Реван схватил первую попавшуюся бутылку и швырнул её в потолок. В следующее мгновение с громким криком на пятую точку приземлился сам Дарт Сидиус.

— Ещё раз услышу эту фигню про освобождение гнева — отдам тебя на растерзание Андедду, Рагноса и Садоу, — пригрозил Реван.

Сработало. Палпатин исчез.

— Продолжаем, — хлопнул в ладоши Энакин.

— Я весёлая, — шагнула вперёд Асока. На этот раз её никто не вернул на место. — А ещё я умею стриптиз танцевать.

— Я тоже! — воскликнул Гален.

— Зато я практикую обратный хват меча.

— Так ведь и я!

— Я старше!

— А я моложе!

— Я умею петь!

— А я на барабанах играть!

— Зато я на пианино!

— Стоп!!! — в один голос проорали Энакин и Реван, но было поздно — Тано и Марек добрались до барной стойки и случайно смели двух ситхов.

Готовую вот-вот разразиться бурю прервало неожиданное появление Ксендора.

— Народ, — чуть отдышавшись, произнёс запыхавшийся мужчина. — Митра, Реван, помните, лет пятьсот назад от нас два экс-ситха сбежали?

— Только не это… — обречённо прошептала Митра.

— Это. А с ними Андедду, Экзар и Нихилус.

— А его-то как к ним занесло? — искренне удивился Реван.

— Как пленника, — фыркнул тёмный джедай. — Они ещё и Кель-Дрому где-то откопали… У нас проблемы, да?

И вдруг в помещении возник плачущий умбаранин. Закутавшись в собственный плащ, он грустным взглядом обвел всех и снова разревелся.

— Фаниус, ты чего? — тут же оказался рядом с плачущим ситхом Ксендор.

— Что я им сделал такого? — продолжил завывать мужчина. — Сидел себе спокойно на Татуине, никого не трогал, а тут пришли эти и…

— Руин, если хочешь сматериться — давай, — с сочувствием произнёс Реван.

Ситх шмыгнул носом и показал головой.

— Я не опущусь до уровня Нихилуса… Они этого беднягу Узами Силы связали! Он теперь от них сбежать не может. Эти изверги ищут сторонников… Добрались до меня, а я отказался. А потом они… они…

— Ну? — в один голос протянули все присутствующие.

— Они все мои чебуреки сожрали! — завыл Руин, вытирая слёзы платком.

— Какой ужас, — схватился за сердце Энакин. Вышло неубедительно.

— Что будем делать? — тихо спросила Митра.

— Что делать, что делать… — пробормотал Реван, направился к чулану и спустя пару минут вытащил из него биту, обмотанную колючей проволокой. — Отвоевывать нашего соловья будем.

С этим словами он забросил биту на плечо.

И в следующую секунду бар огласил отборный трёхэтажный мат.

Комментарий к Битва старых знакомых, или Лучший ученик Избранного И... не смешно. Знаю. Извините, но похоже, что автор медленно превращается в Нихилуса с его вечными депрессиями.

Грядет великий махач! Как любит выражаться Реван, делаем ставки! И да, теперь у нас целых два синекожих интеллигента. Как думаете, стоит их познакомить?

Буду рада вашим комментариям. Сейчас для меня это как никогда важно.

Да пребудет с вами Сила!

====== Пробуждение древнего зла, или Священные Узы Силы ======

Собрать группу спасения оказалось непросто. Йода с Оби-Ваном снова накурились и теперь отсиживались на Дагоба. Квай-Гон устроил Тале прогулку по Галактике. Большая часть девушек пропала. А джедаи и вовсе струсили идти на «стрелку» с ситхами. Один раз уже получили по морде. Но нашёлся среди них любитель помахать кулаками — Квинлан Вос. Дуку согласился быть переговорщиком.

Теперь искали оружие. Первой идеей было пойти со световыми мечами, но прошло четыре тысячи лет, за которые прошло немало ставок, так что мечей ни у кого не осталось. Отдельное спасибо Ревану, который собирал все эти мечи, а потом засунул неизвестно куда (свои сложил туда же). По этой причине в оружие он выбрал себе биту, обматаную колючей проволокой (какой-то Дарт Ниган забыл, когда стал един с Силой). Энакин решил как всегда выпендриться и сделал мини-бомбы с едкой краской — опыт подсказывал, что это будет ещё то шоу. Митре и Квинлану не нужно было оружие, чтобы набить кому-нибудь морду. Асока решила брать штурмом мужские сердца с помощью своей внешности.

В общем, ещё та компашка.

— Так, братва! — взобрался на стул Реван, чтобы казаться выше. — Итак, сейчас мы все, дружной толпой идём начищать морды двум ситхам по крови и одному по дури. А все потому что три этих мудозвона пленили Нихилуса и, возможно, Экзара.

— А Кель-Дрома? — осторожно вмешался Руин.

— Этого психа только не хватало! Спасаем Нихилуса! В крайнем случае Экзара. Где там наше тайное оружие? Вейдер?

Упомянутый ситх испарился и явился уже вместе с Трауном. Чисс кое-как устоял на ногах и чуть не уронил Хрюню.

— Был один Синя — стало два Сини, — с улыбкой продекламировал Энакин.

— Скоро снова будет один… — в полуобморочном состоянии произнёс Траун и сел на стул. — Я ведь просил так не делать…

— Отчаянные времена требуют твоего присутствия. Так что включай мозги и помогай.

Траун страдальчески выдохнул.

— Против вас выступают три сильнейших ситха своего времени. С Андедду вы ещё можете по старой дружбе договориться, но остальные… Марка Рагнос и при жизни-то не был самым адекватным разумным. Вряд ли после смерти что-то изменилось. А вот Нага Садоу…

— Что?! — закричала Митра. — Реван, ты не говорил, что мы идём с Садоу и Рагносом драться!

— Я думал, вы не согласитесь… — замялся ситх.

— Ты думать, оказывается, умеешь? — съязвила Митра и фыркнула. — И что мы делать будем?

— Спасать Соловушку, — невозмутимо сказал Энакин, взвешивая в руках бомбочку. — А то Сила нам такого не простит.

— Курс на Коррибан! — радостно подпрыгнул Реван и упал со стула.

Собрав всю компанию, в состав которой вошли Реван, Энакин, Митра, Руин, Траун, Квинлан, Дуку, Ксанатос, Ксендор, Асока и Гален, адепты Силы отправились на печально известную планету, прямо в храм Рагноса. Но там их ждало неприятное известие, что храм закрыт на реставрацию (причём, судя по виду таблички, реставрация эта идёт с самой постройки), а все его жильцы временно перебрались на Малакор V.


*

Нихилус сидел на камне и насвистывал под нос какую-то мелодию, в которой временами мелькали маты.

— «На Малакоре оказался я опять

С тремя придурками на склоне, б****.

Сидят они и смотрят на звездец,

А я сижу, и полный тут п*****»

К концу этой странной песенки в него прилетел шлем с рогами Сатаны. Знак понят — психи начали стриптиз.

— «Рога у Марки прям как у барана.

За что их любят эти два е…»

Закончить ему не дали. На этот раз перед ним явился ситх-полукровка Садоу и пригрозил кулаком.

— Рот прикрой, Соловушка, пока я тебе гланды не вырвал, — и тут же исчез.

— «Интересно было бы посмотреть — у меня ж тела нету!»

— Я волосы твои сейчас сожгу! — донеслось со склона позади.

— «Да молчу, молчу…»

Спустя пару минут возле Владыки Голода возникла довольно знакомая компашка.

— «Рева, спасай! Они мою гитару забрали!»

— Да тише ты, дурень! — шикнул на него ситх, пригрозив битой. — А то эти козлы сейчас услышат…

— Кто тут козлы?! — прозвучал громогласный голос.

Реван с перепугу запрыгнул на на Трауна. Тот умудрился как-то устоять на ногах да ещё и не выронить Хрюню.

— Это какому барану взбрело в голову нас козлами назвать?! — рядом с Рагносом возник краснощекий Садоу.

— Да это долбоящеры из ревановского наркопритона! — махнул рукой Андедду.

Стоящий рядом с древними ситхами Экзар лишь мрачно скрестил руки на груди и недовольно толкнул Улика.

— За Нихи и двор стреляем в упор! — выскочил вперёд Гален, перезаряжая ружьё.

— Вот дебил, — фыркнул Садоу. — Пули призраков не берут.

— Зато соль берет!

Грянул выстрел. Нихилус упал с камня и принялся покрывать отборным матом косорукого Марека.

— Вот дебил, — в один голос выдохнули Энакин, Реван, Андедду и Садоу.

Энакин вышел вперёд и эффектным движением откинул назад мешающие волосы.

— Я Энакин Скайуокер, среди ситхов известен как Дарт Вейдер. Я Избранный, Рыцарь без страха и упрека, Ужас всея Галактики, лучший пилот в Галактике, лучший гонщик во Внешнем Кольце, новый гитарист в группе Нихилуса, а ещё до жути злопамятный ситх. Своих в обиду не даем! — и швырнул все бомбы в стоящих на склоне ситхов, но все бомбочки были откинуты в сторону всего одним движением.

— Я это так не оставлю! — крикнул Реван, встал на ноги и поднял биту. — Либо вы, три козла-переростка, отдаете мне Нихилуса, либо…

— Либо что? — лениво поинтересовался Рагнос.

— Допустим, я ещё не придумал, — с деловым видом заявил Реван.

— Это бита Дарта Нигана? — у Кель-Дромы аж глаза загорелись.

— Сила ему… галькой, — произнёс Реван. — А теперь разрывайте Узы Силы!

— Так священные — фиг разорвешь, — развел руками Садоу. — Это ж не мы его связали!

— А кто тогда?

— Сила.

Все взгляды устремились на Нихилуса. Тот виновато пожал плечами и опустил голову.

— «Ну накосячил я чуточку…»

Экзар кашлянул.

— «Ладно, не чуточку. Но я не сделал ничего плохого!»

— Что ты натворил? — прямо спросила Митра.

— «Ну… Сгонял я в соседний мир, а у них там Апокалипсис на носу. Ну я и решил помочь!»

— Помог? — тактично спросил Руин.

— «Да не, только ускорил все. Но это ведь не повод меня связывать!»

— Правильно, тебя надо было связать, когда ты Силу из планет высасывал, — злобно прошипела Митра.

— «Да извинился я за Катарр! Вы достали!»

— А за другие планеты? — спросил Реван.

Нихилус замер и полушепотом произнёс:

— «А что, были и другие?»

— В чем дело? — спросил Траун, не понимавший языка Нихилуса.

— Да он связан священными Узами Силы, разорвать которые никак нельзя, — пояснил ситуацию Энакин.

Траун обдумал сказанное, снял с плеч Хрюню и поднес её к Нихилусу, возле рук которого светились едва заметные золотые нити. Про священные Узы Силы чисс знал мало, зато иссаламири, блокирующая Силу, определённо могла что-то сделать.

— Что он делает? — спросил Садоу.

— А ну отойди! — закричал Рагнос.

— Не делай этого! — поддержал их Андедду.

Но было поздно. Хрюня раскрыла пасть и кучей мелких зубов перегрызла нить. И в эту же секунду земля начала трястись, а из глубин развалин стало появляться нечто, не похожее ни на что.

— Это что за хрень? — в шоке произнёс Энакин.

— Мы пытались её удержать, а вы взяли и разбудили её! — разозлился Рагнос.

— Кто это?

— Абелот…

Продолжение следует…

Комментарий к Пробуждение древнего зла, или Священные Узы Силы И... у автора снесло крышу. Слетела она стремительно и бесповоротно. Так что догоняйте!)

Спасибо, что читаете)

Да пребудет с вами Сила!

====== Великое противостояние, или Пошло оно всё... к Силе! ======

— Что за Абелот? — шепотом спросил Энакин и Квинлана.

Тот секунду подумал и повернулся к Дуку.

— Что это за хрень?

Дуку покосился на него и раздраженно вздохнул.

— Это… истинное воплощение Тьмы…

— Чего?! — аж подпрыгнул Избранный. — И этой чувырле я поклонялся тридцать лет?! Да пошло она все к… куда-нибудь да пошло!

Раздался испуганный визг. Это Гален и Кель-Дрома попытались сбежать, но были остановлены железной волей Силы и мощными кулаками Экзара.

Странная субстанция с глазами-бусинками вдруг безумно улыбнулась, обнажив длинные острые клыки.

— Глядите, она улыбается! — нервически усмехнулся Реван, делая шаг назад. — Как мы убивать её будем?

В этот раз принцип «старый — значит, глухой» не сработал. У Абелот оказался отменный слух. Так что улыбка в секунду превратилась в хищный оскал, а глаза изменили размер с бусинок до тарелок.

Нихилус сматерился и спрятался за спиной Ревана, который с трудом держал биту.

Уверенность всех резко пошатнулась. Даже ситхи высшего уровня испуганно прятались за камнями.

— Я сваливаю, — пискнула Асока.

Вслед за ней исчезли Гален и Кель-Дрома. Остались самые смелые.

— «Небеса… Закрывают дверь,» — фальшивой затянул Нихилус. — «Небеса… Объявляют: «Стоп!»

Я попался, — и верь, не верь —

Я закуска для адских псов!»

Абелот зашипела и вытянула щупальца, пытаясь закрыть невидимые уши.

— Это то, о чем я думаю? — с сомнением протянула Митра.

— Ей не нравятся песни, — догадался Реван и отбросил биту в сторону. — Братва, поем что-нибудь! Вейдер!

Энакин растерялся, споткнулся о камень и сбивчиво начал петь первое, что вспомнил.

— Эм… Carry on my wayward son!

Абелот медленно приближалась.

— Не берет! — начал паниковать Избранный.

И тут стало происходить нечто невероятное — Андедду, Рагнос и Садоу дружно вышли из-за холма и, набрав в грудь побольше воздуха, в один голос затянули известную всем песню.

— Только рюмка водки на столе!

Абелот не оценила выступление и  одним хлестким ударом отправила трёх ситхов в дальний полёт до ближайшей канавы.

Это значительно пошатнуло уверенность оставшихся ситхов и джедаев.

— Так махач будет? — не врубился Квинлан, подобрал биту и швырнул её в Абелот.

Бита пролетела насквозь, не причинив сущность никакого вреда, а лишь разозлив её.

— «По жизни напролом идём в хмельном угаре!

Извечная война диктует свой расклад.

Давай-ка перебьем побольше этих тварей,

Что изрыгает тьма который год подряд!» — продолжил горланить Нихилус.

Что удивительно, это срабатывало — Абелот уменьшалась в размере.

— Ей голос Нихилуса не нравится, — догадалась Митра.

— Или песни группы «Чёрный кузнец», — пожал плечами Энакин и вышел вперёд — решил проверить теорию на практике.

— Нас взяли на прицел и нет пути обратно!

Со мною наравне тебя кидает рок!

Абелот зашипела и свалилась на землю, извиваясь подобно змее.

— Но дух не заржавел в святом пылу азарта!

И в этой кутерьме никто не одинок! — выступил вперёд Экзар, а за ним и троица старичков-ситхов.

Нихилус вытащил из своего закутка в Силе электрогитару и принялся играть. Нарочно фальшиво.

К нему присоединился Энакин. А вскоре появились Гален и Асока и затянули на пару какую-то длинную и нудную песню. Через пару минут все уже пытались напугать древнюю сущность мощным акустическим ударом.

— Да вы дадите мне поспать или нет?! — возникла довольно знакомая в кругу Одаренных личность.

Все разом заткнулись. Реван, Вейдер и Нихилус мысленно сматерились. Дуку вытаращил глаза и осел на землю. Андедду, Рагнос и Садоу было вышли вперёд, но после предупреждающего взгляда Митры отступили назад.

Траун не понимал, что тут происходит. Вытащив беруши из ушей, он огляделся по сторонам.

— Я что-то пропустил?

Вейдер покраснел от злости, схватил чисса за шиворот и прокричал:

— У нас тут трындец полный! Вон та чувырла — древняя тёмная сущность Абелот! А эта мелкая — Сила собственной персоной! Мы тут уже битый час пытаемся ту мымру отправить в дальнее плавание, а ты молча стоял и смотрел на все это?!

— Чувырла?! — страшно прошипела Абелот.

— За мелкую ответишь, — недобро прищурилась Сила, скрестив руки на груди.

— Да я же не со зла… — попытался оправдаться Избранный.

Абелот продолжала извиваться и что-то шипеть. В конце концов Силе это надоело.

— Да заткнись ты! — прошипела она и щелкнула пальцами. Древняя сущность исчезла, не оставив после себя и следа.

Все присутствующие пооткрывали рты.

— А что, так можно было? — офигевши спросил Рагнос. У него начал дергаться глаз.

В это время Хрюня, деловито обнюхав всех и пожевав край мантии Андедду, стукая когтями по камням, добралась до Силы и высунула наружу язык. Великая посмотрела на странное создание и с милой улыбкой взяла её на руки, поглаживая жесткую шерстку.

— Какая хорошенькая.

Хрюня довольно заурчала, когда Сила почесала её шею.

На этом ласки кончились — Великая отдала исаламири её хозяину.

— Что ж, Венценосный ты мой, на этот раз я тебя прощаю. Но в следующий раз отправлю тебя по ту сторону завесы.

Последнюю фразу она произнесла с особым выражением. До Энакина, к сожалению, не дошло, к чему это.

— Это куда?

— В рай политический, — неожиданно грубо, но с улыбкой, ответила Сила.

Скайуокера аж передернуло.

— У вас отменное чувство юмора, миледи, — заметил Траун.

— В ситском КВНе выступала, — усмехнулась девушка. — Ты милый. Не зря я тебя сюда перетащила.

— А куда бы он попал, если б я не попросил? — осторожно спросил Энакин.

— Я только с Одаренными работаю, так что куда-нибудь пристроила его.

Тут она замолчала и вдруг прикрыла рот рукой.

— Ну… Вы и без меня к себе вернетесь… — после это Сила исчезла, оставив после себя лишь добрую память и облако пыли.

Никто не проговорил ни слова. Сначала все тупо смотрели кто куда. Потом взгляды медленно переместились на Трауна. Чисс на всякий случай оглянулся, но даже Дуку и Квинлан за его спиной как-то странно на него смотрели.

— Очешуеть не встать… — изрёк Реван. — А ты не так прост, как кажешься, Синя.

Траун был гением. Настоящим. Но его гениального ума не хватало, чтобы понять, что происходит вокруг и к чему были сказаны эти слова.

Нихилус не выдержал и разразился потоком отборного мата, такого, что даже Рагнос с Садоу поморщились (хотя в своё время считались главными матершинниками Галактике).

— Ну что за слова? — скривился чисс.

Это стало последней каплей.

— Синя… — протянул Энакин, но так и не закончил.

— Нихи только Одаренные слышат… — закончила за него Митра.

Траун сел на камень. По его лицу сложно было понять, о чем он думает.

— Очешуеть не встать… — повторил он слова Ревана. — Да пошло оно все… к Силе!

— Так оттуда и пришло! — захохотал Избранный под осуждающие взгляды остальных.

Реван медленно подошёл к Трауну и положил руку ему на плечо.

— В общем, — вздохнул ситх. — Добро пожаловать в нашу банду, что ли?

Комментарий к Великое противостояние, или Пошло оно всё... к Силе! Kansas – Carry on my wayward son

Черный кузнец – Сверхновая

Черный кузнец – Адские псы

Да... Автор уже не тот. Кажись, пора завязывать с юмором, а тот тут уже попахивает наркоманией и откровенным бредом...

====== Любовные разборки, или Пополнение в рядах Силы ======

После стычки с Абелот, Силой и тремя пьяными ситхами последователей Тёмной Стороны осталось мало. Очень мало. Даже Нихилус и тот подался во все тяжкие и постирал свою мантию с белизной — старая одежда этого не выдержала и буквально рассыпалась в его руках, из-за чего Владыка Голода теперь ходил в белом костюме Ревана. Тому же надоело переводить ситхов на Светлую Сторону. То туда скачут, то сюда… Пусть проспятся — тогда переведёт!

Джедаи же, услышав историю о том, что «армия спасения» встретилась с первозданной тёмной сущностью и самой настоящей Силой… начали массово переходить на Темную Сторону. Мол, там гораздо веселее.

— Ну и что мне с тобой делать, а? — устало поинтересовался Реван, сидя на барной стойке с поваршекой.

Перед ним стоял Кит Фисто, решивший вкусить истинную мощь Тьмы. Беда одна — с ситхами до этого не общался, не знает, какими вредными бывают.

— В ситхи посвятить?

— Да ты и дня в ситхах не протянешь, — фыркнул Реван, почесывая поварешкой затылок. — Тебе страшных морд Сидиуса, Вейдера, Плэгаса да и остальных мало? Чего на Светлой Стороне не сидится?

Фисто опустил глаза.

— Эйла, — догадался Реван.

— Откуда ты знаешь? — тут же поднял голову наутолан.

— Я ситх — я все знаю.

Рядом что-то звякнуло. Это Нихилус постукивал пальцами по железным пластинам на новом костюме.

— Кроме одного — когда у этого долбоящера пропали мозги, — вздохнул Реван. — Ладно, переведу тебя в ситхи. Но если не понравится — назад не просись. А то задрали бегать с одной стороны на другую.

— А сам-то!

— А ну цыц! — крикнул ситх и замахнулся поварешкой. — На колени, джедайская погань. Сейчас я тебя в ситхи посвящать буду.

Фисто пожал плечами и встал на колени.

— Так… — протянул Реван. — Помню, ты однажды на груди Басти написал целый матерный стих. Колись, это Траун тебя надоумил?

Джедай сглотнул.

— Идея моя, стихи его.

— Вот он… ситх. Не, оставайся-ка ты на Светлой Стороне.

— Почему? — поднялся на ноги наутолан. — Почему Квай-Гону можно, а мне нельзя?

— Потому что его мы переводили все вместе и по пьяни. А теперь я один перевожу и выпивки нет. Нету выпивки — нету новых ситхов! — он ударил поварешкой по стойке. — Вердикт вынесен.

Реван спрыгнул с барной стойки и пафосной походкой прошёл мимо офигевшего джедая.

— Вейдер! Тащи синего сюда, будем его в ситхи посвящать!

На зов явилась… Бастила с Йодой.

— А почему это в ситхи? — поинтересовалась женщина.

— По параметрам подходит, — отмахнулся Реван, взбираясь на высокий стул.

— По каким же параметрам Митт’рау’нуруодо в ситхи годится? — навострил уши Йода.

— Да по всем, — развел руками Реван.

Вскоре явилось «морщинистое трио», в состав которого входили Андедду, Рагнос и Садоу (может, и назвали это место наркопритоном, а всяко лучше пустыни на Малакоре).

— Этот синюшный? В ситхи? Совсем очумели? — начал прочитать Андедду.

На эти слова явился Плэгас, получивший среди призраков (и не только) кличку Чумовой.

— Как всегда, если что плохое случится — так я виноват!

— Ох, задрал… — закатил глаза Реван.

Позже явился недотриумвират. Они, наоборот, поддерживали идею о принятии Трауна в ряды ситхов.

— Джедаем будет он! — размахивал тростью Йода.

— Скорее я джедаем стану, чем этот синюшный хрен! — заголосил Рагнос.

— В ситхи его!

Вперёд вышел Нихилус, поправляя свой новый костюм. Тесный, кстати.

— «Я похож на Ревана?»

— Ты похож на дауна, — поморщился Садоу.

— «Да не похож я на тебя!» — ответил Владыка Голода, оглядывая костюм.

Садоу зарычал от злости.

Скоро появилась вся армия Нихилуса, бывший магистрат джедаев и другие исключительные личности. Разве что Экзар сидел на Явине и пытался восстановить свои орхидеи.

— Что за кипиш? — хохотнул Энакин, хлопнув стоящего рядом Трауна по плечу. Тот опасливо посмотрел на окружающих его существ и сто раз пожалел, что вообще родился.

Реван взобрался на барную стойку и ударил поварешкой по голове Нихилуса.

— Сбор по поводу выборов в новый Загробный Совет ситхов объявляется открытым!

— А чего сразу «ситхов»?! — выскочил вперёд Плэгас.

