Библионекрум (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Библионекрум

Intro

Время игры: 10:05:23

Уровень: мост Доротеи

Сохранение: через две контрольных точки

Здоровье: 57 %


Ворота выпустили трех шкуродеров. Блеск гладких доспехов. Серпы с золотой вязью рун. Надо бы принимать решение.

Сплюнув, бросил взгляд на левую руку, на наруч, сложную и полезную конструкцию. Хитрецы разработчики не поленились, напихали всего понемногу, явно предпочитая вычурность всяких паро- и дизель-панков. Даже окантовка виртуальных часов, медная и начищенная, покрыта хитрым узором знаков защиты.

Итак, что имеем?

Золотистая и кружевная стрелка времени задания стремилась в последний, сапфировый сектор. Стальная игла здоровья, подойдя к темно-красной четверти своего циферблата, недвусмысленно намекала на желание моего игрового организма попасть к врачу. Ну, или хотя бы пожрать. Да-да, именно пожрать. А не поесть, восстановить силы и устроить обед. Ну и, несложно догадаться, рубиновая точка местного GPS упорно, если не сказать упрямо, заставляла меня двигаться в сторону ворот. Шкуродеры, пощелкивая шарнирами брони, приближались.

На правой линзе уникального шлема, снятого уровнем раньше с гвардейца Умника, высветилось сообщение:


При отступлении теряется возможность перехода через подуровень


Вот, спасибо, подсказали, помогли. Радовало одно: уровнем ниже сообщение прилетело бы с маленькой фигуркой Крылатого, своими воплями привлекавшего всю шелупонь, выполняющую роль пушечного мяса. Мясо мясом, но на уровне Железяки они стоили мне потери несохраненного этапа. И, скажу вам, почти умереть под зубцами и шестеренками безумных полу-механизмов очень больно.

Первый шкуродер, застыв на мгновение, ринулся ко мне. Метров сто, не больше. Белая маска, поделенная пополам, на радостное и грустное лицо, серая рванина под доспехами, серпы на шесте, весь в бурых разводах, и полное молчание. Страшноватый выбор для смерти.

М-да… сколько зарядов в круглом магазине «пробойника»? Ни одного. Плохи дела, ой и плохи. А ведь вчера, прямо с утра ведь пошел устраиваться на работу. Не, не так.


Пролог

Инвазивные модификации В человеческом теле чипДоминирующие корпорации программируют жизни типЭпидемии, вирусы, зомби ...Постчеловек не покоряет вершинЛишь в маргиналах отзвуки долгаТрубят идти на поиск вакцинНарастание негативных тенденцийНеустранимость социального зларождают тему для конференций:"Победа сил разума над силами добра"

«Киберпанк», слова и музыка

ВИА «План Ломоносова» (с)


Человеческое тело состоит из комбинаций белка, костной ткани, жира, молекул воды и, хочется верить, души. Вера большинства мировых религий выстроена именно на этом, во всяком случае. Рядовые жители планеты Земля заморачиваются насчет своей смерти только оказываясь рядом с ней. Это сейчас. Раньше было чуть иначе.

Мораль появилась не из ниоткуда. Мораль выросла, как мичуринская груша, из страха смерти. Из заповедей Священного писания и страха суда после смерти. Мораль впиталась в человечество как паразиты в подходящий организм. Запреты, нормы, по-человечески. Добро и Зло, мать их. Кто-то добрый, кто-то нет. Только деление у всех свое, ровно как дырка в заднице.

В двадцать первом веке много новых аксиом, на поверку оказывающихся старыми простыми истинами. Или прописными?

Везет не удачливым, а хитрым, подлым и умеющим пойти по головам.

Лузеры, чаще всего, рефлексирующие добряшки с вбитым в мозг кодексом поведения.

Одно на другое, страх порождает страх, мораль лишь помогает. И границы осуждения повсюду, везде, вокруг, гудят ежесекундно и ежедневно, потрескивая под высоким напряжением «чтобы как у людей», тем более, у нормальных. Вы же нормальные, да?

Нельзя подставить типа товарища на работе и вот он в большом кабинете с удобным креслом. А ты в общем зале на офисном стуле с крутилкой под жопой.

Девочка Нина-Света-Лена кидалась на шею, подставляла гладкую кожу под короткой юбкой и радостно раздевалась до трусишек, но ты ее не тронул? Молодчина, настоящий мужчина. Тронул бы – на месте стоять, изнасилование, СИЗО и все знают, что делают с такими в тюрячке.

Любимый мужчина вдруг, вместе со свадьбой в кредит и тонким золотым колечком, оказался упоротым Греем из Пятидесяти оттенков, только по-нашему, по-русски, когда кулаком в глаз, в живот, в бедро? Терпи, ты же женатая женщина, стерпится-слюбится, умничка-девочка. Взялась за нож для рыбы и волнистой стороной, до скрипа на позвонках, вскрыла паршивцу горло? На месте стоять, руки за спину, СИЗО и матерые зэчки.

Мальчики должны защищать девочек. Даже если девочек воспитывают мамаши, считающие себя в тридцать пять девушками и в ванной читающие книжку с голым торсом на обложке. Мальчик заступился за девочку, называвшую его идиотом, ведь он мальчик. И случайно наткнулся глазом на неровно обрезанную гастером-таджиком-типа-строителем металлическую полосу «гибки», прикрывающей фасад «Магнита». Ничего, второй глаз же остался. Зато поступил как настоящий мужчина.

Мораль. Общечеловеческие ценности и заповеди, данные Избранному народу на горе Синай.

Вам точно никогда не хотелось их нарушить?

Хотя бы виртуально и типа понарошку?

Уверены в себе и своем добре?

Точно?

Да?

М?


« Какая грязь, какая власть И как приятно в эту грязь упастьПослать к чертям манеры и контрольСорвать все маски и быть просто собой…»(с) «Грязь», ВИА «Ария»



«Прокачка? Стать кем-то? Заработать десять тысяч миллионов песо в игре?

Для начала - просто выживи.

Это не безумие. Это куда хуже. Это Библионекрум. Выживи, сплюнь виртуальную кровь, доберись к выходу. Может тогда выживешь и снаружи, IRL.

Грин-Гласс живет по законам джунглей.

Грин-Гласс полыхает кострами страстей.

Грин-Гласс пережевывает всех и каждого.

Грин-Гласс не место для человека.

Но играть в "Библионекрум" хочет каждый... каждый, когда-то мечтавший кутить напропалую и на всю катушку, дышать ветром свободы, пахнущей порохом и кровью врага, иметь свое «право» вместо законов, жить ради себя и выживать не ради мира на Земле.

Грин-Гласс - город в Сети. Город, где всему есть своя цена»

«Не использованные материала отдела маркетинга из программы продвижения бета-версии игры»

- Сколько пафоса-то, а? И ведь на самом деле, таких вот хватает, желающих ощущать себя королями каменных джунглей… м-да.

Часы на стене негромко щелкнули стрелкой. Высокие технологии царили за пределами комнаты для переговоров.

- И вы уверены, что при проверке наши специалисты не обнаружат нарушений? – сухощавый и немолодой, явно уставший от своей работы, чиновник крутил в руках папку с данными. – Жалобы поступают постоянно. Нарушение психики, снижение массы тела в связи с отсутствием контроля систем жизнеобеспечения…

- Жалобы поступают именно что постоянно. – красотка в синем деловом костюме, украшенном стильно-скромным логотипом компании, серебряным значком на лацкане. – Конкуренция большая, методы у наших… противников, не всегда чистоплотные. Каждое обращение к нам или в вашу структуру проверено, проведены необходимые клинические исследования в случае их необходимости. Даже выплачивались компенсации, само собой, по решению суда. У нас все честно и открыто.

- Ну да… - чиновник постучал пальцами, выбил затейливый ритм. – Пожалуй, что все.

Едва уловимо пискнул выключенный диктофон. Но вставать и уходить он не спешил, сидел и смотрел уставшими и немолодыми глазами на нее.

- Что-то еще?

- Да. Без протокола.

- Вы уверены, что вам это нужно? Я руковожу юридическим отделом три года и…

- Уверен.

Мужчина подвинул к себе чашку с логотипом «Библионекрума», закурил дешевую ненастоящую сигарету.

- Вытяжку включите. Пожалуйста.

Женщина пожала плечами, провела пальцами по пульту перед собой. Воздух сразу посвежел, сизый дым улетал куда-то под потолок.

Она на самом деле руководила отделом три года. И случаи бывали разные. И этот, одетый в как-бы костюм из полиэстера, сидящий напротив нее, вел себя, конечно, нагло. Но…

Альберта Шварца нельзя было не уважать. Руководитель отдельного подразделения ИИ, изучения Интернета при главном управлении полиции, просто так не покидал собственного кабинета. И кому, как ни ей, изо дня в день посещавшей районные и городской аппеляционный суды, сидеть и слушать его?

- На дворе кризис, постоянный, понимаю. Апатия и разочарование вокруг нас с вами уже диагнозы, как синдром хронической усталости. – Шварц кивнул, то ли мыслям, то ли словам. – Большая часть постоянных пользователей вашего сетевого ресурса люди, живущие на обеспечение государства. Компенсации вроде неплохие, но сжирают из бюджета города и страны очень много.

- И почему вы тогда беспокоитесь? – женщина пожала плечами. – Инструкции по безопасной работе на то и инструкции, чтобы им следовать. Если кому-то хочется не выходить из вирта даже не сутками, а неделями, кто виноват? Они сами снимают ограничители, не ставят блокировку по времени, вот вам и результат. Экономия средств налогоплательщиков, имеющих работу и приносящих доход.

Шварц ухмыльнулся. Очень гадостно и опасно.

- Работа у меня такая, Илона, защищать даже таких бесполезных дуралеев с дурочками. И потому, раз уж приехал к вам, вот совет. Бесплатный, раз уж вы умеете и любите считать дебет с кредитом.

- Какой?

- Донесите до ваших боссов простую мысль: людей надо любить. Они не просто деньги, идущие на оборудование и донат. Они живые, в отличие от вашего мира там, по ту сторону. И заткнуть деньгами смертельные случаи будет выходить не всегда.

- Вы о чем?!

Илона сидела непроницаемо спокойно.

- А вы знаете.

Шварц затушил свою дерьмовую сигарету в так и не выпитом настоящем кофе из хорошей кофе-машины.

- Проверьте все серверы, проверьте все. И если, а такое пусть и фантастично, но возможно, у вас есть игроки, сидящие в вашем Аду больше месяца, сами предоставьте нам все данные.

- Даже если гипотетические игроки относятся к иностранным государствам и не платят налоги нашему?

Шварц удивился.

- Конечно. У меня же есть коллеги, я все передам.

Илона дождалась, пока не Шварц не вышел из лифта там, внизу, хорошо заметный через стекло внутреннего окна. Нажала на клавишу коммуникатора, спрятанного в пульте управления «умной» переговорной:

- Да, это я. Мне нужно к шефу. Да… да… прямо сейчас.

Глава 1: здесь и сейчас

Разлепить глаза... разлепить, пальцами срывая с лица липкую мерзкую паутину. Черт, больно! Твою мать! Алый свет резал глаза скальпелем. Бил внутрь головы монотонный рев. Что? Где? Кто я? Что за бред?!

Сердце в груди само себя обогнало, скача горным козлом, замирая, снова уносясь вскачь - дах-дах-дах. Да что ж такое-то, а? Розыгрыш? Да не, не похоже, да и кто так со мной-то бы? Не паникуем, не паникуем, ну, или хотя бы стараемся держать себя в руках. Спокойно, братишка, ща все решим. Пока… пока тупо осмотримся. Начнем, пожалуй, с себя, а то чувствуется – что-то не то.

Взгляд вниз. Ни фига себе боты: грубая толстая кожа, стальная оковка по носку. Крючки, почти веревка вместо шнурков и ремни, прихватывающие поверх них металлические щитки, обшитые, само собой, чем-то промасленным и плотным. О, это ж защита для голени, точно. Ну, хоть что-то вспомнил, типа анатомию. Серьезная обувь, прямо в стиле ретро-боевиков 80-90-ых. Так… еще лучше.

Штаны из брезента. Пояс широкий. Курт... Это жилет. Такой, знаете ли, очень плотный кожаный жилет. И перчатки. С обрезанными пальцами и металлическими вставками. Интересно, честное слово, прямо плохой панк-бандит из того же Голливуда конца прошлого века. И теплая вязаная фуфайка. Модный парень, не иначе. Так, ляд с ним, с прикидом. Разберемся с остальным. Первый вопрос: где я? Почему? И, кто я, вот, что куда важнее. Ну?!

Фига. «Я» и все тут. Ладно, долго так все равно не будет. Осмотримся, глаза привыкли, красно-моргающее уже не сильно мешает. Чего-то у нас вокруг за архитектура, а? Может, что-то да прояснится, верно?

Кирпич. Все вокруг в нем. Старый, кроваво-багровый, с плесенью, в трещинах. Потолок высокий, еле видно в полутьме. Сложен аккуратно, без изысков, зато точно надежно, так клали давно, едва не при царе Горохе.

Вода капает, разбивается звонко о металл. А, трубы прямо за мной. Стоп, ерунда какая-то получается. Четыре стены да потолок, ни дверей, ни окон, прямо склеп какой-то.

Кирпич перед глазами поплыл, наливаясь молочно-алым светом. Это, натурально, сон, не иначе, не могут же спецэффекты в обычной-то жизни... Или могут?

Стена раскрылась неровным опалово-светящимся овалом. Подрагивали дрожащие края-мембраны, свивались живыми обрезками кожи. Осталось только открыть рот от удивления. Из разбежавшегося в стороны молока с кровавыми прожилками высунулся черный острый клюв. Черные перья, черные глаза. Ворон. Огромный, стоящий на лапах, одетый в шитый золотом халат и смотрящий на очумевшего меня как на говно. Рукакрыло поднялось и приветственно стянуло красную турецкую феску. Влажно и треща разрывами, потому как вместе со скальпом.

И что это за хрень, интересно… Просроченных шпрот поел на ночь и помираю, фата-морганы ловя напоследок во сне?

Ворон клацнул клювом по янтарю длинного чубука. Окутался дымом, беззвучно кричащим полупрозрачными агонизирующими лицами. И хрипло каркнул-засмеялся:

- Добро пожаловать в Библионекрум, игрок.

Игрок? Точно что-то не то.

- Рад приветствовать и прошу провести ближайшие часы с пользой.

О чем вещало это чудо в перьях?

- А польза одна - выжить. Выход из игры не предусмотрен до выполнения заданий.

Выход?

Прямо перед глазами вдруг возник светло-зеленый вертящийся кружок. И буквы. Беда-а-а...

Статус: новичок

Жизнь: 100%

Навыки: бег

Теребить твои теребеньки, какой клевый статус. Прям как... как... Да черт знает, как. Бег - это Усейн Болт. Вот и все что знаю про бег. И чё дальше?

Ворон закаркал-засмеялся. И махнул крылом, отдав честь. Вернее, воинское приветствие. Честь-то проститутки отдают. И пропал.

Портал свернулся, разом сжавшись в бело-алую точку. Втянул в себя часть кирпичей, заставив их хрустеть и разваливаться. Выход, етит-колотит, это ж он.

Игра или глюки в агонии, но запахи чувствовались четко. Пахнуло подвалом, сыростью, тараканами и старостью. Не, не так.

Древностью. Как пахнет в заброшенных домах, сохранивших мебель и следы хозяев. Или призраки хозяев.

Ладно, черт с ним. Пошли, братишка.

Держись за стенку, ноги держат, а идешь как в первый раз. Игра, надо же, игра. Знаю, что это такое, а толку? Иду вот, совершенно аки младенец навстречу маме ножками топ-топ, а та ловит, чтобы дитятко не жбякнулось. Только я ж ни хрена не ребенок, а шмякнешься здесь, и все, в кровь все возможное. Кирпича битого, огрызков дерева, украшенных торчащими гвоздями, вокруг немало. Зеркала хрустят под ногами, крошатся в пыль, разбрызгивая сверкающие точки разлетающейся амальгамы. Ступеньки? Ступеньки, вниз ведут.

Надо, наверное, идти. Хотя и не хочется.

Что тут у нас? Просто коридор. Просто коридор, увешанный древними, как говно мамонта, штандартами и знаменами. Этими, как их... точно, злато-тканными. Эх и рожи на них.

Волчара с раззявленной пастью. Какая-то хрень, напоминающая Дарта Вейдера и Железного человека. Натурально, Кожаное Лицо, даже со швами. Странно-красиво-страшная женщина. Еще кто-то, зверолюд или зверочуд, весь такой с гривой, как у Киркорова. И прям, трясти твой баобаб, морячок Папай. Только очень уж злобный и с бородой. Дичь какая, в общем. И один лежит на каменных плитах внизу, потрепанный, в дырках, с круглощеким хреном в шляпе фокусника. Интересно.

Выход туда дальше. Даже лестницу видно, ведущую вниз. Вот туда и двинемся.

Получено сообщение

Где? Ай, бл...!

Д-з-з-за-н-г!! Металлические тарелки жахнули прям над ухом. Дико и тоненько загоготал их хозяин. Натурально, пузатая и зубастая обезьянка в малиновом мундирчике с шапочкой. И с крылышками.

- Первая информация бесплатно. Остальная - золотой.

Чего-о-о?

- Говори.

- Выход в Нижнюю часть города через двести метров и большой зал.

Вот спасибо, порадовал. Интересно, за что золотой то хотела наглая мохнатая рожица?

- А за что тебе еще платить?

Обезьяна скорчила харю, и, оплевав меня до самого пупка, высунула наглый алый язычище. И ткнула грязным пальцем с желтым когтем на кармашек моего пояса. Да ну? О, я прямо буратина, имею целых пять золотых. Ну, на... хр-хр-хр-хр... Золото трещало в челюстях, выросших как у Щелкунчика. Трясти твою старину, вот это зубища.

Обезьяна схрупала монетку, довольно рыгнула и собралась улетать.

- Э, ну-ка... где инфа?

Малиново-волосатая наглость покосилась и рыгнула еще раз. И...

- ПРИГНИСЬ!!!

Ну и пригнулся.

Жахнуло! Прямо за спиной. Кусок стены над лестницей к выходу брызнул крошкой. Фига се! Эт че такое?! Через плечо назад... и... Мысль-то одна. Зато какая!

Беги, мать твою, беги-и-и!!!


Статус: новичок-жертва Жизнь: 99%Навык: Бег

Когда-куда успели деть целый процент?! Сволочи беспардонные!!!

Нестись заячьими зигзагами, когда за спиной шагает хреново чучело с двустволкой? Да еще и калибр как у вспомогательных орудий эсминца Ее Королевского Величества... Ну, тех, чтоб вертолеты сшибать! Прикинули? Отож, блин.

Дааанг! Больно, матьтвою! Кирпичная крошка взвизгнула, наждаком пройдясь по лицу

Жизнь: 98%

Хрюкающая толстенная задница, затянутая в длиннополую шинель и немецкую каску с пикой, тяжело бухала сзади. Игра?! Серо-шерстяная громада даже скрипела сапожищами и патронташем. И сейчас, к слову, пальцы-сосиски доставали патроны. Реалистично. По-взрослому... Беги!

Клацнуло, переламываясь, ружье. Глянул еще разок, заметив красный маркер, крутящийся перед глазами. Навел на серо-огромную хреновину в пикельхаубе, чиркавшей кончиком по потолку.

Городовой

Фракция: отсутствует Статус: охотникЖизнь: 100%Навык:

...етит колотит навыки у них тут...

Навык: метание топора

Бежать, бежать, вправо-влево, вправо-влево, еще пируэт, ловить звуки взводимых курков. А бежать еще метров пятьдесят. И топор, топор, чесать твои бакенбарды...

Дааанг! Специально мимо палит? Бюст какого-то бородатого урода разлетелся гипсовой мукой.

Дааанг! Ахтыжсволота!

Жизнь: 87%

Штанина на бегу намокла горячо-красным. Обожгло, выбив дух и тут же вернулось, наливаясь остро рвущей болью. Картечью садит, не иначе. Беги, дурень, ты больше пока ничего не умеешь, беги-и-и!

Рыже-бурые стены. Разбегающиеся мыши с изумрудными недокрыльями. Чертовы бюсты каких-то непонятных, и как один бородатых, чуваков между штандартами. Охренеть игрулька, охренеть фантазия разрабов. Графон высший, погружение стопроцентное, но... Но больные люди. А за спиной снова - щелк, переламываются стволы. У-у-у-р-р-р-р-о-д!

Критический выброс адреналина

Эмоциональное состояние - угрожающее

Да вы что? То-то думаю – чего мысли в голове такие шальные и ярко окрашенные, точно. Лестница впереди, л-е-е-е-е-стниц-а-а-а! Грязно-белый колотый мрамор, зеленые прожилки, перила скользкие... И на них, прыжком, скатимся вниз, не теряем времени.

Данг!

Треснули подпорки перил, стрельнуло осколками вверх и в стороны. Один, крупный, так и прилетел в ребро. Ну, щас жизнь вниз, да?!

Снаряжение: жилет налетчика Защита: +10%

О как... Хоть что-то... Где еще один выстрел, а?

Ох... зубы друг о друга после лягушачьего прыжка с перил клац-клац, чуть не в крошку. Шлеп об пол... у-у-у, жопу отбил, игра, блин. Откатиться через плечо.

Получено 5 очков ловкости Ловкость: 5%

Прям, драть твои половики, китайский акробат какой-то! Данг!

Епта!

Стоящее у самой лестницы чучело медведя в синих шароварах с лампасами, с балалайкой в лапе и бутылкой водки в другой, лишилось башки. Совсем лишилось башки. Только опилки, клочки шерсти и крутящийся на гладких плитах глаз. Красивый граненый голубой глаз.

Найден предмет. Топаз Статус: драгоценность (неопределенные свойства)

Стоимость: 100 золотых.

Справка: при определении свойств некоторых камней их стоимость может стать выше.

Ну дела, клад нашел. И чего дальше?


Глава 2 : здесь и сейчас

Позади бухали шаги. Мелькнула пика, качаясь из стороны в сторону, консервы-очки, бинты, закрывающие рожу этой сволочи. Чего сидим, дружбан? Тащи задницу куда подальше отсюда. А куда?

Не налево, это точно. А...

Так и пришлось бежать налево. Пока раздумывал, городовой вырос полностью, хрустнул курками, жахнул почти в упор.

Спасло многострадальное чучело, мне удалось завалиться за него. В носу защипало от разлетевшегося меха и опилок. Мишка-мишка, ничего больше не подаришь? Подарил, нафиг... В бутылке явно оставалось спиртное. А картечь, кроме как разносить в хлам, еще и поджигала. Сказка просто.

Медведь вспыхнул. Занялись поеденные игровой молью портьеры, ведущие в мое ненужное "налево". Да сам чуть не загорелся, поливать твои стручки.

Жизнь: 85%

Вот блин.

В "налево" пришлось закатываться, сбивая пламя. И только тут понял, что на автомате прихватил балалайку. Надо же, какой умник. Чего тут у нас, как выбраться? М-да...

Церковь? Что это?

Огромный зал. Колонны по стенам белого камня. Обломки красивой вычурной мебели. Мозаика и зеркально блестящие плиты пола. Окна под самым высоченным потолком. Высокие, стрельчатые, все в цветных витражах. Готично. Красиво. И глупо. Не удрать. А сзади бух, бух, бух... А ведь оно еще и топоры метает.

Пол сплошь в обломках и обрывках, мусоре и ошметках. Чего ж здесь было? А тебе не все равно, идиот? За тобой идет какой-то там городовой, ты не пойми почему в игре, и что-то тут очень уж все реалистично. Интересно, сохранения есть, нет?

Знать не знаю, как меня зовут, а о сохранениях помню, чудны же дела твои, Господи.

Балалайка в руке… Самому тебе балалайка, дурень Чучело, плюясь угольками и разбрасывая ворох тлеющих шерстинок, влетело в зал от мощного пинка. Гулко заухало серо-шинельное чудовище, появляясь следом. Во как... Крак... Осечка. Топор?

Шваркать его городовой не стал. Достал из-за спины, покидал в руках, как-то очень заинтересованно наклонив башку в каске и бинтах ко мне. Думает, как разделывать? Как коровью или как свиную тушку?

Сверху звонко треснуло, зазвенело переливами хрустальных подвесок театральной люстры. Чуть позже зазвенело расстроено и зло. Витраж, разлетевшись на сотни острых бриллиантов, сыпался вниз. Разноцветным и сверкающим дождем, переливающимся от ворвавшегося вечернего солнца. Руки вверх, закрывая голову от бритвенно острых осколков, тонко визжащих рядом.

Городовой взревел, отшатываясь.

Свистнуло, еще, еще, еще.

Серая шинель окрашивалась бурым. Чудище на глазах превращалось в ежа, вывернутого наружу.

Чпокчпокчпок... дзыынь... арбалетный болт отлетел от каски.

Городовой завалился, пробитый добрым десятком стрел. Рухнул, доламывая останки красивой скамейки.

А она повернулась ко мне. Цилиндр на голове. Кожаный корсет, перчатки с крагами по локоть, высокие сапожки. Хищный блеск стрел автоматического самострела. Прищуренные злые глаза. Змеей вьющиеся чернющие волосы. Латунные очки-гогглы, полумаской закрывающие пол-лица.

Маркер остановился, подсвечивая нового персонажа сумасшедшей пьесы, куда угораздило попасть.

Статус: ведьмолов Фракция: Звероликийсила: 50ловкость: 50живучесть: 45

интеллект: 45

Навык: стрельба

Интересно девки пляшут, по четыре девки в ряд, слово чести. Просто так ведьмолов явно не вылупится, ровно цыпленок из яйца, так чо – причины есть? Ну, после Городового, с его шлемом, топором и все такое – точно не стоит удивляться.

Самое время понять, разве что, простенькую фиговину… Такую, знаете ли, мелочишку: а каково будет отношение сей прекрасно-опасной девы к моей персоне, учитывая весь недружелюбный мир вокруг, а? Очень интересно. Даже чересчур.

- Не дергайся... - ведьмолов остановилась у хладного трупа. - В лоб болтом, если что, понял? Не слышу!

Вот те и ответ, весьма оперативно. Пришлось сделать так, чтоб услышала. Смотрящий в лоб арбалет даже помог сделать еще красноречивее. Даже руки поднял, перед собой, чтоб видела. Ну, дела.

- Тот самый что ли? - Дама в коже и шляпе-цилиндре, сидевшем как приклеенный, извлекла из ножен на поясе немалых размеров тесак. - Ну-ка...

Елки-моталки, дичь какая! Хрясь, хруп, кровь на полу. Голова в ее руке, вторая поднимает маску на лоб. Тесак обратно, бинты в сторону наконечником стрелы. Расстроенный вздох, голова падает вниз и не долетает. Бац!

Летит в стену, хрустит втыкающейся пикой каски, да так и остается. Чуть позже перебинтованный кочан падает и катится в нашу сторону. Смотрит блеклыми глазами и... Все. Прекрасно отрисованная в СиДжи мертвая голова. И баста.

- Новичок? - Дама останавливается рядом. – Хм, фракцию не выбрал. Ничего не выбрал.

Мотаю головой так, того гляди оторвется. Черт, черт, она говорит, хотя снова смотрит арбалетом промеж глаз. Моих, драть вашу козу.

- С тебя три золотых за спасение. Настоящих, не шибко фальшивых.

Блин, вы сговорились?

- Гони дукаты, нубина. - ведьмолов качнула арбалетом. - Ну?

Оставался другой выбор? Неа, как бы говорили смеющиеся глаза. Черт, какая детализация. Во всем, даже в разом опустевшем кармашке. Тот мялся внутрь, легко и свободно.

- Первый раз что ли? - поинтересовалась дева, отходя. - А?

Хотелось спросить о многом, но... На просьбу остановится лишь жикнула тетива, а болт воткнулся в пол передо мной. Ну да, новичкам везет.

Ведьмолов ухватился за конец веревки, висевшей из разбитого окна. Дернула и та сама потянулась наверх.

Уже с той стороны, неожиданно появившись между остатков стекла, она, снова опустив темные очки, свистнула.

- Да?

Ох и глупо смотрюсь, наверное, таращась вверх.

- Возьми его очки. Обшарь карманы. Захвати ружье и патроны. И доберись до сейва. Он у башни.

- Какой?

Та не ответила.

- Эй!

Она снова всунула голову назад.

- Чего?

- Тебя как звать?

- Эри. Эриния.

- А где я?

Она хмыкнула.

- Добро пожаловать в Грингласс-Сити, малыш.

О как... ни о чем не говорит. От слова совсем, разве только понимаешь, что «зеленое стекло», все. Что хочешь, то и думай.

Так, приступим к мародерству, чтоль? А ничего больше и не остается. А выход же, наверное, как раз был направо. Остался ваще без всего. Хотя и того не было. Ну, кроме -камушка топаза. Чего не обыскала, интересно? Ладно, мародерим по-тихому.

Ружье, двуствольное и… Совершенно неподъемное, как кувалда Тора в кино. Это как, скажите на милость, стоит понимать, а? Друг-курсор, соблаговолите подсказать?..

Алая точка, скакнувшая на весьма грубую, зато брутально выглядящую ружбайку, за словом и ТТХ в карман не полезла. Вот отличная эта штука, местный ДжиПиЭс, анализатор и Википедия в одном лице. Ну, если можно так сказать про специальный параметр, сделанный для удобства.

Предмет: дрободан. Урон 15%. Сила: 10. Ловкость: 5.

Коптить твой бекон, и как быть?

Получено 10 очков, распределить?

О как... Распределить, ага. Вот она, моя скромная доходская бицуха и прочая мускулатура. Сюда и кинем.

Ура, кто тут Джон Чакович Рэмбо? Точно, хозяин скромного ружбайки. И патронов у нас тут...

М-да. Три штуки. Ну, ничего, это тоже вполне нормально.

Это что за фиговина? Ух!

Предмет: резак. Урон 10%. Сила: 10. Ловкость: 15.

Будет чего толкнуть. Наверняка тут есть кому такое толкать.

О, серебро что ли? Интересные дела. Душегуб с дрободаном носит с собой мамочкин красный кошелек из бархата. Ну, чего поделать, хорошо, хоть милая мадам решила просто забрать мое золотишко, оставив немного взамен. И на том спасибо. Кстати, камешек она тоже не определила, почему-то. Взяла баблом за спасение души, не иначе, осуществив платные услуги киллера.

Скрип в оставленном за сгоревшей портьерой коридоре. Такой, как кто-то крадется. Да вы тут с ума посходили что ли?

Дрободан щелкнул, переламываясь. Патроны в стволы, курки взвести. В полутьме впереди что-то белеет. Что-то, извиваясь, ползет по... по потолку? Одна, две, три цели. Курсор навелся и радостно заалел, паршивец.

Змеедева

Фракция : нет сила: 20

ловкость: 40

интеллект: 15

живучесть: 30

Раньше - 1

Время игры: 00:00:00

Уровень: РФ, г. С…., ул. Гагарина

Сохранение: недоступно

Здоровье: следует обратиться к диетологу. Или просто перестать жрать в Мак-Даке

Сообщение от головного мозга: Вернись в реальный мир, придурок, пора просыпаться!!!

Итак, ваш покорный слуга, Павел Иваныч Шляпкин, двадцати двух лет от роду, временно безработный, недавно переставший быть учащимся, ограниченно годный к нестроевой военной службе категории запаса (как-то так, учитывая купленный родителями напоследок «военник»). Не женат, не привлекался, дети если есть, то ничего про таковых не знаю. Владелец, э-э-э, так и хотелось бы сказать «заводовгазетпароходов», но, ни разу не верно.

Родители на выпуск подарили квартиру. Во как, раз, и квартиру. В двадцать два-то года, да настоящему рок-н-ролльщику. Но денег выделять перестали, мол, и так кормили долго, хватит. Да и не считать же твои подработки в супермаркетах за заработок? Тут с ними не поспоришь. Деньжонок с трудом хватало на шмотки, концерты и телочек. Ровно в такой последовательности.

Так что владелец то лишь небольшой квартирки, халявно скаченной аудиотеки, шкафа с типа стильной одежонкой и прочего, по мелочи, скарба. Вещи, кстати, переставали быть модными быстро, а выбрасывать не хотелось. Лежали в сумках под кроватью. И, само собой, гейм-кресло со всеми нужными прибамбасами. Но речь не о том, а обо мне.

Вот такой он я, самый что ни на есть стандартный молодой человек с не заросшими «тоннелями» в ушах, крашеными в черный цвет волосами, и в кедах. Не, одежда, несомненно, на мне тоже была, собеседование как-никак, но кеды «Конверс» есть кеды «Конверс».

Они ли стали причиной отказа, либо последыши от металлических дисков в ушах… кто знает. В работе отказали, даже анкету не дали заполнить, такие дела. А может, и дело вовсе не во внешности, а совсем даже и в ВУЗе. Не, все возможно. Институт, как известно, институту рознь. Равно как академия, универ или что еще.

Ну да, диплом вроде как «государственного образца» да по профессии «юрист». Профессия-то ничего, разве что юристов в стране хоть одним местом жуй. Подсказка – тем, что ниже ремня. И еще одна – у нормальных джинсов или брюк, а не «Dysquared». Бедрами-то ничего не поешь, если следовать поговорке.

В общем, пошел я в сторону «фонтана», ведь идти больше-то и некуда. Вроде бы чего там, на «фонтане» и делать, а не скажи. Если подойти к этой прогулке с умом, так всегда найдешь, чем там заняться. Но в этот раз практически не прокатило. А лучше бы, если вдуматься, не прокатило бы вовсе.

Бывает же так, ну, идешь куда-то, или только собираешься, а тут тебе – не надо туда ходить, козленочком станешь. Жопой чую, как говорится, так и будет, даже зуб даю. Угу, все ж знают, когда такое случается? То-то и оно, все знают. А ты…

А ты сам берешь, плюешь на сраную интуицию и делаешь чего не надо было ваще делать. Бухать с незнакомыми утырками, потом сидя в травме и косясь на доброго дядю-врача, старательно примеряющегося специальными медицинскими отвертками к твоему носу, вдруг оказавшемуся под глазом.

Или там едешь в поезде, пялишься на сиськи с жопой проводницы, она пялится на тебя в ответ, подмигивает… И ты вроде так понимаешь, что удовольствие там сомнительное, в отличие от триппера… в лучшем случае. И чего ты там не видел, в ее красивых округлостях, а? А потом, с постной рожей, смотришь в листок с анализами, где куча положительных трихомонад с гонореями.

Ну, или вдруг говорит тебе братец Васька, с горшка и первого бухла в школе знакомый:

- А давай-ка, братан, поручишься ты за меня в банке по кредиту. Ты ж меня знаешь.

Херак, через годок, звонки-письмы-суд и приставы тебе арестуют карты-вклады, да с новой красивой Машкой фига в Турцию скатаешься, пока долг за братана не выплатишь, угу.

Самое-то обидное тут чего? А того, что не послушался собственной, мать ее, чующей задницы, что неприятности за тебя оценила, разве что аналитику не вывела перед глазами. Вот-вот, ровно и тут также случилось, точно вам говорю.

Из знакомых лиц встретил только Варгу. Понятно, что звали ее совсем по-другому, но откликалась она именно так. И на «фонтане», и в Сети. Вполне такая, по моим меркам, клевая телочка, секси и все такое. Брюнетка, в кожаном корсете, не особо прятавшем весьма немаленькую грудь. Вы бы на моем месте, будь вы мужчиной, а впрочем, и необязательно, как бы отнеслись к приглашению отправиться к ней домой? Вот я и пошел. А еще точнее – поехал, чуть позже ее самой.

Варга… она-то оказалась куда лучше всех самых развратных мечт, мечтов, мечтаний и прочих аллюзий. Да, по правде сказать, после нее мечты развратными даже и не казались. Хорошо, в общем, было. Пока Варга не спросила:

- А почему ты со мной пошел?

Ха-а-а-роший вопрос, да?

Что сказать на такой вопрос девушке? Да даже если и женщине, что лежит, вся такая на кровати, перевернувшись на живот, и мотает ногой. И голышом, что самое важное. Красиво так голышом, когда все при ней, а целлюлит, если и есть, так вишенка на торте. Хотя вишенка тут темнела аккуратной родинкой на правой половинке ее сдобных булочек. Аж укусить захотелось. Но Варга, мягко и настойчиво, повторила вопрос. И…

Казалось бы, мама дорогая, двадцать первый век на дворе, все давно ясно и понятно, и нате, получите. Вот зачем, на самом деле? Выпечь вместе пирог со щавелем? Посмотреть новую серию «Игр Престолов»? Почитать ей стихи Кошки Сашки? Да нет, сами понимаете, что вовсе не за этим я отправился к девушке Варге. Пошел к ней, чтобы заняться сексом. Да-да, именно так, просто и обыденно. Зато было хорошо, да. Как мне думалось, даже и обоим. И неизвестно, если уж честно, кому хорошело больше и качественнее.

Врать не хотелось. Покосившись, да что там, откровенно пялясь на великолепный задок, так и сказал:

- Ты клевая, и мне страх как хотелось с тобой переспать.

Честно? Еще как честно и правильно. Хотя, как показало время, правильность Варга оспорила. Да еще как.

- Козлинауродгребаныйдохлякимпотентсукакозел!!! – Ну, как-то так.

Сами понимаете, что уходить выпало не по-английски, а совсем даже по-русски. Хорошо, что хоть тяжелым чем не кидала в мою сторону. Хотя… лучше бы, наверное, чтобы даже и швыряла… всю имеющуюся посуду.

Она позвонила мне сама, вечером. И даже извинилась за весь мат и прочие милые и добрые слова в мой адрес. И говорит:

- Тебе ж надо заработать?

Стоило искать подвох? Наверное, да. Но ведь пока ты молод, то порой и глуп. И не видал больших… проблем.

- Да.

- Ты вроде как в сетевки играть любишь?

- Есть такое дело, а чё?

- Через три часа приезжай на Москву. Жду со стороны «Каравана». Бета-тестинг, оплачиваемый.

- Что за тема?

- «Библионекрум», играл?

Ох ты ж, ё-маё… Играл ли? Да еще как. Это ж «Библик», это ж одна из моих любимых игр.

- Ну, да, еще как.

- Тестировать будем вторую часть. Все закрыто, но есть возможность привести трех игроков на замену отказавшихся по разным причинам.

- А ты?

- А я работаю в команде. Тестирует наш местный отдел, мы отвечали за дизайн уровней и еще кое-чего.

- И чё, прям платят?

- Ну, да. Дела на пару-тройку часов, бабла на неделю. И это…

- Чё?

- Неправа я была, да и ты, Пашк, молодец. Подожду тебя там, ага? Поедешь ко мне?

- Ну, э-э-э…

- Думай сам.

Глава 3: здесь и сейчас

Как известно - темнота друг молодежи… Ну и тварей, любящих полакомиться свежатинкой.

Твою-то мать!!! Три патрона, три цели. Не обратил внимания на потухшие факелы, закрепленные по стенам. Свет падал через витражные окна, а сейчас... Прямо ночь собралась опускаться. Тени не скакали по стенам, а густо плыли, накрывая друг друга и собираясь в единый непроглядный покров.

Шелестело, густо пахло пылью и чем-то приторно-едким, как если в жженый сахар добавить ацетона с капелькой Шанель номер пять. Не можете себе такое представить? Я, знаете ли, тоже. Но ничего другого в голову не приходило. Говорят, перед смертью всю жизнь видишь, как наяву. Помирать не собирался, но чуши в голове крутилось больше чего-то хорошего-умного.

Нет бы придумать как выпутываться, фига!

Раскудрявить девичьи кудряшки, хренова реалистичность. Все темнее и темнее, темнота липнет мокрой от пота простыней, цепляется и не отпускает. Засасывает внутрь, тянет, манит странно ритмичным шелестом чешуек. Еле хватает багровых дергающихся отсветов факелов. Те потрескивают, плюются искрами, воняют смолой. Романтика, чо уж, факела чадят так, что вонь даже глаза режет.

Получена информация.

И где она, та информация?!

Бледные тела, споро двигающиеся по стенам, все ближе и ближе. Их плохо видно, но запах дотягивается раньше глаз, едва успевающих заметить белые дерганые полосы. Острый, пряный, щекочущий нос похуже парашютиков одуванчика в детстве. Ой-вэй, как говорила толстая бегемотиха… Чего-то мне как-то страшно. Чего-то мне совершенно не спокойно. Есть с чего.

Темнота их друг, на самом деле. Она их как слушается.

Бледная сероватая кожа сливается с камнем стен. Движения плавные и завораживающие. Вверх-вниз, вверх-вниз, чуть в стороны. Гипнотизируют волнами изгибающихся хвостов, еле уловимой ассиметрией линий и ромбов, идущих по змеиной части. Шипение впивается в голову где-то на самой грани слуха. Еле-еле слышное, заставляющее мелко трястись. Чешуйки трутся о стены, где-то на самой грани слуха сливаются в тонкую мелодию. От нее из живота, хрупкой ледяной паутиной, разбегается по всему телу страх.

Информац...

Ты..на-а-а-а-ш-ш-ш-ш... Нааа-а-а-а-ш-шшш...

Ружье тянет руки вниз. Бух-бух-бух... сердце прыгает внутри груди. Разбрасывает адреналиновые холодные щекотки с иглами. Хренова игра, хренова ситуация, хреновы ублюдки, загнавшие меня сюда. Как в тяжелом сне, когда не проснуться, когда яснее ясного – все настоящее, доберутся – помрешь.

Змеедевы питаются полностью парализованными жертвами

Какая важная, мать ее, инфа-то!!! Вот спасибо, поделились. Отступаем, отступаем, братишка, пока оно можется. Шажок за шажком. Чо не палим с ружбайки? Хрена ль палить, когда все темнее и темнее? А сознание-то мутнеет и все тут. Амба, блин. Скоро спиной в стену упрусь. И топор не взял.

Жертва подвергается расчленению парализованной и остающейся в полном сознании. Ноу-хау достигнуто за счет системы, используемой при разработке

Хера се чувство юмора у создателей. Или это специально для одного единственного дурачка с тремя патронами и не-пойми-как здесь оказавшегося? Добрые вы люди, чесслово. Век не забуду, век помнить стану.

Первую уже можно рассмотреть. Глаза черные, губы темные, язык черный, так и мелькает, дразня... Жесть-то какая. Вот спряталась за колонной, заметив поднимающиеся стволы. Ее сестрички, чуть отстав, стелились где-то по-над плитами пола. Запах разбегается перед ними, дотягиваясь и ударяя в ноздри. Тело, как не свое, если такое здесь вообще возможно.

Так, где тут резак? Вот он, длинный, сбалансированный, точно подходящий для броска. Какого? Умелого и быстрого, порхай как бабочка, жаль, как пчела. Вот такое у меня жало, падлы, ловите.

Резак, жалко звякнул, отлетел от колонны. Мои милые гостьи очень чудно зашипели, пересмеиваясь. Твою, что ж я натворил, а?

Токсичное отравление

Снижение интеллекта на – 2 единицы

Полный паралич: 25…24…23…

Оставалось только снова отступать, хотя куда дальше-то? Куда? В черноту и тени, творимые рыжим дерганым светом.

Хреновы факелы трещали, чадили и плевались искрами. Запах смолы перекрыл медный привкус крови, натекшей из городового. Через разбитый витраж не доносилось ни звука, ни дуновения. Статистика, мать ее:

Полный паралич: 21…19…18…

Чертовы бледные бабокобры, жаждущие виртуальной плоти.

Шиш, а не выход и три патрона.

КрАсАтА вощем, угу. Точно вам говорю.

Получена информация.

Еще?

Для приема воспользуйтесь...

ТВОЮМАМУ!!!

Звякнуло, шарахнуло, змеедева возмущенно зашипела, не дернувшись в последнем рывке.

Друг-курсор, явно от радости, что перестал скакать диким козлом, остановился на ней.

При появлении информативного бота, отправленного игроком-спонсором, уровень атаки понижается до 50-ти процентов в связи с обострением ситуации и дальнейшим развитием событий, привлекающим больше ставок на игрока с меньшими показателями.

Какое интересное милосердие и отсроченная, по сути, смерть. Очень добрая игра.

Малиново-кафтанная обезьяна молча и требовательно раззявила пасть. Вот падла где, а?

Серебро пришлось милашке по вкусу только с третьего кругляша. Хруп-хруп, зубищи дробили белые монеты, а змеедевы, придя в себя, сновали вверх-вниз по стенам, замирая за колоннами или, извиваясь, пластались по полу. Вон, мелькнул толстый бледный хвост, укрывшись за раздолбаными скамьями. Не высказанная информация и, вдруг, стволы дробовика сдерживали фиговых горгон, но...

Но пятая точка подсказывала, почти явственно усмехаясь: эт ненадолго, братиш, скоро тебя будут хрумкать. А эта мохнатая сволочь вдумчиво пережевывает и чихать на меня хотела. О, дожрала!

- Ну?!

Полный паралич: 14…13…12…

Обезьяна хохотнула

- Сзади тебя подземный ход. Ключ - ответ насчет настоящего чемпиона.

Ба-бах! Хлопнула фейерверком и пропала. Гнида.

Змеедевы обрадованно зашипели, закружили карусель быстрее, снова вгоняя в почти закончившийся транс. Ох, как через воду иду. Не воздух вокруг, желе. Липнет и не пускает. И где такая характеристика этих теток в игре, а?

Полный паралич: 10…09…08…

И где у нас подземный ход? О! Плита позади чуть проседает под ногой. Осталось шараду разгадать. Кто у нас настоящий чемпион? Тоже мне, вопрос. И, клятой подкованной бутсой, по плите: Спартак чемпион, та-та татата та-та-та тата.

Хруст. Дзинь. Жбяк. Плита вниз.

Получено 5 очков опыта. Распределить...1...2...3...

Распределять и стрелять пришлось одновременно. На интеллект, на интеллект, мать твою!

Полный паралич невозможен, вы покидаете зону токсичного отравления

Отдача бросила прямо в открывшийся люк.

Картечь срубила первой змеедеве-бабокобре половину головы. Второй заряд... Щелчок. П-ш-ш-ш, осечка. Ближайшая гадина ринулась следом, сшибая все на своем пути. Крутясь лакированными боками и шарахнув по голове, в темноту хода, принимающего меня, залетела чертова балалайка.

