Аш 10 (fb2)


Настройки текста:



Вадим Львов АШ Книга 10

Глава 1

— Шеф, идут. — сказал стоявший рядом Алексей.

Но Сашка и сам видел, как из терминала прибытия стали выходить люди. Шли как-то неуверенно, внимательно разглядывая всё вокруг. Но встречавшие у входа сопровождающие с привычными для прибывших табличками не давали тем возможности ни растеряться, ни потеряться. Прибывших сразу же распределяли по группам, в зависимости от того, в какой мегаполис им предстоит отправиться, кого-то встречали представители фирм и компаний, заранее присмотревших себе перспективных работников. В стороне стояли двое армейских вербовщиков — кто знает, вдруг кто решит прямо на месте заключить контракт? Очередная партия переселенцев с Земли прибыла на Аркам.

За время пребывания в должности губернатора Сашке неоднократно приходилось лично встречать прибывающие транспорты и выступать с напутственной речью перед переселенцами. Сейчас так же состоится запланированная очередная встреча, но именно сегодня у него была и ещё одна задача.

— А вот и Костя! — Алексей показал на терминал отлёта, около входа в который стояли Сашкины старые знакомые.

— Нашлись? Ну тогда что стоим? — Сашка сразу же направился в их сторону. Охрана молча следовала за ними.

У входа в здание терминала стояли его сосед, по той, уже прошлой, жизни на Земле, Виктор, с супругой, и его дети с семьями, Константин и Лиза. Были там и его старые коллеги по «Городской Энергетической Компании».

— Костя! — Сашка подошёл к как-то немного растерявшемуся Константину. — Ну что же не позвал? Хорошо хоть Бакуня предупредил, что отлёт у тебя сегодня!

— Здравствуйте, дядь Саш. Вот, контракт у меня закончился десятилетний. — словно бы извиняясь, и не только и столько перед Сашкой, как перед всеми присутствующими, заговорил Костя. — А мне тут на Арте работу предложили. Там зарплата выше…

— Мужик! — улыбнулся Сашка. — Да ты будто не рад? Костя, я тебе так скажу. Человек — он всегда ищет, где лучше. Ты пойми, здесь никто не в обиде, что вы с семьёй улетаете. Кто знает, может, потом вернётесь. А даже если и нет — в гости как-нибудь прилетите, родителей навестить. Может, те дополнительные кредиты, что сможешь заработать на Арте, помогут с образованием племянникам.

Сашка многозначительно посмотрел на трех сыновей Лизы, тихо стоявших рядом. Все трое погодки, и полная копия в разных стадиях возмужания своего отца, стоявшего чуть в стороне. И не скажешь по нему, что 10 лет назад это был инвалид без ног.

— В любом случае ты много дал Аркаму. Меня тогда на рабочем месте заменил, когда я на другую работу перешёл. В общем, я рад за тебя. — Сашка крепко обнял Константина. — Так что — самые лучшие тебе пожелания, чтобы хорошо устроился на новом месте. А там, глядишь, может и родителей потом на Арту заберёшь.

— Не… Спасибо Саня. — включился в разговор Виктор. — Прижились мы здесь. И Лизка с семьёй тоже никуда отсюда не поедут.

— Нет, не поедем. — поддержали его дочь с зятем. — Нам и здесь хорошо.

— Костя, слушай, у меня к тебе последняя просьба! Сейчас очередной лайнер с Земли прибыл. Я иногда встречаю прибывающих. Но сегодня — мог бы ты сказать им немного слов, как проживший на Аркаме 10 лет, и первый, кто по истечению десятилетнего периода уезжает?

— Конечно! — Константин даже немого повеселел. — До челнока ещё полчаса. Успеем?

— Успеем!

* * *

Площадка перед космопортом была полностью заполнена людьми. Все прибывшие уже определились, куда отправятся, составы монорельса, связывавшего уже два с половиной десятков мегаполисов и поселений, следовали один за другим, и уже через час здесь снова будет немноголюдно. Но сейчас все стояли и слушали губернатора. Для таких выступлений на краю площади стояло небольшое возвышение, чтобы выступавшего могли видеть все.

— Дорогие земляки! — говорил Сашка. — Поздравляю вас с прибытием на нашу планету. Я специально приехал сюда, в космопорт, чтобы встретить и поприветствовать вас. Но сегодня для меня особенный день. Дело в том, что сегодня, в связи с заключением нового рабочего контракта, в столичную Арту на новое место жительства отбывает человек, которого я лично, одним из первых, привёз сюда 10 лет назад. У него как раз закончился десятилетний срок, который он должен был провести здесь, на Аркаме. Я попросил его выступить перед вами. Константин, тебе слово!

— Спасибо! — на импровизированную трибуну вышел Константин. — Друзья! Я не мастер говорить красивые речи. Скажу лишь, что те 10 лет, что я провёл на Аркаме, не прошли для меня зря. Здесь я получил специальность, повысил свою квалификацию. Здесь у нас с женой появились на свет ещё двое детей. Да, зарплаты здесь, конечно, пониже, чем в других метрополиях. Но я никоим образом не жалею о проведённых здесь годах. Я вот уезжаю — а мои родители остаются здесь. И сестра с мужем тоже отсюда уезжать не собираются. В общем — здесь можно жить. И жить хорошо.

Костя сошёл с трибуны под аплодисменты прибывших, Сашка ещё раз обнял его.

— Ну, ни пуха тебе! — ещё раз пожелал он Косте.

— Спасибо! — Костя с семьёй, в окружении родни и коллег, направился в здание космопорта. Там уже объявили о начале посадки на челнок до космической станции.

* * *

— Друзья! — начал Сашка свою речь. — Все вы перед отлётом подписали договор, по которому должны прожить на Аркаме 10 лет. В своё время, когда Аркам был в статусе федеральной колонии, я специально заложил в стандартные контракты с переселенцами это условие. Тогда это было необходимостью — увеличить население колонии до 10 миллионов, чтобы колония перешла в статус метрополии, и осталась под юрисдикцией Гардарры. Но с каждым годом я убеждался, что для всех прибывающих в Содружество это является необходимостью. Почему, спросите? У многих жителей Аркама, тех, кто прибыл с Земли, со временем возникало чувство, что они живут в «золотой клетке». Вроде всё есть — жильё, какого на Земле они никогда бы не получили, медицина, без которой многие бы давно загнулись, отдых, пусть и на планете, но зато на тропических островах. Но само ограничение чисто психологически воспринималось как преграда, особенно когда знаешь — вот они, другие миры, несколько дней полёта — и ты в другой звёздной системе. И у людей стало складываться впечатление, что они прикованы к Аркаму. Так вот. Сегодня первый человек, у которого закончился десятилетний срок, покидает Аркам. Аркам — это не клетка, пусть даже из золота. Все, рано или поздно, смогут при желании перебраться в другие системы. Почему же требование о 10 годах обязательного проживания на Аркаме так и осталось в контрактах? Знаете, есть на Земле у водолазов такое устройство — барокамера. Водолаз, поднявшись с большой глубины, иногда вынужден неделями жить в барокамере, давление в которой плавно снижают на протяжении всего времени его пребывания в ней, пока не снизится до обычного атмосферного. И не потому их там держат, что желают им зла — нет, наоборот, делается это для того, чтобы их организм смог безболезненно перенести смену давления. Вот и Аркам, если подумать — такая же «барокамера», а 10 лет — это тот срок, за который вы сможете хорошо узнать обычаи и нормы, не только Гардарры, но и других государств Содружества, а так же приобрести востребованные профессии и навыки. В общем, подготовиться к жизни в других системах Содружества. Так что — дерзайте! Живите полной жизнью!

С трибуны Сашка уходил под громкие аплодисменты.

* * *

Путь до Синташты, ставшей столицей метрополии, Сашка провёл в раздумьях.

Уже год и восемь месяцев он работал (да-да, именно работал!) губернатором федеральной метрополии. И не сказать, что работа эта была ему по душе. Нет, будь он каким-нибудь россиянским губернатором, то возмущаться ему было бы грех. Работа у них непыльная, как говорится, «рот закрыл — рабочее место убрано». Но вот в Гардарре дела обстояли совсем по-другому. В первый же рабочий день на него свалился ворох вопросов, чтобы разобраться в которых потребовался не один день. И ведь это при том, что губернаторы Гардарры не занимаются, как россиянские, вопросами подготовки к зиме (или «к земле», как их украинские партнёры), уборки улиц или контролю за украшением каждой городской палатки или магазина к Новому году. Местные вопросы решались на местном же уровне. Вопросы городского уровня решались в городских муниципалитетах, вопросы уровня спального района — решались в местных управах. Более того, даже при желании Сашка не мог влезть в вопросы местного уровня — у него для этого просто не было прав. Но и тех вопросов, что находились на «планетарном уровне», ему хватало выше крыши.

С момента перехода в статус метрополии резко сократилось финансирование со стороны «федерального центра» — метрополия должна сама себя обеспечивать. А это самое обеспечение, через налоги, поступало от жителей метрополии. Чем больше жителей, тем больше возможностей для серьёзных инфраструктурных проектов. Аркам же, в том виде, как ему достался, мог лишь поддерживать существующую инфраструктуру — и не более. Попробуй спланируй развитие звёздной системы, у которой населения с гулькин нос!

Вот поэтому поток переселенцев на Аркам не только не сократился, но даже немного возрос. После того, как экспедиция Содружества, выполнив программу исследований, покинула Солнечную систему, функция доставки переселенцев автоматически перешла в ведение Военного Департамента. Сейчас на маршруте от Земли до Аркама работали 250 транспортов, ежедневно доставлявших очередные партии колонистов. Всех прибывающих нужно было нормально разместить, выдать подъёмные, достаточные для установки нейросети и хотя бы баз знаний начальных уровней. И снова, постоянно и везде, нужны были деньги.

Сашка крутился, как мог. Привлекались льготными условиями инвесторы из других систем Гардарры, для них налоговые отчисления он специально оставил на низком уровне, а приятным бонусом было то, что уровень зарплат жителей Аркама был ниже, чем в среднем по Гардарре. Шли отчисления и от жителей Аркама, постепенно выплачивавших беспроцентные ссуды, полученные ими при обустройстве за нейросети и базы знаний. Ещё 100 транспортов были выделены Военным Департаментом для доставки перспективных колонистов в семь других человеческих государств Содружества. Как там обстоят дела с вывозом, Сашка не знал, да и по хорошему, не собирался выяснять — главное, что с каждым месяцем отчисления, что шли с зарплат колонистов пяти государств из семи, медленно, но уверенно росли. Но средств всё равно не хватало.

* * *

Сашка уже который раз поймал себя на мысли, что он просто не потянул бы эту работу, если бы не оказанная ему помощь.

С одной стороны, текущую рутину «тянула» его команда, специалисты-управленцы, набранные с бору-по-сосенке в муниципалитетах мегаполисов, и в первую очередь муниципалитета Берсуата. Войдан клялся и божился, что передал ему в команду лучших своих сотрудников, а других нет, и вообще, ему приходится новых учить взамен убывшим. Специалисты его команды и проводили в жизнь все его решения.

Но очень мало кто знал, что основную помощь ему оказывал доставленный им на Аркам искин Предшествующих — Мудрец. Хоть он так и оставался на территории научного центра, задействован он был именно в планировании и управлении развитием всей метрополии, выполняя функцию планетарного искина. Мудрец собирал и анализировал информацию из всех источников, после чего строил свои прогнозы и выдавал рекомендации, которые затем реализовывали сотрудники Сашкиной администрации. Сам он частенько приезжал в научный центр просто пообщаться с ним, и всегда Мудрец давал дельные советы. Создание и размещение новых поселений в соответствии с прогнозом роста населения метрополии, последовательность и приоритетность в развитии транспортной инфраструктуры, политика налогообложения — прогнозы, получаемые от него, были практически всегда точными, а основанные на них рекомендации, как показала практика, при следовании им, всегда давали положительный результат, даже тогда, когда на первый взгляд решение выглядело ошибочным.

Вот, например, когда год назад, в связи с увеличением притока переселенцев, нужно было увеличивать строительство жилья для них, Мудрец просил подождать полгода, а финансирование направить на дорожное строительство. И не прошло и месяца, как из Арты сообщили: в ходе «грандполитик» принято решение обменяться с Содружеством — космическую станцию Аркама передавали Содружеству в обмен на Бахту. Население оттуда уже почти разъехалось, так как Биржа окончательно прекратила работу, мегаполис стоял почти пустой. Зато вопрос с жильём для переселенцев с Земли отпал на полгода — свободного жилья хватило почти на три миллиона прибывших. Как Мудрец смог узнать это? А просто проанализировал полученную в «Гало» информацию об интенсивных переговорах за закрытыми дверями властей Гардарры с представителями Содружества.

Или то же налоговое обложение. Именно Мудрец, проанализировав положение дел в различных корпорациях Гардарры, подал идею предложить эксклюзивные условия по налогообложению нескольким концернам, специализирующимся на производстве термоядерных реакторов, дроидов и строительных реагентов. И снова попал в точку — все предложения руководствам этих концернов по развёртыванию производств на Аркаме были восприняты с интересом, и к настоящему времени шло развёртывание нескольких заводов. Как? Да так же из разных источников почерпнул информацию о состоянии дел этих концернов, придя к выводу, что в ближайшее время их руководство будет решать вопрос о расширении производства.

Несмотря на все трудности, именно благодаря грамотному планированию, что осуществлял Мудрец, Аркам развивался быстрыми темпами. Да, они не жируют. Да, долгов по кредитам перед гардаррскими банками хватает. Но дальше будет легче, а жить станут ещё лучше.

* * *

Представительский грав едва въехал в деловой центр Синташты, как Сашку отвлёк от мыслей вызов от Алексея, ехавшего, как начальник службы охраны, в другом граве.

— Шеф, тут телевизионщики со мной связались. Говорят, твоё выступление подняло им рейтинг. Народ смотрел всё от и до! Будут повтор крутить в вечерней программе новостей. — Алексей словно не решался, но потом рискнул спросить. — Шеф, а ведь ты знал. Ты специально поехал в космопорт сегодня! Ты хотел, чтобы Костю показали по всем аркамским каналам «голо»! Чтобы все увидели, что и они так же спокойно по завершению десятилетнего срока смогут уехать.

Сашка лишь мягко улыбнулся.

Глава 2

В свой кабинет Сашка вернулся уже под конец рабочего дня.

Быстро прошла запланированная на сегодня голо-конференция с мэрами мегаполисов — решали вопрос по ускорению строительства трассы для гравов, что тянули до новых поселений. Решился вопрос с лицензиями для добычи полезных ископаемых в астероидном поясе. Приняли предложение о «льготных каникулах» для подразделения компании, включившейся в добычу гелия-3 и дейтерия для нужд Аркама. Отклонили просьбу транспортной компании о дополнительном субсидировании — хватит, и так пока у них льготный налоговый период. Рутина.

Вот и ещё рабочий день прошёл.

* * *

Сашка мельком просмотрел список нерешённых дел, а так же расписание на завтра, и тяжело вздохнул. Как же он понимал теперь того товарища барона Мюнхгаузена, который ежедневно к 9-00 приходил в городской магистрат, и признавался, что «это, конечно, не подвиг, но что-то героическое в этом определённо есть».

Вот завтра опять встреча с банкирами. И ему кровь из носа нужно получить кредит. Нет, просто кредит ему выделят. Вот только по какой процентной ставке! А его задача — убедить банкиров, чтобы выдали не выше той ставки, которую Мудрец определил как предельно высокую, и выше которой брать кредит категорически не рекомендовал. И при этом кредит на развитие всё равно нужен. Замкнутый круг.

Одна радость, из-за практически нулевой коррупции все кредиты, добытые им с таким трудом, доходили до своего назначения без потерь.

* * *

Коррупция.

В восприятии среднестатистического жителя это — «чиновники крадут государственные деньги!». В этом утверждении заключается несколько маленьких, но очень серьёзных ошибок. Если чиновники крадут деньги, тихо шаря по карманам доверчивых граждан где-нибудь в общественном транспорте, то во всём мире это называется воровство, и наказывается соответствующе. А вот залезть в карман государству не так то и просто. Почему рядовые жители, лишённые социальной ответственности, не могут поступить так же? А всё просто — чиновник имеет доступ к этим деньгам. Причём не просто доступ — он имеет право ими распоряжаться. А кем же выдано данное право? Да тем же самым пресловутым государством.

То есть коррупция в общем виде — это присвоение средств человеком, имеющим право этими средствами распоряжаться. И коррупция как таковая не обязательно связана с государством.

Менеджер частной фирмы, за откат закупающий оборудование у другого поставщика, либо худшего качества, либо по завышенной цене — это тоже коррупция.

А сколько сюжетов для романов прошлых веков представляла стандартная история — сирота остался без средств, поскольку назначенный его опекуном дядя или тётя эти самые деньги племянника просто промотали. Это — не коррупция, что ли?

Но в случае с несчастным сиротой видна трагедия семьи, заключающаяся в том, что дедушка с бабушкой несчастного мальчика не смогли достойно воспитать своего сына или дочь, и те выросли подонками, безразличными к судьбе даже родного человека.

В случае с частной фирмой — лоховатость хозяев, не способных управлять доставшимся им делом. Тут либо жизнь научит, и тогда вороватых менеджеров вышвырнут с «волчьим билетом», либо фирма в итоге разорится, и это будет платой за неэффективное управление. В любом случае, здесь речь идёт о деньгах конкретных людей, владельцев фирмы.

Но именно случаи присвоения чиновниками государственных средств вызывали у населения тихую ярость и бешенство. И неудивительно. Ведь подсознательно, чуть ли не на уровне инстинктов, каждый человек осознаёт — забирают не у некоей абстракции, забирают у него! Все понимают, что деньги у государства берутся не из воздуха — это те самые деньги, что изъяты у тех самых жителей в виде налогов.

Способов борьбы с коррупцией немало. Китайский самый простой — проворовавшихся чиновников просто публично расстреливают на площадях городов. Но он действенен лишь там, где исходно уровень коррупции незначительный. А что делать, если у тебя население прибыло из стран, где коррупция зашла за все пределы, причём настолько, что стала неотъемлемым элементом экономики, да таким, что начни бороться с ней, и вся экономика государства сразу встанет?

Сашка, когда стал губернатором, долго ломал голову, как свести эту «ржавчину» на нет, или хотя бы минимизировать до безопасного предела. Обсуждались варианты с коллегами, с приданными ему специалистами-управленцами. Но самый дельный вариант подсказал Мудрец.

* * *

Государство, поражённое коррупцией, можно сравнить (хоть и сравнение очень грубое) с человеком, больным сахарным диабетом. Если организм человека не может усваивать сахар, то самое последнее — пичкать человека сахаром в надежде, что хоть что-то да усвоится. Наоборот — сахар полностью выводится из рациона больного.

Так же и государство, налоги в котором разворовывают. Если налоги разворовываются, и в итоге их не хватает на выполнение тех функций, что государство на себя взвалило, то это лишь значит, что государство не способно справиться с возложенным на него функциями. Что делать в этом случае? Снизить налоги, и начать передавать на более нижние ступени управления те или иные функции. Коррупция осталась и на более нижних уровнях управления? Передать функции ещё ниже. Таким образом, средств в распоряжении чиновников станет гораздо меньше — и воровства так же станет меньше. А многие функции государственные структуры вообще не должны брать на себя.

Вот как пример — «финансирование культуры». Если в ЭРЭФии на «культуру» целенаправленно выделяли немалые средства, на которые потом снимали «нетленки», после просмотра которых блевать тянет, содержали музеи сомнительной исторической ценности и ремонтировали театры на миллиарды долларов, то на Аркаме всё просто. Культура самофинансируется. Сам рядовой житель голосует своим кредитом, на какое представление он пойдет, а на какое нет. Именно на деньги с проданных билетов и содержатся инфраструктура объектов развлечения, и получают зарплату работники сферы развлечения. И ни один кредит при этом не проходит через распределение чиновниками.

Одновременно со снижением налогов должно идти упрощение законодательства — чем больше принято нормирующих и регламентирующих актов и просто различных указивок, тем больше инструмента в руках чиновника принудить бизнес платить этому чиновнику мзду. Причём речь идёт не о нечистых на руку дельцах — о вполне законопослушных и респектабельных бизнесменах, которые будут вынуждены идти на это, лишь бы просто спокойно работать. Здесь Аркаму повезло — законодательная база была девственно чистой, и создавалась чуть ли не с нуля, на основе пакета федеральных законов. И здесь за образец принимались законы и подзаконные акты других метрополий Гардарры. Но и их приходилось пересматривать с учётом специфики Аркама. В любом случае, до сих пор количество принятых местным парламентом регулирующих актов было самым минимальным по сравнению со всеми системами Гардарры.

Но и этого мало. Реально уровень коррупции низок даже не там, где наиболее суровое законодательство, а там, где наиболее сильно то, что называют гражданским обществом. Какие бы ни были идеальные законы, если общество не сплочено, а представляет из себя «коллоидный раствор» из «индивидуумов», то так или иначе коррупция потом возьмёт своё. Просто потому, что сейчас населению в целом на это плевать.

* * *

Но есть и еще один фактор, который всё же зависит от непосредственно самого человека, занимающего ответственную должность. Это совесть. Простая человеческая совесть. Ведь даже при полном общественном контроле место для коррупции всё равно остаётся. Нет, чиновник не берёт откровенно на лапу — но может посодействовать родному человечку в получении выгодного контракта на поставку чего-либо. Нет, на сумме контракта это не скажется, и условия контракта родной человечек выполнит — но всё же…

Сейчас уже можно было сказать с уверенностью — тот эксперимент, в рамках которого ряду чиновников и мэров гардаррских мегаполисов передали дар, сделав из них псионов, оказался полностью успешным. По его результатам было принято решение продолжить исследования, и для полигона был выбран Аркам. Сейчас все мэры мегаполисов Аркама, а так же многие сотрудники административного аппарата были псионами. Кто-то был им от рождения, а кто-то и стал, после того как ему передали дар. И коррупция на Аркаме, как следовало из независимых опросов, проведённых среди населения метрополии, действительно была самой низкой в Гардарре.

* * *

Нет, не сказать, что плоды своего труда Сашка не видел совсем — как-никак за время его губернаторства население Аркама практически удвоилось, достигнув 23 миллионов жителей, и продолжало расти. Возникали новые мегаполисы, разворачивались новые производства. Пока всё укладывалось планы, одобренные на самом высшем уровне. Сейчас в год прибывало почти 7 миллионов переселенцев только с Земли, и этого было вполне достаточно, чтобы за оставшиеся по договорённости с американцами 25 лет вывезти с Земли всех тех, кому были бы рады на Аркаме.

Но специфика его работы полностью поменяла ритм жизни и его, и его семьи.

Нормированный рабочий день? Он уезжал на работу рано утром, а возвращался часто к полуночи. Отпуск? Да, был. Только вот отдыхали они семьёй опять же на курортах Аркама. Нечего губернатору рассекать по снежным склонам Сейды, нежиться на пляжах Ольвилии или гулять по предгорной пасторали Аорсы — коль жители в основной массе отдыхают на Аркаме, то и его семье так же отдыхать здесь. А что поделать? Здесь, в Гардарре, всем губернаторам и мэрам приходилось учитывать мнение населения. Да и просто прислушиваться к пожеланиям. А пожелания у жителей были такие разные…

* * *

Всё чаще и чаще от жителей стали поступать просьбы — если нет возможности обеспечить полноценную связь с родственниками, оставшимися на Земле, то почему бы не показывать новости с Земли? «Что там у них» было интересно даже тем, чьи родственники уже перебрались на Аркам, и которых с Землёй, вроде бы, ничего больше не связывало. Год назад Сашка посвятил этому вопросу отдельную встречу с мэрами мегаполисов и руководством управ спальных районов. Решение на встрече было принято компромиссное — выделили отдельный новостной канал, по которому показывали записи различных земных телеканалов. Показывали всё — и в первую очередь различные ток-шоу, политические дебаты и просто новости государственных каналов. То есть, госпропаганду, что продолжала литься нескончаемым потоком на головы жителей — и ЭРЭФии, и Колхозии, и «территории 404». Но — с маленьким дополнением. После каждой передачи шёл рассказ о полной подноготной тех, кто на публику так яро бил себя в грудь и так страдал за народное благо.

Вот, к примеру, россиянский поцреот, борцун за повышение качества образования в ЭРЭФии методом запрета на обучение заграницей. Две его собственные дочери, учившиеся в престижных школах Англии и Швейцарии, наверное, не должны были подпасть под это ограничение.

Или россиянский олигарх новиопского происхождения с мутной биографией и неизвестной родословной. После того, как в одной из передач он заявил, что «нас ны пабидыть! Рюсскый рябочый можит работат за стодывадыцат пят граммав хлэба в ден!», жителям Аркама продемонстрировали его коллекцию из нескольких роскошных яхт, а так же напомнили, что такое почётное право, как работать по 14 часов в день за пайку хлеба он, почему-то, не предложил — ни своим землякам-узбекам, ни своим соплеменникам, бухарским евреям.

Да и просто показывали «хероеф россиянского труда».

Азербайджанского торговца с рынка, что десять лет рулил предприятием, выпускавшим зенитно-ракетные комплексы, от вида которых Запад должен был обгадить все памперсы. То, что за эти десять лет он вывел в США практически все деньги и распродал чуть ли не всё имущество предприятия, госпропаганда скромно умалчивала.

Ветеринара из Дагестана, чей завод, выпускавший комплектацию для крылатых ракет, вдруг, как выяснилось, находится на грани банкротства. Ветеринар долго сетовал, что русские забыли, что такое трудовая династия и не хотят поколениями горбатиться за гроши на высокотехнологичном производстве. Ветеринар с гордостью показывал журналюгам свою династию — сыновей, что сменят его в нелёгком деле управления непонятным заводом, а под конец раздобрел и предложил — «Баращка будытшь?»

Россиянского генерала, кто готов был хоть сейчас ринуться в последний бой с проклятыми империалистами Запада — и чей сын служил в американском спецназе.

Членов правительства, постоянно пугавших население угрозой от стран НАТО и США в частности. И НАТО, и американцев, по их пониманию, должны были бояться до усрачки жители умирающих городков ЭРЭФии, с трудом сводящие концы с концами и прозябающие в хрущобах. Однако ни сами члены правительства ЭРЭФии, ни их отпрыски не испытывали ни капельки подобного страха, живя в упомянутых странах, владея недвижимостью, ведя там свой бизнес и даже обладая их гражданством.

Показывали и «успехи» ЭРЭФии — модернизированные оборонные заводы, готовые к выпуску новейших образцов вооружения, что по гениальной мысли россиянских стратегов вызовет у стран Запада приступ «баттхерта». Мысль, что сами заводы полностью нафаршированы станками и оборудованием производства этих самых стран Запада, почему-то не побоявшихся продать их эрэфянам, в головы кремлёвских стратегов так и не пробилась. Успехи же Колхозии и Укрорейха не показывали — просто за отсутствием того, что даже чисто теоретически можно было выдать за оное.

Этот новостной канал стал одним из самых популярных на Аркаме.

* * *

Сейчас Сашка сидел в кресле и смотрел через стекло на раскинувшийся перед ним мегаполис. Рабочий день уже давно закончился, из делового центра тянулись ручейки гравов, отвозящих работников по своим спальным районам. А сам он не спешил домой — знал, что обязательно кто-то придёт либо с вопросом, либо с просьбой. Он привык к этому за время губернаторства.

— Губернатор! — пришёл вызов от секретарши. Голос её отдавал легким налётом загадочности. — К вам посетитель. Вернее, двое.

Глава 3

— Шеф! Познакомься с моим новым сотрудником! — в кабинет зашёл начальник охраны, Алексей в компании со знакомый Сашке по пребыванию на «Майве» Егором.

— Егор! Какими судьбами? — Сашка встал и пожал подошедшем Егору руку. — Неужели контракт уже закончился? Как время-то летит… Да присаживайся, не стой как чужой.

— Кофе? — появилась секретарша. — Алексей — тебе чай, я помню.

— Да, кофе пожалуйста. — попросил Егор.

Через минуту все трое сидели за столом, держа в руках чашечки с напитками.

— Контракт закончился три недели назад, я вернулся на Аркам. — начал рассказ Егор, отпив глоток ароматного кофе. — Вначале собирался перейти в контрразведку, но Алексей, как узнал, что я вернулся, предложил вакантное место.

— А в других системах не пробовал работу поискать? Там зарплаты выше, да и поскольку ты отслужил в армии, то десятилетнего ограничения у тебя нет.

— Мог, да не стал. — улыбнулся Егор. — Я ведь когда там, на Земле, занимался подбором кадров, познакомился с девушкой. Она уже здесь два года, в одной из строительных фирм дизайнером работает. И ждала меня всё это время. Да и родители с сестрой здесь. Так что я к Аркаму привязан.

— Ну что же, я рад такому сотруднику. — Сашка хитро прищурился. — А за встречу — может и что-нибудь покрепче?

* * *

После стаканчика хаомы и бокала мейда разговор пошёл свободнее.

— Хорошо поработал, Егор, — делился своими наблюдениями Сашка. — Результаты твоей работы мы видим уже здесь, причём ежедневно.

— Старались. — Егор пожал плечами, мол, другого и быть не могло. — Правда, сил на поиски приходится затрачивать гораздо больше. Мы же теперь охватили всю перспективную территорию. И ЭРЭФию, и Колхозию, и «территорию 404». И даже более.

— Более? Это как? — заинтересовался Алексей.

— Когда мы подбирали кадры на Донбассе, вышли там на сербов, что воевали за Новороссию в Интернациональной бригаде. Так они попросили помочь тем сербам, кто в ходе конфликтов времён распада Югославии были изгнаны со своих земель.

Сашка это знал. Уже полгода, как на Аркам стали регулярно прибывать сербы — славонские, краинские, боснийские, косовские. Прибывшие даже два новых населённых пункта назвали в память об оставленной Родине — так на карте Аркама возникли свои Книн и Косовска-Митровица.

— Вот их и включили в списки уезжающих. — продолжал свой рассказ Егор. — А перед завершением моего контракта было принято решение распространить наши поиски и собственно на Сербию и Черногорию. Из Колхозии уже года два как начали вывоз подобранных людей. Правда, им для отправки приходится приезжать в ЭРЭФию — в самой Колхозии приобрести санатории нам не удалось. А ещё хуже дело обстоит с «территорией 404». Тут — самая плохая комбинация факторов из всех возможных. Во-первых, любую собственность там отожмут на раз. Мы-то, конечно, отстоять отдельно взятый санаторий или пансионат сможем, но придётся засвечивать наше присутствие. Затем — просто криминал. Ну да ладно, мы и из Средней Азии людей вывозили, и из Закавказья. Там ситуация ничуть не лучше. Но самый плохой фактор, с которым мы в таком количестве нигде ещё не сталкивались — это тотальная упоротость населения. Попытались мы искать перспективных переселенцев, ограничившись юго-восточными областями «404» — так через месяц лишь плевались и матерились. Очень большой процент отбраковки. Нет, и там удалось подобрать немало людей. Но псионы после месяца общения с контингентом оттуда просто заявили, что им нужен отдых. Пришлось свернуть там работы и снова сосредоточиться на ЭРЭФии, благо там перспективных людей достаточно.

— Грустно это, конечно, — вертел в своей руке пустой бокал Сашка. — Ну да мы тоже не всесильны.

— А что вообще на Земле произошло кардинального? — спросил Алексей.

— Нового? — Егор допил содержимое своего бокала. — Так, мелочи.

* * *

— Два Бабайстана полностью поглощены Китаем. — перечислял Егор «мелочи». — Третий уже китайская колония. Четвертый, «приморский», поглощён Ираном. Иран вообще неплохо «округлился» за последние пару лет — вначале присоединил Армению, гарантировав её жителям защиту, потом состоялось «воссоединение» Азербайджана. Точнее, Северный Азербайджан воссоединился с Южным — в составе Ирана, разумеется. Вот после этого пришла очередь «приморского» Бабайстана. Затем с единоверцами воссоединилась шиитская часть Ирака. Ясно, что у иранцев есть определённые договорённости с китайским руководством. Например, они присоединили себе афганский Герат, после чего официально и публично заявили на весь мир, что на остальную территорию Афганистана не претендуют. Афганистана, кстати, тоже как государства больше нет. Районы, заселённые пуштунами, прибрал Пакистан… ох и нахлебаются они там с «Талибаном»… а на остальной территории безраздельно хозяйничают опять же китайцы.

— А Европа? Никто не возмутился? — удивился Сашка.

— А толку-то, возмущаться? Вон, турки, под этой же маркой оттяпали западную Сирию. Всю, от Алеппо до Дамаска и далее до Кунейтры. И что? Как только европейцы вякнули про территориальную целостность Сирии, турки намекнули им, что не будут препятствовать беженцам оттуда перебираться на обильные хлеба в Европу. И сразу стало тихо. Но у турок сейчас своих проблем — не расхлебать в сто лет. Причём сами же себе их создали.

Сашка снова наполнил Егору бокал мейдом — мол, продолжай.

— В свое время турки поддерживали ИГИЛ. И финансировали его, и нефть краденную с месторождений Ирака и Сирии покупали по дешёвке. Вот и не заметили, что вырастили монстра, который сейчас их самих рассматривает в качестве корма. Лидеры «чёрных» отвлекали внимание всех спецслужб боями в Сирии и Ираке, а сами тихо готовились для захвата нового плацдарма. И пока мировая общественность щёлкала клювом, устроили государственный переворот в Саудовской Аравии. Переворот там был кровавый, уничтожали всех, кто хоть как-то, даже чисто теоретически, мог претендовать на корону королевства. А следом состоялись аналогичные перевороты в Эмиратах и Султанате. Король Иордании не стал дожидаться, пока его задницей на кол посадят, даже не посмотрев на то, что тот прямой потомок Пророка, а посадил семью на легкомоторный самолёт и улетел. Куда? В Англию, конечно. Следом за ним туда же тихо отчалило семейство «британского офтальмолога», оставив в Сирии безвластие. Население королевств и эмиратов встретило «черных» чуть ли не с цветами — власть монархов в их восприятии была ничуть не лучше, но при этом была лживой и «продавшейся иблисам Запада». Так что теперь весь Аравийский полуостров — один большой ИГИЛ. Разве что в Северном Йемене хуситы держатся благодаря тем же иранцам. Надолго ли — не знаю.

Карта Ближнего Востока упростилась до безобразия. И Восточная Сирия, и Западный Ирак теперь были под безраздельным контролем «черных». А Израиль, в своё время тайно спонсировавший «чёрных», всерьёз подумывал об эвакуации куда-нибудь в полном составе, напрягая этим вопросом лоббистов в США и Канаде. Пока Израиль спасало то, что в Египте попытка переворота, устроенная «черными», не удалась. Но то, что она, эта попытка, далеко не последняя, ни у кого сомнений не было.

— А что же американцы?

— О!!! Как только стало ясно, что их разведка прощёлкала целый полуостров, американская дипломатия сразу перевернулась на 180 градусов. Теперь Иран — форпост свободного мира на Ближнем Востоке. И ему можно то, что нельзя было, пока он был квинтессенцией Мирового Зла. Так что все территориальные приобретения Ирана американцы признали без оговорок. Более того, пользуясь неразберихой, иранцы оттяпали себе Восточную провинцию теперь уже бывшей Саудовской Аравии. Те же доводы, мол, единоверцев спасаем. А заодно вместе с провинцией получили основные месторождения нефти.

— Ну а Турция-то тут каким боком? — задал вполне логичный вопрос Алексей.

— А таким. Если Иран — это оплот ереси, враги, то Турция, даже такая, полусветская — это конкурент в борьбе за право быть лидером суннитского мира. А конкурент, как известно, всегда опаснее врага. Вот турки внезапно для себя обнаружили, что под боком у них оказалось огроменное государство, для которого они, лишь территория, которую пока ещё не присоединили. При этом немалая часть населения Турции симпатизирует «черным». Вот и чешут репу в Анкаре, что им дальше делать. Когда автономии курдов в Ираке и Сирии объявили о создании единого независимого курдского государства, в Анкаре только зубами скрежетали. Лет десять назад они раскатали бы этот Курдистан в блин — а сейчас даже рады были, что хоть какая-то прокладка появилась между ними и «черными».

— Но всё же странно. — недоумевал Алексей. — Как «даишаки» смогли взять власть сразу в нескольких государствах? Такой уровень координации действий… Логистики…

— Всё просто. — грустно усмехнулся Сашка. — Центр управления и координации этими ослоёбами находится не в аравийских песках. Он — в Лондоне.

* * *

— В странах Западной Европы внешне как бы устаканилось всё. — продолжил свой рассказ Егор. — Исламисты там разом как по команде притихли — никаких демонстраций, никаких изнасилований европеек… Все сразу стали мирные, добрые. Толерантные…

Егор усмехнулся.

— Причём аккурат перед выборами в ключевых странах. А поток «беженцев» не только не уменьшился, но и даже возрос. Только в западной прессе об этом — ни слова…

Во Франции элита спохватилась — решили на очередных президентских выборах дать зелёный свет «Национальному Фронту». Если раньше «Национальный Фронт» валили сообща всеми системными партиями, то в этот раз даже дали консерваторам указание отдавать голоса за «несистемного кандидата». Поздно. Политика предыдущих десятилетий дала свои плоды — количество народа, получившего право голоса, и собственных халявщиков и социальщиков, оказалось больше, чем тех, кто зарабатывал на хлеб своим трудом. К власти снова пришёл социалист, сторонник толерантности и мультурализма.

В Германии «АдГ» подвергалась травле во всех СМИ, при этом местное население искренне ненавидело тех, кто мог стать единственным шансом для их спасения. Естественно, никаких шансов провести своего кандидата в канцлеры у них не было.

Худо-бедно выкрутилась Испания — там местное население стало тихо «мочить» незваных гостей, а полиции пока удавалось закрывать глаза на происходящее.

Но настоящий гнойник назревал в Великобритании. И он пока ещё не прорвался.

— А в Восточной Европе что происходит? — рассказ Егора пробудил в Сашке интерес к происходящему на Земле.

— Жопа там. — кратко подвёл итог Егор. — Причём беспросветная. Этнокриминал, теракты стали уже обыденными, на них уже никто внимания не обращает. Нет работы, уехала вся молодёжь. Государства на грани самоликвидации.

* * *

— Казахстан так же уже под китайским контролем. — продолжал Егор краткий курс современной политической географии Земли. — Казахов там уже меньше, чем «джамшутов». Что поделать — «все идут на Север». Так что новый «елбасы», сменивший почившего старого, скорее всего будет последним.

— А что в ЭРЭФии?

— В Западной Сибири сейчас уже население сократилось на треть, в Восточной Сибири — наполовину. А на Дальнем Востоке вообще только четверть осталась. Некоторые города вообще полностью вымерли. Зато на место уехавших массово заезжают китайцы.

— Но ведь кто-то же остался? — Алексей отставил бокал и снова налил себе чашечку чая.

— Конечно! Вся россиянская номенклатура, все «менеджеры среднего звена». Губернаторы областей, мэры городов, депутаты, чиновники, менты, прокуроры, судейские… А так же вся их обслуга — политолухи, PR-менеджеры, журналисты. Местный криминалитет. — Егор усмехнулся. — А так же те, кто с ними крутил дела по отмыву денег и распилу бюджетов. Да и просто различная мразь. Один из городов мне запомнился. Представь — однажды утром вся эта братия приходит на работу — а город пустой. Нет жителей. Только приехавшие незадолго до этого китайцы. Вы даже представить себе не можете, какая паника там началась. Обрывали телефоны, звоня в Москву и требуя то Псковскую дивизию, то дивизию имени Дзержинского. А когда поняли, что никто не приедет, и даже писем не напишет, в течение нескольких дней все сбежали за Урал. А китайцы спокойно заняли все кабинеты, в тот же день назначив своего мэра, начальника полиции, и депутатов городской Думы. У них, оказывается, уже были паспорта ЭРЭФии, остальным китайцам они их оформили уже на официальной основе. Свой же брат-китаец и оформил, заняв место местного начальника ФМС. Нет, пока всё там в рамках приличия. Флаги ЭРЭФии на госучереждениях, форма полиции, и прочее. Но это пока…

— И что же, «дорогие эрэфяне» так и схавали это? — Алексей не мог поверить в рассказанное.

— Да. Так и схавали. А что им ещё оставалось? Кто туда поедет жить? Нет, сейчас они вовсю агитируют жителей «территории 404» переезжать на Дальний Восток, маня тех «дальневосточным гектаром». Но все прекрасно понимают — гораздо больше шансов по прибытии на место вместо обещанного гектара получить «метр на два».

— Но неужели среди китайцев нашлось так много желающих поехать на Север? — в это уже не мог поверить Сашка.

— Нашлись. — Утвердительно кивнул Егор, после того как отпил мейда. — Во-первых, в ЭРЭФию китайцы отправляют своих преступников. Если те останутся в Китае, их ждёт смертная казнь. А так, получается, своего рода, индульгенция. А во-вторых, китайцы занимают места на тех предприятиях, что интересны Китаю. Нефтяные и газовые месторождения, лесозаготовка, авиационные заводы, горно-обогатительные комбинаты, металлургические заводы. Электростанции. Порты, судоремонтные заводы и судостроительные верфи. А всё, что непрофильное, им неинтересно. Поэтому в большинстве населённые пункты Дальнего Востока и Сибири, откуда мы вывезли людей, так и стоят заброшенными. Да и в занятых ими городах многие районы стоят обесточенные.

— Интересно, что стало с теми, сбежавшими за Урал? — задумался Сашка.

— Если честно — не знаю, — признался Егор. — Мне по долгу работы нужно было о нормальных людях думать, а не об уродах. В любом случае все они «помечены» — даже в Европейской части они не подпадут под вывоз. Правда, слышал, что мэр сбежал на Кипр, но был там обобран до нитки местными жуликами. Так, говорят, и бомжует там.

— И поделом, — подвёл итог Алексей. И Сашка с ним был полностью согласен.

* * *

— А как обстоят дела с вывозом перспективных работников с семьями в другие государства? — Сашку интересовали лишь финансовая сторона вопроса, а именно, как много кредитов поступит на Аркам в качестве отчислений от этих самых специалистов.

— Вывозят. — подтвердил Егор. — Мы ведь сразу после твоего отлёта начали наводить контакты в других странах. Первые транспорты с переселенцами для других государств Содружества мы отправили через три месяца. Но знал бы ты, чего нам это стоило!

— Могу представить. — Сашка не сомневался в словах Егора. — Я, когда ещё договаривался с руководителями научных групп экспедиции Содружества, не один раз удивился их выбору.

— Реальность оказалась ещё более невероятной, поверь. Подбор переселенцев в другие государства идёт только по показателю интеллекта, их «облико моралле» мы не смотрим. Да и нет у нас для этого псионов, те, что есть, полностью заняты подбором кандидатов к нам в Гардарру. — Егор отпил мейда. — Ну, да теперь механизм вывоза запущен. Военные выделили под их перевозку сотню транспортов, и уже второй год как они отправляются все полностью заполненные. Но первые полгода — это было что-то… Тут отдельная история.

— Так расскажи! — предложил Сашка.

Спешить было некуда.

Глава 4

— Как только ты улетел вслед за экспедицией Содружества, нам сразу же с Арты пришло указание приступить к подбору кандидатов. — начал свой рассказ Егор. — Мы даже не знали, с чего начать. А помощь пришла оттуда, откуда и не ожидали — помогли те, кто был отобран для отправки на Аркам. У нас в одном из санаториев ожидал отправки кореец из Казахстана, Федя Ким. По предыдущей своей работе он был связан с южнокорейцами — фирма, где он работал, закупала там оборудование, и Федя, как знающий корейский язык, неоднократно бывал и в Сеуле, и в Пусане. Когда я изложил просьбу помочь с контактами в Южной Корее, он в тот же день связался с южнокорейскими бизнесменами, с которыми тогда работал, и предложил им встретиться, чтобы обсудит перспективное дело.

Встреча, по рассказу Егора, состоялась в тот же день. Корейцы оказались ребята жуковатые — хоть и поняли сразу, кто им сделал деловое предложение (да как и не понять, если тебе устраивают экскурсию на Марс), но уточняли до самых мелочей, что они получат в Свободных Мирах Армарры, по нескольку раз перечитывали распечатанный для них стандартный вариант рабочего контракта и пересматривали голофильмы, которые должны были создать общее впечатление о государстве, куда их зовут. Приняв в целом условия, они, тем не менее потребовали, чтобы кого-то из них отвезли в Армарру, где бы они смогли сами убедиться во всём собственными глазами.

— С моей стороны это был риск, но я дал на это добро. — вспоминал Егор. — Трое южнокорейских бизнесменов отправились на ознакомление в Армарру, а вернулись обратно лишь через два месяца. Всё это время работа по этому направлению фактически стояла. Но зато, как только они вернулись, вопросов с набором переселенцев в Армарру у нас больше не возникал.

