Оно: всё впереди (СИ) (fb2)


Настройки текста:



====== Глава 1: Что тут происходит? ======

Оранжевый лист упал с ветки клена. Ветер понёс его над домами, машинами и маленькими магазинчиками городка Дерри. Лето закончилось. Скоро дети снова сядут за парты, начнутся частые дожди и новые проблемы. Небо было мрачным и никак не хотело пропускать лучики солнца; вот-вот закапает мелкий дождь.

Беверли сидела на небольшой кровати в пустой комнате детского дома Дерри. Её документы рассматривались в этом же здании на первом этаже. Её куратор, женщина лет тридцати пяти оформляла её тётю в качестве опекуна для девочки. Вот только самой Беверли это было не в радость. Она не хотела уезжать. Не хотела, даже после всего произошедшего. Если быть уж совсем честными, тётя тоже не особо горела желанием её забирать, но так как девочку никто не удочерил, выбора не было. Это должна была быть её последняя ночь в этом городке. Должна была быть...

— Беверли! — дверь распахнулась и на пороге показалась куратор. — Ты... ты в это не поверишь!

— Мисс Груньён? Я уже... собрала вещи, — опустила голову девочка.

— Нет, нет! Тут! К нам... в общем, не хотела говорить тебе раньше, но тебя хотят удочерить! — женщина подошла и села на кровать рядом с Беверли. — Послушай... Я знаю, на твои плечи легло много... всего. Я пообщалась с ним...

— С ним? — насторожилась девочка. — Меня хочет удочерить мужчина?

— Скорее молодой человек. Все документы в порядке, он живет совсем рядом. Я знаю, что это поспешно, но, возможно, это твой единственный шанс остаться в Дерри.

— Я... не знаю. Мне нужно его увидеть.

— Именно! Он только что пришёл и ждёт тебя.

Беверли не понимала, что происходит. Всего три дня назад она прощалась со всей группой неудачников и еще раз поцеловала Билла. И вот, когда она уже почти смирилась с отъездом, объявляется некто, кто хочет забрать её. Кто он? Где он живет? Зачем она ему? Эти вопросы мучали её, плюс ко всему прочему, после инцидента с отцом, она не доверяла мужчинам. Все эти мысли мучили её, пока она спускалась на первый этаж. Ступени скрипели, издавая звуки, от которых у Беверли шли мурашки по коже.

— Посиди тут, я позову его, — сказала мисс Груньён и, посадив девочку на стул у входа в кабинет, вошла внутрь.

Беверли накручивала на палец прядь рыжих волос, думая, что это просто напрасные волнения. То, что с ними произошло, было ужасно. Но они справились, и нужно жить дальше. Жить и стремиться к лучшему.

“Я смогу увидеться с друзьями. Я остаюсь”.

Эти мысли грели ей душу.

Дверь открылась, и Беверли повернулась, чтобы увидеть того, кто, как она думала, может спасти её будущее. Но как только она увидела, кто перед ней стоит...

— Не может быть... — проронили дрожащие губы.

/strong>*

Несколькими днями ранее

Неудачники стояли в коллекторе. Билл занёс железную балку над головой клоуна. Тот буквально повис на кончиках пальцев.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл... Он ст-ст-стукнул к-кулаком об ст-стол, — проронило оно и упало в бездонный колодец.

Билли уронил балку и рухнул на колени. Из его глаз закапали горячие слёзы. Они стекали по щекам и падали на холодный бетон. Друзья столпились вокруг него.

— Смотрите! — крикнул Бен. — Дети! Они опускаются!

Все подняли головы. Действительно. Десятки тел опускались на землю. У некоторых не было конечностей, одежды или даже голов. Тут Билл и заметил знакомую фигуру. Желтый дождевик, зеленые резиновые сапожки.

— Дж-Дж-Дж-Джорджи! — закричал Денбро. Он встал на ноги и побежал на то место, куда приземлялся его брат. — Э-э-это Джорджи! — кричал он.

— Стой, Билл! — крикнул Ричи. Все помчались за ним. Мальчики вытянул руки вверх и маленькое тельце плавно опустилось на них. Следом подбежал Майк и помог удержать Джорджи после появления земного притяжения. Денбро аккуратно опустил брата на землю. Одной руки не было почти по плечо.

— Твою мать! — подоспевший Эдди отпрыгнул в сторону, едва сдерживая рвотный рефлекс. — Где его рука?!

— Он вообще жив?! — спросил Стенли.

Билли приложил ухо к грудной клетке брата. Наступила секунда мучительного ожидания.

— Он д-д-дышит!!! — закричал мальчик. — Дж-ж-жорджи дышит!!!

— Как это?! Что за анабиоз!! — схватился за голову Ричи. Эдди ударил его в бок здоровым локтем.

— Ты дурак?! Это тебе не комиксы про Росомаху!

— Замолчите оба! — повысил голос Стенли. Беверли присела рядом с Денбро.

— Билл, ему срочно нужна помощь!

— Да... т-ты права!

Он поднял брата на руки.

— Скорее, валим отсюда! — скомандовал Бен.

Все ринулись к выходу.

— Т-т-только держ-ж-жись! — умолял брата Билли.

На следующий день уже весь Дерри знал о том, что маленький Джорджи Денбро нашелся. Все местные газеты ставили эту новость на первую полосу. Сам мальчик лежал в больнице. Рану на его руке зашили. И, к счастью для Эдди, его опасения о СПИДе не подтвердились. Но Джорджи навсегда остался калекой без руки.

Задиру Генри Бауэрса тоже нашли еле живого в сточном канале. Он лежал в одной больнице с Джорджи, только в другом отделении. Его отец тоже оказался жив, ведь скорая подоспела вовремя. Исчезновения детей прекратились. А трупы уже пропавших, находили в сточных водах канализации, там, куда их приносило течением.

— Я уезжаю, — Беверли и остальные сидели на поляне, рядом с рекой. Девочка призналась друзьям, что ей придется переехать. Они дали клятву друг другу. И расстались. До этого самого момента...

/strong>*

У Беверли сперло дыхание. Она сидела и не могла двинуться. “Эти глаза. Эти чёртовы глаза”, — думала она про себя.

— Вот, Беверли, познакомься. Это Роберт Грей.

POV Беверли

Мужчина. Высокий, под два метра ростом, достаточно худого телосложения, ярко выраженные скулы, волнистые волосы. Одетый в обычную белую майку, синюю джинсовую рубашку и серые брюки на ремне. Вроде бы ничего особенного, но... глаз. Этот косящий голубой глаз. Рот, растянутый в, если подумать, совсем не дружелюбной улыбке. Высокий лоб. Я узнала в нем свой кошмар. Я не могла двигаться. По спине пробежала капля пота. Руки задрожали.

— Привет, Беверли, — длинная рука оказалась в сантиметре от меня. — Я — Роберт, — голос был высокий и временами срывался. Он хорошо мне знаком. Было слышно, что поддержать один тембр ему сложно.

— Ну же, Бев. Пожми ему руку, — шепнула куратор. Я пересилила себя и подняла конечность. Его рука была холодной. От этого по телу пробежали мурашки. Он не хотел отпускать её, так что пришлось буквально вырвать пальцы из его хватки. Мисс Груньён совсем не понимает странности данной ситуации?! Я посмотрела на неё. Женщина лишь улыбнулась мне. Всё ясно. От неё нет толку.

— П-постойте. Это так... неожиданно, — я попыталась сделать вид, что не замечаю ничего странного. Оно стояло и, не отрываясь, смотрело на меня. Страх подступал, однако я из-за всех сил старалась побороть его. — И где вы... живёте?

Мисс Груньён сразу протянула мне папку с информацией. Открыв её, я даже не удивилась.

— Этот дом? — передо мной было фото того самого сгоревшего особняка. — Он же сгоревший! Вы что, не видите?? — не выдержала я.

— Ну да, — она забрала у меня папку и посмотрела на изображение. — Зато посмотри, как его отстроили! По-моему, прекрасный дом.

Это шутка? Она что, не видит этот кошмар на снимке?? Хотя, этот трюк мне знаком. Как тогда, с окровавленной ванной.

Мне захотелось убежать и скорее рассказать об этом остальным. Ведь они думают, что я уже на полпути к тёте. Но я всё ещё здесь. И, чёрт возьми, я уже ничего не понимаю.

— Что же, думаю, мне нужно вас оставить. Пообщайтесь, узнайте больше друг о друге, — улыбнулась мисс Груньён.

Одной?? С этим?? Оно этого и добивается! Я схватила куратора за рукав.

— Постойте. Мне... мне нужно... — я не знала, что сказать. Либо она уже полностью в его власти, и тогда я ничего не смогу объяснить, либо она ещё хоть что-то соображает. — Я хочу поговорить с вами. Можно??

— Эм... простите, мистер Грей. Я сейчас, — она отвела меня за угол коридора. — Бев, что не так?

— Да всё не так. Вы действительно не понимаете?? Кто он? Почему молодой мужчина вдруг захотел удочерить девочку тринадцати лет? А этот дом... он же сгоревший! Как его могли так быстро восстановить? У него хоть документы есть? Это же ненормально!

А она просто смотрела на меня растерянным взглядом.

— Беверли, я... не понимаю тебя. Ты же так сильно не хотела уезжать. Через этот детдом прошли сотни детей, и все они мечтали найти семью. Я смотрела дело твоей тети и думаю, ты и сама знаешь, что она за... человек.

Мисс Груньён права. Конечно, меня признали невиновной в убийстве отца, но тётка мне этого не простит, не простит смерть брата. Если уеду, то будет паршиво. Но если останусь... то что тогда? Что будет, когда я выйду с ним из этого здания? Что мне делать? Мне страшно. Ненавижу это чувство. Что же мне делать...

КОНЕЦ POV Беверли

Девочка с куратором вышли к стоящему Роберту. На лице Беверли была весьма притворная улыбка, которую она с трудом натянула на себя.

— Что же. Мне очень приятно, что вы решили забрать меня, — сказала девочка, скрипя зубами. — Буду рада... узнать о вас больше.

— Вот и отлично, — мисс Груньён положила руку ей на голову.

— Не волнуйся, Беверли, — голос, который оно издавало, даже в человеческом обличии не до конца походил на нормальный. — Я позабочусь о тебе.

— Не сомневаюсь.


Через десять минут они уже стояли за воротами здания. Только она и... Оно. Улица, как назло, была пуста. Дул прохладный ветер. Собирался дождь. И, как назло, у её чемодана расшаталось колесо. Но вот что странно, Оно ничего не делало. Просто стояло и смотрело, своим косящим взглядом. И всё ещё в этой человеческой форме. “Что делать? Бежать? Заговорить? А если, Оно снова схватит меня? Я совсем одна”, — эти вопросы крутились у Беверли в голове.

— Ну что, Бев. Может...

Оно только начало говорить, но девочка просто развернулась, бросив чемодан, и побежала прочь. Без криков. Молча. По длинной улице Дерри.

— ...полетаем, — из принципа закончило Оно предложение. Начался дождь и вода быстрым потоком полилась по асфальту, убегая глубоко под землю через сливы канализации.

Беверли бежала к дому Билла. Теперь, нужно было решать, что делать дальше.

====== Глава 2: Оно снова здесь ======

Билл и остальные неудачники, кроме Майка, сидели в гараже Денбро. Это был вечер, когда из больницы должны были привезти Джорджи. Однако до этого оставалось ещё почти три часа.

— Кидай уже, — закатил глаза Стен.

Эдди потряс кубики и бросил их на игральную доску.

— Чёрт, восемь! — с досадой протянул он.

— Ха! Ты пропускаешь ход. Моя очередь! — Ричи выхватил кубики и кинул их на стол. Снова выпала восьмерка.

— Да, ты тоже пропускаешь! — показал на клеточку Эдди.

— Нифига, там семь было, кубик перевернулся!

— Хватит врать! Только трепаться и умеешь!

— Да замолкните оба, — подобрал кубики Бен.

Мальчики замолчали. Лампа в гараже замигала, что заставило всех поёжится, но уже через секунду, свет вновь осветил помещение.

— Ребята, к-к-как думаете, Бев-в-верли позвонит, когда приедет к тёте? — спросил Билли, словно у самого себя.

— Ну, мы оставили ей номера, — рассуждал Бен. — Она обещала.

— В какой штат она вообще едет? — развёл руками Ричи.

— В Мас-с-с-сачусетс, — еле выговорил название Денбро.

Дождь громко бил по крыше гаража. Редко, мелкие капли просачивались сквозь щели в карнизе и капали в небольшое ведерко.

— Ладно, — выдохнул Стен, — хватит об этом. Мне уже жутко. Скоро возвращаться в школу. Давайте просто продолжим...

Бах! Резкий стук в дверцу гаража. Все вздрогнули и обернулись в сторону источника шума. Удары повторялись раз за разом.

— Что за... — хотел выругаться Ричи, но услышал знакомый голос.

— Ребята! Билл! Кто-нибудь! Вы тут?!

— Беверли! — Денбро подскочил, чтобы открыть гараж, но Эдди схватил его здоровой рукой.

— Стой! Мы не знаем, она ли это!

— Что?? О ч-ч-чём ты? — не понял мальчик.

— Беверли уехала, Билл. Как она могла оказаться здесь??

— Эй! Я слышу вас! Впустите!

— Не открывай! — закричал Ричи. — Мы не можем знать наверняка. Вдруг... это что-то другое.

Голос девочки продолжал молить впустить её. Билли посмотрел на дверь. Бен встал с места.

— Если ты действительно Беверли, то скажи, что за группу я слушал тогда, когда познакомился с тобой?

— Что? Группа? — послышался голос девочки. — Это... это... — наступила минута молчания, — New kid on the block! Точно! Эта!

Бен вспомнил, что в тот раз именно это название она и перепутала с настоящим.

— Почти. Открывай, Билл!

Денбро быстро подбежал к дверям.

— Ты слушаешь их? — с удивлением спросил Стен.

— Я? Ну... только никому не говори!

Беверли забежала в гараж. Она была вся мокрая. Билли быстро усадил её ближе к лампе.

— Я с-с-сейчас достану полотенце.

С этими словами он начал рыться в стоящем рядом шкафу. Ребята окружили девочку, которую трясло от холода.

— Бев? Что ты тут делаешь?? — не стал тянуть Ричи. — Ты же должна быть у тёти!

— Ребята... вы мне просто не поверите.

— Это... Оно? — тихо спросил Эдди. — Ведь так?

Марш кивнула. Через полчаса она уже грелась в тёплом одеяле с чашкой чая в руках, рассказывая, что с ней случилось.

— Это было оно! Я точно знаю! Этот косящий глаз и... улыбка! Словно сейчас душу из меня высосет.

— Я примерно тоже самое чувствую, когда стою рядом с мамашей Эдди, — усмехнулся Ричи.

— З-з-замолчи, Ричи, — серьёзно сказал Билл. — Это н-не смешно.

— Я знал! — схватился за голову Эдди. — Знал, что это не конец! Что нам теперь делать?! Оно ещё тут! И знает, где мы!

— Как там Оно себя называет? — спросил Бен.

— Пеннивайз. Танцующий клоун, — с отвращением ответила Бев. — Но в приюте Оно представилось Робертом Греем.

— Что за тупой псевдоним? — закатил глаза Ричи. — Ты вообще уверена, что это было Оно? Я, я хочу сказать, мы все ещё в шоке от происходящего. Разве это не может быть просто игрой воображения? Из-за всего, что с нами было.

— А как ты объяснишь дом? Мисс Груньён видела на картинке не старые обугленные развалины, а красивую постройку! Оно что-то сделало с её разумом.

— Неужели, всё повторяется? — по телу Бена пробежали мурашки.

— И-и-и где ты будешь жить? — спросил девочку Денбро. — Я могу прятать тебя у себя в гараже, но рано или поздно родители заметят.

— Почему ты вообще не уехала к тёте? — не понимал Эдди.

— Ну, мы же обещали друг другу, что если Оно вернётся, то мы будем вместе.

— Вот только, как же Оно вернулось? — задумался Бен. — Мы же не боялись его. Неужели, секрет не в этом?

— Когда мы стояли напротив друг друга, Оно ничего не сделало, — вспомнила Беверли. —Только что-то говорило, правда, я уже убежала. Словно, у него не хватало ни на что сил...

Сточные воды медленным потоком лились из канализационных сливов. Пахло тиной и плесенью. Место, где раньше парили дети и находился “цирк”, совсем опустело.

Оно сидело на краю того самого колодца, куда его столкнули неудачники, всё в том же человеческом обличии. Рядом лежал открытый чемодан. Тот самый, который Беверли бросила, когда от него убегала.

— Гадкие дети... — прошипел монстр. — Больше не могу... находится в этой форме... — руки, лицо и всё остальное тело начали меняться. Из коричневых волосы стали рыжими; глаза из голубых превратились в желтые. Рубашка и джинсы стали белым клоунским нарядом. — Так-то лучше.

Слюна потекла по подбородку клоуна. Ему хотелось есть. Но без страха прокормиться было невозможно. Даже тогда, когда он стоял перед Беверли, он не чувствовал такого страха, как хотелось бы для удовлетворения. Сил оставалось совсем немного. Перевоплощения и манипуляции с разумом других давались всё тяжелее. Чтобы загипнотизировать мисс Груньён и заставить увидеть ложное изображение, было затрачено много сил. Но без еды вечно делать это не получится. Монстр понимал это. А значит, нужно есть. Но Оно хотело не просто съесть какого-нибудь ребёнка. Ему нужны были неудачники. Это был вопрос не только выживания, но и принципа. Клоун достал из чемодана ту самую открытку, которую Беверли написал Бен.

— Твои волосы... бла-бла... костёр... мерзко.


Утро выдалось солнечным. Беверли всю ночь провела в гараже Билла. Самому мальчику, чтобы не вызывать подозрений, пришлось вернуться в дом. Дверца гаража открылась. От неожиданности девочка вскочила. “Родители Билла”, — подумала она. Но нет. Перед ней стоял маленький Джорджи. Беверли сразу посмотрела на его правую руку. Точнее, на то, что от неё осталось. Часть, чуть ниже плеча, была закрыта аккуратно отрезанным и перевязанным рукавом кофты. На секунду, девочке захотелось разрыдаться при виде этой картины. Но она сдержалась.

Мальчик улыбнулся и достал из кармана два завернутых в салфетку сэндвича с сыром и ветчиной.

— Привет. Билли попросил передать тебе. Не бойся, я никому не скажу, что ты живёшь у нас, — тонкий голос звучал жизнерадостно, несмотря на всё произошедшее.

— Оу. Эм, спасибо. Ты ведь, Джорджи? Я Беверли. Приятно с тобой познакомиться. Она по привычке протянула ему правую руку, но быстро опомнилась и сменила её на левую.

— Родители сейчас отвезут меня в школу и как только мы уйдём, Билли придёт к тебе.

— Джорджи! Нам пора! — послышался голос отца. После возвращения сына, даже несмотря на его состояние, родители Билли и Джорджи очень изменились. Они словно проснулись от глубокого сна.

— Ой, прости, надо бежать. Пока!

С этими словами он удалился. Девочка развернула сэндвичи и начала жадно их поедать.

Через пару минут в гараж зашёл и сам Денбро. Он принёс ей ещё сока и два больших яблока.

— И как ты пойдёшь в школу? — поинтересовался он. — Уч-ч-чителя же думают, что ты уехала.

— Надеюсь, что мисс Груньён сообщила им о смене моих планов...

— Т-т-тогда нам пора. Я отвезу тебя на в-велосипеде.

— Блин, у меня даже вещей моих нет. Всё осталось в том дурацком чемодане...

— Я од-д-должу тебе свои. Мы справимся, поверь.

Билл встал и протянул ей руку. Девочка взяла её и встала на ноги.


Подъезжая к школе, они встретились взглядом с Генри.

— Его что, уже выписали из больницы? — с неким трепетом спросила друга Беверли.

— П-похоже на то.

Бауэрс пристально и злобно смотрел на них, а затем, характерно провёл пальцем по горлу, давая понять, что им не жить. Билл поднажал на педали, и они обогнали его. У школы их уже ждали все неудачники вместе с маленьким Джорджи. Майк увидел Беверли и побежал к ней.

— Бев, ты тут! — он приобнял её. — Ричи всё мне рассказал. Я... не знаю, что сказать.

Билл подошёл к брату и взял его за руку. После того, как Джорджи очнулся в больнице, Денбро часами сидел у его койки, чтобы брат не скучал. Сначала, он даже не мог поверить в то, что его младший брат жив. Но теперь, даже без руки, Джорджи был реальнее, чем когда-либо.

— Ребят, нам пора, — напомнил Эдди. — На вступительную речь опаздываем же.

— Беверли, на неё же нужно с родителями приходить. Что ты скажешь учителю? — с тревогой спросил Стен.

— Ну... Генри ведь тоже один пришёл.

— Он старшеклассник. И у него отец все ещё в больнице.

— Я что-нибудь придумаю. Может, меня и не заметят.

— Эдди! — послышался знакомый голос. К ним бежала мама астматика. Мальчик засмущался, но деваться ему было некуда. Ричи, в свою очередь, еле сдерживал смех. Женщина быстро подошла к сыну. — Эдди, ты опять забыл свои салфетки, — она увидела стоящую рядом Беверли. Девочка немного отпрянула назад, помня, чем закончилась их предыдущая встреча. Но, к её удивлению, реакция была неожиданной.

— Мисс Марш? Что вы тут делаете?

— Я... эм... ну, в общем меня удочерили. Как бы...

— Удочерили? Кто? Эдди всё мне рассказал. Ты не в коем случае не должна брать на себя вину за смерть отца. Я давно замечала что-то странное в поведении этого сумасшедшего.

— Эм... да. Но это в прошлом. Теперь всё...

— Так где он? — перебила её женщина.

— Кто?

— Твой опекун. Я хочу с ним познакомиться.

— Он... он...

— Ещё не пришёл! — выпалил Ричи. — Именно! Его просто ещё нет! И я уверен, что он появится с минуты на минуту.

— Хм. Ну ладно. Пошли, Эдди, а то опоздаем.

— Мам. Я хочу пойти с друзьями, — упёрся мальчик.

— Твои друзья тоже пойдут с родителями. Хватит упрямиться, — она взяла его за здоровую руку и повела в здание школы.

— Я тоже пойду, найду дедушку, — сказал Майк. — До встречи внутри, ребята.

Таким образом все разошлись к родителям. Беверли пришлось пойти с родителями Билли и Джорджи.

Они стояли в актовом зале и слушали вступительную речь директора школы. Та говорила о том, какой непростой был прошлый год и даже лично поздравила Джорджи и Генри с их скорым выздоровлением. Некоторые родители узнавали у учителей расписания и планы учебы на ближайший год, кто-то общался с детьми. Ричи и Стен быстро отыскали Беверли и Билли в толпе.

— Ну и речь. Я чуть не уснул, — протянул Ричи. — Даже мамаша...

— Ричи, заткнись, — ткнул его Стен. — Что будем делать, когда всё закончится?

— А разве не ясно? Пойдём назад, в тот дом, — уверенно сказала Бев.

— М-м-может сначала прид-д-д-думаем план? — разволновался Билл. — Только не подумай, мы верим тебе, но если Оно там, нам н-н-нужна стратегия.

— Он прав, — согласился Стен. — В прошлый раз мы чуть не погибли, пытаясь убить его. Надо хотя бы вооружиться.

— Для чего? — послышался голос Бена. Он вместе с Эдди и Майком подошли к остальным.

— Мы пойдём в тот дом ещё раз, — повторила девочка с той же уверенностью.

Тут к ним подошла одна из учителей, которая только что говорила с родителями Билли и Джорджи.

— Беверли Марш. Ваш куратор написала мне, что вас удочерил некий Роберт Грей. Могу ли я с ним поговорить о предстоящем учебном годе? Вы ведь ещё даже учебники не получили. Я не давлю и прекрасно понимаю ваше состояние, но, тем не менее, учеба важна.

— Мой... опекун... — все молча смотрели на Беверли. Та пыталась придумать подходящую отмазку. “Не пришёл? Тогда она попросит его телефон. Заболел? Тогда захочет лично встретиться позже! Что мне ей сказать??” — Он... в общем... эх. По правде я...

— Беверли! — послышался скрипучий голос. Неудачники разом вздрогнули. Сердцебиение девочки ускорилось.

“Не может быть!” — хором подумали все. Никто не хотел оборачиваться на источник звука. Однако этого и не требовалось. Он сам подошёл, невольно попадая в их поле зрения. Всё та же рубашка и джинсы. Косивший глаз и жуткая улыбка. Неудачники просто застыли на месте.

— Простите, что опоздал! — тембр голоса был очень резким и местами высоким, что невольно резало уши. — Просто не успел позавтракать. Роберт Грей. Это мое имя.

— Эм. Да, я миссис Кол. Учитель Беверли.

— Приятно познакомиться с вами.

Он подал ей руку и посмотрел на детей. Те, в свою очередь, не могли оторвать взгляд от него.

— Как дела, ребята? — невыносимо странным тоном спросил он. — Чего такие испуганные? Монстра увидели? — он взял Беверли за руку. — Спасибо, что присмотрели за ней, но нам пора.

— Пора? В каком смысле? — не поняла учительница.

Девочка быстро вырвала свою руку из его хватки.

— Да, как это пора... Роберт? — она еле выдавила из себя его имя. — Ты же ещё не знаешь мое расписание, список учебников, плату за них.

— Ч-чего? — на его лице появилась некая растерянность.

— Это всё взаправду? — невольно спросил сам у себя Эдди.

— Не знаю, — ответил на риторический вопрос Ричи.

— Прежде в моем классе не было... детей с такими... — миссис Кол не знала, как правильно описать ситуацию Беверли. — Давайте пройдём в мой кабинет и побеседуем.

— Но я... я... — он не успел опомниться, как женщина уже выводила его из зала.

— И... что это было? — спросил Майк.

— Это было Оно, — ответил Бен. — Теперь я точно верю Беверли.

— А если он сейчас съест её!? — испугался Эдди.

— Как? Если ты не заметил, он больше по детям ориентируется.

— Ну и гадость ты ляпнул, Ричи, — скривился Стен.

Дальше всё пошло, как и должно было. Собрание закончилось. Все вышли на улицу и начали расходиться, готовиться к предстоящему дню учебы. Родители забрали Джорджи и уехали. Билл и остальные остались ждать Беверли.

— И мы правда будем ждать, пока этот клоун принесёт ей учебники?? Это безумие! — всплеснул руками Ричи.

— А что ты хочешь? Позвонить в полицию? — саркастично спросил Стен.

— Вы не обязаны ждать меня. Идите, у вас, наверное, много дел, — сказала девочка.

— Н-н-никуда мы не пойдём. Мы б-б-будем с тобой.

Так прошло почти два часа. Ни миссис Кол, ни Клоуна не было. Практически все уже разошлись по домам. Неудачники уже начали думать, что учительница действительно стала жертвой плотоядного нечто, но от этих мыслей их отвлёк смачный плевок в лицо Эдди.

— Фууу!!! — мальчик упал на траву и принялся вытирать слюни салфетками, которые ему оставила мама.

— Ну привет, неудачники, — Генри со своей бандой встал напротив них.

— Г-Генри. Т-т-тебе лучше? — как можно непринужденнее спросил Билл.

— Лучше, чем сейчас будет тебе, заика. Не помню, что произошло в том доме, но вы с этим точно связаны! Я знаю, вы там тоже были! Мой отец тоже ничего не помнит, но не думайте, что это помешает мне как следует отмутузить вас, — он перевёл взгляд на Майка. — Особенно тебя, нигер.

Парню пришлось проглотить это оскорбление, чтобы не спровоцировать конфликт.

— Лучше иди от с-с-сюда, Бауэрс, а не то...

— Что у вас творится? — послышался голос миссис Кол. Она вышла вместе с клоуном. Он держал в руках большую стопку разнообразных книг и тетрадей.

— Это война, неудачники, — с этими словами шайка быстро дала деру. Но ребят волновал лишь монстр в человеческом обличии.

— Расписание на полный учебный год, так что ознакомьтесь, — продолжала рассказывать “опекуну” учительница.

— Угу.

— Все учебники нужно подписать.

— Угу.

— Вы вообще понимаете, какая на вас ответственность, мистер Грей?

— Я... — он перевёл взгляд на Беверли, но та лишь отвернулась. — Понимаю.

— Хорошо. До завтра, ребята. И Беверли, если ещё раз увижу, что ты куришь в туалете, отправлю к директору.

— А? Хорошо, миссис Кол...

Женщина повернулась к монстру почти вплотную. Тот скорчил гримасу, выражающую некое недопонимание.

— Следите, детям в таком возрасте нельзя курить.

С этими словами она ушла. Повисло молчание. Неудачники стояли и смотрели на растерянного монстра. Тот, в свою очередь, водил глазами туда-сюда, словно выискивая что-то.

— Возь-ми, — своим ненормальным тоном сказал он и протянул книжки девочке.

— Ч-что? — опешила она.

— Возьми книги. Или мне их выбросить?

Ребята быстро похватали учебники.

— Знаешь, Бев, у меня твой чемодан. Пойдём со мной. И вернёшь его обратно.

— Н-н-н-никуда она н-н-не пойдёт! — твёрдо сказал Билл. Эдди попытался зажать ему рот, но не успел. Один глаз монстра неестественно покосился на Денбро.

— Оооо, малыш Б-Б-Б-Билли, — спародировал он заикания мальчика. — Как поживает Джорджи? Его рука в порядке?

— Мы тебя не боимся, П-П-П....

— Пеннивайз. Я Пеннивайз. Как с тобой можно общаться с такой речью?

От такого заявления мальчик опешил.

— С-с-свой голос послушай. Уб-б-б-б-б-божество.

— Тем не менее, Беверли некуда идти.

— Она пойдёт с нами, — твёрдо сказал Бен.

— Правда? А вы не боитесь, что до дома можете и не дойти?

— А почему ты в такой форме? — вдруг из ниоткуда спросил Ричи. Теперь опешил монстр.

— Чего?

— Почему не пугаешь нас? Неужели, сил не хватает?

Клоун молчал.

— Всё с тобой ясно, — сказала Беверли. — Билл был прав. Тебе больше нечего есть. Ведь тебя никто не боится. И ты умрешь от голода. Пошли, ребята.

Она развернулась и уверенно пошла прочь. Все, немного погодя, тоже последовали её примеру.

“Снова уходят”, — пронеслось в голове у монстра. Он стоял и смотрел, как их образы исчезают с линии горизонта. Голод становился всё сильнее, и ничто не могло его притупить. Показались острые зубы.

— Ничего личного. Но я вас съем, — со своей привычной ехидной интонацией прошептало Оно.

====== Глава 3: Уже не тот, что прежде ======

— Э-э-то невозможно! Как ему только в голову пришло! — Билл ходил из одного конца гаража в другой.

— Хватит маячить перед глазами. Меня сейчас укачает, — ныл Эдди.

Денбро сел на пол. В голове его бушевали мысли. Только боялся он не за себя. Билл боялся за Джорджи. Того, что Оно вновь придет за ним. И хоть тогда, у школы, монстр ничего не сделал, где гарантия, что он не попытается сделать это снова?

— Н-нужен план, — твёрдо сказал он.

— План? Какой, Билл?? Помнишь, что было в прошлый раз, когда мы пошли в тот дом! Мы чуть не погибли, — напомнил Ричи.

— Может, просто подождём, пока Оно не умрет от голода? — предложил Майк. Бен отрицательно покачал головой.

— Нет. Ведь Оно знает, чего мы боимся. Мы не можем отрицать, что не до конца побороли свои страхи. Мне, например, сейчас страшно.

— И мне, — признался Стен. — Та женщина с картины... я всё ещё вижу её в своих кошмарах. Ещё одной такой встречи я не вынесу, Билл.

— Может, лучше сначала решим, что делать с Беверли? — подал голос Ричи. — Она не может вечно жить у тебя в гараже. А её вещи Оно забрало с собой!

— Это проблема... — протянула девочка. — Хотя бы учебники есть. А вот с одеждой беда. Где мне взять новую?

— Эдди одолжит тебе одежду своей мамки.

— Заткнись, Ричи, — хором сказали все.

Тут раздался стук и дверца гаража открылась, и зашёл Джорджи. Ребята сразу замолчали. С момента, как Джорджи очнулся, он ни разу не упоминал о клоуне. Билл искренне надеялся, что брат всё забыл.

— Билли, помоги мне с домашкой, я ещё плохо пишу левой рукой, — жалобно попросил малыш.

— Конечно, — Дернбро встал и направился к брату. — Я с-с-скоро буду.

Они вышли из гаража.

— Может сыграем в настольную игру? — предложил Стен. Все с недоумением посмотрели на него.


Кролик сидел под старым пнём, жуя сухие листья. Пушистая шерстка уже начала линять к предстоящей смене сезона. Животное поводило ушами, прислушиваясь к опасности.

— Генри! Подожди! — крикнул Хаггинс.

— Надо меньше жрать, — сплюнул Бауэрс.

Подростки шли по лесу, собирая палки и сучки деревьев.

— Бери толстые. Из них лучшие штыки получаются, — командным голосом приказал Генри.

— А тут вообще можно охотиться? Я слышал, что это заповедная зона.

— Если испугался, то можешь валить домой. Меня не волнует какой-то лесок.

Они шли всё ниже по склону, ведущему к тому самому ручью, у которого не так давно кидались камнями с неудачниками. Это место вызывало у Генри отвращение. Он хотел уничтожить всех этих ребят.

— А когда твой отец вернётся? — подал голос друг.

— Не знаю. Врачи говорят, что его состояние может быть нестабильным, — голос подростка стал серьёзнее. Хиггинс понял, что эту тему лучше не затрагивать.

— А что будем делать с неудачниками? Нас теперь меньше, ведь Патрик...

— Не будем о нем. Люди пропадают, а его труп ещё не нашли. Мы не знаем наверняка.

Они оба всё ещё верили, что их друг, Патрик Хокстедер, жив. Вот только ни Генри, ни Хаггинс не знали, что их товарища давно уже нет.

— Эй, смотри, — подал голос Бауэрс. Он показал остриём ножа на старый пень, под которым сидел кролик. — А вот и добыча. Заходи слева, а я справа.

— Ага.

Подростки медленно, на цыпочках, двигались к цели, стараясь свести хруст травы и листьев к минимуму. Вот только они не знали, что на них тоже охотились...

Подобравшись к кролику поближе, Хиггинс заметил, что он какого-то странного красного цвета.

— Что за?!

Он прибавил шаг, и это удивило Генри.

— Эй! Ты чего так быстро пошёл? Он тебя заметит! — шептал Бауэрс. Но друг уже понял, что тут не всё так гладко. Он быстро зашёл за пень и увидел этого самого кролика. Точнее то, что от него осталось. Брюшко зверька было выпотрошено. Словно, все его органы просто съели, оставив лишь оболочку.

— Что за хрень?! — отскочил парень. Подоспевший Генри, увидев эту картину, сразу закрыл рот рукой, чтобы подавить рвотный позыв.

— Вкусно пахнеееет... — прошипел сидящий в кустах клоун. По его подбородку потекли слюни в предвкушении ужина. На что-то большее, чем распотрошенный заяц, он уже был не способен.

Глаза стали ярко-жёлтыми. Чувства обострились. Он только хотел выскочить, чтобы растерзать жертв, как вдруг заметил, что их внимание приковано к чему то другому, нежели к кролику.

— Г-Генри. Это что... кабан? — трясся Хаггинс.

— Вот дерьмо...

Животное стояло в десяти метрах от них. Подростки замерли от страха.

— У нас вообще водятся кабаны?! — паниковал толстый.

— Да откуда я знаю! Может, если мы не будем двигаться, он уйдёт?

Но зверь лишь издал невнятный звук и побежал на них.

— Сваливаееееем!!!! — заорал Бауэрс. И парни рванули прочь, вверх по склону. Разъярённое животное по непонятной причине ринулось за ними. И очень скоро все трое скрылись из виду.

Клоун наблюдал за всем этим, не в силах что-либо предпринять. Выйдя из укрытия, он почувствовал сильную слабость во всем теле. Эта форма была слишком сложна для него, и, невольно, он вновь принял человеческий облик.

— Нет! Нет! Нет! Нет! — визжал он. Ему хотелось выть от отчаяния. Из-за того, что еды не хватило, впасть в спячку не получалось. Но и теперь еду не достать. Такими темпами, его организм скоро совсем перестанет функционировать. При этом ещё и постоянное желание уснуть из-за голода и сбитого режима. Однако если он уснёт сейчас, то через 27 лет уже не проснётся. — Плоть... еда... хоть что-то... — он повернулся к лежащему трупу кролика. Скривившись, он сел над ним и взял его в, на тот момент, человеческие руки. — Хоть... что-то. Выжить... надо жить... — с этими словами, монстр начал поедать останки мертвого зверя. Других вариантов на данный момент не было.


Ричи нацепил на голову железный дуршлаг и обмотал его скотчем. Беверли, тем временем, застёгивала наколенники от старых роликов. Вокруг туловища у неё были обмотаны две крышки от кастрюль. Билл нацепил на лицо хоккейную маску, а оголенные до плеч руки обернул фольгой.

— Где у тебя изолента? — раздался голос Майка из подвала.

— На третей п-п-полке от лестницы! Где-то там!

Эдди, тем временем, надевал велосипедный шлем. На его поясной сумке висели: половник, две вилки и кухонный нож. Бен закрепил на теле две подушки, а на голову надел небольшую кастрюлю и замотал принесенной Майком изолентой. Сам Майк взял пистолет, которым он пользовался на бойне, но на этот раз закрепил запасные иглы к поясу намертво.

Все готовились к атаке. В их планы входило пробраться в канализацию и добить монстра, или, хотя бы, забрать чемодан Беверли. О, в этот раз они будут во всё оружии.

— Т-т-только не забудьте вернуть. А то меня м-мама убьёт, — взволнованно предупредил Билли.

— Нам бы самим вернуться, — буркнул Стен. Его руки тряслись. Он не мог выкинуть из головы образ той женщины с картины. Ему хотелось провалиться сквозь землю. Он не желал идти, но и оставаться одному тоже не нравилось.

— Все гот-т-товы? — спросил Денбро и получив положительные ответы, скомандовал выдвигаться.

Велосипеды неслись по склону. Бен вёз вместе с собой на багажнике Беверли, так как её транспорта не было. На этот раз неудачники решили зайти с другой стороны: не через дом, а через трубу, ведущую в канал. Именно у неё они и встретили тогда Бена.

Путь у них занял минут двадцать. Доехав до оврага, они бросили средства передвижения и отправились на своих двоих.

— Как же ж-жарко в фольге... — протянул Билл.

— Не думаю, что она как-то поможет, если честно, — пожал плечами Майк.

— Н-наверное, — мальчик снял свою броню и убрал в рюкзак. Им осталось практически только пересечь ручей и они дойдут до нужного места.

— Эй! Неудачники! — послышался голос сверху. Ребята подняли головы и увидели сидящих на дереве Бауэрса и Хаггинса.

— Генри? — не поверил своим глазам Эдди.

— Вы что там делаете, куски дерьма?? — бесцеремонно спросил Ричи.

— Чё сказал, четырехглазый?! — разозлился задира. — А ну, живо, позовите кого-нибудь!

Ребята переглянулись. У всех в головах была одна и та же мысль.

— Позвать? Прости, Генри, но у нас дела, — развела руками Беверли.

— Что?! Помогите нам! – перешёл на крик Хаггинс. — Мы тут долго не продержимся! А внизу река!

— Говно не тонет! — засмеялся Ричи и показал средний палец. Неудачники быстро убежали, оставив подростков висеть.

Ребята дошли до нужной точки. Билл достал из рюкзака фонарик.

— Фууу... опять сточные воды!

— Хватит ныть, Эдди, — закатил глаза Стен.

— П-п-пошли, — скомандовал Денбро.

— Стойте! А может, оставим кого-то на стреме? — остановил их Ричи.

Тем временем, местный полицейский, проезжавший мимо оврага, увидел валяющиеся рядом велосипеды. Для стража закона это был знак того, что дети полезли куда не следует.

— Чур, я! — поднял руку Эдди. — Я и так ходил в тот дом! Я не хочу сломать вторую руку!

— Эй, я там тоже был, — подал голос Ричи. — Я тоже имею на это право!

— Может бросим жребий? — предложил Бен.

— Ага, или померимся у кого длиннее, — засмеялся Ричи.

— Как умно, — закатила глаза Беверли.

Дети начали громко спорить. Билли захотел найти палочки, чтобы кто-то вытянуть самую короткую. Только никто не желал уступать. Даже самому Денбро не очень хотелось идти туда.

— Вы?! — раздался противный голос. Все обернулись. Перед ними стоял монстр в человеческом обличии. На лице его была засохшая кровь недавно съеденного кролика.

— Ты?! — вскрикнули все хором.

— Еда сама пришла ко мнееее... — скрипучим голосом проронил он.

— Блин, бежим! — рванул Эдди, но Ричи схватил его за рукав.

— Нет! Нельзя бояться!

— Можно! — крикнул монстр и рванул на детей. — Я чувствую ваш страх! Ахахаха!

Человеческая рука начала превращаться в когтистую лапу, и он в два прыжка оказался напротив Эдди. Тот потянулся за ножом, который был в его поясной сумке.

— Что, даже в клоуна не превратишься?! — закричала Беверли и, выхватив из рук Билла биту, размахнулась и ударила монстра по спине. — Мы не боимся тебя, Пенни... — она не договорила. Он схватил её за майку и поднял в воздух. Ткань перетянула ей горло. Неудачники не могли нанести удар, боясь попасть по Беверли.

— Ничего личного!! Выживает тот, кто ест, — противно процедил монстр. — Я ещё не... не... — его хватка ослабла и девочка упала на землю. Пеннивайз отшатнулся и опустился на одно колено. Его дыхание участилось.

— Да ты совсем никакой. Даже форму изменить не можешь.

— Всё... ещё впереди... — он поднялся на ноги, но положение стало неустойчивым. — Я ещё понаслаждаюсь вкусом вашего мяса...

— Эй, вы! — раздался мужской голос. Все обернулись. Перед ними стоял тот самый полицейский. — Кто вас пустил к сливу?! Это закрытая территория!

Пеннивайз вскочил и быстро вытер кровь с лица. Первая мысль, которая появилась у Беверли: “Сейчас он его зомбирует”. Она посмотрела на монстра. Было видно, как напряжены его виски. Он даже слегка вытянул руку вперёд, но ничего не произошло. Полицейский пошёл вперёд.

— Сэр, это ваши дети?

— Чёрт... — прохрипел Пеннивайз. — Бежим, — он развернулся и просто побежал вглубь тоннеля.

— А?! Он что, убегает?? — не понял Ричи.

— Вообще-то, нам бы тоже следовало! — подметил Эдди. — Без клоуна Беверли отвезут в участок и если выяснят, что она сейчас без определённого места жительства, отправят к тётке!

— Скорей в тоннель! — крикнула девочка и потянула ребят за собой.

— Эй! Стоять! — полицейский достал фонарик и побежал следом.

— Это какое-то безумие! — крикнул Стен. — Мы бежим в лапы монстра!

— Он и сам сейчас у-у-убегает-т, — отметил Билл. И так, как фонарик был лишь у него и Стена, ребята неизбежно разделились в катакомбах канализации.

====== Глава 4: Под землёй ======

Билл и Эдди бежали по тёмному тоннелю, то и дело сталкиваясь друг с другом и скользя ногами по заплесневелому бетонному полу. Благо, у Денбро был фонарик, который не давал мальчишкам совсем запутался в каменных катакомбах. Остальным, кроме Стена, у которого он тоже был, повезло меньше. Они уже не понимали, догоняют они клоуна или убегают от полицейского. Хотя логичнее было бы сказать, что они все от него убегают. Странно, но в какой-то момент быть нагнанными копом показалось им даже страшнее, чем быть схваченными клоуном. В особенности Ричи, отец которого нехило бы вставил ему, приди сын домой под руку со стражем порядка.

— Сюда, Эдс! — Билл потянул его за здоровую руку в правую сторону, и ребята по колено оказались в мутной тинистой воде, источающей крайне неприятный запах плесени и мочи.

— Меня сейчас стошнит... — Эдди машинально закрыл рот рукой, дабы мерзкий запашок не спровоцировал рвотный позыв. — Давай выбираться, Билл.

— Надо найти ос-с-стальных!

Где-то в глубине тоннелей послышались шаги, но дети не могли определить кому они принадлежат. Слишком тяжелые для ребенка, а значит это либо монстр-людоед, либо же полицейский. Ни тот ни другой не вызывали особого восторга, и мальчики впопыхах завернули за очередной угол, но тут проход им преградила ржавая решётка с погнутыми прутьями.

— Билл, мы не пролезем! — запаниковал Эдди. Сзади показался свет фонаря, что означало, что это был полицейский. — Ну всё. Моя мама меня убьёт, — всплеснул здоровой рукой астматик.

А свет всё приближался, слепя им глаза. Ребята уже приготовились быть схваченными, как вдруг чьи-то холодные руки схватили их за шкирки их и утянули наверх к потолку. Страж закона вышел из-за угла и оказался перед тупиком со сломанной решеткой. Будучи уверенным, что слышал голоса отсюда, он ещё несколько секунд поводил туда-сюда фонарём, но так ничего не обнаружив, направился назад, искать в другое место. Рты Денбро и Эдди в свою очередь были крепко зажаты. Они висели на потолке практически вверх тормашками в крепкой хватке монстра.

— Больше... не могу, — прохрипел тот, всё ещё находясь в человеческой форме. Его ноги соскользнули, и все трое упали в грязный сток. Дети быстро освободились из его хватки и встали на ноги. Сам монстр медлил, скользя руками и ногами по влажной поверхности и не в силах сразу подняться.

— Что это за хрень сейчас была?! — воскликнул Эдди. Но друг закрыл ему рот рукой.

— Т-т-тише. А то он верн-н-нется.

Клоун немного погодя всё же встал на ноги и опёрся о стену канала. Ребята сами не заметили, как оказались зажаты в угол между ним и решеткой

— Н-н-не подходи! — выставил вперёд руки Билл, попутно поднимая слетевшую с лица хоккейную маску.

— Достали... — прошипел Пеннивайз, огрызаясь и блеснув желтыми глазами, но стоя на месте, словно переводя дух.

Но тут из-за спины Эдди послышались шаги. С другой стороны решётки выбежали Ричи, Беверли и Майк, которые каким-то чудом нашли обходной путь в отличие от своих более непутёвых друзей.

— Ребята! — крикнула девочка, но когда увидела монстра, в миг остановилась. Сам Пеннивайз скорчил крайне непонятную гримасу, которая, по всей видимости, изображала раздражение. Его мимика была далека от человеческой, даже при наличии нормального для человека лица.

— Только тронь их! — достал пистолет Майк. Монстр немного отшатнулся, вспомнив, какой эффект даёт эта вещь при отсутствии страха, но почему-то сейчас ему казалось, что не так уж дети и смелы.

— Да что вам стоит хотя бы чуть-чуть испугаться?! — взвыл он.

— Жизней, придурок! — съязвил Ричи, при этом предварительно сделав шаг назад.

— Где мои вещи?! — напрямую спросила Беверли, понимая, что клоун не в состоянии нападать. — Верни мне их!

— И это тебя сейчас волнует? — изумился тот. — Я вам ничего не скажу. Было ваше, стало наше! — противно хихикнул он, но тут же едва не соскользнул руками со стены, плеснув канализационной водой на стоящих перед ним детей.

Эдди снова замутило, и он, согнувшись в три погибели, уперся руками в колени, чуть не ткнувшись лицом в грязную воду. Тут снова послышались шаги из-за спины монстра, которые теперь без сомнения принадлежали полицейскому. Денбро и Каспбрак вжались в решетку, понимая, что бежать им некуда.

— Я слышу вас! — раздался уже обозлённый голос копа.

— Твою мать! — Ричи повис на решетке, пытаясь сломать её. Беверли и Майк последовали его примеру, заведомо не имея шансов на успех. Но юношеский максимализм давал о себе знать.

— Ч-ч-чего ты стоишь?! Нап-п-пугай его! — потребовал у клоуна Денбро.

— Чем интересно?? Ипотекой? Взрослые не боятся темноты, призраков или клоунов! Они не верят в это! — злобно проронил тот и повернулся к решётке. Оттолкнув детей, он широко открыл пасть и впился зубами в железные перекладины, оттягивая их на себя.

— Давай быстрее!

— Меня тошнит! — кричали все наперебой. Железяка поддалась, и отверстие стало больше. Клоун сразу пролез в него, но зацепился рубашкой за острый угол. Полицейский уже завернул и увидел Билла, толкающего застрявшего в решётке Пеннивайза.

— Да п-п-пролезай!

Ребята с противоположной стороны начали тянуть его за руки. Ткань порвалась, и монстр упал на землю.

— Быстро! — крикнул Майк. Эдди, а затем и Денбро быстро пролезли между прутьями решётки. Полицейский полез за ними, однако в такой экипировке, у него возникли проблемы. Клоун тут же вскочил и устремился вперёд.

— За ним!

— Что?! — испугался Эдди. — Ричи, зачем?!

— Так больше некуда!

Ребята устремились вслед за клоуном и скоро исчезли в темноте тоннеля. Фонарик Билла был утерян, и бежать быстро не представлялось возможным. Неудачники держались за стены, чтобы хоть как-то облегчить себе путь. С другой стороны они слышали журчание воды.

— Не упадите, тут сильное течение, — предупредил Майк.

— Чёрт, темно, как в...

— Ричи, если ты ещё хоть раз пошутишь о моей маме, я тебя убью! — разозлился Эдди.

— Н-н-не с-ссорьтесь. Надо выбраться и найти Бена и Стенли.

— Нас бы кто нашёл, — вздохнул Майк.

— Может, за руки возьмёмся? — предложил Ричи.

— Х-хорошая идея, — согласился Билл.

Ребята взялись друг за друга и пошли цепочкой. Последней была Беверли и, так как перед ней шёл Эдди, то она не смогла взять его за больную руку. Постепенно она начала понимать, что отстаёт. Из-за полного мрака, девочка не понимала, в какую сторону ей идти.

— Ребята... эй. Где вы? Билл? Эдди?

Она нащупала чью-то руку и быстро схватилась за неё.

— Уф, слава богу. Я думала, что потеряла вас.

Она ещё сильнее сжала руку. Но тут ей пришла мысль, что пальцы слишком длинные, да и сама ладонь гораздо шире, чем у любого тринадцатилетнего мальчика. Плюс она была тёплой, хотя они уже достаточно давно находились в сырой канализации, хватаясь за холодные стены.

Девочка рванула руку, но пальцы слишком сильно сжали её.

— Что, теперь не такая смелая? Ахахах! — пронзительный смех разнесся по катакомбам канализации.

— Нет! Отпусти меня!

— Ну уж нет! Вы мне дорогого стоили!

Он поднял её над землёй, но на этот раз не за шею, а за руки. По тоннелю загорелся свет, больше похожий на тусклые красные фонари. — Я ещё кое на что способен, — проронил он, всё ещё находясь в обличии человека. Вид у него был побитый. Даже небольшие царапины на лице теперь не заживали так быстро, как раньше.

— Да что с тобой не так?! — закричала девочка. — Зачем ты это делаешь?!

— Желание выжить характерно для всех живых существ. И я тоже хочу жить. А для этого, мне надо есть!

— Ну так ешь что-то другое!

— Думаешь, всё так просто? Вот поэтому я и ненавижу детей. Вы слишком глупы, чтобы не совать нос туда, куда не следует!

— Да что же ты... такое...

— А разве не ясно? — на его лице начали проявляться красные клоунские полоски. Глаза стали ярко-жёлтыми. — Я — Пеннивайз! Танцующий клоун! Ахахахахаха!!!

— Отойди от неё! — Подоспевший Бен толкнул не закончившего превращение клоуна.

— Бен! — воскликнула девочка, но потеряла равновесие. По левую сторону было быстрое течение, о котором говорил Майк, и чтобы не свалиться туда, Бев ухватилась за попавшуюся под руку рубашку Пеннивайза. Тот тоже не удержался, и они оба упали в воду.

— Беверли! — Бен протянул ей руку, только было уже поздно. Течение унесло их вперёд. Свет в тоннеле моментально погас, и мальчик остался стоять один в темноте, слыша крики тонущей подруги.


Билл, Эдди, Ричи и Майк шли держась за руки. Они так и не заметили пропажу девочки.

— Т-т-теперь налево, — сказал Билл, и все аккуратно начали заворачивать. Тут Денбро уткнулся носом во что-то мягкое. Он сразу отскочил с характерным криком. Нечто, во что он врезался, тоже закричало.

— Стенли? — спросил Ричи. — Узнал тебя по воплям!

— Вы бросили меня! Я уже не пойми сколько тут брожу! — злился мальчик.

— Мы все разделились, — пояснил Майк, — Бена с нами тоже нет.

— Эм, ребят, — раздался голос Эдди, — Беверли нет.

— Ч-ч-что?? Как нет? — испугался Билли.

— Где она? — Ричи отпустил руку и принялся искать подругу в темноте. — Вот! Бев это ты?

— Это мой живот! — убрал руку друга Эдди.

— Беверли! Беверли! Где ты?! Крикни нам, если слышишь! — звали её неудачники.

Тут издалека послышался звук, напоминающий крик. Все замолчали и прислушались. Звук приближался, и скоро всем стало понятно, что это Беверли. Из-за шума воды в стоке было сложно услышать, что она говорит.

— Стен! У тебя же есть фонарь! — напомнил Майк.

— Что? А, точно! — он начал доставать его из сумки. — А я как идиот по темноте шёл!

Он включил его и осветил длинный тоннель, направив луч на источник звука. По правой стороне течение несло Беверли. Рядом с ней барахтался и клоун, вновь принявший человеческий вид. До девочки ему на тот момент особого дела не было. Сама Бев старалась грести, пытаясь не утонуть в быстром потоке сточных вод.

— Давай руку! — Майк вытянул ладонь вперёд. Девочка ухватилась за него, но парень не удержался и начал падать за ней.

— Майк! — сзади его схватил Ричи, которого, в свою очередь, держали Билл и Стен. — Держись, говнюк!

Но проплывавший следом монстр, в попытке спастись, ухватился за ногу Майка и все четверо упали в воду, оставив одного Эдди в темноте тоннеля.

Вода громко шумела. Ребята плохо слышали друг друга. Плюс ко всему, всевозможный канализационный мусор то и дело тянул их на дно.

— Бев-верли!!! — закричал Денбро, наблюдая, как подругу утягивает под воду.

— Би... — её тело погрузилось в пучину сточных вод.

— Где она?! — завопил Ричи, чуть не захлебнувшись.

— Я её не вижу! — Майк попробовал нырнуть, но течение закрутило его, попутно ударив о бортик канала.

Клоуна несло практически последним. Напор воды не щадил и его. Он даже не пытался достать неудачников, ему просто нужно было выбраться на сушу. Тут ему в грудь ударило тело Беверли, которую откинуло прямо в его лапы. Он рефлекторно схватил её, не давая уйти под воду. Девочка закашлялась, выплёвывая грязную воду.

— Ребята! Ребята!! — она начал барахтаться, из-за чего чуть снова не ушла под воду, но клоун успел её схватить.

— Прекрати! Ты нас погубишь! — прокричал он.

— Впереди развилка! — закричала она.

Действительно, впереди тоннель делился на две части. Монстр знал, что это значит.

— Влево! Давай влево! — он начал грести в названном им же направлении, но Беверли начала вырываться, пытаясь освободиться из его хватки. В итоге, все, кроме него и девочки, попали в левый тоннель. Их же понесло по правому.

— Что в слове “влево” тебе не понятно?! — противным голосом зашипел он.

— Я тебе не верю!

— А зря!

Нечто твёрдое врезалось монстру и девочке в животы, и они остановились посреди потока. Впереди виднелся белый свет, но добраться до него им не давала перегородившая им путь балка. Давление воды росло и прижимало их к ней всё сильнее.

— Там свет! — кричала девочка.

— Нам туда нельзя! — клоун впился одной рукой в балку, чтобы не дать воде себя протолкнуть, а второй схватил девочку, чтобы её тоже не унесло.

— Отпусти меня! Там выход!

— Не такой, как ты думаешь!

— И что это значит?! Я не верю в твои слова! Ты хотел съесть нас!

— Да! И что с того?! Не надо было лезть, куда не просят! Я не...

Балка сдвинулась. Майка девочки порвалась, и Бев понесло к свету.

— Беверли! — монстр разжал руку и поплыл за ней следом.

Путь, который, как она думала, вёл к выходу, на самом деле был концом канализационной трубы на высоте тридцати пяти метров над обводным каналом Дерри. Девочку несло всё ближе и ближе к концу пути. Когда она осознала, что с ней будет, то начала отчаянно грести руками, но всё было безуспешно.

— Нет! Нет! Нет! — труба заканчивалась.

На пару секунд Бев оказалась в свободном падении, но тут её схватили за остатки майки. Монстр повис, держась одной рукой за трубу, а другой держа девочку. Быстрый поток воды и летящий в лицо мусор, заставлял пальцы соскальзывать с гладкой поверхности.

Беверли просто висела, глядя вниз. Её охватил страх. Панический страх. И пусть этот страх не был творением клоуна, его всё равно было достаточно.

— Вкусно... — тихо сказал он. Сил прибавилось вдвое и в этот момент его осенило. “Им нельзя умирать. Не сейчас”. Он напряг руки. — Беверли! — окликнул он девочку. Та вышла из шокового состояния и подняла голову. Её глаза были влажные, из-за накативших от страха слез. Клоун ехидно улыбнулся. — Прыгай.

— Ч-что? — не поняла она.

Монстр напряг руку, держащую её и сделал резкое движение вперёд. Девочка схватилась обеими руками за трубу, чтобы поток не смог вытолкнуть её наружу. Сам клоун больше не мог держаться и стремительно полетел вниз.

— Пеннивайз! — крикнула девочка.

Она стояла на краю трубы, чтобы поток не доставал её, и опустила голову. Но тела

монстра внизу на оказалось. На секунду Беверли даже подумала, что испугалась за него, однако сейчас главной целью было выбраться наружу. Она дошла по краю трубы до самого тоннеля и, не без труда, залезла на бордюр бетонного блока канализации, направляясь по нему в обратном направлении.


Она выбралась из катакомб канализации с другой стороны. Там же Бев просидела ещё пару часов, пока к ней не вышли друзья, уже потерявшие надежду найти её самостоятельно. Эдди даже хотел идти в полицию, как впрочем и все.

— Чёрт, Беверли! — закричал Ричи. Ребята быстро подбежали к ней.

— К-к-куда тебя унесло?!

— В другую трубу! Я чуть не погибла, но Пеннивайз меня вытащил!

— Этот клоун?! — испугался Бен. Девочка только сейчас заметила его и практически забыла, что он тогда хотел спасти её и остался один в тоннеле.

— Спасибо, — она обняла его. Мальчик лишь глуповато улыбнулся.

— Пожалуйста. И ты... вся в мусоре.

— Ой, прости.

Она отошла от него и начала выжимать мокрую порванную майку.

— Так что ты имела в виду, когда говорила, что он спас тебя? — повторил вопрос Бена Стен.

— Ну, мы падали, и он вытолкнул меня, а сам свалился из трубы в местный обводный канал.

— То есть, он мёртв? — с надеждой спросил Эдди.

— Не думаю... Я была так напугана. Думаю он...

— Напитался т-т-твоим страхом, — закончил за неё предложение Денбро.

— Да...

— Это бред! — всплеснул руками Ричи и сел на землю. — Глупая была идея прийти сюда! Теперь Оно напиталось страхом Беверли! И стало сильнее! А что если... если бы мы оставили его в покое? Может, этот чертов клоун или как оно там себя называет, умер бы от голода!

— Н-н-не начинай Ричи, — как можно спокойнее сказал Денбро. — А т-то будет как тогда.

Друг притих. Неудачники молча стояли. Каждый думал о чём-то своём. Они опять чуть не погибли.

Тем временем, с другой стороны канализационного слива, медленно, однако уже более уверенно шёл клоун. Назад в катакомбы. Ведь теперь Оно знало, что ему делать.

====== Глава 5: Встреча у школьного двора ======

Прозвенел звонок. Дети толпами повалили из классов. Несмотря на то, что на дворе уже была осень, день выдался жаркий. Коридоры заполонили галдящие подростки. По зданию раздавался звук открывающихся железных шкафчиков. Бен и Беверли вышли с обществознания. Девочка была одета в клетчатую рубашку Билла и его серые шорты, так как её собственная одежда была безвозвратно испорчена в канализационных стоках. В руках она держала утреннюю газету, которую Денбро стащил для нее у отца, когда тот уехал из дома. Она уже три дня жила в гараже друга, и это ей порядком надоело.

— Как тебе расклейщик объявлений? — она обвела кружком вакансию.

— Будешь расклеивать объявления о пропавших детях? — попытался пошутить Бен, только вышло не очень удачно.

— А кассиром в аптеке?

— Можно. Но ты помнишь того фармацевта? Он на меня жути наводит.

— Мда, на меня тоже. И я у него воровала несколько раз... — они свернули за угол и направились в кабинет английского. — Но я не могу вечно жить в гараже Билла, мне нужно зарабатывать деньги и как-то жить самой .

— А разве в тринадцать лет можно снимать жильё одному? — задумался мальчик.

— Не знаю. Следует хотя бы начать.

Тут Беверли споткнулась и упала лицом на старый школьный пол. Помешавшим ей препятствием оказалась подножка.

— Ну привет, Беверли.

— Гретта, с новым учебным годом тебя, — процедила девочка, вставая на ноги.

— Ты что делаешь, Гретта? — Бен помог подруге встать.

— Не твоё дело, новенький, — усмехнулась обидчица. На ней была голубая блузка, заправленная в строгую юбку. По качеству одежды можно было понять, что в деньгах девочка не нуждается.

— Его зовут Бен. Иди куда шла, — пыталась держать себя в руках Бев.

— Уже? А я-то хотела с тобой поболтать, — наигранно расстроилась Гретта. — Слышала, тебя удочерили. И кто теперь твой новый папочка?

— Не твоё дело, — вмешался мальчик и взял подругу за руку. — Идём, Беверли.

— Иди, иди. Повеселись там со своими дружками-педиками.

Бен и Беверли быстро удалились, направившись к классу.

— Ненавижу, — злобно прошептала девочка. — Лучше бы Пеннивайз съел её.

— Не слушай, что она говорит. Игнорируй.

— Да... Спасибо, что вступился.

— Да пожалуйста! — засмущался мальчик. — Мы же друзья.


Эдди, Ричи и Стен сидели на уроке истории за соседними партами у окон. Учитель что-то бубнил у доски, но у мальчишек был куда более интересный разговор.

— Нельзя чихнуть с открытыми глазами, — шёпотом доказывал Эдди.

— Да я сто раз так чихал, — спорил Ричи.

— Не мог ты так чихать. У тебя глаза бы из орбит вылезли.

— Не бывает так, — подал голос с задней парты Стен. — Глаза не могут вылезти.

— Могут!

— Ты видел, что ли?

— Я слышал.

— Видеть самому и слышать это разные вещи.

— Урис! Хватит болтать! — учитель повысил голос, и ребята тут же притихли.

Стен принялся записывать материал, а Ричи начал что-то рисовать в тетради. Эдди же ещё не освоился с письмом левой рукой, а сломанная правая была не в состоянии что-либо записать. Он повернулся к окну и принялся рассматривать пустой школьный газон, как вдруг заметил красный шарик, летящий неестественным образом вдоль улицы. Мальчик сразу принялся расталкивать соседа по парте.

— Да что, Эдс? Нам сейчас снова влетит, — шикнул Ричи.

— Смотри! — он повернул голову друга в окно. Но там уже был не просто шарик. Его держал клоун. И не в образе человека, а именно в образе клоуна. Того самого.

— Стен! Стен! — Ричи начал толкать его и показывать на окно.

— Что он тут делает?? — дрожащим голосом спросил Урис.

Тем временем клоун махал рукой, делая странный жест, который непонятно что означал.

— Что он хочет? — скривился Эдди.

— Может, чтобы мы к нему вышли? — предположил Ричи.

— Ага, щас, уже бегу!

— Тихо там! — снова повысил голос учитель.

Ребята на секунду отвлеклись на него, а когда вновь повернулись к окну, то клоуна уже не было, только красный шарик улетал высоко в небо. У каждого по спине пробежал озноб от такого внезапного появления.


Прозвенел последний звонок. Школьники торопились домой: кого-то забирали родители, кто-то уезжал на велосипедах. Неудачники не стали исключением. Беверли с Беном уже почти вышли из школьных дверей, как вдруг их за руки кто-то схватил. Это были Билл и Майк.

— Вы чего? — не поняла девочка.

— Эд-д-ди, Стен и Ричи с-с вами?

— Нет. А что не так? — насторожился Бен.

Майк подвёл их к выходу.

— Выгляните.

Ребята послушались и, выглянув из дверей, увидели, что внизу, у ступеней школьного крыльца, стоял Пеннивайз, только уже в человеческом облике. Одет он был в ту же самую одежду, что и во все прошлые разы. Рубашка, майка, брюки. Он безмятежно стоял, убрав руки в карманы, провожая взглядом проходящих мимо детей. Рядом лежал чемодан Беверли, только уже не такой чистый.

— Что он тут делает?! — вскрикнула девочка, но Майк быстро закрыл ей рот рукой. — У него мой чемодан!

— Тише, Бев.

— А смысл? Он же знает, что мы рано или поздно выйдем, — пожал плечами Бен.

— М-может выйдем с другой ст-тороны школы?

— Билл дело говорит, — согласился Майк.

— Эй, вы чего застыли? — мимо них быстро прошли Ричи, Стен и Эдди. Распахнув дверь, они устремились на улицу.

— Нееееет! — закричали остальные и схватили их, чтобы остановить. Но в результате все неудачники выпали на крыльцо школы. Клоун сразу обратил на это внимание. Теперь его взгляд был прикован к ним. Ребята быстро встали, сделав вид, что не заметили его. Но Беверли не смогла отвести взгляд от чемодана. “Мои вещи”, — проносилось у неё в голове.

— Эй, какого хрена?! — воскликнул Ричи, увидев врага. Эдди и Стен тоже обратили на него внимание. Тот помахал им рукой, предварительно жутко улыбнувшись.

— К велосипедам! — скомандовал Майк. Ребята только хотели сорваться с места, как вдруг перед ними встала Гретта со своими двумя подружками.

— Привет, одноклассники, — как можно приветливее сказала она.

— Нам не до тебя, — отрезала Беверли.

— Очень жаль, потому что у меня кое-что есть, — она достала из кармана пачку сигарет, принадлежащих Бев.

— Эй, они не твои! Откуда?

— Выпали, когда ты на свою рожу кривую шлёпнулась, — девочки засмеялись.

Клоун наблюдал за всей этой картиной. У него с первых секунд появилось отвращение к этой Гретте.

— Отдай ей с-с-сигареты,— потребовал Билл.

— А если не отдам? — насмешливо ответила девочка. — Может, мне лучше отнести их к директору?

— Не смей, — вступился Бен.

— Ладно. Но тогда ты, Беверли, будешь носить за мной портфель целый учебный год. Будешь моим личным носильщиком.

— Черта с два! — фыркнула Бев. — Я лучше сдохну.

— Ну как хочешь. Тогда я...

— О, Беверли! — голос. Протяжный голос клоуна. Он подошёл и встал между ребятами, положив одну руку на плечо Эдди, а другую на голову Билла. Те сразу замерли. — А я тебя жду.

— Вы кто? — не поняла Гретта.

Беверли обернулась к нему. В её глазах читалась растерянность.

— Я её опекун. Роберт Грей. Обычный человек. Мужского пола.

— Это же и так понятно... — закрыл рукой лицо Ричи. Клоун повернулся к девочке.

— Ну... пошли домой, Беверли?

Та и ответить не успела. Гретта оказалась быстрее.

— Простите, но вообще-то мы ещё разговариваем. Бев, так что скажешь?

Девочка посмотрела на Пеннивайза, потом на обидчицу, затем на друзей. Те тоже молчали, не зная, что делать.

— Знаешь, Гретта, у тебя и твоих подружек такие красивые волосы, — своим самым злобным тоном проронил монстр.

— А? Вы это к чему? — спросила одна из подруг.

— Будет жалко, если в них что-нибудь застрянет.

Он захихикал и улыбнулся. Гретта почувствовала что-то на голове. Она медленно подняла глаза. В её светлых волосах запутался большой волосатый паук. Он быстро двигал своими ножками, спускаясь всё ближе к лицу девочки. У двух других было то же самое. Они завизжали так, что прохожие начали оборачиваться к ним. Неудачники с удивлением и даже с азартом наблюдали за этим.

— Ненавижу пауков! Какая дрянь! Снимите! — визжала Гретта.

— Это ты дрянь, — шепнула Беверли. Девочки в слезах побежали прочь, падая и крича.

— Ахахахахаха! — залился смехом клоун и облизнулся. — Что, теперь ты не такая смелая?? — он успокоился и повернулся к Неудачникам, которые ещё не отошли от случившегося. Монстр поднял с земли пачку сигарет и протянул девочке. — На, дер-жи.

