Учительская практика (СИ) (fb2)


Настройки текста:



====== 1 — Сверхъестественный Хогвартс ======

— Преподавать? Чего? — переспросил Сэм, не особо понимая, о чем ему сейчас говорили, хотя, нет — совсем не понимая. — Вы ведь понимаете, что мы маглы и прочее?.. Да какие из нас преподаватели?

Дамблдор медленно ходил по комнате, совершенно не глядя на Сэма. Казалось, директор знал, что его ждёт подобная реакция, а потому благоразумно ждал, пока у Винчестера пройдёт шок.

— Насчёт этого можете не беспокоиться, — произнёс волшебник. — На вас можно использовать особое заклинание, что позволит вам попасть в Хогвартс.

— Подождите, — поднял ладони Сэм. — Я ещё даже не согласился. Вы ведь толком не объяснили, почему выбрали на эту должность именно нас.

Это было вполне разумное замечание. Дамблдор жестом попросил Винчестера сесть и сам присел в кресло.

— Видите ли, в чем дело, как я уже объяснял, в нашей школе преподают лишь защиту от магии, а, как показали недавние события, магия зачастую не помогает справляться со сверхъестественными существами. Ученики даже не подозревают, сколько опасностей вокруг. Поэтому я пригласил именно вас, мистер Винчестер, и вашего брата. Где он, кстати?

Сэм отвел взгляд и нахмурился. Говорить про Дина не хотелось. Особенно такое…

— До меня дошли слухи о том, что он… — начал было Дамблдор, но не договорил. — В общем, этот факт меня не смущает. Мистер Винчестер, мне известно, что охотников осталось очень мало, а хороших охотников и того меньше. Я не хочу делать из учеников кого-то похожего, но хочу, чтобы они могли защититься в случае опасности.

Сэм кивнул, сцепив руки в замок. Предложение действительно хорошее. Хогвартс! Это не средняя школа, где работаешь уборщиком, это школа волшебства, где можно поделиться своими знаниями о сверхъестественном мире, и никто не посчитает психом. В последнее время монстры затихли. Дин целыми днями пропадал, то охотясь с Бенни на Дика Романа в Чистилище, то выискивая демонов-предателей, то тренируясь управлять своими силами с Каином и Кроули… Словом, скучать старшему Винчестеру не приходилось, а вот младший не знал, чем себя занять. Пару раз охотился неподалёку от бункера, чтобы Дин — не дай Кроули! — не узнал, что он брал его машину и в одиночку убивал монстров. Хотя, «в одиночку» — не совсем верно. Сэм делал вид, что не замечает этого, но за ним постоянно присматривали демоны. Просто потому что Дин попросил. А сидеть в бункере и читать книги дни напролет — не самая радужная перспектива. Так что уехать в Хогвартс преподавать — это настоящий подарок.

Осталось лишь узнать, как на этот «подарок» отреагирует Дин.

Как назло, именно в этот момент воздух прорезала золотистая молния и из неё вышел Винчестер, одежда которого была испачкана в крови. Глаза горели, рука с Первым Клинком слегка подрагивала, а на губах играла довольная улыбка.

— Поймал? — поинтересовался Сэм, когда брат прошёл мимо, не обратив никакого внимания на гостя. Тот, впрочем, тоже не спешил афишировать своё присутствие.

Дин остановился и вдруг захохотал.

— Видел бы ты, как он удирал от нас! И за ним вся его свора! Ты когда-нибудь слышал, как левиафаны орут от ужаса и убегают?

Винчестер снова захохотал и скрылся в коридоре.

Сэм повернулся к Дамблдору. Тот все так же сохранял невозмутимое выражение лица.

— И чему он может научить детей? — нервически усмехнувшись, спросил Сэм.

— Многому, — протянул волшебник, поглаживая бороду. — Его знания бесценны. Как и ваши.

— Я так понимаю, вам нужны сразу два преподавателя?

Дамблдор развёл руками.

К этому времени Дин уже переоделся. Однако от веселья не осталось ни следа.

— Дин? — позвал Сэм, напрягаясь. Обычно резкие перепады настроения брата ни к чему хорошему не приводили.

Старший Винчестер глянул на Сэма, а потом вдруг повернулся к Дамблдору.

— Так когда нам прибыть в Хогвартс?

Сэм едва не подавился воздухом.

— Ты… Что? Ты согласен преподавать? В магической школе?

— А почему бы и нет? — пожал плечами Дин. — В Аду все тихо, на Небесах установился порядок, а у нас тут и охотиться не на кого. Тем более, Каин считает, что меня пока не стоит нагружать особо сложными «трюками». Почему бы не устроить небольшой отпуск?

Сэм сидел с открытым ртом и не знал, радоваться ему или нет.

— Неужели тебе не надоело сидеть в подвале с книжками? — усмехнулся Дин.

— Мне, может, и надоело, но тебя-то Кроули вряд ли отпустит!

Винчестер улыбнулся.

— После устроенного мной шоу, Кроули отправил меня в досрочный отпуск.

— Это какое шоу? — поинтересовался Сэм.

Дин склонил голову набок и вдруг превратился чёрный дым, что начал летать по всему помещению. Сэм от шока открыл рот.

Полетав под потолком, дым резко ударился о пол, вновь превращаясь в Дина. Тот едва сдерживал рвущийся наружу хохот.

Сэму было не до смеха. Ещё когда брат только стал демоном, Кроули сразу сказал, что обряды изгнания и исцеления на него не подействуют, поскольку изменилась его душа, а она привязана к телу. Так что Дин чисто физически не мог превратиться в дым, как это делают другие демоны. Даже Каин на это не способен!

Но только Сэм решил спросить, как брату удалось это, как тот, словно прочитав его мысли, указал куда-то в сторону. Младший Винчестер повернул голову. Там, оперевшись о стену, стоял… Дин.

И вдруг тот, что только что превращался в дым, растворился в воздухе.

— Вот такое, — засмеялся Дин. — Неплохая иллюзия, да?

Сэм кое-как кивнул и облегчённо вздохнул.

— Каин ещё нормально отреагировал. Кроули вообще в меня стул кинул. Оба решили, что мне нужен перерыв. Я не против.

— И ты готов учить детей? — поднялся Сэм. — Но ведь ты…

Он замолчал. Дин закончил фразу за него.

— Демон? Но они-то этого не знают.

— Я гарантирую, что данная информация останется в тайне, — заговорил Дамблдор, поднимаясь. — Преподавательский состав не будет знать об этом, если, конечно, вы сами не захотите им об этом рассказать.

— Давай, Сэмми, будет весело, — Дин ослепительно улыбнулся, так, как улыбался всегда.

У Сэма потеплело на душе. Все-таки, брат не сильно изменился, не стал полноценным демоном. Теперь главное — не дать ему сорваться, потому что иначе никто не сможет его остановить. Никто посторонний.

— Я согласен, — без раздумий ответил Сэм.

— Отлично, — кивнул Дамблдор. — Через неделю я пришлю вам сопровождающего, он доставит вас в Косой переулок, где вы сможете купить все необходимое. Деньги я пришлю вместе с ним. До встречи в Хогвартсе, господа Винчестеры.

После этих слов директор исчез. Сэм дернулся, Дин же равнодушно оглядел пустое пространство и упал в кресло.

— Ну, что ж, подождем недельку, значит.

Он закрыл глаза, удобнее устроившись в кресле.

Сэма мучило дурное предчувствие. Дин не мог так быстро согласиться становиться учителем в школе волшебников. Здесь есть что-то ещё… Ведь не ради него он пошёл против своих принципов?

— Как-то быстро ты согласился на эту должность…

— А почему бы и нет? Когда у нас в последний раз был отпуск?

— По-твоему, обучать детей — это отпуск?

Дин открыл глаза и уставился на брата.

— Уж явно лучше, чем гоняться за левиафанами и слоняться без дела дни напролет.

— А если честно? — резко произнёс Сэм, скрестив руки на груди. — Ты знал о предложении, когда вернулся из Чистилища. Не расскажешь, откуда?

Дин повёл плечами.

— Сэм, ну подслушал я немного. Что с того? Это что-то меняет? Иди лучше вещи собирать.

— Так сопровождающий явится только через неделю, — напомнил Сэм.

— Да кто ж этих магов поймёт? — развел руками Дин и резко поднялся на ноги. — Я в душ.

С этими словами он испарился.

«Все-таки, полезная способность», — подумал младший Винчестер, на своих двоих направляясь в комнату.


*

Косой переулок, как всегда, был полон народу. До начала учёбы оставалась неделя, так что запоздалые волшебники спешили купить все необходимое. В общем, в этом магический мир не особо отличался от обычного. Разве что глаза разбегались больше. Особенно у Винчестеров. За всю свою жизнь они не раз сталкивались с магией, — одна Ровена чего стоит! — но это превосходило все их ожидания.

— Я сейчас разорвусь, — протянул Дин, — С одной стороны хочу все это скупить, а с другой поубивать всех этих ведьм…

Сэм слабо кивнул, пребывая в состоянии полной эйфории. Но восторг восторгом, а нужно закупиться всем необходимым. В кармане лежал список, а на поясе висел мешочек с деньгами.

— Так, нам нужны мантии, — произнёс младший Винчестер, сверяясь со списком. — Если не ошибаюсь, то нам туда.

Он указал в сторону, где висела вывеска в виде щелкающих ножниц.

В лавке не было никого. Дин прошелся вдоль прилавка и с ходу ударил ладонью по звонку. Не дождавшись никого, он развел руками.

— Ну, что ж, не судьба, значит. Идём дальше.

— Чем могу помочь, молодые люди? — послышался сзади женский голос.

Дин подпрыгнул от неожиданности, чем вызвал смешок Сэма.

— Нам нужны мантии парадного образца для учителей.

Вокруг Дин уже кружили блокнот с ручкой и лента. Пока лента отмеряла ширину плеч, длину рук и обхват талии, ручка записывала, а Винчестер крутился, как Санта Клаус, попавший в центр толпы детей.

— Уберите эту дрянь! — воскликнул охотник, отмахиваясь от ленты.

— Дин, это просто лента, — спокойно произнёс Сэм, выставляя руку в сторону. Вокруг него летали те же атрибуты.

— Я не люблю, когда вокруг меня всякая дрянь летает!

Он замахал руками. Лента с блокнотом улетели.

— Ты тут с этим разбирайся, а я подожду на улице.

— Ладно, — согласился Сэм.

Дин вышел из магазина, облегчённо вздохнул и огляделся по сторонам. Место, конечно, удивительное, но не все сразу. Магия везде своя, а вот последствия от неё удивительно схожие. И вообще, он сюда по делу пришёл, а не тряпки выбирать.

Винчестер спрятал руки в карманы и быстрой походкой, оглядываясь по сторонам, направился вверх по улице. Через двадцать шагов к нему присоединился мужчина в чёрном пальто и с деревянной шкатулкой в руках.

— Работники банка знают о вашем приходе, сэр, — сказал он, протягивая Дину шкатулку.

— Чудненько. Не придётся выворачивать их наизнанку, — отозвался тот, не останавливаясь. — Имя узнали?

— К сожалению, во время заговора было убито слишком много демонов перекрестков. У всех были незавершенные сделки. Так что с этим возникли проблемы.

— Ладно. Это можно выяснить. Время ещё есть. Передай ребятам, чтобы не расслаблялись.

— Да, сэр, — мужчина кивнул, сверкнув чёрными глазами, испарился.

Дин, не сбавляя шага, продолжил идти к самому высокому зданию в Косом переулке — к банку Гринготтс. Внутри, помимо людей, всюду сновали… гоблины. Маленькие, ушастастые, со сморщенными лицами, словно лимоны ели на завтрак. Противные! Хотя, если вспомнить тех же демонов и левиафанов, то эти коротышки не такие уж и страшные. Перекрасить в зелёный — будут ходить по банку магистры Йоды.

— Жуть жуткая, — выдохнул Дин, подходя к центральному столу, за которым сидел, пожалуй, самый страшный гоблин на свете.

— Имя и цель, — проскрипел уродец, не переставая писать пером на пергаменте и не глядя на посетителя.

Охотник огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что рядом нет людей.

— Дин Винчестер. Кроули оставил мне пакет.

Гоблин вдруг резко поднял голову. Губы неприятно скривились и задрожали. Дин усмехнулся. Давненько он не чувствовал такого страха. Решив окончательно добить работника банка, он сменил цвет глаз на чёрный.

— Так мне долго ждать? — с опасными нотками, но все с той же улыбкой поинтересовался демон.

Гоблин дернулся, махнул рукой и случайно сбил чернильницу, но это его, похоже, сейчас беспокоило в самую последнюю очередь.

— А… А у мистера Винчестера есть ключ? — почти шепотом спросил он, пытаясь спрятать дрожащие руки.

— А ты мне зубы не заговаривай, — понизил голос Дин, издевательски улыбаясь. — Я прекрасно знаю, что ключ не нужен. Ты можешь сколько угодно тянуть время — тебя это не спасёт. Сколько там тебе осталось? Месяц?

Гоблин задрожал, прикрыв рот руками. Когда же Дин продемонстрировал на ладони деревянную шкатулку с резными символами, банкира едва удар не хватил.

— Повторю свой вопрос, — улыбка исчезла с лица Винчестера, глаза вновь почернели. — Мне долго ждать?

Все-таки прав был Кроули…

«Я оставил пакет со всеми сведениями в Гринготтсе. Знаешь, достать все это было не так уж просто. И охотников за этими данными хватает. Так что уничтожь бумаги сразу в банке», — говорил Кроули перед тем, как Дин собирался вернуться домой.

«Может, еще няньку мне дашь, а то вдруг что забуду?» — с сарказмом ответил Винчестер. — «Не первый раз с таким работаю. И что там такого важного, что ты не можешь на словах рассказать?»

«Да так… Слышал о продленной сделке? Это как раз тот случай. Когда откажешься в Косом переулке, к тебе придёт Джереми и передаст кое-что. Обменяешь это на пакет.»

«И что он передаст?»

«Даже такие существа, как гоблины, продаются ради своих желаний. Жаль, что их души не такие ценные», — Кроули заговорщески подмигнул.

Через какое-то время Дин оказался в хранилище и читал письмо. Десять месяцев, минимум данных и неизвестный клиент. Да ещё вдобавок небольшой подарок от Смерти. Романтика, да и только!

Сунув небольшую коробочку во внутренний карман куртки, Дин свернул письмо вчетверо, положил на камень и коснулся кончиком пальца. Письмо загорелось. Мужчина подождал, пока оно полностью сгорит, и только тогда поспешил вернуться в Косой переулок.


*

Сэм вышел из лавки с двумя пакетами, довольный, с широченной улыбкой на лице. Дин переминался с ноги на ногу. В руке у него был довольно увесистый пакет, на дне которого лежало несколько книг, рекомендованных Дамблдором к прочтению, и очень много всяких магических сладостей. Сам же охотник догрызал леденец, чем напомнил Сэму одного очень вредного сладкоежку.

— Вижу, ты зря времени не терял, — усмехнулся младший Винчестер.

— Угу, — кивнул Дин, выбрасывая палочку. — Оказаться в магическом мире и не попробовать их еду? Да это хуже адской пытки!

Охотник картинно схватился за сердце и скорчил гримасу боли, но так как актёр он был так себе, то тут же расхохотался.

— Раз ты взял книги, осталось лишь купить сову.

— Сэмми, если тебе так не хватает девушки, то просто скажи, — на полном серьезе произнёс Дин и опять захохотал.

— Придурок, — фыркнул Сэм, усмехаясь.

— Сучка, — сразу отозвался старший Винчестер и весело закинул в рот конфету.

Следующей остановкой стала лавка с животными. В клетках сидели совы разных мастей, жабы и одна белая кошка. Продавец отдал клетку с сычом улыбающейся девочке и помахал рукой, когда она с родителями ушла. Он повернулся к Сэму, натянув на лицо приветливую улыбку.

— Помочь с выбором, молодые люди?

— Да, нам нужна сова, — сказал Сэм. — Желательно поменьше…

Пока младший Винчестер объяснял продавцу, что именно им нужно, Дин ходил вокруг клеток, рассматривая птиц. Особой любви ко всякой живности он не питал. Разве что более благосклонно относился к адским гончим, но в памяти все равно было свежо воспоминание, как одна из таких тварей утащила его в ад, а там уже целая свора по одному приказу Аластара нападала на него и рвала на части. Зато сейчас они даже дышать в его присутствии боятся.

Совы сначала смотрели на незнакомого им человека с интересом, но потом, словно увидев что-то, что не видят обычные люди, начинали в ужасе кричать и прижиматься спинами к клеткам. Дин нахмурился. Не могут же какие-то птицы узнать в нем демона? Тогда его взгляд упал на массивную клетку, в которой сидел большой ворон. В отличие от других птиц, он молчал, с интересом рассматривая Дина. Тот остановился и приблизился к клетке, явно ожидая, что птица испугается его. Но ворон сделал шаг навстречу и просунул клюв между железными прутьями, чуть склонив голову набок. Было в этой птице что-то такое, что привлекло внимание Дина. Ворон не боялся его. Если он, как и совы, видел его истинный облик… Так, а если нет?

Дин быстро обернулся, дабы убедиться, что на него никто не смотрит, и на секунду сменил цвет глаз на чёрный. Ворон один раз карканул и склонил голову. Неужели, принял?

— Интересно… — протянул хозяин магазина, медленно подходя к Дину. — Этот ворон никому не позволяет приблизиться к себе. Его уже второй год никто не может купить. Он все чего-то ждёт. Или же кого-то.

Винчестер не спускал глаз с ворона. Это явно необычная птица.

— Я беру его.


*

— Слышали про Сириуса Блэка? Говорят, он сбежал из Азкабана, — произнёс Рон, дожевав куриную ножку, и повернулся к Гермионе. — А ещё твоего профессора Люпина отстранили от должности преподавателя.

— Как? — изумился Гарри, выронив вилку.

— Представляете, кто-то узнал, что он оборотень! В Министерстве тут же об этом узнали.

— Нетрудно догадаться, кто настучал, — пробормотала Гермиона, невольно бросив взгляд на стол Слизерина, где сверкала белобрысая макушка.

— А он как об этом узнал? — не унимался Гарри.

Рон пожал плечами.

— Об этом знали, видимо, давно, но после того, как об этом узнали родители учеников… В общем, отец рассказывал, что в Министерстве все лето обговаривали возможность сделать преподавателями маглов. Сам Дамблдор просил об этом!

— То-то я смотрю, они за преподавательским столом сидят, — с сарказмом произнесла Гермиона, повернулась и с удивлением обнаружила два пустых стула рядом со Снейпом. — Тем более, всех учителей уже представили.

Словно в ответ на её слова, профессор Дамблдор поднялся и пару раз постучал ложкой о бокал. В зале воцарилась тишина. Даже Рон перестал чавкать.

— Мало кто знает, что наши друзья-волшебники из Америки столкнулись с неведомой доселе угрозой. Раньше она не была такой явной, но за последний год многое изменилось. Монстры. Монстры, против которых магия бессильна. Есть люди, которые знают об этих монстрах все. Охотники. Они научат вас сражаться с силами зла без помощи магии. Встречайте новых преподавателей по защите от тёмных искусств — Дин и Сэм Винчестеры!

Рон, во время речи директора пивший сок, поперхнулся.

Двери в зал медленно отворились. Все взгляды устремились на странно одетых людей. На плече одного из них, что был пониже, сидел большой ворон, который сразу после того, как братья оказались в зале, слетел с плеча хозяина и, пролетев весь зал над головами учеников, уселся на спинку свободного стула.

— Я же говорил! — откашлявшись, воскликнул Рон.

— Взгляните на этого красавчика! — произнесла какая-то девчонка.

— У него красивые глаза!

— Какой высокий!

Гермиона закатила глаза, слушая все это. Её сейчас больше волновало, как измениться предмет с новыми преподавателями. И ухмылка одного из Винчестеров явно не предвещала ничего хорошего.

Весь оставшийся вечер братья (как позже рассказал Рон) сидели довольно тихо. Разве что тот, что повыше, общался со Снейпом и Макгонагалл. Другой сидел с краю и пару раз сделал какие-то особо резкие замечания, раз это взбесило Снейпа, который едва не перешёл на крик. Все остальное время Винчестер молча гладил ворона и оглядывал зал, словно пытался кого-то найти. В какой-то момент его взгляд встретился с глазами Гермионы, но не задержался даже на секунду. Грейнджер же словно холодной водой облили. Настолько странно на неё подействовал взгляд нового учителя.

— Рон, а ты знаешь, как зовут того, что с вороном? — тихо спросила девушка у рыжего друга.

Тот поднял голову от тарелки. В рот он напихал все, что только смог, из-за чего напоминал хомяка. Ответить он не мог, поэтому просто пожал плечами.

А ведь урок по защите от тёмных искусств завтра. Да ещё и первый.


*

— Призраки в школе — это странно! — размахивал руками Сэм.

Дин молча шёл рядом. Ворон сидел у него на плече так же тихо. Впереди шёл староста, назначенный директором проводить новых учителей в их комнаты.

— Они полностью сохранили своё сознание. Может, это особый вид призраков, о котором мы не слышали? Или это из-за того, что они были волшебниками?

— Сэм, замолчи! — рявкнул Дин. — И без тебя голова раскалывается.

Вид у старшего Винчестера был неважный, что не на шутку встревожило Сэма. После своего становления демоном Дин почти не ощущал боли. Опьянение наступало не скоро, похмелья не было вообще. Да и он сам не привык жаловаться на головную боль. Он даже с сотрясением и сломанными руками-ногами молчит, как партизан. Так что услышать от бравого охотника о такой мелочи — более, чем странно.

Вскоре они оказались у дверей своей новой комнаты. Староста ушёл.

Выделенная им комната больше напоминала квартиру. Общая гостиная с диваном, парой кресел и кофейным столиком. По бокам располагались две двери, ведущие в отдельные спальни.

Дин устало потер глаза, зевнул и указал на комнату справа.

— Эта моя. Ривз, охраняй.

Ворон коротко каркнул и, слетев с плеча хозяина, приземлился на спинку дивана.

— Ривз? — переспросил Сэм, когда Дин уже стоял у порога своей спальни. — Ты его в честь Киану Ривза назвал?

— А почему бы и нет? — пожал плечами Винчестер, зевнув. — Я спать.

Сэм слабо улыбнулся. Жить с братом-демоном непросто. Он постоянно пропадает неизвестно где. Хотя… вполне известно. Утром охотиться с другом-вампиром Бенни в Чистилище, днём муштрует демонов в Аду, выискивая предателей, а ближе к вечеру отправляется попить чаю с Каином и разучить с ним парочку новых трюков. И все это повторяется изо дня в день. И если ему это нравится, то Сэма это беспокоит. Дин предпочитает компанию вампира и демонов ему, родному брату. Все то время, пока он пропадал, Сэм пытался найти способ вернуть Дина в мир людей. Вот только ни в одной книге нет даже намека на это. Был один вариант — исцелить его человеческой кровью, но это слишком ненадежно, да и ещё, как выяснилось, чем сильнее демон, тем сложнее его вернуть, а Кроули и Каин делают все, чтобы Дин стал сильнее их всех вместе взятых. И ведь получается! Разве что Дин отказывался отвергнуть свою человеческую суть и стать полноценным демоном, но, как сказал Каин, это и не нужно, поскольку человеческая часть делает его сильнее.

Тут Сэма словно током ударило. После превращения в демона Дин отказался от таких человеческих потребностей, как постоянный сон и частые приёмы пищи. Ему достаточно поспать несколько часов в неделю — и все. И спал он вчера.

Винчестер побежал в комнату брата и застыл на пороге, когда увидел того спящим прямо в одежде. Тогда он вспомнил про его трюк с иллюзией…

Сэм коснулся ноги брата. Настоящая. Облегчённо вздохнув, Винчестер отправился спать. Первый день в роли учителя обещал быть нелёгким.

Комментарий к 1 — Сверхъестественный Хогвартс Посмотрю, как пойдет и сколько людей будет читать. Все зависит от вас.

====== 2 — Первое занятие ======

Утро приподнесло Сэму немало сюрпризов. Во-первых, он проспал, так что пришлось собираться в спешке, одной рукой натягивая профессорскую мантию, а другой зашнуровывая ботинки. Во-вторых, Дин встал достаточно рано, ушёл на пробежку, а уже оттуда — на завтрак, куда и опоздал Винчестер-младший. Остальные профессора сказали, что брат давно ушёл. Пришлось самому искать дорогу к кабинету, что и было третьей проблемой — он не знал, куда идти. Выловив одного студента, он все-таки узнал, где находиться кабинет, и пришёл туда как раз после звонка.

В кабинете уже сидели ученики, а перед ними, оперевшись о стол и скрестив руки на груди, стоял Дин в своём привычном наряде охотника — клетчатая рубашка, красная куртка, синие джинсы. Разве что дробовика в руках не хватало.

Он смерил Сэма удивленным взглядом.

— Надо же, Хэллоуин наступил раньше. Чего так вырядился?

Сэм промолчал. Если уж кто и был здесь белой вороной, так это не он. Кстати, о воронах…

Ривз сидел на перилах лестницы, ведущей в другую комнату, и, казалось, наблюдал за всеми. При виде Сэма он недовольно каркнул.

— Ладно, начнем, — Дин хлопнул в ладоши и ослепительно улыбнулся. — Проясним сразу несколько моментов. Для начала познакомимся. Я Дин, это мой младший брат Сэм, оба Винчестеры. Мы охотники и, как уже говорил директор, маглы, но это не значит, что не способны противостоять магии. Так что если я увижу на нашем уроке хоть у кого-нибудь палочку — подвешу за ноги вон на том крюке!

Дин указал на ржавый крюк, что висел над дверью. Грозный голос и не менее грозный вид охотника пугал. По-настоящему пугал. Так что те, у кого на парте лежали палочки, поспешили убрать их в рукава мантий.

— И, как вы уже поняли, на этом уроке вы не будете использовать магию, — добавил Сэм.

Много кто хотел возразить, но одного взгляда на грозного Дина и ржавый крюк почти под потолком хватило, чтобы этого не делать.

— Мы научим вас сражаться со сверхъестественными тварями без помощи магии, — произнёс Дин, упираясь руками в столешницу.

— Чтобы нас всех точно убили? — нагло спросил блондин со Слизерина (с факультетами Винчестеры разобрались ещё до приезда в Хогвартс).

Его слова вызвали смешок у некоторых сокурсников.

Дин прищурил глаза. Казалось, он сейчас схватит этого наглеца и одним движением забросит на тот крюк, но… Он лишь усмехнулся.

— Мистер…?

— Малфой, — так же дерзко ответил парень. — Драко Малфой.

— И что вас не устраивает, мистер Малфой? — спокойно спросил Дин, и это его спокойствие пугало.

— Все. Магия может убить любого. Маглам этого не понять.

На губах старшего Винчестера появилась кривая ухмылка.

— Что ж… Ладно, докажете? Что вам стоит прямо здесь опровергнуть мои слова и доказать всему классу, что маглы ничему не научат? Доставайте свою палочку.

Сэм переводил взгляд с Дина на Малфоя и с каждой секундой ему становилось не по себе. Если брат решил что-то доказать, он это докажет. И неважно, кто при этом пострадает.

— Моё условие такого — определите вид монстра, с которым сражаетесь, и используйте магию, чтобы его победить. Согласны?

Малфой поднялся, вытащил палочку из рукава, покрутил её в руке и презрительно усмехнулся.

— Давайте сюда вашего монстра.

— Сам напросился, — слабо улыбнулся Дин.

Сэм пошёл навстречу брату. Нет, он не может просто взять и натравить монстра на ученика. В первый день. На первом занятии. За первые пять минут!

— Ты не можешь… — процедил Винчестер, глядя на брата. Может, их силы и не равны, но устраивать тут бойню он не позволит.

Ответом ему стал полный уверенности и спокойствия взгляд. Дин знал, что делает.

— Расслабься, Сэм, все под контролем.

Он быстро поднялся по лестнице, положил руку на ручку двери и обернулся.

— Готов?

Малфой гордо вскинул голову.

Дин открыл дверь.

— Бенни, не поможешь в воспитательной работе?

Сэм стоял, как громом пораженный. Ну почему, почему каждый раз, когда Дину нужна помощь, он всегда в первую очередь обращается к этому чертовому вампиру?!

На небольшую лестничную площадку вышел довольно крепкий мужчина в кепке, лениво оглядывая помещение. Он казался воплощением спокойствия. Такого скучаюшего, клыкастого спокойствия, которое наверняка уже насосалось крови. И вдруг это воплощение спокойствия в мгновение ока оказалось рядом с Малфоем.

— Приветик, — ухмыльнулся Бенни, улыбаясь во все тридцать два.

Особенно впечатлили дополнительный ряд острых, как у акулы, зубов и сияющие глаза.

— О-оборотень… — заикнувшись, произнёс Малфой и резко вскинул палочку. — Экспеллиармус!

Вспышка. Яркий свет ударил Бенни прямо в грудь, но тот даже глазом не моргнул. Лениво так смахнул несуществующую пыль с плеча и скучающе взглянул на Драко.

— Все?

На Бенни сыпались разные заклинания, а он продолжал спокойно стоять и зевать от скуки. Когда же арсенал слизеринца закончился, вампир вновь оскалил зубы.

— Мой черед.

Он был быстр, силён, ловок, так что в следующую секунду Малфой оказался прижат к стене, а в сантиметре от его лица была распахнута пасть, полная острых клыков, которые так и хотели вонзиться в кожу.

Драко не кричал, однако страх захлестнул его с головой.

— Достаточно, — отчеканил Дин.

Бенни тут же отпустил парня и вновь стал воплощать собой спокойствие в чистом виде. Лениво прошелся до лестницы, оперся о перила и скрестил руки на груди.

— Ещё что-нибудь скажете, мистер Малфой?

Слизеринец молчал. Все в классе молчали, с ужасом глядя на абсолютно спокойного Бенни и гадая, почему же магия на него не действует.

— Я так и думал. Надеюсь, этого хватило, чтобы показать вам всем, что магия против сверхъестественных существ бесполезна. И это лишний раз доказывает, что вы не только не можете защитить себя без своих палочек, но и ничего не знаете о монстрах, раз не можете отличить оборотня от вампира. И если думаете, что вашему сокурснику просто не повезло, то знайте, — Дин указал на Бенни. — Он даже и крохи своей реальной силы не применил. Таких, как он, сотни. А ведь существуют другие монстры. Оборотни, вервольфы, вендиго, ругару, рейвы, левиафаны, ангелы, демоны, перевертыши, подменыши, кицунэ, фениксы, драконы, призраки, духи… И чертова туча языческих богов. Они выглядят как люди. Откуда вам знать, что ваш сосед по парте не обзаведется дополнительным рядом зубов, когда вы отвернетесь?

Его слова произвели должный эффект. Каждый посмотрел на своего соседа. Разве что одна девушка с Гриффиндора смотрела на учителей и медленно подняла руку.

На этот раз решил заговорить Сэм.

— Мы ещё вас плохо знаем, поэтому, пожалуйста, называйте свои имена. Так нам будет проще.

Он кивнул девушке.

— Гермиона Грейнджер, сэр, — представилась она, — Почему магия не действует на сверхъестественных существ?

— Они антимагичны, — ответил Дин, сменив гнев на милость. — Не все, конечно. Существа вашего мира, вроде эльфов и гоблинов, созданы магией и не представляют особой угрозы, однако все остальные, те же вампиры, пусть и созданы магией, но в противовес ей и природе. Все они — создания Евы, матери всех монстров. Она создала их в знак протеста против Бога и его творений. По своей природе её монстры — нечто неестественное, противоречащее жизни. Отсюда их так называемый иммунитет к магии. Но существуют и те, на кого магия все же действует. Как правило, это высшие создания — ангелы, все их разновидности, высшие демоны и первозданные сущности — Бог, Тьма и Смерть. Ну и Всадники Апокалипсиса. Это все первородные создания. Вот только их вы своей магией не убьете — для этого нужно нечто большее, чем заклинание щекотки.

У некоторых учеников это вызвало улыбку.

Сэм придвинул доску, взял мел и вывел аккуратным почерком: «Призраки».

— Сегодня мы начнём с простого — с призраков. В школе их полно. Однако, существует ещё много разновидностей. Записываем.

Все открыли тетради и замерли в ожидании.

— Различают несколько видов призраков. Первый — эхо смерти, или же циклические трупы. Они не причиняют никому вреда. Они лишь раз за разом переживают свою смерть. Разорвать цикл можно, если убедить призрака в том, что он умер.

— Вторые по силе — эманации, так же известные как знамения смерти, — произнёс Дин, пока Сэм записывал. — Они являются человеку, чтобы предупредить его о смерти от рук своего убийцы.

— Далее идут фантомы. Они могут быть как безобидными духами, что защищают своих близких, так и мстительными, жаждущими смерти своим убийцам. Они могут двигать предметы, вселяться в них и даже в людей.

— Бурубуру. Заражают людей болезнью, что приводит к сердечному приступу. Появляются, когда человек умирает в особо страшных муках. Чтобы от них избавиться, их нужно буквально напугать до смерти.

— Мстительные духи. После смерти они ищут своего убийцу, желая отомстить за свою смерть, и только после этого обретают покой.

— Полтергейсты — разновидности мстительных духов, только, в отличие от них, более сильные. Одна из их отличительных способностей — телекинез.

— И самые страшные призраки, которые только могут существовать — маниакальные. Часто это призраки убийц, но и обычные люди могут стать такими, если долгое время были обычными призраками. Они убивают всех без разбора, если их разозлить.

— Таким образом — семь разновидностей. Существует несколько способов одолеть призрака. Железо и соль на время изгоняют их. Примерно на две минуты. Если сжечь останки, то призрак исчезнет. Иногда бывает так, что человека кремировали, значит, призрак привязан к какому-то предмету, где, возможно, осталась частичка его тела — волос, чешуйки кожи, ресница… Что угодно! Тогда достаточно сжечь этот предмет. Так же призраки не могут ступить на святую землю и проникнуть в кольцо из соли или же выйти из него.

— Стоит ещё рассказать о том, как вообще появляются призраки. Они являются исключением из не магических существ. Их не создавала Ева, что делает их вполне естественными существами. Люди становятся призраками, если после смерти убегают от жнеца, который обычно переправляет души в ад или рай.

— Как я их понимаю… — вздохнул Дин.

Внезапно наступившая тишина заставила его обратить внимание на присутствующих. На него смотрели с непониманием и, разве что Бенни, с шоком.

— Что-то не припомню такой истории, — заметил вампир.

— О, я тогда умер, — равнодушно поведал Дин.

— Это которая твоя смерть?

— Первая.

— Подожди, — вмешался Сэм, — Ты тогда впал в кому.

— Ко мне лезла целоваться какая-то призрачная чувырла в лохмотьях, а это смерти подобно! — воскликнул Дин. — И ты ещё играл со мной в сломанный телефон.

— Зато теперь мы знаем, что ты не только ангелов привлекаешь, — повёл плечами Бенни и хитро оскалился.

— Не только ангелов, но и вампиров, — парировал Дин, внимательно оглядывая учеников, смотревших на них с немым восторгом. — Вопросы? Можно по любой интересующей вас теме.

Как и ожидалось, руки подняли все, не исключая учеников Слизерина.

— Начнём с рыжего парня за третьей партой, который наверняка думает, что я не вижу, как он жует за спиной своего соседа.

Кабинет состряс всеобщий хохот.

Парень поднялся, отряхнул крошки и прокашлялся.

— Рон Уизли, сэр, — смущенно представился он. — А какого самого сильного монстра вы встречали?

— Смерть, — повёл плечами Дин. — Неплохой мужик. Любит фаст-фуд и лёгкую порнушку. В целом — можно поладить. По-крайней мере, именно хорошая еда спасла город Чикаго от полного уничтожения. Рассказать, как?

Минут десять ушло на то, чтобы пересказать классу события тех дней, когда назревал Апокалипсис.

— А как вы начали охотиться? — спросил кто-то из класса.

Азарт, все это время горевший в глазах Винчестеров, внезапно потух. Сэм опустил голову и отвернулся. Дин помрачнел. Даже Бенни старался не издавать ни звука. Молчание затянулось на долгие пять минут.

— Нашу мать убил демон, — с остекленевшим взглядом произнёс Дин.

Сэм дернулся, словно от пощечины.

— Мне было четыре, моему брату — полгода. Можно сказать, с тех пор мы и начали охотиться. Отец нам просто не оставил выбора.

— Я бы никому не пожелал такой судьбы, — серьёзно произнёс младший Винчестер. — Хотел бы я, чтобы в один момент люди просто забыли о существовании всех монстров, жили спокойно, но… Охотники не могут так. Каждый раз, когда наступает затишье, в мире объявляется новая угроза, с которой нужно бороться.

— Все дорогие нам люди умирают. Так что если захотели стать охотниками — забудьте об этом раз и навсегда. Проживите нормальную жизнь, а не как мы — оглядываясь в прошлое и неся с собой нескончаемый груз вины.


*

Все это было странно. Даже слишком. Но, грех не признать, Винчестеры были действительно хорошими учителями. По крайней мере, первое занятие с ними значительно перевернуло все представления о магическом мире. Сколько существует всяких разных тварей, способных убить их лишь по щелчку пальцев? Как защититься, если магия против них бессильна?

У Гермионы было много вопросов, ответы на которые она не могла найти даже в книгах. Везде сказано, что вампиры сгорают на солнце! Почему же этот спокойно грелся в его лучах и даже ухом не повёл?

Что-то тут не так…

Оставшийся день прошёл как обычно. Снейп снова снял баллы с Гриффиндора, на этот раз за невнимательность женской половины класса, что продолжала восхищаться новыми преподавателями и даже жалеть за нелёгкую судьбу.

Все как всегда.

Гермиона возвращалась из библиотеки довольно поздно. Все её поиски не увенчались успехом. Классификация призраков, предложенная Винчестерами, не была описана ни в одной книге. Всего один вид, да и тот неизвестно, как убить.

До отбоя оставалось совсем немного времени, поэтому девушка спешила вернуться в башню Гриффиндора. Жаль, что приключения поджидали её на каждом шагу.

Началось все с того, что у неё просто равязались шнурки, поэтому она отошла в сторону. И через несколько секунд из соседнего коридора бесшумным вихрем вылетел Дин с чашей в руках и направился к первому подоконнику. Гермиона от неожиданности вжалась в нишу, случайно шаркнув ногой о пол. Винчестер резко обернулся, прислушиваясь к буквально звенящей тишине. Решив, что ему послышалось, он быстрым неслышным шагом дошёл до подоконника, поставил на него чашу и достал из-за пояса удлиненный серебряный кинжал.

Гермиона прикрыла рот рукой, когда Дин провёл острым лезвием по руке. Тёмная жидкость стекала в чашу. Где-то через минуту мужчина начал произносить слова на неизвестном языке. Некоторое время ничего не происходило. Винчестер выглядел раздраженным. Пока…

— Ну наконец-то, — прошипел он. — Где тебя черти носили?

Ответа не последовало. Или же Гермиона его просто не слышала.

— Техника здесь не работает. Так что довольствуйся этим, — снова молчание. — Ага, выловил школьницу в коридоре и зарезал. Мне же больше делать нечего!

В голосе Дина слышалась неприкрытая усмешка, но от этого его слова звучали не менее страшно.

Гермиона боялась пошевелиться, сердце бешено колотилось. Оставалось лишь надеяться, что её никто не услышит.

— До мая ещё есть время. И — да, я осознаю, насколько это важное дело. Как только появятся хоть какие-то идеи — пришлю тебе список учеников. Ведь не так сложно найти по их семьям?

Молчание затянулось на несколько минут. Дин стоял с задумчивым видом.

— Ладно. В таком случае, свяжемся ближе к Хэллоуину.

На этом все и закончилось. Винчестер подхватил чашу и ушёл, но так быстро, что Гермиона этого даже не заметила.

Что это вообще сейчас было?

Комментарий к 2 — Первое занятие Все ещё надеюсь на ваши комментарии.

====== 3 — Неудачная шутка ======

После урока-практикума был тест. Ладно, отвечать на простые вопросы не так уж сложно, в отличие от стрельбы по призракам и выкапывания могил. То ещё занятие.

Тест был не таким уж сложным, так что на этом же занятии начали новую тему — вампиры. А это было куда интереснее.

Дин, опираясь на стол, сосредоточенно проверял тесты. Бенни сидел на стуле и рассказывал о нелёгкой вампирской доле. Сэм слушал его с неприкрытым раздражением.

— Интересное замечание насчёт эманаций, мистер Поттер, — поднял голову Дин. — Я бы даже сказал, весьма любопытное и точное.

Он взял следующий лист, просмотрел его глазами и криво усмехнулся.

— Минус десять баллов с Гриффиндора за то, что мистер Уизли не может нормально списать у своих братьев.

В классе послышались смешки. Рон сидел красный, как помидор.

— Могли бы хоть слова без ошибок списывать, — усмехнулся Винчестер и отложил листы. — Ладно, переходим к новой теме. Что вы знаете о вампирах?

Гермиона подняла руку. Не зря она искала информацию в библиотеке.

— Мисс Грейнджер.

Девушка поднялась.

— Впервые вампиры упоминаются в эпоху средневековья. Люди фиксировали нападение животных, как они думали, которые высасывали кровь из тела. В последствии было замечено, что нападали не животные, а люди. Вампиры активны в ночное время. Солнечный свет для них губителен, как и осиновый кол в сердце. Есть предположение, что такими люди становились после укуса вампира. Так же существует мнение, что вампиры способны превращаться в летучих мышей.

Закончив, девушка села на своё место.

— Неплохо, — кивнул Дин, — А теперь забудьте весь этот бред, потому что в нем нет ни единого слова правды.

Гермиона едва не задохнулась от возмущения. Что значит — бред?! Никто никогда не говорил ей такого!

— Ну почему? — пожал плечами Бенни. — Кое-что все-таки правда.

Он улыбнулся, обнажая острые клыки.

— Вампиры действительно питаются кровью.

— Но в остальном — бред, — сказал, как отрезал, Дин.

— Скорее, ложное мнение, — мягко произнёс Сэм. — Для начала стоит сказать, что существует всего два вида вампиров: реинкарнаторы и живцы. Первые встречаются довольно редко, во многом из-за того, что для превращения в подобного вампира нужно пройти несколько стадий. Кровь вампира-реинкарнатора должна попасть в организм человека, после человек умирает, воскресает, пьёт человеческую кровь и становится вампиром. Как видите, процесс довольно долгий.

— У живцов все проще, — ухмыльнулся Бенни. — Как только кровь вампира попадает в организм человека, тот сразу начинает обращаться.

— Вампиры-реинкарнаторы сгорают на солнце, — повернулся Сэм к Гермионе, — И их можно убить деревянным колом в сердце. Не обязательно осиновым. По сравнению с живцами они довольно слабые.

— Вторых убить куда сложнее, — произнёс Дин. — Они быстрые, невероятно сильные, выносливые. Убить такого вампира непросто — нужно отрубить ему голову. Или ввести в его организм достаточно крови мертвеца. Ничто другое из доступных вам средств не убьет их.

— А есть недоступные? — спросил Шеймус Финниган.

— Существуют могущественные артефакты, способные убить любое живое существо, — неохотно ответил Дин.

— Расскажете? — с надеждой спросила Лаванда Браун, томно вздохнув.

— Как-нибудь в другой раз. Посвятим этому отдельный урок. Артефактов-то немало. Может, покажем вам парочку…

Глаза учеников буквально загорелись в предвкушении.

И только Гермиона сидела и не понимала, почему написанное в книгах вдруг оказалось неправдой. Об этом она и спросила преподавателей.

— Не верьте всему, что написано в книгах, мисс Грейнджер, — наставническим тоном произнёс Дин. — Там и про ангелов пишут, что они хорошие.

На обеде Гермиона все думала о прошедшем уроке и, как не кстати, вспомнила о событиях той ночи, когда увидела Дина в коридоре. С кем он общался? И главное — как? Он же столько крови потерял…

— Эй, Герми, ты впорядке? — с беспокойством спросил Гарри.

Ну кто бы сомневался, он всегда беспокоится о других, совершенно не думая о себе.

— Не совсем.

Девушка рассказала о событиях первой ночи.

— И ты столько молчала? — изумился Рон, пережевывая бекон.

— Ты уверена, что это была кровь? — спросил Гарри.

— Он порезал себе руку. Я сама видела.

— Но ведь было темно, тебе могло показаться…

— Думаешь, я все придумываю? — прищурилась Грейнджер. — Маглы в Хогвартсе, неизвестно, как Дамблдор уговорил Министерство их принять. Может, Дин провёл какой-то ритуал или угрожал ему своим вампиром.

— Да судя по их виду, они сами не в восторге от того, что здесь находятся, — нахмурился Поттер. — Все это, конечно, странно, но подозревать Винчестеров в чем-то таком не стоит. Сами же говорили, что не любят магию.

— Мне этот Дин не нравится, — мрачно произнесла Гермиона, ковыряясь вилкой в еде.

— И Снейпу, похоже, тоже, — отстраненно произнёс Рон.

Взгляды троицы устремились на преподавательский стол, где между старшим профессором ЗоТИ и зельеваром шла тихая словесная перепалка. Снейп, похоже, с трудом сдерживался, чтобы не достать палочку. Через пару секунд зал огласил громогласный крик.

— Винчестер!!!

Сэма за столом не было, так что догадаться, какому именно Винчестеру предназначен сей крик, не трудно.

В наступившей тишине был слышен каждый шорох.

— А чего сразу Винчестер? — спокойно поинтересовался Дин, поглаживая ворона. — Вам бы, профессор, чаю для успокоения попить. И для нервов полезно, и для печени. Колитесь, учите детей на своих уроках варить огненную воду?

Реакцию Снейпа надо было видеть. Бледное лицо мигом стало красным, глаз нервно задергался.

— Вы, Винчестер, лишь подтверждаете моё мнение о глупости и невежестве маглов, — презрительно фыркнул зельевар.

— До вас мне далеко, профессор. Не дадите пару уроков? — с язвительной улыбкой спросил Дин.

— Да ты… Ты ответишь за это! — крикнул Снейп и, эффектно взмахнув плащом, направился к выходу из большого зала.

Но на этом не закончилось.

— Чёрный плащ! — во всеуслышание пропел Дин. — Грозный! Чёрный! Плащ!

Снейп в шоке обернулся. С таким же шоком все смотрели на Дина. Лишь единицы, поняв отсылку, прятали улыбки.

— Встретимся на ночном дежурстве, Винчестер, — прошипел Снейп, резко разворачиваясь.

— И вам хорошего дня, профессор! — с гладкой улыбкой крикнул вслед Дин. — Смотрите под ноги!

Стоило ему это сказать, как Снейп запутался в собственном плаще и едва не упал. Ученики опустили головы, скрывая улыбки. Только Гермиона нахмуренно смотрела на Дина.

Как он это делает?

Следующим по расписанию уроком были Прорицания. На старом чердаке кое-как уместились все ученики. Кому-то пришлось сесть на пол. К счастью, сейчас не зима, да и здесь довольно тепло.

Начало урока было, как всегда, скучным, неинтересным, а местами и вовсе непонятным.

— Теперь переверните чашки и скажите, что вы видите, — произнесла профессор Трелони. — Загляните в своё будущее! Мистер Финниган, что вы видите?

— Солнце, — пожал плечами Шеймус. — Завтра будет хорошая погода?

Окружающие засмеялись.

— Я так не думаю, — покачала головой женщина. — Мисс Браун?

— Сердце, — довольно улыбнулась девушка. — В книге написано, что это ответная симпатия.

Профессор взял крушку и вздохнула.

— Сожалею, это безответная любовь. Объект вашей симпатии никогда не ответит вам взаимностью.

Лаванда шмыгнула носом, опустив голову.

«Интересно, Сэм или Дин?» — подумала Гермиона, глядя на девушку. Жалости к ней она не испытывала.

— Мисс Грейнджер?

Гермиона вздохнула, заглянула в чашку и… ничего не поняла. То ли меч, то ли крест. Над ним какой-то овал. Ниже не то огонь, не то волна.

— Простите, профессор, я не совсем понимаю…

Трелони взяла чашку, мельком взглянула и тут же отбросила. Чашка упала на пол и разбилась.

— Это плохо… — прошептала женщина, оседая в кресло. — Что-то ужасное… Он ищет что-то. Или, точнее, кого-то.

— Кто ищет? — настороженно спросила Гермиона.

— Тот, кому смерть, как брат. Тот, в чьей душе живёт война. Он сам война. В его душе горят раскалённые угли ада… Ему больно. Но боль — его сила. Он наслаждается болью других.

— Кто «он»? — громче спросила Грейнджер.

— Небеса охраняют его… Бог избрал его… Но он не служит Богу. Он служит Дьяволу. Последний рыцарь…

— Кто «он»? — чуть ли не кричала девушка.

Трелони вздрогнула, взглянула на неё. Её губы дрожали. Глаза испуганно бегали от одного предмета к другому. Ей страшно.

— Праведник, — тихо произнесла она, закрыв глаза.


*

Праведник.

Бог избрал его.

Человек, принимающий на себя страдания других, во искупление чужих грехов. Скиталец. Одиночка.

Ему больно. Но боль — его сила.

Праведник умирает за других, исцеляя их души. Умирает и вновь оживает.

Тот, кому смерть, как брат.

И ничего. Больше ничего не написано ни в одной книге. Причём тут война? Почему он наслаждается болью других? Почему его охраняют Небеса, когда он служит Преисподней?

Он ищет кого-то.

А ведь Дин в ту ночь говорил кому-то, что что-то ищет. Или кого-то. Кому он хотел переслать списки учеников? И главное — зачем?

Кого он ищет?

Гермиона взглянула на часы, схватила вещи и бегом пронеслась в башню Гриффиндора. Отбой уже был. Хоть бы никто не увидел.

А ведь сегодня дежурят Снейп и Винчестер-старший.

Сердце бешено колотится. Ноги устали. Осталось совсем немного.

В коридоре подозрительно тихо.

Гермиона завернула в другой коридор и вдруг столкнулась с кем-то.

— И куда это мы бежим сломя голову после отбоя? — промурлыкал до боли знакомый голос.

Грейнджер подняла голову, с ужасом глядя в глаза цвета молодой листвы, в которых читалась неприкрытая усмешка.

— Профессор, сколько баллов снимают с ученика, которого поймали после отбоя? — громко спросил Дин.

— Двадцать, — послышался сзади хмурый голос Снейпа. — Особенно это касается гриффиндорцев, которые так любят искать приключения на одно место.

Такому количеству яда, что сочился из этих слов, позавидовал бы даже василиск.

— А сколько стоит снимать с ученика, если он не понимает намеков преподавателей, Винчестер? — тем же тоном спросил зельевар.

— Думаю, десятку скинуть можно, — обворожительно улыбнулся Дин, и тут же стал серьёзнее. — Идите спать, мисс Грейнджер, пока баллы вашего факультета не ушли в минус.

Гермиона отмерла, обошла охотника и бегом направилась в башню.

— Гляжу, вы их тут в ежовых рукавицах держите, — усмехнулся Дин.

— И вас бы стоило, Винчестер, — фыркнул Снейп.

Он чисто из принципа не называл Дина профессором. Много чести для магла.

— Мне это хотя бы на пользу идёт, а вот, вам, смотрю, не очень, — парировал мужчина.

— Нарываетесь, Винчестер? Здесь нет свидетелей, и я могу применить по отношению к вам любое заклятие, а может, и проклятие.

— Что, заставите меня замолчать? Давайте! Не придётся уроки вести, — хохотнул Дин.

Это довело Снейпа. Губы сжались в тонкую линию. На шее выступили вены. Зельевар резко поднял палочку и замер, пристально глядя на Винчестера. На губах того застыла слабая улыбка. Он не моргал. Его глаза казались такими спокойными.

Они успокаивали.

Северус чувствовал, как вся злость уходит из него.

— Что ты делаешь? — прошептал волшебник.

Винчестер криво усмехнулся и моргнул.

И словно порвалась какая-то нить. Снейп вновь прочувствовал все свои эмоции. Но злость куда-то исчезла.

— Доброй ночи, профессор, — кивнул Дин, прошёл мимо зельевара и скрылся в коридоре.

А тот так и продолжал стоять, гадая, что же сделал Винчестер.


*

Дин вернулся в свою комнату. Сэм уже давно спал без задних ног. Ривз сидел на спинке кресла и, казалось, дремал, но на самом леле внимательно прислушивался ко всему, что происходит в комнатах. Бенни окончательно покинул школу, сказав, что вернётся только к Хэллоуину, на урок, посвящённый Чистилищу. Кто расскажет о нем лучше, чем тот, кто прожил там многие годы? Верно, никто.

Дин лёг на кровать и закрыл глаза. Удивительно, в магическом мире он снова вернулся к простой человеческой жизни — еда, сон. В какой-то степени приятно. Но с другой стороны — постоянная слабость, быстрая утомляемость, а ещё вечное чувство голода. Метка даёт о себе знать. Хочется убивать. Аж руки чешутся кому-нибудь сломать шею. К счастью, есть и другой выход — эмоции. А в школе их полно! Переходный возраст, гормональный скачок, постоянные ссоры, конфликты, разрывы. Тут и для Метки есть, где разгуляться, и для кольца Войны — может, пользуется им нечасто, но подпитывать надо, мало ли, когда старшему брату взбредет начать Апокалипсис или просто людей попугать.

Говоря о старшем брате…

Дин резко сел. Да, есть у Всадников такая чудесная способность — видеть друг друг на расстоянии. И один из них сейчас стоит у окна.

— Добрый вечер, Дин, — коротко бросил Смерть, не оборачиваясь.

— Скорее, ночь, — усмехнулся Винчестер, поднимаясь. — Неожиданная встреча.

— Знаю. Я по делу.

Мужчина обернулся. По спине Дина пробежал табун мурашек. Умеет старик производить впечатление, ничего не скажешь.

— Ты получил мой подарок? — поинтересовался Смерть.

Дин кивнул.

— Это то, о чем я думаю?

— Приложение к кольцу? Да. Что с кандидатом?

— Упирается, — фыркнул Винчестер, скрестив руки на груди; Ривз переместился на его плечо. — К началу ноября он уже будет в наших рядах.

— Не сомневаюсь. Мне нужно, чтобы к исходу мая вы все были готовы.

— Что произойдёт на исходе мая? — насторожился Дин.

Всадник склонил голову набок.

— Мини-апокалипсис, скажем так. Поле битвы — эта школа.

— Битва магов? Причём тут мы?

— Одна из сторон желает создать брешь, чтобы проникнуть в Пустоту. Как думаешь, что им в этом поможет?

Дин прищурился.

— Ты ведь не просто так прислал мне его, верно? В этом все? В артефактах? Если так, то в этом нет смысла, поскольку артефакты бесполезны в чужих руках. Если только… Кто-то не ждёт, что мы их используем.

Смерть усмехнулся.

— Перерождение явно пошло тебе на пользу. Да. Сами по себе артефакты не играют столь важной роли, сколько те, кто их использует. Вместе они могут разорвать реальность. Но лишь в определённый день.

— Который и будет на исходе мая, — понимающе кивнул Дин. — Если наше участие неизбежно, то можно вообще не использовать артефакты, или использовать часть из них.

— Поэтому я попросил тебя спрятать меру. В грядущей битве они не сыграют особой роли. Как и это.

В руках старика вдруг из воздуха появилась коса с острым лезвием и вырезанными на нем и на древке темно-фиолетовыми символами.

— Никогда не понимал её предназначения, — признался Смерть. — Быть может, её день ещё не настал.

Дин пожал плечами, принимая из рук Смерти косу, закрыл глаза, сосредоточился, и оружие исчезло.

— До встречи, Дин, — произнёс Всадник, исчезая.

— И тебе не хворать, — ответил в пустоту Винчестер, почуствовав внезапно накатившую усталость. Все-таки, это место странно на него влияет.

Уже через пять минут он мирно спала на кровати, даже не раздевшись.


*

— Дин, ну ты скоро? — промычал Сэм, ударив кулаком по двери ванной. — Ты там уже полчаса!

— Красота требует жертв! — донесся до него весёлый голос Дина сквозь шум воды. — Вот я и жертвую тобой!

Сэм обречённо вздохнул. Может, договориться с директором об отдельной комнате? Хоть на чердаке! Лишь бы с личной ванной.

