Внук для наследства (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Ши Катерина Внук для наследства

Введение

Стоя за дверьми закрытого кабинет у окна, Светлана Сергеевна Федирко с интересом наблюдала за куда-то спешащими жителями города. Сегодня как никогда чувствовалась весна. Уже и воздух прогрелся, и молодые люди принарядились, сняв с себя теплые куртки, а некоторые даже шапки.

Пройдя к столу, женщина неуверенно достала большой фотоальбом. Да, у нее и таковой имелся, но именно в альбоме была собрана вся «работа». Счастливые фото молодых и не очень людей, влюбленные пары с горящими глазами, красивые девушки в свадебных платьях — вот кто смотрел на Светлану Сергеевну со снимков. Под каждой фотографией, которая присылалась лично с курьером в красивом почтовом конверте, стояла дата и имена. Ну и, естественно, кем и кто был в договоре до того, как вспыхнули яркие чувства.

Нет, женщина не была свахой, не была крестной феей и тем более волшебницей. Она не знала, как так получалось, но иногда удавалось соединить пары. Вот смотрела на пришедшего человека и видела, кто ему нужен из персонала. Или, наоборот, устраивается человек на работу, а в голове уже виден точный контракт и должность.

Так было всегда и так будет до того момента, пока место Светланы Сергеевны не займет кто-то другой. Выбор не так велик — либо младший сын, либо внучка, которая на данный момент была единственной и самой любимой. Добрая, яркая и умная девочка, не по годам грамотная и внимательная. Но удастся ли ей продолжить начатое дело? И Светлана Сергеевна сейчас думала не про само агентство, оно будет существовать еще долго, так как пользуется небывалой популярностью, она думала о судьбах, которые удавалось соединить, про людей, которые неожиданно находили друг друга.

Полистав фотоальбом, начальница агентства убрала его в верхний ящик стола подальше от посторонних глаз. На столе опять, кроме документов, были письма с приглашениями на свадьбу, да только кто она такая, чтобы пойти на такое мероприятие? Однако было просто приятно, что молодожены помнят, с кого именно начался путь к их счастью, и этого достаточно. А звать старую тетку на такой торжественный и семейный праздник — нет, не стоит, да и не пойдет женщина туда, лишь тихо порадуется да с мужем вечером выпьет за счастье молодых.

Неожиданно в дверь постучались, а значит, обеденный перерыв подошел к концу. Женщина легко поднялась на ноги и быстро дошла до двери, что бы открыть ту.

— Светлана Сергеевна, — на пороге кабинета возникла новая помощница, которая неплохо работала уже вторую неделю. — У нас проблема.

Когда девочки произносят это слово — жди веселого предложения. Светлане Сергеевне уже не терпелось узнать, что за происшествие случилось.

В самом центре приемной стояла сухонькая старушка в красивом костюме, с кокетливой шляпкой на голове и небольшой сумочкой в руках. Женщина держала за руку высокого мужчину, который был выше ее минимум на три головы да шире в плечах раза в четыре. При своем огромном росте и немаленькой комплекции мужчина выглядел очень солидно в темно-сером костюме. Но не это поразило Светлану Сергеевну, а то, что в ухо у него был вставлен наушник. И только тогда до женщины дошло, что перед ней охранник, и охраняет он вот эту старушку от…

А, собственно, от кого?

Светлана Сергеевна обошла застывшего телохранителя, который на вытянутой руке держал за ворот легкой куртки Пашку, их работника и невероятно веселого парня, который мастерски управлял автомобилями любой марки. У него жажда скорости была в крови, дорога оказалась лучшим другом, и вообще парень был невероятно одаренным — знал много интересного, самостоятельно изучал английский и немецкий, а после даже пошел на языковые курсы. Светлана Сергеевна знала о нем много, даже слишком много, потому что с Пашей по-другому было нельзя, он заряжал своей энергетикой, вдохновлял, заставлял всех вокруг себя улыбаться.

— А что происходит? — наконец очнулась женщина, привлекая к себе внимание, — и отпустите моего лучшего работника.

То, что Паша лучший, знали все. К нему буквально очередь выстраивалась: то отвезти куда-то, то сопроводить. Да и, кроме этого, парень опробовал много других профессий, был и нянькой, и водителем, и даже один раз оказался мужем на целую неделю. Правда, после того опыта он всегда отказывался от подобных контрактов, аргументируя тем, что делать ремонт в чужой квартире больше никогда не будет.

— Здравствуйте, — бойко поздоровалась старушка, задорно стрельнув глазками в сторону мальчишки, — я бы хотела составить договор по найму, а вот этот молодой человек мне так понравился, что пришлось ловить, лишь бы не убежал.

Парень посмотрел на Светлану Сергеевну таким выразительным взглядом, что женщина чуть ли не рассмеялась. Пашка всячески показывал, что связываться вот с этими людьми не будет и не желает, но начальница агентства думала по-другому. Она больше почувствовала, нежели до конца поняла — этот контракт Пашке нужен, и неважно, что от него потребует бабушка «божий одуванчик». Просто на парня родители спихнули все заботы и хлопоты и умчались на край нашей необъятной страны «отдыхать от трудов праведных».

— Пройдемте в кабинет!

Светлана Сергеевна ожидала чего угодно, но не того, что гостья подскочит к парню и, крепко взяв его за ладонь, потащит в кабинет. Паша вырываться не стал, лишь насупился и побрел за бабушкой, которая активно переставляла ногами. Охранник же расположился в приемной на небольшом диванчике и быстро потерял всякий интерес к происходящему.

 Начальница агентства указала на большой белый диван, на котором с комфортом устроились гостья и работник, сама села напротив и стала ждать, попутно рассматривая старую женщину, который было далеко за семьдесят, и парня, который присмирел.

Пашка был хоть и веселым, но очень ответственным, всегда выполнял то, что от него требовалось. Еще бы, в наше время деньги были нужны всем, а парню тем более. Он самостоятельно воспитывал младшую сестру-подростка, которая часто такие фортеля выкидывала, что парень волком выл в кабинете Светланы Сергеевны и слезно спрашивал, что ему делать. Так и приходилось ему сестру неразумную и учить уму-разуму, вытаскивая из передряг, в которые девочка с завидной регулярностью попадала, и работать, работать, работать.

Хороший парень, только несчастный.

— Мне нужен этот молодой человек, — подала голос старушка.

— Для какой работы вы желаете его нанять? — Светлана Сергеевна покосилась на Пашу, который притих и прислушивался к разговору.

— Мне нужен внук, на которого перепишу все свое наследство! — Пашка сдавленно крякнул и огромными глазами посмотрел на довольную бабушку, которая похлопала его по ладошке и добавила, — но он должен будет взять на себя бизнес, проводить со мной большую часть времени, заботясь и отбивая маленькую, бедную и несчастную старушку от других родственников.

— И? — Светлана Сергеевна по лукавому блеску в глазах поняла, что это еще не весь спектр неожиданных обязанностей, которые упадут на Пашу.

— И я бы очень хотела, чтобы этот молодой человек стал мужем для моей внучатой племянницы.

Пашка сначала покраснел, потом побледнел, потом попросил водички. А уж когда бабушка достала из сумки фотографию племянницы, то его лицо пошло пятнами, и глаза расширились.

— Это же Злата? — удивленно переспросил он, а потом пояснил: — Мы вместе на языковые курсы ходили….

Глава 1.

Сегодня был самый обычный день, таких за мои последние пять лет был очень и очень много. Я, как и всегда, пришел в агентство, потому что совершенно неожиданно могла перепасть какая-нибудь маленькая работенка. И, собственно, сам себе контракт и подписал. Надо же мне было выпендриться и красиво войти в поворот на стоянку, а потом еще быстро и ловко припарковаться! Стоило выйти из машины, как рядом оказалась бабушка в строгом костюме, которая активно хлопала в ладоши, явно оценив мои способности. Я  поблагодарил неожиданного зрителя и даже помог бойкой бабуле подняться по лестнице, а когда узнал, куда она идет, то  проводил до агентства, зачем-то ляпнув, что здесь работаю.

Пока женщина осматривалась, я узнал, что сегодня никаких заказов нет и решил по-тихому слинять, да не тут-то было. Меня ухватили, как котенка за шкирку, и приподняли над полом. Женщина утверждала, что именно такого работника и искала, я же отбивался как мог и заявлял, что сегодня у меня выходной, что совсем скоро появятся другие парни, вот пусть и устраивают кастинг, чтобы найти того «самого-самого».  У меня и без бабушек-старушек полно забот и хлопот — сегодня, вон, опять в школу вызывают. Кирка вновь что-то учудила, а мне расхлебывать. Уже устал звонить родителям и просить их либо приехать в город, либо забрать свою непутевую дочь. Я бы сестру даже сам посадил на самолет, купив билеты, лишь бы снять с себя эту головную боль, но куда там… Меня до сих пор не освободили от должности няньки, и освобождать в дальнейшем не планировали.

Но кроме этой головной боли прибавилась еще одна, помощнее. Бабушка все же утянула меня в кабинет к Светлане Сергеевне, да так крепко держала за руку, что уж подумал, а не скрывается ли какой-то силач за маской морщинистого лица? Нет, бабушка была самая настоящая и пришла она не за кем попало, а за внуком, которому, на секундочку, собралась отдать свое наследство. Вы слышали?! Это как из ума надо было выжить, чтобы такое придумать? Да у нее родственников должно быть выше крыши, вот пусть между ними и поделит все!

Я мысленно раз сто перекрестился и даже помолился: только чужого наследства и родственников, желающих это самое наследство себе забрать, мне не хватало! Я прекрасно знал, что будет составлен непростой договор с юристами, по которому я буду обязан заботиться о бабушке, помогать, оберегать и денег ее на ветер не бросать. Я за свои годы только сиделкой и не был, да и как-то не хочу!

Но ведь это еще не все! Я должен буду жениться не на ком-нибудь, а на Златке — девушке, с которой мы не можем находиться в одной комнате дольше пяти минут, сразу начинаем ругаться. Как-то так получилось, что познакомились мы на курсах и сразу же простой разговор вылился в конфликт. Ни она, ни я уступать собеседнику не желали, вот так и повелось, что при каждой встрече мы умудрялись поругаться как кошка с собакой. Нас даже попытались в разные группы развести, так мы и перед занятиями успевали пособачиться и поднять всем настроение. И на этой жениться? Да я вообще не планировал заводить семью! Зачем? Мне двадцать пять, жизнь идет полным ходом! И обламывать себя? Нет уж!

— А можно я сразу откажусь? — отдал фотографию и решил отсесть чуть дальше.

Нет, Злата — девушка, конечно, хорошая, активная и добрая, хоть чуть и наглая, но пусть ищет себе другого спутника, да и во всем остальном я отказываюсь принимать участие. Какое наследство, какой бизнес? Вы вообще о чем?

Пересел еще чуть дальше, потому что если получится сбежать, то без меня контракт никто подписать не сможет. Конечно, Светлана Сергеевна поворчит, но в конце концов поймет и простит, а уж я постараюсь на других должностях показать себя во всей красе, чтобы рейтинг компании рос не по дням, а по часам. Вот только как улизнуть от охранника, который остался в приемной? Окно? Нет, высоковато, переломаюсь весь. Есть вариант нагло пройти мимо и сделать вид, что так и должно быть. Ладно, в крайнем случае, импровизацию еще никто не отменял.

— Эх, — печально вздохнула старушка, сложив руки на коленях и как-то искоса посмотрев на меня, — куда же я теперь все свои СТО дену?

Тут кто-то сказал про СТО?!

Мой интерес был увиден моментально, и бабушка стала рассказывать, на каких улицах располагаются станции. Всего их было две, но каких! Да я просто мечтал там работать, с моим-то образованием было самое оно, да только с улицы не брали, а тут такой шанс подвернулся! Боже мой! Что же делать?!

Глаза лихорадочно заблестели, выдавая меня с потрохами, а Светлана Сергеевна уже активно обсуждала договор, который предстоит на этот раз составлять с юристами, все же не на простую должность иду...

— Подождите, — поспешил прервать диалог женщин, — как-то нереально все это. Ну какой из меня наследник? Вы даже не знаете меня...

— Вот и познакомимся, — спокойно ответила бабушка.

— У меня сестра есть!

— Отлично, заберешь с собой, будет жить в моем доме!

— Но она неадекватный подросток! — гнул свою линию.

— Отлично, будет весело! — подмигивает женщина.

— Но… — я уже не знал, что еще придумать, лишь бы отказаться от работы, да только ощутил, как Светлана Сергеевна наступила мне на ногу под столом и показала глазами, чтобы я, наконец, закрыл рот и не мешал взрослым обсуждать важные дела.

Я лишь махнул на это рукой и отвернулся, сложив руки на груди.

Капец, короче! Приплыли! Я — наследник, угу! Посмотрите на мое радостное и счастливое лицо и сразу все поймете. Нет, ничего не имею против СТО, могу там быть управляющим, ремонтником и мойщиком в одном лице! Но это все, на что я способен! Но женщины, сидящие рядом со мной, считали совсем иначе, вон как что-то записывают и обсуждают!

Еще и сестру с собой придется тащить в болото под названием «вляпался по самые», хотя, с другой стороны, вот пусть она и занимается заботой о старушке, не все ж мне на своих плечах нести!

* * *

Альбина Никитична отказалась со мной расставаться после того, как все нюансы были улажены, и подписание договора было перенесено на завтрашний вечер.

— Вот чувствую — пропадешь ты без меня, — вещала бабушка, утягивая меня в огромный черный автомобиль, который при нашем появлении подъехал к входу, — куда поедем?

Видимо, женщина считала, что за мой счет можно развлечься на старости лет. Ладно, будет ей веселье!

— В тридцать пятую школу, — произнес, и машина выехала на дорогу, а я печальным взглядом проводил удаляющееся здание офиса, потому что неизвестно, когда сюда вернусь, если вообще вернусь.

За огромной машиной бабушки ехала моя маленькая и неказистая, доставшаяся просто так, можно сказать. Пришлось ее немного починить, и вуаля, красавица на полном ходу, и ей сейчас управлял тот самый здоровенный охранник, который шутя приподнял меня над полом. Интересно, ему в машинке не жмет?

— Расскажи о сестрице, — попросила бабушка, пока я думал, как сообщить Кире приятную новость: написать сообщение или лучше поставить перед фактом?

Думаю, второй вариант будет интереснее, особенно ввиду того, что она меня сама всегда в неловкие ситуации втравливает, да еще и полным дураком выставляет.

— Кире шестнадцать, учится в десятом классе, у нее сложный период — всё бесит и все бесят, каждый раз вытворяет что-то необычное, а я из-за нее хожу в школу и выслушиваю от директора, каким непутевым братом являюсь.

— А родители? — Альбина Никитична наклонила голову вбок, слушая меня очень внимательно.

— Три года назад уехали куда-то в район Камчатки.

Лицо бабушки вытянулось, а потом она покачала головой.

— И все свалили на тебя, я так понимаю, — пришлось кивнуть, потому что вывод был верным, — а деньги хоть высылают?

Вот как она умеет так точно задавать вопросы?

— Высылают, — отвернулся к окну, потому что это было больной темой.

То, что шлют родители, деньгами назвать нельзя — у нас соседке отец алименты и то больше выплачивает. А того, что перепадает мне на карту, хватает только на оплату квартиры. Поэтому и работаю, хватаюсь за любые должности, пока ищу постоянную контору, которая возьмет меня хотя бы мастером по починке машин. Жить ведь как-то дальше нужно, да и Кирка со дня на день школу закончит, платье надо к выпускному купить, туфли там красивые, чтоб не хуже других была, в салон красоты свожу сестру обязательно. Да и поступать нам в ВУЗ надо, все же образование необходимо, хоть она и ворчит, говоря о том, что сразу работать пойдет, да только кому такая сотрудница прямо со школьной скамьи будет нужна? Вижу же, что старается, учится хорошо, сама дополнительно занимается, озорница, правда, ну не во всем же быть хорошей! Хоть и бубню на нее, но все равно люблю эту балбеску!

Шершавая рука накрыла мою ладонь как-то неожиданно, я даже сначала не понял, что произошло, видимо, мое молчание так сильно затянулось, что Альбина Никитична решила о себе напомнить, но, повернувшись к старушке, заметил, что она меня пристально рассматривает.

— Ты сильный мальчик, — заявила уверенно и твердо, словно знала меня не первый год и лично помогала выпутываться из тех проблем, в которых успела побывать.

— Спасибо, — а что еще мог сказать? Бабушка оказалась не настолько и выжившей из ума, как думал поначалу.

Ее светло-голубые глаза светились мудростью, накопленной годами, в них читалась немая поддержка, и это было,  наверное, именно тем, что так необходимо мне на данный момент. Возможно, Альбина Никитична поможет хоть чуть-чуть угомонить сестру или подскажет, как правильно это сделать, возможно, подберет нужные и правильные слова, чтобы Кира, наконец, перестала делать глупые поступки в попытке привлечь внимание.

— Приехали!

Водитель выскочил из машины и открыл бабушке дверь, а я только сейчас понял, что приехали мы не на парковку к школе, а прямо к центральному входу. Упс!

Выскочил из машины, и уже было хотел сказать, что так парковаться нельзя, что есть запрещающие знаки, как ощутил довольно болезненный толчок в бок. Альбина Никитична ловко ухватила меня за руку и потащила в школу.

— Пойдем-ка, познакомимся с теми, кто донимает нашу девочку!

Что?

Глава 2.

Альбина Никитична никого не слышала, ничего не видела. Остановить ее не смогла даже воинственно настроенная вахтерша, которая вышла нас встретить и попутно рассказать, где видела нашу большую машину. Вот только женщина не смогла произнести ни слова, потому что за нашими спинами как черт из табакерки появился охранник. Женщина на его фоне была маленькой и неказистой букашкой.

— Мы к директору! — заявила бабушка, которая словно не в первый раз здесь была: она сама повела меня по коридору в сторону приемной, где помимо нас томились в ожидании еще две мамы.

— Явился, — всплеснула одна из них руками, и я узнал в женщине мать Машки Сидоровой — одноклассницы моей сестры, — только тебя и ждем здесь уже целый час, между прочим!

Если бы мне сказали, что явиться нужно немедленно, то не стал бы заезжать на работу. Обычно, когда вызывали на ковер, то кроме меня и директора в кабинете никого не было, ну, еще изредка классная руководительница забегала, отмечая мой приход. Диалог у нас с директрисой совершенно не строился: она всегда меня отчитывала, а я кивал головой и со всем соглашался, и так было каждый раз. Но сегодня явно что-то поменялось, вот только бы понять, что именно?

Неожиданно дверь открылась, и нас пригласили войти. Естественно, бабушка пошла следом за всеми, буквально затаскивая меня в кабинет. А там…

Кира сидела на отдельном стуле и со злостью смотрела на двух других девушек в чуть помятых платьях, вот только у одной была разбита губа, а вторая демонстративно прикладывала лед ко лбу. Я же, недолго думая, пошел к сестре. Тут все ясно — Кира показала себя во всей красе и наглядно продемонстрировала, что уроки самообороны, которые ей лично преподавал, усвоены.

Альбина Никитична уселась на свободный стул рядом с моей сестренкой и ловко взяла ее ладошку в свои руки. Только вот Кира настолько погрузилась в себя, что совершенно этого не заметила, каким-то отрешенным взглядом следила за тем, как кудахчут мамы-наседки над дочерьми, как те показывают увечья. А у сестры, между прочим, все руки были оцарапаны, и даже след от зубов имелся, и никто не оказал ей помощи!

Когда женщины утихли, директор моментально «вылила» на меня все правду. Оказалось, что сестра напала на двух учениц и жестоко их избила, о чем свидетельствуют красноречивые раны на лицах девушек.

— Я бы хотел узнать, что случилось на самом деле, но не от вас, Любовь Викторовна, а от самой Киры.

Сестра дернулась и еле заметно улыбнулась, вытерла рукавом нос и с такой надеждой на меня посмотрела, что сразу стало понятно — довели девчонку.

— Они надо мной издевались, обзывали и заперли в раздевалке, — сообщила Кира, переводя взгляд то на меня, то на руку бабушки, которая с ровной спиной сидела рядом и пока в разговор не лезла, но это пока, вот по глазам вижу.

— И сразу нужно было драться?! — всплеснула руками директор, — а классный руководитель вам дан на что?

— На то, чтобы посылать? — ответила сестра и пояснила, — я сразу же обратилась к Галине Николаевне, да только та меня и слушать не стала!

— Не правда! — подала голос женщина и поджала губы.

— Тогда я не понимаю, почему вы обвиняете Киру. Она давала сдачи!

— Детский сад! — закатила глаза одна из мам и приобняла свою дочь, которая прищурила глаза и с вызовом посмотрела в нашу сторону.

— Мы приняли решение, что вам нужно покинуть нашу школу…

— Да в ж*пу вашу школу, — сказала Альбина Никитична, привлекая внимание всех присутствующих. — Что? Я бы сказала, на чем мы ее вертели, но здесь же интеллигентные люди, да, Кирочка?

Сестра два раза моргнула и чуть заметно улыбнулась, а бабушка тем временем как крикнет:

— Роман!

Этот самый Роман, он же водитель и охранник, неспешно зашел в кабинет, заполняя собой все оставшееся пространство, и уставился на женщину, слушая дальнейшие указания.

— Милый мой, записи с камер просмотреть и найти доказательства того, что мою внучку здесь обижают. А дальше сам знаешь, сценарий стандартный. Можешь действовать без шумихи, а можешь и на всеобщее обозрение вынести, мне все равно.

Альбина Никитична встала, разгладила складки на юбке, подняла за руку сестру и вместе с ней направилась к выходу.

— Мы сейчас дома вкусный чай пить будем с пирогами, и ты мне все-все расскажешь!

Кира активно кивала и почему-то смотрела только на меня, совершенно забыв и про директора, и про одноклассниц с их мамами, и про сегодняшнюю драку. А бабушка тем временем допытывала, чем интересуется девушка, в какой институт хочет поступить и попутно предлагала другие школы, в которые она с легкостью могла бы устроить сестру.

— Спасибо, — каким-то не своим голосом сообщила мелкая.

— Не за что! — заверила ее бабушка и, поиграв бровями, добавила: — Мы же теперь семья!

Сестра встала как вкопанная, потом вспомнила, что за нами все еще наблюдают, расправила плечи, подняла голову и пошла дальше.

— Вот, правильно! — похвалила ее женщина, — этим, не побоюсь это слова, тварям не нужно показывать свою слабость, иначе вгрызутся в шею, — со знанием дела говорила Альбина Никитична, вышагивая по коридору.

Так мы и дошли до машины, где произошла рокировка водителей. Правда, моя машина осталась без сопровождения, и неизвестно, сколько еще здесь простоит.

— Паша, оставим твою машину Роману, чтобы он мог на ней спокойно добраться до дома, — я лишь кивнул, садясь на переднее сидение и наблюдая за удивленной сестрой.

Вот только шок быстро сменился восторгом и восхищением.

— Какая большая машина! — пропела Кира, осматриваясь, — ой, извините, забыла представиться: Назарова Кира Андреевна!

Бабушка очень тихо рассмеялась.

— Альбина Никитична, но меня можно называть по имени или просто бабушкой!

Сестра улыбнулась, но чуть нахмурила лоб.

— А что значат Ваши слова про семью?

И вот тут я уже набрал полную грудь воздуха, чтобы как-то мягко рассказать сестре о том, во что я ввязался и куда втянул ее, да только и слова не успел вымолвить, как бабушка Альбина стала рассказывать грустную и печальную историю о старушке, которая никому много лет была не нужна, а как только стала старенькой, ее близкие и дальние родственники подсчитали, какое состояние она сколотила за все эти годы, вдруг повадились посещать ее. Альбина Никитична никогда дурой не была и прекрасно помнила, что десять лет назад на похоронах мужа кто-то из родни стал неожиданно для нее делить деньги горячо любимого супруга. Вот только никто этих денег не был достоин, и все это время женщина отлично справлялась с бизнесом самостоятельно. Но годы не те, здоровье подводит, а преемники нужны.

— И я выбрала вас! — торжественно сообщила женщина, а я закатил глаза и спрятал лицо в ладонях.

— Нас? — переспросила Кара, — точно-точно?

Я даже поднял голову и с удивлением посмотрел на довольную сестру, которая с такой любовь смотрела на бабушку, что мне даже завидно стало.

— Точно!

— Я не подведу! — ответила Кира и кивнула в мою сторону, — а Паша очень хороший, он все умеет делать: и готовить, и стирать, даже волосы может покрасить, мне красил!

Сестра рассказывала о моих достоинствах, но не о тех… Я как-то рассчитывал, что она расскажет о моей тяге к машинам, что у меня золотые руки, а получается, что перечисляет бабские дела.

— А еще он в машинах разбирается лучше все, — ну вот же, вот! — К нему все приходят за помощью!

— Знаю, — заверила бабушка, — и в вас уверена, поэтому на вас и рассчитываю. Но готовьтесь, детки, будете отбиваться от моей приставучей родни.

— Любыми способами? — на всякий случай уточнила Кира.

— А есть варианты? — заинтересовалась Альбина Никитична, а девушка хитро улыбнулась и прильнула к женщине, чтобы на ухо ей о чем-то рассказать.

Ну вот, спелись!

* * *

Машина плавно въехала в наш двор, а разговор между двумя дамами все не заканчивался.

— Приехали, — прошлось отвлечь Альбину Никитичну и Киру.

— Отлично, — бабушка потерла ладони и ловко выскочила из машины, — пойдемте собирать вещи, мы переезжаем!

Кира счастливо взвизгнула, а я пошел открывать дверь подъезда и провожать нежданную гостью до квартиры, попутно вспоминая, убрано ли у нас, но так и не вспомнил, потому что утро было каким-то сумасшедшим — мы, как и всегда, проспали.

Открыл дверь и, включив свет, пропустил Киру и бабушку вперед.

— Неплохо, — прокомментировала женщина, скидывая туфли на невысоком толстом каблуке, — Кира, веди!

Я никогда не видел такой сестру, точнее, видел, но до того, как родители собрали вещи, поцеловали нас по очереди и уехали. Сестра тогда прямо на глазах словно потухла и спряталась в себя. На контакт не шла, кричала и обвиняла во всем меня, но потом смирилась и даже прощения попросила. Помню, как пришел замученный из гаража, где в очередной раз калымил, а дома ждал приготовленный сестренкой ужин, и даже было убрано, а Кира вышла меня встречать. Помыв руки, быстро сел за стол и съел пол сковороды подгоревшей картошки, а мелкая тогда, сидя напротив, неожиданно заявила, что теперь сама будет готовить ужин и научится делать его вкусным. И обещание свое сдержала: я работал, она готовила и убиралась. Естественно, помогал, особенно, если было много свободного времени. Так и жили. Я прекрасно понимал, что заменить мать не смогу, да и не стремился, старался быть отличным братом и вникнуть во все девчачьи штучки. Не всегда получалось, но, видит бог, пытался найти ключик к Кириному замку, а он вот так неожиданно подобрался, и им оказалась бабушка, которая произвела на девчонку небывалое впечатление.

Пока Альбина Никитична с мелкой собирали чемодан, я достал спортивную сумку и даже усмехнулся, когда в ней поместились абсолютно все мои вещи, и даже свободное место осталось. М-да, не густо, зато все мое!

Выволок сумку в коридор и зашел в кухню, чтобы заглянуть в холодильник. Как удачно, что за последние дни мы все подъели, даже стратегический запас пельменей с варениками кончился, а нового ничего не купили.

Отключил газ и вырубил все приборы из сети, перекрыл воды и стал закрывать во всей квартире окна. Странно, но сожаления по поводу переезда не испытывал, словно смирился с неизбежным. Кстати, мне бы так же стоило подумать над тем, как буду оберегать Альбину Никитичну и что говорить ее родственникам. Да еще и со Златой каким-то замечательным образом надо будет подружиться для начала и в первый же день общения не убить друг друга.

Эх, весело мне будет!

Глава 3.

Когда мы подъехали к шикарному двухэтажному дому, который находился в черте города в самом престижном районе, то про себя очень некультурно выругался. Почему? Да потому что я даже представить не мог, о каком финансовом положении бабушки Альбины мы ведем речь. Максимум, что я мог представить, так это шикарную квартиру и дачу, но никак не свой собственный дом с большим гаражом на три машины и горничной, которая встречала нас как родных!

— Вот это да! — прошептала Кира, стараясь не отставать от бабушки, которая решила самостоятельно провести экскурсию.

На первом этаже была гостиная и столовая, на кухню мы даже не зашли, так как там готовили для нас праздничный ужин. Рядом с гостиной располагался рабочий кабинет, который мне обещали показать позже. На втором этаже, кроме комнат, располагался тренажерный зал, который уж сильно понравился Кире.

— Буду заниматься, — сразу сообщила она, а потом обернулась и состроила милую моську, — научишь?

— Научу, — а что еще мне оставалось?

— И меня! — заявила бабушка.

— И тебя, — мы как-то быстро перешли на «ты», так было проще всем. И пока женщина с довольным выражением лица пошла дальше по коридору, я мысленно застонал и стал думать, где найти подходящую программу для Альбины Никитичны. В ее возрасте тягать штанги — не самая хорошая идея, хотя я уже ничему не удивлюсь.

Во дворе кроме шикарной веранды и садовых качелей, которые притаились в тени деревьев, имелся небольшой круглый бассейн.

— Ущипните меня, — попросила Кира, и Альбина Никитична с радостью просьбу выполнила.

Вопль потонул в громком смехе бабушки, которая уселась на лавку, вытянула ноги и тихо проговорила.

— Хорошо-то как!

Уж не знаю, что она имела в виду, но не согласиться не мог. Было действительно хорошо. Нет, даже шикарно. Нам с Кирой достались соседние комнаты, напротив располагалась комната бабушки, которая искренне пообещала приходить к нам перед сном и целовать в щеку. Кира была не против, а я вот с ответом промолчал. Надеюсь, это была такая шутка, и на ночь глядя ко мне в комнату никто приходить не будет.

Разложив свои немногочисленные вещи, спустился в гостиную и сел на край дивана. Голова шла кругом, а происходящее никак не хотелось в ней укладываться. ЧТО ПРОИСХОДИТ? У меня была только одна мысль, которая крутилась на повторе, при этом паника подступала все ближе как-то по нарастающей с каждой секундой.

— Выдохни, — посоветовала сестра, которая уселась рядом и с интересом рассматривала комнату, — мы должны помочь Альбине Никитичне!

— Угу…

— Мы будем ей хорошими внуками, тем более своей бабушки у нас все равно нет.

— Угу…

— Ты ей будешь помогать с одним бизнесом, а я с другим!

— Угу… ЧТО?

— Не кричи, — поморщилась сестра, — мы уже все решили!

— О господи, — я сполз с дивана на пол и прикрыл руками глаза, сжал чуть отросшие волосы у висков и даже потянул за них.

— Представляешь, у Ба кроме СТО, которыми займешься ты, есть ветеринарная клиника и салон красоты для животных!

И тут я вспомнил о бредовых мечтах Киры. Она ведь хотела стать то ветеринаром, то парикмахером собак и постоянно тащила домой всю живность, чтобы обогреть, накормить и оказать первую помощь.

К приходу в гостиную бабушки я лежал на полу и закрывал лицо диванной подушкой.

— Чего это он? — удивилась Альбина, садясь рядом с Кирой.

— Радуется, — коротко сообщила девушка, и тут же раздался оглушительных смех двух дьяволиц в юбках.

Они сведут меня в могилу! У меня уже появились седые волосы! И это в двадцать пять лет!

Совсем скоро мне пришлось подняться на ноги и перестать изображать из себя Ленина в мавзолее. На небольшом столике накрыли очень вкусный ужин, и между нами завязалась беседа о… будущем.

Почему-то бабушка говорила слишком громко, то и дело поглядывая в сторону небольшого коридора, где совсем недавно скрылись горничная и повар.

— А что происходит? — тихо спросил, когда за столом повисла пауза.

— Вычисляем шпиона, — заговорщическим шепотом сообщила бабушка и громко добавила, — вот завтра ты,  Пашенька, выберешь любую машину из гаража!

Глаз нервно задергался, предчувствуя что-то нехорошее, нет, не сегодня — завтра!

— Кстати, — нагнулась старушка ко мне, — про машину сказала чистую правду. Как раз станешь сестру возить в школу, да и контролировать станции станет удобнее, если ты будешь на своих колесах.

Я решил, что проще кивать и со всем соглашаться, чем спорить — целее нервы будут.

Вечер так и проходил в довольно интересной атмосфере, мы подкидывали все новые и новые данные шпиону, который должен был донести… А, собственно, кому? Кому-то из родственников? Скорее всего. И если сарафанное, в нашем случае, телефонное радио сработает оперативно, то завтра жди беды. Гостей, извините, завтра жди гостей. Осталось только понять: в каком количестве и что от них ожидать.

Когда ужин закончился, я поблагодарил за прекрасные и удивительно вкусные блюда и поспешил к себе в комнату. Мне нужен был совет.

— Светлана Сергеевна, это Пашка, — набрал номер телефона, который знал наизусть, а еще знал, что мне ответят в любое время дня и ночи.

— Здравствуй, дорогой мой! Как устроились? — родной и такой приятный голос, как и всегда, интересовался моими делами, а вот родители не удосуживались даже про здоровье спросить.

— Устроились хорошо, до сих пор под впечатлением ходим. Точнее, я хожу, Кирка быстрее освоилась, — начальница агентства рассмеялась.

— Так, я чувствую, ты хочешь поговорить?

— Ну, не то чтобы поговорить, скорее, посоветоваться. Одну минуточку!

Подскочил к двери и выглянул в коридор, убедился, что никто не подслушивает и быстро рассказал Светлане Сергеевне о наших шпионских играх.

— Так что мне делать, если завтра приедут родственники?

— Во-первых, не паниковать, — ага, легко сказать, да сложно сделать, — я подъеду с договором в первой половине дня, скажем, к девяти. Спокойно подпишем все документы, и ты поймешь, что ничего страшного нет. Представь, что ты не просто внук, но еще и телохранитель, советник и человек, которого наняли на сугубо узкие должности. И вот тебе предстоит отстаивать интересы человека, на которого работаешь!

Приблизительно я понял, о чем говорила женщина. Чтобы не разволноваться, я должен думать о работе. Альбина Никитична — моя работа, ее безопасность и спокойствие — моя работа!

Повторив себе эту фразу несколько раз, поблагодарил Светлану Сергеевну и отключил вызов. Я ведь справлюсь? Справлюсь! Я же лучший, черт возьми! И самый обаятельный!

* * *

Всю ночь прокрутился на огромной кровати, так толком и не поспав. Вот всегда со мной бывают подобные проблемы: на новом месте, в новой комнате никогда не мог первое время найти комфортного места для сна. Крутился и так, и эдак, подушку раз несколько перекладывал с одного места на другое, одеяло то сбрасывал, то накрывался им вновь, ну а несчастное окно совсем замучил: то жарко, то холодно! То открою раму, то закрою. Намаялся так, что проснулся в пять утра и вышел из комнаты.

Наверное, мне было суждено проснуться от тихого голоса, который разорвал молчаливый покой дома.

— Аня! Это я, — кто это «я» понял через пару секунд, когда выглянул из-за угла и увидел горничную, что прикрывала динамик телефона рукой и тихо перешептывалась с какой-то Анной. — Приехали внуки. Какие? Не знаю! Парень и девушка, Альбина им все дозволяет, даже машину разрешила выбрать! Ага! Буду слушать! Хорошо!

Хорошо-хорошо, да не очень-то!

Горничная еще раз оглянулась и тихо прошмыгнула мимо меня в небольшую комнату, отведенную для персонала.

— Вот заноза! — послышался за спиной голос, который заставил подскочить на месте, а сердце остановиться секунд на пять. Так и до инфаркта недалеко, а я всего лишь второй день здесь!

Прижимая руку к бешено колотящемуся сердцу, заметил Альбину Никитичну, которая после сна была растрепанной, а ее короткие волосы торчали в разные стороны.

— Что? Напугала тебя?

— Больше так не подкрадывайтесь, — попросил, пытаясь отдышаться.

— Пошли, накапаю тебе валерьяночки!

И я пошел, так как прекрасно понимал, что без пахучих капель просто не переживу сегодняшний день. Нужно такой флакончик себе в комнату поставить и графин с водой принести. Или сразу в бутылку накапать и таскать ее с собой, чтобы при любой стрессовой ситуации пить и успокаиваться. Ага, только в моем случае бутылка нужна минимум пятилитровая!

— Что будет делать? — уточнил у бабушки, которая хлопотала над испуганным внуком, то есть мной.

— Пока ничего, ждать гостей будем. А вот потом… — женщина потерла ладони, и в ее глазах блеснул нехороший огонек.

Вопрос: разве могу я ее от кого-то спасти, если нужно всех спасать от Альбины Никитичны? Эта бабушка… Такая бабушка! Да она в могилу конкурентов раньше положенного времени сведет, да таких, как она, раньше на костре сжигали! Вот ведьма, как есть ведьма! И глаза такие же соответствующие: добрые, чистые, светлые, а на дне стадо бесов прыгает вокруг котла!

Ох, нужно потребовать навесной календарь, чтобы зачеркивать пережитые дни в этом доме.

— А вы чего не спите? — на кухню, громко топая босыми ногами, пришла Кира, — что за шумиха, и без меня?

— Шумиха будет после обеда, — заверила женщина, — и так как пока мы не забрали твое личное дело со школы и не передали в другую, ты будешь принимать самое активное участие в предстоящем деле!

Я покосился на флакончик с успокоительным и капнул себе еще пару капель. Я камень! Я грубый, шершавый и закаленный в боях камень! Меня ничего не тревожит! Ведь не тревожит же?

Глава 4.

К девяти часам утра приехала Светлана Сергеевна. Посмотрев на мой хмурый и недовольный вид, она лишь улыбнулась и потрепала меня по голове. Вот и вся поддержка!

Подписав договор, даже не читая его, я вышел на веранду и поднял голову вверх. С минуты на минуту должен начаться ад, и томиться ожиданием не хотелось совершенно. По мне, так скорее бы все желающие приехали, убедились, что бабушка не одна, и свалили в закат. Но так не бывает, придется побороться и доказать, что мы достойные внуки этого замечательного человека.

Но ни через час, ни через два делегация во главе с некой Анной так и не появилась. Откровенно нервничая, стал ходить из угла в угол. По-хорошему, мне бы доехать с сестрой до школы, забрать документы и подумать, куда бы ее отправить учиться. Плюс, раз по договору я теперь ответственное за СТО лицо, то нужное и на новое место съездить, посмотреть, как там идут дела. Ну и показать Кире, где она сможет попрактиковаться. Все же бабушка предоставила любимой названной внучке возможность заняться тем, чем та хотела. Женщина бы мелкую и администратором поставила, да только возраст маловат, да и опыта нет совсем. Зато радостное дите сможет хоть до позднего вечера торчать хоть как в клинике, так и в салоне и любоваться братьями нашими меньшими. Ну, и учиться, конечно же.