Та нервно сглотнула и резко схватила упаковку.

— З-з-зачем ты это сделал? — подал голос Денбро.

— Она испугалась. В этом как бы смысл. Ну что, пошли? — он протянул ей руку. Девочка отскочила. Неудачники последовали её примеру.

— Никуда я с тобой не пойду, Пеннивайз! Отстань от нас!

— Тише, тише, — тембр его голоса смягчился.

— Если не уйдёшь, я закричу, — предупредил Эдди.

— Да брось, ты...

Только мальчик не дал ему закончить и пронзительно завизжал. Люди вокруг снова обратили на них внимание. Клоуну это совсем не понравилось.

— Прекрати орать! На нас всё смотрят! — он попытался дотронуться до Эдди, но пацан лишь сильнее закричал. Остальные не знали как реагировать и просто смотрели на это. — Всё! Всё, я никого не заберу! Хватит!

Мальчик перестал кричать и сильно закашлялся.

— Не смотрим, проходим, — начал махать прохожим Ричи. — Тут нет ничего интересного.

Монстр выдохнул и посмотрел на детей.

— Я принёс чемодан, — буркнул он. — Всё равно он мне не нужен.

Майк с Беном подбежали и, взяв чемодан, приволокли к остальным. Беверли опустилась на колени, открыла его и начала проверять содержимое.

— Думаешь, я что-то украл? — скривился клоун. — Серьёзно?

Девочка прекратила возню и встала с колен.

— Чего ты добиваешься? — непонимающе спросил Ричи.

— Хороший вопрос, — монстр захихикал и снял с мальчика очки.

— Эй, верни!

— Конечно. Лови! — он закинул их на проезжую часть. Пацан сразу побежал следом, не заметив приближающийся автобус.

— Ричи, нет! — заорали все хором.

Тот выбежал на дорогу и, подняв очки, увидел транспорт. Его охватил страх. Но подоспевший Пеннивайз в последнюю минуту схватил его и оттащил на газон. Водитель даже не заметил произошедшего. А очки раздавили колеса.

— Что это было?! — заорала Беверли.

Но клоун не слушал её. Он поднял Ричи на руки и принюхался.

— О даааа... как вкусно.

— Отвали от меня, извращенец! — мальчик начал вырываться, и монстр отпустил его.

— Может, вы и не боитесь меня, но вы боитесь смерти. Такие уж вы, люди. Ахахаха! Так что до завтра. Во сколько у вас там уроки заканчиваются?.. В три? Может, я и Джорджи как-нибудь навещу.

От этого у Билла сердце забилось гораздо быстрее, а на лбу выступил пот.

— Н-не смей тр-р-рогать Джорджи!

— И к-к-к-кто же мне запретит, а? — снова спародировал заикания мальчика клоун.

— А ты не боишься, что мой куратор из детского дома скоро поймёт, что отдала меня какому-то чокнутому?! — вступилась Бев.

— Боюсь? Я? Чего же? Ведь, если тебя у меня отберут, ты уедешь к тёте. О, я представляю, как она будет рада увидеть убийцу своего брата!

— Но если я уеду, ты никогда меня не достанешь, — напомнила девочка. Монстр перестал смеяться.

— Сейчас я просто обычное человеческое существо. У вас против меня ничего нет, — напомнил он и, развернувшись, направился в другую сторону. — До встречи, малыши.

— Стой! — крикнула ему вслед девочка. — Раз уж на то пошло... — она вынула из рюкзака ручку с бумажкой и протянула ему, — просто поставь подпись. Мой почерк миссис Кол знает.

— Что это? — клоун взял лист бумаги и начал вертеть его в руках.

— Разрешение на пропуск последних уроков, потому что по твоей милости мне придётся устраиваться на работу, чтобы есть.

Монстр посмотрел на неё, затем на листок, потом опять на неё.

— Ла-а-адно, — процедил он и, схватив ручку, быстро заполнил нужное место. Беверли аккуратно забрала листок и ужаснулась. На полстраницы огромными корявыми буквами было написано: “Пеннивайз”.

— Ты издеваешься?! — она отдала листок остальным, чтобы те тоже могли увидеть этот кошмар. — Ты должен был подписаться своим псевдонимом — Роберт Грей! Зачем мне твоё дурацкое имя?! — она взяла листок у Билла и положила в портфель. — Забудь. Сама сделаю.

— Пошли уже отсюда, — сказал Ричи.

Они всей гурьбой тронулись с места. Бев взяла свой чемодан и поняла, что везти его не составляет труда.

— Колеса не было, — пояснил клоун. — Я вставил новое.

Девочка не знала, что на это ответить, и ребята молча пошли к велосипедам. Монстр поплёлся в противоположном направлении.

====== Глава 6: Незванный гость ======

— Он стукнул кулаком об стол... Крича, что призрак вновь пришёл... Он стукнул кулаком об стол... — тихо проговаривал про себя Пеннивайз, сидевший у берега реки, в которой летом купались неудачники.

Серые тучи сгущались над ним, не давая солнцу осветить его бледную кожу. Теперь, для собственной безопасности, он старался как можно дольше находиться в человеческом обличии, дабы не вызывать подозрений. После вчерашней стычки с детьми у школы, он, так ничего и не добившись, просто сидел и боролся с ужасной тягой ко сну. Она только усилилась с того момента, когда неудачники одержали верх в канализации. Из-за того, что устаканившийся за сотни лет режим с перерывами на двадцать семь лет был сбит, клоуна постоянно клонило в сон. Но он боялся, что если попадёт в царство Морфея, из-за голода не доживет до следующего пробуждения. Так что, ему оставалось лишь держаться и не закрывать надолго глаза.

Он сидел у самой кромки воды, всматриваясь в прозрачную глубину озера. Его веки тяжелели, зрачки начали закатываться. На секунду ему даже показалось, что он словно парит в воздухе, но чувство это продлилось недолго. И потому, что его тело слишком сильно завалилось вперёд, голова оказалась в воде, и это мгновенно пробудило монстра. Пеннивайз подпрыгнул, мотая головой словно зверь, который стряхивает воду с шерсти. Вместо каких-либо ругательств, клоун предпочитал издавать характерные ему и непонятные окружающим звуки. Хоть человеческим языком он и владел, но наедине с собой редко его использовал. Когда приступ гнева закончился, желание сесть на берег снова пропало. Он огляделся, чтобы убедиться, что никто не видел его в таком состоянии. Но заметил лишь мирно лежащую на камне черепашку. Её голова была направлена в сторону клоуна, и ему это показалось раздражающим.

— Чего смотришь? — язвительно спросил он. — Я тебя сейчас съем! — острые зубы начали вылезать из человеческого рта. Он взял животное и поднёс к клыкастой пасти. — Любая еда — это благо... ***

— Так вы возьмёте меня? — с надеждой спросила Беверли. Она стояла с Беном и Эдди в той самой аптеке, из которой они когда-то украли медикаменты для пострадавшего от руки Генри Бена.

— Беверли, я рад, что ты хочешь быть самостоятельной, — улыбнулся фармацевт. Правда, в его взгляде девочка прочитала долю сомнения. — Но неужели твой нынешний опекун не может обеспечить тебя?

— Ну... он как бы... — замялась девочка. В диалог вступил Бен.

— Он очень много работает, чтобы у него и Беверли всё было, но вы же знаете, какие в Дерри зарплаты. Плюс платёж за дом, еду, одежду, воду, газ...

Пока мальчик перечислялся всё это, у Беверли в голове крутились отнюдь не радостные мысли. Потому что именно всего вышеперечисленного ей так сильно не хватало. И как бы плохо ей ни было с отцом, у неё хотя бы были еда, одежда и крыша над головой.

— Хорошо хоть чемодан вернул... — она, сама того не понимая, сказала это вслух. Эдди услышал её и легонько ткнул локтем. — Ой, в смысле, Бен прав. Мне нужна это работа. Могу работать с трёх и до восьми вчера. Я буду стараться. Мне нужен хотя бы минимальный оклад! Прошу вас!

— Хорошо, хорошо. Успокойся, милая. Я тебя понял. Но я не могу взять тебя на работу, ведь тебе даже четырнадцати нет. По закону нужно разрешение родителя или, в твоём случае, опекуна. Если он придет и лично мне это скажет, тогда я с удовольствием возьму тебя.

— Ясно... — поникла головой девочка, понимая, что этому не бывать. Все трое вышли из аптеки и направились в сторону дома Билла.

— Эй, неудачники! — голос Генри резал слух. Он подкрался сзади и, толкнув Бена, встал перед ними.

— Генри?! — опешил Эдди. — Ну как, спустились с дерева?

— Как видишь, астматик, — он облизал ладонь и провёл ей по лицу мальчика. Тот сразу скривился и начал вытирать обслюнявленное место. Этот приём Бауэрс обожал применять против брезгливого Эдди.

— Отвали от нас! — повысила тон Беверли.

— Да без проблем! Только вот я сегодня не завтракал. У вас не найдётся мелочи?

— Мы не будем отдавать тебе свои деньги, Генри, — твёрдо сказал Бен.

— Я не с тобой говорю, новенький. Я обращаюсь к единственному мужику в этой компании, — он снова посмотрел на девочку. Та уже начала краснеть от злости.

— Проваливай! Я тебе не дам ни цента!

— Да ну? — он схватил Эдди за больную руку, чтобы мальчик не смог выбраться. — Если не отдашь, я её сломаю!

— Не посмеешь!

Но подросток начал сжимать гипс так, что по нему пошли маленькие трещинки.

— Отвали от меня! — вопил Эдди, но обидчик держал его слишком крепко.

— Стой! — Бев вздохнула и вынула из кармана свои последние шесть долларов. Больше денег у неё вообще не было. — Бери и проваливай!

Генри отбросил пацана в сторону и, схватив зеленые бумажки, засмеялся.

— Сразу бы так. До встречи, лузеры! — он дал Эдди пинок на прощание и ушёл в закат.

Униженные неудачники ещё пару минут постояли на пустой дороге и поплелись к Биллу, где их, кроме Денбро, ждали Ричи и Майк. Стенли в тот день пришлось остаться в синагоге. Отец требовал от него идеального прочтения молитв, однако парню никак не давался иврит. *** — У тебя есть ещё крекеры? — Ричи рылся на кухне Билла, в поисках любимого печенья. Обычно, мама Денбро закупала его по нескольку пачек, но в этот раз их нигде не было.

— Они к-кончились, — отозвался мальчик из другой комнаты. Он переключал каналы телевизора, ища мультики для младшего брата, который уже удобно устроился на диване. — Хочешь п-п-п-посмотреть П-Питера Пэна?

— Я его так много раз видел, Билли. Нет чего-то ещё?

— Только это.

— Ладно... — вздохнул мальчик. На секунду ему захотелось опереться на правую руку для большего комфорта, но он быстро вспомнил, что это невозможно. Из кухни вышли Ричи с Майком. Последний присел на диван к Джорджи.

— О, Питер Пэн. Я обожаю этот мультик.

— Да, он хороший, — согласился малыш.

Раздался стук в дверь.

— П-пароль, — потребовал Денбро.

— Добро пожаловать в клуб неудачников! — раздался голос Беверли по ту сторону. Ричи подошёл и открыл входную дверь. Эдди, Бев и Бен зашли внутрь.

— Ну как? — с надеждой спросил Майк.

— Работы нет... — с обидой сказала девочка. — Аптекарь сказал, нужно разрешение опекуна.

— Дерьмо... — проронил Ричи, но, вспомнив о сидящем в соседней комнате Джорджи, быстро притих.

— А ещё Генри отобрал последние деньги, — спохватился Эдди и, вспомнив слюни на щеке, поежился.

— Это не единственное место, где есть работа, — попытался поднять дух подруги Бен. – Можем обойти город и поспрашивать в местных лавках и магазинах. Можно даже попробовать неофициально устроиться.

— Ещё же со школой совмещать нужно... — вспомнила Бев. — Какой ужас.

— М-может, иногда будешь прогуливать школу? — предложил Билл, о чем вскоре очень пожалел. — Я х-х-хочу сказать, что теперь твой отец не будет вечно тебя контролировать.

Беверли посмотрела на него сияющими глазами. В неё появилась мысль, которой раньше не было. Её словно осенило.

— Ты прав, Билл. Ты... абсолютно прав, — на её лице появилась улыбка. — Ведь теперь нет никого, кто бы следил за каждым моим шагом! Отца нет, и он больше не сможет портить мне жизнь. А Пеннивайза моя личная жизнь вообще не трясёт! Чего я так парюсь из-за этого?? Теперь, я могу делать то, что сочту нужным!

— Бев, спокойнее, — попытался умерить пыл подруги Ричи.

— Я спокойна, просто до меня наконец-то дошло! Пошли искать мне заработок, хоть на полный рабочий день! — она быстро выскочила из дома.

— А разве нам не нужно разобраться с клоуном? — взволнованно напомнил Эдди.

— Да, но... что делать? — пожал плечами Майк. — Мы не знаем, где он, а в канализацию я больше не полезу. Думаю, если мы будем держаться вместе, он не достанет нас.

— Не очень обнадеживающе, — фыркнул Ричи.

— У нас нет выбора. Сейчас надо помочь Беверли, — твёрдо сказал Бен.

— Пошли уже! — крикнула девочка с улицы.

— Ид-д-дите, — сказал Денбро. — Я не могу оставить Джорджи одного. Родители вернутся только в-в-вечером.

— Ладно, до вечера, Билл.

Ребята попрощались и вышли из дома. Он вернулся к младшему брату в гостиную. Из-за плохой погоды мальчика неумолимо клонило в сон. А Джорджи уже вовсю наблюдал за героями мультфильма. Эти дни были очень нервными для Денбро: он постоянно прятал Беверли от родителей, носил еду и воду, не говоря уже о трудностях пользования санузлом. Один раз, девочка просидела в туалете почти два часа, прячась от отца Билла.

— Я п-пойду прилягу, — устало сказал мальчик и направился на второй этаж. Младший брат кивнул головой в знак согласия и продолжил смотреть телевизор. ***

Пеннивайз шёл по Джексон стрит. Закапал мелкий дождь, заставляя монстра двигаться быстрее. Человеческие волосы не держали такую форму, как в образе клоуна, поэтому они быстро намокли и лезли в лицо, закрывая глаза.

— Неудобное тело... — прошипел он, убирая их назад.

Клоун шёл из соседнего района, где ещё двадцать минут назад гуляла шайка бездомных собак, которой пришлось стать его обедом. Капли дождя смывали с его рта алую кровь животных. Пеннивайз знал, что невольно попал на улицу, где не так давно маленький Джорджи попался в его лапы. Но в планы монстра не входило заглядывать “в гости” к Денбро, так как он был уверен, что он дома не один. Пройдя ещё пару-тройку метров, он остановился у того самого слива, куда утащил мальчика. Сон начал пленить его, но холодная дождевая вода заряжала тело бодростью. Голод временно отступил после трапезы, но лучше стало ненамного. У животных нет такого страха, как у людей. У последних он гораздо сильнее, особенно у детей. Проходя мимо слива, он пристально смотрел на него, забыв о дороге, и врезался животом в стоящее впереди ограждение. Он упал спиной на мокрый асфальт. Его взор пал на мрачное небо, роняющее капли дождя ему на лицо.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл... — сам не зная, почему, начал шептать клоун. Эти слова буквально врезались ему в память.

Тело охватило желание остаться лежать на земле и уснуть, но сам монстр понимал, что это запрещено. Собравшись с силами, он поднялся и поплёлся дальше по улице. Но тут в его нос ударил запах. До боли знакомый. Запах маленьких Джорджи и Билла. Он ускорил шаг и вскоре оказался напротив дома Денбро. Запаха взрослых не чувствовалось. С одной стороны, монстр понимал, что причинять им какой-либо вред в собственном доме, когда вокруг сидящие по домам соседи — опрометчиво. Тем более, когда тело в таком состоянии. Но что-то потянуло его к входной двери. Монстр на минуту задумался и три раза постучал по деревянному покрытию.

Сидящий на первом этаже Джорджи услышал стук и побежал ко входу.

— Кто там? — раздался детский голосок, который клоун сразу узнал. Он быстро попытался приподнять волосы руками, но те неумолимо и ужасно ложились на большой, хоть и человеческий лоб.

— Привет, Джорджи, — сказал он, как можно приветливее. — Я Роберт Грей, опекун Беверли. Ты знаешь её, не так ли? — повисло молчание.

— Да, она друг моего брата. Но мне нельзя никому говорить, где она.

— Оу, я понимаю, – протянул монстр. — А можно, я подожду её у тебя?

— Мой брат наверху, я спрошу у него...

— Стой! — остановил его Пеннивайз. — Он... не нужно спрашивать. Ты же уже взрослый, сам можешь принять решение.

За дверью снова было молчание. Мальчик думал.

— Впусти меня, Джорджи, — его глаза вновь из бледно-голубых превратились в желтые. Послышалось шуршание задвижки. Дверь начала медленно открываться. Зубы монстра уже стали заостряться, готовясь вонзится в свежую плоть. На пороге показался мальчик. И тут Пеннивайз опешил. Правая рука у мальчика отсутствовала почти по плечо. Прежде клоуну не приходилось видеть своих жертв живыми. Ведь он был почти уверен, что мальчик мёртв, но даже после того, как неудачники спасли его, монстр всё равно не свыкся с мыслью, что Джорджи жив и здоров, насколько это возможно.

— Здравствуйте, — поздоровался малыш.

— П...привет, — растерялся клоун.

Мальчик открыл дверь пошире.

— Заходите. Вы весь мокрый.

— А... угу, — он ступил в дом Денбро. Холод отступил. Внутри было очень тепло, и монстр почувствовал, как его волосы неестественно быстро сохнут и поднимаются. Дабы мальчик не заметил этого, он прижал их к голове руками, принимая весьма неестественную позу. — А кто-нибудь... дома?

— Только мой брат. Но он отдыхает наверху.

— Ясно, — Пеннивайз присел, чтобы их с Джорджи лица были на одном уровне.

Он всё не мог понять, узнает ли в нем Денбро-младший того монстра, который лишил его руки, как узнали его неудачники. Или он вообще забыл об этом. Пока он смотрел в глаза Джорджи, от мальчика не исходило ни капли страха. Только спокойствие и умиротворение.

— Вы в порядке? — спросил малыш. Клоун понял, что слишком странно таращится и встал в полный рост. — Вы можете пройти в гостиную, а я принесу вам полотенце.

Джорджи проводил его на диван и убежал на кухню. Из-за отсутствия чувства голода, после трапезы стаей собак, инстинкты притупились. А из-за комфортной температуры в доме, его ещё больше стало клонить в сон. “Что я тут забыл? Может, подняться наверх и сначала съесть Билла?” — думал он. Тут его внимание привлек телевизор. Там всё ещё шёл Диснеевский мультфильм про Питера Пэна. Он как раз попал на момент, когда Вэнди со своими братьями прощалась с ним и другими разбойниками — мальчишками Нетландии.

— Если хотите, уходите! — злился Пэн. — Но если вырастите, назад уже не вернётесь!

— Не говори так, Питер, — нежно сказала Вэнди. — Все когда-то вырастают.

— Те, кто вырастают, навсегда забывают это место и меня! — не отступал парнишка в зеленом костюме. — Ты станешь скучной взрослой и забудешь меня, пиратов и всю Нетландию!

Пеннивайз внимательно смотрел на происходящее, и что-то показалось ему знакомым. Но он не мог понять, что именно.

— Возьмите, — голос Джорджи вывел его из мира кино. Он повернулся к стоящему перед мальчику. Тот протягивал ему полотенце. Он бесцеремонно взял его и начал вытирать мокрую одежду. Но это не особо помогло. — Так вы, приемный папа Беверли? — спросил малыш.

— Да... что-то вроде.

— А можно вас спросить? — Джорджи присел на диван и подполз максимально близко к клоуну. Того это немного насторожило. — Билли запретил мне говорить, но я думаю, вы должны знать, — прошептал он.

— Знать? Что знать?

Мальчик поднес ладонь к губам и наклонился над самым ухом монстра.

— Беверли... живет у нас в гараже.

— Ч-чего? — не понял клоун.

— Не знаю, знаете ли вы, но она живет у нас в гараже. Только не говорите об этом моим родителям, они не знают это.

— Я... я никому не скажу, — Пеннивайз не понимал, зачем мальчик говорит ему это. — Что ты хочешь этим сказать?

— Ну, ей вроде не хочется тут жить. Может, возьмёте её к себе домой?

— Ко мне домой??

— Да. У вас же есть дом?

— Ну есть...

— А почему она не живет в нём с вами?

— Знаешь, это бессмысленный разговор, — он вновь посмотрел на место, где когда-то была правая рука мальчика. — А что... с рукой?

— Монстр откусил её. Но никто мне не верит. Мама и папа думают, я упал в канализацию через люк.

— Ты сказал — монстр?

— Да. Он унёс меня. А потом... я как будто летал. Помню, мне было очень страшно, а потом я увидел странные огни... – клоун заметил, как голос ребёнка начал срываться. Он ощутил лёгкое присутствие страха. — Простите, я вам сейчас просто жалуюсь, — опустил голову мальчик.

— Ничего. Я сам спросил.

— Но меня поддерживает мой брат и его друзья. Одному мне, наверное, было бы очень плохо.

— Понятно, — клоун снова перестал чувствовать какие-либо негативные эмоции от мальчика. Он понял, что разговор идёт в никуда и пора заканчивать с сантиментами. — Что же, Джорджи. Это хорошо, что всё так закончилось, — монстр положил руку на плечо мальчика. — В первый раз было вкусн... — он не закончил. Его глаза неумолимо сомкнулись.

Тело перестало слушаться. Сон окутывал его, отключая сознание. Джорджи расплывался перед его глазами, пропадая в темноте. Тело Пеннивайза полностью сползло на диван. Силы покинули его, и клоун провалился в сон.

Сидящий рядом Джорджи замер, не понимая, что только что произошло. Клоун так и остался лежать в человеческой форме.

— Мистер Грей? Вы спите? — легонько дотронулся до него рукой малыш. Но ответа не последовало. Комментарий к Глава 6: Незванный гость Мне вот интересно, я одна представляю Оно в человеческом облике, как Билла Скарсгарда, чисто потому, что другой образ уж не могу представлять после фильма...

====== Глава 7: Совсем один ======

Что-то холодное коснулось кожи на лице. Тело снова начинало постепенно слушаться, но разум ещё был затуманен. Откуда-то издалека доносились детские голоса. Они словно медленно приближались, становясь всё громче. Сон покидал тело и разум, будто поднималась бесцветная пелена.

— Давай, ещё раз полей, — тонкий и пронзительный голос Эдди звучал где-то почти за пределами слышимости. — Лей, Билл.

— Газеты не намочи, — теперь голос женский. Это Беверли.

Хотелось вечно лежать и слушать их, как вдруг дыхание оборвалось. Грудь начала гореть изнутри.

Пеннивайз открыл глаза. Холодная вода лилась из ведра прямо ему в лицо. Лёгкие, которыми было снабжено его человеческое тело, начали отторгать инородную жидкость. Клоун попытался вдохнуть воздуха. Он перевернулся на живот и начал кашлять, выплёвывая остатки воды.

— Вот дерьмо! — крикнул Ричи. Билл уронил ведро и отошёл от клоуна. Тот всё ещё находился в шоковом состоянии и не мог здраво мыслить.

— Он что, подыхает? — скривился Бен.

Денбро рефлекторно протянул руку к давившемуся монстру.

— Не надо! — крикнула Беверли, однако было поздно.

Клоун, почувствовав движение сзади, быстро выпустил острые зубы, повернулся и вонзил их в руку Денбро. По гаражу, в котором они все находились, разнесся вопль. Монстр разжал челюсти. Мальчик упал на пол, друзья в панике окружили его. Из множества маленьких ранок, оставленных бесчисленным количеством зубов клоуна, потекла кровь.

—Аааааа!!! — кричал Денбро.

— Держись, Билл! — Ричи вскочил и начал рыться в поиске аптечки.

— В-в-в-в шкаф-ф-фу с инструментам-ми, — заикался почти на каждом слове пострадавший. Ричи быстро достал коробку с красным крестом.

— Отсоси из раны! — сказал он Эдди.

— Ты дурак?! Нельзя этого делать! — разозлился астматик.

— Надо продезинфицировать, — предложил Бен, — как тогда мою рану.

— А разве можно на такую лить средство? — задался вопросом Майк.

— Хватит спорить! — вступилась Беверли.

Дети кричали друг на друга, а Билл просто скулил от боли, не в силах сказать хоть слово. Клоун наблюдал за всем этим. По его губам стекала кровь мальчика. Он не понимал, где находится. Сначала монстр решил, что проспал двадцать семь лет и смог выжить, но ведь дети совсем не изменились. Значит, не прошло и года.

— Б-б-больно! — кричал Денбро.

— Эдди, просто отсоси из раны!

— Сам соси, Ричи!

Пеннивайз вскочил на ноги и стремительными шагами направился к детям. Те во всей этой суматохе на некоторое время, забыли о нем. Но когда тот подошёл и поднял Билла за здоровую руку на ноги, все невольно отступили от них и заозирались в поисках хоть какого-то оружия. Клоун прижал мальчика ногой, зафиксировав его. Одной рукой выхватил у Ричи обеззараживающее средство, другой поднял укушенную им же руку Билла.

— Не трогай его! — закричала Беверли.

— Тихо! — грозно приказал монстр.

Денбро попытался выбраться из тисков, но потерпел неудачу. Жгучее средство полилось из стеклянной бутылки на его руку.

— Щип-п-п-пет!!! — завопил мальчик. Остальные неудачники съежились, представляя, какую боль испытывает их друг.

— Терпи, — сухо сказал Пеннивайз.

Он вылил на рану полбутылки, затем отпустил Билла. Тот упал на пол. Ранки начали пенится из-за попадания антибактериального средства. Майк и Бен оттащили его в другой конец гаража к остальным. Ричи быстро схватил бинт и начал заматывать больное место. Жжение стихло. Денбро больше не кричал, лишь изредка поскуливал, смотря на пропитывающуюся кровью повязку.

Пеннивайз сполз по стене и сел на пол, всё ещё не отойдя от пробуждения. Тем не менее, дети испытали достаточно страха, чтобы у него прибавилось сил. Повисло молчание. Неудачники сидели спинами к двери гаража.

— Сколько? — вдруг спросил клоун.

— Что? — не понял Бен.

— Сколько я спал? ПЯТЬЮ ЧАСАМИ РАНЕЕ

Беверли с ребятами возвращались в дом Билла. После долгих поисков им всё же удалось пристроить девочку на работу в местное кафе-мороженое. Владелец этого заведения — Мистер Филд, добродушно согласился принять юную Марш на полный рабочий день с графиком 2/2. То есть два дня она работает с утра до вечера, а два отдыхает, что означает для неё посещение школы. Ей стало гораздо легче после осознания того факта, что теперь она сама за себя отвечает и никто не может ей запретить прогуливать. Они свернули на Джексон стрит. Дождь поутих, но из-за отсутствия зонтов, ребята всё равно намокли.

Примерно в это же время на втором этаже проснулся Билл. После небольшой дремы ему стало лучше. Он потёр слипшиеся ото сна глаза и, встав с кровати, лениво направился на первый этаж. На его удивление, телевизора не было слышно.

— Дж-жорджи! — позвал он брата. Но ответа не последовало. Денбро быстро спустился на первый этаж. — Джорджи, ты где?! — он забежал в гостиную и чуть не упал от удивления. На диване сидел его брат, жестом показывая, чтобы он не кричал так громко. Рядом неподвижно лежал Пеннивайз в обличии человека.

— Тише, Билли, — приложил левый указательный палец к губам Джорджи. — Ты разбудишь Мистера Грея.

— Ч-что он т-т-тут делает?!

— Он пришёл за Беверли, и я впустил его. Только потом он уснул, — пояснил малыш. Билл схватил брата за руку и оттащил от дивана подальше. В этот момент в дверь постучали.

— Добро пожаловать в клуб неудачников! — послышался голос Ричи. — Билл, это мы! Открывай!

Денбро повернул брата в свою сторону. — Джорджи, иди наверх и н-н-не спускайся, п-пока я не позову.

— Что-то не так? — взволнованно спросил тот.

— П-п-просто иди, — Билл слегка подтолкнул его, и Джорджи быстро ушёл на второй этаж. Денбро немедленно открыл входную дверь. — Идите со мной! — почти проорал он и, схватив Ричи за руку, побежал в гостиную. Остальные побежали следом. Когда все неудачники поняли, кто лежит перед ними, наступила пауза, которую нарушил Эдди.

— Да он гребенной маньяк! Он преследует нас!

— Он что... умер? — осторожно поинтересовался Майк.

— Н-н-н-не знаю. Я проснулся, а он уже был тут. Джорд-д-джи сказал, что он пришёл за Беверли, но думаю, он ему сов-врал, — пояснил Билли.

— Надо проверить, вдруг он жив, — сказала девочка. Она взяла первую попавшуюся под руку вещь, которой оказалась мухобойка, и медленно направилась к дивану.

— Бев, не надо! — хотел остановить её Бен, но та уже вплотную приблизилась к Пеннивайзу.

Потыкав ему в лицо мухобойкой, она не увидела никакой ответной реакции. Следом подошли и остальные. Ричи протянул указательный палец и дотронулся до плеча клоуна.

— Блин, он что, реально сдох?

— Может, вызовем копов? — предложил Ричи.

— Если они приедут, то заберут Беверли, — напомнил Майк.

— Но мы н-н-не можем его так ос-с-ставить. Мои родители приедут вечером, и если он буд-дет тут, то ничего хорошего мне не св-в-ветит.

— Может, вытащим его в гараж? — предложила Беверли. — Вдруг он впал в спячку?

— И ты предлагаешь все двадцать семь лет держать его в гараже Билла? — попытался пошутить Ричи.

— Я предлагаю отнести его туда и попробовать разбудить. А если не получится — то закопаем его где-нибудь. О нем никто и не вспомнит.

Ребят немного шокировали мысли подруги, но делать было нечего. Билл и Майк взяли монстра за руки. Ричи и Беверли за ноги. Эдди же, в силу своих ограниченных возможностей, придерживал им дверь.

— А он тяжелее, чем кажется... — прокряхтел Ричи.


— Сколько я спал? — настойчиво повторил вопрос Пеннивайз.

— Не больше пяти часов, — грубо ответила Беверли. — Что это сейчас было?!

— Я не дал малышу Билли умереть от инфекции, — захихикал клоун.

Его волосы немного приподнялись, что напомнило детям о причёске клоуна, в которого он так любил превращаться. Так же их удивило, насколько быстро изменилось его настроение. Минуту назад он был свирепый, а сейчас снова строит из себя добряка.

— Не прикидывайся! — разозлился Эдди, но поймав на себе взгляд клоуна, быстро притих.

— Т-т-т-ты укусил м-м-меня, — заикался ещё больше Билл. — Я же х-хотел помочь!

— Мне нужно было немного подкрепиться твоим страхом, — голос клоуна стал более ровным и спокойным. Он встал и направился в сторону ребят. — Тебе ещё больно?

— Не приближайся! — Майк выставил перед собой пистолет для убоя скота. Монстр остановился.

— Не делай этого, — предупредил он.

— И что меня остановит?

— Это, — по плечу Майка поползла толстая жужелица. Неудачники закричали и быстро отползли от насекомого. Майк выронил свой пистолет, и насекомое просто проглотило его, а затем уползло в трубу.

— Надеюсь, у тебя есть ещё? — засмеялся Пеннивайз.

— И что теперь? — спросила Беверли. — Будешь нас калечить, а потом спасать, питаясь нашими страхами?

— Ну... план не без изъянов, — протянул клоун.

— Ну уж нет! — отрезал Ричи. — Думаешь, мы сдадимся?! Думаешь, мы дадим тебе победить, ты, засранец?! Мы...

— Хватит Ричи! — остановил его Эдди. — Не провоцируй его!

Но монстр и не думал нападать на них. Его весьма радовал факт того, что теперь он может спать небольшими промежутками, но это же и настораживало. Вдруг он так и не сможет больше уснуть вовсе?

— Я тут поболтал с Джорджи, — вспомнил Пеннивайз. — Беверли, он сказал, что тебе тут не нравится. Хочешь, пойдем со мной?

— Да не пойду я! Сколько можно повторять? Ты знаешь, что пока мы вместе, ты бессилен. Оставь нас уже в покое! Ты не помогаешь!

— А должен? — засмеялся вновь клоун. — Что такое, Беверли? Самостоятельная жизнь тебе не нравится? Может, хочешь, чтобы я позаботился о тебе?

— Прекрати издеваться! — заступился за подругу Бен. У девочки ком встал в горле.

— П-почему? — вдруг спросил Билл. — П-почему ты это делаешь? Зачем ешь детей? Зачем п-п-пугаешь их?

— Потому что я хочу есть, — изо рта монстра потекла слюна, — а страх — это отличная приправа. Самая сильная эмоция. Взрослых напугать сложнее, а вот детей... Вы же боитесь практически всего.

— Но почему т-ты не можешь питаться чем-то д-д-другим?

— Я не могу. Так уж вышло. Ничего личного.

Он зашагал навстречу неудачникам. Те зашугались по углам, освобождая проход. Монстр взял Билла за перевязанную руку. Мальчик попытался вырваться, но не сумел. Клоун смотрел на красные разводы на белом бинте. Глубоко вдохнув, он издал звук, словно испытал самые приятные ощущения.

— Страх... прекрасен, — он аккуратно отпустил больную руку парня и, открыв гараж, вышел наружу. Дождь давно прошёл. На улице включили фонари. Солнце зашло за горизонт. Монстр сделал ещё шаг, но остановился и обернулся к неудачникам.

— Один... три... пять... шесть... — считал он вслух. — А где седьмой?

— О чем ты? — неуверенно спросил Майк.

— Вас семеро было. Где тот, кучерявый? Стен.

— Не т-т-твоё дело, Пен-н-н...

— Пеннивайз, — закончил предложение за мальчика клоун. — Я понял, можешь не продолжать. Так значит... он один? — монстр задумался. Детям это не понравилось. — Что же, ещё увидимся! Смотрите, не умрите до моего возвращения, — с этими словами он направился дальше по улице. Его тень в свете фонарей всё отдалялась и отдалялась.

— Он что, пошёл к Стену?! — испугался Эдди.

— Не дойдёт! — Беверли выскочила из гаража, чтобы окликнуть монстра, но улица была пуста. ***

Урис сидел на церковной лавке, держа в руках Талмуд. Он тщательно проговаривал каждое слово. Тусклое освещение заставляло его глаза сильно напрягаться. Вокруг царила атмосфера полного спокойствия. Огоньки свечей колыхались, создавая извивающиеся тени. Стен перевернул страницу и не увидел там ничего нового. Те же самые буквы. Мальчик вздохнул. Ему уже надоело это занятие, но отец сказал, чтобы он прочёл до конца главы. Вдруг из другого конца зала, раздался звук падения чего-то массивного. Урис вздрогнул и, отложив книгу, поднял голову. На другой стороне на полу валялся стенд для молитв.

— Пап? Это ты? — тихо спросил парень. Но ответа не последовало.

Он встал и медленно направился к упавшему стенду. Проходя мимо рядов скамеек, он краем глаза видел что-то чёрное, мелькающие между ними. Он подошёл и попытался поднять упавший стенд, вот только тот был очень тяжёлым.

— Давай же...

Тут одна из свечей рядом с ним погасла. Сначала мальчик не обратил на это внимания, но не прошло и секунды, как вторую, а затем и третью свечу постигла та же участь. Электричество тоже начало глючить. Висящая над самым потолком лампа замигала. Стена охватил страх. Ему совсем не хотелось оставаться в темноте. Он побежал обратно — мимо скамей к выходу. Но двери с грохотом закрылись прямо перед его носом. Мальчик упал на спину. Взгляд уперся в потолок. На нем, вместо обычной для синагоги цветочной росписи, были изображения расчленённых людей. Они кипели в котлах, черти разрывали их тела на части. Урис пронзительно закричал. Он вскочил на ноги и побежал к возвышению, называемому “бима”, с которого читают молитвы. Мальчик пронесся к ступеням, но холодная рука из-под одной из скамей схватила его за ногу. Стен упал на пол.

— Нет! Нееет! Нет! — кричал он, царапая ногтями деревянный пол. Нечто подхватило его и подняло в воздух. Перед мальчиком возникло лицо Пеннивайза, уже в своём привычном клоунском обличии.

— Приветик, Стенли, — кривые острые зубы оголились. Неудачник хотел заорать, но из-за паники он лишь жадно глотал воздух и смотрел на монстра полными слез глазами.

— Стен, где свет? — послышался голос сверху.

Свет мгновенно появился. Стен встал на прежнее место. Пеннивайз моментально превратился обратно в человека. На возвышении показался отец мальчика. Перед ним предстала очень неоднозначная картина. Непонятный мужик держал на руках его заплаканного сына. — Что тут происходит? — грозного спросил он. Сын только неровно дышал, всё ещё захлёбываясь выступившими слезами.

— Здравствуйте, — подал голос клоун. — Я... эм, Роберт Грей...

— Зачем вы держите моего сына? Кто вас сюда пустил?

Монстр быстро поставил мальчика на пол. Тот еле держался на трясущихся ногах.

— Он... упал. Вот, я его и поднял, — начал выкручиваться Пеннивайз. — Правда, Стенли?

Он посмотрел на парня своими уже голубыми глазами. Тот нервно сглотнул и утвердительно закивал головой.

— И кто же вы, Мистер Грей? — спросил священник и повернулся к сыну. — Стен, прекрати свою истерику.

Урис начал размазывать слезы по лицу. Приказной тон отца пугал его не меньше зубов Пеннивайза. Даже клоун почувствовал некое напряжение между этими двумя, но он не подал вида.

— Я опекун подруги Стена, Беверли, — пояснил он.

— Она и ещё несколько друзей моего сына звонили мне в кабинет совсем недавно. Они просили узнать, где он.

— С...скажи им, я в порядке, — начал успокаиваться мальчик.

— Иди и сам позвони, — ещё строже сказал отец.

Урис быстро побежал наверх , стараясь не смотреть ни на Пеннивайза, ни на отца.

— Синагога уже закрыта. Приходите завтра, — тем же тоном сказал Урис-старший. — Уходите.

— Конечно... меня уже нет, — с этими словами клоун вышел из церкви.

Двери за ним закрылись. Подул прохладный ветер, который растрепал его волосы. Он начал кряхтеть, хватаясь за живот. Согнувшись, он лёг на землю. Его тело начало неестественно дергаться. Монстр хватался за траву, выдирая её с корнями. Кряхтение переросло в некого вида скулёж. Он сел и начал дергать себя за волосы.

— Как... же... так... — еле выговаривал слова Пеннивайз.

Такая характерная вспышка гнева была спровоцирована нулевым результатом его попыток съесть вообще кого-либо. Нет, от голода он не умрет, ведь помимо людей есть ещё животные. Но от “безэмоционального” мяса его выворачивало наизнанку. Он больше не мог ни есть, ни спать, как раньше. Даже человеческий облик, в котором он находился практически 90% времени до ужаса надоел.

— Он стукнул кулаком об стол... крича, что призрак вновь пришёл, – каждый раз, когда Пеннивайз проговаривал эту фразу, в его сознании появлялись воспоминания о том, как неудачники одержали над ним победу. Что-то в тот момент пошло не так, и теперь всё перевернулось с ног на голову.

— Эй, придурок, — послышался девчачий голос. Клоун поднял голову. В паре метров перед ним стояла Беверли с велосипедом Билла. — Уйди с дороги.

— Ты? — удивился монстр.

— Во плоти. Стен позвонил нам и всё рассказал. Что, решил нападать на нас поодиночке? Даже не пытайся. Сегодня я ночую у Стенли.

— Отстань от меня... — скривился Пеннивайз. Он встал с земли и поплёлся прочь.

— Человек из тебя никакой! — крикнула она ему вслед. Клоун остановился и посмотрел на неё. — Тебя раскроют, это лишь вопрос времени. Нам и делать ничего не придётся.

— Я – существо, появившееся задолго до вашей паршивой планеты. Я унёс столько жизней, что тебе не снилось в самом страшном кошмаре.

— Тогда ты просто дурак. Столько времени прожить с людьми и даже не знать, что они меняют одежду? Ты уже почти неделю в одном и том же ходишь. Рано или поздно, все будут задаваться вопросом, кто ты.

— Сменить... одежду?

— Да. И завязывай так разговаривать. То пищишь, то басом, то вообще не пойми как. Говори в одном тембре.

— Ясно, — сухо сказал монстр, но тем не менее принял во внимание всё вышесказанное.

— Мне тебя даже жаль, — повела плечами Беверли. — У меня сейчас из-за тебя проблемы, но мне помогают друзья. А тебе никто не поможет. Ты совсем один, — с этими словами она направилась к чёрному выходу из синагоги, где её уже ждал ещё пребывающий в шоковом состоянии Стен.

Пеннивайз ещё немного постоял и направился обратно к дому на Нейбол стрит. Ему снова захотелось спать. Но теперь он знал, что проснётся не через 27 лет, когда все уже забудут о нем, и он сможет вновь сеять страх новым жителям Дерри, а через какие-то 5-7 часов. И ничего не изменится.

====== Глава 8: Серьёзный разговор ======

Прозвенел звонок. Билл, Ричи и Бен вышли из класса химии. Рука Денбро всё ещё была перевязана. Прошло четыре дня с того момента, когда они последний раз видели клоуна. В канализацию они так и не спустились. Узнав о том, что произошло со Стенли, они решили, что Беверли может жить у каждого по очереди под предлогом ночевки или даже тайно. Все, кроме Эдди, согласились. Если бы мама мальчика увидела, что он привёл на ночь девочку, то тут же бы устроила скандал. Сегодня была очередь Бена. Он уже договорился с подругой, где и как она будет у него спать.

Навстречу парням вышли Майк и Стен. Они шли с математики, по которой первый благополучно получил неуд.

— Как там ваши теоремы? — в шутку спросил Ричи. Майк в ответ лишь прикусил губу, а Урис показал большой палец в знак того, что у него высший балл.

— А г-г-где Эдди? — поинтересовался Денбро.

— Он сказал, что у него английский, — пожал плечами Стенли.

— Английский? Это же там, ряд-д-дом с мужским т-туалетом.

Тем временем сам Эдди плескался в унитазе. Его пихал в сортир лично Генри. Двое других парней стояли рядом с Хагинсом и смеялись.

— Не надо, Генри! — кричал мальчик.

— Освежись, придурок! Ты мне ещё не расплатился за встречу у аптеки.

— Я серьёзно! Ты хоть знаешь, сколько микробов в унит... бграхрг... — Бауэрс макнул его голову в воду. Руки Эдди беспомощно скользили по ободку унитаза. ***

— Ну где же он? — нетерпеливо спросил Ричи.

Неудачники, кроме Эдди и Бев, сидели на школьном дворе рядом со своими велосипедами и ждали друга.

— Может, его после уроков оставили? — предположил Стен.

— Кого? Этого божьего одуванчика? Не смеши меня! Скорее тебя оставят, чем Эдса.

— Меня? Я отличник вообще-то!

— Х-х-хватит препираться, — успокоил друзей Билл. — Может, сходить з-за ним?

— Сам дойдёт, — махнул рукой Ричи.

— А кто помнит, когда у Беверли заканчивается смена? — спросил Бен.

— Она с-с-сказала в шесть вечера. А потом п-п-пойдёт сразу к тебе.

— Я как раз нашёл у себя в чулане старый надувной матрас.

— Бен, ты положишь Беверли спать на матрас? — удивился Майк.

— Что? Конечно нет. Это я на него лягу, а Бев — на мою кровать.

— Джентльмен! — усмехнулся Ричи.

Прозвенел последний звонок, но друг всё не приходил. Дети повалили из школы, садясь в автобус или на велосипеды. Самых везучих забирали родители, но таких были единицы. У Билла в голове промелькнула мысль о том, как Беверли будет жить дальше, когда нужно будет решать вопрос о постоянном месте жительства. “Что будет через полгода? Через год? Мы не сможем прятать её вечно”, — рассуждал он. Вскоре мысли мальчика прервал знакомый голос.

— Привет! — из-за угла школы вышел клоун.

Вот только, что-то в его внешнем виде изменилось, не считая того, что он был в облике человека, конечно. Волосы были уложены ровнее, походка более собрана. Вместо прежних рубашки с джинсами на нем были брюки и неаккуратно заправленная в них рубашка, на которой столь же нелепо, но всё же приемлемо, висел красный галстук.

— Так и знал, что найду вас тут, — даже голос сохранял один тембр. Монстр подошёл к неудачникам. Те попятились назад. — Ты как, Билли? Рука ещё болит?

— Н-н-не твоё д-дело! — огрызнулся Денбро. — Ч-что это с тобой?

— И где ты был? — пополнил список вопросов дня Ричи. — Мы уже начали радоваться, что ты сдох.

Клоун лишь усмехнулся. Если бы дети только знали, что всё это время он провёл, изучая в местной библиотеке литературу о том, как ведёт себя общество. Поняв свои ошибки, он пришёл к выводу, что лучшей маскировкой будет не выделяться и показывать свою принадлежность к социуму, то есть, в данном случае, общаться. Пусть даже с детьми. Главное — другие люди это видят.

— Я жив. Так что придётся вас разочаровать. Ихих... — он хотел засмеяться, но вовремя остановился. Стен стоял позади всех, не в силах даже посмотреть на клоуна. Пеннивайз заметил это и специально сфокусировал взгляд на мальчике. Тот отвернулся.

— Хватит пялиться, — загородил Стена Майк.

— Эй, Стенли, — окликнул Уриса монстр, игнорируя предупреждения, — почему ты не хочешь смотреть на меня? Я напугал тебя тем вечером? Это же была просто шутка, — саркастично насмехался клоун. Его речь начала становиться прежней — ему было сложно себя контролировать, — но он вовремя это заметил. — Кстати, а где Беверли?

— Вообще-то, она устроилась на работу из-за тебя, — предъявил обвинения Бен.

— Меня? Я не заставлял её работать, — пожал плечами монстр.

— Из-за тебя ей негде жить! — напомнил Майк.

— Я предлагал ей пойти со мной.

— Ты в-в-ведь понимал, ч-что она не согласится! Ты...

— К вам идёт ваш мокрый друг, — перебил его Пеннивайз и показал пальцем за спины неудачникам.

— Ага, так мы и поверим, — скрестил руки Ричи.

— Да я серьёзно. Вон ваш астматик весь мокрый, — уж очень правдоподобно повторил клоун.

Все невольно повернулись. И действительно, к ним шёл Эдди. Его волосы и воротник рубашки были пропитаны водой.

— Что с тобой случилось? — удивленно спросил Ричи.

— Бауэрс макнул меня головой в сортир... а потом меня рвало в него... — тихо ответил он.

Из-за неприятных воспоминаний об этом, к горлу снова подступил комок, но он успел закрыть рот рукой. Из школы вышел и сам Генри с компанией. Неудачники со злобой перевели на него взгляд. Парень схватился рукой за пах, делая символический жест, но потом увидел, что с ними стоит взрослый человек, то бишь Пеннивайз, и, быстро убрав руку, зашагал вперёд.

— А я ведь мог бы съесть его тогда... — с некой обидой протянул монстр.

Эдди только сейчас заметил его. Из-за новой одежды и манеры поведения, он не сразу признал клоуна.

— Ты не умер?? — опешил мальчик.

— Как видишь...

— Ему нужно срочно уходить! — заявил Эдс.

— Правильно, пусть уходит, — согласился Ричи.

— Я только пришёл.

— Нет, я серьёзно! Тебе действительно лучше идти! Тебя ищет Миссис Кол.

— Кто? — не понял монстр.

— Это учительница Беверли. Ты с ней говорил в первый же день, — напомнил Майк.

— Аааа... — клоун облизнулся. — И что ей нужно?

— Мне кажется, ты сейчас сам это в-в-выяснишь, — Билл показал на выходящую из школы учительницу. Монстр просто стоял и смотрел на неё.

— Иди отсюда! Она тебя сейчас заметит! — Ричи начал толкать его в спину, но клоун лишь слегка прогнулся под натиском мальчика.

— Мистер Грей! — женщина увидела их и стремительными шагами направилась в их сторону.

— Супер... — закатил глаза Ричи.

Она почти вплотную подошла к Пеннивайзу. Тот немного растерялся, однако сохранил спокойное выражение лица.

— Здравствуйте, Миссис Кол, — без особого энтузиазма протянул он.

— Вижу, вы очень сдружились с друзьями вашей... — она запнулась. — Можно мне называть Беверли вашей дочерью?

Эдди от такого вопроса закашлялся, да так, что Майку пришлось постучать его по спине.

— Ээээ... лучше просто Беверли. Мы ещё не так близки, — аккуратно уклонился от ответа клоун.

— Понимаю. В любом случае, её уже четыре дня не было на уроках. Если она заболела, я могу передавать ей работы через вас.

— Не было в школе? — переспросил Пеннивайз, не понимая суть проблемы.

Ричи ударил рукой по лбу в знак того, что клоун не смог элементарно выйти из ситуации прикрывшись болезнью.

— Так вы не знаете? — тон учительницы стал строже. — Мистер Грей, ваша... Беверли не посещает школу. За это ей будут ставить прогулы, что чревато плохими последствиями для её личного дела.

Для монстра это был просто набор непонятных терминов.

— Могу я узнать ваш домашний телефон?

— Мой номер... у меня в данный момент нет телефона.

— Тогда адрес?

— Н...Нейбол стрит, — неуверенно сказал клоун. Он пристально посмотрел на неё. Левый глаз начал косить сильнее и желтеть. Виски напряглись. Взгляд Миссис Кол стал менее тяжёлым.

— Оу, так вы живёте в том отстроенном доме.

— Именно...

Неудачники впали в осадок. Ведь все в городе знали, что Нейбол — это давно заброшенное строение, с которым у многих связаны не лучшие воспоминания.

— А кем, простите, вы работаете?

— Я... я сейчас не работаю...

— А на что же вы живёте, Мистер Грей? — прищурилась она.

— У... у меня есть сбережения...

— Ему платят пособие за Беверли. Он ведь удочерил её, — встрял в диалог Эдди. Учительница посмотрела сначала на ребят, затем на клоуна.

— Могу ли я увидеть вас сегодня в моем классе после шести?

— Знаете, у меня такое загруженное расписание...

— Уверена, вы найдёте в нем место для меня. Иначе, боюсь, мне придётся позвонить куратору Беверли, — она развернулась, чтобы уйти, но остановилась и вновь посмотрела на монстра. — Мой муж — местный полицейский — недавно рассказал, как гнался за семью ребятами и взрослым мужчиной, которые проникли в коллектор. К сожалению, их лица он не запомнил.

Все сразу вспомнили ту погоню в канализации, где они чуть не утонули.

— До вечера, Мистер Грей, — с этими словами она удалилась.

— Это фиаско, — сказал Ричи.

— Т-т-ты не сможешь вечно пудрить ей мозги, — подметил Билл. Пеннивайз глубоко дышал. Такая манипуляция с разумом Миссис Кол не прошла бесследно. А так как он мало ел, то смог лишь заставить её думать, что дом отстроили.

— Мне нужна Беверли, — с этими словами он развернулся и быстро побежал вверх по улице.

— Эй, постой! — кинулся за ним Ричи, а следом и остальные. — Ты хоть знаешь, где она?! ***

Белый шарик ванильного пломбира упал в вафельный рожок. Холодная сладость сразу начала таять, расползаясь каплями по съедобному стаканчику.

— Прошу, с вас один доллар, — приветливо улыбнулась Беверли. Она стояла за прилавком магазинчика мороженого. На голове девочки была шапочка с логотипом, а талию облегал бело-голубой фартук.

Стоящий перед ней пацан лет десяти начал рыться в кармане в поисках мелочи. Достав целую горсть монет, он вывалил их на стойку. Марш лениво принялась пересчитывать их.

— 96…97… двух центов не хватает, — мальчик начал нервно потрошить карманы, только там было пусто. — Да ладно, считай за счёт заведения, – подмигнула она.

— Спасибо, — пацан лизнул уже текущие по его пальцам мороженое и выбежал из магазина.

— Фууух... — девочка достала из-под стойки табличку “ПЕРЕРЫВ 15 минут” и, поставив на видное место, вышла на улицу.

Сентябрьский день был на удивление тёплым. Она вытащила из кармана пачку сигарет, в которой оставалось лишь четыре штуки. Достав спички, она чиркнула одной по коробку. Язычок пламени мгновенно появился, отдавая приятным запахом. Бев поднесла его кончику сигареты и подожгла. Сделав большую затяжку, она выпустила изо рта полупрозрачный дым. Она впервые почувствовала некое умиротворение. У неё есть работа, скоро будут и деньги. Осталось лишь разобраться с жилплощадью. Но и то малое, что она сделала — уже неплохо. Она поправила ключ, висящий у неё на груди как кулон, и посмотрела в небо.

— Беверли! — послышался голос Бена. Марш быстро вышла из своих раздумий и повернула голову. К ней направлялись неудачники, а впереди всех шёл Пеннивайз.

— Какого... — она быстро потушила сигарету о кирпичную стену здания. — Что он тут делает??

— Тоже рад тебя видеть, — подошёл к ней монстр.

— Я думала... ты умер, — немного тише ответила Бев.

— Почему я не удивлён?

К ним подтянулись остальные неудачники. Девочка внимательно окинула глазами клоуна.

— Вижу, принял во внимание мои советы по поводу одежды и голоса?

— Решил, что нужно как-то вливаться в общество. Мне тут сказали, что ты теперь работаешь? Ммм? — он широко улыбнулся и приблизился к ней почти вплотную. Марш окинула суровым взглядом друзей.

— У н-н-нас не было выбора, — начал оправдываться Билл.

— Миссис Кол тебя искала, — пояснил Стен. — Она знает, что ты не ходишь в школу и поймала всех нас на улице после уроков.

— И что вы сказали ей?

— Мы бы соврали, но он всё просрал, — показал на клоуна Ричи.

— Я? Мне по вашему делать нечего, кроме как разбираться с вашей глупой школой? Кому она вообще нужна? Сплошная ненужная информация. Вы просто тратите свою и без того короткую жизнь.

— Короче, он что-то промямлил, и теперь Мисс Кол вызывает его к себе в шесть вечера, — кратко пояснил Майк.

— Что?! Почему ты ничего не сделал?!

— А что делать? Почему ты вообще не ходишь в школу?

— Да потому, что мне нужно работать, чтобы есть, пить, а в будущем иметь крышу над головой! Спасибо тебе, кстати. Так что иди к ней и просто отмажь меня от учебы.

— Но это как-то не так... — задумался монстр. — Ты ведь, как бы, должна ходить в школу.

Девочка глубоко вздохнула.

— А тебе разве не всё равно, Пеннивайз? Или ты уже не хочешь есть?

Клоун поморщился. Он посмотрел на девочку, а затем на остальных неудачников. Те, в свою очередь, обратили свои взоры на него. Только Стен пугливо отвёл глаза. Монстр почувствовал слабое присутствие страха. Его было недостаточно даже на то, чтобы перевоплотиться, но всё же это было уже что-то.

— Извините, — к ним подошёл мальчик лет восьми. В руке он держал два доллара. — А перерыв уже закончился? Я хотел купить себе и сестре мороженное.

— О, конечно. Заходи, — улыбнулась Беверли. Она открыла дверь, и мальчик зашёл в магазин. — Мне надо работать.

— Но что мне делать? — не отставал клоун.

— Пеннивайз, просто выкрутись, — Бев посмотрела на неудачников. — Пока, ребят, смотрите, чтобы он за вами не увязался. Бен, увидимся у тебя, — с этими словами она зашла в помещение.

— Что, людские проблемы не для тебя? — с усмешкой поинтересовался Ричи.

— Р-р-рано или поздно в детс-с-ском доме решат проверить, как вы с Б-Беверли живёте, — сказал Денбро.

— Делай уже что-нибудь, — продолжил Эдди. — Тебя все считают странным. Местные не очень жалуют новых обитателей Дерри, а ты то появляешься, то исчезаешь. Тебя ведь даже в базе города нет. Скажи, с тобой хоть кто-то здоровался за всё то время, что ты проходил в человеческом обличии?

— Меня это не волнует, — клоун присел и криво улыбнулся. — Ваше счастье, что в Дерри много живности, кроме людей, иначе в моем меню появились бы не только дети, но и их родители.

— Так ты питаешься бездомными животными? — не без удивления спросил Бен.

— И мне этого мало! — огрызнулся монстр, вставая на ноги. — Это вы виноваты в том, что мне приходится, как кочевнику, с одного места на другое бродить. Я пошёл, — с этими словами он развернулся и поплёлся вверх по улице.

— Ты не можешь вечно всех зомбировать! — крикнул ему вслед Эдди. — Рано или поздно все вспомнят! Даже Генри! Даже Джорджи! И ты больше не сможешь прятаться в тени!

Вот только, клоун их не зомбировал. Эти дети сами забыли его. На секунду в его голове прозвучала фраза Питера Пэна из мультика, который смотрел Джорджи: “Те, кто вырастают навсегда забывают меня!” ***

Часы показывали десять минут седьмого. Бен заправлял свою кровать чистой простыней. Комната мальчика по-прежнему была обклеена объявлениями о пропажах и вырезками из учебника истории. Теперь он хотя бы мог объяснить эти события, ведь, как оказалось, людей похищал монстр, превращающийся в клоуна. Однако ещё не раскрытых убийств и тайн оставалось немало.

Он надул рядом с кроватью матрас и застелил его не менее чистым бельём. Ему хотелось, чтобы Беверли было удобно в его доме. Мама Бена разрешила ей остаться под предлогом ночёвки, а следующую ночь девочка должна была провести у Майка, и ему очень хотелось, чтобы его комната ей понравилась больше, чем Майка.

— Бен! Звонят в дверь! — послышался голос Миссис Ханском.

— Уже иду, мам! — мальчик быстро спустился на первый этаж и направился мимо кухни прямо ко входу.

Беверли звонила уже второй раз. Бен открыл дверь и опешил. Беверли стояла лишь с одним рюкзаком.

— Привет. А где... твой чемодан?

— Я решила, что ему лучше пока полежать у Билла в гараже. Не таскать же мне его всюду, верно?

— Хах, эм, да, действительно! Проходи, мама приготовила ужин.

Марш прошла в дом. Она уже бывала тут раньше, но у неё не было времени всё как следует рассмотреть.

Проходя мимо кухни, Бев поздоровалась с Миссис Ханксон. Та сказала, что скоро уже можно садиться за стол. Ребята решили пока устроиться на диване в гостиной. Дом Бена был не похож на другие. Более старый. Но это не мешало ему выглядеть уютным и аккуратным. Везде стояли фотографии, статуэтки и разнообразные симпатичные вещицы. Внимание девочки привлекла фотография мужчины в военной форме, которая стояла по центру и была больше остальных.

— Бен, а кто этот военный? — невзначай спросила она.

— Оу, это мой отец.

— Отец? А где он сейчас?

— Умер, когда я ещё был совсем маленьким. Он был военным и его застрелили.

Беверли стало стыдно, она могла бы и сама догадаться, что такая фотография, ещё и в чёрной рамке, не просто так стоит там.

— Прости, я не хотела... мне очень жаль.

— Всё хорошо, — улыбнулся мальчик, — это было давно.

После ужина они направились наверх. Бен терпеливо ждал, пока подруга занимала ванную комнату. После душа её волосы пахли хвоей. Бену очень нравилось это, и он старался вдыхать этот аромат каждую секунду. Сначала Беверли подумала, что друг застелил матрас для неё, но Бен категорически отказался спать на кровати, аргументируя это тем, что она гость и ей должно быть удобно.

В конце концов, она всё же улеглась на его кровать, а мальчик занял матрас. После рабочего дня, девочка ужасно хотела спать, и свет они погасили уже в восемь вечера. В темноте плакат с группой New kids on the block с четырьмя улыбающимися парнями на нём выглядел весьма устрашающе.

— Бен? — тихо спросила она.

— Да? — так же шепотом ответил мальчик.

— А тебе не страшно?

— Страшно? Почему мне должно быть страшно?

— Вдруг Пеннивайз придёт за нами. Твоя мама смотрит телевизор внизу и может даже не услышать наших криков.

— Я думал об этом много раз, когда спал один. Но он так и не пришёл.

— Там внизу, в канализации, он показал мне кое-что, — голос Беверли задрожал. — Я увидела огни. Они были такие яркие, буквально сводили с ума. Словно разум отключается, и ты теряешься в собственном сознании. Ты пытаешься вырваться, опасаясь, что останешься там навсегда.

Бен молчал, не зная, что ему ответить. Мальчик сам испытал немало в той канализации. Трупы детей, висящие в воздухе, мелькали у него перед глазами каждую ночь. Они летали. Всё так, как говорил клоун.

— Знаешь, мне кажется ему тоже тяжело. Если бы он мог нас съесть, то съел бы. Наверное, так долго бодрствовать для него — это совсем не нормально, — тихо прошептал Бен.

— Он вообще способен на эмоции, как думаешь?

— Думаю, страх ему не чужд, — попытался пошутить мальчик.

— Хех, да. Не только ему, — усмехнулась Беверли. Она свесила руку с кровати. Бен неуверенно взял её. — Я не хочу, чтобы кто-то ещё умер. Не знаю, чувствует это Пеннивайз или нет, но мне страшно, — призналась Марш.

— Мне тоже всегда было страшно. Ведь если его разоблачат, неизвестно чем это закончится.

— Я хочу, чтобы для нас всех всё закончилось хорошо, — совсем тихо сказала девочка.

— Я тоже. Спокойной ночи, Беверли.

— Спокойной ночи, Бен. ***

Пеннивайз шёл по коридору школы. Некоторые учителя сидели в своих кабинетах, проверяя работы учеников. Уборщик лениво размазывал моющие средство по полу, бурча что-то себе под нос. За окном уже было темно, и из-за частично выключенного освещения, школьные коридоры выглядели довольно мрачно.

Клоун поднялся на второй этаж и, пройдя в конец коридора, остановился у класса 42B. Постучав трижды, он услышал женский голос.

— Войдите.

Миссис Кол сидела за своим столом, изучая чью-то тетрадь.

— Добрый вечер, — как можно спокойнее сказал монстр и, пройдя в класс, сел за парту напротив учительского стола.

— Мистер Грей, — она отложила тетрадь и посмотрела на него. — Вы знаете, зачем я вас позвала?

— Чтобы... обсудить посещаемость Беверли? — криво улыбнулся он. Но женщина сохранила свою суровую физиономию.

— На моем веку было ещё трое детей, которых брали из приюта. Одним из них был мальчик Томас. Его взяла одна женщина, только чтобы получать пособие и не работать. Вы понимаете, на что я намекаю?

— Вы думаете, мне нужна Беверли, чтобы получать деньги? — Пеннивайз не знал, плакать ему или смеяться. Ведь он даже не знал, что ему должны платить за девочку. Грубо говоря, он вообще не знал, чем она занимается.

— Я бы хотела увидеть проявление какой-либо инициативы с вашей стороны, Мистер Грей. В противном случае, я обращусь в органы опеки.

— Н-не надо ничего проверять. У меня, то есть у нас с Беверли, всё хорошо.

— Правда? Потому что у меня складывается впечатление, что вы ничего не знаете о воспитании ребёнка. У девочки сейчас очень сложный период в жизни. Благо, у неё появились друзья, но вы ведь взрослый человек. Ей нужна ваша поддержка. Я уже не говорю о её проблемах с математикой. Два неуда за две первые недели занятий. Если так пойдёт дальше, её могут перевести в класс для отстающих. Уверена, вы не хотите этого.

— Нет, — клоуну было не очень интересно слушать об успеваемости девочки, не говоря уже о том, что он вообще не разбирался ни в чем, что касалось школы.

— Следите за ней. И отберите уже у неё сигареты. Я знаю, что она курит.

— Понял... я попробую что-нибудь сделать.

— Уж постарайтесь. Вот, возьмите, — она достала из стола книгу и протянула ему. Монстр взял её и вслух прочёл название.

— “Воспитание детей-подростков”?

— Да. Почитайте. Может, узнаете для себя что-то новое, Мистер Грей. Наш разговор окончен, всего доброго.

Пеннивайз вышел во двор школы, когда уже совсем стемнело. За день он съел лишь пару лесных кроликов и мертвую ворону, чего, естественно, было недостаточно. Людская плоть принесла бы куда больше пользы, но где её взять?

Он начал вспоминать слова неудачников: “Человек из тебя никакой”; “А тебе разве не всё равно, Пеннивайз, или ты уже не хочешь есть?”; “Рано или поздно в детском доме решать проверить, как вы живёте!”; “Ты не можешь зомбировать всех вечно”. Вспоминая это, клоун понимал, что если продолжит вести себя так, как сейчас, то у окружающих появятся вопросы. За долгие годы он привык к жизни под землёй. Значит, теперь он должен научиться жить над землёй. В окружении ненавистных и одновременно весьма аппетитных людей. В противном случае — его разоблачат. Глаза начали слипаться. Монстр поспешил вернуться в родные катакомбы, чтобы отоспаться. Но он знал, что проснётся не через двадцать семь лет, когда появятся новые люди, и он вновь, полный сил, будет внушать им страх и трепет, а через каких-то пять-семь часов, и всё будет, как прежде. Если он, конечно, ничего не сделает с этим.

====== Часть 9: Письмо ======

Смесь из ингалятора наполнила лёгкие. На секунду появилось ощущение, что холодный воздух своей пеленой окутал их. Эдди закашлялся. Иногда он слишком сильно давил на кнопку и перебарщивал.

— Эддичка, почему ты кашляешь? — раздался голос Миссис Кейт из гостиной.

— Да так, подавился! — ответил мальчик, лишь бы избежать очередного разговора о его самочувствии и восприимчивости к болезням.

Он убрал ингалятор в карман и спустился на первый этаж. Прошмыгнув мимо сидящей в кресле матери, он пробрался на кухню, где начал вытаскивать из настенного шкафа всевозможные вредные закуски вроде чипсов, крекеров и других ночных кошмаров для любителей здорового образа жизни. Это всё было для Беверли, которая из-за недостатка денег, не могла постоянно снабжать себя едой. Запихнув всё это в рюкзак, он вышел в коридор.

— Эдди, ты уходишь? — вновь раздался голос мамы.

— Да! Я пойду... к Беверли.

— Будь осторожнее, я видела её опекуна. Похоже, он не местный!

— Ещё как местный... — пробубнил себе под нос мальчик, завязывая шнурки левого кеда. — Хорошо, мам! Люблю! — с этими словами он открыл дверь и уже приготовился выбежать на улицу, как вдруг столкнулся лбом со стоящим с другой стороны Ричи. Оба упали на крыльцо, придерживая места ушибов.

— Какого хрена! — крикнул Каспбарк. — Чего ты у двери стоишь?!

— Да я только подошёл, а ты распахиваешь свои ставни!

Ричи встал и помог подняться другу, ведь он чуть не упал на гипс, который и так был потрескавшимся из-за Генри.

— Чего ты пришёл? Мы же договорились встретиться около работы Беверли.

— Да знаю я, все уже там. Но у меня есть кое-что, о чем я пока никому не говорил, — Ричи достал из кармана вырванную страницу из сегодняшней газеты. На первой полосе красовалась фотография черноволосой девушки лет двадцать семи. Одета она была в строгий костюм, в руках она держала папку, на которой большими буквами было написано: Top Secret.

— И что это должно значить? — поднял вверх левую бровь астматик.

— Ты не знаешь, кто это?? — удивился друг, но его прервал голос матери.

— Эдичка, что случилось?

— Эм... ничего, мам! Мы уже уходим!

— Мы? — не поняла женщина, но ребята уже выскочили из дома и, оседлав велосипеды, помчались вниз по улице.

Суббота в Дерри выдалась довольно пасмурная: сгустившиеся в небе тучи не пропускали солнечные лучи, но дождя пока не было. Неудачники свернули на Уэйлс авеню, где Ричи резко затормозил.

— Чего стоим? До Беверли ещё два квартала.

— Подожди ты, — он снова достал бумажку и практически ткнул ей в лицо Эдди. — Ты хоть знаешь, кто это?

— Джулия Престон. Журналист и искатель паранормального.

— Так ты знаешь!

— Конечно нет! — астматик выхватил бумажку из рук друга. — Я прочитал это в заголовке, которым ты в меня ткнул!

— Оу, — Ричи забрал у него листок. — Ну, суть ты уловил. Эта дамочка издатель Нью-Йоркской газеты. Её статьи посвящены паранормальным явлениям. Она лучшая, я постоянно читаю её выпуски. Даже шоу по телеку смотрю. И плюс, она секси.

Эдди закатил глаза.

— Ясно. Привидения, мумии и прочая брехня. Ты веришь в весь этот бред?

— А клоун, пожирающий детей, — тоже бред?

Астматик задумался. Ричи пристально смотрел на него с хитрой улыбкой. Прохладный ветер пронёсся мимо неудачников, словно сдувая с Эдди тень сомнений.

