Личный ад (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог ==========

Путешествия в пространстве с обратным билетом: вы мечтаете совершить путешествие в другие миры, но только получив гарантию возвращения.

Сложно сказать, в какой момент я осознала, что нахожусь в самом центре будущего филиала ада на земле.

Кажется, что внезапное перемещение не возможно не заметить и не запомнить. Что же, я справилась даже с этим нелёгким делом.

Порталы и разломы между мирами обычно описывают как что-то из ряда вон, запоминающееся на всю жизнь. Искрящиеся молниями круги на полях, аварии и голоса в темноте, выбросы энергии, да и банальное перемещение через сон.

В моём же случае… Я шла домой, по дороге стараясь съесть бургер купленный в маке, и не удавится им при этом. К слову сказать, с моей удачей этот вариант был крайне возможен. Попутно я пыталась вспомнить хоть что-то из тучи невнятного материала, наваленного на меня в моём горячо любимом институте, который за глаза был нежно окрещён благодарными студентами «шарагой».

Правила создания монограм, дизайн 3д моделей и история исскуств задорно смешались в голове в адский коктейль, и как итог получалось, что я вроде везде была, но по факту ничего не знаю.

Дома ждал очередной поиск заказов, куча долгов в институт, и конечно же существующая только в моих иллюзиях приставка, на которую денег у меня банально не хватало, и которую отчаянно пытался заменить допотопный ноутбук, который видел смерть динозавров и пришествие Иисуса. Поэтому, роль недосягаемой «четвёртой плойки» отыгрывал ютуб, а иногда даже походы в нормальные игроклубы, но это уже если я решалась пошиковать.

Вот так, занятая печальными и не очень мыслями, я заметила, что для моего района асфальт под ногами слишком новый, дорога слишком чистая, да и вообще, что-то я не припоминаю у нас в городе мусорных баков разной расцветки, для сортировки отходов.

Я подняла голову.

Хм, действительно, так и есть. Шавухой я уже травилась, и эффект от неё знаю хорошо. А вот от бургеров из мака ещё страдать не приходилось. А ведь забористая дрянь.

Сначала я даже не совсем осознала, что происходит. В какой момент бетонная застройка «хрущёвок» сменилась вполне приличными домиками явно не русской архитектуры, да ещё и несколько стеклянных небоскрёбов вдалеке нарисовались.

Я пару раз моргнула, и для верности протёрла глаза. Бургер был тут же отправлен в ближайший мусорник. Но тем не менее, незнакомая картинка никуда не исчезла. Я могла бы оправдать всё происходящее тем, что задумавшись забрела в другой район, но как говорится, «хочется верить, но верится с трудом».

Ещё одним доказательством реальности накрывших меня галлюцинаций, было множество типичных американских машин, с широкими корпусами. И ладно бы, я могла поверить в собрание любителей антиквариата, или какую-то выставку, если бы увидела хоть одну современную машину.

Чёрт. Я ещё плохо понимала, что происходит, но страх уже начал подниматься где-то внутри. Чёрт, да я подобный бред только в кино видела. Точно, кино!

Я чуть не рассмеялась от облегчения. Скорее всего, киноделы просто решили снять фильм (почему с машинами на американских номерах и в России, я старалась не думать). Да и какая к чёрту разница! Главное что всё логично. Сейчас охрана выпнет меня с площадки, я извинюсь и пойду домой. Надо же, почти поверила в то, что реально куда-то попала.

Но охранники почему-то так и не думали приходить, а в голове крутилась всего одна мысль. Что-то было неправильно, но я никак не могла понять что. Пока в очередной раз не подняла голову и не осмотрела съёмочную площадку.

В окнах небоскрёбов алым цветом блестел рассвет. Ага. В три часа дня.

По дороге проехала машина, затем ещё одна. Появились люди. У меня задрожали коленки. Незнакомый город постепенно оживал, играя красками. Я конечно всегда хотела попасть в Америку, но немного не таким способом.

Мысли медленно переместились к несчастным трёхстам рублям у меня в рюкзаке. Можно ли обменять деньги, имея русский паспорт?

Так стоп, о чём я думаю. У меня же есть телефон. Позвоню кому угодно из знакомых. Заодно и проверю, нахожусь ли я в роуминге. И если я всё же в Америке, а не ловлю наркоманский приход пуская слюни где-то в парке под лавочкой, то мне хотя бы помогут.

Конечно звонок из-за границы обойдётся в кругленькую сумму, но надеюсь денег хватит. С другой стороны, я слабо верю в такой вариант, что меня похитили, вывезли Америку, чем-то накурили и создали иллюзию «внезапного» перемещения. Это бред. Кому я нужна. Те деньги которые способны заплатить за мой «выкуп», в жизни не окупят такую поездочку. Так что скорее всего, я просто где-то надышалась какой-то гадостью, и мне нужна помощь.

Телефон среагировал на отпечаток пальца лёгкой вибрацией, и я уже набирала номер однокурсницы с машиной. Звонить в такой ситуации родителям - редкая глупость.

Женский голос сообщил об отсутствии связи. Я напряглась. Ага. Отсутствие мобильной сети на «цивилизованном и процветающем» Западе. Так я и поверила.

Пожав плечами, я сбросила вызов, и перешла в настройки вай фая. Вот тут меня ждала огромнейшая засада. Лист ближайших сетей был девственно чист. Ни каких-то запароленных точек доступа в кафешках, ни нечаянно подрубленной раздачи с какого-то айфона, ни обычных домашних сетей. Полная пустота, словно бы о глобальной сети в этом месте навсегда забыли. Значит вариант со съёмочной площадкой окончательно отпадает. Там вай фай уж точно бы был.

Я поняла что что-то не так, (к слову сказать, который раз за этот день), когда мои попытки хоть как-то поймать сеть, как мобильную, так и интернет, начали привлекать лишнее внимание. Пусть для меня иногда и казались странными песно-пляски людей в метро, в попытках отправить сообщение, но так реагировать я бы не стала. Тут же прохожие намеренно останавливались, с интересом и некоторой опаской глядя на мои махинации со смартфоном.

Вот тут уже меня окончательно и безповоротно накрыло осознанием неправильности происходящего. Множество людей. И ни у одного не видно даже наушников, не говоря уже о вечно залипающих в экран гаджетов граждан.

Я нервно повела плечами, на автомате сунув телефон в правый карман джинс, и быстро зашагав вперёд. Спиной же буквально ощущала любопытные взгляды.

Чёрт. Может меня увезли в какой-то сектанский городок, отказавшийся от технологий, и оставшийся в развитии на уровне США девяностых годов? Да бред полнейший, если бы был такой, я бы знала, или хотя бы слышала. Да и вряд ли такую идею бы поддержало много людей. А тут и небоскрёбы, всё как положенно. Деревню консерваторов не напоминает.

Мой взгляд упёрся в газетный киоск. Ну что же. Не получается добыть информацию, как говорится, «не отходя от кассы», значит получим её по старинке.

Я подошла к стенду с газетами, рассматривая заголовки, и все на английском. Значит всё же не Россия.

Мной остались проигнорированы кричащие надписи «Серийные убийства продолжаются!», «Каннибалы в городе!», принятые мной за журналистскую утку. Хорошо хоть из-за особенностей профессии с английским я была на «ты».

Взгляд скользнул на надпись мелким шрифтом в правом углу газеты. Номер выпуска, адрес издателя и дата.

Мои глаза непроизвольно расширились от прочитанных строк. На роговице глаза словно бы высекли непонятные, невозможные символы.

Раккун-Сити

24.09.1998

Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Похоже, играть нужно поменьше. Я конечно слышала, что при должной сноровке и правильно подобранных препаратах можно создавать осознанные или неспонтанные виденья, но что бы так упороться…

- Мисс, вы будете брать газету? - отвлёк меня голос продавца. Я отметила, что будь это моя галлюцинация, он бы предстал в образе тучного мужчины среднего возраста, как обычно принято описывать газетчиков в прошлом.

Но к моему удивлению, спросил меня молодой парень, ненамного старше меня, видимо тоже студент, подрабатывающий в свободное время. Я решила уточнить. Ну уж нетипичная иллюзия скорее всего врать мне не будет.

- Извините, а какое сегодня число? Что-то совсем из головы вылетело… - попыталась улыбнуться я, хотя внутри все органы словно выписывали кульбиты, вопя «Раккун-Сити, сраное 24 сентября 1998 года в Раккун-Сити!».

- Двадцать четвёртое, - охотно подтвердил мои худшие ожидания парень, а потом словно бы добил, - сентября.

Супер конечно. Третье мая ненавязчиво трансформировалось в сентябрь. А родной Мухосранск в обречённый Раккун-Сити.

- Мисс вам плохо?

Я сама не заметила, как буря внутри превратилась в истерику снаружи. Меня затрясло, а судя по холоду на щеках, я ещё и расплакалась.

Не отвечая на вопрос, я отшатнулась назад от продавца, как от прокажённого. Противный голосок внутри злобно шептал, что они тут все такие. Я тут единственный ещё живой человек среди толпы будущих мертвецов.

Ужас был сильнее здравого смысла. Я не думала о том, как такое вообще возможно, и как я могла попасть в игру, которую проходила у друзей меньше недели назад.

Вселенная «Resident Evil», по предпочтительности попадания в неё, стояла где-то между «The Last of Us» и «Войной миров Z», хотя слава богу, что не туда.

Из того, что я знаю, город должен пасть сегодня, на матче. Когда на стадион ворвутся заражённые, и заразу станет уже не сдержать. А если учитывать как именно вирус Т распространился среди населения…

Вода. Случилась утечка в канализацию, тараканы и крысы разнесли заразу за считанные часы. Лишь те, кто прибыл в город уже после, не были носителями. В том числе и я. Но от зубов обычных зомби и мутантов меня эта мелочь не спасёт.

Инстинкт самосохранения боролся со здравым смыслом, и первый победил. Потом можно подумать о том, что я тут делаю. Мне нужно оказаться как можно дальше от Раккун Сити, и времени у меня в обрез.

Я оглянулась вокруг себя, пытаясь придумать хоть что-то. Попытаться выехать автостопом? Может и не получиться. Денег у меня нет. Точнее есть, но я уже себе примерно представляю, как приду в обменник менять свои несчастные триста рублей (хотя сейчас рубль ещё не упал, так что хоть что-то у меня будет). Но дело не в этом! Предъявлю я им паспорт, мало того, что российский, так ещё и с датой выдачи две тысячи пятнадцатого года, и моей датой рождения девяносто седьмого. Полнейшее безумие.

Пешком уйти тоже не выйдет, я помню пару фактов с вики, что весь пригород был оцеплён, и атаки зомби там проходили чуть ли не с мая. И я примерно представляю, что там творится, учитывая, что та толпа заражённых, которая инфицировала стадион, откуда-то взялась.

Людей на улицах становилось всё больше, город постепенно «оживал», не зная ещё, что скоро падёт.

Я огляделась. Попала я явно не в центральную часть города, а скорее в переферийный район. Мой взгляд наткнулся на несколько велосипедов стоящих возле одного из жилых домой. Хм. Хорошая идея, но это мне не поможет от атаки зомби. Тут бы скорее машина…

Словно бы почувствовав что-то не то, я обернулась обратно к газетному киоску, от которого успела отойти на приличное расстояние. Парень продавец что-то активно объяснял двум полицейским, пару раз кивнув на меня. Доблесные «стражи порядка» развернулись, и быстрым шагом направились в мою сторону.

Ума, чтобы понять, что эта встреча не несёт мне ничего хорошего, у меня хватило. Я тоже развернулась, пытаясь уйти как можно быстрее. Шаги за спиной ускорились и приблизились, и мне пришлось перейти на бег.

- Стоять! Иначе мы можем открыть огонь!

Приказ провалился в ноги гораздо быстрее чем я сама смогла его понять. Просто в голове внезапно всплыло парочку фактов, о том, что в США полицейские не брезгуют применять огнестрелы, и по закону у них это разрешено. А приобрести парочку дополнительных дырок в теле я не планировала.

Я окончательно остановилась, и оказалась окружена двумя полицейскими. Ладно, всё не так плохо. Они просто поймут, что всё в порядке, и отпустят меня.

- Предъявите документы, - последовал первый же приказ, от которого внутри всё похолодело. Хватило меня лишь на то, что бы слабым голосом выдавить «Нету». Полицейские явно просекли русский акцент.

- Почему вы решили убежать? - тем не менее последовал второй вопрос, - вам есть, что скрывать?

- Испугалась. Не поняла, что происходит, - выдавила я, чувствуя как от волнения начинаю сильнее коверкать звуки.

- Вы здесь по туристической визе, или эмигрантка? Туристы не имеют права пребывать на территории страны без постоянного ношения документов. Пройдёмте в участок для выяснения обстоятельств или оформления штрафа.

Что? Нет! Какой к чёрту участок! Вы хотите, что бы я добровольно пошла в самый эпицентр будущего звиздеца? Вот уж точно, у меня в планах не было попадать в мир хоррор-игры, да ещё и зафейлиться не от зомби, не от мутанта, и даже не от людей, а тупо от того, что меня приняли за нелегала. Может попробовать сбежать?

Словно бы предугадав мои мысли, один из полицейских хватает меня чуть повыше локтя, и кивает в сторону припаркованной машины.

Мне хочется бежать, кричать, вырываться. Только вот в голове странная пустота, а ноги подкашиваются от ужаса. Сил дёрнуться нет совсем.

Я почти не осознавая реальность сажусь в машину, замечая как сильно трусит руки. Рюкзак оказывается отобран, как и телефон с наушниками, ключи от квартиры и пару мелких купюр с фантиками, завалявшиеся в карманах.

К моему облегчению, смартфону не уделяют внимания, и он вместе с наушниками летит в рюкзак.

Хочется орать о скором ужасе, но горло сжимает спазмом, не вырывается ни звука. Я не хочу ехать вместо участка в больницу. В полиции я знаю хотя бы что-то. У меня есть… Маленький шанс.

Спустя пять часов я прижимаюсь к стене, с непередаваемым ужасом глядя на решётку перед собой, и до боли в ушах вслушиваюсь в вой сирен сверху, взрывы, стрельбу и крики людей.

В соседних камерах хрипят бывшие заключённые. Воду нельзя было пить…

Комментарий к Пролог

Я не буду это комментировать для тех людей, которые ждут проду к другим моим работам. Извините. Держитесь там!

Спасибо большое тем, кто просто прочитал. Если не трудно, можете оставить отзыв.

Сумбурные мысли Гг, не результат того, что автор “могёт”, а специально выбранный стиль. Попытаюсь передать, как будет меняться “я” персонажа, из-за будущих событий.

Поставлены “элементы гета”, возможно будет пейринг, а возможно и нет. Как сказал мой друг, “Хотел бы я увидеть как ты описываешь отношения”.

Честно - я бы тоже хотела увидеть как я описываю отношения.

Если вы найдёте ошибку - ПБ всегда открыта, буду благодарна.

========== Глава 1: «В западне» ==========

Комментарий к Глава 1: «В западне»

Несколько событий по сюжету изменят свою хронологию, соответствующее предупреждение выставлено.

В фанфике могут присутствовать ошибки, укажите их пожалуйста в пб, если найдёте.

Приятного прочтения.

Уверенность в себе и своих знаниях — это ловушка. Правда, понимаешь это обычно слишком поздно.

… Записка #1.

Мне не нравится атмосфера города… Поступает все больше и больше докладов и звонков, о случаях нападений на горожан. Причем нападающими, по словам очевидцев, являются другие горожане, находящиеся в невменяемом состоянии…

Меня можно поздравить — теперь я старший лейтенант. Но… все-таки у моего недавнего повышения есть один существенный минус — доклады, рапорты и прочая бумажная дребедень. Я начинаю понимать наше начальство, по самые уши похороненное в бюрократии. Это не значит, что рядовой и младший офицерский состав только и пишет рапорты и доклады. Но я уже сейчас завидую тем, кто на выездах…

Побывавшие на выездах ребята единогласно заявляют, что эти нападения каким-то образом перекликаются с тем июньским расследованием убийств в Арклейских горах…

…в мою память сразу приходят жуткие фотографии останков, принадлежавших двум девушкам-близняшкам!

Новости неутешительные.

Вчера видел, как шеф Айронс ругался с сержантом Валентайн, которая из S.T.A.R.S. Пожалуй, их перебранка была слышна во всем полицейском участке…

Ладно, заканчиваю сегодняшнюю запись. Там наши из патруля притащили какую-то бродяжку. Вроде бы русская…

… записка #2.

Ситуация в городе стала еще паршивей. Мы спешно возводим баррикады из машин и стальных заграждений на ключевых улицах, пока прибывшие в город части Национальной Гвардии вместе с вооруженными группами Амбреллы сдерживают безумцев, начавших собираться в самые натуральные массы. Хотя, никакие это не безумцы… самые, что ни на есть, натуральные ожившие мертвецы. Бойня на центральном стадионе, случившаяся вчера ночью… не могу уснуть до сих пор!

Сейчас мы собираем всех уцелевших горожан, что сумели пробиться к нам. Всех, до кого успели добраться сами. Амбрелла, через своего представителя, пообещала прислать побольше вертолетов для эвакуации. И я не могу понять, почему число этих зомби так стремительно растет?! Пару часов назад ребятам пришлось застрелить спасенную еще недавно семью мексиканцев…

***

Раньше я думала, что страшно, это когда сессия через пять часов, а ты понимаешь, что у тебя в голове пусто, и перекати поле катится.

Или когда на носу дедлайн, а ты рефлексируешь, понимая, что ничего делать не хочется, а еду покупать за что-то надо.

Что же, все эти страхи, по сравнению с моим нынешним состоянием, казались детским бредом, вроде монстра под кроватью или бабайки в шкафу. Потому что огромное количество «бабаек» из самых страшных снов бродили буквально повсюду.

Я не очень хорошо представляла себе, как именно передаётся вирус. Бывших соседей по камерам никто не кусал, но это не помешало им обратиться. В то же время, вспоминая игры, главных героев могли укусить, но они не обращались, лишь отнималось здоровье.

Вопрос в том, буду ли я «героем», либо же просто очередной «декорацией», которую принесут в жертву для общей кровавости серии.

Да и вообще, является ли этот мир неким подобием «игры», или же полноценная вселенная, которая просто получила своё воплощение в фендоме «Обитель Зла». Чёрт знает. Так или иначе, я в полнейшем дерьме.

Когда меня притащили в участок, полицейским стало немного не до того, чтобы допрашивать меня, и решать, что делать и куда депортировать. Конечно, стандартную процедуру оформления провели, окончательно убедившись, что я нахожусь на территории страны незаконно. Попытались даже пробить по базе данных, но естественно, ни единого упоминания нигде не было. Даже если допустить, что этот мир является отражением нашего, но с корпорацией Амбрелла, по местному календарю сейчас мне должно быть не больше года.

Спасло меня от полного провала в виде обыска вещей как раз множество сообщений о нападениях, и, как ни странно, бюрократия. Они долго оформляли документы, а потом просто не успели внимательно осмотреть рюкзак. Меня спасла рваная подкладка в отсеке, где я хранила небольшие вещи. У меня постоянно не хватало времени зашить отверстие, и туда частенько заваливались ключи, документы и мелкая канцелярия, вроде ластика или точилки. И вот когда нервный полицейский непонятного звания (я и в русских то не особо разбиралась, а тут американцы), вытряс все вещи и быстро осмотрел их на наличие документов, книжечка с паспортом и студенческим видимо завалилась под рваную подкладку и была не замечена.

А потом с улицы послышались первые выстрелы. Я здраво оценила свои возможности к побегу, учитывая кучу вооружённых людей повсюду, и такую же толпу мертвецов, поэтому я почти без сопротивления позволила засадить себя в камеру.

Ну… как сказать. Свой долг я выполнила, проорав какую-то мало связанную информацию из игры, пока было кому её орать. А потом решётка в помещении «изолятора», как он назывался на английском, и «обезьянника», как я называла его на русском, схлопнулась за спиной. Дальше вы знаете.

Мне было страшно.

Но человек привыкает ко всему, особенно, если это «всё» влияет на него слишком долго. Так и меня перестало трясти, а в голову наконец-то полезли более логичные мысли чем попрыгать по камере, в надежде открыть портал назад.

Я оглядела камеру, стараясь игнорировать рыки зомби. Они становились всё громче, стоило мне издать звук. Найти хотя бы какое-то оружие… Клетку я не вскрою, тут у меня иллюзий не было. И если учесть, что я всё же доживу до прихода Леона, меня ждут мои «соседи» и Тиран как неприятный бонус. А я всё же не игровой персонаж, и сомневаюсь, что мне поможет трава. Да и вообще, шансы пережить первую встречу с кулаком монстра крайне малы.

Поэтому, умирать так с песней. Никто же не заставляет меня бросаться на всех встречных зомби. Их вполне можно просто оттолкнуть. Было бы чем.

Я оглядела камеру. Стол, кровать, умывальник. Вау. Можно было бы конечно попробовать расколоть белую керамику раковины, но мертвецов бесполезно царапать, а глубокой раны для повреждения мозга ты осколком не нанесёшь. Стол тоже отпадает, так как у меня вряд ли получится его развалить. Да и крайне неудобно будет бегать с ножкой наперевес.

Я осмотрела кровать. Приваренная к полу, рама цельная, железная, и я могу хоть до посинения пытаться её выломать. Ловить тут нечего. Переборов брезгливость, я сорвала матрас, судя по запаху переживший уже не один апокалипсис. Ну что же, джек пот. Между рамой крепились множество железных прутьев, расположенных горизонтально, где-то с палец толщиной каждый. Можно даже попробовать выломать.

В качестве первой попытки, я поочерёдно раскачала каждый прут, и выбрав на мой взгляд самый непрочный, потянула его на себя. Ничего не произошло.

Зомби, услышав новые звуки начали рычать, и это сильно отвлекало. И мягко говоря, пугало. Запаха от них пока ещё не было, но что-то мне подсказывает, что это ненадолго.

Я вернулась к прутьям кровати. Сломать их сложновато. Но как говорится, нет ничего, что нельзя испортить, если очень захотеть.

Зомби, судя по рычанию и прочим звукам, моим попыткам были очень рады, и всячески их поддерживали. Расшатывание прутьев и удары по ним ни к чему не привели, кроме раззадоривания моих мёртвых сокамерников, поэтому я пошла дальше, и решила на кровати попрыгать.

Пусть веса во мне и было немного, старая, видавшая виды тюремная койка скрипнула минуте на пятой, и через несколько прыжков и вовсе что-то хрустнуло, и я вместе с двумя сломавшимися под ногами прутьями провалилась на пол, чудом не сломав себе ноги и не ударившись головой о стену.

Тихо зашипев от боли, я осторожно отошла, оглядывая совершённый мной акт вандализма. Один из сломанных прутьев просто раскрошился, зато второй оказался достаточно длинным и острым, чтобы подходить под мои цели.

Я подцепила металл пальцами, чётко ощущая, как добытое в «неравной битве» с кроватью «оружие» придаёт уверенности.

Внезапно, среди звуков разбушевавшихся мертвецов я уловила человеческую речь. Кто-то приближался, но я не могла понять сколько их там. Но они точно были живы! По крайней мере пока.

Кто ещё кроме Леона, Ады и Клэр должен был придти сюда? Чёрт, не могу вспомнить. Я быстро подбежала к койке, небрежно закидывая на неё вонючий матрас, скрывая следы своей работы. Подходящий мне прут был быстро спрятан в рукав рубашки. К сожалению, его приходилось постоянно придерживать, так как «оружие» норовило выпасть.

Я отошла в тень, развернувшись к проходу полубоком. В крайнем случае, пусть решат, что я труп.

Посетители не заставили себя ждать. Зомби забесились с новой силой, а меня словно бы током прошибло. Толстый мужчина тащил почти что за шею второго, прижимая к его виску пистолет. Мне хватило и мимолётного взгляда чтобы понять кто передо мной.

«Ублюдок» Брайан Айронс, почти что обеспечивший начало местного звиздеца. В будущем по его вине и погибнут почти все, хоть шеф и получит сполна.

Тем не менее, я могла наблюдать, как мужик тащит слабо сопротивляющегося журналиста в камеру. Последний же старался сильно не дергаться, учитывая наличие у Айронса пистолета.

Вроде бы его звали Бен… И как я помню, журналиста и по совместительству информатора Ады ждёт незабываемая встреча с Тираном.

В любом случае, я старалась даже не дергаться. Я хочу сбежать, но не так. Я не знаю, что может взбрести в голову больному Айронсу, и как показывает сюжет игры, пуля в лоб ещё не самое плохое, что от него можно ждать.

Замок ещё одной камеры оглушающе щёлкнул в тишине, вызывая новую бурю рычания у мертвецов, сквозь которую с трудом слышалась человеческая речь, разобрать которую не удалось.

Возможно, у меня был бы шанс не вмешиваться, но внезапно по помещению прошёл сквозняк, и в нос мне ударил сильнейший запах сигаретного дыма.

На глаза мгновенно навернулись слёзы, а в горле невыносимо запершило. Не вовремя давшая о себе знать аллергия грозила выдать всю мою маскировку, а лекарства как назло в отобранном и лежащем непонятно где рюкзаке…

Я зажала ладонью рот чувствуя как где-то внутри расползается невыносимая щекотка. Стало трудно дышать.

Шеф Айронс в последний раз что-то громко и эмоционально выкрикнул, но мне было немного не до того, что бы разбирать английскую речь. Ну же, выйди, умоляю…

Лёгкие свело от нехватки воздуха, и я против воли сделала рваный вдох. А потом щекотка в горле резко перешла в жжение в носу.

В относительной тишине изолятора раздался громкий чих.

Брайан резко, насколько это вообще возможно для человека его комплекции, развернулся, поведя в мою сторону пистолетом. Мне осталось лишь молиться о том, что бы он не решил сразу выстрелить. Пусть просто оставит здесь… пусть просто…

- О, живая… Баба, - мерзко прошипел предатель, осматривая меня придирчивым взглядом. Где-то в груди всё сжалось, и уже вовсе не от аллергии. Что взбредёт в голову этому психу, - этот долбанный город превратился в ад, так что теперь даже в кабак не сходить. Поможешь мне развлечься, если не хочешь сдохнуть прямо сейчас.

Пистолет весьма однозначно был направлен на меня. Я же как загнанное животное забилась в угол камеры, отказываясь принять реальность, настигнувшую меня в полной мере.

Айронс открыл камеру ключами, вовсе не так как Леон в игре, и мерзко улыбаясь стал на пороге, полностью загородив собой выход. Не знаю, что там будут чувствовать персонажи при встрече с Тираном, но я даже сейчас близка к инсульту.

- Давай, шлюха, тебе придётся постараться, если сдохнуть не хочешь.

До меня донёсся оскорбительный комментарий журналиста, явно предназначенный шефу, который из-за этого казалось бы взбесился ещё больше.

Отступать было уже некуда, спина упёрлась в холодную стену камеры. Сердце колотилось где-то в горле, видимо желая покинуть тело.

Брайан видимо решил, что защищаться мне всё равно нечем, и опустил пистолет в кобуру на поясе. Мою же правую руку с каждым вдохом обжигал холод железного прута.

- Давай, шлюшка.

========== Глава 2: «Не игра» ==========

Иногда, желание жить — становится самой большой силой. И желание жить может вытянуть тебя с границы смерти.

Сердце казалось бы колотилось где-то в горле, а на всё тело навалилась слабость и оцепенение, так, что даже моргнуть не представлялось возможным. Это всё просто бред… Просто дикий бред.

В следующее мгновение горло сдавило не только спазмом от страха, но и чужой рукой, и меня окончательно прижало к стене. Я могла быть сто раз быстрее, хитрее и умнее, но это не отменяло банального превосходства грубой силы. Более того, я просто не была в весовой категории шефа Айронса. И тут дело даже не в умении драться, которое у меня в какой-то мере присутствовало, как у представителя «стрёмных» районов, сколько в том, что я банально «не пробью». Страшно.

По-настоящему мерзко я почувствовала себя, когда рука ублюдка ухватила воротник рубашки, намереваясь видимо стащить её к чертям, а вторая ухватила бедро. Я встретилась взглядом с заплывшими глазами шефа полиции, и наверное это меня и взбесило.

Мужик натурально зарычал, обнаружив на моих джинсах ремень, и это дало мне такую нужную сейчас фору. Оцепенение спало, и я как никогда чётко осознала, что сейчас будет. Если я ничего не сделаю… Не сделаю прямо сейчас.

Неспособность что-либо предпринять внезапно сменилась отчаянным желанием вырваться. Я так сильно сжала кулаки, что на ладонях проступили кровавые полукруги. А потом со всей имеющейся у меня силы, засадила мужику ладонью по лицу.

Попала видимо удачно, так как душить меня мгновенно прекратили, и Айронс отшатнулся назад, схватившись руками за разбитый нос.

- Ты доигралась, сука! - рыкнул мужик, снова бросаясь вперёд.

Железный прут оказался в руке раньше, чем я успела вообще понять, что происходит. Ни желания, ни сил, ни смелости атаковать первой во мне не было. Я просто выставила руки вперёд, сжав своё ненадёжное оружие побледневшими пальцами, и зажмурила глаза, больше всего на свете не желая видеть, что будет дальше.

Среди воплей беснующихся зомби раздался мерзкий хлюпающий звук, и удерживать прут стало почти невозможно. По пальцам потекло что-то тёплое и вязкое, а в воздухе растёкся характерный металлический запах.

В следующее мгновение меня оглушил крик. Нет, скорее даже не так, вопль, в котором смешалась адская боль, злоба и страх.

Я распахнула глаза, не видя перед собой ничего кроме красного. Тело полицейского почти рухнуло на меня, но я умудрилась извернуться, не выпуская прут из рук, и выдернуть его… о боже, из трупа?

Та часть меня, которая ещё могла соображать, ухватила пистолет, и наконец-то разжала руки, позволив тому, что осталось от Айронса, упасть на землю.

Я как ошпаренная вылетела из камеры, закрывая её, и скользя окровавленными пальцами по оставшимся в замке ключам, заперла решётку камеры, а после отшатнулась в центр коридора, и осела на землю.

Зомби бились о клетки и тянули руки, почувствовав свежую кровь. Сипение шефа полиции в камере медленно затихало, а я не видела перед собой ничего, кроме сводящего с ума алого цвета.

Если с утра не было причин меня задерживать… Теперь перед вами убийца. Ненависть куда-то испарилась, вместе со злобой, оставив после себя лишь осознание того, что я натворила. Но если подумать… Это не моя вина! Он сам напоролся на прут. Ха-хаха! Просто упал!

- Ну что, ублюдок, ты всё-таки её грохнул?! - донесся до меня голос репортера. Несмотря на ситуацию, эта реплика заставила меня глухо рассмеяться, а затем закашляться. Кто кого убил!

Меня больше не трясло от прилива адреналина, скорее от банального страха и отвращения. Почему-то никаких мук совести я не ощущала… Вообще ничего. Только в голове билась мысль, что на месте Айронса могла быть я. А возможно, будь у меня меньше смелости, или банального везения, всё было бы намного хуже…

Я не боялась самого факта убийства. Но вместе с этим, ясно понимала, что подобное может настигнуть и меня.

-Эм… - Бен явно ожидал услышать мат от шефа в свою сторону, но никак не голос «трупа». Не дождётесь, - Господи, мисс, с вами всё в порядке?!

Ох да, конечно. Всё будет прекрасно. Этот жирный ублюдок пытался меня… По телу пробежала дрожь от одной лишь мысли. Как можно быть в подобной ситуации в порядке?!

-Я только что грохнула человека. - от отчаяния я не сразу сообразила, что перешла на русский, но это единственное что я смогла из себя выдавить. Тон получился каким-то извиняющимся, как у ребёнка, признающегося в краже конфет. Слишком безумно и неестественно. Как раз под стать этому месту.

Зомби к этому моменту уже перестали пытаться выбраться сквозь решетки. Единственное что они делали — рычали и хрипели. Похоже хоть какие-то задатки интеллекта у них всё же сохранились, мысленно отметила я. Интересно.

- Что? - как и ожидалось, журналист не понял меня. Наступила пауза, мужчине явно следовало о чём-то подумать, прежде чем он снова заговорил, изрядно удивив меня: - Вы… Хару… Харо. Сшо. Всё будет хорошо.

У меня невольно вырвался смешок от его попыток достучаться до меня на русском. С ошибками, страшным коверканьем, слов, но тем не менее. Конечно, он ведь журналист, он по профессии должен запоминать много слов, чтобы использовать их как-либо, мысленно отметила я.

- А… Господи… Господи блядь, я его… - голос задрожал, а память вновь учтиво вернула меня к событиям последних минут. Мне уже было немного не до того, чтобы контролировать, на каком языке я говорю. Судя по тому, что Бен замолк снова, он догадался о чём именно я пытаюсь сказать.

Неуместно вспомнилось, что в игре журналист вёл себя совсем по другому. Либо из-за факта наличия Леона, либо из-за шести дней в камере, с зомби по соседству.

- Вы поступили правильно. Слышите? Правиль-но. - мужчина пытался говорить как можно медленнее, видимо стараясь сделать так, чтобы я поняла его. - Он заслуживал это.

Один из трупов дернулся и видимо что-то опрокинул. Я всего лишь вздрогнула, но вот Бен как будто бы вспомнил о чем-то, от чего буквально схватился за решетки в клетке, прижавшись к ним вплотную. И стал ещё больше напоминать себя же из игры.

- Послушайте! Нам нужно уходить отсюда! Понимаете?! У-хо-дить!

- Куда? - я усмехнулась, - эти твари повсюду. Амбрелла не выпустит никого из города. Думаете он был здесь один? - меня вновь пробило на смех, - это… бесполезно.

Действительно. Какие у меня шансы спастись. Люди намного более подготовленные чем я, загибались в умирающем Раккун-Сити.

- Так вы всё-таки понимаете меня?! — кажется он облегченно выдохнул. Я мысленно выразила своё сочувствие. Мужику явно не повезло на истерящую девку вроде меня. Самой стыдно, но я ничего не могу с собой поделать.

— Послушайте, есть вещь, которая хуже чем зомби. Если мы даже не попытаемся, нас убьют. У нас мало времени, слышите?! Отоприте дверь и я обещаю, мы выйдем отсюда живыми!

Я молча поднялась, всё ещё сжимая в руках окровавленный прут. Ключ от камеры получилось подобрать с третьей попытки, во многом из-за страха и банального отвращения.

Айронс был жив.

Мразь хрипела, и тяжело вздыхала, но всё ещё была жива. Вспомнив то, что он заставил меня пережить, в груди вновь поднялось что-то, взывающее меня нанести финальный удар. Хотя… Нет уж. Пусть подохнет так, мучительной смертью.

Ни единого слова. Отойти назад, проверить пистолет.

Шесть патронов. Мне вполне… хватит. Один выстрел и всё закончится. Я проснусь в кровати, в холодном поту, как это обычно бывает в историях про попаданцев, и больше никогда не буду играть в эти «дурацкие игры» как мне и говорили.

В тишине щёлкнул предохранитель.

— Эй, эй, стой! - Бен закричал, раскачивая железные прутья не хуже зомби, будто бы пытаясь их вырвать, - не надо! Пожалуйста, не делай этого! Слышишь, не надо! Дай мне хотя бы ключи! Я не хочу умирать! - голос репортера совсем не мужественно сорвался, и кажется он был недалеко от натуральной истерики.

Похоже, смелости в Бене было примерно столько же, сколько и во мне. Крайне мало.

Черт возьми. Он всего лишь выдуманный персонаж. Нельзя думать о нём как о живом. Они все выдуманные. Никто из них по настоящему не живет: ни зомби, ни люди. Так почему же я не могу просто проигнорировать его?!

Палец опустился на спусковой крючок, а ствол пистолета упёрся в нижнюю челюсть. Я прикрыла глаза.

И отбросила к чертям сраное оружие, словно оно мне могло пальцы обжечь. А потом едва не разрыдалась от отчаяния. Я даже не могу мозги себе вынести… Потому что страшно!

- Ради бога, просто откройте камеру… - почти безэмоционально проговорил Бен, видимо окончательно разуверившись в моей адекватности.

Я вздохнула, и подобрала пистолет, в этот раз поставив его на предохранитель. С удивлением отметила, что эта модель мне знакома. Правда не со стрельбища, куда мы ездили сначала с папой, а потом и с друзьями, а как ни странно, из игр, вроде «CS» и «Warface». Это был Sig Sauer p226, как я помню, часто используемый американскими спецслужбами. Магазин на пятнадцать патронов, из которых сейчас только шесть. Видимо Айронс встретился с зомби. А калибр какой? Ага, девятки.

Почему-то наличие такого знакомого игрового оружия в руках придало уверенности. Если это такой крайне продвинутый бред… почему бы не попытаться выжить, пока меня не выведут из комы, или где я там сейчас?

Если это место лишь чертоги моего разума, стоит удержать себя от опасности. Я хорошо помню подобные истории. Главное не дать себе погибнуть здесь, и дождаться помощи с другой стороны. Иначе мозг воспримет «смерть» за реальность, и я погибну на самом деле.

Восхитившись собственной догадливости, я оглядела свои «чертоги». Да. С головой у меня явно проблемы. В прочем, спасибо, что не в какую-то SCP-вселенную, или не дай бог бесконечную выживалку. Или королевскую битву, раз уже мозг решил генерировать знакомые вселенные. Ну что же, поиграем по правилам?

Ключ щёлкнул в замке камеры журналиста, и мужчина вылетел наружу, едва не убив меня решётчатой дверью. Спасла меня только реакция, я быстро отскочила.

- Чёрт, вы могли ещё дольше тянуть! - попытался было схватить меня за ворот рубашки Бен, но я на автомате выставила вперёд окровавленный прут.

Бертолуччи явно провёл параллель между алым цветом на моём «оружии», и воплями Айронса, потому что достаточно резво поменял направление, уходя назад.

- Ладно! - поднял мужчина руки в примирительном жесте, трезво оценивая свои шансы на победу, - спокойно! Всё хорошо! Нам просто стоит уходить.

- Х…хорошо, - кивнула я, пытаясь припомнить канон и свои шансы сбежать сейчас. Как я помню, крайне малы. Город в панике, Амбрелла и прочие организации направленные порешать вопрос, нас не выпустят.

Эту информацию я тут же поспешила озвучить репортёру. Похоже, это была одна из моих самых больших ошибок, совершённых за этот и последующие дни.

Журналист был профессионалом в своём деле. И его явно очень заинтересовали мои слова. А потом, как волной, меня накрыло осознанием. Гражданские не знают о таком. Ни о Амбрелле, ни о причине вспышки вируса. И тем более, я никак не могла знать о проблеме выхода из города.

- Значит этот ублюдок тоже засадил вас сюда за информацию? - не знаю, что там решил для себя репортёр, но его глаза опасно загорелись азартом и желанием узнать, что происходит, - на оперативника или агента вы не похожи… Но и как о журналисте я о вас не слышал. Значит, вы работали в Амбрелле? Были чьим-то информатором? Вели собственное расследование?

Видимо на моём лице очень явно проступил ответ на все вопросы, в виде искреннего удивления, и лёгкой досады из-за такого казалось бы незначительного действия, повлёкшего за собой массу вопросов. Нужно быть аккуратнее со словами. Здесь есть люди, да и нелюди, куда опаснее репортёра. И подобная оговорка может стоить мне если не жизни, то свободы.

- Это не имеет значения, - попыталась я придать голосу как можно больше безразличия, отчаянно пытаясь сымитировать тон Ады. К моему удивлению, журналист кивнул. Наверное, из-за издержек профессии. Если я не ошибаюсь, у них не принято лезть в личные расследования друг друга.

- Что вы собираетесь делать, если пока что мы не можем покинуть город? - осведомился Бен. Так. А почему это он спрашивает у меня? Ответ нашёлся крайне быстро. На улицах сейчас мягко говоря, ад, а оружие есть только у меня.

- Недалеко отсюда есть оружейный магазин. И стоит поискать супермаркет. Есть шанс, что всё ещё не растащили, - объяснила я, и немного подумав, протянула репортёру железный прут. Огнестрел я ему, естественно, не отдам.

- Вы уверены, что там ещё хоть что-то осталось? - спросил мужчина, забирая сомнительное «оружие» и морщась от брезгливости. Кровь снова затихшего шефа всё ещё была на металле.

- Первым делом, люди попытаются выехать из города. Чем все сейчас и занимаются, - объяснила я, мною были просмотрены слишком много фильмов о зомби-апокалипсисе, что бы полностью понимать происходящее, - а когда у них не получится… Как вы думаете, куда они побегут?

Комментарий к Глава 2: «Не игра»

Думаю, говорить ничего лишнего не стоит, просто наслаждайтесь. После прочтения, не забудьте добавить отзыв😉

========== Глава 3: «Опасная точка» ==========

Комментарий к Глава 3: «Опасная точка»

Собственно вот. Эта глава вышла длинее чем предыдущие, и далась мне достаточно сложно. Надеюсь, вам она понравится. Приятного прочтения!

Мы никогда не можем предсказать, как поведёт себя человек в экстремальной ситуации. Клявшийся помогать предаст в любой момент, а законченный эгоист сделает своей целью спасение жизней

Решётчатая дверь парковки с достаточно громким металлическим лязгом начала подниматься наверх. Я сжала пистолет в руках до побелевших постяшек пальцев.

Серде колотилось где-то в горле, грозясь пробить грудную клетку, и как я полагаю, сбежать нахрен из этого ада. Но это лирика. Так, от страха.

- Не убивать. В голову и бежать. Не убивать. В голову и бежать… - словно мантру твердила я, до боли в глазах всматриваясь в улицу перед собой. Снаружи серел вечер. И в отличие от игры, пусто там вовсе не было. Крики граждан, беспорядочная стрельба, гудки машин, визг тормозов. Все эти звуки хоть и значительно стихли, и доносились реже, но не исчезли.

Медлить тоже было нельзя. Полицейские всё ещё умудрялись сдерживать натиск мертвецов, и на парковку наведывались с завидной регулярностью, правда в основном, за машинами.

Дела до двух гражданских особо не было. Точнее, несколько раз нас пытались оперативно направить в основную часть здания, но после первого же отказа прекратили. Вряд ли полицейские оценивали две жизни выше остальных, оставшихся снаружи, или своей собственной.

Похоже, «служители закона» ещё не осознали весь тот звиздец, что несли с собой ожившие трупы, потому что вряд ли бы нас так просто отпустили побродить по территории. Так или иначе, пока что незапланированный уход не мог сорваться из-за факта принятия нас как заражённых. И то хорошо.

Мне осталось лишь готовиться к уходу из полицейского участка, вместе с не очень-то и доверяющим мне репортёром. Нет, рядом с собой я никого насильно не держала, но Бену так или иначе пришлось поверить в мою осведомлённость и понимание что я творю, когда первый же встречный мертвец был не встречен и так малым количеством пуль, а просто «убран» в сторону попавшейся под руку шваброй. Зачем убивать заражённых, и привлекать звуками ещё больше врагов, если можно их избежать?

Но, к сожалению, всё прошло не настолько гладко, как потом описывается, потому что когда один из гражданских, привезённых на машине решил меня сожрать, я едва тут же не окочурилась даже не от укуса, в от банального страха, видимо даже забыв, что у меня есть пистолет.

Мне оставалось лишь с визгом помчаться вперёд… с рычащим зомби на хвосте. Который тактично проигнорировал вжавшегося в стену Бена, и предпочёл ему более интересную жертву в моём лице.

Я и так была достаточно быстрой, но страх усилил это качество, и туповатый мертвец был, собственно, и запихан в какое-то подсобное помещение, да там и остался, не понимая, как открыть ручку двери.

Это маленькое приключение, судя по ощущениям, стоило мне нескольких прядей седых волос, кучи нервных клеток и пяти лет жизни. Зато после этого феерического сражения, репортёр почему-то решил и дальше следовать за мной. И пойди тут разбери, по какой причине: из банального интереса в моей осведомлённости, или в надежде, что в случае атаки зомби меня сожрут первой и ему удастся сбежать?

К слову, начавшие только немного подгнивать мертвецы не вызывали такого омерзения как в игре. Всё ещё не было противного гнилостного запаха, лишь тяжёлое железо крови, что казалось бы навсегда застыло в воздухе.

Пришлось упокоить ещё живых на тот момент собак. Было невероятно больно и до жути страшно, но в то же время я понимала, что стоит им заразиться, и мы получим опасных врагов. Вновь так удачно пригодился железный прут…

Я сделала шаг на улицу, глубоко вдыхая через нос, и стараясь ступать как можно тише, что бы не шуметь. Бен не подкачал, тоже не стремясь разрушать маскировку. Опять же, почему он не пошёл с полицейскими, когда подобная возможность представилась? Я о том, что вряд ли стою доверия.

Я по американским меркам, совсем недавно стала совершеннолетней, да и в плане той же физической подготовки вряд ли производила впечатление. Если только журналист не рассчитывал продолжать расследование, и видел во мне источник информации. Стоит подумать об этом позже.

На улице их было не очень то и много. Возможно заражен ещё не весь город, поэтому большая часть людей заперлась в квартирах, или же просто большинство зараженных находились в другом месте. Например, в центральном районе, где явно было побольше потенциального мяса. Огромное скопление тварей, привлеченные громким шумом. Что может быть страшнее?

Во время недолгого пути к оружейному магазину, нам встречались зараженные, но чаще просто и окончательно убитые. Люди, обглоданные так, что вирус попросту не мог их реанимировать, так-как мозг был уничтожен. От данного зрелища меня могло бы вывернуть наизнанку, было бы чем.

Приходилось красться возле домов и за машинами, дабы обходить зараженных стороной, иногда приходилось просто тихо идти, а когда тварей становилось совсем много — бежать. Зомби были медленными настолько, насколько вообще может быть таковым труп, из-за окоченевших конечностей и мышц. Хотя свежаки явно превосходили своих более поздних собратьев и могли подействовать на нервы.

Я пыталась забить на желание свернутся в комочек и куда-то спрятатся, что бы банально не впасть в истерику. Пистолет это скорее шанс грохнуть себя до обращения в тварь, чем реальная возможность защититься. Один выстрел - и все жмурики сползутся ко мне.

Судя по тихим комментариям моего невольного спутника (казалось бы, чего жаловаться, сам попёрся, я об этом не просила), он был уже совсем не рад идее выйти на улицу. Готова поклясться, что теперь, не будь у меня пистолета, журналист бы давным давно оставил «безумную» меня и ушел бы по своим делам.

«А потом бы и его сожрали!», ехидно добавил голосок в голове.

Тем не менее, пистолет я ему не собиралась отдавать. Расстаться с вещью, с которой я более-менее в безопасности? Не смешите меня!

Кое-как мы добрались. Я осмотрелась, прижавшись спиной к немного пыльному корпусу брошенной машины, и окинула взглядом знакомый оружейный магазин из игры. Немного непривычно было видеть его так, вживую, хотя кого я обманываю, тут всё было неправильно, это же грёбанная игра!

Красная вывеска «Оружейная у Кендо» сбивала взгляд, от осмотра улицы. Плохо. Трупы. Везде трупы. Живые, и собственно говоря, мертвые, покорёженные машины, мусор. Город превратился в руины.

И похоже, кто-то активно пытался попасть в помещение до нас, и поймал маслину, а после был сожран привлечёнными зомби…

Сам магазин был в довольно хорошем состоянии, исключая запертую дверь, решётки на окнах и обглоданный труп рядом. Ах да, ещё и кровь. Много крови. Будто бы мимо проезжала фура с краской, и врезалась в стену магазина. Дурацкие ассоциации. Если я не ошибаюсь, в игре такого не было. Декораторам лень было дорисовывать? Не полное совпадение?

Да и шли мы сюда достаточно долго, расстояние явно было намного длинее чем в игре. Нежелание растягивать геймплей? Или… Очередная несостыковка? Больше всего на свете я не хочу оказаться хрен пойми где без хотя бы банального послезнания в голове.

- Свет в здании не горит. Это не к добру…- прошептал Бен.

А я сжав пистолет сильнее, задумалась: если там темно, это значит что там никого нет или что там просто ждут? Или банально электричество отрубили? Соблюдают светомаскировку? Даже не смотря на то, что сейчас день, из-за решёток и опущеных жалюзи (были ли они в игре?) в помещении должно быть темно.

- Может не стоит? - тут слова Бена сошлись с моими собственными мыслями. Весь мой опыт шепчет о подставе. Все эти выводы чуть не заставили меня передумать. Но я не выживу без оружия. У меня маленький пистолет и всего лишь шесть патронов. Вернее пять. Оставлю один для себя.

- Нет. Мы должны идти!- вздохнув полной грудью, я приготовила пистолет для стрельбы, - нам надо отвлечь тварей, - я осмотрела ближайших заражённых, - я этим з-займусь, - голос задрожал и как-то испуганно надломился. Я не была готова к тому, что меня ждало там. Я не готова к тому, что происходит. Я не хочу всего этого. Я игрок, а не игрушка.

Бен завис, пытаясь определиться стоит ли ему это делать или нет. Довериться мне и рискнуть, или попытаться вернуться обратно в участок, уйдя с полицейскими. Но за всё это время я не дала в себе усомниться, выдавая полезную информацию. Я усмехнулась от того, что сама себе напоминаю Аду Вонг. Тоже с одним пистолетом, говорю путанно-хреново и держу тайну. Только в отличие от азиатки не являюсь шпионом, не хожу в охрененно крутом красном платье, да и прямо здесь и сейчас готова коньки отбросить от ужаса. Жалкое зрелище. Хотя, смотря правде в глаза, Бен на Леона тоже не тянет.

Не смотря на мои душевные терзания, журналист кивнул, покрепче перехватив одной рукой прут. Я же осмотрелась вокруг, замечая небольшой камешек, и поднимая его с земли. Прицелившись, я швырнула камень в сторону мусорного контейнера, возле дома, и тут же в тишине раздался оглушительный лязг удара о метал. Зомби щёлкая зубами вышли из «спящего режима» и потянулись в сторону звука.

С одной стороны, нелогично, потому что я их «разбудила» и теперь они активнее будут искать кого бы сожрать. С другой стороны, они бы так и так выпалили нас, попытайся мы подойти к магазину, поэтому лучше пусть отойдут подальше.

Убедившись, что все мертвецы стеклись к контейнеру, я кивнула журналисту, и он тихо пробежал к двери, взявшись рукой за ручку, и зажмурив глаза, рванул её на себя. Ничего не произошло.

Я чуть не выругалась, глядя на ещё не заметивших нас зомби. Я конечно не эксперт, но даже тут понятно, что если наступил такой локальный звиздец, ни один адекватный человек двери открытыми не оставит. Всеми силами, я пыталась подавить желание популярно объяснить кто из нас двоих дебил, но сдержалась, понимая, что я сама тоже не образец для подражания.

Тем не менее Бен не растерялся, и исправился, постучав. В следующее мгновение мне вновь захотелось заорать, послать всех нахрен и застрелиться. Из-за двери донёсся громкий мужской крик:

- Кто там?! Убирайтесь!

Зомби мгновенно обернулись, а я подхватила второй камень, вновь швыряя его в мусорный контейнер. Но мертвецы препочли свежее мясо моей обманке (интересно почему?), и настойчиво попёрли вперёд.

Скрываться больше не было смысла, я выскочила из-за машины, попутно наклоняясь и собирая различный мусор с земли, вроде камешков, обломков железа и бутылок, отшвыриваясь ими от зомби. Это их конечно не остановит, но замедлит.

В какой-то момент я так увлеклась, что лишь чудом не выбросила пистолет. Раздосадованная и испуганная почти совершённой ошибкой, я популярно (и не очень цензурно) проорала на всю улицу что я думаю о Бене, продавце, и общей ситуации в целом.

И в этот момент, либо маты помогли, либо же репортёр подключив весь свой талант, уговорил открыть дверь. Я выпустила последние «снаряды» в зомби, которые подошли уже совсем близко, и со скоростью хорошего спринтера влетела в приоткрытую дверь магазина, которая тут же захлопнулась за спиной, погружая помещение во мрак.

Под аккомпонент стучащихся снаружи мертвецов, характерный звук передёрнутого затвора дробовика прозвучал весьма многообещающе. Я испуганно дёрнулась, инстинктивно поднимая руки. Никакого подтекста кроме банальной сдачи вооружённому человеку в этом жесте не было.

- Дорогой… - я услышала взволнованный женский голос, и поняла, что так уж темно в магазине не было, и глаза постепенно начали привыкать к темноте.

- Подожди! Они могут оказатся кем-то вроде тех ублюдков, что пришли к нам днём! - а это уже мужик, чей крик и привлёк внимание мертвецов. Чёрт, если это действительно продавец из игры, то я не помню, что бы у него была жена. Лишь укушенная на момент прихода Леона дочь. Или же… Она могла умереть до появления игрока?

- Не стреляйте пожалуйста! - я вновь услышала уже знакомые, паникующие нотки в голосе Бена. Да, конечно компания подобралась прямо мне под стать. Хотя, крайне глупо обвинять кого-то в трусости, мне ведь тоже далеко до той же Джилл.

- Заткнись! - раздался звук глухого удара, и журналист рвано вскрикнул. Вот сейчас я вообще ничего не поняла. Вроде бы в игре Кендо склонностью к насилию не страдал, ведь не пристрелил Леона. Либо же просто нервы…

- Извините… - я сжалась, приготовившись к удару, голос тоже позорно перешёл на более высокие нотки, передавая весь мой ужас, - мы не знали, что тут кто-то есть! Когда начался этот ад, мы просто искали оружие… - на последних словах я едва не сорвалась в истерику.

- Доргой, я не думаю, что они… как… те… - снова заговорила женщина. Так, ну давай, согласись же с ней…

- Подумай о Эмме! Эти ублюдки едва…

Точно! Ребёнок! Если правильно всё повернуть, я знаю как заставить родителей мне поверить.

- Пожалуйста, послушайте! - мне даже не пришлось придавать голосу паники, я итак уже была в получобморочном состоянии, - я приехала в город на экскурсию, и забыла документы в отеле! Меня забрали в полицейский участок, и я была там, когда всё это началось… - на этих словах, я перестала сдерживать все те эмоции, копившиеся в душе с самого попадания сюда, - где-то там остались мои родители, и восьмилетняя сестра, пожалуйста, я должна их найти…

Я опустилась на колени и сжала край рубашки в кулаках, отчаянно рванув клетчатую ткань. Если эта история не поможет, я даже не знаю, что делать.

- Ох, боже… Дорогой, я не думаю, что они… - голос женщины совсем уж как-то сорвался, и мне стало действительно неприятно за мою ложь. Но если она поможет мне выжить, я готова на такое пойти, отбросив в сторону совесть.

- Чёрт с вами! - в магазине резко зажёгся свет, и я прикрыла глаза, явно уже приспособившиеся к темноте. Когда я проморгалась, смогла увидеть ровные ряды полок оружейного, и множество различных пистолетов, винтовок и ружей на стенах. По крайней мере, мои догадки оказались верны, и магазин ещё не успели разграбить.

После, мой взгляд столкнулся с всё ещё опасающимся нас продавцом. К сожалению, совсем из головы вылетело, как его звали. За спиной Кендо, хорошо хоть фамилия на вывеске, стояла темноволосая женщина, видимо его жена, которая на момент игры уже была немного не с нами. Я немного повернула голову, и увидела Бена, всё так же застывшего с поднятыми руками. Девочки не было. Ладно, это сейчас не так важно.

- Спасибо… - кивнула я, вставая с пола и отряхивая чёрную ткань джинс. А потом только заметила, что пистолет давно уже выпал, и лежит на полу. Да, оружие это явно не то, что стоит мне доверять.

Под моим растерянным взглядом, Кендо наконец-то хмыкнул, и перекинул дробовик через плечо. Обстановка резко разрядилась, как только оружие перестало представлять угрозу.

- Итак, что вы хотите? - поинтересовался мужчина, и типичный тон «продавца-консультанта» прозвучал крайне дико в условиях зомби апокалипсиса.

- Я хотела взять оружие посерьёзнее чем это, - я кивнула на пистолет, и под настороженным взглядом подняла его с пола, - или хотя бы патроны к нему… Учитывая, что творится на улицах, шесть штук будет маловато… А потом попытаться вернутся в отель и найти семью.

Бред. Бред чистой воды. По хорошему, мне бы тут остаться, аж до прихода Леона и Клэр, а потом сесть кому-то на хвост и сбежать. Но сказанного не воротишь, поэтому придётся «изобразить» поиск родных, а потом вернуться обратно, залить ещё одну душещипательную историю и ждать ночи с двадцать девятого на тридцатое. А «поискать» родных можно в близжайшей же пустой квартире или достаточно надёжной машине. Или опять же, вернутся в участок, на парковку, снять люк и просидеть в той комнатке, в конце подземного хода.

- Подобный запрос обошёлся бы вам в кругленькую сумму, но учитывая то, что сейчас творится на улицах, можешь взять что хочешь, смотри только, что бы сил хватило унести, - усмехнулся продавец, - к слову, моё имя Роберт Кендо. Это Кэтрин, - кивнул он на улыбнувшуюся женщину.

- Марина, - кивнула я, а потом подумав, добавила, - Серебрянская. А это, - вновь кивок, но уже в сторону журналиста, - Бен Бертолуччи. Мы вместе оказались в участке, когда всё это началось

- Ладно. Берите, что вам надо, и проваливайте, - кивнул Роберт. Видимо его запас дружелюбия на сегодня был исчерпан.

Я подошла к полкам с разгрузками, надеясь наконец-то решить проблему с вечным ношением пистолета в руках. Сзади раздались шаги.

- Интересный вы турист! - раздался за спиной шёпот репортёра, ведь оба Кендо всё ещё находились в помещении, - я ведь своего имени вам не называл.

========== Глава 4: «Слишком человечное» ==========

Она больна. У нее комплекс героя: врожденное желание помочь другим, будучи не в состоянии помочь себе, а также навязчивое желание сделать мир лучше

Руки мгновенно затряслись, и я опустила только что подобранную мной разгрузку обратно на полку, боясь банально уронить её. А потом медленно выдохнула, и развернулась лицом к журналисту. Мужчина крайне самодовольно усмехался, надеясь, видимо, что теперь я не смогу уйти от ответа.

Что же делать, и как отвечать? Стоит мне показать слабость, и это никогда не закончится. Тем более правда глаза режет. Особенно такая. Это будет звучать как крайне ничтожное оправдание или бред сумасшедшего. Хотя…

Рост вполне позволял мне избегать неловких ситуаций аля посмотреть снизу вверх. Вот и сейчас, резко приблизиться к Бену, и посмотреть глаза в глаза, попутно повернувшись спиной к чете Кендо. Расценить это движение сзади, можно по разному, пусть сами решают. А вот журналист такого явно не ожидал, и сделать шаг назад ему помешала лишь моя рука, сжавшая воротник рубашки и пиджака.

- Знаешь, как у нас говорят? Меньше знаешь - крепче спишь… - почти беззвучно выдохнула я, а потом добавила уже по русски, - понятно?

Журналист дёрнулся, а потом медленно кивнул. Я так же неспешно разжала руку, выпуская из пальцев смятую ткань, а потом медленно её разглаживая. Угрожающий образ давался мне нелегко. Вероятнее всего, сейчас я была похожа на ребенка, пытающегося угрожать взрослому. Куда больше сейчас хотелось начать истерить, забиться куда-то под стол, обнять руками коленки и рыдать.

- Ладно, спасибо за поддержку! - улыбнулась я, бросая предупреждающий взгляд на Роберта и Кэтрин, - но всё же нам стоит выбрать оружие.

Бен сильно изменился в лице, после моей выходки, молча отошёл. Ничего больше от того торжествующего тона, которым он сообщал о моей ошибке, не осталось. Мужчина действительно испугался, и явно такого не ожидал. Я надеюсь больше он не полезет не в своё дело. Было бы лучше, если бы мы разделились.

Мне не доставляет удовольствия так делать, но если нужно - я готова. Взгляд снова вернулся к разгрузкам. Если ты есть, Бог — я тебя ненавижу.

***

Бен Бертолуччи, вчерашний репортер и сегодняшний беглец из гниющего города.

Бен терпеливо обшаривал полки и витрины, придирчиво осматривая каждый пистолет перед глазами.

Ассортимент вооружения был обширен, но сейчас были отнюдь не лучшие времена. Будь Бертолуччи фанатом оружия, как тот же Барри Бертон или же просто внимательным, то он сразу же заметил бы некое несоответствие в оружейных рядах и витринах. Словно чего-то не хватало и это пытались скрыть.

Бертолуччи ненавидел оружие всеми фибрами своей журналистской души. Будь его воля — он бы вообще запретил любой огнестрел в Америке. Повезло стране, таких ненавистников оружия приходилось по одному на каждые сто душ населения.

Журналист с надеждой посмотрел на арматуру в руках. Не получилось — то и дело всплывавшая перед взором картина того, как мертвяки спокойно переносят выстрелы в упор как бы предлагала ему засунуть куда подальше и поглубже свои предпочтения.

Так как парень практически ничего не смыслил в аммуниции, пришлось поискать консультанта. Необычная знакомая металась между автоматами и дробовиками, хватая и примериваясь чуть ли не каждому из них. А вот Кендо стоял за прилавком, пытаясь уследить за необычными посетителями и кидая обеспокоенные взгляды в сторону жилых помещений.

— Кхе-кхе! — Бертолуччи обратил на себя внимание хозяина оружейной.

— Роберт, вы не могли бы мне помочь с выбором? А то я нихрена не понимаю в пушках!

Кендо с сомнением разглядывал виновато улыбавшегося журналиста. Спустя минуту он подхватил дробовик и направился в его сторону, мысленно возводя многоэтажные сложные конструкции:

— Что надо?!

Ответ журналиста его удивил:

— Что-нибудь легкое и надежное. Чтобы выдерживало падения и было простым в обращении!

Видя охреневание на лице Роберта, Бен поспешил обьяснить:

— Я бы предпочел побегать с арматурой и дальше, но она же застрянет в чьем-то черепе, а дальше придется бегать с голой задницей! А то мы тут на собак по пути нарвались…

Спустя несколько минут, Бертолуччи обзавелся полуавтоматическим пистолетом и коротким дробовиком. Обычно жадноватый Кендо еще расщедрился на рюкзак и пару коробок патронов к каждому оружию. Ну и напоследок посоветовал поупражняться в быстром прицеливании. В уличной перестрелке решает скорость, а не точность. Тем более для такого дилетанта.

Затем Бен вновь обратил внимание на Марину. Удивил её выбор.

«Глушители?! Так, а Роберт не так прост оказывается!»

Действительно, откуда в простом оружейном магазине могут быть глушители? А прицелы? Это же больше по военной части!

Кендо, словно читая мысли журналиста, прокомментировал:

— Бертолуччи, чтобы ты знал, оптические и коллиматорные прицелы уже давно разрешены на гражданском рынке Конгрессом США и одобрены Оружейной Ассоциацией! То же касается и глушителей. У меня их покупает лишь ограниченный контингент посетителей — ребята из S.T.A.R.S и любители поохотиться. Так что, советую тебе придавить свою журналистскую чуйку и последовать примеру твоей подружки! У нее голова в правильном направлении шарит, в отличии от тебя!

С того конца помещения донеслось приглушенное:

— Я ему не подружка! Мы всего лишь день знакомы…

***

Я обхватила пальцами корпус ставшего почти привычным пистолета. Запастись оружием с ног до головы, приправив всё ещё и бронёй, а так же тележкой патронов мне помешала гравитация и собственная грузоподъёмность. Как жаль, что я оказалась не в «игре», а в реальном мире, где мои силы ограничены и ничтожно малы.

Учитывая то, что не смотря на достаточно высокий рост (ага, метр восемьдесят для девушки — крайне забавно!), вес колебался на границе в пятьдесят килограмм, с переменным успехом, особенно учитывая то, что студенческий образ жизни ещё никому пользы не приносил. Поэтому логично было предположить, что чисто физически я больше двадцати килограмм вряд ли унесу, а если и унесу, то либо неспешно, либо недалеко. Уж о том, что бы с таким весом бегать, и речи не шло.

Поэтому мне пришлось ограничиться штурмовой винтовкой М16, к моему удивлению, даже без модификаций, и обвесами к ней и пистолету. Помню, когда папа делал мне «подарок» к совершеннолетию (и нет, учитывая специфический юмор моей семьи, это была не машина), купить у нас штурмовую винтовку было крайне проблематично, а здесь, вон, в оружейном куча разных лежит.

Так вот. За пол часа своеобразного «шоппинга» я обзавелась глушителем к, собственно М-ке и пистолету, расширенным магазином, стабилизатором и голографическим прицелом. На этом моменте Кендо порывался называть мой выбор «грабежом», так как, естественно, цена между коллиматорным и голографическим прицелом была крайне ощутима. На что я выдала целую тираду о удобстве использования, и лучшем поражении движущихся целей, которых снаружи множество, и Роберту пришлось согласится с моим выбором.

Не сказать, что я была спецом по оружию, да и знания мои колебались где-то на любительском уровне, но всё же мне довелось пострелять не только в компьютерных игрушках, но и в реальной жизни, благо один из инструкторов на стрельбище был хорошим другом моих родителей… Как же они там теперь…

Неплохая разгрузка помогла освободить руки, да и набрать побольше патронов. Но много их всё равно не будет. Патронов бывает либо мало, либо очень мало.

В качестве оружия ближнего боя, оружейник как-то щедро выдал целых два боевых ножа, которыми я всё равно пользоваться не умею. И штык-нож, который можно было прицепить к винтовке. Я действительно в шоке из-за огромного выбора в американских магазинах. Как довесок пошёл комплект из трёх гранат, обычной осколочной, дымовой и светошумовой. В условиях зомби-апокалипсиса напустить себе дыма - крайне тупое решение, но мой внутренний еврей с криком «Всё пригодится!» не позволил отказаться.

Когда я осознала, что чисто физически больше не смогу ничего взять, если не хочу потом по скорости уступать разваливающимся трупам, та часть меня, что боялась выйти наружу, буквально матом орала о том, что этого мало.

Горло опять начли душить спазмы подступающей истерики, но существовала альтернатива остаться вообще без оружия, которая меня совершенно не прельщала. Поэтому пришлось собрать остатки силы воли в кулак, и подойти к окну, немного отодвинув жалюзи, и рассмотреть улицу. И не дай боже, чтобы в этот момент я встретилась с обезображенным лицом взглядом.

Обошлось. Зомби расползлись, по крайней мере в моём поле зрения их не было. Надеюсь они просто нашли себе другую добычу. Ха, да чего меня довело это место?! Буквально молюсь, чтобы ели других, а не меня.

- Я готова. - кивнув Роберту, ответила я. Его жена куда-то удалилась, некоторое время назад, как я подозреваю, к дочери.

- Ваш визит обошёлся мне в кругленькую сумму, - недовольно проговорил мужчина, - только вот я всадил в того ублюдка два магазина патронов, и он продолжал ползти вперёд…

- Вы знаете, что произошло? - не смогла не спросить я. Я снова выдаю своё и так шаткое положение, но остановится не могу. Это невыносимо. Я точно пожалею об этом, но сейчас не могу молчать.

- Нет. Какой-то вирус? Болезнь? - Кендо выглядел растерянно и тревожно, - по телеку постоянно орали о чём-то подобном, но кто же знал…

- Подобные вещи… - я почувствовала присутствие Бена за спиной, тем более его появление выдали стремительные, но тихие шаги. Я резко передумала говорить то, что собиралась, - до меня дошла кое-какая информация. И некоторую могу подтвердить на личном опыте. Одна царапина или укус от заражённых, и через пару часов присоединитесь к ним. Есть подозрение, что их кровь и слюна тоже заразна, так что попытайтесь избежать попадания на открытые раны или слизистую…

- Спасибо, но… - Роберт выглядел явно удивлённым подобному диалогу, но я уже не могла, да и не хотела останавливаться, пусть потом и возникнет множество подозрений от журналиста.

- Вирус распространился по воде. И он всё ещё там. Я не знаю, сколько нужно выпить, что бы заразится, но самое время прекратить использовать городскую систему водоснабжения.

- Какого… - тон мужчины резко поменялся с растерянного на подозрительный. Мне невольно вспомнилось, что он делал оружие для S.T.A.R.S. Значит, общаясь с агентами, вполне мог чему-то да научится. К чёрту.

- Мы работали над расследованием дел о биотеррористах, - внезапно раздался за спиной голос Бена, и у меня чуть ноги не подкосились от облегчения, - особое расследование.

Как я и ожидала, Кендо лишь понимающе кивнул, тем не менее, не сбавляя подозрительности. Хотя, на его месте, я бы тоже себе не поверила. Ну нафиг.

- И что теперь делать? Как избавиться от вируса, если… - я поняла, что имеет в виду мужчина ещё до того, как он озвучил предложение полностью.

- Я не знаю. - честно ответила я, опустив голову. - Попробуйте принять антибиотики, если почувствуете что-то не то. Но пока просто перестаньте использовать воду из-под крана. Я честно не знаю, есть ли лекарство, но попробуйте так… Возможно малую дозу вируса удастся нейтрализовать и так, - я знаю про лекарство. Вот только как им это вообще можно объяснить, да и нужно ли? Моё положение и так хуже некуда.

- Спасибо за информацию, - серьёзно кивнул Роберт, - теперь я сильно сомневаюсь, что вы просто турист, но и на агента, шпиона или кого-то подобного… - он скептически посмотрел на меня, а потом перевёл взгляд с меня на журналиста, - вы, извините конечно, не тянете!

- Мы журналисты, - кивнул Бен. Вау. А ещё утром я была студентом-графическим дизайнером. Точно что «работа не по специальности».

- А если мы уже немного разобрались, что никого искать мне прямо сейчас не надо, - осторожно поинтересовалась я, - можно мы оста…

Кендо многозначительно посмотрев на меня, поправил дробовик на плече.

- Услуга за услугу. Если всё сказанное тобой правда, девочка, тем более, если это правда, то я вам точно не доверяю. Уходите.

***

Перед моими глазами предстал едва освещённый супермаркет. Едва - потому что какой-то водитель, от бога видимо, повредил ящик с кабелями, который теперь весело полыхал, вместе с машиной.

В результате этого, свет в здании горел только в левой части, а вся правая, судя по окнам, была погружена во тьму. Ну что же. Так как вариант с Кендо не прокатил, остаётся набрать побольше припасов, и обосноваться в каком-то из домов возле полицейского участка. А там уж главное продержаться.

Бен тоже не выглядел сильно обрадованным от того, что Роберт вытолкнул нас в ночь, к толпе голодных зомби. А я ещё помню слова своего декана, что «американцы дружелюбный народ». Ага, сейчас!

Пробежать через полупустую парковку не составило труда. Если мародёры, или подобные нам отчаявшиеся смертники уже побывали здесь, то явно днём, а не ночью, когда дальше своего носа видно только благодаря чудом уцелевшим фонарям. Как будто у меня есть выбор. Я хочу жить. А без этого, к сожалению, никак.

Внутри супермаркета никого не было. Ни людей, ни ходячих. Хотя насчёт последних не уверена. Может там внутри, среди прилавков лежит пару трупов, ожидая, когда свежее мясо и потенциальный носитель вируса заявится к ним.

Что-то резко расхотелось идти. Тем не менее…

Осторожно шагнув за порог, снова оглядываю магазин. Пусто. Хоть и темно, света на улице достаточно, чтобы осмотреть в полной мере всё видимое пространство. И тут было просто очень много различных магазинов, оставшихся почти так, как и должны были выглядеть в нормальное время, не считая пятен крови, кусков тел, и разорванной одежды. Гнилостного запаха кстати, тоже не было, что явно хороший знак. Даже удивительно, что ничего ещё не разграбили.

Внезапно глаза ослепило что-то яркое, из-за чего я чуть не вскрикнула на всю округу. Свет. Бен просто включил грёбанный фонарь. После такого захотелось пристрелить журналиста на месте. Неужели, твою мать, нельзя было предупредить?!

- Выруби… - сквозь зубы прошептала я, под недоумевающим взглядом мужчины, - хочешь что бы эту «свето-дискотеку» было видно на всю округу?!

Бен прошипел в ответ какое-то ругательство, но фонарь выключил, и тоже прошёл вперёд, осматривая магазин. Мы очутились как раз между спортивным отделом, и с обычной одеждой. И выбор был явно поболе, чем в «великой и могучей». Будь я тут в нормальной обстановке, умерла бы от зависти и тоски, из-за того, что не способна купить всё это. Что же, мечты сбываются…

- Разделимся. Набираем как можно больше и уходим! - Бен тоже явно оценил перспективы предстоящего мародёрства, так как радость в голосе трудно было не заметить.

Стоп, что? Серьезно?!

Нет, я конечно помню по играм, навязчивое желание героев разделяться обосновано тем, что нужно побыстрее избавится от мусора. Но это же вроде бы как не игра, а реальность.

- Куда разделяемся? - зло прошипела я, максимально тихо подойдя к журналисту, - Нас же по одному пожрут только в путь.

- Хм, логично, - внезапно согласился Бен, - раздельно мы бы справились быстрее, но так небезопасно. Значит пойдём вместе!

Я кивнула, направляясь вглубь спортивного отдела. Есть у меня пару идеек, на счёт лёгкой защиты от мертвецов… Правда для этого нужно быть живой и невредимой, желательно имея под рукой всё что только нужно.