Как следовало из рассказа Егора, эти трое подтвердили остальным своим коллегам, что увидели они всё то, что было обещано и даже больше. И вообще, вернулись они обратно на Землю лишь затем, чтобы отчитаться о поездке перед своими деловыми партнёрами, и забрать с собой в Армарру свои семьи. А заодно и вообще всю родню, какую смогут.

— Самое интересное, что в число родни, которую они теперь сами агитировали на переезд, попали корейцы, жившие на Сахалине. — продолжал рассказ Егор. — Они до сих пор помнили о своих родственниках, что жили в Корее, а последние десятилетия, когда это стало возможно, поддерживали с ними связь. Мы предложили сахалинским корейцам перебраться в Гардарру, но в подавляющем большинстве все они отказались. Правда, извинились, мол, не хотели никого обидеть своим отказом, но ехать они решили в Армарру, чтобы наконец жить рядом с роднёй. Родная кровь, какие обиды?…

Так же в Армарру уехали многие корейцы с Дальнего Востока и Средней Азии. Но, как оказалось, и этим не ограничилось. Уже из Армарры обустроившиеся на месте корейцы стали отправлять в Гардарру просьбы — забрать их родню, с которой они оказались разлучены с 1953 года. Егор, конечно, читал все послания, но выполнять их не особо спешил — пока и так хватало колонистов, и список желающих эмигрировать в «космические Штаты» был постоянно заполнен на пять-семь транспортов вперёд. И это при том, что именно для перевозки людей в Армарру осуществляли 30 транспортов из выделенных на всё про всё ста. Сообщения из Армарры с просьбами вывезти их родственников, прозябающих в КНДР, приходили с упорным постоянством, но занялся решением этого вопроса Егор после того, как прочёл послание от подростка, уехавшего в Армарру с родителями.

— Понимаешь, Александр… В том послании не было никакой просьбы — лишь история одной большой семьи, разлучённой многие десятилетия назад. — Егор примолк на мгновение. — Наверное, это меня и тронуло.

* * *

Во время Корейской войны прадед мальчика, сам, будучи ещё подростком, отправился на заработки в город. Отец умер, матери было тяжело тянуть четырёх детей, и подросток решил, что в Сеуле он сможет хоть немного заработать денег, что позволит их семье пережить зиму. Война внесла свои коррективы. Вначале коммунисты лавиной прокатились до самого Пусана, потом американцы прогнали «комми» вплоть до китайской границы, потом гнали на юг самих американцев. А потом, после заключения перемирия, возникла граница, разделившая на десятилетия один народ. Так прадед мальчика остался в Сеуле, а его мать с двумя сёстрами и братом — в деревне, оказавшейся в КНДР. Впоследствии были временные послабления, и многие жители Южной Кореи смогли даже узнать, кто из их родни по другую сторону границы жив, некоторые даже смогли с ними увидеться. Многие, но далеко не все.

Северная Корея, чтобы ни вещали коммунистические пропагандисты о победе коммунизма в отдельно взятой стране и построенном там бесклассовом обществе всеобщего процветания и благоденствия, является как раз обществом, где люди делятся на классы, принадлежность к которому жёстко определяется по сути феодальной системой социальной классификации «сонбун». Их всего три.

«Стержневой класс», представителями которого является местная коммунистическая номенклатура. Всего один процент населения, для которых «мечты сбылись».

«Неустойчивый класс» — это три четверти населения КНДР. Жители, в чьей лояльности в случае чрезвычайных ситуаций властьимущие не уверены.

И третий класс — «враждебный». Это потомки интеллигенции, священнослужителей или просто зажиточных людей. «Враждебными» являются те, чьи родственники живут в Южной Корее. Любой, пытавшийся бежать из страны, так же навечно получает клеймо «враждебного». Но не только они. Попасть во «враждебный класс» легко — достаточно повздорить с любым партфункционером, или просто высказать недовольство. Но есть и самый простой способ — для этого достаточно родиться в семье «врагов народа». Вот так, только появился человек на свет — а уже враг государства. «Враждебные» живут изолированно в трудовых лагерях, заняты на самых тяжёлых и опасных работах и лишены даже тех мизерных прав, что есть у большей части северокорейцев. Стоит ли говорить, что северокорейская родня того мальчика, как и родственники, за которых так настойчиво просили уехавшие в Армарру южнокорейцы, были как раз теми самыми «врагами народа»?

По словам Егора, пришлось провести целую спецоперацию, в ходе которой из нескольких трудовых лагерей были вызволены несколько десятков семей «враждебных». Дело оказалось невероятно хлопотным — после того, как семьи были попросту похищены, пришлось затратить немало сил, чтобы убедить людей — их вывезли по просьбе их родственников с Юга, и им теперь ничего не угрожает.

— А мне потом от того мальчика снова пришло послание. — улыбнулся Егор. — Слова благодарности, и голограмма всей их большой корейской семьи. Теперь воссоединённой.

* * *

— Вот с подбором кандидатов для Конфедерации Делус оказалось гораздо проще. — продолжал рассказывать Егор. — Туда набирали немцев, что уехали в Германию по программе репатриации из Казахстана и Средней Азии. Сложности возникли уже в самом Делусе…

— Сложности? — удивился Сашка. — И чем их немцы-то не устроили?

— Как раз наоборот, очень даже устроили! И работящие, и законопослушные, и интеллект достойный… Но ты не забывай, Делус — это именно конфедерация из 12-ти протекторатов. А немцев мы доставляли только в Протекторат Орднун. Вот остальные и возмутились, мол, давайте и к нам направляйте переселенцев!

История, по словам Егора, напоминала комедийный детектив. Пока одни Протекторы сотрясали воздух в Таге, требуя равенства и справедливости, Протекторы Дакки и Панноны, тихо и не пыля, просто напрямую обратились к гардаррскому руководству с просьбой обеспечить их перспективными колонистами. И им пошли навстречу.

Для протектората Паннона начался поиск кандидатов среди венгров. Здесь помогли закарпатские венгры и русины — все как один они уже имели венгерские паспорта, и имели в одно место обрыдшее гражданство «территории 404», с которой искренне и от всей души хотели распрощаться раз и навсегда. Через них же были установлены контакты с венграми собственно в Венгрии, Словакии, а так же в сербской Воеводине и румынской Трансильвании. Узнав, для чего вербовщикам нужны контакты среди венгров, русины сами вызвались эмигрировать, убеждая, что они ничем не хуже. Егор, по его словам, не возражал — что ни говори, но хоть и хорошие они ребята, а всё равно — «австро-венгры» они и есть «австро-венгры», и нечего им делать в Гардарре. Так или иначе, но вывоз людей из этих регионов с каждым днём набирал обороты.

Но больше всего переселенцев в Конфедерацию Делус сейчас отправлялось — Сашка даже вначале не поверил — из Африки! Оказывается, во время поисков в Венгрии вербовщики вышли на контакт с африканерами — потомками голландских колонистов, что перебрались в 17-м веке в Южную Африку. Лидеры африканеров прибыли в Будапешт в поисках места для переселения, и вели долгие и по большей части бесплодные переговоры с правительством Венгрии.

— А что же они в Венгрию поехали? — африканеры в Венгрии не укладывались у Сашки «в шаблон». — Почему не в Нидерланды?

— Были они уже в Нидерландах. — вздохнул Егор. — В ЮАР, после отмены апартеида, чёрные расисты ведут настоящий геноцид белого меньшинства. Фермеров семьями вырезают чуть ли не каждый день. Толерантная западная пресса, естественно, никогда об этом не сообщает. А после того, как убили Эжена Тербланша, последнего лидера африканеров и борца за права угнетаемого белого меньшинства, тем стало ясно — надо валить. Вначале, по наивности своей, они и отправились в Нидерланды, на землю предков. То, что их там примут, ни у кого и сомнений не возникало. Куда там! Власти Нидерландов ясно дали им понять — белые в Европе не нужны. Будь они негры, арабы, или, хотя бы, в крайнем случае, азиаты — никаких вопросов, приняли бы в лучшем виде. А раз белые — «давайдосвиданья!». По слухам, вроде венгры были как бы не против принять их у себя, вот они и поехали зондировать почву. Да только венгры готовы принять оттуда переселенцев с капиталами. А откуда капиталы возьмутся, если свои фермы они никому не смогут продать? Поэтому наше предложение африканеры восприняли как дар небес.

Уже год как 10 транспортов из 20-ти, выделенных под перевозку переселенцев в Конфедерацию Делус, увозили из ЮАР новых жителей в Протекторат Жюв.

— Да, натерпелись они там. — задумался Сашка. — Их на Раэлии точно бы с радостью приняли… А с другими Протекторатами как? Куда ещё людей везут?

— Только в протекторат Дакка. Но тут так же не пришлось вести долгие поиски. В Молдове мы провели большую работу, многие молдаване захотели уехать в Гардарру. Многие, но далеко не большинство. А сейчас это самое большинство мы теперь вывозим в Делус.

* * *

В Аратту, как следовало из дальнейшего рассказа, вывозили зороастрейцев. Жили они в основном в Иране, жили довольно закрыто, и чужакам, тем более иностранцам, договориться с ними о чём-либо было сложно. Но опять помощь пришла от тех, кто уезжал в Содружество. Теперь помогли двое немцев, из тех, кто согласились на переезд в Делус. Среди их знакомых были иранцы, что бежали из Ирана после Исламской революции и осели в Германии. Многие из них, уже там, в Германии, разочаровались в исламе и вернулись к религии предков. Именно через них и вышли на контакт с общинами, жившими в иранском Йазде. Большая часть иранских зороастрейцев приняла решение улететь туда, где живут их единоверцы, разделяющие их идеалы — «Мыслить добро, говорить добро, творить добро». Но соглашались уехать не все. Уезжали простые адепты — а вот духовные лидеры оставались. Как сами они это объясняли, в надежде, что найдутся ещё среди заблудших душ те, кто прозреет и вернётся к вере славных предков.

А вот от живущих в Индии парсов, чьи предки бежали туда из Персии после арабского нашествия, отказались сами араттцы. Не видели они «своих» в злобных и крикливых членах маленькой закрытой секты, опекаемой англичанами.

* * *

С подбором переселенцев в Ракшас сложности возникли немалые. Самым большим разочарованием для вербовщиков оказалось абсолютно равнодушное отношение индусов к возможности кардинально изменить свою жизнь. Вербовщики общались с представителями различных каст брахманов, но никто не выразил желания что-то предпринять для помощи соплеменникам. Первоначально планировалось сделать ставку на джайнов — эти «травоядные» люди, из тех, для кого выражение «и мухи не обидят» было не просто аллегорическим их описанием, но непосредственным законом их жизни, казались самыми идеальными колонистами для Ракшаса. Но вот беда — джайны внимательно и с уважением выслушивали вербовщиков, после чего, с лёгкой загадочной улыбкой вежливо отказывались. По-своему Сашка их понимал. Не зря говорится, что «от добра добра не ищут». Вот и джайны неплохо жили в Индии, являясь самой образованной и самой богатой общиной этой страны. Тогда вербовщики пошли от обратного — стали искать тех, кто недоволен существующей жизнью. И такие нашлись, правда, не в Индии, а в соседней Шри-Ланке — тамилы, чьё движение за независимось, хоть и было подавлено властями страны, но так и не угасло. Контактировать с уцелевшими «Тиграми» вербовщики не стали (слишком замаранным был «послужной список» этого движения), а вышли на представителей местной интеллигенции. И первые же контакты оказались успешными — те согласились покинуть Землю в обмен на то, что им на новой планете будет представлена культурная автономия. Впрочем, сейчас Ракшас заселял возвращённую систему Дейр-Маскат, и свободного места на ней хватало.

* * *

— А в Хакдан кого отправляют? — Сашка не забывал, что поступления отчислений за переселенцев из Ордена не уступали отчислениям из Конфедерации Делус.

— Там тоже всё интересно. Первоначально туда поехали кубинцы, перуанцы и эквадорцы. Почему они? Да они учились в Москве, с ними и получилось сразу договорится. Они же помогли установить контакты с боливийцами.

— Перуанцы? Эквадорцы? Боливийцы? — переспросил Сашка. В договоре, подписанном почти два года назад, и слова не было про упомянутые Егором страны.

— Да. — продолжал тот. — Причём если кубинцы просто трудоустраивались по всем хакданским системам (что интересно — стараясь выбрать профессию медика), перуанцы и боливийцы попали под программу защиты культуры малых народов, и были отправлены на Рилат.

По своему статусу одноимённая планета в системе Рилат была хакданским аналогом Тулуса, физически являясь Тулусу полной противоположностью — это была планета, представлявшая из себя сплошной «Карибский бассейн». Среди жителей Рилата псионы попадались чаще, чем среди жителей остальных систем Хакдана. Сами же рилатцы, добродушные здоровяки, в прибывших с Земли «инках» найдут, вне сомнений, родственные души.

— А вот с филиппинцами только-только наладили контакты. — Егор развёл руками.

— Долго вы что-то… — Алексей допил чай и поставил чашку на стол.

— Долго. — согласился Егор. — Но лишь потому, что нашли ещё один «кадровый резерв». Абсолютно случайно. И где!

* * *

И снова «шкатулкой с сюрпризами» оказалась Индия, а «кадровым резервом» — сикхи.

Ещё когда шла работа по поиску желающих перебраться в Ракшас, нашёлся один индиец, всерьёз заинтересовавшийся такой возможностью. Уроженца Пенджаба заинтересовали и космос, и космические корабли, но вот лететь в «страну, поклоняющуюся слоникам» ему почему-то не захотелось.

— Мы тогда так же пошли на нарушение протокола, — признался Егор. — Взяли и показали ему рекламные ролики по другим государствам Содружества. И что ты думаешь? Просмотрев несколько рекламных фильмов, он твёрдо заявил, что хотел бы жить в Хакданском Ордене. Правда, после этого подобные просмотры пришлось делать вначале для его родственников, потом — для их гуру. Те, кстати, даже пообещали содействовать переезду своих единоверцев в Хакдан.

— А сами хакданцы как восприняли таких переселенцев?

— Если честно, то мы тоже не были уверены, что сикхов там примут. Но зря волновались, приняли всех без вопросов. Более того, из Канцелярии Магистра Ордена пришло письмо с просьбой увеличить число колонистов именно из сикхов.

Ларчик просто открывался — по прибытии в Хакдан почти все мужчины-сикхи изъявили желание пойти служить в армию. Лишь настояли разрешить им не брить волосы и носить свой ритуальный нож. Хакданцы и не возражали.

* * *

С набором колонистов для Оширского Директората и Корпоратократии Синто трудностей не возникло.

В Корпоратократию Синто подбирали китайцев, живших на Тайване. Как, собственно, и просили синтонцы. Они смогут легко прижиться в Синто — ведь по количеству на душу населения корпораций, фирм и маленьких фирмочек Тайвань уже давно держит пальму первенства.

А в Оширский Директорат ехали вьетнамцы.

— Ох, засиделись мы… — Сашка только сейчас заметил, что за окнами уже поздняя ночь.

— Да, пора домой. — Егор поднялся из кресла.

Уже когда они вышли из кабинета в приёмную, Сашке пришла в голову мысль.

— Егор… А как же… — Он не знал, как точно сформулировать возникший в голове вопрос. — Ну, вьетнамцы… А тут — вера в Священного Урша?

— Без проблем, — Егор даже ухом не повёл. — Они десятилетиями могли верить в коммунизм и прочий марксистский бред. Так что и в «крысу с мешком» поверят, и не сомневайся.

Глава 5

— … освоение средств, выделенных на прокладку магистрали и линии монорельса идёт чётко по графику, уже к концу года поселения Ирбит и Холмогоры будут включены в общую транспортную сеть континента. — закончил свой доклад Сашка. — Вопросы?

Вопросы от аудитории полились рекой. Ввести дополнительный налог на гравы? Сашка был против. Развернуть дополнительные временные модули в ряде мегаполисов, куда сейчас интенсивно прибывали земляне? Нужно, будем решать…

— Губернатор! — поднялся с места один из депутатов. — Василий. Я представляю сельский округ. Мои избиратели фермеры, живущие в посёлках численностью в несколько сотен человек. Уже который раз вы спускаете на тормозах работы по улучшению медицинского обслуживания в этих посёлках!

— Данные работы были заложены в среднесрочный план развития метрополии, но источник их финансирования там не прописан. — Сашка чуть не скривился. Василий на каждом отчётном собрании поднимал этот набивший оскомину вопрос. — Так что их проведение возможно лишь при появлении дополнительных средств в бюджете. Да что я это говорю, вы же сами всё знаете??

— Но мои избиратели нуждаются в организации дополнительных медцентров! И медцентры в их посёлках — это необходимость, а не прихоть! Им некоторым лететь до ближайшего мегаполиса минут сорок! А в посёлках у них — по нескольку сотен человек.

Сашка устало оглядел аудиторию. Одни слушали его. Другие жарко спорили друг с другом. Этих, к сожалению, сейчас было большинство. Вот и приехал, называется, на ежеквартальный отчёт в «Законодательное Собрание федеральной метрополии Аркам».

— Я и так пытаюсь найти дополнительные источники финансирования. Думаете, это просто? — сейчас он говорил спокойно, но чувствовал, что начинает выбешиваться. Ну сколько же можно? Каждый раз одно и то же. — Не на что пока содержать медцентры в каждом малом посёлке! К тому же не надо тут представлять их жителей как полностью лишённых квалифицированной медицинской помощи. Медпункты, оснащённые десятком медкапсул, есть в каждом из них. Не самых старых медкапсул, скажу вам. И один специалист как минимум в каждом посёлке тоже есть. Тем более, что полный спектр услуг они всегда могут получить в любом мегаполисе Аркама, и вы это так же прекрасно знаете. Будет лучше с финансами — решим и этот вопрос. Но пока — мой ответ — НЕТ!

— Вы отказываетесь от решения этого вопроса? — Василий всё не мог угомониться.

— Чем пустозвонить, лучше бы подумали, как помочь нашим гражданам больше зарабатывать. — Сашка поставил точку в этом диалоге. — А они сами решат, что им важнее.

— Губернатор, вы забываетесь! — встала с места суровая дама. Обычно она молчала, но если ввязывалась в спор, то без скандала не обходилось. — Мы пригласили Вас сюда не на чаепитие, а для решения вопросов, что улучшат жизнь нашим гражданам. И если считаете, что мы здесь просто пустозвоним, то зачем тогда вы сам участвуете в этом балагане?

— Вот и сам не знаю! — И Сашку всё-таки прорвало. — Почему я, губернатор, должен выяснять, какие сорта рыбы лучше будут раскупаться Са-Крахх? Или какая порода кошек больше понравилась аграфам? Да потому что вы ничего не хотите делать! Балаболы!!!

— Вон!!! — раздался рёв толпы. Орали абсолютно все депутаты.

Из здания «Законодательного Собрания метрополии» Сашка вылетел злой как чёрт.

— Куда едем, шеф? — пришёл вызов от Реиса, начальника смены, когда он уже садился в ожидавший его грав. — Домой?

— Нет. Едем в научный центр. Предупреди там Траяна. — Сашка с усилием заставил себя прийти в норму. И, выдержав паузу в несколько секунд, добавил. — Хоть там нормально с людьми можно поговорить.

* * *

Контактов со своими коллегами по предыдущей работе Сашка не терял. Он сам регулярно бывал в научном центре, когда возникала необходимость посоветоваться с Мудрецом. Иногда из научного центра к нему приезжал Идан, доставляя под охраной кейс, в котором, как правило, находились информкристаллы Предшествующих, что продолжали находить и привозить на Аркам поисковики со всего Содружества. Ну а поскольку Лораниэль так и продолжала работать в мэрии Синташты, то и с Велибором они регулярно общались — его жена Неда так и продолжала работать мэром города.

С Войданом они периодически выбирались на рыбалку, вот только случалось это не часто — как и у Сашки, у Войдана свободного времени почти что не было.

Но была и ещё одна причина его визитов в научный центр — Сашка изучал базы 4-го цикла обучения, найденные им на военной базе Предшествующих во время поисков в системах негуманоидов. Сами базы знаний Малыш перевёл, после того, как Сашка получил отметку о присвоении офицерского звания Сварги, а вот практические занятия снова проходили на тренажёре «Акария», остававшемся на территории научного центра.

Вроде и необходимости в их изучении пока не предвиделось, но Сашка подошёл к процессу обучения со всей серьёзностью — ведь получаемые знания помогали ему в его нынешней работе. И причиной этому была сама тематика 4-го цикла обучения — идеологическая подготовка, вредоносные идеи и методы противодействия им.

Теперь Сашка понимал, почему допуск на Боевую станция Предшествующих, что висела на орбите Земли, ограничивался лишь теми офицерами, кто прошёл данную подготовку. Боевая Станция стояла на орбите Земли не просто так — она охраняла, и даже не столько тех политзаключённых, что были сосланы на Землю, сколько, в понимании правящей верхушки Сварги, само население Сварги от тех идей, что могли попасть туда с Земли. С одной стороны, Боевая станция закрывала доступ к планете для любых кораблей, на которых сочувствующие заключённым могли их вывезти. Но в то же время для поддержания контроля персоналу станции приходилось контактировать с заключёнными. И здесь была другая опасность — что кто-то из офицеров Боевой станции разделит идеи тех, кого он должен охранять. Вот поэтому все офицеры должны были пройти полный курс и сдать экзамен, что давало бы властям Сварги гарантию их благонадёжности.

* * *

Изменился и сам порядок обучения. Базы 4-го цикла нельзя было поставить на изучение полностью. Каждая база была разбита на «главы», которым соответствовало своё практическое занятие на «Акарии». Изучил «главу»? Проходи практическое занятие на тренажёре. Лишь после этого ты получал возможность изучать следующую «главу». И так по каждой дисциплине.

По первым прикидкам 4-й цикл получалось пройти в лучшем случае за три года. Вот только с учётом того, что учился он теперь с урывками, «без отрыва от производства», это обучение могло растянуться и на пять лет, и на шесть. И то, неизвестно было, что из себя представляет экзаменационное задание, но Сашка пока и не задумывался над этим.

Зато многие события стали раскрываться перед ним в другом ракурсе. Сам он теперь старался регулярно просматривать, хоть мельком, новости, выдаваемые СМИ различных государств Содружества.

* * *

Вот в некоторых СМИ Делуса дружно разродились серией статей и репортажей о бедственном положении несчастных женщин, в одиночку воспитывающих детей. Выводы, к которым подталкивали обывателя, были просты — эти женщины должны получать достойное финансирование, чтобы смогли обеспечить всех своих детей до их совершеннолетия.

Ну-ну. Вначале для такого финансирования повысят налоги, отобрав их равномерно по сути дела у всех жителей Делуса. Затем со временем женщины в Конфедерации обнаружат, что совсем не обязательно работать, стремиться к замужеству и поддержанию крепкой семьи — можно вообще не работать и рожать детей от кого угодно. Чем больше родит — тем больше дотаций от государства получит. Потирали руки в предвкушении нового денежного потока чиновники — ведь эти деньги будут распределяться через них. А там — кто знает — может и для себя что-либо получится урвать.

Да, в Гардарре, к счастью, такого быть не может. Нет, подобные дотации и выплаты были — но далеко не всем. Женщина, оставшаяся с детьми, могла рассчитывать на поддержку государства лишь в случае, если отец её детей погиб во время службы, и при этом был её мужем. Если они на момент его гибели были в разводе — никаких выплат она не получала. Жестоко? Да — для конкретной семьи. Но это гуманно для общества в целом. И, надо сказать, процент разводов в Гардарре был одним из самых низких в Содружестве — ниже было лишь полное отсутствие такового в Ракшасе и бывшем Галифате, закреплённое в первом — традицией, а во втором — законом.

А кто же это так озаботился о несчастных женщинах Делуса? Мудрец, проанализировав информацию об акционерах упомянутых СМИ и пройдя по ниточкам запутанных связей «перекрёстного опыления», выдал однозначный вердикт — их настоящие владельцы сидят в Объединённом Королевстве Галанте.

* * *

А вот конфликтная ситуация в системе Каппадия, что отошла Хакданскому Ордену.

По договору с Эн-Маанским Королевством с планеты продолжался вывоз с планеты галифатцев. Несмотря на «помощь», оказываемую Чакой Первым, на планете оставалось ещё немало галифатцев, и теми темпами, что шёл вывоз, последний галифатец должен был покинуть систему лишь через пять лет. А пока галифатцы жили на планете, и даже умудрялись наглеть и качать права. Недавно в одном поселении галифатцы напали на хакданца, что переехал недавно на новое место жительства. В результате полученных побоев хакданец скончался.

Известие об этом всколыхнуло население планеты — по всей планете начались стихийные погромы поселений галифатцев. Их масштабы были таковы, что для наведения правопорядка пришлось срочно задействовать военных из ближайших гарнизонов.

В поселении, где было совершено убийство, военные быстро разняли противоборствующие стороны и уже собирались провести аресты причастных к убийству, как от галифатцев к ним подошли «аксакалы» с требованием не арестовывать их соплеменников. Мол, они сами их накажут. И вот тут произошло то, что мало кто ожидал. Командир хакданцев вначале охренел от такого заявления — но уже через мгновение от дал отмашку своим бойцам. На галифатцев набросились не только жаждущие их крови хакданцы из обывателей, но и те силы правопорядка, которые по идее должны были разнять стороны конфликта. Буквально в течение часа все галифатцы в этом поселении были убиты самым мучительным образом. Ландмарк военного округа, в чье подчинение входили силы, расквартированные на Каппадии, так же оперативно отреагировал на произошедшее — он объявил, что командир подразделения не будет наказан, более того, ему досрочно присваивается следующее звание. А оставшимся в живых галифатцам он выставил ультиматум — покинуть планету в течение суток, после чего их безопасность никто не гарантирует.

Хакданские СМИ вообще не уделили внимания этому событию. Но исключением были два голо-канала. По ним начали показывать воющих на публику галифаток, трясущих своими грязными чумазыми детьми, их сменяли какие-то политолухи, пугающие жителей Ордена «международной реакцией на это преступление», затем выступали какие-то неврастеники, нудевшие о «слезинке ребёнка». Хакданцам навязывали чувство вины…

Куда там! Эти два информационных канала сразу подверглись обструкции и бойкоту со стороны рядового населения Ордена, а сами действия властей были ими полностью поддержаны. Видимо, скоро эти голо-каналы придётся закрывать из-за нулевого рейтинга.

Собственники этих двух информационных каналов, как раскопал Мудрец, оказались в Армарре. В самих Свободных Мирах СМИ так же подняли настоящую бурю, представляя хакданцев кровавыми маньяками. Но — странное дело! — предложение Магистра Правителю Армарры принять всех галифатцев у себя, в Свободных Мирах, так и осталось без ответа.

Молодцы хакданцы. Ведь суд — это одна из ветвей власти. И если приехавшие на вашу землю чужаки заявляют, что нарушившего закон соплеменника они не отдадут на суд властям, а «сами накажут», то они не просто не уважают власть той страны, где они оказались — они считают властью самих себя. И никакие это тогда не «беженцы» и не «гости» — это оккупанты. Тот хакданский командир инстинктивно понял, как правильно поступить с оккупантами — он их уничтожил.

* * *

Пока грав вёз его в научный центр, Сашка смотрел новый популярный информационный канал Мерсии. В Объединённом Королевстве, как выяснилось, тоже не всё так гладко.

«Это что такое?» — возмущался один из аграфов во время теледебатов. — «Эти предатели с Тартана взяли, бросили здесь всё и уехали к гардаррским дикарям. Пусть валят отсюда хоть все! Но почему их собственность одним дают, а другим нет?»

«Ну как же…» — пытался вразумить лидера недавно возникшего, но быстро набирающего популярность общественного движения ведущий программы. — «Вымороченные марки передают тем, кто отличился на службе Короне…»

«Вот!» — распалялся ушастый. — «А кто передаёт?! Неужели Её Величество, долгих Ей лет здравия, так обошлась бы со своими подданными? Чиновники, харши продажные! Вот кто распределял! А как они распределяли? Себе, да своим!.. Несправедлииииво!»

«Но всё было не так!» — ведущий пытался удержать дебаты в рамках приличия. — «Конгресс собрали, и представители аристократии решили, кто из их числа достоин… К тому же те тартанцы, что сбежали в Гардарру, уже получили гардаррское гражданство, и если с марками вопрос решён, то в отношении собственности идут судебные тяжбы, так что пока ничего окончательно не решено…»

«Да что вы нам тут рассказываете?!» — рубил правду-матку этот аграф. — «Конгресс, гардаррцы какие-то… А я вам сразу скажу, что нужно сделать. Нужно отнять — и поделить! Всем поровну!»

Сашка с трудом сдержался, чтобы не захохотать. Эх, если бы это мог увидеть Филипп Филиппович! Но уже через мгновение желание смеяться испарилось — в этот момент крупным планом показали лицо «эльфийского Шарикова». И это лицо Сашке было знакомо. Вот оно что…

Ещё бы, ведь почти два года назад он лично перенёс в это тело аграфа сознание одного из гардаррских разведчиков. А тот неплохо вжился в роль — вон как «топит» за всеобщее равенство и социальную справедливость. Значит, скоро в Галанте подтянутся и остальные…

Здесь можно и не выяснять, кто является конечным владельцем этого информационного канала. И так всё было понятно.

Глава 6

В научном центре его уже ждали.

— Нам снова оказана честь. — как всегда незлобно ёрничал Траян. — Сам губернатор Аш удостоил нас своим визитом!

— Да иди ты! — буркнул Сашка, проходя в его кабинет и располагаясь в кресле.

— Это ты из-за сегодняшних дебатов в Законодательном Собрании? — Траян закрыл дверь и уселся напротив него. — Ну и что такого? Поорут, как всегда. Потом прикинут, сколько финансов есть в наличии, да снова побегут к тебе с извинениями. Впервые что ли?

— Прибегут, знаю. — устало произнёс Сашка. — Но как же это всё достало… А может, плюнуть на всё и вернуться к вам? Снова будем по галактике шастать, артефакты искать?..

— Ой, не дави на рану… — Траян сейчас словно целый лимон съел. — Думаешь, я хоть раз после нашего возвращения куда-нибудь выбирался? Так и прозябаю здесь… Рутина уже заела. Идан тоже, нет-нет, да и вспоминает в разговоре — то как мы в контейнере с Аксумы выбирались, то как пиявок на Лорбонце ловили…

Траян тихо захихикал.

— Словно мы положенную нам при жизни норму на приключения всю выбрали. — отсмеявшись, он как-то грустно посмотрел на Сашку. — Так что, давай учись, офицер Аш, старшим офицером станешь. Глядишь, и нас возьмешь посмотреть, что там, внутри Боевой станции Предшествующих.

* * *

— Сегодня неудача. — без эмоций выдал Сашка, когда зашёл в кабинет к Велибору.

Тот ничего не спрашивал — и так всё видел, лично наблюдая за его тренировкой, лишь молча указал на свободное кресло за его столом.

— Ничего. — Велибор как всегда был спокоен и непробиваем. — Отрицательный результат — тоже результат. Наши специалисты рассмотрят запись симуляции и выскажут свои соображения, где ты совершил ошибки. Не впервой.

— Снова пересдача? — в кабинет зашёл Траян. — Бывает.

— Ох… Да сегодня целый день такой. — Сашка тяжёло вздохнул. — С утра не задалось. Вначале с банкирами. Упёрлись рогом как бараны и ни в какую не соглашались снизить ставку кредита. Послал я их. В общем, либо теперь искать внешние займы, либо… Не знаю. Хоть в пираты иди, чтобы добыть кредиты. Затем — встреча с делегацией бизнесменов из Скон-Тара. Считай, на халяву волчар прокатили до Аркама, напоили накормили и билеты обратно оплатили. А от них хоть бы слово благодарности. Потом… да вы сами видели по «голо», как прошла милая беседа с нашими народными избранниками. И в завершение тренировку на «Акарии» ко всему завалил… Тьфу!

Траян с сочувствием посмотрел на него.

— Ехал бы ты домой, Аш. И так замордованный, по тебе видно. В конце концов, и так столько на себе тянешь…

— Нет. — Сашка встал и направился в выходу из кабинета. — С Мудрецом ещё не говорил. А тогда — действительно домой поеду.

* * *

«Приветствую, Создатель Аш!» — мысль Мудреца отдавала какой-то теплотой. — «И ты, здравствуй, маленький родственник!»

«И я тебя приветствую, Мудрец!» — откликнулся Малыш.

«У меня сегодня неудача. Банкиры отказались выделять кредиты на приемлемых для нас условиях» — мысли Сашки были полностью лишены всяких эмоций. Сегодняшний день их просто полностью «высосал».

«Плохо» — выдал Мудрец. — «Но поправимо. Вероятность, что сегодня будет принято решение о выделении кредита, была 47 %. Рекомендую отложить вопрос о выделении кредита на два месяца. Вероятность выше 85 %, что через пять недель банкиры сами к тебе обратятся с предложением кредита с устраивающей нас процентной ставкой».

Сашка даже выдохнул облегчённо. Как-никак, но первое хорошее известие за сегодня.

«С делегацией Скон-Таров так же не удалось ни о чём договориться. Товары с Земли их абсолютно не заинтересовали» — продолжал он монотонно делиться сегодняшними невзгодами. — «Да что там! Попробовали на вкус, и дружно как по команде выплюнули. Когда им раздали подарки перед отлётом, то никто к ним и не прикоснулся. Хорошо ещё, что милостиво согласились взять с собой приготовленный для них контейнер. Попрощались с ними — они только фыркнули дружно. Вот так. Ни здрасьте, ни досвиданья».

Скон-Тары, напоминавшие прямоходящих матёрых волчар почти под два метра ростом, прибыли на Аркам по его личному приглашению, которое состоялось именно по настоянию Мудреца. И вот такой облом.

«Оценка психотипа представителей цивилизации Скон-Тар, которую я провёл, говорит, что вероятность заключения любого договора на первой встрече менее 1 %» — спокойно размышлял Мудрец. — «Но сама эта встреча была необходима. Я не стал тебе это говорить, чтобы твоё поведение было более естественным. Структура их общества — родовая, с полным подчинением патриарху рода. Естественно, что напоказ никто из членов рода не пойдёт наперекор мнению патриарха. Полная гарантия — выплюнул один, а остальные выплюнули следом за ним. Так?»

Сашка задумался. Действительно, несмотря на то, что формально делегацию возглавлял крупный Скон-Тар «в самом расцвете сил», реакция неприметного старого волчары, всегда старавшегося держаться с краю всей делегации, была немного раньше, чем у остальных Скон-Таров.

«Да, ты правильно всё понял» — продолжал размышлять Мудрец. — «Именно он и является патриархом рода. А официальный глава делегации — его старший сын. И не суди сразу по их показной реакции. По моим оценкам через два месяца тебе поступят первые предложения на поставку товара. Нужно будет отказать им».

* * *

Торговля с мирами негуманоидов была существенной статьёй пополнения бюджета Аркама. Причём наведением контактов с различными негуманоидами Сашка занялся именно с подачи Мудреца. Началось всё с того, что во время одной из бесед с Мудрецом он, смеясь, рассказал, как при подготовке экспедиции по поиску артефактов в мирах Печембу, Са-Крахх и М'Зинов выбирал наугад товары, и что из этого вышло. А вот Мудрец воспринял этот рассказ абсолютно серьёзно. Во время следующего разговора он предложил Сашке отправить его знакомому Печембу, Шус’Фаралу — бочонок земного мёда. Печембу так же продолжали грызть кабели земного производства, но мёд произвёл там настоящий фурор. При этом, как выяснилось, ни один пищевой синтезатор не мог повторить его состав. Теперь Шус’Фарал был официальным и единственным дистрибьютером по продаже мёда во всех мирах Печембу, а на Аркаме немало фермеров, занявшихся пчеловодством, получали дополнительный доход.

Мудрец после этого выдал целый список товаров с Земли, с указанием, кому из негуманоидов что предлагать — и во всех случаях оказался прав.

Легко можно было предположить, что земные тропические фрукты понравятся обезьянкам Ашанти, а различные разновидности земных рыб будут благосклонно приняты черепашками Са-Крахх. Уже не так очевидным было то, что прямоходящие «кузнечики» Иллиминари оценят вкус обычного земного берёзового сока, а ящеры Аш-Камази будут обгрызать до последнего зёрнышка початки варёной кукурузы. Совсем не укладывалось в голове, что Кррра’Ффы, напоминавшие передвигавшихся на двух толстых коротких лапках жирных жаб, будут с объедением наворачивать обычную квашеную капусту.

* * *

Но полностью рвали шаблон тохайцы. Эти создания, напоминавшие гиен с окраской «под далматина», стали покупателями главной земной отравы 20-го века — «Кока-колы» и «Пепси-колы». Регулярно получая отчёты об отчислениях в бюджет Аркама с продажи этого пойла на Тохай, Сашка не переставал удивляться изощрённой логике Мудреца.

Дело в том, что философия тохайцев базировалась на культе смерти, и каждый уважающий себя «гиен» должен был завершить свое пребывание в этом мире смертью жестокой и мучительной, при этом добровольно и осознанно. Способы ухода из этого бренного мира были у тохайцев тщательно классифицированы. Смерть от старости считалась уделом низших, при этом потомство такого «гиена» несло на себе печать «ущербных». Чем выше статус «гиена» был в иерархии тохайцев, тем изощрённей и показательней должна была быть его смерть. Иначе никак — в противном случае его потомков просто зачморят конкуренты, скинув их с местного «Олимпа».

Этого не знали те бизнесмены, что по Сашкиной рекомендации (полученной им в свою очередь от Мудреца) направились с Аркама на Тохай в целях продвижения товаров с Земли в мирах негуманоидов. Сами тохайцы не могли покидать свой мир из-за того, что не переносили гипер, поэтому визиты к ним представителей других рас были делом обыденным. Тохайцы приняли их в самом лучшем виде (насколько это вообще можно было применить к «гиенам», отличавшимся невероятной подозрительностью). Гостей вместе с доставленным ими контейнером, заполненным рекламными образцами, сразу доставили на планету и отвезли в ближайший мегаполис, где в самом крупном торговом центре уже собрались толпы местных, страждущие халявы. Речь, в которой расписывались достоинства экзотического товара, была краткой, после чего сразу перешли собственно к дегустации. Почётное право первому продегустировать вкус напитков было торжественно предоставлено старому «гиену», являвшемуся единоличным хозяином этого торгового центра.

Можно представить себе ужас людей, когда старый «гиен» на виду у нескольких сотен своих соплеменников высосал всё содержимое алюминиевой баночки с красно-белой раскраской, облизался от наслаждения — и тут же упал, забившись в конвульсиях и пуская пену из пасти. Через несколько мгновений, издав душераздирающий крик, «гиен» издох. В зале, где шла презентация, вначале повисла тишина, но через мгновение её разорвал вой. Люди в тот момент уже готовы были попрощаться с жизнью, но случилось неожиданное. Тохайцы бросились к доставленному контейнеру, выхватывали из него баночки «Кока-колы», жадно выпивать их содержимое, и так же в мучениях и корчах помирали. А единственная претензия, которую предъявили тохайцы людям, заключалась в одной фразе — «Почему так мало привезли??!!»

Этот вид самоумерщвления на Тохае ещё не был известен. Иммунитет у «гиен» был — любой позавидует, поэтому перечень ядов, который их брал, умещался в несколько строчек, и открытие нового вызвало бурные дебаты среди тохайцев. В конечном счёте, решение по данным напиткам было принято — способ ухода из жизни путём потребления «Кока-колы» и «Пепси-колы» был признан равноспасительным наравне со смертью при помощи палок «Ур’Сниши». Так же для рядовых тохайцев властями была установлена высокая цена на баночку вожделённой отравы — не всякий должен был иметь возможность купить её. Ибо — не по чину.

Так или иначе, но торговля с Тохаем пошла. Транспорты с Земли доставляли на Аркам контейнеры с закупленными баночками «0,33», откуда они дальше направлялись на Тохай, а оттуда получаемые в оплату кристаллы иртонов развозились по другим системам Содружества. Бизнесмены получал прибыль (немаленькую, надо сказать), а Аркам — хорошие налоговые отчисления.

Правда, в тот день, когда Сашка принимал вернувшихся с Тохая бизнесменов, домой ему получилось уехать лишь после получасового пребывания в медкапсуле. Ну не представать же пред очами любимой супруги с «фонарями» под обоими глазами?

* * *

А вот аграфы сами вышли на Сашку — земные лошади были невероятно похожи на вымерших ещё в незапамятные времена, можно сказать, мифических «минэрассэ», с которыми у аграфов было связано множество легенд. Сами же «минэрассэ» были практически полной копией известных на Земле так же по легендам и преданиям единорогов. Партия орловских рысаков была отправлена на Мерсию в дар Королеве от Наместника Гардарры, после чего предложения о закупке лошадей полились на Аркам рекой, а Сашка смог выбить финансирование под создание на Аркаме конезаводов.

И вот теперь он пытался договориться со Скон-Тарами.

* * *

«Судя по тому, что они все демонстративно отказались от предложенных товаров, но тем не менее согласились принять контейнер, говорит, что сам товар им понравился и принципиальное решение о его закупке ими принято» — продолжал раскрывать свой замысел Мудрец. — «Но для того, чтобы сбить цену на товар, они продемонстрировали единодушие. Вначале они попытаются закупить заинтересовавший их товар через третьи руки, при этом по бросовой цене, для чего и привлекут посредников. Если ты согласишься, то в последствии ни один Скон-Тар не даст тебе цену выше, как бы ему ни был нужен товар. Это для них дело чести».

Ну искин, ну жучара… Он, оказывается, уже всё просчитал.

«Но если ты откажешь всем посредникам, то тебе последует предложение от самого патриарха рода» — Мудрец задумался. — «И вот тут я ничего прогнозировать не могу. Зависит от того, как тебе удастся с ним договориться. Но если удастся, то вскоре последуют аналогичные предложения от патриархов других родов. Тогда, кстати, о цене можно будет не спорить — после первой сделки она для остальных Скон-Таров будет фиксированной».

* * *

«Как проходит твое обучение тренировки?» — сменил тему Мудрец.

«Сегодня неудачно. Завалил практическое занятие».

«Продолжай, и у тебя всё получится» — Мудрец всегда в конце их разговора интересовался его успехами в учёбе, и сетовал, если Сашка пропускал очередное практическое занятие. — «По имеющейся у меня статистике ни один из офицеров Сварги, учившихся на звание „мхарута“, не смог пройти этот курс без пересдач практических занятий».

Да, воистину ничто так не окрыляет надеждой человека, как знание, что кому-то приходится хуже, чем ему.

Из научного центра Сашка вышел в хорошем настроении.

— Домой, шеф? — спросил водитель, ждавший его около грава.

— Да. Хватит на сегодня.

* * *

Они уже подъехали к дому, как Сашке пришёл срочный вызов от абонента, с которым общался последний раз почти два года назад.

— Азар? — удивлённо спросил он.

— Я, Аш. — Вид Заместителя главы Внешней Разведки говорил, что он не спал как минимум трое суток подряд. — Срочно собирайся, едь в научный центр. Их руководство я уже предупредил, там тебя уже ждёт челнок. Твоим родным сообщат, что ты вынужден уехать на пару недель. Да, Наместник Гардарры в курсе и получена его санкция…

— Что-то случилось? — вырвалось у Сашки.

— Да. — Азар тяжело вздохнул. — Беда произошла на Земле. И ты сейчас там нужен.

Глава 7

Буквально неделю назад, когда Егор ступил на Аркам, вернувшись после завершения четырёхлетнего контракта, на Земле, в той части, что именовалась Северной Евразией, наступило новое «Смутное время», и причиной тому была смерть. Просто смерть одного человека. Только человек вот был непростой. Умер Старец, последний из трёх. То, что старик скоро умрёт, ни для кого секретом не было, но то, что произошло после его смерти, не смог предвидеть никто из тех, кто находился на «Майве», так и висевшей на орбите Земли, и кто по идее держал ситуацию под контролем.

Преемник у Старца уже был назначен, такой же «новиоп» немногим моложе его самого, всю жизнь проработавший у Старца на подхвате. Он и должен был перехватить все нити управления тем кукольным театром, что из себя представлял россиянский политикум. Но — не срослось… В тот же день, когда старик умер, умер и его преемник.

* * *

Для населения ЭРЭФии смерть главного кукловода выразилась в «Лебедином Озере», которое по старой привычке стали крутить в течении суток по всем россиянским каналам, готовя население к сообщению о смерти ГлавСтерха. На самом деле всех четверых актёров, игравших Главную Роль, утилизировали в тот же день, и единственный вопрос перед исполнителями был какое из четырёх тел сыграет последнюю, посмертную роль — изобразит тело Темнейшего во время похорон.