Аккурат за пару мгновений до того, как сильный упругий хвост бабокобры коснулся бутсы. Моей, мать ее, бутсы.

Жизнь: 80%

А то, хлебать твое харчо, есть с чего. Башкой - бац! В смысле об стенку. А, больно!

Бабокобра, не сумев схватить хвостищем, полезла следом. И, признаться, у нее это получалось, да еще как. Отставала на полкорпуса, не больше, а лапищи у нее оказались ох и длинными. Так и тянулась, да не чтобы пощекотать или дружески ущипнуть, хрена лысого. Гадина, с красивым личиком и черными глазами, шипя и облизываясь, старательно рубила воздух растопыренными пальцами с костяными ножами.

Вжих, сука!

Скррр… аж пришлось волчком крутиться, подставляя спину, вместо ног с их артериями-венами. Тварь-то с когтями, длинными и чуть загнутыми. Адамантий прям, гребаный Экибастуз, скррр... жилет, со спины на бок, вспучился распоротой кожей от легчайшего касания. Где ружжо? Хрен пойми, где оно.

Клац-клац-клац... Клычищи у самой ноги. Охренеть, ведь вроде красивая мадам. А как глянешь, так обосрёшься.

Жизнь: 78%

Чего такое? Ох ты ж епта!

Штанина, грубой парусины, с кожаными вставками на коленях, шипит, разъедаемая ейной слюной. Ты, долбаная стерва, прям Чужой, теребить твои теребеньки... Хотя теребеньки у нее как раз весьма, очень даже и просто ого-го.

Токсичное отравление

Снижение интеллекта на – 2 единицы

Полный паралич: 25…24…23…

Клац-клац, лезет дальше, хотя и узко. Тянется длинными гибкими пальцами, пытается распороть хотя бы немного когтищами. Черные глаза отблескивают какими-то огоньками, горящими за спиной. Подземный ход, етит-колотит, ну-ну... Кишка, еле пролезешь, плечи воют от боли и эта еще... Скрр-клац-скррр-клац, как кухонный комбайн и газонокосилка, скрещенные в адскую сноповязалку.

Жизнь: 74%

Хреново совсем как-то. Пятится еще долго. Змеебаба с трудом, но лезет дальше. Хорошо, хоть по одной. Дрободан, где ты, сволочь, есть же целый патрон, а?!! Черные глаза все ближе, плечо зацепилось за выступ. У-у-у, рвется нахер, и кожа жилета и кожа плеча. Ах ты ж!!

Жизнь: 72%

Полный паралич: 21…19…18…

Аж слезы из глаз... И нафига такие игры нужны, кто мне скажет?!

А-а-а... спина провалилась в пустоту. Клац, зубы об зубы, искры из глаз, все дела. Вставай, плакса, тебя ждут не великие, но дела. Интеллект зря прокачал что ли?

Скр-скр... змеебаба в паре метров от проема. Быстро!!! Алиса в кроличьей норе и то вела себя умнее.

Скр-скр... Не убежать. Кишка расширяется, тянется дальше свободно. И нога что-то подводит. Ух, как стрельнуло. Резак-то уже просрал где-то, дрободан, улетевший раньше меня, где-то тут, в пылище, тьме и мышином дерьме.

Скр-скр... змеебаба в метре. Смотри вокруг. Ну! НУ!

Думаете, балалайка только декор и странный инструмент? Фигушки.

Скр-скр...

Ногой по грифу у колков. Три струны на себя. Отрываем с деревяшкой с корпуса.

Скр-скр...

Полный паралич: 14…13…12…

Бледное лицо высовывается из каменной кишки. Шиш те, чешуить твои голяшки.

Нога вспыхивает болью, ничего-ничего. Струны вокруг шеи. Поднырнуть под взмах костяных черных кинжалов из пальцев. Перекрутить струны, чтобы бледная кожа вздулась багрово-синими венами. Удавку крутануть через плечо. Натягиваем, уклоняемся от ударов, слушаем шипение и вопли третьей бабокобры, застрявшей в ходе.

Смотрю вверх, на чернеющие и перекошенное лицо. Чудище скрипит, дергается, сипит, брызгает слюной, только бы в глаза и лицо не попало.

Жизнь: 72...71...69...67%

Полный паралич: 11…10…9…

Алый курсор захватывает тварь. А-а-а-а, пошло дело. Её статы ее стремительно падают. Багровеют. Алеют. Розовеют. Сука, я прям ассасин, я прям...

Нули ее показателей хэпэ совпадают с рвущейся кожей и брызгами темного и остро пахнущего.

Кровь брызжет струями, заливает от лица и по пупок, не иначе. Твою-то, знаете ли, мать.

Сползти по холодной стене, вытирая алое лицо... это наслаждение. Чертова игра, блин.

Надо вставать и идти надо.

Токсичное отравление аннулировано ноу-хау произведенной аннигиляции

Да вы что, милостивцы мои? А больше ничего не перепадет от щедрот?

Получено 20 очков опыта. Распределить? 10...9...8...

10 к силе

5 к ловкости

5 к жизн... фига. 5 к интеллекту, пригодились же. Чтоб в голову пришла мысль удавить кого балалайкой?!!

Получено: 5 золотых

Информация:

Золотые – фальшивые, за поимку во время использования на игрока накладывается штраф

Охренеть, как здорово. Ну их к черту.

Вставай, дядька. Пора идтить дальше. Тут, судя по всему, жутко и смертельно весело. И совершенно никакого понимания - куда попал, как попал, зачем? И что это вообще за место, хренов Библионекрум?!

Раньше - 2

Подумал, ничего не скажешь. Собрался, прискакал к назначенному времени прям как жеребец, чуть копытом землю не рыл. Варга, курившая тонкую ванильную сигариллу, уже ждала. Улыбнулась своими красивыми и полными губами, почему-то без яркой помады, только с блеском. Да и вообще, выглядела она по-другому.

Волосы собрала в тугой пучок, корсет отсутствовал, вместо черного платья, правда, черная футболка. Но никаких там обычных готических финтифлюшек, так, надпись про команду номер один и логотип «Библика». Смотрю, не прокатила. И пошел за ней, чуть не подставив руку, прям как галантный кавалер. Ага, так и оно и было.

По дороге прочитал настоящие имя и фамилию с бейджа на шнуре, качавшегося на ее сись… груди. Ну, Варга мне как-то больше того, ну, нравится. Нравилась, вернее.

До места добрались быстро, минут на десять хода пёхом. До перехода, по нему на другую сторону, к району ГПЗ. Все верно, часть территорий бывшего государственного оборонного завода арендовалась постоянно. Я и не удивился.

В большом здании какого-то явно важного раньше цеха царил самый настоящий чад кутежа. Хорошо, что не во мгле глубин Ада. Пиво стояло ящиками, музыка долбила из динамиков, разрабы веселились и не давали сильно накачиваться ребятам у гейм-кресел. На стене, подсвеченный хорошей установкой, растянули баннер с лого «Библика». Помню, задержался, полюбоваться.

«Biblionecrum: blood on green glass», симпатичненьким и чуть изменившимся готичным шрифтом сразу бросалось в глаза. И все на фоне уже знакомых персонажей игры. А кто здесь?

Точно, вон лицемерно улыбается Умник, весь такой добрый и вообще. Его фракция мне не нравилась, и играл за нее всего пару раз. Новый дизайн Железяки мне не покатил. Из брутальной угловатой смеси боевой машины и часового механизма слепили что-то обтекаемое, украшенное завитушками и со сглаженными линиями. Ай, и все равно мне стало хорошо. Бывает же такое, заходишь на почти родную площадку, где все и всех знаешь… просто прекрасно.

- А, это замена? – один из коллег Варги, судя по футболке, подошел к нам. – Да?

- Ага. – Варга кивнула. – Не опоздали?

- Вовремя. Почти. Так… - он бросил на меня косой взгляд. – Дополнительное кресло, основные заняты. Пошли.

- Прям сейчас?

- Так время, брат, время поджимает. Не, я не понял, ты, вроде как, и «Библик» любишь, и тугриков заработать хочешь?

- Есть такое дело.

- Так пошли. Аленка, договор принеси вон туда нам. А, да. Я, брат, Андрей.

- Паша. Не брат.

- Чего? А, шутка юмора. Паша? Знаю. Не отставай.

Кто такая Аленка? А, да, Варга. Ну, пошли так пошли. Пивца я бы хлебнул, но время же, цигель-цигель.

Да-а-а, кресло оказалось куда лучше моего, но вот где оно стояло… Пыльный какой-то чулан, закрытый по стенам дешевыми МДФ панелями, места хватало только чтобы чуть развернуться. «Железо», само кресло-капсула, кабели из наспех прицепленного на стену распределителя.

- Чего смутился? – Андрей протянул мне бутылку колы. – Горло промочи и давай, устраивайся. В туалет не хочешь? Иди, сходи, а то мало ли…

Ну, пошел, сходил, вернулся. Начал читать договор, принесенный Варгой, и остановился где-то на середине. Или даже на первой трети. Чего тут со мной могло произойти? Да уж…

Вы же знаете, как оно все проходит? Сел в кресло, нацепил все необходимое, шлем на голову, датчики на нужные места. Капсулку под язычок, легкий ее хруст, миг обжигающего огня по пищеводу, взрыв в голове… и все, вот ты уже практически там. В другом мире.

И потом несколько минут ожидания полной загрузки программы, пока ты обновляешь все, что стоит обновить и просматриваешь имеющийся инвентарь с показателями. И вот-вот-вот все начнется. И…

- А тот парняга, кому ты типа на замену его привела, здесь?

- Подключился уже.

- Почему этот, Ален?

- Тебе не все равно?

- Интересно.

Это что за хрень? Я дернулся… вернее, попытался. Тело не слушалось. Язык не шевелился, рот не открывался. Странный вкус был у колы. Геро-кола, елы-палы, никак чего добавили?

- О, чего это с ним?

- Так он не полностью подключен, и транквилизатор пока не подействовал. Еще минуты три и все. Если не меньше. И полетел наш паренек вперед, навстречу новой судьбе. Так из-за чего?

- Да козел он. Бесполезное существо, слизняк, обычный современный человек жующий и не думающий. Пусть хотя бы что-то полезное сделает.

- И не говори.

- Ставки большие?

- Да. Но нам-то с тобой какая разница? Платят сдельно. Половина, как договаривались, твоя. Искать начнут?

- Начнут. Только кто про меня знает? На фонтане мы вместе не были, я ушла раньше, он догнал потом. Пусть ищут.

- Не забудь добавлять транка, вывезем, как собирать оборудование будем.

- Ок. Я посижу здесь, ты закрой все так, чтобы никто и не вздумал лезть.

- Само собой.

Ставки? Транк? Куда вывезут? Что за хрень ваще? Эй?! Я…

Глава 4: здесь и сейчас

Подземелье хрустело костями. Бутсы мололи их сотнями и тысячами. Не подумайте, дробить твою Гальку, не человечьи или аналогично-виртуальные. Пока, во всяком случае. Крысиные, мышиные, котин… кошачьи, судя по черепам. Иногда попадались птичьи. Как оно сюда попало, честное слово, не понял.

Красота, охренеть не встать. Больные извращенцы разрабы, нет больше никто. О, вот и люди пошли. Дошел … Вот они, родимые.

Ход чуть расширился. Как будто пищевод перешел в желудок. Хреновая ассоциация, но смахивает, чего уж. Эдакая пищеварительная система великана-людоеда. Или какого другого Смауга Могучего и Ужасного. А это, надо полагать, оставшаяся и непереваренная часть трапезы. Чешские соборы-костницы, хранившие в себе останки сотен тысяч, вываренно-голые, точь-в-точь, как там.

Черепа, ребра, большие и малые берцовые, остальной анатомический набор костей. Выбеленных, блестящих в свете факелов. Сраных вездесуще-воняющих факелов, торчащих в кованых креплениях. Выпуклые посверкивающие болванки мертвых голов смотрели провалами глаз. С укоризной и ожиданием скорого укотрупливания моего чахлого тельца.

Черная волна ненависти накатывала и заставляла нервничать. Виртуальная реальность, мать ее, кристаллизованные фобии безумных снов. Или чьих-то фантазий. Кому страшно – а кому и красиво. Ох, прям обжигают взгляды черепов. Глупо? А то… Но это никак не мешает обжигать и заставлять нервничать. А это что?

Костяной зальчик заканчивался темнотой проема. Туда-то и стоит идти. Больше-то некуда. И там-то, у него родимого, забавная инсталляция. Забавная, жевать твою фрутодерьмотеллу, до жути.

До чего ж, интересно, говорить в голове какую-то полную хрень и вестисебя, как юноша, первый раз хряпнувший водки с шампанским, чтобы запить веселые таблетки и теперь так и брызжущий адреналином пополам с форменной истерией… Снова не те физические показатели, ась? Вот и я не знаю, товарищ майор. Черт с ним, это сейчас далеко не главное. Сейчас бы из этого склепа, полного костяных инсталляций, выбраться бы. Прямо, скажу честно, скульптурная композиция какая-то.

Подтверждение: галлюцинации и скачкообразное психологическое состояние стандартно после отравления ядами змеедев

А то я, понимаешь, не допетрил, ага.

Кресло собирали из ребер, позвонков и выкладывали затейливой икебаной из фаланг пальцев. Подлокотники, само собой, оканчивались идеально полированными черепушками. Но это все фигня, угу. Вот сидящий в креслице, эт да…

Шляпа с перышком. Монокль в правом глазу. Фрак. Килт. Трость. И все это на скелете.

В правом глазу что-то блестит. Алый курсор мгновенно выхватывает блеск, наводится.

Информация:

Изумруд-артефакт. Установка в слот:Жизнь: +10%

Ловкость: +15%

Сила: - 10%

Интеллект: 0%

И едва успел хлопнуть свою собственную граблю, так и потянувшуюся к блестяшке.

Стоять, идиот! Где последний заряд для дрободана? Вот он. Глядишь… пригодится.

Информация.

Получено 5 очков опыта к интеллекту

Ошизеть, где мое детство, где старые-добрые стрелялки-бегалки?!

Стоп, какие-такие стрелялки-бегалки? Молодец, братишка, прямо прогресс в воспоминании себя самого. Ещё немного, так вспомнишь, как тебя звать. А это прямая дорога к пониманию всей творящей ерепени. А пока, как водится, глаза боятся, руки делают.

Патрон угнездился где нужно. Щелк курком и вот теперь можно повоевать.

Смотрим внимательно, долбить твои шары. Что видим?

Все блестящее, кроме самого скелета. Отполировано - мама не горюй. А он?

Даже паутина висит, вон, на ребрах. Что означает?

Что не фига трогать. Иди своею дорогой, стал...

Опа на, чего это мы снова тут отрочество и сталкеров поминаем? Амнезия заканчивается? Или действие грибов?

То, что не помер - это точно. И в игре. Черт с ним. Деваться-то некуда. Теперь решим вопрос с изумрудом.

Золотых у нас собой фигулечки. Серебра так себе. Топаз вот есть. Интересно, почему он типа драгоценный? Топаз же вроде так себе... Шиша себе идея в голову пришла. Странное беспамятство, избирательное чересчур.

Ну, ладно. Вокруг у нас чего? Сумасшедший дом какой-то, не игра. Безумные кошмары безумного шляпника. И чего? Все просто, мохнатить твою мамку.

Если ты в безумии, так соответствуй. Будь безумнее.

Ты, мужик, балалайкой монстра придушил. Вернее, башку ей отхреначил. Руби дичь дальше, грабь-бухай-отдыхай и все такое. Гусей только не трогай и не луркоёбь понапрасну.

Топаз подпрыгнул в ладони как родной. Жалко, а чё делать, если так и тянет добро сотворить?

Ну, как добро...

В глазной проем он встал как тут и был. Сверкнул голубеньким лучиком на прощанье. Угу.

Хрусть... Треснула в темноте прохода кость.

Хрусть... И еще.

Хрусть... дрободан уже смотрит туда.

Хрусть... Фигура замерла.

Свет факела упал прямо на лицо. И чо не удивлен, не знаете?

Спасибо, умница-подсказчик курсор. Только добавил счастья.

Мертвостраж

Фракция : нет

сила: 80

ловкость: 80

интеллект: 100

живучесть: нет данных

Мертвостраж стояла и смотрела. Бездонными провалами черных глаз.

Белела кожа, темнел узор по ней. Ни черта не помню. Ни черта не знаю. Почему не стреляю?

Потому что, конопатить твою щель, руки дрожат и не слушаются.

Гул в ушах. Рябь перед глазами. Багрово-черные мошки так и снуют. Так и жужжат. Так и норовят выдрать кусок мяса. Или? Мама родная, мои руки...

Мошки нарезали круги с рокотом атакующего "мессера". Острые жвала цапали и цапали. Потеки на открытой части рук и на брезенте рукавов медленно наливались красным и начали блестеть.

Жизнь: 66%... 65%... 64%...

Виртуальная реальность, блин.

Мертвостраж смотрела агатовыми глазами. Молчала. Вокруг медленно вились спирали дымка.

Дымок рождал мошек, жрущих меня медленно, но верно. Несуществующее тело, созданное набором единиц и нолей, умирало. И не реагировало на приказы как-бы мозга. Темнота сгущалась. Факелы трещали и съеживались. Страх наваливался черной тугой сетью. Ощутимой до пепельного привкуса во рту.

Каждому снился когда-нито кошмар. Настоящий. До дрожи и мокрой подушки под головой. Если та осталась.

Обычно подушка улетает. Знаете, какой видел? Как вспомню, так вздрогну:


Рубка. Натурально, конная рубка. Скрежет клинков, наплечников и кирас, треск копий и костей. Едкий конский пот и медь крови, разлетающейся рубиновыми каплями. Нагретая трава и раскаленная земля. Привкус чужой смерти и скрежет разбитых верхних зубов слева.

Удар, отбить, кончик чужой шашки вспарывает предплечье.

Еще удар, вскрыть горло, хлебнуть обжигающей жидкой соли, плеснувшей в лицо.

Джамбаз рвется подо мной, кричит из-за джерида, торчащего в крупе. Встает на дыбы.

Вороная грива хлещет по глазам, режет больнее едкого пота со лба.

Улюлюкают сзади. Отрезанным дружинникам кизилбаши режут головы. Гогочут, трясут копьями.

На копьях скалятся в смерти друзья. Бороды и усы заскорузлые, в темной корке, натекшей из ртов.

Вороны каркают, жирные, наглые. Кружат, не боятся. Тучей падают на раненых, клюя глаза и раны.

Свист, облава окружает. Вскрыты фланги, разорван центр. Персы визжат и прут на оставшихся.

Победа близка. Кизилбаши воют, добивая оставшихся. Джамбаз рвется из кольца, грызет зубами врагов.

Удар, шашка даже не блестит, темная от чужой крови. Кто-то хрипит, падает под копыта коня.

Хрустят ребра. Еще удар, последний, стоящий на пути, разваливается от шеи и почти до пояса.

Выбрался, выбрался, живживжив... Позади воет десятком глоток волчья стая погони.

Вперед, вперед, вперед... Копыта размалывают камни, рвут жесткую траву, вперед...

Обрыв... Грохот падающих камней... Хрип и визг Джамбаза... Мир переворачивается... Земля навстречу...

Ближеближеближе... Грани камнейудархруст...

Да-да, так и было, шерстить твой хвост. Проснулся на полу, ночью, ноги в одеяле запутались. Сердце бух-бух, пот не вытереть, умываться надо. Сестра маленькая, сидит на кровати, ржет. Какое-то время не читал приключенческой литературы. Ага, точно говорю.

Самое обидное - память-то возвращается. А стальная мошка жрет и жрет и... Стоп. Не жрет?!

Информация: Мертвостражи охраняют покой павших участников игры

Охраняют? Эй, мистер Скелет, чего вы молчите? Кто сделал вас таким красиво-голубоглазым? И чего, что первый глаз зеленый?!

- Хочешь пройти?

Конечно, хочу. Выбраться хотя бы из замкнутого круга черт-пойми чего. Сколько топчусь здесь?

- Обычно все хотят забрать камень.

Ну, хотят и хотят, и чего?

- Я не игрок.

Чего?!

- И ты тоже.

Что?

- Иди дальше. Ответы не под землей.

Вот спасибо.

- Иди... пока еще человек.

Фу-у-ух, прям отлегло. А кто она тогда?

Мертвостраж пропустила, отодвинулась в сторону. Что-то звякнуло, когда проходил мимо.

Что это вдруг в руке, а?

- Не смотри.

Не буду, хорошо. Поди-ка ее не послушайся. Мошка гудит, закрывает хозяйку, сливаясь с полумраком.

Факелы впереди не разгораются сильнее. Света почти нет. Кроме... Да ну нафиг?

Бегу, бегу вперед. К еле заметно светлеющему проему, перегороженному решеткой.

К чертовой матери отсюда, к чертовой матери из каменного лабиринта. От каких-то чертовых странных тварей, наружу, где все должно стать ясно. И...

Чертова срань, где же это я все-таки?!

Это не ночь. Это городской смог. Черные клубы из разнокалиберных труб, торчащих вверх. В низкое серое тяжелое небо. Кирпич, камень, ржавчина заброшенных трамвайных рельсов. Покореженная коробка одного, вычурная, со вторым этажом, глядящего на мир грустными глазами-фонарями. Само собой, треснувшими и лишь чуть сверкающими огрызками стекла.

Невысокая рассыпающаяся стена драконьей спиной докуда видно. Готичные и не горящие чугунные фонари. Чад кутежа во мгле пучин Ада, например. Ага, отлична-отлична, тащемта. И почему только Библионекрум, кто бы сказал? Зажопино-Засрань какая-то, Ктулху милостивый.

Курсор метался, что-то ища. И ведь, подлюка, нашел, растудыть твою в качель. Уткнулся в грибок, сплошь заклеенный рваными объявлениями и остановился.

Информация: Точка сохранения. Респаун в Фактори-Хиллз.Фракция: Фокусник (RIP)Доступны задания средней сложностиПриступить к переговорам:Да\Нет?

Да, да, мать вашу, интриги у них тут, дипломатия и политес. Один ж хрен деваться некуда, кроме как соглашаться.

Грибок засветился зеленым. Раскрылся изнутри бронзовыми переплетениями узора вокруг вытянутого овала.

Щелк-щелк-щелк.

Змеи узора плавно переползали с места на место. Что-то хрустнуло, наподобие открытого замка.

Лепестки разошлись, открывая серебристую поверхность зеркала. О, здрасьте, приехали, давно не виделись. И даже прикид поменял, Мунир, тоже мне, вестник Отца богов Одина-Вотана.

Галун синего мундира мертвенно поблескивал вытертой серебряной канителью. Скрипели кавалерийские сапоги. Сверкало треснувшее пенсне. Застиранный летный шарф сплошь покрывали засохшие красно-бурые пятна, как и меховой воротник куртки-пилота. Вместо янтаря чубука желтела кость мундштука и сладко пахла табаком "Берли" его самокрутки. Агатово-черный клюв щелкнул, раскрываясь. Рукакрыло подняла вверх стетсон, изгвазданный кровью, вместе с влажно оторвавшимися кожей и перьями.

- Обсудим ваши заказы, молодой человек? Поздравляю с завершением первого этапа игры.

- Да!

А что еще оставалось делать?

- Приложите руку к печати.

Раньше - 3

Время игры: 00:05:32

Уровень: Лимб

Сохранение: постоянное

Здоровье: 100%


Разрабы не стали оригинальничать. Самый первый уровень, тот, откуда начинаешь путь, обозвали Лимбом. Насмешка? Наверное, хотя, многие ли знают, что это и откуда? Если, конечно, под рукой нет выхода в Сеть и – Педии.

Мой личный вход в Библионекрум выглядел стандартно. Закрытая со всех сторон камера, с огромным серебристым пузырем посреди дальней стены. Зеркало, в красивой бронзовой раме, украшенной хитрым орнаментом. Гладкий полированный булыжник под ногами, стены с разводами всех оттенков зелени. И я посередине. Весь такой голышом, в неопределенности и чуть не обделавшись от страха. А вы, окажись на моем месте, вели бы себя по-другому?

Я хихикнул, не веря в бред, творящийся вокруг. Дурной сон какой-то. Да ладно, ну не может такого быть, ну, не может… или может? Или все-таки сон?

Пятки холодило. Изо рта вырвался парок, на ляжках и предплечьях пупырчатые мурашки не просто бегали, они носились взад-вперед. Бред, голимый бред! Почему не активизируется выбор, я ж здесь, нахрен, замерзну!!!

Зеркало пошло рябью. Сердце застучало, ничего себе реалистичность! Кого увижу, догадался сразу, все же не такой и дурак. Или не дурак, а идиот?

Варга подобрала себе очень похожий образ. Или даже раскошелилась на съемку лица и перевод с оцифровкой, это сейчас модно. Хотя, какое раскошелилась? Она же в команде, а у них всего хватает в избытке. Черт!!! Да какая мне разница.

- Страшно? – ласково промурлыкала Варга. – М, Пашуль, как тебе здесь?

- ….! И …., на …., дура ….!

Она засмеялась. Покрутила головой, и зеркало отодвинуло ее назад, показывая не только лицо. Стало еще страшнее.

- Понимаешь, кто я здесь?

Пряха. Страж пределов фракции Доротеи. Редкий и штучный товар, виденный мною всего один раз. Через плечо, убегая от нее во всю прыть. Малиновый огонь переливался в складках накидки, липкая паутина смертопряжи оплетала руки, тянулась ко мне через пульсирующую гладкость амальгамы.

- Знаешь… Пашенька, мне очень хочется проверить идею. Вот, если ты подохнешь здесь, то, как будет с тобой там?

Что?!! О чем она?!!

- Несколько измененная версия… с полнейшим погружением, понимаешь? – Варга улыбнулась. Показав зубки. Как кошка, разглядывающая пучок джунгарских хомячков, подаренных ей на день рождения.

Мне до жути захотелось спрятаться куда-то от ее глаз. Так сильно, так сильно…

- Никакого сохраненного премиум-аккаунта, сам понимаешь. Надеюсь, что протянешь ты долго. Чтобы помучаться по полной программе.

- За что?

- Подумай. Ответ очевиден. Мне пора, Пашка… какашка. А ты оставайся, поиграй в свое удовольствие. О, а вот и первое задание. Может, последнее тоже?

Она подмигнула и зеркало разгладилось.


Здоровье: 99%... 98%... 97%


Что?!! Мать моя женщина! Правое бедро, на глазах наливаясь нездоровой блеклой темнотой, раздувалось, ходило ходуном. Из крохотной дырочки над коленом вильнула блеснувшим концом нить, жгущая мышцы изнутри, пробежала крохотная капля крови, все. Да она напоследок стеганула по мне смертопряжей! Больно-то как, божежтымойкакжебольно!!!

Кожа бедра вздувалась, вздрагивала, рассылая живой огонь во все стороны, расползалась пока еще не очень заметная патина, стреляющая острыми краями во все стороны. Игра, твою мать, игра! Да если не добраться до аптекарской лавки, то через час от меня останется только красивая жадеитовая скульптура, украшающая какой-нибудь уровень Библионекрума. Там, где помру.

Амальгама зеркала засветилась изнутри, по бронзе рамы забегали значки, светясь изумрудным светом. Щелкали шестеренки хитрого механизма, совмещая канал моей выходной камеры и заказчика.

В первой игре, видя окончательный цвет рун при переговорах, думал о фракции, делавшей найм. После нескольких заданий понял всю глупость предположения. В «Библике» верить нельзя никому и ничему. Подставы, ложь и лицемерие пронизывают игру. Раньше оно добавляло остроты, сейчас заставило нервничать.

Руны замерли, засветившись глубоким аквамарином, сверкнув напоследок голубоватыми проблесками искр. Ну-ну, мои скромные и ненужные услуги потребовались фракции Умника? Поверю для вида, так и быть.

Заказчик сидел на мягкой тахте, обложившись шитыми серебром подушками, сложив ноги по-турецки, и курил длинную трубку, оперев ее об столешницу. Повернувшись ко мне в профиль, строго моргнул круглым черным глазом, окутался дымом, растянувшимся в хитрой ухмылке и оскалившим на меня прозрачные клыки. Заказчик недовольно каркнул, крылом развеяв фата-моргану, и повернулся уже в фас. Ворон, стандартное обличие любого переговорщика, что поделать. Но какова графика, как отличается от версии первой игры!!!

- Смертопряжа? – Ворон поправил монокль. – Тем больше вариант, что вы согласитесь на мое предложение. Если не ошибетесь с выбором класса, то на двух первых уровнях встретите аптекарские лавки. Правда после их посещения приобретать необходимый инвентарь не выйдет.

- Да и хре-е-е-н с ни-и-мм-м. – Я замерз до такой степени, что зубы стучали друг о друга. – Д-д-д-авайте быстр-е-е-е.

- Крайне невежливо! – каркнул переговорщик, погрозив мне свободным крылом. – Могу лишить вас заказа и оставить здесь дожидаться следующего. В холоде и ожидании смерти.

Чертова программа, она еще и обижается! Или… Или он не часть игры?! А если это она? Или тот, второй, Андрей? Или вообще кто-то еще, знающий все, и тоже проверяющий зависимость тела от игры? А что если…

- Молодой человек! – Ворон, видимо устав ждать ответа, с хрустом откусил кончик чубука агатовым клювом. – Вы принимаете заказ?


Ответ: - 00:00:50

IRL-1: здесь и сейчас

- Альберт Генрихович?

- Да?

- У вас все в порядке?

В кабинете сидели трое. Сам товарищ Шварц, руководитель подразделения, бледный и потиравший висок, длинный и донельзя стильный Витюша, его зам, отвечавший за все тонкости незаметного наблюдения, слежки, планирования операций и так далее, и прикомандированный стажёр, только-только из академии. Как его звали - никто так и не запомнил, откликался на «стажёра», и хорошо.

- Так что с вами? - снова поинтересовался Витюша, поправив очки без диоптрий.

Очочки смотрелись, само собой, стильно и придавали тонкому интеллигентному лицу Витюши определенную загадочность, сильно любимую всеми девушками, девами и даже женщинами подразделения ИИ.

- Голова разболелась. Погода меняется, вот и все. Старый стал, говно стал... - Шварц обновил новостную ленту, прищурился, оглянулся и, совсем тихо, добавил. - А молодой был - тоже говно был. Угу.

Стажёр, три рабочих дня наблюдавший за форменным цирком, творящимся в ИИ, только вздохнул. В глазах паренька так и читалось недопонимание от увиденного и узнанного. Не иначе, как руководитель ИИ должен был являть собой сложную смесь разрабатываемых андроидов на белковых соединениях, старомодного Джеймса Бонда и живой базы всех нормативно-правовых актов, не позволяя себе таких вот закидонов.

- Таблетка есть? - поинтересовался Витюша.

- Выпил уже. Поставь кофе.

- Хуже не станет?

- Вполне может, - согласился Шварц, - но разве стоит отказывать себе в удовольствии?

- Тоже верно...

- А разве нельзя пользоваться на работе аптечкой? - поинтересовался скучающий стажёр, уже как полдня изучающий базы правонарушителей. Базы ему поручили изучать на самом странном носителе для подразделения изучения Интернета, на бумаге.

Аптечка, то есть автоматизировано-индивидуальный нанокомплекс диагностики и оперативного лечения, вошла в моду уже года три, и понять недоумение стажёра было несложно. Тем более, что рыжие коробки, выполненные для служащих в подразделении, стажёр находил постоянно. В ящиках столов, на полках одежных шкафов, в встроенных хозконтейнерах санузлов, на кухне со столовой и даже в КХО.

- Вот молодежь пошла, - Шварц покачал головой, - все бы им пользоваться технологиями и баста.

- Удобно же...

- Удобно, - Витюша хмыкнул, - а ты в курсе, почему проводятся удаленные проверки аптечек и в них обязательно встроен модель GSM?

- Отслеживать хозяев, пользующихся транквилизаторами? - стажёр растекся улыбкой, надеясь на правильный ответ.

- Хуеризаторами, - хмыкнул Витюша, - в другом дело, стажёр. Кто пользуется аптечками? Обычные люди низкого и чуть среднего достатка. Обеспеченные к врачам ходят, деньги платят, а умные, но не такие обеспеченные, сперва разбираются в причинах и читают диагностику. А вот те, кто постоянно пользуются, они аптечку прошивали и на запрос «сколько колоть обезболивающего из-за больного зуба, новый хозяин?», утвердительно просили сразу побольше. А потом в государственных клиниках, к примеру, бюджет на одни только сложные хирургические операции и протезирование по полису добровольного страхования вырастал до неприличия. Вот такие как ты в основном постарались, ага.

- Чё эт, такие, как я?

- А нет? – поинтересовался Альберт Шварц. – Вам же куда проще взять и принять услугу «обезболить», чем потратиться на врача в нормальной клинике. А бабло твое поколение лучше просадит куда поглупее.

- Например? – уже обиженно фыркнул стажёр.

- А чем мы сейчас полдня с Виктором занимались? Изучением нескольких обращений граждан по поводу странных случаев с пользователями игр. В них же таких, как ты, хоть жопой ешь. И все, ну, через одного, не просто покупают оборудование, а еще и донатят. Донатят, Карл!

- Какой Карл?

- Это из сериала времен противоречивой молодости нашего шефа, - буркнул Витюша, - не обращай внимания.

- А как не донатить?

- Каком кверху, - буркнул Шварц, - спокойно и ровно не играть. Да чего я тебе рассказываю, сынок, ты ж к нам не просто так пришёл?

- Неа.

- Ну так чего глазки такие удивленные тогда?

- Не, ничего. Ну… на самом деле, конечно, немного обидно. Молодежь всегда и во всем виновата.

- Да не обращай ты внимания, - усмехнулся Шварц, - на самом деле мы вас уважаем, ценим и любим. Надеемся, что вы сможете стать лучше и исправить всякие глупости, сделанные нами. И не станете такими же, как мы.

- Какими?

- Недалекими. Помешанными на статусе, бабле и чтобы не хуже, чем у других.

- Вечный вопрос, шеф. – Витюша вздохнул. – Был до нас и будет после.

- Да и ладно, - стажёр пожал плечами, - какая разница-то, кто на чем помешан?

- Вот не скажи, - Шварц кивнул Витюше и взял чашку с кофе. – Нам-то как раз разница есть. Оно все вот сказанное, если задуматься, часто и приводит к нам всякие интересные случаи и родственников жертв. Сами-то жертвы, чаще всего, добраться к нам уже не могут.

- Почему?

- Умирают. – Витюша отхлебнул и поморщился. – Сахар бросил, привыкнуть не могу, горько, твою мать.

- Хрена себе, - протянул стажёр, - и часто?

Ни Витюша, ни Шварц не ответили, занявшись делами. Шеф, вернувшись к просмотру новостей, морщился и читал ленту. Вернее, сводки по управлению в целом и подразделению в частности. Пока интересовавший его сволочной игровой гигант, сделавший «Библионекрум», не мелькал. Может, и зря к ним ездил сам, брал на понт и пытался понять какие-то непонятные вещи с балансом игроков, зарегенных в мире Грин-Гласс. Грин-Гласс, твою мать, Библионекрум… Откуда такие дебильные названия-то?

Лучше бы половину донатов на эту дрянь пустили на помощь детдомам или голодающим неграм в Африке, глядишь, зачлось бы где… угу. Да поди объясни пацану, как все эти успехи людям головы взрывают, да откуда оно все берется. Карьера, успех, бизнес, дипломы чего-то там и курсы. А все едино, на самом деле, что ты большой типа босс в красивом кресле, что заведующий магазином в сети дешевых продуктовых. Бабло только и различается, а все остальное такое же… Шварц покосился на ребят и щелкнул на поисковик, в закладки, на КОНТ. О, новый блог.


Мы – не рабы


- Я вас спрашиваю, чего глаза отводите?!

Полтора десятка взрослых мужиков в костюмах с галстуками – раз, глазами в столы.

- Нечего никому сказать?!

Здесь – некому. Там, в курилке, за рестораном и на берегу залива, каждый легко расскажет нужное. Как, за сколько, кто виноват и почему не исправляется сама ситуация. Здесь – молчат все.

-Я чего-то не понимаю. Вы все такие умные, все знаете, все умеете, почему планы не делаются?

Директор мой человек аккуратный и обходительный, орать не любит и старается быть дипломатичным. Сейчас носок его ботинка несколько раз, совершенно без этикета, попинывает меня в голень. Директор старается уехать отсюда со мной не в качестве соседа по месту в самолете, а как с коллегой. Хороший человек, если разбираться.

- Я вот беру каждый день калькулятор, ваши отчеты и считаю. Знаете, что там вижу?

Все знают. Дыру там видит, вместо необходимых денежных поступлений с отгрузками в долг. Это все знают, так у всех, кого не возьми, отчеты начали заново отправлять каждый понедельник. Соцревнование в стране дикого капитализма и в организации победившего кланово-племенного строя.

- Сказать нечего, да? Почему мне за вас думать нужно?

На таких мероприятиях схема известна как расписание фильмов на сайте Киномоста, Каро-фильма или еще где. Ничего нового не найдется, разве только вдруг кто родит неожиданную идею. Сейчас вот идет посыпание голов прахом с пеплом и дерьмом. Смешать в помойном ведре, потрясти, равномерно распределяя. Помочиться сверху и, всю получившуюся гадость, вылить на головы сидящих за столом.

- Вот ты! – палец тыкает прямо в сторону самого смелого и уверенного. – Расскажи, как справляешься с ситуацией?

Максим строг, весь из себя в деловом стиле, уверен в собственных силах и носит красивый кожаный портфель. Портфель, если присмотреться, с невеликой надписью «Доктор Коффер», подчеркивающей весь его вес. Бизнес-стиль должен подчеркиваться нюансами, портфель самое оно то.

Час назад, сидя на диванчике рядом с племянником хозяина компании, Максим посмеивался над нами, над казанским коллегой, над еще кем-то.

- Ну, чего вы там, выживаете как-то? Договариваться нужно уметь, вы чо, пацаны, чего я вас учу? Я вот позвонил на завод, никаких проблем, все привезли. А вы ноете, что мои к вам на территории лезут.

Вечером, после окончания ора с раздачей звездюлей, в баре ему нальют коньяку, Максим хлопнет стопки три подряд и снова потечет в невыносимо ровном и непрозрачно-лицемерном потоке собственного вранья. Но это потом. Сейчас он наливается кровью, потом бледнеет и вдруг, голосом провинившегося отличника, начинает вещать до боли и скрежета зубовного знакомое:

- Мы провели анализ территорий, с применением АБС анализа и наложением репера…

Репер он, понимаешь, наложил, чтобы анализ провести. Слушать дальше – только время терять. Единственное о чем жалеешь – задержались, заходя внутрь. Помню, даже удивился – чего все так кивают на два свободных места низких диванов. Удобнее же, чем стулья.

Оказалось, свободные места были аккурат рядом с хозяином компании, завода, этого самого ресторана и, судя по всему, некоторых коллег, сейчас смотрящих в стол.

- Да хрень ты несешь, Макс…

Глаза у хозяина всего этого не молодые, спокойные и даже не злые. Он вообще сидит и дымит всем в лицо кальяном, никому не предлагая. И семки лузгает, слушая вытяжки из отчетов с цифрами. Сколько раз и сколько таких же нудных объяснений выслушал с середины девяностых, когда смог выкупить производство? Наверное, что много.

Жаль, что так близко сидим. У меня в блокноте неплохой набросок какого-то лихого мужика с револьверами. Пока летели, пересаживались и снова летели, успел обрасти плотью, надо бы дорисовать. Сейчас достанешь – неуважение, некрасиво это, пусть он и орет на всех. Цели крика уже определились, вон, сидят чуть наискосок. Кого-то нынче уволят, к гадалке не ходи.

Мы, мать его, не рабы. Так, просто взрослые дядьки, сидящие и слушающие много интересного про себя. А он, психолог, улавливает, кому можно про «твою мать», кому не стоит. Деньги никак не спасают от распечатывания коробки свежих звездюлей, если разбираться.

- Ну что, мужчины, может, перекусим?

Улыбки, шутки, смех, разносимый коньяк, все хорошо. Ни фига не рабы.

Глава 5: здесь и сейчас

- Вы готовы? - каркнул Ворон.

Принять участие в заказе? Да\Нет

Тонк... Дежа вю. Это было. Помню, было же. Когда, с кем? Со мной? Помню этого ворона...

Что ж такое-то?! Что с памятью?

Информация. Заказы дают возможность заработать.

Офигеть, надо же... То-то думал, что заказы всегда выполняются из любви к искусству.

- Судя по всему вам требуется консультация? - констатировал ворон, шевельнув дряхлыми и мертвенно-серебряными эполетами. - Могу оказать вам такую услугу.

- Плата?

А как вы думали? Опыт штука такая. Если обезьянка в мундире за каждую подсказку требует монетку, что ждать от такой важной птицы?

- Разумеется. Просто так у нас даже не то что кошки... мышки не родятся, - возмущенно треснул клювом ворон, - а с вас, с голодранца, много не возьмешь. Желаете воспользоваться долговой запиской?

Твою мать... Чтож тут происходит, коли непись так себя ведет? Чего с ИИ творится?

Информация: Переговорщик является игроком.

А, вон оно как. Тогда понятно. Прокачка через чужие действия? Интересно... А это, значит, Переговорщик.

Что это? Рука задержалась у кармана куртки. Нырнула внутрь. Нащупала два гладко-граненых катышка. Фига се... Круглый и вытянутый. Включай голову, дурень, вспоминай.

- У вас явно плохая операционная система, - констатировал ворон-переговорщик, - зависаете слишком часто.

Да пошел ты, пернатый. Так, вспоминай.

"Ты пока еще человек", ушла в темноту, что-то чуть слышно звякнуло. Точно... Спасибо, Мертвостраж. И вот что значит - думать не о халяве, а проявить уважение к мертвому. Пусть и виртуальному. В глазу у скелета блестел изумруд. Вытянутый изумруд. Точно... Ласкать твои гладкие булки, да мне прямо повезло.

- Долговая записка позволит мне прибегнуть к вашим услугам в случае таковых возникновения, - вещала птица, войдя в раж и треплясь прямо "высоким штилем". Как по мне, куда больше смахивало на треп зазнаек из журналов типа "СнобЪ". - Как-то...

- У меня есть вот это.

Топаз сверкнул голубенькими искорками.

Ворон кашлянул.

- Он без определенных свойств.

Пришлось пожать плечами. Раз сразу не послал, так цену набиваешь.

- Три совета за камень. И только потом перейдем к раскладу с заказами.

Ну? Выгорело?

Выгорело!

Пенсне блеснуло треснувшими зеленоватыми стеклышками. Матово-черный клюв раскрылся и...

- И еще мне нужны очки.

Ведьмолов говорила - забери очки. А я не забрал. На хрена они? Не знаю. Но нужны.

Ворон недовольно дернул головой, вздыбив перьевой воротник-жабо под головой. Ага, сволочь, нужна тебе каменюшка с неопределенными свойствами. Спекулянт ты хренов, толкнешь потом втридорога. Как Рон Уизли в "Большом куше" часы толкал. Продал за типа офигенную цену в три штуки аглицких целковых. А деваха-перекупщица тут же через Ебей продала за десятку.

Стоп... Уизли? Куш? А я не безнадежен. Глядишь, скоро в себя совсем приду.

- Согласен. - каркнул черноперый жадина, щелкнув... ни хрена не клювом.

Щелкнул он перьепальцами. Такие дела, блин.

Дзень-дддааанг!!! Малиновое пятно, тарелки литавров, дебильно-радостный оскал моляров, премоляров и клычищ. Обезьяна-посыльный, лихо заломив плоскую шапчонку, шваркнула бандероль. Всю такую в серой бумаге, перемотанную шпагатом и залитую сургучом. Да с таким видом, падла, шваркнула, что сразу ясно мое положение.

Нищеброд, нубяра, нет-никто-и-зовут-никак и ваще дно. Да чего там, днище, епта. Как у Касьянова после голой жопы в Сети. О, да я, видать, то ли ватник, то ли того хуже, сталинист. К монахам политику. Нам выбираться надо. Ага, отливать твою бронзу.

Чего у нас там? Курсор, явно горюющий от своей временной ненужности, радостно скакнул к посылке. Облом, братишка, разворачивать надо. Подождете, господин хороший?

Ворон лениво пошевелил крылорукой. Мол, чего ты, шпынь ненадобный, открывай, смотри, наслаждайся.

И, что у нас тут? Нравится мне стилизация, если честно. Прям натурально бандероль в грубой плотной бумаге. Шпагат подался только под зубами. Курсор, благодарно мигнув, высветил содержимое. Хм-м-м. И на фига?

Информация: Получены окулы.

Курсор, явно обидевшись, помог больше.

Маска с окулярами. Материал - синтетическая кожа, пластик. Защита: 2%

Отсутствие маски в Городе и любых районах-фракциях приводит к столкновению с легавыми.

Ага, хоть что-то ясно. Интересно, на кой черт это надо? Спишем на безумие в головах разрабов, чего еще остается.

- Вы будете задавать ваши вопросы? - нетерпеливо и явно рассердившись, каркнула птица. Хреновый какой-то игрок. Задрот чертов, сынок маменькин, точно. Привык что все сразу и даже в рот пережеванными. В смысле, мамкины плюшки и какао, пока сынуля сидит и шпилит в капсуле-кресле в очередную сетевку.

Тут-то он вон прям величина, ага. Кипятить твое молоко, сынок, да заливать тебе в уши. Успокойся.

Информация. Нападение на Переговорщика грозит снятием 50 очков опыта и отправку к точке респауна.

Ну надо же... Надо запомнить.

Информация: Здоровье - психологическое состояние игрока близко к не мотивированному насилию. Советуем принять:настойку макапинту McGeeуслуги ближайшего дома с красными фонарямипредложение о драке на боях (возможность заработать)

Офигеть... Просто не игра, а счастье для психопатов. Особенно дом с красными фонарями впечатлил. Возрастного ценза нету, выходит?

- Вы готовы? - повторил ворон.

- Где я?

- Думайте дальше, прежде чем говорить. И формулируйте вопросы точнее. Я уже отвечал. Вы в Библионекруме. У вас осталось два вопроса.