В тишине супермаркета громким хлопком, словно бы кто-то в пустом спортзале бросил баскетбольный мяч о стену, прозвучал звук выстрела. Глушитель…

Я развернулась, не понимая, что за бред вытворил журналист, и зачем. Но столкнувшись с настороженным взглядом поняла, что это был не он. А кто тогда?

Руки затряслись, мысли в голове начали звенеть.

Пожалуйста, хватит. Я не выдержу этого…

Комментарий к Глава 4: «Слишком человечное»

Ладно, эта часть далась мне не так тяжело как предидущие, и вышла менее напряжённой. Не скажу, что это плохо, ибо дальше по сюжету нас ждёт полнейшая жесть, так что отдыхаем, пока можем.

Героиня начинает колебатся между эгоизмом и человечностью, только вот хорошо это или плохо…

Кстати, я взяла неплохой темп написания глав, надеюсь держать его и дальше.

В любом случае, увидите ошибку, выделяйте в ПБ, а отзывы наполняют авторов решимостью.

========== Глава 5: «Мы и Они» ==========

У каждой пули своё назначение.

Здравый смысл подсказывал мне, что самое время бежать. Точнее, тактически отступать, вереща на всю округу и размахивая руками. Если так подумать, во время зомби-апокалипсиса, ночью, в супермаркете, с пистолетом, находилась явно не выехавшая на шоппинг семья.

Но в то же время… Я вживую не была в Раккун-Сити, а игровые прохождения вряд ли можно считать достоверной информацией, учитывая последние встреченные мной неточности. И как результат — я понятия не имею где сейчас тусуется основная масса мертвецов. А ведь где-то ещё нарезает круги Немезис и прочий зоопарк Амбреллы…

Искать другой магазин может быть не только небезопасно, но ещё и самоубийственно. В любом случае, у нас пока преимущество. Сомнительное, но тем не менее. Я точно знаю, что в здании кто-то есть, и он, или они, вооружены. А вот о нашем присутствии…

- Надо уходить… - почти неслышно проговорил журналист, нервно поправляя очки, чьи стёкла блеснули в темноте.

Я прикусила губу, не двигаясь с места. У меня хорошее оружие, и мне очень нужны припасы. Счёт идёт на часы, пока жители не поймут, что город просто так не покинуть. А когда они поймут… лучше не стоять на пути обезумевшей толпы!

- Нужно проверить! - наконец-то решившись, прошептала я в ответ, - возможно они не понимают что происходит, и никакой угрозы живым не представляют…

Собственно, мне самой, слабо верилось в эти слова. Не знаю почему. Возможно из-за нервов, возможно из-за подозрительности, а может потому, что у гражданских обычно глушителей не бывает.

Мои сомнения нарушил разорвавший тишину женский крик, оборвавшийся после глухого удара. Тело дёрнуло от прилива адреналина, дрожь в руках стало не сдержать.

- Вот теперь уходим, - окончательно убедилась в опасности происходящего я. Ну его, собственно, нахер. Лучше быть живым подлым трусом, чем мёртвым героем.

Я максимально медленно отступила назад, но остановилась, когда Бен снова заговорил. Лучше бы он молчал, потому что мне захотелось зарычать, не хуже зомби, то ли от дикой злости, то ли от собственной трусости, не дающая мне поступать «правильно».

- Мы просто так уйдём?! - нет, ну вы серьезно? А у нас есть выбор? Я удивляюсь этим странным метаморфозам журналиста из труса в храбреца и обратно.

- Нет, блин, спасать пойдём, - злобно зашипела я в ответ, - я понятия не имею что там происходит, но Айронса мне хватило!

- Хватит лгать! С вашими знаниями, вы не могли быть просто гражданской! - внезапно повысил голос журналист, перейдя с шёпота на почти нормальный тон, - так что прекра…

Я буквально физически почувствовала, как ужас волнами расходится по телу. За спиной репортёра, из-за полок с товаром выскочил какой-то бритоголовый мужик.

Не нужно быть гением, чтобы догадаться о его совсем не дружелюбных намерениях. Прежде чем он успел вскинуть пистолет, моя винтовка огрызнулась длинной очередью. Я не смогла осознать, когда был снят предохранитель и зажат спусковой крючок. Ствол оружия ушёл в потолок, а после опустел магазин.

Этого хватило. Плитку пола раскрошило на мелкие осколки, а тело отбросило назад. На чёрной косухе мужика проступала блестящая алая жидкость, а в помещении до сих пор звенело эхо выстрелов. Да, уж, глушитель от такого явно не спасёт.

- Сука… Кто здесь?! - вновь раздался злобный крик, а потом вновь глухой удар, и женский визг.

Да что за хрень тут творится?

Прежде чем я услышала топот, судя по всему, как минимум целой толпы, тело рвануло в сторону прилавка с макетами каких-то лодок. И я могла бы назвать это движение рефлекторным, если бы было, где эти рефлексы приобретать. Инстинкт, не иначе!

Я отщёлкнула пустой магазин, и закрепила его на разгрузке, взамен прищёлкивая новый. И даже не заметила напротив журналиста, что вцепился мертвой хваткой в пистолет и изредка выглядывая из-за угла. Боже, надеюсь этот стенд достаточно крепкий, чтобы выдержать выстрел.

Я даже не заметила, как сильно вспотели руки, неприятно скользя по металлу винтовки. Я даже не пыталась выглянуть из-за укрытия, то ли от страха, либо же понимая, что сейчас это бесполезно. Они ещё не дошли до нас. Но скорее дело было в банальном ужасе, что запоздало сковал тело. Казалось, что даже моргнуть не представлялось возможным.

Гул шагов стал ближе, и Бен отклонился обратно за стенд. Я невольно встретилась с мужчиной взглядом, замечая отчетливо читающийся испуг, и кажется, даже ужас. Неужели их действительно там так много?

- Спенсер! Что происходит, мать твою?! - выкрикнул один из людей, видимо зовя мужика, который, моими стараниями, вряд ли ему ответит. Я задрожала ещё сильнее, прикусив руку. Боль немного отрезвила, возвращая способность хоть немного логично мыслить. Труп находился дальше от нас и если они заметят его… - Спенсер, блядь, ты где?!

- Забухал опять видимо, жиртрест вонючий! - уже другой голос, звучавший более молодо, но так же противно. Заметила, что у обоих слегка заплетался язык, да и слова коверкали сильно, хотя не с моим акцентом их судить. Да ладно, неужели они бухие?!

-Спьяну наверное зажал курок… - договорить парень не смог, кажется из-за удара под дых.

- Самый умный, блять?! Скажи мне тогда Коул, кто, сука, кричал?! - ещё один удар, на этот раз судя по всему, ногой. Я окончательно убедилась, что теперь живыми или хотя бы целыми, мы не уйдём. Это же полные отморозки, - обыщите место и не дай боже Коул окажется прав. Лично застрелю этого лысого ублюдка.

- Да босс! -несколько голосов. Как минимум четыре человек в группе, не считая главаря и Коула, который, судя по всему, не смог ответить лёжа на полу. И кажется, они разошлись по супермаркету.

Пусть никто пока и не подошёл к нам, это всего лишь вопрос времени.

«И чёрт возьми, чем я думала, когда совалась сюда?! Очевидно тут есть люди, причем не самые дружелюбные. Это логично, занять место, где есть всё для продолжительного выживания и не подпускать к себе остальных. Ибо делиться в Америке, судя по всему, не принято. От последних успехов совсем мозги отшибло. Это не игра, и я чудесным образом не возрожусь на точке сохранения, в случае неудачи!»

Мои мысли прервали шаги. В нашу сторону.

- Блядь, Спенсер! - отлично. Они заметили тело, слишком сильно выделяющееся на фоне ровного пола. Да, и растёкшееся кровавое пятно трудно понять неправильно. Бросив взгляд на Бена, я заметила, что он ничуть не в лучшем состоянии чем я, а может даже и в худшем. По крайней мере, я ещё могла адекватно соображать.

Хотя… Не велика потеря. Всё равно, жить мне осталось от силы минуту. Сейчас они подбегут к телу, а потом, узнать куда спрятался убийца, не составит труда.

На смену страха пришло другое, более сильное и безумное чувство.

Гнев.

Руки, до этого трясущиеся от душащей меня паники, теперь со всей силы сжимали автомат. Этот мир омерзителен. Меньше чем за сутки меня хотели сожрать, изнасиловать, а теперь ещё и пристрелить, а может и хуже.

Не позволю. Вы все тут подохнете, а я буду смеяться над вашими трупами!

- Ээ, что за…?! - прежде чем они успели закончить фразу, очередь из винтовки превратила их тела в решето. Ошибки учтены. Стрелять короткими очередями, по три патрона… кажется, я так себе все плечо отобью!

Оба тела свалились замертво на холодный кафель. Плевать что услышали. По другому — никак.

Не знаю, какое выражение лица было у журналиста в тот момент, хотя ставлю на шокированное. Я и сама удивилась своей «храбрости». Хах, это слишком сильное слово для моей трусливой душонки. Не храбрость. Отчаяние, сопровождаемое чувством злости и желанием выжить.

Выстрел, но на этот раз не мой. Стреляли из пистолета, куда-то в нашу сторону, но достаточно далеко, и не точно. Стреляющий ещё не заметил нас, но отлично слышал откуда идет автоматная очередь. Решил попытать удачу? Самонадеянность, она сука ещё та.

Нырнув обратно в укрытие, я чуть не закричала от досады. Я долбанная идиотка. Устроить перестрелку с группой вооруженных людей, и плевать что бухих!

- Выходите, мрази, всё равно ведь найдем! - кажется главарь разозлился не на шутку. Мне пиздец, мне пиздец, мне пиздец…

- П-пошли нахер! -злобно и испуганно выкрикнул Бен, и с его ответом я была согласна. Однако лучше бы журналист молчал. Град пуль снова застучал по стенам, но на этот раз они четко знали где мы.

Осторожно выглядываю из-за стенда, и замечаю, что стреляющие хоть и находятся далеко, но вот сообразить спрятаться нормально не додумались. Мешает либо количество принятого алкоголя, либо такое же отсутствие опыта как и у нас. Это ещё один призрачный шанс. Киваю трясущемуся журналисту, надеясь, что он расценит это как сигнал к атаке. Мужчина кивает, но стрелять не спешит. Ужас опять прокатывается по венам. Чёрт, у меня нет выбора!

Осторожно выглядываю, на этот раз с другой стороны стенда, отчаянно молясь, чтобы шальная пуля не сделала во мне пару лишних дырок. Замечаю такую же торчащую голову на другой стороне торгового ряда, и задерживаю дыхание, как никогда чётко понимая, что я сейчас собираюсь сделать. Нажимаю курок, зажав его всего на долю секунды. Брызги крови разлетаются почти как в компьютерной игре, череп буквально разрывает изнутри посланная мной «стальная смерть».

Меня не тошнит. На удивление, я уже ничего не чувствую, кроме грохота собственной крови в ушах, и стука, пока ещё бьющегося, сердца.

Несколько выстрелов за спиной заставляют меня резко рвануть обратно за стенд, а затем раздается громкий, болезненный вскрик. Не трудно догадаться, что Бена ранили. Я даже не успела ничего осознать, даже повернуть голову, как вновь прозвучали характерные, страшные хлопки, а затем тихое, матерное слово. Журналист такой живучий, или ранили не смертельно?

Оставаться на одном месте не безопасно, а вот теперь уже, героизма и желания помочь своему спутнику во мне не осталось. Поэтому я максимально быстро, приседая, перебегаю к другому стенду, в этот раз с лыжами. Похоже, если я выживу, у меня будет аллергия на спортивные отделы.

Краем глаза замечаю, как один из отморозков перебегает между рядами, тоже прячась за стендами с спорт-инвентарём. Уже не колеблясь, стреляю в него, попав в спину. Тело проносит вперёд, вновь окрашивая плитку пола в алый. Омерзительно.

- Сука, ну вас всех в жопу! Я сваливаю! - вскрикивает один из членов банды, кажется от нервов бросив оружие. «Крайне недальновидно», мелькает мысль в пустой голове. Главарь орёт, и, судя по звукам, ещё кто-то сбегает.

-Трусы! Предатели! Ублю… - выстрел в голову не дал договорить мерзавцу. Правда, стреляла не я, а кажется Бен. Похоже журналист куда опаснее, чем кажется. Если это так.

Все звуки затихли, но под потолком супермаркета до сих пор звенело эхо выстрелов. Я опустилась на пол, опираясь спиной на стенд, и вытягивая ноги, а потом уронила винтовку, словно бы она могла меня обжечь. Адреналиновая буря в крови медленно расщеплялась, оставляя после себя лишь дрожь и быстро колотящееся сердце. Никакого омерзения или вины за убийство. Лишь чудовищное облегчение, что я и Бен жи…

Твою мать!

Подобрав винтовку, я рванула обратно, за стенд с лодками, к раненому журналисту, буквально молясь о том, чтобы он был жив. В какой-то момент я почувствовала новый приступ жгучего ужаса и отчаяния, когда увидела тело Бена, неподвижно лежащее на полу. Однако рваное дыхание и тихое шипение от боли выдали его.

— Господи, ты в порядке?! — абсолютно идиотский вопрос в данной ситуации, умом я это прекрасно понимала, но мне было немного не до контроля своих слов, в такой-то момент. У него прострелено плечо, из которого сейчас льёт кровь. Рука держащаяся за рану, также окрасилась в красный цвет. Всё, блядь, очень хорошо!

— Да… - тем не менее просипел журналист, - больно правда, очень…

Похоже шок. Неподготовленный человек орал бы от боли, а раз есть более-менее спокойная реакция, значит мужчина ещё плохо понял, что вообще случилось. Если немедленно обработать рану, ничего страшного произойти не должно… Точнее… Ох, господи, я, чёрт побери, не умею останавливать кровь, а тем более, при огнестрельных ранениях!

Пары по медицине рваными обрывками всплывали в памяти, но всё было не то. Повязки при ожогах, растяжениях, вывихах. Бредятина! Где здесь медицинский отдел? Что брать? Если к этому моменту на звуки выстрелов подтянутся мертвецы?

— Помните, я сомневался в вас? Ха-ха… Кха. - журналист рвано засмеялся, и вот теперь уже явно сдерживая крик боли. Плохо. Как только шок пройдёт, привлекать ходячих будут ещё и звуки…

— Лучше бы замолчать… — почти так же потерянно и испуганно выдала я, подхватывая со стенда кусок какой-то ткани, которой он был покрыт, чтобы зажать рану. Естественно, откуда в оружейном взяться медикаментам? А семейные Кендо бы не отдал…

Я прижала кусок ткани к ране, чувствуя запоздало появившееся чувство брезгливости и омерзения, возникшее, когда чужая кровь заструилась по рукам. До этого смотревший куда-то мимо меня, журналист резко дернулся вскидывая оружие вверх.

У меня перехватило дыхание, даже осознать не успела, что произошло, и зачем меня пытаются убить…

А затем меня резко дёрнули назад, и я почувствовала уже знакомую нехватку воздуха, из-за сдавившей моё горло руки. Меня хватило лишь на слабый, придушенный писк, когда висок обожгло холодом пистолета.

— Стой мразь, иначе застрелю эту бешеную суку! — голос оказался смутно знакомым, но воспоминание никак не приходило, из-за недостатка кислорода. Точно… вроде бы… тот самый «Коул» которого избил главарь банды… Или нет… В глазах потемнело, я уже ничего не различала в и так тёмном супермаркете. Вот, наверное, и всё…

До угасающего сознания донёсся вязкий звук, который обычно бывает при резке сырого мяса. Захват на горле разжался, и я упала там где и стояла, делая отчаянный вздох.

Захлёбываясь в хриплом кашле я отчаянно пыталась сделать хотя бы вдох, чувствуя как руки опять пачкаются в вязкой тёмной жидкости, сильно отдающей железом. Господи, да что за бред…

***

Сознание вернулось в тело рывком, окатывая всё моё существо паникой. Я вскочила, готовясь увидеть что угодно, но не смогла разглядеть ничего.

Что-то попыталось удержать меня, и я отчаянно закричала, отбиваясь ногами, руками, а когда и это не помогло, попыталась дотянутся зубами, чтобы сделать хоть какую-либо пакость перед смертью.

В этот же момент кто-то взвизгнул, и судя по звуку, отпрыгнул назад. Лишившись помехи, я сорвала с лица едва влажную ткань, внутренне готовая встретиться со всем, что может меня ждать.

Но вместо орды оживших трупов, банды убийц или полчищ мутантов Амбреллы я смогла увидеть лишь такую же растрёпанную и испуганную темнокожую женщину в жёлто-зелёной форме, с логотипом супермаркета. На рукавах отчётливо были заметны высохшие кровавые брызги.

- Кто вы?! - с ходу выпалила я, попутно осматривая окружение. Серьёзно? Мебельный отдел? Диван? Я едва не рассмеялась от накатившего облегчения. По крайней мере, меня не попытались сожрать или застрелить.

- Всё хорошо! - женщина подняла руки, с опаской глядя на меня тёмными глазами, - вам не стоит сильно дёргаться. Вас едва не задушили. Ещё и эта перестрелка…

- Твою мать… - я осторожно подняла руку к голове, обнаруживая засохшую корку крови, уходящую от правого виска, через лоб. Правое плечо тоже отдавало вспышками боли, но это уже явно от отдачи. Настоящим сюрпризом стали плотно перебинтованные рёбра, где на бинтах, с левой стороны проступили тёмные пятна.

- Я - Холли, - осторожно представилась женщина, видимо понимая, что моё желание с кем-то сражаться резко сошло на нет, - вам наверное интересно будет, что произошло? - дождавшись кивка, она продолжила, - когда всё это началось, посетители начали бросаться друг на друга. Охранникам удалось продержаться достаточно долго до прибытия полиции…

Значит, стандартная история заражения? Но это не объясняет отсутствия орды мертвецов в здании, которая по всем канонам должна тут быть.

Голова болит. Думать осмысленно уже кажется на грани фантастики. Интересно, это из-за нанесённых увечий или у меня тут реально уже крыша едет, что в подобной ситуации вполне справедливо?

- Они не смогли увести всех сразу, - грустно ответил женщина, - многие должны были забрать свои семьи.

Вот тут уже кивнула я. Теперь всё было понятно. И отсутствие людей, и малое количество машин на парковке. Когда началась эпидемия, все разбежались по домам. Хоть что-то логичное в этом дрянном мире.

- Мы… Те кому некуда, или уже не к кому, было ехать, решили позволить при эвакуации увести нас в участок, - продолжила Холли, - но потом, они не приехали. Нас осталось около тридцати человек, а на улицах творилось… Я думаю, вы сами знаете что.

Я снова кивнула, сама себе напоминая китайского болванчика. Я знаю, но не из настоящего опыта. И представить себе подобное не могу.

- В подобных помещениях не так много выходов, так что заблокировать их не составило труда, - женщина на секунду затихла, - и если не шуметь…

Я медленно села, привыкая к боли. Наверное в процессе перестрелки не заметила. Могла зацепиться, порезаться, всё что угодно.

- А эти… убийцы откуда? - задала я вопрос, просто из любопытства. Даже не совсем понимаю, как правильно назвать ту банду. Только сейчас обратила внимание, что просто адски хочу пить. Рядом поставлена бутылка с водой. Какая забота.

- Они пришли после, - Холли встала, и я тоже расслышала шаги в нашу сторону, - думаю, что эта была одна из местных банд. Скинхэды, если судить по внешнему виду. У них было оружие, и, похоже, наркотики. Они… - женщина выглядела потрясённой и потерянной, но я почему-то не могла понять её. Словно наблюдаешь за диалогом персонажей от третьего лица… Похоже головой я всё же ударилась.

Из-за рядов с товаром показались ещё две девушки, и мужчина. Последний тоже был в форме супермаркета. Что подозрительно, девушки были явно азиатской внешности, а мужчина темнокожим. Так. Хм. Скинхэды… Знакомое слово, но никак не могу вспомнить, что за субкультура…

Ах да. Вспомнила! Ублюдское движение, которое пропагандирует “чистоту расы”, ущемляя отличающихся от них внешностью людей, чаще всего со смертельным исходом. Даже в мире где трупы пожирают людей, есть подобное дерьмо.

Холли тем временем тихо заплакала, прижав руки к лицу. Мужчина нахмурился, и продолжил рассказ. Стало понятно, что он явно слышал последнюю часть разговора.

- Эти ублюдки «отпустили» остальных тварям на улице, - на слова он явно не скупился, в отличии от своей коллеги, - а нам решили устроить «расовую очистку», - последние слова он выплюнул с такой ненавистью, что меня пробрала дрожь, - эти… они успели убить четверых, до вашего прихода, - наконец-то смог выдавить мужчина, - нас осталось семеро, а снаружи полно этих монстров. Перестрелка привлекла их со всей округи.

Отлично, просто, блядь, отлично. Мало того, что я попала в сраную игру, так ещё и оказалась отрезана от места главных событий. Чёрт. Нужно найти способ уйти отсюда.

- А Бен? - осторожно поинтересовалась я, думаю, что крайне странно будет, если я не упомяну своего вынужденного спутника. Пожалуйста, пусть он будет в порядке. Всё же, в какой-то степени, благодаря ему, я и жива.

- Всё хорошо, - сквозь слёзы улыбнулась Холли, - в медицинском отделе было достаточно лечебных спреев.

Так, стоп. Что?!

Нет, я конечно всё понимаю, игровая условность в виде травы и прочих медикаментов, что «мгновенно» исцеляют. Но такого не может быть. Просто блять не может, в реальном мире. Никак и ни при каких условиях.

А что если… Господи.

Догадка прошибла внезапно, и была куда хуже всего того, что я испытала до этого. Если всё это время, паника кружилась вокруг меня, пытаясь пробиться о стену здравого смысла, то теперь, била по больному. Кто сказал мне, что этот мир такой же как мой? Кто сказал, что всё это - невозможно?

Этот мир не просто другой, как я могла думать. Он реально другой.

- Вы не подумайте, просто спреев было не так много, а травы в необработанном виде не было… Извините, но в целях экономии средств, мы решили вас просто перебинтовать, - начала было оправдываться Холли, видя мою неоднозначную реакцию. Я рвано вдохнула.

- Всё… хорошо. Я просто переволновалась, -правда, но разве что отчасти. Говорить о том, что меня смутило, нет времени. Да и не стоит.

- Мы тут неплохо обосновались, и проследим, чтобы больше никто - ни живой, ни мёртвый, не проник в магазин, - кивнул мужчина, отойдя чуть подальше. Только сейчас я обнаружила, что за спиной у него есть оружие, - пока всё не уляжется, нам лучше остаться здесь. Благодаря ублюдкам, у нас теперь достаточно оружия. К слову, моё имя Дэвид.

- Марина, - представилась в ответ я. Люди странно переглянулись, а потом мужчина продолжил.

- Спасибо, Мари… Мари… - я поморщилась, видя явные затруднение в произношении. А ведь если подумать, Бен ни разу ещё не назвал меня по имени. Возможно им трудно это выговорить?

- Если вам удобно, говорите так, - ответила я, не желая больше мучить ни себя, ни других. Какая к слову разница? Всё равно Марины Серебрянской в этом мире никогда не должно было существовать.

- Спасибо за помощь, Мари, - Дэвид протянул мне мой пистолет, - думаю это ваше. Винтовку… мы вернём позже, нужно было оснастить патруль чем-то серьёзным.

Берите на здоровье. Всё равно из-за этой отдачи я так отбила плечо, что ещё не скоро смогу нормально держать оружие. Тем более, если оно может спасти других.

Потому что жизнь - она продолжается.

***

Между домами, видимыми сквозь небольшое окошко подсобного помещения магазина, вставало солнце, и алые лучи рассвета терялись в дыму вспыхнувших пожаров.

Этот мир настигал, пожирал без остатка всю мою уверенность в нереальности происходящего. За эти сутки я сошла с ума. Я сражалась с ожившими мертвецами, и отчаянно пыталась выжить. Решала, спасать себя, или других. Стреляла в людей, и радовалась, когда попадала.

Это была странная, безумная война. Сражение одного человека против целого мира. Так же как я ломала канон, меняла историю и финал, это место пыталось уничтожить меня.

Я не знаю, что будет дальше.

И не узнаю, пока не столкнусь с реальностью лицом к лицу.

Но тем не менее, в чём-то ублюдок Айронс может собой гордиться.

Студентка Марина Серебрянская действительно была убита в той камере.

Комментарий к Глава 5: «Мы и Они»

Курсивом в диалогах выделена русская речь.

Собственно всё. Считайте “вступительную” часть фанфика завершённой. Дальше следует небольшая “промежуточная” глава, ну а уже после неё, начинается канон.

Эта часть как видите была намного больше, но и писалась дольше. В каком формате вам нравится? Быстро но мало, или много но редко?

Так же оставляйте отзывы, они очень меня мотивируют (как раз, в основном я пишу эту работу, так как тут самый большой фидбек).

Ошибки - в ПБ.

Соавтор №2: “Не важно как скоро ты выпустишь проду, а важно то, насколько она будет качественна.”@ Хуй Лиан Дзинь. Великий китайский ноунейм.

========== Интерлюдия первая ==========

…записка #3

Похоже, это конец. Несколько часов назад эвакуационный центр, расположенный в нашем участке прекратил свое существование. Вертолеты не прилетели.

Надо было догадаться раньше. Надо было прислушаться к словам ребят из «Альфы». Я только сейчас прозрел происходящее… Амбрелла! Корпорация провела всех нас. Все эти зомби и прочие монстры — дело их рук. Намеренная эпидемия.

А ведь тот журналист-пройдоха, Бен Бертолуччи, похоже был прав, считая Амбреллу виновной в нападениях Арклейских каннибалов. Но, обо всем по порядку:

Когда мы выяснили причины беспорядков, стало уже поздно. В участок вместе со здоровыми людьми привозили и заразившихся через укусы зомби и порезы монстров. Все произошло в один миг — раненные стихийно обратились в зомби и в здании началась бойня.

Сейчас в участке осталась лишь горстка выживших. Мы все разобщены…

…записка #4

(написано неровным почерком) Твою мать. Нас осталось шестеро. Айронс — ублюдок. Оказался прикормлен корпорацией. Тормозил все расследования касательно эпидемии. Объявился около суток назад. Кто-то, видимо неплохо ранил его, надеюсь этот счастливчик ещё жив.

Ублюдок раздобыл где-то взрывчатку и устроил кровавое месиво. Мне и ещё пятерым удалось уцелеть. Предельно ясно, что никого уже не спасти. Этот урод куда-то смылся, а мы даже не можем проверить помещение, там завелась какая-то тварь, едва не сожравшая Эллиота, посмевшего к ней сунуться.

Пишу эти строчки в надежде на тех, кто прочтет:

Не верьте корпорации и шефу полицейского управления Раккун-сити Брайану Айронсу. Не подпускайте к себе оживших мертвецов. Один укус, одна царапина — и вы вольетесь в их армию. Надежнее всего бить и стрелять голову.

Я успел понять это до того, как стало слишком поздно.

Откуда-то с улицы достаточно часто доносятся звуки выстрелов, если вспомнить, там находится оружейная Кендо. Возможно там смогла уцелеть группа выживших.

Искать тайный ход, о котором все говорят, не имеет смысла. Достаточно просто добраться до парковки, и помочь группе чем сможем. Но остальные надеются, они помогут нам. Эллиот оставил блокнот на ресепшене, надеюсь подсказки о тайном ходе помогут кому-то.

Уходим в прорыв.

Марвин Брана

***

Леон хмуро разглядывал толпу зомби, мерно раскачивающую железную решетку ворот. А влажный воздух городской улицы сотрясала какофония звуков. Которая состояла из скрипа давно не смазанных петель, грохота стального засова на закрытых воротах и нестройного хора десятков завывающих глоток.

Мысленно пересчитав количество произведенных за время движения от горящей машины к полицейскому участку выстрелов, новичок выдал американский вариант «малого Петровского загиба». Пятнадцать патронов в запасе — не то количество боеприпасов, которое он желал иметь.

В какой-то момент, он даже пожалел, что вообще решил выяснить, что тут происходит. Позволил бы Клэр уехать на поиски брата, а сам бы попытался привести помощь.

Кеннеди дал себе мысленный подзатыльник за такие страшные мысли. И решил отвлечься на что-нибудь другое. Например, на своё незавидное положение.

***

Рэдфилд неуклюже отпрыгнула за капот, а на то место, где она стояла мгновением ранее приземлилась отвратительно блестевшая собачья туша. Бывший лучший друг человека вывернул шею под неудобным углом в момент приземления… и кувыркнулся через лапы, словив в своей лобастой башкой кусок свинца.

Девушка мысленно порадовалась, что это была небольшая домашняя собачка, а не какой-то быстрый и опасный полицейский доберман.

Ей было страшно, и пожалуй, отбиваться было бы куда сложнее, если бы она не нашла рюкзак с патронами и оружием, который как будто бы специально положили на её пути. Теперь же девушка могла защитить себя с помощью дробовика и револьвера. Да и честно признать, носить боеприпасы было легче в рюкзаке чем в руках.

Удивил её скорее не факт наличия такого подарка, а приложенная к нему записка. Текст был хорошо читаем, а буквы аккуратно выведены, словно бы писал очень старающийся ребёнок. Клэр заметила, что в словах не было характерных сокращений, да и написано было всё очень грамотно, как будто бы вырезка из учебника по грамматике.

Извини, к сожалению, пока что мы не можем тебе помочь, но думаю, эти вещи помогут тебе. Надеюсь, всё будет в порядке!

P.S. Ещё раз извини.

Снизу был пририсован грустный смайлик. Сейчас девушка вспоминала, как безумно выглядела подобная находка в творящемся вокруг аду.

Что же, по крайней мере она надеется, что раз незнакомец или незнакомка не смог помочь ей - то встретит Леона.

***

Группа полицейских с боем пробивалась через парковку полицейского участка. Здесь мертвецов было намного меньше, чем в основном здании, но всё равно много. Большее количество трупов были упокоены уже до них, и судя по вскрытым машинам, люди здесь побывали уже после того, как эвакуация стала невозможной, и они отступили…

— Арчи, пригнись!

Молодой коп отскочил в сторону, чтобы не попасть под линию огня. Собравшись перезарядить оружие, парень почувствовал как что-то схватило его за шиворот и оттащило в сторону.

— Сказали же тебе: «Держись сзади.» куда прешь?! — мужчина, дёрнувший рядового в сторону, тоже был полицейским, но чуть постарше и в отличие от Арчи, имел при себе дробовик, коим успешно разносил головы мертвецам.

Когда молодой человек впервые поступил на службу, он всего лишь мечтал о том, как будет спать на скучной работе, время от времени «восстанавливая справедливость» среди кип бумаг и отчётов. В крайнем случае, поездит на скучнейшие вызовы.

Теперь же поглядите на него. Он в центре ада на земле, в «компании» вечно-голодных, мёртвых тварей, что ещё совсем недавно были людьми, пытается выжить и добраться вместе с другими сослуживцами до заветного магазина оружия, чтобы иметь достаточно шансов на выживание.

Почему-то некоторые из их небольшой группы надеялись, что людям за участком удалось уцелеть, но это казалось диким бредом. Кто мог выжить в этом аду?

Честно говоря, коп не сразу понял, что творится на улице, пока не заметил, что обычно суетящиеся полицейские, собственно, суетятся, но в этот раз гораздо сильнее. Первые подозрение о том, что происходит что-то неладное, появилось тогда, когда по полицейской волне тревожно заговорили о каком-то массовом нападении на стадионе Раккун Сити. А затем бесконечно поступающие сигналы о том, что жители нападают друг на друга.

Их отдел не занимался патрулированием, и, наверное это его и спасло. Когда начался ад, полицейский как раз оформлял какую-то ошалевшую эмигрантку. Правда, вскоре резко стало не до неё, и по правде говоря, девушка пыталась что-то объяснить. Но чёрт. Кто в здравом уме мог предположить, что ожившие трупы могут быть правдой?

Арчи старался придерживаться полицейской этики, подозревая, что у эмигрантки всё не в порядке с головой. Но затем произошло что-то поистине ужасное. Город будто бы сошел с ума. Жители нападали друг на друга, цепляясь зубами в глотки и начинали пожирать своих жертв. И мало было этого, так ещё и убитые ими люди снова оживали для того, чтобы продолжить это безумие.

Арчи не был верующим. Но в тот день он всё же смог поверить в то, что настал апокалипсис.

Он слишком хорошо помнил, как на его глазах сбили женщину, а потом она поднялась. Треск сломанных костей, неестественно выгнутые конечности. Пустые, белые глаза и издевательски медленно стекающая изо рта тёмная струйка крови.

— Черт, ещё твари! — крикнул один из копов, отталкивая от себя мертвое существо, что когда-то было женщиной, а теперь активно пытающееся его укусить. Его имени Арчи не знал, только то, что он один из патрульных, которым удалось уцелеть.

— Прекращаем огонь! Они тянутся на звуки!

Группа снова двинулась сквозь толпы инфицированных, стараясь не дать зажать себя в угол или повалить на землю. Одна царапина, один укус — и ты один из них. В участке поняли это слишком поздно, подбирая даже тех, кто был укушен, и те, умирая, воскресали вновь.

Толпы зараженных хоть и уступали в скорости, но их было гораздо больше. Они пёрли из участка целыми волнами. И не будь эта улица на удивление чистой, возможно бы, группе не удавалось принять бой. Это странно, но снаружи, не было ни одной машины, которая бы стояла посреди дороги, загораживая проход. Да и мертвецов, кроме тех, которые пришли за ними, тоже не было.

Это резко отличалось от той картины, которую полицейские успели запомнить прежде чем оказались закрыты Айронсом в участке.

Всё могло бы получиться. Они бы засели в оружейном магазине, забаррикадировались бы изнутри и разжившись оружием, смогли бы выжить.

Но вот только, внезапно из-за здания, какого-то из многочисленных переулков повалили толпы зараженных, закрывая путь вперёд, а хвост позади не давал возможности отступить.

Пусть голова и была уязвимым местом тварей, одного выстрела из пистолета не было достаточно для полного упокоения мертвецов. Иногда большая часть головы и вовсе могла отсутствовать, но зараженный не умирал.

Арчи стало страшно. Патронов в оружии не хватило на такую толпу, а без них им всем конец. У них просто не было шансов. Никаких. Раздались отчаянные вопли. Ещё несколько секунд, и их стало меньше на два человека. Мгновение, и они угодили прямиком в лапы тварей. Выжившие не обернулись на крики, даже не попытались спасти их. Своя шкура была дороже.

Выстрелы. Выстрелы и выстрелы. Бесполезно. Повалившиеся на пол зомби в большинстве случаев продолжали ползти и в конечном счёте полицейских оттеснили в узкий переулок без какого-либо выхода.

Мир превратился в кровавый ад, состоящий из рычащих тварей, криков, хрипов, и хлещущей гнилой крови.

А затем случилось то, что кроме как «Чудо» назвать нельзя. Позади зараженных раздались автоматные очереди, превратившие головы зомби в кровавый фарш. Вонючие мозги разлетелись по стенам, а выжившим оставалось лишь присесть, чтобы не попасть под шальную пулю.

В дальнем углу переулка, со стороны улицы, откуда и прибывали твари, замаячило несколько фигур, которых было плохо видно из-за отсутствия освещения.

— Ну… Я бы сказала, что это было мозговыносяще!

Насмешливый женский голос прозвучал в этом аду на земле жутко неуместно. После этого раздалось ещё пару выстрелов, и любые хрипы мертвецов затихли.

- Я говорила, что тот забор стоило чем-то укрепить? - заметил уже серьёзнее тот же голос. - Но нет же…

- Если бы кое-кто не устроил стрельбу, ничего бы не было. - раздражённо ответил ей какой-то мужчина. - Медленно вставайте, руки вверх!

Коп медленно поднялся, замечая, что его сослуживцы поступают так же. Пожалуй, Арчи готов был увидеть почти кого угодно. Но только не сумасшедшую эмигрантку, которую он собственноручно запер в камере около пяти дней назад.

В отличии от них, и девушка, и стоящий за ней мужчина, в котором полицейские узнали Кендо, выглядели отлично. Чистая одежда, уверенный вид. И хорошее оружие. Кто-кто, а вот они в патронах явно недостатка не испытывали.

Полицейский буквально почувствовал, как эмигрантка узнаёт его. Руки весьма однозначно сжали корпус винтовки, и коп с разочарованием подумал, что патронов в пистолете не осталось совсем. Но он бы и не успел…

Он не мог себе представить, как ей удалось выбраться из камеры, и что она делала потом. Зато крайне понятно, что человек думал в такой ситуации. И пусть это и была его работа… Полицейский прикрыл глаза.

- Укушенные есть? - в тишине щёлкнул предохранитель. Девушка закинула винтовку на плечо, - вам очень сильно повезло.

Устало усмехнулась она, при этой фразе глядя прямо на запершего её полицейского.

***

Участок встретил промокшего до нитки Леона дружелюбно. Ну, относительно.

Освещение в холле показалось копу таким домашним, что новичок ощутил желание пойти вон к той скамейке и прикрыть на ней глаза минут на сто двадцать. Даже несмотря на устроенный в огромном зале бардак из нагроможденных ящиков, раскладушек и легких перегородок.

Но к сожалению, полностью расслабиться не давала тишина. Пугающая, давящая на сознание, мёртвая тишина. Если прислушаться, можно было бы услышать стук собственного сердца или скрипы дверей в других помещениях. Однако в участке было безопаснее чем снаружи, поэтому молодому полицейскому не приходилось выбирать.

Леон конечно не рассчитывал на радушный приём с тортом и свечами, но и подобная обстановка не прельщала парню.

- Здесь кто-нибудь есть?! - голос копа эхом прошелся по участку, оставляя его без ответа. Это было крайне рискованно, ведь мёртвые тянулись на звук. Но новичок ещё не знал о такой неприятной особенности здешних обитателей, а это место прощало ему первую ошибку.

Недовольно фыркнув, Леон двинулся к стойке, на котором был всё ещё включенный компьютер.

Камеры слежения ничего не показали. Вернее, большая часть из них видимо была выведена из строя, а в тех, что были целы, не показался ни один живой человек.

Рядом с компьютером валялась чья-та записная книжка. На автомате, Леон подобрал её и открыв, начал внимательно вчитываться в аккуратно выведенные строки. Рваным текстом там описывались события последних нескольких дней, а также возможные пути выхода. Отчаяние захлестнуло копа на последних строках. Выжившие не смогли найти безопасный выход, поэтому решили с боем покинуть участок, ведь даже тут уже было небезопасно. И удалось ли им выполнить свой безумный побег… Тот ещё вопрос.

- Придется самому… Хорошо, что карту и подсказки оставили, - вздохнув, Леон перезарядил оружие и двинулся в сторону бюро. Однако была проблема в виде заклеенного скотчем пульта управления. Кто-то перед уходом решил закрыть его. Вот только зачем было ещё и заклеивать?

Тратить поиски на чего-нибудь острого, желательно ножа, времени не было, да и не факт что нашел бы. Поэтому Леон отодрал липкие ленты руками, сумев переключить рубильник.

Если главный зал выглядел в целом загрязнено и загружено, то бюро превратилось в место побоища. На стенах — кровь, на полу — кровь. На потолке, удивительно, тоже кровь!

Пробираться через зараженных в тесном пространстве было гораздо сложнее, чем на открытой местности. У молодого Кеннеди три раза кончались патроны, но к счастью, участок ещё не обеднел на боеприпасы.

Нужно было найти три медальона для открытия потайного входа: медальон девы, единорога и льва. И Леон решил начать с медальона девы. Почему? Подсказки для его поисков находились в душевой комнате, а неподалёку от неё находилась оружейная. Разжиться более-менее сильным оружием новичку стоило.

Тем более, статую льва в холле, пропустить мог только слепой, так что первый ключ уже лежал у полицейского в подсумке.

До душевой Леон добрался уставшим, злым, и с желанием если не взорвать, то как минимум, спалить всё это место к чертям собачим. Правда, холодная вода льющаяся из-под рванувшей трубы немного остудила пыл Кеннеди.

Выйдя из душевой, Леон насторожился. Чуткий слух уловил звуки, отдаленно напоминающие цокот копыт. Вот только была странность, которую полицейский никак не мог уловить. Цокот раздавался не на полу, а как будто бы…

≪ С потолка? ≫

Цокот вновь раздался, но в этот раз ближе. Последовавшее следом шипение оказало на Леона эффект вылитой за шиворот холодной воды. Коп резво отскочил назад, словно кошка, в которую прилетел запущенный меткой хозяйской рукой тапок.

Вовремя.

На то место, где раньше стоял Кеннеди приземлилось нечто… Свет фонарика выхватил буро-красную спину неизвестного существа, чей внешний облик напоминал Леону изображение виденного в раннем детстве грешника, что попал в Преисподнюю и мучается там уже не одну сотню лет. С существа словно содрали плоть, оголяя тугие канаты прекрасно развитых мышц, перемежающиеся светло-серыми полосками сухожилий. Бугристая спина с проступающим оттуда позвоночным столбом и мощная шея.

Ошеломленный Леон кажется забыл как дышать и застыл на месте словно памятник, не издавая ни звука.

Существо прогнуло спину в выставило под фонарик свою «очаровательную» физиономию. Голова оказывается тоже была лишена кожного покрова. Как и глаз. Их место занимал необычно разросшийся головной мозг, который облегал верхнюю половину черепа как банная шапочка. Пасть была усеяна рядом кривых, но острых зубов.

Тварь еще раз издала знакомое шипение и раскрыла пасть еще шире. Кеннеди едва не опорожнил кишечник, глядя как оттуда извиваясь по-змеиному появляется и начинает удлиняться язык, чей конец напоминал наконечник рыболовного гарпуна.

Язык существа начал выписывать восьмерки в воздухе, словно пробуя воздух на вкус. Но при этом тварь в упор не видела застывшего перед ней соляным столбом человека.

Оно меня не видит!

Промелькнула в голове Кеннеди догадка. А на второй мысленный вопрос…

Как оно вообще ориентируется?!

…ответ пришел незамедлительно. В конце коридора громко скрипнула и хлопнула дверь. Тварь резво повернулась на звуки приближающихся шагов. Тяжелых и размеренных.

Похоже, что на слух! Надо не шуметь!

Забыв про страх перед тварью перед собой, Кеннеди плавно перевел луч фонаря в дальний конец коридора. И едва не ослушался приказа самому себе…

***

Направленный в лицо фонарь заставил ЕГО немного притормозить, закрывая лицо от бьющего прямо в глаза луча. Но глаза почти мгновенно приспособились к резкой смене освещения и ОН увидел перед собой ЦЕЛЬ. Вбитая в подкорку мозга директива «Убрать свидетеля» понесла могучее тело вперед, а одетые в прочные перчатки руки сжались в кулаки.

Когда до цели оставалось пара метров, ОН резко ускорился, занося кулак над головой. Но краем глаза заметил метнувшееся к нему в воздухе тело Лизуна. Не меняя траекторию атаки, он метнул свой кулак вперед. Раздался хруст вминаемой внутрь черепной коробки и оглушительный визг. Удар был настолько силен, что кулак не только проломил череп Лизуну, но и рука чуть ли не по локоть ушла в туловище напавшего на него мутанта. Пришлось остановиться и снять мертвое тело, насаженное на кисть, словно шашлык на шампур.

Цель воспользовалась этой заминкой и побежала дальше.

Тиран метнул убитого Лизуна в окно рядом и продолжил преследование, делая широкие и размеренные шаги.

ОН рано или поздно догонит человека. И убьет того, как предыдущий десяток свидетелей…

***

Леон нёсся по коридору департамента, плохо понимая, что вообще происходит. Тяжёлые шаги за спиной постепенно затихали, и парень забежал в первый же попавшийся кабинет, захлопнув за собой дверь. Что-то зашипело…

Прежде чем Кеннеди успел понять, что произошло, тяжёлая туша очередной мерзкой твари слетела с потолка.

Склизкий язык монстра пару раз хлестнул по лицу, пока та дико визжа пыталась не то разорвать, не то просто сожрать его.

Ещё бы пару мгновений, и в мире стало бы на одного конкретного Леона меньше. Он даже не мог дотянутся до пистолета… Но с другой стороны кабинета распахнулась дверь, и по полу застучали быстрые, лёгкие шаги.

«Отлично», - подумал Кеннеди, - «похоже жрать меня будут в дружной, мёртвой компании.»

Но к его удивлению, вместо того, чтобы присоединиться к когтистому монстру, новоприбывший засветил твари прямо в оголённый мозг ногой, и та завизжала, оскорбившись до глубины души, и забыв про почти разорванный бронежилет Леона.

Точку в существовании одного конкретного Ликера оборвала длинная очередь, и тварь весьма бесславно завалилась на свою неудавшуюся жертву, напоследок обдав Леона потоком слюны, гнилой крови и, видимо, обматерив их всех предсмертным визгом.

Внезапный же спаситель, судя по звуку, перезарядил оружие, и ногой столкнул труп монстра с Леона, напоследок всадив ещё пару патронов в голову твари, очевидно для верности.

- Лизун, монстр умный, - девушка с винтовкой протянула руку немного шокированному от такого поворота Леону, - но не умнее очереди из М16.

Кеннеди устал удивляться, просто молча сжал протянутую руку, и встал. Тело ныло от ударов и ушибов. И в довесок, вновь раздались тяжёлые шаги огромного мужика из коридора.

Рыжая девушка резко изменилась в лице, и судя по виду, была близко не то к истерике, не то к желанию застрелить себя прямо здесь.

Дверь, которую весьма надёжно захлопнул Леон, снесло с петель, и перед людьми во всём своём великолепии предстал Тиран. Монстр замер, сверля Кеннеди мёртвым взглядом. Парень немного повернул голову, удивляясь тому, что его внезапную спасительницу мужик проигнорировал.

В принципе, в следующее мгновение, новичок прекрасно понял почему. Вместо до смерти напуганной девушки он увидел пустое место и облако пыли, а вторая дверь в кабинете весьма очевидно качалась на петлях.

Здоровенный мужик сделал широкий шаг вперёд, и замахнулся на Леона.

Комментарий к Интерлюдия первая

Собственно вот интерлюдия, но как вы поняли, канон пошёл по… Кхм. Немного не туда. Только вот к лучшему ли это?

Так или иначе, автор уезжает на три недели, и не уверен в наличии интернета и времени. Так что, в случае долого не выхода проды, я не умер.

Спасибо за внимание! Оставляйте отзывы, они мотивируют писать.

P.S. время охренительных опечаток.

«Отлично», - подумал Кеннеди, - «похоже жрать меня будут в дружной, мёртвой компании.»

В этой фразе, вместо “ж” напечаталась “д”, ибо буквы рядом. Собственно в слове “жрать”. Когда автор это вычитывал, честно - чуть не умер.

========== Глава 6: «Сломанное время» ==========

Мы можем помолчать, мы можем петь: стоять или бежать, но все равно гореть…

Не сказать, что бы у меня было хоть малейшее желание идти в участок. Ведь если подумать, основной геморрой как раз происходил там, начиная с проклятых Лизунов и заканчивая не менее ебучим Тираном, который дал мне жизни ещё в игре, а встретить его лицом к лицу, желания не было от слова совсем.

Уверенность в своих силах вносил неожиданный фактор: нас было много! Выживших реально было немало. Сорок семь взрослых, шесть детей и два подростка. Сами того не осознавая, мы с Беном дали людям ту надежду, и ту уверенность, которой им не хватало.

Не смотря на это, мне не хотелось морочиться с головоломками Департамента, во имя канона. Тем более если уйти раньше, можно избежать кучи проблем в виде того же Тирана, Биркина и встречи с Адой. А учитывая моё неумение держать язык за зубами, подобное знакомство могло принести мне вполне конкретные проблемы, с учётом конечно, что до этого момента я доживу.

Пока что избегать крупных неприятностей мне позволяла разве что конкретная удача. Хотя, я думаю, что это связано с тем, что хуже чем попасть в другой мир, с какими-то ебучими вирусами, ничего и быть не может.

Итак, чтобы придумать план побега из супермаркета, гением быть не нужно. Но… иногда у меня появлялись сомнения в адекватности некоторых личностей, особенно подсознательное желание разделяться.

Так вот, зачистить складские помещения, взять один из грузовиков, загрузив его припасами и вещами первой необходимости было достаточно просто. А потом проехать по опустевшим улицам, изредка останавливаясь, чтобы отстрелять мертвецов ставших на пути.

Если честно, учитывая мою удачу, в дороге могло произойти что угодно, вплоть до падения метеорита на нашу машину. Однако мы отделались всего лишь толпой зомби позади, которые довольно быстро теряли интерес к недосягаемой цели.

К счастью, Кендо идиотом не был. Сложно было понять неправильно группу испуганных, но решительных людей, и оружейник сам предложил объединиться. Да и сам мужчина, по своим словам, уже не мог в одиночку справиться с толпами зараженных. В последний раз Кендо чуть не потерял жену, благо она вовремя смогла отскочить.

Это было плохо. Город был близок к полному вымиранию, и заражённые уже не могли просто найти себе другую жертву. Теперь они намеренно ждали оставшихся людей. Это было опасно, и эту проблему надо было решать.

Силами восьми человек начать зачистку и перекрытие улицы было не так трудно, не говоря о том, что у нас было много оружия и различных припасов, причём, огнестрелы не только от Кендо, но и того, что мы взяли с тех уродов.

А затем нас стало намного больше.

Люди доверяли новообразовавшейся группировке, и вскоре, пространства оружейного магазина и двух этажей над ним стало мало. Пришлось приступать за зачистку домов.

Если всё произошедшее со мной казалось мне худшим что могло произойти, то… Я поняла, что в принципе легко отделалась. Ибо в отличие от местных, кроме своей жизни мне нечего было терять.

Пожалуй, именно тогда я и познала настоящий ад. Когда ты с рассвета, и до полной темноты вскрывал запертые квартиры, каждый раз боясь того, что можешь увидеть за дверью.

Шестилетний Рей двое суток просидел запертый в квартире, потому, что папу покусала собака, и мама повезла его в больницу. А потом они не вернулись. Мальчик из-за творившегося ада снаружи, несколько дней просидел один, наблюдая за развернувшимся за окном адом, и отчаянно пытаясь дозвониться родителям. Да и к тому же, в дверь постоянно кто-то стучал.

Мне просто страшно подумать, что было бы, если напуганный шестилетний ребёнок решился открыть.

Двенадцатилетняя Энн со своим семилетним братом Ником сидели закрытые в ванной, пока их бабушка с отцом доедали мать, а дед методично стучался в дверь помещения.

Таких примеров было множество, и это лишь в домах на одной, ничтожно маленькой, по сравнению с городом, улице.

Мальчик отчаянно прижимающийся к матери умолял проверить квартиру тётушки Браун. Когда мы вскрыли дверь, мёртвая старушка попыталась отхватить от Роберта Кендо кусок.

За эти дни мои руки покрылись кровью по локоть, и самое страшное, что внутри словно бы что-то перегорело. Было плевать. Плевать на тех кто уже умер, и на то, что я делаю. Я радовалась. Но радовалась не тем кого удалось спасти, а тому, что укусили не меня.

Мне было тошно от самой себя. Я искренне ненавидела эту тварь, что молча пускала пули в головы мертвецам. Без совести, колебаний и сожаления. «Они же люди!» — кричал один голос. «Мертвые» — отвечал другой.

Ведь в конце-концов заражённые были лишь мёртвым мясом, которое после соприкосновения с пулей, догнивало окончательно

Страх постепенно скрывался за маской странного юмора и насмешек, а каждый раз, стоило хоть на секунду прикрыть глаза, мир в моей голове тонул в крови и смертях.

Я часто пыталась прислушиваться к себе. Странные какие-то чувства получались. Вот совсем недавно я убила людей. Сначала шефа Айронса, почти в рукопашку, и бросила его умирать, а потом и скинхэдов в супермаркете. И по всяким фильмам и играм я представляла себе два варианта последующих событий:

Если брать западный подход, то это должно было быть совершенно незаметно для организма. Убил — как плюнул. Никаких эмоций! По всяким интеллигентским терзаниям-метаниям отечественного производства — я должна была заламывать руки, рыдать и предаваться моральным мукам за то, что — «Убила! Человека! До смерти!»

Странным было то, что оба варианта не работали. Ничего подобного. Как и не было произошедшего. Лишь какая-то странная, садистская радость…

Не смотря на это, самыми страшными мгновениями стали часы одиночества, выделенные на «отдых». В относительной тишине небольшой комнаты над оружейным магазином, оглушительно громко стучало моё собственное, живое сердце. Кто знает, когда оно тоже остановится?!

Тишина сводила с ума. Я могла истерично засмеяться, а затем, убедившись, что никто не видит, зарыдать в голос, разбивать или пинать что-нибудь, что могло сломаться. Сложно даже подсчитать сколько раз руки тянулись к многочисленным ножам или пистолету, останавливаясь лишь на щелчке предохранителя.

Я нахожусь здесь около пяти дней. Для меня прошла чёртова вечность

Почему кто-то решил для себя, что чужое страдание можно измерить деньгами? Почему одной конкретной корпорации и ряду заинтересованных лиц дозволено творить всё, что они пожелают? Чем их жизнь ценится выше чем наша?

Это другой мир, и мне должно быть плевать. Я ловлю себя на мысли, что мне хочется закрыть глаза на происходящее. Но я не могу.

Не моя страна, не мои родные, не знакомые и в принципе, безразличные мне люди. Иная вселенная. Но я просто не могу зациклится на себе, оставив окружающих умирать.

Возможно я просто считаю, что способна что-то изменить, спасти их всех. А может я просто пытаюсь выжить, на подсознательном уровне понимая, что чем больше людей — тем безопаснее. Человек — существо стайное.

В любом случае…

Кто, если не мы?

Кто если не я?

***

Я медленно зашла на парковку департамента, что была уже полностью зачищена от мертвецов. Лишь возле входа, на небольшом отдалении друг от друга, бурым цветом размазались пятна крови.

Жизни полицейских, пытавшихся пробиться к нам. Сердце невовремя кольнула шпилька вины. Если бы я не уговорила группу сосредоточиться на улице, так как в департаменте трупов должно было быть больше, эти полицейские бы не погибли, буквально в паре шагов от спасения.

Винить в этих смертях меня никто не собирался. Вообще, чем больше людей присоединялось к нам, тем менее сильное влияние я могла оказывать на них. С одной стороны, это заставляло локти грызть от бессилия, потому что только я догадывалась как нам выбраться из этого кошмара. А с другой, ответственность больше не лежала на мне. Пусть взрослые дяди решают проблемы, и сами разбираются с последствиями. Мне же хватит подозрений.

В меру своих сил я постаралась разведать территорию и основываясь на фактах игры продумать лучший путь. Ведь использовать лабораторию и поезд для эвакуации сотрудников - на данный момент лучшая идея. Осталось только найти проводника, чтобы пробраться через канализацию.

На ум сразу же приходил Леон. Не проще будет использовать парня так же как в игре, заставив разбираться со всеми проблемами подземки, а потом пойти «по чистому»?

Пожалуй, это и был мой первоначальный план. Проследить за тем, чтобы парень решил головоломки, первый раз столкнулся с Биркиным, научился убивать зомби и мутантов и побегал от Тирана.

Поэтому за пару дней до приезда Кеннеди, я по чуть-чуть взялась за зачистку участка и исправления своих же косяков. Подбросить блокнот Эллиота на стойку регистрации, потому что он, Марвин и ещё двое стражей порядка решили не умирать за родину, а ещё немного за неё пожить. Дописать пару фактов, которые должен был сказать Марвин. Поднять наконец-то проклятущую дверь из холла в Западное крыло, что бы если туда полезет Леон, из-за отсутствия ранее упомянутого полицейского ему не откусили что-то важное.

Особо большие скопления зомби тоже изрядно пришлось проредить. Работка была стрёмная до дрожи в коленках, и о помощи просить нельзя было. Я и так делала всё в тайне от остальной группы.

Зачистка департамента - трата ресурсов, потому что ничего полезного в нём нет. А узнай они, что я готовлю «арену», вопросов было бы так много, что я не смогла бы отбрехаться, тем более последствия вызывали дрожь в коленках. Что может прийти на ум, обезумевшим от страха людям? Уж пыток от живых людей, я не вынесу!

В принципе, на рожон я не лезла, убежать от медленного трупа не так-то трудно, а расположение всех Ликеров я запомнила ещё с игры.

Пожалуй, помимо подготовки арены для Кеннеди у меня была ещё одна немаловажная и рисковая задача, а именно — вернуть рюкзак. Иллюзий по поводу полезности информации о вселенной «Обители Зла», хранящейся на телефоне, у меня не было. А терять технику восемнадцатого года сборки, в условиях собственно, разницы в двадцать лет — это идиотизм.

В крайнем случае, если совсем прижмёт, можно попробовать договориться с какими-то умными ребятами и толкнуть развитие не только в области биооружия. Но, надеюсь, к моменту побега из Раккун Сити, я либо выйду из комы, либо эта чокнутая игра наконец-то закончится.

В общем, рюкзак обнаружился там же где я и видела его в последний раз. В допросной, где его собственно и обыскивали. В память невольно вернулись события произошедшие со мною здесь, и я разум злобно подметил, что если бы не те копы, меня бы тут не было.

Я убедилась, что мёртвых сюрпризов под столом не валяется, и никто ко мне не зайдёт. А потом вытряхнула всё содержимое рюкзака на стол, осмотрев все карманы, и вытащив провалившиеся в подкладку документы.

Невнятные тетради с конспектами и пару книг о шрифтах и дизайне были отложены в сторону. Пакет со сгнившим за пять дней яблоком, йогуртом (который, наверное, тоже можно использовать как биооружие), да и прочей мало съедобной дребеденью, из которой спасти удалось лишь сникерс и пачку леденцов, отправились в мусорку.

Экран телефона засиял ярким ровным светом, и я в очередной раз порадовалась, что, как говорится, «миновало». Потому что, даю гарантию, полицейских очень бы заинтересовала картинка с логотипом Амбреллы. Тут даже пароль вводить не надо, и так ясно что кто-то попал. И даже если бы меня и не приняли за какого-то «шпиёна» или очередной эксперимент, радости было бы мало.

Батарея сообщала о тридцати процентах заряда, и я отложила смартфон, доставая из рюкзака повербанк с проводом. Всё же спасибо, что не дальше в прошлое. И отдельное спасибо вирусу. Могу поспорить, осмотри тот полицейский мои вещи нормально, я бы точно попала. Вместе с повербанком нашёлся и фитнес браслет, занявший своё законное место на запястье. Я сверила время с часами на стене, и перевела часы вперёд.

Когда телефон мигнул и начал заряжаться, я вернулась к нему. Сменить картинку на фоне, выделить любое изображение в галерее, которое хоть как-то касалось вселенной «Обители Зла», и закинуть их в запароленную папку, установив при этом зубодробительную комбинацию из десяти символов.

Все документы, книги, скачанные статьи из вики, музыку, отрывки прохождения игры и прочую мелочь находящуюся на телефоне любого фаната, так же занести под пароль. К моему удивлению, в памяти телефона завалялся даже один из отвратительных фильмов, а именно самый последний. Тьфу, дрянь. Удалять не буду, потому что это считай «последнее» связывающее меня с прошлым. Но надеюсь этот высер кинематографа никто никогда не увидит.

Когда маскировка моей фанатской деятельности была завершена, я вновь вернулась к рюкзаку, убеждаясь, что наушники в порядке, и скетчбуки в принципе тоже. Здравый смысл подсказывал, что их нужно оставить вместе с книгами и конспектами, но привязанность к своим работам не позволила. Надеюсь, это тоже никто никогда не увидит. Сомнение кольнуло где-то в груди, стоило мне пролистать пару страниц. В начале ничего такого, но ближе к центру попались пару набросков и полноценных рисунков с Леоном, Клэр, а после Адой, Крисом, Джилл, а дальше Вескером. Последней шла Ребекка. Ну что же. Надеюсь, что эти порисульки не попадут в чужие руки.

Хм…

Последней вещью из которых «приятно, что не испортили» шли очки. Обычные пустышки без диоптрий, которые я временами носила потому что красиво. И чтобы казаться умнее. Пожалуй, их потеря была бы невелика, но оправу было бы жалко. Да и линзы как у меня ещё не скоро придумают.

Вот только что делать с документами я не представляла. Выкинуть страшно, оставлять опасно. Потом может так и не повезти. Я кинула взгляд на не очень толстую книгу по дизайну. Ну что же. Достать канцелярский нож и вырезать в листах углубление было несложно. Потом всунуть туда документы и закрепить их скотчем. Всё. Ищите теперь! *

Мелочь вроде жвачек и пластырей меня не сильно волновала. Хрен с ней. Оставшиеся книги и конспекты были оставлены на столе. Жаль мою работу, да и от души как будто бы кусок отрываю. Но так будет правильно. Совсем скоро моё желание сбудется, и всё это сгорит в огне. Надеюсь, что без меня.

Я хотела выйти из допросной, как вдруг услышала выстрелы. Взгляд метнулся к загоревшимся на браслете цифрам. Отлично. Похоже, пока кое-кто растекался мыслью по древу, Кеннеди уже прибыл в участок. И почему я взрыва фуры не слышала? Далеко она, что ли? Интересно, Клэр нашла мой подарок?

Я медленно вышла из допросной, закинув рюкзак на спину. Винтовка сменилась пистолетом с глушителем. Если кто-то внезапно передумает умирать и решит меня сожрать, лучше сильно не светиться звуком.

Но миновало. Я пробралась к холлу, застыв на балконе второго этажа, прижавшись спиной к колонне. Леон замер на пороге участка, при этом закрыв за собой дверь. Парень выглядел явно напуганным, и я с удивлением отметила, что не ожидала этого. Я воспринимала Кеннеди как игрового персонажа, молчаливого и прямо идущего по сюжету.

Теперь же я видела, что это такой же напуганный человек как и я. Даже сейчас, я была спокойнее. Почему? Я в этом аду дольше. Правильно ли я поступаю? Сваливаю всё то что нас ждёт на такого же потерянного, как и мы все, парня?!

Леон тяжело вздохнул, явно не до конца понимая, что шум привлекает мертвецов, и они бы уже давно решили его сожрать, если бы кое-кто с именем «Марина» не поиграл в тир.

Кеннеди подошёл к компьютеру, просматривая камеры. Ну, там уж точно ничего нет. После парень наткнулся на оставленный мной блокнот. Хотя я бы сильно удивилась, если бы он его не заметил, учитывая, что я буквально на клавиатуру его всунула. А вот лежащий рядом нож проигнорировал, явно не увидев. Издевается, что ли?

Не смотря на это, Леон быстро реабилитировался, оборвав скотч руками, а не начал искать нож как в игре. А дальше, внимание — подошел к печатной машинке, просто пару раз щелкнув кнопки, видимо чтобы расслабиться. Сохранился что ли? А потом даже нашёл полицейскую форму, которую мне пришлось красть со склада пытаясь не позволить зомби откусить от себя кусок. Зато сама я обзавелась удобной защитой на руки и ноги. Бронежилет слишком тяжёлый, а вот мой вариант в самый раз. Зомби не прокусит, можно смело ловить его зубы на пластину на руке, а носить легко.

Смотреть на то, как Кеннеди разбирается с формой я не стала. А то потом обвинят ещё в чём-то. Знаю я их. Вместо этого я тихо скользнула за дверь библиотеки, намериваясь найти тихое и безопасное место, что бы уделить внимание главному. Моему телефону.

***

Я как раз хотела найти Кеннеди, и убедиться, что с ним всё в порядке, так как выстрелы затихли достаточно давно. В какой-то момент мне просто пришла в голову мысль, что Кеннеди тоже, черт возьми, человек! Это не игровой персонаж, где из-за условности укусы зомби не убивают тебя!

Каково же было моё удивление, когда в одном из кабинетов раздалась яростная возня, крик, и знакомый визг Лизуна. Стоп! Его не должно там быть!

С чего я вообще решила, что всё должно пойти ≪по канону≫?! Это всё происходит в реальности, а реальность сука жестокая!

Я открыла замок самым верным способом - парочкой выстрелов. И вломилась в комнату. Мутант как раз собирался сожрать моего «проводника», но немного затормозил, теряясь в звуках издаваемых Леоном, и моими шагами. Это мгновение и стоило твари жизни.

Едва не теряя сознание от собственной храбрости и глупости, я всадила монстру ногой в открытый мозг, а потом выстрелила целой очередью, так как от ужаса палец не смог разжаться на спусковом крючке.

Кеннеди посмотрел на меня таким взглядом, что весь страх перед Ликерами померк в одно мгновение. Столько благодарности и восхищения одновременно я ещё не видела даже в глазах родителей или друзей.

- Лизун, монстр умный, - в принципе, подумалось мне, если Кеннеди продолжит так смотреть на мои подвиги, то я и Тирана смогу придушить, - но не умнее очереди из М16.

Леон хотел было что-то спросить, но в следующее мгновение, пол задрожал от тяжёлых шагов. Боже, какая же я дура. Если подумать, от чего так мог убегать парень, что бы не заметить Лизуна?

Боже! Его не должно тут быть! Тиран должен появится не позже падения вертолёта, и первой драки с Биркиным. Помянешь черта, он и явится!

Всё приподнятое настроение, вызванное успехом моего плана по тренировке Кеннеди и победе над Ликером, как ветром сдуло. Я сама не заметила как инстинкт сохранения резко рванул тело назад, и прежде чем Тиран успел зайти в комнату, меня уже там не было.

Это и к лучшему. Биооружие не видело моего лица, и не добавило в список целей. Главное и дальше его избегать. Чего у меня не отнять, так это умения убегать. А точнее, тактически отступать.

Только идиот попытался бы прятаться от Тирана в кабинете. А я, хоть и не особо умный человек, но не дура конченная. Слух этой твари сам по себе феноменален, а если даже этого не хватает, Тиран запросто может усилить его раз в пять или шесть. А услышать моё бьющееся со всей силы сердце в шкафу или под столом, он точно сможет.

Я пробежала по коридору, и распахнула окно в самом конце. Второй этаж. Никакой мёртвый урод не залезет, понадеюсь что ещё лизунов не встречу. Что бы спрятать оружие и оказаться на подоконнике понадобились секунды.

Широкий подоконник старого здания заходил далеко за окно, и мне удалось вылезти на улицу, прикрыв за собой деревянную раму. А потом уцепится за карниз, максимально отдалившись от стекла.

Я опустила голову вниз. На земле находились кусты. И железная ограда. Что же, надеюсь Тиран будет более заинтересован Леоном, и не будет рассматривать окна. Иначе я просто спрыгну, надеясь при приземлении сломать себе шею или отрастить в миг крылья, дабы улететь отсюда подальше.

Внутри здания промчался Кеннеди, громко хлопая ботинками по паркету. Я задержала дыхание. Почти сразу же за парнем прошёл Тиран. Выжидаю пару секунд и запрыгиваю обратно в здание. Шаги монстра затихали в отдалении. Ну что же. В крайнем случае, десантируюсь в окно. Со второго этажа это должно быть не смертельно и явно более безопасно, чем словить удар в челюсть от Т103.

Вновь достав пистолет, я пошла обратно по коридору. По моим подсчётам, Кеннеди должен был убить лизуна в коридоре с кабинетом S.T.A.R.S. Стоит спереть револьвер, и ради интереса просмотреть столы.

Мои ожидания оправдались. Ликер был окончательно мёртв, но судя по остаткам, тут постарался Тиран. Я опасливо оглядела тело пробитого насквозь монстра. Мои кости явно хрупче будут.

Кабинет оказался заперт, но я снесла замок старым методом, с помощью выстрела. Глушитель пистолета хоть и не убрал шум, но Тиран его явно не услышал. Он сейчас больше занят Леоном.

Зайдя в кабинет, я включила свет и прикрыла дверь. В офисе было почти чисто. Ни крови, ни трупов, лишь дикий бардак. Вескер настолько обожает хаос, что даже не мог отдать приказ убрать рабочий кабинет? По старой памяти я подошла к сумке и достала из неё лечебный спрей.

Быстро просмотрела документы на столах, но не нашла ничего стоящего. Немного повертела в руках куртку Криса, но во-первых, вопросов много будет от Клэр, а во-вторых, не красиво чужое брать, пусть ему и суждено сгореть в адском огне. Хотя душа фаната буквально орала чтобы я забрала куртку и никогда больше не мыла руки. Потом как-нибудь.

Зато полностью обыскать стол Вескера мне не помешал никто. Пожалуй, это было одной из немногих вещей, которые стоило сделать. Я просмотрела все бумаги до малейшей записки, наткнувшись даже на пару чеков из каких-то забегаловок. Ага, Марина ведь думала что злодей только и может что сидеть в тёмной комнате и уничтожать мир? Оказывается Вескер большой фанат жирной пищи.

К моему разочарованию, и в некотором роде восхищению, Альберт был достаточно умён что бы не выдать себя даже косвенно, учитывая, что я знала, что искать. Хотя честно признаюсь, я бы радовалась куда больше, не будь он таким осмотрительным. Дьявол сущий…

Наградой за мои страдания стала плёнка с фото Ребекки Чемберс (даже думать не хочу, что она там забыла!), а так же прицел на револьвер. Я скосила взгляд на решётчатую дверь, отмечая, что оружие стоит забрать. Так же в рюкзак отправилась фотография всего отряда S.T.A.R.S. Если… Когда я вернусь обратно, это будет очень крутой вещью.

Следующим на очереди было вскрытие решётки, для того что бы спереть револьвер. У меня уже был большой опыт в вандализме, но тут одними выстрелами в замок не обойдётся. Что же.

Я выдернула чеку у гранаты, и всунула последнюю под дверь. Только и успела, что вылететь в коридор, как раздался взрыв. Сейчас придёт Тиран и вломит болезненных пиздюлин за порчу Амбрелловского имущества. Надо спешить.

Кабинет S.T.A.R.S. был разворочен к чертям собачьим, вместе с решёткой. Перегородку между столом Вескера, а так же парочку ближайших к эпицентру взрыва рабочих мест разнесло к чертям. Ой-ой! Я своими действиями вношу в это место ещё больший хаос, чем был.

Не медля больше не секунды, я подхватила заветный револьвер, патроны, и поспешила убраться с места преступления до появления самого преданного фаната всех выживших и любителя пожать им шею.

Потратила гранату, зато заполучила такое клёвое оружие и теоретически, спёрла прицел у Вескера. К счастью, он об этом никогда не узнает. По крайней мере я надеюсь на это так же сильно, как и на своё возвращение.

А сейчас, стоит искать Леона и уходить. К чёрту «подготовку» и всё остальное. Прибытие Т-103 более чем явно намекает, что нас заметили и всё пошло наперекосяк!

Комментарий к Глава 6: «Сломанное время»

* - Это отсылка на седьмую часть? (Соавтор)

*Автор улыбается и смотрит честными-честными глазами*

Писать проду находясь в Швейцарии, в горах, где интернет есть только в одном здании, и та школа, где тебя пытаются постоянно чем-то нагрузить - то ещё развлечение. Но я справился.

Оставляйте отзывы, мне без них очень грустно.

========== Глава 7:«Паутина лжи» ==========

Твой первоначальный бескорыстный выбор теперь наполняет тебя эгоизмом

Что такое Тиран?

Любой гикнутый фанат-резидентщик выдаст вам зубодробительную справку, что это «эксклюзивная и уникальная разработка Амбрелловских хирургов и генетиков, предназначенная уничтожать вражескую живую силу в поистине промышленных масштабах.

А теперь послушайте мою версию:

Еще в момент выхода Ремейка второй части в интернете, а особенно на Ютубе, ходила шутка, что Тиран — этакий выпивший батя, который гоняется за тобой, чтобы показать очередной «приемчик», после которого ты скорее всего не выживешь.

И сейчас я очень согласна с этой фразой!

Вот я легкой трусцой бегу вдоль перил на втором этаже холла, а следом раздается грузный и размеренный топот ног, размера эдак… шестидесятого, что ли?!

Итак, можете меня поздравить, обматерить и похвалить — причем именно в предложенном порядке!

Почему?!

Во-первых, я нашла проблему на свою пятую точку, которая имеет две с половиной сотни килограмм веса и столько же сантиметров роста, и эта проблема страстно желала познакомить моё лицо со своей огромной лапищей!

Во-вторых, удирая от Мистера Икса, я неосознанно побежала в сторону парковки, а это прямой путь к выжившим, которых Тиран безусловно попытается ликвидировать!

И в-третьих, я осознала возможные печальные последствия от второго пункта и пытаюсь исправить этот свой огромнейший промах. Если я приведу его к выжившим, все труды будут просто напросто насмарку, не говоря уже о том, что безопасно проложить путь к поезду, тупо не получится…

Конечно, я никогда не позиционировала себя как гения, но за встречу с Тираном мне надо давать премию, потому что иного объяснения моей поразительной удаче я найти не могу. Я просто не могу понять, как меня ещё не загрыз какой-либо мертвец.

После мародёрства в кабинете S.T.A.R.S. я радостно шла искать Леона, в надежде, что взрыв гранаты отвлёк Тирана. И вот, внимательно вслушиваясь в звуки, я заворачиваю за угол и почти носом к носу сталкиваюсь с биооружием.