Ну, а у меня помимо всего была еще одна проблема по имени Злата. Как найти подход к этой сумасшедшей девушке, я не знал и даже предположить не мог! Что бы я ни сказал, всегда натыкаюсь на опровержение и недоверие, а свою правоту люблю доказывать не меньше девушки. Из-за этого у нас и были ссоры, потому что два упертых барана не хотели друг другу уступать!

— Ты чего здесь торчишь? — бабушка заботливо взяла меня за руку, и я помимо воли улыбнулся. Замечательная женщина, только одинокая. Сейчас она словно ожила, даже немного выпрямилась, ходит теперь по дому с довольной улыбкой и счастливыми глазами, а в первый день нашего знакомства ее зеркала души были словно пустыми и безжизненными, только искра интереса горела, но не так ярко, как сейчас.

— Думу думаю, — признался, позволяя себя провести до гаража.

— И как? Надумал? — усмехнулась бабушка, проходя в просторное для гаража помещение, где действительно стояло три машины разного класса.

— Не особо…

Альбина тяжело вздохнула и провела рукой по черному отполированному кузову внедорожника.

— Эти красавицы все принадлежали мужу, я их так и не смогла продать, рука не поднялась. Точно так же не смогла и от его любимого дела отказаться. Николаюшка обожал машины, у него глаза горели, когда приходилось что-то чинить или просто садиться за руль. Я тебя за рулем когда увидела, сразу его вспомнила, поэтому все, что принадлежало ему, отдала тебе!

Я открыл рот и уставился на бабушку.

— Что? А надо было договор читать, прежде чем подписал, — рассмеялась женщина, — ты его дело не только сможешь сохранить, но и приумножить. Голова у тебя светлая, руки золотые — дерзай. А Киру я на правильный путь наставлю, не переживай. Она хоть и взрывная, но девочка умненькая, только недолюбленная немного!

— Спасибо! — я сам не понял, как обнял женщину, а в глазах предательски защипало. Не каждый день в тебя верят и тебе доверят, а тут целое состояние, которое было особенно дорого, как память о любимом. И неужели после этого подведу Альбину? Ни за что!

Бабушка похлопала меня своей маленькой ладонью по спине и отступила.

— Тут  ключи, — показала на стеллаж, — это твое удостоверение, которое позволит беспрепятственно зайти на станции. Управляющие уже оповещены, ты к ним присмотрись, если надо будет, соберешь свою команду.

Бабушка развернулась и пошла к дому, а я завороженный смотрел на машины, а потом сделал первый неуверенный шаг вперед.

Внедорожник походил на хищного зверя, я даже мысленно представлял, как заведу мотор и услышу рев под капотом. Сильная машина для сильного человека. На данном жизненном этапе я не был готов сесть за руль этого автомобиля, я еще не тот, кто способен им управлять. Вторая машина была серебристого цвета — Тойота Камри, пусть и старого образца, но эта красавица притягивала к себе взгляды. За рулем такой машины хотелось выжимать педаль газа до упора, чтобы видеть, как отклоняется вправо стрелка, а за окном мелькают пейзажи, сливаясь в единую разноцветную полосу. Наверно, пока и к этой тачке не готов, не дай бог увлекусь, и… последствия могут могут быть разнообразными. Но будет думать о хорошем! Вот, например, старенький БМВ меня полностью устраивает.

Открыв дверцу, медленно сел на водительское сидение и положил руки на оплетку руля. Ощущения непередаваемые! Да, пожалуй, эта старушка послужит мне ближайшее время. Чувствуется, что хозяин эту машину любил больше все, уж больно все в ней говорило о том, что автомобиль часто принимал в свои недры хозяина — мне казалось, даже остался чуть заметный запах одеколона.

Я гараже проторчал ни много ни мало сорок минут. Пока под капот всем залез, пока сам с собой поговорил. А когда вышел, то к воротам нашего дома (я сказал нашего?) подъехала белая тачка, из которой грациозно вышла молодая женщина. Ну, как молодая, выглядела она, конечно, ничего, но ей было далеко за тридцать… пять… Угу, как-то так.

— Какой сюрприз! — всплеснула руками Альбина, которая появилась на пороге дома в брендовом костюме и аккуратной укладкой на голове, — сама Анюта к нам пожаловала! Да, не баловала ты нас в последние несколько лет своими визитами, — тонкая шпилька в огород женщины, которая чуть заметно поморщила.

— Все потому, что отец запрещал к Вам приезжать, ведь у него новая семья!

— Так и вы не скучали, — парировала бабушка, пропуская гостью в дом, — Лондон, Париж, что-то там еще. Да и у тебя мама закрутила новый роман. Собственно, сейчас-то ты что приехала?

Бабушка прошла в гостиную, чинно сложила руки на подлокотники кресла, в котором с комфортом устроилась, и чуть наклонила голову. Анна поправила идеальную укладку одним взмахом руки и твердо произнесла:

— Я за наследством, которое оставил мне отец! — твердо сообщила женщина

— Так я вам его передала, — пожала плечами Альбина Никитична, — машина, квартира в центре города, ну и тебе небольшой спонсорский взнос.

— Этого мало!

— Ну, как любил, так и оставил!

Анна вскочила, да только не успела сделать в сторону бабушка и двух шагов, как ей на плечи опустилась рука Киры с одной стороны, а моя удерживала с другой. Мы сработали слаженно и оперативно, переглянувшись с мелкой, чуть заметно улыбнулись — родня!

— Ты сядь, успокойся, — посоветовала наша бабушка, — в ногах правды нет. Ой, я же не представила тебе своих внуков! — картинно всплеснула она руками. — Знакомься, Кира и Паша, мои приемники!

Анна вырвалась из нашего захвата и, пыхтя, словно еж, быстрым шагом направилась к выходу их комнаты.

— Осторожно, — произнесла сестра, — я там масло…

Послышался скрип, потом характерный звук падающего тела и отборный мат.

— Разлила нечаянно… — закончила Кира.

Сестра подошла к бабушке, и они обменялись рукопожатием, ну я пошел поднимать и выпроваживать женщину, которая лежала на полу в неестественной позе. Я даже сначала испугался, подумав, что она что-то себе сломала. А нет, это были) такие попытки подняться.

Осторожно обошел скользкое пятно, которое значительно увеличилось в размерах, и одним резким движением поставил Анну на ноги. Так пониманию, она была дочерью Николая (мужа Альбины) от первого брака. Отец ей оставил что-то, но женщина посчитала — мало! И стала требовать еще!

Что ж, знакомство с первым родственником состоялось. Счет один-ноль в нашу пользу, спасибо Кире, постаралась.

— Ну, знаете! — вопила женщина, пока провожал ее до машины, — я этого так не оставлю!

— Вот и я так же думаю, — киваю, — домработница совсем перестала выполнять свои обязанности. Уволю, вот прям сейчас же!

— Да… Нет! — спохватилась женщина, да только я уже вошел во вкус и стал говорить, как плохо женщина справлялась со своей работой, а тут еще такой проступок. Не дело! Всех уволить! Всех убрать! Долой произвол!

— И всего доброго, — завершил свою пламенную речь, захлопнул дверцу машины и закрыл за собой калитку.

А дома я застал занятную картину: весь персонал выстроился в шеренгу по стойке смирно, а мимо них с важным и гордым видом ходила Альбина Никитична.

— У нас в доме завелся червь! Гнилой слизняк докладывает об обстановке и даже не боится быть пойманным!

Я же наблюдал за реакцией женщин и мужчин (кстати, охранники здесь так же были, то ли подыгрывали, то ли их и, правда,отчитывали).

— Но сегодня ночью мной и моими внуками была проведена спецоперация под кодовым названием «найти и уволить».

Один из водителей чуть заметно улыбнулся, но постарался взять себя в руки. Все понятно, эти с нами заодно, фух. Таких изводить было бы сложнее!

— Раиса! Вы уволены! — заорала бабушка, останавливаясь перед женщиной.

— Но я…

— Роман! — тот самый Роман, который должен был решить вопрос со школой Киры, достал телефон и включил запись телефонного разговора, как раз того, который мы сегодня утром и подслушали, — проводи!

Вот так решаются дела, по-мужски!

Когда все разошлись, бабушка как-то устало опустилась в кресло и прикрыла глаза.

— Вот так надо, детки мои, иначе сожрут.

Кира принесла женщине стакан воды, а я сел рядом, держа наготове телефон. Вдруг скорую придется вызывать?

— Кир? — позвала Альбина Никитична.

— М? — отозвалась сестра, подсаживаясь к женщине.

— Ты там хотела волосы в розовый перекрасить, так вот и я хочу. Собирайся, нас ждут великие дела!

— Не-е-ет! — завопил я.

— О да! — отозвался женский хор, и дамы быстро пошли на второй этаж собираться.

Только не розовые волосы, только не они! А-а-а!

Глава 5.

Я понял, что если сейчас не предприму хоть что-то, то совсем скоро перед моими глазами каждый день будят мельтешить две розовых макушки. Я, как человек со слабой нервной системой, которая в последнее время меня сильно подводит, просто обязан был уговорить женщин передумать!

Проще сказать, чем сделать!

В качестве группы поддержки я выбрал Романа, который так и остался стоять внизу и дожидаться бабушку с мелкой. Мы с мужчиной переглянулись и коротко кивнули головами, вот тебе и мужская солидарность в действии, поняли друг друга без лишних слов.

— Кира! Стой! — крикнул сестре, подбегая к закрытым дверям комнаты, — ты не можешь покрасить волосы в розой цвет!

— Это еще почему? — раздался совсем не удивленный голос, сестра словно вела со мной беседу, совсем не вникая в диалог.

— Потому что ты ученица, а в каждой школе есть правила!

— Перетерпят, — беспечно отозвалась она, выходя в коридор в коротких шортах и желтой футболке.

— Ты не понимаешь! — я не мог подобрать нужных слов, словарный запас, которым ранее всегда гордился, закончился! Была бы сейчас на месте сестры Злата, то нашел бы тысячи слов, но доказал свою правоту, а тут, глядя на довольную мордашку мелкой, растерялся.

— Отстать, — отозвалась Альбина Никитична, которая успела выйти из комнаты и шустро спускалась по лестнице вниз.

— Рома, ну ты им хоть скажи! — призвал на помощь застывшего соратника.

Вот только парень ничего сказать не мог, он смотрел огромные глазами на голые ноги Киры. Только этого мне для полного счастья не хватало!

— Кира, переоденься!

Охранник сразу понял, что слишком уж откровенно смотрел на мою сестру, которой, на минуточку, всего шестнадцать полных лет! Но девушка уже выскочила на улицу, а я подлетел к Роману, сам не понял, как схватил за грудки и даже попытался встряхнуть.

— Тронешь хоть пальцем — убью! — пригрозил ошарашенному парню.

Угроза так себе, если считать, что телохранитель меня на голову с лишним выше, да и в плечах шире, но за сестру порву.

Роман оказался парнем умным, коротко кивнул и вышел. А я? Пошел следом. Ну разве можно их одних оставить? Догнав сладкую парочку у машины, помог бабушке забраться на сидение, а сам уселся впереди.

— Паш, ну не дуйся, — пропела сестра и поцеловала меня в щеку.

Подтаял, конечно, но не настолько, чтобы разрешить этим ведьмам красить волосы в розовый цвет!

— Ну, Пашенька, — прилетел второй поцелуй, на этот раз от Альбины Никитичны.

Ромка рядом заулыбался и как-то исподтишка покосился на мою почти недовольную физиономию.

— А вот завидовать не надо, — пробубнил, отворачиваясь к окну.

Зато почти сразу раздались два смачных поцелуя, а когда обернулся, увидел покрасневшего от кончиков ушей до шеи Романа и расхохотался. Вот, парень, нужно держаться со мной рядом, иначе нас по одиночке изведут!

В салоне красоты, в который приехала наша дружная компания, уже бегали мастера в ожидании своих клиентов. Я в последний раз предпринял попытку поговорить с женщинами, а потом махнул рукой и сел на диван рядом с Романом.

— Ты как? — парень покосился на меня.

— Жить буду, — махнул рукой, — а ты?

— И я буду.

Мы рассмеялись, а потом Рома неожиданно задал вопрос, который ввел меня в ступор на добрые десять секунд.

— Можно я буду ухаживать за твоей сестрой?

Собственно, такой вопрос мне еще никто и никогда не задавал, и как на него ответить? Мне, конечно, как старшему брату, любящему свою сестру, хотелось крикнуть «нет», но… не продержится Ромка с Кирой и недели. Эта егоза не такая уж и милая, с ней не так-то просто.

— А сколько тебе лет? — я все понимаю, молодежь нынче взрослая, да и сам я по молодости глупости делал. Но это я, а это сестра. Чуете разницу?

— Двадцать четыре, — отрапортовал молодой человек, — у Альбины Никитичны работаю вот уже три года, смог купить квартиру, родителям ремонт сделал, когда от них съехал. В общем, я не гуляка, да и времени на это нет, если честно.

— Попробуй, — пробормотал, думая над тем, что разница в возрасте большая, но и у Романа ветра в голове нет. Может, он хоть сдерживать сестру будет, — только до свадьбы ни-ни! — вспомнил о самом главном.

Конечно, меня никто и не спросит, да и караулить сестру я не смогу, а уж держать свечку точно не стану. Буду надеяться на честность Романа и сознательность Киры.

В салоне мы просидели больше двух часов. Я, человек, который ценит свое время, извелся. Мне бы уехать, заняться делами, вот только не мог сорваться, не посмотрев на результат.

Когда к нам вышла Кира, то Рома рядом чуть слышно присвистнул, а я сжал губы, потому что как бы сам недавно дал зеленый свет на их отношения с мелкой. Может, зря? Может, стоит забрать свои слова обратно? Вот только и Кира как-то потупила глазки и даже пару раз вокруг себя покрутилась, демонстрируя новую прическу с покрашенными концами волос в чуть заметный розовый оттенок. Вот только показывала она результат творения мастера не мне, вы представляете? Она крутилась напротив Романа, который кивал головой, говоря о том, как девушке идет и прическа, и новый цвет.

Пришлось даже кашлянуть пару раз, чтобы Кира, наконец, обратила на меня внимание!

— Ой, а я думала, ты уже сбежал, — невинно похлопала глазами, — ну как?

— Очень хорошо, — все же признался, так как и правда получилось мило и необычно.

А вот Альбина Никитична вышла довольная донельзя, да еще и с бледно-розовыми волосами. Цвет, как ни странно, ей очень шел. Я даже сделал комплемент, причем искренне!

Бабушка засияла довольной улыбкой и стала приставать с расспросами к Роману, которому пришлось нахваливать и мастеров, и саму Альбину, которая не побоялась и пошла на такой такой эксперимент, и Киру, что предложила такую замечательную идею!

Парню пришлось туго, я лишь похлопал его по плечу, когда мы выходили из салона красоты.

— Держись, парень! Это только начало! — вымученно улыбнувшись, Рома быстро сел в машину.

Домой приехали через час, и пока все было тихо и спокойно, взял машину и ухал на первую станцию, так сказать, знакомиться с коллективом, да и просто посмотреть, чем занимается народ. На всякий случай предупредил Киру и Альбину, что буду отсутствовать часа два, а то и больше. Роман остался за старшего и обещал в случае чего звонить или самостоятельно вызволять нашу очаровательную нанимательницу из лап родственников. Поэтому уехал, можно сказать, со спокойной совестью и с полной уверенностью, что ничего не случится.

Первая станция находилась в двадцати минутах езды от дома, но так как я в этом городе знал каждый закоулок, то довольно быстро проехал дворами и оказался на месте.

Меня не ждали или ждали, но еще до конца не поняли, во что могут вляпаться. СТО было небольшим, а вот машин вокруг него оказалось довольно много. В двух оборудованных гаражах уже стояли машины, которыми, правда, никто не занимался. Весь персонал стоял на заднем дворе и курил, беспечно болтая о клиентах. Я даже успел зайти в небольшой магазинчик при станции, где не нашел так же и продавца. Чудеса какие-то, да и только! Зато совсем скоро появился управляющий, который и отвечал за магазин, а еще принимал звонки и записывал автовладельцев, которые желали провести диагностику своего верного коня.

Кстати, до появления управляющего и нескольких мастеров, успел поговорить с водителями, которые жаловались на обслуживание. Раньше, когда был жив хозяин, работа кипела, машины чинили быстро и качественно, а сейчас работнички обленились, потому что никто не контролирует станции. А еще и мастера хорошие разошлись, остались те, у кого руки растут из самого неудачного места.

Я понял, что за эту станцию придется побороться, раз автовладельцы сами говорят, что готовы терпеть такой беспредел недолго. Я же заверил, что совсем скоро состав ремонтников будет обновлен на молодых, но знающих свое дело ребят.

— Это правильно, — согласился с моими словами усатый дяденька с огромным животом, — молодые работать хотят, им деньги нужны. Такие пахать будут и клиентов не обидят.

Удалось хоть как-то заинтересовать водителей, пока быстро смотрел на записи и сверял данные из журнала с госномерами авто. По всему выходило, что очередь такая образовалась потому, что мало того, что механики часто курили, так еще и долго все делали. Они уже должны были принимать по пятым и шестым машинам в списке, а чинят только третью или ходят вокруг второй.

Управляющий развел руками и недовольно на меня покосился. «Ладно, сегодня ты еще будешь тут, возможно, даже завтра, а потом найду замену не только тебе». — мысленно пообещал ему. Хорошо хоть связи остались со студенческих лет, и есть много парней, желающих заработать и при этом заниматься любимым делом.

А вот такие люди, которые работают спустя рукава, не заботясь о качестве и сроках выполнения, нам не нужны. Таких товарищей нужно гнать и как можно дальше. А еще планирую для курящих расписать целый график с перерывами, понимаю, зависимость, свербит в одном месте, но бросать машину на середине починки так же нехорошо.

Ничего, я наведу порядок, нужно время, хоть его и не много.

Глава 6.

Я нашел в раздевалке чей-то завалявшийся костюм, сунул в карман телефон, который поставил на громкий режим, и вышел в гараж, чтобы лично посмотреть на неполадки и как можно быстрее освободить задержавшихся автолюбителей.

Как я и думал, ничего сложно в починке не было, просто товарищи-механики тянули время, не желая лишний раз марать руки. Пришлось показывать личный пример и быстро приступать к делу. Ух, давно я не возился с машинами, даже зуд почувствовал в пальцах, когда касался деталей, в груди поселилось непонятное чувство полноты, словно я там, где и должен быть, пусть даже в яме, плевать. Это мое дело, это то, что я люблю и чем дорожу.

Работа с моим появлением закипела, мужчины довольно кивали, видя меня в деле, многие говорили, что такими начальники и должны быть — активными, грамотными и не боящимися работы. Кто-то даже сравнил меня с Николаем, рассказав, что мужчина, даже будучи сильно в возрасте, никогда и никому не отказывал в помощи. Да, было приятно, даже очень. Тем более Альбина меня видела на месте мужа и не прогадала.

Естественно, в два часа я не уложился. За одной машиной шла другая, потом третья, а оторваться от любимого дела было непросто. Но меня отвлек звонок телефона.

— Да, Ром, что у вас? — я даже вышел из гаража, вытирая руки о тряпку, которая была не чище меня самого.

— Новые гости пожаловали, кажется, племянница Альберта Никитича.

— А кто у нас Альберт Никитич?

— Так родной брат нашей бабушки.

— О как, — посмотрел на машины, гадая, стоит ли ехать или нет.

— Альбина сказала, что ты должен лично поприветствовать Злату!

Ох, черт!

— Еду!

Переодеваться не стал, так как новая гостья явно приехала невзначай и как долго будет находиться в доме непонятно. Бросив на сиденье тряпку, которую нашел в багажнике, сел за руль. Неплохо бы для начала принять душ, потом переодеться в чистое, но я так понял — ждать моего приезда никто не будет.

Через десять минут я был дома, вышел из машины, хлопнув дверью, и оглянулся. Никакого другого транспорта поблизости не было. Потом шлепнул ладонью себе по лбу, вспоминая, что Златка всегда приезжала на курсы либо на общественном транспорте, либо на такси, если опаздывала. Что ж, значит, потом сам отвезу ее домой, вот и поговорим как раз.

Зашел домой и громко поздоровался.

— Я дома, — бабушка радостно хлопнула в ладоши, заметив меня в робе, сестра улыбнулась, прекрасно зная, в каком приподнятом состоянии я сейчас нахожусь, а вот Злата приподняла голову и застыла.

Она несколько раз моргнула, показательно ущипнула себя за руку и даже потрясла головой.

— Не старайся, не поможет, — посоветовал, все так же стоя в коридоре и не проходя дальше.

Во-первых, не хотел портить мебель своей грязной одеждой, а во-вторых, опасался истерики старой знакомой. Вот и сейчас девушка недовольно сощурилась, готовая сказать колкость, но пришлось опередить.

— Пять-семь минут подождите, я сейчас вернуть.

Когда поднимался по лестнице, стягивал с себя грязную футболку, а уже в комнате стащил штаны и поспешил в душ. Времени у меня на помывку было крайне мало, так что быстро сполоснулся и достал чистые джинсы и новую футболку белого цвета, волосы остались еще влажными, но на них даже внимания не обратил, сами досохнут.

Быстро сбежал по ступеням вниз и сел на свободное место прямо напротив девушки. Она, кстати сказать, не сбежала: либо не захотела, либо не позволили, но это вопрос второстепенный, сейчас же мне предстояло как-то попытаться нормально с ней поговорить, не ссорясь и не споря. А это сложно, так как сама девушка была настроена на словесные баталии, по глазам видел — уже приготовила пламенную речь.

— Не ожидала тебя здесь увидеть, — проговорила Злата нейтральным тоном, бабушка с Кирой поближе друг с другу подсели и принялись с интересом следить за развитием диалога.

— Сам не ожидал, — пожал плечами, беря чайник и пододвигая к себе пустую чашку с блюдцем.

— Да ладно, неужели что-то вырвалось из-под твоего контроля? — усмехнулась она.

— Представляешь, даже так бывает. Оказывается, мы не всесильны, да-да, уясни, тебе не помешает.

— Ой, только не надо сейчас намекать ни на что!

— А я разве намекаю? Я говорю как есть, забыла?

— Разве забудешь! Возомнил себя непонятно кем! Теперь умничаешь!

— Да кто бы говорил!

— Стоп! — наш диалог набирал обороты и громкость до тех пор, пока не вмешалась Кира. Мы одновременно повернули в ее сторону головы, вот только девушке до нас совершенно не было дела, — ты это видела? — обратилась сестричка к Ангелине, — какой накал страстей, какая взрывная смесь!

— Супер! — пропела бабушка, а мы со Златой почему-то смутились и уставились в свои чашки.

Так и просидели почти полчаса, не сказав друг другу больше ни единой гадости или колкости, зато бабушка и Кира над нами откровенно потешались и всячески подкалывали. Злата держалась молодцом, я так же не реагировал на слова, зато к концу чаепития обещал все припомнить, но только в двойном размере.

— Спасибо, Ба, — сказала Злата, укладывая в сумку телефон, — поеду я.

— Может, останешься? — от былой радости не осталась и следа, да еще Злата так отводила взгляд, словно и желала остаться, да только воспитание не позволяло.

— Нет, поеду. Вот только такси вызову.

— Я отвезу, — кивнул головой на выход и уже был готов отбивать очередной словесный удар, вот только девушка, неожиданно соглашаясь, просто кивнула.

Мы прошли в машину, которая так и была припаркована у ворот, Злата быстро юркнула на переднее сидение и пристегнулась.

— А почему именно эта машина? — задала вопрос, — бабушка сказала, что в твоем распоряжении были и остальные автомобили.

— Не дорос еще до них, — ответил коротко, смотря в голубые глаза спутницы, — куда тебя везти?

Злата назвала адрес, а я медленно тронулся. Мы почти всю дорогу ехали молча, я думал о том, кому сегодня стоит позвонить или лучше назначить встречу, еще планировал свой завтрашний день, ведь кроме первой станции, нужно доехать до второй и узнать, как там обстоят дела.

— А ты где сейчас работаешь?

Злата как-то дернулась и резко повернула голову.

— Уволилась, — сказала коротко, да таким тоном, что даже разговаривать не хотелось, но надо было.

— Мне бабушка отдала свои СТО, — рот девушки широко раскрылся, но потом вдруг на лице расцвела улыбка.

— Тебе всегда нравились машины, и ты в них разбираешься больше остальных.

— Ну надо же, ты решила сделать мне комплемент?

— А вот и нет! Констатация факта!

— Правда?

— Само собой, еще комплименты тебе не отвешивала!

— Ладно, дело не в этом, — вновь вернулся в русло разговора и постучал пальцами по рулю, — плохи дела на первой станции.

— Совсем? — заволновалась Злата.

— Не то чтобы совсем, исправить все можно, только команду новую набрать нужно, да и на второй станции я еще не был и даже предположить не могу, что творится там. Но ты не могла бы посмотреть бухгалтерию? Я в этих цифрах ни черта не шарю, а не хотелось бы быть обманутым.

— Я тебя поняла, когда встретимся?

— Завтра? — вроде, лично у меня никаких дел не было, только неожиданные, связанные с родственниками, но никто и никогда не знает, когда они приедут.

— Хорошо, — пожала плечами девушка, — позвони тогда и скажи, куда подъехать.

— Ты номер свой запиши, — протянул телефон, — я за тобой завтра сам заеду.

На этом и решили. И, что самое главное, мы больше не спорили. Я довез Злату до дома, она коротко махнула на прощание и скрылась за дверью подъезда, а я поехал на станцию, чтобы убедиться, что с моим уходом там хоть что-то изменилось в лучшую сторону. Но ни черта! Мать вашу, я кому личный пример показывал, а?

Ладно-ладно, не хотите по-хорошему? Будет вам!

Достал телефон и быстро набрал нужный номер.

— Здорово, свободен? Отлично, собери наших, кого сможешь, и приезжайте на СТО на Измайлово. Ага, жду.

Администратора на месте не оказалось, хотя до закрытия было чуть больше часа. Мужики развели руками и сказали, что он всегда рано домой уходит. Что ж, завтра может и не приходить, на его место найдется другой человек.

Друзья подъехали аж на двух машинах, и шумной компанией вывалились на улицу.

— Что стряслось? — спросил Костя, засучивая рукава.

— Парни, тут такое дело!

Мы были знакомы с самого детства и даже со многими вместе учились в одной группе, пока другие активно маршировали на плацу. Но нас все равно объединяло одно — машины! Мы, еще будучи молодыми и зелеными, допоздна засиживались в гараже, собирая очередной мотоцикл или машину, а потом втихаря от родителей испытывали их за городом. Со временем баловство перешло в серьезное дело, машины чинили за деньги, и нашими услугами с удовольствием пользовались. Со временем каждый куда-то

устроился работать, у некоторых появились семьи, но связь мы всегда поддерживали и старались друг другу во всем помогать. Вот такая настоящая бескорыстная мужская дружба, которая прошла сквозь года и выдержала многие встряски. Сейчас же я кратко и емко обозначил, что эта станция и еще вторая из той же сети, перешли под мою ответственность, вот только один я с бардаком, который здесь учинили, не справлюсь, нужны люди, готовые не только помочь, но и поработать.

— Эй, мужики, — свистнул Игорь, заходя в гараж, — расходимся!

— Как?

— У нас еще вон работа…

Голоса механиков были притихшими и настороженными, они косились в сторону ребят и невольно ежились. Да, парни хоть куда — широкоплечие и высокие.

— Да какая работа? — удивился Костя, — ты это колесо крутишь сколько уже? Мы приехали, поговорили, к вам пришли, а ты все никак. Все, собрали вещи и завтра за расчетом приходите, дайте другим поработать, раз сами не хотите.

Худо-бедно, но мужики слиняли домой, недовольно мыча и бурча, зато парни быстро подорвались и разделились на группы, часть из которых останется здесь и доделает машины, а со второй половиной я отправился на другое СТО. Надеюсь, хоть там дела будут обстоять нормально.

Три раза ха-ха! Когда теряется контроль над людьми, они начинают работать спустя рукава. На второй станции хоть механики были с руками, да только людей явно не хватало, мужики не справлялись и к вечеру валились с ног. Надо будет найти людей и сделать двойную смену, чтобы хоть как-то разгрузить мастеров.

СТО было довольно большим: кроме гаражей, было две мойки, магазин с автозапчастями и прочей нужной ерундой, а вот на втором этаже было что-то наподобие бухгалтерии, где две девушки красили ногти и медленно вбивали данные в компьютеры, рядом с которыми на столиках стояли немытые чашки, а на полу валялись крошки.

— Ой, а кто это к нам пришел? — пропела блондинка, перекидывая косу через плечо.

— А к вам пришла проверка в лице нового владельца станций!

Девушки переглянулись и выпрямились. В сторону был отставлен лак, зато быстро придвинута клавиатура.

— Мы тут… вот, — брюнетка с короткой стрижкой судорожно пыталась придумать, что ответить, да только я уже все прекрасно видел своими глазами.

Творился бардак.

— С завтрашнего дня на Измайлово работает новый состав. Старый необходимо рассчитать к завтрашнему дню.

— Но…

— Ясно, — я отошел в сторону и позвонил Злате.

— Это снова я, ты свободна? Угу, планы поменялись, ты мне нужна сейчас.

Девушка громко засмеялась.

— Что, не можешь сложить два плюс два?

— Бери выше, не могут рассчитать зарплату!

Смех заполнил динамик, а я и сам улыбнулся в ответ, наблюдая, как недовольно поджимают губы работницы.

— Можно я подругу возьму? Она хороший спец, ручаюсь!

— Бери, тут как раз два компа, вам хватит. Сейчас к тебе парня пригоню, сам забрать не смогу.

Открыв окно, крикнул Игоря.

— Забери новых бухгалтеров, адрес скину!

А вот потом до приезда Златы я выслушал в свой адрес столько всего интересного, что даже смешно стало.

— Милые дамы, — в очередной раз обратился к девушкам, — мне нужны работающие люди, ра-бо-та-ю-щие! А не сидящие за столом и наводящие красоту! Мало того, что у вас тут бардак, вы уже и посторонними делами занимаетесь, не стесняясь, но мне на это абсолютно было плевать! Больше удивило то, что вы не стали выполнять то, о чем вас попросил.

— Это долго!

— Так и я не говорил, что задержу вас просто так! Любой труд оплачивается! И если вы задержались по уважительной причине, значит, на следующий день можете прийти позже, да и премии никто не отменял, — пожал плечами.

Так хотелось выйти из кабинета, но я побоялся мести, банальной женской мести, которая могла бы нам аукнуться. Неизвестно, как бы поступили девушки, выйдя я сейчас за дверь. Вон, Глеба сестра работала в школе, которую собирались расформировывать, и директор решил в последний раз сэкономить на зарплатах — пострадали все, даже секретарь, которая быстро написала заявление на увольнение, отработала две недели и махнула всем рукой. А когда потребовались документы, то тут уже вопили все, так как женщина ушла не просто так. Она все две недели добросовестно путала документы, специально вставляя приказы и распоряжения, докладные и заявления в другие папки, а в последний рабочий день перед самым закрытием кабинета очистила все диски, удалив важную и нужную информацию.

Сейчас я боялся подобного. Не думаю, что документация на данный момент находится в хорошем состоянии, папки криво стояли на полках шкафа, какие-то безобразно лежали на подоконнике, словно совсем не были нужны. И если такая беда в кабинете, то в компьютере бардак должен быть не меньше.

Через час Злата и невысокая пухленькая девушка приятной внешности уже стояли в кабинете и рассматривали те самые папки, хмурились, ругались с бывшими бухгалтерами и долго все вместе копались в компьютерах.

Я же тихонько вышел и спустился вниз. В магазине работала девушка, которая активно носилась между стеллажами и что-то объясняла надоедливому мужику, которому «нужно хорошее масло, но не слишком дорогое». Девушка владела информацией даже побольше меня, чем сильно удивила. Она заметила мое появление далеко не сразу, а потом как-то странно побледнела и сглотнула. Неужели слух о строгом и беспощадном начальнике дошел и до нее? Зря, те, кто работает, останутся на своих местах. Показав ей большой палец, вышел из магазина, крикнув напоследок: «Молодец, работай!» А то мало ли, вдруг испугается слухов и сбежит! Такие сотрудники нужны самому!

Глава 7.

Я метался между станциями, периодически созваниваясь с Кирой и Романом. Это был сложный вечер и жутко долгая ночь. Если с первым СТО вопрос был решен довольно быстро, и часть друзей с удовольствием согласилась работать на меня, то со вторым были проблемы. Нет, мы убрали только бухгалтерию, которая так и так ничего не делала, и почти до двух часов ночи сидели с парнями на полу в кабинете, раскладывая документацию по папкам, а Злата с Полиной исправляли то, что нам пригодится в ближайшие дни.

Зарплату работникам рассчитали, новых оформили, премию тем, кто сегодня решил поддержать нас, выписали. Кроме нас с парнями, в кабинете была еще и та самая девушка с магазина, которая нам все и рассказывала. Без нее было бы сложно, но Ксюха подошла сама, а от помощи мы не отказались. Кирилл все время поглядывал на девушку, даже подсел к ней поближе, чтобы ненавязчиво начать разговор, а вот Илья активно крутился рядом с Полиной, чем мешал ей. Бухгалтер терпела долго, пока не прикрикнула на парня, который от неожиданности плюхнулся на свободный стул рядом с ней.

— Вот это женщина! — воскликнул он и получил подзатыльник, — и рука тяжелая, — непонятно отчего довольный парень почесывал ушибленное место и лыбился во все зубы.

Как ни странно, за весь вечер мы со Златой даже не поругались. Наверное, потому, что просто было некогда. Слишком много дел и работы, слишком много ответственности. Я же к девушке приглядывался. Хотя, кого обманываю, давно на нее смотрел, еще на курсах она привлекла мое внимание и далеко не острым язычком, а своей очаровательной внешностью: высоким ростом, белыми волосами, которые почти всегда были убраны в неряшливый пучок, нежной кожей, пухлыми губами и бездонными глазами. Я ведь когда спорил с ней, то всегда наблюдал за тем, как не имеющие дна омуты меняют свой цвет, становясь то серыми, то прозрачно-голубыми.

И я мог с уверенностью сказать, что Злата мне нравится, да. Она интересная, красивая, и меня к ней тянет. Вот только когда она узнает о том, что в договоре прописан один пунктик, касающейся ее, то не видать мне своих ушей — оторвет в раз!

Но не будем загадывать наперед. Пока еще все шито белыми нитками, и совсем ничего в наших отношениях не понятно. Вот лучше бы я на деле сосредоточился, нежели в облаках витал!

Еще через полчаса, когда мозг откровенно отказался работать, мы засобирались домой, договорившись встретиться в то же время, но в восемь утра. Первая станция открывалась как раз в это время, поэтому часть помощников будет уже работать. Кстати, а новый администратор? Где его взять?

— Давай, я завтра на телефоне посижу, — предложил свою помощь Илья, — к тому времени кого-нибудь найдешь.

Так и решили. Девушек до дома отвозил сам, так как запихивать их в полную машину мужиков было неправильно, да и один особо настойчивый буквально жаждал как можно скорее и теснее познакомиться с Полиной. В общем, получив еще раз по ушам, Илья пообещал приехать завтра с цветами. Эх, зацепила его девушка!

Домой вернулся под утро. Кое-как стащив с себя ботинки, пробрался на кухню и напал на холодильник. Заказанной пиццы, которую мы ели прямо на станции, не хватило, живот крутило от голода и желания попить чего-нибудь горячего.

Когда в микроволновой печи разогрелась картошка с тушеным мясом, а в чашке заваривался чай, ко мне присоединилась Альбина, которая куталась в шаль.

— Проблемы? — она вроде и спросила, но цепким взглядом показала, что и так все поняла.

— Были, — постарался успокоить огорченную женщину, — друзей позвал, с которыми все детство что-то разбирали и собирали, нового управляющего ищу для Измайловской станции, на Калинино довольно хорошая девушка, которая свое дело знает. Ну и Злата теперь с подругой у нас бухгалтерией заправляют. Одним словом, будем работать обновленной командой!

Альбина Никитична неловко вытерла щеки, а я застыл с вилкой у рта.

— Бабуль, ты чего? — но женщина лишь махнула на меня рукой и уткнулась лицом в шаль.

Отбросив вилку на стол, которая громко звякнула, ударившись о столешницу, подошел к женщине и крепко обнял. Альбина была такой маленькой, что уместилась у меня в руках, лишь плечи чуть заметно подрагивали.

— Я знала, что там не все хорошо, — очередной раз шмыгнула она носом, — но не знала, что делать. Мне предлагали и продать, и подарить, но разве я могла? Это же Николаюшки дело, это же его все! Ох, там, наверное, за эти годы совсем дыра…

— Ничего не дыра, — сжал миниатюрную фигурку крепче, — все поднимем, не бойся. Еще заявим о себе! К нам даже с соседних областей будут ездить!

— Угу, на поломанных машинах, — подтвердила зевающая Кира, которая обняла и меня, и бабушку, — давай дадим восстановителю поесть, Ба, и отправим человека спать.

— Точно, что ж я! — всплеснула руками женщина.

И пока я садился за стол, сестра налила стакан воды и капнула туда валерьянки.

— Да, — задумчиво протянула она, рассматривая пузырек, — нам нужно купить минимум десять таких флакончиков. Жизнь-то набирает обороты!

Общий смех принес облегчение. Быстро поев и поцеловав женщин, ушел в комнату. Сил хватило на душ и на то, чтобы дойти до кровати и рухнуть на нее лицом вниз. Голова отключилась мгновенно, зато так же быстро и проснулся от криков, которые доносились с первого этажа.

Так! А это еще что такое?!

Открыв дверь, понял, что мне действительно ничего не снится. Крики были, есть, и если сейчас не встряну, то будут.

Спустился вниз и увидел двух молодцев, которые на повышенных тонах разговаривали с Альбиной и Кирой.

Встав перед ними, задал один вопрос:

— Кто?

Парни переглянулись.

— Я Стас, это Семен, — взял слово первый, — мы внуки!

— Какое совпадение, а чьи хоть? — у меня было плохое настроение, а значит, пора бы испортить его и другим.

— Деда Сергея!

— Как информативно! А он кто?

— Брат деда Николая!

— Боже мой, Альбина! — обратился к женщине, — что за Санта-Барбара? Ты не могла себе мужа найти не с такой богатой родословной, мы их как вшей будем долго выводить!

— Куда? — удивились братья.

— За дверь, милые, за дверь!

В гостиную вбежал запыхавшийся Роман, который держал в руках охапку цветов.

— Извините, отлучился! — розы перекочевали в руки к сестре, а мы с парнем переглянулись и уверенно схватили за шкирки молодых щеглов восемнадцати лет.

Каким боком они могут относиться к наследству, я так и не понял, но, судя по тому, что происходит вокруг, схапать деньги Альбины хотят все кому не лень!

Стас и Семен вырывались, брыкались и даже махали кулаками. Зря, Рома был шире и выше, ему было плевать на эти нелепые дерганья, а я был без настроения, поэтому очень неаккуратно уронил одного из братьев на землю и пригрозил тем, что если еще раз они переступят порог этого дома — плохо будет всем!