Сука пернатая, щипать тебя на цыпленка-табака.

- В каком районе какого места игры нахожусь и что мне тут грозит?

Ворон задумчиво протер пенсне и взглянул на меня с явной скукой и даже с сожалением.

- Вы находитесь в заброшенной фракции Фокусника. Фракция, как и прочие, находится в Грин-Гласс-Сити. Или в Грингласс, так проще. Грозит вам, судя по всему, скорая и мучительная смерть. В игре точно, так как повторюсь, вы и ваша операционка тормозите хуже паромобилей Одноногого.

Офигеть просто. Сколько всего умного и полезного.

- Как мне выйти в профиль и из игры?

...

...

еще одна...

...

А если еще немного, то снимут с меня те самые гребаные 50 очков. Точно вам говорю.

- Выйти можно через... прохождение игры. Ваш профиль и ник не виден.

Вот так вот. Пройти игру. Здорово. И за что все это, а?

- Эй! - ворон устроился удобнее, - могу помочь. За комиссию с заказов.

Ну да.

- Без их выполнения ты не сможешь ничего. Понял?

Понял, понял...

Перейти к списку заказов? Да\Нет60...59...58...

Глава 6: здесь и сейчас

Выводите, не томите душу...

1. Марионетка МанЧу (оплата 20 золотых)

2. Сакура и самурай (оплата 50 золотых)

3. Полосатые Еноты (оплата 70 золотых)

Вот так вот, значит. Хм... А я тут ему еще скинул топаз за сотку голды, получив невразумительные ответы и лажовую маску-очки из страны Киталия. Ну, из аналога местной Киталии. Заданьица явно не дают заработать. Знать бы еще, что за сколько можно приобрести и суть самих заданий. А то получается чушь какая-то. И никаких пояснений. Думай, чо хош. Так. Ладно, выбираем, стараемся правильно. Чтоб снова не околпашил этот пернатый.

Вот нравится сочетание полос и енотов. Не знаю почему, но нравится.

Выбор - Полосатые Еноты.

Ворон скучно вздохнул, небрежно прикрыв клюв перьями. Сверкнул искрой пенсне.

Выбор неверный. Задание недоступно в связи с недостатком показателей.

Ядрить твою гречку... Это как?

Ладно, шиш с вами, товарищ майор.

Выбор - Сакура и самурай. Необходимо: доставить Переговорщику нефритовую фигурку-нецкэ дракона. Точка задания отражена на карте. Точка передачи будет доступна после пересечения границы района Каппа. Приятного времяпрепровождения и поменьше пролить крови, игрок!

- Великолепный выбор, - каркнул ворон, - приложите руку к печати.

Печати? Тень от металла, за зеркалом, где прятался Посредник, налилась алым. Поднялась стеной перед глазами, расчерченная ломаными и прямыми линиями, кругами и восьмерками.

Информация:

Печать подтверждает ваше участие и страхует заказчика от вашей недобросовестности.

- Приложите ладонь к центру, - сердито каркнул ворон, - иначе заказ уйдет. Лакомый кусочек.

Шиш с вами.

Ох ты ж... Ладонь кольнуло толстой иглой, не желавшей выходить. Туго капнуло на бутсу. Моей виртуальной кровью.

Печать заалела, налилась красным светом, стала выпуклой. Брызнула, разлетаясь на миллионы кровавых рубинов и пропала.

Информация: доступна карта фракции Фокусника (RIP)

Выведена точка задания. Срок задания начинается через пять минут.

Время задания: 02:30:00 мин.

- Поздравляю, - ворон снова поднял стетсон, склизко чавкнув неоторванными еще кусками скальпа. - Теперь вы точно в игре. Советую найти аптеку с печатью Трисмегиста. Простые средства вам не помогут. А в сектор Каппа с 67-ю процентами жизни... Соваться туда именно так, игрок, это самоубийство. И вам все же необходимо оружие.

Банг... Металл сошелся. Грибок для объявлений стал сам собой. Ржавым, с остатками и останками давно наклеенных афиш, постеров, рекламок и прочего.

Часы начали отсчет:

02:28:15

Пора спешить. Время-то не ждет. Кто их знает, как у них тут дела с невыполненными работа по договору подряда. Особенно если тот скреплен твоей, пусть и ненастоящей, кровью.

Аптека с печатью Трисмегиста. Вот ведь. Оружие. Еще что-то...

Ноги несли вперед. В сторону, само собой, мерцающей алой точки задания. Самураи, блин, с сакурами. Хокку, поэзия, поменьше крови. Насилие, возведенное в культ и квадрат.

О, да впереди явно жизнь и цивилизация. Фонари странные, спрятанные под стеклянными колпаками, убранными натурально решеточками, даже начали светиться. Пламя в них горит, язычки ровные и почти белые. Газ? Наверное, газ. Здания вокруг из кирпича. Старого, темного, в разводах плесени и грибка. Треснувшая черепица кровель. Темные, ничего не отражающие и заросшие грязью небольшие окна. Выбоины в самой настоящей брусчатке. Кое-где торчащие рыжие прутья заборчиков, ограждающих давно и прочно помершие газоны. Ну, или цветочные клумбы. Вместо роз на них буйно росли чертополох, рыжие дикие тюльпаны и бледно-мертвенные гиацинты.

И никого. Совершенно никого. Только скрип качающихся вывесок, сломанной ветки у скрученного вяза и болтающегося взад-вперед ставня. И откуда-то, совсем издалека, доносится перестук трамвайных тележек по металлу рельсов.

Вот черт...

Но это даже успокаивало. Мысли, только-только сумасшедше прыгающие в голове, улеглись. И лишь крайняя не успокаивалась. Та самая, говорящая что дурак ты, мил человек. Не стоило браться за какой-то там заказ. Совсем не стоило.

И аптеки нет.

Алый треугольник курсора прыгал туда-сюда, совсем темный в зеленоватых тонах очков. Искал, чудак, за что зацепиться. Помощник мой, чего уж там. А толку?

Обнаружена алхимическая аптека.

Да ну?

Курсор радостно замигал, вцепившись в нужное.

Подтверждение: печать Трисмегиста

Фууу... Блин, время-то как быстро идет.

02:20:14

Дверь заперта хитрым замком. Дергать ручку, массивную, вылитую из бронзы, бесполезно. Постучать-позвонить? Точно, вот же молоток. Ну...

Со скрипом отъехало оконце, выпустив наружу солидных размеров металлический раструб на конце мушкетона.

- Кто, зачем?

Голос женский. Вдруг смилостивится, поможет?

- Подлечиться бы.

- Оплата?

Оплата...

Изумруд сверкнул в тусклом свете кованого фонарика, горящего над дверью.

- Заходи.

Со слабого света тут все показалось темным. Шел на рыжие всплески свечей впереди. Подталкиваемый сзади оружием.

- Садись.

Сел. В скрипящий всеми ножками шаткий стул. Оглянулся. Хм... Игра, блин.

Банки, склянки, реторты с гомункулусами. Много флаконов с притертыми стеклянными же пробками. Пучки растений по углам, горящий голубым огнем прибор-треножник на широкой стойке. И хозяи... хозяйка.

- Интересно... - она положила ружьишко так, что не вскочишь незаметно, - в первый раз такое вижу. Ни фракции, ни чего другого. Здоровье не просто латать, восстанавливать надо. И изумруд стоимостью во всю мою лавку. Новенький?

Кивнул. А что оставалось.

- Задание есть?

Показал на пальцах двойку.

- Чего, два?

- Два часа осталось.

- А район?

- Каппа.

....

Она смотрела на меня как на... В общем, как на дебила.

- Ясно. Новенький. Каппа. Меня зовут Сильвой. А тебя?

Ха-а-ар-о-о-оший вопрос, скажу я вам. И как меня зовут?

Раньше - 4

Печать, общая для всех наемников, высветилась в правом нижнем углу. Вспучилась двойным кругом, пересеченным изломанной семиугольной звездой и символами внутри нее, засветилась пока еще простым белым светом.


Здоровье: 97%... 96%... … 93%


Да, быстрее же, ну!!! Ладонь остро кольнуло, игла прошла насквозь, привычно блеснув кончиком. Вот только раньше никогда не хрустели кости, не рвалась кожа и мышцы. Я закричал, не выдержав. Ворон одобрительно крякнул, затянувшись из нового, вырезанного из янтаря, чубука.

Печать на глазах темнела, наливалась блестящим и красным, подтверждая сделку. Суть ее, сама задача, появится после исчезновения переговорщика. Таковы правила. Прямо дежа вю, как пару минут назад. Страшно, ведь раньше мне никогда не было здесь так больно. И еще меня никогда не запирали внутри игры.

- Сделка завершена, поздравляю вас. – Ворон издевательски каркнул, приподнимая над головой цилиндр вместе с частью перьев и куском кожи. – Вы в игре.

И пропал.


Здоровье: 93%... 92%... … 91%


Зубы боли в моем бедре заострились, цепляли колено, пах, добираясь все глубже. Смертопряжа раскидывала во мне черные жгучие нити, пробираясь повсюду, рвала изнутри. Черт-черт-черт, давайте же быстрее!!!

Какой может быть сделка здесь, в Библионекруме? Да какой угодно, одно можно сказать наверняка: она не станет доброй. Мне не придется выращивать маленьких розовых кроликов для подарков малышам или отправляться на поиски прекрасной принцессы. Если только кроли не предназначены для поедания детишек, а принцесса не стоит много тысяч золотых.

По зеркальной поверхности пробежала рябь, складываясь в затейливые буквы. Я прочитал, не поверил, и пробежался глазами по заданию, уже исчезающему с амальгамы. Да, оно уже записано в памяти, но глаза отказывались верить.


Задание: принести голову Доротеи

Оплата: жизнь игрока


Но выбора не было. Да если и так? Сидеть в камере, наслаждаясь холодом, проникнувшим уже во все тело и радоваться боли? Нет, не пойдет.


Продолжение игры:

Да?/Нет?


Как вы думаете, что выбрал?

Серебро засветилось, выводя список доступных классов, снаряжения, имеющегося опыта и дополнительные возможности. Не густо… А Варга не соврала, у меня ничего не сохранилось.


Доступные классы:

Ну и выбор. Я же и не помню, когда начинал с такого вот счастья. Хотя, конечно, могло быть и хуже. Ну, посмотрим, вспомним, что и кто из них может. Играл-то всеми поначалу.


Труподел

Фракция: Одноногий

сила: 50

ловкость: 60

интеллект: 45

живучесть: 50


Удар металлической трубой с приваренными гранеными шипами. Хруст вминающейся кости и брызги крови. Выстрел из двуствольного обреза, плюющегося кривыми гвоздями, битым стеклом и кусками крупно нарубленной ржавой колючки. Добить упавшего раненого ударом тяжелого ботинка в голову, раз-раз-раз, никаких шансов!

Черный кожаный комбинезон с красными вставками. Маска на пол-лица, этакий намордник с фильтром-стеклом на глазах. Самый легкий и доступный для начинающего геймера персонаж. Прокачивается по ходу дела, выживая на первых этапах практически в пятидесяти процентах. Прост и удобен как топор. Рубит, мочит, разделывая легких противников в пух и прах. Кандидат номер один на выбор и одновременный отказ.

Зарабатывать очки на нем сложно, долго и непродуктивно. Но, с другой стороны труподел даст шанс выжить в начале. М-да, дилемма. Ладно, быстро, не тратя времени, перейдем к следующему.


Ловкач

Фракция: Фокусник

сила: 30

ловкость: 90

интеллект: 80

живучесть: 30


Скорость, скорость, еще раз скорость. От стены к стене, в узком проулке, прыжком вверх, сальто через голову, приземлиться и, тут же оттолкнувшись, уйти в сторону от выпада огромного молота. Спружинить от натянутого верха шумно пыхтящего кабриолета, приземлиться на спине неповоротливого противника и… удар-удар-удар-удар выхваченным из ножен на спине длинным клинком. Рев, хрип, шматки алого по сторонам, спрыгнуть, сделать пируэт и взмах-взмах-взмах, крутясь вокруг, разрезая воздух и врага слившейся в сверкающий полукруг сталью.

Если бы он не выглядел карнавальным Арлекином, наряженным в трико с алыми и черными ромбами? Да и маска, хотя… прямо пейнткорпс, вылитый трушный норвежский блэкарь прошлого века, эдакий Аббат или Сатир.

Хм, а все же интересно. Играл этим кренделем всего пару раз, сложновато оказалось освоить все его кульбиты и примочки. Черт, время-время…


Здоровье: 91%... 90%... … 88%


Чучело

фракция: Умник

сила: 45

ловкость: 60

интеллект: 40

живучесть: 80


В грудь, вязко чмокая, прилетело несколько пуль. Тряхнуло, отбросив назад, с треском приложило о стену. Игроки, радостно делясь впечатлениями, отправились по уровню дальше. Вот нубье... Кто же оставляет за спиной такого врага, не имея огнемета или чего-то взрывоопасного? Я же долбанный голем, мать вашу!

Догнал на перекрестке. Бежать не получилось, дерево штука не самая надежная, даже если это палисандр. Обернуться они не успели. Один всхрапнул, когда грудь разошлась, выпуская заточенную косу, прячущуюся в моем левом предплечье. Второму, не смущаясь взглядов местных, снес голову ею же. Поправил соломенную шляпу, лихо заломив набок и выдернув перо из хвоста заоравшего индюка, и похромал назад.

Не, не то… А остальные класс для меня закрыты. Интересно…


Мясоед (недоступно)


Крокодайл (недоступно)


Механизм (недоступно)


Душежор (недоступно)


Боль подстегнула, хлестанув белой раскаленной плетью. Паутина смертопряжи добралась до второго бедра. Ошеломленно проводил слезу, упавшую на гладкий пол и разлетевшуюся на блестящие крошки.


Глава 7: здесь и сейчас

Ну и аптека... А вообще здорово. Пахнет, как и должно. Всякой дрянью, да, но и лекарствами.

- Чай будешь, не особо прелестный незнакомец со стертой памятью?

Чай? Может, еще и с пряниками? Фига. С ватрушками. Вот ведь, не особо и стертая. Выборочно, касаемо личности и всего с нею связанного.

- Буду. Только времени у меня мало.

Сильва понимающе кивнула.

- Ты почему вне фракции? Вольный стрелок?

Фракции, рефракции, ху...

- Для чего нужны фракции?

Она хмыкнула. Красивые хмыкающие виртуальные особы, это что-то. Все ж таки игра и есть игра. Очень картинно получилось. Прям как мультфильм какой. Так и блеснула глазищами, сдув непокорную золотистую прядь и качнув всем чудесно-необходимым.

- Беда... - констатировала Сильва. - Надо помогать. Изумруд?

Ну да, изумруд. А что такое?

- На, выпей. И давай руку.

- Эликсир?

Сильва засмеялась. Приятный такой смех, чуть хриплый. Ну не колокольчиком же ей звенеть. Тем более вон, даже в игре девчулька смолит. Мундштук, папироса. Эй, братишка, тебе задание выполнять. А ты тут на виртуально-милую деву пялишься. Вдруг в реале она усатый мужик-извращенец?

- Обезболивающее.

О, видно даже мое лицо изобразило немой вопрос. Мол, на фига?

- Так... - Сильва снова хмыкнула. - Время вопросов и ответов. А у меня грустное осеннее настроение и желание делать добрые дела. Сколько времени осталось?

02:19:15

- ... Мало. Но почти два часа с половиной.

- Давай так... - Сильва кивнула на склянку, так и не выпитую. - Пей. А я буду говорить. Стандартно для игры, да? Типа правила там, прочее. Пей.

Выпил. Холодный комок прокатился вниз, разрываясь крохотными морозными молниями. Ого...

- Твой камушек, пожалуйста. Добрые дела за просто так пусть делают идиоты. Или хорошие люди.

- Ты не хорошая?

Сильва не ответила. Камень перекочевал в какой-то прибор из латуни, с винтами, зажимами и несколькими линзами. Ничего себе, аптекаре-алхимик. В каратах и чистоте камешков разбирается?

- Это Библик, дурачок, - ласково пропела Сильва, - здесь многое надо уметь. Не удивляйся, твои мысли читаются на раз-два.

Надо же... Надо же попросить у нее зеркало, хоть посмотреть на себя в игре. Вдруг что вспомню.

- Так. - зыркнула глазами и пропала, опустившись куда-то под стойку. Судя по щелчкам - открывала сейф. Ну да, точно.

На стойку, звякнув, лег небольшой мешочек.

- Здесь двадцать золотых. Не просади просто так. Это сдача. Я честная девушка, сдала больше необходимого. А теперь лечится.

02:15:00

- А, точно! - Сильва хлопнула себя по лбу. Совершенно картинно. Вернее, киношно. - Время же!!!

Покопалась под стойкой и вытащила какую-то канитель из проволоки и с крохотным голубоватым шариком внутри. Курсор, жалобно скучавший все это время, тут же оживился, выдав кучу ненужной инфы. Хотя... это как посмотреть.

Артефакт "Сфера Хроноса"

В зависимости от мастера и заряда останавливает время на определенные отрезки.

Стоимость: неизвестна.

Крак, это раздавился шарик. О как...

Время задания остановлено на 00:20:00.

Текущее время: 02:13:10

- Так-то лучше. Давай-давай лечиться!

Что-то мелькнуло на краешке сознания. Из детства? Почему из детства?

Ай... Больно же. Тоже мне, алхимическая аптека. Взяла и поставила укол. И второй. И трет...

- А никак по-другому?

Здоровье: 85%... 89%... 92%

- Угомонись, - посоветовала Сильва, - и слушай.

Угомонился, слушаю… Любуясь всеми движениями губ и мелькающим кончиком языка.

Да-да, слушаю я, слушаю… Уже все?

Здоровье: 100%

- А спасибо?

- Я ж заплатил.

Сильва пожала плечами.

- Ты без фракции. Без ника. Без своих. Вогнать в тебя успокоительное и, пока слюни пускаешь, продать на Арену. А я?

- Прости. Спасибо.

Она кивнула.

- Фракция необходима для поддержки. Влез в дерьмо, зовешь своих. Фракции воюют не постоянно, с перерывами. Это первое. Второе... Ты взял задание для самоубийцы. Каппа сильный район. Относится к фракции Звероликого, населен всякими там самураями и прочими отморозками, чтящими бусидо и прочую хрень. Для них любой наемник - грязь под ногами и желаемая мишень чтобы катану испробовать. Ну или что серьезнее. А ты туда лезешь просто так. Не знаю, что у тебя за Переговорщик был, но развел он тебя как нуба. Да ты нуб и есть.

Это точно. О, вспомнил что такое бусидо.

- Твой дробовик там как мертвому припарка.

Не обижайся, мой хороший. Дай поглажу.

- Выпей.

Сильва протянула еще один пузырек, остро пахнувший валерианой.

- Да-да, кошачья травка. Тебе успокоиться надо. Пей.

Выпил. Задумался. И...

Так, надо же, а права девчонка. Что-то сильно меня перло. Как вспомню рок-н-ролл с балалайкой и мысли, пургу какую нес, про какие-то там теребеньки и лохматить старину, даже не по себе.

- Ты не сам вошел в игру?

Знать бы, красавица...

- Никогда такого не видела. - Сильва подвинула так и парящую кружку. - Чай всегда горячий. Мне так нравится. Пей.

Пили виртуальный чай? Мне как в первый раз. И ведь похоже. Стоп.

- Здесь можно спать?

- В смысле?

- В прямом.

Сильва кивнула.

- Но такое редко. Зачем спать в игре, куда идешь играть? А что?

А что...

- Меня как отключало несколько раз. Словно воспоминания отсюда же. Труподелы, ловкачи, жаба-аптекарь. Почти такая же лавка. И все как наяву. Только сейчас вспомнил.

А заинтересовалась, сразу видно.

- Не знаю что сказать... - Сильва пожала плечами. - Ты выйти не можешь?

- Неа.

- Дичь какая-то. Похоже на развод. Ну, ладно. Попробуй запомнить все, что еще увидишь в своих отключках. И совет... Если поймешь, что пропадаешь, спрячься где-то. Мало ли, почему ты именно такой? И делай свое дело. Другого выхода, похоже, нет. И, это...

Ну, не молчи, красотка, говори.

- Библик может убивать. Вроде как. Слышала, но не знаю. Сам понимаешь, слухи...

Вот как, значит.

- Заказ нельзя не выполнить?

Она в какой раз хмыкнула.

- Можно. Только потом тебе не понравится. Охотиться будут. Загонят в угол и все тут.

Так...

Сильва встала. Из-под волшебной стойки на свет появились просто чудесные предметы. Патронташ и десять патронов. Курсор радостно заметался.

Зажигалки. Урон: - 10%.

- Забирай. Больше нет ничего. Срежь на втором перекрестке. Там можно добраться до железки через окраины. Минут десять сэкономишь. Только осторожнее. Железку держат труподелы. И они же держат Арену. А ты...

А я вне фракции. Хорошая игра. Насилие, насилие и еще раз насилие.

- Будь осторожнее с алхимиками. Особенно с теми, кто у Оборотня или Одноногого. Они любят делать из свободных игроков не очень свободных. И потом продавать. Как наемников, прокачанных. Только тем деваться некуда, пока срок службы не выйдет.

- Здесь вообще есть что-то хорошее?

Сильва усмехнулась.

- Яблоки растить? Города строить? Ты много знаешь таких популярных игр? Овечек на фермах растить быстро надоедает. В отличие от таких мест. Здесь же все можно. Грабь, убивай, насилуй...

И она отвернулась. Вот так, значит.

- Спасибо.

- Не за что.

Дверь закрылась недовольно. Так и скрипнула напоследок. Тоже мне, разобрался в окружающей дурости. Ага. Хорошо, хоть подлечился. Вот только надолго ли?

02:12:55

Тьфу ты...

Глава 8: здесь и сейчас

Серое небо грозилось раздавить. Тучи мешались с черным фабричным дымом. На языке оседал вкус меди. Брусчатка под ногами больно отдавала в ноги. Да, навык "бег" очень полезен, хотя бы есть надежда успеть. Точка на карте стала чуть ярче.

Бежалось пока отлично. Здесь, вообще, вся физуха оказалось прекрасной, даже с каким-то ощутимым перебором. Что-то упорно подсказывало простенькую истину: ну, не был ты в обычной жизни таким крепким парнем. Не был и все тут. А здесь… и от картечи уворачивался, и сигал на два-три метра с места, и страхолюжной девке голову отчекрыжил балалаечными струнами. М-да... Такая вот физика в игре, что сказать. Жаль, только...

Жаль, никак в зеркало не посмотрелся. Какой я в целом, урод аль красавец, высокий или низкий, блондин, брюнет или рыжий? Может, смесь бульдога с носорогом, верно? Не фига не поймешь, какое лицо… Разве только щетина под рукой хрустит. Игра, ага, снова немой восторг. Даже борода растет. Хорошо, хоть не курю. Не нарадуюсь, как красиво и легко бегу. Никаких неприятностей.

Почему фракция и сам район принадлежали какому-то помершему Фокуснику стало ясно скоро. Кстати, что еще узнал в аптеке, пока слушал Сильву? Немногое.

Кроме дохлого Гудини в наличии есть, как минимум, еще трое. Одноногий, Звероликий и Оборотень. Стоп... штандарты в соборе. Их было больше. Точно-точно, были другие. Ладно, потом разберемся.

Мысли после кошачьей настойки уже не скакали как обдолбанные. Еще плюс в копилку Сильвы. Лишь бы подвоха не оказалось. Тут уже ничему не веришь. Вдруг никуда не бегу, а лежу в вирт-отключке и сейчас пеленают те самые труподелы? Труподелы, блин. Охох...

А, да, Фокусник. Оно стало заметнее. Разве что такие аттракционы посредь улиц явно опасны. Но тут же все не как у людей. Вернее, как в нормальных сетевках. Или даже не сетевках, без разницы.

Простые развлечения простых любителей насилия. Вы думаете, вокруг вас в реальной жизни, одни добропорядочные честные личности? Фига вы угадали, кого только вокруг вас нет. И сторонники теории Плоской земли, если уж на то пошло, самые милые и безобидные, срущиеся на форумах и все. Сколько в далеком детстве, ковыряясь в ретро ГТА, мечтали так же лихо строить бандитское королевство, а? А сколько обожали всякие стелс-режимы, позволяющие незаметно подкрадываться и валить противников пачками? И откуда, интересно, появилась популярность шутеров а-ля «кровькишкираспидорасило» или даже, вот ведь, самых настоящих порноигр? То-то же…

Человек, мать его, хищник по своей природе. От пищеварительной системы, настроенной на равно спокойное переваривание фруктоовощей с мясом до зубов, включающих в себя клыки. Сколько мышек сломали клики, направленные только на: мочи ублюдка, мочи?! Ага, именно так. И удивляться сумасшествию чертового балагана, возникшего прямо поперек улицы, совершенно не стал. Только чуть притормозил, стараясь рассмотреть и найти опасность.

Вытянутую кишку, начинавшуюся раззявленной пастью арлекина обежал. Колышащаяся ткань, вся в прорехах и бурых потеках, не впечатляла. В смысле, безопасностью. От нее так и смердело старой кровью. И не от пореза, а как после бойни. И индивид, выползший со стороны выхода, когда удалился подальше, только подтверждал мысли. Адский клоун, мать его. Только дружище-курсор и порадовался.

Жирдяй

фракция: Фокусник (RIP)

сила: 55

ловкость: 25 интеллект: 15

живучесть: 50

Да и наплевать. Лучше обойду себе и все тут. Больно уж неприятно смотрится кирка в лапище. Может, конечно, он ей грядки рыхлит... с помидорами. Но что-то подсказывало, что засохшее и бурое на ней точно не томатная паста.

Развлечения у невинно, что вряд ли, убиенного Фокусника явно были однотипными. Может, из-за того и прибили? Квартал до того самого перекрестка так и заполняли полосатые старые цирковые шатры. И ладно бы, если б на афишах были фокусницы в цилиндрах и чулках в сетку. Красивые фокусницы в чулках в сетку.

А вот и не нет. Афиши тут оказались... Теми самыми однотипными. Само то для хмурого Жирдяя, все же топавшего вслед. Мерзковатые афишки, в общем. Фрики, уродцы, бородатые тетки и мужики с отклонениями. Мило и талантливо, чо.

Алые, рыжие, черные, серые, желтые выцветшие цвета давили. Размазывали картинку, сбивали с толку, заставляли нервничать. А этого совсем нельзя. Время-то тикает.

02:05:06

Беги, братишка, торопись. И крути башкой все же по сторонам. Мало ли?

"Мало ли" вышло вовсе не малым. Шарахнуло так, что качавшийся рядом шут-болванчик разлетелся к чертям собачьи. Полностью.

Дружище-курсор так и заметался. И нашел. Осталось сделать две вещи:

найти укрытие

выматериться сильнее

А больше ничего и не оставалось. Нарезное оружие имеет много минусов. Но перед гладскоствольным имеет и несомненный плюс. Даже в играх оно бьет точнее и с большего расстояния. Как сейчас, например.

Оружие: Шалтай-убивайЗаряд: смертосмехУрон: -15%

И смех и грех. Пули раскрывались дико ржущими ухмылками. Буга-га, одно слово. Только зубы как у хорошего волчищи. И разгрызают все на своем пути. А до стрелка метров... Ровно столько, сколько до нужного перекрестка. И оттуда-то он и топает.

И Жирдяй где-то сзади, слышу, как скрежещет кирка по мостовой. Клевый расклад. И кто тут у нас?

Джестер

фракция: Фокусник (RIP)

сила: 35

ловкость: 35

интеллект: 25

живучесть: 40

Ладно... постреляем.

Раньше - 5

Что осталось? Как что… оружие. «Библионекрум» не место для прогулок с воздушными шариками. Особенно для наемника. Твою мать, и здесь подсуетили. На выбор только что-то одно. Клево, думай-думай, шевели мозгами. Холод охватывал со всех сторон, наваливался, окутывал, мешал.


Оружие:

Рассекатель

Душествол

Капсуломет


Здоровье: 88%... 86%... … 84%


Мясорубка

Острострел

Тесачина

Цепеброс

Длиннокоготь


Медлить нельзя. Выбор я сделал быстро, шипя и сжимая зубы. Так, так, да, подтверждаю.


Сохранено. Добро пожаловать в Библионекрум!


Время игры: 00:30:35

Уровень: Прибытие

Сохранение: постоянное

Здоровье: 80%


Плиты под ногами взорвались, разлетаясь брызгами лопнувшего малахита. Воздух вылетел из груди, а я, наоборот, ухнул вниз. Здрасьте, господа разработчики, спасибо за реалистичность, спасибо за ор, спасибо за…

Очки. Очки возникли на лице одновременно с падением. Или выбором персонажа? Какая теперь разница? Они просто были. На левой руке, плотно обхватив ее до локтя, прихваченный ремнями сидел навигатор. Кожаный наруч с парой стеклянных, в металлических корпусах, датчиков показаний и компасом, он же GPS. И падение замедлилось. Или только показалось?

Серые, плачущие тягучими слезами облака. Резкий свист ветра в ушах. Светлое пятно впереди, прямо подо мной. Я вывалился в него, изображая из себя яблоко Ньютона, стремящееся к земле. Еле-еле дыша, смотрел вниз. А там, играя тысячами светлячков, лежал Город. Многоуровневый, прекрасный и ужасный, полный искусственными и живыми игроками Грин-Гласс. Сердце «Библионекрума».

Шесть хорошо видимых лепестков, шесть разноцветных, подсвеченных каждый своими оттенками, огромных районов. Фракции города, шесть штук: Одноногого, Умника, Фокусника, Железяки, Звероликого и Оборотня. И центр разномастных лепестков, темный, чернеющий выступами даже здесь, на высоте - Цитадель. Там Доротея, яйцо в утке, игла в хрустальной скорлупе, гипотетическая путевка домой. А темные точки, висящие рядом с титанической постройкой, это Крылатые. И смогу ли добраться до них – зависит только от меня.

Полет ускорился, меня несколько раз переворачивало, закручивая в штопоре. Я орал не переставая, радуясь тому, что физиология никак не отзывалась на страх. Ну, зачем так-то, а? Неужели нельзя проще, неуж…


Малолетняя непись, играющая в «раскрои черепушку» на разбитой улочке квартала Клошар, одновременно повернула головы, наблюдая за орущим и падающим с неба геймером. Крыша угольного сарайчика тетки Блэки прогнулась, лопнув и выпустив наружу клубы черной пыли. Боты засмеялись и вернулись к игре, добивая маленького подземника.

Одна, круглоголовая, с крысиными хвостиками, украшенными линялыми бантами, отошла. Волочила по помойным лужам и грязи безглазую куклу, напевала песенку. Добралась до красной телефонной будки, обслуживаемой техниками Железяки. Перешагнула через угольки, оставшиеся от трех последних мародеров, решивших расписать будку непристойностями и подняла вычурно изогнутую трубку аппарата.


Время игры: 00:32:15

Уровень: Грин-Гласс, квартал Клошар

Принадлежность уровня: Звероликий

Сохранение: постоянное

Здоровье: 70%


До конца улочки я практически дополз. Болело все, как остался живым, так и не понял. Ничего себе, игра.

Несколько раз, оступившись на очистках, луковой кожуре и подсыхающей блевотине, чуть не упал в лужи. Черт, как же тут разит! Технологии будущего уже сейчас, епта! Ворон не обманул. Аптеку, мерцающую зеленым, заметил неподалеку.


Информация! Получено:50 золотых.

Аптека поможет пополнить утраченное здоровье.


Фу-у-у-х…


Дополнение!!

Обязательно наличие алхимического прилавка. Смертопряжа не излечивается обычными препаратами.


Твою-то мать!!!


Дверь, украшенная колотушкой и табличкой, порадовала. Если память не изменяет, то наблюдаю рядом с именем фармациуса еще и печать Трисмегиста. Что оно означает? Все просто, аптекарь владеет алхимией. Надеюсь, мне хватит имеющихся пятидесяти полновесных кругляков.

Практически вошел внутрь, когда прямо над моим ухом истошно заверещало и зазвенело. Пришлось подпрыгнуть и потянуться к рукоятке тесака. Но рубить-кромсать-разваливать напополам пока было некого. Не считая крохотной копии Крылатого, пузатой, корчащей рожи и красующейся алым с золотом мундирчиком.

- Вам сообщение! – проорала копия, ударив в маленькие медные тарелки! – Один золотой за важность!


Информация:

Важное сообщение оплачивается золотом.

Уровень важности данного сообщения – наивысший.


Пришлось скормить раззявившей и ставшей неожиданно широченной пасти Крылатого голду. Тот сожрал монетку, хрустя металлом, и не поморщился. Еще раз бацнул тарелками и проорал:

- За вашу голову объявлена награда. Двести золотых!!! Повторить?

Клянусь, на наглой рожице была написана издевка. Живая эмоция у неписи… во дела!

- Нет. Все, спасибо. Чаевых не будет.

Ответа не услышал, бухнув дверью.


Информация:

Аптека входит во фракцию Звероликого.


Ну, входит, так входит, и что? Опаньки, красота-то какая.

Дизайнерам «Библика» хотелось дать самую главную игровую премию еще в прошлый раз, за первую игру. Сейчас, несмотря на боль, желание только усилилось.

Бутыли, пузырьки, склянки и банки, чуть пыльные, переливающиеся зеленью стекла. Латунные весы, стоявшие на прилавке, темные полки и столешница, вычурные плафоны ламп. Под потолком, оскалившись, висело чучело крокодила. В заросшем ряской большом аквариуме, прицепившись к стенкам, висели грозди лечебных пиявок.


Здоровье: 67%... 66%... … 65%


- Вижу, дела ваши плохи? – Фармациус моргнул глазами. Сначала правым, потом левым. Что поделать, такая особенность земноводных. Аптекарь явно относился к ним, хотя стоял на ногах, и рук у него было две. Хотя… длинные раструбы у перчаток, и кто знает, может там кожа бугристая, толстая и с бородовками? Как на голове.

- Очень. – Ноги подкашивались. В животе свернулось в клубок несколько кусачих змей, терзавших меня все сильнее. – Смертопряжа.

- Удивительно видеть такое у новичка. И ведь успели же, брекекекс…

Что он тут булькает? У меня на лбу написано – недавно в игре?

- Не стоит удивляться, – фармациус снял перчатки, протерев бородавчатые ладони куском шотландки. – Только новичок поступил бы так неосмотрительно. Вы относитесь к Фокуснику, и вошли ко мне, а войдя и узнав про мою фракцию, не вышли. Ну и сообщение вам доставили очень громко. Я услышал, брекекс.


Дополнительно:

На данный момент фракция Звероликого воюет с Фокусником.


- Вижу, понимание подоспело поздно. – На прилавок лег, глядя на меня двумя широченными раструбами, «дыробой». – Правила для всех одинаковы, брекекс… А я еще и не непись. И не смог заплатить так много, как остальные за возможность убить живого человека здесь, в игре. Но зато, потратив сбережения, угадал где появитесь. И теперь получу не эти, виртуальные золотые, а всю сумму, поставленную на кон.

О как! Влип…


Дополнительно:

Снадобье для нейтрализации смертопряжи подсвечено алым.


- Так нечестно! – квакнул фармациус, и поднял «дыробой». – Бре…


Дыробой: двуствольное ружье, перезаряжается вручную.

Боеприпасы: различные

Урон: 50 для обоих стволов

Сила: 20

Ловкость: 10


Первый ствол шарахнул тут же, выпалил рой стальных шершней, громко клацающих жвалами и завывающих. Несколько успели зацепить мою ногу.

Глава 9: здесь и сейчас

Цирк, мать его, бродячий. Чад кутежа во мгле пучин Ада. Только за такое стоило кокнуть Фокусника.

Десять патронов-"зажигалок". Сумасшедше ржущий шут-джестер в колпаке с колокольчиками и в двуцветном трико, с его огромными револьверами и челюсте-пулями. Толстяк с киркой. Все сюрпризы? Если да, то...

Да-а-ан-г!!!

Чертова крылатая хрень со своими тарелками выдала с головой. Только вот думал - спрятался, и на тебя. Не стоит дожидаться, пока начнет орать, на, лови голду!

Хрум-хрум... И ведь ест золотой кругляш как печеньице.

- Чего хотел? - поинтересовалась мерзопакостная мартышка, дожевав. - А?

- Инфу...

- А я так, мимо пролетал, - совершенно удивленно сообщила непись. - Спасибо, пообедал.

Вот сука.

- Ладно, ладно... Эти двое не одни. Тут вся труппа. И, знаешь, что?..

Ну?!

- Лучшая девушка-предижистатор прямо за твоей спиной. Берегись!

Твою-то!..

Здоровье: 95%

Видели комиксы с Затанной? Ну, такая красивая половозрелая мадам со всеми необходимыми округлостями с выпуклостями, вся сплошь в сетке трико на длинно-красивых ногах, каблуки, фрак с манишкой, натянутой на тугой груди, хитрые черные глаза и цилиндр. Ну, вот как-то так, да.

Предижистатор, значит, ну-ну. Фокусник, если по-русски, вернее – фокусница. Повелительница цилиндров с кроликами-людоедами, лентами-мясорезками, вылетающими из рукавов и…

Резануло по шее и лицу. Горячо закапало за воротник жилета. Свистнуло, в ящик с рожей Пеннивайса воткнулись два валета, пиковый и червовый. Карты, звеня, застыли, остывая, но все еще полыхая кромками.

01:59:15

Качнулись перья на высоком цирковом кивере. Мелькнула клетка домино. Грохнул выстрел моего дрободана, тут же занялась одна из полосатых палаток. И прилетело, радостно чавкнув, сзади и чуть сбоку.

Здоровье: 90%

Чуть задело. А так, было бы до 80%, не меньше.

Пламя ревело и жрало ткань как правильный кот жрет речного судака. За спиной грохотало-хохотало, не останавливаясь. Где-то рядом теперь еще и фокусница с ее смерть-колодой. Для полного счастья. Так что перестрелку откладываем. Надо бы до перекрестка добраться и свалить отсюда, пока цел.

Над головой мелькнула тень. Пригнулся, откатившись в сторону. Воздух прорезало чем-то тонким, длинным, острым и металлическим. Гулко ударил тент, прогнувшись под ловким телом.

Некробат

Фракция: Фокусник (RIP)

сила: 30

ловкость: 45

интеллект: 25

живучесть: 40

Дрободан удобно толкнул плечо. Хорошая мягкая отдача. "Зажигалка" разнесла еще половину следующего шатра.

Из-за пламени, завыв, выскочил некробат. Спину лизал жадный язык пламени. Трико чертового циркача тлело и пахло разложением. Кивер с латунной черепушкой болтался на ржавой цепочке. Рваная пятнистая тень оттолкнулась от брусчатки, пропав в дыму. А-а-а, куда бежать-то?

01:57:25

Выстрелы джестера прекратились ровно на время скачков его собрата. Пуля, раскрываясь ржущей пастью, летела медленно, прямо в рапидной съемке. Уворачиваться выходило так же медленно, но все-таки верно.

Мелькнувшие рядом с головой сахарно-белые зубы вцепились в груду бутафорских коробок. Прошлись, как бензопилой, сдирая афиши, болтающиеся поверх картона.

- Ахахахаха... - донесся из-за заваливающейся картонной пирамиды всплеск женского хохота. Крутанув петлю над головой просвистели заупокойную тройки, четверки и пятерки. Для разнообразия, судя по всему, трефы. Не люблю фокусников. Точно. С самого детства не люблю фокусников.

Перезарядиться. Выкинуть латунно-пластиковые цилиндры, вставить новые, жгущие пальцы и горящие по донцу пламенем, желающим лететь в цель. Тебя хотят убить? Хорошо. Тупо убей первым. И не интересуйся причинами. Это враг. Врага убивают.

Рывком вбок. Мимо, щелкая клыками, пролетают сразу два заряда. Восемь их в каждом барабане. Если отнестись к бою как надо, считаешь автоматом. На, вот тебе мой ответ. Грохнуло, распускаясь жарким рыжим цветком. Джестер пошел вбок-вбок, опаленный слева. Хорошо-хорошо...

Завоняло паленым и немного подгорающим мясом. Шатер трещал, сгорая, показывая внутренности. М-да.

Тушки висели аккуратно, одна к другой. В основном девчушек-подростков. Освежеванные, выпотрошенные, безголовые. Хоть щас фаршируй яблоками и в духовой шкаф.

Игра? Виртуальность? Думаете, легче?

Два короля и джокер резанули повозку с реквизитом, украшенную добрым клоуном. Стукнули, увязнув в древесине. Дрободан рыкнул в ответ, заставив фокусницу спрятаться за медленно добредшим жирдяем.

"Зажигалка" влепилась тому прямо в брюхо. Чавкнуло, мягко и глухо, заметно натянулась дряблая кожа, подаваясь внутрь.

Да ну… да ну нафиг... да невозможно же...

Заряд лопнул со звуком разорвавшегося в микроволновке попкорна. Распустился сраной багровой хризантемой. Бархатными лепестками всех оттенков красного и с лезущими изнутри желтыми соцветиями подкожного жира вперемешку с блестящими и лопающимися змеями кишок.

Жирдяя отбросило назад. Костяно стукнула голова, ударившись о камни. Завоняло подтопившимся салом и подгоревшими потрохами.

А фокусница, моментально подсчитав мои заряды, скакнула через него. Разворачивая в обеих руках веера дам, валетов, тузов с королями и, само собой, пару джокеров, наливающихся алым цветом. Елки ты палки...

Аяяй... чего ж взять-то...

01:55:05

Ящик. Натурально, тот самый, где распиливают ассистенток. Прыгнуть в него… А что делать?

Карты простучали по его бортикам дробь, начинающую Fear of the Dark.

Только слышно это было как через толстую подушку, набитую гагачьим пухом. Темнота навалилась со всех сторон. Окутала, оплела, потянула куда-то вниз. Воздух бил в лицо порывами северного штормового. Тело летело, как в невесомости.

И снизу, окаймленный блестящими остриями, приближался какой-то свет.

Вот блин.

Глава 10: здесь и сейчас

Ледяной ветер сменился ревом воды. Натурально, ревом, совсем как водопад Анхель в Бразилии. А сама водица добавилась почти тут же. Закрутила, завертела, проникла повсюду, выбила дух и заставила хватать воздух совсем как рыбе. Широко и глупо разевая рот. Долбаная кроличья виртуальная нора, спрятанная в ящике циркового реквизита.

Информация:

Вы открыли портал.

Плюс 10 очков опыта, плюс 5 очков к интеллекту.

Распределить?

А-а-а-а, мать вашу, какой тут распределить!!! Закрутило винтом, швырнув в светлеющий проем... Светлеющий. Всеобъемлимый, охватывающий со всех сторон и жутко страшный. Да-да...

Твою... Ох... Взмыть вместе с несущимся потоком и тут же ухнуть вниз. Так, что сердце в желудок, желудок в кишки, кишки еще куда-то, а адреналин плещется аж в пятках. И ушах.

Ох...

М-да... Водопад. Хорошо, хоть не канализация. Так, сброс воды в озерко. Или болотце. Какая разница.

Что у нас вокруг? Ты погляди... Курсор уже радостно метался, выдавая новые и новые подробности. Но куда сильнее радовала точка на карте, горящая алым и совсем близко. От такие дела.

Угадайте, когда вокруг бумажные фонарики, много цветных ребристых зонтиков, люди возят людей в колясках, трубы котельных закрыты цветущими белым цветом деревцами, копы выглядят идиотски страшно со своими двумя мечами, то где же вы оказались? Ну, у меня-то подсказчик вот он, все рассказал, что знал.

Информация:

Район: Каппа

Фракция: Звероликий

Опасность: красный уровень

Рекомендации: стелс-режим

Даже тупому нубу ясно что такое есть "стелс". Прикинутся ветошью и не отсвечивать. Время?

01:50:00

Здоровье?

Жизнь: 90%

Фу-фу, могли бы и подлечить за храбрый подвиг внутри водосточного портала. За выдающиеся достижения интеллекта. Ну, или хотя бы за удачу.

Информация:

Точка респауна через 100 ярдов

Чайная "Мотоко Кусанаги"

Еще один плюс. Не пора ли выбраться из болотца и стать ветошью? Давно пора. Пусть и везет как утопленнику. Или кто подыгрывает. Ладно, осторожненько на берег. Болото, блин. Или канал невычищенный. Ил под ногами, твердое и тонкое что-то... даже думать не хочется что там трещит и хрустит, влажно и липко, когда ломается. Не шуметь, не шуметь, заметят... А кто?

Район Каппа. Почему?

Крылатое чудище возникло рядом надутое и без обычного звона. Видать, система игры таки прописала подонку за подставу в прошлый раз. Бонус, так сказать, честности и чистых намерений. Или кто ставку сделал... Ставка? Память, вернись, пожалуйста.

Орать и верещать подонок в малиновой ливрее и шапочке гостиничного портье не стал. Молча сверлил недобрым взглядом крохотных злобных глазок и всем видом демонстрировал презрение. Любовь не любит громких слов, кроха, да-да.

Информация:

Каппа - водяной демон без фракции.

Является собственным охранным элементом района, создается двором Звероликого.

Опасность: багровая.

Твою-то мать. Крылатая дрянь взорвалась напоследок фейрверком чего-то, напоминающего разом комок соплей, пучок сгнившего лука и путаницу рыбьих кишок. Угадайте, кому прилетело такое добро?

Каппы, каппы, водяные демоны, а пошли-ка быстрее отсюда, дружок. Загребай, да к берегу. Что там за подозрительные волны? Ну его к лешему. О, трава, пучками, хватайся, толкайся, выбирайся...

Фу-у-у, дышать можно. Не оказалось каппы. И то хлеб. Так ведь, а?.. Ёпта.

Каппа высунулся по грудь. Буравил изумрудами глаз, подсвеченными изнутри. Как там их победить можно? Из ямки на голове воды вылить? Этот явно был готов к такому обороту. Весь такой в плотно сидящем и мокрющем кожаном колпаке. И во взгляде читалось немногое, но очень ясно. И что в следующий раз хрена отпустит, а как поймает, то... Вощем, все серьезно. По-взрослому, всей вот этой узловато-суровой мускулатурой, перекатывающейся под жабьей кожей с вкраплением чешуи.