Огромная тварь застыла, мгновенно заняв собой весь коридор. Меня словно бы током пробило. Тиран не стоит на месте. Никогда. Он всегда ходит…

… в игре.

Я сдавленно пискнула, и тело пронзило таким страхом, что не то что отскочить, даже вдохнуть было невозможно. По мышцам снова растёкся знакомый холодок ужаса. Но и Тиран вместо того чтобы прописать мне лечебных пиздюлин просто стоял, глядя перед собой.

Словно бы на меня и сквозь меня. Как люди обычно смотрят на стекло. Это невозможно… Гляделки длились всего пару секунд, а потом монстр резко замахнулся, словно бы ему отдали на это приказ.

От осознания, что огромный кулак может быть последним, что я увижу в этой жизни, власть над своим телом наконец-то вернулась в мои руки.

Почему он просто стоял в коридоре? Почему не атаковал сразу? И в конце концов, почему смотрел, но словно бы и не видел?!

Кулак «Инспектора Гаджета на максималках» просвистел в метре от меня и с глухим стуком выбил кирпичное крошево из стены рядом… а я уже сверкала пятками в сторону того места, где должен был удобно разместиться полицейский вертолет, весело дымя своей подпаленной начинкой.

Внутри всё ликовало от осознания того, что моё везение работает крайне странно, и на месте стены могла быть моя голова.

За окном лил дождь, а в коридоре как на зло, отсутствовало освещение. За спиной такая кромешная тьма, что хоть глаза выколи… зато Икса слышно! Вот хлопнула дверь, и похоже носитель стильной, черной шляпы и такого же плаща, не знает, куда идти.

Вот блин, я сейчас чувствую себя главным персонажем серии игр «Век Дракона» — любой поступок, который я совершаю имеет негативные последствия:

Стоило мне распустить сопли на улице — отправилась в обезьянник ночевать.

Решила прикинуться ниндзей — так гордую тихушницу чуть не изнасиловали.

При этом охламоне Бертолуччи не сдержала язык за зубами — Бен теперь спит и видит подкараулить одинокую меня и… задопрашивать насмерть.

Да даже за спасенные жизни я расплатилась подгрызенной этим гниющим городом психикой…

Где же справедливость, люди?!

Ладно, отложим размышления. Тем более, что плащеносец бодро топает ко мне, и времени подумать особо не даёт.

Я нырнула под брюхо рухнувшей стальной птицы — благо, что там есть узенький просвет между корпусом вертолета и деревянным полом. Каменное крошево стены и острые стеклянные осколки окон впились в ладони, покрывая их мелкими кровоточащими царапинками. Что же, помолимся, чтобы вертолёт не решил взорваться в самый неподходящий момент!

Спиной я чувствовала жар металла, но это возможно от нервов. Пространство между корпусом машины и полом было достаточно широким, чтобы смогла пролезть я, но никак не Тиран. Тут даже Леон вряд ли поместится. Что же понадеюсь, что я не застряну где-то там. Тогда биооружию даже не придётся меня ловить, достаточно просто придавить вертолёт, и меня буквально размажет по полу. Надеюсь, обойдётся, и Тиран потратит время на то, чтобы пройти через вертолёт. Но, в принципе, этой твари нет смысла перелезать, если оно тупо может выбросить машину обратно на улицу.

О чём я и говорила. Как только я перелезла на другой конец коридора, три раза чуть не поседев, потому что из-за узкого пространства двигаться едва представлялось возможным, Тиран просто схватил вертолёт двумя руками и откинул его в сторону, как мягкую подушку. Отлично. Лети, птичка, лети! Что-что, а свою силу из игры, Тиран сохранил.

Снова бег. Встал один немаловажный вопрос — что делать?! Бегать бесконечно я попросту не смогу, не говоря

о том, что я уже на пределе сил. Ещё чуть-чуть и Тиран меня догонит.

Смотря правде в глаза, спортом я особо и не занималась. Все эти ежедневные пробежки, регулярные заплывы в бассейне и походы в спортзал были явно не моей сильной стороной. Час на беговой дорожке мне занимал короткий рывок за уходящим троллейбусом, нагрузки на сердце - сессия, а купание в долгах с головой окупали все бассейны города.

Теперь же хотелось взвыть. Сердечко колотилось о грудную клетку так, словно бы хотело пробить её к чертям, а лёгкие свернулись в маленький комочек боли, что казалось бы давно перестал выполнять свою функцию проводника воздуха в организм.

По всем канонам, сейчас мои мысли должны были бы метаться из в стороны в сторону, превращаясь в в сумбурную кашицу. Что же, я совру сама себе если не скажу, что частично так и есть. Однако вместе с этим, одновременно пришло и какое-то спокойствие. Будто бы… Сейчас телом управляла не настоящая я, а та часть, что показала и проявила себя в этом аду.

Топот сзади всё не утихал, то приближаясь, то слегка отдаляясь. Интересно, почему оно не переходит на свою настоящую скорость, а лишь только на легкий бег? Я уверена на сто десять процентов, что имея такую силу, он бы с легкостью нагнал меня. Более того, как показывает финальная битва из ремейка, Тиран вполне способен на сильные рывки. Амбрелле так нравится мучить свои жертвы? Это их и погубит, садисты ебучие!

И я решительно намерена дожить до того момента, чтобы плюнуть всем ублюдкам в лицо и кинуть горсть земли на их могилу.

Тиран снова начал нагонять, а все, и живые и мёртвые существа в участке куда-то резко испарились.

Блять, где этот Леон, когда так нужен?! Меня сейчас по стенке размажут!

В голове появилась банальная, но всё-таки единственная идея — отвлечь внимание ублюдка (и это я не про Кеннеди) хоть, блять, на что-то! Удивительно что я до сих пор не свалилась от боли в ногах!

Хотя, была уже явно близка к этому. Логика подсказывала, что я бегаю по участку кругами, но сверится с картой не давал мой новоявленный хейтер.

Я как раз пробегала по очередному коридору, в этот раз спустившись по лестнице на первый этаж, как заметила ломящегося в окно зомби.

Идея!

Не сбавляя хода, я вытащила пистолет, делая пару беглых выстрелов в мертвеца. Стекло разлетелось длинными осколками, а труп завалился на спину, от инерции пули. Вряд ли упокоила, стреляла не смертельно, но пробежать хватит.

Мало понимая что творю, я спрятала пистолет, и схватилась руками за раму, чувствуя острую, пронзающую ладони боль. Ах, блядь!

Оказавшись на улице, я приземлилась ботинками на голову мертвеца, едва не поскользнувшись в брызнувших, гнилых мозгах. Тиран не долго думая, вышиб стену.

- Господи, блядь, боже мой… - взвыла я, сбиваясь с дыхания, - за что, блядь?!

Я рванула прямо через кусты, надеясь, что в процессе не встречу какого-то дохлого бомжа, и вылетела на дорожку возле полицейского участка. Тут я наконец-то смогла себе позволить отдышаться. На две секунды. И то из-за того, что Тиран в какой-то момент растерялся, по одной ему ведомой причине. Делаю пару выстрелов из винтовки в лицо. Кровь из ладоней заливает металл, удерживать оружие в руках почти пытка, осколки стекла остались в ранах. Монстр закрывает голову рукой, слегка затормозив и отходя в сторону. Боится значит?!

Зачем я стреляю? Это бесполезно, и я знаю это лучше всех. И правда… Я бес­по­мощ­ная, слабая дев­ка. Ко­го я со­бира­лась спа­сать в этом ми­ре, ес­ли о се­бе по­забо­тить­ся не в сос­то­янии? Думала, весело будет позволить Леону мучаться со всем этим в одиночку? Зато кабинет S.T.A.R.S. ограбила, и телефон вернула! Прекрасно, тогда весь мой «внутренний мир» живописно украсит всё нажитое «богатство», после того как меня ударит Тиран.

Боже, надеюсь, что шум привлечёт хоть кого-ни…

В округе раздался оглушающий визг Лизуна, а затем со стороны участка послышался цокот. И вот тут я и поняла свою ошибку, когда раздались ещё несколько визгов, а приближающийся цокот усилился. А сзади ещё подключились зараженные, всеми силами желая выломать железные ворота.

Страх опять не вовремя охватил тело, и я застыла на месте, словно столкнувшись с невидимой стеной. Тиран прибавил скорости, видя, что я перестала убегать. И в это же мгновение на биооружие навалились сразу несколько красных тел. Моё промедление меня и спасло. Из всех целей слепые Лизуны не могли услышать замершую меня, а вот очень даже шумевшего Тирана - вполне!

В этот момент я поняла, что мне был дан шанс уйти живой. Не теряя ни секунды, бросилась в сторону, куда глаза глядят. Трое лизунов пусть и не убьют Тирана, но как минимум задержат, а может даже и ранят.

Честно говоря, слабо верилось.

***

Лишь только найдя безопасное место, я поняла, насколько я устала. Что уж говорить, если сразу же после остановки, мои ноги тупо не удержали меня и я завалилась на пол, больно ударившись головой.

Если бы сейчас я столкнулась с каким-либо зараженным, даже бы сопротивляться не стала, предоставив ему на дегустацию левую руку. Всё равно я правша…

Первые пару минут прошли в попытках выплюнуть собственные лёгкие. Я кашляла, задыхалась, пыталась зажимать рот руками, чтобы не издавать громких звуков, но получалось плохо. Повезло, что заражённые отправились куда-то в другое место, или уже были убиты.

Как только ко мне вернулась способность нормально дышать, ребром стал вопрос о ранах на руках. Кровь размазалась по всему моему оружию, одежде и вещам. Шипя и тихо матерясь, я вытащила из ран остатки стекла. Ладони выглядели ужасно.

А от взгляда на повреждения, стало ещё больнее. Кончиками пальцев я расстегнула замок на рюкзаке, выуживая оттуда баночку лечебного спрея. Тут всё же не игровая условность, и если я немного потрачу, остаток не исчезнет.

Я потрусила флакон, следуя надписи на крышке, «Перед использованием встряхнуть», и сняв колпачок, засомневалась.

На этикетке сзади гордо красовался знакомый логотип с красно-белым зонтиком, а учитывая последние события, «Амбрелла» у меня ассоциировалась не иначе как со словом «пиздец». Ладно, все принимают, и я приму. Может быть, и не обращусь. Учитывая, что после ранения Бен явно не потерял человечность, если только не считать его раздражающих нотаций на тему «это я его во всё втянула».

Рискнём. Хотя Кендо за такое отношение к ресурсам сломал бы мне лицо.

Спрей приятным холодком покрыл руки, и я во все глаза уставилась на раны, ожидая чуда. Мне доводилось увидеть, как на мужчине с раненной ногой применяли подобный спрей. Буквально пару секунд и от огромной раны остался лишь шрам. Если в этом мире смогли придумать такое, то в «сверхрегенерации» некоторых личностей нет ничего особенного.

Чуда не произошло. Немного зеленоватая жидкость продолжала стекать по коже, смешиваясь с кровью, но не более того. Ничего кроме немного затухшей из-за холода боли я не чувствовала. Ну так и от воды такой же эффект был бы. Что за чёрт…

Я пробежалась глазами по инструкции. Половину состава вообще не ясно, потому что я таких терминов в душе не шарила, и сомневаюсь, что их аналогии есть в нашем мире. Что такое «регенеративное вещество»? Что такое «лечебный вирус типа «herbs»? *

Я выхватила кусок текста, напечатанный красным цветом, где были противопоказания. Характер повреждений, неспособность выводить яд… Отрицательного и нейтрального эффекта нет? Что?

Я вчиталась в текст ещё раз, и выронила баночку спрея. Гарантия лечения любого человека. Аллергическая реакция невозможна. Тогда… Почему?

К черту. Похоже, мне подсунули брак. Всё равно, слабо верилось, что это сработает. Хотя, за пруфами далеко ходить не нужно. Чёрт с ним. Поэтому придется старыми средствами. Спирт и бинт.

***

Проходя сквозь освещенную лампами улицу, я то и дело оглядывалась назад, чтобы не получить удар в спину. Пусть мы и зачистили квартал, подобное действие скорее всего, могло бы привлечь хоть чьё-либо нежелательное внимание, и я сейчас не столько о Тиране, сколько о людях. Враждебно настроенных людях.

Почти все фонари тут уцелели, да и в город исправно подавалось электричество. Это ведь не тупой подростковый сериал или фильм, где станции мгновенно прекращали работу потому что так сценарий сказал. Учитывая, что заражен только Раккун-Сити и пригороды, то обесточены были только некоторые дома и улицы, и то из-за пожаров и аварий.

До магазина Кендо осталось всего несколько метров, а я уже где-то в пятидесятый раз прокручивала слова, которые собиралась сказать. Как рассказать им о плане, не вызвав много вопросов и не настроив их против себя же, я честно говоря, не знаю.

Это как ходить по минному полю. Шаг в сторону - и ты труп. Учитывая, как сейчас нервничают выжившие люди из полиции, после возвращения Айронса из мёртвых. У ублюдка, что, были запасные ключи? Я же его закрыла! Как он выжил-то с такой раной, да ещё и без оружия?

Но отвлечься не получалось. Мысли то и дело возвращались к предстоящему разговору, вполне рискующему перейти если не в допрос или перестрелку, то точно в кучу подозрений, которых и так хватало с головой.

Нет, на некоторые вопросы я сразу приготовила ответы. А учитывая то, что для всех я до сих пор, в какой-то степени, «тёмная лошадка», то должна звучать довольно убедительно. Хотя, вспоминая то как я повела себя в самом начале…

И вот он. Магазин Кендо. Теперь вместо обычной деревянной, у входа стояла прочная, металлическая дверь с щелью для наблюдения за улицей. Припоминаю как матерились Кендо и ещё пару человек из выживших, пока снимали её с петель в одной из квартир. Хотелось бы сказать, что мы тут надолго не задержимся, но не поверили бы…

Постучав свободной рукой по двери, я услышала возню на той стороне.

- Пароль?! - не очень то и грозный голос мужчины лет тридцати-тридцати пяти. Нет, я конечно знаю пароль, но неужели он меня не видит? На собрании мы вроде бы договаривались использовать это лишь при сомнении в «живости» подошедшего к двери человека. А я хоть и выглядела как ошалевшая дура, но на мертвеца явно не тянула.

- Кончай придуриваться Фред и впусти меня! - щелкнули замки, и железная дверь открылась, показывая чуть хмурого грузчика мебели. Точнее, бывшего грузчика, а сейчас одного из выживших нашей «группировки». Хорошо хоть не преступной, а то было бы как в том анекдоте, про плохую компанию.**

Пройдя в помещение, замираю, пока мужик придирчиво оглядывает мой внешний вид, на наличие новых ран или укусов. Оказывается, в жизни всё работает немного не так, как в фильмах, и для осмотра не нужно раздеваться догола, как это обычно показывают. Так-то раны, рваную одежду и кровь нетрудно рассмотреть.

Вот и сейчас, мужчина, увидев бинты на руках, отходит на приличное расстояние, и как бы невзначай сжимает закреплённую за спиной биту, с вбитыми в неё гвоздями.

- Спокойнее! Это от осколка! - немного испуганно выпалила я, помня о агрессивном характере мужчины. Не хотелось бы оказаться с проломленным черепом, из-за этого двухметрового бугая. В подтверждение своим словам, протянула маленький окровавленный осколок. Пусть и не тот, об который я порезалась, но ему-то не обязательно об этом знать? - если хочешь, могу бинты размотать, но вернуть на место сам поможешь. Пришлось срочно выпрыгивать в окно, слишком много кусак было в здании, - оправдалась я.

- В следующий раз не открою без пароля, - напоследок фыркает Фред, уже не выглядя таким грозным. К сожалению, мы уже видели поведение заражённых, и он и сам понимает, что на паникующего инфицированного я не похожа. Усмехаюсь, и прохожу мимо, не обращая внимания на ругательства упрямца. Даже при зомби апокалипсисе некоторые люди не меняются.

Внутри здания кипит жизнь. Первый этаж - что-то вроде перевалочного пункта и первого рубежа обороны. Но учитывая, что мы соблюдаем маскировку, и посетителей у нас немного, помещение при входе скорее большой склад для «хабара» не первостепенной важности.

Некоторые переговариваются, кто-то оказывает раненым помощь. Ну как раненным… Оказалось, что множество из людей не умеют нормально управляться с оружием, или лезут в какие-то дебри, отхватывая даже не от мертвецов, а просто травмируясь из-за разрушений.

Замечаю в углу стоящего Бена. Опустевшие стенды, на которых раньше хранилось оружие, сдвинули к стенам или поломали на доски, для заколачивания окон, зато вместо них кто-то откуда-то поприпирал круглые пластиковые столики и стулья. Прямо пляж какой-то… Зонтика только не хватает. Хотя… «амбрелл» тут с излишком.

Мужчина осматривает какие-то бумаги. Не теряя времени подхожу к журналисту. Не то, что бы мы сильно общались после того инцидента в супермаркете. Просто в какой-то момент, я оказалась «не у дел», а управление группировкой в свои руки взяли Кендо, Бен и Марвин. И всё бы ничего, но хитрый репортёр повернул наше «выживание» как-то наперекосяк, и теперь получалось, что он меня вытащил из департамента, спас, да и вообще, один такой молодец, зачистил супермаркет и героически получил травму.

Мне не сильно обидно, всё же, чисто физически мне никак бы не хватило опыта управлять таким количеством людей, да и ответственность я брать не хочу, но неприятно получилось. Если Бен хотел потешить своё самолюбие, не обязательно было делать это за мой счёт.

- О, ты вернулась, - заметив меня, сказал мужчина. Замечаю крайне внимательный взгляд в глазах, задержавшийся на моей перебинтованной руке. - Надеюсь это не…

- Нет, это не укус. Поцарапалась от стекла!

Бертолуччи слегка расслабился, чтобы потом вновь продолжить:

- Пока тебя тут не было, Кендо действительно разбуянился. А всё из-за того, что Марвин вдруг поинтересовался наличием лицензии на некоторые оружия. Криков-то было…

Я тихо фыркнула, вспоминая, что подобные штуки тут происходят не впервые. Как говорили полицейские, Кендо всегда был тем ещё типом, а после апокалипсиса и «уничтожения» его магазина, так вообще, словно с цепи сорвался. Хотя, тот же Марвин, тоже не всегда прав… И почему в жизни всё так сложно. В игре то просто было. Есть люди, есть зомби, есть Амбрелла и прочие гады. И всё. Понятно где зло, где добро, а тут у каждого своё мнение, и пулю одинаково неприятно получить как от Кендо, так и от какого-то «дяди-васи-сантехника», о котором даже упоминания в каноне не было.

- У нас есть проблема посерьёзнее, - вернулась я к более «реальным» делам, - нам нужно уходить. Срочно!

- А вот с этого места поподробнее…

- Не здесь. Где Марвин и Кендо?

***

- Ну и что такого важного ты узнала, что мне пришлось отходить от жены и дочери? - раздраженно спросил Кендо, спокойно усевшись на стул.

Сейчас мы находились в его личной комнате, в которой, на удивление, было довольно чисто. Старик любит порядок видимо не только в стеллажах с оружием.

- Мои парни обыскали округу, но так и не нашли выживших. Но где-то вдалеке слышали выстрелы, - Марвин не остался в стороне, глядя сперва на меня, а затем на остальных присутствующих в комнате, - Мы планировали провер…

- Исключено, - резко отозвалась я, привлекая три пары слегка удивленных глаз. Мысленно дала себе подзатыльник, за то, что слишком сильно палю себя. Немного помолчав и собравшись с мыслями, я продолжила, - нам нельзя к ним приближаться. Ни при каких условиях.

- Это почему-же? - задал вопрос Роберт. Так же подобная реакция просто не могла не заинтересовать Марвина. Один лишь Бен кажется смекнул, что к чему. Какой догадливый. Где же он раньше был со своим «пониманием»?

- Это не мирные жители и даже не мародёры. Скорее всего, это отряд Амбреллы, зачищающий улицы. И отнюдь не от зараженных… - вот подобного они не ожидали. Если подумать, я ведь даже не пыталась объяснить кто в этой ситуации главгад. А зря. Теперь придётся всё навёрстывать, под угрозой получить маслину в лицо.

- Ты откуда это знаешь? - подозрительно сощурился Кендо. Я уже давно привыкла, что подобная манера общения, некая особенность мужчины, но всё равно пугало.

- Я… - главное теперь не совершить ошибку и говорить четко и уверенно. Даже несмотря на страх. Один малейший промах, одно неверно сказанное слово — и мне конец, - я их видела. А ещё я была в департаменте и нашла кое-какие бумаги, подтверждающие мои слова.

Эти слова дались куда легче, ведь по сути то я практически не врала! Учитывая как сильно Амбрелла наследила в Раккун-Сити, за пруфами далеко ходить не надо, главное знать что и где искать. А вот при слове «бумаги» Бертолуччи явно оживился, вспомнив свою основную задачу. Остался только один штрих.

- И Бен, - обратилась я к журналисту, внутренне ликуя от того, как смогла завернуть разговор, - ты знаешь что такое «Тиран»?

Журналист от данного слова побледнел практически моментально, уставившись куда-то вперёд. Вид у него при этом был весьма комичный, и мне обязательно стало бы весело, если бы не недавний побег. Поэтому посмеяться не удалось. Кендо и Марвин же просто, недоумевающе смотрели то на нас, то друг на друга, пытаясь понять что не так. Слово «Тиран» явно не вызывало доверия, но они не знали что это. Счастливчики…

-Надо уходить. С-срочно! - дрожащим голосом проговорил Бертолуччи, мгновенно растеряв весь свой «запал» к решению проблем группировки, и стараясь придти в себя, - если это доберется до нас, мы никак не сможем его остановить…

- Можно попробовать выехать из города. Не думаю что нам не хватит транспорта или бензина, - тревожно заметил Кендо, уловив паникующие нотки в голосе журналиста.

- Выехать из города не получится. Амбрелла контролирует выезд из города и не выпускает людей. Думаю, говорить о том, что они делают с беженцами, не нужно, - заметила я, а потом не дожидаясь очередных вопросов, объяснила этот вывод уже известным фактом, - учитывая, что на улицах отряды зачистки, мы сами приедем им в руки.

Мужчины затихли, явно обдумывая мои слова. К нужной теме я их подвела. Остаться — нельзя, уехать тоже. А теперь самое сложное — рассказать о лаборатории и подземном поезде, который должен вывести из города. Вот сейчас, я надеюсь, что всё делаю правильно.

- Марвин, я покопалась в офисе некоего «Вескера», и узнала, что он работал на Амбреллу, - осторожно и как бы «невзначай» начала я, стараясь не показывать, что он для меня вовсе не «некий» и на данный момент, его биографию и будущее я знаю даже лучше самого злодея.

Ещё более страшно было от осознания того факта, что со мной будет, если Альберт узнает о том, что я сейчас собираюсь выдать. Причём, самым, что ни на есть нелепым способом, обставив всё так, что документы о связи с Амбреллой были у него в столе.

Я внутренне засмеялась, и от нервов, и из-за ситуации. Пф, будет меня ещё наш «сумрачный гений» искать. Кому я нужна? Слишком много о себе думаю. А пока есть возможность, надо «валить всё на Вескера». Может быть благодаря этому ему такой свободы в будущем не дадут?!

- Альберт? - наконец-то спросил Марвин, - он был сотрудником и капитаном S.T.A.R.S. и погиб в особняке у Арклейских гор… Ты уверена?! - полицейский выглядел даже не удивлённым, а каким-то обречённо-смирившимся, и просто дождался моего кивка.

- Он работал вместе с Айронсом, - решила для простоты понимания связать этих двоих я. Не совсем конечно, но кого это сейчас парит. От упоминания ублюдка-шефа, лицо Марвина исказилось в отвращении, с чем я была абсолютно солидарна, - я узнала, что под… - глубокий вздох. Сейчас момент истины, ради которого и затевался весь этот разговор, - под департаментом находится вход в лабораторию. А там есть поезд, для эвакуации сотрудников, который должен безопасно вывезти всех нас из города.

Я выдохнула и замолкла. Получилось весьма правдоподобно, главное, чтобы поверили. Мужчины выглядели задумчивыми, но явно оценивали перспективы.

- Сидеть на месте более не имеет смысла. Соберём людей и отправимся в это подземелье и дело с концом! - Кендо начинал нервничать чуть сильнее обычного, а уж услышав о свободе, вовсе забыл о терпении. Тем не менее, было ясно видно, что Роберт думает о правдоподобности моих слов.

- Не всё так просто. Нам придётся зачищать путь к лаборатории, - сразу предупредила я, что бы потом не возникало неловких ситуаций, - когда произошла утечка вируса, весь персонал был убит, а сам вирус распространился по воде. Теперь кроме людей, заражены и обитатели канализации.

- Конечно. Не могло же быть всё так просто… - это опять Бен. А что он, собственно говоря ожидал? Прогулку по городскому парку?

- И не говори… - отозвался Марвин, всё ещё немного не в себе от осознания того, что ещё и капитан особого отдела оказался пи… Плохим человеком - значит, других вариантов нет?

Я покачала головой. Прости мужик, сама не в восторге от подобного плана. Учитывая, что мне ещё как-то нужно объяснить щекотливую ситуацию с Биркиным, чтобы избежать лишних жертв.

- А те документы? - внезапно спросил Бен. И тут меня как холодной водой облило. Я как-то и позабыла, что Бертолуччи не только по профессии, но и в душе — журналист. Разумеется ему понадобятся соответствующие доказательства о делах Амбреллы и Вескера. И что я ему их, наколдую? Или пойду по всем бункерам мира выкапывать злодея, слёзно умоляя написать пару бумажек о своих тёмных делишках?

- Догадайся, откуда я узнала о Тиране, - хрипло ответила я, сверля Бена нечитаемым взглядом, - мне пришлось взрывать гранату прямо в кабинете S.T.A.R.S. и выпрыгивать со второго этажа.

Тут уже я немного переборщила, но звучит то круто! И не придерёшься, жить захочется, не до документов будет.

- Взорвали ценные улики? Не смешно! - не сдавался журналист. Да что ты от меня хочешь, проныра долбанный?! Я свою жизнь пытаюсь спасти! И твою тоже, но свою вне очереди!

- Может что-то и уцелело, - пожала плечами я, вспоминая весь тот фейерверк бумаг, вылетевший из стола Вескера и ближайших к нему, при взрыве гранаты. Пусть ищет, если хочет, - можешь пойти в департамент и проверить, но там всё ещё бродит эта тварь, и моя граната ей на вкус не понравилась. Поэтому не советую. Ты ведь хочешь жить?

Вот теперь журналист поверил. Ну или хотя бы успокоился, не решаясь докапываться дальше, что меня сильно радовало. Молчаливый Бен мне нравится куда больше. Нужно сделать себе заметку: если я отсюда выберусь, закажу плакат с изображением Тирана, и буду каждый раз показывать его Бертолуччи, если тот подключит режим «доебаться до всего, что движется».

Комментарий к Глава 7:«Паутина лжи»

* - имеется в виду “культура лечебных вирусов на основе трав”, но Гг неправильно перевела надпись.

** - Сыночка, ты связался с плохой компанией!

- Мам, не переживай, я её создал!

Что-то с каждой главой я пишу всё больше и больше. К сравнению - первая глава четыре страницы, потом пять, шесть, семь, уже восемь. Капец.

Ну, что же, я жду отзывов, а вы наслаждайтесь главой. Скоро заканчивается проект в Швейцарии, так что дальше, дома, будет легче писать. Хотя, я и тут вроде не жалуюсь, спасибо соавторам.

========== Глава 8: «Рандеву со смертью» ==========

Когда мы все умрем, никого не останется, кроме смерти, да и ее дни будут сочтены. Она пойдет по дороге, а вокруг пусто, никого нет. Что ей тогда делать? Вот она и спросит: «Где все?»

Я поправила лямку резко потяжелевшего рюкзака. Выжившие собирались уходить, и едва ли решались оставить хоть что-то из вооружения. Особую ценность сейчас отыгрывали, конечно же гранаты. Так как они относились к тем немногим способам, замедлить Тирана.

Не скажу, что все из группировки в полной мере понимали угрозу биооружия — многим подобное даже представить было проблематично. Я бы скорее всего тоже не поверила, скажи мне кто-то, что за мной будет гонятся огромный мужик в плаще, способный ловить пули без вреда для себя, и раскраивать черепушки одним «нежным касанием».

К слову, в этом мире никогда не существовало такой развитой зомби-тематики. Точнее, такой термин тут в принципе не применялся. До всех этих событий, конечно. Так вот. Ни блокбастеров, ни игр, комиксов, книг и историй. Ничего. Люди глупили не по детски: стреляли куда угодно, но не в голову, шумели, пытались говорить с инфицированными.

Большинство жизней мы и потеряли из-за дурости. Самое мерзкое то, что стоило мне выдать любой общеизвестный в нашем мире факт, вроде того же реагирования трупов на звуки, на меня начинали смотреть как на врага народа под девизом «откуда ты это знаешь»?

Уверена, большинство из них готовы сейчас же собрать хворост и сжечь меня как ведьму, надеясь что с моей смертью исчезнет и всё это. Шучу конечно, но приходится тщательно следить за любым своим словом. Если раньше я думала, что этот мир лишь частично отличается от нашего, то теперь все мои ошибки могут стать смертельными.

В какой-то момент так и оказалось, что к наступившему апокалипсису я была готова больше, чем к сессии в институте. Как-то даже случайно, просто ради забавы, провела параллели между зомби и студентами: сонные, вечно голодные, собираются в одном месте…

Если выживу, и этот кошмар не закончится, стоит попробовать заняться «продвижением зомби в массы», к примеру содрать тот же сюжет с «The Last of Us», «Войны Миров», или «Ходячих мертвецов». Правда за такую самодеятельность заинтересованные личности вполне могут меня немножечко убить, да и подкидывать новые идеи всяким местным психам - так себе идея.

Возвращаясь к более реальным делам, стоит заметить, что собрались выжившие достаточно оперативно. Всех, кто действительно умеет обращаться с оружием, экипировали как на войну. Остальные же получили по пистолету и ножу. В бой они не должны вступать, но в случае чего, защита будет.

Здравым предложением было дождаться рассвета. Но этого времени у нас не было. Если Леон спустится в канализацию раньше нас — может успеть сотворить глупостей, или погибнуть. А ведь ему ещё с Биркиным и Тираном сражаться.

В какой-то момент мне в голову пришла достаточно пугающая мысль: а жив ли он вообще?

***

Склонившись над картой полицейского участка, которую мне по памяти нарисовал Марвин, я мучительно вспоминала посещённые мною локации. И сравнивала свои воспоминания и слова темнокожего полицейского. Получалось, что самым безопасным вариантом будет раздробить наших выживших на группки по пять-шесть человек и сопровождать их отсюда до холла. Но предварительно — зачистить наш маршрут и застопорить или запереть на ключ все попутные двери. Мало ли что, вдруг какой-нибудь залетный мертвяк решит поприветствовать нас и потребует налог за проход. Блин, а ведь еще есть Лизуны и элегантный любитель жарких объятий.

Логичнее, конечно, будет пройти через канализацию, там и на Тирана не так легко нарваться, да и помимо крокодила монстров не так много, как в участке. Но в то же время, от таких идей меня остановило осознание, что это всё же не игра, и вонять в подземелье будет по-настоящему, отходы вполне реальны, да и выжившие не Рэмбо и не камикадзе, чтобы покорять помойки города. Плюс подцепить какую-то страшную дрянь, тот же сепсис или очередного местного паразита не очень-то и хочется.

А с Биркиным на первой стадии ещё можно помахаться.

Чёрт. Выбор конечно, что надо. На одном стуле пики точёные, на другом…

Кажется, я не сумела совладать с собой. Вон, Марвин недоуменно покосился на мой временный эмоциональный порыв, вылившийся в смачный стук кулака об стол:

- Что не так, Мари? - поднял голову полицейский. Нервами никого тут не удивишь, после таких приключений каждому нужен будет психотерапевт, но такая бурная реакция была в новинку.

Обернувшись, я напоролась ещё и на пристальные взгляды Бена и Роберта. Пора уже контролировать своё состояние и не впадать то в ярость, то в истерику. Хотя тут все на взводе, а я рядом с ними кто?!

- Тиран - это такой огроменный мужик, ростом под пару метров или даже выше, - убийственно спокойным тоном начала я, как будто бы википедию читала, - видела как он заходил в помещения, пригибаясь в дверных проемах. Чертовски силен - не напрягаясь выбросил наружу влетевший в тот коридор вертолет, - с этими словами я поднесла ручку к карте и зачеркнула препятствие на плане второго этажа.

- Двигается очень быстро! Когда Тиран гонялся за мной, то догонял даже не переходя на бег, — тем временем я закончила наносить на край листа примерный образ монстра и протянула рисунок слушателям.

Опять поймала на себе пытливый взгляд Бена. Клянусь, если он не прекратит свои гляделки — я ему, как говорил один известный киноперсонаж «Моргалы выколю!».

Он подставляет меня. Слишком много подозрений.

- В записях Вескера говорилось, что это существо - вершина хирургической и генно-инженерной мысли Амбреллы, - опять немного соврала я, кинув ещё один камешек в огород злодея. Надеюсь, похоронят его под этими камнями в будущем, - предназначение Тирана — уничтожение вражеской живой силы и легкой техники на поле боя. От себя добавлю, что этот урод в спокойно держит выстрелы в упор и в голову. Хотя последнее доставляет ему дискомфорт.

И тут я решила слить один из методов борьбы с ним. Метод из Ремейка. Не знаю, вдруг прокатит. У меня всё работает на старом-добром «А хрен его знает, давай попробуем!».

- А еще он не любит яркий свет. Посветила ему фонариком в лицо — дезориентировала на несколько секунд, - к счастью, Марвин понял мои намеки без долгих прелюдий. Чем больше информации я даю, тем больше путаюсь в сетях собственной лжи.

- Нужны светошумовые гранаты, - сделал вывод полицейский, - если я правильно помню, их солидный запас находится в оружейной, возле комнаты планирования, — выражение лица мужчины стало задумчивым. А затем вдруг помрачнел, - вот дерьмо, панель доступа к сейфам частично демонтирована!

Я тоже охнула, вспомнив те проклятые клавиши, необходимые для набора кода.

Затем на ум пришёл Леон. И опять задумалась — стоит ли Марвину сообщать про новичка?

С одной стороны, полицейский знает про него косвенно — как-никак, всем отделом ждали приезда салаги, даже комнату обставили всякой приветственной мишурой. Если сообщу, Брана точно попрётся искать его по всему участку…

А с другой стороны — если Марвин отвлечется на поиски Леона, мы потеряем время и шансы нарваться на Тирана возрастут неимоверно. А это, как минимум, минус один вооруженный боец в группе зачистки и сопровождения…

Что делать?

Когда мы составили план действий, я попросила Марвина отойти в сторонку. Пришлось проследить и выбрать момент, чтобы не появились лишние уши. Сплетни тут летят быстро, а уж их громкое обсуждение начинается чуть ли не на месте.

- Убегая от Тирана, я встретила еще одного выжившего, - как обычно осторожно начала я, но это, как оказалось, было зря. От последнего слова Брана чуть ли в стойку охотничьего спаниеля встал. Ага, еще и висящих ушей не хватает. Не до поиска подвохов ему сейчас, - молодой, чуть постарше меня и с такой косой челкой, - я руками изобразила прическу Леона… не ну, а что, теперь еще и перед Марвином палиться? Бена с Кендо уже вполне хватило. Я ведь точно знаю, что могу дать точный портрет любого действующего персонажа из этого мира. Более того, и нарисовать смогу!

Брана снова оправдал мои ожидания и проявил чудеса логики и отличной памяти:

- Должно быть, это наш новенький — Леон Кеннеди. Парня направили к нам после Академии. Я, кажется, понимаю почему ты сообщила мне эту новость. Боишься, что я кинусь его искать, да? -я согласно кивнула. Мне уже нравится ход мыслей, - не, как бы я не хотел, но есть дело поважнее. Я буду надеяться, что ему хватит ума уйти из города.

***

Бен глянул на свои часы: до выхода оставалось полчаса. Люди спешно поправляли свои рюкзаки и сумки, вооруженные — все полагающееся. Все волновались. Бертолуччи — особенно. Он меньше всех хотел встретить этого Тирана — ему довелось посмотреть на ту видеозапись, сделанную пилотом группы Альфа, Брэдом Викерсом, с борта своего вертолета. Схватка выживших оперативников S.T.A.R.S. и Тирана впечатляла…

И ужасала. Прохаживаясь вдоль стены, он внезапно почувствовал рядом чье-то присутствие. Это оказался мелкий клерк по имени Джозеф. Наглый белобрысый юнец похабно улыбаясь, сообщил Бену:

- Эй, Бен! Тебя там ищет эта огонь-баба, которую ты спас! Видать, решила как следует отблагодарить тебя за спасение… Гы!

И ушёл, довольный своей плоской шуткой.

Журналист задумчиво уставился на часы. А ведь Джозеф может быть прав, уж больно странный взгляд она кинула на него когда рассказывала про Тирана. Бен зашагал к людям.

Был бы Бертолуччи свободен, а она чуть постарше, он бы только обрадовался. Но учитывая первые два факта, да и то, что времени на такое нет… Однако, подобное отношение всё-же… Льстило!

***

Ждать Бена долго не пришлось, чему я и не особо удивилась. Журналюга — человек довольно пунктуальный, а уж после новостях о эвакуации и Тиране, он чуть ли не сам подходит постоянно. Видите ли, нашего двухметрового шляпоносца испугался! Что он тогда на Биркина скажет?

Вот только сейчас с ним было что-то не то. Слишком расслабленный, весёлый и вообще, странно на меня смотрит. От данного вида мужчины, почему-то внутри поднялась буря эмоций.

«Герой». Жутко доволен собою, да? Ничего, сейчас я тебе устрою.»

Вздохнув, я попыталась успокоиться. Я должна спокойно поговорить с ним и коротко объяснить ему его неправоту. Пускай проникнется ситуацией, глядишь отнесётся, черт возьми, с пониманием. Хотя бы на этот раз. Не бросаться же на каждого встречного из-за косых взглядов.

≪А если не выйдет… Что же, ему это точно не понравится≫

- Звала? - спросил журналист, слегка улыбнувшись. Почему он улыбается? Что такого случилось?!

Учитывая последние события, все ходили с очень грустными физиомордиями, и теперь такие странные перепады настроения и поведения пугали. Обкурился он, что ли?

- Да. Мы можем поговорить? - отбросив свою паранойю спросила я, и оглянувшись по сторонам, добавила, - не тут. Подальше!

- Без проблем. Идём? - Бен всё так же странно согласился, и кивнул, а я указала рукой, чтобы журналист следовал за мной.

Пройдя в переулок, в котором ещё совсем недавно едва не сожрали полицейских, я прокрутила в голове ещё раз наш разговор, чтобы случайно не высказать журналисту всё, что я о нём думаю. Нужно было снова подкормить его какой-нибудь информацией, в обмен на то, чтобы он какое-то время держал рот на замке.

Я была спокойна, клянусь вам. Я была спокойна до тех пор, пока журналист не открыл рот первым:

- Слушай, я понимаю: ты помогла мне, я помог тебе и ты желаешь меня отблагодарить… - над последним словом мужчина сделал какой-то странный акцент, - но мы знакомы совсем немного, да и ты слишком молода, не говоря уже…

Дальше я уже не слышала. Перевод слов и значение этой интонации дошло до меня через пару секунд.

«Отблагодарить»? Что он… Как он…

Как вообще до такого можно было додуматься?! За кого этот… этот… Урод себя считает?! Как он вообще мог подумать о таком, после того, что я для него сделала?!

Ярость и сильная обида захлестнули голову, как пожар в лесу, сжигая все более менее здравые мысли. Этот мир хочет превратить меня в непонятно что, и даже один человек, которому я более-менее доверяла…

Я рассмеялась. Так, что Бен говоривший до этого что-то, замолк, уставившись на меня. А я всё смеялась. Безумно, чуть не впав в настоящую истерику. Со стороны я могла показаться сумасшедшей, но на самом деле в этот момент я прозрела.

- С тобой всё в поряЯЯААА! - крик мужчины не заставил меня ослабить хватку. Не дав журналисту встать с земли, я достала пистолет из кобуры, приставив его к голове Бена, - ты что делаешь?! Отпусти меня, больная!

- Больная значит, да?! - прошипев эти слова, я оглянулась вокруг: никого. Собираются. Плевать, - у меня подобный вопрос к тебе. Не много ли ты на себя берешь?!

- Ты о чём?! Отпусти меня, сейчас же! - Бертолуччи попытался вывернуться, но я щёлкнула предохранителем, который до этого не трогала. До мужчины наконец-то дошло, что я не шучу.

- О том, что ты эгоист и трус. Кто вытащил тебя из камеры?! Кто

спас тебя в перестрелке?! Кто дал тебе оружие?! - нажимаю стволом пистолета сильнее, заставляя Бена прижаться к стене дома, и медленно по ней сползти. Голос ломается, а сама я сейчас же готова разрыдаться от обиды и только дикая злость заставляет меня сдерживаться, - с самого начала пути ты только и делал, что пытался вывести меня на чистую воду, несмотря блять ни на что! А когда ты собрал людей, то своими подозрениями начал натравливать их на меня!

Уже не могу остановиться. Всё накипевшее сейчас вырывается наружу, как вода из-под гидранта. Бен перестаёт дергаться. Боится за свою жизнь? Правильно делает.

- Я только и делала, что рисковала своей шкурой, даже отвечала на твои дебильные, провокационные вопросы, несмотря на их неуместность в некоторых ситуациях! Неужели так сложно было просто закрыть свой ебучий рот, чтобы дать мне спасти не только свою, но и твою шкуру, ублюдок?!

- Я…

- «Я»?! Да, я! Я уже успела пожалеть несколько раз, что не оставила тебя в той камере. Тебе мало всего этого, так после всего пережитого, ты держишь меня не только за шпионку, но ещё и за дешёвую шлюху, бросающаяся за то, что ты её «спас»?! Кто кого спас!

От вновь приближающиеся злости, я сжала руки Бена сильнее, отчего он прошипел от боли. Он всё равно не дернется. Он трус. И даже если бы им не был, пуля быстрее.

- Запомни раз и навсегда: всё, о чём я знаю, тебе не узнать никогда, даже если мне будет грозить смерть. Скажешь кому-нибудь про этот разговор — я убью тебя. Ещё один вопрос перед кем-нибудь и я прострелю тебе ноги, а затем скину мертвецам для забавы. И остальным ни слова. Если конечно, не хочешь взять ответственность за их гибель на себя. А мне стоит сказать лишь пару слов, и вы все никогда не покинете Раккун-Сити!

Последнюю фразу я почти что прорычала, но ума ещё хватило, чтобы сделать это на русском. Слишком велика разница между личными разборками и угрозе целой группе.

Резко убираю пистолет, и отскакиваю назад, тем не менее не выпуская оружие из рук. Кто знает, что придёт в голову этому придурку. Но Бертолуччи меня разочаровал. Выходя на улицу, не взял с собой даже сраный нож! На что он рассчитывал?

Ах, да!

Не знаю, что он себе там надумал, но перепихон в условиях зомби-апокалипсиса, в чужом мире, с малознакомым человеком, старше меня минимум лет на восемь, это явно не то, что я планировала. Самой противно.

По телу прошла дрожь. Слишком много всего и сразу. Айронс, зомби, убийства в супермаркете, Тиран, теперь ещё и это.

Не убирая пистолет, я прошла мимо Бена, внутренне готовая получить удар в спину, но обошлось. Он либо понял, либо решил затаить обиду.

Я вышла на улицу, и только тогда позволила себе убрать оружие, оказавшись в поле зрения остальных выживших. Странно будет щеголять среди них со стволом в руке. Да и журналюга не решится напасть.

Внезапно, до меня донёсся истошный женский визг, и я обернулась. Визжал кто-то с того переулка, где зомби сломали сетчатый забор. На сколько я помню, брешь закрыли каким-то фургоном. Чёрт, почему в этом городе никому спокойно не живётся?

Я матюкнулась, и вновь доставая пистолет, рванула на звук. По пути ко мне присоединились ещё трое мужчин, среди которых я к своему неудовольствию узнала того грёбаного полицейского, засадившего меня в обезьянник.

Но сейчас было не до старых обид. Главное, что у парня был дробовик. Они достигли фургона чуть раньше, я притормозила. Нечего лезть вперёд, учитывая, что за твари тут обитают, а у меня всего лишь пистолетик, ведь винтовка так и осталась в оружейном. Откуда я знала, что разговор с журналюгой повернёт в такое русло? Тогда бы и гранату взяла.

Полицейский буквально взлетел на фургон, закинув дробовик на плечо, а оказавшись на крыше, снял оружие и пару раз выстрелил. По ту сторону забора раздался дружный чавк вышибаемых мозгов.

- Тут девушка! - сообщил полицейский, и исчез с поля зрения, чтобы через пару минут появиться с…

Девушкой.

Я во все глаза уставилась на это чудо природы, и как оказалось, не я одна. Все мужики команды старательно делали вид, что смотрят куда угодно, но только не на спасённую бабень. А я что? А мне можно!

Как это чудо не укусили, я себе слабо представляю. Короткое, некогда белое, едва закрывающее задницу платье, было всё измазано в крови, грязи, и ещё пойди разбери чём. Русые волосы сбились в страшные колтуны, а на руке, словно бы издеваясь, поблёскивало золотистое украшение.

В ладони девушка сжимала пистолет, с характерно сдвинутой назад затворной рамой. Патронов нет. А вот что за пушка, рассмотреть интересно…

- Там, там… - спасённое чудо заикалось, едва ли не повиснув на полицейском, который не совсем понимал, радоваться ему, или проверять бабу на наличие укусов. С таким бюстом прямо под носом и правда тяжело определиться.

Да, в группе с женщинами были явные проблемы. Все спасённые были уже либо в возрасте, либо с детьми. Почему-то молодёжи почти не уцелело, даже парней. Предполагаю, что они как раз таки и погибли первыми.

А теперь… Чудо ни в какое сравнение со мной не шло. Что я? Странная незнайка, с эмоциями написанными на лице, по поведению больше напоминающая парня. А тут вон…

- Он… он… этот мужчина, - хныкала девушка, - он шёл за мной! Огромный мужчина в плаще…

Мне понадобилось полсекунды чтобы понять, куда теперь идёт сей «мужчына», если в отличие от меня, бабень бежала прямо к группе.

- Уходим! Быстро! - закричала я, особо не заботясь о том, что меня могут проигнорировать. Расстояние до магазина я преодолела в рекордно быстрые сроки, и залетев в помещение, схватила уже давно заготовленные вещи. Рюкзак, разгрузку с подсумками, винтовку.

Магазин опустел, посередине стояли Марвин и Роберт, явно руководящие выжившими. Большая часть уже ушла в участок, осталось всего с десяток человек. Заметив меня, мужчины хотели что-то спросить, но я не дала им возможности.

- Он… здесь! - только и сумела выдавить я.

Выжившие отреагировали моментально. Подхватили свои рюкзаки и оружие, и покинули магазин. Мне осталось лишь пойти следом за ними, глядя на чудовище из-за спин.

В конце улицы стоял ночной кошмар всех игроков, начавших серию с ремейка. Тварь на секунду застыла, будто бы оценивая округу. Взгляд Тирана цеплялся за такое большое, для вымершего города, количество людей, словно не зная, кого выбрать. Затем, монстр, всё тем же неспешным шагом двинулся вперёд.

Несколько человек открыли на огонь. Раздались длинные, громкие очереди из винтовок, короткие хлопки дробовиков и пистолетов. Но такое смешное препятствие даже не замедлило Т-103, и тот, размашистым ударом, отправил одного из вооруженных к праотцам.

Я не знала этого мужчину, максимум видела пару раз, но теперь даже опознать не смогу. Череп и его содержимое брызнуло на асфальт. В крови блеснул и лязгнул о землю дробовик.

Кто-то закричал, но у выживших хватило ума не бросаться к трупу, как это обычно показывают в фильмах. Тиран вновь двинулся вперёд, не заботясь о крови на руках. Даже Роберт с Марвином застыли, не решаясь что-то делать. Ещё пару секунд промедления, и нам всем конец! Монстр приближался.

Толкнув мужчин, я бросилась вперед, доставая из-за спины заряженную винтовку и одну единственную световую гранату. Если этот бессмертный ублюдок перебьёт всех тех, кто способен держать оружие, никто из этих людей не выберется. А ведь есть ещё и Биркин, который куда более опасен, чем Тиран! Чёрт, я идиотка! Всё не должно было повернуться так!

Делаю несколько выстрелов целясь прямо в лицо. До монстра ещё далеко, он даже не реагирует. Занят большинством, ублюдок. Выдергиваю чеку из гранаты и бросаю её под ноги твари.

Взрыв заставляет Тирана остановится и начать судорожно поворачивать голову. Ослеп, тварь!

- Бегите, глупцы! - срывающимся голосом крикнула я застывшим мужчинам. Гендальф сраный! Кто-то попытался возразить, но я не дала и мгновения на размышления. Если они не уйдут, я сойду с ума от страха, и уже никуда не пойду. Не буду играть в героя, — я уведу его подальше отсюда!

Дважды повторять не пришлось. Спасибо, что это не идиотские фильмы, где герои творят херню. В несколько секунд они покинули ставшую опасной территорию. Бегом, направляясь в сторону участка. Видимо, судьба погибнуть от этой твари им не очень нравилась.

Кстати о монстре. Тиран проморгавшись, попытался двинуться за выжившими, но очередь из винтовки, опустошившая весь магазин, и громкий мат на родном русском, всё же заставили его обратить на меня внимание. Не знаю, почему он предпочитает других людей мне, но инстинкт самосохранения у биооружия всё же есть. И пальбу он игнорировать не может.

И как только Тиран пошёл ко мне, всю храбрость и дерзость как рукой сняло, отчего ноги сами понесли меня куда подальше от опасности. Мистер Икс, как и ожидалось, словно преданный фанат, последовал за мной, правда перед этим странно затормозив, чем дал мне фору в десять секунд. Что это с ним?

В какой-то момент возникла надежда на то, что я смогу увести его от группы, не погибнув сама. Она померкла в ту же секунду, как практически уже невидимый вдалеке Тиран, вдруг пришёл в себя, и резко рванув, побежал в мою сторону.

≪Он умеет бегать. Он, блять, умеет бегать! ≫

С огромной скоростью, тварь начала приближаться. Шляпа монстра слетела с головы, являя отвратительное, серое лицо с белыми, пустыми глазами. По всей морде было множество царапин, достаточно глубоких, чтобы регенерация не могла исцелить их слишком быстро. Лизуны неплохо его потрепали. Мир их праху!

Слабо соображая куда бегу, я судорожно пыталась придумать хоть что-то, что могло бы меня спасти в этой ситуации. Если бы не резкие манёвры, на которые был не способен монстр, чисто по скорости он давно бы догнал меня.

Он же не бегает, блядь!

Я давно уже отдалилась от зачищенной нами части улицы. Да, зомби здесь не было, но мусор, трупы и остатки машин остались.

Возможно по этой причине я и споткнулась об кусок чьего-то бампера, отлетевший при аварии. Пусть я и не упала, столь короткого промедления хватило Тирану, чтобы настигнуть меня и лёгким, по его меркам, толчком, повалить на землю.

И так раненные руки вновь обожгло болью, даже сквозь бинты, и на асфальте проступили алые пятна. Головой я сильно ударилась о землю, в глазах потемнело, но сейчас было не до этого.

Не успела я подняться, как меня воистину стальной хваткой, схватили за горло, сдавливая его достаточно сильно, чтобы я не смогла вывернуться, а каждое из движений причиняло огромную боль.

И так пустая от удара голова взорвалась яркими пятнами боли, мелькающими перед глазами. Чёрт, чёрт, чёрт…

Тиран не спешил ломать мне шею, лишь отсутствующим взглядом смотрел прямо в глаза. До меня с запозданием дошло, почему. Монстр не думал, и ничего не решал. Просто передавал данные «Амбрелле».

— П-пожалуйста… — силой выдавила я, заметив промедление в действиях машины, надеясь, что по ту сторону меня всё-же пощадят. Воздуха переставало хватать с каждой секундой. В отчаянной попытке вырваться, я затряслась сильнее. Чёрт!

Я последний раз попыталась вдохнуть, и решилась. Если я всё ещё жива - им интересно. А если так, у меня есть последний шанс. Сказать что-то такое, от чего сомнений в моей «полезности» не останется. Пусть это потом и навредит мне.

- Закрой глаза!

Я подчинилась, угасающим сознанием распознав чей-то голос. Оглушительно взорвалась светошумовая граната, и хватка на шее разжалась.

Я упала на землю, с ужасом понимая, что не могу разобрать, где верх и где низ, и куда теперь бежать. О, Господи, я даже встать не могу!

Я сжалась, готовая драться до последнего, если тварь снова нападёт. И едва не всадила первый же удар кому-то, кто ухватил меня за плечи, оттаскивая прочь. Перед глазами скакали яркие круги. Всё же немного ослепило.

- Быстрее! Чёрт… - парень, в котором я узнала Леона, очевидно понял, что я не в состоянии встать.

Я только и успела пискнуть, и вцепиться в синюю полицейскую форму, как ноги оторвались от земли, и я осознала себя в воздухе. Твою мать, мы так не договаривались!

Я проморгалась, наконец-то замечая знакомую улицу. В метрах ста всё ещё горела красным цветом вывеска, «Оружейная Кендо».

- Туда! - я указала в сторону магазина, - знаю как уйти!

Кеннеди почему-то не стал спорить, и спустя пару мгновений, уже запирал дверь оружейной, перед этим опустив меня на пол. Щёлкнул замок, и только спустя пару бесконечно долгих мгновений, что мы вслушивались в шаги Тирана, я смогла успокоиться.

- Чёрт возьми… - тяжело выдохнул Леон, явно устав от такого забега.

- Ёбанный свет… точнее спасибо, - выругалась на русском я, до сих пор не веря в свою удачу. Руки дрожали как у заядлого наркомана.

- Не двигайтесь!

Вопреки приказу я повернула голову, с обречённым стоном встречаясь взглядом с темноволосой женщиной в кремовом пальто, угрожающей пистолетом. И в солнцезащитных очках. Ночью.

Господи. Блядь. За что?

Комментарий к Глава 8: «Рандеву со смертью»

Что-то эта глава у нас тяжело шла, но тем не менее мы собрались и смогли. Спасибо вам за соточку лайков, мы вас любим💙

Ошибки могут быть, так как вычитывалаось один раз, а сил задерживать проду не было. Так что, ПБ всегда открыта.

Не забудьте оставить отзыв. Спасибо.

P.S. Автор отчаянно ждёт десятую главу, и тащится с приготовленного в ней “вот это поворота”.

========== Глава 9: «Вперёд и вниз» ==========

Это и наивно, и умилительно одновременно. Тебе хочется верить всем людям, когда они начинают говорить вроде бы правильные вещи. И ты предпочитаешь доброту всегда и во всем.

— Это так трогательно.

Я глубоко вдохнула, и облокотилась спиной на стену, опустив голову. Сердцебиение пришло в норму, да и дышать стало полегче. На шее огнём горели синяки, оставленные Тираном. Господи, как же я зае…

- Не стреляйте, мы не заражены! - поднял руки Леон, пытаясь уговорить Аду убрать пистолет. Да ей плевать, покусали нас или нет. Лишь бы вирус заполучить.

- Стой на месте, - холодно отозвалась шпионка, глядя на встревоженного новичка. Клянусь если она скажет, что является агентом ФБР, и Кеннеди ей поверит, я окончательно разочаруюсь в этом дрянном мирке и в Леоне тоже.

Опять начала захлёстывать апатия, и какое-то абсолютное нежелание что-либо делать. Эти резкие перепады настроения начинают нервировать. После таких «приключений» мне явно понадобится не один сеанс у психотерапевта, если не у психиатра. Хотя, после того, как я расскажу им о своих проблемах и обо всём пережитом, психолог понадобиться как раз им.

- Я агент ФБР, Ада Вонг. - наконец-то что-то решила для себя шпионка, и показала палёное удостоверение, не убирая при этом пистолет. Хотелось поинтересовался, с каких пор Вескер переименовался в ФБР, но сохраняться я, к сожалению, не умею. А за такой финт мозги и мне, и Леону, вышибут на раз. Закончить этот ад быстро, было не такой уж плохой идеей, но подставлять Кеннеди… После произошедшего, минимум некрасиво.

- И вы знаете что тут происходит? - решила подыграть я, пытаясь изобразить крайнюю степень шока. Стараться не пришлось, из-за пережитых эмоций я и так была заторможена, как от ударной дозы успокоительного.

Женщина явно расслабилась, и даже убрала пистолет. Ну, тут то она права. И мне, и Леону, пытаться с ней сражаться даже в рукопашку - самоубийство. А я хоть и дура, но не смертница.

- Вы поможете нам? - наивно спросил Леон, почему-то не капли не усомнившись в словах азиатки. Хотелось спросить, не смущает его одиночный «агент» в платье, на каблуках, ночью, в центре зомби-апокалипсиса, но я опять сдержалась.

- У меня особое задание, - холодно отозвалась женщина, логично не посвящая неизвестных в подробности, - советую вам убираться из города.

- Но… - Леон попытался что-то возразить, но я приподнялась, и схватила его за рукав, качая головой. Нахер нам не сдалась такая компания.

- Надеюсь вы прекратите этот ад, - как можно более жалобно и наивно выдала я, намеренно коверкая пару слов, что бы не осталось сомнений в том, что я тут «случайный пассажир» и угрозы не представляю.

Женщина кивнула, и… ушла. Просто развернулась, и сделав пару шагов вглубь магазина, растворилась в темноте. Что же, так даже лучше, для всех. С каждым словом в её сторону, моё положение становится всё более шатким, потому что одна ошибка, и всё, пакуйте чемоданы. Это тебе не журналюга. Если подозрения начнутся со стороны Ады Вонг, можно смело заворачиваться в простыню, и ползти в сторону кладбища. Тут уж у меня иллюзий не было.

С минуту помолчав, явно дожидаясь пока Ада уйдёт, Кеннеди обернулся, и с вопросом посмотрел на меня, видимо и в правду не понимая, зачем я его перебила. Теперь придётся объяснять Леону весь наш план эвакуации и почему этой фотомодели нельзя доверять.

- Почему ты не дала мне говорить? - не заставил себя ждать парень.

- Потому что она не та, за кого себя выдаёт, - честно ответила я, чувствуя, что даже мой собственный ответ звучал нелепо, я как будто бы пыталась отцепить ненужные вопросы. Так оно частично и было, но я же права, - я была в участке и знаю, что ей доверять нельзя.

- Так она же агент… - как-то растерянно выдал Кеннеди. Клянусь, Леон либо реально настолько наивен, либо он только что прочитал мои мысли и попросту стебётся. И я искренне надеюсь на второе, так как уже давно заметила странную «доверчивость» местных людей, ко всем, но не ко мне.

- Много ли ты видел агентов в платье, и на каблуках, в городе кишмя кишащим мутантами? - Кеннеди отрицательно качнул головой, но вот сомнений в его глазах не убавилось. Да, соглашусь, придирка к одежде выглядит как бред, но посмотрите же правде в глаза!

- Кстати об участке. Спасибо, - Леон протянул руку. Отлично, первый контакт, хех, налажен. Молча пожала протянутую ладонь. Если подумать, с Вонг новичок ещё не знаком. Учитывая то, что мы перебили собак, и Ада Кеннеди не узнала, они не встречались. Так полегче будет. По крайней мере парень не будет думать о том, что шпионка его спасла.

- Моё имя Марина, - запоздало представилась я, - а ты Леон, да?

Парень явно удивился, не успев назваться. Да, я сделала это намеренно, чтобы обезопасить себя в дальнейшем.

- Увидела приветствие в офисе участка. Учитывая, что кроме тебя там копов больше не было, да и прибыл ты с запозданием, всю эту мишуру готовили для тебя, - объяснилась я. Пусть лучше считает меня крайне внимательной чем подозрительной. И ответ, похоже, устроил Кеннеди.

- Знаешь что-нибудь об… Этой твари и почему оно за нами гонится? — спросил Леон, снова прислушиваясь. Похоже, записку он либо не нашёл, либо пропустил. Или это уже после тайного хода должно было быть… Ни черта не помню с этим сбившимся каноном.

Встав с пола, я аккуратно выглянула в окно, стараясь не засветиться, и не спеша отвечать на вопрос. Тирана нет. Отлично. Я почему-то была уверенна, что с моей удачей, стоит мне только глянуть в окно, как сразу бы столкнулась с холодным, немигающим взглядом.

- Это «Т103» под кодовым именем «Тиран», - сообщила я, убедившись в собственной безопасности, - «Амбрелла» послала его, чтобы он устранил живых свидетелей. К которым мы, к счастью или к сожалению, относимся.

Кеннеди тоже выглянул в окно, убеждаясь, что Мистер Икс действительно куда-то ушёл. Затем обернувшись, кивнул, и спрятал пистолет обратно в кобуру, видимо расслабившись. А Леон вблизи даже лучше выглядит, чем… Так, это сейчас не важно.

— Ублюдок гоняет меня с самого участка, и даже не устаёт. Всё патроны на него истратил. Думал что здесь найду припасы, а тут… Задница, — коп развёл руками, указывая на пустые, сдвинутые к стене стойки, — видимо не я один такой умный вышел.

— Это да, — не подумав над ответом выдала я, чтобы потом судорожно пытаться поправить положение, что бы не обидеть Кеннеди, — в смысле, недавно мы организовали тут лагерь для выживших, ну и народу набралось достаточно, чтобы… Погоди-ка минуту! Ты сказал, что двигался из департамента, так? — Леон кивнул, явно не понимая к чему я клоню, — недавно туда отправились несколько групп, причём разными путями и в разное время! И ты никого не встретил?!

Леон уставился на меня как на дуру, отрицательно покачав головой. Кеннеди явно сомневался в правдивости моих слов, да и я сама немного не верила в такое «совпадение». Но все факты подтверждали одно. Я тяжело вздохнула, пытаясь утихомирить желание побиться головой об стену.

- Как ты с такой удачей раньше не помер? - вопрос был скорее риторический, но мне правда было интересно.

— Мама всегда говорила, что я у неё «особенный», - с усмешкой заявил Кеннеди, явно тоже поняв своё «везение», - так значит, в участок? И зачем? Помощи там ждать неоткуда, все полицейские ушли. Да и этот урод часто туда заходит. Точнее, он там последние часы только и шарился. Потом куда-то делся, как я понял - нашёл вас.

Я вздрогнула, вспомнив похождения Тирана, и мужчину, которого тот успел убить. Да уж. Не сам он нас нашёл, а эта баба помогла.

— Под участком находится лаборатория Амбреллы, - ответила я, оторвавшись от мысленного упоминания всех поз, в которых я хотела бы видеть мать этой «зефирной» девочки, - шеф Айронс оказался предателем и покрывал дела, связанные с Корпорацией и её исследованиями. Выжившие сейчас отправляются под землю, в эту самую лабораторию, чтобы зачистить её и эвакуироваться на подземном поезде.

Лицо парня приобрело ещё более страдальческий вид. Кеннеди идиотом не был, и прекрасно оценил перспективы, видимо сильно жалея что не остался в участке и осознав, что снова придется идти сквозь волны зомби. Ха! Леон ещё не знает, что его ждёт дальше. Тиран, Биркин, Лизуны, мутанты и тот стрёмный цветок ждут нашего героя!

— А ты что тут делаешь? — логичный вопрос, хоть тут Леон не сглупил. Хотя, судя по канону, парень никогда не был глупым, «малость» доверчивым, но не глупым.

— Когда мы собрались уходить, к нам пожаловал этот «симпатичный мужчына» и я взялась его отвлекать… — тут я заметила тот самый взгляд, которым Леон одарил меня при убийстве Лизуна. Желание выйти побороться с Тираном повторно, пусть и возникло, но всего лишь на секунду, только я вспомнила о боли в шее. Ну конечно, а как ты ещё посмотришь на человека, который находясь в здравом уме и светлой памяти в одиночку попёрся на биооружие, пусть это едва не стоило мне жизни, — а дальше ты уже знаешь.

Покопавшись в рюкзаке, кидаю Леону пару коробочек, с патронами для пистолета и дробовика, попутно высчитывая количество гранат и тихонько подготавливая себя к тому, что нас будет ждать там. Одно дело — убегать от Тирана в местах, где его можно запутать или по крайней мере спрятаться от него. Совсем другое — пытаться ускользнуть от ебучей Годзиллы в месте, где она быстрее, а мы медленнее. Плюс чисто по внешнему виду, крокодил выглядит куда страшнее чем Мистер Икс.

— Хм, то что нужно, - с явной радостью в голосе сообщил Леон, заряжая пистолет и дробовик, и пряча оставшиеся патроны в сумки на разгрузке, - как ты узнала, какие патроны мне понадобятся? — услышав это, я чуть не взвыла в голос. Почему. Все. Меня. Пытаются. Раскусить?! Да, я опять прокололась, но чёрт, зачем на этом акцентировать внимание? Ада его, значит, не смущала?

Оборачиваюсь к задумчиво рассматривающему оружие Леону и практически без эмоций, бросаю короткое:

— Интуиция.

Подобный ответ, кажется, устроил Кеннеди, и тот молча усмехнулся на пробу доставая и пряча пистолет в кобуру, чтобы проверить, сможет ли он достать оружие в нужный момент.

Я вздохнула, последний раз окинув грустным взглядом лежащие в рюкзаке боеприпасы. Изначально брала больше, чем могла унести, чтобы потом отдать Кеннеди. К примеру, патроны для дробовика мне были без надобности, но сорок штук всё равно взяла, но уже сплавила их полицейскому. Дальше девятки к пистолету, и пятёрки для винтовки, а также, не забыть про трофейный револьвер из офиса S.T.A.R.S.

Я не ожидала, что Леон выстреляет всё на Тирана, и это стало неожиданным, неприятным сюрпризом. Теперь придется экономить, и бежать в случае чего. В бой вступать я и так особо не планировала, но кто знает, как оно там повернётся.

— И что теперь? В участок? - поинтересовался Кеннеди, наконец-то разобравшись с оружием. Последний вопрос задан был явно без радости. Возвращаться в мрачный департамент решительно не хотелось.

— Нет, - решила я «обрадовать» парня, - мы пойдём через канализацию, иначе одна не очень приятная особа, любящая нежно пожимать шею до радостного хруста, обязательно составит нам компанию, и как результат, мы подставим всех выживших, — закинув сумку на плечо, выжидающе смотрю на Леона, который вновь выглядывает в окно, пытаясь засечь Тирана. Затем, словно очнувшись, выдаёт фразу, с которой я абсолютно согласна:

— М-да. Ситуация куда дерьмовее, чем казалось.

Похоже у нас нашёлся новый шутник.

***

— Нам… Нам точно туда надо? — глядя на огромную дыру, спросил Леон, зажимая свободной рукой нос. Новичок явно поубавил уверенности, стоило ему оказаться возле огромной трубы, являющуюся входом в «Обитель Зла». Запах даже отсюда был ужасным, а что там внутри, я и представить боюсь.

— Да, к сожалению, — мне очень туда не хочется, но в отличие от Леона, не только из-за запаха, а от осознания того, что меня там ждёт. Копу то я об этом не рассказала, а не то вдруг бы послал меня на три весёлые буквы и пошел в участок. А я бы следом за ним, ибо лезть туда одна, я точно не собираюсь. Как и шарится по дерьму, так что все головоломки ради которых придётся бродить по сточным водам, я переложу на плечи Кеннеди.

— Держи, — протянула я Леону хрустящий, закрытый пакет, в котором белел тканевый респиратор. Второй, такой же, взяла себе. Подобные штуки я нашла ещё в департаменте. Их видимо использовали в начале эпидемии, непонятно правда, для чего. От запаха, конечно не спасёт, но немного поможет, дабы как-то исправить ситуацию. В крайнем случае, никакая гадость в нос или рот не попадёт.

— А я ведь форму недавно мыл… - грустно заметил Леон, немного приглушенным из-за маски голосом.

— Ага, под душем, в участке, — съязвила я, и Кеннеди усмехнулся. Неужели даже не спросит, откуда я об этом узнала? Он нравится мне всё больше и больше!

— Дамы вперёд, — шутливым тоном сказал коп, указав на проход в трубу. Нет уж.

— Ох, я всегда уступаю старшим, — ответила я тем же шутливым тоном, сделав приглашающий жест. Повисло молчание, но никто так и не сдвинулся с места, — мы ведь оба стоим, потому что боимся идти? — на мой вопрос Леон ответил коротким, неуверенным «Угу», но всё-же через несколько секунд, двинулся вперёд. Вот нахал!

Внутри и в правду пахло даже хуже, чем снаружи, это даже сквозь маски чувствовалось. Слава богу я ещё до «попадания» сюда надела нормальную обувь, как раз подходящую для таких «прогулок». К девушкам, носящим каблуки я никогда не относилось, и это помогло, лишив одной из проблем. Бегать на шпильках во время большого Пэ, могла либо дура, либо Ада. А искать себе «обновку» - ещё одна проблема. И дело даже не в том, что испачкаюсь, или споткнусь, а в том, что вода, сука, холодная!

Мутной жидкости пока было чуть-чуть, она едва доставала до шва ткани с подошвой, но мерзкое хлюпанье уже вызывало рвотные рефлексы. Ладно бы это была просто вода, но нет! Какая-то жижа, реально «дерьмового» цвета, что было отлично видно в свете фонариков, моего, и Леона. Но в этом был и свой плюс.

Спустя несколько метров, я заметила следы обуви. Судя по характерным отпечаткам - каблуки. Ада уже тут была. Надеюсь шпионка ушла достаточно далеко, для того, чтобы мы не наткнулись на неё, иначе бы наше столкновение скорее всего было бы последним для кого-то из нас. И не столько из-за желания нарваться на конфликт, сколько из банальных опасений сболтнуть лишнее.

И тут случилось страшное: земля затряслась, и где-то вдалеке послышался звук падающего грузовика. И в правду — ебучая годзилла.

— Это землетрясение?!

— Лучше бы так и было… - севшим голосом заметила я, и автоматически ухватила Кеннеди за рукав формы, когда тот решил броситься на звук.

- Что? - новичок обернулся, с явно выраженным непониманием, - та девушка явно нуждается в помощи!

- Не лезь, оно тебя сожрёт, - информативно сообщила я, прикидывая как перебороть геройские порывы Леона, - ты знаешь, что там? Я - нет, и рычит оно жутко, так что там явно не котики. А учитывая, что наша недавняя знакомая «из ФБР», она может и сама разобраться.

Кеннеди явно сомневался, но желание мчаться во тьму, к непонятному монстру резко испарилось. Парень заменил пистолет на дробовик и осторожно двинулся дальше по трубе, которая теперь начала петлять, правда большинство проходов оказались завалены. Потом путь резко ушёл вниз. Приходилось светить фонариком под ноги, так как света ламп на стенах совсем не хватало.

- Ты уверена, что лаборатория под землёй? - с явным отвращением в голосе спросил Леон, вступив в какое-то дерьмо на полу. Надеюсь, только образно выражаясь, дерьмо… - я о том, что они бы не смогли сделать это без ведома властей.

- Тебе выпал шанс жить в чудесном мире, - с явным сарказмом начала я, - где злая корпорация «Амбрелла» занимается своими тёмными делами глубоко под землёй.

- Звучит как описание плохого фильма, - усмехнулся Леон.

- И не говори.

Труба закончилась решёткой, ведущей в ещё более широкий проход. И в отличие от игры, крокодил не соизволил показать свой хвост.

Леон свернул в небольшую бетонную комнатку. На заваленном пылью и мусором столе покоилась печатная машинка, а у стены тёмным силуэтом выделялся ящик. Я замерла, ожидая, что Кеннеди будет делать.

- Что? - повернулся парень, - эти машинки тут везде валяются, при чём одинаковые. Как и ящики. Похоже кто-то заказал большую партию, и напихал куда только мог. Не обращай внимания.

Не останавливаясь, парень прошёл по помещению, и толкнул скрипнувшую решётку. Дверь открылась, ведя в более широкую трубу.

Я вышла вслед за Кеннеди, напоследок осмотрев лист, торчащий из печатной машинки на предмет сохранений. Пусто. Так, это уже явно шиза.

В этой трубе гадости на полу оказалось ещё больше, и я с отвращением шла за бодро ломившимся вперёд новичком, проклиная день, час и секунду, когда попала в этот дрянной мирок.

Возле лестницы вниз, Леон опять замер, не решаясь спускаться вниз. Я подошла поближе, замечая красную коробочку на бочке. Патроны? Действительно. Я с удивлением осмотрела находку, пытаясь понять, что она тут забыла. Это же всё же не игра, где нужные тебе вещи можно было найти даже на баскетбольном поле, или в бельевой корзине.

- Патроны? - недоумённо спросил Кеннеди, - что они тут делают?

- Очевидно, ждут нас, - пожала плечами я, передавая коробочку Леону. Пока что, с вооружением хуже у него. Я ведь ещё револьвер с офиса S.T.A.R.S. уволокла.