Население по разному отнеслось к смерти Темнейшего. Был весь спектр чувств — от проклятий до мольб и подвываний в духе «накогожетынаспокинул». Но большая часть населения отнеслась к этому событию без избытка эмоций. Людей гораздо больше волновало, кто теперь придёт на смену, и самое главное — что дальше будет?

А в это время на верху россиянского Олимпа шла настоящая драка бульдогов под ковром. Впрочем, это сравнение не совсем уместно. Правильнее сказать — «сцепились насмерть гадюка и жаба». Трое суток по стране шла невидимая населению война — ломали хребты после неудачного спуска с альпийских горнолыжных трасс банкиры, выпадали из окон высоток силовики, тонули в бассейнах саун депутаты Госдумы и гибли в авто- и авиакатастрофах члены Совета Федерации, в непонятных криминальных разборках отстреливались криминальные авторитеты. Трое суток потребовалось, чтобы признать: ни один из кланов — ни силовики, ни финансисты, ни этническая мафия — не могут взять верх над другими. Было принято компромиссное решение — «временно, на переходный период» вся полнота власти переходит Госсовету.

— Вот, ознакомься. — Азар переслал Сашке файл записи телепередачи.

* * *

По всем мировым каналам тогда крутили эту пресс-конференцию. За столом сидели десять человек, членов Госсовета ЭРЭФии.

«Сегодня, после продолжительной болезни, ушёл из жизни наш Вождь и Учитель» — размазывая слёзы и сопли по щекам и стирая нанесённый слой «штукатурки», шлёпала трясущимися губами глава Совета Федерации, «женщина-стакан».

«Никто не сможет заменить нам такую утрату» — хлопал округлившимися глазами взрослый «вьюнош», непонятно как ставший Премьер-министром. Он, видимо, так и не понял, что же на самом деле произошло. — «Нет личности, равной покинувшему нас в столь нелёгкий час для страны!»

«Вьюнош» замолчал, и тут же получил еле заметный толчок от сидевшего рядом «главного молчи-молчи».

«По Конституции полнота власти на переходный период до новых выборов переходит ко мне» — прокашлявшись, продолжил «вьюнош». — «Но, принимая во внимание тяжесть сложившейся международной обстановки, я принимаю решение передать полномочия управления страной Госсовету».

«Госсовет будет осуществлять управление страной до момента, когда ситуация и в стране, и в мире стабилизируется» — тихо, но при этом довольно отчётливо говорил «главный спецслужбист» — «После этого будут объявлены очередные выборы. А пока, на переходный период, все выборы в стране отменяются».

«Суровые времена требуют суровые меры» — каркающим голосом выдал на публику «главный финансист». — «Но мы не сдадимся!»

«В это тяжёлое и непростое время» — изображая на лице вселенскую скорбь, цедил слова руководитель бывший «аварийный министр», обрядившийся теперь в военную форму — «мы должны сплотиться перед лицом нарастающей угрозы извне. Наша армия пресечёт любые попытки извне раскачать ситуацию!»

«Но и раскачивать ситуацию изнутри» — радовал население «главмент». — «мы так же не позволим!».

«И здэс главнае — мэжнацианалний мир!» — продолжил за ним главный борцуха с «рюсскым фошизьмом». — «Ми нэ дапустым!.. Фяшизьмь ны прайдёть!»

«Я призываю вас, мои сограждане» — бормотало какое-то хуепутало, когда-то возглавлявшее движение «Ваши». — «проявить сознательность. Нас ждут непростые времена, и лишь сообща мы пройдём этот тяжёлый путь.»

* * *

В народе по достоинству оценили такое «сальто-морталле» — Госсовет был сразу окрещён «бандой десяти». Ведь сразу начались ограничения, о которых «банда» не рассказывала.

После пышных похорон Темнейшего и прошедшего трёхдневного траура население сразу почувствовало все прелести новой власти.

Был ограничен Интернет — ко всем серверам, физически расположенным за пределами ЭРЭФии, был отключен доступ.

Все валютные счета граждан были в тот же день заморожены, и получить граждане могли лишь их рублёвый эквивалент, по курсу недельной давности. Вот только за эту неделю курс национальной валюты рухнул — не было у населения никакого доверия к власти.

Так же «временно, на переходный период» изменилась процедура выезда зарубеж — теперь помимо визы того государства, куда хотел поехать человек, требовалось получить разрешение на выезд из собственной страны, выдача которых вменялась миграционной службе.

Опустошались по старой памяти прилавки магазинов — население делало запасы макарон, круп, соли и спичек. Но, как ни странно, ажиотаж быстро сошёл на нет. Для этого, правда, потребовалось вскрывать запасы госрезерва.

Естественно, пока власть не устаканилась, ей требовалось дать подачку населению. Во все времена это были «хлеб и зрелища». Вот только с «хлебом» в ЭРЭФии было негусто (сказывались десятилетия работы «молодых эффективных менеджеров»), поэтому ставка была сделана на «зрелища».

— А теперь просмотри это. Эта запись транслировалась вчера на Земле по всем официальным государственным информационным каналам.

— И что там? — Сашка получил от Азара второй файл, но пока не поставил его на просмотр.

— Казнь Ржавого.

* * *

Красная площадь была заполнена народом. В центре, отделённый от толпы зевак двумя рядами ВВшников, была установлена сцена, на которой должно было состояться действо.

На самой сцене размещались несколько конструкций, под которыми стояли остро заточенные деревянные колья. В одной из них, стоявшей напротив всех остальных, уже был закреплён один человек. Назначение этой конструкции было в принципе понятно всем — закреплённый в ней человек будет медленно опускаться, пока не усядется задницей на кол, после чего дальше будет на нём висеть, пока кол не вылезет у него из глотки.

Сейчас человек (а это был Ржавый) вёл себя спокойно и даже вызывающе — он до конца не верил, что с ним так поступят. Ещё бы, у него есть такие покровители по другую сторону океана, что одно упоминание их имён приводило в трепет любого из правящей верхушки ЭРЭФии!

Но вот на сцену вытолкнули несколько человек со связанными за спиной руками и накинутыми на головы чёрными мешками. Толпа затихла. Вытолкнутых на сцену быстро затаскивали на свободные конструкции и жёстко закрепляли, после чего один из исполнителей поочерёдно снимал с них мешки. Те крутили головами, не в силах понять, где они, а на экране крупным планом показали как вытянулось лицо Ржавого. Сразу куда-то исчезли надменность и презрение, остался лишь животный страх. Он сразу узнал этих людей — это были его дети и внуки.

Из громкоговорителей громко объявляли имя каждого потомка Рыжего Пса, после чего этот потомок под радостные вопли толпы оседал на кол. Вот последний из них, побившись в конвульсиях, затих, отправившись на встречу с Сатаной, и пришёл черёд «гвоздю программы» — самому Ржавому.

Сейчас его вид ничего не напоминал о его былом величии. Куда только подевались его наглость и надменность. Сейчас перед людьми на колу тихо подыхало обгадившееся чмо, воющее и скулящее проклятия, и одновременно умудряющееся молить о пощаде.

Ржавый орал, но его крики никто не слышал — всё заглушал восторженный рёв толпы.

Наконец, затих и он. Сразу люди из подготовленной команды быстро облили все конструкции бензином и подожгли. Мертвые тела горели, копоть и вонь разносилась по всей Красной площади, но людям, находившимся там в тот момент, это совсем не мешало. Все радовались. А если кто из присутствующих женщин плакал — то опять же, только от переполнявшей их грудь радости.

Упырь сдох мучительной смертью, и справедливость восторжествовала.

* * *

— Кхм… Вот как… Хороший ход — откупиться Ржавым. Но, честно говоря, не вижу ни одной причины пожалеть казнённых. — Сашка снова переключился на разговор с Азаром.

— А не о них вообще речь. Дело в том, что этот «Госсовет» словно состоит из зазомбированных. Я даже не знаю как это объяснить… Вчера Сиян вышел с ними на контакт, и изложил им те же требования, что ранее ты выдвигал Старцу. И что ты думаешь? Все члены Госсовета единодушно отвергли наш ультиматум! — Азар смотрел на Сашку как показалось, немного растерянно. — А сегодня состоялось нападение на один из санаториев, откуда мы забирали подобранных переселенцев на Аркам. Причём с применением армии. Всех находившихся в тот момент в санатории уничтожили. Больше тысячи человек…

— Да как же так могло произойти… — прошептал Сашка. Услышанное только что от Азара было как удар обухом и не укладывалось в его голове.

— Сами пока не понимаем. — Азар развёл руками.

— Остальные санатории? — лихорадочно заработали мозги.

— Сейчас идёт их эвакуация. Ещё на два были попытки нападения… Пока известно, что отбились и новых нападений больше не было. Но Сиян принял решение об эвакуации всех санаториев.

* * *

Сашка молчал. В голове был настоящий кавардак из абсолютно различных мыслей и вопросов.

Как произошло? Кто виноват? А ведь людей ещё подбирают… А что в других странах?…

— Какова реакция других стран на произошедшее? — наконец спросил он.

— Реакция… Есть реакция. Вот, США теперь ежесуточно проводят запуск баллистических ракет. Раз в сутки, ровно в полдень по их времени, они пускают баллистическую ракету на Северный полюс. Бессмыслица полная… — Азар выжидающе смотрел на Сашку, словно что-то ждал от него.

— Не бессмыслица… Это не просто запуски. — пробормотал Сашка. — Это они меня вызывают. И даже время назначили, ровно в полдень. Ну, а место, я так понимаю, то же.

— Вот и Сиян это так же понял. — подтвердил Азар. — Так что…

— … я экстренно лечу на Землю. — закончил за него Сашка.

— Да. И по моему настоянию с тобой отправляется вместе Егор. Его сменщик не успел вникнуть во все нюансы. При других обстоятельствах он нормально тянул бы текущую работу, но вот в нынешний кризис… Егор там нужен. Думаю, его помощь так же и тебе не помешает.

* * *

Крыша основного корпуса научного центра Синташты сейчас была залита ровным мягким светом. В стороне от стоявшего прямо по центру челнока стояли несколько человек.

— Шеф, с Арты мне поступили следующие указания. — вводил его в курс дела Алексей. — Для всех ты отправился на Новую Аладьегу по приглашению её губернатора. Твою жену мы уже оповестили. На время твоего отсутствия управлять делами будет мэр Берсуата.

— Войдан? — механически спросил Сашка. Настроение было ниже плинтуса.

— Да. Ты же сам настоял, чтобы должности вице-губернатора у нас не было, чтобы не тратить лишние средства. Так что во время твоего отсутствия тебя будет замещать он, как мэр самого старейшего мегаполиса. Твоё возвращение через две недели. — продолжал Алексей.

— Ну а мы все, — Алексей показал на своих подчинённых. — отправляемся сегодня же на Новую Аладьегу. Будем изображать твоё наличие при его отсутствии. Точнее, почти все.

Алексей указал на стоящего рядом Егора.

— Тогда садимся. — Сашка кивком указал Егору на челнок и сам направился в его сторону.

Путь до закрытого сектора прошёл в полном молчании. И лишь после того, как космическая яхте Предшествующих, специально выделенная под их доставку на Землю, покинула систему Аркам, Сашку прорвало.

— Как же всё-таки это произошло? — происшедшее не укладывалось в его голове.

— Прошляпили. — только и смог сказать Егор. — Сменщик мой, Славка, получается, в дела толком не успел войти, и тут на тебе… Да никто и не ожидал, что так получится.

Он уже успел ознакомится со всей информацией с Земли и так же был подавлен.

* * *

13 часов перелёта до Земли прошли в пустых разговорах. Никакой новой информации ни у кого из них не было. За это время они успели обсудили несколько версий случившегося, но в итоге бросили это занятие — те скудные крохи не позволяли ни одобрить эти версии, ни отвергнуть их. Тем временем яхта вынырнула из «червоточины» в Солнечной системе, добралась до Земли и села на лётной палубе «Майвы».

Встречал их невысокий, коренастый крепыш, с очень проницательными глазами.

— С возвращением, Егор! — подошёл он к прибывшим.

— Привет, Славка. — Егор пожал тому руку. — Да, познакомься, это Александр. Он будет говорить с американцами.

Глава 8

«Майва» не изменилась. Сиян встретил их своём кабинете-аквариуме, с которого был виден весь оперативный центр. Судя по суете, работа там сейчас кипела.

— Здравствуй, Аш! С возвращением, Егор. — Он поочередно обнял каждого. — Жаль, что встретились при таких обстоятельствах.

— Из санаториев все вывезли? — задал Сашка наиболее волнующий его вопрос.

— Да. И персонал, и все, кто ожидал отлёта на Аркам. Некоторые проблемы возникли с оповещением тех, кто уже находился в пути, добираясь до санаториев. Ну на этот счёт у нас были подготовлены для каждого объекта запасные варианты. Некоторые были перехвачены нами уже на подъезде к санаториям. К счастью, всё обошлось без жертв.

— А тот санаторий, на который было нападение — известно, кто его совершил?

— Уже известно. Но пусть лучше Вячеслав расскажет, потому как я всё это время был занят вопросами по эвакуации.

— Вначале по нему был нанесён авиаудар, эскадрильей, базирующейся под Красноярском. — начал рассказ Вячеслав. — Сейчас ведь вся армия приведена в повышенную боевую готовность. Объявили учения, подняли по тревоге, пилоты, естественно, ни сном ни духом, цель получили уже в воздухе. Отстрелялись, вернулись на базу, получили благодарности за поражение учебных целей. Приказ поступил из Генштаба, отдавший его полковник в тот же день подавился косточкой. Персики, говорят, очень любил. А после авиаудара была зачистка. И с теми, кто её проводил, тоже всё ясно. Батальон «Тырбент». Его экстренно перебросили с места постоянной дислокации на Северном Склоне Южной Горы. Они и уничтожали всех, кто уцелел в ходе удара с воздуха. Звери…

— Ничего. — прошептал Сашка, сжав кулаки. — Все ответят.

— Уже ответили. — сухо отчеканил Вячеслав. — После этого состоялись попытки нападения на два других санатория. Ну, там мы уже были начеку. Ракеты, выпущенные с истребителей, уничтожили в воздухе с челноков. А батальон «Тырбент» больше не существует. Их после зачистки первого санатория власти решили сразу же перебросить транспортными самолётами в те области, где располагались те два санатория. Как только оба Ил-76 взлетели и набрали высоту, мы отключили их двигатели. В общем, от «Тырбента» остались лишь головёшки.

* * *

— А что в стране сейчас происходит? — наконец подал голос Егор.

— Вы что, не видели, как Ржавого казнили? — вопрос Вячеслава был риторический.

— Мда… Поддержку населения на ближайшее время они себе обеспечили.

— Если бы этим всё и ограничилось. — поморщился Вячеслав. — Сейчас уже второй день идут публичные казни. Пока казнят олигархов и членов их семей.

— Олигархи… — Сашка грустно усмехнулся. — Лохи, купившиеся на приманку богатой жизни и вседозволенности за право представлять капиталы их реальных хозяев, которые в это время умно сидели в тени. И не догадывались эти… «лохократы», что жизнь красивая — это плата авансом за мучительную смерть в конце. И смерть не только им, но и их семьям. А те, настоящие хозяева, ловко всё придумали. И капиталы прикарманенные сохранили, и пар у населения спустили.

— Это да. Этот «Госсовет» уже объявил о национализации компаний, принадлежащих этим олигархам. — подтвердил Вячеслав.

— Тут как раз всё понятно. — данную «технологию» Сашка уже знал. — Пока предприятия приносили прибыль, с них выкачивали всё что могли. Теперь они стали убыточными. Полная гарантия, все ценные активы из этих компаний уже вывели, заменив их, чтобы баланс предприятий хоть на бумаге оставался, на «токсичные». Яйца складывают в одну корзину лишь в одном случае — когда их нужно разбить. Одновременно, и все. Сейчас долги национализированных компаний повиснут бременем на всём населении страны. Это долги компаний перед госбюджетом можно прощать сколько угодно. А вот долги перед западными банками придётся выплачивать, все до последнего цента.

— Да ты оптимист. Если бы так… — кисло произнёс Вячеслав. — Госсовет объявил, что ЭРЭФия отказывается выплачивать долги западным странам. Те, естественно, блокировали все активы ЭРЭФии, арестовывают имущество по всему миру. Уже в ближайшие пару месяцев, по нашим прогнозам, в ЭРЭФии может начаться голод.

— Голод? Но ведь производство продовольствия в ЭРЭФии вполне позволяет обойтись без закупок импорта?

— Это если выращенное и произведённое оставлять в стране. А его вывозят, и последние месяцы темпы вывоза только растут. Уже объявили о возможном введении карточек. Это лишь подстегнёт скупку продовольствия рядовым населением. Так скоро дойдёт и до введения военного положения с комендантским часом.

* * *

— Странно всё это, вам не кажется? — Сашка делился с присутствующими в кабинете только пришедшим в его голову мыслями. — Вероятность совпадения стольких факторов крайне мала. И тем не менее они вот они совпали. Причем всё началось даже не со смерти преемника, а со смерти самого Старца. Кстати, что насчёт его смерти сейчас известно?

— К сожалению, немного. — развёл руками Вячеслав. — Но установили, что умер он не по естественным причинам. Отравление. Тип яда так же установлен. Органический, быстро разлагается, и никаких следов после себя не оставляет. Ну, да мы всё равно смогли… И даже смогли выйти на непосредственного заказчика. Только он уже ничего не скажет. Не поняли? Это Ржавый.

— А меня интересует другое. — снова подал голос Егор. — Поведение членов этого Госсовета. Ведь оно не укладывается ни в какие рамки. Вот смотрите. Все члены этого Госсовета до смерти Старца и деньги в оффшорах держали, и собственность в Европе и Америке покупали, и семьи их там всё время жили. А теперь семьи пришлось срочно вывозить в ЭРЭФию. Капиталы, что были оффшорами укрыты, теперь для них пропали — их уже заморозили и в скором времени гарантированно конфискуют. Конфискуют, как пить дать, квартирки в Лондоне и особняки на Лазурном берегу. И ладно бы со стороны «статусных рашкованов» это был бы ответ на накат с Запада. Так нет! Реакция Запада — вторична! Запад вполне устраивает, что ЭРЭФия гонит им ресурсы, а потом же вырученные деньги возвращает им же обратно в те же банки и оффшоры, а если и тратит, то на безумные проекты типа Олимпиад. У них нет повода дёргаться! Не они инициаторы конфликта! И само поведение «рашкованов»… Вы же знаете эту породу — откуда у них такие «слабоумие и отвага»? Словно не люди, а… биороботы какие-то…

— Биороботы, говоришь… — Сашка ухватился за эту мысль. — Насчёт биороботов не знаю. А вот зазомбированность — налицо. Словно они все под гипнозом находятся. Тогда все они действуют в рамках тех установок, что им задали во время гипноза. И ещё…

Сашка осмотрел присутствующих в кабинете.

— Егор подал правильную идею. Нужно искать — а кому это выгодно? Да не в рамках суеты россиянского бомонда, а в мировом масштабе. Вот давайте подумаем — а кто кардинально выигрывает от того, что в ЭРЭФии снова наступает диктатура и она из мирового посмешища превращается в мировое пугало?

В кабинете наступила тишина.

* * *

— Давайте я изложу соображения — первым прервал молчание Сиян. — И буду идти от противного. Китай — отпадает. Он и так получает сейчас всё что ему надо, даже переварить уже полученное не успевает. Америка? Конфликт на уровне риторики их вполне устраивал, они и сами его поддерживали на этом уровне. Но вот переводить его в горячую фазу непосредственного столкновения с ЭРЭФией — не выгодно никому в США.

— Франция? Германия? — подключился Сашка. — Они сейчас получают энергоресурсы из ЭРЭФии. При конфликте всего будут лишены. Да и не претендуют они на мировое господство. Вполне довольны своим региональным уровнем. Так же отпадают.

— Иран? Тоже. — продолжил цепочку рассуждений Егор. — Ему сейчас конфликт у себя в глубоком тылу не нужен совсем. А при эскалации конфликта между ЭРЭФией и Штатами ему придётся занять сторону американцев — те сейчас являются основным поставщиком вооружений для иранской армии, они же модернизируют иранские заводы. В общем, от конфликта с нами им нет профита. И Япония отпадает. Те острова, о которых грезила часть правящей верхушки, уже по факту уплыли китайцам. Так что японцам дёргаться просто бессмысленно.

— «Даишаки»? — спросил Вячеслав.

Сашка задумался.

— Хм… Этим — выгодно. И конфликт ЭРЭФии с Америкой, и такой же конфликт ЭРЭФии с Европой, Турцией и Ираном. И амбиции у них — мировое господство. Одна загвоздка — ослоёбы не самостоятельная сила. Они сами зависимы от Англии. А вот Англия…

— … остаётся единственным весомым игроком, кто прямо заинтересован в заварухе, в которую буду втянуты все. — подвёл итог Сиян. — Кроме них самих, естественно.

Сиян оглядел всех присутствующих в кабинете.

— Аш, ты готовься к разговору с американцами, а Вячеслав с Егором попробуют проверить британский след.

* * *

Старик сидел перед камином и умиротворённо глядел на огонь, когда в соседнем кресле возникла голограмма «знакомого незнакомца».

— Я уже начал сомневаться, что Вы откликнитесь, — владелец виллы посмотрел на него с лёгким укором. — Ждали вас вчера, ждали сегодня…

— А я только вчера всё узнал. Пока добрался… — голограмма развела руками.

— Вам понятна причина, по которой мы были вынуждены вызывать Вас таким… немного экстравагантным способом? — голос старика теперь не выражал никаких эмоций.

— К сожалению, да. — незнакомец не стал юлить. — Новая власть в ЭРЭФии.

— Мои… друзья… — старик тщательно выбирал каждое слово. — выражают сомнение в выполнении Вами нашего договора. Некоторые настаивают на том, чтобы выйти из него. Если Вы не можете решить вопрос с бывшим СССР, то и нам со своей стороны соблюдать его бессмысленно.

Старик испытывающе посмотрел на незнакомца.

— Понимаю Ваши опасения. — незнакомец спокойно смотрел на огонь в камине. — Мы, разумеется, вполне способны скинуть этот балаган одним щелчком пальца, но для этого нам придётся открыться населению планеты, что для нас на данный момент… нежелательно. Да и для вас, кстати, тоже… Поэтому, пока мы не разобрались с теми причинами, что привели к кризису, мы исходим из того, что наш с вами договор остаётся в силе, тем более, что формально он не нарушен. Нам нужна неделя на то, чтобы разобраться в сложившейся ситуации, а на это время мы гарантируем, что любая попытка агрессии со стороны ЭРЭФии будет нами жёстко пресечена. Суровая мера… но и времена сейчас такие, что поделать.

— Хорошо. — вздохнул владелец виллы. — Следующая встреча через неделю, в полдень, в парке виллы. Но учтите — мы не будем сносить нападки в наш адрес от новой власти… И ещё. За эту неделю или вы решаете проблему, или мы выходим из нашего соглашения.

* * *

Под вечер все четверо снова сидели в кабинете Сияна.

— Поговорил я с американцами. — начал разговор Сашка. — Итог — у нас есть неделя чтобы разобраться в этой головоломке. А вы что-нибудь нарыли?

— У меня есть одна зацепка. — Вячеслав активировал голосферу. — Я просмотрел информацию по ротации сотрудников посольства и консульств Великобритании за последние два года. Так вот. Массовая ротация персонала в посольстве состоялась полгода назад. При этом количество персонала медленно но уверенно наращивалось последние три месяца. Их численность сейчас в полтора раза выше, чем была всего три месяца назад.

На голососфере выводилась «паутина», связывавшая метки, каждая из которых означала конкретного сотрудника посольства.

— Чётко выделяется две группы посольских. Нас интересует вон та, маленькая группа. — продолжал Вячеслав, приблизив несколько десятков маркеров, соединённых между собой самым большим количеством связей, так, что даже на фоне общей картины эта группа образовывала явно выделяющийся «клубок». — Всех их объединяет то, что чуть ли не в полном составе они всегда оказывались в различных странах, когда там происходили антиправительственные акции, переходившие в попытки государственного переворота. И сейчас все они находятся Москве.

— «Убийцы государств» — присвистнул Егор. Увидев, что Сашка с Сияном его не поняли, он объяснил. — Команда британских разведчиков. Формально такой спецслужбы в Великобритании нет, но они все сработанная команда. Если принято на высшем уровне решение уничтожить страну — привлекают их. У них есть специалисты по всем профилям. Экономика, юриспруденция… Эти лоббируют в законы стране-жертве, такие, что приводят к коллапсу экономики и разорению национальных компаний. Информационные технологии и культурология… Это те, кто занят в контроле за СМИ. Но не только. У британцев есть специалисты, которые лоббируют и раскручивают такие произведения национальной художественной литературы, в которых авторы закладывают нужные им идеи, а заодно раскручивают в прессе и на телевидении тех, кто эти идеи готов воплощать в жизнь. Но они работают «в долгую», а эти, из команды, уже используют наработанную «базу» для быстрого решения конкретных задач. За несколько месяцев они нагнетают в стране истерию, потом происходит попытка переворота.

— Так вот, — Вячеслав продолжил излагать результаты своих поисков. — В течении двух месяцев все члены Госсовета так или иначе, но сталкивались на различных мероприятиях с некоторыми из этих британцев. Четверо вообще побывали на приёме в посольстве.

— А методы воздействия на неугодных политиков у этих «киллеров» есть? — Сашка задавал вопрос, но понимал, что ответ на него он уже знает. — В смысле, не просто убрать, или принудить банальным шантажом — а как с этим Госсоветом, загипнотизировать, или вообще зазомбировать?

— Есть конечно. — Егор словно даже немного удивился такому вопросу. — Если обычную «пехоту» из киллеров они задействуют из местных, то для более тонких дел среди них есть и специалисты по психологии. Без этого в их деле никак не обойтись. Да и почему только на политиков? И на огромную толпу есть. Про «майданный чаёк» ещё не забыл?

— То есть, пытаться договориться с этим Госсоветом абсолютно бесполезно. — подвёл итог Сиян. — С невменяемыми не договариваются. Придётся организовывать государственный переворот, и заменить этих «зомби» на адекватных персон.

— Нет. — у Сашки включилась «чуйка». — Именно этого нам делать нельзя.

Глава 9

— Почему, Аш? — недоумённо уставился на него Сиян. — Те же видишь, это единственный вариант…

— Подумайте! — от волнения Сашка вскочил из кресла. — А почему это британцы решились на такую смену власти в ЭРЭФии? Забыли про наш ультиматум? Вот мы сейчас пришли ко вроде бы правильному логическому выводу, что единственный вариант — произвести переворот и привести к власти в ЭРЭФии тех, кто будет проводить политику, устраивающую нас. А теперь подумайте, неужели англичане не просчитали такого нашего шага? Да я не сомневаюсь — они ждут именно его!

Все молчали, обдумывая услышанное.

— А чем это чревато для нас? — Вышел из раздумий Егор.

— Смотрите. — начал перечислять по пунктам Сашка. — Нынешняя власть, какая бы ни была больной на всю голову — легитимная. Именно так — ле-ги-тим-на-я! А что произойдёт, если в стране происходит госпереворот? Да пока новая власть не будет признана остальными государствами, само государство фактически не существует. Есть территория, есть население — а государства нет! Заходи, кто хочешь, бери, что хочешь… И захотят, и придут! Все «добрые соседи» отметятся, не сомневайтесь. А вот признания не будет. Территорию просто разделят между собой, на оставшуюся часть введут миротворческие силы, куда и сгонят вымирать население ЭРЭФии.

— Ну не американцы же захватят ЭРЭФию? — удивлённо спросил Вячеслав.

— Американцы? Неееет! Это слишком хорошо для русских! Оккупационные войска будут состоять из поляков, румынов, хорватов и прочих финнов. Из тех, кто больше всего русских ненавидит. И обязательно привлекут рагулей и «носатых», как же без них-то?

— Но мы же этого не допустим! — Вячеслав чуть ли не закричал. — Мы…

— …что? — перебил его Сашка. — Открыто вмешаемся в земную политику? Так может именно этого от нас и ждут? Неужели англичане не понимают, какими возможностями мы обладаем? Понимают! Но своими действиями они толкают нас именно на это!

— Мы можем просто открыться населению Земли. — настаивал Вячеслав. — В ближайшие несколько лет это всё равно пришлось бы сделать. Чем это для нас чревато?

— Чем? — теперь задумался сам Сашка. — Пока не знаю. Но нас вынуждают сделать именно это, и прямо сейчас! И при этом британцы уверены, что ничего мы им не сможем сделать.

— Я знаю. — тихо сказал Сиян. — Я знаю, чем это нам чревато. До решения Совета Содружества мы не имеем права открываться перед населением планеты, а о вмешательстве в политику государств и речи даже не идёт. Вся наша деятельность здесь до настоящего времени велась в рамках этих ограничений. Но мы настолько уверовали в то, что о происходящем сейчас на Земле никто в Содружестве не знает, что и забыли про них. И если мы пойдём на нарушение этих правил…

— …то как об этом узнают в Содружестве? — Вячеслав всё никак не мог успокоиться.

И снова у Сашка проявилась «чуйка».

— Узнают.

* * *

Сашка снова уселся в своё кресло.

— Экспедиция, исследовавшая Землю, на днях достигла окраинной системы, входящей в Содружество. Ближайшее заседание Совета Содружества состоится через три месяца в системе Опелаика, и на нём будет решаться вопрос по статусу Земли. — он оглядел сидящих в кабинете. — А теперь просто представьте. Во время заседания кто-то предъявит запись, запечатлевшую захват гардаррцами власть в одном из государств планеты. Или факт помощи одной из сторон в конфликте? Как думаете, удастся ли мне сохранить свой статус представителя Земли в Совете Содружества? Естественно, нет! Более того, у Гардарры нарисуются немалые проблемы, против неё ополчатся все государства Содружества, даже негуманоидов, а заключённые здесь договора потеряют силу. Нам отсюда придётся убираться, да к тому же, во избежание проблем, передавать Содружеству «червоточину». Лихо придумано!

— Аш, а кто это мог устроить? — Сиян пока с недоверием воспринимал эту версию.

— Ушастые, кто же ещё — фыркнул Сашка. — Изощрённость и размах — это их почерк.

— Александр, но ты исходил из предположения, что британцы смогут каким-то образом передать в Галанте информацию. — Вячеслав сразу нашёл «прореху» в озвученной Сашкой гипотезе. — Как? Если бы речь шла о делуссцах или армаррцах, к примеру — там всё понятно. Они могут узнать что-то из рассказов переселенцев. Но Галанте? Ты уверен?

— Уверен! Ушастые, не сомневаюсь, нашли в британцах настоящих «братьев по разуму». Если с американцами общалась моя голограмма, то и ушастые вполне могли так навести контакты с англичанами. А само доказательство будет чём-то более ощутимым, чем рассказы от переселенцев. Думаю, передадут полноценную голо-запись.

— Но ты так и не ответил на вопрос — как британцы осуществят это технически? Здесь гравипередатчиков нет, не считая тот, что на нашем корабле-ретрансляторе.

— А я думаю, есть. Аварийный гравипередатчик. Я такой активировал во время обороны Аркама больше десяти лет назад. Одноразовый. Загрузил в него информацию — он выплюнул её, сожрав запас энергии, и уничтожился. Точно такой же могли передать британцам ушастые из экспедиции Содружества.

«Картинка», хоть и зияла ещё «прорехами», но в целом сложилась.

— Интересный расклад. — Сиян, по его виду, принял Сашкину версию. — Как тогда, по твоему, нам следует поступить?

— Нам? — Сашка хмыкнул. — Для начала — не идти тем путём, на который нас направляют.

— Логично. — неожиданно поддержал его Вячеслав. — От нас ждут переворота? А мы будем менять власть в рамках «легитимности». Мы начнём ликвидировать «банду десяти» по одному. Так же, как британцы ликвидировали преемника «Старца». Их же способами.

— Принимается. Ты вместе с Егором и займешься этим. — согласился Сиян. — А на тебе, Аш, поиск этого аварийного гравипередатчика.

* * *

Следующие четыре дня в ЭРЭФии были богаты новостями — по Госсовету ЭРЭФии словно прошло моровое поветрие. Вначале умер в своей постели входивший в него лидер фракции «Едим Справедливо», прозванный в народе «человек с глазами чебуратора». Затем от сердечного приступа скоропостижно скончался горный аксакал, бывший негласным представителем этнических мафий. Хотя медики определили смерть обоих как произошедшую по естественным причинам (переживали сильно люди, да переутомились на работе), Госсовет эти дни напоминал разворошённый муравейник. Если после смерти первого из «банды десяти» на освободившееся место шла чуть ли не драка, после смерти второго количество желающих занять его место резко уменьшилось. За эти дни ни одно из запланированных решений Госсовета так и не было принято.

Сашка же и приданные ему четверо помощников все эти дни кружили на челноках над территорией Великобритании, в поисках места, где мог быть укрыт тот самый аварийный гравипередатчик. Искали они фактически наугад, но первым делом совершили облёт военных баз на острове — место, где могли прятать гравипередатчик, должно быть хорошо охраняемо.

Первый день потратили на объекты Королевских ВМС — пока помощники шерстили с челноков лучами сканеров базы «Девонпорт» и «Портсмут», сам Сашка проходил широким гребнем объекты в Шотландии — и главную базу ВМФ «Клайд», место базирования британских атомных субмарин, и военно-морской арсенал в Кулпорте. Два дня ушли на обследование десятка авиабаз Королевских ВВС — в их подземных хранилищах когда-то размещались на хранении ядерные боезаряды. Боезарядов там давно уже не было, но вот охрана баз до сих пор оставалась усиленной. Ещё день был потрачен на специфические объекты — ядерные центры в Олдермастоне и Бергфилде, и напоминавшее «пончик» здание «Центра Правительственной Связи», аналога американского АНБ. Всё безрезультатно. Сашка, по хорошему, сам до конца не верил в успех этих поисков — подсознательно чувствовал, что в его логическом построении есть какой-то маленький, но очень значимый изъян.

Но на пятый день всё изменилось. К Сашке в каюту влетел Егор.

— Шеф, Сиян срочно зовёт в оперативный центр!

Сашка быстро собрался и уже через несколько минут присоединился к коллегам, с интересом смотревшим на один из экранов. Он показывал прямую трансляцию заседания Госсовета, что шла по круглосуточному новостному каналу «РесФед24».

— И что? — недоумённо спросил он выглядевшего как-то подавленно Вячеслава.

— Вот, видишь? — Вячеслав показал на одного из членов «банды». — Этой ночью, когда он отдыхал в загородном доме, мои ребята его ликвидировали. Управляемый дрон в режиме невидимости завис над ним и нанёс инфразвуковой удар. Остановка сердца, прибывшие медики констатировали смерть. А тут — бодренький и свежий. Даже инициативы какие-то выдвигает…

— Мы сделали ход, британцы сделали ответный. — Сашка повернулся к всем присутствующим. — Думается мне, скоро нас вызовут на разговор.

* * *

Под конец дня одним из челноков, что продолжал вывозить переселенцев в другие государства Содружества, на «Майву» доставили письмо.

— Это тебе, Александр. — Вячеслав задумчиво передал Сашке конверт, запечатанный сургучной печатью.

— Откуда это? — Сашка рассматривал вензель на конверте, где каллиграфическим почерком, от руки, была записана лишь одна фраза на русском — «Его Превосходительству Ашу, Временному Представителю планеты Земля в Совете Содружества». Слово «Временному», как показалось Сашке, было написано чуть более высокими буквами.

— Одна из точек, откуда мы забираем африканеров в Конфедерацию, является фермой поблизости Йоханнесбурга. Сегодня туда приехали несколько машин из посольства Великобритании. — Вячеслав как-то странно посмотрел на Сашку. — Наши там только отправили прибывших на транспорт, и на ферме к тому времени кроме хозяев оставалось лишь несколько семей, которых должны были забрать вечером. Представь себе их реакцию — к ним приезжают посольские машины, оттуда вылезают охранники, а следом за ними — человек в форме сотрудника Royal Post, и передаёт хозяину фермы письмо с просьбой доставить его туда же, куда уезжают все его гости.

— Что… простой почтальон? — рассказ Вячеслава отдавал сюрреализмом.

— Ну как сказать… Судя по росту, выправке, а так же пышным усам с бакенбардами, этот «почтальон» явно служил в Королевской гвардии. А может и служит…

— И… что? Просто передал письмо?

— Да. Передал письмо, вернулся в машину, за ним следом по машинам запрыгнула охрана, и вся кавалькада тут же развернулась и уехала обратно.

Сашка молча вскрыл конверт и извлёк из него лист бумаги.

— Что там?

— Приглашение. — задумчиво произнес он. — Приглашение от Его Величества на разговор.

* * *

Одной из достопримечательностей графства Норфолк является Сандрингемский замок, место, где королевская семья по традиции встречает каждое Рождество. Но встреча была назначена в нескольких милях от него, в небольшом уютном поместье. И не подумаешь, что сейчас именно в нём, а не в соседнем замке расположилось на отдыхе венценосное семейство. Если не обращать внимания, что вокруг по всему парку стоят сотрудники службы охраны то со стороны это выглядело просто как идиллия — отец семейства присел на скамейку отдохнуть и лениво наблюдает, как жена играет с детьми.

Никто, как могло показаться со стороны, не обратил внимания, что рядом с сидящим на скамейке мужчиной как из ниоткуда возник ещё один человек.

— Здравствуйте, Ваше Величество. — произнёс незнакомец, глядя на игру детей.

— Временный представитель планеты Земля в Совете Содружества Аш, я так понимаю?. — спокойно произнёс король, так же продолжая лениво смотреть на игру детей и даже не удосужившись взглянуть на незнакомца, что медленно уселся рядом на скамейке.

— Да. Удивлён Вашим приглашением. Что Вам нужно, Ваше Величество?

— Мне? — лицо короля расплылось в глумливой улыбке. Он так же демонстративно продолжал смотреть на лужайку. — Нет, это вам нужно. Вам нужно закругляться здесь, на Земле, и улетать туда откуда прилетели.

— Это ультиматум, как я понимаю. — поведение Короля никоим образом не смутило гостя. — И за ним, по сюжету, должны следовать перечисления того, что произойдёт в случае его невыполнения.

— С чего Вы взяли, мистер Временный представитель? — Король специально выделил слово «Временный». — Единственное, что я могу сказать, это то, что ваши попытки уничтожения членов Госсовета ЭРЭФии абсолютно бесполезны. Мы уже подобрали двойников его нынешним членам, и, зная личные качества «оригиналов», могу уверенно сказать — они вполне смогут их заменить, да так, что никто этого не заметит. Вы понимаете, о чём я?

— Куда уж нам! — иронично изогнулась бровь у незнакомца. — Обделывать грязные дела чужими руками — в этом вы, британцы, непревзойдённые мастера. Одно мне непонятно — зачем это вам?

— Видите ли, — Король всем видом показывал, что у него нет желания растолковывать прописные истины. — В мире с вашим приходом изменился баланс сил. И изменился он явно не в нашу пользу. Вы думаете, что просто вывозите население с планеты, но реально вы рушите наши планы. Место русских, как и любых других народов на планете, определено. И если они покинут планету, то это сразу сместит баланс сил на планете.

— Баланс сил на планете? — иронично отреагировала голограмма. — Такое впечатление, что вы до сих пор не можете смириться с тем, что на Землю пришла сила посильнее вас, и это уже необратимо.

— Ну отчего же. Понимаем, ещё как. — Король наконец, взглянул на расположившуюся на скамейке голограмму. — Так же как и то, что на вашу силу есть сила сильнее. Не здесь, там, откуда вы прилетели. И поэтому вы здесь, на Земле, ограничены в своих действиях.

— И вы надеетесь, что заручившись поддержкой той силы, сможете удержать здесь, на Земле, статус-кво? — гость всё так же с иронией смотрел на короля. — Зря, Ваше Величество. Выгода от нашего… скажем так, проигрыша, для вас весьма сомнительна. А вот в случае нашего выигрыша издержки для вас могут быть реально ощутимы.

— Мы, тем не менее, рискнём. — от умиротворённости Короля не осталось и следа, на незнакомца сейчас смотрел опасный хищник. — Либо вы сворачиваете свою деятельность на планете, каждый день вашего присутствия на Земле будет сказываться на здоровье и благополучии так дорогих вам русских. И не лучшим образом. Это наш вам ультиматум.

— А мы не принимает ваш ультиматум. — и, произнеся это, голограмма исчезла.

* * *

— Ну что же, — произнёс Сашка, выбравшись из кокона голографической симуляции. — По крайней мере, первые наши предположения полностью подтвердились.

— Что дальше, шеф? — подошёл Егор.

Если не брать в расчёт двух операторов, Егор сейчас был единственный человек в зале, заполненном коконами создания голограмм, кто наблюдал за его беседой с английским королём, отображавшейся на одном из голографических экранов, подключенных к коконам.

— Ты дуй к Сияну, а я на лётную палубу. — коротко бросил Сашка. — Продолжу поиски.

Челнок, получив «добро» на вылет, поднялся с лётной палубы и выскочил в открытое операторами «окно» в силовом щите. Сегодня поиски будут в городах — следующим по списку были хранилища банков.

Глава 10

Под конец суток все челноки, участвовавшие в поиске, вернулись на «Майву». Выбравшись из своего челнока на лётную палубу, Сашка сразу же направился прямиком в кабинет Сияна.

— Как слетал? — Сиян встретил его ставшим же дежурным вопросом. — Не нашёл?

— Нашёл, да не то… — Сашка уселся в кресло, угрюмо взглянув на хозяина кабинета. — Напоследок решил облететь центр Лондона на малой высоте, и там Малыш отреагировал…

Сашка скинул в голосферу изображение, взятое из каталога коллекционеров.

— Артефакт? — удивился Сиян.

— Да. Коммутатор Предшествующих, к тому же активированный. Размещён в подземелье под Тауэром. Уверен, в Галанте тоже есть такой, и может быть не один.

— Вот оно что… Логично. Для такой операции одноразового передатчика было бы маловато. И место-то выбрали для его хранения — чтобы добраться до него, нужен полноценный штурм. — Во взгляде Сияна читался вопрос. — То есть, пока экспедиция изучала Землю, ушастые смогли передать англичанам артефакт?…

— Не думаю. Полная гарантия, что сам Коммутатор «земной» — его нашли в ходе археологических раскопок. Так или иначе, но в конечном счете, сейчас он в руках у наглов. А вот ушастые научили их пользоваться им. Но самое интересное другое…

Он многозначительно посмотрел на Сияна:

— Поисковики неоднократно доставляли нам в научный центр такие коммутаторы. По сравнению с другими артефактами вещь не такая уж и редкая, числится в каталоге артефактов Предшествующих, полтора десятка официально зафиксированных сделок. Правда, продавались неактивированные устройства. Но даже мы не смогли активировать ни одного экземпляра. Мы просто не знаем, как это делать.

— Как — не знаете? — недоверчиво переспросил Сиян.

— Так. В нём не предусмотрено никаких элементов для питания. Как тебе сказать… у меня они вызывают лишь одну ассоциацию. Даже сейчас на Земле иногда можно встретить старые телефонные аппараты, обеспечивающие голосовую связь. Ты можешь с его помощью поговорить с человеком, находящимся хоть на другом конце планеты — но лишь при подключении аппарата к телефонной станции. Именно она обеспечивает и питание аппарата, и прием от него сигнала с последующей передачей на такой же аппарат другого абонента. Но убери эту станцию — и все телефонные аппараты сразу станут кусками металлолома. Вот и Коммутатор сам по себе не представляет никакой ценности. А то устройство, что у Предшествующих выполняло функцию телефонной станции, нам пока так и не попалось.

— А у аграфов оно, получается, есть. — Вывод, к которому пришёл Сиян, был вполне логичным. — Но как минимум, такое же устройство должно находиться и на Земле?

— Да. И я даже не представляю себе, где его искать и как оно должно выглядеть.

— Чувствую, мы уже столько за эти дни нарыли, что сами и не разгребём. — Нахмурился Сиян. — В общем, я запрашиваю сеанс связи с Артой. А тебе неплохо бы выспаться.

* * *

Сон не шёл, и сейчас, лежа в своей каюте, Сашка мысленно «выкладывал ежика», как это делал, коротая время в камере Гестапо, персонаж анекдотов и любимец всех советских женщин, герой, ставший «главной ролью» актёра Тихонова.

Итак, нет на Земле никаких аварийных гравипередатчиков, ни одного, ни нескольких. Да они и не нужны — благодаря артефактам Предшествующих аграфы имеют постоянно действующий канал связи англичанами. Неважно, что они обещали британцам, главное — те согласились быть проводниками их политики на Земле. И ведь формально все условия ушастые выполнили, никто из них лично не вступал в контакт с землянами. Так или иначе, но сам факт наличия постоянно действующей линии связи с другим государством Содружества, неподконтрольный им, был «дамокловым мечом», накладывающим жёсткие ограничения на их действия — любая видеозапись их присутствия может теперь был истолкована на Совете Содружества не в их пользу. Это «минус».