А в глазах, так и переливающихся ощутимой злостью, перекатываются всевозможные кары на будущее.

Ну, посмотрим, дружок. Я ж не отсвечиваю, иду потихоньку дальше. Отползаю. Чего-то устал прямо.

01:44:23

Давай полежим отдохнем. Посмотрим вокруг. Чего это там, поверху, над самыми острыми крышами? Шоссе? Не, не так. Это радиал. Точно. Память, проснись уже... Откуда мне известно, что именно радиал, а?

Информация по обновленному заказу. Принять:

Да\Нет?

И что ж нам выбрать...

Да

О как, надо же, сам согласился.

Цель заказа: Драконий жемчуг

Что? Речь же была про какую-то там фигурку! Как вам не стыдно, господа хорошие, так вот брать и резко менять заказ!

Дополнительная информация:

ожерелье рода Кицунэ. Передать заказчику через посредника.

... твою мать!

Если есть каппа, то кицунэ...

Не знаете кто есть кицунэ? Это, мать их, японские ведьмы-оборотни. Многохвостые лисицы, хитрые и жестокие. И, характерно, чем больше хвостов, тем подлее такая мадам. И куда злее. И на кой ляд такое счастье? И как с ним быть? Кицунэ, блин.

Позади хрустнуло. И прямо над головой вдруг возникло нечто. Или некто. Фиолетово.

Высокая фигура в защитных пластинах, панцирем собранных на плечах, корпусе и бедрах, с большим круглым шлемом и странно смотрящейся киберпанковской маске андроида вместо лица. Особенно порадовали отблески фонарей на длинной и явно хорошо заточенной полосе металла. Смотрящей прямо на меня, ясен пень


Раньше - 6

02:01:30


Здоровье: 62%... 60%... … 55%


Следующего выстрела не последовало. Зеркало в половину стены, оставшееся за спиной фармациуса, отразило немногое. Взрыв черных и алых ромбов, мелькнувшая белая маска с подведенными глазами и губами. Блеск пока еще чистой стали.


Тесачина:

Урон 5%.

Сила: 30.

Ловкость: 40.


Длинный, по верхней кромке метр и двадцать сантиметров, широкий и тяжелый. Нижняя кромка заточена полностью, до смешной глупой рукояти после массивной латунной гарды. На кончике она подрезана вверх под углом, давая возможность клику выпирать вперед острым треугольником. Верхняя кромка острая на одну треть. Убийственная штука.

Руки фармациуса – укоротить по локоть. Вжих, косым выпадом через грудь к морде!


Урон противнику: 30%


Вжих, на круговом пируэте, повернувшись на правой ноге вокруг, смахнуть башку с плеч. Отступить, замереть, оглядываясь. Сердце: тук-тук-тук. Нет, все пусто.


Урон противнику: 70%

Получен уровень: второй

Опыт: +10


Меня скрутило в три погибели, бросив на колени. Мир почернел, пальцы впились в потрескавшиеся половицы. Боль заставляла шумно дышать, еле сдерживая стон. Но не смог сдержаться, заскулил, после того, как увидел собственную, пусть и виртуальную ногу, через прорехи трико. Кожа покрылась серой, с ярко заметной зеленцой патины. Сосуды проступали черными вздувшимися канатами.


Здоровье: 53%... 50%... … 45%


Распределить:


А-а-а!!! Все на живучесть, все туда! Ну?!! Вот я нубяра! А толку?

Каким светится? Алым? Алым-алым-алым…

Ничего, пустота. Серое с желтым, серое с пурпурным, серое с коричневым, просто серое.

Все? Ну, как же так…

- Описался, Паштетик? – Голос пришел из-за спины.

Варга? А кто же еще. Пухлые губы цвета густого кармина усмехались. Она щелкнула пальцами, картинно, театрально. Сучка… В зеркале появилась картинка с вебки.

Какой-то худой очкастый дядька лежал в кресле. Когда-то светлая футболка казалась залитым чем-то темным. Спустя миг кресло двинулось, его голова, качнувшись, улетела на пол. Я замер, глядя на возникающее в рябящей амальгаме второе изображение.

Вот мое тело в гейм-кресле. Вот он я. А вот моя нога, покрытая густой коркой засохшей крови.


Здоровье: 43%... 42%... … 41%


- Полное погружение, мой дорогой. - проворковала Варга. – Все для тебя, пупсик. А ты всех удивил. Ведешь себя прямо как мужик. Жаль, что в жизни не так. Ищешь алое? Так присмотрись.

Меня ощутимо затрясло, когда проследил ее взгляд. Алым был только кусок тела фармациуса. На груди.

Варга засмеялась и пропала. А я потащился, на подгибающихся ногах, к погибшему неудачнику. Самое поганое крылось в деталях. Тесак для такого дела не подходил. Алое свечение шло изнутри, и повредить его страшно. А из острых предметов рядом оказался только красивый, покрытый резьбой по костяной рукояти, с гравировкой по лезвию нож… для резки бумаги.


Здоровье: 89%


Изуверы. Подонки. Я смотрел на крохотный бутылёк, переставший светиться, и плакал. Жалко было догнать до ста?

Ладно, пора приниматься за дело. Встал, запер дверь на тяжелый кованый засов, еще раз поразившись мастерству разрабов. Все настоящее, вплоть до неровностей окалины, зацепивших кожу на ладонях. Так, что у нас есть пошукать по сусекам, пока на стрельбу не сбежались местные?

Плащ, добротный и кожаный. Неплохо. И теплее станет, и маскировка. О, маска, обычная маска клана Звероликого, из выделанной кожи, с прорезями для глаз.


Живучесть: + 5

Скрытность: +5


Отлично, просто отлично. Так, сандвич, с… с индейкой? Да какая разница, возьмем, поедим, в конце концов.


Здоровье: 94%


Я оторопел, глядя на спрятанное под прилавком сокровище. Интересно, а чего пучеглазый любитель подленьких проделок не воспользовался им?

И ведь вещь уникальная, сразу видно. Не из мастерских Железяки, нет. Нагрудник, с удобными ремнями, с мерцающим камнем посередине ассиметричного узора. О, да тут есть еще несколько свободных слотов. То есть что? Да-да, все верно, значит можно прокачивать эту великолепную штуку. Ну-ка, попробуем нацепить.


Сила: +20

Живучесть: +10

Ловкость: – 5


Не страшно. Ловкости у выбранного класса хоть отбавляй. Совершенно не жалко оставленного в Лимбе труподела. Мне сейчас переть бульдозером – себе хуже делать. Да-а-н-г!

Я заорал, подпрыгнув от бряцания над головой. Копия Крылатого, довольно ухмыляясь, показала мне длинный ярко-малиновый язык:

- Вам сообщение! – И данг в тарелки! – Один золотой за важность!


Информация:

Важное сообщение оплачивается зол...


- Да знаю, знаю… - Ну, я ж сэкономил, деньжат не потратил.

Клыкастая пасть с хрустом раздробила кругляш, неторопливо зажевала.

- К тебе гости. Хочешь узнать кто?

Я очень хотел узнать – кто же мне подыгрывает, подсказывая очевидные другим и незаметные мне вещи. Но и кто там жаждет пообщаться, тоже было интересно.

- Еще золотой.

- А жопа не треснет?

- Еще золотой.

Дзынь. Хрум-хрум. Довольный оскал.

- Вон там перископ. Опусти и посмотри. А мне пора.

И испарился. Б…ь!

Перископ? Где? А, вот, точно. Схватился за ручки, по ощущению, покрытые губчатой резиной. Заскрипело, труба с массивными окулярами опустилась на уровень глаз. Приложился, и оторопел.

Крепкие ребята в черно-красных комбинезонах остановили паромобили прямо напротив. Громоздкие машины разворачивались обманчиво неторопливо. Да, Одноногий постоянно соперничает с Железякой в плане механизмов, но никак не угонится. Хотя, какая мне разница?!!

Что же это такое творится, если в район Звероликого так спокойно заезжают труподелы?!! Ответил матовый экран визофона на прилавке. Ба! Бесплатная информация! Прибор выдал картинку Ловкача, с заметными полосами под глазами маски. И цифру в триста кругляшей полновесной голды.

Глянул в зеркало, подняв кожаную маску. Провел пальцами по тем самым заметным полосам. Дерьмовато как-то выходит. Охоту на меня объявили те, кто делал ставки, это понятно. Ну, и по обычаю Грин-Гласс, в округе нашлись боты-шпионы. Надо же, как умею логично мыслить-то, оказывается.

Снова прижавшись к перископу, понял, что пора валить. Труподелы, наплевав на все вокруг, заряжали «мертвяков».


Мертвяк: многозарядный карабин из полых костей

Боеприпасы: обожженные и проклятые фрагменты конечностей

Урон: 10%

Сила: 50

Ловкость: 40


Я бросился к черному ходу, на ходу натягивая маску обратно и прихватив дыробой с одним зарядом. Лучше бы поискал патроны, даун, чем тратить время просто так! Быстрее, быстрее!

Загрохотало. Из стен аптекарской лавки вылетали здоровенные куски дерева, на ходу сгорая и разлетаясь прахом, воняющим разложением. Бегом-бегом! Лишь бы был транспорт, лишь бы был… да чтож такое! Хотя лучше уж так, чем на своих двоих от паромобилей. Мне, можно сказать, повезло. И с транспортом, и с найденным нагрудником. Согласен, удержать это чудище с начальной силой в 30-ть – никак не выйдет. Ох ты ж…


Чёртово колесо: моноцикл на основе бензинового двигателя

Скорость, макс: 55 км/ч

Управление: ручное

Сила: 45

Ловкость: 50

Интеллект: 50

IRL-2: здесь и сейчас

- А правда, что, ну… - стажёр запнулся.

- Ну? – Витюша покосился на него и вздохнул. Чего сиськи мнет, интересно?

- Люди погибают в самих играх?

- Правда. – Альберт Генрихович кивнул. – От обезвоживания, от повысившегося кровяного давления с кровоизлиянием, от голода.

- И от удовольствия. В порнухе.

- Чего? – стажёр уставился на довольно скалящегося Витюшу.

- Виктор, как не стыдно? – Шварц покачал головой. – Что ты ему мозги пудришь?

- Так эта же, как ее, ну… - Витюша прыснул. – Полное погружение в мир кентавров, эльфов и прочих темных властелинов, как ее… а-а-а, чего с памятью-то? Там еще на главной странице все такое лиловое, Эра, Эра… или Эро?

- Ты давно с Машей разбежался? – поинтересовался Шварц.

- Две недели.

- Срок…

- Угу.

- Так чего там со смертями-то? – стажёр почти заволновался. – Я вот слышал…

- Мало ли, чего ты слышал. – Шварц взял папку с отчетами мониторинговой группы. – Люди чего только не говорят, чего только не придумывают.

- Придумывают? – стажёр почти по-детски надул губы. – А для чего тогда целое подразделение выделили, следящее за играми?

- Мы, юноша, следим не только за играми. Мы изучаем Интернет. Контролируем распространение материалов, содержащих в себе…

- Хорош, Витюш. – Шварц закурил. – Ты сам-то много играл, родной?

- Ну так…

- Понятно. – Шварц уставился на него, чуть прищурившись от дыма. – Ты в курсе, что все, попадающие к нам по распределению, тут и остаются?

- Нет.

- Теперь в курсе. Значит, слушай… Пётр.

- Он Пётр? – удивился Витюша.

- Да. Отличник обучения, можно сказать, почти все предметы на высшие баллы, старательный мальчик. Вот только есть вопрос.

- Какой? – стажёр Пётр поиграл желваками.

- Ты должен был попасть точно не к нам, с такими-то красивыми данными о твоей успеваемости, практике и прочему. Мне тут ворона на ухо каркнула, что ты, Петя, к нам просился. Не подскажешь, почему?

Пётр криво усмехнулся. И промолчал.

- А я тебе скажу, - Шварц усмехнулся в ответ еще паскуднее. – Ищешь братца своего, старшего, неожиданно пропавшего два года назад. Верно? Как его, Павлом звали?

- Фига себе дела… - протянул Витюша. – А вот теперь подробнее, пожалуйста.

- Подожди. – Шварц развернулся к ним. – Скажи мне, Петя, почему люди вообще уходят в Игру? Чего им в нормальной жизни не хватает?..


Когда на него нападала простуда, Вадим брал пластиковую ванночку, где жена отмачивала ноги для домашнего педикюра, включал на самый быстрый режим и насыпал горчицы.

Еще до появления айфонов уже умел не кисло выпендриваться с помощью мобильного и ему совершенно не был нужен Верту. Хватало Нокии в титановом корпусе, крайне стильно выпрыгивающей из внешнего чехла.

Мазда-тройка появилась в его гараже достаточно поздно, чтобы никого не смущать, заменив обычную десятку, имевшуюся еще до прихода на завод. Вадим думал головой, в отличие от некоторых других, приезжавших на работу, порой, совсем уж обнаглев. Как-то раз начальник закупок приехал на «мерсе», вполне себе новом и взятом в салоне. Почему-то очень скоро он перестал работать в своей должности, а закупки песка, глины, шпата и прочих составляющих продукции – перешли в ведение других людей.

Будущее виделось на много лет вперед и было расписано также четко, как планы продаж полугодия после корректировки от производства по самой продукции, новых моделей и акций конкурентов. Продажи штука такая, тут стратегическое мышление важно почти как в армии. И, самое главное, что? Верно, самое главное тут – держать себя в руках и не срываться, даже если порой хотелось. Особенно важно, когда на должность тебе поместили за несколько вещей: талант, что не отнять, умение глобально мыслить, короткие и четкие решения, чаще всего бьющие в цель и… И семья, где жена дочка старого школьного друга одного из учредителей. Но это, чего уж, вовсе не так важно. Особенно, если не срываться. Даже в командировках.

Будильник на телефоне в очередной раз вякнул голосом школьной училки («Пора вставать!!!»), где-то в гостиничном коридоре хлопнула дверь… Действительно пора вставать, рабочая неделя началась.

Вадим сел на кровати, помотал головой и попытался понять – что нужно сделать бы проснуться, как быстрее прийти в себя, куда и зачем нужно в первую очередь. Самое главное на сегодня, работа, работа и еще раз она, когда нужно успеть попасть в несколько мест, суметь пообещать сразу трём конкурирующим конторам одинаковые проценты скидок, добиться при этом от них увеличение выбираемых объёмов и… короче задач на сегодня – как у начальника генштаба перед началом операции по принуждению Грузии к миру.

За спиной посапывала, раскинувшись роскошным, немного дебелым, смуглым телом, вчерашняя партнёрша по срыву. Лежала, сбросив одеяло на пол, открывая его глазам всё что можно: красивый живот с пирсингованным, глубоким пупком, пухлый выбритый лобок, с узкой полоской коротких и чёрных волос, третьеразмерную, слегка обвисшую грудь с коричневыми большими сосками. Вадим тупо смотрел на всю эту роскошь и злился сам на себя за проявленную слабость.

Давняя знакомая, которую как-то пришлось притащить к себе на работу, и какое-то время позволять себе роскошь держать её у себя, где она только и могла, что заигрывать с двумя молодыми менеджерами, демонстрируя домашнюю эротику и рассказывая о своих постельных подвигах, да торчать весь день в Сети на глупых форумах. Хорошо, что закончилась эта трудовая эпопея достаточно быстро и девушка свалила в неизвестном направлении. Как оказалось, на новом месте она значительно продвинулась по служебной лестнице, то ли взявшись за голову и начав работать, то ли воспользовавшись любимым природным дарованием – решила вопросы карьеры через диван в кабинете руководителя.

Вадим никогда не претендовал на место в её постели, но вчера, сразу после прилёта, встретившись с ней в гостинице – не смог отказать в просьбе провести вечер в её компании, с дальнейшим, как оказалось, ночным продолжением. Ничего нового и интересного не было, только получилось снять напряжение двух последних недель и ни хрена не выспаться.

На прикроватной тумбе затрещал, вибрируя, мобильник. Утро началось.

- Алло, да, это я… Во сколько? Хорошо, я буду.

Вот блин, началось.

Опять звонок. И? Бл…

- Да, солнце мое, привет. Отлично долетел, хорошо провел переговоры и сейчас уже выезжаю, да. Конечно не забыл, заеду в «Детский мир» и все куплю. Да, люблю тебя, целую.

Фу-у-у…

- Все мужики козлы.

Он обернулся и посмотрел на нее. Точно, все козлы.

- Иди ко мне.

Глава 11: здесь и сейчас

Ситуация: времени не так много. За спиной чертов монстр-каппа. Над головой чудо-коп с двумя кусками стали, нацеленными на рассечение бренного тельца.

Вводная: надо украсть какую-то хрень в районе, где этот копо-самурай работает.

Вопрос: что делать?

Вариантов немного. Большая часть сводится к чему-то эффектному и кровавому. Но есть "но". Этот самый самурай и его приблуды для шинковки правонарушителей. Остается?..

Сколько там в кошеле? Надеюсь, хватит. Половину золота на ладонь и предложить стражу порядка. Ну?

Информация: получено 10 очков опыта к показателю "Интеллект"

Офигенно. Скоро смогу давить вражин умом да мудростью. Ну, если палить не из-за чего.

Страж правопорядка сгинул. Как говорил Черный Джек? Верно...

"Запомните, джентльмены, эту страну погубит коррупция..." Разработчики молодцы. Взятки, насилие, охота за головами, проституция. Полный джентльменский набор, если стало скучно.

01:35:12

Респаун через 100 ярдов

Чайная "Мотоко Кусанаги". Ага, вижу. Мимо светлого лика Майора, да и не только лика, фига пройдешь. Кто-то из дизайнеров Библика явно ее поклонник. Сложно осуждать, есть чем любоваться)

А вокруг прямо карнавал... Ну, или как оно в Японии называется. Сдается, правда, кто-то обмишулился. Были тут и китайские львы, и корейские акробаты и черта лысого кого здесь только не было. Да и черт с ними. Лиловласый андроидный лик Майора неумолимо тянул к себе возможностью сохраниться.

Задворками, задворками, прямо к длинному дому в два этажа, традиционно ребристому от мелких досок и с выгибающейся крышей. Так, и где тут сохраняться? Вижу. Ну, как еще? Нет бы внутри, фига. Дом на сваях, и вот прямо здесь, в дерьмище, чавкающей жиже и сотнях поломанных марионеток ждала невеликая светящаяся точка.

Информация: сохранение произведено

Спасибо. Так, времени все меньше. Хотя и расстояние уже не так велико.

Расстояние до сада Кицунэ - 150 ярдов

А в метрах нельзя мерять, что ли? Ну и воняет, Ктулху милостивый. Почему нельзя проложить дорогу хотя бы посуху?

Почему-почему? Скрытность - главное оружие диверсанта. Вот и крадемся.

Толпа на улице веселится. Фейерверки, крики, смех. Неписи хороводят, отрываются. Через доски пола над головой так и капает теплое мерзкое сакэ. О, даже захотелось задержаться. В щель хорошо просматривалась процедура поедания суси и сасими по-японски. То есть прямо с голой красавицы. Красавица, к слову, оказалась рыжеволосой и явно не желала быть подносом. То-то ее так прикрутили колючей проволокой. И теперь понятно, с какой горячей соленой жидкостью мешалось японское пойло. C кровью.

Когда в ход пошли не палочки, а вилки для барбекю, срулил дальше. Неприятно смотреть. Задуматься о спасении? Не Бэтмен, это первое. Дева, думаю, непись, и это второе. А неприятно? Посмотрим, что дальше встретится. О, почти добрался.

Однако... Сад? Это крепость какая-то, а не сад. Стена, ворота, блестящие шлемы охраны.

Здрасьте, приплыли.

Самураи, в пластинчатых доспехах, шлемах с масками, огромные, за два метра ростом. И, само собой, каждый с двумя мечами. И очень уж некрасиво светились у них красным щели для глаз. М-да…

Раз уж здесь переговорщики есть вороны со снятыми скальпами, страшновато представить, что из себя представляют эти вот хреновы самураи. Учитывая извращенные фантазию и черный юмор ребят, слепивших эту игру. М-да-а...

Как правильный поклонник буси-до проверял свежевыпеченную пафосную катану?

Праильна - рубал ей первого попавшегося простолюдина. Не всегда, конечно, но частенько.

Какая была любимая пытка самураев на континенте для китайцев? Верно. Через порезы ввести в жертву побеги молодого растущего бамбука. Ой, мама, что это? Свежеразделанная тушка по-манчжурски. Угу.

Вот и думай, как тут быть.

Так... как же туда пробраться?

01:25:10

Дружок-курсор метался по монолитно-черной стене, окружавшей сад Кицунэ. Искал-искал-искал... нашел. Кто бы удивлялся, что это какой-то незаметный слив, граничащий с тем самым болотом, где пришлось стоять. Вот и не удивляюсь.

Это пиявка? Пиявка? Да это батон сырокопченой колбасы, мать ее!

Здоровье: 87%...85%...

Быстрее, быстрее...

Черная непроглядная дрянь, смахивающая на бульон из очисток полковой кухни, отходов мясоконсервного завода и кожевенной фабрики воняла и расходилась неохотно. Маслянистая поверхность подрагивала, изредка рыгая сероводородом. Думать о каппе, что может оказаться и здесь, не хотелось. Вон он, проход, надо просто нырнуть. Нырнуть...

Фу-у-у...

Вывалился на густую травку, полностью покрывающую землю вокруг... прудика. Мать его, где тут внутри то говно, что снаружи? Натурально - прозрачный пруд с зеркальными карпами и мелодично квакающими изумрудными жабами в золотых очках. Ешкин клеш...

Пиявка же!

Здоровье: 83%... 81%...

Чпок! Ботом сверху! Тьфу, так и лопнула.

В кусты, недо-ниндзя. Спрятаться и не отсвечивать.

01:18:15

Тишина. Гордые самураи не слышали появления эдакого дерьмодемона? Хорошо.

Что за звук? Пение. Мягкое, переливающееся, такое, что внутри все дрожит.

Сырой запах отовсюду. Едко пахнет змеями, осторожнее, смотрим под ноги. Тягуче и сладко пахнут смертоцветы, распускающиеся полночью. Ветер воет в верхушках старых криптомерий, скрипящих отходную по незадачливому вору. Мертвая луна с ее трупными пятнами по серебристой зелени смотрит глазом злобного демона-онку. Шелестит трава, опутывая ноги и втягивая в жирный кладбищенский суглинок. Скрипят водяные ивы у пруда, напевая колыбельную. Слова прекрасные. Таких способов расчленения даже в голову не придет. Ну, а как еще относиться к мясорубке, куда запихнут... Не-не, ну вас.

Стоп! Что это? Что за наркоманство?!

Информация:

запах смертоцветов влияет на нервную систему

И выход?

Надеть респиратор

И где его взять?

Дружище-курсор весело мигал на штанине. Вернее - на накладном кармане. Левом. И на шнуровке манжеты. Длинной, как раз вокруг головы обернуть.

Не знаете такой способ? Подсказка: пропитываем ткань собственной... Ага. Именно собственной. А куда деваться? Скромничаем писать прилюдно? Отправимся за кусты. Блин, ну и гадость.

Информация:

плюс 5 очков к показателю "Интеллект"

Сволочи. Нет бы куда еще.

Поют? Дрожь вернулась? А поют рядом.

Выглянем? Блин, еще повод для дрожи. Почему? Вас бы сюда, сами поняли.

То-то и оно... страшно.


Глава 12: здесь и сейчас

Снятся ли андроидам электроовцы? Есть ли мясо в котлете БигМака? Имеют ли нюх девы-лисы-оборотни?

Именно в таком порядке беспокоили эти три вселенских вопроса. Ну, как? Первые два, переборов себя, оставил на потом. Решил справиться с третьим для начала. И немедленно. Прям щас.

Страшные они, эти красивые черноволосые женщины с мраморно-блестящими полуголыми телами. А также с черно-мохнатыми ушами и хвостами. И обряд их страшный, мать их. Так что драть отсюда надо. Да быстрее. Бегом, бегом... только на цыпочках. Прямо туда, куда ведет все радостнее и ярче разгорающийся маркер цели на карте заказа.

Криптомерии перешли в цветущую сакуру. Сакура, надо полагать, должна перейти в самурая.

Одиноко самураю на Фудзияме

Все смотрит на белые цветы

Не ходи в баню с мечом на поясе и без ножен

Ведь женщины лучше горы и вишни

Но если нет корня жень-шеня ниже пояса

Друг твой меч и гора

И дупло сакуры

Ох ты ж, драные смертоцветы, какая только хрень в голову не лезет. Стоп! Прячемся.

Дом. Длинный, высокий, в три этажа. Крыша из причудливо выгнутой черепицы. Завитки коньков по краям с драконьими мордами. Вышитые тяжелые шелка знамен с мордой... Звероликого, надо полагать. Как на первый взгляд - типичный огромный кошак с гривой, не больше.

И четыре облитые броней фигуры с парящими трубками за спиной. О как... Дружок-курсор все и рассказал:

Ронин

Фракция: Звероликий

Район: Каппа

Сила: 45

Ловкость: 45

Живучесть: 50

Скорость: 35

Интеллект: 15

Так... Что-то не желается с ними связываться. Что-то так и подсказывает: ну его, мил-друг, не успеешь дрободан свой перезарядить, нашинкуют на роллы или чего еще. Умный в гору не пойдет, умный, ну, сами знаете.

Ха... А что там в стороне, да еще и с удобным подходом из статуй каких-то геральдических лягво-крокодилов? Оконце на первый этаж, типа вентиляционного. Ну да...

Загадка:

один закрытый охраняемый дом

один хорошо видимый лаз, так и манящий удобством

Вопрос:

есть ли подвох?

Ответ: да конечно, мать вашу, растудыть твою в качель. Ясен перец, кто-то там кого-то ждет. Кого-то - понятно. Такого ухаря как я. А кто? Ну, проверим на месте. Идти напролом на четверку с мечами - глупо. Рискнем.

Так, прячемся, крадемся, влезаем, и...

Информация:

для выполнения задания получен персонаж Дзюбей

Оплачено игроком (информация закрыта)

Вот так так...

Информация:

На вас сделана ставка игроком-противником

Игроку-противнику открыт дополнительный персонаж

Угу, ясно. И что у нас тут?

Вжууух.... как известно, и все волшебство. Был дробовик - стала катана. Был жилет и бутсы - стала куртка, шаровары и плотные типа чулки. И маска на пол-лица.

Так, ладно. Что у нас тут? Интересно.

01:10:05

Наплевать на время. Любоваться на такой джук-бокс хочется бесконечно долго. И слушать ровный мягкий ритм под запах сандала, лотосов и чего-то типа деревянного масла. Алые болванчики из лакированного дерева знай себе мурлыкают какую-то простенькую джазовую мелодию, апгрейженную под Восток. Красиво, блин. М-да... ребятки, нет бы вам что доброе придумывать почаще, а?

Ритм... ритм... что не так?

Танк-тонк-танк... Мягко и убаюкивающе.

Танк-ток-танк... Так идет кошка

Танк-тонк-танк... Ее не услышать за просто так. Фига.

Ее услышишь только лежа неподвижно и одеревенев от затекших мышц. Только в холодном воздухе, когда мороз позванивает кончиками ее коготков. И то, если кошка захочет.

И такая киса ждала впереди. В лабиринте сдвигающихся стен-перегородок с хлопковыми одеялами внутри и джутом циновок снаружи. Лакированные досочки пола легко передавали ее шаги, прячущиеся в неровно дергающейся полутьме.

Танк-тонк-танк... такую кошку стоит встречать клинком.

Шшшх... Твою...

Шшшшх... Ох...

Здоровье: 72%...

Перегородки набухали цветами-хризантемами, распускающимися снегом от разлетающегося хлопка. Острые звездочки-сяренкены зло звенели вокруг, разрезая даже воздух четко видимыми голубыми всплесками.

Шшшааах... Хватит пряток. Клинок разрубил первую-вторую-третью перегородку. Иди ко мне, милая кошка.

Данг...

Кошка ответила сразу, парируя удар парными короткими мече-кинжалами-сайто.

Дзееень...

Киска ударила в ответ и, богом клянусь, еле отскочил.

Курсор-дружок все радовал.

Каракури (голем с заводным механизмом):

Фракция: Звероликий

Район: Каппа

Сила: 55

Ловкость: 55

Живучесть: 150

Скорость: 45

Интеллект: 25

Благородный сандал тонкого девичьего тела. Синий шелк свободного кимоно. Рыжий огонь волос-парика. Темные жемчужины человеческих глаз.

Полутьма зачарованно играла бликами светильников на сталкивающихся клинках, навыки персонажа работали сами по себе. И оставалось только радоваться. Каракури нашинковала бы меня-самого легко и непринужденно.

Данг... Вжих... Плеск крови...

Здоровье: 70%

Данг... Сандаловая крошка и хромота куклы... ДАААНГ... Хрррст... Клинок сайто улетает в сторону... Тонкая рука ныряет в синие шелковые складки... Топ-топтоптоп позади.. Вот и ронины... Алеет рубин искорки на фитиле старинной гренады в тонкой ладони... Каракури смотрит и улыбается глазами... Деревянное лицо неподвижно... Выпад катаны... Дааанг... Сайто парирует... Взмах рукой... Сайто тут же бьет еще раз... Летит в сторону единственный метательный клинок... Хорошо... Катана бьет плоско и сильно... Гренада летит в сторону топота... Каракури бьет сайто... Катана летит в угол... Каракури ударом ноги выбивает воздух... Столб посреди зала принимает меня... Сайто вздрагивает и летит прямо в лицо...

Черт...

Раньше - 7:

Седло, глубокое, жесткое. Подножки очень похожи на стремена для верховой езды. А как еще, если колесо-то одно, пусть и огромное? Фу-у-ух, ну, попробуем. Позади, разрушая такую гостеприимную аптеку, свирепствовали труподелы. Провернул тугую ручку, одновременно ударив по педали. Двигатель гулко рыкнул, «колесо» дернулось, сразу набирая скорость.


Данг! Данг! Данг!


И это вовсе не то, что подумалось. Не пальба из-за спины.


Получен уровень: третий

Опыт: +15

Распределить:


Распределить? Данг! Данг! А вот это уже оно самое! Моноцикл, ревя двигателем, вылетел из единственного выезда с заднего двора. Пронесся точно мимо паромобилей, заставив труподелов, методично расстреливающих лавку фармациуса, обратить внимание на меня.

Пять к силе, десять к уменьшившейся ловкости. И вперед!

За спиной, фыркая, начали погоню труподелы. И что-то знакомое мелькнуло сбоку, перед выездом на ближайший радиал. Что-то очень смахивающее на электроспидер с крокодайлами.


Сохранение


Вот, спасибо, удружили. На кой ляд мне теперь сохранение, если в запасе нет жизни?


Время игры: 00:55:10

Уровень: Красный радиал

Принадлежность уровня: нейтральный

Сохранение: через три контрольные точки

Здоровье: 94%


Радиалы свободны от фракций. Радиалы контролируются сообща. Вот такая странная штука. И именно на них можно развить хорошую скорость. Жаль, нет шлема. Если не справлюсь с «колесом», скачущим диким козлом, подохну раньше времени.

Ветер в лицо, рев двигателя. Квартал по сторонам, смазанными полосами. Разрушенное полотно дороги. Влево, вправо, газануть, нажать на «толчок». Трубки прыжковых ускорителей позади сиденья грохочут. Взлет, мелькнувшая рядом с лицом ошалевшая почтовая сорока. Удар о серую неровную поверхность. Натужный скрип амортизаторов, подбородком об руль, кровь и боль в прикушенной губе.


Здоровье: 93%

Уровень топлива: 63%


Заботливые вы мои, все-то говорите.


Сохранение.

Дополнительное задание!!!

Награда: уникальный самоцвет

Опыт: + 25


К черту! Обогнуть тащившийся впереди открытый драндулет на угле. Вписаться в зазор между двумя тяжеловозами, равномерно переставляющими шесть лап и мерно жующих что-то розовое. Непись в драндулете, древняя бабка в шляпке, с крысой, торчащей из сумки крокодиловой кожи, орала и грозила кулачком. Да-да-да, уважаемый бот, не уважаю правила дорожного движения!


Здоровье: 90%


Это еще что такое? Грохот, донесся сзади с запозданием. Жжение в левой руке совпало с ним же. А? Что это? Перчатка дымилась, прожженная в нескольких местах и расползающаяся на куски. Глянул в зеркало, обомлев. Драндулет растекся по дороге, шипя и полыхая вырывающимися язычками пламени. Слева, еле заметно промелькнув, просвистела блестящая хреновина. Передо мной, в нескольких метрах, полыхнув разом, распустился жарко трещащий огненный одуванчик. В зеркале мелькнул один из паромобилей с разлапистой штукенцией на крыше, уставившейся на меня толстым стволом. И труподелом, уверенно ее ворочающим. Ё-маё, это ж капсуломет!


Капсуломет: станковое орудие с единичной ручной модификацией

Макс. дальность стрельбы: 45 метров

Боеприпасы: напалм, кислота

Урон: 45%

Сила: 50

Интеллект: 40


Вывернул, чуть задев жадное зеленое пламя. Покрышка зашипела, покрылась волдырями.


Ресурс транспорта: 90%


Моноцикл ощутимо повело в сторону, затрясло. Навалился на руль, стараясь выровнять. Справа, где мог бы проехать только что, расцвела еще одна взорвавшаяся шаровая молния. Хреново! Просто хреновасто!!

Слева, треща батареями, выскочил ранее замеченный электроспидер. Приземистая сигара, мягко летящая на трех колесах, таранила воздух округлым носом. На гладком лакированном боку скалилась львиная морда. Не ошибся, меня догнали парни Звероликого.


Крокодайл

сила: 60

ловкость: 45

интеллект: 40

живучесть: 50


Крокодайл, упершись нижними руками в борт, второй парой замахивался визжащей мясорубкой. Кожаных масок, как у меня, боевики Звероликого не носили. Его вытянутое зубастое рыло смотрело грустно и всепонимающе.

Глава 13: здесь и сейчас

Так... так... так...

Хотелось бы сказать, что это идут часы. Но не фига. Это пот капает на пол. Мой собственный ледяной пот.

Кончик сайто уперся в горло. Горячая струйка так и бежит вниз. Тактактактак... это уже кровь застучала.

Ждать последнего удара, того самого, что раскроит трахею, артерии и скрипнет наполовину разрубленным позвонком - врагу не пожелаешь.

Чего не бьешь? Ну?

Каракури застыла. Смотрела едва двигающимися глазами и не двигалась. Стоп-стоп... на заводном механизме? М-да... Аккуратно клинок от шеи и подобрать свой собственный. Больше никто не топочет по мою душу? А где тети-лисы?

Деревянная боевая кукла косилась на катану, так и тянущуюся к ней. Хм, красиво застыла. Надо же, как вышло. И не скажешь, издалека если смотреть, что не живая. Как четко все сделано, как дерево кажется живой плотью. Изгиб длинной сильной шеи, сползшее с плеча кимоно, открывающее идеально плавную линию, переходящую в грудь и мягко скругленные пластины живота. И глаза эти еще... так и смотрят.

00:56:15

Маркер карты звал пройти еще немного. Да, стоит торопиться. А с ней как быть?

Вопрос на засыпку. Очередной. Морально-нравственно-благородный. Стоит ли эдакому воспитанному дону, любующемуся на искусственную деву, чуть не укотрупившую его, оставлять все как есть? И это как раз к вопросу про электроовец, возможно приходящих в сны андроидов.

Пусть эта самая деревянная убивашка тупо противник, сделанный талантами дизайнеров и руководимая ИИ. Но ведь самому порой почти снятся события, когда-то случившиеся здесь. Гонка эта, что должна была закончиться рубкой, умерший игрок, выбравший аптекаря-земноводное, и еще что-то, касающееся персонажа со странным названием. Пряха. И ее смертопряжа. С чего все это возникает в голове?

Вощем, если без всяких рассусоливаний, то стоило бы подумать. Ты ж победил, мужик, угомонись. Свинти к маркеру, забери цацки и вали отсюда, покуда цел. Уловили? Покуда цел.

Вы б, узнав о нахальном клошаре, попавшем в ваш дом, с лихостью и удалью покромсавшему вашу охрану и скоммуниздившего фамильные брильянты, отправили бы за ним механическую убийцу, заводимую ключиком? То-то же... отправили бы. Так чо и рассусоливать нечего.

Эх, красивые карие очи у девы.

Навыки персонажа Дзюбей нравились. Отступить, приготовиться, перенести вес, ударить с легким замахом и потянуть клинок на себя. Вжжжж.... туктууук... и покатилась красивая деревянная голова по досочкам.

Не оставляй за спиной врагов. Даже если они красивые.

00:55:23

Странно... Никого нет. Огромное помещение, перекрытое с двух сторон перегородками, расписанными журавлями, джонками, пагодами, бамбуковыми рощицами, курильницами, пузатыми монахами и гейшами. Куда ж без гейш-то, верно?

Сандалом пахло так же сильно. Разве что прибавился терпко-медный аромат крови. Игра? Да уже и не помню. Особенно в такие моменты.

Деревянные лакированные колонны уходили вверх и терялись в темноте. Да, внутри домина оказался почти пустым. Галереи по стенам, несколько переходов, соединяющих вместе. Парящие где-то под ребрами крыши желто-красные светильники. И странная мертвая тишина.

Маркер вел вперед. О, добрался. Никаких сомнений.

Скромная перегородка, украшенная несколькими иероглифами и черной лисой с семью хвостами. Так...

А внутри? Несколько циновок-татами, курильница в углу, вышитый стяг с мордой этого самого Звероликого. Только что тут куда искуснее. Точно, какая-то крупная кошка, хищная и зубастая. И где же... А вот.

Маркер радостно и прощально замигал. И погас.

Жемчуг Дракона оказался небольшим ожерельем из матово-молочных шариков. И головы дракона, вырезанной из нефрита. Красиво, в общем. И...

- Как интересно.

Голос стлался в комнатенке, мешался с запахом курильницы, сладким и сонным.

День-день-день, запели струны. Мягко и опасно. Также, как опытный массажист легко свернет шею доверившемуся клиенту. Ласково и неумолимо. Хрусть и все.

- Мне как-то не верилось, что ты есть.

Да самому не особо порой верится.

- Даже как-то жаль что-то делать с тобой.

Ой, какие мы добрые.

- Но по-другому никак.

Перегородка занялась пламенем сразу. Бесшумно и жутковато. Огонь жрал полотно и набивку, разбегаясь ровнехоньким овалом, растущим вверх и вниз. А пахло, надо же, вовсе не гарью. Пахло ромом, терпким жгучим пиратским ромом с Барбадоса.

- Ну, привет...

Снова баб... дева. Да чтож такое-то?

Огоньки побежали по колоннам, лакированным половым доскам, дереву перегородок. Огоньки плевались, соединяясь в ярко полыхающую паутину. А та окружала нас вокруг. Ее и меня.

Красивая. Брюнетка. Глаза только желтые и...

Она вывернулась наизнанку. Блеснула алыми переливами сдираемой кожи и брызгами крови. Потемнела, светлея лишь мертвенной белизной кости на месте лица. Стены и белая светлая ткань, не тронутая огнем, задрожали. На глазах налились багровым, поднимающимся вверх и плюющим на гравитацию. Смерть может быть разной. Порой, даже красивой. Но настоящая смерть никогда не станет просто белой. Настоящая смерть всегда мешает оба любимых цвета. Маки и снег. Кровь и молоко.

Хари-Онаго (ведьма-оборотень)

Фракция: Звероликий

Сила: 60

Ловкость: 50

Живучесть: 45

Скорость: 55

Интеллект: 45

От такие дела...

Черные волосы-змеи зашевелились. Потекли в стороны, раскидываясь капканами и силками. Подрагивали, выпрямляясь на кончиках и начиная блестеть стальными переливами. Хрустело дерево, чувствуя их касание. Трещали полотнища с гербами павших домов острова Аматерасу и Звероликого. Волосы-иглы кружились и не опадали, заплетая вокруг меня безумно-прекрасную и смертельно опасную ловушку-торнадо.

Глава 14: здесь и сейчас

Ших-ших... Черный водоворот крутится вокруг, играет, не дает сделать ни шагу...

Ших-ших... Волосища шумят как ветер, играющий с колосьями в поле...

Ших-ших... Аспидные волны блестят, переливаются алыми отсветами светильников...

70 процентов здоровья уже начинают светлеть. На много ли хватит? Не знаю. Надо выбраться, выдраться, уйти из кружащей вокруг мягко-стальной воронки, не выпускающей ни на шаг.

Где их хозяйка? Где, мать ее, сволочная ведьма в белом?

Ни черта не видно, кроме бликов на кроваво-вороном торнадо вокруг...

Вжжж...

Здоровье: 68%

Вжж...

Здоровье: 66%

Вжж...

А, кричишь, слышу, где ты! Навыки Дзюбея не подвели. Отсеченные ударом волосья взвились и рассеялись серо-рыжими сгорающими хлопьями. Ведьма кричала справа, чуть в стороне.

Шаг, прыжок, пропустить выпад бритв, живых и гибких, полосующих воздух и мое виртуальное тело...

Здоровье: 64%... 62%... 60%...

Двигайся, двигайся, мужик!

Толчок правой ногой. Взмыть вверх, поразившись разом сжавшимся и развернувшимся углом зрения.

Вот по бокам вырастают прямые стволы колонн-балок.

Вот прямо в глаза пышут рыжим жаром едва качающиеся светильники.

Вот сбоку, не успевая, бьет сразу несколько игольно-острых копий-локонов.

Вывернуться, штопором закрутиться, пропуская под собой.

Рубануть, разворачивая руку немыслимым в нормальной жизни образом.

Радостно завопить, не сдержавшись, провожая улетающие и растворяющиеся лохмы-убийцы.

Ааааа!!!

Здоровье: 50%

Сукасукасука!!!

Белеющее пятно слева, движется, рваными отрезками отскакивает дальше, мечется по горизонтальным балкам, скачет горной козой.

Чую ее страх, чую разливающееся в воздухе опасение.

Мир краснеет, наливается пульсирующей злобой на весь этот макабр вокруг...

Хотите делать ставки, дамы и господа игроки?! Ха, давайте! Помню кусок сна, где помирал такой же, как вы!

Ведьма - игрок? Игрок?! Курсор оживает, наводясь на нее.

Статус: Игрок

Уровень: 50-ый

Ник-нейм:... Что?! МилкаВанилька?!!

Да и шиш с тобой!

Здоровье: 46%

Наплевать! Багровая ярость захватывает все сильнее.

Дах-дах... ненастоящее сердце бьется пульсом у виска. Грохочет барабаном ритма. Дребезжит нарастающим криком игрока-ведьмы. Осталось немного, осталось чуть-чуть...

Здоровье: 42%

Информация:

Испей из источника жизни

Ронин идущий сам по себе

Алым выделен он

Алым? Да здесь все так и переливается любыми оттенками красного! Или?!

Ведьма кричит, понимая, где ее подсветили. Интересно... Но потом.

Прыжок, разворот, нагнуться, пропустить черные яростные плети над собой, выпрямиться, перенести вес на левую, подпрыгнуть, разгоняя себя, ударить из-за головы, одним смазанным всплеском стали и электронных мускулов, слившихся воедино. Под ярко-алое облако, вуалью-мешком окутавшее голову ведьму. Красивую голову ведьмы, медленно-медленно крутящуюся в полете, срубленную, как кочан капусты. Хреновы извращенцы, черт с вами!

Здоровье: 35%

...Пламя жрало дом Кицунэ. Жадно глотало его, не боясь подавиться. Огонь трещал, плевался искрами занимающихся стен и крыши. Жирно стлался чернущий дым. Пахло умирающим семейным очагом и кровью. А мне...

Мне досталось жадно глотать из начинающей угасать алой красивой головы. Глотать соленое и горячее, обжигающее и едва-едва не выворачивающее.

Здоровье: 65%

Скоты... Повторяющиеся в своих диких извращениях скоты.

Позади вежливо кашлянуло-каркнуло.

- В связи с выполнением заказа могу забрать его лично. - Ворон, нацепивший байкерскую куртку и шотландские берет с килтом, настойчиво повторил фокус с отрыванием скальпа при поднятии головного убора. - Заказчик желает подарить вам портал куда пожелаете.

Стоит ли просить дорогу домой? Вот и думается самому, что вряд ли. А дорога одна. Надеюсь, мне порадуются.

Информация: получено 50 золотых монет

Обрадуется, точно вам говорю.

- Сильва, - хрипнул почему-то сухим горлом, - аптека Сильвы...

Сволочь...

Портал открылся прямо в бушующем пламени. Так что воедино слилось две вещи:

Здоровье: 55%

И удивленно-радостные пиксельные глаза единственного доброго... если такое возможно... персонажа чертовой игры.


Интересно, и часто здесь бывает так плохо и почти безвыходно?!

Раньше - 8

Мясорубка: ручное механическое оружие.

Шнековая убойная часть с дополнительными отводами дискового типа.

Урон: 10%.

Сила: 40.

Ловкость: 50.


Рубящий винт, не меньше полутора метров в длину, с визгом прошелся в нескольких сантиметрах от меня. Мой моноцикл качнулся в нужную сторону, спасая непутевого седока. Мясоед выдохнул облачко желтоватого дыхания, явно включив дополнительные железы-ускорители. За спиной, свист и грохоча, догоняли паромобили. Один, самый маленький и скоростной, начал подбираться все ближе. Вот засада…

Из-под рукава плаща, бодро и оглушающе громко, донесся вопль Кори. Крокодайл взмахнул своей смертоубийственной механизмой, но зацепил лишь заднюю часть крыла «колеса».


Ресурс транспорта: 85%


Наподдал газу, стараясь вырваться и посмотреть на наруч. Оторваться вышло лишь через несколько секунд. Бодро стрекочущий электроспидер ушел в сторону, огибая черт пойми для чего выращенную клумбу с багровым подобием ромашек. Я выровнял машину, зубами сдернув поднесенный ко рту рукав.

Рубиновая отметка компаса недвусмысленно указывала повернуть направо. Прямо на обрушившуюся часть моста, куда летел и я, и преследователи. А что делать?