— Красавец! — донеслось с той стороны; Сэм фыркнул. — Очешуеть можно.

И после секунды молчания комнату огласил истошный крик.

— Твою мать!!! Что за фигня?! Ну попадись мне этот сукин сын!!!

Младший Винчестер подскочил. В это же мгновение дверь распахнулась, а на пороге застыло нечто зеленоглазое, покрытое темно-синей чешуей.

Сэм округлил глаза, глядя на в прямом смысле очешуевшего Дина.

— Убью!!! — прошипел Винчестер, направляясь к входной двери, но тут же останавливаясь. — Чёрт! И как я в таком виде пойду?

Сэм закрыл рот рукой, но это не помогло. Уже через мгновение он сполз по стене, не в силах сдерживать хохот.

— Заткнись! — оскалился Дин, глаза мигом почернели.

Сэм указал на него пальцем.

— Оставь так! Классно смотрится!

Винчестер поморщился и принялся ходить из стороны в сторону.

— Может, попросить помощи у учителей? — предложил Сэм, смахивая слёзы смеха. — Дамблдора, например.

— Уехал, — мрачно ответил Дин.

— Трелони?

— Сумасшедшая.

— Снейп?

Дин резко повернулся к нему.

— Ясно, — без слов понял Сэм. — Тогда, может, Флитвик? Он достаточно умен и никому не разболтает. Я с ним общался. Он точно не откажет.

— Ага, и как же мне к нему подойти? — Дин махнул руками, указывая на чешуйчатое лицо. — Прикинуться ящерицей и ползти по стенам? У тебя свободных уроков не будет. На обед он не ходит. Мне что, до вечера ждать?

— Можешь сову ему послать, — раздраженно фыркнул Сэм, подхватил упавшее на пол полотенце и скрылся в ванной.

Дин закатил глаза, почесал чешую на шее. И тут ему пришла в голову интересная идея. Он перевёл взгляд на ворона и ухмыльнулся.

— Поможешь?

Ворон — птица умная. И дорогу к кабинету найдёт, и письмо доставит. Лучше всякой совы.

Дин написал небольшое письмо и вручил его Ривзу.

— Только не потеряй, ладно?

Ворон каркнул, схватил письмо клювом и вылетел в открытую Дином дверь.

Оставалось только ждать.

К этому времени из ванной вышел Сэм. Уже в форменной мантии.

— Тебе повезло. Сегодня как раз первокурсники. Так что посиди здесь, крокодильчик.

— На себя посмотри, лось лохматый, — буркнул Дин, оглядывая чешуйчатые руки. — Очешуеть просто! Мне теперь только когтей не хватает!

Яркая вспышка. На пальцах появились длинные чёрные когти, а на лице — чешуйчатые отростки в виде шипов.

Сэм захохотал, глядя на обескураженное лицо брата, разглядывающего когти.

— Думаю, тебе лучше помолчать, пока ещё что-нибудь не выросло.

Дин недобро посмотрел на него.

— Думаешь, я буду молчать?

Очередная вспышка.

Теперь Винчестер изображал рыбу — рот открывал, но слов не было.

— Это самый лучший день! — счастливо воскликнул Сэм и скрылся за дверью как раз в тот момент, когда в неё полетела тяжёлая книга.

Комментарий к 3 — Неудачная шутка Не злите профессора Снейпа, ибо это чревато) А так же не злите и без того злого автора и оставляйте комментарии)

====== 4 — Холодная месть ======

Урок заклинаний начался со стука в дверь.

— Да-да, входите! — произнёс профессор Флитвик, размахивая волшебной палочкой.

Дверь не открылась. Стук повторился.

— Кто-нибудь, пожалуйста, откройте дверь, — сказал профессор.

Девушка с Гриффиндора, сидевшая с краю, поднялась и приоткрыла дверь. В образовавшуюся щель тут же влетел большой ворон с письмом в клюве. Приземлившись на стол, он бросил письмо и коротко каркнул.

— Это ворон Винчестера, — тихо прошептал Рон, но сидящие рядом студенты все же услышали и тут же поспешили передать это другим.

В Хогвартсе никто не называл старшего преподавателя по Защите от Тёмных Искусств по имени. Почему-то боялись. Для всех он был либо профессор Винчестер, либо просто Винчестер. К его брату относились не так. Для всех он казался мягким, чутким, так что и назвали его соответствующе — Сэм, влюбленные девушки — Сэмми, а старшие ученики и преподаватели — Сэмюэль.

Филиус развернул письмо, прищурился. Читал он долго. По его напряжённом лицу Гермиона поняла, что случилось что-то серьёзное.

— Ривз, значит, — повернулся он к ворону, коротко кивнул и принялся что-то писать на небольшом листке. — Передай это своему хозяину и… Можешь проследить, чтобы он не сказал ничего лишнего?

Ворон каркнул, схватил письмо, взмахнул крыльями и скрылся за дверью.

Гермиона проводила взглядом улетающую птицу.

Что-то не так…


*

На обеде Гермиона то и дело поглядывала на преподавательский стол. На довольного Снейпа, о чем-то задумавшегося Сэма. Дина не было. Всем уже известно, что он никогда не пропускал завтраки и обеды. Так что его отсутствие выглядит очень странно. Как и хорошее настроение Снейпа. Связаны ли эти столь редкие события? Возможно.

— Мне тут Джинни сказала, что сегодня ЗоТИ ведёт только Сэм, — прочавкал Рон. — Может, с Винчестером случилось что?

— Да что с ним может случиться? — изогнула бровь Гермиона. — Если он дружит с вампиром и Смертью, сомневаюсь, что кто-то что-то ему сделает.

— А Снейп тогда чего такой довольный? — полюбопытствовал Гарри. — Невилл взорвал котел, а он даже баллов не снял.

— Да ещё и этот ворон…

Все это странно.


*

Флитвик отворил дверь. В гостиной было пусто. И тихо. Очень тихо.

— Профессор Винчестер? — позвал Филиус, проходя вперёд.

Правая дверь открылась. На пороге стояло чешуйчатое нечто. На скулах и над бровями — наросты, на руках — длинные чёрные когти.

— Воу… — отступил назад Флитвик. — Сильно же вас… задело.

Дин развел когтистыми руками, подошёл ближе, присел и протянул профессору листок.

Тот быстро прочитал и снова глянул на очешуенного Винчестера.

— Без обид, Дин, но вы вовремя замолчали. Сядьте. Думаю, это займёт несколько больше времени, чем я предполагал.

Дин послушно сел.

— М-да… Сильно же вам досталось. Ладно, попробуем это.

Полугоблин взмахнул палочкой, произнёс заклинание.

И ничего. Никакого эффекта.

— Странно, — протянул Флитвик. — Может, это?

Он использовал ещё несколько заклинаний, но все тщетно. Ни одна чешуйка не исчезла.

— Да что же это такое? Почему заклинания на вас не действуют?

Дин повернулся и жестом попросил Флитвика сесть. Медленно закрыл глаза, а после резко распахнул, показывая абсолютную черноту. Моргнул — и глаза вновь стали обычными.

Филиус прикрыл рот рукой. Глаза расширились от удивления.

Дин протянул ему бумажку, на которой было написано всего два слова.

«Я демон».

— Поэтому заклинания не работают, — догадался Флитвик. — Попробуем другим путём. Для начала вернем способность говорить.

Он совершил сложный пас палочкой, произнёс несколько слов. Яркая вспышка. Дин удивлённо моргнул и открыл рот.

— Кажется, не… Чёрт! Сработало! — обрадовался Винчестер. — Профессор, объясните, что это со мной сделали?

— «Активация слова». Довольно сложное по своему составу зелье. Сварить его мог только опытный зельевар.

— Убью гада, — прошипел Дин. — Выпотрошу ему брюхо, подожгу кишки, продырявлю сердце и скормлю адским гончим.

— Для начала от чешуи избавьтесь, — охладил его пыл Филиус. — Это лишь малая часть того, на что он способен. Вы, как я гляжу, не поладили.

— Мы ладим точно так же, как муравей и сапог, — прошипел мужчина, почесывая чешуйчатую шею когтем.

— Вот только кто из вас муравей? — философски изрёк мастер заклинаний.

Дин равнодушно пожал плечами.

— Мне больше интересно, как вы использовали заклинание, если они на мне не действуют?

Флитвик опустил голову и совсем тихо ответил:

— Это было проклятие. Я не был уверен в том, что оно сработает. Хотел лишь попробовать. Это подтвердило мои догадки.

— Проклятия действуют на сверхъестественных существ. Проклятий ведь не так много?

— Нет, но… Они все очень опасны. Не советую вам злить волшебников. Если кто-то узнает, последствия могут быть необратимы.

— Ладно. Профессор, можете никому рассказывать, что я демон? Люди не очень адекватно воспринимают данную информацию.

— Можете быть уверены, Дин, — мягко улыбнулся Филиус. — Я сохраню это в тайне. Давайте-ка избавим вас от чешуи. Повторяйте за мной: пусть чешуя и когти исчезнут и действие зелья закончится навсегда.

Дин повторил все. Очередная вспышка. Мужчина оглядел руки, ощупал лицо и улыбнулся. Никакой чешуи. Радость-то какая!

Мужчина облегчённо вздохнул.

— А теперь не объясните, каким образом в ряды преподавателей затесался демон? — тактично спросил Флитвик, сложив руки в замок.

Дин поднял голову и невинно улыбнулся.

— А вы у директора спросите — он сам мне предложил. В Министерстве одобрили. Так что я тут легально.

— Как и ваш друг-вампир? — усмехнулся Филиус.

— А он, скажем так, наглядный пример, — уклонился Дин. — Может, натравить его на Снейпа? Сравним, у кого клыки острее. Хотя, нет. Это слишком просто.

Винчестер коварно улыбнулся. О, он знает, как отомстить зельевару. Тому до скончания дней будут сниться кошмары.

— Хотите побольше узнать о демонах, профессор?

Флитвик склонил голову в предвкушении.

— Сегодня на ужине вы увидите одну из моих способностей. Только, пожалуйста, не подавайте виду, что вы что-то видите. А то раскроют.

Полугоблин усмехнулся.

— Дело ваше, Дин. Я вам нисколько не помешаю.

Это будет грандиозный вечер!


*

Снейп радовался, как маленький ребёнок, получивший самый большой леденец. Винчестера не было на занятиях, на завтраке, на обеде. Только его брат был, как всегда, задумчив. Снейп не поленился заглянуть в его мысли, и представшая перед глазами картина приятно развеселила его. Он едва не захохотал в голос, когда увидел это. На такой эффект он и не рассчитывал. Так ещё этот выскочка заставил себя замолчать. Все! Теперь только противоядие его спасёт!

Именно в таком настроении Снейп спустился на ужин. И застыл у самых дверей. За преподавательским столом сидел Дин и о чем-то весело разговаривал с братом.

Какого черта?!

Винчестер словно услышал его мысли, повернулся, губы расплылись в зловещей улыбке.

Снейп нащупал палочку в складках мантии и настороженно направился вреред. И тут сзади послышалось зловещее рычание. Мужчина резко обернулся, бледнея. Напротив него, царапая огромными когтями каменный пол, стояла просто гигантская собака с большими клыками и горящими огнём глазами. На пол капала слюна. Неизвестная тварь шаркнула когтями об пол и громко то ли гавкнула, то ли завыла. Снейп бросился бежать, по дороге пуская в зверя всевозможные заклинания. Ничего не помогало. Перестал он лишь тогда, когда, запутавшись в собственном плаще, упал.

— Профессор, с вами все впорядке? — протянула Минерва, с опаской глядя на развалившегося на полу зельевара. — Северус?

Снейп поднял голову. Собаки не было. Ничего не было. Он резко поднялся на ноги. Все в зале с удивлением смотрели на него: ученики — с шоком, учителя — с непониманием. Один только Флитвик почему-то отвернулся.

— Куда делась эта тварь?! — фальцетом воскликнул Снейп, указывая на пустое пространство между столами.

— Стоит тут перед нами, прекрасным ужином насладиться не даёт, — не удержался от подколки Дин. — Вся такая в чёрном, с немытой головой…

Снейп сцепил зубы. Бледное лицо тут же покраснело. Он резко шагнул в сторону Дина, упёрся руками о стол, наклонился и прошипел, словно змея:

— Я знаю, что это твоих рук дело, Винчестер!

— Моих? — искренне удивился Дин. — Да любой в этом зале, включая преподавателей, подтвердит, что я магл. Или будете обвинять меня в том, что накурились чего-то перед ужином, и у вас начались глюки? Так вы производителей вините, а не меня. Я к этой дряни никакого отношения не имею.

Снейп побагровел от злости. Разве что из ушей пар не шёл.

— Ты… Ты ответишь за это! Зря ты связался со мной, Винчестер.

— Зря вы связались со мной, профессор, — с нотками угрозы прошептал Дин. От его голоса по коже пробежал мороз.

Снейп резко развернулся и ушёл, все ещё ощущая на себе тяжёлый взгляд охотника.


*

— Ты вообще чем думал?! — взорвался Сэм, как только дверь выделенных им комнат закрылась. — Тебя могли раскрыть! А если бы учителя узнали? Совсем думать перестал?!

Дин повернулся к нему со спокойным видом и поднял указательный палец. Сэм против воли замолчал.

— А теперь послушай сюда, — спокойно произнёс Дин, но в его голосе все равно проскользнула угроза. — Если ты думаешь, что я позволю этому змею распускать руки и язык, то ты глубоко ошибаешься. Можешь быть уверен, ни он, ни кто-то ещё не узнаёт правду. Ты же не выдашь меня, брат?

Сэм, стиснув зубы, отрицательно помотал головой.

В дверь постучали.

— Это ко мне, — коротко произнёс Дин, направляясь к двери.

«Кто это к нему пришёл?» — насторожился Сэм.

В следующее мгновение в гостиную вошёл хохочущий Флитвик.

— Дин, это было грандиозно! Никогда бы не подумал, что такое возможно. А что это за зверь-то был?

— Так, — Винчестер махнул рукой. — Адская гончая. На первый взгляд они действительно страшные, но со временем привыкаешь. Даже нравится начинают в какой-то степени.

— Жаль, это была лишь иллюзия, — вздохнул Филиус. — Хотелось бы увидеть вживую такого зверя.

— Да? — приятно удивился Дин. — Если так, для знакомства, то у меня есть личная свора, а если для полного изучения… Я бы познакомил вас с Рэмзи, но характер у неё… Проще с Джульеттой. Мы с ней, вроде как, ладим.

Кажется, нервные тики будут преследовать Сэма весь учебный год.

— Что здесь происходит? — осипшим голосом спросил он.

— Да так, — пожал плечами Дин. — Адских псов обсуждаем. Присоединишься?

— Ты рассказал ему?! — опешил Сэм. — Ты… Ты только что говорил мне, что… Да ты… Знаешь что? Делай, что хочешь! Мне все равно!

С этими словами он направился в свою комнату и так громко хлопнул дверь, что стекла в окнах задрожали.

Дин закатил глаза.

— Как всегда. Так что вы хотите узнать о демонах, профессор?


*

Снейп бесился. Ладно Винчестер насмехался над ним только в присутствии учителей — словесные перепалки в принципе никого не волновали. Но чтобы вот так, при всей школе, выставить его каким-то наркоманом, которого преследуют глюки… Это уже слишком! И как у него только получилось.

А, действительно, как? Он ведь обычный магл, каких сотни. И что, что знает о сверхъестественном мире? Это не объясняет всех этих странностей.

Он споткнулся, когда Винчестер сказал об этом. Из него буквально выкачали всю злость. От его взгляда хочется зарыться поглубже в землю и никогда не вылезать. Ещё и эта иллюзия… Что-то с ним не так.

А человек ли он вообще? Надо будет проверить.


*

Утро братьев началось с небольшой замены игроков — Сэм встал пораньше и первым занял ванную, решив в полной мере отомстить Дину. А тот стоял под дверью, нервно переминаясь с ноги на ноги.

— Рапунцель, ты там скоро? — крикнул он, ударив в дверь кулаком.

Сэм, похоже, не услышал его из-за шума воды или же просто проигнорировал. Но кое-что осталось неизменным — истошный крик. Дверь открылась, являя взору вроде бы обычного Сэма, но… Кожа приняла ядерно-зеленый цвет, язык удлинился и раздвоился, как у змеи, а за спиной болтался длинный хвост, как у ящерицы.

— Дин… — в ужасе протянул Сэм, посмотрев на брата и высунув раздвоенный язык. — Что с-с-с-со мной с-с-с-случилос-сь?

Винчестер осмотрел брата с ног до головы, бросил полотенце на пол и быстрым шагом направился к выходу из комнаты, а оттуда — в подземелье. Сегодня завтрак все равно проспали. Скоро начнётся урок. Все. Доигрался ты, зельевар!

Дин не обратил внимания на звонок — пулей влетел в класс зельеварения, где сидел везучий на всякие происшествия третий курс, а перед ними читал лекцию Снейп.

— Винчестер, вы что себе позволяете?! — воскликнул профессор прежде, чем его за горло с силой прижали к стене.

— Я предупреждал, — прошипел Дин, чувствуя закипающую ярость, растекающуюся по венам. — Вы поступили очень опрометчиво, профессор, проигнорировав мои слова.

Пальцы сжались, рука потянулась вверх. Снейп пытался отцепить руку от горла, но Дин оказался куда сильнее. Через мгновение его ноги уже болтались над полом, воздуха не хватало.

— Тронешь мой семью — узнаешь, что значит гореть в Аду, — голос Винчестера был шипящим, холодным, а его рука наоборот — горячей. — Где противоядие?

Снейп сдавленно хрипел. Откуда у него такая сила?!

— Мне повторить вопрос? — притворно ласковым голосом поинтересовался Дин, ещё сильнее сжимая пальцы.

Зельевар указал рукой на стеллаж.

Дин отпустил его.

Снейп без сил упал на пол, потирая горло. Не успел он восстановить дыхание, как его рывком подняли на ноги и потащили к стеллажу.

— Которое? — рявкнул Дин.

Северус быстро схватил склянку с темно-зеленой жидкостью.

Винчестер схватил его за ворот, приблизил его лицо к своему и прошипел так, чтобы ученики не слышали:

— Ещё раз выкинешь подобный трюк, и та тварь из иллюзии явится к тебе снова, но на это раз — настоящая.

Дин отпустил его и быстрым размашистым шагом покинул помещение, напоследок громко хлопнув дверью.


*

Третий курс по праву считался самым «везучим» из всех. Сначала было зельеварение, на котором взбесившийся Дин едва не убил Снейпа, а после этого у них был урок с этим самым взбесившимся профессором. Сэма не было. И это очень плохо.

— Сегодня не будет лекции, — объявил Дин, едва закрылись двери. — У нас урок по самообороне. Сдвигаем парты к стене!

После демонстрации силы на Снейпе ни у кого не было желания повторять его судьбу. Все-таки, зельевар ещё долго приходил в себя.

— Разбейтесь на пары — юноша с девушкой. Что вы как сонные мухи? Бегом!

Гермиона ухватилась за рукав Гарри. Тот и сам вцепился в неё, как в единственное спасение.

— Монстры не будут смотреть, кто вы, — жёстко отчеканил Дин. — Хрупкая девушка, очкастый парень, здоровенный бугай, толстяк — им без разницы, кого убивать! Сегодня вы будете учиться драться. Особенно это касается девушек. За красивые глаза вам никто сохранять жизнь не будет. Юноши сегодня будут играть роли мишеней. Это понятно?

Ученики активно закивали. Девушки, конечно были не в восторге. А как же прическа? А маникюр? Но спорить с преподавателем никто не хотел.

Показанные упражнения девушки отрабатывали плохо. Кто-то, как Гермиона, старался, но их старания не оценили. Когда же с обоих факультетов сняли по тридцать баллов, они начали заниматься по полной, выжимая из себя последние соки.

— Браун, ногтями вы разве что себе глаза выцарапаете, — комментировал Дин, наблюдая за учениками. — Паркинсон, от того, что вы виляете бедрами, лучше не кому не будет. Патил, это вам не танцы. Грейнджер, вы не ковёр выбиваете. Стоп!

Все остановились, с опаской глядя на Винчестера.

Тот раздраженно вздохнул.

— Это никуда не годится. Есть доброволец на демонстрационный бой?

Добровольцев, естественно не было. Но Гермиона не была бы собой, если бы не решила в очередной раз доказать поставившему на ней крест преподавателю, что она способна на большее.

— Гермиона, не надо, — прошептал Гарри.

Дин кивнул.

— Первая ошибка каждого из вас — стойка. Стойка должна быть устойчивой, что бы вас не могли сбить с ног.

Винчестер резко выкинул ногу вперёд, ударяя Гермиону сзади под колени. Та не удержалась и упала.

— Упал — труп. Следующая ошибка — блок.

И так он разбирал каждую мелочь, придирался ко всему, показывал ошибки каждого. Разве что баллы больше не снимал. Так что к концу урока все были просто счастливы наконец-то покинуть кабинет.

— Никогда не видел его таким, — поморщился Рон, потирая ушибленную от падения руку.

— Это из-за Сэма, — тихо сказала Гермиона, медленно переставляя ноги. — Снейп что-то с ним сделал. Слышали, как Дин сказал: «Тронешь мою семью — узнаешь, что значит гореть в Аду». У него кроме брата никого нет.

— Но вы видели его силу? — с жаром воскликнул Рон. — Он одной рукой поднял Снейпа и чуть не задушил!

— Он охотник, забыл? — мрачно проговорил Гарри.

— Не слышал, чтобы маглы обладали такой силой!

— Да что ты вообще знаешь о маглах? — неожиданно резко и раздраженно произнесла Гермиона, останавливаясь. — Ты вырос в семье волшебников и если и видел маглов, то только на картинках.

— Герми, ты чего? — с недоумением спросил Рон.

— Ничего, — огрызнулась девушка и замолчала, почувствовав укол вины. Рон не виноват в её подозрениях.

Надо разобраться со всем этим.

На обеде все молчали. Просто не о чем было разговаривать. Пока не пришла Джинни. Вид у неё был странный. Она села рядом с братом, сложила на столе руки в замок и выдохнула:

— Снейп поставил Гриффиндору баллы.

Рон подавился беконом. Гарри выронил вилку.

— Что? — в один голос спросили парни.

— Он задал вопрос, — тихо произнесла Джинни. — Беккет Хайс ответила и… Он поставил ей пять баллов.

— А Винчестер хорошо на него влияет, — невесело усмехнулся Рон, но с шутки никто не посмеялся.

Никого из учителей не было на обеде.

====== 5 — Кровавая тайна ======

Вечером, как раз во время ужина, все учителя собрались в кабинете директора. Догадаться, из-за чего их всех сюда вызвали, несложно — уже вся школа знала, что буквально утром чуть не лишилась своего любимого учителя по зельеварению.

Снейп молчал. Дин тоже. Слегка зеленоватый Сэм (противоядие действовало медленно) сидел рядом с братом и пытался понять, зачем позвали всех учителей. Все-таки, они здесь не при чем.

К счастью, вскоре пришёл Дамблдор. Посыпавшийся на него град вопросов он прервал обычным взмахом руки.

— Прошу, сохраняйте спокойствие.

— Спокойствие? — процедил Дин, сквозь сцепленные зубы. — Вы это своему алхимику скажите, пока он нас в гомункулов не превратил.

— Соскучились по чешуе, Винчестер? — съязвил Снейп.

— Соскучились по отсутствию воздуха, профессор? — в том же духе ответил Дин, чувствуя, как в нем закипает гнев.

— А вам, гляжу, не хватает мозгов, чтобы вовремя заткнуться. Жаль, родители вас этому не научили. Хотя чего ещё ждать от тупых маглов?

Это стало последней каплей. Дин резко поднялся и отвел руку за спину. К счастью, только Сэм видел едва заметные движения воздуха, а потому вовремя перехватил руку брата.

— Дин, одумайс-с-ся.

«Метка», — догадался Сэм, глядя на злого Дина.

Метка чувствовала гнев своего носителя и теперь требовала крови, расплаты. Кровь кипела, стучала в висках. В голове эхом звучало одно лишь слово: «Убей!»

Знал бы Сэм, каких усилий стоило брату промолчать и не убить Снейпа.

— Профес-с-с-сор, — протянул Сэм все тем же раздвоенным языком, — Думаю, Дину лучш-ш-ше пару дней отдохнуть.

— Сейчас как раз начнутся выходные, — добавил Флитвик, — Профессору Винчестеру действительно нужно отдохнуть от школьной суеты.

— Ну конечно, он на людей бросается, а его отправляют на отдых вместо Азкабана, — фыркнул Снейп.

— Уж извините, в Аду я всем надоел, — съязвил Дин и порывался встать, но Сэм вовремя схватил его за плечо и заставил сесть обратно.

— Не удивлён.

— Господа, тише! — воскликнул Дамблдор и, дождавшись полной тишины, продолжил, — Я понимаю наших новых преподавателей — работать с детьми всегда трудно, особенно когда нет опыта.

Дин фыркнул. Вот уж кого, а шикарного учителя физкультуры ученики одной школы запомнят надолго.

— В самом начале я просил вас помогать им освоиться, дать ценный совет, если это нужно. Северус, я ведь просил тебя быть помягче.

Снейп отвернулся, промолчав.

— Думаю, вам обоим стоит отдохнуть вне школы до начала следующей недели. У вас есть два дня привести свои мысли в порядок. Надеюсь, показательных выступлений больше не предвидится?

Теперь уже и Дин отвернулся. Не только от Дамблдора, но и от Снейпа. И сделал он это даже не потому, что его так тронули слова директора, а потому, что чувствовал, как тёмная пелена застилает глаза, как кровь кипит от жажды убивать, Метка пульсирует, а руки так и чешутся взять Первый Клинок.

— Профессор, можно мне уйти? — буквально прошипел Винчестер.

— Все хорошо, мальчик мой? — с беспокойством спросил Дамблдор.

— Нет, не хорошо! — выпалил Дин, резко поднялся и стремительно покинул кабинет.

Вслед ему смотрели удивленные преподаватели. Один лишь Сэм понимал, что происходит, но не мог ничего сделать.

Вернулся в их с братом комнату он только через двадцать минут. Дин носился по гостиной, собирая спрятанное в разных углах, в том числе и в тех, о которых не знал Сэм, всевозможное оружие. Вот только на одном оружии он не остановился. Вслед за ним он стал доставать ведьмовские мешки, книги по прикладной магии, пролистывал их и отбрасывал в сторону.

Сэм увернулся от летящей в его сторону книги.

— Дин, да прекрати ты!

Винчестер резко обернулся, являя взору чёрные глаза.

— И цвет глаз смени, пока никто не увидел, — устало покачал головой Сэм, убирая лезущие в глаза волосы.

— Я не могу, — раздраженно бросил демон.

Брат повернулся к нему и удивлённо вздернул брови.

— То есть — как?

— Да вот так! — прорычал Дин, стремглав направляясь в ванную комнату, напоследок так громко хлопнув дверью, что та чуть не слетела с петель.

Сэм неуверенно проследовал за ним. От увиденного ему стало плохо. Дин склонился над раковиной, глаза все ещё чёрные, на предплечье пульсирует Метка, от которой паутиной тянутся кровавые дорожки. Вся раковина в крови. Дин вздрогнул и наклонился, позволяя кровавому фонтану покинуть организм.

Сэм поморщился и осторожно тронул брата за плечо. Тот тяжело дышал.

— Где Клинок? — хрипло спросил старший Винчестер.

— Дин…

— Мне нужно в Чистилище. Сейчас. Дай мне Клинок.

Ещё когда они приехали в Хогвартс, Сэм ради безопасности забрал у брата Первый Клинок, поскольку знал, что в сочетании с Меткой он может напрочь лишить Дина способности здраво мыслить. В их положении это слишком рисковано — кругом дети, да ещё и сильные волшебники. Убьют — и никакая Метка их по частям не соберёт. Хотя, Дина ещё соберёт, а вот Сэма — вряд ли.

— Сэм…

Винчестер вздрогнул и пошёл в свою комнату. Именно там он хранил Клинок. Подальше от Дина, в свинцовом контейнере, защищенном специальными символами, которые не позволяли новоявленному демону достать содержимое. Отдавать Клинок было страшно. Кто знает, к чему это приведёт?

Если бы Сэм знал, что брат лишь притворяется слабым и умирающим, а испускание крови всего лишь очередная иллюзия, поскольку Дин давно научился справляться с силой Метки, из-за чего его сила с каждым днём возрастала, он бы не был таким параноиком и не пытался найти способ исцелить его.

— Вернись к понедельнику, — сказал Сэм, протягивая Клинок брату. — И не натвори ничего такого, за что мне потом будет стыдно.

— Расслабься, со мной будет Бенни, — криво усмехнулся Дин, схватил Клинок и в эту же секунду исчез.

Сэм против воли скрипнул зубами. Бенни. Ну кто бы сомневался! Даже на секунду нельзя предположить, что Дин вдруг возьмёт на охоту его, родного брата, а не этого чертового вампира, будь он неладен! На душе скреблись кошки. Всё-таки обидно, что на первом месте для него были Бенни, Кроули и Каин, а не он. Кто был на втором месте? Конечно, Кастиэль! А он, Сэм, только на третьем. Раньше бы он был рад такому раскладу, ведь раньше не было демонов и вампира, так что Дин играл в заботливого брата. И это жутко бесило. Хотелось, чтобы у них появился ещё один брат, который узнал бы, что значит забота от Дина Винчестера. Судьба и подкинула его — столетнего вампира, который, как ручной кот, спокойно принимал заботу Дина. А вот про Сэма забыли.

«Ладно, хоть кто-то приглядит за ним», — решил Винчестер и хотел уже приняться за уборку, как вдруг в дверь постучали.

Сэм бегом попрятал оружие за диван и пошёл открывать. На пороге стояла профессор Макгонагалл.

— Сэмюэль, мне нужно увидеть вашего брата, — произнесла она ровно.

— А… — замялся мужчина, — Тут такое дело… В общем, он уже покинул Хогвартс.

Брови женщины взмыли вверх.

— Так быстро?

— Сказал, что хочет хорошо отдохнуть до понедельника, — продолжал врать Сэм, усердно вкладывая в слова как можно больше уверенности.

— Раз его нет, то это должны узнать вы. Преподаватели обеспокоены сложившейся ситуацией и их несколько пугает поведение вашего брата. Если на следующей неделе ничего не измениться, мы будем вынуждены принять меры.

«Смирительная рубашка или пара тычков по морде, может, все вместе», — мысленно закончил Сэм, но вслух сказал совершенно другое:

— Будьте уверены, профессор, в понедельник вы его просто не узнаете.


*

Пятница. Наступила следующая пятница. Дина не было ровно неделю. Никаких вестей. Ни одного звонка. Кроули и Кас не отвечают на призывы. Ничего.

Поначалу Сэм злился. Он злился в понедельник, во вторник, а вот в среду уже начал беспокоиться. Куда делся его брат?

Радовало одно — сейчас проходило последнее на сегодня занятие с третьекурсниками Гриффиндора и Хаффлпаффа. Все сидели и писали очередной тест. На этот раз Сэм сделал его специально сложнее, чтобы ученики не расслаблялись, а он сам попытался придумать, как найти брата.

Интересно, а на нем обряд призыва сработает?

Только он об этом подумал, как воздух прорезала знакомая золотистая линия. Первым из неё вышел на вид уставший Бенни и тут же сел на свободный стул, на котором до этого сидел Сэм, а следом буквально вывалился Дин… вся одежда которого была пропитана кровью и чёрной слизью, волосы слиплись, на лице тёмной коркой застыла запекшаяся кровь. И снова эта улыбка, счастливая, но зловещая. К счастью, Клинка в руке не было.

— Приветик, Сэмми, — ухмыльнулся Винчестер.

Вот тут все беспокойство как ветром сдуло.

— Где ты шлялся целую неделю?! Тебе ведь ясно было сказано, что ты должен вернуться до понедельника!

— Так ведь не уточняли, до какого именно, — нагло отозвался Дин, пожав плечами.

Сэм скрипнул зубами. Снова нашёл лазейку!

— Жаркая была неделька, — улыбнулся демон и повернулся лицом к классу. Вообще, он собирался уйти, а не шокировать своим видом окружающих, но что-то пошло не так.

Ученики ахнули. Какая-то особо впечатлительная девушка с факультета барсуков упала в обморок.

— Уизли, я вижу, как ты списываешь! — рявкнул Дин.

Ученики, как по команде, вздрогнули. Рон медленно сполз по стулу вниз, желая спрятаться под партой.

— Всё, оставляю их тебе, — повернувшись к брату, произнёс Дин. — Пойду пока приму душ. Встретимся на обеде.

С этими словами он покинул кабинет.

Сэм медленно повернулся к Бенни. Не нужно быть гением, чтобы понять, о чем он хотел спросить.

— Он немного увлекся.

— Немного?! — воскликнул Сэм. — Это уже не немного!

— Ему это было нужно, — с нажимом ответил вампир, сохраняя полное спокойствие.

— Сколько?

Бенни искоса глянул на него. Ясно же, что спрашивает об убитых монстрах. Вот только сможет ли принять правду?

— Ты уверен, что хочешь знать? — невесело хмыкнул он. — Двенадцать гулей, девятнадцать левиафанов, двадцать семь оборотней, сорок вервольфов и семьдесят восемь вампиров.

Сэм опустился на второй стул. В этот раз брат превзошёл сам себя. Вот только хорошо ли это?


*

Урок закончился минут через пять. Сэм сразу пошёл на обед. Дина там не было, как, впрочем, и половины учителей, включая Снейпа.

Винчестер вздохнул, ковыряясь вилкой в омлете. Аппетита не было, хотя поесть надо — в кабинете целая гора не проверенных тестов, а опыт подсказывал, что проверять корявые ответы учеников — занятие отнюдь не быстрое. Зато теперь можно сбросить на Дина подготовку к следующим урокам. Небось, расслабился там в своём Чистилище.

Сэм невольно усмехнулся, но на душе все равно было как-то не по себе. Механически пережевывая омлет и совершенно не чувствуя вкуса, он оглядывал большой зал, когда почувствовал на себе чей-то взгляд. Учителя уткнулись в тарелки и тихо переговаривались между собой. А вот ученики периодически посматривали на него, но тут же старались отвести взгляд. Сэм замер, глядя на отвернувшихся студентов, вилка так и зависла над омлетом. Что не так?

В следующую секунду его словно ударило током. Дин! Путь до их комнат неблизкий, при этом нужно пройти основной учебный коридор… Урок закончился почти сразу, ученики вышли из кабинетов, и что же они увидели? Преподавателя в пропитанной кровью одежде и с безумной улыбкой на лице. Жуткое зрелище.

Сэм быстро дожевал омлет и чуть ли не бегом направился в их с Дином комнаты. Родное обиталище встретило его недовольным карканьем Ривза и звуком бегущей воды, сливающейся с фальшивым голосом, что пытался напеть одну из песен группы «Led Zeppelin».

— Сэм, это ты? — донесся до него крик из душевой. — Будь добр, принеси полотенце, оно у меня на кровати!

И снова фальшивый мотив. Винчестер-младший усмехнулся. В плане пения природа явно отдохнула на Дине. Где он там говорил, лежит его полотенце?

Сэм прошёл в комнату брата. Что ж, хоть здесь он не соврал, пусть это и выглядело странно — аккуратно сложенная одежда на кровати, футболки в одной стопке, штаны в другой, пара полотенец рядом, нижнее бельё. Он вообще слышал о такой вещи, как шкаф?

Любопытство взяло верх, и Винчестер осторожно отодвинул дверцу шкафа. Противный скрип нарушил тишину, царящую в комнате. Сэм поморщился и прикрыл рот рукой, глядя на открывшееся ему нечто — фотографии учеников, развешенные на стене, их имена, какие-то заметки, а ещё… фотографии их родителей рядом. Вот только зачем Дину это?

Несколько фотографий было обведено в круг красным фломастером, или, точнее, всего несколько не обведено. Но особенно привлекла Сэма фотография Гарри Поттера. Её охотник-демон обвел сильнее остальных и нарисовал рядом знак вопроса, под которым аккуратно выведено всего одно слово: «Избранный».

Из гостиной донеслось карканье. Сэм бегом закрыл дверцы шкафа, чтобы повернуться и встретиться взглядом с братом. Тот, не дождавшись своего полотенца, забрал сэмово. С него все ещё стекала вода и глухо ударялась каплями об пол.

— Что в словах «полотенце на кровати» тебе не понятно? — спросил Дин неожиданно спокойно, хотя Сэм разглядел за этим спокойствием хорошо скрываемое раздражение, что выбесило его ещё больше.

Он резко открыл шкаф и указал рукой на фотографии.

— Что все это значит?!

Дин хмыкнул, взял с кровати футболку, спортивные штаны и ушёл обратно в душевую. Сэм едва не задохнулся от возмущение. Теперь он делает вид, что ничего не произошло? Да сколько можно?!

Вернулся Дин буквально через минуту, на ходу стряхивая с ещё мокрых волос воду, сел на кровать в позу йога и взглянул на Сэма. От его взгляда хотелось провалиться сквозь землю и никогда более не вылезать.

— Это не должно тебя беспокоить, — произнёс старший охотник таким голосом, что любой другой, кому обращены были эти слова, молча бы согласился и сбежал, забыв все, что видел. Любой, но не Сэм.

— Не должно беспокоить? — сквозь зубы прошипел он. — Мало того, что ты появился на занятии весь в крови, распугал добрую половину школы, едва не убил Снейпа, так ты ещё и за учениками следишь! Что все это значит, Дин? Зачем тебе это?

— Сэмми, не заставляй меня применять внушение, — голос демона был серьёзным, но в то же время уставшим, что не укрылось от Сэма. Брат и правда не хотел применять свою силу, чтобы избежать ненужного разговора.

Дин потер глаза рукой и снова посмотрел на брата.

— Сейчас я не могу тебе это рассказать — слишком рискованно. Просто верь мне, Сэмми.

И Сэм поверил. Снова. Единственное, на что он надеялся, так это на то, что брат ему не соврал.

Когда он ушёл, Дин поднялся с кровати и открыл шкаф, глядя на множество фотографий. Все-таки, разговор с Кроули и неделя поисков дали свои плоды — круг подозреваемых сузился. Охотник взял красный фломастер и зачеркнул фотографию Гарри Поттера, его имя и вопрос рядом.

«Поттера все называют Избранным. Не подозрительно?» — спросил он тогда у Короля Ада.

«Его родители погибли четырнадцать лет назад, опекуны ненавидели и вполне могли бы это сделать. Да только ты знаешь условия. Это не он».

Вслед за Поттером было вычеркнуто все рыжее семейство.

«Уизли?»

«Видел я, как они живут. Вряд ли. Их мать, конечно, со странностями, но никогда не рискнет никем из своих детей».

Было вычеркнуто ещё немало людей. Рука Дина с фломастером застыла напротив фотографии девушки с копной непослушных каштановых волос. Грейнджер.

«А вот в такой мере одаренная волшебница из семьи простых людей — более чем странно», — заметил тогда Кроули. — «Впрочем, не только она подходит. Слишком уж прохладные отношения в семье Малфоев».

«Прохладные? Да в Антарктиде и то теплее!»

Дин сел на кровать, притянув к себе колени. Вычеркнута почти половина студентов. Ещё столько же под подозрением. Надо сократить их круг до минимума, иначе до мая он может не успеть.

Комментарий к 5 — Кровавая тайна Kitsune_626, не умирай!) Меня ж за ещё одно убийство точно в Азкабан отправят)

====== 6 — Боевая практика ======

День начинался вполне себе сносно — травология с Равенкло прошла спокойна, что неудивительно, ведь факультет воронов всегда отличался смирным и покладистым характером; история магии, с каким бы факультетом она не проходила, была самым скучным предметом из существующих, тут уж даже отличники это признавали. Но что-то подсказывало Гермионе, что следующий урок не будет таким хорошим, как предыдущие. Защита от Тёмных Искусств. На стадионе. Со Слизерином.

— Что они на этот раз задумали? — стучал зубами от холода Рон.

Октябрь был на редкость холодным, так что проводить занятия на улице, когда от ледяного ветра не спасают ни свитера, ни шарфы, ни шапки — чистое самоубийство. Да ещё скоро должен состояться матч по квиддичу. Игрокам остаётся лишь посочувствовать.

— Скорее всего, будут учить нас убивать вампиров, — пожал плечами Гарри, пряча руки в карманах мантии.

Гермиона молча шла рядом. В словах Гарри и правда был смысл. По отработанной Винчестерами схеме — теория, тест по теории, практика, зачёт по практике — сейчас как раз должен быть урок практики. Вот только не будут же они убивать настоящих вампиров? Это же безрассудно!

В этот раз чутье не подвело Гермиону — вместо выставленных связанных по рукам и ногам вампиров на поле стояли обычные манекены, а перед ними — сами преподаватели. Сэм, как всегда, был в учительской мантии, ну, а Дин пренебрегал школьным дресс-кодом и одевался, как хотел, то есть — джинсы, рубашка, куртка. И, в отличие от брата, ему было тепло.

— А вот и наш многострадальный третий курс, — усмехнулся старший Винчестер. — Как вы уже могли догадаться, сегодня у нас урок-практикум.

— Вампиры — одни из тех существ, убить которых, на первый взгляд, просто, но на деле же — очень сложно, — продолжил Сэм и указал на манекены. — Чтобы убить вампира, нужно отрубить ему голову, а это нелегко.

— Да, это вам не масло ножом резать, тут придётся попотеть. В реальной жизни у вас есть всего одна попытка. Чтобы перерубить позвоночник, нужно приложить немало усилий. Шеи этих манекенов по своей прочности схожи с костями.

Дин подошёл к сваленным в кучу мачете, взял один и покрутил в руке.

— Итак, что от вас требуется? Берём мачете, размахиваемся и со всей силы сносим голову манекену. Сэм, пригнись!

Сэм едва успел согнуться пополам, как у него над головой просвистел здоровенный нож, снося голову манекену. Он поднялся, оглянулся и повернулся к спокойному Дину.

— Ты мог убить меня!

— У меня есть связи в Аду, Раю и Чистилище. Не бойся, как-нибудь бы тебя вытащил, — ухмыльнулся старший брат.

Тут он слукавил — из Ада и Чистилища он его, может, и вытащил бы, а вот с Раем туговато. Впрочем, тот, кто пил кровь демонов вместо кофе, начал Апокалипсис, был вместилищем Люцифера и ко всему прочему убил сотни людей (ладно, не совсем людей, но это уже детали), вряд ли попадёт на Небеса.

Сэм коротко рассказал о правилах безопасности, со злостью поглядывая в сторону брата.

— Всем все понятно? — осведомился Дин.

Студенты закивали.

— Тогда чего стоим? Взяли оружие и пошли сносить головы!

Мачете разобрали за считанные секунды.

— Никогда из дома выходить не буду, — бормотал Рон, размахивая оружием. — Дома нет ни призраков, ни вампиров.

Гермиона вздохнула, занесла мачете и нанесла удар, только он вышел слабым, из-за чего лезвие застряло в шее манекена.

— Вот чёрт, — выругалась девушка и потянула на себя рукоять. Нож не поддавался. Тогда гриффиндорка уперлась ногами в землю и снова потянула его на себя, но тут кто-то схватил её за плечи.

— Игнорируем правила безопасности, мисс Грейнджер? — сурово спросил Дин и одним резким движением выдернул мачете, протягивая его студентке, а потом громче добавил: — Если лезвие застряло и вы не можете его вытащить, лучше позвать преподавателя. Вы тут головы манекенам сносите, а не своим сокурсникам.

Гермиона поджала губы и повернулась к Рону и Гарри. Первый не мог даже по шее попасть, а если и попадал, то лезвие по какой-то причине отскакивало. К нему тут же подошёл Дин.

— Мистер Уизли, рубить надо острой стороной.

Рон покраснел, перевернул мачете и снова нанес удар, чтобы в следующую секунду лезвие застряло в плече манекена.

Гарри почему-то ничего не делал, что насторожило Гермиону.

— Какие-то проблемы, мистер Поттер? — спокойно спросил Дин. К Гарри он вообще относился благосклонно. Тот никогда не перечил, записывал все лекции, тесты писал на отлично, вопросы задавал лишь по теме. Идеальный ученик, в общем.

— Просто расчитываю силу удара, сэр, — ответил Поттер, размахивая мачете в воздухе.

— Чем сильнее, тем лучше, — усмехнулся Дин, отходя в сторону и указывая рукой на манекена.

Гарри кивнул, замахнулся, нанес удар и… отрубленная голова манекена упала на землю.

— Превосходно! — воскликнул Винчестер. — Пять баллов Гриффиндору.

Ещё одним, у кого с первого раза все получилось, был Драко Малфой. Следом и у всех остальных стало получаться. К концу урока остались лишь единицы, кто не справился.

— Сложите оружие в одну кучу, — произнёс Сэм, дождался, пока ученики выстроятся в ряд, и продолжил, — Половину следующего урока даётся на разминку, оставшееся время потратится на зачёт. Если ни у кого нет вопросов, то урок окончен.


*

Этот день по праву можно было назвать скверным, хотя бы потому, что после ЗоТИ был урок полётов. А потом неожиданный сбор в большом зале. Одно хуже другого…

— Студенты! — поднялся со своего места директор. — В связи с приближающимся матчем по квиддичу, а также бегством Сириуса Блэка, охрана школы усилится. Министерство прислало нам ещё дементоров из Азкабана. С этого дня все походы за пределы школы согласуются с деканами. Надеюсь, никто не вздумает нарушать данное правило. Хорошего всем дня!

— Просто супер, — проворчал Дин Сэму. — Они прислали в школу охранников из тюрьмы, а потом удивляются, как от них преступники сбегают.

— Дин, Блэк опасен, — прошептал младший брат. — Поговаривают, его хотели и вовсе казнить. Понимаешь? А ещё он охотится на Поттера. Нужно присматривать за ним.

— Да, — протянул Винчестер и присмотрелся к столу Гриффиндора, отыскивая там золотое трио. Нашлись они в компании рыжих близнецов. Уизли Поттер оживлённо переговаривались, и только Гермиона не принимала участия в разговоре.

— Слушай, — повернулся Дин к брату, — Квиддич — это что-то вроде футбола, да?


*

— Да чтоб я ещё хоть раз тебя послушал! — сквозь дождь кричал Дин, скрываясь под дождевиком.

Сэм и сам уже тысячу раз пожалел, что согласился идти на матч. Вообще, он не фанат всяких видов спорта, вроде футбола и баскетбола. Все это однотипные игры, которые нравятся лишь истинным фанатам. А вот магическая игра… Должна же она чем-то отличаться? На деле же — очередная бессмыслица. Пока вся команда гоняет по полю мяч, ловцы догоняют снитч, поиска которого означает победу команды. И где смысл? Не проще устроить гонку ловцов? Пусть они уворачиваются от мячей-убийц и шишки зарабатывают!

— Создателя этой игры надо убить! — продолжал нервничать Дин.

— Да он и так уже мёртв, — закатил глаза Сэм.

— Тогда спущусь в Ад и буду его пытать!

— С чего ты взял, что он в Аду?

— А кто в Рай такого идиота пустит?!

Дождь меж тем усиливался, так что поля и игроков уже почти не было видно. Оставалось лишь слушать комментатора. Дину это откровенно наскучило и он решил прибегнуть к небольшой хитрости — воспользоваться обостренным зрением. До Леголаса ему, конечно, далеко, но чем чёрт не шутит? Тем более, надо за Поттером приглядывать.

Вот две фигуры на метлах летят ввысь. Одна, та, что в желтом, вдруг резко снижается, но явно не от того, что потеряла управление. Что-то другое… Фигура в красном продолжает лететь вверх, и тут что-то тёмное сбивает её с метлы.

Дин резко поднялся, вглядываясь в падающего студента, а потом вдруг сорвался с места и, перескакивая лавки, поспешил вниз. Кто-то из преподавателей использовал заклинание левитации, чтобы смягчить падение. Дин скинул мешающий дождевик и, перескакивая огромные лужи и утопая в мокром песке, сквозь непроглядную стену дождя добрался до лежащего на песке Поттера. Сверху же к нему летело что-то тёмное, всем своим видом напоминающее утопленика.

«На нем что, свет клином сошелся?» — подумал Винчестер, поднимаясь на ноги и глядя прямо на летящую к нему тварь. Дементор. Слышать о них приходилось, а вот видеть — ни разу. Так себе встреча. Страшнее только адские псы, но от них хотя бы польза есть, а эти твари буквально высасывают жизнь, хорошие воспоминания.

Интересно, а как он от реагирует на того, кто поглощает негативные эмоции?

Дин прикрыл глаза и резко распахнул. Никто бы не разглядел за плотной завесой дождя, как его глаза почернели. Теперь их только двое. Дементор и демон. Один поглощает радость и счастье, другой — грусть и злость. Радости в жизни охотника на нечисть не так много, а вот обилие негатива в, по сути, мертвом существе поистине впечатляет.

Винчестер медленно вдыхал все те эмоции, что были характерны для этого летающего трупа — горечь, тоска, злость, печаль, — вместе с тем чувствуя прилив сил, пусть и не такой сильный, как от эмоций живых людей. Для него это несущественно, а вот дементору, похоже, явно не по себе от такой потери.

— Прочь! — закричал Дин, вновь вернув глазам человеческий вид.

Дементор взмахнул костлявыми руками и улетел.

Винчестер выдохнул, поморщившись. Надо взять на заметку — эмоции этих тварей не поглощать. Так себе на вкус. Что там с Поттером?

Дождь продолжал хлестать по лицу. Дин поднял потерявшего сознание студента и чуть ли не бегом поспешил в сторону трибун.

— Команда Гриффиндора лишилась своего ловца — Гарри Поттера! — объявил комментатор. — Похоже, им теперь придётся не сладко. Удастся ли им победить?


*

Гермиона с ужасом смотрела на приближающегося Дина. Увиденное повергло её в шок. Как. Такое. Возможно?! Как простой человек мог напугать дементора? Магическое существо, с которым не каждый волшебник справится?

Как?!

В это время Снейп на трибуне убирал палочку. Он даже патронуса не успел призвать, как вдруг дементор улетел. Но ведь так не бывает. Они не улетают просто так. Их может напугать лишь особое заклинание или существо, гораздо более сильное. Значит ли это, что Дин Винчестер…

«Он не человек», — одновременно подумали Северус и Гермиона.


*

Гарри очнулся в больничном крыле с ужасной болью во всем теле и ожидал, что никого, кроме мадам Помфри рядом не будет. Какого же было его удивление, когда возле его кровати обнаружились близнецы, Рон, Джинни и Гермиона.

— Ты как? — осторожно спросил младший из братьев Уизли.

Гарри пожал плечами.

— Вроде, нормально. А… Что произошло?

Все как-то странно переглянулись между собой. Рон и Гермиона долго играли в гляделки, то и дело кивая в сторону общего друга, видимо, решая, кто все расскажет. Вот только начинать первым никто не хотел, поэтому за дело взялась Джинни.

— Ты упал с метлы.

Близнецы тут же оживились.

— И твоя метла угодила в Гремучую Иву, — произнёс Фред.

— Её разнесло в щепки, — добавил Джордж.

— Вот, — Рон положил на кровать свёрток, в котором покоились обломки Нимбуса.

— Дамблдор смягчил твоё падение заклинанием, — продолжил Джордж.

— А потом к тебе полетел дементор, — добавил его близнец.

— Винчестер отогнал его, — отрешенным голосом произнесла Гермиона. Все затихли.

— Отогнал? — переспросил Гарри, приподнявшись на локтях.

Грейнджер кивнула.

— Он закрыл тебя своей спиной, а потом… дементор улетел. Так быстро, будто его спугнули. Всё это странно.

Гарри молча кивнул. Конечно, разбираться, почему вдруг дементор испугался Дина, он не собирался, а вот поблагодарить хотел. Все-таки, он ему жизнь спас.

К счастью, уже к вечеру его отпустили. Руки-ноги не сломаны? Вот и иди на все четыре стороны, ты здоров!

Из больничного крыла Гарри сразу направился в большой зал, на ужин. Друзья и, что больше всего его порадовало, Дин были там. Нужно лишь дождаться, пока он уйдёт, догнать и поговорить. Но не успел Гарри сесть, как братья Винчестеры встали и направились к выходу из зала.

«Нет, только не сейчас!» — мысленно взвыл он.

— Давай, за вечер управимся, — сказал Сэм, толкнув брата в бок, когда они проходили мимо стола Гриффиндора.

— Целый вечер проверять тесты — прямо мечта! — съязвил Дин. — Когда же ты себе девушку найдёшь…

Дальнейшего разговора Гарри не слышал, но и этого вполне хватило, чтобы понять — сейчас они идут проверять тесты, значит, будут в кабинете. Надо бы поторопиться.

Быстро доев свой ужин, он поднялся со скамьи.

— Ты куда? — спросила Гермиона.

— В библиотеку, — сказал он первое, что пришло в голову и ушёл.

Видел бы он, как перекосило лицо Рона, когда тот услышал слово «библиотека».


*

Путь до кабинета ЗоТИ занял минут десять. За дверью были слышны приглушенные голоса. Гарри постучал. Голоса стихли. Через пару секунд дверь распахнулась. На пороге стоял Сэм.

— О, Гарри, что-то случилось? — спросил он с беспокойством. — Как самочувствие?

— Сэм, хоть его не донимай этими дурацкими вопросами! — воскликнул Дин.

Винчестер-младший фыркнул и отворил дверь шире, приглашая Гарри войти. Дин сидел за столом и проверял тесты.

— Обожаю Равенкло, — выдохнул он, подперев голову рукой. — Как думаешь, Сэмми, смогу стать их деканом?

— Скорее Снейп станет деканом Гриффиндора.

Гарри шутку оценил, но ему было не до смеха, когда он представил, что столь нелюбимый профессор будет его деканом.

Дин отвлекся от проверки теста и взглянул на незванного гостя.

— Так что привело тебя сюда?

Гарри слегка смутился. Дин внушал доверие. Почему-то хотелось рассказать ему абсолютно все о себе, но он едва удержался.

— Я просто хотел поблагодарить за то, что вы отогнали того дементора.

Дин явно не ожидал такого, на время потеряв дар речи.

— Я… Не оставлять же тебя умирать. Обычное дело.

— И все равно спасибо, — повторил Гарри, направляясь к выходу.

Когда дверь за ним закрылась, Сэм повернулся к Дину, сверкая белозубой улыбкой.

— Да ты герой у нас.

Винчестер фыркнул, продолжая проверять тесты. За всю жизнь он спас немало людей, и лишь немногие благодарили его за это.


*

Снейп расхаживал по кабинету, пролистывая разные книги, что попадали в руки.

Так не бывает. Обычный человек не может отогнать дементора. Многие волшебники этого не могут. А вот сверхъестественные существа — да. Вот только кто Дин?

Нечеловеческая сила, способность создавать иллюзии и поглощать негативные эмоции, защита разума, из-за которой невозможно прочитать его мысли.

Кто он?

Вариантов было много, но все их Снейп отметал. Не может это хамло быть богом! По крайней мере, бога хамства не существует ни в одной из культур. Какой-нибудь дух? Тоже не вариант. Тогда кто?

Книга легла на стол. Мужчина сел в кресло, закрыв лицо руками, и задумался.

«Тронешь мою семью — узнаешь, что значит гореть в Аду», — вспомнились слова Винчестера, рука сама собой протянулась к шее, на которой ощущалась невидимая хватка.

А если он вспомнил Ад не просто так?

Существо, что по своей сути темнее дементора, поглощающее негативные эмоции, что делает его сильнее. Физически силён. Создаёт иллюзии. Скрывает мысли. Сомнений нет. Лишь одно существо подходит под описание.

Демон.

Комментарий к 6 — Боевая практика Люди, не умирайте, лучше комментарии оставляйте, а то у автора очередной депрессняк.

====== 7 — Деловой разговор ======

Сентябрь пролетел незаметно. За ним так же неуклонно пролетал и октябрь. Сэм днями напролет составлял планы уроков на весь год, Дин гонял по стадиону студентов, не забывая в перерывах гоняться за надоедливым Пивзом. Мерзкий полтергейст стащил у него порножурнал и теперь при каждом удобном случае дразнил Винчестера, появляясь то на уроках, то на обедах. Радовало, что Снейп больше не лез. В целом, жизнь у братьев складывалась. Разве что на уроках все время приходилось успокаивать враждующие факультеты, так что совмещённые занятия с Гриффиндором и Слизерином были для всех настоящим испытанием. Жизнь текла вполне себе спокойно… Пока Дин не узнал о существовании рядом со школой магической деревни Хогсмид, где есть бар.