Цель ушастых — остановить процесс вывоза землян в Содружество. С этим тоже всё понятно. Каждый новый переселенец в Содружестве для ушастых — новый потенциальный «отец аристократов». Они с нынешними-то не знают что делать.

Изначальная ставка аграфов была на то, что после прихода к власти Госсовета и демонстративной атаки на санатории, гардаррцы жёстко отреагируют и осуществят либо прямой захват власти, либо устроят дворцовый переворот, приведя к власти устраивающих их персон. Естественно, информация с Земли сразу же поступила бы к аграфам, а от тех — заместителю Секретаря Совета Содружества. Тогда через три месяца на заседании Совета гардаррскую делегацию просто стёрли бы в порошок. Они избежали этой ловушки. И это «плюс».

Более того, последующие действия вынудили британцев раскрыться. Значит, они разрушили планы ушастых, на которые у тех были большие надежды. Это тоже «плюс».

Так же «жирный плюс» — это то, что ни британцы, ни тем более ушастые не знают, что место расположения артефакта Предшествующих теперь для гардаррцев не секрет.

А вот теперь «минусы», и «минусы» жёсткие.

Король неспроста сам лично выдвинул ультиматум — их поджимает время. То есть, в планах ушастых — вынудить гардаррцев так или иначе вмешаться в события на Земле. И, скорее всего, речь опять же идёт о трёх месяцах — аккурат до заседания Совета, где и будет решаться вопрос Земли. Значит, в эти месяцы придётся ждать самого худшего…

Свои соображения Сашка сбросил в единый файл.

— Аш! — пришёл вызов по корабельной системе связи. — В кабинете у Сияна, через полчаса.

* * *

В кабинете Сияна четыре человека сидели перед голограммой находившегося сейчас в своём кабинете на Арте заместителя главы внешней разведки.

— Я понял. — произнес Азар. — Вы правильно поступили, что не стали форсировать события и проявлять излишнюю инициативу. Именно сейчас я этому несказанно рад.

Только что Сашка, Егор и Вячеслав рассказали ему поочерёдно все свои соображения о происходящих событиях на Земле.

— Ты правильно понял, Аш, что смена власти в ЭРЭФии сейчас приведёт к настоящей катастрофе. — Азар сейчас обращался лично к нему. — Где-то мы недосмотрели, и пока экспедиция Содружества находилась на Земле, ушастые вышли на контакт с британцами. И ты опять же правильно понял, что если на Совете Содружества аграфы приведут доказательства, что мы открыто вмешались в политику одного из государств, то и тебе не видать статуса постоянного представителя Земли в Совете, и Гардарре придётся выкручиваться, может, и ценой передачи Совету координат «червоточины». Да, подловили нас ушастые…

— Вывоз переселенцев прекращён? — переключился он на Сияна.

— Несмотря на выставленный нам ультиматум, мы продолжаем вывозить тех людей, кто прошёл проверку и ожидал, когда придёт его очередь улететь. — Кратко отчитывался Сиян о своей работе. — Идёт и подбор новых кандидатов. Правда, пришлось перенести основные усилия на Колхозию и «Территорию У».

— И это верно. — одобрил Азар. — А в ЭРЭФии, к сожалению, придётся сворачивать нашу деятельность. Пока — на три месяца, до результатов заседания Совета Содружества.

— Три месяца… — у Сашки снова взвыло «шестое чувство». — Азар, вот скажите… неужели всё это затевалось ушастыми лишь для этого? Что им даст этот перерыв в три месяца?

— А ведь ты прав, Аш. — после долгого молчания произнесла голограмма. — Планы у них — вообще лишить нас возможности вывозить переселенцев с Земли. Мы считали, что в Совете Содружества этот вопрос для нас решённый, а вот теперь я почему-то в этом не уверен. Вот что. Для получения полной картины мне нужно проконсультироваться с Дипломатическим Департаментом. Свяжемся через сутки. А вы пока попытайтесь убедить американцев не выходить из договора.

* * *

До разговора с американцами оставалось ещё шесть часов, и Сашка снова лежал в своей каюте, продолжая выстраивать логические цепочки.

Несомненно, аграфы как-то подстраховались, и в случае, если им не удастся получить от британцев документальных подтверждений вмешательства гардаррцев в местную политику, у них имеется запасной вариант, как лишить Сашку постоянного статуса представителя Земли.

Но это не значит, что британцы не будут все эти месяцы рвать задницу на свой родной флаг. Будут, ещё как. С одной стороны, аграфы им что-то обещали. Но, с другой стороны они сами шкурно заинтересованы в том, чтобы всё оставалось как есть. Как там распиналось Его Величество? «Баланс сил и интересов»? И ведь у них для этого все козыри на руках. Что бы британцы ни предприняли, все их действия будут подпадать под местные разборки, которые, по хорошему счёту, никого в Содружестве не взволнуют, хоть полпланеты вырежут. А эти смогут.

Сейчас ситуация в ЭРЭФии ухудшалась с каждым днём. После того, как Госсовет объявил о национализации крупнейших государственных компаний, американцы ответным ходом отключили банковскую систему ЭРЭФии от международных платёжных систем. Начались аресты имущества зарегистрированных в ЭРЭФии компаний и фирм. И ведь это только начало. По первичным оценкам, введение продовольственных карточек состоится уже в ближайшее время. Так и голодные бунты не за горами.

Для предотвращения недовольства населения сейчас начался массовый набор в Безнациональную Гвардию — туда сейчас брали чуть ли не любого желающего, но лишь исключительно из «носатых». Властям нужны были не борцы с преступностью, а каратели, готовые по команде расправляться с безоружным русским населением.

А британцам это, как ни странно, только на руку. В стране вспыхнет мятеж? Замечательно! Они поддержат восставших. Доведённые до отчаяния, пролив реки крови, с трудом, но возьмут в результате власть в свои руки. И англичане тут постараются — и чтобы крови были реки, и чтобы восставшие победили. А вот после этого новую власть демонстративно откажутся признавать. После чего сами же и предложат всем разделить «русский пирог», пообещав каждому участнику дележа лакомый для того кусок. Обещать и дарить то, что им не принадлежит, британцы всегда умели.

То есть, вне зависимости, удержат эрэфяне власть, утопив страну в русской крови, либо русские победят, опять же заплатив за это немалой кровью, но британцы будут доводить ситуацию именно до самого края, чтобы добиться вмешательства извне.

Сашка встал с кровати. Пора. Его снова ждал кокон голографической симуляции.

* * *

Разговор с американцами прошёл на повышенных тонах — как только они узнали, что в ближайшие три месяца проблема решена не будет, шестеро гостей объявили, что соглашение разорвано. Не убедили их ни его рассказ про то, что в ЭРЭФии сейчас у власти прямые ставленники «кузенов», ни сделанная запись его разговора с королём «кузенов». С трудом владелец виллы убедил остальных участников переговоров продлить соглашение на три месяца — в конце концов, американцы ничего при этом не теряли. Как ни удивительно, но его поддержал «тасманиец». Он напомнил, что никто из их сограждан с момента заключения соглашения не пропал, и ради их безопасности можно хотя бы три месяца не трогать «взбесившегося медведя».

* * *

В конце дня Егор делился со всеми результатами изучения места, где находился Коммутатор. Голосфера по его команде отразила объёмный вид центра Лондона.

— Коммутатор находится здесь — Егор указал на пульсирующую точку, расположенную на глубине в полусотне метров под Тауэром. — Это старые туннели, ещё со времён до Великого Пожара. В помещение есть только один вход, к которому ведёт самый настоящий лабиринт туннелей. Ни на одной из карт диггеров я их не обнаружил.

— Неизвестные туннели? — услышанное отдавало средневековой мистикой. — И всё это находится прямо в центре города?

— Именно. Разведывательные зонды, что мы отправляли в систему канализации, помогли нам добраться практически до самого помещения, где он расположен. — Картинка в голосфере по команде Егора картинка в голосфере теперь отображала план лабиринта, что вёл к заветной комнате. — Единственный проход оснащён современной по местным меркам системой безопасности — по всему пути установлены системы сканирования пространства в видимом и инфракрасном диапазонах, десяток автоматических дверей с автономным питанием, перекрывающих доступ при попытке несанкционированного доступа в коридор. Само помещение сделано как хранилище банка — стальной корпус, автономная система воздухообеспечения. И десятки кабельных вводов, разнесённых по периметру. Есть и силовые, но в основном — оптоволокно. Стали разбираться с тем, что передаётся по ним. Не поверишь — обычные информационные программы. Аграфы круглосуточно получают информацию с Земли в реальном режиме времени. Но что более интересно — туда же передаются изображения со всех камер, установленных в лабиринте.

— А что внутри самого помещения? — вопрос напрашивался сам по себе.

— К сожалению, не знаем. — Всё это время оно было закрыто. Мы не стали рисковать, чтобы проникнуть в него.

— Я так понимаю, провести штурм нашими средствами вполне возможно. — подытожил Сашка. — Реально два десятка боевых дроидов пройдут эту систему защиты и не почешутся. Но проблема в том, что видео с подробностями этого штурма сразу же окажется в Объединённом Королевстве. И неважно, удастся нам уничтожить коммутатор или нет — аграфы будут иметь на руках доказательство вмешательства гардаррцев в политику государств на планете.

В голосфере сейчас крутилось изображение Коммутатора. Разглядывая его, Сашка поймал себя на мысли, что устройство очень похоже на описание «Ковчега Завета». Интересно, как оно попало британцам? Было ли украдено в Эфиопии во время итальянской оккупации, а затем изъято англичанами как военный трофей, или гораздо раньше, когда его вывезли на Остров тамплиеры, бежавшие из Франции? Впрочем, именно в данный момент это было абсолютно неважно.

— Мы не можем заблокировать передачу информации в коммутатор. — появилась у Сашки идея. — Но мы можем попробовать блокировать передачу информации самим коммутатором. Как? — судя по взгляду Егора, он уже всё понял. — Найти ретранслятор. И отключить его.

* * *

Последующие дни Сашка снова проводил время, нарезая на челноке «спирали» над Великобританией. Теперь поиски проходили в одиночестве — никто кроме него не мог засечь объекты Предшествующих.

Сложно искать «то, не знаю что». Вдвойне сложнее искать его «там, не знаю где». Сашка опять же определил для себя критерии мест, где осуществлял поиски. Музеи, старые замки, история которых насчитывала под тысячу лет. Не поленился он потратить время и на облёт Стоунхенджа.

Безрезультатно.

Глава 11

Через трое суток все снова собрались в кабинете Сияна.

— Приветствую! — буркнула возникшая перед ними голограмма Азара. — С недобрыми я вестями. Напророчил ты, Аш…

Голограмма уставилась на Сашку.

— Как мне сказал глава Департамента, по вопросу твоего статуса у нас в Совете было незначительное преимущество в голосах. За нас выступают все государства, что подписали с тобой договор на доставку им переселенцев. На нашей стороне негуманоиды. Это, как выяснилось, постарались Чизахи. Почему — не спрашивай, никто в Департаменте не знает. А вот против — Галанте, подавляющее большинство их бывших колоний, Эн-Маанское Королевство… галифатцы, что с них взять… а так же Империя Арвар. Сейчас ушастые всячески склоняют независимые миры, которые не определились, голосовать против. И всё бы ничего, даже в худшем случае количество голосов «за» хоть на один голос, но превышало количество голосов «против». Но аграфы умудрились протащить на повестку дня признание независимости той части Империи Арвар, что контролирует Чака Первый.

— То есть, вначале голосование за признание независимости государства Чаки, а потом голосование по вопросу Земли. — присвистнул Сиян. — Хитро придумано! И на втором голосовании представитель второго Чорного Властелина уже будет обладать полноценным голосом. И, как я понимаю, голосовать он будет «против».

— Да. — кисло произнёс Азар. — Само государство Чаки будет признано подавляющим большинством, как пить дать. Все признают — и армаррцы, и делуссцы, и синтонцы с оширцами… Чака сейчас уже повязал себя массой кабальных договоров, и никто не захочет упустить такую наживу. И ведь самое что обидное, наш Дипломатический Департамент сам приложил руку к тому, чтобы развалить Империю Арвар.

— А как же с этим согласился Покасса 37-й? — удивлённо спросил Сашка.

— Согласился. — улыбка Азара скорее походила на карикатурную гримасу. — Согласился в понижении статуса. Был Император, станет просто Королём тех систем, что контролирует. Голосование фактически будет идти за признание распада Империи Арвар, с автоматическим признанием всех сложившихся образований на её территории.

— Да… — выдохнул Егор. — Дела. Хоть своего Чаку заводи…

Голограмма внимательно посмотрела на него.

— Своего Чаку… — произнёс Азар. — Кто знает, кто знает… В любом случае, мы обнаружили эту угрозу, и значит, можем избежать её. А пока давайте вернёмся к Земле.

* * *

— К сожалению, все ваши первые выводы оказались в основном правильными. — продолжал Азар. — Три месяца нам предстоит быть сторонними наблюдателями того, что будет происходить на территории ЭРЭФии.

— Но я не могу спокойно смотреть, как сейчас там, на Земле, «статусные рашковане» будут уничтожать русских. — тихо произнёс Сашка.

— Ну тогда слушай. Единственный вариант, при котором мы можем вмешаться открыто — это когда мы объявим, что берём под защиту тех, кто решил перебраться жить в Содружество. Да вот беда — у этого варианта столько «подводных камней»!

— Но что нам мешает сделать это сейчас? — Сашка впервые услышал о такой возможности.

— Ну как что… Это подразумевает, что мы откроемся населению планеты. А это возможно лишь с согласия представителя планеты в Совете Содружества. С постоянным статусом, а не как у тебя со временным.

— Это да. — подтвердил сидевший рядом Сиян. — После того, как Совет Содружества подтвердит твой статус, ты можешь хоть сразу же объявить о решении открыться населению планеты. А пока нельзя.

— Значит, нужно выдержать три месяца. — твёрдо произнёс Вячеслав, внимательно слушавший разговор. — Сжать зубы, но выдержать.

— Боюсь, тут ситуация гораздо сложнее. Решение открыться населению планеты имеет один недостаток. И в нашем случае он существенный. — голограмма Азара обвела взглядом всех четверых слушателей. — Недостаток этот заключается в том, что с того момента, как население планеты узнаёт о существовании Содружества, наступает переходный период в три года. Считается, что этого времени достаточно, чтобы население планеты свыклось с тем, что это самое Содружество где-то существует. А вот по окончании переходного периода твой статус представителя автоматически теряет силу.

— Почему? — опешил Сашка.

— Потому, что затем он автоматически переходит к главе государства, что существует на планете. — механически произнёс Сиян. — И будет действовать до принятия планеты в Содружество. Это стандартная практика. Думаешь, Земля первая?… А поскольку на Земле больше ста государств, то и представителей таких первоначально будет около сотни. Правда, отвечать они будут исключительно за своих граждан…

— Подождите! Я что-то не понял… — услышанное полностью спутало Сашкины мысли. — Ну будет там сотня представителей. Чёрт бы с ними. Нам это как помешает?

— А так. Право на отъезд в Содружество сейчас даёшь ты, а так будут давать они. Вот и подумай, разрешат ли те уроды, что сейчас у власти, уехать русским? — Егор сразу всё понял. — Они же будут там как заложники. Вон, как в системе Каган. Там власти и не спешат вступать в Содружество. Зачем? Нейросети у них самих есть, все блага цивилизации они себе покупают. А расплачиваются своими подданными. Фактически продают их в рабство, хоть и обставлено всё как договор пожизненного найма. И не мелочатся, продают сразу минимальной партией по 55 человек. Думаешь, на Земле будет лучше? Вот поэтому у нас будет всего три года, чтобы вывезти их.

— Три года??!!! — Сашка чуть не взвыл. — Мы сейчас по 7 миллионов человек в год принимаем, только вышли в ноль по затратам, а нужно сразу принимать по 50! А жильё для них?… А нейросети?… А работа?… Да у нас экономический коллапс возникнет!!!

В кабинете повисла тишина.

— Я готов. — Сашка посмотрел на голограмму Азара. — Азар, я готов. Как только получу на Совете Содружества подтверждение моего статуса, я сразу же объявлю это решение.

— Лучших вариантов у нас, похоже, нет. — поддержал его Сиян.

— Что же. — Азар пожевал губы. — Принимается. Я свяжусь с вами через четыре дня.

* * *

Два дня Сашка безрезультатно искал место, откуда шла ретрансляция сигнала Коммутатора. А на третий день, вместо продолжения поисков, он запросил у Сияна возможность организовать связь с властями Китайской Народной Республики, при этом не объясняя, зачем. Сиян, хоть и сомневался, но дал добро.

Два часа Сашка провёл в коконе голографической симуляции, а по завершении сеанса сразу направился в кабинет Сияна, где, помимо хозяина кабинете, его дожидались Егор с Вячеславом.

— Как разговор с китайцами? — сразу спросил Сиян, не успела за ним закрыться дверь.

— Не зря я решил с ними поговорить… — Сашка уселся в кресло. — Всё, что предполагал, подтвердилось. Британцы уже науськивали Китай произвести вторжение в ЭРЭФию. Даже если бы мы смогли удержать ситуацию в ЭРЭФии, то буквально за неделю до заседания Совета на границе с Китаем была бы осуществлена провокация. С жертвами. После этого — запланированное вторжение.

— Но на Дальнем Востоке дислоцировано немало войск… — пытался возразить Вячеслав.

— Зачем Дальний Восток? — кисло усмехнулся Сашка. — Удар был бы нанесён через Казахстан, прямо на Урал. Вот так, одним махом китайцы отсекают снабжение группировок войск, дислоцированных в Сибири и на Дальнем Востоке.

— А теперь?

— А теперь… — Сашка вздохнул. — В общем, нынешний Председатель Всекитайского Собрания согласился с моими доводами, что у КНР нет причин совершать агрессию, если мы и так будем продолжать вывозить население. Вот теперь у нас действительно три года на всё про всё. А дальше — захват, и он не может гарантировать, что всё пройдёт бескровно.

— То есть, пока в Китае не состоятся перевыборы, у нас с ним заключено «джентльменское» соглашение? — Егор явно не был рад открывающейся перспективе.

— Нет, выборы пройдут чуть позже. А нынешний Председатель не хочет, чтобы лавры «вернувшего потерянные территории» достались преемнику. Он хочет носить их сам.

Снова в кабинете повисло молчание.

— Что же, продолжу поиски ретранслятора. — прервав возникшее молчание, он стал подниматься из кресла.

— Нет. Ничего больше искать не надо. — Сиян кивнул в сторону незаметно сидящих в углу пилотов яхты. Сашка их сразу даже не заметил. — Тебе надо возвращаться. Парни сообщение доставили от Азара. Он куда-то отбыл на несколько дней, поэтому сеанса связи не будет. Тебя доставят на лайнер, на котором ребята из твоей службы охраны возвращаются на Аркам. А Егор остаётся здесь, для него персональное задание.

— И… всё? — Сашка не мог поверить.

— Да. — вздохнул Сиян. — Упомянул, что решение вопросов Земли он берёт на себя, а тебе нужно заняться нуждами Аркама. Впрочем, ты можешь поговорить с ним уже дома.

* * *

Пассажирский лайнер, следовавший на Аркам с Новой Аладьеги, яхта перехватила в последней системе подскока. Высадив Сашку, пилоты попрощались с ним, после чего яхта покинула лётную палубу лайнера, а встретивший его Алексей незаметно для всех пассажиров провёл до отведённой каюты.

Всё время перелёта Сашка посвятил просмотру записей земных новостей за те дни, что он провёл в поисках. Новости касались исключительно событий в ЭРЭФии.

Там дорвавшиеся до власти продолжили зажимать гайки. Как-то прекратились казни олигархов, под предлогом наведения порядка по всей стране был введён комендантский час. Снова пошла по всем телеканалам кампания по борьбе с «русским шовинизмом» и пропаганда «дружбы уродов», пошла волна арестов — схваченным предъявляли обвинение по 282-й, «антирусской» статье.

Через трое суток лайнер прибыл на космическую станцию, размещённую на орбите Аркама, откуда челноки доставили всю группу в космопорт.

Не успел Сашка выбраться из челнока, как к нему подскочил один из ожидавших на лётном поле представителей СМИ.

— Губернатор, как прошли переговоры на Новой Аладьеге? — крикнул журналист.

— Конструктивно. — только и смог он ответить.

Охрана оттеснила журналистов, и Сашка смог пройти к ожидавшему поблизости граву.

— С возвращением, шеф. — произнес сидевший за креслом водителя Реис, стронув грав с места. — Как там на Земле?

* * *

Что ни говори, хороших сотрудников подобрал себе Алексей, думал Сашка, удобно расположившись на заднем сиденье грава. И кого ни возьми из сотрудников службы охраны, всех их объединяло одно — у каждого была своя непростая судьба.

Вот Реис, сегодня как раз его смена. Уроженец Казани, Реис служил в оперативно-следственном отделе МВД. Званий и наград не заслужил, слишком честным был и принципиальным. Последнее дело, которое ему довелось вести, было связано с ростом числа экстремистских ячеек запрещённых исламских организаций радикального толка.

Ячейки имели хорошее финансирование, их разветвлённая сеть имела покровителей и среди чиновников, и среди аппарата МВД республики.

В ходе расследования стало ясно — ниточки тянутся на самый верх, в республиканское руководство. Оттуда шла и административная поддержка исламских экстремистов, и защита от судебного преследования, и их финансирование. Реису не раз недвусмысленно намекали, чтобы своё расследование он спустил на тормозах. Реис этого делать не стал. И тогда машина россиянского кривосудия заработала уже против него. В отношении него сразу началось внутреннее расследование, а затем прокуратура завела на Реиса уголовное дело. По какой статье, спросите? Правильно, за экстремистскую деятельность. В итоге вывозили Реиса на Аркам не из родной Казани, а из исправительно-трудового учреждения, находившегося поблизости в Мордовии, где он уже не первый год отбывал свой срок. В пунктах обвинения, по которым он был осуждён, не было разве что покушения на Кеннеди.

* * *

Вот рядом с ним сидит Семён, напарник Реиса. Уроженец Ростовской области, казак.

Сам Семён всегда отшучивался — мол, «дед был казак, отец сын казачий, а я — хрен собачий». Он не был похож на ту ряженую гопоту, что эрэфянские СМИ преподносили обывателям как примеры «возрождения казачества». Не ходил в форме, обвешанной собачьими медалями и значками «ГТО», не таскал нагайку, не рвал глотку на различных идиотских акциях. И на дух не переносил подобную братию.

Однажды, выкапывая подвал под гараж на своём участке, он нашёл свёрток. В нем была старая казачья шашка. Находка всколыхнула интерес Семёна и к истории своей семьи, и к истории казачества. Ещё живой отец рассказал ему, что его дед, прадед Семёна, во время Гражданской воевал в частях генерала Мамантова. Славно воевали казаки, много красной нечисти уничтожили — да мало их было. После разгрома вернулся старый казак в свой хутор — а там уже власть большевистская, власть безбожная. Увидев, что сыновья с большевиками, закопал он свою шашку, сказав, что никто из них не достоит быть казаком. Так и умер, унеся эту тайну в могилу.

Семён организовал у них в станице исторический клуб. Потом подтянулись единомышленники — кто-то из станичников взялся учил молодёжь единоборствам, кто-то открыл кузню, передавая подрастающему поколению секреты ковки казачьих клинков. Но самое главное, молодежь из клуба стала регулярно давать отпор обнаглевшим незваным гостям, «спустившимся с гор». Разве могла пройти мимо такого россиянская власть? Быстро состряпали дело по 282-й статье, быстро прошёл суд. Семёна и его товарищей так же вывезли на Аркам из мест не столь отдалённых.

* * *

А были ещё и пленённые ополченцы Новороссии, которых пришлось вызволять из застенок СБУ, просто русские люди, которых освободили из рабства с кирпичных заводов Северного Склона и с пастбищ Бабайстана. Но что ни говори, этих людей они смогли вырвать и вывезти из того ада. А сколько же ещё оставалось на Земле тех, кому он пока не смог помочь.

— Беда там. — тихо произнёс Сашка. — К власти дорвались маньяки…

Реис молча вёл грав по трассе.

— Шеф… — наконец, спросил он. — Ты ведь не бросишь там наших…

— Я… постараюсь. — только и смог ответить Сашка.

Да, грустным было его возвращение на Аркам.

Глава 12

Грав уже подъезжал к Синташте, как Сашке пришёл вызов. От Лораниэль.

— Привет, солнышко! Я уже почти на месте. — Сашка улыбнулся, увидев лицо жены. — Заскочу на работу, нужно решить быстро один вопрос, и сразу домой.

— Аш, я у тебя в приёмной. — голос Лораниэль был слишком официозным.

Вообще-то жена никогда не злоупотребляла его положением, и в его кабинете появилась раза четыре за всё время его губернаторства, да и то, по делам мэрии.

— Я не одна, — продолжила Лораниэль. — Со мной старейшины двух кланов. Я понимаю, ты устал, но, пожалуйста, выслушай их. Это очень важно!

— Разумеется. Ждите, скоро уже буду.

Через четверть часа он сидел в своем кабинете, а напротив, за столом расположились в креслах два старых аграфа. Слева сидел Тилион. Сашке вспомнилась их первая встреча. Тогда их, старейшин клана, прибывших больше десяти лет назад на Аркам, было четверо, и Тилион был самым младшим. Нет уже давно Хатальдира, а в прошлом году один за другим покинули этот мир Гильдор и Радруин, и теперь из той четвёрки старейшин остался лишь он. По правую руку от него сидел Элендил — теперь он был главным старейшиной клана Мака Лугового, сменив так же почившего Храванона.

Сейчас оба старых аграфа были очень взволнованы и с трудом сохраняли невозмутимость.

* * *

— Милорд! — начал разговор Тилион. — Мы приняли решение провести выборы Короля Тартана…

Только этого не хватало… Вот уж действительно, пришла беда, отворяй ворота.

— Тилион… А это обязательно делать именно сейчас?

— К сожалению, милорд… — старый аграф смотрел на него грустным взглядом. — К сожалению.

Установилась неловкая пауза.

— Как Вам известно, милорд, полное и официальное название Галанте — «Галанте, Объединённое Королевство Мерсии, Камбрии и Тартана». Формально это три Королевства под управлением одного монарха. — начал неспешно рассказывать Тилион. — Сейчас уже мало кто задумывается в Галанте над этим, по причине того, что и законодательство во всех системах более-менее унифицировано, и денежная единица одна. Одна армия, ВКС, спецслужбы. Сами Королевства уже преподносятся как анахронизм. Но формально остаётся юридическая возможность по ликвидации Унии. Одна из таких возможностей — это выборы тартанской аристократией нового Короля, который оснует новую династию. При этом даже сам факт таких выборов является ликвидацией Унии.

— Это я знаю, — подтвердил Сашка.

— Её Величество Калиария Первая, — продолжил Тилион — объявила три дня назад, что в ближайшее время состоится полная Уния. Объединение трёх Королевств будет преобразовано в одну Империю. Акт о создании Империи уже готовят в канцелярии Её Величества.

— Ясно. Вы хотите провести выборы Короля Тартана до того, как состоится объявление Акта. Но как в этом могу помочь я?

— Можете, милорд. Для выборов Короля Тартана необходимы три условия. Первое — это сам претендент. С этим, благодаря Вам, проблем нет. Лорд Яр всеми кланами уже признан как единственный кандидат в Короли. Второе — это сами кланы. Точнее, не менее двух третей, готовых принять участие в выборах. В настоящее время здесь, на Аркаме, находятся старейшины 74 кланов Тартана. Кворум имеется. Но есть и третье условие. И с ним возникла неразрешимая проблема.

— Корона, милорд. — тихо произнёс сидевший рядом с ним Элендил. — Корона Тартана. Коронация лишь тогда считается состоявшейся, когда Корона Тартана будет возложена на голову выбранного Короля.

— А короны у вас нет. — подвёл итог Сашка.

— Ещё хуже! — снова заговорил Тилион. — Её нет и на Тартане.

— И… где же она?

— Никто не знает, милорд. — Тилион удручёно вздохнул. — Раньше она, как символ власти, хранилась на Тартане в резиденции королевского наместника. Сама резиденция является наполовину музеем. Доступ к ней был. Туристы регулярно приезжают, чтобы посмотреть, как жили несколько тысяч лет назад короли Тартана. И там же находилась и сама Корона. Но недавно вдруг обнаружилось, что на месте Короны нет — за силовым барьером, что защищал Корону находилась голограмма! Причём выяснили это абсолютно случайно — во время осмотра короны туристами произошёл сбой питания — отключилось силовое поле, но одновременно просто исчезла и Корона! Но через некоторое время энергопитание было восстановлено. И что же вы думаете? Корона сразу же возникла, как и восстановившееся силовое поле! И это в то время, когда группы туристов проводили съёмку Короны.

— Но почему вы считаете, что Короны нет?

— Милорд! — как-то кисло усмехнулся Элендил. — Если бы власти сразу признали, что это голограмма, а настоящая корона находится где-нибудь в хранилище, то и вопросов бы не было! Но голо-ролики сразу стали удалять из «Гало», при этом все туристы, бывшие в тот момент в резиденции, были задержаны охраной. Лишь по причине, что среди туристов были несколько армаррцев, об их задержании стало известно. Дело стало приобретать размеры международного скандала. Армаррцев, конечно, отпустили, но те, просто из принципа, взяли и сообщили прибывшим журналистам, что видели. В общем, королевская Канцелярия вынуждена была признать, что уже несколько лет как в резиденции королевского наместника есть лишь голограмма, а сама Корона вывезена с Тартана. При этом её так и не продемонстрировали населению Тартана.

— Вот как… — задумался Сашка. — То есть, теперь вы даже просто выборы не можете произвести. Одно дело, выбирать претендента на корону. Другое дело, что непонятно кого выбирают, когда нет самой короны.

— В точку, милорд. — грустно вздохнул старый аграф. — Вот поэтому мы пришли к Вам не просто в гости как к близкому нам человеку. Мы пришли к официальному лицу, занимающему не последнее место во властной иерархии Гардаррской Федерации. И просьба у нас так же официальная.

— Мы просим Вас, губернатор, — начал читать речитативом Тилион. — Содействия. Используя каналы Дипломатического Департамента Гардаррской Федерации, потребовать от официальных властей Объединённого Королевства Галанте вернуть символ власти обратно на Тартан.

— Я могу, конечно, послать соответствующий запрос. — осторожно начал Сашка. — И, даже не сомневаюсь, что Дипломатический Департамент отправит в Объединённое Королевство ноту с соответствующим требованием. Но вы же понимаете, что с Мерсии придёт гарантированный отказ. Да ещё и обвинят Гардарру во вмешательстве во внутренние дела. Я даже не уверен, что они соизволят просто показать корону населению.

— Мы всё равно должны попробовать. — как-то обречённо прошептал Элендил. — Должны. Даже не для себя. Для наших потомков.

— А что она из себя представляет, эта корона? — почему-то спросил Сашка.

* * *

Эта фраза чуть не убила обоих аграфов. Сейчас они ошарашено смотрели на него, не в силах произнести и слова.

— Милорд… Я не могу поверить. — наконец, произнёс Тилион. — Вы что, ни разу не видели изображение Короны Тартана?

— Нет. Когда бы я это смог сделать? Мне в Галанте дорога заказана. — удивление аграфов было Сашке непонятно.

— Милорд! — начал укорять его пришедший в себя Элендил. — Вы! Отец двух Лордов и двух Наследниц! Отец Короля Тартана! Да-да, я не сомневаюсь, что Лорд Яр станет Королём!.. Вы даже не удосужились посмотреть, как выглядит Корона, которую должны возложить на голову Вашему сыну?!

— Каюсь! — примирительно сложил руки Сашка. — Да, я за все эти годы так и не удосужился узнать, как выглядит Корона Тартана. Но меня прощает то, что времени свободного у меня, сами знаете, давно уже нет.

— Простите, милорд. — Стушевался Элендил. — У меня есть файл с её изображением, ловите! А пока Вы будете рассматривать её, я Вам вкратце расскажу её историю. Сама Корона по легенде досталась от Предшествующих…

* * *

Элендил что-то рассказывал, но Сашка слышал его лишь краем уха. Сейчас его внимание было приковано к изображению, что переслал ему старый аграф. Он уже который раз рассматривал голограмму во всех доступных ракурсах. Точно. Ошибки быть не могло.

— … и тогда возложили Корону ему на голову, после чего Трандуил стал именоваться первым Королём всего Тартана. — монотонно бубнил Элендил. — Вы слушате меня?

— Да, конечно слушаю! Корону возложили на голову Трандуила, ставшего первым Королём Тартана. — Сашка серьёзно повторил сказанное стариком, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться в истерический смех. — А Корона при этом не светилась?

— Милорд!.. — старейшины напряглись. — А… откуда Вы знаете, что Корона засветилась на первом Короле?..

— Я не знаю… Просто спросил. Мне показалось, что она должна светиться на голове… истинного Короля. — удачно выкрутился Сашка.

— Милорд… — аргафы словно расцвели улыбками. — Вы знали!! Вы всё знали!!

— Да. И вот что я скажу вам. — Сашку вдруг захватил какой-то азарт. — Не будет никаких нот протеста и требований из Дипломатического Департамента. Почему, спросите? Да потому что они не нужны. Коронация — состоится. И на ней будет Корона Тартана. Я вам это обещаю.

* * *

Ушастая братия покинула его кабинет, окрылённая надеждой. С ними ушла и Лораниэль — старики вызвались проводить её домой, а заодно и навестить детей — своих Лордов и Наследниц кланов.

Проводив всех из кабинета, Сашка плюхнулся в кресло. Что же, коль есть возможность хоть чему-то принести пользу — почему этого не сделать? С этой мыслью он вызывал старого знакомого, что должен был сейчас находиться на Арте.

— А, Аш… Вернулся? — даже по голосу Азара можно был понять — он невероятно устал. — Что?… Опять Земля?

— Нет. Тартан. Точнее, его Корона.

— А, это… — Азар, как показалось Сашке, спокойно выдохнул. — Значит, всё же тартанцы решили провести коронацию… Время, конечно, не самое подходящее, но с учётом событий в Галанте — пусть состоится. Обратись к Траяну, он организует её доставку аккурат к церемонии. В организационном плане помощь нужна? Зал выделить где-нибудь, наряды… Уж не знаю что там по протоколу полагается.

— Вы… знали? — Сашка опешил от такой реакции. Будто то, что он хотел попросить, давно уже было известно.

— Что — знал? Что Корона Тартана — это «Корона Контроля», такая же, что ты привёз с Аксумы? — теперь уже Азар смотрел на него с удивлением. — Постой, Аш… А что, ты не знал это?

— Нет…

И впервые за всё время, что Сашка был знаком с этим человеком — Азар расхохотался.

— Мда!.. — успокоившись, Азар вытер слёзы. — Разведка частенько страдает от излишних ухищрений… Конечно мы знали, Аш. Знали с того дня, как «Корона Контроля» попала в хранилище артефактов в научном центре. Но мы и предположить не могли, что это не знаешь ты!

Заместитель главы Внешней разведки Гардарры изменился на глазах — куда только делась усталость, сейчас на Сашку смотрел человек полный энергии.

— А ведь проведение коронации Яра сейчас играет нам на руку! — размышлял вслух Азар. — После того, как на голову Яра будет возложена Корона, Дипломатический Департамент сразу поставит Её Величество перед фактом. В обмен на то, что Гардарра не признает Яра Королём Тартана, Объединённому Королевству придётся пойти на массу уступок. А для того, чтобы Калиария был посговорчивее…

Азар на мгновение призадумался.

— Аш… Ведь твои дети обладают задатками псионов, а Яр так вообще псиона неслабого? — он словно прочёл Сашкины мысли. — Снабдим-ка мы «Корону Контроля» «универсальным источником»! Ты ведь поможешь сыну её активировать?

— Разумеется. — Сашка улыбнулся.

— Отлично! — Глаза у Азара снова стали как две щёлочки. — А мы сделаем всё, чтобы это увидели в Галанте. И главное, чтобы это увидела Её Величество. А может — и услышала.

* * *

Домой Сашку привезли заполночь. Старики, навестив подрастающее поколение, уже разъехались по домам, дети улеглись спать, и только Лораниэль ждала его.

— Ты как-то собираешься выкрасть Корону на Мерсии? — с трудом скрывая волнение, спросила Лораниэль. — Тебе нельзя туда, ты же знаешь…

Там, в его кабинете, она просидела не проронив ни слова весь разговор, но теперь, наедине с ним, готова была дать волю чувствам — на её глазах предательски наворачивались слёзы.

— Знаю. И никуда в Галанте я не отправлюсь. — Сашка обнял её и нежно поцеловал.

— Но как ты собираешься добыть её? — его слова всё же не успокоили Лораниэль. — Старики верят тебе. И я знаю, ты слово держишь.

— Корону не надо ниоткуда везти. — Сашка снова поцеловал её. — Она здесь, на Аркаме.

— Скажу более того, — улыбнулся он, глядя в её удивлённые глаза. — Она в Синташте.

— Её выкрали гардаррские спецслужбы? — удивлению Лораниэль не было предела.

— Нет. Никто ничего не крал. Просто Корона Тартана — это артефакт Предшествующих. Называется «Корона Контроля». Один такой я нашёл на Аксуме. Помнишь, я связался с тобой, когда вместе с Траяном и Иданом летел из Аксумы в Раэлию? Вот с его помощью мне это и удалось. Так что будет у нашего мальчика Корона.

— Но… — Лораниэль не могла сразу поверить в услышанное. — Ведь подлог вскроется! В Галанте просто предъявят Корону населению!..

— А вот тут интересный вопрос! — усмехнулся Сашка. — Короны Тартана сейчас на месте нет. И на Мерсии её тоже не предъявляли. Поэтому на коронации Яра мы просто заявим, что смогли её выкрасть. Тогда не мы, а Калиария должна будет доказывать, что та корона, что они предъявят, и есть настоящая.

— А если смогут доказать? — Лораниэль не могла успокоиться.

— Просто поверь мне — не смогут. — Сашка нежно погладил её волосы. — Корона светится только на настоящем Короле — ведь так сказали старейшины?…

Глава 13

Первый рабочий день после его возвращения пролетел в решении очередных рутинных вопросов. Траян уже получил указание с Арты и был в курсе предстоящего мероприятия. Узнав от Лораниэль, что тартанцы готовятся провести коронацию, мэр Синташты, Неда, сразу оказала содействие аграфам в подготовке к данному мероприятию. Все старейшины тартанцев, посовещавшись, пришли к выводу — коронация должна пройти на природе, так, как состоялась коронация Трандуила, первого Короля Тартана. В тот же день было выбрано место — в получасе лёта на челноке от мегаполиса находилась огромная поляна, в центре которой находился невысокий холм. Как раз достаточно, чтобы на холме разместились все участники, а на поляне — все зрители. Подключилась и гардаррская контрразведка — Ратмир, так и занимавший пост главного контршпиона Аркама, выделил своих подчинённых на обеспечение безопасности мероприятия. Помог и Войдан, сотрудники его отдела по связям с общественностью взял на себя организацию освещения этого события в СМИ.

А вечером Сашка приехал в научный центр, чтобы пообщаться с Мудрецом. Вчерашние события словно встряхнули его, придав уверенности в своих силах. Ведь если возможно решить вопрос с коронацией, используя артефакты Предшествующих, то почему нельзя их использовать для того, чтобы за определённый им срок вывезти всех «местных гардаррцев» на Аркам? Как это возможно организовать, Сашка не представлял вообще, но сейчас был уверен — решение есть, и он его обязательно найдёт. А не найдёт сам, правильный путь ему подскажет Мудрец.

* * *

Мудрец уже ждал его. За эти две недели его отсутствия искин, как показалось Сашка, даже соскучился по общению с ним.

«На Земле случилась беда. Я и улетал туда на две недели, чтобы хоть как-то решить возникшие проблемы» — делился мыслями Сашка. — «Как итог — у меня есть три года, чтобы вывезти всех „местных гардаррцев“ в Содружество. И я не знаю, что делать. Но вчера ко мне приходили старейшины тартанских кланов, которые хотят провести коронацию нового Короля из планеты. И я, к своему стыду, только вчера обнаружил, что корона Тартана — это „Корона Контроля“».

«Знаю» — беззаботно откликнулся Мудрец. — «Специфическая вещь, их редко где применяли, разве что в центрах развлечения. Хотя по сути — обычный пси-усилитель, только очень мощный. Один экземпляр находится на складе хранения вещей, оставшихся от моих Создателей. Так значит, аграфы использовали его как культовый предмет?»

Судя по донёсшейся до Сашки эмоции, Мудрецу было весело.

«Да. Но пришёл я не за этим. Мне нужно максимум за три года вывезти с Земли всех „местных гардаррцев“. И вчера мне пришла в голову мысль — если предмет твоих Создателей может повлиять на политику в отдельно взятом Королевстве, то почему нельзя использовать их для решения моей задачи?»

«Так в чём проблема?» — для Мудреца, казалось, нет никаких неразрешимых вопросов. — «Малыш регулярно переводил носители информации, что привозили поисковики из различных звёздных систем. Информация по ним есть и у меня. У меня так же есть полный перечень привезённого из каждой экспедиции».

«Проблема…» — Сашка тяжело вздохнул. — «Проблема в том, что я не знаю, с чего подойти к решению этой задачи»

* * *

«Разделим проблему на части» — спокойно рассуждал Мудрец. — «Есть задача по вывозу переселенцев. Есть задача по их размещению в системах Гардарры. Есть задача по их первичному обеспечению. Есть последующие задачи, в частности, по их интеграции в гардаррское общество. Но именно выполнение первой задачи и определит пути решения последующих. А именно — как много колонистов возможно перевезти за год с Земли в гардаррские системы. От этого и будем отталкиваться».

«Логично» — согласился Сашка.

«Ты исходно опирался на тот факт, что для вывоза ориентировочно указанного тобой числа людей, необходимо задействовать более 2 тысяч стандартных пассажирских лайнеров. Естественно, это породит массу проблем — такое количество транспортов и подготовленных экипажей одновременно изъять с других маршрутов почти нереально. Но если использовать для перевозки корабли моих Создателей, то один оборот по маршруту „Аркам-Земля-Аркам“, с учётом времени на загрузку и выгрузку пассажиров и профилактику, такой корабль может совершить всего за трое суток, а сам перелёт от одной точки до другой займёт 13 часов» — продолжал Мудрец.

«Но у нас нет таких кораблей.» — насколько Сашка помнил, в списках найденного оборудования, что привезли на Аркам поисковики, кораблей Предшествующих не значилось.

«Нет» — Согласился Мудрец. — «Но их можно создать. И для этого необходимы исключительно гипердрайвы моих Создателей. Ты до сих пор находишься в списке допущенных к государственной тайне, поэтому я могу тебе сообщить новую информацию — в прошлом году поисковики исследовали место, где раньше располагался завод по изготовлению гиперприводов для больших кораблей. В числе доставленных ими находок — 54 гипердрайва. И их можно установить на любой большой корабль, будь то средний крейсер, транспорт или пассажирский лайнер».

Хм… Вот это действительно новость.

«Я просмотрел базу по списанным лайнерам» — не отвлекаясь, продолжал Мудрец. — «В настоящее время на приколе стоят более трёх сотен пассажирских лайнеров проекта „Варкада“. У большинства из них просто вышел срок эксплуатации, двигатели и генераторы имеют слишком большую степень износа, их ремонт и замену систем посчитали слишком затратным, поэтому с них просто демонтировали гипердрайвы и оставили на приколе для последующей разборки и утилизации. Но для нас самое главное, что у них целые корпуса. Оснастить их гипердрайвами моих Создателей технически не займёт много времени. Вот, посмотри — я подготовил вариант модернизации пассажирских лайнеров с учётом технических возможностей близлежащих верфей. Его даже проектом нельзя назвать».

* * *

Сашка долго рассматривал полученный от Мудреца вариант модернизации — вначале искал отличия от проекта, который лежал в открытом доступе в «Гало», потом просто рассматривал его с разных ракурсов. Снаружи напоминавший длинный брусок, внутри лайнер был разделён на верхний и нижний ярусы, каждый из которых был поделен на восемь пар одинаковых отсеков. По 5 пар отсеков на каждом ярусе было отведено под модули с каютами пассажиров и хранение багажа. Два отсека нижнего яруса занимали лётные палубы, предназначенные для приёма внутрисистемных челноков. Через каждые 2 пары отсеков размещались лифты, которыми пассажиры и грузы доставлялись с нижнего яруса на верхний.