Рванул ручку газа до отказа, заставив двигатель рыкнуть медведем, и вжался в седло. Будь, что будет. И никакого респауна, помнишь же, полудурок? Сзади накатывал свист и грохот, паромобили старались взять в клещи. Стрекотание электроспидера доносилось тише, но и в этих ребятах я не ошибался. Ищейки гнали зайца. Ну, не хитрого лиса же, если разбираться честно, так?

«Чертово колесо» скакнуло вперед, приземлилось на косо упавший кусок моста, покатился вниз. А-а-а, он же обрывается, а-а-а!!!


Время игры: 01:05:03

Уровень: квартал Енотоград

Принадлежность уровня: Оборотень

Сохранение: через одну контрольную точку

Здоровье: 90%


Я врезался в брусчатку, зависнув на несколько секунд во время полета. Под седлом ощутимо треснуло, моноцикл затрясся взбесившимся жеребцом, что-то лопнуло, с треском, с начинающимся грохотом. Оттолкнулся от подножки, прыгая в сторону и надеясь на полученную ловкость и живучесть.


Ресурс транспорта: 50

Здоровье: 85%


Моноцикл, летящий к лачугам из чайных коробок от «эрл грея», полыхнул, покрываясь жидким разлетающимся пламенем. На ходу переехал нескольких носившихся без толку бездомных чи-хуа-хуа, врезался, смял тонкую фанерную стенку, лопнул взрывом.

Данг! Бац! Тарелки, как обычно, ударили над самым ухом. В глазах все дергалось и троилось, но монеткой не промазал, сразу кинув ее в ухмыляющиеся наглые черные губы.

- За вашу голову назначено пятьсот золотых! Погибло три жителя квартала Оборотня! Опасность для игрока!

А то я не вижу! На еще одну, сразу.

- Переход на подуровень с сохранением через квартал, в таверне! Красиво вам сдохнуть!

Данг! Растворился.

Я встал и, хромая, побежал вперед. С моста, даже и не думая враждовать, спрыгивали вниз преследователи.

Рядом с лицом, вжикнув и задев висок, пролетел самый настоящий болт, вспыхнул, разлетающейся боеголовкой. Черт, я уже успел полюбить это ухо!


Здоровье: 70%


Что за напасть? А, вижу. Между хижин, тянущихся до квартала угрюмо нависающих над улочкой трехэтажек с острыми крышами, мелькали лохматые силуэты. Ушел, что называется, от погони в безопасное место. Это же Полосатые Еноты, одна из местных банд. В стенку сбоку, украшенную рекламой «Геро-колы», со звоном воткнулся следующий болт. Прокрутился, лопнул, разнося фанерку в клочья.


Острострел: холодное дистанционное оружие

Боеприпасы: арбалетные модифицированные болты

Урон: 3%

Сила: 15

Ловкость: 20

Интеллект: 15


Вспыхнула, загоревшись, еще одна хибара. Позади, захлебываясь, чпокал выстреливаемыми зарядами капсуломет. Я бежал, видя перед собой цепочку разворачивающихся огненных разрывов. Жужжал шнек мясорубки, подгоняя еще лучше. Рубиновая точка компаса разгоралась, доказывая верность маршрута.

Я споткнулся на зеленой бутылке, упал вперед лицом, успев только кувыркнуться через плечо. Треклятая емкость, звеня по брусчатке, покатилась в сторону.


Здоровье: 68%


Проводил ее взглядом, автоматически прочитав красные буквы этикетки. «Clan Mc-Gee». Судя по россыпям битого зеленого стекла и множеству размокших этикеток, любимое пойло местных упырей. Упорный крокодайл, смахнув с пути несколько Енотов, оказался первым. Мясорубка, завизжав, прошла в миллиметрах от моего лица. Выбери я труподела, и все, прямо сейчас. Но выбрал-то ловкача.

Клубком откатился назад, пружинисто вскочил, выпалив из «дыробоя». Крокодайл заревел, получив заждавшихся крови шершней в морду. Полетели ошметки, брызнуло красным.


Урон противнику: 19%


Тесачина выпрыгнул из ножен на спине, удобно устроившись в руке. Да, в нормальной жизни я весь из себя добрый и ванильный, аж до розовых сопле-слюней, есть такое дело. Но здесь…

Тесак закрутился вихрем, унеся в сторону подвернувшегося ворчуна-енота, старательно желавшего покоцать меня битой, ощетинившейся гвоздями.


Урон противнику: 87%

Получено: два уникальных боеприпаса к «дыробою»


Вовремя, ага! Завертелся вокруг ревущего крокодайла, на-на-на-на! Тесачина пластал непись, нарезая некрасивыми и несимметричными дольками.


Урон противнику: 19%... 20%... 15%


Крокодайл, ревя, воткнул мясорубку в подвернувшегося енота. Того развалило надвое, боковые диски, визжа, выпотрошили парня прямо на его же камрада, несшегося ко мне с двумя ножами. Ха, хрен вам, да маленько! Взмах – жих, взмах-жих!


Урон противнику: 95%

Урон противнику: 40%

Урон противнику: 90%

Здоровье: 60%


Что такое?! Труподелы, добрались! Трое ребят в черно-красном и масках мелькали близко. Первый стрелял из капсуломета, вот и зацепило. Вокруг радостно полыхали хибары местных ботов. Сами неписи, дружно и не особо организованно, решили отомстить и навалились и на моих врагов и на меня самого. И становилось их так много, что мне оставалось только обороняться. Пропуская удар за ударом.


Здоровье: 58%... 55%... 52%... 50%...

IRL 3: здесь и сейчас

- Люди уходят в Игру из-за зажратости, - авторитетно заявил Витюша. – Чего еще может быть-то?

- Месяц назад несчастный случай был, помнишь? – поинтересовался Шварц. – Там еще напротив халупы, где откинулся игрок, стояла такая халабуда, где крутили из котят знатную шаурму.

- Помню, выезжал. И что?

- Что, что… - Шварц вздохнул. – Раз помнишь и ничем не возмущаешься, то согласен и с хулупой и с шаурмой из котят. Но кошаки-то хрен с ними, а вот халупа, Витенька, да?

- Ну да…

Стажёр Пётр переводил взгляд с одного на другого и совсем потерялся в нити разговора. И даже открыл рот, чтобы возмутиться.

- Не только от зажратости, - поправился Витюша, - от плохой жизни тоже.

- Именно. От чего угодно. Мир такой вокруг, из него убежать можно, вот и бегут. – Шварц закурил еще одну. – Дела нет настоящего, или не хочется заниматься, или просто в жопе самолюбие заиграло, перемешанное с инфантилизмом и ленью, поскакали из серости с метро, соевыми пельменями и картоном, пропитанным дерьмом вместо табака… вот и идут в нее, в красивую цветную ненастоящую реальность.

- А там вместо рваных китайских джинсов и толстовки с распродажи сияющие доспехи или мантия некроманта, в кошельке звенят золотые, бьет копытом Плотва, а все эльфийки с орками, на подбор сисястые да стройные, сдирают бронебикини и жаждут совокупляться… - Витюша покачал головой. – Или, как год с чем-то было, всему виной была Светка Ли из параллельного класса, на осеннем балу решившая переметнуться к мажору-второкурснику с мускулами и загаром.

- И чо было? – поинтересовался Пётр.

- Да чего, чего… - Шварц хмыкнул, рассматривая разводы от кофе в чашке. – Родителям вдруг вступило мотануть по горячей куда-то на Фиджи, а хлопчик, отказывавшийся ехать из-за типа экзаменов и этой самой Светки, вида не показал и ушел в Кровавый хоккей на все десять дней. Заплатил какому-то упырю, тот капсулу перепрошил, поставил девайс на сутки работы и свинтил. Капсула отключила джипиэс, включила сраный гаджет и замкнула сутки на круг, снова и снова. Те вернулись, а в кресле мумия фараонова, воняет дерьмом с мочой, а в Игре дохлого чемпиона уже даже кремировали. Брат-то твой чего пропал?


Стажёр пожал плечами:

- Не знаю. Он жил отдельно, ему квартиру подарили сразу, как школу окончил. И пропал. А в Библике, год назад, пацан знакомый нашел не зачищенный след от входа в порт, откуда Пашка в последний раз входил в игру. И не выходил. Только доказательством это не выступило и доступа нам никто не дал.

- Хера се, тайны мадридского двора… - Витюша хитро шмыгнул и покосился на Шварца. – А на ловца-то, как говорится и зверь.

- И не говори. – Шварц ухмыльнулся, не менее хитро. – Знаешь, Петя, а я очень рад, что ты к нам попросился… Честное слово.

- Я б сказал – честное благородное слово. – Витюша потянулся к толстой папке, бросил на стол и развернул к Петру. Тот прочитал название дела. И остановился взглядом на одном месте, остановился и перечитал еще раз.

«Основной продукт: сетевая игра жанра грим-дарк/нуар/паро-дизель-панк «Библионекрум».

- Вот такие вот дела… - Шварц хмыкнул. – И ведь кто только в нее не играет, в эту дрянь. Даже самые типа добрые и духовно-богатые личности. Либо наоборот.


Бывшие футбольные фанаты – это нонсенс. Такое тупо невозможно, баста и точка. Перестал ходить на мяч, забиваться на после с парнями из другой фирмы, квасить все, что горит и тупо жить непонятной другим жизнью? Ничего страшного, внутри все такой же, сваренный из брусков холодной стали.

- Вася!

Ну, здравствуй, Василий, что ли… Приехал тогда с командировки. Намотав в очередной раз немало километров, от Магнитки, да-да, до Нефтекамска. А тут, надо же небывалое дело, новенький. Оказалось, даже мой сосед, сидит себе справа, мелькает рыжеватой бородкой, аккуратно подбритой в тонкие линии по щекам к вискам. Знакомое дело, надо же, где такое видел?..

К четырем часам нашего самарского, тогда шедшего вообще нога в ногу с Мск, делать становилось практически нечего. Почему? Потому как в Башкортостане все люди, умевшие что-то решать, давно уехали домой, к чаю, баурсаку с лагманом и прочим вкусным радостям. Даже если там вовсе не балеш с чак-чаком, а совсем даже обычные православные щи и чай из пакетиков. А сосед, становилось ясно почти безошибочно, жутко устал изучать тактико-технические характеристики отопительного оборудования. А еще он курил, угу.

- Пошли курнем.

Сигарета есть средство коммуникации и возможность поговорить наедине. Нарушать разговор за перекуром тупо невежливо.

- Василий?

- Дмитрий?

- На мяч ходить не перестал?

- С чего вдруг такие мысли?

- Ты ж хулс.

Василий поскреб бороду. Улыбнулся

- Сильно заметно?

- Весьма.

- Раньше было дело.

Моя сестренка в восемнадцать влюбилась в радикального эколога, левого по призванию и анархиста по сути. Упорола в столицу, прожила год и вернулась. И продолжила борьбу с правыми. Как-то же так выходит что где правые-наци, там и хулсы. И они жутко не любят шавок, ну, антифа, антифашистов. Так что увидеть хулса, пару раз влезая в эти дела, вполне возможно.

Когда учился и работал в охране, случалось охранять матчи и смотреть за восьмым сектором. Его-то наши хулсы с правыми облюбовали давно. Но, если честно, работе оно никак не мешало и на наших отношениях никак не отражалось, если не сказать наоборот. Хулсы ребята бойкие, за словом и звездюлем в карман не лезут, распечатывая одно и другое сразу.

В июне, когда купаться полезет только самый убежденный любитель этого дела, контора бухала на небольшом теплоходике. Накидавшись как следует, кто-то заявил о обязательном крещении. Мол, тебе, уважаемый Василий выпало тут же и немедленно окунуться. Сказано – сделано, хулсы, как старая любовь, никогда не ржавеют и не покрываются пылью. Вася сиганул в почти ледяную Самарку, хлопнул, вылезши, сто грамм и стал в доску своим.

А работал он шикарно, если не сказать больше.

Директором был у нас в то прекрасное добро-стабильное время питерский охотник и рыболов, поставивший на заставку Боярского во всем мушкетерском и ставший после такого Дартаньяном. Дартаньян хорошо делал некоторые вещи, как-то:

Выедать мозг через ухо по любому поводу, прилетевшему с Питера.

Очень интересно считать зарплаты, особенно при изменении мотивации и отсутствия контроля.

В рабочий день уезжать на лодочную и возиться с купленной моторкой.

Внимать мудрым речам главбуха, даже когда та лезла не в свое дело и пудрить мозги своим женщинам.

Решать проблемы с теми, кто был его контрагентом, когда он сам был обычным менеджером по продажам в Питере.

Васе выпало работать с Ульяновском, а где тот, там и, скажем, Нурсултан. Известный на все Поволжье бизнесмен, меценат, селфмедмен и поклонник футбола. И, самую чуточку, сайентолог, ну, может и бывший сайентолог. Человек с хваткой, связями, умением работать так, что другие завидуют и всеми прочими качествами настоящего делового человека. Ну, разве что чуть порой избалованного. Но, как и в любом бизнесе, такие люди, нужные как Роскосмос заводу имени Кузнецова, такое себе вполне даже позволяют. Единственным плохим нюансом, даже в текущий на дворе жирный тринадцатый год, было нежелание организации грузить его в долг.

Когда что-то шло не по его сценарию, тот набирал Дартаньяна и они долго, божась, обещая и хваля друг друга, решали вопросы. Основным делом директора после этого было убрать в сторону ПДЗ. Ну, обычную просроченную дебиторскую задолженность, самое рядовое дело при работе в кредит.

И… И набрал как-то нашего коллегу-бывшего-хулигана человек Нурсултана, требуя, немедленно и сразу, отгрузить грузовик самых свежих и вкусных газовых колонок. А машина уже у нас во дворе, да-да. И колонок-то ему требовалось не каких там Васе нужно отгрузить, а исключительно подешевле и ходовых, что сами себя продают. Само собой, что в долг. Опять.

Василий, строго смотря в стену напротив, вздохнул и, прослушав весь нагловатый полубред, очень по-деловому и крайне вежливо, ответил:

- Уважаемый Александр, к сожалению, не имею таковой возможности без закрытия долга по пред-пред-предыдущей отгрузке.

Судя о высоким тонам и воплям, доносящимся из телефона, в бедные Васины уши швыряли с того конца просто исключительное говнище, мерзкое, липкое и редкостное по консистенции дерьмо. Но Василий не сдался, вновь поразив нас всех дипломатией с тактом, отклоняя поползновения жаждущего колонок сотрудника Нурсултана:

- Нет, Александр. Именно, Александр. Да, Александр, вы верно меня поняли. Да, пусть он сам набирает директора.

На дворе жарило солнце, кипело лето, наш руководитель, полностью понимая всю важность своего присутствия в организации в самый сезон, изволили находиться на лодочной, ковыряясь в лодке. Праильно, товарищ майор, надо же нервную систему расслабить. Именно так.

Не достучавшись до любителя рыбной ловли и катания с мотором, немного избалованный бизнесмен звякнул Василию.

Неизвестно, что точно было сказано с Ульяновска, хотя лицо нашего хулигана перестало быть каменным. Но точку в разговоре поставил именно он:

- Я работаю на организацию. Если мне скажут, отгружу. Так разговаривать со мной не нужно. Идите на хер и всего доброго.

И отключился. Кто-то аплодировал стоя, кто-то охреневал и предвкушал будущие кары, Трусов, как обычно, считал профит по сделкам, Аня восхищалась и желала курить. В коридоре нам встретился багрово-яростный директор, летящий к Васе. И мы даже немного перепугались.

Но все обошлось. На годок. Через год, когда директор вернулся к Питеру, жене, Мариинке и бивню мамонта в Кунсткамере, Вася уехал проверять склады Нурсултана на предмет хотя бы какого-то наличия нашей продукции в счет долга. А вернувшись, обнаружил штраф в размере зарплаты за его любимую организацию. Штраф выписал куратор с Питера и наш коллега, занявший самое важное офисное кресло в нашем филиале, ничего сделать не смог. И точно, не из своей же, стажерско-директорской зарплаты платить за косяки менеджера. Ясен пень, он же виноват.

Если честно, я до сих пор восхищаюсь твердостью характера Васи, так красиво

сказавшего в тот день:

- Идите на хер.

Глава 15: здесь и сейчас

Красный капюшон мелькнул в веренице машин и пропал. Сильва явно не собиралась догонять неведомую Рэд Худ. Ну, так, чисто по-женски явно и немного обиделась. Для порядку, стоит полагать.

Радиал плавно убегал вперед и чуть вверх. Куда-то туда, где виднелась нависающая над всем Грин-Гласс громада цитадели. Остроугольная, колко смотрящая шпилями башен, окруженная парящими точками. Что это интересно...

Тук-тук-тук... А это ведь чуть сильнее бьется сердце. Да точно вам говорю, так и есть. Не пойми с чего мое альтер-эго из набора электронного кода взволновалось. Встревожилось, если точнее. Да так, что просто чувствуется интерактивным телом, радостно ощущающим все сто процентов нереального здоровья. Чтож такое, память, ау, ты где?

Сильва вела, сосредоточившись на дороге. А как еще, когда поток транспорта серьезный, скорость высокая, копов нет, и всем плевать на правила. Натурально, нагло и тягуче плевать на правила. Каждый гоняет как ему хочется. И хорошо, пока никто не разбирается прямо здесь. Учитывая местные нравы - оно легко.

Подобьем имеющееся, подведем черту и прикинем к носу ху... вощем, подумаем. Благо, спокойно... тьфу-тьфу, лишь бы не сглазить.

Так ничего и не понятно

Выполнение заданий светит либо экзотичным вариантом сдохнуть, либо типа заработать

Все. Больше информации ноль. За исключением хотя бы какого-то понимания процесса вокруг хотя бы в кастрированном виде. Кастрированный вариант подсказывал совсем невеселую картину.

Ты, браток, завис здесь явно не по своей вине. Какому идиоту придет в голову запрятать своё "Я" в игру и без возможности как-то выбраться? Ну, не считая пары-тройки десятков игроков-японцев, помирающих прямо в процессе. Чуйка подсказывала отсутствие крови сынов и дочерей Ниппона в моих настоящих артериях и венах с капиллярами. Равно как точно говорила о "сыновьести", и никак не женской природе реального организма. Хотите верьте, хотите нет.

Итак, получается следующее:

Кто-то запихнул сознание внутрь насквозь искусственного мира. И выбраться отсюда, судя по всему, можно только пройдя игру. Как можно пройти сетевую игру - понятия не имею. Но придется как-то крутиться.

И если уж Грин-Гласс весь пропитан алчностью, низкими желаниями и все такое, остается немногое. Как минимум - заработать побольше и на этом отыграть возможность покупки нужных знаний. Наверняка, если искать и рыть землю, концы сойдутся с концами.

Безфракционные наемники ждали меня впереди и, хотелось верить, начало пути к настоящей жизни-свободе - тоже. Посмотрим. А пока покрутим головой по сторонам.

Полюбопытствуем, полюбуемся. Есть на что, кстати.

О как, натурально, тут есть ОБЧР. На полном серьезе, у лотка с жратвой, смахивающей на жареных кошек, насаженных на прутики и ведра с куриными ляжками в панировке, стоял небольшой металлический шагоход с кабиной на выпуклой груди. Сидящий внутри хрен, одетый почему-то в длиннополый кафтан времен мушкетеров и белый курчавый парик, о чем-то трепался с милой мазелькой, одетой как проститутка из комиксов, протягивая ей букетик лютиков. Хм... вопрос у меня один...

Интересно, есть ли паровой Бамблби?

М-да... Нет бы чего умного и нужного вспомнить, да? А голове накласть. Голова подсказывает всякую фигню. Зачем, скажите на милость, вспоминать имя трансформера?

Интересно, что ждет в какой-то там кантине? Надо полагать, сетевые воины-наемники того самого... серьезные люди. Если не сказать - крутые.

- Тебе туда! - Сильва ткнула пальцем в сторону. И скатилась к тротуару. - А я тебе еще раз помогу. Тебе надо обновить инфо-выход. Сам тормозишь и данные тормозят у тебя. Прыгай, а я их уведу. Беги в кантину, быстро и незаметно

Информация:

За вашу голову назначена награда: 100 золотых

Заказчик: клан Кицунэ

Твою...

Прыгнул, не задавая вопросов. Спасибо, Сильва. И еще раз. На моем месте, за ее спиной, возник Я, собственной персоной. Этакий неуловимо-ненастоящий… Если всматриваться вблизи. Сколько у нее козырей за декольте корсета и сорочки? Кто знает...

Спрятался за мирно пыхтящим мусоровозом и проследил глазами широкий низкий экипаж, бегущий без видимого котла. И за троицей в нем, явно прущих именно за парочоппером Сильвы. Ох, вот подстава-то, а?! Удерет? Или здесь все же не беспределят?!! ну и рожи...

Проводил глазами и повернулся к кантине. Путь, значит, к свободе, лежит через нее. Через привал солдат удачи, диких гусей, псов войны и все такое. Угу, точно.

Вот это место? Это ж какой-то леденцово-карамельный домик для пионерок и мальчишей-кибальчишей, а не притон хмурых убивцев с пушкой-шестистволкой Гатлинга за пазухой, право слово.

Ничего героического или хотя бы похабного. Вот без обид, но душа просила канкана, мазеличек в развевающихся юбках, запаха рома, джина и виски вперемежку с недавно выпущенными в лихой драке кишками и лениво выветривающегося сгоревшего пороха. А тут...

Хотя...

Реклама началась уже на подходе. Весьма, надо сказать, толерантная.

Вот так вот, наклеенные плакаты в три цвета веселили пинапом и удивляли им же. Только мужским, видать, тут феминизм победил по самое не балуй и никого не смущает одновременный сеанс мужского-женского стриптиза, не иначе. Небесный Стюард и мир хипстерско-фетишной похоти просто-напросто. И даже рояль за дверями бацает.

Двери грохнули, выпустив весело хохочущую троицу.

- Спор - дело чести! – вышедший блондинчик с кольтами пьяно икнул. - Держи, незнакомец. Покути за счет Морриса.

Ладонь поймала несколько увесистых серебряных кругляшей с отчеканенным орлом. Однако...

- Моррис любит веселых девочек, - пропела правая.

- И они отвечают ему взаимностью, - подхватила вторая.

- Лови день, парень, - посоветовал неведомый Моррис, - а мне пора. Кто знает, куда меня принесут порывы западного ветра? А, да! Увидишь Джи, передавай ей привет!

И подмигнул.

Джи, привет, ага, передам.

Пошел-ка я внутрь. Ну его, разбираться в пьяных бреднях.

Вот так вот. Прям ожившая детская мечта, точно вам говорю. И, как всегда, внешний вид частенько обманчив. Дым коромыслом? Это не про «здесь и сейчас», это о детском садике на Новый Год. Тут не просто дым, тут чад кутежа во мгле пучин Ада, Содом с Гоморрой, подвалы шотландской винокурни, Мулен Руж и клуб по интересам, причем интересам членовредительским и пахнущими порохом со сталью.

Да здесь прикольно, слово чести. А если оглядеться? Воу-воу, какие люди, полегче-полегче.

Баг

Награда за голову: 120 золотых

Неплохо

Ворон

Награда за голову: 110 золотых

Здорово, брат!

Штырь

Награда за голову: придется доплатить

Бывает...

- Смотрите-ка... - протянул ленивый наглый голос, - что нам тут кошка принесла.

Это про меня "что"? Да я...

Ленивый бас прилагался к оглобле под потолок, со статами, давящими мои как тапок таракана. Вырастающий вместо правого глаза монокуляр для винчестера, шляпа-котелок, хром револьверов «кольт-нави» в кобурах, саржевая зеленая рубаха, кожаный жилет, почти как у меня. «Почти» мерялось узорами, мягко переливающимися в слотах камнями-артами

- Хорош, Проповедник, - вот второй голос мне понравился куда больше, даже чуть больше, чем сама красотка, вся в этаком платье викторианской дамы, решившей, что стоит немного попанковать в стиле Мэдмакса. - не трожь мальчика. Это нечестно.

- Пойдем... - она не представилась, а полоска с именем оказалась закрытой. - Чего пялишься? Мы здесь немного как-бы почти все давно должны быть уничтожены. Кто-то скрывается, кто-то наоборот. Пошли, тебя ждет Ма.

Ну, пойдем.

Дым коромыслом. Потоки спиртового. Девки пляшут канкан на столах. Пахнет мясом. Красота, блин. Это ж по мне, наверное?

Скупые суровые удовольствия. Сказал бы, что мужские, но нет, неприкрытых женских персонажей, этаких амазонок с ремингтонами наперевес тут немало.

- Ма, новенький...

Уже?

Девчонка отодвинула ширму. Отдельная кабинка?

- Проходи.

Пришлось сглотнуть. Пробрало. От такой-то хрипотцы. От такой вот Ма. От декольте с матовыми идеальными полушариями в нем, от лилового и шелкового, туго обтягивающего и открывающего, до смуглой кожи, бархатом переливающейся на голой части бедра, аккурат между чулком и нижней кружевной юбкой. Сволочи разработчики, ваистену.


Глава 16: здесь и сейчас

- Присядь... - Ма показала на кресло напротив. - Есть о чем поговорить.

Присел. Ну, говорить, так говорить.

- Ты молодец. Справился там, где не каждый сможет.

- Спасибо.

- Но то ладно. Дружок, ты, думаю, задаешься вопросами. Что да как, почему и из-за чего?

Надо же, кудрявить твои кудряшки, прям психолог.

Профиль закрыт, ничего не видно, но прямо кто-то уважаемый. Интересно, почему. И о чем-таки будет разговор.

- Тебе же хочется узнать кто ты такой и как отсюда выбраться?

Да, хочется. Хотя бы в чем-то разобраться.

- Могу помочь. Есть заказ.

О как. Есть заказ.

- Почему мне?

- А ни один нормальный игрок не возьмется. Пятьдесят на пятьдесят, что потом придешь в себя. А тебе терять нечего. Ты же даже не знаешь - настоящий ты, либо непись.

Да я... А чего я? А и впрямь не знаю ни шиша.

- И что получу?

Ма выпустила струйку дыма, затянувшись через перламутровый мундштук. Табак пах вишней.

- Имя. Причину почему здесь. И правду о том, как выбраться.

Вот так, значит. Без ухищрений. Сразу и в лоб. Как будто кто специально сюда вывел. Хорошо. Хотя...

- А почему ты делаешь заказ?

- В смысле?

- Ну, вороны там, зеркала, печати...

Ма усмехнулась, качнув для эффекта всем, что красиво колыхалось. То еще зрелище...

- Ну, если хочешь, то можешь дождаться очередной птицы, сдирающей полбашки тупо из-за кода в программе. Вопрос только: какой будет заказ? Здесь все по-другому, дружок. Уровень выше, правила сложнее. Переговорщики вовсе необязательно с крыльями и в бескозырках.

- В цилиндрах.

- А не накакать?

- Да вполне.

- Ну, вот видишь... Так возьмешься за заказ?

- Рассказать про него не судьба?

Ма улыбнулась. Чарующе и обезоруживающе прекрасно. Снятие параметров, трехмерная маска лица+наложенные эффекты. Надо же, откуда такое знаю?

- Тебе нужно найти девочку-ведьмочку. И убить.

- Убить?

- Убить. Это Библик, дружок, здесь частенько убивают. И не стоит искать в заказе политического, личного или еще какого-то там двойного дна. Это игра, запомни. И тебе, всего-навсего, надо пройти сложным путем, выжить, найти девчонку, шлепнуть, принести ее голову мне.

- Натурально?

- Фигурально. Я ж сразу узнаю, что ее нет, Библик всегда рассказывает о смертях и, в особенности, о их способах.

Вот так вот. После странного сна-видения про погибшего жабо-аптекаря и "пятьдесят на пятьдесят" что в реале кто-то выйдет из этого самого задания. Взять и убить. Не задавая вопросов. И, если повезет, выйти отсюда. Безо всяких долгих поисков истины, себя и смысла в происходящем.

- Печать нужна?

Ма блеснула неожиданно алым глазом. Провела пальцем по доске стола. Та зашипела, пойдя дымком и темнея на линии рисунка. И тут же зашипела вновь. Дерево, горящее под нажимом бордового ногтя, затухало, покрываясь густой красной кровью. Печать появлялась прямо перед глазами, набухая комариным брюшком, светясь лютой страшной злобой.

- Согласен? Протяни руку...

Информация:

получен заказ

Цель: аннигиляция персонажа Прю

Заказчик: неизвестен

Оплата: по договоренности

Принять. Да/Нет

Да, мать вашу...

Протянул ей руку. Ожидал удара чего-то острого и страшного. А получил неожиданное. Руку чуть не выдернуло из сустава. Боль от ее зубов, впившихся в запястье, отдавалась по всему телу. Твою мать...

Заказ подтвержден. За отказ от заказа предусмотрено наказание.

Да ну, снова?

Ма улыбнулась, вытирая краешек рта кружевным платочком.

- Твоя смерть будет страшно-красивой. Вот такой.

И показала за мою спину.

Каркнуло, окатило прелыми мокрыми листьями и свистом ветра. Зашелестело влажной грубой тканью. Чуть пахнуло смазанной кожей и сталью, едва тронутой коррозией. И старой заскорузлой кровью. Пришлось оборачиваться. Блин... разрабы то ли фетишисты, то ли женоненавистники... Почти два метра сплошной мраморно-белой красоты, прикрытой лишь постоянно развевающейся католической рясой, разорванной и разрезанной на самых интересных местах. Ну, и коса, да. Фига се Смерть...

- Мне бы вводных получить... - обернулся к Ма... И... Дичь какая-то.

Женщины напротив не оказалось. Лежал конверт, залепленный красными сургучовыми печатями. Красота, блин.

Раньше - 9

- Поздравляю. У тебя явно появился тайный болельщик. Ставки из-за него поднялись, и моя оплата тоже.

- Очень рад. – Буркнул я. – И?

- Но это нечестно, ты же понимаешь.

Нечестно? И что теперь меня ждет? Кишка, пульсирующая под моим задом, возьмет, и переварит меня прямо здесь? Или… Отдернул рукав, уже слыша звонкое бряцание над ухом и уловив косую усмешку Варги.


Информация!


- Пошел к черту! Сам уже все понял. – Копия Крылатого обиженно надула губы и взорвалась соплями, забрызгав мне напоследок лицо. Отомстил, маленькая жадина, молодчага.

- Видишь, как я тебе помогаю стать нормальным, думающим и быстро соображающим человеком? – Варга ласково улыбнулась. – Ну, пока. До скорой встречи. Надеюсь, ты доберешься до меня.

Я вздохнул. На наруче, со скрипом разодрав выделанную темную кожу, возник новый циферблат. Золотистая кружевная стрелка, с щелчком сдвинулась с места, поползла к мерцающему изумруду на отметке девяти часов. Итак, мне ограничили время прохождения. И, совершенно не удивив, так и не подарили респауна.

…..

Фабрика занимала целый район, не меньше. Огороженная стеной и обвязаная по ней же колючей проволокой. Башни, прожектора, пулеметы. И мне внутрь. Чудесно.

Фабрика. С большой буквы Ф. Темное, парящее и дымящее скопище цехов, корпусов и испытательных площадок. Место власти одного единственного существа, полностью не имеющего в себе какой-либо органики.

Железяка. Железяка, мать его. Местный аналог Тони Старка. Ни шиша не добрый, ни фига не благородный и ни капельки не человечный. Алчная, злобная, безумная хреновина, покрытая пластинами лучших металлических сплавов, имеющихся в Библионекруме. Повелитель самоходных пушек на четырех-шести лапах, а не на колесах с гусеницами. Хозяин птиц, несущих под крыльями торпеды с бомбами. Гений, всю интеллектуальную мощь направляющий на любимые игрушки не выросших мальчишей-плохишей... На оружие.

За моей спиной алеют точки. Десять штук. Штурмовой отряд големов патруля. Кто-то, явно ставящий против меня, направил запрос в редкостно мерзкую контору, отвечающую типа за правопорядок в городе беззакония. Потому отступать некуда. Позади ждет немногое, а здоровья и на него не хватит. Потому как у двух големов Красного отряда в ручищах темнели бревна картечницы Гатлинга. Не Ловкачу на открытом месте, выжженной пограничной полосе фракции, прятаться от них.

Осталось одно. Двигать вперед.

08:25:13

Почему плохо игроку фракции Фокусника оказаться на Фабрике? Ну, потому что Железяка ненавидит моего как-бы босса? Верно. Но не только по этой причине. Любой живой, оказавшись здесь и не имея клейма-шестеренки, имел большое количество разных милых вариантов дальнейшего. Например:

стать мишенью для испытаний нового пулемета. Или автоматического арбалета. Хрен редьки, как известно...

превратиться в подопытную крысу для вживления механических протезов-имплантов стать такой же животиной для конкурентных и неудачных опытов с живой плотью а-ля Звероликий

тупо превратиться в раба и обслугу

оказаться в супе за-ради белка для рабов, ведь Железяка не дружит с Фермами, а жрать надо и неписи

ну, и все такое, понимаете, да?

Что делать? Верно, ползти вперед на пузе, плюясь от унижения и прячась от вездесущих лучей прожекторов. На Грин-Гласс опустилась ночь и тьма рождает чудовищ, врагов и воров. А объяснение что, мол, мне тупо напрямки вот здесь, давайте куплю туристический билет - не прокатят. Поймают, и... смотрите выше.

Останки домов, разнесенные в хлам, прятали плохо. Судя по рисунку и объемам дыр, проломов, выбоин и воронок, инженеры Железяки явно использовали остатки райончика как мишени на полигоне. И ползти здесь... не особо. Никакого удовольствия. Крошка кирпича, гравий, куски железа, все острое и шуршащее. Фу...

На кое-где имеющейся штукатурке сохранились надписи. Видать, ранее забредавшие игроки развлекались. Ну, и не только:

Гендальфа в президенты

Метро наши краса и честь, а сталкеры и у пиндосов есть

Рус лучший

Махан рулит

Сталкер наше все и честь, а метро и у поляков есть

Курвавашамать, Геральт зе бест

Ну и так далее. Вселенски важные вопросы, не иначе.

Так... скажу вот чего, по секрету... я читер. Мне тут подкинули карту местности, где лучше пройти. И вот туда, во-о-он к тем желтым фахтверкам, сейчас и пру. Лишь бы успеть. Потому как вижу патруль.

Железяка точно не дружит с головой. Или его куратор в студии разрабов. Полагаю, есть у этого упыря комплект лат с Железным крестом, не иначе. Ну, а как такое объяснить? Самые настоящие тевтонские арийцы, в противогазах, с овчарками-киборгами, да совсем какие-то упыри в фашистских шлемах. С пулеметами МГ-42, во как. И прожекторы, туда-сюда, так и снуют своими белыми полосами, выхватывают из тьмы все, до последнего ломаного кирпичика.

Черт... Замираем, и...

Звонко хрустнуло прямо под пупком. Полет. Удар. Темнота.

У-у-у... Даже в игре вроде, а сознание потерял. И что тут?

Красиво.

За спиной зашуршало. И лязгнуло.

И... Офигеть. Человек-мотылек что ли? Маска с вездесущими очками, сейчас так и играющая зелеными огоньками внутри единственного большого глаза-окуляра, кожано-металлическая сбруя, плюющаяся по бокам искрами от аккумуляторов. И крылья, голубые дуги, не пойми как удерживающие упыря в воздухе.

Глава 17: здесь и сейчас

Конверт притягивал. Если не сказать - манил. Осталось только взять и распечатать. Сломать красный сургуч и прочитать.

Взял в руки и понюхал. Как в долбаных фильмах про Шерлока Холмса. И...

Интересно. Пахло вереском, полынью, карамелью и чем-то неуловимым. Странный и приятный аромат.

- Эй, бродяга...

Хрипло. Нагло. Жестко. Так и тянет определить: четкий, дерзкий, как еврей одесский. Но... Эт она.

Когда женщина зовет тебя таким тоном, лучше не пытаться удрать. Стоит довести дело до конца. Какого?

Тут уж как выйдет.

Когда так нахально стараются поставить на место, рассусоливать не стоит. Беспонтово. Это как с гопниками ночью и где-то на окраинах. Можно потрындеть или можно подраться. Результат один и тот же.

Что стоит ждать, услышав такое за спиной? Плюшку или чего похуже? Пятая точка вовсю вещала про "похуже".

Что стоит сделать, услышав такое в таком месте? Праильна, трщ майор, взять в руки оружие.

И не трындеть. А стрелять. И пофигу, чего выйдет.

Тихо-тихо и незаметно... щелк-щелк... сколько осталось патронов-зажигалок? Пять.

Ты в кабинке. Стенки с обеих сторон, а вот стена только перед глазами. Что слышал перед голосом, вспоминай!!!

Человеческая память способна на многое. Даже в игре.

Тяжелая, вперевалочку, походка. Еле уловимый шелест подошв. И так-так-так, вбиваемые в паркет шпильки. Угу...

Скорее всего, та самая троица, уехавшая за Сильвой. Зеленокожая негритоска, с ней здоровенная хрень, типа полутролля, горящего алыми глазами через очки, с зубищами как у бобра по всем челюстям и хрен в балахоне, поблескивающий окулярами маски, с винтарем не хренового размера. Ну да, так оно и есть, скорее всего. Времени прошло достаточно. Вопрос другой: что смогу сделать и как.

- Я с тобой говорю.

Ну... видно прав в рассуждениях. Так чо... Поехали!

Здрасьте, красавцы и красавица!

Статус: наемник

Ник: Ноулз

Фракци...

К черту!

Жжжжах!!!

Вырубить облома с красными глазами первым выстрелом.

"Зажигалка", взвыв, шандарахнула прямо в том месте, где должна быть шея поганца. Разорвалась брызгами напалмового фейерверка, неожиданно жадно пожирая плоть игрока.

Данг!

Москиты: заряд самонаводящейся дроби

Урон:...

К черту!

Здоровье: 83%

Жжжах!!!

Зеленокожая Ноулз ушла в сторону в пируэте, что так и тянуло назвать "изящным". Как в книжках для девочек и про героически всех нагибающих девочек. Хорошо хоть у нее не тоненькие пальчики, а вполне себе пальцы. И не попка, а очень даже мускулистая задница, подходящая акробатке.

Чудак в очках-консервах вскинул свой агрегат. А у меня оба ствола пустые. Так чо...

Информация:

Мясолом

Заряд: стоматологические буры

Урон...

Емае!!!

Так чо ломаем боковую стенку и влетаем прямо в соседнюю кабинку. И падаем на колени весьма милой дамы, утыкаясь носом прямо в...

не в то, что кто-то щас подумал. Вырез великолепен. Его наполенение прекрасно. Но прямо в лоб смотрел тяжелый и крайне убедительный семизарядник.

Чувак в очках, ведущий своей швейно-смертно-машинкой за мной, радостно и истерично загоготал. Не вовремя. И зря.

Вставший позади него крендель с гиппопотамьей мордой, в косухе и нашивках "7-ой рейнджерский", тупо положил лапищи на его голову. Громко хрустнуло. Треснуло. Булькнуло. И все.

Красотка Ноулз, глядя на сразу с десяток стволов, смотрящий на нее, отбросила изящно и красиво изогнутый обрез, подняв руки.

- У нас тут культурное место. Здесь отдыхают... - на передний план вдруг выдвинулось что-то мелкое и явно серьезное, лопоухое и курящее трубку, прямо вылитый мастер Йода, только растаман. - А вы хулиганите.

Чудо посмотрело на меня.

- Ага... этот живой.

И?.. Чет мне не нравится молчание, такое животрепещущее и накаляющееся.

Чудо тихо и мерзко захихикало.

- Мы давно не веселились, леди и джентльмены. Обоих в Лабиринт. Обоих!!! Оружейника сюда. Забрать оружие. Выдать по револьверу и семь патронов! И, конечно же, по мясницкому тесаку. Повеселимся.

Лабиринт?! Здрасьте-приплыли. Это еще что?

Ноулз, разъяренно шипя, отпихивалась от нескольких довольных ребят. Ребята на моем фоне выглядели истинно псами войны. Парни, явно стараясь, обыскивали чудесную зеленокожую деву. Той, почему-то, не особо нравилось. То ли из-за шуток парней, то ли из самой себя, ощупываемой с ног до головы. Меня почему-то не обыскивали.

Где конверт? Вот он, успел спрятать. И никто его не тронул. А если бы тронул?

- Так, мальчики... - новый персонаж появилась спокойно и без лишнего шума, если не считать громкого лязга, - что у нас тут? Дуэль? Ставки?

Статус: оружейник

Фракция: отсутствует

Дружок-курсор так и запрыгал по ладной фигурке. Странно было бы, если бы девы тут оказались некрасивыми. Кровь с молоком, все необходимые мужские похотливые фантазии соблюдены. В рамках дозволенного, само собой, и общего антуража.

- Ага... Новичок и эта чертова сука...

- Сама ты шалава, - не особо ласково прокомментировала Ноулз, - шалашовка.

- Фу, дамы! - прошелестело чудо, командующее спектаклем. - Охолоните. Ноулз, тебя сюда никто не звал. Сидела бы у себя в Каппе и не выеживалась.

Вот так вот. Старые счеты моей новой жизни. Ждал самураев? Получи зеленокожую афро, мил-человек.

Ловить его пришлось быстро.

Ствол оказался тяжелым, холодным и с рукояткой, треснувшей посередке со стороны левой щечки.

Патроны оружейник вложила в ладонь. Семь штук.

Краш

Заряды: разрывные пули

Урон: 20%

Так, с этим понятно. И бегать, значит, мне в лабиринте с красоткой Ноулз. Чьих компаньонов укотрупил. Сам или не сам - другой вопрос. Ну и награда за мою голову.

- Эй, урод! - Ноулз плюнула на мои бутсы. - Я тебе глаза пальцем выковыряю. И съем. А ты будешь смотреть.

- Как же я буду смотреть?

- Чо?

- Ты ж их, ну, того...

- Сука...

- Не злись. Придержи пар, - посоветовала оружейник, - а то он тебя пришьет сразу. Ты та еще тварь, но своя.

Точно... я-то им кто? Хотел получить ответы на вопросы? Получил. Ну, или типа получил. Хоть бы почитать, чего в конверте, что ли.

- Эй, дружище, - оружейник подмигнула, - а ты крут. Держись, с Ноулз тяжело. Выживешь - отпустим.

- А за что меня вообще?

- За нарушение правил. Шум, драка, бойня.

То же мне, наемники, е-мае. Треп, не более того. Что на форумах флудят, что здесь. Трепачи.

Задрало. Мне нужна назад моя жизнь. Кого убить надо? Эту вот, что за моей головой гонялась? Да как два пальца об асфальт. Ведьму еще какую-то? Да черт с ней.

- Эй... - Чудо в перьях, оружейник, присные и, само собой, Ноулз, обернулись. Говорил я лихо и задиристо. - Давайте уже быстрее. Где тут, мать вашу, ваш сраный лабиринт?


Глава 18: здесь и сейчас

Сраный Лабиринт оказался... еще тем сраным лабиринтом. Три-четыре метра до потолка, в глубине угадывались все семь-восемь. Поросшие плющом и проводами стены, камни, остатки паромобилей, нескольких боевых управляемых големов и даже видневшийся с горба, ставшего точкой осмотра, локомотив. Типа "Чарли Чу-чу", виденный не так и давно. В старые-добрые несколько минут, когда не приходилось защищаться и убивать. Чудные, ласковые, великолепные мгновения.

Влажно. Пахнет сыростью, затхло поднимается с чавкающей земли запах грибов. Плохо… Просто так не пройдешь. Ноулз услышит за десяток метров. А здесь, навскидку, расстояние не такое уж и большое. От силы футбольное поле нормального размера. Не школьное, то есть, и не для пляжных изысков игры в ногомяч босиком. Слово-то какое потешное, «ногомяч»… Откуда известно? Наверное… Наверное память все же возвращается.

Семь зарядов «краша». Одна опытная наемница. Единственный путь к свободе. Хватит думать. Надо просто жить и выживать.

Лабиринт жил своей жизнью. Трещал, скрипел, вздыхал, играл на банджо и читал псалмы. Сумасшедшее место сумасшедших игроков.

Так-так… Часы, огромные Биг-Бен, высившиеся друг напротив друга, гулко стучали механизмами. Стрелки адски щелкали, прежде чем двинуться. Гудели пружины молоточков, натягиваясь и готовясь отбивать мелодию в конце часа.

Дрень-дрень-дрень… тоскливо и зло тренькало банджо в руках музыкального автоматона, мерзко усмехающегося белоснежной улыбкой на баклажанном лице. Красно-синяя клетка рубахи, сумасшедше-отсутствующий взгляд мертвых глаз.

Шрррх... шрррххх... Огромные сколопендры снуют по стенам, цепляясь за крошащиеся камни, ржавые части огромных машин с «плавниками» и сахарно-отблескивающие кости, перемешанные хаотично и крепко, склеенные вместе ало-бурым клеем вываренного спинного мозга и сбитые гвоздями отполированных позвонков.

Псссчшшшш... Широко и влажно распахиваются колюче-слизистые пасти полуживых мухоловок, нависающих над лабиринтом на толстых колючих шеях-стеблях. Падают и закипают на огрызках стен и останках карет, увитых вьюнками и острыми листьями вокруг рубиновых сочных бутонов роз.

Ахаха... Падает сверху смех братства наемников, тешащихся неожиданно свалившимся развлечением-схваткой насмерть. Люди не меняются. Люди любят кровь и выпущенные кишки, обожают потеки раздробленного мозга на кроваво-красном кирпиче и хриплые бульканья, вылетающие из раздробленных ребер и сизых пленок-пузырей разодранных легких.

Хрррссст... Взрываясь брызгами металла, крошкой костей, шрапнелью кирпича, вязкими комьями земли, вылезает где-то посреди Лабиринта огромная колонна, усеянная вязью и рунами, увековечившими имена всех, напоивших собой электронную топь чертовой ловушки для бедолаг.

Трубит четырехрукий голем-человекослон Ганеши, машет хоботом, злобно смотрит вокруг и видит меня с противницей. Щелкают взведенные курки револьверов с сандаловыми рукоятками, украшенные серебром и именами павших хозяев-Стрелков, не добравшихся до Башни. На месте стоять нельзя. Выпущенный в сторону заряд разлетается живым пламенем заточенного в патроне ифрита, яростно пожирающего в агонии все и вся. Плавится и горит даже металл невесть как попавшего сюда бродяги-рыцаря, держащего в руке отрубленную голову Дьябло.