Не поверили, а зря! Следующий раз у нас разговор будет коротким. Точнее, разговора не будет, решим вопрос тихо, мирно и отделаемся разбитыми костяшками пальцев… мы с Романом… А вот чем обделаются… Ой, отделаются парни — не знаю.

Дома на диване сидела ошарашенная Кира, сжимая в руках цветы, а бабушка подсматривала за нами в окно, но стоило зайти в дом, как новоиспеченная родственница выдала:

— Роман, ты просто обязан на ней жениться!

Упав в кресло, стал хватать ртом воздух.

— Подождите! Дайте девочке окончить школу! — взмолился я.

— Да, я бы не стал торопиться, — тихо проговорил Рома, — вдруг я не нравлюсь, а Вы — сразу под венец.

— Ой, брось! — махнула рукой Альбина, — нравишься! Ты только посмотри на этот румянец, бог ты мой, прелесть какая!

— Ну, Ба! — еще сильнее покраснела сестра и, извинившись, выбежала из гостиной.

— А если честно, — стала строгой женщина, — обидишь — лично задушу, вот этим самыми руками.

— Да понял я, понял! — взмолился Рома.

— И до свадьбы ни-ни! — погрозила пальцем бабушка, а я захохотал, видя, как парень закатывает глаза.

— А я говорил, — похлопал его по плечу, когда смог отсмеяться и подняться с дивана, — валерьяночки?

— Да идите вы! — рассмеялся телохранитель, — накапай блин, с вами никаких нервов не хватит!

Бабушка гадко захихикала за спиной, а из кухни послышалось хрюканье, которое переросло в громкий смех.

Вот так мое отвратительное утро приобрело яркие краски!

Глава 8.

На кухне сестра убрала букет в высокую вазу, разместила ту на столе и даже села напротив, подперев рукой щеку.

Да, цветы она любила всегда, и я, как ответственный брат, дарил ей их на день рождения, восьмое марта и… Пожалуй, еще на день святого Валентина. Как бы на этом все, а вот сегодня она получила свой первый букет и тонкий намек на то, что нравится мужчине.

Точно! Ромка гений! Мне, чтобы завоевать Златку, нужно подарить цветы! Глянув мельком на часы, понял, что безбожно опаздываю, и покупка букета очень плавно перенеслась на послеобеденное время. С этим Чуком и Геком я потратил ценные минуты, и теперь успею лишь затолкать в рот бутерброд, возможно, выпить половину чашки кофе. А дальше в путь!

Резко развернувшись на пятках, побежал в комнату за телефоном, а по пути крикнул Кире:

— Сделай бутерброды!

— С собой? — хм, а это вариант.

— Да, и много!

— Заметано!

Еще один огромный плюс нашего тесного общения с малявкой — когда нужно, сестра включает голову и помогает мне собраться, особенно если работаю в авральном режиме и забегаю домой лишь поспать пару часов да переодеться. Перед выходом на работу меня всегда ждал контейнер с едой, а то и не один, термос с кофе и записка с пожеланием удачи.

Скажу по секрету, все эти записки я собираю и храню, потому что порой именно строчки из них поднимали настроение и давали дополнительную силу. Пока Кира играла в повара и добренькую сестру, позвонил Злате.

— Доброго, тебя забрать?

— Если можно, то насовсем! — вздохнула девушка, а я даже замер где-то между шкафом и кроватью, завис, держа равновесие на одной ноге.

— Э, в каком смысле насовсем? — с равновесием у меня было худо, поэтому пришлось отмереть и как-то увереннее встать на две ноги, а то от фразы девушки и так земля из-под ног ушла.

— Альбина сказала, что могу к вам на время переехать, вот я и решила воспользоваться гостеприимством.

Прочистив несколько раз горло, сказал, что буду у девушки через… допустим, двадцать минут и отключил вызов, чтобы быстро одеться и сбежать по лестнице вниз, но сегодняшний недосып сказался на мне.

Зацепившись ногой за последнюю ступеньку, некрасиво и громко рухнул вперед, благо, успел выставить перед собой руки, чтобы лицо не разбить, а вот коленями припечатался знатно.

На шум выбежали все, а я даже руки под голову подложил, изображая отдыхающего человека под насмешливыми взглядами домочадцев.

— И нечего хохотать, — пробубнил, но с пола не встал, — Альбина, а почему к нам собралась на время Злата переезжать?

Бабушка всплеснула руками, а потом как-то радостно захлопала в ладоши.

— Эм, я рад, что ты ждешь гостей, но хотелось бы знать причину…

— Ой, — махнула рукой бабушка. — Да зае… Заездили ее уже, — покосилась в сторону приподнявшей к потолку глаза сестре, — житья девочке родители не дают. Мало того, что им не нравится то, чем занимается дочь, так постоянно ее всем сватают! Ну разве можно так! Она наша! Мы первые забили Злату, так ведь?

— Угу, — кивнул, поднимаясь на ноги, — осталось только этой новостью Злату обрадовать, и тогда она и от нас уйдет.

— Ты с плеча не руби, — нахмурилась бабушка, — лучше бы помог девушке. Что я тебя всему учу!

— Действительно, Ромео, — пропела сестра, — держи свой завтрак. Иди и покори это непокоренное сердце своим красноречием!

— А чем-то другим покорить можно?

— Обязательно и другим покоришь, — усмехнулась Альбина, играя бровями, а я смутился, подхватил пакет и вылетел из дома.

— Я, вообще-то, про подарки и знаки внимания говорил, — буркнул напоследок.

— Так а я о чем! — донесся насмешливый голос женщины, а потом и дружный смех.

В аптеку, что ли, заехать… ага, за валерьянкой!

Когда подъехал к дому девушки, то вышел из машины и уверенным шагом направился к подъезду, хотел было достать телефон и позвонить Злате, да только услышал крики ссоры, которые доносились приблизительно с третьего этажа. Заскочив в подъезд, благо, какой-то умный человек подставил кирпич под дверь, поднялся на третий этаж и не прогадал. Здесь крики были слышны отчетливо, я даже голос Златы расслышал и направился к довольно приличной с виду двери, которая оказалась незапертой.

Меня здесь либо ждут, либо сама судьба сегодня находится на моей стороне. Приоткрыл дверь и заглянул в квартиру. Сначала заметил большое количество сумок и пакетов, кажется, что-то основательно подошел к вопросу переезда.

— А я сказала, что ты остаешься дома! — кажется, это мать таким способом пыталась «уговорить» Злату задержать в родных стенах.

Прикинул, сколько ходок мне надо, чтобы перетащить все вещи в машину, взял как можно больше пакетов в одну руку, второй закинул спортивную сумку на плечо и подхватил огромный чемодан на колесиках.

Вот, черт! Она что, полквартиры решила с собой увезти?

Пыхтя и сквозь зубы матерясь, спустился на первый этаж и только там смог с облегчением выдохнуть. Почему-то вспомнился наш переезд и моя небольшая сумка, в которую вместилось почти все. А тут… Ладно, успокою себя тем, что столько вещей может быть только у девушки, которая работала в офисе, где есть определенный дресс-код и правило: «Нельзя ходить всю неделю в одном и том же».

Сложил вещи в багажник, вновь поставил машину на сигнализацию и поднялся в квартиру.

— Ты не можешь просто так уехать и бросить своего жениха!

— Да! — услышал мужской бас.

О, а это интересно!

Не разуваясь, прошел на голос и оказался в довольно просторной гостиной, где у окна лицом ко мне стояла взрослая женщина в красивом платье, которая скрестила руки на груди и недовольно смотрела на диван. Кстати, Злата сидела перед толпой родственников как под обстрелом. Кроме матери был еще и отец, какая-то девушка, наверное, младшая сестра или подруга, ну и, судя по всему, жених.

Вот ненавижу такой типаж… ох, как сложно произнести мне слово «мужчина», потому что, рассматривая ЭТО, язык не поворачивался. Прилизанные и зачесанные назад волосы, немного худощавого телосложения, на мой взгляд, с аккуратными тонкими пальцами без единого заусенца. Этакий офисный планктон, которому пророчат высокую должность.

— Ты хочешь меня бросить и уехать? — деланно удивился и зашел в комнату.

Злата вскинула голову и посмотрела на меня с такой надеждой в глазах, что рыцарь во мне выставил вперед ногу, закованную в доспехи, и поднял над головой меч. Правда, если бы в руках на самом деле оказался щит, то сейчас активно закрывался бы им от обстрела со стороны родственников девушки. Меня прожигали такими взглядами, что на некоторое мгновение стало немного не по себе, но, собрав всю силу воли в кулак, подошел к Злате, подхватил на руки и спокойно вышел в коридор, где поставил девушку на ноги.

— На, — всучил ей ключи от машины и пару пакетов, которые сиротливо лежали рядом со шкафом, — я скоро вернусь… Надеюсь.

Как только Злата на негнущихся ногах и с прямой спиной вышла на лестничную клетку, ко мне подтянулись ее родственники: крайне недовольные, со злыми глазами и явно единственным на всех желанием — прибить неизвестного парня, который испортил весь спектакль.

— Ты кто? — боже, у этого даже голос не мужской, какой-то слишком изнеженный.

— Жених, — ответил спокойно, выдерживая тяжелые взгляды, — а ты?

— Это я жених! — ух, ну зачем переходить на ультразвук!

— Да ладно, — усмехнулся, — и где твоя невеста?

Парень обернулся за поддержкой в лице мамы Златы, которая постукивала пальцами по косяку двери и внимательно за мной следила.

— Если на этом все, то мы уехали, — подхватил еще одну сумку и вышел за дверь.

— Даю Злате сутки на то, чтобы одуматься, — послышался уверенный и властный женский голос, — если к завтрашнему вечеру не вернется, то пусть совсем не приходит!

— Хорошо, я ей передам, что теперь у нас новая большая и дружная семья! Счастливо!

Спустился вприпрыжку с лестницы, но на этот раз старался ступать аккуратно, помня об утреннем падении. До машины дошел так же быстро, закинул сумки на заднее сидение и сел за руль. Девушка старалась на меня не смотреть, отвела взгляд в сторону, нервно одернула руками кофту.

— Извини, — пробурчала.

— За что, дорогая моя невеста? И, кстати, на правах твоего жениха я просто обязан знать, что это за хрен! Он к тебе подвивает клинья, ты ему что-то обещала…

— Паша!

— Что Паша? Приезжаю к любимой, дорогой и самой красивой девушке, а там этот… как его…

— Артур…

— Артурчик! Ну, боже мой, я и не сомневался, что у этого «сладкого» мальчика будет грубое и брутальное имя! Так что ты скажешь в свое оправдание?

— Спасибо, — рассмеялась Злата, откидываясь на спинку сидения и прикрывая глаза, — я всю ночь не спала, — пожаловалась.

— Мне тебя искренне жаль, я вот даже немного выспался, — она бросила на меня косой взгляд, — завтракать будешь?

— А у тебя есть, что съесть? — обернулась и заприметила пакет на заднем сидении.

— Мне только бутерброд оставь, хотя бы один, — подкалывал я, желая хоть как-то разрядить обстановку.

Вместо бутерброда получил локтем в бок, правда, потом меня все же накормили и даже напоили. За рулем было крайне неудобно пить обжигающий бодрящий напиток, но выбора у меня особо не было.

Вот так, подкалывая девушку, которая успела пару раз подавиться и даже облиться, доехали до работы. Увы, но душещипательную историю я так и не услышал, поэтому мог только догадываться, что же произошло на самом деле.

Моя фантазия не была бурной и яркой, я часто улавливал факты, и если ничего не упустил, то картинка складывалась следующим образом: у Златы мама в доме имеет особый авторитет, ее слушаются во всем, даже муж сегодня ни разу не открыл рта, чтобы либо заступиться за дочь, либо добавить пару обвинений. Кроме этого девушку достали женихом, которого явно навязывают. По какой причине? Хм, вариантов может быть очень много, начиная от хорошей родословной, заканчивая каким-нибудь глупым обещанием. Надеюсь, девушка все же поделится со мной и расставит все по своим местам, а пока что я высадил ее у СТО, где стояла уже знакомая машина. Кажется, Илья решил во что бы то ни стало завоевать сердце Полины. Будет интересно посмотреть, как этот ловелас и бабник станет на этот раз покорять «гордую» вершину неприступности. То, что новый бухгалтер — не гулящая баба, понятно сразу. Девушка умеет думать головой и прекрасно знает последствия вот таких подкатов. Что ж, терпения и сил Игорю, а я на работу.

— Злат, — обратился к удаляющейся фигуре, — ты извини, что сразу домой не отвез, не успеваю…

— Ничего, — махнула рукой, — вечером заберешь меня?

— Само собой!

Резко стартанул и услышал сквозь открытое окно крик девушки:

— Позер!

Посигналил на прощание и скрылся за поворотом.

Глава 9.

Первое СТО сегодня принимало посетителей оперативно, работа кипела, и парни выкладывались на все сто процентов. Я так же переоделся в робу и принялся помогать. Через пару минут рядом со станцией затормозила машина Ильи, который выпрыгнул из тачки и громко хлопнул дверью.

— Что, не дала? — рассмеявшись, спросил Кирилл, вылезая из ямы и рассматривая хмурого друга.

Парень лишь махнул нам рукой, хотя явно желал показать совершенно другой жест, и скрылся в магазине.

Первую половину дня я даже запомнил плохо, помимо работы успевал отвечать на телефонные звонки, которые сыпались как из рога изобилия. То Злата уточнит какой-нибудь вопрос, то неожиданно Ксюха обрадовала тем, что мне будут звонить поставщики и объясняться, почему заказанный ранее товар был задержан, потом звонила сестра и интересовалась, как я себя чувствую, и все ли получается.

Я пару раз бегал в машину, чтобы допить весь кофе в термосе и раз по двадцать перечитал послание, которое оставила мелкая: «Надери всем задницы, красавчик!» Улыбался, складывал лист и вновь уносился работать, чувствуя, как уверенность расползается по телу. Вот умеет, зараза такая, подбодрить! Да и подмазаться.

Но кроме работы меня сильно волновал вопрос, который остался нерешенным — что делать со школой? Я так и не поинтересовался у Романа, получилось ли что-то разузнать, забрал ли он документы, да и хотелось бы сестру в новое учебное место отправить, все ж начало года, как-то не хотелось бы, чтобы она пропустила важный и нужный материал при сдаче ЕГЭ.

После обеда я сорвался на вторую станцию, осознавая, что на первой пока проблем нет, и чувствуя небывалое облегчение. Ребята работали слаженно, клиенты оставались довольны, а Илья раздавал рекомендации направо и налево, отвечал на телефонные звонки и чувствовал себя как рыба в воде. Этот балабол нашел свободные уши и успел втюхать добрую партию товара покупателем. Я даже подумывал о том, чтобы попросить его остаться. Конечно, у него есть другая работа, но я даже готов платить больше. Ради такого работника-то! Нужно обязательно с ним поговорить!

Ксюшка во втором магазине так же справлялась на отлично! Девушка не смущалась того, что на нее смотрели с недоверием, задавали глупые вопросы, проверяя ее знания, иногда даже старались запутать. Вот только девушка явно была там, где и должна быть. Она ловко отвечала, снисходительно следя за реакцией собеседника, и иногда качала головой, улыбаясь. Да, у нас принято — если девушка за рулем, то она обязательно как обезьяна с гранатой. Здесь действует то же правило, и многие мужчины удивляются тому, что красивая и молодая девчонка знает довольно много об автомобилях и товарах для них.

Поприветствовав Ксюху, забежал в гаражи и убедился, что все идет как по маслу. Потом заскочил на мойки, где в будние дни было не так много машин, обычно кошмар начинался ближе к вечеру, а на выходных ребята к концу смены вешались на шлангах, используя вместо мыла машинное масло.

В бухгалтерии девушки работали, о чем-то разговаривая, а заприметив меня — грязного, взъерошенного и запыхавшегося, рассмеялись.

— С проверкой? — спросила Злата, отрываясь от монитора.

— Ага, если бы понимал, что и где надо проверять, — фыркнул и упал на стул, вытягивая ноги, — я у вас прямо пять минут посижу и дальше побегу.

Но отдохнуть мне не дали. Трель телефона разорвала тишину, которая образовалась после моего прихода. Нехотя достал аппарат из кармана и ответил на звонок.

— Да, Кир, что-то случилось? — сестра радостно завизжала в трубку.

— Рома привез мои документы и отличную характеристику! Мне даже со школы директор звонила и тонко намекала, что они готовы принять меня обратно! Оказывается, Рома какую-то проверку на них наслал…

О, да, парень не терял времени даром. Судя по восторженному голосу, сестра просто безумно счастлива от подобного поступка телохранителя Альбины. А если судить по тому, что Кира ему понравилась, то школу, директрису, да и всех учителей мне искренне жаль.

— Я что звоню, нам нужно до школы доехать. Альбина договорилась, нас готовы принять сегодня, но нужен ты!

— Я тебя понял, еду!

Поднявшись на ноги, поймал сочувствующий взгляд Златы.

— Как ты выживаешь при таком режиме?

— О, у меня есть секретное оружие, могу даже рассказать какое!

Девушки переглянулись и подались вперед, а я выдержал театральную паузу и гордо заявил:

— Десять капель валерьянки, и твоя жизнь наполняется красками!

И уже перед самым выходом из кабинета обернулся и добавил:

— Кстати, Злата, тебе нужно купить отдельный пузырек, а то к нашему уже присосался Ромка!

Девушка громко рассмеялась и покачала головой, а я побежал вниз, потому что смех смехом, а еще нужно привести себя в презентабельный вид, потому что, мне кажется, дамы мои выбрали далеко не простую школу.

Уже будучи дома, обрадовался тому, что день открытых дверей закончился, и желающих побеседовать с Альбиной больше пока не оказалось. Приняв душ, переоделся в брюки и рубашку с коротким рукавом, расчесал еще влажные волосы и спустился на первый этаж. Сестрица стояла в скоромном платье светло-коричневого цвета, которого ранее в ее гардеробе не было. Нахмурился, обращая внимание на новую сумочку и туфли на невысоком каблуке.

— Когда успели? — усмехнулся и покачал головой.

— А нам долго собраться, что ли? — удивилась Альбина, выходя в не менее шикарном наряде. — Поехали, Рома нас отвезет, а ты хоть передохнешь.

Я бы в этом слове поменял ударение и сдох прямо на сидении, как только сел в машину. Ноги и руки гудели с непривычки. У Светланы Сергеевны я хоть и работал каждый день, но не так интенсивно, да и по городу как угорелый не мотался. Сейчас же мой ритм жизни сбился, стал более активным, да и физический труд появился — это вам не в спортзал ходить да красоваться перед девушками, тут реально приходится тягать тяжести и напрягаться.

Школу, как я и предполагал, Злата с Альбиной выбрали самую-самую, я же не одобрял их решение. Когда вышли из машины, подошел к сестре и заглянул ей в глаза.

— Ты же понимаешь, что здесь легче не будет? — еще бы, про первую гимназию, где учились и учатся дети богатых родителей, тех, кто может отвалить хорошую сумму, не заглядывая в кошелек, ходят легенды. И я, как человек взрослый и поживший, прекрасно понимал, что многие дети ходят в это заведение не из-за высокого уровня собственных знаний, просто на многое закрываются глаза.

— Понимаю, — серьезно проговорила Кира, — но здесь лучшие учителя по химии и биологии, а я так хочу сдать экзамены и поступить в ветеринарку!

— Ладно, только не давай себя в обиду, ладно? Не ведись на провокации, мне кажется, тебя будут испытывать на прочность.

Малявка лишь утвердительно кивнула, а потом подошла поближе и заговорщически прошептала:

— Я знаю несколько приемчиков, которым меня обучал ты!

Ужаснулся и закашлялся: если она говорит про те самые приемчики, то мы договорились использовать их только в самых крайних случаях.

— Постарайся проучиться хотя бы неделю! — взмолился я, а сестра рассмеялась.

— Не переживай, я действительно сюда пришла получать знания, а не красоваться перед одноклассниками в новых нарядах.

Приняли нас быстро, забрали документы почти сразу же, как только мы вошли в кабинет. Про директора сказать с первого взгляда ничего не смог, все они приветливые, добрые и милые, а вот потом выясняется, что все эти качества наигранные и ненастоящие. Нам выдали список того, что необходимо приобрести к новому учебному дню, дали так же распечатку с именами и фамилиями преподавателей и познакомили с классным руководителем — учителем биологии. Ну, надо же, какая удача! Сестра с женщиной довольно быстро нашли общий язык и успели договориться до того, что Кира будет посещать факультативы два раза в неделю.

В общем-то, поездка удалась, все остались довольны результатом, но больше всех улыбалась девушка, поглядывая в окно и держа в руках сумочку.

— Я постараюсь освободиться сегодня пораньше, — нарушил тишину, — поедем за всем необходимым.

— Так и я могу отвезти, — возмутился Роман, и наши взгляды схлестнулись.

— Я с Ромой поеду, — ответила Кира, но, заприметив мой недовольный взгляд, быстро добавила, — и Альбиной.

Я бы поспорил, обязательно бы поспорил, но… Сам же разрешил парню ухаживать за мелкой! А надо было все обдумать! А теперь только и могу под снисходительным взглядом бабушки стиснуть челюсть, выдавить из себя улыбку и согласно кивнуть.

На работу попал только через час, правда, почему-то поехал на вторую станцию, и не прогадал. Недавний знакомый с зачесанными волосами переминался с ноги на ногу и не знал, куда пойти. Парень остервенело кому-то названивал и даже недовольно шипел. Эх, я оценил свой внешний вид, порадовался тому, что не переоделся, а только сложил рабочий костюм в пакет, и сейчас выглядел очень даже… В общем, хорошо я выглядел, даже был похож на хозяина СТО.

— Какие-то проблемы? — подошел к Артурчику и склонил голову на бок, наблюдая за тем, как парень делает три шага назад.

— Это у тебя будут проблемы! — огрызнулся он.

— Опоздал ты с угрозами, у меня уже столько проблем, что ты и твое присутствие их даже не затмит. Зачем приехал?

— Я за Златой!

— Она об этом знает? — судя по тому, что с ним разговаривать не желали, девушка даже не догадывалась, что ее «жених» крутится под окнами бухгалтерии.

— Скоро узнает!

— Угу, вот как только ответит на твои звонки. Подожди, постой, до вечера еще долго, а там, глядишь она тебя и заметит, когда на улицу выйдет.

Развернувшись, пошел к зданию, вот только меня остановили слова паренька, который явно попутал границы дозволенного.

— Да я твои станции уничтожу, в землю закопаю, ясно?

Ясно было даже ребятам, который вышли из гаражей с инструментами наперевес. Они так медленно подходили ко мне, ненавидящим взглядом рассматривая того, кто посмел кинуть угрозу в сторону станции, что я и сам едва не перетрухнул.

Артурчик сглотнул и быстро скрылся в машине.

— Так, запоминаем номера, парни, — заржал один из механиков, — кажется, этой машинке не нужны колеса!

Вот это угроза!

Не думаю, что завтра этот гад сможет хоть куда-то попасть. Есть большая вероятность, что, кроме колес, ему взломают и сигнализацию, а там, глядишь, и двигатель не заведется. Уж те, кто разбирается в машинах, знает толк в пакостях.

Глава 10.

Поблагодарив ребят за то, что они явно любят свое дело и уважают меня как старшего, пошел в бухгалтерию, где играла музыка, а на обеденном столике стояли немного помятые розы в голубой пузатой вазе, рядом лежала раскрытая коробка конфет, из которой я стащил одну сладость под пристальным взглядом девушек.

— Што? — спросил с набитым ртом, — я тебя там от зализанного самца спасал!

Злата нахмурилась, явно не понимая, про кого идет речь.

— Телефон посмотри, — посоветовал и проследил, как девушка встала из-за стола, подошла к шкафу. Открыв дверцу, сдернула с полки сумочку и нашла в одном из карманов телефон.

— Восемь пропущенных, — усмехнулась, — ну надо же. Даже папа звонил!

— Удивительно! — поддакнула Полина, которая, скорее всего, была в курсе того, что происходило в семье у подруги. А мне было очень интересно, но никто не спешил мне ничего пояснять. Если честно, было немного обидно, да и любопытство гложило. Сегодня же достану Альбину и узнаю у нее всю правду!

— Угрожал? — спросила Злата, опуская руку с телефоном и смотря на меня извиняющимся взглядом.

— Попытался, — усмехнулся, — ребятам с гаражей его слова не понравились. Боюсь, за ночь машину разберут на автозапчасти и сложат рядом.

Девушка усмехнулась и покачала головой.

— Он любит гадить…

— Учту, — засунул в рот еще одну конфету и направился к выходу.

— А ты что такой красивый? — Злата смутилась собственного вопроса и даже чуть покраснела, отведя взгляд в сторону.

— Сестру в новую школу возил, — поделился нашими успехами, если их можно так назвать.

— О, какую школу подобрали? — вернулся обратно и сел напротив бухгалтеров, потому что для меня вопросы сестры были важны, и я сильно переживал за мелкую.

— Я не знаю, чем думали Кира и Альбина, но выбрали они первую гимназию, — девушки оторвались от своей работы и уставились на меня так, словно я только что воскрес. — Вот приблизительно так же и я отреагировал.

— Справится? — забеспокоилась Злата, — там отличные учителя — это весь город знает, но вот дети, — а я лишь пожал плечами, потому что и сам знал, что не все зависит от взрослых, иногда правила диктуют подростки.

— Не знаю, но как бы ни отговаривал, слышу только то, что там помогут подготовиться к вступительным экзаменам намного лучше, чем в любом другом месте. Ладно, ушел, — опять поднялся на ноги. — Вечером заеду. Извини, но так и не удалось закинуть вещи домой, хоть там и был, — состроил самую милую мордашку и вышел прочь.

Почему-то у меня в голове была только одна мысль, очень странная мысль! Почему. Мы. Не. Спорим? Что произошло? Что с нами такого случилось, что вечно язвительная Злата, которая любила тыкать меня носом, вдруг оказалась покладистой и очень милой девушкой со своими проблемами, со своими интересами? А я? Вдруг неожиданно из любителя поспорить превратился в рыцаря на белом коне, который похищает прекрасную принцессу из лап драконов.

Эх, надеюсь, живя под одной крышей, мы не переругаемся и не подеремся, потому что сейчас нас сдерживает работа, ответственность и ограниченное время. Дома же мы можем сцепиться как кошка с собакой из-за любого пустяка. Ух, что за время наступило! То родственники Альбины не давали расслабиться, теперь еще Злата появилась! Вот ведь!

Но, отбрасывая ненужные и совершенно не важные на данный момент мысли, меня ждут великие и грандиозные дела, так как до конца рабочего дня еще полно времени.

* * *

Моя новая работа мне нравилась, пусть я и мотался из одного места в другое, пусть и тратил огромное количество сил и энергии — я был как никогда счастлив. И это меня настораживало. Уже давно замечено, и не только мной, что за чередой хороших новостей и событий идут те, что подкашивают твою жизнь, выбивают из привычного ритма и просто окунают с головой под воду, не давай вдохнуть. Уже подсознательно я ждал эти дни, ждал, когда смогу противостоять ударом судьбы, и даже не знал, откуда именно прилетит «хорошая» новость. Сегодняшний день подходил к концу, неприятное чувство до сих пор заставляло оглядываться по сторонам и искать подозрительного противника, который попытается вмешаться в мою жизнь. Но никого не было, и даже в гости к Альбине никто не приехал. Кира радовалась тому, что теперь будет учиться в новой школе, разбирала купленные канцелярские товары и тихо посмеивалась над Романом, который решил девушке помочь в подготовке к новому дню.

Со Златой так же никаких проблем не было. После работы я забрал ее и Полину, которая уж очень просилась с нами, так как еще одной встречи с моим другом просто не переживет. Илья с утра привез ей конфеты, в обед решил порадовать девушку букетом цветов и зачем-то полез за вознаграждением. Поцелуй не получил, а вот по лицу розами очень даже. Правда, со слов Златы, мужчина нисколько не огорчился и обещал, что рано или поздно крепость под названием «Неприступная Полина» падет к его ногам, и тогда он сделает девушке предложение. Сама Полина офигевала от подобной наглости, но вот цветы выкинуть так и не смогла. А я еще думал, почему они такие помятые, и откуда на лице друга красные отметины, а тут оказывается вон что!

Дома Рома помог отнести вещи Златы в приготовленную для нее комнату на втором этаже, которая располагалась напротив Кириной, хотя сестра и предлагала поменяться с девушкой местами для сна, аргументируя это тем, что тогда у нас с ней будет смежный балкон, и мы сможем чаще видеться. Пришлось на мелкую шикнуть и извиниться перед Златой.

— Она всегда болтает много…

— И правильные вещи говорит, — подмигнула Кира и от греха подальше скрылась за дверьми комнаты, подхихикивая над нами.

После сытного ужина мы все уселись перед телевизором, который даже включать не стали. Сестра трещала без умолку и говорила, каким она представляет первый учебный день. По сути, она просто за разговорами пыталась скрыть свое волнение. Еще бы, я, будь на ее месте, давно бы слонялся по квартире и истязал себя мыслями. А сестра молодец, в себе эмоции не держит, выплескивает их, получает от нас всех дельные советы и хоть как-то успокаивается. Ромка же ей даже какую-то рацию припер с тревожной кнопкой, мол, если что — одно нажатие, и он рядом. Но я все же вставил свои пять копеек, совершенно не оценив прибор.

— Кир, если что, ты сразу звони либо мне, либо Ромке, — мелкая на секунду замолчала и согласно кивнула.

— Я просто волнуюсь, — она переползла ко мне на колени и крепко обняла за шею, — я не подведу, Паш, буду хорошо учиться, и вас не станут больше вызывать в школу, надеюсь.

— Вот и хорошо, — потрепал ее по голове, как делал это всегда ранее, особенно в первый год после отъезда родителей.

Злата же решила перевести грустную тему на более занимательную и стала рассказывать, что происходит на станциях, и объяснила всем, что ничего страшного нет, что они с Полиной уже подчистили все ляпы, и теперь все будет хорошо. Бабушка радовалась, сестра довольно улыбалась, поглядывая на Рому, ну а я завис…

— Ты сегодня какой-то странный, — подала голос Альбина, — все хорошо?

— Не знаю, — сознался честно, — есть дикое ощущение, что вот-вот что-то должно произойти, то, что не понравится никому вокруг.

Все переглянулись.

— Может, что-то со станциями? — предложил Роман.

— Исключено, — Артурчика я не считал угрозой, так — мелким пакостником.

— За меня переживаешь? — уточнила Кира.

— Переживаю, но ты у меня умница и красавица, я тебе доверяю, хоть проверять и буду, — поцеловал сестру в лоб.

— Тогда что? — спросила Злата.

— Родители… Они нам уже больше недели не звонят. — осенило меня.

Кира открыла и закрыла рот, явно совсем позабыв, что у нас как бы есть биологические родители, которых она когда-то давно очень сильно ждала домой, и постоянно пыталась созвониться с матерью, так как скучала. Но за эти дни она ни разу о них не вспомнила, вот совсем. Точно так же как и я. Но, самое интересное, если до этого я сам хоть иногда отправлял сообщения и уточнял, как у них дела, то после встречи с Альбиной время пролетело незаметно, и я не прислал им ни единого слова. Собственно, точно так же, как и они нам.

— А что, если они приедут? — в ужасе отшатнулась от меня Кира и почему-то пересела к Альбине, которая сразу же ее обняла.

— Значит, приедут, — пожал плечами, хотя сам даже приблизительно не мог догадаться, о чем нам с ними говорить, и как объяснить то, что мы теперь живем в другом доме с совершенно по сути посторонним человеком.

Прошло столько лет, столько долгих месяцев и дней, когда я задавался одним и тем же вопросом: что же будет потом? И вот сейчас, когда есть вероятность увидеть родителей, мне совершенно не хочется идти к ним на встречу, я даже их видеть не хочу. Да, наверное, это обида, это злость, которая проявляется в желании спрятаться от них, скрыться и сделать все возможное, чтобы их никогда не видеть. Но они родители, и я к разговору с ними подготовлюсь, я выдержу и перенесу через себя все, если они приедут. Я даже постараюсь понять их мотивы, попробую встать на их сторону, но никогда у нас более не будет теплых отношений.

Но что делать с Кирой, как уговорить испуганную сестру и доказать, что не она была причиной отъезда родителей, что не из-за нее они покинули город, умчавшись на другой край страны? Мне не удавалось все эти годы даже завести с мелкой на эту тему разговор, так как она не слушала, закрывала уши руками и начинала кричать. Может, сейчас получится Альбине с ней поговорить?

Бабушка, словно прочитав все мои мысли, указала нам головой на дверь. Мы медленно, стараясь не шуметь, покинули комнату и вышли на веранду, уселись там на стулья и задумались о том, как изменчива жизнь.

— Чем я могу помочь? — Роман поднял голову и посмотрел на меня.

Сейчас я окончательно убедился, что этот парень очень серьезный и ответственный, что он горы свернет, но своей цели достигнет. И я ему доверяю, да, именно так, я доверяю ему самое дорогое, что у меня сейчас есть — свою сестру.

— Будь рядом, — а что он может сделать, если даже родной брат бессилен?

Но вечер подошел к концу, я слышал, как протопали по полу босые ноги сестры, как следом ушла и Злата, а за ней так же незаметно в доме скрылся и Роман. А я сидел, прикрыв глаза, и думал, думал, думал…

— Все будет хорошо, — сухая, но очень теплая рука коснулась моих волос.

— Спасибо!

Теперь я и сам, как когда-то сестра, прижался головой к хрупкому плечу и вздохнул запах, который уже стал родным, который обволакивал и успокаивал.

Все будет хорошо, так сказала Альбина, значит, по-другому и не будет.

Глава 11.

Вот всегда знал, что после тяжелого дня и плохих мыслей не могу долго заснуть. Сегодня у меня получилось комбо — не мог заснуть и не спал! То ворочался с боку на бок, то, когда получилось заснуть — приснился кошмар. Пришлось даже спускаться в кухню и допить пузырек валерьянки, которая уже и не помогала.

Естественно, утром проснулся раньше всех, от нечего делать приготовил завтрак, нарезал себе на работу бутерброды и заварил кофе в термосе.

Когда домочадцы стали спускаться вниз, то я от них отделывался хмурым пожеланием доброго утра, а потом и вовсе ушел в комнату собираться. Я настолько ушел в свои мысли, что очнулся уже за рулем машины, почти подъезжая к работе. И оказалось, что все это время до меня пытались дозвониться. Черт, совсем забыл, что у Киры сегодня первый учебный день в новом образовательном учреждении, что Злата как бы теперь работает на меня, а значит, и на работу мы должны добираться вместе.

— Я возвращаюсь, — буркнул в телефон, когда ответил на вызов своего бухгалтера.

— Было бы неплохо, потому что у нас форс-мажорные обстоятельства…

Нахмурился, прибавив газу.

— Что случилось? — вырулил на дорогу к дому, до которого осталось ехать всего-ничего.

— Ты забыл взять наш завтрак!

Резко затормозив, попытался понять, что сейчас произнесла Злата.

— Ты мне звонишь, чтобы сказать о том, что я забыл завтрак?

— И меня!

— Ах, да! И тебя!

Отключил вызов и возобновил движение. Так, нужно свои эмоции взять под контроль. Нет неразрешимых проблем, есть только неправильно выбранный путь. Если вопрос не удается уладить, то всегда нужно искать другой выход — не важно, каким он будет по счету, третьим или пятым.

Вот, спрашивается, чего на меня нашло? Да, разволновался, но пока даже причины нет для переживаний. Родители молчат, родственники Альбины так же — жизнь прекрасна! Но нет, загнался, испортил настроение себе и другим! Балбес!

Дома меня ждали немного взволнованная сестра, которая попыталась заглянуть мне в глаза.

— Извини, больше так не буду, — обнял мелкую, крепко прижимая к себе, — давай я тебя сегодня отвезу, а потом мы со Златой поедем на работу.

Кира согласно кивнула, подхватила модный рюкзак, который можно было носить и как сумку, поцеловала Альбину в щеку и махнула на прощание рукой Роману.

— Я позвоню, как освобожусь! — пообещала она, улыбаясь мужчине, который только согласно кивнул.

Злата молча стояла в стороне, а потом зачем-то села на заднее сидение вместе с сестрой и почти всю дорогу до школы они о чем-то беседовали, но так, чтобы я ничего не слышал. Ну что за дискриминация? Мне, может быть, интересно! Я даже радио выключил и машину стал вести аккуратнее, но все одно — девичьих секретов расслышать не смог.

На парковке у школы негде было встать, само смешное, что почти все места были забиты дорогими машинами учеников, которые вальяжно выходили из крутых тачек и неспешно шли к воротам гимназии. Кира старалась идти чуть дальше остальных, но все равно новый человек всегда привлекает к себе внимание. Ох, хоть бы все обошлось!

Так! А это что за петух?!

Я выскочил из машины как раз в тот момент, когда какой-то кретин решил шлепнуть сестру по пятой точке, и шлепнул бы, не перехвати его руку, непонятно откуда взявшийся… Роман? Он как здесь оказался?

Пока я спешил к сестренке, мужчина что-то четко и быстро проговорил побелевшему ученику, а свободной рукой обнимал Киру за талию.

— Ты тут как раньше нас очутился? — поразился, вставая рядом с телохранителем Альбины.

— У меня сегодня выходной, и я знаю короткие дороги, — Ромка был не просто в бешенстве, он был в ярости.

А вот Кира просто лыбилась на все тридцать два зуба, еще бы… Еще бы, до школы довели, можно сказать, с рук на руки сдали классному руководителю, который просто хлопал глазами, когда мужчина объяснял куда и как надо бить тех, кто распускает руки.

— И звони! Я буду на территории школы или за ней, но рядом с тобой!

Сестра благодарно поцеловалась в щеки и скрылась в коридоре.

Мне же несчастного Рому пришлось чуть ли не на себе из здания вытаскивать, уговаривая не лезть раньше времени, что девочке нужно адаптироваться, что впереди у нее самое важное время — подготовка к экзаменам, даже сказал о том, что Кира не ветреная особа, что если выбрала парня, то только с ним и будет.

Похоже, охранник из всего моего монолога зацепился только за последние слова и облегченно выдохнул.

— Так, а Альбина с кем? — встал напротив своей машины.

— С Никитой, — вздохнул Ромка, опираясь бедром на свой транспорт, — он отличный парень, в курсе всего, что происходит. Обещал звонить и тебе, и мне, если что.

«Если что» случилось, когда мы подъехали к станции.

— Мама моя, — прошептала Злата, цепляясь за ручку двери, а перед СТО стояла… Мама, да, я не ошибся, не обознался и не перепутал. Нас ждала мама Златы, и женщина была очень решительно настроена. Упс, к такой встрече я не был готов.

— С богом, — проговорил я, сожалея о том, что в аптеку мы так и не заехали.

Правда, выйти нам сразу не удалось, девушка категорически отказалась покидать салон машины, прося сходить одному, узнать, зачем приехала Евгения Альбертовна.

— Злата, — обратился к перепуганной спутнице, — я ведь так и не знаю, по какой причине ты у нас живешь, — задумчиво произнес, — поэтому выходи, будем решать проблемы непосредственно с участием вон той женщины, которая смотрит на нашу машину уж больно подозрительно.