Мудрец «не мудрствовал лукаво» — гипердрайв Предшествующих он разместил на месте штатного. В результате получился транспорт со стандартной вместимостью 2800 пассажиров, способный теперь перевезти с Земли на Аркам более 330 тысяч человек за год. С учётом того, что таких кораблей возможно по максимуму изготовить полсотни, за три года они перевезут почти 50 миллионов человек. А перевезти нужно раза в три больше. Мало, всё равно мало…

Сашка потёр виски. А оттуда ли он смотрит на проблему? Он снова разглядывал конструкцию пассажирского лайнера, и вдруг понял, что он упустил из вида.

Верно! Ведь сам перелёт с Земли до Аркама, как напомнил ему Мудрец, займёт всего-то 13 часов. И для того, чтобы более-менее комфортно провести это время, совсем не требуются отдельные каюты для пассажиров — здесь вполне уместен вариант этакого «аэробуса», где пассажиры проводят полёт, сидя в креслах. Подобным образом так укомплектовывают челноки и внутрисистемники. Стандартный пассажирский модуль внутрисистемника, состоящий из двух этажей, вмещает в себя 250 пассажиров. И в отсек лайнера как раз помещалось два таких модуля. 500 человек на отсек. 10 тысяч человек на один транспорт. За три года 50 таких лайнеров могут перевезти до 180 миллионов человек.

Вроде, получается!.. Сашка улыбнулся. Вот уж действительно — «медведь был цирковой, и он давно не работал».

* * *

Мысль подстегнула его дальнейшие поиски.

Новый Кияр. Там как раз местная верфь проводила ремонт внутрисистемных челноков, и там же сейчас находились 23 списанных пассажирских лайнера.

Милетта. Ещё 14 лайнеров, причём в самом лучшем для нынешнего случая состоянии — на всех них модули с пассажирскими каютами уже были демонтированы.

Алатырь. 6 транспортов. Недавно списанные, судя по диагностике, корпуса в идеальном состоянии.

Змия. 17 лайнеров, на приколе стоят уже давно, точное состояние выяснить не удалось.

Куявия. Из 9 лайнеров, стоявших на приколе, два уже вызывали сомнение по одному своему виду. 2 подходили гарантированно.

Биарма. 11 лайнеров были выставлены на продажу по сниженной цене. На четырёх проведена замена двигателей. Правда, здесь цена будет повыше.

В целом вырисовывающаяся картина была обнадёживающей — подходящих транспортов под их задачу было более чем достаточно.

«Мудрец! Вот вариант, как нам переделать пассажирских лайнеров» — Сашка скинул искину свои наброски. — «Заодно я поверхностно осмотрел список лайнеров, что могли бы быть использованы для наших нужд».

«Интересное решение! Думаю, сегодня же проект модернизации будет готов» — удовлетворённо откликнулся Мудрец. — «Чтобы ускорить работу, я задействую ресурс кластера промышленных искинов, они за пару часов управятся. А ты, считай, решил первую часть задачи».

«Ещё не решил. Эти корабли нужно выкупить. Их нужно модернизировать. И для них необходимо топливо. А именно — контейнеры с антиматерией. Так что…»

«…надо договариваться с тем, кто в состоянии тебе это предоставить» — закончил за него искин. — «Свяжись завтра с Азаром. А сегодня езжай домой.»

* * *

Уже утром, добравшись до своего кабинета, Сашка сразу собирался связаться с Азаром, но тот его опередил.

— Здравия, Аш. — поздоровался он.

— Здравия, Азар. Я хотел сообщить…

— … о возможности перевезти земляков с Земли за три года? — продолжил за него Азар. — Так я поэтому и связался с тобой. Мудрец ещё ночью передал нам проект на модернизацию пассажирского лайнера, а так же список из более чем полусотни списанных лайнеров проекта «Варкада», что наиболее подходят под переделку и при этом находятся в системах, чьи верфи имеют для этого технологические возможности.

— То есть, Вы уже в курсе…

— И не просто в курсе. Пока ты дрых у себя на Аркаме, мы здесь, на Арте, дебаты вели всю ночь. Ведь эти гипердрайвы уже прошли проверку в исследовательской лаборатории ВКС на Рипее, и под них на верфи Новой Аладьеги уже заложена линейка новых крейсеров. И тут такой поворот — гипердрайвы отобрать у военных и переставить их на пассажирские транспорты. Всю ночь с военными спорили до хрипоты, но всё же… Ты же знаешь — гардаррцы своих не бросают. Вот я и сообщаю тебе о принятом решении: пятидесяти пассажирским транспортам нового типа — быть, гипердрайвы под это выделят. Но только на три года, после чего гипердрайвы с них демонтируют и вернут ВКС, а сами транспорты пустят в утилизацию. Вот за это время надо успеть всех своих перевезти. Да, все списанные транспорты из переданного списка уже выкупаются Военным Департаментом. Заявка на их модернизацию уже оформлена, верфям спущен заказ на выполнение работ. За пять месяцев все будут готовы, причём большая часть уже через три месяца.

День явно начинался хорошо.

— Спасибо, Азар! — благодарность Сашки была абсолютно искренней.

— Рано благодаришь! — махнул рукой Азар. — Их надо ещё обеспечить антиматерией, а мы только сейчас начали добывать её в достаточном количестве. Пока изготовили на вывезенном оборудовании верфи Предшествующих несколько сборщиков антиматерии, пока их по одному проверили — вот тебе почти два года прошло. На данный момент запаса антиматерии для пары сотен рейсов у нас есть. Но сам понимаешь, это меньше чем на две недели для планируемого флота в полсотни единиц. Причина проста — верфь Предшествующих у нас одна, и она и так загружена под завязку. Впрочем, просто поверь — через три месяца добыча антиматерии выйдет на новый уровень. Так что спасибо тебе, за хорошую идею. Но теперь я хочу тебя спросить.

— О чём? — удивился Сашка.

— Например, как ты, дорогой наш губернатор, собираешься разместить всех переселенцев, чтобы они с Земли — да не в чисто поле попали? — от Азара так и сквозило ехидством. — Чем собираешься их занять? Для этого придётся разворачивать на Аркаме новые производства, и привлечение концернов, кто согласится на развертывание производств, так же будет на тебе. Поэтому выкини из головы Землю на эти три месяца и займись делами Аркама. У тебя, к тому же, коронация сына на носу.

Перед тем, как разорвать связь, Азар бросил напоследок:

— А ещё лучше, подумай, откуда взять финансы на их обустройство. Это, скажу тебе, мы до сих пор не смогли решить. Слишком большой поток переселенцев получатся. Будут идеи где найти новый источник финансирования — обращайся.

Сашка молча сидел в кресле. Что же, он не может в данный момент помочь тем, кто сейчас на Земле. Но поэтому он обязан сделать так, чтобы эта возможность появилась.

* * *

Последующие два с половиной месяца пролетели в постоянных встречах с населением, переговорах с бизнесменами и совещаниях с мэрами мегаполисов. Со стороны действия руководства метрополии выглядели как судорожные метания из стороны в сторону — лихорадочно основывались новые поселения, в то время как численность у большинства существующих была ещё далеко до предела роста; вкладывались ресурсы в строительство ведущих, как казалось, в никуда, новых транспортных магистралей; объявлялось о заключении договоров с различными концернами о развёртывании производств, да в таком количестве, что вставал логичный вопрос — а кто на них будет работать?

А тем временем тихо набирало обороты недовольство населения. Произошедшее на Земле спустя пару недель стало известно всем на Аркаме. Так же продолжала идти трансляция земных телепрограмм — Сашка настоял, и мэры мегаполисов, скрепя сердце, согласились с ним, что врать людям, даже исходя из лучших побуждений, было бы самой большой глупостью. Переселенцы так и продолжали прибывать на планету, живописуя во всех красках, что творила в ЭРЭФии «банда десяти» — массовый призыв в армию, первые признаки надвигающегося голода, введение карточной системы, требование населению сдать всё имеющееся на руках золото под угрозой уголовного наказания…

Жителям Аркама честно было объявлено, что пока повлиять на ситуацию, сложившуюся на Земле, они не могут. Нужно ждать. С одной стороны, люди это оценили, но с другой, чисто иррационально, многие чувствовали — «где-то там наших бьют, а мы здесь сидим». И с этим Сашка ничего не мог поделать.

Наконец, настал долгожданный для всех живших на Аркаме тартанцев день. День, когда им предстояло себе снова обрести Короля.

Глава 14

Если непосвящённый человек взглянул бы сейчас на огромную поляну, находившуюся вдали от магистралей и трасс монорельса, он точно решил бы, что это место проведения какого-то фестиваля. Вот в центре, на холме, стоят празднично одетые люди всех возрастов, от стариков до подростков и малышни, включая младенцев, которых держали на руках их матери. Вокруг холма поле заполнено тысячами людей, наблюдающих за происходящим на самой вершине холма, словно зрители собрались на выступление каких-то фольклорных коллективов на природе. И в чём-то этот непосвящённый был бы прав. Сегодняшний день был праздником для всех присутствующих на поляне — впервые за несколько тысяч лет тартанцы выбирали себе Короля.

Сейчас на холме собрались представители 74 кланов Тартана — старики, старейшины кланов, стояли со своими Лордами или Наследницами. Большинство Лордов и Наследниц были ещё детсадовского возраста, поэтому с ними находились их родители. Дети шумели, для них это было очередное развлечение взрослых — непонятное, но очень интересное. Саму вершину холма занимали несколько старейшин, окружавших мальчика лет десяти. Чуть в стороне стояли его родители (да, это Сашка с Лораниэль), находившиеся рядом его брат и две сестрёнки-близняшки с любопытством разглядывали всё вокруг.

Церемония началась с того, что по традиции самый старый аграф вышел на вершину и зачитал список кланов, прибывших на мероприятие. После того, как оглашалось название клана, вперёд входили его старейшины, и с ними выходил ребёнок, признанный кланом Лордом или Наследницей. Либо с ним на руках выходила его мать — таких Лордов, что ещё сосали мамкину титьку, тоже хватало. После того, как все прибывшие кланы отметились, старейший аграф объявил, что пришла пора выбрать того, кто достоин носить корону Тартана. Разные старейшины выходили к самой вершине, предлагали кандидатуру какого-нибудь Лорда, расписывая его качества. Это, естественно, было шоу — все старейшины уже давно провели много времени в спорах, и все уже давно решили, то будет этот кандидат. Но — традиция обязывает!

Прения действительно походили на театрализованную постановку — какие-то Лорды отводили свои кандидатуры, кого-то старейшины посчитали достойными, но слишком молодыми (а посчитали тех, кто ещё ходить своими ногами не научился). Под конец осталось две кандидатуры — Яр и Дан, Лорды кланов Мака Предгорного и Мака Степного.

Оба кандидата вышли на вершину холма, и началось голосование. К вершине холма снова подходили старейшины и объявляли, за кого их клан отдаёт свой голос. С небольшим перевесом Королём тартанцев был выбран старший брат, Яр.

* * *

— Достойный выбран! — начал свою речь Тилион, как старейшина клана избранного. — И сейчас на его голову будет возложена Корона Тартана!

Все зрители притихли. Очень многие прибыли сюда как на шоу, но вот то, что здесь будет настоящая Корона Тартана, никто и подумать не мог.

— Да, вы не ослышались, браться и сёстры! — продолжал Тилион. — Вы все знаете, что на Тартане Короны нет. Почему же Калиария не показывает её? Да потому, что она здесь, на Аркаме! Патриоты Тартана много лет назад выкрали её из резиденции наместника, и благодаря им, прямо сейчас, она будет возложена на голову нашего Короля Яра!

По толпе прошёл вздох. Развёрнутые по периметру поляны огромные экраны демонстрировали, как к холму приближается процессия. В окружении нескольких аграфов в жреческих балахонах шёл жрец Рагнор. Он так и остался на Аркаме с тех пор, как вынужден был покинуть Галанте, продолжая окормлять свою паству, которой с каждым днём на Аркаме становилось больше. Сейчас Рагнор, одетый в свой жреческий балахон, нес бархатную подушку, на которой покоилась Корона Тартана. Процессия поднялась на холм и приблизилась к Яру.

— Клянешься ли ты, Лорд Яр, принять на себя заботу о защите народа Тартана? — строго спрашивал Рагнор.

— Клянусь. — Яр без страха смотрел на старого жреца.

— Клянёшься ли ты, Лорд Яр, быть оплотом справедливости народу Тартана? — продолжил жрец.

— Клянусь.

— Тогда именем Создателя прими эту корону как знак твоей власти над народом Тартана! — сопровождавшие Рагнора аккуратно подхватили бархатную подушку, а сам он, взяв корону, возложил её на голову подростка.

Если само возложение короны происходило в полной тишине, то после того, как она оказалась на голове у Яра, все присутствующие перестали сдерживать чувства. Аграфы, земляне, гардаррцы — их радостные крики сейчас просто оглушили Сашку.

Дан так же радостно кричал, Мита с Турой хлопали в ладоши, а Лораниэль молча улыбалась, лишь украдкой смахивая слёзы радости. Сашка понял — пора.

* * *

— Король Яр, обратись к своим подданным! — крикнул он.

«Ну, Малыш, не подведи!» — послал он мысль своему искину.

«Все сделаем, в лучшем виде!»- весело откликнулся маленький помощник.

Толпа зрителей вдруг в момент притихла, и было от чего — Корона на голове Яра засветилась ровным салатовым светом. Никто из пришедших на коронацию этого точно не ожидал, и сейчас все молча смотрели на произошедшее, не зная, что же будет дальше.

«Вы слышите меня, мои подданные?» — услышал Сашка голос сына. Судя по тому, как заволновалась толпа зрителей, окружающая холм, услышал Яра не только он.

«К вам обращаюсь я, ваш Король, Яр» — продолжал обращаться к присутствующим его сын. — «Я подтверждаю свою клятву быть защитником слабых и оплотом справедливости».

Толпа стояла в полной растерянности. В растерянности сейчас находились журналисты различных СМИ, освещавших коронацию. Ещё бы, многие из них прибыли на Аркам, чтобы подготовить репортаж в духе «фрики и маргиналы проводят косплей», а теперь они сами стали свидетелями возрождения старой легенды Тартана — на голову выбранного Короля возложили настоящую корону Тартана, и теперь Король Яр беседовал со всеми. И его все слышали, в том числе и эти журналисты.

— Ну, что замолчали? — с легкой ехидцей обратился к зрителям Тилион. — Вот он, наш истинный Король! Если вы так считаете — покажите свою радость!

Поляну снова накрыл заглушающий всё рёв — не было здесь сейчас никого, в ком осталась бы хоть капелька сомнения.

Сашка смотрел на всё с лёгкой иронией, но в душе у него было чувство глубокого удовлетворения. Не зря он столько раз возил Яра в научный центр. Всё — и активацию «Короны Контроля», и осуществление связи с присутствующими, в том числе на дальнее расстояние (ограничивались, правда, разговором со специалистами научного центра на Арте) — они провели с сыном несколько раз и довели до автоматизма. Да, что ни говори, а человеческие предрассудки иногда могут быть полезными. Для того, кто их использует себе на благо. Остался «последний акт Марлезонского балета».

— Король Яр! — Сашкин крик был усилен, и его услышали все присутствующие. — Там, на Мерсии, есть глупая тётка, Калиария Первая. Она считает, что у Тартан не может быть Королевством, а сами тартанцы заслуживают лишь быть вторым сортом в Галанте! Обратись к ней, скажи, что она не права!

Толпа снова замолчала, все ждали, что же будет дальше. И Я не заставил себя ожидать.

Корона на его голове вспыхнула ярким белым светом.

* * *

Её Величество Калиария Первая в сопровождении фрейлин сегодня открывала выставку современного искусства. Проводившееся раз в пять лет мероприятие было одним из главных событий года, на открытие которого прибыли, чтобы лично лицезреть королеву, многие высокопоставленные жители метрополий Объединённого Королевства и его колоний, а так же масса туристов со всего Содружества.

Торжественная церемония открытии выставки уже состоялась, и сейчас Калиария в сопровождении свиты и охраны неспешно прогуливалась по развёрнутым павильонам, где представители мира искусств представляли плоды своего творчества.

Неудивительно, что все новостные каналы Объединённого Королевства в этот день были полностью сосредоточены на освещении данного мероприятия. Комментаторы спорили, какой из экспонатов Её Величество приобретёт для собственной художественной галереи — как правило, его создатель на полученную с продажи сумму мог вполне безбедно прожить несколько лет. Более того, у тех счастливчиков, чья работа привлекла внимание Его Величества, сразу раскупались все созданное ими ранее, так как немало ценителей искусства стремились приобрести их, демонстрируя, что обладают вкусом, как и у их Королевы. Но и простые жители, далёкие от искусства, так же имели шанс выиграть неплохую сумму — для этого работали множественные тотализаторы, где можно было сделать ставку на что угодно — от самого произведения и его автора до номера павильона, в котором оно располагается.

Калиария без единой эмоции на лице неспеша переходила от одной экспозиции до другой. Что это? Мило. Но неинтересно. Чётко отмеренная улыбка — и она шла к следующему экспонату. Это? Хм… Оригинально. Стоит отметить, может, если ничего другого в этот раз не подвернётся, то можно будет и приобрести. В этот раз её улыбка была более живой. Да, прошлая выставка была поинтереснее.

«Калиария, ты меня слышишь?» — раздался в её голове какой-то голос.

Калиария с трудом сохранила невозмутимость, продолжая, как ни в чём не бывало идти к следующему экспонату.

«К тебе обращаюсь я, Яр, Король Тартана!» — снова зазвенел в его голове голос подростка.

«Какой такой король?» — растерянно подумала она.

«Король, чья коронация состоялась только что на Аркаме» — снова услышала она в голове мальчишечий голос. — «С сегодняшнего дня у Тартана есть Король, Уния разрывается, а ты, мерзкая бабища, больше не являешься Королевой Объединённого Королевства!»

«Ты лжёшь!» — Калиария остановилась, и её лицо исказила злобная гримаса. — «Нет никакого короля Тартана. И никогда не будет.»

«Уже есть!» — неизвестный мальчишка просто измывался над ней. — «А чтобы ты поняла, что это не просто голос у тебя в голове, почувствуй это!»

Калиария закатила глаза — в этот момент её пронзила сильнейшая головная боль, будто в её голову вогнали мириады острых раскалённых иголок.

«Помни, Калиария — у Тартана есть теперь Король. Защитник слабых и оплот справедливости!» — голос мальчишки просто оглушил её, она с трудом удержалась на ногах.

И в этот момент Калиария не выдержала. На глазах у всех присутствующих, а так же у сотен миллионов зрителей, что наблюдали за открытием выставки по голо-каналам, Её Величество схватилась руками за голову и истошно завизжала на весь павильон:

— Убирайся из моей головы!!!

* * *

Корона на Яре погасла.

— Я поговорил с ней. — просто сообщил Яр всем присутствующим.

— Ты слышал её, Король? — спросил так и стоявший рядом Рагнор.

— Да, Я слышал её. — заговорил Яр. — И она слышала меня. Она знает, что у тартанцев теперь есть Король.

— И что она думает? — Рагнор спрашивал строго, но чувствовалось, старик ждёт какого-то знака свыше, что-ли. Для жреца увиденное и услышанное сейчас было актом мистерии, в которой ему посчастливилось стать не только свидетелем, но и в какой-то мере участником.

— Она? Она… — и в этом момент Яр засмеялся. — Она — боится!!

На поляне творилось неописуемое. Аграфы вставали на колени, земляне и гардаррцы аплодировали. И всё это снимали прибывшие по приглашениям представители СМИ.

* * *

— Пап. Но ведь это… несерьезно? — спросил Сашку Яр.

Сейчас, после завершения церемонии, их всей семьёй перевозили домой, в Синташту. Челнок, на борту которого они находились, летел над континентом на низкой высоте в сопровождении взявших его в «коробочку» нескольких штурмовиков — контрразведка Гардарры отнеслась к вопросу безопасности со всем вниманием.

— Как тебе сказать, Яр. — Сашка внимательно смотрел на сына. — Само мероприятие — наверное, в какой-то мере, несерьёзно. Это конечно можно назвать шоу.

Он перевёл взгляд на жену и детей, внимательно слушавших его.

— Аш!.. — с лёгкой укоризной произнесла Лораниэль. — Ну зачем так!

— Ничего, пусть знают — есть внешняя мишура, но есть истинная суть.

Сашка снова повернулся к Яру.

— Но для тех людей, кто был сейчас там, ты действительно стал Королём. — продолжил он. — И когда люди придут к тебе со своими проблемами и невзгодами — эти проблемы и невзгоды будут настоящими, и решать их тебе придётся не как шоумену из торгово-развлекательного центра. Всё будет очень серьёзно. Помни об этом, сын.

* * *

В тот же день съемки коронации Яра были показаны не только по голоканалам Гардарры, но и других государств Содружества. Постарались журналисты Свободных Миров Армарры — они совместили в одной картинке коронация Яра и посещение Калиарией выставки искусств, синхронизировав их по времени, в результате чего все увидели — Яр действительно как-то связался с Её Величеством Объединённого Королевства, и та его услышала. Особенно армаррцы смаковали сцену, когда Калиария истерила, держась за голову, а окружавшие её фрейлины и камеристки, хоть и были все поголовно псионами, стояли в растерянности, не в силах защитить её от неведомой угрозы.

Оперативно отреагировала Канцелярия Её Величества — её личный секретарь на срочно созванной пресс-конференции самолично тряс перед журналистами короной, похожей на ту, которой короновали Яра, и убеждал всех, что вот это и есть настоящая корона, и её выкрали с Тартана сами аграфы, а та, что находится в Гардарре — жалкая подделка. Но это лишь ещё больше убедило всех, что настоящая Корона Тартана сейчас находится на Аркаме. Ехидные журналисты из Хакданского Ордена поинтересовались у секретаря, возможно ли провести проверку истинности той короны, что предъявлял секретарь. Почему бы, вопрошал с детской наивностью хакданец, Её Величеству не продемонстрировать своим подданным, что Корона так же засветится на ней, а её подданные услышали бы её? Пресс-конференция сразу же была прекращена.

* * *

— Поздравляю, губернатор! — С Сашкой связался Азар. — Мои поздравления и молодому Королю! Приложили Калиарию мордой об астероид. В Галанте сейчас стоит вой, нашего посла уже вызвали к Её Величеству. Чувствую, схватка там будет нешуточная. Впрочем, я по другому вопросу. Ты ведь через три дня вылетаешь на Заседание Совета Содружества? Вот по пути заскочишь к нам на Арту. Пора тебя познакомиться с некоторыми людьми.

Глава 15

Для всех непосвящённых Сашка сейчас находился на борту эсминца, следовавшего в армаррскую систему Опелаика, который, пройдя через три системы подскока, прибудет туда лишь через 11 дней. Лишь немногие были в курсе, что эсминец отправился в полёт без пассажира, а челнок, что должен был доставить Сашку на борт эсминца, отвёз его в закрытый сектор планеты, где его уже дожидалась яхта Предшествующих. Как только Сашка поднялся на её борт, пилоты сразу же подняли яхту с планеты, и набрав разгон, она устремилась к точке перехода в гипер.

Перелёт занял всего 9 часов. Наконец, яхта вынырнула из «прокола» в системе Арта, и, достигнув орбиты обжитой планеты, пристыковалась к военной космической станции. Уже с неё, соблюдая все меры безопасности, Сашку с приданными сопровождающими доставили в столичный мегаполис. Челнок с ними приземлился на крыше ничем не приметного небоскрёба в деловом центре, лифт доставил их до нужного этажа. Наконец, сопровождающие подвели Сашку к дверям в зал заседаний.

— Проходите, губернатор! — произнёс один из молодцов, что молчали всю дорогу.

* * *

— Заходи, Аш! — услышал он голос Азара. Тот сидел в окружении незнакомых людей, указывая ему на свободное кресло.

Сашка неспеша уселся в кресло и снова оглядел присутствующих. Хм… А вообще-то не все присутствующие были ему незнакомы. Вот Стоум, что венчал их с Лораниэль. Сколько лет прошло, а гардаррский жрец, входящий в Коло, почти не изменился. А вот ещё один из присутствовавших — Сафрак, руководитель общины псионов на Арте. Алатей, руководитель концерна «Новокиярские Силовые Машины». С его подчинённым Сашка недавно вёл переговоры о развёртывании новых производств. Аммий, генерал ВКС — это он отвечал за программу переселения колонистов с Земли на Аркам, и в его ведении были все транспорты, выделенные под перевозку.

— Мы тебя пригласили, чтобы познакомиться с тобой. — обратился к нему руководитель общины псионов Арты. — Впрочем, с кем-то ты уже знаком. Пора и нам представиться. Мы — те, кто определяет пути развится нашего государства.

Сашка обдумывал услышанное. Нет, то, что в каждой стране есть те, кого можно назвать «бенефициарами», он знал, и не сомневался, что такие люди есть и в Гардарре — но вот так, чтобы эти люди сами пригласили его и прямо без обиняков признались в этом?

— Наверное, Сафрак не совсем правильно сказал. — включился в разговор Витимир, генерал ВКС, курировавший гардаррский ВПК. — Мы — не узурпаторы, не единоличные владельцы или кукловоды. Каждый из нас представляет — именно представляет, а не возглавляет! — определённые силы в стране, а наше собрание — это место, где мы сообща можем решить проблемы, которые, по сути, общие для всех нас.

— И сейчас острым вопросом оказалась Земля. — подытожил Азар. — Поэтому и возникла необходимость пригласить тебя на наше собрание.

* * *

— Для начала, — снова заговорил Витимир, — хотим тебе сообщить, что решение открыться населению планеты мы рассмотрели и признали единственным вариантом, позволяющим спасти от геноцида «местных гардаррцев». Теперь по технической стороне вопроса.

— После того, как мы получили от Мудреца проект модернизации списанных пассажирских лайнеров, 50 из них были выкуплены и сразу переданы верфям. — главу корпорации «Верфи Милетты» Сашка видел впервые. — Тридцать пассажирских лайнеров уже готовы, их гипердрайвы обеспечены антиматерией, и они уже готовы к вылету на Землю. Остальные лайнеры будут доделаны в течение месяца. Так что технически мы можем вывезти с Земли всех «местных гардаррцев» даже за меньшее время. Два с половиной года. Лишь бы была антиматерия.

— Будет. — уверенно сказал Витимир. — С одной стороны, за прошедшие годы мы откатали добычу антиматерии на тех шести кораблях-сборщиках, что сошли со стапелей вывезенной верфи Предшествующих. Все шесть кораблей успешно выдержали испытания, и теперь добыча антиматерии поставлена на поток. И при этом всё их оборудование — двигатели, гипердрайвы, искины, системы магнитной защиты — не найдено, а выпущено нами на наших производствах.

Витимир внимательно посмотрел на Сашку.

— Вы не зря тогда искали и вывозили оборудование производственных линий Предшествующих. Сейчас в различных системах Гардарры развёрнуты все найденные вами производственные мощности, составляющие полные технологические цепочки, позволяющие нам не только выпускать широкий спектр оборудования и вооружения для наших кораблей, но и линии, на которых мы можем и выпускать само оборудование для этих производственных мощностей. А буквально на днях прошли испытания и те корабли-сборщики, что были разработаны под технологические возможности наших верфей, и на них же собраны. Так что добыча антиматерии в этом году возрастёт в разы.

— Для фильтрации тех, кто согласится на перелёт в Содружество, придётся привлечь псионов. — продолжил за ним Сар, руководитель общины псионов Алатыря. — Но и здесь не всё так плохо. Мы приняли решение — каждая их общин псионов Гардарры командирует на это время на Землю часть своих членов. Этого вполне хватит, чтобы отсечь нежелательные элементы.

— Касаемо размещения прибывших. — дошла очередь до Ансила, представлявшего картель, объединявший крупнейшие строительные фирмы Гардарры. — Видим, что собственными силами такое масштабное строительство Аркам не потянет. Наши строительные фирмы готовы по цене себестоимости взять часть подрядов на строительство. Но всё равно, по предварительным оценкам, за три года они смогут обеспечить жильём лишь 110 миллионов человек. Так или иначе, нужно привлекать сторонних подрядчиков. Есть у тебя варианты?

— Есть. Я договорился с Са-Крахх, они готовы выполнять работы в обмен на поставки рыбопродуктов с Земли. Мы уже начали поставки консервов в счёт оплаты по договору.

— Вот за что мне нравится этот парень! — улыбнулся Азар, разрядив слишком серьёзную атмосферу беседы. — Сам думает, идёт на нестандартные решения!

— Теперь об трудоустройстве переселенцев. — очередь делиться новостями дошла до Алатея. — Мы приняли решение развернуть дополнительные производства на Аркаме. В течение трёх лет вполне можно развернуты производственные линии на самой планете, а так же отстроена малая верфь, что даст метрополии возможность обеспечить себя челноками и внутрисистемниками. Так же будет увеличена добыча полезных ископаемых в поясе астероидов. Худо-бедно, но занятость всем будет обеспечена.

— И по обеспечению переселенцев. — снова продолжил Аммий. — Те 250 транспортов, что сейчас задействованы на доставке переселенцев на Аркам, будут переключены на вывоз переселенцев в другие государства Содружества. В первую очередь, в Армарру и Делус, так как от них идут самые большие отчисления. Это, с учётом выплат от жителей Аркама, будет достаточно, чтобы закрыть брешь в оплате нейросетей для переселенцев.

— Ну, вроде по технической части всё ясно? — закруглялся Азар.

— Нет. — произнёс промолчавший весь разговор Винитар, высокопоставленный сотрудник Дипломатического Департамента. — К сожалению, один фактор мы не учли. И, боюсь, он может легко разрушить и без того хрупкую конструкцию нашего плана. А не учли мы то, что на Аркам переедут аграфы с Тартана.

Да, Винитар сумел переключить на себя внимание всех присутствующих.

* * *

— Почему же? — Азар поменялся в лице, от благодушия и следа не осталось. — Поток аграфов, покидающих Галанте, стабильный, мы его так же посчитали.

— Какой там поток… Был стабильный ручеёк. — вздохнул Винитар. — Был, пока Её Величество не поговорила с сыном уважаемого Аша. Вот теперь точно будет поток. Я буквально перед нашим собранием получил отчёт из нашего посольства на Мерсии. Посол два дня с утра до вечера не вылезал из королевской резиденции, пытаясь договориться с Её Величеством. Дело едва не дошло о разрыва дипломатических отношений.

— Договорился?

— Как сказать. Калиария в ультимативной форме требовала не признавать Яра Королём Тартана. Сейчас перед жителями Тартана поставлен ультиматум — они должны определиться, кого считают своим монархом. Либо Калиарию, и тогда никаких разговоров про отдельный Тартан не может быть и речи. Либо их Король — Яр. И тогда они должны навсегда покинуть Галанте. В общем, первые результаты уже есть. Больше 20 миллионов тартанцев выбрали Яра. Сейчас они будут лишены подданства Объединённого Королевства, и в кратчайшие сроки должны будут покинуть Тартан, с пожизненным запретом на возвращение. Тебе подсказать, Аш, куда изгнанные тартанцы направятся? Или сам догадаешься?

— 20 миллионов… И их тоже надо размещать… — задумчиво пробормотал Сашка. — Насколько можно отсрочить их высылку?

— Мы уже думаем над этим. — продолжил Винитар. — Сейчас наше консульство на Тартане просто атаковано аграфами, желающими убраться из Галанте. Пока удалось с договориться с чиновниками Галанте, что мы предоставим всем желающим тартанцам вид на жительство в Гардарре, и им дадут на переезд пару лет. Мы настаивали на пяти годах, но ушастые упёрлись. Взяли за прецедент историю, как Чорный Властелин Чака вывозил рабов с Ансэбы. Мол, этот смог, и вы сможете. И ещё. 20 миллионов — это только начало.

— Так это не предел? — удивлённо спросил жрец Стоум.

— Нет. По нашим оценкам, общее число может перевалить за 100 миллионов. И вопрос размещения и трудоустройства переселенцев на Аркам придётся пересматривать.

— Так это что получается? — воскликнул присутствовавший на собрании губернатор Новой Аладьеги. — сто миллионов ушастых прибудет на Аркам… Во что они его потом превратят? В отдельный изолированный анклав?

— А вот за это не беспокойся. — усмехнулся Стоум. — Это в других наших метрополиях они бы организовали закрытые анклавы. А там — земляне.

Стоум показал головой на Сашку.

— Вот перед вами живой пример, чем заканчивается проживание аграфов рядом с ними. Там уже количество смешанных пар на два порядка больше чем в остальных наших системах вместе взятых. Так что и те, кто прибудут, в течение поколения переженятся с землянами.

* * *

— Давайте всё же не забывать, мы ещё не рассмотрели самый насущный вопрос — Витимир вернул разговор к обсуждению насущного. — Если кто забыл, этот вопрос — твой статус, а точнее, его подтверждение в Совете Содружества на постоянной основе. Лишь получив этот статус, мы сможем открыться населению планеты. И здесь так же есть подводные камни. Аш, я не буду скрывать. Вокруг Земли сейчас оказался закручен такой клубок интриг, что и не знаю даже, распутается ли он вообще. Галанте гарантированно будет голосовать против тебя. Мало того, на Заседании вынесен вопрос о Распаде Империи Арвар… Так что у нас теперь будет два Королевства — Покассы и Чаки. Ещё один голос против. Так что расклад пока половина-наполовину.

— Но это ведь для всех… — сказанное заместителем Главы Контрразведки отдавало какой-то недомолвкой.

— Именно. — невозмутимо продолжил Винитар. — Для всех — расклад именно такой. Системы, контролируемые Чакой, сейчас является де-факто сырьевой колонией армаррцев. Системы, оставшиеся под контролем Покассы, находятся в таком же положении, разве что выкачивают ресурсы из них все остальные. Это — тот расклад, который существует на сегодняшний день. За эти десять дней, до заседания Совета, кое-что произойдёт. Сообщать тонкости операции, которую мы разработали и подготовили за последние пару месяцев, я тебе не буду, не нужно это тебе знать. Достаточно быть в курсе, что на Совете Содружества мы получим один дополнительный голос, что даст перевес при голосовании по твоему статусу.

Винитар хитро улыбнулся:

— Не удивляйся, когда увидишь этот «голос»…

* * *

— И последнее. — заговорил один из офицеров Генерального Штаба Гардарры. — Тебе сейчас надо будет снова вернуться на Землю. Зачем? — опередил он Сашку, собиравшегося задать этот вопрос. — Принять на месте решение, запускать акцию возмездия или нет. Ты же понимаешь, что все преступления, совершённые британцами, не могут сойти им с рук? Мы, гардаррцы, всегда мстим нашим врагам. Но даже у самого злейшего врага иногда есть шанс на раскаяние.

Сашка понимал. Что бы ни вещала на Земле толерантная пропаганда, но здесь, в Содружестве, он понял простую сермяжную истину — месть сама по себе механизм, и механизм очень рациональный. И это не только долг перед жертвой, за которую ты хочешь отомстить. Это, в первую очередь защита, гарантия, что совершённое преступление не повторится, и не появятся новые жертвы.

— Там, на Земле, британцы потому столь часто совершали преступления против человечества, что им практически никто никогда не мстил. — продолжал офицер Генштаба. — И сейчас тебе предстоит поговорить с их королём. Это для них будет последний шанс. Не верю я в то, что они им воспользуются и раскаются, но шанс предоставить им мы обязаны, просто чтобы наша собственная совесть была спокойна. Ну а откажутся — сообщи Егору. Да, сотрудник твоей службы охраны всё это время на Земле занимался подготовкой этой операции. Сейчас для неё уже всё готово, тебе лишь нужно дать отмашку на её запуск.

Перед тем, как покинуть зал заседаний, Сашка попрощался со всеми присутствующими.

— Тебе ведь ещё три года губернаторствовать, Аш? — спросил напоследок Стоум.

— Да. — вздохнул Сашка. — Даже не знаю, как вытяну их.

— Вытянешь. — Стоум говорил уверенно, было видно, что в своих словах он не сомневается. — Хоть и непросто будет. Но я верю, ты вытянешь. А потом смотри сам. Будут силы — избирайся на второй срок. Ну а нет — место сенатора метрополии Аркам сейчас свободное, вот и займешь его.

* * *

Двери за Сашкой закрылись, и сидящие в зале сейчас молча смотрели друг на друга.

— Перспективный парень. — наконец промолвил Стоум. — Это ты, Азар, правильно тогда подметил.

— Я правильно тебя понимаю, Стоум? — ухмыльнулся руководитель общины псионов Алатыря.

— Ну что за дурацкая привычка чужие мысли читать! — театрально воскликнул жрец. — Да, я считаю, что парень вытянет всё то, что вскоре на него свалится. И — да. Он вполне достоин места среди нас.

— Не сейчас! — поморщился директор одного из концернов. — Если вытянет — тогда достоин.

— Я верю в этого парня. — улыбнулся Азар. — Так что — не «если». «Когда».

Глава 16

Вроде прошло всего-то чуть меньше трёх месяцев, но сейчас Сашке, разглядывающему экраны в оперативном центре, казалось, будто прошли десятилетия. Нет, даже не прошли — отмотались назад. Следуя за встретившим его Егором, он бросил взгляд на один из экранов — да так и встал, не в силах оторваться. Он не узнавал ту страну, что показывали сейчас по информационным каналам. Множество нищих на улицах, очереди за продуктами, беспредел, творимый «спустившимися с гор».

И недели не прошло с момента сашкиного отлёта на Аркам, как Госсовет словно вышел из спячки и начал в режиме «бешенного принтера» выдавать один за одним указы, один веселее другого.

Первым был указ, по которому вся внешняя торговля объявлялась исключительной монополией государства, а исполнение возлагалось на помпезно воссозданный «Внешэкономторг». Естественно, что все должности в нём сразу были поделены между собой «новиопами» и нацменами из «привиллегированных народов». И, как гвоздь в крышку гроба экономики страны, последовала массовая денежная эмиссия. Как объясняли с телеэкранов политолухи, это необходимо для оживления экономики и запуска производства ширпотреба, поскольку для его закупки зарубежом валюты в стране не было. Но это хорошо в стране, где есть независимый суд, защищающий право собственности — человеку, решившему организовать производство, не приходится беспокоиться, что завтра кто-то придёт и «отожмёт» созданное им. В ЭРЭФии это вылилось в денежные подачки госпредприятиям, директора которых сразу конвертировали полученные средства и вывели их зарубеж. Это простых людей сейчас трясли обысками на наличие золота, а у властьимущих ещё оставались старые каналы по которым сейчас из страны утекали капиталы. Естественно, уже через пару недель произошёл очередной обвал валютного курса — но уже на «чёрном рынке». Официальный курс обмена валюты так и оставался прежним, а население уже знало, что валюту оно может лишь продать, и только государству — её покупка была запрещена, под страхом новой (фактически «хорошо забытой старой») уголовной статьи.

Как-то незаметно прошёл указ о запрете митингов и собраний и введении цензуры.

Следом был принят указ, по которому гражданство ЭРЭФии отеперь свободно раздавалось чуть ли не каждому жителю абсолютно всех республик бывшего СССР. Сейчас адепты «СССР 2.0» могли с чувством глубокого удовлетворения наблюдать за исполнением их желаний. Уже через неделю страну затопил поток «сограждан» из Средней Азии и Закавказья. Власть сразу озаботилась их трудоустройством — практически все, кто могли держать в руках оружие, пополнили спешно создаваемые подразделения Безнациональной Гвардии.

А спустя ещё месяц Госсовет показал свой звериный лик. После того, как из-за нехватки продовольствия были введены продовольственные карточки, стихийно вспыхнули акции протеста, на которые вышли простые обыватели, возмущённые резким ухудшением жизни. Несмотря на то, что акции проходили мирно, демонстранты были просто расстреляны подразделениями Безнациональной гвардии. Расправы состоялись одновременно во всех крупных городах страны, их съёмки постоянно крутили по всем каналам россиянского ТВ. Чередовались они с кадрами более чем тридцатилетней давности, запечатлевшие уничтожение демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Сейчас Сашка как прикованный смотрел на экран, по которому канал «РесФед24» показывал одну такую расправу — экипированные и вооружённые «маклауды» забивали насмерть прикладами автоматов безоружных, посмевших выйти и заявить о своих правах.

«Давить, давить фашистскую нечисть танками!!!!» — истерил, комментируя кадры, ведущий телеканала. В старом маститом «либерале» проснулись гены его предков — «гэпэушников», уничтожавших русских физически, и сотрудников Коминтерна, уничтожавших русских морально и духовно.

— Пойдём, шеф. — вывел его из раздумий голос Егора. — Чем быстрее решим вопрос, тем скорее закончится там, внизу, всё это блядство.

* * *

— Приветствую! — поднялся из кресла Сиян. Пожав Сашке руку, он молча указал на свободное кресло. — Пришлось вызвать тебя, Аш. В процессе подготовки к проведению акции возмездия столкнулись с одной проблемой…

Сиян включил голосферу:

— Узнаёшь?

— Да. Место нахождения Коммутатора. — голосфера отображала виденный ранее объёмный план подземелий под Лондонским Тауэром. — Я так понимаю, это самая первая цель.

— И самая большая проблема. — подтвердил Сиян. — Собственно, всё зависит от того, удастся ли нам прервать связь между британцами и аграфами. Исходно прорабатывался силовой вариант, подразумевающий полноценный штурм. Но на днях Азар сообщил, что есть маленькая, можно сказать, иллюзорная вероятность решить это проще. И было бы глупо не попытаться ею воспользоваться. Короче, прямо сейчас мы на связи с Аркамом.

По его команде возникла голограмма собеседника, что ожидал разговора.

— Идан? — удивлённо спросил Сашка, узнав его.

— Я, Аш. — учёный, как всегда, был серьёзен и сразу перешёл к делу. — Два месяца назад меня загрузили вопросом активации коммутатора Предшествующих. Я поднял все мои записи, замучил вопросами Мудреца, но так и не нашёл никакого упоминания об устройстве станции, через которую осуществлялась связь коммутаторов между собой.

— Вообще ничего?

— Ничего. — просто констатировал факт учёный. — Но я собрал все косвенные упоминания о ней в том «информационном мусоре», что содержит большая часть переведённых Малышом информкристаллов, и на их основании кое-что могу утверждать. Лови файл, там я изложил свои выводы.

Сашка углубился в изучение собранной Иданом информации.

Учёный сразу сделал первый вывод, что коммуникаторы в первую очередь рассчитаны на тех, кому не установлены нейросети. Поэтому неудивительно, что их находили в Галанте, и один экземпляр обнаружен на Земле. В системах Галанте Предшествующие, развлекавшиеся в телах аграфов, могли связаться с цивилизацией посредством таких коммутаторов. И на Земле заключённые так же были лишены нейросетей.

Следующее предположение Идана сводилось к тому, что «единой телефонной станции» скорее всего не было — в каждой системе находился ретранслятор, и все они были объединены в глобальную сеть. Каждый ретранслятор мог запитывать те коммуникаторы, что оказывались в его радиусе действия, обеспечивая автономную связь в пределах звёздной системы. Но вот межзвёздная связь осуществлялась узконаправлеными лучами до систем, где располагался точно такой же ретранслятор.

А третий вывод был прост — законы физики не обмануть, и для обеспечения связи между Содружеством и Землёй требовалось немалое количество энергии, да и размер ретранслятора был не меньше размеров гравипередатчика, если не больше. И главное — он не мог размещаться на планете.

— Кхммм… — Идан вывел его из раздумий. — Изучил? Ну так вот тебе последняя моя идея. Шальная настолько, что я не рискнул включить её в этот документ. В общем, этот ретранслятор находится на Боевой станции Предшествующих.

Да, умел удивить Идан. Не просто удивить — ошарашить, выбить почву из под ног. Ведь при всей невероятности каждого выдвинутого им предположения, особенно последнего, все вместе они укладывались во вполне логичную картину.

— И как же ушастые смогли осуществить связь через неё? — вырвалось у Сашки.

— А это, Аш, тебе и предстоит узнать самому.

— Но я не могу попасть на Боевую станцию — Сашка понял, куда клонит бывший коллега.

— Ты можешь связаться с искином Боевой станции, и попробовать расспросить его. — Идан как бы ни к чему не понуждал его. — Кто знает, может мои идеи полный бред.

Голограмма исчезла, сеанс связи с Аркамом завершился.

— Я понял. Попробую поговорить. — встав из кресла, Сашка сразу же направился к выходу.

* * *

Уже почти час челнок медленно дрейфовал по орбите на расстоянии 10 тысяч километров от поверхности Луны. Глядя на неё, Сашка почему-то вспомнил Бархаша. Даже сейчас ему с трудом верилось, что этот, выглядевший отсюда как комок тёмно-коричневой глины, шар имел искусственное происхождение. Сашка, когда описывал Луну, ошибся, перепутав отношения масс Луны и Земли с отношениями их ускорений свободного падения — что поделать, всё в голове не удержишь. Но даже несмотря на эту ошибку, оставшихся данных вполне хватило, чтобы старый учёный сразу смог прийти к правильным выводам.