Что они вкололи перед тем, как выпустить сюда? Невозможно же такое, как бы не болели мозги разработчиков.

Воет еще один ифрит, и еще... По одному на каждого из участников смертельной дуэли посреди умершего английского парка Лабиринта.

Пригнуться, пропустить над собой ревущую жаром и ненавистью рыже-черную комету с жирным черным шлейфом, стелящимся за ней. У Ганеши четыре ствола и хватит зарядов, подстегивающих и заставляющих двигаться. Ноулз, хренова зеленомордая сволочь, никаких моральных трат. Это просто борьба за выживание. А уж придешь ли ты в себя, вынырнув из вирт-капсулы или сдохнешь здесь... это все равно.

Погнали!


Земля жирно хватает подошвы и чавкает, не желая выпускать. Прыжками вверх, пригибаясь и всматриваясь, вслушиваясь, внюхиваясь. Ноулз пахла резким потом и корицей, перемешанной с жимолостью. Чертовски странный выбор, но невозможно не узнать даже издалека.

У наемницы на ногах мягкие сапоги-чулки, с плотной гибкой подошвой. Она-то сможет почти скользить, не выдавая себя ни звуком. Будем охотиться по нюху. Растешь, братишка, прокачиваешься. Сколько очков влетело перед началом этой фантасмагории? То-то, внимания не обратил. Да ты просто Рэмбо, мать твою, натурально – Джон Чакноррисович Рэмбо.

Ганеши поворачивался на своей колонне. Гомонила толпа наверху, любуясь нами через мутные стекла, делая ставки и желая увидеть что-то эдакое. Ублюдки, крошить вам зубы, игроки... Поиграл бы с вами там, в реале.

Сколопендры играли в салки по стенам, перебираясь на горбатые стены Лабиринта. Шелестели чернильно-блестящими сегментами гибких тел, пропадая и устремляясь то ли ко мне, то ли к Ноулз. Мухоловки плевались каплями ядокислоты и тянулись от стен, вырастая в длину, шевеля мохнатыми стеблями как уродливо мутировавшие анаконды. Вьюнки с розами тихо стелились все ближе и ближе, явно желая охватить ногу, стиснуть, заставить притормозить.

Оставалось только скакать по паромобилям и мохнатым перемычкам причудливо изломанных коридоров, перепрыгивая со скрипящей и плюющейся рыжей пылью крыши на зеленовато стреляющий пыльцой гребень. И втягивать, втягивать глубже сырость и затхлость, ища нотку сладкой свежести. Ноулз. Эх, красотка, зря ты вцепилась в неизвестного тебе дурня, пролезшего в район Каппа.

Ее "краш" грохнул совершенно не там, где казалось. И никакого запаха, кроме рези пороха и моей собственной сетевой плоти, вспоротой касательным, не чуялось.

Здоровье: 80%

Чертова зеленомордая сука!

Она промелькнула в просвете, шарахнувшись от ответного выстрела. Заряд разнес алебастровую статую сатира, дерущего раком деревянную нимфу и вспорол мох изумрудной перегородки. Черт, моя прелестница измазалась в каком-то дерьме, став серо-бурой и воняющей тиной. Или это такой подарок ее района, природный камуфляж, оказавшийся как нельзя кстати?

Банджо изменило звук. Ганеши притоптывал ножищами по камню колонны, пуская трещины и задавая затягивающий ритм. Звенели на появившемся сквозняке перья на крыльях лат парня с башкой Дьябло. Гудело сверху низкими басами, превращаясь в "Шлюх Вавилона" Tiamat. Старая мелодия растекалась отравленным медом, наполняя все вокруг обманчивыми ненужными звуками и заставляя впадать в странно-рваный ритм.

"Краш" выпалил еще раз, разнеся в труху решетку паромобиля, украшенную улыбчато-зубастыми мордами Дагона и его детей. Ноулз отпрыгнула, понимая, что попала на прицел. Но мой палец успел раньше.

Руку почти рвануло назад отдачей, но попал, попал!

Ноулз вскрикнула, получив стально-жадный поцелуй в плечо. О-о-о, милая, в обычной жизни тебе оторвало бы нахер руку, и ты сдохла за пяток-другой секунд тупо от болевого шока и кровопотери. А тут, надо же, Фортуна лишь скинула тебе двадцать процентов с жизни.

Радуйся, милаха, у тебя куча шансов.

Ганеши ради веселья засадил в каждого из нас по заряду-ифриту. Мой почти мазнул по макушке, все неистраченную злобу подарив медной статуе Санта-Клауса, рубящего ослика и волхвов на рождественский рулет. Статуя загудела, оплывая свечой. Ноулз же заорала подстреленным зайцем "эйДокчтозадела!!!" и всхлипнув в конце. О да, солнышко, у тебя все меньше единичек здоровья. Это хорошо, это нормально...

Стоять! Куда ты побежала?!

А-а-а... Ее зацепило не только ифритом. Ей досталось от мухоловки. Вся серо-бурая каша, покрывавшая с ног до головы, сползала, шипя потеками крови. Зеленая, как могла, бежала в сторону. Насмешка... Сторона алела надписью выхода. Сколько же у нее осталось, что та решила попробовать удрать и положиться на милость хозяев?! Зря...

Автоматон сыграл первые риффы Enter Sandman.

"Краш" рявкнул три раза подряд. Спина, спина, голова. Только так ты точно добьешь врага... Когда увидишь, как разлетается ее... или его, фиолетово, черепушка. Вот такая вот не особо сладкая и какая-то ни шиша не благородная победа. Только, да-да, и я не Ланселот Озерный. И Библик ни фига не олимпийский турнир.

Получено: тридцать золотых

Получено: 25 очков опыта

Получено: недоступно

Все, дамы и господа... выигрыш за мной. Выпускайте. Мне пора делать свои дела. Точно вам говорю.

А?! Что за хрень?!

Раньше - 10

"Мотылек" ударил разрядом. Зеленой рогатой молнией, прошедшей почти по мне. Но почти не считается.

Прыжок в сторону, финт тесаком, ни шиша не предназначенным для фехтования. Только деваться некуда. Зеленая молния бьет со второй руки, шипит змеей, желающей жрать. Или тупо убить. Разряд бьет в полированное лезвие, выжигает черную канавку-след. Хренова электролитическая гравировка.

Повреждение оружия: 10% Ресурс оружия: 75%

Блестит малахит разгорающейся призмы на предплечье гада. Трещит воздух, собираясь рядом с оружием врага стаей бирюзово-яшмовых светляков. Финт, тесак через плечо назад, закрывая спину, вольт на ноге, оттолкнуться от кирпича стены, прыгая в сторону и прогибаясь кошкой.

Разряд жалит рыжую кладку, явно не умеющую отвечать. "Мотылек" задирает голову, таращась единственным оком за мной, пролетающим над его головой. Поднимает вторую руку, уже гудящую и светящуюся вновь зарядившейся батареей. Шиш те с маслом, падла, на... получи, фашист, гранату!

Визжит и щелкает подвижная часть объектива, растущего из рожи "мотылька". Одна линза торопливо меняет товарку, поспевая за молниеносно сменяющим друг друга хромированным кольцам, вращающимся со звуком дрели. "Мотылек" тянется, тянется, тянется за черно-белыми ромбами живой молнии, летящей над его головой. И последним видит блеск стали чудовищного тесака, с хрустом входящим прямо в маску странного охранника Железяки.

Искры брызжут фейерверком. Закипает, вылетая вверх, густая белая паста, рвущаяся из рассеченной резины, плоти, костей, металла и чего там еще напихали существа, так жаждавшего укотрупить Ловкача, забредшего внутрь.

Приземлиться, выдохнуть, развернуться. В одну сторону, в другую, никого не увидеть, замереть, превратившись в слух...

Так... так... так... капает вода.

Шшших... шшших... механизмы гудят отовсюду, но приглушенно и далеко.

Пффф... рвется где-то пар, перебродивший в котле.

Странное место, мать его.

Никого. Так, собраться. Заняться вражиной. И мародерством. Больше ничего не остается. Итак, что тут?

Информаци…

Вам доступны…

Да к черту вас, сам разберусь, не маленький уже.

Удача, удача, мать твою ветреную девку!

Никелированная застежка и темная кожа поверх легкого прочного металла корпуса. Универсальная аптечка, вот что это. Два шприца с голубоватой жидкостью, закрепленные так, что не разбить. Несколько красных пилюль, тут же подсвеченных другом-курсором как стимуляторы. И... Желтая да сладкая, как грех и дорогая, как путь к свободе, таблетка регенерации. Ты моя прелесть...

Здоровье: 100%.

Ну, теперь можно и повоевать. Еще бы заняться клинком... Тесачина штука серьезная, но износ начался, так не остановить.

Это что? Хм...

Дааанг!!!

Скотина, а... Здравствуй, мой сладкий сахар. Монетку желаешь, да, паскуда?! Да я тебе!!!

СРОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!!!

Ну... на, жри...

Обезьяна хрупала голдой как Лолиты-переростки из соседней школы чупа-чупсами. Так же довольно и жадно, не забывая краснеть-блестеть мокрыми язычищем. Только если старшеклассницы хотя бы старались сделать это прям секс-секс, то тут смотрелось отвратно. Мерзко. Б-у-э-э-э просто.

- Где инфа?

Обезьяна рыгнула. Совершенно не удивив разлетевшимся в стороны крохам-золотинкам.

- Нанеси пасту на лезвие, придурь. И не благодари, меня заставили.

Заставили ее, ага. Или его? Видимо интерес в моем взгляде неожиданно обрел странный и узнаваемый оттенок. Мохнато-крылатая шелупонь шарахнулась в сторону и смачно брызнула тягучими каплями, рассыпавшись о стену. Вали-вали, тварь такая...

Пасту на клинок. Нанесем и... Ктулху милостивый, пошли ты Железяке легкую смерть, когда придет его время.

Ресурс оружия: 92%

Роскошно. Так... Подозрительно долго никто не появляется. Либо коридор никуда особо не ведет и потому охраняется неважно, либо скоро появится патруль. Надо валить. Только как быть с часовыми и секретами дальше? Хм, а что это на моем так рано почившем не-дружбане под защитным жилетом и перчатками? Не пригодится ли мне чего?. М-м-м... это просто сказка. И читерство, не иначе.

Так... разберемся в этом сокровище, свалившемся прямо на меня. Что тут у нас?

…..

Первое - удобный темный комбинезон. Сразу видно - сядет как вторая кожа.

Дальше... Отщелкиваем с правой рученьки поганца его молнеплюйку. Заряд на... на три плевка.

И… в защитном железе красуется серебряная плетенка с зелеными веселыми камушками. Чей-то?

Изумрудная паутина

Здоровье: +15% Ловкость: +10%Интеллект: - 5%

Нормально. Куда тут вставлять в собственный нагрудник? А вот же, прям как под эту паутинку выемка.

Статы поменялись. Хорошо, устраивает. Пора двигать дальше, время-то не ждет.

08:05:21

Переодеваемся, превращаясь в что-то странное. Или кого-то странного. Ну, это Фабрика, мало ли тут уродов. Типа не совсем стандартных и не очень похожих на таких же, как убиенный. Форма, чужой нагрудник, маску бы одеть, но...

Но маска не подходит. Толстые шланги уходили куда-то внутрь черепа бедолаги-мотылька. Ай-ай, прямо, надо срочно что-то придумать. И...

Доводилось заматывать лицо остатками чужого капюшона, изгвазданного только что выпущенными мозгами? Не? И не стоит, приятного мало. Игра, блин... Липко, мерзко и пованивает. Но деваться-то некуда. Так, намотал на морду ткань, присобачил окуляры, погрузившись в такую привычную дымку нужного оттенка. Куда дальше?

Компас наруча бирюзово мерцал, настойчиво отправляя прямо по тоннелю. Ну, чего уж, пойдем, дружок, погуляем. Время-то есть. Да и торопиться не хочется.

Кто такая Доротея? Глав-босс. ИИ, сидящий в Цитадели. И мне нужна ее голова. Как добыть - представления не имею, если честно. Это чересчур даже для садистских условий мира Грин-Гласс. Но надо пробовать, иначе фига выберешься.

Доротею не видел ни один известный игрок. Никто до нее не добирался. Было тупо ненужно. Она и Цитадель, окруженная Крылатыми, нависала над Грин-Гласс мечом, карающим и беспощадным. И удары наносила редко, но так, что потом не оправиться. Как вдруг неожиданно пропал весь лиловый сектор, а Ведьма, повелевающая там и конкурирующая с Железякой, отбросила кони. Тотальный геноцид и выжженная пустошь. Вместо глубокого оттенка аметиста, красиво переливающегося перед глазами с Холмов – угольно-черная пустота.

Сейчас там огрызок вотчины Фокусника, пока Госпожа Доротея не решит, что пора сократить и эту рабочую единицу.

Тоннель стелился впереди, не обращая внимания на мысли. А ноги несли все дальше и дальше. Пока не вышло упереться прямо в весьма солидную стальную дверь. И из-за нее-то как раз и доносились уханье и шипение механизмов, создающих Фабрику.

Штурвал заскрипел, отворачивая замок. Дверь мягко просела на толстых петлях, запуская внутрь логова стальных зверей с живой плотью и безумием в головах. Даже немного интересно, не доводилось бывать и...

И лучше бы и не довелось.

Лаборатория? Наверное, что да. Интересно, кого же тут ваяет безумный био-инженер, прячущийся за сталью, хромом и каучуком... Кого производит на свет Железяка?!

В толстенных стеклянных колбах, стоящих почти под потолок, висели на ремнях мускулистые тела, соединяемые с механизмами. Вдох-выдох, спящие глаза шевелятся за веками, вдох-выдох, пар, идущий через клапаны механизма, подающего им кислород, свистит, выбрасывая излишки. В дальнем углу, у огромного котла, закидывая в топку что-то горючее, обильно загоняя через форсунки топливо, идущее под давлением, тут же сгорающее с ревом, суетятся несколько мелких поганцев. Еще сколько-то, в белых халатах и кожаных комбинезонах, обслуживают прозрачные колыбели.

Уходим в тень... вдоль стеночки, тихо-тихо, чтобы не заметили.

Шипение, свист воздуха, треск приборов контроля, запах чего-то едкого, формальдегида, свернувшейся застарелой крови... б-р-р-р...

Так, мне вон туда, где виднеется проем, ведущий в огромный ангар, шкворчащий паром и кипящим машинным маслом. Вивисекторы явно увлечены, пройдем незаметно. И...

- Стоять!

Из-за спины. Покосимся через плечо. Кто у нас... тут...


IRL: здесь и сейчас – 4

- Понятно. – Шварц хмыкнул. – Был, значит, братец, да сплыл.

Петр дернул щекой, зло косясь на начальника.

- Не кипятись. – Шварц уставился на него. – Необходимые следственные мероприятия что показали?

- Ничего. Два звонка, один вечером, на следующий день после того, как в последний раз его видели, второй уже утром. Номер на какого-то бомжа зареген, а тот числится в пропавших, числился. Всплыл подснежником весной и все. Дома все чисто, пыль только и все. Куда ушел, чего делал, никто ничего не знает.

- А вход в Библик, значит все же был?

- Типа был.

- Ясно.

Шварц почесал подбородок, покрытый седеющей щетиной.

- И чего думал делать?

Петр пожал плечами.

- Не знаю. Осмотреться и вникнуть для начала.

- Твердо настроился найти и спасти братца, если тот жив?

- Да.

- Веришь в такой исход?

- Да.

- Почему?

Петр крутил в руках карандаш и не мог начать. Витюша, неожиданно взявший сигарету у шефа, закурил.

- Вот дебилушка-то, а? Не жалко, не курил же…

- Хрен с ним, брошу еще раз. Эй, стажёр, давай вещай. Только особо не завирайся, говори по сути, экстрактно.

- А?

- Хрен на… Все рассказывай, чего надумать успел. Даже самую дичь.

- Это верно. – Шварц кивнул. – Даже дичь. Типа той, что игроков делают рабами и заставляют впахивать в Сети, вытаскивая всякую ненастоящую хрень за большие бабки. Сталкеры, мать его, интернет-Зоны.

- Чего?!

На Шварца, одинаково ошалело, смотрели оба подчиненных.

- Через плечо! – Шварц ухмыльнулся. – Думаете, я в игры не рубился, что ли? Да вы еще в яйцах у папок не болтались, когда я Монолит окучивал и кровососов на болту вертел.

- Олд-скул, хули. – пожал плечами Витюша. – Я в шоке, шеф.

- С половиной магазина, да на харде, юные падаваны, это вам не в тапки гадить. В общем, Пётр, суть твоей мысли понятна даже по твоей реакции на слова о рабах в играх.

- Какой реакции?

- Физиогномика, Пётр, это очень важная наука. – поделился Витюша. – Человек может ни слова не сказать, а соврать или подтвердить чужие мысли. Одним движением губ или бровей, взглядом или потиранием носа. Прав шеф?

- Да.

- Хорошо, - кивнул Шварц, - версия принимается.

- Принимается?

- Да. Мир вокруг меняется только внешне, люди остаются самими собой. А бесплатная рабочая сила она и есть бесплатная, что урановую шахту титановым ломом долбать, что из сетевки арты таскать. Ну, предположим, ты прав. И остается нам тогда только тихонько, без шума и пыли, начать разработку сраного Библика и его хозяев.

- А вам оно зачем? – поинтересовался Петр. – Я же не…

- А это как раз насчет того, само в руки идет. Был я тут недавно в нашем офисе компании Ди энд Ко. И как раз по поводу этого самого, мать его, сетевого города грехов.

- Хорошее определение. – стажер невесело улыбнулся.

- А то, мил друг, олд-скул. И какого там только дерьма из настоящей жизни не прячется круглосуточно…

- Как-то не особо довелось, так… подрабатывал.

Стажер Пётр ухмыльнулся.

Шварц и Витюша, переглянувшись, осклабились. Именно осклабились, скотски и задорно. Историй-то у них у каждого хватало, знай, сумей-наблюдай вокруг и запоминай. Люди-то всегда остаются людьми, с хорошим и плохим. И если хорошее частенько прячется, мол стыдно быть сейчас совестливым и все такое, то плохое-то наоборот. Так и прет вперед, грудью отталкивая что-то доброе. Ритм жизни, типа, сейчас такой и моральные ценности.

Савва любил бухать. Даже не так: он жил с водкой вместо крови, не иначе. Савва обожал носить дорогие костюмы с галстуками и хвалиться двумя этажами квартиры, настоящей деревянной мебелью и аудюхой в спортивном исполнении. Трезвым его мы видели ровно один раз. В его первый приезд и представление в должности куратора филиала.

Ему только-только исполнилось тридцать, а выглядел минимум на тридцатку с половиной и еще года два сверху. Как он продержался полтора дня, сдавшись в последний и прямо с утра, заперевшись к нам, продажникам и сурово заявив:

- Коньяк есть?

Коньяка не случилось и диагноз случился лаконичным:

- Херовые вы манагеры, если коньяка нету для директора.

Лучшая женщина офиса, компании, страны, да что там, всего мира, когда выше только небо, только Аллах, то есть наша главбух скромно улыбнулась и, потупив чуток горящий жаждой управлять взгляд, сказала в пол:

- Водочка есть.

Водочка лежала и у меня, башкирская сталковская, на меду, ждавшая своего часа и Катину дядю, отдавшему нам на проживание квартиру за просто так. Тратить ее на человека, рубанувшего мне всю премию из-за директора филиала, хренова ДАртаньяна, зассавшего что-то доказывать, не желалось.

- Учитесь, юноши! – бодро каркнул Савва и потопал в бухгалтерию. Удивлять лучшую женщину планету и почти настоящую королеву умением выжрать ноль-семь за пятнадцать с половиной минут.

Видно, мать его, с голодухи по спиртному. А я остался разбираться с ДАртаньяном.

В результате мы с ним отправились в бухгалтерию, где Савва конкретно плыл от выпитого и море было по колено. Ну или что-то у него болталось почти по самое оно. Хмыкнув, он показал крутость, взял и позвонил коммерческому компании. На выставку, епта, в Мск. Тот, по громкой связи, хрюкнул и спросил: в уме ли наш куратор, лишая сотрудника всей премии из-за несогласованной директором сотрудника бумажке по просрочке в платежах контрагента?

- Ты с головой-то дружишь? – поинтересовался коммерческий, а громкая связь на нашем офисном чего-то не спешила выключаться. – Выписывай премию за заслуги. Какого…. Бл… он что… не работал… а?! Ты …. И …. Совсем пиз…?!

Главбух похоронно молчала, ее зам старательно копировала ее же. Савва косился на меня и закипал. Но сдержался.

Расплата наступила через три месяца. В Уфе. Савва, неожиданно, решил посетить столицу Башкирии и проверить нашу командировку. И прилетел ночью, под телефонные вопли ДАртаньяна, решившего, что я решил его подставить, пьяный в хламину и желающий веселья в четыре утра. Замысел не удался и Савва учинил дебош на моральном уровне, звякнув нашему директору и уточняя – какого, мать его, хрена, сотрудники его не живут в гостинице «Башкортостан» и ему, самому куратору, придется спать тут же?! А потом…

Вечером мы вытаскивали его с директором одной уфимской торговой сети из багажника одиннадцатой, куда тот желал нас, цыган, медведя и так прокатиться по Проспекту.

Банкет в «Морошке» заплатил из представительских и долго писал объяснительные о том, как же всего три человека могли выпить три литра водки за раз? Объяснить, что половину закатил в себя Савва, из оставшейся половины забрал пятьдесят процентов с собой в гостиницу он же все равно не вышло.

Приехав летом и захотев на Волгу, он потребовал на остров и там, бегая голышом да размахивая болтом, все рвался найти баб.

В последний раз он даже не смог выползти из машины и Шамиль отвез его в гостиницу. А потом уволили коммерческого компании, его тестя, и Савва получил пинок под жопу чуть позже. Вот только сменил его Писюлек Лапшичкин, как говаривал Макс, и неизвестно, что было хуже.

Глава 19: здесь и сейчас


Ни шиша себе облом... В смысле, вот это чудо-юдо – огромное, пыхтящее паром экзоскелета брони и наставившее картечницу Гатлинга. На кого? Да прямо на меня, на кого-же еще?

И снова стреляться, что ли?

- Выходи, дурень, - посоветовал ушастый уродец, появившись из-за чудо-юда и окутавшись сизо-персиковым дымом кальяна, - победил, чего уж... Эй, кто-нибудь, отдайте человечку его выигрыш. И пусть валит на все четыре стороны отсюда.

Охренеть, пусть валит, отдайте ему... благодетели, етит твою мать.

- А если мне бы задержаться?

Ушастый нахмурился. Чудо-юдо клацнуло и жестко скрипнуло металлом. О как...

- Не нравишься ты мне. Ноулз нравилась. Купи боеприпасов и вали отсюда... ковбой...

Ну ты смотри, какая несказанная доброта. Хорошо, хоть так.

Прикупить боеприпасов и отправиться дальше, как вариант... Сойдет.

Информация: вали отсюда!

Лаконично. Экспрессивно. Ну, валим, чего уж.

Радиал катился мимо, пыхтя и сверкая редкими хромированными деталями. Рокотали котлы, поскрипывали рессоры, трещали электродвигатели. И посреди всего этого нужного для чего-то движения торчал я. С письмом в кармане и с каким-то там количеством выигрыша. И совершенно не знал, в какую сторону начинать валить. А вот от кого - уже понял.

Не бывает двух случайностей подряд. Все это - выверенная и правильно поданная расчетливость. И если вдруг наблюдаешь как к тебе, наплевав на клаксоны, крики и обещания урыть, двигается хорошо заметный красный капюшон, то... То валить можно единственно доступным способом: ногами. По лестнице, идущей куда-то под радиал и ускользающей прямо в темноту района, относящегося к ведению Одноногого. В самый простой по способам доставания район... Эй ты, стой на месте иди сюда. Да-да, вот это уже вспомнилось. Память возвращалась, пусть и скачками и неровно.

Оглянулся, через плечо стараясь рассмотреть - что там, наверху? Лучше бы не смотрел. Так красиво и так опасно за мной еще никогда девы не бегали.

Рэдхуд

Фракция: Звероликий

Статус: наемник

Сила: 55

Ловкость: 45

Скорость: 45

Живучесть: 40

Интеллект: 50

Чем ж так нагрешил, что как не противник, то баба, а? Да еще и красивая? Что за мазохизм?!

Ладно, разберемся...

Вперед, прямо в тусклый свет газовых фонарей, едва рассеивающих смог и плотный туман, копящийся в низине кварталов старины Чарли. Одноногий любил воду и странно, если бы не прибрал к рукам почти весь берег реки с портами, причалами и даже куском набережной. Вот, скажите, зачем помнить это и не знать собственного имени?!

Где-то там, в желтом болотном тумане, так и плавающем над рекой, текущей через весь Грин-Гласс, жизнь не умолкала даже ночью. Сновали, попыхивая искрами из труб и посвистывая свистками спускаемого пара, катера и буксиры, перевозящие то провиант с Ферм, то контрабанду. Трещали, мелькая пронзительно-быстрыми стально-пластиковыми стрелами, редкие электро-глайдеры Звероликого и Оборотня, не чуравшихся прогресса. Стучали поршнями транспорты Железяки, доставляющие руду, уголь и рабочую силу на Фабрику.

Били хвостами чудовищных размеров сомы и барракуды, мелькали бледными тенями русалки, нимфы и прочие водяные, раскиданные Доротеей для контроля вместе со змеями-серпентами, порой всплывавшими за-ради профилактического наблюдения их игроками, решившими пакостить по воде и прятать там же концы.

Стальными динозаврами торчали краны речпорта, основного узла, принимавшего водные грузы. Там, впереди и слева, прожекторы подсвечивали рыжебородый портрет Одноногого, как всегда дымившего трубкой.

Сырость добиралась и сюда. Вернее, совсем добралась.

Под ногами плюхало и чавкало, разбрызгивая в стороны грязь. Оглядываться не стоит, стоит поднажать. Тем более, что огромная собачина рядом с девкой в красном латексе оказалась миражом. И еще тогда, при спуске, заметил, как она развеялась. Психологический эффект, не более.

А вот боеприпасов не прикупил, это плохо. Ружьишко прихватил на выходе, хоть что-то. Старое, но вроде как свое. И заряды еще есть. Целых восемь штук. И один "краш". Перезаряжать ружбайку пришлось на бегу. На всякий случай и надеясь, что никто не подкинул мне не стреляющих патронов взамен моих вспышко-убивалок. А то не хотелось бы соревноваться в умении убить последним патроном валькирию с мечами у пояса.

Улица вилась вниз, кривая и косая, темная, воняющая кошками, дохлыми крысами и спиртом. Чуть тянуло порохом. Где-то гомонили портовые рабочие, дрались, ругались, визжали девки. Самое то место, чтобы затеряться, если бы не НО, которое в красном, вдруг упавшее прямо на хвост.

Оглянулся... А ее и нет. Но не верить же такому.

Тем более, что девушке точно надо подобраться поближе для удара. И как ее теперь караулить, откуда ждать?

Вон... несколько бочек, сиротливо притулившихся у стены. Сверху наброшен драный брезент, весь покрытый моросью. Устрою-ка там собственный небольшой форт. Подожду, может, прочитаю все же письмо. Сколько можно мучать себя желанием узнать будущее?!

Вжж-ж...

Здоровье:

65%

Что?!

Вжж-жжж...

Крайняя бочка разлетелась в щепки.

- Не дергайся.

Голос мужской.

- Сам пришел, вот ведь. Даже не пришлось идти в ваш наемный гадюшник.

Вот так дела... И кто у нас тут?

- Не дергайся!

Да не дергаюсь, не дергаюсь. Электро-ружье стреляет точно и сильно. На фига мне дергаться, когда под прицелом?

Здоровущий мужик, в плаще почти до пят, в шляпе, с несколькими красиво смотрящимися соленоидами поверх рукавов, с потрескивающей батареей за спиной, соединенной изолированным проводом с его ружбайкой.

Вместо простых окуляров – настоящая компактная система из прицела, сейчас вжикнувшего и остановившегося на мне, встроенной хрени, что так и тянет назвать дальномером и еще чем-то. Вот так вот… И?


Мегавольт Фракция: ЖелезякаСтатус: наемникЖизнь: закрытоСила: закрытоСкорость: закрытоИнтеллект: закрыто

И? Шарахнул и не добил. Что за ересь? А... Товарищ успел заметить мою Красношапку, шедшую по пятам. Вопрос только один: от кого мне надо было валить? От нее или от него? И почему?

- Письмо! - громыхнул этот урод в апгрейженных гогглах, - живо!

Ничо не треснет? Видать, сказал вслух. Ствол качнулся, глядя в лицо. В мое собственное, само собой. Пристрелил бы, что ли.... Так надоело, если честно. Правила идиотские, статы дебильные, в чем суть - ни хрена непонятно. И этот еще, стоит, красуется, стволом тычет.

Просто забрать письмо с трупа не судьба, что ли?

Вжикнуло...

Здоровяк Мегавольт охнул, схватившись за лицо. Кровь, рассеченная скула и едва не тронутый глаз. Грех не воспользоваться оставшимся "крашем", благо руки не заняты.

Да и хватит ныть и нудеть. Пора заканчивать это дело к такой-то матери.

Дддах!

О... Вместо головы огрызок кочана, эдакого сюрреалистичного алого оттенка. Не, правда смахивает на капусту.

Подхватить ружье, больно уж оно глянулось. И вперед. Вперед, говорю.

Вжжж... вжжж...

Острая четырехлучевая звездочка-сяринкен впилась в бочку. Вторая прошлась по руке.

Здоровье: 60%

Вот сучка-то а!.. Твою мать!

Рука Мегавольта вцепилась в щиколотку. Дернула, мертвая рука, свалила на брусчатку. Над огрызком шеи, набухая раскаленным стеклянным пузырем, вырастала крохотная злобная голова. Долбаный ты терминатор...

Пальцы сжались... Не кисть, а клешня какая-то... Электро-ружье сухо щелкало механизмом и не стреляло. Почему-то...

Красный латекс мелькнул в стороне, блеснула полоса стали. Етит твою же...

Мегавольт, молча разевая наметившуюся щель рта, напоминал рыбу. Злую рыбу, так и рвущуюся порвать зацепившего ее малька. Приклад его же ружья мягко спружинил по растущей и растущей башке. Мегавольт забубнил, закипел самоваром, явно собираясь рыкнуть.

Красный латекс мелькнул уже рядом, свистнула сталь, рассекая поднятую уродом ручищу. Хлюпнуло, хрустнуло, чавкнуло, падая. И совершенно не удивился тут же зазеленевшему светящемуся червяку. А дальше...

Мешать ей не стал. Надо было сваливать. Когда женщина превращается в мясорубку, сопряженную с несущим винтом от штурмового Ми-24, лучше ей не мешать. Пусть она нашинкует этого электроупыря на десять тысяч маленьких мегавольтиков, а там посмотрим. Тем более, что здоровье бы надо подправить.

Данг! Банг!

Ба... кто тут? Никак крылатый мохнатый деньгожрун?! Привет, дорогой, даже соскучился. Лови монетку, лови, малышонька, а то аж рожу перекосило от жадности. Как "спрайт" со вкусом огурца в себя залил взамен православного вяткинского... Твою мать, что с памятью-то, а?!

- Информация! Алхимическая аптека уровня является нейтральной территорией

Прекрасно!! И где она у нас тут?!

Дружок-курсор ожил, запрыгал бирюзовой точкой по улице. Наткнулся на мерцающую зелень печати Трисмегиста и радостно-беззвучно так и завопил: ура-а-а, на-ш-е-е-ел!

Ура, да, все, хорош. Тупо двигаем туда.

А позади, медленно и красиво, Красношапка ухайдакивала незадачливого Мегавольта.

Глава 20: здесь и сейчас

Где эта сраная аптека? Где?! Курсор вел вперед, заставляя петлять между высокими серыми домиками в два этажа. От погони, если та случилась, вроде бы оторвался. Во всяком случае не прилетали ни свистящие звездочки, ни моя любимая обезьянка в ливрее.

Туман плыл над мостовой, скрадывая Радиал, прячущийся где-то поверху и даже переставший жужжать своим несмолкаемым движением. Река шумела где-то неподалеку, обманывая слух в густо-вязкой сметане, желтеющей в полуметре над землей. Сырой неприветливый район вокруг смотрел свинцовыми переплетами рам и черными зеркалами окон. Молчал, лишь изредка завывая кошачьими побоищами.

Район: Затон

Фракция: Умник

Умник то ли самый миролюбивый из боссов Грин-Гласс, то ли самый похуи…, ну, в общем вы поняли, верно? Никаких тебе патрулей, но и никаких тебе подонков, выскакивающих отовсюду с одним единственным желанием – надрать прохожему задницу, убить, обокрасть и даже съесть. Не, тишина, тени и шорохи, вместе с плещущими вздохами реки и единичными свистками судов на ней же.

Здоровье: 65%

Красавец Мегавольт изнахратил мою сетевую шкурку некисло. Заряды в его электроружье штука очень серьезная. Треск, боль, зеленые сполохи перед глазами и минус десять хэпэ. Железяка и его Фабрика выпускают просто чумовые образцы вооружений, ничего не скажешь. Надо аккуратнее с психами из его фракции в следующий раз, что-то ведь верно подсказывает – бывать этому самому разу.

Не нравился мне оживающий туман, густеющий на глазах и вроде как даже поднимающийся выше. Не может босс Грин-Гласс быть человеколюбивой няшкой, вообще никак. Значит, подарки его кроются в этом вот самом вареве, лениво перекатывающимся под ногами, пряча те почти полностью. Идти приходилось медленно, редкие фонари никак не помогали, не давая почти никакого света.

Плеск и влажное чавканье пришло сбоку, откуда тянуло водой, мусором, солярными выхлопами, угольным дымом и гнилью. Курсор метнулся, успел выхватить горбатую спину, погрузившуюся в туман:

Дагон-ублюдок

Фракция: Умник Статус: охранникЖизнь: 120Сила: 35Скорость: 15Интеллект: данные отсутствуют

Еще одна поблескивающая хребтина мелькнула в свете фонаря поодаль, растворяясь в желтом месиве, перекатывающемся совершенно живым потоком. Вот так дела… не хреновые тут овчарки-сторожа, угу.

Местные, пусть и ненастоящие, идиотами не были. В отличие от меня, невнимательного. Мостки, сколоченные кое-как, шли вдоль домов, приподнятые как раз, чтобы идти над туманом. Я добрался до ближайшего, заскочил по лесенке и уставился на непонятную штуку: проволоку, растянутую вдоль перил и переплетенную странными узлами из травы и веток. Как детские неуклюжие поделки, только явственно дрожащие и порой брызгающие зеленоватыми искрами. Обереги?

Дагон-ублюдок всплыл из тумана, прошелся мимо и вернулся, кося узким глазом, явно недобро и ожидающе. Но на мостки не совался. Во как, значит, не ошибся.

Курсор радостно замельтешил, наведясь на что-то впереди. Так, дружок, что же ты там такого хорошего увидел, раз настойчиво предлагаешь забить на зеленоватого выродка, стерегущего меня с глазами, полными надежды? Так, а оно нам по курсу, это негаданное счастье, либо как? Куда смотреть-то? А… Прямо от души отлегло, когда понял – что имел в виду мой единственный настоящий друг в Библике.

Значок Трисмегиста зеленел впереди, покачиваясь туда-сюда под выступающим козырьком над ступеньками. Туда-то и потопал, оставив Дагона-ублюдка разочарованно фыркать и погружаться в желтые непрекращающиеся волны.

Аптека радостно светилась зеленым, но опыт, да не распределенный до сих пор, а успевший накопиться в этом сумасшедшем доме, подсказывал быть осторожнее. Какая тут фракция у алхимика, что может быть сам по себе? Курсор, обрадовавшись подкинутой работенке, постарался и вывалил все необходимое перед глазами:

Фракция: Умник

Боевые действия с нейтралами – отрицательно

Оплата – золото

Ну, вполне себе, тридцать тяжелых кругляшей, поселившихся в кошеле после Лабиринта, приятно ожидали возможности потратиться.

Хозяин, тощий дылда с желтыми волосами, висящими паклей, посмотрел на меня с небольшим удивлением.

- У нас так поздно гости почти редкость…

Ник-нейм: Слизерин

Фракция: Умник Статус: алхимик 5-го уровня

Жизнь: 60 Сила: 35Скорость: 35Интеллект: 100

Серьезные данные у игрока, ничего не скажешь.

- Чем могу помочь?

- Восстановление здоровья.

Тот даже вздохнул от разочарования, заметно поскучнев лицом:

- Десятка

- Не дорого?

Алхимик хмыкнул:

- Можете поискать по соседству.

Уже знакомый зеленый тоник выпил прямо как квас в жару – залпом. Статы жизни со здоровьем пополз вверх прямо на глазах, докатившись до ста за пару-троку секунд. Но, почему-то, цифры подсвечивались голубым, а не зеленым.

- Удивляться не нужно, - буркнул алхимик, выставляя на прилавок несколько больших стеклянных емкостей. – Все идет своим чередом.

Курсор вдруг поблек, стекая по панораме едва ползущей траванувшейся мышкой. Голубые цифры на глазах темнели, наливаясь алым.

- За вашу голову Кицунэ назначили хорошую награду. – поделился знахарь-отравитель, теперь извлекая целый набор затейливо украшенных и опасно поблескивающих ковырялок. – Учитывая ее, а также интерес к вашей персоне со стороны определенных заказчиков, желающих получить остаток тела в виде сувениров, вы очень выгодное вложение. Знаете, что?

Статы падали. Те самые, что должны расти.

- Что? – язык шевелился тяжело, а тела почти не чувствовалось.

- Вы удивительно странный тип. Я бы на вашем месте поступил иначе, если уж на то пошло. Ворвался бы сюда как самый обычный грабитель, нашел бы нормальный тоник, ведь это ходовой товар и запас всегда под прилавком, и ушел. Если бы сумели справиться со мной, не убивая, половину пути прошли бы спокойно. А вы как ребенок, пришедший к дяде-доктору на свой участок.

Да уж, так и есть.


- Надеюсь, вы понимаете, что лично сам я не испытываю к вам какой-либо неприязни или чего-то похожего? Вы лишь способ заработка, а из-за вашего бодрого выступления у оборотней, не говоря о веселье в Лабиринте, ваши акции поднялись весьма хорошо. Вы даже включены в список оплачиваемых убийств, пусть и находитесь в самом конце. Но еще сто золотых на дороге не валяются.

То есть я теперь стою в два раза дороже? Удивительное дело, право слово, никогда бы не подумал.

- Вот нам с вами и остается, что просто проститься и заняться делом. Ну, а пока могу развлекать вас беседой.

Интересно, кто вот он в реальной жизни? Что за шаблонно-сухие фразы и само построение, как из трэшовых фильмов про маньяков, обязательно имеющих минимум два высших образования, почитывающих на досуге Канта или «Илиаду» в оригинале» и имеющих склонности к расчленению живых организмов только под классическую музыку?

Скрипнула дверь, любезно приоткрытая хозяином и зажегся свет второго помещения. Просторного зальчика с прозекторским столом, креслом с обязательными кожаными ремнями, кафелем по стенам с полом и дополнительным инструментарием, переливающимся хромом в свете хирургических ламп. А, ясно, доморощенный интеллектуальный латентный маньяк, копирующий виденные где-то стереотипы. То-то, на самом деле, он пытается косить под доктора Ганнибала. И еще сразу под нескольких героев подобного кино.

Алхимик снял с вешалки за стойкой длинный кожаный фартук и медленно начал затягивать завязки.

- Трепыхаться не стоит, только хуже сделаете… Ну, или наоборот. Реакция пойдет быстрее и вы умрете на пару минут раньше.

Не распределенные очки! Двадцать пять, все на живучесть, сейчас же!

Здоровье\Жизнь: 32%

Да я тут почти сдох…

Здоровье\Жизнь: 27%

Алхимик натянул высокие перчатки и взялся за один из своих чудо-ножей, длиной почти с руку и явно очень острый.

Раньше - 11


Калибр оружия? Заточка лезвия? Сильные мускулы и приличная удавка? Что важнее при тихом убийстве? Все вместе. Но куда важнее ум… да-да, именно так.

Судя по выпуклостям на груди, передо мной женщина. Такая, как любили рисовать в комиксах про альтернативных фашистов – вся обтянутая кожей, в той самой высокой фуражке, с противогазом странной формы и все такое.

Даме-фюрер

Фракция: Железяка

Интеллект…

Даме-фюрер явно обладала большим интеллектом, но оказалась неписью. Опасной и умной, нужной боссу огромного куска Грин-Гласс как надсмотрщик, поводырь и аварийная система. И сейчас, смотря на меня, она включалась в работу. Привлеченное внимание ничего хорошего не сулило.

Ум, наблюдательность, скорость анализа и принятия решений, вот что самое важное в тихой работе. Откуда такое знает не совсем взрослый мажор? Из хороших книжек, порой читанных.

Фабрика состоит из цехов, машин и конструкций с коммуникациями. Ловкач, выданный мне игрой как персонаж, не самая сильная фигура. Но я уже его прокачал, силенок хватило. Ровно для нескольких действий, необходимых здесь и сейчас.

Шагнул почти вплотную поднимая правую руку в несуществующем, возможно, воинском приветствии. Левой ударил даме-фюрер в голову, точно в висок, тут же прихватив за талию. Правую положил на уже поврежденную голову и шваркнул беднягу прямо на торчащий винт какого-то крана-штурвала. До хруста, само собой и плеснувшей крови. Отличная графика, повторюсь еще раз.

Получено 10 очков опыта

Это прекрасно, распределим позже, пока нужно спрятать даме-фюрер подальше, вон, за трубу, поглубже и драпать в нужную сторону. Куда показывает мой как-бы компас. Тихо и незаметно. Думаете, легко это с тесаком за спиной и… Вот я дурак!

В кобуре у дамы-фюрера, уже затягиваемой в местную Преисподнюю матово-сизой паутиной, торчал какой-то очень странный пистоль. Его успел выхватить раньше, чем мою жертву утянуло для разложение в компьютерные атомы.

Скат: электрический пистолет

Боеприпасы: самовкрутки

Урон: - 10%

Количество зарядов: 7

Доступен по показателям

Спасибо, майне либе, ты была прекрасна, не сомневаюсь.

А вот теперь снова вперед, не отступая и не сдаваясь.

Цех-лаборатория деловито шумел вокруг, сиренево поблескивающая точка выводила из него без карты, только показывая направление. Приходилось двигаться форменным ниндзя, залипая за баками, ускользая в тень и порой зависая между постоянно встречающимися стеллажами, выжимая лимит бесшумных прыжков вверх и точности собственных рук. Таким вот макаром и прошел почти полностью.

Вот так так…

Мои милые стеллажи, пропустившие так далеко, заканчивались открытой площадкой, полукругом пустеющей у весьма немаленьких ворот. Тут прямо ракета-носитель «Союз» проедет, если что… в лежачем положении. Вон пульт, открывающий проход. Совершенно дико смотрящаяся тут, посреди анахронизмов чуть ли не первой половины двадцатого века, новенькая консоль, весело подмигивающая рядом кнопок.

И два серьезных гражданина рядом с ней. Гвардейцы Железяки, огромные обломы-големы, в лучших традициях одетые в кожаные длинные плащи, поблескивающие маленькие шлемы, противогазные маски со шлангами, так и пыхающие зеленоватым дымком дыхательной смеси, идущей через шланги из баллонов за спиной, с трехствольными мясорезками в руках. В нагрудниках, переливающихся серебристым блеском шестеренки и топора, личного герба их хозяина.

Красиво, брутально и сурово. И как быть? Да, просто, искать тот самый обязательный проход через вентиляцию, не иначе. Оказаться нашпигованным содержимым их боеприпасов совершенно не хотелось. У Железяки все они с начинками-подарками, да еще какими. То разрываются внутри, пройдя половину пути, то разделяются на несколько стальных медведок, жрущих плоть, то загораются, да так, что полыхает, даже если касательное, несколько сантиметров вокруг.

А что это за чудесный запах?!

Люк прятался за вязанкой паровых труб, растущих вверх у стены. Тень от них оказалась густой, как пролитые чернила, так и маня спрятаться. Сама металлическая крышка, прячущая под собой не иначе, как канализационные стоки, на замок или что другое не запиралась, приглашая воспользоваться легким путем. Ну да, ну да, знаем мы такие куски сыра в мышеловках.

Где моя вентиляция?

Ворота, красиво окутавшись то ли паром, то ли газом, зашипели и начали разъезжаться. Загорелись сразу три красных лампы над ними, гвардейцы развернулись, взяв на караул. В зале лаборатории загомонили, затопали, выстраиваясь. И как это все понимать?

- Ра-ра-ра… и дальше неразборчиво, но слитно, проорали все и каждый. Вот так дела.

Железяка, собственной персоной.

Высокий, никак не меньше двух с чем-то метров или, следуя поправкам курсора, гнущего линию игры, семь с небольшим футов ростом. Он голем, наверное, либо прячет внутри себя, как в скафандре, кого-то небольшого и тонкого.

Семь футов зеркального, переливающегося отражениями, серебристого металла. Никаких грубых углов с выступами, как в первой части. Сглаженные линии, идеальные пропорции максимилианского доспеха, прошедшего солидное обновление, ставшего изящнее и куда опаснее даже с виду. Шестеренка и топор, чуть более темные, на наплечниках, заплетенные бело-золотистыми узорами. Они же, разбегаясь виноградной лозой, украшали весь корпус Биг-Босса Фабрики, убегая с плеч на затылок, прикрытый чешуёй щитков.

И если раньше Железяка имел пусть и гротескное, но все же лицо из стали, то сейчас вместо него красовалась самая настоящая венецианская карнавальная маска из чего-то, смахивающего на слоновью кость. С черными глазами.

Впереди, тонко постукивая всеми своими аэродинамическими обтекателями, шла тройка легавых, таких же серебристо-белых, как их хозяин. Даже глаза черные. И… черт.