— Сэм! — в который раз протянул Винчестер, следую по пятам за братом. — Пошли в Хогсмид.

— Дин, завтра рабочий день, — не отрываясь от чтения какой-то книги, отрезал Сэм.

— Я не буду много пить.

Младший Винчестер повернулся к нему и изогнул бровь.

— Ты по определению не можешь мало пить.

Сэм вернулся к чтению.

Дин фыркнул и произнёс с гадкой улыбкой:

— Либо ты ведешь меня в Хогсмид, где я напьюсь до потери сознания, либо сейчас я выйду в коридор и пересплю с первой попавшейся студенткой.

Сэм захлопнул книгу.

— Ты этого не сделаешь.

— Бросаешь вызов демону? — усмехнулся Винчестер и неторопливо направился к двери, где его через пару секунд нагнал Сэм.

Дин ухмыльнулся. Его брат такой предсказуемый — достаточно коснуться какой-нибудь щепетильной темы, чтобы тот исполнил все его желания, начиная от похода в бар и заканчивая сжиганием чучела Снейпа на Хэллоуине.

«Кстати, надо предложить», — подумал Дин и улыбнулся, представив, как соломенная кукла с щёткой от швабры на голове и в старой учительской мантии вспыхивает на глазах у всех. Скучно. Может, подбросить ему это чучело в комнату?

В последнее время зельевар вел себя слишком уж спокойно. Нет, он продолжал снимать баллы с Гриффиндора, все так же терпеть не мог Поттера, но теперь как-то странно поглядывал на Дина. Однажды тот не выдержал и в шутку сказал, что такие отношения его не интересуют. Что удивительно, Снейп молча ушёл, разве что поморщившись так, словно съел горькую семечку. Впрочем, Дина теперь это мало волновало, однако червячок тревоги все равно упрямо вгрызался в мозг, но кое-что сбивало его с пути — мысли о баре.

Братья уже почти дошли до выхода из замка, как из ниоткуда возникла профессор Макгонагалл.

— О, Сэмюэль, я вас везде ищу.

— Что-то случилось, профессор? — вежливо спросил Сэм, остановившись.

— Профессор Дамблдор просил вас срочно к нему зайти.

— Только его? — вклинилися в разговор Дин, прищурившись.

— Да, — с достоинством ответила женщина.

Дин хмыкнул, похлопал брата по плечу и ухмыльнулся.

— Не судьба тебе, Сэмми, отдохнуть. Так и быть, выпью за двоих.

Сэм не успел и слова сказать, как массивные двери захлопнулись за его братом.

Вот ведь… демон!


*

К тому времени, когда Дин добрался до Хогсмида, он успел наслать проклятья на всех, кого только знал, начиная Дамблдором и заканчивая демоном Скоттом, который однажды принёс ему холодный кофе, потому что идти пришлось не просто долго, а очень, мать вашу, долго! Мысль воспользоваться полезной способностью к телепортации не раз возникала у него в голове, но по какой-то неясной причине он продолжал упрямо идти вперёд, проклиная всё, что попадается ему на пути. Вообще, причина идти пешком у него была, причём, вполне объяснимая — хотел попрактиковаться в своих способностях. Делать это под носом у преподавателей и Сэма не особо хотелось. Первые могут за какого-нибудь маньяка принять, а брат просто был не в восторге от всего этого. И что ему, Дину, теперь вообще своей силой не пользоваться? Не порядок. Так его по окончанию этих «каникул» Кроули и Каин дружно отмутузят, причём король Ада даже забудет, что делает это на пару с отцом всех демонов, а любимый братец Смерть будет спокойно жрать чипсы, запивая все это колой, и даже не почешется.

К чему искушать судьбу?

Дин огляделся. Он специально шёл дальше основной дороги, прямо по лесу, чтобы никто, не дай Кроули, его не заметил. Закрыв глаза, он сосредоточился, в мельчайших подробностях представляя себя. Зря, что ли, в зеркало смотрелся перед уходом? Как чувствовал, что Сэм не пойдёт.

Интересно, а существует такая штука как демонское чутье? Надо будет у Каина спросить. Открыв глаза, Винчестер удовлетворенно улыбнулся, глядя на стоящую перед ним точную копию себя любимого. Иллюзия была одним из его любимых трюков. Может, тут сказалось влияние кольца Войны, что он носит на пальце, а может, и элементарная предрасположенность. Наравне с иллюзией у него стояло поглощение эмоций, преимущественно отрицательных. Тут уж точно свою лепту внесло кольцо, иначе почему ему так нравится поглощать ненависть и страх?

«Можно вытащить человека из Ада, но Ад из человека вытащить нельзя», — прозвучало вдруг в голове голосом Аластора.

Дин резко остановился и поморщился от внезапной головной боли. Она преследует его с самого начала преподавательской деятельности. Явных причин тому нет. За ту неделю, что он провёл вне стен школы, боль ни разу не давала о себе знать. И вот опять…

Охотник скрипнул зубами. Он не будет слабым. Больше нет. Демоны не имеют права на слабость. Особенно он.

Дин резко вытянул вперёд руку. Лежащий на пне камень, что был метрах в пяти от него, задрожал. По лицу демона стекали капельки пота, хотя на улице было довольно прохладно. На шее и висках пульсировали вены. Челюсть свело от напряжения. Пальцы свело судорогой.

Винчестер выбросил вперёд вторую руку, стиснув зубы. Глаза медленно застилала чёрная пелена. Сквозь рубашку просвечивала горящая огнём Метка.

Камень слабо дрожал.

Дин продержался ещё секунд и безнадёжно опустил руки. Камень перестал дрожать.

Телекинез. Одна из способностей, что давалась ему с трудом. Тут даже Каин ничего не мог сделать, сказал, что у него на обучение есть целая вечность, и, может, к ста годам он сможет сдвинуть карандаш на целый миллиметр. Такая перспектива не особо радовала Дина, так что он всячески старался овладеть сложными для него способностями, а таких пока что было пять: телекинез, телепатия, пирокинез, изменение памяти и исцеление. Но если телекинезом и пирокинезом были хоть какие-то успехи (подрагивание предметов и тепло в руках), то с остальным все было особенно плохо.

Так что в Хогсмид Дин пришёл не в том настроении, в котором выходил из Хогвартса. Что удивительно, бар он нашёл сразу. Внутри сидело от силы десять человек. Некоторые из них обратили внимание на Дина, но не более, чем на секунду.

Охотник сел свободный столик и сложил перед собой руки в замок, незаметно оглядывая посетителей. Три ведьмы в углу, парочка колдунов за барной стойкой, какой-то тип в чёрном плаще и пьяный старик, что едва не падал со стула — настолько он был пьян. Эмоциональный фон был вполне спокойным, никакой враждебности не ощущалось.

— Что будете заказывать? — перед Дином оказалась женщина с блокнотом в руке.

— Пиво, — не глядя на неё, ответил охотник и, стоило официантке уйти, хмыкнул. — В последнее время ты становишься слишком предсказуемым.

— Кто бы говорил, Бельчонок, — фыркнул сидящий напротив король Ада, брезгливо оглядываясь вокруг. — Ну и место…

— Ну извините, высочество, не венский дворец, — с сарказмом ответил Дин.

Тут же ему поднесли кружку с пивом. Кроули проводил официантку скучающим взглядом и лениво произнёс:

— Бедняжка запала на тебя, — Дин на его слова лишь хмыкнул, с интересом притягивая к себе кружку. — Твои орлы знатного помогают в деле. Однако, признаю, под моим руководством они не блещут таким энтузиазмом, как с тобой. Считай, у тебя появилась армия фанатов. Что скажешь?

— Отвратительно! — воскликнул Винчестер, отодвигая кружку. — В жизни ничего противнее не пил.

Кроули вздернул брови, посмотрел на содержимое кружки и усмехнулся.

— Бельчонок, ты знаешь, что такое сливочное пиво?

Дин нахмурился.

Король Ада закатил глаза.

— Читай слово «сливочное» как «безалкогольное». Его даже дети пьют.

— Ох, а не вы ли с Каином называете меня черноглазой мелюзгой? — парировал Винчестер.

— Считай, ты для нас как мелкий сынишка, — с отеческой снисходительность произнёс Кроули, разве что волосы не потрепал и за щеку не ущипнул.

— И что, папочка, ты хочешь мне рассказать? Или ты у нас за маму? — ехидно усмехнулся Дин.

— И как можно злиться на тебя, радость моя, — натянуто улыбнулся демон. — А вообще, я по делу.

Винчестер молча закатил глаза. Кто бы сомневался, что правитель Преисподней пришёл к нему по делу. И верно — не о погоде же говорить.

— Земля полнится слухами, в нашем случае — Ад. Сделка Азиран вызвала немалый переполох. Плюс ко всему охотники открыли на вас с Лосярой охоту.

— Боишься за Сэма? — усмехнулся Дин, но тут посерьезнел. — Сюда они не доберутся, будь уверен. Ни охотники, ни ангелы, ни даже демоны.

— Вот поэтому я и пришёл, — подался вперёд Кроули. — Это место слишком далеко от Ада. Под нами самые глубокие уровни. Поэтому влияние Ада здесь ощущается меньше всего. Понимаешь, к чему я это говорю?

Дин нахмурился, отвернувшись в сторону.

— Вполне. Но что насчёт Азиран?

Кроули фыркнул.

— Эта стерва не вела записи сделок, работала одна, особо ни с кем не общалась. Да и кто будет говорить о том, сколько сделок заключил? Я пересекался с ней пару раз. Та ещё…

Демон скривился.

— Осталось семь месяцев.

— Да помню я, — буркнул Дин. — Нужно проверить родителей некоторых учеников, но сам знаешь — родовая магия, усиленная защита и тому подобное. Нужно выманить их.

Кроули задумался. Надолго задумался.

— Придётся отложить это до Рождества, — наконец произнёс он. — Улажу все дела и что-нибудь придумаю. Старался не высовываться и… контролируй свои силы, а то, знаешь ли, не особо хочется попасть в чёрный список Каина.

Дин усмехнулся. Да, первый убийца производил своеобразное впечатление на каждого. Кроули же в его присутствии тянуло креститься — пусть не отрицает, лично видел.

— А теперь давай выпьем, — махнул рукой король Ада, подзывая официантку и поворачиваясь к Дину. — К твоему сведению, из алкогольных напитков здесь подают чудесный напиток под названием огневиски.


*

Снейп покинул бар как раз вовремя — Винчестер и его собеседник, уже достаточно пьяные, решили закатить вечеринку и спеть дуэтом «на радость старикам и магам». Два фальшивых голоса, перебивая друг друга, огласили мрачное помещение, да так, что окна задрожали.

Северус выбежал на улицу и с облегчением выдохнул, скидывая с себя чёрный капюшон. Подслушанный разговор не оставил сомнений — Винчестер демон и, судя по разговору, не самый обычный. Как и его собеседник. Вряд ли каждого встречного называют «ваше высочество». Король? Надо бы узнать об иерархии демонов. Знаешь, с кем сражаешься, — знаешь, как его победить. Надо бы ещё разузнать, что это за Азиран и Каин. Хотя имя второго казалось смутно знакомым… Не может же это быть первый сын Адама и Евы?

Да кто этих демонов знает?

С этими мыслями Снейп как можно быстрее вернулся в Хогвартс и чуть ли не бегом направился в библиотеку. Книжную полку с книгами по оккультизму он всегда игнорировал. Просто не верил в существование демонов, но теперь, когда один из них оказался так близко… Второго Ремуса Люпина школа вряд ли стерпит. Демоны, может, и не теряют контроль раз в месяц стабильно, но по силе превосходят всех оборотней мира вместе взятых. Все они разные по силе, по положению в Аду.

Осталось лишь разобраться, какое место в адской иерархии занимает Дин Винчестер.


*

Сэм снова начинал урок в одиночестве, проклиная себя за то, что не пошёл с Дином и не привёл его домой. Впрочем, тот и сам дошёл, хоть и на следующий день.

Дин шёл по школьному коридору, касаясь во все стороны и понимая, что запитая сливочным пивом пятая бутылка огневиски определённо была лишней. Хорошо хоть, что недавно начался урок, и его никто не увидит. Он старался идти как можно тише… Разбитая садовая ваза тому свидетель. Перед глазами все плыло. Дин хватался за стены, стараясь не упасть. Хорошо, что Сэм ещё не скоро придёт и с Каином он встретится не раньше весны, а то он бы устроил ему за эту пьянку выволочку.

— Вот ведь папаша хрено, — пробормотал Дин и остановился, чтобы передохнуть. Телепортацию он не использовал по простой причине — пару раз уже использовал и ни разу не попал в комнату. Самое близкое к ней перемещение выпало на ворота дворца. Что ж, уже прогресс.

Винчестер продолжил идти дальше, уже чуть увереннее, чем прежде, и вдруг отпрянул назад, ударившись носом о невидимую преграду. Дин широко распахнул глаза, вытянул руку и коснулся невидимой стены. Охотник мигом протрезвел и принялся ощупывать границы стены, с шоком понимая, что она образует круг. И он в центре. Но ведь этого не может быть!

Дин огляделся по сторонам. Нигде не было ни одного символа, что мог его удержать. Тогда какого черта?!

Он в ярости ударил кулаками по стене, скрипнув зубами. Если это шутка Кроули… Хотя какие могут быть шутки? Он вчера еле живой отправился в Преисподнюю, хотя хотел заглянуть к Сэму и присосаться к его шее в страстном демоно-вампирском поцелуе. Вот ведь хренов наркоман! Каин? Впринципе, это в его силах, и причина есть. Ой, сам будто никогда не пил!

— Значит, все-таки демон, — из-за колонны вышел Снейп, взмахнув волшебной палочкой.

Под ногами Дина вспыхнула пентаграмма.

Винчестер скрипнул зубами. О таком повороте событий он как-то не подумал…

Комментарий к 7 — Деловой разговор Все ещё надеюсь на ваши комментарии...

====== 8 — Полное раскрытие ======

— Значит, все-таки демон.

Под ногами Дина вспыхнула пентаграмма.

Винчестер скрипнул зубами. Вляпался. Спалился. И какого черта он не может стирать память?! Вот бы где это пригодилось!

— Искренне не понимаю, о чем вы, профессор, — постарался придать себе невозмутимый вид Дин, все ещё покачиваясь.

— А по-моему понимаешь, вершитель сделок, — едко заметил Снейп. — Или же… демон перекрестков.

Дин нервически усмехнулся.

— Очешуеть… Мне для полного счастья как раз не хватало стать демоном перекрестков!

Он оглядывался по сторонам, надеясь найти у ловушки слабое место. К сожалению, она была выполнена безупречно. Ни одной лазейки. Будь у него Клинок и чуть больше сил, чем сейчас, он бы запросто вырвался, но сейчас, вдали от Клинка и Ада, он почти ничем не отличался от обычных шестерок.

До чего же противно.

— Я слышал тот разговор в баре с твоим королём.

Дин злобно рыкнул. Даже не от того, что Кроули вдруг стал «его королём», а от того, что не узнал в типе в чёрном плаще этого мерзкого алхимика. Да и Кроули хорош! Трепался, как распоследняя портовая б… кхм, девица лёгкого поведения. И как только королём умудрился стать?

— Найти книгу по демонологии в Хогвартсе оказалось не так просто, — продолжал Северус. — Однако даже та крупица информации, что я нашёл, помогла мне узнать о существовании шестерок, демонов перекрестков, князьях и короле.

— Дадите почитать? Интересно, какой ещё бред пишут про демонов, — съязвил Дин, мысленно представляя, как вспарывает Снейпу брюхо, вытаскивает кишки, обматывает вокруг его шеи и, как наживку, забрасывает в озеро. Рыбалка — это тоже своего рода охота.

Северус молчал, чему-то едко улыбаясь.

Дин уже приготовился к очередному прослушиванию обряда экзорцизма (спасибо охотникам, наконец-то выучил), а потому никак не ожидал, что лицо обожжет кипятком, въедающимся в кожу, словно кислота.

— Святая вода, — ухмыльнулся Снейп. — Что на это скажешь, демон?

— Ну ты мразь! — буквально выплюнул Дин, кривясь от боли. Конечно, по сравнению с адскими пытками это ничто, но все равно неприятно.

— Есть хоть одна причина, по которой я не должен вылить на вас святую воду, демон Винчестер? — гадко усмехнулся Снейп.

Дин поморщился. Сейчас терять силы нельзя. Если то, на что указал Кроули, правда, — а это, без сомнений, было правдой, — то у него будут проблемы вселенского масштаба, если он будет постоянно использовать свою силу. Ещё и эта ловушка!

Охотник пытался придумать, как остановить Снейпа без помощи сверхсилы. Что-то ведь должно быть! У него есть слабость, это точно. Слабости есть у каждого. Зельевар. Одиночка. Агрессивен по отношению к другим. Ненавидит шумные мероприятия. Ненавидит Поттера. Поттер? При чем тут Поттер? Нельзя ненавидеть человека на пустом месте. Должна быть причина. Этот алхимик постоянно придирается к нему, даже вне его занятий. Значит, с уроком не связано. Что-то личное? Мальчишка о мире магов узнал в одиннадцать лет, запуганный родственниками — вряд ли бы полез в ссору или драку. Не он. Дело не в мальчишке. Родители? Ребёнок расплачивается за их грехи? Снейп постоянно вспоминает отца Поттера, по-разному оскорбляет его. Почему не мать? Всегда нападают на мать. Значит ли это… Любовь? Любил жену ненавистного Поттера, а когда она умерла, отдав все силы на защиту сына… Огребать стал он. Вот ведь хренов Ромео!

— Лили Эванс, — произнёс Дин, внимательно наблюдая за реакцией зельевара.

Лицо того исказилось болью. В глазах промелькнул страх, смешанный с горечью.

Да… Неразделенная любовь. Как банально.

— Откуда ты… — Снейп запнулся и шаркнул ногой об пол.

Дин почувствовал прилив сил. Бедный романтик даже не заметил, как разрушил ловушку. Что ж, его проблема.

Винчестер схватил Снейпа за горло и прижал к каменной стене, мгновенно вдыхая всю ту душевную боль, что испытывал волшебник. Мало. Этого мало! Сил слишком мало.

Понимая, что скрываться уже бессмысленно, Дин моргнул, позволяя чёрной пелене покрыть глаза. Снейпа передернуло.

— До вечера, алхимик, — с кривой улыбкой прошипел Дин и вдруг растворился в воздухе.


*

На этот раз Дин не промахнулся с перемещением и оказался в их с Сэмом комнатах, если быть точнее — в гостиной. На ватных ногах демон дошёл до комнаты брата, затуманенными глазами оглядываясь по сторонам в поисках свинцового контейнера. Сэм даже не прятал его — тот в открытую стоял на полу. Дин упал на колени, ползком добрался до него и коснулся крышки. На ящичке тут же выступили защитные символы. Дин зашипел от боли и отпрянул назад, упав на спину. Сил подняться уже не было. Прилагать усилия для открытия контейнера — глупость. Защита настолько мощная, что её даже Каин не пробьет. А куда ему, Дину, тягаться с древним демоном? Переместиться в Ад? Нет… Слишком далеко. Он с трудом переместился сюда.

В глазах потемнело. Дин положил голову набок и, прежде чем потерять сознание, увидел сидящего напротив Ривза.

Очнулся он от того, что правое предплечье горело огнём. Сердце гоняло кровь по сосудам. Чувствовался прилив сил. Дин выждал ещё минуту и резко сел. В глазах все ещё плыло.

— Очухался, — протянул насмешливый голос с отцовской суровостью. — Что я тебе говорил про отказ от Клинка?

Вместо ответа Дин судорожно сглотнул, блокируя рвотный позыв. Не помогло. В следующее мгновение он склонился над кем-то любезно подставленным тазиком.

— Да, Бельчонок, напугал же ты нас, — Кроули пытался усмехнуться, что с похмелья казалось не лучшей идеей, да и присутствие рядом отца всех демонов как-то не вдохновляло.

— Скажи спасибо алхимику, — строго произнёс Каин, — Вот уж у кого хватило ума вызвать меня.

Дин оторвался от тазика и пристально вгляделся в присутствующих. Зрение все ещё не хотело восстанавливаться. Так, бородатый старец в белом костюме по центру определённо Каин. Сидящий слева хомяк в чёрном костюме с торчащим из кармана белым платком — Кроули. А вот чёрное пятно справа… Снейп?

— А ещё хватило ума поймать меня в ловушку, — прохрипел Дин; горло невероятно болело.

— Это все потому, что у твоего короля не хватило ума проверить это место на приближенность к Аду, а у тебя не хватило ума изучить рабочее место, прежде чем соваться сюда, — жёстко отрезал Каин. — Радуйся, что я вообще пришёл, а то ведь мог оставить тебя умирать, так что рано или поздно ты бы просто превратился в безумную машину для убийств, на реабилитацию которой ушло бы не меньше века.

От его голоса пробежал мороз по коже. У всех троих, включая Снейпа. Умеет расположить к себе!

— Ну и что мне с тобой делать, любимый мой ученик? — совершенно спокойно поинтересовался Каин. — Забрать на перевоспитание? И тебя, и твоего босса.

Кроули вдруг поднял руку, но, поняв, что это будет выглядеть странно, опустил её. Дин мысленно усмехнулся. Снова его креститься тянет.

— Это ещё старший брат не прознал, что тут с тобой творится, — ни к селу, ни к городу выпалил король Ада.

Каин быстро глянул на него и перевёл взгляд на Дина.

— Да, попал ты конкретно, твоё высочество, — фыркнул он. — Мой преемник, наследник адского престола, праведник и вдобавок ко всему младший брат Смерти. И как ты докатился до жизни такой?

— Само как-то докатилось, — пожал плечами Дин. Зрение наконец-то восстановилось. Вот тут он даже не знал, кто его пугает больше — обманчиво спокойный Каин, напуганный до нервного тика Кроули или бледный, как известный Смерть, Снейп.

— И как же вы, профессор, умудрились призвать первого убийцу? — прищурился Дин.

Снейпа передернуло.

— В отличие от вас, Винчестер, у меня хватило ума слушать вашего собеседника, — ядовито произнёс он. — Из вашего разговора я достаточно узнал. И то, что ваш собеседник король, и то, что вы кого-то ищете в школе, и заодно парочку имён демонов.

— Но так как Азиран мертва, он вызвал меня, — усмехнулся Каин, приятно удивленный такой человеческой наблюдательностью. — Вызовом это, конечно, назвать сложно. Скорее, приглашением. Ну, а увидев, в каком ты состоянии, я позвал Кроули.

Король кисло кивнул. Видно, его уже успели отчитать за такую беспечность по отношению к Дину. Все ведь знают, что тот на предупреждения не реагирует, и, прежде чем отпускать его на какое-то задание, нужно раз двести повторить ему, что делать можно, а что нельзя, иначе выйдет либо массовое убийство (случаев пока не было, к счастью), либо вот такой откат сил.

— Спасибо, что не бросили, — выдохнул Дин.

Демоны и зельевар дружно фыркнули и удивлённо переглянулись. Спелись, гады.

— Когда я отпускал тебя на задание, подразумевалось, что свободное время ты посвятишь тем книгам, что я дал.

Настала очередь Дина киснуть. Конечно, книги он читал скучными вечерами и, если бы не постоянная потребность в сне, давно бы прочёл. Все-таки, когда у тебя в учителях первый убийца, Смерть и король Ада, как-то не до сна. Особенно если этот самый король вдруг воспылал к нему отцовской любовью, какую не испытывал к родному сыну, и объявил своим прямым наследником (к счастью, возомнивший себя наследником Гевин был далёк от Ада как в прямом, так и в переносном смысле). Пришлось привыкать не только к новому статусу и обращению «ваше высочество», но и к тому, что надо изучать просто тонны литературы как военной, так и политической, приправленной парочкой фолиантов по экономике, психологии и праву, поданые на десерт в сервировке с конспектами Сэма из Стэнфорда. И ведь это только со стороны Кроули. Каин натаскивал его в физическом плане, развивая все известные способности. Со стороны могло показаться, что все эти тренировки приносят минимум пользы, особенно если перечислить способности, которые Дин так и не смог развить. Но стороннему наблюдателю, далекому от физиологии демонов, вряд ли известно, что чтобы достигнуть такого уровня, на каком сейчас находился Дин, демону нужно тренироваться без остановки лет двести. Ему же понадобился всего год. Тут сказалось и его природное упрямство, и усилия сразу трёх учителей. Говоря о третьем учителе… Смерть никогда не церемонился с ним, не делал поблажек и выжимал все соки, лишь бы новый Всадник Война не был таким дохлым фанатиком, как предыдущий. И Дина это вполне устраивало.

— К завтрашнему вечеру чтобы прочитал все, что я тебе дал, — жёстко припечатал Каин. — Устрою тебе проверку. Иначе повторим опыт с уголовным кодексом.

Дин обречённо возвел глаза к потолку. Это был его самый первый опыт работы с подобным собранием законов. Конечно, он противился. Кому интересно заучивать скучные законы в таком огромном количестве? Кроули и Каин, однако, его мнения не разделяли, поэтому — наручники с ловушкой, пентаграмма над головой и монотонные голоса двух демонов, вдалбливающих в третьего нужную информацию, а потом ещё и проверяющих, что он запомнил. Этого опыта ему вполне хватило, так что все остальные книги, что ему подкидывали, он читал уже самостоятельно. В какой-то момент ко всему этому проснулся небывалый интерес, заставивший его взахлеб читать все, что можно. Мешал только этот чертов сон!

Дорого же ему даётся звание наследника…

— Я не против, — милостиво согласился Дин. — Только сотри этому соплеголовому память.

Кроули хрюкнул и закрыл рот кулаком, чтобы не заржать в голос, но под убийственным взглядом Каина стушевался.

— Нет уж, Дин, — снисходительно улыбнулся первый сын. — Ты сам сотрешь ему память, когда научишься, а пока… Не моё дело, как ты поступить с ним — убьешь, запугаешь. Только уж постарайся довести начатое до конца и не открыть всей школе свою тайну.

Последние слова прозвучали громом и ещё долго отзывались эхом в комнате, даже когда оба демона исчезли.

— Ну что мне с тобой делать, профессор? — перевёл взгляд на Снейпа Дин.

— Рассказать, что ты делаешь в школе, Винчестер? — скривился зельевар.

— И где гарантия, что ты никому не проболтаешься?

— Чтобы потом огребать от короля Ада, первого убийцы, Смерти и Сэма? Я похож на идиота?

— Ответить честно? — гадко усмехнулся Дин.

Снейп закатил глаза.

— Могу принести непреложный обет.

— Хм, для начала неплохо. Пожалуй, воспользуюсь вашими услугами, профессор. Для справки — вы как предпочитаете умереть?

— Это сейчас к чему? — вскинул палочку Снейп, поднимаясь на ноги.

— Просто думаю, кто убьет вас, когда вы расскажете кому-нибудь, что я демон, — задумчиво протянул Дин. — Бенни может высосать всю кровь, Смерть убить одним касанием, Каин будет долго пытать, а Кроули и Сэм дружно капать на мозги.

— В таком случае, я утоплюсь в котле с зельем, что сварил Лонгботтом, — скривился Северус.

Дин прыснул. Да, надо Невилла переманить на свою сторону. Шикарный ведь способ пытки!

— Ладно. Накладывайте этот свой обет, и мы поговорим…


*

Сэм злился. Злился настолько, что все демоны Ада бы умерли от страха, потому что даже их «горячо любимый» принц не так страшен в гневе.

С обеда он возвращался в смешанных чувствах. Дина не было. Снейпа не было. Флитвика не было. Да куда все делись? Что за хрень творится?! Поэтому картина, свидетелем которой он стал, когда вернулся в их с братом апартаменты, ввергла его в состояние глубокого шока. Аж глаз задергался.

-…А потом он приходит и такой: «Я нашёл магазин с алкоголем и выпил его»!

Дин и Снейп дружно захохотали и залпом осушили рюмки с какой-то жидкостью.

— Изображает из себя святость, а сам… Вот однажды переспал он с девушкой. Она его пыталась убить, мы с Сэмом, конечно, спасли его, все дела. Ну тут он признался, как нагрешил. И на мой вопрос «У тебя хоть защита была?» знаешь, что он ответил? «У меня был ангельский клинок»!

Снейп уже плакал от смеха и начал икать.

Дин поднял с пола пустую бутылку, покачав головой.

— Приводи себя в порядок, Сева, я за выпивкой.

— Ангельский клинок! — истерично ржал уже порядком выпивший зельевар.

Дин снисходительно улыбнулся и, пританцовывая, направился в свою комнату.

— Летящей походкой иду я за водкой! — пропел он и скрылся за дверью.

Сэм забыл, как дышать.

Тут его заметил Снейп.

— Саму… Сему… Сума… Блин, Волосяра, присоединяйся к нам! — счастливо улыбнулся Северус, размахивая рюмкой в одной руке и волшебной палочкой в другой.

— Ка-а-ас… — жалобно протянул Сэм, глядя в потолок.

— А вот и я! — вернулся Дин сразу с двумя бутылками.

— Ты меня звал, Сэм?

От неожиданности Винчестер подпрыгнул чуть ли не на метр. Что за привычка у всей этой нечисти появляться за спиной?

— Кас, как я рад тебя видеть, — облегчённо вздохнул Сэм, глядя на ангела.

— А вот и нам мистер у-меня-был-ангельский-клинок! — воскликнул Дин.

Снейп уткнулся лицом в подушку, чтобы не орать от распиравшего его смеха.

— Но ведь был же клинок… — пристыжено опустил голову Кастиэль.

Тут уж и Сэм не выдержал и прыснул.

Комментарий к 8 — Полное раскрытие Тапки принимаются

====== 9 — Красный Всадник ======

Хэллоуин. Гермиона раздраженно вздохнула, услышав за столом факультета очередной мечтательный вздох, направленный в адрес преподавательского стола, где не хватало двух преподавателей. Удивительно, Винчестеры пробыли здесь всего два месяца, а уже успели влюбить в себя чуть ли не всю женскую половину Хогвартса. Да что там Хогвартса — старшекурсники поделились секретом, что ведьмы из Хогсмида с замиранием сердца ожидают появления двух красавчиков-маглов, готовя им то привораживающие заклятья, то любовные зелья.

Когда же единственные в школе маглы тихо вошли в зал и сели на свои места, по столами прокатилась волна мечтательных вздохов. Особенно громкими оказались Гриффиндор и Равенкло. Гермиона едва не подавилась кексом. Ладно, эмоциональные львы, но… Но этих-то куда занесло?!

«Хотя», — задумалась Грейнджер. — «Любимчики преподавателей, тихони, что задают вопросы лишь по теме, а не спрашивают о любимом цвете, как эта выскочка Браун. Неудивительно».

Студентки факультета воронов минуту полюбовались любимыми преподавателями, а после снова уткнулись в свои тарелки, тихо перешептываясь. Судя по громкому фырканью парней, речь шла о Винчестерах.

«Не вороны, а ежи», — усмехнулась про себя Гермиона и стала присматриваться к девчонкам со своего факультета. Главные сплетницы Лаванда и Парвати о чем-то шептались и хитро поглядывали на Винчестеров.

Это насторожило Грейнджер. Что-то не так…

— Думаешь, сработает? — хихикнула Лаванда.

— Конечно, — активно закивала головой Парвати. — Мне Падма помогала сделать это зелье.

— Она знает?

— Нет, — хохотнула Патил. — Я просто попросила её помочь, сказала, для практики. Я что, по-твоему, совсем умом тронулась, чтобы разболтать этой заучке про амортенцию?

Гермиона закашлялась, чем привлекла немало внимания сокурсников.

— Вы с ума сошли? — прохрипела она, глядя на Лаванду и Парвати.

Браун несколько растерялась, зато Патил сразу пошла в наступление:

— А что? Завидуешь? У самой-то кишка тонка, чтобы такое провернуть.

— И как же твой отец отреагирует, когда узнает, что ты втюрилась в магла? — встал на защиту Гермионы Рон.

— Ребят, успокойтесь, — прошипел Гарри, не совсем понимая, из-за чего начался спор.

— Пусть за Падмой присматривает, если хочет, — брезгливо скривилась Парвати. — Да и какое тебе дело, с кем я хочу связать свою жизнь, Предатель Крови?

Рон побагровел и сжал кулаки.

— Рон, успокойся, — твёрдо произнёс Поттер.

— Гарри, не лезь в разборки магов, — прошипел Уизли, яростно глядя на двух зачинщиц спора.

— Магов? — фыркнула Лаванда. — Это с каких пор Предателей Крови считают магами?

— Не смей его так называть! — вскинулась Джинни.

— О, а вот и мелкая Уизли, — противно улыбнулась Парвати. — Такая же Предательница Крови, как и её братья.

— Смелой стала, Патил? — чуть ли не выплюнул Рон. — Или решила подражать хорьку Малфою?

— Уж точно не в отношении грязнокровок!

— Не смей её так называть! — взревел Рон, поднимаясь.

Теперь все внимание студентов и преподавателей было приковано к столу Гриффиндора.

— Смотрите-ка, Уизел защищает грязнокровку Грейнджер! — мерзко хихикнул Драко. — Втрескался в грязнокровку? Идеальная для тебя пара, Предатель крови!

Слизеринцы поддержали Малфоя смешками.

— Тебя, слизняк белобрысый, никто не спрашивал! — ответил на выпад Рон.

Макгонагалл поднялась со своего места.

— Минус двадцать баллов Слизерину!

— А почему это только Слизерину? — тут же поднялся Снейп. — Это ваши ученики начали скандал, так что минус тридцать баллов Гриффиндору!

— А чего это тридцать баллов?!

— Да ведь у вас всех поголовно одна болезнь на лицо — полный Гриффиндор головного мозга!

— Прошу не переходить на личности, профессор, — процедил Флитвик.

— О! А вашей студентке мы должны сказать спасибо за то, что подлила в еду маглов любовное зелье!

Сэм поперхнулся чаем и отодвинул от себя тарелку. Только в этом не было смысла — в отличие от Дина, он уже успел поесть.

Падма Патил поднял и громко крикнула преподавателям:

— Я не делала любовное зелье! Это обычная вода с красителем, чтоб эта дура наконец-то от меня отстала!

— Это я дура?! — поднялась оскорбленная Парвати.

— Ты и твоя тупоголовая подружка, которую иначе как чучелом не назовешь! — встал рядом с Падмой Терри Бут. — Две сплетницы! Таким гадюкам, как вы, место на Слизерине!

— Поддерживаю! — хором крикнули близнецы Уизли.

После этого зал просто взорвался неконтролируемым потоком ругани и проклятий. Факультеты начали словесную войну. Деканы трёх факультетов снимали друг с друга баллы, при этом успевая вспомнить водящиеся друг за другом грешки…

Гермиона с ужасом смотрела на творящийся хаос и не знала, что делать. Гарри пытался утихомирить Рона, но между ними завязалась перепалка. Джинни влезла в их ссору и в итоге сама получила. За неё тут же полезли заступаться старшие братья. Гермиона же была единственной за столом своего факультета, кто взирал на происходящее с ужасом. Солидарность с ней проявил Хаффлпафф, хотя и там были ссоры.

Попытки Дамблдора успокоить профессоров выглядели жалко. Грейнджер перевела взгляд на преподавательский стол. Обстановка там была не лучше, если не в десятки раз хуже. Снейп, Флитвик и Макгонагалл схватились за палочки, готовые в любой момент начать бросаться заклинаниями. Взгляд девушки невольно скользнул на Винчестеров. Сэм вместе с Дамблдором убеждал Снейпа отступить, а Дин… Гермиона побледнела. Старший преподаватель по ЗоТИ с лёгкой улыбкой наблюдал за происходящим, поглаживая золотое кольцо на пальце. На плече у него сидел ворон.

«Что за… Какого дементора здесь происходит?» — подумала Гермиона, с непониманием глядя на довольного преподавателя. — «Чему он улыбается? Он что… Начал это все? Но он ведь магл!»

Вдруг Сэм, словно услышав мысли Гермионы, резко повернулся к брату, в два шага преодолел разделяющее их расстояние и схватил за правое запястье. Как раз на правой руке Дина было золотое кольцо.

Грейнджер сидела достаточно близко к преподавательскому столу и, что удивительно, несмотря на шум, слышала все, что говорили Винчестеры.

— Ты что творишь?! — чуть ли не кричал Сэм.

Дин сделал вид, что не понимает его, и мельком глянул на студентов.

— Я знаю, что это твоих рук дело. Прекрати немедленно! — процедил Сэм.

— Не то что? — спокойно спросил Дин.

Сэм слегка вздрогнул, но руку брата не отпустил. Дин закатил глаза и пальцами свободной руки погладил кольцо.

Шум в зале стал постепенно стихать.

— Доволен? — изогнул бровь старший Винчестер, выдернул руку и незаметно для всех покинул зал.

Гермиона в шоке огляделась. Никто не смотрел на преподавательский стол. Все пребывали в полной растерянности, не понимая, что только что произошло.

«Да что он такое?!» — мысленно кричала Грейнджер, покидая Большой зал. Всем было не до неё. Студенты и деканы пытались разобраться, как так вышло, что баллы Гриффиндора, Слизерина и Равнекло ушли в минус.


*

Гермиона юркнула за колонну, стоило ей услышать голоса знакомых преподавателей.

— Ты вообще что творишь?! — кричал Сэм. — На виду у всех использовать силу… Да ты совсем с катушек съехал! Мало того, что ты угодил в ловушку как раз во время уроков, мало того, что шпионишь за студентами, так ещё и решил стравить их между собой ради забавы!

— Ну извини, что единственный ближайший ко мне источник силы ты запер в свинцовом сейфе! — опасно прошипел Дин, отчего у Гермионы по телу пробежал табун мурашек. Она затаила дыхание, когда Винчестеры остановились метрах в пять от колонны, за которой она пряталась.

— Я на него кодовый замок повешу, чтоб ты никого из своих дружков-магов не попросил его открыть! — рявкнул Сэм.

— Смотрите-ка, кто оскалил зубы.

— Кто тут зубы и скалит, так это твой упырь! Зачем я вообще согласился на это? Мы должны бороться с любым проявлением магии, а не учить их этому! Должны бороться с нечистой силой!

Последние слова отозвались эхом в коридоре. Секунд на десять воцарилась тишина.

— Так что ж ты не убил нашего друга Каса? — совершенно спокойно спросил Дин. — Гарта? Бенни, которого ты терпеть не можешь? Кроули, к которому ты каждый раз бежишь за помощью? Что ж ты не убил меня?

— Дин, это не одно и то же… — попытался отступить Сэм.

— Да неужели? — повысил голос Дин. — Я ведь монстр, каких мало, что ж ты меня не прикончил? Вместо этого ты хочешь лишить жизни невинных детей? Впервые это говорю, но, похоже, Смерть ошибся с кандидатом на роль Красного Всадника. Им должен был стать ты.

Послышались удаляющиеся шаги. Гермиона не выходила из укрытия. Ушёл только один. Где-то через минуту послышались удаляющиеся шаги второго Винчестера. Стоило в коридоре вновь воцариться тишине, девушка опрометью бросилась в библиотеку. Мадам Пинс не любила Хэллоуин, а потому предпочитала в этот день отсиживаться в библиотеке в компании столь любимых книг.

Гермиона не прогадала. Библиотекарь оказалась на месте и нисколько не удивилась, увидев одну из лучших учениц Хогвартса в такой день в столь поздний час.

— Чем могу помочь, мисс Грейнджер?

— Мадам Пинс… У вас есть что-нибудь, где говориться о… Красном Всаднике? — прерываясь, спросила Гермиона, восстанавливая дыхание.

— Зависит от того, о каком Всаднике идёт речь, — задумчиво протянула женщина. — Может, знаешь какие-нибудь подробности? Нет? Жалко… Что ж, попробую что-нибудь поискать.

Пока мадам Пинс ходила между стеллажами, Гермиона села за стол, на котором лежали раскрытые книги. Ничего интересного. Учебник по травологии, сборник легенд, книга по оккультизму… Так, а это что?

Девушка притянула подозрительную книгу, лежащую рядом с учебником по оккультизму. Прочитанные первые строчки повергли её в шок. Вот оно…

«На утро всё того же дня

Запахло кровью. И немалой!

Печать вторая вдруг упала.

Вот топот рыжего коня.

И не ведя с улыбкой речь,

Несётся вскачь, сверкая взором

И сея вкруг себя раздоры,

В руках огромный держит меч.

Он брань посеял меж людей.

Войной не зря он назовётся,

Угрозой странам пронесётся.

Неумолимый он злодей.

Под ним земля вся сожжена,

И люди злобой воспылают —

Друг друга сами убивают.

И улыбается Война.»

Последняя строчка эхом отзывалась в голове Гермионы.

«И улыбается Война…» — думала она, постепенно бледнея. — «Рыжий конь… Кровь… Раздоры… Красный Всадник! Посеял брань… Дин улыбался, когда ученики чуть не поубивали друг друга!»

Грейнджер захлопнула книгу, только поняла, о ком идёт речь. В магловской школе о них рассказывали. Вскользь, но этого хватило. Каратели, не подвластные ни Богу, ни Дьяволу. Вершители судеб. Палачи.

Всадники Апокалипсиса.

«Он младший брат Смерти», — всплыли в голове слова Трелони.

Гермиона потерла виски, поморщившись от головной боли. От вернувшейся мадам Пинс это не укрылось.

— Мисс Грейнджер, вы нехорошо выглядете. Может, сходите к мадам Помфри?

— Нет, — слабо улыбнулась девушка. — Спасибо, я лучше пойду к себе.

Гермиона поднялась и направилась к выходу. До двери она дошла спокойно, но вот в коридоре у неё началось головокружение. Оперевшись о стену, она постояла минут пять, надеясь, что все пройдёт. Надеждам не суждено было сбыться. Головная боль усилилась.

Гермиона скривилась и замедлила шаг.

— Мисс Грейнджер?

Она подняла голову, пытаясь сосредоточить взгляд на говорившем. Лицо Дина все время смазывалось.

— Мисс Грейнджер, — повторил Винчестер, подойдя ближе.

Гермиона чувствовала, как ноги подкашиваются. В глазах потемнело. Прежде чем потерять сознание, она ощутила, как сильные руки подхватили её до того, как она соприкоснулась с полом.


*

Когда Гермиона очнулась, была ночь. Ну, или поздний вечер. Трудно сказать — часов поблизости нигде не было. В больничном крыле не было никого.

Тихие шаги дали ей понять, что кто-то идёт. Через пару секунд рядом оказалась мадам Помфри, только на Гермиону она даже не взглянула, а последовала к соседней кровати.

— Профессор, как вы?

Гриффиндорка села на кровати и нагнулась, чтобы узнать, какой профессор угодил в больничное крыло в такое время, да ещё и одновременно с ней. К сожалению, весь обзор закрывала колдомедик.

— Вашими стараниями — прекрасно, — Гермиона не видела, но была уверена, что Дин обольстительно улыбнулся.

«Стоп!» — подумала девушка, вспоминая, что было недавно. — «Массовые ссоры на празднике, разговор, библиотека… Чёрт! Красный Всадник!»

— Вы мне зубы не заговаривайте, профессор Винчестер, — пригрозила пальцем мадам Помфри. — У вас на лицо физическое истощение. Я понимаю, с детьми работать нелегко, но ведь вас, профессоров ЗоТИ, двое! Видела я, как вы хлещете кофе днями напролет. И не надо тут отрицать! Ваш брат подтвердил. Да, я с ним общалась. Скажите честно, профессор Винчестер, сколько часов в сутки вы спите?

Дин явно не хотел отвечать, но под пристальным взглядом мадам Помфри все же сдался.

— Часов четыре-пять.

Колдомедик цокнула языком и отошла в сторону, чем позволил Гермионе разглядеть необычайно бледного Дина. Тот молча смотрел на свои ноги.

— Ждите здесь, профессор, — недовольно буркнула Помфри.

Дин посмотрел вслед уходящей женщины и перевёл взгляд на Гермиону. Если бы она не видела его на празднике, то подумала бы, что он болен. Но ведь недавно все было нормально!

— Как вы, мисс Грейнджер? — ровно спросил он.

Она вздрогнула и слабо кивнула.

— Все хорошо.

Дин усмехнулся. Такая усмешка сводила неокрепшие женские сердца с ума.

— Я заметил. Особенно когда вы с таким жаром бросились в мои объятия.

Гермиона радовалась, что в полумраке не видно, как она покраснела. Однако улыбка Дина почему-то говорила об обратном.

— Впрочем, вас можно понять, красивый мужчина, все дела… Ваши сокурсницы уже устроили соревнование, кому быстрее удастся опоить меня или моего брата любовным зельем. Приятно, конечно, но я предпочитаю кофе без добавок. После этого вечера обязательно буду проверять, что мне туда намешали.

Гермиона не стала спрашивать, каким образом он собрался это делать. Хотя выводы напрашивались сами собой. Где один Всадник — там и все четверо. Тем более, все их способности никому неизвестны.

— А с вами что, профессор? — осторожно спросила Грейнджер.

Дин снова усмехнулся, но как-то нервно.

— Отравился. Оказывается, запивать острый перец молочным коктейлем и заедать все это рыбой и кучей пирожных — не самая лучшая идея.

«Вот почему он бледный», — догадалась Гермиона. — «Ему и правда плохо».

— Я как раз шёл сюда, когда увидел вас возле библиотеки. Больше подрабатывать вашим личным такси не буду.

Гермиона улыбнулась.

— Спасибо, профессор.

Дин как-то странно улыбнулся.

— Как-то… непривычно…

— Что именно?

— Слышать благодарность. Все, кого мы с братом спасли, обычно предпочитают больше с нами не встречаться. Работа такая… неблагодарная.

Дин глухо засмеялся.

Тут пришла мадам Помфри и протянула Винчестеру флакон с голубоватой жидкостью.

— Помогает уснуть, — пояснила колдомедик. — Одной капли достаточно, чтобы уснуть на восемь часов.

— Чтобы я без вас делал, — улыбнулся Дин, принимая флакон.

— Дежурили бы всю ночь на пару со Снейпом, — фыркнула женщина.

— Лучше уж спать без задних ног!

— Ну все, идите, мне тут с ещё одной пациенткой разобраться надо! — смеясь, махнула рукой Помфри.

Дин поднялся и направился к выходу, но перед этим остановился возле кровати гриффиндорки и, улыбнувшись одной стороной лица, с тихим шелестом произнёс:

— Доброй ночи, мисс Грейнджер.

Гермиона кивнула.

— И вам, профессор.

«Какой же у него красивый голос…» — мечтательно подумала девушка. — «И глаза такие зелёные, как листва. А какой у него за… Стоп!» — одернула она себя. — «Что?! Гермиона, нет! Он преподаватель! Нечего тут выдумывать! Тебе не может нравиться Дин Винчестер!!!»

Комментарий к 9 — Красный Всадник Постараюсь в ближайшее время выложить как можно больше глав. Надеюсь на вашу поддержку.

====== 10 — Демоническая история ======

— Итак, — хлопнул в ладоши Сэм, воодушевленно улыбаясь. — Сегодняшний урок вам особенно понравится. Сегодня мы поговорим об основных измерениях и их структуре.

Со дня Хэллоуина прошёл месяц. Начался декабрь. Выпал первый снег. Студенты с замиранием сердца ждали Рождество.

Гермиона все время наблюдала за Дином, но больше он свою силу не показывал. Возможно, благодаря этому они с Сэмом снова разговаривают.

— Вот вы думаете, наверное, что за измерения и что в них интересного? — протянул Дин, скрестив руки на груди. — Судя по вашим лицам, вы не догадываетесь даже, что это за измерения. Предположений нет?

Ученики отрицательно покачали головами.

— На самом деле, здесь все просто, — улыбнулся Сэм, подходя к доске. — Первое знакомое вам измерение — Земля, то есть наш мир.

— Далее, не менее известные Ад и Рай, — добавил Дин, пока Сэм записывал. — А также уже известное вам Чистилище и неизвестный никому Авалон. Стоит отметить, что существует ещё так называемая Пустота, но её не относят к измерениям, она, скорее, просто дополнение. Наш гость Бенджамин Лаффит уже рассказывал вам о Чистилище. О нашем мире я не считаю нужным рассказывать — выгляните в окно и сами все увидите.

Послышались тихие смешки.

— Сегодня мы расскажем об одном из самых важных измерений, — произнёс Сэм, повернувшись к классу.

— Что вы знаете об Аде? — спросил Дин с усмешкой. — Давайте, все, что вам известно.

Поднялась первая рука.

— Мисс Гринграсс.

— В Аду обитают демоны, и главного из них зовут Люцифер.

— Так, ещё? Мистер Томас?

— В Аду жа-арко, — протянул парень, чем вызвал смех.

— В целом, вы правы. Разве что у вас, мисс Гринграсс, была ошибка. Несмотря на то, что правителем демонов считается Люцифер, он к их числу не относится.

— Люцифер — архангел, — пояснил Сэм. — Падший архангел.

— И его трудно назвать правителем Ада, поскольку Ад является его тюрьмой, а сам он сидит в клетке.

Видя озадаченные лица учеников, Дин улыбнулся.

— Пожалуй, начнём с самого начала. Сэм, ты не против?

Младший брат махнул рукой.

— Все равно ты с историей Ада знаком лучше, с твоими-то связями.

— Значит, ты будешь рассказывать про Рай, — парировал Дин. — Итак, началось все с того, что у Бога было четыре сына — архангелы Михаил, Люцифер, Рафаил и Гавриил. И, как обычно бывает у братьев, они были дружны, разве что Михаил и Люцифер постоянно грызлись между собой, но, — Дин поднял вверх указательный палец, — Они были братьями. Этого у них не отнять. Бог продолжал творить и в итоге создал людей, после чего сказал своим сыновьям, четырем архангелам, любить их больше своего отца. Конечно, не всех это устроило, в особенности Люцифера. Все бы могло обойтись и он бы привык к этому, если бы Бог не усомнился в его силах. Тогда же он создал ангелов. А ангелы — это вам не красивые создания с нимбами и арфами. Ангелы — это небесное воинство. Никогда не заблуждайтесь, считая, что ангелы являются воплощением добра. Как по мне, по жестокости они ничем не уступают демонам. Суть в чем. Ангелам, как воинам, нужны командиры. Бог сказал сыновьям, что двое самых достойных получат почетное звание архистратига. Конечно, по праву старшего, его получил Михаил, и все были просто уверены, что вторым архистратигом будет Люцифер… Но Создатель дал это звание самому младшему архангелу — Гавриилу. Представляете, каково было Люциферу? После этого он воспротивился воле Отца, за что тот низверг его в Преисподнюю. Тогда Люцифер и начал совращать людей. Первой под удар попала Лилит, первая женщина на земле, первая жена Адама и самый первый демон. О её ранге мы поговорим позже. Бог, однако, не поддался на провокацию Люцифера, и из ребра Адама создал Еву. Тут уж нашему светоносному нечего было возразить — Ева была полностью предана своему мужу, в отличие от свободолюбивой Лилит. Единственное, что смог сделать Люцифер, это заставить её вкусить запретный плод. За это Адама и Еву изгнали из Рая. По прошествии какого-то времени у них появились дети. Небезызвестные Каин и Авель. Догадываетесь, как Люцифер хотел прогневить Отца?

— Он хотел убить их? — пораженно выдохнула Лаванда.

— Или… обратить? — предположила Пэнси.

— Верно, мисс Паркинсон. Люцифер видел в Каине и Авеле Михаила и себя. Вот он и решил преподать урок старшему брату. Люцифер желал превратить Авеля в демона, чтобы тот вечно служил ему, но… случилось кое-что непредвиденное.

— Каин? — предположил Блейз.

— Верно. Каин любил своего брата и не мог позволить, чтобы тот горел в Аду, потому что страдания и пытки — это ступень становления демоном. Каин заключил с Люцифером сделку, согласно которой Авель никогда не попадёт в Ад, но взамен… Каин должен убить его.

Некоторые ученики пораженно выдохнули. Дин заметил, что в основном это были чистокровные и полукровки.

— Смотрю, не всем знакома эта история, — хмыкнул он, отмечая, как те же чистокровные и полукровки опустили головы. — Многие считают, что Каин убил своего брата из зависти. Знайте — это не так. Он убил его, чтобы спасти, потому что ценой убийства Авель попадёт в Рай. И, конечно, Бог был в гневе. Люцифер обратил Каина в демона, и тот стал искать себе учеников. Его демоны считались элитой. Бесстрашные и безжалостные воины, по силе равные серафимам, если не превосходящие их. Да, мисс Грейнджер?

— Профессор, разве Бог за убийство Авеля не оставил Каину метку?

Дин криво усмехнулся.

— Это одно из главных заблуждений, мисс Грейнджер. Не Бог наградил Каина меткой, а Люцифер.

Налюбовавшись, как вытянулись лица учеников, он продолжил:

— Метка по своей сути является печатью или же ключом от клетки, где Бог и архангелы заперли Тьму. Да-да, ту самую, одну из трёх первозданных сущностей. Эту Метку Бог передал своему любимому сыну — Люциферу. Однако Метка сводила его с ума, и давящая из неё тьма извратила сознание Люцифера, от чего он и пал. Но даже тогда она продолжала давить на него. Чтобы избежать этого, он передал её Каину, сделав его в сотни раз сильнее. С тех пор все грешники, попадавшие в Ад, становились демонами. Не сразу, конечно. Для первичного обращения нужно терпеть пытки как минимум сто лет. Но в Аду время течёт иначе. Один месяц на земле равен десяти годам в Аду. А теперь перейдем к классификации демоном.

Дин подошёл к доске и вывел на ней не совсем понятное для студентов слово «черноглазые».

— Мы, по большей части, разделяем демонов по цвету глаз. Так проще. Черноглазые считаются низшими демонами. Проще говоря, шестерками. Однако и среди них есть исключения. Во-первых, это так называемые Особенные.

Сэм молча записал понятие на доске.

— Особенные, или же семь смертных грехов. В Аду они не играют особой роли и большую часть времени проводят в стазисе. Все равно от них толку никакого. Но они появляются, когда грядет Апокалипсис. Следующие исключение — семьдесят два столпа Соломона. Если Особенные ещё какую-то активность проявляют, то эти стали неактивны после смерти Соломона. Шансы их встретить напрочь отсутствуют. И последнее исключение среди черноглазых — Рыцари Ада, та самая элита, отобранная Люцифером и натренированная Каином. Их вы тоже вряд ли встретите. Каин истребил их всех, тем самым став последним Рыцарем Ада.

— Но поговаривают, — добавил Сэм, — Что у Каина появился ученик, тоже Рыцарь, которому он передал свою Метку, отметив как равного себе.

Дин как-то странно взглянул на брата, что не укрылось от Гермионы.

— Все это не более чем слухи, — мрачно отмахнулся он. — С черноглазыми разобрались. Далее идут красноглазые, они же демоны перекрестков. Нет, они не стоят на перекрестке, регулируя движение, они заключают сделки. Люди, по незнанию, попадаются на их сказки о том, что они могут исполнить любое желание.

— Это неправда? — спросила Дафна.

— К несчастью, правда, мисс Гринграсс, демоны перекрестков исполняют желания, вот только цена за это высока. Человек должен отдать за это душу. Нет, вы не будете жить без души, наслаждаясь компанией моделей где-нибудь на Гавайях. Вы будете жить со своей душой, наслаждаться жизнью, исполненной мечтой… Но только десять лет. Ровно через десять лет демон, заключивший сделку, высылает свору адских псов, чтобы те загрызли человека до смерти и забрали его душу в Ад. Навечно.

Студенты дружно вздрогнули.

Дин удовлетворённо кивнул и незаметно пихнул Сэма в бок.

— Однако есть демоны перекрестков, которые по истечению срока могут продлить контракт ещё на десять лет.

— Но не по доброте же душевной они это делают, — хмыкнул Драко.