- Слушай, - внезапно замялся Кеннеди, пряча «подарок» в одну из сумок, - тебе с рюкзаком не тяжело? Мы могли бы поменяться.

Я едва не подавилась воздухом. Он в такой ситуации может думать о том, кто что несёт? Эх, где Леон был всё то время, пока мне приходилось выживать с мудаком-журналюгой?

- Нормально, - отказалась я. Предложение конечно привлекательное, но у меня за плечами слишком много компромата, чтобы доверять кому-либо, - пойдём.

Парень кивнул, и светя фонариком под ноги, начал спускаться по лестнице. Пошла следом, внутренне готовясь к неприятной встрече с местной рептилией.

Внезапно, откуда-то из темноты раздался приглушенный женский вскрик, а потом явный звук, словно бы что-то упало в воду.

- Ада! - Леон рванул вперёд, и закричал так, что я чуть не выронила фонарик. Новичок мчался по туннелю, на ходу вскидывая дробовик, с явным намерением отвоёвывать нашу «агентшу». Мне не осталось ничего, кроме как ускориться вслед за «героем», что бы в свою очередь отвоёвывать его уже у крокодила. И это я сейчас не про Вонг.

- Чёрт! Что это за хрень?! - выругался Леон, замирая возле железного помоста, с которого открывался прекрасный вид на удаляющийся хвост огромной рептилии.

Я замерла, пытаясь привести в норму дыхание. Одного взгляда хватило, чтобы понять произошедшее. У помоста явно отсутствовал кусок, а на выпирающей железной части остался кусок бежевой ткани. Похоже, от плаща Ады.

Леон присел у края, готовясь спрыгнуть вниз. Я едва не выругалась, хватая новичка за ремень дробовика, и проклиная всех грёбаных «спасителей», думающих сначала эмоциями, а не головой.

- Не лезь! Хочешь, что бы эта тварь сожрала ещё и тебя?! - зло выкрикнула я. Если уже канон пошёл по пизде, то я силком проволочу Кеннеди до лаборатории, а после Тирана и Биркина может умирать как и когда захочет.

- Но Ада? - попытался возразить парень, и был тут же перебит.

- Ты, блядь, знаешь её от силы минуты три, две из которых она угрожала нам пистолетом! - буквально выплюнула я, - и теперь готов прыгать за ней к грёбанному динозавру в пасть?!

- Но я полицейский… - немного ошалел от такого напора Леон.

- Значит попытайся выполнять свою работу так, чтобы не подохнуть при этом! Весь Раккунский Департамент вымер к чертям, осталось четверо! А ты думаешь они не пытались «помочь»? - я наконец-то нашла весомый аргумент к своим словам, - и наша группа. Мы всё ещё живы, и при этом спасли куда больше жизней. Так что подумай наконец-то головой!

- Ты хочешь бросить её? - севшим голосом уточнил Кеннеди.

- Нет же! Пойдём поверху, - я указала на небольшой коридор, уходящий параллельно трубе, - не обязательно бросаться сломя голову, лучше сначала осмотреться. Внимательность, в первую очередь!

В следующее мгновение мощный взрыв встряхнул казалось бы всю инфраструктуру канализаций. И он же доказал, что шпионка всё ещё жива, но вот насчёт здорова, я не уверена.

- Быстрее! - кинула я, отпуская ремень дробовика, и устремляясь в коридор, подсвечивая себе дорогу фонариком. Позади явно спешил Леон. Если труба взорвалась, значит Вонг смогла забороть рептилию.

Коридор резко кончился, вновь выводя нас на очередной железный помост. В мрачном свете ламп трудно было что-то рассмотреть, но не заметить алое платье шпионки - невозможно.

Женщину отбросило на гору мусора, и теперь она медленно сползала по ней в сточные воды. На боку, слева, платье потемнело от крови, а из раны весьма выразительно торчал железный осколок трубы.

- Блять! - выругалась я на русском, не зная, что предпринять. Мысли в голове роились как пчёлы. Прыгать в дерьмо решительно не хотелось, но и оставлять так шпионку было нельзя.

Кеннеди тоже замер, и его желание «геройствовать» резко испарилось, стоило оценить обстановку.

Чуть в стороне от Вонг, гнилой кровью сочилось обезглавленное тело Т-монстра. Кое-где истерзанная мутациями шкура ещё немного горела и дымилась, как последствие недавнего взрыва. Похоже, у Ады хватило ума использовать трубу.

Только вот, жизнь не прощает ошибок. Женщина либо подошла ближе, чем должна была, либо просто ошиблась на долю секунды. И финт который не стоил Леону в игре ровным счётом ничего, для неё окончился железным куском трубы в животе.

- Давай же! - подтолкнула я Леона к сложенной лестнице, - иначе она окончательно сползёт в воду и утонет.

Кеннеди в последний раз обречённо вздохнул, при взгляде на мутную воду, и опустил лестницу, быстро по ней спускаясь. Ну хоть не десантура, как в четвёртой части…

- Ты не хочешь помочь мне? - глухо, из-за маски, спросил парень, идя почти по пояс в дрянной жиже. Я отрицательно покачала головой, но потом поправилась, подумав, что могу обидеть нашего героя.

- Помогу подняться, тебе будет тяжело тащить её по лестнице. И нам ещё рану обрабатывать, так что хоть один относительно чистый человек в команде быть должен.

Леон опять тяжело вздохнул, и оказался возле раненной Вонг. Парень подхватил шпионку, с которой вовсе не романтично стекала мутная жижа, а потом направился обратно к лестнице.

Пытаясь перебороть отвращение, как получилось, помогла ему затащить женщину наверх. Вблизи повреждение выглядело ещё хуже чем издалека. От вида того состояния, в котором была рана, к горлу подкатила тошнота. Если мы срочно не найдём что-то для обработки, то какой-то сепсис, если что похуже, Вонг обеспечен.

Леон схватился за железный кусок, намериваясь его вырвать, но я отрицательно покачала головой, останавливая парня.

- Если уберём - пойдёт кровь, а у нас нечем её остановить, - быстро объяснила я, - нужно найти безопасное место и обработать рану. Кто знает, сколько здесь ещё подобных монстров.

Кеннеди вновь серьёзно кивнул, и подхватил шпионку на руки. Ада не подавала признаков жизни, только тяжело дышала. Чёрт, она не должна была отъехать так быстро. Лично я дразнить Аннет и бросаться под её пули вместо Вонг не планирую. И ещё больше я не хочу рыскать по лаборатории в поисках G-вируса для Вескера, что бы потом как-то всучить его шпионке, и отправить её прямым рейсом из Раккун-Сити.

Я тяжело вздохнула, и пошла за Леоном, который быстрым шагом двигался по ещё одному коридору. Да, запах и от Кеннеди и от Вонг теперь был… Непередаваемым.

Но если бы в этом заключалась главная проблема! На сколько я помню, после «смерти» Ады и её подарка в виде ракетницы, женщина должна была направиться в отель с яблочным названием, которое я точно не помню. Там встретить труп застрелившегося мужика, связаться с Вескером, получить крюк, и свалить в закат, попутно угостив Хантера своей туфлей.

Но было несколько «но». События этого мира шли странно. Вроде и не ремейк, но и не оригинал. А как я помню, в новой игре Ада улетела с моста в лаборатории, и чудом выжила. Говорят, что из-за крюка, но тут несостыковка. Получить его она должна была намного позже. И вот такие моменты пугали меня до дрожи в коленках.

Из-за плеча Леона, я окинула взглядом бессознательную Вонг. Плащ похоже остался трофеем крокодилу, как и очки. На женщине было знаменитое красное платье, и чёрная разгрузка, с куда большим количеством отделений чем в игре. Нужно будет как-то отвлечь Кеннеди, и обыскать нашу «агентшу».

Наконец-то добравшись до лифта, мы смогли положить нашу раненую «шпиёнку» на пол. Минуту потупив, какую именно кнопку нажать, чтобы начать спуск, я всё же предоставила выбор Леону. Проблема в том, что в игре лифт сам активировался, а тут мало ли — вдруг нажму что-нибудь не то и трос оборвётся? Или запустится процесс самоуничтожения. Эти варианты одинаково реальны, учитывая специфический юмор инженеров «Амбреллы».

Аде становилось всё хуже и хуже. Пусть осколок и задерживал кровь, но точно не останавливал её полностью, от чего и так белоснежная кожа, стала стремительно бледнеть. Больше всего я боялась не сепсиса, а то, что Ада могла бы подцепить Т вирус. Неспроста же крокодил вырос?

- Полез называется… - проворчал Кеннеди, пока я осматривала Аду, - у тебя есть спрей? Такую рану он должен вылечить… - отрицательно качаю головой. От спрея я избавилась ещё в магазине Кендо, вкинув свою баночку в первый попавшийся рюкзак. Кому-то может пригодится, а мне таскать с собой лишний «пруф» моего иномирного происхождения - глупо. Вдруг меня ранят, и тот же Леон попытается использовать лечилку. А отвечать на вопросы «Почему?», мне не хочется, учитывая, что внятного ответа я не дам.

- Есть бинты и спирт, - сообщила я, - обработаем пока этим, а когда найдём спрей, используем его.

Вытащить железный обломок было не очень трудно. Жизненно важные органы явно задеты не были, иначе женщина уже отправилась бы в «верхнюю тундру», да и проткнуло её не насквозь. Пришлось потратить питьевую воду на промыв раны, прежде чем использовать спирт.

К моменту когда лифт спустился, Аде уже была оказана вся возможная на данный момент помощь. Клянусь, видимо кто-то сверху наблюдает за мной, чтобы исполнять в жизнь мои самые худшие опасения. Хочешь избежать встречи с Адой? Держи её, только раненую, да тащи её на горбу! Хотя, тащит её Леон…

Выйдя из лифта, вижу небольшой столик, на котором спокойно лежала ебучая машинка. Кто их тут ставит?! Зачем?!

- Ещё одна? - Кеннеди тоже заметив машинку, подошел и пару раз щелкнул кнопками. Левый глаз задергался. Он издевается? - это уже традиция. Да и успокаивает. Попробуй как-нибудь.

- Нет уж, спасибо. - процедила я сквозь зубы и разозлившись, двинулась к двери, ударом ноги распахнув её. Не из-за нервов, нет, просто трогать пыльные и грязные ручки лишний раз не хотелось. Увиденное зрелище чуть не заставило меня зарычать от накатившей злости.

На полу лежал труп, а рядом с ним, с абсолютно невозмутимым видом сидела Аннет. Прямо как в каноне. Практически не обратив на меня никакого внимания! Почему этот мир то следует своим правилам, то не следует?!

Женщина что-то бурчала себе под нос, из чего я разобрала только слово «Уильям» и «его рук дело». Вошедший внутрь Леон с Адой на руках, тоже слегка удивился живому человеку в подобном месте.

- Извините, вы не ранены? Вам лучше отойти от этого трупа, это не безопасно… - полицейский и в канализации полицейский. Меня пробило на злобную ухмылку. Аннет как никто другой понимает опасность зомби.

- Если вы пришли за вирусом, то можете убираться. У меня его нет и получить его вы не сможете, - женщина встала, закончив вносить заметки в блокнот, и судя по всему, уже собиралась было уходить, но я не дала этого сделать.

- Мы не пришли ни за каким вирусом, а просто хотим выбраться отсюда, - осторожно начала я, контролируя тон. Учитывая что у учёной пистолет, а Леон занят Адой, пули придётся ловить мне, - мы знаем, что где-то тут находится эвакуационный поезд для персонала. Группа выживших скоро добёрется сюда через департамент.

- Да, поезд есть. Но мне нужно закончить тут много дел, поэтому никто не уедет, пока… - дальше я не стала слушать женщину. Я знаю что она собирается делать.

- Это существо всё ещё живо. И ваша дочь тоже, - стоило мне только сказать это, как взгляд женщины превратился из нечитаемого во враждебно-холодный. Это не моя поддельная эмоция, которую я использую в критических ситуациях. Это — гнев разъяренной матери, пусть и не шибко ответственной, - и скоро сюда прибудет ещё один мутант, посланный «Амбреллой» чтобы захватить вирус. И у меня есть взаимовыгодное предложение.

- Говори, - несмотря на эту ледяную интонацию, я уверена в том, что женщина сейчас точно готова выбить из меня всё дерьмо. Леону тоже явно неуютно.

- Для начала нам нужен спрей для нашей раненой. Мы поможем тебе в твоём деле, а ты поможешь нам покинуть город. И как можно быстрее. Иначе, погибнем все.

Комментарий к Глава 9: «Вперёд и вниз»

Снова предупреждаю, что события идут частично НЕ по канону, иногда потому что так хочет автор, иногда из-за действий Гг. Не надо мне об этом писать, я и так знаю. К тому же, в фике присутствует некий микс сюжетов оригинала и ремейка.

В любом случае, начинается мясо. Любая твоя ошибка, недочёт… Кто знает, во что выльется?

Что же, оставляйте отзывы, они мотивируют автора и соавторов писать проду быстрее.

========== Глава 10: «Во тьме» ==========

Я мастерски делаю вид, что ничего не знаю, когда мне известно даже больше чем надо, и в то же время, чаще всего говорю, тогда, когда нужно было промолчать

Плечи болят… ох, и почему я не попала во вселенную Гарри Поттера?! Рюкзаки и сумки с невидимым расширением — вот один из таких я сейчас и хочу. Накидала туда патроны и оружие, и как говорят татары — «Алга!». Черт, да я сейчас согласна даже на чемоданный инвентарь Леона из четвертой части!

Меня внезапно пробило на смех. А ведь всего лишь представила, как из-за угла выходит невысокий мужичок, закутанный в плащ по самую макушку, распахивает один из воротов плаща и таким прокуренным голосом молвит: «Welcome!»…

Но хватит размышлений. Наш квартет медленно, но верно ползет по канализационному тоннелю. Первой идет Аннет, следом наш кавалЭр с дамой на руках, ну и я замыкаю процессию — на полставки хвостиком подрабатываю.

Мисс Биркин идет уверенно, но осторожно. Старается не шуметь. А я невольно задумываюсь:

«Пауки? Дражайший супруг? Или она все-таки повстречала Тирана?»

Про то ходячее сырье для изготовления кожаной обуви я промолчу. В том, что оно такое гигантское — есть свои плюсы для нас. Например, его можно услышать издалека. Или пролезть туда, куда не влезет даже кончик его морды.

Вот наша докторша застыла на развилке и принялась усиленно о чем-то размышлять. Лица ее не видать — как-никак стою за спиной. На всякий случай клацнула затвором и поймала вылетевший из ствольной коробки патрон. Похоже, я вывела Аннет из раздумий.

- Я знаю где находится небольшой запас лечебных спреев. Работники канализации использовали их в случае внезапных травм, - без особого энтузиазма объяснила женщина, и я краем глаза заметила, как при моем щелчке оружия ее рука нервно дернулась к спрятанному пистолету.

Не доверяет… впрочем, как и мы ей.

Уговорить учёную, а точнее убедить её, что мы ей важнее куда больше чем она нам, было достаточно трудно. Мисс Биркин вела себя как «не от мира сего», и я вполне естественно опасалась того, что она немного поехала головой. Ещё из игры я помнила, что её разработки были даже важнее чем Шерри, по крайней мере до середины игры. Приходилось держать тонкую грань между спасением девочки, и помощи учёной для завершения её дела.

Сошлись на том, что мисс Биркин поможет нам выбраться и ввести коды доступа к поезду (потому что только в игре он запустился по воле сценария), а мы в свою очередь поможем женщине достать какую-то вакцину, способную убить G-монстра. Ну и естественно, найти Шерри, и взорвать лабораторию NEST к чертям.

На сколько мне припоминалось, мутировавший Биркин от выстрелов жены не умрёт, а станет ещё более жёстким, но я пока слабо представляла, как правильно оправдать своё знание о таких подробностях. Что же, у меня ещё будет время.

К моей радости, из-за договора с Аннет и временной недееспособности Ады, последней не пришлось взламывать вентиляторы. Стоп. Взламывать… Я с явно выраженным интересом посмотрела на бессознательную женщину. Во мне зашевелилась чёрная зависть.

Если в этом мире Визуализатор ЭМП реален, и работает, то я, чёрт возьми, хочу себе такую штуку! Желание обыскать Вонг росло с каждой минутой. Но не сейчас. Леон точно будет против, а Аннет похоже не поняла, что бессознательная женщина в алом платье посланный за её вирусом шпион.

А на счёт того, что я буду говорить, когда Ада очнётся… Ну, очки и плащ она потеряла. Из разгрузки могло ненароком выпасть и что-то ещё… Тем более сильно сомневаюсь, что даже после спрея женщина будет в состоянии проверить мои слова на честность, и выдать звиздюлин в случае чего. В конце то концов, у меня же оружие и Леон!

- Можно также попытаться добыть огнемёт, но я не помню, в исправном ли он состоянии. Если что, можно будет попытаться починить, - вновь продолжила женщина, а я чуть не хлопнула себя по лбу. Как я могла забыть о нём? И ещё, я хорошо помню, что оружие целое. А вот как его в случае чего собралась чинить Биркин - слабо представляю.

Удивительно, но на пути нам почему-то не встретилась ни одна зараженная тварь. Лишь иногда что-то поскрипывало в стенах и под полом, но я смахнула это на грызунов. Огромных таких, мутировавших. Обстановка давила на нервы слишком сильно: замкнутые пространства, едва знакомые места, шум воды и приборов, и густая тьма. Света от ламп было маловато.

В какой-то момент до меня дошло, почему я не понимаю, где нахожусь. Это та часть лаборатории, что в игре осталась за заблокированной Аннет дверью. Я тут не была. Ни в этом мире, ни в другом.

- Кстати говоря, - женщина замедлила шаг и слегка повернув голову, продолжила, - мне очень бы хотелось узнать, откуда вы знаете об этой лаборатории. И уж тем более как в неё попасть?

Я замерла, под подозрительно-вопросительным взглядом Аннет, внимательно следящей за моей реакцией. Холодный взгляд женщины буквально примораживал. Внутри бушевала такая смесь эмоций, что я практически уверена в том, что Биркин заподозрит что-то неладное, пусть снаружи я и осталась относительно спокойной. Твою мать, она может из-за одной микро-реакции моего тела понять, что что-то тут не чисто.

Что сказать, чёрт? Соврать что я лаборант? Бред, точно раскроет, тем более, учитывая отличия наших миров, я могу прогореть на любой фигне, которую тут даже в школе изучают. «Туристом» прикидываться тоже бред. Я слишком много знаю для случайного человека.

- Я проводила журналистское расследование в департаменте, - начала я заливать ей в уши бульон и вешать лапшу. Ну что же? С новой профессией меня! - видите ли, я оказалась невольным свидетелем одного разговора шефа Айронса и какого-то человека, за что меня и посадили, дабы я ничего не разболтала…

Я конечно пизжу, причём самозабвенно, и крайне правдоподобно, но им-то об этом знать не надо? Как раз хорошая история получается, для моего алиби. Как показывает практика — журналисты люди ушлые, так что подобным никого не удивишь!

- Ну, а дальше мертвецы почему-то умирать резко передумали, а я выбралась вместе с таким же репортёром, занимающимся тем же расследованием, что и я. Возможно вы его знаете, он должен был брать у вас интервью, - я осторожно выдала Аннет зацепку, и сразу поняла, да, она вспомнила про тот разговор, который записали на диктофон. Этого с неё хватит. Много тоже говорить не надо, - а потом, учитывая уже имеющуюся информацию, нам удалось организовать отряд выживших.

- Хорошо… Допустим так, - Аннет либо делает вид, что купилась, либо по природе въедливая как и Бертолуччи. И боюсь, эту даму пистолетом не напугать, - как вы всё-таки узнали про лабораторию?

- Всё просто. Меня упекли за то, что я слышала что-то про «вирус». Где мне ещё нужно было искать ответы, как не в участке? - спросила я, покосившись на женщину взглядом а-ля «Ты дурочка?». Правда, в этот момент идиоткой я чувствовала сама себя, но основное правило убеждения - заставь собеседника сомневаться. И правда, Аннет, видимо, смутившись, развернулась и зашагала дальше, - я нашла пару интересных бумаг, в столе человека с фамилией «Вескер». Но я не…

- Альберт Вескер?! - резко воскликнула ученая, из-за чего Леон чуть не уронил Аду. Шпионка что-то пробурчала, но так и не очнулась. Нужно быстрее дойти до спрея, - вы уверены?

- На счёт имени - нет. Но то, что фамилия именно «Вескер» — гарантия, - неумело попыталась отмахнуться я, жалея, что завела об этом блондинистом уроде разговор.

- Подозрительно… не похоже на Альберта. Он слишком осторожен для того, чтобы оставлять на себя компромат…-

«Да блять!» пронеслось в мыслях, как только я поняла, что именно сделала и чем мне это грозит, - возможно, его хотели подставить. Врагов у «Амбреллы» и её сотрудников всегда было много, - тут же объяснила себе дыру в моём повествовании Биркин. Дай человеку время, и он обманет себя сам, - эти бумаги у вас?

- Нет, - покачала я головой, чем заслужила удивленный взгляд. Да, я уже второй раз слышу про то, что потерять такие документы - глупость, но их там изначально не было! - за мной гонялся Тиран, и настиг в кабинете S.T.A.R.S., поэтому мне пришлось взорвать гранату. Всё разлетелось к чертям собачьим, да и не думаю я, что документы про лабораторию можно было бы приписать именно Вескеру. Как вы говорите - мало ли кто мог их подбросить!

- Да?! - ну во-о-от. Не верит она мне, вообще не верит! Она этим «Да?» сейчас в открытую насмехается надо мной! - вам повезло убежать. И уж тем более — повезло, что Вескер мёртв.

- Да уж… - нервно дёрнув плечами, выдала я. Она ещё не знает, насколько ошибается. Поговорка «Здесь, в Раккун-Сити, ничто не умирает навсегда» звучит мрачно при таком раскладе.

- О ком вы говорите? - разрушил неловкое молчание Леон, поправляя руки Ады у себя на плечах. Пусть женщина и не была очень тяжёлой, но тащить её после ночи мертвецов в участке, радость относительная…

Я промолчала, вновь осматривая подземный коридор, стараясь понять, где мы идём. Чёрт, до сих пор не узнаю. Я и так плохо ориентировалась в канализации, ещё когда играла в игру у друзей, а в жизни так совсем ничего не узнаю…

- Сотрудник «Амбреллы», - сказала как отрезала Аннет, явно не желая продолжать разговор. Что-то особой радости это обсуждение у неё не вызвало. И я впервые задумалась. По канону мы знаем, что Альберт Вескер вполне себе неплохо общался с Уильямом Биркиным, а вот как ко всему этому относилась Аннет? Ревновала, что ли… Так, стоп. Это не моё дело. Даже знать не хочу, что там мутили между собой эти сумрачные гении, мне и своих проблем хватает с головой.

- Что тут вообще происходит… - вновь зашипел Леон. Да, я его частично понимаю. По его мнению, мы творим какую-то фигню, несём лютый бред, да и обсуждаем непонятно что. А ведь если подумать, Леон во всей этой сложившейся моими руками истории — случайный свидетель, - вы тоже имеете отношение к этому вирусу? - обратился он к Аннет.

Я краем глаза заметила, как женщина опять нервно дёрнулась. Вот не доверяю я ей, хоть убейте. Пока мисс Биркин может от нас что-то получить, будет держать нейтралитет. А потом… В общем, будет хорошо, если она просто отпустит нас, а не решит последовать правилу «Меньше народу, больше кислороду.»

- Это не тот результат, который мы ожидали, - наконец-то соизволила ответить женщина, - возможно кого-то он бы и устроил, но я не хочу, что бы моя дочь жила в мире, где существует вирус G.

Все опять замолчали. Было бы о чём говорить. Я думала, что отсутствие вируса не решает и не решит всех проблем. Интересно, что бы они сказали, на мир без этой заразы? Боюсь, были бы крайне удивлены его существованию, и той роли, что отведена им Capcom.

Туннели для рабочих вывели нашу группу к одной из труб. В отличии от игры, тут можно было идти по бетонной возвышенности с краю, чтобы не спускаться в мутную воду.

Я с напряжением всматривалась в груды мусора, боясь тех стрёмных монстров, что водились в канализации в игре. Но не видела никого. Это и к лучшему.

Зная любовь разработчиков к экзотическим животным в самых неожиданных местах, чего стоят огромные змеи в особняке, я даже удивлялась, как на нас ещё какая-то местная акула не бросилась.

Аннет как обычно шла впереди, не особо заботясь, успевает ли за ней Леон, ну и собственно я. Парню явно тяжело было тащить на себе Вонг, но выбора не было. Я бы предложила сделать остановку, но Биркин отбивала всё желание говорить.

Труба вновь кончилась, на этот раз дверью, а не новым переходом. И что неожиданно, дверь была металлической, и на ней светился красной точкой электронный замок. Вот такого вообще что-то не припоминаю.

Я остановилась у края бетонной возвышенности, так как места было немного, а подходить к Аннет близко - так себе развлечение. Нервировать и себя и её, удовольствие маленькое, тем более у той пистолет.

Внезапно, за спиной раздался громкий всплеск и какой-то глухой рык. Чувствуя, что что-то не так, я попыталась дотянуться до пистолета, но перед этим отскочить вперёд, подумав, что позади оказался простой зараженный.

Не успела.

В мой рюкзак вцепилась какая-то хрень, не позволяя вырваться. Я только и успела сдавленно пискнуть, прежде чем меня потащили прямо в мутно-коричневую воду. В голове крутилась всего одна мысль: «Я умру… Прямо сейчас, из-за собственной неосмотрительности!»

Леон дёрнулся к пистолету, но Аннет успела его опередить, делая пару беглых выстрелов по взревевшему чудовищу. Рюкзак резко дёрнули в сторону, разворачивая меня лицом к твари.

Я наотмашь ударила существо рукой, чувствуя, что кулак вязнет в открытых мышцах. О том, чтобы дотянуться до оружия, не могло быть и речи. Взгляд встретился с огромным алым глазом на плече водного мутанта. Похоже, Аннет попала куда надо. Попыталась вырваться, но чуть не вывернула себе руки, от того, что лямки рюкзака сдавили их.

Четырёх-створчатая пасть монстра стремительно открылась, и вместе с этим я рванула назад, как-то умудрившись освободится от пут рюкзака, оставив его у монстра.

Надеялась отскочить вовремя и уйти от атаки. Но я совершила вторую свою ошибку. Надо было сразу же уходить, а не пытаться посоревноваться с огромной деформированной конечностью, пытаясь вырвать у неё рюкзак.

Вещь всё же оказалась у меня в руках. Потерять патроны в такой ситуации - непростительная глупость. Но одновременно с этим, поток яда монстра всё же попал в лицо, и я в который раз обрадовалась своей осмотрительности, и тому, что надела маску. Но это сильно не помогло. Глаза обожгло болью, да и запах был просто до невозможности отвратительным, даже на фоне канализации.

- Уходим! - приказала Аннет, и я только на звук голоса, почти ничего не видя, рванула вперёд, подальше от бушующей твари, и влетела в коридор за дверью, чтобы потом, отступившись, подскользнуться и упасть вперёд, больно ударившись коленом.

- Чёрт… - тут же дал свободу эмоциям Леон, опуская Аду на землю, - что это за дрянь?!

Почти на ощупь я открыла рюкзак, доставая оттуда бутылку воды. Мысли бились в черепной коробке как птицы в клетке. В голове было странно пусто. Я встряхнула ёмкость с водой. Осталось меньше половины, большая часть ушла на рану Ады, но это сейчас было не важно.

Перед глазами всё ещё была какая-то странная, липкая пелена, не дававшая мне ни видеть, ни дышать нормально.

- Дай сюда! - рядом резко присела Аннет, достаточно грубо вырвав бутылку из рук. Раздался звук сминаемого пластика, и в следующее мгновение, вязкий яд монстра начали смывать водой.

Я замерла, чувствуя медленно затихающее жжение. Руки тряслись как у наркомана. Господи, что же это за хрень… Я реально могла умереть. Всего на секунду потеряла контроль… Как мне сохранять бдительность постоянно?!

В глазах потемнело, и я уже не воспринимала окружающий мир как реальность. Не помнила, как собрались, и что говорили. Не могла понять, куда пошли, да и кто меня тащил. А уж боль в голове… Ни одна сессия или недосып не могли сравниться с этим.

Внезапно, чувства как будто подключили вновь. Тёмные коридоры канализаций наконец-то перестали так петлять и рябить перед глазами, и значительно расширились. Света тоже стало больше, но вместе с этим, на полу стали встречаться трупы, уже, правда, упокоенные. В какой-то момент, я с ужасом стала понимать, что их лица мне знакомы.

- Ты довольна тем, что натворила? - внезапно обернулась Аннет, словно вновь сходя с ума. Не нравится мне её поведение. Я не понимаю, о чём она.

- Что вы имеете ввиду? - при этих словах, мисс Биркин медленно замирает, и оборачивается, жутко улыбаясь, будто бы силой натянув свою улыбку.

- Хорошо… хорошо… - Аннет нервно дёрнулась, и я заметила, какой странной белизной отливают глаза женщины. Чёрт. Что с ней такое? Заражена? Но как? Когда успела? Почему не сказала? - ты думала, что можешь продолжать играть? Что всё это не реально. Что же… пока ты с нами, мы реальней тебя…

Откуда она знает?! Что она несёт? Чёрт, и что теперь делать? Поняла что я вру?!

- Нам всем недолго осталось… - потусторонним голосом взвыла мисс Биркин. А в следующее мгновение её лицо пошло рябью, мгновенно изменяясь, превращаясь в какую-то кровавую маску, стекающую словно воск свечи. Господи, что это…

Тварь зарычала метнувшись вперёд, а я попыталась отскочить, чувствуя, что двигаюсь, словно в янтаре. С ужасом обернулась, пытаясь докричаться до Леона. Но не увидела ничего, кроме резко подступающей, кроваво-алой пелены.

- МАРИ!!!

***

Я распахнула глаза и рывком села на месте, чувствуя как тяжело дышать. Перед глазами открылся вид на каменный, серый потолок. Поняв, что лежу на чём-то довольно мягком, я попыталась присесть. Вышло, пусть голова до сих пор кружилась.

- Ну и где я на этот ра… - хотела было спросить я, как вдруг увидела что-то по настоящему дикое. И я уж даже не поняла: кричать ли мне, или наоборот, не издавать ни звука.

Там, у противоположной стены, стояло огромное, белое, прямоугольное нечто, в фуражке полицейского и с ножом в руках, которые были неестественно тонкими, будто бы нарисованными черными линиями. Если бы не дырочки по всей поверхности, я бы подумала что это гигантская поролоновая губка!

- あなたは大丈夫逃していますか? *- повернувшись ко мне лицом (каким, блять, лицом?!), проговорило оно тоненьким голоском, слегка подбросив нож. Потом, посмотрев в сторону двери, продолжило: - 中尉 «豆腐”は引退を余儀なくされた!**

И отдав честь, поплелось в сторону двери. А затем открыв её, исчезло. А я? Я так и осталась сидеть на месте, с нервно дёргающимся глазом. Слишком много дерьма, слишком.

С другой стороны послышался хлопок двери и в комнату зашли Леон и Аннет, чему я несказанно была рада. И лишь спустя несколько минут вспомнила об Аде. Если её нет, значит это ещё один ёбнутый глю…

А нет, вот она, Ада. Я бегло осмотрела комнату, стараясь понять, где нахожусь. В канализации - это точно. Но судя по более-менее обжитому помещению, какая-то из зон для рабочих. Если принимать во внимание четыре кушетки и ящик с зелёным крестом на крышке - местный медпункт. В принципе, логично. Мало ли какие травмы можно получить на стройке?

Ада, к слову, лежала на такой же кушетке, как и я. Вот только вид у неё стал живее: кожа приобрела свой первоначальный цвет, дыхание явно ровнее…

Неужели нашли спрей?

- Слава богу, ты в порядке! - выдохнул Леон, быстрым шагом подходя ко мне. Но меня куда больше сейчас интересовала Аннет. Ничего в образе женщины не выдавало реальность моего недавнего глюка. Она была лишь слегка раздражена, - мы думали, что… «Всё», - как-то глухо продолжил коп. Неужели беспокоился? Ой, я щас растаю нахер, и это не от головной боли!

- Вы видели его? - я поняла, как дрожат руки, и как плохо мне на самом деле. Всё буквально плыло перед глазами. Они попросту не могли его заметить, потому что зашли позже.

- Кого? - Аннет покосилась в сторону двери, а затем на меня, явно беспокоясь за моё здоровье, причём явно за психическое.

- Тофу… - выдавила я, чтобы затем услышать сдавленный хрип Леона. - считаешь меня за психа, да? Я уже не знаю, где глюк, а где реальность! - нешуточно разозлилась я, повысив голос на полицейского, который не ожидал такого, и чуть отошел назад, - что это была за тварь?!

- Кажется, нейротоксин всё ещё действует, - беспристрастным голосом озвучила свой вердикт ученая. Знаете, мне почему-то захотелось ударить её чем-нибудь. Да потяжелее, да. Яд действовал крайне странно, крайне повысив раздражительность.

«Ну и чёрт с ними всеми! Самая умная. Вы все — не более чем программы в моей голове!»

- Держи это, - она протягивала какую-то пробирку, с подозрительным синим порошком. Размолотая трава? Да ладно, не сработает же! Я приготовилась яростно выражать свой протест, против такого метода лечения.

- Отъебись, - проговорила я на русском. Женщина меня не поняла, но загадкой был только перевод слова. Зато по интонации всё было ясно.

Женщина опасно сощурилась, а потом резко приблизилась, попутно открывая свою пробирку. Вся эта ситуация до ужаса напомнила мне районные больницы на просторах нашей «могучей и необъятной», и то, как стрёмные врачихи берут кровь у детей.

Биркин во истину железной хваткой, что впору и Тирану завидовать, запрокинула мне голову, ухватив за нижнюю челюсть. Попытки ударить женщину в ответ не увенчались успехом, потому что предчувствовавший подобное Леон, пресёк их, удержав меня за руки. И как ему не стыдно помогать этой сумасшедшей?!

- Это для твоего же блага, - виновато объяснился парень, поймав мой яростный взгляд.

Похоже, Аннет применила весь свой богатый опыт по скармливанию всякого химического дерьма подопытным, так как мне всё же пришлось принять это долбанное лекарство, что бы банально не задохнутся. Женщина явно умела «убеждать».

- Значит так, - грозно проговорила Аннет, кинув на меня какой-то разочарованный взгляд, - из-за нейротоксина, ты не можешь полноценно сражаться, поэтому мы с Леоном сейчас же идём проверять путь дальше, выявив или истребив возможную угрозу. Твоё оружие будет у нас, а сама ты сидишь тут до тех пор, пока мы не вернёмся и не придешь в себя.

Я немного охренела от такого заявления. Мало того, что мне скормили какую-то местную дрянь, так ещё и чёрт возьми, забрали оружие! Моё оружие. Они взяли моё оружие, без моего на то ведома. Кем они себя возомнили?! Я столько всего сделала, не для того, чтобы потерять единственный способ самозащиты! Так мало того, они оставляют меня тут, с этой шпионской дрянью! Если бы не она, всё бы было хорошо.

- Нейротоксин явно ещё действует, - объяснила Биркин Леону, - я впервые вижу, что бы у отравленных им людей возникали галлюцинации, но тем не менее, второй симптом совпадает. Обычно возникает воспаление дыхательных путей, но мутации Т-вируса непредсказуемы, - пустилась в рассуждения Аннет, - я изучу тебя, как только выберемся.

Только через мой труп ты меня исследуешь. Я прислушалась к себе. Синяя трава если и помогла, то пока незаметно. Хорошо хоть хуже не стало. В следующий раз не стоит терять бдительность. С тем же успехом они могли бы попытатся использовать спрей. И тут бы я резко облажалась.

- Не вздумай ничего учудить. По хорошему, тебя вообще надо было бы связать, - заявила женщина, и я едва не подавилась воздухом, - повторяю, нейротоксин вещество коварное, и предсказать реакцию организма на него крайне сложно.

Видимо, не желая больше что-либо объяснять, она развернулась в сторону выхода, бросив взгляд на Леона. Тот, виновато глянул на меня, словно говоря «Она ученый, ей лучше знать», пошел вслед за ней.

Дождавшись, пока они закроют дверь, я вскочила с места, борясь с головокружением, и схватила рюкзак. Дрянь не соврала: они забрали всё оружие и половину патронов, оставив мне ебучий пистолет. Чем я буду защищаться по мнению этой стервы?! Попрошу зомби падать с одной пульки?!

От злости едва сдерживаюсь, что бы бросить рюкзак на пол. Если бы не моя осторожность, они могли бы найти спрятанные вещи! Чёрт, да если бы я не спрятала технику, они бы наткнулись прямо на неё!

Почему-то подобное взбесило ещё больше и я, пнула ногой стул, который с громким скрипом завалился на бок и упал, оглушая звуком. Железный, твою мать. Не сломался, а лишь создал больше шуму, из-за которого голова разболелась ещё сильнее, и не только у меня.

Ада, видимо из-за созданного мною звука, с недовольным стоном, перевернулась на другой бок, ко мне спиной. В голове медленно сформировалась мысль. Я ведь хотела её обыскать.

Осторожно, чтобы ненароком не разбудить шпионку, я осмотрела разгрузку, боясь какого-то лишнего прикосновения. Главное, что бы не очнулась. Хотя с чего бы ей просыпаться?

Вещей у неё оказалось немного: жевательная резина (зачем она нужна на миссии - загадка), пара помятых листов, пистолет, патроны, знакомый мне с игры Визуализатор и крюк. На последний я посмотрела внимательным взглядом. То, что его не должно тут быть, меня уже мало парило. Не самая большая странность.

Я задумчиво постучала пальцем по корпусу устройства. Сломать его, было большим искушением, но меня останавливала мысль о том, что шпионка должна скинуть ракетницу. Пусть шанс такого развития событий крайне мал, его тоже нельзя исключать.

Я вернула крюк на законное место, замечая… Рацию? Зачем она нужна в подземелье? Сигнал-то сто процентов не добъёт. Прибор был чуть меньше своих аналогов которые существовали в реальном мире, в это время, но выглядела практически так же. Скорее всего дело было не столько в отличии технологий, столько в том, что эта рация была просто чуть подороже. А может и не чуть.

Я пожала плечами. Бесполезная штука, как я уже и говорила. Хотя. Стоп. Я кое-что вспомнила. На форме Леона тоже есть рация. Я точно не знаю, какую волну используют полицейские, но почему бы не попробовать. С какой стороны не посмотри - сплошной плюс. Не выйдет, хрен с ним, а выйдет - будет связь.

Я покрутила в руках устройство, пытаясь вспомнить, как им там правильно пользоваться. В подростковом возрасте мы часто играли подобными штуками, и не думаю что технологии в этой области сильно отличаются в этом мире и моём.

Осмотрев рацию, зажимаю серую кнопку на передней части корпуса. Белый шум. Хорошо. Нажимаю на ещё одну кнопку сбоку корпуса, пытаясь поймать сигнал. Даже если никто не ответит, попытаться стоит. Тем более, если я не ошибаюсь, у кого-то из нашей группы тоже была рация.

Устройство вновь зашипело, но на этот раз я различила обрывки фразы.

— А…а? …да? - воодушевлённая своим успехом, я вновь зажала кнопки, пытаясь настроить сигнал. В следующее мгновение, рация ясно и чётко выдала незнакомый мужской голос, который точно не мог принадлежать ни Леону, ни кому-либо из группы.

- Ада? Возникли какие-то проблемы?

Комментарий к Глава 10: «Во тьме»

*- Вы в порядке Мисс?

**- Лейтенант “Тофу” вынужден удалиться!

Вот и кончилась деятая глава. После неё, как и после пятой - Интерлюдия. Многие ведь ждут появления Клэр? Не совсем представляю, что писать в комментариях, поэтому просто поблагодарю за то, что читаете.

В любом случае, оставляйте отзывы, они помогают проде выходить быстрее. Спасибо.

Если видите ошибку - в ПБ. Беты у нас нет.

========== Интерлюдия вторая ==========

Клэр была близка к отчаянию. Что может быть хуже, чем оказаться в городе, наполненном кровожадными монстрами? Отвечать за жизнь девочки, за которой охотится огромная мутировавшая тварь, которую та регулярно называет «папочкой».

Пожалуй, не передай неизвестный ей рюкзак с патронами, всё закончилось бы для Клэр крайне печально. Но к счастью, ей удалось не только защитить Шерри от чёртовой твари, но и похоже, убить монстра. По крайней мере, он упал с платформы, а такое вряд-ли переживают даже такие инфернальные твари.

Клэр, по крайней мере, на это надеется.

Редфилд не знала, что ей делать. Выбираться? Это без обсуждений. Но как? Девушка попыталась найти Леона, но участок был слишком большой, а зомби пусть кто-то и устранил (Клэр надеялась, что это был Кеннеди), но не всех, и они продолжали лезть в здание сквозь окна первого этажа, натыкаясь то на неё, то на потрёпанных лизунов.

Тут её в который раз выручила Шерри. Ответ оказался одновременно так очевиден, и так труден в исполнении. Что может быть «проще», чем пройти сквозь лабораторию Амбреллы, которая оказывается находится под участком? Клэр ведь постоянно прорывалась сквозь орды монстров, а не училась в колледже. Это же полнейший бред!

Им удалось даже запустить лифт, спрятанный в потайных помещениях под статуей в холле. Пожалуй, на этом удача Редфилд и иссякла. И теперь, девушка осталась один на один с новыми ордами зомби.

По крайней мере, у неё было оружие.

— Шерри, стой позади! — крикнула Клэр, по большей части для себя. Девочка и так бы не сдвинулась с места, без её слов.

Несколько выстрелов из дробовика повалили мертвецов на пути. Кого-то она даже упокоила! Мертвые тела повалившись в мутную воду, не переставали осуществлять попыток добраться до живых, отчего приходилось следить за заражёнными, прибывающими с двух сторон.

Вот один зомби подходит слишком близко, за что получает законную порцию свинца прямо в голову и падает на одного из собратьев. Два тела грузно приземляются в воду, разбрызгивая повсюду вонючие, мутные капли.

Клэр кажется, что она сходит с ума. Вот ещё несколько подобравшихся слишком близко мертвецов падают от выстрела в грудь, однако и не думают останавливаться. А меж тем, их становилось всё больше, а патронов - всё меньше.

Экономия боеприпасов? Какая к чёрту экономия! Она не бывалый стрелок, лишь временами стреляла с братом в тире, попав из пистолета (о, боже мой!) в середину мишени. С расстояния в несколько метров, ага.

Схватив девочку за запястье, Клэр рванула вглубь канализации, перед этим достав заряженный на такой случай пистолет. Один из зараженных слишком близко подошел к Шерри, поэтому пришлось стрелять на ходу, не заботясь о точности попадания. Впереди тоже показалось препятствие в виде нескольких тел, на которые также пришлось потратить драгоценные патроны.

В панике, девушка не сразу заметила, что несмотря на нажатие спускового крючка, из пистолета перестали вылетать пули.

Это была последняя обойма.

Поворот в сторону, бег, уворот от глупо стоящего на дороге мертвеца. Шерри, по понятным причинам, перестала успевать за девушкой, да и сама Клэр начала уставать. Столько часов она носилась как угорелая, решала дурацкие головоломки, боролась, стреляла? Как она до этого в обморок от переутомления не свалилась?

А ещё вода. Бегать в холодной, грязной жиже, было неудобно даже Клэр, что уж говорить о ребёнке. На какой-то момент, девушка даже поймала себя на мысли, что ничего страшного не будет, если умрёт она. Мысль о том, что эти твари доберутся до Шерри — пугала куда сильнее.

«Может поэтому я ещё держусь?»

Тупик. Впереди был долбанный тупик. Из всех возможных вариантов ходов, Редфилд наткнулась именно на тот, который вёл к тупику. И только девушка собралась вернуться, чтобы поискать другой путь, как отчаяние, смешанное с диким страхом, холодом прошлось по венам.

«Нет-нет-нет…»

Сзади, там, откуда она пришла, множество тел, привлечённых звуками выстрелов, целиком и полностью закрыли собой проход, медленно двигаясь в сторону выживших, издавая противные, чавкающие, смешанные с хрипом звуки.

Они не спешили. Это было и ни к чему. Жертвы от них никуда не денутся.

Клэр достала дробовик. Пробежать мимо не получится — слишком много. Больше двадцати заражённых, и это только те, кого она может видеть. Откуда их столько? У Редфилд попросту не хватит патронов на всех.

Сзади, Шерри прижалась к ней, всхлипывая. Ей страшно. Страшно куда больше, чем Клэр. А Клэр? У Клэр есть оружие. Вот только почему-то сейчас оно ей уверенности не прибавляет.

Выстрел. Перезарядка. Ещё выстрел, на этот раз в голову. Клэр не спецназовец, но попасть в цель с трёх метров способна. По подсчётам девушки — она в силах убить ещё пятерых, если будет попадать чётко в голову. Может тогда появится хотя бы мизерный шанс на спасение. А если нет…

Видимо судьба сжалилась над ней, а может над Шерри или над обоими сразу. Когда трупы подошли уже достаточно близко, в конце туннеля послышались крики нескольких мужчин. Зараженные, отвлекшись на звук, предпочли сменить свою цель с застывших Клэр и Шерри, на более шумную.

Это и было их ошибкой.

Как только пляшущие по стенам пятна фонарей приблизились, по мертвецам был открыт огонь из самых разных орудий: винтовки, дробовики, пистолеты. Тела, до этого вполне целые, лишь немного изувеченные Клэр, превратились в кровавый фарш, лишаясь ног, рук, большей части туловища и самое главное — головы.

Обе выжившие стояли не шелохнувшись. Если Редфилд не могла поверить в своё чудесное спасение, то Шерри, скорее всего была напугана выстрелами. Свет от фонариков всё приближался, и в затихающем шуме выстрелов начали слышаться голоса.

— Эй, кто бы там ни был, ты в порядке?! — вначале девушка не смогла разглядеть мужчину, который явно не стремился приближаться, разумно опасаясь, что они могут быть заражены. Девушка сама сделала пару шагов навстречу, на всякий случай заслоняя Шерри.

Подойдя поближе, Редфилд всё же разглядела говорившего: одетый в немного мешковатую одежду, с оружием в руках и с сумкой за плечами, перед ней стоял типичный американский мужчина средних лет, темноволосый, с заметной лысиной, и явной решимостью уничтожить всё, что станет у него на пути.

— Идём и слышим выстрелы… решили проверить. И видимо - не зря, — коротко сообщил он, цепко оглядывая спасённых на предмет укусов, и не обнаружив оных, явно расслабился, - вам очень повезло, - взглядом мужчина указал на Шерри, всё ещё держащую Клэр за руку.

— С…Спасибо. Ещё бы чуть-чуть и… — Редфилд замялась. Сказать можно было много чего, но сейчас она была не в том состоянии, чтобы нормально вести диалог. Адреналин наконец-таки спал, заставляя обратить внимание на просто дикую усталость, — вы… Вы кто?

— Тот-же вопрос, — немного грубо продолжил мужчина, видимо «случайно» дёрнув дробовиком, — кроме нас про этот ход вроде как никто не должен был… Погоди-ка секунду! Это что, моё оружие?! — воскликнул незнакомец. С явным удивлением глядя на дробовик. Клэр растерялась, Шерри от громкого вскрика, отошла чуть подальше.

— Я нашла это оружие вместе с сумкой в участке… - попыталась оправдаться Редфилд, не понимая, что происходит, но подсознательно уступая человеку, у которого в данный момент было преимущество.

— Да нет же! Это точно мой дробовик. Посмотри на маркировку, — без агрессии, но с явным недоумением продолжил мужчина. Клэр послушалась, подняв дробовик, и посмотрела на приклад. На нём была круглая, металлическая вставка, на которой виднелись какие-то надписи.

— «Оружейная Кендо», - прочитала девушка.

- А это как раз я. И я не помню, когда в последний раз продавал эту модель. А судя по состоянию оружия, оно новое. Так что повторю вопрос: кто вы и как тут оказались? — за спиной Кендо показалось ещё пару человек, всем своим видом показывая, что тоже не против узнать ответы. Кто-то даже ухватился за оружие поудобнее.

— Клянусь вам, я нашла его в участке! И там же узнала проход в канализацию! - немного нервно повторила Клэр, чувствуя, что ситуация резко выходит из-под контроля.

— Эй, Кендо, а кто из нас ошивался в участке, не помнишь? — раздался ещё один голос из толпы, и вперёд вышел длинноволосый мужчина, явно помоложе Кендо. Вопрос был задан скорее для проформы, так как человек продолжил, — если ей удалось сбежать, то стоит хорошенько поговорить с этой «журналисткой», — толпа сзади согласно загудела. У Клэр почему-то появилось стойкое чувство неприязни к этому… Прохвосту.

— Сейчас у нас на подобное нету времени, Бен. Она говорила нам, что времени мало. Выдайте девушке патроны и пошли дальше, - Кендо дождался, пока кто-то передаст несколько коробочек с боеприпасами для пистолета и дробовика, а потом вновь повернулся к длинноволосому и укоризненно добавил, - расспросил бы её сам, пока было время!

Редфилд заметила, как странно передёрнуло на этих словах Бена. Он словно бы хотел что-то ответить, но потом резко передумал, и лишь фыркнул, отойдя куда-то в сторону.

— Мы как раз ищем выход, - объяснил девушке Кендо, - скоро ещё люди появятся.

***

Леон шёл следом за Аннет, изредка нервно сжимая пистолет, и вслушиваясь в звуки. В каждом шорохе слышались хрипы мертвецов. Парень подумал, что сходит с ума.

- Кто она? - не удосужившись даже повернуться к нему, спросила учёная. После того, как Кеннеди обнаружил у неё пистолет, обстановка в их небольшой компании заметно накалилась.

- Я не знаю, - честно ответил Леон, понимая, что не соврал, - мы встретились пару часов назад. Если честно, до сих пор слабо верится, что «Амбрелла» оказалась…

Аннет шикнула, и парень поспешил замолчать, чтобы лишний раз не нервировать и так странную женщину. Вновь воцарилось неловкое молчание.

- Они придут за вирусом, - нехотя продолжила Биркин, - никто не должен его получить, иначе всё повторится вновь. Шпионы могут быть кем угодно.

Кеннеди буквально почувствовал, как все замеченные ранее детали становятся на своё место.

«Я агент ФБР, Ада Вонг.»

«Она не та, за кого себя выдаёт.»

Могло ли выйти, что они помогают шпиону? Леон покачал головой. В любом случае, его обязанность как полицейского - помогать людям, даже если за ними в процессе придётся следить.

- Нужно было обыскать их, пока был шанс, - закончила Аннет, - в таком случае, сразу стало бы ясно, кто что из себя представляет.

- Это неправильно, - возмутился Кеннеди, - если вы ошибаетесь?

Женщина не ответила, вместо этого выпуская несколько пуль в голову возникшего из-за угла мертвеца. Леон вздрогнул. Коридор кончился, вновь выводя к трубе. В мутной воде копошилась пара зомби, доедая третьего. Парень почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота.

Спустя несколько выстрелов, трупы приняли своё нормальное состояние, то есть неподвижных и полностью мёртвых, а люди направились дальше по бетонной возвышенности скраю трубы.

- Осторожнее. Ей очень повезло, что яд подействовал неправильно, - вновь заговорил Аннет, явно имея ввиду напавшего ранее мутанта, - синей травы у меня больше нет.

Кеннеди кивнул, не решаясь отворачиваться от воды, и внимательно следя за малейшим движением. Правда, похоже следить нужно не только за монстрами.

Бетон постепенно покрыла вязкая субстанция, напоминающая сырую плоть. Парня едва не стошнило. Вещество под ногами шевелилось, хлюпало и кровоточило. Где-то рядом раздались всплески, и Кеннеди с ужасом заметил нескольких мутантов, вынырнувших на поверхность воды. Похоже, это было их логово.

- Господи, что это… - прошептал парень, прежде чем получил полный раздражения взгляд Аннет.

- Мутация Т-вируса, - едва слышно прошипела женщина, - раньше это было плесенью. А теперь помолчи, если не хочешь, чтобы они нас засекли, - женщина кивнула на монстров, и Кеннеди мгновенно затих, пусть вопросов ещё было очень много.

Пара добралась до двери, и с явным облегчением покинула «живую» трубу. Леон не смог сдержать радости, когда увидел на столе долгожданный зелёный баллончик с лечебным спреем.

- Возвращаемся? - спросил парень, пряча лекарство в подсумок.

Биркин покачала головой, поднимаясь по лестнице. Кеннеди, уже привыкший к странности женщины, молча пошёл следом.

- Нужно забрать огнемёт, - сама пояснила Аннет, - рабочие установили тут дурацкую головоломку с шахматами, но у меня есть браслет.

Парень внутренне этому порадовался. Все замки легко открывались, стоило Биркин к ним подойти. Не будь женщины здесь, Леон бы потратил не один час на поиск всех фигурок.

- Теперь возвращаемся, - Аннет дождалась, пока Кеннеди снимет со стены новое оружие, - вряд ли ваша раненая долго продержится на зелёной траве, с такой травмой.

***

Аннет была недовольна.

И дело даже не в нарушившихся планах, гибели мужа, потери дочери и… Хотя нет, всё-таки это и ударило сильнее всего по стойкости женщины. Она знала, на кого они с Уильямом работают, поэтому более менее была готова к подобному. Но всё-же… Она надеялась, что это был просто кошмарный сон. Который, к сожалению, и не думал заканчиваться.

Но сейчас, именно в этот момент, женщина была недовольна сложившимися обстоятельствами и прибавкой хвоста, а точнее — даже двух. Уж больно странные личности ей встретились.

Если с парнем можно было как-то смириться, то вот с этой «Мариной» точно было не всё чисто. Слишком много знает, даже учитывая её профессию, в которой женщина тоже сомневалась. Журналистом она быть не могла, ибо Аннет, уж приходилось, иметь с ними дело, и хватки, присущей въедливым репортёрам, девчонка не демонстрировала.

Шпион? Не смешите учёную. Девушка либо очень хорошо прикидывается, либо говорит правду и является обычной заложницей обстоятельств. Но эти якобы «случайно» брошенные фразы, наличие оружия, уровень знания и… Как бы это глупо не звучало, но даже национальность заставляла насторожиться.

Как работнику международной корпорации, Аннет было не трудно разобрать акцент, с которым говорила девчонка.

Почему она, кстати говоря, пошла в участок? Какова вероятность, что случайный свидетель окажется в таком месте, при этом вместо того, чтобы сбежать при первой же возможности, начнёт искать там информацию? Правильно, крайне малая. Учитывая то, что на «Амбреллу» и её сотрудников невозможно найти что-то, если не знать, что именно искать.

Так ещё и яд подействовал на неё не так, как нужно было. Вместо возможного заражения, воспаления дыхательных путей или слепоты до конца жизни — бред и галлюцинации. Аннет бы решила, что девчонка могла быть подопытной и сбежать при аварии, если бы не знала, что такого чисто теоретически быть не может.

Никто кроме неё и Шерри не вышел из здания живым. Вирус, не наркотик и не галлюциноген, а оружие. Его задача — распространение и уничтожение, а не одурманивание.

Женщина должна как-то избавиться от хвоста. У неё слишком много дел и обязанностей: как у ученой, как у ответственной за всё это.

И как за матерью.

Возможно, если девчонка и вправду знает, где Шерри, то можно и подождать. Незнакомка умеет врать. Что же, Аннет всю жизнь проработала на «Амбреллу», и лжёт ничуть не хуже.

***

— Что происходит с этим ублюдком?! — в который раз вскрикнул мужчина за терминалом, со всей силы ударив по столу. Изображение на мониторе компьютера дрогнуло, пройдя рябью, делая и так некачественную картинку ещё более неразборчивой.

Марк вздохнул, пытаясь досчитать до десяти и самое главное — не сорваться вслед за товарищем.

На что рассчитывал мужчина, когда нанимался работать в «Амбрелле»? Точно не следить за биологическим оружием, которое было под два метров ростом, способное крушить стены, машины и толпы зараженных людей, в погибшем городе, по своей разрушительной силе вполне спорящее с танком.

Ему, с его товарищем Дейвом, поручили вроде бы простое, но в тоже время довольно сложное дело — управлять «Т-103», добыть образец вируса и убрать потенциальных свидетелей, дабы те не имели возможности сбежать из города и рассказать лишнего. Также, приходилось искать людей, которые представляли куда большую опасность, чем простые гражданские: репортеров, агентов «S.T.A.R.S.», простых полицейских.

Гений «Амбреллы» создал воистину устрашающие машины для убийства, которые сейчас в определённом количестве выполняли миссию в Раккун-Сити. Работа операторов состояла лишь в том, чтобы подтверждать запросы на устранение, и следить за состоянием мутантов. Ручное управление, по понятным причинам отсутствовало, поэтому приходилось обходиться короткими командами, которые мог воспринимать монстр.

Всё, в общем-то, шло довольно спокойно. Управляемое ими оружие «Амбреллы» не сталкивалось с угрозами, способными ликвидировать его, а значит, и операторам не приходилось что-либо делать. Время от времени давать команды или же изменять маршрут, чтобы «Тиран» не топтался на месте.

Проблемы начались в участке.

Когда оружие прибыло туда, на месте не было ни одного полицейского, которого нужно было бы убрать. Здание было в абсолютном запустении, не считая конечно трупов или Лизунов. Вот только у них, в отличие от некоторых людей, хватило ума держаться подальше.

Единственная задача конкретно этого Тирана и операторов — ликвидировать выживших, а остальное сделала бы бомба и остальные модели Т-103. Второй задачей следовало найти G-вирус, но эта цель была общей у всего направленного в город управляемого биооружия.

Сначала в пустом, как им казалось, участке, раздались несколько выстрелов. Следуя заранее прописанным командам, Тиран направился на звук, и когда добрался до источника, то обнаружил одного из искомых полицейских.

Быстрый поиск по базе данных, Тиран сделал это самостоятельно, и цель, идентифицированная как «Леон С. Кеннеди» подтверждена операторами как нуждающаяся в устранении. Человек успел скрыться быстрее, чем прошла процедура распознавания, но он уже был добавлен в базу, и сомневаться, что рано или поздно Тиран настигнет полицейского, не приходилось.

Второй триггер не заставил себя долго ждать, и Т-103 вновь поспешил на звук. Монстр сумел распознать голоса как минимум двоих людей, находящихся в комнате, но к тому моменту, как он добрался до цели, второй человек уже успел сбежать. Уже встреченному полицейскому тоже особого приглашения не понадобилось, и пару раз обстреляв Тирана, он вновь скрылся.

Т-103 продолжил преследовать цель, но спустя пару минут вновь засёк взрыв, донёсшийся из недавно покинутого коридора. Так как в этот же момент Леон Кеннеди ушёл в левое крыло здания, это мог быть только второй человек. Монстр проанализировал расстояние до обеих целей, и операторы выбрали незнакомца.

По прибытию, коридор был уже пуст. Одно из окон было раскрыто, а на паркете ещё не успели высохнуть мокрые следы ботинок, влажно блестевшие в свете уличных фонарей. Кабинет S.T.A.R.S. был взорван. Мгновенно стало ясно, что второй человек даже не убегал, а всего лишь воспользовался промедлением Леона Кеннеди, и тем, что он задержал Тирана, спрятавшись за окном. Операторы могли бы решить, что это кто-то из U.S.S., но факт того, что полицейский до сих пор жив, доказывало обратное.

Обе цели скрылись, поэтому Тиран продолжил свободно бродить по участку, пытаясь обнаружить шумы. Вскоре, ему это удалось, и монстру отправили команду замереть, решив дать человеку самому попасться оружию.

Ждать пришлось недолго. Жертва буквально наткнулась на монстра, мгновенно замерев от страха. Выполняя инструкцию, Тиран быстро прошёлся по базе данных сначала жителей Раккун-Сити, и не обнаружив там совпадений, переключился на всех людей, что сейчас находились на территории штатов.

Это было слишком долго. Итак было ясно, что девушка не состоит в списке игнорируемых целей, поэтому операторами была дана команда к устранению. Выжившая смогла раздобыть оружие, и даже воспользоваться им по назначению, учитывая, что она всё ещё была жива. Возможно Марку было бы даже жаль её, не проработай он всю свою жизнь в «Амбрелле», и не став тем, кем является.

Удаче девчонки можно было позавидовать. Помимо того, что она увернулась от первого удара, операторам не хватило пары секунд, чтобы отдать команду Тирану надавить на вертолёт, тем самым уничтожив цель, когда та решила преодолеть препятствие в коридоре крайне оригинальным способом.

Марк с Дейвом успели сделать пару ставок, пока гоняли девчонку по участку, ожидая, как она всё же умрёт. Выжившая крайне забавно ругалась, пока не выдохлась. Тиран нагонял. Погоня была близка к концу, но тут же случилось несколько событий, помешавших устранению.

Выжившая выскочила в окно, пропав из поля зрения биооружия, и стоило Т-103 вновь настигнуть её, Тиран замер. И отправил запрос на устранение.

Гребаное оружие по каким-то причинам, растерялось, вновь натолкнувшись взглядом на этот объект. И абсолютно забыло, что только что преследовало именно эту цель! «Сбой» — подумали операторы, и дали повторный приказ на уничтожение. Правда, к моменту когда Тиран начал исполнять команду, девчонка опять вырвалась далеко вперёд.

В этот раз догнать её не составило труда, не помешала даже беглая очередь из винтовки. Но выстрелы привлекли Лизунов, и пока биооружие устраняло монстров, цель скрылась.

Пришлось вернуться к Леону Кеннеди, которому в эту ночь тоже невероятно везло. А потом Тиран засёк дочь мэра Кэтрин, и вновь начал преследование.

И тут уж операторы могли праздновать победу. Девушка вывела их прямо к выжившим. Целой группировке!

Стоило увидеть на экране уже знакомую цель, стало ясно, что монстр устранит её первой. Но сбой произошел во второй раз, и операторам стало не до смеха. Тиран, на секундочку, стоил не один миллион долларов, и его поломка грозила им не просто увольнением, а натуральным расстрелом или ещё хуже — пополнением рядов испытуемых новых вариаций вирусов. «Амбрелла» никогда не славилась лояльным отношением к провинившимся сотрудникам.

Тиран вновь проанализировал всех выживших, находя их базе данных, и определяя как цели, послав запрос, только на девчонку, как будто они уже дважды не подтверждали устранение.

Из-за того, что она не числилась в базе данных, биооружие каждый раз «забывало» её, и продолжало игнорировать. Никакого ручного управления над Тираном, опять же, не было, а команды операторов оно успешно проигнорировало уже дважды.

После поиска стало ясно, что такой человек никогда не въезжал на территорию штатов, и не жил тут, потому что она реально не числилась нигде! Ни одного более-менее подходящего человека они с напарником не нашли.

Иными словами, девчонка явно находилась на территории страны незаконно. Выжившая совсем потеряла страх, обстреливая и ослепляя оружие. Тут уже операторы не стали медлить, пометив девушку как «приоритетную» цель, дав команду «убить любой ценой» и не позволяя монстру потерять её из виду.

Замечая, что выжившая вновь начала сбегать, Дейв даже отдал команду перейти на бег, хотя это и повышало риск мутации, которая привела бы к потере управления над оружием.

— Всё равно не могу найти её. Она вообще откуда? — задал вопрос Марк, забросив фотографию в общую базу данных «Амбреллы», открытую на отдельном мониторе.

- Во время погони, она упоминала слово «Blyat», - ответил Дейв, следя за короткой погоней, - попробуй поискать по русскоязычным странам.

Мужчина откинулся на спинку стула, довольно усмехаясь, и рассматривая на экране, постепенно синеющее лицо. Тиран настиг свою жертву, но ломать шею не спешил, давая операторам время разобраться в проблеме. Правда, жертву всё равно сжимал крепко, не хватало, чтобы она ещё раз попыталась сбежать.

— Да хер с этими русскими! - хлопнул по столу Марк, - почему я её по общей базе найти не могу?!

— Идиотизм какой-то… Может агент? — не задумываясь, ответил его коллега. Марк снова посмотрел на экран, в этот раз с явным сомнением.

— Агент из неё, как из нас… - мужчина шикнул, решив не тратить время на подбор аналогии, - взгляд абсолютно не тот, да и подготовка. Возможно, ещё один журналист, — оператор сделал несколько снимков экрана, сохраняя изображение. Придётся высылать это начальству, но и оставлять её в живых не вариант.

Прежде чем они дали приказ на устранение, девушка видимо, понравилась какой-либо богине и та решила помочь ей. По Тирану открыли огонь, а затем ослепили гранатой и тот в который раз, упустил цель.

После пары сломанных вещей, криков и проклятий в сторону той самой «изворотливой сволочи», операторы решили поискать её ещё лучше. Никто, даже агент, не мог ни разу не попасть ни на одну камеру. «Амбрелла» имела обширный доступ почти к любому хранилищу информации. Так что хоть когда-то, хоть где-то… Подобный поиск мог занять не час и даже не два. Но как-только прошел шестой час, напарники заподозрили что-то неладное.

— Отправь сообщение начальству. У нас тут что-то необычное!

Комментарий к Интерлюдия вторая

Итак, порог в сто страниц преодолён в рекордные сроки, что для меня чудо. Эта глава далась тяжело, но как видите - вышла.

Жду ваши отзывы, они помогают “держать темп”.

Ошибки выделяйте, пожалуйста, в ПБ. Будем не против беты.

========== Глава 11: «Меж двух огней» ==========

Не хочешь тонуть - топи

В этой жизни я совершала много глупостей. Лгала родителям, друзьям, часто страдала фигнёй вместо того, чтобы взяться за ум и наладить жизнь. Пару раз даже буквально «ходила по краю», как и все нормальные подростки. Но ни одна из этих ошибок не была смертельной. В отличие от этой!

Остаток яда в организме, не помешал мне понять, что именно сейчас произошло. Я вздрогнула, выронив рацию из рук. У меня вырвался какой-то приглушенный писк, от упоминания знакомого имени, но я тут же зажала рот руками. В голове, как заевшая шарманка крутилось всего одно слово «блять, блять, блять…».

— Ада? — недоуменно позвали на той стороне. Никакой растерянности, никакого недопонимания, которое должно было быть присуще любому человеку, в той ситуации, когда по ту сторону оказывается не тот, кого ждал. Холодное удивление, я бы сказала. Когда ответа не последовало, да и я была не в состоянии его дать, позвали уже громче, — Ада?!

Повышение тона, в тишине прозвучавшее почти как крик, наконец-то вывело меня из транса, заставляя судорожно пытаться придумать что-нибудь. В этот момент, как некстати, пришли воспоминания первых часов в этом мире. Такое же непонимание, ужас, и чёткое осознание, что так быть не должно.

Вместе с этим, пришло понимание, что со мной будет. Поэтому, надо придумать любой план, что может меня спасти, тот, который помог бы мне выйти сухой из воды. «Выключить!» — пронеслась мысль, и только я захотела воплотить её в жизнь, как самый адекватный вариант из всех возможных, как мужчине на той стороне надоело ждать:

— Кто бы ты ни был, я слышу тебя и твою возню. Твоё сердце бъётся слишком громко, - я буквально услышала, как рушатся все мои надежды, - и я настоятельно не рекомендую тебе выключать коммуникатор, иначе…

Узнавать, что будет в ином случае, я решительно не желала. Все ругательства которые я только могла вспомнить, вертелись на языке, но никогда, и ни при каких условиях, я не осмелюсь ответить. Та часть меня, которая ещё могла рассуждать здраво, чётко давала понять - пока я молчу, я неизвестный. Стоит мне заговорить, и финал будет близок.

Хотелось то ли сбежать, то ли к чертям сломать рацию, но я не могла сделать ни то, ни другое. В первом случае, я могу не найти Леона, да и наткнусь на какую-нибудь тварь, а у меня из оружия — один пистолет! А когда парень придёт сюда, тоже может нарваться на это чудовище, но он в отличие от меня, не знает всей опасности. А вторая идея… А что я там ещё придумала?!

Я в отчаянии всадила ногой по стене, вновь сдерживаясь, что бы не выругаться от накатившей боли. С другой стороны, это меня отрезвило, позволяя мыслить в верном направлении. В любом случае, долбанная Ада, долбанная Аннет, долбанный мир! Я ненавижу всё это!

— Успокоились? — голос прозвучал уверено и слегка насмешливо, как у человека, который привык контролировать ситуацию. Который, чёрт возьми, делает это прямо сейчас, — лучше скажите, что вы сделали с моим агентом. И я надеюсь… — рация захрипела, видимо сигнал сбивался из-за стен, — ваш ответ меня не разочарует.

Сердце не прекращало свой безумный бег, и я почти ненавидела его. За то что так шумит, выдаёт меня, да господи, что угодно. Я не могла приблизится к грёбанному устройству, словно там лежала не рация, а как минимум ядовитая змея. Нет, всё намного хуже.

Ответить я не могу, сбросить тоже, ведь рацию придётся вернуть Аде, чтобы избежать вопросов. А стоит ей связатся с Вескером повторно, мне конец. Значит решение надо искать самостоятельно. Не услышит мой голос - ничего не поймёт. Точнее, не догадается кто я. Чем меньше информации, тем лучше! А не отвечать - себе дороже. Я уверена, этот псих что-то выкинет. По крайней мере, куда больший интерес и опасения вызывает неизвестный.

Я подхватила лежащий у стены рюкзак, не особо заботясь о шуме. Какая к чёрту разница, что там происходит на заднем плане? А в шёрохе ткани ничего не сможет разобрать даже такой мутант как Вескер, со слухом, как у чёртовой летучей мыши.

Чтобы достать спрятанный телефон потребовалось пару непозволительно долгих секунд. Сканер отпечатка пальцев привычно завибрировал при касании. Идея, спонтанно пришедшая в голову, была гениальна, в своей простоте. Где же это грёбанное приложение?

Словно бы нарочно, из рации снова прозвучал знакомый голос. До сих пор не надоело? Хотя, прошло около минуты с моего полнейшего провала. В моменты страха время застывает, как насекомое в янтаре.

— Раз уж вы не желаете отвечать… — Вескер взял небольшую паузу. Даже без этого его пробирающий до костей голос вряд ли мог вызвать у кого-то желание спорить, — смею предположить, что мой агент мёртв. А значит, эта рация больше не нужна. Я даю вам ровно минуту на ответ. Устройство перешло в режим самоуничтожения. Советую вам убраться, до детонации. Если вы конечно, сможете. Время пошло, — прибор медленно, с интервалами, начал пиликать.

Блефует? Я с сомнением посмотрела на отброшенную рацию. Вряд ли там могла поместится взрывчатка. Скорее всего, электронику просто выжжет коротким замыканием. Но ведь я пару минут назад была уверенна, что рации не ловят под землёй. Кто знает, а вдруг и здесь не лжёт?

В любом случае, решение уже было принято. Вескер далеко, Ада близко. И никак нельзя потерять рацию, иначе шпионка может что-то заподозрить и попытаться грохнуть всех без суда и следствия. О том, что подобный приказ ей может отдать и злодей, я старалась не думать.

Я наконец-то нашла иконку нужного мне приложения. Перевела клавиатуру на английскую раскладку и начала вводить текст в строку. Закончив, нажала на проигрывание. Ничего не произошло.

Я недоумённо застыла, пытаясь понять, почему не работает. Нервно дёрнулась, вспоминая, что не включила звук. Зажав кнопку, выкрутила громкость на максимум и перезапустила аудио.

Безэмоциональный, немного глупый компьютерный голос озвучил написанные два слова медленно, тянуче, словно бы не понимая всей опасности, что нависла надо мной. Он оглушал всей мощностью телефонных динамиков, но слава богу, хоть на секунду спасал от настойчивого пиликания, которое буквально засело в голову.

- Я слышу.

На какое-то время на той стороне замолкли, я слышала лишь редкий звук помех, пытаясь догадаться, какой эффект произвела моя идея. Тем не менее, пиликание рации прекратилось, что не могло меня не радовать. Только сейчас я поняла, как дрожат руки. Господи, почему я наткнулась на того, на кого натыкаться не стоит от слова совсем?!

— Хмм, — звук снова пошел рябью, поэтому я не смогла точно сказать, что сейчас чувствует мужчина, — я ожидал немного не… этого. Хорошо, что вы ответили.

Я быстро пробежалась по своим знаниям техники, которую нам демонстрировали в играх. Да, технологии смены звука были, но его можно было производить только с помощью компьютера. Вместе с этим, нужно было говорить нормальным голосом в микрофон, и уже после этого, голос изменялся. Но так как я вводила текст вручную, Вескер ничего не услышал. Плюс, вряд ли в умирающем Раккун-Сити, куда он направил Аду, кто-то сидит за компом, и очень удивляется, кому именно дозвонился.

Иными словами, я тут вовсе не единственная, кого вся эта ситуация вгоняет в недоумение. Только если в моём случае это скорее что-то сродни отчаянию, то для Вескера - лёгкая заинтересованность, ничего более.