— Да тебе-то какая разница? Ты же один из нас!

— Это дискриминация! — заголосила Асока.

— Шпилька, ты-то куда лезешь? — вмешался Энакин, прикрывая собой Трауна. — После того, что мы с тобой на тех миссиях вытворяли, тебя вряд ли джедаем можно назвать.

— Скайуокер! — выбралась из толпы Митра. — Ты сказал, что кроме дуры Задолбалы у тебя никого не было!

— Я сказал, что кроме дуры И Задолбалы у меня никого не было, — выкрутился экс-ситх.

— Это я дура?! — взбесилась Асока. — Променял меня на эту шмарь?!

— Я — шмарь?! — яростно зашипела Митра и вцепилась ногтями в лекку тогруты.

Одарённые расступились, позваляя двум джедайкам подраться. Не каждый день такое увидишь! Это вам не битва с Абелот!

— Дамы не ссорьтесь! — громко произнёс Траун и попытался остановить Митру.

Огласив бар трёхэтажным матом, Нихилус пошёл успокаивать Асоку. На такое вмешательство девушки отреагировали достаточно бурно. Митра прекратила драться лишь когда её за палец тяпнула Хрюня. С Асокой же дело обстояло несколько сложнее, из-за чего Нихилусу пришлось пустить в бой тяжёлую артиллерию — своё лицо. Повернувшись ко всем спиной, он поднял маску. Тано замерла, широко распахнув глаза. Пару секунд она постояла молча, а потом вдруг ударила ситха по носу.

— Думаешь, раз у тебя глаза как у Дженсена Эклза, так я перед тобой на колени упаду?! А вот хрен тебе!

Гордая тогрута исчезла, а офигевший Нихилус упал на диван.

— «Да что эта дура о себе возомнила?! Посмотрим, как она потом запоет, когда я её…»

Договорить ему не дал Реван.

— У нас тут посвящение, Нихи!

Ситх сматерился и исчез.

Трауна вытолкнули на середину помещения. Все встали вокруг него. Перед ним стоял Йода на табуретке и Реван, сидящий на барной стойке с поварешкой в руке.

— Выбирай, Синя, кем быть, — загодочно произнёс владелец бара. — Жалким джедаем без всяких привилегий или ситхом в составе Высшего Совета.

— Не честно! — крикнул Винду.

— А ну цыц! — дал ему по носу Рагнос. — Реван, продолжай.

Траун переводил взгляд с Йоды на Ревана. Ситх. Джедай. Ситх. Джедай… К черту!

— Остаюсь при своей вере и клянусь в верности Силе, не принимая ни одну из сторон.

Минуту царила тишина. Нарушил её Реван.

— Квай-Гон, скотина! Опять ты со своей Живой Силой!

Дарт Нисон захохотал в голос.

— А что за Высший Совет? — спросила Занна, совсем не понимавшая, что происходит вокруг.

— Выборы проведем завтра, — махнул рукой Реван. — Сегодня мне лень. Не опаздывайте, а то, как говорил не единожды покойный Пал Палыч, власть ситхов вновь воцарится над Галактикой!

Комментарий к Любовные разборки, или Пополнение в рядах Силы Я вернулась! Опять. Надеюсь, надолго не пропаду. Для фанатов Энисоки – тооонкий намёк. А для всех остальных – намёк на новую парочку)

Дио Брандо, спасибо за поддержку) Для меня это очень важно)

====== Высший Совет призраков Силы, или Выборы добром не заканчиваются ======

Как и было сказано, все призраки явились в бар в назначенное время следующего дня. Всем хотелось попасть в новый Совет. И, как всегда, ситхи развернули не шуточную кампанию и принялись троллит джедаев. А те не сдавали позиции. Дело шло к драке, пока не явился глава всего призрачного сообщества.

— А ну заткнулись все! — проорал Реван в громкоговоритель.

Толпа кое-как успокоилась. Все разделились на три лагеря — ситхи, джедаи и что-то среднее — и расселись на полу.

— Итак, — начал Реван, стоя за барной стойкой. — Как вы уже знаете, я предложил создать для нашего общества собственный Совет. Но! Туда будут входить представители всех сторон.

Поднялся шум. Адепты Силы пытались переорать друг друга. Громкоговоритель уже не помогал. Тогда явился Нихилус со своей электрогитарой. Не успел он даже руку занести, а все уже заткнулись.

— Итак, сначала, как предложил один наш общий знакомый, создадим фракцию под названием «Всадники Апокалипсиса».

— На кой-чёрт? — с изумлением спросил Сидиус.

— Чтоб жилось веселей! А вообще, будем спектакль ставить. Итак, нам нужно четыре ситха на роль Чумы, Войны, Голода и Смерти.

Плэгас поднялся, стряхнул с плеча несуществующую пыль и выпрямился.

— Ну вы же понимаете, что только я могу стать Чумой.

— Он так говорит, будто это титул Императора, — шепотом произнёс Сидиус.

— С этим не поспоришь, Чумной ты наш, — саркастически сказал Реван, повернулся к джедаям и нос к носу столкнулся с Нихилусом. — Тебе чего, балда?

— «Я же Владыка Голода!»

— Вот и властвуй над Голодом, мы его ещё не выбрали, — съязвил Реван. — Кто у нас будет Войной?

Поднялись руки Вейдера, Садоу, Квинлана и… Асоки.

— Голосуем? — поинтересовался ситх.

— Да чего тут голосовать! — махнул рукой Квай-Гон. — И так ясно, что все Энакина выберут!

— Я за Асоку хотел голосовать! — крикнул из дальнего угла Ксанатос и спрятался за чужими спинами.

— Ладно, Чума и Война у нас есть, — рядом раздался кашель; Реван закатил глаза. — Ну и Голод. А Смертью у нас кто будет?

Все, как по команде посмотрели на Андедду. Тот оглянулся по сторонам и самодовольно усмехнулся.

— Эх, молодежь…

— На этом и закончим первые наши выборы, — провозгласил Реван. — Теперь выбираем магистров в новый Совет.

— А как Совет назовём? — вяло поинтересовался Рагнос, который пришёл на этот сбор лишь потому, что ему нечего было делать.

— Высший Совет имени Дарта Ревана! — пафосно заявил хозяин сего бара.

Ситхи сразу загалдели. Джедаи решили не опускаться до такой низости и дружно показывали неприличные жесты.

— Вам не угодишь, — фыркнул Реван, скрестив руки на груди.

Началась возня. С дальних рядов вытолкнули Трауна, который неуклюже споткнулся и едва не упал.

— Пусть Синя говорит. Мы ему доверяем! — крикнул Гален и улыбнулся Асажж. Та закатила глаза и яростно зашипела.

Остальные поддержали Галена.

Траун поправил китель и выпрямился.

— Предлагаю назвать его Высший Совет призраков Силы — просто, ясно и подходит для всех.

Адепты начали шептаться и скоро удовлетворительно закивали.

— Знаешь, ты мне сейчас одного известного джедая… Пушкина напоминаешь, — протянул Реван.

— Потому что говорю хорошо поставленным голосом? — гордо поднял голову чисс.

— Застрелить тебя хочется, — фыркнул Реван. — Итак, в наш новый Совет будет входить двадцать один адепт — по семь с каждой стороны. Согласны?

— Не согласен! — появился из ниоткуда Экзар в пляжной рубашке с лопаткой, измазаной в грязи. — Не согласен! Уже давно установилось, что адептов Света и Тьмы примерно одинаково. Их всегда было много. Но серых и тёмных джедаев — мало!

— И? — вяло спросил Реван.

— Пусть с каждой стороны берут по трое!

— Согласен! — крикнул Квай-Гон.

Поднялась шумиха. Ситхи начали бить джедаев, те, в свою очередь, решили отдубасить Ксанатоса (просто оказался ближе всех).

— Ну как всегда… — закатил глаза Реван

Размахивать кулаками всем скоро наскучило. Решили размахивать световыми мечами (у кого они ещё остались).

— Наших бьют! — заголосил Плэгас и бросился на Винду, но тут же получил локтем в глаз.

Драку остановил Рагнос. Что удивительно, поскольку ему тут не нравилось. Побитые адепты Силы разбрелись по углам.

— Значит так, — относительно спокойно начал Марка. — Сейчас каждая сторона выбирает по пять представителей. Даю вам десять минут. Время пошло!

Для большего эффекта ситх ударил кулаком по барной стойке, да так, что Реван с перепугу запрыгнул на Нихилуса.

Через десять минут вперёд вышли выбранные адепты: от ситхов — Вейдер (при жизни не стал магистром, так что мешает после смерти?), Сидиус, Бэйн, Дуку и Реван (Андедду отказался, сказав, что ему и без того забот хватает); от джедаев — Йода, Кеноби, Шаак Ти, Йаддль и Винду (не отмазался); от «среднячков» — Квай-Гон, Экзар, Ксендор, Траун и Митра.

— Трудно было? — фыркнул Рагнос.

— Да! — хором крикнули абсолютно все.

— А кто гранд-магистром будет? — поинтересовался Гален, за что получил по шее Фисто.

Выбранные магистры переглянулись и вдруг бросились бить друг друга. Один только Реван уселся на барную стойку и свесил ноги.

— А вот хрена с два! Я — гранд-магистр! Я тут всем заправляю.

— Поздравляю, гранд-магистр, — учтиво произнёс Рагнос.

Драчуны остановились и с изумлением посмотрели на двух ситхов.

— А что, так можно было? — в шоке спросил Энакин.

— Так нужно было, — фыркнул Рагнос.

Реван захохотал, но тут же осекся под взглядом старшего ситха.

— Не испытывай моё терпение, — достаточно спокойно произнёс Марка.

— Вас понял, сэр.

В это время между остальными адептами начались разборки.

— Махач! Махач! — заорал Реван, забираясь на барную стойку с ногами. — Ставки принимаются!

Комментарий к Высший Совет призраков Силы, или Выборы добром не заканчиваются Не прошло и ста лет – прошли только сутки. И тем не менее, вот вам новая глава!

И да простит меня Александр Сергеевич...

====== Повара призрачного экстра класса, или Раздвоение личности касается всех ======

— Бастила, готовь салаты! — кричал Реван, стоя на барной стойке. — Квай-Гон, брось расческу и иди на кухню! Вентресс, да ударь ты уже Марека, он ведь не успокоится! Винду, мой полы лучше!

Убить Ревана хотелось многим. Но мешало всего два фактора: во-первых, он уже мёртв, во-вторых, он гранд-магистр нового Совета — сместить его с должности, придёт кто-нибудь другой, а Реван был пока что самым адекватным (насколько это вообще возможно).

— Опять раскомандовался, — фыркнула Митра, вытирая пыль.

— Четыре тысячи лет ничего не меняется, — пробурчала Сатель, со вздохом посмотрев на Экзара.

Тёмный джедай выгребал из кладовой все нужные инструменты, которые помогут ему ухаживать за орхидеями. Праздновать он не любил и не хотел. По какой-то причине все содержимое тарелок, банок и всяких емкостей оказывается у него на голове. Волосы от белой краски он до сих пор не отмыл. Даже Сила не помогала.

— Где Всадники? — всполошился Реван. — Где Всадники Апокалипсиса?!

Энакин, дожиравший только что приготовленный салат, выполз из кладовки, получил ложкой по носу от Бастилы и добежал до Ревана.

— Война на месте — к бою готов!

— Кто сожрал мой салат?! — заорал Квай-Гон, глаза которого пожелтели. — Сион!!!

— Ой, — в своей фирменной манере произнёс Энакин.

Сион не успел опомниться, как его утащили на кухню.

Избранный сделал вид, что это не он съел салат. Выдавал его майонез на мантии.

— А остальные где? — огляделся вокруг Реван.

Нихилус эффектно появился из облака дыма, играя композицию своей любимой группы. Он разбежался и, словно на льду, поскользил прямо вперёд. Но рядом проходил злопамятный Винду и поставил ситху подножку. Владыка Голода с криком и матами упал.

Андедду притащил за шкирку Плэгаса, и ему не помешало даже то, что муун выше него.

— Ну? — вяло спросил дедуля.

— Сценку идите репетировать! — рявкнул Реван и повернулся к другим адептам. — Экзар! Брось ты эти грабли и давай мишуру вешать!

Кун фыркнул и исчез. Вот ещё! Он, настоящий тёмный джедай, и — вешать мишуру? Не на того напали. А вообще, ему было немного грустно от того, что никто не хотел праздновать с ним на Явине. Даже Сатель…

— Сила, ну почему я не могу даже заговорить с ней?

Он бросил ящик с инструментами на землю и уселся на плиту. С высоты открывался чудесный вид на древние храмы и обширные джунгли. Так тихо и спокойно…

— Сегодня прекрасный вечер, не так ли? — произнёс чей-то незнакомый голос.

Экзар схватил первый попавшийся камень и резко развернулся. Напротив него стоял зеленоглазый мужчина лет тридцати в деловом костюме, утепленном пальто и кепке-восьмиклинке. Он с абсолютным равнодушием взирал на окружающее его пространство.

— Кто ты? — враждебно спросил Экзар, подбрасывая камень в руке.

Мужчина развел руками.

— Ты сам позвал меня. Меня часто зовут, но я не ко всем прихожу.

Экзар мысленно прокрутил все сказанные за сегодня слова. Если не за сегодня, то за последние десять минут. Но… Это ведь не может быть…

— Сила? — с сомнением протянул тёмный джедай.

Мужчина склонил голову и прикрыл глаза.

Кун буквально упал на каменную плиту и выронил камень.

— Но… Сила же… — он показал примерно метр шестьдесят семь от земли. — Мелкая девчонка… С футболкой…

— Да, есть у неё такой заскок, — усмехнулся мужчина, усаживаясь рядом с Экзаром. — Что тебя беспокоит?

Кун не торопился рассказывать ничего. Мало ли, кто это. К нему всяких клоунов заносило.

Но незнакомец почему-то внушал доверие.

— Есть одна девушка… Сатель…

Он замолчал, поскольку не нашёл больше слов.

— Вспомни своё учение, — произнёс мужчина, поправляя кепку. — Это, конечно, прозвучит банально, но ты знаешь, к чему приведёт страх. Он приведёт к отчаянию. Тебе оно надо?

Экзар посмотрел на собеседника и отрицательно покачал головой.

— Не трать время зря, Экзар Кун. Цени мгновения вечности.

Мужчина поправил кепку, поднялся и медленно пошёл к краю площадки.

— И сколько же длится вечность в твоём понимании? — спросил Экзар.

Незнакомец остановился и медленно обернулся.

— Представь огромную кристалльную скалу. Каждый день на неё слетались стаи маленьких птичек, чтобы наточить свои клювы. Так вот, когда последняя птичка поточит клюв о то, что осталось от скалы, пройдёт лишь секунда вечности.

Постепенно мужчина стал превращаться в мелкие осколки, которые скоро полностью исчезли во мраке ночи.


*

Все адепты уже доедали салаты, когда новый гранд-магистр объявил о праздничной сценке.

Вперёд вышел Плэгас с железным тазиком. Вид у него был неважный. Вдруг он склонился над тазиком и позволил съеденному салату выйти наружу.

— Что, брат Чума, несвежий огурец попался? — с хохотом выбежал Энакин в красной мантии. — Я знаю идеальное средство! Тушеная свинина, сервированая в старой пепельнице!

Плэгас убежал вместе с тазиком.

— Чума совсем очумел и ещё заболел! — продолжал хохотать исполнитель роли Войны.

Вышел Нихилус и вдруг замер. Медленно он повернулся к зрителям спиной и достал из кармана клочок бумаги.

— «Exorciamus te…»

— Да не это! — шикнул на него Вейдер. — Изголодался мой брат Голод по памяти своей!

— «Нашёл!» — воскликнул Нихилус и повернулся ко всем лицом, читая по бумажке свой текст. — «Жра-ть хо-чу.»

Занна зааплодировала. Асока презрительно фыркнула.

— Та-дам! — развел руками Вейдер.

Вдруг из ниоткуда возник перепуганный Гален.

— Народ! У Андедду кто-то костюм Смерти украл!

Все начали перешептываться.

— Это уже не Апокалипсис, а Абокралипсис какой-то! — воскликнул Избранный.

Спустя пару минут общей паники явился Экзар с горшком, в котором росла прекрасная орхидея.

— Сатель, мне все равно, как отреагирует Реван на наш союз, да это и не важно. Я люблю тебя и хочу быть с тобой. Вот тебе орхидея!

Сатель в шоке взяла горшок и повернулась сначала к своим подругам, а потом и к дедушке.

Реван был малость шокирован.

— И… Откуда ж у тебя только смелость взялась?

— Один хороший знакомый подкинул, — туманно протянул Экзар. — Да и разве это важно? Сам-то охмурял дочерей всех Тёмных Лордов!

— Ха-ха! Вот насмешил! — захохотал Вейдер. — Мою-то он уж точно не трогал!

Реван отвернулся, дабы скрыть отразившееся на лице смущение.

— Рева… Ты же не… Что?! — постепенно понял Избранный.

— Сразу говорю — твой внук не мой сын! — попытался оправдаться гранд-магистр. Это не помогало — в Избранном уже проснулся ситх.

— Беги, Реван, — прошипел он, закатывая рукава. — Беги!

Гален запрыгнул на барную стойку и заорал:

— Да начнётся махач!


*

Не видимая никем за всем наблюдала девушка лет шестнадцати в футболке с надписью «Ситхи forever». Она весело смеялась, наблюдая за тем, как Реван убегает от разъяренного Вейдера.

— Ну кто бы сомневался, — закатил глаза возникший рядом мужчина в кепке.

— Не мешай! — махнула рукой девушка.

— Ты неисправима.

Девушка повернулась к мужчине и вздернула брови.

— Да мы по сути с тобой одно целое.

— Только я более рациональная часть, — парировал мужчина.

— Зато я менее занудная, — фыркнула девушка и щелкнула пальцами.

Теперь они оба оказались на одном из храмов масасси на Явине.

— Ты не умеешь веселится.

— А ты не умеешь объективно оценивать ситуацию.

— Объективность — это скука! — взвыла девушка. — И вообще, если ты старше, это не значит, что ты должен командовать!

— Я был задолго до того, как появились все живые существа в этой вселенной, — с нотками раздражения произнёс мужчина. — Твоё же появление обусловлено…

— И не надоело тебе это? — перебила его девушка. — Не можешь просто наслаждаться красотой этого мира? Юмором?

— Зачем все усложнять?

Какое-то время они сидели в тишине. Но скоро мужчине это наскучило.

— А прикол про ситхов не объяснишь? — спросил он, указывая на футболку собеседницы.

Она хитро улыбнулась и с счастливой улыбкой посмотрела на звездное небо.

— С ситхами никогда не соскучишься.

— Пожалуй, только в этом я с тобой согласен, — кивнуло старшее воплощение Силы, по-отечески глядя на младшее.

Сколько бы лет не прошло, а кое-что никогда не изменится — чувство юмора одной вредной особы, что гордо называет себя Великой Силой.

Ну и одного клана призраков, где ситхи уж точно не дадут никому скучать.

— А про тотализатор не объяснишь?

— Ой, — с интонацией Энакина произнесла младшая Сила, исчезая в осколках.

— Что значит «ой»?! — воскликнуло её старшее воплощение, тоже растворяясь в темноте.

Комментарий к Повара призрачного экстра класса, или Раздвоение личности касается всех Не знаю, как у вас, а у меня уже наступил Новый Год. Глава не совсем новогодняя... Но куда же без особых салатиков?)

За идею о старшем воплощении Силы спасибо Дио Брандо. Что б я без тебя делала?)

Всех с наступающим или с наступившим (зависит от того, в каком регионе вы живёте). С Новым Годом, братва!

====== Экзорцизм всегда в моде, или Не гадайте на мёртвых! ======

После праздников настала неделя спячки, доедания жрачки и ставок на скачки. Одним словом — идиллия. И длилась она ровно до того момента, пока Ксанатос не полез в кладовку разбирать ящик со всяким барахлом (заняться больше нечем, что ли?). В основном в нем лежали старые кружки и стаканы, аккуратно завернутые в пупырчатую плёнку или газету. На дне ящика же лежала старая книга с довольно интригующим названием «Основы экзорцизма».

— Ну и дела… — выдохнул Ксанатос.

Вдруг кто-то вырвал из его рук книгу. Тёмный джедай обернулся на посмевшего нарушить его покой и с удивлением обнаружил заинтересованного Оби-Вана.

— Экзорцизм? — нахмурился джедай. — Что такое экзорцизм?

В бар, напевая странную песню на непонятном языке, бодрой походкой вошёл Реван, с разбегу попытался запрыгнуть на стул, но не подрасчитал траекторию полёта и пролетел мимо.

— Прямо по почкам… — согнулся пополам ситх, с трудом поднимаясь на ноги.

— Реван, что такое экзорцизм? — спросил Кеноби.

Новый гранд-магистр улегся на диван лицом в подушку и застонал.

— Понятно… Палыч! — заорал Кеноби.

На зов явился Палпатин в модных розовых очках.

— Кто меня звал?

— Что такое экзорцизм?

— Обряд по изгнанию демона, — с видом знатока ответил ситх, садясь на стул.

Появившийся Вейдер весело хохотнул.

— Все-таки смотрели «Сверхъестественное», да?

— Тебе-то что? — злобно прошипел Палпатин.

— А тут есть и заклятие призыва демона! — присвистнул Кеноби, глядя в открытую книгу.

— Испытаем на Бастиле? — поинтересовался Ксанатос, за что получил по шее.

— Совсем сдурел? — встал с дивана Реван. — А если явится?

— Тогда, может, дьявола вызовем?

— Амидалу, что ли? — фыркнул Вейдер, а Палыч перекрестился.

— Не дай Сила опять с ней встретится!

— Ты Силу-то не вспоминай, — тихо сказал Реван. — А то явится…

Одаренные помолчали с минуту, к чему-то прислушиваясь. Никто не появился, что заставило призраков расслабиться.

— Ладно, попробую кого-нибудь другого призвать, — произнёс Оби-Ван и начал было читать заклинание, но его прервала тоненькая синяя молния, эффектно ударившая его по мягкому месту.

— Не вздумай! — прошипел Палпатин.

— Если захотел в рай для политиков, то я покажу тебе лазейку, — заговорщески подмигнул Энакин.

— Смотрите, заразу оттуда всякую не принесите! — крикнул Реван, прежде чем известные всей галактике раздолбаи не исчезли.

Сам же ситх взял книгу и принялся её листать.

— Призыв демона… изгнание демона… исцеление демона… гадание… Скука!

Реван бросил книжку и исчез. Палпатин не стал ждать и вернулся на свой любимый пляж на Гли-Ансельме (пляж на Скарифе какие-то мрази повстанческие взорвали!). Ксанатос же отправился терроризировать мелких юнлингов.

Через пару минут в баре появилась Митра. Вообще, она уже несколько часов искала Скайуокера по всей галактике. Увидев на диване книгу, женщина на мгновение замерла, огляделась вокруг, а потом мигом схватила её и принялась читать. И с каждым разом лицо её принимало все более весёлое выражение.

Прочитав заклинание на ломаном ситском, Сурик произнесла имена всех своих подруг. В следующую секунду, со странными хлопками, в помещении появились Занна, Эйтрис, Бастила, Сатель, Асока, Эйла, Шаак, Визас, Джухани (наконец-то вышла из затяжного депрессняка!), Вентресс, Луминара, Ади Галлия и Тала.

— Это что вообще было? — воскликнула Бастила.

— Работает! — засмеялась Митра. — Девчонки, я тут такую книжку нашла! По ней любого можно призвать. А ещё тут есть всякие гадания.

Последнее особо заинтересовало представительниц прекрасного пола.

— На что гадать будем? — споткнувшись, весело спросила Занна.

— На что захотим, — подмигнула Митра, открывая книгу. — Начнём с самого простого… Кто встретит на этой стороне своего единственного?

Девушки в восторге завизжали. Асока же презрительно фыркнула.

— Фигня все эти ваши гадания.

— Значит, на тебя и погадаем, — мудро решила Митра. — Итак… Чтобы узнать, встретите ли вы свою любовь в мире мёртвых, вам нужно прочитать следующее заклинание. Если после его прочтения в помещении, где вы находитесь, появится объект противоположного пола, значит, ваша любовь вас поджидает.