— Верно, мистер Малфой, — глаза Дина сузились. — Чтобы прожить ещё десять лет, человек должен заплатить просто чудовищную цену и отдать самое дорогое, что у него есть, — Дин ненадолго замолчал. — Он должен отдать душу своего ребёнка.

Ученики против воли побледнели.

— Но… — растерянно произнесла Парвати. — Но это же… это…

— Чудовищно? Да. Продать душу своего ребёнка, чтобы через десять лет он горел в Аду, расплачиваясь за желание своего родителя.

Сэм побледнел, с ужасом глядя на брата.

— Такие сделки назвали продленными. В Аду их заключали всего три демона: бывший король перекрестков Кроули, Фаргиен и Азиран. Последние двое мертвы, а Кроули возвысился до короля Ада. Так что подумайте хорошенько перед тем, как заключать сделку с демоном. Ладно, продолжим. Следующими по силе идут желтоглазые, они же Князья Ада. Их всего четверо — Рамиэль, Дагон, Асмодей и Азазель. На данный момент все мертвы. Ну и последняя категория демонов — белоглазые. По силе они равны желтоглазым и в Аду выполняли самые разные функции. К белоглазым демонам относится Лилит, главный палач Ада… Аластор, — с заминкой произнёс Дин, что не осталось незамеченным. — И Самайн. Последний все ещё жив, но изгнан в глубины Ада без шанса на возвращение.

— Профессор, а откуда вы столько знаете о демонах? — спросил Рон.

Дин смотрел на него очень долго. Его губы дрожали, и он с трудом, но все же произнёс:

— Потому что я заключил сделку.

Ученики ахнули, на что Дин усмехнулся.

— Да. Я заключил сделку. Моё желание — жизнь брата, а цена… год жизни.

— Год? — переспросил Гарри. — Но вы ведь сами говорили, что демоны дают десять лет.

— Я в то время был не на лучшем счёту у демонов, — хмыкнул Дин. — Вот мне и дали год. Я провёл в Аду сорок лет, а там… Врагу не пожелаешь там оказаться. Особенно у такого гения пыток, как Аластор.

— Главный палач? — вновь спросил Поттер.

— Тридцать лет он пытал меня, пока не сломил. Тогда я не понимал, почему он столь фанатично принялся пытать меня. Лишь недавно один знакомый мне объяснил…

-…что душа праведника равняется ста миллионам душ грешников, — рядом с Винчестерами возник мужчина в чёрном костюме. Ученики дружно вздрогнули с непониманием уставились на появившегося из ниоткуда незнакомца.

— Знакомьтесь, Кроули, король Ада, — фыркнул Дин, представив гостя.

Студенты уже по-другому смотрели на демона, с интересом и опаской.

— Что называется, любой каприз за вашу душу, — Кроули моргнул, демонстрируя всему классу красные глаза.

— Торгаш, — фыркнул Сэм.

— Лось, — фыркнул в ответ Кроули.

— Ты нам подопытного принёс? — спросил Дин. — А то на тебе будем все испытывать.

— А душу?

— А по морде?

Кроули щелкнул пальцами, и рядом с ним появился человек, привязанный к стулу, да ещё и с завязанным ртом. Пленник мычал, пытаясь вырваться.

— Что-что говоришь? — наклонился к нему король Ада. — Прости, все никак не разберу, ты хочешь соли или святой воды? Или все вместе?

Пленник активнее замычал.

— Глазки нам свои прекрасные покажешь?

Мужчина зарычал.

— Кроули, заткни уши, — сказал Дин, протянув демону плеер с наушниками. — Не дорос ещё до такого.

— Кто бы говорил, Бельчонок, — фыркнул король Ада, включая музыку.

— Вот вам обычный демон, — указал Дин на пленника, а потом перевёл взгляд на танцующего Кроули. — И обычный придурок.

Тот никак не среагировал.

— Итак, у демонов есть несколько слабостей, — произнёс Сэм. — Первая — соль.

— Можно сыпать на порог, а можно в глотку, — уточнил Дин.

— Вторая — демонская ловушка.

— Пентаграмма.

— Третья, — Сэм взял со стола стакан с водой, — Святая вода.

Он выплеснул её на пленника, от чего тот зашипел от боли, а от него во все стороны шёл пар.

— Святая вода для демонов все равно что кислота.

— А чтобы изгнать демона обратно в Ад, используют обряд экзорцизма, — Сэм открыл книгу и косо взглянул на пленника, что уже продемонстрировал всем чёрные глаза. — Exorciamus te…

Кроули продолжал плясать. Демон застрясся. Дин повернулся к классу спиной, задумчиво глядя в зеркало.

С каждым словом демон трясся все сильнее и кричал. Гермиона поморщилась, перевела взгляд на Дина и вздрогнула от ужаса. В зеркале отразились абсолютно чёрные глаза.

Когда было произнесено последнее слово, демон задрал голову, и из его рта вырвался столб густого чёрного дыма. Полетав под потолком, он ударился об пол и исчез.

Гермиона снова посмотрела на Дина. Тот моргнул, и его глаза вновь стали человеческими.

— Вот так вот выглядит обряд изгнания демона. И главное условие, — Сэм косо взглянул на Кроули. — Демон должен его слышать.

— К следующему уроку вы должны выучить обряд изгнания, — повернулся к классу Дин. — Всем все ясно?


*

Гермиона молча смотрела в свою тарелку, все ещё пребывая в состоянии шока. Раньше Дин казался просто необычным, сейчас же всему нашлось объяснение, но… она не верила в это. Как преподаватель мог оказаться демоном, Войной и праведником в одном лице? Да это немыслимо!

«Он ищет что-то. Или, точнее, кого-то. Тот, кому смерть, как брат. Тот, в чьей душе живёт война. Он сам война. В его душе горят раскалённые угли ада… Ему больно. Но боль — его сила. Он наслаждается болью других. Небеса охраняют его… Бог избрал его… Но он не служит Богу. Он служит Дьяволу. Последний рыцарь…»

Страшно было признать, но предсказание Трелони целиком и полностью относилось к Дину.

Гермиона с ужасом понимала, во что вляпалась. Война, демон, праведник, младший брат Смерти, избранник Бога… Как её угораздило влюбиться в него?

====== 11 — Продленная сделка ======

— Продленная сделка? Что за чушь? — спросил Сэм вечером, когда они с братом остались одни в их общей гостиной.

— В том-то и прикол, что не чушь это, — вздохнул Дин, поставив локоть на спинку дивана и подперев голову кулаком. — Поэтому я здесь.

Сэм стал серьезен, как никогда.

— Хочешь сказать, кто-то заключил такую сделку? Профессора?

Дин отрицательно покачал головой.

Сэм нахмурился, а через секунду открыл рот от ужаса, осознавая весь масштаб проблемы.

— Студент? Погоди, ты хочешь сказать, что кто-то из родителей заключил сделку, продав душу своего ребёнка?

Дин мрачно кивнул.

— Поэтому я наблюдал за учениками и их родителями. Мои ребята проверили всех, кого смогли, и до сих пор проверяют, передавая мне данные.

— Ты выделил Поттера…

— Это не он, — отрезал Дин. — Сделка была заключена десять лет назад. Родители Поттера погибли двенадцать лет назад. Не подходит.

— А по-другому нельзя узнать, кто является объектом сделки?

— В том-то и дело, что нет. Демоны ведут записи всех сделок, но эта сука Азиран перед смертью уничтожила запись о продленной сделке, но оставила другие.

— Какой в этом смысл? — нахмурился Сэм.

— А ты не догадываешься? Человек, способный продать душу собственного ребёнка чтобы прожить лишние десять лет из-за дурацкой сделки, — идеальный кандидат в демоны, — буквально выплюнул Дин, скривившись. — Из таких делают палачей или же новых демонов перекрестков. Угадай, кто заключил больше всех таких сделок и стал королём перекрестков?

— Догадываюсь, — поморщился Сэм. — Но почему ты раньше об этом не сказал?

— Не хотел втягивать тебя во все эти адские дела. Год назад ты ясно дал понять это.

Сэм виновато опустил голову. Год назад, когда Дин стал демоном, он заперся в подвале бункера и искал способ исцелить брата. Вокруг него крутились демоны и прочая нечисть, но… Дин остался прежним. За исключением силы и некоторых обязательств, он не изменил своего отношения к Сэму. А тот все больше отдалялся от него, позволяя Кроули, Каину, Бенни и Смерти забрать его в свою сверхъестественную семейку. И ведь правда — Бенни и Дин были братьями по крови, пролитой в Чистилище, для Кроули и Каина он был как сын, даже не скажешь, для кого из них больше, а Смерть в открытую называл его своим младшим братом. Сэм же был лишним. Просто потому что бросил брата. Только потом он понял свою ошибку.

— А сейчас?

— А сейчас декабрь, — сдержанно произнёс Дин, но Сэм видел, что тот нервничает, — В мае выходит срок сделки, а я так и не продвинулся в поисках. Под подозрение попадает половина Хогвартса.

— Ты хочешь, чтобы я помог?

— Помог? — резко спросил Дин. — Я это не ради помощи тебе рассказал, а потому что ты мой брат и было бы несправедливо скрывать истинную цель моего здесь присутствия. Согласись, проникнуть в защищенную школу, полную волшебников, чистой воды самоубийство. Преподавателем это сделать проще.

— А чтобы дети хоть чему-нибудь научились, ты предложил взять и меня, — кивнул Сэм, понимая, что брат сделал все это из чистого расчёта.

— Мне нужно было прикрытие. Так хоть часть внимания будет нацелена не на меня. Знаешь, выполнять задание под прицелом тысячи глаз как-то не хочется.

— А кто-то говорил, что никогда не будет на побегушках у Кроули, — фыркнул Сэм, о чем пожалел в следующее мгновение. В комнате ощутимо похолодало. На Дина же было страшно смотреть.

— Я сам предложил взяться за это дело, — процедил демон. — И вообще, кто-то говорил, что дела Ада его не интересуют.

Сэм мгновенно стушевался и обратил внимание на внешний вид брата. Дин выглядел истощенным, что подтверждала несвойственная ему бледность. Он вообще выглядел нездоровым, особенно после сегодняшнего урока.

— Дин, как ты себя чувствуешь?

Винчестер промолчал, не моргая глядя на брата.

— Это все из-за экзорцизма? — продолжал Сэм.

Дин слабо качнулся и как-то странно дернулся. Реакция Сэма была мгновенной — он схватил стоящее возле дивана мусорное ведро и протянул его брату. Дин склонился над ведром, сдавленно кашляя. Лишь когда он поднял голову, Сэм увидел стекающую по его губам кровь.

— Дин… — в ужасе прошептал Винчестер.

Демон прикрыл глаза и лёг на диван, поставив рядом ведро.

— Зови алхимика… — прохрипел он, теряя сознание.

Сэм сорвался с места и побежал в подземелье.


*

Гермиона отложила книгу, понимая, что сегодня почитать не удастся. Битый час она читала одну и ту же строчку, но все никак не могла понять её смысла. Вместо этого она пыталась разобраться, что из себя представляет Дин.

«Черноглазый демон», — думала девушка. — «Вряд ли Война и праведник может быть просто шестёркой. Семь смертных грехов и столпы Соломона неактивны. Значит… Рыцарь Ада? Это объясняет слова Сэма».

«Да ничего не объясняет!» — воспротивился внутренний голос. — «Забыла, как экзорцизм влияет на демонов? Он изгоняет их! Дин слышал обряд, но все равно остался на месте. Не смущает?»

«А глаза?»

«Тень упала!»

Гермиона опустила голову и задумалась. Конечно! Обряд экзорцизма не сработал, хотя Сэм чётко дал понять, что он является слабостью демонов, а на глаза действительно могла упасть тень.

И все-таки это не давало ей покоя, поэтому она рассказала обо всех своих подозрениях Рону и Гарри.

— Винчестер — демон? — переспросил Уизли. — Гермиона, ты не заболела?

— С чего ты взяла, что он демон? — с сомнением протянул Гарри. — На нем ведь не сработал экзорцизм.

— Мне показалось, что у него глаза чёрные… — заикнувшись, произнесла Грейнджер.

— Тебе показалось. Будь он демон, из него бы тоже вырвался дым. Верно?

— А как насчёт Красного Всадника и праведника?

— Праведниками называют тех, кто принимает на себя страдания других, — поправил очки Поттер. — Сэма тоже можно назвать праведником.

— Но Красный Всадник!

— Да мало ли у них этих всадников! — взмахнул руками Рон.

— Он улыбался, когда все вокруг ссорились.

— Может, ему это нравится. Такие люди не редкость, — хмыкнул Гарри.

— Но Сэм сказал…

— Ты сидела далеко и все вокруг кричали, ты просто не могла слышать, что он сказал! — воскликнул Рон, резко поднимаясь. — Прости, Гермиона, но ты параноик.

— Я не параноик! — обиженно огрызнулась девушка.

Рон внимательно посмотрел на неё, а затем его глаза расширились от осознания.

— Ты что… влюбилась в него?

Гермиона ответила не сразу.

— Что? Нет!

— Все понятно — ты влюбилась и начала придумывать всякие небылицы.

— Да нет же!

— От тебя я такого не ожидал.

Гермиона перевела взгляд на Гарри в поисках поддержки.

— Меня в это не впутывай, — поднял тот руки, обозначая жёсткий нейтралитет.

Поняв, что друзья настроены против неё, она подхватила учебник и бегом направилась в комнату.

«Я докажу, что он демон!» — решила для себя Гермиона.


*

Снейп и Сэм одновременно ввалились в комнату. Зельевар кинулся было к дивану, но застыл всего в шаге от двери. Сэм же с ужасом смотрел на пустое место, где ещё недавно лежал его брат, и кинулся в его комнату. Увидев, что Дина там нет, Сэм бегом направился к себе и замер на пороге.

— Только не это…

Пустой свинцовый контейнер все ещё слегка дымился.


*

С неба падали белоснежные хлопья, засыпая собой дорогу, ведущую из Хогсмида в Хогвартс. Сегодня ученики факультета Равенкло решили дружно сходить в магическую деревню. Большинство из них вернулись в школу до того, как пошёл снег, некоторые ушли чуть позже. Самыми последними возвращались в школу Луна Лавгуд и Падма Патил, задержавшиеся в магазине сладостей. Каждый их шаг отзывался скрипом снега под ногами и шелестом конфет в карманах.

— Ну и снежок, — прикрыла глаза Падма, — Ты видишь дорогу? Кажется, мы идём не туда.

— Мы правильно идем, — спокойно ответила Луна, с лёгкой улыбкой оглядываясь по сторонам.

— Точно, — индианка посмотрела под ноги. — Тут следы.

Прямо перед ними была дорожка из небольших углублений, засыпанных снегом, но это не мешало разглядеть их границы, чтобы знать, куда идти. Башни замка скрылись за плотной завесой снега. Были видны лишь едва заметные очертания.

Падма нервничала, и, хоть внешне это не было заметно, Луна тоже. Обе пожалели, что решили остаться чуть подольше. Пришлось ускорить шаг.

— Какой странный снег, — произнесла Лавгуд, глядя на небо.

Патил проследила за её взглядом. На небе мелькали какие-то чёрные точки, постепенно увеличиваясь в размерах.

— Это не снег… — шепотом протянула девушка. — Луна, беги!

Лавгуд не успела опомниться, как Падма схватила её за руку и потащила в лес. Дальше девушка бежала уже сама.

Патил остановилась, чтобы посмотреть, где находятся дементоры. К её ужасу, они стремительно приближались. Девушка замерла от ужаса, не в силах сдвинуться с места, и молча смотрела на приближающихся стражей Азкабана. Она сделала шаг назад, споткнулась о камень и упала на землю. Она медленно отползала назад, пока не уперлась спиной во что-то твердое. Кто-то схватил её за шиворот и резко вздернул, поставив на ноги. Падма пискнула, а обернувшись, увидела Дина Винчестера. Она уже не знала, что пугает её больше, огромная стая дементоров или нездоровый на вид профессор. Тот мельком глянул на неё и рявкнул:

— За спину!

Падма с секундной заминкой спряталась за спиной Дина. И как раз вовремя — к ним уже летела стая дементоров.

Патил не могла сдвинуться с места и с ужасом наблюдала за тем, что происходило дальше. В руке Дина возник странный клинок, похожий на ослиную челюсть, а на правом предплечье горела огнём странная метка. Вот охотник бросился на первого демонтора, махнул странным клинком, и тот, к удивлению девушки, ранил существо, оставив глубокую рану, откуда фонтаном длилась чёрная жидкость. Дин снес голову первому дементоры и кинулся на второго. Снег почернел от пролитой крови. Дорогу устилали мёртвые тела. Падма насчитала штук двадцать тел, а после, перключив все внимание на Дина, наблюдала за его движениями. Дин двигался невероятно быстро, орудуя грубым на вид клинком, как самым лучшим мечом. Его движения были отточенными до автоматизма, но Патил почему-то казалось, что сейчас он с трудом их выполняет.

Когда последний обезглавленный дементор присоединился к своим мертвым собратьям, Дин упал на колени. Пальцы все так же крепко сжимали клинок, а странная метка на предплечье заметно потускнела.

— Профессор? — дрожащим голосом позвала Падма и в следующий миг с криком отшатнулась.

На неё смотрели две чёрные бездны.

Дин качнулся, закатил глаза и без сознания упал лицом в снег.

Патил отшатнулась, прикрыв рот руками. Никогда в жизни ей не было так страшно. Сначала дементоры, потом Дин… Да что за день сегодня такой?!

— Падма? — подошла к ней Луна и печально взглянула на Винчестера.

— У… уходим…

— А как же профессор?

Сделавшая несколько шагов в сторону Патил остановилась и перевела взгляд на Дина. Тот все так же лежал на снегу без сознания. Из носа текла кровь. Белые хлопья частично засыпали футболку.

«Он ведь замерзнет», — с жалостью подумала Падма, доставая палочку.

— Снег заканчивается, — произнесла Луна. — Можно подождать в лесу.

— Вингардиум левиоса!

Тело Дина поднялось в воздух. Падма, удерживая палочку, направилась в лес и заклинанием осторожно опустила бессознательного профессора возле дерева. Убрав в карман мантии палочку, девушка сняла с себя куртку и накинула её на плечи мужчины. Луна молча сняла с себя шарф и обернула его вокруг шеи Дина.

— Думаю, он скоро очнется, — протянула Луна. — Пока он без сознания, он может замерзнуть, но потом все будет хорошо. Демоны умеют воссоздавать тепло.

— Демоны? — осипшим голосом переспросила Падма, не сводя глаз с Винчестера.

— Он сильный демон, — по-птичьи склонила голову набок Лавгуд. — Но очень молодой. И его силы на исходе.

— Откуда ты знаешь? — прищурилась Патил, переведя взгляд на подругу.

Та пожала плечами, слабо улыбаясь.

— Я ещё в первый день увидела, что он демон.

— Но как?

Девушка снова пожала плечами.

— Просто увидела. У демонов своеобразная аура. Возле него даже мозгошмыгов нет.

Падма молча кивнула. Из слов Луны она не поняла ровным счётом ничего. Вместо этого она продолжала рассматривать Дина. Многие её сокурсницы, да и не только, сходили с ума, пытаясь обратить на себя внимание профессора. Причин тому была масса: шикарный голос, шикарное тело, божественная внешность, ослепительная улыбка, чертовски сексуальная усмешка… Падма молча отмечала про себя, что Дин действительно очень красив, но её он интересовал исключительно как преподаватель. Да, он ей нравился, но не более. Его истории увлекательные, подход к обычению нестандартный. А теперь он спас ей жизнь, хоть и оказался… демоном.

Падма осторожно вытирала платком кровь с лица Винчестера и не заметила, как тот открыл глаза.

— А… Что? Где…

Девушка вздрогнула, но не сдвинулась с места.

— Профессор, вы помните, что произошло?

Дин опустил взгляд на сжатый в руке клинок и обречено вздохнул.

— Вы видели, да?

— Что вы демон? — Винчестер удивлённо взглянул на Падму. — Да. Профессор… спасибо, что спасли нас.

Дин перевёл взгляд на засыпанных снегом дементоров.

— Мерзкие твари, — скривился он и только сейчас заметил, что на нем чужая куртка. Увидев, что Падма подрагивает от холода, он быстро снял куртку и вернул её хозяйке. — Не хватало мне ещё, чтобы вы заболели, мисс Патил.

— Профессор, может, вы тогда объясните, что тут было? — тихо спросила девушка, не надеясь на ответ.

Дин мельком глянул на дементоров.

— И где гарантии, что вы не сдадите меня профессорам?

— Луна с первого дня знала, кто вы.

Винчестер удивлённо взглянул на Лавгуд, что смотрела на него с восхищением. Вздохнув, он возвел глаза к небу.

— Видимо, у меня нет выбора… Приходите завтра после уроков в кабинет. И никому не говорите, что я демон, ладно?

— В этом даже есть что-то романтичное, — мечтательно протянула Луна.

— И немного жутковатое, — добавила Падма.

Снег прекратился. Вся троица неспеша направилась в Хогвартс.


*

— Значит, за этим он здесь? — задумчиво протянул Снейп.

— Он ищет ученика, что в мае отправится в Ад, — невесело усмехнулся Сэм.

— Это беспокоит вас, Сэмюэль?

— Честно? Да. Продать душу ребёнка… Не знаю, каким монстром нужно быть, чтобы так поступить. Но больше меня беспокоит Дин.

— Излишней язвительностью? — ядовито произнёс Снейп, хотя у самого на душе было неспокойно.

— Если бы, — Сэм вздохнул и потер глаза пальцами. — Дин, как и все демоны, черпает свои силы из Ада. Но Хогвартс от него слишком далеко.

— Следовательно, Дин становится слабее.

Губы Сэма дрогнули, и он невольно взглянул на сломанный свинцовый контейнер с вызженными защитными символами.

— В том-то и дело, что ослабев, он стал сильнее.

— Насколько? — нахмурился Северус, подавшись вперед.

— Настолько, что взломал сейф, который не по силам взломать даже Каину.

Комментарий к 11 — Продленная сделка Что-то меня понесло...

====== 12 — Долгожданное откровение ======

Гермиона молча смотрела на задумчивого Дина, проверяющего тесты, и дрожала от едва сдерживаемых слез. Как она могла забыть выучить слова этого чертового обряда? Почему все, даже Рон, выучили, а она нет? Да ещё и с классификацией демонов напутала, отнеся Князей к белоглазым, Рыцарей к желтоглазым, а столпы Соломона и семь смертных грехов и вовсе в демоны перекрестков записала. И самое ужасное, что она осознавала свои ошибки, но каждый раз, когда пыталась что-то исправить, перед глазами возникал образ Дина то с белыми, то с желтыми, то с красными глазами.

Сэм в это время рассказывал о способах борьбы с демонами, иногда вставляя истории из личного опыта. Особой популярностью пользовалась история борьбы с Азазелем. Девушки едва сдерживали слезы, историю осиротевших охотников. Парни же смотрели на преподавателей с уважением. Гермиона его даже не слушала. Сейчас её больше интересовало, как отреагирует Дин на столь ужасный тест, и как можно все исправить. Но что-то подсказывало, что исправить ничего не удастся.

— Профессор, а что насчёт обращения в демона? — спросил Теодор Нотт, чем вывел Грейнджер из раздумий. Она удивлённо посмотрела на слизеринца и перевела взгляд на Дина. Тот даже бровью не повёл.

— Чтобы человек полностью обратился в демона, должно пройти как минимум сто лет, — ответил Сэм, расхаживая перед учениками, и наставительно поднял указательный палец. — На заметку — сто человеческих лет. Ещё сто лет им нужно, чтобы совладать со своими новыми силами. Таким образом, через двести лет на свет появится шестерка — обычный черноглазый демон. Некоторые счастливчики по истечению ещё трёх веков, могут стать демонами перекрестков. Существуют, правда, исключения. Тот же Кроули, которого вы видели вчера, по сути является красноглазым демоном, хотя превосходит их по силе. И — внимание! — ему всего триста лет. Для демона он ещё достаточно молод.

— Особую роль здесь сыграло и то, что его мать — ведьма, — не отрываясь от проверки тестов, добавил Дин. — Откройте страницу двести десять учебника.

Ученики поспешили открыть свои книги. Гермиона же нехотя перевернула страницу. Её давно интересовали ведьмы, использующие беспалочковую магию — более мощную и сложную. Перед уроком она открыла учебник просто так, но сейчас, перевернул страницу и взглянув на фотографию и имя, она не смогла скрыть удивления.

— Ровена МакЛауд?! — воскликнула Пэнси.

— Как-нибудь познакомлю вас с ней.

Дин поднялся и пошёл между рядами, раздавая проверенные тесты. Гермиона мельком увидела оценку Гарри — «превосходно». Когда же перед ней оказался её собственный тест, она с трудом сдерживала слёзы. «Отвратительно. После уроков в кабинет на отработку.»


*

Когда все вышли из класса, Сэм повернулся к Дину. Судя по его лицу, он был чем-то обеспокоен. И связано это было с донельзя довольным братом.

— Дин, ты как?

Винчестер изогнул бровь и усмехнулся.

— Отлично. Хочешь, чтобы мне опять стало плохо? — его голос звучал вполне весело, но Сэм все равно уловил нотки угрозы и про себя перевёл вопрос как «Хочешь, чтобы я опять блевал собственными внутренностями, пока ты прячешь источник моей силы в сейфе?»

— Я переживаю за тебя…

— Не надо за меня переживать, — закатил глаза Дин, аккуратно складывая пергаменты в одну стопку. — У меня для этого есть братья.

Сэм стоял, как громом пораженный. Впервые ему было нечего сказать. И почему сердце так неприятно кольнуло?

— Что? Неприятно? — криво улыбнулся Дин. — Вот и мне было неприятно умирать, пока мой собственный брат молча за этим наблюдал.

— Это все Метка… — тихо пролепетал Сэм.

— Да не в Метке дело! Ты просто боишься признать, что впервые увидел меня настоящего.

— Дин, это не ты…

Винчестер усмехнулся. Его глаза постепенно застилала чёрная пелена.

— Нет, Сэмми. Это я. Настоящий я.

Дин молча покинул кабинет, напоследок громко хлопнув дверью.

Сэм скрипнул зубами и бегом поднялся в дополнительное помещение, по пути придумывая, как будет убивать Кроули.


*

Кроули схватился за спинку кресла, что вызвало у Каина слабую улыбку. Он прикрыл глаза и поднес чашку горячего чая к губам.

— Смотрю, Сэмюэль не оставляет попыток разузнать, что происходит, — задумчиво протянул он.

— О, не то слово! — прорычал Кроули, вцепившись пальцами в обивку. — Чёрт! Ненавижу эти гребаные призывы!

— Мелочи жизни, — поиграл бровями Каин, засунув в рот ложку с медом.

— Самого эти мелочи не беспокоят, — рыкнул король Ада, с трудом удерживаясь на ногах. — Да что он там за траву такую жжёт?!

— По всей видимости, очень действенную, раз с тебя штаны слетают.

— Ничего, Лось вызовет меня и примется за тебя. Тогда посмотрим, с кого штаны слетят!

Каин открыл глаза и недобро прищурился. Кроули от этого стало не по себе. Вот первый убийца поднял руку в до боли знакомом жесте, и у Кроули окончательно ушла в пятки проданная душа.

— Прошу, не надо…

Щелчок.

Кроули открыл один глаз, а потом второй. Он все так же стоял в гостиной первого убийцы, вцепившись пальцами в спинку кресла, в то время как хозяин дома, закинув ногу на ногу, пил чай, сидя на диване.

— В следующий раз за подобную дерзость ты точно лишишься языка. Окончательно.

Кроули нервно сглотнул.

— Виноват.

— Конечно, виноват, — хмыкнул Каин и поставил чашку на стол. — А теперь вернёмся к Сэмюэлю. Его жажда все узнать вполне ясна. Неясно, что с этим делать.

— Можно подчистить ему память.

— И стать заклятым врагом Дина Винчестера. Вперёд.

Кроули скис и неуверенно сел в кресло.

— Вот-вот, — кивнул Каин, прищурившись. — Здесь нужен другой подход.

— Собираешься сбить его со следа?

— Нет. Собираюсь рассказать ему правду.


*

Луна и Падма переглянулись и неуверенно постучали в дверь. Услышав с той стороны крик «Войдите!», они открыли дверь и вошли в кабинет.

Дин с книгой сидел в кресле, закинув ноги на стол. На вошедших он не обратил никакого внимания.

Девушки молча мялись у порога, не зная, что делать.

— Э… Профессор?

Дин махунул рукой, и два стула с первой парты переместились к его столу. Приняв это за приглашение, нервничающая Падма схватила совершенно спокойную Луну за руку и потащила к стульям.

— О, — поднял голову Дин и снова перевёл взгляд на книгу. — В этот раз сработало.

— Сработало что? — осторожно спросила Падма. Винчестер пугал её, пусть и не так сильно, как тогда, в лесу, убивая дементоров, которых впринципе невозможно убить.

— Телекинез. Не особо он мне даётся.

Дин захлопнул книгу, отложил её в сторону и сложил перед собой руки в замок. Патил невольно засмотрелась на него. Зелёные глаза, мужественные черты лица, хмуро сведённые к переносице брови.

— Итак. Да, я демон. Да, не самый обычный. Что-то ещё?

— Если вы демон, то почему экзорцизм на вас не действует? — спросила Падма, нервно перебирая край мантии.

— Потому что его душа преобразовалась не после смерти, как у всех, и она привязана к телу, — по-птичьи склонила голову набок Луна.

— И откуда ты столько знаешь? — прищурился Дин, сверкнув чёрными глазами.

Падма вздрогнула. Это изменение было страшным, но почему-то не пугало её.

— Я увидела вашу душу… Темную, раненую… Одинокую. Вы необычный демон — у вас есть душа.


*

Сэм сидел на полу посреди своей комнаты и раздраженно повторял заклинание призыва. Он использовал более совершенную версию, нарисовал сложный знак, который бы сам притянул того, кто ему нужен, но по какой-то причине этот чертов торгаш Кроули все не являлся. Сэм злился и едва не рвал на себе волосы. Он уже хотел заменить имя этого наркомана, подсевшего на человеческую кровь, на Каина. Не факт, конечно, что один из самых первых демонов отзовется, но попытка не пытка.

— Лосяра, мог бы просто позвонить, — скучающе произнёс появившийся за спиной Кроули.

Сэм резко обернулся, вскинув ангельский клинок, но вся его уверенность мигом испарилась, стоило ему увидеть в кресле незнакомого мужчину с благородной сединой в тёмных волосах.

— Как я понимаю, Каин? — скривился Сэм, опустив клинок.

— Как я понимаю, Сэмюэль, — сдержанно произнёс первый убийца, сложив руки домиком. — Что ж, — мельком оглядел он комнату, — Ты хотел о чем-то поговорить? Тогда тебе стоит знать, что достаточно всего одного приглашения. Не обязательно повторять его десять раз.

Сэм стиснул зубы. Этот демон ему определённо не нравился. Он чувствовал исходящую от него опасность.

— Это касается Дина.

— Ну разумеется, — фыркнул Кроули. — Не душу же ты решил продать.

— Что вы делаете с Дином?! — прошипел взбешенный Сэм.

— Контролируем его силу, — спокойно ответил Каин. — Твой брат достиг немалых успехов в этом деле.

— О! Я заметил! Он с этим своим контролем на людей кидается!

— Значит, они того заслужили, — развел руками первый сын. — Дин уже давно контролирует влияние Метки и не позволяет ей превратить его в безумную машину для убийств. Но для тебя это новость, да?

Сэм ненадолго растерялся.

— Но свою силу он явно не контролирует. Кроули, ты сам сказал, что сила Дина в его слабости!

— И? — изогнул бровь демон.

— Ещё вчера он умирал, а когда я пришёл с помощью, он взломал сейф и сбежал с клинком!

— Ты идиот? — усмехнулся Кроули. — Да ни один демон не может взломать этот сейф!

— Все потому что он не взламывал сейф, — от появления нового лица всем стало не по себе. Каин напряглся, Кроули заметно струхнул. Сэм повернулся лицом к ещё одному гостю, что, согласно правилу появления всех сверхъестественных существ, стоял у него за спиной. У Винчестера возникло просто непреодолимое желание перекреститься и сбежать, но он мужественно не сдвинулся с места.

— Каин. Кроули. Сэмюэль, — поочередно кивнул каждому Смерть, не меняясь в лице.

— А я все гадал, кто же ему помог, — задумчиво протянул Каин.

— Было бы эгоистично с моей стороны остаться в стороне и смотреть на мёртвого брата, — Смерть выразительно посмотрел на Сэма. Того передернуло.

— Он… умер? — переспросил Кроули, заметно побледнев.

— Метка не отпустила его.

— Она никогда не отпускает, — горько усмехнулся Каин.

— Настоятельно рекомендую вам завершить начатое, — склонил голову Смерть и вдруг исчез.

Кроули и Каин переглянулись. Сэм догадался, что они поняли, к чему были сказаны эти слова.

— Он не согласится, — покачал головой бывший король перекрёстков. — Он не успокоится, пока не выполнит свое задание. Вмешательства он не потерпит.

— Тогда придумай, как ускорить это дело, — процедил Каин.

Кроули нервно кивнул и испарился.

Первый убийца перевёл взгляд на Сэма.

— Теперь мы поговорим.


*

Гермиона неуверенно топталась возле двери. Заходить было… страшно. Хотя не убивать же он её будет? Тем более, там, вроде, есть кто-то.

Девушка толкнула дверь, и голоса тут же смолкли. Грейнджер с удивлением уставилась на сидящих перед учительский столом Падму Патил и Луну Лавгуд. И, судя по их лицам, они тут уж точно не на отработке.

— А, мисс Грейнджер, — поднялся Дин. Вслед за ним поднялись и ученицы Равенкло. — Присаживайтесь на любое свободное место. Мисс Патил, мисс Лавгуд.

— Спасибо за приятный вечер, профессор Винчестер, — улыбнулась Падма и с любопытством взглянула на Гермиону, как бы спрашивая, в курсе ли она.

Грейнджер нахмурилась. Это что ж за приятный вечер у них сейчас был?

— Идите, через полтора часа ужин. Не могу же я оставить детей голодными, — усмехнулся Дин.

Луна и Падма с улыбками покинули кабинет. Гермиона неуверенно села за первую парту и при готовилась услышать все, что Дин думает о её тесте, но он, к её удивлению, протянул ей бумажку с написанным на ней обрядом экзорцизма.

— Переписывайте его до тех пор, пока не выучите, мисс Грейнджер. Потом проверю, — ровно произнёс Дин, вернулся на своё прежнее место, закинул ноги на стол и углубился в чтение.


*

— То есть, без привязки к Аду он… умрёт? — спросил побледневший Сэм.

— Дин при обращении в демона не потерял душу. Он сохранил её. И его обращение произошло на земле, а не в Аду. Это обычная закономерность. Чем больше демонов, тем сильнее Ад, чем сильнее Ад…

-…тем сильнее демоны, — закончил Сэм. Каин кивнул.

— Сила демонов кроится в силе Ада. Их души связаны с ним. Душа Дина существует сама по себе, так что ни Метка, ни кольцо Войны не смогут дать ему нужной силы, а если учесть, что его сила растёт с каждым днём, он просто умрёт.

— Но Метка…

— Верно, — перебил его Каин с едкой ухмылкой. — Она будет возвращать его к жизни. Но как думаешь, сколько раз он умрёт, прежде чем сойдёт с ума?

— Но почему он не привяжет себя к Аду? — недоумевал Сэм.

Каин усмехнулся.

— А это самое интересное…


*

— Профессор, я готова, — сказала Гермиона, написав обряд одиннадцатый раз. Теперь она его точно выучила.

— Возьмите чистый лист и запишите обряд, — Дин отложил книгу и, скрестив руки на груди, принялся наблюдать за студенткой.

Грейнджер было не по себе от его взгляда, но она упорно старалась его игнорировать, хотя чертовски хотелось увидеть глаза цвета молодой листвы. Дописав, она поднялась и протянула Дину листок. Винчестер быстро прочитал и удовлетворённо кивнул.

— Свободны, мисс Грейнджер.

Дин устало потер глаза.


*

Каин уже давно исчез, а Сэм все продолжал сидеть на кровати, осмысливая то, что услышал. Все это было… немыслимо.

Хлопнула входная дверь. Сэм резко поднялся, вышел в гостиную и позвал Дина, прежде чем он успел скрыться в своей комнате.

— Почему ты не сказал, что для привязки к Аду тебе необходимо провести там три года?!

Дин медленно обернулся.

— Ну и кто рассказал? — пустым голосом спросил он.

— А это неважно! — кричал Сэм. — Ты специально отталкивал меня все это время, чтобы, когда выполнишь задание, спокойно отправиться в Ад. Ты хотел, чтобы я тебя возненавидел, ведь тогда тебе было бы проще оставить меня!

Дин молча слушал его.

— Бенни был особо рад узнать об этом, — продолжил Сэм. — Ведь ты не сказал ему, что, пока не привяжешь душу к Аду, будешь умирать и сходить с ума! Почему ты не сказал?! Я бы все понял!

— И отпустил бы? — шепотом спросил Дин.

Младший Винчестер ничего не ответил, опустив голову. Ответ был очевиден — нет.

— Вот видишь, — хмыкнул Дин и положил руку на ручки двери, когда услышал голос брата.

— Не отталкивай меня, — тихо взмолился он. — Я готов тебя отпустить, если это нужно, просто… не отталкивай меня, Дин. Ты мой брат. Я не хочу терять тебя, но ещё больше я не хочу, чтобы ты отказывался от меня…

Сэм опустил голову, тяжело вздохнув. Он не хотел терять брата. Не снова.

— Будь по-твоему, братишка, — произнёс Дин.

Сэм вскинул голову, глядя в зелёный глаза брата. Тот ободряюще улыбнулся.

— Будь по-твоему…

Комментарий к 12 — Долгожданное откровение Кажись, я выдохлась... А, может быть, и нет. Как думаете?

====== 13 — Вампирский вопрос ======

Уроки про демонов стали одними из самых любимых в школе, хотя бы по той причине, что демоны невероятно сильные, встречаются часто, а ещё «чертовски невероятно очешуенно круты», как выражались студенты. Все с замиранием сердца ждали, когда же начнётся практический урок. Преподаватели, как назло, не спешили.

— Сегодня мы научим вас делать ловушки для демонов, а также освящать воду, — произнёс Сэм.

— Никто ведь не забыл, что для демонов святая вода все равно что кипяченая кислота? — усмехнулся Дин.

— Они так эффектно дымятся, — мечтательно протянул Сэм.

— А ты вспомни, как отец освятил воду в водопроводе, а потом сорвал трубу, — улыбнулся Винчестер. Брат весело хохотнул.

После откровений Каина и небольшого скандала, братья наконец-то перестали друг от друга прятаться. Все снова было, как раньше, когда они колесили по стране, не зная о существовании демонов, ангелов, левиафанов и прочей нечисти. Когда они были людьми. Сэм не позволял брату отталкивать его от себя, так что тому пришлось молча смириться. И заодно Сэм решил помочь с поисками. Пока безуспешно.

— Да, весёлое было время… Ну что ж, начнём с простого. Святая вода — лучший способ вычислить демона. Но не будете же вы за ней в церковь бегать? Так что… — Сэм развернул доску, на которой было написано заклинание, — У вас на партах стоят стаканы с водой и четки. Берете чертки, держите их над водой, читаете это заклинание, а потом кидаете четки в воду. Думаю, проблем у вас не возникнет.

— А потом проверим, как хорошо вы читали заклинание, — ехидно усмехнулся Дин и скосил глаза на привязанных к стульями двух демонов. Те с ненавистью смотрели на старшего преподавателя по защите от тёмный искусств и явно хотели что-то сказать, если бы у них не были завязаны рты.

— Прежде чем вы приступите к работе, хочу добавить, что святая вода действует не на всех демонов.

— На всех, — одернул брата Дин.

Сэм удивлённо взглянул на него.

— Но… Вспомни, как Азазель вселился в отца, а святая вода на него не подействовала, — возразил он.

— Либо вода была просроченной, либо он применил одну известную среди демонов технику, — Дин медленно подошёл к пленникам со спины и встал между ними. — Конечно, известна она только избранным, а не всякой швали, — демоны на эти слова гневно зарычали. — Да и то, если известна, не каждый способен ей воспользоваться. Аластор поделился этим секретом, — при упоминании главного палач Ада, пусть и мертвого, демоны вздрогнула и завертели головами, пытаясь разглядеть Дина. Выглядели они не на шутку напуганными. — Тогда я отнесся к его словам как к очередной попытке меня сломить, но позже Кроули подтвердил, что такая техника и правда существует. Он лично её практиковал.

Дин схватил за волосы девушку, в которую вселился демон, и заставил посмотреть себе в глаза.

— Вас бы не поймали, будь вы хоть чуточку умнее. Впрочем, ваши проблемы, — он отпустил рычащую девушку. — Техника заключается в том, что демон завладевает не всем телом человека, а лишь его душой, создавая вокруг себя прочные щиты. Это как если бы вы, находясь в герметичной сфере, пытались искупаться в море. Так же и некоторые сильные демоны создают вокруг себя так называемую сферу, избегая влияние святой воды. К этому приёму и прибег Азазель, вселившись в отца.

— Умно, — оценил Сэм и внимательно оглядел учеников. — Что ж, приступайте к работе.

Следующие несколько минут в классе было слышно бормотание учеников, склонившихся с чётками в руках над стаканами с водой.

Когда же последний ученик замолчал, профессора удовлетворённо кивнули.

— К счастью для вас, настоящие демоны не такие, как в «Благих знамениях» Пратчетта и Геймана, — усмехнулся Дин, с коварной улыбкой наблюдая, как Сэм наливает в стакан воду. — Настоящие демоны не умирают от одной капли, но… — Дин злобно хотонул, срывая со рта одного демона повязку. — Им будет очень больно.

 — Чтоб ты сдох, Винчестер! — прошипел демон, сменив цвет глаз на чёрный. — Мерзкая шестерка Кроули! Прогибаешься под ним, как придорожная шлюха. Перед этим самозванцем!

Дин выждал ещё секунду и спокойно спросил:

— Закончил?

Демон осекся.

— Сэм.

Винчестер-младший плеснул в лицо демона воду. Его крик разносился за паровой завесой, заставив учеников закрыть уши.

— Вот так должна действовать святая вода. Желающие есть?

Никто не решался выйти. Все усердно делали вид, что чем-то заняты, что выглядело особенно странно, ведь ни у кого не было с собой книг.

Гермиона посмотрела на стакан с водой, потом на четки в руке, понимая, что это удобный момент, чтобы проверить Дина. Если он демон, то навярняка среагирует на святую воду.

«А если нет, то ты будешь выглядеть полной дурой», — усмехнулся внутренний голос. — «Не позорься. Сначала ты обвиняла его в том, что он демон, перед всем факультетом. Потом завалила лёгкий тест. Теперь хочешь вылить на него воду? Ты определённо сумасшедшая!»

Грейнджер закусила губу и отложила в сторону четки. Определённо, при свидетелях это делать нельзя. Надо подождать, пока он останется один. Или же… может, просто заставить его выпить? Что с того? Обычному человеку ничего от этого не будет.

— Мисс Патил, рад, что вы не испугались, — мягко улыбнулся Дин.

Падма с опаской подошла к демону.

— А ему… Человеку больно? — сглотнув, спросила она.

Сэм положил руку на её плечо, оборяюще улыбаясь.

— Эту боль чувствует только демон. Не бойся.

— Тебе есть, чего боятся, девчонка, — мерзкой ухмылкой произнёс демон. — Близняшки Патил. Вроде, одинаковые, но твою сестру боготворят. Гордость семьи. Храбрая. Смелая. А ты? Повелась с черноглазым выродком!

— Правило номер один, — прошептал Дин, глядя прямо в глаза девушки. — Демоны врут.

Падма вздрогнула, закусила нижнюю губу и выплеснула всю воду в лицо демона. Тот зашипел от боли.

— Ах ты су…

Договорить ему не дал хороший хук правой от Дина.

— Думаю, тебе лучше помолчать, — с этими словами Сэм вновь надел на демона повязку.

— Вы молодец, мисс Патил, — одобрительно кивнул Дин. — Пять баллов Равенкло. Если остальные думают, что смогут отсидеться до конца урока, то они крупно ошибаются. Есть ещё желающие?

Вперёд вышел Шеймус Финниган и сходу вылил содержимое своего стакана. Ничего не произошло.

— Похоже, мистер Финниган, вы что-то напутали, — заметил Сэм. — Скажите, у вас с прочтением заклинания не возникли проблемы?

Видя, что ученик опустил голову, Винчестер смягчил голос.

— Мистер Финниган, в этом нет ничего плохого. Для всех, у кого возникают проблемы с чтением заклинаний, мы проводим дополнительные занятие после уроков.

— Я… Я не очень хорошо знаю латынь…

— Ничего страшного, — улыбнулся Дин. — Дело наживное. Я долгое время обряд экзорцизма не мог запомнить, так что успокойтесь. Садитесь, мистер Финниган, ждём вас после уроков. Ещё добровольцы?

Невилл запутался в мантии и упал, так и не донеся воду до демонов. У учеников Равенкло, в большинстве, все получилось. Успех гриффиндорцев был переменным, пока свою освящённую воду не продемонстрировал Гарри Поттер. От неё кожа у демона буквально плавилась.

— Ого, — присвистнул Дин. — Вот это концентрация. Пятнадцать баллов Гриффиндору. Садитесь, мистер Поттер, — охотник посмотрел на демонов и поморщился. Выглядели они не очень. — Думаю, пора сменить подопытных. Бенни!

К слову, одним из изменений в отношениях братьев Винчестеров стало и то, что у них поселился один вампир, упорно не желающий оставлять младшего братишку без присмотра, чтобы выбить из него всю дурь.

Сэм был недоволен таким соседом, но втайне радовался, что хоть ему удалось приструнить Дина.

Бенни спустился по лестнице, таща за шиворот связанного демона. Вдруг тот вырвался, поднялся на ноги и замахнулся руками на вампира.

Гермиона не знала, как это случилось и почему. Она просто повернула голову и увидела ярко-синюю вспышку, вырвавшуюся из палочки Рона. Демон среагировал мгновенно и толкнул Бенни. Синий луч угодил прямо в него. Демон исчез.

— Уизли!!! — закричал Дин. Никто и опомниться не успел, как он схватил за ноги и удивительно легко подвесил на ржавый крюк над дверью. — Я предупреждал! Никаких палочек и заклинаний на моём занятии! Пусть для всех это будет уроком!!!

Ученики с ужасом смотрели на визжащего Рона.

— Дин…

— Сэм, не мешай! Если я ещё раз увижу…

— Дин!

Винчестер зарычал и обернулся. В следующую секунду его злость как ветром сдуло. По ступенькам медленно спускался Бенни. Он был настолько бледен, что его кожа казалось прозрачной. На лице выступила паутина вен. Вампир тяжело дышал и периодически выпускал клыки, тут же пряча их.

— Бенни… — выдохнул Дин и в два шага оказался рядом с вампиром. — Бенни, что… Уизли, что это было за заклинание?!

— Если не ошибаюсь, то усиление главной слабости, — протянул Терри Бут. — А главная слабость вампира…

— Голод, — закончил за него Дин, положив голову Бенни себе на колени. — Сэм, бегом в мою комнату! Под кроватью стоит контейнер с кровью!

— Дин… — слабым голос позвал Бенни, схватив Винчестера за руку. — Он не успеет…

Дин нервно оглядывался по сторонам, словно где-то на стене была написана подсказка. Выход был только один…

— Выпей мою кровь, — сказал охотник, расстегивая манжет рубашки.

— Дин… — проскулил Бенни. — Я не могу… Это… неправильно…

— Пей. Живо! — грозно произнёс Винчестер.

— Дин…

— Я. Сказал. Пей! Я не хочу терять брата!

Сэм застыл, не зная, что делать, но вместе с тем понимая, что Бенни действительно стал для Дина братом.

— Сэм, живо! — рявкнул Дин. — Бенни!

Винчестер-младший сломя голову понесся в комнату брата.

Лаффит затуманенным взором смотрел на подставленное предплечье Дина, слышал, как пульсирует кровь в венах… И упрямо сопротивлялся.

— Раскрыл пасть и пей! — уже кричал Дин. — Живо!!!

Винчестер едва не вскрикнул, когда десятки острых, как бритва, зубов, впились в вену возле сгиба локтя. Дин скривился, но руку не одернул.

Студенты с ужасом смотрели, как вампир высасывает кровь из их преподавателя. Некоторые девушки пребывали в предобморочном состоянии, если не в обмороке. Гермиона чувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, а в глазах темнеет. Наблюдать за этим было выше её сил, но и отвернуться она не могла. Не потому, что не хотела — не могла. Она продолжала смотреть на скривившееся лицо Дина, что свободной рукой придерживал голову Бенни, как бы утешая, говоря, что все нормально. Хотя по лицу вампира было видно, что он и сам не рад тому, что делает.

Скоро прибежал Сэм с контейнером. Застыв на пороге, он в шоке открыл рот, увидев, как брат кормит вампира… своей кровью!

Бенни поднял голову. По клыкам на подбородок стекала кровью. В мгновение он преодолел разделяющее их с Сэмом расстояние, открыл контейнер и выхватил пакет с донорской кровью.

Падма подбежала к преподавательскому столу, схватила нож и резанула им по краю мантии, отрывая широкую полоску.

Побледневший Дин упёрся спиной в перила лестницы. На предплечье из расположенных по кругу дырочек вытекала кровь. Падма осторожно наложила повязку, стараясь не причинять Дину боль.

— Профессор, как вы?

Дин попытался усмехнуться, но его попытка выглядела откровенно жалко.

— Честно? Хреново…

Охотник закатил глаза и упал.

— Дин!!! — в один голос крикнули Сэм и оклемавшийся Бенни.


*

— Что с ним? — спросил Флитвик, едва оказавшись на пороге комнаты.

Открывший было рот Снейп тут же закрыл его, решив, что повторять вопрос будет как-то глупо. Вместо этого он, как и Флитвик, впал в откровенный ступор, потому что открывшаяся перед ним картина была… ну, как сказать… абсурдной?

Студентка Равенкло Падма Патил устанавливала широко известную в медицине маглов капельницу («откуда только знает?» — задался вопросом Снейп), Сэм и Бенни спорят между собой, причём вампир активно размахивает пакетом с кровью, Дин же лежал на кровати, чуть прикрыв глаза и полностью оправдывая слова «краше в гроб кладут». Выглядел он даже хуже, чем покойник.

— Это все твоя вина! — кричал Сэм, размахивая руками. — Я знал, что оставить тебя здесь было ошибкой!

— В отличие от тебя, от меня есть хоть какая-то польза! — оскалился Бенни.

— Ну да — демонов выпускать да кровь моего брата сосать!

— Кто же виноват, что только мой брат решил меня спасти, — прошипел Лаффит, сделав особый акцент на слове «мой», что ещё больше взбесило Сэма. — А теперь, если не возражаешь…

— Да пошёл ты!

— Сам иди!

— Только после тебя!

— Да замолчите вы!!! — неожиданно закричала Падма, переводя взгляд с одного мужчины на другого. — Ведете себя, как дети, а профессор умирает…

Это отрезвило их обоих. Бенни подбежал к капельнице и присоединил специальную трубку к пакету.

— Мисс Патил, а вы что тут делаете? — опомнился Сэм, с недоумением глядя на студентку.

Снейп и Флитвик согласно кивнули.

— Я знаю, кто он, — прошептала девушка и перевела взгляд на Дина, поглаживая его плечо. — Почему это происходит?

— Отсутствие привязки к Аду, — бросил Бенни, сосредоточено переставляя капельницу на правую сторону от кровати.

— А по-моему, потеря крови, — раздраженно произнёс Сэм.

— Лишь бы не отсутствие мозгов у младшего брата, — огрызнулся Лаффит, расстегивая манжет на правой руке Дина и подворачивая рукав. Метка на предплечье мигала. — Чёрт…

— Ч-что это? — заикнувшись, спросил Флитвик.

— Да быть того не может… — пораженной выдохнул Снейп, уперевшись спиной в стену.

— Помолчите, пожалуйста, — прошипел Бенни, присаживаясь на колени возле кровати и нащупывая вену на руке Дина.

— А если ему не подойдёт эта кровь? — снова вклинился Сэм.

— Вся кровь в контейнере первой группы, — процедил вампир. — Я вливал её ему каждую неделю.

— Что?! — опешил Сэм. — Ты… Ты был здесь? Каждую неделю? Какого хрена?!

— Такого, что из-за того, что Дин не использует Метку, ему приходится насыщать её собственной кровью, — обернулся Бенни, опасно сверкнув глазами. — Все ради того, чтобы не убивать. Будь у него привязка к Аду, это бы все не понадобилось.

Вампир нащупал вену, аккуратно высадил в неё иглу и заклеил её пластырем. Дин едва заметно скривился.

— Терпи, Динно, скоро все это закончится…

Винчестер закрыл глаза. Метка мигнула и погасла.

Комментарий к 13 — Вампирский вопрос Во всех ошибках прошу винить Т9, поздний вечер и помидоры. В основном – помидоры.

====== 14 — Святая вода ======

— Что-то Винчестера давно не видно, — задумчиво протянул Гарри, глянув на преподавательский стол. В его голосе проскользнули нотки беспокойства. Оно и не удивительно — Дин был одним из его любимых преподавателей хотя бы потому, что ко всем ученикам относился по-человечески, хотя и требовал на практических занятиях выкладываться по полной. Гарри, к собственному удивлению и удивлению окружающих, оказался способным учеником и был чуть ли не лучшим по этому предмету. Теория отскакивала от зубов, как орехи, а практика, пусть и давалась с трудом, но приносила свои результаты. По крайней мере, Винчестеры стремились подтянуть физическую форму студентов, чтобы они «не обезглавили их, приняв за оживших мертвецов».

Рона передернуло, и он опустил голову, продолжая поглощать содержимое своей тарелки. Мало того, что ему на этих уроках-практимумах доставалось за то, что он прятал еду в мантии, так ещё и на прошлом уроке, пытаясь защититься, оказался подвешен за ноги. Самое ужасное, что профессора ушли, забыв его снять. Хорошо ещё, что урок был с Равенкло, а не со Слизерином, хотя те быстро узнали об «успехах» Уизли и при любом удобном случае напоминали ему. Студенты вороньего факультета теперь косо на него поглядывали. По большей части из-за того, что Рон напал на совершенно безобидного вампира, бросив в него проклятие. Так же его обвиняли в том, что старшего профессора Винчестера уже неделю никто не видел, после того, как он потерял сознание в кабинете.

— И без него неплохо, — буркнул Рон.

— Ну да, за ноги никто не подвесит, — хохотнул сидевший рядом Джордж.

По столу Гриффиндора тут же пробежали смешки.

Рон покраснел, но ничего не ответил. Не хватало ещё, чтоб змеи опять начали его травить.

— Все равно странно, — пожал плечами Гарри, ковыряясь вилкой в еде. — На завтраки и обеды не приходит, на уроки не приходит, Сэм ведёт практические уроки один…

— Может, опять устроил себе отпуск? — предположила Гермиона и вздрогнула от воспоминаний о том, как пропавший на неделю Дин вывалился из странного портала весь в крови и чёрной слизи. Почему-то этот образа, измененный лишь появлением чёрных глаз и безумной улыбки, прочно засел в голове Гермионы, хотя не пугал так, как раньше. Было в нем что-то интересное, загадачное. Хотелось раскрыть все тайны, что хранит этот охотник. И первая тайна — демон ли он?

— Но в тот раз нас хотя бы предупредили, — возразил Гарри, внимательно посмотрев на подругу. — Да и посмотри на Сэма. Тогда он злился, что брат исчез, а сейчас явно обеспокоен.

Гермиона нехотя перевела взгляд на преподавательский стол и нахмурилась. Что-то изменилось… Снейп, Флитвик и Винчестер сидели рядом и о чем-то тихо разговаривали, причём вид у второго магла в школе был подавленный. Сэм запустил обе руки в волосы и смотрел в никуда. Снейп что-то медленно и задумчиво говорил. Флитвик внимательно его слушал и с беспокойством поглядывал на Сэма.

— Они явно чем-то встревожены, — заметила Грейнджер и повернулась к Поттеру. — Думаешь, из-за Дина?