- Она жива, но может умереть, - искуственный голос вновь выдал напечатанный мною текст. Вышло как обычно. Сухо, и немного смешно, если бы не ситуация. Программе не хватало ума расставлять ни акценты, ни интонации. Внезапно, я вновь занервничала. А если он неправильно меня понял? - её ранило взрывом. Из-за мутанта. Точнее, взрыв был…

Я поняла, что пора прекратить печатать, чтобы не написать лишнего. Телефон успел озвучить только часть текста. Включилось синхронное проигрывание. Я прикрутила громкость, втайне надеясь, что у Вескера с его сверхслухом, кровь из ушей пошла, потому что изначально выкрученный на максимум звук немного меня оглушил.

— Обойдемся без подробностей. Главное, что жива, — сказал, как отрезал Вескер. Видимо, громкость аудио была настолько раздражающей, что мужчина попросту не мог её терпеть слишком долго, а учитывая его особенность… Сделал гадость, сердцу в радость, — можете не рассказывать, как вы встретили её, но вот о том, как вы попали в предполагаемое место… Скажем так: мне было бы интересно послушать.

— Кто вы, и почему я должен вам отвечать? — задала я логичный для обычного человека вопрос, как бы показывая, что понятия не имею с кем говорю. Текст вводила от мужского лица. Если путать, то путать основательно.

Рация снова замолкла, и я внутренне надеялась, что Вескер просто отключил её и ушёл, решив не связываться. Ага, как-же. Как будто бы у меня был хоть один шанс на такой исход.

— Зовите меня… Альберт, — ответ был дан с небольшой заминкой, злодей явно думал, что сказать, но это не помешало мне неплохо обалдеть. Почему он выдал мне своё имя? Его вообще не заботит конспирация? — больше вам знать не нужно, для вашей же безопасности, — слова, кстати, прозвучали ну очень убедительно. К несчастью для нас обоих, я знала гораздо больше, чем кто-либо ещё. И единственная опасность крылась в самом мужчине, — не желаете заключить сделку?

При слове «сделка», по спине пробежал не просто табун, а целый каскад мурашек. Если бы я не знала, с кем говорю, могла бы принять прозвучавшую интонацию за что угодно. Подумала бы, что мужчина просто подбирает правильное слово, или обдумывает перспективы. Но сейчас, даже в спокойном тоне я слышала только шипение столь ненавистных мне змей, готовых укусить в момент, только облажайся.

Я не настолько ёбнутая, чтобы принять его слова за шанс «спасения». Всё равно что самолично утопиться, броситься на Биркина или обнять зараженного. Самоубийство.

— Эта женщина представилась агентом ФБР. И как я понимаю, солгала. Но притворятся у неё вышло… крайне хорошо, — увильнула от вопроса я. Не буду упоминать, что выглядело это всё изначально очень подозрительно. Ада, конечно, была лучшим агентом Вескера, вот только я помню, что вроде бы он подозревал её в двуличии. Он же Вонг в случае чего, в расход пустит и не поморщится! А ей ещё свою роль играть.

— А с чего вы решили, что она не агент ФБР? — я чуть не рассмеялась, но вовремя опомнилась, — кто ещё, как не агент ФБР, будет проводить расследование в городе, кишащим чудовищами?

«Армия, твою мать!» — хотела было вскрикнуть я, но снова сдержалась. Он сейчас серьезно? Агент ФБР, в каблуках и в лёгком платьице, одна, с пистолетом, гуляет по подземной лаборатории и ищет хер знает что.

- Действительно, - легко согласилась я. К сожалению, телефон не передал того сарказма, который я бы вложила в эту фразу, - а кто ещё может тут быть? - это снова прозвучало как обычный вопрос. Я уже не знала, плакать мне или смеяться, но на всякий случай, присела на кушетку. Мало-ли.

— Вы смеётесь надо мной? — раздражение, вперемешку с ледяным тоном. Как бы странно это не было, но сейчас я ничего не почувствовала, от слова «совсем». Вошла во вкус?

«Не такой уж и страшный, этот Вескер» — подумала я про себя. Однако, встречаться мне с ним всё равно не хочется. Думаю, что я резко изменю своё мнение по этому вопросу, стоит мне оказаться там, где злодей сможет меня достать.

В любом случае, пока что, не найдёт и не узнает. Сейчас я могу выудить у этого высокомерного говнюка что-нибудь, что поможет мне выжить. А он останется со своим мутировавшим носом. Главное правильно использовать мои знания, и попытаться повернуть «гениальность» злодея против него самого.

— Понятно, что она не агент, я не идиот. Точнее говоря, явно не агент ФБР или любой другой американской организации, — голос, озвучивавший текст, звучал просто отвратительно, едва передавая информацию и неправильно ставя ударение. Но лучше так, чем никак, — вы из тех людей, что охотятся за вирусом? - быстро напечатала я, - о них упоминала та женщина.

Какая «женщина», я лгать не стала, решив использовать старый приём. Пусть сам додумывает. Главное сейчас, чтобы «злодей» понял вполне реальный шанс проебать одновременно и вирус и агента. А там уже можно и «договориться», разумеется, оставив в плюсе только себя. И откуда во мне столько смелости? Да здравствует адреналин.

На какой-то момент из рации не доносилось абсолютно ни звука, кроме помех. А затем послышался громкий скрип. Идей, что это могло быть, у меня не было.

— Вы хорошо осведомленны. И так как агент недеестпособен… Скажем так, мне нужна одна вещь. Предлагаю вам сделку, - вновь повторил злодей, а потом буквально выдавил, словно каждое слово давалась ему с трудом, - можете предъявить свои требования первыми.

Ох, сколько злости было в этих словах! Я буквально вздрогнула от прилива адреналина. Неужели понял, что ему тут ничего не светит, если будет угрожать?

«Это неплохой шанс… Соглашайся»

Я мгновенно встряхнула головой, прогоняя корыстные мысли о возможной «награде». Подстава, причём огромная. Жадность ещё никого до добра не доводила. Он грохнет меня как только представится возможность, и вирус окажется в его руках. Или даст Аде команду «фас», если конечно та выживет. При чём, смерть моя будет крайне мучительной, учитывая, как Вескер ненавидит тех, кто заставляет его чувствовать себя обманутым. А я, пусть и не эксперт по общению с буйными психами, но то, что нарываться не стоит, понять могу.

— У меня нет иллюзий на счёт того, чем для меня закончится эта сделка, что бы не было сделано. Сказал же: я не идиот, — напечатала я, спокойно дожидаясь ответа. Что вы скажете на это, мистер «Я ношу очки везде»?

— Уверяю вас, пока вы будете выполнять мои требования — останетесь в полном здравии и даже получите больше чем вам нужно. Я человек слова, — не заставил себя долго ждать учёный, кажется всё больше и больше закипая от моей наглости. Ага, конечно. Я ещё помню как выламывала кнопки на клавиатуре при битве с “очень нужной” ему Экселлой. Видимо, сам факт того, что мужчине пришлось договариваться с кем-то, его сильно задевал. Хочешь разозлить кого-то, начни бороться с ним его же методами.

Кстати, а почему он вообще пытается со мной договориться? Почему просто не припугнёт меня своей бомбой? Может, никакой бомбы и нет? Как в такое маленькое устройство вместиться что-то, что могло бы создать огромный «бум»?

Потихоньку придя к выводу, что я всё же была права, и меня пытались наебать, как я и подозревала. Что же вряд ли мне удасться сделать хоть что-нибудь, что бы отбить желание меня убить. Поэтому, выход был всего один. Я решила закончить как-нибудь этот разговор. Торговаться я с ним не буду, ибо ничего не получу. Вероятность того, что он придумает план, как забрать у меня нужную ему вещь и оставить меня при этом в живых — мала. Да и ссорится с Аннет, Леоном и выжившими… «Ну его нахер!» как говориться. В любом случае, послать я его не могу, но вот заставить нервничать - вполне.

— Я ведь тут не один, - прервала я слова злодея, - вы сказали, ваше имя Альберт? Вескер, так ведь? — я не стала уточнять, откуда именно это знаю. От гениальности пришедшей в голову идеи, у меня перехватило дыхание.

— Да. Неужели знакомы? — ох, это звучало прекрасно. Удивлённый, нервничающий Вескер — что-то с чем-то. Надеюсь я слышу эти звуки в самый, что ни на есть, последний раз в жизни, потому что за любую “сторонюю” эмоцию злодея кто-то будет платить головой.

— И да, и нет. Скажем так — я знаю, кто вы, нашёл на вас информацию. И моё знание даёт мне определённое понимание, что сделок с вами заключать абсолютно не нужно.

— Хм, вы крайне интересная личность, раз смогли найти такие данные, - голос Вескера звучал теперь до невозможности притворно, - могу я узнать ваше имя?

Не медля больше не секунды, я напечатала всего пару слов, понимая, что я подписываю этому человеку смертный приговор. Но я не привыкла забывать обиды. Я просто устала от всего этого, и не просила о том, что он сделал.

- Я журналист, и расследовал ваше дело. Хорошо запомните моё имя - Бен Бертоллучи. И я клянусь, что похороню все ваши идеи! - слова как обычно прозвучали безэмоционально, но это было уже не важно.

- Прежде чем вы отключите, — слова Вескера прозвучали быстро, но вот холод в них никуда не делся. Правда, теперь вместе с ним, различалось и торжество, — знайте — вы обрекли себя на самоубийство. Мы ещё сможем договорится, но цена будет высока. Удачи выбраться.

Я глубоко выдохнула, как только убедилась, что рация выключилась. Лучший исход, что я могла провернуть, не готовясь к такой ситуации. Не один Вескер умеет избавляться от неугодных чужими руками.

О том, что я собственноручно обрекла человека на смерть, я старалась не думать. Если бы всё пошло по канону, и его убил Тиран, всё было бы намного легче. В конце концов, вина за убийство будет на злодее, при условии, что Бен доживёт до устранения.

Я посмотрела на рацию. Возвращать её Аде нельзя. С щелчком сняла крышку с задней части корпуса устройства, и выняла аккумулятор. По крайней мере, новых сюрпризов с неожиданной связью не будет. Потом подошла к бессознательной шпионке, и прикладывая определённые усилия, помогла разгрузке «порваться» в тех отделениях, где должна была находится рация и Визуализатор.

Оба устройства исчезли в глубинах рюкзака. Оставалось дождаться Аннет и Леона. Яд постепенно начал отпускать, очевидно трава помогла. В принципе, это логично, ведь она именно нейтрализует яд, а не влияет прямо на мой организм. Но это опять же не точно.

Что бы занять себя, я открыла ящик с крестом, висящий на стене, и наугад выбрала пару упаковок лекарств, планируя занятся чтением инструкций, чтобы хоть немного прояснить, почему на меня не работают местные препараты. Пусть биологию я и знала на школьном уровне, но этих знаний должно хватить хотя бы для понимания основ.

Я села обратно на кушетку, опуская

коробки с препаратами рядом с собой. Когда перед глазами замелькали однообразные тексты инструкций, я почувствовала странное спокойствие. Пока что я могла отдохнуть, впервые за долгое время. А учитывая, что ещё ждёт впереди.

Окончательно расслабившись, от мысли, что мою ошибку пока что исправляют другие люди, а из столь щекотливой ситуации мне повезло легко уйти, я даже позволила напеть себе под нос пришедшие в голову слова, которые когда-то слышала по радио:

- Я не хочу умирать, я не хочу умирать, да, я не хочу умирать, поэтому придётся тебе…

***

Как ни странно это звучит, но «синий херб» мне всё же помогает. Ощущение тошноты, резь в глазах, головные боли прошли почти сразу после приёма, просто в тот момент мне было немного не до того, чтобы замечать подобные изменения.

По возвращению Леона и Аннет, я даже успела успокоиться, подзарядить телефон, пользуясь наличием в помещении розетки, потому что заряд на повербанке стоило поберечь. Хорошо, что с переходником проблем не возникло. А так же перечитать почти все инструкции.

Ясности в происходящее это не внесло по той простой причине, что половину терминов я просто опять не знала, и боюсь даже не столько из-за «необразованности», сколько из-за отсутствия таких веществ в моём мире.

В любом случае, к возвращению моих «товарищей», желание устраивать скандалы на фоне обыска рюкзака уже не возникало. Наверное, по той простой причине, что после произошедшего «разговора», я до сих пор не отошла от шока.

- Всё хорошо? - с подозрением уточнил Леон, явно не поверив моему рассеяному кивку.

Аннет тем временем подошла к Аде, и быстро сняла бинт, попутно упомянув тех криворуких личностей, что его накладывали (как будто у меня был опыт делать перевязки умирающим шпионкам из другого мира). Так или иначе, учёная провела короткий мастер класс, как обрабатывать раны спреем, и нормально их бинтовать. Глядя на идеальную перевязку, меня кольнула зависть. Тем не менее, Вонг не спешила радостно приходить в себя и благодарить за спасение.

- Спрей подействовал, но она потеряла много крови, - объяснила Аннет, опередив вопрос как мой, так и Леона, - нужно время.

Я кивнула, понимая, что и не ожидала мгновенного результата. И только потом заметила, что помимо дробовика, у Кеннеди за спиной болтается монстроузная пушка, напоминающая огнемёт из игры.

- Мы нашли огнемёт, - подтвердил мои мысли парень. Я едва сдержалась от того чтобы не начать ныть что-то в стиле «дай, дай сюда!», но вовремя опомнилась. Оружие конечно внушительное, но пользоваться я им не умею.

- Тебе хватит и этого, - раздражённо заявила Аннет, проследив мой взгляд, и снимая со спины мою винтовку. Я перевела на свою М-ку грустный взгляд, - а огнемёт отдай мне, - повернулась женщина к Леону, - тебе ещё раненную тащить.

Парень вздохнул почти так же грустно как и я пару секунд назад, отдавая Аннет свою мега-пушку, и подходя к Аде. Спустя пару мгновений, наша «команда» была уже полностью готова к выходу.

- Что ты тут делала? - напоследок Биркин окинула помещение взглядом, натыкаясь на кучу распечатанных лекарств и разбросанные по кушетке инструкции от них.

- Читала, - честно сообщила я. Если женщина и хотела что-то на это сказать, то явно передумала.

Помещение для рабочих осталось далеко позади. Аннет как обычно уверенно шла впереди, показывая путь, в то время как Леон тащил Аду, изредка ругаясь под нос. Я же «прикрывала тылы», было бы от кого их прикрывать.

Ещё несколько подземных переходов не отличались друг от друга, только временами стали попадаться трупы, с которыми легко разбиралась Биркин. Мне же оставалось пускать «контрольный в голову» на случай, если кто-то резко передумает помирать.

Стоило нам завернуть за угол очередного коридора, в нос ударила такая вонь, что с ней не сравнится даже «живая» Т-вирусная плесень, изредка покрывающая стены. Я медленно обошла застывших соляными столбами спутников, рассчитывая увидеть, в чём дело. Лучше бы стояла сзади. Мне вновь едва не поплохело.

Перед нами было настоящее кровавое побоище.

Фрагментированные человеческие останки. Густые запекшиеся лужи крови, в некоторых из них несмотря на тусклое освещение настенных ламп, можно было разглядеть кучу требухи. Под моими ногами лежал один конец вытянутой на всю длину человеческой кишки. Все, мать их, шесть метров посмертно расслабленной человеческой кишки. Вдоль которой были раскиданы запчасти, принадлежавшие только одному человеку. А сколько их было чуть подальше…

— Еба…! — только и проблеяла я. Вонь стояла невыносимая.

Я зашла обратно за угол и глубоко вдохнула показавшийся мне французскими духами запах канализационных стоков. Следом, словно зомби прошаркали Леон и Аннет. Вон, даже бессознательную Аду проняло — её симпатичная мордочка аж перекосилась в гримасе отвращения.

— Есть какой-нибудь одеколон?!

Вопрос был скорее риторическим, но тем не менее, озадаченные спутники помотали головами. Что делать?! От запаха не спасали даже маски. Судя по перекосившемуся лицу Аннет, ей тоже подобная картина была не по вкусу. Придется поступать по принципу, озвученному в одном из прочитанных мною ранее фанфиков: «Импровизируй, адаптируйся и превозмогай!»

Не уверена, что это должно сработать именно так, но проверять, как обычно, придётся на практике. Беру пистолет, и шустро скручиваю с него глушитель. Одной рукой целюсь в коридор, который мы прошли. Натягиваю рукав рубашки на ладонь, и подношу эту руку к ствольной коробке.

Гремят три выстрела подряд, которые не то, что оглушают, едва не слепят в замкнутом пространстве. Я молодец — сумела поймать все три вылетевшие гильзы. Блин, такие горячие, даже через ткань… как будто только что пожаренные пирожки держу!

Беру одну из стремительно остывающих гильз, и начинаю обтирать ей внутреннюю сторону респираторной маски. Запах пороха должен хоть ненадолго перебить тот тухлый запах настоящей мертвечины.

Две предложенные людям гильзы исчезают и используются по разному: Биркин достает медицинскую маску из карманов своего халата и хитро закрепляет гильзу внутри. А вот Кеннеди меня обломал — затянулся незнамо откуда появившейся сигаретой.

Чувствую себя полной идиоткой… он, оказывается, курит?! Спешу надеть маску, и отвернуться от дыма. Очередной приступ аллергии мне ни к чему, а пить таблетки «из другого мира» при Аннет, ну его, собственно, в баню.

Но как оказывается, в курении, у Кеннеди, опыта явно нет. Пока парень пытается выплюнуть собственные лёгкие, меня пробивает на смех. Леон опускает Аду на пол, пытаясь отдышаться от своего провала.

А ещё, у нас, оказывается, нет мозгов. Крепким подзатыльником нам обоим (дабл страйк!), Аннет сходу пресекла издаваемые нами звуки:

— Глупцы, зараженные чуют запах крови на расстоянии в пару сотен метров, и реагируют на любой незнакомый звук. А ещё у них есть некое подобие теплового зрения! Из-за вас мы сейчас похожи на маяк Статуи Свободы!

Я удушила язвительный комментарий о том, что кроме как на фотографиях, знаменитую статую не видела. Пусть в коридоре зомби и не наблюдалось, я обиженно затихла, потерев гудящий затылок. Да, рука у этой «мадам», крепкая. Леону тоже стало резко невесело, он бросил сигарету на пол, и раздавил её носком ботинка, параллельно пытаясь сдержать всё ещё рвущийся кашель.

Но как обычно, следуя негласному правилу игровселенной «Обители Зла», упомяни какую-то дичь, и она тут же появится.

Словно подтверждая мои мысли и слова Аннет, вдалеке раздался такой яростный, такой знакомый любому фанату Резидента крик:

— ШЕ-Е-ЕР-И-И-И!!!

Я всё поняла, спасибо. Я ещё могу поменять встречу с Биркиным на разговор с Вескером?

Комментарий к Глава 11: «Меж двух огней»

Эта глава опять далась тяжело (традиция!), и если бы не помощь соавторов - было бы капец как сложно.

Вышло ли попасть в канонный характер Вескера, я не знаю, но мне кажется, что да.

Что же, я как обычно жду ваших отзывов, в том числе и на счёт сложившейся ситуации.

Спасибо за внимание, если видите ошибку, выделяйте в ПБ.

(Всё ещё ищем постоянную бету).

ФЦ: Очень нуждаемся. Самому вычитывать по несколько раз текст, как-то неудобно.

ТвТ: Нам бы такую бету, которая знает куда и когда следует применять этот обширный арсенал точек, запятых и прочих пунктуаций…

========== Глава 12: «Кот в мешке» ==========

Люди всегда надеются на признательность тех, кому они помогли, и далеко не сразу понимают, что признательность — очень редкое явление.

Каково это почувствовать себя ещё и главным героем игры «DOOM», как будто бы нам «Обители Зла» не хватило? Тихо иду по коридорам проклятой лаборатории «Амбреллы», с одним пистолетом наперевес и небольшим запасом боеприпасов, освещая себе дорогу найденным фонариком. Попутно не забываю припоминать матерей всех «гениальных учёных», имеющих отношение к созданию местной лютой вирусни, и чьи имена я могу вспомнить. Ни дробовика, ни автомата под рукой…как и товарищей.

Вы наверное спросите: «Как я докатилась до такой жизни?!

Начать придётся издалека…

***

Ожидаемый пиздец пришел всё-таки внезапно. Кем бы ты ни был, подготовиться к появлению огромного мутировавшего монстра в месте, где он появляться в принципе не должен - почти невозможно.

Едва раздался вопль озверевшего Биркина, все наши страхи и сомнения, а также отвращение к раскиданной под ногами мертвечине словно рукой сняло. Понеслись как наскипидаренные. Аннет впереди, с моей винтовкой наперевес, и огнемётом за спиной. Хотелось вежливо предложить ей прикрыть наши спины, так как у неё было больше всего оружия и свободные руки, но если бы в этот момент мне было до восстановления справедливости!

Мы с Леоном несли, хотя скорее тащили, Аду. Я за ноги, парень за кх-кхм… в общем, он крепко обхватил её поперек туловища. Шпионка была лёгкой, но высокой и переть её в руках вообще никакого удовольствия! На азиатке только таблички «Не кантовать» не хватает, для полного завершения образа.

На таком странном способе переноса настояла сама учёная, так как был высок риск нанести шпионке дополнительные повреждения или усугубить текущее ранение, если бы Леон бегом потащил её на спине. Не знаю, чем так исправит ситуацию транспортировка Вонг двумя людьми, но кто я такая, чтобы спорить с женой такого очаровательного мужчины как Биркин?!

В такие моменты как этот, я могла только поблагодарить шпионку за предусмотрительность. Надетая на её тело ременная кобура была весьма прочной. Не знаю, где она её брала, но пусть скажет этим людям большое спасибо.

Когда мы проскочили очередное ответвление коридора, оттуда, как черти, попёрли зараженные. Леон грубо отпихнул Биркин вперед своим плечом, и резко свернул в сторону, не прекращая пятиться задом-наперед.

От такого манёвра я едва не упустила милые ножки Вонг, но сумела её удержать, оставив пару зацепок от ногтей на колготках женщины. В следующий раз будет думать, что одевать на задание!

Когда в образовавшуюся пустую зону вплыли два зомби, я только и успела пискнуть, как Кеннеди разжал руки, выпуская Аду и тут же ухватил проваливающуюся девушку за ремень от разгрузки на спине. Прогремело три выстрела и зараженные с глухим стоном отлетели к стенам.

А вот я не спешила доставать оружие. Почему?

Во первых, орущий сзади Биркин был далеко не за горами, а если смотреть совсем объективно, чуть ли не догонял нас.

Во вторых, Аннет находится спереди, и почему-то, в её руках моя винтовка.

В третьих — по какой-то причине у Ады две ноги, и держать её одной рукой для меня проблематично не только из-за этого, но и из-за веса. Я всё же не Леон!

Сворачиваем в сторону, уклоняясь от нападок мертвецов и петляя по коридору. Слышу, как Леон на бегу, стреляет, при этом умудряясь придерживать Аду одной рукой. И при этом ругается, поминая такую-то мать, всех зомби и Бога. Возможно в другой ситуации, я бы потратила время и силы на то, чтобы пошутить об отсутствии последнего, чему я являюсь прямым доказательством, но явно не сейчас.

А вот Биркин и не думал сбавлять ход, и кажется, даже слегка ускорился. Чувствовать хрипы и рычание огромного монстра за спиной — то ещё удовольствие. По крайней мере, желания оглядываться назад не возникало, пусть и казалось, что когти мутанта вот-вот поставят точку в моём недолгом, но безусловно трагичном существовании.

- Быстрее! - словно бы подтверждая мои худшие опасения выкрикнула Аннет, делая пару беглых выстрелов по монстру. Меня в который раз оглушило, но это не помешало буквально почувствовать, как пуля попадает во что-то вязкое. И Господи, это было чертовски близко. Не сдержавшись, я оглянулась назад, через плечо, и едва не споткнулась от открывшегося зрелища.

За эти дни я видела столько дряни, что хватило бы на целую жизнь. Но ни один из Т-монстров и близко не стоял с порождением G-вируса. Биркин выглядел почти так же, как и в игре, но вот отличие, конечно, было в реализме. И чёрт возьми, я бы всё отдала, чтобы забыть эту мерзкую картину!

Огромный глаз на деформированном плече, был первым, что я заметила. На мутноватой роговице вздувались огромные канаты кровеносных сосудов, которые через раз лопались, не справляясь с огромным притоком заражённой крови. И так болезненно-жёлтый цвет глаза, приобрел алый оттенок по краям. Огромный зрачок беспокойно метался из стороны в сторону, но неизменно натыкался на Аннет, и замирал. Он… Оно, узнавало её? Не уверена, что хочу это знать.

Обезображенное, будто бы вывернутое наизнанку лицо, некогда принадлежащее нормальному Уильяму Биркину, а не этому чудовищному существу, исказилось в гримасе адской боли. Я знаю, что учёный вколол себе вирус, потому что не хотел умирать. Только вот посмертие оказалось куда хуже самой смерти.

Из мощного тела монстра буквально выпирали бугры мышц, и странные костяные наросты. Густая, вязкая жидкость, заставляла заражённую плоть отвратительно блестеть в свете ламп. Биркин всё время кровоточил, и тут же регенерировал. Да чёрт возьми, оно должно быть испытывает огромную боль от одного своего существования!

И запах. Противный, приторно-сладковатый, так похожий на вонь от разложения тела, но в то же время отличающийся. Вряд ли такое вообще когда-то забудется.

Рука монстра, сросшаяся плотью вместе с арматурой, резко дёрнулась вперёд, вбивая железо в полуметре от меня.

- Мари! - Леон дёрнул Аду вперёд, и мне пришлось ускориться, чтобы не упустить шпионку. На лице парня застыл непередаваемый ужас, похоже, отражение моих собственных эмоций.

Серьёзно, это уже абсолютно не смешно! Чем я заслужила такое? Почему, чёрт возьми, из всех возможных миров, меня закинуло именно в этот?!

Монстр вновь ударил своей арматуриной, и в этот раз я едва успела рвануть немного вперёд, буквально спиной чувствуя проходящую в нескольких сантиметрах от меня смерть.

Ещё один удар, и мне конец.

Наконец-то звучали выстрелы. Несмотря на глушитель, очередь из винтовки в замкнутом пространстве, даёт такой звук, что сюда должны стянуться все трупы из канализации. Но это сейчас не так важно. Аннет, молодец, сообразила, что своего мужа можно замедлить, если выстрелить ему в ноги, которые ещё не до конца мутировали. Биркину чисто физически было тяжело тащить свою тушу, и лишние дыры ему в этом никак не помогали. Пожалуй это и помогло выиграть так сильно необходимое нам время.

Коридор наконец-то закончился новым помещением, и я с удивлением поняла, что оно мне знакомо! После узких проходов канализации, я немного растерялась от открытого пространства. Если я не ошибаюсь, тут недалеко находится комната, где Леона едва не зажарили, но ему вовремя «помог» Биркин.

К счастью, повторять игровые условности мы не стали, и быстро миновали «Главную щитовую». Дверь в мусоросжигатель открывать не надо, Ада у нас!

Наша совсем не весёлая компания выбежала на длинный мост, ведущий к чёртовому контейнеру! И чтобы туда попасть, нужно было спрыгнуть, почти на полтора метра вниз. И Биркин явно не был настроен на ожидание, пока мы соберёмся с мыслями.

— Держи её, — почти прорычала я, отпуская шпионку. Её каблуки громко ударились о бетон. Пока Аннет держала своего муженька на расстоянии, мучая мою винтовку, я быстро стащила со спины рюкзак, и попыталась достать оттуда ещё пару магазинов для пистолета и гранату. И затем, не обнаружив искомых вещей, вспомнила, что мою сумку обчистила одна мадама.

Леон спрыгнул вниз, утаскивая за собой Аду, которая вовсе не романтично «промахнулась» мимо рук полицейского и растянулась на полу. Я задушила в себе желание скормить шпионку Биркину и сбежать, а вместо этого, вновь обернулась к Аннет.

Женщина, видимо правильно поняв мой красноречивый взгляд, и не менее отчаянный крик, сунула руку в карман, и перекинула один из моих магазинов. В это же мгновение, моя винтовка прекратила стрелять, и монстр рванул вперёд. Женщина закинула её за плечо, доставая пистолет. Голова монстра выдала душераздирающий вопль в то время как-то, что осталось от учёного, что-то тихо шептала.

- Не стой! - я ухватила учёную за край халата, и дёрнула на себя. Аннет словно очнулась, и не глядя на замершего от передозировки свинца в организме монстра, прыгнула с мостика вниз. Я не стала задерживаться, последовав за учёной.

Биркин вновь взревел, и продолжил преследование. Теперь мы загнали себя в тупик. И чёрт возьми, нам надо убрать эту махину с пути. Единственный выход, сделать это, точно такой-же как в игре — столкнуть мутанта в пропасть. Вот только получится ли это вообще?! Это-же была игра, которая буквально построена на условностях.

Долго думать нам не дал взбешённый Биркин, который совершил огромный прыжок в длину, мгновенно оказавшись за нашими спинами. Монстр в тот же момент попытался достать Аннет своей когтистой лапой.

В который раз учёная доказала, что она не пальцем деланная, открыв огонь по своему мужу, стараясь целиться в лицо. Сдерживать такое чудовище одним пистолетом - такая себе идея. Я же прекрасно помнила единственное слабое место — огромный, уродливый глаз.

Подняв пистолет, я прицелилась, пытаясь попасть максимально точно. Несколько выстрелов в слабую точку, заставили Биркина завопить от боли и слегка попятиться. В реальности глаз оказался гораздо чувствительнее, чем в игре. Если бы я заметила это раньше!

— Бежим! — крикнула Аннет, и мы не долго думая, повиновались приказу. Биркин же не заставил себя долго ждать. Я увидела, как глаз буквально начал пульсировать и мелкие отверстия мгновенно зарастали, а само чудовище кажется взбесилось сильнее. Хотя, куда уж больше!

Бежать и не останавливаться. Если бы было куда! Выстрел из дробовика заставил монстра попятиться, но это означало лишь одно. Мы в тупике. Леон оставил Аду у стены, потому что нам уже ничего не поможет.

- Что если столкнуть его контейнером? - предложила я, видя, что упомянутый мной предмет находится в другом конце помещения, и чисто теоретически, сделать это возможно.

- Бред! - в тон ответила Аннет, перезаряжая пистолет.

- Это должно сработать, потому что… должно! - я придушила в себе желание крикнуть «Потому что я так уже делала».

Кеннеди не вступал в спор, лишь кружил вокруг беснующегося монстра, пытаясь не подпустить его ни к нам с Аннет, ни к Аде. Я выругалась, и отскочила к пульту управления, ударяя ладонью по кнопке. Издав протяжный скрип, механизм над нашей головой пришёл в движение, и контейнер поехал в нашу сторону.

Хорошо, что прямо на пути у контейнера бесновался Биркин, плохо - его там удерживал Леон, который в отчаянных попытках увернуться от когтей, совсем не видел новой опасности.

- Осторожно! - наш с Аннет предупреждающий крик утонул в рёве чудовища. Счёт шёл на секунды.

Я рванула вперёд, попутно стреляя куда-то в сторону Биркина, совершенно не заботясь о попаданиях. Контейнер приближался с неумолимостью мчащегося поезда. Я попыталась увернуться в сторону от удара монстра, который предназначался Леону, и на бегу толкнула парня, вместе с ним вылетая из зоны удара.

Биркин взревел, пытаясь удержаться на платформе, и оттолкнуть контейнер от себя. По металлу пошли огромные борозды от когтей. Сантиметр за сантиметром, и монстр оказывался сильнее.

В следующее мгновение раздался взрыв, положивший конец, попыткам бывшего учёного. У Аннет получилось забросить гранату на крышу контейнера, и держащий его трос с громким треском оборвался. Чудовище завалилось назад, увлекаемое вниз внезапной тяжестью, и с истошным рёвом исчезло в пропасти.

***

Я выдохнула, чувствуя, что не могу подняться. Рядом тяжело дышал Леон, наконец-то поняв, как близко был к падению вместе с Биркиным.

Я попыталась встать, понимая, что левая рука плохо меня слушается, никак не желая подниматься. Рядом тут же оказалась Аннет.

- Эй! Всё хоро… Чёрт! - голос женщины звучал непривычно зло, и она буквально ухватила меня за ворот рубашки, помогая сесть. Красная, клетчатая ткань ощутимо потяжелела, а по руке стекало что-то тёплое.

Я опустила взгляд, и в этот же момент ощутила всю боль, которая до этого блокировалась из-за шока. Монстр задел меня всего лишь краем когтей, в ином случае, я рисковала получить не три глубокие царапины, а отрыв конечности, но и этого хватило.

Огромным усилием воли я подавила рвущийся наружу крик, вцепившись в руку стальной хваткой, пытаясь хоть как-то остановить кровь. Все ругательства, которые я только могла вспомнить, слились в глухой стон боли. По щекам побежали не просто капли, а долбанные водопады слез. Рана не то что болела, а буквально горела огнём, заставляя прикусить губу, чтобы не закричать, и не привлечь ещё заражённых.

Я ощутила на себе чьи-то руки, держащие меня за плечи. Леон старался удержать меня на месте, чтобы дать Аннет возможность посмотреть, чем можно помочь. Учёная времени зря не теряла, и забрала у Кеннеди нож, окончательно разрезая рукав рубашки.

Судя по тихому ругательству, всё было очень плохо, и я попыталась отвернуться, что бы не видеть повреждения. Аннет быстро, но осторожно стащила с меня рюкзак, быстро находя бинты, и чёрт побери, траву.

Перспектива оказаться раскрытой подействовала куда сильнее, чем чудовищная боль, поэтому я попыталась было вырваться, но Леон держал крепко, оказавшись готовым к подобному. Чёрт, я не могу сдаться сейчас!

Локтем здоровой руки попыталась ударить парня, и судя по рваному вздоху боли, вполне успешно. Только вот это не помогло. Кеннеди выполнял свою задачу крайне ответственно. Осталось только одно:

— Не надо травы! — подобное, как минимум, удивило Аннет, ибо с чего это я вдруг отказываюсь от аптечки, да ещё и при таком ранении. Сама в шоке, да.

— П-почему нет?! — немного растерянно поинтересовалась женщина. Я же просто замотала головой, не в силах придумать какой-нибудь вразумительный повод. Мой протест всерьёз не восприняли, видимо, приняв её за детскую упрямость, — сиди смирно.

Инстинкт самосохранения всё также орал о том, чтобы я ни при каких обстоятельствах не дала ей приблизиться к себе, поэтому вместо попыток оттолкнуть Кеннеди рукой, я подключила к этому ещё и ноги, пытаясь отползти назад. Но Леон, как скала, стоически держал рубеж.

Аннет тем временем уже успела провести какие-то махинации с растиранием травы в руках, до появления зеленоватого сока, и приложила получившееся мессиво к ране. Закончив с этим, женщина начала перебинтовывать повреждение, но вдруг остановилась. Кровь не прекращала течь, уже полностью промочив всю травяную кашицу.

Учёная, словно бы глазам своим не верила. Замерла, как будто бы пытаясь найти подвох, а потом снова прижала траву к ране (ох, как я шипела) и выждав пару секунд, убрала полностью пропитавшуюся кровью субстанцию.

— Это… Это как понимать? — женщина говорила словно сама с собой. Леон кажется тоже ничего не понял, слегка ослабив хватку. Сейчас бы окончательно вырваться, но смысл уже? Поняв, в какой хреновой ситуации я оказалась, решила прекратить играть в дерьмо-шпиона. Почти.

— Трава… Трава не лечит меня, — получаю взгляд, полный недоумения и недоверия. Создаётся впечатление, что Аннет прямо сейчас рассмеётся, в очередной раз заявив своё привычное: «Бред». Но она молчит, потому что видит всё своими глазами. И не может отрицать. Женщина тут же встряхивает головой, и я едва сдерживаюсь от того, чтобы не напомнить - я всё ещё истекаю кровью. Но она говорит быстрее:

— Это бред… Полный бред! Трава не может «не лечить»! Её используют уже сотни лет, и ни единого подобного случая не зафиксировали! — учёная достала остатки травы из рюкзака, и опять попробовала приложить этот недо-подорожник к ране, но я слегка отодвинулась. Шипение перешло в стон. Господи, да когда же это кончится? Почему эта женщина не понимает, простое слово «Нет»?

— Врачи объяснили это отклонением или мутацией, я уже не помню, — откровенно лгала я, но кажется, Аннет меня не слушала, всё также надеясь на свою траву, - лучше используйте остатки спирта, и забинтуйте меня наконец-то!

О том, что возможно, придётся накладывать швы, я старалась не думать. В такой ситуации, где взять иглу с нитью, и чёрт возьми, как это делать без анестезии?

Женщина посмотрела на меня, а затем коротко кивнув, достала упомянутые мною предметы. Терпеть жгучую боль, когда спирт коснулся раны, было практически невыносимо, и я не сдержалась, закрыв лицо здоровой рукой, и тихо заплакав. Да и что ещё я могла сделать?

***

— Кто-то уже был тут, — констатировала факт Аннет, рассматривая панель фуникулёра. Об этом было не так трудно догадаться, учитывая выброшенные на пол пластиковые бутылки, и несколько упаковок от каких-то шоколадок. Сомневаюсь, что работники «Амбреллы» грешат подобным.

Я опустилась на железную скамью в фуникулёре, тяжело откидываясь к стене. Это были первые слова, которые сказала Аннет после моего полнейшего провала. Я не могла сказать, о чём она думала, но всё это время женщина молчала, разве что через раз тихо что-то шептала себе под нос, и доставала свой потрёпанный блокнот, делая там какие-то заметки. Знать, что именно она там пишет, не очень хотелось.

- Это… Та группа о которой говорила Мари? - спросил Леон, сгружая Аду на скамью напротив. Сам же опустился рядом со мной, всё так же вопросительно глядя на Биркин.

- Кроме работников лаборатории, никто бы не смог активировать фуникулёр. Никто… кроме Шерри. У неё есть браслет. Значит, она была тут! — после этих слов, лицо женщины посветлело, и она даже немного расслабилась, перестав так явно демонстрировать угрозу. Видимо, она заново приобрела надежду увидеть дочь, — ты не солгала…

Я вымученно улыбнулась, стараясь не обращать внимания на острую боль, которая никуда не исчезала. Биркин, мразь, чтоб ты там на частокол упал. Из-за тебя я теперь счастливый обладатель нескольких шрамов.

— Мы можем запустить его? Я уже с ног валюсь… — Леон тоже откинулся на стенку фуникулёра, прикрывая глаза. Да, за эту ночь нам всем неплохо досталось.

— Да. Уже скоро мы будем в лаборатории, - Аннет опять помрачнела, набирая что-то на приборной панели. Устройство протяжно заскрипело, и выдало сообщение о пункте назначения «N.E.S.T.». Дверь закрылась, и фуникулёр пришёл в движение.

Биркин отошла от панели, и мы с Леоном немного подвинулись, уступая ей место. Женщина всё ещё о чём-то усиленно думала, почти не обращая на нас внимания.

А в каноне, Ада умудрилась ещё и развести Кеннеди на задушевную беседу и поцелуй, в этом самом фуникулёре. Не знаю, как у неё это получилось, но по себе и своим спутникам вижу, что последнее, что бы им хотелось, это раскрывать друг-другу души.

Хотя, Вонг же манипуляторша. Это же надо было заставить Леона бежать через всю лабораторию рискуя собой, и драться с монстрами ради пробирки с G-вирусом, который потом, (о неожиданность!) достался не ФБР, а Вескеру.

Что же, в этих обстоятельствах Ада точно не в состоянии достать искомое, а заставить его искать меня или Леона, может только чудо, учитывая, что за всё это время, из взаимоотношений Кеннеди с Вонг, парень понял только то, что шпионка крайне тяжёлая.

Я усмехнулась своим мыслям, немного отвлекаясь от боли. Видимо, Леону надоело сидеть в тишине, потому что он вдруг спросил:

- Чем собираетесь заняться, когда всё это закончиться?

Вопрос. Такой невинный, обычный вопрос, заставил мой итак раздолбанный внутренний мир рухнуть вниз. Я так сильно была занята мыслями и попытками выжить, что тупо не задумывалась о том, что я буду делать дальше.

Да и буду честна — я вообще не рассчитывала, что продержусь так долго, не загнувшись не то что от Тирана, а от обычных зомби. А тут… Я зашла так далеко. Шанс выжить теперь вовсе не призрачен, а я не придумала даже банального плана действий.

Да и если подумать, что я могла сделать? Человек без прошлого, которого здесь никогда не существовало. Да чёрт возьми, мне придётся сильно постараться, чтобы выжить за пределами Раккун-Сити! А если кто-то узнает правду… Что же, мне будет обеспечено пожизненное заключение в лаборатории, и это уже отнюдь не важно в какой - правительственной, или «Амбреллы».

Отвечать на неудобный вопрос я не спешила. Пусть кто-то вместо меня ответит, а дальше я может и смогу сменить тему.

— Я хочу убраться из города. Вместе с дочерью. И бросить всё это к дьяволу, — спасибо Аннет, кто бы мог подумать. В целом, после всего произошедшего, это самый логичный вариант, но сомневаюсь, что корпорация отпустит её обойдясь малой кровью. Это при условии, если женщина вообще выберется живой.

— А я… Я поеду домой и буду отсыпаться недели две-три, — слегка зевнув, проговорил Леон, однако затем будто вспомнив, продолжил, — ну, может ещё и поем что-нибудь. Только не мясное.

— Это точно. После такого волей неволей станешь веганом, — согласилась я, невольно вспомнив… Всякое. В основном, тонны гниющего мяса, которое резко помирать передумало, и решило тобой закусить. От таких подробностей вновь подкатила тошнота и скрутило живот. Но по большей части всё-таки из-за голода.

Немного приподнявшись, я сняла с плеч рюкзак, на который так и облокотилась, не удосужившись его убрать. Открыла передний отдел, надеясь, что Аннет не обшарила его до меня, и достала оттуда несколько шоколадных батончиков, которые остались ещё с грабежа супермаркета. Рассчитано было на меня одну, но раз уж всё пошло не по плану, то придётся делиться. Тем более, захомячить всё в одиночку было бы как минимум невежливо, а учитывая всё, что мы прошли вместе…

Протягиваю одну из шоколадок Леону и тот, недолго, а вернее даже вообще не думая, берёт её и проговорив быстрое «Спасибо!» принимается уничтожать батончик. Аннет, видимо ради приличия, слегка поломалась, однако всё-таки взяла.

— М-Мари! — жуя конфету, проговорил Леон. Судя по тому, какие надкусы он сделал можно понять, что голоден был он просто зверски, - мм, а ты что собираешься делать?

«Выжить», хотелось ответить мне, и это был бы самый честный ответ. Как бы хотелось избежать этого вопроса. Но нет, судьба кажется полюбила меня и мои муки. Ну, что же, придется выкручиваться. Опять.

— Хочу посмотреть фильм, — просто ответила я, вновь солгав, и попыталась сделать вид, что абсолютно занята. Это было сложновато, учитывая абсолютно пустые руки, и фуникулёр, не заслуживающий внимания.

— А какой? Может вместе глянем? — это что, флирт? Нет, судя по невинному взгляду парня — вообще не флирт. Учитывая непробиваемость здешних персонажей (чего только Джилл и Крис стоят), чтобы показать какие-то чувства, надо действовать методом Ады - сразу бросаться с поцелуем.

— «Звездные войны», — отмахнулась я, называя одну из первых пришедших на ум популярных и общеизвестных франшиз того времени. И заслужила тишину. И только спустя несколько секунд поняла, что такого фильма в этой вселенной может и не быть. Видимо, прочитав мои мысли, Леон ответил:

— Никогда такого не слышал…

— Ну, знаешь, это старый фильм… Мало кто его смотрел, - неуверенно ответила я, мысленно ругая себя за очередную неосмотрительность.

Кеннеди не стал отвечать, сосредоточившись на остатках шоколадки, а Аннет вновь достала блокнот, начав там что-то агрессивно писать, а потом зачёркивать, едва не прорывая страницы. Дальнейшее путешествие мы провели молча.

***

Резко остановившийся фуникулёр всё-таки разбудил меня. Что печально — ехали всего минут двадцать, поэтому вздремнуть хоть чуточку не вышло вообще. Похоже, в игре неплохо обрезали момент поездки до лаборатории, но это и понятно.

Пусть и немного, но отдохнуть у нашей группы всё же вышло, поэтому мы не задержались внутри вагончика. Правда, спускаться по огромной лестнице было не слишком удобно, потому что внезапно закружилась голова. Скорее всего, это было связано с потерей крови.

Я остановилась, прикрыв глаза, и пытаясь придти в себя. Видимо, Аннет всё поняла правильно, потому что остановилась, и под мои слабые сопротивления, помогла спуститься, придерживая меня рукой, что бы я не «десантировалась» с лестницы головой вниз.

Узнать в открывшемся перед нами помещении лабораторию «N.E.S.T» для фаната было довольно легко. И дело даже не в огромной желтой надписи на стене. Компьютерный голос поприветствовал Аннет (даже по имени!), и все огромные двери по очереди открылись, открывая нам проход в лабараторию.

«Амбрелла» явно ожидала угрозы снаружи, но никак уж не изнутри, так что ни толстые стены, ни двери, ни система защиты, ни подземное месторасположение не смогли спасти лабораторию. Внезапно я отметила, что мне было бы интересно послушать, каким образом Аннет, единственной из выживших в «N.E.S.T.», удалось, собственно, не подхватить вирус.

- Мне нужно кое-что забрать, - напомнила женщина, не уточняя, что именно. Впрочем, мы с Леоном догадывались. Что бы там не решила для себя Биркин, расстаться со своими исследованиями последних лет, она явно была не готова, - сейчас расскажу, как пройти к поезду…

- Мы пойдём с вами, - внезапно отозвался Леон, перебив женщину. Я с удивлением глянула на парня. Он что, ещё ничего не понял? Жить надоело? - если все в лаборатории заражены, разделяться может быть опасно. Мы слишком много прошли, чтобы позволить сожрать нас по одному!

Вау. Я с удивлением посмотрела на парня, который буквально светился от собственной решительности. И ни капли лжи, притворства, или чего-то подобного. Я бы попыталась убедить женщину какими-то аргументами вроде «Ты бросишь нас вдвоём, учитывая бессознательную Аду и раненую меня?», но Кеннеди буквально убеждал Аннет, что это мы ей нужны, а не наборот.

Я почти что видела, как женщина пытается решить, доверять ли ей нам дальше, или уходить. Это было сложно. Поводов для сомнений мы не давали, но природная (и наработанная годами в «Амбрелле») подозрительность, делала своё.

- Вы правы, - наконец-то кивнула Аннет, и добавила своё привычное, - только без глупостей.

Получилось это у неё как-то вымученно, словно бы сказала она это лишь для проформы. Кеннеди усмехнулся, и бодро потащил Аду, следуя за учёной. Мне бы такой оптимизм.

Спустя пару коридоров мне надоело рассматривать «новую локацию», да и я вообще сомневалась, что эта часть лаборатории присутствовала в игре.

- Уже совсем близко, - сообщила Аннет, отстреливая мертвеца. Судя по тому, что большинство зомби здесь уже были убиты, а у вновь поднявшихся наблюдались пулевые отверстия, кто-то здесь уже проходил. Не исключено, что сама Биркин. Женщина тут же подтвердила мои догадки, - не трогайте двери. Когда я уходила, мне пришлось их позакрывать, иначе патронов бы не хватило. Заражённые с ручками не справятся, а вот вы лучше не лезьте.

Кеннеди кивнул, порядком разутратив свой оптимизм. Если верить его словам, он уже три раза заколебался нести Аду, но из-за совести, бросить её не мог.

- Такая тяжёлая, - вновь пожаловался парень, - может обыскать её разгрузку? У неё был пистолет, должны быть и патро…

Фраза утонула в хрипе. Я моментально выхватила пистолет, пытаясь понять, что произошло. И к своему сожалению, поняла.

Вонг, словно клещ вцепилась в парня намериваясь не то задушить, не то свернуть шею. Женщина забыла про свою рану, но учитывая то, что Кеннеди был всё ещё жив, она ей мешала.

Ни я ни Аннет не решались стрелять, боясь задеть Леона. Парень захрипел, и развернулся к стене спиной, ударяя Аду. Шпионка зашипела и осела на пол, моментально подскакивая, уже с пистолетом.

Аннет и Леон ринулись в разные стороны, пытаясь уйти с возможной траектории выстрела. Но их не произошло. Пистолет в руках шпионки несколько раз клацнул, так и не выпустив ни одной пули.

- Что за… - рыкнула Вонг, мгновенно понимая, что оружие разряжено.

Аннет и Леон вскочили, беря женщину на прицел. Судя по лицам, до них медленно доходило, что именно сейчас произошло.

- У нас есть небольшая поговорка, - объяснила я, - звучит примерно как «Доверяй, но проверяй». В этот раз сработало, не правда ли?

Ада замерла, сверля нас троих бешенным взглядом. А потом рванула к одной из дверей. Выстрелы Аннет мазнули по стене, а Кеннеди так и не решился стрелять. Одним движением шпионка нажала на ручку, и распахнула дверь.

Из темноты помещения, бывшего некогда лабораторией по исследованию чего-то, на шум стянулись множество мертвецов, которые почти мгновенно заполнили собой узкий коридорчик.

Комментарий к Глава 12: «Кот в мешке»

Как говорится, “Приплыли”. Всё снова стало очень плохо. Ну, с другой стороны, не вечно же Аду на ручках таскать.

Скоро сессия, и это страшно. Писать становится всё сложнее, ну, как обычно.

Всем спасибо за прочтение, если видите ошибки - в ПБ, оставляйте отзывы, они помогают писать.

P.S. скоро уже 200 лайков, О-о

========== Глава 13: «Смена карт» ==========

Каждый хотел бы жить до конца света.

А некоторые - и ещё дольше

Помнится, когда-то я посмотрела третий CGI-фильм про пост-Раккунские похождения Леона. Ага, вы угадали! Это «Вендетта», родимая… как же я тогда плевалась с его сюжета. Но там было одно «Но» — эпичная сцена битвы «Леон — толпа зомби», выполненная в стиле культового «Джона Уика». Ух, как там вертелся и крутился Кеннеди… как же я охренела от увиденного.

Сейчас я охреневала повторно. Дежа вю, мда… Леон версии 1998 года, то есть тот, которого я в данный момент лицезрела вертелся в толпе зараженных не хуже свое старшей версии. И, даже намного круче, учитывая, что всё это происходило в реальности. Правда, полностью проникнутся зрелищем мне не дали.

Когда зомби толпой повалили в помещение начался форменный бедлам и бардак. Сразу вспомнились все просмотренные мной фильмы, где героев как раз так и жрали - в узком пространстве, поодиночке. Поэтому, я отскочила на добрый метр назад, оказываясь окончательно разделена с моими спутниками. Мы не сговариваясь открыли огонь по подступающему врагу.

Не знаю, на что именно рассчитывала Вонг, но то, что ни единая пуля её не достигнет, она явно просчитала. Нашей маленькой компании резко стало не до того, что бы вновь перевести женщину «в горизонталь». Тут бы себя уберечь.

И самое мерзкое в этой ситуации то, что я теперь была не просто без нормального оружия (пистолет не в счёт), так ещё и обзавелась травмой, что плюса к выживаемости явно не добавляло.

Грохот автоматической стрельбы прервался очень быстро — учёной пришлось вручить мою винтовку в руки недовольных гражд… лаборантов. Видимо, они сильно на неё обозлились, ещё во времена «жизни». Иной причины тому, что большая часть мертвецов повалила как раз таки на Аннет, я найти не могу. Возможно, у них сохраняются какие-то воспоминания? Не до этого сейчас!

Прежде чем лысый дяденька в белом халате и с прогрызенной шеей заслонил собой обзор, я успела заметить стремительно удаляющуюся спину женщины, и зомби, которые вцепились в огнемёт, успешно стащив его со спины своей бывшей начальницы. Учёная не стала рисковать, и оставила оружие в руках трупов, исчезая в конце коридора.

Кеннеди я потеряла за толпой мертвецов, но судя по выстрелам, он был всё ещё жив. Это, правда, не сильно помогало. Оставшиеся трупы повернули голову в мою сторону, и в едином порыве рванулись вперёд.

Мне кажется, или из троих людей они решили атаковать меня последней, когда вариантов уже не осталось? Почему? В чём причина? Случайность?

Чёрт побери, мне хотелось остаться и помочь Леону, да и разобраться с произошедшим. Но как будто бы кто-то дал мне на это время! Зомби были совсем близко!

Дальше пришлось озаботиться спасением собственной спины. И шеи. И всего остального.

***

Шаг назад, отвести протянутые к себе скрюченные пальцы в сторону и сунуть дуло пистолета в пустой провал глазницы. Девятимиллиметровая пуля, выпущенная в упор раскурочивает череп и зараженный кулем валится под ноги.

Холодные пальцы теперь ухватываются за воротник формы следующего на очереди жмурика. Патронов настолько мало, что стрелять я решаюсь разве что с точной гарантией убийства. Этому как нельзя кстати способствует неожиданно маленькое количество оживших трупов.

Зомби, по одежде похожий на охранника, валится назад, окончательно прощаясь с «жизнью», если то, во что он превратился, можно так назвать. Я отпускаю труп, едва сдерживаясь от вскрика, потому что рана на руке вновь начинает болеть.

Последний патрон. Сомневаюсь, что успею перезарядится на ходу, не тревожа порез. Поэтому открываю дверь с надписью «Security», из которой собственно и вывалился, убитый мной заражённый, и проскальзываю внутрь, проверяя небольшое помещение на наличие врагов.

К моему облегчению, пост охраны пуст, не считая крови на стенах, и чьей-то обезглавленной туши, которая сейчас живописно растеклась мозгами по стене. Недалеко валяется дробовик. Из происходящего быстро вырисовывается картина событий, произошедших здесь несколько суток назад, так как труп настолько провонял комнату, что хоть стой, хоть падай.

Запах мне уже не сильно мешал. Привыкла, скорее всего. Конечно, временами было противно, но уже не до рвотных рефлексов.

Как я могу видеть, сюда ворвался заражённый, и укусил охранника, который в свою очередь вышиб ему мозги, а после остался на посту, не решаясь выйти, или ожидая отряда зачистки. А потом вирус убил его, реанимируя в монстра, который сидел тут до моего прихода.

Я потянулась к рюкзаку, собираясь достать патроны. Следовало заполнить ими те два магазина, которые у меня в наличии, чтобы продолжить искать либо поезд, либо группы, либо Аннет и Леона, при условии, если они всё ещё живы.

Тут же, словно бы издеваясь, пришло воспоминание, что из-за случившегося по воле Биркина инцидента, моё основное оружие, боеприпасы и гранаты мне так и не вернули. А в этом случае…

Я выругалась, проверяя пистолет. Один патрон. Если это намёк, то с момента попадания сюда, мое психическое состояние уже более-менее стабилизировалось, и вышибить себе мозги я пока не хочу.

Что же, пора брать что дают. Одной из главных составляющих серии игр «Обитель Зла», был поиск лута. И если ранее я этим не занималась, не значит, что начинать поздно.

Я подняла с пола дробовик, радуясь, что на него не попала кровь. Ещё не совсем понятно, как на меня повлияет яд того монстра и царапина Биркина, особенно в длительной перспективе, а испытывать судьбу больше чем нужно, плохая идея. В ином случае можно легко пополнить местную орду мертвецов. «Попаданец мёртвый, агрессивный».

В найденом оружии обнаружилось четыре патрона из пяти. Видимо, охранник после того как застрелил зомби и до самой своей кончины, так ни разу и не выстрелил. Лучше чем ничего, но и не слишком обнадёживает.

Винтовку у Аннет я оставила по одной простой причине - не могла держать оружие двумя руками. А дробовик ещё и лягается как лошадь, что в моём положении будет редкостным мазохизмом. Нет, в случае чего, я конечно отстреляюсь даже если мне эту руку сломают, главное, чтобы мотивация была соответствующей, но травмировать себя ещё больше чем есть - глупо.

Ребром стал вопрос о поиске патронов для пистолета. Его пусть и проблематично удерживать одной рукой, ещё и стреляя при этом, но не невозможно, особенно с близкой дистанции, что я последнее время и делала.

По хорошему нужно бы найти ещё и нож, но за всё прошедшее время, я не заметила ни одного, пусть и не сильно осматривалась. Ну что же, думаю начать стоит со стола, на котором покоились какие-то документы, бумажки, и несколько мониторов. Первым делом, я уделила внимание как раз им.

Это оказалась система видеонаблюдения. Правда, она для подключения требовала пароль. Я фыркнула, осмотрев множество разноцветных бумажных стиков, приклеенных к краям монитора. На одном как раз таки и красовалась замысловатая комбинация цифр. Ну не может всё быть так легко!

Я ввела пароль в строку, пару раз попав пальцами мимо непривычно объёмных квадратных клавиш старой клавиатуры. Пришлось удалять комбинацию и вводить заново. Я почти скучала по своему ноутбуку и его удобной плоской клавиатурой, с небольшими кнопками.

К моему удивлению, пароль подошёл. Чувствую, что за такой косяк, «Амбрелла» сделала бы крайне плохую жизнь владельцу компьютера, но он предусмотрительно сработал на опережение и умер. Правда, радость от успеха длилась недолго, потому что камеры охватывали только центральную часть лаборатории, но не ещё два крыла, в которые мне следовало попасть за браслетами.

Тем не менее, я быстро прощёлкала все доступные камеры. Одни были пусты, на других шатались зомби. Некоторых изображений вообще не было - видимо охрана повредила устройства выстрелами, когда пыталась остановить мертвецов.

Я почти потеряла надежду найти хоть что-то, как вдруг наткнулась на весьма подвижную человеческую фигуру. Это точно был не мертвец, тут я могла сказать наверняка. Человек покинул коридор, и я переключилась на другую камеру. С другого ракурса я могла точно сказать, кого вижу! И чёрт подери, это же Клэр!

Я дёрнулась, пытаясь придумать, как мне сообщить девушке, что я её вижу. И как ей помочь. Если я не ошибаюсь, в игре Аннет могла следить за Шерри по камерам, и говорить через динамики. Это логично! Комната охраны, тут должна быть возможность делать объявления. Только как?

Более того, что я не привыкла так много читать на английском, так ещё и операционная система и её оформление были необычными. Другими. Я максимально быстро пыталась разобраться с программами. Это не должно быть слишком сложно. В этом и суть объявлений - сделать их быстро! Это уровень обычного юзера, не надо быть продвинутым «хакером», чтобы разобраться. Приложение должно быть где-то здесь…

И я увидела нужную вкладку. Двойное нажатие мышки, вывести появившееся окно на отдельный экран, переключится на следующую камеру на пути Клэр. Девушке тяжело, она идёт не быстро. Что это у неё на руках… Шерри? Чёрт возьми, я совсем забыла о том, что Биркин на неё нападёт! А если Аннет нет… Чёрт дери, девочка умрёт!

Я выругалась, наконец-то разобравшись, что надо сделать, что бы вышло с ними связаться. Говорить на весь комплекс я не хочу, но вот в отдельной части лаборатории, то что надо.

Вывожу карту основных помещений. Большая часть комнат тёмная, и не подписывается. Не отображается на камерах. Недостаточный уровень допуска, но мне этого и не надо. По карте нахожу, нужный коридор, и ввожу в программу его название «Center E3».

Я не могу слышать, что происходит, но судя по тому, что Клэр испуганно приседает, поднимая глаза к потолку - сработало. Динамики зашипели, значит связь установлена.

- Ты слышишь меня? - я всматриваюсь в изображение. Редфилд явно что-то говорит, но я не могу разобрать ни звука. Обратной связи нет, - камера в левом верхнем углу. Посмотри в неё, и кивни, если да.

Девушка поднимает голову, и кивает. Не смотря на плохое, чёрно-белое изображение, я явно замечаю признаки волнения и страха на её лице. Ещё бы. В подземной лаборатории «Корпорации Зла», с ней связывается непонятный человек по камерам.

- Девочка. На неё напал мутант, да? Ей плохо, температура, воспаление вокруг глаза? - сразу перешла к делу я. Нет времени тянуть. Чем дольше в коридоре раздаётся звук динамиков, тем больше шанс, что он привлечет зомби.

Клэр опять кивает, но теперь с явной задержкой. Она что-то спрашивает, но я не могу её услышать. Девушка и сама это понимает, вновь замирая, и глядя в камеру. Лицо у неё сейчас такое, что меня передёргивает. Словно бы предупреждает: «если Шерри умрёт, следующей будешь ты».

- Нужно найти вакцину. Я приблизительно знаю, где она располагается, - сообщила я. Редфилд буквально изменилась в лице, явно не понимая, доверять мне, или бежать. Что же, у меня есть один туз в рукаве, который поможет мне установить доверительные отношения с девушкой, - я не лгу, и хочу помочь. С самого начала помогала. Я оставила тебе оружие и боеприпасы возле полицейского участка.

Я даже пожалела, что не могу насладится реакцией Клэр в полной мере. Но к моему удивлению, она быстро собралась, и снова кивнула. Значит, готова принять помощь. Могу поспорить - она мне не доверяет. Но выбора нет.

- Сними у Шерри браслет, он поможет открыть большинство дверей. Тогда тебе не придётся проходить сквозь восточное крыло, ты сможешь сразу попасть в западное, за противоядием. У тебя есть модулятор сигнала?

Клэр кивнула, попутно снимая с руки девочки браслет. Отлично. Потом она резко оглянулась, всматриваясь в коридор. Я быстро переключила камеры, и едва не выругалась. На звук тащилась пятёрка зомби. Пусть их было и не очень много, на одновременно, в узком коридоре, заражённые могли представлять опасность.

- Их пятеро, - сообщила я Клэр, - тебе нужно уходить. Выйди к главной шахте и пройди в западное крыло. Браслет Шерри откроет мост. Там, я думаю, ты разберёшься. Чтобы достать противоядие используй медальон. Он у тебя?

Редфилд подняла голову, и кивнула, а потом что-то прошептала. Надеюсь, что это было «спасибо», а не «а с тобой мы ещё поговорим». Не задерживаясь больше ни на секунду, девушка быстрым шагом преодолела коридор. Спустя пару мгновений, туда выползли и зомби. Они даже не думали преследовать Клэр, так как не видели её. Вместо этого клацая челюстями, подняли голову к потолку, реагируя на треск динамиков.

Я отключила программу связи и выдохнула. Потом, собравшись, пролистала оставшиеся камеры. На них было пусто. Разве что, в главной шахте уже был выдвинут мост в восточное крыло. Это могло значить только одно - тут уже были либо Аннет, либо Леон, либо группы выживших. И если первые двое - сомнительно, то вот последние, вполне. Значит, мне ничего не остаётся, кроме как пойти и проверить.

К сожалению, подключить свой телефон к системе я совершенно никак не могла, хотя было бы неплохо. И проблема даже не в уровне допуска, а в том, что при обычном подключении через провод (я попробовала), компьютер подвис, а потом сообщил об отсутствии драйверов для работы с моим устройством. Ну да, как будто бы могло быть иначе. А я всего лишь хотела скачать карту комплекса.

Пришлось прятать провод и фотографировать план лаборатории вручную. Вспоминаю те чудные времена, когда не умела делать скриншоты…

Когда урок информатики в условиях локального апокалипсиса окончился, я перешла к обыску стола. В ящике обнаружились две коробки патронов, одна из которых уже была распечатана. В сумме, у меня получилось семнадцать девяток, плюс ещё одна в пистолете. Итого, восемнадцать. Неплохо.

Искать какую-либо полезную информацию в документах охраны было гиблым делом, поэтому я встала, перейдя к осмотру шкафчика охранников. Их в помещении было два. Скромные пожитки бывших работников «Амбреллы» смогли порадовать чуть больше, чем стол. Теперь количество боеприпасов достигло пятидесяти для пистолета, и двадцати для дробовика, не считая ещё четырёх патронов в самом оружии. Также я наконец-то нашла боевой нож, который отчего-то вовсе не напоминал свой аналог из игры. Даже цвет вместо тёмного стал песчаным. Не то что бы это имело хоть какое-то значение.

К сожалению, обычная охрана комплекса не носила форму хотя бы близко схожую с экипировкой отрядов U.S.S. вроде «Волчьей Стаи» или «Альфы». Ну это и так было понятно. Всё равно как сравнивать сотрудника какого-то охранного агентства и бойца ОМОНа. Ну уж очень хотелось получить какую-ту «вундервафлю» вроде невидимости Вектора или радара Призрака.

Перезарядив своё оружие и магазины, я кое-как повесила за спину дробовик, переодически шипя от ноющей боли в ране, и пошла в сторону двери. Перед тем как выходить, прислушалась. Сначала не раздалось ни звука, но потом я стала различать, как где-то в коридоре мерно трещит лампочка, и похоже, с трупа убитого охранника-зомби продолжает капать кровь. Заражённых нет.

Я приоткрыла дверь, и вновь осмотрела коридор. Пусто. Я быстро наклонилась к трупу, обыскивая разгрузку. В ней обнаружились два полных магазина и пистолет. Ещё один мне был без надобности, поэтому я отщёлкнула обойму, и мягко опустила оружие рядом с телом. А потом сняла с руки мертвеца его браслет. Как я и думала, один из самых низких уровней допуска. Но лучше чем ничего.

Оставаться в коридоре более не было смысла, и я осторожно, лёгким шагом пошла дальше, прислушиваясь к звукам, и сверяясь с фотографией этой части комплекса на телефоне. К моему разочарованию, как для ходячего трупа, зараженные передвигались почти бесшумно. Выдать их могли только их же хрипы, стоны или если бы они задевали что-то на пути. В крайнем случае, при повреждённых ногах могло раздаваться шарканье. Но вот у «целых» экземпляров шаги слышно не было никогда.

Пройдя совсем немного, около двадцати метров, я наткнулась на поворот. За которым стояли три готовых к атаке трупа. Правда, готовы они или нет, я выяснять не стала, постаравшись не привлекать их внимание своей персоной.

Обойти эти ожившие куски мяса никак не получится сразу по нескольким причинам: попросту не хватает места, да и сами зараженные хоть и почти слепые, но как говорила Аннет, имеют аналог теплового зрения. Поэтому разницу в температуре эти гнилые ублюдки точно уловят. Да и шум…

Ах да, шум. Нужно хорошенько нашуметь и тогда проход может быть свободен. Нашуметь мы вполне можем, благо у меня для подобного случая есть пару камешков в рюкзаке, оставшихся ещё с приключений в участке. Вопрос только в том — в какую сторону шуметь?

Привлечь к себе внимание, отойти от прохода и пробежать мимо? Не сработает. А если и сработает, то меня всё равно заметят и придётся убегать. А с моим незавидным положением придётся несладко, да и хвост собирать… На шум точно стянутся ещё зомби.

Я бросила камень вперёд, приблизительно продумав, что делать, и наблюдала, как зомби, будто бы очнувшись, побрели куда вглубь коридора. Шли они без особого «энтузиазма», явно не чувствуя ни тепла, ни запаха добычи. Из груди вырвался бесшумный вздох облегчения, когда обманка сработала, и мертвецы сгрудились в углу. Вполне возможно пройти. Я тихо вышла из-за угла, и под стеночкой попыталась пройти мимо зомби, не натворив шума.

Волей неволей вспомнила фильм «Тихое место», где главные герои даже вздохнуть боялись. Раньше я посмеивалась с этой глупости, но теперь почему-то совсем не весело, учитывая даже то, что зомби и в половину не такие быстрые, как твари из фильма.

Я проскочила мимо мертвецов, и только пройдя пару поворотов от того места, смогла нормально выдохнуть. С такими приключениями, смерть от аритмии в молодом возрасте, уже вовсе не шутка.

Тем временем, лаборатория уже начала напоминать себя же из игры. И эта похожесть даёт мне слабую надежду на то, что попала я всё-таки не в другой самостоятельный мир, лишь отдалённо похожий на популярную франшизу. Кто знает, может если я «пройду» этот сюжет, то очнусь?

Чем дальше вглубь комплекса, — тем темнее становилось вокруг. Большинство ламп на потолке попросту перестали гореть, правда непонятно из-за чего. Серьезно, это ведь долбанный бункер. Почему такая авария лишила некотрые помещения так сильно необходимого света?

Детский страх от того, что в тенях могут поджидать чудовища, стал более чем реальным. Кто-то бы сказал, что из-за проведенного тут времени я не должна больше бояться. Легко и лицемерно. Мне стоит совершить всего одну ошибку, издать один негромкий звук и из вязкой темноты потянутся гнилые руки, которые утащат меня в ад за собой.

Смотреть на всё это через экран естественно приятнее, и понятное дело интереснее. Можно даже обвинить героев истории в их глупости, забывая, что человек в опасной ситуации, ведёт себя абсолютно не логично. Хотя, анализируя действия ставших «реальными» персонажей, я понимаю, что в большинстве фандомов многие личности реально - идиоты.

Но это всё лирика. Страх конечно со мной, но теперь он хотя бы не мешает. Почти не осталось того ужаса, который мешает двигаться, заставляет тело замереть, не сопротивляться. Теперь только бесконечная осторожность и готовность ко всему. Возможно, я даже выживу.

Поворот, кровь, поворот, обглоданный до костей труп, кровь на стенах, на полу… Обстановка настолько сильно приелась за прошедшее время, что больше никаких чувств не вызывает. Почти как низкобюджетный фильм ужасов, с дешёвыми однотипными декорациями. Главное не всматриваться в трупы и не дышать лишний раз, иначе о себе даст знать отвращение и тошнота.

Я специально старалась не заходить в помещения, почти бесшумно двигаясь по коридору. Почему-то большинство мертвецов стянулись именно в разные комнаты, и лишь единицы оставались за их пределами. Как удобно-то!

«Чую подвох»

Мне надо найти браслет более высокого уровня для того, чтобы я смогла пройти дальше, к поезду. Или найти того, кто пропуск уже нашёл. В любом случае, это не игра, и искомые вещи есть у всех, вопрос только в уровне допуска. Нужный мне явно нужно искать в западном крыле.

И снова я крайняя. Клэр ведь повезло, у неё есть браслет Шерри и она может пройти куда угодно. А вот мне придётся для начала переться прямиком в сад, причём без огнемёта. Надеюсь Леон или Аннет всё-таки отбили оружие у мертвецов, жаль было бы его потерять.

***

Нет, я совершенно точно проклята. Это может быть порча, сглаз, благословение отрицательного типа, да что блять угодно! Я не могу понять, почему, почему на моём пути внезапно образовалась толпа зараженных количеством в пятнадцать особей?! При этом, на камерах их точно не было!

А ведь я уже обрадовалась, что смогу проскочить мимо основной массы трупов, и моя задница не пострадает. Ага, как же. Я в очередной раз сверилась с картой, решая обойти опасный участок, как из-за нового поворота с диким визгом и хрипом выпрыгнуло нечто, как я потом поняла — буквально половина зомби.

От мёртвого существа почти что физически чувствовался дикий голод и злоба. Я отшатнулась, назад, но не успела уйти с линии атаки. Почему оно двигается так быстро?

Естественно я перепугалась. Естественно я закричала. Естественно я нашумела в процессе борьбы с половинчатым. И, твою мать, естественно все зараженные лаборатории это слышали!

Кусок заражённого мяса был кое-как отброшен в сторону и получил пару ударов ногами, при этом, зомби ещё умудрился, как мне показалось, «обиженно» прохрипеть, прежде чем мой ботинок раздавил череп мертвеца.

А потом, ко мне дружно потянулась уже встреченная компания из пятнадцати ходячих! Отлично. Я всеми силами старалась не оглядываться назад и выжимать из своего заебавшегося организма всю доступную скорость. Проклятые твари не то чтобы нагоняли меня, но уж точно не собирались отставать. А из-за их громких вскриков и хрипов, а так же моих редких, но вполне удачных выстрелов, к новоявленной «орде» присоединялись и другие заражённые, которым удавалось разобраться с дверными ручками помещений, где они были заперты.

Ещё один выстрел и очередной зомби заваливается на пол, заставляя остальных споткнуться об своё гнилое тело. А те в свою очередь, затормаживают остальных. Выглядит это не так стрёмно и быстро как в том же фильме про «Войну миров Z», и появляется шанс убежать. Ненадолго правда.

Прямо передо мной, из очередной комнатушки вываливается когда-то бывший боец «U.U.S», и с распростертыми объятиями, пытается сделать «кусь», за что получает здоровой рукой по голове. Благо придурок перед смертью снял шлем. Или стащил его, когда пытался кого-то сожрать. Удар достигает цели, и зомби заваливается под ноги, щёлкая зубами, и продолжая ползти за мной, тем самым организовывая очередную «кучу».

Хвост позади начинает слегка отставать, и судя по малому количеству преследователей, большинство мертвецов уж потеряли меня из виду. Кратковременная память — одна из их слабостей. Пропади из поля зрения зомби секунд на двадцать и они забывают, что видели тебя. Конечно, есть очень много исключений, но это не так важно.

Из-за достаточно медленного темпа, взятого в самом начале, мне удалось подкопить силы, поэтому сейчас я, перейдя на лёгкий бег, старалась побыстрее добраться до нужного мне места. Чуть не подпрыгнув от дернувшегося на полу зомби, постаралсь ускорить шаг, пока заражённый не встал.