— Так я уже мертвая, ничего? — развела руками Тано.

— Для такого случая есть другой способ — скорчите какую-нибудь некрасивую рожу перед зеркалом. Если зеркало треснет, то ваша любовь вас поджидает.

Решив, что иначе от неё не отвяжутся, Асока выхватила из рук Вентресс зеркало и недовольно скорчила страшное лицо. Какого же было её удивление, когда зеркало треснуло…

— Это просто совпадение, — махнула рукой тогрута.

— Сейчас мы это проверим, — хитро улыбнулась Митра и с помощью Силы притянула зеркало Бастилы. Джедайка попыталась схватить свою вещь, но не достигнув желаемого результата, принялась обрабатывать Сурик отборными ругательствами (без матов. Все-таки, женщина приличного воспитания, особенно когда бывшего мужа нет рядом).

Асока раздраженно вздохнула и снова принялась кривляться. Зеркало опять треснуло.

— Работает! — воскликнули девушки, доставая свои зеркала.

Сработало не у всех. Джухани после первого целого зеркала исчезла, заливаясь слезами. Луминара разбила пару зеркал и отправилась искать своего избранника. А вот когда зеркало Митры осталось целым…

— Почему ты не бьешься?! А ну тресни, кому говорю! Живо!

Зеркало, похоже, не захотело выслушивать гневную тираду джедайки, а потому предпочло треснуть.

— Давайте теперь имена наших избранников узнаем, — предложила Сатель.

— Смотрим… — протянула Сурик, листая книгу. — Вот! Чтобы узнать инициалы своего избранника, достаточно разбить зеркало и бросить его осколки на пол. Осколки сложатся в подобие букв. На что они больше похожи — такие и инициалы. Чур, я первая!

С широкой улыбкой Митра разбила зеркало и бросила осколки на пол. Никаких букв не было. Психанув, джедайка принялась подбрасывать их ещё и ещё, пока не увидела желаемый результат. Точнее, его половину: буква, чем-то похожая на Э, и С.

Остальные разбивали зеркала, бросали осколки и краснели. Почти все. Бастила не поняла, кто такой ЛС. Вентресс закричала от злости, когда увидела на полу буквы Г и М, и исчезла.

Шаак взглянула на буквы и поджала плечами.

— Что она против Гарика Мартиросяна имеет?

Пока все обсуждали, что у них получилось, и гадали, кто может скрываться за этими инициалами, Асока побледнела настолько, что могла бы слиться с броней штурмовиков.

— Что там у тебя? — подошла к ней Митра.

Тано ногой раскидала осколки.

— Ничего.

После этого она исчезла. А в баре появился Реван. Увидев, что творится в его баре, он малость удивился. Настолько, что потерял дар речи.

— Вы что тут устроили? Это что за срач?!

— Мы тут гадали, — опустила голову Сатель.

— Гадали, наору я на вас или нет, когда увижу это? — Реван указал рукой на разбросанные всюду осколки. — Убрали все. Быстро! Иначе кое-кто лишится своего места в Совете!

Никто не заметил, как Бастила исчезла. Пришлось оставшимся коллективом наводить порядки.

— Мне вот интересно, что такого увидела Асока? — задумчиво произнесла Визас.

— Одной Силе известно, — вздохнула Эйтрис.

Одной Силе, Асоке Тано и её таинственному избраннику.

Комментарий к Экзорцизм всегда в моде, или Не гадайте на мёртвых! Поздравляю всех с Рождеством!

====== Словесный баттл, или Отец года ======

Неделя выдалась спокойной. Насколько это вообще возможно. Ни дуэлей, ни драк, ничего подобного. И это уже начинало действовать на нервы.

— Иногда мне кажется, что Нихилус и есть Великая Сила, — скучающе протянул Реван, положив голову на барную стойку.

— Это почему? — лениво спросил Ксанатос, постукивая пальцами дереву.

— Его настроение, как наша жизнь, постоянно меняется, — то весело, то скучно…

— Думаешь, у него сейчас депрессняк?

Стоило этим словам прозвучать, как вдруг в баре появился Нихилус, распевающий новую песню.

— «Держись! Трудна задача.

И жизнь… опять дурачит.

Борись до конца!

Ведь выбор всегда за тобо-о-ой!

Спасти… Побольше жизней!

Вести… опасный бизнес!

Дойти до конца

И вспыхнуть сверхновой звездо-о-о-о-ой!!!»

Допев до конца, он уселся на стул, при этом едва не свалившись с него, и повернулся к Ревану.

— Уже не думаю, — покачал головой ситх и зевнул. — Как же скучно…

Нихилус набрал в грудь больше воздуха, чтобы затянуть очередную песню, но Реван вдруг закричал:

— Не пой! Уж лучше крики Бастилы слушать, чем твоё пение!

Эти слова если и задели ситха, то он не показал этого.

— «Занозу видел?»

— Чего? Какую занозу? — не понял Реван, поднимая голову.

— «Такую вредную, что посмела…»

— Что посмела? — вдруг прозвучало над ухом Владыки Голода.

От неожиданности он закричал и свалился со стула.

Асока лишь закатила глаза и села на его место.

— Эх… Нет у нас нормальных мужиков! — вздохнула тогрута.

— Это ещё почему? — поинтересовался Ксанатос, изо всех сил стараясь не смотреть на Асоку влюбленными глазами.

— Одни алкаши тут!

— Какие алкаши? — воскликнул Реван. — У нас алкоголя уже лет десять нет!

— Но это не объясняет, почему Диас вечно пьяный, — развела руками Тано.

Нихилус поднялся на ноги, посмотрел на занятый стул и взмахнул рукой, после чего Асока поднялась в воздух и шмякнулась на пол.

— Ты охренел?!

— «Это моё место», — невозмутимо ответил Нихилус и тут же его сбили волной Силы.

— Твоё место у меня в ногах! — фыркнула Асока.

— «Стоять на коленях перед занозой в заднице? Много чести!»

— А где ещё быть мерзкому гнойному прыщу?

Реван довольно ухмыльнулся, сел на барную стойку, сложил руки у рта и проорал:

— Словесный баттл! Джокер против Занозы! Ставки принимаются!

Ксанатос достал доску и мелком написал два имени.

Весь Высший Совет расселся на барной стойке. Девушки оккупировали диван. Остальные расселись на полу.

— Заноза?! — рассвирепела Асока, взглянув на доску.

— «Не согласен! Надо придумать этому лысому эвоку другую кличку!»

— Кто бы говорил, соловушка! Что и можешь, так это горланить дни напротлет, хотя даже хор ранкоров по сравнению с тобой — истинные певцы!

Джедаи довольно загалдели. Давно никто так ситхам не отвечал!

— «А, может, я специально так пою, чтобы таких мозгососов, как ты, отпугивать».

Ситхи в восторге завыли.

— А ведь она может весь мозг высосать, — захохотал Вейдер.

— И не только мозг, — добавил Оби-Ван, но тут же осекся под подлым взглядом Скайуокера.

— А ты, гляжу, не понаслышке знаешь!

Девушки на диване загудели и разразились хохотом.

Ксанатос, заливаясь слезами, записал в третью колонку Энакина и поставил ему балл.

— «Мне знаете что интересно?» — остановился Нихилус и оглядел присутствующих. — «Наш Венценосный рожден благодаря Великой Силе. Все мы видели Силу… Мелкая девчонка. Это что ж получается, у Сковородкера две мамы?»

Все взгляды устремились на побледневшего Вейдера.

— Неправда, — выдавил он. — У меня теперь папа есть…

Палпатин вышел вперёд и с улыбкой расставил руки в стороны, ожидая восторженных криков и аплодисментов.

— Да, граф Дуку?

Бедный граф взвыл и бросил на стол папку с бумагами.

— Ситхова юрисдикция! Меня подставили!

— Не отрицай, пап, — подло улыбнулся Кеноби, — Все мы видели, как ты уговаривал Винду стать твоим сыном.

Упомянутый магистр попытался скрыться за спинами своих собратьев-джедаев, но те повели себя как истинные ситхи и вытолкнули его вперёд.

— Братюни! — вышел вперёд Квай-Гон в солнцезащитных очках, пляжной рубашке и шортах и с соломенной шляпой на голове. Рядом, в точно таком же наряде, распивая экзотический коктейль, стоял Экзар.

— Это уже сказка получается, — хохотнул Реван. — Было у графа Дуку три сына: старший умный был детина.

Дарт Нисон довольно заулыбался и под возмущённые вопли Куна сделал глоток из его бокала.

— Средний был ни так, ни сяк…

Винду недовольно скрестил руки на груди и отвернулся.

— Младший вовсе был дурак…

Лицо Кеноби в изумлении вытянулось. Скайуокер громко захохотал и едва не упал с барной стойки.

Реван глянул на него и фыркнул.

— Был ещё четвёртый сын — он совсем дебилом был.

Настала очередь Кеноби ржать в голос. Не ожидав такого поворота событий, Скайуокер аж растерялся.

Вдруг в баре возникло облако алого дыма, из которого стремительной походкой вылетел Рагнос.

— Где те два долбоящера, что пробрались в рай политиков и избили Вишейта?!

Взгляды устремились на дерущихся Кеноби и Скайуокера. Джедай пытался выдрать ситху волосы, а тот, в свою очередь, бороду противника. Когда наступила тишина, оба драчуна замерли.

— А чего сразу мы? — в один голос спросил известный галактике дуэт раздолбаев.

— Одна милая леди по имени Сатин Крайз просила передать…

Кеноби отпустил Скайуокера, стремительно подбежал к Рагносу… и вдруг получил кулаком в глаз. Почти сразу появился синяк.

Оби-Ван отшатнулся, убрал руку, губы его расплылись в глупой, но счастливой улыбке.

— Она меня любит…

— Ой дурак… — покачал головой Вейдер и вдруг взвизгнул.

Как оказалось, это Палпатин ударил его молниями по мягкому месту.

— Какого хрена Дуку твой отец?! Иди сюда, паршивец!!!

Энакин споткнулся об валяющегося на полу Винду и с криками убежал. За ним гнался Палпатин, метая во все стороны молнии. А за бывшим Императором галактики буквально летела Митра, не желавшая, чтобы ее избранника превратили в шашлык (вот уж что, а шашлыки Сидиус умел жарить!).

— Ой дебил… — выдохнул Реван.

Комментарий к Словесный баттл, или Отец года Чёрный кузнец – Сверхновая

А вот и я!

====== Дремучая смесь, или Тайна за семью печатями ======

— Придурок! — яростно прокричала Асока и буквально упала на диван; присутствующие девушки отвлеклись от вязания и с удивлением посмотрели на подругу. — Мерзкий, напыщенный придурок, решивший, что ему все дозволено. Самовлюбленный идиот!

— Что Нихилус на этот раз сделал? — без особого интереса спросила Митра, продолжая пытать изделие из шерсти.

— Чего сразу Нихилус? — насторожилась Тано, глядя на ухмыляющихся подруг.

— Ты кричишь всего по трём поводам, — пожала плечами Митра. — Если Энакин достаёт, но он с Кеноби и остальными отправился рыбачить на Камино.

— Если в «Галактике героев» начинаются особые события, а ты не успеваешь прокачать нужных персонажей, — добавила Занна и с треском сломала железную спицу. — Но особых событий уже давно нет.

— И если пристает Нихилус, — фыркнула Визас. — А все мы знаем, что он ненавидит рыбалку — потому его и нет на Камино.

Асока с изумлением смотрела на едва сдерживающих смех подруг.

— Какого…

— Дорогая, нам уже несколько тысячелетий, — с улыбкой заметила Митра.

Треск — Занна сломала вторую спицу. Сурик отобрала у неё вязание и дала ей пластелин.

— Так что мы все закидоны окружающих знаем, — произнесла Сатель.

— И их косяки, — поморщилась Митра, выбрасывая сломанные спицы.

— И даже нездоровый интерес Нихилуса к тебе.

После этих слов появился донельзя весёлый вышеупомянутый ситх и принялся скакать по помещению. Наскакавшись, он подбежал к девушкам и каждую чмокнул в щеку (Сатель просто обнял, а Бастилу пропустил). После этого он исчез.

Минуту царила тишина.

— И что это было? — в недоумении спросила Асока.

Через пару секунд появился Реван с ведром на голове.

— Где он?! — рявкнул ситх и, не дождавшись ответа, исчез.

Странности на этом не кончились. Вслед за Реваном явились Вейдер и Кеноби с удочками, обмотанными водорослями.

— Где он?! — в один голос гаркнули они и испарились.

— Что за фигня? — бросила вязание Бастила.

Потом появились Экзар, Квай-Гон, Бэйн и Дуку. Не успели они прокричать вполне ожидаемые слова, как вдруг появился Нихилус, обнимающий бутылку, а за ним — Реван.

— Держи его! — закричал ситх.

Нихилус остановился, огляделся по сторонам и вдруг завизжал. Ситхи остановились.

— «Да поделюсь я! Только не бейте!»

— Что такое? — спросила за всех Митра.

Нихилус поднял бутылку и гордо произнёс:

— «Котепинокёр!»

— Чего? — не поняла Асока.

— Дремучая смесь? — в чистейшем шоке спросила Эйтрис.

— Может, гремучая? — поправила тогрута.

— В том-то и прикол, что дремучая! — с счастливой улыбкой произнёс Реван. — Смесь коньяка, текилы, пива, вина и ликера.

— Где ты её достал?

— Да Нихилус бутылку зарыл на Коррибане и забыл об этом. А когда он искал пропавший голокрон, то нашёл этот бутыль!

— «Выдержка — три тысячи лет!» — весело подпрыгнул Нихилус и откупорил бутылку. — «Долой кодировку, устроим пьянку!»


*

Спустя десять минут.

Мужчина лет тридцати в строгом костюме, пальто и кепке-восьмиклинке задумчиво оглядывался по сторонам. Всюду лежали пьяные в дрова ситхи и джедаи. Митра лежала на коленях Вейдера, Кеноби уткнулся лицом в волосы Джинна, Реван разлегся на полу подобно морской звезде, Нихилус мирно посапывал на груди Асоки, остальные же валялись кто где. Лишь покачав головой, мужчина перешагнул через распластавшегося Ревана, подобрал опустошенную лишь на четверть бутылку и усмехнулся. Но как-то грустно.

— Есть кто живой? — спросил Ксанатос, вылезая из-под барной стойки и с ужасом оглядывая окружающее его пространство, — всего на десять минут отлучился, а тут такое!

Мужчина медленно направился к барной стойки и так же медленно сел на стул.

Ксанатос оглядел его подозрительным взглядом.

— Ситх? Джедай?

Глаза мужчины сверкнули мягким голубым светом.

Ксанатос сглотнул.

— Понял… Вам чего-нибудь налить?

Мужчина протянул ему бутылку. Ксанатос не без сомнения налил её содержимое в стакан и протянул незнакомцу.

— Я слышал, чтобы облегчить душу, идут к барменам, — протянул мужчина.

— Вообще, в туалет, но можно и к бармену, — попытался пошутить Ксанатос, но мудро решил больше так не делать.

Мужчина тяжело вздохнул и провёл пальцем по стакану.

— Что вас тревожит? — осторожно спросил тёмный джедай.

Мужчина смерил его грустным взглядом.

— Моя сестра.

Несколько минут царила тишина.

— Она… та ещё проказница, — он обвел рукой помещение. — Создала это место, кстати. Проблема в том, что она… Привязана к этому миру.

— Ну, привязанности ещё никого особо не губили, — улыбнулся Ксанатос.

— Привязанность другого рода, — произнёс мужчина. — Она не может покинуть этот мир. Сначала я не придавал этому особого значения. Но я заметил это, когда она только появилась и создала это место. На тот момент она уже существовала пару тысячелетий. Я решил проверить свою теорию… Как оказалось, я был прав. В мире живых она лишь эхо, что не каждый слышит, и образ, который видят лишь единицы. Здесь же… она всё.

Ксанатос молчал, не зная, что на это ответить. Осознание приходило не сразу. Лишь после этого рассказа до него дошло, о ком именно он говорит. О милой девчонке с чудной надписью «Ситхи forever» на футболке.

— Почему вы ей об этом не расскажите?

— Я не хочу разбивать ей сердце, — вздохнул мужчина и уже собирался опустошить стакан, как вдруг…

— Это ты, мой джедай на белом спидере? — сладко пропела Эйтрис и тут же уснула опять.

Старший, поняв, что дело запахло керосином, и не желая вновь встречаться со своей самой преданной поклонницей, решил ретироваться.

— Забудь о нашем разговоре, — произнёс он, щелкнул пальцами и исчез.

Ксанатос вздрогнул. Так… он собирался убраться. Но в этот момент он увидел стакан с дремучей смесью.

— Что это?

На запах не было ничего особенного. Поэтому тёмный джедай залпом осушил стакан и тут же отрубился.

«Во истину дремучая смесь», — подумало Старшее воплощение Силы, исчезая.

Комментарий к Дремучая смесь, или Тайна за семью печатями ...И было у Силы два воплощения: одно – чтоб рационально мыслить, другое – чтоб весело жить. И жилось им... очень весело. Спин-офф про будни Воплощений Силы “Не только у Призраков Силы будни” от Дио Брандо. Спасибо за поддержку, юный падаван ;)

Да пребудет с вами Сила!

====== День святого Палпатина, или Мы – две половинки единого целого! ======

Призраки Силы любили праздники. Даже очень. Дни рождения шли едва ли не каждый день. Как и дни смерти. Помимо них у разных личностей, в соответствии с традициями их народов, были и свои праздники, некоторые из которых стали общими (например, Нихилусовская ночь, когда сжигают чучело Дарт Собчак и поют странные песни). А вот кто приучил призраков к странному празднику под названием День Святого Валентина — никто уже не помнит.

Украшать бар вызвались Экзар и Ксанатос. Первому хотелось выпендриться перед Сатель, а второму — перед Асокой. Полчаса они вырезали гирлянды в виде розовых и красных сердечек. За это время чуть не заставили друг друга слиться с Силой. Позже принялись писать поздравление на огромном плакате. Экзар диктовал, а Ксанатос аккуратно писал.

— Пиши: «С днём…»

Тёмный джедай выводил каждую букву. С одной стороны — красиво, а с другой — медленно.

К этому времени уже появилась Бастила и принялась терроризировать Ревана, поскольку женской половине не хватало рабочих рук.

— Ну кого я тебе дам? — раздраженно спросил Реван. — У нас тут и так нехватка рабочих сил! Старики свалили на Малакор, сказав, что их там Сила ждёт. Докурились… У адептов-мандалорцев очередной традиционный праздник. Все джедаи передрались. Теперь не разговаривают не только друг с другом, но и с ситхами. Они ведь их били!

-…святого… — продолжал диктовать Экзар, с интересом слушая разборки двух бывших супругов.

— Да мне просто нужен кто-то, кто этих клуш построит, — проворчала Басти.

— А сама уже не можешь? — усмехнулся Реван.

— Дай мне нормального ситха!

— Выражение «нормальный ситх» не применимо к нашей касте. Говори конкретно: кого дать?

— Да хоть Палпатина! — взбесилась Бастила. — Палпатина!

-…Палпатина, — повторил Ксанатос, заканчивая писать.

Экзар посмотрел на плакат и зашипел от злости.

— Какого… Палпатина?! День святого Валентина!!!

— Разве Палыча Валентиной зовут? — почесал затылок Ксанатос.

Кун ещё больше разозлился, выхватил из рук «эльфа-недомерка» кисть и принялся ей дубасить его.

Палпатин, неоднократно услышав своё имя, решил наконец-то явиться. Увидев плакат, он заулыбался.

— Вот можете ведь, когда хотите!

— А вот и твой помощник! — указал на него Реван.

Бастила схватила ситха за руку и утащила в неизвестном направлении.

После этого появился Нихилус с валентинкой палпатинкой и ручкой в руках. Вслед за ним явился Траун, продолжая диктовать стих (научился перемещаться, так теперь всех доставал).

— Признание должно быть красивым и романтичным! — воскликнул чисс, размахивая красной розой. — Она должна понять, что не безразлична тебе!

— «*****, а так она этого не поймёт?!» — Нихилуса Траун уже откровенно начал бесить.

— Вот поэтому у тебя и не было длительных отношений, — обиделся интеллигент.

— «С какого ***? У меня жена была и даже дочь. В отличие от тебя, я не умер пятидесятилетним девственником!»

От такого заявления Траун едва не задохнулся и предпочел исчезнуть.

Нихилус продолжил писать, но и тут его отвлекли.

— Нихи, Сион на кухне опять все сожрет, пошли угомоним его! — сказал Реван.

Ситх положил палпатинку, закатал рукава и направился вместе с Реваном на кухню.

В это время Экзар пытался вытащить засунутую в рот Ксанатоса кисть. Тот мычал и даже прослезился.

— Так я ничего не сделаю! — разозлился Кун и схватил мужчину за шиворот. — А вот Нина Ивановна и не такое может вытащить!

Оба тёмных джедая исчезли. Вместо них появилась Занна, увидела лежащую на барной стойке палпатинку и бегом принялась читать, а прочитав, вдруг закричала:

— Девочки!!!

Все тут же явились. Даже всем недовольная Бастила.

— Представляете, Нихилус кому-то валентинку пишет!

Митра выхватила картонной сердечко из рук Занны.

— Взгляну на небеса —

Прямо твои глаза.

Взгляну на траву —

Прям как дитё реву.

Лишь увидел тогда я мельком тебя

И так и сгораю, прям как от огня.

— Не хило, — присвистнула Асока. — Это ж кому так «повезло»?

— Может, спросим у него? — с энтузиазмом спросила Занна, за что получила подзатыльник от Митры.

— В таких делах нельзя спешить, а то спугнешь его.

— А, может, это он мой джедай на белом спидере? — мечтательно протянула Эйтрис и блаженно закрыла глаза.

— Ага, для этого ему нужно стать джедаем, взять кредит на спидер, перекрасить его в белый, а ещё отупеть настолько, чтобы в тебя втрескаться, — фыркнула Визас.

— Мечтай дальше, Беляш, — усмехнулась Асока.

Эйтрис рассердилась и исчезла. Видимо, пошла писать падпатинку своему джедаю на белом спидере.

— Шухер! Нихилус идёт! — закричала Эйла.

Все представительницы прекрасного пола мигом испарились.

Вечер обещал быть веселым…


*

Энакин на бис спел ещё одну песню, сопровождая её виртуозной игрой на гитаре. Гален отбивал ритм на старых барабанах деревянными ложками. Траун дополнял все это незатейливой игрой на губной гармошке.

— Браво! — пару раз похлопал Реван, поднявшись на стул. — Пожалуй, это был неплохой день святого… Палпатина.

Ситх посмотрел в сторону. Сидиус довольно улыбался, а рядом стояли Ксанатос с забинтованым ртом и измазанный в красной и белой краске Экзар.

— По традиции, мы открываем наш ящик с палпатинками и начинаем самую интересную часть вечера.

Бэйн поставил на барную стойку ящик, украшенный сердцечками, и рывком оторвал крышку.

Реван взял первую палпатинку.

— «Ты свет, ради которого я живу». Нихилусу.

Так как Владыки Голода не было среди присутствующих, Реван отложил палпатинку в сторону.

— «Прости, ты тьма, ради которой я умерла». Снова Нихилусу…

Спустя полчаса.

Ящик наполовину опустел. На барной стойке лежала куча палпатинок.

— «Твоя лысина сверкает, как солнце вечернего Коррибана». Бэйну.

Ситхи и джедаи проснулись и приготовились слушать.

— «Почисть маску, ублю…». Басти, ты, наверное, хотела написать ” люблю».

Шан фыркнула.

— «Любви все возрасты покорны». Митре.

Счастливая девушка взяла палпатинку, прочитала и вдруг изменилась в лице.

— Скайуокер, это что за намеки?!

Избранный поспешил ретироваться.

— «Самой лучшей». Вентресс.

Энакин остановился и заржал.

— Галя и Ася вместе заквасят!

Асажж зашипела от злости и швырнула в Скайуокера меч. Но тот увернулся, из-за чего меч попал прямо в глаз возникшего из ниоткуда Нихилуса. Ситх сматерился и вышел вперёд, неся за собой здоровенный мешок.