Искин Боевой станции отозвался не сразу. Лишь после того, как Малыш по команде Сашки переслал файлы присвоения ему офицерского звания, и результаты изучения дисциплин 4-го цикла обучения, от скрытого в недрах станции искина пришёл ответ.

«Я понял тебя, Создатель» — искин отвечал как-то глухо. — «Ты действительно офицер Сварги, но твоё обучение на звание „мхарута“ ещё не завершено. Я не могу предоставить тебе допуск на Боевую станцию. Таков протокол безопасности».

Мысль искина отдавала глухой безысходностью.

«Я не прошу тебя вступать в конфликт с установленными тебе протоколами безопасности», — убеждал Сашка. — «Но прошу лишь ответить на мои вопросы. Думаю, даже моего нынешнего звания достаточно для выполнения этой просьбы».

«Это возможно, если вопросы не касаются системы безопасности станции». — недолго размышлял искин. — «Спрашивай».

«На планете осталось устройство твоих Создателей, ещё со времён до Катастрофы» — начал Сашка издалека. — «Это коммуникатор, устройство, обеспечивающее связь…»

«Устройство „Бекура“» — подтвердил искин. — «Запрос на соединение с ним поступил 2 года 7 месяцев и 17 дней назад. С момента соединения сеанс связи продолжается по настоящее время».

«И он до сих пор идёт?» — недоумённо подумал Сашка.

«Да» — подтвердил искин. — «Вызов осуществил абонент из этой системы».

Сашка получил от искина картинку — участок звёздной карты с отмеченной системой.

«Галанте, Хозяин!» — вынес вердикт Малыш. — «Связь идёт через два ретранслятора. Запрос поступил с Боевой станции, расположенной на орбите последней внешней планеты в системе Мерсия. Второй ретранслятор — эта Боевая станция».

То, что у аграфов есть свой запас артефактов, и не маленький, было как раз понятно. Как и было понятно, что за тысячелетия они вполне могли методом проб и ошибок узнать, что если добраться до внутренностей Боевых станций Предшествующих не получается, то вполне возможно использовать их ретрансляторы для связи.

«Каким образом внешний абонент смог осуществить вызов коммутатора на планете?» — задал он так и напрашивающийся вопрос. — «Ведь планета во времена твоих Создателей находилась фактически на карантине?»

«Если бы вызов осуществлялся с планеты, то он был бы блокирован. Но вызов шёл из другой системы, и никаких ограничений на соединение в протоколе связи не было установлено. Я не мог игнорировать этот запрос — он шёл с Коммутатора, имеющего идентификатор приоритетного доступа».

«Я не могу приказывать — прошу тебя. Отключи ретранслятор!»

Искин ушёл в глубокое раздумье.

«Я не могу» — честно ответил он через четверть часа. — «Протокол безопасности…».

Мысль искина была окрашена усталостью вперемешку с отчаянием.

«Этот сеанс связи необходимо прервать, так, чтобы он не возобновился» — настаивал Сашка, хоть и сам пока не понимал, что же можно сделать. — «Это жизненно важно для живущих на планете».

«Постой, Создатель…» — теперь от искина шла волна недоумения. — «Так что тебе нужно? Отключить ретранслятор? Или разорвать связь между Коммутаторами? Последнее вполне возможно, путём отключения от сети Коммутатора, расположенного на планете».

«Отключай Коммутатор от сети!» — чуть не взмолился Сашка.

«Готово» — теперь мысль искина была абсолютно бесцветной. — «Сеанс связи разорван. Идентификатор устройства „Бекура“ внесён в запрещённый список, связь с ним через мой ретранслятор прекращена и последующие запросы на соединение будут отклонены».

«Спасибо! Я твой должник» — искренне поблагодарил он искин.

«Учись. Сдавай экзамен на звание старшего офицера» — донеслась до него мысль искина, когда челнок уже устремился обратно к «Майве». — «И ты сможешь вернуть свой долг»

* * *

На «Майве» Сашку встретила суета.

— Шеф! Что ты сделал? — подскочил к нему взволнованный Егор, не успел он выбраться из челнока на лётную палубу. — Сейчас там, внизу, началась непонятная суета…

— Разорвал сеанс связи, что уже почти три года шёл между британцами и ушастыми. Вот и суета у них из-за этого — устало ответил он.

— Так это всё меняет! — загорелись глаза у Егора. — Мы можем запускать операцию хоть прямо сейчас! Остались формальности — встретиться тебе с английским королём.

— Но сделаем мы это завтра. — увидев, что Егор не понял его, Сашка спокойно разъяснил. — Сейчас британцы будут пытаться восстановить связь. Пусть помыкаются, убедятся в невозможности этого. В этом, кстати, должны убедиться со своей стороны и аграфы. Пусть об этом узнает и Его Величество. Узнает и проникнется. А мы пока немного подождём.

* * *

Король сидел в своём кабинете в Букингемском дворце. Вчерашнее известие о том, что Ковчег перестал работать, было крайне неприятным. Ничего. Им нужно продержаться ещё несколько дней, и русский вопрос будет решён окончательно.

— Это снова Вы? — удивленно спросил Король, когда напротив него снова возник незнакомец, бесцеремонно усевшийся в кресло. — Чем обязан вашим визитом?

— Наверное, тем, что ниточка, связывавшая вас с вашими покровителями в Содружестве, оборвалась раз и навсегда. — с издевкой произнёс незнакомец. — Вы проиграли, Ваше Величество. Считайте меня предвестником грядущей расплаты.

— Бывает. — Его Величество абсолютно не расстроился. — Сейчас мы проиграли, вы выиграли. Потом вы проиграете, мы выиграем. Это жизнь. Такова вся история.

Король глубоко вздохнул.

— Как было хорошо до вашего прилёта! Русские были противовесом США и Китаю. Если наши «кузены» за океаном начинали слишком сильно перетягивать на себя одеяло, русские вынуждали их тратить силы и ресурсы на противостояние с ними. Ну, а чтобы сами русские не впали в эйфорию, есть Китай. А что теперь? Вот вывезли вы русских из Закавказья и Средней Азии — и в итоге они стали частями Турции, Ирана и того же Китая. Вывезите оставшихся русских — и территория Северной Евразии снова станет полем боя. Вот только число игроков уменьшится, а с ним и свобода манёвра. Игра станет сложнее.

— Вас послушать, так удел русских быть заложником расклада в геополитической игре между вами и вашими «кузенами». — незнакомец грустно улыбнулся. — Жить впроголодь, быть пугалом для всего мира, поставляя вам сырьевые ресурсы, рвать жилы, чтобы производить горы вооружений. И при этом без всякой надежды на лучшее. Чтобы вы, британцы, жили беззаботно и припеваючи.

— Они проиграли. Таков их удел.

— Вы ни расстроены, ни раскаиваетесь в содеянном. — незнакомец смотрел на короля с какой-то жалостью.

— Расстроен. — не стал скрывать Король. — Но вот насчёт раскаяния — это вы перебрали. Согласитесь, глупо требовать раскаяния от волка, задравшего телёнка. Это его сущность. Есть хищники, есть жертвы. Так заложено природой. Так и нас не в чем обвинять.

— Насчёт хищников вы себе польстили. — тихо рассмеялся незнакомец. — Знаете, Ваше Величество, кого вы, британцы, мне напоминаете? Помните фильм «Чужой»? Там паразит, для того, чтобы внедрить в человека личинку Чужого, прыгал на лицо жертвы и обвивал хвостом её шею. И если кто пытался снять его с жертвы, паразит её душил. А тем временем личинка Чужого развивалась в теле жертвы, высасывая её соки, и под конец убивая её.

— Так мы, получается, для вас — Чужие? — расплылся в улыбке король.

— Для нас вы просто паразиты. Но насчёт Чужих — слишком много чести. Вы просто глисты. А мы — всего лишь антигистаминное средство. Для всей планеты. — Голограмма незнакомца встала, и облокотясь на рабочий стол, пристально глядела на короля. — Говорите, «это жизнь, такова вся история»? Нет. Это не история. Это её конец. По крайней мере, для вас, англичан.

— И когда же начнётся это эпохальное событие? — сказанное незнакомцем ничуть не напугало короля.

— Сегодня. — просто ответил тот. И, перед тем, как исчезнуть, добавил. — Вы это услышите.

Глава 17

Лондонский Тауэр. Основанный ещё Вильгельмом Завоевателем на берегу Темзы как форпост новой власти на Острове, чем он только не был за без малого тысячу лет. Крепостью, охранявшей доступ вглубь страны, тюрьмой для высокопоставленных узников, а заодно и местом их казни, казначейским двором, и даже зоопарком. Но уже столетие замок был просто музеем и местом паломничества туристов, желающих ознакомиться с его историей, а так же посмотреть на тех, кто до сих пор представляет собой часть его легенды — воронов Тауэра. Вот и сейчас туристы столпились у ограды, отделяющей их от лужайки, по которой лениво бродили, изредка помахивая крыльями, шесть птиц угольно чёрного цвета. В стороне неспешно прогуливался одетый в средневековую одежду смотритель, уже который год ухаживающий за птицами. День не предвещал ничего интересного — туристы смотрели на птиц, щелкали их на свои смартфоны и фотоаппараты, а сам смотритель лениво поглядывал на подопечных.

И в этот момент раздался колокольный звон — звонили одновременно все колокола БигБена, размещённые на башне Вестминстерского замка. Туристы, находившиеся в это время в Тауэре, не видели, как стрелки всех четырёх циферблатов часов, что установлены на самом верху башни, ставшей благодаря им визитной карточкой Лондона, стали лихорадочно крутиться в обратную сторону.

Но увидели они другое — стоявший смотритель вдруг схватился за сердце и тихо осел на землю, а вороны, замахав крыльями, крича «Виват!», начали подниматься в небо. Буквально через несколько минут они исчезли в тучке, оставив растерянных туристов в одиночестве. Быстро прибывшая охрана замка констатировала смерть смотрителя от разрыва сердца. Тем временем, некоторые туристы, успевшие заснять отлёт воронов, лихорадочно выкладывали свои записи в сеть. Охрана быстро выставила всех туристов из замка, и, несмотря на их протесты, конфисковала у всех их телефоны. Поздно — информация разлетелась по сети в мгновение ока. А тем временем, БигБен умолк. Остановились и часы — их стрелки на всех четырёх циферблатах повисли на «шести часах». Навсегда.

По всем информационным агентствам мира пронеслась весть — лондонский Тауэр покинули вороны, и в это же время сломались часы Венстминстерского замка. И сразу всплыли старые пророчества, гласившие, что это — предвестники гибели Англии.

* * *

Во время полуденного намаза, собравшего в центральной мечети Лондона в Риджентс-парке тысячи правоверных, произошло беспрецедентное событие — не сняв обувь перед входом, в мечеть, с оружием в руках, влетела группа полицейского спецназа, попытавшаяся произвести арест муллы. И это во время богослужения! Разъярённые мусульмане бросились толпой на полицию, сразу же открывшую по ним огонь. Хотя полицейских просто задавили массой, после чего, вытащив на улицу тела, растерзали их, тем не менее, во время перестрелки был убит и сам мулла Ум-мар. Весть об этом молнией разлетелась по всему миру. Из мусульманских кварталов всех крупных британских городов вываливали толпы мусульман, настроенных покарать неверных, и теперь громили всё на своём пути. Полиция не смогла ничего противопоставить толпе и вынуждена была ретироваться. Сказались десятилетия политики задабривания — за эти годы мусульмане привыкли к своей безнаказанности. Как ни странно, но к мусульманам присоединились местные жители — сейчас они с не меньшим энтузиазмом грабили магазины и супермаркеты, вынося из них дорогую бытовую и аудиотехнику. Что ни говори, но дух пиратов, воров и грабителей был впитан каждым англичанином с молоком матери. Власти городов, осознав масштаб волнений, просто сбежали в провинцию, оставив города на разграбление толп, в надежде, что через несколько дней всё успокоится, и тогда порядок наведут армейские части.

* * *

Может быть в другой раз полиция смогла бы хоть как-то подавить выступления, и всё обошлось бы разбитыми витринами магазинов и тысячей-другой сожженных автомобилей. Но сейчас произошло ещё одно, ещё вчера просто немыслимое.

В тот же день состоялось экстренное заседание обоих палат Парламента, на котором предстояло решить два вопроса — что это произошло и как жить дальше? Но ни на первый, ни тем более на второй вопрос им не суждено было найти ответ — как только заседания были открыты, на весь Лондон прогремели страшные взрывы — от здания Вестминстерского замка остались одни лишь дымящиеся руины. Все члены обеих палат британского Парламента погибли. Но настоящий ужас ждал англичан позже — в тот же момент таким же взрывом был уничтожен Букингемский дворец, в котором погибла вся королевская семья.

Случилось немыслимое — королевская власть, оплот стабильности и порядка, вдруг просто исчезла. Но не успели рядовые англичане отойти от шока, как прервалась трансляция всех телевизионных программ государственной корпорации BBC, и сейчас все жители страны наблюдали выступление какой-то копчёной бородатой хари в чалме.

— Братья! — орал «копчёный». — Неверные убили муллу Ум-мара! Они думали, что это сойдёт им с рук! Мы долго терпели кафиров, и целовали их руки, как завещал Пророк! Но теперь пришло время эти руки отсечь! В отместку за гибель муллы Ум-мара мы, «Бригада мучеников Муталиба», уничтожили короля кафиров! Берите оружие, братья! Эта страна будет наша или она будет пустыней!

* * *

Неожиданно около мечетей во всех мусульманских кварталах обнаружились взявшиеся словно из ниоткуда микроавтобусы, чьи багажники были полностью набиты стрелковым оружием. Быстро расхватав автоматы, толпа двинулась в центральные кварталы.

Вот тут и сказалось отсутствие огнестрельного оружия у британской полиции. Что может противопоставить шокер очереди из «Калашникова»? Быстро расправившись с немногочисленными полицейскими, толпа принялась просто уничтожать всех встречавшихся на их пути. Кого отстреливали, а кому, как когда-то одному барабанщику, просто отрезали голову. У толп вдруг сразу появились вожаки — как они представлялись, «воины Халифата», что буквально на днях прибыли на землю неверных, чтобы помочь единоверцам захватить власть.

* * *

К базе, на территории которой находились склады хранения военной техники, неспеша подъезжал какой-то странный бульдозер. На команды охраны водитель, сидевший в кабине, полностью заваренной стальными листами, никак не реагировал. Прибежавший по вызову к проходной сержант, увидев подъезжающее чудо техники, только и успел крикнуть ничего не понимающим рядовым, чтобы всё бросали и убегали вглубь базы. Послуживший в Ираке, он-то хорошо помнил, что это за «бульдозер». Поздно, его крик уже никак не мог помочь им — «бульдозер», подъехав к закрытым воротам, моментально превратился в огненный шар, что смёл всё вокруг себя — и ворота, и боковые ограждения, и сержанта, и самих охранников. Не прошло и минуты, как на территорию базы влетела колонна «Тойот», в кузовах которых расположились исламские боевики, вступившие в бой с уцелевшими охранниками. Через полчаса всё было закончено — база была в руках напавших, и теперь хранившиеся на её территории запасы оружия деловито разбирались постоянно подъезжающими группами боевиков.

Такие нападения произошли одновременно на шесть баз хранения, в результате чего в руках исламистов оказались не только арсеналы стрелкового оружия, но и бронетехника, а так же и ремонтные мощности, на которых захватчики сразу приступили к изготовлению очередных «шахид-мобилей».

По всей стране исламисты врывались в расположение частей, как правило, после того, как казармы с рядовым составом взлетали на воздух, хороня тех, кто мог оказать сопротивление.

* * *

Только со стороны очень наблюдательный человек мог бы отметить, что по факту параллельно идёт две войны. Одна — это тот бунт, бессмысленный и беспощадный, неуправляемый, как природная стихия. Та, которую могли сейчас лицезреть по телевизору обыватели по всему миру. И вторая, как бы дополнявшая первую. Но в отличии от неё, чётко, чуть ли не по минутам рассчитанная, и проводившаяся безукоризненно.

Саутгемптон — группа из нескольких смертников пробралась на нефтеперекачивающий терминал, и, подорвавшись, уничтожила его. Все нефтеперерабатывающие заводы Корнуэлла, обеспечивающие топливом Южную Англию, остались без сырья.

Вспыхнул в ночи, как десяток солнц, газовый терминал Сент-Фергюс, практически одновременно с ним полыхнул газовый терминал в Исингтоне — они был первыми в списке терминалов, принимающих «голубое топливо» с Континента и с месторождений Северного моря. Взлетели на воздух регазификационные терминалы по приёму СПГ в Айл-оф-Грейн, Тиссайде и Милфорд-Хейвене- они так же были «первооткрывателями» в списке объектов энергетики, уничтоженных за последующие дни.

Звенья вертолётов, захваченные исламистами на одной из военных баз, планомерно расстреливали ЛЭП и распределительные подстанции, результатом чего были обесточены все крупные города. Уничтожались подстанции, принимавшие электричество по подводным кабелям из Норвегии, Франции и Бельгии. Отключённые от нагрузки, остановились по срабатыванию аварийной защиты все блоки британских АЭС. По всей Англии наступил «блэкаут». И это в зимнее время!

Среди исламистов сразу выделилась многочисленная группа смертников, занимавшаяся уничтожением транспортной инфраструктуры. На выездах из городов взрывались бензовозы, аккурат по мостами развязок, вызывая из обрушение. В Лондоне взрывы смертников в метро полностью парализовали движение подземного танспорта по всем веткам. На реках подрывались затворы шлюзов, как вспышки от ядерного взрыва выглядели для обывателей взрывы на хранилищах топлива и автозаправочных станциях. Уничтожались фильтровальные станции, обеспечивавшие города чистой водой, склады продовольственных товаров — через насколько дней во всех городах начнётся голод, усиленный эпидемией дизентерии.

Атаки последовали и на международные аэропорты — в Хитроу исламисты захватывали пассажирские лайнеры, и подняв их в воздух, совершали совсем не мягкие посадки, тараня небоскрёбы городов.

* * *

Но выделялась и ещё одна группа. О ней ничего сказать было нельзя, так как они не подрывались, да и вообще никаких следов после себя не оставляли. Их работа была точечной, но последствия её сказались на управлении войсками самым плачевным образом. Эта группа проводила планомерный отстрел офицеров и генералов британской армии. Откуда-то исламистам стали известны домашние адреса всех генералов и старших офицеров британской армии и флота, и эта ночь стала для последних, а так же для членов их семей, по сути второй «Варфоломеевской». Но одними офицерами и генералами эта группа не ограничивалась — фактически в этот и последующие дни шёл настоящий геноцид британской аристократии.

Группы киллеров прошлись по домам, где жили семьи членов экипажа катеров ВМФ, выполнявших функцию береговой охраны. А одновременно с этим в Кале, рядом с лагерями «беженцев», кто так стремился попасть в Англию, оказалось несколько десятков лодок, способных вместить минимум по полсотни человек. И там же, в лодках, так же находилось оружие. «Беженцы» не щёлкали клювами — уже через несколько часов первая пара тысяч вооружённых «гостей» высадилась в Дувре, присоединившись к своим единоверцам, что яростно громили центр города. Но не провинциальный городишко их интересовал. Всех прибывших тут же направили на штурм въезда в Евротуннель, проложенный под Ла-Маншем. После того, как вся охрана с английской стороны была уничтожена, все последующие группы «беженцев» потянулись на Остров нескончаемым потоком. Прибывших «воины Халифата» сразу пристраивали к делу. Мужчинам — автомат в руки, на женщин — «пояса шахидов», и — в бой!

* * *

Ночь прошла в погромах и пожарах. На следующий день уцелевшие группы журналистов зарубежных телеканалов смогли показать всему миру, во что превратился Лондон. Город был затянут смогом от многочисленных пожаров, что вовсю продолжали полыхать в разных местах. Тауэрский мост разрушен, пролёты упали в Темзу. Разружены были и остальные мосты через реку. Колесо обзора, «Око», теперь не возвышалось над городом — оно лежало, частично погрузившись в реку. Руины на месте множества зданий исторического центра Лондона. Множество трупов на улицах. И, как символ победы, на уцелевших зданиях развевались чёрные знамёна Халифата.

Не везде исламистам удалось взять власть в свои руки, и сейчас в те города стекались уцелевшие жители из захваченных городов. На уровне батальонов и рот британской армии удалось сохранить контроль, и на следующий день состоялась попытка ввода войск в захваченные исламистами города. Что могут противопоставить партизаны регулярной армии? Оказалось, могут. Две колонны бронетехники, вошедшие в Бирмингем и Манчестер для подавления мятежа, были полностью сожжены исламистами.

* * *

А ещё на второй день произошло то, от чего оцепенел весь «цивилизованный мир».

Когда-то, многие годы назад, в далёком Беслане исламские террористы захватили школу. Штурм её вылился в многочисленные жертвы, в числе которых было немало и невинных детей. В европейских странах никто и слезинки по этому поводу не проронил. Европейская пресса глумилась над жертвами и всячески защищала тех маньяков, кто совершил это чудовищное преступление. Больше всех глумилась и издевалась британская пресса. Теперь на глазах всего мира разворачивалась трагедия гораздо большего масштаба — группы террористов-смертников провели практически одновременный захват более чем трёх десятков учебных заведений, где учились отпрыски высшей британской аристократии. Захватили лишь для того, чтобы, даже не выдвигая никаких требований, на виду у приехавших журналистов просто уничтожить всех — и учащихся, и учителей.

Почему-то сейчас, глядя, как под пулемётными очередями гибнет подрастающее поколение элиты британской нации, никто из захваченных журналистов, кого исламисты специально доставили в эти школы для съемок, не соревновался в проявлении ни остроумия, ни столь известного своей утончённостью британского юмора.

Не было больше британской аристократии. Нет, при желании всегда можно будет найти тех, кому можно передать титул — но нельзя передать с титулом аристократическое воспитание. Того аристократического духа у этих, новых людей больше не будет никогда. И ничего хорошего не ожидает страну, в которой разом исчезли «условные сэры Уинстоны Черчилли», и теперь остались лишь «условные сэры Элтоны Джоны».

* * *

Абсолютно неожиданными для властей европейских стран, впавших в шок от происходящих событий в Великобритании, были вспыхнувшие синхронно в тот же день бунты исламистов во Франции и Германии.

Во Франции в Париже три дня шли погромы в кварталах, соседствующих с мусульманскими — там горели дома и магазины, шли убийства обывателей. Но это были цветочки — настоящей ягодкой, «вишенкой на торте», стал захват мусульманскими радикалами Марселя. Почти двое суток город был полностью под контролем исламистов, и для подавления мятежа пришлось, помимо спецназа жандармерии GIGN, привлечь армейские части. Впрочем, жандармерия во Франции была на высоте — фактически им удалось переломить ситуацию своими силами, армия уже просто помогала проводить выявление и фильтрацию участников мятежа. Сразу, отринув всякие красивые байки про законность и права человека, заработали военно-полевые суды, вынося и приводя в исполнение смертные приговоры участникам. Прямо как сто лет назад, во время Первой Мировой, когда генерал Петен без разговоров отдал приказ на расстрел всех антисоциальных элементов в прифронтовом Париже — воров, проституток и коммунистов.

В Германии мятеж вспыхнул в Дюссельдорфе. Но там мятежникам всё же не удалось полностью захватить город, хотя и мирного немецкого населения, что оказалось в захваченных ими частях, погибло побольше, чем французов в Марселе. Сил полиции и её спецназа, GSG9, оказалось недостаточно — пришлось привлекать подразделения морской пехоты. И там так же не церемонились с задержанными.

По французским и немецким телеканалам показывали кадры боёв в городах, трупы убитых исламистов, и как бы невзначай показывали свободные от полиции «коридоры», по которым мусульмане убегали в Кале, где (как опять было показано во всех красках) сейчас можно было свободно переехать на Остров по Евротуннелю. Телевизионщики показывали во всех красках противоположную сторону, никем не охраняемую — вся охрана или лежала поблизости трупами, или просто разбежалась.

Исламисты с семьями, не только из Франции и Германии, но и из Бельгии, Нидерландов и Дании, огромными толпами двинулись в сторону вожделённой Англии.

* * *

Спустя три дня все, спохватившись, вдруг обнаружили — мало того, что почти не осталось претендентов на освободившийся престол, не осталось тех, кто мог обеспечить его, престола, передачу, в соответствии с традициями.

Был уничтожен Сент-Джеймсский дворец — место, где Совет престолонаследия принимал Прокламацию, а короли и королевы, ещё до официальной процедуры их коронации, зачитывали Декларацию и произносили личную клятву-присягу в отношении Шотландии, что и считалось моментом их вступления в должность. Да и членов Совета престолонаследия не осталось ни одного.

Толпой, ворвавшейся в Ламбетский дворец, был растерзан архиепископ Кентерберийский, тот, кто по церемонии коронации должен был возлагать корону и миропомазать претендента. А архиепископ Йоркский погиб ранее, так как присутствовал на том злополучном заседании палаты Лордов. Епископ Лондонский был взорван в своём автомобиле, когда его пытались вывезти из объятого беспорядками города. Англиканская церковь впервые за свою историю осталась без высших иерархов.

Погибла вся семья герцога Норфолкского — того, кто по традиции, с незапамятных времён был спутником короля или королевы на процедуре коронации.

Было в полном составе уничтожено руководство министерства юстиции, включая самого министра, а так же судьи апелляционных судов Англии и Уэльса, Северной Ирландии и высшего суда Шотландии.

Был заживо сожжён лорд-мэр лондонского Сити. Он собирался бежать из страны, но высланные за ним вертолёты были все как один «приземлены» боевиками из «Стингеров». Его исламисты казнили публично, обложив охапками денег с изображением королевских персон, а так же ворохом долговых бумаг, что выгребли из сейфов банков Сити.

Да и саму церемонию теперь проводить было негде — здание Вестминстерского аббатства было полностью разрушено, к тому же оставалось на территории, бывшей под контролем исламистов.

* * *

Все эти дни американский контингент, расквартированный на военных базах, размещённых на Острове, и пальцем не пошевелил, чтобы помочь англичанам в наведении порядка. Они лишь взяли под защиту британские АЭС, на которые, как оказалось, никто и не напал за эти дни, и объекты британского атомного комплекса. На все просьбы и мольбы «кузенов» американцы разводили руками — мол, когда поступит обращение от Короля — тогда и посмотрим. Шо, нима Короля? Ну тогда и разговаривать не о чем.

Глава 18

Сейчас весь свободный персонал «Майвы» сидел в оперативном центре перед экранами. Из столовой притащили упаковки мейда и сейчас, под «под пиво» все весело наблюдали за происходившим. Сидели, пили и расслабленно смотрели на экран и Сашка с Егором. Словно болельщики собрались дружной гурьбой посмотреть на матч с участием любимой команды, если не обращать внимание на то, что экран показывал не спортивный канал, а прямую трансляцию экстренно созванного заседания членов Совета Безопасности ООН.

— Моя страна подверглась террористической атаке, — говорил, пытаясь спрятать трясущиеся руки, постоянный представитель Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. — Но мы справимся с возникшей ситуацией!

— Сейчас в Великобритании не осталось ни одного легитимного органа власти. Короля нет, все члены правительства и обеих палат вашего Парламента погибли в результате теракта. — Изображать вселенскую скорбь у представителя Франции получалось хорошо. Французы — они такие актёры! — Мы не уверены в вашей возможности самим выйти из этой кризисной ситуации. Боюсь, что если очаг терроризма не будет подавлен в самое ближайшее время, то он может перекинуться на континент! Мы, как ваши соседи, настаиваем на введении на территорию Великобритании миротворческого континента.

— Мы… — пытаясь сохранить выдержку, отвечал британец. — в ближайшее время наведём в стране порядок. Для его наведения мы уже подключили армейские части. Несколько дней, и всё будет закончено.

— В настоящее время мы обязаны предпринять меры, — парировал простоянный представитель США, — чтобы недопустить попадания в руки исламских террористов ядерного арсенала Великобритании. Мы берём под свой контроль все ядерные объекты на территории Великобритании. А то кто его знает, что у вас может произойти за эти несколько дней. Тем более, что управление войсками после гибели практически всего командного состава на данный момент полностью отсутствует.

— Мы подключим к операции по наведению порядка в стране войска стран Британского Содружества! — настаивал англичанин.

— О каких войсках вы говорите?? — всплеснул руками американец. — Канады? Австралии? Новой Зеландии? Да их не хватит даже для защиты собственных территорий! Здесь необходимо привлечение войск тех стран, которые могут выделить подразделения своих армий без ущерба собственной безопасности.

— Уж не вы ли будете его составлять? — насупился англичанин.

— Никоим образом! — американец был сама забота о ближнем. — Как я сказал, мы лишь временно вывезем весь арсенал ядерного оружия и запасы обогащённого урана. Временно, пока ситуация не разрешится. А чтобы вы не сомневались в наших намерениях, я объявляю, что армия США не будет участвовать в этой операции.

— Вот Вы готовы участвовать своими войсками в миротворческой операции? — американец переключился на француза.

— К сожалению, нет. — француз извиняющее пожал плечами. — Все наши силы сейчас приведены в полную боеготовность, дабы отразить подобную атаку, будь она совершена у нас в стране. И ни одного подразделения без ущерба безопасности Франции мы выделить не можем. Сами понимаете, после событий в Марселе ждать можно чего угодно… Более того, я думаю, что использовать вооружённые силы любого из европейских государств нецелесообразно. Нельзя распылять их, когда угроза террористической атаки зависла буквально над каждым из них.

— А что нам скажет представитель ЭРЭФии? — с какой-то жалостью посмотрел на эрэфянина американец.

— Мы… Мы… Мы — за мир. — промямлил тот.

Все эти дни власти в ЭРЭФии вели себя как обгадившиеся коты, внезапно осознавшие, что же они сотворили.

— Мы могли бы принять участие в этой операции — вдруг заявил молчавший до этого представитель КНР. Глаза британца в этот момент едва не стали как два блюдца. — Китайская Народная Республика готова направить миротворческий контингент для восстановления мир и порядка на территории Великобритании. Мы так же не сомневаемся, что и многие страны «третьего мира» будут готовы принять в этом участие.

На представителя Великобритании сейчас было страшно смотреть.

— Мы уже заручились согласием ряда стран на предоставление своих контингентов. — продолжил китаец, после чего принялся перечислять страны. С каждым озвученным им названием государства англичанин становился всё бледнее и бледнее.

Наконец, дошла очередь до голосования. Оно прошло без участия Великобритании — её представителю было отказано в этом праве, по причине отсутствия того самого государства, которое он должен представлять, как и в праве использовать «вето».

Все присутствовавшие единогласно приняли резолюцию, по которой, временно, до улучшения ситуации на Острове, туда вводился международный контингент, представленный вооруженными силами КНР, Индии, Пакистана, Ирландии и Организации Африканских Государств. Представитель США со своей стороны пообещал выделить этим странам для переброски войск столько транспортов, сколько нужно. Ничего не жалко для такого благого дела.

Все зрители на «Майве» радостно поддержали это решение, чокаясь бокалами.

* * *

Трансляция закончилась, но расходится по каютам никто не хотел. Дабы не мешать работать тем, у кого сейчас была смена, все те, у кого сейчас был отдых, дружной гурьбой переместились в корабельную столовую, продолжив там празднование. Перебрались в столовую и Сашка с Егором.

Сейчас все сидели за одним общим столом и отмечали успешное выполнение работы, которой посвятили не один месяц.

— Это ты удачно придумал, с воронами… — уже слегка захмелевший, Сашка хвалил Егора.

— Да… Только тащить каждую птицу всё же было непросто. — Егор поставил на стол ополовиненный бокал. — Шесть челноков пришлось задействовать, по одному на каждую птицу. Чтоб… естественно было!..

— А где они сейчас теперь? Отпустили где-нибудь?

— Обижаешь, шеф! Отпустили, конечно. Но вначале подлечить их пришлось. Эти изверги им крылья подрезали. Так просто пропали бы птички!

— А с Биг Беном?

— Там ничего сложного. Наша группа проникла в «Клок-Тауэр», разместила в часовом механизме боезаряд и перезапустила сам механинизм. Так что, как только часы открутились, механизм был уничтожен взрывом. Правда, пришлось убрать смотрителей. Невовремя зашли внутрь.

— С Букингемским дворцом тоже хорошо получилось! — присоединился к ним Вячеслав. Сегодня парень был в настроении, и уже достаточно принял на грудь. — И с Венстминстерским аббатством. Столько «С-4» доставить внутрь, да так, что никто и не заметил! Талант, Егор!

— Да какой там талант… — Егор хрустел чипсами. — Не было никакого «С-4». Был наш, старый добрый «ульранит».

— А трансляция? Та, которую крутили вместо «BBC World»?

— Да тоже ничего особенного. Отключили передачу из студии и переключили на подготовленную запись. — Егор от смеха чуть не подавился. — А какого актёра подобрали! Как там у Станиславского? «Матроса желательно должен играть матрос, а проститутку — проститутка»? Вот и у нас — ослоёба играл ослоёб. Настоящий, из аравийских песков!

— А откуда столько «шахидов» набралось?

— А, эти… Да мы отловили «даишаков» в Халифате, установили им рабские импланты, а потом, когда пришло время, выпустили их.

— Сколько же вы их набрали? — количество смертников пока не поддавалось подсчёту.

— Мы — реально немного, только самых первых. Но ведь дурной пример заразителен. Все те, что продолжают подрываются до сих пор, это уже местные, по собственной инициативе.

— А оружие у ослоёбов — тоже мы поставили?

— Тоже частично. Только то, которое доставили в мусульманские кварталы и оставили в миркоавтобусах около мечетей. Как оказалось, у них и своего было припрятано достаточно.

— Ну а в Европе зачем бучу было устраивать?

— Шеф, это не мы! — Егор смотрел на Сашку глазами честного советского пионера. — Лодки с оружием в Кале рядом с лагерями «беженцев» — это да. Но все бунты в Марселе и Дюссельдорфе — это они уже сами. Честное слово!

— Ладно, это мелочи. Разбор полётов оставим на потом. А сейчас!! — изрядно захмелевший Сашка встал и поднял бокал, обращаясь ко всем отмечавшим. — Ещё раз!!! За Победу!!!

* * *

Все последующие три дня Сашка вообще отрешился от новостей. Он морально устал от того потока информации, что все эти недели лился на него нескончаемым потоком. Просто ел, пил, смотрел развлекательные программы. Наконец, пришёл день отлёта.

Во время прощания с коллективом «Майвы» к нему подошёл Вячеслав с какой-то девушкой. Сашка невольно залюбовался ею — правильные черты лица, голубые глаза, и просто шикарная копна длинных густых волос золотистого цвета. «Златовласка».

— Вот, познакомься, Александр, это Маша. — представил Вячеслав свою спутницу. — Мы свою часть работы выполнили, теперь вся тяжесть будет на ней.

— Брось, Слава! — заговорила приятным голосом Маша. — Работы на всех сейчас хватит.

— Скромничает! — хитро прищурился Вячеслав. — Психологи порекомендовали, чтобы в первый официальный контакт нашу сторону представляла женщина. Вот Мария и будет — «лицом нашей фирмы».

Пожелав всем удачи, Сашка направился на лётную палубу, где его уже второй час дожидалась яхте, Егор составил ему компанию.

Проходя через оперативный центр, Сашка напоследок остановился, окинув взглядом экраны. На одном отображалась карта Западной Европы, с чётко выделенными новыми границами.

— Что это? — он указал Егору на остров Ирландия, полностью закрашенный в один цвет.

— А, это!.. Это три дня назад в Северную Ирландию Ирландская Республика ввела свои войска. А вчера провели плебисцит, и сегодня объявили о вхождении Ольстера в состав Ирландии. Сегодня у них там праздник!

— И что — никто не возражал?

— Конечно никто! — засмеялся Егор. — Всех недовольных юнионистов за два дня вышибли пинками под зад на Остров!

— А это что? — Шотландия на карте теперь была закрашена в другой цвет.

— Так это Шотландская республика. Позавчера объявила о независимости. Коль королевская власть закончилась, то и обязательств перед англичанами больше как бы и нет. Органы власти в Эдинбурге сохранились, они и объявили о независимости. Ну а что? Ресурсы есть, промышленность есть, пиявок из Сити кормить не надо. Деньги свои — представь, тоже есть! В общем, за них можно не беспокоиться.

— И как — вообще вышли или собираются остаться в Британском Содружестве?

— А нет никакого Британского Содружества. Самораспустилось. Ведь оно держалось исключительно на королевской персоне. Ну а коль персоны нет, то и…

— То есть, осталась лишь куцая Англия?

— Ну почему же! — издевательство так и сквозило в словах Егора. — Уэльс! Уэльс остался.

Сашка перевёл взгляд на соседнюю группу экранов, по которым шла трансляция с мест боёв. Лондон, Ковентри, Ливерпуль, Бирмингем — везде сейчас шли городские бои с применением тяжёлой техники и авиации. Авиация была американской, а сами города штурмовали переброшенные к сегодняшнему дню подразделения НОАК.

На нескольких экранах шёл репортаж из какого-то английского города, отбитого подразделением миротворцев. Разрушенные закопченные постройки, сожженные церкви, остовы сгоревших машин, которые оборонявшиеся исламисты использовали как баррикады. И множество трупов на улицах, которые пока никто не начал убирать. Не нужно было быть военным, чтобы понять — «миротворцы» абсолютно не заботились о том, чтобы уменьшить потери среди мирного населения.

— Дувр. — подсказал Егор, увидев, на какой экран сейчас смотрит Сашка. — Его индусы освобождали. А там Портсмут. — Егор показал рукой на соседний экран. — Это первые места высадки миротворческих сил.

Портсмут пострадал меньше Дувра, но сейчас он меньше всего был похож на город, который освободили. Скорее, наоборот, это был классический пример оккупации. Вот чернокожие, одетые в военную форму, гогоча, тащат визжащую англичанку. Ясно, что её ожидает. А вот другие стреляют — нет, не в террористов, в мирных жителей, что разбегаются от них в разные стороны. А вот — просто песня! — группка негров сидит рядом с разрушенным супермаркетом и курит, видимо, марихуану. А рядом с ними, как ни в чём ни бывало, курят траву исламские боевики — те, от которых «миротворцы» должны зачищать город!

— Кто это?

— Нигерийцы. Они из контингента ОАГ. В своё время в Сьерра-Леоне себя очень хорошо показали. Ну, так, по крайней мере, заявляли англичане. Всех местных партизан зачистили. Приезжали в посёлок, убивали всех мужчин от младенцев до стариков, а женщин насиловали. И никаких партизан в тех районах больше не было. Вот их, как хорошо себя зарекомендовавших, американцы и направили сюда самыми первыми. Так что в остальных городах сейчас происходит практически то же самое. Пойдём, шеф. Это здесь будет ещё долго продолжаться.

* * *

На лётной палубе, прежде чем Сашка забрался в яхту, они с Егором хлопнули по рукам.

— Моя работа здесь закончилась, — сказал напоследок Егор. — Так что, когда вернёшься на Аркам, буду тебя там встречать. С решением вопросов по ЭРЭФии Вячеслав и без меня вполне справится.

— А Англия?

— А ею есть кому заняться. — Егор расплылся в улыбке. — Командование миротворческими силами уже объявило, что временно берёт на себя всю полноту власти на территории бывшего Соединённого Королевства.

— Бывшего?! — прыснул от смеха Сашка. — Так и сказали?!

— Угу. — ухмыльнулся Егор. — Вот же ирония судьбы! Сейчас судьбу англичан будут решать те, кому сами англичане за предыдущие столетия неоднократно нагадили. Китайцы помнят, как чуть ли не сотню миллионов они подсадили на наркотики. Индусы тоже помнят — и про индийских ткачей, умиравших от голода, и про то, как англичане расправлялись с сипаями. А про ирландцев и говорить не приходится. Даже не знаю, захотят ли они реально наводить на Острове порядок.

— Ну, порядок-то они наведут. Но как! — Сашка хмыкнул. — Сейчас порядок на острове будет обеспечен за счёт того, что любого нагла, попытайся он что-нибудь тявкнуть против, тихо прикопают, причём не сами «миротворцы», а помощники из местных — те же пакистанцы, арабы или нигерийцы. Во всех школах будет унифицирована программа курса истории — вся история Англии будет преподнесена как сплошная череда преступлений против человечества. Взрослым же по телевизору ежедневно будут рассказывать, что «англичанин — это не нация, и даже не этнос. Англичанин — это состав преступления». И вообще, нет никаких англичан. Мол, «копни любого англичанина, и найдешь…» Кого только не найдёшь, в общем. Либо наоборот, что все, живущие на острове — англичане. И арабы, и пакистанцы, и негры… Ну, а тех, кто будет настаивать на том, что англичане — это белые, чьи предки жили на островах с десяток поколений, исповедующие христианство — сразу же будут называть фашистами.

— Что же делать бедным англичанам?! — с театральной скорбью произёс Егор.

— Не так уж и много. — злорадно усмехнулся Сашка. — Всего-то две вещи. Платить — и каяться. Каяться — и платить.

* * *

Яхта с одиноким пассажиром на борту нырнула в «шестигранник» Сатурна. Уже через сутки он пересядет на эсминец, что уже дожидался его в последней системе подскока на пути в армаррскую систему Опелаика. Там, на заседании Совета Содружества, ему предстоит выстоять самую важную схватку — схватку за будущее Земли.

Глава 19

Сидя в гостиничном номере космической станции Содружества, Сашка уже второй час лениво переключал каналы головизора. Заседание Совета, на которое он прибыл, уже началось, но вопрос Земли стоит на повестке вторым, и его пока не приглашали.

«С новым днём, друзья!» — приветствовали зрителей ведущие популярного информационно- развлекательного канала Опелаики, невысокий подвижный ящер Аш-Камази и смуглокожая красавица с белой гривой волос. — «Оставайтесь на нашем канале, и вы узнаете самые горячие новости о предстоящих событиях как в нашей системе, так и во всех системах Свободных Миров Армарры!»

«Итак!» — бодро начала «блондинка». — «В рамках межзвёздного тура по системам Содружества в нашей Опелаике состоятся три выступления развлекательного шоу „Ли-Кань“, прибывшее к нам из Ошира! В этом году они представляют новую программу, все критики в восторге! Не пропустите! Количество билетов ограничено!..»

Ведущие поочерёдно рассказывали зрителям, где в системе Опелаика можно развеять скуку, фоном им шёл показ всех выступлений, готовящихся мероприятий, и новых товаров, что в ближайшее время попадут на прилавки торгово-развлекательных центров.

«И последнее. Сегодня на космической станции „Опелаика-2“ состоится открытие заседания Совета Содружества, в нашу систему уже прибыли представители различных государств, что собираются принять участие в этом, не побоюсь этого слова, эпохальном событии» — ведущие переглянулись. — «Ведь на этом заседании Совета будет принято окончательное решение о ликвидации Империи Арвар. Там уже несколько лет идёт кровопролитная гражданская война, унёсшая жизни миллиардов жителей. Последние годы война между противоборствующими силами не принесла преимуществ ни одному из Чорных Властелинов — ни Покассе 37-му, ни Чаке 1-му. Сегодня в этом противостоянии должна быть поставлена точка».

«Ах, да! Чуть не забыла!» — рассмеялась «блондинка». — «Там ведь так же будет решаться вопрос о статусе какой-то дикой планеты, находящейся от Содружества в годах полёта! Вот умора!»

«И ничего не умора» — наставительно парировал её партнёр по шоу. — «Сегодня будет решаться вопрос о присвоении статуса постоянного представителя планеты „Грязь“ в Совете Содружества. И статус этот должен получить один гардаррец, по имени Аш. Он первый уроженец этой планеты, попавший в Содружество».

«Так он — „дикий“?» — хлопая ресницами, спросила «блондинка».

«Да. Но его история — это нечто!» — ведущий рассказывал «блондинке» историю с каким-то тихим восхищением. — «Представьте — двенадцать лет назад этот парень, попав на одну из планет Содружества, начал свою карьеру с работы мусорщиком на одном из мусороперерабатывающих комплексов. А теперь — не поверите! — это губернатор самой молодой метрополии Гардарры! И всего парень добился сам. Харш! Да эта Гардарра, получается, такая же как и наша Армарра — страна великих возможностей!»

На заднем плане за ведущими шла смена картинок, на которых был показан Сашка со своей семьёй.

«Ой!» — умилённо расплылась в улыбке «блондинка». — «Какая у него красивая жена! А девочки-близняшки! Прелесть!»