— И для чего же ты мне это показал?

— В общем, — заулыбался очкарик, — она всегда пишет в конце статьи свой почтовый адрес. Можно написать ей письмо с просьбой приехать и разобраться в той или иной ситуации. Часто люди, конечно, пишут ей всякие выдумки про монстров, когда сами сидят под наркотой в богом забытой лачуге. Но у нас-то есть настоящий монстр!

— Ты рассуждаешь, как пятилетний ребёнок. Это всё подстроено! Ты поэтому только мне рассказал? Боялся, что другие смеяться будут?

— Слушай, что нам стоит написать письмо и отправить? Мы возьмём псевдоним, никто даже не узнает, что это были мы.

— А сам почему не мог написать? — саркастично поинтересовался Эдс.

— У меня грамматика хромает, — пожал плечами друг.

— Боже... это идиотизм. ***

Неудачники приехали к дому Ричи. Бросив велосипеды у крыльца, они быстро забежали внутрь. Астматик уже и забыл, что должен ещё занести Беверли еды. Хоть он и считал эту идею глупой, но в душе чувствовал некий азарт. Не такой, когда им приходилось сталкиваться с клоуном. Другой азарт. Приятный. Как будто сейчас будет какое-то приключение, которое просто не может плохо кончиться. Плюс, он уже давно не писал писем, хотя находил это занятие вполне увлекательным.

— Вы куда это? — послышался голос сестры Ричи, сидевшей перед телевизором.

— Не твоё дело, — фыркнул Ричи.

— Эй, придурок, не забудь вынести мусор!

— А сама не можешь?

— Я занята, — девушка загребла в ладонь попкорн и запихнула в рот.

— Бесишь...

Ребята поднялись в комнату очкарика. Он вынул из стола листок, ручку и пару марок на конверт. Эдди пододвинул себе стул и включил лампу.

— Итак, с чего бы начать? — рассуждал вслух Ричи.

— Напиши от кого.

— Ага, точно.

Мальчик написал дату и выдуманное имя Алекс Ролл. Также он придумал своему персонажу возраст — тридцать восемь лет и работу на фабрике Дерри.

— Добрый день. Меня зовут Алекс Ролл. Я живу в Дерри всю свою жизнь и за это время не встречал ужаса страшнее, чем тот, который кроется в местной канализации... — проговаривал он вслух.

— Ты что, роман пишешь? — всплеснул рукой Эдс. — Будь более естественным. Пиши так: Этим летом я столкнулся с чем-то необъяснимым. Он был...

— Погодь, — остановил его друг и поправил очки. — А Пеннивайз вообще мальчик или девочка?

— Эм... ну, мальчик наверное, — задумался Каспбарк. — Откуда я знаю? Ладно, зачеркни “он” и напиши “оно”.

Ричи так и сделал.

— Пиши: Оно живет в местной канализации. Раз в двадцать семь лет оно пробуждается и пожирает детей, питаясь их страхами и плотью.

— Надо ещё написать, что именно в моменты его бодрствования город преследовали многочисленные исчезновения и бедствия, — добавил Ричи.

— Да. Продолжай: Оно называет себя Пеннивайз.

— С двумя “н”?

— Да кто его знает? Пиши с двумя и напиши, что он превращается в клоуна и другие детские страхи. И что у него глаз косит. И про улыбку не забудь.

— Думаешь, такое подробное описание нужно?

— Хуже точно не будет.

Ребята ещё целый час сидели над письмом. Первый вариант получился слишком длинным; второй — наоборот — слишком сжатым; в- третьем Ричи наделал много ошибок; четвёртый и пятый не понравились обоим. А вот шестой вышел очень даже сносным. Друзья упаковали его в конверт и понаклеили марок для красоты. Это, наверное, была самая интересная часть.

После они спустились вниз. Ричи быстро проскочил мимо сестры, чтобы та не заставила его выбрасывать мусор.

— Теперь на почту! — скомандовал он.

— Может, просто засунем письмо в почтовый ящик? — предложил Эдди.

— Пффф... я им не доверяю. Такие вещи нужно передавать из рук в руки.

— Ты же понимаешь, что его всё равно сгребут в одну кучу, верно? — поднял левую бровь астматик. Друг предпочел не отвечать на этот вопрос и, сев на велик, устремиться к пункту назначения. Эдди немного замешкался, так как водить одной рукой всё ещё было немного затруднительно, но справился и помчатся за Ричи. ***

Почтовое отделение Дерри было расположено чуть дальше работы Беверли. Неудачники добрались туда всего за пятнадцать минут. Там всегда было много народу. Одни получали посылки и письма от родных и друзей. Другие наоборот, отправляли их в разные уголки страны или даже мира.

Небо уже совсем затянули серые тучи. Где-то вдали слышались редкие раскаты грома. Друзья оставили свои велики у самого входа, чтобы следить за ними через стеклянные двери. Само отделение было не очень большим, но битком набито людьми.

— Они что, все не в курсе про почтовые ящики?? — раздраженно спросил сам себя Эдди.

— Не помни письмо. Лучше мы точно не напишем, и марок у меня больше нет.

— Не нужно было клеить все сразу.

— Да ты сам их все наклеил!

Тут чья-то рука прошлась по лицу астматика, в давке её обладатель даже не заметил этого.

— Фуууу! Какая дрянь! — начал вытирать лицо мальчик. — Руки – это самая грязная часть тела!

— И поэтому ты вытираешь лицо руками, чтобы убрать следы от рук? — не без иронии спросил Ричи.

— Это не смешно! Дурацкая идея была. Никто это даже читать не будет. Тем более, убийства больше не происходят.

— Только не начинай ныть. Подождём, отдадим письмо и...

— Велосипеды! — вскрикнул Эдди.

— Ну да, мы поедем на них...

— Нет! Велосипеды угоняют!

В стеклянных дверях было отчётливо видно, как Генри Бауэрс со своим дружком Хаггинсом увозили их единственное средство передвижения. Ребята начали проталкиваться сквозь толпу к выходу. Бауэрс заметил это и, показав средний палец, запрыгнул на велик.

— А ну стой, кусок дерьма! — кричал Ричи, пихая людей куда только можно. Когда они буквально вывалились из отделения, задиры уже ехали вниз по улице. Неудачники метнулись за ними. Эдди успел запихнуть письмо в карман до того, как друг потянул его за руку.

— Нам их не догнать! — отчаянно крикнул астматик. — У меня уже воздух в лёгких кончается!

— Не останавливайся! Мне другого велосипеда точно не видать!

Они бежали так быстро, как могли. Дорога начала резко спускаться вниз, и, если Бауэрс с Хаггинсом ехали по проезжей части, неудачникам приходилось пробегать по бордюрам и тротуарам, обходя препятствия в виде прохожих, пожарных гидрантов и ларьков с газетами. Похитители свернули с главной дороги. Путь стал ещё труднее, а силы уже были на исходе. Ребята добежали до “Моста поцелуев”, где в своё время Генри вырезал первую букву своего имени на животе Бена. Эдди уже был готов рухнуть на землю, как вдруг обидчики резко затормозили. В головы неудачникам неожиданно пришло понимание того, что они одни на пустом мосту против их заклятых врагов.

— Что такое, педики? — язвительно спросил Хиггинс. — Языки проглотили?

— Отдайте велосипеды! — потребовал Ричи. — Они наши.

В эту минуту у Эдди в голове всплыл один вопрос, которым он ранее не задавался: “А чего боится Генри Бауэрс?” Мальчик знал, что задира тоже пострадал от козней Пеннивайза, хоть и остался в живых. Но чем именно клоун напугал его? Может, если бы они знали ответ, то могли бы использовать его против Генри?

— Отдайте нам велики и мы забудем об этом, — твёрдо сказал он.

— А что вы сделаете? Пожалуетесь мамочкам? — практически детским тоном поинтересовался Бауэрс.

— Да что с вами не так?! Зачем вы вечно к нам цепляетесь??

— Мы ненавидим таких, как вы. Просто стадо испуганных овец, сбивающихся в кучу. Над слабыми издеваются, ясно, астматик?

— Ты тоже слабый, — сквозь зубы процедил Ричи.

Разгневанный подросток схватил велосипед и перекинул его через железный поручень моста в овраг. Друг последовал его примеру.

— Нет! — хором крикнули неудачники и прыгнули вслед за велосипедами. Хохот Бауэрса остался где-то позади. Ребята кубарём катились по склону, вот только их путь прервало лежащее по центру упавшее дерево. Врезавшись в него, дети наконец-то остановились. Сломанные велики валялись рядом. Колеса были помяты, как и спицы внутри. У велика Эдди отвалился руль, который, как они поняли, улетел дальше.

— Вот дерьмо! — Ричи упал на колени перед своим сломанным другом. — Я ведь хотел его покрасить!

— Теперь краски будет маловато... ***

Выбравшись из оврага, все в синяках и ссадинах, они поплелись обратно к почтовому отделению. Хаггинса и Бауэрса уже не было, что немного успокоило друзей. Эдди думал, как будет объяснять раны своей матери, не говоря уже о том, что гипс на руке совсем растрескался. Надпись на нем тоже потускнела. Эдди всхлипывал, понимая, сколько ему придётся копить на новый велосипед, ведь его день рождения, когда он мог получить новый, только седьмого марта.

— Лучше бы он умер в том тоннеле, — процедил Ричи.

— Может, Пеннивайз однажды съест их обоих? Я бы тогда ему даже спасибо сказал, — вздохнул астматик.

— Я вот не пойму, наша жизнь стала убогой с появлением клоуна или она всегда была такой?

Эдди задумался. Он даже считал, что после появления монстра стал чуточку увереннее.

— Думаю, всегда. Но кто знает, может, если бы всё закончилось по-другому, и мы бы уничтожили его, как в комиксах герои уничтожают злодеев, мы бы не поехали на почту, чтобы отправить письмо и не лишились бы велосипедов.

— Да... отстойной понимать, что зло... ну, типа...

— В людях? — закончил предложение Эдди.

— Да. Именно. Хорошо сказал.

— Хех, да. Спасибо.

Они вернулись к зданию. Народу стало меньше, но ненамного. Протолкавшись в толпе ещё около часа, измазывая свежей кровью всех вокруг, они наконец-то отдали письмо.

— А в почтовый ящик не могли положить? — раздраженно спросила женщина средних лет, стоявшая за стойкой. Ребята ничего не ответили и вышли наружу. Начал накрапывать дождь, смывая грязь с одежды неудачников. Те немногие, кто взяли с собой зонты, быстро открыли их, прячась от холодных капель. Но друзья не входили в их число.

— Они не прочтут наше письмо, — тихо сказал астматик.

— Кто знает? Давай просто подождём.

— Мне нужно ещё еду занести Беверли, — вспомнил Эдди, представляя в какую кашу она превратилась в рюкзаке после падения.

— Пошли. Хорошо, что тут близко.

Ребята поплелись по дороге в сторону магазинчика мороженого. Тем временем, письмо уже упаковали в большой пакет с другими, которые тоже должны были попасть в Нью-Йорк.

Дождь окутал весь Дерри. Вода быстрым потоком стекала в канализацию. Вот только Пеннивайза там не было. Из-за непроходящего голода он должен был постоянно выходить наружу, чтобы найти какую-нибудь больную собаку или мертвую птицу. И сейчас он шёл в том же направлении, что и неудачники, встречая по пути людей, которых за всё это время уже несколько раз видел. Одна пышная дама, работающая в газетном киоске, как обычно сидела на улице, читая свежий выпуск. Над головой у неё был большой чёрный зонт, который не давал ей намокнуть. Она окинула клоуна быстрым взглядом, который означал что-то вроде: “Опять этот молодой человек с косящим глазом. Откуда он вообще взялся в Дерри? Я живу тут всю жизнь и не встречала его раньше, а я знаю всех в городе.”

Но на этот раз, к её удивлению, Пеннивайз остановился возле киоска.

— Добрый день, — прозвучал надрывистый голос. Дама опешила.

— Добрый день...

— Роберт Грей, — с этими словами он направился дальше по улице, оставив её наедине со своими мыслями. Дама ещё долго глядела ему вслед, думая, где она могла слышать этот голос, но так и не вспомнила.

Ребята свернули на другую улицу. Проходя мимо поворота, они тоже столкнулись с клоуном. Тот, как и они, был без зонта и весь промокший. Сделав вид, что не заметил детей, он ускорил шаг и пошёл дальше в сторону леса. Неудачники остановились и проводили его взглядом.

— Куда это он? — тихо спросил Эдди.

— Мне что-то не хочется это выяснять, — напрягся Ричи и друзья свой продолжили путь.

====== Глава 10: Ванильное мороженное ======

Джорджи стоял у крыльца дома. Билл всё ещё доедал свой завтрак, попутно собирая учебники в портфель. Малыш был в футболке, правый которой рукав был зашит чуть ниже отрубленной, а точнее откушенной руки. Он поднял левую руку вверх, словно потянувшись к тёплым лучам солнца, которое в скором времени уже не будет так согревать землю. Возможно, это был последний тёплый день за эту осень.

— Дж-ж-ж-орджи! Ты будешь с-сандвич с джемом?! — послышался голос старшего брата.

— Да! Сделай мне два! — с азартом закричал мальчик. Он был очень рад, ведь это первый раз с момента, как его выписали из больницы, когда Билл отвезёт его в школу на велосипеде. Родители уже уехали, так что Денбро предварительно смог подготовить гараж для Беверли, которая провела прошлую ночь у Майка, а на эту — вновь устроится у него.

Старший вышел на улицу и хотел дать Джорджи его рюкзак, но понял, что малыш ещё не может как следует держать его без правой конечности.

— Я п-п-понесу его, — он закинул рюкзак на второе плечо и сел на велосипед. Укусы Пеннивайза на его руке уже почти зажили и носить бинты не было необходимости, но, во избежание лишних вопросов, Билл надел кофту с длинными рукавами.

Брат сел сзади и обхватил рукой его талию. Билл почувствовал тепло, исходящее от Джорджи. Он вспомнил, как держал его холодное безрукое тело там, в канализации. Тогда он думал, что брата уже не спасти. Отогнав плохие мысли, Денбро начал крутить педали, и они поехали вдоль Джексон стрит прямо к школе. По дороге они встретились с Беном и Майком, которые тоже двигались в том же направлении. Эдди и Ричи ждали автобуса, из-за того, что велосипеды покоились в овраге. Беверли уже уехала от Майка и направлялась на работу. На накопленные деньги она приобрела не первой свежести, но всё же хоть какой-то велосипед. В её кармане осталось всего лишь двадцать три доллара. Благо, переданной Эдди еды было достаточно, чтобы прожить пару дней. Стена же привёз отец, который, как обычно, заставлял его повторять молитвы по пути к школе. В общих чертах, даже несмотря на произошедшие события, день выдался солнечным и тёплым, что очень радовало неудачников, ведь, в конце концов, они — дети и хотели после всех дел пойти и последний раз искупаться в озере. После дождливого вечера субботы никто больше не видел Пеннивайза. А ведь на дворе уже вторник. Для них это было облегчением, и каждый в душе надеялся, что монстр всё таки заснул на ближайшие двадцать семь лет или умер от голода.

— Эй, двухколесные! — крикнул Ричи, выходя с Эдди из автобуса — Небось, сложно всё время педали крутить, а?

— Будешь возникать, пешком до озера пойдёшь, — в шутку сказал Майк.

Он раньше никогда не был там и ему тоже очень хотелось поскорее искупаться в пока ещё тёплой воде.

Скоро подъехал и Стен. Вся компания, не считая Бев, была в сборе. Билл помог надеть брату портфель.

— После школы я т-т-тебя заберу.

— А можно мне с вами на озеро? — слезно попросил малыш.

— П-п-прости, но врач сказал, что тебе нельзя нап-прягать руку, — он потрепал братишку по голове и вдруг задумался. — Тебя не об-бижают в школе?

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

У Денбро были свои причины. Ещё с младших классов Билла дразнили такие, как Бауэрс, что заставляло его чувствовать себя ничтожеством. Он боялся, что над Джорджи тоже будут смеяться из-за его неполноценности.

— Ладно, иди. Удачи в школе!

— И тебе, Билли! — с этими словами малыш убежал в здание.

— Нам тоже пора, — сказал Бен, — а то опоздаем.

Все согласились и дружно направились вслед за Джорджи. “Может, сегодня будет не такой плохой день”, — подумали все разом. ***

Ставни магазинчика с мороженым открылись. Свет пролился на стеклянную витрину, заставляя разноцветный лёд блестеть. Меньше всего осталось шоколадного и ванильного мороженого, так как среди местной ребятни оно было очень востребовано. Беверли знала это и всегда выставляла эти вкусы на самые видные места. А вот у фисташкового мороженого были проблемы. То ли из-за его цвета, то ли из-за вкуса, но его почти никто не хотел покупать. Но девочке оно нравилось, и Марш частенько подъедала никому не нужное лакомство.

Она протерла подмёрзшие витрины и расставила бесплатные пластиковые ложки, на случай, если кто-то захочет мороженое в обычном стаканчике, а не в вафельном. Закончив с приготовлениями, она надела бело-голубую форму и, наконец-то, перевернула табличку на двери с “Закрыто” на “Открыто”. Эта часть процесса ей нравилась больше всего. Её босс, Мистер Филд — человек преклонных лет, был очень рад, что молодое поколение не шляется где попало, а приносит пользу общественности, хотя бы продавая мороженое.

Девочка уселась за стойку в ожидании посетителей, хотя если брать в счёт тот факт, что магазин открывался в 8:30 утра, до окончания занятий в школах, покупателей было немного. Но тут, на её удивление, зазвенел колокольчик над входной дверью, означавший, что кто-то зашёл внутрь. Она с энтузиазмом повернулась, но улыбка с её лица мгновенно исчезла. Вместо неё по спине пробежали, казалось, огромные мурашки. В дверях стоял Пеннивайз. Естественно, в человеческом обличии. Теперь на нем была клетчатая рубашка, застегнутая лишь наполовину и довольно узкие джинсы, подвернутые у щиколоток, тем самым давая лучше разглядеть ярко-красные кеды. Из-за косоглазия было не сразу понятно, смотрит он на неё или же на мороженое.

— Как жизнь, Бев? — подмигнул он и, закрыв за собой дверь, прошёл внутрь. Марш понимала, что они с клоуном одни в закрытом помещении, и ничто не помешает ему полакомиться её плотью. Но монстр не спешил набрасываться. Он медленно приближался, разглядывая цветные шарики в витрине.

— Жив ещё... — прошипела девочка, сжимая пластиковую ложку так, что она начала трескаться.

— Как видишь, — улыбнулся он. — Значит, работаешь?

— Как видишь, — повторила она, спародировав уникальную интонацию монстра. Тот сделал вид, что не понял этого.

— Я тут вот о чем подумал, пока маялся голодом, скрываясь в этом жалком обличии среди людей: ты в школу не ходишь.

— Хах, очухался, — усмехнулась Беверли, но поняла, что слишком осмелела и пора заканчивать с сарказмом. — Тебя опять долго не было. Ты что, теперь каждые три дня просыпаешься?

— Вообще-то, мой рекорд девять с половиной часов, — с некой гордостью сказал он. — Но давай поговорим о тебе, Бев. Ты не ходишь на уроки.

— Тебя это волнует? — старалась как можно чётче проговаривать слова девочка, с пересохшим от волнения горлом.

— Это волнует твою учительницу, которая достаёт меня. Буду откровенен, я бы с удовольствием отобедал ей, но возможности не было, — он на секунду задумался. Его лицо перестало выражать какие-либо эмоции, что очень напрягло Марш. — В общем, собирайся и пошли в школу.

— Н-никуда я с тобой не пойду! — отпрянула от стойки девочка. — У меня дел по горло и жить мне негде! Нет у меня времени на школу! Сделай свои пеннивайзовские штучки, и пусть она забудет обо мне.

— Были бы силы, — развёл руками монстр. Он легко перепрыгнул через стойку и подхватил Беверли на руки.

— Что ты делаешь?! Отпусти меня! Я закричу! Слышишь?! Так заору, что весь город сбежится.

Клоун улыбнулся.

— Бунтарское поведение характерно для детей в возрасте от 12 до 18 лет. Я просто покачаю головой и скажу что-то вроде: ” Ох уж эти подростки...”

— Ч-чего?! О чем ты вообще?!

— Я прочёл это в книге, которую, кстати, дала мне твоя учительница. А ещё там написано, что курение убивает детский организм, — он вытряхнул из кармана Марш пачку сигарет и выбросил в стоящее рядом мусорное ведро.

— Эй! Это последняя пачка! Ты не можешь!

— Могу, — он поставил её на крыльцо магазина.

Беверли хотела рвануть прочь, но клоун схватил её за руку.

— Слушай меня внимательно, — его голос стал серьезнее и почти не деформировался, — нам обоим нужно играть роли. Это как театр, понимаешь? Если меня раскроют — я умру. Если тебя раскроют — ты навсегда уедешь к столь ненавистной тебе тётке. Хочешь остаться одна? Хочешь потерять дорогих тебе друзей?

— Нет, я...

— Тогда беги за учебниками, отправляйся в школу и впитывай ненужные тебе знания, как губка, чтобы потом использовать их на такой же бесполезной работе в твоей такой же бесполезной жизни, поняла?! — последнюю фразу клоун не проговорил, а прорычал. Глаза стали желтыми, а с вылезших острых зубов потекла слюна. Благо на улице практически никто не увидел этой неприятной картины. На глаза девочки навернулись слезы, её руки задрожали. Она достаточно давно не видела Пеннивайза в столь устрашающем виде. Монстр сразу почувствовал прилив сил из-за страха, который исходил от неё, но времени на это не было. Миссис Кол наказала ему, что в течении недели Беверли должна прийти на занятия, иначе она позвонит куда следует. — Ладно... — его глаза вновь стали голубыми, а зубы белыми и ровными. — Всё, успокойся.

Но девочка только больше занервничала и начала прерывисто дышать, из её глаз бежали горячие слёзы.

— Так, стоп, стоп, стоп, — его голос стал более нервным. — Ты ведь не будешь плакать, правильно? Ты же никогда не плачешь!

Но дыхание Марш сбивалось всё сильнее. Она вспомнила, как отец сначала ласково говорил с ней, а потом резко начинал кричать и бить. От этих мыслей ей стало ещё хуже. Это было похоже на то, как к маленькому ребёнку подошёл незнакомый человек, чтобы спросить не потерялся ли тот, а ребёнок в страхе перед незнакомцем начал рыдать.

Пеннивайз огляделся по сторонам в надежде, что это двусмысленную сцену никто не увидел.

— Так, всё, Беверли. Кончай с этим. Ничего же не произошло, — но плач всё нарастал и нарастал, готовый превратиться в истерику. — Хорошо, хорошо. Видишь, я не держу тебя. Ты свободна. Слышишь? — он отпустил её руку и сделал шаг назад. — Давай же, успокойся. Я не умею... утешать людей, — его голос стал взволнованным. Со стороны могло показаться, что он сам испугался такой реакции. И хотя её страх немного прибавил ему сил, времени на это не было. — Я отошёл от тебя. Смотри, ты в порядке. Всё нормально. Только не плачь, — сказал он, как можно мягче.

Девочка начала успокаиваться и вытирать слезы с лица. Клоун с облегчением выдохнул.

— Так то лучше... Всё, иди в школу. В Ш-К-О-Л-У, — по буквам произнёс он, чтобы она поняла наверняка.

— А... а магазин...

— Я послежу за твоим мороженым. Иди уже.

— Н-нет, — девочка никак не могла выровнять дыхание. — Ты кого-нибудь с-съешь...

— Никого я не съем. Иди! Давай же, — он повернул её в сторону дороги. — Идииии... — его голос вновь сорвался на высокую ноту. Беверли подтянула сопли и, окинув его взглядом, села на стоящий возле входа велосипед и поехала в уже ненавистную им обоим школу. ***

Шла двадцать первая минута урока алгебры. Ричи чуть ли не лежал на последней парте, засыпая. Часы медленно тикали в унисон с монотонным голосом Миссис Кол, которая и вела этот предмет. Но хлопок двери прервал вялотекущий урок. На пороге стояла Беверли. По её лицу можно было подумать, что она только что выпрыгнула из самолёта без парашюта. Весь класс, не считая спящего Тойзера, обернулся в её сторону.

— Мисс Марш, — командным голосом сказала учительница, — вы опоздали.

— Простите... — выдавила из себя девочка. Женщина окинула её взглядом. В её глазах незаметно блеснула нотка победы. Потому что Беверли всё-таки пришла.

— Садитесь на любое свободное место.

Девочка кивнула и устремилась в конец класса, к парте Ричи. Отодвинув стул, она плюхнулась на него, от чего спящий вздрогнул.

— Беверли? Что ты тут делаешь?? — изумился Ричи.

— Расскажу на перемене, — ещё тише прошептала она.

— В каком смысле? Что... что с тобой случилось?

Бев на минуту задумалась, а потом повернулась к другу.

— Я испугалась. ***

Пеннивайз сидел за прилавком. Мороженое по прежнему блестело в солнечных лучах. Клоун долго смотрел на него, не открывая стекло. Затем открыл витрину и ткнул пальцем в ванильную массу. Кожа сразу покрылась мурашками, вызывая ощущения лёгкого покалывания. Он поднёс палец к лицу. Длинный язык обернулся вокруг первой фаланги. Уже жидкая, сладкая смесь впиталась в него. К горлу подступила тошнота. Монстр отдёрнул руку и сплюнул на пол.

— Дрянь... — прокряхтел он. Клоуну были чужды вкусы сладкого, соленого или кислого. Его, если так можно сказать, “рецепторы” были заточены под другое. Что, кстати, ещё раз подтверждало факт того, что пара сандвичей не сможет утолить его голод, а лишь нанесёт вред организму. Он вновь уселся за стойку, подложив правую руку под щеку.

— Он стукнул кулаком об стол... крича, что призрак вновь пришёл. Он стукнул кулаком об стол... — вновь бурчал он. Время тянулось ужасно медленно. Он вышел из-за прилавка и начал рассматривать остальную часть магазина. Но тут раздался звук колокольчика. Монстр почуял знакомый запах. В магазин зашла та самая пышная дама из газетного киоска.

— Добрый... — начала она, но увидев Пеннивайза, замолчала.

— Здравствуйте, — с немного неестественной интонацией сказал он.

— А вы... вы тут работаете? Вы тот молодой человек, который часто проходит мимо моего киоска.

— Он самый. Я...

— Роберт Грей. Я помню. Синди Хорс, приятно познакомиться, — она протянула ему руку.

Клоун опешил, но всё же пожал её. Рука женщины, в отличии от его, была тёплой.

— Так значит, вы здесь работаете? Мистер Грей?

— Да... — процедил он, понимая, что от такой лжи будет трудно отделаться.

— Ну что же, могу ли я сделать заказ?

— Конечно... Проходите, — клоун встал за стойку и открыл витрину. Холодный воздух подул ему в лицо, от чего Пеннивайз поморщился. — Какой вам вкус?

— Так... будьте добры... — она начала медленно всматриваться в каждый шарик. Терпение монстра быстро кончалось, его всегда раздражало то, как медленно всё делают люди. — Я хочу...

— Может шоколадный? — не выдержал он.

— Эх, не думаю.

— Тогда ванильный?

— Боюсь, я не люблю ваниль.

— А что же вы любите?? — из последних сил сквозь зубы процедил клоун.

— Я хочу... фисташковый.

— Отличный выбор! — он загреб лопаткой шарик и плюхнул его в вафельный стаканчик.

— С вас... — он краем глаза увидел ценник на стойке. — ...один бакс.

Они рассчитались, и дама вышла из магазина, помахав ему рукой. Монстр натянул улыбку и тоже помахал в ответ.

Наконец она скрылась из виду. Улыбка сменилась на недовольную гримасу, словно он опять попробовал мороженое. Так прошло ещё три часа. К нему заходили жители городка Дерри, попутно знакомясь с ним и покупая мороженое. Пару тройку раз к нему заходили дети, которые, по всей видимости, прогуливали школу. Находясь наедине с потенциальным обедом, Пеннивайзу очень хотелось внушить ужас и съесть случайного маленького гостя. Но сил не хватало ни на манипуляцию разумом, ни на создание иллюзии. Он мог лишь поддерживать свою человеческую маскировку, моря себя голодом. Колокольчик в очередной раз зазвенел.

— Добрый день... Что закажите? — В без какого либо энтузиазма пробормотал он и повернулся ко входу.

— Н-н-ничего не зак-кажем, — в дверях стояли неудачники, Билл зашёл первым.

— Хах, кто бы мог подумать, что я буду рад вас видеть! — клоунская улыбка вновь озарила его лицо. Но ребята стояли исключительно с серьёзными лицами. — Ух-х-ходи отсюда!

— И это ваша благодарность? Я сидел тут целую вечность, пока вы получали бесполезные знания.

— Ты напугал Беверли! — вступился Бен. — Она нам всё рассказала.

Монстр посмотрел девочку. Та встретилась с ним взглядом и тут же отвернулась.

— О да. Я отнял её сигареты и отправил в школу. Я просто изверг! — не без сарказма всплеснул он руками.

— Ты напугал меня! — крикнула Марш.

— Это ты испугалась меня. В этом как бы смысл.

— Что же, надеюсь, тебе было вкусно, — буркнула девочка. — Я закончила, так что... можешь идти.

— Эм, Бев. Надо ему сказать, — прошептал ей Ричи, но монстр всё равно услышал.

— Что сказать? А?

— Это не так важно, — пихнула она друга в бок.

— Раз неважно, так скажи, как есть, — потребовал клоун. — Только не говори, что это касается....

— Я получила двойку по математике, и тебя вызывает Миссис Кол, — протараторила Беверли.

— Что?! Опять?? — Пеннивайз издал звук между рычанием и надрывистым хрипением. — И почему у людей всё крутится вокруг чисел? Оценки, деньги, возраст, время. Сплошные числа!

— Не о том думаешь, — процедил Эдди. — Иди. Она ждёт тебя.

Лицо клоуна стало мрачным. Он немного прикусил нижнюю губу и направился к выходу мимо неудачников. Те расступились, однако клоун не спешил покидать магазин. Он подошёл к Беверли и, засунув руку в карман, достал кучу зелёных бумажек.

— На, купи себе еду и не умри с голоду.

— Э... это... это... — у девочки сперло дыхание. Как впрочем и у всех остальных. Монстр держал не менее 200$. — откуда они у тебя??

— Взял из кассы. Бери уже.

— Ты... украл это?

— Нет. Я. Взял. Из. Кассы, — разделил он предложение на части, чтобы сделать акцент на главную мысль.

— Пеннивайз, так нельзя! — она выхватила из его руки деньги. — Это ведь кража!

— Да... да я... там ещё осталось, — не понимал разочарования Марш клоун.

— Всё равно нельзя! Мой босс пожилой человек, ему тоже нужны деньги.

Она подошла к кассе и принялась класть деньги обратно. Лицо монстра стало задумчивым. Реакция оказалась совсем не такой, как он ожидал. Остальные неудачники не без презрения смотрели на него.

— Если хочешь что-то, надо заработать это, — сказал Майк, видя, что Пеннивайз не понимает, в чем его ошибка.

— Иди в школу, — без каких-либо эмоций сказала девочка. Клоун молча вышел из магазина и поплёлся вниз по улице.

Ребята проводили его взглядом, в душе сделав выдох. “Наконец-то он ушёл”.

А в это время, в двух кварталах от них, Милори Роз уже клала револьвер в свою сумку, чтобы прохожие не задавались лишними вопросами. Окинув прощальным взглядом свою небольшую квартиру, она закрыла её и повесила ключи на ручку двери. Солнце всё ещё ярко светило, когда она вышла на улицу и направилась туда, где ей никто не помешает...

====== Глава 11: Я хочу жить ======

Милори Роз прожила в Дерри всю свою жизнь с 1959 года. Ещё в начальной школе одноклассники издевались над её внешностью — слишком худая, тусклые русые волосы, обильное количество прыщей, большие очки в толстой оправе, которые добродушно отдала ей бабушка. В общем, обычная школьная зануда. Только дети жестоки, и на каждой перемене её портфель оказывался в мусорном баке, а в волосах намертво путалась жевательная резинка. Несмотря на это, училась она хорошо, имея лишь одну четверку по химии. Да и ту ей ставили лишь потому, что учительница не любила девочку, потому что Милори вечно поправляла её ошибки. Родители поддерживали её, как могли, но из-за постоянных стрессов и срывов Роз не смогла хорошо сдать экзамены и уехать учиться в Вашингтон, как она мечтала. Потому что все знают, если хочешь остаться в Дерри и чего-то добиться — нужны связи. Однако о каких связях могла идти речь, если Милори не обзавелась ни одним другом?

В общих чертах, жизнь её пролетала заурядно у кассы одного из супермаркетов города, где она целыми днями считала чужие деньги. В свои тридцать лет Роз было уже нечего терять. Хотя, если подумать, ей всю жизнь было нечего терять. Её самый жуткий страх остаться на всю жизнь одной сбылся. И девушка не могла с этим жить.

Она стояла на пустоши, рядом с водоотводным каналом Дерри. В руках у неё был револьвер, который один офицер подарил её отцу. День выдался солнечный. Птицы, не улетевшие на юг, чирикали свои песни высоко в небе, на котором не было ни облачка. Милори вставила пулю и повернула барабан. Послышался характерный щелчок. Она приставила дуло к правому виску. Пальцы дрожали. Сердце беспокойно билось в груди, словно хотело выпрыгнуть и убежать подальше. Роз взвела курок. Осталось лишь выстрелить. ЗА 2 ЧАСА ДО ЭТОГО.

После окончания уроков школа быстро опустела. Тот же уборщик волочил швабру по полу, одновременно читая утреннюю газету. Те, кто остались на дополнительные занятия, уже сидели в классах. В основном это были выпускники, которые упорно готовились к сдаче экзаменов, чтобы после этого перебраться из Дерри в более процветающее место.

Пеннивайз сидел возле класса алгебры. Витающий в воздухе стресс и мандраж перед предстоящими тестами, экзаменами и поступлениями немного притупляли голод. Но ведь эмоции это только половина. Плоть тоже играет немалую роль в рационе клоуна.

— Ноги, — послышался монотонный голос. Монстр вышел из своих мыслей и посмотрел вправо. Там стоял уборщик.

— Что? — не понял клоун.

— Ноги, говорю, подними, — он вынул швабру из ведра. Пеннивайз поднял длинные конечности и перенёс весь вес на руки, встав на них. Получилось что-то вроде стойки на руках на скамейке коридора.

— Ты что, акробат? — буркнул уборщик. Он протер пол под скамьёй и вновь засунул швабру в ведро. — Молодой ты ещё. Но видно, что школу закончил. Что, за чадо своё отчитываться пришёл?

— Чадо? — не понял монстр, опуская ноги.

— Ну ребёнка твоего.

— А, ну как бы да...

— У меня самого трое. Уже внуки есть. А у тебя?

— Семеро, — не без иронии пожал плечами Пеннивайз, думая обо всём клубе неудачников.

— Семь?! — монотонный голос уборщика сменился на удивленный. — Ты их солить будешь, что ли?

— Я вас не понимаю, — буркнул клоун. Мужчина лишь покачал головой и покатил ведро дальше по коридору.

— Семеро детей... — пыхтел он себе под нос. — Да поможет тебе господь, парень.

Дверь класса открылась и оттуда вышел парнишка лет тринадцати. По его лицу было видно, что он знатно попотел, возможно исправляя плохую оценку или просто готовясь к тесту. Пеннивайз встал и, застегнув до конца рубашку, зашёл в класс. Миссис Кол сидела на том же стуле. Клоун по старой памяти сел напротив, за первую парту, но, в отличие от прошлого раза, на ней была надпись, написанная скорее всего каким-то школьником. “Полный отстой” было выведено чёрной ручкой на светлом дереве.

— Рада, что в этот раз вы пришли вовремя, мистер Грей, — своим “учительским” тоном сказала Миссис Кол.

— Всё для вас, — процедил клоун. — Беверли сказала, это из-за цифр... эм, оценки. — вовремя исправил себя он.

— Во-первых, хочу сказать, это хорошо, что она снова начала посещать школу. Хоть опоздала сегодня на два урока.

Клоун немного замялся, посматривая на часы, которые тикали на стене. Они показывали ровно 16:00.

— Так... что там с математикой?

— У Беверли всегда были проблемы, но сегодня она решила пять номеров из которых всего три были правильными. — По моему не так уж плохо, — пожал он плечами. — Три из пяти. Половина считай.

— Мистер Грей, всего заданий было пятьдесят. Беверли решила пять из них, два из которых неправильно.

— Оу... — потупил глаза монстр. Ему почему-то стало стыдно, то ли за то, что он не догадался сразу, то ли за Беверли, которую он считал совсем не глупой для человеческого ребенка. — Я... я поговорю с ней. — У нас будет финальный тест в следующем месяце. А после распределение по классам. Если Мисс Марш провалит математику, то попадёт в класс для отстающих. Вы это понимаете?

— Да, — тихо ответил Пеннивайз.

— Вы прочли книгу, которую я дала вам?

— Прочёл, — и он не соврал. Три дня он занимался всем, чем только мог, чтобы притупить чувство голода. Так что книга была прочитана от корки до корки, хоть большую часть клоун недопонял. — Я... стараюсь?

— Вы отвечаете или спрашиваете? — строго спросила Миссис Кол.

— Ээээ... отвечаю? — вновь с вопросительной интонацией выдавил монстр. Женщина вздохнула и поправила очки.

— Вы взрослый человек, Мистер Грей. Так подавайте пример Беверли. В конце концов, она только формирующаяся личность. Это словно глина, из которой можно слепить что угодно.

“Начали про цифры и закончили грязью”, — пронеслось в мозгу клоуна. Но он смог удержать образ внимательно слушающего человека.

— Полный отстой, — тихо повторил он надпись с парты.

Он вышел из кабинета через час, ровно в 17:00, выжатый морально и физически. Морально, потому что слушать упреки Миссис Кол ему порядком надоело, а физически, потому что не ел ничего уже третий день подряд. В тот момент он злился и на себя, и на неудачников, и вообще на весь мир. Ему очень не нравилось, что все относятся к нему, как к человеку.

Ответственность, которую на него свалили являлась слишком тяжким грузом для того, кто не может понять моральных устоев общества. Сил не хватало уже ни на что, и если бы сейчас прибежала куратор Марш из детского дома с криками о том, что она ошиблась, позволив ему взять опеку над девочкой, клоун ничего не смог бы с этим поделать. Он действительно был почти как человек. В физическом плане разумеется. ***

Солнце всё ещё грело землю. Лучи отражались в голубой воде, заставляя её блестеть радужными дорожками. Билл с разбегу прыгнул в озеро. Неудачники последовали его примеру. Правда, на этот раз они решили сделать это не с обрыва. На берегу между ними завязалось нечто вроде борьбы, в которой, всем на удивление, победила девочка, столкнув Ричи в воду. Один лишь Эдди не заходил в воду, так как с гипсом купаться было нельзя. Он свесил ноги с небольшого камня и читал какую-то книгу, которую дал ему Стен. Но из-за скучных описаний и повествования, она ему быстро надоела и мальчик, не без зависти, начал наблюдать за купающимися друзьями.

— Ж-ж-жаль ты не можешь искупаться! — крикнул из воды Денбро.

— Да... мне тоже, — буркнул Каспбрак.

— Билл! Подкинь меня! — Ричи прыгнул ему на руки, и Денбро подбросил его в воздух.

Тойзер подлетел и плюхнулся в полуметре. Со стороны берега раздался хохот. Эдди катался по земле от смеха. Красное от удара лицо Ричи злобно смотрело в его сторону. Остальные неудачники тоже засмеялись. Появилась атмосфера некой беззаботности и спокойствия. Словно ничего не произошло. Не было ни клоуна, ни убийств. А они — просто дети, которые веселятся после школы. Беверли даже забыла, как плакала утром перед Пеннивайзом. Но больше всего удовольствия получал Майк. Он ни разу в жизни не купался в этом озере и для него это было что-то невероятное. После “победы” над клоуном в канализации он стал чувствовать себя более уверенно. Дедушка даже снял с него некоторые обязанности, благодаря чему мальчик мог больше времени проводить с друзьями.

— Знаете, — улыбнулся он, — вот бы это не кончалось.

— Ты о погоде? — спросил Бен.

— Нет. Я об этом всём. Мы, озеро, Дерри, наше детство. Я смотрю на деда и... понимаю, что рано или поздно всё кончится. Мы вырастем и уедем отсюда.

— Что не так уж и плохо, — саркастично вставил Ричи.

— Да... но всё же. Я рад, что нашёл таких друзей, как вы.

Все заулыбались. Повисла приятная пауза, в которой каждый мог подумать о чём-то своём.

— Как мило! Меня сейчас стошнит! — послышался смех. Все обернулись, позади Эдди стоял Пеннивайз. Астматик вскочил и отбежал к кромке воды.

— Вот чёрт... — прошептал Бен.

— К-как ты н-н-нашёл нас?! — старался не показывать страха Билл.

— Бросьте, в этом городе не так много мест, где вы можете быть, — он стремительными шагами направился к озеру.

Ребята начали отплывать от берега. А Эдди метался из стороны в сторону на песке.

— Что? Хотите, чтобы я зашёл в воду? — провоцировал их клоун.

— Нет! Нет! Не надо! — кричали наперебой ребята.

— Точно? А я ведь могу.

— Нет! Неееет! — надрывали глотки дети, барахтаясь в воде. Монстр засмеялся. Эдди был готов уже прыгнуть в озеро, только бы бы Пеннивайз не настиг его.

— Ахахаза, ладно... — успокоился он. — Тогда я подожду вас тут, вы не против? – он снял с себя рубашку и лёг на большой валун.

Первая мысль, которая пробежала у парней в голове была приблизительно такой: “Если бы я мог превращаться в кого захочу, тоже сделал бы себе идеальное тело!” Тело монстра смотрелось очень неплохо. Хотя слегка выпирающие ребра намекали на то, что он давно не ел как следует. Он устроился на камне под самым солнцем. Эдди боялся и шаг сделать, чтобы ненароком не потревожить клоуна. Остальные просто стояли по пояс в воде, не зная, куда деваться и что делать с астматиком.

— Оббеги вокруг пляжа! — крикнул Ричи. — Давай же!

Каспбрак рванул вправо так быстро, как мог, но этого было недостаточно. Клоун перехватил его и поднял на руки.

— А ты умный. Но не очень быстрый, — криво улыбнулся он. Посадив мальчика рядом с собой и приобняв его левой рукой, он повернулся к остальным. От прикосновений клоуна Эдди вздрогнул, но бежать было некуда. — Ну что? Так и будете там сидеть? — усмехнулся монстр.— Идите уже сюда. Если не боитесь... — Пеннивайз смеялся, но он блефовал. Если бы они решили убежать, то, скорее всего, у них бы получилось. Напугать их до нужного состояния не представлялось возможным. Один против семерых. Нечестный бой.

Дети хотели уже двинуться, но тут Ричи подпрыгнул и пронзительно закричал.

— А! А! Оно схватило меня! Мой палец! — он начал барахтаться в воде, пытаясь выбраться на берег. Остальные тоже начали паниковать и кричать.

— Что это?! Что там у тебя?! — не понимал Майк.

— Оно меня за палец укусило! Нет! Твою мать! Аааа!!!

Клоун и Эдди наблюдали за этим с берега. Астматик находился в полной растерянности. Пеннивайз же вздохнул и, отпустив мальчика, пошёл навстречу орущему Ричи. Тот всё ещё барахтался, а друзья не могли ему помочь, боясь, что нечто схватит и их. Монстр зашёл почти по колено в воду и одним рывком поднял Тойзера над поверхностью. На большом пальце левой ноги у мальчика висела черепаха.

— Твою мать! Снимите её! Она сейчас мне палец откусит!

— Хватит орать, — клоун поставил его на берег и одним рывком отцепил бедное животное. Палец уже посинел, и мальчик в панике начал проверять, цел ли он. Остальные тоже вышли на берег.

— Черепаха?! Ричи, ты придурок! — подбежал к ним Эдди.

— Т-т-точно, они же водятся в этих местах, — вспомнил Билл.

Пеннивайз поднёс её к своему лицу. Никто не обратил на это внимание, занимаясь пальцем Ричи. Но тут, красные капли крови упали на песок. Клоун жадно выедал черепаху из её собственного панциря.

— Вот дерьмо! — отскочил Эдди. Остальные тоже оттащили Ричи на полметра от монстра. Тот просовывал свой длинный язык вглубь панциря в поисках остатков внутри. У Стена появился рвотный позыв, который он еле поборол.

— Хватит! Это мерзко! — крикнула Беверли. Клоун выкинул пустой панцирь и посмотрел на неё дикими глазами.

— Мерзко? Любая еда — это благо. Запомните. Было бы у меня больше сил, я бы и вас всех съел.

— Пеннивайз, ты постоянно только это и твердишь, — развёл руками Ричи.

— Никаких обид, — пожал плечами монстр.— Я просто хочу жить. Как и...

Его перебил громкий выстрел. Он разнесся по местности, оставляя за собой эхо.

— Кто-то стреляет? — не понял Бен.

Пеннивайз повернулся в сторону источника звука. Он доносился со стороны пустоши. Монстр сорвался с места и побежал туда.

— Стой! Куда ты?! — Беверли метнулась за ним. А следом и Билл, Майк, Эдди, Ричи и Бен.

— Подождите! Меня-то не бросайте! — кричал Стен, на бегу натягивая шорты. — Куда вы в одних труселях?!

Клоун бежал гораздо быстрее, легко преодолевая препятствия вроде оврагов, камней и склонов. Неудачникам же приходилось трудно. Ветки обжигали голые ноги. Бен даже упал, но быстро поднялся, невзирая на то, что из раны на коленке потекла кровь. Они добрались до пустынной равнины. Метрах в тридцати стоял Пеннивайз. Рядом лежало нечто большое, похожее на мешок.

— Это ещё что? — дрожащим голосом спросил Эдди. Неудачники подобрались поближе. С каждым шагом они не могли поверить своим глазам. На сухой земле лежал труп женщины. Из её головы вытекала кровь, успев собраться в немалых размеров лужу, рядом же валялся револьвер. Стен не выдержал, его начало рвать. Остальные просто смотрели в полном шоке. Клоун не обращал на них никакого внимания. Он просто стоял и смотрел на остывающее тело.

— Она что... только что убила себя?! — не выдержал Ричи. — Твою мать! Это же труп! Она застрелила себя из пистолета!

— Это револьвер, — тихо сказал Бен.

— Да какая к чертям разница?! Она мертва! У неё кровь из башки хлещет!

— Ус-с-спокойся! — начал трясти его Денбро. Беверли закрыла нос рукой, чтобы не чувствовать металлического запаха, исходящего от окровавленного черепа. Она подошла и встала на один уровень с монстром, который полностью игнорировал их.

— Пеннивайз? — совсем тихо спросила девочка, с неким трепетом, — думаешь, она... — но Марш не договорила.

Посмотрев на лицо клоуна, она сделала от него пару шагов назад. Глаза монстра были ярко-жёлтыми. Его рот открылся, и по губе потекла слюна. Эдди скривился от такого зрелища.

— Страх... Какой прекрасный, вкусный... Тело... ещё тёплое. Есть. Плоть. Как прекрасно. Страх ещё витает вокруг. Я чувствую его... — интонации его голоса снова начали срываться то на истерично-высокие ноты, то на низкое гортанное рычание.

Слюна уже капала на землю. Но клоун не замечал этого. Он был полностью сфокусирован на том, что чувствовал. Такого не было давно. Это страх не от испуга или скорби. Это был страх полной безысходности, так редко встречавшийся в Дерри. Обычно клоун сам доводил человека до такого состояния, но в тот момент он понимал, что страх рождён внутри самого человека, а не спровоцирован кем-то.

Он в один прыжок оказался рядом с телом. Его пасть начала открываться, открывая сотни острых зубов. Длинный язык потянулся к прострелянной голове жертвы.

— Нет! — камень размером с мандарин попал ему в спину. Монстр обернулся, издавая басистый рык, что очень напугало неудачников. Кинувший камень Билл, взял новый и прицелился. — Ты не съешь её!

Клоун неестественно изогнулся и встал на ноги. Слюни всё ещё текли по подбородку и острым зубам.

— Не мешай мне, малыш Билли, — процедил он. — Иначе, тебя ждёт её участь.

— Я не дам тебе съесть эту девушку, Пеннивайз. Она... она ведь человек! Она умерла и нельзя, чтобы её тело было просто обглодано...

— Вот именно! — сорвался на крик клоун. — Она мертва! А значит, всё остальное неважно. Я ещё чувствую её страх. Как он исчезает, рассеиваясь на ветру. Её жизнь кончена. Она просто кусок мяса.

— Прекрати! — крикнула Беверли и, опустив голову, понизила голос. — Прекрати... Для тебя это вообще ничего не значит? Она ведь тоже... жила! Ходила на работу, в кафе или кино. Она любила, плакала, смеялась.

— Она была слабой, — сухо сказал клоун. — Этот мир для сильных. Она не смогла жить в нем и лишила себя этой привилегии, чтобы не страдать. Она была недостойна этого существования!

Беверли замолчала.

— Жизнь может быть сложной и невыносимой! Но ей нужно знать цену! Даже если придётся делать это некрасиво! Даже если так! — его голос срывался всё больше и больше. — Вот поэтому я ненавижу детей. Вы живёте в своём закрытом мирке, где всё весело и хорошо. А меня от этого воротит! И как же сладко то чувство страха, когда ребёнок понимает, что находится на волоске от смерти. Что его никто не спасёт! Это и есть реальность! Никто вам не поможет, кроме вас самих! А я буду ждать. Ждать, пока страх не сожрет вас изнутри! Дерри — это загон. А его жители — мои овцы! Так что не мешайте мне есть.

Он вновь повернулся к трупу. Тело уже начало остывать.

— Я тоже... не хочу умирать, — с этими словами он разинул пасть.

Острые зубы впились в плоть Милори Роз, разрывая её. Кровь лилась на землю и смешивалась с песком, оставляя разводы. Клоун жадно чавкал, отрывая конечности девушки. Её мертвый взгляд был направлен в безоблачное небо, в котором также ярко светило солнце. Стена снова стошнило. Дети смотрели на это, в их сердцах зарождался ужас от осознания того, что на месте жертвы могли быть они. Для Пеннивайза их страх был как гарнир к основному блюду. Эдди отвернулся не в силах наблюдать за кровавым месивом.

— У-у-у-уходим, — еле сдерживая слезы, сказал Билл. Неудачники из последних сил рванули обратно к реке. Ричи даже забыл о своём больном пальце. А монстр остался там, наслаждаясь долгожданной трапезой. ***

Солнце уже начало заходить за горизонт. Розовый закат осветил озеро. Уже одетые, неудачники молча сидели на пляже, дожидаясь непонятно чего. Они не разговаривали, не плакали, не боялись. Они просто сидели, словно сил на какие-либо эмоции больше не было. Пустой панцирь черепахи так и валялся у самого берега. Вдали показалась фигура Пеннивайза. На его человеческом теле не было следов крови, что удивило ребят. Он подошёл и остановился в паре метров. Беверли аккуратно подошла и протянула ему рубашку.

— Ты забыл её.

— Она мне не нужна, — уже спокойно сказал клоун. — Я не намерен больше находиться в этом обличии.

— Так ты... продолжишь убивать? — как можно тише спросила она. Повисла минута молчания. Все смотрели на монстра в ожидании ответа. Пеннивайз посмотрел на Беверли, затем на ребят и на озеро.

— Ага, щас! — усмехнулся он. От внезапно громкого голоса клоуна, неудачники вздрогнули. — Я ухожу спать! Вы мне все даром не сдались! Всё теперь по-другому! Это вы всё с ног на голову поставили!

— Так... ты уснёшь? — не понял Бен.

— Именно. Теперь у меня хватит на это сил. Посплю лет тридцать. А когда проснусь, здесь не будет ни вас, ни Миссис Кол, никого, кто так доставал меня! И я вновь смогу есть нормально, вселяя страх в сердца.

— М-м-мы вернёмся и остановим тебя, — неуверенно сказал Билл.

— Да бросьте! Живите, идиоты! Пока есть шанс! Мое терпение не безгранично. И всё же... — он на секунду задумался. — Признаюсь, вы далеко не самые глупые дети, которых я встречал за сотни лет. Может даже, самые умные. Вы не убили меня, когда могли.

— Только ради Беверли! — напомнил Бен.

— Неважно. Я запомню это. Ваша жизнь тоже не сахар. Школа, цифры, работа, ответственность. Гадость...

— Что, не понравилось? Испугался? — чуть улыбнулась Беверли, но всё же отошла подальше.

— Я и есть страх. Невозможно бояться самого себя.

— Тогда... откуда ты знаешь, что такое страх? — задался вопросом Ричи. — Если ты никогда его не испытывал, то откуда тебе о нем известно?

Клоун опешил.

— Может, ты боишься перемен? — предположил Майк.

— Или ответственности, — почесал затылок Эдди.

— Или просто боишься смерти, — добавил Стен.

Монстра начало это раздражать.

— Хватит пустых предположений.

— Это факты. Мы же видели, каким ты можешь быть, — развёл руками Бен.

— Вы не видели ровным счётом ничего! У меня нет на это времени. Засыпать на двадцать семь лет не так просто! Нужно выбрать момент, иначе ничего не получится.

Пока он разглагольствовал, стоящая чуть позади Беверли почувствовала резкую боль в области живота. Она уже больше недели жила с ней, стараясь игнорировать. Друзьям она тоже ничего не говорила, однако боль с каждым днём становилась всё сильнее. Девочка не знала с чем это связано. Иногда она резко появлялась и так же резко исчезала. У Марш просто не было времени обратиться к врачу и вообще думать об этом. Но в тот момент боль, казалось, достигла своего пика. Девочка упала на колени и начала часто дышать. К горлу подступил жгучий ком.

— Я просто хочу поскорее от этого избавиться, — продолжал клоун. — Так что лучше убирайтесь и доживайте свои жалкие жизни!

— Не такие уж они и жалкие, — буркнул Майк.

Беверли уже почти лежала на песке. Из её рта вместе с обильным кашлем потекла кровь. Её начало рвать и бросать в дрожь. Первым это заметил Бен.

— Бев? Что с тобой?! — все обернулись в сторону девочки. Та лишь кряхтела и держалась за живот.

— Б-Б-Беверли! — ребята отвлеклись от клоуна и окружили подругу.

— Что с тобой?? Тебе больно?? — потряс её за плечо Эдди. Девочка ещё раз закашлялась и её вырвало в миллиметре от него. — О Боже... — чуть не упал в обморок Каспбрак.

— Беверли! Скажи что-нибудь! — кричал ей в ухо Ричи. Клоун не понимал, что происходит. Марш билась в агонии, лёжа на земле и плюясь кровью. Монстр начал пятиться назад, чтобы уйти.

— Пеннивайз! Что ты стоишь?! — окликнул его Эдди.

— Что? Я...

— Сделай что-нибудь! — слёзно потребовал Бен.

— К...как? Что я могу?? Я не знаю, что с ней.

— Живот... больно... — прохрипела девочка.

— П-П-П-Пеннивайз! Ч-ч-что нам делать?! — чуть не плакал Денбро.

— Я не знаю! — выпалил монстр.

— Ты же взрослый, твою мать! Помоги ей! — заорал Стен, что для него было нехарактерно. Клоун стоял, прерывисто дыша. Его глаза разбегались в стороны. Он не знал, что от него требуется и почему он вообще так взволнован.

— Пеннивайз! — крик Бена вывел его из транса. Монстр начал топтаться на месте. Потом резко остановился.

— Как я вас ненавижу, — он подбежал к Беверли и поднял её на руки невзирая на то, что девочка вся была в собственной рвоте и крови. Она даже показалась ему легче, чем когда он схватил её в канализации. Скорее всего, это из-за того, что Марш очень исхудала за время самостоятельной жизни.

— Где ближайшая больница?! — повернулся он к неудачникам. ***

Двери госпиталя Дерри, где не так давно лежали Джорджи и Генри открылись. Пеннивайз с Марш на руках влетел внутрь. За ним следом забежали остальные неудачники. Пациенты и обычные посетители в шоке расступились, освободив коридор. Стоящая за стойкой медсестра сразу увидела их.

— Сэр! Что случилось?

— Её рвёт кровью! Зовите врача, — не своим голосом приказал клоун. Его рубашка, которую он всё-таки надел, была заляпана кровью и другими не самыми приятными выделениями. Сотрудники больницы сразу привезли каталку. Монстр аккуратно положил на неё стонущую девочку. Неудачники крутились рядом, не зная, что им делать. Беверли повезли дальше по коридору. Главный врач с Пеннивайзом последовали за ней. Они быстрыми шагами ступали по больнице, не отставая от каталки.

— Что произошло? — быстро, но спокойно спросила врач, держа в руках папку.

— Не знаю, её начало рвать кровью.

— Она что-то принимала?

— Не знаю.

— Были ли внутренние повреждения?

— Я не знаю! Вы тут врачи.

Она подошла к сотрудникам и что-то им сказала. Те сразу повезли Беверли в другом направлении. Клоун хотел проследовать за ними, но женщина остановила его.

— Что вы делаете? Пропустите! — возмутился монстр.

— Её везут в операционную. Мой коллега нащупал опухоль в области аппендикса. У неё мог произойти внутренний разрыв органа.

— Пеннивайз! — к ним подбежали неудачники.

— Выведите отсюда детей, — потребовала врач.

— Идите, ждите у стойки!

— Но... — хотел было возразить Ричи, но клоун посмотрел на них таким взглядом, что они невольно вернулись к выходу. Денбро на последок окинул его взглядом, полным то ли презрения, то ли наоборот мольбы о помощи. Пеннивайз этого так и не понял.

— Сэр. Кто вы? — вывела его из размышлений врач.

— Что?

— Кем вы приходитесь этой девочке.

— Её зовут Беверли Марш.

— Ясно. А кто ей вы? У неё есть аллергия? Страховка? Кто за неё ответственный? Мне вызвать полицию и службу опеки?

Вопросы в голове клоуна перемешались. Если он сейчас уйдёт, то, возможно, сможет заснуть и забыть обо всём случившемся. Но неужели он... боится? Боится ответственности? Боится за Беверли? Что, кстати, очень маловероятно. Если он решит остаться, ему придётся потратить колоссальное количество сил на манипуляцию разумом врачей, полицейских, куратора Беверли. Плюс, он ничего не понимает в юрисдикции. Слова: страховка, зарплата, бюджет, свидетельство о рождении не значили для него ничего. Он не знал, что с Марш, что будет нужно для того, чтобы вылечить её и как действовать дальше. Но мысль о том, что он боится этого, заставляла монстра выть от безысходности.

— Сэр. Так кто вы? — повторила вопрос врач. Лицо Пеннивайза стало серьёзным. Он повернулся к ней. Глаз скосился ещё сильнее, а зрачки стали жёлтыми. Женщина замерла, попав под его гипноз.

— Я — Роберт Грей.

====== Глава 12: Под мою ответственность ======

POV Беверли

Что случилось? Не могу ничего вспомнить. Я была... на пляже. А что потом? Свет. Белый свет. Не могу до конца открыть глаза. Тело такое тяжёлое и лёгкое одновременно. Я словно улетаю куда-то. Да... наверное, Пеннивайз был прав. Мы все летаем. Там... внизу.

Конец POV Беверли

Девочка открыла голубые глаза. Зрачки сузились от яркого света потрескивающей лампы над её головой. Тело словно просыпалось от анабиоза. Глаза хотели закрыться, но Беверли не хотела снова возвращаться в темноту. Общая картина начала приобретать фокус. Это была больничная палата. Марш слегка приподняла левую руку. В вену была вставлена тонкая игла, соединяющая её с капельницей. Девочка немного испугалась этого и слегка отдёрнула руку, что повлекло за собой неприятное ощущение под кожей.

— Ау... — пропищала она.

Она перевела взгляд с иглы на прикроватную тумбочку и увидела ключ. Это был её кулон. Беверли потянулась к нему правой рукой, но тут услышала с другой стороны кровати звук, напоминавший некое подобие сопения. Девочка медленно повернула голову в направлении звука. С правой стороны койки на стуле сидел Пеннивайз. Точнее, клоун в привычном уже человеческом облике, можно сказать, растекся по нему, привалившись головой к подушке Марш. Под белым халатом, который его заставили надеть из-за санитарных норм, на нем была белая майка и темно-синяя рубашка. Именно в таком наряде он в первый раз предстал перед девочкой как человек. Беверли замерла. Внутри неё начала зарождаться тревога. Она не помнила, как именно оказалась в больнице и что вообще происходит. Тонкий дрожащий палец коснулся холодной щеки монстра. Но Пеннивайз никак не отреагировал. Тогда Марш повторила это действие ещё три раза, только быстрее. Но монстр по прежнему спал, издавая непонятные звуки, похожие на храп смешанный с сопением. Беверли наклонила голову так, чтобы их лица были напротив друг друга. Она внимательно рассматривала его, чего раньше ей делать не доводилось, ведь было сложно смотреть в косящиеся желтые глаза монстра, когда тот бодрствовал. Но тут, веки клоуна поднялись. Левый глаз отплыл в сторону, а правый приковался к Марш.

— Ваааа!!! — девочка резко вздрогнула и отпрянула назад. Левая рука дёрнулась, и игла порезала вену. — Ааааа!!! — закричала она, хватаясь за кровоточащую рану.

— Б-Беверли?? — Пеннивайз упал со стула на пол, ударившись о бортик койки. Алые капли крови стекали с руки девочки на белую простыню. В нос клоуна ударил запах, вызвавший у него обильное слюноотделение и охоту заполнить желудок чьей-то плотью. Но он быстро отогнал эти мысли и встал на ноги. Марш испуганными глазами посмотрела на него, не понимая, что происходит. Тут дверь палаты открылась. Внутрь вошла медсестра, которая, увидев эту не самую приятную картину, сразу нажала на кнопку вызова персонала.

— Что тут произошло?! — всплеснула руками женщина.

— Эм... я поранилась, — не зная, что сказать, выпалила Марш.

Ей поменяли простыни, одежду и капельницу. Всё это время клоун сидел в коридоре в ожидании разговора, которого не избежать. Наконец-то из палаты вышла та самая медсестра.

— Мистер Грей. Вы можете зайти. Вашей дочери нужен покой. Я уже сказала ей, но на всякий случай просвещу и вас: нельзя трогать капельницу.

— Она не моя дочь. Я её опекун.

— Как угодно, — махнула рукой сестра и направилась дальше по коридору.

Монстр встал и зашёл в палату. Беверли сидела на кровати, поджав босые ноги. На ней был длинный халат чуть ниже колен, который был ей явно велик. Она бросила на клоуна растерянный взгляд. Пеннивайз медленно подошёл и сел на стул рядом с койкой. Повисло молчание.

— Хочешь... что-нибудь спросить? — подал голос клоун. Марш молчала. — Ладно... тогда просто...

— Я думала, ты ушёл, — тихо сказала она.

— Не ушёл.

— А где... мои друзья?

— Там, где и должны быть, поверь, — ехидно усмехнулся монстр. Беверли испугалась.

— Ты что... съел их?!

— Что?? Нет! Я имею в виду, они в школе!

— Оу,. — протянула она. — Это объяснимо. Но... что произошло? Я помню острую боль в животе на пляже, яркий свет и... — она замолчала. Клоун напрягся от внезапной тишины.

— И? — не выдержал он.

— Где она? Где та мертвая девушка? — совсем шёпотом спросила девочка.

— Я съел её. Обглодал до самых костей. Никто не найдёт её останки, поверь.

Марш поежилась. Она всё ещё прибывала в шоке после всего произошедшего.

— А как ты...

— Я принёс тебя в больницу. Тебе хотели делать операцию.

— Что?! — подпрыгнула Бев и хотела уже всплеснуть руками, но клоун взял её за левый локоть.

— Рукой не двигай.

— Ой, точно, — она опустила обе руки. — Так, мне что, вырезали орган?!

— Нет. Всё обошлось.

— И никто ни в чем не стал разбираться? Тут явно не обошлось без тебя. Что ты сделал, Пеннивайз? Что со мной было?

— Ну... — поджал губу монстр. — Всё было как-то так... НЕСКОЛЬКИМИ ЧАСАМИ РАНЕЕ

Пеннивайз сидел в кабинете заведующего отделением. Дверь со скрипом открылась. Темнокожая женщина лет сорока в белом халате и с большой папкой, на обложке которой была фотография Беверли, села в кресло напротив монстра. У клоуна сразу возникла ассоциация с кабинетом Миссис Кол.

— Мистер Роберт Грей? — спросила она, открывая папку.

— Да, это я, — не очень уверенно сказал монстр.

— Беверли сейчас находится в терапевтическом отделении. Мы не стали проводить операцию, так как в ней не было необходимости.

— Оу. Это же хорошо...

— Тем не менее, — перебила она его, — Её желудок в ужасном состоянии. Нам пришлось промыть его при помощи зонда. Такое ощущение, что она уже несколько недель ест одни конфеты и чипсы. Стенки желудка начало разъедать большим количеством сахарозы.

“Ясно чем она питалась”, — подумал клоун, мысленно представляя, что бы случилось с ним, если бы он жил всё это время на этих продуктах.

— И что... мне делать?

— Прежде всего, ей нужно исключить из рациона сладкую, мучную, соленую, острую пищу. Купите ей специальные каши. Давайте больше овощей, фруктов. Я составила список того, что ей нужно есть, а что нельзя. Но сначала, надо заполнить ряд документов. У меня нет её страховки. Она у вас?

— Страховка? — не понял клоун.

— Да. Где она? Вам, как опекуну, должны были передать весь пакет документов Беверли.

Монстр скривился и провёл обеими руками по волосам.

— Таааак... А если у меня их нет?

— В каком смысле нет? Вы её опекун?

— Да.

— Тогда у вас должны они быть. В противном случае мне придётся позвонить в...

— Не нужно никуда звонить, — голос монстра сорвался. Глаза стали желтыми. — Просто сделайте мне страховку. И... дайте список продуктов. ***

— Это страховая компания, а не помощь нуждающимся, — мужчина лет сорока в деловом костюме сидел перед Пеннивайзом.

Тот вертел головой, рассматривая весьма престижный кабинет со множеством дипломов, статуэток и фотографий этого самого мужчины, на которых он жмёт руку другим мужчинам в таких же деловых костюмах.

— Страховку надо оплачивать, Мистер Грей. У вас она хоть есть?

— Не думаю... Она есть у Беверли. Теперь есть... — вздохнул монстр, понимая, что сидящего перед ним этот ответ не устроит.

— Нет? В каком смысле? Вы что, не гражданин соединенных штатов? Вы вообще в стране легально?

— Да я тут ещё до этой страны жил, — попытался пошутить Пеннивайз, понимая, что собеседник всё равно не поймёт иронии сказанного.

— О чем вы?! — возмутился страховщик.

— Не важно... — глаза вновь пожелтели. — Мне нужна страховка. Прямо сейчас. ***

Полный мужчина в рубашке стоял над стопкой бумаг, которые, после долгих мучений, предоставил ему клоун. Пухлые пальцы перебирали листы. На предпоследнем документе, мизинец зацепился за край листа. Из маленького пореза тут же закапала кровь.

— Ай! — вздрогнул пухляк, кладя палец в рот. Монстр сразу почуял кровь и чуть было не пустил слюну по подбородку, но быстро сглотнул. — Что же, Роберт. Могу я вас так называть?

— Как угодно, — устало буркнул Пеннивайз.

— Благодарю. Так вот, если вы хотите, чтобы наш штат выплачивал вам деньги за опеку над ребёнком, необходимо заверить все эти документы у нотариуса в присутствии куратора Беверли. Мисс Груньён, если не ошибаюсь?

Клоун вздохнул, уперевшись локтем на стол.

— Вы в курсе, что убиваете меня? Буквально.

— Я вас не понимаю,. — поднял левую бровь мужчина.

— Эй, хочешь шутку? — слегка улыбнулся монстр. — Я бы тебя съел, но мне нельзя жирное. — он пронзительно захихикал.

— Ч... что вы себе позволяете?! — вытянул шею пухляк так, что три его подбородка превратились в один.

— Эх... не важно. Просто, делай как я скажу... ***

— И вот я тут. Я понял ваш приём, люди. Нужно просто собрать как можно больше бумажек, которые вы зовёте документами, — развёл руками клоун.

— Так ты... достал документы? И с помощью манипуляции получил за меня деньги от штата?? Это... это круто, Пеннивайз! — Беверли заулыбалась, что очень озадачило его. Раньше, дети перед ним никогда не улыбались. Ну, по крайней мере когда узнавали, что он такое на самом деле. На секунду, он почувствовал что-то странное, необъяснимо приятное. Но тут же отогнал от себя лишние мысли.

— Стоп, — перестала улыбаться Марш. — И как мне теперь питаться? Сколько стоят все эти каши и другие продукты, которые мне нужно есть??

— Нууу... на бумажке написано около тысячи долларов на все расходы, — пояснил монстр не понимая ужаса всей ситуации.