— «Взгляну на небеса —

Прямо твои глаза.

Взгляну на траву —

Прям как дитё реву.

Лишь увидел тогда я мельком тебя

И так и сгораю, прям как от огня…»

Девушки приготовились услышать своё имя. Разве что Митре и Асоке было все равно, а Вентресс гонялась за Скайуокером.

— «…Ты — вестник счастливого рока,

Моя милая дева… Асока».

Все вдруг замерли. Энакин открыл рот от удивления. Впрочем, как и все.

Нихилус достал из мешка дорожный указатель, переделанный в огромное железное сердце.

— «Держи».

Асока в шоке взяла сердце.

— Ты… Да ты в своём уме?! Какая ещё… Да я… Я никогда не буду с тобой!

С этими словами она исчезла.

Нихилус довольно уселся на стул и лёгким движением закрыл Ревану рот.

— «Она моя», — едва ли не промурлыкал ситх.

— С чего ты это взял? — отошёл от шока Реван.

— «Она сопротивляется. Мне никто никогда не сопротивлялся. Удивительно! Она взяла сердце. И ты видел её глаза?»

Говорить что-либо было бесполезно.


*

Когда уже все спали, в баре возникла девушка в футболке «Ситхи forever», подошла к барной стойке и взяла одиноко лежащее на ней сердечко. Она развернула его, прочитала написанное и выпучила глаза.

— Теперь я точно построю казино… — протянула она, представляя лицо брата, когда тот это прочтет. — Что ж, джедай на белом спидере, ты попал.

Она уже собиралась уходить, как вдруг в тёмном помещении возник Ксанатос.

— Я знаю, ты здесь, — произнёс тёмный джедай. — Девушка в футболке «Ситхи forever».

— Это ж какая дура носит такую футболку? — поинтересовалась Младшая, посмотрела на свою футболку и перестала смеяться.

— Не зная, захочешь ли ты слушать меня, или нет, но… Ты мне нравишься… Правда. Есть ли у меня шанс?

— Ах ты ж Нихилус недоделаный! — воскликнула Сила и коварно потерла ладони. — Ну нет, я в твоём списке достижений не окажусь.

Она щелкнула пальцами.

Рот Ксанатоса стянуло невидимой нитью. С громким мычанием он убежал.

— Не стой между мной и новым казино, малец.

Весело рассмеявшись, она исчезла, оставляя после себя лишь добрую память в виде Ксанатоса с зашитым ртом.

Комментарий к День святого Палпатина, или Мы – две половинки единого целого! Люди делятся на три типа: празднуют этот день, не празднуют и хотят праздновать, но не с кем. Надеюсь, в вашей жизни есть вторая половинка, которой вы подарите если не дорожный указатель, то хотя бы вале... палпатинку) Это подарок для вас и ваших половинок (делала сама): https://d.radikal.ru/d22/1902/22/8c3cec317944.jpg А это для Младшей Силы: https://d.radikal.ru/d43/1902/e8/61cd2cb4cfbf.jpg Веселитесь, друзья!

Да пребудет с вами Сила!

====== Узы по крови – узы по дури, или С миру по нотке, со всех по бутылке ======

Утро прошло вполне обычно. В баре опять никого не было, кроме скучающего Ревана и уснувшего Ксанатоса. Все остальные укатили кто куда: Бэйн терроризировал магазины игрушек на Нар-Шадаа, Сидиус вместе с Плэгасом, Дуку и Молом загорали на пляжах Гли-Ансельма, ситхи-недоучки в лице Брука, Занны, Ксендора и Сиона под четким руководством «ситхской элиты» (Андедду, Рагноса и Садоу)  ремонтировали храм на Коррибане, а все остальные сидели по своим углам.

— Так дело не пойдёт, — решил Реван, оглядывая пустое помещение. — Придётся возвращать все старое. В первую очередь — выпивку!

Именно с таким настроем Реван отправился искать дешёвый, но качественный алкоголь. Кореллианские джедаи согласились поделиться своими запасами виски и текилы при условии, что их не отдадут в рабство Андедду. Реван кое-как договорился с этими чудиками, убеждавшими его, что знакомы с самой Силой.

«Совсем уже отупели со своим вискарем», — думал Реван, отправляясь дальше.

Местные ситхи с Коррибана поделились бутылкой браги. Лучше это, чем ремонт храма!

Следом Реван переправился в опустошенное пространство, куда и перемещались души умерших, а после расходились по своим раям. Оказалось, существует четыре рая: для форсъюзеров, для политиков, для военных и для всех остальных. Без раздумий Реван переместился в рай для военных и чуть не лопнул от смеха. Среди военных было много стариков, что сидели за огромными столами в одних трусах и майках и играли в карты. И только один ходил между столами и едва ли не умирал от скуки.

— Ганнибалович, тебе Вейдер и Траун привет передают! — помахал рукой Реван.

Все медленно повернулись к нему, а после продолжили играть.

— Слышь, Эрсо, по-братски одолжи нам своей медовухи. Очень уж Вейдер её нахваливал!

Эрсо от счастья подарил сразу десять банок. Довольный Реван отправился на Такодану за экзотическими напитками, но бар там оказался полностью разрушен.

«Ладно… Интересно, а на Эч-то Нокс ещё держит ликероводочный завод?» — подумал ситх, отправляясь в давно забытое им место…


*

— Ну и где он? — недовольно спросила Бастила и толкнула в бок Ксанатоса. Тот перевернулся на другой бок и продолжил храпеть.

— Может, пошёл Нихилуса искать? — предположила Асока, скрывая румянец на щеках.

— Что, и тебе Нихи понадобился? — подмигнула Митра, едва не захохотав.

Асока поджала губы и отвернулась.

Вдруг мимо них троих пробежала до ужаса… странная Эйтрис. Она порхала по бару, словно балерина, и напевала неизвестную песню.

— Что это с ней? — не поняла Тано.

— Похоже, нашла своего джедая на белом спидере, — усмехнулась Митра. — Кто бы это ни был, я ему сочувствую.

— Да… Беляш его затискает до смерти, — добавила Басти.

Через несколько секунд танцующая Эйтрис выпорхнула с пирогом, аппетитно пахнущим черешней.

— А ещё я сочувствую его фигуре, — уже серьёзно произнесла Митра и вдруг оказалась в кольце чьих-то рук.

— Зато наконец-то перестанет нудеть, — весело произнёс Энакин, обнимая Сурик. — А где Рева?

Вдруг на барной стойке появился Бэйн с плюшевым ранкором в одной руке и громкоговорителем в другой.

— Народ! Реван достал нам ящики алкоголя! — проорал он.

Спустя несколько минут бар уже был полон адептами Силы. А вслед за ними появился и сам Реван. Поставив ящик с виски на барную стойку и ударив молнией лезущего туда Сайфо Диаса, он тяжело вздохнул, сделал глоток из бутылки с пивом и только потом заговорил.

— Скайуокер, ты давно своих родственников на той стороне навещал?

— Да на кой-чёрт? — усмехнулся Энакин. — Все равно рано или поздно на этой стороне встретимся. Галактике и так трындец наступил! А что?

— Да так…

Спустя секунду из облака дыма возник старик в старой джедайской робе. С закрытыми глазами он безумно хохотал и чуть не падал от распирающего его смеха.

— Вот придурки! «Я тебя убью! Я тебя люблю!» Ну не придурки ли? Все, сучары, кончилась халява, я отправляюсь в отпуск!

— Сына, ты не охренел? — малость офигел Вейдер.

Вдруг старик повернулся и закричал от ужаса. Потом повернулся к Нихилусу и стал кричать ещё громче. Владыка Голода за компанию принялся визжать, да так, что перешёл на ультразвук и едва не убил их всех ещё по разу.

Когда все стихло, Нихилус хорошенько встряхнул новоприбывшего адепта, заставив его мгновенно помолодеть лет на тридцать.

— Ну рассказывай, — скрестили руки на груди Энакин.

Люк огляделся по сторонам и понял, что бежать ему некуда.

— Да я это… того…

— Да мы тут все «того», — усмехнулся Реван, похлопав младшего Скайуокера по плечу. — Добро пожаловать в бар Призраков Силы, малец.

Последнее слово он произнёс с особым значением, от чего Люк поморщился.

— Я в аду, да? Я был плохим джедаем и меня отправили к ситхам?

Какого же было его удивление, когда вперёд выскочил Оби-Ван в обнимку с Императором, распевая какую-то старую песню.

— О! Люк! — улыбнулся Кеноби. — Что-то быстро ты, хотя дольше своего папаши продержался!

— А вот и юный Скайуокер, — захихикал Сидиус. — Пойдём с нами петь!

— Или пить? — уточнил Кеноби.

— И петь, и пить! — довольно произнёс Реван и хотел уже было объявить начало пьянки, как тут…

— Кто на этот раз ласты скеил? — недовольно пробурчала Бастила, выбираясь вперёд, и вдруг замерла, глядя на Люка.

Реван присмотрелся, помахал рукой перед лицом бывшей и, не дождавшись никакой реакции, снял маску и счастливо улыбнулся.

— Сила… Неужели она наконец-то померла?!

— Не дождешься, ублюдок, — вышла из оцепенения Бастила.

— Рано обрадовался… — грустно выдохнул ситх, надевая маску.

Бастила мило улыбнулась, накручивая волосы на палец, и протянула Люку руку.

— Бастила.

— Люк, — улыбнулся джедай, — Очень приятно, миледи.

Вейдер присвистнул.

— Быстро ты стрелки перевёл, сына. Весь в меня, — гордо произнёс он.

Реван забрался на стул, взял бутылку с виски, оглядел всех присутствующих и провозгласил:

— Да начнётся великая пьянка!

И понеслась…

Комментарий к Узы по крови – узы по дури, или С миру по нотке, со всех по бутылке Не прошло и ста лет... Да простят меня оба Воплощения Силы за сие нечто.

Да пребудет с вами Сила!

====== День великого раскола, или Вечно молодые – вечно пьяные ======

Реван перевернул песочные часы и опустил голову на руки, наблюдая, как песчинки падают на дно.

«Совсем скоро», — подумал ситх.

В помещении появилась счастливая Эйтрис и весело ускакала на кухню. Следом за ней явилась красная, как задница Мола, Митра и яростно прошипела:

— Какого ситха эта белобрысая лохудра выходит замуж раньше меня?! Энакин!

Она исчезла, а на её месте возникла Бастила.

— Кто замуж собрался? Не раньше меня!

Через пять секунд со своего облака свалился Нихилус и тупо уставился на Ревана.

— «А вот *** вам, а не свадьба! После меня и Асоки!»

— Я не выйду за тебя, придурок! — резко высунулась из-за барной стойки тогрута, чем напугала Ревана.

— «Мечтай и дальше, детка!» — самодовольно заявил Нихилус и исчез.

Вслед за Асокой из-за барной стойки робко выглянули… Скайуокеры, Энакин и Люк.

— Я слишком молод, чтобы жениться, — проскулил Люк.

— А Бастила слишком стара, — кивнул Энакин. — Я думал, ты не такой идиот, чтобы закрутить с ней роман.

Реван поднялся на ноги и укоризненно посмотрел на Вейдера.

— Ну спасибо, блин!

— И вообще, она же старше тебя на четыре тысячи лет! — продолжил Энакин.

— А тебя с Митрой это, значит, вообще не смутило? — воскликнул Люк, за что получил сразу три подзатыльника: два обычных от отца и Асоки и один силовой от Ревана.

— Не спорь с отцом.

— То-то я смотрю, как ты со своими тремя споришь, — не удержался от едкого замечания Реван, снова переворачивая часы.

— Четремя, — поправил Вейдер. — И что ты все часы крутишь?

— Думаешь, Митра и Бастила впервые о свадьбе объявляют? Твоя благоверная успела уже раз десять до тебя объявить о свадьбе с Нихилусом, а Басти эдак миллион о разводе со мной. И исход всегда один.

— И какой же? — поинтересовался Люк, с настороженностью относясь к бывшему своей девушки.

Реван поднял указательный палец, призывая всех замолчать. Через секунду после того, как упала последняя песчинка, в баре в обнимку появились пьяные в дрова Митра и Бастила, с трудом передвигая ноги.

— Где там мой… Ик!.. Бухалтер? — кое-как выговорила Митра и глупо засмеялась.

— Может, бухгалтер? — осторожно поинтересовалась Асока, избегавшая таких пьянок.

— В том-то и прикол… Ик!.. Что бухалтер… Ик!.. От слова «бухать»!

На этот раз захохотала Бастила и чуть не упала. Обе женщины посмотрели друг на друга, глупо улыбнулись и в один голос затянули песню.

— Бухалтер, милый мой бухалтер!

— Когда они так напиться успели? — в шоке проговорил Люк. Глаз его начал дергаться.

— Добро пожаловать в загробный мир Силы, сынок, — усмехнулся Энакин и вместе с Реваном поспешил усмирить раскричавшихся девушек.

Митра с радостью полезла на руки Избранного и позволила унести её «хоть на край света, хоть в спальню». В чью — не уточнила.

С Бастилой было куда сложнее. От Ревана она отвыкла, к Люку ещё не привыкла, поэтому на помощь пришла Эйтрис. Она быстро увела джедайку и, довольная, вернулась.

— Все равно я первая замуж выйду.

— Прости, Беляш, тебя с этим уже Квай-Гон и Тала опередили, — фыркнул Реван. — Да и за кого ты выйдешь? Не за Силу же!

— Ах ты… — покраснела от злости девушка. — Ах ты так… А вот я приведу его! Восьмого марта!

— А что, он только восьмого марта будет доступен? — расхохотался ситх. — Любовник по вызову?

— С Кореллии! — добавил Энакин и согнулся пополам от смеха.

Эйтрис едва не задохнулась от возмущения.

— Он настоящий!.. Вот увидите!

Джедайка исчезла, едва скрывая слёзы. Реван перестал смеяться, посмотрел на календарь и вдруг замер, схватившись за голову.

— Йодину ж мать! Сегодня же день раскола!

В баре появился Бэйн в халате и мягких тапочках. В руках он держал чашку чая.

— Что за кипиш? — вяло спросил он.

— Сегодня. День. Раскола!

Реван побежал куда-то и по пути исчез.

Бэйн сначала просто кивнул, отпил немного чая, а потом до него резко дошёл смысл сказанного. Он вылупил глаза, бросил чашку и побежал к календарю.

— Трындец!

Он исчез. Люк удивленно посмотрел на отца и Асоку. Выражение лиц у обоих было одинаковое — офигевшее.

— Что за день раскола? — спросила Тано.

Энакин пожал плечами.

Тут вдруг появился Реван… с ведром на голове и тазиком и поварешкой в руках.

— Никого тут странного не было? — спросил он и, крадучись, направился к дивану.

— Да ну что ты, — махнул рукой Вейдер, усмехнувшись.

Реван спрятался за диваном. Благодаря не очень большому росту он смог с лёгкостью спрятаться в узком проёме. Разве что ведро торчало.

— Так что за день раскола? — повторила вопрос Асока.

— День, когда грань между двумя измерениями становиться особенно тонкой и на пару часов разрывается, — ответил Реван, не вылезая из своего укрытия.

— И что это за измерения? — поинтересовался Люк.

Ситх высунулся из-за дивана.

— Наш бар и рай политиков! — прошипел он.

Вдруг в воздухе возникла яркая трещина, из которой вывалилось нечто-то ли в плаще, то ли в мешке.

— Вали в свой наркопритон, сукин сын! — заорал Реван и бросился на незванного гостя, но поскользнулся на пролитом чае.

Ситх завыл от боли, когда осколки от кружки впились в… кхм, одно место.

— Во имя великого Ревана! — закричал Бэйн, размахивая битой Дарта Нигана.

Реван кое-как поднялся. Бэйн не рассчитал и сам поскользнулся на пролитом чае. Обмотанная колючей проволокой бита выпала из рук, ситх случайно задел Ревана, из-за чего тот упал… прямо на биту. А сверху свалился двухметровый Бэйн.

На то обилие матов, которое прозвучало из уст относительно спокойного (в отличие от других личностей) ситха, явился Нихилус. Вот только до орущего Ревана ему не было никакого дела. Он смотрел на странное чудо в плаще и постепенно исчезающую трещину.

— «О! Вишня вернулся!»

Нечто скинуло плащ и оказалось Вишейтом.

Реван кое-как спихнул с себя тяжеленного Бэйн и, завывая, перевернулся на живот.

— Вы даже не представляете, что я видел, — с дрожью в голосе произнёс бывший император ситхов. — Я видел все…


*

Вишейта многие недолюбливали. Во многом потому, что он никогда не возвращал карточные долги, — все ждал, пока Нихилус вернет ему свой долг, но тот смог отыграться. После его изгнания никто особо не злился (кроме него самого, конечно). Но стоило ему вернуться назад…

— Ребят, каюсь, я во многом был не прав, — честно признал Вишейт. — Да, я задолжал вам всем денег и готов хоть сейчас все вернуть. Так же я знаю, что у вас появился новый Совет, но, — говорю во всеуслышание! — я не претендую на место в нем. Хочу лишь высказать своё одобрение. Только прошу, не отправляйте меня назад! — под конец он чуть ли не плакал.

Почти единогласно его простили. Не хватало лишь голосов в стельку пьяных Митры и Бастилы и оскорблённой до глубины своей белой души Эйтрис.

— Присядешь? — с усмешкой спросил Энакин у Ревана, что снова скрыл лицо под маской.

— Мне и стоя хорошо, — недовольно пробурчал Реван и усмехнулся, когда песчинки в песочных часах упали на дно. — А я бы на твоём месте молился — твоя дочь только что умерла.

Вейдер вылупил глаза, упал на колени и реально начал молиться.

— Я был прилежным джедаем и, видит Сила, пытался быть хорошим мужем, будь моя жена хоть немного адекватнее. Но Лея ведь не лучше! Сила, умоляю, любое твоё воплощение, мне без разницы, не отправляй её сюда!

Реван тактично кашлянул. Энакин обернулся и обомлел. Рядом с ситхом стояла Лея в том пресловутом белом платье и барашками из волос.

— Не любит тебя Сила, — высказала общую мысль Асока.

— Или любит слишком сильно, — усмехнулся Оби-Ван.

Лея спокойно смотрела на окружающих и по-доброму улыбалась. Вейдеру аж не по себе стало.

— А здесь все не так, — миролюбиво произнесла она. — Не так, как говорила мама.

— Ты… Ты видела… — не договорил Энакин.

Лея грустно улыбнулась.

— Она милая, только уж слишком нервная.

— Это ещё мягко сказано, — фыркнул Палпатин, вспоминая, как эта чокнутая сенаторша чуть не повыдирала ему волосы, пока её отправляли в её рай политический.

— А потом я оказалась здесь, — улыбнулась Лея. — Тут так… хорошо.

Вдруг в баре появился Траун в своём обычном положении аля актёр драматического спектакля.

— О времена, о нравы! — громко протянул он.

После этого в баре появилась позеленевшая Митра.

— Прошу вас, дайте мне отравы! — взвыла она.

— А вот и твоя будущая мама, Лея, — решил раскрыть все карты Реван.

Энакин зашипел от злости; глаза пожелтели.

— Хорошая, — мечтательно протянула девушка. — Супруга папы не может быть плохой. Ведь это его выбор. И я готова её принять.

Вейдер на ватных ногах дополз до Люка.

— Что с ней? — прохрипел ситх.

— Врачи сказали, что это послеродовой шок, — вздохнул его сын. — Она давно такая, расслабься.

— А… ничего, что я пытал тебя? — попытал удачу Энакин.

— Значит, было за что, — грустно вздохнула Лея, опуская голову на плечо Ревана. Тот от счастья осел на стул и вдруг поднялся с громким криком. Все-таки, знал Дарт Ниган, какое оружие изобретал!

— Ну что, Орден бухалтеров, — ситх поднял бутылку с виски. — У нас тут сразу четыре события…

— На Кореллии Орден бухалтеров! — крикнул Йода.

— Так все-таки был там! — победоносно крикнул Палпатин.

Уши Йоды покраснели.

— Ладно, тогда три события, — поправил Реван. — Из политического ада вернулся Вишейт!

Ситх скромно поклонился.

— Далее, в нашем обществе наконец-то появилась первая адекватная дама — Лея Скайуокер!

Девушка помахала всем рукой и мило улыбнулась. Все мужчины блаженно вздохнули. Реван исподтишка показал им кулак.

— Ну и, под конец, у нашего обожаемого бара появился девиз: «Вечно молодые — вечно пьяные»!

— Тогда две новости, — отозвался Бэйн.

— Это почему? — развязно спросил Плэгас.

— Да потому что это девиз всего загробного мира!

Это и стало следующим тостом.

Люк стоял и молча смотрел в стакан с виски. Энакин заметил его за этим занятием.

— Сына, ты чего?

— Не знаю, что у вас тут за выпивка, но я из-за неё Трауна вижу! — младший Скайуокер нервно усмехнулся. — Но это ведь невозможно, да?

Вейдер усмехнулся.

— Знаешь, у Силы специфическое чувство юмора, — и уже тише добавил: — И свои секреты…

Он посмотрел в сторону, где от бара медленно удалялась тень в пальто и кепке, а в полумраке сверкнули небесным светом два глаза.

Комментарий к День великого раскола, или Вечно молодые – вечно пьяные Дио Брандо, 8 марта на тебе, уж извини)

За Лею не бейте (хотя можете побить, я все стерплю). За основу её нового образа взяла Луну Лавгуд. Чем не вариант?

А вот теперь самое интересное... Голосование за лучшую пару! Энакин/Митра, Нихилус/Асока, Люк/Бастила, ну и другие, какие придут вам в голову. (Лея одна, найдите ей суженного)

Да пребудет с вами Сила!

====== Жестокая шутка Силы, или Кореллия 3000 ======

По традиции, после длительной пьянки самым первым из мира иллюзий в мир мёртвых возвращался Реван. В этот день традиция была нарушена. Первым очнулся Энакин. Просто так сошлись обстоятельства. Сразу три: слонячий храп Митры, спокойный голос четвёртого по счёту папы (того, который самый что ни на есть настоящий и адекватный) и ненавязчивый пинок под зад от одной пакостницы, что пожелала остаться неизвестной и шустро испарилась. Хотя Вейдер и знал, что волшебный пендель ему подарила Младшая Сила, наезжать на неё не было никакого желания. Что-то там вчера её не на шутку взбесило…

В первую очередь Энакин разбудил спящего на столе в обнимку с миской салата, до краев залитого виски, Ревана. Поднялся он почти сразу, оглядел бар непонимающим взором (маску он где-то посеял) и ударил кулаком по столу. Снизу послышался громкий храп.

— О… Бородач под столом, — определил ситх, — Значит, праздник удался.

Вейдер оглядывал нанесенный бару ущерб и с трудом сдерживал смех. Ситхи и джедаи призрачного бара явно подружились с кореллианцами. По крайней мере, Нихилуса они все дружно завалили своим тряпьем и уснули в окружении бутылок.

— Да, было весело! — усмехнулся Избранный. — Как думаешь, Рева?

— Ах ты скотина толстозадая! — воскликнул ситх.

Энакин в недоумении обернулся и застал Ревана в довольно нескромном положении. Тот свесился со стола, сверкая пятой точкой. Через мгновение он вернулся в нормальное положение.

— Эта рыжая морда подушку перед пьянкой притащила! — возмущался Реван. — И чего я не сообразил так… Знаешь, я вчера столько выпил, что нифига не помню. После первой уже такие глюки пошли, что твоя женушка ещё цветочком покажется, — Реван поудобнее перехватил миску салата, нюхнул её и… сделал глоток странной смеси. — Прикинь, мне приснилось, что Беляш за Силу замуж вышла! А эта Сила ещё и твой отец! А ещё его зовут Алексей!

Ну вот и как теперь сказать ему, что все это происходило в реальности?

— А ещё мелочь какая-то втирала мне что-то про казино… Ох, задрала!

А вот тут Избранный насторожился.

— И что же она рассказала тебе про казино?