— Он напоил своей кровью Лаффита и потерял сознание. И ты видела, как плохо он выглядел? Из него будто всю жизнь выкачали…

— Да что вы к нему прицепились? — ударил кулаком по столу Рон, чем привлек внимание гриффиндорцев и студентов с соседних столов. — Больше говорить не о чем, как об этом магле? — голос парня сочился ядом и презрением не хуже, чем у Снейпа. — Он притащил в школу вампира и демонов, подверг всех опасности. Не удивляюсь, если он уже сидит в Азкабане в компании дементоров.

В зале наступила абсолютная тишина. Все внимание студентов было направлено на красного от злости Рона. В том числе и стоящей между столами двух факультетов — Гриффиндора и Равенкло — Падмы Патил.

— Знаете, мистер Уизли, — спокойно, но холодно произнесла она, от чего у многим пробежал мороз по коже, — Я знакома с многими студентами других факультетов, но нигде ещё не встречала таких лицемеров и мерзавцев, как Вы. Даже маглы не позволяют себе поливать человека грязью перед таким количеством людей. И опасности, о которой вы говорите, подверг нас не профессор Винчестер, а Вы, когда нарушили главный запрет и использовали магию на уроке, где это строго запрещено. Если бы Вы, мистер Уизли, не струсили, никто бы не пострадал.

— Сочувствуешь вампиру? — презрительно фыркнул Рон.

Падма криво усмехнулась. Так, как обычно усмехается Дин.

— Правильно сказал профессор Винчестер… Нечисть понять можно, людей — нет. И действительно, я понимаю вампира, которого Вы чуть не убили. Им двигал голод и он мог запросто убить всех, кто был в то время в классе, чтобы не умереть, мог наброситься на Вас, потому что именно Вы довели его до такого, — Рона передернуло, от чего Падма удовлетворённо хмыкнула. — Но он не сделал это. Он отказался даже пить кровь профессора, хотя он добровольно — слышите! — добровольно предложил это. Он не пускал никого к демонам, если считал, что это опасно, и позволял приблизиться, лишь когда были установлены ловушки. Так скажите, мистер Уизли, в какой именно момент, кроме того, где была целиком Ваша вина, Дин Винчестер подверг кого-нибудь опасности?

Рон пристыженно молчал.

— Я понимаю нечисть, — горько усмехнулась Падма. — Вампиров, призраков, демонов… Понимаю их мотивы. Но я понимаю людей. В том числе и Вас, мистер Уизли. Годрик Гриффиндор был бы разочарован, что такой трус и негодяй учится на его факультете.

Патил по-удобнее перехватила сумку, гордо подняла голову и направилась к выходу из Большого зала.

— Мы разочарованы в тебе, Рон, — хором произнесли близнецы и так же покинули зал.

Студенты Равенкло смотрели на Рона с неприязнью. Было ясно — все они согласны с Падмой.

— Этой змее место на Слизерине, — прошипел Уизли, надеясь, что его никто не услышит. Зря.

— Да как ты смеешь?! — вскинулась Парвати. — Я не позволю называть свою сестру змеей! — девушка подхватила сумку. — И, чтоб ты знал, на Слизерине учатся благородные волшебники, а не такие подонки, как ты!

Ученики змеиного факультета с уважением проводили взглядами Парвати.

— И эта туда же, — фыркнул Рон.

Гарри и Гермиона скривились, молча переглянулись и, кивнув друг другу, поднялись со скамеек.

— Вы куда? — с недоумением спросил Уизли, разведя руками.

— В библиотеку, — коротко ответил Гарри. — Гермиона, помнишь, ты мне рекомендовала книгу по истории магии?

— Идём, — не глядя на Рона, произнесла девушка, и они с Гарри покинули зал.

Рон закатил глаза. Все ведь было нормально, пока не заговорили об этом… Винчестере! Против него теперь решительно настроены три факультета — Хаффлпафф никогда не принимал участия в конфликтах, хотя по их лицам было видно, что они не на его стороне.

— Чертов Винчестер, — едва слышно пробормотал Рон, взял вилку, но, взглянув на еду, положил её обратно. Аппетит совсем пропал.


*

— Как же меня бесит этот мерзкий Уизли! — бросила книгу на стол Парвати и упала в кресло. — Вырвала бы ему язык и скормила бы дементорам, что летают здесь!

— Как-то слабо, не находишь? — задумчиво протянула Падма и села напротив. В библиотеке было мало людей, так что они спокойно могли поговорить.

— Не принимай его слова близко к сердцу, — взяла сестру за руки Парвати. — Он придурок.

— Я заметила, — хмуро ответила Падма. — Просто… не могла молчать, когда он говорил такое о профессоре.

Парвати хитро улыбнулась, что не скрылось от сестры.

— Да иди ты!

— А что я? — картинно удивилась гриффиндорка. — Сердцу не прикажешь. Хотя попытка засчитывается. Я же видела, как ты пошла вместе с профессорами. Ну, что там было?

Падма грустно улыбнулась.

— У меня руки и мантия были в крови. Я пошла умыться и переодеться.

Парвати разочарованно выдохнула и открыла книгу. Падма же втайне радовалась, что сестра не стала пытать её и поверила в эту отмазку. Не скажет же она, что их преподаватель демон, а она беспокоилась за него? С другой стороны, скрывать такое от сестры — неправильно.

— Падма?

Девушка подняла голову. Она даже не заметила, как эти двое здесь оказались.

— Драко? Блейз? Что-то случилось?

— Случилось, — усмехнулся Забини, — Ты поставила на место этого идиота Уизли.

— А твоя сестра, — Драко посмотрел на Парвати, — Неожиданно для всех заступилась за Слизерин, что довольно странно для её факультета.

— В этом нет ничего странного, — поджала плечами Парвати. — У меня нет предубеждений насчёт других факультетов.

— И почему же? — заинтересовано спросил Блейз.

— Наш отец учился на Слизерине, — ответила за сестру Падма.

Малфой и Забини переглянулись и удовлетворительно кивнули.

— Дамы, — улыбнулся Блейз. — Позвольте пригласить вас на совместную прогулку в Хогсмид.

Сестры Патил переглянулись, не скрывая улыбки.

— Я не против, — подмигнула слизеринцам Парвати. — Раз уж заступалась за вас, то будьте добры, не заставляйте меня усомниться в своём решении.

— Уж в этом можете не сомневаться, мисс Патил, защитница Слизерина, — шуточно поклонился Блейз, протягивая Парвати руку.


*

Падма огляделась по сторонам и, убедившись, что никого нет, постучала в дверь. На пороге возник Бенни.

— Заходи, — лениво произнёс он и открыл дверь шире, позволив девушке войти.

Патил осмотрела гостиную. Она приходила сюда уже неделю и считала это место чуть ли не вторым домом. Что странно, ни Бенни, ни Сэм не были против её постоянных визитов. Падма подолгу сидела возле Дина. Иногда Бенни рассказывал некоторые истории, связывающие их.

Девушка погладила сидящего на спинке кресла Ривза и направилась в комнату Дина. Тот лежал все в том же положении, что и неделю назад. Единственное изменение — добавленное в кровь сонное зелье. Метка на правом предплечье, частично закленная пластырем, слабо пульсировала в такт сердцу. Дин был уже не таким бледным, но выглядел все равно плохо.

Падма грустно вздохнула, вытащила из пакета купленный в Хогсмиде ягодный пирог и поставила его на тумбочку, а сама села на стул.

— Здравствуйте, профессор, — тихо произнесла она, поставив локти на колени и опустив голову на ладони. — Я Вам пирог принесла. Мистер Лаффит сказал, что Вы любите пироги. Поправляйтесь. Без Вас как-то скучно. Да и… Уизли себе много позволяет. Мало, видимо, на крюке висел. Надо бы ему мозги вправить… — Падма опустила руки на кровать и склонила голову. — Он ведёт себя просто ужасно. Теперь я поняла ваши слова… Нечисть действительно можно понять, в отличие от людей. Я…

Девушка замолчала, когда её пальцев коснулась рука. Она вскинула голову и встретилась взглядом с глазами цвета лайма.

— Профессор…

Дин моргнул. Его губы расплылись в слабой улыбке.

— Что ты там про пирог говорила? — тихо спросил он.

Через пять минут Винчестер уже уплетал вкусный ягодный пирог. Точнее, ему помогала его съесть Падма, поскольку Бенни строго настрого запретил убирать капельницу, лишь немного снизив поток.

— Фот он пфидувок, — пережевывая пирог, пробормотал Дин.

— Какой есть, — повела плечами девушка, отломив ложкой кусочек пирога и поднося к охотнику.

— Испытал бы я на нем весь свой арсенал, жаль, что нельзя, — вздохнул Винчестер и открыл рот, заглатывая пирог.

— Долго будешь студентку эксплуатировать? — поинтересовался Бенни, оперевшись о дверной косяк.

Дин едва не подавился.

— Студентка решила позаботиться о своём профессоре. Что тут такого?

Бенни изогнул бровь.

— Чему я, собственно, удивляюсь, — пробормотал вампир, покинув комнату.

Падма смущённо опустила голову.

Дин заметил это, но решил не нагнетать обстановку — знает, какими впечатлительными бывают девушки.

— Спасибо, что были всю эту неделю со мной, мисс Патил, и рассказывали, что творится в школе. Похоже, без меня вам совсем плохо…

Падма засмеялась.


*

Возвращение Дина стало для многих огромной радостью. В особенности для студентов Слизерина и Равенкло, совместно ожидающих расправы над Роном. На их радость, Винчестер придумал довольно изощренный способ мести, свидетелями которой стали слизеринцы.

— Мистер Уизли, я, вроде бы, говорил Вам посещать дополнительные занятия, чтобы лучше приговаривать заклинания, — процедил Дин, не глядя на краснеющего возле доски Рона.

— Вы не говорили, сэр… — смущённо ответил парень, опустив голову.

— Вы обвиняете меня во лжи, мистер Уизли? — резко спросил Винчестер. — Я провалами в памяти не страдаю. Может, у Вас проблемы с памятью?

— Н-нет…

— Тогда, получается, Вы мне врете?

Рон покраснел ещё больше. Ученики Слизерина и Парвати едва сдерживали хохот.

— Что же Вы молчите, мистер Уизли?

— Дин, думаю, это лишнее, — нахмурился Сэм, поглядывая на сгорающего со стыда студента.

— Просто я не люблю, когда мне врут.

— Но я не вру! — воскликнул Рон.

Некоторые ученики со Слизерина хохотнули.

— Тогда объясните, как так вышло, что все, кого я приглашал на дополнительное занятие, пришли, а вы — нет? — заинтересовано спросил Дин, сцепив руки в замок.

— Я… Я… Я не услышал…

— Или же просто не слушали, — заключил Дин. — Садитесь, мистер Уизли. И впредь слушайте, что вам говорят учителя. Может, что-нибудь новое узнаете.

Слизеринцы уже открыто хохотали. Пристыженный Рон сел на своё место. Урок продолжился.

Гермиона сжимала в кармане мантии флакон с водой, освященной Гарри. По её наблюдениям, Дин часто пил воду из стакана на столе. Если незаметно подлить святую воду… Что с того, что она просто проверит?

Скоро урок закончился. Студенты стали покидать кабинет. Дин о чем-то говорил с Сэмом, повернувшись к доске. Гермиона воспользовалась моментом и незаметно вылила содержимое флакона в стакан.

— Ты уверен, что продержишься ещё пять месяцев? — спросил Сэм. — Если тебе нужно…

— Успокойся, Сэмми, я в порядке, — отмахнулся Дин, коснувшись шеи. — В горле, правда, немного першит. Дай-ка мне стакан.

Гермиона остановилась возле двери и осторожно выглянула. Сэм протянул Дину тот самый стакан. Винчестер сделал глоток…

Грейнджер отшатнулась, когда старший профессор согнулся пополам, крича от боли. Изо рта шёл пар. Девушка не могла сдвинуться с места.

— Дин?!

— Святая вода… — прохрипел Дин, сев на пол.

Вдруг он посмотрел на неё. Гермиона вздрогнула и вдруг побежала. «Держи ее!» — донесся до неё истошный крик. Она не знала, было ли это на самом деле или это ей только померещилось. Лишь одно она знала точно. Дин Винчестер — демон.

Комментарий к 14 — Святая вода Думаю, выложу ещё пару глав и устрою себе отпуск. Выматывает. Да и читатели, смотрю, разбежались)

====== 15 — Вселенские разборки ======

— Гарри!

Поттер оглянулся и чуть не упал, когда в него на полной скорости влетела Гермиона. От быстрого бега её волосы спутались и сейчас напоминали гнездо.

— Что такое? — поправил очки парень, внимательно посмотрев на подругу. Та тяжело дышала и явно была чем-то напугана.

— Там… там… это… Дин, — заикаясь, невпопад отвечала девушка, нервно оглядываясь по сторонам, словно боялась, что кто-то выскочит из-за угла и схватит её. Студенты смотрели на неё с интересом, но её это, похоже, не слишком волновало, наоборот, она была рада, что здесь так много людей.

— Гермиона, — Гарри положил руки на плечи девушки и посмотрел в её испуганные глаза. — В чем дело?

— Винчестер — демон! — воскликнула она, взмахнув руками. — Он не тот, за кого себя выдаёт. Он Всадник Апокалипсиса Война. А сейчас я подлила ему святую воду в стакан и… и… Гарри, он демон!!! Все эти оговорки, косые взгляды… Кроули — Король Ада, а тот демон назвал Дина его шестёркой. Понимаешь? И во время чтения заклинания экзорцизма он отвернулся, потому что у него глаза почернели!

— Экзорцизм бы изгнал его, — возразил Поттер и мельком огляделся по сторонам, с неудовольствием отмечая, что собралось немало народу.

— Он сам рассказал о технике, что помогла бы ему избежать влияния святой воды, может, с экзорцизмом так же, — рассуждала вслух Грейнджер, нервно перебирая волосы. — Да. Наверное. И стал бы этот Кроули рассказывать человеку о способности, о которой не все демоны знают?

— Но и шестёрке он не стал бы такое рассказывать…

— Он не шестерка! — топнула ножкой Гермиона, из-за чего её волосы забавно всколыхнулись. — Он сильный демон! Сэм говорил, что, по слухам, остался ещё один Рыцарь Ада помимо Каина. Вот он! Это Дин!

— Гермиона! — неожиданно рявкнул Гарри, от чего девушка замолчала и тупо уставилась на друга. — Да что с тобой происходит?! Хватит уже подозревать Винчестера во всех смертных грехах! Даже если он демон, тебе-то что?!

Грейнджер не ожидала такой реакции от друга, а потому отступила назад. Её губы дрожали. Было видно — ещё немного и она заплачет.

— Н-но Трелони…

— Это та, у которой ни одно пророчество не сбылось? — прошипел Гарри так, как не шипел даже Снейп. — Та, что в чьи на ходу придуманные слова поверил этот психопат Волдеморт и убил моих родителей? Ей ты поверила? — Поттер осуждающе покачал головой. — Гермиона, я ожидал подобного от кого угодно, но не от тебя.

— Я все равно докажу, — всхлипнула Грейнджер, но с места не сдвинулась.

— Докажешь, что он человек? — устало произнёс Гарри, хотя его слова вышли довольно резкими.

— Чего привязался к ней, Поттер? — брезгливо бросил Малфой, расталкивая толпу. — Или захотелось славы? Ну да! Как же ещё её получить Золотому мальчику, как не высмеяв девушку на глазах всей школы?

— Твоего мнения не спрашивали, Малфой! — встал рядом с Гарри Рон.

— А вот наш защитник слабых и убогих, — наиграно возвел глаза к небу Драко.

— Заткнись! Идём, Гарри, — Рон ухватил Поттера за локоть и, пробираясь сквозь толпу, повёл в сторону гриффиндорской башни.

Студенты разочарованно вздохнули и начали расходиться.

Гермиона не могла сдвинуться с места и все смотрела туда, где только что стоял Гарри. Как так вышло? Почему друзья от неё отвернулись?

— Я бы на твоём месте подумал, с кем заводить дружбу, Грейнджер, — бросил напоследок Малфой, развернулся и в компании своих дружков направился к подземельям.

Гермиона вытерла слёзы рукавом мантии и бегом побежала к единственному человеку, что отнесется к её словам серьезно, — к Макгонагалл.


*

— Ты поймал её? — тяжело дыша, спросил Дин, как только Сэм вернулся в кабинет.

Винчестер закрыл за собой дверь, неуверенно сел на стул так, чтобы спинка оказалась перед ним, опустил на неё руки и, поморщившись, как от зубной боли, ответил:

— У нас проблема. Гермиона всем рассказала.

— И? — мрачно протянул Дин, крепко сжимая в руке Первый клинок. Метка на правом предплечье слегка светилась. От неё по руке расползлась паутина пульсирующих красных нитей. — Почему ты не остановил её?

— Когда я догнал её, она уже рассказала обо всем Гарри, — опустил голову Сэм.

— Свидетелей было много? — напрягся Дин, наблюдая за реакцией брата и поглаживая большим пальцем рукоять клинка.

— Достаточно, — скривился младший охотник и поднял голову. — Дин, Гарри вполне чётко дал понять, что ты не демон, но…

— Но?

— Они явно поверили. Гермионе.

— А если и не поверили, то расскажут о своих сомнениях деканам или родителям, те доложат в Попечительский совет и Министерство… И вот тогда у тебя будут проблемы.

— У меня? — изумился Сэм, вцепившись в спинку стула руками.

— Я-то в Ад могу свалить, — серьёзно протянул Дин, давая понять брату, что это не шутка. – Схоронюсь на сотню лет, а там меня уже никто и не вспомнит. А вот тебя будут преследовать.

— Можно как-то пресечь эти слухи, — нахмурился Сэм. — Дамблдор не позволит…

— Да причём здесь Дамблдор? — перебил его Дин. — Дети сообщат об этом родителям. Как думаешь, они сильно обрадуются, узнав, что их детей учит демон?

— Тогда нужно как-то убедить детей в обратном, — задумался Сэм.

— В том-то и дело, — невесело усмехнулся Дин, нервно сглотнув, — Что ничего мы доказать не сможем. Прочитают экзорцизм — у меня глаза почернеют. Начертят ловушку — я застряну. Про святую воду я вообще молчу.

Винчестер замолчал. Вдруг его рука, поглаживающая клинок, замерла.

— Дин? — позвал его Сэм. — Ты что-то придумал?

— Если они заставят меня выпить святую воду, я сразу спалюсь. Так? — протянул Винчестер, глядя на брата. Тот кивнул. — Но что… Если я не буду её пить? Точнее, её выпью не я?

Сэм нахмурился.

— Э… Это как?

Дин выразительно посмотрел на него.

— Помнишь мой любимый трюк?

Сэм некоторое время смотрел на Дина с непониманием. Потом до него дошло.

— Дин, ты слишком слаб…

— А думаешь, я сейчас для уверенности клинок взял, — хмыкнул Винчестер. — Минут на десять точно хватит.

— А потом ты снова ляжешь под капельницу? — недовольно скрестил руки на груди Сэм.

— Выбор не велик. Либо капельница, либо Ад. Что предпочтешь?

Сэм раздраженно вздохнул. В словах брата был смысл, только вот он не хотел снова видеть, как тот умирает. «Но ведь он не успокоится, пока не выполнит своё задание», — пронеслось в мыслях Сэма.

— Ну? — поторопил его Дин.

— Что «ну»? — хмыкнул Сэм. — Идём к Дамблдору.


*

Раздался стук в дверь. Снейп поднял голову и прищурился. И кто это пришёл? Преподаватели сюда спускаются крайне редко. Дети — и того реже, да и то не по своей воле. Маглы?

— Войдите, — неохотно произнёс зельеварения, продолжая читать записи учеников.

Послышались торопливые шаги.

— Ну и что…

— Коллега, у нас проблемы, — перебил его Флитвик.

Снейп резко поднял голову. Вот уж кто, а Филиус никогда не приходил просто так. Даже появление тролля и василиска он не считал проблемой, хотя стоило.

— Какого рода?

— Черноглазого, — съязвил Флитвик, что бывало с ним крайне редко.

Снейп удивлённо вздернул брови. С недавних пор эта «проблема черноглазого рода» стала не только проблемой черноглазого, но и человеческого рода. По крайней мере, в масштабах школы. Хотя что-то подсказывало, что скоро это чудо черноглазое станет большой проблемой для всей вселенной.

— И что он опять натворил?

— Он — ничего.

Снейп нахмурился.

— А…

— А вот мисс Грейнджер продлила ему в стакан святой воды, — добавил Флитвик.

Снейп открыл рот удивления.

— Ха…

— Ха, — передразнил его профессор чар. — А вот Дину было не до смеха.

— Что-то подсказывает мне, что это не все, — протянул зельевар.

— Ох, коллега, это далеко не все, — мрачно усмехнулся Флитвик. — Мисс Грейнджер во всех подробностях и с доказательствами рассказала довольно большому числу учеников то, что из себя представляет наш общий знакомый. Мои ученики сразу рассказали обо всем мне. Мне кое-как удалось убедить их, что это всего лишь недоразумение, и отговорить писать письма родителям. Но это только мои ученики. Страшно представить, что сделают остальные…

— А если об этом узнает попечительский совет…

— То у всех нас будут проблемы. В особенности пострадают те, кто знал, что Винчестер демон.

Из стола высунулась прозрачная голова. Снейп и Флитвик от неожиданности отскочили в разные стороны. Призрак весело захохотал.

— Прошу прощения, что напугал вас, профессора. Директор Дамблдор просит всех учителей явиться к нему в кабинет.

— Спасибо, сэр Николас, — сквозь сцепленные зубы процедил Северус.

Когда призрак исчез, профессора немного расслабились.

— Что-то мне подсказывает, что он нас не на чай с лимонными дольками зовёт, — попытался пошутить Флитвик, хотя ему было отнюдь не до шуток.

— Слабительное бы ему в эти дольки подсыпать, — тихо фыркнул Снейп.


*

В кабинете директора, помимо Дамблдора, были только деканы оставшихся двух факультетов. Вид у них был серьёзный, впрочем, как и у небезызвестного любителя лимонных долек.

— Профессор Флитвик, профессор Снейп, — поочерёдно кивнул каждому Дамблдор. — Вы слышали о том, что произошло после последнего урока Защиты от Тёмных искусств?

Снейп и Флитвик переглянулись.

— Профессор, — взял на себя ответственность преподаватель зельеварения. — Мисс Грейнджер всегда отличалась особой фантазией и способностью преувеличивать реальные факты. Достаточно вспомнить историю с василиском, когда мисс Грейнджер нарушила комендантский час и отправилась искать неизвестно что в коридорах школы. Не удивлюсь, если и сейчас это очередной полёт её фантазии.

— Напомнить вам, профессор Снейп, что василиск оказался реален? — возмущённо произнесла Макгонагалл.

— Насколько я помню, мисс Грейнджер подозревала профессора Снейпа в падении Гарри с метлы на первом курсе, попытке похитить философский камень, — возразил Флитвик. — Может, она ещё обвиняла профессора в появлении василиска. Теперь она обратила своё внимание на профессора Винчестера. Понятно — молодой красивый мужчина, но чтобы обвинять его в том, что он демон…

Снейп с недоумением смотрел на коллегу. Особое недоумение вызвали слова про «молодого красивого мужчину». Если Грейнджер так запала на Винчестера, что подозревает его в связи с Адом, а его самого в… Да ну нет!

— Мои ученики крайне обеспокоены всей этой ситуацией, — нахмурилась Спраут. — Пусть Дин Винчестер при всех докажет, что он не демон.

— Это справедливое решение, — задумчиво произнёс Дамблдор. — На обеде в Большом зале профессор Винчестер при всех выпьет святую воду, чтобы доказать, что он человек. Вас это устраивает?

Женщины переглянулись и согласно кивнули.

— Вполне.

— Тогда прошу собрать всех учеников в зале. Профессор Флитвик, профессор Снейп, задержитесь.

Когда деканы Гриффиндора и Хаффлпаффа покинули кабинет, оба профессора недовольно посмотрели на Дамблдора.

— Альбус, Вы же знаете, что если он выпьет святую воду, то докажет, что он демон, — проворчал Флитвик.

— Филиус, у меня нет выбора. В Министерстве не должны об этом знать.

— Он сейчас на грани смерти, — процедил Снейп. — Он не сможет выпить святую воду и не выдать себя.

Дамблдор лишь развел руками.


*

Большой зал постепенно заполнялся студентами. Все поглядывали на преподавательский стол, а именно в сторону единственных в школе маглов.

Дин заметно нервничал и постукивал пальцами по столу.

— Успокойся, — ровно произнёс Сэм, глянув на брата. — Все будет хорошо.

— Тебе легко говорить, — буркнул Дин.

Сэм криво усмехнулся.

— Веди себя естественно.

— А я что? Я спокоен? Я абсолютно спокоен.

— Оно и видно.

Дин недобро глянул на брата, но промолчал. Когда все ученики собрались в зале, Дамблдор кивнул Дину. Тот поднялся со своего места обошел стол и взял прозрачный стакан с водой.

— Мне тут птичка нашептала, что вы вдруг ни с того ни с сего стали подозревать меня в том, что я демон, — слегка дрожащим голосом произнёс Винчестер. — Знаете, меня во всяком подозревали, но чтобы в таком… Вы далеко зашли. И, чтобы не было никаких недоразумений и слухов, я готов при всех выпить святую воду. Все помнят, как она действует на демонов?

Студенты закивали, не спуская глаз с Дина.

— А откуда нам знать, что это не обычная вода? — крикнула Гермиона. Сидящий рядом Гарри закрыл рукой лицо, покачав головой.

В ответ на её слова в зал со стороны преподавателей вошёл Бенни, таща за шкирку упирающегося демона в наручниках.

— Проверим водичку, — усмехнулся Дин и плеснул в лицо демона воду. Его лицо скрылось за завесой пара. — Этого достаточно, мисс Грейнджер?

Девушка хмуро кивнула.

Дин посмотрел на оставшуюся воду в стакане, медленно поднес её к губам и залпом выпил.

Студенты с замиранием сердца ожидали той же реакции, что и у демона до этого. Но ничего не произошло. Дин молча поставил стакан на стол и развел руками.

— Довольны, мисс Грейнджер? Я не демон. И впредь не распускайте подобных слухов, а то так демонов не напасешься для таких доказательств.

Гермиона молча поднялась и бегом покинула Большой зал.

Дин и Сэм переглянулись и вышли через другую дверь. Они старались идти как можно быстрее. Сэм заметно отставал. Преодолев ещё один коридор, ведущий прямо к их комнатам, он упал на колени и тяжело вздохнул. Иллюзия спала. Теперь на коленях стоял Дин, а впереди него шёл Сэм.

— Говорил же, что сработает, — криво усмехнулся старший Винчестер. Из носа у него шла кровь. — Иллюзии — мой любимый трюк.

Сэм помог ему встать и перекинулось его руки через свою шею.

— А теперь я отведу тебя на свидание с твоей любимой капельницей.

Дин криво усмехнулся. Все-таки, ему нравится быть демоном.

====== 16 — Тёмный ритуал ======

Гермиона медленно шла в сторону башни Гриффиндора. В голове не укладывалось, что Дин смог доказать свою невиновноть.

«Та самая техника», — усмехнулась она в мыслях. — «Он скрыл свою душу. Спрятал в сфере. Вот святая вода и не подействовала».

«А экзорцизм?» — ехидно напомнил внутренний голос. — «Экзорцизм не действует, святая вода не действует. Может, он вообще не демон. Может, это ты сходишь с ума. Как думаешь?»

Гермиона обхватила локти и тихо всхлипнула. Может, она действительно сошла с ума?

Из соседнего коридора вдруг появилась серьезная Падма Патил, за спиной которой с вечной мечтательной улыбкой на лице стояла Луна Лавгуд.

— Надеюсь, ты довольна собой, — ядовито произнесла индианка.

— О чем ты? — нахмурилась Гермиона, скосив глаза на палочку в руках оппонентки и понимая, что не успеет достать свою.

— Жаль, что ему не нужна человеческая кровь, — страшно прошипела Падма. — Остолбеней!

Тело Гермионы упало на пол.

Луна спокойно посмотрела неё, а затем на подругу.

— Давай я.

Падма кисло кивнула. Будь её воля, она запустила бы в эту зазнайку Грейнджер убийственное проклятье. Нет. Лучше уж заклятие боли. Пусть знает, каково было Дину, когда она заставила его выпить святую воду!

— Вингардиум левиоса.

Тело Гермионы поднялось в воздух. Падма раздраженно вздохнула, в тайне завидуя просто титаническому спокойствию Луны.

— Идём, пока нас никто не увидел.


*

— Вот это гости, — попытался хохотнуть Дин, но вышло откровенно жалко.

Бенни шикнул на него и ввёл иглу в вену.

— Надо ж одного идиота от смерти спасать, — недовольно буркнул Кроули, скрестив руки на груди.

— В кои-то веки солидарен с тобой, — протянул Каин, развалившись в кресле.

Снейп и Флитвик молча мялись у порога, не зная, куда деться. С одной стороны, хотелось пообщаться с королём Ада и первым убийцей, а с другой — бежать без оглядки, пока эти вершители судеб не уломали их на сделки.

— И я, что удивительно, — повёл плечами Сэм.

— Да неужели? — съязвил Бенни, заклеивая иглу пластырем и увеличивая поток вливаемой крови.

— Представь себе, — огрызнулся Винчестер.

— Девочки, мне сейчас не до ваших споров, — устало закатил глаза Дин.

— Тебя вообще не спрашивали, — осадил его Каин. — Говорил тебе беречь силы, а ты…

— Что я? — картинно удивился Дин.

— Тебе все твои заслуги перечислить, Бельчонок? — саркастично спросил Кроули.

— Не надо, — поморщился Дин.

Каин фыркнул.

— Мы тут с твоим королём посовещались и решили, раз ты не хочешь в данный момент совершить прямую привязку к Аду, мы можем создать косвенную. Временный источник, так сказать.

В этот момент в комнату вошла хмурая Падма, а за ней, подняв палочку, шла Луна, рядом с которой парила Гермиона.

— Это что за… — не выдержал Снейп.

— А, мисс Патил, — мило улыбнулся Каин, сложив руки домиком. — Рад видеть, что вы выполнили мою просьбу.

Падма почтительно кивнула.

Луна улыбнулась.

— Ой, никогда не видела короля Ада.

Кроули нахохлился и уже открыл рот, но тут же получил подзатыльник от Каина.

— Мы здесь не ради сделок. Напомнить, чей наследник сейчас коньки отбросит?

— Да ты сама тактичность, — хмыкнул Дин и косо глянул на парящую в воздухе Гермиону. — Может, вы это… расколдуете её?

Каин щелкнул пальцами. Гермиона с криком упала. Падма презрительно фыркнула.

— Не объясните, зачем она здесь? — спросил Флитвик, с беспокойством глядя на растеряную ученицу.

— Чтоб меньше языком трепала, — фыркнул Кроули.

Гермиона поднялась и в ужасе огляделась по сторонам. Общество, в котором она оказалась, ей совершенно не нравилось. На кровати под капельницей с кровью лежал Дин. У него на предплечье горела странная метка. Рядом с ним, закинув ногу на ногу, сидел вампир. Неподалёку стоял вечно хмурый Сэм. В кресле возле стены сидел мужчина с благородной сединой. На подлокотника примостился Кроули. Возле двери стояли растеряные Снейп и Флитвик, а рядом с ним презрительно смотрящая на неё Падма и мечтательная Луна.

— Ч-что п-происходит? — заикаясь, спросила Гермиона.

— Собираемся совершить кровавый ритуал, чтобы сделать Дина сильнее, — ровно ответил Каин. — Ну, а вы, юная леди, нам в этом поможете.

Первый убийца кровожадно улыбнулся.

— Слушай, мистер я-в-отставке-а-не-в-могиле, хватит детей пугать, — одернул его Дин.

— Что ж, деточка, тебе повезло, что для ритуала не нужна человеческая кровь, иначе бы от тебя было больше пользы.

— Может, расскажете, в чем суть ритуала? — поторопил его Сэм.

Все три демона и один вампир недовольно посмотрели на младшего Винчестера.

— Ты в наши дела не лезь, Лосяра, — с угрозой произнёс Кроули. — Хватило уже, что из-за тебя Дин дважды умер.

Сэм хотел что-то ответить, но понимал, что перевес сил явно не на его стороне. Вот ведь… нечисть, чтоб их!

— В общем, суть ритуала в том, — произнёс Каин, — Что мы одновременно усилиям все его четыре ипостаси, которые он успел принять: носитель Метки…

— Наследник адского престола, — пафосно добавил Кроули, от чего Сэм фыркнул.

— Всадник Апокалипсиса Война, — мрачно сказал Бенни.

— И праведник, — закончил Каин. — С последним особенно много вопросов.

— Почему? — не выдержав, спросил Снейп.

— Его избрал Бог, — на этот раз фыркнул Дин. — После его превращения в демона, эта ипостась Дина должна была прекратить своё существование, но она, вместе с ипостасью демона, стала стремительно усиливаться. Если говорить простым языком, то праведники — это заготовки для ангелов. Часто они становятся для них вместилищами. Для каждого ангела существует его истинное вместилище, предназначенное лично для него.

— И вместилищем какого ангела должен был стать профессор Винчестер? — заинтересовано спросил Флитвик, поддавшись вперёд. Общество демонов его уже не пугало, а наоборот, интересовало, да так, что хотелось вывернуться наизнанку, лишь бы узнать побольше подробностей о них.

— Не ангела, — хмуро ответил Дин. — Архангела… Михаила.

— Старшего архангела?! — воскликнула Гермиона, чем привлекла внимание присутствующих.

— Да, — кивнул Каин. — Михаил не просто самый старший — он самый первый ангел. Совершенный. Любимый сын Господа.

— Тот ещё говнюк, — фыркнул Дин.

— В семье не без уродов, — философски изрёк первый убийца. — Суть в том, Дин, что твоя связь с Небесами все ещё сильна. Я бы сказал, ты связан с ними больше, чем с Раем.

— Но он же демон, — хмуро напомнил Бенни.

— Вот этим он и отличается от других демонов, — ответил Кроули. — Он связан с Небесами с самого рождения. Бог избрал его.

— Подожди, — задумчиво протянул Сэм. — Если у Дина с рождения была связь с Небесами, и если вспомнить, как за него хватались ангелы, даже после того как он сломал первую Печать…

— Да, Сэмюэль, — вздохнул Каин. — Дин привязан к Раю.

— Очешуеть… — выдохнул Дин, глядя в точку перед собой.

— Сейчас ты ещё больше… очешуеешь, — усмехнулся Каин, но как-то мрачно. — У тебя произошёл перевес сил. Если бы ты был только моим преемником, праведником и Войной, такого резонанса не было бы. Но один идиот, — первый убийца перевёл взгляд на Кроули, что тут же опустил голову, — Впрочем, не такой уж он идиот, поскольку его действия в какой-то степени спасли тебя, — Кроули сразу повеселел. — В общем, из-за того, что Кроули назвал тебя своим наследником, — а ты знаешь, какую силу имеет слово, произнесённое довольно сильным существом, — у твоей демонической ипостаси произошёл перевес, что ослабило твою связь с Раем.

— А ритуал здесь причём? — нетерпеливо спросил Сэм.

— Не перебивай, юноша, — Каин взмахнул рукой, после чего Винчестер замолчал. — Тут мы и подходим к ритуалу. Он завязан на нашей крови и благодати ангела.

— А нового перевеса не будет? — спросил Бенни.

— Нет. Кровь имеет лишь половину силы благодати. Две дозы крови демона равны одной дозе благодати.

— Вы из меня наркомана решили сделать? — напомнил о себе Дин.

— Типа того, — усмехнулся Кроули. — Я тут проконсультировался с одним экспертом…

— Рыжей ведьмой, которую ты называешь мамой? — усмехнулся Лаффит, оскалившись.

— Скорее, старой стервой, — передернул плечами Дин.

Кроули демонстративно фыркнул.

— Она подтвердила, что ритуал временно восстановит твои силы.

— Временно — это на сколько?

— До первой смерти, — ответил за Кроули Каин. — Для ритуала нужна кровь твоего предка, то есть меня, и демона, имеющего сильную связь с Адом.

— Это он про меня, — указал на себя Кроули.

— А ещё кровь двух Всадников Апокалипсиса.

— У нас тут только один в наличии, — заметил Дин.

— А про меня ты не подумал.

Снейп и Флитвик дружно отшатнулись от двери. Бенни поднялся. Падма и Гермиона заметно побледнели.

— А вот и большой брат, — шепотом произнёс Дин.

Смерть скучающе оглядел всех присутствующих, и если на сверхъестественных созданий он не произвёл никакого впечатления, то представители рода человеческого заметно струхнули.

— Я уже дважды твой должник, — протянул Дин.

— Расчитаешься, — равнодушно ответил Смерть. — В конце концов, у нас вся вечность впереди.

— Романтика, — тихо фыркнул Бенни.

— Ну, — хлопнул в ладоши Каин. — Раз все в сборе, начнём. Бенджамин, будь добр, убери капельницу.

Вампир с поразительной скоростью вытащил иглу и выбросил пустой пакет в мусорное ведро.

Посреди комнаты возник небольшой столик, на котором стояла железная чаша с небольшим носиком, а рядом с ней лежал нож.

— Прошу всех людей во время ритуала молчать, — серьёзно произнёс Каин, взял нож и сделал надрез на ладони. — На правах основателя рода начинаю.

В чашу с громким стуком капала кровь. Когда рана на ладони первого убийцы зажила, Каин передал нож Кроули.

— На правах короля Ада продолжаю.

Как только зажила его рана, а нож оказался очищен от крови, Кроули протянул его Смерти. Бледный Всадник посмотрел на Бенни. Эта игра в гляделки продолжалась где-то минуту, что было не совсем понятно присутствующим. Разве что демоны терпеливо ждали, понимая, что два Всадника мысленно общаются. Наконец Бенни задумчиво кивнул, взял нож и разрезал ладонь.

— На правах Чёрного Всадника продолжаю.

После этого он передал очистившийся нож Смерти.

— На правах Бледного Всадника продолжаю.

Из тени вышел незамеченный никем Кастиэль с флаконом, в котором сверкала ярко-голубая благодать, данная ему из личного хранилища Кроули.

— На правах посланника Небес, — ангел открыл флакон, — Завершаю.

Благодать скрылась в крови. Все забурлило ровно на секунду. Рядом с чашей возникла серебряная фляжка. Чаша поднялась в воздух и наклонилась. По носику медленно стекала слегка сверкающая голубизной кровь. Когда последняя капля упала в флягу, та поплыла к Дину.

— Преемник Каина, прими, — склонил голову первый убийца.

— Наследник адского престола, прими, — повторил его действия Кроули.

— Носитель кольца Войны, прими, — одновременно произнести Смерти и Бенни.

— Избранник Бога, прими, — склонил голову Кас.

— Прими свои ипостаси, — в один голос заговорили участники ритуала.

Дин взял фляжку и хмуро оглядел её.

— Один глоток, носитель Метки.

Винчестер сделал глоток и поморщился. Гадость ещё та.

— Один глоток, принц Преисподней.

Солоноватый вкус. Странно.

— Один глоток, Всадник Апокалипсиса Война.

Сладко. Чем-то напоминает кофе.

— Один глоток, праведник.

Приятное тепло…

Дин опрокинул назад голову, ощущая резкий прилив сил. Но эта сила приносила боль.

— Не сопротивляйся! — крикнул Каин.

Метка горела огнём. С душой происходило что-то странное.

Невольные свидетели ритуала с ужасом смотрели на корчившегося от боли Дина, но не могли сдвинуться с места. Внезапно боль прекратилась. Дин медленно сел и обвел взглядом присутствующих, словно впервые их видел. Его глаза поочередно меняли цвет с чёрных на красные и небесно-голубые, прежде чем снова стали человеческими.

— Как ты себя чувствуешь? — осторожно спросил Кроули. — Есть хочешь?

— Нет, — неуверенно протянул Дин, опустив голову.

— Спать?

Отрицательное покачивание.

— И чего же ты хочешь? — тихо спросил Каин.

Дин медленно поднял голову, глядя на мир чёрными глазами, в глубине которых полыхали раскалённые угли Ада.

— Я хочу вернуть свою силу.

От его голоса по спинами присутствующих пробежал табун мурашек. Голос Дина звучал безумно. Улыбка наводила ужас.

Винчестер глухо рассмеялся, и этот смех участники ритуала запомнят на всю жизнь — так смеётся новорожденный демон.

Комментарий к 16 — Тёмный ритуал Да я сегодня в ударе! И поистине гамлетовский вопрос: быть или не быть Дину принцем Преисподней?

Надеюсь на ваши комментарии.

====== 17 — Пропавший полтергейст ======

Дин выглянул из-за угла и, убедившись, что нигде поблизости нет ни Макгонагалл, ни Филча, медленно вышел в коридор, держа перед собой обрез, заряженный солью. К счастью для него, вернулась одна из полезных способностей любой нечисти — бесшумная походка, но, к несчастью для окружающих, у него отпала нужда во сне. Вот он и склонялся по коридорам школы в поисках Пивза. Все-таки, обидно, что тот у него порножурнал стырил. Поплатится, тварь бестелесная!

Дин крался по коридору, тихо напевая под нос одну из песен «Металлики». Это занятие невероятно успокаивало. Впрочем, он и до этого особо не нервничал. Приятно поохотиться так, без всяких суперсил, со старым добрым обрезом. Ладно! Без сверхсил тут не обошлось. Совсем чуть-чуть.

— Где же ты, мелкий гаденыш? — протянул Дин, прислушиваясь к своим ощущениям, за что тут же получил невидимый подзатыльник.

«Забыл условия?» — прозвучал в голове ехидный голос Каина.

«Да помню я», — недовольно буркнул Винчестер.

И угораздило же его проспорить в покер, что сможет охотиться без своих сверхспособностей. Вроде бы, легко — всю жизнь спокойно охотился. Только соблазн был слишком уж велик. Вот как на него общество нечисти влияет!

— Пи-и-ивз, — позвал полтергейста Винчестер. — Где ты, маленький засранец? У меня для тебя подарочек.

Из стены высунулась хохочущая голова. Дин выстрелил. Заряд соли угодил в пустую стену. Хохот призрака эхом раздавался в коридоре.

— Ах ты мелкий сукин сын, — прошипел Дин и завернул в соседний коридор, на столкнулся с чем-то невидимым. — Что за…?!

Перед ним прямо из воздуха появился Гарри с кочергой в одной руке и мантией в другой. Оба полуночника с удивлением огоядели оружие друг друга и, словно сговорившись, спрятали его за спинами.

— Поттер, — вытянулся Дин, мигом взяв себя в руки. — Почему не спим?

Гарри осекся и опустил голову, глядя на носки обуви.

— Да я это… того… Спать шёл.

— В гостиную Слизерина? — решил сострить Винчестер, усмехнувшись и наблюдая за стремительно бледнеющим студентом. — Этот коридор как раз ведёт к подземельям.

— А… — замялся Гарри. — А я в темноте дорогу найти не мог. Вот и шёл, куда глаза глядят. А вы, профессор? Вы, вроде как, сегодня не дежурный.

Теперь уже Дин разглядывал свои ботинки. Правда, всего секунду. В отличие от Поттера, он сразу придумал оправдание.

— Я шёл на кухню.

— Зачем?

— Поттер, а зачем ещё ходят на кухню? Жрать!

— Так, — протянул Гарри. — Кухня в другой стороне.

— Удивительное замечание от человека, который в темноте дорогу найти не может, — ехидно заметил Дин.

Послышалось противное хихиканье. Дин и Гарри одновременно обернулись. Студент поднял кочергу, а охотник выстрелил.

— Сукин сын! — выдохнули полуночники и удивлённо переглянулись.

— Так ты тоже на Пивза охотишься? — вздернул брови Дин.

— Эта тварь у меня очки украла! — возмущённо воскликнул Гарри.

Только сейчас старший профессор заметил, что Поттер был без очков.

— Так как же ты без очков?

— Гермиона линзы наколдовала, — нехотя признался парень. — А они жуть какие неудобные.

— Я бы на твоём месте продолжал носить линзы, — признался Дин. — Или выбери себе очки другой формы. Девчонки любят умных парней.

— Не заметно, — хмуро ответил Гарри.

— Ладно, они любят красивых, — сдался Винчестер и хитро улыбнулся. — Колись, кто тебе нравится?

Он с удовлетворением заметил, как Гарри покраснел, и тихо фыркнул. Сам таким же был… лет в восемь. Ах, красавица Аманда! Ну поцеловал он её, разве это повод временно исключать из школы?

— Расслабься, я никому не скажу, — осветил фонариком коридор Дин. — Все мы проходили через это.

Гарри плелся сзади, волоча за собой кочергу.

— Ну… Есть одна… Умная, красивая…

— Тшш! — шикнул Дин.

Поттер замолчал. Из соседнего коридора доносились чьи-то шаги.

— Шухер! — шепотом крикнул профессор. — Прячься под свою мантию.

— А как же вы?

— Успокойся, с меня баллов не снимут, — усмехнулся Дин.

Гарри спрятался под мантией.

Винчестер огляделся по сторонам, прислонился спиной к подоконнику и стал тихо насвистывать мотив любимой песни. Некстати вспомнилось, как Бенни свистит. Так задорно, весело, по пути срубая бошки всем, кто попадется под руку.

— Профессор Винчестер? — в коридоре появилась преподаватель трансфигурации.

— А, профессор Макгонагалл, — ослепительно улыбнулся Дин. — Чудесная ночь, не правда ли?

Охотник кивнул на окно, за которым на чисто-черном, как глаза демона, небе сверкал золотой диск луны, а вокруг сияли мириады звёзд.

Женщина повела плечами, задумчиво глядя на луну.

— Как-то не обращала на это внимание.

— Ночь прекрасна, — загадочно улыбнулся Дин. — И так же опасна. Не столько ночь, сколько темнота.

— Темноты не стоит бояться, — возразила Минерва.

— Нет, — без тени улыбки посмотрел на неё Винчестер. — Стоит. Никогда не знаешь, кто стоит у тебя за спиной…

Макгонагалл нахмурилась и обернулась. Коридор за спиной был абсолютно пуст. Однако, обернувшись, она громко вскрикнула, схватившись за сердце. Дин освещал лицо снизу фонариком, из-за чего выглядел пугающе.

— Чудесная ночь, верно? — усмехнулся он.

Минерва поправила складки мантии и хмуро произнесла:

— Советую вам идти спать, профессор.

Женщина торопливо пошла вперёд и скоро скрылась за поворотом.

Из-под мантии высунулся Гарри.

— Сэр, а это правда? Ну, о темноте?

— Конечно, нет, — усмехнулся Дин, но его усмешка тут же пропала. — Правда настолько ужасна, что её лучше никому не знать.

Поттер вздрогнул и молча поплелся за охотником, стараясь не отставать.

— Профессор, можно задать вопрос? — неуверенно спросил он, глядя в широкую спину Дина.

— Валяй.

— Как думаете, я бы смог стать охотником?

Винчестер резко остановился, из-за чего Гарри врезался в его спину и машинально потянул руку, чтобы поправить очки, но не обнаружил их на носу.

— Зачем тебе это? — обернулся Дин. Выглядел он серьёзно, так что Мальчик-который-выжил несколько растерялся.

— Я… э…

— Живи, Гарри, — тихо прошептал Винчестер. — Не повторяй моих ошибок. Охота — это для тех, кто потерял абсолютно все. У тебя есть друзья. Цени это.

Дин пошел дальше.

— Но ведь и у Вашего брата были друзья, — донесся до него голос Гарри, заставив остановиться. — Почему же все сложилось так?

Охотник обернулся и посмотрел наверх. Гарри проследил за его взглядом, но ничего не увидел, кроме потолка.

— Не стоило играть нам с Богом в кости, — тихо прошептал Винчестер, продолжая свой путь.

В коридорах было тихо. Пугающе тихо. После слов профессора о темноте, Гарри стало немного страшновато. Раньше он никогда не задумывался над этим, но после первых занятий с братьями он понял, насколько же опасен этот замок и его окрестности. В стенах замка жили призраки и злобный полтергейст, в Запретном лесу — всякие неизвестные твари вроде кентавров. И почему никто не пытался бороться со всем этим? Хотя бы с тем же Пивзом? Он ведь всем жизнь портит! Неужели учителям плевать? Гарри решил избавиться от него, просто потому что эта мелкая заноза его уже порядком достала.

— Эй, алкоголик со стажем! Поймай меня, если сможешь! — противно захихикал Пивз, пробежав по коридору прямо перед Дином. Тот выстрелил и с молниеносной скоростью вставил новые патроны.

— Сволочь, — выдохнул Винчестер. — Выходи, трухло!

— Кто тут трухло, так это не я! — летал под потолком полтергейст. — Смотри-ка! Очкарик сейчас штаны намочит! Очкарик! Очкарик!

— Глаза разуй, чучело слепошарое! — крикнул Дин.

— Это кто тут чучело?!

Пивз резко снизился, чем и воспользовался Дин, схватив его за ногу.

— Пусти! Пусти! — визжал полтергейст, размахивая руками.

— Я тебя выпущу. В Чистилище!

— Не хочу! — голосил Пивз. В коридоре вновь послышались шаги.

— Поттер, марш спать! — рявкнул Дин. Гарри тут же след простыл.

Пивз все ещё сопротивлялся и вопил. В следующее мгновение наступила тишина. Макгонагалл и Флитвик встретились в абсолютно пустом коридоре.


*

— Дин, — Сэм пихнул брата в бок.

— Спасибо, добавки не надо, — на автомате ответил тот, задумчиво глядя в книгу и прилепив ложку к языку.

— Дин, читать во время завтрака — не лучшая идея, — тихо произнёс Сэм.

В Большом зале, как всегда, велись оживленные беседы. Дин же этого не замечал — он сосредоточено читал толстую книгу, держа её на вытянутой руке перед собой. Это-то и беспокоило Сэма. С каких пор его брату вдруг захотелось прочитать не самую лёгкую, судя по названию, литературу, да ещё и добровольно?

— Дин, ты не заболел?

— Спасибо, добавки не надо, — пробормотал охотник.

Сэм взглянул на абсолютно полную тарелку брата и фыркнул. Тогда он решил надавить на слабое.

— Дин, кофе стынет.

Винчестер отложил ложку, взял чашку с кофе и поднес её к губам.

«Вот ведь кофеман проклятый!» — подумал Сэм.

Похоже, к список любимых вещей Дина пополнился: пирог, азиатки, «Металлика» и кофе. Много-много кофе.

«Лучше б ты пиво пил», — недовольно подумал Сэм.

— Печень берегу, — тихо произнёс Дин.

Младший Винчестер чуть со стула не упал.

— Ты…

— Ты меня отвлекаешь, — не дал ему договорить брат, перевенув страницу. Ривз сидел на столе и доедал предложенный ему пирог. Вот уж действительно — питомец под стать хозяину.

Внезапно в зале наступила тишина. Сэм поднял голову и увидел, как Дамблдор обошел стол и встал перед студентами, сложив руки в замок перед собой.

Ривз дёрнул Дина за рукав, на что тот среагировал вполне предсказуемо:

— Спасибо, добавки не надо.

Сэм закатил глаза. Обычно брата так от порножурналов не оттащишь, а тут… Что с ним эта нечисть проклятая сделала? Был ведь обычный раздолбай! Кто вообще додумался дать ему в руки книгу?!

— Дорогие студенты, — произнёс Дамблдор. Все взгляды устремились на него. Дин, что удивительно, оторвал глаза от книги и выжидающе посмотрел на директора. — Близится всеми любимый праздник Рождество. Вы можете как навестить своих родственников, так и остаться в стенах школы. Однако, перед тем, как у вас начнутся каникулы, хочу сказать, что мы с коллегами, посовещавшись, решили сделать день, когда ваши родители смогут посетить Хогвартс и узнать о ваших успехах в учёбе. Письма всем родителям были разосланы два дня назад, и большинство уже ответило согласием. Пока ваши родители будут общаться с профессорами, для вас будет организован рождественский бал.

По залу прошёл довольный гул.

— Как вижу, вы оценили эту идею, — улыбнулся Дамблдор. — Участие в бале добровольное. Если вы не хотите, никто не заставляет вас туда идти. Старосты потом подробнее расскажут вам о планах на этот день. Приятного отдыха!

Зал взорвался аплодисментами. Утихшие было голоса заговорили с новой силой.

Сэм посмотрел на брата и нахмурился, увидев, насколько тот серьёзен.

— Дин?

— Поговорим в комнате, — коротко бросил брат, взял книгу и поднялся. Ривз примостился у него на плече.

Сэм ничего сказать не успел. Дин покинул зал так быстро, что казалось, будто он просто исчез.


*

— Дин!

Сэм вошёл в гостиную. Брата там не было. В ванной доносились странные крики. Винчестер приоткрыл дверь и едва не закричал от неожиданности. В соляном круге сидел злой, как тысяча левиафанов, Пивз и матерился так, что уши заворачивались в трубочку.

Сэм закрыл дверь. Тут же пришёл Дин.

— Какого Кроули у нас в ванной делает Пивз? — злобно взглянул младший брат на старшего.

Дин пожал плечами, словно это было очевидно.

— Не в твоей же комнате мне его запирать.

Сэм вздернул брови.

— Ты дурак?

— Родственную душу ищешь? — изогнуд бровь Дин, усмехаясь. — Пивз подождет. Обсудим-ка мы другую новость…


*

— Падма!

Девушка обернулась и, не удержавшись, рассмеялась. Пожалуй, это самая абсурдная картина, которую она когда-либо видела, — по обе стороны от Парвати, обняв её за плечи, шли счастливо улыбающиеся Малфой и Забини. Кому расскажи — не поверят, что слизеринцы так подружились с гриффиндоркой.

— Ты чего обед пропустила? — надулась Парвати.

— В библиотеке задержалась, — вздохнула Падма. — А вы чего такие счастливые?

Троица хитро переглянулась. Падма нахмурилась. Что было, пока её не было?

— Если в двух словах, скоро будет рождественский бал, на который приглашены все родители, чтобы пообщаться с преподавателями, — произнесла взгляд скучающе, но потом оживилась. — Представляешь? Бал! Это тебе не скучные вечера у лордов. Это настоящий бал!

— Круто, — с улыбкой протянула Падма, а потом прищурилась. — А кавалера ты себе нашла, сестрица?

Веселье Парвати как ветром сдуло. Она стояла с открытым ртом и тупо смотрела на сестру.

— Если мисс Патил не против, я бы хотел сопровождать её на бал, — галантно поклонился Блейз, протягивая Парвати руку.

— Почту за честь, мистер Забини, — игриво улыбнулась девушка, вложив свою ладонь в ладонь слизеринца. — Кстати, Падма, тут письмо от родителей пришло. Без тебя его не вскрывала.

Парвати протянула сестре конверт. Та быстро его вскрыла и прлбежалась глазами по строчкам.

— Ну? — протянули все трое.

— Они приедут, — пожала плечами девушка. — Сказали, хотят познакомиться с учителями.

Парвати прищурилась и вдруг выхватила письмо из рук сестры.

— Эй! — воскликнула Падма и хотела было напасть на сестру, но та уже спряталась за спинами парней.

— «Падма, надеюсь узнать поближе этого загадочного профессора Винчестера, что спас тебе жизнь», — прочитала Парвати и высунулась из-за плеча Малфоя. — Это когда он успел тебе жизнь спасти?

— На лестнице подхватил, когда я чуть шею не сломала, — съязвила Падма. — Тебе-то что? Иди лучше платье выбирай!

— Точно! — громко воскликнула девушка. — Платье-то я не выбрала. Блейзи, за мной!

Забини и возразить не успел, как Парвати схватила его за галстук и потащила за собой.

Драко посмотрел на Падму и уже было открыл рот, но та его перебила:

— Что тебе стоит пригласить Грейнджер?

Малфой едва не задохнулся.

— Эту маглорожденную?!

Девушка усмехнулась.

— Заметь, она уже маглорожденная, а не грязнокровка, — Падма прошла мимо застывшего каменным изваянием Драко. — И ещё, — она обернулась. — Перестань уже вести себя с ней как придурок. Она в библиотеке, кстати.