у Беверли сперло дыхание. Она сидела на кровати, смотря куда-то в никуда. Клоун провёл рукой перед её лицом, чтобы привести в чувство.

— Т... тысяча... долларов*... — пропищала она. — Это конец. Я умру. Умру от голода.

— Как мне это знакомо, — протянул Пеннивайз. — Но ведь, мне положены деньги за тебя от штата.

— Точно! — оживилась Марш. — И сколько там?

— Кажется около пятисот долларов** в месяц.

Радость вновь сошла с лица Беверли. Она сползла на подушку и уткнулась в неё лицом.

— Если хочешь задохнуться, это не самый лучший способ.,— на полном серьезе сказал клоун. Марш что-то невнятно пробурчала и начала ругаться в перину. Монстр просто сидел рядом, не зная что делать. Он ждал, пока она закончит. Наконец девочка отлипла от подушки и сделала глубокий вдох.

— Так. Спокойно. У меня есть работа. Я позвоню Мистеру Филду и выйду на работу.

— Эм. Нет. Ты пойдёшь в школу, — твёрдо сказал монстр.

— Ты что, не понимаешь, мне нужны деньги на еду! Я посадила себе желудок! Мне нужно нормально есть.

— Если не пойдёшь в школу, твоя учительница меня из-под земли достанет. Серьёзно, я не удивлюсь, если она в канализацию за мной спустится.

— Уж прости, но решай эту проблему сам, Пеннивайз. Мне надо работать, — сказала Марш, ставя в разговоре точку.

— Ты пойдёшь в школу.

— Да с какой стати? — начала раздражаться девочка.

— Потому что.... — глаза Пеннивайза начали быстро метаться по комнате в поисках ответа. Он знал, что должен ставить себя выше, чем она, позиционировать себя как взрослого. — Потому что я тебе запрещаю, — от такого заявления Беверли впала в ступор. Клоун открыл верхний шкафчик тумбы и вынул из него документ. — Согласно пункту 3.4 опекун имеет право сам строить распорядок дня ребёнку. Так что ты, в какой-то степени, в моей власти.

— Что?! Но... но...ты не можешь...

— Вообще-то могу, — он помахал перед ней документом. Марш состроила кислую мину и отвернулась. Тут дверь палаты вновь распахнулась.

— Беверли! — на пороге показались неудачники и хотели забежать к ней, но увидели клоуна. Тот состроил мину похожую на ту, которую сделала перед ним Марш и отошёл в сторону, чтобы не быть участником “воссоединения друзей”.

— Ребята! — воскликнула она, едва не потянув капельницу. Все аккуратно обошли монстра и столпились вокруг неё, по очереди обнимая.

— Мы т-т-так за т-т – тебя волновались! — воскликнул Денбро.

— Видела бы ты, как тебя рвало! Эдди чуть сам не блеванул!

— Заткнись, Ричи! — ткнул его в бок астматик.

— Мы себе места не находили! Что сказал врач? — спросил Бен.

— Ну... у меня проблемы с желудком. Видимо, есть целыми днями чипсы и конфеты не лучшая альтернатива...

Эдди потупил взгляд, вспоминая, сколько раз он из дома приносил ей вредные закуски, потому что боялся утащить у матери что-то более дорогое и полезное. Вообще, все неудачники только теперь задумались, что упустили, казалось бы, такую мелочь, как питание Беверли.

— И что это значит? — с опаской спросил Майк.

— Врач сказала, что теперь надо есть только полезную еду — овощи там, каши, фрукты. В общей сложности тысяча баксов на все расходы...

Эдди подавился от такой суммы и начал громко кашлять. Ричи похлопал его по спине, сам пребывая в шоке. Наблюдавший это клоун лишь закатил глаза, думая, насколько глупо волноваться о каких-то бумажках. Стен стоял позади всех и то и дело поглядывал на него. Мальчик никак не мог отойти от того случая в церкви, когда его чуть не съели. Более того, он помнил, как Пеннивайз уже вцепился зубами в его лицо в канализации в образе женщины с картины. Монстр почувствовал лёгкий испуг исходящий от Уриса и, пока все остальные были заняты Марш, он повернулся к Стену и показал ему свою клыкастую улыбку. Мальчик вздрогнул и в панике начал протискиваться между Билли и Майком, подальше от клоуна.

— А он ещё и запретил мне работать, — Беверли показала на Пеннивайза. Все, кроме Стена повернулись в его сторону. Монстру, который не хотел привлекать внимание, это не понравилось.

— Что? Он не имеет права, — заявил Ричи.

— Имею, — клоун протянул ему документ. — Пункты с 2.4 до 3.5 прочти.

— Разобрался, значит, — процедил Эдди.

— Так, ладно, — Пеннивайз взял документы у Ричи и направился к выходу.

— Эй! Куда это ты? — не поняла девочка.

— Тебя через три дня выпишут. Тогда и свидимся.

— И... и... и ты что, больше не придёшь в больницу?? — Марш сама не понимала, что её так расстраивало. Наверное, это было чувство незащищенности, что ей придётся всё делать самой. — Мне же нужна еда и одежда!

— Так попроси своих друзей. Плюс, думаю в больнице тебя кашей не обделят, — с этими словами он вышел из палаты.

Пройдя полметра от двери по коридору, монстр остановился и задумался.

— Н-н-не б-бойся, мы будем т-т-тебя навещать после школы, — попытался приободрить подругу Билл. Та лишь вздохнула, понимая, что с этого момента будет ещё тяжелее. Но тут, голова Пеннивайза снова появилась в проёме двери. От неожиданного появления клоуна, дети вздрогнули, издав характерные звуки.

— Кстати, Беверли. В конце месяца у тебя финальный тест по математике.

— Что?! — схватилась за голову девочка.

— Если не напишешь, попадёшь в отсталый класс.

— Что?! — воскликнули теперь все хором.

— Это я так, на всякий случай, — он хотел вновь удалиться, но остановился. — И кстати... меня совсем не пугает ответственность, ясно? Я ничего не боюсь. Я и есть страх.

— Скажи это Миссис Кол, если Беверли не сдаст. Она тебе голову открутит, — сказал Бен. Монстр опешил. Состроив недовольную гримасу, он, наконец-то, ушёл насовсем, оставив неудачников одних.

Проходя мимо стойки медсестры, он увидел стоящего там отца Генри Бауэрса, которого он приказал подростку убить. Мужчина стоял и заполнял бумаги о выписке из больницы. Но Пеннивайз этого не знал. Он лишь осознал факт, что теперь они с ним имеют что-то общее. Но что именно, он думать не хотел.

— Рада, что вам наконец-то лучше, — улыбнулась полицейскому медсестра. — Как ваш сын? Генри, да?

— Правильно. Сегодня и узнаю, как он поживает.

— Скоро на работу выйдете? Стражи законы в Дерри нужны, — улыбнулась девушка.

— Что поделать? Работа такая, — пожал плечами Бауэрс-старший.

Пеннивайз, наблюдая за этим диалогом потёр рукой подбородок, задумчиво опустив глаза.

— Ра-бота... — своим клоунским голосом произнёс он и вышел из больницы. Комментарий к Глава 12: Под мою ответственность *- (1000$ = 58000р)

- (26000₽)

====== Глава 13: Выписка из больницы или обычный день Генри Бауэрса ======

Генри Бауэрс обычно вставал в школу в шесть утра. Благодаря этому он не пересекался со своим отцом, который встаёт на работу в 7:30. Но в этот день подросток забыл о его выписке из больницы. Прожив без надзора взрослых почти весь сентябрь, он начал вставать в 7:50, при том, что школа начиналась в 8:20. И это утро не было исключением.

Будильник зазвенел ровно в 7:50. Генри стукнул по нему кулаком и лениво оторвал голову от подушки. Лучи осеннего солнца ослепили его. Подросток поёжился и нехотя встал с кровати. Как обычно, он сначала направился в душ. С недавнего времени он принимал его каждое утро, ведь семнадцатилетняя Лана Туччи любит мальчиков, которые ухаживают за собой. Бауэрс давно сох по ней, только боялся, что друзья будут смеяться над ним, ведь Лана — та ещё ботаничка, вечно одетая в бесформенные свитера, старомодные туфли и с двумя косичками. Но, несмотря на это, что-то тянуло Генри к ней. Он всячески подкалывал её на переменах и толкал, из-за чего она роняла учебники, и ей приходилось нагибаться, чтобы собрать их. В такие моменты Бауэрс не мог оторвать взгляд от её, как он выражался “задницы”, так как фигурой девушка обделена не была.

После душа он быстро покидал в портфель учебники, даже не имея представления какие его ждут уроки. Спустившись вниз, он открыл холодильник, забитый содовой и фастфудом. Это было его меню на каждый день. Деньги ему присылала бабушка из другого штата и тётя, которая иногда заходила проверить племянника, поэтому в отсутствие отца парень тратил их на что хотел. Выпив сладкую газировку, он выкинул банку в специальный мешок, находящийся под раковиной. Он всегда выкидывал банки туда. Как-то раз Бауэрс услышал по радио, что консервные банки, да и вообще любые банки, разлагаются более десяти лет, что очень вредно для экологии. После этого Генри всё время складывал их отдельно, а потом относил на перерабатывающий завод, где иногда получал по доллару за большое количество собранных им банок. На этот доллар он, как ни странно, покупал себе содовую, только не в банке, а в автомате со стаканчиком.

Подросток запихнул в рот кусок тоста и, закинув на плечо, рюкзак, уже собирался выйти из дома, как вдруг входная дверь открылась. В дом вошёл отец. Генри от удивления выронил рюкзак, и учебники рассыпались по полу.

— Что, не ждал? — скривился полицейский.

— О... отец? А разве тебя сегодня выписывают?? — нервно собирая книги, спросил Бауэрс.

— Вообще-то меня выписали ещё два дня назад. Если бы ты хоть иногда навещал меня, то знал бы.

— Так... где ты был? — голос подростка дрожал. Он знал, что отец не оставит это безнаказанным. Как он мог забыть?? Это не укладывалось в его голове.

— Съездил к моей сестре, твоей тёте Синди. И она, кстати, опять прибавила в весе. Думаю это из-за того, что её газетный киоск слишком близко к магазину мороженого Мистера Филда. Готов поклясться, она каждый день туда ходит, — отец начал разглагольствовать, и Генри было уже подумал, что упреков и скандала можно будет избежать, но не тут-то было. Коп открыл холодильник и увидел, чем питался его сын всё это время. Он нахмурился, что заметно напрягло сына. — Ты что, ел это? — он указал на банки колы и бургеры с картошкой.

— Я... я просто не очень умею готовить...

— Твоя тётя предлагала тебе жить с ней, но ты отказался, сказав, что справишься сам. А теперь говоришь, что даже приготовить обед не можешь? — Бауэрс-старший повысил голос, который словно вжимал Генри в землю. Парню хотелось исчезнуть, чтобы только не слышать упрёки отца. “Неужели так трудно просто сказать, что он рад, что со мной всё хорошо?” — подумал он.

Когда Генри выписали из больницы, отец всё ещё лежал там, хоть уже пришёл в сознание. Но он даже не порадовался тому, что сын выбрался из канализации, куда свалился. Сам Бауэрс-младший очень беспокоился, что отец умрет, а тот даже не обнял сына, когда очнулся. Да что там, он просто дал ему выбор жить либо с тётей, либо одному. Подросток, разумеется, выбрал второе.

— Мне пора в школу, — тихо сказал он. Закинув портфель на плечи, Генри сорвался с места, чтобы выбежать из дома, но тут что-то с громким стуком упало из его кармана на пол. Парень в ужасе обернулся и увидел, что выронил свой складной нож. По спине пробежали капельки пота. Отец подошёл и поднял оружие так, чтобы сын его видел.

— Это что? — не своим голосом спросил он.

— Н-н-нож, — запнулся Бауэрс, почувствовав себя заикой Биллом.

— Что он у тебя делает?

— Пап... ты же знаешь, в Дерри много всякой херни случается, вот я и ношу его с собой...

Лезвие ножа вонзилось в пол в миллиметре от ноги подростка. Полицейский либо очень точно рассчитал удар, либо промахнулся. Генри сжался, стараясь не делать резких движений.

— Ну и трус, — процедил Бауэрс-старший. — И кого бы ты этим ножом победил? Тебе самому глотку перережут. Почему нужно быть таким отморозком? И в кого ты только таким куском дерьма уродился? — с этими словами он вышел из кухни и направился на второй этаж. Подросток ещё с полминуты стоял, не двигаясь. Затем дрожащими руками вытащил лезвие из деревянного пола. Генри убрал нож в карман и вышел из дома, попутно вытирая мокрые от слез и обиды глаза.


Уроки уже начались, когда он добрался до школы. Во дворе никого не было, и парень решил прогулять первый урок. В такие минуты ему совсем не хотелось ни с кем общаться, а уж тем более слушать бубнёж учителя. Он развернулся, чтобы уйти подальше, пока его не заметили, но тут ему в живот врезался руль велосипеда. Генри упал на землю, сжимая ладонями больное место.

— Тварь... — выдавил он из себя.

— Чёрт! Прости! — послышался знакомый голос. Бауэрс поднял голову и увидел перед собой Майка. Тот протягивал ему руку, чтобы помочь встать.

— Отвали от меня, нигер! — он вскочил на ноги, не касаясь неудачника.

— Да я же случайно! — не выдержал Майк. — Зачем быть таким отморозком?? — повторил он почти точь-в-точь фразу отца Генри, сказанную чуть ранее. Хулиган на мгновение замолчал, а после пихнул ногой велосипед мальчика.

— И в кого ты таким куском дерьма уродился? — процедил Бауэрс и поплёлся прочь. Майк поднял свой покоцанный транспорт.

— Да что с тобой не так? — шёпотом спросил он уходящего обидчика, но тот не услышал его. Тут неудачник вспомнил о школе и быстро метнулся на урок.


Пеннивайз стоял в доме номер 29 по Нейбол-стрит, смотря на своё отражение в мутном, покрывшимся за многие года пылью, зеркале. Он старался стоять спокойно, но периодически невольно дёргал руками и ухмылялся, что входило в его манеру.

— Здравствуйте, я — Роберт Грей, — сказал он, внимательно следя за отражением. Но фраза получилась слишком протяжной, а голос слишком высоким, чтобы сойти за взрослого серьёзного человека. У клоуна никак не выходила из головы фраза, сказанная ему Беверли: “Человек из тебя никакой. То пищишь, то басом, то вообще не пойми как разговариваешь!” И она была права. Манера речи монстра вызывала массу вопросов у окружающих. Не манипулируй он разумом, его бы давно раскрыли. — Привет, я — Роберт Грей, — слегка изменил он предложение, но на фамилии тон голоса прыгнул вверх. — Привет, я — Роберт Грей. Хей, я — Роберт Грей. Как жизнь, я — Роберт Грей! — говорил клоун.

Каждый раз интонация была разной. Он никак не мог подобрать тональность, которую бы смог удержать и которая бы соответствовала его человеческому обличию. Косящие голубые глаза в сочетании с ярко выраженными скулами и пухлыми губами и так привлекали много внимания к лицу Пеннивайза. Но по-другому он не мог. Невзрачная внешность совсем бы приблизила его к людям, а он хотел хоть чем-то выделяться. Пробыв в человеческом обличии достаточное количество времени, монстр понял, что его нынешний облик не сочетается с его натурой. Пришлось отучаться от кривляний, смеха и постоянных срывов. Эти фишки, к которым он привык, мешали сливаться с толпой. Он даже не мог нормально представиться. А все дела с документами практически вернули его в точку невозвращения. Почти вся та энергия, которую он почерпнул, съев Милори Роз, иссякла. Остались лишь крупицы, которые клоун усердно берег. Не в состоянии создавать себе одежду, Пеннивайз был вынужден ходить за ней в магазин и частенько воровать. Каждый раз. Ведь люди не носят всё время одно и то же.

— Здравствуйте. Я. Роберт. Грей, — по словам ещё раз произнёс монстр. Получилось на удивление неплохо, осталось лишь совместить. — Здравствуйте, я — Роберт Грей! — протараторил он, но вышло немного криво. — Чёрт! Да как же?! — он ударил кулаком по зеркалу, оставив небольшую трещину. — Что я делаю?? Другого у меня нет... — процедил он. Достав из кармана чьи-то старые часы, которые нашёл на помойке, монстр посмотрел который час и убрал их обратно.


Беверли сидела на ступенях больницы. Её выписали ещё час назад, но из-за того, что уроки в школе ещё не закончились, забрать девочку было некому. Она достала из рядом стоящего рюкзака яблоко, которое сохранила с завтрака, и откусила большой кусок. Фрукт оказался кислым, и Марш поморщилась, понимая, что ей придётся его доесть. Пока Беверли лежала в больнице, врачи кормили её только здоровыми и постными продуктами, но теперь она понятия не имела, как ей покупать всё это. Она планировала приехать домой к одному из друзей и отправиться к Мистеру Филду, чтобы продолжить работу и заработать хоть немного денег. На то, что за ней придёт клоун, она даже не надеялась. “Наверное, сейчас поедает кого-то...” — не без злости подумала она. Марш начала вертеть в руке свой ключ, думая, как бы было здорово, если бы он мог открыть ей дверь в мир, где она не будет постоянно скитаться и голодать, а будет жить в семье, где её любят. Друзья, конечно, поддерживали девочку, как могли, но ей не хватало опеки взрослого и ответственного человека. Вообще, много кому из клуба неудачников этого не хватало. Кроме Эдди, разумеется. У него опеки было с излишком.

— Кого ждёшь? — послышался срывающийся голос. Девочка подняла голову. Внизу ступеней стоял клоун. В руках он держал два магазинных пакета.

— Пеннивайз? — не поверила своим глазам Марш. — Что... что ты тут делаешь?

— Забираю тебя из здания смерти. Пошли, а то меня воротит от этого места.

—А это что? — показала она на пакеты, не решаясь подойти к клоуну.

— Еда. Тут у нас... — он начал рыться в пакете, показывая продукты. — Яблоки, рыба, немного отрубей, в общем, всякая дрянь, которая не даст тебе помереть с голоду.

— Рыба? Яблоки? Пеннивайз, откуда у тебя деньги на всё это??

— Ну, мне дали мои 500$, которые требуются на твоё содержание.

— И ты потратил их на еду для меня?? — девочка сама не верила в это. Ей казалось, что монстр хочет подловить её.

— Да, я же сказал, — настойчиво повторил он, не удержав интонацию на последнем слове. Беверли медленно спустилась к нему.

— Давай, — протянула она руки.

— Я сам, а то ещё, рука оторвётся! Пхахахахах!!! — начал смеяться клоун, вспоминая Джорджи. Но Марш не разделила его веселья. Монстр понял это и подавил свою истерику.

— Я забираю пакеты и буду ждать друзей тут, — твёрдо сказала она.

— Что? Но я думал, ты пойдёшь со мной, — в голосе клоуна прозвучали нотки растерянности, которые не получилось скрыть.

— С тобой?? Пеннивайз, я ни за какие коврижки не пойду в тот дом на пересечении пустоши и леса. Мало того, что ты можешь съесть меня, так к тому же там грязно, сыро и вообще жить нельзя, — она выхватила еду и поднялась на пару ступеней вверх. — Я останусь здесь. Где много людей. И потенциальных свидетелей убийства. Так что лучше иди домой.

— Ты серьёзно?! А где же выражение людской признательности? Я, между прочим, теперь тоже в бумажках этих нуждаюсь. Одежда, зубная паста, обувь. Я не могу это воссоздать. А человеческое тело очень быстро подвергается загрязнению.

— Тогда иди работать! И не будешь в этих бумажках нуждаться! — разозлилась Марш, вспомнив, что ей работать он запретил.

— Я что, похож на человека? — скривился монстр, не понимая абсурдности своих слов. — Это всё равно что если бы ты работала на фабрике шоколадных конфет. Неужели бы ты не съела ни одной?

— Ясно... — вздохнула она. — Просто уйди, Пеннивайз.

— Ладно, — буркнул клоун. — Но я вернусь завтра, поняла? И прослежу, чтобы ты сидела в классе, а не за прилавком.

— А на что мне жить?? Эта еда рано или поздно кончится.

— О еде я позабочусь. Наверное... Лучше подумай об учебе. Твой финальный тест всё ближе, Бев. А разбираться в этом мне совсем не хочется.


Билл и остальные неудачники вышли из школы. Денбро держал за руку брата, которому не терпелось попасть домой. Время было уже 15:30 дня, и, значит, скоро по 12 каналу начнутся “Утиные истории”. Джорджи не мог их пропустить.

— Надо забрать Беверли, — напомнил Бен. — Она, должно быть, уже заждалась.

— Ага, как мамаша Эдди, когда....

— Ричи, давай не сейчас! — разозлился астматик. — Майк ещё не вышел.

— Он не выйдет. Его оставили после уроков за опоздание, — пояснил Стен. — Он вроде бы столкнулся с Генри и поэтому не успел.

— Опять Бауэрс... — процедил Тоизер.

— Вы идите. Я п-п-провожу Джорд-д-джи, — сказал Билл и собрался потянуть брата в сторону дома, но тот упёрся.

— Билли, я уже взрослый. Могу сам дойти, правда.

— Т-т-ты не можешь, пойми.

— Но раньше я сам ходил.

— Раньше у тебя б-было две... — Денбро остановился, поняв, что только что чуть не сказал. Он не хотел, чтобы отсутствие руки сказывалось на самодостаточности брата. Но он также не мог отпустить его одного ещё и потому, что где-то может бродить Пеннивайз, который уже и так доставил малышу много проблем. — Я х-хотел сказать, что эт-т-то небезопасно.

— Ты думаешь, что без руки я не справлюсь? — тихо спросил Джорджи. Все замялись, ожидая, что предпримет Билл. Денбро прикусил губу и задумался. “Сейчас день. На улице много людей и клоун не станет нападать при всех. Он ведь ещё тогда у них дома мог съесть Джорджи, но не сделал этого”.

— Ладно... т-т-только будь осторожнее... — на секунду заика вспомнил, что именно это сказал брату в тот день, когда он пропал. — В смысле, я ск-к-коро буду д-дома.

— Ага! Спасибо, Билли! — малыш весело припустил вниз по улице.

— Ты уверен? — подошёл к Денбро Стен.

— Кругом люди. Сейчас день. В-в-ведь, я не могу всегда быть с-с-с ним.

Ребята залезли на велосипеды. Билл и Бен посадили к себе Эдди и Ричи, так как новые велосипеды они не приобрели.

— П-поехали, — скомандовал Денбро.

Тем временем, малыш Джорджи уже направлялся к Джексон-стрит. Людей на улице после окончания учебного дня было много. День вновь выдался солнечным, хоть и более холодным. Лучи уже не грели так, как раньше. Мальчик добрался до своей улицы и устремился к дому. Проходя мимо канализационных сливов, он вдруг остановился у того самого, в который его утащил Пеннивайз. Джорджи не был тут со дня исчезновения. Билл водил его в школу и обратно другой дорогой, и он в первый раз после пробуждения увидел этот слив. Мальчик смотрел на него, не отрывая взгляда. Что-то необъяснимое тянуло его заглянуть во тьму. Он не помнил, как его утащил клоун и не помнил, как лишился руки. Но странное чувство не давало ему покоя. Словно он потерял что-то важное. Что-то, что не смог вернуть обратно.

— Посудина, — прошептал он сам себе и быстрым шагом направился дальше. Но не успел он пройти и тридцати метров, как увидел на другой стороне дороги знакомое лицо. — Мистер Грей! — крикнул он.

Идущий вдоль Джексон-стрит Пеннивайз обернулся, чтобы понять, кто же зовёт его. Мальчик подбежал к клоуну с улыбкой на лице. — Добрый день!

Тот начал оглядываться по сторонам в поисках источника звука, пока не понял, что он исходит снизу. — Джорджи? Что ты тут делаешь? Где... Билл?

— Иду домой. Вы ведь сами сказали, что я уже взрослый, вот Билли и разрешил мне пойти одному. Как ваши дела?

— Мои? Нормально. Стабильно... как и у других обычных людей, — потупил взгляд клоун, всё ещё обдумывая тот факт, что они с Джорджи стоят на улице одни, без присмотра старшего брата.

— Билли рассказал, что Беверли попала в больницу! Они с друзьями поехали её забирать. А почему вы её не забираете?

Пеннивайза начали раздражать такие расспросы, но поделать он ничего не мог.

— Да так... ключи от дома потерял, вот и хожу... жду, пока новые сделают. Билл же должен привезти её в гараж, да? — выкрутился он.

— Оооу... не знаю, — задумчиво протянул малыш. — Хотите, подождите у нас дома. Родителей нет, так что никто не запретит.

— Ты хочешь, чтобы я пошёл в твой дом? — не поверил своим ушам монстр.

— Да, пошли! — он взял своей единственной рукой Пеннивайза за ладонь. — Ух ты! У вас такие холодные руки! — Джорджи потянул его за собой, и монстр покорно поддался. Но в его голове было некое противостояние.

====== Глава 14: В гостях у Джорджи ======

POV Пеннивайз

Съесть его? Похрустеть косточками? Впитать весь страх... о, как давно я этого жажду! Малыш Джорджи ускользнул от меня в тот раз, а его рука была такой аппетитной! Но что скажет Билл? Или Беверли? Неудачники мне этого никогда не простят. И натравят на меня копов... Хотя, если я наберу достаточно сил, то смогу уйти в спячку, и никто меня не найдёт! Да! Вот и всё, простите детки, ихихихих! Это ребёнок сам предложил мне это, я ведь даже не ждал его. Я вообще шёл в... в магазин мороженого... я шёл туда, чтобы устроиться на работу к старикашке...

Конец POV Пеннивайз

Клоун остановился, что, по цепной реакции, остановило и державшегося за него Джорджи.

— А? Мистер Грей? — они стояли метрах в пяти от дома Денбро. — Что-то не так?

Монстр стоял и смотрел в никуда своими косящимися глазами. В его голове рождались мысли, которых прежде не возникало. Он столько сделал, и теперь это всё будет напрасно? Клоун привык ставить себе определённую задачу, как, например, съесть ребёнка, и выполнять её. Однако, в последнее время, это перестало иметь смысл. Ведь в таком состоянии заманить и поглотить кого-то крайне трудная задача. Зато он был очень горд собой, когда смог разобраться в “человеческих” документах и обвести служащих вокруг пальца. То, что люди считают обыденным, для него было более сложным и труднодостижимым, нежели поедать детей.

— Да так... неважно, — посмотрел он на мальчика.

— Джорджи! — раздался пронзительный женский голос. Из дома напротив вышла дама лет за восемьдесят.

— Доброе утро, Миссис Харис! — отпустил руку монстра и помахал малыш.

— А кто это с тобой? — женщина подошла к клоуну и внимательно посмотрела на него. Особое внимание она уделила косящимся голубым глазам. — Неужели вы тот самый Роберт? — улыбнулась старушка.

— Я... ну да, — удивился Пеннивайз, на секунду забыв собственный псевдоним. — А откуда вы знаете?

— Ну как же, вы ведь удочерили дочь Элвина Марша. Синди, правильно?

— Нет, вообще-то... — проскрипел зубами монстр. Он начал понимать, как быстро могут разноситься слухи по Дерри. Пару недель назад о нем знали лишь неудачники и куратор Мисс Груньён, а теперь с ним здоровалась добрая половина города.

— А как там она? Мне рассказывали...

— Я безумно извиняюсь, но мы спешим, — он взял Джорджи за руку и повёл к дому. Старушка хотела что-то сказать, но они уже зашли во двор. Теперь был свидетель, который знал с кем и когда был Денбро-младший, и вариант съесть его отпал, да и исчезнуть вовремя, клоун мог не успеть.


— DuckTales oooh! ooooh!

Every day they’re out there making!

DuckTales oooh! ooooh!

Tales of daring do bad and good

LuckTales oooh! ooooh! — песня из Утиных историй разносилась по всему первому этажу дома. Джорджи сидел на диване, залипая на приключения говорящих уток, пока Пеннивайз рылся на кухне.

— И что ты хочешь?! — крикнул он, потроша холодильник.

— Мама обычно готовит мне суп! — ответил мальчик, не сводя глаз с экрана. Монстр вышел из кухни в гостиную.

— Я не умею готовить суп. Что ты вообще собирался есть, если бы меня не встретил?

— Пошёл бы обедать к Миссис Харис, от которой мы убежали на улице. У неё есть телевизор на кухне. Она говорит, так легче и не нужно торопиться, чтобы посмотреть передачу. А ещё она часто разговаривает сама с собой, и за этим смешно наблюдать.

— Ясно... — протянул клоун. — Знаешь, может, ты пойдёшь и сам себе выберешь, что хочешь?

— Но тогда я пропущу мультик, — развёл руками малыш.

— Да ты издеваешься... — вздохнул Пеннивайз и, подойдя к нему, взял на руки.

— Эй, куда?? — не понял малыш. Клоун принёс его на кухню и поставил на ноги.

— Выбирай сам.

Джорджи начал открывать каждый шкаф, внимательно разглядывая содержимое. Добравшись до холодильника, он не нашёл там ничего стоящего, и продолжил лазить по шкафам. Пеннивайз же упёрся подбородком в ладонь, посматривая из окна кухни на ничем не примечательный пейзаж. Солнце уже закрыли тучи, и Джексон-стрит окуталась серой пеленой. Ветер нёс по дороге опавшие желтые листья, которые то и дело застревали в заборах, приклеивались к окнам или вовсе исчезали за горизонтом, улетая неизвестно куда. Глаза Пеннивайза начали слипаться. Из-за ещё не устоявшегося нового режима сна он просто напросто забывал поспать. С того момента, как Беверли разбудила его лежащего на её койке в больнице, что было три дня назад, монстр так ни разу и не прилёг.

— О! Вот это я хочу! — голос Джорджи вывел его из транса. Он вздрогнул и обернулся. Мальчик держал в руках красно-желтый пакетик.

— Это что такое? — не понял клоун.

— Попкорн! — радостно воскликнул малыш, мотая из стороны в сторону найденное лакомство. — Даже не знал, что он у нас есть!

Монстр подошёл и присел, рассматривая небольшую упаковку.

— А почему он такой... скукоженный?

— Там внутри зёрнышки. Его нужно положить в микроволновку, и они превратятся в попкорн. Пошли, я покажу как!

Они подошли к микроволновой печи. Мальчик запихнул пачку внутрь и, поставив таймер на одну минуту, начал пялиться через стекло на крутящуюся внутри пачку. Пеннивайз тоже стал наблюдать за данным процессом. Через 20 секунд упаковка начала разбухать. Послышались характерные хлопки, что означало превращение зерен в мягкие попкорины.

— Ахаха! Обожаю, когда они так делают! — заулыбался мальчик.

— Да... хех, это забавно, — уголки рта монстра приподнялись. Он стал выслушиваться в приводящий Джорджи в восторг звук.

— Они так смешно лопаются внутри, да? — перешёл с хихиканья на смех мальчик. — Такие: Хлоп! Хлоп! Пхахахах!

— Хе... хехехе... да, хлоп! Ахахаха! — плечи клоуна стали дергаться.

На кухне поднялся дружный громкий смех, в котором смешивались неровные тональности Пеннивайза и тонкий голосок Джорджи. У малыша из глаз полились слезы. Они повторяли звуки лопающихся зёрен и смеялись. Клоун даже чуть не упал на пол, превращая смех в истерику. Монстр никогда раньше не смеялся вместе с детьми искренне. Обычно это были лишь лживые уловки, чтобы заманить их в своё логово. В этот момент он почувствовал то же самое, что и тогда в больнице, когда Беверли обрадовалась документам и алиментам от государства. Словно мощный поток энергии начал пропитывать его с ног до головы. Помимо этого, в память всплыло воспоминание, когда они с Джорджи смеялись над попкорном в тот дождливый день, перед его исчезновением, пародируя те же самые звуки. Смешанные чувства заставили клоуна резко замолчать. Мальчик заметил это и тоже перестал смеяться. Микроволновка запищала и перестала вертеть разбухший пакетик.

— Мистер Грей? Вы в порядке? — поинтересовался малыш, смотря на задумчивое лицо Пеннивайза.

— А? Да... всё хорошо...

Они насыпали попкорн в миску и вернулись к телевизору. Но не успели они сесть на диван, как в дверь постучали.

— Это Билли? — тихо спросил Джорджи. Но клоун не ощущал запаха Денбро.

— Жди тут, — он встал и направился в коридор. Стуки продолжались без перерыва. Монстр отодвинул небольшие занавески на дверных окнах. К ним стучалась та самая пожилая соседка, Миссис Харис. Пеннивайз узнал её и открыл дверь.

— Здравствуйте. Вы что-то хотели? — вяло спросил он.

— Оу, да, здравствуй Зак, — клоун опешил.

— Эм. Я — не Зак, а Роберт.

К ним подбежал Джорджи, оставив попкорн остывать на диване. Он сразу увидел старушку.

— Здравствуйте, Миссис Харис! — помахал он ей.

— О, привет Джорджи. Мы тут как раз с твоим отцом болтаем.

— Я — не Зак Денбро! А Роберт Гр... — разозлился монстр, но его прервал мальчик, потянув за рубашку и давая знак помолчать. Пеннивайз покорно закрыл рот, не понимая в чем дело.

— Что-то случилось? — спросил малыш старушку.

— Не могу нигде найти Морти. Он к вам случайно не заходил?

Улыбка слетела с лица мальчика, и клоун это заметил.

— Боюсь, нет... идите домой, думаю, он скоро придёт.

— Оу, да, — беззаботно махнула рукой Миссис Харис. — Он так обожает гулять! Ладно, я пойду, мне ещё фиалки надо посадить. До свидания, Зак, — она улыбнулась и направилась в свой дом напротив. Пеннивайз в полном шоке стоял у открытой двери, а затем посмотрел на Джорджи глазами, полными непонимания.

— Она всегда так. Забывает разные вещи, — ответил мальчик на немой вопрос клоуна.

— Она... перепутала меня с твоим отцом?? Но мы же виделись час назад! Она сама меня первая по имени назвала! — не понимал монстр.

— Папа говорит, это от старости. Ей почти девяносто.

— А что за Морти, которого она искала?

— Это её кот. Он умер год назад. Но иногда она выходит и ищет его, как будто он ещё жив. Думаю, она забывает, что его больше нет, — Джорджи говорил тихо, с некой скорбью в голосе. — Один раз она даже украла соседского породистого кота, думая, что это Морти.

— И что, о ней некому позаботиться?

— Ещё до моего рождения, лет девять назад, у неё был муж — Мистер Харис. Но он тоже умер. Билл сказал, что после его смерти она и начала вести себя странно. Мама иногда заходит к ней, чтобы помочь с уборкой или приготовить что-то. Я тоже раньше у неё сидел после школы, но один раз она хотела накормить меня кошачьей едой, и больше я к ней не ходил. Я думал, вы знали и поэтому убежали от неё на улице.

— Нет. Откуда мне было знать... — внутри монстра появились смешанные чувства. Он не совсем понимал, что происходит с этой женщиной. Болезнь? Возможно. Клоун посмотрел в окошки двери и увидел, как старушка взяла лопатку и направилась за дом. — Что она делает?

— Мне не видно, — мальчик приоткрыл дверь, так как окошки были слишком высоко.

— Она что-то говорила про фиалки, — вспомнил монстр.

— Точно... — вздохнул мальчик. — Обычно она это весной делает.

— Что делает?

— Ей кажется, будто у неё на участке росли фиалки, но их кто-то вырвал. И поэтому она хочет посадить новые.

Пеннивайз ещё раз посмотрел в окно. Что-то внутри сжалось.

— Жди тут.


Миссис Харис сидела на пустой клумбе, роя небольшой лопаткой землю. Тучи сгущались над Джексон-стрит. Скоро мог пойти дождь. Старушка упорно рыла ямки, что-то бурча под нос.

— Миссис Харис? — послышался сзади неровный голос. Она обернулась. Над ней стоял Пеннивайз. — Что вы делаете? — осторожно спросил он.

— О, вы очень похожи на одного молодого человека, о котором мне рассказывали. Вы часом не Роберт Грей?

— Да... он самый, — вздохнул монстр, убеждаясь в том, что разум старушки, как старые часы, заржавел и уже не может нормально работать.

— Я тут как раз фиалки сажаю. Какие-то дети, наверное, вырыли их, так что нужно посадить новые.

Пеннивайз поджал губы. Наверное, если бы он сейчас превратился в страшного клоуна, её бы это ничуть не удивило, а лишь заставило бы подумать, что перед ней уже не Роберт Грей. Он нервно дёргал пальцами, топчась на одном месте. Что-то внутри не давало ему вернуться в дом Денбро. Перед ним сидел взрослый человек, который вёл себя словно несмышлёный ребёнок. Монстр выдохнул и присел к старушке.

— Миссис Харис... у вас никогда не было фиалок... — прошептал он.

— Но как же? — не поняла она. — Морти всегда так любил их вырывать...

— Ваш кот умер год назад, — прервал её монстр. — Прошу, идите домой...

На лице женщины появилось некое прозрение. Словно она вспомнила то, что давным-давно забыла. Старушка молча встала и направилась в свой дом, оставив лопатку на пустой клумбе рядом с вырытой ей ямкой. Пеннивайз ещё немного постоял, думая о чём-то своём, и вернулся в дом. У дверей его встретил Джорджи, наблюдавший за происходящим из окна.

— О чем вы с ней говорили? — спросил он.

— Я просто попросил её вернуться в дом... — тихо, почти шёпотом ответил клоун.

Они вернулись в гостиную. Джорджи сел с миской остывшего попкорна на диван. Пеннивайз устроился рядом, уже не зная, куда деваться от разрывающих его мыслей. Утиные истории давно кончились. Вместо них опять шёл мультфильм про Питера Пэна.

— Ну вооот... опять этот Питер, — не без грусти протянул мальчик.

— Эй, я видел это, — вспомнил клоун, указывая пальцем на экран.

— Ага. Вы тогда ещё заснули на диване! Ахаха, наверное, вы очень устали тогда.

— А что это за дети? — проигнорировал вопрос монстр, следя за действиями на экране. Там был момент, когда все дети с помощью волшебной пыльцы летели с самим Пэном к звезде, чтобы попасть в волшебную страну. — Они... летают?

— Да. Мальчик в зеленом это Питер Пэн. Они летят в Нетландию. Это такая страна, где дети не вырастают.

— Не... вырастают? — переспросил клоун. — И где же она? Эта страна.

— Второй поворот направо, а потом прямо до самого утра к самой яркой звезде, — процитировал Питера Джорджи.

Пеннивайз не понял сказанное и уставился в телевизор.

Мелкий дождь начал барабанить по крыше, но ни Джорджи, ни клоун этого не заметили. Монстр смотрел мультик, проникаясь каждой фразой главных героев, а когда появился Пират Крюк, то он невольно представил себя на его месте, а неудачников — на месте детей, живущих в Нетландии. Денбро-младшему было не так интересно смотреть в сотый раз этот мультфильм, как наблюдать за реакцией Пеннивайза. Клоун даже забыл, где находится и что в любой момент может прийти Билл или его родители.

— Дети взрослеют слишком быстро. Когда я пытаюсь вспомнить своё детство, вспоминается мало. Или просто не вспоминается. Дети взрослеют слишком быстро. Надо это запретить. Запретить взрослеть. Тогда всё будет лучше, чем есть, — твёрдо сказал Питер Пэн. — Если забудете это, то уже никогда не сможете приплыть к этим берегам и полетать со мной! А летать в одиночку я не хочу!

Клоун понимал слова, сказанные маленьким разбойником. Ведь верить в него тоже могли только дети, и без них клоун уже не сможет летать. А он и так уже почти опустился на землю. Тут что-то тёплое дотронулось до его плеча. Пеннивайз повернулся и увидел лежащего на нем Джорджи. Мальчик спал, тихо посапывая. Попкорна оставалось на самом дне миски, и это означало, что малыш наелся. Клоун растерялся, не зная, двигаться ему или нет. Он аккуратно приподнял голову ребёнка и, встав, опустил её на диван. Миска выскользнула из-под рук мальчика, но монстр успел словить её и поставить на пол. Он сел с другой стороны дивана. Голод его пока не беспокоил, всё же Милори Роз оказалась весьма неплохим обедом. Пару дней без еды ещё можно было продержаться. А вот сон окутывал клоуна, словно невидимая пелена. Голова стала тяжёлой. Только Пеннивайз не хотел засыпать в доме Денбро.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл, — эта фраза уже вошла в привычку, и клоун повторял её каждый раз, когда о чём-то думал. “Раз Миссис Харис не в себе, она и не вспомнит, что я был тут. Значит, мне ничто не помешает мне съесть Джорджи”, – думал он. Монстр посмотрел на мирно спящего мальчика. Но это лишь вызвало у него чувство некой пустоты, которого он раньше не испытывал. Та старушка слишком глубоко запала ему в “душу”.

Он вышел из дома, закрыв за собой дверь. Мелкий дождь всё ещё шёл, смывая с дорог опавшие листья. На улице не было ни души. Монстр окинул взглядом расплывающийся в пелене дождя дом Миссис Харис. Что-то внутри вновь сжалось, рождая непонятные чувства. Он вспомнил, что испытал, когда они с Джорджи смеялись на кухне. То же самое произошло с Беверли в больнице. Это было похоже на то, что дети испытывают, когда боятся, только наоборот. Такой же сильный поток энергии, но привкус другой. Не хороший и не плохой, а другой.

Резкий гудок заставил клоуна очнуться. Справа от него остановилась машина. Окно открылось, и Пеннивайз узнал лицо Миссис Кол.

— Мистер Грей? Это вы? — прищурилась женщина, разглядывая его сквозь капли дождя.

— Д-да. Я.

— Садитесь, такой сильный ливень.

Клоун стоял и пялился на авто, ещё до конца не выйдя из своих мыслей.

— Мистер Грей! — ещё громче окликнула его она. — Давайте.

Пеннивайз покорно сел в машину, и учительница надавила на газ.

— Вам куда?

— Высадите на Нейбол, дальше я сам.

— Что же вы в такую погоду и без зонта?

— Забыл дома... — тихо ответил монстр, смотря, как капли воды стремительно бегут по лобовому стеклу.

— Как Беверли? Она придёт в школу завтра?

— А? Да, да. Придёт.

— Это хорошо. Я хотела дать ей список дополнительной литературы по алгебре.

— Это хорошо... — повторил он её фразу, не вдумываясь в смысл. Дальше всю дорогу до Нейбол учительница рассказывала ему, как важно, чтобы дети знали математику и вообще умели правильно считать. Но клоун не слушал её и лишь изредка механически кивал головой. Она высадила его в начале улицы. Дождь всё ещё лил, когда Пеннивайз добрался до дома. Ему не хватало сил даже на то, чтобы спуститься в канализацию. Сон манил его, буквально закрывая голубые глаза монстра. Он плюхнулся на старый диван, от которого в воздух поднялась туча пыли, и заснул, изнуренный больше морально, нежели физически.


Билл и Беверли приехали к Денбро домой. Дождь уже почти закончился, но ребята всё равно промокли.

— Машины отца ещё нет, пошли обсохнем пока, а потом я приготовлю гараж, — сказал Денбро. Они зашли в дом и поставили продукты, купленные Пеннивайзом в кухню. Пройдя в гостиную, они увидели спящего на диване Джорджи. На полу так и стояла недоеденная миска попкорна. — Он что, его н-н-на обед ел? — спросил сам у себя Билл.

— Чёрт... я забыл, что суп кончился. Глав-в-вное, чтобы он маме не рассказал.

— Может, отнести его наверх? — предложила Марш.

— Хорошая мысль.

Мальчик подошёл и начал поднимать брата на руки, тем самым разбудив его.

— Ммммм... — потянулся Джорджи. — Мистер Грей?

Это имя заставило Беверли и Билла застыть на месте.

— Эт-т-то я, Джорд-д-джи, — сказал старший брат.

— А Мистер Грей уже ушёл? — сонным голосом, не открывая глаз, спросил малыш.

— Он был тут?? — чуть не прокричала девочка.

— Угу. Мы ели попкорн и смотрели Питера Пэна... А ещё к нам пришла Миссис Харис... — его голос становился всё тише, и Джорджи снова впал в дрёму. Возможно, на него так повлияла погода. Билл и Беверли переглянулись, читая на лицах друг друга непонимание, смешанное с ужасом. Денбро отнёс брата наверх в его комнату и вернулся к уже укутавшейся в полотенце подруге.

— Вот, — он протянул ей свои футболку и джинсы. — Д-д-думаю, твою одежду пора пос-с-стирать.

— Спасибо... но мой чемодан остался у Майка, так что сейчас можно постирать только то, что на мне и в рюкзаке...

Она ушла переодеваться в туалет, оставив Денбро на кухне с полотенцем. Закинув вещи в стиральную машину, девочка вернулась обратно. Часы показывали полшестого вечера. Скоро уже должны были приехать родители.

— Что думаешь, они тут делали? — тихо спросила девочка.

— Н-не знаю. Ели п-п-п-попкорн? — вспомнил слова брата Билл.

— Мда... можно я подержу продукты в твоём холодильнике?

— К-к-конечно! Только, мама, наверное, спросит откуда они. Я засуну рыбу подальше в морозилку, а то, что в холоде д-д-держать не нужно, спрячу в гар-раже.

— Спасибо, — она села на стул и поджала под себя тонкие ноги. — Билл. Всё так странно.

— Т-ты о том, что по улицам ходит к-к-клоун-убийца?

— Да, и об этом тоже, но... от него я получила больше, чем от отца за всю жизнь. Знаешь, мне бы даже... даже не хотелось, чтобы он сейчас умирал.

— Но он довёл тебя до слез, — напомнил друг.

— Знаю... Но это было... как будто не нарочно. У него не было цели доводить до слез, он хотел, чтобы я пошла в школу.

— Он что-то врод-д-де твоего прикрытия?

— Ну, он не дал мне умереть, — Марш посмотрела в окно. Дождь всё ещё шёл. — Это... уже что-то.

====== Глава 15: Пора учиться ======

— Откройте учебники на странице 109 и повторите пройденный материал, — командный голос Миссис Кол разнесся по классу математики, заставив даже спящего на задней парте Ричи вздрогнуть. Сидящая рядом с ним Беверли со скоростью света переписывала на маленькую бумажку формулы, чтобы решить хоть одну задачу.

— Чё происходит? — начал оглядываться по сторонам Тойзер, ещё не до конца проснувшись.

— У нас сейчас пробный тест будет, — шепнула Марш. — Спаси меня!

— Так, рассаживаемся по одному, — громко приказала учительница.

— Прости... — пожал плечами друг и пересел на парту вперёд. Девочка в панике запихнула шпаргалку в карман и закрыла учебник. Миссис Кол начала проходить по рядам, раздавая задания.

— Что, Беверли, боишься? — послышался мерзкий пронзительный голос Гретты с первой парты. “Звучишь хуже Пеннивайза”, — зло подумала Марш.

К ней на парту лёг белый лист с 30-ю заданиями. Большинство из них были на вычисления и трансформацию примеров. Задач было меньше, но, как ни странно, с ними девочка справлялась немного лучше. Она окинула взглядом Тойзера, который уже согнулся в три погибели над тестом и что-то быстро строчил.

— Напишите свои имя и фамилию на обратной стороне листка. Все задания аналогичны тем, что встретятся вам в финальном тесте через неделю. У вас час на всё, удачи, — сказала учительница и, сев за свой стол, начала пристально наблюдать за классом. Чаще всего её взор падал на Марш, которая всеми силами пыталась достать из кармана написанные ей же подсказки. Тонкие пальцы уже ухватили бумажку и вытащили наружу, как вдруг сидящий впереди Ричи громко чихнул. Рука дрогнула, и шпаргалка выпала, приземлившись на недосягаемом расстоянии. Беверли толкнула стул друга так, что тот врезался грудью в парту.

— Ай! Ты чего?! — шепнул он, держась за больное место.

— Будь здоров! — не без злости процедила девочка, давая понять, что теперь она конкретно попала.


Прозвенел звонок. Дети толпой повалили из здания школы на улицу. Из-за постоянных дождей на улицах разлились огромные лужи, что очень забавляло школьников. А вот тех, кто передвигался на велосипедах, это не очень радовало. Майк и Бен, которые и так жили дальше всех из неудачников, приехали в школу почти по щиколотку мокрые, не говоря уже об их транспорте, чьи некогда блестящие корпуса были заляпаны грязью. Неудачники собрались перед школьным двором в ожидании Беверли и Ричи. Те вышли из здания последними, устало волоча за собой рюкзаки. По лицу девочки было понятно, что ничего хорошего от теста ждать не следует.

— Чего такие кислые? — без задней мысли спросил Эдди.

Тойзер посмотрел на потупившую взгляд подругу и понял, что отвечать будет он.

— Писали пробный финальный тест на тридцать заданий.

— И к-к-как? — обратился Денбро скорее к Марш, нежели к Ричи. Та лишь отвела глаза, давая понять, что всё плохо.

— До теста ещё неделя. Есть время подготовиться, — попытался приободрить её Бен.

— А вы на сколько написали? Хотя, думаю, хуже, чем у меня, не будет.

— Я на 29 баллов, — подал голос Стен, но астматик пихнул его в бок.

— Не сыпь соль на рану, ей и так плохо.

— Всё нормально, — Беверли поправила рыжую прядь и посмотрела на друзей своим привычным добродушным взглядом. — Бен прав, ещё целая неделя. Я успею подготовиться...

— Беверли! — из школы вышла Миссис Кол, держа в руках бумажку. Девочка испугалась, что это её упавшая шпаргалка, но вспомнила, что подобрала её после урока. Учительница подошла к ним и протянула Марш аккуратно сложенный листок. — Твой па... опекун, Роберт просил передать тебе.

“Когда он успел?” — подумала девочка и взяла его.

— Надеюсь, твой пробный тест не разочарует меня, — с некоторым сомнением улыбнулась Миссис Кол. — Если хотите, можете с Ричи подождать пять минут, и я отдам вам результаты.

Тойзер с Марш переглянулись и утврдительно кивнули головами.

Неудачники вернулись в здание и, пока учительница разбиралась в каракулях Ричи, сели в коридоре, чтобы прочитать послание от клоуна. Билл аккуратно развернул листок. Внутри корявыми буквами было написано: “Приходите в магазин мороженого. PS: Это Пеннивайз, если что”.

— Как будто мы бы не поняли... — закатил глаза Эдди.

— А нам обязательно встречаться с ним? — с неким трепетом спросил Стен.

— Мне всё равно нужно идти туда работать, — пожала плечами Марш. — Теперь придётся работать и во второй половине дня.

— Почему ты просто не можешь сказать Пеннивайзу, что будешь пропускать школу? — развёл руками Тойзер.

— Потому что он из кожи вон лезть будет, но силком меня на уроки затащит...

Класс открылся. В коридор вышла Миссис Кол с двумя работами.

— Ричи, неплохо. 22 из 30. У тебя проблема с рациональными дробями, так что подготовься.

— Понял, — мальчик забрал свой тест. Все повернулись к Беверли. Девочка нервно сжимала пальцы, не решаясь поднять взгляд на учительницу. Та, в свою очередь, удрученно вздохнула.

— Беверли... 6 из 30. Я даже не знаю, что сказать... Ты что, совсем не готовилась?

— Я... просто... у меня мало времени... — бубнила Марш, не зная, как оправдаться, плача и смеясь внутри от того, что волновалась, что придется показать результат клоуну, который обязательно об этом спросит. Ведь Миссис Кол сто процентов обсудила с ним пробный тест, когда он передавал ей записку.


Неудачники подъехали к магазинчику мороженого, но монстра нигде не было. Тучи вновь сгущались над Дерри, погружая город во мрак.

— Может, он внутри? — предположил Майк. Ребята зашли в магазин и замерли в дверях от удивления. Клоун стоял за прилавком, одетый в фартук и шапочку магазина. На груди у него был бейджик с именем “Роберт Г.”

— Ч-ч-ч-ч-ч... — не мог выдавить из себя вопрос Денбро.

— Наконец-то, я уж думал, мне тут одному целый день торчать! — засмеялся монстр и смачно, напоказ, облизнулся. Дети немного оторопели, но попытались сохранить хладнокровие.

— Д-Д-Джорджи мне все рас-с-сказал. Ты был у-у-у нас дома! — сделал шаг вперёд Билл. Пеннивайз лениво окинул его взглядом и в один прыжок преодолел стойку, за которой стоял.

— Ну был и что? Мы просто ели попкорн. Это запрещено? Лучше расскажите мне, как прошёл тест.

— Не раньше, чем ты объяснишь, как оказался за прилавком! — скрипя зубами, процедила Беверли. Пеннивайз плюхнулся на стоящий рядом стул и закинул обе ноги на стол. Неудачники предпочли избежать комментариев, так как ни времени, ни охоты у них на это не было.

— Я просто сходил к Мистеру Филду и сказал, что теперь я буду работать вместо тебя. А так как я могу работать более 6 часов в день, как взрослый человек, платить он мне будет в два раза больше. Так что можешь ходить в свою школу сколько угодно.

— И ты провернул это за один день? — удивился Ричи.

— Что сказать? Я очень красноречив.

— Помнится, кто-то говорил, что никогда не будет работать на “человеческой” работе, — вспомнила Беверли, растягивая предложение, как бы делая акцент на главной мысли. Монстр немного потупил взгляд и, убрав ноги со стола, сел прямо.

— Это вынужденная мера. Мне... — он не хотел это говорить, так как уже максимально приблизился к мирской жизни и каждый раз, когда нуждался в простых человеческих потребностях, словно падал всё ниже и ниже. — ...мне ведь нужно содержать себя... ну и тебя, как бы.

— Что, нелегка участь взрослого человека? — усмехнулся Бен, но прикусил язык, поняв, что с монстром шутки плохи.

— Пфффф... я сам с этим разберусь. Может, теперь поговорим о проблеме с числами. А, Беверли? Мисс Кол рассказала мне про тест, когда мы ехали в машине.

— Вы ехали с ней в машине?? — ещё больше удивился Тойзер.

— Это долгая история. Так что там с математикой?

Все посмотрели на Марш. Та вздохнула и начала копаться в рюкзаке в поисках листка с ответами. Клоун терпеливо ждал, постукивая длинными пальцами по столу. В тишине эти звуки капали на мозги неудачникам, но никто не решался его остановить. Девочка вынула тест и медленно протянула Пеннивайзу. Тот, встав, взял его и начал тщательно рассматривать. Все стояли в томительном ожидании. Беверли смотрела то в пол, то на клоуна, который, казалось, разбирает каждую цифру.

— Хорошо, — сказал он и протянул листок обратно.

— Х... хорошо?? Ты издеваешься? — не выдержал Майк.

— Ну да. У неё буква F стоит. F значит five (пять по-английски) да?

— Серьёзно... — закрыл рукой лицо Ричи. Неудачники протяжно вздохнули, давая понять, что монстр ошибся.

— F это самая н-н-низкая оценка, — пояснил Билл. — Самая хорошая это A.

— Хотите сказать, что она хуже всех??

— Шесть правильных отв-в-ветов из тридцати.

Пеннивайз отдал лист Денбро и посмотрел на девочку с некой растерянностью. Та стыдливо отвела глаза, хоть и понимала, что не обязана перед ним отчитываться.

— Беверли... — вздохнул он. Та лишь рухнула на стул рядом с ним и закрыла лицо руками.

— Боже, это ужасно! Я круглый ноль в математике!

— Это да, только ноль вообще овальный, — шепнул на ухо Эдди Ричи.

— Это конец, — она откинула голову и посмотрела в потолок, затем на Пеннивайза. — Я попаду в отсталый класс, не поступлю в хороший колледж, останусь в Дерри и буду вечно стоять за кассой! Прямо как тыыыыыы...

— Это временно, — развёл руками монстр.

— А самое страшное, — продолжила Марш, — что Миссис Кол и ни от меня, ни от тебя не отстанет!

— Так... ладно...

— Ты не понимаешь! — она схватила его за рубашку. В первый раз Марш добровольно коснулась клоуна. Тот опешил, но не подал виду. Неудачники тоже вздрогнули от столь неожиданного движения. — Я ничего не знаю! НИ-ЧЕ-ГО! Совсем!

— Хорошо, хорошо. Я тебя понял. Ты можешь меня отпустить, — мягко сказал он, как бы давая понять, что девочке надо сбавить свой пыл. Беверли пришла в себя и разжала пальцы. Смятая рубашка вновь свободно повисла на теле клоуна.

— Послушай, ты же не можешь совсем ничего не знать. Ты умеешь считать... писать цифры... это уже что-то.

— Этого мало, — вздохнула Марш.

— Пусть они тебя научат, — клоун показал пальцем на ребят.

— Думаешь, мы не пытались? — поднял левую бровь Ричи. — Обучить всей программе седьмого класса за неделю невозможно!

— Брось, — состроил гримасу монстр. Он сел на стол и положил ногу на ногу. — Математика не может быть такой сложной.

— Ты хоть что-то в этом понимаешь? — с иронией спросил Эдди.

— Конечно!

— Ладно, сколько будет три в квадрате?

— Шесть! — без тени сомнения воскликнул монстр. Беверли стукнула рукой по лбу.

— Пеннивайз... математика не так работает!

— Нет? — на секунду лицо клоуна слегка порозовело, словно ему стало стыдно за сказанную глупость. Но лишь на секунду. Он быстро сменил тень смущения на фирменную ухмылку и, спрыгнув со стола, выхватил тест из рук Билла. — Не важно! Я — быстрообучаем. Расскажите мне про эту вашу математику. А я растолкую Беверли. Дайте мне... три часа.

— Три часа? Невозможно освоить математику с нуля за три часа! Это просто нереально! — начал возникать Эдди.

— Нереально? То, что вы люди зовёте наукой, строится по определенным алгоритмам. Это как цепь. За одним звеном непременно идёт другое. В этом разобраться гораздо легче, чем например в... чувствах. Потому что, серьёзно, люди плачут непонятно зачем, смеются без причины, делают какие-то неоправданные действия.

— Это ты себя сейчас описал? — саркастично спросил Ричи, но монстр пропустил это мимо ушей.

— Я живу достаточно долго, чтобы разбираться во многих вещах. И с этими цифрами я тоже справлюсь. Дайте мне материал, который вы изучаете.

— К-к-как хочешь, — без особых надежд пожал плечами Денбро и, вынув из рюкзака учебник, протянул монстру. Тот резким движением взял его и начал бездумно пролистывать страницы.

— Картинок там нет, можешь не искать, — вновь пустил в ход сарказм Тойзер. Пеннивайз оторвал взгляд от книги и посмотрел на него полу-желтыми глазами.

— Мое терпение не вечно, Ричи, — своим совсем уж клоунским голосом прохихикал он. Мальчик закрыл рот и сделал пару шагов назад, вспомнив, с кем он разговаривает. Монстр вновь вернулся за стойку и, уперевшись в нее локтями, открыл первую страницу. Неудачники всё ещё стояли в центре кафе, не зная, что теперь делать.

— Так и будете стоять тут? — усмехнулся клоун, переводя взгляд с учебника. — Идите домой, — он перевёл взгляд на Марш. — А ты останься. Постоишь за прилавком.

— Сам не можешь? — устало протянула девочка, измождённая всем этим абсурдом.

— Я читаю! — помахал Пеннивайз книгой. Бен потянул Беверли на себя, собирая всех в кучу.

— Мы тебя одну не оставим, — твёрдо сказал мальчик.

— Всё хорошо, ребята. На улице кругом люди, сейчас день.

— Когда это его останавливало? — вздохнул Майк, вспомнив, как клоун махал ему из кустов оторванной рукой в присутствии Генри и его банды.

— У вас тоже есть дела. Я посижу тут, скоро придут покупатели. Тем более... — она посмотрела на читающего Пеннивайза. Тот распластался по стойке и, перелистнув страницу книги, столкнул локтем пластиковые стаканчики. В попытке их поднять он ударился тем же самым локтем и, схватившись за него, снёс пластиковые ложки с криком: “Дурацкое тело!”

— Лучше мне тут за всем приглядеть...

— Я посижу с тобой, мне все равно дома делать нечего, — сказал Бен.

Марш улыбнулась ему в знак согласия. Ей и самой не очень хотелось торчать наедине с монстром. Стоявший сзади и не сказавший ни слова Стен, мялся в ожидании, когда сможет покинуть зону досягаемости клоуна. Наконец, неудачники покинули магазин, оставив Бена и Беверли вместе с читающим Пеннивайзом. Тот вышел из-за прилавка и, попутно надев на Марш рабочую шапочку, устроился за одним из столиков. Девочка вздохнула и встала за стойку вместе с другом. Посетители не заставили себя долго ждать, и скоро за мороженым начали приходить дети, которые ушли с уроков и предпочли домашнему супу мороженную сладость. Клоун лишь изредка отрывался от учебника, провожая маленьких покупателей хищным взглядом. Беверли и Бен замечали это и старались не тянуть с заказами. Парочка подростков даже осталась в магазинчике и устроилась за соседним с Пеннивайзом столиком. Тот старался сфокусироваться на чтении учебника, но всё же изредка отвлекался, посматривая на поедающих мороженое детей и вытирая стекающие с подбородка слюни. В конце концов, Бен не выдержал и поставил ему на стол пачку салфеток, которыми клоун подавлял обильное слюноотделение. В общих чертах, рабочий день проходил вполне сносно.


Тем временем, остальные неудачники двигались в сторону дома Билла, чтобы забрать вещи подруги и отвезти к Ричи, у которого она должна была ночевать. Единственный, кому нужно было ехать в другую сторону, был Стен. Он покинул друзей ещё на половине пути, свернув на улицу, которая через квартал вела на Нейбол. Чтобы не наткнуться на 29-й дом, мальчик решил срезать путь через местное кладбище. Оно было не такое, как в фильмах ужасов. Просто старые каменные надгробия, торчащие из земли и обвитые плющом. Стен иногда даже специально останавливался у него, чтобы почитать неизвестные ему имена тех, кто давно ушёл из жизни. Единственное, что пугало Уриса — тоже быть похороненным там. Это означало бы, что он так и не смог покинуть Дерри и всю жизнь прожил в ненавистном городе. Тот факт, что кладбище даже не являлось еврейским, его почему-то не особо волновал.

В очередной раз проезжая мимо ржавой ограды “Некрополя Дерри”, он резко остановился, увидев знакомые фигуры. С другой стороны, метрах в десяти, стояли Генри и Хаггинс. Внутри Уриса началась борьба между любопытством и инстинктом самосохранения. Ему было интересно, что же они делают в таком нехарактерном для них месте, однако мысль, что он может быть искалечен и погребён заживо двумя отморозками, не давала покоя. Стен уже надавил на педали, когда услышал громкий выстрел. Он заставил мальчика упасть с велосипеда, пробуждая воспоминания о том моменте, когда неудачники услышали похожий звук на озере, который был последним для совершившей самоубийство Мелори Роз. Урис упал, зажав уши руками. Повернувшись к забору, он увидел, как Генри держит пистолет над головой, что-то крича. Подросток сделал ещё один выстрел в воздух и убрал пистолет в карман. Мальчик подполз ближе и, протиснувшись в дырку в решётке, спрятался за первым попавшимся надгробием. Хаггинс достал из кармана какую-то коробочку и начал её открывать. Урис прищурился, чтобы лучше рассмотреть неизвестный предмет и облокотился на камень с именем покойного. Рыхлая почва не выдержала давления, и надгробие упало на землю. Звук падения разнесся в тишине кладбища. Подростки обернулись и увидели валяющегося на земле Стена.

— Эй! Ты что тут делаешь?! — оскалился Бауэрс.

Мальчик вскочил и хотел убежать, но споткнулся и вновь рухнул на землю. Он в страхе повернулся в ожидании увидеть стремительно приближающуюся фигуру Генри, но задиры просто стояли и смотрели на него, после чего молча развернулись обратно. Еврей в растерянности встал на ноги, не понимая причины столь пофигистичного поведения в его адрес. Обычно Генри любил постебаться над верой Уриса и нелепым стилем одежды, а Хаггинс смачно плюнул бы в него напоследок. Но сейчас они просто отвернулись, игнорируя его присутствие. Такое поведение вызвало у Стена массу вопросов.

— Ты всё ещё здесь?? — окликнул его Генри, не оборачиваясь.

— Эм... д-да, — тихо ответил мальчик.

Он, сам не понимая зачем, медленными шагами направился в сторону подростков. Те по-прежнему его игнорировали. Пройдя метров шесть, еврей увидел, что они стоят у небольшой могилки. По виду совсем новой. Пройдя ещё несколько метров, Урис отчётливо увидел надпись на надгробии: “Патрик Хокстедер 1973-1989 гг”. Внутри что-то сжалось. Патрик был одной из жертв Пеннивайза. Его изуродованный труп нашли в сливе канализации после того, как друзья справились с клоуном. Патрик никогда не нравился Стену, особенно после того как Бен рассказал про погоню за ним в день их знакомства у моста поцелуев. Но Урис знал, что Патрик с Хиггинсом и Бауэрсом хорошо дружили.

— Что вы... делаете? — как можно тише спросил мальчик.

— А ты как думаешь, придурок? — ответил Хаггинс. — Мы стоим на его могиле.

— З-зачем?

Коробочка в руках задиры оказалась пачкой сигарет. Он вынул одну и положил на сырую землю, в которой покоились останки Хокстедера.

— Сегодня его день рождения.

— Ему бы исполнилось семнадцать, — тихо сказал Генри. — А ведь Минди Паркер обещала, что потрахается с ним в этот день... — из уст Бауэрса эта недвусмысленная фраза звучала так горько и скорбно, что Стен даже проникся всей трагедией ситуации.

— Вот бы найти того ублюдка, который это сделал! — злобно проронил Хаггинс.— Я бы сам его отымел, а потом распотрошил.

— Он... думаю Патрик не заслужил такой смерти... — выдавил Урис.

Ему действительно стало жаль того, кто все эти годы издевался над ним и его друзьями. Стен представил, что на месте Патрика мог оказаться он. Пускай, они и общаются с Пеннивайзом, как с человеком, только если бы клоуну предоставился шанс, он бы растерзал еврея ещё в церкви. Никто не заслуживает быть съеденным монстром. Даже Патрик. Даже Бауэрс и Хаггинс. Даже противная Гретта. А сколько ещё детей умерло от лап Пеннивайза? Десятки? Сотни? Бесчисленное количество невинных душ, крики которых так никто не услышал в глубине коллектора.

— Мне жаль, — прошептал Стен. Глаза невольно стали влажными от накативших слез. Подростки заметили это, однако смеяться над слабостью никто не хотел. Хаггинс сам чуть не пустил скупую мужскую слезу, но сдержался. Это был первый раз, когда член клуба неудачников и задиры просто стояли рядом. Не было даже намеков на оскорбления, унижения или какое-либо проявление насилия. В ту минуту Стен подумал, что единственное, что сближает абсолютно всех людей — это смерть.

Они простояли так ещё около десяти минут. Когда прохладный ветер уже до костей пронизывал тела ребят, они разошлись. Тихо. Мирно. Не обмолвившись ни словом. Стен залез на свой велосипед и поехал к дому, понимая, что через пару часов ему придется вернуться в магазин и вновь находиться в присутствии того, кто без тени сомнения может съесть всех его друзей и даже не будет об этом жалеть.


— И вот так строится квадрат функции! — Пеннивайз дорисовал параболу и показал своё творение стоящим за стойкой Бену и Беверли. — Поняли что-нибудь?

— Вроде, да.

— Я поняла то, что это парабола, — вздохнула девочка, подперев щеку ладонью.

— Беверли... — протянул друг. — Даже он это понял. А мы тут от силы четыре часа сидим.

— Говорил же, это для меня просто, — без лишней скромности сказал клоун. — Может, если бы ты села рядом, а не стояла в нескольких метрах, то быстрее поняла бы?

— Я с тобой садиться не стану, Пеннивайз, — твёрдо сказала Марш. — Мне и отсюда всё хорошо видно.

— Тогда, что это за цифра? — монстр ткнул пальцем в учебник. Девочка прищурилась.

— Эм... восемь.

— Это икс в квадрате, — иронично сказал клоун. — Просто сядь уже!

Беверли сжала кулаки. Бен хотел выйти из-за стойки с ней, но девочка остановила его.

— Кто-то должен стоять за прилавком. Я справлюсь, — улыбнулась она.

— О, да хватит уже! Это математика, а не эшафот! — не выдержал монстр, сорвавшись на крик.

Марш подошла к нему и, слегка отодвинув свой стул от его, села. Клоун только издал звук похожий на вздох и открыл учебник. В этот момент в магазин вошли двое мальчишек, и Бен больше не мог следить за подругой. Та, в свою очередь, достала ручку. Отец иногда помогал ей с уроками, но всегда срывался, если она что-то не понимала и нередко бил за ошибки. С друзьями же Беверли не могла ничего учить, так как сама учеба превращалась в шутки и пустую болтовню. Они просто не могли сосредоточиться, ведь никому не было интересно. Пеннивайз открыл страницу, на которой закончил.

— Ладно. Давай всё по порядку. Съесть... то есть здесь главное последовательность действий, — оговорился он. Голод уже начал забивать его голову, но времени думать о нем не было.