— Да что-что… Казино строит! Ну я ей: «Совсем ку-ку, что ли? У нас тут каждую среду казино, пятницу — гонки, субботу — бордель, а во все остальное свободное время — пьянка!» Так она какой-то зубочисткой махала, угрожала мне тут…

— А ты? Что дальше-то было?

Реван обнял миску и опустил голову.

— Да в том-то и прикол, что дальше я ничего не помню!

Он взял ложку и принялся доедать свой салат, политый вискарем, да с таким удовольствием, что Энакин начал ему завидовать. Вот только через секунду от зависти Энакина и удовольствия Ревана не осталось ни следа.

Ситх замер, отложил в сторону салатницу и спрыгнул со стола.

— Я прибью Бэйна за его… колбасу… — едва сдерживая рвотный позыв, Реван закрыл рот рукой и побежал.

Вейдер лишь посочувствовал. И в тайне похохотал. А после понюхал нарезанную колбасу и тут же закрыл нос рукой.

— Да эту колбасу, походу, вместе с Гитани хоронили… Если не с Андедду.

Что удивительно, адепты постепенно начали просыпаться. Сначала ситхи, как самые закаленные алкаши или же, выражаясь кореллианским жаргоном, бухалтера. Слегка помятые, но вполне себе живые. Вслед за ними стали пробуждаться разбитые в хлам джедаи. При жизни-то не пили, вот и нет у них ситской закалки! Последними проснулись кореллианцы… Они словно бы вообще не пили. Бодренькие, здоровенькие, аж противно.

— Ну что, продолжаем? — весело спросил кореллианец Сэм по прозвищу Лосяра. — У нас тут ещё бутыле…

Договорить ему не дал мощный подзатыльник от милой с виду девушки.

— Я тебе дам «продолжаем»! Своих споил, так теперь на ревановских перекинулся? Фиг тебе! Домой собираемся!

Абсолютно все завыли.

— Ну, дорогая… — застонал Сэм.

— Домой, — настойчиво повторила Руби.

— Нет, — неожиданно громко сказал кореллианец и поднялся на ноги. Спорить с женой он, конечно, не хотел, но и уходить трезвым как-то не комильфо. — Не по-нашему это, молча уходить.

Вдруг появился Реван с позеленевшим лицом и с ведром в руках.

— Бэйн, чтоб ты сдох… — прохрипел призрак, склоняясь над ведром.

— Так ведь салат из свежей колбасы делали! — заметил Ксанатос, выпившый совсем немного.

«Ну Младшая даёт…» — подумал Энакин. Красочно все-таки правительница загробного мира отомстила.

Тут же вдруг возникла Лея в своём обычном состоянии милой, но слегка безумной девушки. Она медленно подошла к Ревану, погладила его по волосам и поцеловала в щеку.

У Энакина от такого глаза на лоб полезли.

— Это была чудесная ночь, Реван, — томно произнесла принцесса.

Услышанное настолько шокировало Вейдера, что тот даже рот открыл.

Лея же «поплыла» дальше — к восставшему из-за дивана Бэйна. Погладила его плечо, ибо до лысины не дотягивалась и все тем же голосом произнесла:

— Ты был хорош, Бэйн…

Энакин чувствовал, что от инфаркта его спасает лишь одно — он уже мёртв.

Когда же из-под стола выполз Траун…

Лея бегом бросилась к нему в объятия, оставила лёгкий поцелуй на губах и, запустив руку в его волосы, протянула:

— Такой страстной ночи у меня никогда не было…

Все. Смерть от инфаркта не спасла.

Избранный картинно схватился за сердце и упал в обморок. Да с таким грохотом, что из кучи тряпок высунулась голова Нихилуса, а рядом с ним… Асоки.

Тогрута огляделась по сторонам, увидела рядом с собой Нихилуса и завизжала. Схватив первое, что попало под руку, она убежала.

— «Э! А ну плащ мой верни!» — заорал ситх.

— Вот видишь, дорогая, куда уходить, — попытался вразумить супругу Сэм. — Тем более, что мы с Нихи уже это… того…

— Да знаю, что вы того! — Руби покрутила пальцем у виска.

— Народ, у нас тут Вейдер сейчас второй раз помрет! — крикнул Бэйн, оглядывая лежащее на полу тело. — И на этот раз, кажется, окончательно!

Бригада скорой помощи в лице трёх папаш и Митры тут же явилась на общий зов.

— Милый, не умирай! — завыла Сурик.

И тут же рядом появился тот самый «Алексей», названный своей женой «Дином», а на деле являющийся Старшим воплощением Силы.

— Сына, между ними ничего не было! — успокоил его шатен, слабо улыбнулся и исчез.

Реван смотрел на происходящее с офигевшим лицом. Заглянул в ведро, а после и на стоящий одиноко на столе салат…

— Усе… Больше не жру… — и снова пошёл опустошать желудок.

Избранного привели в чувство, Трауну дали пендель, чтобы даже не думал о Лее, а джедаев послали… Далеко, в общем, их послали.

— Ну-с, нам пора, — виновато улыбнулся Сэм. — На Кореллии всегда рады. Да, ребята?

Кореллинцы довольно загудели и дружной толпой пошли через весь бар.

— Уходим! Уходим! Уходим!

Наступят времена почище,

Бьется родная, со мной улетая…

Кореллия три тыщи!!!

Именно с этой песней они и исчезли.

— А почему «три тыщи»? — невнятно спросил Плэгас.

— Так их, кореллианских джедаев, всего три тысячи на всю галактику, — вздохнул Траун, тихо напевая под нос их песню.

Оставалось теперь разгрести весь этот срач.

Но это уже не наши проблемы.

Комментарий к Жестокая шутка Силы, или Кореллия 3000 Всех дам с прошедшим праздником! Пусть радость и смех никогда не покидают вас!

Лея все ещё свободна. Ищем пару?)

Да пребудет с вами Сила!

====== Матерые захватчики, или Не ходите, дети, храмы ситхов разрушать! ======

— Мир без тебя мне не мил,

И водка уже не вкусна.

Где же ты, соловейка моя?

Где стервятник тебя закопал?

Реван сидел с гитарой на диване и завывал сочиненные им песни. За барной стойкой стояли Энакин, Люк, Асока и Бастила. Страдающий вид главы наркопритона их совершенно не радовал.

— Бедняга, — покачал головой Вейдер. — Аж стихи разучился писать.

— Да он и раньше не умел, — повела плечами Бастила.

— Да? Ну тогда все нормально.

— Соловейка моя, потерял я тебя, — продолжал выть Реван. — Разлучил нас стервятник старой.

И зачем целовала ледышку,

Не пойму я тебя все никак.

— Знаете, я уже подумываю на Кореллию свалить, — честно признался Люк. — Там хотя бы не скучно.

— И по мордам они получают чаще, — добавил Энакин, выразительно взглянув на сына.

— То-то ты к ним каждые выходные наведываешься, — фыркнула Асока.

— И за что же стервятник меня невзлюбил?

Я красавчик — любой подтвердит.

Оставляй ты ледышку, соловейка моя.

Я тебе покажу мёртвых мир!

Реван сыграл один единственный аккорд и упал на подушку, тяжело вздохнув.

— Ну и что за бред он только что спел? — поморщилась Бастила.

— Да тут все просто, — махнула рукой Асока. — Соловейка — это Лея, ледышка — Траун, стервятник — Энакин…

— А чего это я стервятник?! — воскликнул Вейдер, глаза которого вмиг пожелтели.

Реван перевернулся на бок. Маска слетела с лица и со звоном ударилась об пол.

— Со стервой повелся — стервятником стал, — грустно вздохнул ситх.

— О моей дочери даже не мечтай! — прошипел Скайуокер-старший, исчезая с эффектом взмаха крыльев на манер отца.

Люк покачал головой, обнял Бастилу за талию, и оба исчезли. Асока закатила глаза, скрестив руки на груди.

— Ведешь себя как озабоченный подросток, — фыркнула тогрута, меняя повседневный наряд на чёрную ситскую робу.

— Куда ты? — слабым голосом спросил Реван.

Тано остановилась, прежде чем исчезнуть.

— На Корусант. Там Нокс и Найрисс организуют налет на Джоли Биндо и Джухани. Пойду поддержать их.

Реван кивнул, а потом вдруг подскочил на ноги, да так, что чуть не упал.

— Нокс и Найрисс? Налет? Без меня?! Ну нет! Если уж и будет махач, то я должен присутствовать! Нихилус! Тащи сюда свою тощую задницу! Будем корусантских мочить!!!


*

Мало кто знает, что на Корусанте живут форсъюзеры-одиночки, не вступившие ни в одну из фракций, коих на данный момент было три: загробный орден призраков Силы, казачий орден Кореллии и орден ситхов-ремонтеров. Одиночкам жилось тяжелее и скучнее всего. В ордены они вступали по нескольким причинам: во-первых, разругались с Реваном, во-вторых, не входили в число элитных ситхов, в-третьих, родились не на Кореллии. Были, правда, среди одиночек парочки, решившие коротать вечность вместе, как, например, Нокс и Найрисс, открывшие после смерти ликероводочный завод сначала на Эч-то, а после и на Дантуине. И решили они вспомнить счастливое прошлое и подраться с кем-нибудь постарше. И пал их выбор на отшельника Джоли Биндо и депрессивную Джухани.

Встретились они ровно в полдень на одном из заброшенных заводов. Свидетелями махача были Асока и Ксанатос.

— Ещё что-нибудь скажешь, старик? — спрятав руки в карманы штанов, нагло спросил Нокс. — Э? Подруженция твоя что-нибудь добавит?

— Водка в тыкву ударила, что ли? — пропищала Найрисс противным голосом. — Ближе к делу, трепло. Нападаем на здание Сената с тылу. По шахте в главный зал, а оттуда — кто куда.

— Вот кому точно водка в тыкву ударила, — фыркнул Биндо, почесывая бороду.

Ксанатос и Асока отошли в сторону, тихо перешептываясь.

— Слушай, а если они реально Сенат захватят? — с беспокойством спросил тёмный джедай.

— Они уже год его захватывают, — закатила глаза Асока. — Сначала болтают об этом, а потом…

— Идём уже! — решительно заявила Джухани. — Достали эти политики!

— Да! — поддержали её ситхи.

Асока застыла с открытым ртом.

— Вы же это не серьёзно…

Вдруг на небе сгустились тучи, сверкнули молнии.

Все адепты активировали свои мечи и встали в боевые стойки. Послышались раскаты грома. В пол ударила молния. В сгустившейся туче звучал чей-то крик, который с каждой секундой становился все слышнее. Через пять секунд из тучи вывалися человек и упал на пол лицом вниз. Рядом через мгновение появился Нихилус с битой Дарта Нигана.

— «Ну и где эти деби… Твою мать, Найрисс?!»

Леди-ситх криво улыбнулась.

— Нихилус. Давненько не виделись.

Владыка Голода замер, а через секунду бросил биту и с криками исчез.

Реван поднял голову и прокричал в пустоту:

— Трухло!

Нокс и Найрисс переглянулись и противно рассмеялись.

— Так и знал, что этот придурок на большее не способен, — гадко усмехнулся ситх.

— Говорят, его орден разваливается, — добавила Найрисс. — Неудивительно. От него даже жена сбежала к какому-то малолетке.

— Это неправда, — вмешался Ксанатос. — Все знают, что она стерва!

— Даже в этом он неудачник, — фыркнул ситхи.

Реван поднялся на ноги, гордо вскинул голову и… побежал прочь.

— Ты что, сбегаешь?! — закричала Асока.

— Сбегают трусы, а я героически отступаю! — проорал Реван и спрыгнул с платформы.

Через несколько секунд над ней взлетел корабль, на котором стоял глава загробного ордена собственной персоной, а рядом с ним стояли Бэйн и Экзар. В ногах у трёх ситхов сидел здоровый рыжий кот. Все трое стояли в пафосных позах, плащи развевались на ветру, на фоне играла песня «Eye of the tiger»…

— Вы долго там стоять будете?! — прозвучало из кабины пилота. — Мне эту рухлядь ещё назад возвращать!

«Пассажиры» корабля спрыгнули на платформу и медленно зашагали вперёд. Нокс и Найрисс переглянулись и побежали, но там их ждал один мохнатый шестиглазый сюрприз. Исаламири. Хрюня открыла рот и вывалила язык набок, весело завиляв хвостов. Ситхи в ужасе закричали и хотели было убежать в сторону, но там стояли джедаи. Они подались в другую сторону и чуть не умерли заново. В воздухе возник разъярённый Рагнос. Всюду ощущалась давящая аура тьмы. Нокс закатил глаза и вдруг упал в обморок. Рагнос не обратил на это внимание.

— Это зашло слишком далеко! Совсем эти дебилы ополоумели после смерти!

— Что на этот раз? — скрестил руки на груди Экзар.

— Какой-то мудозвон построил стену вокруг долины Тёмных Лордов! — всплеснул руками ситх. — Так это дурачье кореллианское бегом побежало её ломать! Я этому дегенерату сказал, чтобы он не строил стену вокруг моего храма! А он что?

— Что? — спросил Ксанатос, подходя ближе.

— Этот китаец вообще конченный! Говорит на ломаном общегале — и все. Так он взял и построил вокруг моего храма отдельную стену! А потом возвел ещё одну вокруг всей долины!

Реван заржал в голос, но тут же замолчал. Все-таки лучше Рагноса не злить, пока он рога не отрастил.

— В чем проблема, Марка? Дай мне пять минут и этот ржавый драндулет — и стены как не бывало!

С этими словами он ударил кулаком по крылу корабля, которое тут же отвалилось и исчезло в пропасти.

— И этого ржавого драндулета заодно, — фыркнула Асока.

Из кабины пилота высунулся мужчина с белыми волосами до плеч.

— Слышь, ржавый, я на это не подписывался! Мне этот драндулет не бесплатно достался!

Реван раздраженно зашипел.

— Алтис, не беси меня, а то следующей остановкой кореллианцев будет Беспин. Ты знаешь, как они любят все крушить.

Джедай вздохнул, выбрался из кабины пилота и протянул Ревану пульт от игровой приставки.

— Шантажист, — выдохнул Джинн и исчез.

— Лузер, — фыркнул ситх, перебирая кнопки на пульте. Корабль двигался то вверх, то вниз, то в стороны. — Ну все, ситхов архитектор, строй стену покрепче, ибо я иду!


*

— Почему мы должны идти пешком? — ныла Найрисс, которую тащила Асока. — Я каблук сломала!

— Ну да, мозги ты сломала ещё при жизни, — буркнул Реван, шагая впереди всех с игровым пультом в руках и ржавым кораблем над головой.

— А этого обморочного зачем тащим? — промычал Ксанатос, неся на плечах Нокса.

Реван обернулся и повёл плечами.

— А чем мы, по-твоему, собак кормить будем? Твоими волосами? — и продолжил шагать дальше.

— К-к-каких с-с-собак? — заикаясь, спросил Ксанатос, едва не уронив Нокса.

— Да был у нас там один дебил, — не оборачиваясь, ответил Реван. — Лудо Кресш. Все боялся, что его храм ограбят, и завёл собак.

— И?

— Что «и»? Ограбили! Половина грабителей пошли на корм собакам, а остальные успели стырить оттуда его золотые сережки. А ведь говорили ему: «Все барахло прятать в гробу». Нет же, этот дебил положил все на стол!

— Думаешь, им Нокса хватит? — с сомнением спросил Бэйн.

— Хватит! Он столько пьёт, что у него вместо крови по венам бухло течёт! А если не хватит, мы ему Ксеню отдадим.

Ксанатос от такого заявления споткнулся и шмякнулся в песок.

— Не губите! — завыл он.

— Да расслабься. Чтобы умереть второй раз, нужно быть редкостным везунчиком.

— Или Вейдером, — добавил Экзар и поравнялся с Реваном. — Слушай, ты Грауша не боишься встретить?

— Этого придурка? — усмехнулся Реван. — Да он, вероятно, уже давно в пыль превратился!

Наконец они вышли на небольшое возвышение, откуда открывался вид на долину Тёмных Лордов, окруженную высокой каменной стеной.

— Очешуеть… — выдохнул Реван. — Может, Момина позовем? У него, похоже, конкурент появился.

С той стороны кто-то кричал что-то на непонятном языке. Вот только что — не слышно.

— Реван, прежде чем ты это сделаешь, я хочу знать, откуда ты знаешь Джинна Алтиса? — остановит ситха Экзар.

— Да я всех корусантских знаю, — махнул рукой Реван и принялся нажимать кнопки на пульте. — Этот корыто в воздух поднимет, а в карты играть так и не научился.

Корабль завис недалеко от стены. Крики с той стороны стали громче.

— Не боись, служивый, освободим! — крикнул Реван и направил корабль в стену.

— Да не так! — закричал Экзар и схватился за пульт.

— Не лезь!

— Да вы в своём уме?! — заорала Асока, бросила Найрисс, подбежала к ситхам и потащила пульт на себя.

— Брысь, морковка!!! — в один голос проорали Кун и Реван.

Корабль летал из стороны в сторону, а потом вдруг резко полетел вперёд и врезался в стену, но останавливаться не собирался. Он летел дальше, разрушил ещё одну стену сразу в двух местах и врезался в храм. На какое-то время воцарилась тишина, а потом храм вдруг начал рушиться. Через несколько секунд на его месте остались лишь развалины.

Реван был в таком шоке, что с его лица упала маска. Асока и Экзар стояли с открытыми ртами. Впрочем, как и остальные.

Минут через десять облако пыли стало рассеиваться. В нем были видны темные силуэты. Один из них парил в воздухе.

— Сразу видно — Момин строил, — отошёл от шока Реван, с помощью Силы возвращая маску на лицо.

Пыль окончательно рассеялась. Там, возле разрушенного храма, стояли измазанные в белой краске Андедду, Садоу и Рагнос, рядом с дергающимся глазом стоял Лудо Кресш, на сваленных камнях сидел Хакаграм Грауш, а над их головами парил Дарт Момин. Вид у них был, мягко говоря, сердитый.

— Ты же сказал, что Грауш уже давно в пыль превратился, — в ужасе прошептал Экзар.

— Я сказал — вероятно, — поправил Реван.

Андедду собрался с духом и неожиданно громко для своего возраста прокричал:

— Какой идиот это сделал?!

— Он! — налетчики принялись указывать друг на друга.

— Реван, ты покойник! — проревел Момин.

— Уже четыре тысячи лет как! — усмехнулся ситх. — Да ладно тебе, доктор Мом, на стройке помоек таких, как ты, с руками и ногами оторвут!

Призрак злобно зашипел и полетел прямо к разрушителем стен и нарушителям покоя.

— Эй, ты чего? — Реван сделал шаг назад и замахал руками. — Момин, фу! Момин, сидеть!

— Бежим? — с опаской спросила Асока.

— Великий Реван никогда не бежит, как трус! — заявил ситх и повернулся к тогруте. — Он отступает, как герой. Валим!!!

Неудачливые захватчики бросились бежать. Даже Нокс пришёл в себя, а Найрисс забыла про сломанный каблук. Вот только метров через пять Реван, бежавший последним, запутался в собственном плаще и упал. Никто этого не заметил. А вот догонявшие сзади Момин и Кресш схватили ситха за ноги и потащили его в долину Тёмных Лордов.

— Помогите!!! — кричал Реван до тех пор, пока перед ним не закрылись двери храма Рагноса, куда его и притащили разъярённые ситхи.

Продолжение следует...

====== Спасти рядового Ревана, или Казино «Sith elite» ======

Всей галактике было известно, что реваншисты (как называли членов известного ордена) были самыми нестандартными личностями. Закатили вечеринку — на следующий день о ней забыли, устроили пьянку — разнесли бар, сыграли с Силой в покер — перетащили к себе далёкого от Силы человека, решили погонять ситхов — в итоге убегают сами.

Вернулись захватчики-неудачники в бар с таким видом, словно пробежали целый марафон. В общем-то, так оно и было — от Коррибана до бара путь неблизкий. Ксанатос вернулся за барную стойку и шмякнулся в проеме. Асока в обнимку с Найрисс свалилась на диван. У них в ногах примостился Нокс. Бэйн и Экзар принялись баррикадировать двери, что само по себе не имело смысла, поскольку призраки дверями не пользовались.

— Ну и чья это была идея переться туда?! — возмущался Экзар, сдвигая столы, а затем плюнул на это и сел на стул.

— Вообще, Рагноса, — выдохнула Асока. — Но повёл нас туда Реван. Ну и чего ты добился?

Ответом ей была тишина. Все начали оглядываться вокруг в поисках гранд-магистра загробного ордена. Лишь минут через десять до них дошло, что Ревана здесь нет.

— Может, он по дороге потерялся? — предположил Нокс.

— Он бежал позади меня, — начала вспоминать тогрута и вдруг ахнула от ужаса. — Я слышала сзади крики!

— Его схватили?! — воскликнул Бэйн, хватаясь за сердце. — Где моя валерьянка…

Экзар пнул Ксанатоса, чтобы он сбегал за валерьянкой. Когда Бэйн успокоился, начали обсуждать план спасения.

— Надо разрушить храм Рагноса! — заявил Ксеня, за что получил по шее.

— Совсем сдурел? — произнёс Кун. — Там шесть элитных ситхов!

В этот момент появился донельзя довольный Энакин.

— Что за шум, а Ревы нет? — он огляделся по сторонам. — Кстати, где он?

Ксанатос выполз из-за барной стойки и взвыл:

— В плену!

— У каких-то наркоманов! — добавил Нокс.

— А это что за дебилы? — спросил Вейдер у Бэйна, указывая на Нокса и Найрисс.

— Хозяева ликероводочного завода, — фыркнула Асока.

— Который кореллианцы грабанули? — уточнил Избранный.

— Что?! — подскочили Нокс и Найрисс.

— Он шутит, — закатила глаза Тано.

— Эх, если бы!.. — вздохнул Энакин и уселся на стул. — Так где там Реван? Мне тут одна особа по секрету поведала, что приготовила нашему лидеру подарочек.

— Он в плену у Рагноса, Андедду и Садоу, — вздрогнула Найрисс.

— А с ними Кресш, Грауш и Момин, — кисло добавил Экзар.

— Момин?! — Вейдер едва не свалился со стула.

— Вы знакомы? — подозрительно сощурился Бэйн, допив десятую бутылочку валерьянки.

— Да, — поморщился Скайуокер. — Он мне дворец на Мустафаре построил, а я его тактично послал куда-подальше…

— Тактично? — изогнула бровь Асока.

— Тактично, — кивнул Энакин с таким видом, словно усердно вспоминал встречу с древним ситхом. — Сначала послал, потом морду набил, потом опять послал…

— А в итоге?

— Да что в итоге? Сказал, что ни жизни у меня спокойной не будет, ни смерти. Так что спасайте Ревана без меня!

С этими словами Вейдер исчез. Асока тихо ругнулась. Спасти Ревана от шести матерых ситхов — нереально даже совместными силами ревашнистов и кореллианцев, которые даже во время своих рейдов на Коррибан старались не попадаться на глаза старичкам. Так что спасти гранд-магистра загробного ордена не представлялось возможным.

Вдруг посреди помещения возникло чёрное облако дыма, из которого вывалилась женщина и медленно вышел мужчина с тростью, оглядываясь по сторонам.

— А вот легендарный бар, — протянул он, усаживаясь на стул.

— А полы грязные, — фыркнула женщина и чихнула.

— Момент, — поднял руку Бэйн и заорал: — Ксеня! А ну иди полы помой!

Ксанатос поднялся и показал язык.

— Сам мой! Я не… — не успел он договорить, как в него прилетел стул.

— Мой полы, кому говорю! — громогласно произнёс Бэйн и осушил ещё бутылек валерьянки.

Гости переглянулись.

— Так вы Ревана спасать собираетесь? — спросила женщина.

— А вы кто? — нагло спросила Асока.

— Тавион, — ответил мужчина, указывая на спутницу. — Я Виталя. Нас Дин прислал помочь вам спасти Ревана.

— Кто прислал? — не понял Ксанатос.

— Красавчик-атаман? — ахнула Найрисс.

Виталя кивнул.

— Джейден пыталась выиграть свободу Ревана в покер и… проиграла.

— Позовем Силу? — предложил Бэйн. — Лучше неё в покер никто не играет.