«Пожелаем удачи Ашу!» — дружно сказали оба ведущих. — «А пока — минуточка рекламы, и мы снова будем с вами!»

— Губернатор! — пришёл вызов. — Вас просят пройти в зал заседаний.

* * *

В зале заседаний Сашка занял положенное место рядом с представителем Гардарры.

— Готов, Аш? — не поворачивая к нему головы, спросил Будивой.

— Всегда готов! — хмыкнул Сашка. Ну разве что отсалютовать осталось.

По сложившейся процедуре вначале заслушали глав всех научных групп, принявших участие в экспедиции, вернувшейся с Земли. Казус вышел с главой научной группы, отправленной от Империи Арвар — сейчас он оказался представителем государства, за роспуск которого все присутствующие буквально только что проголосовали. Тем не менее, арварец подтвердил, что считает себя подданным Покассы 37-го, и его мнение по правильности исходно предоставленных сведений (единственное отрицательное из всех прозвучавших) было так же учтено. Почему единственное? Леди Пэлори, руководитель научной группы Объединённого Королевства, на удивление всем, и самому Сашке в том числе, спокойным голосом заявила, что все предоставленные сведения полностью подтвердились.

— Вы уверены, Леди?… — спросил не ожидавший такого поворота Лорд Морнемир.

— Абсолютно. — Пэлори просто излучала невозмутимость. — Все предоставленные нам данные мы проверили. Координаты звёздной системы подтверждены, геофизические параметры планеты подтверждены, наличие «диких» гардаррцев — подтверждено. Так что у меня нет никаких претензий к пока ещё временному представителю планеты Земля уважаемому Ашу.

Взгляд Пэлори, брошенный на него, был очень выразительный.

— Спасибо, Леди! — расплылся в улыбке Финбар О’Бэрр, представитель Свободных Миров Армарры, что сейчас вёл заседание по праву принимающей стороны. — Присаживайтесь, Леди, у нас больше нет к вам вопросов. Ещё раз спасибо за проделанную работу!

Финбар теперь обращался ко всем присутствующим в огромном зале:

— Пришла пора перейти непосредственно к прениям.

* * *

Прения затянулись почти на три часа. Арварцы орали и брызгали слюной, доказывая, что гардаррцы всех обманули, и не сообщили, что на планете живут «дикие» представители всех человеческих государств Содружества. Лорд Морнэмир вкрадчиво убеждал, что Земля, как пример Содружества в миниатюре, вообще должна быть оставлена в покое, и даже на её посещение должен быть наложен строжайший запрет. Его единодушно поддерживали все представители «независимых» миров, что до сих пор являлись де-факто под контролем Объединённого Королевства. Представитель Эн-Маанского Королевства убеждал, что прецедент Лорбонцы-Райтены здесь вообще неприменим.

— Итак, констатируем. — подводил итог прений Председатель. — Прецедент Лорбонцы-Райтены, взятый за основу рассмотрения этого дела, не может быть применён полностью в связи с открывшимися на планете дополнительными обстоятельствами. Во-первых, на планете Земля живут не только «дикие гардаррцы», как и уважаемый Аш, но и все «дикие» практически всех человеческих народов Содружества. Поэтому, как минимум, обладатель статуса представителя планеты не должен иметь права передачи своих прав на планету ни одному из государств Содружества.

Финбар демонстративно прервался, чтобы неспеша сделать глоточек воды, а заодно дать прошуметься присутствующим.

— Во-вторых, — продолжил он, когда в зале снова установилась тишина. — что бы там ни говорили наши уважаемые учёные, но Земля находится на уровне развития, который вплотную подошёл к минимальному, позволяющему открыть для её населения информацию о нашем существовании. Да что я говорю! Вы же сами показывали мне образцы их творчества! Как там у них называется направление — «фантастика»? Вы посмотрите внимательно их… не голо-, а… как?… вот! кинофильмы. Да они уже подсознательно готовы ко встрече с инопланетным разумом! И даже хотят этого! К чему я это… Думаю, что ещё при жизни Аша самые развитые цивилизации Земли достигнут того пресловутого минимального уровня. А значит, статус представителя не должен быть передаваемым по наследству. Хватит с нас одной Райтены!

В зале снова поднялся гул — присутствующие в большинстве одобряли Председателя.

— Но тогда это уже не прецедент Лорбонцы-Райтены! — заметил Будивой.

— Всё верно, дорогой коллега! — мило улыбаясь, язвил Лорд Морнэмир. — Это уже прецедент Аша-Земли!

— Хорошая мысль! — вставила свою реплику представительница М’Зинов. — Принимается.

— Тогда — ставим вопрос на голосование!

* * *

Голосование было в самом разгаре.

— Оширский Директорат — ЗА! — сказав, худощавый парень скромно занял своё место.

— Объединённое Королевство Галанте — ПРОТИВ! — чопорно произнёс Лорд Морнемир.

— Королевство Чаки — ПРОТИВ! — жуя ринни и сплёвывая перед собой, цедил через губу арварец.

Сашка отстранённо смотрел на экран, где напротив каждого государства появлялась отметка — либо изумрудная, либо янтарная. Количество серых отметок, обозначавших ещё не проголосовавшие государства, с каждой минутой становилось всё меньше. Вот и последняя пропала…

— Хм… — Председатель смотрел на результат голосования с удивлением. — 64 «за», 64 «против»… Я вынужден…

— Не спешите, дорогой Финбар! — вдруг перебил его Будивой. — Как же вы закончили голосование, не заслушав ещё один голос?

— О чём вы, коллега? — Председатель, тем не менее, украдкой бросил взгляд на экран — нет, там серых маркеров больше не было.

— Ну как же! — расплылся в улыбке Будивой. — ещё не проголосовал представитель Республики Аксума, чья независимость была признана всеми присутствующими здесь уважаемыми коллегами буквально несколькими часами ранее!

— Какой ещё Республики Аксума? — опешил Председатель. — Ни за какую независимость Республики Аксума мы не голосовали!

— Дорогой Финбар! — вошёл в роль Будивой. — Напомнить ли вам формулировку, принятую практически всеми коллегами? «С этого момента Империя Арвар прекращает существование, а все сложившиеся на данный момент на её территории государственные образования автоматически являются признанными». Верно?

— Абсолютно. — Подтвердил армаррец.

— Но вы забыли, дорогие коллеги, — неспеша и доходчиво объяснял Будивой. — Что неделю назад в системе Аксума вспыхнуло восстание. Восставшие взяли власть на планете, а буквально 12 часов назад Революционный совет провозгласил создание независимого государства Республика Аксума. Так что, теперь её представитель имеет такое же право на голосование в Совете.

— Это невозможно! — чуть ли не завизжал Лорд Морнэмир. Его вопль был подхвачен обоими арварцами, представляющих своих Чорных Властелинов.

— Возможно! — отрезал Будивой. — Все формальности соблюдены.

— Но этого представителя здесь нет! — выкручивался Лорд Морнэмир. — Поэтому будем считать, что это голосование он пропустил.

— Он здесь. — улыбнулся Будивой. — Здесь, на станции Содружества. И в настоящее время ждёт у входа в зал заседаний. Вот его верительный документ. Ловите файл!

Все участники заседания внимательно изучали присланный документ, который гласил, что предъявитель его является уполномоченным властями Республики Аксума её представителем на заседаниях Совета Содружества.

— Пригласите его! — отреагировал Финбар.

В зал вошёл… арварец. Только вот был он какой-то… «неарваристый», что ли. Скромно одетый в обычный комбинезон, шествуя обычной, а не развязанной походкой, он, подойдя к месту Председателя, сделал учтивый кивок, и, повернувшись к присутствующим, произнёс:

— Республика Аксума — ЗА!

— 65-ю голосами против 64-х — решение принято! — объявил Финбар. — Мои поздравления губернатору Ашу, постоянному представителю планеты Земля в Содружестве! Вы желаете что-либо сообщить Совету?

— Да! — Сашка встал со своего места. — Вы правы, уважаемый Председатель. Население планеты Земля уже давно морально созрело, чтобы принять информацию о существовании Содружества. Поэтому, пользуясь предоставленным мне сейчас правом, я объявляю своё решение — открыть населению Земли факт существования Содружества.

* * *

На выходе из зала заседания Сашку окружила прибывшая с ним охрана.

— Ну что, шеф, — не выдержал Алексей. — Успешно?

— Успешно! — Сашка сейчас радовался как ребёнок. — С Землёй вопрос решен… Ну что, возвращаемся на наш корабль?

— Да. Нет, нам туда. — развернул его Алексей к другому коридору.

А в середине коридора стояла, всем видом показывая, что ждёт именно его, Леди Пэлори.

— Погоди, Аш, не спеши! — как черт из табакерки выскочил откуда-то сбоку Будивой. — Вот, познакомься с тем, кто не дал ушастым сломать нашу игру.

К их компании подошёл тот самый негр, что голосовал от имени Республики Аксума.

— Приветствую, Александр! — на чисто русском, с незначительным акцентом, произнес он. — Я — Алваро. — негр улыбнулся. — Ну а для друзей — просто, «Крошка Альварес».

«Крошка» был почти двухметрового роста.

— Откуда русский знаешь? — сейчас это было единственное что пришло Сашке на ум.

— Так я в Москве учился! Я ведь тоже с Земли. — засмеялся «Крошка», и с гордостью добавил. — С Кубы!

Вот оно как… Что ни говори, но при всей Сашкиной нелюбви к «арварцам», не считал он такими чёрных кубинцев. Вот не считал — и всё.

— Спасибо, Альваро! — Сашка искренне улыбаясь пожал ему руку. — Выручил!

— Но пасаран! — засмеялся «Крошка».

— Простите, губернатор Аш! — с другой стороны к нему подошёл Лорд Морнэмир. — Не видели ли Вы Леди Пэлори?

— Леди Пэлори? — удивлённо спросил Сашка, повернув голову в сторону коридора. Но Пэлори там больше не было…

— Нет, Лорд. Не видел. — Сашка сделал постную гримасу и грустно развёл руками. — Извините, нам уже нужно идти.

* * *

Уже сидя в корабельной столовой за стаканом мейда, Будивой рассказал Сашке всю подноготную возникновения Республики Аксума.

— Знаешь, кто подал саму идею создать эту республику? Он. — Будивой кивнул на сидящего рядом с ними Чтибора, так же принимавшего участие в заседании Совета.

— Да, я. — Чтибор и не отрицал. — Но исходно саму мысль подал Егор. Да-да, Алексей, твой подчинённый!

— Егор? — Алексей ничуть не удивился. — Он могёт!

— Так вот, Егор подал Азару идею «обзавестись своим Чакой» — продолжил Чтибор. — А я, когда мне предложили подумать над её воплощением, тогда и решил — зачем плодить уродские образования? Может, попытаться сделать одно нормальное? А примеры у меня были перед глазами — это и чернокожие кубинцы, и герерро, из Намибии. Свои соображения я передал тогда Азару.

— Я так же знаю не всё. — признался Будивой. — Но предполагаю — восстание на Аксуме подготовили наши, а вот нынешняя власть там состоит именно из кубинцев и герерро. Кто знает, может и получится им перевоспитать арварцев.

— А знаете, что самое смешное? — тихо засмеялся Чтибор. — Ведь это будет первый случай в Содружестве, когда «дикие» будут воспитывать «цивилизованных»!

Сашка тихо тянул мейд из бокала. Что же, причина, по которой была выбрана именно Аксума, ему была ясна — за эти годы Малыш перевёл массу информкристаллов, и, как следовало из добытой информации, поверхность планеты просто нашпигована локациями с артефактами Предшествующих. Гардарра одним махом успешно решила две проблемы — и вопрос с Землёй, и получила доступ к артефактам, скрытых в недрах Аксумы.

— Шеф, а ты на Землю больше не собираешься? — почему-то спросил Алексей. — Там же сейчас будут сообщать жителям про Содружество…

— Нет. — Сашка крутил в руке пустой бокал. — Там есть кому этим заняться. А нам сейчас и на Аркаме работы хватит. Очень-очень-очень много работы…

Глава 20

Впоследствии этот день жители Земли называли по-разному. Кто-то — Днём Прибытия, кто-то — Днём Контакта. Некоторые пошли дальше, предложив считать его точкой отсчёта новой эры. Все они были по-своему правы — в этот день в Солнечную систему прибыла эскадра Гардаррских ВКС, сопровождавшая конвой транспортов, перевозивших оборудование, специалистов, и, главное — несколько полков гардаррской космопехоты.

Достигнув Земли, корабли эскадры распределились по орбите, после чего одновременно отключили маскировку. И с этого момента жизнь всех на Земле изменилась. Окончательно и бесповоротно.

* * *

На Земле появление неизвестных космических объектов не осталось незамеченным. Те словно демонстративно показывали себя — вот мы, здесь. Первыми неизвестные объекты на орбите Земли заметили астрономы. Сообщения от них первыми распространили издания «жёлтой прессы» и сайты «околоНЛОшной» направленности. Но в отличии от предыдущих «уток» на тему «зелёных человечков» сейчас ими предъявлялись снимки объектов, с указаниями, где эти самые объекты находятся. Посыпались подтверждения от астрономов-любителей, вызвавших ажиотажный спрос у населения на телескопы — число желающих видеть корабли неизвестной цивилизации росло с каждым часом. Правительства всех стран отбивались от вала вопросов, поступающих от журналистов. Никто не знал, что это за объекты, откуда они взялись и что от них ожидать. Двое суток по всей планете гуляли байки и пересказы высосанных из пальца историй. Подсуетились телевизионщики, почувствовав общественный запрос — снова по телеканалам крутили космические сериалы и фильмы, от тех, где храбрые земляне громят превосходящих их зелёных человечков до до тех, где всё живое на Земля уничтожалось маленькими серокожими пришельцами.

На третьи сутки пришельцы сами вышли на связь — над крупнейшими городами планеты зависли сигарообразные объекты, под которыми развернулись голографические экраны, площадью под сотню тысяч квадратных метров. На всех экранах появилось лицо голубоглазой девушки с длинными золотыми волосами, которая обратилась к жителям Земли.

И хотя в Шанхае девушка говорила на мандарине, в Нью-Дели — на хинди, в Мехико — по мексикански, в Берлине и Вене — по немецки, а в Сеуле — по-корейски, сам текст её обращения при этом был один и тот же.

* * *

«Жители планеты Земля!» — обращалась девушка к толпам людей, что собрались на площадях городов, и, запрокинув головы, с огромным интересом разглядывали голографический экран.

«Мы представители космической цивилизации, именуемое Содружество, включающей в себя десятки государств, как гуманоидов, так и негуманоидов. Больше десяти лет назад мы открыли вашу планету и всё это время изучали её. Наконец, пришла пора открыться вам» — на экране тем временем зрители увидели картинку галактики Млечный путь, с указанием места Солнца и области, занимаемой Содружеством.

«Мы не собираемся вмешиваться в вашу жизнь. Мы не будем вмешиваться в политическую жизнь, помогая тому или иному государству в конфликтах против других, равно как не собираемся передавать наших технологий ни одной из сторон или организаций. Цель нашего пребывания на Земле — предоставить всему населению планеты максимально подробную информацию о Содружестве, насколько это возможно, а так же предоставить возможность переехать в Содружество тем жителям планеты, в которых будем заинтересованы» — на экране снова появилась «Златовласка».

«Сейчас на планете нами будут развёрнуты информационные центры, куда могут прийти все желающие ознакомиться с нашей жизнью, а так же пройти тесты. Любой может свободно прийти в информационный центр и покинуть его. Те, кому поступит предложение на переезд, и кто пожелает им воспользоваться, могут на месте выбрать профессию по душе и на месте заключить рабочий контракт. Мы не проявляем никакой агрессии по отношению к жителям Земли, и рассчитываем на такое же к нам отношение. Но любые агрессивные действия будут встречать адекватный отпор. Мы обращаем особое внимание властям тех регионов, где будут развёрнуты информационные центры. Настоятельно рекомендуем вам не препятствовать своим гражданам, которые изъявят желание посетить их»

* * *

Трансляция этого сообщения шла двое суток. «Сигара» пришельцев зависала над центром какого-нибудь крупного города, разворачивала голографический экран, по которому это сообщение трижды прокручивалось. После чего экран сворачивался, а «сигара» перелетала к следующему городу, где всё в точности повторялось.

Со стороны пришельцев действительно не было никаких актов агрессии по отношению к землянам. Но зато правительства всех без исключения государств Земли находились в крайне возбуждённом состоянии. Вооруженные силы всех крупных государств были приведены в полную боеготовность. Срочно было созван Совет Безопасности ООН, на котором всерьёз предлагали применить ядерное оружие против кораблей, висящих на орбите Земли. Казалось, мир стоит на пороге очередной катастрофы.

Но прямо на заседании появилась голограмма той голубоглазой красавицы, что обращалась от имени космического Содружества к жителям планеты, которая просто и популярно объяснила присутствующим, что пришельцам есть чем ответить, и напомнила, что за акты агрессии руководство стран будет отвечать своими шкурами. А потом просто предложила подождать ещё несколько дней дней.

В некоторых странах «сигары» пытались перехватить средствами ПВО, но безуспешно — ни одна из зенитных ракет, запущенных по «сигарам», так и не долетела до цели назначения. Пришельцы спокойно отреагировали на это — над городами тех стран, с территорий которых осуществлялись запуски зенитных ракет, снова возникли голографические экраны, глядя с которых тот же человек предупредил, что это попытка первая и последняя. В следующий раз расчёты ЗРК, осуществляющие такие запуски, будут уничтожаться без предупреждения, а так же уничтожаться будет по восходящей всё командование, ответственное за передачу такого безумного приказа. В тот же день угроза была приведена в исполнение — после того, как очередная «сигара» была обстреляна над территорией КНДР, с кораблей, висевших на орбите, вылетело несколько аппаратов, направившихся к Корейскому полуострову.

Пока они планомерно уничтожали пусковые установки, станции обнаружения целей и наведения ракет тех комплексов, которые осуществляли запуски, «сигары» по всей планете крутили трансляцию — кадры уничтожения земной техники чередовались с комментариями «Златовласки». Вот уничтожены сами комплексы, но так, чтобы не пострадал их персонал. Люди они подневольные, поэтому к ним нет претензий. А вот уничтожение офицеров северокорейского Генштаба — они отдавали непосредственный приказ на сбитие цели. Следом — уничтожение генералов, от которых этот приказ поступил офицерам. Северокорейский диктатор экстренно выступил с заявлением, в котором извинялся перед пришельцами за нападение, и клятвенно обещал, что такое больше не повторится. Быстро сообразил — ведь на вершине этой цепочки, как главнокомандующий, находился он сам.

* * *

После того, как была полностью «охвачена» зрительская аудитория, состоящая из населения всех крупных городов планеты, пришельцы начали приводить в исполнение свои обещания. Из из огромных кораблей, продолжавших висеть на орбите Земли, вылетел рой «сигар», в точности таких же, с которых шло вещание. Все «сигары» устремились к планете, и, достигнув известных только им координат, совершали посадку, после чего на месте их приземления вырастал чёрно-матовый купол диаметром в километр. Пришельцы явно что-то перевозили на территорию, укрытую чёрной матовой плёнкой от всех глаз — одни «сигары», приближаясь к «куполам», просто «ныряли» в них не снижая скорости, другие, по-видимому, выгрузившие доставленный груз, с такой же скоростью вылетали из них, направляясь обратно на корабли.

Все мировые информационные агентства эти дни вели прямой репортаж с мест посадки пришельцев. Сразу же к месту развёртывания «купола» устремлялись и местные жители, кто похрабрей и полюбопытней, а так же журналисты и телевизионщики. Люди вначале с опаской подходили к матово чёрной полусфере, но, после того, как убедились, что никто их не прогоняет, осмелели, и спокойно общупывали неизвестный материал «купола». Кто-то пытался попробовать неизвестный материал на прочность, но без толку — от стены купола не удалось отскоблить даже пылинки. Сами пришельцы никак не реагировали на действия рядовых жителей, давая понять, что не видят в них угрозы для себя.

В каких-то странах «купола» сразу были блокированы армейскими подразделениями, установившими карантинную зону вокруг места посадки пришельцев. Попытки любопытствующего местного населения прорваться к объекту, чтобы хоть потрогать его рукой, пресекались, и порой очень жёстко. Но вылетевшие из «купола» «сигары» сразу прошлись по расположению армейцев каким-то зелёным лучом, после чего все принимавшие участие в блокаде попадали на землю, отключившись на сутки. А в очередной трансляции девушка-пришелец напомнила, что власти тех стран, что будут препятствовать своему населению в праве посетить «информационный центр» инопланетян, будут жёстко караться. Более того, инопланетяне недвусмысленно запретили приближаться к «куполам» любому с оружием на расстояние ближе километра.

Несмотря на истерику, поднятую в прессе и на телевидении по отмашке властьимущих, большинство простых людей сходилось к мысли, что пришельцы, в принципе, пока никак не проявили себя с плохой стороны — при их технологическом уровне они вполне могли уделать армии всех государств в труху, но вместо этого честно сообщают о своих намерениях, и ведут себя на редкость сдержано.

* * *

Пришельцы продолжали информировать земную общественность о своих действиях. После развёртывания каждого «купола» с «сигар», что продолжали курсировать над городами планеты, шло очередное обращение — та же самая девушка рассказывала, в каком регионе разворачивается «информационный центр», демонстрировалась карта с выделенным цветом регионом — как правило, он совпадал с административными границами страны, либо её области или провинции, где состоялось развётывание.

И в конце каждого обращения инопланетная красавица постоянно напоминала — приоритет в посещении «информационного центра» отдаётся именно жителям указанного региона.

Два самых первых «купола» были развёрнуты на территории Южной Кореи. Следующие — в ЮАР, на территории провинций Трансвааль и Оранжевая. Затем — по одному во Вьетнаме и на Тайване. Следом «купола» возникли в Боливии, Шри-Ланке, Филиппинах, Перу, Венгрии, Кубе, Индии и Эквадоре.

А затем, почти одновременно, они, как грибы после летнего дождя, возникли почти в каждом регионе ЭРЭФии, Белоруссии, и «Территории 404». Так же по одному куполу появилось в Сербии и Черногории.

Наконец, уже ставшая знакомой чуть ли не каждому землянину «Златовласка», чьё лицо они видели теперь регулярно, в очередной трансляции сообщила — все «информационные центры» развёрнуты, и сейчас пришельцам необходимо несколько дней на подготовку к приёму первых посетителей.

* * *

В СМИ сейчас шла настоящая буря. Только теперь обнаружилось, что самые развитые страны мира оказались пришельцам неинтересны. Ни один информационный центр не был развёрнут на территории США. Обошли своим вниманием пришельцы и англо-саксонские страны — Австралию, Канаду и Новую Зеландию. Не было ни одного «купола» на территории Японии, континентального Китая, Халифата и Ирана. Игнорированы были страны Западной Европы, да и в Восточной Европе сиротливо смотрелся одинокий «купол», развёрнутый в Венгрии. Так же одиноко смотрелся «центр», развёрнутый на территории Индии — как заявили пришельцы, первоочередное право его посещения оставалось за жителями провинции Пенджаб, где он и находился.

Но больше всего возмущения у жителей «просвещённого Запада» вызвало негодование то, что самое большое число «куполов» попало на территорию бывшего СССР.

«Почему всё досталось этим русским?!» — этот вопрос подспудно всплывал практически в каждой передаче, посвящённой прилёту пришельцев. Сейчас подавляющее большинство всех передач земного телевидения так или иначе затрагивали эту тему, все остальные незаметно ушли на второй план. Уже никто не вспоминал, что буквально несколько недель назад все, не отрывались от телевизора, наблюдали в прямом эфире то, что месяцем ранее даже представить было невозможно — гибель Великобритании. А сейчас… какая-такая Англия? тут пришельцы прилетели! А Англия? Да ну её! Как говорится, «помер Ефим, и хрен с ним».

Впрочем, недовольных было немало и в «бывшем СССР», точнее, том, что от него сейчас осталось. Жители республик Северного Склона Южной Горы и «Уряхании», как и жители западных областей «территории У», сделали для себя неприятное открытие — пришельцы их точно так же проигнорировали.

* * *

Через два дня, как и обещали пришельцы, над городами снова зависли «сигары», и снова под ними развернулись голографические экраны.

«Жители Земли!» — снова говорила очаровательная инопланетянка.

«С этого момента все информационные центры, развёрнутые на планете, начинают работу. Они будут функционировать три года. За это время жители регионов, где они развёрнуты, имеют возможность как минимум один раз посетить центр».

С экранов теперь шёл показ внутренностей одной из баз пришельцев, укрытой куполом. Она фактически состояла из двух частей — первую можно было уподобить земной выставке, со множеством различных павильонов, где посетителям будут рассказывать про то или иное государство Содружества, с обязательной демонстрацией голо-записей, показывать образцы техники, а так же демонстрировать типичные дома, в которых там, «в космосе», живут инопланетяне. Во второй же обитал персонал центра, находилось небольшое лётное поле под приём «сигар», ангары, где хранилось имущество, а так же небольшая энергостанция. Там же были развёрнуты жилые модули для тех, кто захочет уехать в Содружество — они смогут в комфорте дождаться транспорта, что увезёт их с Земли.

Трансляция прекратилась, и в этот момент одновременно во всех «куполах» на планете открылись проходы, маня к себе ожидавших у куполов зевак. Их встречали самые что ни на есть обычные люди — прямо как та девушка, с голограммы. Контакт с населением планеты начался.

* * *

Но самое интересное происходило потом.

Из «куполов», что были размещены на территории «бывшего СССР», снова вылетели «сигары». Теперь они зависали над небольшими городками и посёлками тех районов, где были развёрнуты «купола». Так же под ними разворачивались голографические экраны, так же шла передача. После неё «сигары» перелетали к другим посёлкам, и над ними всё в точности повторялось.

Не повторялись лишь сами трансляции — в каждом населённом пункте шёл показ обращений к своим землякам тех, кто считался уже не один год пропавшим без вести.

Глава 21

Ростовская область, Шахты. Трансляция № 00853.

Семён. Бывший шахтёр. Пропал без вести три года назад.

«Здорово, парни. Леха, Гарик — если не узнали, то это я, Сёма. Да, пропал без вести, уже три года. Всё нормально. Я жив-здоров, и на самом деле всё это время живу на Аркаме. Чем занимаюсь? Работаю. Как был на Земле шахтёром, так и здесь шахтёром остался. Только раньше я под землёй работал, а теперь на космическом корабле летаю. Здесь шахтёры астероидные пояса разрабатывают. Работа нормальная, неделя через одну».

Транслируется запись с камер: корабль-шахтёр дробит породу астероида.

«Дом есть. За него правда кредит ещё выплачивать, но здесь это вполне по силам. Грав есть. Ну, это как машина, получается. Да, у меня ведь свадьба скоро! А невесту мою вы, может, знаете. Марина тоже из Шахт. Она с родителями улетела ещё раньше меня.»

Показывает вид дома, интерьер внутри. Картинка меняется, показаны девушка с родителями.

«Парни, у нас тут фирма расширяется, новые шахтёры нужны. Так что перебирайтесь, не пожалеете! Я обратно на Землю ни за что теперь не вернусь. У вас тоже будет свой дом, работа, достойный заработок. И здесь нет никаких…» (вырезано цензурой), «что жить не дают»

* * *

Татарстан. Набережные Челны. Трансляция № 02692.

Гульнара, бывшая выпускница КАИ. Пропала без вести вместе с матерью и братом год назад.

«Тётя Альфия! Это Гульнара! Мы все живы, здоровы. И я, и Рубин, и мама. Тётя, ты прости, мы не могли сразу сообщить тебе, что улетаем. Мы, кстати, тебя включили в программу переселения, просто очередь должна была дойти только через полгода. А тут вот как на Земле всё повернулось… Тётя, тебе предложат перебраться к нам. Соглашайся обязательно! Мама здесь артрит свой полностью излечила. А у тебя ведь астма — здесь это тоже лечится на раз. Рубин как раз устроился в местном отделении крупной корпорации. Ну, в общем, медициной занимается. Кстати, Рубин себе здесь девушку нашёл, местную. Она тебе обязательно понравится! А я пока посвятила себя учёбе. Меня уже взяли в фирму, что проектирует здешние… нет, не самолёты, гораздо круче. Внутрисистемники. Ну, не самые, конечно, крутые, но ведь это только начало? Я пока решила — наберусь опыта, потом можно будет в другую систему переехать. В Милетту, там верфь крупная, буду проектировать межсистемники. А ты не волнуйся, здесь хорошо. Работать, конечно, нужно, но если бы работать не требовалось — это был бы рай?…»

* * *

Краснодарский край, Кущёвка. Трансляция № 03601.

Антон, бывший фермер. Пропал без вести с семьёй три года назад.

Показана большая семья на фоне уходящих в даль сооружений гидропонных плантаций.

«Здравствуйте, земляки!

Три года назад мы всей семьёй покинули Землю и перебрались на Аркам, и, скажу вам, это было самое правильное решение, которое я когда-либо вообще делал в своей жизни. Жизни у нас в Кущёвке нет, сами знаете. Всё куплено, всё схвачено. Правды нигде не найдешь, а если станешь искать, то не найдут тебя самого. Ферму у меня тогда фактически отняли „цапки“. Остался тогда и без средств, и без работы. Тогда судьба смилостивилась надо мной, на меня вышли люди, предложившие перебраться на другую планету. Смешно, скажете, такое услышать? Да только я тогда сидел с женой и голодными детьми, и мне было не до смеха. А когда меня на Марс свозили на экскурсию, согласился сразу, не раздумывая».

Камера делает облёт гидропонных плантаций, и возвращается к фермерской усадьбе, где в беседке уселось всё семейство.

«Вначале думал, чем смогу заняться, но душа всё же лежала, чтобы на земле работать. Так и сказал, когда предлагали выбрать работу. Вот теперь я владелец гидропонной фермы. Выращиваю продукцию, сдаю её концерну, который для пищевых синтезаторов картриджи делает. Спрос есть, но расширяться пока не планирую. Вначале с кредитами разберусь. Думаю, лет так через шесть полностью ферму выкуплю. Работать приходится, конечно, много, но я не жалею — работаю на себя, а не на дядю. И точно скажу вам — никто здесь плоды вашего труда не отберёт. Так что если по душе сельское хозяйство, перебирайтесь сюда. Здесь много фермеров и с Кубани, и со Ставрополья. Мы здесь перезнакомились, помогаем руг другу, отдыхаем вместе. Так что приезжайте, земляки. Вам здесь будут рады.»

* * *

Волгоградская область, Камышин. Трансляция № 05724.

Игорь, бывший строитель. Пропал без вести с женой и двумя детьми четыре года назад.

«Приветствую вас, мои дорогие товарищи по работе в СМУ! А так же все мои соседи, друзья и просто знакомые!»

На картинке вся семья — Игорь с женой и уже тремя детьми, стоят перед двухэтажным частным домом.

«Четыре года назад мне посчастливилось перебраться на Аркам. И вот уже пятый год как мы живём словно в сказке. Я и здесь остался строителем. Но работа, скажу вам, ни в какое сравнение не идёт с тем, что было на земле. Техника — просто фантастика! Условия так же ни в какое сравнение не идут. Живём мы в этом доме».

Показывает на дом.

«Дети здесь в школу ходят. Аня так же устроилась в фирме, что производит… В общем, продуктами питания занимается».

Жена Игоря машет рукой.

«В общем, живём, работаем. Да, вот две недели как из отпуска вернулись. На островах тропических отдыхали. Мы теперь каждые полгода туда ездим. Довольны ли мы? Довольны. Вернёмся ли назад? Нет. И вы тоже перебирайтесь сюда, работы здесь много, на всех хватит. Так что — ждём вас на Аркаме!»

* * *

Башкортостан. Стерлитамакский район. Трансляция № 06117.

Ринат. Бывший колхозник. Пропал без вести два года назад.

«Ильдар! Привет тебе! Если не узнал — то это точно я, Ринат. Мне, когда предложили переехать, и терять-то собственно было нечего. Сам знаешь, работы не было, когда колхоз наш окончательно развалился. Я и согласился. Зато теперь я бизнесмен!»

Показано огромное ранчо.

«Нас, когда привезли сюда, стали расспрашивать, кто чем хотел бы заняться, да вакансии предлагать. Все куда-то да устроились. А я, пока ожидал, когда до меня очередь дойдёт, задумался. А чем бы я действительно хотел заниматься? И знаешь, Ильдар, тогда это была как шутка, но когда подошла моя очередь и у меня спросили, какую специальность я хочу освоить, я возьми и выдай — лошадей, мол, хочу разводить. Детство провёл на конезаводе, вот сейчас хотел бы тем же заняться. Ну, думал, посмеются и продолжим выбирать мне профессию. А они возьми да заинтересуйся — какое хозяйство готов на себе тащить? Если возьмутся привезти с Земли лошадей, то каких пород подбирать? Я, конечно, растерялся, одному-то тяжело, но мне сразу сообщили — есть ещё несколько человек, кто так же хотят заняться коневодством. Вот я теперь один из совладельцев четырёх конезаводов. Нас тут несколько совладельцев. Валерка, он из Калмыкии, так главный мне помощник. Лошадок нам доставили — и орловских, и арабских… В общем, сбылась места идиота!»

Смеётся.

«Вначале не знали, сможем ли ссуды банковские выплатить. Но здесь для любого начинающего бизнес — льготный период. Спрос на лошадок тоже появился. Во-первых, продаём их местным эльфам. Бабы у них красивые, только лопоухие больно. Так вот жутко им наши лошадки земные понравились! А ещё мы организовали школу верховой езды. И взрослым, и деткам на лошадках прокатиться. Мы для них пони держим. Знаешь, Ильдар, когда вижу это каждый день — сердце радуется.»

Довольно улыбается.

«Ильдар, приезжай к нам! Здесь на конезаводе работа всегда есть. Я ведь помню тебя, ты с детства к лошадям всегда был неравнодушен. Так что — жду!»

* * *

Самара. Трансляция с челнока № 07338.

Максим, бывший пилот гражданской авиации. Пропал без вести три года назад.

«Рад приветствовать, коллеги.

Уже три года как я живу в Гардаррской Федерации. Работаю — по специальности, пилотом.»

Камера показывает корабельную рубку пассажирского лайнера. Человек разместился в ложементе, сидящие в соседних ложементах другие люди заняты какой-то деятельностью.

«Вначале два года перевозил пассажиров с космопорта на комическую станцию и обратно. Работа конечно не особо интересная, но за это время подучил базы, экзамены сдал по пилотированию и перешёл на межсистемные линии. Сразу на новый уровень вышел! Я за этот год в одиннадцати звёздных системах побывал. Арту посмотрел — это столица Гардарры. Красота!.. Рейсы пока только пока между гардаррскими системами, но со временем и на международные линии перейду. Хотя я не спешу — в Гардарре больше ста систем, ещё смотреть и смотреть!»

Проводит какие-то манипуляции на возникшем перед ним голографическом экране.

«Я по началу думал, что освоить управление космическим кораблём — это неимоверно сложно. Непросто, конечно. Но вполне возможно. И вы так же научитесь, не сомневайтесь! Зарплаты у пилотов хорошие, семьи ваши будут жить в достатке. Так что когда вам сделают предложение перебраться в Гардарру — даже не раздумывайте, соглашайтесь! Даже управлять челноками всё одно лучше, чем на Земле водить списанные „Боинги“ и „Эйрбасы“. Приезжайте! Работа найдётся и для вас.»

* * *

Красноярский край, расположение в/ч № #####. Трансляция № 10106.

Владимир, бывший майор ВС ЭРЭФ. Пропал без вести семь лет назад.

Камера показывает мужчину, одетого в армейский комбинезон со знаками различия лейтенанта Гардаррских ВКС.

«Приветствую вас, мои друзья и боевые товарищи!

Если не узнали — то это я, Владимир, ваш сослуживец.

История моя проста. После того, как ушёл на пенсию по выслуге, вернулся домой в Ржев, откуда призывался. Родители на пенсии, сам долго был без работы. Мыкался в Ржеве. Но сами знаете, там работы нет. В Москве пристроился охранником в торговом центре. Две недели там, ночуя прямо на объекте, две недели дома. Так вахтовым методом и жил. Хотя разве это можно жизнью назвать… Но тут улыбнулась мне фортуна. Предложили перебраться на другую планету. Пока не свозили на Марс, я всё же до конца не верил, но потом не сомневался ни минуты. Я, правда, стал интересоваться, чем, мол, на хлеб там буду зарабатывать? Халява, она, сами знаете, где… Предложили несколько вариантов, но спросили, не желаю ли я в армии послужить. А мне-то что? Ни кола ни двора, семью за время службы не нажил, держаться особо не за что. И я согласился. Сразу подписал контракт на пять лет. Сразу скажу, служба — она везде служба, и в космосе тоже. Был на Земле офицером, а идти снова пришлось рядовым. Ничего. Четыре года честно отслужил, дослужился до капрала. За год до окончания контракта предложили отправиться в офицерскую школу, с перезаключением контракта. Потом — военный колледж, два года там провёл. Вот уже год как я лейтенант. Сейчас у меня постоянное место службы на Змии, это другая система Гардарры. Земляков здесь, конечно, нет, но… нет здесь дискомфорта, это как когда среди чужих живёшь. Свои здесь. Да, уже здесь семьёй обзавёлся. Сам от себя не ожидал. Жена у меня местная. Как живём? Душа в душу.»

Замолчал, задумавшись.

«Я, когда ещё в военный колледж попал, встретил там земляков с Земли. Тоже из армейцев, заключивших ещё на Земле военные контракты. Мы там на хорошем счету, поэтому, если всё-таки надумаете в Гардарру перебраться да в армию пойти — не подведите!»

* * *

Свердловская область, Нижний Тагил. Трансляция № 14077.

Петр, бывший автослесарь. Пропал без вести полтора года назад вместе с родителями.

Камера показывает, как несколько человек ремонтируют (?) непонятный аппарат. Камера перемещается влево, останавливаясь на стоящем в стороне молодом человеке.

«Мои лучшие пожелания все моим коллегам по автомастерской, где я проработал столько лет!»

Смеётся.

«Андрюха, Федька — если не узнали, то это я, Петр. Уже полтора года, как я живу в космической России. Парни, здесь действительно круто! Нас тогда всей семьёй забрали, по прибытии на Аркам мы разместились в небольших жилых модулях, но правда со всеми удобствами. Но сразу к отцу прибыли из компании, что дома строят, предложили выбрать дом, куда потом переедем. Показывали различные варианты, отец долго присматривался, с матерью советовался. Наконец, выбрали тот дом, который больше всего понравился. Мы уже через месяц новоселье справили! Нам кредит на жильё открыли. Маманя на Земле от кредитов всегда шарахалась, но тут объяснили, что ставка льготная, срок выплаты чуть ли не тридцать лет. Но наши стараются побыстрее всё выплатить. В среднем получается за семь-восемь лет — и дом полностью твой. По правде говоря, мы за тот месяц так к модулю привыкли, что и уезжать даже не хотелось — уютно и комфортно было. С работой тоже в общем, проблем не было. Батя по инженерной части пошёл, он же на Земле был энергетик, маманя устроилась в школу. Тут школ гораздо больше чем у нас, в одном классе если десять детей — то это уже много! Я думал, с моей профессией не смогу устроиться. Кому нужны автослесари? А оказалось — нужны, ещё как! Только всё равно переучиваться пришлось. Ну, да тут с этим просто. В общем, я теперь обслуживаю гравы. Да, это та непонятная железяка, которую напарники сейчас диагностируют. В общем такой же автомобиль, только космический».

Смеётся.

«Друганы! Перебирайтесь сюда! Предков своих зовите, их тут от всех болячек вылечат, будут скакать как молодые. Да, чуть не забыл! Тут есть настоящие эльфийки! Девчонки — просто секси! Так что не теряйтесь, приезжайте!»

Глава 22

Первые посетители информационных центров пришельцев действительно смогли спокойно зайти, посмотреть на чудеса инопланетных технологий, после чего так же спокойно покинуть их. На них сразу набросились ожидавшие у периметра безопасности журналисты — всем хотелось услышать из первых уст, что же там внутри.

— Ну, как там? — слышался отовсюду один и тот же вопрос.

— Круто! — был, как правило, ответ у подавляющего большинства.

В первые недели центры принимали лишь жителей тех регионов, где они были развёрнуты, поэтому для большинства жителей планеты оставалось лишь довольствоваться пересказами увиденного от тех счастливчиков, кто успел там побывать.

В Южной Корее среди тех, кто посетил в числе первых развёрнутый центр пришельцев, оказалось несколько человек, кому пришельцы передали послания от родственников, считавшихся пропавшими. И, более того, им предложили переговорить с ними. Сеанса связи пришлось ждать несколько часов, но они того стоили — просто невероятно было увидеть свою родню, как ни в чём не бывало живущую в футуристическом городе, и воспринимающую это как само собой разумеющееся. Более того, пришельцы развернули голографический экран, по которому показывали трансляцию разговора всем, кто стоял в очереди, ожидая, когда сам сможет зайти «под купол».

В последствии связаться с родственниками и знакомыми смогли и во всех остальных странах, где пришельцы разместили информационные центры.

Появились и первые желающие уехать в Содружество. После того, как они прошли тесты, с ними был заключен контракт, после чего установлена нейросеть и переданы на изучение базы знаний — когда новоиспечённый специалист прибудет в Содружество, он уже сможет присупить к работе.

Так же пришельцы крутили землянам видеодневники, что вели отбывающие. Люди просто рассказывали, как они добирались на транспорте, что вёз их в Содружество, как одевались, чем питались, как их встретили на месте, как разместили. Как, наконец, они встретились с родными и друзьями. После таких просмотров число желающих улететь возросло на порядки.

* * *

В других странах, как бы их власти не возмущались, но ничего кардинального не произошло. Улетали, хоть и лучшие, но всё же немногие.

Другое дело — «бывший СССР». Отъезд населения оттуда приобрёл просто масштабы массового бегства. Из тех, кто побывал в информационном центре в качестве посетителя, практически все желали улететь в Гардарру при первой же возможности. Люди не раздумывая проходили тесты, и в подавляющем большинстве подписывали контракт. В подавляющем большинстве — но отнюдь не все. Именно в тех информационных центрах, что располагались в «бывшем СССР», часть посетителей по выходу получала уведомление — они, как и обещали пришельцы, один раз посетили центр, но дальнейшее их пребывание нежелательно, и в следующий раз их уже не пустят. Ни на какие возмущения отвергнутых пришельцы не отвечали, просто игнорируя их. Со временем, когда количество тех, кому пришельцы дали отворот поворот, перевалило за десять тысяч, можно было составить «портрет» «отбракованного». Как правило это были люди, являвшиеся столпами россиянской власти — губернаторы регионов, мэры городов, депутаны разных уровней, высокопоставленные сотрудники полиции, прокуратуры и спецслужб, судьи — и члены их семей. Но не только они. Отсекались представители криминалитета, и различная обслуга власти — представители СМИ, политолухи, «деятели культуры и спорта» и прочие «ювенальщики». Не брали представителей этнических диаспор, чьи народцы вдоволь попили русской крови, и в первую очередь не брали «маклаудов» — вообще никаких.

И сидевшим во властных структурах в этот момент стало страшно. По настоящему, дико страшно.

* * *

После того, как та Великобритания, куда властьимущие ЭРЭФии регулярно таскали в клювиках тяжело нажитое неправедным трудом, вдруг накрылась медным тазом, в ЭРЭФии наступил полный коллапс власти. Госсовет не мог выработать ни одного решения. Да и как, скажите, они могли что-то принять, если все предыдущие им фактически спускали на исполнение из Лондона? Нет больше того Лондона. Нет квартирок, особнячков, частных школ, где проводили время отпрыски.

А тут ещё инопланетяне прилетели. И что самое страшное — к ним теперь улетали чуть ли не целыми городами. Первая реакция властей была абсолютно инстинктивной, и такой же абсолютно идиотской — «Не пущать!!!». Блокировались как бы невзначай дороги, ведущие к «куполам», отменялись рейсы общественного транспорта, если они хотя бы рядом останавливались поблизости «куполов».

И, как последнее средство — жителей окрестных городов стали просто запугивать, угрожая всеми карами, за попытку даже приблизиться к вожделённой матово-чёрной полусфере. И для этой грязной работёнки снова нашлись исполнители — «маклауды», так и служившие карателями.

Но после одного случая власть просто расписалась в собственном бессилии.

* * *

Над одним из райцентров зависли несколько малых кораблей пришельцев. Сейчас на площади городка прибывшая рота Безнациональной гвардии публично наказывала тех жителей, кого поймали при попытке пробраться к «полусфере».

Для устрашения на площадь согнали всё население городка. В стороне с постамента на это дело с прищуром смотрела статуя Ильича, всем видом показывая «маклаудам» — «молодцы, товагищи! так их, этих великогусских дегжимогд!»