Как только Патил ушла, а Малфой привёл мысли в порядок, он направился прямиком в библиотеку. Гермиона нашлась сидящей за столом в окружении кучи книг. Драко поправил галстук и сделал шаг ей навстречу.

— Гре…

Он замолчал и тупо уставился на смотрящую на него с недоумением Гермиону.

— Гре… млины, — закончил он. — Тут где-то. Вот.

Он скрылся за стеллажом.

Гермиона нахмурилась, пожала плечами и продолжила читать.


*

— Что за срочность? — недовольно спросил Кроули, по правилу всех сверхъестественных существ появившись за спинами присутствующих.

— Я знаю, как нам вычислить того, кто заключил сделку, — хитро улыбнулся Дин. — Дамблдор организовал рождественский бал, куда придут родители учеников, чтобы пообщаться с преподавателями.

— И? — не понимал король Ада.

— Как думаешь, они захотят общаться с профессорами, которые учили ещё их, или с двумя неизвестно как оказавшимися в школе маглами?

Кроули понимающе кивнул.

— Это… гениально.

— Да, — Дин переглянулся с Сэмом и вновь повернулся к Кроули. — И ты мне в этом поможешь.

Полный непонимания взгляд демона перекрестков пополнил коллекцию Сэма «Нечисть в ступоре».

====== 18 — Рождественский бал ======

Учебная неделя подошла к концу. Все с нетерпением ждали рождественского бала. Походы в Хогсмид участились. Совы не успевали прилететь с письмами и посылками, как их отправляли обратно. Дементоры продолжали сторожить школу, но их присутствие сделалось незаметным после того, как нашли мёртвые тела по меньшей мере двадцати штук. Вину за их убийство свалили на все еще не пойманого Сириуса Блэка.

Сэм нервно переминался с ноги на ногу и изредка погвлядывал то на наручные часы, то на двери. Кроули и Дин опаздывали. Причём, довольно сильно. Ученики уже заполонили зал. Пришли их родители и уже общались с некоторыми профессорами.

— Может, расскажешь, в чем суть вашего плана?

Сэм вздрогнул и едва не врезал вышедшему из-за спины Кроули. Пора бы уже привыкнуть к этой дурацкой привычке всякой нечисти.

Король Ада был, как всегда, в чёрном костюме. Разве что в кармане пиджака багряным пятном виднелась роза.

— Я и сам не в курсе, — кисло ответил Сэм, но в тайне порадовался, что и этот торгаш ничего не знает.

— И что же такого придумал Бельчонок, что ты не знаешь? — задумчиво покачал головой демон.

— Где он? — спросил Винчестер.

Кроули глянул на него и усмехнулся.

— А ты не в курсе? Сейчас только ленивый не знает, что твой милый братец в скором времени официально станет принцем Преисподней и моим прямым наследником.

— И за что ж ты так своих подданных ненавидишь? — хмыкнул Сэм.

Кроули закатил глаза.

— Это прямой расчёт, Лосяра. Как думаешь, демоны хотят, чтобы ими правил бывший король перекрестков? А захотят ли они, чтоб его место занял повернутый на убийствах демон, который сначала убивает, а потом спрашивает? К тому же, что этот демон — Дин Винчестер, которого разве что с Сатаной сравнивают.

Сэм не удержался и захохотал, представив завитые рога на голове брата и козлиные копыта.

— А отвечая на твой вопрос, — продолжил Кроули, проигнорировав лосиный хохот, — Дин сейчас проводит беседу со своими ребятами. Пусть привыкают к его новому статусу.

Сэм мигом перестал смеяться, во все глаза уставившись на Кроули.

— С ребятами?

— Ну да, — пожал плечами демон, словно это было очевидно, — Ты ведь знал, что у него есть команда преданных ему демонов? Да преданных настолько, что за один косой взгляд в сторону своего босса они готовы лично утащить душу любого в Ад. Они подчиняются только ему.

— Ну не скажи! — возразил подошедший к ним Дин.

Сэм открыл рот от удивления, уставившись на совершенно незнакомого ему человека. Чёрный костюм, чёрная рубашка, красный галстук, идеально приглаженные волосы, совершенно спокойное и немного важное выражение лица.

— Кто ты и где мой брат?

Дин едва заметно усмехнулся.

— Полагаю, нам стоит обсудить кое-какие нюансы этого вечера, — ровно произнёс он. — Давайте отойдем немного в сторону.

Дин прошёл вперёд.

Сэм схватил Кроули за локоть.

— Что ты сделал с моим братом?

— Я? — усмехнулся демон. — Ничего. Просто он осознает, какая ответственность легла на его плечи с титулом принца. Дин всегда был умен. Возможно, даже умнее тебя. Я просто разглядел его ум и направил его в нужное русло. Я, в отличие от твоего отца, учу его сначала думать, а потом действовать. Как видишь, — Кроули мельком глянул на Дина, — Это дало свои плоды.

Сэм перевёл взгляд на брата. Как он смог так быстро измениться? Прямая спина, расправленные плечи, слегка надменный взгляд.

«Вот уж действительно — адский принц», — подумал Винчестер.

— Каков твой план? — тихо спросил Кроули.

Дин посмотрел на столпившихся в другом конце зала родителей.

— Мои ребята выяснили, что сделку заключил маг. Так что всех маглорожденных вычеркиваем.

— Тогда кто остаётся? — спросил Сэм.

— Гринграсс, Паркинсон, Нотт, Малфой, Забини, Патил, Вуд, Бут, Боунс. Это основные и более вероятные. Проверяем всех.

— Каким образом, радость моя? — развел руками Кроули.

Дин коварно улыбнулся.

— Ты ведь у нас демон перекрестков…

— Ну, — с опаской кивнул король Ада.

— Демоны меняют тела…

— Ну…

— Азиран тоже была демоном перекрестков.

Кроули нахмурился и открыл рот от понимания.

— Ты же не хочешь сказать…

— Хочу, — кивнул Дин. — На сегодняшний вечер ты — Азиран.

— Но ведь она мертва, — напомнил Сэм.

— Так ведь об этом, кроме демонов, никто не знает, — парировал Дин.

— В этом есть смысл, — задумчиво протянул Кроули.

— Тогда действуем. Посмотрим, кто отреагирует на имя.

Все трое старались держаться рядом. Пока что никто из родителей не высказал желания познакомиться с новыми преподавателями.

Двери главного зала открылись, пропуская новые пары учеников. Дин прищурился, высматривая знакомые лица. Поттер и Грейнджер, Уизли и Браун, Малфой и Паркинсон, Забини и Парвати Патил, Терри Бут и Падма Патил. Близняшки и опомниться не успели, как их под локти мягко схватил темноволосый смуглый мужчина. Определённо отец.

Дин запустил руку в карман пиджака и вытащил оттуда серебряное кольцо с зелёным камнем. Взгляд тут же устремился к золотому кольцу на руке. Где-то на задворках сознания ощущалось присутствие Бенни и Смерти. Первый был неподалёку, второй же постоянно менял своё местоположение, появляясь то в одной части мира, то в другой. Три Всадника… Но их должно быть четверо.

— Сэм, — ровно позвал брата Дин. — Надо поговорить.

— Я слушаю, — с готовностью произнёс Винчестер.

Дин хмыкнул.

— Я не сказал тебе, что грядет нечто… ужасное.

— Ты о чем? — нахмурился Сэм и мельком глянул на расхаживающего по залу Кроули.

— Он не знает, — ответил на неозвученный вопрос Дин. — Об это знают только трое: я, Бенни и Смерть. Этот мир, магический мир, находится на грани войны. По заверению Смерти, она начнётся в конце мая, в день, когда выйдет срок сделки. И мы либо поддержим эту войну, либо пресечем.

— Дин, я не понимаю…

— Гарри Поттер. Он тут местный Избранный. Только избрала его не Великая Сила, как Вейдера, и не Бог, как меня, а один психопат, решивший, что маленький ребенок может его уничтожить.

— Это же бред!

— Бред, — согласился Дин, — Этого психопата называют Волдеморт. Он уже развязал одну войну, в результате которой погибли родители Поттера. И сейчас, если его не остановить, пострадает не только магический мир, но и наш. Этот псих собирает души. Души, понимаешь? Мощнейшую боевую единицу, что сыграет решающую роль в любой сверхъестественной войне. Он закроет врата Рая и Ада. Навечно. И тем самым прервет поток душ. А это станет концом всего.

— Но как его остановить? — заметно побледнел Сэм. Это не первый Апокалипсис в его жизни, но таких масштабов ещё никогда не было.

Дин вздохнул и раскрыл ладонь, на которой лежало кольцо.

— Мы можем его остановить. Но ты нам нужен.

Сэм с ужасом смотрел на кольцо с зелёным камнем и вспоминал встречу с Белым Всадником. Все те болезни, попытка выпустить в мир вирус кроатон…

— Нет, — тихо ответил он. — Нет! — добавил уже тверже. — Я не стану!

— Сэм, — терпеливо произнёс Дин, — У тебя нет выбора. Все давно уже решено.

— Даже так? — злобно прошипел Винчестер-младший. — Ты уже не спрашиваешь моего мнения, а просто ставишь перед фактом, что я должен делать?

— Сэм, — твёрдо произнёс Дин, выразительно посмотрев на брата. — Если бы это зависело от меня, я бы не привлекал тебя к этому. Но это не мой выбор. В этой битве только мы двое сможем одержать победу. Бенни и Смерть не играют такой важной роли, что мы с тобой. Понимаешь? Уж прости, но если выбирать между безопасностью мира и твоим мнением, то моё решение будет не в твою пользу.

Сэм скрипнул зубами и отвел взгляд.

— Давай поговорим об этом позже, — процедил он.

Дин убрал кольцо в карман. К ним подходила пожилая женщина в зеленом платье и такой же зелёной остроконечной шляпе. Рядом с ней шёл пожилой мужчина в бурой мантии. Старушка строго посмотрела Винчестеров с ног до головы, явно недовольная тем, что они, в отличие от других преподавателей, предпочли магловскую одежду мантиям.

— Августа Лонгботтом, — представилась женщила.

— Я Дин Винчестер. Это мой младший брат Сэмюэль.

Августа оглядела обоих преподавателей и строго спросила:

— Что можете сказать об успехах Невилла?

— Успехи и правда есть, — рассеяно улыбнулся Сэм, — Невилл очень способный ученик, один из лучших в плане теории, однако в практике он немного отстает, хотя и здесь есть успехи…

Августа скучающе вздохнула, повернулась к своему спутнику и сказала по-немецки:

— Как я и думала, маглы ничего толком объяснить не могут. И как только в Дамблдор мог их взять?

— Возможно, Дамблдор считает, что магия не всегда может спасти жизнь, — по-немецки ответил Дин, чем вызвал удивленные взгляды. — В этом плане я с ним согласен. Не всех тварей можно победить с помощью палочки.

Августа с уважением посмотрела на Дина, на этот раз по достоинству оценив его.

— Приятно знать, что преподаватель моего внука всесторонне развит, — сказала она уже по-английски.

— Вы мне льстите, миссис Лонгботтом, — склонил голову Дин, мягко улыбаясь. — Ваша забота о внуке дорогого стоит.

Августа ответила ему улыбкой и со своим спутником пошла дальше.

Сэм приблизился к Дину.

— Ты откуда немецкий знаешь?

— Гитлера в Аду пытал, — прошептал демон. — Мужик, вроде, ничего, но как речь заходит о мировом господстве, у него сносит крышу.

Ответ ему стал полный недоумения взгляд.

Дин взял со стола бокал с шампанским и поднес было к губам, но появившийся рядом мужчина в чёрном пальто бесцеремонно вырвал бокал из его рук.

— Выше высочество, Алан проверил — во все напитки подмешана святая вода.

Дин нахмурился и обвел взглядом зал.

— Он здесь.

— Заключивший сделку? — спросил Сэм, получив ответный кивок.

— Джереми, предупреди ребят.

Демон кивнул и торопливой походкой направился в другой конец зала.

— Думаешь, он знает, что ты демон? — обеспокоенно спросил Сэм. — Дин?

Дин в это время внимательно вглядывался в лица присутствующих, словно пытаясь увидеть того, кто ему нужен.

— Профессор?

Винчестер вздрогнул. К нему подошла Падма в красивом красном платье.

— Чудесно выглядете, мисс Патил.

Девушка опустила голову, закусив губу. Явно смутилась.

— Мои родители…

— Так это и есть тот самый Дин Винчестер? — за её спиной появился тот мужчина, что увел близняшек, а рядом с ним была красивая смуглая женщина.

— Мистер Патил, я полагаю? — спросил Дин ровно.

— Догадливый, — усмехнулся мужчина, прищурившись. — Падма рассказала, как вы спасли её и её подругу от дементоров. Мерзкие создания. Не поделитесь подробностями?

— Должен же быть у меня какой-то секрет, — усмехнулся Дин. — Главное, что ваша дочь жива.

— Это верно, — кивнул мистер Патил.

— Профессора, — рядом появился довольный Кроули и внимательно оглядел гостей. — Азиран.

— Приятно познакомиться, мистер Азиран, — приветливо кивнул Патил. — Что же, не буду вам мешать, господа. Рад был познакомиться.

Как только семья Патил ушла на почтительное расстояние, Кроули повернулся к Дину.

— Не он, — заключил Винчестер.

— Не он, — вздохнул король Ада. — Нотт, Вуд и Бут тоже не подходят. Ищем дальше.

— Не пей ничего, — сказал Дин, прежде чем Кроули ушёл. — Кто-то подмешал туда святую воду.

Демон кивнул и отправился на поиски. К Дину вновь подошла Падма.

— Профессор, вы… Боже, что с Вашими с глазами?

Дин нахмурился и повернулся к Сэму. Тот вздрогнул.

— Дин, глаза!

— Я это не контролирую! — шикнул Винчестер и вдруг замолчал, во все глаза глядя на брата. — Кроули…

— Тут я, — король Ада вслепую вернулся на своё прежнее место и убрал руку от глаз, глядя на всех кровавыми щелями. — Ты, Бельчонок, как я вижу, столкнулся с этой же проблемой.

— Кто-то знает, — оглядывался по сторонам Сэм, но на них никто не смотрел. — Уходим.

— Мы не можем, — прошипел Дин, разрушив образ холодного аристократа. — Этот человек умен. Он установил на зал ловушку. Мы не сможем покинуть зал, пока ловушка не будет разрушена.

— Дин, ты же раскроешься! — сжал его плечо Сэм. — Ты не можешь так рисковать.

Винчестер задумался и вдруг посмотрел на Падму.

— Мисс Патил, можете наколдовать линзы? Красные, чёрные, жёлтые, белые…

— Да, но зачем? — не поняла девушка.

Дин усмехнулся.

— Будем делать из учеников демонов.


*

Гермиона скучающе оглядывала зал и вдруг вздрогнула, увидев идущего к ней Дина… с чёрными глазами. А рядом шёл Сэм с белыми, Кроули с красными и Падма с желтыми.

— Мистер Поттер, мисс Грейнджер, не хотите поучаствовать в маскараде? — весело спросил Дин, протягиваю ученикам шкатулку с линзами. — Хотите на один вечер стать демонами.

— Круто, — в один голос выдохнули Рон и Гарри, переглянулись и взяли по паре линз.

Гермиона с опаской наблюдала, как Уизли превращается в демона перекрестков, а Поттер — в Князя Ада.

— Ух ты! — воскликнули мальчишки, посмотрев друг на друга.

— Гермиона, давай с нами! — улыбнулся Гарри.

Девушка отрицательно покачала головой.

— А есть жёлтые? — подошёл к ним Блейз.

— Бери, — разрешил Дин. — Всего две пары осталось.

Скоро зал заполнили демоны разных мастей, чем приятно развеселили родителей и немного напугали преподавателей. Дин и Кроули поочередно подходили ко всем родителям. Наконец Винчестеру это надоело, и он принялся исследовать границы ловушки. Как и ожидалось, она охватывала весь зал, а символы защиты были нарисованы магией. Взломать защиту вполне реально, чем он сейчас и занимался — выбрал самый маленький и направил на него немалый поток энергии, пытаясь разрушить ловушку. Символ поддался, пусть и не с первого раза. Дин улыбнулся. Приятно вернуть свою силу. Улыбка сошла с его лица, как только он увидел идущего к нему Кроули.

— Нашёл, — тихо произнёс красноглазый демон. — Вон тот, рядом с соплеголовым.

Дин проследил за его взглядом. Его глаза расширились от удивления.

— Ты уверен?

— Он среагировал на имя, — кивнул Кроули. — А ещё напомнил, что срок сделки выходит только в мае, так что у него есть время. Кто это?

Губы Дина растянулись в кривую линию.

— Малфой.

Комментарий к 18 — Рождественский бал Кончилось лето. Началась учёба. К сожалению... Постараюсь как можно быстрее закончить.

====== 19 — Обреченный ученик ======

Дин постукивал пальцами по подлокотнику дивана и смотрел в одну точку. Сэм ходил позади него из стороны в сторону, опустив голову. Рождественский бал закончился час назад, а преподаватели до сих пор вылавливали в коридорах студентов, снимая баллы за нарушение комендантского часа. Когда стрелки часов медленно доползли до половины первого ночи, в дверь постучали. Ривз каркнул.

В гостиную Винчестеров вошли Снейп и Флитвик.

— Ну, вы узнали, кто заключил сделку? — поинтересовался преподаватель чар.

Сэм резко остановился и уставился на затылок брата. Тот продолжал сверлить взглядом пол и постукивать пальцами.

— Они знают? — попытался взять себя в руки Сэм.

Дин передернул плечами.

— Конечно.

— Так что со сделкой? — повторил вопрос Снейп.

Дин перестал стучать, ослабил немного галстук и устало вздохнул.

— Малфой.

Снейп схватился за сердце и наверняка бы упал, если бы подбежавший Сэм вовремя не подхватил его. Зельевар был бледнее обычного.

— Этого не может быть… — хрипло выдохнул он, садясь на диван.

— Он знает о сроке. Знает, что в школе демоны. Домовики подтвердили — Люциус Малфой отдал приказ подмешать во все напитки святую воду.

— Это ложь! — вскочил Снейп, как ошпареный. — Люциус любит своего сына! Он бы никогда не продал его душу!

— Может, он не знал, — неуверенно протянул Сэм. — Демоны, чтобы не спугнуть людей, не говорят, что те попадут в Ад. Они говорят, что придут через десять лет, чтобы забрать самую малость… Может, так оно было?

— Может, это вообще ошибка? — размахивал руками Снейп, расхаживая по гостиной под недовольное карканье Ривза. — Может, этот Кроули ошибся и показал не на того?

— Дин, — выразительно посмотрел на него брат. — Может, воспользуешься своими связями?

Винчестер хмуро посмотрел на брата, что того аж передернуло.

— Нет. Я уже дважды его должник. В третий раз он просто пошлет меня.

— Но ведь ты его брат…

— Младший брат, — сделал Дин особый акцент на слове «младший». — У него больше власти надо мной.

— О чем это вы? — слабым голосом спросил несчастный Снейп, все ещё держась за сердце.

Дин, вздохнув, поднялся и, сложив руки за спиной, подошёл к окну.

— О ком, — поправил Сэм. — О Смерти.

— Он может помочь? — тихо спросил Флитвик, с беспокойством глядя на бледного Снейпа.

— Он может узнать, точно ли Драко и Люциус погибнут в один день, — ответил Сэм. — У Смерти есть точный список всех, кто умрёт. В нем написано время смерти с точностью до секунды и причина.

— Проблема в том, — достаточно громко произнёс Дин, оборачиваясь. — Что Смерть никому не даёт взглянуть на свой список. А даже если бы и дал, — голос охотника сочился ядом, — То цена за этого знания куда выше, чем души всех учеников вместе взятых.

Профессора дружно вздрогнули. На Снейпа же было жалко смотреть. У зельевара определённо появились седые волосы, хотя он был ещё достаточно молод. Однако Дин не изменился в лице, продолжая хмуро смотреть на присутствующих.

— Почему вы так защищаете Малфоев, профессор? — прищурился он.

— Они — моя единственная семья, — осипшим голосом ответил Снейп, тяжело дыша. — И Драко… мой крестник.

Дин хмыкнул.

— Я не буду вызывать Смерть. Даже не надейтесь.


*

— Зачем я на это согласился? — в который раз спросил себя Дин, поправляя разложенные на кофейном столике гамбургеры, картошку фри и колу. Ему все казалось, что сервировка не идеальная, что все выглядит просто ужасно, что еда недостаточно вредная, хотя он умудрился достать ту самую пиццу из Чикаго.

— Ты ведь это для благого дела делаешь, — пожал плечами Сэм.

— Что, согласись, противоречит моей демонской натуре, — фыркнул Дин и пошёл в ванную поправлять галстук. Там же началась словесная перепалка с Пивзом. Проклятый полтергейст все ещё сидел в соляном круге.

Уговорить Дина встретиться со Смертью было делом невероятно сложным — он не шёл ни на какие уступки. Угрозы не помогали, уговоры тоже. Сэм даже хотел согласиться принять кольцо Чумы, но это казалось ему слишком уж высокой платой за какие-то знания. Хотя он и сам не был уверен, что Малфой мог продать душу сына. Впрочем, по собранным демонами Дина данным, Люциус оправдывал гордое звание аристократа — холодный, высокомерный, презирает маглов и не чистокровных волшебников. А ещё бывший Пожиратель Смерти и сторонник Волдеморта. Он многого требовал от сына, а тот старался во всем подражать отцу, но выглядел не грозно, как его отец, а, скорее, комично.

Сэм впринципе не понимал, как можно продать душу своего ребёнка. Будь у него сын, он бы всячески старался оградить его от сверхъестественного мира, дать ему нормальную жизнь. Может, Малфой действительно не знал, на что подписывался?


*

26 мая. Десять лет назад.

В тишине ночи раздался странный хлопок, и на середине дороги возник высокий мужчина с почти белыми волосами чуть ли не до пояса. Прохожие бы приняли его за косплеера — все-таки, франшиза «Властелин колец» оказалась очень популярна, так что незнакомца приняли бы за эльфа. И были бы причины — королевская осанка, аристократичные черты лица. Разве что уши не заостренные.

Ночной странник огляделся по сторонам и плотнее закутался в пальто. Было прохладно. Дул холодный ветер, колыхая закрывшиеся жёлтые цветы, росшие по обочине. В этом довольно безлюдном месте редко кого можно было встретить. Знающие приходили сюда с определённой целью. С этой же целью сюда явился и этот мужчина. Отсчитав нужное количество шагов, он вытащил из кармана лопатку и выкопал яму на небольшую глубину — глубже лежал железный ящичек, похожий на тот, что был у него. Закопав его, мужчина выпрямился и огляделся по сторонам. Изо рта вырвалось облако пара. Каждый шорох заставлял его вздрогнуть и обернуться, чтобы узнать источник. Но никого не было. Он один стоял посреди перекрестка.

— Какая встреча, Люциус! — пропел позади милый женский голос.

Мужчина обернулся. От одного взгляда на фигуристую брюнетку становилось холодно — короткое платье с глубоким декольте явно не смущали красавицу. Это бы никого не смутило, если бы не гигантская собака с горящими красными глазами.

— Тише, мой мальчик, — сладко произнесла девушка, погладив собаку по голове, и мельком взглянула на Люциуса. — Потерпи ещё денёк. Твой ужин никуда от тебя не денется.

Малфоя передернуло от одной мысли, что будет, когда этот монстр явится к нему.

— Люциус, ты ведь помнишь, что срок сделки выходит завтра? — улыбнулась девушка. — Или хочешь уйти в мир иной раньше?

— Азиран, прошу, дай мне ещё десять лет, — взмолился мужчина, упав на колени. — У меня растёт сын. Прошу, дай мне увидеть, как он взрослеет!

Демоница скучающе закатила глаза.

— Ну не знаю… А как зовут твоего сына?

— Драко.

Девушка усмехнулась и перевела взгляд на усыпанное звёздами небо.

— А вон и созвездие дракона.

— Дай мне десять лет, умоляю. Я дам тебе все, что ты хочешь, только дай мне увидеть, как растёт мой сын…

Азиран посмотрела на Люциуса. По его щекам текли слёзы.

— Вообще, у нас не положено так делать, но… — девушка многозначительно замолчала и усмехнулась, увидев взгляд, полный надежды. — Так и быть. Тебе повезло, что я люблю детей. Когда я была человеком, у меня было семеро детей.

— О, это чудесно, — вспыхнул надеждой Малфой.

— Все умерли от туберкулеза, — равнодушно закончила демоница. — Точнее, потом это назвали туберкулезом. Тогда же это называли карой Господней. Но теперь о сделке. Ты действительно готов отдать все, чтобы прожить ещё десять лет с сыном?

— Да! — поднялся с колен Люциус. — Все, что угодно!

Азиран хмыкнула.

— Запомни свои слова, Люциус Малфой, потому что моя цена будет высока, — девушка поднялась на носочки и запечатлела на губах аристократа долгий поцелуй. — Встретимся через десять лет, — прошептала она, проведя пальцами по скулам мужчины и бесшумно исчезла.


*

— Может, мне уйти? — неуверенно спросил Сэм, глядя на нервничающего Дина.

— Не стоит, — прозвучал в комнате холодный голос.

Дин замер и медленно обернулся. Смерть явно был не в духе. Его можно понять.

— Что на этот раз попросить, Дин? — поинтересовался Всадник тоном, который он называл «очень саркастичным». От этого его сарказма хотелось с балкона спрыгнуть.

— Я хочу вернуть свой долг, — как можно тверже ответил Винчестер, хотя было слышно, как его голос дрожит. — И прошу сказать мне, кто из волшебников умрёт двадцать седьмого мая в полночь.

— Не слишком ли много ты просишь?

Смерть сел на край дивана, но на еду даже не взглянул. Плохой знак.

— Я хочу вернуть свой долг, — повторил Дин. — Остальное можешь не выполнять.

Смерть хмыкнул.

— Вернуть долг, говоришь, — задумчиво протянул он. — Что ж, я согласен. Первый твой долг — душа Сэма, — мужчина перевёл взгляд на побледневшего младшего охотника. — Я требую её назад.

Глаза Дина потемнели. На такое условие он не рассчитывал, и, конечно, оно его не устраивало.

— Сэм должен стать новым Белым Всадником, — закончил Смерть.

Дин облегчённо выдохнул. По сравнению с тем, что он успел себе напридумывать, он ещё легко отделался.

— А если я не согласен? — подал голос Сэм, но тут же осекся под убийственным взглядом Дина.

— Тогда вы не узнаете то, что вам нужно, а твой брат ещё не скоро сможет вернуть мне долг.

Сэм скрипнул зубами. Становиться новым Всадником не хотелось. С другой стороны, если так посмотреть, они с братом всегда были своего рода Всадниками Апокалипсиса. Он, помешанный на крови демона, что была для него своего рода болезнью, и Дин, один из самых жестоких убийц на свете. Где они — там хаос и разрушения. Дин взломал первую Печать, Сэм — последнюю. Каждый раз они приближают мир к концу света.

Так чем они лучше Всадников, которых пытались одолеть?

— Я согласен, — тихо произнёс Сэм, опустив голову.

Дин протянул ему кольцо с зелёным камнем. Сэм, скривившись, надел его на палец и едва не упал от нахлынувшей на него мощи. Закрывая глаза, он видел, где находятся остальные Всадники, чувствовал, чем больны люди вокруг. Это было… странно.

— Дай ему артефакт, — ровно произнёс Смерть.

Дин вздрогнул и с сомнением протянул брату коробочку, взятую им в банке Гринготтс во время первого визита в Косой переулок.

— Что это? — нахмурился Сэм, взяв в руки коробочку.

— Лук и стрелы нынче не в моде, — туманно ответил Дин. — А нам нужно идти в ногу со временем…

— Додекаэдр? — с недоумением произнёс Сэм, достав чёрный артефакт. Внезапно все его тело сковало болью, но лишь на короткий миг. Додекаэдр упал и немного прокатился вперёд. Когда он остановился, на его верхней гране всплыли белые буквы, составив одно единственное слово — Чума. Сразу после этого вокруг ладоней Сэма заплясали чёрные искры.

— Что за…?

— Хлопни в ладоши, — коротко ответил Смерть.

Сэм сделал, что просили. Искры пропали.

— Артефакт принял тебя. Будем считать, что второй долг Дина выполнен. Итак, что вы хотели узнать?

Винчестеры переглянулись.

— Двадцать седьмого мая в полночь должны погибнуть два волшебника. Родственники. Нам нужно знать, кто это, — произнёс Дин.

Смерть равнодушно раскрыл блокнот, перелистнул несколько страниц и тут же захлопнул его.

— Люциус и Драко Малфои. Умрут ровно в полночь в ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое мая следующего года, растерзаные адскими псами. Это все?

Винчестеры хмуро кивнули.

Бледный Всадник исчез.

— Дин, — тут же повернулся к брату Сэм. — Нужно разорвать сделку!

— Нет, — отрезал Дин.

— Но…

— Сэм, это так не работает! Нельзя просто взять и разорвать сделку. Можно заключить новую, которая аннулирует её действие, но заключать её нужно с тем же демоном. Но вот незадача! Азиран мертва. А если мы попытаемся расторгнуть сделку, то умрут все, кто входит в её условия. Понимаешь? Все! Люциус и Драко в любом случае попадут в Ад. Это уже не изменить.

Сэм стиснул зубы.

— Ты ведь принц.

— Я палач, — безжалостно произнёс Дин. — А не спаситель. Моя первая задача — поддерживать мир между Адом и Раем, следить, чтобы никто не пытался закрыть врата, уничтожать мятежников и пытать заключённых. Я не расторгаю сделки. Никто не расторгает.

— Но Драко — ребёнок! — закричал Сэм.

Дин покачал головой.

— Это ничего не изменит. Я не могу ничего сделать. Мне жаль его, Сэмми, правда жаль. Но он обречен на вечные муки Ада.

— Потому что его отец продал его душу, — прошипел младший Винчестер.

Дин хмыкнул, опустив голову.

— Все мы расплачиваемся за грехи своих родителей.

====== 20 — Обретенный учитель ======

Драко сидел в гостиной Слизерина возле камина, глядя на плясавшие языки пламени, и нервно потирал левое предплечье. Рождественский бал оказался не таким уж приятным, как ему бы того хотелось. Пэнси весь вечер раздражала его одним своим присутствием Забини и Нотт, найдя себе пару, веселились. Это был самый скучный вечер в его жизни. Надежда была только на сегодняшний день — окончание учёбы, пара дней до Рождества. Можно съездить на каникулы домой. Всяко лучше, чем сидеть в этой проклятой школе.

Драко раздраженно впился ногтями в левое предплечье. Кожа уже покраснела. Да что ж это такое?

— Ты что, комаров всю ночь кормил? — хохотнул Забини и, перемахнув через спинку дивана, уселся рядом с Драко. — Тю-ю-ю! Тут, смотрю, живность по-крупнее тобой питалась. Неужто вампиры?

— Хуже — отец, — фыркнул Малфой, спустив рукав, чтобы скрыть царапины на руке.

— Он…? — Блейз не договорил, но так выразительно посмотрел на друга, что продолжения не требовалось.

Драко лишь фыркнул. По характеру Забини истинный слизеринец, а вот болтливостью явно у своей подружки Патил заразился.

— Просто коснулся палочкой руки. Ничего не сказал. Так, всего на секунду.

— Невербальное? — предположил Блейз.

Драко покачал головой.

— Зачем ему это?

— Ну, — протянул парень, — Сам знаешь, кто у нас метки на левом предплечье носит…

Малфой резко поднялся, побледнев.

— Думай, что говоришь, Забини!

— Так я и не говорил ничего, — развел руками Блейз, усмехаясь. — Откуда мне знать, что ты там себе навыдумывал?

Парень поднялся и ушёл прежде, чем Драко успел что-либо ответить. А ответить было что! Как он вообще мог подумать, что его отец захотел сделать из своего сына Пожирателя Смерти? Да это бред! Чего только предплечье чешется?

Малфой снова впился ногтями в кожу, чуть ли не сдирая её. Закатав рукав, он замер. На коже среди кровавых царапин проявилось чёрное кольцо.

— Какого черта? — прошептал слизеринец и, оглядевшись по сторонам, дабы убедиться, что никого нет, поспешил в совятню. Ждать до вечера он не собирался. Повезло, что его личный филин доносил письма в рекордно короткие сроки.

Малфой торопливо шёл по пустым коридорам. Школа отсыпалась после вчерашнего бала, так что неудивительно, что даже учителей нет. Где-то все ещё валялся серпантин и огрызки мишуры. Да, праздник удался.

— Мистер Малфой!

Драко резко обернулся. Позади него шёл Сэм Винчестер, пожалуй, один из немногих преподавателей, что не вызывал в нем никаких эмоций.

— Мистер Малфой, задержитесь на минутку.

— Я очень спешу, профессор, – нервно произнёс Драко, опустив рукав. Не хватало ещё, чтобы этот магл видел метку.

— Уверяюю, это не займёт много времени.

Чьи-то руки схватили Драко за плечи, но не успел он среагировать, как позади кто-то защипел от боли. Слизеринец обернулся и в шоке отступил назад. От рук Дина Винчестера шёл знакомый пар…

В эту же секунду левое предплечье Малфоя пронзила боль, распространяющаяся по всему телу. Драко упал на колени и задрал рукав. Кольцо стало чётче. Вокруг него появились солнечные лучи, а в центре медленно проявлялась звезда. Драко наблюдал за этим с нескрываемым ужасом. На метку Пожирателей Смерти это не было похоже. Такого он вообще никогда не видел.

— Чёрт! — воскликнул Дин злобно, глядя на метку.

— У него защита… — выдохнул Сэм.

— Это ненадолго, — сверкнул глазами старший Винчестер и схватил Драко за предплечье, надавив большим пальцем в центр звезды. Метка вспыхнула.

Дин продержался секунды две, а после пошатнулся и прислонился спиной к стене, тяжело дыша.

— Вы что творите, тупые маглы?! — закричал Драко, переводя взгляд с одного Винчестера на другого. — Я все расскажу отцу!

Только он это сказал, как взмыл в воздух по неведомой причине. За шиворот его кто-то держал.

— Как смеешь ты так разговаривать с его высочеством?! — прокричал ему на ухо мужской голос.

— Джереми, отпусти его, — холодно бросил Дин, отряхивая пиджак от пыли.

Джереми закусил губу от недовольства, но Малфоя отпустил. Видно было, что делать этого он не хотел, но ослушаться приказа не мог.

— Как прикажете, ваше высочество.

Дин вздохнул и перевёл взгляд на Дарко. Тот озирался по сторонам, со страхом глядя на окруживших его людей в одинаковых чёрных костюмах, таких же, как у Дина. Лишь одно их отличало — чёрные галстуки.

— Кто все эти люди? — прошипел Малфой, посмотрев на Винчестеров.

Джереми фыркнул.

— Если мой отец узнает…

— Твой отец тебе не поможет, — ровно произнёс Дин. — Поинтересуйся у него, что произошло двадцать лет назад двадцать седьмого мая. А потом в этот же день десять лет назад. Уверен, после этого ты не будешь столь высокого мнения о нем, — Дин обвел взглядом людей в костюмах и коротко кивнул. — Свободны.

Все они поклонились и… исчезли.

Драко с шоком оглядывался. Как это? И пока он смотрел в пустое пространство коридора, Дин и Сэм тоже исчезли.

Поход в совятню пришлось отложить.


*

— Тебя что-то беспокоит, Драко? — нежно спросила Нарцисса, погладив плечо сына.

Парень мягко улыбнулся.

— Все хорошо, мама. Просто немного устал после вчерашнего.

Нарцисса усмехнулась.

— Да, вечер был тот ещё. Не сказала бы, что бал был невероятным, но для школы — в самый раз. А эти новые преподаватели… Странные.

— Ага, — тихо согласился Драко, вспоминая, что было утром. Почему-то теперь все подозрения Грейнджер казались ему вполне реальными. Все эти странности, да ещё и чёрные глаза на том балу. Почему у всех учеников было видно, что это муляж, а у Винчестера нет? Они выглядели натурально. А пар?

Нарцисса направилась в соседнюю комнату, из которой за секунду до этого вышел Люциус, идя в свой кабинет.

— Отец, мы можем поговорить? — остановил его Драко.

— Позже. Я занят, — отрезал Малфой, не останавливаясь.

Драко сжал кулаки. Нет, Винчестер пусть и был странным, но теперь его слова касались его семьи, а это он не хотел пропускать.

— Что произошло двадцать седьмого мая двадцать лет назад?

Люциус резко остановился, едва не впечатавшись в стену.

Драко же поморщился, как от зубной боли. Значит, что-то было…

— Откуда ты узнал? — холодно спросил его отец, не оборачиваясь.

— Это имеет значение? — в том же тонн ответил сын. — Тебе есть, что скрывать?

Люциус резко обернулся.

— Да что ты себе позволяешь?!

Драко на секунду растерялся, а потом закатал рукав, демонстрируя метку.

— Что ты скрываешь? — повторил он. — Что произошло двадцать седьмого мая двадцать лет назад?

Губы Люциуса сжались в тонкую линию. Отвечать он не собирался.

Драко скрипнул зубами. Нет уж, он добьётся правды!

— Почему у нас на подоконниках соль? Почему над дверями висит какая-то трава? Что за звезды в круге? Что вообще происходит?!

— Я защищаю тебя, Драко, — спокойно сказал Люциус.

— От чего? — нервически усмехнулся парень. — От Пожирателей Смерти? От Того-кого-нельзя-называть?

— Со временем ты поймёшь, что это было сделано для твоего блага, — сдержанно произнёс Малфой.

— Да о чем ты?!

Люциус тяжело вздохнул.


*

27 мая. Двадцать лет назад.

На перекрёсток вышел молодой светловолосый мужчина с коробкой в руке и презрительно хмыкнул. Один пьяница в баре «Лисий хвост» в нескольких милях отсюда рассказывал, как, закопав на перекрестке ящик с кладбищенской землёй, костью чёрной кошки и своей фотографией, люди встречали красивую девушку, что исполняла любые их желания, будь то несметные богатства или безграничная власть. Никто бы и не верил ему, если бы не нашлись смельчаки, готовые проверить эту сказку. И проверяли. А потом возвращались с криками о том, что на перекрестке действительно появляется девушка неземной красоты и исполняет желания. Одни считали её ведьмой, другие — богиней. Но все в неё верили.

Люциус не верил в то, чего не видел. Делал он это на спор.

Ящик был закопан ровно посреди перекрестка. Прошла минута. Малфой фыркнул и развернулся, чтобы уйти, но перед ним стояла удивительно красивая брюнетка с довольно неплохой фигурой. Люциус криво улыбнулся. Слухи о красоте девушки явно преуменьшали. Она в сотни раз красивее богини. Действительно наземная красота.

— Ну здравствуй, — улыбнулась она, как бы невзначай поправив тонкую лямку обтягивающего красного платья с глубоким декольте. — Как тебя зовут, красавчик?

Люциус сглотнул.

— Я… Э… Лю… Ус… Кхм. Люциус Малфой.

— М-м-м, — сладко протянула девушка, подойдя к нему ближе. — Давай знакомиться, Люциус, — она протянула ему руку. — Азиран.

Люциус, не сводя глаз с лица красавицы, поцеловал её руку.

— Кто ты, ведьма или богиня?

Азиран весело рассмеялась.

— Ни то, ни другое, Люциус, — ответила она, прикрыла на секунду глаза, чтобы открыть их и продемонстрировать две багровые бездны.

Малфой отшатнулся и инстинктивно вскинул палочку, чем вызвал смех девушки.

— Ох, Люциус, — её глаза вновь приобрели человеческий вид. — Неужто никто не рассказал, с кем заключают сделки на перекрёстках? — Азиран ухмыльнулась. — Я демон. Так что твоя веточка ничего мне не сделает.

Люциус скривился и убрал палочку.

— Сделка?

Девушка развела руками.

— В этой жизни бесплатно можно только дышать, да и то, через сотню-другую лет и эта услуга станет платной.

— И что ты хочешь? — прищурился Люциус.

Азиран ослепительно улыбнулась.

— Сначала скажи, — она провела рукой по плечам мужчина и облизнула нижнюю губу, — Чего хочешь ты, Люциус?

Малфой смотрел прямо в глаза девушки. Чего он хотел? Да много чего! Но было кое-что, что никто не был в силах ему дать. Первая красавица на Слизерине — непокорная и неприступная Нарцисса Блэк. Сколько лет он пытался добиться её внимания, и все тщетно. Нарцисса была слишком гордой — воспитана в лучших традициях Блэков. Использовать на ней приворот, означало бесплатно получить печать Предателя Крови. Так себе перспектива. Но ведь демоны… Они же не являются магическими существами?

— Есть одна девушка — Нарцисса Блэк.

— М-м-м, — с улыбкой протянула Азиран. — И ты хочешь, чтобы она всю жизнь любила одного тебя и во всем с тобой соглашалась, верно?

Люциус задумался. Это ведь шанс…

— Да. Но прежде я хочу знать цену.

— Прежде чем я назову цену, позволь рассказать, какой будет твоя жизнь в объятиях Нарциссы, — демоница провела пальцами по скалам Малфоя. — Вы поженитесь. Она будет любить тебя. Вечно. И ты её будешь любить. Она согласится с любым твоим решением, каким бы ужасным оно ни было. У вас родится сын. Или дочь. Малыш будет похож на тебя во всем. Вы будете счастливы. А я приду через десять лет, чтобы забрать самую малость, — Азиран приподнялась на носочки и прошептала на самое ухо, — Твою душу.

Люциус вздрогнул.

— Душу? — тихо спросил он.

— Душа — это ведь такая мелочь по сравнению с девушкой, которую ты любишь. Подумай, десять лет — это большой срок.

Малфой прикрыл глаза. Все-таки, что такое душа? Так, мелочь. А вот Нарцисса… О, ради неё он готов на все, а если ещё она родит ему сына…

— Я согласен.

Люциус почувствовал, как горячие губы Азиран прижались к его губам. Неосознанно он обнял демоницу за талию и притянул ближе к себе. От неожиданности она приоткрыла рот, чем и воспользовался Малфой, углубляя поцелуй.

— Вот ненасытный, — отстранилась Азиран, тяжело дыша. — Встретимся через десять лет, Люциус. Если что — ты знаешь, где меня найти.

В безмолвной ночи на перекрестке одиноко стоял волшебник, счастливо улыбаясь.


*

— Ты продал душу, чтобы мама была с тобой? — едва слышно спросил Драко, сидя в кресле перед отцом. — Как ты мог?

— Я любил её…

— Но это не повод продавать душу! — вскрикнул Драко, резко поднявшись на ноги и резко замолчав. — Постой. Если ты заключил сделку двадцать лет назад, а Азиран обещала прийти через десять, то почему ты ещё жив? Ты ведь должен быть в Аду!

Люциус тяжело вздохнул и поднял виноватые глаза на сына.

— Прости… Я не знал…

Драко нахмурился, не понимая, за что отец просит у него прощения. Отец все эти годы защищал Драко, но эта защита усилилась лишь в последние месяцы. Как он мог прожить двадцать лет, когда…

Малфой-младший замер, внезапно вспомнив один из уроков защиты от тёмных искусств. Но… он же не мог…

— Ты заключил продленную сделку? — дрожащим голосом спросил Драко.

Ответа не требовалось. Взгляд Люциуса говорил сам за себя. Сердце юноши пропустило удар.

— Я возвращаюсь в Хогвартс.

— Драко!

Но Драко уже не слушал — он ушёл прощаться с мамой.


*

Дин сосредоточено читал книгу, но прошло уже часа три, а больше одной страницы он так и не прочитал. Утренний инцидент его заметно подкосил. Решать проблему с Малфоем нужно было как можно быстрее. Все-таки, Драко ребёнок, а детям не место в Аду. Каким бы гаденышем он ни был, ему всего тринадцать. Никто не заслуживает гореть в Аду.

Дин раздраженно отложил книгу. Почитать сегодня не удастся. И почему он переживает из-за мальчишки?

В дверь кто-то настойчиво постучал. Не успел Дин ответить, как дверь рапахнулась.

— Малфой? — резко сел Винчестер.

Вид бледного, как молоко, Драко его сильно удивил. Парень тяжело дышал, держась за дверь.

— Профессор, — жалко протянул он, падая на колени от усталости. — Я не хочу в Ад…

Дин помог ему подняться и сесть на диван. На Драко было жалко смотреть. Пусть он и пытался держать лицо, но было видно, что до этого он не мало плакал. Глаза все ещё красные. Его можно понять. Ад — это не шутки. А ведь он даже приблизительно не представляет, что там происходит на самом деле.

— Мне жаль, Драко, но это уже не изменить, — прошептал Дин.

Малфой обречённо опустил голову на колени, сжимая волосы пальцами.

— Я могу лишь подготовить тебя к этому.

Драко посмотрел на Дина красными глазами и шмыгнул носом.

— Я стану демоном? — тихо спросил он.

Дин моргнул, демонстрируя чёрные глаза.

— Прими мою помощь, Драко, и я постараюсь ускорить твоё обращение. Тебе этого все равно не избежать.

Малфой активно закивал.

— Те демоны назвали вас «ваше высочество». Профессор, вы…

— Да, Драко. Я принц Преисподней, а заодно главный палач Ада. Ты готов принять мою помощь?

Парень кивнул.

— Готов.

====== 21 — Надвигающиеся неприятности ======

Драко нервно перебирал пальцы, боясь поднять голову. В мыслях все ещё не укладывалось, что всего через пять месяцев он отправится в Ад. И каким образом? Его загрызут адские псы! Романтика! Про отца он не хотел даже думать.

— Драко, тебе надо успокоиться, — бесшумно вошел в гостиную Дин, заставив парня вздрогнуть.

— Да как тут успокоишься? — нервно усмехнулся Малфой, продолжая перебирать пальцы.

Дин на это ничего не ответил. Да и что тут скажешь? «Подумаешь, псы загрызут до смерти! Вот невидаль!» Так, что ли?

К счастью, к этому времени вернулся Сэм.

— Дин, у нас проблемы.

Тогда он заметил сидящего на диване Драко и вопросительного воззрился на брата.

— Расслабься, он знает, — махнул рукой Дин. — Что за проблема?

— Я вот даже не знаю, как сказать.

Сэм сел на другой край дивана, вздохнул и повернулся к собеседникам. Выглядел он обеспокоенным, нежели испуганным.

— Я проходил мимо Большого зала — шёл в библиотеку, но тут меня остановил Дамблдор. Он сказал, что члены попечительского совета хотят, чтобы мы с тобой провели открытый урок.

— Ну так в чем проблема? — развел руками Дин, не понимая беспокойства брата. — Проведем мы этот урок. Как раз будем про ангелов рассказывать.

— А попечительский совет чертовски заинтересован в демонах, — язвительно протянул Сэм. — И не в голой теории, а в практике по изгнанию. Причём, они надеются увидеть тебя в действии. Понимаешь? Тебя! Дин, они знают, кто ты.

— Это все отец, — тихо произнёс Драко.

Винчестеры удивлённо посмотрели на него.

— Откуда? — в недоумении спросил Сэм.

Драко смутился и опустил голову. Дин положил руку на его плечо, встречаясь взглядом с глазами цвета льда, и ободряюще кивнул.

— Мы ничего тебе не сделаем. Ты можешь нам верить.

Малфой слабо кивнул.

— Отец говорил, что вы не простые маглы, — он посмотрел на Дина. — Особенно вы.

— Давай на «ты», ладно? — предложил Дин. — И называй нас по именам. В неофициальной обстановке, конечно.

Драко кивнул.

— Отец проверил защиту Хогвартса и сказал, что заклинание для переноса маглов было использовано лишь один раз и рассчитано было на одного человека. Отца это насторожило и он через дядю Северуса стал узнавать, кто из вас не человек.

Послышался отчётливый скрип со стороны Дина.

— И, конечно, он доложил ему о созданных мною иллюзиях, огромной физической силе и нахождении в ловушке, — прошипел Винчестер. — Гнида соплеголовая!

— Согласен, — выдохнул кто-то сзади.

Все трое резко обернулись и во все глаза уставились на странную троицу сверхъестественных существ. Если Каин и Кроули выглядели вполне привычно и всем своим видом оправдывали звание демонов (за исключением любившего белый цвет первого убийцы), то Кастиэль для ангела выглядел слишком уж потерянным и растрепанным. Впрочем, он всегда выглядел так, словно с луны свалился. Но сейчас, видимо, это уже была не луна, а, минимум, Юпитер.

— Какие… нелюди, — хмыкнул Дин.

— Насколько я заметил, у нас тут один человек, — усмехнулся в ответ Кроули, глядя на Драко. — Да и тот скоро перестанет быть человеком.

Малфой судорожно сглотнул.

— Я-я н-не хочу…

Каин криво усмехнулся, заставив Драко вздрогнуть.

— Никто из нас не хотел.

— Решил пополнить свою армию, Бельчонок? — ухмыльнулся Кроули, но под взглядом Каина резко замолчал.

— Не выйдет из него демона, — покачал головой первый убийца, безжалостно посмотрев на испуганого Драко. — Слишком слаб духом.

— Не тебе это решать, — процедил Дин, поднялся, обошел диван и закрыл спиной Малфоя.

Тот с ужасом смотрел на Винчестера, понимая, что только он сейчас стоит между ним и могущественными демонами. Было неимоверно страшно. Демоны явно не хотели принимать его в свои ряды.

Так почему Дин его защищает?

— Да неужели? — склонил голову набок Каин. Его голос совсем не понравился обоим Винчестерам.

Драко же едва не потерял сознание от ужаса, увидев, как глаза убийцы застилает чёрная пелена. Зрелище пугающее.

Дин шагнул вперёд, навстречу Каину.

— Драко Малфой станет демоном, нравится тебе это или нет. И если никто из вас не хочет помочь мне в этом, то я сам помогу ему.

— Пойдёшь против своего короля? — ехидно спросил первый сын.

— Если понадобится — да!

Кроули хмыкнул. Кас с интересом наблюдал за перепалкой двух демонов, но вмешиваться не спешил.

Каин криво усмехнулся и вдруг захохотал.

— Далеко пойдёшь, преемничек.

Дин с непониманием смотрел на Каина. Тот же весело хохотал.

— Все-таки, я в тебе не ошибся.

— Это что, проверка была? — с сомнением спросил Винчестер.

Каин развел руками.

Дин закатил глаза и повернулся к ничего не понимающему Драко.

— Любит старичок пошутить. Привыкай, — охотник повернулся к троице. — Вы же не для этого сюда явились, да?

Все трое переглянулись. И взгляды их были встревоженными.

— Кто-то получил доступ к вратам Рая, — опустил голову Кастиэль, рассматривая носки ботинок.

— И к вратам Ада, — добавил Кроули.

— И кто-то пытался взломать печати, — не остался в стороне Каин. — Причём, те, что вызывают Всадников.

— Неужто переживаешь за меня? — ухмыльнулся Дин, скрестив руки на груди.

— Не за тебя, — фыркнул мужчина. — Не ты же у нас первым идёшь по списку.

Дин нахмурился и вдруг повернулся к Сэму.

— Ага, — кивнул Каин. — Насколько я знаю, твой брат пока ни разу не использовал свою силу. Я не ошибся?

Винчестеры опустили головы.

— Эх, молодёжь, — хохотнул Кроули. — Так и быть — обучим всему, что требуется. В том числе и твоего мальца, Бельчонок.

Вот только «молодежь» не блистала тем же энтузиазмом, что и король Ада.


*

Падма и Луна неторопливо брели в сторону астрономической башни и тихо обсуждали прошедший бал. Кроме них в коридоре никого не было, но девушки почему-то не решались говорить громко. Казалось, будто сами стены следят за ними. Что странно — Пивз пропал.

— Мне понравился маскарад, — мечтательно улыбнулась Луна. — Кроули сказал, что в белых линзах я похожа на исчадие Ада похуже Лилит.

Падма с удивлением посмотрела на подругу. На лице той сияла ослепительная улыбка. Луна действительно была счастлива.

— Разве это не плохо? — с сомнением протянула индианка.

— Нет, — повернулась к ней девушка, накручивая золотой локон на палец.

— Но почему?

Луна пожала плечами.

— Он не подразумевал ничего плохого. У демонов своеобразный стиль общения.

— Но откуда ты все это знаешь? — остановилась Падма. Луна и раньше удивляла своими знаниями. Особенно поражали её знания о природе и жизни демонов. Ни в одной книге не было такого подробного описания, какое знала Лавгуд, удивляя ими профессоров. И как она узнала, что Дин — демон? Как определила, что Кроули — король? Откуда знала, что душа Дина, в отличие от других демонов, привязана к телу? Луна была не просто странной — она была пугающе странной.

— Я всегда знала это, — пожала плечами девушка и мягко улыбнулась. — Идем?

Падма вздохнула. Порой Луна её пугала до дрожи в коленях. На неё демоны так не влияли, как сокурсница!

«Вот уж действительно исчадие Ада», — пронеслось в мыслях.

Дальше они шли молча. Падма смотрела себе под ноги и не сразу заметила, что они идут не туда. Когда она поняла это, они уже поднялись на шестой этаж.

— Луна, куда мы идём? — с заметной дрожью спросила Патил.

— Туда, где мы нужны, — с улыбкой ответила девушка и вприпрыжку поскакала вперёд, что вкупе с синей юбкой и коротенькой кофточкой создавало образ маленькой школьницы лет семи.

В ту секунду, когда она остановилась, посреди коридора появились уже известные студентам Равенкло демоны — Кроули, Каин и Дин, а с ними Сэм, Драко и какой-то до жути милый голубоглазый брюнет в бежевом плаще. При виде Луны он по-птичьи склонил голову набок и прищурился.

— Мисс Лавгуд? — протянул Дин. — Мисс Патил? Не ожидал вас здесь увидеть.

— Ну вот, трое людей, — закатил глаза Каин, вздохнув.

— Двое, — поправил ангел, подходя ближе к Луне.

Демоны с недоумением посмотрели на спутника и переглянулись между собой.

— Вы о чем? — спросила Падма, переводя взгляд с одного мужчины на другого и встречаясь взглядом с ничего не понимающим Драко.

— Ка-а-ас? — выразительно протянул Дин.

Ангел повернулся ко всем и тихо сказал:

— Ты не единственный праведник в этой школе, Дин.

Все взгляды устремились на Луну.

— Вот-те раз… — выдохнул Кроули, глядя на «исчадие Ада». — А ты не так проста, девочка.

Луна улыбнулась, подошла к стене и провела по ней рукой. Через мгновение на месте стены образовалась дверь.

— Все мы не те, кем кажемся. Мы те, кто мы есть, — она толкнула дверь. — Ведь это вы искали?

Ответом ей стал единодушный вздох удивления.

За дверью расположился огромный зал. По обеим сторонам стояли тренажеры и спортивные снаряды разных мастей. Особенно впечатляла стойка с мечами и копьями.

— Это же Выручай-комната! — воскликнула Падма. — Я думала, это лишь выдумка…

— Кто ищет, тот всегда найдёт, — улыбнулась Луна.

— Здесь и будем проводить тренировки, — кивнул Каин, оценивающе оглядывая зал, и вдруг вскинул руку, метнув в стену огненный шар. Огонь рассеялся, оставив лишь искры. — Да. Хорошее место.


*

Люциус Малфой сидел в кресле в своём кабинете и в упор смотрел на фотографию сына. Здесь ему всего четыре и он впервые взял в руки палочку. Его палочку. Все радовались, как дети, когда малышу удалось выпустить сноп искр. Нарцисса тогда ворчала и говорила, что Драко ещё рано брать в руки палочку, но сама в тайне улыбалась. Счастью не было предела. В тот момент Люциус понял, что не хочет умирать. Он хочет жить и видеть, как растёт его сын. Он пошёл на перекрёсток, надеясь, что Азиран расторгнет сделку. Он готов был испытать на себе гнев Нарциссы, но не мог позволить себе умереть, не увидев взрослого сына. Если бы тогда он знал цену, назначенную этой стервой, он бы никогда не согласился. Но вот в чем загвоздка — демоны врут.

Демоны отняли его жизнь. Они отняли жизнь его сына. А теперь… Теперь они отняли и самого Драко. И он готов уничтожить всех демонов, если это спасёт сына.

Письмо, написанное Петтигрю, все ещё лежало перед ним. Не нужно было смотреть на него, чтобы вспомнить содержание — он прочитал его столько раз, что запомнил до самой последней запятой.