И о чудо нахрен — я услышала несколько выстрелов, и громкий мужской крик, а затем пару матерных фраз на чистом английском. Оригинальности ругательства не демонстрировали, но подколоть Леона по этому поводу, можно будет и потом, в безопасном месте.

Вновь свернув в сторону (скоро с ума сойду от этого лабиринта), сталкиваюсь с чем-то тяжелым, но к счастью для себя — не с зомби, а с Леоном. Тот, весь в чей-то крови, смотрит на меня диким взглядом, а затем резко поднимает пистолет. Я решаю не рисковать, и отшатываюсь назад, попутно пытаясь отвести руку парня в сторону. Кеннеди сначала паникует, но спустя мгновение в глазах появляется огонёк радости.

— Развлекаешься, да? — неловко попыталась пошутить я, понимая, что едва не получила пулю между глаз. Однако всю и так ничтожную радость от встречи смело, как только я заметила движение за спиной, — осторожно, блять!

Парень среагировал на мой крик мгновенно, пусть и ничего не понял. Развернувшись, он даже стрелять не стал, а мощным ударом левой руки, заставил зараженного завалиться на пол. Вот это мощь… Не то чтобы я горела желанием так же сражаться с зомби в рукопашку, но впечатляло!

Пока я оценивала обстановку, Леон уже отстрелил двух новоявленных гостей. Пистолет копа, выдав ещё пару выстрелов, щёлкнул, намекнув о пустоте в магазине, поэтому эстафету стрелка переняла я, сохранив в запасе ещё две обоймы, одну из которых перекинула Кеннеди.

— Боже, как же ты вовремя, — заговорил парень, быстро перезаряжаясь, — я думал… Сволочь, отвали от меня! — Леон отскочил, ударив ногой по внезапно ожившему телу под ногами, - жрать хотите, ублюдки?!

— Не дождутся… — ответила я. Стрелять одной рукой и при этом поддерживать разговор — ни разу не удобно. Чую, что запястье я не буду чувствовать ещё где-то день. — где Аннет?

— Я думал она с тобой. Или ей удалось сбежать, - немного разочарованно выдал парень, осознав, что третьего «сообщника» мы потеряли.

- Или она мертва, - жестко озвучила я очевидный вариант. Последний зомби упал от пары выстрелов. Я конечно сомневаюсь, что такую живучую учёную могут убить обычные заражённые, но кто знает.

Леон тяжело вздохнул, проверяя трупов на полу. Почему-то Кеннеди выглядел подавленным. В том смысле, что ему явно было намного хуже, чем раньше. Если вообще есть какой-то способ измерить, насколько плохо может быть человеку в подобной ситуации. В конце концов, он с боем прорывался сквозь мертвецов и даже сейчас в боеготовном состоянии.

- Пойдём. Я смогла найти комнату охраны и проверить камеры. Кто-то открыл мост в восточное крыло. И… Я увидела девушку.

- Какую? - поднял голову Леон, явно начав о чём-то догадываться, - В красной куртке?

Я просто кивнула. Кеннеди буквально «ожил», от новости, что Клэр всё ещё жива. Перекинувшись парой малозначимых фраз, мы направились дальше по коридору.

Надеюсь, этот ад закончится как можно быстрее. Я сейчас убить готова за душ. Всё в кровище. Ещё и запах этот постоянный. Кровь мертвецов пахла железом и гниением. А вот от самих заражённых, помимо гнили, разило ещё и чем-то приторно-сладким. И в половину не так сильно как от Биркина, но всё же явно. К счастью, кровь уже окончательно «убитых», этот запах не сохраняла, иначе бы я умерла тупо от смрада.

Это и не давало мне покоя. Оглядывалась, пытаясь понять, где прячется живой мертвяк, но никого кроме Леона, в коридоре не было. Похоже, я начинаю сходить с ума. Или это реально запах от моих и Леона вещей. Но раньше такого не происходило…

Показался конец коридора. Кеннеди тяжело вздохнул, и внезапно прислонился к стене, словно бы испытал приступ головокружения. Я остановилась, не понимая, что происходит.

- Всё хорошо… - слабо усмехнулся Леон. Только сейчас я заметила, что выглядел он не просто «плохо», а отвратительно. А знакомый, мерзкий запах и не думал исчезать.

- Ты чувствуешь это? - я обернулась вокруг своей оси, пытаясь понять, откуда исходит слабая, приторная сладость разложения. Да не от меня, уж точно, - странно пахнет. Как будто бы… гнилью… - попыталась я как можно понятнее охарактеризовать то, что чувствую.

Леон дёрнулся, осматривая коридор, а потом зашипел, зажимая левое плечо рукой. Как я помню, в каноне туда выстрелила Ада. А сейчас… Сквозь вымазанную кровью форму проступала рваная рана, которую я не заметила из-за спешки, крови зомби и плохого освещения. И чёрт возьми, она напоминала следы от…

Зубов.

- Тебя… Укусили? - я почти инстинктивно отшатнулась назад, наконец-то понимая причину своего беспокойства. - Как давно?

- Когда Ада выпустила зомби, - опустил голову Кеннеди, зажимая рану, и даже не пытаясь хоть как-то защищаться, похоже понимая, что ему конец, - значит, приблизительно полтора часа назад.

- Блять… - выругалась я. Т-вирусу нужно разное время, что бы полностью захватить организм, и ещё какое-то, что бы его реанимировать. При самом плохом раскладе, у меня около часа-двух. Не до полной смерти, нет, до того момента, пока вакцина уже будет бесполезна.

- Я хотел сказать, но я должен помочь, пока могу, - попытался слабо оправдаться Леон, - я умру, но до этого, надо запустить поезд…

- Заткнись, - я не поняла откуда во мне взялось столько отчаяния. Голос надломился.

Одна часть меня эгоистично кричала о том, что смерть Кеннеди недопустима, слишком велика его роль в будущем. А другая тихо шептала, что здесь и сейчас, Леон не просто игровой персонаж, а реальный человек, со своими желаниями, болью и надеждами. Живой.

- Это чёртова лаборатория, и я в жизни не поверю, что тут нет вакцины. Более того, она должна тут быть. И я, чёрт возьми, её найду.

- Если Аннет жива, она может знать… - тихо добавил Кеннеди. Меня передёрнуло от того, как жалко он сейчас выглядел. Это не правильно. Так не должно быть. Каково это, знать, что ты умрёшь через пару часов? Нет, то что произойдёт после, гораздо хуже смерти.

Но Аннет здесь нет. И я не знаю где её искать. Будет ли на это время, которого и так в обрез. Таймер очередной игры уже тикает. А значит, мне нужно пройти новый «квест» любой ценой.

Где я могу найти человека, который знает эту лабораторию? Который способен если не сказать, где искать вакцину, то как её можно приготовить, и можно ли вообще? А самое главное, какую цену за эти знания придётся заплатить?

Нет, у меня абсолютно нет шанса. Единственная ниточка Аннет была по идиотски утеряна. А другой у меня нет, и не было. Внезапно, меня пронзило страшной догадкой.

Если только… Ох, чёрт.

Комментарий к Глава 13: «Смена карт»

Да, мы задержали проду на неделю. Потому что автор уехал, а у соавтора пропал интернет👌 И да, прода могла выйти ещё в четверг, но кто я такой, чтобы выпускать её в тот день, как написал.

В любом случае, выходим на финишную прямую. Интересно, кому и какую цену придётся заплатить Гг, что бы помочь Леону.

Жду ваших отзывов, ошибки в ПБ.

========== Глава 14: «Химия для начинающих» ==========

Жизнь — не та игра, в которой нужно проигрывать

— Давай, осталось немного… — я буквально тащила Леона за собой, подхватив его под руку. Не хочу обидеть Кеннеди, но весит он довольно много… Или это я уже сдаю позиции от усталости?

— Слушай, я могу с… Сам… — рвано проговорил парень, попытавшись освободиться от моей хватки. Позволить ему сейчас подключать своего «джентльмена» я не стала, ухватившись за руку покрепче.

— Ты на ровном месте спотыкаешься, - не пытаясь хоть как-то оправдываться, выдала я, - ничего, ты не такой тяжелый, - легко соврала я, пусть и близко не была согласна с этими словами. Заметив всё ещё протестующий взгляд парня, я возмутилась в шутливом тоне, — или ты во мне сомневаешься?

Леон от такого вопроса даже как-то растерялся, а я, не удержавшись, насмешливо хмыкнула. Обстановку необходимо было слегка разрядить, несмотря на всю дерьмовость ситуации. Благо, я уже более менее пришла в себя, и это спокойствие позволило мне наконец-то думать адекватнее.

Итак, какой у меня план? Рискованный, опасный, самоубийственный. Но сначала нужно отвести Леона куда-нибудь в безопасное место. Например в ту самую комнату охранника, где я подобрала дробовик и связалась с ЭКлэр. Моими силами, все зомби либо убиты, либо переместились в другие коридоры, значит, путь обратно не займёт много времени.

Естественно, не брать же раненного Леона с собой, добывать существующую, лишь теоретически, вакцину? Его либо сожрут, либо укусят повторно, из-за чего скорость заражения увеличится. Это ещё не следует исключать возможности встречи с Тираном и Биркиным, а я в себе силы драться с монстрами за Кеннеди явно не найду. Поэтому, выбор очевиден.

Терять Леона нельзя сразу по нескольким причинам.

Первая и самая банальная — я сама жива благодаря ему. Если бы не Кеннеди, Тиран бы «нежно» держал меня за шею, пока не перестану трепыхаться.

Вторая, куда более серьёзная причина, заключается во всей его истории и событиях, в которых он примет непосредственное участие. Разбираться с этим самой, или же, наслаждаться последствиями невмешательства, я не хочу. Нахер надо? Сохраняться я не умею.

Ладно, в чем план? Да так, всего лишь взять рацию, доеб… достучаться до Вескера и слёзно умолять того выдать местоположение антидота. Всего-то. Просто и надёжно, блять, как швейцарские часы!

На деле же, просто нихрена не было. С одной стороны, часть меня выдавала что-то вроде «ты действительно боишься гребаную фантазию каких-то японцев», а другая напоминала, что Тиран и Биркин звиздец какие реальные, а это ещё хуже.

Главное, чтобы этот хитрый ублюдок не догадался что я совсем не «Бен Бертолуччи», и не решил, что за такой явный пиздёж мне как минимум должны поотрывать руки. Убрать журналюгу можно, но в случае, если под подозрением будут вообще все… Я попаду.

Ладно, не стоит пока об этом думать. Будем решать проблемы по мере их поступления. В обмен на вакцину добуду ему вирус и как-нибудь передам его Аде, чтоб её там Биркин отодрал. По факту, только из-за этой дряни мне приходится терпеть всё это, и идти на риск.

Слух казалось бы обострился до предела. Иногда я буквально за секунду до столкновения с бредущим куда-то мертвецом, успевала потянуть Леона в один из соседних коридоров, что бы не вступать в бой. Любая перестрелка сейчас могла стать роковой.

- Чёрт, как ты вообще чувствуешь приближение этих ублюдков? - тихо прошептал Леон, когда едва слышимый хрип мертвеца затих вдали.

- Они издают характерные звуки… И запах, - немного подумав над ответом, выдала я, - раньше даже предположить не могла, но после Биркина наконец-то смогла понять. И как раньше этого не чувствовала?

Кеннеди тихо выругался, на что я шикнула. Парень и так был тяжёлый, а помещения небезопасными, что бы при этом ещё и отвлекаться. Проблему составляло ещё и то, что не было возможности воспользоваться телефоном, не привлекая лишнего внимания, а на память свою я не решалась рассчитывать всерьез.

Тем не менее, я узнавала обратный путь, словно бы каждые брызги крови на стенах служили напоминанием. Здесь я отвлекла мертвецов, которые уже куда-то ушли. Возможно, на звуки стрельбы. А здесь пришлось пристрелить одного ходячего.

Спустя поворот, перед глазами вновь замаячил труп охранника, разряженный пистолет и дверь с табличкой «Security». Без прежней опаски я буквально втащила Леона в уже знакомое помещение. Парень тяжело осел на офисный стул, обращая внимание на всё ещё горящие мониторы, со включённой системой видеонаблюдения.

- Это…

- Камеры по которым я смогла найти ту девушку, - перебила я, - если хочешь, можешь использовать их. Может найдёшь что-то интересное.

Кеннеди повернулся к компьютеру и быстро прощёлкал пару случайных изображений. Парню понадобилось куда меньше времени чтобы понять, что данный аккаунт не имеет полного доступа ко всем камерам.

- Если бы мы могли как-то держать связь… - задумчиво начал Кеннеди, отрываясь от экранов, - я мог бы помочь с обнаружением опасности. Но у нас только одна рация, - парень оттянул небольшое устройство, крепящееся к бронежилету.

Я быстро прикинула, что это достаточно неплохая идея. По крайней мере, хуже уже не будет. Тем более, времени не так много, а лишняя помощь не помешает.

- Думаю, эта проблема решаема, - поморщившись от боли в руке я стащила рюкзак, быстро доставая рацию Ады. Батарея в устройстве отсутствовала, от греха подальше, но её легко можно вернуть на место, - я нашла это у Вонг. На всякий случай разобрала, и как показала практика, не ошиблась. Мало ли с кем она могла связываться?

К сожалению, той же сообразительностью что и при придумывании оправданий, в обычной жизни я не обладала, поэтому имела посредственное удовольствие поговорить с начальником Ады.

- Что это?! - Леон буквально выхватил рацию у меня из рук, и я едва не бросилась отбивать устройство, но потом вспомнила, что без батареи оно не представляет опасности, - это было у Ады? Кто же она, чёрт возьми такая?

- Что-то не так? - я постаралась задушить в себе ехидное замечание о том, кто такая Вонг, и изобразила удивление.

- Если я не ошибаюсь, то это спутниковая рация! - глаза парня буквально горели энтузиазмом, - на учениях в Полицейской Академии нам только рассказывали о таких!

- Может спутниковый телефон? - немного опешила я. Это что ещё за бред? В первый раз слышу о таком.

- Нет, это разные вещи, - отмахнулся Леон, крутя в руках устройство, - это экспериментальные образцы, их не запустили в массовое производство из-за огромной цены. Кто мог дать Аде это? Такие рации способны работать не только в полевых условиях, но и под землёй. Говорят даже, связаться с их помощью можно даже если ты находишься глубоко под водой.

Я не совсем понимала, как мне реагировать на полученную информацию. С одной стороны, она звучала, как отборный бред, а с другой, это вполне объясняло почему чёртова рация внезапно решила организовать мне неожиданный разговор с Вескером.

- И что ты предлагаешь? - осторожно уточнила я, надеясь, что Кеннеди не потребует прямо сейчас проверять, откуда у Ады такая вундервафля.

- Разобраться с этим позже, - голос Леона дрогнул, и он зажал кровоточащий укус свободной рукой, - у нас осталось не так много времени.

Я кивнула, забирая обратно временно присвоенную себе рацию, и вставляя в неё батарею. Намеренно держала пальцы подальше от любых кнопок, чтобы не натворить глупостей. Так как моё устройство обладало куда большим списком доступных каналов, я быстро поймала нужный. Рация на бронежилете Леона зашипела, и он усмехнулся, довольный успехом.

Я закрыла рюкзак, закидывая его обратно на спину. И протянула Кеннеди один из магазинов с патронами. Парень посмотрел на меня с удивлением, сперва покосившись на своё оружие, а затем спросил:

— Куда ты пойдёшь?

— Искать тебе антивирус или что-то подобное. Я никогда не поверю, что эти придурки не придумали вакцину, которая могла бы воспрепятствовать распространению вируса… — поправляя бинт на раненной руке, ответила я.

— Да? — слабо поинтересовался Леон, а затем закашлялся. Надо спешить, — и как ты собираешься её найти? — в ответ на эту реплику Леон получил как можно более злобный взгляд. Они тут рубрику открыли «Достань Марину неудобными вопросами!»?

— Интуиция, — коротко бросила я, понимая, как глупо это звучит. Я уже второй раз ухожу от неудобного вопроса подобным ответом. Несмотря на недоговорку, Леон тихо рассмеялся, — ох, наконец-то наш позитивный мальчик вернулся. Где пропадал?

Шутка прозвучала быстрее, чем я успела понять, что собираюсь сказать. Стало неловко. Надеюсь, это не будет принято за извращённое издевательство.

— Старался не смотреть на пистолет, — чёрный юмор у Леона был плох, не спорю. Даже уровень сарказма упал ниже плинтуса. Мне интересно: вирус может влиять на психику в инкубационный период? Хотя, не хотелось бы проверять свою реакцию в такой ситуации.

Собирать вещи не требовалось, и я лишь мысленно приготовилась к дальнейшим действиям, которые должна буду совершить. Честно говоря, я целиком и полностью уверена, что пожалею об этом в будущем, при чём, очень сильно. Такие решения имеют чудовищные последствия.

— Я вернусь, — закинув рюкзак на спину и бросив последний взгляд на раненного, я вышла из комнаты. В голове почему то мелькала одна мысль. Надеюсь.

***

— Гадство… — прошипела я сквозь зубы, проскочив мимо зараженного. Я окончательно запуталась в бесконечных коридорах этой лаборатории.

С Леоном я связывалась несколько минут назад, когда вышла из зоны покрытия камер, и он больше не мог мне помогать. По мосту преодолела главную шахту, попадая в восточное крыло, и окончательно теряя план действий.

Когда я собралась было связываться с Вескером, меня вдруг осенила мысль: зачем лишний раз рисковать, если можно попробовать самой найти антивирус. Ага, как-же. Вместо этого я уже полчаса ношусь по коридорам, не способная найти ни ключа карты, ни даже выхода обратно к шахте. В реальности, лаборатория оказалась куда больше, чего и следовало ожидать.

Большинство коридоров были заполнены мертвецами, а на некоторых дверях и вовсе стояли пароли, которые я никак бы не смогла найти среди разваленных вещей и хаоса в помещениях. Понадобилось непозволительно много времени чтобы понять, что подобные поиски ни к чему не приведут, а вирус внутри Леона не будет ждать меня вечно.

Достав из внешнего кармана рюкзака рацию, я запомнила волну, на которой связывалась с Кеннеди, и переключила её, ожидая знакомых звуков, появляющихся при установке связи. Вскоре, устройство затрещало, и я сделала несколько вдохов, пытаясь привести дыхание в порядок. Не хватало ещё дать какие-то зацепки из-за волнения.

Зажав рацию в одной руке, я достала телефон, в этот раз быстрее находя нужное приложение и включая синхронную с набором текста озвучку. Ну что же, поехали?

Устройство пусть и заработало, но почему-то соединять меня с Вескером не спешило, заставляя жутко нервничать. В голове тут же пронеслось множество вариантов. Потерялась связь? Слишком толстые стены? Леон ведь говорил, что эта «шайтан-машина» может поймать сигнал едва ли не в аду, пусть это и нарушает законы физики, логики и здравого смысла. Но почему всё решило навернуться именно сейча…

— Да? — резкий, грубый и весьма неожиданный оклик вернул меня обратно в реальность, и я вздрогнула всем телом, едва не уронив эту злосчастную рацию. Или коммуникатор. Или тостер с вайфаем, я уже слишком устала, чтобы удивляться хоть чему-либо, — Ада, ты смогла выбраться?

— Нет, — написано было второпях, но телефон не выдал моё волнение. Хоть что-то делает именно то чего ты ожидаешь, и не пытается подставить, — это снова я.

На несколько секунд воцарилась гнетущая тишина. Из рации не было слышно ни звука, а затем случилось нечто странное и, безусловно, неожиданное.

Устройство вырубилось.

Вот так вот. Просто, в один момент, рация перестала издавать характерные звуки помех, сменив их оглушающей тишиной в эфире, словно бы намекая - меня послали, что называется по «английски», не прощаясь. Это как понимать?!

Я ещё раз нажала на кнопку связи, попутно раздумывая о случившемся. Может я что-то не то сделала?! А злодей сейчас сидит в полном недоумении и прокручивает короткое «Нет» в своей голове, думая, что произошло издевательство.

— Прекратите это, иначе я буду вынужден уничтожить устройство, — рация заговорила внезапно, и я опять дёрнулась. С такими успехами, мне будет обеспечен нервный тик. Снова подловил, скотина. И судя по тону, на этот раз Вескер даже злее, чем раньше. Будто бы об айсберг головой приложилась… — я не намерен оказывать вам помощь.

Я задушила рвущийся наружу комментарий, что с помощью в стиле Вескера иногда бывает проще сразу застрелиться, но Леон моё мнение вряд ли разделил бы, поэтому пришлось перейти к делу.

— Выслушайте меня, - телефон как обычно не передал интонаций, но я на это и не надеялась, - мне срочно нужна вакцина от Т-вируса! — как можно быстрее напечатала я, едва удержавшись от того, чтобы сказать это самой. Главное, чтобы не прервал связь. В любом случае, раз отвечает - всё ещё надеется заполучить вирус. Даже если злодей послал новых агентов, они никак не успеют прибыть за пару часов с момента первого контакта.

Мне показалось или этот урод засмеялся? Не берусь утверждать, так как связь отстой, но это было бы вполне логично.

— Так теперь вы не против сделок, да? — в этих словах было столько злорадства и… Презрения. Я аж обалдела… Не то чтобы можно было ожидать чего-то иного, но такое безразличие пугало, — в такой ситуации, я мог бы согласиться, но вот одна загвоздка — вы уже мертвы.

Теперь насмешка была уже явно различима. Сейчас придётся сообщить, что умирать я пока не планирую.

— С чего это? — напечатала я, не совсем поняв к чему именно он ведёт. Даже если справедливо решить, что вакцина нужна лично мне, то до обращения в зомби останется ещё пару часов.

— Вы ослабнете гораздо раньше, чем доберётесь до вакцины и изготовите её. — если Альберт продолжит говорить в таком тоне, рискует умереть от передоза злорадством. Но сейчас меня беспокоит совсем другое.

— Изготовить? - признаюсь честно, такой вариант пусть и приходил мне в голову, но являлся одним из самых худших. Химия никогда не являлась нужным для моей специальности предметом, пусть я на неё и не забивала. Но такой уровень, ещё и с учётом того, что это другой мир… Что я там делать буду, с этой вакциной-то?

— Да. По моему приказу, лаборантам запрещается изготавливать и хранить антидот в готовом виде, - охотно сообщил Вескер. Не знаю, в какой именно момент времени у него окончательно снесёт башку в сторону «Я Бог», но то, что в более ранних частях игр он любил поиздеваться, рассказав о безвыходности положения собеседника, было заметно.

— Поэтому они все и мертвы, — без какой-либо задней мысли напечатала я, затем поняв, что это было зря. Судя по всему, мужчина сжал с той стороны что-то железное. Могла бы и догадаться, что любой намёк на собственные ошибки злодей будет воспринимать как оскорбление себя любимого.

— Не дерзите мне, - таким тоном можно людей убивать. Внезапно злодей продолжил, словно пытаясь оправдать себя, - антидот нельзя держать готовым, потому что его срок хранения крайне мал. По каким-то причинам антитела погибают через сутки, и даже крио… В любом случае вы умрёте в ближайшие часы! — опять же внезапно вспылил Вескер, а я задумалась. Такое в игре-то хоть было? Вообще не помню. С другой стороны, антидота в игре тоже не было, а укусы на игрока никак не влияли.

Ещё и антагониста серии кто-то явно поломал. Может дело в том, что вирус он ввёл себе недавно, и до сих пор не стабилизировал своё состояние. Проблемы с психикой, один из первых дефектов которые вызывает вирус, как я уже успела убедиться. А ведь в играх поведение Вескера за этот отрезок времени нам особо не показывали…

— Прощайте. И в последние часы своей жизни, помните — я предупреждал!

— Антидот нужен не мне, — напечатала я, прежде чем рация отключилась и, судя по всему, вовремя. Устройство снова заскрипело и я даже уловила звук чего-то упавшего. Судя по характерному щелчку, что-то вроде авторучки.

— Неожиданно, — сухо выговорил злодей. Я почти на сто процентов уверена, что он хотел сказать «Жаль», — дайте угадаю: кому-то из ваших друзей? — и тут же усмехнулся, — вот поэтому я держу при себе союзников.

«Нет Альберт, у тебя нет друзей, потому что ты — мудень редкостный, » — придержу этот комментарий при себе. А все твои союзники либо смертники, либо наивные идиоты.

— Так мы договорились? Я вам вирус, а вы мне — антидот, — перестала ходить вокруг да около я, надеясь, что уже достаточно разговорила этого психа на сотрудничество, но…

— Нет.

Да ну твою мать! Я на секунду замерла, не веря отказу. Это что ещё такое, мы так не договаривались! Что тебе от меня ещё надо?!

— Нет? - напечатала я, уже жалея что телефон не передаёт всего скептицизма данной фразы.

— Я соглашусь только при одном условии — весь компромат, который вы накопали на Амбреллу, вы отправите мне вместе с вирусом.

Я едва не выругалась. Когда-то давно, а именно около пары часов назад, я точно таким же способом обманула Марвина, Бена и Кендо, сказав им про найденные улики в департаменте. Разумеется, никаких улик у меня не было. И что делать? Теперь я столкнулась с этой же ситуацией, но в данный момент соврать без последствий — гораздо сложнее. Не объяснять же в конце концов, что вся информация - у меня в голове?

— Я отказываюсь, — напечатала я, здраво решив, что выбора у злодея всё равно нет. Либо вирус приношу я, либо агенты, которых он не факт, что послал. В любом случае, я немного расслабила ладонь, замечая, что неосознанно сдавила рацию, да так, что пластик жалобно заскрипел. И как это так вышло?

— Тогда удачи в поисках. Надеюсь вы сохранили патроны, чтобы пустить пулю в голову вашему дру… - слушать очередное злорадство Вескера я была решительно не намерена. И если меня до сих пор считают за идиота, пора прекращать этот цирк.

— Вы ведь прекрасно понимаете, что я — ваш единственный шанс на получение вируса. Лаборатория и весь город скоро взлетят на воздух…

— Найду среди останков трупов, — ого как резко ответил. Вескер перебил меня, буквально за мгновение придумав «способ». Так не хочется отступать от своего, что пытается даже так неправдоподобно лгать? Я могла бы поверить, если бы не мои знания. Поэтому, не сегодня.

— В выжженном дотла городе? Это миссия определённо обречена на успех, — спасибо, неживой компьютерный голос. Твоя безэмоциональность делает эту реплику куда лучше.

От рации несколько секунд не было слышно абсолютно ничего, разве что привычное поскрипывание. Словила себя на мысли, что я могу завысить цену, но не ради выгоды, а чтобы нынешняя сделка показалась ему куда более выгодней. Иными словами, я сейчас в более удачной ситуации. Пока я в Раккун Сити, мало что сможет меня достать. Я не умираю, и лично мне вакцина не нужна. А если мой «друг» обратится, никакая сила уже не сможет заставить меня принести вирус. И Вескер это прекрасно понимает. Как и то, что его агенты с большой вероятностью не успеют.

К сожалению, вещи не всегда складываются так, как нам хотелось бы. Иногда у тебя просто нет выбора кроме как проиграть. Уступить малую часть или потерять всё. Особенно с заранее осведомлённым соперником.

— Я согласен. Но если я не заполучу вирус, следующей основой для создания биооружия станете вы.

Таким тоном можно убивать людей. Но этот ответ изначально был единственно верным.

— Славно… Куда мне идти?

Боюсь, эта игра не стоила свеч, и эта маленькая победа может стать началом финального проигрыша. Но не сейчас.

В любом случае, убийца приложит усилия чтобы воплотить свою угрозу в жизнь, и вовсе не важно, выполню ли я свою часть уговора, или нет.

***

Под руководством пусть бывшего, но всё же работника лаборатории, дела пошли куда быстрее. Оказалось, что восточное крыло как вариант поиска антивируса был самым бесполезным. В этой части комплекса располагался испытательный центр и виварий, иными словами, те помещения в которых исследовали непосредственно готовое БОР.

А вот западное крыло, если верить короткой, но похоже правдивой информации - как раз и хранило уже готовые вирусы и прочие порождения больного мозга местных учёных, и материалы для приготовления этих самых веществ.

К моему облегчению, Вескер не стал снисходить за постоянным контролем за своим внезапным «партнёром», ограничившись лишь парой подсказок и сообщением в стиле: «Как доберётесь до главной шахты, сообщите». Это было и к лучшему, так как я всерьёз беспокоилась за уровень заряда на телефоне, и то, что если на меня нападут - могу вскрикнуть и выдать себя.

Всё это до ужаса напоминало какой-то топорный квест с поиском предметов, но к сожалению, выбора не было. Я попыталась как можно быстрее покинуть крыло, в котором сейчас находилась. Зомби здесь явно было больше чем где-либо ещё, поэтому приходилось следить в оба.

Проблем доставили в основной своей массе Щелкуны. Эти существа, помесь людей с растениями. Такие себе овощи. Впервые, такой монстр едва не довёл меня до сердечного приступа, упав с потолка прямо перед носом. Всадив этому недоразумению пол обоймы в вертикальные челюсти я поняла, что тут ловить нечего, и пока несчастная тварь приходила в себя - пробежала мимо, напоследок пнув оживший овощ в стену.

В любом случае, с появлением новой цели в «списке квестов», дела явно пошли побыстрее. Раздав ещё пару маслин ползущим буквально отовсюду Щелкунам, я вылетела к главной шахте, попутно отбиваясь от настойчивых овощей. Похоже, кто-то растревожил зону с мутировавшим растением-мухоловкой, и я надеюсь, что этот человек всё ещё жив.

Я быстро преодолела мост, стараясь не смотреть вниз. Интересно, в то время, как лаборатория работала, её работники так здесь и ходили? А поручни? А если кто-то споткнётся? Сколько там до дна-то лететь?

С парочкой Щелкунов увязавшихся за мной я разобралась не особо усердствуя. По пуле в голову, и силой выстрела их отбрасывает назад, прямо в пропасть. Можно было бы конечно сэкономить патроны, пнув овощей в стиле Спарты, но их тела покрыты множеством отростков, и крайне глупо было упасть вместе с зомби, если он банально меня зацепит.

Оказавшись по центру шахты, возле лифта, я обнаружила очередные приборные панели. Браслет я так и не нашла, а мост в западную часть комплекса был издевательски свёрнут. Если Клэр и была здесь, то уж точно позаботилась о том, чтобы никто её не нагнал. В любом случае, я добралась к центру, так что сейчас самое время продолжать решать свои проблемы.

Подготовиться к связи в этот раз получилось ещё быстрее чем раньше. Скоро привыкну ко всем этим штучкам, и всё, пути назад нет. Останется только покрасить всю технику в чёрный, одеться в костюм тройку, и сидеть где-то в тёмной комнате, играя в «агента».

Был кое-какой риск в том чтобы связываться с заведомо «плохим человеком» прямо в центре лаборатории, учитывая, что тут бродит множество личностей, подозревающих меня во всех смертных грехах. Но я буду краткой.

В этот раз Вескер ответил почти сразу. Похоже, он так и не отходил от своего компьютера, или с чего он там сидит. Хотя… Это же для меня прошла целая вечность, а для людей снаружи Раккун Сити - едва половина суток.

- Я в центральной шахте. Как открыть мост? - сразу напечатала я, не тратя время на бесполезную информацию. Таймер показывал, что у меня не более сорока минут, после чего вероятность того, что антивирус подействует, будет резко падать.

- Код доступа. Работники могли использовать его в случае утери браслета, либо для подтверждения личности, - сообщил злодей. Как я могла заметить, он вполне охотно делился информацией про внутреннее устройство «Амбреллы», не видя в этом никакого вреда для себя, но явную подлянку корпорации, - я продиктую вам свой. Это должно сработать… Если его не убрали из базы, - жёстко закончил мужчина.

Я не стала отвечать, полностью сосредоточившись на необычного вида сенсорной клавиатуре на терминале. Устройство реагировало на касание, пусть и выглядело немного футуристично, но малофункционально. Такое чувство, что «Амбрелла» намеренно нанимала дизайнеров, в попытках угнаться за будущим, не понимая, что в технологиях упор будет делаться не на вид, а на функциональность.

- А0691W6991, - без запинки выдал мужчина, и я быстро ввела код в строку, параллельно пытаясь понять, чем руководилась «Амбрелла», выдав именно такую комбинацию.

Тем не менее, терминал мигнул зелёным, выдав приветственную надпись на имя Альберта Вескера и совет в случае утери браслета обратиться к службе безопасности. Мост медленно пополз вперёд, соединяя центральную шахту с западным крылом.

- Сработало, - коротко напечатала я, а потом не удержавшись, всё же утвердила пришедшее в голову понимание кодировки, - инициалы, обратно написанный год рождения и год вступления в S.T.A.R.S.? Информация, которая имела смысл только для вас?

- Сообщите, когда доберётесь до исследовательской зоны 3В, - не удостоил меня ответом злодей, отключая связь. Я пожала плечами, не особо и рассчитывая на ответ. Перезарядив пистолет, я отправилась дальше.

Западное крыло не смогло удивить меня ничем необычным, отличаясь от восточного только планировкой. Кстати, почему-то не видно ни одного трупа. Стянулись куда-либо? Возможно из-за громкого шума… Хотя я не исключаю того факта, что они все пошли за Эклером, которая могла бы привлечь их фигурой стрельбой. Ну, мне от этого жить тяжелее не стало, даже наоборот. Пожму ей руку когда встретимся.

Я не стала тратить время на бесполезные блуждания, и подошла к ближайшему терминалу, вмонтированному в стену. Ввод уже знакомого пароля, и мне открывается доступ почти ко всем данным. Не трачу время на поиски чего-либо кроме карты этой части комплекса, и когда нахожу её - быстро фотографирую на телефон.

Нужная мне исследовательская зона 3В обнаруживается совсем недалеко, и я оставляю терминал, сверяясь с полученным изображением. Пару поворотов, и вот она — дверь в лабораторию.

Меня смутило отсутствие какого-либо окна чтобы заглянуть внутрь и попробовать выявить опасность, а также толщина металла. Ради интереса постучала костяшками пальцев по холодной поверхности. Звук вышел уж слишком глухим. Какая же толщина у этой двери?

Замок, как электронный, так и обычный отсутствовал, но вот рядом, буквально в стене, мигал экраном очередной терминал. На всякий случай, надеясь сэкономить время, я нажала на ручку, и потянула дверь на себя, пытаясь её открыть. Естественно, меня с моими попытками послали. Далеко.

Пожав плечами, вернулась к терминалу и вбила единственно известную комбинацию. Экран засветился красным. Я нахмурилась, и вновь пробовала ввести всё тот-же пароль, который мне выдал Вескер. Устройство опять замигало, начало что-то грузить, а затем выдало надпись «Пароль неверный.». Что же, вот и повод побеспокоить его величество.

- У меня проблемы, - напечатала я на телефоне, заранее включив рацию.

- Какие? Опять сквозь зараженного пройти не можете? - я немного смутилась. По такому идиотскому поводу я никогда бы к нему не обратилась. Тем более, какой-то зомби не способен меня остановить.

- Нет, - решила не отвечать на явную насмешку, - я добралась до лаборатории, но дверь не отпирается, - секунду ничего не было слышно, а затем…

- Потянуть на себя пробовали? - нет, он серьезно? Это явно не то, чего следовало ожидать. Я конечно понимаю, что злодей привык работать с профессиональными агентами, но настолько идиотскую причину ещё надо было придумать!

- Да, -корпус телефона скрипнул, стоило мне его сжать, - и прежде чем спросите — ваш пароль тоже не подходит.

- Не может быть. Введите его ещё раз, но только аккуратнее. Вы могли допустить ошибку, - я усмехнулась, но на всякий случай исполнила просьбу, поднеся рацию ближе к терминалу. Снова загрузка и звук отклонения пароля теперь был слышен и злодею, - Уроды!

Вот это было громко, не спорю. Чуть рацию не уронила. Какого дьявола он так сильно орёт?! Может же мертвецов привлечь. В каноне он был поспокойнее что-ли…

- Боюсь моя помощь тут бессмысленна. Похоже они поменяли пароль когда увидели, что кто-то зашёл в сеть под моим именем. Официально — я мёртв, вы сами об этом знаете, - на этом «вы» мужчина сделал непонятный акцент, и я не берусь утверждать, что именно это должно было значить, - скорее всего, они заблокировали доступ с моего имени.

- Это можно как-то поправить? - несмело поинтересовалась я. Похоже, внимание «Амбреллы» привлекла моя попытка сфотографировать карты. Чёрт.

- Нельзя. Я учёный, а не хакер, - и прежде чем я успела что-то сказать, он продолжил, - я мог бы попробовать сделать что-то с самой дверью, но это займёт время, которого у вашего друга нет.

В тоне мужчины скользило такое раздражение и злость, что мне стало не по себе. Ну конечно, это же прямой путь потерять его драгоценный вирус.

- Ещё не всё, - быстро напечатала я, не скупясь на восклицательные знаки. Несмотря на это, интонация аудио не изменилась, - я могу попробовать взломать дверь. Прямо сейчас.

- Да? - удивление пусть и проскользнуло, но вот после был чистый сарказм, практически без издёвки, - и как-же? Эти двери проектировали лучшие ученые Амбреллы, опередившие в развитии несколько деся…

То, что я тоже опередила этот мир на несколько десятков лет, а именно на два, я решила умолчать, сразу перейдя к сути.

- У меня есть устройство. - прекратила я дальнейший бубнёж. Вескер замолчал. Обиделся или удивлён? - то, которое изначально было у Ады. Визуализатор…

- Тогда действуйте, - мгновенно приказал Вескер, перебивая меня. Похоже в том, что с помощью вундервафли Вонг у меня всё получится, он не сомневался.

Я сняла рюкзак, доставая Визуализатор и направляя его на терминал. Устройство мелко задрожало, издавая едва слышный писк, и экран загорелся зелёным. Дверь издала шипящий звук, открываясь.

Немного помедлив, я сменила «хакерскую» штучку на пистолет, и осторожно зашла в помещение. Тут царил буквально идеальный порядок. Свет не мигал, ровно освещая лабораторные столы, на которых в хаотичном порядке были расставлены множество пробирок, колбочек и каких-то устройств, чьего назначения я никогда бы не смогла угадать.

В какой-то момент я почувствовала себя полным ничтожеством. Что я собираюсь делать из всего этого добра, если мои знания в этой области заканчиваются на сдаче ЕГЭ по химии? А тут ещё и другой мир, который плевать хотел на законы моего.

- Впечатляет? - вновь раздался насмешливый голос, - без моей помощи вам не обойтись.

Я пожала плечами, даже не став спорить. Только осмотрелась, пытаясь понять, с чего и откуда придётся начинать. Осознание на меня не снизошло, и я стала ждать дальнейших инструкций.

- Вакцина не может долго сохранять свои свойства в готовом виде, поэтому для ускорения процесса её создания, в лаборатории приказано хранить образцы основы для вакцины и питательную среду, для её изготовления. При их правильном смешении и получается готовый для использования образец, - как-то совсем витиевато объяснил бывший учёный.

Я едва удержалась от того, что бы тяжело не вздохнуть. Снова окинула взглядом огромное количество колбочек и пробирок, стоящих как на столах, так и в шкафах и холодильниках, силясь понять, какие из них мне нужны. Я конечно смутно припоминаю что-то подобное в третьей части игры, но не до мельчайших деталей же!

- Вам нужна небольшая ампула с синей жидкостью. На этикетке должна быть маркировка «Основа вакцины от Т-вируса», - не стал долго тянуть Вескер, - попробуйте поискать её на столе, справа от двери. Если с моего последнего посещения основу никто не убрал…

Я быстро выцепила взглядом небольшую подставку, с десятком небольших ампул. Просто отлично! Возможно, получится приготовить больше вакцины, чем на одну инъекцию! Мало ли, кого ещё могли покусать? Да и для себя приберечь надо.

- Есть, - сообщила я, не церемонясь, и подхватывая свободной рукой всю подставку с ампулами, - что дальше?

- В конце помещения находится устройство, синтезатор питательной среды, - злодей казалось бы, был удивлён моим таким быстрым успехом, - в нём уже размещён нужный материал. Вам нужно повернуть рычажки в правильном порядке. Как только…

- Они окажутся по центру, начнётся синтез? - быстро вспомнила я, набирая ответ. Мужчина затих, ограничившись коротким: «Верно».

Я сосредоточила всё внимание на устройстве, переключая пять рычажков, и пытаясь выставить нужные параметры. Почему нельзя было сделать всё попроще?

Наконец-то синтезатор зашумел, и выдвинул колбочку с полупрозрачной красной жидкостью. Я быстро подхватила полученное вещество, не веря в свою удачу. Так, как бы его тут по новой запустить?

- Теперь смешайте одну ампулу основы, и полученную питательную среду, - не стал ждать Вескер. Ладно. Приготовлением дополнительной дозы вакцины можно заняться и с Леоном. Я оставила подставку с основами, ограничившись одной ампулой, и перешла к одному из столов.

- Где взять свободную ёмкость или шприц? - я положила оба вещества на стол, набирая очередное сообщение на телефоне.

- Поищите в столе, - ответил Вескер, - надеюсь, мне не придётся вам объяснять, как делать инъекци…

- Чёрт возьми! Кто ты?! Подними руки, иначе я буду стрелять!

Я дёрнулась, внутренне радуюсь, что оставила компоненты вакцины на столе, иначе точно бы выронила. А потом медленно подняла голову, пытаясь рассмотреть говорившего.

Клэр, вооружившись дробовиком, закрыла собой дверной проём, с явным намерением, как и обещала, вышибить из меня всё дерьмо.

- Что… - под прицелом, я медленно протянула руку к рации, закреплённой на разгрузке, сбрасывая вызов и обрывая злодея на полуслове. Редфилд выражала такую решительность, что я замерла.

Чёрт. Ситуация хуже некуда. Вакцина считай у меня, а вот на моменте с «G» вирусом, я исчезла. Ещё и Клэр застала меня в такой ситуации.

Мне конец!

Комментарий к Глава 14: «Химия для начинающих»

Да, я снова задержал главу, но здесь 10 страниц, а не 8.

Написанию мешало абсолютно всё. Вплоть до того, что именно сегодня, я решил закончить текст и вычитать его, как вдруг, в торговом центре, где я находился, начался пожар👌