Самым главным противником любого диверсанта является вовсе не хитрая система периметра из тепловизоров, автоматических сигнальных систем или правильно расположенной полосы из растяжек. Главным противником любого диверсанта является собака. Даже если она ненастоящая. А уж здесь, в Грин-Гласс, на Фабрике, сделанная руками самого Железяки, эта паскудная тварь опасна вдвойне. Прямо как сейчас.

Все три сделали стойку и мягко двинулись к моему укрытию. Гвардейцы, разом закрыв хозяина, подняли мясорезки, готовясь нашинковать металлом проникшего противника, то бишь меня, как щуку фаршем. Канализация, оставленная как ловушка? Может, успею?

- Стоять! – мягко и укоризненно раздалось из-за маски Железяки. – Ко мне!

Легавые, задом-задом, торопились исполнять приказ.

- Я же сказал – ко мне. Ты тоже.

Черт!

А что оставалось? Только выйти из тени и поднять руки, надеясь на чудо. Ну, либо надеясь на скорость и реакцию ловкача, что позволит прямо сейчас дорого продать свою жизнь. Угу, точно вам говорю.

- Вот как… - Маска Железяки, казалось, улыбается. – Фокусник, значит?

Фокусник? А, меня приняли за наемника и убийцу?

Глава 21: здесь и сейчас

Здоровье\Жизнь: 27%

Алхимик натянул высокие перчатки и взялся за один из своих чудо-ножей, длиной почти с руку и явно очень острый.

Здоровье\Жизнь: 27%

Стоп. Прекратило валиться вниз? Прекратило. Слабость? Да в жопу слабость в самом деле, меня тут расчленять собираются, да еще, возможно, прямо на живую. А болт на воротник не желаете, сударь фармациус? Вот и мне кажется, что давно пора.

Да-а-а-а-н-г! Зазвенели, успокаиваясь змеиным шелестом меди, тарелки. И время замерло, и не передать, как оказался рад возникшему перед глазами куску мяса с шерстью с его ливреей, крыльями и зубищами.

Информация! Оплат…

Сил бросить золотой кругляш мне хватило. Умк, чавк, хрусть, посыльный жрал голду и скотски подмигивал красновато-кровящим глазом. Вместо второго у обезьянки красовалась пиратская повязка-нашлепка. Вместо это недоразумение медленно, явно издеваясь, начала доставать откуда-то из внутренностей ливреи свернутый плакат. Плакат тянулся, посыльный гнусно усмехался, скрипя золотишком, а аптекарь так и застыл в идиотской позе, злобно косясь на меня. О, как… Интересно, даже внимания не обращал раньше. То есть, он все видит, понимает и просто стоит в какой-то странной блокаде?

Плакат развернулся, явив мне старого-доброго господина Ворона. На этот раз - в парадной форме лейб-гвардии и каске с голубком и плюмажем. И, крайне знакомо, дальше чавкнуло, хрустнуло, продемонстрировав красные тянучки, идущие от почти оторванного скальпа:

- Не желаете прикупить временный статус «Блондинчик Джанго» и десять краш-пуль? – поинтересовалась персона моего персонального Переговорщика.

Где-то тут подвох, прямо скажем.

- Стоимость – разовый контракт.

Получено новое задание:

Стрелок темно-красных роз

Принять?

Да\Нет

30…29…28…

Да

Сразу по окончанию текущего этапа вы отправитесь в бонусный под-уровень Джексонвилль на ликвидацию банды Полосатых Енотов.

Боеприпасы игрок зарабатывает путем мародерства, грабежа или покупки в местной оружейной лавке.

Ну, не козлы ли? Вот и я думаю, что да.

- Условия подтверждены, - каркнул Ворон, - счастливого вам дня смерти и смертей.

И испарился вместе с Посыльным.

А в моей руке оказался «краш», смотрящий на алхимика, тоскливо перекосившегося.

- Так нечестно, - сказала эта падла. – Ну, правда…

- А то! – согласился я и выбрал спуск.

«Краш» перерубил ему ногу в колене. Второй выстрел раздробил предплечье, снеся в сторону кисть с режиком. Алхимик попытался упасть за прилавок, явно собираясь мастерски быстро регенерировать. Дарить ему такую возможность совершенно не хотелось, потому «краш» рявкнул еще раз и превратил оставшееся колено в труху. Паскуда шлепнулся на пол, неравномерно заливая лакированный пол брызжущей кровью, угасающими статами здоровья и меланхолично матерясь.

- Это все из-за жадности, - проинформировал его, кое-как встав и все еще еле-еле двигаясь, но зато – в сторону прилавка. – Захотелось ему тугриков за мой счет, да еще в игре, и не стыдно? Взрослый же, небось, человек.

- А сам-то, - тоскливо спросил стремительно бледнеющий алхимик, перевернувшийся и еще более тоскливо созерцающий до сих пор дымившийся ствол револьвера. Правильно тоскуешь, гнида, лететь тебе отсюда в собственное кресло-капсулу, а как вернешься, то и аптеку заново строить. Глаз, сука, за глаз, спалю здесь все к хренам.

Банг! И мозги по стене, да и поделом. Еще и харкнул в расхристанный кочан, оставшийся от совсем недавно стандартной головы с аккуратной прической и даже в очках. Выглядел как приличный человек, а какой сволочью оказался в результате, ужас просто.

Курсор, медленно аки весенняя муха, ползал по банкам и пузырькам со снадобьями, выискивая необходимое. А-а-а, понял! Дружок запомнил ТТХ тоника у Сильвы и вряд ли состав у такого пойла разный в местных аптеках. Он, помнится, даже пах микстурой-алтейкой, одинаковой в любой рецептурной аптеке.

Погоди-ка… а почему ты о ней помнишь? Наверное… вспоминай, дурак, вспоминай!

Ты пил ее два раза. Ты это помнишь. Вместо нормальных таблеток, да! Почему?

Память показала кукиш, развернулась красивой пятой точкой и заставила откликнуться на моргающий курсор. Спасибо, дружок. Пока я там пытался вспомнить все, ты нашел нужное. Как же хорошо-то, Настенька! Зеленая сладковатая дрянь сама прыгнула в рот и дальше, заставив поежиться от пупырышных мурашек, пробежавших с пяток до ушей сразу же за взлетающими показателями жизни и жизненных сил. И, что характерно, статы отдавали малахитом, как и следовало.

Сила: 35

Ловкость: 40

Живучесть: 35

Интеллект: 40

Здоровье: 100%

Ну, вот так пойдет. И где тут ваш чертов Джексонвилль? И…

За досками стены, выходящей на улицу, скрежетнуло и скрипнуло. И еще, и опять. Судя по звукам, там топталось не меньше трех-пяти каких-то личностей. Что такое?

Получена информация!

Да, лови, сволочь беспардонная! Посыльный почти проглотил золото, неожиданно косясь в мою сторону с уловимым уважением. Его даже понукивать не пришлось, вот ведь!

- Убийство состоящего во фракции Умника разрешает охранной системе проникать внутрь помещений. Штурм начнется через пятнадцать секунд!

Чпыньк! И разлетелся, взорвавшись конфетти из черных меток и крохотных золотистых штурвалов. Штурм?

Лампы под потолком погасил быстро, прикрыл дверь, ведущую внутрь дома, подошел к занавескам, выглянул в темноту. И почти уперся, через шель в закрытых ставнях, в ответный безумный взгляд с той стороны. Дагон-ублюдок, влажно топтавшийся по настилу у входа, шумно и нечеловечески дышал. И он там же не один…

Хорошо, алхимик, совершенно незаметно для меня, сразу накинул засов. Толстая железная полоса внушала уважение, в отличие от не самого нового бруса самого косяка. И мне почему-то сильно захотелось в Джексонвилль, честное слово. Ни иначе как из-за оставшихся четырех краш-пуль револьвера и семи патронов для моей двустволки. Промахиваться сейчас становилось смертельно-опасным делом, а ничего серьезнее, чем медицинские ножи, отличные для разделки и как-то не подходящие для рукопашной с жирными тварями снаружи… ничего серьезнее не наблюдалось.

Ну, и где тот самый Джексонвилль, где, я вас спрашиваю, портал, вспышки и все такое?

Курсор замигал, неожиданно проснувшись и явственно потянул меня вглубь дома. Ну, положим, хорошо… И?

Дверь хрустнула, когда о нее приложились. Заскрипели петли ставней с той стороны, оглушительно крича о собственной смерти и о том, что ставни тупо выдирают, чтобы забраться через окно. Так, что у нас еще есть, а?

Дурак! Это же алхимическая аптека со всякими дрянями в стеклянных колбах!

Получено 10 очков интеллекта!

Трах-бах, стекло с полок, стекло посереди прихожей, колбу в лопнувшее окно и, туда же, явно дежурную рабочую горелку, спрятанную под прилавком. Всунувшаяся мерзко-жабья рожа, резиново растянув безразмерную пасть, способную проглотить половину меня, вспыхнула. Заорала, заклокотала горловыми кастаньетами и полезла внутрь, нахаркав на полыхающую кожу с плотью.

В лужу, вытекшую из запасов алхимика перед дверью, выстрелил из «краша». А куда деваться? Полыхнуло – будь здоров. Вместе с с грохотом из обоих стволов дрободана, разнесшего лезущего Дагона, на сколько-то, да задержит. Надеюсь, во всяком случае.

Ступени вели вглубь неожиданно большого помещения, за спиной грохотало, трещало, выло и рыкало. Еще один пожар запалил увидев шандал с горящими свечами и кинув его в склад, с его полками и бутылями. Лишь бы курсор не сошел с ума и не завел просто так в подвал. Сгорать в компании все же забравшихся склизких упырей-каннибалов не тянуло от слова совсем.

Огонь полыхал знатно, дотягиваясь повсюду подгорающим шашлыком, острой вонью полиэстеровых занавесей, горящим деревом и едкими примесями испаряющихся химикатов. Занялось – куда там огнемету «Шмель», честное слово. Вот только…

Вот только один рыже-обжигающий язык, обогнув меня по совершенно странной траектории и по потолку, вдруг вцепился в стену напротив, описал по ней круг, тут же вспыхнувший перевернутой пентаграммой в круге и козлиной мордой демона, вылезшей оттуда и совершенно заполонившего раззявленной пастью все вокруг.

Чернота. И боль. И все.

Глава 22: здесь и сейчас

Чернота сменилась темно-багровой пеленой, медленно расползавшейся перед глазами. Воздух, сухой и ядовитый, проникал в носоглотку нехотя, но все же попадая. Где я?

Джексонвилль, бонусный подуровень

Спасибо!

Желто-красная пыль повсюду. Желто-красные столовые горы вдалеке. Желто-красный городишко впереди. Желто-красные шары перекати-поля повсюду. Небо только вот почти черное, хмурое и полыхающее внутри алыми росчерками не молний, а чего-то другого…

И три фигуры вон, впереди. Это кто? Когда меня неожиданно сжало, сломало и бросило в одну из них, высокую и с усами, даже не успел испугаться.

Три. Два. Один.

И кто я?..


Ветер гнал сухую красную пыль. И песок. Песка здесь хватало. Ветер довольно игрался и с тем и с другим. Хотя песок сейчас оказался сподручнее. Ветер нашел новую игрушку. Череп шерсторога, выпукло белеющий лбом, темнеющий тремя провалами глазниц, ветру хотелось отполировать до блеска самого настоящего бильярдного шара. Шары для игры джентльменов, как известно, делают из слоновой кости. Чем хуже кость шерсторога?

- Дюффрэ? – Тень Равицки упала на череп. – Ты что-то нашел?

Дюффрэ? Меня так зовут?

Он не ответил. Поводил сломанным прутиком рядом с очень интересным отпечатком. Хмыкнул, поняв, что в этой дрянной истории неясного куда больше, чем на поверхности. И подавил желание плюнуть прямо на чертов череп. Чертов череп с чертовой гексограммой прямо на лбу. Засохшей и ставшей бурой. Но он бы побился об заклад, что сперва она алела. Потому как кровь на нее пошла артериальная.

Равицки заметно выражала свое недовольство. Попинывала порыжевшим носком сапога камешки, дымила сигаретой и сопела. Последнее в такие минуты она делала особенно хорошо, сразу давая понять: Дюффрэ, ты в очередной раз достал целого помощника прево. И не просто помощника, а саму Равицки, приехавшую из самого Вегаса в эту чертову хренову дыру. Господь свидетель, что сам Дюффрэ такого и в мыслях не держал. То есть – чтобы ее доставать.

Читать мысли прописанного персонажа, зачем оно мне?

Жарило. С самого утра, с его первой чашки кофе и первой забитой трубки. Пот уже даже не катился по спине, лицу или груди. Дюффрэ ощущал его клейкой пленкой, растянутой по всему его крупному телу и совершенно не желавшей высыхать. Светло-зеленая саржевая рубашка издалека казалась черной. Замшевые туфли, плюнь на них, зашипели бы. Солнце явно старалось выжечь ненавистную землю и ее копошащихся обитателей за накопившиеся грехи пред Господом Богом. Чем еще можно объяснить чертово пекло?

- Дюффрэ, засранец… - простонала Равицки. – Ты перестанешь молчать, чертов сукин сын.

Он вздохнул, привычно поразившись ее привычке к богохульству и ругани. Учитывая крохотные серебряные распятия в уголках воротника – она явно пренебрегала многим. Терпением и изучением Писания уж точно.

Процесс слияния: 57%

- Выдержки бы тебе больше, Агнешка… - Дюффрэ встал, отряхивая штанины от песка, - Ты ведь хорошая и умная женщина. Но ждать не умеешь… или не хочешь. Порывистая и взрывная.

- Мой друг, если ты помнишь, полька. А это, между прочим, говорит о многом. Я тебе не какая-то там вялокровная корова из твоей родной derevni.

- Что? – Дюффрэ заинтересовался новым словом. – Это по-польски или по-русски?

- Какая тебе разница?

- Никакой. Хорошо, начинай записывать, Агнетта.

Равицки открыла кожаную тетрадь, послюнявила карандаш. Дюффрэ почесал подбородок и начал диктовать:

- Девушка…

«Несомненно, - подумалось Огюсту Дюффрэ, - что стоило говорить «была девушкой». До того момента, пока не умерла. Спасибо Господу Богу, здесь у нас не Вегас. Это там, чтобы понять пол жертвы, одетой в платье, порой надо задирать подол. Джексонвилль все же лучше в этом плане»

- Белая.

«Странно, если бы она оказалась цветной. Заезжих джимми-африканцев в Анклаве линчевали сразу, а своих перебили практически всех и давно. Практически. Краснокожие скво после резни у Эль-Пасо сюда не суются. Ну, тоже практически. Китайцев в городе единицы, и те мужчины. Мулатки, метиски, самбо и квартеронки не в счет. Не говоря про мексикашек»

- Возраст тринадцать-четырнадцать лет, не старше.

«А выглядит на все восемнадцать даже сейчас. Краски на личике чуть ли не с три унции, если не больше. Волосы завивали и красили красным, платье дорогое, привозное. Что это означает, Агнешка, ну? Ладно, сам себе отвечу»

- Род занятий… проституция.

«Ни одна из дочек местных воротил не позволит себе пойти в таком виде куда угодно. Ни одна не забудет одеть нижнее белье. Ни одна не додумается оказаться на улицах настолько поздно, чтобы полностью стемнело. Ну и, миз помощник прево, ночные бабочки не должны прятать алую букву на одежде, да-да. Но, вы рассмотрите ее в вышивке на лифе платья? Учитесь, запоминайте»

- Причина смерти: убийство. Преднамеренное…

«Хотелось бы мне, чтобы это оказалась глупая, пусть и злая, случайность. Чтобы это запекшейся кровью цвёл след от удара ящера-рогача. Чтобы… Не стоит врать самому себе, Дюффрэ, ты все прекрасно понимаешь. Ее ударили зазубренным каменным ножом, вспороли живот и гадали по кишкам, когда она корчилась, умирая»

- Предполагаемые действия маршала, как представителя закона…

«Ну, что ты уставилась на меня, Агнетта? Не знаешь, что буду делать? Все ты знаешь. Буду искать, буду стараться очень сильно искать и найду. А потом тебе придется принимать мой рапорт о сопротивлении и необходимом применении силы. Так и будет»

Процесс слияния: 100%

Цель находится в салуне Брана

- Дюффрэ?! Дюффрэ?!

Прости, дорогая, ваш сценарий все равно перезагрузится при обновлении. И убийцу шлюхи вы поймаете. А мне вот надо, не обижайся!

Пыль ложилась на бак, седло, меня. Но пыль даже стала привычной. Приехать к месту и выбить длинный плащ, выбить плотно облегающий голову кожаный шлем, вот это первым делом. Зато ехать одному и оставшись мыслями наедине с самим собой. ИИ Дюффрэ вел трицикл ровно, на время спрятавшись внутрь себя и эту дорогу он прошел бы после двух пинт солодового и с завязанными глазами.

Ни хрена себе спрятался…

Пыль окутывала плотным серым ковром, поднятая широкими покрышками его машины. Накрывала все еще державшуюся трассу, когда шедшую из Эль-Пасо на запад. Стлалась на жесткой серой травой по краям полотна, торчавшей вверх нагло и вызывающе. Стальная трава, бесполезный глупый сорняк, сосала из земли соки, превращала ее в ненавистную вездесущую пыль. Ее жгли три раза в год. Не помогало.

Трицикл закатился в поворот, уходящий от центральной улицы города вправо. В квартал для отребья. Точно, туда мне и нужно, а чем быстрее, тем лучше.

Я-Дюффрэ поднял голову, пытаясь прикинуть оставшееся время. Хмыкнул про себя, понимая, что оно то как раз поджимает. Дьяволово семя готовилось просыпаться на серый город в серой прерии. Черная ворчащая громада стремительно набирала ход, становясь все ближе. Ее последыш, ливень, серел пеленой уже у реки. Молнии жалили выжженную пустошь участка Мак-Кри у западного форта. Стадо чьих-то шерсторогов пылило оттуда же к ближайшему укрытию, длинному ангару старого пройдохи Вана. Я-Дюффрэ усмехнулся, предчувствуя жалобы на алчного китаезу, что наверняка запросит немало «орлов» за такой вот постой на его территории.

И прибавил газу, летя по Дауни-стрит. Люди, застигнутые бедой, бежали. Несколько старых колымаг местных франтоватых торговцев бес-травой неторопливо набирали скорость. Автомобили, похожие друг на друга как яйца одной курицы, поскрипывали ржавыми корпусами, величаво покачивая «плавниками» и проседая на рессорах. Пара дневных шлюх, повизгивая, бежали к салуну Гарри. Пролетая мимо, кивнул на них усмехавшемуся хозяину, державшему руку на рубильнике тяжелых стальных внешних дверей.

Курсор радостно заалел, нащупав правильное направление.

Интересно, кому помешала какая-то там банда сраных Полосатых Енотов, а?


Раньше - 12

Железяка шел впереди. Грузно и удивительно шумно для такой совершенной машины. Как специально, показывая свою суть, спрятанную где-то под всеми этими наворотами с красотой. Собачки семенили рядом со мной, по бокам шли два гвардейца, явно отличавшиеся от собратьев в цеху-лаборатории: вся амуниция чуть эргономичнее, движения чуть плавнее-быстрее, оружие чуть совершеннее даже на вид. Все эти «чуть» вместе создавали очень серьезный перевес в сторону их крутости.

Коридор оказался длинным, как будто Биг-Босс Фабрики задался идеей устроить экскурсию. И все бы ничего, но время-то шло и шло, больше его не становилось. Но вот и он закончился следующими воротами. Кроме здоровяков, в коже да с пулеметами, охрану несли два бочкообразных боевых робота, попыхивающих выхлопом. Выхлоп, к слову, явственно пах солярой.

Колобок

Сила: 55

Ловкость: 30

Живучесть: 60

Интеллект: 30

Здоровье: 100%


Интересные статы, кажущиеся какими-то неправильными, обманными, что ли? Ну, да ладно. Ворота разъехались, пропуская грохот, звон, шипение и стук, как от армии машин-кузнецов, не иначе. Почти так и оказалось, за исключением самой профессии, ведь тут явно кого только не было, от простейшего подмастерья, в количестве десяти штук, орудующих напильниками у длинного верстака и до аналога слесаря станков ЧПУ, колдующего за большой махиной, одновременно снимавшей стружку, сверлящей и вытачивающей боковые пазы стальной болванки.

Мы шли через Фабрику, через пространство, где было не видно конца и края цехам, переходящим один в другой. Гул стоял страшный, больше всего напоминая огромное летное поле, где разом взлетало и садилось не меньше эскадрильи «Белых лебедей» и соревновались в скорости штук сто танков. Открытое пространство самого Грин-Гласс круто? Не смешите мой пупок, окажитесь на Фабрике, поразившись размаху места, производившего для игры механизмы, двигатели и прочее.

На самом пределе зрения заметил конвейерную ленту с моноциклами, как тот красный, спасший меня в самом начале игры. За ней, на ее сестре-близнеце, серебристо поблескивали острые сигары электроспидеров. Машины тут типовые, с самыми стандартными характеристиками и даже без названий модели, хочешь отличаться – это во всякие крафтовые мастерские, имеющиеся в Грин-Гласс в достатке. Впрочем, наверное, как и в нормальной жизни.

Куда больше был интересен почти незаметный глазу стенд вдалеке. Курсор, жутко скрипя электронными мускулами, наводился и приближал как мог, но толку вышло не очень. Там, длинные и аэродинамичные, поблескивали хромом и чем-то вроде пластика самые настоящие стрекозы. Только большущие, больше всего смахивающие на летающие мотоциклы. Интересно…

Железяка все также невозмутимо топал впереди, направляясь к лифту. Ребристый прямоугольник, уходивший вверх и пропадавший под землей, виднелся впереди. Гвардейцы, само собой, рядом с ним имелись. В количестве аж четырех штук, вовсе не вытянувшихся в струнку при виде босса, топавшего к ним, а совсем даже занявших позиции для обороны. Неужели, Железяка на самом деле опасается чего-то вроде покушения?

- Заходи, - он показал ладонью, украшенной слоновой костью и золотым узором, на отъехавшую решетку и краснеющие внутри палисандровые панели. – Или боишься закрытых пространств маленького размера, где ловкость не пригодится?

Маленького? Тут можно чуть ли не БМП катать вверх-вниз, не иначе. Легавые забежали внутрь и развернулись, показывая мне стальной частокол зубищ. Гвардейцы за спиной ничего не показывали и даже не тыкали в спину стволами. Сам зашел.

Лифт фырчал и ехал вверх плавно, даже не подрагивая. Железяка молчал, а его венецианская маска загадочно улыбалась. В общем, есть с чего ей быть именно такой, ведь загадка раздирала меня изнутри, очень логичная в такой ситуации: чего ему от меня нужно? А все остальные вопросы, вроде «буду ли живой» или «а время-то идет» были уже второстепенными. Узнаю ответ на первый вопрос и станет ясно с остальными.

Стальной Шпиль, единственная башня-небоскреб фиолетового сектора Грин-Гласс, торчала над городом штыком. Таким трехгранным и опасным оружием, обычно наполовину затянутая смогом Фабрики. Мне вот, нежданно-негаданно, выпало оказаться внутри и не сказать, что этот факт сильно радовал. Не бывал в ней никогда и хорошо.

Лифт зазвенел колокольчиками, сыграв «Времена года» и остановился. Решетка отъехала в сторону, скользнули пластины двери и перед нами открылась плитка на полу, обычная такая офисная плитка. Как и сам коридор – ничем не выделяющаяся, кажущаяся жутко знакомой по настоящей жизни от того более пугающая.

Кабинет хозяина оказался огромным, напоминая одновременно лабораторию, оружейный склад и конференц-зал, последнее бросалось в глаза огромным столом и креслами. Тяжелые портьеры по стенам, сразу за столом закрывавшие не меньше трети обзора, экраны по остальной части круглого помещения, беззвучно показывающие разные районы-кварталы Грин-Гласс. Я даже заметил ту самую почти деревеньку-гетто Полосатых Енотов, где в дело вступил Душежор.

- Налей воды. – Железяка показал на простенький глиняный кувшин в стеновой нише. – И садись вот здесь.

Как же отказаться от такого гостеприимного приглашения? Легавая заняла позицию рядом, сев и сверля меня черными глазами. Не, а чо, как еще относиться к непрошенным гостям?

- Ты меня удивил. – Железяка сел на стул, не иначе, как сваренный из крупповской стали, даже не скрипнувший под его махиной. – Устроил из нашего города какое-то цирковое представление со спецэффектами, сопряженное с гладиаторскими боями. Не стыдно?

- Нет.

- И правильно. – Железяка хохотнул под бесстрастной маской и смотрелось это странновато. - Тут больше никак не получится, съедят и не спросят, как звали.

Что ему нужно, интересно?

- Сидишь-гадаешь, чего ты тут забыл? – Железяка чуть наклонил голову.

- Есть немного.

- Моим работникам порой нужно отдыхать. Ты залез ко мне, без спроса и разрешения. В обычное время просто пропал бы и все, жил долго и не очень счастливо под моей крышей. Ну, либо быстро превратился бы в компост с бульоном, и все. Но после твоих подвигов и такой бешеной удачи не простил бы сам себе, если бы потратил такой организм почти впустую. Согласись – делать из тебя котлеты, хоть на пару, хоть жареные, для работников Фабрики – это глупость?

- Каннибализм вообще штука непонятная и неприятная.

- Зато ресурсы не тратятся просто так. Все в дело. Тебе-то, человеку из настоящей жизни это должно быть понятно.

Что?!

Железяка, биг-босс Фабрики, существо, созданное программным кодом, сидел напротив меня и смотрел мне в глаза, рассуждая о настоящей жизни. Это как, позвольте поинтересоваться?

- Что замолчал? Рассуждаешь о сказанном?

Рассуждаю, куда ж без этого. Ладно, странностей тут хватает по уши, никуда от них не деться. Добавим еще одну в копилку самых неожиданных вещей Грин-Гласс. Что дальше-то?

- Думаю – что тебе от меня нужно?

- Ты разве не понял?

Понять уже понял, только надеялся на другой исход событий, чтобы без очередного кровь-кишки-распидорасило. Видно, не судьба.

- Выхода у тебя два, - Железяка совершенно человечески пожал плечами. – Один в качестве пищевого концентрата, либо объекта для исследований биологического сектора. Тем более, ты умудрился уконтропупить одну из моих прелестных девочек.

Да я не только девочку уничтожил, но то ладно…

- Второй выход сложнее и интереснее, - Железяка ткнул в сторону экранов на стене. – Ты устроишь представление моим работникам, праздник, настоящий пир хлеба и зрелищ. Насчет хлеба ты не переживай, я им его устрою. А вот зрелище – зрелище это с тебя. Почему-то думаю, что ты выберешь второй вариант.

А у меня оставался другой выбор, на самом деле? Я кивнул.

Железяка повернулся к экранам. Три засветились совершенно не по-городскому, рыжим огнем и плесками искр. Внутренними помещениями Фабрики, надо полагать, оставленными за ненадобностью цехами и коридорами. Вот блин, снова – здорово.

- Специально для тебя выделю места, где у меня живут всякие милые организмы и механизмы.

В его голосе мелькнула ирония?

- В моей работе порой происходят браки, а утилизировать кажется неправильным. В естественной среде обитания хорошо проводить разные эксперименты, особенно, по выживанию. А если хватает кормовой базы для самых сильных, то эксперимент еще получается длительным и интересным. Иногда там можно найти даже какую-то пользу.

Обрадовал…

Неприветливые стальные стены, ржавчина, капель от еле держащихся труб под потолком, странные темные пятна, куски тех самых механизмов, валяющиеся тут да там. Организмы? О, да, эти тоже случились. Висели икебанами на дырявых отходящих плитах и кронштейнах.

Красота, одним словом.

Железяка хохотнул. Таким мрачным гробовым хохотом. А времени у меня на это все хватит?!

Здесь оказалось даже хуже, чем виделось на экранах.

Черно-рыжее, темное, пахнущее окалиной, подвалами и литрами крови. Место, где не было ничего, кроме тлена и смерти, прячущейся в каждой тени. А теней тут хватало.

Уровень: Фабрика

Подуровень: неизвестен

Фракция: Железяка

А то оно мне непонятно.

Компас на наруче уверенно показывал куда-то вперед. Складывалось мнение, что Железяке я нужен вовсе не как развлечение для каких-то там его работников. Складывалось впечатление, что голем, рассуждающей о жизни вне игры, вполне знал – куда и зачем я тут послан. И оказывал что-то вроде помощи, на свой лад. Типа как поймал диверсанта, но из-за обстоятельств отправил того в вольер с собаками-охранниками, а там уж как выйдет.

У них тут подковерная борьба идет, кто у кого одеяло перетянет и кто Библиком командовать будет? И эта металлическая хреновина решила дать мне возможность пройти дальше таким образом, чтобы в случае чего отмазаться перед Доротеей? Мол, знать ничего не знал, использовал ресурс по назначению, а куда он там поперся, удрав с Фабрики – не ко мне?

Интересно девки пляшут, по четыре девки в ряд…

Курсор мигнул, подсветив валявшуюся в стороне странную хреновину, куда автоматически его навел.

Гвардеец

Фракция: Железяка

Стоп, знаю я все их статы. Интереснее другое – а как тут оказался преторианец Железяки? И кто смог убить такого крутого перца и что с ним вообще приключилось? Вот это вот, вместо ног, у него что такое?

Бионические протезы.

Самостоятельное изготовление: при 30 интеллекта

Место производства: неизвестно

Вот так дела…

Ниже таза у мужика, пробитого в груди чем-то вроде слоновьего бивня, на полном серьезе торчали странные конечности из шарниров, чего-то вроде поршней, толстых стальных трубок и бронепроводов.

Грустное место, никак больше не скажешь.

Тесачина

Электропистоль с семью зарядами

Да вот и все, собственно. Ну, нагрудник у меня никто не отжимал, а статы были на самом высоком уровне. Железяка, кажется, был готов предоставить мне и пулемет гвардейца, но это было бы перебором.

Заскрипел и заплевался искрами странный автомат в углу. Что-то вроде старинного телефона с огромной трубкой, когда-то изящно выгнутой, а сейчас грубо сваренной и перетянутой самым настоящим бинтом с подсохшей кровью. А еще там присутствовал крохотный кинескоп, больше всего похожий на те, что красовались у первых телевизоров. Не зря же он так плюется, верно?

Трубка не ударила током, кинескоп пошел рябью и засветился, само собой, зеленью. О, хроника живыми картинками, где в углу бежит время. Полагаю, что речь, судя по сокращавшимся пяти минутам, шла о начале моего нового чудо-квеста, не иначе. Ну, посмотрим историю этого прекрасного места, исходя из логики ретро-антуража, правила тут тоже ретро. А в винтажных играх на игрока, получающего информацию хоть посреди поля боя – никто не нападал. Ну те-с, что у нас тут?

Ржавые кишки

Фракция: Железяка

Уровень создан после биологически-активного заражения в результате эксперимента

Количество первоначальных подопытных: 33

Количество выживших первоначальных подопытных: 10

Количество высаженных вторичных подопытных: 123

Общее количество выживших подопытных: 37

Карта подуровня: введена в вашу базу данных

Условия и правила: отсутствуют

Ограничения: отсутствуют

Время до начала прохождения: 10 секунд


Хорошо. Разнесем здесь все в хлам, и ржавые кишки и сколько попадется подопытных. Начали, потихоньку.

Рыжего тут куда больше, чем с первого взгляда. Столько оттенков ржавчина, пламени и остального, что куда там всякому серому. Черного тоже немало, но черное отличается, пусть и не сильно. Черное тут или из-за чего-то горевшего, жарко облизывая металл, либо от глубокой тени, прячущей в себе что-то.

Здесь нет тишины, но это не ощущается. Ржавые кишки как дышат своей странной жизнью, они как море, только в таком вряд ли захочется купаться по собственному желанию, дайвинг тут точно с прячущимся не очень глубоко мегалодоном, а рассматривать рыбок нет никакого желания, больно уж те подозрительно выглядят.

Капает, шурщит, шелестит, потрескивает, посвистывает даже, но где-то впереди и далеко. Постоянно скрипит усталый металл, держащийся то ли на честном слове, то на алгоритме разрабов. Хлопья ржи, облетая тут и там, пахнут окислившимся металлом и звучат осенней падающей листвой. Шаги, наверное, отдавали бы тихим гулом, как если бы идти по палубе. А толстые пластины мостиков и пандусов, где нужно идти, чтобы не оказаться на полу, через пару метров ставшим настоящим болотом, прогибаются и подрагивают.

Фонари не должны давать столько света, их слишком мало, но они жгут как тысячи свечей и достают в самые укромные уголки, обманчиво и подло обходя нужные места. Толстостенные лампы гудят, а вокруг них так и вьется странная мошка, стукающаяся о них с самым настоящим звоном. Царство Железяки вообще полностью металлическое, а тут оно еще и кажется созданным из живого металла.

Хорошо, что я Ловкач. Не перестаю этому радоваться уже давно, прямо с аптекаря-жабы, погибшего первым. Получается двигаться почти бесшумно, перепрыгивать опасные места быстро и надежно, не опасаясь сорваться вниз.

В черной жиже, воняющей маслом и горючим, порой плескало, как будто кто-то, живущий у каменного дна, пытался всплыть. Возможно, «кто-то» был опасен, а меня принимал за самый обычный завтрак. Думаю, тут это вообще норма, учитывая недостаток животного белка, необходимого даже искусственному интеллекту и ботам, раз уж так записано в коде Библика.

Проверять догадку мне не хотелось. Компас настойчиво и нетерпеливо подрагивал в сиреневом циферблате, заставляя ускоряться. И только цифра в тридцать семь местных обитателей заставляла не особо торопиться, присматриваться и выбирать относительно безопасную траекторию моих, сука, тигровых прыжков.

Почему-то пока все шло гладко. И это казалось самым плохим. Ведь, исходя из упомянутого количества подопытных, стоит ожидать столпотворения по мою душу дальше, а это, сами понимаете, куда как геморройно. Прорубать себе просеку через тридцать с хреном компьютерных душ в мои планы не входило, хотя… Хотя куда тут строить планы, в этом месте, больном на всю голову.

Над поворотом, в темноте, что-то пряталось. Вернее, кто-то, кто-то не менее ловкий, чем Ловкач и явно опасный.

Вжаться в тень и постараться рассмотреть опасность раньше, чем та атакует. Курсор, плавая как пьяный, почему-то не хотел вцепляться в черную смоляную пустоту у труб наверху.

Ты что, дружок, а?

Шестирук

Фракция: Звероликий

Сила: изменена\нестабильна

Ловкость: изменена\нестабильна

Живучесть: изменена\нестабильна

Интеллект: изменена\нестабильна

Здоровье: изменена\нестабильна








IRL-5: здесь и сейчас

- Следилку к ним не воткнуть. – Витюша поскреб модную щетину. Щетина отозвалась совсем не музыкально. – Уровень защиты чересчур высокий. Попытаться войти в саму игру, но это дома, по собственному почину.

- Я там был. – Стажер Петр нахмурился. – У меня два акка, с обоих отрабатываю постоянно. Задания беру, хренью всякой занимаюсь.

- Молодец, - похвалил Шварц, - а теперь расскажи-ка мне, дорогой друг, в чем там, на твой взгляд, глубокий внутренний смысл?

- Там все просто. Есть ты, есть враги, есть союзники. Ненужно притворяться, что воюешь за-ради спасения мира или каких-то несчастных людей, ждущих помощи. Ты тупо делаешь что тебе хочется, без всяких моральных метаний. Есть заказ на убийство – идешь и убиваешь, надо спереть какую-то хрень – идешь и воруешь. Таких игр немало, но тут еще и безумие, куча разных наворотов, у которых физика работает по-своему. Ну, и заработок, он же тоже есть. Деньги могут выводиться, если выполняешь ряд сложных квестов.

- Да такого дерьма в Сети как грязи… - Витюша закурил. – Даже старые игры такие же были, проходил в академии на допкурсе по индустрии развлечений в Сети.

- Были, - подтвердил Шварц, - еще как были. Значит, дело в чем-то другом.

- Я слышал… - стажёр посмотрел в пол. – Слышал, игроки пропадают. Попадают в…

- Рабство. – закончил Витюша. – Все это слышали, как про инопланетян или Несси.

- Несси? – стажер повернулся к нему.

- Реликтовый плезиозавр-криптид, обитающий в самом большом озере Шотландии. Ну, до сих пор популярно у всяких любителей загадок с тайнами. Ты явно к ним не относишься.

- Мне бы брата найти.

Шварц, хмыкнув, налил чаю. Они торчали тут с утра, день перешагнул через экватор, а ясно пока только одно – у этого пацана пропала родная душа и он готов пойти на что угодно, лишь бы брата найти. Просто и незамысловато, как в сценарии дешевого боевика его детства, но, как оказалось, вполне реально. Вот он, мальчишка, сидит у них, а они, пока во всяком случае, ничем не могут помочь.

- Слухи слухами, а определенное количество вполне нормальных людей все же пропадает каждый день. – Шварц побарабанил пальцами по столу. – Самое-то ужасное, что мир вокруг совсем заплыл жиром «моя хата с краю» и помогают только чьи-то проколы, камеры слежения и определенные программы. Да и те не до конца. После введения закона о соблюдении правил анонимности в развлекательном сегменте Сети мы много и не можем. Казалось – куда сложно проверить всех, зарегенных в чертовом Библике, ан шиш, не выйдет.

- Сраные упыри, - поделился Витюша, - протолкнули его повсюду, ладно бы только у нас.

- Мы вообще никак не можем получить инфу с их серваков? – стажер Пётр поинтересовался с плохо скрываемой надеждой.

- Только по решению суда, предоставив все необходимые доказательства и собрав кучу настоящих свидетельств. – Шварц сплюнул. – Вот и подумай, сколько на это уйдет времени и как просто за это время отключить, если он существует, такого персонажа полностью. А уж замести следы по утилизации тела, если захотеть, довольно просто.

- Я могу со своих аккаунтов попытаться поискать зацепки… - Пётр смотрел с надеждой. – Но у меня сейчас проблема с деньгами, нужно новое кресло, все железо бы обновить и…

- Стоп! – Шварц помахал рукой у него перед носом. – Подождите, юноша. Вы о чем вообще? Ты же его там искал… или нет?

Пётр снова смотрел под ноги.

- Темнит, - поделился Витюша, - не договаривает, прячет от старших товарищей настоящую посконную правду. Кайся, родной, чего ты там натворил?

- Заблочен я там, - Пётр вздохнул. – Навсегда.

- А заново?

- А заново там сейчас пока прокачаешься, да и не тянет мое железо. Родители не банк, у них свои дела, да и дергать их из-за Паши не буду. Они еще в себя не пришли.

- Прямо прекрасный образец сыновьего понимания с послушанием, - фыркнул Шварц, - а от нас ты, значит, хочешь помощи в новом крестовом походе против компании-разработчика и самой проклятой игры? Очень профессионально.

- Сюда же я попал?! – буркнул стажёр.

- Что есть, то есть. Знаешь, сынок, почему нас так мало?

- Почему?

- Да потому что никому в голову на полном серьезе не придет, что Сеть и компьютеры нужны для чего-то, кроме мошенничества и взлома сайтов. Подавать даже идею о принуждении к рабству, о похищении людей, содержащихся в состоянии комы… на меня как на идиота посмотрят. И еще…

Витюша понимающе кивнул, явно уловив мысль шефа.

- Главное ведь не доказать, что такое есть, верно? – Шварц смотрел на стажёра глазами очень уставшего человека.

- Ну… да. Найти главное.

- Хорошо, что вспомнил. Представь – мы подаем документы, инициируем расследование, а твоего брата, если предположить такую глупость на полном серьезе, просто отключают и сливают в канализацию. По кускам, надо полагать, хотя я скорее поставлю на печь в какой-то котельной, ванну с кислотой или обычную речку поглубже да подальше, плюс мешок с камнями, чтобы не всплыл раньше времени.

Пётр дернул лицом, заметно нервничая.

- Представь себе вот что… - Витюша снова закурил. – Представь, что он на самом деле содержится в каком-то месте, где его функциональность поддерживают на достаточном уровне. Так?

- Да.

- Вариантов всего два. При первом нам даже проще, ведь при нем он такой не один, с чисто экономической точки зрения, верно? Игрок дает прибыль своими действиями какой-то маленькой кучке больных ублюдков, играющих в живого человека. Они, надо полагать, устраивают ставки, где определенный процент идет организаторам и еще более определенный на содержание твоего брата. Я бы не удержался, и если бы бабло пошло хорошо, организовал бы этакий клуб, где ячеек-групп больных ублюдков было бы больше. Самое главное – не давать им пересекаться, это чревато что кто-то сболтнет раньше времени.

И в этом же есть плюс для нас. Если таких групп было бы больше пяти, а это минимум, то это говорит о чем? О минимизации расходов, когда пять тел лежать в одном месте и обслуживаются парой-другой постоянных дежурных, да группой врачей без моральных принципов, регулярно устраивающих им профилактику живого оборудования. И?

- Затраты электроэнергии и точки выхода в Сеть, в любом случае объединяющиеся в каком-то одном месте перед тем, как разойтись по доменам? – стажёр скривился от понимания.

- А ты рожу-то не делай, - Шварц прихватил сигарету у Витюши. – Люди существа жадные. И азартные, на том и могут проколоться. Закрытые подпольные бои, когда на смерть, это тебе не турнир ММА, где судьи и телевидение. Они проводятся сколько люди живут и будут проводиться всегда. А тут такое искушение, когда твой, скажем так, чемпион, выходит на драку не просто против человека, а против какого-то страшного урода, понимаешь?

- Да.

- Ты правильно мыслишь, юноша, мы вполне можем попытаться просчитать все варианты, возникающие при первом подходе. Тут, там, все равно цифры не обманут, и либо покажут просто спрятанные серверы, либо… Ну и, сам подумай, для поддержания этих гладиаторов в состоянии медикаментозно-виртуального сна необходимы не только врачи, но и расходники. От физрастовров с глюкозой и до закупки пластиковых мешков, закрепляемых за катетерами для вывода отходов жизнедеятельности. И тут либо закупка через подставные фирмы мелким оптом, либо прямая и на большое количество, проходящее по документам как, не знаю, расходники для курируемого медучреждения, либо гуманитарная помощь странам третьего мира.

- А у хозяев Библика…

- А у хозяев Библика есть и то, и другое. Они же меценаты с одной стороны и бизнесмены с другой. Аппараты искусственной вентиляции легких последнего поколения разрабатываются на паях с ними.

- И?

Шварц кивнул.

- И мы можем попросить друзей-коллег со смежных организаций, проверить их накладные. Незаметно, вместе со всеми. И мы, возможно, даже уже все это проверили…

Пётр сглотнул, глядя на него, совсем как ребенок на Деда Мороза.

- Но есть и второй вариант, Витя же говорил. Понимаешь?

- Личное пользование кем-то на всю голову больным или больной где-то на полностью закрытой территории?

- Именно так. И если, чисто теоретически, в случае первого варианта мы, превентивно и имея на руках все доказательства, может рискнуть и взять штурмом какое-то место на честной территории, то во втором случае это, как бы сказать мягче…

- Охуевшесть в крайней степени.

- Именно так. Потому, если уж заниматься этим делом, и если у нас есть неожиданный козырь в твоем лице, сперва необходимо подвести всю необходимую базу и собрать ее же доказательную. Понимаешь?

- Да.

Стажёр сделал себе кофе и замолчал, глядя за окно. За самое обычное окно летнего города, выжигаемого беспощадным солнцем.

- Вить?

- Да, шеф?

- Тебе самому этот Библик понравился?

Витюша усмехнулся.

- Есть в нем что-то…

- В твоем случае бабы, что ли? Тебе их в жизни не хватает?

- Почему сразу не хватает?

- А на кой хрен тебе виртуальные?

Витюша усмехнулся совсем пакостно.

- Они там такие озорницы порой, шеф, я даже не знаю, как сказать.

- Случилось страшное, - заворчал Шварц, - наш Казанова не знает нормальных характеристик сетевым похождениям. Ты там хоть дурных мыслей в голову не допускаешь?

- Господь с вами, шеф, я даже предварительно инфу проверяю по каждой женской персоне, возникающей в поле зрения. Извращенцев-то хватает, в баб переодеваться.

Шварц кивнул. Извращенцев… Это точно. Это ж Сеть, тут чего только нельзя сделать. Особенно, если в нормальной жизни чего не получается.



Блог: служебный роман

Служебные романы случались, случаются и будут происходить всегда. Только не стоит ждать от них романтики и глупости а-ля Эльдар Рязанов. На дворе заканчиваются десятые года двадцать первого века в стабильно-дико-капиталистической России, да-да. Тут не место слюням с соплями, какой-никакой настоящей романтике и чему-то чистому. Тут все проще, быстрее и немного жестче.

Миша не очень любил много вещей. Особенно сильно ему не любилось страдать от закрепощенности женщин вокруг. Миша знавал толк в порно и даже знал такие жанры, как японские тентакли, букаке и MILF. Возможно, они давали ему веру в человечество и равновесие вселенной, даря надежду на возможную встречу в будущем с настоящей и раскрепощенной по самые влажные и набухшие глубины красавицей. Ну, или не красавицей, а просто приятной особой. Возможно, ему даже мечталось о тяге к той самой процедуре, скрываемой за «букаке», чью природу происхождения можно спокойно поискать в Сети.

Для скромников и скромниц эту страшную тайну раскроет следующий абзац и не стоит его читать, если «Эммануэль» заставляет краснеть до сих пор.

Суть в том, что многое идиотское и извращенное в цивилизацию затаскивают японцы. Они вообще ребятки лихие и сумасшествия у них хоть отбавляй, да-да. Те самые тентакли, как выяснилось, сводятся к имитации зоофилии, где участвует женщина и осьминог. Как такое возможно? Да хрен знает, товарищ майор, посмотреть так и не сподобился. А вот по второму пункту все стало ясно и без просмотров.

- Наказание такое было. – Михаил аж хрюкал от удовольствия, слегка хлюпая аллергическим носом. - Самурай, значит, привязывал жену за измену к столбу на площади в своей деревне. Или городе, все равно.

- И?