«Люциус. Да будет тебе известно, что Великий Тёмный Лорд скоро вновь возродится! Он готов простить тебе твоё бездействие в годы войны, если ты сделаешь для него кое-что. От тебя много не требуется — закрой врата Ада. Взамен Тёмный Лорд обещает дать тебе возможность спасти твоего сына. Неприятно, наверное, знать, когда он умрет? Все в твоих руках Люциус. Не подведи Тёмного Лорда снова.»

Закрыть Ад? Если даже он погибнет, то он готов. Ради Драко. Хотя бы призрачный шанс. Может, ещё не все потеряно.

«Они пожалеют, что появились на свет! Демоны поплатятся, что своим враньем уничтожили мою жизнь!»

Не знал Люциус о главном отличии людей от демонов. Демоны не врут — демоны не говорят правду. А это разные вещи.

Комментарий к 21 — Надвигающиеся неприятности Глава получилась меньше, чем обычно. На выходных постараюсь выложить больше. Учёба. Времени почти нет, а потом и вовсе не будет. Надеюсь на ваше понимание.

====== 22 — Открытый урок ======

Подходили к концу рождественские каникулы. Ученики возвращались в Хогвартс, так что скрывать занятия в Выручай-комнате стало сложнее. Конечно, троице демонов не составляло труда просто переместиться в нужный им коридор, избежав ненужных взглядов, а вот Драко, пару раз полетав с ними и испытав вестибулярный аппарат на прочность, решил больше не рисковать и добираться до тренировочного зала пешком. Тем более, что демоны могли прикоснуться к нему максимум на секунду, пусть и с неприятными для них последствиями. Труднее всего было скрывать это от вездесущего Забини, хотя тот и стал проводить больше времени с Парвати, но вот эта крыса Паркинсон… И чего она к нему привязалась?

— Драко, куда ты?

Малфой скрипнул зубами. Хотелось нагрубить, съязвить или сказать ещё чего похуже, но… Смысл во всем этом? Умереть с осознанием того, что среди живых тебя кто-то ненавидит? Он столько раз проклинал людей и желал им гореть в Аду, не понимая, каково это на самом деле. Теперь он сам проклят. Ему уготовано гореть в Аду.

— В библиотеку, — ровно ответил парень и покинул гостиную Слизерина.

Пэнси, к несчастью, увязалась за ним, не отставая ни на шаг.

— Крэбб сказал, что Уизли вернулись в школу.

— И что? — равнодушно спросил Драко, мельком глянув на девушку.

Та даже растерялась.

— Ну… Они же Предатели Крови…

— А тебе какое дело? Они же в твою жизнь не лезут.

— Они гриффиндорцы! — сделал очередную попытку Пэнси.

Драко остановился и повернулся к ней.

— И что? — повторил он.

Паркинсон с непониманием уставилась на Малфоя.

— Драко, да что с тобой? С чего ты вдруг стал… таким?

— Просто один человек помог взглянуть на мир под нужным углом, — пожал тот плечами и пошёл дальше, оставляя ошарашенную девушку в коридоре.

На протяжении оставшегося пути до Выручай-комнаты ему встретилось лишь несколько студентов. Не обращая на них внимания, Драко поспешил подняться на шестой этаж, пока лестницы не поменяли направление, прошёл мимо гобелена и остановился напротив нужной стены. Ожидание было самым ужасным. И как только демонам удалось зачаровать эту комнату, чтобы сюда можно было войти по одному лишь слову?

Драко сосредоточился, не мигая глядя в стену. Сейчас главное — не ошибиться с заклинанием.

— Дэремарро, — едва слышно прошептал он, прикрыв глаза и опустив голову. Когда он открыл глаза, на мечте стены появилась дверь. Драко толкнул её и скрылся в исчезнувшей комнате.

Из соседнего коридора высунулись две рыжие головы.

— Что он сказал? — спросил Джордж.

— Дэмаро? — предположил Фред. — Он говорил слишком тихо.

— Надо проследить…

— Все разузнать…

— И поймать, — хором закончили близнецы и вновь спрятались за стеной.


*

Драко прошёл чуть дальше и застыл на месте, нервно сглотнув. Все-таки, быть единственным человеком в этой компании было как-то жутковато. На стуле, лениво развалившись, сидел Бенни и скучающе оглядывал присутствующих. Смерть рассказывал Сэму о способностях кольца Чумы. Кроули и Каин, скрестив руки, наблюдали, как Дин пытается сдвинуть книгу силой мысли. Без успехов, к слову.

— Привет, Драко, — лениво поприветствовал его Бенни. Малфой кивнул в ответ. Пожалуй, вампир был единственным, кто не пугал его до потери пульса.

Все обратили внимание на гостя.

— О, — нахохлился Кроули. — Неужто с первого раза смог войти?

— Что ж, с языком демонов дела явно идут на лад, — протянул Каин и снова посмотрел на Дина, по лицу которого стекал пот. — А у тебя, как я посмотрю, успехов никаких.

Винчестер обречённо опустил руки и вытер пот рукавом.

— Чертов телекинез, — буркнул он.

— Телекинез напрямую связан с телепатией, с которой у тебя успехи хоть и есть, но очень сомнительные. Так что будем учить тебя защищать разум от проникновения.

— В каком смысле? — нахмурился Дин. Устремившиеся на него взгляды настораживали.

— В практическом, — кровожадно улыбнулся Каин, и в следующую секунду Дин упал на колени от ужасной головной боли. Казалось, голову сжимают тисками и бьют по ней молотком, раскаленным до предела. Боль была невыносимая. Винчестер скривился и сдавленно шипел, не в силах закричать.

— Сопротивляйся, — прогремел в абсолютной тишине голос Каина. — Ведь так тебя пытали? Так взламывали твой разум? И ты позволил своим палачам увидеть все. Ты оказался слишком слаб, чтобы защититься. Ты позволил им издеваться над тобой, принимая облики дорогих тебе людей!

Драко побледнев и упёрся спиной в стену, боясь пошевелиться.

Винчестер вскинул голову, яростно глядя на Каина. Медленно он поднялся на ноги, не сводя глаз с учителя.

В следующее мгновение он пошатнулся, едва не упав от очередной атаки на разум.

— Сопротивляйся, — повторил Кроули.

Из носа стекала струйка крови, но Дин стойко продолжал сопротивляться. Испытывать по новой пытки Аластора приравнивалось лишь к добровольному купанию в ванне со святой водой. Вот только новая атака заставила его снова упасть. Эта атака была гораздо сильнее двух предыдущих. Перед глазами плыли круги, в ушах звенело. Боль была просто чудовищная.

— Ты убьешь его! — воскликнул Сэм.

Дин с трудом повернулся. На него в упор смотрел Смерть.

«Падет четвертая печать.

Обрушив мощью первозданной,

Придёт, таинственный и странный,

Людские души собирать», — промелькнуло в угасающем сознании Дин.

Вот уж действительно — первозданная мощь. Смерть был гораздо сильнее всех сверхъестественных существ вместе взятых. Может, он был даже сильнее Бога. И сейчас он обрушил всю свою мощь на новорожденного демона, что из последних сил хвастался за искусственно созданный источник силы, боясь упасть в бездонную пропасть, из которой его раз за разом вытаскивала Метка. Дин сопротивлялся. Честно сопротивлялся. Но сил уже не было. Кровь текла из носа, из ушей, из глаз. Боль прекратилась так же резко, как и началась.

— Для начала неплохо, — равнодушно произнёс Бледный Всадник. — Но если хочешь стать сильнее, тебе придётся ещё многому научиться.

Дин тяжело дышал. Уроки у этой троицы никогда не были лёгкими, но сегодня… Сегодня он как никогда был близок к очередной смерти. Просто потому что… слабый. Винчестер скрипнул зубами и резко поднялся, чуть качнувшись. Голова кружилась.

— Попробуем ещё раз, — хрипло произнёс он.

— Дин, это убьет тебя, — злобно прошипел Бенни.

— Сам напросился, — Смерть резко повернулся.

Новая атака была не такой сильной. Или Дину просто так показалось? Но сопротивляться было значительно легче.


*

Дин и Сэм наблюдали, как на квиддичное поле выходят третьекурсники всех четырёх факультетов, а впереди идут члены попечительского совета вместе с Дамблдором. Дин скривился, увидев Люциуса Малфоя. Мерзкий тип.

Пока не начался урок, Винчестер-старший достал из кармана фляжку и сделал один глоток. Сэм осуждающе посмотрел на него.

— Тебе не кажется, что пить в присутствии проверки как-то непрофессионально?

— Нет, — невозмутимо пожал плечами Дин, убирая флягу. — Тем более, это кровь, а не алкоголь.

— Ну да, — нервно усмехнулся Сэм. — Действительно, чего я переживаю? Четыре факультета, проверка и преподаватель, пьющий кровь.

— Один кровь пьёт, а другой истерит, как девчонка.

Сэм повернулся к брату и хотел уже ответить, но подошедшие студенты и члены попечительского совета заставили его замолчать.

— Доброе утро, третьекурсники и наши дорогие гости, — сдержанно поприветсвовал всех Дин. — Господа студенты, сегодня у нас пройдёт открытый урок по практике.

— И тема практики — изгнание демонов, — объявил Сэм, заметно успокоившись. Настрой брата передался и ему.

— Профессор Винчестер, — вмешался Люциус Малфой, мерзко улыбаясь. — Может, расскажете, как в конце прошлого года подвесили ученика за ноги на крюке?

Среди студентов послышались смешки, но одного мимолетного взгляда Дина им хватило, чтобы мигом успокоиться.

— Мистер Малфой…

— Лорд Малфой, — высокомерно произнёс Люциус, вздернув подбородок.

Дин склонил голову набок и снисходительно улыбнулся. Сэм едва не захохотал — слишком уж брат в этот момент был похож на Кроули, когда ему пытались угрожать.

— Хорошо, лорд Малфой. Отвечаю на ваш вопрос — этот ученик, не будем называть имени, нарушил правило, установленное ещё на первом уроке. Студентам каждого факультета и каждого курса мы ясно дали понять, что не приветствуем использование волшебных палочек на наших занятиях, и озвучили соответствующее наказание. Плюс ко всему ученик нанес физический вред нашему гостю, так что, будем считать, он ещё слабо отделался. Итак, продолжим…

— Насколько я знаю, этим гостем был вампир, — перебил его Люциус. — С каких пор вы учите детей жалеть всякую нечисть?

Дин усмехнулся.

— Мы учим детей думать, прежде чем совершать необдуманные поступки, не заботясь о последствиях, лорд Малфой, — в его словах слышалась неприкрытая издевка. — И впредь прошу не прерывать наш урок. Все свои вопросы вы можете задать после, — Дин оглядел студентов. — Ну, а теперь мы начнём урок. Для начала повторим теорию. Кто мне перечислит все категории демонов? Мистер Поттер.

— Черноглазые, красноглазые, желтоглазые и белоглазые, — ответил Гарри.

— Два балла Гриффиндору. Кто относится к черноглазым демонам? Мисс Гринграсс.

— Обычные — шестерки, семь смертных грехов, семьдесят два столпа Соломона и Рыцари Ада, — без запинки ответила девушка.

— Два балла Слизерину. Основные слабости демонов? Мистер Бут.

— Святая вода, экзорцизм, антидемноская ловушка и оружие более могущественных существ.

— Два балла Равенкло. Что ж, смотрю, основные моменты вы помните. Перейдем к практике. Сэм.

Сэм кивнул и отодвинул ширму, за которой к стульями были привязаны демоны. Но стоило ему это сделать, как все с ужасом уставились на пустые стулья.

— Какого… — Сэм не успел сообразить, как кто-то перекрыл ему доступ к кислороду. Рядом возникли ещё десять демонов помимо того, что держал его.

— Так-так-так, — протянул невысокий блондин, спрятав руки за спиной и с усмешкой глядя на Дина. — А вот и легендарный Дин Винчестер.

— Магнус, — ровно произнёс Дин, краем глаза отмечая, как взрослые волшебники вскинули волшебные палочки, а ученики попрятались за их спинами. — И нужны тебе эти проблемы?

— Уж кто и ищет проблемы, так это ты, Винчестер, — прошипел другой демон.

— Остынь, Роб, — небрежно махнул рукой Магнус. — У нас тут свои разборки.

Ученики вскрикнули. Дин даже не обернулся, едва заметно усмехнувшись. Конечно, его ребята пришли.

— У кого сейчас и будут проблемы, так это у тебя, выкормыш Азазеля, — процедил Джереми, встав за спиной Дина. — Но вот беда — Азазель мёртв. Склонись пред новым королём и его наследником!

Магнус побагровел от злости.

— Я?! На колени перед этим торгашом и его цепным псом?!

Демоны Дина дружно отступили назад. Джереми покачал головой.

— Зря, — прошептал он.

Магнус нахмурился.

В следующее мгновение по земле прошла трещина. Приспешники Магнуса отскочили назад. Дин поднял голову, глядя на мир чёрными глазами.

— Давно ты мне глаза мозолишь, — усмехнулся он. — Поначалу это было забавно, но сейчас ты совершил крупную ошибку, — в руке охотника возник Первый клинок. — Ты покусился на мою семью. А этого я не прощаю.

Демоны с поразительной скоростью кинулись на Дина. Они двигались так быстро, что никто даже не заметил, как они уже лежали на земле. Мёртвые. Демон, державший Сэма, трусливо исчез. Магнус зашипел от злости, но отступать не стал.

— Чтобы я склонился перед тобой? Лучше сдохнуть!

Дин провёл пальцем по окроваленному клинку и неопределенно пожал плечами.

— Это твой выбор.

Дин исчез, чтобы через долю секунды появиться рядом с Магнусом. Тело демона безвольно повисло на руке охотника. Глаза вспыхнули огнём и тут же погасли. Дин брезгливо откинул мертвое тело в сторону и посмотрел на Сэма.

— Ты как?

Тот кивнул, мол, все нормально.

Дин облегченно вздохнул и как-то странно усмехнулся.

— Завалили мы проверку, — едва слышно произнёс он.

Сэм хмыкнул.

— Определенно.

Дин повернулся к ученикам. Все, как по команде, вздрогнули. В особенности члены попечительского совета.

Демоны же при виде Дина опустились на одно колено.

— Встать! — рявкнул Винчестер.

Демоны удивлённо переглянулись, но все же неуверенно поднялись.

— Чтоб больше я этого не видел, ясно? — процедил Дин. — Я вам не Папа Римский, чтоб мне ноги целовать!

— Ваше высочество… — попытался возразить Джереми, но под взглядом Дина замолчал.

— А вот это особенно забудьте. В Аду при остальных — ладно, называйте, но наедине даже не смейте, иначе повторите судьбу Магнуса. Это ясно?

— Да, сэр! — хором крикнули демоны.

Дин облегчённо вздохнул.

— Свободны.

Демоны тут же исчезли. Винчестер же посмотрел на учеников, членов попечительского совета и перевёл взгляд на директора школы.

— Думаю, профессор, вы лучше меня объясните нашим гостям, что к чему.

Дин щелкнул пальцами и под удивленные возгласы исчез.

====== 23 — Школьное соревнование ======

Урок закончился всего десять минут назад. Дин нисколько не удивился, когда в гостиной появился домовик с сообщением, что его ждут в кабинете директора. Винчестер лишь хмыкнул и погладил сидящего на спинке дивана Ривза.

— Как думаешь, они заставят меня съесть миску соли или принять ванную со святой водой?

Ворон коротко каркнул.

— А, ну да, про экзорцизм я забыл, — кивнул Дин. — Думаешь, я совершил ошибку, раскрыв себя?

Снова карканье.

— Спасибо за поддержку, — съязвил Дин, поднимаясь. — Ты со мной?

Ривз каркнул, взмахнул крыльями и плавно приземлился на плечо хозяина.

— Что ж, посмотрим, как Дамблдор обработал этих крыс канцелярских, — Дин поправил галстук и неторопливо покинул гостиную. Можно было сразу переместиться в кабинет директора, но ему почему-то безумно хотелось узнать, как быстро третьекурсники донесли до остальных студентов, что Грейнджер все-таки была права, подозревая Дина в том, что он демон. А, судя по их лицам, информация распространялась очень быстро — студенты вздрагивали и отходили в стороны, не спуская глаз с Винчестера.

— Он и правда демон, — слышался шепот со всех сторон.

— Всегда знал, что он не так прост, — сказал кто-то из близнецов Уизли.

— Это круто… — ответил его брат.

Дин удовлетворённо хмыкнул. Забавно ощущать всеобщий страх. Так… приятно.

Достаточно налюбовавшись на испуганных учеников, Дин демонстративно щелкнул пальцами и исчез.


*

Сэм сидел среди взбешенных профессоров и не знал, куда деться. Радовало только то, что сидел он между Снейпом и Флитвиком, что старались не участвовать в активном споре между профессорами во главе с Дамблдором против членов попечительского совета. Особенно активно спорили Малфой и директор школы, при этом, к удивлению остальных, не повышая голоса и не используя открытых ругательств.

— Как глава попечительского совета, я требую, чтобы Дина Винчестера отстранили от должности преподавателя по защите от Тёмных Искусств, — под конец произнёс Малфой. — Вы, Дамблдор, явно не осознаете, какой опасности подвергаются дети, находясь рядом с этим… демонов. Он притащил сюда свою шайку, вампира, короля Ада, первого убийцу. Кто следующий? Смерть собственной персоной? Винчестер опасен. Он демон, а демонам место в Аду.

— Попрошу заметить, что сегодня этот демон спас студентов, — сдержанно произнёс Дамблдор, хотя было видно, что он едва сдерживает раздражение.

— Я вас умоляю! Он спасал не студентов, а своего брата.

— До этого он спас студентов Гриффиндора и Равенкло от вампира, в которого бросил проклятие мистер Уизли, — вступилась Макгонагалл.

— От вампира, которого сам же и привёл! — победно ухмыльнулся Малфой.

— А ещё он спас двух моих студенток от стаи дементоров, которых вы, лорд Малфой, послали в школу, — добавил Флитвик, сцепив руки в замок. — Вы явно забыли, что эти твари охраняют Азкабан не по доброте душевной и из добрых побуждений. Для них Азкабан все равно что шведский стол, где они могут беспрепятственно питаться столько, сколько захотят. Эти твари не поддаются никаким уговорам и приказам. А так называемый «поцелуй дементора» для них равносильно приглашению отужинать. И вы дали согласие, чтобы эти твари охраняли школу. Только, по сути, вы обрекли студентов на смерть. У детей явно больше радостных воспоминаний, чем у заключённых Азкабана. Считайте, вы отправили их на пир. Если бы не действия Дина Винчестера, студентки бы погибли. Вам говорят о чем-нибудь фамилии Лавгуд и Патил? — некоторые члены попечительского совета заметно побледнели. — И если вы думаете, что проблемы бы у вас были только с мисс Патил, то вы глубоко ошибаетесь. В свете недавних событий вынужден сообщить, что Луна Пандора Лавгуд не просто волшебница — она праведница.

Кто-то из членов совета поперхнулся. На остальных было жалко смотреть. О праведниках знали и в волшебном мире. Обычно такие люди, отмеченные Магией и Небесами, считались особенными. Если кто-то посмеет причинить вред этому человеку, за него встпуятся и Магия, и Небеса. И тут уж не знаешь, что страшнее.

— Спасибо, что просветили их, профессор Флитвик, — в кабинете появился Дин и сел на свободный стул, закинув ногу на ногу. На него уже смотрели по-другому, без страха, но с опаской.

— Надеюсь, это не было секретом? — спросил Филиус.

— Ну что вы, — улыбнулся Дин, сложив руки домиком. — Думаю, уважаемым членам совета следовало узнать, что своим безответственным поведением они едва не навлекли на себя гнев Небес. Наверняка они не знали, что ангелы, в отличие от демонов, не знают, что такое милосердие.

Членов совета перекосило.

— Но ведь ангелы — светлые создания, — возразил кто-то из них.

— Светлые — потому что созданы Светом, или же, как вы привыкли говорить, Богом, — ровно ответил Дин. — В первую очередь ангелы — Его воинство, Его армия. Они были созданы, чтобы сражаться, а не сидеть на облачках в белых туниках и играть на арфах. Им чуждо все человеческое, потому что они не были людьми. А демоны были. Что бы там не говорили о нас, все мы были людьми и помним, каково это. Считайте, вам всем несказанно повезло, что девушка не пострадала.

Профессора с замиранием сердца слушали Винчестера, стремительно бледнея. Милосердие Дина они уже видели, когда он хладнокровно перерезал стаю дементоров, подвесил Уизли за ноги на крюке (в какой истерике была его мать, когда узнала, вспоминали абсолютно все) и равнодушно, даже несколько лениво уничтожил своих же сородичей на глазах студентов, только потому что один из них посмел покуситься на жизнь его брата. На что были способны ангелы, которым чуждо милосердие, по сравнению с этим демоном, который не раз проявлял его, страшно было даже представить.

— Вижу, вы понимаете, к чему могло привести одно неверное решение одного конкретного человека, — удовлетворённо кивнул Дин, глядя на профессоров, опустивших головы, и перевёл взгляд на Малфоя.

— И это говорит демон, — фыркнул Люциус.

— Демон, который думает о последствиях, — ядовито улыбнулся Дин и откинулся на спинку стула. — Министр Магии одобрил мою кандидатуру на эту должность, прекрасно зная, что я демон. И — нет, я не использовал на нем внушение, не угрожал. Я просто сказал правду.

— Все знают, что демоны врут, мистер Винчестер, — съязвил Малфой.

— Все знают, что, обвиняя других во лжи, люди пытаются скрыть свою глупость, мистер Малфой, — спокойно произнёс Дин.

Люциус скрипнул зубами и гордо вздернул подбородок.

— Лорд Малфой.

— Жаль мне нынешнюю аристократию, — наигранно вздохнул Дин, и вдруг в его глазах заклубилась тьма. — Я вам не мистер Винчестер и не профессор — так меня называют только коллеги и студенты, я вам не друг и не брат, чтобы вы называли меня по имени. Раз уж вы вспомнили, что являетесь лордом, хотя по вашим поступкам это не заметно, напомню и я, что являюсь принцем Преисподней, где с нетерпением ожидают вашего появления. Это ясно, лорд Малфой?

Последние слова прозвучали с неприкрытой издевкой, но сделали своё — Люциус, пряча недовольство, кивнул.

— Да… ваше высочество.

На пару секунд повисла тишина, пока кто-то из членов совета не рискнул её нарушить.

— Должен признать, ваша методика обучения действительно необычна. Мой сын много рассказывал о ваших уроках. В особенности — практических. Но рассказы — одно, а представление вживую — другое. В связи с этим предлагаю устроить в школе состязание, где студенты смогут показать свои знания и умения в борьбе со сверхъестественными существами без помощи магии. А в качестве мотивации — дополнительные баллы по СОВ и ЖАБА. Как вы на это смотрите?

— По-моему, это неплохая идея, — задумчиво протянул Дамблдор. — Но все зависит от решения наших профессоров.

Все взгляды устремились на Винчестеров. Сэм заметно нервничал. Хотелось переговорить с братом, но не на глазах у всех.

«Что думаешь об этом?» — прозвучал в голове голос Дина.

Сэм дернулся и удивлённо посмотрел на брата. Тот с невозмутимым видом смотрел на него.

«Расслабься, Сэмми, это лишь небольшое дополнение к кольцу. Смерть не рассказывал?»

«Рассказывал, но не учил», — буркнул Сэм. — «Тебе не кажется, что это… слишком?»

«Что слишком?»

«Просто слишком! Не по доброте душевной они это предлагают…»

«Я был хорош, да?» — усмехнулся Дин.

Сэм фыркнул, не обращая внимания на удивленные взгляды.

«Думаешь согласиться?»

«Мы под покровительством министра. Нам ничего не сделают. Отказ же они воспримут как попытку что-то скрыть».

«Значит…?»

— Мы согласны, — вслух ответил Дин.


*

Школьная жизнь шла своим чередом. Ученики постепенно смирились с мыслью, что один из их преподавателей демон. По крайней мере смирились все студенты Гриффиндора и Слизерина. Причина на то была вполне основательная.

— Доброе утро, класс, — вошёл в кабинет Сэм и сразу направился к доске. — Записываем тему урока: «Устройство Рая».

— Профессор, — поднял руку Гарри. — А где профессор Винчестер?

Сэм повернулся к классу. Выглядел он серьёзно.

— Мой брат, начиная с сегодняшнего дня, будет преподавать исключительно у Равенкло и Хаффлпаффа. У ваших факультетов буду преподавать я. Всем понятно? Тогда продолжим. Как и в Аду, в Раю существует собственная иерархия. Непосредственный глава ангелов — Бог. Он же их изначальный создатель. Богом были созданы четыре архангела: Михаил, Люцифер, Рафаил и Гавриил. Как вы помните из предыдущих уроков о демонах, на вершине ангельской иерархии стоят Михаил и Гавриил — два архистратига. Вслед за архангелами идут серафимы — шестикрылые ангелы, сильнее рядовых, но слабее архангелов. Как мы говорили ранее, демоны должны быть привязаны к Аду, чтобы черпать из него свои силы, ангелы — к Раю. Архангелами и серафимам не нужна привязка — они и без того сильны. Следующие по силе ангелы — Рит Зиен. Они являются медиками и лечат пострадавших ангелов, но если их раны невозможно залечить, Рит Зиен убивают их. Другая категория ангелов — григории. Когда-то они были защитниками людей, но после сбились со своего пути и отвергли Небеса. Григории питаются душами людей. Последние, кто связан с Небесами — херувимы или купидоны, низший класс ангелов. И последние, кто значится в этом списке, пусть и относятся к ангелам, но считаются, как бы, бракованными. Это жнецы или ангелы Смерти.

Следующие полчаса Сэм рассказывал о каждой категории ангелов, об их истории, способностях, слабостях. Многие не воспринимали материал всерьёз, во всяком случае из-за Сэма, пока он не снял с каждого факультета по десять баллов. Тогда всем стало даже жаль, что Дин преподает не у них, потому что Сэм хоть и был человеком, но был не менее строгим, чем брат.

Студенты подняли головы, когда услышали шелест крыльев. Рядом с Сэмом возник брюнет в бежевом плаще.

— Знакомьтесь, — усмехнулся Сэм. — Кастиэль. Серафим.

Глаза учеников округлились, стоило им увидеть сверкающие синевой глаза ангела и тень от шести крыльев позади.

«Похоже, у них появился новый объект обожания», — мысленно усмехнулся Сэм, увидев, какими глазами девушки смотрят на Каса. Ангелу оставалось лишь посочувствовать.


*

Как только со столов исчезли все тарелки, из-за преподавательского стола поднялся Дамблдор и вышел вперёд.

Гермиона пыталась смотреть на директора. Честно пыталась. Но её взгляд был прикован к Дину. Все это время она думала, что ошиблась, но тогда, на практическом уроке, когда все увидели… Девушка не знала, радоваться ей, или нет. Тогда все над ней смеялись, а сейчас… Сейчас всем было плевать. Словно её не существовало. Словно это не она первая узнала, что их преподаватель — демон. Только Гарри извинился за то, что не верил. Рон сделал вид, словно ничего не было. Обидно.

— Дорогие студенты, после прошедшего открытого урока ЗОТИ я хочу вам сообщить несколько новостей. Первое — наш уважаемый преподаватель Дин Винчестер — демон. Вам не стоит его бояться. Ваши родители обо всем осведомлены. Добавлю, что сам министр Магии Корнелиус Фадж дал разрешение профессору Винчестеру преподавать в школе. Второе — уроки по ЗОТИ теперь разделены. Слизерин и Гриффиндор занимаются с Сэмюэлем Винчестером, Равенкло и Хаффлпафф — с Дином Винчестером. И третье — при содействии уважаемых членов попечительского совета в школе будет организовано состязание, в котором вы должны будете сразиться со сверхъестественными существами без использования магии. К обязательному участию допускаются студенты с пятого по седьмой курсы, студенты третьего и четвёртого — по желанию, первый и второй к участию не допускаются в силу юного возраста. Задача проста — продержаться в бою с одним из сверхъестественных существ указанное время. В случае победы ученику добавляются тридцать баллов по СОВ и ЖАБА, естественно, по Защите от Тёмных Искусств.

К директору неспеша подошёл Филч с высокой тумбой, поставил её и снова ушёл. Дамблдор кому-то кивнул. Дин поднялся со своего места и подошёл к тумбе. Директор взмахнул палочкой, и в следующее мгновение на тумбе стояла глубокая глиняная чаша. Дин провёл над ней рукой, и там вспыхнул огонь. Охотник обвел взглядом притихших студентов.

— Это адское пламя. Сегодня в него будет брошено три листка с названием сверхъестественного существа, с которым вам придётся сразиться, — это вампир, вервольф или полтергейст. Ваша задача — продержаться нужное время в открытом бою или отправить противника в нокаут. Если вы на пятом курсе — это пять минут, на шестом — шесть, и так далее. Эти существа будут сражаться с вами в полную силу, но не смогут убить вас по наложенному на них обету. Так же они не смогут поддаться вам, как-то помочь в тренировке. Вы сами по себе. Завтра состоится отборочный тур. Само состязание — двадцать шестого мая, перед экзаменами. Коснувшись адского пламени и вытянув листок с именем того, с кем вы будете сражаться, у вас не будет возможности отказаться от состязания. Так что, ученики третьего и четвёртого курсов, хорошенько подумайте и посоветуйтесь с нами, прежде чем принимать в этой участие.

Ученики завороженно смотрели на языки адского пламени. В следующее мгновение зал взорвался аплодисментами.

— Мы победим! — хором кричали близнецы Уизли.

Дин приятно удивился, что студенты с такой радостью восприняли идею состязания. Но все равно он чувствовал некий страх и смятении. Он проследил за тем, кто это испытывает, и встретился с решительным взглядом Гермионы Грейнджер.

Комментарий к 23 — Школьное соревнование Посмотрим, может, к вечеру ещё главу выложу.

====== 24 — Отборочный тур ======

До самого вечера ученики не находили себе места. Все с нетерпением ждали следующего дня, когда должен состояться отборочный тур. Некоторые старшекурсники оккупировали библиотеку в поисках заклинания, исполняющего желания. Мало кто хотел сражаться с вампиром или вервольфом, а вот с полтергейстом — милое дело! Особенно тщательно это заклинание искали близнецы Уизли.

— Есть зелье удачи, — кинул на стол книгу Фред.

— Не успеем приготовить, — вздохнул Джордж. — Предложения?

— Зачаровать огонь?

— Думать о полтергейсте?

— Кинуть в огонь соль?

— Полить святой водой?

— Попросить? — хором произнести близнецы и улыбнулись.

— Спросим Винчестера, — усмехнулся Фред.

— Он объяснит, как действует огонь…

— Мы найдём способ заставить его выбрать полтергейста…

— И победим! — близнецы дали друг другу «пять».

Джордж достал из кармана сложенный пергамент и развернул его. На нем отразилась карта Хогвартса, по которой передвигались следы с именами.

— Вот он! — Фред ткнул в карту, где в красивой рамочке было написано Дин Винчестер. Он, как и ожидалось, находился в кабинете.

— Быстрее, пока не ушёл!

Близнецы бегом поспешили к кабинету ЗОТИ.


*

Раздался стук в дверь. Дин готов был биться головой об стену. Ученики его уже достали. У всех внезапно проснулось дикое желание поучаствовать в состязании. Ладно, некоторых он понимал — активные ребята, но когда к нему подошёл Лонгботтом… Дин позвал Сэма, чтобы тот аккуратно объяснил Невиллу, что максимум он продержится в бою секунд пять. Дай Бог, если вообще сможет выйти на арену. Неужели экзамены такие сложные, что все ждут халяву в виде тридцати баллов?

— Войдите, — устало произнёс он, отложив списки учеников. Сэм сидел за одной из парт, что-то уверенно печатая на телефоне. Хотя понятно — что. Осторожно и ненавязчиво предлагал Гарту поучаствовать в обучении детей. Ну в самом деле, не Кроули же с Касом выставлять как противников? Один будет чесать языком на тему абсолютной власти, неизмеримой мощи и великих таинствах Силы, а второй тупо смотреть в пол, словно тот ответит ему, зачем его позвали. Хорошо хоть Бенни согласился. Надо старичку кости размять. Вопрос в том, чьи кости?

— Профессор Винчестер, — в кабинет вошло Золотой Трио.

Дин мысленно пожалел, что вообще согласился в этом участвовать. Нет, в следующем году он определённо не будет преподавать. Выполнить своё задание и отправится в Ад. Должен же у него быть нормальный отпуск!

— Хотите поучаствовать? — ровно спросил Дин, хотя прекрасно знал ответ. Ну в самом деле, зачем им ещё сюда приходить? Поинтересоваться, как дела? Поговорить о погоде? Определённо нужен отпуск.

— Если, конечно, вы одобрите, — уточнил Гарри.

Винчестер усмехнулся. За что ему и нравился Поттер, так это за способность мыслить. Молодец парень, далеко пойдёт.

— Вы, мистер Поттер, смело можете участвовать. Что в практике, что в теории, вы настоящий ас. Мисс Грейнджер… Ну, не знаю. Против демонов долго боролась, может, и выдержит, — Гермиона на эти слова лишь насупилась и опустила голову. — А вам, мистер Уизли, настоятельно не советую. Я, может, и демон, но нервы у меня отнюдь не ангельские.

Уизли съежился.

— Я хочу поучаствовать, — произнёс Гарри с воодушевлением.

Дин криво усмехнулся.

— Рад, что вы последовали моему совету и сняли очки, мистер Поттер.

Гарри слабо улыбнулся.

Дин внёс его имя в список.

— Я тоже хочу поучаствовать, — неуверенно произнесла Гермиона.

Винчестер смерил её долгим взглядом, но все же неохотно внёс её имя в список.

— Завтра после обеда будет…

В кабинет вихрем влетели близнецы Уизли, оттолкнули Золотое Трио и в один голос спросили:

— Профессор, как работает адское пламя?

Сэм отвлекся от письменной беседы с Гартом и удивлённо уставился на гостей. Дин вопросительно изогнул бровь.

— Нам очень интересно, — прижав руку к сердцу, горячо ответил Фред.

— Просто безумно!

— Это ведь пламя…

— Из глубин Ада…

— Зажженное демоном…

— Взмахом руки…

— Вау!!!

Дин хмыкнул.

— И что же конкретно вас интересует?

— Принцип работы…

— Как он выбирает…

— Понятно, — усмехнулся Дин и прищурился. — Огонь выберет того, кого вы хотите, только если вы нанесете название монстра поверх кожи губной помадой.

Близнецы переглянулись, посмотрели на серьёзного Дина. Тот приложил палец к губам.

— Я сказал это, чтобы вы победили. Больше никому, а то не сработает. Ясно? — прошептал он.

Близнецы закивали и бегом покинули кабинет. Стоило дверям за ними закрыться, как Дин захохотал.

— Они реально поверили!

Сэм покачал головой, закатив глаза, и продолжил общение с Гартом. Золотое Трио так же стремительно покинуло кабинет, едва сдерживая смех.

— У тебя хорошее настроение, — заметил Сэм, не отрываясь от телефона.

— Они как-то подкинули мне жабу в чай, так что это месть, — усмехнулся Дин, откинувшись на спинку стула и прикрыв глаза. — Неужели ты думал, что я просто так раскрою секрет огня?

— А мне раскроешь? — Сэм отложил телефон и подпер рукой голову.

Дин ухмыльнулся, закрыв глаза.

— Нет никакого секрета. Это самый обычный огонь.

— Ты соврал?

Дин резко сел и поднял указательный палец.

— Демоны не врут. Да, это обычный огонь. Обычный огонь, зажженый Рыцарем Ада. Следовательно…

— Адский огонь, — понятливо кивнул Сэм. — А ты коварный тип.

Дин ухмыльнулся.

— Спасибо за комплимент, братишка.


*

Драко устало читал книгу, что ему дал Дин. Он вообще часто давал ему книги. Многие из них были написаны на языке демонов, что несколько усложняло задачу. Когда ему впервые дали такую книгу, он даже не знал, что делать. Слова Кроули о том, что Дину понадобилась неделя, чтобы самостоятельно изучить язык демонов, глубоко засели в душу. Это правда поражало воображение. В другой книге Драко нашёл этому объяснение — сильный демон на интуитивном уровне начинает понимать язык сородичей. Малфой не понимал, зачем ему дали эту книгу. Думал, что это ошибка. Но после нескольких пролистанных страниц он вдруг поймал себя на мысли, что некоторые слова ему понятны. К сожалению, все они мало что ему давали, но отдельные слова помогали. Дверь в Выручай-комнату открывалась, если её об этом попросить. Естественно, на языке демонов.

Вот и сейчас Драко сидел и листал книгу, надеясь, что появятся ещё понятные слова. К сожалению, сегодня без успехов. Малфой вздохнул и положил книгу на стол. В окно вдруг кто-то постучал. Парень подскочил и с удивлением уставился на свою сову. Та влетела в открытое окно и подставила лапку, к которой было привязано письмо. Драко отвязал его и только тогда увидел, от кого оно. От отца. Слизеринец с трудом поборол желание разорвать письмо на мелкие кусочки, запихать в глотку сове и отправить домой. Драко вздохнул и печально посмотрел на сову. Все-таки, птица не виновата в том, что происходит у них с отцом. Дав сове печенье, он отослал её обратно и закрыл окно. Письмо даже вскрывать не стал — сразу сжег. Думать об отце было противно.

Драко лёг на кровать и сложил руки за головой. Дин уговорил его участвовать в состязании, чтобы их тренировки не приходилось скрывать. Был лишь один минус — на состязании будет присутствовать попечительский совет, а вместе с ними отец.

Драко перевернулся на бок и притянул к себе колени. Двадцать шестое мая. Последний день его жизни.

«Что будет, если я умру раньше положенного срока?» — спросил он у Дина на второй тренировке.

«Твоя душа завещана Аду. Даже если ты умрёшь раньше, ты все равно попадешь в Ад. Этого не избежать», — ответил тогда Дин.

Драко тяжело вздохнул и зажмурился. Перед глазами все ещё всплывала последняя тренировка. Все эти атаки на разум, которым подвергся Дин, эта демонстрация… Драко резко распахнул глаза, осознавая, что именно такие пытки претерпевал Дин, когда попал в Ад. Так его пытали.

Это ждёт и его.

Драко было стыдно признать, но он боялся боли. Боялся пыток. Боялся смерти. И пусть он знаком со Смертью лично, это его нисколько не успокаивало.

Страшно. Безумно страшно.

Этой ночью он так и не уснул.


*

Все утро ученики не находили себе места, ожидая обеденного времени, когда начнётся отборочный тур. Некоторые студенты с третьего и четвёртого курсов хвастались первокурсникам, что они участвуют в отборе.

Когда же наступило обеденное время, у всех внезапно пропал аппетит. Все ждали отбора. Но время словно замедлило движение. Никто не торопился.

Ученики едва не подпрыгивали на месте, когда кто-то из учителей начинал двигаться. Наконец, все тарелки со столов исчезли. Все внимание обратилось на учителей. Дин, Сэм, Макгонагалл, Снейп и Флитвик поднялись со своих мест и вышли вперёд. Из запасной двери вышли Бенни и какой-то тощий парень с щетиной. Вампир встал рядом со Снейпом, а незнакомец — с Флитвикои. Сэм и Макгонагалл подошли к чаше с огнём. Дин стоял в стороне и наблюдал за студентами.

— Начинается отборочный тур, — объявила Минерва и развернула длинный пергамент. — Когда я объявлю ученика, он должен выйти вперёд. Начинаем с седьмого курса. Тодеус Вирс, Гриффиндор.

Первого ученика встречали аплодисментами. Парень встал боком к залу. Макгонагалл протянула ему раскрытые ладони. Вирс протянул ей свои руки. Когда профессор трансфигурации убрала руки, языки пламени коснулись пальцев студента, но не обжигали. Через секунду из огня вырвался небольшой лист пергамента. Сэм поймал его.

Все с замиранием сердца ждали, что он скажет.

— Вервольф! — объявил Сэм.

Зал разразился аплодисментами.

Тодеус направился к Флитвику и неуверенно пожал руку улыбающемуся незнакомцу — вервольфу, как оказалось.

Следующих провожали редкими аплодисментами. Те, кто должен был сразиться с полтергейстом, вставали в стороне, ожидая Макгонагалл. Седьмой курс объявили и отпустили всех на места. Так же и с шестым.

— Фред Уизли, Гриффиндор.

Фред в нетерпении коснулся огня, завороженно смотрел, как Сэм ловит бумажку…

— Вампир!

— Чего?! — опешил Уизли и перевёл взгляд на хохочущего Дина.

«Это за жабу в чае», — прозвучало в голове голосом демона.

Фред поежился и на негнущихся ногах подошёл к Снейпу и Бенни. Джорджу так же выпала честь драться с вампиром.

После объявления пятого курса студенты оживились, встречая смельчаков с четвёртого. Их встречали бурными аплодисментами. Затем дело дошло и до третьего курса.

— Падма Патил, Равенкло.

Девушка подошла к чаше, коснулась огня и дождалась, пока Сэм объявит.

— Полтергейст.

Падма облегчённо вздохнула и посмотрела на Дина. Тот со слабой улыбкой кивнул.

— Терри Бут, Равенкло.

— Вервольф! — через полминуты объявил Сэм.

— Драко Малфой, Слизерин.

Осунувшийся за последнее время слизеринец подошёл к чаше равнодушно вложил руки в ладони Макгонагалл. Невольно перевёл взгляд на Дина. Его вид успокаивал. И все же… страшно.

Вылетевшую бумажку он даже не заметил, так что очень удивился и даже немного растерялся, когда Сэм заговорил.

— Вампир!

Драко меланхолично подошёл к Снейпу. Тот глянул на него с беспокойством и продолжил наблюдать за остальными.

Нотту выпал оборотень, Забини — полтергейст. С Хаффлпаффа никто участие принимать не стал. Дошла очередь до львиного факультета.

— Дин Томас, Гриффиндор.

Гермиона с замиранием сердца ожидала своей очереди. Почему-то её не отпускало плохое предчувствие.

— Полтергейст!

Под аплодисменты Томас ушёл в сторону и встал рядом с Забини.

— Гарри Поттер, Гриффиндор.

Гермиона проводила взглядом Гарри. Тот напоследок сжал её руку и с улыбкой кивнул, мол, ничего не бойся. Без очков он и правда стал симпатичнее.

— Вампир!

Львиный факультет разразился аплодисментами. Особенно активно его поддерживали близнецы.

— Гермиона Грейнджер, Гриффиндор.

Девушка сглотнула и на ватных ногах направилась к чаще. Все взгляды были прикованы к ней. Это слегка смущало. Макгонагалл слабо улыбнулась, показав тем самым, что ей нечего переживать, и медленно опустила ее руки в огонь. Секунды длились неимоверно долго. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем листок вылетел.

Гермиона подняла голову, встретив обеспокоенные взгляды. Ей не показалось. Листок действительно не вылетал слишком долго. Она уже хотела убрать руки, когда пламя изрыгнуло клочок бумаги. Сэм тут же схватил его и… замер. Он долго смотрел на лист, а с его лица медленно уходила краска.

— Сэмюэль? — тихо позвала Макгонагалл.

— Сэм? — позвал Дин, обратив внимание на заминку. — Кто её противник?

Винчестер молча протянул брату листок и в абсолютно тишине произнёс:

— Рыцарь Ада.

Комментарий к 24 — Отборочный тур Как и обещала – вечер, новая глава.

====== 25 — Смертельная ошибка ======

— Рыцарь Ада.

В наступившей тишине раздался хлопок — кто-то на автомате хотел зааплодировать, но тут же передумал. Все смотрели на Сэма в ожидании, что он скажет, что это была лишь шутка. Но Сэм молча смотрел на Дина, а тот… Лист в его руке вспыхнул и осыпался на пол пеплом.

— Протестую! — его голос прозвучал как гром среди ясного неба, заставив всех вздрогнуть. — Произошла ошибка!

— Профессор Винчестер, — поднялся Дамблдор, — Вы сами знаете, что отменить участие уже нельзя.

— Рыцаря Ада не было среди противников, — возразил Сэм. — Мы не заявляли его!

Дин был в ярости. Глаза потемнели, руки сжались в кулаки.

— Хотите обречь мисс Грейнджер на смерть? — тихо спросил он, но его все услышали. — Хотите, чтобы я убил её? По условию мы обязаны сражаться в полную силу, — Дин хмыкнул. — Воля ваша. Я ничем не смогу ей помочь.

Гермиона сорвалась с места и побежала к дверям. Из-за пелены слез она не разбирала дороги, а потому бездумно бежала по коридорам. Наконец она устала и просто села возле стены, дав волю слезам. За что ей все это? Сначала постоянные насмешки и косые взгляды, потом ненависть факультета Равенкло за то, что посмела поднять руку на их любимого преподавателя, а теперь ещё и состязание, в котором она захотела принять участие только чтобы доказать, что она чего-то стоит. И что в итоге? Её противник не прекрасно контролирующий себя вампир, не ходячее пособие по анатомии, называющее себя вервольфом, не безобидный полтергейст — её противник чертов Рыцарь Ада! Существо, которое их собственный учитель признал опасными и уничтожил. А если вспомнить, как Дин легко расправился с демонами и дементорами… Да у неё просто нет шансов!

Девушка опустила голову на колени и вздрогнула, когда, кто-то коснулся её плеча. Увидев, кто это, она отпрянула в сторону.

— Малфой?

Драко смотрел на неё с сожалением.

— Гермиона, мне правда жаль…

— Что тебе от меня нужно? — всхлипнула она. Ей хотелось сказать твёрдо, но вышло откровенно жалко.

Драко вздохнул и вытянул из своей сумки книгу. Оглядевшись по сторонам, он протянул её девушке.

— Здесь все, что люди знают о Рыцарях Ада. Этого мало, знаю. Я поговорю с Сэмом, он поможет тебе. Главное — не бойся. Дин питается страхом и становится сильнее. Страх погубит тебя.

— Почему ты помогаешь? — совсем тихо спросила Гермиона.

Драко криво усмехнулся и отвернулся.

— Просто… я понял, сколько ошибок совершил за свою жизнь. Хочу исправить хотя бы часть. Я не жду твоего прощения, но хочу, чтобы ты знала — мне правда очень жаль, что я называл тебя грязнокровкой и заучкой. Ты больше многих чистокровных достойна быть волшебницей и… Я рад, что мне выпала честь знать тебя, Гермиона Грейнджер.

Драко помог ей подняться, неуверенно отступил и, опустив голову, побрел по коридору. Гермиона взглянула на книгу и прижала её к себе. На душе стало теплее.

— Драко, — она вздрогнула, ещё никогда она не называла его по имени.

Парень обернулся в ожидании. Гермиона смотрела на него и не узнавала. Куда делся задира и аристократ? Где высокомерие в глазах? Ещё в декабре он был таким. Что изменилось?

— Я прощаю тебя, — нервно сглотнув, произнесла Грейнджер.

Драко благодарно улыбнулся.

— Спасибо, — едва слышно прошептал он.

Когда слизеринец ушёл, Гермиона неспеша побрела в гриффиндорскую башню. Распределение закончилось, так что все покинули зал. Девушка уже не обращала внимания на косые взгляды. Назвав пароль, девушка вошла в гостиную и тут же оказалась в крепких объятиях.

— Герми, где ты была? — обеспокоенно спросил Гарри, внимательно глядя на неё.

Она же отвела взгляд.

— Мне нужно было… побыть одной.

— А книга?

Гермиона закусила губу. Не говорить же, что Драко дал?

— В библиотеке взяла.

— Все будет хорошо. Ты справишься.

В глазах защипало. Грейнджер с трудом удержалась, чтобы не заплакать. Она перевела взгляд на сидящего в кресле Рона. Взгляд у того был отсутствующий.

— А с ним что?

Гарри глянул на Уизли.

— Малфой извинился перед ним, что называл его Предателем Крови.

Гермиона в шоке открыла рот. Драко удивлял её все больше и больше.

— И передо мной извинился… за все, — почесал затылок Гарри. — Он странно себя ведёт в последнее время.

Гермиона задумалась. Это и правда было странно. Что же такого произошло на каникулах, что это так изменило пижона-слизеринца?

— Я пойду к себе, — тихо произнесла она, поднялась в свою комнату и залезла на кровать с целью почитать книгу.


*

— Таким образом, начертив этот символ на стене своей кровью, вы можете изгнать ангела обратно на Небеса, — закончил Сэм. В отличие от демонов, ангелы после изгнания на Небеса могут вернуться на землю, так как являются более сильными существами.

Прозвенел звонок.

— На следующем уроке будет тест по пройденному материалу. Все свободны. Мисс Грейнджер, мистер Малфой, задержитесь.

Гермиона вздрогнула, перехватила сумку и подошла ближе к Сэму. Драко остался стоять в стороне, скрестив руки на груди и отрешенно глядя перед собой.

— Мисс Грейнджер, надеюсь, вы понимаете всю серьезность ситуации, в которой вы оказались. Рыцарь Ада — это не безобидный призрак, — Сэм вздохнул. — Дин по условию состязания не имеет права помогать вам. Но это правило не распространяется на меня. Вы должны увидеть, на что способен Дин, чтобы продержаться с ним в бою три минуты. Как вы на это смотрите?

Гермиона активно закивала. Если есть хоть какая-то возможность выжить в бою, то она с радостью ей воспользуется.

— Хорошо, — кивнул Сэм. — Мистер Малфой после обеда проводит вас в тренировочный зал. Идите, а то опоздаете на следующий урок.

Ученики кивнули и вышли из кабинета.

— У меня сейчас История Магии, — повернулся к Гермионе Драко. — После обеда встретимся возле Большого зала. Согласна?

Грейнджер кивнула.

Драко пошёл в противоположную от неё сторону. Девушка вздохнула. Удивительно, как он изменился. Интересно, а ему зачем на тренировку?


*

Драко ждал её у выхода из Большого зала, оперевшись о стену.

— Идём? — коротко спросил он.

Гермиона кивнула и последовала за парнем. Тот молча вел её вверх по лестницам. Одна из них сменила направление, так что пришлось ждать, когда она вернётся на место.

— Ты изменился, — прошептала девушка и тут же отругала себя за это. Конечно, ей было интересно, что произошло с ним, но так он будет думать, что нравится ей. Но это ведь не так!

— На то были причины, — неопределенно пожал плечами Малфой, наблюдая за лестницами.

Гермиона искоса рассматривала его. В его глазах было отчаяние. Но почему?

— Ты ведь не просто так извинился, — решила она ещё попробовать вытащить из него ответ на свой вопрос.

— Я извинился, потому что был не прав, — опустил голову Драко. Видно было, что этот разговор ему неприятен. Гермиона больше не стала ни о чем спрашивать. Оставшийся путь они прошли в тишине. Наконец они поднялись на шестой этаж и остановились возле гобелена.

Драко долго смотрел на пустую стену.

— Дэремарро, — едва слышно прошептал он.

Гермиона ахнула. На месте стены появилась дверь.

— Это же Выручай-комната…

Драко молча кивнул и толкнул дверь, пропуская девушку вперед. Та застыла возле выхода, с ужасом глядя на открывшуюся перед ней картину. Возле зеркальной стены стояло кресло, в котором сидел знакомый ей Кроули, а на подлокотниках по обе стороны от него примостились Падма и Луна с книгами в руках. Недалеко от них Сэм разговаривал с каким-то мужчиной, от одного вида которого по спине пробегали мурашки. Дин молча отжимался, а вокруг него ходил незнакомец в белом костюме.

— Кровь левиафана, волчий аконит и чёрная акация вместе создают… — протянула Падма.

— Отвар голода, — ответил Дин, продолжая отжиматься.

— Как был создан новый артефакт Чумы? — спросила Луна.

— Выкован в глубинах Ада из застывшего сердца левиафана, освященного святой водой.

— Неплохо, — оценил Кроули и взглянул на новые лица. — О! У нас гости.

Все взгляды устремились на вошедших. Драко уверенно прошёл вперед, поприветсвовав каждого. Гермиона неуверенно топталась возле порога.

— А она здесь что забыла? — не слишком дружелюбно спросила Падма, злобно глянув на гриффиндорку.

— Будет тренироваться, чтобы сразиться с Рыцарем Ада, — коротко ответил Драко.

Патил брезгливо фыркнула.

— Да воздастся им по делам их.

— Ты точно не хочешь стать демоном? — повернулся к Падме Кроули, умело скрывая улыбку. — У тебя все данные для этого.

Патил скромно потупилась и продолжила листать книгу. Дин мельком глянул на Гермиону и поднялся.

— Попробуем вызывать огонь? — повернулся он к Каину.

Тот усмехнулся и кивнул.

Мужчина, с которым разговаривал Сэм, исчез. Младший Винчестер подошёл к Гермионе.

— Не бойтесь, мисс Грейнджер, вам тут ничего не сделают.

Девушка слегка кивнула, все ещё с опаской глядя на присутствующих. Раздался шелест крыльев и в комнате появился знакомый Кастиэль с каким-то бумажным пакетом в руке. Он протянул его Луне, на что та благодарно улыбнулась.

— Ты чего, пернатый? — хохотнул Кроули. — Думаешь, праведницу тут плохо кормят?

Гермиона округлила глаза. Праведница?

— Луна пропустила обед из-за ваших тренировок, — нахмурился ангел, что со взъерошенными волосами выглядело комично. — Как и Падма.

Кроули покосился на девушку и вдруг исчез, чтобы в следующую секунду появиться с коробкой пиццы.

— Видишь? Я забочусь о здоровье детей! — важно ответил демон, вручив Падме коробку. Студентки Равенкло переглянулись, удивлённо пожали плечами, но отказываться от предложенного обеда не стали.

Гермиона с тоской наблюдала за этим. И как им удалось стать частью этой сверхъестественной компании, да ещё и подружиться с королём Ада и серафимом? Удивительно.

Драко сидел в кресле неподалёку и сосредоточено читал книгу.

— Мисс Грейнджер, — позвал её Сэм.

Девушка мотнула головой и сосредоточилась на том, что говорил ей профессор.

— Я мало чем могу помочь в открытом бою, но могу дать несколько советов. Это должно помочь, — Сэм мельком глянул на Дина, пытавшегося зажечь спичку, — Дин мастер иллюзий. Мне лично довелось убедиться в этом. Да и вам тоже. Тот день, когда он публично выпил святую воду…

— Я думала, он скрыл свою демоническую суть той техникой, — неуверенно протянула Гермиона.

— Нет. В то время он был слишком слаб, да и на нем бы эта техника не сработала — его душа привязана к телу. Он стал демоном при жизни, а не после смерти, как полагается. Он другой. Ту воду выпил я. Дин наложил иллюзию, заставив всех увидеть вместо меня его.

Гермиона пораженно вздохнула. Она тогда действительно поверила, что это был Дин, и считала себя сумасшедшей. Значит, иллюзия…

— Вторая его сильная сторона — телепортация. Он, как и вся нечисть, обычно появляется за спиной. Другая его способность — поглощение отрицательных эмоций и увеличение силы за счет них. Поэтому в бою старайтесь не думать о плохом — он использует это против вас. Теперь подробнее об иллюзиях…


*

Люциус Малфой победно улыбнулся. Домовой эльф сообщил о прошедшем отборочном этапе. Все сработало как надо — Грейнджер получила заколдованый клочок бумаги, заставивший её сражаться с Рыцарем Ада. Кто заступится за маглорожденную? Правильно — никто! Но вот её смерть заметно снизит репутацию демона-преподавателя. После публичного убийства студентки его вряд ли назовут добрым.

Так ведь он ещё и Драко заставил в этом участвовать!

Люциус раздраженно вздохнул. Он бы так не злился, будь это полтергейст, но вампир… Похоже, Винчестер заигрался. Пора поставить его на место.


*

Сэм устало открыл дверь в ванную и замер. Впервые его никто не встречал матами и криками. Пивза не было. Как и соляного круга.

— Ди-и-ин.

— Чего? — отозвался старший брат.

— Где Пивз?

— В другое место его посадил.

Сэм вздохнул и спокойно принял душ. Как же все-таки он соскучился по тишине, а то этот мерзкий полтергейст достал его. Накинув халат, Винчестер направился в свою комнату, открыл шкаф…

— Твою мать, Дин! Какого Кроули он делает у меня в шкафу?!