Моя удача это нечто.

~~~~~

Сразу предупреждаю ваши вопросы на счёт описания характера Вескера. Мы изначально продумали именно такое поведение, основываясь на тех отрывках, которые видели в играх. И можем уверенно сказать, что в первых частях он вёл себя весьма и весьма топорно, чего только злодейский смех и лютый пафос стоят.

Поэтому автор и соавтор взяли на себя смелось занятся развитием большинства персонажей, в том числе и Вескера, и немного погрешить на мутации из-за вируса, и как их следствие - проблемы с самоконтролем.

Так или иначе, если мы не обломаемся, то попытаемся в обоснуй. В любом случае, дождитесь интерлюдии, ведь текст от лица Гг передаёт только её мысли и догадки, которые не всегда верны.

Спасибо. Оставляйте отзывы, ошибки в ПБ.

========== Глава 15: «Игра в доверие» ==========

Ни у кого, ничего не проси,

Чтобы не быть в должниках,

Чтоб не сказали тебе: «спаси,

Как спасал тебя я тогда»

Я замерла, сверля Клэр тяжёлым взглядом. Руки девушки дрожали, и я сильно сомневалась, что она сумеет выстрелить. Мне вполне хватит времени выхватить пистолет и…

Убить одного из главных героев?

Я покачала головой, показательно выставляя ладони вперёд. Будь что будет. Редфилд не идиотка, и не маньячка, поэтому просто так не атакует. А уж я приложу всё своё красноречие, чтобы у неё даже мысли не возникло меня устранить.

- Можешь называть меня Мари, - ответила я на заданный ранее вопрос, - как я уже успела заметить, моё полное имя трудновато для произношения.

- Кто ты? - девушка вновь повторила это, явно растерявшись, не ожидая такого спокойствия, которое, к слову, давалось мне трудновато. Одно дело угроза пистолетом, и совсем другое - дробовиком.

- Как видишь, пока что человек, - абсолютно честно и абсолютно бесполезно ответила я, и предупреждая возмущение Клэр продолжила, - если ты помогла Шерри, не мешай мне. У Леона осталось совсем мало времени, а вакцина ещё не готова.

- Леон?! - Редфилд вполне ожидаемо подскочила, опуская ствол дробовика. Теперь в её глазах не было ни подозрения, ни злости, только бесконечное беспокойство, - что с ним?

- Нас предали, - туманно объяснила я, - и стравили с зомби. Его укусили, но я смогла узнать, как приготовить вакцину…

- С кем ты говорила? - перебила Клэр, - голос показался мне знакомым. Этот мужчина… Я точно раньше встречалась с ним, но не могу вспомнить.

- Всё в порядке, это Леон, - улыбнулась я, выдавая мгновенную ложь, - в этой части лаборатории нужен более высокий уровень доступа для работы с камерами, но он помогал мне в центральной части. Я держу с ним связь, чтобы узнать, не стало ли хуже.

- Да? - Клэр всё ещё не верила, и это было вполне логично. Голос у Вескера явно отличается от Леона, и это было невозможно не заметить. И сейчас девушка пытается либо убедить себя в том, что ей показалось, либо найти подвох, - и зачем же тогда отключила? - в тоне Редфилд появились ликующие нотки, теперь она думает, что нашла способ меня раскрыть. Девушка вновь приподняла дробовик, но я тоже здесь не просто так.

- А что я должна была сделать в ответ на это? - взглядом указав на оружие, спросила я, - сообщит укушенному другу, что мне сейчас вышибут мозги, поэтому он может сделать то же самое?

Ох. Похоже я нашла нужную стезю для ведения разговора. Клэр моментально утратила весь свой запал, повесив дробовик через плечо, и виновато опустив голову. У младшей Редфилд явно был бзик на помощь всем, кого она встретила.

- Господи, извини - девушка осторожно вошла в помещение, оглядывавшись по сторонам. Умно, вдруг тут кто-то сидит выжидает момента… Всё ещё подозревает, но верит. Убедившись в собственной безопасности, Редфилд подошла ко мне, оглядывая пробирки на столе, - меня зовут Клэр.

- Догадалась… - в дружелюбие у меня решительно не получалось, частично конечно из-за памяти о дробовике. Мой-то остался в комнате охраны, - Леон о тебе рассказывал.

Мне показалось или на этом предложении Клэр смутилась? Значит канон? По крайней мере, она лучше чем Ада. С другой стороны, я слишком много думаю, и может это обычная радость от того, что о тебе вспомнили.

- Его укусили? Давно? - мои попытки просчитать местные любовные отношения были резко прерваны более важным вопросом.

- Где-то полтора часа назад, - ответила я, вспомнив, что так и не начала поиск шприцов, - и у меня ещё максимум столько же времени. Потом, шанс что вакцина не сработает, начнёт резко возрастать.

- Я помогу, - решительно заявила девушка, что-то рассматривая на столе. Судя по растерянному взгляду, понимала она в химии ещё меньше чем я, - и кстати: спасибо.

Вот это уже было неожиданно, признаю. Я уже начала привыкать к тому, что одна половина здешних обитателей хочет моей смерти, а другая - узнать что я такое, но вот на обычную благодарность почти никто не расщедривался.

- Ну, за оружие и за помощь с Шерри, - видимо, у меня был слишком красноречивый взгляд, иначе как она меня поняла? Клэр специально уточнила, вновь виновато улыбаясь.

- Да на здоровье, - всё ещё удивлённо ответила я, вновь глядя на синтезатор и на стоящие рядом основы. У меня уже есть доза для Леона, но почему бы не перестраховаться и не сделать ещё несколько штук? Мало ли, его ещё раз укусят. Как я поняла — даже каноничные персонажи тут не бессмертны. Кроме Вескера разумеется. Этого гада вообще мало чем возьмёшь. Разве что сам помрёт от передоза чувства собственной важности, сарказма и злорадства. И жадности, конечно.

- И… Что тут надо делать? - спросила мисс «я помогу!», не дожидаясь моего согласия или отказа, - просто я в химии… Ну, могу там соду с уксусом смешать… Написать формулу воды.

Я хотела пошутить на эту тему, но во мне внезапно сыграла студенческая солидарность, поэтому вместо насмешки я прикинула, как можно попонятнее объяснить всю эту ни черта непонятную фигню.

- Расслабься, - первым делом успокоила Редфилд я, хотя сказала это скорее себе, - всё готовое тут уже есть, наше дело — не перепутать и смешать всё в правильных пропорциях. Можешь пока шприцы найти?

Я оглянулась отыскивая несколько контейнеров с маркировкой «Основа для питательной среды», и заменяя один из них, вместо уже опустевшего, в синтезаторе. Потом уже дело техники - повторить комбинацию рычажков, достать готовую пробирку, и вновь повторить процедуру.

- Вот, - я не успела даже закончить с первой колбой питательной среды, как Клэр положила несколько шприцов на стол. А также небольшую коробочку с ватой, антисептиком, и, пластырями, чёрт возьми! Я едва не рассмеялась. Прямо передо мной был небольшой блок пластырей, штук на десять, на внешней стороне которых изображались множество маленьких, красно-белых зонтиков.

- Спасибо. - поблагодарила я девушку как можно более искренне, а потом всё же не выдержала и спросила, - тут ещё такие есть? - я кивнула на медицинское недоразумение с упоротой картинкой.

- Могу поискать… А зачем? - немного удивилась Клэр. Похоже её зонтики-логотипы «Амбреллы» ничуть не удивили. Пожалуй, я бы тоже не особо недоумевала увидь пластыри с… Ну к примеру с эмблемой «Apple». Но я была фанатом франшизы, поэтому подобный мерч вызывал у меня подсознательное «заткнитесь и возьмите мои деньги!».

- Найди все! - вдохновенно сообщила я, - я, чёрт возьми, хочу себе эти штуки! - если Клэр что-то и подумала, то решила промолчать. Вот в чём я убедилась, так это в том, что с каноничными персонажами, особенно главными героями, можно и нужно дружить, - кстати, как там группа? Я видела трупы…

Девушка мгновенно помрачнела, но я цинично решила, что это неплохой способ отвлечь её от моей странности. Всё же… жаль. Я почти не знала этих людей, но это не отменяет того, что их смерти и на моей совести тоже. Я могла бы это предотвратить, работай усерднее.

- Да, - Клэр поморщилась, вновь опуская голову. Видимо, воспоминания об этом месиве были ещё свежи в её голове, - одной из групп не повезло встретиться с… той тварью, - о ком идёт речь мне стало понятно сразу же. Клэр аж позеленела от одного упоминания мутировавшего Биркина, - но многие уже добрались до поезда. Они ждут меня и Шерри. И тебя, если ты вернёшься.

Редфилд сделала странную паузу, и мне это совсем не понравилось. Похоже, пока меня не было, кое-кто успел растрепать совсем нежелательную информацию. Я вновь запустила синтезатор, и один из рычажков скрипнул, так сильно я его сжала от злости и нервов. В любом случае, я предупреждала. И в милосердие играть не собираюсь.

- А ты? - я постаралась взять дыхание и голос под контроль, чтобы не выказывать своих эмоций. Клэр вовсе незачем знать всё, что происходит в моей голове.

- А я пытаюсь помочь Шерри, - девушке тоже не нравилась эта тема, поэтому она поспешила её сменить, - искала Леона. А после того, как ты подсказала, где взять антивирус, пошла за ним. Кстати, откуда ты…

- Что с девочкой? - резко перебила я, одновременно пытаясь как узнать нужную информацию, так и помешать задать неудобный вопрос. Пусть Аннет нас и кинула, но вернуть ей дочь всё-таки стоит. И не просто из моральных побуждений. Завоевать доверие Клэр и той же ученой всё-таки надо для дальнейшей, более менее спокойной жизни.

Тем более, я симпатизирую Аннет в какой-то степени. Да, она явно не безгрешная жертва обстоятельств, более того, за вирус ей руки нужно бы поотрывать, и не один раз, но мне ли её судить?

Но тем не менее, была и светлая сторона. Меня радовало, что группа выживших всё-таки добралась до поезда. Всё таки, благодаря им проход в лабораторию и далее стал куда более безопасным. Да и то что в этом аду выжили обычные люди… Грело душу. Я просто психически бы не пережила тот факт, что эти люди могли сгореть вместе с городом. Вдобавок, мысль о том, что я могла бы всё это предотвратить…

Боюсь, не поступи я так, как поступила, всю оставшуюся жизнь терзала себя бы виной. Среди них есть дети, и те, у кого семьи остались за пределами Раккун-Сити. Почти всем есть куда вернуться. Всем, кроме меня.

От депрессивных мыслей меня отвлекло то, что синтезатор перестал шуметь. Быстро достав все пробирки, я посчитала ещё раз. Шесть штук питательной среды. Больше приготовить не вышло, так как кончилась основа. Ну что же, отлично.

Я осмотрелась, пытаясь понять, как мне смешать два вещества. Ответ нашёлся быстро. Тут же на столе стоял небольшой прибор, чьего названия либо вообще не существовало, либо же я его не знала.

Тем не менее, на серебристом корпусе более чем понятно красовалась надпись «Смеситель», а на гладкой крышке располагалось пару пазов для пробирок и ампул различного размера.

Я осторожно вставила в нижние крепления устройства пустые цилиндры шприцов, тем не менее не распаковывая иглы, чтобы не занести какую-то заразу. Следом, верхние отверстия машины заняли питательная среда и основа для вакцины. Как только все условия были выполнены, «Смеситель» мерно загудел, и пробирки опустели, заполняя уже смешанным веществом шприц. Осталось повторить эту процедуру ещё пять раз.

- У тебя неплохо получается, - сделала комплимент Клэр, следя за моими манипуляциями. Мне хотелось признаться, что в сущности я понятия не имею, что творю, но мне сказочно везёт, но решила промолчать и не портить мнение Редфилд о моих способностях в химию.

Когда последний шприц был заполнен, я вернула их обратно в уже не герметичные пакеты, и почувствовала, странное чувство восторга. Чёрт, возьми, у меня получилось!

- Держи, - протянув четыре запечатанных шприца, Клэр я положила остальные две себе в рюкзак, который предусмотрительно опустила на пол ещё до начала «эксперимента». Следом за вакциной отправились и пару упаковок упоротых амбрелловских пластырей. Две баночки с антисептиком мы безмолвно разобрали, следом пришла очередь для пачек с ватными дисками. Похоже пришло время прощаться.

Я хотела было закрыть рюкзак, но потом передумала, вновь достав одну из вакцин и переложив в карман. Мало-ли, придётся спасаться бегством, оставляя вещи. А так, препарат потеряется разве что со мной.

- Итак, я помогу Леону, и мы отправимся к вам, - подытожила я, а потом кивнула на шприцы в руках Клэр

- это всё — на случай, если ещё кого-то укусят или укусили. Если не придём максимум через два часа — активируйте поезд и уезжайте, - на этих словах, Клэр явно передёрнуло, да и мне тоже было не по себе.

- Может мне с тоб…

- Нет. Забыла о Шерри? - прервала я девушку, - иди. Ты ведь оставила её в безопасности неподалёку, когда услышала меня? Ей должно быть страшно. Помни — спасение девочки, твоя приоритетная цель.

Редфилд понимающе кивнула, не став ждать дальнейших уговоров, и уложила все четыре вакцины по карманам, что, как по мне, было не слишком безопасным. Вдруг упадёт, а те потом разобьются? Но, пусть это будет на её совести.

- Удачи, - коротко кивнула девушка, выходя из помещения. Я вымученно улыбнулась вслед. Ладно, пора поспешить. Леон не может ждать вечно. Тем более, из-за того, что я давно не выходила на связь, он вполне мог начать беспокоиться.

***

Попробовав встать, Кеннеди уперся руками в ручки офисного стула, стараясь опереться и не потерять равновесие. Видимо, заражённый организм был всё ещё против подобных признаков активности, так как парень завалился обратно. Рука соскользнула.

Честно говоря, Леон чувствовал себя хреново, как в физическом, так и в моральном плане. На самом деле, гораздо хуже чем «хреново», но всё-же старался выражаться как можно более цензурно даже в своих мыслях. В месте, где по идее, его никто никогда бы не осудил.

Вирус разрушал и заражал здоровые клетки, и весь этот процесс сопровождался тупой болью, которая казалось было раздирала тело на кусочки. Будь Кеннеди не таким уставшим, процесс заражения занял бы куда больше времени, но Леон уже пережил слишком много. Споры плесени, кровь зомби, которая как ни старайся, попадала на кожу. Всех этих факторов было мало, для инфицирования, но как только его укусили… Процесс многократно ускорился.

Несмотря на эти неутешительные факты, моральная боль была куда сильнее.

Ещё с детства, когда трава была зеленее, небо голубее, а «Амбрелла» ещё не испортила себе репутацию, Леон не любил сидеть без дела, а уж тем более — быть бесполезным. И теперь, словно бы в насмешку, даже встать невероятно трудно, не то чтобы пытаться что-то сделать. Оставалось только думать, щёлкать камеры, и стараться не унывать.

Перед глазами проносились мгновения из жизни, и пожалуй, это было ожидаемо. Он ведь умирал. Если никак не приукрашивать ситуацию и смотреть правде в глаза - да. Совсем скоро ему придёт конец.

Парень откинулся на спинку стула, прикрывая глаза, и стараясь отвлечься от боли. Он смертельно устал. Ничего не случится, позволь Кеннеди отдохнуть себе пару минут. Сил терпеть больше не было.

Воспоминания нахлынули разом, отодвигая боль на задний план. Почему-то вспомнился родной город. Однажды, во время летней подработки, в попытках подкопить денег на новенькую игровую приставку, ещё молодой и зеленый Леон проходя по улице, заметил, как двое каких-то парней из старшей школы, поймали паренька поменьше, с явно не дружескими намерениями.

Не то, чтобы такая картина была чем-то необычным или из ряда вон выходящим, но Кеннеди всегда реагировал на подобное немного неординарно. Поэтому, как настоящий герой полез разбираться. Стоит ли говорить, что отделался Леон далеко не парой синяков?

Надо сказать, что тогда парней удалось всё же отогнать. Отбывая наказание, Леон так и не мог понять, что вызвало в нём желание вмешаться, но увидев, с какой благодарностью на него смотрел побитый юноша, Кеннеди стало необычайно приятно. Он чувствовал себя буквально «героем» какого-либо комикса, что смог побороть зло.

Прошло несколько лет, и молодой Кеннеди решил, что посвятит свою жизнь защите людей. А как можно было защищать людей и одновременно, сохранять порядок? Стать полицейским. Для него не очень-то трудно было сдать экзамены в Академию.

И вот, поглядите: «блюститель закона», «оружие правосудия» и просто обыкновенный коп, лежит беспомощно в кресле, ожидая своей участи и не способный помочь людям, при этом, по факту, не проработав ни дня. Как в хреновом анекдоте.

Осознание столь простого, и, в тоже время, тяжелого факта, давило на нервы парня. Комплекс героя? Очень даже возможно, во всяком случае, Леон бы не стал отрицать подобного. Ему действительно нравилось помогать людям, но при обучении ему ясно дали понять — спасти всех не получится. Вот только он никак не ожидал, что это правило проявит себя так быстро, и в таком масштабе.

Парень встрепенулся, резко распахивая глаза, и вновь протягивая руки к компьютеру, в надежде найти хоть какие-то изменения на камерах. Ничего.

Бросив ещё один тоскующе-тяжелый взгляд на монитор, он отметил, что Марины всё так и не видно. И ладно бы, ушла из поля видимости. Это было ожидаемо. Вот только она не просто исчезла из зоны покрытия, а ещё и на связь перестала выходить.

На этих мыслях, в душе Леона зашевелилось что-то, схожее с обидой и тревогой. Он разрывался между двумя предположениями. Кеннеди передёрнуло. Что если она привела его сюда, и оставила пистолет, чтобы бросить? Просто самостоятельно не смогла добить?

Леон схватился за голову, отгоняя от себя подобные мысли. Невозможно. Скорее всего, на Мари напали, и она могла потерять рацию. Да что угодно!

Как бы он не пытался не думать о самом худшем, всё никак не получалось. Не то чтобы они сильно сблизились за эти сутки, но опять же — многострадальный бзик на спасение всех граждан давал о себе знать. Да и что врать? Девушка приятная, тем более несколько раз выручила его, казалось бы в безвыходной ситуации.

Не будь её здесь, парень рисковал стать обедом для Лизуна, встреченного им в полицейском участке.

Но было ещё кое-что, что поразило Леона. Её реакция на укус… Леон бы многое отдал, чтобы понять, почему девушка не бросила его или ещё лучше — не пристрелила на месте. Он бы даже сопротивляться не стал… По крайней мере, не очень сильно. Так, всего бы возразил.

Он не понимал зачем рисковать собственным спасением для того, чтобы помочь обречённому? При этом ни секунды не сомневаясь, что всё получится. Безусловно, из всех встреченных им людей, Мари единственная не лгала, как Ада, и не скрывала правду, как Аннет.

Глаза вновь начали слипаться, сильно клонило в сон. Боль стала невыносимее, и Леон вновь погрузился в воспоминания, пытаясь отвлечься. Вот он первый раз играет в бейсбол, гуляет с родителями, идёт в школу. Опять момент со спасенным парнем. Ей богу, надоело.

Вирус убивал медленно, но верно, начиная с самого сокровенного. Блокировал память. Как жаль, что он так мало успел. Что же, по крайней мере, прожил не совсем зря.

***

- Эй, держись, только держись, хорошо?

Леон не мог узнать голос, но звучал он чертовски знакомо. Какой-то странный акцент…

Хотелось и дальше спать, но силой воли, Кеннеди смог убедить себя проснуться и прийти в себя. Протерев глаза одной рукой, он попытался сесть. С неимоверным усилием, у него вышло, и парень силился понять, что происходит. Его терзал голод. Сильнее всего сводил с ума запах крови обезглавленного трупа, и как ни странно, запах собственных ранений.

Леон посмотрел в сторону, в надежде понять, что же, чёрт возьми, происходит. И в этот же момент, почувствовал ни с чем не сравнимое облегчение. Сейчас, на него с дико-испуганными глазами смотрела Мари: волосы девушки спутались, бинты сильно испачкались, да и выглядела она не ахти.

И всё-же, Леон невероятно сильно был рад видеть её здоровой, и, на сколько он видел, невредимой. Даже если у неё не вышло найти вакцину. Это не важно. Не бросила. Не ушла, не обманула, и не сбежала.

Только сейчас Кеннеди заметил, что девушка что-то держала в руке и присмотревшись, Леон узнал в продолговатом предмете, шприц. Полностью пустой. Не веря своим глазам, Леон быстро осмотрел раненное плечо. На месте укуса красовался новый, чистый бинт.

- Слава богу… Я уж думала, что опоздала… - девушка облегченно выдохнула, и Леону даже показалось, что вместе с этим вдохом исчезла вся её усталость, - с момента укола этой штуки, прошло около десяти минут, и вроде бы стало лучше, но потом ты совсем прекратил дышать. Я уже подумала, что этот мудень меня нае., - Мари прервалась на полуслове, скрыв ругательство кашлем, - ты ка…

Леон сам не понял, что потом случилось. Его буквально затопило таким чувством признательности, что он потянулся вперёд, сжимая девушку в осторожных объятиях, стараясь не потревожить ни своё, ни её ранение.

Мари издала какой-то странный звук, который парень затруднялся описать. Что-то вроде «ёёёй», но аналога подобному в английском не было. Ещё больше его удивило осознание того, что он совсем не чувствовал сводящего с ума запаха крови, хотя девушка была ранена куда раньше чем он, и бинт сильно пропитался.

Кеннеди покачал головой, пытаясь отогнать наваждение. Возможно он просто ещё не до конца пришел в себя. Потребуется время, чтобы вывести вирус. А объятия… Это… Просто благодарность за спасение, да. И, может, он просто чуть-чуть переволновался.

Поняв, что начинает выглядеть странно, и скорее всего, девушка чувствует себя неловко, Леон смутился, пару раз неловко похлопав её по плечу, пытаясь исправить ситуацию, и отстранился, пытаясь не смотреть ей в глаза.

- Доигралась… - непонятно выразилась девушка, явно не на английском. Леон надеялся, что это было не ругательство. Потому что почти все слова её языка звучали как угрозы. Прокляв свою сентиментальность, парень поспешил исправлять ситуацию.

- Извини, я… - Кеннеди замялся, не понимая, как именно хочет оправдаться. Что сказать? - я думал, ты погибла. Когда ты не вышла на связь… Я испугался…

Слова звучали так ничтожно, что Леону стало стыдно. Почему-то ему было трудно лгать Мари. Казалось, что она насквозь видит его жалкие попытки.

- Я была не права, - девушка посерьезнела, и отошла на несколько шагов назад, - не стоило пропадать. Но у нас не так много времени, и если ты готов - пора идти. Я встретила Клэр, ты должен её знать. Выжившие нашли поезд, и запустят его через полтора часа. Мы должны успеть. Тем более, я хочу достать компромат на «Амбреллу». Это всё нельзя спускать с рук.

Кеннеди почувствовал неимоверное облегчение от того, что Мари перевела тему. Но парню всё никак не давало покоя то, что она сделала практически невозможное. И Леон вновь ступил на тонкий лёд, пытаясь правильно выразить свои мысли:

- Спасибо… Я не знаю, что сказать… - Кеннеди раздражала собственная нерешительность, - чёрт! Ты единственная, в этом грёбанном городе, кто не пытается лгать, убить меня, или скрыть правду, - парень заметил, что Мари опустила глаза, но не придал этому особого значения, - пойми же, это и правда очень важно!

- Да… да, хорошо, - девушка выглядела совсем потерянной, - нам нужно поспешить. Поезд не будет ждать вечно.

***

Я готова была выть от досады. Вроде бы всё вышло как я и хотела, но что-то всё не давало покоя. Мне просто не верилось, что Кеннеди как последний идиот поверил мне. Мне, чёрт возьми!

«Не пытается лгать и скрывать правду». Эти слова бесконечно прокручивались в голове, никак не желая изменить свой смысл под удобный мне.

Что бы сказал Кеннеди знай, что я такое? Я бы постаралась сбежать, или же вообще захватить «пришельца». Но уж никак не доверять ему. И теперь глупый мальчишка решил поиграть в признательность, поверив в то, что попытки его спасти были искренними.

Потому что они и были.

Я сжала зубы, пытаясь внешне не выдавать своего состояния. Как будто бы я думала о чём-то ещё, кроме того, что Леон должен выжить? Даже если так! Это абсолютно ненормально, но и сказать я ничего не могу. Как это будет выглядеть?

«Знаешь ли, парень, тут такое дело… По правде говоря, я пришелец из другого мира, где вы все являетесь не более чем фантазией японской компании, ну раз уж мне приходится выживать во всём этом безумии, я с самого начала вожу всех за нос, в том числе и тебя, потому что могу.»

И если после такого меня не поднимут на смех, или не запрут в психушке, то точно возненавидят. По крайней мере, моя бы реакция была именно такой.

В любом случае, сейчас, это всё не так важно. Я покачала головой. Для начала надо спастись, а потом я постараюсь спрятаться так тщательно как только сумею, и не буду иметь абсолютно никакого отношения к канону, а в особенности к таким сомнительным приключениям.

- Мари? Всё в порядке? - меня передернуло от взволнованного взгляда Леон. Ещё один такой вопрос, и я сбегу отсюда подальше. Эта учтивость начинает пугать.

- Да, конечно. Раз уж ты вызвался помочь, я покажу тебе одну из лабораторий. Постарайся собрать столько образцов и документации, сколько сумеешь, - на ходу придумала парню задание я. Ну в самом же деле, как я собираюсь связаться с Вескером, если внезапно обзавелась странным Леоном, который вместо того, чтобы пойти к поезду, ещё и после ранения, в здравом уме и светлой памяти выбирает помочь мне собрать вирусню.

- Как скажешь. Я правда, не очень разбираюсь во всём этом… - честно признался Кеннеди.

Мы остановились у знакомой двери, где совсем недавно я с Клэр химичили вакцины. И как описать, что искать, если и сам не совсем представляешь, чего хочешь.

- Ты же коп? - скорее утвердила, чем спросила я, - представь, что это твой первый обыск. Попытайся найти что-то такое, за что их точно посадят.

Кеннеди воодушевлённо кивнул, а потом вдруг замер, поняв, что я собираюсь уходить. Ну что же ты будешь делать… Предупреждая вопрос, я объяснила:

- Тут есть ещё пару помещений, куда следует заскочить. Мертвецов там нет, а если мы решим идти вдвоём - потратим много времени, и опоздаем на поезд, - последний аргумент явно был самым убедительным, и парень кивнул, скрываясь за дверью помещения.

Я отошла, на всякий случай, скрывшись с поля зрения Леона, вздумай он меня догнать. И быстро достала из рюкзака телефон. Естественно, на карту никто не нанёс указания, где искать «G»-вирус, но я догадалась, справедливо предположив, что это должно быть одно из самых больших помещений этого крыла.

И не прогадала. Спустя пару минут блужданий по лаборатории, я обнаружила уже вскрытую дверь, и догадалась, что Клэр здесь уже была.

Я зашла внутрь новой комнаты, немного удивляясь её размерам и высоте уходящего вверх потолка. Ощущалось всё как на космическом корабле из фильмов. Слишком футуристично. Слишком много белого. Слишком светло. Стерильно, до рези в глазах, из-за неприятного запаха.

В другом конце помещения, на белой панели, за прозрачным стеклом красовалась единственная пробирка с «G»-вирусом. Я подошла почти вплотную. Фиолетовая жидкость застыла внутри, бросая небольшую тень, из-за яркого света ламп.

Дрянь.

Сложно было представить, что вот это способно сотворить с организмом в считанные минуты. И теперь я должна отдать вирус психу. Кому как не мне знать последствия. Но так будет правильно.

Я вновь достала телефон и открыла приложение. А потом включила рацию, до сих пор висящую на разгрузке. Теперь задержки почти не было. Вызов приняли моментально.

- Я надеюсь, произошло что-то из ряда вон выходящее, и оно заставило вас прервать разговор, - такой интонацией можно было убивать покруче любого вируса. Голос Вескера буквально звенел от плохо сдерживаемой ярости, - вы нашли вирус?

- Да, я рядом с ним, - похоже, злодей сильно взбесился, когда с ним едва не поступили также, как обычно делал он, - всем мешают поля.*

- Какие поля? - не понял мужчина, но потом сменил тему на более для него важную, - как только вы возьмёте пробирку, запустится процесс самоуничтожения комплекса. Постарайтесь убраться до того, как это случиться.

- Ясно. Но как я отдам вам вирус после того, как покину лабораторию? - этот вопрос беспокоил меня с самого начала, и пришло время его задать.

- Это моя забота, - голос злодея мгновенно стал жёстким и угрожающим, - и когда придёт время, позаботьтесь чтобы то, что принадлежит мне было у вас. В ином случае… Наше сотрудничество приобретёт совсем иной вид. Так что удачи, Бен. Она вам понадобится. Или мне стоит называть вас другим именем?

Вызов оборвался, и рация вновь зашипела помехами. Я почувствовала, как тело охватывает дрожь. Вот чёрт… Этого… Следовало ожидать.

Я вздохнула, и вытащила пробирку с вирусом из крепления на панели, где она размещалась.

Завыла сирена.

Комментарий к Глава 15: «Игра в доверие»

*поля - фамилия Redfield на русский переводиться как “красное поле”.

Всё движется к финалу, а я не могу дождаться интердюлии, ибо в ней и раскроется, что всё не так радужно, как думает Гг.

Оставляйте отзывы, ошибки в ПБ.

========== Интерлюдия третья ==========

Была бы возможность — Кеннеди непременно порадовался тому, что добросовестно относился к спортивной подготовке в Академии и выученным навыкам рукопашного боя.

Но некогда.

Особенно когда за воротник униформы или рукава ежеминутно, если не ежесекундно хватаются скользкими от крови и слизи пальцами. Порой даже одновременно. Боковым зрением Леон отметил, что количество прибывших в помещение мертвяков сократилось примерно на половину — его невольные спутницы отвлекли на себя всех остальных.

Вот он сейчас и носился по всему помещению, маневрируя в узком коридоре и стараясь выстроить всю эту прущую массу в некое подобие шеренги, чтобы потратить как можно меньше патронов.

Возможно Леон этого не замечал, но в помещении остались лишь представительницы мёртвого женского пола. Куда подевались мужики — сразу стало понятно, хе!

Вот скальпированная дама в джинсовых брюках и замызганном кровью халате, делает неуклюжий рывок вперед, стараясь добраться до вожделенного мужского тела пораньше всех остальных соперниц. Встречает оголенной лобовой костью летящий навстречу локоть и входит в плотный контакт с кафельным покрытием пола…

Минус один!

Первая покойница упала под ноги идущей следом парочки. Кеннеди не мешкая вскинул пистолет и количество окончательно упокоенных возросло до трех.

Следующий мертвец успешно ухватился за руку с оружием и прогнулся вперед, стараясь поднести ладонь со стреляющим вслепую пистолетом ко своему рту. Но полицейский извернулся и вместо руки сунул в окровавленную пасть ствол пистолета. Два раскатистых выстрела пробили череп изнутри.

В какой-то момент Леон решил проскочить между двумя зомби, подходившими с разных сторон. Он рванулся вперед, но был ухвачен за локоть и плечо. Затем парень заорал от резкой боли, почувствовав как чьи-то зубы прокусывают ткань рубашки, найдя незащищённый бронежилетом участок тела…

***

Аннет судорожно перебирая пальцами, со второй попытки набрав комбинацию на цифровом замке двери. Разошедшиеся створки явили её взору еще один промежуточный коридор с такой же дверью в конце.

Она плавно развернулась на пятках и шагнула в образовавшийся проем спиной вперед, держа на мушке две фигуры, бредущие к ней перекошенной походкой. Как бы ей не хотелось пристрелить последних из своих преследователей, пришлось сэкономить патроны. Арсенал поста охраны находился совсем в другой стороне — да и не факт, что он до сих пор оставался нетронутым.

Наконец, вторая дверь раскрылась, впуская ученую в свою вотчину — рабочий офис и семейную квартиру одновременно. Одним из плюсов данного помещения было его расположение в своего рода сквозном коридоре — отсюда можно было кратчайшим путем попасть на испытательный полигон и в зону работы с вирусом. А ещё здесь, в одной из стен располагался тайник.

В самом начале, после взрыва комплекса в Арклейских горах, Уильям посвятил её в свою задумку — подготовить путь бегства из Раккуна. В час Икс предполагалось, что ученые предварительно отправят дочь в тайное убежище на окраине города, а затем уничтожат все свои наработки по последним проектам и прихватят копии документов, да и сам вирус G. После чего покинут комплекс, заберут дочь и выедут из города, где вызовут группу эвакуации от правительства. Для этого требовалось перегрузить энергоснабжение комплекса — в результате чего замки местного вивария будут открыты и подопытные образцы устроят бедлам в ближайших уровнях, оттягивая бы на себя все внимание службы охраны комплекса. Не получилось — Амбрелла послала Ханка и своих цепных псов из U.S.S первой…

Аннет вскрыла тайник и извлекла оттуда небольшой кейс. Затем достала сигнальный пистолет и ременной патронташ со снарядами к нему. Патронташ был битком набит красными и желтыми цилиндрами, шедшими параллельно друг-другу. Зажигательные и кислотные снаряды.

Аннет, имея некоторые познания в химии сумела переработать состав зажигательных снарядов — в результате чего они стали гореть дольше и имели более высокую температуру огня. Таким образом можно было отвлекать тепловые сканеры и некоторых мутантов, имевших термовидение.

А вот кислотные снаряды предназначались для противодействия тем же мутантам. При контакте с органическим материалом, они начинали растворять его чуть ли не до молекул. Скорость поражения органики зависела от типа мутантов. Ученая возлагала на этот боеприпас большие надежды, в случае повторной встречи с мужем.

Подумав еще немного, Аннет вытащила еще один сигнальный пистолет. Зарядила оба пистолета разными снарядами. Затем ученая занялась кейсом. Внутри него оказались две укрепленные пластиком стеклянные ампулы с сильно модифицированными штаммами вирусов Т и G.

***

-Аа-аргх! — раздался дикий крик и стальной приклад модифицированного пистолета со смачным треском впечатался в затылок пожирателя плоти, отправляя того в вечное забытье. Леон тяжко вздохнул и привалился к стенке. Рука как бы невзначай метнулась к раненному плечу, а пальцы замерли в миллиметре от раны. Едва заметными касаниями полицейский очертил края укуса и сморщился… Кроме боли данное ранение не приносило никакого дополнительного дискомфорта и особо не мешало двигаться или сражаться. Конечно, он предпочёл бы продолжать жить без дополнительного отверстия в плече, но оно было совсем небольшим. Коп опасался другого: он узнал, что люди превращаются в зомби через укусы и царапины. И его страшила участь стать очередным безмозглым каннибалом.

***

Сейчас Аннет выглядела неприметно — вместо белого лабораторного халата на ней была серая кожаная куртка, бессовестно реквизированная у ныне покойного ассистента. За спиной висел рюкзак того же ассистента, в котором располагался кейс с вирусами. Патронташ был перекинут через плечо и висел так свободно, чтобы не мешать двигаться и обеспечивать быстрый доступ к самим снарядами.

Ученая поднесла пластиковую карточку, мастер-ключ, к считывателю и тут же вскинула один из пистолетов. Открывающийся проем встретил её уже знакомым шелестом и щелканьем…

Когда мутировавший Уильям расправился с группой захвата, он вернулся обратно в комплекс. Под вой тревожной сирены и монотонный бубнеж главного компьютера он неторопливо расправился сперва с охранниками, распотрошив встречавшую его группу до состояния, непригодного для реанимации даже Т-вирусом. А затем с яростными воплями ворвался в самый защищенный участок комплекса — лабораторные палаты и виварий. В результате чего на свободу вырвались не только подопытные мутанты, но и те, кто находился в принудительном стазисе. А также была нарушена целостность теплицы, где содержался один из реквизированных из Арклейской лаборатории образцов так называемого «Растения 42». Образец получил беспрепятственный доступ к водным резервуарам и органическому материалу, коим стали тела убитых G-Биркином лаборантов. Через некоторое время по комплексу вовсю разгуливал новый вид зараженных, полурастения-полузомби, которых Аннет окрестила Ползунами.

… Ползуны встретили ученую стрекотом жвал и шелестом своих полуорганических конечностей. Воздух в помещении, ранее являвшимся столовой был настолько насыщен выделениями Ползунов, что неподготовленный человек войдя сюда испытывал сильный дискомфорт от рези в носу и жжения в глазах.

Аннет отпрянула назад. Достала из рюкзака медицинскую маску и пластиковые очки. Затем извлекла оттуда фонарик с ремешками и закрепила сие устройство на своей голове — такие всегда применялись во время хирургических операций и вскрытий тел мутантов. Если бы на ученой был халат, она была бы похожа на главного хирурга городской клиники.

Женщина навела ствол пистолета на ближайшего Ползуна. Щелчок курка и вырвавшийся наружу алый шарик, по навесной траектории устремился вперед.

Недолет.

Ползун в ответ раскрыл свои жвала. Сообразившая, что сейчас будет, Аннет начала смещаться в сторону.

Вовремя.

Мимо неё пролетела струя разъедающего фермента — настолько близко, что женщина сумела учуять резкий запах жидкости. Затем она заметила вторую распахнутую пасть и сместилась обратно. Первый Ползун закрыл собой траекторию плевка второму и тот тоже начал смещаться в сторону.

Первый Ползун вновь раскрыл жвала… в которые с шипением влетел желтый цилиндрик. Раскаленный снаряд с глухим стуком раскололся на части, выпуская свое содержимое. Две концентрированные кислоты разных составов смешались между собой и вступили в реакцию.

Второй мутант с изумлением рассматривал своего сородича, сотрясаемого дикой агонией боли. И он не успел среагировать на очередной цилиндрик, коснувшийся теперь его кожи. Последнее, что он увидел сквозь окутавшее его пламя — это опускающийся на голову баллон огнетушителя…

***

Тем временем, в главной шахте, вокруг которой и выстраивались уровни комплекса NEST, раздался сильный грохот — одна из секций стены вдруг покрылась паутиной трещин. Грохот повторился, и треснувшая стена разлетелась на куски, являя миру огромную когтистую конечность…

Существо, когда-то бывшее Уильямом Биркином сейчас уже претерпело очередную стадию мутации. И мало походило на того монстра, с которым несколькими часами ранее столкнулась Мари и компания. Изменения затронули в первую очередь рост и габариты — мутант стал выше и крупнее.

Человеческие руки постепенно сместились из плечевых суставов ниже, к центру туловища, став похожими на какие-то рудиментарные отростки. Левая часть туловища, где находился огромный глаз со змеиным зрачком и огромной когтистой лапой стала покрываться дополнительным слоем твердой кожи. Настолько прочной, что могла посоперничать с двумя-тремя тяжелыми бронежилетами, наложенными друг на друга. Шея и голова исчезли, втянулись в то же многострадальное туловище.

Человеческое лицо, принадлежавшее ученому сейчас превратилось в жуткую маску, растянутую по всей своей ширине на левом боку. На её место пришла огромная антропоморфная голова с неким подобием клюва и черными глазами-бусинами, без всякого намека на белки и зрачки. Когти на верхних конечностях стали еще больше, приобретя дополнительную прочность, позволяющую без труда вскрывать слой стали толщиной в несколько миллиметров. Оттенок кожи этого существа стал более насыщенным, не уступая в цветовой гамме кожному покрову тех же Лизунов.

G-Биркин задрал свой птичий клюв к потолку и издал душераздирающий рев…

***

Северноамериканский филиал «Амбреллы». Четыре часа утра.

- Приблизьте!

Дейв сию же секунду выполнил приказ. Огромный экран, на котором изредка бежала небольшая рябь, послушно увеличил масштаб изображения. Но качество картинки, правда, оставляло желать лучшего.

К сожалению, у них не было технических возможностей получать более чёткие медиафайлы и изображения. Решительно было непонятно, что именно глава данного филиала пытался разглядеть в ставшим столь знакомом и ненавистном для Дейва и для его напраника, лице.

После долгой, и, не принесшей никакой пользы, попытки найти «сверхсекретного агента» по общей базе, операторы сдались. В случае подобных происшествий, следовало связаться с начальством. Честно говоря, ожидали они малость другого, чем-то, что происходит сейчас.

Вместо короткого приказа «ликвидировать» или «поймать живьем», в их отдел буквально ворвались несколько агентов, притащив с собою какую-то технику, которую сами операторы, по крайней мере Дейв, никогда не видел. А потом пришёл один из директоров. Такие люди вообще редко появляются на нижних уровнях лаборатории, и их приход сулит большие проблемы.

Оператор почувствовал, как мелко начинают дрожать руки. Одно слово этого человека, и про них с напарником никто и никогда не узнает. Тем не менее, директор почти не обращал внимания на персонал, полностью сосредоточившись на просмотре видеозаписей.

Управление Тираном могло осуществляться всего с пары компьютеров, поэтом, начальству и пришлось спуститься под землю. Пока что, этот блок лабораторных помещений был единственным, что помогало получать информацию о Раккун-Сити прямо из «головы» Тирана.

Один из агентов быстро подкатил офисный стул, и директор, чьего имени ни Дейв, ни его напарник, ни большинство присутствующих в комнате людей, даже знать не имели права, сел рядом. И начал отдавать команды, на первый взгляд совершенно бессмысленные, но явно нацеленные на то, чтобы что-то проверить.

Надо ли говорить, что все нервничали довольно сильно? Тут уже не просто облажаться, тут даже смотреть надо осторожно. Один косой взгляд, и агенты, которые, как бы ненавязчиво, стоят за спиной, легко сделают в теле операторов пару лишних дыр.

Чтобы успокоиться хоть немного, Дейв заново перевел взгляд на экран. Тиран держит всю красную от удушья девушку, на фоне разрушенного города. Какое-то извращённое чувство злорадства. «Красиво». Если бы они знали, что девчонка доставит столько проблем - без промедления переломали бы ей шею. А теперь, «Амбрелла» вполне может сделать почти то же самое с ними.

- Значит, никаких совпадений не было найдено? -задумчивый голос мужчины вывел Дейва из размышлений. Коротко кивнув, оператор тихонько покачал головой, в знак отрицания, - интересно…

Директор полностью сосредоточился, раз за разом просматривая изображения, и пытаясь что-то найти в снятых с Тирана показателях. Биооружие по каким-то причинам по воспринимало девушку как «функционально неживое» существо. Как мертвеца. Скорее всего, это сбой программы, но слишком много странностей произошло вместе с этим.

- Может она иностранный шпион? - робко поинтересовался Марк, однако затем сжался в кресло под взглядом директора. Один из агентов за спиной, как бы невзначай положил руку на спинку кресла оператора.

- Пробовали найти её через записи видеокамер? - оба покачали головой в знак отрицания, - так чего вы ждёте? Нам стоит учить вас простейшему поиску? - впервые за весь разговор, голос мужчины резко стал угрожающим, - впервые вы нашли её в полицейском участке. Пробейте, как она туда попала. До эпидемии, или после. Не заносили ли её в базу? Если заносили, то почему, и где задержали. Как она попала на место задержания, и его причина. Действуйте!

- Это займёт вре… - попытался объяснить Марк, но рука агента резко переместилась со спинки кресла, на плечо оператора, сильно его сжав. Напарник посмотрел на Дейва, и в его глазах отражалась всего одна мысль: «какого чёрта я попал в эту организацию».

- Действуйте, - больше мужчина тянуть не стал, выполняя нужную процедуру.

По экрану с бешенной скоростью стали проносится файлы. Вот открылись видеозаписи видеокамер наблюдения в одном из супермаркетов. У самого входа засветился человек с оружием. Девушка, однако утверждать что это нужный им человек, было невозможно. Слишком нечетко.

Благодаря кроту в полицейском департаменте, их база данных тоже открылась на одном из экранов, и программа быстро сверяла имеющиеся там файлы на совпадения.

И нашла.

Дейв вывел на экран один из документов, заполненных утром двадцать пятого сентября. За пару часов до атаки на стадион. В углу открытого на экране листа, значилось «Со слов». Значит, у полиции тоже возникли проблемы с оформлением девчонки.

- Мари… Мари… Чёрт побери этих русских! - негромко выругался директор, изучая документ, - в базе данных её тоже не нашли. Фото сделано в участке. Место задержания - Миртовая авеню, шесть утра. Снимите показания камер за это время.

Дейв вновь занялся поиском информации. Неудивительно, что такой способ не пришёл им в головы раньше. Они операторы, а не следователи или безопасники!

Мужчина облегчённо вздохнул, когда обнаружил, что данные с камер успели сохранится до того, как из-за атак зомби большая часть устройств вышла из строя. И запустил видео, включив воспроизведение на несколько минут раньше, чем было прописано в документе.

Марк издал какой-то ликующий звук, когда невидимка засветилась на камерах. Знали бы раньше, где искать! Девчонку сопровождали двое полицейских, ныне, скорее всего, уже мёртвых. Не дожидаясь приказа, Дейв отмотал видео назад, и копы исчезли, а девушка переместилась к газетному киоску, всматриваясь в стенды. Ей что-то сказал продавец, но рассмотреть реакцию было невозможно. Изображение оставляло желать лучшего.

- Переключите камеру, - приказал директор, до этого молча следящий за действом. В голосе мужчины сквозила холодная сосредоточенность, - откуда она пришла?

Дейв вновь защёлкал мышкой, переключаясь на устройство, снимающее другую часть улицы. И отмотал видео. Девчонка появилась в кадре, двигаясь спиной, как это и положено при обратной съёмке, а потом вдруг… Исчезла.

Оператор остановил видео, и зачем-то протёр глаза. Глюки от усталости и нервов? Марк тоже не поверил своим глазам, сосредоточив всё внимание на мониторе.

- Запускай, - приказал директор. Краем глаза, Дейв заметил, как сильно мужчина сжал подлокотник офисного кресла. Оператор щёлкнул мышкой, воспроизводя видео.

Чёрно-белое изображение демонстрировало обычный день в центре города. Миртовая авеню была пустынной, разве что по дороге проехало пару машин, и куда-то спешил мужчина, в офисной одежде. Похоже, ещё даже не рассвело.

Никаких дефектов, даже помех на мониторе. Внезапно, пространство в центре улицы, пошло рябью, как бывает когда воздух разогревают до большой температуры. Мгновение, и всё прекратилось. Ни вспышки, ни какого-либо другого эффекта. Только вот, на месте аномалии, прямо из ниоткуда появился человек.

Девушка сделала пару шагов вперёд, зажимая что-то в руке, и совершенно не обращая внимания на происходящее вокруг себя. А потом внезапно подняла голову, оглядевшись. Качество видео было недостаточно чётким, но Дейв мог поклясться, что разглядел крайнюю степень шока на её лице.

Девчонка с сомнением посмотрела на зажатый в руке предмет, и выкинула его в ближайший мусорный бак. Потом она вновь огляделась, и в этот момент, встало солнце.

Блики мигнули в витрине ближайшего магазина, заставив оператора моргнуть, оторвавшись от записи. Он не успел даже возразить, как директор перехватил мышку, возвращая видео к его началу.

Тот-же эффект. Ни вспышки, ни какого-либо искажения в камере. Девушка просто появлялась будто из ниоткуда, причём с первого раза можно было и в правду решить, что она просто проходила мимо. Если бы не возникла прямо из пустоты.

- М…Может это сбой какой-то? Возмож… - договорить Дейву не дали, взмахом руки прося, или скорее приказывая, остановиться. Чуть не прикусив язык, оператор ожидал выговора или, если повезет, разъяснения. Больше всего ему сейчас хотелось узнать. Какого чёрта он сейчас увидел?

- Проект «Алиум»… - тихо проговорил, словно сам себе, директор, - невозможно…

Дейв прикусил язык, чтобы не спросить, в чём заключается суть проекта. Но вовремя понял, что это вовсе не то, что они должны были видеть.

- Это уже не ваше дело парни. Смените курс Тирана. Сейчас она — приоритетная цель, - наконец-то заговорил один из агентов, и по его тону, оператор понял, что выйти из кабинета живым, он вряд ли сумеет.

Директор встав с места, и его люди расступились, пропуская своего начальника. Мужчина дал знак своим подчинённым. Те начали собирать вещи, попутно скачивая данные из компьютеров. А потом внезапно развернулся, встречаясь взглядом с попавшими не в то место и не в то время сотрудниками «Амбреллы».

- Девчонку надо доставить к поезду и дальше любой ценой. Живой, - голос мужчины приобрёл угрожающие нотки, - в ином случае, платить будете головой. Если всё пройдёт гладко, вы сможете перейти под моё начало, и принять участие в проекте «Алиум». Думаю, не стоит говорить, что выбора у вас нет.

Дейв кивнул быстрее, чем директор закончил. Это был единственный выход. Краем глаза оператор заметил, как Марк нажимает что-то на своём компьютере. В нижнем углу экрана мелькнула иконка отправления письма. Сердце его напарника провалилось куда-то вниз. Что, чёрт возьми…

К счастью, агенты были слишком заняты, чтобы заметить, как прямо из-под их носа утекла тщательно охраняемая информация.

***

Вескер был в состоянии, близком к бешенству. Злодей поправил очки, пытаясь успокоиться. Пусть внешне он и не показывал своих эмоций, но это вовсе не отменяло того, что мужчина был не прочь пришибить пару человек, если бы ему кто-то попался под руку.

Сколько он вынашивал свой идеальный план для свержения Амбреллы? Может год? Да нет, точно больше! Лет десять, может даже и двадцать, а может с самого рождения, это не столь важно. Альберт никогда не отличался особым чувством привязанности к кому-либо, кроме себя.

Важно то, что несмотря на самые худшие ситуации, в которые он мог попасть, и, собственно, неоднократно попадал, мужчина всё равно находил выход, как бы сложно не было до него добраться. Даже при своей смерти, где по сути, выхода в принципе существовать не могло!

Но он выжил, вернее, будет сказать, переродился. А затем уничтожил все улики, залёг на дно в своём убежище. «Друзья» и враги считают, что он уже давно сгинул в огне, и даже не подозревают, что он готовит смертельную атаку для всех.

Альберт давно привык к работе двойным, а то и тройным агентом, если принимать во внимание, что предал он всех, кроме себя. Даже небольшая неудача с тем, что бывшие подчинённые из S.T.A.R.S. вычислили его раньше, и смогли ускользнуть, не могла нарушить его далеко идущих планов.

Более того, трагедия с Раккун-Сити не слишком сильно мешала ему, а чем-то даже и выводила в плюс! «Амбреллу» обвинят во всех смертных грехах (не будем говорить о том, что он всячески поспособствует этому), мир будет отвлечен на решение судьбы корпорации и ликвидацию последствий, и тем самым дадут ему столь необходимое время. Нужен был всего-лишь образец «G»-вируса, и человечество захлебнётся в крови.

Вескер мог утверждать, что находит выход из всех ситуаций. Так вот, теперь он впервые за долгое время, крайне сильно в этом сомневается.

Отправив за образцом своего агента, Альберт расслабился, решив, что вирус уже в его руках. И пусть Раккун-Сити охватила эпидемия, Ада Вонг с её феноменальной способностью к выживанию, в казалось бы, даже самой безвыходной ситуации, не заставляла сомневаться в успехе операции. Злодей даже смог себе позволить отвлечься на другие не менее важные дела: посмотреть новости и узнать, что происходит в городе, оценив, как хорошо работает биооружие, в создании которого он принимал непосредственное участие. Результат был более чем… Приятным. Вескер уже мог примерно представить себе, сколько денег получит с продажи образцов, не учитывая даже того, что не будет выполнять роль посредника, а собственноручно возьмётся за модификации вирусов.

Но вся его уверенность улетучилась в тот же момент, когда с ним вышли на связь. И сейчас, анализируя ситуацию, Вескер не мог понять, что ему делать. Едва ли не впервые в жизни.

Человек который связался с ним, безусловно не был агентом или хотя бы каким-нибудь полицейским. Почему? Слишком уж бурная реакция была на его голос: сердце стучало так, что Вескер слышал его даже не смотря на то, что находится по ту сторону. А уж громкое, неровное дыхание… Благодаря этому он точно смог определить пол оппонента. Женщина.

Но и просто гражданской она быть не могла. Вряд-ли у обычного человека оказался с собой переносной компьютер, который искажает голос. Даже у Альберта с его деньгами, такого нет, что уж говорить о «случайном» собеседнике.

Возможно, Вескер и упустил бы полезную информацию, но он слишком долго проработал в «Амбрелле» и полиции, поэтому безошибочно понял, что женщина точно знала, с кем разговаривает. Злодей понял, что она испугалась, и пусть не слышал её голоса - стук сердца был более чем весомым доказательством. Это и беспокоило больше всего.

Имена людей, которые могли бы узнать Альберта Вескера по голосу, можно было уместить на листе А4, а тех, кто знал, что мужчина вовсе не тот, за кого себя выдаёт - подсчитать по пальцам. А живых и того меньше. Тем более, женщин.

В голову не приходил никто, кроме Джилл, Ребекки и Ады, но для первых двоих, реакция была слишком уж бурной, а собственному агенту, смысла устраивать весь этот цирк не было никакого.

А затем она назвалась Беном. И Вескер пришел то ли в замешательство, то ли в ярость, а может и в оба состояния сразу. Мало сорванных планов, так его ещё и бессовестно обмануть пытались! Но он подыграл, надеясь узнать, кто посмел пойти против него. И не ошибся, выбрав именно такую манеру поведения.

Вторым, ещё более выбивающим из колеи фактором было то, что женщина из вранья перешла к угрозам. Злодей не то, чтобы растерялся, но не мог придумать, как выйти из ситуации. Создавалось впечатление, что собеседница знает его давно, так давно, что буквально видит насквозь, разве что неумело притворяясь, играя в неосведомлённость.

Больше всего на свете, Вескер ненавидел две вещи. Когда за нос водили его, и неизвестность. Вспомнились годы, когда он слепо работал на «Амбреллу», позволяя Спенсеру руководить своей жизнью. Только вот женщина и на сотую часть не дотягивала до уровня основателя «Амбреллы», а Альберт стал куда более опасен.

Осталось смириться с тем, что вирус он вряд-ли получит. Но и прощать оскорбления было не в его стиле, поэтому Вескер использовал весь свой опыт, начав искать информацию о настоящем «Бене Бертоллучи». Женщина солгала быстро, соответственно называла не случайное имя, а то, которое где-то слышала. И скорее всего, недавно.

Она слишком много знала, чтобы уйти живой: про его смерть (намёки были более чем очевидны), про его работу на «Амбреллу», его имя. Откуда? Как? Почему так отреагировала, если понимала, кто он? Почему притворялась гражданским, когда в руках у неё, такое устройство? Вескер далеко не идиот, и технология по смене голоса, в полевых условиях, буквально сигнализирует «Я не тот, кем кажусь». Словно для неё, такие устройства, были в порядке вещей. Почему, в конце-концов, назвала чужое имя, упустив из виду другие меры конспирации?

Пытаться определить личность человека, услышав лишь стук его сердца, и отдельную информацию о себе, почти во всех случаях провальная затея. Но судьба, видимо, была благосклонна к Вескеру.

С ним связались вновь.

Мужчина сильно надеялся, что Ада Вонг всё же сумела убить незнакомку. Увы. Это снова оказалась «Бен», что начинала выводить из себя своим нервным постукиванием по прибору, и этим омерзительно-неровным механическим голосом.

Женщина попросила о помощи и Вескер, как истинный джентльмен… Отказал. Иметь столько наглости сперва нахамить, а затем рассчитывать на услугу? У него всё ещё есть гордость!

Правда, потом мужчина вспомнил, что его гордость, в отличии от вируса, никуда не денется, а если точнее — не сгорит в ядерном огне. Да и разработка стоила нерв, усилий, не говоря уже о деньгах…

Пересилив себя и сломав что-то железное (если быть более точным - поручень своего кресла), Вескер ответил на звонок. И как же это было предсказуемо — девушке нужен был антидот. И мужчина здраво решил, что это шанс, тем более отсек с образцом вируса находился рядом с лабораторией, где хранились компоненты вакцины.

На удивление, всё прошло довольно гладко. Нового «союзника» не сожрали мутанты (а жаль), и она относительно спокойно, добралась до нужного места, где под руководством Альберта, синтезировала антидот. Насторожило Вескера то, что женщина знала, как пользоваться устройством для приготовления питательной среды, хотя подобная модель находилась только в лабораториях «Амбреллы», и никто, кроме сотрудников корпорации не мог видеть её прежде.

Тем не менее, собеседница забрала антивирус, даже несмотря на то, что ей помешали.

Голос второй девушки был знаком, но вот где и когда мужчина его слышал, он никак вспомнить не мог. Но слышал ведь! Почему-то на ум приходили слова женщины о полях. Поля? Поле? Что это вообще может значить? Ничего, кроме ненавистного Редфилда, в голову не приходило. Но Крис сейчас явно не в Раккун-Сити, в этом Альберт был уверен.

Но при чём же здесь чёртовы поля?

Вирус был у женщины, но что делать дальше, Вескер не особо понимал. Он знает где должен будет выехать поезд. Отправить группу перехвата? Да, пожалуй стоит. Отправляться самому за ней — много чести. Забрать вирус смогут и его агенты.

Альберт не удержался, и сообщил собеседнице, что он раскрыл её маленькую ложь. И точно знает, что она не тот, за кого себя выдаёт.

Вот только выработанная годами интуиция, буквально кричит о том, что всё будет не так просто.

Так или иначе, нужно быть невидимкой, чтобы ускользнуть от Альберта Вескера.

***

Пять утра. Отдел по чрезвычайным ситуациям. Министерство обороны США.

Мужчина потёр виски, безмолвно следя за экраном перед собой. На компьютере были запущены, полученные совсем недавно аудио, видео запись, и изображения. Всё, что успел отправить их агент из «Амбреллы». Прежде чем… Возможно, его и не успели засечь.

Глава отдела не знал, что предпринять. Он, безусловно, ознакомился с проектом «Алиум», когда вступал на свою должность, но тогда это показалось ему околофантастическим бредом, несмотря на то, что, проект был завершён крайне кроваво, взрывом лаборатории, в которой и проводился.

Тем не менее, объяснить то, что увидел, мужчина не мог. Значит, сообщение либо фикция, либо им нужно вступать в конфликт с корпорацией, помешав сделать то, что они собрались.

В его ли компетенции вообще, решать такие вопросы? Но и то, что о проекте не забыли, даже по прошествии сорока лет, говорило о его исключительной важности. Мужчина ещё раз вздохнул, пытаясь сосредоточиться, и щёлкнул мышкой, пересылая письмо с приложенными к нему файлами «выше».

Вряд ли ответ придёт быстро. Пока секретарь прочтёт письмо, и передаст его своему начальнику… Бюрократическая машина работала медленно, тем более, в отношении таких, неоднозначных дел.

Глава отдела встал, подходя к окну, и всматриваясь в сереющее небо. Куда больше сейчас беспокоила эпидемия в Раккун-Сити, а настроения совета насчёт судьбы города, заставляли беспокоиться.

Но «Алиум»… Слово всё никак не хотело выходить из головы. Такое вообще возможно? Слишком хороший монтаж, если принимать во внимание видео, да и смысла в этом никакого. Тем более агент в «Амбрелле» раньше не заставлял в себе сомневаться, исправно присылая данные по проекту «Тиран».

Компьютер пиликнул, уведомив о входящем сообщении. Мужчина удивился, но открыл полученное письмо. С прочтением каждой строчки, он всё больше верил, что едва ли «Алиум», просто обманка.

…Приоритет - высший. Мистер Картер, вы лично отвечаете за успех операции. Отправляйте людей немедленно…

Комментарий к Интерлюдия третья

Вот и всё, завязалась петелечка, осталось только табуретку выбить. Как говорится - приплыли.

Alium (лат.) - иной.

Спасибо за прочтение главы, оставляйте отзывы, думаю, после этой интерлюдии, есть о чём подумать.

И похоже я побила рекорд, написав самую напряжную главу.

Ошибки, в ПБ.

========== Глава 16: «Адский поезд» ==========

Че­рез тре­щины в нас про­ника­ет свет

Я сжала пробирку с вирусом, чувствуя под пальцами стекло. Могу поспорить, его не разбить так просто. И сейчас, фиолетовая жидкость внутри единственное, что даёт мне мизерный шанс на выживание.

Теперь весь комплекс знает, что до «G»-вируса добрались. Но это и не важно. Я не собираюсь задерживаться, даже ради такой «весёлой компании», как зомби, Ликеры и эти овощи, и я сейчас не про Аннет с Адой.

Пробирку я закрепила в одном из отделений на разгрузке, и, не став более медлить, развернулась, выбежав в коридор. Лампы мигали тревожным алым цветом, а бормочущий компьютерный голос отсчитывал десять минут до уничтожения комплекса.

Надо поторопиться. Догнать Леона, и сваливать из этого дерьма. Но как там Аннет?

Могла ли полезть на Биркина? Не дай боже, её же спасать надо будет. А если не смогла победить, или хотя бы сбежать? Канонные персонажи тоже, оказывается, не бессмертны, тем более учёная должна была умереть. А это значит, у неё есть огромный шанс загнуться, если не от атак мужа, то от обычных зомби. Могли её укусить? Да в конце-концов, погибнуть она может даже от простого падения с большой высоты. Бред конечно, но вдруг?

Я отвлеклась, и в этот же момент, сильнейший удар в голову, пришедшийся из-за угла, заставил меня завалиться, прокатившись пару метров по полу. Инстинктивно я извернулась, опираясь на руки, чтобы не повредить вирус, телефон и рацию на разгрузке.

В ушах звенело, а я абсолютно утратила чувство ориентирования в пространстве. Я потянулась к виску, ощущая под пальцами кровь, но встать, а тем более, дать отпор, мне не дали.

Второй удар, на этот раз ногой в живот, выбил весь воздух, и я смогла только захрипеть, вновь отлетая к стене. Попали бы чуть выше - разбили рацию. А если бы ещё выше — моё лицо, что безусловно, было бы больнее и обиднее.

Я потянулась к пистолету, но руку легко прижали ногой к стене. Я едва не взвыла от вонзившегося в кожу каблука. Несколько ударов вырвали стон боли, а чьи-то руки схватили меня за волосы, не позволяя сильно дёргаться. Прямо перед глазами возник ствол пистолета. Я перевела взгляд выше, обнаруживая перед собой… Аду Вонг.

Видок у женщины был просто прелесть, если не обращать внимания на гримасу злости и холодной уверенности на всё ещё бледном лице. Чуть взъерошенные волосы, порванное платье и ссадина на плече. Словно не с мертвецами, а с медведями боролась. И ведь даже укуса нет.

Женщина была настоящим демоном. Теперь я понимаю её нанимателей, в частности Вескера. Эта тварь и не из такой ситуации вырвется. И мне не посчастливилось встать у неё на пути.

— Обычно я не проваливаю свои задания, но сегодня какой-то странный день, не находишь? - в голосе азиатки не было того холодного презрения и ненависти, как у Вескера, когда он понял, что его обманули, скорее плохо скрываемая ярость. Ада не пыталась подавлять свои эмоции, они, без сомнения, давали ей сил.

— Для меня этот бесконечно длинный день длится неделю… - прошипела я, пытаясь придумать хоть что-то.

— Отвечай, кто тебя прислал и откуда ты? - каблук врезался в кожу, и я зашипела. Ещё чуть-чуть, и она просто пробьёт руку до кости, - ФСБ? Восточно-Славянская республика? - буквально рычала Вонг.

— Т-ты о чём? Не понима… — я попыталась состроить из себя дурочку. На агента я мало тянула, но это никого никогда не останавливало. Вот и сейчас, мой ответ Ада не оценила.

— Вирус, — прошипела женщина, буквально вдавив пистолет мне голову, — быстро.

В этот момент я как никогда ясно поняла, что стоит этой дряни оказаться в руках Вонг, мои мозги разлетятся по стене. Пока что женщина не решается меня тронуть, потому что не понимает, на чьей я стороне. К примеру могла просто выбросить вирус по пути. Значит надо тянуть время в надежде на… Да в конце концов, заберу Аду с собой, если выбора совсем не останется!

— Слушай, мы не так начали наше знакомство и поверь я… Ай! — я попыталась отвлечь её, потому что в фильмах это обычно срабатывало, но несостоявшаяся девушка Леона либо в край охуела обезумела, либо вовсе не желала поддаваться на провокации. Потому что это не кино. И совсем скоро я умру. А она заберёт вирус и будет жить. Потому что сильнее. А я не могу ей ничего противопоставить.

Ада сдавила именно раненную руку, всем своим видом показывая, что не намерена шутить.

Не знаю что именно решила для себя женщина, но видимо попыталась найти вирус сама, одной рукой обыскивая меня, другой удерживая пистолет у головы. Я понимала, что дёргаться абсолютно бессмысленно. Одно движение, и труп будет куда «сговорчивее».

Вонг забрала рацию, ударив меня по лицу, когда заметила, что устройством пользовались, и быстро расстегнула остальные отделы разгрузки. Секунда, и в руках женщины оказался блестящий корпус телефона. Экран засветился, реагируя на случайное нажатие кнопки.

- Откуда у тебя… Это? - шпионка прикоснулась пальцем к экрану, видя, как появляется запрос на ввод пароля.

Я не могла ответить ничего. В то время смартфоны уже были, но это не отменяет того, что двадцать лет не прошли даром. Даже разрешение экрана было в разы больше чем у многих компьютеров. Не говоря уже о том, что Вонг легко могла наблюдать дату и время. Совсем иное, не то, которое она могла ожидать увидеть.

- Кто ты такая? - Ада зажала в руке телефон, словно не веря своим глазам, - нельзя… Оставлять в живых, - словно про себя прошептала она, и в глазах женщины мелькнула странная эмоция. Не страх, нет, скорее глубокая степень замешательства.

Время растянулось, и все звуки мгновенно исчезли слившись в один продолжительный гул. Я вздрогнула, буквально видя как медленно палец Ады зажимает спусковой крючок. Сознание запоздало охватило паникой. Вот и всё…

Стоило осознанию неминуемой гибели плотно вбиться в мою голову, что-то внутри словно бы вспыхнуло, проходя огнём боли по венам, и в этот же момент я почувствовала такой прилив сил, будто бы заново удираю от Тирана, что галопом несся в мою сторону. Нет, это нельзя было сравнивать. Сейчас казалось, что весь мир замер, так быстро могло сработать тело.

Поддавшись иллюзии, как будто бы у меня был хоть какой-то шанс избежать пули, я резко рванула в сторону, уходя с линии обстрела и вырывая руку из-под каблука женщины. Инстинкт твердил только одно: атаковать, покалечить, убить. Я наотмашь ударила женщину здоровой рукой, слабо надеясь на хоть какой-либо результат.

Случилось чудо, не иначе. Ада, выстрелила, но пуля прошла буквально в сантиметре от меня, разворотив стену. Куда более неожиданным для шпионки стал удар. Глаза женщины расширились в удивлении, когда она поняла, что заваливается назад, а пистолет отлетает в другой конец коридора.

Однако, Вонг пришла в себя мгновенно, выбрасывая одну руку вперёд, и хватая меня за горло, а другой за волосы. Я дёрнулась, понимая, что не могу вырваться. В голове билась всего одна мысль - прямо сейчас рвануть вперёд, укусить женщину. Почему-то это было очень важно. Не для меня, а для того, что несло в себе эту дикую силу.

Я сдержала странный порыв, тем не менее ответив почти тем-же, что и она мне: вцепилась ей в шею двумя руками, с одним лишь желанием - придушить.

Разуму в этот момент было совершенно плевать, что время до разрушения лаборатории непрерывно истекает. В мире не осталось ничего, кроме бьющегося подо мной тела и бурлящей в крови злобы. Умом я понимала, что следует прямо сейчас же отпустить Вонг и бежать как можно дальше, но руки не разжимались, перестав подчиняться приказам мозга. Ада начала стремительно синеть от удушья. Собственную боль я даже не чувствовала, утонув в новых ощущениях.

Безусловно, не будь женщина столь уставшей и раненой, я бы уже валялась со свёрнутой шеей.

Но даже в таком состоянии Вонг была способна удивить. Удар пришел совершенно неожиданно, и, видимо, был совершен ногой. Вонг извернулась в какой-то немыслимой позе, заставляя меня чуть ослабить хватку. А затем, я получила по лицу кулаком, отлетая назад.

Я не успела даже придти в себя, как Ада оказалась сверху, с явным намерением добить меня, но не успела. Я ударила первой. Резко поджала ногу, пробивая коленом рану, полученную шпионкой при взрыве трубы, а затем, когда противница согнулась в приступе боли, добавила локтем в лицо, не особо целясь. Это помогло.

Мне в лицо брызнула кровь, и Ада завалилась на бок, но в этот раз я не стала повторять ошибок. Резко отскочила назад, разрывая дистанцию, и подхватила с земли выбитый во время драки телефон и рацию, а так же скинутый рюкзак (и когда только успела). Не медля более ни секунды, я рванула мимо шпионки, затрачивая на побег все оставшиеся силы.

Стены коридора буквально размазало от скорости, и к тому моменту, когда я уже было скрылась за поворотом, вслед раздались несколько выстрелов.

***

Я бежала. Бежала так быстро, как только могла. Пусть сзади и не было никого, но мне казалось, что стоит мне обернуться или не дай боже, замедлится, то Ада мгновенно меня нагонит и всадит пулю в лоб.

Женщина стала неким воплощением абсолютного «зла» в моих глазах. Страх быть убитой агентом был настолько велик, что я даже не обращала внимания на встававших зомби, лишь изредка, будто бы на автомате, обходя их. Те даже не сразу понимали, что мимо них только что пробежал потенциальный обед.

Мертвецы не пытались атаковать, словно бы не замечая, но я не давала себе обмануться. Стоит лишь потерять бдительность, и тупые зубы прокусят шею…

Уставший, и откровенно уже подзаебавшийся организм начал брать своё, и я замедлилась, постепенно переходя на легкий бег. Оглянулась назад, пытаясь обнаружить преследование раньше, чем станет слишком поздно. И у в ту же секунду врезалась во что-то.

Человек издал удивлённый звук, тем не менее обхватывая меня руками, не позволяя по инерции улететь вперёд.

— Мари? — словно не веря, с кем столкнулся, проговорил парень. А затем улыбнулся, принимая немного виноватый вид, — извини. Ты как?

Я немного подвисла не ожидая такого вопроса. Извинения? За что? Я виновата, сама ведь врезалась. Опять отвлеклась, как идиотка. А если бы тут был зомби?

— Всё… Хорошо, - судя по сомнению во взгляде Кеннеди, по мне вовсе и не скажешь, что всё хорошо. Поэтому я решила сразу объяснится, - за мной ведёт охоту поехавший азиат на каблуках, поэтому нам надо спешить, — дрожащими пальцами я вцепилась в рукав рубашки Леона, потянув его в сторону главной шахты, пока парень смотрел мне куда-то за спину.

— Ада? Она напала на тебя? Почему? — не унимался Кеннеди из-за чего я «немного» вышла из себя. После всего случившегося он всё ещё о ней беспокоится?!

— А я знаю?! Мало ли, эта дрянь решила для себя что-то! Если бы, блять, не дьявольская удача, мне бы прострелили голову, — кровь на моём лице и одежде была более чем весомым доказательством, — пойдём же, — потянув Леона за рукав, я буквально силой начав тащить его в сторону. Что значит грубо?! Вся лаборатория на воздух скоро взлетит, а мы вместе с ней, если не поторопимся.

— Да. Ты права, — как-то приглушенно ответил Кеннеди и наконец-то перестал тормозить. Что с ним не так? Почему, он так беспокоится о… Стоп.

Я на секунду подвисла, поражённая внезапной догадкой. Это ведь только я знаю, что Ада та ещё мразь. А для всех остальных… Сначала я агрессивно относилась как «агенту ФБР», потом она почему-то на нас напала, а затем, мы «подрались», в результате чего, у меня одежда и лицо в свежей крови. Уж не решил ли Леон, что это я собственноручно нашу шпионку порешала?

Краем глаза окинула парня взглядом, пытаясь понять, что он думает. Судя по тому, что от меня до сих пор не шугались, не проявляли агрессию и не пытались угрожать пистолетом, желая выпытать «всю-всю» правду, Кеннеди прекратил играть в наивность и начал здраво смотреть на происходящее.

Вместе с этим, я заметила в руках у парня объёмную папку. Значит всё же нашёл компромат? И какой?

— Это… - немного сбиваясь от нехватки воздуха, начала я.

— Да, — заранее ответил Кеннеди, — собрал всё, что посчитал подозрительным. Отчёты о экспериментах, какие-то письма. Было сложновато, учитывая что в половине написанного я вообще ничего не понимал, но звучало угрожающе.

Отлично. Компромат есть. Надеюсь, что серьёзный, но времени проверять нет. Перейдя на бег, мы двигались в сторону главной шахты. Осталось около семи с половиной минут. Я не понимаю, как схватка с Адой завершилась так быстро?

Но сейчас было не до Вонг, и не до моей удачи. Осталось срочно продумать, слать компромат Вескеру или всё-же правительству? При первом варианте, проблемы возникнут с Леоном, а злобный блондин вполне обойдётся и пробиркой «G»-вируса.

— О, и ещё, — внезапно притормозил Леон, и я недоуменно взглянула на парня. Что может быть важнее чёртового спасения? Кеннеди, тем временем, судорожно ощупывал себя, проверяя карманы, — вот.

Он показал какой-то маленький, черный футлярчик, чем-то напоминающий упаковки из-под таблеток, но не картонный, а явно металлический. Леон щёлкнул крышкой, и я смогла рассмотреть восемь небольших капсул, с подозрительной, голубоватой жидкостью внутри.

Интуиция буквально взвыла о том, что эта штука - невероятно важная, и опасная. Но, я никогда не видела подобного в каноне… Тем не менее, сразу становилось ясно, что за эту находку, удастся получить много плюшек. Просто потому что обычные препараты не укрепляют покапсульно, и не пакуют в железные коробочки.

— Наркотик? — озвучила я свою первую мысль. В этот раз даже притворяться не пришлось, я действительно не знала, что передо мной. Леон покачал головой. Судя по выражению его лица, я была не так далека к истине.

— Вроде того. Это вещество имеет какое-то длинное название, но среди спецслужб его знают как амнезиак, — меня словно по голове огрели. Да не, быть не может… Такого не было в оригинальной вселенной «Обители Зла», но… Этот мир изначально отходил от своего игрового прототипа.

- Как он действует? - на ходу выдохнула я, почти что готовая услышать «дыру» в устройстве этого мира. Но такого не произошло.

— В целом, это действительно наркотик. Он разрушает структуры мозга, отвечающие за краткосрочную память. И при втором-третьем использовании вызывает слабоумие. Дело в том, что этот препарат вроде как запретили. Амнезиаки используют только страны третьего мира, в военных целях. Поэтому, это — потенциальная улика. Значит, что корпорация поставляла препараты незаконно. Не то чтобы это похоронит «Амбреллу», но подгадит ой как сильно… - Леон немного сбился с темпа. Говорить и бежать было неудобно, но сейчас эта информация была важнее всего, что я слышала до этого.

— Разумнее будет, если я заберу себе несколько штук, — сдержать облегчение, рвущееся изнутри, было не так-то просто. Но несмотря на спокойный тон, Кеннеди как-то странно отреагировал, прижав коробочку к себе. Я почувствовала, как внутри опять начинает закипать злость. Этим действием, он не зная, убивает меня. А всё что угрожает мне должно быть уничтожено…

Я вздрогнула, прогоняя безумные мысли. Какого вообще чёрта?! Ради какой-то упаковки гребаной наркоты…

— Ты же не собираешься их сбыть? - Леон явно боролся с подозрением, потому что до сих пор продолжал мне верить. Нет, парень, я вовсе не собираюсь продавать амнезиак. Лишь хочу использовать его по прямому назначению. И чем больше вопросов ты задашь, тем больше шанс, что ты попадёшь в список «счастливчиков».

— Ты в своём уме? - я изобразила искреннее возмущение, - ты не подумал о том, что всё рушится к чертям, и вдруг одному из нас придется бросить компромат?

Парень всё ещё сомневается, по глазам вижу. Я бы тоже себе не поверила. Но в его же интересах дать правильный ответ. Леон вздохнул, и вновь открыл коробочку, отщёлкивая ровно четыре полупрозрачные капсулы. Нам пришлось притормозить, чтобы я спрятала таблетки в одно из небольших отделений на разгрузке.

— Отлично. Выжившие уже ждут нас у поезда. Если опоздаем… — из-за угла выскочил мертвец. На меня. Не знаю как, но Леон среагировал моментально, даже раньше меня, отправив зомби обратно, ударив кулаком в челюсть. Охренеть…

— Дай угадаю: свалят без нас? — я ошалевше кивнула. Парень задал вопрос, как будто бы ничего не произошло. Получив подтверждение, Кеннеди мгновенно посерьезнел, — тогда поднажмём.

Парень схватил меня за руку, благо здоровую, вновь переходя на бег. Шла четвёртая минута, осталось шесть. Что-то в недрах лаборатории натужно ревело, а стены начинали трястись, отнюдь не добавляя оптимизма.

Леон выражал полную сосредоточенность. Этот дойдёт до конца, и хоть армию Тиранов на пути поставь. А ведь пару десятков минут назад он умирал! Это антидот так действует или я ему лошадиную дозу озверина вколола?

Наконец-то, главный коридор западного крыла закончился, переходя в главную шахту. Но что-то было неправильно. Твою мать.

Одна из металлических секций на стене была просто вынесена, и чем-то располосована. На острых осколках огромной дыры, вязко поблёскивала жидкость, сильно напоминающая кровь. В нос врезался уже знакомый приторный запах разложения, характерный для «G»-монстров. И в этот же момент, раздался оглушающий рёв. Мутировавший Биркин преграждал путь к лифту.

«Пять минут до самоуничтожения комплекса»

Компьютер словно бы издевался, а я внезапно чётко поняла, что у нас нет ни единого шанса справится с этим чудовищем. Времени не осталось. Мы истощены, боеприпасов едва ли хватит на обычных зомби. В этот раз никто не придёт.

В этот же момент, раздался свистящий звук, и Биркин взревел, резко разворачиваясь назад. Спина монстра покрылась блестящей жидкостью, которая мгновенно разъедала плоть, словно сильнейшая кислота. Оно ей и было!

Мы с Леоном не сговариваясь рванули вперёд, пытаясь обойти монстра, который ничего не замечал в своей агонии. Второй снаряд попал прямо в «птичью» голову, расщепляя и её, лишая зрения.

Растянутое лицо учёного исказилось в гримасе адской боли, и оба рта издавали такие звуки, что казалось, вот-вот лопнет барабанная перепонка.

Мы обошли монстра, и я не тормозя, подлетела к лифту, всаживая рукой по панели. Терминал мигнул алым, не обнаружив браслета. Я грязно выругалась, услышав, что Леон делает несколько выстрелов по обезумевшему монстру.

В следующее мгновение, меня грубо оттолкнули от экрана, и кто-то приложил свой браслет к считывателю. Панель засветилась зелёным, и лифт стремительно поехал наверх, к нам.

- Аннет… - шокировано выдохнула я, подняв глаза на женщину.

Если раньше я и считала учёную «Амбреллы» сумасшедшей, опасной, и умной, но не особо впечатляющей личностью, то теперь, все мои сомнения на этот счёт развеялись.

Биркин где-то раздобыла кожаную куртку, дико смотревшуюся после белого халата, а лихо перекинутый через плечо патронташ, с разноцветными снарядами, лишь придавал ей ещё более внушающий вид.

Не теряя ни мгновения, женщина перезарядила сигнальный пистолет, и вновь сделала чёткий выстрел, прямо в тело бывшего мужа. Монстр в последний раз взвыл, заваливаясь вперёд, и его плоть, громко шипя, начала стекать на пол мерзкой багровой лужицей.

- Уильям… - голос учёной надломился, и это смотрелось дико, совсем не вязавшись со внешним видом. Аннет сделала шаг вперёд, к подыхающему мутанту, и в этот же момент, меня охватило сильнейшее чувство дежавю.

Быстрее, чем я успела осознать, что творю, я сделала рывок вперёд, перехватывая женщину за воротник куртки, и оттаскивая её назад. В это же мгновение, Биркин, словно подчиняясь игровой кат-сцене, взмахнул повреждённой конечностью, махнув огромными когтями едва ли не в миллиметре от нас.

Больше нельзя было медлить, и никто не стал бы рисковать собой. Тело монстра трещало из-за деформации костей, осуществляя новую мутацию, а мы втроём, заскочили в лифт, в общем желании - оказаться как можно дальше от этого кошмара.

Двери бесшумно закрылись, и круглая кабина издевательски медленно поползла вниз, оставляя на платформе мутирующего Уильяма. Стоило мне только выдохнуть, осознав, как близко только что была смерть, Аннет подскочила почти вплотную ко мне. Её глаза сверкали от плохо сдерживаемой ярости.

- З-зачем…? - прошептала женщина, тяжело дыша, а затем, словно придя в себя, закричала, - зачем вы мне помешали?!

- Что? - севшим голосом спросил Леон. По тому, как он напрягся, я поняла, что в случае чего, парень готов удержать Биркин. Но блять, что, твою мать, ей не нравится? Каким это боком мы ей помешали? Я её всего лишь её назад оттащила, не дав её муженьку сделать из учёной фарш! - но он же…

- У меня всё было под контролем! Я должна была убить его, слышите?! Должна! -как-же сильно хотелось крикнуть, что у неё бы не вышло. Чтобы она не сделала, уже предрешённый сюжет не дал бы ей победить! И ведь не объяснишь причину!

Раздражает. Времени в обрез, а она беспокоиться об этом. Огонь всё сделает сам.

- Вы только и делали, что мешали, задерживали и… - учёная выхватила свой сигнальный пистолет, взмахнув им в какой-то исступлённой злобе. Да она с ума сошла! До того, как оружие направили на меня или Леона, в кровь опять ударил адреналин.

Глухой стук по голове прекратил весь этот ненужный шум, и прежде чем бессознательное тело женщины упало на пол, Леон успел подхватить её, шокированно глядя на меня.

- Времени мало… - словно бы подтвердив мои слабые оправдания, голос громко сообщил, что осталось всего четыре минуты. -…а она будет задерживать.

- А бессознательное тело нас тормозить не будет? - съязвил парень, без злобы в голосе. Он понимал, сделать что-то было необходимо, но возможно, не так радикально. Кеннеди тяжело вздохнул, перекидывая руку бессознательной учёной через плечо.

- Если будем тащить вместе, нет! - без особой уверенности сообщила я, пристраиваясь с другой стороны.

За стеклянной стеной едущей кабины главный реактор лаборатории охватил огонь, вместе с синими потоками энергии, вырывавшимися из неисправного механизма. Сколько ресурсов ушло на постройку этого места? И как быстро оно превратится в груду горящих обломков, похоронив под землёй всех чудовищ, которых породило?

Лифт спустился явно быстрее чем в игре, и мы, не долго думая, сразу бросившись в сторону подъёмника. Выбрать направление было не так трудно, учитывая то, что все остальные ответвления коридоров уже были завалены обломками балок и бетона потолка. И как назло, во время бега, я вспомнила одну ужасающую вещь.

- Тиран…

Его не было. Всё это время Тирана не было в лаборатории. Он ни разу не встретился и не напал. А вдруг сейчас он выйдет?! У нас нет ни то что огнемёта, а даже винтовки. А единственное, чем может помочь Ада - поддержать биооружие прикончить, в частности меня, самой первой.

Все зомби на пути к подъёмнику были убиты, да и «босс» не спешил атаковать. Возможно… Не появлялся всё это время и не объявится сейчас. Хоть раз в жизни то мне должно повезти?!

Пробегаем сквозь горящий, как и в игре коридор, сквозь нескольких вставших Щелкунов, что конечно же попытались нас поймать. В телах монстров видны дырки от пуль других групп, но этих овощей парой выстрелов не остановишь. На секунду я даже забеспокоилась, а не слишком ли мы медленно бежим. Слишком мало времени.

Добравшись до подъемника, я буквально пулей влетела к пульту управления, благо, недостающая деталь уже была вставлена в пазы. Кто-то даже благоразумно вернул платформу наверх, что бы мы не теряли времени на ожидание.

Я дёрнула на себя рычаг, и пластиковая ручка под пальцами разошлась сеточкой белых трещин. И словно издеваясь, подъемник начал опускаться со скоростью мертвеца, которому оторвали обе ноги.

«Три минуты до самоуничтожения комплекса»

Сердце застучало, грозя разбить грудную клетку, разгоняя кровь по венам. Меня уже явно колотило, словно от наркотика. Зрение то фокусировалось, то наоборот размывалось. Каждый вдох давался с огромным трудом, кислорода не хватало. Из-за шума в ушах я перестала слышать вой сирены, шум подъемника, и даже кричащего что-то Леона. Свались сейчас на нас Тиран, я бы и это не услышала.

Но его не было.

Заметив, что мы уже практически приблизились к платформе, я едва не поддалась желанию спрыгнуть. Тело жило собственной жизнью, почти не слушая разум. В голове билась всего одна мысль «выжить, выжить любой ценой». Но видимо, какая-то здравая часть меня всё ещё контролировала эти безумные внезапные порывы, и несмотря на всю ситуацию в целом, я удержалась, хотя почти не сомневалась, что с лёгкостью преодолею смешное расстояние до земли.

Леон, в отличии от меня, держался гораздо лучше и как только платформа замерла, подбросил Аннет к себе за спину и рванул вперёд, даже не забыв про меня. Парень крепко ухватил меня за руку. Его дыхание окончательно сбилось в отличии от моего, которое вновь стабилизировалось.

У входа не оказалось и тех мертвецов, что должны были его загораживать. Видимо группа постаралась на отлично, а может этот мир снова пытался удивить меня своей непохожестью. Чёрта с два. После не оказавшегося на месте Тирана, он меня ничем больше не удивит.

А комплекс, как и ожидалось, начал трещать по швам. Сперва земля задрожала, будто бы от землетрясения, а потом и вовсе начал рушится потолок. Железные балки летели сверху, лишь чудом не задевая нас.

- Вот! - крикнул Леон, заметив движущийся, и сияющий ровным белым светом фар и огней, поезд. И это послужило ускорением, словно вдохнув в тело вторую жизнь.

Проскочив мимо очередной горящей балки, мы поравнялись с отъезжающими вагонами. И тогда я заметила. Из поезда на нас смотрели двое. На узкой площадке последнего вагона, стояли Клэр и Бен, протягивающие руки, чтобы помочь взобраться. Мне стоило бы радоваться, про нас ведь не забыли. Но моя обострившаяся интуиция почему-то выла дурным голосом.

Кое-как на бегу, мы закинули бессознательную учёную в руки двум спасителям. Клэр оттащила женщину назад, и схватила Леона за край бронежилета. Журналист же подтянул новичка за руку, и парень оказался на платформе.

Поезд ускорился, и вместе с этим увеличивался и мой страх, что я не успею. Но я упорно выжимала максимум из своего тела. Скорость недостаточно большая… Я успею. Я не хочу умирать. Не так и точно не тут. Я зашла слишком далеко, чтобы проиграть. Поэтому сделала последний рывок, ухватываясь за поручень кончиками пальцев, а другой рукой потянулась к вытянутой руке журналиста…

Который, внезапно, замер, и усмехнулся отшатываясь назад.

Комментарий к Глава 16: «Адский поезд»

Чтобы поучаствовать в квесте “сбеги от групп захвата” до него надо сначала дожить. Вот и доигрались.

В главе присутствуют чисто авторские “вещества”, но в мире со стрёмными вирусами, таким никого не удивишь (и вообще, что вы мне сделаете, я в другом городе). Плюс, вселенная не является полным отражением игровой.

Думаю, объяснять, что Гг удалось сбежать от Ады только с помощью дьявольского везения (и не только) не стоит.