Кое-как убедив Злату выйти, выскочил следом. И, наверное, нам надо было по-тихому слинять, потому что Евгения Альбертовна налетела на меня как фурия, желающая вырвать мне сердце и выцарапать глаза.

— Ты! — орала она на меня, — да как ты…

Что я сделал, так и не понял.

— Злата, работа не ждет, — подтолкнул девушку к входу, — иди.

Вот тут мама поняла, что главный объект, ради которого вся поездка и затевалась, пытается скрыться.

— Стоять! — окрикнула она.

— Время — деньги, — напомнил, постучав по циферблату часов.

— Я с тобой еще не поговорила!

— Рабочее время уже как пятнадцать минут длится, поторопись!

Вот так, перебивая друг друга, мы и остались одни. Ну, как одни, по сути, еще были приезжие водители, ребята со станции, которые на этот раз пытались слиться в машинами и сделать вид, что их нет. А все почему? Да потому, что Евгения Альбертовна оказалась чудовищем! Самым настоящим, хоть и симпатичным. Она за секунду окрестила меня  такими словами, что даже уши стали загибаться в трубочку.

— Женщина, остановитесь, — попытался призвать к совести ненормальную, которая решила повторить свой неудавшийся опыт с моим удушением.

Но куда там… Меня совершенно не слышали, обвиняли в том, что я лишил их дочь прекрасного мужа и замечательного места работы, что она теперь сидит здесь, работает за копейки и дышит машинным маслом, а ведь могла бы разгуливать по офису в дорогих костюмах и привлекать внимание мужчин.

— А Вы уверены, что Ваша дочь об этом мечтает?

— Ну не об этом же! — махнула рукой в сторону гаража, — бухгалтер! Смешно! Да она была бы секретарем!

— Да не хочет она быть секретарем! Не хочет! И если здесь работает, значит, ее все устаивает! Алло! Как слышно меня — Вашу дочь все уст-ра-ива-ет! — последнее слово проговорил по слогам и только потом понял, что сам перешел на крик. И надо же, сработало! Евгения-как-ее-там успокоилась…

Надолго ли?

— Вы чего к ней лезете? А? Сначала с угрозами, потом сами приезжаете и требуете того, что Злате совершенно не надо — ни офисов, ни мужей богатых, ни костюмов. Хотя последнее и не запрещаю, нравится так ходить на работу — ради бога! Но девушке же не пятнадцать, чтобы так тщательно устраивать ее жизнь, не поверите, но у нее есть свое СОБСТВЕННОЕ мнение! Вы просто сейчас сделаете все возможное, чтобы дочь от Вас окончательно отвернулась.

— Умный, да?

— Нет, — покачал головой, — жизнью наученный.

Крика в мою сторону больше не было, либо Евгения Альбертовна переваривала мои слова, либо готовилась ко второму раунду. Честно говоря, моего запала на большее и не хватит. Она как энергетический вампир, ей-богу! У меня даже накопленные за ночь силы закончились как-то слишком быстро, даже, вон, сонливость появилась, что б ее! Где там мой кофе?

— Я буду разговаривать только с дочерью, а не с Вами… Молодой человек!

— Чего это? Злату проще авторитетом задавить? Так хочу Вас огорчить, мы теперь все вопросы решаем сообща, даже те, что касаются покупки продуктов домой!

В общем, меня спасли! К станции подъехал Илья с огромным тортом и, заприметив меня, сразу же направился в нашу сторону.

— Начальник! — закричал он, — дорогой, любимый, щедрый и заботливый!

Вот клоун!

— Спасибо тебе, батюшка, за хлеб и соль, за кров! Прими дары от своих подданных и не серчай, что косячим, ибо исправимся!

Дальше ко мне в руки перекочевал торт, на котором было написано: «Самой классной бабе». Надеюсь, мама Златы не заметила этого, отходя от шока и поглядывая на прибывшее в мой полк подкрепление. Когда Илья меня буквально потащил за собой, она пыталась что-то сказать, но этот балагур заорал о том, что меня все любят и ценят, что я лучший начальник всех времен и народов. На этих словах из мастерской вышли парни и синхронно отвесили мне поклон в ноги!

— Шевелись, пока эта дамочка нас не догнала, — сквозь зубы прошептал парень и громко добавил, — любимый наш Павел Андреич!

Когда я поднялся в кабинет, то сразу же отдал торт Полине.

— Ты только за слоган не ругай! — попросил сразу, — он мне сейчас жизнь спас, реально!

Взял со стола Златы бутылку воды и выпил все содержимое буквально в несколько глотков.

— Как ты с ней жила?! Кошмар!

Мне было жаль девушку, но сейчас жальче всего было себя любимого, которому чисто случайно повезло спастись.

— Илья, — обратился к довольному собой парню, — проси что хочешь!

— Уговори Полину сходить со мной на свидание!

— Полина, выручай! Он мне жизнь спас, серьезно! Каким-то чудесным образом увел от Евгении Альбертовны! Я отделался легким испугом и нервным тиком.

— Тогда пойду, но вы со Златой с нами!

— Идет! — заорал громче всех парень и на радостях подбежал к девушке, подхватил на руки и получил тортом по голове. Но не расстроился, поцеловал Полину руку и умчался по делам.

Так, нужно бы узнать, магазин он на кого вообще оставляет?

Но пока мне просто было необходимо сесть… Не важно, куда, мои ноги отказывались держать мое богатырское тело.

— Ты как? — тихонько спросила Злата, усаживаясь рядом и зачем-то гладя меня по голове.

— Я сказал, что ты хочешь работать в моей конторе, а не в офисе, что никогда не мечтала быть секретарем, и если захочешь, то будешь и здесь носить дорогие офисные костюмы. Надеюсь, я не разрушил своими словами твои мечты?

Злата рассмеялась и отрицательно показала головой.

— Это мамины мечты, которые не осуществились. Она решила знамя передать мне и подтолкнуть в нужном направлении. А я сопротивлялась!

— Верю, только все равно жду подробного рассказа. Как потерпевшая сторона, я должен знать, куда влез!

Девушка махнула на меня рукой и достала из сумки бутерброды.

— Будешь?

— Вообще-то, они мои, — скривил недовольную рожицу, — но буду. Я же без завтрака остался.

И пока Злата накрывала на стол и морально готовилась к рассказу, я расслаблено сидел и ждал историю, которая должна будет меня либо задеть, либо отступить, либо мне останется только всеми силами защищать девушку и дальше.

Глава 12.

Злата


Сегодня ночью я впервые за долгие-долгие годы выспалась, и даже утро для меня оказалось великолепным, несмотря на грустного и неулыбчивого Пашку, который уехал на работу, оставив меня в доме. Нет, к парню претензий не было, я видела, как он изматывается днем, еще вот ситуация с его родными мне оказалась немного неясной, было видно, что по большей части именно это вызвало у парня такое состояние, но, надеюсь, Кира мне все расскажет, если сам Паша не захочет делиться.

Про прошлую неделю я старалась не думать… Это то время, когда все мои предохранители сгорели, когда терпение подошло к концу. Я ведь не зря к Альбине ездила, мало того, что эта мудрая женщина всегда меня привечала, обращалась со мной как с родной внучкой, так еще всегда и дельные советы давала. Вот и тогда она заявила, что в доме полным полно комнат — приезжай и живи. Она посоветовала «забить» на мнение родственников, собрать вещи и уехать. Правда, тихо вещи собрать не получилось. Наверное, я до последнего надеялась, что у родителей включится голова, что они перестанут на меня давить и дадут заниматься тем, что мне нравится. Увы, не срослось….

— Я начну с того, что у меня с родителями всегда были сложные отношения, — начала рассказ, наблюдая за тем, как Паша даже придвинулся ближе, внимательно слушая. — Мама у нас глава семейства, которую слушаются все беспрекословно, даже отец не имеет права голоса, хотя ему так даже проще, потому что он с ней во всем советуется, даже всегда спрашивает, сколько соли нужно добавить в суп.

На самом деле отцу так проще. Наверное, по молодости он пару раз получил за самостоятельность, и теперь просто делает так, как ему говорят, потому что всегда можно спрятаться за фразу: «ты же сама так сказала», и сразу вся вина автоматически снимается, но я сейчас не об этом.

— Мама решила подобрать мне выгодную партию, — возобновила рассказ после своих размышлений, — по ее мнению, эта партия должна зарабатывать выше какого-то выдуманного ей порога.

— Я под эту партию подхожу? — поиграл бровями Пашка, заставив меня закатить глаза под потолок.

— Подходишь, — он даже облегченно выдохнул и стер невидимый пот с лица.

— Слава богу, — паясничал он, — не безнадежен! Продолжай!

Хотелось показать ему язык и указать рукой на дверь, но рассказ продолжила.

— У мамы есть начальник, который совсем недавно открыл новую фирму и поставил туда главенствовать сына. И на одном из вечеров, который был организован на работе, и на который меня силком потащили, нас представили…

— Это Артурчик, что ль? — на всякий случай переспросил Паша.

— Угу, он сын того самого начальника. Каким-то непостижимым образом мама парню предложила за мной поухаживать, мол, я девушка видная и свободная, без вредных привычек и вообще домоседка, и он согласился!

Парень подпер кулаком щеку и уставился на меня, словно на редкую картину. Долго разглядывал лицо, волосы, шею.

— Что? — нервным жестом поправила волосы.

— Я в ахрененном шоке… Продолжай…

— Ну вот, с того самого момента мне и пришлось соответствовать всему, что рассказала обо мне мама, иначе были истерики, крики… и я к Альбине чисто случайно вырвалась, если честно, просто повезло. Да и ты приехал как-то уж больно удачно.

— Да, я такой! — возгордился он, поигрывая бровями, — а что с секретарем?

— Так Артуру нужен был секретарь, вот он меня вроде как и готов был взять к себе на работу на такую должность, меня и с прошлой работы уволили из-за звонка мамы, даже со мной советоваться не стали, лишь попросили разобраться с семьей…

Господи, как мне было стыдно. Я краснела и бледнела, выслушивая речь начальника! А потом сама подошла и написала заявление, которое в мгновение ока было подписано задним числом. Мне даже отрабатывать не пришлось, так сильно и как можно быстрее от меня хотели избавиться. Не от меня, конечно, а от проблем, которые неожиданным образом свалились на голову Кирилла Викторовича благодаря вмешательству моей родительницы. Он мне даже пожелал найти мужа, который приструнит мою мать. Собственно, вот он, такой человек, сидит напротив, пьет чай. А ведь совсем недавно помог мне избежать сложного и неприятного разговора, взял удар на себя и вполне неплохо выстоял.

— А что по поводу офисного костюма? — продолжил заваливать вопросами Паша, — нет, если очень хочется узкую юбку-карандаш, белую блузку и каблуки — ради бога, я не против! А вот тебе, Полин, не советую так наряжаться! — серьезно добавил мужчина.

— Это еще почему? — удивилась девушка.

— Да Илюха же всех удавит, кто будет смотреть в твою сторону! Упс! — кажется, он понял, что подал чудесную идею по доведению своего друга до белого каления.

Я рассмеялась, наблюдая за тем, как загорелись глаза подруги, как она в голове раскладывает свой гардероб и наряжается для завтрашнего дня.

— Возвращаемся к разговору, — отвлек меня Паша, — а еще, кроме Артурчика, был кто-нибудь на горизонте? Ну, мало ли, вдруг Евгения Альбертовна просчитывает шаги наперед и уже мысленно видит, что рано или поздно ты не справишься с возложенными обязанностями, а значит, нужно искать тебе запасной вариант. Без обид, — добавил быстро.

— Да кто ж знает, что у нее на уме, — пожала плечами, — она мне сама описывала в красках, как хочет быть секретарем, какая это интересная и ответственная должность, а если твой молодой человек еще и твой начальник, так это вообще красота! — фу, мама, не скрывая, намекала на тонкости тесного сотрудничества и косилась на дверь, чтобы отец не услышал об ее мечтах и желаниях. Все же она слишком энергичная для такого, как папа. Он пассивный, тяжелый на подъем, а мама — как электровеник, ни минуту просидеть спокойно не может. До сих пор не пойму, при каких обстоятельствах сошлись родители и как прожили столько лет вместе!

— Ладно, — постучал Паша пальцами по столу, — почти все с тобой понятно: тотальный контроль, шаг влево, шаг вправо карается домашним заключением и строгими нотациями. Ну, ты тогда обрадуй маму, что твой молодой человек тоже вроде как начальник, только ты не секретарь, а бухгалтер, что намного круче. И еще обязательно скажи, что в зарплате тебя не обижаю… — давал указания парень, — ну и про любовь скажи, да, про нее обязательно!

И вот так, рассуждая о нашей с ним совместной жизни, он и ушел, бормоча себе под нос.

— Он тебя спас, — заявила Полина, — теперь ты просто обязана выйти за него замуж!

Подруга захихикала, облокачиваясь на спинку удобного кресла.

— Все тебе хиханьки да хахоньки, вот посмотрим, как ты говорить будешь, когда все на свидание пойдем, — показала язык.

— А чего смотреть, — пожала девушка плечами, — позовет замуж — пойду. Нормальные мужики на дороге не валяются, только их надо проверить сначала, взбучку дать, а потом под венец, пока тепленькие.

Я только рот открыла, чтобы со стуком захлопнуть обратно. Это сейчас моя подруга говорит? Точно она? Эта девушка, которая клялась и божилась, что никогда и ни при каких обстоятельствах не будет иметь дело с мажорами?

— Ты же кричала, что он гулящий? — приподнялась из-за стола.

— Угу, был гулящий, только со мной у него свалить налево не получится, и Илья это прекрасно понимает. А значит, отдает себе отчет в своих поступках и сделал выбор, все остальное дело времени, если я ему и правда интересна, то продержится столько, сколько нужно. И вообще, ты видела хоть когда-нибудь, чтобы за мной мужики так бегали? То-то! Мне приятно! Я пока этим попользуюсь!

Я же на негнущихся ногах подошла к своему рабочему месту, плюхнулась на стул и невидящим взглядом уставилась в монитор. Вот за мной так никто и никогда не ухаживал и, наверное, я просто завидую. Да, так и есть. Все эти цветы, конфеты, тортики, глупости и пошлости, которые говорит парень, лишь бы привлечь внимание той, что ему понравилась — мне бы хотелось так же… Хоть бы на секундочку увидеть и почувствовать, каково это — нравиться другим.

А у меня голова была забита не романтическими мыслями, а тем, как избежать встречи с мамой, как не столкнуться с Артуром, которому наобещали непонятно чего от моего лица, и как ужиться под одной крышей с Пашей. Хотя, чего я переживаю, практика показала, что уживаемся мы очень даже неплохо, да и ладим отлично. Да, можем друг над другом поиздеваться, поприкалываться, но не имеем один к другому глубокой неприязни, как до этого было на курсах. Хотя он мне всегда нравился, точно так же как и другим девушкам. Активный, веселый, ставящий перед собой цели и достигающих их, не имеющий плохих привычек — мечта, как заявила Иришка, пожирая взглядами Пашу, когда тот опоздал на одно из занятий и был вынужден сесть прямо перед нами. А еще она сказала, что перед такими самцами надо ходить в очень красивой одежде, тогда точно внимание привлечь получится. Вот только почему-то так никто и не привлек за три месяца.

А если попробовать мне?

Глава 13.

Павел


Ситуация Златы мне показалась… М-м-м, забавной. Это ж надо, какая сильная материнская «слепая» любовь. Я могу сколько угодно доказывать Евгении Альбертовне, что ее дочь со мной будет счастлива, что не обижу, что на руках носить буду и золотом посыпать — меня не услышат. Вот ровно до тех пор, пока женщина не смирится с моей кандидатурой, мы с мертвой точки не сдвинемся. И пока она будет убеждать себя и других, что я подлец и нахал, буду ухаживать за Златой, а там, глядишь, и правда у нас симпатия возникнет, которая перерастет в крепкую любовь. Ага, буду действовать по этому плану, осталось только понять, как ухаживать и с чего начать. Илья в этом плане прям молодец, не тормозит, идет напролом к своей цели через дебри недоверия и проверки, не унывает, подкатывает вновь и вновь, вон, даже свидание выбил. И неважно, что на него пойдем все вчетвером, нужно же начинать хоть с чего-то!

Мама Златы уехала, после нее остались лишь черные следы на асфальте от шин, молодой человек, которому обещали хорошую подчиненную, да еще и с дальнейшем продвижением по «семейной» лестнице, тоже не появлялся. Интересно, он как передвигается, на четвероногом друге или на своих родных ногах? Было бы интересно узнать, но разве вот так подойдешь к парням и поинтересуешься, исполнили они свою угрозу или нет?

Махнув всем рукой, сел за руль и умчался на другую станцию, которая, как я и ожидал, работала на оценку «отлично»! Сегодня машин в списке было столько, что оказался расписан весь день, собственно, именно поэтому Илья и позволил себе отлучиться с рабочего места, а сейчас, между прочим, помогает парням и время от времени возвращается к магазину.

— Ты прикинь, — подскочил ко мне друг, вытирая руки о тряпку, — уже два дня вперед по часам забиты! Это шикарно! Конкуренты рвут и мечут, возмущаются, приезжают, а мы их… короче, переговорили мы по душам! — судя по сбитым костяшкам пальцев, а у некоторых и по синякам на лице, разговор получился продуктивным, основательным таким, мужским.

— Договорились? — уточнил, хотя по довольным грязным физиономиям все было и так понятно.

— Ты в нас не веришь? Начальник, как так? — возмутился этот паяц, а я лишь закатил глаза и прошел в магазин, чтобы лично посмотреть, что вся тетрадь исписана неровным подчерком, и на сегодня действительно не было ни единой свободной дырки, даже обеденное время задействовано, а это нехорошо.

— Так, — крикнул парням, — полчаса перерыв на обед, иначе вы к вечеру у меня свалитесь без задних ног.

И пока работники быстро уходили в подсобное помещение отмывать руки и ставить чайник, заказал по телефону пиццу, дождался курьера, который приехал довольно быстро, расплатился и отнес еду ребятам. За время перерыва, доделал одну из машин и освободил гараж для следующего транспорта.

Что ж, я был доволен тем, что работа кипит, что люди к нам идут, что запись есть, а значит, будет и прибыль. На второй станции ситуация оказалась приблизительно точно такая же, только там плюс шла еще и за счет мойки. Одним словом, детище мужа Альбины я поднимаю, и буду стараться удержать его на плаву. А с мелкими и не очень проблемами обязательно разберусь по мере их поступления.

Вот сегодня, например, у нас свидание. Илья отказался ждать следующего дня и сразу же после работы поехал за Полиной, которую обещал подкинуть к ее дому, и дать ей время на наведение марафета. Я же поехал за Златой, которой так же нужно было привести себя в порядок.

Ну и пока девушки будут собираться, мы планировали успеть придумать место, куда их поведем, и принарядиться. Илья не мог заткнуться ни на секунду, то ли волновался, то ли, наоборот, был в слишком приподнятом состоянии, но он достал своими звонками и большим количеством сообщений. В итоге я предложил ему самому выбрать хорошее, приличное и не позорное место, куда можно будет сходить с девушками. Он выбрал… Честное слово, лучше бы я сам занялся этим вопросом!

«КФС?»

«Убью!»

Ответил на его сообщение, когда дома стягивал с себя футболку и отправлялся в душ. Лишнего времени у меня не было, а вопрос до сих пор остался нерешенным. И за советом и помощью я обратился к кому? Не угадали, к сестре! Альбина в таких делах, может, и разбирается, но мелкая будет посовременнее.

Постучавшись в дверь и получив разрешение войти, ввалился в комнату. Кира стояла напротив зеркала и крутилась, пытаясь рассмотреть себя со всех сторон, рассматривая свое отражение в платье.

— Куда собралась? — удивился, потому что время хоть и было не поздним, но она вот так неожиданно никогда из дома не уходила.

— Рома пригласил сходить в кафе и отметить мой первый и удачный день в школе! — похвасталась она, а я… Я уцепился за эти слова.

— А можно мы с вами пойдем? — проговорил, уже выскакивая в коридор.

Кира только проводила меня задумчивым взглядом и пожала плечами, вроде бы она была не против, чтобы я составил ей компанию, но вот охранник…

— Рома! — заорал на весь дом, перепрыгивая через две ступеньки, спускаясь на первый этаж. Парень как раз появился из-за поворота, видно, вышел ко мне, да только я так быстро бежал, что буквально в него врезался, а потом вцепился как в родного, — выручай! Вопрос жизни и смерти!

Ромка нахмурился, вместе со мной отошел чуть в сторону, отцепил мои пальцы от своих плеч и с самым серьезным видом задал соответствующий вопрос:

— Что случилось и чем могу помочь?

Ну как можно кратко и быстро рассказал суть проблемы, при этом для убедительности размахивая руками и хватаясь за голову?

— Можно с вами, а?

— Птьфу, — покачал он головой, — я уж думал, что-то страшное произошло! Не пугай так, то же мне, проблема глобального масштаба! Поехали все вместе, но на разных машинах!

— Ладно, — сдался быстро, соглашаясь на все. И пока парень не передумал, убежал в комнату и отправил адрес заведения паникующему Илье.

Злата собралась довольно быстро и вышла ко мне в свободных светлых брюках, легкой кофточке на тонких бретельках, в руках она держала небольшую сумочку и жакет. Я же как-то вспомнил разговор про офисную одежду и еще раз посмотрел на девушку.

Нет! Пусть ходит в джинсах и бесформенных кофтах, а так красиво одевается только для меня! Да, я эгоист, как оказалось, но, смотря на красавицу, почему-то очень сильно хотелось закрыть Злату в комнате и повесить на дверь десять замков. Но, преодолев неприятный зуд в руках, подал ладонь и помог девушке спуститься.

Альбина же только руки сложила в умилительном жесте, даже проводила нас до машин, помахав на прощание платком.

— Не торопитесь, милые! — наставляла она, а мы как-то синхронно развернулись к ней лицом.

— Это еще почему?

Бабушка с ответом как-то замялась, стала бормотать что-то неразборчивое и невнятное, но сдал ее второй охранник.

— Так сегодня планируется попойка века, вас бы так и так из дома попросили бы уйти на пару часов, — рассмеялся Никита и в примирительном жесте поднял руки над головой, когда Альбина погрозила ему кулаком.

— Какая попойка? — кажется был удивлен не только я, но и Роман, который явно за женщиной такого грешка не знал.

— Самая обыкновенная, подружки приедут, буду с ними молодость вспоминать! — заявила Альбина, идя к калитке встречать курьера с пиццей, — а вы развлекайтесь! И домой рано не возвращайтесь!

Вот так нас за дверь и выставили. Мы шли в каком-то оцепенении до машин, слыша за спиной смех Никиты, а потом даже наблюдали за тем, как к дому подрулила иномарка, из которой довольно уверенно вышли две бабушки, одна, правда, совсем скоро стала опираться на клюшку, но вышагивала довольно бодро.

— Чудеса, — проговорила Злата, пристегиваясь, — никогда бы не подумала, что у Альбины такой разнообразный график дня.

Сам бы не поверил, не увидь собственными глазами!

Машина Романа плавно отъехала от дома, а я последовал за ним, до сих пор пытаясь восстановиться после сказанного бабушкой. Вот дает, а! Молодец! Не унывает, двигается, устраивает, черт возьми, вечеринки! Нам, молодым, нужно только равняться на таких, быть в такими же твердыми стержнем внутри, стальными характером и с озорным блеском в глазах.

В общем-то все дорогу до кафе я качал головой и мысленно восхищался нашей бабушкой, мне бы быть таким в ее годы, иметь светлую голову, неунывающих характер и желание жить!!!

Заведение, в которое пригласил Роман Киру, а потом и нас, было замечательным. Мне сразу понравились красивые деревянные столики, мягкие диваны и довольно светлое помещение. Никогда не понимал, зачем делать черные стены и приглушать свет, чтобы задеть чей-нибудь столик — по пути в туалет? Я, вот, периодически так и делал. А здесь зал был освещен множеством ламп, что создавало атмосферу уюта и тепла.

Мы успели со Златой занять один из трех диванов, как в заведение зашел ошарашенный Илья и очень красиво одетая Полина. Девушка поправила свои длинные распущенные волосы и уверенной походкой от бедра двинулась в нашу сторону. Парень же огромными глазами следил за ее пятой точкой и теребил ворот рубашки.

Приветствие прошло быстро, никаких заминок с заказом не было. Девушки для начала решили попробовать салат, а мы взяли по порции шашлыка. Так как среди нас не было пьющих, то совсем скоро на столе, кроме чая и фирменного кофе, появились безалкогольные коктейли, которые с удовольствием пили наши дамы.

«Я решил жениться».

Пришло мне сообщение от Ильи, когда он затуманенным взглядом следил за Полиной.

«Уже обрадовал это новостью несчастную девушку?»

Но моя ирония прошла мимо дотошного парня, который бы давно высказался о моем длинном и колком языке, а сейчас он чуть нахмурился и под странным предлогом вышел из-за стола.

Вот это попал! Может, приворожила? Может, нужно спасать друга, пока не поздно? Но Илья вернулся минут через десять, уверенно сел рядом с Полиной и даже очень загадочно улыбнулся. Мы с Романом за ним следили во все глаза, пока девушки о чем-то мило беседовали. Вот мой друг взял со стола чашку с чаем и одним махом ее выпил, потом закинул руку на спинку дивана, придвинулся как можно ближе с Поле и довольно громко прокашлялся.

— Разрешите тишины, — за нашим столом повисла немая пауза, даже Полина чуть повернулась в сторону довольного, но сильно взволнованного парня.

Мне хотелось крикнуть: «Не делай этого! Остановись!» Но сказать ничего не смог. Прямо на наших глазах закоренелый холостяк, любитель женщин и шумных компаний делал предложение руки и сердца девушке, которая совершенно не была удивлена. Казалось наоборот, только этих слов она и ждала. Выслушав пламенную и чуть сбивчивую речь, Полина вытерла салфеткой помаду на губах и прильнула к Илье, страстно целуя опешившего парня в губы. Мы с Романом приоткрыли рты и закрыли ладонями глаза своим спутницам.

Боже мой, какая стыдоба, вот так, при всех… мне бы так! Какой же Илюха молодец! Нужно обязательно узнать, что он перед приходом сюда выпил, потому что даже у меня столько смелости нет!

Я не буду говорить, что Полина на предложение согласилась быстро, тем не менее весь вечер мы не только праздновали зачисление Киры в новую школу, но и неожиданную помолвку!

Глава 14.

Сегодняшний день был для меня открытием во всех отношениях. Мало того, что по душам поговорил со Златой, и она рассказал мне о своих проблемах семьей, кстати, эти проблемы я даже решил взять на себя, так еще и Илья с Полиной меня не просто удивили, а шокировали. Девушка оказалась далеко не простой на самом деле, она ловко вила веревки из моего друга, который всегда говорил нам, что: «бабе спуску давать нельзя» — да, прямо вот так, словами из известного мультфильма про богатыря Алешеньку. Но это все лирика, потому что сам парень буквально в рот заглядывал девушке, ревностно косился по сторонам и даже дважды провожал моего бухгалтера до туалета со словами: «А вдруг уведут!»

Уводить Полину, естественно, никто не хотел, хотя на наш столик косились и с интересом рассматривали, а что — компания у нас сложилась колоритная, вот и привлекали всеобщее внимание.

Однако я думал, что больше ничем меня удивить не получится — и как же был не прав! Все началось при подъезде к дому, потому что яркие лучи цветомузыки привлекали не только мое внимание, даже Злата вытянула шею, прислушиваясь к грохочущей музыке.

— Мы должны на это посмотреть! — заявила она, первой выскакивая из машины.

Подобные мысли были написаны на лице и у Киры с Романом, а я вот энтузиазма не разделял совершенно, казалось, что стоит моим глазам посмотреть на отдых Альбин и ее подруг, как мир вокруг меня рухнет…

И он рухнул!

В свои двадцать пять я понял, что не умел отрываться и совершенно не знал, что такое вечеринки. Весь мой опыт сводился к посиделкам в клубе  или в гараже у друзей, к выездам к реке, где обычно у кого-то из машины играла музыка, рядом жарился шашлык на мангале, а подруги купались, вереща на всю округу, что в них нельзя брызгать водой, потому что потечет тушь.

Сейчас перед нами открылась следующая картина. На шезлонгах в купальниках сидели три бабушки, резались в дурака и громко хохотали, потягивая коктейли из запотевших стаканов! Рядом за столом сидел Никита, который и был роли ди-джея на сегодняшний вечер. Парень активно крутил попсу, под которую подтанцовывали женщины и даже подпевали Киркорову и его цвету настроения! Из дома во двор была направлена аппаратура, которая выпускала разноцветные огни, а на полу стоял прибор, выпускающий дым.

Кира, которая стояла рядом со мной, даже несколько раз протерла кулаками глаза и ущипнула Рому, который на нее шикнул.

— Они настоящие! — пропела мелкая фразу из рекламы.

— Молодежь, чего встали! Айда к нам!

Это было ошибкой, самой страшной ошибкой всей моей жизни. Почему? Да мы с Романом, как два дебила, решили уважить бабушек и сыграть с ними партию в дурака… ага, на раздевание. Когда я остался в одних брюках, то покосился на точно такого же осознающего свое положение Ромку, на котором еще были даже носки, и понял, что нужно сваливать домой. Неважно, под каким предлогом, но как можно дальше, в безопасную комнату! Парень понял меня с полувзгляда, скинул карты и бочком направился к дому, а я за ним под дружный смех женщин. Собственно, это и был единственный раз, когда я позволял себя так надурить, все последующие разы я был уже побит жизнью и ни под какие уговоры не поддавался, лишь был наблюдателем, и все.

А утром мы очень удачно проспали. Почему удачно? Да к нам в семью с утра приехал мужчина в возрасте и стал кричать, что если мы не покажем ему внучку, он вызовет полицию и сообщит, что мы удерживаем ее силой.

— Ну почему сегодня? — простонала Альбина, выходя из комнаты и кутаясь в шаль, — почему не завтра, почему хотя бы не в десять утра! Альберт, что б ты сдох раньше меня, какого черта!

Бабушка медленно переставляла ногами и шла к воротам, где уже стояли хмурые и недовольные охранники, и рассказывала, на каком кладбище она видит брата и под каким венком.

— Давно бы так! — пробурчал мужчина и двинулся в сторону дома, — где моя Злата?

— Твоя Злата преспокойно пила кофе и собиралась на работу, — огрызнулась Альбина, заходя в дом первой.

— Наслышан, наслышан! Ну, и где этот хам?

— Похоже, я здесь, — отодвинул стул и пригласил мужчину сесть. Он хмыкнул, но не отказал, лишь внимательно, чуть прищурив свои глаза, долго рассматривал мою скромную персону.

Виновница сегодняшней утренней встречи с родственниками сидела по другую сторону от меня, опустив голову и крепко обхватив чашку руками. Злата даже ближе ко мне пододвинулась, словно ища защиты. Да почему словно? Так оно и оказалось, потому что через пару минут брат Альбины строго сообщил.

— Вставай, Злата, он тебе не пара! Поедем домой!

Девушка даже не дернулась, а вот я закипел, мне казалось, что еще немного, и у меня пар из ушей повалит.

— Это почему еще не пара? — даже развернулся и встретился нос к носу с лицом деда девушки, который лишь сильнее поджал губу.

— А потому! — сообщил он, — ты никто и звать тебя никак!

— Очень приятно, я — Павел, внук вашей сестры, значит, и Ваш, дедушка!

Над столом образовалась пауза, кажется, кто-то пытался сложить дважды два, и у него ничего не получалось. Альбина же с довольным лицом следила за братом, а потом не выдержала и рассмеялась.

— Что, съел, старый хрен?! — и показала язык.

Похоже, молодость у этих двоих была крайне веселая. Если они сейчас в таком тоне и с такими жесткими подколами друг с другом разговаривают, то мне даже страшно представить, что было много лет назад! Могу только догадываться и предполагать, при этом коситься на Киру и думать про себя, что она у меня золотая и самая замечательная! Да-да, обязательно ей об этом сообщу, а то переживал, что меня в школу вызывают, да я готов туда на поклон ходить каждый день, лишь бы у нас с мелкой были теплые отношения!

— А не посвятишь брата, откуда у тебя вдруг появились… эти…

Вот тут дедушка Альберт сделал самую страшную ошибку на старости лет. Кира подобного тона не выдержала, насупилась, чуть приподнялась и сказал:

— «Эти» появились точно так же, как и те, — кивком головы указала на веранду, где были видны охранники, — а Вы, если такой замечательный, то где ж все это время были, когда на нашу бабушку давили? А? Когда к ней с угрозами приходили?

Кира откровенно запугивала и перегибала палку, а вот Альберт впечатлялся с каждым словом все сильнее и сильнее.

— А мы были здесь и будем! И Злату Вам не отдадим, наша она! Вот! — заключила сестра и даже схватила девушку за локоть и прижалась щекой к ее плечу.

— Слышал? — довольно проговорила Альбина, — так что оставь в покое моих деток и заткнись уже, дай позавтракать!

Как ни странно, до конца завтрака больше никто не проронил ни слова, а потом разговор и сам как-то медленно перетек в другое русло. Брат нашей бабушки рассказывал, что по городу стали ходить слухи о том, что станции ее покойного мужа начали работать в полную силу, что конкуренты рвут на себе волосы и придумывают акции, лишь бы привлечь потерянных клиентов.

— Заслуга Паши, — гордо заявила женщина и с такой любовь на меня посмотрела, что я расплылся в ответной улыбке, — золотые руки у него!

Дед же покивал головой, а потом стал собираться домой, лишь попросил Злату звонить, да и с матерью поговорить, потому что она не отстанет.

— Не хочу с ней разговаривать пока что, — пожала плечами девушка и пояснила, — она меня все равно не услышит и будет настаивать на своем.

— Я сам попробую с ней для начала поговорить, а там видно будет.

С нами очень тепло попрощались, да и мы уходу неожиданного гостя были рады.

— А можно я с вами на станции поеду? — неожиданно спросила Альбина, — вот только Киру до школы подбросим, и к вам!

— Школа! — закричала девушка и бросилась в комнату, за ней чуть следом не побежал я, пока не остановился как вкопанный.

— Так сегодня суббота…

— Да? — переспросила сестра и посмотрела на меня, я же перевел взгляд на Злату, которая только подтвердила мои слова, заглядывая в экран телефона.

— Действительно, суббота, — прошептала она.

— Тогда сразу на станции! — воодушевилась Альбина, а мы с тоской посмотрели на напольные часы, которые показывали только восемь часов утра. Самое время для отдыха, а мы мало того, что не выспались после вчерашнего, так еще и утренний сон не досмотрели!

Но делать нечего, пришлось подниматься в комнату и собираться. Раз Альбина захотела посмотреть на СТО мужа, то самое время их показать.

Глава 15.

Приехали мы на станцию на двух машинах — в первой я со Златой, во второй Кира с Альбиной, ну и с Романом, естественно. К СТО медленно подъезжали первые посетители, которые, как ни странно, тормозили рядом с нами. Мужики лично жали мне руку, благодаря за работу и оперативность, за качество и отличное обслуживание, и пока Злата вела довольную бабушку на второй этаж, чтобы показать бухгалтерию, я общался с водителями.

— А девочка у вас умница просто! — восхитился автолюбитель, — продала мне отличное машинное масло, посоветовала фирму и даже сама заказ сделала. И недорого вышло!

Нужно будет Ксении передать благодарности, все же ее заслуга как-никак. Но мужик меня опередил, достал из-за пазухи шоколадку и протянул мне.

— Вы уж передайте, ладно? А то мне как-то неудобно.

— Обязательно передам, спасибо! — еще раз пожал руку и пошел в сторону магазина, где Ксения уже вовсю работала.

— Утра доброго! — поприветствовал ее, — это тебе в знак благодарности и признательности передали!

— Ого, — удивилась она, — спасибо, приятно!

Не стал более отвлекать работницу, у которой уже образовалась очередь, а пошел искать своих девочек, которые нашлись в бухгалтерии за столом. Альбина слушала рассказ Полины и восхищалась девушкой.

— Ну, молодец! Так и надо! Нечего таким экземплярам расхаживать по одиночке, еще уведут из-под носа, локти потом кусать будешь. Свое надо хватать и тащить к себе! А развестись всегда успеете! — настоятельно говорила женщина, рассматривая тонкий ободок колечка с замысловатым рисунком, правда, еще при этом как-то умудрялась и на меня коситься из-за прищуренных глаз.

А я что? Я все помню! Только действую несколько медленнее, но у нас и сроки не обговорены ведь!

В итоге сделал вид, что тонкого намека не понял, и уселся рядом со всеми за стол. Сегодня Илья радовал нас очередным кондитерским шедевром, а на деле просто принес огромный торт и оставил его своей ненаглядной. Кстати, о ней.

— А ты что пришла? Сегодня же суббота? — девушка мечтательно вздохнула и закатила глаза.

— Илюшу буду ждать, он, как отработает, то за мной приедет. А дома мне скучно, тут хоть при деле.

Ну и ладно, вполне адекватный ответ.

— А ты что приехала? — задала свой вопрос Полина только теперь Злате.

— Так Паша сегодня работает, вот и решила ему компанию составить. Плюс у нас гости, кто их будет сопровождать и развлекать? — девушка подмигнула женской части этой комнаты, а я, подавившись чаем, закашлялся.

Сестра похлопала меня по спине, состроила невинную гримасу и послала воздушный поцелуй. Злата же похлопала длинными ресницами и подлила мне кипятка в чай, который успел расплескать.

— Спасибо, — поблагодарил, но от очередного глотка отказался, — я поеду ребят проверю, — решил быстро найти себе занятие и слинять.

Да, поступил некрасиво, но у меня сложилось стойкое ощущение, что за моей спиной был сговор. Кстати, а где мой союзник? Почему в самый ответственный и нужный момент он находится непонятно где?

Романа встретил в коридоре, мужчина вышел из туалета, держа в руках большую вазу, почти полностью наполненную водой.

— Полине подарили большой букет цветов и вот эту неподъемную вазу, — пояснил друг, которого я оттащил за локоть в другую сторону от кабинета.

— Рома, что-то происходит, — тихим шепотом сообщил другу, косясь на дверь в другом конце коридора, — мне кажется, наши дамы сговорились против меня!

Охранник облегченно выдохнул и заметил мой возмущенный взгляд.

— Что? Я не хочу быть центром внимания! Поверь — это самое ужасное!

— Верю! Но раз ты мой союзник, то узнай, о чем шепчутся девушки и Альбина.

— Я постараюсь, но, сам понимаешь, женщины партизанов не любят — они их сразу убивают как ненужных свидетелей!

— Тебя не тронут, ты на хорошем счету!

Рома пообещал, что сделает все возможное и, пожелав мне терпения, ушел в сторону кабинета. Я же направился на первую станцию, чтобы выловить Илью и задать ему пару очень важных для меня вопросов.

Друг нашелся довольно быстро, он, как оказалось, рассказал всем о своих успехах и теперь проставлялся перед мужиками, угощая тех пиццей. Ради этого на улицу вынесли раскладной стол и накрыли его. Даже автолюбители, которые сегодня заезжали к нам, угощались.