Девочка притворилась, что не услышала оговорку и уставилась в книгу. Клоун записывал формулы и, хоть они получались корявыми, но разобрать их все же было возможно. Беверли пыталась вникнуть в то, что он объяснял, но из-за практически отсутствующий между ними дистанции она чувствовала себя неуютно. Но и расслабиться не могла, боясь, что при ошибке монстр разозлится.

— Здесь икс в квадрате, поэтому можно решить по дискриминанту. Смотри, вот это его формула, — он повернул к ней учебник, чтобы она могла лучше разглядеть её. — Ты запиши куда-нибудь.

Марш тупо смотрела на буквы и цифры, не понимая, как сопоставить это с задачей. По её взгляду клоун понял, что девочка не вникла.

— Слушай, вижу — ты не поняла, — Беверли молчала, не зная чего ждать.

Но монстр лишь окинул её своим привычным косым взглядом и начал что-то быстро записывать. За его большими ладонями девочка не могла рассмотреть, что именно он пишет. Бен, который уже закончил с клиентами, тоже наблюдал из-за стойки за дальнейшими действиями клоуна.

— Смотри, — он развернул к ней тетрадь. — Это называется система уравнений. По идее, это не совсем честный способ решения, и я немного залез в следующую главу. Но он проще, если понять.

— Система... — словно эхо повторила Марш, смотря не в учебник, а на клоуна.

— Так, просто послушай. Беверли, — он помахал рукой перед её лицом. — Почему ты не можешь сосредоточиться?

— Потому что с тобой никто не может сосредоточиться, — ответил за подругу Бен из-за стойки. Монстр буркнул что-то неразборчивое и повернулся обратно к девочке. — Это же просто порядок действий.

— Мне не просто. Я не могу запомнить все эти действия... Это словно огромный клубок в моей голове, который невозможно распутать.

— В этом твоя проблема, — твёрдо сказал монстр.

Резким движением он придвинул стул Беверли так близко к своему, что их плечи прижались друг к другу. Голова девочки оказалась прямо под подбородком клоуна. От такого она поёжилась и захотела отсесть, но Пеннивайз крепко держал стул. Бен спохватился и уже был готов сорваться с места.

— Не пытайся запомнить порядок, словно медведь в цирке, который запоминает последовательность определённых трюков, не вдумываясь в смысл. Ты должна понять, как это работает, — серьёзным и почти монотонным голосом сказал Пеннивайз.

Следующие два часа они сидели и разбирали всю главу. Клоун не давал ей отодвинуться ни на миллиметр. Он буквально заставлял её взгляд фокусироваться только на учебнике, лишая возможности отвлечься. Такое давление действительно не давало Марш расслабиться, и она просто не имела возможности думать о чём-то другом. Монстр объяснял ей решение, резко обрывая предложение, чтобы девочка закончила его и дала понять, что всё поняла. Утверждать, что она выучила весь материал было бы глупо, но Беверли действительно поняла за эти часы больше, чем за всё время обучения. Даже Бен, который сидел в нескольких метрах от них, чувствовал давление со стороны клоуна и тоже не мог расслабиться.

Колокольчик над дверью зазвенел. Остальные неудачники вернулись в магазин уже под вечер, замотавшись в домашних делах. Билл перевёз некоторые продукты Беверли к Ричи, чтобы она смогла поужинать и позавтракать. Как только они вошли, девочка быстрым движением хотела вырваться из-под натиска монстра, но тот удержал её одной рукой. — Спокойно. Ты ещё не закончила.

— Что тут происходит?? — не понял Эдди, тряся ингалятор.

— Пеннивайз обучает Беверли алгебре, — пояснил Бен. — А я уже пять часов стою за стойкой и ужасно хочу в туалет.

— Ну так почему не сходил? — пожал плечами Тойзер.

— Он меня пугал, — показал мальчик на клоуна. Однако тот был полностью погружён в задачу. Беверли быстро писала действие за действием, мечтая добраться до конца уравнения.

— Там знак должен меняться, — ткнул пальцем в пример клоун.

— Поняла, — девочка стёрла и быстро поменяла минус на плюс. — Ответ минус икс равен двум, а икс равен минус двум.

Монстр опустил голову в тетрадь и быстро пробежался по решению.

— Верно, — он убрал руку, и Беверли практически вылетела из-за стола.

— Ты что-то пон-н-няла? — с надеждой спросил Денбро. Марш посмотрела сначала на клоуна, затем на учебник.

— Не всё. Но это уже что-то. С системными функциями я разобралась. Надо ещё прорешать корни, квадраты, степени и иррациональные числа.

— Звучит обнадеживающе, — не без издевки сказал Ричи.

— Уже семь. Вам разве не пора закрываться? — опомнился Майк. Все посмотрели на часы, висевшие над входом.

— Ты прав. Бен, давай прикроем лавочку, — скомандовала Беверли. После подсчёта всех денег в кассе и уборки заведения, ребята вышли из магазина только в восемь. Даже Пеннивайз выглядел измотанным, хоть и старался этого не показывать.

— Это... в общем... — Марш повернулась к нему, теребя в руках кофту. — Сможешь завтра... тоже со мной позаниматься?

Монстр ехидно улыбнулся.

— Что, уже не можете без меня?

— Это вын-н-нужденная м-м-мера! — встал на защиту подруги Билл.

— Я так и понял. Ладно, как-будто у меня есть выбор, — пожал плечами клоун и направился вверх по улице.

— Ты куда?! Твой дом в другой стороне! — осторожно окликнул его Эдди.

— Надо зайти в зоомагазин, — не оборачиваясь, сказал клоун, словно во фразе не было ничего странного.

— Зоомагазин? Зачем ему туда? — не понял Ричи.

— Какая разница? Главное, он ни до кого не докапывается, — уверенно сказал Майк. — Пошли, нам тоже уже пора. Беверли, мы с Беном отвезём тебя и Ричи к нему домой.

— Т-тогда мы со Стеном возьмём Эдди, — все начали рассаживаться, чтобы поскорее покинуть уже тёмную улицу. Один Урис, так и не сказавший ни слова, смотрел на уходящего Пеннивайза. В голове мальчика промелькнуло одно единственное слово: “чудовище”.


Когда стрелки часов зашли за десять вечера, клоун быстрыми шагами двигался по Джексон-стрит, вот только его целью был не дом Денбро. В руках он нёс упитанного серого кота. Тот сидел мирно, то и дело издавая звук, отдалённо напоминающий некое подобие мяуканья.

— Молчи ты, — буркнул монстр. — Радуйся, что не станешь моим ужином.

Но зверь лишь окинул Пеннивайза ленивым взглядом. Через пять минут они уже были на месте, перед домом Миссис Харис. В окнах горел свет, и это означало, что старушка ещё не спит. Клоун бесцеремонно зашёл во двор и направился прямо к крыльцу. Сама домовладелица сидела на кухне, смотря телевизор и делая себе уже третью кружку чая, так как про сделанные ей ранее две чашки она просто забыла, и те мирно остывали на подоконнике. Раздался стук в дверь. Старушка не сразу услышала его из-за шума телевизора. Монстру пришлось постараться, чтобы привлечь внимание с другой стороны двери. В конечном счете, Миссис Харис услышала его мольбы и отворила дверь. Стоявшего на пороге Пеннивайза освещал тусклый фонарь, расположенный практически над ним.

— Добрый вечер, — не слишком уверенно сказал он.

— Какая неожиданность, — улыбнулась собеседница. — Давненько ко мне в гости не заходили. Вы...

— Роберт Грей. Мы... мы виделись с вами не так давно, — он показал ей кота, который практически заснул. — Я тут принёс вам вашего... Морти.

— О, Морти! — старушка бережно взяла кота на руки. — Вечно ты убегаешь, проказник. Спасибо вам, юноша.

— Угу, — с некой горечью качнул головой клоун.

— А не хотите зайти? Я как раз собираюсь заварить себе чашечку чая.

— Я... — монстр обернулся на тёмную и пустую Джексон-стрит. Ему придётся идти домой около сорока минут по холоду, стараясь ни на кого не наткнуться, если он решит уйти. Такая перспектива не очень радовала. — Да. Конечно, Миссис Харис. Только, ненадолго если, — старушка открыла дверь пошире, чтобы клоун смог пройти.

Далее вечер прошёл очень незаурядно. Они переместились из кухни в гостиную. От дома так и веяло стариной: пожелтевшие фотографии, телевизор а-ля шестидесятые, кружевные салфетки на стульях и диване. Дом был старше, чем его хозяйка и это было видно. Миссис Харис возилась с “Морти”, которому, казалось, по барабану где он и почему его зовут другим именем, ведь в зоомагазине продавец явно дал понять, что кота зовут Хиршем. Но никого это не трясло.

Старушка много говорила, рассказывая о своей молодости, когда она работала стюардессой, летая на самых оживленных линиях страны. Она даже упоминала про вторую мировую, но Пеннивайзу это мало что говорило. Он не был силён в людской истории и предположил, что эту войну благополучно проспал. Миссис Харис нередко называла его другим именем, но и это не было чем-то из ряда вон выходящим. Ведь Роберт Грей тоже был псевдонимом. Он и сам временами рассказывал ей о том, как же ему не нравится находиться в этом теле и выживать, как он обживается в непростом человеческом мире. Старушка всё равно не понимала его и быстро забывала, о чем монстр говорит. Но этого и не нужно было. Пеннивайз просто изливал душу, чего раньше не делал. Вот только Миссис Харис и так забудет этот разговор, и опасаться было нечего. По телевизору тихо играла какая-то опера, вводившая монстра в дрёму. Он решил, что теперь не будет забывать про сон и если организм требует — он подчинится. Сидя на старом диване рядом со старушкой, он отчётливо чувствовал её запах. Старые люди пахнут по-другому. О страхе или даже волнении не могло быть и речи. Это было похоже на какую-то иллюзорную беззаботность, которой себя окружила Миссис Харис, пребывая в плену собственного сознания. Это не то что не вызывало аппетита, а напрочь отбивало его. Клоун даже не заметил, как старушка уснула, сидя в кресле. Монстр просто встал и вышел из дома, предварительно выключив газ, который она забыла закрыть. Шёл уже первый час ночи, когда Пеннивайз брёл по ночным улицам Дерри. Остаться в доме он всё-таки не решился.

====== Глава 16: Пробуждение ======

Неделя пролетела незаметно. Беверли каждый день после школы спешила в магазин мороженого со смешанными чувствами стыда, злости и волнения. За три-четыре часа Пеннивайз успевал объяснять ей почти две темы в мельчайших подробностях и поясняя все детали. Сколько бы Марш ни пыталась увеличить дистанцию между ними во время обучения, монстр всё равно каждый раз придвигался максимально близко к ней, не давая возможности отвлекаться на что-либо другое. Девочке не нравилось это, но со временем она привыкла к постоянному контакту с телом клоуна. И если от него раньше ничем не пахло, то с недавнего времени Беверли начала улавливать странный запах, как будто она зашла в дом престарелых, где дамы далеко за семьдесят выливают на себя литры духов. Это была ещё одна причина отсесть от прижавшегося к ней клоуна. Пеннивайз вообще обожал проявлять свои эмоции тактильно. Он всячески трепал неудачников за волосы, приобнимал своими длинными холодными руками, чувствуя, какой дискомфорт испытывают дети или даже просто тыкал в них пальцем.

— Вы, люди, не понимаете причуды ваших тел, — говорил он. — Только представьте, вы — некая субстанция, надетая на скелет, который, в свою очередь, облеплен мясом, а покрывает это всё слой кожи. Это же сумасшествие!

Однако неудачники считали сумасшедшим лишь факт того, что им приходится проводить с клоуном большую часть времени.

Пока Марш занималась с монстром, за стойкой магазина по очереди стояли все, кроме Эдди. Тот просто не мог накладывать мороженое одной рукой.

— Один шоколадный, пожалуйста, — гнусаво попросил парнишка с красным от простуды носом. С приходом осени почти 60% детей Дерри переболели либо гриппом, либо ангиной. Одна девочка из класса Генри Бауэрса даже заболела воспалением лёгких и до сих пор лежала в больнице.

— А? Какой шарик? — опомнился Ричи, листающий комикс за стойкой.

— Шоколадный, — ещё более невнятно повторил больной, попутно вытирая нос рукавом куртки. Тойзер скривился и, взяв лопатку, начал загребать сладкий лёд.

— И что получается? — протяжно спросил монстр, сидящий с Беверли за одним из столиков.

— Шоколадный... ой, то есть минус семь! — задумалась девочка, вслушиваясь в голос сопливого пацана.

— Ты что, отвлекаешься? М? — на высоких нотах спросил Пеннивайз.

— Что? Нет, нет! Я слушаю! Давай к следующему номеру, — затараторила она, перевернув страницу.

Клоун издал сокрушенный вздох и вновь уткнулся в книгу. Гнусавый мальчик ушёл, и в магазине вновь воцарилась тишина, только изредка нарушаемая перелистыванием страниц комикса, который без особого интереса читал Ричи.

День был пасмурным — мелкий дождь бил по стёклам магазина, оставляя прозрачные разводы. В такую погоду хотелось просто прийти домой, укутаться в плед и уснуть, выпив стакан горячего молока. Тойзер не раз задумывался об этом, поправляя слезающие с него резиновые сапоги. Они были бледно-серые, на размер больше, чем нога мальчика. Раньше их носила старшая сестра Ричи. По словам отца, хорошая обувь не должна зря пропадать. Так что, как бы нелепо это ни звучало, он донашивал сапоги за своей сестрой.

— Всё, я больше не могу, Пеннивайз, — устало вздохнула девочка, упираясь головой в грудь клоуна, давая понять, что у неё не хватает сил даже на то, чтобы сидеть прямо.

— Реши эту систему и можешь идти, — ткнул в задачу монстр.

Беверли вздохнула и, взяв ручку, принялась переписывать её в тетрадь. Монстру самому надоело сидеть изо дня в день и объяснять “элементарные” вещи. Он откинулся на спинку стула, давая Марш немного пространства, и посмотрел в потолок.

— Эй, Пеннивайз, — тихо окликнул его Тойзер. Клоун повернул голову на 180 градусов, что на секунду повергло мальчика в шок. Но вспомнив, кто перед ним сидит, Ричи сделал вид, что ни капли не удивлен.

— А ты мальчик или девочка?

— Чего? — не сразу понял клоун.

— Ну, ты вроде бы выглядишь как мальчик, но перевоплощаешься во что угодно, — почесал затылок очкарик.

— Я ни то и ни другое. Понятие “пол” не совсем подходит для меня.

— То есть, ты можешь быть и женщиной и мужчиной??

— И да и нет одновременно.

Ехидная улыбка распласталась по лицу Ричи.

— А можешь превратиться в секси красотку? Как из журнала.

— Дамы с картины тебе мало было? — улыбнулся всеми своими острыми зубами клоун.

Мальчик вспомнил тот плод больной фантазии неизвестного художника и, проигнорировав вопрос, снова уткнулся в комикс. Монстр лишь усмехнулся и развернулся обратно к учебнику. Беверли уже писала слово “ответ”.

— Так... — он быстро пробежал глазами по решению. — Пойдёт.

— Ладно. Тогда, всё, давай. Отлепляйся, — Марш уперлась руками в худое тело клоуна, чтобы отодвинуться. Тот не стал мешать и сам встал с места.

Девочка потянулась, разминая затёкшие конечности. Пеннивайз пристально смотрел на неё, втягивая носом воздух, смешанный со сладким запахом живой плоти. Девочка не боялась, но небольшое волнение всё же было ощутимо. Голод уже не на шутку разыгрался, и клоуну было всё сложнее его сдерживать. Потратив почти все силы ещё в больнице при получении документов, он понимал, что превратиться в клоуна или вообще во что-либо не представляется возможным. Можно, конечно, просто наброситься на первого попавшегося ребёнка и разорвать на части, впитывая каждую частичку его страха, но что потом? А если он не успеет скрыться? Или так и не сможет заснуть дольше чем на девять часов? Единственным вариантом оставалось ждать. Но чего? Этого и сам клоун не знал. Ему нужно было время. План действий. А сперва — поесть.

— Ты чего? — голос девочки вывел монстра из транса. Беверли заметила его хищный взгляд на себе и отступила к стойке.

— Да так... — Пеннивайз отвернулся и посмотрел в окно. Дождь так и капал, смывая с улиц Дерри грязь и прочий мусор. “Вот бы и меня унесло”, — пролетело в голове монстра. Колокольчик над дверью зазвенел. Внутрь зашла дама из газетного киоска.

— Мистер Грей, — поздоровалась она.

— Синди, — без особого энтузиазма кивнул головой клоун.

— О Боже, неужели это юная мисс Марш? — она подошла к девочке, чтобы получше её рассмотреть. Та слегка удивилась. Беверли прежде видела её всего пару раз и, зная, что пышных размеров продавщица — двоюродная сестра отца Генри Бауэрса, предпочитала избегать с ней прямых контактов.

— Здравствуйте, — тихо сказала она.

— Ричи, сделай два фисташковых стаканчика, — окликнул Пеннивайз мальчика, заранее зная, что любит Синди Хорс. Тойзер оторвался от чтения и, увидев даму, принялся накладывать мороженое.

— Ох, вы всегда знаете, что мне нравится, мистер Грей, — кокетливо махнула она рукой в сторону клоуна. Тот лишь скривился, не понимая данного жеста. Беверли же, закрыв рот рукой, тихо захихикала, понимая, о чем подумала Синди.

— Знаете, мне санитары в больнице всё рассказали, — дама подсела к Пеннивайзу за стол. Тот напрягся, слегка вжавшись в стул. Ему не нравилось общаться с кем-то помимо детей. Взрослые, может, и не так проницательны, но с ними сложнее справиться. Их страхи запутанные и непонятные. Как например клоуну превратиться в кредит, который взяла мисс Хорс и теперь не могла расплатиться.

— И... о чем санитары вам рассказали? — нехотя спросил он.

— Ну как же? Полседьмого вечера, мужчина врывается в больницу с умирающим ребёнком на руках. Это так мужественно, — она приблизилась к монстру, наматывая на палец прядь кудрявых светлых волос.

— Н...наверное, — Пеннивайз выгнул спину как мог, лишь бы соблюдать дистанцию. Ричи и Бев эта ситуация забавляла всё больше и больше. А вот клоуну в этот раз было не до смеха.

— Знаете, мне нравятся мужчины, которые любят детей.

“Я? Люблю детей?? Что она несёт...” — думал монстр, желая провалиться сквозь землю и не дать даме приблизиться ещё хоть на миллиметр.

— Ну что, ещё помучаем его? — усмехнулся Тойзер, который уже давно закончил набивать вафельные стаканчики фисташковым мороженым.

— Брось, если она его заберёт, кто мне поможет с математикой? — подыграла другу Марш.

— Мисс Хорс! Ваше мороженое! — крикнул мальчик. Та повернулась, дав Пеннивайзу шанс извернуться и вылезти из-за стола. Дама встала и не спеша подошла к стойке. Тойзер протянул ей стаканчики. Нарыв в сумочке два доллара, она положила их в коробочку с надписью “ЧАЕВЫЕ” и, облизнув холодный лёд, игриво посмотрела на клоуна. Тот состроил непонятную гримасу, не зная, куда деться от назойливой покупательницы.

— Ну хорошо, думаю, мне уже пора. До встречи, Роберт, — из магазина она не вышла, а вылетела на крыльях счастья. Вот только Пеннивайз этих чувств не разделял.

— И что ей надо? Вечно заходит и достаёт меня, — скривился он, садясь обратно за стол. Его лицо полностью отображало всё то непонимание и отвращение, которое он испытал при разговоре с мисс Хорс.

— А может кто-то влюбиииииился? — почти пропел Ричи. От такого заявления клоуна чуть ли не вывернуло наизнанку.

— Хватит нести чушь. Вы, дети, всегда такие?

— Только, если есть над кем посмеяться, — развёл руками Тойзер.

Ему доставлял удовольствие факт того, что у клоуна нет против них ничего. Собственно, он так мстил за все причинённые им неприятности, если можно их так назвать.

Пеннивайз презрительно фыркнул и отвернулся, уперевшись локтями в стол. Но тут он вспомнил то, на что его навела мисс Хорс, говоря о больнице. Наверное, это была единственная полезная вещь, которую дама сказала за всё время.

FLASH BACK

Пеннивайз стоял в больнице и возился с документами о выписке Беверли, которая ещё не пришла в сознание после того, что случилось на пляже.

— Теперь нужна какая-то страховка... чертовы бумажки... где тут писать имя?? — раздраженно бубнил себе под нос клоун, заполняя бланк. К нему подошла та самая главврач, попутно отвозя капельницу одному наркоману, поступившему утром.

— Мистер Грей, — она дотронулась до его плеча, от чего и так напряжённый монстр вздрогнул и чиркнул ручкой по странице бланка, тем самым испортив его. — Прошу прощения, не хотела вас напугать...

— Хах, напугать меня? — тихо усмехнулся клоун, беря новую копию. — Подумаешь, полчаса заполнял...

— Ещё раз извините, — как-то безэмоционально сказала врач и, присев рядом, протянула небольшой документ.

— Что это? — не понял монстр.

— Вам нужно будет прийти сюда восемнадцатого октября, чтобы я поставила вам подпись о том, что у Беверли в течении определенного периода времени не было никаких пагубных последствий от промывания желудка.

— Угу, — кивнул головой Пеннивайз, занятый заполнением нового бланка, не особо вслушиваясь слова врача.

— Мистер Грей, — повысила она тон. — Не забудьте, 18-го октября. Вы запомнили?

— Да, да. Я всё понял, — отмахнулся клоун, сытый по горло документацией и прочей юридической вознёй, через которую ему пришлось пройти.

— Не позже восьми вечера. Не опаздывайте.

Конец FLASH BACK

Пеннивайз сидел за столом с таким лицом, словно вспомнил, что забыл выключить утюг или закрыть входную дверь.

— Всё... хорошо? — тихо спросил Ричи, подойдя ближе к монстру.

— Вот чёрт! — ударил тот по столу, оглушая неудачников резким звуком. Глаза слегка пожелтели, выдавая плохое настроение монстра.

— Д-да ладно. Не принимай так близко к сердцу, я же пошутил, — как можно мягче сказал мальчик, думая что такая реакция вызвана его шуткой в адрес клоуна. Тот быстро пришёл в себя и подавил приступ агрессии.

— Ты тут не при чем, — выдавил из себя Пеннивайз, стараясь сохранить нормальный тон голоса. Но получилось не очень.

— Что-то не так? — взволнованно спросила Беверли, на всякий случай отодвигая от него свой рюкзак. Монстр не хотел, чтобы они в сотый раз убедились в его некомпетентности, ведь человеческие заботы, а в частности юридические дела давались ему труднее всего. Он представлял, как Тойзер первый выкинет что-то на подобии: “Математику выучил, а бумажку во время запомнить не может?” Клоун и так пал в глазах тех, кого был готов съесть без малейших колебаний. Ещё раз опозориться перед какими-то детьми он не мог.

— Нет... ничего не случилось, — замахал руками Пеннивайз. — Мне просто, просто надо отойти. А вы посмотрите за магазином.

— То есть на работу устроился ты, а сидеть нам? — скрестила руки на груди Марш, не веря в такую несправедливость.

— Да. Так вышло, — без задней мысли пожал плечами клоун и выбежал из магазина, оставив неудачников с кучей вопросов.


Холодный стетоскоп коснулся бледной груди Эдди. По телу пробежали мурашки, вызванные крайне неприятным ощущением. Словно только что слепленный снежок приложили к разогретой коже.

— Теперь вдохни, — сиплым голосом потребовал терапевт. Каспбрак сделал глубокий вдох, максимально заполнив лёгкие воздухом. — Выдохни.

Стоявшая рядом миссис Кейт нервно наблюдала за всем процессом, сминая в руках и, так обтягивающее не малых размеров тело, платье. Врач положил стетоскоп и взял металлическую палочку, чтобы проверить горло мальчика.

— А одноразовых деревянных у вас нет? — поинтересовалась женщина, боясь, что сыну от прошлого пользователя этой самой палочки достанется какая-нибудь зараза. Терапевт удрученно вздохнул, зная как миссис Кейт носится со здоровьем своего чада.

— Уверяю вас, все инструменты проходят тщательную обработку под ультрафиолетом, — устало вздохнул он.

— Так у вас есть деревянные? — проигнорировала врача женщина. Тот вздохнул и направился к шкафу. Эдди же молча сидел на стуле, подавляя в себе чувство стеснения. Он не любил, когда мама перечила врачам. “Они же знают больше! — проносилось в его голове.

После долгих поисков терапевт всё-таки отыскал запечатанную палочку.

— Открой рот.

Мальчик послушно разжал челюсти с характерным продолжительным “А-а-а”. Врач внимательно осмотрел полость горла на предмет покраснения и опухоли. Но, естественно, ничего не обнаружил.

— Здоров, — кратко констатировал он, выкидывая палочку в мусорку.

— Вы же толком ничего не посмотрели, — начала возникать миссис Кейт. — Тут освещение плохое.

— Маааам, — стыдливо протянул Каспбрак.

— Тихо, Эдди. Дай взрослым поговорить, — посмотрела на него женщина. — Иди, посиди в коридоре. Мне с врачом нужно ещё кое-что обсудить.

Мальчик поджав губы, вышел из кабинета и сел на стоящий рядом с дверью стул. Большие часы на стене показывали половину седьмого вечера. Лампы, освещающие коридор, потрескивали, создавая режущий уши звук, который ужасно раздражал Эдди. Он облокотился на спинку стула, смотря на потемневший от времени гипс. В голове промелькнуло воспоминание о том, когда клоун вылезал на него из старого холодильника. В тот момент Каспбрак даже забыл о боли в выпирающей из-под кожи кости.

Отогнав от себя пугающие мысли, Эдди попытался успокоиться. Сложив ладони, он приложил их ко рту и начал издавать звуки похожие то ли на дудочку, то ли на пение непонятной птицы. Но тут его взору предстал коридорный проем, через который стремительными шагами прошёл Пеннивайз. Тот зашёл за угол, но почти сразу дал задний ход и вернулся на место, с которого мог отчётливо разглядеть застывшего на месте парнишку.

— Эй, Эдди! — своим кривыми голосом позвал он мальчика. Тот продолжал смотреть на него, не понимая, что делать.

Клоун поманил его к себе тонким пальцем. Мальчик, с глазами по пять рублей, отрицательно покачал головой, боясь сделать лишний вздох. Получилась какая-то нелепая немая сцена. Пеннивайз закатил глаза и сам направился в сторону Каспбрака.

— Н-не подходи ко мне! — вжался тот в стул.

— Ого, он умеет говорить! — съязвил монстр, останавливаясь на полпути.

— Что ты тут забыл? — шёпотом спросил астматик.

— Нужно кое-какие бумажки подписать. Не знаешь, где тут терапевтическое отделение?

Эдди показал дрожащим пальцем на кабинет из которого вышел. Клоун широко улыбнулся, оголяя белые ровные зубы, и, подойдя к парню, сел на соседний стул. Повисло неловкое молчание. Хотя неловким оно было только для Каспбрака. Пеннивайз чувствовал себя прекрасно, впитывая страх сидящего рядом мальчика.

— Как дела? — поинтересовался монстр, неестественно разворачивая голову к собеседнику. Эдди молча взял стул и, отодвинув его в сторону, сел обратно. Клоун, не долго думая, начал елозить на своём, двигая его к мальчику. Ножки стула заскрипели под натиском веса Пеннивайза, и мерзкий звук разнесся по всему коридору. Закончив, он оказался ещё ближе к астматику, у которого уже начался приступ. Он быстро дышал, издавая непонятные хрипы. Всё больше страха витало в воздухе, и монстр пользовался этим. Эдди полез в поясную сумку и начал перерывать всевозможные пачки таблеток и капсул в поисках ингалятора.

— Эй, успокойся уже, — такое поведение начало раздражать сидящего рядом клоуна. Уж слишком сильно начал задыхаться неудачник.

Пальцы нащупали аппарат, но астматик резко закашлялся, схватившись за горло, и ингалятор упал под стул. Эдди продолжал кашлять и давиться, не в силах достать прибор. Он упал со стула на колени, отчаянно глотая воздух. Пеннивайз понял, что это может слишком далеко зайти.

— Так, ладно, я серьёзно. Дыши спокойно! — он полез за ингалятором, когда на весь пустой коридор разносилось хрипение Каспбрака.

Мальчик уже покраснел и не мог вдохнуть. Монстр схватил аппарат и быстро потряс его, как это ранее делал сам Эдди. Он аккуратно поднял голову мальчика и, быстро вставив трубку в его рот, нажал на кнопку. Распылитель попал в горло, и астматик смог сделать глубокий вдох. Пеннивайз тоже с облегчением вздохнул, усаживая Эдди обратно на стул.

— О боже... твою мать... — не мог отдышаться неудачник, всё ещё держась за горло.

— Да, хех. Умереть в больнице это ещё постараться надо, — усмехнулся монстр, садясь рядом.

— М...молчи, — выдавил Каспбрак.

— Ладно, ладно. Успокойся только, — замахал руками клоун.

Но внезапно он почувствовал кое-что очень вкусное. Такого страха и отчаяния он не ощущал с момента похищения Джорджи. Запах манил его, заставляя следовать за собой.

— Страх.

Пеннивайз молча встал и быстро направился в другую сторону коридора.

— Э-эй, ты куда? — окликнул его Эдди. Но клоун ничего не ответил и лишь шёл вперёд. — Пеннивайз! Стой! — мальчик встал и побежал за ним следом.

Монстр двигался по больнице так, словно невидимая сила указывала ему путь. А казалось бы, пять минут назад он не мог найти кабинет терапевта.

Клоун поднялся на второй этаж и устремился в правое крыло. Он шёл так быстро, что Эдди чуть не перешёл на бег, но, вспомнив, где он, мальчик старался избежать открытой “погони”. Впереди были двери, на которых красными буквами было напечатано “Реанимация”. Пеннивайз без тени сомнения распахнул их, ступая на закрытую территорию больницы. Там было тише и отсутствовали посетители. Только больные, лежащие в коме или в тяжёлом состоянии, за которыми наблюдали врачи. Каспбрак понимал, что им нельзя находиться в этом месте, но остановить клоуна или вернуться уже не представлялось возможным.

— Сэр, что вы тут делаете? — санитарка перегородила дорогу клоуну. Тот резко остановился и посмотрел на неё полными гнева и нетерпения глазами. — Это отделение не для посетителей. Пожалуйста вы.... — она не договорила. Пеннивайз стоял перед ней, напрягая каждую извилину. Подоспевший астматик в ужасе застыл, увидев, как синие глаза монстра становятся жёлтыми. Он собрал все силы, чтобы затуманить разум девушки.

— Дайте пожалуйста пройти, — почти прохрипел монстр, истратив последние силы. Санитарка отшатнулась, освобождая проход. Клоун двинулся дальше. Эдди ещё секунду посмотрел на девушку, которая, как ни в чем не бывало, пошла дальше по коридору. Каспбрак уже не пытался остановить монстра и просто старался не отставать. Быстрыми шагами они проходили мимо палат, в которых лежали люди, которые были одной ногой в могиле. Пищание аппаратов жизнеобеспечения заставляло астматика нервничать, думая какие ужасы находятся с другой стороны дверей.

Наконец клоун остановился у палаты с самым незаурядным номером 743. Возле неё стояла пожилая женщина и о чём-то говорила с врачом. Эдди не успел затормозить и врезался в спину впереди стоящего, но тот словно этого не заметил. Женщина вытирала затрепанным платком слезы, пытаясь что-то объяснить работнику больницы. Тот, в свою очередь, разводил руками, отрицательно качая головой. Плачущая повысила тон, и астматик смог разобрать что она говорит.

— Человек не может просто так не просыпаться! Как вы не понимаете?! Вы же врачи! Это ваша работа! За что мы платим вам деньги?!

— Его состояние стабильно уже три месяца. Мне жаль, но случаи когда люди просыпались после такого — единичны. Мы и так делаем, что можем, но даже медицина пока не даёт ответ на то, как разбудить вашего сына.

Эдди подумал, что клоун имел в виду женщину, говоря о страхе. Но Пеннивайз лишь дождался, пока они скроются из виду, и зашёл в палату.

— Нам нельзя туда! — шепнул мальчик, боясь привлечь внимание санитаров. Однако монстр не слушал его. Каспбрак ещё пару секунд потоптался на месте и забежал следом, закрыв за собой дверь. В палате стояла мертвая тишина, нарушаемая лишь пищанием аппарата. Клоун стоял у койки, на которой лежал мальчик лет двенадцати. В нос у него была вставлена специальная кислородная трубка, доказывающая то, что больной не может существовать самостоятельно, пребывая в состоянии комы. Монстр склонился над ним, жадно втягивая носом воздух. Эдди скривился от такого зрелища, но не знал, что ему делать.

— Это прекрасно... — вдруг сказал Пеннивайз, вытягивая слово на повышенных тонах. — Я чувствую его страх. Он такой острый, его так много. Эта комната окутана им.

— Что ты говоришь? — не понимал астматик. Он подошёл к койке, смотря на лежащего мальчика. — Пеннивайз... он не может бояться. Он в коме. Это...

— Боится! — не дал ему закончить монстр. — Я чувствую это! Я хочу съесть это! Запри дверь, Эдди!

— Стой! — опешил Каспбрак. — Ты не можешь! И... и он не может! Он в коме! Оставь его...

Клоун начал пристально смотреть на спящего, словно в ожидании, что тот откроет глаза. Астматик мялся сзади, боясь, что в любой момент в палату кто-нибудь зайдёт.

— Пеннивайз... пожалуйста, — дрожащая рука потянула рубашку монстра. — Давай просто уйдём.

Клоун ощутил прилив волнения, исходящий от мальчика. Он и сам боялся, что их могут застукать, но голод брал верх, не давая мыслить трезво. Пеннивайз повернулся к Каспбраку, по-прежнему сверкая желтыми глазами. Но неудачник не ослабил хватку, продолжая тянуть полу рубашки.

— Ладно... — вроде бы пришёл в себя монстр. Эдди отпустил его, и они повернулись к двери. Но тут что-то в голове Пеннивайза щёлкнуло. Он резко повернулся назад, выпуская из дёсен острые зубы. Его глаза буквально загорелись. Астматик даже не успел ничего понять. Клоун запрыгнул на лежащего в коме мальчика и вонзил свои клыки ему в руку.

— Неееет!!! — закричал, что есть силы Эдди. Зубы, словно лезвия, пронзили плечо ребёнка, и произошло то, чего не ожидал даже сам монстр. Спавший резко открыл глаза и пронзительно завизжал. От неожиданности клоун разжал челюсти и упал с койки на пол. Кровь окрасила белые простыни и рубашку клоуна в алый цвет. Мальчик кричал, держась за рану и мотая головой по сторонам. Пеннивайз всё ещё сидел на полу, пребывая в лёгком шоке и облизывая с губ свежую кровь. Стоящий позади неудачник услышал за дверью голоса санитаров и тяжелые шаги.

— Пеннивайз! — он схватил его за руку и притянул в угол между стеной и дверью. Вышедший из комы пацан даже не заметил их, находясь в огромном потрясении после пробуждения. Дверь палаты открылась, заслонив собой клоуна и астматика. Они тихо стояли, чтобы не привлекать внимание. Дыхание Каспбрака участилось, и монстр закрыл ему рот рукой, чтобы тот их не выдал.

— Джек! О Боже! — послышался голос той самой женщины. — Ты проснулся! О, Господь Всевышний! Ты не спишь!

Санитары сразу заметили рану и принялись успокаивать ребёнка, накладывая швы. На расспросы не было времени, нужно было не дать мальчику потерять сознание от потрясения. Он плакал, крича, что не понимает, где находится. А женщина, которая оказалась его бабушкой, всё продолжала обнимать его, игнорируя санитаров и благодаря Всевышнего.

Клоун схватил Эдди за руку и, резко выбежав из-за двери, покинул палату. В такой неразберихе никто этого даже не заметил. Они преодолели реанимационное отделение и лишь тогда остановились у лестницы, тяжело дыша. Кровь на рубашке Пеннивайза уже успела засохнуть и отстирать её будет не просто.

— Что... что... — астматик вновь начал задыхаться, но в этот раз сам смог достать ингалятор и пустить распылитель в горло. — Что это было?!

— Я не знаю! — закричал монстр, размахивая руками. — Я просто укусил его!

— Ты человека из комы вывел! — то ли с ужасом, то ли с восторгом крикнул в ответ мальчик. — Зачем ты вообще на него набросился?!

— А что, не ясно?! Я хотел есть! — пациенты и посетители стали косо посматривать на них. Пеннивайз это заметил и понизил голос. — Я не знаю, как это получилось.

— Так. Хватит. Это слишком безумно! — вытер потный лоб мальчик.

— Эдди! — услышал он голос матери. Миссис Кейт неслась по ступеням, словно элегантный гиппопотам. — Вот ты где! Почему ты ушёл??

— Мам? — испугался астматик, убирая ингалятор в сумку.

— Я бегаю по всей больнице, а он... — женщина замолчала, заметив рядом стоящего Пеннивайза. Тот криво улыбнулся и помахал рукой. — А вы кто?

— Роберт Грей, мадам.

— Это опекун Беверли, ма, — пояснил Каспбрак, в надежде сменить тему. Миссис Кейт окинула клоуна оценивающим взглядом.

— Хм. У вас кетчуп на рубашке, — деловито показала она на кровь. — Пошли, Эдди, — она взяла сына за руку и повела вниз по лестнице. Тот обернулся, смотря на оставшегося стоять монстра. Пеннивайз махнул ему рукой, давая понять, что они скоро вновь увидятся. Простояв так ещё пару секунд, он вспомнил о бумагах и метнулся в кабинет терапевта. Спускаясь по лестнице, он то и дело натыкался на санитаров, бегущих в ту самую палату номер 743, где одиннадцатилетний Джек проснулся после трёхмесячного сна.


— Вот беда, опять еда Морти закончилась! — всплеснула руками миссис Харис, выкидывая банку из-под консервов. Сидевший на диване Пеннивайз, закатил глаза, понимая, что старушка вновь все напутала.

— Миссис Харис... это рыбные консервы. Вы же поставили кошачьи в холодильник.

— И правда... — потупила взгляд женщина. — Совсем стара стала. И что бы я без тебя делала, Тоби, — она направилась на кухню. Монстр вздохнул от того, что старушка не может даже запомнить его имя. Тоби Харис — её муж, умерший восемь лет назад, — но она иногда называла клоуна его именем. Пеннивайз научился не обращать на это внимания, списывая всё на преклонный возраст и болезнь мозга. Толстый кот, за которым закрепилась кличка Морти, запрыгнул на диван. Окинув клоуна презрительным взглядом, устроился на другом конце. Старушка вывалила еду в миску, к которой кот даже не притронулся и, вернувшись в гостиную, плюхнулась рядом с монстром на диван.

— Посмотрим, что показывают, — включила она телевизор. Пеннивайза не особо раздражало её присутствие. Дом миссис Харис был местом, куда он приходил, чтобы убедиться, что у кого-то дела ещё хуже, чем у него самого. Старушка постоянно что-то забывала, теряла и путала. Смотря на закат её жизни, клоуну становилось немного легче. Есть он её не собирался, ведь без какого-либо чувства страха, миссис Харис была просто куском постного мяса.

Она бездумно переключала каналы, пока её взору не предстала местная телестанция.

— Ой, меня же там в 57-ом лечили от туберкулеза, — всплеснула руками старушка. Уже практически задремавший на диване Пеннивайз приоткрыл глаза. По ящику шли вечерние новости Дерри. Женщина в костюме и с микрофоном стояла на фоне больницы, в которой этим вечером был клоун.

— Мы ведём репортаж по местному времени в городе Дерри, штат Мэн. Сегодня вечером произошло то, что врачи до сих пор не могут объяснить, — говорила она. — Двенадцатилетний Джек Морган очнулся от трехмесячной комы, хотя глава больницы Кейт Бентон рассказала нам, что надежды на пробуждение мальчика практически не было, — начали крутить кадры той самой палаты. Простыни уже поменяли на белые, и от кровавого происшествия словно не осталось и следа. Следующим кадром репортёрша стояла в столовой больницы вместе с Джеком, который всё ещё находился под присмотром врачей и сидел в инвалидном кресле. Рядом сидела его бабушка, поглаживая внука по плечу.

— Джек, расскажи нам, как это было? — приставила она ко рту мальчика микрофон. — Каково это — проснуться после трёх месяцев сна?

— Ну... — почесал затылок пацан. — Я очень испугался, и тело словно не слушалось меня. Наверное это потому, что я слишком давно не двигался. Мне даже сейчас трудно ходить самостоятельно.

— Понятно. А что ты скажешь о ране на твоём плече? Ты помнишь, как получил её? — лицо мальчика изменилось. Уголки рта опустились, а глаза потускнели.

— Я... я не совсем это помню. Сначала меня пронзила резкая боль, а потом перед моим лицом были два жёлтых глаза. Они... они были такие желтые. Никогда не видел ничего подобного. Оно смотрело на меня, впиваясь зубами мне в плечо. Я закричал, и оно отпустило меня. Дальше прибежали врачи. Они сказали, что я видел галлюцинацию. Но это было так... так реально...

Репортёрша не знала, как на это реагировать. Благо, в диалог вмешалась бабушка пострадавшего.

— Это чудо божье! Я молилась, чтобы мой внук проснулся, и он открыл глаза! Я точно знаю, ангела он видел!

Пеннивайз смотрел на всё это с иронией, смеясь и плача в душе.

— Хах, ангел? Едва ли... Если бы она только знала, что я хотел сделать с её внуком, — пролепетал он.

— А что ты хотел сделать, Тоби? — без задней мысли спросила старушка.

— Съесть его, конечно.

— О, ты прав. Они вечно кладут что-то в эту лазанью, — махнула она рукой. Клоун вопросительно посмотрел на неё.

— Миссис Харис, о чем вы?

— Ну как же, о той закусочной на углу. Никогда не любила то место.

— Мда... — протянул монстр, понимая, что старушка говорит о чём-то своём.

Но его это не очень беспокоило. Он получил колоссальный заряд энергии от Джека в момент его испуга. И пусть в рот ему попало лишь немного крови, страх мальчика был очень силен. Настолько, что Пеннивайз чувствовал себя лучше, чем после съедения Мелори Роз. Миссис Харис продолжила переключать каналы и вновь остановилась, но на этот раз на каком-то черно-белом фильме.

— Обожаю этот фильм! — воскликнула она.

На экране девушка и мужчина танцевали под дождём под музыку. Они улыбались, брызгая водой из луж, и кружились в романтическом танце. У клоуна это не вызвало особых эмоций. А вот старушка прям воспряла. Это даже озадачило монстра, особенно когда она начала подпевать главным героям. Пеннивайз понял, что это надолго и, облокотившись на ручку дивана, впал в дрёму. Ему даже показалось уютным засыпать не в сырой канализации, а на мягком сидении в тёплом доме, под тихую музыку, играющую в телевизоре. “Думаю, сегодня можно остаться здесь”, — решил он для себя. А тем временем, через два квартала, в доме Ричи сидела Беверли. Тусклый свет фонаря освещал ей тетрадь и учебник по алгебре. Друг уже видел десятый сон, пока она дорешивала очередную задачу, ведь через день будет финальный тест, и времени остаётся совсем мало.

Ночь уже опустилась на Дерри, и всё больше его обитателей спали, готовые проснуться и встречать новый день. Для кого-то хороший и полный новых открытий. А для кого-то тягостный, заваленный делами и проблемами. Но, так или иначе, проснуться с утра хотел каждый, даже Джек Морган, который, казалось проспал слишком много. Он лежал на койке в палате, но уже не в реанимационном отделении, думая о тех желтых глазах, что он увидел. Дрожь пробежала по телу мальчика. Тот взгляд он не забудет никогда. Даже через месяц, даже через год, даже через двадцать семь лет.

====== Глава 17: Плохой-хороший день ======

Беверли встала раньше, чем обычно. Солнце только взошло над горизонтом, озаряя своими лучами Дерри, который окутала пелена жёлтых листьев. Ричи всё ещё спал, мирно посапывая на диване в гостиной. Никто из неудачников не давал Марш спать на раскладных матрасах или в спальных мешках. Они всегда выделяли ей свои кровати, даже если девочка была против. И Тойзер не являлся исключением. Беверли направилась в ванную комнату, стараясь бесшумно пройти мимо комнат его родителей и сестры. Она вообще плохо спала ночью, думая о предстоящем тесте. Последняя подготовка с Пеннивайзом прошла очень неплохо, и Марш отлично справилась с большинством заданий, но внутри всё равно было неспокойно, настолько она привыкла быть в математике “здравствуй, дерево”.

Струя холодной воды просочилась сквозь пальцы. Беверли сложила ладони и, наполнив их водой, начала умываться. Она старалась делать это быстро. Каждый раз, когда девочка стояла у раковины, ей казалось, что поток крови из слива вновь окрасит стены в алый цвет. Поэтому, достав зубную щётку, которую она приобрела в дешёвом супермаркете и возила с собой, девочка молниеносно почистила зубы и, приняв душ, покинула комнату. Дом всё ещё пребывал в тишине, нарушаемой только вознёй Марш. Она достала из рюкзака еду, прописанную врачом: ржаной хлеб, пакетик овсянки и немного отрубей. Таков был её утренний рацион. Продукты уже заканчивались, и Беверли прокручивала в голове момент, когда ей придётся просить у клоуна ещё денег. С этими мыслями она спустилась на кухню, крадясь мимо гостиной, в которой спал Ричи. Часы над камином показывали 6:44 утра, при том, что школа начиналась в восемь. Однако Марш хотела ещё раз пройтись по всем темам и повторить материал.

Зайдя на кухню, она поставила продукты на стойку и достала маленькую кастрюльку. Ей не нравилось хозяйничать в чужом доме, но будить она никого не хотела, а голод брал верх. Набрав воду, она включила плиту и начала насыпать овсяные хлопья.

— Не спится? — послышался голос за спиной.

Девочка от неожиданности вздрогнула и чуть не выронила пачку из рук. Сзади стояла сестра Ричи, держа в руках чашку кофе.

— Да не пугайся так, я тебя не съем, — усмехнулась она, даже не представляя, что эта фраза значила для Марш.

— Я тут... просто... — начала оправдываться Беверли, показывая на кулинарный процесс.

— Да ладно, не будить же весь дом из-за этого. Это хорошо, что ты такая самостоятельная, — девушка допила кофе и, поставив кружку в раковину, плюхнулась на стул.

— А ты... почему так рано встала? — поинтересовалась Бев, продолжая насыпать хлопья.

— Обижаешь. Я даже не ложилась, — гордо усмехнулась та. — Слушай, можно нескромный вопрос?

— Ну... да. Наверное.

— Почему ты зависаешь с моим братом и его друзьями?

Марш опешила. Девушка поняла это и решила обосновать свой вопрос.

— Ты ведь не такая. Не подумай, я люблю моего очкарика всем сердцем, но они... ведь и правда неудачники. Одна девчонка и шесть парней. Не удивительно, что много слухов ходит. Только знаешь, я никогда им не верила. Ни этим, ни тем, которые... ну, ты поняла.

Беверли действительно знала, о каких грязных слухах она говорит.

— Мне просто нравится с ними зависать. Пусть это и выглядит странно, но они мои друзья, — пожала она плечами. Каша закипела, и Марш быстро убрала кастрюлю с плиты. Сестра, в свою очередь, взяла её учебник по алгебре и начала пристально рассматривать.

— Мда. Помню, как в твоём возрасте намучилась с ней.

— Ты тоже не любила математику?

— Я её НЕНАВИДЕЛА, вот только учить пришлось. Ты, я вижу, волнуешься? Не готовилась к тесту?

— Как раз наоборот... — вздохнула Марш. — Слушай, раз уж Ричи ещё спит, может, повторишь со мной?

— О нет, прости. Я тебя только тормозить буду, — замахала руками девушка. — Разве никто не может тебе с ней помочь?

— Ну... есть один, — протянула Беверли, невольно вспоминая Пеннивайза.

Она положила свой завтрак на тарелку и села за стол к собеседнице. Та, в это время, налила себе ещё кофе, который спасал от тяги ко сну. Вытащив из кармана пачку сигарет, она сунула одну в рот, попутно доставая зажигалку. Марш наблюдала за этим процессом с некой завистью, ведь её сигареты отобрал клоун, а денег на новые не было.

— Хочешь? — Тойзер-старшая протянула ей сигарету. Девочка не ожидала такого и по привычке замотала головой.

— Что? Н-нет, спасибо! Я...

— Да брось, — усмехнулась девушка. — Я в твоём возрасте дымила, как паровоз.

Беверли неуверенно протянула руку и взяла манящую палочку. Собеседница любезно подожгла ей кончик, и вот никотин окутал лёгкие девочки.

— Как прекрасно... — улыбнулась она.

— А где ты живёшь, Бев? — с хитрой ухмылкой поинтересовалась девушка. Сестра Тойзера вообще была очень проницательна и умела заболтать человека.

— Эм... я... — мямлила Марш, не зная, что ответить. — На Нейбол, 29….

— Нейбол? — переспросила та. — А разве это не заброшенный дом??

— Нет! Ну, то есть, его отреставрировали. Я живу там с... с моим опекуном.

— Это я знаю, — махнула та рукой. — О нем весь Дерри говорит.

— Серьёзно?

— Ага. Появился из ниоткуда, манеры странные, тебя вон удочерил. Мутный тип. Ты ведь с ним толком не живёшь, я же вижу. Всё время у нас и у друзей брата ночуешь.

— Тут всё... не так просто...

— Ай, ладно. Прости, это ведь действительно не мое дело. У каждого своё, как говорится.

— Да нет, всё хорошо, — Марш сделала затяжку и извергла изо рта столб дыма. — Со мной, нечасто об этом говорят... а иногда так хочется выговориться.

— Обращайся, — подмигнула Тойзер, туша сигарету о край стола. — Можем как-нибудь поболтать. Как девчонка с девчонкой.

— Да, хех. Как девчонка с девчонкой... — улыбнулась Марш. Для нее это было чем-то сродни отдушине. Ведь 99% её окружение состояло из мальчишек. А ещё один — из клоуна, пожирающего этих самых мальчишек.


Пеннивайз бежал по утренним улицам Дерри. Кеды намокли в оставшихся после ночного дождя лужах, но клоуна это не останавливало. Он старался бежать так быстро, как мог, боясь опоздать, что для него было нехарактерно. Он свернул за угол, попутно поскользнувшись и рухнув на холодную землю. Левая штанина слегка испачкалась. Подошва на правом кеде вот-вот отвалится. Монстр быстро вскочил и устремился дальше. Он ловко лавировал между прохожими, которыми были в основном дети, идущие на уроки или едущие на велосипедах. Пробежав ещё полквартала, он увидел на другом конце улицы школу, в которой учились неудачники.

Беверли с друзьями стояли во дворе, готовые зайти в помещение. Марш уткнулась носом в учебник, нервно повторяя все формулы.

— Н-н-нам уж-же пора, — поторопил их Денбро. — Тест ч-ч-через двадцать минут.

— Сейчас, сейчас, нужно ещё повторить, — бубнила девочка, не отрываясь от книги. Бен окинул её сочувствующим взглядом.

— Да уж, нелегко тебе. Обещаю, если нас посадят вместе, я постараюсь тебе подсказать.

— Нет, это неправильно. Ты не должен рисковать своими оценками из-за меня, — отрицательно покачала головой Марш.

— Хей, может, мне подскажешь? — усмехнулся Ричи.

— Ты и так всё знаешь, — ткнул его в бок Эдди. — Лучше помоги Бев, если сможешь.

— Эй, вы! — послышался крик со стороны дороги. Все обернулись и увидели бегущего к ним клоуна.

— Что он тут в такую рань забыл? — скривился Майк. Пеннивайз подбежал к ним, глубоко дыша. Он пробежал около восьми километров за семь минут. Если бы не страх Джека, который придал монстру сил, он бы ни за что не смог пробежать такую дистанцию за такое короткое время.

— Пеннивайз, почему ты здесь? — бесцеремонно спросил Тойзер. Клоун сделал еще пару глубоких вдохов, чтобы восстановить дыхание, и посмотрел на неудачников. В его глазах словно сверкнула искра.

— Чтобы ещё раз убедиться, что Беверли не окажется полным нулем! — он развернулся к девочке, которая опять уткнулась в книгу. — Ты готова??

— А? Я... ну да...

Клоун подскочил к ней и, взяв за плечи, придвинул к себе.

— Не оплошай, Марш. От этого зависят наши с тобой дальнейшие жизни! У тебя нет права на ошибку!

— Ты ради этого пришёл? — слегка отодвинула от него голову девочка. — Я сделаю все, что смогу. Ты... ты хорошо меня натаскал... Прошу, хватит на меня давить...

Взгляд монстра изменился. Стал то ли более спокойным, то ли понимающим. Он словно осознал, что такими провокациями делает только хуже, и девочка не сможет сосредоточиться. Тут прозвенел звонок. Неудачники замешкались, понимая, что опаздывают. Пеннивайз всё ещё смотрел на Марш.

— Так, ну ладно... мне пора, — осторожно сказала она и, сняв его руки со своих плеч, устремилась за остальными.

— Беверли! — окликнул он её. Та невольно обернулась, понимая, что монстр её задерживает.

— Ну что, Пеннивайз?

— Если... если не сдашь... — он на секунду задумался и вновь посмотрел на неё. — Это ничего страшного. Просто знай, я не... не буду злиться на тебя.

Марш поджала губу и, положительно кивнув головой, забежала в здание школы. Клоун остался стоять на пустом дворе, обдуваемый потоком холодного осеннего ветра. Его одежда, состоящая в основном из рубашки, футболки и джинсов с кедами уже не могла защитить монстра и его человеческую форму от наступающих холодов. Он поёжился и направился в сторону магазина мороженого, который через час уже должен был открыться. Сделав шаг назад, его нога по щиколотку оказалась в глубокой луже. Холодная вода пронзила кожу, и клоун подпрыгнул, вытаскивая ступню. Кед окончательно испортился, насквозь промокнув в грязной дождевой воде, подошва повисла, не выдержав такого обращения.

— Да ладно... — простонал Пеннивайз. Он огляделся по сторонам и, вытащив из кармана все оставшиеся деньги, начал их пересчитывать. Получилось около 60$. Если он купит себе новую обувь, то не сможет купить еду для Марш. А он ещё день назад обещал приобрести ей продукты, которые с неимоверной скоростью кончались. Он с жалостью к самому себе посмотрел на промокший кед, затем на школу, куда вошли неудачники.

— Ну почему?! Почему?! Почему?! Почему?! Почему?! — начал орать он своим нечеловеческим голосом, прыгая на месте и дергая себя за волосы.

Монстр таким образом выпускал все накопившиеся внутри эмоции. Вот только прохожим этот метод показался не самым удачным. Люди начали косо посматривать на монстра. Тот заметил это, но не собирался останавливаться. Ему уже надоело играть по правилам общества.

— Что смотрите?! — оскалился он. — У меня плохой день!

Люди в спешке начали расходиться, о чём-то перешёптываясь и поглядывая на обозлённого Пеннивайза. Монстр сжал кулаки, опустив голову и дёргая руками.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл. Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл. Он стукнул кулаком об стол... — шептал себе под нос клоун. Это успокаивало. Он выдохнул и поплёлся вниз по улице.

Неудачников распределили по разным классам. Ричи, Стен и Майк оказались в 401-ом. Эдди в 312-ом. Бен попал в 315-й, а Беверли с Биллом в 402-ой. На стол к Денбро и Марш легли бланки. Как назло, именно в их кабинете наблюдающей была миссис Кол.

— У вас всех есть три часа. Тест рассчитан на две части: алгебраические и геометрические задания. На каждую даётся по полтора часа с перерывом в 15 минут. Только помните, во время него запрещено покидать класс без пропуска в уборную, — она закончила раздачу бланков и присела за стол. — Напишите свои фамилию и имя в верхних строчках первой страницы и можете приступать. На бланках записывать только ответы, черновики вы так же подпишите. Всем удачи, — на этот раз она не окинула Беверли своим фирменным взглядом и вообще не посмотрела на девочку. Обычно Марш это напрягало, но в тот момент она ждала этого взгляда, как знак того, что учительница на её стороне. Но миссис Кол просто уткнулась в школьный журнал, что ещё больше подогрело неуверенность девочки.

Сидевший на другом ряду Денбро повернулся к ней, давая знак, что она может спросить его, если получится. Марш утвердительно кивнула головой и уткнулась в работу. Первым шёл модуль алгебры. С ним Беверли уже имела дело ранее, когда занималась в кафе с Пеннивайзом. “У тебя получится. Соберись! Ты же учила!” — подбадривала себя в голове она. Билл ещё раз посмотрел на сосредоточенное лицо подруги, которая приступила к выполнению заданий. “Удачи, Бев”, — подумал про себя мальчик.


Пеннивайз стоял в продуктовом магазине, несмотря на то, что табличка о 20-минутном перерыве, оставленная в магазине мороженого, уже полчаса как перестала быть актуальной. Монстр складывал еду в корзину, проверяя каждый ценник и сверяясь со списком врача.

— Капуста, куриная грудка, сельдерей, овсянка, отруби, сушёные яблоки... — бубнил он себе под нос, чтобы каждый раз не доставать листок с перечнем всего необходимого. Мокрый полуразвалившийся кед предательски хлюпал при каждом шаге. В данный момент он жалел, что накупив столько рубашек, совсем не подумал о сменной обуви. С одной стороны, у него было достаточно энергии, чтобы своровать, однако тратить приобретенную с таким трудом силу на такую мелочь он не собирался. Теперь монстр обещал себе бережнее относиться к ней, не тратя на всякие людские штучки. А без каких-либо трюков он мог легко попасться на краже.

— Молодой человек, уйдите с прохода, — послышался сзади голос раздражённого покупателя. Находившийся не в духе Пеннивайз повернулся к нему и, натянуто улыбнувшись, освободил путь. Мужчина, увидев кед монстра, презрительно фыркнул и начал обходить его. Клоун заметил это. Такое унижение просто не могло остаться безнаказанным. Пеннивайз поставил подножку, и мужчина с силой влетел в стоящий впереди стенд. Банки с огурцами, помидорами и другими урожайными культурами разбивались об кафельный пол, оглушая посетителей громким треском. Сам мужчина распластался на полу, пребывая в полном шоке.

— Молодой человек, уйдите с прохода, — спародировал его клоун и, пискляво засмеявшись, направился к кассе. Вокруг упавшего стенда собрался народ и охрана, которая должна была стоять у входа. Пеннивайз считал деньги у кассы и понял, что на курицу ему не хватает аж 19 долларов. Он издал непонятный звук, похожий на скулёж, и начал осматриваться вокруг. Всё внимание людей было сфокусировано на упавших банках. Тогда в голове монстра созрел план. Расплатившись за все покупки не считая грудки, он отнёс их в магазин мороженого и вновь вернулся. Тут-то ему и пригодилась длинная рубашка, под которую он засунул сырую птицу. Неприятный холод пронзил тело. Клоун ещё раз огляделся по сторонам и быстрыми шагами прошёл мимо кассы прямо к дверям. “Глупые, слепые люди”, – восклицал он про себя, ровно до того момента, пока не перешагнул порог магазина.

— Эй, ты! — крикнул охранник, только что вернувшийся от разбитых банок. Птица предательски торчала из-за пазухи. Пеннивайз резко обернулся и увидел бегущего на него стража закона. — Стой, вор!

Клоун развернулся и дал деру. Правда, погоня закончилась в ту же минуту, когда монстр через два шага врезался в стоящий впереди фонарный столб. Тушка Пеннивайза упала на землю, роняя краденое. Подоспевший полицейский резко поднял его и скрутил руки за спиной.

— Попался!

— Отпусти меня! Ты понятия не имеешь, кто я такой!

— О, не переживай, приятель, это я выясню!

— Я тебя сожру!

— А это уже угроза в адрес стража закона, парень! Это статья!

— Стражу закона?! Ты курицу охраняешь! — голос клоуна начал срываться на высокие и гортанные ноты, что заставило охранника скривиться.

— Вот и расскажешь об этом в участке.

Через двадцать минут Пеннивайз уже сидел в камере отделения полиции Дерри. С другой стороны решётки сидел коп лет тридцати-пяти и заполнял бумажки, временами посматривая на клоуна, который, скорчив крайне недовольную гримасу, сидел на прибитой к стене скамье. В полуметре от него сидел бомжеватого вида парень, который что-то рисовал пальцем в воздухе.

— Имя, — обратился полицейский к Пеннивайзу.

— Роберт Грей, — выдавил из себя тот.

— Где проживаете?

— Нейбол, 29.

— Любите курицу?

— Ч-чего? — опешил монстр. Полицейский засмеялся и посмотрел на рядом лежащую и уже оттаявшую улику. — Ты как вообще додумался-то?

— Не твоего ума дело!

— Знаешь, таких чудиков как ты ещё поискать, — продолжал коп. — Я понимаю, украсть бриллианты, деньги, да хоть Мону Лизу из Лувра, но курицу!

— Я же сказал, это тебя не касается!!! — ещё громче закричал клоун. Он вскочил и начал дергать прутья решётки, кусая их зубами. Такое поведение, мягко говоря, озадачило стража закона.

— Эй, ну всё! Хватит! — встал с места он, но Пеннивайз продолжал грызть железо, издавая пугающие звуки. — Прекрати, кому говорят! А то я сейчас в психушку позвоню!

Но монстр не слушал его, как вдруг почувствовал прикосновение к левому плечу.

— Мужик, хорош, — клоун обернулся и увидел своего бомжа-сокамерника. Тот выставил два пальца перед его лицом и начал плавно водить ими туда-сюда.

— Следи за моей рукой. Смотри на неё и улавливай движения, — он словно вводил Пеннивайза в некий транс, заставляя его фокусироваться на своих пальцах. Монстр оставил решётку в покое и начал успокаиваться, мотая головой в такт с рукой собеседника. Полицейский выдохнул и сел на место, стараясь больше не смотреть на “сумасшедшего”. — Так. Нормально? — опустил руку бомж. Пеннивайз пришёл в себя и посмотрел на него.

— Что... что это сейчас было??

— Хах, расслабься, чувак. Просто способ заставить кого-то успокоиться. Ещё мой дед научил, — только сейчас клоун увидел его лицо. Худое, бледное, с карими глазами и рыжими волосами. — Я Каспер. А ты...

— Эм, Роберт. Грей.

— Это так мило, что вы оба познакомились, но, может, замолчите, наконец? — раздался раздражённый голос полицейского. – Тебя, наркоша, вообще никто не спрашивал.

— Наркоша?? — не понял монстр.

— Ну знаешь, я подгонял дурь, — тихо прошептал ему на ухо Каспер. — Видать, доигрался. А жаль, такой куш сорвался из-за ареста.

Пеннивайз вопросительно посмотрел на него, затем на копа. “Вот я идиот. Если бы воспользовался силой в магазине, ничего бы не было”. Он повернулся к решётке.

— Офицер, а что со мной будет?

— За кражу курицы? Издеваешься? Поставим на учёт. Семья есть?

— Эм... приёмная дочь считается?

— Уууу... а вот это уже серьёзно. Значит, нечем кормить ребёнка, и поэтому воруем? Это уже органы опеки будут разбираться.

Каспер похлопал клоуна по плечу.

— Ну ты и попал, братан.

Пеннивайз закатил глаза с характерным вздохом. Он понял, что просто так не выкрутится.

— Эй, страж закона, — позвал он его. Коп поднял голову и замер. Пеннивайз стоял за решёткой, держа в руке красный шарик. — С вашей стороны опрометчиво не обыскивать задержанных после ареста. Я же мог улететь.

— Какого... — полицейский вышел из-за стола и продвинулся к камере. — Откуда у тебя этот шар??

Монстр не стал мешкать и, схватив его за шиворот, прислонил к прутьям. Глаза пожелтели, выдавая в нем нечеловеческую сущность.

— Открой камеру. Дай нам уйти. Уничтожь всё, что связано с арестом, и отдай мне мою курицу, — совсем клоунским голосом потребовал он. Полицейский, словно ходячий зомби, выполнил его поручение и открыл камеру. Пеннивайз быстро вышел, прихватив со стола уже совсем оттаявшую птицу. Каспер в полном шоке посмотрел на зомбированного копа, проведя рукой перед его лицом.

— Ну нифига себе! Что ты с ним сделал?? И о каком шаре он говорил?

— У меня тоже есть свои трюки, — ответил клоун. Они покинули отделение полиции и вышли на улицу. Пеннивайз уже хотел дать деру, но Каспер остановил его.

— Держи, чувак, — он протянул ему маленькую коробочку.

— Это еще что? — не понял монстр, открывая её. Внутри лежал маленький квадратик, напоминающий то ли кусочек бумажки, то ли таблетку.

— Поможет расслабиться после херового дня, ну ты понял, — подмигнул бомж.

— И... что с этим делать?

— А ты типа не шаришь, да? Положи под язык, чудила.

Клоун принюхался. От бумажки пахло странно и непонятно. Каспер ещё раз хлопнул его по плечу.

— Ладно, я пошёл. Надо валить из этой дыры. Развлекайся. Если что, как-нибудь ещё дури подкину, как бездомный бездомному, — с этими словами он забежал в ближайший переулок и скрылся за углом. Пеннивайз не сразу понял смысл его слов, а когда до него дошло, внутри стало тошно.

— Я не бездомный! Эй, ты! — но тот уже не слышал его. Клоун ещё раз окинул взглядом коробочку и, отправив её в карман, направился к магазину, держа подмышкой курицу, которую с таким трудом заполучил. Подошва уже наполовину отвалилась, и это затрудняло передвижение. — Теперь вообще нельзя тратить силы... — пробубнил под нос монстр, давая самому себе понять, что новые кеды украсть он не решится. Денег не осталось, а до зарплаты надо было ещё дожить.


Пеннивайз возвратился в магазин. Промокший, уставший и с курицей. Чтобы птица не пропала, клоун запихнул её в морозилку к мороженому, такое сочетание продуктов даже не показалось ему странным. Сев за стойку, он уткнулся в неё лицом.

— Он стукнул кулаком об стол... Он стукнул кулаком об стол... — повторял монстр. Часы тихо тикали в полной тишине, раздражая слух. Так как школьный день ещё не закончился, посетителей не было. Пеннивайз постукивал тонкими пальцами по стойке, лёжа на ней доброй половиной своей тушки. Вдруг его взору предстало то, что он не замечал в упор. Перед его лицом стоял кассовый аппарат. Монстр приподнялся, устремив взгляд на него. Соблазн достать деньги и купить новую обувь был очень велик. Потому что никто не заметит. Хозяин магазина — старик, лишь чуть младше миссис Харис, и уж точно не обнаружит пропажи. По крайней мере, Пеннивайз себя этим успокаивал. Рука потянулась к аппарату и открыла его. Запах денег ударил в нос. Куча зелёных купюр, за которыми никто, кроме него, не следил. Он уже начал доставать бумажки, когда в голове прозвучала фраза, сказанная ему когда-то Беверли: “Пеннивайз, так нельзя! Это ведь кража!”

— Ну и что?? А если эти деньги мне нужнее! — начал говорить сам себе клоун. — Я же на её еду все деньги потратил! Я не человек что ли... — он резко замолчал, убрав руку от кассы и уставившись в никуда.

POV Пеннивайз

Нет. Я не человек. И мне не нужны их глупые бумажки. Мне ничего от них не нужно. Я сам со всем разберусь. Эти куски мяса могут сколько угодно хвататься за свои материальные мелочные ценности. Но я — не они. И пусть сейчас я не могу ничего поделать... рано или поздно они все увидят мое могущество...

Конец POV Пеннивайз

Клоун вновь облокотился на стойку, протяжно вздохнув. Часы всё ещё тикали, заставляя монстра отбивать пальцем ритм в такт к ним. Даже при относительно достаточном количестве силы он чувствовал себя паршиво. Не из-за порванного кеда или отсутствия денег. Просто он наконец-то осознал, что в человеческом мире он находится на самом дне, раз уж даже бездомный принял его за своего. Словно, Дерри давал сдачи за все те беды, которые Пеннивайз причинил городу за долгие, долгие годы. Да, он всегда был один, рассчитывая только на себя, но оказавшись запертым в суровой людской реальности, находиться одному ему нравилось всё меньше и меньше. Монстр не хотел этого признавать, только внутри понимал, что именно поэтому постоянно возится с неудачниками или сидит у миссис Харис. От таких размышлений ему становилось ещё хуже.

— Плохой сегодня день... — проскулил он.


Прозвенел звонок. Школа опустела за пару минут. Все дети с воплями бежали по улице в предвкушении выходных. Лужи на дорогах уже высохли, и лучи солнца озарили улицы Дерри. Неудачники вышли из здания, изнурённые долгим тестом, результаты которого им уже раздали. Беверли сжимала листок в руке, оставляя на бумаге глубокие вмятины. Впереди всех шёл Денбро, держа за руку младшего брата, которого он забирал из школы.