Что же, локальный звиздец подходит к концу, переходим на масштабный. Отскакались.

Ну, а кому сейчас легко?

Спасибо за внимание, оставляйте отзывы, ошибки в ПБ.

P.S. автор концовки - Цветок.

========== Глава 17: «Время вышло» ==========

Для некоторых свобода значит столь много, что они готовы платить за неё своими жизнями.

«Господи, остановите этот поезд с говном! Он едет прямо в пиздец без остановок!»

©Badcomedian

Я не смогла правильно отреагировать на ситуацию. Ничего сделать. Просто в один момент поняла, что в попытках скрыться и избежать сильных, опасных врагов, пропустила крысу прямо у себя под носом. Если подумать… На что ещё можно было рассчитывать?

Чего я вообще ожидала? Что он, после моей угрозы проникнется ко мне благодарностью? Что ему вдруг станет «совестно»?! Наивно то как!

Пальцы на поручне разжимались, и я банально не успевала. Сил подтянуться уже не хватит. А если я споткнусь — полечу вниз и уже не встану, а тем более, не догоню поезд.

Умирать вот так, не хотелось дико. Но сделать я не могла ничего. Поезд ускорялся, а я физически не могла бежать быстрее. Рука, крепко державшая поручень, потихоньку начала соскальзывать. А грохот за спиной усиливался.

Внезапно, в мою руку вцепились, и резко рванули вперёд. Последнее ускорение, и я оказываюсь на платформе. За спиной исчезает лаборатория «Амбреллы», в последнем взрыве и грохоте. Поезд погружается во тьму туннеля.

***

Я подняла голову, пытаясь понять, что произошло, и кто успел помочь мне. Совсем рядом замерла Клэр, со злобой и решительностью целясь в отступившего журналиста из пистолета.

— Я убью тебя, слышишь?! Какого хрена ты творишь? — я медленно поднялась, чувствуя, как тело охватывает дрожь. Так близко… — скину с этого поезда!

— Я всех спасаю! — горячо воскликнул журналист, делая полшага вперёд, словно не видя пистолета, — вы понятия не имеете, кого спасли! Эта шпионка должна была сгореть вместе с…

Что-то помешало мужчине договорить. Вернее кто-то. Журналист отлетел к стене вагона, прикрывая руками разбитое лицо. Леон, видимо поняв, что именно хотел сделать Бен, внёс свой вклад в этот спор. На одном ударе Кеннеди не остановился, подскакивая к отступившему репортёру и добавляя ещё пару ударов. У мужчины треснули очки, и кажется, новичок разбил ему нос.

Журналист был настолько жалким и слабым, что даже не попытался ударить в ответ, лишь прикрываясь от коротких атак Леона.

Я привстала на ноги, замечая, что вокруг нас в вагоне поезда, столпились люди, молча наблюдавшие за всем представлением. Дети, мужчины, женщины… Столько спасшихся?

Марвин, Кендо и ещё несколько мужчин поспешили разнять драку. Ну как драку? Избиение Бена Леоном. Погодите, у меня найдутся силы, чтобы продолжить дело полицейского.

— Да тебя… Тебя, твою мать, и убить мало! — кричал парень, вырываясь из захвата трёх мужчин. Журналюга совершил фатальную ошибку. После всего того, что пережил Кеннеди… Никакие слова не убедят его в моей причастности к чему-либо плохому.

— Она не та, за кого себя выдаёт! Она работник Амбреллы! Этот поезд везёт нас прямо в их лапы, как свидетелей! — сорвался на откровенный бред журналист, утирая кровь с лица, — она угрожала всем нам! Сказала, что если я буду распространять информацию, она убьёт каждого человека в этом поезде!

У меня перехватило дыхание. В том числе и от того, что частично он прав. Те слова, сказанные в порыве ярости… Они сейчас вылезли мне боком.

Толпа возмущенно загудела, сразу же уставившись на меня с вопросом и откровенной злобой. Они буквально на грани здравого смысла, после всего пережитого, и готовы броситься на кого угодно. Просто потому что должен быть виновный во всех их бедах. И плевать, что если бы не я — их всех бы уже смело огнём, либо сожрали зомби.

— Я… — попытку если не оправдаться, то смягчить ситуацию, прервало ещё одно обвинение.

— Она слишком много она знает! Откуда она узнала про лабораторию?! Откуда про шпиона в полиции?! Где все её доказательства?!

Я допустила слишком много ошибок, но тем не менее, у меня ещё есть шанс вывернуть всё обычной случайностью. Я рывком сдёрнула со спины рюкзак, расстёгивая молнию.

— Вот! — крикнула я, бросая добытую Леоном папку. Хорошо, что в лифте додумалась убрать её из рук. Иначе пришлось бы бросить, — хотел доказательств, урод?! Вот они! Читай на здоровье!

Журналист не успел поймать папку, и та грохнулась на пол. Пару листов разлетелись, но их подобрал Марвин, собирая компромат, и пробегаясь взглядом по ровным строчкам. С каждым мгновением лицо мужчины переходило из разряда «Что я читаю?» до «Охренеть не встать».

— Тут досье на учёных, работавших над вирусом «G», «T», и вакциной к ним. Эти имена… — полицейский поднял голову, и посмотрел на меня, — информация была верной. Здесь есть имя Альберта Вескера. Также, доклады о некоторых научных открытиях Амбреллы. Незаконные поставки лекарств.

Что-то было не так. Бумаги безусловно, очень важны, но подозрительно то, что все они лежали в одном помещении, слабо походящем на какой-либо архив. Я оставила Леона в лаборатории, и сильно сомневаюсь, что туда напихали бы столько компромата, и просто его бросили. Очень подозрительно. Нужно будет уточнить у Кеннеди, где именно он это взял.

Несмотря на слова полицейского, Бен ничуть не успокоился. Ему сильно повезло, что Леона до сих пор удерживали.

— И что?! Откуда нам знать, что она их не подделала?!

Нет, ну разве не идиот? Мужчина так сильно впечатлился моей угрозе, что готов откровенно нести бред? Я буквально вижу, как я со злобным выражением лица сижу в заражённой лаборатории и набираю в местном аналоге «Ворда» липовые документы, а потом печатаю их на принтере, собирая псевдо-компромат.

Ах да, я забыла. Особенности профессии — уметь нести дезинформацию, и крайне убедительно, как я наблюдаю. По крайней мере, люди склонны верить во всякий бред.

Толпа вновь возмущённо загудела, и меня невольно пробило дрожью. Если у меня не выйдет оправдаться, обезумевшие люди не остановятся на моём убийстве. Следом пойдёт и Леон, и Клэр, и…

— Ложь! Она не работник Амбреллы, — раздался уверенный голос. Из-за спин людей вышла Аннет, держа на руках счастливо сияющую, здоровую Шерри. На виске женщины явно просматривался приличный синяк, и я опустила глаза. Возможно, действовать надо было не столь радикально.

— Да неужели?! — зло воскликнул кто-то из толпы. Я напряглась, и впервые за весь разговор, невзначай подвинула руку ближе к кобуре с пистолетом. Не стоило Биркин вмешиваться. В данной ситуации… Её обвинят во всех грехах, — и кто это нам говорит?! Один из учёных, устроивший всё это?!

По толпе прошёлся обвинительный шёпот, постепенно нарастающий, и превращающийся в возмущённый гул. Люди двинулись вперёд, и на многих лицах, относительно знакомых мне, застыла плохо скрываемая ярость. Аннет не сглупила, резко отшатнувшись от выживших, ближе ко мне. Если быстро что-то не предпринять - начнётся самосуд.

— Они все тут заодно!

— Да! Всё началось из-за них! Это они всё устроили!

— Выкиньте их из поезда, пока не поздно!

Мгновение, и я почувствовала, что буквально сейчас, большинство людей готовы буквально растерзать нас. Их охватило безумие и страх, а это крайне опасная смесь.

Не выдержав, я выхватила пистолет из кобуры, и толпа резко отшатнулась назад. Послышались щелчки снимаемых предохранителей.

— Ещё шаг и… Я успею забрать как минимум троих с собой, — прошипела я, чувствуя, как от страха сердце колотится, едва не пробивая грудную клетку. Это уже не важно. Сейчас нет времени на истерики.

Напротив меня стояли в основном мужчины. С тремя трупами, я конечно погорячилась. Быстрее чем я успею выстрелить хотя бы дважды, меня размажет по стене.

Секунды растянулись, и мне оставалось лишь играть в гляделки с бывшими «друзьями», ожидая, кто первым сорвётся и выстрелит.

— Вы все совсем ебанулись? — в относительной тишине, голос Кендо раздался почти оглушающе. Мужчина вышел вперёд, встав между мной с Аннет и толпой выживших, — что, блять, со всеми вами случилось, а?! Совсем озверели?! Вы все, — оружейник указал дробовиком на людей. Все они инстинктивно дёрнулись назад, пусть в благоразумии Роберта никто не сомневался, — живы, потому что она рисковала своей жизнью в участке, чтобы разузнать всё это! Благодаря тому, что девчонка не испугалась такой информации, и решилась её сообщить, вы и ваши дети живы и имеют шансы на жизнь. Да черт возьми, моя семья жива благодаря тому, что иностранка вместо того чтобы спасти свою задницу, решилась заниматься благотворительностью, — в голосе мужчины скользнула жестокая насмешка. Вряд ли он до конца верил мне, и тем более, в то что говорил. Но без сомнения слова подбирал правильные, — работай она на «Амбреллу», могла бы просто уйти и не вернуться, пока мы ещё как крысы прятались в магазине. Но почему-то, блять, мы едем в сраном поезде, а не бродим вместе с мертвецами!

Кендо замер, с мрачной решительностью рассматривая свою группу. Мужчины явно поубавили в уверенности, и опустили оружие, а их женщины и дети уже активно возмущались, сойдясь во мнении, что это была «ошибка».

Чёртовы лицемеры!

Я вздрогнула, прогоняя от себя такие мысли. Все могут быть неправы, особенно в такой спорной ситуации. Это надо и понимать, и принимать.

— Но… — журналист всё никак не успокаивался, и видно растерялся, когда потерял всю «поддержку» слушателей. Но, нести правду в массы, ему не дали:

— Заткнись, — зло посоветовал Кендо, поворачиваясь к репортёру, — интриганы херовы.

Бен вздрогнул, вытирая кровь с лица. Потеряв всю поддержку, он резко прекратил швыряться обвинениями, с опаской поглядывая то на меня, то на Леона. Кое-кто как был трусливой крысой, так и остался.

— Если бы не она, я бы сейчас был бы одним из тех мертвецов, — Кеннеди, обернулся к группе, всё-таки освободившись от удерживающих его мужчин, — если она агент — зачем ей помогать полицейскому в поиске компромата, спасать его, а уж тем более столько людей?! Агенты должны действовать скрытно.

Я сдержала рвущуюся самодовольную ухмылку. Думает в правильном направлении, но Вонг бы не разделила его мнение про скрытность.

— А мне оружия подкинула. Учитывая количество мертвецов, без этого, ни я, ни Шерри не выжили бы, — не осталась в стороне Клэр. Вот от девушки я подобного не ожидала. Она всё же догадалась, что это был мой маленький подарок?

Мне всегда говорили, что когда люди собираются вместе, их интеллект резко падает, но только сейчас я поняла, как это опасно. Правильная дезинформация, разжигание конфликта в нужный момент, и тому, кто стал на пути, конец, мягко говоря.

— Она… Она… — журналист вновь дёрнулся, не находя слов, — она погубит вас всех, вот увидите! Вы совершаете огромную ошибку! Вы забыли, что каждый день говорят по новостям? Русским нельзя доверять. Они все…

Я едва не подавилась воздухом. Значит, всё это время, меня просто считали каким-то «агентом Кремля»? Кендо пробило на смех. Оружейник прикрыл лицо рукой.

— Да ты просто сраный расист, — небрежно бросил Роберт, а потом повернулся ко мне, — извини за это. А вы… — Аннет напряглась прижимая к себе Шерри, — пусть с вами разбираются снаружи.

Роберт отвернулся, и я наконец-то смогла спокойно выдохнуть, проходя чуть вперёд, и опираясь спиной о стенку вагона, а потом и съезжая по ней вниз. Ноги не держали. Это были самые безумные сутки в моей жизни.

Я прикрыла глаза, опуская голову, и тихо засмеялась. Господи, всё чего я сейчас хочу — это в душ, и пожрать, причем можно и одновременно. Есть хотелось неимоверно. Ну нахер такие приключения.

— Мари?

Я подняла голову, встречаясь взглядом с Леоном. Парень выглядел ничуть не лучше меня. Окровавленная, грязная одежда, бинты, безумный видок. В общем, прелесть.

— У нас есть одна фраза, звучит примерно так — «Не делай добра, не получишь зла», — усмехнувшись сообщила я, — а как по другому?

— Это была ошибка, — Кеннеди уверенно кивнул, опускаясь рядом, — просто кучка напуганных идиотов.

— Ты же полицейский, — напомнила я, а потом саркастично добавила, — ты должен защищать этих людей!

— Это был мой первый день, а я уже хочу застрелиться… — Леон опустил голову, тихо шикнув, — Не самое лучшее начало работы, как думаешь?

— Ага, — согласилась я, — смертельно скучный день.

Парень с явным недоумением уставился на меня, на что в ответ я задумчиво пожала плечами. Что он ещё хотел услышать? Не только он может в чёрный юмор.

— Главное, что всё позади, — уверенно кивнул парень, усмехнувшись шутке. Да, тут не поспоришь. Я всё же смогла. Выбралась.

Внезапно, поезд ощутимо тряхнуло, и раздался скрежет, как будто бы кто-то скручивает банку из-под колы. Пол под ногами дёрнулся, и лампы на потолке тревожно замигали.

Спустя ровно секунду двери вагона начали гнуться, чтобы потом слететь с петель, исчезая в огромной пасти. Из проёма медленно, начала проталкиваться алая масса, а затем, её стало так много, что заражённая плоть словно бумагу, разорвала заднюю часть вагона, явив взгляду огроменные костяные наросты, смахивающие на зубы.

Сочащаяся из тела монстра слизь залила пол, а огромный жёлто-алый глаз бешено вращался в глазнице Биркина, слепо щурясь от света ламп.

Люди, запаниковав, бросились к дверям следующего вагона, толкая друг-друга и пытаясь пройти. Леон вскочил, стаскивая с плеча дробовик, найденный мной ещё в комнате охраны. Кендо, Марвин и ещё несколько мужчин не сговариваясь, открыли пальбу по чудовищу, замедляя того, но не более. По крайней мере, большинство пуль попадало в единственное слабое место «G»-монстра.

Этого было мало. Биркин неумолимо приближался, так ещё и вагон мялся так, будто бы его слепили из бумаги. По стенам стремительно распространялось что-то красно-черное, с шипением разъедая металл.

Я грёбанная идиотка. Как я могла забыть об этом? Решила, что раз не придёт Тиран, Биркин решит тоже добровольно сгореть вместе со своей лабораторией?

Мы отступили к двери, паля из всех доступных орудий. Бывший учёный не хотел останавливаться, раз за разом продвигаясь вперёд, скалясь огромными зубами.

Я хотела крикнуть что это бесполезно, и нужно попробовать отцепить вагоны, как вдруг сверху что-то тяжело застучало. Я подняла голову вверх, видя как на крыше вагона проступают вмятины. Что-то ползло сверху. Сильнейший удар, и крыша повторила судьбу дверей, а из открывшегося пролома вниз спрыгнула огромная, закутанная в плащ фигура.

Меня хватило на истерическое: «Блять», прежде чем я осознала, что дела резко свернули с отметки «всё обошлось», и пошли строго нахуй.

Инстинкт самосохранения как обычно сработал быстрее, чем я успела придумать, что делать. Я отскочила к двери, пуская два оставшихся патрона в голову биооружию, и перезарядила пистолет. Возможно, в обычной ситуации, я бы отхватила смертельных звиздюлин за такое действо, но в этот раз что-то резко пошло не по плану.

Тиран, отмахнулся от направленных на него выстрелов, и прикрыл голову рукой. Монстр развернулся, и практически не обращая на Биркина внимания, попёр прямо на нас, чем заслужил град огня из винтовок, дробовиков, и моего, ставшего резко бесполезным, пистолета.

Выдержке биооружия можно было позавидовать. Когда у тебя за спиной клацает зубами огромная мутировавшая масса, продолжать подчиняться приказу «убить всех свидетелей»…

Я мысленно выругалась, прогоняя от себя идиотские мысли. Ситуация — хуже не придумаешь. И как же всё докатилось до этого?

Тиран был всего в паре метров, успешно прикрывая голову руками, и почти не замедляясь, шёл дальше. Но, словно бы в отместку за игнорирование, Биркин издал душераздирающий рёв, выбрасывая вперёд одно из своих шипастых щупалец. Биооружие попыталось было отмахнуться от атаки не интересующего его монстра, но учёный не собирался сдаваться так просто, с огромной силой потянув Тирана на себя.

Мистер Икс, похоже, попытался затормозить, цепляясь за скобы в стенах, и разрывая покрывшую их плоть Биркина. Учёный заревел ещё более яростно, и мутировавшая субстанция вместе с металлом под пальцами Тирана, окончательно прогнулась. Может, пока «G»-монстр будет доедать своего «собрата», мы успеем отцепить вагон?

Мгновение, и случилось что-то странное. Тиран развернулся, и разжал руку, позволяя щупальцам притянуть себя к зубастой пасти. Биркин коротко рыкнул, подслеповато щуря глаз, и дёрнул жертву на себя.

Не знаю, что на тот момент было в голове у биооружия, и какие приказы ему могла отдать «Амбрелла», но я разочарована. Бывший учёный подтянулся вперёд, и… Просто схлопнул клыкастые челюсти!

Тирана почти что перекусили пополам. Зубы Биркина непрерывно дробили тело Т-103. Послышался странный звук, это начала лопаться ткань пуленепробиваемого плаща, сдавая под натиском огромного мутанта.

— Быстрее отходим! Нужно отцепить вагоны! — Марвин первый пришёл в себя, отвлекая остальных от созерцания битвы двух монстров. Бежать, в данной ситуации, крайне здравая идея.

Поезд грохотал, раскачиваясь под натиском мутантов. Я не стала играть в благородство, рванув к переходу одной из первых. С одним пистолетом, я мало чем помогу, да и живой буду явно полезнее.

Перескочив место сцепки вагонов, я оказалась на другой стороне, готовясь, в случае чего, прикрыть остальных. Рельсы внизу искрили, а поезд мчался, казалось бы, с невероятной скоростью. Биркин всё сильнее раскачивался, и я всеръёз опасалась этого.

Леон перебрался ко мне, попутно всаживая в бывшего учёного пару пуль, следом за новичком пошёл и Марвин с Кендо. Оружейник не стал терять времени пытаясь разобраться, как отцепить вагон.

Тем временем «Т-103» даже не думал умирать. «G»-монстр ревел, но не мог сделать ничего, кроме как прокусить плащ. А вот игрушка «Амбреллы» оказалась куда как более приспособлена к битве. Тиран вывернулся, попутно вынося Биркину пару десятков лезущих отовсюду зубов, затем схватив одной рукой верхнюю челюсть бывшего учёного, а нижнюю удерживал ногой.

— Какого… чёрта?! — шокировано выдавил Марвин, глядя на драку двух тварей. Биооружие «Амбреллы» действовало невероятно, слаженно, нет, я бы даже сказала разумно… Тиран раздвинул челюсти Биркина достаточно, чтобы не промазать. Страшнее то, что его силы хватило, чтобы совладать с этой махиной.

Одного удара хватило.

Глаз Биркина превратился в кровавую кашицу, заставив ученого взреветь и мгновенно ослабить напор. Безмолвно, не издавая ни звука, Тиран разжал руку прямо в «глазнице» бывшего учёного, а потом ухватился за регенерирующую плоть, и рванул на себя.

В следующее мгновение, мне пришлось прижаться к стене вагона, закрыв уши руками. «G»-монстр визжал. В этом звуке было столько злобы и боли, и эти чувства буквально ввинчивались в мозг.

«Больно, больно, больно, больно, больно…»

Тварь визжала, и билась в агонии, а вместе с ней, дрожал и весь поезд, грозя сойти с рельс. Но мне сейчас было далеко не до этого. В голове яркими пятнами вспыхивали непонятные образы, большая часть из которых несла в себе лишь множество красного цвета, и агонии. Это невозможно терпеть…

Помутневшим взглядом, я смогла выцепить лишь одно. Огромная фигура Тирана, встала во весь рост. В руке биооружия болтался вырванный глаз «G»-монстра. Заражённая кровь капала с оголённых, порванных нервов. Мистер Х отбросил в сторону свой «трофей», и повернулся обратно к Биркину.

Всего один беглый взгляд, и, видимо удостоверившись, что мутант не собирается мешать, Тиран направился в нашу сторону.

— Отцепляйся, блять! — отчаянно выкрикнул Кендо, внезапно делая пару выстрелов из дробовика в заевшую сцепку вагонов.

Металл скрипнул, и наконец-то расцепился. Поезд резко ускорился, и оба монстра вместе с теряющим скорость вагоном начали отдаляться.

Всё произошло настолько быстро, что мы чисто физически не успели ничего сделать. Тиран рванул вперёд, мгновенно набирая огромную скорость, и прыгнул вперёд.

Один сильный рывок, и тварь оказалась на платформе. Не медля ни секунды, биооружие, всадило и без того окровавленный кулак в чью-то голову. Человек не успел даже крикнуть, как его мозги разлетелись по всему вагону.

Позади, прямо за спиной Тирана бушевал огонь, поглотивший лабораторию, а вместе с ней и поверженного Биркина. Только вот вторая проблема всё ещё была жива.

Я отскочила к дальней стене, вновь стреляя и перезаряжаясь. Последний магазин. И бежать, уже некуда… Вот и всё. Стремясь уйти от кровавости канона, я убила всех, ещё и таким, крайне извращённым образом.

— Цельтесь… Цельтесь в антенну! — голос предательски дрогнул, — если её выбить, тварь превратится в обычного мёртвого уё…

Издевательски медленно, Тиран поднёс руку к голове, прикрывая встроенное в висок устройство. Невозможно… Они же не могут… Или могут?!

Один размашистый шаг, больше похожий на стремительный рывок, и рука Тирана пробивает грудную клетку Фреда, который когда-то охранял магазин от зомби. Биооружию понадобилось всего одно незначительное усилие, чтобы буквально разорвать взрослого человека пополам. Я подавила крик, стараясь не смотреть на окровавленный и разделенный надвое труп. Паника ещё никому, никогда не помогала.

Чудовищу было абсолютно плевать на выстрелы. Патроны кончались, и нам попросту нечем было уже защищаться. Оно… Нет, они понимали это, даже убрали руку от антенны. Никто бы не смог, да и не успел попасть.

Отмахнувшись от Кендо, словно тот пушинка, Тиран зашагал… Прямиком ко мне. Надо ли говорить, какой страх я начала испытывать в тот момент?

Времени тупить не оставалось, поэтому я решила действовать проверенным по игре методом — подпустить поближе, и во время замаха перед ударом, попытаться увернуться.

Но у меня не вышло. По большей части из-за того, что Тиран и не думал бить.

Секунда, и огромные серые пальцы смыкаются на моей шее, болезненно её сдавливая и не давая сделать ни одного вздоха. Меня передёрнуло, от ощущения чужой крови на собственной коже. Так мерзко…

Я придушенно выругалась, не желая сдаваться так быстро, и пару раз, извернувшись, ударила Тирана ногой. Биооружие даже не пошевелилось, продолжая сжимать мою шею. Блять…

В глазах всё постепенно плыло, и из последних сил, я подняла руку, направляя пистолет прямо в лицо твари. Глухо щёлкнул спусковой крючок, но выстрела не последовало.

Кончились патроны.

— Отпусти! — где-то далеко, я услышала голос Леона, а затем, глухой удар. Парень попытался отвлечь внимание монстра, ударив его по голове дробовиком.

Оружию это вред не принесло. А вот удар свободной рукой Тирана по груди копа, заставил Кеннеди отлететь на пару метров, вовсю приложившись о стену.

Это было последнее, что я успела услышать, прежде чем сознание поглотила тьма.

***

Утерев кровь со лба, Кендо с отвратительной беспомощностью вынужден был наблюдать, как Тиран быстрым шагом подходит к их подозрительной спасительнице, хватая ту за шею.

Честно сказать, мужчина надеялся на худшее. А именно, что существо, без каких-либо проблем откинувшее его на пять добрых метров, попросту сдавит хрупкое человеческое горло, лишая девушку, а затем и их жизни. Но не тут то было.

Мужчина испугался, когда осознал, что ещё немного и Мари просто задохнется, поэтому заставил себя встать, несмотря на ужасную боль. Похоже, удар монстра ему всё же что-то сломал. Но оружейник не мог допустить. Ещё жертв, а тем более, смерти девчонки. Слишком сильно был ей должен.

Его опередили. Новый коп, абсолютно не думая о последствиях (так, по крайней мере, решил Роберт), бросился на тварь с дробовиком наперевес, сбивая шляпу, и ударяя мутанта по гладкой лысине.

Тиран даже не обернулся лишь небрежно взмахнул рукой, сбивая со своей спины человека. Стоило Леону оказаться на земле, как следом за ударом последовал пинок, заставивший парня отлететь в другой конец вагона. Кендо выругался. Ещё один труп.

Рывком встав, мужчина всё же нашел в себе силы подобрать свой дробовик, и выстрелить в лицо твари. Роберт уже не боялся попасть в девушку, судя по всему, она уже была мертва. Пусть, атаковать Тирана и бесполезно, плевать. Он сделает ему достаточно больно.

Вместо того, чтобы отбросить очередной труп в сторону, и продолжить убивать, биооружие резко повернулось, закрывая тело девчонки от выстрелов.

Трясущийся и громыхающий колёсами поезд, начал медленно замедляться. И, словно, это послужило сигналом, тварь резко вскинула Мари вверх, взвалив её на своё плечо, заставляя Кендо остановить стрельбу.

Тиран не пытался убить их всех. Он должен был доставить девчонку прямо к… «Амбрелле».

Несколько ударов по стене вагона и биооружие выпрыгивает наружу, унося с собой человека, за которым зачем-то охотился.

Кендо дураком не был, и до него быстро дошло, в чём причина такого поведения. Почему-то, «Амбрелле» было невероятно важно получить Мари живой. А это значит, что в интересах выживших, не допустить этого.

Иллюзий не было, после всего увиденного, корпорация придёт и за ними.

Кендо грязно выругался, ища взглядом хоть кого-то, кто остался бы жив. Фред и ещё один парень, чьё имя он не знал, уже точно не встанут. Марвин был цел, сейчас осматривая своего более молодого коллегу.

— Он жив, — кивнул коп, глядя на лежащего на полу вагона Леона, — не знаю цел ли, но, черт возьми, жив.

— Эта тварь ускользнула… Мы должны нагнать его. Что бы тут не происходило, нельзя позволить им заполучить девчонку. Ты со мной? — дождавшись кивка, Кендо подхватил дробовик.

Почти все люди, не способные, или не желающие сражаться, скрылись в первых вагонах, и в который раз Роберт был этому рад. Увидь он свою семью, вряд ли бы решился…

Оружейник взмахнул головой, выскакивая из поезда, сквозь проделанную Тираном дыру. Следом, спустился Марвин, оглядывая подземную станцию.

Освещение отсутствовало, но и заражённых тоже не было. Небольшое помещение было абсолютно пустым, но впереди, светлым прямоугольником вырисовывался выход, похоже на поверхность.

Осторожно ступая, мужчины двинулись туда, начиная различать новые звуки. Человеческие голоса, и похоже, двигатели машин.

Кендо кивнул Марвину, и последние пару метров, они буквально проползли, так осторожно приходилось двигаться. Коридор закончился, и снаружи дунуло жарким ветром. Кендо узнавал эти места. Степь за Арклейскими горами. Достаточно далеко, от Раккун Сити.

Но куда большей проблемой сейчас была вооружённая группа людей. На чёрной униформе виднелись характерные красно-белые нашивки. Кендо насчитал двадцать человек. Похоже, они не хотели привлекать внимание большой группой.

— Доставка проекта «Алиум», — донёсся голос одного из бойцов, — сейчас это приоритетная цель. А с выжившими… пусть разберётся Тиран. Общественности это можно будет объяснить, как несчастный случай. Пусть он уничтожит поезд. Поехали!

Кендо вздрогнул, когда три машины темного цвета, без какой-либо символики «Амбреллы» завелись, и тронулись с места, а оставшаяся стоять фигура Тирана, медленно развернулась, направляясь в сторону подземной станции.

Комментарий к Глава 17: «Время вышло»

О да, мы смогли. Я, для написания этой главы, душу по кусочкам вынял и продал, а знаете как тяжело продать то, чего нет?

Зато, наконец-то закрыта сессия, и я свободен как… Как… Ах да, ещё практика…

Ну, как любой уважающий себя студент, я за три ночи сделал то, что должен был делать пол года😆

Так или иначе, ещё один год пережит.

*крик радости и облегчения*

Глава вышла, оставляйте отзывы, как вам? Ошибки в ПБ.

P.S. без помощи Цветка, ждать проды пришлось бы как второго пришествия.

========== Глава 18: «Жребий брошен» ==========

Мир не исчезнет, даже если закрыть глаза

Трясёт.

Доводилось ли вам когда-нибудь ездить на внедорожнике? Мне вот нет, но всегда хотелось. Почему-то я думала, что внутри будет если не очень комфортно, то хотя бы не слишком плохо. Просто потому что салон огромный и в нём легко может поместиться большое количество людей.

Но реальность оказалась намного хуже любых догадок, как, впрочем, и всегда. Ведь лежала я за сидениями, связанная и с жуткой головной болью. О руках и говорить нечего — кто бы ни были мои похитители, долго они не заморачивались, просто скрутив запястья изолентой за спиной, и теперь, я едва ощущала пальцы.

Этим, незнакомцы не ограничились. Ногами пошевелить тоже не представлялось возможным, пусть и не слишком хотелось. Не думаю, что подавать признаки жизни — хорошая идея.

Вместе с неровным подрагиванием корпуса машины на ухабах, я попыталась перевернуться, чтобы иметь возможность хотя бы рассмотреть своих похитителей. Ничего путного из этого не вышло.

Короткий осмотр дал понять, что меня забросили на последние сиденья, в то время, как впереди находятся ещё четыре до зубов вооружённых бойца, и водитель.

Взгляд встретился с характерной красно-белой нашивкой на форме солдат. Я с трудом сдержала отчаяние, и мысленно выругалась. Что может быть хуже, чёрт возьми?

В машине было тихо, насколько вообще может быть. Я имею в виду то, что амбрелловцы молчали, да и их рации не спешили подавать признаков жизни. Сама я старалась не двигаться, боясь привлечь внимание. Кто знает, что им там приказали? Может просто вырубят. А могут начать экспресс-допрос пытками, а я сильно сомневаюсь в своей способности терпеть боль. Скорее всего, расскажу им всё что знаю, и о чём могу только догадываться. Так что реакцию на моё «пробуждение» я не знаю и не хочу узнавать.

Но надо же было так влипнуть… Как в том анекдоте. Индюк думал и в суп попал…

Доигралась. Меня упаковали агенты «Амбреллы» и судя по отсутствию Тирана в салоне, он сейчас либо спакован в контейнер и едет обратно в лабораторию, либо, что более вероятно…

Ликвидирует выживших. Блять.

Всё зря. Я умудрилась наделать шуму, даже стараясь быть максимально аккуратной, не привлекая внимания. Ага, твою мать, не привлекла внимание, шарясь по бункеру «Амбреллы», периодически убегая от Тирана. Сама незаметность!

Боюсь представить, что сейчас происходит с выжившими… Столько было сделано в пустую… Клэр, Леон — оба главных героя, с большой вероятностью мертвы, моими стараниями.

От таких мыслей, всё внутри сжалось, и мне стало невероятно жаль себя. Это не игра с хорошей концовкой. Стоило ожидать, что меня повяжут, и заберут… Куда заберут? На опыты? Если они поймут, или уже поняли, что я вовсе не та, за кого себя выдаю, помочь мне сможет только чудо.

Машина дернулась на очередной выбоине. Кто сказал, что в Америке хорошие дороги? Или это мы едем какими-то огородами, чтобы не привлекать внимание. Водитель негромко выругался, и это словно послужило сигналом. Кто-то из агентов тихо заговорил:

— Ну и на кой-чёрт нас послали сюда? Свидетелей ликвидирует лабораторный ублюдок, а весь отряд занят вывозом какой-то бабы? Будто бы в предстоящем дерьме для А… — мужчину стукнули по плечу, и он мгновенно замолк, обрывая фразу на полуслове.

— Это не просто свидетель, — коротко ответил другой. Неосознанно, я подвинулась ближе, желая подслушать дальнейшее. Эта информация не могла быть секретной, иначе её бы не обсуждали, но в моём положении важны были любые, даже малозначащие фразы.

— И кто тогда? Родственница кого-то из «верхов»? — боец как-то зло рассмеялся, — жестковато мы тогда с ней.

К разговору присоединился ещё один амбрелловец, перебивая первых двух. Из-за одинаковой формы и масок, отличать их всех не представлялось возможным. Как будто бы прямо из фабрики вышли.

— Судя по содержанию приказа, возможно, девчонка даже не человек. Как вы понимаете, начальство не очень любит вдаваться в подробности задания, — мужчина сделал паузу, позволяя своим людям вникнуть в смысл слов, — не вредить ей, и не трогать ничего из личных вещей. Это значит, что яйцеголовым очень важно получить всё из первых рук.

Отлично. Просто прекрасно. Я снова прикрыла глаза, делая медленный выдох. Даже если «Амбрелла» и не узнала, откуда я взялась, то уж точно заинтересовалась какими-то из моих действий. А спорных моментов я оставила много.

Интересно только то, в какой момент я расколюсь, и расскажу всё, что со мной произошло. А в то, что правду из меня вытащат, я не сомневалась. Но они не поверят! Ни один человек в здравом уме не примет всерьёз рассказ о перемещении между мирами. В любом случае, мне нужно сделать хоть что-то. Попытаться сбежать.

Они сказали, что вредить мне нельзя? Только вот боюсь, что даже с этим спорным преимуществом, пять взрослых мужиков легко меня заломают, что даже дернуться не смогу, и хрен я им что на это предъявлю.

Я снова пошевелила руками, пытаясь растянуть изоленту. Мышцы ныли от долгой неподвижности, но сейчас это было не важно. Спустя несколько минут осторожных поворотов запястий, лента немного растянулась, и у меня даже получалось немного раздвинуть руки.

Попыталась помочь себе пальцами, но было слишком неудобно, физически не выходило выгнуть их правильно. Что же, надеюсь времени у меня будет много.

О том, что я буду делать после того, как освобожу руки, старалась не думать. Шанс того, что мне удастся хотя бы оружие отобрать — ноль-ноль и хрен вдоль. С другой стороны, можно будет дождаться снижения скорости, или какой-либо остановки, и попытаться открыть дверь. Буквально первый раз в жизни, когда какая-нибудь пробка будет очень кстати.

План правда такой же сомнительный, но ехать прямо в лапы амбрелловским учёным — ещё хуже. Тем более, поеду я к ним с приятным бонусом в виде «G»-вируса, гори он огнём вместе с лабораторией.

Что-то Вескер не спешит появляться за своей многоожидаемой вундервафлей. Или его агентов быстро устранили амбрелловцы, ещё до появления поезда.

Как бы там ни было, сейчас корпорация с помощью одной небольшой группы получит всё за чем охотилась. И самое неприятное, что основную помощь в этом им оказала я!

— Что за хрень… — внезапно выругался водитель, привлекая внимание бойцов, и конечно же моё.

— Что там у тебя? — спросил агент, который объяснял детали их задания. Лидер этой группы?

— За нами следует внедорожник, уже около получаса, не сворачивая и не меняя дистанции, — бойцы не говоря ни слова, подняли винтовки, которые до этого стояли в ногах, и переложили их на колени, — отряд «Гамма» притормозил разобраться с ними, пару километров назад. Машина снова здесь, а отряд не выходит на связь.

Всё, конец рулям. Сейчас должна начаться заварушка, покруче чем в каких-то там «Форсажах».

Ничем хорошим это не кончится. Кто бы ни были эти люди, появились они явно не случайно. Проблема только в том, что какая сторона не победи — я всё равно жертва.

— Не сбавляй скорость, — приказал «командир», как я догадалась, — отправьте «Бету». Пусть устранят сразу же, не разбираясь. Я запрошу подкрепление.

Один из бойцов подключил рацию, связываясь с другим отрядом. Как я поняла, машин всего три, одна из которых, пропала и не выходит на связь. Может быть, во время столкновения мне удастся уйти? Маловероятно, но все будут отвлечены.

— Они отстали, — сообщил водитель, — поддерживайте связь с «Бетой»…

Продолжить он не успел.

Сильнейший удар пришёлся по машине с правой стороны, сбивая её в сторону. Кто-то громко выругался. Внедорожник занесло, выбрасывая на обочину, судя по тому, как затрясло корпус.

Как только машина замерла, бойцы «Амбреллы» были уже на ногах, полностью готовые уничтожить напавших.

Пользуясь моментом, я сделала сильный рывок руками, окончательно растягивая изоленту. Теперь, в любой момент я могу освободиться и… Да и сбежать, в конце концов!

— Останься с девкой, — командир осадил одного из своих подчинённых, и амбрелловец коротко кивнул. Сука.

Снаружи послышались выстрелы, а следом за ним, не заставил себя ждать первый болезненный крик.

Кто умер первым, нападавшие или похитители, я понять не смогла. Как только салон внедорожника опустел, а последний боец повернулся ко мне спиной, контролируя обстановку снаружи машины, я освободила руки, и не медля, разорвала изоленту на ногах.

Могу поспорить, нападения сзади амбрелловец уж точно не ожидал. Полная экипировка сыграла с ним злую шутку. Он даже не заметил, как я протянула руку к его кобуре, вырывая пистолет, и делая два беглых выстрела.

С такого расстояния промазать было невозможно. Буквально оглохла от громкого звука в относительно замкнутом, маленьком пространстве.

На секунду потеряла координацию, но медлить было нельзя. Кое-как стащила с трупа его же винтовку. Предохранитель снят, осталось только… И что делать дальше?!

Выскакивать прямо в центр перестрелки, рискуя поймать

пару пуль? Ищите дураков. Выстрелы как раз оттуда и раздались, и я сомневаюсь, что окажусь удачливее группы бойцов.

Не заботясь о том, чтобы прикрыть оставленную дверь, я перескочила сиденья, оказываясь на водительском месте. Что-же, надеюсь получится.

Внедорожник всё ещё был заведен, и я вдавила в пол педаль сцепления, и переключая передачу. Машину дёрнуло вперёд, но я не дала ей заглохнуть, набирая скорость. В этот момент, я искренне поблагодарила отца, настоявшего на учёбе управлять механикой, а не коробкой автоматом.

Внедорожник снесло метров на пять от дороги. И самым плохим в этой ситуации было то, что «дороги» как таковой не было. Очевидно, амбрелловцы ехали окольными путями, чтобы не привлекать внимания.

Так или иначе, я давила педаль со всей силы, не боясь, что могу об что-то врезаться. Заставила машину развернуться, крутя рулём как ненормальная, заставив бойцов, чьих именно, не так важно, отскочить в сторону, чтобы не попасть под колёса.

Правда, далеко уехать у меня не получилось.

Двигатель взревел, и машина набрала скорость. Следом за этим послышалась серия выстрелов, раздался оглушительный хлопок, и внедорожник занесло в сторону, разворачивая по дуге. На этом поездочка и закончилась. Несмотря на разворот, скорость никуда не делась, и капот машины смяло ближайшее дерево.

Я умудрилась даже не ударится об руль, в последний момент упёршись руками, когда поняла, что сбежать не удастся. Мгновенно приходя в себя, потянулась к отобранному пистолету.

В это же мгновение, по левому стеклу пришёлся удар, осыпая меня мелкими осколками. Я медленно подняла руки, обнаружив ствол винтовки в опасной близости от своего лица.

— Верно. Даже не думай, — приглушенный маской мужской голос не принадлежал бойцу амбреллы. Вернее, у его обладателя вообще не было каких-либо нашивок, или чего-то подобного, — выходи. Без глупостей.

Я глубоко вздохнула, чувствуя накатившее отчаяние, пытаясь подавить ком в горле. А ведь почти получилось…

Открыла дверь, ступая на землю, и поднимая руки. Все четверо амбрелловцев, не считая упокоенного мной, были мертвы. Похоже, они использовали машину как прикрытие, и когда я попыталась сбежать — их расстреляли как в тире. Всё кончилось быстро. Едва ли за полминуты.

Рвано выдохнула, когда руки без предупреждения заломили за спину, и защёлкнули наручники. Не снять, чёрт возьми. Эти церемониться не стали.

— В машину её, — скомандовал один из бойцов. На этих тоже были маски, так что хрен различишь.

Я попыталась подсчитать количество людей в этой группе. Трое со мной, и, один в машине, как водитель. По крайней мере, их меньше…

Меня подтолкнули в спину, правда винтовкой. Кем бы ни были эти люди, они профессионалы, и уж тем более не знают слово «гуманность». Наёмники, я полагаю?

Не стали использовать очень заметный внедорожник, ограничившись нейтрально-серым фургоном: раздолбанный бампер, старая краска, несколько наклеек похабного содержания… Таких множество, ездят по дорогам. Смотришь, и никогда не замечаешь.

Дверцы за спиной захлопнулись, а бойцы не церемонясь толкнули меня на одну из двух длинных металлических скамей, по обе стороны от стенок фургона.

— Это… Она? — с лёгким сомнением в голосе спросил один из наёмников, глядя на другого. Я пыталась найти хоть какую-то отличительную черту, чтобы понимать, где кто. Тоже в масках, только в разных… А что сразу носки не натянули на голову?

— Заказчик не знает её в лицо. Но, отряд «Амбреллы» более чем весомое доказательство. Свяжись с ним. Он хотел поговорить с девчонкой, — в голосе наёмника послышалась насмешка, — сомневаюсь, что это то, чего заказчик ожидал.

Я рвано выдохнула, откидываясь спиной на стенку фургона. Вот чёрт. Мы опять куда-то ехали, но теперь я точно знала к кому именно, и от этого знания легче отнюдь не становилось.

В руках одного из наёмников оказалась рация, так похожая на ту, которую я отобрала у Ады. Раздался характерный звук помех, прервавшийся очень скоро. Не уверена, что готова к подобному… Диалогу.

— Вы нашли женщину? — меня нервно дёрнуло, стоило только услышать проклятый голос. Спрашивать откуда он узнал, думаю излишне глупо.

— Пришлось устранить отряд «Амбреллы», — ответил наёмник, поворачиваясь ко мне.

— Где вирус? — Вескер не стал долго тянуть, перейдя к самой главной для него теме. Внезапно, меня пробило страхом. Разгрузка всё ещё на мне, и амбрелловцы упоминали, что не проводили обыск. А вдруг…?

К счастью, я наконец-то почувствовала под пальцами стеклянный холод очень важной пробирки. Мысль о том, чтобы скрыть наличие «G»-заразы даже в голову не пришла. В подобном случае, умирать я буду долго и крайне мучительно. Биркин всё продемонстрировал.

— У девчонки, — один из наёмников перехватил пробирку, стоило ей оказаться в моих руках.

— В каком смысле…? — внезапно тон злодея изменился, и я могла поспорить, что различила в нём нотки растерянности, —…девчонки?

Наёмники тоже не ожидали такого поворота, явно обдумывая, что ответить. Я отвернулась, даже не думая вмешиваться в разговор. Похоже, злодея всё же ожидал сюрприз.

— Да… Ей лет двадцать… — последовал неуверенно ответ. Видимо, от тона Вескера не только мне хотелось остановить фургон и наведаться на ближайшее дерево с петлёй и мылом.

Новую информацию мужчина воспринял крайне быстро. И, похоже, представлял меня немного иначе, чем по итогу оказалось в действительности.

— Отлично. Теперь «Амбрелла» не получит ни вирус, ни… Её, — по большей части для себя, проговорил Вескер, очевидно продумывая свои дальнейшие действия, — думаю, нам стоит начать наше знакомство заново «Бен». Так сказать, выстроить доверительные отношения. И начнём мы с имени.

Я замерла, понимая, что в этот раз обращаются ко мне. Ни малейшего желания сообщать хоть какую-либо информацию не наблюдалось. Это же сущий дьявол. По одному только имени выведает всё.

Из-под масок, наёмники сверлил меня тяжёлым взглядом. Я сжала руки в замок, и злым взглядом уставилась прямо на мужчину, державшего рацию, словно пытаясь прожечь дыру в голове. Руку бы ему разломать,

«Ну давай, что ты будешь делать?»

— Ну? Язык проглотила? — один из наёмников не выдержал молчания, чуть вскинув оружие. Я дёрнулась, но не более, понимая, что в данной ситуации, они не убьют меня, чтобы я не сделала. Так, врежут по зубам.

— Хорошо. Оставим это на потом, для более близкого знакомства, — Альберт очевидно понял, что разговаривать я не намерена, поэтому продолжил что-то выпытывать, — на следующий вопрос я попрошу ответить незамедлительно. Зачем ты нужна «Амбрелле»?

Лёгкая усмешка превратилась в злорадный оскал. Я понимала, что своими кривляниями лишь раздражаю людей, которые с лёгкостью выбьют всё что им надо. Но и сдаться просто так я не могла.

Поэтому, я просто проводила одного из наёмников честным-честным взглядом, и пожала плечами, заодно отвечая на вопрос. Палец бы показала, да только боюсь что обломают.

— Молчите значит? — рвущиеся рычащие нотки чуть не покинули горло мужчины, но он вовремя взял под контроль свои эмоции. Теперь я стала понимать, почему злодей предпочёл начать задавать вопросы прямо сейчас, не дожидаясь, пока меня привезут прямо в его… Лабораторию, полагаю?

Похоже, и вспыльчивость, и крайняя степень любопытства, приправленная нетерпимостью, не была чужда даже новоявленному «сверхчеловеку».

— Отлично. Не желаете сотрудничать — будете отвечать как подобает заключённому! Выбейте из неё ответы. Заставьте заговорить.

Не успела я, из-за наручников прикрыться руками, как на меня обрушился первый удар прикладом винтовки. На этом наёмник не остановился, добавляя ещё пару ударов по спине.

Согнулась, сдерживая рвущееся наружу шипение. Бьёт сильно, явно с целью, принести как можно больше боли, при этом не переборщив и не покалечив.

Ещё один удар в рёбра окончательно выдавил весь воздух из легких, заставляя судорожно закашляться. В глазах помутнело и я свалилась бы вперёд, если бы урод об этом не позаботился, схватив за волосы и удерживая голову.

— …б…лять… — только и смогла прошептать я, прямо перед тем как снова получить удар, на этот раз — по лицу, заставляя почувствовать вкус крови.

Буквально на рефлексах попыталась оттолкнуть мужчину от себя, понимая, что это бессмысленно. Что он и подтвердил, прижав тело к железной стенке фургона.

— Будешь говорить? — холодно, без какой-либо тени эмоции поинтересовался ублюдок. Будто бы избивал не живого, сопротивляющегося человека, а грушу, набитую песком.

Я не смогла вовремя дать ответ, судорожно втягивая воздух в легкие, стараясь не разрыдаться от боли с безысходностью. Они убьют меня, я просто не выдержу этого, а бить будут за всё: за ложь, за правду, за долгое молчание.

— Х-хорошо…

— Что? — не понял меня наёмник, чуть ослабив напор и переставая вжимать меня в стенку.

— Да… Я скажу, — мой ответ явно устроил их, по крайней мере потому что наёмник перестал пытаться сделать из меня отбивную. В руках у одного из агентов снова затрещала рация.

— Она готова говорить? Как быстро, — сложно было не заметить, с каким ликованием и злорадством произносятся эти слова, — итак, начнём снова с имени.

— Мари… — как можно более честно и быстро ответила я, чем опять же заставила усомниться людей, — меня зовут Мария.

Похоже, мне поверили. По крайней мере, эта информация была не так важна, чтобы её выпытывать. Тем не менее, я попробую говорить вещи, похожие на правду, но правдой, как таковой, не являющиеся.

— Что же… Мария, рад знакомству, — каждое слово буквально пропитано ядом, насмешкой, злорадством. Вся уверенность вернулась к Вескеру в один момент, стоило понять, что он полностью контролирует ситуацию. Хочу чтобы он умер. Если я достанусь ему, сделаю всё возможное, чтобы он пожалел об этом.

— Не могу сказать о том же, — зашипела я, не заботясь о том, что снова могу получить. Ярость была сильнее страха, и боль постепенно отступала на второй план. Видимо, меня как никогда понимали.

— Меня это не волнует. Гораздо больше меня интересует ваша роль во всём этом противостоянии. А так же ваша надобность «Амбрелле».

— Я не знаю, — выдавила я, прежде чем подумать над каким-либо более логичным ответом. Но исправится мне не дали. Следом за ложью последовал сильный удар рукой в живот. Я застонала от боли, пытаясь прикрыться руками.

Мысленно досчитала до десяти, пытаясь сдержать слезы. Морозиться от всех вопросов вовсе не выход. Надо говорить. Говорить, и лгать, но лгать так, как будто делаю это последний раз в жизни. А учитывая обстоятельства, возможно так оно и есть.

— Пожалуйста, хватит… — испытывая крайнюю степень отвращения к своему буквально умоляющему тону, я продолжила, — я действительно не знаю, — возможно изображать крайнюю степень паники перед такими людьми не лучшая стратегия, но и не худьшая. Я просто человек, оказавшийся не в то время и не в том месте.

— Имя, которое я назвала… Это он занимался делами «Амбреллы» и её сотрудников. Я… Я просто нашла документы, и…

Бред, приправленный слезами и имитацией паники, должен был как-то повлиять на догадки злодея. Но я забыла, что разговариваю с сущим дьяволом, и что он знает и видел слишком много.

— И давно вы научились врать? — кажется, мужчину развеселила эта попытка, — могли бы потренироваться на досуге, но такой возможности у вас уже не будет. Я принадлежал «Амбрелле», и знал её тайны. И уж точно имею представление о том, как они ведут дела, — каждое слово было словно гвоздём, который забивали мне в гроб, — данные, которыми вы имели неосторожность поделиться… Хотя бы за их десятую часть, корпорация готова убить на месте. Но вы понадобились им, а это значит… Плохая попытка. Возможно через несколько минут повторной процедуры вы станете откровеннее. Отбой.

Смысл произнесённых слов дошел до меня не сразу. Осознание наступило только тогда, когда я заметила, как державший до этого рацию наёмник, спрятал её, отойдя чуть назад, а другой, тот что стоял рядом, резко наклонился вперёд, перехватив меня за руки.

— Не надо… Пожалуйста… — мои жалобные всхлипы проигнорировали, не обратив никакого внимания.

— Ты не переборщи. Она живой нужна.

Замах прикладом винтовки, зажмуренные изо всех сил глаза. А затем, внезапный выстрел.

Фургон затрясло, занося в разные стороны, заставив стоящих людей попадать на пол, а меня вжаться в стенку. Спустя мгновение водитель смог выровнять машину, дав по тормозам, и остановился, оглядываясь в зеркала.

— Т-т-твою мать! — прокричал мужчина, спешно доставая винтовку из-под сидения. Я дёрнулась, пытаясь рассмотреть окружение сквозь лобовое стекло, и понять что происходит, — это что за ёба…

Громкий хлопок, затем треск разлетающегося стекла, после которого голова бывшего наёмника лопнула как спелый арбуз, забрызгав кровищей всю переднюю часть машины. Остальные наёмники тем временем пришли в себя, двое выпрыгнули из фургона, поспешно занимая позиции, удобные для стрельбы.

Один, тот что избивал меня, резко дёрнул меня за волосы, заставляя встать. Схватил за горло, приставил к голове пистолет и угрожающе приказал:

— Иди.

Только вышла из машины, как меня мигом захлестнула волна звуков. Над головой пролетел самый настоящий военный вертолёт. А чуть дальше, в метрах двадцати от нас, стояли несколько военных машин. Целый конвой. Не чета ни отряду «Амбреллы», ни Вескера.

— Немедленно отпустите заложника и сдавайтесь, — заговорил один из солдат с помощью громкоговорителя. Пистолет прижали к голове сильнее.

— Только попробуйте сделать шаг и мы прострелим её го…

Снова громкий хлопок, прозвучавший слишком близко. Он заставил меня вскрикнуть и отшатнуться. Брызнула кровь.

Я отбросила от себя труп, попутно перехватывая начавший выпадать из ослабевших пальцев пистолет, пусть из-за наручников это и было трудновато сделать. Раньше, убийство так близко напугало бы меня до глубины души, но теперь…

Я прижалась к фургону, чтобы не попасть под случайные пули — новых вояк, или наёмников. Выстрелы длились пару секунд, но из-за бессилия, и непонимания обстановки, мне они показались вечностью.

Краем глаза я заметила, как один из агентов Вескера отходит от фургона, пока его прикрывает оставшийся в живых напарник. Я вскидываю пистолет, делая пару выстрелов. Руки дрожат, и все пули летят мимо. Мужчина оборачивается, и тут меня пронзает догадка. Вирус… Он уносит вирус!

Оружие в моих руках, и я в любом случае успею раньше, даже не смотря на то, что из-за наручников не могу раздвинуть руки. Теперь уже вижу, что у наёмника прострелено плечо, а это ещё один плюс к моему успеху. Но вот проблема в том, что если Вескер не получит «G»-штамм, многие события не произойдут. И я не уверена, что мне это надо.

Поэтому я просто киваю, и ухожу с линии обстрела. Я, в отличии от остальных, предпочитаю держать своё слово. А там… А там сочтёмся. Все в итоге платят по счетам.

Выстрелы замолкают, и я вижу, как последний наёмник оседает на землю, зажимая кровоточащее горло. Над головой стрекочет вертолёт, и я с некой долей удивления замечаю нанесённый на борту рисунок. Флаг США.

Похоже, я была отнюдь не так незаметна как пыталась. В любом случае, из трёх зол это — наименьшее.

Комментарий к Глава 18: «Жребий брошен»

Ух. Эта глава далась с трудом. Проблема в том, что трудновато описывать события промежуточные между сюжетом фика и каноном фандома, при этом пытаясь сохранить как атмосферу так и правдоподобность.

Так или иначе, я уже чувствую конец, и это придаёт сил.

Оставляйте отзывы, ошибки в ПБ(•౪• )

И да, я как обычно оставил выживших на произвол Тирана и Амбреллы и ничего не объяснил в следующей главе. На колесе сектор — интрига.

С двухстами страницами!

========== Глава 19: «Победитель получает всё» ==========

Раз­ру­шит­ся всё, во что ты ве­рить при­вык

Прев­ра­тит­ся в ме­лодию каж­дый беззвучный крик,

В у­ют­ную ть­му нам не удас­тся сбе­жать,

Ведь мы же вак­ци­на и за­ос­трен­ный кон­чик но­жа

Оглушающая тишина не наступила.

Когда я поняла, что всё кончилось, мир не замер, и «игра» не была пройдена. Не изменилось ровным счётом ничего. Наверное, именно, по той причине, что всё происходящее отнюдь не было выдумкой, как мне отчаянно хотелось надеяться. До последнего мгновения.

Я отметила, что пожалуй, была бы некоторая ирония, атакуй меня военные США сейчас. Но чтобы там ни произошло, они давно имели приоритетную цель, в которую факт моей смерти никак не входил.

Шутка в том, что у меня в пистолете всё ещё было достаточно патронов, для того, чтобы избежать своей, пока ещё непонятной участи. Но, после всего случившегося, отворачиваться от проблем и бежать — постыдная идея.

Я щёлкаю предохранителем, немного жалея, что из-за наручников не могу хотя бы развести руки в стороны. Запястья начинали болеть.

— Положите оружие, — внезапно раздался звук громкоговорителя. Говорили спокойно, настойчиво, без какой-либо угрозы. Это и не требовалось. Учитывая, что у них целый конвой солдат и боевая техника.

Я медленно опустила пистолет на асфальт. Остатки логики подсказывали, что стоит всё-же пойти навстречу, но…

Не от страха или наоборот, упрямства, совсем нет. Просто потому что не могла пройти хотя бы сантиметр. Два дня без какой-либо нормальной еды и воды, отсутствие отдыха и многочисленные травмы начали брать своё.

Я банально устала.

Меньше чем за неделю, тело превратилось в один сплошной комок боли, и каждый считал своим святым долгом проверить «А сколько она ещё сможет продержаться?»

Конечности отказывались подчиняться каким-либо приказам, отчего в голове возникла страшная мысль о параличе. Но приложив чуть больше усилий, убедилась в обратном: никакого паралича, в противном случае я бы не чувствовала и боли.

Просто у каждого есть предел. Всегда сомневалась в своей выносливости, и была внезапно удивлена открывшимися возможностями, но моя точка невозврата — очень близко. И после всего пережитого, я не хочу её достигать.

Если подумать, то мне не нужно всё это. Более того, в отличии от многих, о подобном я даже не мечтала. Все эти погони, опасности от мутантов и ещё хуже — людей. Это удел «героев», способных из дерьма и мусора создать чудо техники. Тем, что без проблем могут крушить скалы голыми руками и ловить ими же пули…

Но не мне уж точно. Просто потому что меня бы устроила моя работа, необычное хобби и игровая консоль. Все мои подвиги рисовались бы на экране и в рейтинге прохождений, а не в количестве уничтоженных трупов. К сожалению, эта моя жизнь оборвалась, не успев толком начаться.

Я подняла глаза, вновь фокусируясь на конвое. Ко мне приближались четверо солдат. Оружие в руках, но тем не менее, опущенное стволом к земле, при этом, явно на предохранителе.

Я тяжело вздохнула, чувствуя боль в каждой клеточке тела. Провела тыльной стороной ладони по лицу, и только после того, как на коже остались алые следы, почувствовала металлический привкус крови на языке. Всё же, лицо они мне разбили. Это малая цена за то, что мог сотворить Вескер, учитывая его тягу к безумным экспериментам.

Но я обошла и его, пусть и доверившись случайности и себе.

На самом-то деле, собственное желание жить поражает. Сколько раз я пожелала себе смерти? Сколько раз пыталась застрелиться? Почему я это не сделала? Почему просто не бросилась под пулю, или просто не притормозила, позволив мертвецам добраться до себя? Не переставала бежать, пытаясь догнать ёбанный поезд?! Там, где у меня не было абсолютно никаких шансов.

И всё равно, каждый раз я умудрялась обмануть смерть. Ничуть не хуже этих самых «героев».

Из груди вырвался смешок, так и не перешедший в что-то более громкое и безумное. Тишина залог выживания. Самоконтроль единственное, что удерживает тебя от смерти.

— Победа.

Простая истина, практически факт. Этот раунд пройден и выведен в ничью. Ничего забавного, однако мне это не мешало. Из глаз потекли слёзы, стекая по щекам и уходя в землю.

От того что весело? Грустно? Идите к черту, мне абсолютно плевать!

«Выжила. На зло всем. Выжила и переживу всех».

Четвёрка солдат наконец-то приблизилась, закрыв собою солнце. Они спросили что-то, но я была слишком отвлечена, чтобы разбирать английскую речь. Видимо не дождавшись от меня ответа, они решили действовать. Да, правильно. Иначе бы тащили отсюда моё откинувшееся от переутомления тело. А я умирать не собираюсь.

Несколько рук подхватили меня. Осторожно, не так как остальные, нет. Словно бы брали своего, боясь ухудшить его состояние. Необычно.

Хотя, скорее всего, всё дело в том, что я слишком важна для их экспериментов, чтобы следовать примеру Вескера и калечить меня ещё больше.

Положили на носилки. Хорошо… Куда лучше, чем слушать хрипы мертвецов, куда не сунься. Невольно закрыла глаза, захотев заново провалится в сон, но резко передумала.

Не спать. Нет-нет-нет-нет…

Усну — может не проснусь. А мертвый «герой» никому ведь не нужен, да? На кого можно будет свалить все беды при неудаче?

Звуки бегущих туда сюда солдат, рёв двигателей машин и вертолёта, смешались в единую какофонию, отрывая меня от полубезумных мыслей.

Носилки приподняли и погрузили вместе со мной в салон темной броне-машины. На задворках сознания опять застучали панические мысли, исчезнувшие так-же быстро, как и появились. Двери машины не спешили закрывать.

— Всё прошло удачно?! Объект невредим?! — услышала я снаружи. Не скажу, что голос вызвал хоть какие-то опасения, так как был абсолютно мне не знаком, но та информация, которую он нёс…

От того чтобы вскочить, меня удержало только полное истощение. Разум охватила апатия. Всё может стать хуже, а может и не стать. В любом случае, я сделала всё, на что была способна.

— Признаков заражения не наблюдается, угроза для жизни маловероятна, — второй голос был более сухим, и не таким встревоженным, — но в данном случае… Мы не можем быть уверены, пока не проведём тесты. Более того, с первого эксперимента сохранилось не так много данных, чтобы утверж…

Фраза оборвалась на полуслове, словно бы говоривший резко передумал сообщать известную ему информацию. Но даже этого хватило мне для того, чтобы понять — всё не так плохо как я думала изначально. Всё ещё хуже.

Вот эта пауза, описывающая «мой случай» буквально кричит о неправильности происходящего. Могли ли они догадаться, что я никогда не жила в этом мире? И если да, то как? А слова о потерянных данных непрозрачно намекают, что я далеко не первая…

Бред. Я могла просто что-то подхватить, во время всего этого звиздеца, и глупо было бы не проверить. Биркин ведь поцарапал мне руку. Источник возможного заражения есть, и теперь нужно разобраться в этом, и в случае чего, попытаться ликвидировать заразу.

Или нет. Отвезут на базу, взяв под полный контроль. Будут наблюдать за тем, что из меня вырастет. Как с тем чуваком, из первой части фильма. Не хотелось бы, если честно…

Не успела я себе ещё что-то придумать, как раздался звук шагов, и внутрь машины зашел мужчина, одетый в военную форму, во многом отличавшуюся от остальных. Я даже близко не представляла, что обозначают большинство шевронов и символов на погонах, но в глаза резко бросался более аккуратный внешний вид и малое количество оружия. Похоже, кто-то из «главных».

Я резко поднялась, опираясь на руки. Два солдата, стоявших за спиной пришедшего, вскинули винтовки. Мужчина никак на это не отреагировал, только сделал жест рукой, и оружие опустили, тем не менее, не убрав.

— Здравствуйте. Я Хоул Картер, из отдела по чрезвычайным ситуациям, Министерство обороны США, — представился мужчина, протянув мне ладонь для знакомства, но потом, словно передумав, отдёрнул руку назад. Я сощурилась, понимая, что это маленькая ошибка сильно выдаёт чужое волнение и неопределённость.

Этот самый «Картер» настолько встревожен своими мыслями, что даже не подумал, что я могу быть заражена, и сейчас лучше избежать прямых контактов.

— А вы? — спросил он, выведя меня из собственных мыслей. В вопросе чувствовалась фальшь, но тон и манера речи были вполне себе дружелюбными, участливыми. Будто бы пытался расположить к себе, начав с самого простого, чтобы я сама захотела обо всём рассказать.

Мужчина словно пытался показать, что для него я — испуганный гражданин, попавший не в то время, не в то место. И он специально делает вид, будто бы так думает. Хочет сыграть, поймав меня на оговорке. Но это было куда лучше, чем общение с теми уродами. По крайней мере, меня сразу не попытались избить.

— Марина, — как можно более непринуждённо ответила я, внимательно следя за собеседником. Картер на доли секунды изменился в лице. Он знает. Что-то, возможно малую часть от всего объёма правды, но и этого хватит. Сколько ниточке не виться, конец будет. Это было ожидаемо. Но пока меня интересует другой вопрос, — вы знаете, что случилось с выжившими?

Сердце замерло, боясь услышать дурную весть. Время вокруг замедлилось, хотя, подозреваю, только для меня. Даже звуки пропали.

— Выжившие? — переспросил Картер, заставив меня сжать железный поручень на носилках. Нет, не может бы… — ах, да. Вы о людях, что спаслись, запустив поезд из лаборатории? К сожалению, среди них есть несколько потерь. К тому моменту, когда один из наших отрядов прибыл на место, биооружие «Амбреллы» успело устранить… Некоторое количество людей.

«Некоторое количество?» — шальная мысль о том, кто именно мог погибнуть, мелькнула в голове. Нет, Леон, Клэр, Шерри, Аннет… Они ведь не могли…

— О вас, отправленной группе сообщил мужчина, вроде как его звали «Марвин». Шеф полиции Департамента. Раненных сейчас везут подальше от города и оказывают всю возможную помощь. Надо сказать, среди выживших было очень много… Интересных личностей.

Картер замер, видимо проследив за моей реакцией. Значит, Аннет жива. Если повезло — Клэр тоже. Но… Кендо? Леон, чья жизнь меня больше всего и интересует? Стоит спросить напрямую. Хватит игр.

— А Леон? — я задала вопрос как само собой разумеющееся, подразумевая, что в каноне парня завербовало правительство. Но сейчас, я встретилась с полным недопониманием в глазах собеседника.

— Леон? — переспросил мужчина, видимо не поняв о ком я. Это было и не удивительно. Я этой истории, выжило куда больше людей чем два главных героя, и Шерри, так что ничего выдающегося Кеннеди приписать не могли. И это плохо.

— Он… — возникла трудность в определении звания парня, — был новеньким в полицейском участке. И помог нам спастись. Тиран ударил его, если не убил, когда «Амбрелла» приказала…

— Я понял, — внезапно кивнул Картер, — мне докладывали нечто подобное. Его инфицировали, но вы нашли антидот?

— Да! — ответила я, в нетерпении и страхе узнать ответ.

— Мне докладывали, что его грузили в машину для раненных, — вспоминая что-то, ответил мужчина, — крепкий парень. После всего, получил несколько ударов от биооружия, и самое главное — остался жив. Отделался парой сломанных ребёр. Большего, я увы, сказать не могу.

— Не хотите? — вырвалось, прежде чем я смогла хорошо подумать над своими словами.

— Нет, что вы. Просто не знаю, — даже тут сохранил спокойствие… Агент, я полагаю? А он хорош. Учитывая то, что за десятую долю той информации, что про меня могли узнать — уже можно убить.

Тем не менее, сейчас уже спокойнее. «Главный герой», да и просто безусловно приятный человек — жив. Какое же облегчение. Даже подыхать перехотелось. Самую малость.

То что жива Клэр и Шерри, я не сомневалась. А на Аннет Картер и сам намекнул. Сильно сомневаюсь, что учёная позволила бы Тирану добраться до своей дочери, либо до той, кто эту дочь спас.

— Теперь стоит поговорить о вас, — настойчиво напомнил Картер, — расскажите, кто вы?

— Ответ зависит от того, что именно вы хотите услышать, — с явным намёком сказала я, пытаясь понять, что ещё можно скрыть.

— Всё, — взгляд мужчины стал жёстче, — от этого зависит, сможем ли мы договориться, или вас придётся сдерживать, как национальную и мировую угрозу, — я вздрогнула, стоило мне полностью осознать, что он имеет в виду, как мои опасения тут же оправдались, — я знаю, что вы такое.

— Как…? — хрипло спросила я, чувствуя, что ничего хорошего из этого разговора не выйдет.

— К сожалению, до первых из вас, «Амбрелла» добралась куда быстрее, — охотно объяснил Картер, и меня вновь передёрнуло от сквозящей в голосе угрозы, — им не повезло «появиться» здесь на глазах у целой группы людей. Корпорация устранила всех свидетелей, и зачистила любую информацию о этом инциденте. Мы не узнали о том, что произошло, пока комплекс, в котором происходили эксперименты, не был уничтожен, а данные слиты.

— Я не понима…

— Они назвали проект «Алиум». В те годы, корпорация ещё не имела того влияния, которое у неё есть сейчас. Но возможность, которую вы ей предоставили, могла толкнуть прогресс далеко вперёд. К счастью, учёные недооценили ваши возможности. «Амбрелла» поплатилась за свою неосторожность. В тысяча девятьсот семьдесят втором году, комплекс занимающийся проектом «Алиум» был уничтожен изнутри, — пугающие нотки из голоса мужчины пропали, вновь сменившись учтивостью, — ваши предшественники предпочли смерть, такой жизни.

Я вздрогнула, когда рассказ резко оборвался. В голове панически металась всего одна мысль — «это не правильно». Такого не может, и не должно было быть. Попаданцев никогда не существовало в мире «Обители Зла».

— Вы убьёте меня? — наконец-то собравшись с мыслями, выдала я, — или, закроете в лаборатории?

— Я хотел бы избежать подобного варианта, — покачав головой ответил Картер.

— Почему? — тут же спросила я, пытаясь понять причину. Что-то было неправильно. И если они собираются сделать одолжение, то этому должно быть объяснение.

— Наши методы отличаются от тех, что практикует «Амбрелла». И мы умеем анализировать совершённые ошибки. И куда полезнее вы будете нам живыми и боеспособными.

— Боеспособными?! — невесть откуда взявшееся возмущение обрушилось на спокойно сидящего мужчину. Видимо, к чему-то подобному он и был готов, потому что не выказал ни капли раздражения. Возможно именно такая реакция и помогла мне не натворить глупостей.

— С чего вы решили, что я захо… Смогу быть вашим «солдатиком»? Всё это… — к горлу подступил ком, заставляя голос надломиться, — мне это всё не нужно. Я просто хочу затеряться где-нибудь, не заботясь о том, что происходит в мире…

«В конце концов прожить ту жизнь, которую у меня забрали.»

Но все мои слабые надежды вновь рухнули под натиском ставшей безумной, реальности.

— Увы. Возможно не будь вы так опасны, вам бы и позволили жить как «обычному человеку», но…— пусть мужчина и сказал это как можно более убедительным тоном, но мы прекрасно понимали, что это всего лишь игра в доверие.

— Никто бы не позволил. Незачем мне врать, — собственная боль внезапно начала раздражать. Эта напускная любезность тоже не вызывала спокойствия. Будто бы я могла поверить в то, что мне скажут, — я знаю как это должно работать. Жить под прицелом, постоянно трясясь за свою жизнь мне тоже не хочется. В конце концов, безумные вивисекторы из «Амбреллы» или из ваших Соединённых Штатов. Какая разница мне, в том, кто будет меня препарировать?

— Верно. Для вас это абсолютно не имеет значения, — кажется мужчина наконец понял, что разговаривает отнюдь не с едва совершеннолетней девкой, у которой вовсю играет юношеский максимализм. Не то чтобы я была каким-то сверхгением, но черт возьми, легко понять, что в покое никто и никогда меня не оставит!

— На вас уже началась охота. Меньше чем через неделю, про вас будут знать все. Все, кто готов заплатить за информацию. Все, кто имеет власть и деньги. Не думаю, что в данном вопросе наши… Кхм «страны» сильно отличаются.

На последнем предложении голос мужчины стал особенно выразительным. Никакой угрозы, как и раньше, просто сухие факты.

— Можем предположить, что мы решили «отпустить» вас, — тон стал насмешливым, — как думаете, сколько часов понадобится «Амбрелле» чтобы отправить другую группу? И даже если вы сможете скрываться от них достаточно долго, ведь одним отрядом корпорация не ограничится, как быстро вас станут искать остальные компании?

— Я понима… — меня тут же перебили, даже не дав закончить.

— У вас нет документов. Более того, даже опыта! Вас сделают самым разыскиваемым человеком в мире. В мире, о котором вы ничего не знаете! И ни о какой «спокойной жизни» речи и идти не будет. Вас остановит первый же патруль, в полной уверенности, что задерживает какого-то преступника из розыска. Стоит ли говорить, что до участка вы не доедете?

Каждое слово причиняло почти ощутимую боль. Всё из того, что он сказал было правдой. Это не игра, где персонажи ведут себя согласно рейтингу, указанному разработчиками. Этот мир целостен и проработан. Он не заканчивается на территории ограниченной игровой зоной.

И они тут все живые. Со своими целями, понятиями справедливости, и цивилизацией, чёрт возьми! Такой же алчной, капиталистической и опасной как и наша.

Слова, которые мне пытаются говорить, не манипуляция, а простая логика. Просто эти люди, вместо того чтобы просто забрать то, за чем приехали, почему-то пытаются объяснить мой плюс в этой ситуации.

Это в первую очередь неправильно, так как такое поведение недопустимо для сильной стороны. А значит, это не просто попытка сыграть в дружелюбие. Моё доверие почему-то очень важно для них.

Но я ведь не дура? Как там в той поговорке? «Держи друзей близко, а врагов — ещё ближе». К сожалению, в этом мире подобное не прокатит. И те самые «враги» размажут меня, или то что от меня останется после экспериментов, по стенке, стоит только оказаться в зоне досягаемости.

— Я понимаю, — прошептала я тихо, стараясь придать себе уверенности, — у меня с самого начала не было выбора…

— М? — вновь послышалась лёгкая насмешка, — выбор у вас был. Вы предпочли выжить, в отличии от ваших предшественников. Итак, ваше «решение»?

— Я согласна, — повторила я, злобно уставившись в карие глаза мужчины. Для них я сейчас была не более чем необычным зверьком, который внезапно может говорить, — но вы должны пообещать мне кое-что. Просто несколько небольших просьб.

Он вполне мог не соглашаться, но почему-то усмехнулся, кивая. Все эти игры начинают меня пугать.

— Это было… ожидаемо. К тому же, мы сами рассматривали подобную… Перспективу. Что вы хотите?

— Первым делом… — внезапно вспомнила я, — вы должны забрать мой рюкзак. Он остался у агентов «Амбреллы», когда на нас напали, и эти наёмники броси…

— Не бросили. Кто бы их не послал, он попросил захватить все вещи, принадлежавшие вам. Так что рюкзак у нас. Приятной неожиданностью было наличие… Странных устройств.. Я думаю вы понимаете, что их заберут? По крайней мере на время, — словно не замечая моего возмущения, продолжил мужчина, слегка… Взбодрившись? Похоже, факт наличия иномирных устройств его обрадовал. Он, верно, издевается, да?

Хотя, что там было-то? Повербанк, наушники… И Визуализатор Ады. Всё остальное у меня. Могли ли они принять вундервафлю шпионки за мою вещь? Было бы забавно.

— Что-то ещё? — прервав мои мысли продолжил Картер.

— Да. Шерри и Аннет Биркин — мужчина вновь заметно напрягся, стоило ему услышать про учёную «Амбреллы» и её дочь, — вы долж… Чёрт, пожалуйста, обеспечьте им безопасность. После произошедшего…

Меня прервали, не дав договорить.

— Много просите. Утечка вируса и заражение Раккун-Сити, в том числе и её вина. Аннет Биркин будет помещена под стражу до суда, — я попыталась было вставить возражение, как тут же мужчина продолжил, — конечно, ей предложат альтернативу, в виде сотрудничества. В случае положительного ответа, она и её дочь перейдут под защиту правительства. И Аннет Биркин будет действовать под нашим контролем и покровительством. Ей от этого будет гораздо лучше, чем в случае, когда общественность узнает, кто стоит за созданием вируса. Как и её дочери…

Последнее было сказано с такой злостью, что я дернулась. Похоже, этот человек тоже пострадал из-за эпидемии в Раккун-Сити. Родственники? Кто?

— Так или иначе, её судьба не зависит от вас. Ещё что-то?

— Да. Последнее, — я замолчала, думая о том, как правильно сказать нужную информацию, — в Раккун-Сити… Один из выживших, журналист. Похоже, он догадывается о том, кто я… Частично конечно, — тут я лгала. Проблема заключалась скорее в Вескере, который в отличии от Бена сможет сложить дважды два и придти к какому-либо ответу.

— Подпишем договор о неразглашении, — спокойно кивнул Картер.

— Не в этом дело, — я наконец-то придумала, как всё обставить, — он частично слил информацию чьему-то шпиону, пришедшему за вирусом. Из-за этого…

— Наёмники и похитили вас у группы «Амбреллы»… — задумчиво закончил Картер, — продолжайте.

— Скорее всего, не добравшись до меня, их отправят за ним, чтобы…

— Я понял. Это не очень хорошо. Проблема в том, что мы не можем устранить выживших так как нарвёмся на скандал, а иной выход…

Я расстегнула одно из отделений на разгрузке, доставая четыре полупрозрачные синие капсулы. Из-за наручников было неудобно, но я уже почти привыкла. Мужчина затих, переведя странный взгляд на амбрелловский препарат.

— Я не знаю, что это, но мне сказали… В любом случае, я нашла это в лаборатории «Амбреллы», и даже если такое решение не подойдёт, я думаю, вы знаете, что делать.

— Хорошо… — Картер забрал запечатанные капсулы с так называемым «амнезиаком», — это неплохой компромат. Ещё что-то?

— Да, последнее. Снимите наручники? — я подняла руки, показывая, что мне не очень-то и удобно.

— Конечно. Сейчас позову кого-то, — усталый вздох Картера описал все его мысли о происходящем, — и нам стоит ехать. Незачем привлекать к себе лишнее внимание.

Я хотела сказать, что конвой техники и военный вертолёт в любом случае, не самый незаметный транспорт, но решила помолчать.

— Пока что, расскажите мне всё, что произошло с вами в Раккун-Сити. Начиная с того момента, как вы оказались там, — попросил Картер, перед этим сказав что-то одному из солдат, стоявших возле машины.

— Это будет долго.

Комментарий к Глава 19: «Победитель получает всё»

Хух, мы думали, за эту часть душу вымем. В принципе, главу можно так и называть “долгий муторный разговор, смысл которого всё равно объяснят позже”. А именно в оставшейся последней главе и последней интерлюдии.

В любом случае, оставляйте отзывы, нам будет интересно почитать, что вы думаете о происходящем. Ошибки в ПБ.

(автор допустил страшнейшую ошибку в своей жизни, оставив свой номер девятилетней девочке. Шестнадцать звонков за день — не предел! А в играх дети такие милые…)

========== Глава 20: «В истинном свете» ==========

Свобода — это не то, что вам дали. Это — то, что у вас нельзя отнять.

Часы на стене медленно отсчитывали секунды. Стрелка передвигалась с тихими щелчками. А может, никаких звуков и не было, просто я потихоньку схожу с ума, ловя слуховые галлюцинации.

Хотелось бы сказать, что я ненавижу тот миг, когда встретила группу от правительства, но это было совсем не так. Пожалуй, это был единственный возможный исход. По крайней мере, лучше чем «Амбрелла», или тем более, псих-Вескер.

Основная проблема заключалась как раз в том, что обе стороны, плохо представляли, что делать. И если в моём случае это было просто глубочайшее непонимание происходящего, а в связи с отсутствием постоянной угрозы для моей жизни, времени на размышления появилось необычайно много, то учёные и агенты правительства, посвящённые в суть так называемого «проекта Алиум», похоже сами плохо представляли, что хотят получить.

Так уж вышло, что местным вивисекторам подобные мне «туристы», раньше не попадали. И тут не совсем понятно, то ли «Амбрелла» была настолько могущественной, что душила всю информацию про аномалии на корню, то ли США в этом мире было вовсе не таким зубастым и вездесущим как в моём.

Так или иначе, жаловаться не приходилось. Учёные допущенные к проекту, а их было не более десятка, делились на два типа — одни хотели меня препарировать, а вторые, узнать как можно больше всего, а потом тоже препарировать.

Ситуацию спасал тот самый Картер, разрушивший мои счастливые планы на мирную жизнь. Он и его люди обладали достаточным влиянием, чтобы отбить даже у самого ёбнутого чокнутого «умника» любое желание хвататься за скальпель чаще, чем того требовали исследования. Крайне осторожные, как я замечала.

Я не совсем понимала, что происходит, но эти люди словно бы находились в постоянном ожидании… Чего-то. И похоже, от меня. Учитывая, что за прошедшую неделю я уже могла как минимум десяток раз выдать признаки заражения, подобное отношение… Напрягало.

Не могу сказать, что местные особо спешили радостно делится со мной какой-либо информацией.

Более того, я даже затруднялась сказать, где именно нахожусь. Судя по обрывистым разговорам, мне не предназначенным — где-то под Вашингтоном. А может и нет, ибо тот разговор вёлся подозрительно громко.

Так или иначе, в столицу США я предпочла бы попасть реальным туристом, а не аномалией, и конечно же, куда лучше бы было, происходи такое путешествие в моём мире.

Пусть, как и было обещано, вреда мне не причинили, но пару пакетов крови точно выкачали. Самым приятным во всей этой ситуации была относительная безопасность и обеспеченность, но эти плюсы резко перекрывал не снимаемый браслет с датчиком слежения, и полная невозможность покинуть уровень лаборатории, на котором я находилась.

Чтобы выбраться на поверхность, мне потребовалось бы дьявольское везение, сверх-силы, гора оружия и группа наёмников. Как можно понять, ничего из вышеперечисленного у меня не было.

Скука начинала напрягать. Не скажу, что мне было сильно весело и в обычное время, но по крайней мере, тогда я даже могла свободно перемещаться по своему уровню, а кое-кто из персонала, в основном конечно, пришибленные на голову учёные были даже не против поговорить, к сожалению не на тему «когда меня выпустят», а о том, что я такое, и что ещё водилось в Раккун-Сити.

Я прикрыла глаза, воссоздавая в голове образ мёртвого города. Они так и не подтвердили, был ли он уничтожен. По правде говоря, мне это и не требовалось. Я итак знала всё с самого начала.

От таких мыслей становилось не по себе.

В один момент мне стало интересно: всё-таки, насколько наш мир отличается от этого? Сколько совпадений и различий? Насколько я поняла, страны, а уж тем более сама Америка — являлась полной копией реальной.

К сожалению, оценить медиакультуру у меня возможности ещё не появилось. В моей камере было несколько видео кассет и магнитофон с телевизором. И все кассеты — мультики, либо скучнейшие документалки про животных. На моё возмущенное «Эээ?!» никак не отреагировали. Возможно, это даже хорошо, иначе могли бы и сам телевизор забрать.

А сейчас… Сейчас я сижу в переговорной. Немного опишу это стремное место: стены однотонно-серые, как и потолок. В одну из стен вмонтировано огромное стекло, за которым ничего не видно, из-за чего я сомневаюсь в ответе на вопрос «Есть ли кто?».

Руки мне пристёгивать не стали, хотя наручники тут почему-то валяются на столе. Типичная допросная: два стула, один стол и огромные лампы, на которые я сейчас таращусь от нефиг делать.

Почему-то Картер предпочитает говорить только в такой обстановке. Наверное из-за того, что мне тяжелее отвлечься на что-то и увильнуть от вопроса.

— Извините за опоздание, — громко хлопнув дверью у меня за спиной, вошел Картер. Признаюсь, из-за рассеянности я не ожидала такого громкого хлопка, чуть подпрыгнув на месте, — я вас напугал?

— Нет, всё нормально, — мой тон говорил об обратном, но я сама виновата, что слишком сильно погрузилась в свои мысли. Поэтому, осталось только присесть обратно на стул. К слову, железный и жутко неудобный.

— Рад вам сообщить, что вы переезжаете, — не стал тратить время на приветствие мужчина. От данного заявления глаза сами на лоб полезли. Переезжаю? Как и куда, черт возьми? А главное — зачем? — вижу, вы немного смущены. Не волнуйтесь, всё не так страшно как может звучать. По правде говоря, всё даже лучше чем могло бы быть. Вот, взгляните.

Мужчина осторожно пододвинул ко мне небольшую папку светло-розового цвета, медленно отпивая от своего кофе. Теоретически, мог бы и мне принести. Тяжело вздохнув, пододвинула к себе предмет, осторожно его открыв и посмотрев на бумаги.

Там были документы. А ещё куча странных, но жизненно необходимых для человека бумаг: медицинская карта, свидетельство о рождении, и так далее… Отличие лишь было в том, что данные были указаны «неверные» и откровенно липовые. Для меня конечно.

Просмотрела, отодвинула, увидела больше. Результаты обследований, на наличие признаков заражения, общий смысл которого заключался в том, что очередную вспышку вируса я не вызову, в случае чего.

И события Раккун-Сити. Новости, скорее всего, и судя по содержанию — отнюдь не те, которые распространяют СМИ, а настоящие, о которых знает лишь ограниченный круг лиц.

Но оно и понятно. Город всё-таки сожгли ядрён батоном. Это явно не то, чем стоит делиться с общественностью.

Также, мне на глаза попало немного информации о выживших, и корпорации «Амбрелла». Её всё-таки поймали за ж… Жабры.

— Я считаю это полной победой, — флегматично заявил Картер, сделав ещё глоток.

— А?

— «Амбрелла» скоро будет причислена к незаконным организациям, а значит закроется. Да, она начнёт действовать скрытно, но то гораздо лучше, чем с влиянием на весь мир. Не согласны? — я кивнула, показав, что целиком и полностью согласна, ещё раз вглядываясь в документы.

— А это?

— А это ваши новые данные. С этого дня вас зовут Анна-Мария. Вы уроженка Денвера, Штата Колорадо. Вы не знаете о Раккун-Сити ничего, а уж тем более — никогда там не были. Ход мыслей понятен? — ещё раз кивнула, мысленно подмечая, что кажется мужчина наслаждается моим… Шоком.

— И что теперь? Зачем мне новое имя и всё это? Зачем переезжаем? — мужчина усмехнулся, задумавшись о чем-то.

— Понимаете ли… На территории США есть множество бункеров, а уж тем более — зданий, служащих как объекты безопасности. И прятать вас прямо под Вашингтоном… Недальновидно. Захотели бы террористы или те шпионы из «Амбреллы» заполучить вас, они бы первым делом искали тут. Мы не идиоты и понимаем, что крысы могут быть везде. А на счёт имени — мы ведь говорили с вами про сотрудничество, так? Вот и оно. Держать вас в лаборатории до скончания времен никто не собирался. Это метод «Амбреллы», да ни к плохому будь они помянуты.

Обдумав всё сказанное, я вдруг ясно поняла — это был пожалуй, лучший выбор. Я действительно попала к думающим головой людям. Всё что до этого говорил Картер — возможно даже правда. Хотя бы частично.

Но не будем спешить с выводами. Я просто не знаю, чего ожидать. Слишком многое может произойти, буквально за пару часов.

— Завтра вы переезжаете в другой штат. Город я уже озвучил, — мужчина подтянул обратно папку с бумагами к себе, собирая их под мой недовольный взгляд. Я не успела рассмотреть всё, да и запомнить в что-то в данном состоянии не сумела, — это вам вернут после поездки, как раз в новом убежище. А сейчас, вы можете задать несколько вопросов, на которые я постараюсь ответить по мере возможности. Взамен, я спрошу о некоторых вещах вас. Итак, — поставив перед собой записывающее устройство и включив его, Картер махнул рукой — начнем.

Я задумалась. Забавно, но все эти дни у меня накопилось море вопросов, а теперь, когда появилась возможность, весь этот ком… Стал неразборчив. Я попросту не понимала, с чего именно начать.

Прошло около минуты, и я увидела беспокойство на лице собеседника, что уже готовился что-то спросить. Но я вспомнила. И решила начать с важного.

— Леон Кеннеди. Что с ним случилось? — я прекрасно помнила слова мужчины о том, что он крепкий парень. А ещё новость о сломанных рёбрах. И это беспокойство о парне просто съедало изнутри.

Плюс, я не могла быть уверена, что приготовленный мною антидот не принесёт вреда. Более того, сам Вескер с лёгкостью мог меня обмануть, заставив использовать в качестве компонентов что-то лишнее.

Роль Кеннеди во всей этой истории, можно сказать, долбанной эпопее, была огромна. И если уж я вмешалась в историю так сильно, придётся в оба глаза следить за всеми событиями, а уж тем более — за всеми персонажами, чтобы они ненароком не подохли.

По крайней мере пока их жизнь может зависеть непосредственно от меня.

Ладно. Простая благодарность и жалость к людям у меня тоже есть. Я же не поехавшая в конце-то концов? Да если бы не он, я уже как неделю лежала бы со свёрнутой шеей В Раккун-Си… А, нет. Уже бы не лежала. Сгорела к чертям собачьим.

— Всё лучше, чем могло бы быть. Отлежался в больнице, а затем к нему наведывались наши агенты. Его завербовали, — это буквально лучшая новость за моё пребывание в этом мире. Всё идёт ровно по канону. Оказывается, главные герои и в правду имеют какой-то «щит», — мы даже удивились, когда он буквально без всяких возражений, крикнул «Согласен!». Разочарованным сотрудникам даже не пришлось рассказывать, что было бы в случае отказа.

— А что бы было? — чисто ради интереса спросила я.

— Подписал бы договор о неразглашении. Узнай мы, что он всё-же проболтался кому бы то ни было, имели бы законное право посадить его за решётку. В лучшем случае.

Ну нет, такая судьба для парня меня не устраивает. Уж лучше станет алкашом от неразделенной любви и… А, нет, это хуже. Гребаный «Capcom»…

— А что насчёт Аннет? — при упоминании женщины, Картер вновь изменился в лице на секунду.

— Мы работаем над этим. Скорее всего, она попадёт под присмотр. Большего не скажу.

— Ладно-ладно, тогда расспрошу об остальном…

Картер тяжело вздохнул, и в этот же момент, мне в голову пришла другая идея. То что действительно было важно, в первую очередь для меня.

— Что вы думаете об этом? — я внимательно посмотрела прямо в глаза мужчины, и тот заметно напрягся.

— О чём конкретнее?

— Обо мне. Проекте «Алиум». О ситуации в целом?

Картер молча опустил стаканчик с кофе на стол, и откинулся на