— Илья, — пожал ему руку, — парни, — поприветствовал остальных.

— Как я вчера? — друг даже подвинулся ко мне ближе и заиграл бровями.

— У меня только один вопрос: как ты так быстро решился, Казанова?

— А чего тянуть? — пожал плечами товарищ, — я ее как увидел, то сразу понял — моя! Вот что хочешь, то и делай! Я же в тот же вечер поехал к родителям и обрадовал их новостью о предстоящей свадьбе!

Я подавился повторно, на этот раз куском пиццы, который встал поперек горла. Илья хорошенько мне вдарил, так, что между лопаток заболело. Вот друг, блин, так же и сломать позвоночник можно!

Кажется, по гороскопу мне сегодня предстоит удавиться, другого объяснения не вижу. Если будет еще одна шокирующая новость, и при этом я буду пить или есть — то имеется большая вероятность того, что в горле что-нибудь опять застрянет.

— А ты к Злате присмотрись, — настоятельно порекомендовал друг, — девушка на тебя недвусмысленные взгляды бросает, а ты как дурак глазами хлопаешь.

Я вовремя убрал стакан с колой в сторону, вот как знал, что этот раз я подавлюсь в последний, и останется Альбина без наследника и внука. Мой наблюдательный друг сказал очень важную для меня фразу — я не безразличен Злате, а значит…

— А что делать-то? — красиво ухаживать никогда не умел, да и делать буду это впервые. Не то чтобы Илюха был отличным советчиком и генератором идей, но его мнение было интересно послушать. Вон, ведь заметил внимание девушки, кстати, теперь понятно, с какой целью мог быть составлен сговор!

— Как, что? Цветы, конфеты и кино! — заявил друг так, словно у него есть целый список того, что нужно сделать. А, нет, пардоньте, список как раз-таки был! Парень вытащил его из кармана брюк, разгладил на коленке и передал мне.

— Батя написал! — с гордостью сообщил Илья, а я лишь поджал губы. Мне вот даже обратиться было не к кому, а очень хотелось. Не с Ромкой же составлять план по завоеванию сердца девушки? Парень он отличный, но может проболтаться сестре, тогда вся секретность насмарку!

В списке было всего три слова: «Цветы, конфеты, кино». Ну, каждый помогает, как может, но я рассчитывал, что здесь будет что-то еще, что пунктов будет хотя бы пять, а не три.

— Но ты же даришь торты? — кстати, да.

— Конфеты, торты и пирожное — это сладости, которые любят почти все девушки, — как маленькому принялся объяснять Илья, — кино можно заменить театром или спектаклем. Цветы на картинную галерею или ботанический сад.

К концу объяснения у меня отвисла челюсть и выпучились глаза. Почему этого нельзя было прописать на листе, я что, должен был догадаться сам? Видимо, должен, эх, где моя романтичная натура, куда она делась, и была ли вообще?

Пришлось идти в магазин, брать там ручку и список дополнять. Теперь у меня появилось гораздо больше пунктов, а значит, можно начинать действовать. Только с чего начать? А, без разницы, хоть с чего-нибудь!

Посидев с парнями, собрался с силами и поехал обратно, к этому моменту Альбина успела и наговориться, и насмотреться, и когда я увидел ее на улице, то попал в крепкие женские объятья.

— Пашенька, внучок! — меня расцеловали в обе щеки, правда, для этого пришлось нагнуться, — ты чудесный человек! Выполнить такую работу за очень короткий срок!

— Альбина, только без слез! — когда видел, как плачет сестра, у меня руки немели, и паника начиналась, сейчас же мне было еще страшнее, потому что успокаивать никогда не умел, а тут передо мной довольно взрослый человек, и неизвестно, чем эта ежеминутная истерика закончится.

— Это я от счастья! — прошептала бабушка, вытирая щеки ладонями, — больше не буду плакать.

— Вот и правильно, только улыбайся, но если что-то беспокоит, сразу говори!

— Договорились, — женщина еще раз влюбленным взглядом обвела здание, вздохнула и хитро мне сообщила, — мы с девочками решили, что хотим поехать в парк.

— Мы? — переспросил, потому что если бабушка использовала именно это местоимение — плохи мои дела.

— Мы!

Вздохнув, покосился на гараж, где ребята неспешно ремонтировали машины, может, с ними остаться, помочь?

— И не думай! — грозно свела брови на переносице Альбина и подхватила меня под руку, видимо, чтоб раньше времени не сбежал, — для тебя же стараюсь!

Именно в этот момент из здания вышли и остальные участники заговора, я поймал обреченный взгляд Ромы и понял, что сначала мы обязательно заедем в аптеку, а потом и в парк, и на пруд, да без разницы куда!

Как только сестра и Злата со мной поравнялись, то Кира подхватила охранника под руку и потащила за собой в машину, Злата же обняла меня, положила голову на плечо.

— Как на первой станции? — и голову подняла, чтобы мне в глаза заглянуть.

— Очень хорошо, — на всякий случай приобнял ее в ответ и почувствовал похлопывания по руке, за которую все еще держалась Альбина. Этакое одобрение моего поступка.

— Я с ребятами поеду, — сообщила бабушка и подмигнула, вот только я так и не понял кому, поэтому перевел недоуменный взгляд на улыбающуюся девушку.

— Что? — выразительно посмотрела на меня Злата, — я не люблю конфеты с кокосовой стружкой и со вкусом капучино. Цветы мне нравятся любые, из фильмов предпочитаю комедии или мультфильмы, могу и боевик посмотреть, лишь бы пошлости не было.

Вот под такие слова я на негнущихся ногах дошел до машины, помог девушке занять свое место и закрыл дверь. И только тогда я словно очнулся и понял — мне только что тонко намекнули на то, что нужно делать.

Ну, как тонко, такому тормозу, как я, сказали все в открытую, разложив все по полкам. Остался один вопрос — а как же торты?

Глава 16.

Злата


Насмотревшись на отношения подруги, я поняла, что мне попался умный, ответственный и замечательный парень в лице Паши, вот только он был совершенно не романтичным, и пока сделает первый шаг в мою сторону, я состарюсь. А мне очень сильно хотелось быть с этим человеком. Наверное, впервые рядом с кем-то я почувствовала себя важной и нужной, ну еще и чувство защищенности меня сильно радовало. В наше время редко кто готов будет за тебя постоять, и уж тем более прикрывать спину.

Паша вступил в разговор с мамой и помог мне уйти на рабочее место! Боже, только за один этот поступок я была готова его расцеловать, потому что смельчаков никогда не было, Евгения Альбертовна могла уничтожить и унизить только одним взглядом, а тут у нее появился достойный противник, который смог ее заговорить и перевернуть ситуацию в свою сторону!

Я, конечно же, за Пашу переживала, металась по кабинету до тех пор, пока не услышала шаги и голоса мужчин. Вот только тогда и смогла выдохнуть с облегчением, зато напряглась Полина, которая моментально сделала безразличное лицо и всем видом показала, что Илью не ждет, вот совсем-совсем! И как ей так удается, актриса, блин! Еще и на свидание собралась, да что там свидание, замуж! Нет, вы представляете? Чтобы моя домашняя и милая Полина, которая всегда воротила нос от любых отношений, вдруг сама чуть ли не в числе первых бежит по направлению к ЗАГСу? Мир сошел с ума, однозначно!

К свиданию готовилась так, как никогда ранее, быстро перерыла весь шкаф с одеждой, ужаснулась тому, что хорошие платья остались дома, а они мне были сейчас очень и очень нужны! Однако пришлось прерывать панику и искать замену, которая довольно быстро попалась на глаза. Все же официально свидание было у Полины и Ильи, а мы идем как группа поддержки, поэтому сильно наряжаться не буду. Достала свободные и легкие брючки, которые красиво подчеркивали фигуру, нашла кружевной топ, взяла на случай прохладной погоды жакет, ну и сумочку для мелочей.

Когда спустилась вниз, то сразу заметила взгляд Паши, которым он меня буквально раздевал. Все! Никаких джинсов и кроссовок, теперь только так! Чтобы он всегда мною восхищался! У меня даже силы неожиданно появились после трудового дня, хотя до этого очень сильно хотелось упасть в комнате на кровать и поваляться хотя бы час, потому что мамин визит знатно потрепал мне нервы.

Наша компания из четырех человек неожиданно пополнилась еще и Романом с Кирой, которые поехали на отдельной от нас машине. Хотя мы могли бы преспокойно уместиться все вместе, но, раз захотели ребята уединиться и поговорить, то мы мешать им не стали.

Но больше всего поразили слова Альбины, которая, мягко говоря, выпроваживала нас из дома и, судя по всему, тонко намекала на то, что нам лучше всего пробыть непонятно где до позднего вечера. Ага, счаз! Лично мне было очень интересно, чем будут заниматься три старушки в пустом доме, вот честно! У меня тоже старость будет, должна же я знать, как бабульки проводят свободное время!

Но пока нас ожидали посиделки, и мне было уж больно интересно посмотреть на развития отношений подруги. Кафе, в которое мы все вместе приехали, оказалось очень тихим и приятным местом, кухня была шикарной, оформление блюд интересным — самое то для отдыха после работы, как раз глаз радуется чему-то новому, а не цифрам и таблицам.

Вечер шел своим чередом, мы разговаривали, много смеялись, даже уход Ильи не нарушил душевности, правда, Полина чуть огорчилась, когда парень покинул нас, но зато быстро воспаряла духом, стоило ему вернуться. А потом началось то, к чему лично я была не готова.

Моя подруга, всегда рассудительная и внимательная, с «холодной» головой дала согласие! Она согласилась выйти замуж за Илью! Нет, она мне об этом говорила, но я думала эффект неожиданности сработает по-другому, но нет! Девушка даже помаду с губ стерла, чтобы одной рукой притянуть к себе парня за шею и прильнуть к его губам. Мы с Пашкой только рты и открыли, ну надо же, вот это хват! Мне бы так! Какая она смелая! Нет, рисковая! Хотя, с другой стороны, правильно ведь сказала — чего теряться, нужно брать и тащить, пока другие не утянули в свой омут!

В общем, после такого представления я была полностью готова к тому, что сама стану делать первые шаги и намекать Павлу, что и как нужно делать. Вот прям с завтрашнего дня и начну.

А потом нас ждал сюрприз! Вы когда-нибудь видели бабушек в модных шляпах, на каблуках и при полном параде? Вот и я впервой! Альбина с подругами отрывалась по полной программе, когда мы вернулись домой. Женщины утянули нас в свой отдых, и мы даже не заметили, как у меня с Кирой в руках появилось по безалкогольному коктейлю, а бабушки развели наших спутников на игру в карты. В общем, это нужно было видеть. Два сосредоточенных парня уставились в свои карты, боясь продуть, они совсем не замечали того, что творилось вокруг, а бабушки мухлевали так, что в любом клубе им бы позавидовал крупье! Женщины ловко и незаметно обменивались картами, доставая их из декольте или из-под подолов юбки. Они умеючи объяснялись взглядами, так, что никому из присутствующих ничего не было понятно. Кира даже рот открыла, наблюдая за их действиями, но молчала, даже не помогла брату, когда он продул три кона подряд, и ему пришлось стягивать с себя ботинки, носки и ремень. Да-да, бабушки играли по-крупному. А я ждала продолжения, жадно рассматривая накаченную фигуру парня. Следующим на очереди оказался Ромка, он же решил, что для начала избавится от галстука, ремня и ботинок, а потом и от остального. Кира даже вперед подалась, эх, маленькая козявка! А охранник будто перед ней и красовался, медленно стягивал вещи, наблюдая за реакцией девушки. Да что говорить, когда Паша стал расстегивать рубашку, я сама подалась вперед, наблюдая за его ловкими движениями.

В общем, бабушки сделали все, чтобы порадовать нас и смутить парней, которые позорно сбежали. А и правильно! Пусть этот замечательный день завершиться на такой ноте! Поблагодарив женщин, которые настоятельно рекомендовали мне брать инициативу в свои руки и окучивать Пашку, ушла в дом.

А новый день  разочаровал с самого утра: мало того, что мы проспали и перепутали рабочий день с выходным, так еще в гости приехал дед. Он человек, которого все и всегда должны слушаться, даже моя мама часто с ним соглашалась, боясь спорить. А вот Паша не побоялся, и я неосознанно прижалась к нему ближе, ища защиты. Вот только на мою сторону встала даже Кира, которая явно не видела угрозы в старом морщинистом лице, а Альбина так вообще брата недолюбливала, о чем ему открыто всегда и говорила.

Дед уехал ни с чем, точнее, без меня. Фух! Пронесло! Только надолго ли? Очень надеюсь, что ему удастся убедить мать, а если нет, то ждут нас большие неприятности.

Альбина высказала желание проехаться до станций и лично посмотреть, как обстоят дела с детищем ее мужа. И когда мы оказались у второго СТО, когда к нам стали подходить мужчины и благодарить за работу, бабушка сильно разволновалась, схватила меня и Киру за руки.

— Девочки, мне надо присесть, — очень тихо сказала она, осматриваясь по сторонам. Мы с сестрой Павла быстро повели старушку на второй этаж в кабинет, где были удобные стулья, где можно было посидеть в тишине и даже выпить чай. Бабушка сильно распереживалась и не могла подобрать нужных слов, чтобы описать восторг.

— Дыши глубже, — посоветовала ей Кира, — если Паша узнает, что тебе стало нехорошо, то больше не возьмет сюда.

На удивление, Альбина быстро взяла себя в руки и даже выслушала рассказ Полины, которая решила отвлечь бабушку от дум. Это помогло, совсем скоро разговор и мысли переключились на неожиданную пару, которая образовалось накануне. Илья и сегодня привез Полину на работу не с пустыми руками, всучил торт, цветы и купил большую вазу, которую невозможно будет поднять, если налить в нее хотя бы наполовину воды. Миссию по спасению букета взял на себя Ромка, пообещал принести воды столько, чтобы цветы не засохли. Эх, еще бы кто-нибудь потом эту вазу освободил от воды…

К приходу Паши мы успели разговориться, а потом как-то само по себе получилось, что я поставила парня в неловкое положение. Внук Альбины, сославшись на дела, быстро исчез за дверьми, оставляя на душе легкое разочарование. Я ему тут намекаю, что тоже как бы хочу быть с ним, а он либо не понимает, либо…

— Как всегда, — простонала Кира, подпирая рукой щеку, — ему нужно не намекать, а говорить прямо, — произнесла девушка, помешивая ложкой чай, — Паша у меня из той категории мужчин, которые хотят что-то сделать, но боятся быть непонятыми. Так что ему нужно прямо в лоб говорить: люблю такие цветы, ем то и то, фильмы смотрю такие. А еще хочу сходить в театр на премьеру, покататься на катке и погулять по парку.

— Угу, — буркнула я, думая над словами Киры. Как раз в этот момент в кабинет зашел Рома, который обвел нашу компанию настороженным взглядом и прошел к окну, чтобы там поставить напольную вазу. Мы же под столом друг друга стукнули по коленям, давая понять, что нас не провести и возобновлять тему разговора не будем, а вот поговорим о…

— Нужно съездить в салон и обновить прическу! — выдала Альбина, а Кира ее довольно быстро поддержала. В общем, Рома потоптался, сел рядом и стал пить чай. Кажется, парень сразу понял, что ничего ему не узнать, но не особо опечалился этим фактом!

Пашка вернулся довольно быстро, хотя мы успели поднять все женские темы и вопросы и даже неожиданно договорились, что поедем отдыхать в парк. Вот так просто и решили, что сегодняшний день нужно разнообразить досугом, каким-то интересным мероприятием. Парня же просто поставили перед фактом, а еще я быстро ему перечислила, что люблю, и что мне не нравится. Если нужно будет, то и записку оставлю, плакат напишу и буду каждый день сообщения писать с «тонкими» намеками. Надеюсь, после такого от меня не сбегут? Вон как Павел озадачился, даже не спешит водительское место занимать, переваривает сказанные мною слова и хмурится.

Я же просто умилялась, рассматривая парня, и терпеливо ждала. Ничего-ничего, растормошу его обязательно! Главное — начать! А там свое уж точно не упущу, вон, есть пример в виде подруги, сразу парня утащу в ЗАГС, если сопротивляться будет, а он явно не будет.

Довольная собой, дождалась, когда Паша сядет за руль, посмотрит на меня внимательно и задаст совершенно неожиданный вопрос:

— А торты какие любишь? — и смотрел так внимательно, как будто от моего ответа зависел исход какого-то важного голосования.

— Э, — задумалась, — чтобы много крема не было, — наконец сформулировала ответ.

— Хорошо, — кивнул он головой и достал из кармана какой-то смятый кусочек бумаги, на котором было написано…

— Ох, Пашенька, дай сюда! — отобрала шпаргалку, достала из сумки ручку и блокнот и стала записывать все, что мне нравится, и куда бы я хотела сходить. Так и провела весь путь до парка в скрюченном положении, зато подготовила себе развлекательную программу на будущее.

— Спасибо, — покраснел парень, забирая у меня блокнот, — так мне действительно будет легче…

Какой же он милый! И как я раньше этого не видела? Нет, видела, и наши ссоры были неспроста, мне просто очень нравилось выводить его из себя. Нравилось смотреть на горящие глаза и вообще, он мне весь нравился… Ой, вот и призналась сама себе!

Глава 17.

Павел


Мне было стыдно так, что даже в зеркало заднего вида не мог смотреть на свою красную рожу. Боже мой, дожил! Для того, чтобы правильно ухаживать за понравившейся девушкой, я принимаю из ее рук список с рекомендациями! Да кто узнает об этом, засмеет меня! Скажет, парню двадцать пять, а он элементарных вещей не знает! Нет, знает, но есть огромный шанс промахнуться и сделать что-то не так, облажаться в самый ответственный момент, чего мне абсолютно не хотелось. У нас же сейчас дамы какие — чуть что не так, сразу истерика и крики, сравнения. Никогда не понимал, почему я совершенно незнакомому человеку должен делать дорогой подарок? Были у меня отношения, когда на третий день одна из таких меркантильных особ заявила о том, что я должен подарить ей телефон, потому что ее подруге парень подарил, а как же она?

Я тогда покрутил пальцем у виска и слинял домой! Нет, мне такие «дорогие» во всех отношениях девушки не нужны. Зато я знал, что Злата не такая, но почему-то перед ней не хотелось выгладить дураком, поэтому, эх, пусть у нас будет так, по чудному.

В парке было многолюдно, еще бы, как-никак выходной день. Одних только бегающих и орущих детей сколько! Главное, не споткнуться ни об кого, а то малышня ведь совершенно не следит за дорогой и путается под ногами взрослых, не замечая никого вокруг: то им нужно срочно попасть на аттракцион, то купи им сладкой ваты, то они увидели палатку с шарами. Страх, одним словом.

Я бы никогда в жизни не додумался пригласить Злату сюда, вот честно, хотя идея оказалась очень замечательной. Альбина попросила оставить ее в кафе на летней веранде, где женщина довольно быстро заказала себе несколько десертов на пробу и небольшой чайничек с ароматным чаем.

— Вы отдыхайте, а я за людьми пока понаблюдаю, — и шепотом добавила, — и вам место попридержу, а то знаю я эти заведения, чуть зазевался и остался без стула под мягким местом.

Кира звонко рассмеялась и, поцеловав бабушку, потащила Романа в сторону кассы, и мы от пары не отставали. Злата восторженно смотрела по сторонам и потирала ладони. Ее глаза горели азартом, точно так же как у сестры, и что-то мне подсказывало, нам с Ромкой можно пожелать терпения, выдержки и сил. Очень много сил и очень много терпения.

Осмотревшись, я заметил недалеко вывеску зеленого цвета с красным крестом, еще раз посмотрел на друга и попросил присмотреть за Златой. Сам же уверенной походкой направился в сторону магазина, потому что сердце мое уже сбивалось с ритма, а нехорошее предчувствие усиливало панику.

В аптеке улыбчивая девушка как-то странно посмотрела на меня, когда я попросил валерьянки и в каплях, и в таблетках, а потом, покосившись в окно на аттракционы, попросил увеличить количество требуемого товара вдвое! Скрепя сердцем, успокоительное мне продали, а я, недолго думая, запихал сразу две таблетки в рот. А когда вернулся к кассам, где очередь продвинулась совсем на немного, протянул пластинку Роману, который схватился за нее, как будто мы в пустыне, и я предлагаю ему стакан воды.

Почти у самого окна кассы наши милые спутницы стали обсуждать, куда нам стоит пойти, мы же с парнем в их разговор не лезли, готовые стерпеть любые извращения судьбы, и пока Кира загибала пальцы и о чем-то рассказывала Злате, Ромка сообщил мне очень тихим и надломленным голосом:

— Я высоты боюсь, — естественно, он никогда не сознается сестре о своей фобии, точно так же как и я не скажу Злате о своей.

— А я боюсь скорости, когда сам нахожусь не за рулем.

Вот что хочешь, то и делай, когда меня кто-то везет, но мне просто плохо становится. Всегда кажется, что мы вот-вот попадем в аварию, что не зайдем в поворот. Это банальное недоверие, с которым ничего невозможно сделать.

— И высоты, — все же сознался я.

— И замкнутого пространства…

Мы даже теснее встали друг к другу, словно сочувствуя и поддерживая, а Кира уже вовсю заказывала билеты и с благодарностью приняла карту для оплаты у Ромки. Я же тоже не позволил Злате самостоятельно расплачиваться за наш отдых, будем считать, что девушку я пригласил, а значит, весь банкет за мой счет.

Когда мы отошли от кассы, то пожали с Романом друг другу руки и обреченно пошли за спутницами, которые были ничуть не лучше детей: так же мешали всем и куда-то торопились. А спешили девушки, как ни странно, на самый нормальный, по моему мнению, аттракцион — старая добрая «Ромашка». Вот тут я могу хоть тридцать кругов проехать, и ничего со мной не случится. Судя по облегченному выдоху, Ромка был со мной солидарен. Но рано мы радовались, дальше начался ужас: мы пошли на «Колесо обозрения».

Плохо помню, как успели все вместе забраться в одну просторную кабинку, потом вспоминается, как сомкнул руки на поручне в середине и застыл. Напротив меня приблизительно в такой же скованной позе сидел Рома, и мы гипнотизировали друг друга мечущимися из стороны в сторону взглядами. Мне бы Злату обнять, да за любопытной сестрой присмотреть, но куда там, мне больше хотелось пережить полный оборот и спуститься на землю. Но, как на зло, на самой верхней точке колесо встало, с ним остановилось мое сердце и сердце друга.

— Ой, опять спускают тех, кто решил прокатиться зайцем, — захихикала сестра, — Рома, что с тобой?

Кажется, Кира заметила, что данный аттракцион нам пришелся не по душе, потому что она моментально подсела к бледному парню и крепко его обняла, стала гладить по голове и извиняться за свою невнимательность. Злата тоже оказалась рядом со мной.

— Пашка, да что ж ты промолчал! — ее горячие ладони легки на мои ледяные щеки.

— Мы не хотели вас огорчать, — заплетающимся языком кое-как с трудом выдавил из себя слова.

— Да к черту все! — завозилась Кира, желая нагнуться вниз и посмотреть, когда мы продолжим путь.

— Не надо! — взмолился Ромка, хватая девушку за руку и возвращая на место рядом с собой, — мне еще хуже, когда ты так делаешь.

Кира послушно села как можно ближе к парню и даже положила свою голову ему на плечо, а Злата тем временем вжалась в меня, словно желая согреть. Вот так мы и просидели весь оставшийся путь вниз, мне казалось, что там, на высоте, у меня даже уши заложило, потому что сейчас было как-то очень тихо.

Выбравшись из кабины, мы как два последних джентльмена даже руки своим дамам подали, чтобы покрепче вцепиться в их пальцы. А девушки же молча довели нас до столика, где до сих пор сидела Альбина, сдали нас на руки бабушке, дождались, когда придем в себя и умчались дальше отдыхать.

— Надо бы  с ними пойти, — пробормотал Рома, поднимаясь из-за стола.

— Сидите! — приказала Альбина, — можем, им стыдно, что думали только о себе, а не о своих мужчинах?

Угу, стыдно им, как же! Наверное, сейчас уже на чем-нибудь другом аттракционе катаются, пока мы тут отдыхаем! Однако был не прав, каюсь. Злата и Кира пришли минут через двадцать с небольшим прозрачным пакетиком в руках. Сестра быстро села на стул рядом с Ромой, выудила из недр сумочки упаковку ватных дисков, а Злата тем временем открывала бутылочку с нашатырем.

— Что ж вы себя не бережете? — причитали девушки, приводя в чувство и так пришедших в себя нас. Но мы не противились, принимая заботу из женских рук и довольно улыбаясь.

После первого неудачного похода на аттракционы мы заказали себе кофе, девушки взяли по салату. Бабушка решила, что неплохо бы лично ей нормально подкрепиться, и совсем скоро перед женщиной появилась порция сочного мяса.

— Давайте, мы будем кататься, а вы смотреть? — предложила Кира, когда разделалась со своей небольшой порцией, — просто мы вас точно потеряем на тех аттракционах, которые выбрали.

Такая идея нам с Ромой пришлась по душе намного больше. Подождав, пока девушки допьют заказанные напитки, и узнав, нужно ли что-нибудь еще Альбине, вновь пошли в сторону качелей. Только на этот раз мы просто стояли у забора и фотографировали довольные мордашки девушек. Вот такой подход мне больше нравится!

— А давай их в картинг затащим? — пробормотал друг.

Я же от этой идеи пришел в восторг и уже мысленно потирал руки.

— А давай!

Мы с Ромой обговорили все нюансы предстоящего катания, он сбегал за билетами и вернулся довольно быстро, девушки даже не успели заметить его ухода. После каруселей с огромной амплитудой пошли цепочные качели, которые набирали приличную скорость, и угол наклона человека был настолько сильным, что меня замутило только от одного вида аттракциона. Зато потом мы потащили девушек в другую сторону.

— Картинг? — ахнула Злата.

— Он самый, — улыбнулся, — тут можно кататься вдвоем!

Девушки нашего энтузиазма не разделяли, но ни меня, ни Романа уже было не остановить. Выбрав машины и взяв шлемы, стали наряжать возмущенных красавиц.

— Это вы нам так мстите? — сопела Кира, но не сопротивлялась.

— Просто мы решили тоже немного отдохнуть, вы же нас не бросите? — пел я, устраивая Злату в своей машине, — держись крепче, милая!

Конечно, такие машины с двумя сидениями не настроены на высокую скорость, но нам много и не надо было, лишь бы слышать приглушенный визг сидящей рядом девушки, ощущать ее руки на своей талии или плече и кайфовать от управления и дороги.

После нескольких кругов мы подъехали к старту, где Злата сняла шлем и со всей силы, на которую была способна, обняла меня.

— Спасибо! — она даже от восторга запрыгала на месте, — давай как-нибудь еще покаемся? А меня научишь?

Я лишь улыбнулся, притягивая девушку к себе.

— Обязательно покатаемся, — пообещал, целуя в висок, — и научу.

Злата подняла на меня свои большие глаза и наклонила голову на бок, а я только что понял, что сделал. Ой…

Надеюсь, она не против? Судя по довольному личику, наоборот, очень даже «за»!

Домой в субботу мы вернулись только под вечер, все это время Альбина была с нами, даже согласилась поехать на прогулку на тропу здоровья. Вообще женщина нисколько не выглядела уставшей, но, однако, мы все равно часто сидели на лавках и просто наслаждались приятной погодой. Лично внутри меня было какое-то умиротворение, словно все идет так, как и должно было быть, словно вот эти сидящие рядом люди даны мне самой судьбой, а я теперь уже и сам не желал с ними расставаться. Я в кои-то веке стал поистине счастливым человеком, потому что меня дома ждали, за меня беспокоились, мною гордились. Нет, Кира и раньше меня ждала после работы, часто звонила и спрашивала, когда я вернулись домой, но мне не хватало кого-то еще, и этим человеком стала сначала Альбина, а затем и Злата.

Хоть бы и дальше было так хорошо!

Глава 18.

Утром в воскресенье нельзя просто взять и проспать до обеда, обязательно что-то произойдет или кто-то позвонит. Вот и у меня на тумбе разрывался телефон.

— Да? — сонным, немного охрипшим ото сна голосом пробормотал я.

На часах только восемь утра, и я очень надеялся, что Кирилл звонит по делу.

— Мы горим…

Эти два слова подействовали на меня как ведро холодной воды. Я выскочил из кровати моментально. Судорожно нацепил на ноги домашние спортивные штаны и выскочил из комнаты, громко стуча пятками по полу, пока спускался по лестнице вниз. В коридоре столкнулся с ошарашенным Ромкой, которому по долгу службы долго спать было нельзя.

— Ты куда в таком виде? — поразился он, а мне было все равно, прямо на босые ноги натянул кое-как кроссовки и набегу проговорил:

— СТО горит…

Парень выскочил следом за мной, на ходу отрывисто бросил еще одному дежурившему охраннику «в дом никого не пускать ни под каким предлогом», сел ко мне в машину и застегнул ремень безопасности.

— Не переживай, разберемся.

Вот как ему сказать, что эта поддержка сейчас лишняя, что я в любом случае буду паниковать, пока не увижу все собственными глазами? Да мне просто страшно представить, что могло произойти и как потом с этим всем разбираться!

Как я гнал, кто бы знал! Поймал на дороге все кочки и ямы, не жалея колес и собственной нервной системы, проскакивал через лежачие полицейские. Мне нужно было знать, что случилось, кто пострадал, какой ущерб нанесен. А если все плохо, то как мне смотреть в глаза Альбины, как рассказать о случившемся, а? Почему-то именно этого я боялся больше всего, ну и жертв, которых при сильном пожаре можно и не избежать.

До станции доехал в рекордные сроки и выскочил из машины сразу же, как только она остановилась у ворот. Рома следовал за мной бесшумной и безмолвной тенью, держа наготове телефон.

Ничего катастрофического не было, фух. Даже дышать легче стало раз в сто, а то и двести. Немного обгорела стена и ворота, все остальное было в целости и сохранности, и самое главное, жертв не было. Рядом со станцией курили механики и автолюбители, но самое интересное, почти у всех в руках были автомобильные огнетушители. Что же получается, нам помогли общими усилиями?

Меня заприметили сразу, еще бы, такой кадр! Почти голый, злой, взъерошенный и жаждущий расправы. Я уверенно шел в круг мужчин, чтобы поблагодарить всех, пока не расслышал писклявый и очень знакомый жалобный голос.

— Убью! — прорычал, прорываясь через мужчин и хватая перепуганного Артурчика за грудки пиджака, — да я тебя, гнида, задушу собственными руками!

Так сильно тряс парня, что совсем не обращал внимания, как мотается его голова во все стороны, мне казалось, что тряхни посильнее, и проблем больше с этим скользким и мерзким человеком не будет. Да как он посмел поднять руку на родное? Да что он о себе возомнил, дохлый червяк!

Меня кое-как оттащили от перепуганного мальчика-зайчика, который шмыгал носом и вытирал его рукавом пиджака. Вот же клоун, а! Пришел, поджигатель, блин, в офисной стильной одежде в самом начале рабочего дня, когда тут народу тьма-тьмущая! На что он рассчитывал, а? На что?

Птьфу, ты!

— Мы его уже, того…

Пробасил рядом мужик в простой кофте и потряс кулаком в воздухе. И только тогда я обратил внимание на налившийся фингал и разбитый нос мажорчика, так ему и надо. Пусть знает, что к нам лезть нельзя, чревато последствиями! Нужно теперь его сдать куда надо, чтобы штраф выписали да дело на него повесили!

— Ты бы оделся, что ли, — отозвался Рома, — а этого сейчас оформим быстро.

— Хорошо, — действительно, неплохо бы хоть что-то накинуть на себя, а то заболею, не дай бог.

В подсобке парни выделили мне футболку и спецовку. К тому моменту, как я вышел, рядом с СТО стоял патруль. Мужики записывали показания очевидцев, оценивали повреждения, а после довольно быстро погрузили бледного Артура в свою машину, явно правильно оценив ситуацию и переживая за жизнь и здоровье поджигателя. Я же, как только подошел, рассказал о том, что с камер можно быстро и легко снять записанный материал, если он будет необходим. Рома согласился мне в этом помочь. Да вообще парень много чего знал и вел себя так, словно не первый раз общается со стражами правопорядка. Как позже выяснилось, ему по службе нужно знать много и уметь разруливать ситуацию в пользу нанимателя, в моем случае — в пользу друга. Приятно, да так, что даже пожал сильную руку и похлопал парня по плечу.

— Спасибо, без тебя бы растерялся, честное слово!

Когда первые нюансы были улажены, и подозреваемого увезли в участок, рванул на другое СТО, чтобы оценить ситуацию там. К моему облегчению, тонкие и аккуратные ручки Артура добрались только до дальней станции, здесь же все шло своим чередом. Выдохнул повторно.

Привалившись спиной к стене между мойками, поднял голову вверх и стал смотреть на чистое и голубое небо, стараясь полностью отключиться от шума и гама, от смеха и звона инструментов. Почему-то в голове крутилась только одна фраза: «Не ходи туда, там тебя ждут неприятности». И, усмехнувшись собственным бредовым мыслям, вслух ответил:

— Как же туда не ходить? Они же ждут!

Конечно, я не собирался никуда идти, как котенок Гав, но прекрасно понимал — неприятности найдут меня сами, особенно, если начну от них убегать и прятаться, а значит, нужно будет их встретить с гордо поднятой и холодной головой. Сегодня я повел себя неправильно, был слишком взволнован, растерян и даже напуган, а должен был собраться, взять ситуацию под свой контроль еще дома, быстро одеваясь, выяснить все о произошедшем по телефону и узнать последствия, тогда бы такой паники не было. Я же отключил телефон, куда-то его выкинул и совсем потерял голову. Нет, нет и еще раз нет. Так быть не должно!

Переговорив с механиками и мойщиками, рассказал о том, что у нас произошло, и попросил быть предельно внимательными. Мало ли, вдруг у парня есть подельники, которые стоят где-то за углом и ждут нашего ухода. Только после того, как еще раз осмотрел здание и лично убедился в том, что никого нет, что все цело и работает, поехал обратно.

— Тебя дома потеряли, — этими словами встретил меня Рома и покачал головой, — забыл телефон?

— Да, ты извини, что я так нервничал сегодня…

— Ничего, — улыбнулся он, — с боевым крещением тебя!

— Вот спасибо, — усмехнулся.

— Давай домой, потом в участок надо заехать, показания дать. Ты ж у нас начальник, на тебе все и завязано.

Обратно домой ехали не так быстро, я же с содроганием прислушивался к звукам под капотом и с облегчением понимал, что утренняя езда обошлась мне очень даже дешево — ничего не скрипело и не шумело, фух, живем дальше.

Во дворе дома нас встречали три перепуганные и взволнованные женщины, а также растерянный Никита, которому лично хотелось вырвать язык за болтовню.

— Я проговорился, — пробубнил парень, поглядывая на нас глазами побитой собаки.

— Ты дурак, — резюмировал Рома и обнял испуганную Киру.

А я сразу же подошел к бледной Альбине и прижал к себе худенькую старушку, чьи плечи тихонько подрагивали. Нет, сегодня я точно кого-нибудь придушу. Если не Артура, то Никиту. Вот зачем было трепаться, а? Мог бы сказать, что просто уехали, придумал бы отмазку, неужели он не понимал, что нашей Альбине лишний стресс ни к чему? Да, она держится молодцом, она показывает себя как активная и энергичная женщина, но годы все равно берут свое.

— Все хорошо, — погладил бабушку по голове, — ничего страшного не случилось. Всех поймали и обезвредили, ты можешь радоваться тому, что за наше СТО все встали горой, никто в стороне не отмалчивался, телефон для снятия материала не достал и просто так не уехал.

Бабушка только кивнула и крепче вцепилась пальцами в мою рабочую куртку. Вдруг рядом с нами встала Кира, которая обняла и меня и бабушку. С другой стороны появилась Злата и повторила жест сестры, ну а завершил крепкие объятья Роман. Он своими ручищами просто обнял всех нас сразу.

— Я вас люблю, — сообщила Альбина и очень тихо шмыгнула носом, — пойдемте в дом, нам сделали блинчиков и заварили чай с мятой.

Да, пожалуй, от большого стакана чая я бы не отказался. После завтрака еще раз заверил, что все хорошо, что волноваться ни о чем не стоит, и пообещал приехать вечером и долго не задерживаться. Сам же переоделся, забрал с собой Ромку и уехал в участок, где нас продержали больше двух часов.

— Жаль, что у этого паренька хорошие связи, — пробормотал Рома, когда мы измотанные и нервные шли к машине, — но штраф он все равно заплатит, да и нам деньги отбашляет на ремонт.

Да, Артурчика сразу выпустили, как только за ним приехали родители, мамочка и папочка даже нам денег предлагали, от которых мы довольно быстро и некультурно отмахнулись.

— Вы портите мальчику жизнь! — вопила женщина, размахивая руками и закрывая свои телом помятого сына.

— Он испортил себе ее сам, никто за уши не тянул! — рявкнул в ответ так, что мама парня отступила, но, правда, довольно быстро вновь пошла в наступление.

— Он огорчился!

— Я, не поверите, тоже!

— У него любовь! Как вам не понятно! У него девушку увели!

— Сама ушла, — рассмеялся и открыл великую тайну, — ко мне ушла! И поверьте, я свое не отдам никому и ни за что, понятно?

В общем, на этом наш непродуктивный, но очень эмоциональный разговор завершился. Мальчика посадили в машину, погладили по голове и заверили, что таких «Злат» у него будет тысяча и маленькая тележка. Я же мысленно пожелал встретить этому оболтусу простую русскую Марию, которая будет держать его за одно место в ежовых рукавицах, будет управлять его жизнью и деньгами, а также строить паренька так, как никто и никогда. Она-то должна будет воспитать этого «недомужика» или попытаться сделать так, чтобы он стал похож на человека.

Домой вернулись злыми и жутко недовольными, но все равно сделали и добились довольно многого. Злате я, естественно, не стал ничего рассказывать, вот только ей уже и без меня позвонили и попросили своего «цепного пса» отозвать. Девушка повела себя благоразумно, заявив, что в дела своего мужчины не лезла до этого и теперь лезть не будет. Она даже с расспросами ко мне не приставала, лишь обняла и повела в кухню, где Кира вовсю хлопотала вокруг Романа, накладывая ему горячей еды.

После плотного ужина мы устроились в гостиной перед телевизором. Я уселся прямо на пол, взял с дивана большую подушку, чуть позже ко мне присоединилась и Злата, сев рядом, положив свои тонкие ладошки мне на спину. Наверное, сказалась усталость или что-то еще, но я, подставив голову для поглаживаний, довольно быстро уснул, и в таком положении проспал до самого утра. Кто-то даже заботливо укрыл меня и сопящего рядом на диване Ромку пледом.

Конечно, после сна на полу тело немного побаливало, но в целом я был бодр, свеж и готов на новые ратные подвиги, которые не заставили себя долго ждать.

Глава 19.

Злата


Утро вчерашнего дня было бешеным и непонятным.