— Эй, Б-Б-Билли! — послышался знакомый голос. У автобусной остановки стоял Пеннивайз. Порванный кед он прятал за другую ногу, чтобы неудачники его не увидели. В руке клоун держал пакет с купленными и не совсем продуктами, включая курицу. Он сразу перевёл взгляд на Марш. Уголки рта той были опущены. Это напрягло монстра, ведь если бы тест прошёл гладко, она бы разве не улыбалась?

— Х-х-хватит меня п-п-передраз-з-знивать! — разозлился Билл, подходя к клоуну.

— Брось, что с тобой ещё делать? — махнул рукой тот.

— Мистер Грей! Здравствуйте! — замахал единственной рукой Джорджи. Денбро отодвинул брата подальше от клоуна. Тот, в свою очередь, широко улыбнулся.

— Приветик, Джорджи, — прорезался клоунский голос, который заставил всех, кроме малыша поёжиться. Пеннивайз старался держаться как обычно, не выдавая усталости и конкретно плохого настроения. Однако дети тоже были слишком серьёзны для хороших новостей. Ему даже не хотелось спрашивать про тест, но, похоже, сама Марш начинать эту тему не собиралась.

— Так... как всё прошло? — неуверенно спросил он. Все понимали, что вопрос адресован подруге и посмотрели на неё. Та подняла голову. От улыбки не осталось и следа.

Неудачники тоже поникли, выражая откровенную грусть. Тонкие пальцы девочки сжимали листок, словно она хотела разорвать его в клочья. Сердце Пеннивайза, если такое имелось, ушло в пятки. Повисла мертвая тишина, которую нарушил тонкий голос Марш: — За тест... даже не четверка...

— О нет... — лицо клоуна изменилось и теперь выражало всё его отчаяние. Он на секунду подумал, что возможно готов заплакать от безысходности.

— А ЧЕТВЁРКА С ПЛЮСОМ!!! — резко закричала Беверли, озаряя своё лицо широкой улыбкой. Остальные начали смеяться и хлопать. Клоун всё ещё стоял в недоумении.

— Видел бы ты своё лицо! — хохотал Ричи.

— Ты словно в штаны наложил! — чуть ли не катался по земле Майк. Даже Джорджи, не понимая шутки, стал хихикать и хлопать рукой по коленке. Даже Стен, который не выносил присутствия клоуна.

— Ч...четвёрка с плюсом? — тихо пробормотал Пеннивайз. Голубые глаза блеснули, клоунская улыбка распласталась по его лицу. — Ты... ты СДАЛА!!! Да! Дааааа!!! Ты сдала! У тебя четвёрка с плюсом! — он как ребёнок начал прыгать на месте, смеясь и размахивая руками, забыв про порванный кед. — Это я тебя натаскал! Кто молодец?? Я молодец! Вот так надо делать дела!

Пребывая в азарте, неудачники начали хвалить его и обнимать подругу, которая чуть ли не плакала от счастья. Клоун подхватил её на руки и поднял в воздух.

— Ты сдала!!!

— Я сдала!!! — закричала она на всю улицу.

В этот момент монстр забыл обо всех неприятностях, произошедших с ним за целый день. Словно эти незначительные мелочи ничего не значили, по сравнению со сдачей теста Марш. Дети смеялись, громко крича и размахивая своими листами. В данный момент Пеннивайз ощутил то же самое чувство, что испытал, смеясь с Джорджи над лопающимся попкорном в доме Денбро или в больнице, когда Беверли радовалась выплате пособия. Только на этот раз чувство было сильнее, словно вся энергия, которую он затратил на полицейского в участке, вернулась вдвойне. Это было похоже на насыщение, только не страхом, а чем-то другим. Чем-то непохожим, но таким же мощным. Осознав это, Пеннивайз пришёл в себя и понял, что практически обнимает висевшую у него на руках Марш.

— Так, ну ладно, повеселились... и хватит, — он поставил девочку на землю, сделав вид, что данная ситуация его ничуть не смутила. Неудачники начали успокаиваться после бурного смеха.

— Хей, Беверли, — к ним подошла Гретта со своей привычной ухмылкой. — Ну что? Как написала? — она окинула презрительным взглядом кед клоуна, и тот, вспомнив о нем, спрятал его за другую ногу.

— Вообще-то у неё четвёрка с плюсом! — гордо заявил Бен. — Двадцать два задания из тридцати.

— Ха, и как же у тебя получилось, а? Впрочем, неважно, — она достала листок и помотала им перед лицами неудачников. — Тридцать из тридцати! Вот это результат, учись, Марш. Мой отец сказал, что гордится мной и за это купит мне всё, что я пожелаю, — она вновь посмотрела на Пеннивайза, который был готов съесть её прямо сейчас.

Беверли немного замялась. Да, Гретта, при всём её характере и отвратном поведении, действительно была умна, а её откровенно богатый папочка, мог позволить себе купить что угодно для своей дочурки. Монстр заметил поникший взгляд девочки, и ему стало не по себе. Он знал, что ничем не обязан Марш, но Гретта сравнила его с отцом, и, признаться честно, клоун проигрывал по всем пунктам.

— Хах, ну ладно. Пойду выбирать новое платье или даже два. Пока, неудачники! — с этими словами она удалилась.

Друзья проводили её злыми взглядами, не решаясь перечить. Всё равно это было бесполезно.

— Пеннивайз, а ты гордишься Беверли? — вдруг напрямую спросил Каспбрак. Монстр опешил.

— Я... я... — он посмотрел на уходящую Гретту, затем — на Марш. — Да я... я горжусь тобой, Беверли, — неуверенно, но всё же сказал клоун. Девочка слегка улыбнулась. Наступила неловкая ситуация, которая не на шутку раздражала Пеннивайза. — Так, ладно, — оборвал он тишину он и, подняв с земли пакет с едой, протянул её неудачникам. — Это тебе до конца месяца, так что экономь. И не показывай никому курицу.

— Курицу? — не понял Майк.

— Долгая история, в общем не важно! Берите уже, — Денбро отпустил руку брата и взял пакет. — Ладно, я пошёл в магазин...

— А что с кедом? — прозвучал роковой вопрос от Ричи.

— С каким кедом? — притворился, что не понимает монстр.

— Да вот, — указал пальцем вниз Тойзер. — У тебя подошва отваливается.

— Это... это ерунда. Пустяк.

— Может, купишь новый? — предложила Беверли. Пеннивайз замялся, посмотрев на неё таким взглядом, что девочка всё поняла.

— Ты что... потратил все деньги на еду для меня? — её голос немного задрожал. Клоуна начало томить от таких сентиментальностей.

— Не важно! И вообще, это не твоего ума дело. Тут я взрослый, и я принимаю решения. Значит, что я решил, то и будет.

Девочка улыбнулась. Остальные тоже посмотрели на клоуна так, как не смотрели раньше. С некой долей сочувствия и гордости. Пеннивайз скривился.

— Я пошёл в магазин...

— С-с-стой, — окликнул его Билл. Он начал развязывать кроссовок, доставая из него кулёк денег. Этакое хранилище тринадцатилетнего Денбро. — Возьми. Тут двадцать пять долларов.

— Ой, подожди, — Бен полез в портфель и начал выгребать мелочь и купюры. — Тут около десяти долларов, я думаю.

Остальные тоже начали лазать по карманам. Все, кроме Стена, тот не был готов жертвовать своими деньгами ради клоуна. В общей сложности неудачники собрали сорок два доллара.

— На. Этого хватит на обувь. Не дорогую, но всё же, — протянул Пеннивайзу собранное добро Майк.

— Вы... зачем вы отдаёте мне свои деньги? — не понял клоун.

— Ты же купил на свои продукты для Бев, — пояснил Ричи. — Считай это нашей благодарностью, — монстр не решался взять деньги. До этого никто никогда не давал ему ничего, что может иметь какое-то значение для других. — Да бери уже! — повысил голос Тойзер. Пеннивайз собрался, одним движением выхватил зеленые бумажки и убрал в карман.

— Как бы... спасибо. Наверное.

— Эм, ладно, мне пора в церковь, — подал голос Урис и, посмотрев на клоуна, быстро зашагал в сторону автобуса.

— Мне тоже надо идти, — сказал Бен. — У мамы день рождения и нужно помочь с приготовлением.

— И мне пора, — пожал плечами Тойзер.

— Стоп. Сегодня хоть кто-то может взять Беверли? — задал резонный вопрос Эдди. Все молча переглянулись.

— Я м-м-могу, но не раньше девяти в-в-вечера, — поднял руку Денбро.

— Да! Мы спрячем её от родителей в гараже! — воскликнул Джорджи, уже зная, что с Пеннивайзом она не ночует. Как ни странно, ему казалось это вполне нормальным.

— Блин, надо было обговорить всё заранее! — ударил рукой об колено Майк.

— Ничего страшного, — замахала руками девочка. — Я... я посижу с Пеннивайзом в магазине.

— Тогда, может, уже поторопимся? — нетерпеливо сказал монстр. Он взял у Билла пакет с продуктами и пошёл вниз по дороге. Беверли устремилась за ним, помахав друзьям рукой. Те остались стоять на остановке.

— А почему вы зовёте мистера Грея Пеннивайзом? — нарушил тишину Джорджи. Неудачники в панике переглянулись.

— Эм... это... это его прозвище, — попытался выкрутиться Эдди. Малыш посмотрел вслед уходящему монстру.

— Пеннивайз... какое смешное имя.

====== Глава 18: Ярмарка в Дерри ======

Миссис Кол стояла у доски и чертила график функции. Класс уже изнемогал от длительного учебного дня. Выходные пролетели, и настал рабочий понедельник, что не особо радовало детей. Беверли записывала за учителем каждое слово, чтобы больше не допустить плохих оценок по алгебре, с которой она так долго боролась. Ричи, как всегда, ничего не записывал. Он и так понимал все темы, и плохие оценки у него были лишь за поведение. Любовь потрепаться не была оценена по достоинству на уроках, где Тойзер постоянно перешептывался с соседями по парте или даже дерзил учителям, за что и получал неуды.

Прозвенел звонок, и ребята были уже готовы сорваться с места, но миссис Кол умерила их пыл.

— Так, прежде чем вы уйдёте, я напоминаю: предхеллоуинская ярмарка Дерри сегодня вечером предоставит вам всем бесплатные билеты от школы, которые вы можете получить в администрации. Дети начали голосить, вспомнив о предстоящем мероприятии.

— Говорят, там даже поставили новую горку, — шепнул подруге Ричи.

— Если её сделали в Дерри, я не рискну на ней кататься, — усмехнулась девочка. Ей нравилось сидеть на уроках с Ричи.

Они были в одном профиле и 80% времени сидели вместе на задней парте. Тойзер всегда давал ей списывать и помогал, если Марш чего-то не понимала.

— Так, прошу тишины, — начала успокаивать класс учительница. — Не забудьте, чтобы получить бесплатные билеты, ваши родители должны подписать бланки, которые вам выдали в начале урока, — она посмотрела на Беверли. — Мисс Марш, прошу, проследите, чтобы мистер Грей всё сделал. И пусть зайдёт ко мне.

— Что-то не так? — нервно сглотнула девочка.

— А это мы уже обсудим с ним. Все свободны, — дети с воплями повалили из класса.


— И что ей от меня надо?? — скривился клоун, стоя за барной стойкой и постукивая об пол новыми кедами. На этот раз он купил не красные, а темно-синие, потому что Беверли сказала, что так будет лучше.

— Просто сходи. Сложно что ли? — развёл руками Ричи, облизывая шоколадное мороженое. Монстр что-то неразборчиво пробурчал и упёрся локтями в стойку.

— Так. Подпиши вот это, — Марш протянула ему бланк.

— Что это? — покрутил в руках листок Пеннивайз.

— Разрешение, что мне можно пойти сегодня на ярмарку. Просто поставь инициалы, и мы уйдём.

— Ярмарка? — клоун почесал затылок, облизнув губы длинным языком. — Ярмарка это... попкорн, сахарная вата, цирк и клоуны? — с неким задором спросил он, блеснув желтыми глазами. В его голове зарождался план. План, как получить ещё больше силы. Однако тот случай озадачил его, когда он вместе с неудачниками смеялся у школы. Тот прилив энергии не оставлял мысли монстра в покое. “Может, смысл в том, чтобы создавать сильные чувства путём не только запугивания?”

— Пеннивайз? — осторожно помахал перед его лицом Майк, стоявший ближе всех к стойке. Клоун вышел из транса и перевёл взгляд на детей.

— Когда идём?

— Чего? — подавился мороженым Тойзер. Все посмотрели на клоуна с таким выражением, словно они что-то скрывали от него и боялись сказать.

— Эм, Пеннивайз, ты не пойдёшь с нами, — неожиданно мягко сказал Бен, что в диалоге с монстром было не характерно. Гримаса клоуна сменилась с улыбки на недоумение.

— В каком смысле? Мы же... мы же вроде как вместе теперь ходим, — озадачился он.

— Никто не собирается брать тебя на ярмарку, — вдруг подал голос сидящий дальше всех Стен. — Ты пожираешь людей в облике клоуна. На ярмарке ты не нужен. И мы с тобой возиться тоже не хотим. Если ты не забыл, это всё ради Беверли. Мы тебе не друзья.

Пеннивайз вдруг почувствовал что-то странное. Это... обида? Но зачем ему обижаться? Ведь Урис говорит правду. И намерений не то, что дружить, а вообще общаться с неудачниками у клоуна изначально не было. Он только хотел съесть их. Тогда почему после сказанных слов монстр почувствовал себя неуютно? Этого Пеннивайз не мог понять, но виду, что он расстроен, старался не подавать.

— Друзья? Да нужны вы мне... — потупил он взгляд, проводя пальцем по стойке. — Больно нужна мне ваша ярмарка, глупые дети. У меня вообще... — он начал оглядываться по сторонам, и его взору предстали пластиковые ложки и вилки. — Мне надо разложить посуду. Так что идти туда я всё равно не хотел! — он выхватил бланк у Марш и, быстро подписав, сунул обратно. — А теперь уходите. Не то своим видом клиентов распугаете.

— Пеннивайз, т-т-ты...

— Я сказал вон! — перебил он Денбро своим рыком. Мальчик отшатнулся назад. Все немного напряглись.

— Только не говори, что ты обиделся, — замахала руками девочка.

— Обидеть меня?? Я — тысячелетнее существо без потребности социального контакта и с инстинктами убийцы. С чего мне вообще обижаться? Обида — это людские штучки. Мне это чуждо. А теперь уходите, — он развернулся и начал копаться в пластиковых вилках.

— Пошли ребята, — тихо сказал Эдди, всё ещё смотря на монстра.

Друзья вышли из магазина, оставив Пеннивайза наедине с собой.

— Да что с ним такое? — буркнул Тойзер, убирая руки в карманы.

— Зачем вообще об этом думать, а? — достаточно резко ответил вопросом на вопрос Стен. — Я лично просто жду пока он от голода сдохнет.

— Не говори так, Беверли зависит от него, — слегка толкнул его в бок Каспбрак.

Еврей лишь презрительно фыркнул, давая понять, что ему до клоуна нет никакого дела.

Ребята залезли на велосипеды и помчались в администрацию школы, чтобы отдать разрешение. Коридоры здания уже пустовали. Все дети в преддверии ярмарки разошлись по домам, ожидая такого неординарного события. В таком городке как Дерри карнавалы и другие общественные мероприятия можно было по пальцам пересчитать. Поэтому и дети, и взрослые очень ждали их, чтобы как следует развеяться и весело провести хоть один день в этом городе. Ярмарка, судя по брошюрам, развешанным по всему городу, обещала быть яркой: со множеством представлений, конкурсов, вкусной едой, аттракционами и, конечно, бродячим цирком. Последний пункт неудачников не очень радовал, но ведь никто не будет затаскивать их в шатёр насильно.

Они подъехали к школе. Беверли пошла отдавать документы, пока друзья остались ждать на улице. Остальным не очень-то и хотелось лишний раз заходить в сие заведение. Уборщик, как обычно, мыл полы как раз у кабинета администрации. Девочка постучала, но никто ей не ответил. Она начала дергать ручку, но та не поддавалась.

— Их нет, — послышался сиплый голос уборщика. Марш окинула его растерянным взглядом.

— Но мне нужно отдать документы...

— Не моя проблема, — буркнул тот и продолжил размазывать грязь по кафелю. Беверли показала ему язык, пока тот отвернулся, и направилась в кабинет миссис Кол, чтобы отдать документы лично ей. Учительница сидела за столом, проверяя оставшиеся тетради.

— Можно войти? — тихо постучалась девочка.

— Мисс Марш? Что вы тут делаете? — немного удивилась женщина.

— В общем, тут разрешение от Пенни... эм, то есть от Роберта, — чуть не оговорилась та.

— А как же администрация?

— Они уже ушли, — Беверли прошла в класс и, подойдя к столу, положила на него бланк. — Миссис Кол.

— Да? — посмотрела на неё учительница. Марш вспомнила, в каком настроении с утра был клоун, и что он вряд ли придёт обсудить с учительницей то, что она хотела. — Роберт... в общем, он очень занят и не сможет прийти к вам сегодня.

— Оу, вот жалость, — искренне расстроилась та. Девочку это немного озадачило.

— Скажите, зачем вы вызываете его? Если я что-то не так делаю, объясните мне. Ему... и так нелегко, дел много.

— Нет, нет, Беверли, — усмехнулась та. — Ты ни в чем не виновата. Я хотела похвалить мистера Грея.

— Похвалить? — не поняла девочка. “За что вообще можно его благодарить?” — не укладывалось у неё в голове.

— Именно. Ты сдала тест на четвёрку.

— С плюсом, — гордо добавила Марш.

— Верно. Я взяла обещание с твоего опекуна и теперь вижу, что он его выполнил. Скажи, он помогал тебе готовиться?

— Ну д-да... то есть, он сидел со мной каждый день... — Беверли неожиданно стало стыдно.

POV Беверли

Я... я ведь даже не поблагодарила его. Хотя за что?? Он хотел убить меня! И моих друзей! Считай, мы квиты. Это компромисс. И всё же... почему так тошно? Пеннивайз хотя тот еще ублюдок, но он старается. Наверное, мы обидели его сегодня. Пусть хоть сто раз говорит, что не умеет обижаться, я в это не верю. Может... может позвать его с нами... Чтобы следить за ним. Все-таки, пока внимание людей будет приковано к ярмарке, он может что-то выкинуть. Да, именно! Мне его ничуть не жаль, и это ради безопасности людей. В конце концов, кроме нас, никто не избавит город от этого зла. Да. Избавить...

Конец POV Беверли

— В общем, передай ему от меня, пожалуйста, что он молодец, — улыбнулась миссис Кол.

— Угу, — кивнула головой девочка, всё ещё пребывая в своих мыслях.

Беверли вышла из школы, и сразу была встречена критикой друзей, мол, почему она так долго. Марш действительно провела там не меньше получаса, слушая похвалы от учительницы. Да ещё и умудрилась опрокинуть ведро уборщика, который только-только закончил мыть полы.

— Ты ведь шутишь, правда?? — с надеждой спросил Тойзер на просьбу девочки взять клоуна с собой.

— Пока все будут веселиться, он может что-нибудь выкинуть. Разве мы давали клятву не для того, чтобы защитить этот город?

— Помнишь, что он сказал? — подал голос Майк. — Дерри — его загон. А местные жители — овцы.

— Ну, большинство обитателей действительно ведут себя, как овцы, — пожал плечами Эдди.

— Я н-не хочу, чтоб-б-бы он был на ярмарке. Джорджи там тож-же будет, — Денбро не хотел, чтобы младший брат сталкивался с клоуном, и старался следить за их, пусть даже редкими, встречами.

На выходных, например, малыш захотел мороженого, и им пришлось зайти в магазин монстра, радостно давшего мальчику шоколадное лакомство. Вот только взгляд, с которым Пеннивайз смотрел на Джорджи, повергал Билла в ужас. Голодный, животный взгляд косых голубых глаз, которые младший брат однажды может вспомнить. Такого Денбро допустить не мог.

— Послушайте, Бев права. Нельзя выпускать его из виду, — согласился с подругой Бен. — Мало ли что он сделает.

— Вы как хотите, а я с ним возиться не буду, — отрезал Стен.

Он вообще в последнее время стал сам на себя не похож. Дёрганый, резкий и постоянно молчавший Урис не походил на скромного, любящего учебу и общение с друзьями парня, каким был. Неудачники начали замечать это ещё с канализации, вот только предпочитали не поднимать эту тему. Всё-таки Стену сильно досталось.

— Пусть сейчас он ничего не хочет, но нам нужно смотреть в оба, — встал на сторону Марш Эдди.

— Ну и смотрите за ним сами, — буркнул еврей и сел на велосипед. — Только я не обещаю, что в следующий раз, когда он решить полакомиться нашей плотью, мы выберемся живыми, — с этими словами он уехал в сторону церкви.

— Стой, Стенли! Ну куда ты? — окликнул его Майк, поняв, что тот обиделся. — Эх...

— Я его д-догоню, — запрыгнул на Сильвера Билл и поспешил за другом. Остальные остались стоять и рассуждать о предложении Марш. Вечер всё приближался, и огни ярмарки вот-вот загорятся.


Пеннивайз уже закрывал магазин. Хотя в его голове, в понятие “закрывать” входило лишь перевернуть табличку с “Открыто” на “Закрыто”. Остальную работу, такую как мытьё посуды или уборка столов, обычно выполняли неудачники, однако в связи с их отсутствием, клоуну даже в голову не пришло всем этим заняться. Он достал ключ, чтобы запереть дверь магазина. Засунув его в замочную скважину, клоун начал поворачивать руку по часовой стрелке, пока не услышал два щелчка.

— Эй, Пеннивайз! — послышался сзади голос Каспбрака. Все ещё пребывающий в плохом настроении из-за случившегося утром, монстр с пофигистическим лицом повернулся к мальчику, рядом с которым стояли Денбро и Марш.

— Вам чего? — скривился он. — Разве вы не должны идти на свою ярмарку? — последнее слово он протянул, используя клоунскую манеру речи, резавшую уши.

— Вообще-то, она начинается в восемь. То есть у нас ещё двадцать минут в запасе, — с умным видом сказал Эдди.

— Как раз хватит, чтобы ты переоделся, — добавила Беверли.

— Переодеться? Зачем это? — не понял Пеннивайз.

— Т-ты же пойдёшь с нами? — спросил Денбро, как нечто само собой разумеющееся. Пеннивайз прищурился, прикусывая нижнюю губу. Неудачники расценивали этот жест, как некое раздумье.

— Я думал, вы не хотите возиться со мной. Мы же с вами “не друзья”, — повторил он фразу Уриса.

— Брось, ты же всё понимаешь, — пожал плечами астматик. — Если бы мы не хотели, то не стояли бы сейчас тут.

— Да? Вот только вы не решаетесь подойти ближе, — монстр указал на добрые пару метров между неудачниками и им, доказывая то, что их намерения либо ложны, либо опрометчивы. Дети переглянулись, и Беверли без общего согласия пошла прямо на Пеннивайза. Тот даже не шелохнулся, ожидая пока девочка к нему приблизится. Парни стояли на том же месте, не зная, что хочет сделать подруга. Она подошла к клоуну вплотную и ткнула пальцем прямо ему в грудь.

— Если будешь в этой рубашке, я точно с тобой никуда не пойду.

Хитрая улыбка расплылась на лице Пеннивайза. Он слегка нагнулся, чтобы их лица были на одном уровне, и положил руку ей на голову. Каспбрак и Денбро уже хотели сорваться с места, чтобы оттащить подругу.

— Хотите повеселиться? М? — протянул клоун, смотря своим косым взглядом прямо Беверли в душу. — Ну что же, я люблю веселье, детки.

— Не сомневаюсь, — тоже выдавила из себя улыбку Марш.


Классическая песня цирковой тематики играла на всю ярмарку. Зажглись фонари и разноцветные гирлянды. Всевозможные палатки с изобилием еды, призов и хитрых продавцов заполонили всю территорию. Отовсюду доносились веселые возгласы и крики детей, хотевших прокатиться на всех аттракционах и попробовать все сладости из имеющихся. В воздухе витал приторный запах сахарной ваты, орешков и попкорна. Акробаты жонглировали кеглями, псевдо-фокусники разводили отдыхающих, доставая голубей из шляп и глотая шпаги. Вопли из комнаты страха, построенной всего за день до открытия, разносились по всей ярмарке, заставляя остальных посетителей строиться в очередь к ней.

Пеннивайз стоял у самого входа, смотря на всё это изобилие, провожая хищным взглядом идущих на праздник детей. Одет клоун был в тонкий свитер и ветровку довольно блеклых цветов, что было нехарактерно для его образа. Однако неудачники настояли на том, чтобы он придерживался стиля взрослого человека, а не двенадцатилетнего подростка. Монстр часто глядел по сторонам, высматривая их, так как в одиночку ступать на территорию этого балагана он почему-то не решался.

— А ты быстро, — сзади к нему подошли Ричи с Эдди и Беном. — Бев с Биллом и Майком паркуют велики, — пояснил Тойзер.

— А где малыш еврей? — с хитрым выражением лица поинтересовался клоун. Мальчишки слегка потупили взгляд.

— Он... у него много дел, — соврал Каспбрак, зная, что Урис просто не захотел лицезреть Пеннивайза рядом с собой. Монстр тоже понимал это, но сделал вид, будто бы поверил астматику.

— Значит, это и есть ваша ярмарка? — ухмыльнулся он, поворачиваясь в сторону мероприятия. — Странно, наверное, я всегда просыпал её, — на секунду в голове промелькнули воспоминания о том, как сладок был долгий двадцатисемилетний сон, после которого, Пеннивайз попадал уже в другой, с каждым разом всё более обновлённый мир и, исследовав его, начинал охотиться и питаться сладким страхом. Такие мысли на секунду выбили его из реальности, напомнив, в какой ситуации он находится теперь.

— Эй! — к ним бежали остальные. Билл держал за руку маленького Джорджи, но, увидев клоуна, ребята замедлились и перешли на шаг. Пеннивайз заметил, что платье, в котором идёт девочка, странным образом одернуто назад. “Глупая людская одежда”, — подумал он, пока те двигались им навстречу.

— Пеннивайз! — воскликнул Джорджи и, освободив руку от тисков брата, подбежал к клоуну.

— Что?? Эм, нет, я... я Роберт!

— Он слышал, как мы тебя так называли, — объяснил подоспевший Майк. — Ведь это твоё прозвище, да? — он подмигнул, давая клоуну понять, чтобы тот подыграл.

— Ооооу... Да, да, это мое прозвище, — утвердительно закивал монстр. — Но лучше зови меня Роберт или мистер Грей, лады?

— Угу! — улыбнулся малыш. Билл быстро отодвинул его от клоуна, заслоняя своим телом. Пеннивайз лишь усмехнулся.

Как будто Денбро смог бы что-нибудь сделать, если бы монстр действительно намеревался съесть Джорджи.

— Ну что, детки? Готовы окунуться в мир веселья?! — в своей клоунской манере спросил он, издавая надрывистые смешки. Неудачники неуверенно переглянулись, сытые по горло фразочками Пеннивайза.

— Как будто у нас есть выбор... — буркнул Тойзер, и они зашли на территорию ярмарки.

Музыка словно заиграла ещё громче. Народу было много, и им приходилось идти плотной группой. Клоун мотал головой туда-сюда, пытаясь определить, что ему интереснее.

— И куда направимся? — спросил Бен, не в силах выдержать гнетущее молчание.

— Билли, пошли на новую горку? — потянул Денбро-младший.

— О нет, меня точно стошнит! — замотал головой Эдди, понимая, что его организм этого не вынесет.

— Можем пойти посмотреть на шоу. Там вроде фокусники есть, — предложила Марш, поглядывая на ребят.

— Ну так разойдитесь, — встрял в разговор монстр. Все обернулись на него с такими лицами, словно тот предложил им застрелиться. — Что? Вы не сиамские близнецы. Хотите одним табуном бродить? — развёл он руками. Неудачники посмотрели друг на друга, понимая, что клоун прав.

— Л-л-ладно, я отведу Дж-ж-жорджи на горку, а вы можете пока сходить посмотреть шоу, — предложил Билл.

— Я лучше пойду, выиграю что-нибудь в лавке, — сказал Тойзер.

— Я с тобой, не люблю фокусы, — подал голос Майк.

Таким образом, все решили разделиться. Майк, Ричи и Эдди направились выигрывать ненужных плюшевых мишек, Бен с Беверли решили всё-таки посмотреть шоу, а Денбро отвести брата на обещанный аттракцион. Все разошлись, и заика понял, что Пеннивайз остался стоять рядом.

— Ч-что тебе?

— Я хочу с вами, — улыбнулся тот, поглядывая на Билла.

— Мистер Грей, а вы не испугаетесь? Это страшная горка, — спародировал пугающий голос Джорджи.

— Это детская горка, а Пен... то есть, мистер Грей взрослый, — буркнул Денбро. Он не хотел гулять с клоуном, но и оставить его одного не мог.

— Взрослые тоже боятся, Билли, — пролепетал монстр. — Показывай, где твоя горка?

Новый аттракцион Дерри был высотой с восьмиэтажный дом, что вызывало ужас и восторг одновременно. Горка действительно была внушительных размеров и состояла не только из склона, но и из всяческих поворотов, подъемов и спусков. Пеннивайз задрал голову, смотря на это чудо техники. Аттракцион оказался больше, чем ожидал клоун. Билл с братом открыли рты, при виде этой громадины.

— А она... высокая, — пропищал Джорджи.

Очередь была не очень большая. Основная масса народа уже опробовала эту смесь экстрима и адреналина. Приближаясь всё ближе, братья ощущали дрожь в коленях и желание уйти. Пеннивайз же стоял спокойно, не имея понятия, что его ждёт и лишь вслушивался в крики катающихся.

— Прости, малой. Слишком низкий, — развёл руками контролёр, смотря не на рост мальчика, а на отсутствие правой руки. Джорджи стоял на отметке, над которой был указан минимальный рост для катания, но малыш не дотягивал. Хотя это была не главная проблема.

— Да ладно, там чуть-чуть не хватает, — развёл руками клоун.

— Таковы правила, приятель. Можешь отвести сына на карусель, — аккуратно указал работник на отсутствующую конечность.

— Он не мой сын... — процедил монстр.

— Эх, ничего не поделаешь, — с тоской вздохнул Денбро-младший. — Я вас тут подожду.

— Чего?? Я не п-п-поеду с ним! — замотал головой Билл. — Я тут ради тебя.

— Да брось, Б-Б-Билли. Прокатимся!

— Очередь не задерживайте, — лениво протянул контролер. Пеннивайз подхватил Билла и, посадив в первую кабинку, застегнул защиту.

— Нет! Ст-т-тойте! Я не хочу! — начал брыкаться мальчик, но защита уже заблокировала любую возможность выпасть или сбежать. Прозвучал звонок, означающий начало движения кабинок. Состав двинулся с характерным скрипом.

Джорджи смеялся и махал рукой, двигающимся вверх брату и монстру. Они медленно поднимались по рельсам. Напряжение Билла росло, и клоун это чувствовал. Заика посмотрел вниз, оценивая расстояние до земли, тяжело дыша и дёргая плечами.

— Т-т-так, стой! Я н-н-не хочу! Я боюсь! — начал елозить Денбро.

— Я знаю, что ты боишься. Здорово, правда? — засмеялся монстр. Они поднимались всё выше и выше, приближаясь к крутому спуску.

— Можно остановиться? Тут есть кн-н-н-нопка стоп?? — мотал головой заика. Пеннивайза начало это напрягать. Не являясь источником страха, он понятия не имел, как успокоить Денбро.

— Хватит, сиди спокойно! — начал прижимать мальчика к сидению клоун.

— Я б-б-боюсь!

— Слушай, бояться — это нормально! Но надо же бороться со страхами! — выпалил монстр, даже не осознав, что невольно вслух раскрыл секрет борьбы с самим собой. Вот только Денбро это и так знал.

Кабинка добралась до самого пика, готовая помчаться по крутому спуску. Пассажиры замерли в ожидании падения.

Билл вцепился в куртку клоуна.

— Пеннивайз!

Улыбка исчезла с лица монстра, когда тот осознал, что произойдёт через секунду.

— Чёрт.

С бешеной скоростью они полетели вниз. Крики пассажиров разносились по всей ярмарке. Денбро и Пеннивайз тоже орали что есть мочи. Последний сам не понимал причину этого, но крик просто рвался наружу. Кабинки неслись по рельсам, делая крутые виражи, заставляя Билла ещё крепче впиваться в тело клоуна, который, пребывая в шоке, даже не замечал этого. Это продлилось ещё около полминуты, после чего состав наконец-то прибыл в точку отправки. Денбро всё ещё сжимал Пеннивайза. Сам монстр вцепился обеими руками в защиту, оставив на железной балке вмятины. Дверцы открылись. Клоун очнулся, рывком вытащил заику и поставил на платформу. Колени мальчика подкашивались, что не давало Пеннивайзу возможности отпустить его.

— Ну как? Вам понравилось?? — подбежал к ним радостный Джорджи. — Как это было??

“Страшно”, — пронеслось в голове монстра, но тот предпочёл промолчать.

— Я ч-ч-ч-чуть не обд-д-д-делался, — с трудом выговорил Билл.


Дротик воткнулся в деревянную стенку палатки, оставив висевший на ней шарик с водой нетронутым. Продавец чуть не захохотал, удивляясь меткости бросавшего.

— Твоя мамка кидает лучше! — хлопнул Эдди по плечу Тойзер.

— Заткнись, Ричи. Сложно кидать одной рукой!

— Чувак, ты правша! А загипсована у тебя левая! — засмеялся Майк, собиравшийся кинуть следующим. Он положил два доллара на стойку и, взяв порцию дротиков, начал метать их в шары. Те лопались, поливая и так влажную землю водой.

— Десять из десяти! — захлопал продавец.

— Да как так-то?! — ударил по лбу Каспбрак. Ричи залился смехом.

— Выбирай, что хочешь, — показал продавец на витрину. Перед неудачниками висели всевозможные плюшевые игрушки и прочая карнавальная мишура. Майк внимательно разглядывал каждую.

— Вот эту, — показал он на ковбойскую шляпу в кожаной оправе.

— Любишь дикий запад? — подмигнул продавец, отдавая заслуженный трофей. Мальчик надел шляпу на себя, гордо смотря на друзей.

— Пф, тоже мне, профи, — буркнул Эдди.

Ребята забрали приз и отправились дальше, смотреть, чем можно поживиться. Их взору предстала толпа народу, окружившая какого-то мужчину. Харизматичный дядечка в очках и красно-белом костюме озвучивал смысл конкурса.

— Дамы и господа! Братья и сестры! Все жители Дерри! Попробуйте испытать свои нервы и ум на нашем новом аттракционе! — он стоял рядом со стеклянным кубом, наполовину заполненным водой. Внутри была небольшая дощечка.

— Кто сможет ответить на десять вопросов и не намочить штаны? Правила очень просты: ваш друг садится на скамью, а вам будут заданы десять вопросов на самые разнообразные темы. Если ответите хоть на один неправильно, то вашему другу придётся искупаться! А если же вы ответите верно — получите приз лично от меня. Ну? Кто желает? Может, вы, юноша? — он указал на Тойзера. Тот начал вертеть головой, чтобы убедиться, что речь идёт о нем.

— Я?

— Да, да! Выходите сюда!

Ричи неуверенно направился к ведущему, провожаемый шокированным взглядом друзей.

— Уау, большие очки! Наверное, ты умный парень? Как твоё имя? — проговорил мужчина, смотря на мальчика. Тот слегка смутился и поправил свои “вторые глаза”.

— Я — Ричи.

— Ричи, отлично. А кто же будет жертвой, м? Может, вы, приятель! — ведущий ткнул пальцем в толпу.

Тойзер повернулся, чтобы разглядеть своего собрата по несчастью, и замер в ужасе. Мужчина показывал на Генри Бауэрса. Подросток, похоже, сам ещё не понял, что тонкий палец указывает на него. — Да, вы! Поднимайтесь сюда!

Стоявшие рядом дружки Генри начали ржать, пока сам Бауэрс подходил к еле стоящему на ногах Ричи.

— Как вас зовут?

— Генри.

— Прекрасно! И так, у нас в команде Ричи — в роли знатока и Генри — в роли жертвы!

Люди начали громко хлопать. Неудачники стояли с открытыми ртами, молясь за друга. Тойзер сам пребывал в лёгком шоке, который с ним разделял не менее удивлённый Бауэрс.

— Если я свалюсь в воду — ты покойник, — шепнул на ухо Ричи задира. Ведущий проводил его в куб и, посадив на скамью, закрыл внутри.

— Итак, начинаем! Первый вопрос: что это за число — чёртова дружина?

— Эээ... 13! — выпалил Ричи.

— Верно! Столица Америки?

— Вашингтон!

— Да! Кто написал Мону Лизу?

— Да Винчи!

— Сколько всего штатов в США?

— 50!

Генри впился пальцами в скамейку, молясь о том, чтобы не свалиться в воду. До того как его выбрали, он собирался пригласить Лану Туччи на цирковое шоу. Просто он знал, что девушка направилась к фокусникам, и хотел найти её там, только из-за внезапной смены обстоятельств, Бауэрсу пришлось менять план действий, и его главной задачей было не промокнуть. Но зависело это лишь от знаний Тойзера, который, вроде бы, справлялся неплохо.

— Что больше килограмм свинца или килограмм пуха?

— Одинаково! — без тени сомнения кричал Ричи.

— Давай! Покажи им всем! — кричали Майк и Эдди наперебой с толпой. Друзья Генри тоже всячески подкалывали его и что-то показывали.

— И последний вопрос: Сколько было мушкетеров в романе Дюма?

— О, это просто! Мушкетёров было трое! — махнул рукой мальчик. Но тут послышался пронзительный звук. На кубе загорелась красная лампочка.

— Чёрт бы тебя побрал, там четыре мушкетера! Четыре! — завопил Эдди.

Бауэрс даже не успел ничего понять, как скамейка под ним провалилась, и парень оказался в холодной воде, явно не первой свежести. Тойзер в ступоре смотрел на барахтавшегося Генри. Друзья подростка заливались смехом, пока он сам пытался вырваться.

— Какая жалость! — развёл руками ведущий под смех и возгласы толпы.

— Тебе конец, придурок! — кричал из-за стекла Генри. Майк и Эдди схватили друга и поволокли прочь, чтобы задиры не настигли их.

— Ну ты дебил! — дал ему щелбан Каспбрак, когда они остановились, решив, что ушли достаточно далеко.

— Чего? Да я почти на все вопросы ответил!

— Так народ, не ссорьтесь, — развёл их в стороны Майк.

Тут на его плечо легла чья-то рука. От неожиданности мальчик вздрогнул, боясь, что их нагнал Бауэрс с бандой. Но перед ним был Пеннивайз. Клоун стоял почти вплотную, вот только на его лице вместо улыбки была усталая гримаса.

— Дерьмо! — отскочил Майк.

— Не угадал, — скривился клоун и отошёл на пару шагов назад. Рядом стояли Билл и Джорджи. Старший держался за живот, словно его сейчас вывернет наизнанку, одетый в свитер, ранее принадлежавший Пеннивайзу.

— Твою мать, что с вами? — не понял Ричи.

— Мы катались на горке, — буркнул Денбро.

— А потом Билла стошнило, и мистеру Грею пришлось отдать ему свой свитер! — добавил младший брат.

— Что? Как это произошло?? — обратился Эдди скорее к монстру, нежели к умирающему Биллу.

— Я не хочу об этом говорить... — отвернулся Пеннивайз, вспоминая, как держал заику, пока того рвало в мусорный бак.

— А в-в-вы откуда? — выдавит Билл.

— От Генри. Это долгая история, — махнул Каспбрак. — Ладно, где Беверли и Бен?

— М-мы думали он-н-ни с вами.

— Эм, нет. Кажется, они отправились на какое-то шоу, — вспомнил Тойзер.

— Шоу? Тут их много. Какое именно? — почесал затылок Майк.

Тут раздался громкий звук фанфар. Все обернулись и увидели, как над куполом цирка зажглись прожектора.

— Приглашаем всех в наш цирк, где вас ждут: смех и слезы, ужас и веселье, улыбки и самые лучшие представления клоунов! — объявил голос из мегафона. Люди начали сходиться в шатёр в предвкушении представления.

— Цирк! Пошли туда, пожалуйста! — запрыгал Джорджи.

— Эм... а может, поищем остальных? — напрягся Каспбрак. — Мне что-то не очень хочется туда идти...

— Верно! И Роберту наверное будет неинтересно! — поддержал друга Ричи. — Верно, Роб? — он повернулся клоуну, но увидел совсем иную реакцию. Пеннивайз чуть ли не вопил от счастья. Глаза стали хищными, а на лице вновь засияла улыбка. Давно его не видели настолько возбужденным.

— Цирк! Что... пхахахах! Что может быть лучше?! — слюна потекла по его подбородку.

— Пер-р-рестань! — ткнул его в бок Денбро. — Нам над-до найти остальных.

— А вот же они! — Джорджи показал на идущих к ним Бена и Беверли. Монстр, не дожидаясь ответа Билла, подбежал к ним и повернул в сторону купола.

— Тааак, разворачиваемся и идём туда!

— Что?? Пеннивайз, хватит! — уперлась ногами девочка, не ожидая такого натиска.

— Куда ты нас тащишь?? — озадачился Бен. Остальные неудачники тоже подтянулись.

— Билл? Почему на тебе свитер Пен... Роберта? — вовремя вспомнила Марш про стоящего рядом Джорджи.

— Н-н-не важно. Пошли отсюда.

— Пошли в цирк! — не отставал клоун.

— Да! Билли, если ты не хочешь, можно я пойду с мистером Греем? — слёзно попросил малыш. Денбро в ужасе посмотрел на горящие глаза Пеннивайза, которые косо смотрели на младшего брата.

— Н-ну уж нет!

— Почему? Что в этом такого? — не понимал Джорджи.

— Да, Билли? Что такого? — Пеннивайз посмотрел на неудачников, строя ехидную гримасу. — Вы что, боитесь клоунов?

====== Глава 19: Не тот цирк ======

Трибуны цирка заполонил народ, который то и дело галдел, искал места поближе к арене и совал попкорн себе в глотки. Разноцветные прожектора освещали арену, которая пока что пустовала. Неудачники прошли вглубь, окунаясь в эту атмосферу. Бледно-красные тона напоминали Марш тот шатёр, который Пеннивайз воздвиг в канализации. Это заставляло девочку чувствовать себя неуютно и растерянно. Остальные тоже не испытывали особого восторга, в частности Ричи, который и так недолюбливал клоунов и всё что с ними связано. Единственные, кто получал удовольствие, были Пеннивайз и Джорджи. Малыш с улыбкой глядел по сторонам, а клоун то и дело неестественно дёргался, не в силах сдержать эмоции. В нем боролись два чувства: ностальгия и желание вкусить страха и плоти. Тематика цирка была ему близка, и он знал, как с её помощью напугать детей. А их там было немало. Правда, в воздухе витал совсем не страх — лишь смех и веселье, не считая мандража неудачников.

— Может, уйдём, пока не поздно? — ныл Эдди, следуя позади всех.

— Поздно, хехехехе, — Клоун показал на арену, в центр которой встал мужчина в черно-белом смокинге с цилиндром на голове.

Он подкинул свою шляпу, и из неё вылетел белый голубь. Люди притихли, поражённые увиденным. Даже внимание неудачников приковало это представление. Пеннивайз лишь презрительно фыркнул в знак того, что такие дешевые трюки не для него.

— Дамы и господа! Прошу, займите свои места, ибо сейчас вы можете потерять сознание от увиденного! Дерри, вашему вниманию я представляю самое поразительное и воистину уникальное представление! Вас ждут лучшие трюки, фокусы, канатоходцы и, конечно же, наши клоуны!

— Последнее мог бы и не называть, — поёжился Тойзер, устраиваясь поудобнее на деревянном сидении.

— Слушай, Пеннивайз, ты... — Беверли повернулась в сторону, где должен был сидеть клоун, но сидение пустовало. — Пеннивайз?


У клоуна были совсем другие планы. И заманить детей на представление — лишь первая их часть. Он направился за кулисы, где актеры уже готовились выступать. Он прошёл через гримерную и нашел там самую отдаленную комнату. Это было что-то наподобие кладовки. Монстр зашёл туда и закрыл дверь. Единственным источником света была лампочка на потолке, но его это не беспокоило. Клоун и так отлично ориентировался в темноте, прожив много сотен лет под землёй.

Он расстегнул куртку, обнажив худое тело, и снял с себя штаны. Эта одежда была не воссоздана им, а куплена и имела реальный состав, не то что клоунский костюм, в котором он пугал детей. Пеннивайз выдохнул и посмотрел на свои человеческие руки. По спине пробежали мурашки от сильного напряжения.

— Просто сделай это, — тихо сказал он сам себе. — Заставь их бояться...

Он собрал все накопленные силы. Если приплюсовать ещё и случай у школы с четверкой Беверли, её было относительно достаточно. Тело начало видоизменяться — вытягиваться, искривляя конечности монстра в непонятные формы. Кожа стала бледной, волосы поднялись и из коричневых превратились в рыжие и воздушные. Лоб тоже приподнялся, создавая эффект непропорциональности. На шее появился тесный воротник. Пышная баска и камзол легли на его талию. Тонкие пальцы обволокли белые перчатки. Три красных помпона появились на тускло-сером костюме, добавляя красок в этот образ. Закрученные на концах ботинки так же приобрели по одному оранжевому помпону. На лице от кончиков рта и до бровей на корочке клоунского грима появились красные куполообразные полосы. Нос также окрасился ярко-красным цветом. Пеннивайз улыбнулся, оголив сотни острых, как бритва, зубов.

— Пора летать...


Бен вернулся на трибуны с попкорном в руках. Ричи окинул его укоризненным взглядом.

— Как ты можешь есть в такой момент?

— А что? Я не ужинал, — пожал плечами мальчик.

— Бен, ты нашёл его? — с надеждой спросила стоящая рядом Марш.

— Неа... я обошёл всё, но Пеннивайз как сквозь землю провалился.

— Это он может, — согласился Каспбрак.

Неудачники облазали весь цирк, но пропавшего клоуна так и не нашли. Один только Билл остался сидеть с Джорджи на трибунах. Свет резко погас, заставляя ребят замереть в ожидании чего-то.

Заиграла цирковая музыка, указывающая на то, что представление началось. Однако, что-то было не так. Эта музыка была не совсем такая, не как обычно. Марш уловила в ней такие нотки, которые заставили колени задрожать, а сердце биться в разы быстрее. Та же музыка, что и в канализации. Ужасная мысль проскользнула в голове девочки. Осознание, что все они вместо того, чтобы следить за Пеннивайзом, попали прямо в его ловушку. Ведь клоун не просто так заманил их в цирк.

— Я дура, — тихо проговорила она.

— А? Бев, ты чего? — не понял Майк, пытаясь разглядеть подругу в темноте.

— Не нужно было его звать... Надо вернуться к Биллу и Джорджи! Пеннивайз... — но договорить она не успела.

Прожектора вновь зажглись бледно-красными огнями. Друзья и весь зал зажмурились от такой вспышки света. На арене появился ведущий в цилиндре.

— А сейчас мы начинаем! Поприветствуйте нашего канатоходца!

Зал начал бурно аплодировать. Прожектора повернулись и осветили натянутый канат. Неудачники, не в силах найти оставшихся товарищей, остались на местах, наблюдая за происходящим. С одной стороны каната стоял мальчик. На нем был клоунский костюм, который из-за большой высоты, было трудно разглядеть. Только друзья увидели в нем их заику Билла. Зал начал хлопать ещё громче, словно ребёнок на канате их не удивляет.

— Твою мать... — ошарашено прошептал Ричи, поправляя очки.

— Билл!!! — закричала Беверли, что есть мочи. Однако мальчик даже не обернулся на них, он улыбался, готовясь сделать первый шаг.

— Почему никто не реагирует?! — не понимал Майк. Бен посмотрел на сидящих людей. Те улыбались и с глупыми лицами и ждали представления.

— Они не понимают... — дошло до мальчика. — Это то же самое, что и с пропавшими детьми.

— Что ты хочешь сказать?? — не понимал Каспбрак.

— Они зомбированы. Пеннивайзом.

Денбро ступил на канат. Ребята в ужасе побежали к арене, но из ниоткуда появилась сетка, преградившая им путь. А люди всё веселились, смотря на шатающегося на канате мальчика.

— Билл нееет!!! — кричала Марш, пытаясь порвать сеть. А Денбро всё шагал по миллиметровой поверхности с леденящей улыбкой на лице. Ребята кричали ему, надрывая глотки, но друг не слышал их. Или же просто игнорировал.

— Пеннивайз, хватит!!! — орал Эдди. — Это не смешно!

— Ну ты и крыса! Стенли был прав! — чуть не плакала Марш. Однако им, естественно, никто не ответил. Тут музыка сменилась барабанной дробью. Билл начал шататься на канате, теряя равновесие. Неудачники замерли, смотря вверх.

Зал тоже затих, ожидая, что будет дальше. Денбро шатался, пытаясь найти точку опоры, но не успел и камнем полетел вниз.

— БИЛЛ! — хором воскликнули ребята. Тело мальчика в полной тишине упало в центр арены с характерным хрустом. Алая кровь начала растекаться по арене в ярком свете прожекторов.

— Неееет!!!! — из глаз Беверли полились слезы. — Нет Билл! Билл! Билл! — неудачники дергали сетку, пытаясь прорваться к нему. Отчаяние поглотило их. А зрители лишь захлопали, смеясь и удивляясь случившемуся.

— Почему вы радуетесь?! Он мёртв! Почему вы улыбаетесь?! — надрывисто кричал Тойзер. На арене появился ведущий.

Вот только... это был не совсем он. Из-под цилиндра торчали рыжие волосы, а вместо смокинга был клоунский наряд. Пеннивайз присел к телу мальчика и покачал головой.

— Ай, ай, ай, Билли. Похоже, ты не дошёл до конца.

Зал начал смеяться ещё громче. Клоун тоже захихикал и перевёл взгляд на неудачников.

— Ты покойник! Слышишь?! Ты труп! — бил по сетке Майк.

— О, не переживайте, и ваша очередь настанет! — после этих слов прожектора потухли, и зал снова окунулся во тьму. Повисла тишина. Вот только в сердцах неудачников не было страха. Было кое-что другое. Непонятное и гадкое. Клоун чувствовал это. Всё представление было для того, чтобы напитаться их ужасом, однако он так и не появился. Это злило монстра ещё больше. Овладеть целым цирком было нелегко, и он растратил много силы, которой и так было впритык.


— Он мёртв! Он мёртв! Он мёртв! — кричал в панике Эдди. Ричи пытался найти его в темноте, чтобы успокоить.

— Мы не знаем! Мы не видели этого!

— Что ты мне городишь?! Он умер! У него текла кровь! Он не дышал! Он мёртв! Мёртв!

Бен нащупал астматика и схватил, чтобы тот немного успокоился. Беверли сползла на пол, обхватив голову руками. Майк всё ещё пытался порвать сетку, которая была сделана из чего-то неимоверно прочного. Света не было, и друзья даже не знали, что и думать.

— Это не взаправду. Не взаправду. Не взаправду, — бубнил успокаивающийся Каспбрак, доставая из сумки ингалятор.

Вдруг софиты снова зажглись. Неудачники быстро вскочили и посмотрели на арену. Заиграла музыка, и в самом центре появился Пеннивайз. Он стоял с опущенной головой, держа в руке красный шарик.

— А теперь, дамы и господа, поприветствуем нашего следующего артиста! — засмеялся клоун, расставив руки в стороны.

Зал начал аплодировать. На арену ступил маленький Джорджи. Он также был в клоунском наряде. Единственным ярким пятном на его костюме был большой красный треугольник на месте откушенной руки. Мальчик стоял не шевелясь и смотрел своими стеклянными глазами прямо на неудачников. Пеннивайз уже был готов впитать весь ужас детей, но его вновь не последовало.

— Сейчас, прямо на ваших глазах, этот малыш полетит! — воскликнул он, вызвав новую волну хлопков.

— Чего он задумал?? — не понимал Эдди, наблюдая за происходящим. Тельце Денбро-младшего начало медленно подниматься вверх. Из ниоткуда начали всплывать и другие тела. Среди них неудачники увидели тела: Патрика Хокстедера, Гретты Боуи, Генри Бауэрса. Даже Хаггинс висел вниз головой, смотря на них своим мертвым взглядом.

— Нет... он не мог... — прошептала Марш и вцепилась руками в сетку. — Ты не мог, Пеннивайз! Не мог!

Дети всё поднимались, а зрители хлопали, смеясь, и сверкали своими фальшивыми улыбками. Казалось, что куполу цирка нет конца, и дети улетают куда-то в бесконечность, не в силах вернуться назад. Среди них друзья разглядели труп Билла, руки которого неестественно повисли из-за переломанных костей. Сетка опустилась и, облокотившиеся на неё неудачники, выпали на арену, оставшись один на один с клоуном. Тот облизнулся, пуская слюни по подбородку.

— Вкусно пахнет! — втянул он носом воздух, вот только это было притворство. Монстр по-прежнему не чувствовал страха детей. Старые ощущения казались непривычными и неуместными. В первый раз он задумался над абсурдностью того, что делает.

— Ты предатель!!! — завопил Эдди. Друзья сплотились в группу. На этот раз впереди всех стоял Майк. Клоун улыбнулся, и в один момент арена оказалась по колено в грязной сточной воде. Из-за плохого освещения неудачники даже не сразу поняли, что произошло. А люди всё смеялись и хлопали. Смеялись и хлопали, оглушая их и не давая возможности сосредоточиться. Ноги увязли в чём-то наподобие тины, и ребята не могли ступить ни шагу.

— Вас всех унесёт, — сказал Пеннивайз, с некой дрожью в голосе, и в один миг ушёл под воду. Повисло молчание, которое нарушал лишь крик Тойзера.

— Чего вы смотрите?! Помогите нам! Кто-нибудь! Вызовите полицию! Разуйте глаза!

— Это бесполезно, — тихо сказал Бен. — Они себе не принадлежат. Сейчас никто нам не поможет, кроме нас самих.

— Попробуйте вытащить ноги! — Беверли начала двигать коленями, пытаясь высвободиться.

— Р...ребята, — не своим голосом сказал Эдди. Все в ужасе посмотрели на него. За спиной мальчика из воды вылез клоун, положив белую перчатку ему на плечо. — Пеннивайз, не... — но он не успел договорить. Монстр одним рывком утащил астматика под воду.

— Эдди!!! — начали кричать друзья, раскачивая жижу.

— Эдди! Где ты?! — стоявший рядом с Каспбракам Тойзер начал бить воду руками. — Верни его! Сукин ты сын! Пеннивайз! Будь ты проклят!!!

Над ареной разнесся сумасшедший смех клоуна. Беверли заткнула уши, не в силах больше слышать его. Тело Каспбрака погрузилось в холодную бездну. Неудачники продолжали звать его, отчаянно разгребая руками грязные воды.

— Рука! Я нащупал руку Эдди! — закричал Майк и потянул её на себя. Но та поддалась слишком легко. Мальчик вытащил на поверхность оторванную конечность, похожую на ту, которой ему махал клоун в пустоши.

— Вот дерьмо! Это рука! Ты достал чью-то руку! — начал вопить Ричи.

Майк в ужасе выкинул её обратно, дёргаясь от чувства отвращения. Зал вновь начал хлопать, словно оторванная конечность — то, ради чего они пришли в цирк. Дети безуспешно пытались отыскать друга, которого поглотила вода. Наблюдавший за всем этим Пеннивайз всё ждал, пока их охватит страх и отчаяние. Что может быть хуже этого? Он учёл все свои ошибки, которые совершил в канализации. Неудачникам было не достать его и, на примере с братьями Денбро и Каспбраком он показал, что с ними произойдёт. Однако того сладостного чувства всё не было. И клоун не мог найти тому причину. “Они же кричат, плачут, просят остановиться. Что не так? Почему нет страха? Что это за непонятное чувство они испытывают??” — спрашивал он сам себя. А голод всё усиливался. Слишком много сил было затрачено на это представление. Пеннивайз хотел есть, но помимо голода, внутри бушевало чувство несправедливости и незавершенности. Словно у него была цель, к которой он стремился, а потом бросил всё это на полпути. Похожее чувство было, когда перед клоуном встал выбор: бросить Марш или погрязнуть в бюрократическом болоте. Как только он разобрался со всеми документами, то даже почувствовал себя немного лучше. То же самое монстр испытывал в этот момент. Он съест их и что дальше? Всё будет зря? Все его труды.

Только голод напирал, вытесняя разум.

Друзья всё ещё болтались в воде, когда он выпрыгнул прямо перед носом Беверли. Та от неожиданности замерла, смотря на мокрого клоуна. Он одним рывком схватил её за ворот и поднял вверх, выдергивая застрявшие в трясине ноги. Та начала упираться, но монстр был слишком силён.

— Беверли, нет! Отпусти её! — орали оставшиеся неудачники, уже осипшими голосами.

— А теперь, завершающая часть нашего представления! — воскликнул Пеннивайз, смотря своими косыми желтыми глазами на девочку. — Время трапезы!

Зал начал аплодировать. Ребята кричали, чтобы он отпустил девочку. А клоун всё смотрел на неё. Но страха не было. Терпение кончалось, а непонятное чувство исходящие от детей вводило монстра в ступор.

— Ну? Чего ты ждёшь? — прокряхтела Марш, вытирая слезы с лица. — Давай. Ты ведь... этого хочешь?

— Почему? Почему вы не боитесь меня?! Что вы чувствуете?!

— Это не страх, Пеннивайз. Мы не боимся. Мы... разочарованы... в тебе, — из последних сил выдавила девочка. — Спасибо...

— Что?! — не понимал клоун.

— Миссис Кол передавала тебе спасибо. За то, что ты помог мне... Она сказала... что гордится тобой, и... ты вёл себя, как ответственный взрослый, — с её дрожащих уст вылетел прерывистый смешок. — Жаль... что она ошиблась...

Пеннивайз окинул девочку взглядом и только сейчас заметил, что, как он думал одернутое место на платье, оказалась заплаткой. Марш до дыр износила его, не в состоянии приобрести новое. Это заставило клоуна вспомнить то, что произошло с ним незадолго до этого момента.

FLASH BACK

Билл стоял, согнувшись в три погибели над мусорным баком. Клоун придерживал его за плечи, стараясь не смотреть, как заику тошнит после горки. Рядом стоящий Джорджи покупал попкорн, который малыш так сильно любил.

— Меня сейчас н-н-на изнанку вывернет... — прокряхтел Денбро в перерывах между позывами. — Пеннивайз... принеси воды.

— Воды? Какой?

— Л-л-любой. Скорее! — его опять начало рвать.

Монстр отпустил мальчика и быстрыми темпами отправился на поиски. В метрах в десяти он нашёл дешевый ларёк, питье в котором стоило меньше доллара. А у монстра было как раз всего 98 центов. Он достал монеты и начал перечитывать их возле прилавка под томительный вздох продавца.

— Эй, мистер! Нельзя ли побыстрее? — раздался сзади противный девчачий голос. Клоун обернулся и увидел Гретту с парой баксов в руке. — Вы? — скривилась она. — А где же Беверли?

— Не твоё дело, — буркнул Пеннивайз и принялся дальше считать деньги.

— А можно как-то ускориться? Тут вообще-то очередь!

— Тут только ты! — не выдержал клоун. — Отстань, а? Если не хочешь улететь.

— Чего? Не знаю, что вы сказали, но это явно угроза!

— Угроза? Всё нормально? — к ним подошёл мужчина лет сорока, крупного, подтянутого телосложения в рубашке и пиджаке. Пеннивайз даже слегка опешил, мысленно сравнивая свою человеческую форму с его. — Милая, всё хорошо? — спросил мужчина, смотря при этом на монстра.

— Эм... да, папочка. Просто покупаю воду, — лицо девочки, как и её голос, резко изменилось, став более мягкими.

— Иди посмотри, что ещё тут есть детка. Я куплю и принесу. — он погладил её по голове.

Гретта окинула Пеннивайза победным взглядом и удалилась. Пребывавший в растерянности клоун начал заново пересчитывать монеты, стараясь не обращать внимания на пялящегося мужчину.

— Я про вас слышал. Вы опекун одноклассницы моей дочери. Беверли Марш.

— Эм... да. Да, я — Роберт Грей, — неохотно ответил монстр.

— Джеймс Боуи. Гретта много рассказывала о том... что произошло с девочкой. Я пару раз пересекался с её отцом. Знаете, он никогда мне не нравился. Неудивительно, что этот гад домогался её.

Такие разговоры напрягали. С Пеннивайзом редко разговаривали взрослые люди, не считая миссис Кол и газетчицы Синди Хорс. Джеймс же разговаривал серьёзным, низким голосом, что заставляло клоуна нервничать. Он чувствовал некое превосходство над собой. Из рассказов Гретты монстр знал, что её отец уважаемый и обеспеченный бизнесмен в Дерри. И считать при нем центы Пеннивайзу не нравилось.

— К чему вы клоните, мистер Боуи?

— Знаете, Роберт. Можно звать вас Роберт?

— Ну... да.

— Так вот, Роберт, у меня самого есть дочь. Любимая дочь. Я сделаю ради неё всё. И буду оберегать, как смогу. Чтобы никто, кроме Элвина Марша, не смог причинить ей вреда.

— На что вы намекаете? — монстр отложил монеты и посмотрел собеседнику в глаза. Тот не растерялся и сделал то же самое.

— Сколько вам лет? Двадцать пять? Двадцать семь? Вы так молоды.

— И что с того? — напрягался всё сильнее клоун.

— Зачем одинокому молодому парню удочерять тринадцатилетнюю девочку? Вам не кажется это странным? Для чего? А может, вы настоящий отец Беверли? Хотя, это очень маловероятно.

— Не знаю, к чему вы клоните, но это мое дело, и у вас нет ничего, что вы можете мне предъявить, мистер Бооууи, — Пеннивайз растягивал буквы его фамилии, словно показывая, как смешно она звучит.

— Где вы работаете?

— В магазине мороженого. Это что-то меняет?

— А где живёте?

— На Нейбол 29. К чему всё это?

— Я сам жил в детдоме. Та ещё помойка. И знаете, что я для себя понял?

— Что? — скрипя зубами, спросил клоун.

— Я понял, что у моих детей никогда не будет такой же поганой жизни, — лицо Пеннивайза изменилось. Вместо раздражения вновь появилась растерянность. — Не знаю, что вы забыли в Дерри и зачем взяли эту девочку, но ведите себя достойно. Дети — это не игрушки. Их нельзя просто выбросить, когда станет скучно. О вас в городе разные слухи ходят, и большинство из них восемнадцать плюс, — от такого заявления монстр чуть не подавился. Неужели кто-то думает, что он взял Марш из-за извращенских замашек? — Я работаю по 16 часов, чтобы у моей дочери всё было. А у Беверли заплатка на платье. Знаю, наши дети не очень ладят, но я не могу просто смотреть на это. Подумайте над этим, — он посмотрел на монеты в руке Пеннивайза и протянул продавцу два доллара. — Две бутылки, пожалуйста.

Взяв их, он отдал одну клоуну. Тот даже не смог выдавить из себя “спасибо”, переваривая всё вышесказанное.

— Доброго вам вечера, Роберт, — с этими словами Джеймс удалился, оставив монстра в раздумьях с водой в руке. Пеннивайз посмотрел на бутылку. “Он купил две. А мне и на одну еле хватало”.

Конец FLASH BACK

Беверли болтала ногами, не в силах разжать тиски клоуна. Воздух заканчивался, но тут хватка ослабла, и Марш смогла вздохнуть полной грудью. Неудачники всё ещё пытались вылезти, чтобы помочь. Сам Пеннивайз потупил взгляд и смотрел вниз, словно ребёнок, которого отчитали родители. Слишком много мыслей и вопросов, с которыми он раньше не сталкивался.

— Съешь нас и останешься один! — выкрикнул из последних сил Ричи, — Ты этого хочешь?! Хочешь быть один?! Скажи, Пеннивайз! Скажи! Зачем ты это делаешь?! Что ты такое?!

Клоун начал прерывисто дышать, бешено двигая глазами в разные стороны. Рука разжалась, и Беверли упала в воду, только тина больше не держала её. Остальных тоже отпустило, и они быстро подбежали к подруге и сгруппировались. Пеннивайз начал дергаться и издавать противоестественные звуки. Схватившись за голову, он начал рвать рыжие волосы.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл! Он стукнул кулаком об стол! Крича, что призрак вновь пришёл! Он стукнул кулаком об стол! — раз за разом повторял монстр. Вода начала убывать. Летающие тела исчезли.

Помещение начало приобретать нормальную цветовую гамму. Силы монстра иссякли. Он упал на колени, не в состоянии больше поддерживать облик клоуна. Рыжие волосы стали коричневыми, глаза голубыми, а костюм начал исчезать. Вся иллюзия испарилась. Рядом с неудачниками появился Эдди. Он резко вдохнул и начал в шоке вертеть головой.

— Что?! Что за хрень?! — кричал он. Друзья бросились к нему успокаивать. Люди на трибунах тоже начали растерянно оглядываться, не понимая, что случилось. Беверли обернулась к Пеннивайзу и схватила его, уже пребывающего в человеческой оболочке, за плечи.

— Где Билл?! И Джорджи! Что ты с ними сделал?! Отвечай!

— Это... были иллюзии... — из последних сил прохрипел монстр. Только сейчас Марш поняла, что Пеннивайз сидит перед ней без одежды.

— Ты голый! — она отскочила и закрыла глаза. Люди в зале устремили свои взоры на арену. Повисла неловкая тишина. Шестеро детей и голый парень в центре арены вызывали много вопросов.

— Занавес... — прошипел клоун, и в один миг свет вырубился.


Друзья выбежали на улицу через чёрный ход, потеряв из виду Пеннивайза. Их одежда вновь стала сухой и чистой, словно ничего и не произошло. Они глубоко дышали, всё ещё отходя от случившегося.

— Вот в-вы где, — раздался знакомый голос. К ним подошли Билл и Джорджи. Малыш держал в единственной руке сахарную вату розового цвета и жадно её обкусывал.

— Билл... — прерывисто вздохнула Марш. Ребята всей гурьбой накинулись на братьев.

— В-в-вы чего!? — растерялся Денбро. Малыш засмеялся, не понимая, чем вызвана такая реакция и тоже обнял их в ответ.

— Ты где был?? — начал трясти его Тойзер.

— М-меня начало тош-ш-шнить и мы вышли до начала. А г-г-где этот... Роберт?

— Тут я, — усталый голос прозвучал прямо над головами ребят.

Те резко обернулись, озираясь на стоящего перед ними Пеннивайза. Он был растрёпан, в расстёгнутой куртке, которая оголяла бледный торс, потому что свитер он отдал Биллу. Он еле стоял на ногах, опираясь на воткнутый рядом в землю столб. Эдди толкнул его в живот, и монстр чуть не упал.

— Что это за хрень была?! Какого черта?!

— Не толкайся... — через силу выдавил из себя клоун. — И так ничего не получилось.

— Ч-что не получилось?? — не понимал Денбро. Бен показал на Джорджи в знак того, что малышу не надо это слышать. Брат дал младшему доллар и отправил за ещё одной ватой. Тот с радостью побежал за новым лакомством.

— Ты не знаешь, что он выкинул в цирке! — показал пальцем на клоуна Майк. — Мы думали, вы с Джорджи погибли!

— П-п-погибли??

— Да! Он хотел съесть Беверли! — встрял Тойзер. Марш повернулась к монстру.

— А почему не съел? Что, разочарование не такое вкусное, как страх?

— Его убить за это мало! — продолжал Ричи. — Хотел на нас поживиться? Ты заставил нас думать, что наши друзья мертвы! Как тебе это только в голову пришло?! И все эти люди! Ты голым перед ними стоял! У тебя есть мозг вообще?!

Тойзер всё кричал на клоуна, пока остальные объясняли произошедшее заике. Тот в полном шоке слушал то, что приключилось с ними в цирке. Пеннивайз даже не вслушивался в крики очкарика. Он полностью запутался в своих мыслях. Ему хотелось съесть их, но ему и не хотелось этого. Вспоминая все случаи, когда неудачники питали его силу без страха, как в случае с четверкой, он решил, что пора проверить это.

— Так, хватит! — он встал и обхватил Тойзера обеими руками. Тот в шоке перестал кричать. Друзья обернулись, не понимая, что делает монстр.

— Отпусти! Что ты делаешь?! Кругом люди! — вопил мальчик. Длинные пальцы клоуна начали тыкать ему в бока, вызывая ощущения щекотки. Крики Ричи начали перерастать в истерический смех. — Аххаха... ахахаха! Стой! Стой! Что ты творишь?! Перестань! — кричал и смеялся одновременно Тойзер.

— Почему это так не работает?! Ты же смеёшься! Это положительные эмоции! — не понимал Пеннивайз, продолжая свои действия.