— Да, Синя тому подтверждение, — с сарказмом произнёс Экзар.

На его лице отразилось озарение. Он переглянулся с создателем Правила Двух.

— Ты думаешь о том же?

— Оставим это на потом, — решил Бэйн, направился в кладовку и принёс оттуда старую книгу. — Давайте лучше Силу призовем.

Тавион посмотрела на невозмутимого, спокойную Асоку, равнодушного Экзара…

— Кого они собрались призвать? — переспросила женщина, подумав, что ослышалась.

— Силу. Точнее, её воплощение, — ответил её спутник.

Дальнейшее и вовсе повергло Аксмис в шок. Бэйн и Экзар собирали какие-то ингредиенты, и все бы ничего, если бы не… Кровь истинного ситха, шерсть исаламири, ус Люцифера (пожалуй, самое непонятное из всего), какой-то котепинокёр, пачка сигарет и кусок старой ткани.

— А вы точно Силу призвать собрались? — с опаской спросила Асока, когда Экзар зажег спичку и собрался кинуть её в дремучую смесь.

— Безусловно, — с видом знатока ответил Бэйн, достал круглые очки, надел их и открыл книгу.

Кун кинул спичку. Содержимое чаши, куда сложили все ингредиенты, загорелось. Бэйн же принялся читать заклинание призыва на каком-то непонятном языке. Под конец сего действа огонь в чаше стал синим, а после и вовсе пропал. Ждали минуту. Две. Пять. Десять. Ничего не происходило. Пока…

— Что за вонища? — поморщился Вейдер, зажав нос пальцами. — Вы что, Диаса сожгли?

— Они Силу призывали, — тихо сказала Тавион, завороженно глядя на чашу.

— Силу? — усмехнулся Энакин и захохотал. — Да кто ж её так призывает?

Он исчез и вернулся через минуту с шаурмой и колой в руках.

— Младшая! Я тебе поесть принёс! — прокричал Избранный, аккуратно раскладывая на столе еду.

Через пару секунд со звуковым эффектом взмаха крыльев в баре появилась девушка лет шестнадцати в чёрной кожаной куртке и неизменной футболке с надписью «Ситхи forever».

— Ревана спасать не буду, за еду спасибо. Адьёс! — девушка быстро схватила шаурму с колой и хотела уже исчезнуть, но Энакин её остановил.

— Подожди! Младшая, нам нужна твоя помощь…

— Именно! — Сила обернулась. — Младшая! И это при том, что сейчас я единственное воплощение, так что в этом имени нет больше никакого смысла. Ах, о чем это я? У меня вообще имени нет! Мало мне этого, так ещё и решать чужие проблемы нужно! Раньше на мне был только мир мёртвых, а теперь ещё живых. Дел по горло. Сами справитесь!

Она исчезла.

Тавион стояла с открытым ртом. Примерно в таком же шоке пребывали Найрисс и Нокс.

— Это… Сила? — с трудом произнесла Аксмис.

— Она самая, — вздохнул Энакин, исчезая.

Тавион какое-то время смотрела туда, где только что была Сила, и вдруг сказала:

— Мне одной кажется странным, что ей нравятся ситхи?

На неё устремились снисходительные взгляды.

— Приводим в действие запасной план, — хитро усмехнулся Бэйн и исчез.

Скайуокер-не-самый-старший нахмурился, не понимая, о чем говорит ситх, а потом его осенило.

— Да он же их до смерти заговорит!


*

— Между прочим, Коррибан уже пятьдесят лет называют Морабандом. Как по мне, это название даже лучше. Есть в нем что-то поэтичное. А вы знали, что местные жители до сих пор совершают ритуалы жертвоприношения духам в долине Тёмных Лордов, которую раньше называли долиной Спящих Королей, — вещал Траун, идя впереди всех.

— Я сейчас сама совершу этот ритуал жертвоприношения, — прошипела Найрисс, яростно глядя на чисса. — Он вообще рот когда-нибудь закрывает?

— Ага, когда с кем-нибудь целуется, — ехидно ответил Экзар, прекрасно зная, что рядом идущий Энакин это услышит.

— Ну так дайте ему бабу! — воскликнула леди-ситх, а после глянула на говорящего Трауна и добавила: — Или мужика…

— Вейдер, где там твоя дочь отдыхает? — хохотнул Кун и в следующую секунду встретил яростный взгляд желтых глаз.

— А где там твои орхидеи?

Экзар поморщился и замолчал. Пожалуй, единственное, что он любил больше Сатель, это орхидеи.

— Между прочим, — услышал их Траун, — Межрасовые браки на многих планетах очень популярны, а совместимость чисса и человека…

— Хрен тебе, а не моя дочь! — гаркнул Вейдер, да так, что идущие рядом Ксанатос и Нокс чуть в обморок не упали.

— Вообще-то, меня твоя дочь мало интересует, — ответил чисс. — И если бы ты больше времени ей уделял, то знал бы, что есть другой мужчина, который интересуется ей.

Энакин замер, обернулся и осмотрел всех мужчин, идущих с ними. Первым на глаза попался Экзар.

— У меня Сатель и орхидеи, — без слов понял тёмный джедай.

Взгляд устремился на Бэйна.

— Мне и Гитани хватает, — ответил ситх.

На Ксанатоса Вейдер даже не взглянул, зато его взгляд остановился на Ноксе. Тот качнулся и равзел руками.

— Да мне вообще мужики нравятся.

От такого заявления Найрисс споткнулась и упала лицом в песок.

— Это после всего, что между нами было?!

— Вот именно!

Оставшуюся дорогу до долины Тёмных Лордов шли молча. Прошли мимо разрушенной стены и направились в сторону разрушенного храма Грауша, рядом с которым стоял храм Рагноса. С каждым шагом адепты чувствовали, как вокруг сгущается аура тьмы. Не самое приятное ощущение.

— Теперь понятно, почему кореллианцы дальше стены не суются, — протянул Энакин, с опаской глядя на длинную лестницу, ведущую ко входу в храм.

Вся компания двинулась вперед. Поднимались минут двадцать. Ещё десять минут пытались заткнуть Найрисс, сломавшую второй каблук.

— Вы уверены, что это хорошая идея? — с опаской спросила Тавион. — Они Джейден едва не убили…

— Я схожу на разведку, — сказал Вейдер, подходя к дверям.

— Там же Момин, — напомнила Асока. — Вы не особо ладите.

Мужчина обернулся к ней и лучезарно улыбнулся.

— Расслабься. Я Избранный, а мой отец Дин Вин… тьфу, Скайуокер! В общем, не помру.

— Момина не боишься? — спросил кто-то рядом.

— Да что его боя… — Энакин повернулся к говорившему и нос к носу столкнулся с упомянутым ситхом. — Твою мать!

Скайуокер со всей дури ударил Момина по лицу. Голова того сделала пару круговых оборотов. Ситх положил руку на макушку, чтобы голова больше не крутилась. Из-под маски послышалось сердитое шипение.

— Это ты зря…

Призрак двинулся навстречу Энакину. Тот отступил назад, выставив руки перед собой.

— Эй, полегче! Мой отец — Сила! Был Силой. Уже не Сила… Он кореллианский атаман!

Это, похоже, ещё больше разозлило Момина, вокруг него летали здоровые камни, которые составляли собой нечто огромное.

— Да ну нафиг! — плюнул Вейдер, притянул Силой старую деревянную дверь, валявшуюся в стороне, сел на неё и поехал вниз по лестнице.

Момин повернулся к остальным.

— А вот и горе-спасатели…


*

Реван сидел, привязанный веревками к стулу, что стоял посреди тёмного помещения. Рядом, на каменной скамье, сидели Кресш и Грауш и сетовали на жизнь. С кальяном. Так, для большего эффекта. Все помещение было наполнено дымом.

— Вот живешь, а потом появится какая-нибудь мразь с ржавым драндулетом и разрушит твой дом! — сетовал Грауш.

— Да извинился я уже! — взвыл Реван. — Скажи спасибо, а то так бы и жил в этом бомжатнике.

— Раньше у меня хотя бы божатник был, — повернулся к нему Хакаграм. — А теперь и тот разрушен. Все из-за тебя!

Ситх щелкнул пальцами, и в следующее мгновение веревки, связывающие Ревана, превратились в змей.

— Сволочь… — пропищал ситх, до одури боявшийся змей.

— А не фиг чужие храмы разрушать, — развязно произнёс Кресш и захохотал.

Через пару секунд появился Момин, впереди которого шли Асока, Траун, Бэйн, Экзар, Нокс, Найрисс, Ксанатос, Тавион и Виталя.

— Пришли Ржавого спасать, — фыркнул ситх-архитектор, летая под потолком.

— Родненькие, — едва не заплакал от счастья Реван и посмотрел вниз, где по его телу ползали змеи.

— Мы тебя хотели у них в покер выиграть, — призналась Асока и опустила голову.

— Вейдера позвали, — добавил Экзар.

— Где он? — пискнул Реван; змея заползла ему на шею.

Траун сделал шаг вперёд, выставил руку в сторону и поднял голову.

— Угас, как светоч, дивный гений! Упал он с лестницы в песок.

Грауш и Кресш захохотали. Из темноты вышли Рагнос, Андедду и Садоу.

— Приперлись всё-таки, — фыркнул Нага. — Как будете его освобождать? Мечом или картой?

— Словом! — заявил Траун, выходя вперёд. — Я тут заметил…

Где-то позади послышался грохот. Момин полетел туда, а в следующую секунду послышались его крики. Через минутув зале появилась Бастила, тащившая за шкирку орущего ситха, а сзади с кувалдой на плече шёл Нихилус.

— Реван! — прорычала Бастила, отпуская Момина, который тут же поспешил спрятаться под потолком, но был схвачен за капюшон Нихилусом.

— А вот и главная гадюка… — прошептал Реван и завыл. Змея обвила его шею.

— Какого черта?! Я тут замуж собралась, а он в этом наркопритоне завтсает!

Бастила замахала руками, рассеивая дым.

— Ты не выйдешь замуж, пока не разведешься со мной, — прошипел Реван. Змея подняла голову и зашипела в ответ. — Мало мне жены, так ещё и ты шипишь…

— Я за этим и пришла, — скривилась Шан. — А ну пошли!

— Да я, типа, в плену.

Женщина посмотрела сначала на курящих ситхов, а потом и на главное трио.

— Значит так, старперы, либо вы отпускаете этого долбоящера, либо я превращу вашу жизнь в такой ад, что даже мой брак с Реваном покажется настоящим раем!!!

— А что, бывает хуже?! — воскликнул Реван и завизжал. Одна из змей полезла под одежду.

— Да уберите вы змей! — опомнился Бэйн.

Бастила раздраженно зарычала и подошла к пленнику.

— Они же могут укусить! — произнесла Найрисс.

— Они своих не кусают, — с надрывом сказал Реван, выгибая спину.

Бастила убрала всех змей и даже ту, что полезла под одежду.

Реван облегчённо вздохнул. Рано расслабился. Садоу схватил его за шкирку и поднял над полом. А так как все ситхи были выше раза в два, он нелепо болтал ногами в воздухе.

— А храм кто будет строить? — прошипел Грауш.

— Стену кто уберет? — добавил Андедду.

— Дверь кто починет?! — прокричал Момин, пытаясь вырваться из рук Нихилуса.

Реван оглядел всех ситхов, взглянул на Бастилу и решил, что на вторую каторгу он не пойдёт. Да ещё так вовремя вспомнился подарок Силы…

— А вам казино не нужно?


*

Реван, счастливый, скакал по бару, танцевал, а иногда даже целовал бумагу, которая была свидетельством о разводе.

— Я свободен!!!

Сидящий на диване Энакин фыркнул. Рядом сидела Митра и поглаживала загипсованую руку своего возлюбленного.

Реван отплясывал так, что весь орден кореллианцев бы позавидовал.

— Свобода!

В этот момент появился злой Нихилус, а с ним взбешенная Асока.

— «Нечестно! Я первый хотел жениться!»

— Я не выйду за тебя, придурок! — закричала Тано.

— «Продолжай и дальше так думать!»

Ситх упал в кресло. Реван продолжал плясать, но, заметив расстроенного друга, остановился.

— Знаешь, если б ценой моего освобождения была эта свадьба, я бы их уже давно поженил.

Владыка Голода фыркнул и отвернулся.

Тут появился не на шутку взволнованный Люк.

— Народ… Не поймите меня неправильно, но… я не хочу жениться.

Комментарий к Спасти рядового Ревана, или Казино «Sith elite» Свадьба на очереди. Ещё одна. Кто следующий?)

====== Воссоединение семьи, или Ах, эта свадьба! ======

К свадьбе Люка и Бастилы подошли со всей серьёзностью, которая осталась у не одно тысячелетие или столетие мёртвых ситхов и джедаев. Кореллианцы действовали по принципу «наш товар — ваш купец», однако в более приземленной форме — «наша жрачка — ваш певец». Певцом был, естественно, Нихилус. Но не на время свадебной церемонии. Бастила наотрез отказалась слушать того, по обоим ушам которого пробежало стадо ранкоров с хаттами в качестве всадников. Поэтому певцами стали главные романтики сего мира, то бишь старшие Скайуокеры — Дин, получивший среди своих обожателей кличку Дарт Эклз, а врагов — Дарт Винчестер, и Энакин, известный среди Одаренных как Дарт Вейдер, а политиков — ситх ведерчатый (за последнее развелся с Амидалой). Нихилусу же поручили играть на общей пьянке, ибо пил он много, пьянел медленно, за что и стал алкашом номер два. Все-таки, Диаса не перепить. Девушки отправились помогать Бастиле с выбором наряда, а мужики остались поддерживать Люка. Ну как, поддерживать…

— Сколько дел недоделано, слов недосказано,

И мелькают картинки обрывками снов…

Эта встреча с рождения людям предсказана,

Но никто добровольно идти не готов… — тянул Энакин, играя на гитаре.

Он сыграл длинный аккорд, на секунду воцарилась тишина, а потом все трое ситхов, сидевших на барной стойке, а именно — он, Реван и Нихилус, — запели вместе:

— Час все ближе,

Бог не слышит!

Пусть хочется жить и не знать —

Это время

Правит

Всеми нами,

Но нам не дано выбирать

Ничего…

Все трое захохотали.

Люк сидел на полу, закрыв уши руками, и выл. Достали его все.

Теперь запел Реван.

— Так однажды слепые становятся зрячими,

И клубится туман от начала начал.

Ты позволишь случиться тому, что назначено,

Ты позволишь случиться и будешь молчать…

И опять Энакин.

— Словно две половины единого целого,

Оказались со Смертью в одной западне.

Где же мы оступились и что мы наделали,

Если даже она равнодушна ко мне?

И опять все вместе.

— Час все ближе,

Бог не слышит!

Пусть хочется жить и не знать —

Это время

Правит

Всеми нами,

Но нам не дано выбирать…

И шаги все тише,

Бог не слышит,

Но время пришло…

— Заткнулись!!! — в баре вдруг появилась Митра. — Что вы тут устроили?!

— Песню свадебную поем, — невозмутимо ответил Реван.

— Про смерть?!

— Поэтому и свадебная, — хохотнул Энакин, но замолчал под пронзительным взглядом джедайки.

— На нашей свадьбе такое же будешь петь?

— Я вообще тогда петь не буду, — серьёзно ответил ситх; Митра расслабилась. — Нихилус будет петь.

Владыка Голода набрал в лёгкие побольше воздуха и затянул своим фальшивым голосом песню:

— «Развязка трагедий и драм!

Тут и там

Трещат горизонты по швам!

Богам

Увы, как всегда, все равно —

Право, чудно!

Уже все за нас решено

Давно…»

— Нет!!! — прервала его Митра. — Если он будет петь, свадьбы не будет!

После этого она исчезла. Ситхи в один голос выдохнули:

— Наивная.

— Все, Люк, пора на свадьбу, — сказал Энакин, убирая гитару.

— Не пойду, — завыл парень. — Боюсь я…

— Если б я твоей мамаши боялся, ты бы не родился. Так что поднимай зад с пола и бегом на Кореллию!

Хороший пинок под зад заставил младшего Скайуокера исчезнуть.


*

Кореллианцы постарались на славу. Трехметровый торт с фигурками жениха и невесты, цветы, украшения, алтарь, все чистые и нарядные. Сайфо Диас трезвый, Сион не жрёт, Нихилус молчит. Идиллия. Но…

— Где жених?! — носилась по помещению Занна, сшибая всех на своём пути. — Где, мать вашу, жених?!

Реван, Вейдер и Нихилус стояли в стороне, наблюдая за обстановкой.

— Чет мы перестарались, не? — с сомнением протянул Энакин.

Реван пожал плечами и стащил у первого попавшегося официанта бутылку шампанского.

— Я перестарался только один раз, — произнёс он, откупоривая бутылку. — Когда женился на этой стерве.

Он выпил полбутылки из горла, вытер рот рукавом белого костюма и пошёл куда-то.

Тут же к ситхам подошёл взволнованный Дин.

— Идём, Люку нужна помощь.

— «Понятно дело — на Бастиле женится!» — фыркнул Нихилус и вдруг заметил вдалеке, в компании девушек, одетую в белое платье с красными цветами. — «А это шанс…»

Он хотел подойти к Асоке, но началась церемония, и толпа оттеснила его к стене.

По обе стороны от алтаря стояли Дин и Энакин с гитарами и играли красивую мелодию. К ним медленно шла Бастила в пышном платье, сопровождаемая Бэйном (хотела идти с Джоли Биндо, но он так не вовремя ушёл в своё вековое турне по галактике). К алтарю уже вышел Сэм. Не хватало лишь одного — жениха.

Бастила стояла у алтаря и хотела уже кричать, как вдруг её будущий муж появился… Его за руки и ноги тащили Экзар и Ксендор.

— Не пойду! — голосил Люк. — Нет!

Энакин, почуяв, что дело пахнет керосином, а Бастила на грани срыва, подбежал к сыну и полминуты что-то ему шептал. Тот удивлённо взглянул на отца.

— Что, правда?

Вейдер кивнул и вернулся на своё место.

Люк встал на ноги, быстро поправил костюм, с любовью взглянул на Бастилу и нежно произнёс:

— Басти… Ангел мой. Голубка моя!

— Что ты ему сказал? — тихо спросил Дин.

— Рассказал о своей свадьбе, — выдохнул Скайуокер-почти-самый-старший.

Дин понимающе кивнул.

Церемония прошла быстро. Сэм был как всегда краток, разве что удержался от коронного «Пора бухать!» Впрочем, за него это сказал Диас, который уже не мог спокойно смотреть на бутылки алкоголя.

И понеслась…


*

Младшая Сила сидела на скалистом утесе и смотрела на бушующий океан. Попытки уладить проблемы в мире живых не привели ни к чему хорошему. Хоть в мире мёртвых впервые все было нормально. Но это её не утешало. Хотелось с кем-то поговорить. Брат был постоянно занят то своими казаками, то рейдами, то женой. Времени на сестру у него не было. С Джейден все непонятно. А в притон Ревана соваться не хотелось.

Тоска…

— Я знал, что найду тебя здесь, — произнёс Дин за её спиной. — Помню, как в нашу первую встречу ты сбежала сюда.

— Чего тебе? — резко спросила девушка, опустив голову. — Прости…

— Я понимаю, тебе одиноко, — Дин положил руку на её плечо. — За этим я и пришёл.

Сила обернулась.

— Ты хочешь найти себе друга, я понимаю это. Прости, такого я ещё не нашёл… Но есть кое-кто другой. Знаешь, она прожила долгую, счастливую жизнь. Не каждый человек так жил. Она многое пережила, у неё была семья… Но время берёт своё.

В руках старшего появилась пушистая чёрная кошка с оранжевыми глазами.

— Знаю, это не то, что ты хотела…

— Нет, — перебила его Младшая, беря кошку в руки и с улыбкой гладя длинную шерсть. — Это лучше.

Дин улыбнулся.

— Её зовут Матильда. Для её хозяев она была членом семьи.

Девушка с улыбкой посмотрела на брата.

— Как и для меня теперь.

Она обняла Матильду, прильнув щекой к пушистой голове. В ответ послышалось довольное мурчание.


*

Настроение у Ревана было хуже некуда. Не из-за свадьбы. Просто он решил много не пить. А так как свадьба проходила в Ордене Кореллианских бухалтеров, то пить мало не удавалось чисто физически. Поэтому ситх забрался на крышу с бутылкой, откуда открывался вид на весь двор. Нихилус гонялся за Асокой, пытаясь напоить её и потащить танцевать, Диас спал под столом, Кеноби, Йода и Сион соревновались в пожирании салатов, Люк не отходил от Бастилы…

— Моя дочь тебе не достанется, — проворчал ситх, пародируя интонацию Энакина. — А как его сын уводит мою жену — так нормально! Все равно моей будет…

Он залпом выпил бутылку. И вдруг покатился вниз. Схватиться было не за что, так что ситх надеялся, что он достаточно трезв, чтобы приземлиться на свои ноги, а кто-нибудь из гостей достаточно пьян, чтобы упасть на него.

Ни то, ни другое не сбылось. Реван упал пятой точкой прямо на землю. Вой. Крик. Все продолжают веселиться.

— Ненавижу свадьбы, — прошипел гранд-магистр ордена призраков и кое-как поднялся, схватившись за проходившего человека.

Тот помог ему встать.

— Спасибо, служивый, — Реван поднял голову и застыл. Сейчас он был несказанно рад, что носит маску. — В… Ванер?

— Отец? — удивлённо взглянул на него юноша.

Комментарий к Воссоединение семьи, или Ах, эта свадьба! Чёрный кузнец – Разговор со смертью

Это может показаться странным и глупым, но... Мне все равно.

Ты была со мной всю мою жизнь. Для окружающих ты была страшной – для меня не было создания красивее. Для них ты лишь животное – для меня семья. И теперь эта семья стала на одного меньше. Прощай, Матильда. Надеюсь, в мире призраков ты обретешь покой...

====== Вечные соперники, или С возвращением, блудный сын! ======

Сказать, что Реван был в шоке, значит, не сказать ничего. Четыре тысячи лет он жил с осознанием того факта, что его сын не был Одаренным, искренне верил в это, а теперь… А теперь он заявился на свадьбу матери. Спустя столько лет. А на развод даже открытку не прислал!

Гаденыш мелкий!

С громким хохотом мимо Ревана прошла компания молодоженов. Бастила, увидев Ванера, перестала смеяться, а Люк, не узнав сына своей жены, предложил тому выпить.

— В-ванер?..

— Привет, мама, — улыбнулся юноша. — Поздравляю с счастливым вступлением в брак.

— А меня с счастливым разводом не поздравил, — пробормотал Реван.

Рука сына легла ему на плечо, а счастливая и слегка надменная улыбка озарила лицо юноши.

— Ничего, отец, мы ещё наверстаем упущенное.

Знал бы тогда Реван, что его слова станут пророческими…


*

В баре уже который день не стихала музыка. Адепты Силы веселились. Сначала отмечали свадьбу, потом возвращение Ванера, и так по кругу. Энакин и Люк поражали всех своими танцевальными способностями, отжигая вместе с сыном Бастилы, который, ко всему прочему, научил Нихилуса нормально играть на гитаре. Вообще, Ванер понравился абсолютно всем. Девушкам он показался очень милым и хорошим…

Реван бесился. Его злило, что внезапно вернувшийся сын буквально рушил его жизнь. Все раньше спрашивали совета по любому вопросу у гранд-магистра, а теперь шли к этому напыщенному индюку. Так ещё и Нихилус веселится с ним!

Со злости ситх сжал в руке стакан, который тут же разлетелся на сотни осколков.

Бесит! Как же Ванер его бесит!

— О! Лея вернулась! — воскликнул Вейдер.

Реван обернулся, чтобы увидеть прекрасную девушку в воздушном белом платье. Такая красивая… Ситх мечтательно вздохнул.

И тут глаза его налились кровью, когда он увидел, как Ванер целует руку девушки. Нет, не так. Целует руку его, Ревана, девушки!

Естественно, его девушкой она была в его же мечтах. Но это дело времени.

— Они чудесная пара! — добавила Митра.

— Похоже, я знаю, чья свадьба будет следующей, — подмигнул Энакин Ванеру.