Когда проснулась Кира, то спустилась на первый этаж, где в панике не находила себе места Альбина. Женщина рассказала, что ни Ромы, ни Паши с самого утра не было дома, что они куда-то уехали, так как их машину бабушка видела из окна. И если судить по тому, как ее внук выжимал педаль газа, то что-то однозначно произошло.

Пока она пыталась выпить стакан воды, в гостиную вошел второй охранник, немного туповатый, на мой взгляд, и явно не знающий, что можно говорить, а что нет, потому что он с ходу заявил, что горит одна из станций, и парни уехали улаживать этот вопрос.

Альбине стало плохо, женщина как-то обессилено упала в кресло, а повариха быстро стала вызывать скорую. Собственно, все это мне рассказала сестра Павла, когда ворвалась ко мне в комнату и быстро затараторила, размахивая от волнения руками. Я выскочила из комнаты, накинув на плечи простой халат, и побежала вниз.

— Сейчас приедет доктор, — сообщила повар и сложила руки на груди, наблюдая за тем, как я спешу к бабушке.

Альбина бессвязно шептала пересохшими губами о том, что кто-то обидел ее внука, ее любимого Пашу. Кому-то объясняла, какой он хороший и добрый мальчик, какой ответственный и внимательный, а я, схватив со стола стакан с водой, поднесла к ее рту.

— Надо успокоиться, — просила я, — сделай несколько глотков. Все будет хорошо! Это же Паша, у него всегда получается решить любые проблемы очень быстро, он же вон какой у нас молодец!

Альбина пила воду мелкими глотками, глядя на меня пристально и внимательно, чуть нахмурившись, прислушивалась к словам и кивала головой.

— Ой, расстроится он, когда узнает о моем самочувствии! — спохватилась она, да только ей даже подняться сил не хватило. Пришлось бабушку укладывать и переводить разговор на другую тему, убеждать в том, что Павел ею гордится, что очень любит и ценит, и если бабушка раньше времени начнет себе придумывать непонятно что, то он может и расстроиться.

Подействовало!

К приезду врача Альбина уже хорошо держалась, и даже чуть заметный румянец на щеках появился, а когда ей строго-настрого запретили переживать и настоятельно рекомендовали лежать, то соглашалась со всем. Даже позволила себе укол сделать, лишь бы строгий и суровый врач больше не гудел на нее.

Парни вернулись в обед — замотанными, уставшими, но быстро нас успокоили. Ничего серьезного с СТО не произошло, поджигателя поймали и обезвредили. Это же хорошо? Очень! Но было бы лучше, если бы они сообщили имя и фамилию этого человека, но ни Пашка, ни Ромка делиться с нами информацией не желали. Лишь перекусили, переоделись и вновь уехали.

— Ну кто это мог сделать? — воскликнула Кира, всплеснув руками, — может, завистники?

Мог кто угодно, ведь, если судить по рассказам, то к нам стали приезжать многие автолюбители, а вот другие станции иногда простаивали без дела, что не скажешь о нас. Но точного ответа на вопрос сестры Паши у меня не было, зато он нашелся сам спустя двадцать минут, когда у меня раздался звонок мобильного. Номер был неизвестным, но показался очень знакомым. Мы с девушкой переглянулись, покосились в сторону кухни, где еще сидела Альбина, а значит, нас подслушивать не будет, и ответили на вызов.

— Злата! — заверещала женщина, и через некоторое время я узнала голос маминой подруги, которая была нечастым гостем в нашем доме, зато ее сын последнее время захаживал почти ежедневно, и, кажется, у меня начинает складываться в голове головоломка.

— Убери своего цепного пса! — продолжала кричать женщина, — он моему Артуру жизнь испортит!

Мы с Кирой переглянулись, и девушка приглушенно захихикала в кулак.

— Цепного пса, — повторила она и резко подняла голову.

А там из-за угла за нами подглядывала бабушка, которая уже засучила рукава и достала из кармана халата телефон. При этом смотрела на мой смартфон такими прищуренными глазами, в которых блестело злорадство… Что даже немного не по себе стало. Кажется, женщина сама сейчас все решит, и как бы до этого дело ни развивалось, после ее звонка все перевернется с ног на голову.

Хм, я же невольно задумалась об отличном слухе Альбины. Да, мама Артура голосистая особа, мне даже пришлось телефон чуть дальше убрать от уха, потому что крик женщины терпеть было невыносимо. Но кто же знал, что все услышит бабушка?

— Я в дела своего, как Вы выразились, пса, не лезла и лезть не буду. Он мужчина взрослый, умеет думать головой. Чего не скажешь о Вашем сыне.

Мне еще хотелось сказать о том, что пора бы прекращать прикрывать его худую задницу, а дать такого хорошего пинка, чтобы не позорил родителей, и уже отрыла рот, да Кира телефон вырвала и звонок отключила.

— Не надо, — строго посмотрела на меня девушка, — а то она и на тебя помои выльет.

— Верно-верно! — воскликнула Альбина, подходя к нам, — садитесь, девочки, этого Артура уже отпустили, но это не значит, что поганец так просто уйдет от ответственности. Родители его решили подключить связи? Что ж, тогда подключим и мы. Благо, я жила дольше и людей хороших знаю больше, — захихикала женщина, а мы улыбнулись в ответ. И как-то даже спокойно стало, правда, вот Кира хмурилась.

— А мне кажется, что неприятности только начинаются, — с тоской посмотрела она в окно.

— Мы с ними разберемся, моя хорошая, — проговорила Альбина и прижала к себе девушку, — вы только мальчикам не говорите, что мы тоже подключились, а то ругаться будут, ух!

Лезть в мужские дела мы не будем… открыто не будем. А вот за спиной их очень даже подстрахуем. Я не знаю, кому звонила Альбина и с кем разговаривала, но она была крайне довольна собой и буквально светилась от счастья. А вот я таким настроением похвастаться не могла. К моменту приезда Ромы и Паши мой телефон разрывался от многочисленных звонков матери и отца, что они хотели — я не знала, точнее, догадывалась. Но выгораживать Артура и прощать его за такой поступок не была намерена. Тем более, если судить по тому, что мне звонила мать парня, то и моя личная будет уговаривать и упрашивать, а то и заставлять замять дело и забрать заявление. Но нет, каждый должен отвечать за свои необдуманные поступки.

Когда Пашка зашел в дом и поинтересовался, как мы, то рассказала только об одном единственном звоне, который был в числе первых, об остальном промолчала. Да и он ничего не говорил, лишь устало потер виски и поплелся за мной в кухню, где я быстро накормила его вкусным ужином и увела в гостиную.

Мы разместились прямо на полу, взяв с дивана пару подушек. Паша приполз как можно ближе ко мне и даже подставил свою голову под мои пальцы, а я с большой радостью перебирала его густые жесткие волосы и чуть заметно улыбалась. Наблюдать за тем, как соловеют, а затем закрываются такие красивые глаза, было приятно. А еще приятно знать, что тебя держат за мизинец так трогательно и нежно, что у меня даже слезы почему-то появились в глазах. Эх, нервы — это все они! Другого объяснения нет.

Альбина ушла из комнаты одной из первых, крадучись прошла по полу, махнула нам рукой и послала воздушный поцелуй. А мы с Кирой лишь перевели взгляды на своих мужчин и вздохнули. Наши мальчики так и уснули кто где — Паша на полу, прижав голову к моим ногам, Ромка на диване, крепко держа во сне Киру.

Они сейчас совсем не были похожи на грозных мужчин, даже лица приобрели спокойное выражение, разгладились складки между бровями, опустились уголки губ. Но даже в таком состоянии я чувствовала себя рядом с Павлом как за каменной стеной, вот честно!

Мы с Кирой как самые примерные и милые дамы накрыли своих уставших мужчин пледами и разошлись по комнатам. Мне было необходимо выспаться и приготовиться к завтрашнему бою с родителями, если он будет. А если нет, то буду всячески поддерживать Пашу. А Кире нужно не проспать в школу и хорошо провести день, не упустив ни единого кусочка материала, ведь она очень сильно переживала, что Рома в ней разочаруется и подумает, что ему досталась глупенькая и маленькая девочка. Так же девушка завтра собиралась в ветклинику, хотя бы на пару часов, ведь это такая замечательная практика! Так что у нас у всех предстоит насыщенный день.

А утром нового дня меня разбудил бодрый голос Альбины, которая топала под дверью и пела: «Вставай, страна огромная. Вставая на смертный бой!»

С Кирой мы из комнаты вышли одновременно, точнее, высунулись.

— Так еще целых полчаса до подъема, — скривилась девушка.

— Так это у тебя полчаса, а наши гости явно и не ложились спать! — воскликнула женщина и стала спускаться по лестнице, — и валерьяночки сразу выпейте, — крикнула бабушка.

Естественно, после таких патриотических песен и столь интригующих слов грех было не проснуться. Быстро одевшись в приталенную юбку и голубого цвета блузку (да-да, я помню о том взгляде на меня), я поспешила на первый этаж, спустившись сразу за Кирой.

Правда, почти сразу хорошее настроение улетучилось, и стало понятно, почему бабушка выбрала именно эту песню. У нас были не просто гости, которых никто не ждал, у нас было много гостей, которые топтались за воротами дома, стараясь всеми правдами и неправдами ворваться на территорию двора.

Глава 20.

Павел


Я знал! Я чувствовал! И интуиция меня не подвела.

Настал тот день, когда вокруг меня закружили вороны, желая… А что, собственно, они желали?

Вот хоть убейте, но узнавать причину приезда двух семей мне совершенно не хотелось, было как-то спокойнее наблюдать за тем, как они ругаются там, в нескольких метрах от меня, как пытаются что-то друг другу доказать.

Утром я до приезда гостей успел не только принять душ и переодеться, но даже еще и позавтракать. Даже Ромке удалось слопать пару бутербродов, прежде чем в кухню вбежал встревоженный Никита.

— Там приехали, — махнул рукой в сторону улицы, — родители.

— Чьи? — спросил, поигрывая ложкой в пальцах.

— Так Златы и твои!

Ложечка со звоном упала на стол, а потом и на пол. Вот и настал день встречи. Встречи, которую я бы с удовольствием перенес куда-нибудь на потом, на далекое будущее.

Нехотя поднявшись из-за стола, вышел на крыльцо и просто наблюдал за мельтешащими макушками. Выходить ни к родителям Златы, ни к своим мне не хотелось. Но еще больше не хотелось впускать их на территорию, словно своим присутствием они испортят нашу ауру умиротворения. Однако стоять просто так было нельзя…

Скрепя сердце я сделал первый шаг, который дался мне очень и очень тяжело, словно мне за спину повесили мешок с камнями и заставили идти в крутую гору. Повторный шаг не дал мне облегчения, наоборот, казалось, что лучше просто оставить все как есть, сделать вид, что мы никого не слышали и не видели, как в детстве — демонстративно отвернуться и всем видом показывать свое «фи».

Тонкая и холодная ладошка легла в мою руку. Повернув голову, увидел бледную, но решительную Киру. Да, как-то раньше я не замечал, что девочка выросла, что из угловатого утенка превратилась в прекрасного лебедя, а вот сейчас увидел. Пусть сестра была в строгой черной юбке и простой белой блузке, но выглядела она отлично. Еще и волосы убрала в высокий хвост на затылке, чуть подвела глаза и нанесла светлые тени. Настоящая красавица!

— Мы справимся! — заверила твердо и решительно и сильнее сжала мои пальцы.

Да, мы с ней как два воина на поле боя, у которых своя война — война со страхами, война с собственными родителями. Чем она закончится — сложно предсказать, но могу сказать точно — из этого дома мы не уедем, под опеку родителей не вернемся. Они сами упустили свое время, сами выбрали путешествия, оставив детей одних, буквально бросили.

Во вторую мою ладонь легла другая рука, более женственная и широкая, горячая, почти огненная. Злата уверенно посмотрела на меня, и этого взгляда хватило, чтобы понять — она со мной до конца при любых обстоятельствах, и совсем не важно, что будут говорить родители, совсем не важно, что о нас подумают. Эта девушка сделала свой выбор! И как же было приятно понимать, что этим выбором стал я!

И да, как некстати всплывают в памяти строчки из блокнота! Я опять облажался и не успел ничего подарить, каждый раз что-то мешает, каждый раз происходит какое-то значимое событие, не позволяющее мне найти лишнее время.

— Будем биться до конца, — уверенно сообщила Злата и чуть заметно улыбнулась, — у меня с вами жизнь закипела и заиграла новыми красками.

— Надеюсь, это хорошо, — послышался за спиной голос Альбины, и бабушка довольно быстро присоединилась к нам, встав рядом с моей девушкой.

— А с нами иначе быть и не может, — рассмеялся Ромка, обнимая Киру за плечи, — ну что, готовы?

Естественно, нет, но деваться некуда. Либо сейчас, либо никогда. Можно оттягивать этот разговор и дальше, откладывать, прятаться, но хватит. Мы люди взрослые, пусть Кира и младше нас всех, но зато столько в жизни натерпелась, что мудрее многих стала.

— Открывай, — приказал Никите, который, распахнув ворота, на всякий случай дал деру в сторону метров так на двадцать. Видимо, для того, чтобы ударной волной не задело.

За воротами царил скандал. Евгения Альбертовна размахивала руками и топала ногами, а напротив нее стояла мама. Да, они с отцом довольно сильно изменились, и я сейчас не говорю о загорелых лицах и руках, не об отросших волосах и отдохнувших глазах. Они словно стали чужими, неродными. Вот смотришь на них и не чувствуешь тех эмоций, которые бы я, наверное, испытывал, вернись они год назад или два. Сейчас то ли чувства перегорели, то ли что-то со мной не то стало. Но я просто стоял, смотрел на некогда родных людей и не испытывал ни-че-го!

Нас заметили довольно быстро, и если мама Златы продолжала бурно жестикулировать, то мать резко от нее отвернулась и раскинула руки в приглашающем жесте.

— Кира! Паша! — я даже не дернулся в ее сторону, как стоял столбом, так и продолжал стоять.

Я был готов отпустить руку сестры, чтобы она утонула в долгожданных объятьях, да только девушка сильнее сжала мои расслабленные пальцы, словно прося ее не отпускать, и отступила поближе к Роману, который моментально прижал ее к себе.

На лицах родителей был шок, самый настоящий и неподдельный. Руки матери опали вдоль тела, а отец моментально приобнял ее за плечи, с осуждением смотря на… меня. Ну конечно, чья же еще может быть в этом вина? Моя и только моя! Даже усмехнулся, передавая Киру в заботливые руки Романа, так как она стала трястись словно осиновый лист, а из глаз крупными каплями катились слезы. Даже родители Златы притихли и внимательно переводили взгляд то на нас, то на наших родственников.

— Ну что, — подала голос Альбина, — пойдемте к столу, нам явно есть о чем поговорить!

Бабушка резко развернулась и сказала уже нам, что позвонила в школу и отпросила Киру на два дня по семейным обстоятельствам. Домашнее задание обещали прислать по почте, и к моменту выхода сестры в образовательное учреждение она должна будет сделать все и предоставить на проверку учителям.

— Я тебе помогу, вместе сделаем! — заверил ее Ромка, — только я не силен в русском и в литературе, — как-то неуверенно сообщил он, — зато знаю на отлично физику, химию и математику!

— Я помогу с языками и историей, — погладил сестру по голове.

— Русский и лит-ру беру на себя! — подмигнула ей Злата.

Вот так мы и прошли в дом, переговариваясь и отвлекая нашу маленькую девочку от грустных мыслей и навалившихся проблем. В гостиной уже был накрыт стол, и очень предусмотрительно расставлены стулья. У окна пять для нас, а напротив четыре для гостей, поближе к выходу, чтобы им уходить было быстрее и проще.

Как только мы разместились, горничная стала быстро накрывать на стол, принеся исходящий ароматом заварник и чайник с кипятком, пиалы с конфетами и печеньем. Наши с Кирой родители во всех глаза смотрели по сторонам, приоткрыв рты и оценивая стоимость ремонта. А вот родители Златы как-то притихли и явно были в замешательстве. О чем они так ожесточенно спорили там, за воротами, нам до сих пор было неизвестно, но, возможно, в процессе разговора кое-что и удастся выяснить. А пока что в полной тишине мы ждали, кто же не выдержит первым и начнет свой монолог. Почему-то я делал ставку на маму Златы и не прогадал. Женщина была человеком, знающим цену времени, и тратить его впустую была не намерена.

— Злата, нам надо поговорить! — довольно строго, но не очень уверено произнесла Евгения Альбертовна, а все потому, что уже поняла, что не имеет рычагов давления на дочь, что она под опекой и защитой совершенно другого человека — то есть меня.

— Говори, — довольно спокойно ответила девушка и даже не дернулась, не затряслась, а наоборот, расправила плечи и прямо посмотрела на мать, словно бросая вызов, — если ты приехала попросить за сына подруги, то не стоит. Мы своего мнения не поменяем. Каждый должен получать по заслугам, кажется, так ты меня и учила.

Евгения Альбертовна поджала губы и… промолчала, отведя взгляд. Я ждал грозной тирады, ждал, что она поднимет крик и начнет обвинять меня в том, что бедный и несчастный мальчик Артур получил по заслугам, а ведь он ничего серьезного сделать не хотел! Это была всего лишь шалость, навеянная разочарованием. Но нет, женщина меня удивила вдвойне. Мало того, что не стала развивать неприятную тему, так еще и незаметно толкнула под столом мужа и косо на него посмотрела, явно намекая на то, что он должен взять слово.

Мужчина откашлялся (кстати, надо спросить, как зовут отца Златы) и чуть выпрямился.

— Злата, — он сглотнул, прочищая горло, — мы с мамой были не правы…

Не знаю, у кого больше вытянулось от удивления лицо: у Златы, у меня или у Киры, но отец семейства явно нашего замешательства не замечал, да и мама девушки как-то опустила голову, глядя в свою чашку.

— Мы хотели бы сказать, что ты всегда можешь на нас положиться, что бы ни случилось. Ну и твой выбор принимаем, правда… Рады, что повстречала такого человека на своем пути!

Отец девушки протянул руку, которую я чисто машинально пожал.

— Извините за вторжение, — он поднялся из-за стола, — будем рады приглашению, чтобы просто всем вместе посидеть в спокойной и уютной обстановке. Приятного… кх-м, дальнейшего разговора.

— Всего доброго, — попрощалась Евгения Альбертовна и поспешила за мужем, бросив последний взгляд на дочь и чуть заметно улыбнувшись.

— Чудеса, — прошептала Кира и опомнилась, — валерьяночки? — обратилась с вопросом к Злате.

— Накапай! Двойную порцию! — она растерла руками красные от волнения щеки, — я сегодня отпрошусь, можно? — обратилась ко мне.

— Можно! У тебя как раз имеется заранее отработанное время!

Вот так мы на некоторое время вновь выпали из жизнь, позабыв об еще одних гостях, которые сидели напротив и следили за нами и нашими движениями с какой-то жадностью. Я понимал — родители, возможно, даже соскучились, они нас не видели уйму времени, а за это время я возмужал, Кира подросла. Да мы вообще сильно изменились, мир вокруг нас стал крутиться по-другому, да и люди нас стали окружать совершенно иные.

Что ж, впереди еще один разговор, теперь уже наш с сестрой. И как он пройдет и чем завершится, предсказать не могу. Даже мыслей по этому поводу нет, пустота и какая-то тянущая тоска в душе. Посмотрим, что будет.

Глава 21.

Мы посидели еще минут десять, переваривая слова родителей Златы. Даже Альбина впечатлилась, размахивала руками и качала головой.

— Да неужели! — неверяще повторила уже в который раз, — одумались, разглядели и поверили! Я уже и не надеялась! — смеялась женщина, обнимая Злату за плечи.

Я же неотрывно смотрел на родителей и ждал. Чего? Сам не знаю… То ли того, что они покаются, то ли того, что объяснят наконец причину нашей разлуки. Мне было интересно, мне было важно знать — почему нас бросили одних, а сами уехали, а главное — для чего. Но родители молчали, словно приехали просто попить чаю и тихонько повторно исчезнуть из нашего мира, из нашей жизни, только на этот раз навсегда.

— А вы, гости, зачем пожаловали? — спросила, наконец, Альбина, подложив сухую ладошку под щеку и подавшись вперед, — рассказывайте, что привело вас ранним утром в наш дом.

— Мы бы хотели переговорить с детьми с глазу на глаз, — сообщила мама, приподнимая нос, словно так сможет показать свое здесь место.

— Исключено, — парировала бабушка, — они мои внуки, и мне жутко интересно участвовать в их жизни!

— Не смешно, — ответил отец, хмурясь, — у них нет родных бабушек.

— А кто сказал про родных? — деланно удивилась женщина, — названная и по договору, да, мои хорошие?

Кира ей тепло улыбнулась и уверенно кивнула.

— Да, Альбина наша бабушка, и мы ей многим обязаны, — сообщила сестра, смотря то на одного из родителей, то на другого.

Я же предчувствовал скандал, вот что угодно сейчас будет, но только не мирная беседа, потому что глаза отца наполнились злостью, а мама поджала недовольно губы. Я уже мысленно готовился дать отпор, вот так просто, желая защитить свою семью… Свою новую семью!

— Да-а-а-а, — начала мать, — не думала, Паша, что ты так воспитаешь сестру! Оставили тебя взрослеть, а вот что получилось!

Я посмотрел на мать и рассмеялся в голос, даже голову запрокинул назад, скрывая тем самым свое раздражение.

— О, да! Я повзрослел к концу месяца, когда успокаивал Киру и когда понял, что все сбережения вы увезли с собой. Поверь, я повзрослел даже раньше, когда за вами закрылась дверь, и квартира мгновенно опустела. Ты просто этого не замечала, увлеченно занимаясь собой и своим любимым делом, — развел руками в стороны, — если я был бы несамостоятельным мальчиком, но мы бы просто не выжили, если что. Сдохли бы с голоду, нам бы отключили свет и воду за неуплату коммунальных услуг. А знаете почему?

Я даже подался чуть вперед, чтобы быть максимально ближе к родителям. И только сейчас я понял, что испытываю только раздражение, глядя на них, злость и обиду. Оставили меня взрослеть — это ж надо было так сказать?!

— А я отвечу на этот вопрос сам, если вы молчите! — продолжил говорить, так как родители меня не перебивали, — потому что у нас не было денег! Представляете? Вы уехали мало того, что все забрав, мало того, что не предупредили заранее о таком решении, так еще и ничего нам не перечисляли! И я крутился и вертелся, работал везде, где только платили сразу, любые копейки, прежде чем устроился на нормальную работу, а учебу никто не отменял! Домашние обязанности так же!

На последний словах я повысил голос, приподнялся и вот-вот был готов перейти на крик, но меня сдержали две женские ладони, которые легли на плечи с двух сторон и вернули меня на место. Я сел, но успокоиться не мог, буквально колотило всего от несправедливости, от негодования, от желания доказать, что поступок родителей был неверным!

— А знаешь, почему мы уехали? — неожиданно спросила мама, посматривая на Киру, ища в ее глаза поддержку или хоть какую-то искру интереса.

— Нам было интересно, — пожала плечами мелкая, — только вы ничего не говорили и на наши вопросы не отвечали…

— Да мы устали от всего этого! Перегорели! Думаете, легко творческим личностям, когда у них закачивается запас сил и энергии? Нам нужно было перезагрузиться!

— И как? — устало вздохнул, понимая, что разговор наш ни к чему не приведет. Когда-то я думал, что смогу понять родителей, но сейчас понимаю — нет, не смогу принять их слова и оправдания. Да, они творческие личности, работающие с людьми, да, такая занятость отнимает много времени и сил. Я не против того, что им нужно было подкопить новых эмоций, сменить обстановку, отдохнуть от шумного города. Согласен, многим это необходимо. Но можно уехать на месяц, можно на два, при этом объяснить детям цель своего отъезда. Но никак не уходить из дома со словами «мы устали от всего», заставляя невольно думать, что устали от тебя, так еще и пропасть не на пару месяцев, а на несколько лет, не отвечать на звонки, изредка писать короткие сообщения.

— Теперь у нас все хорошо! Собирайте вещи и возвращайтесь домой! — отчеканил отец, словно теперь его слова имеют для нас какой-то вес.

— Исключено, — довольно спокойно ответил я, — мы остаемся здесь. Наш дом с бабушкой.

— Кира? — мама не нашла в моем лице отзывчивого собеседника и решила надавить своим авторитетом на дочь, — ты-то хоть имей голову на плечах!

— Она у меня есть. И Паша прав, наш дом тут, рядом с Альбиной, Златой и Ромой.

Ох, зря, очень зря сестра упомянула о парне, так как на него уже оценивающе смотрели, уже готовились наговорить в его адрес много нехороших слов, вот только друга и парня Киры я в обиду не дам — он теперь моя семья, человек, который за несколько недель показал и доказал свою значимость.

— На этом наше чаепитие заканчивается, — поднялся из-за стола, — как отдохнете, подумаете над моими словами — позвоните. Попробуем поговорить еще раз.

Именно попробуем, потому что не очень уверен, что родители поймут мою точку зрения и встанут на мое место. Однако надежда теплилась где-то глубоко в груди, царапая своими тонкими пальчиками, словно давая понять, что за нее еще можно ухватиться, что всем и всегда дается второй шанс, а некоторым даже третий.

Родители ушли быстро, даже не попрощались, лишь хлопнули дверью. Все как-то незаметно и облегченно выдохнули, вот только мне было морально тяжело. Извинившись, покинул компанию за столом и поднялся в свою комнату. Уверенно прошел до ванной комнаты и прямо в одежде зашел в душевую кабину, включая воду.

Говорят, что мужчины не плачут. Совершенно верно, они давятся своими слезами, задирая голову как можно выше, глотая горькие спазмы в горле, не позволяя эмоциям вырваться. Они просто сжимают кулаки и много-много раз бьют ими по стене, желая через боль заглушить рвущиеся рыдания.

Я же чувствовал, что был на грани срыва, чувствовал, что еще немного, и настанет точка невозврата, чувствовал и ничего не мог с собой поделать. Раз за разом наносил удары по кафелю, и даже боль мне не помогала, даже вода, которая не только била по лицу, а словно проникала под кожу, желая очистить мои мысли и смыть страдания.

— Я с тобой! — тонкие руки прошлись по предплечью, опустились на спину и нырнули мне на грудь. Злата прижалась ко мне максимально близко, вцепилась в меня, словно вот-вот упадет, уткнулась лбом в спину.

Мы простояли так довольно долго. Я рядом с ней успокаивался, в голову возвращались нормальные мысли, просыпалось угасшее было желание идти дальше и просто быть счастливым несмотря ни на что. Я справлялся столько лет, лишенный нужной опоры и поддержки, так что сейчас просто обязан восстать из пепла и двигаться дальше, потому что за моей спиной стоит женщина, готовая двигаться за мной шаг в шаг, дышать одним и тем же воздухом, даже если он будет отравлен, даже если нам придется выступить против всех — она будет рядом, будет вот так держать и прижиматься, будет в меня верить.

— Спасибо! — развернулся в ее руках и накрыл ее губы своими.

Вот так правильно, вот так еще лучше, чем было до этого.

— А пошли кататься на роликах? — мой вопрос был неожиданным даже для меня, но Злата счастливо рассмеялась.

— А пошли!

Этот ужасный день просто обязан закончиться хорошо! Конечно, ни о какой работе речи не было, мы оставили будущее семейство Коганов за старших. Полина присматривала за одной станцией и держала руку на телефоне, чтобы в случае чего позвонить, а Илья дежурил на второй.

Мы даже утащили с собой притихшую и немного обескураженную Киру, которая как-то вяло согласилась, но пошла чисто для компании. А Ромка был рад любой смене деятельности, видя, как тяжело его маленькой девушке переносить пережитый стресс.

Альбина с нами не пошла, сославшись на усталость, женщина ушла в свою комнату, пообещав позвонить, если что-то будет не так. Но мы и сами бы ей звонили каждый час, потому что роднее и ближе человека у нас не было, потому что она та, которая помогла нам выйти из замкнутого круга, помогла раскрыться, помогла устроиться в этой жизни. И мне так захотелось сделать ей как-то подарок, какой-то значимый и важный, вот только пока никаких идей не было. Нужно будет посоветоваться с остальными, думаю, они мою идею поддержат.

Глава 22.

Злата


Сегодняшний день выпил все силы, каждый чувствовал себя угнетенно. И если поначалу я радовалась тому, что родители, наконец, меня поняли и приняли мой выбор, то вот разговор с родственниками Паши добил окончательно.

Я не могла знать, в каких отношениях они жили до этой встречи, но то, что увидела сейчас, показывало только одно — дети в этой семье просто были… Родители словно существовали сами по себе, живя для себя и ради себя. Тут даже постороннему сразу бы стало понятно, что в семье Паши образовалось два враждующих лагеря — дети отдельно от родителей, они даже мыслят по-другому, на жизнь смотрят под разными углами.

У меня ситуация была в корне обратная — мои родители жили ради меня и для меня, часто перегибая палку. Они опекали настолько, что контролировали каждый уголок моей жизни, следили за каждый шагом и всегда делали резкие замечания. У меня редко было свое мнение, еще в детстве мама решала все сама, не позволяя дочери учиться на собственных ошибках, не разрешала наступать на одни и те же грабли, набивая шишки. А у Пашки вон как — вы сами с усами, а мы просто рядом, как бы незримо присутствуем в вашей жизни.

Когда молодой человек резко поднялся и вышел из комнаты, то Кира тихонько заплакала на груди у Ромы. Она вцепилась в его рубашку своими тонкими маленькими пальцами и бесшумно рыдала, так тихо, что мы сначала и не поняли, что случилось.

— Сломался, не выдержал, — прошептала она, и только после этих слов я подскочила на ноги и побежала за парнем.

Почему-то слова его сестры гнались за мной, жалили, заседая глубоко в голове. Казалось, что чуть помедли я, и случится что-то страшное, необратимое, то, что поставит жирную точку во всей этой истории.

Пашку нашла в ванной комнате, он стоял под струями воды и просто бесконтрольно бил руками в стену, периодически запрокидывая голову и ловя потоки воды ртом. Я не знала, что делать и как вытащить его из этого состояния. Казалось, не предприми я хоть что-то, то навсегда его потеряю!

Довольно ловко открыла дверцу кабины и забралась к нему, чтобы моментально обнять и прижаться, оставляя на его футболке потеки туши и блеск для губ. И плевать, что сейчас я похожа на страшилище, что по моим щекам растекся макияж, плевать. Главное — он, главное — рядом, со мной…

А потом Пашка развернулся и поцеловал меня, словно пытаясь до конца удержаться и не рухнуть в пучину эмоций, словно забирая часть моего кислорода для своего последнего и решающего вздоха. А я была готова отдать хоть все, что у меня было, лишь бы он улыбался и дальше, лишь бы шутил, лишь бы был самим собой.

Кира сказала, он сломался… Но не совсем. Надломился, стоит в шаге от того, чтобы опустить руки и сдаться, но все еще держится, хватается руками, стараясь удержать шаткое равновесие. Удивительно, но как же долго он держался, как же много в себе копил…

— А пошли кататься на роликах? — такой простой вопрос, на который я сразу ответить не смогла, потому что его ладони накрыли мое лицо, а большие пальцы стирали разводы под глазами.

— А пошли! — господи, я такого трепета и восторга еще никогда не чувствовала, потому что на меня смотрели как на женщину… Как на любимую женщину!

Да ради этого я готова на все, лишь бы мы чаще вот так были вместе, лишь бы тянулись друг к другу, преодолевая другие преграды.

Умывшись, я не знала, как быть, ведь в мокрой же одежде не выйдешь из душа? Но Пашка, не стесняясь, даже чуть прищуриваясь и наблюдая за моей реакцией, стянул с себя для начала футболку и бросил себе под ноги. Приподнял бровь, словно кидая вызов. А я? Я поддалась, как маленькая хулиганка, быстро расстегнула чуть подрагивающими руками блузку, и она упала рядом с одеждой парня. Следом в куче мокрых тряпок оказались его штаны и моя юбка.

— А теперь я тебя заворачиваю в полотенце, и ты бежишь от меня, красная шапочка. Иначе голодный волк не повезет тебя на прогулку!

А я и рада остаться, но помню о том, что там, в гостиной, осталась Кира, и ее нужно приводить в чувство. И пока обтиралась и заворачивала на груди полотенце, мой серый волк обнял меня и прошептал на ухо:

— Но это только сегодня, в следующий раз ты от меня не убежишь! — и тихонько прикусил ухо.

О, мой, бог! Нужно было сразу же еще в первый день поменяться с Кирой комнатами! Чем я думала?

С такими нерадостными мыслями прошла к себе, стянула мокрое белье и стала сушить волосы. На сборы много времени не потребовалось, да и не хотелось задерживаться в доме, сегодня его стены давили. Хотелось вырваться на свободу, хотелось просто отключить голову и дать телу возможность отдохнуть.

Альбина с нами не пошла, сославшись на усталость, хотя усталой она вот никак не выглядела, наоборот, с каким-то интересом посматривала то на меня, то на Пашу. А мне почему-то стало неловко, да так, что даже покраснела. Блин, сейчас подумают о том, чего совсем не было! Вон, уже большой палец показывает, пока мой парень не видит. Ну, Альбина, не смущай меня еще сильнее!

Паша был прав, вызволяя нас на улицу. Всем был необходим чистый воздух и время на то, чтобы прийти в себя. Больше всех от разговора с родителями пострадала Кира, она замкнулась в себе, поникла, только крепко держала своего молодого человека за руку, а он возвышался над ней, словно отвесная скала, закрывая ото всех и от всего. Естественно, на роликах мы не катались, разумно подумав о том, что такое веселое мероприятие необходимо перенести на более приятный день. Мы просто ходили и общались. Пашка впервые поделился историей своей жизни. Нет, он не описывал ее в подробностях, просто объяснял себе, мне и Кире с Ромой, почему сегодня так плохо прошла встреча, почему он не смог показать радости от приезда родителей, почему, как раньше, не бросился в объятья матери.

— И я не смогла, — пробубнила Кира, отводя взгляд в сторону и утягивая нас на освободившуюся лавочку, — я ведь все время думала, что они из-за меня уехали.

— А я тебе говорил, твоей вины тут нет…, — недовольно проворчал Пашка, целуя ее в висок.

— Я это осознала потом, просто все равно было немного непонятно, почему. В классе все ребята рассказывали о том, что ездят с родителями на отдых, кто на море, кто за границу. А у нас получилось, что уехали одни взрослые, бросив нас на произвол судьбы.

— А ты на море была? — неожиданно спросил Рома, а девушка отрицательно покачала головой.

— Мы хотели поехать, но у меня не получилось скопить нужной суммы в свое время… — признался Паша.

— Получилось, — возразила его сестра, — просто у меня на тот момент почему-то одежда и обувь рвалась. Мы приняли решение, что лучше купить качественные вещи, а на отдых отложить позже.

Повисла тишина. Я же просто не могла в голове уложить полученную информацию и переварить свои эмоции. Брат и сестра так крепко держались друг за друга, и до сих пор во всем поддерживают! Сегодняшний день тому подтверждение, мы все видели, как Кира схватила брата за руку, не бросила, встала рядом. Удивительные люди, невероятно добрые и честные! Как же мне повезло с ними познакомиться и подружиться!

— А давайте сгоняем куда-нибудь, когда у Киры будут каникулы? — Ромка сегодня предлагает безумно интересные идеи.

— А давайте, — соглашается Паша, — только загранные паспорта сделаем и выберем место, где будем отдыхать.

Кира даже улыбнулась и с такой преданностью посмотрела на брата, что я захотела иметь как минимум двоих детей, но чтобы у них были вот такие же теплые отношения. Да, не всегда все между парнем и девушкой было гладко, ссор не избежать, точно так же как выяснения отношений, но вот он результат — огромная любовь брата к сестре и наоборот.

Домой мы вернулись вечером, ведь некоторым нужно было делать уроки, а Паша решил проведать станции, так как все равно за них беспокоился. Я прошла в сад, села на качели и стала тихонько раскачиваться, задумываясь о будущем.

— А я тебя искала, — рядом на скамейку села Альбина и закуталась в шаль, — пойдем, разговор есть очень важный, — вздохнула бабушка и похлопала ладонью рядом с собой.

Я же, заинтересованная предстоящей беседой, подошла и опустилась около бабушки, которая моментально передала мне тонкий плед. Накинув его на плечи, устроилась удобнее и стала ждать.

— Злата, ты на меня сильно не обижайся, да и на Пашу тоже, ему деваться было некуда… — начала непонятно с чего Альбина.

— А на что мне обижаться? Вы самые лучшие у меня!

Бабушка как-то невесело улыбнулась и достала свернутые листы бумаги.

— Я, когда приехала в агентство, то сразу увидела Павла, он мне так моего мужа напомнил, что я готова была всеми правдами и неправдами заполучить этого молодого человека. Но ведь просто так нельзя было переписать на него имущество, пришлось составлять договор, в который я добавила один пункт… Я надеюсь, ты на меня не будешь сильно обижаться и поймешь мой порыв правильно…

Мне в руки передали листы, которые я развернула и стала вчитываться в строки. Договор об обязанностях двух сторон, где были довольно точно прописаны пункты, в которых я ничего интересного не видела. Да, я знала, кем до этого работал Паша, и как они с сестрой оказались у Альбины, я даже благодарила парня за то, что он прикрывал бабушку, что помогал ей, вытягивая на себе дело ее мужа. А Кира, кстати сказать, унаследует ветеринарную клинику, вот чувствую.

По мере чтения ничего страшного не нашла, но вот, кажется, я добралась до того самого абзаца, про который мне говорила Альбина, потому что в договоре неожиданно появилось мое имя. Я даже для уверенности несколько раз перечитала строчки, чтобы точно понять, а не привиделось ли мне. Но нет, в этом пункте договора Назаров Павел Андреевич обязуется взять меня в жены. Без меня меня женили…

— Ты же понимаешь, что это была моя идея, — начала говорить Альбина после того, как я скрутила листы в трубочку и уставилась перед собой, — просто твоя семья меня вконец довела, и захотелось сделать тебя счастливой. Да, способ выбрала несколько странный, но вас ведь тянет друг к другу?

Тянет — это еще мягко сказано, нас буквально вдавливает друг в друга, вот только теперь я что-то не уверена, что наши чувства взаимны.

— Пашка просил убрать этот пункт, предвидя последствия, а я настаивала. Ты только раньше времени поспешных выводов не делай, а лучше вспомни, как вы общались…

Да, неплохой совет, с учетом того, что я стала себя уже накручивать. А вспомнить надо было, потому что парень за это время не предпринял ни единого шага в сторону нашего с ним брака. Он не несся ко мне с цветами и предложениями руки и сердца, не обхаживал меня кругами. Нет, он вообще не знал, с чего начать, да и не до этого было, если честно.

— А почему вдруг сейчас ты мне решила рассказать, а не позже?

— Потому что у вас только начали зарождаться чувства, — пожала плечами Альбина, — а Паша бы все равно рассказал, он человек такой, у него все по совести. Не смог бы скрывать, но тут уже дело не в договоре, ты ему действительно нравишься.