— Что ты делаешь? На нас люди смотрят, — в полной растерянности спросила Марш.

— Хватит! АХАХАХАХА! Хватит! Пеннивайз! Я боюсь щекотки!

— Тогда почему это не работает?! — монстр стал лезть ему под кофту, вызывая ещё более сильные ощущения. Ребята в непонимании смотрели на эту сцену, которая была так же смешна, как нелепа.

— Нет! Нет! Ахаха... Стой! Стой! Я сейчас описаюсь! — из последних сил закричал мальчик. Пеннивайз ослабил тиски, и Ричи упал на землю, всё ещё дёргаясь и смеясь.

— Ничего не понимаю... — буркнул клоун.

— Я тоже, — сказал Эдди, помогая другу подняться.

— Если бы не цирк, это было бы самое странное за целый день, — без доли сомнения констатировал Майк.

Тут пришёл Джорджи, держа в руке очередную порцию ваты. На улице уже стало совсем темно, и из-за всех случившихся событий, веселиться больше никому не хотелось. Малыш не понимал расстройства старших и растерянно посмотрел сначала на брата, потом на Пеннивайза, который и так чувствовал себя ужасно. После провала последней попытки восстановить силы, монстр совсем ослаб. Чувство голода перебивала лишь тяга ко сну, с которой он пытался бороться, как мог. Дети не знали, что делать дальше. Желание бранить клоуна отпало. Беверли посмотрела на Пеннивайза, глаза которого уже слипались.

— Ты бы нас съел? — бесцеремонно, но всё же с опаской спросила она.

— У тебя заплатка на платье, — проигнорировал вопрос клоун. — Завтра купим тебе новое. Деньги я найду, — он выпрямился. Его глаза словно потускнели от усталости. — Пошли домой, — тихо сказал он.

— А у кого будет ночевать Беверли? — озадачился Бен.

— У меня, — сказал монстр.

— Пеннивайз, я не пойду к тебе домой...

— Пошли, Беверли, — перебил её клоун.

Он взял девочку за руку своими холодными длинными пальцами. Его хватка была настолько слаба, что девочка не стала сопротивляться, даже сжала его ладонь посильнее. Словно ничего не произошло. Вымотанные неудачники слишком устали, чтобы акцентировать на этом внимание.

— Я теперь живу на Джексон-стрит.

— Эй! Я т-т-там живу! — осознал Денбро.

— Ну привет, сосед, — еле-еле усмехнулся клоун.


Билл с Джорджи, Беверли и Пеннивайз шли по Джексон. Денбро волочил за собой велосипед, чтобы шагать с ними на одном уровне. Поднялся холодный ветер, заставив полураздетого клоуна поёжиться. Они шли молча. Марш всё ещё держала монстра за руку, согревая его кожу своим теплом. Остальные уже разъехались по домам, размышляя о произошедшем. Никто так и не решился ещё раз поднять эту тему.

Они дошли до дома Денбро. Билл с братом посмотрели на клоуна с девочкой.

— Нам туда, — показал Пеннивайз на соседний дом.

— Ты живёшь у миссис Харис? Я так и знал! — улыбнулся Джорджи.

— Да, я... присматриваю за ней, — устало качнул головой монстр. На секунду Биллу даже показалось, что перед ним не клоун-убийца, а обычный парень. — Пошли, — Пеннивайз повёл девочку за собой в дом старушки.

— Т-ты ведь знаешь, что она....

— Знаю, — не дал договорить заике клоун. Братья стояли на улице до момента, пока монстр с Марш не зашли в дом.

— Пойдём, Дж-ж-жорджи, — сказал Денбро, и они тоже направились к своему.


Беверли уселась на старый диван. Тусклое освещение придавало дому миссис Харис некую старческую изюминку. По телевизору шёл какой-то мюзикл. Старушка копошилась на кухне, накладывая еду коту. Пеннивайз снял куртку и, надев белую майку, сел рядом с девочкой.

— Танцующие под дождём, — сказал он, смотря на экран ящика. — Миссис Харис! Ваш фильм показывают! — окликнул её монстр.

— Ты, похоже, здесь уже давно живёшь, — предположила девочка.

— Ну, относительно. Привык, — пожал плечами клоун, елозя на диване. Тут к нему на колени запрыгнул кот и тоже стал устраиваться поудобнее. — Морти! — не ожидал прибытия зверюги Пеннивайз.

Тем временем кот уже улёгся у него на коленях. Монстра охватили странное чувство, что снимать кота нельзя. Он сам не понимал откуда оно, однако поделать ничего не мог.

— Он тебе доверяет, — сказала Беверли, смотря на толстый комок шерсти. — Не обмани его доверие. Клоун посмотрел на кота и положил на него свою руку. Голод немного отступал, и желание вгрызться в кого-то на время отпало. Миссис Харис пришла к ним и села в своё кресло.

— О, Тоби, ты перевёл к нам гостя? — с улыбкой спросила старушка, смотря на Марш.

— Эм... мы с вами уже знакомились, миссис Харис, — растерялась девочка. — Я Беверли. А он не Тоби, а Роберт. Роберт Грей.

— О, приятно познакомиться Роберт, — всё с той же улыбкой сказала она. Марш перевела взгляд на монстра, ничего не понимая.

— У неё болезнь или что-то вроде того. Она забывает разные вещи, путает имена. Думаю, это из-за возраста, — ответил на немой вопрос девочки Пеннивайз. Он облокотился на спинку дивана и прикрыл глаза.

— Ты серьёзно говорил тогда? Что купишь мне новое платье? — как можно тише спросила Бев. Клоун повернул на неё голову.

— Да. Так что можешь больше не стесняться Гретты или кого там ещё...

— А ты... хочешь есть?

Монстр уставился в потолок, словно ища там ответ.

— Да. Но... по-другому.

— Откуда ты, Пеннивайз? Откуда ты взялся? — не успокаивалась девочка.

— Я зародился далеко-далеко отсюда.

— Значит, Земля не твоя родная планета? Ты пришелец или типа того?

— Не совсем... Скажем так, я прибыл к вам из мира Мертвых огоньков. Они ещё мигают. Где-то там. Далеко.

— Огоньков...? Я не понимаю.

— Знаю. Это сложно. Не пытайся понять.

— Ты можешь вернуться туда?

— Нет. И думаю, уже никогда не смогу.

— Ясно, — Беверли уткнулась в телевизор.

— Знаешь, когда мы были на ярмарке, я почувствовал запах. Это была жажда убийств. Запах был такой сильный, что я даже не понимал, от кого он исходит.

— К чему ты ведёшь?

— Не я один убиваю. Ты можешь проходить мимо людей, даже не подозревая, что они делали.

— Хочешь сказать, на ярмарке был маньяк? — с недоверием спросила девочка.

— Кто знает.

— Единственный сумасшедший в этом городе — ты. Не сваливай всё на других.

С этими словами, Марш вновь повернулась к ящику. В нем всё ещё танцевала влюблённая пара под дождём. Девочке нравились такие старые фильмы. Они наводили на неё приятную меланхолию. Иногда отец включал их, и в такие моменты он словно ненадолго становился другим человеком. Более мягким, и ей даже иногда казалось, что он подойдёт, погладит её по голове и скажет, что гордится. Но этого так и не произошло. Мысли сменились на сегодняшнее представление. Пеннивайз, конечно устроил весь этот балаган, но, если вдуматься, это всё была иллюзия. Никто не пострадал, кроме самого клоуна. И он не съел её. Хотя мог. Но не стал. Потому что, как и все существа в мире, даже те, кто это отрицает, боится остаться совсем один.

— Пеннивайз, — девочка повернулась к нему, но монстр уже спал с Морти на коленях.

Марш даже слегка улыбнулась. Миссис Харис тоже задремала. Беверли ещё раз проверила, спит ли клоун и, убедившись в этом, взяла его ладонь и положила себе на голову.

— Молодец, Бев. Я так тобой горжусь, — спародировала она Пеннивайза. — Я понимаю, это тяжело. Тебе всего тринадцать лет. Твой отец умер. Я позабочусь о тебе, несмотря на то, что я странное, непонятное космическое существо, — продолжала говорить за клоуна Марш.

— Как скажешь, — не открывая глаз, буркнул монстр, давая понять, что всё слышал. Беверли быстро убрала его руку и отсела подальше, краснея, как помидор. — Может, тебя обнять ещё? — слабо усмехнулся клоун.

— Замолчи, — кинула в него подушку девочка и, встав с дивана, уселась в кресло, поджав ноги. — Спокойной ночи, Пеннивайз...

— Надеюсь, ты не умрешь во сне, — пробубнил впадающий в дрёму монстр.

— Мда. Будем считать, это было “Доброй ночи, Беверли”, — вздохнула Марш и, устроившись поудобнее, закрыла глаза.

Пошёл мелкий дождь. Народ уже расходился по домам, а шатры и палатки ярмарки убирали в большие коробки, чтобы вновь открыть, но уже в другом городе. Где-то среди всех людей, которые спешили укрыться от холодных капель, стоял один человек, которому мелкий ливень ничуть не мешал. Он достал из кармана нож, который ждал своего часа, готовый пронзить любую плоть.

====== Глава 20: Как велел Творец ======

Стен застегнул верхнюю пуговицу рубашки. Накинув свежевыглаженную жилетку, мальчик пару раз одернул её, чтобы та хорошо сидела. Кудрявые волосы поддались расческе, и пряди легли так, как и положено. Правда, через пару часов они вновь бы хаотично рассыпались, падая на лоб мальчика. Но пока они ухоженно лежали на голове. Стен сел на кровать и, закрыв глаза, начал читать утреннюю молитву. Отец всегда заставлял сына делать это, и такого рода обряд вошёл в привычку. Урис считал неправильным идти куда-либо, пока не прочтёт её. Порой он даже опаздывал в школу, из-за того что не хватало времени помолиться.

Покончив с этим, Стен спустился вниз. Отец уже стоял на кухне и завязывал галстук. Мальчик обычно сам готовил себе еду, так что присутствие родителей особо роли не играло.

— Где вчера был? На ярмарке? — спросил тот, надевая пиджак.

— Нет. В церкви, — и это была чистейшая правда. Урис действительно предпочёл молитвы походу с монстром на ярмарку.

— Значит, ты уже закончил учить новую амиду?

— Я... ну... почти. Пап, я выучу. Обещаю.

— Учти, Бог свидетель, сын.

— Знаю... — вздохнул мальчик, невольно посмотрев вверх.

— И не забудь, сегодня к нам приезжают наши братья из Финляндии. Надо будет встретить их как полагается. Они представят нам свою церковную школу и, возможно, это будет начало неплохого духовного сотрудничества.

“Ага. И финансового”, — усмехнулся про себя Стен, насыпая овсяные хлопья в миску.

— Сын. Я хочу, чтобы всё прошло гладко. Ты понимаешь?

— Да, пап.

— Мой друг Артур встретит их сегодня у нас в церкви ровно в четыре часа. И ты там будь. Пусть увидят, кто продолжит наш род Урисов. Скажешь Артуру кто ты, и он всё поймёт.

— Они будут в восторге...

— Не лукавь. А теперь иди в школу.

Мальчик посмотрел на часы. Времени позавтракать уже не было. Он удрученно вздохнул и, закинув на плечи рюкзак, вышел из дома.


Миссис Харис накладывала еду в тарелку. Беверли сидела за кухонным столом, потихоньку собирая портфель, который ей любезно предоставил Билл. Сам Денбро ещё был у себя дома и тоже собирался в школу. День выдался солнечным, что немного поднимало настроение девочке. Пеннивайз всё ещё спал на диване, даже не заметив, как она проснулась.

— Вот, держи, дорогая, — старушка поставила ей тарелку с чем-то отдалённо напоминающим паштет, смешанный с говяжьим фаршем. Марш окинула взглядом место, где та готовила, и увидела банки из-под кошачьего корма.

— О боже... — вздохнула она, смотря на миссис Харис сочувствующим взглядом. “Она сходит с ума”, — с тоской подумала девочка, незаметно ставя тарелку под стол, куда уже подоспел Морти. Кот с удовольствием начал поглощать корм, который ему любезно предоставила Беверли.

— А Пен... то есть Роберт ещё спит? — попыталась завести беседу Марш.

— Ооо, он целый день проспать может, — протянула старушка. — Помню, в 67-ом я познакомилась с одним дальнобойщиком. Он тоже постоянно хотел спать. Наверное, это было из-за того, что он постоянно пил кофе в дороге, — Марш уперлась подбородком в ладонь, понимая, что сейчас миссис Харис начнёт рассказывать очередную историю из прошлого. — О, я помню, как он привёз меня в Чикаго. Там были такие хорошие дороги, что когда мы ехали, держа полные чашки с кофе, он ни разу не пролился.

— Уау. Вам надо книгу написать, — закатила глаза девочка, зная, что старушка всё равно не поймёт сарказма. — Ладно, спасибо вам за... чудный завтрак, но мне пора в школу.

— Конечно, дорогая. У меня тоже полно дел. Мне ещё нужно твоему другу постирать одежду, а то ходит, словно неделю не мылся, ужас!

— Так, я не хочу знать подробности, — Марш вскочила из-за стола и, схватив ранец, вышла на улицу по направлению к дому Билла. Мальчик с братом уже вышли и готовы были подвезти Марш до школы.

Пеннивайз проснулся в полвторого дня. Решив устроить себе внеплановый выходной, он даже не подумал отпроситься у мистера Филда. Хотя старик и так не особо разбирался в том, что делает его сотрудник в рабочее время. Клоун лениво встал с дивана, снимая с себя колющийся серый плед, которым его каждое утро накрывала миссис Харис. Старушка вставала гораздо раньше него и, видя, что монстр обычно спит в тонкой майке или футболке, накрывала его. Пеннивайзу это даже нравилось, словно есть что-то, что кто-то может сделать за него. Впрочем, плед был не единственным плюсом жизни с Харис. Она стирала его одежду и гладила её, благодаря чему монстр мог выглядеть прилично. Насколько это конечно возможно. Она даже не задавалась вопросом, откуда кровь на его одежде после очередной трапезы каким-нибудь лесным зверем или бродячей собакой. Лишь объясняла, что кровь надо отстирывать в холодной воде.

Зайдя на кухню, он увидел, что старушка всё ещё возится с посудой. Такая суета даже немного успокаивала клоуна, давая ощущения некой постоянности и приземленности.

— Утро, миссис Харис, — махнул рукой монстр.

— Доброе, Роберт, — улыбнулась она, протирая тарелку.

— Ого, помните мое имя, — усмехнулся клоун.

— О чем ты говоришь?

— Да так, неважно, — Пеннивайз налил себе в стакан воды и залпом выпил.

— Поешь, в холодильнике есть запеканка.

— Такое не ем.

— Вот поэтому ты такой худенький. Если не будешь нормально питаться, то заболеешь.

Пеннивайз ничего не ответил и лишь налил себе ещё воды. Старушка начала вытирать полотенцем ещё не помытую посуду. Клоун заметил это. Он не был силён в мытье тарелок, но даже он понимал, что делать это нужно не в таком порядке.

— Миссис Харис, вы... мне кажется, вы что-то делаете неправильно.

— А? — не понимала она. Монстр вздохнул, проводя рукой по лицу.

— Давайте я... — он взял у неё тарелку. Что делать дальше, жизнь его не учила. Клоун начал осматривать раковину на предмет губки. Отыскав её, Пеннивайз капнул на неё мылом и принялся отскребать остатки кошачьей еды.

— Оу, спасибо тебе. Пойду, тогда постираю одежду. У тебя есть что постирать?

— Эм... да. Всё.

— Хорошо, — миссис Харис удалилась из кухни.

Клоун продолжил натирать посуду. Он упорно отдирал прилипшую кошачью еду и прочую грязь от тарелок и чашек. С приходом в дом Беверли посуды стало ощутимо больше. Когда с мытьем было покончено, монстр вытер лоб и, выдохнув, присел на кухонный стул.

— И вот я проснулся, — прошептал он, смотря в окно. Пробуждение клоун никогда не любил. Каждый раз, просыпаясь, он надеялся, что это всё было просто ночным кошмаром. Что прошло двадцать семь лет, и Дерри вновь полон незнакомых и аппетитных душ. Только видя старый потолок дома миссис Харис, клоун попадал в суровую реальность, из которой не было выхода. Словно он погружался всё глубже и глубже в пучину невозврата.

Из транса его вывел Морти, который начал тереться об его ногу, тихо мурча. Пеннивайз провёл рукой по его шерсти, думая, как бы было вкусно распотрошить его и съесть внутренности. Если выбирать между животными, кошки и кролики были у клоуна на первом месте. Их, пусть даже инстинктивный, страх по сравнению с другими представителями фауны Дерри был самым пригодными для питания. Однако Морти не входил в его меню. Кот ему даже нравился. Он был всегда спокойным, даже пофигистическим. О страхе не могло идти и речи, но монстр всё равно по какой-то причине привязался к нему.

— Животные гораздо лучше людей. Ты согласен? — Пеннивайз поднял кота на руки, смотря своим косым взглядом на его морду. Тот лишь мяукнул и, вытянув вперёд лапку, коснулся подушечками носа клоуна. Пеннивайз замер, словно только что открыл новые для себя ощущения. — Ты мне доверяешь, — прошептал он, смотря Морти в глаза. — Может, я и твои мысли смогу прочесть?

Но ничего не получилось. То ли из-за того, что в голове кота было пусто, то ли из-за того, что клоун полностью утратил эту способность. Он поставил кота на место, отводя взгляд к окну. Посидев ещё пару минут, монстр встал и хотел накинуть поверх майки куртку, но той не оказалось на месте.

— Миссис Харис! — позвал он старушку. Та спустилась к нему со второго этажа черепашьим шагом.

— Ты меня звал?

— Вы... вы не видели мою куртку?

— О, я положила её в машинку постираться.

— Что? А в чем же мне идти на улицу? — развёл руками Пеннивайз. Старушка на секунду призадумалась.


Клоун стоял перед зеркалом в комнате миссис Харис. Та поправляла на нем чёрный пиджак, под которым красовалась рубашка. Костюм словно прислали из начала 50-х годов.

— Мой муж, Тоби, любил его. Правда, он был покрупнее тебя, но и так ничего, — приговаривала она, вспомнив, что муж умер. Монстр смотрел на своё отражение с лицом полным страха и отчаяния.

— Пристрелите меня.... — тихо взвыл он.

Урис шёл по улице, проговаривая про себя отрывок из Торы, которой должен прочесть сегодня, когда к ним приедут братья из еврейской церкви в Финляндии. В школе Неудачники рассказали ему обо всём случившемся, заставив ещё раз убедиться в своей правоте. Он откровенно не любил Пеннивайза и желал ему скорейшей смерти от голода. Дойдя до нужной улицы, он увидел звезду Давида на верхушке синагоги. Мальчику всегда она нравилась. Два равносторонних треугольника наложенных друг на друга, которые образуют правильный шестиугольник. Перфекционизм Уриса приходил в восторг от такого сочетания и равенства углов и линий. Смотря на неё, Стен даже почувствовал себя немного лучше. Вот только ненадолго.

— Эй, Стенли! — послышался скрипучий высокий голос клоуна. Мальчик не хотел оборачиваться, но у него не было выбора. Ждать, пока монстр сам его настигнет, он не хотел. — Вот уж не ожидал тебя встретить, — ехидно улыбнулся Пеннивайз.

— Не подходи ко мне. Иди куда шёл, — кинул еврей и зашагал к синагоге, но монстр поплёлся за ним.

— Куда держишь путь, Стенли?

— Отстань. Мне ребята всё рассказали. Про то... что ты сделал в цирке.

— Да брось! Это всего лишь шутка! Я же не серьёзно, — легонько ударил его по плечу монстр. Мальчика уже не на шутку раздражало присутствие клоуна. Он зашагал ещё быстрее, только бы добраться до лестницы в синагогу.

— Говорю, отвали. И что это за дурацкий прикид вообще? Ты словно из 50-х, — надавил на больное Стен. Пеннивайз вспомнил про костюм и почувствовал себя глупо.

— Пффф... на себя посмотри. Ходишь с фрисби на голове, — показал он на маленькую шапочку на макушке мальчика.

— Это ермолка, ясно? Традиционный еврейский мужской головной убор!

— Да без разницы. Выглядит глупо.

— Ты серьёзно?! — Стен остановился на первой ступени крыльца церкви. — Как можно быть настолько бестактным?! Ты... ты... для тебя вообще нет ничего святого?!

— Оу, ладно, ладно, успокойся, парень. Ты сейчас от злости лопнешь, — выставил руки вперёд монстр. Урис действительно сильно покраснел в порыве гнева, а жестикуляция во время ругани придавала мальчику немного бешеный вид. — Носи свою тарелку, если хочешь.

— О Боже... — почесал переносицу еврей. — Господи, прости этого несчастного... — он поднялся по ступеням и зашёл в синагогу. Пеннивайз остался стоять снаружи, обдумывая слова Уриса.

— Эй! За что меня прощать?? — он в два прыжка добрался до двери и зашёл следом.

Все Неудачники, не считая Стена, шли по центральной улице, прямиком к магазину мороженого. Еврей специально сказал, чтобы они не ждали его, ибо с последнего урока он и так ушёл, чтобы успеть приготовиться к встрече с братьями. Друзья никогда особо не углублялись в его религиозные взгляды. Единственное, в чем они были уверены: отец Уриса — человек консервативного склада и плюс ко всему иудей. А для них вера многое значит. Конечно, из-за возраста дети не могли в полной мере осознать суть религии в общем, но никто не заморачивался, и иногда они даже смеялись над необычными традициями иудаизма.

Они спустились вниз по улице мимо газетного киоска. Мисс Хорс всё так же сидела, почитывая собственные журналы. Хотя все прекрасно понимали, что она ищет там дешёвые пробники от духов и купоны в магазин, которые умело вырезала.

Подойдя к магазину, Ричи начал дергать стеклянные двери, но те не поддавались.

— Эй, какого черта? — всплеснул руками Тойзер. — Тут заперто.

— Что? Не может быть, — Беверли протёрла стекла и посмотрела внутрь. Стойка была прикрыта, мороженое убрано с прилавка, а все столики пустовали.

— Он что, решил устроить себе внеплановый выходной? — усмехнулся Бен, безнадёжно дёргая дверцу.

— Похоже на то... — вздохнула Марш. — Мда. Новое платье, отлично...

— Может, у него есть ещё работа? — предположил Майк, всматриваясь в витрину.

— Нет. Он бы сказал мне вчера вечером. Думаю, он просто спит дома у миссис Харис.

— И ч-ч-что будем делать? — поинтересовался Денбро. — П-пойдём за ним?

— Пусть спит. Так он хотя бы ничего не выкинет, а у нас будет время наконец-то спокойно отдохнуть.

— И... что теперь? — вопросительно протянул Каспбрак.

— Может... пойдём ко мне и поиграем в приставку? — предложил Бен. — Джойстика всего два, но можно играть по очереди, — все переглянулись. Друзья уже и забыли, когда в последний раз просто отдыхали, не думая о клоуне и убийствах.

— Я з-з-за, — согласился Билл.


Пеннивайз закрыл за собой двери в синагогу, и здание окутала мертвая тишина, нарушаемая только шагами Уриса. Мальчик обернулся и, поняв, что остался с монстром один на один, тут же начал метаться из стороны в сторону, но клоун даже не смотрел на него. Его взор был обращён на стены и потолок здания. Он уже бывал тут раньше, но никогда не присматривался. В воздухе витало много незнакомых запахов, таких как жженого воска или дерева. На весь зал в два ряда стояли деревянные скамьи, а спереди от них располагалось возвышение наподобие трибуны, где, по идее, должен стоять тот, кто читает молитву.

— А почему тут никого нет? — тихо спросил Пеннивайз, словно боясь нарушить тишину.

— У нас сегодня важная встреча с братьями из церкви в Финляндии. До этого момента здание официально закрыто. Так что лучше уйди прочь.

— Хмммм... А это что? — проигнорировал еврея клоун и, подойдя к небольшой раковине у входа, открыл кран, подставляя лицо.

— Стой! Ты что творишь?! — Стен подбежал и, оттолкнув монстра, закрыл воду.

— Да я пить хотел.

— Это тебе не кулер! В этой воде очищаются перед молитвой!

— Пффф, нельзя дома руки помыть? — закатил глаза Пеннивайз и направился дальше, провожаемый гневным взглядом мальчика. Урис грозно поправил ермолку на голове и отправился за ним следом, всё ещё надеясь, что монстр покинет священное для него место. Но клоун и не думал уходить. Он медленно брел по центру зала, разглядывая массивные колонны и вырезанные на дереве орнаменты.

— И зачем вам, людям, воздвигать такие громадины? Чтобы потом в них петь песни и стихи читать?

— Песни?? Стихи!? Мы молимся! Вот как это называется! А ты просто оскорбляешь нашу веру и нашего Бога! — не выдержал Стен. Пеннивайз повернулся к нему с лицом, полным непонимания.

— Бога? Это ещё кто?

Мальчик опешил. Он не понимал, как можно не знать этого и как ответить на этот вопрос.

— Ты... ты не знаешь, кто такой Бог?

— Ну, у вас он всегда разный, а иногда и не один, — сказал клоун, разглядывая потолок.

— Ну, у нас, евреев, Бога зовут... Эль. Вообще имя Бога не принято попусту трепать и произносить, и когда в быту его произносят — обычно немного искажают. Это имя принято говорить как «кель», если говорим не в молитве и не во время изучения святых текстов.

— Всё равно не понял, — пожал плечами монстр.

— Бог это тот, кто создал всё. Всех нас, наш мир, животных, птиц, рыб.

— Хех, значит, я тоже творение божье? — повернулся к мальчику Пеннивайз. Тот снова не знал, что ответить. — Эль, Аллах, Иисус. Вы, люди, зовёте его по-разному. Обращаетесь к нему по-разному. И отрицаете другие веры. Всё слишком сложно, чтобы быть правдой, — с этими словами он продолжил свой путь по залу. Обескураженный Урис теперь просто не мог ничего не ответить на это, и, несмотря на то, что частичка внутри кричала, чтобы он оставил этот разговор, большая его часть уже не могла остановиться.

— Ты не понимаешь! Вера — это и есть путь к богу! Мы молимся, тем самым обращаясь к нему, прося отпустить грехи или поблагодарить.

— А если я не знаю молитвы? — задал резонный вопрос монстр.

— Ну... тогда можно просто поговорить с ним.

— Тогда зачем вообще нужны молитвы?

— Это... это... слушай, тут всё не так просто... нельзя вот так взять и объяснить это за пять минут!

Пеннивайз остановился. Стен чуть не врезался в него, но смог удержать дистанцию. Он и не заметил, как они добрались до конца зала. Клоун стоял как вкопанный, а затем повернулся на него.

— И... он тебе отвечал? — совсем тихо спросил он.

— Кто?

— Твой бог. Он отвечал тебе?

— Да. И нет... это не разговор по телефону, Пеннивайз. Он отвечает иначе.

— Значит, с ним может поговорить кто угодно?

— Я полагаю.

— И он всех создал?

— Ну вроде как.

— Хм, — лицо монстра стало задумчивым. Урису даже показалось, что он уловил в нем каплю отчаянья и раскаяния.

— Может... хочешь что-то сказать? — с надеждой спросил мальчик. Клоун вновь посмотрел на него.

— Ну... нет, — его лицо резко изменилось и вновь стало сумасшедшим. — Мне нет дела до невежды, которому невдомёк даже поздороваться. Это я о боге, если что. Есть он или нет, мне фиолетово, — с этими словами он оставил пребывающего в шоке мальчика и направился к стоящему позади трибуны шкафу. Клоун ещё с самого начала приметил его. Там были какие-то свертки и старые книжки. Он быстро открыл дверцу и достал одну.

Тут Урис опомнился и метнулся к нему.

— Стой! Это старые молитвенники! Их нельзя трогать!

— Ой, да ладно! Я только посмотрю! — вытянул вверх руку с книгой Пеннивайз, не давая мальчику дотянуться до неё.

— Отдай мне её! Прекрати издеваться! — Стен прыгал и хватался за рукав монстра, пытаясь достать молитвенник.

Клоуна начало это забавлять и он, скинув с себя еврея, побежал к выходу. Мальчик вскочил и помчался следом. Пеннивайз ловко перепрыгивал через скамейки, что для Уриса было невозможным.

— Стой! Прекрати дурачиться!

— Аххаха! А что? Испугался?? — хохотал монстр. Он долетел до дверей церкви. Стен тоже наконец выбрался из лабиринта лавок и встал напротив.

— Верни её!

— А ты догони! — с этими словами Пеннивайз, что есть силы толкнул дверь. Послышался хлопок, словно что-то с другой стороны в неё врезалось. Монстр замер, не решаясь открыть дверь до конца.

— Что это было? — тихо спросил мальчик, словно боясь быть услышанным. Клоун выглянул наружу и увидел, что на ступеньках без сознания валяются два человека в костюмах служителей еврейской церкви.

— Ой, — скривился он, представляя, каким было их падение. Урис выбежал на лестницу, хватаясь за голову.

— Что ты наделал?! Ты убил братьев из Финляндии! — вскричала мальчик, понимая, кто перед ними лежит. Он упал на колени и принялся по очереди слушать их сердцебиение. — Так, кажется, они просто в отключке, — выдохнул еврей.

— Ну ладно... держи свою книгу... — Пеннивайз положил её на ступеньку и уже хотел смыться, но Стен схватил его за пиджак.

— Ну уж нет! Так просто ты не отделаешься! Из-за тебя меня прикончат! И молитвы тут не помогут!

— Так, ну а что я могу сделать?

Мальчик прищурился и ещё раз посмотрел на спящих. Одному было на вид лет тридцать. Высокий, не слишком худой, но и не полный. Второй был значительно моложе и ниже, лет семнадцати, не больше. Урис вновь повернулся к клоуну.

— Дядя Артур должен вот-вот прийти. Помоги мне затащить их внутрь.


Ричи жал на все кнопки подряд, пытаясь победить своего противника, то бишь Эдди. Каспбрак, в отличие от друга, избирательно подбирал комбинации, но ему это не особо помогало. Тойзер разносил его в пух и прах своими рандомными приемами.

— Твоя мамка лучше тебя играет! Я тебя размажу!

— Какой смысл жать на все кнопки?!

— Смысл выиграть, балда!

Остальные сидели и наблюдали за происходящим на экране. Лишь Беверли ходила по комнате, рассматривая уже знакомые вырезки из газет и объявлений о пропажах, которых стало значительно меньше. После того как ребята нашли причину исчезновений и убийств, держать эти вырезки стало бессмысленно.

— Нет! Нет! Нет! — игрок Эдди был повержен решающим хуком слева. Тойзер победно вскрикнул, давая проигравшему щелбан.

— Хаха! Учись, неудачник!

— Ты тоже неудачник, не задавайся, — буркнул астматик, освобождая место Майку и Бену. Те уселись и, взяв джойстики, начали новый раунд. Каспбрак подошёл к стоящей у стены Марш.

— Невероятно, сколько детей, — тихо сказал он, смотря на все эти картинки.

— Иногда, когда я с ним говорю, у меня создаётся ощущение, что это был вовсе и не он. Словно, это разные люди, — не отрывая взгляд от стены, прошептала девочка.

— Эй, ладно вам! Хватит об этом! У нас день отдыха от Пеннивайза, ясно? — обнял их за плечи Тойзер. — Он сейчас наверное тоже отходит от постоянного общения с нами. Спит себе и мечтает, как бы полакомиться нашей плотью!

— Мда. Может и так, — пожала плечами Марш. Билл тоже встал и подошёл к ним.

— Как д-думаете, чем он сейчас занят?

— Это же Пеннивайз, — закатил глаза Ричи. — Кто его знает?


Клоун запихивал тела спящих служителей в кабинет отца Стена. На нем была одежда старшего брата, который, в свою очередь, был раздет до трусов. Младшего тоже не обделили, и его наряд в соседней комнате натягивал Урис. Он был слегка великоват, но это была далеко не главная проблема.

Машина дяди Артура подъехала к еврейской церкви. Припарковав её, темноволосый, кудрявый мужчина поднялся по лестнице. В этот момент Пеннивайз и Урис уже переоделись и спустились вниз, только вот план продумать не успели. Двери открылись, и дядя зашел в церковь. С ним было ещё пять евреев, одетых по всем правилам данного заведения. Мальчик с монстром встали как вкопанные, не зная, что делать дальше.

Звуки шагов разносились по залу, заставляя сердце Стена биться всё чаще. Клоун чувствовал его испуг, но сам был слишком взволнован, чтобы насладиться им. План притвориться служителями был сырой и не готовый. Только другого у них не было.

— Вы уже здесь! Сын моего друга должен был встретить вас, мне очень жаль, — подошёл к ним Артур со своей “свитой”.

— Быстро же вы добрались, брат Авдей. Мы рады приветствовать вас в Дерри, штат Мэн.

Стен смог лишь издать сиплый звук, отдалённо напоминающий хрип. Один из евреев повернулся к Пеннивайзу.

— Вы не могли бы перевести.

— А? — не понял клоун.

— Вы же брат Ман — переводчик?

— Оууу, да... — начал подыгрывать монстр. Он повернулся к мальчику, понимая, что финский он совсем не знает. — Эм... Кагин флюмин уюмен, — сказал он набор непонятных слов. Урис опешил, но решил войти в роль.

— Аааа... Эники беники ели вареники. Абракадабра, — выпалил он, заставив Пенивайза состроить гримасу полного отчаяния, но монстр собрался и, как ни в чем не бывало, повернулся к остальным.

— Ну вот, поздоровался!

Мужчины переглянулись, переваривая, что только что произошло. Артур вновь обратился к клоуну. Тот насторожился, не зная, что будет дальше.

— Брат Ман, раз уж почти все собрались, думаю, мы можем начать. Раввин скоро подъедет. Это мой давний друг мистер Урис, он тоже с удовольствием познакомится с нашими братьями из Финляндии.

— Эм, да. Нам тоже будет очень приятно, — откровенно соврал монстр. Стен стоял рядом, понимая, что когда приедет отец, их ждёт разоблачение. Пеннивайз толкнул его в бок, чтобы привести в чувство. Мальчик повернулся к нему.

— Штих савай гадай, — сказал он на псевдофинском, давя понять, что им нужно отойти.

— Оу, прошу прощения, мой друг, то есть брат хочет кое-что мне сказать, мы вас догоним, — выкрутился Пеннивайз.

— Догоните? Но мы в церкви. Куда тут убегать? — спросил ещё один еврей, который имел рыжие кудри, напоминающие монстру его клоунскую причёску.

— Эм. Как бы... мы сейчас, — он взял мальчика за руку и отвёл в сторону. Остальные начали что-то разбирать, готовясь к мероприятию.

— У нас проблема. Мой отец скоро придёт! — тихо прошептал Урис.

— Отец?? И что прикажешь делать?

— Ну... я так далеко не думал. Давай пока просто играть роли. Не забывай, ты — мой переводчик.

— Это просто глупо... — вздохнул клоун, поправляя неудобный костюм.

— Сам виноват. Пошли.

Они вернулись к единоверцам, которые вовсю занимались приготовлением. Стену и Пеннивайзу тоже досталась кое-какая работа. В синагогу начали съезжаться люди. Все евреи и все служители. Урис даже не знал, что их так много. Они здоровались с ними и задавали вопросы про Финляндию, ответы на которые клоун выдумывал на ходу. Евреи озадачили монстра своим поведением. Если обитатели Дерри были в большинстве своём скупы на чувства, то эти наоборот улыбались и даже обнимали клоуна, которого вообще-то видели первый раз в жизни. Через час они уже сидели на скамье, слушая молитву одного из многочисленных “братьев”.

— Вэ-ахавта эт Адонай Элоэха бэ-холь левавха у-вэ-холь нафшеха, у-вэ-холь меодэха. Вэ-айу а-дварим а-эле, ашер Анохи мецавха а-йом аль левавэха, вэ-шинантам ле-ванэха, вэ-дибарта бам бэ-шивтэха бэ-вейтэха у-вэ-лехтэха ва-дэрэх, у-вэ-шохбэха, у-вэ-кумэха, у-кшартам лэ-от аль ядэха, вэ-айу летотафот бейн эйнэха у-хтавтам аль мезузот бейтэха у-ви... — говорил еврей, смотря в книгу. Стен сидел с глазами по пять рублей, впитывая каждое слово.

Пеннивайз же засыпал рядом, стараясь не упасть со стула.

— Я сейчас со скуки помру, — шепнул он мальчику. — О чем он вообще говорит??

— Это молитва. Когда произносится этот отрывок, следует подумать о том, что мы принимаем заповедь и любим Бога, — пояснил Урис, как можно тише.

— Пффф... я никого не люблю, — фыркнул клоун и, немного съехав вниз, продолжил незаметно дремать. Но тут речь оборвалась. Артур встал и отошёл к монстру с мальчиком. Стен быстро пихнул Пеннивайза в бок, чтобы тот проснулся.

— Братья, мы все здесь собрались, и у всех нас есть вопросы, и мы бы с удовольствием послушали, как же живут наши братья в Хельсинки.

— Оу... да, да, — замотал головой клоун, уставившись на еврея.

— Так вы переведёте?

— Что? А, конечно, да, — он повернулся к мальчику. — Эм, алака баламака... престо, — Стен посмотрел на него так, словно готов застрелить, но делать было нечего.

— Абдул хабиб, — выдавил Урис, и они встали с мест, чтобы выйти на трибуну.


Сильвер мчался по улице. Сидящий на нем Билл отпустил обе руки, словно птица в полёте. Прохладный ветер развевал тёмные волосы мальчика, убирая их с лица. Остальные Неудачники ехали следом. Несчастных Эдди и Ричи, у которых не было своего транспорта, везли Майк и Бен. Марш сидела позади Денбро, стараясь не мешать его “полету”.

— Ты сейчас упадёшь, придурок! — крикнул заике Тойзер.

Тот лишь засмеялся и схватился за руль, понимая, что теряет равновесие. Беверли хихикнула, представляя, как друг смешно наворачивается и падает. Они мчались вниз по улице прямо к Джексон-стрит, в надежде, что клоун будет у миссис Харис. Попытки спокойно отдохнуть и расслабиться не увенчались успехом. Все постоянно нервничали, не зная, что делает Пеннивайз в данный момент, и о развлечениях не могло быть и речи.

Они свернули за поворот, проезжая по центральной улице города, оставляя позади магазин мороженого, который по-прежнему был закрыт. Майк уставился на пустую витрину, забыв, что он за рулём. Что-то мягкое врезалось в велосипед, и он, вместе с сидящим сзади Эдди, упал на асфальт. Остальные остановились, не сразу поняв, что произошло. На земле валялся Генри Бауэрс, вокруг которого были разбросаны десятки листовок.

— Какого хрена... — простонал он, вставая на ноги.

— Вот чёрт... — подскочил Майк, помогая Каспбраку подняться. – С-слушай, мне очень жаль, правда!

Генри посмотрел на свой локоть, который был весь в крови. Эдди быстро достал из поясной сумки дезинфицирующее средство и с опаской протянул подростку.

— Вот. Промой рану.

— Убери это от меня! — ударил по руке мальчика задира. Баночка упала на твёрдую поверхность, но, к счастью, осталась целой. Астматик быстро подобрал её и убрал в карман. — Ты уже второй раз в меня врезаешься, пидор сраный! — огрызнулся пострадавший, наезжая на Майка.

Тем временем, Ричи поднял один из листов, которые уронил Бауэрс. На нем была фотография девочки с двумя косичками и в большом свитере. Снизу виднелась надпись: “ПРОПАЛА”.

— Это ещё что за фигня?

— Отдай! — подросток вырвал лист из рук Тойзера.

— Генри, к-к-кто это? — озадачился Билл, словно забыв, с кем имеет дело. Задира ещё раз посмотрел на бумажку.

— Лана Туччи. Она пропала сразу после ярмарки, — тихо сказал он, не отрывая взгляда от фото. Бауэрс любил её и на ярмарке, даже несмотря на то, что промок до нитки по воле Ричи, смог поболтать с ней. Возможно даже, в последний раз. Он нагнулся и начал собирать оставшиеся объявления. Тойзер тоже начал поднимать их, но подросток оттолкнул его. — Отвали! Мне не нужна ваша помощь! Я ещё не забыл про тот случай с водяным кубом.

— Слушай, мне жаль, ясно? — развёл руками очкарик. — Зачем называть роман ТРИ мушкетёра, если их ЧЕТЫРЕ? Кто так придумал??

— Вообще-то это был Дюма, — встрял Бен, как всегда не вовремя.

— Блин, это был риторический вопрос!

— Да заткнитесь! — закричал на всю улицу Генри, что даже прохожие начали косо на них смотреть.

Беверли подняла один из листов. На фото Лана улыбалась. Тогда она ещё не знала, что объявление о её пропаже будет по всему городу развешивать давно влюблённый в неё Бауэрс. У девочки в голове сразу всплыли лица всех детей, пропавших за прошедший год. В каждом случае виновником был никто иной, как Пеннивайз. Но на ярмарке он всё время был с ними. У него есть алиби.

— Ты знал её? — подошла она к Генри и протянула лист. Парень посмотрел на неё исподлобья, сидя на холодной земле, как будто это она спрятала Лану.

— Да. Мы были знакомы.

— И ты не знаешь, кто мог это сделать?

— Думаешь, если бы я знал, то промолчал бы?! — разозлился подросток. Он вновь опустил голову. — Она... она обещала, что сходит со мной в кино на Хэллоуин. Даже дала в щеку себя поцеловать! — его голос срывался то на высокие, то на низкие ноты. — Клянусь, когда я узнаю, кто это сделал, то самолично прикончу ублюдка.

Девочка подняла ещё один лист и протянула Бауэрсу.

— Может, тебе помочь развесить? У нас есть велики.

Подросток посмотрел на неё так, как не смотрел раньше. В его взгляде была искра надежды и некой благодарности, которую он тщетно пытался скрыть за маской жестокости и безразличиям вот уже многие годы.

— Да... да как хотите! — он встал на ноги. — Раз вы такие лузеры, что вам даже нечем заняться, можете помочь!

Марш улыбнулась и посмотрела на ребят.

— Думаю, наш спящий друг подождёт.


Пеннивайз со Стенли стояли на трибуне. Артур слёзно попросил исполнить одну из национальных песен Финляндии, и у Неудачника с клоуном просто не осталось выбора. Клоун держал в руках терку для моркови и скрёб по ней деревянной ложкой, топая ногой. Таким способом он создавал нечто наподобие мелодии. Урис стоял рядом и водил пальцами по старой гитаре, хотя играть он никогда не учился. А так как песня должна быть на их “родном” языке, петь пришлось мальчику, как носителю.

— Тары-бары! Тары-бары! Тары-бары, растабары! Тары-бары! Вары-гары! Тары-бары растабары! — выдумывал он непонятные наборы букв. Некоторые присутствующие даже начали тихо хлопать им в ритм, которого как такового и не было. Собравшиеся, включая Артура, с интересом наблюдали за тем, как псевдо-братья поют “родную” песню. Наконец мальчик закончил и все захлопали. Пеннивайз даже заулыбался от прилива адреналина, а вот Урису было совсем не до смеха. Время уже было позднее, но никто и не думал расходиться. Благо, отца Стена не было, и эта мысль была единственной, которая хоть как-то утешила маленького еврея.

— Что же, братья, — встал Артур, — я могу с уверенностью заявить, что это был очень благотворный день. Кто же знал, что в Финляндии нужно носить дуршлаг на голове по воскресениям? Лично я не знал, — клоун тихонько захихикал, вспоминая, как наплёл им это во время расспросов про их “родину”. — Тем не менее, боюсь, на сегодня наша встреча окончена.

Стен с монстром выдохнули.

— Аллилуйя, — шепнул клоун.

— Эй, поаккуратней с выражениями. Ты всё-таки в еврейской церкви, — поднял на него осуждающий взор мальчик. — Сейчас быстро прощаемся и сваливаем.

— Это хороший план, — согласился Пеннивайз.

Через час они уже вышли из здания в своей одежде, оставив всё ещё пребывающих в отрубе настоящих братьев в кабинете. В план Уриса входило пойти к отцу, который так и не объявился, и рассказать о случившемся, ведь никто не заметил подмены, а значит всё хорошо. Но стоило им лишь спуститься по ступеням, как перед ними остановилась машина Артура. Окошко открылось, и показалась голова еврея. Внутри салона сидели ещё трое, одним из которых был тот самый рыжий служитель.

— Мэн, не хотите ли поехать и отметить с нами знакомство?

— Ч-чего? — не понял клоун.

— Мой друг здесь владеет приличным баром, можем посидеть, выпить.

От таких слов Стен чуть не впал в кому.

— Знаете... мы очень спешим. Нам там... с богом ещё нужно много чего сделать, — начал по-детски отказываться монстр.

— Да поехали, брат! Ну в самом деле. И мальца с собой возьми, — подал голос рыжий. Пеннивайз повернулся к Урису с обречённым видом.

— Курумбул сама дека, — сказал он на выдуманном языке.

— Дека... — вздохнул мальчик, и они залезли в машину.

Через полчаса они уже сидели в кабаке. На сцене пел какой-то мужик, слух у которого явно потерялся по дороге туда. Милая официантка лет двадцати пяти принесла на стол бутылку вина и, состроив кокетливую улыбку, подмигнула Пеннивайзу, который в своем человеческом теле явно показался ей привлекательным. Клоун не понял этого и только криво подмигнул в ответ, кося левым глазом. Служители общались между собой, и один из них даже вышел на сцену, где начал исполнять песню на еврейском языке, то бишь на иврите. Артур всячески пытался приобщить Пеннивайза к беседе и заставлял переводить всё Стену, который чуть ли не головой об стол бился, ненавидя себя за ложь, притворство и многое другое. Монстру же просто было скучно, и он лишь водил ложкой по пустой тарелке, мечтая уже вернуться в дом к миссис Харис и заснуть под очередной старый мюзикл.

— А знаешь, в чем Бог, брат? — спросил Артур, уже изрядно выпив.

— В молитвах? — лениво предположил клоун.

— Нет, — еврей приложил ладонь к груди Пеннивайза в месте, где, по идее, должно располагаться сердце. — Бог внутри нас. Бог это мы!

Такое высказывание озадачило клоуна, и он начал переваривать его в своей голове. Тем временем, служитель закончил петь песню и вернулся к остальным за стол.

— Теперь ты, брат. Что ты нам споёшь? — уже не трезвым голосом спросил он. Этот вопрос заставил Пеннивайза выйти из раздумий, а Уриса — из самобичевания.

— Я? Спою? Эм, нет, нет. Я петь не умею... — начал отнекиваться клоун.

— Да брось ты! Голос идёт из души! Как и все создания в этом мире, мы, подобно нашему творцу...

— Так, ладно, ладно. Я понял, иду, — согласился монстр, только бы не слушать очередную тираду о Боге. Стен схватил его за рукав и притянул к себе.

— Ты что творишь? — прошептал он как можно тише, чтобы никто за столом не услышал его английского. — Ты же не знаешь никакие песни. Они поют про Бога, а ты о нем ничего не знаешь.

— Расслабься, нам же надо поскорее свалить. Спою и скажу, что устал и пора домой, — клоун встал и направился на сцену. Микрофон стоял на подставке, но Пеннивайз всё равно зачем-то взял его в руку. Заиграла достаточно спокойная мелодия, и он начал думать, что же спеть. Креативностью монстр обделён не был и хорошо понимал, чего ждут от него друзья за стойкой. Мальчик лишь уткнулся лицом в стол, не в силах смотреть на это.

— Брат, душевный брат,

Жить в мире с Богом не привыкну я никак.

Прочь, сомнений пуч,

Разгонит в сердце темноту творенья луч.

Чтоб я заметил, что весна вокруг цветёт,

А на реке уже растаял зимний лёд.

И чтобы понял, что над пропастью завис,

И зов друзей меня всё время тянет ввысь, — не своим и слишком уж приятным голосом запел Пеннивайз. Стен даже поднял голову, не веря, что это поёт клоун.

— Друг, духовный друг,

Тебя нет рядом — пустота сжимает грудь.

Быть нам всем всегда,

В любви друг к другу по подобию творца.

Я не забуду вашу силу из добра,

Хоть и судьба нас разводила иногда,

Мы не расстанемся, надеюсь, никогда

В единстве нашем наша сила от творца.

Ночь, какая ночь,

Луч света будто бы огарочек свечи.

Жизнь, как день, прошла,

Но не прошли усталость, суета.

Хочу я радоваться звездам при луне,

Хочу понять, зачем живу я на земле.

Я понимаю, что должна цвести сирень,

Фонарь качнётся и толкнёт немую тень.

Я понимаю, что за осенью зима,

Но не понять, как жить на свете без Творца! — люди в баре уставились на сцену, поражаясь тому, как и что пел клоун.

Даже Стен с увлечением и проникновением слушал это, забыв в какой они ситуации. Пеннивайз закончил и был награждён бурными аплодисментами. В эту же секунду он почувствовал то же, что и у школы, у Джорджи в гостях или в больнице. Чувство. Сильное, почти такое же, как страх. Но другое. Оно питало его, наполняя энергией, которую он жадно поглощал. Только вот азарт кончился, и люди вновь вернулись к своим делам. Клоун тоже сел за стол, где его встретили с похвалой.

— Прекрасно! Просто прекрасно! — восторгался Артур. — У вас талант!

— Хех, ну да. Есть такое, — загордился Пеннивайз и уже собирался сказать, что уходит, как вдруг в бар зашёл офицер полиции. Люди в недоумении посмотрели на стража закона, который явно был при исполнении.

— Могу ли я найти тут Стена Уриса и Роберта Грея? — серьёзным тоном спросил он. Двое названных сползли вниз со стульев, понимая, что сейчас настанет конец. За копом в бар вошёл отец мальчика и сразу отыскал их глазами.

— Стен! Ты даже не представляешь, как я зол! — проронил раввин. Артур в недоумении посмотрел на мальчика.

— Так ты Стен?! Как это понимать??

— Эм... хехе, сюрприз! — пропищал пацан, понимая, что говорить на выдуманном языке больше нет смысла.


Пеннивайз и Урис сидели в кабинете отца мальчика. Пока они были в баре, настоящие братья очнулись и позвонили в полицию, а потом и самому Урису-старшему. Раввину потребовалось немало усилий, чтобы замять всё это дело, а о сотрудничестве с еврейской церковью в Финляндии не могло идти и речи.

— Вы хоть понимаете, что натворили?! Вы оба! Репутация нашей церкви испорчена, да простит меня Господь!

— Пап это...

— Молчи, Стен! — грозно приказал отец. Мальчик опустил голову.

Клоун повернулся к нему и увидел, как на его глазах наворачиваются блестящие капельки слез. Что-то внутри монстра сжалось.

— Урис, сэр. Не вините сына. Вся вина на мне. Это я ударил их дверью. И притворялся переводчиком. И пошёл в бар...

— Не сомневаюсь! Вы взрослый человек, мистер Грей, а ведёте себя, как ребёнок! — Стен поднял голову на Пеннивайза, не веря, что тот признал вину, а не стал, как обычно, отмазываться и сваливать на других. — У меня нет слов! Я... я даже не знаю, что сказать!

— Может... помолимся? — попытался сгладить ситуацию клоун. Но мужчина посмотрел на него так, словно готов был задушить.

— С глаз моих долой. Оба, — процедил он не своим голосом.

Монстр с мальчиком пулями вылетели из кабинета, а затем и из церкви. На улице уже было темно. Холодный ветер просачивался сквозь тонкий пиджак клоуна. В воздухе витал приятный запах вечерней прохлады. Пеннивайз поднял голову и посмотрел на звезду Давида, возвышающуюся на пике здания. Урис стоял рядом, тихонько всхлипывая и вытирая слезы с глаз. Монстр заметил его слезы, но не знал, что сказать.

— Слушай... Стен. Ты... ты не плачь, ладно? Твой отец, он... всё простит.

— Не простит, — заревел ещё сильнее мальчик. — Нет мне прощения!

— Эй, да ладно. Он поймёт. Поверь, я на своих родительских чувствах основываюсь.

— Пеннивайз, у тебя отцовских чувств, как у тостера, — всхлипнул еврей.

Клоун отвёл взгляд, думая, что делать. Урис продолжал плакать, вытирая слезы с лица. Ситуация была похожа на ту, когда монстр заставил плакать Марш у магазина мороженого. Но если тогда нужно было оставить девочку в покое, то сейчас бросить Стена было не вариант и только усугубило бы всё. Пеннивайзу самому было противно от угрызений того, чего до недавнего времени он в себе не видел — совести.

— Не плачь, Стен. Вы, дети, такие жалкие, когда плачете, — дрожащая рука клоуна легла на голову мальчика и притянула её к себе. Урис лицом уткнулся в бок клоуна, продолжая всхлипывать и дергаться. Движение у монстра получилось довольно неестественным и механическим, но он старался. — Всё... всё будет хорошо, — похлопал он по кудрявой голове маленького еврея.


Пеннивайз вернулся в дом миссис Харис уже за полночь. Вот только встретила его внутри целая команда неудачников, не считая Стена, с которым он попрощался ещё у церкви.

— О, Роберт! А у нас гости! — воскликнула старушка, ставя на стол чашки чая, которых было в два раза больше, чем гостей.

— Что вы тут делаете? — не понял монстр. — Ну, кроме Беверли. Она и так тут ночует.

— Есть раз-з-зговор, — встал со стула Денбро и, вытащив из кармана объявление о пропаже, протянул его клоуну.

— И кто это? — скривился Пеннивайз, рассматривая фото девочки.

— Лана Туччи. И она пропала.

Повисло молчание. Клоун смотрел на детей, а те на него, как детектив смотрит на подозреваемого, не зная, виновен тот или нет.

— А вот и чай! Поставила на стол третью порцию чашек миссис Харис. Клоун презрительно фыркнул и бросил листок на стол.

— Думаете, это я? Серьёзно?

— Нет. У тебя алиби, — пояснил Бен. — Но дети снова пропадают.

— Пффф, одна девчонка. Это ничего не значит, — закатил глаза Пеннивайз.— Идите домой и не морочьте мне голову. Ну, кроме Беверли. Она ночует тут.

— Ты уже говорил, — напомнил Тойзер. — И тем не менее? Это странно.

— Брось. Люди пропадают каждый день, — махнул рукой клоун. — Так что, не смешите меня.


А где-то под горящими фонарями плёлся домой Стен, думая, как будет отчитывать его отец. Мальчик шлепал по грязным лужам, рассекая воду. Тут чья-то рука зажала его рот. На языке почувствовался неприятный запах медикаментов.

— Засыпай, малыш... — послышался чей-то голос. Рука сжималась всё сильнее. Глаза начали закрываться, а разум затуманиваться.

Урис хотел закричать, но не сумел. Всё вокруг погрузилось в темноту. Тот, кто знал об исчезновении Ланы Туччи больше всех, вновь достал свой нож из кармана.

====== Глава 21: Поиски пропавшего ======

Объявление о пропаже Ланы Туччи безвольно раскачивалось на ветру, готовое вот-вот сорваться и улететь в неизвестность. Вырезанные физиономии хэллоуинских тыкв смотрели отовсюду, словно заманивая жителей в дома, на крыльце которых стояли. Помимо оранжевых овощей дворы Дерри украшали скелеты, летучие мыши, пластмассовые надгробия и прочая праздничная мишура, которая должна была то ли смешить, то ли пугать местный люд. Дети уже вовсю готовились к долгожданному празднику Всех святых, подбирая костюмы и мешки побольше, чтобы вместить туда все подаренные конфеты.

В последний перед праздниками день школы, уроков было немного. А на тех, что проводились, ученики всё равно гоняли балду. Сидящий за партой Тойзер, крутил пальцами карандаши, думая, что бы ещё накалякать в тетради. Одна Марш записывала за учительницей каждую цифру из уравнения. Сама же миссис Кол устало водила мелом по доске, ожидая, когда же прозвенит звонок, чтобы тоже как следует отдохнуть от работы, орущих детей и прочих учительских невзгод. Этим осенним утром из неудачников в школе не было только Стена, который так и не объявился после приключения в церкви. Друзья, конечно, предполагали самые банальные варианты: заболел, проспал, прогулял. Хотя, последние к Урису было сложно отнести. Мальчик учился на одни пятерки и никогда не пропускал занятия. Так что неудачники хотели после учебного дня съездить к нему, чтобы самим во всём разобраться.

Последний урок проводился совместно, так что вся компания наконец-то сидела в одном классе. Эдди что-то вырисовывал на листочке, а затем протянул Биллу с наказом передать дальше. На тетрадном листе был нарисован Пеннивайз в своём клоунском обличии. Вот только вместо страшной и пугающей физиономии у него был весьма забавный и дружелюбный вид. Денбро хихикнул и передал дальше, естественно, только тем, кто понимал, о чем речь.

Тут дверь класса распахнулась. В кабинет зашёл местный шериф и, по совместительству, отец Генри. Вид у него был грозный, что естественно насторожило всех без исключения. Уже засыпавшая на ходу миссис Кол вздрогнула от столь неожиданного визита.

— Шериф? У нас урок, вы не можете...

— Дело срочное, мадам, — перебил её страж закона и посмотрел на детей. “Наверное, опять про Лану Туччи спрашивать будут”, — подумал про себя Бен, мысленно анализируя ситуацию. Коп достал из кармана листок формата А4 и развернул его. — Кто-нибудь из вас видел сегодня этого ребёнка?

Сердца неудачников замерли. На листке, который оказался фотографией, был не кто иной, как их друг-еврей.

— Этот мальчик вчера не вернулся домой. Его отец сказал, что в этом классе я могу найти его друзей. Встаньте и пройдите со мной, если таковые имеются, — учительница окинула неудачников растерянным взглядом.

Она сама впервые слышала про исчезновение Уриса. Один за другим, на ватных ногах, друзья начали вставать с мест. Первым это сделал Майк, затем Билл и так до Эдди, который был так взволнован, что еле нашёл в рюкзаке спасительный ингалятор.

— Пройдемте со мной, — открыл дверь полицейский.

— П-постойте, я не могу вот так отпустить их, — неуверенно сказала миссис Кол.

— Не волнуйтесь, ваш директор выделил для нас кабинет психолога, где я смогу поговорить с ребятами лично, — он вновь повернулся к неудачникам. — Пойдёмте.


Пеннивайз стоял в душевой кабине. Тёплые струи воды стекали по бледному телу, оставляя на дне грязные разводы. Ребра по-прежнему выпирали, выдавая чрезмерную худобу монстра. Он уперся лбом в обшарпанную стену, с которой уже коркой слезла краска. Мокрые волосы прилипли ко лбу, закрывая глаза, но клоуну это не мешало. Он любит вот так постоять по утрам. Это собирало его мысли воедино, давая время поразмышлять над многими вещами, с которыми ему пришлось столкнуться. Плюс ко всему, человеческая оболочка требовала постоянной “чистки”, что монстр понял сразу после того, как у него за первые две недели пребывания в таком теле без ванной появились вши.

Он взял старую губку и начал елозить по коже, соскребая старую отмершую её часть. Тонкие пальцы провели по шее, ощущая, как внутри пульсирует кровь. Пеннивайзу иногда было интересно просто наблюдать за тем, как функционирует его организм. Один раз он ради любопытства порезал себе запястье. Кровь тогда запачкала новую белую майку, и клоун предпочел больше не экспериментировать таким образом.

Тем не менее, на левой руке так и остался небольшой шрам.

От этих воспоминаний монстру стало ещё противнее, и он, откинув голову, начал смывать с волос шампунь, который отхватил на распродаже всего за 3 доллара. Вдруг вода перестала течь. Пеннивайз приоткрыл один глаз, не понимая, что случилось. Но вот струя пошла вновь, и тело монстра словно покрылось ледяной коркой.

— Йааааааааа!!!! — разнесся вопль клоуна по всему дому. Старушка стояла на кухне, набирая в лейку воду. Пеннивайз спустился к ней в одном полотенце, с не до конца смытым шампунем на волосах. — Миссис Харис! Вы что, включили воду в раковине?

— О, Роберт. Ты уже помылся? — словно не услышала она вопроса. Клоун вздохнул и, подойдя к ней, закрутил кран.

— Миссис Харис, я же говорил, если вы включаете воду в раковине, то в душе она становится холодной, — как можно спокойнее в сотый раз объяснил он. Однако тут его взор упал на бледно-розовую лейку, наполовину заполненную водой. — Эм, что это?

— Я думаю, что уже пора полить мои фиалки, — улыбнулась старушка.

Пеннивайз же наоборот стал ещё мрачнее. Он взял лейку и отставил в сторону.

— Миссис Харис... у вас нет фиалок. Помните?

Лицо старушки изменилось. Она опустила глаза, смотря в никуда. Такое уже происходило раньше. Клоун всячески напоминал ей, что её мужа больше нет, и что фиалки никогда не росли у неё во дворе. Ненадолго она вспоминала это и становилась тихой и зажатой. В такие моменты монстр начинал чувствовать себя так, словно это он виноват в её болезни. Только старушка быстро забывала это и вновь становилась счастливой, пребывая в своём бреду. А Пеннивайз даже не мог понять, какую миссис Харис ему жаль больше.

— Я... я пойду прилягу, — взялась она за лоб, но сделав шаг назад, не удержала равновесие и споткнулась. Клоун подхватил её, вцепившись одной рукой в полотенце, чтобы то не упало.

— Так, ладно, давайте... давайте я вам помогу, — он довёл её до дивана и посадил на него. Старушка устало вздохнула, устраиваясь на мягкой сидушке. — Я... я пойду домою голову и спущусь к вам, лады?

— Совсем стара стала, — тихо сказала она. — Всё из головы вылетает.

— Да нет, что вы! Всё нормально.

— Спасибо, Тоби, — назвала она клоуна именем покойного мужа.

От этого Пеннивайзу стало совсем, если можно так сказать, печально. Но ради миссис Харис, он подыграл.

— Пожалуйста. Я скоро приду, — он встал и направился наверх, домывать голову.


Денбро сидел напротив шерифа в кабинете психолога. Он был последним из Неудачников, с кем ещё не поговорил полицейский. Мальчик нервно сжимал рубашку, мысленно продумывая, как истолковать всё так, чтобы ненароком не задеть в рассказе Пеннивайза, который накануне был с евреем. Только мальчик не знал, что отец Уриса тоже был там и видел, как клоун с его сыном разошлись. Коп внимательно смотрел на мальчика, заставляя того нервничать ещё сильнее.

— Итак, ты Билл, верно?

— Д-да.

— Скажи, когда ты последний раз видел Стена Уриса?

— Вчера в шк-к-коле. Он поехал на какое-то меропр-р-риятие в церкв-в-ви.

— Ты в порядке? Может, воды хочешь? — насторожился мужчина из-за заикания мальчика.

— Нет, я прос-с-сто волнуюсь.

— Не стоит. Я лишь хочу понять, где он может быть. Его семья очень волнуется за него. Все опрошенные описывают Стена, как мальчика не способного на побег из дома или нечто-то подобное.

— Т-так и есть. Он никогда не прогул-л-ливает. Поверьте.

— Верю, — шериф вздохнул и выложил на стол ещё две фотографии. На одной была Лана Туччи, а на другой ещё одна неизвестная Денбро девочка. — Знаешь их?

— Т-только её, — показал он на Лану. — А это кто?

— Мерилит Франк. Она пропала незадолго до Ланы. Училась в школе в соседнем районе, закончила 10 класс, врагов не было, семья приличная.

— Зачем вы мн-не это рассказываете? — не понимал Билл. Коп вздохнул и потёр переносицу.

— Слушай, я просто хочу сказать, что это может случиться с каждым. В этом городе вечно творятся... разные вещи. У меня самого сын, Генри. Думаю, ты знаешь его.

— Не сомневайтесь, — хмуро буркнул заика без единой запинки.

— Пропадают дети, и я вовсе не хочу требовать от тебя или твоих друзей взрослых решений. Просто отсидитесь лучше дома в этот Хэллоуин.

Денбро смиренно опустил голову, обдумывая слова полицейского. Тот факт, что стражи порядка вообще обращают на это внимание уже свидетельствует о том, что Пеннивайз тут ни при чём. Но ещё больше Билла волновал пропавший Стен. Где он? Что произошло в тот вечер? Ответа мальчик не знал.

— Может... может, поговорите с Генри об Лане Туччи? Они вроде бы общались перед её исчезновением.

— Сынок, я же коп. Он был первым в моем списке, кого стоит проверить.

— Генри выг-г-глядел взволнованным... Мы встретили его, когда он развешивал объявления.

— Мой сын очень неординарная личность. Чтобы говорить о нем и года не хватит. Так или иначе, думаю, ничего нового ты мне не скажешь. С фразы “он бы так не поступил” начинали все твои друзья.

— То есть я м-могу идти?

— Да. И будьте осторожны. Не нравится мне всё это дерьмо.

Денбро вышел из кабинета. Друзья ждали его в коридоре. Заика лишь отрицательно покачал головой в знак того, что ничего дельного сказать не смог. Волнение нарастало. Стена нет, и где его искать тоже неизвестно. А ещё и такой праздник, как день Всех святых на носу. Слабо верилось, что исчезновения и Хэллоуин не связаны между собой. Дети уже хотели выйти из школы, но их остановила подоспевшая миссис Кол.

— Ребята, послушайте, я знаю, вам тяжело и вы, наверное, очень хотите помочь с поисками Стенли, но пожалуйста не делайте ничего опрометчивого.

— О чем вы? — сделал вид Эдди, будто не понимает.

— Не надо искать его. По крайней мере, вне города. Я знаю, вы лазили в коллектор тогда, когда мой муж вас видел. Полицейский, помните?

— Что? Н-ничего такого... — начал отнекиваться Ричи.

— Просто будьте осторожны. Я говорю вам это не только, как учитель, но и как друг.

Дети переглянулись и, кивнув головами, вышли из школы.


Клоун спал, развалившись на диване. Миссис Харис куда-то ушла, не предупредив его. На живот улёгся Морти, монотонно мурча и тоже впадая в дрёму. Последние события плюс голод изрядно вымотали Пеннивайза, так, что семичасового сна ночью ему не хватило. По телеку вновь шла черно-белая передача, уже по знакомому до боли каналу, который так любила миссис Харис.

Монстру снился сон. Это было редкостью, но всё же случалось. Он стоял в канализации в излюбленном виде клоуна. Напротив летали дети. Их аппетитные тела источали аромат, который так манил его. Малыши тянулись к нему руками. Пеннивайз уже оголил свои клыки, как вдруг увидел среди них Неудачников.

— Что вы тут делаете? — не понимал он.

— Ты же убил нас, — с каменными улыбками ответили они.

— Что?? Н-нет... вы живы! Я не... я не ел вас...

— Ну конечно, ел, — голоса разносились по катакомбам, звеня в голове клоуна. — Мы все летаем тут. Полети вместе с нами. Отведай нашей плоти.

— Нет! Подождите! Всё не так! — схватился монстр за рыжие волосы. — Замолчите! Я не делал этого!

— Давай же, Пеннивайз! Улетай с нами! Это недостаточно реально для тебя? Мы недостаточно реальны? А для нас всё было по-настоящему!

— Хватит! Хватит! Хватит! — монстр зажал уши, не в силах слушать это.

— Давай же, Пеннивайз. Пеннивайз. Пеннивайз! ПЕННИВАЙЗ, ВСТАВАЙ! ПЕННИВАЙЗ! — холодная рука коснулась его лба.

Монстр резко открыл глаза, видя перед собой физиономию Ричи. Тот быстро отскочил, не ожидая такой реакции. Монстр тоже не стал мешкать и упал на пол. Кот, лежавший на нем, пронзительно замяукал и нырнул под диван.

— А?? Что?? Вы?? — вертел он головой, всё ещё не отойдя от кошмара. Неудачники даже слегка растерялись. Клоун глубоко дышал, убирая с лица волосы. — Что вы тут делаете? У вас же школа!

— Она закончилась, — Беверли присела к нему практически вплотную.

Эдди протянул ей листок, который она развернула перед лицом Пеннивайза. Тот чуть не подавился, увидев на объявлении о пропаже фото Уриса.

— Он тоже пропал. Как и Лана. И Мерелит. Они все пропали, Пеннивайз.

Клоун встал на ноги, взяв листок в руки и пристально рассматривая.

— Да ладно, мало ли где он может быть.

— Он не вернулся домой прошлой ночью! И в школе его не было! — повысил тон Бен. — Всё очевидно!

Монстр ещё раз посмотрел на фото Стена, вспомнив, как они вместе притворялись священниками. Внутри начало зарождаться нечто, наподобие волнения. Он прикусил губу, думая, что делать дальше. Не то чтобы ему было до этого дело, но и наплевать монстр тоже не мог.

— Надо его искать, — твёрдо сказал Майк.

— Искать? И где же? — усмехнулся клоун. — Так же, как вы искали Джорджи?

— Есть ид-д-дея, — подал голос Билл.

Все направились в дом Денбро. Когда они вошли, их встретил Джорджи, который смотрел очередную серию “Утиных историй” по ТВ. Родителей не было, и никто не мешал им воплощать план заики. Младший брат улыбнулся при виде Пеннивайза и помахал ему единственной рукой. Клоун тоже слегка приподнял уголки рта и, помахав в ответ, направился за остальными на второй этаж, прямиком в комнату Билла.