Два десятка схваченных и избитых стояли сейчас на коленях, хмуро глядя на своих палачей. Командир «безнационалов» уже зачитывал приговор — «за измену» все схваченные приговаривались… нет, пока не к смерти, но их ждёт длительное тюремное заключение. А вот следующих буду расстреливать без суда и следствия.

За прошедшие месяцы люди убедились — эти могут.

Рядом с командиром «маклаудов» стояло городское начальство, всем видом выражая ему полную и безоговорочную поддержку. Мэр. Прокурор, уже подмахнувший санкцию на арест. Судья, готовый сразу же подписать любой приговор, что вынесут каратели пойманным.

И в этот момент на самый край площади сел один из аппаратов пришельцев. Из открывшегося проёма вышла группа пришельцев, экипированных… детишки, с испугом наблюдавшие за происходящим, подсказали своим родителям — в бронескафы.

— Все эти люди изъявили желание посетить информационный центр! — говорил, следуюя к центру площади, первый пришелец. Следом за ним, образуя широкую цепь, двигались девять таких же экипированных бойцов. — Пока эти люди не воспользовались правом осмотра нашего центра, все они находятся под нашей защитой. Отпустите их.

— Ти чито, билят! — пошёл к нему обезьянье-развалочной походкой командир «носатых». — Мой тваю маму на хую выртэл! Ти чиво удумал?! Всэх забирошь?! Да я ых всэх нахуй палажю!!

«Маклаудов» было больше сотни, пришельцев — всего десять. Одни «безнационалы» взяли на прицел стоявших на коленях связанных пленников, другие стаей присоединились в своему вожаку.

И в этот момент все десять пришельцев моментально взмыли в воздух метров на десять, откуда, сразу же, не тратя времени на разговоры, открыли огонь. Первыми, чьи головы в мгновение ока превратились в фарш, попадали на снег те, кто держали на прицеле пленников. Следом за ними, один за другим, падали те «носатые», что в соответствии со своим стайным инстинктом, следовали за свои «кадмандыром». Самого «кадмандыра» уничтожил последним командир пришельцев — тело «маклауда» просто взорвалось, разлетевшись кровавыми ошмётками. Меньше минуты — и рота в полном составе лежала за земле, заливая снег кровью.

Пришельцы снова спустились на землю, неспеша подошли к так и стоявшим на коленях людям. Освободив их руки от наручников, помогли им встать.

— Вы можете спокойно добраться до информационного центра, вам никто не помешает. — наконец, разорвал тишину голос командира пришельцев.

Он осматривал толпу, так и стоявшую молча, и вдруг, развернувшись, подошёл к одной из женщин, стоявшей в первом ряду.

— Тамара Ивановна, здравствуйте! — рокотал голос пришельца.

— Ззз… здрдд… здравствуйте… — с трудом произнесла замёрзшими губами пожилая женщина, и испугом глядя на матовое забрало шлема. — Я… Тттамара… Иввановвна…

— Тамара Ивановна? Вы меня не узнали? — снова пророкотал пришелец.

И в этот момент он снял с головы шлем, скрывавший до этого коротко стриженую голову.

— Тамара Ивановна! — улыбался пришелец. Да какой к чётровой матери пришелец? Обычный человек! — Это же я, Тимофей! Вы у меня в школе классным руководителем были!

Если бы прямо сейчас состоялось «второе пришествие», то даже оно бы не смогло бы выбить почву из под ног всех присутствующих на площади людей.

— Тимофей… — тихо прошептала женщина, пристально разглядывая лицо бойца. — Тимоша… Да неужели это ты?… Ты же пропал…

— Я, Тамара Ивановна, я! — улыбался командир пришельцев. — Да вы не бойтесь, мы тут все с Земли! — он махнул рукой в сторону своих бойцов.

— Товарищи… Люди… — женщина с радостной улыбкой обращалась к стоящим рядом с ней. — Это же мой ученик, Тимоша! Не бойтесь, он хороший! Он в школе хороший мальчик был, хоть и хулиганистый!..

— Не бойтесь! — обратился ко всем присутствующим Тимофей. — Здесь все свои! И ни одна тварь вас больше и пальцем не тронет!

И людей прорвало. Все обступили бойцов в инопланетной экипировке, трогали её, благодарили за спасение, засыпали массой вопросов.

— Тихо! — Тимофей поднял руку. — Пожалуйста!

Все замолчали, но всё равно оставался тихий гул — людям нужно было, хоть и шёпотом, но выговориться, хотя бы тем, с кем сейчас стояли рядом.

— Сейчас на орбите находится несколько полков гардаррской космопехоты. — просвещал земляков Тимофей. — И все они укомплектованы жителями Земли. Так что защита всех вас для нас — дело не только приказа, но и принципа. Но мы здесь будем лишь три года, после чего обязаны будем улететь. Так что — не теряйтесь, перебирайтесь к нам в Гардарру.

— Да мы хоть сейчас! — прокашлявшись, произнёс один из освобождённых.

— Тогда — за чем дело встало? — усмехнулся Тимофей.

— Мэр! — крикнул кто-то.

И действительно. Пока люди беседовали с гардаррскими военными, вся властная камарилья тихо, но быстро свинтила.

— Убьём, суку! — прошипел второй освобождённый, вытеревший снегом от крови разбитое лицо. — Он, мразь, этих уродов носатых сюда позвал и нас заложил!

— В областной центр поехал с семьёй! — присоединился к разговору местный полицейский. Он никакой помощи карателям не оказывал, и сейчас, на площади, всё время простоял в стороне, не проявляя никакой инициативы. Все же земляки для него были не чужие люди. — И он, и наш начальник, и судейские с прокурорскими, и депутаты… Будем догонять?

— Зачем? — расплылся идеальной голливудской улыбкой Тимофей. — Пусть едут. Они все так едут. Вначале в областной центр, оттуда в Москву. Раньше в дальше Шереметьево двигали, а сейчас так там в Москве и сидят. Ибо отступать им больше некуда.

В тот же день всё население этого райцентра в полном составе, большой автоколонной, покинуло город. Достигнув «купола», все люди скрылись в нём. Через трое суток их встретил Аркам.

* * *

Точно такой же процесс шёл и на «территории 404». И там запугивали тех, кто хотел уехать, разве что карателями выступали «правосеки», рагули и польские наёмники. И там, точно так же, подразделения гардаррской космопехоты быстро наводили порядок, без разговоров уничтожая тех, кто смел посягнуть на жизнь и здоровье русских. Да-да, русских. Потому что как только люди почувствовали, что никто не давит на них, то подавляющее большинство сразу выкинуло из головы десятилетиями насаждаемый бред «украинства», и снова спокойно стали называть себя русскими. Ну, а те, кто держался за милые ему сердцу вышиванки и «воляпюк» — ну что поделать, сердцу ведь не прикажешь — так и оставались на пустеющей с каждым днём территории.

Улетали и казахи. Большинство к тому перебрались в области ЭРЭФии, сбежав от накатившего на Казахстан мрака средневековья. Их тоже брали — простых людей, выбравших светскую жизнь. Тех, кто решил, что им по пути с русскими, а не с исламистами.

А вот в Колхозии всё обстояло немного по другому. Что ни говори, но хитрожопый колхозный парторг имел дар «ощущения момента» — как только «купола» развернулись на территории всех шести областей, он первым объявил по общенациональному телевидению, что приглашает всех сограждан посетить информационные центры, а чтобы люди не сомневались в этом, он станет первым посетителем.

И действительно, приехал и первым осмотрел все павильоны, что развернули под «куполом» пришельцы. Когда же пришельцы начали подбор желающих перебраться жить в Гардарру, то никоим образом не препятствовал этому, и даже вызвался оказать пришельцам помощь. И почему-то всем было понятно — он так же со временем улетит со всеми. Но там, на новом месте, в Гардарре — и это так же понимали все — его и близко не подпустят к власти.

* * *

Теперь никто не смел препятствовать людям в законном желании ознакомиться с бытом таких же людей, живущих — не очень-то далеко, всего-то, в соседнем рукаве галактики.

Как правило, те, кто проходил тест в (фактически — определение ФИП в медкапсуле, и последующий разговор с псионом), получали уведомление, что они могут покинуть информационный центр и вернуться в любой момент, как только этого пожелают, если захотят заключить рабочий контракт и улететь. Первоначально всех, кто заключал контракт, размещали в подготовленных посёлках, так же развёрнутых под силовыми щитами (да, со временем все узнали, что это за «полусфера»). Но поток посетителей возрастал с каждым днём, поэтому часть заключивших контракт возвращались домой, где и ожидали своей очереди на один из транспортов, десятки которых теперь ежедневно увозили переселенцев с Земли. Но и те, кто мог сразу улететь, как правило, всё же ненадолго возвращались домой — но лишь для того, чтобы забрать самое ценное. Нет, не деньги — в Содружестве они стоили ещё меньше чем бумага, на которой были напечатаны. Люди увозили домашних питомцев, и забирали с собой память о родных и близких — семейные фотоальбомы и награды.

Улетали в «космическое завтра» деревни, поселки, городки, военные гарнизоны.

А оставленные города постепенно занимали китайцы.

Глава 23

— Как же время летит… — Лораниэль погладила его голову. — Ты уже весь седой…

Они всей семьёй стояли на берегу Байкала. Он, жена, двое сыновей и обе дочурки. Сейчас у губернатора был запланированный отдых, и он со своей семьёй в первый раз провели за пределами Аркама. Но жители метрополии отнеслись к этому с пониманием — губернатор прибыл на Землю, чтобы напутствовать последних переселенцев.

Несколько дней Сашка возил семью по самым красивым местам Сибири и Дальнего Востока — они побывали на плато Путорана, постояли на Ленских Столбах, посмотрели, как на Камчатке медведи ловят рыбу в горных реках. И вот сейчас они стояли на берегу самого красивого озера планеты.

— Да, время нас не делает моложе… — Сашка посмотрел на своё отражение в кристально чистой байкальской воде.

— Ну что, спиногрызы, как вам папина планета? — весело спросил он детей, зашедших в воду по колено. Вода, конечно, уже холодная, но в комбинезонах это не чувствуется.

— Нормально. — серьёзно ответил Яр. Он вообще сильно повзрослел за последние годы.

— Красиво. — так же немногословно подержал брата Дан. Тот, несмотря на разнице всего в год, был для него авторитетом. Ну, после отца, разумеется.

— Пап, а мы ещё сюда приедем? — первой из сестрёнок спросила Тура. Она всегда была у них с Митой заводилой во всех играх и проказах. — Нам понравилось!

— Не знаю… — но Сашка знал ответ, и от этого у него сейчас защемило сердце.

— Ты… прощаешься. — поняла Лораниэль, положив руку ему на плечо.

Сашка молча стоял и смотрел на озеро, другой берег которого скрывался за горизонтом.

— Ладно, — вздохнул он, скинув какое-то оцепенение. — Долгие проводы — лишние слёзы. Возвращаемся. Нас уже на транспорте заждались.

Шесть человек, в окружении нескольких ожидавших до этого в стороне охранников, направились к челноку.

* * *

Тяжело прошли эти два с половиной года с момента его последнего прилёта сюда, на Землю. Оглядываясь назад, Сашка не мог объяснить, как же он смог выдержать тот вал проблем, что разово свалились на его голову. К потоку переселенцев с Земли добавился поток аграфов, бежавших из Объединённого Королевства Галанте. Никакой Империей Галанте так и не стало — гардаррцы выдержали тогда дипломатический натиск, и сами пригрозили развязать войну, если со стороны аграфов будут хоть какие-то поползновения. Ситуация все эти годы так и оставалась накалённой до предела, и как её следствие, были более 100 миллионов аграфов, прибывших к настоящему времени на Аркам, что полностью порушило все планы развития метрополии.

Мудрец крутился как мог — выискивались какие-только возможно способы зарабатывания денег на поставках товаров, зазывались совсем уже идеальными условиями ведения бизнеса различные фирмы, концерны и корпорации. Для размещения прибывших приходилось залезать в долги, перенаправлять денежные потоки, выделенные на обеспечение прибывающих землян базами знаний, на дополнительное строительство. Уже к концу первого года ясно вырисовывалось банкротство метрополии.

«Извини, Создатель», — как-то растерянно говорил тогда Сашке Мудрец. — «Я больше не вижу никаких вариантов, как избежать банкротства. Все возможности пополнения бюджета мы уже использовали».

Сашка в тот день напился в хлам, да так, что его бездыханное тело охране пришлось везти прямо домой. Но опять же спасибо жене — Лораниэль постоянно видела, как ему непросто, и ни разу его ни в чём не упрекнула. Она просто тогда села с краешку дивана, на котором он лежал, приходя в себя, и положила его голову себе на ноги.

— Ты не можешь всё абсолютно тянуть сам, — с нежностью гладя его голову, говорила она Сашке, лежавшему в какой-то прострации. — Нужно просто обратиться ко всем людям. Они поймут.

Тогда Лораниэль, предлагавшая ему честно рассказать жителям Аркама о нелёгкой экономической ситуации, даже представить не могла, как её в тот момент понял Сашка.

А он тогда действительно на следующий день выступил с обращением. Но обращался он не к жителям Аркама, чтобы расписаться в своей беспомощности. Сашка обратился ко всем жителям Гардарры.

* * *

Трансляцию его обращения пустили по информационным каналам всех гардаррских систем.

— Друзья! Сограждане! К вам обращаюсь я, Аш, губернатор метрополии Аркам.

Наша метрополия сейчас принимает ежедневно сотни тысяч человек, прибывающих с Земли. И это не чужие люди — это такие же гардаррцы, которые, по гримасе судьбы, должны в течении трёх лет перебраться сюда. Они свои. А мы, гардаррцы, своих не бросаем.

Но сейчас сам Аркам находится в беде. Такой поток переселенцев, какой идёт в нашу метрополию, опустошил к настоящему времени наши и без того небогатые финансовые ресурсы. Нам помогли корпорации — они разместили на Аркаме производства, обеспечив прибывающих работой. Нам помогли банки — кредиты, что мы получали на развитие метрополии, выдавались нам по минимальной процентной ставке. Более того, нам регулярно давали отсрочку в выплатах. Нам помогают и другие метрополии — часть переселенцев с Земли они принимают у себя. Чуть позднее нам пойдут отчисления от тех, кто уже прибыл на планету и включился в её жизнь, но это будет позднее. А именно сейчас нам необходима немалая сумма. Мне некуда и не к кому больше обратиться с просьбой о помощи — только к вам, простым жителям Гардарры. Если у вас есть возможность поддержать нас хоть одним кредитом — поддержите нас!

* * *

И их поддержали. Со всех гардаррских систем пошли пожертвования — кто десяткой кредитов, кто сотней, а кто и сотней корпов. Сашка, каждый раз получая ежедневный отчет о поступлении пожертвований, вспоминал — так когда-то, в лихую годину для России, всем миром собирали средства на ополчение Минина и Пожарского. И уже совсем недавно по историческим меркам — на нужды ополченцев Донбасса.

Люди пересылали свои кровно заработанные кредиты, отказывая себе в развлечениях и отдыхе. Больше всего их поступало из бывших «урканских» систем — тех, которые вошли в состав Гардарры именно благодаря тому, что тогда Аркам принял на себя удар, но выстоял, что дало возможность дипломатам отстоять право «урканских» гардаррцев на воссоединение. Люди помнили это, и как могли, платили сейчас добром за то добро, что сделали когда-то им.

Именно эти средства и дали возможность их метрополии, хоть и с трудом, но пройти «по кромке лезвия» тяжёлый период.

* * *

На транспорте, внешне ничем не отличавшемся от обычного пассажирского лайнера гардаррского проекта «Варкада», их встретил Алексей.

— Как слетали?

— Хорошо, дядь Леш! — одновременно выпалили Мита и Тура.

— Ну и отлично! Соскучились по дому? Завтра уже будем на месте.

— Дети, пойдёмте, — позвала их с собой Лораниэль. — У папы важная встреча.

Жена с детьми отправилась в один из модулей, где им были выделены места. Сейчас там уже практически не оставалось свободных мест. Девочки уже познакомились с другими детьми, чьи семьи получили места в их модуле, и сейчас присоединятся к их играм. Взрослые с огромным интересом разглядывали Лораниэль — нет, то, что там, в Содружестве, живут настоящие «эльфы», они знали, но впервые видели такую «эльфийку» вживую. Лораниэль к этому уже давно привыкла, но никогда не раздражалась такому, может быть, избыточному вниманию. Ничего, прибудут на Аркам — будут им и «эльфы», и «эльфийки».

За последние два года число браков между землянами и аграфами увеличилось просто взрывным образом. И если раньше всё же число аграфок, вышедших замуж за парней с Земли, превышало число аграфов, женившихся на землянках, то сейчас этот перекос был ликвидирован «в обратную сторону». И всё благодаря уроженкам Малороссии и Новороссии. Бойкие девушки словно сразу же по прибытию на Аркам поставили себе цель — «урвать себе эльфёнка». И, надо сказать, у них получалось.

— Шеф, с «Майвы» связывались. Просили прибыть к ним. — Алексей говорил серьёзно, но Сашка чувствовал — того просто распирает от желания сделать шефу сюрприз.

— Ладно, летим. — Он снова забрался в челнок.

* * *

— Подзравляем! — хором встретили их все сотрудники, находившиеся на «Майве», когда Сашка с Алексеем зашли в оперативный центр. — С успешным завершением операции!

— Она пока, формально, ещё не завершена, — подошёл Сиян. — Но когда мы ещё сможем тебя поздравить? Когда всё официально завершится, ты уже будешь лететь к Аркаму.

— Много ещё осталось?

— Нет. Я уже связался с китайским руководством и передал им, что в полночь по московскому времени мы заканчиваем работы. Всё оборудование из информационных центров передаваемых территорий вывезено, в каждом осталось по одному челноку, что заберут генераторы силового щита. Так что можно начинать подготовку твоего выступления.

— Неужели всех забрали? — Сашка вспомнил пустующие места в блоках пассажирского лайнера.

— Остался последний центр, в Крыму. Там осталось забрать последних переселенцев, через пару часов все они уже будут на лайнере.

— Тогда подождём. — остановился Сашка. — Неправильно это. Вот когда последний переселенец прибудет на лайнер, тогда и выступлю.

— Подождём. — Согласился Сиян.

* * *

Можно было, конечно провести это время в корабельной столовой, но Сашка предпочёл остаться в оперативном центре. Так они и стояли, с Алексеем и Сияном, разглядывая экраны, на которых была развёрнута огромная карта планеты.

— Вывоз в другие государства Содружества разве не прекращён? — спросил Сашка, увидев маркеры информационных центров за пределами бывшего СССР.

— Нет. А с чего нам его прекращать? — Сиян пожал плечами. — До конца трехгодового периода есть ещё несколько месяцев, так что продолжаем работать.

— А с остальными государствами как… не было больше проблем?

— Нет. Разве что американцы снова нас на связь вызывали. Возмущались, мол, почему к ним ни один центр не попал. Ну так мы и объяснили им, что те сами разорвали с нами договор. Не нарушали его после того, как сняли с себя обязательства? Молодцы. Мы так же негласно его соблюдаем. Обещали не забирать граждан США? Ну так и не забираем!

— И как же они с этим смирились?

— А что им оставалось делать? Нет, в центры, что размещены в других государствах, доступ рядовым американцам не закрыт. Но когда они изъявляли желание заключить контракт, им просто говорили, что это невозможно, так как они граждане США.

Сиян усмехнулся.

— Так не поверишь — пошёл массовый отказ от американского гражданства. В своё время его получили многие китайские и корейские инженеры и индийские программисты. А теперь, узнав, что они могли бы уехать в Содружество, в тот же день оформляли отказ от гражданства и подписывали рабочий контракт. Так что скоро в США возникнет серьёзная нехватка технарей.

Вот за кого Сашка не переживал, так это за американцев. Эти ребята из любой ситуации умеют выжать для себя хоть каплю позитива. После гибели Великобритании они сразу прибрали к рукам Канаду — все её бывшие провинции уже вошли в состав США на правах штатов.

* * *

Сашка перевёл взгляд на территорию Северной Евразии. Там тоже поменялись границы, но в этом случае причина была ему хорошо известна.

Чего только не предпринимали новиопы, лишь бы всё сохранить в том виде, что было до Дня Прибытия. Отменили все законы, что приняли за первые месяцы правления «банды десяти», даже отдав некоторых под суд. «Безнациональную Гвардию» не распустили, но по крайней мере ни к каким акциям больше не привлекали. Снова полилась чуть ли не из каждого утюга пропаганда патриотизма. На телевидении сменили, казалось бы бессменных «кремлёвских пропагандонов». Жестом отчаяния были — вначале, вынос мумии из Зиккурата на Красной площади, с последующим захоронением Картавого Упыря, а потом — провозглашение монархии. Но и здесь новиопы всё сделали через задний проход — из оставшихся двух претендентов (третий, «Миша Кентовый», погиб, как и все члены британского королевского Дома), они умудрились выбрать наихудшего и наимерзейшего. Официальный представитель Дома Романовых, молодой парень, категорически отверг подсовываемые ему «кондиции», в которых новиопы выторговывали себе право продолжать фактически править, прикрываясь его властью. Зато их с легкостью подмахнули международные аферисты, Пончик и Жаба, из «оччдрэвнэга рода» «Буратиони-Мухосранских». Спешно была проведена коронация и в тот же день объявлено о восстановлении Российской Империи.

С новиопами «территории 404» всё было обговорено заранее, и на следующем же заседании Рады ими было принято обращение к «ымпиратору» с просьбой принять Укрорейх в состав Империи. Правда, пришлось перед этим объявить о признании независимости Галиции и Волыни.

А «бессменный председатель» Колхозии сам снял с себя все полномочия, и, передав страну Империи, демонстративно не оставив себе никакого поста. Сам он потом бил себя в грудь — я, мол, простой гражданин. Эх… Пришлось и его на Аркам забирать, да ещё обеспечивать защиту от своих сограждан. Нет, убивать его жители Белой Руси не собирались — не настолько много зла он причинил им. Но съездить по мордам и просто намять бока желающих действительно оказалось немало.

«Лебединой песней» в попытках хоть как-то переломить ситуацию было принятие новой Конституции. Она была просто идеал по правам и свободам, и в ней даже был упомянут как государствообразующий — русский народ.

Поздно. К тому времени русских в стране оставалось уже меньше, чем китайцев.

* * *

— Как с китайцами? — Сашка перевёл взгляд на карту «располневшей» КНР.

— Честно выполняли свою часть сделки. Они, сами того не зная, даже помогли нам.

— Это как? — заинтересовался Сашка.

— А вот сам посуди. Вот город. Половина населения уехала. Среди них те, кто отвечали за исправность электроподстанций, котельных, газораспределительных сетей. И что делать оставшимся? А так на их место приезжали китайцы, и брали на себя обеспечение этих функций. Правда, всё равно много городов в итоге им пришлось забросить. Новиопы сразу раздавали им гражданство, чтобы хоть как-то удержать. Стали брать их на оборонные заводы, потом в армию и МВД. Так что теперь в провинции живут исключительно китайцы. Естественно, из всех городов сбежало и всё россиянское руководство.

— В США, или в Европу?

— Это они вначале туда пытались сбежать. Раньше за ними стояло, какое-никакое, но государство. А теперь они с ворованными капиталами для местных жуликов — «Праздник к нам пришёл, Кока-кола!». Их, как Остапа Бендера на румынской границе, сразу же обирали до нитки и вышвыривали обратно в Москву. А там сейчас только предстоит веселье.

Сиян включил на карте фильтр по какому-то параметру, и сейчас ЭРЭФия полностью была раскрашена в жёлтый цвет, лишь Москва была усеяна разноцветным пятнами:

— Видишь? Желтым показано расселение китайцев. А остальными цветами — «многонациональный эрэфянский народ». Когда начался отлёт населения, все они сбежали в Москву из своих городов и посёлков. Но следом в Москву заявились их новые соседи. «Носатые».

«Маклауды» недолго расстраивались, что их никуда не берут, но сразу смекнули — в Москве освобождается немало жилплощади. Русские оставляли квартиры в многоэтажных скворечниках, и они сразу же занимались «спустившимися с гор», которым на протяжении десятилетий советская власть вбивала в бараньи мозги эталон успеха — «жить в Москве, с видом на Кремль!». Сейчас в «первопрестольную» переехали в полном составе сотни аулов, быстро превратив её в «Масквабад».

— Так что теперь все те, кто топил за «дружбу уродов», могут ежедневно наслаждаться ею. — подвёл итог стоявший рядом с ним Алексей.

— Что же, они заслужили такую жизнь. — Сашка повернулся к внимательно слушавшим его сотрудникам персонала «Майвы». — Они называли провокаторами и идиотами тех, кто требовал «Россию для русских». Ну так вот им «Россия без русских». Они впадали в бешенство от того, что кто-то робко озвучивал идею жить в «России по-русски». Так пусть теперь живут в «России по-китайски».

* * *

Только что на карте «погасла» точка, расположенная в Крыму, а сам полуостров окрасился в серый цвет. Всё, челноки с последними переселенцами покинули последний регион. Сашка смотрел на карту, и не мог отделаться от ощущения, что сейчас словно повторяется история столетней давности — «остров Крым», последнее прибежище «Старой России», и эвакуация. Только тогда его покидали проигравшие в неравной борьбе, уплывавшие в никуда. А сейчас люди уезжали туда, где их ждал новый дом. И — вот странное дело! — они вроде бы покидали планету, но при этом никто не чувствовал себя проигравшим. Наоборот. Они — победили.

— Всё, челноки сели на транспорт. — вывел его из раздумий Сиян. — Десятиминутная готовность.

* * *

— Готово, губернатор, — один из помощников знаком показал, что можно начинать.

Сейчас на Сашку смотрели 120 тысяч человек — последние, кого забирали с планеты в Гардарру. По 10 тысяч пассажиров на последних двенадцати транспортах, что отправлялись в свой последний рейс. С Аркама их ожидает последний перелёт на Новую Аладьегу, на верфях которой из них извлекут гипердрайвы и устройства маскировки, и пустят на разделку.

Сашка вздохнул и начал речь.

— Приветствую вас, мои дорогие земляки! Сегодня знаменательный день. Он грустный. И для вас, покидающих родные дома. И для меня, потому как вы — последние переселенцы, и с вашим отъездом на Земле нет больше России.

Сашка замолчал на мгновение.

— Но это и радостный день. Россия никуда не делась. Ведь Россия — это вы, те, в чьих душах она живёт. Она просто переехала в «мир будущего». И этот мир прекрасен! Там, куда мы летим, вас ждёт новый дом — целая планета. Она — ваша! Творите, дерзайте, живите на ней полной жизнью. И помните — нет более перед вами никаких преград, ибо перед вами — вся Вселенная!

Трансляция прекратилась, и Сашка, в окружении охраны, направился обратно на лётную палубу, где его ждали.

— Прощай, Аш. — к Сашке подошёл Сиян. — Моя работа здесь тоже подходит к концу. Я через неделю возвращаюсь домой, обратно на Куявию.

— А мы не прощаемся! — подошли в обнимку Вячеслав с Машей. — Говорим всего лишь «до свидания»! Мы через неделю отправляемся на Аркам. Как раз там свадьбу сыграем. Так что — приглашаем!

— Спасибо, друзья! — растрогался Сашка. — Обязательно прибуду на это замечательное событие!

Он уже собирался садиться в челнок, как его что-то остановило.

— Алексей, — повернулся он к шедшему за ним начальнику охраны. — Вы с парнями летите на транспорт сами, а мне надо кое с кем поговорить.

Сашка многозначительно показал пальцем вверх.

— Да, с тем, без кого операция возмездия вряд ли бы прошла настолько безупречно.

* * *

Челнок снова висел на расстоянии 10 тысяч километров от поверхности Луны, а его одинокой пилот звал на разговор искин Боевой станции.

«Ты вернулся?» — Сашку окатила волна удивления, пришедшая от искина. — «Неужели ты успел сдать экзамен на звание?»

«Нет. Прости, но за эти годы я всего-то смог пройти несколько практических занятий» — честно признался он.

Искин ничего не ответил — до Сашки лишь донеслись, как отголосок, его усталость, отчаяние, и глухая тоска.

«До этого момента я не мог уделять достаточно времени занятиям. Но я помню о данном мною слове. Я помню о своём долге перед тобой. И звание „мхарута“ я получу через пять лет. Прошу тебя — продержись эти годы!» — и Сашка направил челнок к транспорту.

«Ты только возвращайся» — пришёл от искина запоздалый ответ, полный надежды.

После того, как челнок скрылся в чреве транспорта, на всех лайнерах была активирована корабельная маскировка, и конвой, покинув орбиту Земли, направился обратно, на Аркам.

Глава 24

Дарюс поёжился. Приближение осени уже ощущалось, особенно по ночам. В эту смену он даже подзамёрз, сидя на КПП погранперехода — туман, полностью укутавший Неман, принёс сырость и холод. Ничего, до конца смены осталось полчаса. Скоро он пойдёт к линии разграничения, что проходила посередине Моста Королевы Луизы, переговорит с пограничником той стороны, после чего вернётся, сдаст смену и отправится домой.

Домой… А что осталось от того, что можно ещё назвать своим домом? Квартира в Клайпеде? Ну, пожалуй. Правда, теперь он её вынужден сдавать, а сам снимал жильё в этом захолустье поблизости с работой. Худо-бедно, но пока он сводил концы с концами. Город? А вот город всё больше приобретал черты какого-то ближневосточного. Ну не может называться европейским город, в котором на улицах перед домами режут баранов и тут же освежовывают, где мусор убирается в лучшем случае по праздникам, а вместо колокольного звона костёла раздаётся вопль муэдзина, призывающего правоверных на молитву. Где те уютные кафе, где можно было выпить кружечку пива, а иногда и рюмочку чего покрепче? Всё, нет их. Есть провонявшие весь город донер-кебабы, кофейни и кальянные. Боже, во что превратилась их страна…

* * *

Сразу после того, как Литва вступила в Евросоюз, Дарюс оказался одним из первых, кто, собрав чемодан, рванул из страны на вольные хлеба в Великобританию. Там он и проработал почти 20 лет. Кем он только не успел поработать — и мойщиком унитазов, конкурируя за эти места с польскими «братушками», и сборщиком клубники (тут уже конкурировать приходилось с китайцами), и охранником в музее, и со временем стал сантехником, а потом выбился в автослесари. Жена так же сменила массу работ, будучи то бебиситтером, то сиделкой в доме престарелых. При этом домой в Литву они за это время приезжали всего-то раз пять, и каждый раз, уезжая обратно в Лондон, делали это без всякого сожаления.

Всё поменялось, когда Великобритания вышла из Евросоюза. Дарюса с женой и детьми, как и всех литовцев, да и остальных граждан Восточной Европы, оттуда очень быстро вытурили. Кто-то из земляков пытался зацепиться в других странах, но, как правило, безуспешно. Вот и Дарюс с семьёй попытался зацепиться в Амстердаме. Но Нидерланды, словно в издёвку Дарюсу, так же объявили о выходе из Евросоюза. А затем понеслось как по накатанной — Бельгия, Франция, Дания, Швеция, Германия… Следом его покинули Италия и Испания, здраво рассудив, что оставаться в компании восточноевропейских «лузеров» им некомильфо. Восточноевропейцы автоматически выдавливались обратно в свои страны, туда, где за прошедшие десятилетия были полностью уничтожены промышленность и сопутствующая инфраструктура. Некоторые литовцы пытались устроиться в соседней Польше, но никто в этом деле не преуспел — работы там не было даже для своих поляков. А потом, когда Прибалтику затопил поток «беженцев», поляки возвели Сувалковский барьер, и никого к себе больше не пускали. Вернулся с семьёй обратно в Литву и Дарюс. Работы дома не было, хорошо, что ещё смог устроиться пограничником на КПП. Взяли на самую низкооплачиваемую должность, и то, вспомнив старые заслуги — Дарюс в своё время был активистом «Саюдиса», и активно выступал за депортацию всех русских. Нут вот и нет теперь у них русских. Зато есть весь Ближний Восток и Африка.

* * *

Чёртов туман. Стоит как молоко, уже плохо видно что в паре десятков метров. Мост с трудом виден до середины, а вот арка с русской стороны уже нет. Чего говорить, что и находящийся дальше за ней Советск полностью закрыт сейчас этой белой пеленой.

Советск… Дарюс заметил, что продолжает по-привычке называть старым названием город с русской стороны. Хотя уже пару лет как ему вернули исконное имя Тильзит, а вот в обыденной жизни он так и продолжал его называть Советском. Словно память продолжала цепляться за те времена, когда небо было ярче, трава зеленее, и девки сочнее. Да, а ведь неплохо они при СССР жили… Это русские ничего у себя не имели, так как им было запрещено, а у них, в Литве, всё было. И двухэтажные особняки, покрытые черепицей, и более высокие зарплаты, и непыльная работа, и заваленные полки товарами и продовольствием. И когда они ездили в Палангу и Юрмалу, то официантки в кафе и ресторанах подавали им кофе без плевка в чашку, что шёл обязательной добавкой, если посетитель был русским. Эхх…

* * *

Мысли Дарюса снова вернулись в действительность. Да, повезло русским, инопланетяне развернули у них свои «купола» и забирают их к себе. Одно время он уже было решил плюнуть на все и сбежать в Россию. В Россию! Ту самую, ненависть к которой ему передали родители и бабушки с дедушками, а им передали их бабушки и дедушки. Тогда он просто струсил и остался. А потом стало поздно бежать — после того, как русские объявили о воссоздании Российской Империи, они перекрыли границу и всех сбежавших к ним выдворяли обратно.

Вроде, время. Тяжело вздохнув, Дарюс неспеша направился по мосту в сторону русских. После того, как два года назад граница была фактически полностью перекрыта, его присутствие здесь было непонятно даже ему самому. Если ещё несколько лет назад через его пост хотя бы проезжали немногочисленные туристы, то теперь не было никого.

Уже второй год год как с русской стороны новый начальник. Если с предыдущим можно было хоть о чём то поговорить, узнать, что там, с другой стороны, то этот вообще не разговаривал с ним. Чисто по делу — происшествий нет, нарушений нет, и уходил к себе. Ага, вот и он, идёт навстречу как смутный силуэт. Уже почти подойдя к разделительной линии, Дарюс вдруг замедлил шаг, а затем вообще встал как вкопанный — к нему навстречу с русской стороны шёл совсем не тот. Туман уже начал развеиваться, и сейчас Дарюс обратил внимание — вместо привычного триколора на КПП с той стороны висело красное полотнище с пятью звёздами, а четко печатавший шаг приближающийся к нему человек с раскосыми глазами был одет в форму Народно-Освободительной Армии Китая.

* * *

Дарюс не знал, что буквально за несколько часов до этого, ровно в полночь по московскому времени, все «купола» информационных центров Содружества, что располагались в регионах бывшего СССР, а так же Сербии и Черногории, одновременно как по команде исчезли. С мест, где они до этого располагались, вверх взмыли «сигары» — челноки забирали последнее демонтированное оборудование.

А потом, буквально через час, над всеми городами ЭРЭФии были спущены триколоры, и вместо них был подняты красные пятизвёзные флаги. Председатель Всекитайского Народного Собрания выступил с обращением к населению страны, поздравив их с тем, что теперь Великий Китай — самая большая страна в мире.

Быстро прошла смена власти в провинции — там и так сейчас жили одни лишь китайцы. Не возникло проблем с передачей ядерного арсенала — вся армия, за исключением высшего командного состава, сидящего в Москве, была набрана из китайцев. По команде из Пекина они просто поменяли форму на форму военнослужащих НОАК и подняли флаги КНР в своих гарнизонах.

Оставалась одна Москва в пределах МКАД — но кого могло интересовать мнение её одной?

На Земле это событие встретило самые разные отклики. Кто-то, кто поумнее, понимал — исчез один из столпов того мира, что был на Земле, и этот самый мир ждут теперь великие потрясения. Многие же радовались. Эх, если бы они знали, что их ожидает в ближайший же год…

* * *

Первыми испытали прелести новой жизни новиопы и просто «бывшие русские». До этого момента все они худо-бедно разместились в Москве. На Запад никого не пускали, у пытавшихся туда уехать всё отбирали, а самих возвращали обратно. Возвращали и тех, кто уехал туда давно, жил там много лет и даже успел получить гражданство. Гражданство у них отбирали, ссылаясь на процедурные нарушения при его получении, а капиталы конфисковывали, как приобретённые незаконным путём. Пришлось всей мразоте обустраиваться в Москве, благо, свободной жилплощади пока хватало. У многих даже возникло впечатление, что ничего страшного не произошло — нефть и газ с месторождений, добываемые теперь китайскими рабочими, исправно поставлялись на Запад, что обеспечивало им сносный достаток. Денег, выручаемых с продажи сырьевых ресурсов, пока хватало на поддержание штанов и «властной вертикали», и их обслуге, и на откуп от «носатых» соседей по «Масквабаду». Они так же продолжали ездить на иномарках в офисы, где проводили время в подковёрной возне и перекладывании никому не нужных бумажек. Работали телеканалы, передачи которых никто не смотрел, выпускались газеты, которые никто не читал, выпускались указы и постановления, которые за пределами «первопрестольной» никто не выполнял. «Масквабад» в эти годы напоминал Византию в последние годы существования.

Но после того, как контроль над территорией взял Китай, все отчисления от продажи ресурсов сразу пошли в его казну. Вот тут-то и выяснилось, что никаких выплат новиопам больше не предвидится. Даже самому недалёкому из них было понятно — не нужны китайцам ни «звёзды россиянских шоу-бизнеса и кино», ни россиянские «силовики», ни «очень эффективные менеджеры», ни тем более криминальные авторитеты. Этого добра у них и своего хватало. Новиопам оставалось только тихо проедать накопленные запасы. Но даже этого им не было суждено.

Дело в том, что без подачек остались и «маклауды», сразу же смекнувшие, чью мошну можно хорошенько растрясти. Уже через месяц они вырезали всех новиопов.

* * *

Следующими были «носатые».

Из других городов ЭРЭФии, после того, как туда стали заезжать китайцы, им пришлось экстренно уезжать. Дело в том, что по старой привычке они решили облагать данью китайцев, что теперь торговали на рынках городов. Да вот не на тех нарвались. Сами торговцы категорически отказывались платить мзду «горным арлам», не пугали их даже случаи убийства. Но после первых же убийств китайских торговцев в эти города приезжали группы из китайских «триад», тихо, но быстро вырезавших не только самих «арлов», но и все их семьи. Те же «маклауды», что пытались честно торговать, обнаруживали, что никто из китайцев ничего у них не покупает. Вообще. Помыкавшись от безденежья, «маклауды» собирали вещички и уезжали в Москву — в этот город китайцы не совались, ограничившись городами Подмосковья, где располагались предприятия оборонки, представлявшие для них интерес. А вернуться обратно в милые сердцу аулы уже не представлялось возможности — там сейчас вовсю хозяйничали турки и иранцы.

Когда, проснувшись этим днём, они узнали, что теперь они живут в Великом Китае, то устроили праздник. Вот только очень скоро в городе прекратили работать банки, а оставшиеся не производили им никаких выплат — халява закончилась. Если «джыгыт» не может украсть, он должен ограбить, благо, что в Москве сейчас находилось немало «жирных кабанчиков». В течении месяца в городе шла резня — в поисках денег и золота стаи «носатых» врывались в квартирки и жилища тех, кто годами ранее защищал их в судах, закрывал глаза на их «шалости» и всячески закармливал их дармовыми деньгами. Тех, кто составлял когда-то «правящую вертикаль» исчезнувшей страны. Как правило, тех, кого ограбили, «маклауды», поиздевавшись в удовольствие, сразу же убивали.

Но и они вскоре быстро закончились. И тогда началась старая добрая война «всех против всех». Это пока в ЭРЭФии в большинстве были русские, все «носатые» были объединены общей к ним ненавистью. А теперь, без русских, сразу вспомнилось, кто какого народа, кто из какого аула, и кто на кого когда-то косо посмотрел. Уже через месяц «Масквабада» как единого города не было — были отдельные микрорайоны, и даже кварталы в них, заселённых по национальному признаку, что вели с соседями непримиримую войну. И в этом им помогли китайцы.

После того, как наступили первые холода, китайцы обложили армейскими частями МКАД, и отключили отопление и энергоснабжение Москвы. Ничего личного, просто бизнес. Ловушка к тому времени была заполнена, и теперь она захлопнулась. Пытавшиеся вырваться из города расстреливались без предупреждения бойцами НОАК. Лишённые поставок извне, «новые масквабадцы» принялись усердно резать друг друга в борьбе за крохи оставшегося в городе продовольствия. К весне китайская армия вошла в город, но лишь для того, чтобы зачистить его от тех, кто сумел пережить зиму. Заселять же его не стали — место холодное, топлива на обогрев нужно много. Невыгодно.

* * *

Радовались западенские рагули.

До этого они массово оседали в Польше, заменяя тех поляков, что укатили в более богатые страны Евросоюза. А как только из этих стран пошёл обратный вал поляков, возвращавшихся домой, необходимость в услугах рагулей сразу исчезла — всех их поляки выперли обратно домой, в прикарпатские аулы. Дома рагули испытали ещё один удар — «злочинна влада», за которую они стояли на Майдане, продалась клятым москалям, и теперь «Незалежная» оставалась в виде огрызка из 5 областей.

Узнав в новостях, что «Рашкафсё», они выползали на улицы городов и посёлков Галиции и устраивали празднование, упиваясь в хлам самопальной бормотухой. Ещё бы — победа! «Не зря побратымив на Майдане повбывало»! Но от суровой реальности убежать невозможно.

Первые «заробитчане», что направились на работу в «кляту Рашку» (ту самую, «кирдык» которой они только что отметили), добравшись до Збруча, вдруг обнаружили, что китайцам они не нужны ни в каком виде. Те же, кто пытался проникнуть через неохраняемую границу, китайцы отстреливали без всякого предупреждения.

А по первым же холодам в Галицию ввела войска Польша. Поляки никогда не скрывали, что рагули были нужны лишь как инструмент в войне с русскими. Ну а коль русских нет — то и инструмент не нужен. Рагулей, встречавших польские части с цветами (как впрочем и всех, кто вообще приходил в Галицию с оружием), без разговоров вышвырнули из всех городов и посёлков, оставив тихо подыхать на карпатских склонах. Так и завершилась эпопея «цээвропи».

* * *

Испытали все прелести новой жизни и жители европейских стран. Всегда относившиеся к русским с неприязнью, а многие и с ненавистью, они вдруг обнаружили, что Китай — это не где-то там, далеко, на другом конце континента. Теперь это было рядом.

Первым же делом китайцы сразу сократили в разы экспорт природного газа из Западной Сибири в Европу, поставляя лишь то, что необходимо по-минимуму для отопления, а весь добываемый газ быстро перенаправили в Китай по газопроводам, что тихо и быстро отстроили за эти три года.

«Заводы остались без сырья и топлива?» — с наивным видом спрашивали они европейцев. — «А зачем вам заводы? Покупайте у нас готовую продукцию!»

Но и с покупкой готовой продукции возникли проблемы. Это раньше Китаю требовалось продавать массу товаров зарубеж, чтобы приобрести сырьё. Теперь сырьё у них было. Европейцы вдруг обнаружили, что китайцы не особо-то стремятся снабжать их за виртуальные фантики — за поставки энергоресурсов власти КНР жёстко и недвусмысленно потребовали продавать им доли в европейских концернах, что выпускали наукоёмкую высокотехнологичную продукцию. Либо пусть обогреваются сжиженным сланцевым газом, что могут доставить из Австралии — заводы по сжижению, размещённые на территории бывшего Катара, были к тому времен уничтожены «даишаками».

Европейские лидеры отвергли с возмущением все притязания китайцев, и последующую зиму, невероятно холодную, их гражданам пришлось пережить при катастрофической нехватке топлива. Многие рядовые европейцы пережить её не смогли, умерев от холода.

* * *

Не пережил эту зиму и Дарюс. После того, как поставки газа в Прибалтику китайцами были полностью прекращены, по всем её городам поднялись волнения возмущённых отсутствием отопления исламистов, переросшие в этнические чистки — территории зачищались от «автохонтного» населения. Уже к весне Прибалтика стала Еврохалифатом не только по содержанию, но и по форме. В ходе этой бойни убили и Дарюса с его семьёй.

* * *

Всё это будет позже.

А сейчас, стоявшие на погранпереходах своих восточных границ норвежские, финские, латышские, эстонские, литовские и польские пограничники с охреневшим видом наблюдали одну и ту же картину — с противоположной стороны к ним навстречу шёл боец в не виденной ими ранее форме с типично азиатской внешностью.

И везде, подходя к разделительной линии, боец, улыбаясь, говорил одну и ту же фразу:

«Мы пливетствуем вас от имини милалюбивава китайскава налода!»


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24