Комментарий к 25 — Смертельная ошибка Может, выложу ещё главу, если успею написать.

====== 26 — Обещанный урок ======

Прошло два месяца со дня отборочного этапа. Студенты тщательно готовились к состязанию — оккупировали квиддичное поле для тренировок и по полной выкладывались на практических занятиях по защите от Тёмных Искусств, но таких занятий становилось все меньше, поэтому вся надежда была на тренировки. Смельчаков с третьего и четвёртого курсов чуть ли не на руках носили — все-таки, среди них мало кто решился в таком поучаствовать, а если кто и решился, то профессора Винчестеры допускали только тех, у кого с практикой все было хорошо. А таких было немного. К Снейпу ходили на тренировки те, кому выпала честь драться с вампиром. К слову, на тренировках этот самый вампир редко появлялся, поскольку впечатлительным особам женского пола внезапно показалось романтичным встречаться с вампиром, а уставший от сравнений с мыльнооперным Калленом Бенни решил как-то по-другому проводить тренировочное время. Тем более, что ему нельзя было в этих тренировках участвовать, да ещё надо было разобраться с кучей писем, что ему сдали фанатки. То ли ещё будет… К мастеру дуэлей Флитвику приходили те, кто удостоился чести драться с вервольфом. Тощий парнишка Гарт с первого взгляда не производил впечатления страшного монстра, пока его милая улыбка не превратилась в волчий оскал. К нему девушки не приставали по простой причине — Гарт оказался умнее и сразу показал обручальное гнездо, так что Бенни огребал вдвойне. У Макгонагалл собирались все, кому выпал полтергейст. Но самого полтергейста на этих тренировках не было. Да ещё и Пивз куда-то пропал. Связаны ли эти события? Среди всех этих студентов одна Гермиона ходила к Сэму, что учил её драться, и она даже не знала, что хуже — присутствие на тренировках демонов или студенток Равенкло. Луна относилась спокойно ко всему, что её окружало, а вот Падма возненавидела Грейнджер. Той осталось лишь молча смириться и продолжить тренироваться — до состязания осталось три месяца. Уроки ЗОТИ с младшим Винчестером в компании Слизерина стали уже привычными. Поэтому она особо удивилась, когда их урок совместили с Равенкло.

— Это, должно быть, ошибка, — прошептала Гермиона, глядя на расписание.

— Сомневаюсь, — протянул подошедший сзади Гарри. — Видимо, какая-то замена.

Поттер вообще спокойно относился к состязанию, разве что постоянно спрашивал у Гермионы о её успехах. Пожалуй, он был единственным, кто действительно за неё переживал. Рон даже не почесался. Для него набить брюхо важнее.

Ошибки в расписании не было. Урок действительно был совмещен с Равенкло. Гермиона старалась не встречаться с Падмой взглядом, да ещё и села так, чтобы из-за Гарри её не было видно. В кабинет вошёл как всегда спокойный Сэм, а за ним плелся недовольный Дин в учительской мантии.

— Как и обещали, сегодня у нас будет урок, посвящённый артефактам, — объявил Сэм, записывая тему на доске.

В классе довольно загудели.

— Тихо! — рявкнул Дин. — На эту тему выделен только один урок, так что чем меньше я вас успокаиваю, тем больше вы узнаете. Ясно?

Все согласно закивали.

— Для начала вспомним первозданный существ, которых изучали ранее. Кто мне скажет?

Поднялось несколько рук с Гриффиндора, но Дин дождался, пока отреагирует кто-нибудь с другого факультета.

— Мистер Бут.

— Бог, Тьма и Смерть, сэр.

— Три балла Равенкло. Итак, самый первый артефакт, созданный во вселенной, принадлежал одному из этих троих. Есть предположения?

Гермиона подняла руку, но Дин на неё даже не смотрел.

— Мисс Джонс.

— Может, Бог?

— Смелое предположение, но нет. Первым артефактом обладает Смерть и это…

Воздух вокруг рук Дина пришёл в движение. Через секунду профессор уже сжимал в руках обычный на вид серп.

— Серп Смерти. Единственный артефакт, способный убить кого угодно, включая Бога, — Дин покрутил серп, чтобы все могли его рассмотреть. — К сожалению, первые артефакты привязаны к своему хозяину, поэтому серп обладает реальной силой лишь в руках Смерти. Хотя, скажу вам по секрету, ему не нужен серп, чтобы отнимать жизни. Смерти достаточно просто коснуться вас.

Ученики вздрогнули.

— У Смерти также есть коса, — серп исчез, а в руках Дина материализовалась коса со слабо светящимися фиолетовыми символами на лезвие и древке. — Смерть является четвёртым Всадником Апокалипсиса. Когда ожидаются катастрофические потери в мире живых, он берет косу.

— В основном это происходит во время крупных войн, — уточнил Сэм. — Так Смерть использовал косу в обеих мировых войнах и во время крупных эпидемий. В остальное время он работает вручную. Конечно, не без помощи жнецов. Следующий по силе артефакт — Первый клинок.

Сэм взял со стола часть ослиной челюсти с рукоятью и продемонстрировал всему классу.

— Первый клинок был создан Каином, — произнёс Дин. — Это первое в мире оружие, которым было совершено первое убийство. Именно этим клинком Каин убил своего брата. Этот клинок может убить любое сверхъестественное существо, кроме Бога, Тьмы и Смерти. Но, как и с оружием Смерти, Первый клинок завязан на своего владельца. Исключение лишь одно — привязка осуществлена не столько к владельцу, сколько к тому, у кого есть метка Каина, — Дин закатал рукав на правой руке и продемонстрировал классу странного вида метку. — Без неё клинок бесполезен. Так что, будем считать, это мой артефакт.

Сэм отложил клинок и вытащил из-под стола меч и весы. У Дина в руках появился чёрный додэкаэдр.

— Следующие артефакты принадлежат Всадникам Апокалипсиса. Про косу Смерти вы уже знаете. Все эти артефакты специфичны и привязаны к кольцам Всадников. Это, — Сэм поднял выше артефакты. — Мера Голода и меч Войны. Мера помогает насылать на огромное число людей голод, причём, голод разного рода — начиная от еды и выпивки и заканчивая интимной близостью. Меч разжигает войны мирового масштаба.

— Ну, а это, — Дин поднял свой артефакт, — Более практичная замена луку и стрелам, которыми раньше пользовался Всадник Чума. Когда он кинет эту вещицу, на верхней грани отобразится название болезни, которую сей Всадник нашлет на огромное число людей. Опять же — в руках любого другого человека или даже другого Всадника этот артефакт бесполезен.

Дин махнул рукой, и додекаэдр исчез. Сэм отложил меч и весы, взяв на этот раз золотистый клинок, напоминающий ангельский.

— А это — клинок архангела. Такой был лишь у двух архангелов — у Рафаила и Гавриила. У Михаила и Люцифера были копья. Этот клинок способен убить архангела, но при условии, что будет в руках другого архангела.

— Вот так вот Бог любит своих сыновей, — хмыкнул Дин, скрестив руки на груди. — Далее…


*

Дин дошёл до общей с братом гостиной и свалился на диван. Все-таки, не зря он отказался преподавать у Гриффиндора и Слизерина — львиный факультет все мозги проел, задавая тупые вопросы. И как у Сэма хватает терпения на всё отвечать? То ли дело студенты Равенкло и Хаффлпаффа — спокойные, внимательно слушают, вопросы задают только уточняющие. Золото, а не дети!

Дин уткнулся лицом в подушку и совершенно проигнорировал возвращение Сэма с обеда. После того ритуала Дину не требовалось принимать пищу так часто, как раньше. Всю пищу сейчас заменяла кровь во фляге — глотка в неделю вполне достаточно. А в Большой зал он спускался только ради кофе. Сейчас с этим проще — все знают что он демон. А раньше приходилось пихать в себя ненужную еду. Так что приходилось Сэму в одиночестве обедать.

— Дин.

Винчестер поднялся и уставился на вошедшего Флитвика. Сэм в это время собирал разбросанные по гостиной книги — если демон не спит, то он много читает.

— Профессор? — удивился Дин, резко сев.

— Я хотел поговорить о том случае на отборе, — протянул Флитвик.

Дин приглашающе указал на диван. Когда Филиус сел, он сказал:

— Об этом стоило говорить два месяца назад, а не сейчас.

— Но сейчас, благодаря профессору Снейпу и его общению с лордом Малфоем, открылись новые подробности.

Дин заинтересовано изогнул бровь.

— Случайно не о том, что это он добавил нового участника?

Флитвик хмыкнул.

— Это тоже, но есть ещё кое-что. Северус говорит, что Тёмный Лорд возродился и отдал приказ закрыть врата Ада и Рая, чтобы в последствии уничтожить их.

Дин сцепил зубы и задумчиво опустил голову.

— Уничтожить Ад и Рай, чтобы выпустить триллионы душ на волю…

— Это безумие, — выдохнул Флитвик.

— Это гениально, профессор, — повернулся к нему Винчестер. — Этот Волдеморт гений.

— В каком смысле? — нахмурился профессор чар, не понимая, что гениального Дин нашёл в этом психе.

— Все просто, профессор. Ад и Рай ведут холодную войну с незапамятных времён. Причина той войны одна — души. Души обладают невиданной мощью. Именно души станут решающим аргументом в любой сверхъестественной войны. Чем больше у организации душ…

-…тем больше шансов на победу, — закончил Флитвик.

Дин кивнул.

— Душ в Аду и Раю сейчас примерно одинаковое количество. Есть ещё и третье измерение — Чистилище. Но там запертны души монстров, а управлять ими невозможно. Если в руках Волдеморта будут все души, когда-либо попавшие в Ад и Рай, то он смело может объявить себя новым Богом.

— Все так серьёзно? — ужаснулся Флитвик. — Но… Но что будет с мисс Грейнджер?

Дин вздохнул.

— Ей надо продержаться только три минуты, не более. Если я убью её — Малфой добьётся своего. Будем надеяться, что она справится.

Флитвик кивнул и тяжело вздохнул.

— Дин, должен предупредить вас. Вы же помните, что проклятия на вас действуют? — Дин молча кивнул. — В нашем мире существует три непростительных проклятия: Империус — заклятие полного подчинения, Круциатус — заклятие боли, и… и… проклятие моментальной смерти, — Флитвик нервно сглотнул, — Авада Кедавра.

Дин какое-то время молчал, а затем усмехнулся.

— Значит, избегать империй, кактусов и кентавров. Не беспокойтесь, профессор, не помру.

— Как раз этого и боюсь… — прошептал Флитвик.


*

Гермиона сидела в библиотеке и угрюмо читала книгу, что ей дал Драко. Она читала её уже в сотый раз и каждый раз надеялась, что узнает что-то новое о Рыцарях Ада или найдёт какую-нибудь их слабость. Но нет. Ничего не было. Обычные демонские слабости — святая вода и ловушки — на взрослых Рыцарей Ада не действовали. С Дином они срабатывали, потому что он слишком молод, и то он становился сильнее с каждым днём. И это пугало.

Гермиона захлопнула книгу и подперла голову кулаком. Вся надежда на святую воду. И плевать, что после этого фанатки Дина её возненавидят. Тут главное — выжить.

Вдруг возле соседнего стола появился домовой эльф, быстро бросил на стол книгу и исчез. Гермиона нахмурилась. Обычно никто так книги не возвращает. Девушка подошла к столу и взглянула на книгу. Сердце забилось быстрее.

Грейнджер схватила книгу и пронеслась в свою комнату. Вот оно — её спасение!


*

— Хозяин, Грейнджер взяла книгу, — доложил эльф.

Люциус улыбнулся.

— Замечательно. Свободен.

Эльф поклонился и исчез.

Малфой развалился в кресле и облегчённо вздохнул. Пока все шло по плану. Осталось дождаться состязания. Вот только… это будет последний день его жизни, если все пойдёт не так. И последний день жизни Драко.

«Не подведи Тёмного Лорда снова», — вспомнилось письмо Петтигрю.

В этот раз не подведет.

Комментарий к 26 — Обещанный урок Ещё пара глав и финал. Готовы?)

====== 27 — Финальный этап ======

Три месяца пролетели незаметно. До состязания остались сутки. По этому поводу в гостиных факультетов устроили вечеринки, чтобы поддержать участников, в особенности — третий и четвёртый курсы. Состязание должно было начаться после обеда, а закончиться только вечером, ближе к ужину. И каждый готовился к этому по-своему.

— Наконец-то я вижу твою улыбку, — сел рядом с Гермионой Гарри. — Тренировки с Сэмом не прошли даром, да?

Грейнджер счастливо улыбнулась. Сэм многому её научил. Они часто устраивали спарринги, в которых девушка пусть и не сразу, но смогла продержаться нужные три минуты. Жаль, что все тренировки проходили вместе с Дином. Тот, конечно, не участвовал, но наблюдал. Однажды Гермиона пришла раньше Сэма. В Выручай-комнате был только Дин. Слова, сказанные им тогда, выбили её из колеи. «Рад, что ты делаешь успехи. У тебя есть все шансы на победу». Дин искренне желал помочь ей, но не мог. Все, что ему оставалось — поддерживать словами. Гермиона привыкла к нему. Порой ей даже было тоскливо, когда старший Винчестер не приходил на тренировки. Но особенно её порадовала найденная книга. Такого подробного описания демонов она ещё нигде не встречала. И главное — в ней описывались Рыцари Ада и особое невербальное заклинание, способное на некоторое время ослабить его. Разве это не чудо? Произнесет заклинание — и все! Оно оказалось чуть длиннее экзорцизма, но она все же заучила его и могла бы повторить даже во сне.

— Я впервые верю, что у меня что-то получится, — улыбнулась Гермиона в ответ.

Сзади тут же подошли близнецы.

— Смотри, мы видели Винчестера в действии.

— Тот еще фрукт.

— Очень силён.

— Невероятно быстр.

— Чертовски умен.

— Удачи! — хором произнесли близнецы и побежали к остальным праздновать.

Гермиона вздохнула. Да, быть единственной, кому выпала честь сражаться с Рыцарем Ада, так себе. Лучше бы ей вампир попался.

— А ты как? — спохватилась девушка, спросив Гарри. Все-таки, ему завтра придётся драться с вампиром.

— Немного волнуюсь, — признался юноша. — А так… Даже не знаю. Переживаю я… за тебя.

Гермиона слабо улыбнулась и обняла Гарри.

— Со мной все будет хорошо. Слышишь? Надо бы спать идти, а то завтра такой день…

— Да, ты права.

Друзья распрощались и покинули шумную гостиную. Оба спали спокойно.


*

— И кто у нас тут такой хмурый? — поинтересовался Терри, протягивая Падме стакан с лимонадом.

Девушка фыркнула, взяла стакан и осушила его наполовину.

— Спасибо.

Парень сел в кресло напротив и мельком глянул на сидящих возле камина сокурсников в компании Флитвика.

— Волнуешься перед завтрашним днём?

Патил повела плечом и опустила взгляд на лимонад.

— Знаешь, после того, что пережили Винчестеры, завтрашние три минуты в компании полтергейста не кажутся такими страшными.

Терри согласно хмыкнул.

— Я беспокоюсь за Грейнджер.

— С чего бы? — резко спросила Падма, но тут же успокоилась. — Прости…

— Это из-за святой воды, да? — догадался юноша.

Девушка кивнула и поставила стакан на столик.

— Ты знала, что он демон.

— Он спас мне и Луне жизнь, — подняла голову Падма, глядя прямо в глаза Терри. — Спас, хотя едва не умер. Он был на грани смерти, Терри. Я видела, как он умер. Тогда, когда Уизли напал на Бенни. Дин умер. Он неделю приходил в себя, восстанавливал силы. Я приходила к нему каждый день, чтобы убедиться, что он сможет выжить и ему не придётся отправляться в Ад. Я была счастлива, когда он поправился. И в этот же день эта… Грейнджер, — буквально выплюнула девушка. — Подлила ему в стакан святой воды.

— Может, она не знала, что он умирает?

Падма фыркнула.

— Все видели, как ему было плохо. Все, Терри. Она просто хотела убить его. Так что мне нисколько не жаль, что она будет драться с Дином. Надеюсь, это будет её последнее сражение.

Падма поднялась и стремительно направилась в свою комнату. Ночью она часто просыпалась.


*

Слизеринцы устроили вечеринку не хуже, чем гриффиндорцы. Только Драко на эту вечеринку не пришёл. Он сидел в своей комнате и молча смотрел в зеркало. Это проявилось только сегодня. Он и сам не понял, почему. Он просто зашёл в Выручай-комнату и закричал от ужаса. Никогда он ещё подобного не видел. Демоны. Истинные лица демонов. Дальше было хуже — во время обеда он услышал звериный рык. Этот звук преследовал его весь день, пока он не вышел на улицу, чтобы через секунду сломя голову бежать обратно в Хогвартс. Гончие. Адские гончие. Пожалуй, они ещё хуже демонов. И эта тварь убьет его? Господи, за что?

Драко закрыл лицо руками, чтобы не дать волю горячим слезам. Не хватало ещё, чтобы кто-то вошёл и увидел его таким. Никому ведь не объяснишь, что отец поступил как последняя сволочь и продал душу своего сына. Часы на тумбочке пробили полночь. Малфой вздрогнул. Двадцать четыре часа. Ему осталось жить двадцать четыре часа.

В эту ночь он так и не уснул.


*

— Дорогие студенты! Уважаемые члены попечительского совета! Рады приветствовать вас на первом в истории Хогвартса состязании, где ученики проявят свои знания и умения, чтобы сразиться со сверхъестественными существами без помощи магии. Задача учеников — продержаться в открытом бою нужное время, не причиняя огромного физического вреда своему противнику. Благодаря специальному обету наши сверхъестественные гости не могут убить ученика и нанести ему огромный урон. Первые участники — студенты седьмого курса. Встречаем!

Дамблдор вернулся на своё место среди преподавателей.

Столы из зала были убраны. Студенты стояли возле стен, оставляя в центре зала огороженное лентой пространство. Семикурсники стояли недалеко от преподавательского стола. Там же стояли Бенни и Гарт. И если первый был абсолютно спокоен, то второй заметно нервничал.

— Тодеус Вирс, вервольф! — объявил призрак Безголового Ника.

Гриффиндорца встречали аплодисментами. Гарт неуверенно пожал ему руку и рассеянно улыбнулся. Оба прошли в центр зала. Через секунду произвольную арену накрыло слабо светящимся прозрачным куполом.

— Бой — семь минут!

Студенты с ужасом наблюдали, как милый и улыбчивый Гарт оскалил просто огромные клыки. Вкупе с желтыми глазами это смотрелось страшно. Несмотря на то, что выглядел он хилым, он оказался удивительно силён. Вирс едва успевал уворачиваться от стремительных атак вервольфа. В его руках блеснула серебряная цепь. Её край коснулся руки Гарта, оставляя на ней ожог. Вервольф зашипел и отшатнулся.

— Неплохо, — криво усмехнулся он и отрастил когти. — Что насчёт этого?

Тодеус не успел увернуться, так что Гарт оставил на плече юноши неглубокие царапины. В целом, гриффиндорец держался стойко и больше не позволял себя ранить. Впрочем, как и Гарт. Эта игра в кошки-мышки продолжалась минут пять, пока бывшему охотнику не удалось сбить студента с ног, но тот не растерялся и обхватил цепью руки вервольфа. На последних секундах он поднялся на ноги и хотел снова атаковать, но раздался удар гонга, возвестивший об окончании поединка.

Тодеус тяжело дышал. Гарт вернул себе человеческий облик.

— Это победа! — объявил Безголовый Ник и активно зааплодировал студенту своего факультета.

Зал тут же взорвался аплодисментами, приветствуя первого победителя.

Гарт подошёл к Вирсу, скромно улыбнулся и протянул руку для рукопожатия.

— Ты уж прости за когти, — виновато улыбнулся он.

— А вы за серебро, — пожал руку Тодеус и направился к мадам Помфри, чтобы та наложила заживляющие чары. А так хотелось оставить шрамы на память!

— Джеффри Доусон, вампир! — продолжил исполнять роль ведущего призрак.

Ещё один гриффиндорец вышел на арену и, нагло улыбаясь, помахал своим сокурсникам. Его встретили восторженными овациями. Девушки стали ему воздушные поцелуи.

Бенни лениво вышел на арену, равнодушно оглядел пустое пространство и показательно зевнул. Казалось, все происходящее ему откровенно неинтересно.

— Семь минут!

Джеффри с криком бросился на Бенни. Тот, не глядя на противника, сделал шаг в сторону, заставив гриффиндорца пролететь метр в пустоту. Обернувшись, он снова бросился на вампира. Тот опять увернулся. Где-то полминуты он ходил по арене, не обращая внимания на противника и делая вид, что его не существует. Доусона это взбесило.

— Да мы будем драться или нет?!

Бенни лениво обернулся и изогнул бровь.

— А, так уже поединок начался? Не заметил.

Джеффри зарычал и бросился на вампира. Тот не стал отступать — просто вытянул руку в сторону. Парень влетел в неё на полной скорости и повалился на пол. Бенни лениво взглянул на противника, присел рядом и покачал головой.

— Парень, да я с комарами дольше борюсь, чем с тобой.

Потерявшего сознание Джеффри унесли в больничное крыло. Бенни вернулся на своё место.

— Мда… Полминуты явно мало для победы, — покачал головой Ник. — Это провал. Следующий участник Сьюзан Филдинг, полтергейст!

Девушка вышла на арену. Больше там никого не было. Она подняла заряженный солью дробовик и огляделась по сторонам, ожидая нападения. К её удивлению, в центре арены возник Дин, таща за шкирку Пивза.

— Будь ты проклят, скотина черноглазая! — голосил полтергейст, размахивая руками и ногами. — Ты пожалеешь, что связался со мной!

— Вопи дальше, — фыркнул Дин, отпустил призрака и исчез.

— Семь минут!

Половина участников недовольно завыла. Как бы они хотели поменяться с Сьюзен и начистить морду этому проклятому Пивзу! Особенно громко ныли близнецы Уизли. И от разочарования, и от отчаяния — с Бенни придётся драться.

Седьмой и шестой курсы уже поучаствовали. Было ещё несколько проигравших. Кто-то упал в обморок от одного вида клыков противника, кто-то просто прикинулся, что потерял сознание. К черту баллы! Тут бы выжить!

— Фред Уизли, вампир!

Один из близнецов бесстрашно вышел на арену. Навстречу ему двигался спокойный, как тысяча удавов, Бенни. На вид спокойный. Сразу же видно — жрать хочет. Или уже пожрал?

— А можно спросить? — произнёс Уизли, когда объявили время — пять минут. — Мистер Лаффит, не в обиду вам, но вы ели сегодня?

— Скажу через минуту, — оскалился вампир и кинулся на студента.

Фред по-детски завизжал. Когда Бенни приблизился, он упал на пол и закрыл голову руками. Вампир от неожиданности перевалился через него и упал на спину. Фред мгновенно подскочил на ноги и замахнулся было шприцом с кровью мертвеца, но получил пинок под зад. Совершив в воздухе кувырок, он приземлился прямо на пятую точку. Шею тут же обхватили сильные руки. Фред захрипел и резко замахнулся, воткнув иглу в руку вампира. Тот сразу отпрянул и сел на пол, шипя от боли. Шприц валялся в стороне. Бенни достал из внутреннего кармана пакет с кровью, вскрыл его и оторвался только через десять секунд.

— Сказал же, — усмехнулся Лаффит, взглянув на часы. — Через минуту поем.

Фред перевёл взгляд на часы. И точно — поединок длился чуть больше минуты.

— Это победа! — захлопал в ладоши Ник.

Фред облегчённо вздохнул и, скривившись, потери пятую точку. Приземление вышло не самым мягким.

Джордж повторил успех брата. Разве что его бой длился три минуты.

Четвёртый курс быстро прошёл. Настала очередь третьего.

— Драко Малфой, вампир!

Слизеринец вышел на арену, проигнорировав радостные возгласы сокурсников. Не до них сейчас. Невольно взглянул на часы и тяжело вздохнул. Осталось четыре часа.

— Три минуты!

Стоило Бенни оказаться рядом, как Драко увернулся от атаки и локтем ударил вампира по спине. В основном он уворачивался, лишь изредка отбиваясь. Тренировки не прошли даром. Конечно, на настоящий поединок это мало походило, но уже что-то. На самой первой тренировке Бенни уложил его на лопатки всего за секунду. Так что прогресс.

— Время!

Драко выдохнул, чуть расслабляясь. Три минуты прошли. Осталось три часа пятьдесят семь минут.

Ему засчитали победу. Да что толку с неё теперь?

Нотт, Поттер и Забини так же продержались три минуты. Все одержали победу. Разве что Нотта слегка задело когтями.

Драко прищурился. Остался лишь один участник, за которого он переживал больше всех.

— Гермиона Грейнджер, Рыцарь Ада!

В абсолютной тишине на арену вышла девушка. Только она не была напугана, что многих насторожило. Многих, но не Сэма с Бенни.

«Не бойся, он питается твоим страхом», — мысленно повторяла все наставления Винчестера Гермиона.

Дин возник перед ней в облаке чёрного дыма.

— Три минуты!

Демон запрокинул голову. Из его рта вырвался столб дыма.

«Его душа привязана к телу. Он не может покинуть его. Дым — лишь иллюзия».

Гермиона наклонилась и отскочила в сторону. Удар Дина пришелся в пустоту.

«Он, как и все демоны, появляется за спиной».

Дин зарычал. В его глазах клубилась тьма. Рядом появилось несколько его копий.

«Несколько копий — иллюзия. Он никогда не шагает с ними в ряд…»

Гермиона резко обернулась, в последнюю секунду уварачиваясь от удара.

«Он прячется за спиной».

Иллюзии исчезли. Дин стремительно приближался.

«Не дай ему оказаться близко. Физически он гораздо сильнее всех нас вместевзятых».

Отступать было некуда. Гермиона попыталась отскочить в сторону, но Дин успел толкнуть её. Девушка проехала по полу добрых десять метров.

А ведь не прошло и минуты…

Голова кружилась. В глазах потемнело. Сил подняться не было.

«Сейчас или никогда», — подумала она и начала читать заклинание.

Первые слова Дин встретил удивлением, но после резко согнулся пополам и упал на колени. Из носа пошла кровь. Демон кричал.

Гермиона почувствовала себя увереннее и поднялась, громче произнося слова на латыни.

Сэм с ужасом смотрел на корчивщегося от боли брата, не понимая, что происходит.

— Останови её! — появился рядом Кроули. — Она убивает его!

— Что происходит? — повернулся к нему Сэм.

— Отслоение души. Эта девчонка отрывает душу Дина от тела. Если она это сделает…

— Он умрёт? — побледнел Сэм.

— Хуже… — покачал головой Кроули. — Он потеряет человечность и станет бездушной машиной для убийств, настолько сильной, что вряд ли Смерть его остановит.

Сэм ахнул, посмотрел на умирающего брата и вдруг побежал. Но не успел он дойти до края арены, как в Гермиону прилетел сгусток энергии, заставив её упасть. К Дину сломя голову неслась Падма с волшебной палочкой в руке.

Дин резко поднялся и схватил её за горло, яростно глядя в её глаза.

— Падма, не двигайся! — крикнул Сэм. — Никто не двигайтесь!

Дин тяжело дышал. Глаза выражали безумие и полную отрешенность. Он переводил взгляд на шею девушки, где пульсировала артерия, и обратно на глаза. Как же хочется крови...

Минуты две они так простояли. Дыхание постепенно выравнялось. Дин убрал руку и сделал шаг назад.

— Ну очешуеть не встать, — протянул он, оглядывая зал. Его взгляд остановился на Гарри, потирающем свой шрам.

— Дин? — позвал его Сэм, подходя ближе.

— Он здесь, — повернулся к нему брат. — Волдеморт здесь.

Комментарий к 27 — Финальный этап Во всех ошибках виним кого? Правильно – Т9, у которого есть все имена персонажей ГП, но нет слова “нельзя”. Осталось две главы.

====== 28 — Последняя битва ======

— Уводите детей, — в абсолютной тишине произнёс Дин, в его руке возник Первый клинок. — Кроули, верни Гарта обратно. Здесь от него мало толку. Сэм, Бенни, за мной.

— Да что происходит?! — вскрикнул Снейп.

Дин остановился и медленно обернулся.

— Апокалипсис, профессор.

Снейпа передернуло.

Винчестер присмотрелся к членам попечительского совета и нахмурился. Одного не хватало.

— Где Малфой?

Все оглядывались по сторонам. Люциуса Малфоя нигде не было.

— Профессор Дамблдор! — в зале появился запыхавшийся Филч, в ногах у него терлась миссис Норрис. — Там… перед школой…

— Что? — поднялся директор, направляясь к завхозу.

— Пожиратели смерти!

На секунду в зале воцарилась тишина, а после его сотряс оглушительный крик. Дети ломились к выходу, толкая друг друга.

— Тихо! — пронзительно закричал директор. Студенты оцепенели и синхронно повернулись к Дамблдору. — Дин. Где сейчас безопаснее всего находиться детям?

Винчестер повёл плечом.

— Нигде. Но будет лучше, если все они останутся здесь под присмотром учителей.

Дети неуверенно двинулись в сторону учителей. Те разбрелись по всему залу. Деканы направились к своим факультетам.

— Сэм. Бенни. Кроули, — Дин мотнул головой в сторону выхода. Все трое последовали за ним.

— Дин! — окликнул его Флитвик. — Помни…

— Избегать империй, кактусов и кентавров, — усмехнулся Винчестер. — Берегите детей, профессор.

— Вы вчетвером против Тёмного Лорда? — крикнул кто-то из детей.

Дин усмехнулся.

— Четыре казни справедливых.

Все четверо, не оборачиваясь, покинули Большой зал, затем школу и, перейдя по мосту, взошли на высокий холм перед озером. Там, внизу, было по меньшей мере сто волшебников в чёрных мантиях. Но среди них не было ни Люциуса, ни Тёмного Лорда.

— Отвлекающий маневр, — хмыкнул Кроули. — Наверняка проверяет, что вы…

Демон вдруг замолчал. Земля под ним затряслась.

— Вот ведь…

— Что такое? — нахмурился Сэм.

— Врата Ада закрыты, — прошипел бывший король перекрестков, яростно глядя под ноги. — Демоны не могут выбраться оттуда или попасть туда.

В следующую секунду над их головами раздался оглушительный грохот. Сверкнула молния, образовав светящееся кольцо.

— Небеса, как я понял, теперь тоже вне доступа, — протянул Бенни, посмотрев наверх. — Что делать будем?

— Как и было предсказано, — вся четверка тут же вздрогнула от появления нового лица, — Лишь от решения Белого и Красного Всадников зависит исход битвы. Им решать, быть Апокалипсису или нет.

— Шутите? — нервно усмехнулся Сэм, переводя взгляд с Дина на Смерть. — Конечно, нет! Не нужен этот Апокалипсис!

Вдруг он поморщился. Глаза на миг стали чисто белыми, но тут же приобрели человеческий вид. На секунду он потерял способность видеть.

— Первая печать пала, — равнодушно произнёс Смерть, глядя на грядущее поле битвы. — Если падет четвёртая, у вас не останется выбора, кроме как уничтожить мир.

— У каждого свое хобби — кто-то коллекционирует марки, — в руках Дина появился серебряный меч со светящимися кровавыми символами. — А мы мир спасаем.

Сэм скривился. Применять новую силу не то чтобы было страшно (хотя, все-таки страшно, ведь до этого кроме простуды и насморка он не смог призвать ничего серьёзнее), а просто не хотелось. Да и странно было признавать, что в какой-то степени он всегда был на грани того, чтобы называться Чумой. Да и какой смысл отказываться, когда судьба мира зависит от двух Всадников, а не от одного?

Сэм прикрыл глаза и вытянул руку. Спустя пару секунд на ладонь мягко опустился холодный рандометр (так Сэм окрестил свой артефакт).

— Готов? — спросил его Дин.

Винчестер-младший кивнул.

— Как там говорится? Иди и смотри?

Сэм бросил рандометр. Тот прокатился по земле и, стукнувшись о камень, остановился. На чёрной грани сверкнуло белое слово «тиф». Вокруг рук Сэма появились зеленоватые пузыри.

— Господи, как противно! — поморщился он и резко вытянул руки в сторону волшебников.

Пузыри с молниеносной скоростью полетели к ним, впитываясь в кожу и разъедая лёгкие. Многие тут же попадали в приступе кашля, отхаркивая на землю кровь.

Сэм поморщился. Зрелище было ужасным. Рандометр вернулся в руку своего хозяина.

— Мне нужно туда, — выдохнул Дин и шагнул было вперёд, но Бенни загородил ему путь.

— Ты не пойдёшь туда в одиночку.

— А он и не один.

Дин слабо улыбнулся, оборачиваясь. Стоило догадаться, что ребята не уйдут в Ад без него. Упрямцы.

— Ослушался моего приказа, Джереми?

Демон не смутился и заявил:

— Прямого приказа отправляться в Ад не было, сэр. Поэтому мы здесь.

Кроули крякнул.

— Мы перед закрытием Ада Клариссу, Мэган и Роуди забрали, — с коварной усмешкой добавил Джереми.

Сэм и Бенни переглянулись и с непониманием уставились на демонов.

— Джереми, я тебя обожаю! — радостно воскликнул Дин.

Демон потупился, скромно улыбнувшись.

— Куда бы вы не пошли, сэр, мы с вами.

Дин кивнул и повернулся лицом к полю боя. Волшебники стали приходить в себя.

— Тогда вперед.

Винчестер вскинул меч и бегом устремился в толпу волшебников. Его верные демоны последовали за ним. Где-то позади был слышен собачий вой.

Демоны окружили Дина и одновременно напали на волшебников, провоцируя тех на атаки. Дин в это время прорвался в самый центр поля и, чеканя слова на непонятном языке, вонзил меч в землю. По ней прошла алая волна, задевая своими языками магов. Те на секунду замерли, а затем набросились друг на друга, вспоминая старые обиды. Демоны во главе с Дином вернулись на холм.

— Говорил же, — смахнул он с лица пот, опираясь на меч. — Они любят рвать друг другу глотки сами по себе. И им не нужен для этого повод.

Минут пять длилась бойня. Поляна возле озёра сверкала разными огнями — заклинания выпускались одно за другим, но волшебники успевали ставить щиты и уворачиваться, продлевая свою жизнь.

Сэм наблюдал за этим с холодным равнодушием, как и Дин. Впервые он увидел истинную суть людей. Впервые понял, что Всадники лишь усиливают уже имеющиеся пороки людей. А ведь он был таким всегда. С кольцом или без. Он был таким — толкал людей на отчаянные шаги, заставлял их выпустить свои эмоции.

Скоро красная волна впиталась в землю, отпуская сознание обезумевший магов. Поле уже окружили люди в чёрных костюмах. Сэм не без труда узнал в них жнецов. Пришли собрать урожай.

Бенни шагнул вперёд, поднес ладонь ко рту и дунул, словно сдувая что-то с руки. Потерявшие рассудок маги продолжили бойню, пусть и не так безумно, как раньше. Их осталось лишь десять.

Вампир отошёл назад.

Сэм краем глаза заметил, что меча в руках Дина уже не было. Винчестер нахмурился. Почему Бенни не взял весы?

— Почему именно мы с Дином решаем исход битвы?

Смерть молча смотрел, как жнецы забирают души погибших волшебников.

— Небеса и Ад закрыты, — произнёс он, не обратив внимания на вопрос Сэма. — Им некуда идти. Они застрянут здесь, если вновь не открыть доступ. Заклинание привязано к человеку. Если он умрёт, врата вновь откроются.

Сэм тихо зарычал.

— Почему мы с Дином решаем, быть Апокалипсису или нет? — процедил он и ещё больше разозлился, когда понял, что его никто не слушает. Он проследил за их взглядами и вздрогнул. Над полем парили ярко-голубые сгустки энергии. — Что это? — тихо спросил он.

— Души, — ответил Дин, не моргая наблюдая за огнями. — Дело жнецов проводить людей в иной мир. Они больше ничем не могут им помочь.

— Что будет, если души не попадут в Ад или Рай?

— А ты не знаешь? — Дин посмотрел на него. — Они станут призраками. Злобными, отчаявшимися призраками сильнейших волшебников. Они сохранят сознание и будут убивать. Постоянно.

— Но это же… по меньшей мере сотня призраков! — выдохнул Сэм, запустив руку в волосы. Один мстительный дух — беда, а сотня мстительный духов волшебников… Пока ещё не появилось цензурного слова, способного выразить весь масштаб катастрофы.

— Нужно срочно найти того, кто закрыл врата, — произнёс Кроули, поворачиваясь к остальным. — Ну?

— Возвращаемся в школу, — решительно произнёс Дин и повернулся к своим демонам. — Ребята, отбой. Клэр, Мэгги и Роуди оставьте.

— Да, сэр!


*

Все четверо — Дин, Сэм, Кроули и Бенни — вернулись в Большой зал. Смерть и жнецы остались проконтролировать, чтобы души не разбрелись по миру.

Студенты сидели вдоль стен. Старшекурсники прижимали к себе ребят по-младше, создавая вокруг них своеобразное кольцо на случай опасности.

Дин огляделся и перевёл взгляд на часы. Десять минут до полуночи. Драко сидел среди своих сокурсников и дрожал от страха. Снейп пытался его успокоить, но было видно, что он и сам на взводе. Члены попечительского совета вместе с другими преподавателями держали вокруг зала щиты. Вот только сейчас они только мешали…

— Создайте щиты вокруг учеников, — произнёс Дин.

Все преподаватели посмотрели на Дамблдора. Тот кивнул.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете, профессор Винчестер.

— Я тоже, — тихо ответил он.

Словно в ответ на его слова двери Большого зала отворились. Сидевшие вблизи студенты с криками отпрянули в стороны.

Дин медленно обернулся. Навстречу ему неторопливо шло что-то, похожее на человека, только с абсолютно лысым черепом, почти прозрачной кожей, змеиными глазами и двумя щелями вместо носа. Сразу захотелось перекреститься.

Рядом с ним шёл донельзя довольный Люциус Малфой.

— Гарри Поттер, — прозвучал в тишине шипящий голос.

Снейп схватил Поттера за ворот и заставил отойти за спину. Профессора повскакивали со своих мест, нацелив на незванного гостя палочки.

— Друзья, к чему это? — прошелестело существо. — Мне нужен лишь мальчишка.

Дин встал по центру зала, загородив собой профессоров.

— Может, тебе его еще преподнести на золотом блюде в яблоках? — насмешливо спросил он, растягивая слова. — Или предпочитаешь апельсины?

Послышались редкие смешки.

Волдеморт криво усмехнулся.

— Дин Винчестер, — протянул он. — Зная о твоей репутации, думал, что ты несколько… старше.

— Генерал Гривус, я думал, вы выше ростом, — закатил глаза Винчестер, вздохнув. — Повторяешься.

— Демон-преподаватель, — продолжил Тёмный Лорд, не обращая внимания на сарказм. — Необычно.

«Да он когда-нибудь заткнется?» — промелькнуло в мыслях Дина. Сейчас же излишняя болтливость противника была только на руку. Надо бы как-то незаметно вывести детей. Не нужно им в этом участвовать.

— Ну вампир-преподаватель же есть, — пожал плечами Дин.

Уж что, а зубы заговаривать он умел. Конечно, если б на месте этого чучела чернобыльского была какая-нибудь милая дама, было бы куда проще. Да пусть даже не милая — женщин легко отвлечь.

— Не слышал о таком.

— Разве? — удивился Винчестер, повернулся и указал на Снейпа. — Да вон он, с соплями на башке. Всю кровь, зараза, выпил. Так достал!

Снейп скривился от злости.

— Предлагаю сделку, — вдруг произнёс Дин, внимательно наблюдая за реакцией ужаса всея Британии и стараясь смотреть поверх его глаз.

— И что же предложишь? — весело захохотал Волдеморт. — Вечные муки Ада за душу мальчишки? Я не Люциус, чтобы наступать на эти грабли.

Малфой едва заметно скривился.

— Мы взрослые люди. К чему эти детские ставки вроде души? — ровно произнёс Дин.

Волдеморт усмехнулся и развел руками.

— Я внимательно тебя слушаю.

— Тебе нужен мальчишка. Что ж, могу смело отдать — мне он ни к чему.

— И что ты просишь взамен?

Дин криво улыбнулся.

— Твой слуга уже дал то, чего я хотел, — он перевёл взгляд на скривившегося Люциуса. — Спасибо, лорд Малфой. Порой человеческая душа сильно мешает.

Сэм ахнул. Кроули схватил его за локоть, не давая уйти.

— У тебя нет души, — кивнул Волдеморт, слабо улыбаясь.

— Человеческой души — нет, — Дин поднял клинок, — Но у меня душа праведника!

— Экспеллиармус! — воскликнул Малфой.

Клинок вылетел из рук Дина, не успел он опомниться, как в абсолютной тишине услышал самое страшное для него проклятие:

— Авада Кедавра!

Винчестер отлетел на добрых пять метров, упал на спину и раскинул руки в стороны. Метка погасла. Дыхание прекратилось. Сердце остановилось.

Комментарий к 28 — Последняя битва Готовы к финалу?

====== 29 — Новая жизнь ======

— Дин!!! — закричал Сэм и хотел подбежать к брату, но Кроули и Бенни не позволили ему. — Пустите!

— Сэм, — хрипло произнёс Лаффит. — Все кончено…

Винчестер смотрел на бездыханное тело брата, не в силах отвести взгляд. Клинок валялся где-то в стороне.

— Но ведь магия на него не действует… — едва слышно произнёс он.

— Это было проклятие, — тихо сказал Кроули. — Сэм…

Сэм не слушал его. Ему хотелось взять что-нибудь тяжёлое и разбить череп этой гадюки, что посмела убить его брата. Как?!

— Ах ты сволочь! — взревел Винчестер. Бенни и Кроули подхватили его под обе руки, не позволяя наброситься на Волдеморта. Тот же тихо смеялся.

— Я ожидал большего. Приведите мальчишку, если не хотите составить своему профессору компанию.

Снейп достал палочку, загородив спиной Гарри. Тот же изловчился и вышел вперёд.

— Поттер, назад! — рявкнул зельевар.

Тот его проигнорировал, медленно шагая вперёд. Оказавшись в двух метрах от Дина, он остановился.

— Гарри, ты что-то хочешь сказать?

Поттер криво улыбнулся.

— Иди и смотри.

Волдеморт нахмурился.

Вдруг по полу поползли трещины. Пожиратели смерти трусливо сбежали, оставив Тёмного Лорда и Люциуса Малфоя. Те с непониманием наблюдали, как Первый клинок дрожал, сначала едва заметно, а потом с большей силой. Вот он сорвался с места и полетел прямо в вытянутую руку Дина. Тот резко распахнул глаза и сел.

— Очешуеть, — выдохнул он, глядя на оружие в руке. — Получилось.

Кроули, Сэм и Бенни оцепенели.

Дин поднялся на ноги, потянул шею, как после неудобного сна, и пристально посмотрел на Волдеморта и Малфоя. Оба были просто в ужасе. Второй человек, переживший Аваду?

— Кто ты? — хрипло спросил Тёмный Лорд.

Дин криво усмехнулся и медленно двинулся вперёд.

— Рыцарь Ада.

Трещины на полу отрезали путь к отступлению.

— Преемник Каина.

Метка полыхнула огнём.

— Всадник Апокалипсиса Война.

Из трещин потянулись красные языки пламени.

— Принц Преисподней.

Позади него раздался злобный рык. Снейп отшатнулся, вспоминая, какие «милые» создания издают этот звук.

— Праведник, избранный Богом.

Под потолок поднялись близнецы Уизли на метлах с самодельными бомбочками в руках.

Дин остановился. В глазах заклубилась тьма, на дне которой сверкали раскалённые угли Ада.

— Я Дин Винчестер, сукин ты сын.

Малфой не успел вскинуть палочку, как та вылетела из его рук.

— Ава… — Волдеморта не успел договорить заклинание, как Дин в одно мгновение оказался рядом, вонзив в него клинок. Тёмный Лорд повис безвольной куклой в руках демона. Тот отбросил его в сторону, брезгливо поморщившись.

— Что ты… — сглотнул Люциус, стремительно бледнея. Рядом с ним взорвалась бомба, сбив Малфоя с ног. Студентов не задело. Вот только один из близнецов упал недалеко. Профессора тут же устремились к нему.

Часы пробили полночь.

В зале наступила тишина. Все с ожиданием смотрели в пустоту, открыла доносилось рычание.

— Клэр, Мэгги, Роуди, — Дин произнёс команду на языке демонов.

Адские псы сорвались с места и кинулись на Малфоя. Тот пытался отползти, но одна из гончих ухватила его за ногу.

Профессора создали вокруг студентов непроницаемые щиты, чтобы те не видели, что происходит с Малфоем. Длилось это секунд десять, но до учеников все равно доносились истошные вопли. Когда щиты исчезли, все увидели бледных профессоров, у которых явно прибавилось седых волос. Кроули с Малфоем исчез через долю секунды. Немногие успели разглядеть истерзаное тело. В трещины на полу стекала кровь. Земля затряслась, в окно было видно, как на небе сверкнула молния.

— Врата открыты, — ровно произнёс Дин и перевёл взгляд на Драко. Тот впервые позволил себе на виду у всех показать слабость. Его душили слёзы. Часы продолжали отбивать полночь.

— Пожалуйста… — тихо прошептал он, пятясь назад. — Не надо…

«Ты нужна ему», — прозвучало в мыслях Гермионы. Почему-то голосом Дина. Девушка повернулась к нему. Он смотрел на неё и едва заметно мотнул головой.

Грейнджер стремительно подбежала к Драко и повисла на его шее.

— Все будет хорошо, — прошептала она.

— Мне страшно… — всхлипнул он, уткнувшись в её плечо. — Я не хочу умирать…

Гермиона закрыла глаза, приблизилась к парню и что-то прошептала. Тот онемел. Гриффиндорка отстранилась.

— Помни об этом, — произнесла она, отступая назад.

Драко продолжал смотреть на неё, осмысливая сказанные слова. Кто бы мог подумать…

— Драко, — позвал его Дин. — Драко.

Малфой повернулся к демону. Рядом с ним стояли три огромных адских пса.

— Встретимся на той стороне, — хрипло произнёс Дин и тихо прошептал команду на языке демонов.

Драко зажмурился и до боли сжал кулаки. В последний момент он скрылся под непроницаемым куполом. Секунд через десять купол спал. Гончих не было. На полу, в разорванной одежде, с кучей глубоких царапин, лежало бесдыханной тело Малфоя.

Студенты с криками отпрянули от него. Только Снейп упал рядом, пятаясь нащупать пульс.

— Северус… — позвал его Дамблдор, опустив голову. — Он…

— Он не умер! — закричал Снейп, яростно глядя на директора и прижимая к себе истекающее кровью тело крестника. — Он не мог умереть!

— Снейп, — позвал его Дин. Северус поднял на него взгляд, полный слёз. — Сохрани его тело. Оно ему ещё пригодится.

Все отчётливо видели, как у зельевара прибавилось седых волос. Он уткнулся носом в макушку Драко и тихо заплакал.

— Сюда! Скорее! — закричал Джордж Уизли. Фред лежал у него на коленях, периодически теряя сознание.

Все профессора, включая Винчестеров, в миг оказались возле ещё живого студента.

— Его задело, — дрожащим голосом произнёс Джордж. — Ему ничто не помогает…

Дамблдор провёл над телом Фреда палочкой. По нахмуренному лицу было понятно, что дело плохо.

— Магия его не спасёт…

В глазах Джорджа отразилось отчаяние. Рон прижал к себе Джинни.

— Мы можем его спасти, — тихо сказал Дин, все взгляды устремились на него. — Но цена будет чудовищной.

— Какая? — с надеждой спросил Джордж, готовый на все ради спасения брата.

— Он должен стать вампиром.

Бенни вздрогнул.

— Я не…

— Хочешь, чтобы ещё один ребёнок умер? — пооцедил Дин.

— Я не могу делать это без согласия, — кисло закончил Лаффит.

— Я согласен, — кивнул Джордж. — Прошу, спасите моего брата.

Бенни нахмурился, надкус запястье и прижал его к губам Фреда.

Дин поднялся и отошёл в сторону. Его заметно пошатывало. Из носа текла кровь.

— Ты как? — догнал его Сэм.

— Хреново, — выдохнул брат. Перед глазами все плыло. — Действие ритуала закончилось.

— Значит, тебе нужно в Ад? — опустил голову Сэм. В его голосе сквозила обида.

— Я бы не смог преподавать, — усмехнулся Дин. — Слишком уж это… надоедает. Кроули отправит тебя обратно в…

— Нет, — перебил его Сэм. Дин удивлённо посмотрел на него. — Дин, что мне делать в бункере? Монстры затихли, Ад и Рай наконец-то живут в мире… Какой от меня толк? Сидеть несколько лет среди книг, ожидая твоего возвращения? Здесь… Здесь я нужен. И мне нравится преподавать. Я чувствую, что это моё.

Дин кивнул, опустив голову.

— Что ж, раз это твоё желание, я не буду тебя переубеждать. Об одном лишь прошу, — он поднял голову. — Не спи со студентками и не храни порнуху на видном месте — ничем хорошим это не кончится.

Сэм против воли рассмеялся, но грустно.

Позади Дина появился Кроули.

— С рыжиком все в порядке. Белобрысик уже в Аду. И нам пора.

Дин подался вперёд, обняв брата.

— Присматривай за Деткой. Если хоть одну царапину увижу…

Сэм тихо фыркнул. Он знал, что за словами о любимой машине, брат на самом деле говорит о нем. Вот ведь гордый чурбан!

— Я с неё пылинки сдувать буду.

Дин отстранился. Не успел Сэм попрощаться, как брат и король Ада исчезли.


*

Гермиона вздохнула, оглядывая совсем не изменившийся за этот год класс. Он вообще редко менялся. Разве что на втором курсе всюду висели портреты Локхарта. Сейчас все было, как раньше. Почти.

Она перевела взгляд на ряд, где сидели слизеринцы, с грустью осознавая, что одного не хватает. Когда он появиться? Через год? Пять? Десять лет? Может, он вообще никогда не вернётся?

«Я буду ждать тебя», — последнее, что она ему сказала. И все. Никаких вестей. Да и от кого? Демонских новостей по телевизору пока не передают.

— Гермиона, ты как? — с беспокойством спросил Гарри. От очков он избавился раз и навсегда. И хорошо.

— Нормально, — пожала она плечами. — Просто… Вспоминаю, что было в том году и опасаюсь, что ждёт нас в этом.

Поттер понимающе кивнул.

— Волдеморт мёртв. Нечего больше бояться.

Девушка кивнула, но как-то неуверенно. Может, он прав? Хватит думать о плохом. Пора приниматься за учёбу.

Двери открылись, и в кабинет вихрем влетел преподаватель. Некоторые даже ахнули от удивления.

— Доброе утро, класс, — улыбнулся Сэм. — Надеюсь, вы меня ещё не забыли. Этот учебный год мы начнём с изучения…

— Языческих богов, — на лестнице, оперевшись о перила, ухмыляясь, стоял Бенни. Он медленно спустился.

Сэм скрипнул зубами.

— Ты что здесь забыл? — прошипел он не очень дружелюбно.

— Ну… — протянул вампир. — Везде значится, что преподавателей по Защите от Тёмных искусств двое. Динно, если не забыл, сейчас восстанавливает силы, а вот я совершенно свободен! Тем более, у меня тут в школе клыкастый собрать появился — присматривать надо.

Бенни с самодовольной рожей протянул Сэму пергамент, на котором был написан приказ о назначении на должность второго преподавателя одной клыкастой заразы.

— Ну почему именно ты?!


*

Пять лет спустя.

Рэйлин появилась на перекрёстке, услышав очередной вызов, уже третий на этой недели, и готова была вновь защебетать хорошо отрепетированную речь, сражающую мужчин наповал, но замерла в удивлении, увидев перед собой девушку лет двадцати.

— Ну наконец-то! — выдохнула та. — Думала, что-то напутала. С такой скоростью ты вряд ли долго протянешь на этой должности, милочка.

Демоница едва не задохнулась. Да что эта мерзкая девчонка себе позволяет?!

— А ты не так проста, — протянула она, заметив пистолет с пентаграммой на поясе незнакомки.

— Давай пропустим эту часть, окей? Мне нужен главный.

Рэйлин едва не захохотала в голос. Таких самонадеянных она редко встречала.

— И почему же я должна его звать?

Серьёзно, у короля и так дел по горло. Да и откуда эта человечишка может его знать?

— Если хочешь жить — позовешь, — ослепительно улыбнулась девушка, подходя ближе. — Ну так что? Зови его высочество принца Дина Винчестера.

Рэйлин оторопела и невольно вздрогнула. О появлении в Аду нового принца знали немногие, а уж о том, что это легендарный Дин Винчестер…

— Откуда…

— Кто поминает имя моё всуе? -раздался голос за спиной демоницы. Та резко обернулась, склонив голову.

— Ваше высочество…

Дин смерил её недолгим взглядом и махнул рукой.

— Свободна.

Рэйлин тут же исчезла. Винчестер перевёл взгляд на девушку.

— А вы похорошели, профессор, — присвистнула та.

Дин улыбнулся.

— Падма Патил? Вот это встреча.

Девушка развела руками.

— Говорила же, что так просто вы от меня не отвяжетесь. Ну что, так и будем стоять посреди дороги?

Дин усмехнулся и щелкнул пальцами. Позади возникла его любимая Импала. Он открыл дверь и галантно протянул руку.

— Не составитель ли вы мне компанию, мисс Патил?

— С удовольствием, ваше высочество, — улыбнулась Падма, сев в машину. Дин сел на место водителя. Они устремились вперёд.

— Сэм там ещё не свихнулся в вашей школе? — спросил Дин, усмехнувшись.

— Какой там! — закатила глаза Падма. — Муштрует всех на пару с Бенни. Ругаются, как кошка с собакой. Жуть.

— Расскажи, что происходило после моего ухода.

— О! Это довольно интересно. Близнецы Уизли уехали в Америку. Их маме не особо понравилось, что её драгоценный сыночек стал вампиром. Пришлось покинуть страну. С магами Америки они сразу поладили. Поттер, оказывается, тоже был праведником. Они с Луной поженились год назад, представляете? Парвати после школы тоже не заставила себя долго ждать — теперь она миссис Забини.

— Забини? — переспросил Дин с изумлением. — Ну и ну…

— Но самое интересное произошло всего месяц назад…


*

Гермиона шла по людной улице Лондона. Все прожитые дни на протяжении пяти лет не отличались особым разнообразием. Утром она рано вставала, чтобы к восьми быть на работе в больнице святого Мунго. Решение связать жизнь с медициной было спонтанным. После того, что произошло на третьем курсе… Вспоминать не хотелось.

Гермиона остановилась возле светофора и огляделась по сторонам. Переведя взгляд на противоположную сторону улицы, она застыла. Ее сердце пропустило удар. Ноги сами несли её вперёд. Она старалась не моргать, боясь, что увиденное — очередной сон. Но это не было сном.

— Драко? — шепотом спросила она, оказавшись рядом.

Малфой едва заметно улыбнулся.

— Ты сказала, что будешь ждать. Вот я и пришёл.

Его глаза цвета льда приобрели какой-то красный оттенок, свидетельствуя о перевоплощении. Гермиона подалась вперед, утонув в его объятиях.


*

— Так и знал, что он отправится к ней повидаться, — хмыкнул Дин. — А мне говорил, что отправился в Диснейленд.

Падма рассмеялась. Винчестер повернулся к ней.

— Ну, а ты? Что у тебя на личном фронте?

— Ну… — протянула девушка. — Если не считать, что я могла стать миссис Нотт, но так и не стала, то ничего. Теперь я просто Падма. Даже не Патил. Отец хотел, чтобы я поскорее вышла замуж, поэтому я ушла из семьи.

— Чего же ты хотела?

— Хочу, — девушка многозначительно улыбнулась, крутанула колесико, и в машине заиграла рок-музыка. — Я хочу приключений! — радостно воскликнула она.

Дин улыбнулся и надавил на газ, направляясь в закат.