Бабушка тяжело поднялась на ноги и пошла к дому.

— Ты еще несколько последних листов не прочла, — обернулась и крикнула мне, — обязательно прочитай, и, желательно, сейчас.

Мне было не по себе. Боялась увидеть что-то страшное и неприятное. Но… увидела нечто другое, что сильно повергло в шок.

Глава 23.

Павел


На станциях все было и спокойно. Рабочая смена подходила к концу, парни убирали гаражи, а я им в этом активно помогал. И так сегодня профилонил, нужно исправляться. Пусть кто-то скажет мне, что начальник должен сидеть в кабинете и щелкать мышкой, глядя в монитор компьютера, я не соглашусь. Для меня начальник — это человек, который вливается в процесс, а не просто отдаленно его контролирует. Только находясь в этой самой заварухе, будучи рядом с рабочими, с друзьями и посетителями — узнаешь все самое важное, строишь планы, прислушиваешься к советам. Вот недавно нас спросили, а будет ли в магазине стоять кофейный аппарат? Вот до этого дня мне и дела до него не было, а, оказывается, автолюбители с удовольствием бы глотнули кофейку из автомата.

Придется подумать над этим вопросом, как-то его уладить.

После работы заехал в цветочный магазин, при этом достал список и стал искать пункт про цветы. Так, что у нас тут написано: «Цветы — любые».

Ага, конечно, можно было и подробнее, но, думаю, справлюсь с поставленной задачей. Я сестре покупал розы, так почему сейчас не могу это сделать? Могу, но почему-то смотрю на яркие и огромные ромашки на толстом стебле. Или это не ромашки?

— Герберы? — спросила меня девушка, выходя из-за прилавка.

— Вот эти ромашки? — переспросил, а продавец лишь закатила глаза и улыбнулась.

— Да, эти ромашки называются герберами.

— Угу, тогда мне их!

— Добавить к ним других цветов, чтобы собрать композицию?

— Э, — что ж она мне мозг выносит-то! — Нет, мне вот эти ромашки, только обвяжите лентой широкой.

Я очень сильно надеялся, что мой неожиданный подарок придется Злате по душе. Но нужно все-таки пообщаться с сестрой и поподробнее узнать  у нее про подарки и про цветы, а то я как будто из леса вышел, кроме роз, ромашек и хризантем ничего не знаю.

К дому подъезжал с заметным волнением. Оставив машину у ворот, поспешил войти в дом, вот только Златы нигде не было. Я даже пару раз заглянул в ее комнату и поискал девушку на первом этаже.

— Она во дворе, — сообщил мне Никита, и я благодарно кивнул парню.

Пройдя через второй выход, стал подходить к качелям и споткнулся, встал как вкопанный. Девушка сидела на лавочке и вчитывалась в бумаги, которые держала в руках. Мне моментально стало не по себе, даже рука с букетом повисла вдоль туловища.

Вот и настал тот день, когда нужно было признаться Злате по поводу пункта в договоре, вот только она уже и без меня все прочла, и боюсь, что поняла неправильно. Эх, и кто ей подсунул договор? Альбина? Она, больше некому…

На негнущихся ногах подошел к скамейке и сел рядом.

— Уже знаешь? — нужно было как-то начать разговор, но не знал, как именно.

— Да, Альбина рассказала, — Злата подняла на меня свой затравленный и испуганный взгляд, а я сглотнул, не зная, как быть, — ой, это мне?

И только сейчас вспомнил, что цветы так и держу за толстые стебли.

— Тебе, — подтвердил, наблюдая за девушкой, которая стала хмуриться.

— А почему не даришь? — грозно посмотрела на меня.

— Потому что боюсь, что ты меня сейчас этими цветами забьешь до смерти!

— Глупости! — букет у меня отобрали и стали рассматривать, наклоняя голову то на один бог, то на другой, — красота! Спасибо большое!

Злата подвинулась ближе ко мне и поцеловала в щеку. Я даже с шумом выдохнул и признался:

— Думал, ты меня теперь к себе не подпустишь, — девушка отрицательно покачала головой и передала мне какие-то листы.

— Посмотри, что учудила Альбина! У меня нет нормальных и культурных слов.

Я быстро подхватил бумаги и стал вчитываться в строчки, но довольно быстро понял, о чем говорила девушка.

— Она переписала на тебя свой салон красоты для животных? — приподнял бровь вверх.

— Угу, но и на этом не остановилась, посмотри пункт десять.

Я быстро нашел требуемое, и у меня глаза на лоб полезли, пришлось даже проморгаться, протереть глаза, так как думал, что у меня начались галлюцинации.

— Эм, — пришлось даже горло прочистить, — ты должна будешь родить правнука или правнучку? — все еще пребывая в шоке, пробубнил себе под нос.

— Угу, от тебя, между прочим! — воскликнула девушка.

— А ты против? — пришло время удивляться Злате, которая вытаращила на меня глаза и смотрела так, словно никогда в жизни не видела, и сейчас я появился перед ней прямо из ниоткуда.

— А ты хочешь? — совсем тихо спросила девушка, заглядывая мне в глаза.

— Вообще-то, конечно, планировал, что у нас семья будет большая. И дело совсем не в договоре и в этих пунктах, — убрал листы  в сторону, — просто ты мне очень нравишься, правда. И я бы хотел построить с тобой отношения. И что-то подсказывает, у нас даже получится.

Злата хлопала своими длинными ресницами, глядя на меня во все глаза, а я подал ей ручку, которую последнее время везде возил с собой.

— Подписывай, — улыбнулся, — от меня теперь ты точно никуда не денешься, так и знай, вредина!

— Это я вредина? — фыркнула девушка, отобрала у меня ручку и потянулась за документами, вот тут я ее и поймал.

— Еще какая вредина, зато красивая! — и поцеловал, а договор мы обязательно подпишем, вот прямо через пару минут.

Оторвавшись от таких желанных губ, с сожалением вздохнул и протянул бумагу. Злата довольно быстро поставила свою подпись, еще раз перечитала бумаги и со вздохом поднялась со скамейки.

— Пошли, холодно уже сидеть. Не май месяц, — мы медленно, держась за руки, побрели к дому.

На кухне за столом Кира и Рома спорили по поводу перевода текста.

— Пашка, посмотри у меня английский! — взмолилась сестра, — мне кажется, мы там начудили.

— Посмотрю, только покушаю!

Собственно, весь оставшийся вечер мы вчетвером провели в комнате сестры, вспоминали школьные годы и учили уроки. Нет, Кира могла бы сделать все сама, но с недавних пор она просто бредит тем, что у нее должны быть только хорошие оценки, поэтому зубрит.

— Может, отдохнешь уже, — обратился к ней Рома, когда на часах было уже двенадцать, а мелкая и не собиралась вылезать из-за стола. Злата как раз ушла к Альбине, а мы сидели на широкой кровати и зевали.

— А если я получу четверку? Или тройку? — удивленно переспросила Кира, уставившись на Ромку.

— И что? — совсем не понял он, — иногда учителя такие отметки ставят просто потому, что им ученик не нравится, но это не значит, что нужно до потери пульса учить материал, который ты и так знаешь на зубок.

Я же понял, что настало время откровенного диалога между ребятами, и поспешно покинул комнату. Надеюсь, Ромке удастся убедить сестру, что он ее меньше любить не будет, если девушка принесет в дневнике хоть пять двоек за один день.

Как только закрыл за собой дверь, то передо мной встала дилемма: сделать шаг в сторону двери Златы или уже повернуть направо и скрыться в своей комнате? Потоптавшись, я все же сделал один шаг вперед, который обязательно до конца изменит мою жизнь.

Ай, будь что будет!

— Можно? — вошел, постучавшись.

Но в помещении никого не оказалось, видимо, Злата еще не вернулась от Альбины. Прошел в комнату и уселся на кресло у окна. Красиво здесь, как-то даже нежно и аккуратно, так по-женски. На полках стояли маленькие статуэтки, покрывало на кровати нежно-розового цвета, да и пастельное белье явно не однотонное. На маленьком столике у окна лежали косметичка и расческа, а еще стоял флакончик духов. Именно к нему и потянулась моя рука, помня нежный аромат, исходящий от девушки. Да! Этот запах вскружил мне голову и не отпускает ни на минуту! И он идеально подходит Злате: не яркий, не резкий и не цветочный, какой-то ненавязчивый и нежный. Я даже прыснул пару раз пред лицом и втянул носом аромат, блаженно закатывая глаза. Да, как маньяк, который дожидается свою жертву — не иначе.

Убрал флакончик на стол и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Нужно немного привести мысли и чувства в порядок, так как, неровен час — мозг взорвется.

Посидев еще немного, прилег на кровать и мгновенно вырубился, вот так бывает после тяжелого дня — мозг отключается в самый неподходящий момент, а мышцы расслабляются. Измотанный организм взял свое с лихвой, я проспал до самого утра, встал с кровати, потер глаза, стараясь понять, где я, и что происходит.

И сразу стал искать взглядом фигуру Златы, но девушки нигде не было. Более того, вторая сторона кровати так и осталась непримятой. Не понял? А где она шлялась этой ночью?!

Внутри голову подняла ревность, не отдавая себе отчета, выскочил в коридор и замер, потому что из моей комнаты, зевая и потягиваясь, выходила моя пропажа.

Наши взгляды встретились: Злата смотрела на то, как я держу ее дверь, а сам наблюдаю за ней.

Рассмеялись мы вместе — господи, два барана, ей богу!

— А я ушла вчера к тебе, думала, после того, как выучите уроки, ты вернешься в комнату, — произнесла Злата, подходя ко мне и обнимая.

— А я пошел к тебе дожидаться после разговора с Альбиной.

— У меня нет слов, — послышался голос за спиной, — вам сколько лет, детки? Вы не смогли встретиться и запутались в трех дверях? — бабушка звонко рассмеялась, запрокинув голову назад.

И мы рассмеялись за ней. Да, вот такая неудача произошла. Кто б мог подумать?

Кажется, мы разбудили Киру, которая выглянула из комнаты, оценила наш внешний вид и предложила.

— Может, мы все же комнатами поменяемся? — нахмурилась она.

— Нет уж! — возмутилась Альбина, — пусть в одной живут! А то я так правнуков никогда не дождусь!

Господи, как же стыдно… Злате! Она, вон, даже покраснела и спрятала лицо у меня на груди, а я подмигнул бабушке, которая отсалютовала мне и поспешила вниз.

— А и правда, — возмутился я, — сегодня же тебя перевезем. Нет, прямо сейчас!

И, не давая опомниться девушке, подхватил ее на руки и понес в свою комнату. Опустив драгоценную ношу на кровать, ринулся в комнату Златы, чтобы охапками хватать одежду и тащить ее к себе. Совсем скоро я заметил помощника в лице сестры, которая очень быстро складывала вешалки с одеждой на кровать и перетаскивала их большой горой к Злате.

— Спасибо!

— Да не за что, для себя стараюсь! — широко улыбнулась мелкая и подмигнула мне, а я споткнулся даже.

— Кира! Я что-то не понял?

— А что тут непонятного, — пожала она плечами, продолжая довольно жмуриться, — Ромка переедет в комнату Златы!

О, боже мой, час от часу не легче!

Глава 24

Прошло уже два дня, а вестей от родителей не было. Я уже три раза успел настроиться на разговор и все три раза с облегчением выдыхал. Телефон двадцать четыре часа был включен и лежал в шаговой доступности, но — тишина. Даже несколько раз подходил к сестре, которая разводила руками и отвечала то же самое — ей никто не звонил. М-да, весело!

Как на зло, и погода резко испортилась. Прошла золотая пора осени, когда днем было очень жарко, сейчас температура уравнивается. Теперь лишний раз не выйдешь на прогулку в парк или просто подышать воздухом во двор. Все чаше над городом зависали мрачные свинцовые тучи, и бесконечно лил холодный, по-настоящему осенний дождь.

Кира вернулась к занятиям в школе, и после продолжительного разговора с Ромой перестала себя мучить. Она училась, если что-то не понимала, то обращалась за помощью к преподавателям или к нам, зато, наконец, перестала ложиться спать во втором часу ночи, и даже румянец появился на щеках. Не было больше затравленного и испуганного взгляда, когда она возвращалась домой после контрольной или самостоятельной работы, Кира стала сама собой — просто счастливой и довольной девушкой.

Кстати, мои опасения по поводу выбранного образовательного учреждения пока не подтвердились. Сестра была довольна всем: и учениками, среди которых нашла новых друзей, и преподавателями. Конечно, как и везде, были особые индивиды, но куда же их деть? Учиться надо всем, даже таким…

Но самое главное — меня еще ни разу не вызывали в школу, хотя я часто привозил Киру в школу, когда этого не мог сделать Рома, да и забирал ее время от времени. Даже как-то грустно стало жить, не интересно. Шучу, конечно. Ничего хорошего в походах к директору никогда не было, поэтому я безмерно гордился мелкой, о чем ей старался говорить почти каждый раз. Ну, еще и признавался в том, что люблю ее, что она самая замечательная сестра, и мне жутко повезло.

И, наконец, моя любовь отдавалась еще одному человеку, девушке, которая до сих пор не верит в то, что наши отношения так сильно поменялись. Злата все же переехала ко мне, да и кто бы ей позволил отказаться! У меня в группе поддержки были все — начиная от Альбины, заканчивая парнем сестры. И пусть эти двое преследовали свои цели, они же стояли на моей стороне? И бабушка уж больно радовалась тому, что мы, наконец, перестали строить из себя неопытных юнцов.

— Жизнь, она такая короткая, — вздыхала она, — не успеешь оглянуться, как полвека прошло. Поэтому нужно все делать сразу: захотелось съесть торт — пошла и съела,  захотелось прыгнуть с парашютом — напрягла внука и сиди, жди.

После этой фразы заметно напрягся я, да и все сидящие рядом с нами.

— Шучу, — поспешно добавила Альбина, — я просто к тому, что если любишь человека, то нужно быть с ним рядом, быть вместе. Тем более, когда все обоюдно.

Спорить не стали, да и не нужно было. Мне хотелось быть со Златой, хотелось баловать ее небольшими подарками и сюрпризами, хоть у меня не очень хорошо получалось — старался. Кроме того букета, я успел подарить девушке небольшую коробку конфет, а вчера вот заказал торт. Так как семья у нас большая, то и торт пришлось брать большой. Вот только он будет не простым, а с изюминкой. Когда об этом сообщил сестре, чтобы похвалиться, она сморщилась и сказала, что изюм ненавидит, пришлось объяснять, что под словом «изюминка» подразумеваю сюрприз, а вот какой — не скажу, потому что это секрет.

Мелкая за весь вчерашний день мне уши прожужжала, даже ночью додумалась сообщение прислать, да и сегодня с утра ходила кругами, только я кремень — держусь.

— Ну когда! — прыгала вокруг перед тем, как сесть в машину, — ну расскажи!

— Завтра! — пообещал, — вот с самого утра!

— У, — подняла руки к небу, — злыдень! Я уже вся извелась!

С этими словами Кира села в машину и до появления Златы сидела там как мышка. Благо, мелкая не посвятила девушку в то, что готовится сюрприз, меня это радовало, все же выдержка есть.

Когда подъехали к школе, привычно припарковался на противоположной от нее стороне.

— Тебя сегодня в котором часу забрать? — Кира успела выпрыгнуть из машины и открыть свой ярко-желтый зонт, который они купили вместе с Альбиной. Я называю этот цвет «вырви глаз» — зато в пасмурное время его видно хорошо.

— Ромка заберет, — улыбнулась она, а потом состроила недовольную моську, — злыдень!

Рассмеявшись, помахал рукой и выехал на дорогу.

— Пашка, у нас проблема, — заговорила Злата, заглядывая в свой телефон.

— Нет нерешаемых проблем, — философски произнес.

— Тогда нас сегодня вечером ждут мои родители на ужин, — отчаянно произнесла она.

— Хорошо, к шести подъедем.

Я почему-то был спокоен, наверное, последняя наша беседа произвела на меня неизгладимое впечатление, тем более нам так и так нужно как-то налаживать контакт. Злата посмотрела с сомнением, но довольно быстро стала печатать ответ, а после и вообще телефон в сумку убрала.

— Ты только не волнуйся, — попросил ее, замечая обреченное выражение на лице, — мы же будем вместе! И я тебя в обиду не дам.

Еще хотелось бы добавить, что после нашей последней встречи родители моей девушки больше не звонили и не просили поговорить со мной, чтобы спасти Артурчика. Вообще в этом деле все резко развернулось в нашу сторону, и молодому человеку даже обещали проблемы за такую выходку. Были у меня некоторые подозрения на этот счет, но я и Рома делали вид, что так и должно быть. Мы не стали показывать пальцем, кому можно сказать за это спасибо, если наш тайный помощник захотел остаться в тени, то так тому и быть.

Работа шла в привычном русле, хотя в такое холодное время было несколько меньше посетителей, но машины ломаются тогда, когда больше всего не ожидаешь, так что без дела никто не сидел. Проконтролировав выполнение работ, я неожиданно решил отъехать на пару часов.

Заскочив в кондитерский магазин и набрав кучу сладостей, направил авто в агентство. Вот сегодня мне было просто жизненно необходимо увидеть Светлану Сергеевну и девочек, которые работали каждый день с ней бок о бок.

— Пашка! — закричали девушки, принимающие звонки, — как мы рады тебя видеть!

— И я вас! — обрадовался так, словно мы лучшие друзья или дальние родственники.

— Кто это к нам пожаловал? — из кабинета вышла Светлана Сергеевна.

— Я что-то соскучился, — как мальчишка признался и крепко обнял женщину.

— Заходи! — обрадовалась она, — рассказывай, как ты?

И я рассказывал почти все два часа. На это время даже мы закрыли дверь и выключили телефоны. Мне очень хотелось поделиться произошедшим с этой мудрой женщиной, которая видит людей насквозь, по крайней мере, мне так всегда казалось.

Светлана Сергеевна хохотала так, что пару раз чуть на себя чай не пролила. А уж когда дело касалось валерьянки, то запрокидывала голову.

— Вам смешно, а у меня уже глаз дергается, — пожаловался, хотя и сам не мог сдержать улыбки.

— Молодец, — похвалила она, — все правильно делаешь. К родителям Златы обязательно нужно съездить, а своим дай время. У них, возможно, идет перестройка ценностей, и они пока не могут принять то, что были не правы.

Своих и не торопил, сам готов не был. Нужно немного прийти в себя и речь вступительную написать, а у меня не было ни того, ни другого, увы. Еще и Кира сильно нервничает и переживает, вот ей зачем такие мучения? Эх, жизнь, что ж ты выкручиваешь гайки и гвозди на их место забиваешь, усложняешь все….

Распрощался со Светланой Сергеевной довольный собой и нашей беседой, женщина просила забегать и звонить, если будут проблемы, а я только и рад был, что у меня есть такой хороший собеседник.

Уже через некоторое время приехал к станции за Златой, которая уж больно сильно тряслась.

— Замерзла? Тебе плохо? — накинулся на нее с вопросами, усаживая в машину и включая на всю печку.

— Волнуюсь, — захныкала она как маленькая.

— Так, возьми себя в руки, а в руки возьми валерьянку! — сам не понял, что сказал, но из бардачка вытащил таблетки и передал их девушке, — бутылочка минералки в кармашке дверцы.

Дождался, когда Злата запьет таблетку и вновь уставится на меня затравленным взглядом.

— Все будет хорошо, ты мне веришь?

Она неуверенно кивнула и даже попыталась улыбнуться. Вот и славно, вот и хорошо. Ничего страшного не будет. Если бы с нами желали поругаться, то на ужин бы точно не звали. Как правило, ради этого все приезжают либо на СТО, либо к дому Альбины. Раз ни того, ни другого не было, то выдыхаем.

Конечно, свою уверенность я никак не мог передать Злате, но всю дорогу старался отвлечь ее от ненужных и нерадостных мыслей, даже поделился тем, где был. Почему-то захотелось рассказать о Светлане Сергеевне, поделиться тем, что она за человек, чем живет. Злата слушала внимательно, даже иногда рот открывала, когда дело доходило до мистических тайн, гуляющих в стенах агентства. Да-да, и такое есть. Многие считали начальницу чуть ли не ведьмой, которая опаивает своих работников приворотным зельем. Ха-ха, чего только суеверные люди не придумают, просто судьба и стечение обстоятельств, но одно точно — благодаря этой женщине многие нашли свое счастье.

Глава 25.

Злата


К дому родителей подходила так, словно меня ведут на расстрел. Было страшно до такой степени, что подкашивались ноги. Не думала я, что смогу добровольно вернуться сюда, хотя чего боюсь и опасаюсь, ведь они четко заявили, что были неправы? Тогда откуда эта паника?

Не знаю и сказать не могу… Но она была, мне вообще, наверное, до сих пор казалось, что слова родителей слышала во сне, и наша встреча была не наяву. Да, вот такая я неверующая Фома, но ничего с собой поделать не могу, увы…

Звонок в дверь раздался слишком уж оглушительно, а спокойное выражение на лице Паши меня сильно раздражало. Вот чего он такой собранный и невозмутимый? Неизвестно же, что нас ждет за этой дверью?! Но стоило ей открыться, как подъезд наполнился вкусным и таким любимым запахом запеченной курицы! Мама это блюдо делала только по большим праздникам, а еще торт, который я просто обожала.

В груди неприятно заныло, и надежда слабо подняла голову, выискивая в глазах родителей радость. И она была, понимаете, была, таилась рядом со страхом, когда мы прошли в коридор и разделись!

— Погода совсем испортилась, — вместо приветствия начала говорить мама и неловко убрала руки за спину, — не замерзли?

— Погода действительно резко изменилась, — поддержал ее Павел и снял с моих плеч пальто, — но мы практически везде на машине, так что промокнуть не успели.

Мы прошли в ванную комнату, чтобы помыть руки, а парень строго на меня посмотрел.

— Убери этот кислый вид, золотая моя, на тебя страшно смотреть.

Я даже сама уставилась на свое отражение в зеркале, где заметила мечущийся взгляд и бледное лицо.

— Еще скажут, что я тебя мучаю и не кормлю!

Пришлось улыбнуться, чуть похлопать себя по щекам, и только после этого выйти.

На столе действительно было мамино фирменное блюдо, да не одно! Она сделала не только курицу в духовке, но и мой любимый салат, нарезку из овощей, на отдельной тарелке располагался сыр с мясом, который так любит отец. Одним словом — родители подготовились.

— А еще я твой любимый торт приготовила! — восторженно сообщила мама, усаживаясь напротив нас.

Мои опасения не оправдались, за столом довольно быстро завязалась оживленная беседа, в которой родители спрашивали Пашу об успехах на станциях. Парень, не таясь, рассказывал все, что им было интересно, много шутил, делился своими мыслями и даже спросил совета у родителей.

— Хочу поставить кофемашину и пару удобных диванов, организовав тем самым небольшое место для отдыха, вот только не знаю, нужно ли?

— Нужно, — высказалась мама, — мне, например, неудобно ходить вокруг и ждать, когда закончатся ремонтные работы. Иногда даже до дома добираться по времени дольше. Я бы, как женщина, с удовольствием присела на диван, можно, кстати, и телевизор повесить. Пускать там рекламу, ну и просто подключить телевидение.

— Согласен, нужно сделать такой уголок. Особенно после работы так хочется просто расслабиться! А если еще и погода отвратительная на улице, так и подавно. Журналы можно покидать на столик, чтобы полистать их, с телевизором идея неплохая. Но автомат с напитками точно нужен, можно еще и с продуктами — с шоколадками там, с сухариками.

Родители общались с Пашей так, словно и не было войны, словно они знали друг друга не первый год, и вот такие посиделки у нас в порядке вещей. Мне было даже неловко. Однако, когда отец сказал, что сам лично несколько раз приезжал на станцию, чтобы починить машину, и остался довольным, даже возгордилась Пашей.

— Вообще, твоя СТО шороха в городе навела, уж поверь мне. К вам очередь неимоверная, — рассмеялся отец, — молодец, приятно знать, что еще остались люди, умеющие работать руками и головой.

— Спасибо, — улыбнулся мой молодой человек.

Мама же смотрела на Пашу каким-то новым взглядом, без злобы и ненависти, а с интересом. Я никак не могла понять причину такого резкого изменения. Что послужило толчком к нашему тесному общению? В какой момент они вдруг разглядели в Павле «того самого человека», с которым мне будет комфортно и безопасно?

— Паша, — мама неловко посмотрела на отца, — а можно задать личный вопрос?

Парень отложил столовые приборы и кивнул, готовый к любому вопросу, но явно не к тому, о чем спросила мать.

— В каких вы отношениях со своими родителями? — Пашка растерялся, это было заметно не только мне, но и родителям.

— Я пока не могу ответить на этот вопрос, — ответил после того, как прочистил горло, — но на данный момент в довольно сложных.

Он отвел взгляд в сторону, словно борясь с самим собой, а потом вновь повернулся лицом к столу.

— Паш, ты извини, что мы подняли эту неприятную тему для разговора, — начала оправдываться мама, — просто мы с отцом за тебя тогда у дома заступились.

— Что? — он явно не поверил в услышанное, точно так же, как и я.

И тогда отец решил приоткрыть завесу тайны, что такого случилось в тот день, когда две семьи столкнулись под забором дома Альбины.

Оказалось, что родители Павла приехали чуть раньше моих. Откуда они узнали адрес, да и как поняли, что дети живут именно здесь — предстоит еще узнать, но факт остается фактом: узнали, нашли и приехали. Пока мужчина и женщина стояли под забором, то довольно громко ругались. Именно в этот момент и подъехали мама с папой и стали свидетелями неприятной сцены.

Незнакомые им мужчина и женщина ругали на чем свет стоит моего парня, обвиняя его в том, что не мог дождаться родителей и все им объяснить. Так же была брошена фраза о том, что три года разлуки — не такой большой срок для расставания. Моя мама почему-то зацепилась именно за нее и без стеснения задала волнующие ее вопросы. Выяснилось, что родители три года назад оставили детей и умчались пополнять свои силы, так же мама довольно быстро сообразила, что за старшего остался именно Паша, на нем держалось все, начиная от быта, заканчивая благополучием младшего ребенка.

Мои родители были мало того что в изумлении, так еще и прекрасно поняли, в какие надежные руки я угодила, именно тогда они осознали, что Пашка мой — не балбес, которому все с неба в руки падает, а человек, добивающийся всего сам.

— Ну и мы за тебя немного заступились, — закончила мать свой небольшой рассказ, — ну не могли по-другому! Потому что я сразу вспомнила станцию, как на тебя с трепетом и надеждой смотрят не только рабочие, но и клиенты. Ну и сами мы, конечно, много чего до этого узнали, — созналась родительница.

Паша же неуверенно прошелся рукой по затылку, взъерошил волосы и резко выдохнул.

— Спасибо.

Разговор пришлось свернуть в другое русло, теперь моя мама перевела тему на сестру парня, интересовалась ее успехами, хвалила и даже заявила, что может помочь организовать встречу с преподавателями после нового года, так как для будущих абитуриентов будут проходить какие-то лекции, и записаться нужно будет заранее. Паша поблагодарил и от помощи отказываться не стал, чем сильно порадовал родительницу.

Через три часа мы засобирались домой, нас на прощание по очереди обняли и поцеловали, а папа крепко и уверенно пожал ладонь моему любимому.

— Приезжайте еще, — пригласил он, — и Киру берите с парнем.

Вот так неожиданно напряженный вечер перерос во что-то доброе и долгожданное. Я чувствовала легкость и приятное опустошение. Больше не было тревог, больше не было страха. Наконец-то исполнилось то, о чем я так долго втайне мечтала.

Дорога до дома не заняла много времени, но за этот промежуток я успела получить на телефон несколько сообщения от мамы, в которых она извинялась за свое поведение и восхищалась парнем, который мне так неожиданно достался.

«Я за тебя рада, прости, что была слепа».

Было приятно читать эти строки, поэтому не могла не ответить, не могла не поделиться теми эмоциями, что бурлят во мне уже который день.

«Мама, я счастлива с ним».

Пусть все уместилось в несколько слов, пусть я не смогла передать всю гамму чувств, но, думаю, она меня поймет. Пусть у нас в последнее время не складывались отношения, но так было не всегда, мы ведь раньше часто секретничали, закрываясь в моей комнате и прячась под одеялом, чтобы папа не нашел, так почему же не возобновить эту традицию, только теперь встречаться где-нибудь в кафе и обмениваться друг с другом новостями.

Когда машина остановилась у ворот, я была почти счастлива. Вот только Паша оставался задумчивым, но на разговор его явно не тянуло, а сама не стала настаивать. Выбравшись из машины, мы как-то одновременно потянулись друг к дуру, наши руки соприкоснулись, моя рука потонула в широкой и мощной ладони парня. Он чуть заметно улыбнулся и начал наклоняться ко мне, но у него громко заиграл телефон.

Он достал смартфон из кармана и усмехнулся.

— Да, — ответил, смотря мне в глаза и крепко сжимая ладонь, — хорошо, завтра в час.

Он отключил вызов и скривился так, словно съел дольку лимона.

— Завтра у меня встреча с родителями тет-а-тет, — он покачал головой и повел меня домой, где нас уже ждала семья, с интересом ожидая подробностей сегодняшней встречи.

 Вот незаметно закончился еще один волнительный день. Завтра будет новый, не менее сложный как для меня, так и для Паши. И если сама буду сильно за него переживать, то парню предстоит нелегкий разговор с родными. После всего услышанного я не могу с точностью сказать, какой путь он примет, как поступит. Конечно, очень бы хотелось, чтобы не было ссоры и размолвки, чтобы он с родными пришел хоть к какому-то положительному варианту. Просто я сама знаю, как тяжело нести на себе груз, как сложно изо дня в день переживать и страдать. Не хочу той же участи парню. Он и так слишком много перенес, многое на себя взял. Пора бы уже прекратить трепать себе нервы и начать жить…

Глава 26.

Павел


Сегодня не простой день — сегодня день «икс».

Ради этого случая я встал чуть раньше остальных, осторожно вышел из комнаты и стал дожидаться звонка. Курьер прибыл в обговоренное время без опоздания, поэтому совсем скоро я входил в столовую с большим тортом в руках. Повариха лишь хитро на меня взглянула и быстро заварила ароматный чай.

— Что еще подавать к столу? — я растеряно вытер вспотевшие руки о штаны и пожал плечами.

— Может, как и всегда?

Женщина удовлетворенно кивнула и стала накрывать на стол. Я же от нечего делать мерил комнату широкими шагами, периодически посматривая то на стол, то похлопывая себя по карману штанов.

Первой проснулась Альбина. Женщина, как и всегда, бесшумно спустилась по лестнице и застыла в дверях столовой, тихонько ахнула, сложив руки перед собой.

— Пашенька! Да какая красота!

Не успел и слово сказать, как бабушка, словно метеор, побежала по лестнице вверх, до меня донесся ее громкий голос, которым она будила Злату и Киру. Сами же девушки, заспанные и еще не собравшиеся, появились в столовой буквально через пару минут. Мне даже показалось, что Альбина их просто вытащила из кроватей, не позволив даже толком умыться. Сестра с полузакрытыми глазами села за стол и даже умудрилась пару минуточек подремать, в то время как Злата пыталась расчесать пятерней волосы, которые после сна не успела уложить.

— А что за праздник? — принялась подначивать бабушка, крутясь вокруг торта, — а что здесь написано? — она ненавязчиво подталкивала к столу Злату и ждала.

— Любимой Злате, — прочитала девушка, и румянец окрасил ее щеки, — спасибо!

Она приподняла голову, чтобы посмотреть на меня, а я в это время опустился перед ней на одно колено. За спиной послышалось шуршание и тихий голос бабушки, которая просила фотографировать, так как такой момент просто должен войти в историю нашей семьи. Даже Кира моментально проснулась и вытащила из кармана домашних штанов телефон. Она, что, с ним спит? Но сейчас не об этом…

Я, как не очень хороший оратор, достал из кармана заранее подготовленный текст. Да, прекрасно понимаю, что так предложение не делается, но пусть у нас уж до конца все будет не так, как у людей. Буду честно не подсматривать, пусть эта шпаргалка находится в руках для успокоения души.

— Злата, — неожиданно понял, что мало того, что от волнения все забыл, так еще и прочитать не могу, — я, как и всегда, в самый важный и нужный момент запамятовал все слова, — показательно смял записку и убрал, — тогда буду импровизировать.

Девушка закусила нижнюю губу и посмотрела на меня с такой нежностью, что сам неожиданно для себя стал говорить о том, что наша первая встреча была запоминающейся, ведь мы столкнулись лбами, когда я входил в аудиторию, а она выходила. Наверное, именно в тот момент звезды или кто-то другой решил, что эти два невыносимых человека должны быть вместе. Пусть наши чувства зарождались на фоне ссор и скандалов, которые, несомненно, потешили преподавателей и одногруппников, но судьба распорядилась иначе, вновь нас соединила в тот момент, когда мы были так нужны друг другу.

— Говорить можно много, — улыбнулся, вставая, — но я все же хочу перейти к главному.

Взяв растерянную девушку за руку, подвел ее к торту, где, помимо слов, мастер создал из мастики небольшую ракушку, которая, при желании, могла открыться.

— Открой, — попросил, наблюдая за тем, как трясущимися руками девушка приподнимает раковину и достает оттуда кольцо, купленное мною не так давно.

— Ты будешь моей женой?

В ожидании ответа даже почувствовал, с какой силой бьется сердце, его грохот отдавался в ушах, заглушая собой любые звуки. Как в замедленной съемке наблюдал за девушкой, одевающей кольцо на палец.

— Да, да, да! — закричала Злата, бросаясь мне на шею.

Слышал, как визжит Кира и обнимает меня со спины, чувствовал шершавые руки Альбины. А потом меня накрыло облегчением, даже с шумом выдохнул и прижался щекой к Златиным волосам, втянул носом воздух вокруг них и прикрыл глаза.

Ух! И как Илья смог сделать предложение так легко? Меня, вон, до сих пор колотило от эмоций, а он тогда как ни в чем не бывало развалился на диване, словно кот, объевшийся сметаны. Мне бы себя как-то собрать в кучу, как-нибудь бы успокоить плачущих женщин и усадить их за стол. Как бы там ни было, работу и школу никто не отменял.

Спас меня Ромка, который огромным усилием оторвал от меня сначала сестру, а потом и Альбину. Усадив женщин за стол и всучив каждой по чашке с горячим чаем, он вновь вернулся к нам. Злата тем временем уже отцепилась от многострадального меня. Еще раз поцеловала в щеку и побежала к столу.

— Кому какой кусочек отрезать?

И пока девушка выполняла наказания и разрезала сладкий подарок, Ромка пожал мне руку и похлопал по плечу.

— Мужик! — уважительно заявил, поджав губы.

— А то! — гордо расправил плечи и улыбнулся в ответ.

Киру в школу мы привезли минут за десять до звонка, а потом рванули на работу. По пути на станцию напомнил, что сегодня в обеденный перерыв встречусь с родителями, так что придется Злате довольствоваться компанией Полины и Ильи, который в любом случае примчится к своей девушке.

— Хочешь, я побуду где-то рядом? Могу даже в машине посидеть, — заискивающе заглянула в глаза.

А мне очень хотелось, но тогда Злата точно останется без обеда.

— Подумаю, но обещать ничего не буду, ладно?

— Хорошо, — согласила она, даже не обидевшись.

До обеда время, как и обычно, пролетело со скоростью звука. Вжик, и уже нужно ехать. Я честно старался представить, о чем мы будем беседовать с родителями, но так толком не смог даже составить примерный план вопросов или ответов. Ладно, загадывать не буду, а там сориентируюсь по обстоятельствам. Злату я с собой не взял, просто не знал, сколько времени мне придется потратить на разговор, как долго задержусь в обществе родителей.

«Я уехал один, извини».

Отправил ей сообщение, очень надеясь на то, что девушка меня поймет. И, о чудо, поняла, не закатила истерику, не обиделась, а лишь попросила позвонить, как все закончится. Это всегда пожалуйста!

Я приехал заблаговременно, не мог по-другому, просто хотелось выбрать самый укромный уголок в кофейне, куда пригласили родители, да и на душе от уединенности спокойнее было. Рассматривая посетителей, отца и мать заменил довольно быстро. Они, осмотрев зал, наткнулись взглядом на меня и бодро зашагали к столику.

— Доброго дня, — поздоровался я как приличный мальчик, а мне лишь кивнули головой в знак приветствия.

М-да, час от часу не легче!

Я уже успел заказать себе чашку кофе и несколько ароматных булочек. Родители же решили, что с них хватит и чая.

— О чем вы хотели со мной поговорить? — мы уже сидели около двадцати минут и успели не только сделать заказ, но и получить его. Мама и папа так и не решились начать разговор, поэтому пришлось начинать мне.

— О нашей семье, — сказала мама, зачем-то задирая подбородок и смотря на меня свысока. Я же настолько устал за эти дни, что даже не сильно обиделся на ее жест, просто отметил как само собой разумеющееся.

— Хорошо, — пожал плечами и терпеливо стал ждать, что будет дальше. В моем понимании, говорить должны они. По крайней мере еще раз объясниться, но родители опять умолкли.

— У меня на самом деле не так много времени, — показательно посмотрел на часы, — если вам есть что сказать, то говорите…

— А тебе нам нечего сказать? — воскликнула мать, а я покачал головой и потер пальцами глаза.

— Почему же, есть… — откинулся на спинку стула и сложил руки на груди, -  Кира неплохо закончила девятый класс, сдала экзамены и успешно поступила в десятый, сейчас учится в лучшей гимназии города и хочет стать ветеринаром. На выпускной мы купили ей красивое платье красного цвета и туфельки на небольшом каблуке. Я даже записал мелкую в салон красоты и подарил небольшие золотые серьги. На все зарабатывал около трех недель, но это ведь вам неинтересно, так? Что еще сказать? Я работал в агентстве по найму сотрудников, там познакомился с Альбиной, вы ее недавно видели. Она взяла меня к себе на непростую должность, помогла с постоянной работой, приютила, позволила взять одну из машин для быстрого передвижения по городу. Я часто хожу к ней за советами и просто радуюсь тому, что она появилась в нашей с Кирой жизни…

— И кем же ты работаешь? — уточнил отец.

— А это так важно? Вас волнует только то, какую должность я занимаю? Или вам все же интересно, как мы эти три года выживали? Как над сестрой смеялись, потому что первое время мы ходили непонятно в чем? Как я бегал по городу и хватался за любую подработку, лишь бы платили. Вам это не интересно? Нет, не интересно, — заключил, — потому что вы никогда и не интересовались. А я о вас всегда спрашивал, о том, где вы сейчас и чем занимаетесь…

Отец опустил голову, а мать осторожно вытерла набежавшие на глаза слезы.

— Мы были неправы….

— Я рад, что вы это поняли… — ни о каком облегчении после слов отца речи не было, я его не почувствовал от слова совсем. Мне как было плохо, так до сих пор ничего не поменялось.