Мальчик открыл старый сундук и достал оттуда восемь раций.

— Т-так мы сможем об-б-бщаться, — он начал раздавать каждому по средству связи. Когда очередь дошла до клоуна, тот неохотно взял её двумя пальцами, будто бы держал что-то мерзкое.

— И что это? — в недоумении посмотрел он на детей.

— Рация. Нужно жать вот сюда и говорить, — Беверли взяла палец монстра и прижала его в нужное место. — А потом отпускаешь и слушаешь, что тебе говорят на другой линии. И надо после того, как закончишь, говорить “отбой”. Понял?

— Вроде... — этот затея не очень нравилась клоуну.

Искать, пусть даже и Уриса, по холодным улицам Дерри. Тем более, что уже на следующий день сотни детей в костюмах будут бродить по улицам в поисках сластей. И Пеннивайз сам был не против поживиться.

— Эй, приём, — щёлкнул перед его лицом пальцами Ричи. — Не спи. Нам пора.

— А? Да. Да, я не сплю...


Неудачники решили разделиться. Бен и Беверли отправились вниз по Джексон-стрит, прямо в центр города. Эдди с Ричи взяли на себя Пустошь и один из велосипедов. Майк с Биллом решили съездить на Нейбол, потому что без клоуна это была лишь старая улица. Пеннивайз же вызвался проверить стоки канализации. Он очень давно не был там и, с Урисом или без, хотел там побывать. Друзья не стали возражать, понимая, что сами они могут легко заплутать в этих катакомбах.

Город повсеместно готовился к празднику, когда Беверли с Беном свернули на центральную улицу. В витринах магазинов виднелись атрибуты Хэллоуина и множество разнообразных сладостей, от которых у девочки потекли слюнки. Она так давно не ела ничего вредного и сахарного из-за своей диеты, что уже просто изнемогала от нетерпения — натрескаться вредных ирисок, шоколадок и прочих ночных кошмаров диабетиков. Если бы не исчезновение Стена она бы с радостью сшила себе простенький костюм и пошла бы колядовать, ведь кто ещё даст ей бесплатных конфет? Пеннивайз? Навряд ли. Монстр даже не купил ей платье, как обещал. От этих мыслей становилось ещё тоскливее, однако времени на самобичевание не было. Главное — найти Уриса.

Они пронеслись мимо магазинчика мороженого, который всего за пару дней уже казался совсем заброшенным. Словно в нем никто не работал уже лет сто. Остальные супермаркеты и прочие заведения сверкали яркими огнями в преддверии дня Всех святых. Некоторые дети уже расхаживали по улице в костюмах, что обоим неудачникам показалось не слишком уместным. Они остановились возле аптеки.

— Давай зайдём и спросим у продавца. Вдруг он что-то знает, — предложил Бен. Девочка положительно кивнула и, оставив велик снаружи, друзья прошли внутрь.

— Здравствуйте, — приветливо улыбнулась Марш, подходя к стойке. Фармацевт сразу узнал голос девочки и тоже улыбнулся своей “хищной” улыбкой. Неудачники уже давно поняли, что он дядька неплохой, а улыбаться нормально просто не умеет или не может.

— Ребята, давно вас тут не видел. Как поживаете... — он вдруг замолчал, вспомнив, что один из друзей, то бишь Стен, пропал. Уже весь город знал об этом, и фармацевт не был исключением.

— Мы к вам по делу, мистер Кин, — с серьёзным лицом сказал мальчик. — Скажите, не заходил ли к вам вчера Стен Урис?

— Боюсь, что нет, ребята. Шериф был у меня утром и задавал тот же вопрос, но, к сожалению, я ничего не знаю.

— Понятно, — опустила глаза Беверли. Аптекарю стало не по себе. Он вновь улыбнулся и достал из стола по конфете.

— Вот. С наступающим праздником, — дети взяли угощения, но по-прежнему без особого энтузиазма. — Полиция его найдёт. Я уверен.

— Хорошо бы.

Они вышли из аптеки с поганым настроением. Бен достал рацию и нажал на кнопку.

— Это Бен, приём. У мистера Кина ничего, движемся дальше. Отбой.

Сигнал получили все, даже Пеннивайз, который вздрогнул от внезапно заработавшей рации и чуть её не уронил. Дети залезли на велосипед и уже хотели помчаться дальше, как вдруг им перегородила путь мисс Хорс. Газетчица направлялась к своему киоску и явно не ожидала встретить Неудачников в такое время. Те мигом слезли обратно и подбежали к женщине.

— Мисс Хорс! Есть минутка? — взмолился Бен.

— Эм, да. Кстати, давненько вас не видела. Как там Роберт?

— С ним всё хорошо. Нас интересует другое, — тараторил мальчик. — Видели ли вчера Стена Уриса? Где-то между восемью и двенадцатью часами вечера?

Лицо женщины изменилось. Она узнала о пропаже мальчика почти самой первой, лично из уст брата-шерифа.

— Я... боюсь, нет. Мне ничего не известно о мальчике. Всё, что я знаю, это то, что пропали...

— Ещё двое детей, — хором закончили предложение Неудачники. Газетчица скорбно развела руками, не зная, что сказать.

— Будьте осторожнее, ребята. Что-то здесь не так.

Она ушла, оставив друзей смотреть ей вслед. Но делать было нечего. Есть еще места, где можно поискать. Есть много мест в Дерри, где может скрываться зло. Даже не такое, как Пеннивайз, но всё же...


Эдди с Ричи приближались к Пустоши, с которой были связаны не самые приятные события, как например встреча с клоуном или смерть Милори Роз. Тем не менее, ради друга они были готовы вновь окунуться в этот кошмар.

Когда ехать стало невозможно, друзья оставили велосипед и пошли дальше пешком. Уже совсем сухая трава предательски шуршала под ногами. В таком месте не хотелось создавать лишнего шума, поэтому дети старались идти тихо. По крайней мере Каспбрак, ведь не прошло и десяти минут, как Тойзер начал рвать глотку, выкрикивая имя пропавшего.

— Стен! Стееееенли! СТЕНЛИ!!! — вопил он, делая ладонями что-то наподобие рупора.

Астматик закрыл ему рот, боясь непонятно чего. Слишком уж тихо было там. Слишком тихо. Пугающе тихо. Они шли всё дальше и дальше, пока не добрались до того самого места, где ещё в прошлом месяце валялся труп самоубийцы, позже растерзанной клоуном. Красное пятно на земле всё ещё можно было разглядеть. Неизвестно, что Пеннивайз сделал с телом, если, конечно, не слопал прямо с костями. Подул холодный ветер, срывая последние листья с деревьев. Никто из копов, скорее всего, не стал бы искать пропавшую девушку в таком месте. Хотя о её пропаже даже никто не слышал. Неудачники даже не знали её имени. “Видимо, она действительно была одинока”, — подумал про себя Тойзер.

Мальчики стояли возле места самоубийства, не обращая внимания на холод и ветер. Ричи глубоко вздохнул, понимая, что Уриса тут нет, и уже собрался разворачиваться, как вдруг услышал тихий всхлип. Эдди сжимал кулак, который не был забинтован, втягивая носом текущие из него сопли.

— Почему? — тихо спросил он.

— Эй, ты чего? — растерялся очкарик, не ожидая такой реакции.

— Почему так случилось? В какой момент всё пошло под откос? Когда пропал Джорджи? Или Бетти Рипсом? Или, может, тогда, когда мы впервые ступили в коллектор? — по щеке побежала горячая слеза, которую мальчик быстро вытер.

— Эдс, перестань, — как можно мягче сказал друг, опуская руку ему на плечо. — Всё в норме.

— Нет! Не в норме! Мне страшно! Я не хочу больше видеть, как кто-то умирает! Я не хочу, чтобы дети пропадали! Я не хочу приходить на могилу Стенли, когда его тело найдут где-то в лесу или в канаве!

— Что ты такое говоришь?? Мы найдём его! Вот увидишь!

— Найдём?? Как?! Мы просто гребенные дети! Что мы можем?! — он упал на колени, склонившись над окровавленной землёй. — Я хочу, чтобы всё было, как раньше. Но... так не будет.

Тойзер уже еле сдерживал плач. Он тоже был сыт по горло всем, что с ними происходило. Ричи сел на землю рядом с другом, обхватив его руками. Они оба начали плакать, смотря на сырую землю, где когда-то остывал труп Милори. Им было плохо. Но никто не мог им помочь. Рыдания прервала рация, из которой раздался голос Майка.

— Приём, ребята. Как там у вас? — Тойзер быстро вытер слезы с лица и, втянув сопли, нажал на кнопку.

— Прием. Мы в Пустоши. Тут никого нет. Ищем дальше, отбой, — с этими словами он убрал рацию и снова уткнулся глазами в землю.

Эдди всё ещё рыдал то ли из жалости к себе, то ли к Стену, то ли к Милори Роз, чья могила навсегда осталась загадкой.


Майк пожал плечами и убрал рацию в карман. Они с Биллом стояли напротив дома 29 на Нейбол. Старое здание ничуть не изменилось. Такое же обугленное, с окнами забитыми досками и мертвым двором с гигантской корягой, которая, возможно, когда-то и была деревом. Ребят все ещё бросало в дрожь от воспоминаний, которые возвращали их в то жуткое место.

Они ступили на порог дома, морщась от скрежета старых досок. Дверь, как и полагалось, была не заперта, и дети смогли легко зайти. Внутренний антураж, в отличии от внешнего, выглядел иначе. Конечно, паутина и обшарпанные полы со стенами остались, но что-то изменилось. Словно там некоторое время проживал бомж. Хотя имя тому бомжу было Пеннивайз. Пока он не переехал к миссис Харис, ему приходилось проводить время тут, так как в канализацию спускаться стало затруднительно. На полу валялись какие-то бумажки, обертки и всякий прочий хлам. Денбро поднял один из листков и развернул его. На нем корявыми буквами была много раз написана одна и та же фраза: “Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл”. Мальчику была знакома эта фраза, и он даже удивился, что монстр запомнил её.

Майк обошёл комнату, отдалённо напоминающую гостиную. Всё было покрыто сантиметровым слоем пыли и обмотано паутиной. Ребята прошли в кухню. Разломанный стол, на который приземлился Эдди и сломал руку, всё также валялся на полу. Напротив него стоял холодильник, дверца которого была закрыта, словно сейчас из-за неё вновь вылезет клоун и позовёт неудачников с собой летать. Всё это напоминало им о том далеком времени, когда они знали Пеннивайза лишь безжалостным убийцей.

— Стен! — крикнул Майк. Эхо разнеслось по дому, отдаляясь и исчезая в нем.

— Не д-д-думаю, что он здесь, — вздохнул Денбро. — Если это был не Пеннивайз, то похититель не стал бы прив-в-водить его сюда.

— Но проверить стоило, — уверенно сказал Майк. Билл ещё раз окинул помещение взглядом, словно он в последний раз стоит в этом доме, некогда полном ужасов и боли.

— Думаешь, он н-найдётся?

— Это же Стен. Может, похитителю надоест его вечный треп, и он сам вышвырнет его, — попытался пошутить друг, но понял, что это было неуместно. — Я... я знаю его не так хорошо, как ты, Билл. Но я тоже очень хочу найти этого еврея-перфекциониста.

— Знаю. Прос-с-сто... я боюсь. Боюсь, ч-ч-что он исчезнет, как Джорд-д-джи. И никто, даже Пен-н-нивайз, этого не изменит.

— Этого не произойдёт! Я обещаю, — положил на плечо заике руку Майк. — Поехали. Это место давно перестало быть домом. Даже для Пеннивайза, — он поднёс рацию к губам и нажал на кнопку. — Прием. Это Майк. В доме 29 ничего, двигаемся дальше, отбой.

Они вышли из дома. Нужно было двигаться дальше по Нейбол, но какой смысл? Вряд ли Стен просто сидит на улице и ждёт их. Где-то в глубине души и Билл, и Майк понимали, что поиски это детская затея, лишь бы создать впечатление того, что они что-то делают. Если Уриса и похитили, то уж наверняка спрятали там, куда нельзя просто доехать на велосипеде. Но сдаваться они не хотели. Потому что они никогда не сдавались. Ни когда пропал Джорджи, ни когда монстр украл Беверли. Они не сдавались. Это всё, что было в их силах. Подобно детям, которые пытаются решить взрослые проблемы, хоть и понимают, что ещё не доросли.


— Понял. Отбой, — отозвался в рацию клоун. Он стоял напротив входа в коллектор. Там, где ещё не так давно удирал от копа вместе с Неудачниками. Монстр уже долгое время не был в канализации, и это наводило тоску. В этом месте он провёл очень много времени. Коллектор стал ему домом под землёй, где его никто не найдёт. Даже у миссис Харис он не чувствовал себя таким защищённым.

Сточная вода вытекала из трубы, попадая на кеды клоуна. Но его это ничуть не волновало. Ступая в неё, практически по щиколотку, монстр начал свой путь до самого сердца катакомб. Он даже забыл, что пришёл искать Уриса, настолько сильной была ностальгия. По стенам всё так же стекла тина вперемешку с наросшей за столько времени плесенью; грязные выброшенные вещи плыли по стоку, забивая его и не давая воде нормально течь. Монстр подметил, что уровень воды немного поднялся, и если раньше был ему чуть выше щиколотки, то теперь закрывал добрую половину икры. Крыс там тоже уже давно не водилось. Ведь Пеннивайз ел их, и тварям пришлось искать другое укромное место для обитания.

Он шёл по тоннелю, видя в его тенях детей, которых утаскивал туда для дальнейшей расправы. Маленькие тела, изгибающиеся в агонии и зовущие на помощь мам и пап. Если бы Неудачники смогли в полной мере осознать, что вытворял монстр всё это время, то вряд ли бы стали иметь с ним дело. Всё обернулось слишком хорошо. Они выжили. И Джорджи выжил. Только благодаря этому совпадению он мог общаться с ними и рассчитывать на их умение хранить тайны. В противном случае, убитый горем Денбро первым бы пошёл в полицию, невзирая на то, что без Пеннивайза Беверли придётся уехать из города. Это навеяло ему воспоминание о сегодняшнем сне, но клоун тут же отогнал от себя эти мысли и продолжил свой путь. Он завернул за очередной угол и увидел ту самую решётку, которую самолично прогрыз, чтобы их не схватил полицейский. Благо сейчас он понимал, что этот путь ни к чему хорошему не приведёт и сердце канализации находится совсем в другом месте.

Монстр шёл ещё около двадцати минут в кромешной темноте, в которой прекрасно ориентировался. Каждый закоулок отдавал воспоминанием. Для него это был не просто коллектор с вонючей водой и стоками. Это был его дом много тысяч лет, даже когда канализации тут ещё и в помине не было. Конечно, для нормального человека назвать это место домом было бы невероятно, но Пеннивайз имел другие представления об уюте. Он знал тут всё, и эти катакомбы идеально подходили его образу жизни. Но с появлением человеческой оболочки стали непригодны, и монстру пришлось покинуть родное гнездо. И вот он наконец-то добрался до пункта назначения. Центральный узел больше не хранил в себе воспоминаний о бурной деятельности клоуна. Каждый раз ему было странно видеть это место без горы старых игрушек и тел детей, парящих над ними. Теперь здесь валялись лишь отходы, принесённые потоками стекающей с потолка воды и через сток. Пеннивайз сел на край бездонного колодца, свесив ноги во тьму, куда сам когда-то провалился.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл... Он ст-стукнул к-к-кулаком... — голос срывался.

Монстр слишком долго пытался разговаривать “нормально” и только здесь он мог в полной мере выговориться так, как хочет.

— Дьявол! Дьявол! Дьявол! Дьявол! — бил он по бетонной оправе. — Мелкие! Мерзкие! Гадкие! — голос срывался то на гортанные, то на высокие ноты. Надрывные вздохи лишь придавали крикам сумасшествия, которого в Пеннивайзе было с излишком. — За что?! За что?! — он посмотрел вверх, словно обращаясь к кому-то. — Если ты там, то ты гнида! Слышишь?! Ты гнида! Я ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! Если Бог есть, то он не может быть добрым! Добрый не смог бы создать такой уродливый мир! Я ведь тоже хочу быть счастливым! По-своему счастливым! Это не моя вина, что чужие страдания осчастливливают меня! Не моя! Я тоже хочу жить! Не хочу умирать! ХОЧУ ЕСТЬ!!! НО Я НЕ МОГУ! НЕ МОГУ УБИТЬ ИХ И САМ НЕ ЗНАЮ ПОЧЕМУ! — он дёргался, крича и царапая бетонное покрытие ногтями.

Сверху капала вода, попадая на чистые волосы клоуна. Дыхание заканчивалось из-за постоянных воплей. Рация упала в колодец, навсегда исчезнув во тьме. Пеннивайз сделал глубокий вдох и закрыл глаза. — Он стукнул кулаком об стол... стукнул... стукнул... тук-тук... кто там? Смерть? Я ждал твоего звонка...


Дождь моросил, ударяя по крышам домов. Многим пришлось убрать атрибуты праздника с лужаек, чтобы те не промокли до завтрашнего дня. Улицы были пусты в преддверии Хэллоуина. Хотя, вполне возможно, что родители просто не хотели отпускать своих детей одних из-за случившихся исчезновений. Пеннивайз брёл по Джексон-стрит, хлюпая намокшими кедами по образовавшимся лужам. Ему хотелось есть, спать и просто побыть одному. В канализации он провёл около трех часов или больше. Но находиться там было мучительно. Слишком много воспоминаний. Слишком много всего.

— Пеннивайз! — прозвучал тонкий голос позади. Клоун обернулся. К нему навстречу мчались неудачники на велосипедах и с довольно злыми физиономиями.

— Как это понимать?? — слез с велосипеда Ричи. — Мы тебя ищем уже второй час! Почему ты не отвечаешь по рации?

— Я её потерял, — без особых эмоций ответил монстр.

— М-м-мою рацию?! — схватился за голову Билл.

— Ты хотя бы узнал что-нибудь? — с надеждой спросил Бен.

— В каком смысле?

— О Стене!

— Стене? Оу... — клоун провёл рукой по лицу, совсем забыв, что изначальной целью спуститься в коллектор был поиск пропавшего Уриса.

— Ты что, не искал его?! — всплеснул руками Эдди. — Что ты вообще делал всё это время??

— У меня... были дела.

— Дела? Какие? — подошла к нему Марш. — На тебя можно хоть раз положиться? Вдруг Стен был там! А ты его упустил!

— Не было там вашего еврея! — начал кричать в ответ Пеннивайз. — И вообще, с чего вы взяли, что он жив? Может, он давно гниет где-то в канаве или кормит собой рыб в озере! Зачем...

Монстр не договорил. От звонкой пощёчины заложило уши. На бледной щеке краснел отпечаток ладони. Беверли стояла напротив клоуна и тяжело дышала, еле сдерживая гнев. Все застыли, боясь произнести хоть звук. Голова Пеннивайза осталась в повернутом от удара положении, не в силах повернуться из-за неожиданного удара.

— Не смей... так говорить, — сжала кулаки девочка, смотря прямо на клоуна. Тот повернул на неё голову с характерным хрустом в шее, который заставил всех поёжиться.

— Говорить что? Что он умер? — проронил монстр, блестя желтыми глазами. — Вы только и умеете, что бить.

— А что ещё нам остаётся?! — не выдержал Майк. Пеннивайз посмотрел мальчику в глаза и тот, не выдержав натиска, отвернулся.

— Как насчёт “спасибо”?

— Спасибо? За что нам благодарить тебя? — искренне не понимал Ричи.

— За что? — на лице клоуна появилась улыбка. — Ха... хаха... хахаха... ахахаха! АХАХАХАХА! — начал заливаться он безумным смехом.

Марш даже сделала пару шагов назад, не понимая, чем была вызвана такая реакция.

— За что?! Серьёзно?! — клоун перестал хохотать и посмотрел на детей. — Может, за то, что благодаря мне Беверли не увезли к ненавистной ей тётке? Или, может, за то, что я помог ей не провалить тест? Или за то, что я торчал в кабинете миссис Кол, выслушивая то, как ты куришь и прогуливаешь?! Или когда я спас тебе жизнь на озере, когда ты давилась собственной рвотой?! И устроился на работу, пройдя бюрократический ад, лишь бы покупать тебе еду! Или когда я оживил пребывшего в коме Джека! И когда обработал рану Биллу и держал над мусорным баком, пока его рвало! Спас чуть не задохнувшегося Эдди в больнице! Ухаживал за больной миссис Харис! Сидел с Джорджи! Не дал Беверли свалиться с высоты тридцати метров, когда мы висели на трубе в канализации! Помог Стену с его религиозными замашками! Это не заслуживает благодарности?! Это не заслуживает такого излюбленного вами, людьми, слова, как “спасибо”?!

Неудачники стояли, не в силах выдавить из себя ни слова. Пеннивайз восстанавливал дыхание после долгой речи. Глаза вновь стали голубого цвета. Он смотрел на детей, но те не делали ровным счётом ничего.

— Т-ты хотел уб-б-бить нас, — словно оправдываясь, сказал Билл.

— Да. И знаете, я убивал десятки, сотни, тысячи детей. Я вообще нахожу геноцид вполне забавным, если вы ещё не заметили! Но я старался! И знаете что? Мне надоело. Надоело стараться, — он вытер мокрый от дождя лоб и повернулся в сторону дома миссис Харис. — Завтра на улицах будут толпы детей в костюмах. И я наконец-то поем.

— Мы не позволим! — сделал неуверенный шаг навстречу клоуну Бен.

— Вы? Разве вам не надо искать вашего дорогого дружка? А то может быть поздно, — неудачники переглянулись, не зная, что сказать. — Идите домой. И оставьте меня в покое.— С этими словами он зашагал прочь, оставив детей мокнуть на дороге.


Войдя в дом, он сразу же увидел миссис Харис, сидящую в его кресле. Морти лежал на её коленях, а при виде клоуна спрыгнул и начал тереться боком об его мокрые ноги.

— О, боже! Ты весь мокрый! — всплеснула руками старушка.

— Да я... выдался плохой день, — он сел на диван, снимая мокрую рубашку. Старушка принесла серый плед и накрыла им клоуна, одновременно протягивая сухую одежду. — Миссис Харис, вы сегодня куда-то уходили? Вас не было, когда я проснулся, — пытался он отвлечься беседой.

— Даже не знаю. Я и забыла, что выходила куда-то, — задумчиво протянула она, переключая пультом каналы.

— Нажмите девятый. Там должны идти “Поющие под дождём”, — старушка нажала кнопку, и черно-белый мюзикл вновь заиграл на экране.

— О, как я люблю эту песню, Тоби! Помнишь, как мы с тобой танцевали под неё в кабаре!

Пеннивайз прикусил губу, понимая, что больная хозяйка вновь видит в нем покойного мужа. Но в этот раз ему не захотелось разочаровывать её и убеждать в обратном. Он встал, скинув с себя плед, и, подойдя к ней, протянул тонкую руку.

— Может, подарите мне ещё один танец?

— О, Тоби, ты всегда знал, как увлечь даму! — засмеялась она и, взяв руку монстра, встала на ноги.

Клоун старался двигаться медленно, чтобы старушка успевала за ним, хотя сам толком и не умел танцевать. “Хах, и я зову себя танцующим клоуном?” — посмеялся он про себя. Миссис Харис всё улыбалась, думая, что танцует с любимым мужчиной. Пеннивайз не знал чувств любви и не мог в полной мере понять, что она чувствует. Но её эмоции пронзили его, вновь вызвав те самые ощущения. Другие, не от страха. Силы начали расти. Монстр продолжал двигаться, словно наслаждаясь счастьем старушки.

— Спасибо вам, миссис Харис, — тихо сказал он.

— Ой, ну что ты, Тоби. Ведь это ты привёл нас в этот чудесный клуб.

— Хех, как скажите...

Дождь всё капал, смывая грязь с дорог Дерри, словно готовя их к сотням ног, готовых нестись в любой уголок города за новой порцией конфет в Хэллоуин. Беверли осталась ночевать у Билла, не решившись вернуться к Пеннивайзу.

====== Глава 22: Хеллоуин ======

FLASH BACK

Стен открыл глаза, и первым, что он увидел, был топор. Гигантский топор, воткнутый в кусок дерева. Из-за плохого освещения мальчик не сразу понял, что перед ним. Голова гудела, словно по ней ударили чем-то наподобие наковальни. Урис схватился за затылок и почувствовал что-то мокрое. Он попытался встать, но ноги, словно две соломинки, не выдерживали такой нагрузки.

— Аааа?.. — прохрипел мальчик, пытаясь хоть что-то разобрать. Глаза стали привыкать к темноте, и топор теперь отчётливо стоял в паре метров от еврея. Он в ужасе отскочил, врезавшись спиной в нечто деревянное. По ощущениям это было именно дерево, причём занозистое. Стен обернулся. Сквозь щели сочился слабый свет. Словно мальчика засунули в очень большую деревянную коробку. Под ногами лежало что-то колючее, наподобие сухой травы или сена. Оно было практически везде, куда бы ни ступил Урис.

Он собрался с силами и напряг ноги. Конечности начали предательски трястись, не давая корпусу оторваться от пола. Мальчик упёрся обеими руками в деревянную стену и начал подниматься. Из-за темноты сложно было сориентироваться в пространстве. “Главное — выбраться на свет”, — повторял он себе снова и снова. Руки оттолкнулись от стены, и Стен уже собрался вложить все усилия в какой-никакой бег, но что-то сжалось на щиколотке, и Урис вновь рухнул на пол. Железные кандалы были намертво застёгнуты на ноге мальчика. Из-за шока еврей даже не заметил их, пока не попробовал сбежать. Он схватился за цепь и начал тянуть на себя в попытках высвободиться. Вот только железо и не думало поддаваться. Паника нарастала.

— Помогите! Кто-нибудь! Я здесь! Вытащите меня! — с надрывом кричал мальчик.

— Тише, а то он услышит, — послышался тихий голос справа. Урис отскочил, не ожидая такого поворота событий. Из тени к нему выползла девочка. В темноте было трудно рассмотреть лицо. Она была в большом свитере с каким-то рисунком, а с головы свисали две растрёпанные косы. Незнакомка держалась одной рукой за левый глаз, словно пряча его от мальчика.

— К-кто ты?! Где мы находимся?! — не мог успокоиться Стен.

— Шшшш... — она приставила палец второй руки к губам. — Если будешь много кричать, он сделает тебе больно.

— Б-больно?? — заикался, словно Билл еврей.

— Я — Лана. Лана Туччи.

— Ты же та пропавшая девочка! — вспомнил Стен. — Ты пропала после ярмарки!

— Да. Это я, — она подползла к собеседнику ещё ближе, и Урис смог разглядеть на её ноге такую же цепь, что и у него.

— Где мы находимся?

— Не знаю. Тут всегда так темно, но мне кажется, это какой-то амбар. Тут есть стойла и сено.

— Кто... кто притащил тебя... нас в это место?

— Я не знаю его имени. Он приходит два раза днём и один ночью, чтобы поменять еду и воду.

— Как ты различаешь время суток?

— Днем тут значительно светлее. Осмелюсь предположить, что сейчас около четырех утра, — Лана села совсем рядом с мальчиком. Тот слегка дёрнулся, всё ещё не выйдя из стрессового состояния. Он не привык быстро сходиться с людьми, а в таком положении ему вообще хотелось свернуться на полу и молить Бога о спасении.

— Зачем это ему? Что он хочет?

— Этого я не знаю. Думаю, у него что-то не в порядке с головой. Он часто общается сам с собой и смеётся. Главное правило — вести себя тихо и не мешать ему.

— А что случится... если помешаешь? — спросил Стен, не желая знать ответ.

— Случится это, — Туччи убрала руку с левого глаза. В слабом свете Урис сначала не понял, что не так, но, приглядевшись, с криком отскочил в сторону. Глазное яблоко девочки было вырезано из глазницы, и вместо него была лишь окровавленная дыра.

— Твою мать! Твою мать! — начал кричать мальчик. Лана попыталась зажать его рот рукой, но Урис слишком громко орал.

— Прекрати! Иначе... — она не договорила.

Деревянная дверь в противоположном конце помещения со скрипом отворилась. Слабые лучи ночного света проникли внутрь, от чего дети поморщились. Быстро отведя взгляд, Стен увидел, что за Ланой лежит ещё чьё-то тело. При таком освещении рассмотреть его стало возможным, и мальчик прищурился, о чем сразу же пожалел. Позади Туччи валялся труп ещё одной девочки. Из её грудной клетки торчала какая-то железная палка. Рот был открыт, словно в последние секунды жизни она отчаянно кричала, и лицо навсегда застыло в гримасе ужаса. Урис даже не успел ничего понять, как к ним подошёл кто-то большой, чей голос разносился по помещению, словно ультразвуковая волна.

— Похоже, кто-то не спит, — грубый мужской голос, который еврей услышал перед тем, как его усыпили для похищения. На секунду мальчик даже подумал, что лучше бы он слушал прерывистый и высокий говор Пеннивайза, нежели этого человека.

Лана в ужасе отползала от Стена, прижав колени к груди и что-то скуля про себя. Она находилась тут дольше Уриса и уже знала, что может повлечь за собой непослушание. Мальчик не успел и головы поднять, как сильная рука схватила его за воротник рубашки и притянула к себе. Лицо садиста было скрыто под маской, напоминающей куски ткани, сшитые воедино. Сам он был явно крупным мужчиной за тридцать. Но на рассуждения о его внешности времени не хватило.

— Отпустите меня! Помогите! — начал кричать Стен прямо в лицо похитителю.

— А ты не из послушных, да? — он отпустил рубашку Уриса, и тот рухнул на пол. Сухое сено больно впилось в ладони вперемешку с занозами. Мужчина обхватил толстыми пальцами правую руку мальчика. Из-за спины он вытащил больших размеров охотничий нож. Еврей видел такие раньше, их часто рекламировали по телевизору. Он начал брыкаться, пытаясь выбраться, но всё было тщетно.

— Непослушных детей надо наказывать, — с этими словами маньяк провёл остриём от локтя до запястья ребёнка.

Тот закричал, дёргаясь в агонии и пытаясь схватиться за рану, чтобы остановить кровь. Благо, порез был не критический. Специально ли его таким сделал садист или нет, Стен не знал. Он лишь выл, издавая звуки, похожие на всхлипы и стоны животного, которое попало в капкан. Лана зажала уши, не в силах слышать, как страдает её новый знакомый. Мужчина просто засмеялся, облизывая окровавленное лезвие. Урис сполз по стенке, захлёбываясь собственными слезами. В голове возник вопрос, больнее ли было Джорджи, когда его руку откусил плотоядный клоун? Вот только еврей был в руках не таинственного монстра, а человека. Сумасшедшего человека.

Конец FLASH BACK

На улицах Дерри вовсю готовились к празднику. Взрослые наполняли миски конфетами, чтобы угощать детей разнообразными вкусностями. Дождя, к счастью, не было, и атрибуты дня Всех святых были выставлены на всеобщее обозрение. Дети уже примеряли костюмы, которые им купили или сшили родители, чтобы побаловать своих чад в последние дни каникул.

Одни лишь Неудачники не разделяли этой радости с остальной школотой города. Хоть они и любили этот праздник, но времени на беготню и выпрашивание конфет у них не было. Нужно патрулировать улицы и искать пропавшего друга. Они даже ходили в полицейский участок, но там только развели руками, говоря, что детей ищут, но пока безуспешно. Они даже встретили там отца Уриса. Тот как раз общался с шерифом, скорее всего, по поводу сына. Биллу даже показалось это странным. Он думал, что раввин будет сидеть в церкви и молиться богу, чтобы Стен нашёлся, но, похоже, мужчина понимал, что одними верой и молитвами делу не поможешь. Тем не менее, выглядел он неважно. Хотя, как может выглядеть отец, чей ребёнок бесследно исчез по дороге домой, если ещё и учесть, что перед этим они серьёзно повздорили. Денбро вспомнил, что после исчезновения Джорджи его родители превратились в двух привидений, бродящих по дому и словно ждущих, что сын вернётся к ним, как ни в чем не бывало. Так что поведение Уриса-старшего даже вызвало уважение у заики.

Тем не менее, день выдался муторным и суетливым, а впереди ещё вечер, когда толпы детей в костюмах будут расхаживать по Дерри. Пеннивайза они не видели после ссоры на Джексон-стрит. Беверли даже не зашла к нему за вещами, боясь гнева клоуна и его странных замашек. Но отчасти ей даже было стыдно показываться перед ним, особенно после той смачной пощечины, которую она ему влепила. Такие часто давал ей её отец, и Марш передергивало от мысли, что она переняла эту привычку от него. Пеннивайз же, несмотря на своё невежество, никогда не поднимал на неё руку и уж тем более не давал сдачи за удары или иные проявления агрессии. Она сидела в доме Денбро, пока тот гримировал брата к Хэллоуину. Костюм вышел довольно оригинальным. Малыш решил использовать свою частично потерянную конечность как часть своего образа, и поэтому на празднике он будет зомби. Всех удивляло, как же мальчик смог примириться с такой утратой, как потеря правой руки. Джорджи сам этого не понимал, он просто был счастлив, что снова дома с родителями и братом.

— Всё готово! — с гордостью провозгласил Билл. Братья спустились в гостиную, где их ждали родители и Марш. Костюм получился на славу. Те, кто не были в курсе травмы мальчика в эту ночь, точно бы похвалили такую “гримерскую” работу.

— Малыш, ты прямо настоящий монстр! — поцеловала сына в щёку мама.

— Маааам, я же зомби! — протянул Джорджи, вовлекая родителей в мир ужасов кинематографа.

— Билл, ты точно не хочешь пойти с братом? — подошёл к старшему отпрыску отец. — Он ведь так хотел ходить с тобой по домам. Разве ты не хотел того же? Можете и подружку взять, — он показал на Беверли, которая, в свою очередь, неуверенно покачала головой. Денбро окинул взглядом брата. Тот очень хотел колядовать с ним, вот только у Неудачников были дела поважнее. Хеллоуинов ещё будет много, а вот Стен всего один.

— П-прости, Дж-ж-жорджи, — присел к нему заика. — Я бы очень хотел пойти с тобой, но есть одно дело, которое надо решить.

— Ничего, Билли. Я принесу тебе конфет, — улыбнулся малыш, понимая, что брат настроен решительно. — Я пойду с мамой и папой.

— Хорошо. П-п-повеселитесь там.

— Угу! Ты мне самый классный костюм сделал! Майкл из второго класса обзавидуется! — Марш даже хихикнула от такого заявления.


Родители с сыном вышли из дома, и Неудачники смогли приступить к реализации плана. Билл обзвонил всех с командой собраться у него через полчаса. Все друзья уже знали, что они будут делать и как им готовиться.

Ричи быстро кинул в рюкзак рацию и, застегнув молнию, выбежал из комнаты и устремился вниз по лестнице, прямиком к выходу. Он хотел поскорее выбежать из дома, чтобы избежать расспросов отца, куда это он направляется, ведь тот запретил ему гулять на Хэллоуин из-за недавних исчезновений, в том числе и Стена. Так что очкарик спешил, как мог, чтобы проскользнуть мимо сурового родителя. Но прежде, ему надо было ещё кое-что сделать. В связи с отсутствием велика, ему приходилось постоянно передвигаться пешком, что значительно усложняло задачу по поискам Уриса, так как приходилось делить с кем-то транспорт. Поэтому мальчик решил позаимствовать велик сестры. Та всегда пристегивала его к забору, чтобы кто-то вроде брата не стащил его. Но у Тойзера был план. Он выяснил, что сестра кладёт ключ от замка во внутренний карман своей куртки. Пробравшись в гардеробную, он начал рыскать по карманам в поисках заветного ключа, но его всё не было.

— Что-то потерял? — раздался голос девушки из-за спины. Ричи обернулся, взирая на сестру в дверном проёме. Она облокотилась на него плечом, хитро смотря на младшего брата.

— Эм, я... просто...

— Ищешь вот это? — она достала из заднего кармана связку ключей, один из которых был нужным, и покрутила на кончике пальца.

— Слушай, мне очень он нужен, а денег на новый нет. Просто... просто перестань быть горгульей хоть раз и поверь мне!

Девушка усмехнулась и бросила звенящую связку в руки брата.

— Не поцарапай, а то живьём закопаю, придурок, — подмигнула она и удалилась в гостиную. Ричи ухмыльнулся, понимая, что не такая уж его сестра и вредная.

У Эдди дела обстояли немного сложнее. Мать ни под каким предлогом не хотела отпускать сына на улицу после всего случившегося, поэтому астматику самому пришлось прорывать путь на волю. Сделано это было путём скрепления простыни, одеяла, пододеяльника и наволочки. Пока миссис Кейт резала салат на кухне, её “примерный” отпрыск совершал своеобразный побег из Шоушенка, только не через дырку в стене, а через окно своей комнаты на втором этаже.

Мальчик перекинул один конец самодельного каната через подоконник, а второй привязал к кровати.

— Приём. Это Эдди, я буду через десять минут. Отбой, — сказал он, поднеся рацию к губам.

Закрепив её на штанах, мальчик вдохнул побольше смеси из ингалятора. Нужно было перевалиться всем корпусом, доверяя жизнь своим же рукам. Это его сильно настораживало, если учесть, что на физкультуре эти самые руки ни разу не смогли оторвать тело мальчика от пола во время подтягиваний. Тем не менее, время поджимало, и нужно было что-то делать. Эдди собрался с силами и начал спускаться, упираясь ногами в стену дома. Он спускался всё ниже, намертво вцепившись в простыню руками. Вдруг послышался треск. Мальчик с ужасом посмотрел на наволочку, которая, не выдержав веса, начала рваться.

— О нет, нет, нет! — он начал быстрее двигать руками, приближаясь к земле.

Ниточка за ниточкой постельное белье порвалось за считанные секунды. А Каспбрак спускался, молясь о том, чтобы остаться в живых. Ну вот настал тот момент, когда наволочка не выдержала и разорвалась на две части. Эдди закричал, готовясь к травмирующему падению, но тело за доли секунды коснулось земли. Астматик так запаниковал, что не заметил миллиметрового расстояния между ним и поверхностью. Он вскочил, быстро подавив свой крик, и, оглядевшись, увидел двух ребят лет восьми. Один был одет вампиром, а второй — напоминал большого шмеля. Они стояли и удивлённо смотрели на Каспбрака.

— Что? Никогда не видели мальчиков вылезающих из окон?? — развёл руками Эдди и побежал в сторону дома Билла.


Бен тоже вовсю мчался по улице, чтобы поскорее добраться до точки сбора. Рация на его поясе висела на волоске, но мальчик не замечал этого, думая лишь о скорости передвижения. Он промчался по центральной улице, свернув налево к Джексон-стрит, как вдруг ему путь преградила машина Генри Бауэрса. Бен резко затормозил, чтобы не попасть под колёса, и рация выпала, отлетев в сторону.

Из салона вышли Генри с Хаггинсом. Оба они были в костюмах. У сына шерифа из головы торчал окровавленный топорик, а у толстого дружка был костюм главного героя вышедшего в прошлом году фильма “Битлджус”.

— Что вам надо? — слез с велосипеда мальчик, готовый дать деру.

Бауэрс подошёл к нему вплотную, что заставило неудачника отпрянуть назад. Но он только врезался в стоящего позади Хаггинса. “И когда он там оказался??” — подумал про себя Бен.

— Слушай сюда, неудачник, — Генри вытащил из кармана объявление о пропаже Стена. — Знаешь об этом?

— Т-так весь город знает, — пробормотал мальчик, лишь бы не разгневать обидчика.

Но Генри и не думал злиться. Пусть он вечно был агрессивным и при любом удобном случае доставал клуб Неудачников, он отчётливо помнил момент, как стоял вместе с Урисом и Хаггинсом на могиле покойного Патрика, и если раньше из всего клуба еврей нравился ему меньше всех, то сейчас он даже жалел пропавшего ботаника.

— Генри, что тебе нужно? — не понимал мальчик.

— Из-за того, что вы, лузеры, лезете, куда не следует, с вами вечно происходит всякая хрень. Передай своим дружкам-педикам, что мой отец нашёл на дороге фрисби этого придурка.

— Ты хотел сказать — ермолку?

— Да плевать. Дуйте туда, если хотите знать больше, — он отпустил Бена, и тот снова упёрся спиной в Хаггинса, который, в свою очередь, оттолкнул его вправо.

Подростки начали возвращаться к машине, пока неудачник поднимал с земли упавший велосипед.

— Генри! — окликнул мальчик Бауэрса.

— Чего тебе?

Бен на секунду задумался.

— Я думаю, они найдут Лану.

Бауэрс ничего не ответил и, сев в машину, надавил на газ, пуская столб пыли в лицо мальчика. Тот запрыгнул на велик и помчался ещё быстрее, чтобы скорее рассказать друзьям новость.

По дороге он встретился с Майком, и уже вместе они наконец-то добрались до дома Билла. Подъезжая, они окинули подозрительным взглядом дом миссис Харис. Пеннивайз так и не объявился. Неудачники собрались в гараже. На стене вновь висела карта Дерри. Красными крестиками были помечены места, где они уже искали Уриса. Зелёными стрелками Денбро проложил маршрут там, где им только предстояло проверить, но новость, которую привёз с собой Бен, полностью изменила их план.

— Ермолка? Ты не шутишь?? — не верил своим ушам Эдди.

— Всё серьёзно. Генри не стал бы врать об этом. Только не об этом.

— Значит, надо ехать в полицейское управление, — твёрдо решил Тойзер, ударив кулаком об пол для драматизма. Вот только силу он не рассчитал, и красный след хорошо отпечатался на руке мальчика, и тот еле сдержал писк боли. Беверли усмехнулась, заметив это, но тут же убрала улыбку с лица, понимая, что сейчас не до шуток.

— Нельзя всем ехать. Надо разделиться, — предложил Майк. — Я и Бен можем поехать по проложенному маршруту, а Ричи и Эдди отправятся в полицейский участок.

— Что за дискриминация? — развёл руками Тойзер.

— Ничего личного, у вас нет велосипедов.

— Вообще-то я взял у сестры. Так что мы с Эдди тоже можем поехать патрулировать.

— Давайте Майк с Беном поедут в участок, а мы с Биллом — по улицам вместе с Ричи и Эдди, — предложила Марш. — Билл создавал карту и лучше всех её знает.

— Звучит логично, — закивал головой Бен.

— Ладно. Сейчас шесть т-т-тридцать вечера. Встреч-ч-чаемся через два часа. Если что, свяжитесь по рации, — подвёл итоги Денбро. На этом неудачники разъехались, забыв об обещании клоуна полакомиться чьей-то плотью.


Миссис Харис сидела в своём кресле. Телевизор не работал, так как от него у старушки начала болеть голова. В этот день её вообще мучила сильная мигрень, и она даже не смогла выйти в магазин, чтобы купить конфет детям, которые будут заходить к ней в дом за угощением. Поэтому за сладостями ходил Пеннивайз, который стоял на втором этаже и мерил рубашку.

Всё-таки самый излюбленный вид клоуна в человеческом обличии состоял из джинсов, кед, майки (почти всегда белой) и какой-нибудь рубашки. Она могла быть в клетку красного цвета, просто зеленой или даже двухцветной. Это было что-то вроде замены клоунского костюма. Так или иначе, в эту ночь он выбрал синюю джинсовую рубашку. А причина выбора была проста: чистые рубашки попросту кончились, а миссис Харис из-за больной головы не смогла их постирать. Сам монстр пользоваться машинкой не умел и потому просто свалил все вещи в корзину с грязным бельём.

Раздался звонок в дверь, и клоун, чтобы старушка не напрягалась, поспешил открыть её для очередного прожорливого ребёнка. Он спустился вниз, пробежав мимо кресла, в котором сидела миссис Харис и надавил на ручку.

— Жизнь или конфеты? — лицо Пеннивайза изменилось, словно он только что съел кислый лимон.

Перед ним стояла Гретта Боуи в костюме а-ля пастушка Сьюзи. На ней было розовое кружевное платьице, символический головной убор с бантом больше, чем её голова, и палка пастушки с изгибом на конце. — Вы? — брезгливо скривилась девочка. — Вы что, живёте с чокнутой Харис?

— Во-первых, это она живет со мной. А во-вторых, она не чокнутая. По крайней мере, она не похожа на говорящее пирожное, — прошипел клоун, смотря на платье Гретты.

— Вообще-то, сегодня Хэллоуин. Так что гоните мне мои конфеты, — топнула она ногой.

Пеннивайз закатил глаза, но потом в его голове появилась идея. На лице монстра распласталась улыбка.

— Секунду.

Он вернулся обратно в дом, попутно схватив из миски со сладостями, которая стояла в гостиной, пару упакованных ирисок. Миссис Харис проводила его усталым взглядом, даже не спросив, кто пришёл. Он достал из холодильника красный жгучий перец и, развернув конфеты, обмазал их в его соке. ” Приятного аппетита”, — хихикал он, заворачивая жгучие штучки обратно. Девочка уже устала ждать и собиралась уйти, когда Пеннивайз вновь показался в проёме двери и кинул ей в тыквообразное ведёрко злополучные сласти.

— И года не прошло, — фыркнула Боуи и, задрав голову, направилась прочь с крыльца.

Клоун проводил её презрительным взглядом и вернулся в дом. Он накинул на себя ветровку и зачем-то посмотрел в зеркало. Обычно ему не было особого дела до того, в каком состоянии волосы, и что вообще из себя представляло его человеческое лицо. Особых изменений замечено не было. Бледная кожа, ярко выраженные скулы, синяки под глазами. Он слегка убрал волосы назад и открыл дверь.

— Миссис Харис! Я пошёл! Буду... поздно! — старушка ничего не ответила из гостиной. “Спит, наверное”, — предположил монстр и, пожав плечами, выключил свет в коридоре и вышел на крыльцо.

Холодный ветер пронизывал тонкую ветровку, но клоуна это не слишком беспокоило. Голод уже был на грани, и нужна была плоть. Танец со старушкой немного прибавил ему сил, но этого, как всегда, было мало. Нужны были дети. Именно дети. Не обязательно Неудачники. Их Пеннивайз в расчет не брал. Ему сгодятся любые. Желательно, до старшей школы. От шести и до шестнадцати — идеальный возраст. Действительно идеальный. Таких легче всего заманить. Их страхи самые чистые, источающие манящий, чарующий запах и неповторимую сущность, которая помогает им взлетать. Взрослых Пеннивайз в расчёт не брал. Они алчны, и их страхи до жути примитивны и пусты.

Он вышел со двора и направился вниз по Джексон-стрит, но тут его взору предстал столб, на котором висело объявление о пропаже Уриса. Что-то вновь сжалось внутри. Монстр подошёл к столбу и посмотрел на фото мальчика. На нем он улыбался, словно сейчас сидит дома или влипает с друзьями в очередную передрягу. Клоун поджал губу и тяжко вздохнул. Что-то в этом еврее его зацепило. Что-то, что зацепило в каждом из Неудачников. Он развернулся и пошёл дальше по улице.

Запах ржавого железа и гниющего сена уже не так сильно ощущался в воздухе. Рана на руке начала медленно гноиться без должной дезинфекции. Всё, что смог сделать Урис — это перевязать окровавленное место куском своей рубашки, которая теперь оголяла добрую половину живота мальчика. Он сидел, поджав ноги, и обгладывал куриную кость, которую садист любезно предоставил ему в качестве завтрака, обеда и ужина.

Стен уже понял, что похититель живет на втором этаже здания, в котором они находятся. Хотя зданием это было назвать крайне сложно. Лана была права, назвав его амбаром. Сама девочка лежала рядом, притворяясь, что спит, хотя мальчик точно знал, что она притворяется. Мертвое тело, которое садист так и не унёс, принадлежало когда-то жившей в Дерри Мерелит Франк. Она была знакомой Туччи, и та, не в силах видеть её труп, попросила Уриса помочь отодвинуть его. Мерелит попала туда раньше всех, и когда похититель привёл Лану, девочка уже была мертва. Труп начал плохо пахнуть, и Стен с новой знакомой не могли находиться с ним рядом. Так как нога Франк тоже была прикреплена оковами, детям пришлось отрубить её по щиколотку, чтобы хоть как-то избавиться от тела. Сделать это пришлось Лане, так как еврей начинал блевать, даже не успев прикоснуться к трупу. Из-за того что топор, воткнутый в дерево, был вне зоны их досягаемости, а балка, торчащая из Мерелит, сломалась после изъятия из груди покойной, им пришлось отрубать ногу камнями, которые они нашли на полу. Попытки расколоть этими же камнями цепи провалились, и детям ничего не оставалось, как сидеть и ждать чуда.

— Стен, — тихо спросила Лана, лёжа на боку.

— Да.

— Как думаешь, мы умрем?

Мальчик поджал ноги, размещая на них больную руку. Глаз Туччи тоже был не особо в порядке. Казалось, что их похитителю не было дела до того, что происходит с пленниками. За два дня пребывания там, Урис так и не мог понять, зачем ему похищать детей и запирать их в таком месте.

— Я не знаю.

— Я слышала, как ты говорил что-то на непонятном языке этим утром. Что это было?

— Молитва.

— Ты молился, чтобы мы сбежали?

— Нет. Я молился, чтобы после нашей смерти, Бог отпустил все наши грехи.

Лана повернулась к нему, по-прежнему придерживая рукой место, где раньше был левый глаз.

— Знаешь, перед тем, как меня украли, я познакомилась кое с кем.

— С кем? — спросил мальчик. Хотя, по правде, его это ни капли не трясло.

— Его зовут Генри. Он сын шерифа в городе.

— Генри... Бауэрс? — удивлённо уточнил еврей.

— Точно. Откуда...

— Не спрашивай, — вздохнул Стен. — Мы с ним... давно знакомы. Он часто дразнил меня в школе. И бил.

— Он? Но... Генри казался таким милым...

— Какая теперь разница? — вздохнул мальчик. — Лана.

— Да, Стен?

— О чем ты жалеешь?

Девочка посмотрела на него, убрав руку с лица. Дырка выглядела ещё ужаснее, но Урис сделал вид, что не заметил.

— О чем жалею? Наверное... я всегда была занудой в школе. Никогда не тусовалась с классными ребятами... только зубрила формулы и читала книги. Если... если мы выберемся... я напьюсь, обкурюсь и трахну Бауэрса.

Мальчик выдавил из себя смешок. “Ботаничка трахнет Бауэрса. Похоже на начало анекдота”, — подумал он.

Тут дверь предательски заскрипела. Дети расползлись по углам, замолкая. Похититель медленными шагами приближался к ним. В руках он держал две миски с водой. Обычно содержимое напоминало сырую воду из луж, но при таких обстоятельствах ребята лакали её, как святую.

Он поставил их напротив Стена и Ланы. Те никак не отреагировали, боясь спровоцировать мучителя на дальнейшие пагубные действия.

— Оу, вижу, вас тут только двое? — словно забыв о смерти Мерелит, спросил он. Дети молчали. — Хех. Но не переживайте. Сегодня привезу вам нового друга. Так что, боюсь, девочка может стать лишней, если мне нечем будет вас кормить.

От этих слов Туччи хотелось закричать, но она подавила в себе это желание, понимая, что лишь приблизит свой конец. Похититель удалился, оставив их одних.

— Лана. Который сейчас час?

— Наверное, около восьми вечера. Может позже.

Стен уткнулся лицом в стену.

— В плену у Пеннивайза и то лучше... — простонал он.

— У кого? — спросила девочка, чтобы хоть как-то отвлечься.

— Да так, один знакомый...


Мальчик лет десяти в костюме пирата врезался прямо в живот идущего по улице клоуна. Тот согнулся, машинально хватаясь за ушибленное место.

— Ой, простите мистер! — крикнул малец, догоняя своих друзей.

Пеннивайз буркнул что-то ему вслед и выпрямился. Народу на улице было много. Толпы маленьких человечков рыскали по городу в поисках угощений. Клоун уже хотел пойти дальше, как вдруг увидел валяющуюся на земле рацию, которую потерял Бен по дороге к дому Билла. Он присел и, подняв прибор, нажал на кнопку.

— Приём, — тихо сказал он.

— Приём, Бен это ты? — послышался голос Беверли.

Девочка явно торопилась, возможно, даже ехала на велосипеде. Монстр быстро выключил рацию и убрал её в карман, сам не понимая зачем. “Охота” и так не заладилась. Многие дети были с родителями, а те, что гуляли одни, были слишком взрослые. Действительно, как заманить ребёнка, если ты выглядишь как взрослый парень. Кто добровольно зайдёт с тобой за угол? Клоун понимал это, поэтому решил применить план Б.

Он нашёл укромный уголок, между двух старых домов, где его никто не увидит. План был не идеален, но старые трюки могли не сработать, и Пеннивайз решил пойти на риск. Его тело снова начало видоизменяться. Вот только, теперь он не вырастал в жуткого клоуна, а наоборот, уменьшался, заставляя кости хрустеть, словно под прессом. Из взрослого человека он превратился в ребёнка лет двенадцати. Всё такие же тёмные волосы, бледная кожа, мешки под глазами и худое тело. На этот раз он учёл все ошибки, и одежда тоже видоизменилась, дабы быть по размеру новой уменьшенной человеческой копии монстра.

— Я совсем ребёнок, — с иронией хихикнул он и направился на поиски новой жертвы.

В центре он смотреть не стал, так как там слишком много народу. Поэтому он решил попытать удачу на старой доброй Нейбол-стрит. Детей там было в разы меньше, а уж взрослых и подавно.

Первым, кто попался ему на глаза, был мальчик лет семи. Он стоял к нему спиной, выпрашивая конфеты у людей из дома напротив. Те добродушно высыпали ему шоколадок, а он, в свою очередь, что-то бубнил.

Клоун облизнулся. Дверь дома закрылась, и малыш остался практически один на тёмной улице.

— Эй, приятель! — позвал его детским голосом Пеннивайз. Он стоял рядом со своим домом №29, который был в шести метрах от ребёнка. — Иди сюда! Тут дают много конфет! — он старался говорить как можно приветливее, чтобы потенциальная жертва ничего не заподозрила.

Мальчик направился к нему, быстро двигая короткими ногами. Ловушка удалась. Глаза мини-Пеннивайза пожелтели. Острые зубы рефлекторно начали просачиваться сквозь десны. Ещё чуть-чуть и он схватит мальчишку и затащит в дом. Калитка заскрипела, и “первое блюдо” вышло на свет под тусклое освещение фонаря. Улыбка тут же слезла с лица клоуна, а зубы вновь скрылись в дёснах. Перед ним стоял Джорджи в костюме зомби. Вот почему запах ребёнка казался монстру знакомым.

— Дж...Джорджи? — выдавил из себя клоун.

— А? Откуда ты знаешь мое имя? — малыш начал подходить всё ближе. Глаза Пеннивайза моментально сделались голубыми. — Ты же сказал, тут конфеты. Но, похоже, в этом доме никто не живет.

— Это... как бы... — мямлил монстр.

POV Пеннивайз

Что такое? Почему именно он? Из сотен детей! Именно Денбро-младший! Ну и что с того? Возможность идеальная. Закончить начатое! Хотя... кого я обманываю? Я давно мог съесть его и не раз. Но не сделал этого. Почему? Сам не знаю. Может, я умираю? Или, что ещё хуже, слишком долго прожил с людьми и заразился чувствами? Чувства могут быть заразны? Это вообще возможно? Мне до сих пор плохо из-за Неудачников. А теперь ещё и этот ребёнок. Я хочу! Очень хочу съесть его! Но не могу...

Конец POV Пеннивайз

Клоун стоял и пялился на мальчика. Тот, в свою очередь, смотрел на него, стараясь понять, что происходит.

— Джорджи! — раздался женский голос. — Джорджи? Где ты!!

— Ой, это моя мама! Мне пора, пока! — махнул своей единственной рукой мальчик и быстро побежал обратно.

А Пеннивайз остался стоять на крыльце дома и думать, что он делает не так. Вечер уже подходил к концу. Клоун так и сидел на ступеньках. Он больше не хотел никого есть. Точнее, голод остался, но всё внутри сжималось при мысли, что Неудачники никогда не простят его. На Нейбол уже никого не было, только одинокий фонарь мигал во тьме.

— Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришел... — бубнил он, даже забыв превратиться обратно во взрослого человека.

Вдруг чьи-то холодные руки схватили его и подняли в воздух. Мокрая тряпка прилипла ко рту, не давая вдохнуть. Пеннивайз начал вырываться из тисков нападавшего. Вещество на тряпке не оказывало никакого влияния на организм монстра. Но из-за такой формы и долгого пребывания в ней, он не смог вовремя сориентироваться. Кто-то оттащил его на пару метров и закинул в какой-то ящик. Пеннивайз оказался зажат в четырёх стенах. Щёлкнул замок, и клоуна начало нехило трясти. Похититель закинул ящик в багажник и, сев в машину, надавил на газ.

— Что такое?! Выпусти меня! Сейчас же! — начал кричать монстр, ударяя по деревянной крышке. Он уже собирался вложить все силы в перевоплощение, чтобы выбраться наружу, но вдруг ему в нос ударил запах. До боли знакомый запах, который ни с чем не спутаешь. Запах Стена Уриса. “Это и есть похититель! Тот, кого ищет полиция! И он похитил меня, думая, что я ребёнок!” — дошло до Пеннивайза. И тут ему в голову пришла идея. Идея как спасти еврея.


Они ехали минут пятнадцать. Ящик трясло, и клоун несколько раз подряд ударялся головой о его стены и потолок. Наконец-то машина остановилась. Послышался звук открывающегося багажника. Похититель вытащил его и поволок куда-то. Вот тут-то Пеннивайз и выпрыгнул. Только в облике уже взрослого человека. Он быстро ударил обидчика, и тот упал на землю. Клоун огляделся. Одни деревья и какой-то старый амбар вдалеке. Это место было ему незнакомо, хотя, судя по времени пути, находилось не так далеко от города.

Монстр направился на запах Стена, который ещё сохранился, забыв про лежащего без сознания садиста. Путь к амбару пролегал через репейник, в котором Пеннивайз успел запутаться и порвать рубашку. Тем не менее, преодолев его, он двинулся дальше и через две минуты был у ворот. На них висел замок, который клоун быстро перегрыз. Железо было старое и ржавое, так что это было не особо сложно. Он толкнул двери на себя, и те открылись, впуская ночной свет в помещение. На другом его конце послышалась возня. Пеннивайзу в нос ударил запах разлагающегося тела. Он был ему хорошо знаком, и клоун не мог его ни с чем спутать.

— Стен? Эй, ты тут?

— Кто тут? — Послышался сиплый голос во тьме. Монстр даже не сразу понял, что он принадлежит мальчику.

— Стен, это я! — он ринулся в другой конец помещения.

Забитые по углам Урис и Туччи не верили своим глазам. Клоун быстро осмотрелся, найдя глазами разлагающийся труп Мерелит.

— Пеннивайз! Это ты! Это ты! — закричал или даже зарыдал Стен.

Он вскочил, забыв про оковы, и, побежав к монстру, рухнул на землю. Стоящая рядом Лана что-то бормотала себе под нос, явно не веря в происходящие.

— Чёрт, Стен! — клоун подбежал к нему и поднял на ноги. Мальчик изо всех сил впился руками в его рубашку и уткнулся грязным лицом в грудь монстра.

— Как ты нашёл нас?! Забери нас отсюда! Вызови полицию! Полиция здесь?! Забери домой! Пожалуйста! Я умоляю тебя! Он мёртв?! Скажи, что мёртв!

— Успокойся. Просто успокойся, ладно? — пытался как-то умерить рыдания еврея Пеннивайз. Клоун начал дергать оковы на его ноге, но те были новые, не то что ржавый замок, а силы у него были на исходе. Он механически отодрал мальчика от себя и увидел на его руке гниющую рану. — Это он с тобой сделал?!

— И со мной, — подала голос Лана, выползая из угла и убирая от лица руку. Клоун скривился, хоть не раз сам врывал детям глаза. — Я — Лана Туччи! Вы друг Стена? Вы и есть Пеннивайз? Спасите нас! Вызовите полицию!

— Полицию... точно! — монстр достал найденную рацию и включил её. Рыдающий Урис снова прижался к нему, намертво вцепился в майку.

— Приём! Кто-нибудь меня слышит?? Эй!


Билл стоял на пересечении центральной улицы и улицы, ведущей к школе. Рация заработала, прерывисто передавая голос Клоуна.

— П-прием. К-к-кто на линии? — отозвался мальчик.

— Билл! Вызови полицию! Я знаю, кто похититель!

— Пен-н-нивайз?! — не поверил своим ушам Денбро. — Откуда у т-тебя моя рация??

— Билл! Послушай меня! Я нашёл Стена! Мы в... — но тут связь оборвалась. Шипение рации заставило заику убрать её от уха.

— Приём! Эй! Пен-н-н-нивайз! Что происходит?!


Пеннивайз застыл, уронив устройство на землю. Стен посмотрел на него, не понимая, почему он остановился. Изо рта клоуна потекла струйка крови. Глаза потускнели, а зрачки сузились.

— П...Пеннивайз? — дрожащим голосом спросил еврей и увидел в его животе лезвие ножа.

Монстр сполз на пол, прерывисто кряхтя, сам не понимая, что произошло. Похититель стоял сзади него, вытащив из тела клоуна длинное лезвие. Дети в ужасе посмотрели на него. Маски у садиста не было, но его настоящие лицо ничего им не говорило. Совершенно незнакомый человек за сорок. Ничем не примечательный, если не считать сумасшедшей улыбки, похуже, чем у Пеннивайза. Урис склонился над телом монстра, тряся его, пытаясь привести в чувства.

— Пеннивайз! Вставай! Ты же не мог умереть! Поднимайся! Убей его! Пожалуйста! — он плакал и сжимал одежду клоуна. Тот просто лежал, не подавая признаков жизни. Похититель одним рывком оттащил тело от детей, не заметив на полу рацию.

— Какой конфуз, — покачал он головой.

Стен уже не сомневался в том, что их мучитель больной. Его даже не удивило, что Пеннивайз делал там, а если учесть, что он на его глазах превратился из ребёнка во взрослого, то этот человек был настоящим психом.

— Боюсь, дети, что с вами слишком много проблем, — пожал он плечами. Взяв тело клоуна, он оттащил его подальше в угол и вернулся к пленникам. Лана уже ничего не понимала и просто вжалась в стену, уткнувшись лицом в колени. Мужчина вынул из деревяшки топор и провёл пальцем по лезвию. — Хотели сбежать? Что же, зачем нужны цепи, если главная проблема это ноги?

Дети в ужасе начали кричать и отползать, вжимаясь в стену. Мучитель громко засмеялся, представляя, как отрубает им конечности. Стен ещё раз посмотрел на тело клоуна, лежащие в углу.

— Пеннивайз! Умоляю! Умоляю тебя! Съешь его! Съешь его! — вопил мальчик, захлёбываясь слезами. Туччи тоже плакала, отрицательно мотая головой. — Пожалуйста! Спаси нас! Ты же можешь!!! Пеннивайз!

Удар тупым концом топора пришёлся на щеку Уриса.

— Молчать, — строго сказал похититель, хватая мальчика за левое бедро.

— Нет! Нет! Нет!!! НЕТ!!! НЕТ!!! — кричал тот. Но псих уже занёс топор над головой. — ПЕННИВАЙЗ!!!

====== Глава 23: Выбор ======

Капли дождя падали на Джексон-стрит. Потоки воды неслись по улице в стоки, падая в канализацию небольшими водопадами. Пеннивайз стоял на дороге в облике клоуна. По его потрескавшемуся гриму стекала вода, но краска не теряла свою яркость и колоритность. Желтые глаза устремились вниз на ручьи, словно провожая их в долгий путь.

— Где я? — спросил он непонятно у кого. Вопрос растворился в воздухе, застилаясь пеленой дождя. Монстр посмотрел на руки, одетые в белоснежные перчатки. Давно он не видел себя в таком облике. Если не считать цирка, конечно. Хотя и там он не смог насладиться им, за такой короткий срок.

Тут вдалеке он увидел что-то маленькое и светлое, стремительно приближающиеся к нему. Это был бумажный кораблик. Подобно Титанику, бороздящему океан, он, рассекая потоки воды, плыл на встречу Пеннивайзу, будто к айсбергу. Но его курс сбился, и кораблик начал приближаться к канализационному сливу. Однако монстр не мог этого допустить, словно эта маленькая посудина была чем-то очень для него важным.

— Нет! — Пеннивайз ринулся за ним, наступая в глубокие лужи и разбрызгивая воду.

Он вытянул руку, в попытках схватить уплывающего странника, но тот в последний момент скрылся во тьме стока, заставляя клоуна упасть на колени, безнадёжно смотря вглубь канализации, словно надеясь, что кораблик вернётся к нему.

— Он снова уплыл, — послышался сзади тонкий голосок.

Монстр обернулся. Перед ним стоял Джорджи. Правая рука мальчика была откушена по плечо. Из раны струйками вытекала кровь, перемешиваясь с дождевой водой и уплывая дальше по улице. На нем был желтый дождевик и резиновые сапожки. Мокрые волосы прилипли ко лбу, несмотря на то, что их прикрывал капюшон.

— Джорджи? — голос клоуна дрожал. Он встал, возвышаясь над мальчиком. — Что ты тут делаешь?

— Может лучше спросить, что тут делаешь ТЫ? — ответил вопросом на вопрос малыш. Пеннивайз осмотрелся. Джексон-стрит выглядела как обычно, разве что...

— Трава. Почему трава зелёная? Сейчас ведь осень, — растерялся клоун.

— Разве?

Монстр ещё раз окинул взглядом всю местность. В голову ударило воспоминание.

— Это тот день... когда я утащил тебя... — дошло до него Денбро младший подошёл к сливу и заглянул в него. Пеннивайз смотрел на его руку. Как алая жидкость не переставая струиться по желтому дождевику. Но чувства голода не было. Совсем.

— Где мы, Джорджи?

— Это самое запутанное и ужасное место, которое можно найти, — улыбнулся мальчик, словно в его словах не было ничего жуткого. — Твоё подсознание.

У клоуна сперло дыхание. Он начал вертеть головой. Людей на улице не было, никаких звуков, кроме дождя не было слышно. Как фоновая картинка, без мелких деталей. Пеннивайз начал вспоминать, что было до этого. В голову ничего не приходило, словно всю память стёрли.

— Вспоминай, — настойчиво сказал Джорджи, в упор смотря на него.

— Я... я сидел на Нейбол. Меня схватили. Это был... похититель! Да! Верно. Там был Стен... и ещё какая-то пропавшая девочка, — он зажмурился, словно собирая мысли в кучу. — Было больно, в животе. Меня... меня проткнули, — он непроизвольно посмотрел вниз, но ни кровавой раны, ни порванной одежды не было.

— Я... умер?

— Пока нет. Но это поправимо, — малыш подставил здоровую руку под дождь. Капли врезались в маленькую ладонь. Пеннивайз смотрел на него, не понимая, что происходит.

— Ты... ты не Джорджи.

— Я тот Джорджи, которого ты себе создал. Таким ты видишь его.

— Что тебе нужно от меня?

— Эх, и вновь неправильный вопрос, — закачал головой мальчик, состроив расстроенную физиономию. — Что ТЕБЕ от тебя нужно? — малыш начал перепрыгивать с одной лужи на другую, весело напевая. — Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл! Он стукнул кулаком об стол...

Монстр стоял, сминая в руках свой костюм и переваривая только что сказанное ему мальчиком. Дождь не переставал лить, прилепляя рыжие кудри к высокому лбу клоуна.

— Я должен вернуться.

— Вернуться? — Джорджи остановился и посмотрел на него. — Вернуться к ним? Жить человеческой жизнью? — монстр молчал. Такая перспектива его не особо радовала. — А если я скажу, что ты можешь прямо сейчас уснуть? На весь срок. Проснёшься, и всё будет как раньше. Никаких Неудачников, миссис Кол, полиции, работы, обязанностей, сумасшедших старушек.

— Но... тогда Стен умрет.

— А тебе есть до этого дело? Он такой же ребёнок, как и сотни других, — пожал плечами Денбро-младший. — Все они просто еда. Ни это ли было для тебя главной целью? Отобедать клубом неудачников.

— Зачем? Зачем ты говоришь мне это?? — не понимал Пеннивайз.

— Ты сам себе это говоришь, — мальчик посмотрел на откушенную конечность. — Посмотри, что ты сделал со мной. Если бы Джорджи узнал, что ты виновен в этом, он был никогда не простил тебя.

— Я его тогда не знал...

— Это не оправдание.

Дождь усилился. Вода быстрыми потоками бежала по улице. У монстра создалось ощущение, что она так и будет течь. Целую вечность. Ему вдруг резко захотелось вновь очутиться в доме миссис Харис, сесть на старый диван рядом со спящим Морти и включить “Танцующих под дождём”.

— Ты один, Пеннивайз. Совсем один. Живёшь в мире врага. Ты ведь никогда не понимал людей. Тем более взрослых. И что же в