Это стало последней каплей.

Реван взял стакан с виски и залпом осушил его. Вот сейчас он пойдет и набьет сыну морду, чтобы не распускал руки.

— Все, сына, допрыгался…

— А ты не пробовал поговорить с ним? — произнёс кто-то.

Реван огляделся по сторонам, но рядом не было никого. Он опустил взгляд и охнул от удивления. Стакан был полон.

— Разве я только что не выпил? — тихо произнёс ситх, махнул рукой и вновь осушил стакан.

Не успел он подняться, как стакан снова оказался полон.

— Во дела… — выдохнул Реван.

— Так поговоришь? — вновь произнёс кто-то.

Ситх посмотрел по сторонам. Никого. Тогда его взгляд устремился к стакану.

— Да ты издеваешься…

— Что, так сложно поговорить?

— Ты говорящий? — воскликнул Реван.

— Да, если ты ещё не заметил, — ответил стакан.

— Да ну быть того не может!

Ситх осушил стакан и вдруг свалился со стула. Из-за барной стойки поднялся Ксанатос, тяжело вздохнул и наполнил стакан, а после снова опустился вниз, продолжая разбирать коробку с журналами.

Реван поднялся, увидел стакан и, зарычав от злости, осушил его снова.

— Ни один стакан не имеет права критиковать великого Ревана!

Ситх поправил маску, сжал кулаки и твёрдой, уверенной походкой направился прямо к Ванеру.

Ксанатос удивлённо поднялся. К нему подошёл не менее удивленный Вейдер.

— Что это с ним?

Тёмный джедай пожал плечами.

— Не знаю. Сидели, разговаривали, тут он начал угрожать стакану…

Вейдер посмотрел на Ксанатоса с недоумением, а после перевёл взгляд на шатающегося Ревана.

— Да он же в стельку пьян.

Реван, шатаясь, шёл к Ванеру, чтобы высказать все, что он думает, но так не вовремя появившийся под ногами Люцифер спутал все его планы. В следующую секунду ситх уже валялся на полу.

«Нет… Надо по-другому с этим поганцем…» — решил он и коварно усмехнулся.

Теперь этому мелкому точно не поздоровится!

Где там сейчас кореллианцы?


*

Все планы летели к чертям. Кто знал, что и им придётся по душе Ванер? Даже волосатый Лосяра Сэм, — иными словами, Волосяра, — и тот веселился бок о бок с Ванером!

Да что с ним не так?!

Реван снова сидел за барной стойкой, разбивал стаканы одной рукой и бесился. Страшно бесился.

Вдруг рядом кто-то сел.

— А ты чего не веселишься? — с задором спросил Ванер.

— Не хочется, — сквозь стиснутые зубы прошипел Реван.

— И зря… Здесь так классно! С Трауном и Вейдером так интересно. А его дочь… горячая штучка!

Тут ситх не выдержал, резко развернулся, замахнулся и со всей силы ударил Ванера. Тот аж упал со стула. В баре наступила тишина. Все смотрели в их сторону.

— Не смей так говорить о ней! — яростно прошипел Реван. — Она тебе не кукла, которой можно вертеть, как вздумается!

— Реван! — воскликнул Энакин, проталкиваясь через толпу. — Во имя Силы, что ты творишь?!

— Защищаю честь твоей дочери, хочешь ты этого или нет! — рявкнул ситх.

— По-твоему, я мог обидеть Лею? — искренне изумился Ванер. — Этот милый, нежный цветок…

— Реван, ты просто завидуешь, что Лее нравится Ванер, а не ты, — произнесла Митра с осуждением.

— Да он же обманывает вас всех! — закричал ситх. — Он… Он…

— Другого я от тебя и не ожидала, — разочарованно сказала Бастила. — Идём, сын.

Все вернулись к веселью. Только Ванер остался.

— Знаешь, отец, — произнёс он размеренно. — Именно на это я и рассчитывал. Ты заслужил это. За то, что сломал мне жизнь.

Реван повернулся к нему.

— Тебя что, мать мало любила? Ах да, о Басти же говорим…

— Не прикидывайся идиотом, — презрительно фыркнул Ванер. — Твои друзья на моей стороне, орден Кореллии у меня в союзниках, дочь Избранного вот-вот станет моей невестой с согласия её отца…

— Нудишь, как Джоли Биндо, — перебил его ситх. — Теперь я знаю, с кем Бастила мне изменяла.

— Тебе всегда было проще отшутиться, нежели признать правду, — закатил глаза Ванер, натягивая на лицо улыбку.

— И именно из-за одной такой шутки я умер на триста лет позже, чем положено, — вздохнул Реван. — Может, ты и завоевал доверие моего ордена и ордена Кореллии, может, девушка, которая мне нравится, и станет твоей невестой, может, её отец и согласен на это… Но у тебя все равно нет того, что есть у меня.

— И чего же? — прищурился Ванер.

Ситх усмехнулся и обнял сына за плечи, указывая стаканом с виски куда-то в сторону. Там, в тени, стояли элитные ситхи — Андедду, Рагнос, Садоу, Кресш, Грауш и Момин. И все они смотрели на них.

— Их ненависть, — рассмеялся Реван. — Знал бы ты, как они меня ненавидят. На днях я разрушил стену в долине Тёмных Лордов, потом разрушил храм, сломал дверь, — нечаянно, конечно. А перед этим ещё несколько тысячелетий трепал им нервы. Так что в первую очередь они захотят отомстить мне. И знаешь, как? Через тебя.

— Реван!!! — заорала компания ситхов.

Они подошли ближе. Вид их был… очень грозным.

Момин парил в воздухе, Рагнос надменно смотрел на Ревана. Тяжёлая рука Садоу легла на его плечо…

— Сыграешь с нами в карты? — дружелюбно спросил Андедду.

— Чего? — от шока спросил Реван.

Грауш похлопал его по плечу.

— Да он от шока дар речи потерял!

— Пошли с нами в покер играть, — повторил дедуля.

— Приглашаем тебя в наш элитный кружок, — подмигнул Рагнос.

— Я же храм разрушил… — прошептал Реван.

Все шесть ситхов расхохотались.

— Будто мы их с первого раза построили! — заливаясь слезами, произнёс Кресш.

— Сами разрушали их, — добавил Андедду. — Можно сказать, ты прошёл посвящение.

— Я?..

Кресш и Грауш взяли его под руки. По сравнению со всеми ними Реван казался совсем мелким.

Стоящий рядом Ванер от шока открыл рот.

— Почему он?! Я достойнее!

— Ты храм разрушил? — спросил Рагнос.

— Я строил его!

— Ты злил древних ситхов? — спросил сверху Момин.

— Нет!

— Ты хоть раз играл в покер с Силой? — поинтересовался Андедду.

— Нет…

— Ты пытался перепить Сайфо Диаса? — усмехнулся Кресш.

— Нет… — уверенность Ванера пошатнулась.

— Стриптиз на дне рождения Леи ты тоже, я так понимаю, не танцевал, — вздохнул Грауш.

— Что?! — рассвирепел Вейдер.

Реван спрятался за спинами ситхов, взобрался на стул и уже оттуда решил заговорить со злым, как тысяча ранкоров, Вейдером.

— Да не было такого!

— Значит, храм разрушить надо… — медленно протянул Ванер и вдруг исчез.

Через мгновение в Силе явно ощутилось нечто, похоже на то, когда памятник архитектуры проваливается под землю. Не самое приятное чувство.

Потом появился донельзя довольный Ванер.

— Всё! Разрушил!

— Который? — вяло поинтересовался Андедду.

— Не знаю, высокий такой, с кучей ступенек, выбитой дверью…

Рагнос замер. Ни один мускул на лице не дрогнул.

— Ты что… мой храм разрушил? — тихо прошептал ситх.

— Это ты зря, — произнёс Реван. — Вот если бы это был любой другой храм, тебе бы и слова не сказали, а так…

— Мой храм?! — вопил Марка.

— Ты покойник, — прошипел сверху Момин.

Глаза Рагноса налились кровью. Разве что пар из ушей не шёл.

— Ты заплатишь за это… Будешь мне новый храм строить! С блэкджеком и шлю…

— Мы тебя поняли, — осадил его Садоу, схватил Ванера за шкирку и потащил.

— Отец, помоги! — закричал сын Бастилы.

— Я что, дурак, храм строить? — фыркнул Реван и посмотрел наверх. — Без обид, Момин.

Когда ситхи с Ванером исчезли, оставшиеся адепты яростно повернулись к Ревану.

И тут появилась Сатель в сопровождении Экзара.

— Где этот мудила?! — закричала девушка. — Я ему башку оторву!

— Я его руки на фарш порублю! — добавил Кун.

— Вы о ком? — раздраженно бросила Митра, не спуская глаз с Ревана.

— Об этом мерзком слизняке Ванере!

Её фраза вызвала негодование среди адептов. Послышались шепотки.

— Этот мудозвон ломал мои орхидеи каждый раз, когда я отказывался разрушать это место, — злобно прошипел Экзар.

— Чего?! — воскликнули все.

— Он уже три тысячи лет нам покоя не даёт!

Все повернулись к Ревану, чувствуя свою вину.

— Рева, — протянул Вейдер. — Ты прости нас…

Ситх махнул рукой, опустошил стакан с виски.

— Поговорили? — спросил стакан.

— Да ну нафиг! — воскликнул Реван, схватил его и швырнул в стену.

На него смотрели с недоумением.

— Этот стакан меня бесит! — ситх ударил кулаком по барной стойке. — Совсем распустились!

— И не говори… — послышалось сзади.

Реван обернулся и едва не заорал от ужаса. Перед ним стоял стакан с виски.

— Йодину ж мать!!!

И в следующую секунду он убежал, ибо исчезнуть не смог.

Из-за барной стойки поднялся Ксанатос и удивлённо взглянул на окружающих.

— Чего это он? Сам же виски хотел!

И разразил Силу всеобщий хохот адептов. А где-то на Коррибане местные жители всю ночь не могли уснуть из-за далёких матерных криков и истеричного плача. Все знали, что это происходит в долине Темных Лордов, но никто не осмелится туда пойти и узнать причину.

Комментарий к Вечные соперники, или С возвращением, блудный сын! Хотела сделать Ванера хорошим, а потом плюнула на это и сделала его таким. Можете закидать тапками. На все готова.

Знаю, юмора здесь мало. Тяжёлая неделя выдалась...

====== Рыжая лапуся по имени Маруся, или Швабровые войны ======

Для каждого этот день был по-своему хорош. Ксендор радовался, как последний идиот, поскольку наконец-то выплатил кредит (после он, конечно, узнает, что выплатил кредит только за сгоревшую розетку, а не за всю станцию, но зачем сейчас ему кайф обламывать?). Бастила весь день проводила со своим новым мужем. Митра и Нихилус готовились к своим свадьбам, пока владыка ситх не получил под зад от своей потенциальной невесты. Реван играл в мафию с ситхами в казино.

Все были счастливы. Разве что…

Эйтрис кралась по бару в новеньком платье. Естественно, белом. И тут её увидела Занна.

— Чего крадешься? И откуда такое платье?

— Изыди! — воскликнула Эйтрис и исчезла.

Занна почесала затылок.

— Из какого ещё Ыди? Девчонки!

На зов явились все незамужние и разведенные девушки.

— Чего? — спросила Визас.

— Да тут Эйтрис пробегала в новеньком платье. Я спросила, откуда оно, а она мне знаете что? Из Ыди!

— Куда? — спросила Луминара.

— Откуда? — в один голос спросили Митра, Асока и Визас.

— Из Ыди! Кто-нибудь знает, где этот Ыдя?

Все переглядывались, но ничего не говорили. Видимо, про Ыдю они ничего не слышали.

Впрочем, появившийся Нихилус не позволил им думать ни о чем, кроме себя.

— «Асока, я все решил. Если ты не хочешь выходить за меня замуж, то я тебя не заставляю. Отныне ты свободна. Поэтому нашей свадьбы не будет».

Он исчез.

Офигели все. В особенности — Асока.

— Что значит «свадьбы не будет»?! — рассвирепела тогрута. — А ну иди сюда, певец несчастный! Пока на мне не женишься, никуда не пойдёшь!

Асока исчезла вслед за ним.

— «Вот так надо уговаривать!» — донесся до них счастливый голос Владыки Голода.

Спустя пару секунд на месте исчезнувших адептов появилась рыжеволосая девушка с стрижкой каре. Она оглядела бар, стянула бутылку текилы и села на стул.

— Э… Ты кто? — пораженная нахальностью неизвестной дамы, спросила Митра.

— Я не Э — это во-первых. А во-вторых, я ищу своего мужа, так что надолго я здесь не задержусь.

— Мужа? — встряла Занна. — Я тут всех женатых знаю!

— Ты меня и Нихилуса проморгала, — фыркнула Визас, скрестив руки на груди.

— Это не в счёт, — надулась ученица Бэйна.

— И Кита с Эйлой, — добавила Луминара.

— И Эйтрис с Дином, — не осталась в стороне Митра.

— Ты даже Бэйна и Гитани не углядела, — усмехнулась Атрокса.

— Ну все! — обиделась Занна. Штирлиц сел в лужу.

— А кто твой муж?

Не успела гостья ничего ответить, как в бар в обнимку ввалились Энакин, Реван и Люк, напевая какую-то песню.

И тут младший Скайуокер и увидел незнакомку. Аж икать начал.

— М-мара?

— Привет, муженек, — усмехнулась рыжая.

У девушек аж челюсти отвисли.

— О! — радостно воскликнул Энакин. — Маруся вернулась!

Джейд улыбнулась, поднялась со стула и запечатлела на губах Избранного долгий поцелуй.

Откуда-то возник туман. А, нет, это не туман. Это у Митры из ушей и ноздрей пар пошёл. И лицо такое красное…

— Какого черта?!

Энакин резко отстранил от себя бывшую жену сына.

— Марусь, ты ж понимаешь, между нами ничего не может быть, у меня другая…

— А мне все равно, — Мара приложила палец к губам Скайуокера. — Я готова бороться за тебя, мой ковбой.

Реван заржал. Так заржал, что на его ржач явился Нихилус.

— Ты прикинь, эта бабеха — жена Люка, а влюблена в Энакина!

Теперь оба ситха истерично ржали.

— Та ночь была незабываема… — сладко пропела Джейд.

— Да ты ж в стельку пьяная была! — разозлился Избранный. — Настолько, что спутала меня с Люком!

Грохот.

Реван и Нихилус валялись на полу и ржали, как пьяные кони.

— На то была воля Силы! — воскликнула рыжая.

— Сейчас эта Сила у меня по морде получит! — прошипел Скайуокер, направляясь на Кореллию.

— Да как же ты их перепутала! — рыдал от смеха Реван.

— «Так же, как и Лея спутала тебя с Ванером!» — не удержался от подкола Нихилус.

Реван перестал смеяться.

— Ах ты ж стерва толстозадая!

В руках ситха материализовалась швабра.

Поняв, что дело пахнет отнюдь не цветами, Нихилус бросился бежать. Реван со шваброй — за ним.

— Йодину ж мать! — воскликнул Люк и залез под столом. Там и обзор лучше, и шваброй по заднице не получишь.

Девушки с визгом запрыгнули на диван, разве что Митра побежала драть Маре волосы, за что и получила шваброй по голове и сейчас лежала у барной стойки.

— Кто моего мужа бьёт?! — тут же появилась злая, как тысяча Бастил, Асока.

— «Так я ж не муж тебе!» — прокричал Нихилус, перепрыгивая стол. Реван пролез снизу, дав пинка Люку.

— Такими темпами и не станешь!

Тано отобрала у Ревана швабру. И вот тут-то все и поняли — кранты гранд-магистру. Да и его дружку, похоже, тоже. Потому что любой предмет в руках тогруты может превратиться в оружие.

— «Спасаем бубенцы!» — заверещал Нихилус и с разбегу запрыгнул на руки Ревана. Тот едва не сломался под тяжестью ситха. Но сломанный позвоночник по сравнению с сотрясением от швабры Асоки… Короче, бежать надо. Что он и сделал.

Нихилус верещал у него на руках. Сзади Асока размахивала шваброй. Ко всему прочему Реван не видел, куда бежит. А прибежал он прямо в стену. Весь удар пришёлся на Нихилуса, так что через несколько секунд уже он носился со шваброй за Реваном. Асока предпочла взять метлу.

И тут вернулся злющий Вейдер.

— Так это ты послал её ко мне?! — проревел он, вытаскивая Люка из-под стола.

— Сам бы попробовал с этой рыжей шваброй жить! — огрызнулся Люк.

— Это я — швабра?! — пискнула Мара. — Нихилус!

— «Швабрам швабры не полагаются!» — на ходу прокричал ситх, ударяя упомянутым предметом быта Ревана прямо между ног. Сверху Асока огрела его метлой.

Реван сдавленно запищал и осел на пол.

Энакин все оттягивал Люку уши.

Ровно до тех пор, пока не появилась Лея. Как всегда, с отрешенным лицом.

— А я беременна…

Наступила тишина. Даже Реван замолчал.

И снова туман. На этот раз источник — Вейдер.

— Реван!!!

— Ой, б**… — прошептал ситх и на полусогнутых засеменил в сторону казино.

Избранный последовал за ним.

Из-за барной стойки высунулись довольные Экзар и Сатель.

— Шикарно сыграно, Лея! — восхищенно произнёс Кун.

— Я бы лучше не сыграла! — утирая слёзы смеха, подтвердила младшая Шан.

— Не слишком ли мы жестоко пошутили? — забеспокоилась Лея.

— Да расслабься! — махнули руками заговорщики номер один.

К этому времени очнулась Митра.

— Где мой муж?

— Ты хотела сказать, мой муж, — поправила её Мара.

— Знаешь что, швабра патлатая…

— Метлу дать? — поинтересовалась Асока.

Яростное шипение.

— «Кажись, нас ждёт продолжение — «Швабровые войны. Эпизод 2: Атака метел». Смотрите в баре Призраков Силы!»

— А потом что? — усмехнулась Асока.

Вернулся Реван с веником в руках. Выглядел он уже лучше.

— Месть веника, — прошипел ситх.

— «А потом — Новая швабра!»

— Веник наносит ответный удар.

— Возвращение метлы, — грозно произнесла Асока.

— «Пробуждение швабры».

— Последний веник.

— Восхождение метлы.

— Вы придурки? — поинтересовалась Мара.

— «Зато не патлатые швабры», — парировал Нихилус.

— Ах ты ж…

И тут в руках Митра появилась бита Дарта Нигана.

— Во блин… — выдохнули Нихилус, Асока и Реван. — Валим!!!

Стоит ли говорить, что первым под карающую руку Митры попала не Мара, а Энакин? Совершенно случайно! Совершенно случайно Люк выставил в этот момент ногу в сторону, Вейдер не заметил и… Итог ясен.

====== Шулер высшего класса, или Призрачные мафиози ======

— Я вот думаю, может, нам обои какие-нибудь поклеить? — протянул Бэйн, сидя на стуле и внимательно разглядывая карты в руках.

— Это бар, а не бордель, — проворчал Реван, сосредоточенно глядя в свои карты. — Хотя и здесь хватает джедаек лёгкого поведения.

— А чего только джедаек? — поднял голову Экзар.

— Так наши леди-ситхи за мужиками не гоняются, — фыркнул Реван, закинув одну ногу на другую.

— Да, за мужиками они не гоняются, — многозначительно протянул присоединившийся недавно к призрачному братству Каан.

— Тебе лучше знать, — хмыкнул Бэйн, — Ты же с ними бегаешь. Ну что, девочки, вскрываемся?

Поочередно все вскрыли карты. Реван усмехнулся и разложил свои в последнюю очередь. Ситхи недовольно завыли.

— Опять, — сокрушенно произнёс Ксендор.

— Погоди, — насторожился Бэйн, рассматривая карты. — Этот же туз у меня в козырных. Жулик!

— Сам жулик! — отмахнулся Реван, сгребая карты.

— Я тебя пну!

— А я свисну!

— Ты уже у меня карты свиснул, шулер!

— Сам шулер!

Пока эти двое спорили, в баре появился бледный, как постиранный белизной плащ Нихилуса, Вейдер. На негнущихся ногах он кое-как добрался до дивана.

— Аникей, ты как? — спросил Экзар.

Вейдер закрыл лицо подушкой и завыл. Бэйн и Реван замолчали, удивлённо глядя на Избранного.

— Я наведался к своему внуку, — дрожащим голосом произнёс он.

— Я за валерьянкой, — поднялся Бэйн.

— Зря, — покачал головой Реван.

Вейдер поднял голову, глядя в потолок, тяжело вздохнул.

— Сила, я никогда тебя ни о чем не просил… Ладно, однажды я попросил открыть дверь в политический рай, чтобы развестись с этой стервой. Но сейчас моя просьба несколько иного рода. Ради блага всех мёртвых, — на живых плевать, — сделай так, чтобы мой внук стал бессмертным и я никогда его здесь не видел!

Последние его слова эхом отозвались в баре, сливаясь со звуком взмаха крыльев.

— Сразу видно, чей сын, — усмехнулся Ксендор. — Осталось только перенять привычку появляться за спиной.

— Ты не подсказывай — вдруг услышит, — шикнул на него Реван, тасуя карты. — Ещё партейку?

— Да ну!

Пока ситхи возмущались, Реван думал. Посмотрел на потрескавшийся потолок, почесал небритый подбородок. Думал-думал и придумал.

— А давайте в мафию сыграем?

Как ни странно, это предложение встретили положительно. Для более интересной игры пригласили девушек: Митру, Асоку, Занну и Эйлу. К ним присоединились Вейдер и Кеноби.

Реван положил на стол стопку карт и резко ударил по ним ладонью. Карты сменили масти, в один миг превращаясь в карты для игры в мафию.

— Итак, — уселся на барную стойку Реван, дождался, пока остальные придвинут диван, разложат подушки, и только тогда продолжил: — У нас есть врач, комиссар, любовница, четыре мирных и три мафии. Разбираем карты.

Все тут же ринулись за картами, а потом — на диван. Повезло только четверым: Бэйну, Экзару, Кеноби и Митре. Остальные расселись на полу.

— На город спустилась ночь, — освещая лицо световым мечом, произнёс Реван. — И под покровом ночи просыпается мафия. Мафия делает свой выбор. Хороший выбор! Свершив своё тёмное дело, мафия засыпает и просыпается врач. Врач вылечил, к несчастью, не того человека. Врач засыпает, а просыпается комиссар. Ого! А сегодня везёт кому-то! Комиссар засыпает. Просыпается любовница. Ого-го! Не ожидал от тебя… Кого ты сегодня утащишь в царство порока? Ой… Ну и выбор… Хорошо, город просыпается!

Все открыли глаза и в ожидании уставились на Ревана. Тот вздохнул.

— Расклад такой — убили Оби-Вана, посадили Оби-Вана, изнасиловали Оби-Вана, вылечили Экзара. Кто мафия?

— Энакин! — взвизгнул красный Кеноби.

— Поддерживаю, — в один голос сказали Асока, Митра, Занна и Бэйн.

— Вскрывайся, Эня.

Вейдер недовольно бросил на пол карту… любовницы.

Кеноби подавился воздухом. Он-то был мирным.

— Э… Энакин… Ты?

Вейдер мрачно скрестил руки на груди.

— Продолжаем, — хлопнул в ладоши Реван. — Город засыпает, просыпается совиная мафия.

— Ты? — удивленно воскликнул Энакин.

— Итак, сегодня умрёт… Упс, не умрет. Мы ведь уже мертвы! Ладно, повторная смерть ожидает… Не, ну могли бы и получше жертву выбрать. На смену мафии приходит врач. Какой эгоист у нас врач. Напомнить врачу, что он может вылечить себя только раз? А поздно! Врача сменяет на своём посту неутомимый страж порядка — комиссар. Кого же он арестует? Нет, себя арестовывать нельзя. Неплохой выбор. Так как наша ночная бабочка быстро сошла с доски, хочу сказать следующее… Доброе утро, Вьетнам!!!

Все открыли глаза.

— Ох, это была бурная ночь, — выдохнул Реван. — Убили Занну, посадили Каана. Карты на бочку!