— Но нам необходимо было уехать и побыть наедине, просто все так навалилось…

— А со мной хотя бы вы не могли поговорить? Я понимаю, что в нашей семье вечерние посиделки никто не приветствовал, да и не заведено было. Собственно, точно так же, как вы никогда не интересовались нами и нашими достижениями. Но ведь это не просто поездка на отдых на пару недель. Вы пропали с радаров на три года! Чудом нас органы опеки не выловили! Я-то понятно, совершеннолетний и сам по себе, но Кира-то! Она ведь долго думала, что вы уехали из-за нее, она ночами не спала, рыдала в подушку, а меня к себе не подпускала. Знаете, вот никто так не делает…

У меня просто не хватало слов, я не мог передать всю степень своего негодования. Мне так хотелось вывалить на них свои переживания в те годы, так хотелось, чтобы они на себе прочувствовали, каково это — оказаться на моем месте.

— Вы бы хоть предупредили, чтобы заранее готовиться стал. Так и так, сын, мы решили уехать на долгое время, года на два минимум. Давай тут сам, без нас, справишься? Я бы подумал, как мне справиться, стал бы предпринимать какие-то шаги… А так, получается, вы нас просто бросили…

Мама хотела возразить, да только открыла рот и закрыла. Отец долго молчал, смотря в окно и постукивая пальцами по столешнице.

— Вы домой возвращаться намереваетесь? — строго посмотрел на меня.

— Нет, — я больше чем уверен, Кира так же не пожелает покидать уютный дом, где нас каждый вечер встречает Альбина, где пахнет мятой и корицей с кухни, где мы вечерами сидим на огромном диване и делимся своими впечатлениями за день, где каждый очень важен и нужен, он словно кусочек фундамента, держит конструкцию под названием «Семья».

— Хоть в гости приходите, — сказала напоследок мать и поднялась со своего места.

Вот и весь разговор. Мы так и не пришли к нормальному финалу, так и остались по разные берега бурной реки под названием жизнь. Я проследил, как уходят родители, и достал телефон, чтобы позвонить Злате.

— Вас посчитать? — ко мне обратился официант, которому согласно кивнул.

Через пару минут на стол лег чек, где, кроме моего заказа, был прописан заказ родителей. Не знаю, специально они так сделали или нет, но было довольно неприятно. Нет, мне не сложно оплатить, просто сам факт…

Вышел я из кофейни в отвратительном состоянии духа и сразу же поехал к своей девушке. Звонить ей расхотелось, мне было необходимо не только ее услышать, но и увидеть, крепко обнять, вот тогда мое душевное равновесие придет в норму.

Глава 27.

С последней встречи с родителями прошло больше недели. Мы так толком не поговорили, да и больше не созванивались. Они на меня то ли обиделись, то ли специально игнорировали, потому что мать Кире писала несколько раз в неделю, то в гости звала, но предлагала где-то встретиться. Кира от такого неожиданного внимания терялась, часто прибегала ко мне и спрашивала совета. А что я мог сказать? Если хочешь идти — иди, я не против. Кто такой, чтобы запрещать ей видеться с родителями? Мелкая одна идти боялась, поэтому пару раз брала с собой Романа. Уж не знаю, о чем они все говорили, где были и куда ходили, но больше сестра на дальнейшие встречи не соглашалась. Я не стал выпытывать, что же на самом деле случилось, просто ждал, когда она сама расскажет. А если нет,  значит, нет. Не в обиде.

Зато со Златой отношения с каждым прожитым днем налаживались все больше и больше. Мы чаще гуляли после работы, иногда даже брали в качестве группы поддержки довольную и счастливую Альбину, которая прямо на глазах расцветала и молодела. Удивительная женщина, добрая, открытая, заботливая. Я очень рад, что каким-то чудом смог с ней пересечься в тот день, что позволил себя уговорить и стал внуком для наследства. Все сложилось как нельзя лучше, так, как многим и присниться не могло.

На станциях дела обстояли еще лучше, чем в самом начале моего пути. Мы работали, нанимали новых специалистов и обустраивали комнату для отдыха. Очень часто к нам заезжали родители Златы, чтобы просто поговорить, чтобы узнать, все ли получается и не нужна ли помощь. Вот так бывает в жизни: сначала заочно ненавидим друг друга, потом общаемся так, словно много лет знакомы.

Злата была очень рада, что родители изменили свое отношение не только к ней, но и ко мне. Естественно, они так же были в курсе, что я сделал ей предложение, что мы медленно готовимся к свадьбе, которую хотим сыграть в начале лета. Да, впереди еще очень много времени, но и Злата, и я ненавидим зиму, пусть у нее и своя красота, но нам по душе ближе всего теплая погода и яркое согревающее солнце.

Кстати, мы были в гостях у Евгении Альбертовны еще раз, только кроме нас со Златой приехали еще Кира с Ромой, ну и Альбина, конечно же. Женщина самолично хотела убедиться, что нашему счастью больше никто не будет мешать, и мы можем вполне спокойно жить дальше, строить планы и осуществлять мечты. Вечер был замечательным, мы сидели в зале и просто общались, Кира много рассказывала о себе и уроках, которые с таким интересом посещает, Злата больше говорила о подруге Полине, к которой нам совсем скоро предстоит пойти на свадьбу. Илья до сих пор думает, что если не окольцевать свое счастье, то оно довольно быстро улетит, вот и торопится, рвется вперед, дергает других, но при этом летает в облаках с такой счастливой улыбкой, что просто невозможно на него обижаться!

Кстати, Кира с удовольствием посещала гимназию, участвовала в конкурсах и олимпиадах и была на седьмом небе от счастья, когда получала высокие результаты. А я ею гордился так, как может гордиться брат сестрой. Она настоящая молодец, раз не сломалась, нашла в себе силы и движется вперед, навстречу своей мечте.

Вот скоро у нее каникулы, а значит, я должен сдержать обещание и отвезти Злату и Киру на море. Ромка уже утрясал последние вопросы, бронировал отели и выкупал билеты. Одним словом, к поездке мы готовились. Осталось еще чуть-чуть, и можно будет развалиться на берегу моря, подставив лицо горячему солнцу и наслаждаться отдыхом. Угу, потому что Альбину мы берем с собой, почему-то не захотелось ее оставлять одну в сером и мокром городе, боязно как-то. Кстати, бабушка уже успела присмотреть себе очень открытый купальник и шляпу с огромными полями, сестра даже подарила ей солнцезащитные очки и предложила захомутать какого-нибудь свободного мужчика.

— Чего это сразу свободного? — возмутилась женщина, — я хоть куда красавица, могу покорить любого!

В общем-то, все были настроены оптимистически.

Иногда я приезжаю в агентство, где Светлана Сергеевна тепло встречает меня и время от времени подкидывает небольшие задания. Нет, я возвращаться на постоянную работу в «Элиниум» не собирался, но помочь всегда был рад. Иногда мне нужно было показать, как работать в агентстве, на собственном примере пояснить, что ничего страшного нет в разных должностях.

Так постепенно дни шли друг за другом, недели сменялись так быстро, что не успел и глазом моргнуть, как скоро должен был наступить новый год. Подарки родным и близким я в этот раз покупал самостоятельно и заранее, подбирая для каждого что-то необычное и интересное, паковал в яркие коробки, завязанные бантами, и прятал в одной из машин гаража, так сказать, что б мои сороки раньше времени ни о чем не догадались. Я даже родителям Златы приобрел презенты, да и про своих не забыл, хотя очень сомневался, что мы снова встретимся. Я ведь им в сообщение рассказал  о том, что летом буду играть свадьбу. И ничего… Ни поздравления, ни радости… Ну и ладно, свой сыновей долг выполнил, а дальше пусть сами решают, нужно ли им встречаться со мной и моей семьей или нет.

Альбина предложила всех наших близких и друзей пригласить к нам в дом. А почему бы и нет? Посидим в шумной и уютной компании, встретим светлый и семейный праздник под бой курантов. Красота! После того, как нами был составлен список, получилась довольно колоритная компания. Кроме меня, Златы, Альбины и Киры с Романом, в списке числился Илья с Полиной, родители моей девушки, ну и мои. Они стояли под знаком вопроса, потому что никто с уверенностью не мог сказать, что они приедут. Однако приглашение всем были отправлены, а до нового года тем временем оставалось чуть больше недели — самое время составить меню и закупить продуктов. Естественно, готовили мы все сами под чутким руководством Альбины и Златы. К столу было решено подать самые простые и привычные блюда, сделать нарезки, пожарить шашлыки. В самый последний момент чуть не забыли про елку, которую ставили за час до приезда гостей. Когда к дому добрались Полина с Ильей, Кира с Романом старались повесить гирлянду. Друг им в этом стал активно помогать, а вот его спутница поспешила в кухню. Лишние руки нам были как раз кстати, поэтому мы довольно быстро загрузили Полину работой.

— Илья! Салаты достань из машины! — крикнула девушка, ловко орудуя ножом, — мы не с пустыми руками, помним, сколько будет гостей.

Вот так, переговариваясь и общаясь, мы дождались родителей Златы, которые так же приехали с блюдами для стола. Евгения Альбертовна даже привезла огромный торт, который пекла далеко не два часа, а может, даже больше, потому что он был высоким, да еще и в форме новогоднего шара, даже украшен по-праздничному!

Кира же время от времени выглядывала на улицу и старалась в темноте увидеть фары подъезжающего автомобиля, но увы… Больше к нам никто не пожаловал.

Когда до боя курантов оставалось чуть меньше часа, на моем телефоне раздался звонок от родителей.

— Да? — за столом даже немая пауза повисла, все разговоры стихли, и взволнованные обеспокоенные глаза уставились на меня.

— Сынок, — послышался голос мамы с тревожными нотками, — мы застряли, дорогу занесло!

— Сейчас будем! — я даже встать из-за стола не успел, как на ноги подскочили парни и отец Златы. Мы выскочили на улицу и сели на машины, я же достал снегоход, который совсем недавно нашел в сарае и отремонтировал. На нем и помчался быстрее всех, так как дорогу действительно занесло.

Родители нашлись довольно быстро. Папина малолитражка села на пузо и не желала сдвигаться с места.

— Буран начался как-то быстро, вот мы и того, — развел руками, показывая на машинку, которая тоскливо моргала фарами.

— Вытащим!

Через полчаса мы все вместе подъезжали к дому, еще через десять минут садились за стол и пили за встречу.

Этот новый год встретили в темном семейной кругу, оставляя все обиды в прошлом. Я же с большим удовольствием вручал подарки и радовался счастливым лицам. Кира, Злата и Полина получили от меня сертификаты в салон красоты, мужчины и отцы по дорогому и элитному алкоголю. Альбине достался фотоаппарат, которым она бредила уже очень давно. Пришлось даже сразу настраивать его, чтобы женщина могла сделать несколько фотографий. Евгении Альбертовне подарил подвеску, а своей маме кулон с нашими с Кирой фотографиями.

Вот так и начался новый виток в моей жизни. Эх, дальше — интереснее! Посмотрим, как сложится моя судьба, но точно уверен — это не последняя наша посиделка, впереди будет много других встреч. И что-то мне подсказывает, наша большая компания будет только шире и шире!

Эпилог.

В агентство я попал по весне, когда все вокруг растаяло и уже распускались первые почки на деревьях. Заехать к Светлане Сергеевне хотел давно, да только все дела не отпускали, а тут женщина вдруг сама попросила к ней заскочить.

— Парень у меня работать начал, забитый и напуганный, с очень сложной жизненной ситуацией. Помелькаешь тут? Покажешь, что я не кусаюсь, что у нас довольно неплохо?

— Без проблем! — вот так я и пересекся с Матвеем, отличным молодым человеком, который прошел свой путь — довольно сложный и замысловатый. Мне даже пришлось его чуть-чуть вытаскивать из болота, в котором тот застрял, брать в напарники на одно дело и просто показывать, что к агентству я имею самое что ни на есть прямое отношение.

Совсем скоро стало известно, что парень заключил договор на должность сына. И точно так же, как и я, обрел свою новую семью. Вот только у него не все складывалось гладко, и Светлана Сергеевна очень слезно просила помочь доканать одного нехорошего человека, который ставит палки в колеса Матвею и не дает развиваться. Я ради этого случая даже Альбину в агентство отвез, где женщина довольно быстро вникла в суть дела и просто не могла остаться в стороне.

Собственно, именно благодаря этому случаю мы даже еще теснее стали общаться с парнем, а уж когда получили приглашение на свадьбу и всей толпой приехали, то поняли — друзья навеки! Кире и Злате так понравилась девушка Матвея, что они даже стали время от времени созваниваться и втроем выезжать по магазинам. Черт, не втроем, там же целый женский батальон собирался! К ним присоединялась и Альбина, и Зоя, мать жены Матвея, да и его мама. Одним словом, мне было страшно представить, что они вытворяли и как себя вели! Наша слабая психика бы подобных походов и набегов на отделы не выдержала, поэтому мы все — мужики, просто дожидались звонка и фразы: «Забери меня, я устала».

И тогда к парковке с разных сторон подъезжало несколько машин, и ко входу в магазин спешили: я, Ромка, Матвей, который забирал жену и свекровь, и Вадим, названный отец моего нового друга. Мы просто подхватывали женщин под руки и на себе тащили к машинам, чтобы разместить их с удобством и комфортом, чтобы выслушать их рассказ о том, что они видели и с кем пообщались.

Не интересно? А вот и неправда, наши красотки умудрялись влипнуть в тысячу и одну историю, иногда рассказывая такое, что у меня то глаза на лоб лезли, то сгибался в приступе неконтролируемого смеха. Одним словом — скучать не приходилось!

Наша свадьба тоже довольно быстро замаячила на горизонте, но ни страха, ни приступа паники не вызывала, потому что мы к ней готовились долго, усердно и тщательно. Мы не стали соблюдать традиции и прятаться друг от друга, я даже видел свадебное платье, которое Злата выбрала для церемонии. Просто после того, как мы прошли выкуп на свадьбе у Матвея, как усердно выполняли задания, я понял, что второй раз просто не переживу! Нет, поорать песни всегда пожалуйста, я даже готов серенады петь, но не все остальное! Собственно, Злата тоже насмотрелась и решила, что мы немного правила поменяем. Больше всего расстроился Матвей с женой, так как они прям даже были готовы выполнять задания, набрали с собой шпаргалки и даже прикинули, где бы мне могли помочь. Ради такого случая позволили молодым участвовать во всех свадебных конкурсах, которые только мог придумать заказанный тамада, а друзья и рады стараться, лишь бы всем было весело.

Альбина же активно всех фотографировала, давая фору нанятым специалистам, ведь наша бабушка прошла специальные курсы, мы подарили ей на восьмое марта компьютер, и теперь у женщины появилось хобби. Пусть она все делала медленно, с перерывами на отдых, но в нашем доме уже почти на всех свободных стенах висели красиво обработанные фотографии в деревянных рамках, кое-где даже были целые композиции.

Наши со Златой родители сидели за общим столом и улыбались. Не скажу, что у них появились теплые и доверительные отношения, но не было больше ссор и осуждения, лишь совместное желание сделать так, чтобы жизнь их детей была намного лучше.

А я же не мог отвести взгляда от красавицы-жены, которая с довольной улыбкой сидела рядом, подперев щеку рукой и просто наслаждалась теплой и уютной атмосферой, что нас окружала.

— Мне так хорошо, — произнесла Злата, когда в очередном конкурсе первое место занял Матвей и сейчас исполнял танец победители. Рядом стоял довольный донельзя Ромка, который явно поддался, но вот уже совсем скоро отыграется, обязательно отыграется, ведь рядом с ним была Кира, которая гордилась своим парнем несмотря ни на что.

— И мне хорошо, — улыбнулся и притянул ее к себе.

— Горько! — закричала Альбина, привлекая к нам всеобщее внимание. Эх, губы уже болели от поцелуев, но оторваться от жены было нереально!

Вот так и прошел наш день, которого мы ждали. Что будет дальше? Да бог его знает, однако мы поклялись не только в верности и поддержке, но и в том, что если будем ругаться, если вдруг между нами пробежит черная кошка, то обязательно станем решать вопросы сразу, не будем замыкаться в себе и дуться друг на друга.  Что бы ни случилось, мы — единое целое, мы семья, но еще и два человека со своими недостатками и тараканами в голове.

— Люблю тебя, — прошептала Злата, прижимаясь к моей груди.

— Люблю тебя, — вторил ей, подмигивая довольной Альбине, которая знала все наперед, которая видела то, что не видели другие. Вот она — мудрость.

Бонус

Жизнь, так или иначе, преподносит свои сюрпризы, которые могут быть как хорошими, так и плохими. Не могу сказать, что на протяжении этого времени у меня все было гладко. Отнюдь… Часто возникали проблемы, на решение которых приходилось тратить не только уйму времени, но и свои финансы. Часто приходилось задерживаться на работе, помня о том, что дома меня ждет жена, бабушка и сестра. Наверное, именно они были тем светом маяка, на который я шел, полз, плыл… не важно. Я справлялся со всем.

Злата, моя жена, моя опора, всегда была рядом. Правда, ей пришлось оставить свое место в СТО и возглавить парикмахерскую для животных, заняться там бухгалтерией и часто хвататься за голову от того, как громко иногда гавкают и мяукают животные. Именно тогда, после своего первого рабочего дня, она как ошалелая примчалась домой и заявила, что никаких миленьких и маленьких собачек в нашем доме не будет. Я был только за, а вот Кира немного огорчилась.

Она, любящая животных, готова была их из ветеринарной клиники охапками тащить домой, лишь бы кого-то погладить, пожалеть и приласкать. Ромка лишь умилялся, но время от времени намекал, что, когда она окончит школу, они всегда могут переехать к нему в городскую квартиру, где парень был готов терпеть все, начиная от собак и кошек, заканчивая тритонами и пауками. Кстати, не буду пока ничего говорить, но, кажется, Кире его предложение очень даже понравилось. А мне? Не знаю, мне будет тяжело ее отпускать во взрослую жизнь, хоть и с таким надежным человеком. Все же я привык, что мы всегда вместе, что можем просто обняться и пожелать друг другу как отличного дня, так и спокойной ночи. Я даже привык к тому, что мы часто с ней сидим по вечерам в гостиной и учим английский, который Кире ну никак не давался.

Но возражать, упираться ногами в пол и стучать кулаком по столу не собираюсь. Я полностью уверен в Роме, в том, что он девушку не бросит, будет всегда и во всем поддерживать. Такой он человек — на него всегда можно положиться не только в трудную минуту, вот только родители к нему отнеслись настороженно. Об этом мне сестра рассказала, правда, несколько позже, когда наши отношения с родственниками стали налаживаться, когда мы худо-бедно, но начали общаться. Конечно, ни о каких секретах речи не было, мы с сестрой так же продолжали вести скрытный образ жизни, но все же иногда созванивались с матерью, чтобы кратко и емко рассказать, как проходят дни. Рома родителям показался слишком серьезным, слишком уверенным, слишком взрослым… И еще была масса всего «слишком». Кира тогда на них очень сильно обиделась, а парень разумно промолчал, лишь сказав, что они родители и имеют право его подозревать и немножечко недолюбливать. Да что говорить, достаточно вспомнить меня и Евгению Альбертовну, маму моей жены. У нас тоже первоначально все шло наперекосяк, однако потом она свое мнение изменила.

Одним словом, я сказал сестре думать и принимать решение самой, но если нужен будет совет, то я всегда к ее услугам.


* Про Киру и Рому можно будет прочитать отдельно в романе «Попробуй остановить».


В один прекрасный солнечный день, когда я уже намеревался поехать домой, мне позвонили из агентства.

— Здравствуй, Паша, — усталым голосом проговорила Светлана Сергеевна. Я впервые слышал такие нотки у неунывающего человека, у того, кто не знает, что такое печаль и злость, который постоянно поддерживает всех и готов свернуть горы, лишь бы достичь поставленных результатов.

— Что-то случилось? — я знал, что с ейчас не самое подходящее время для долгих слов приветствия, поэтому перешел сразу к делу.

— Угу, совет твой нужен, — замолчала на некоторое время, — подъедешь?

— Уже в машине!

Я действительно успел сесть в свой транспорт и завести двигатель, попутно набирал номер Златы, чтобы предупредить о том, что задержусь сегодня на некоторое время.

— Привет, дорогой! — она всегда со мной здоровалась каким-нибудь ласковым и приятным словом, а я не мог не ответить тем же.

— Привет, дорогая! — улыбнулся, чувствуя, как тепло растекается в груди, — я сегодня до агентства доеду, нужна моя помощь.

— Хорошо, — из голоса Златы вмиг испарились игривые нотки, — если что, звони, я на машине.

Да, она забрала одну из машин мужа Альбины и теперь рассекает на ней, умеючи заходя не только в повороты, но и довольно ловко паркуясь. Кстати, именно я ее и обучил так водить, чем неимоверно горжусь!

— Договорились, люблю тебя! — отключил вызов и вырулил на дорогу.

Сегодня, как на зло, в центре было столпотворение. Я никогда за свою недолгую жизнь не видел столько машин, всем неожиданно именно в этот час понадобилось куда-то ехать, а некоторые уникумы еще и врезаться друг в дружку умудрились, создавая пробки на перекрестках. Как бы ни хотелось добраться до «Элиниума» в короткие сроки, ничего не вышло. Час из жизни выпал впустую, потом еще минут десять искал парковочное место, пока, наконец, не оставил машину у соседнего магазина, чудо, что успел встать вдоль дороги.

В Агентстве, ожидаемо, уже никого на рабочих местах не было, только Светлана Сергеевна стояла у окна и смотрела на проезжающие мимо машины.

— Я старался, как мог, — зашел в кабинет и с беспокойством посмотрел на женщину, которая выглядела совершенно здоровой, а вот душевные переживания явно ее замучили.

— Спасибо, — она довольно печально улыбнулась и села на диван, приглашая меня присоединиться. Сразу плюхнулся рядом и с беспокойством заглянул ей в глаза.

— Рассказывайте!

Но вместо ответа мне протянули папку с личным делом.

— Знаешь, я в жизни многое повидала, но с таким столкнулась впервые, — проговорила женщина спустя несколько минут, когда я рассматривал фотографию нанятого мужчины, — ты сам знаешь, что я всегда готова принять на работу, и даже каким-то образом умудряюсь устроить личную жизнь, но вот тут совсем глушь.

— Почему? — не понимал, к чему она клонит. С фотографии на меня смотрел довольно странный тип, к такому подойти на улице не захочется: высокий, коренастый, но одет очень и очень бедно, мне даже показалось, что это человек без определенного места жительства.

— Нет возможности, — пожала плечами, — посмотри на этого человека и скажи, что ты видишь?

Мне обижать Светлану Сергеевну не хотелось, но так как мы были всегда честны друг с другом, то быстро пересказал свои умозаключения.

— Вот-вот, — утвердительно качнула головой. — И он не хочет быть другим, не желает браться за контракты, где нужно работать с людьми, он закрылся в себе, а знаешь, как я это поняла?

Отрицательно покачал головой.

— Я посмотрела ему в глаза, и знаешь, такого океана боли не видела еще ни у кого. Ко мне приходили запуганные, затравленные, искалеченные души, а здесь человек пустой, перед тобой просто оболочка, которая живет просто потому, что надо.

Теперь и я взглянул другим взглядом на снимок этого мужчины и заметил то, чего не смог до слов начальницы. Она была права во всем — пустой и безжизненный взгляд проникал под кожу даже через фотографию. Мне показалось, что между лопаток пробежал холод, прежде чем закрыл документы и убрал их на стол.

— И что же делать? Как ему помочь? — я сам не знал, как ответить на этот вопрос, — может, я могу его к себе взять?

Светлана Сергеевна отрицательно покачала головой.

— У него крупные счета в банке, — огорошила она меня, — которыми он не пользуется. Живет в маленькой коммуналке, хотя может купить не только огромную квартиру, но и целый дом.

— Ого, — впечатлился, — а что же произошло, что он вот так себя зарывает?

— Он потерял близких людей, а мне нужно его вытащить, понимаешь? Нужно показать, что жизнь не стоит на месте, что он может получить второй шанс, может начать все сначала, но с другими людьми…

— Но? — всегда это «но», без которого никуда не деться…

— Нет подходящего контракта, все будто не для него созданы. Нет, я даю ему задания, но они стандартные: что-то починить, где-то убрать, но не то все, не то.

Я тоже задумался, вспоминая всех знакомых, которые нуждаются в помощи, но нет, кругом одни мужики, а здесь явно девушка нужна или женщина.

Даже руками развел и огорчился, вот как так-то, впервые хочется помочь, а никак…

— Вот и у меня подобная ситуация, — вздохнула Светлана Сергеевна.

Мы еще какое-то время помолчали, прежде чем я осмелился предложить ей другой вариант.

— Может, мне с женой поговорить или с Альбиной, вероятно, у них будут подходящие кандидатуры?

Но женщина лишь покачала головой.

— Понимаешь, тут еще вот что, — она замолчала и задумалась, — есть у меня контракт один на ремонт квартиры, но что-то в нем смущает. Вроде бы и хочу его отдать, но в тоже время прямо тормозит меня что-то…

Я предложил женщине попридержать этот документ на пару дней, если имеется такая возможность. И если за это время мы не подберем нужной кандидатуры, то сам бог велел отдать его мужчине.

Домой мчался очень взволнованным, сразу же по приезду собрал всех в гостиной и стал рассказывать, где был и что узнал. Мы судорожно искали подходящую женщину, которая сможет хоть как-то вытащить этого потерявшегося в своем горе человека, но, как на зло, ни у меня, ни у Златы, Полины и Киры не было таких знакомых. Даже Альбина беспомощно развела руками и сказала, что, видимо, этот контракт для парня, так или иначе, но если он за него не возьмется, то ничего до конца ясно не будет.

Мы согласно покивали, а я передал Светлане Сергеевне слова бабушки.

«Спасибо, значит, рискнем».

«Если что-то нужно, мы всегда рядом».

Конечно, рядом! Ведь начальница агентства «Элиниум» не просто хороший человек, она тот, кому я обязан многим, и не только я. Сколько нас было таких запутанных, огорченных и не знающих, что делать дальше? Много, очень много! Но Светлана Сергеевна приняла всех, нашла для каждого работу, помогла встать на ноги и найти свое призвание. Это агентство — как перевалочный пункт, как место, где человек приходит в себя и становится личностью, где его ждут, где ему всегда рады. Многим достаточно именно этого! Ни большого заработка, ни адреналина, который можно получить с особыми клиентами, а именно общения, теплого, я бы даже сказал домашнего!

Я сам шел туда лишь бы поговорить да посоветоваться. Да, у меня был период времени, когда искал человека, к которому можно будет просто прийти и поговорить. И этим важным человеком стала Светлана Сергеевна.


* Историю про этого загадочного мужчину и его судьбу можно будет прочитать в третьем романе цикла «Папа на выходные».


Несколько недель спустя….


Мы часто с женой и друзьями выбирались на выходные в какое-нибудь заведение. Иногда выбирали шумный клуб, иногда выезжали загород, но всегда наша компания были не просто большой, а огромной. Как-никак четыре пары: я с женой, Кира с Романом, Матвей с Леной и Илья с Полиной. И нет, нам никогда не было скучно, мы могли часами говорить о работе. Часто мечтали, думали о будущем и строили планы. Девушки смеялись и ради интереса соединяли в пары наших будущих детей. Почему все были уверены, что у нас родится пацан, который будет жутко любить машины, я не знал, но вот и не угадали, я мечтал о лапочке-дочке и, если честно, опасался появления мальчугана. Что-то мне подсказывало, что он будет тем еще оторвашкой. Но это только будущее, о котором мы пока только мечтали, о котором говорили, но предсказать точно не могли.

Вот и сегодняшний вечер мы проводили в клубе, где выступал какой-то новомодный диджей. Кира была в восторге, что смогла попасть на такое мероприятие, я же к подобному музыкальному направлению относился скептически. У меня не было любимого жанра, слушал все подряд, лишь бы что-то играло из динамика, когда в этом была необходимость, но чаще на работе музыка была лишь далеким фоном, который часто заглушался другими звуками.

— Девочки обзавидуются! — вопила она, поглядывая на сцену и снимая видео для очередного сториз. Ох уж эти современные подростки, нет, чтобы глазами смотреть, они пялятся в экран телефона! Вон, даже Ромку просит ее заснять, чтобы точно поверили.

Я же лениво потягивал безалкогольный коктейль и просто бездумно пялился в толпу танцующих. И нужно же было моему взгляду зацепиться за фигуру, которая танцевала так, словно через человека в данный момент проходит разряд тока — просто эти предсмертные конвульсии не были похожи на танец.

Понаблюдав за человеком, лица которого с этого расстояния не было видно, я вновь отвлекся на представление на сцене, да только ненадолго. Совсем скоро получил ощутимый толчок с бок.

— Смотри, там Артурчик! — воскликнула мне на ухо жена и стала тыкать пальцем в толпу.

Я же его никак не мог рассмотреть, яркие неоновые огни, блуждающие по залу, все сливали перед моими глазами в сплошную массу. Да еще этот мигающий свет…

— Ничего не вижу, — признался честно, а тут еще, как на зло, в толпу танцующих пустили дым, и разглядеть хоть кого-то вообще стало проблемой.

— Ну вот! — расстроилась жена, — мама рассказала, что он попал в руки какой-то очень интересной даме, которая держит в страхе не только его, но и все семейство.

— Да ладно? — не поверил, потому что сам лично такую даму пророчил парню, а тут вон как получилось!

— Угу! — воодушевленно закивала головой Злата, — она на третий день переехала к нему, а через неделю потащила в ЗАГС. От свадьбы отказалась, так как ей было достаточно штампа в паспорте, и вот теперь на правах жены не только живет в его квартире, но и не работает.

Мне парня стало как-то жаль… Но у каждого своя судьба, нечего к себе таких дам подпускать с самого начала, тогда бы и проблем не было!

Мы просидели в клубе до двух часов ночи, девушки натанцевались, мы с парнями наговорились. Домой стали собираться синхронно, даже не успели друг друга предупредить, просто как-то поднялись и вышли на улицу. И надо же мне было столкнуться у входа с плохо стоящим на ногах парнем!

— Извини, — машинально попросил прощения, хотя не был уверен, что виноват. Его так мотало из стороны в сторону, что я просто мог попасть ему под руку.

— Извини? — плохо ворочающимся языком переспросили меня, — да я тебя…

Ко мне повернулись лицом. И вот тут-то я и узнал Артурчика, на котором была расстегнута рубашка. Парень пытался хоть как-то совладать с ногами, при этом тщетно пытался засучить рукава и не потерять равновесия.

— Да я тебя в… порошок сотру. Да! — его угрозы на меня никак не подействовали, было даже смешно. Драться с вусмерть пьяным человеком просто бесполезно, хватит одного удара. Да и не желал я об него руки марать… Вот только обойти Артура никак не получалось, как бы ни старался, как бы ни увеличивал радиус, он всегда появлялся перед моим лицом.

— Артур! Ну не надо! — рядом с ним появилась дама… довольно необъятная и невысокая. Она хваталась за парня, который всячески пытался ее от себя оттолкнуть.

— Я его на лоскуты порву! Он меня толкнул!

Господи, ну что за пьяный цирк!

— Артур! — строго сказала незнакомая мне женщина и, похоже, по совместительству жена этого недалекого человека. — Ты могущественный мужчина! Поехали домой!

Фраза про «могущественного» мужчину подействовала на парня отрезвляюще. Он выпятил грудь, задрал голову и гордой, почти ровной походкой направился в сторону такси.

Рядом хихикали подруги, кое-как сдерживали смех друзья. А я вот насупился в шутку и обратился к Злате:

— Вот, — показал рукой на ее старого знакомого, — он могущественный и мужчина, а я? Котеночек?

Злата рассмеялась еще сильнее, а потом крепко-крепко обняла меня.

— Ты лучший!

Ладно, раз так, дальше не буду устраивать показательные сцены, а лучше повезу самую лучшую жену домой!

Альбина же, как и всегда, решила воспользоваться нашим отсутствием и пригласить своих сумасшедших подруг. Это я понял, когда заехал во двор и увидел неубранный стол и кресла. Эх, опять завтра придется извиняться перед соседями, которые уже не один раз очень слезно просили меня спрятать от бабушек микрофоны, потому что слушать их песни было не каждому под силу. И ладно бы они исполняли репертуары, подходящие для своего возраста, так нет же, по двору и по всей улице раздавался хор голосов, который с особым усилием выкрикивал слова из песни Светланы Лободы: «Все люди, как люди, а я — Суперзвезда». И ведь не поспоришь же!

Сами бабушки нашлись на первом этаже, они так синхронно подхрапывали, что нам даже не пришлось пытаться идти тише, красться мимо, чтобы не нарушить их сон.

— Надеюсь, мы выспимся, — пробормотала Кира, поднимаясь по лестнице.

Да, на это надеялись все!

Я же, когда проводил Злату в комнату, спустился вниз, чтобы укрыть наших неожиданных гостей, поставить на стол рядом с ними стаканы и графин с водой, на всякий случай приготовил пузырек валерьянки и, убедившись, что все здоровы и живы (в нашем случае, это самое важное, так как годков бабушкам было много), ушел в свою комнату.

А утром, ровно в семь ноль-ноль подскочил на кровати от топота. Кое-как протерев глаза, рванул вниз, так как думал, что что-то произошло. Но куда там! Вчерашний отдых пожилых людей продолжился, и утро в нашем доме началось с канала МУЗ-ТВ и танцами под современных исполнителей.

Так и живем!

О, валерьяночка! То, что нужно!

Бонус 2

Альбина


Медленно переставляя ноги, я шла в кухню, когда за окном только занимался рассвет. Весна в этом году ранняя, но больше чем уверена, она еще даст зиме напомнить о себе. Яркое солнце и высокая температура не показатель, вот увидите!

Достав свои таблетки, я тихонько оглянулась и быстро выпила прописанную врачом пилюлю. Вот никогда не любила глотать эти капсулы, но сейчас это необходимость. Годы уходят слишком быстро, и как бы я ни храбрилась, как бы ни показывала внукам, что еще ого-го, все чаще чувствую себя хуже и хуже.

Мне, конечно, грех жаловаться. Дожить до такого возраста, да еще и иметь силу в ногах — дорогого стоит.

Любка, вон, только и может, что идти, держась за опору, а после зимы так совсем из дома не выходит, говорит, болит все, не держат ее ноги больше, хоть инвалидное кресло покупай! А Зойка так вообще с давлением мучается, все чаще просто лежит и не встает, постоянно скорую ей вызывают да сиделок нанимают, что б было кому помочь. Мне-то еще повезло, я могу на своих двоих добраться до любого места в доме, да еще и хватает сил съездить в город. Вон, у Киры скоро выпускной, неужели останусь дома? Ни за что! Я этого дня ждала больше чем чего-либо, потому что обязана увидеть, как моя красавица будет танцевать на центральной площади города вальс с Романом!

Когда уселась в свое любимое кресло, то услышала шаги, которые приближались к моему укрытию. Ну вот, теперь не удастся мне по-тихому слинять и остаться незамеченной.

— Опять забыла выпить таблетки, — Пашка, как всегда, приходит тогда, когда его больше всего не ждешь. Сейчас снова начнет читать мне нотации, стыдить, а мне ведь стыдно, честное слово! Перед ним так особенно, ведь он столько сил вложил в меня, мое дело. Он вообще такой… Такой родной. По-настоящему родной и мой. Словно не просто внук, а сын, только я ему об этом, естественно, не расскажу, точно так же как и то, что уже давно во всех завещаниях проставила его имя.

— Я больше не буду, только не пили! — взмолилась, когда парень уже открыл рот, но быстро его захлопнул и рассмеялся.

— Не буду, — он подошел ко мне, присел рядом и обнял мои колени, кладя на них голову. А мне так нравилось, когда Паша так делала, у меня от такого простого действия даже слезы на глазах появлялись, я их упорно прятала, но тщетно.

— Еще хуже не стало? — послышался приглушенный голос, а я вздохнула.

— Хуже не стало, но и лучше не становится. Стабильность — наше все.

— Вот уж точно!

Про постоянство я не зря сказала, за все время проживания Павла и Киры в этом доме неизменно остается только одно — неожиданные визиты родственников. Они все еще на что-то рассчитывают, куда-то лезут, доказывают мне свою причастность к деньгам. Бла-бла-бла! Своими приездами они меня только веселят, ну правда, уж больно интересно смотреть на самоуверенных людей, которые, загибая пальцы, пытаются меня в чем-то убедить. Меня! Да еще и убедить!

— Кого сегодня ждем? — Паша отстранился и подошел к столу, чтобы присесть напротив на стул.

— А кто ж его знает? — пожимаю плечами, — меня обычно не предупреждают.

Неожиданно в кармане халата пиликнул телефон. Вытащив его, прищурилась и прочитала сообщение от брата.

— Ан нет, — усмехнулась, — предупреждают. Брат едет, наверное, опять бессонница замучила.

Внук помог мне добраться до гостиной и быстро метнулся в кухню, чтобы приготовить чай да достать что-нибудь из съестного к столу. И пока он чуть слышно гремел чашками и ставил на газ чайник, я поглядывала в окно, про себя думая о том, что брат точно так же, как и я, не молодеет.

Альберт явился спустя полчаса. Осторожно и, казалось бы, бесшумно, переступал ногами и опирался на клюку.

— Совсем мы с тобой расхворались, старая, — проговорил он, чуть усмехнувшись.

— Сам ты старый, — парировала в ответ, — я еще очень даже ничего!

— С этим не поспоришь.

Мужчина сел рядом со мной и привычно поцеловал в щеку. На самом деле он так делал нечасто, а лишь тогда, когда у него было хорошее настроение, вот как сегодня.

— Как поживает моя внучка? — это единственный вопрос, который Альберт задавал в числе первых. Его всегда волновала Злата. Он был готов слушать о девушке часами, чуть прикрыв глаза, внимал рассказам самой внучки или Киры с Пашей. А потом усмехался и качал головой, довольно улыбаясь. — Ох, — вздохнул он, облокачиваясь на спинку кресла, — не знаю, доживу до правнуков или нет…

— Можешь помирать, уже дожил!

— Как? — мне показалось, брат даже подпрыгнул на одном месте, глаза вытаращил на меня, словно не веря в услышанное, — повтори! Может, я опять не так понял?

— Да все ты правильно понял, — улыбнулась, — скоро будет у нас то ли правнук, то ли правнучка.

Старый даже в ладоши хлопнул и смахнул набежавшие слезы на глаза.

— Ну, ради такого случая, Альбин, я, пожалуй, еще поживу! — вон, мне даже показалось, что парочка морщин на его лице разгладились.

— А я планирую даже увидеть первые шаги, услышать первые слова, ну, и если бог даст — в школу даже отправлю! — гордо заявила.

— Тогда, если не против, я с тобой!

— Всегда пожалуйста!

Конечно, мы не можем знать точно, сколько нам отведено, но очень буду стараться выполнить только что данные обещания, а там видно будет.


Оглавление

  • Введение
  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.
  • Глава 15.
  • Глава 16.
  • Глава 17.
  • Глава 18.
  • Глава 19.
  • Глава 20.
  • Глава 21.
  • Глава 22.
  • Глава 23.
  • Глава 24
  • Глава 25.
  • Глава 26.
  • Глава 27.
  • Эпилог.
  • Бонус
  • Бонус 2