Занна зашипела, открывая карту комиссара. Каан хмуро открыл карту мирного.

— Мафия — Митра!

— А по-моему, Бэйн, — отвернулся Каан.

— Голосуем?

Большинство голосов отдали за Митру. Она оказалась мафией.

— Не моей идей было убивать Кеноби, — предупредила она.

— Наступает ночь. Блин, мафия, может, вы вечером будете орудовать? А то ночью спать надо. Вон, врачу теперь вставать! Нет, меня вы убить не можете. Выбирайте уже! Что ж, прекрасный выбор. Врач, родной, спаси кого-нибудь от смерти лютой и Задолбалы вредной. Серьёзно? Врач у нас какой-то дегенерат, — Реван на секунду замолчал, а после пропел: — Третья ночь сон уносит прочь, третья ночь…

Город проснулся.

— Начнём с конца — вылечили Экзара, убили Ксендора. Карты, дамочки, карты!

Ксендор перевернул карту врача. Энакин и Кеноби пытались не заржать.

— Итак, у мирных жителей есть шансы победить. Как и у мафии. По двое с каждой стороны. Голосуем?

— Это Эйла! — указала на неё Асока. — Сидит тут, как мышь. Она мафия!

— В этом есть смысл, — задумчиво протянул Бэйн.

— А может, это ты мафия, — прищурился Экзар, глядя на Тано.

— Убиты Кеноби, Занна и Ксендор. Я, ты и Бэйн попадаем под подозрение. А кто у нас тут невинная овечка? Она! Она отводит от себя глаза!

Единогласно проголосовали за Эйлу. Та в некотором смятении показала карту… мирного жителя.

— Похоже, мы победили, — улыбнулся Кун, вскрываясь.

Он и Асока оказались мафией.

— Я что, лечил мафию?! — ужаснулся Ксендор.

— Дважды, — подмигнул ему Экзар.

— Требую ещё одну партию! — заголосила Занна.

— Кто «за»? — вяло поинтересовался Реван и ничуть не удивился, когда все подняли руки. Это лучше, чем выходные в казино!

И уж точно лучше нового ремонта. А потолок-то в трещинах…

Комментарий к Шулер высшего класса, или Призрачные мафиози “Я не пророчу финал, но опустел арсенал, и не поможешь друг другу...” Так вот, я пророчу скорый финал. Затянула, признаю.

====== Анектод о браке по пьяни, или Кто бы сомневался! ======

Нихилус перевернулся на другой бок, свесив голову с дивана и уже отработанным движением подхватывая падающую маску. Рядом громко храпела Асока, прижимая к груди пустую бутылку из-под вина. Прямо перед ними стояли Реван, Вейдер, Экзар и Мара.

— Что, говорите, тут было? — осеклась Джейд, пальцем указывая на поочередно храпящих ситха и джедайку.

— Чего тут только не было, — обводя взглядом бар, протянул Вейдер.

— Угу, — промычал Кун, убирая завернутый в полотенце лёд от правого глаза, представлявшим собой огромное чёрное пятно с едва заметными вмятинами на коже, коими была дата выпуска вина, выбитая на донышке бутылки, которую обнимала Асока.

— Может, разбудить их? — спросила Мара.

Реван резко сорвал с себя маску, демонстрируя здоровенную сливу на лице, что ещё недавно называлась носом.

— Хочешь рискнуть? — тихо воскликнул он.

Нихилус громко всхрапнул, потянулся вперёд и в следующее мгновение, сопровождаемое звоном удара маски об уложенный плиткой пол, свалился на пол.

— Не поясничай… — пробубнила Асока, хотя со стороны Нихилуса, кроме храпа, не донеслось ни звука.

Тогрута сладко протянулась. Бутылка упала с дивана прямо на голову развалившегося на полу ситха. Послышалась тихая ругань.

Реван и Экзар, как по команде, о скочили назад, удостоенные удивленных взглядов Вейдера и Мары.

— Вы чего? — спросил ситх.

— Я не хочу без второго глаза остаться! — взвыл Экзар.

Асока кое-как села. Нихилус поднялся с пола и ползком добрался до дивана, но гравитация, по всей видимости, обиделась на него, и не позволила подняться, оставив валяться на полу.

— Ух, как я хорошо спала!

— Кто бы сомневался, — буркнул Реван.

Нихилус закинул одну руку на диван, вслед за ней ногу, но гравитация снова его подставила.

— «Ох… Ничего не помню…»

— Кто бы сомневался, — повторил слова Ревана Экзар.

— Я тоже… не помню, — качнулась Асока.

— Кто бы сомневался, — закатил глаза Вейдер, игнорируя влюбленный взгляд Мары.

— И, кажется, они опять что-то натворили, — добавила Джейд.

— Кто бы сомневался! — воскликнули два ситха и тёмный джедай.

— Лучше бы помогли вспомнить, что вчера было, — надулась Тано.

Вдруг посреди бара заклубилось облако чёрного дыма, из которого через мгновение вышел Андедду, таща за шкирку упирающегося Ванера.

— Слышьте, этот недомерок утверждает, что видел, чем ваши двое занимались ночью.

Дедуля многозначительно посмотрел на Асоку. Щеки той предательски залились краской.

Нихилус поднял голову.

— «Ой, будто ты никогда гонял местных ситхов на Коррибане!»

— Так он и не об этом.

Ванер вырвался из его хватки, оправил костюм и надменно оглядел всех присутствующих. Взгляд его остановился на Реване.

— Отец.

— Ясен Вейдер, что не мать! — развёл руками ситх.

Избранный недобро покосился на него.

— Так что ты хочешь рассказать? — накручивая волосы на палец, спросила Мара с улыбкой.

Ванер прищурился, глядя на девушку с хитрой ухмылкой.

— Для тебя что угодно, лисичка.

— Ржавчина, — выдохнули Вейдер, Реван и Экзар.

— Рассказывай уже! — дал Ванеру подзатыльник Андедду.

— Ну, в общем, начиналось все вполне обычно…


*

15 часов назад.

Ванер сидел под палящим солнцем в соломенной шляпе, укладывая кирпичи на положенное место. Рядом читали ему нравоучительные нотации Кресш и Грауш, но после, когда солнце в своей наивысшей точке, скрылись из виду, попутно захватив кальян.

И тут все и началось…

Со стороны восточной деревни, где проживало племя коренных ситхов, пробежала целая толпа краснокожих аборигенов, а за ними, идя в обнимку и распевая до жути неприличные песни, явно уже под градусом, шагали Асока и Нихилус.

Ванер огляделся, дабы убедиться, что за ним никто не следит, и последовал за пьяными голубками. Тем скоро наскучило гонять ситхов и они решили вызвать Силу. Зашли в чей-то заброшенный храм, кровью ящерицы нарисовали на полу пентаграмму размерами три на десять и начали нести всякую чушь на несуществующем языке. Сила так и не появилась.

— «Опять с Трауном в покер рубится…»

После эти двое отправились на какой-то космический корабль, распугивая всех попадавшихся на пути офицеров. Такими темпами они дошли до отдаленной комнаты, где спал какой-то темноволосый мужчина, в котором Ванер узнал Бена Соло.

Асока захихикала.

— Что за закос под Квая? Давай ему волосы подожгем! Нам и одного Джигурды хватит.

Нихилус глупо заржал и поднял указательный палец, на кончике которого загорелся огонёк. Он поднес огонёк к волосам Бена. Через несколько секунд волосы вспыхнули, а их хозяин с криком носился по комнате под хохот пьяных призраков. Воды нигде не было, так что магистр ордена Рен с разбегу засунул голову в унитаз.

— «Слышь, лопоухий, тебе дедуля привет передаёт… И бессмертие в придачу! Говорит, такому внуку желает вечной жизни!»

Когда призраки исчезли, несколько облысевший Бен Соло обдумал сказанные слова и счастливо, словно заяц, начал скакать по помещению.

— Дедушка меня любит! Он знает о моих подвигах! Он поделился со мной бессмертием!

Где-то в своём уголке головой об стол билась Младшая Сила, решив, что вот такое чудо она уж точно не пусть в созданный ею загробный мир.

Тем временем Нихилус и Асока нашли Трауна, одиноко гуляющего по болотам планеты Дагоба с книгой по ботанике в руках.

— Синюшный! — глупо улыбнулась Асока. — А мы тут тебя ищем! А ну жени нас!

Нихилус споткнулся о корягу и погрузился с головой в топкое болото.

— Вас как венчать? — без особого интереса спросил чисс, разглядывая какое-то растение.

— По-быстрому.

Нихилус вынырнул из болота.

— «Свадьба? Я ж… Ик!.. мантию не постирал…»

— Вот и хорошо, а то за нудисткую свадьбу я взымаю большую плату, — отложил книгу Траун.

Асока встала на пень, чтобы не сильно отличаться в росте от ситха.

— По-быстрому, значит? Хорошо. Властью, данной мне двумя пьяными призраками, я объявляю вас мужем и женой.

— А чего так долго? — развязно произнесла Асока. — Денег не получишь!

Оба призрака исчезли, а единственный не Одаренный в раю для форсъюзеров пожал плечами и продолжил своё занятие.


*

Асока сидела с открытым ртом. Нихилус допивал рассол.

— Это что это… Мы поженились?

Банка с рассолом полетела в стену.

— «Б****! Опять брак по пьяни! Да какого , я вас спрашиваю, б*?!»

— Тогда кто вам так накостылял? — спросил Вейдер у Ревана и Экзара.

— Мне Асока, — фыркнул Кун.

— А Ревану?

— Было темно, — замялся тёмный джедай. — Я думал, это Асока…

— Ты хотел мне по морде дать?! — возмущённо заголосила тогрута.

— Я думал, это Нихилус.

Вейдер и Реван одновременно ударили себя ладонями по лбу. Где-то Сила повторила сей жест.

— Ну кто бы сомневался, — закатил глаза Ванер.

— Дедуля, забирай его на свою плантацию! — махнул рукой Реван.

— Он на стройке работает. На плантации Винду.

— Винду на плантации? — загорелись глаза у Скайуокера. — Я должен это видеть!

Он исчез.

— Меня подожди! — воскликнула Асока.

Комментарий к Анектод о браке по пьяни, или Кто бы сомневался! Близится финал. Осталась ещё одна глава и часть-завершение. Надеюсь, финал никого не разочарует.

====== Призрачные монополисты, или Великое предзнаменование Силы ======

После случайной свадьбы Нихилуса и Асоки у одной призрачной особы окончательно снесло крышу. И этой особой была Митра Сурик, мечтавшая выйти замуж раньше всех, но её с этим опередили Квай-Гон с Талой (ладно, тогда она была влюблена в Нихилуса, но замуж-то хотела!), Дин и Эйтрис, Люк и Бастила, Нихилус и Асока. Поговаривали даже, что Кит и Эйла тайно поженились. В общем, быть самой первой или, на крайний случай, второй, ей не светило. И от этого она бесилась, а страдал, как всегда, Энакин.

— Да что ты расселся?! Давай выбирать планету для нашей свадьбы! Я не хочу проводить её в этом наркопритоне!

— Тебе повезло, что владелец этого наркопритона очень отходчивый, — буркнул Реван, кидая игральные кости на разложенную перед ним доску.

— Я уже выбираю, — не отвлекаясь от игры, ответил Вейдер. — Джейд, чтоб тебя! Не твоя очередь!

— Завали хлебало, Ведро! — огрызнулась Мара, всем своим видом напоминая гопника с Корусанта — кепка на бок, драные джинсы, большая по размеру олимпийка. — Миркр! Покупаю!

Девушка бросила бумажные деньги на колени Ревана. Тот быстро отсчитал сдачу и вручил покупательнице карточку с планетой Миркр.

— Блин, я хотел Миркр! — вздохнул Палпатин.

— На кой-чёрт он тебе? — спросил Кеноби. С недавних пор он с бывшим Императором стали закадычными друзьями.

— Джедаев туда посылать. К ситхам не хочешь?

— Пока нет.

— Может, хватит уже рубиться в монополию?! — взвизгунула Митра.

— Ты сама запретила нам на деньги играть, — произнёс Вейдер.

— Вот мы и играем на планеты, — добавил Реван. — Ведро, не спи!

Избранный фыркнул, кинул кубики и передвинул свою фишку в виде звездного разрушителя на шесть клеток вперёд, обгоняя Палпатина с его Звездой Смерти.

— Опять Татуин, — раздраженно выдохнул Вейдер, подперев голову кулаком.

— Да купи ты его уже и успокойся, — буркнула Мара, пихнув локтями сидящих по обеим сторонам от неё Кеноби и Вишейта.

— Тебе легко говорить — ты Коррибан купила!

— Морабанд, — поправила рыжая.

— Коррибан, — сквозь зубы прошипел Реван.

— Морабанд!

— Коррибан!!! — в один голос рявкнули Вейдер, Реван, Вишейт, Палпатин и Митра.

— Так Татуин кто-нибудь берет? — поинтересовался Кеноби.

— Нет!!!

— Так где наша свадьба будет? — продолжала Митра.

— На Кореллии, — буркнул Вейдер, продолжая играть.

— Не хочу я казачью свадьбу! Тем более, там женились Люк и Бастила!

— Наш бар? — предложил Реван.

— Квай-Гон с Талой и Дин с Эйтрис.

— Набу? — с хохотом предложил Кеноби.

— Ты что? — театрально схватился за сердце Палпатин. — Там ведь прошла свадьба Энакина и Задолбалы!

В следующее мгновение на его голову обрушился карающий кулак обиженной джедайки.

— Кажется, я знаю, где вам провести свадьбу, — протянул Реван.


*

— Раньше предупредить не могли? — причитала Трея. — Давайте, девочки, развешиваем цветы быстрее, пока наш Венценосный не передумал!

Все торопились. Кореллианцы устанавливали навесы, распевая весёлые песни о том, как они отправляют ещё одного Скайуокера в дальний путь со своей второй половинкой. Девушки развешивали цветы. Джедаи готовили еду. Ситхи не мешали.

— Ждёт его дорога дальняя, дом казенный, — приговаривал кореллианец Сэмми, натягивая шатер и тут же получая по шее от атамана.

— Он второй раз женится, а там такой халявы нет, — заметил Дин, оглядываясь. — Где Реван?

Упомянутый ситх выскочил из толпы джедаев, неся над головой табурет. По случаю праздника он сменил свой повседневный чёрный наряд на точно такой же белый.

— Табурет притащил, гитару настроил, микрофоны установил, бухло спрятал, — отрапортовал он.

При слове «бухло» кореллианцы и ситхи резко обернулись, но почти тут же вернулись к своей работе.

— Где сын? — спросил Дин.

— У Андедду на каторге, — отмахнулся Реван.

— Всмысле?!

— Так не фиг было храм Рагноса разрушать.

— Когда это Энакин успел разрушить храм Рагноса?

— А он-то тут причём?

— Я ж тебя про сына спросил!

— Так ты уточняй, чей именно сын!

Дин раздраженно махнул рукой.

Тут к ним подбежал озабоченный Вейдер.

— Народ, у нас проблемы. Кеноби съел салат, и я остался без свидетеля.

— Эти события как-то связаны? — спросил Реван.

— Салат готовил Квай-Гон.

Ситх с пониманием кивнул.

— В общем, мне срочно нужен новый свидетель. Реван?

— А чего я-то? — начал махать руками гранд-магистр. — Я тамада! У меня своих дел по горло!

— Что за день такой? — раздраженно выдохнул Вейдер. — Сначала Митра сменила свою свидетельницу на Лею, потом Кеноби… Что дальше?

Реван навострил уши и откинул в сторону табурет.

— Так и быть, буду я твоим свидетелем. Но чур, первый тост произношу я!

Через полчаса началась церемония. Жених и невеста под руку шли к самодельному алтарю, за которым стоял Дин. Позади новобрачных шли спокойная Лея и счастливый Реван.

— Братья и сёстры, — начал атаман казачьего ордена, — Дети и внуки, дамы и господа, ситхи и… Сион, хватит жрать!!! Так… О чем это я? Ах да! Сегодня у нас знаменательное событие — сегодня два любящих сердца наконец-то соединят свои судьбы воедино!

Нихилус захрапел, за что получил локтем в бок от Асоки.

— Энакин, сын мой, ещё будучи Силой я создал тебя…

— Давай пропустим эту часть, — с опаской попятился Вейдер. — Мне уже Младшая рассказала, как оно там все происходило.

Глаза Дина расширились. Он кашлянул и продолжил.

— Я не был идеальным отцом, потому что в первую очередь меня заботила судьба галактики. И я рад, что наконец-то смог стать для тебя кем-то большим, чем просто создателем.

Подружки невесты и Палпатин вытирали слёзы платками.

— Митра, я наблюдал за тобой долгое время на протяжении четырёх тысяч лет и с абсолютной уверенностью могу сказать, что мой сын выбрал идеальную невесту.

— Фигасе, а на нашей свадьбе он так не говорил! — воскликнула Асока.

— Почему же? Говорил! «Без комментариев»! — улыбнулся Дин и продолжил. — Друзья, для меня великая честь объявить этих людей мужем и женой!

Раздался гром аплодисментов. Митра кинула букет. Реван не видел, кто его поймал, потому что ему в лоб прилетел чей-то световой меч.

— Смотрите, он поймал меч! — крикнул кто-то из толпы.

Тогда-то Реван и вспомнил, что был у женихов-форсъюзеров такой заскок — кидать световой меч. Поймавший следующим женится. Ситх огляделся по сторонам и с удивлением взглянул на Лею, поймавшую букет невесты.

— «Бухаем до отвалу, пацаны!» — запрыгнул на стол с электрогитарой в руках Нихилус.


*

Свадьбу праздновали до самого утра. Все уже давно отрубились, поглотив десятки литров алкоголя. Только один все ещё не отправился вслед за остальными.

Дин медленно гулял по пляжу, когда увидел стоявшую по щиколотку в воду девушку лет шестнадцати в столь знакомой футболке.

— У Ревана теперь шишка из-за тебя, — усмехнулся Скайуокер.

— Зато Энакин теперь не против, чтобы он встречался с Леей, — пожала плечами Сила, завороженно глядя на восходящее солнце Скарифа. — Все-таки, мёртвые мне больше по душе.

Она повернулась к брату и игриво улыбнулась.

— С ними не соскучишься!

Комментарий к Призрачные монополисты, или Великое предзнаменование Силы Последняя часть выйдет завтра или послезавтра. Всё-таки, Петербург вдохновил меня на идеальный (естественно, пока только по моему мнению) финал. Запаситесь салфетками и платочками.

====== Я расскажу тебе сказку ======

Ты слышал звуки шагов,

На губы капала кровь,

Негромко хлопали двери…

И до скончания лет

Далекий призрачный свет

Не сбережет от потери…

Судьбу не остановить,

И путеводная нить

Тебя мотает по кругу.

Я не пророчу финал,

Но опустел арсенал

И не поможешь друг другу!

Чёрный кузнец — «Поколение зла»

Солнце клонилось к закату. На тёмном небе появились первые звезды, мигали яркими точками и угасали. Вселенная умирала. А вместе с ней умирала его единственная правительница — Младшая Сила.

Она сидела на утесе. Перед ней горел небольшой костёр, но тепла не было. Она его не чувствовала. Кожа на руках и шее покрылась трещинами, словно она фарфоровая кукла, которую нечаянно уронили. То же происходило с её братом — бывшим Старшим воплощением Силы. Дабы сберечь вселенную, он передал все силы своей младшей сестре. Да вот только ей некому было передать эстафету. Больше никого нет. Она одна…

Я пришел в этот дом, чтобы выйти и выключить свет,

И кажется, за эти годы не стал серьезнее.

Сколько, скажи, меня не было? Тысячу лет —

Сжатых в минуты под этими древними звездами?

— Младшая? — послышался позади знакомый голос.

Девушка обернулась, встречаясь взглядом с глазами цвета молодой листвы.

— Привет, братец.

Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла до того грустной, что у Дина сжалось сердце.

— Сестренка, ты…

Он замолчал.

— Да, — невесело усмехнулась девушка. — Я умираю. И, похоже, вселенная умирает со мной.

Незаметно мелькают недели в уютных домах…

Ты не узнаешь, что было, и то, что будет,

Сколько недобрых секретов хранит полутьма,

И как бесконечно нелепо несчастны люди…

Дин сел на траву рядом с сестрой. Та положила голову на его плечо и закрыла глаза.

— Я должен был это предотвратить…

— Прошло уже столько тысячелетий… Ты ничего не сделаешь. Пришло моё время. Пора уходить на покой. Я хочу рассказать тебе кое-что…

— Что? — тихим шёпотом спросил Дин.

Младшая обняла его руку, слабо улыбаясь.

— Сказку.

Я расскажу тебе сказку о том, что мы очень устали,

Я расскажу тебе сказку, мы будем сидеть у огня…

Не обещаю —

и этим тебя защищаю,

Знаю теперь, что и ты не забудешь меня…

Звезды гасли одна за другой, а Сила продолжала рассказывать брату о мире, который она так любила. Мир мёртвых. Мир призраков. Её мир.

— Я ведь только недавно поняла, что вселенная постоянно обновляется. Жизнь и смерть чередуются. Звезды умирают, а на их месте рождаются новые. Так было всегда. Так будет и сейчас.

— Ты хочешь перезапустить вселенную? — с недоумением взглянул на неё Дин.

— Начать новый цикл. Это происходит постоянно, так что…

Она не договорила.

— Знаешь, я не думала, что у Ревана и Леи что-нибудь получится.

— А Вентресс и Марек? — усмехнулся Дин. — Шаак и Дуку, Луминара и Мейс, Мара и Ванер…

Лицо Младшей начало покрываться тоненькими трещинками.

— Красиво, — прошептала она, глядя на исчезающее за горизонтом солнце. — Надеюсь, новый мир будет так же прекрасен.

— Мы умрем? — хрипло спросил мужчина.

— Нет, — улыбнулась девушка. — Мы возродимся. Ты правил миром живых и так и не понял одну важную истину, — она посмотрела в глаза брата. — Смерть — это конец старой жизни и начало новой. Готов ли ты начать все сначала?

Дин надолго замолчал.

Утром дорога меня унесет в никуда,

И буду шептать я, как мантру и как заклятье…

— Я всегда мечтал вырастить сына. С Энакином я упустил такую возможность. Надеюсь, в другой жизни мне предоставится такой шанс. Воспитать сына… вместе с Эйтрис.

Господи, только бы знать, что твой сын никогда,

Никогда не увидит чудовища под кроватью…

— Ты встретишь её, — улыбнулась девушка. — Утро принесёт немало изменений. Возможно, я уже не буду великой сущностью, как сейчас, но… все будет хорошо, я уверена.

Беспутного странника взглядом благослови,

Я стану простой пометкой в конце абзаца…

— Я люблю тебя, брат, — Сила прижалась к мужчине, который был её единственной семьёй на протяжении многих тысячелетий. Её старший брат.

Ты знаешь, я слышал, что высшая степень любви —

Если однажды ты смог от нее отказаться…

— Я так устала, — вздохнула Младшая.

Трещины покрыли её щеки, сеткой тянулись вокруг глаз. Рядом, на траве, мирно спала чёрная кошка — Матильда.

Я расскажу тебе сказку о том, что мы очень устали…

— Я всегда буду с тобой, сестренка, — прошептал Дин.

Я расскажу тебе сказку, мы будем сидеть у огня…

— Просто пообещай, что мы встретимся снова. Кем бы мы ни были, куда бы нас не забросила судьба. Обещай, что я увижу тебя.

Не обещаю — и этим тебя защищаю…

— Я никогда не смогу тебя забыть, Младшая.

Знаю теперь, что и ты не забудешь меня…

— И я буду с тобой, — он переплел свои пальцы с её. — До конца.

Трещины покрыли все лицо девушки. Сквозь них просвечивал мягкий голубой свет. По её щекам текли слёзы — первые за столь долгие тысячелетия.

Тише, тише, тише…

Все вокруг затихло. Костёр перестал трещать. Волны больше не шумели. Вселенная замерла в ожидании.

Младшая Сила медленно подняла руку и щелкнула пальцами. С щелчком вселенную окутала тьма.

Я расскажу тебе сказку с неясным концом…