- И каждый мужик мог подойти и надрочить ей на лицо.

Понимаете, да?

А, да! И еще была Лиза Энн. Кто не знает Лизу Энн? Не знаете? Вон она, на фотографии вверху, играет губернатора Аляски Сару Пейлин в фильме «Кто пялил Чару Пейлин».

В общем, хрен его знает, есть в этом что романтичное или нет, но, исходя из слов вдруг сложился вполне себе такой образ не самой юной красавицы, да в очках, да с сиськами, да чтобы раскрепощенная. И, к слову, у жены Мишгана грудь явно стоило искать, как сокровища Эльдорадо в амазонской сельвы. Они же, если разбираться, где-то там есть, равно как и грудь супруги. Казалось бы – какая разница, верно, главное же не это, да? Ага, точно и именно так. Никакой роли такие обстоятельства не играют.

В компании случился слет руководства с менеджментом, поздравления с награждениями, вручение особо ценных призов и, совсем немножко, раздача звездюлей, штрафов и, чуть-чуть, снятия с должности. Само собой, показательно. Было весело, в общем…

Нанятые фигляры с танцорами веселили народ, играли на скрипках, заняв акробатическую позу и улыбаясь, полностью повторяя немецкий уличный театр восемнадцатого века, где чтобы насмешить – жрали больше гороха и пердели, поднося огонь, выгибались назад, чтобы высунуться между ляжек и наяривали на скрипках «Августина». Так и тут, времена идут, нравы не меняются, чего уж. До стриптиза дело не дошло, ограничилось танцами живота и плясками с отожравшимся и накачанным успокоительными питоном. В целом, программа понравилась всем и даже самому-пресамому, чья личная помощница, выступив павой под народно-любимую лезгинку самого-пресамого изображала горскую девственницу, томно взмахивая отсутствующими широкими рукавами.

А Миша… А Миша понял, что попал.

За столом сидела коллега с Нижнего, в очках и с четвертым-пятым размером, совершенно не спрятанным, если не сказать, что наоборот. «Наоборот» мягко и, одновременно, упруго вздрагивало, порой замирало в районе Мишкиной скулы, если хозяйка решала самостоятельно взять хлебца или чего еще. Судя по интенсивности и количеству повторений, коллега очень любила мучные изделия, равно как все прочее, находящееся рядом с Мишаней.

Держаться выходило только на силе воли, любви к супруге и мужественно не наполненным рюмке с фужером. Мухаил сказался больным и порой мрачно морщился, рассказывая о кишечном расстройстве. Только коллегу это не смущало, наоборот, раззадоривало. То ли из-за того, что врал Михалыч не вдохновенно, а очень неловко, то ли потому, что женщин сам Сатана, не иначе, наградил возможностью четко понимать простую вещь: когда они могут крутить мужиком, а тому только того и надо.

- А ну-ка, Миш… - рядом плюхнулся Сева, куратор филиала и больший любитель накидаться в грибы с соплями. – Расскажи мне про…

И сурово налил. Себе и ему. Место начальника и оклад с бонусом были Мишгану дороги и нужны, а взгляд Севы не оставлял ничего другого, кроме как пить.

Четверто-пятый размер под очками упруго и взволнованно вздрогнул вслед вздоху хозяйки, а Михаил насадил на вилку корнишон. Почему не огурец, а корнишон? Да черт его знает.

Что было дальше – знают лишь пара совестей да стены гостиницы «Краснофлотец», что у залива. А вы говорите романтика.


Глава 23: здесь и сейчас

- И долго ты собираешься быть в моей голове? – поинтересовался Дюффрэ, заставив вздрогнуть.

- Ты меня чувствуешь?

- Твою мать, сынок, когда тебе нужно опростаться, ты это сразу понимаешь?

Это я как… Твою-то…

- Чего тебе нужно?

- Уничтожить банду Полосатых Енотов.

Дюффрэ явно удивился.

- Зачем?!

- Надо.

Дюффрэ явно задумался. Но ненадолго.

- Давай так – делай и вали. Я помогу, как смогу. Доберемся и вали с водительского места. Ты ж без бедных несчастных негодяев явно не собираешься сваливать из моей головы?

- Вы же ИскИн, как вы можете?

- Я специально созданный персонаж, необходимый для редких случаев попадания к нам в гости таких вот как ты. В свободное время живу своей жизни, у нас тут неограниченный мир, самообучающийся и расширяющийся по потребности. Поверь, ради него потерплю любого идиота, желающего что-то там выиграть, в собственном непомерном интеллекте. Ты же, кстати, не полагаешь себя умнее меня?

Отвечать не стал. Клубящееся в голове безумие отдавало металлом на языке, свинцом и медью пули и патронной оболочки. Говорить с алгоритмом, необходимым для развлечений и понимать совершенно дурной мысль о настоящей жизни среди пикселей? Если бы не сумасшествие последних часов моей собственной жизни, то точно решил бы – свихнулся. А так... А так надежда пока еще есть.

- Кто эти еноты вообще?

Дюффрэ ощутимо хмыкнул:

- Подонки, ублюдки, мародеры, торговцы наркотой и дешевыми зашуганными шлюхами. Я давно хотел с ними пообщаться по-мужски, а сейчас даже лучше. Если мы с тобой сотрем выродков полностью, то они сотрутся и из игры. Буду спокойно заниматься своими делами дальше. Ты, как тебя звать-то?

А не знаю.

- Эй?

- Я не помню.

- Чудны дела твои, Господи, - очень серьезно сказал Дюффрэ. – Да тебе, парень пришлось даже хуже, чем мне. Сочувствую.

- Знаешь, я удивлен. Ты меня выгнать не можешь и потому такой положительный, либо, окажись я тут сам собой и такого бы не случилось?

Дюффрэ не ответил. Заворчал по-другому поводу.

- Мы на месте. Повторюсь – сядь, как в кино, расслабься и наблюдай. Квест пойдет в зачет.

Стоит отказываться от такого предложения? Думаю, нет.

Дюффрэ усмехнулся и провел своей уже рукой по усам. Выглянул в промежуток между двумя длинными сараями из досок, ткнул на низкий пакгауз с вывеской над входом. На вывеске, темнея сухофруктами, красовались несколько голов.

- Лакота, пять вождей. Еноты индейцев не переваривают. Ты бы, дурачок, сперва домой заехал бы, что ли. Оружия с собой не так много.

Он открыл боковой ящик своего тарантаса. Не много?!

Винтовка Ремингтона

Заряд: пули. Емкость магазина: семь.

Урон: 15%

Револьвер Кольт-Миротворец

Заряд: пули. Емкость магазина: семь

Урон: 20%

Револьвер Галана

Заряд: пули. Емкость магазина: шесть

Урон: 30%

Обрез

Заряд: картечь. Емкость: два

Урон: 45%

Да тут хватит, чтобы вычистить офис сраных наемников без фракций. Особенно вон тем, чудовищного калибра, миллиметров в одиннадцать, револьвером Галана. Однако…

- Стреляют они хреново, так что не переживай. – Дюффрэ погладил свои чертовы усы и снова многозначительно усмехнулся. – Сейчас надерем им задницы.

Мы надирать-то уже будем, или так и станем языком трепать себе дальше?

Надо отдать должное ему, все же. Пока я тут рефлексировал и злился, Дюффрэ уже начал действовать, скользнув в тот самый проход и вжавшись всем своим немаленьким телом в стену правого сарая. Пакгауз становился ближе, вместе с двумя тенями часовых, темнеющих за видимым входом. Так не должно быть, в какой игре, не говоря о жизни, упустят из вида проход, выводящий прямо на «базу»?

Оперетка, мать ее, ковбойский мюзикл, не иначе, вестерн в абсолюте. Сейчас начнется стрельба с двух рук, обязательно ладонью по курку, плевки крутых мужиков табачной слюной, крики, литры кетчупа вместо крови и…

Двери пакгауза, совершенно бесшумно, отошли вбок, подрагивая на направляющих.

И, прямо на нас с Дюффрэ, довольно ухмыляясь всеми своими ртами, уставилась чертова картечница Гатлинга. Самая, мать ее, настоящая, шестиствольная хреновина, изображающая на Диком Западе пулемет.

Тощий почти хорек, сидящий за ней в низко надвинутой шляпе, прищурился и облизал нечистым малиновым языком губы. И нажал на ручку, приводящую хренову костомясорубку в действие.

Да что ж такое…


Глава 24: здесь и сейчас

В Дюффрэ, по ощущениям, было не меньше центнера с небольшим живого веса. Даже, думаю, чуть больше. И все эти сто с чем-то килограмм, очень удивив, сотворили настоящее чудо.

Ровно за пару секунд до стального ливня, обрушившегося на нас, Дюффрэ подпрыгнул, выхватив нож, вогнал его в стену и подтянулся. На одной руке, правда тут же упершись ногами и почти врос в дырку между сараюшками. А свободной, левой, выхватил тот самый «галан», револьвер почти в двенадцать миллиметров калибром. И…

Наведение на цель

Статус: противник

Фракция: Полосатые Еноты-рейдеры

Количество: 20 голов

И это был не мой курсор. Это панорама, открывшаяся перед глазами и замедлившаяся до едва-едва раскрывающего рот пулеметчика, неожиданно окрасилась красным, как в старом-добром «Терминаторе».

Револьвер грохнул, как противотанковая пушка. И тут же добавил еще пару раз, гарантированно уничтожив самого пулеметчика, снеся ему добрую половину головы и разворотив весь стрелковый механизм Гатлинга.

Переход в атакующий режим

Тем временем именно так сообщил о своих намерениях тип, называемый Дюффрэ и оказавшийся не просто каким-то маршалом, пусть и типа с Дикого Запада. Хотя, разве были на том самом западе машины на ядерном топливе или какие-то там шерстороги? Вот-вот, даже благословенная земля любителей виски, кольтов и скво тут черт пойми какая.

А Дюффрэ уже несся скачками вперед, стараясь добраться внутрь до того, как кто-то додумается закатить ворота. И он явно успевал, на ходу сумев выстрелить еще пару раз и сбить с крыши незадачливых бандитов с винтовками. Последнюю пулю он загнал в сами ворота, все же дрогнувшие и начавшие закрываться. Та разнесла в щепы доску, выбросив через дыру красное и немного чего-то полузадушенного вопля. А…

Тепловизор включен

Вот так-так, вот так персонаж мне попался. Киборг или чего-то такое, повезло. Попади в обычного героя доп-уровня – получилось сотворить эдакое? Думаю, что не особо. Радуйся, дурачина-простофиля, у тебя, сука, бинго.

Использованный «галан» не улетел в сторону, шиш. Хозяйственный Дюффрэ убрал тот назад, одновременно заменив его двумя кольтами. Где у него прятался второй – даже не заметил, а вишь ты – здоровяк готов палить с обеих рук.

Ловкости с подвижностью моему носителю оказалось не занимать. В едва не закрывшийся проход Дюффрэ влетел с грацией Ми-24, заходящего на штурм вражеской позиции: так же беспощадно и во всеоружии.

Три единичных цели

Вооружение…

Интересная система оказалась встроена в маршала. Такая, что помогла сразу определить цели и выявить порядок стрельбы. Если, конечно, доли секунды можно уложить в порядок. На мой взгляд – это все же интуиция и не иначе.

По рукаву, отдаваясь в тело, чиркнула пуля, едва не разнесшая ему руку. В ответ шарахнул выстрел «миротворца», попавший куда нужно, прямо в лоб утырку, заросшему бородищей до самых глаз. Светлая деревянная стена за ним стала красной, превратившись в кухонную доску, где чистят вишни для вареников. Точь-в-точь такие же склизко-багровые потеки, надо же.

Ущерб Полосатых Енотов: 2 головы

Он их как баранов, по головам считает, вот ведь…

Кольты продолжали свой хардкорный запил, разгоняясь и грохоча, куда там Джанго из фильма Тарантино. Левый, тремя выстрелами подряд, снес соседу бородача, тощему дылде в мормонской шляпе, яйца с членом и, не дав тому заорать, размочалил глотку. Правый, более экономичный, попал самому настоящему индейскому метису, с косами под «котелком», в нижнюю челюсть, превратив ее в крошево и разделанный антрекот.

Ущерб Полосатых Енотов: 4 головы

Уровень выполнения квеста: 20%

Большое спасибо за подсказку, милый друг, твои слова ласкают слух лучше, чем губы какой-то странно всплывшей в памяти мадам ласкали меня самого. Черт, что такое снова творится?

Уровень эндорфинов: +10% к норме

Етишкин ты кот, Дюффрэ, засранец, ты кайфуешь от своей работы?

- А не пошел бы ты куда подальше?! – рявкнул Дюффрэ и, забыв про экономию, превратил правый кольт, совершенно немыслимо и травмоопасно для заклепочников, в подобие пулемета.

Троица, палившая с той стороны, оказалась самим олицетворением Запада, как на подбор: усачи, кожаные жилеты, стетсоны, ковбойские сапоги-казаки, только вот в руках почему-то пистолеты-пулеметы Томпсона. Но даже эти брутальные трещалки не стали помехой для моего маршала, выпустившего оставшиеся шесть патронов с неимоверной скоростью и ни хрена не в белый свет, как в копеечку. Стрелял Дюффрэ как настоящий ворошиловский стрелок и сотрудник управления А: первым наповал, вторым – контрольным в голову.

И ни хрена не глядя в их сторону. Оттака херня… сраный ты Робокоп.

Ущерб Полосатых Енотов: 7 голов

Мясоперерабатывающий комбайн модели «Дюффрэ», перекатившись вбок, воткнул кольт в кобуру и, тем самым картинным движением, ладонью ударил по курку, отправляя куда-то в темноту сразу три пули. Тепловизор, работающий для меня с замедлением, выхватил убегающую женщину, упавшую и взмахнувшую руками.

Ушерб Полосатых Енотов: 8 голов

Уровень выполнения квеста: 40%

Твою-то за ногу, мне казалось там, в Грин-Гласс, кровь и мясо, а оказалось, там детский сад. Чтобы вот так, стараясь отвязаться от подключенного игрока, мочить персонажей, пусть и не ведомых другими игроками… Надо быть просто отморозком.

В темноте пакгауза что-то рыкнуло. Зачихало, заводясь, и снова рыкнуло выхлопом. И это была ни хрена не машина, вернее, не автомобиль. Оно стало ясно сразу, как в темноте блеснуло хромом, поднимающимся на высоту двух человек.

Баффало Билл

Статус: боевой экзоскелет

Твою за ногу!

Дюффрэ, совершенно не отчаиваясь, перескочил в сторону, спрятавшись за пирамидой ящиков. А на место, где только-только мы с ним стояли, обрушился шквал. Свинцово-стальной, раскаленный и брызгающий в сторону каплями плавящегося металла, острой щепой разлетающихся досок и слежавшейся землей.

- Теперь тебе не так уютно? – поинтересовался Дюффрэ. – А, гостьюшка?

Отвечать совершенно не хотелось. Пол явственно подрагивал от шагов Полосатого Енота, забравшегося в бронеход и ищущего именно нас. Но…

- Ты с ним справишься?

Дюффрэ хмыкнул, удивился и сплюнул:

- Я таких на завтрак ем, ты разве не понял?

Шутит…

- Хорошо. На ланч, так устроит?

Да, так устроит, пожалуй.

Луч от фонаря-прожектора, падающий со все разгоняющегося Билла, упал почти рядом. А ведь где-то тут, в темноте, еще одиннадцать бандосов, явно нежелающих отпустить нас, предварительно одарив чем-то хорошим.

- ББ хороший противник, - поделился Дюффрэ, - с ним нужно осторожнее. И ты тоже крути глазами вокруг, я могу чего-то не заметить.

ББ? Бриджит Бардо, что ли? А Баффало Билл, точно. Хорошо, буду крутить.

Дюффрэ метнулся от тени к тени, не снимая плаща. Его собственная тень, крылатая, как летучая мышь или хренов Бэтмен, растекалась от мягкого кошачьего шага, снова и снова показывая – насколько крут персонаж. Будь это в нормальной жизни, я б заорал о крысах-читерах, а прочти такое в книге, вспомнил бы Марти Сью, кузена Мэри, не убиваемого и круче вареных яиц, куда там агенту 007.

Мой курсор смог подключиться самостоятельно и тоже заметался взад-вперед, разыскивая вражьё. Пакгауз, как на грех, оказался совершенно немаленьким, если не сказать – огромным.

ББ тяжело шагал за спиной, пока не стреляя из всего своего арсенала. Что у него в загашнике, интересно? Еще один Гатлинг? Я б навесил хотя бы даже из понтов. Что-то вроде автоматического дробовика, стреляющего натуральной шрапнелью? Да прямо как Заратустра завещал, обязательно. Ну и еще, полагаю, до кучи, всякие переделки автоматического оружия, типа того же Томпсона, с питанием из очень большого магазина. Если там Гатлинг, а он точно есть, к гадалке не ходи, то свободной место занято коробом с лентой для этого страховидного уродца.

Знать бы, где падать, так прямо гимнастический мат бы кинул, в виде любого гранатомета. Но его, к сожалению, в загашнике Дюффрэ не имелось. Так что оставалось только понять – как нам бороться с высоченной пузатой пакостью, пару раз уже мелькнувшей в поле зрения.

Пыль лезла в нос уже привычно натуралистично. Самое главное – не зачихать. Или у Дюффрэ встроенные фильтры?

В руке маршала блеснуло сталью, свистнуло в воздухе, а Дюффрэ кошкой метнулся вперед, подхватывая падающее тело. О, он еще и диверсант, умеющий действовать бесшумно и незаметно. Упасть Еноту не дал, шума не допустил, а вот карманы почистил очень профессионально, отхватив себе весьма неплохую бум-палку с магазином. Мечта просто, если правильно вспоминаю, из периода детских игр против фашистов и всяких там высадках в Нормандии.

Браунинг М1918 Бар

Калибр: 7,92 Маузер

Урон: 35%

Емкость: 30 патронов

Дополнительные магазины: найдены два

Нормально, так можно и дальше воевать, без обреза с ремингтоном. А Дюффрэ, тем временем, уже перезарядил свои пистоли, действуя сногсшибательно быстро и что-то шепча себе под нос. Что?

- Я целюсь не глазом, а сердцем. Если я целюсь глазом, то я забыл лицо своего Отца.

Вот черт, в такое поверить – все равно что считать себя балериной. Это ж, мать его, Стивен нашевсе Кинг и перекореженные слова Роланда Дискейна, в рот мне ноги…

- Удивляешься чему-то? – поинтересовался Дюффрэ.

- Ты с чего это сейчас говоришь?

Маршал закончил со вторым кольтом и огляделся.

- Не знаю, прицепилось откуда-то и порой само на язык лезет.

- Ладно… что с этими делать-то будем?

Дюффрэ удивился:

- Убивать, чего ж еще-то?

Ну да, как сам не допетрил, честное слово.







Раньше - 13

Шестирук

Фракция: Звероликий

Сила: изменена\нестабильна

Ловкость: изменена\нестабильна

Живучесть: изменена\нестабильна

Интеллект: изменена\нестабильна

Здоровье: изменена\нестабильна


Шестирук шестируком, а вот ног я чего-то у него не наблюдал. Странное паучье тело не двигалось, как ждало меня. Ну, не удивили, если уж честно, вы тут все не особо травоядные, только и ждете, как бы на кого напасть. Даже утомительно порой, если уж честно, и даже бессмысленно. Хотя, можно ли вообще искать смысл в игре? То-то же, что не особо.

Совершенно не хотелось вступать с ним в драку. Вот вообще, если честно. Хотелось сесть, вытянуть ноги, выпить кофе, даже скурить сигарету, смотря на все эти километры ржавчины, уходившие вперед на неизвестную длину.

А тут шестирук…

Получена информация

Да ну?

Да-а-ан-г! И, как обычно, прямо над ухом, да так, что аж зазвенело. Обезьянка, кося глазами поверх широко раскрытой слюнявой пасти немного повисела в воздухе, недоумевая, потом захлопнулась и уставилась крайне недовольно.

- И как прикажете это понимать?

О, возмущаемся, что ли, мешок блох?

- А ты мне прям что-то важное притаранила, да?

Курьер фыркнул и сел по-турецки прямо в воздухе:

- Во-первых, если уж на то пошло, я он. Показать гендерный признак?

Да вот еще, не смотрелось бы мне на…

- Во-вторых, хренов ты камикадзе, будь моя воля хрена бы за тобой таскался взад-вперед. Это ж немыслимо, сколько раз меня укокошить исключительно по твоей вине!

Давит на совесть, не иначе, смотри с укоризной и ехидством, прямо как дедушка Ленин на портретах. Матерь моя Божья, что деется, бот мне тут лекцию читает о моральных принципах.

- В третьих, - не дождавшись, заворчала мартышка, - вся моя информация важная и серьезная, если ты еще не понял. И…

- И типа ни разу меня на болту не крутил, шулер ты несчастный?

Курьер покосилась… покосился в сторону, заметно фальшиво и очень картинно насвистывая какую-то там мелодийку. Мол, я не – не я и жопа не моя.

- Ладно… лови. Два дам, дашь еще три совета. Ты вообще зачем голду жрешь-то?

- А спросить, как меня зовут?

Здрасьте-приехали…

- Ну, и как тебя зовут?

- Чака, великий король зулусов и погибель масаи, отец тысячи сыновей и муж сотни жен!

- Это ты только что такое пафосное придумал, или как?

- Никакого у тебя чувства юмора, честное слово. Нудный ты и неприятный тип.

- Вот не звезди, а? Как зовут-то?

Мартышка помялась, оглядываясь. Шестирук не шевелился. И вообще пока никто не шел по мою душу. Интересно…

- Сфера времени. – поделился посыльный. – Я могу ее держать, но недолго.

А?

Сфера времени: артефакт

Доступен постоянным жителям Библионекрума

Срок действия: в зависимости от статистики

Срок действия сейчас: десять минут

Спасибо, курсор-дружище, один ты меня понимаешь и один спасаешь без корысти.

- Мартын меня звать.

- Ну надо же-е-е…

- Вот теперь ему почти смешно, смотрите на зенки его бесстыжие! – воззвал к кому-то курьер. – Голду гони, анчутка!

Кидать почему-то не хотелось, протянул кругляши на ладони. Маленькая горячая лапка, чуть помедлив, сухо коснулась кожи и сграбастала их, упрятав за щеку аки хомяк.

- Семья у меня. Десять пацанов и десять девчонок. Пансионат и гимназия, туда-сюда…

Во заливает, а?!

- Хорошо, у тебя семья. Ты на фига эту самую сферу включил?

Мартын подвинулся ближе, смотря совершенно заговорщицки.

- Вещай уже, Штирлиц.

- Ты, вообще, ничего. Мы за тебя семьей болеем. Тебе самому не надоело вот это все?

- А сигареты у тебя нет?

У него нашлась сигарета, кофейник, две чашки и поднос. Как оно все пряталось внутри крохотной ливреи – я так и не понял. Но вот-вот наступавшая мясорубка немного отступила, и ближайшие пять минут обещали стать томными.

- Там шестирук.

- А то я не заметил.

- Это она. Её подрали вчера и сейчас она там заживляет дырки и отращивает себе две конечности.

Вот оно что, выходит. Хм…

- А сотвори мне еще одну чашку кофе, будь добр.

- Кружка вон лежит, - недовольно кивнул Мартын, - возьми и протри. Это мейссенский фарфор, от мамы достался.

- Чего ты мне трешь тут?

Мартын пожал плечами. Вышло потешно, учитывая его размеры и подвижную мордочку.

- Я программой заточен врать. Ну, не могу я никак иначе, понимаешь?

- А насчет шестирука?

- Чистая правда. Это же информация, ее через фильтр пропускаешь и она только правдивая.

Вон как…

- Есть где срезать дальше?

Мартын кивнул.

- Не просто срезать. Там дальше есть тоннели и транспорт. Только его отбить надо, или украсть. Но будь аккуратнее, там банда, объединились и никому жизни не дают, даже здесь. А еще впереди есть трансформатор.

- Чего?

Мартын ткнул на давешнего типа, лежавшего с протезами:

- Ты, когда пройдешь до конца, целым точно не останешься. Сможешь сделать новую конечность.

- Именно конечность?

- Нет, блядь, голову тебе там отрастят. Вон, ниже пояса береги все, это в комплект протезов не входит… Да и на кой ляд тебе бионический член, да?

Он явно издевался и явно в глазках его плавала ирония, такая, знаете, черная, как у хороших врачей приемных покоев с травматологиями.

Он явно издевался и явно в глазках его плавала ирония, такая, знаете, черная, как у хороших врачей приемных покоев с травматологиями. Мартын, не думая о моих к нему чувствах, хлопнул в ладошки, заставив испариться все, кроме парящей кружки в моих руках. И подмигнул, на прощанье:

- Удачи, что ли.

Глава 25: здесь и сейчас

Дыр в стенах наделали достаточно. Сейчас через них внутрь прорывался свет раскаленного солнца. Тягуче пахло горячей пылью, не развеявшимся порохом и пролитой кровью. Потихоньку пакгауз наполнялся звуками пришедшей в себя банды. Пара дурней даже умудрилась перекинуться быдло-шуткой, погоготав над ней. Дюффрэ сдержался, не выстрелил, хотя убойной мощности найденной винтовки хватило бы проткнуть не только три пирамиды ящиков, но и, минимум, одного шутника.

ББ топал уже ближе, заметно пованивая выхлопом и разогретым маслом. Пол подрагивал, там, где деревянный настил отсутствовал, взлетали серо-красные облачка сухой земли. Курсоры метались по помещению, подключив анализатор звука, явно входящий в боевой комплекс маршала. Волны слабоватого сонара метались, отражаясь от стен и пытаясь точно определить оставшиеся двенадцать… голов Полосатых Енотов.

Дюффрэ, как можно тише, нацепил чужой пояс с подсумками, прячущими еще две обоймы к БАРу. Застегнул он его, надо сказать, тяжеловато, едва сумев затянуть на последние дырки.

- Да, я люблю хорошо поесть, - хмыкнул маршал, - и что?

- Ничего, молчу дурак, молчу.

План распределения противника

Вывести: да\нет

Конечно же, да.

Общее расположение по периметру, размерами…

Пакгауз внутри оказался куда больше, чем казался. И Еноты рассредоточились в нем как-то неравномерно, оказавшись в количестве четырех в самом конце. Один торчал на каком-то возвышении посередке, скорее всего, устроившись на огромном помосте из ящиков, находившихся здесь в огромном количестве. Надо полагать, если правильно прикинуть о природе стенки возле него, он там обложился мешками с землей. И, скорее всего, у этого поганца там хорошая винтовка.

Интересно, а здесь есть ПНВ?

- Есть тут приборы ночного видения. А эти ублюдки как раз недавно уперли груз оружия, идущий для Седьмого рейнджерского… Я так думаю. – Дюффрэ перетек в следующую тень, заприметив опасную близость ББ. – И там была винтовка Шарпа, как раз с прицелом-ночником. Надо будет помешать сволочи, когда окажемся ближе. Запалить тут все к чертям, пусть помучается.

Ну да…

Еще четверо заняли позиции прямо посередке, по флангам от стрелка-снайпера.

А двое, судя по данным сонара-локатора, тихо шли по флангам, придерживаясь стен пакгауза и пытаясь помочь ББ взять нас в клещи. Идеально, полагаю, считали возможность вывести Дюффрэ точно под стволы Гатлинга огромного стального урода.

Опасность приближения противника!

Комплекс Дюффрэ вопил во всю мощь встроенной визуальной системы, уже нащупав и подсветив красным силуэт, крадущийся в темноте. Маршал, явно довольно ухмыльнувшись, сотворил фокус: с места, как хороший кугуар, бесшумно подпрыгнул, приземлившись на стеллаже с мешками, густо пахнущими сладким.

Сахар с Караибов.

Стоимость одного мешка…

Тебе заняться нечем, друже курсор?!

Крадущийся во тьме потихоньку оказался ближе. Чернел опасно-острым силуэтом, торчавшим стволом «ремингтона», такого же, как у нас. И…

Дюффрэ спустил вниз тонкий тросик, уже скрутив его на концах, закрепленных в обрезках стальной трубы. Вот так представитель закона, честное слово!

Движение кистей оказалось молниеносным. Маршал перекрутил трос быстро, не дав тому даже пискнуть, перевернулся на спину и тянул на себя. Винтовка Енота, повиснув на ремне, не упала, не звякнула. Сам бандит не мог даже сипеть, разом обмякнув от испуга, а потом просто потеряв все имеющиеся силы. Дюффрэ его не задушил, он сломал ему шею, с негромким склизким скрежетом. А спрыгнуть вниз оказалось плевым делом.

Ушерб Полосатых Енотов: 9 голов

- А вот и мои девочки, - прошептал он в голове, довольно покачивая в руке две гранаты-бутылки, - просто прекрасно все складывается.

ББ, как что почуяв, замер. Лишь водил прожектором, закрепленным, судя по всему, на плече. Неудобно, если разбираться. Дюффрэ выглянул в проход, откуда пришел незадачливый Енот. И кивнул, совершенно довольный.

Было с чего. Там, в нарушение всех правил техники безопасности, рядом с жестяными бидонами, маркированными надписями «Газолин», виднелись пухлые кипы, перетянутые брезентом и джутовыми веревками.

Хлопок из Луизианы

Стоимость…

Да угомонись уже, ты чего, мой Гугл и Яндекс-карта в одном лице! Так… я вспомнил о Гугле. М-да…

- У тебя с головой не в порядке, - сообщил Дюффрэ, - тебе бы выпить. И бабу, хорошую красную скво, они у нас жаркие. Ух!

Вот этого мне только не хватало! А если квест сразу не кончится, попремся в салун, а там, что, скво?!

- Тебе сколько лет? – поинтересовался Дюффрэ. – Ты почему так плохо думаешь о салуне? В салунах шлюх не держат, они туда в гости ходят. Шлюх у нас держат у мадам Луизы-Вероники Чакконе. В правильном и вовремя плачущем налоги борделе.

Он подумал, пожал плечищами.

- Да и они все регулярно врачами осматриваются. Ты подумай, если что, можешь и задержаться. Ладно, начнем танцевать, пожалуй.

Граната, выбросив почти незаметный дымный след, улетела к топливу и хлопку. Шарахнул звонкий выстрел шарпшутера, но Дюффрэ уже ушел в сторону, скрывшись в тени и шваркнув вторую гранату в сторону оживше-затоптавшего ББ. А еще со стороны металлического убивца не менее звонко принесло звук раскручивающейся картечницы.

Взрыв ударил мягко, совсем не как в обычных играх разрываются гранаты. Приглушенный чпок, свист металла, тут же начавшийся треск занявшегося хлопка. Торопливые очереди со стороны первого рубежа обороны, но нас было не удержать, Дюффрэ превратившись в машину смерти, пер к ББ, желая смерти того. И, желательно эффектной и, тут я точно не ошибался, все же быстрой. Этакого противника оставлять в тылу точно не годится.

Шестиствольное изобретение сумрачного гения уже начало свой собственный спектакль, в основном состоящий из выступления оркестра ударных. Грохот и стук стоял серьезный, а уж эхо, в основном из-за разлетающегося дерева и снова протыкаемых стен, только дополняли шум с гамом.

Дюффрэ бежал между штабелями, а за нами, хорошо заметная, тянулась рыже-ослепительная полоса огня и раскаленного металла, разрезающего все, попадающееся на пути, включая оказавшегося на ее пути дурня Енота, не успевшего обойти нас с тыла.

Ущерб Полосатых Енотов: 10 голов

Уровень выполнения квеста: 50%

А неплохие шансы, скажу я вам, с эдаким-то живым оружием, как мой маршал, даром с виду – бегемот бегемотом.

- Никакой я не гиппо! – рявкнул Дюффрэ. – Я самый настоящий гризли!

Хорошо, гризли, так гризли. Ты только воюй, дружище, а я полюбуюсь.

ББ, явно рассвирепев, пер к нам как баран на новые вороты. Разве что куда успешнее. Ящики, стеллажи, мешки, тюки, какие-то бочки и прочий складской хлам летели под его мощью как грецкий орех от ударов молотка. Во все стороны, с треском и огромным количеством всякого мусора, острого и опасного.

Когда над головой свистнуло, тут же сочно чпокнув, я увидел пару огромных гвоздей только пробегая мимо столба-опоры. Те, войдя почти по шляпки, все еще зло подрагивали. А мне вдруг стало понятно – куда так споро несется Дюффрэ.

Он просто заходил стальному здоровяку в тыл, вычерчивая форменно заячью обманную петлю. Енот, сидевший в железной скорлупе, этого не понял, я даже отсюда слышал, через рокот и грохот, как он орал там, внутри, яростно и зло. А напарники, сообразившие что к чему и даже двинувшие к нам, и не успевали, и не могли докричаться.

Маршалу только то и требовалось. Момент его прыжка чуть не пропустил, если не валящаяся на нас троица чертовых ящиков, почти вставших на ребра. По ним Дюффрэ и взметнулся вверх, умудрившись использовать один совсем как трамплин. Ящик под его ножищей тоскливо скрипнул, треснул и разлетелся в щепки. Но это как раз стало совершенно неважно.

Черный и чуть ржавый корпус, с тем самым горбом для ленты, нарост пониже, прячущий движок, помогающий работать сложной машинерии, огромные суставы с поршнями, лепестки, закрывающие шею вплоть до круглого шлема. Туда и уставился БАР, загрохотав уже в полете.

Броня разлетелась с третьего попадания, разломившись и раскрывшись странной уродливой ромашкой. С багровым центром, разлетающимся брызгами влажного клюквенного джема.

Получено 30 очков опыта

Распределить…

Глава 26: здесь и сейчас


От взорвавшегося ББ нас отнесло ударной волной, хорошенько приложив о столб. Я даже вырубился на пару секунд, наблюдая, как Дюффрэ рассматривает руку. Пальцы плыли в стороны, вихляясь, аки резиновые.

Ущерб Полосатых Енотов: 11 голов

- Пора вставать, - прохрипел он, поднимаясь и отряхиваясь, - за меня этих сволочей никто не убьет.

- А тебе оно, ну…

- А мне оно только в радость, говорил же. Вот здесь сидят, подонки. Всегда чистенькими выходят, не иначе как свой у них в суде. Хоть Командорию на них наводи, чтобы прошерстили.

Командория Истинной Церкви – религиозно-военное формирование, отвечающее…

Хватит, дружок, на самом деле – тупо хватит. Не интересует меня местное устройство власти, экономики и вообще. Место интересное, но сейчас не до него. И, надеюсь, больше никогда до него дела не будет. Закончу миссию, выберусь и баста, ни одного шага в сторону игровой индустрии. Да я даже холодильник винтажный куплю, без всякого там дистанционного управления. В жопу все эти технологии с гаджетами, задрало вусмерть!

Пакгауз конкретно так полыхал с одной стороны, грозя заняться полностью. Дым плыл густо, окутывая его изнутри. Работающий тактический комплекс маршала знай себе выводил информацию. И по ней получалось, что четверо отступали, а снайпер вообще ретировался. А оставшиеся в тылу странно суетились, совершая совершенно монотонные движения туда-сюда. Или не странно, а вовсе даже объяснимо.

- Собрались удрать, - констатировал Дюффрэ, - Ну, я не против. Но тогда еще придется таскать тебя в голове, а мне, скажу честно, это утомительно. Да и достал ты меня. Жалко, временной отрезок тебе не поставили.

А я вот, надо полагать, сюда сам просился?

- Да откуда же я знаю… - проворчал маршал и пошел в дым, совершенно не смущаясь рыжего и горячего, все опаснее приближающегося к нам.

Он начал стрелять прямо так, идя в дыму. Пер напролом, прямо вылитый Шварц в молодости, разнося полицейский участок и добираясь до Сары Коннор. И ему даже удалось.

Ущерб Полосатых Енотов: 13 голов

Уровень выполнения квеста: 58%

БАР лязгнул, принимая новый магазин. Загрохотал снова, прямо в серо-черную мглу, откуда к нам тянулись ответные яростные всполохи. Пули сверлили воздух, стучали по дереву, мягко тыкались в мешки, звенели, рикошетя от металла. Силуэты стрелков пропадали, появлялись, снова терялись в дыму. Дэффрэ шел прямо, не останавливаясь, а тяжелая винтовка Браунинга грохотала почти как крупнокалиберный пулемет.

Ущерб Полосатых Енотов: 15 голов

Уровень выполнения квеста: 75%

Снайпер и те четверо, и все. Когда винтовка вдруг заткнулась, маршал даже не подумал смотреть – что да как. Просто выкинул ее в сторону и поднял ремингтон, начав стрелять с него. Пули зазвенели как-то иначе, явно сталкиваясь с металлом, там зашипело и стало ясно – маршал уничтожал автомобиль Енотов, собравшихся удрать.

А потом… А потом оттуда донеслось четыре выстрела подряд. А курсор спокойно зафиксировал

Ущерб Полосатых Енотов: 19 голов

Уровень выполнения квеста: 97%

- Вот такие у нас тут герои, - оскалился Дюффрэ, - смотри, сейчас торговаться начнет.

В живых остался только снайпер. Обычный и непримечательный, весь такой серый, в охотничьем драном костюме и со скальпами у пояса. Отличный человек, в общем.

- Дюффрэ, ты чего так всполошился? – он ткнул ногой в одно из тел на земле. – Я тебе вот подар…

Ствол ремингтона уставился ему в лоб и выстрелил.

Ущерб Полосатых Енотов: 20 голов

Уровень выполнения квеста: 100%

- Выметайся, - буркнул маршал, - вали по своим делам, освобождай мои голову со временем. Один толк от тебя – буря остановилась.

Я ждал. Чего именно? Портала, намека на то, как выбираться или просто пустоты, из которой вынырну где-то в Грин-Гласс. Пока ничего такого не наступало. Вокруг была только пустыня и разум Дюффрэ. И…

В себя я пришел в ней же, в чертовой пустыне, стоя на раскаленном песке и точно не в городке, пропахшем кровью Полосатых Енотов. Черт…

И нет воды. В игре, посреди раскаленной пустоты пустыни, ни глотка воды. А вода…

Если ты оказался в пустыне, рано или поздно она проверит тебя. Так, как никогда и никто не проверял. Останешься в одиночку там, где не ходят даже койоты. Выжженная сушь и ослепительное небо над головой. Редкая точка ястреба на самой границе зрения и одна фляга воды. Много ли это? Семьсот миллилитров, на сколько этого хватит обычному человеку? Привычному к ее жару должно хватить на пару-тройку дней, как не хотелось бы вылакать всю до вечера.

Вода тут превращается в настоящее жидкое золото. Желание заплатить один к одному золотом, по весу, начинается на третий час безумного похода. К окончанию первого дня вода кажется бриллиантами, разбитыми в крошку и превращенными в жидкость. Шаг-шаг-шаг, она булькает во фляге, заставляя думать только о ней. Перекатывается внутри алюминия, толстой кожи или выдолбленной тыковки, манит своей легкой доступностью. Так не манит ни одна из когда-либо встреченных женщин, продающих себя за доллары. Вот, протяни руку, открути колпачок, достань пробку, подними ее к губам… Давай, давай, старичок, оно того стоит.

Ха, я бы так сделал, если б она была. И только ощутив на языке теплую вонючую влагу, набранную в выкопанной ямке, еле успел бы остановиться. Сапогам мерять растрескавшийся солончак неизвестно сколько, а воды впереди можно не встретить. Терпи, старичок, терпи. Шаг-шаг-шаг, отдых, натянуть найденный полог от сгоревшего неподалеку багги, полежать, забывшись в раскаленном багровом небытие, встать, дав чуть отдохнуть стертым в кровь ногам и снова вперед. Туда, где ястреб нарезает круг за кругом, ища кого-то на ланч. Или на ужин. Солнце, ползущее по ослепительно белесому небу, не дает думать. Мысли сливаются в густую молочную карамель-фадж, липкими потеками размазываются в голове. Шаг-шаг-шаг, туда, где должна появится темная полоска гор. Шаг… а вода плещется, касаясь стенок фляги.

От глотка до глотка. Сильнее дозы наркомана, сильнее ударов в женское горячее тепло, сильнее чего-либо. Только коснуться краешками губ горячей воды, только провести чуть смоченным языком по сухим лопнувшим губам, по обметанному налетом рту и по ссохшемуся вяленому мясу языка. Трещины в краешках рта рвутся каждый раз, вспыхивая огненной болью и чуть отдыхая до следующего глотка. Шаг за шагом, вперед, туда, где чертов ястреб улетает все дальше, кружа в расплавленной перевернутой тарелке неба.

А ее все меньше и меньше. Вместо плеска доносится еле слышимое бульканье, а идти еще одну ночь и полдня, если не врет чертов компас, если не врет собственное чутье. И вокруг никого, ни одного чертова грызуна, ни одного хренова варана, никого и ничего. Только редко торчащие колючие бревна, по недомыслию называемые растениями. Ни тени, ни грязной лужи, ничего. Только брезентовый полог, натягиваемый на кусок обгорелой дуги, содранной с останков багги, только самое дорогое на дне фляги.

Добро пожаловать обратно в Грин-Гласс, игрок!

Молочное марево портала закрутилось прямо передо мной.

Раньше - 14

- Мадам? Мадемуазель?

Госпожа Шестирук, прячущаяся в тени, среагировала. Выглянула, блеснув обязательной маской и тут же юркнула обратно. Интересно... Неужто девичья скромность из-за непрезентабельного внешнего вида?

- Не желаете кофейку?

Думаете - полная ерунда, какой-такой кофеек посреди очередной грядущей мясорубки? Чо он за пургу несет? Э, нет, не соглашусь. Информация на войне - первейшая вещь, даже если война виртуальная. У меня тут впереди не пойми чего, а как разобраться в этом во всем, если кроме карты уровня ничего и нет? А тут вот целая женщина, одинокая, явно озлобленная и недоверчивая. Но, обратите внимание, не нападает. Совсем-пресовсем. И даже снова выглянула, заслышав про кофе.

- Самый натуральный, горячий и сразу с сахаром. Вам, судя по силуэту, не стоит переживать из-за талии, больно уж она у вас тонкая, даже отсюда заметно.

Грубо и пошло, но действуем как Ржевский из анекдота. То есть, не знаете? Поручик, бывалоча подходил и, с ходу да на кураже:

- Мадам, разрешите вам впендюрить?

По морде-с? Бывало и по морде-с, но в основном, воспользовавшись гусарским натиском, ошеломлял и впендюривал.

Ну, а если по-чесноку, то на языке вертелась только такая вот хрень, потому как шел я прямо по кривому ржавому настилу к неизвестной мне аборигенше, пребывавшей в не самом лучшем расположении духа и, так уж вышло, слегка переживал. Да и было с чего, слишком уж непонятные статы у девы-амазонки, уже не прятавшейся, но и не показывающейся целиком. А лесть, если женщина захочет, окажется комплиментом. Самое главное что? Правильно, не завираться, женщины ложь чуют сразу и обманываются исключительно когда желают того сами.

- Прямо кофе?

Вот, вместо того, чтобы шваркнуть чем-то тяжело-убойным, милая Шестирук соизволила поинтересоваться кофе.

- Самая настоящая арабика. Ну, или чего-то еще такое же вкусное.

- Хм...

Сколько же всего заключено в таком вот женском "хм..."... Никогда не обращали внимания? Целый спектр оттенков и вложенных смыслов. Тут тебе и легкий интерес, и небольшое опасение, и неявное одобрение, и... В общем, всего понемножку и все такое.

- Перемирие?

- Мадам, с огромным удовольствием. Тем более, что моим последним соперником оказалась дама. Для восстановления равновесия следующим противником явно должен быть мужчина.

- И что за дама?

- Такая, знаете ли, в коже, в фуражке Эльзы, волчицы СС и желающая меня укотрупить.

Шестирук выскользнула из своей тени даже изящно.

- Имени не узнал?

- Нет, очень торопился. Было не до любезностей с представлением.

Она ловко спустилась с боевого насеста, цепко хватаясь пальцами всех своих шести... м-да. Все таки нижние ее конечности оказались ногами, пусть и с кистями, вместо ступней. Вполне себе красивые и сильные ноги. Это ее так Железяка изуродовал?

- Ты тоже игрок? - поинтересовалась Шестирук, взяв кружку и отхлебнув. И расплылась в улыбке.

Тоже?!

- Ты из...

- Да, - она отхлебнула еще, - именно так. Не помню сколько тут торчу. И не знаю, как выбраться. И не знаю - почему вообще здесь... Я же там помереть уже должна. В голове каша постоянно, мысли путаются и памяти никакой. Ты давно в игре?

Сложно сказать... Сколько-то часов, а уж сколько точно - не скажешь. Не верю я показателям, имеющимся в наличии.

- У меня вообще странная хрень вышла. Накачали чем-то, я даже слышал, как об этом говорили. Сам виноват, не с той девчонкой сошелся на раз.

- Все вы мужики козлы, - сказала Шестирук, - вот и впираетесь по самое не хочу из-за этой самой козлиности. Скажешь, не так?

- Не стану спорить, честное слово. Я Паша, кстати.

- А я Алёна... вроде бы.

- Чего мне ждать тут дальше?

Шестирук-Алёна грустновато так улыбнулась.

- Да полной жести с трэшем пополам, не понял еще?

- Мне тут посоветовали, если что, конечности отращивать. Правда, что ли?

Она подняла право-среднюю руку и показала вблизи. Ох, ё-мое...

Надутая восковая кожа, проглядывающие насквозь сосуды, переплетенные с металлом, сплавленные с ним воедино. Никакой красоты, лишь оставленный функционал, не больше. А ведь она женщина, как ей с таким жить? Пусть и в Игре, где вышло застрять и никак не выбраться?

Протез шел почти от локтя, где пробегал круговой грубый шрам и виднелась самая настоящая резьба, на которую и накрутили эту вот как-бы руку.

- Работает хорошо, не переживай, если что. Но беречься стоит, свое и есть свое, даже если это просто программа. Ну, ты понимаешь...

Она вздохнула. Статы ее странновато переливались, менялись и не давали никакого понятия о ее игровой сути.

- Рассказать - что да как дальше?

- Поможешь - буду рад.

- Ну, могу рассказать, могу показать.

Показать? Видно даже моя маска, прячущая настоящее лицо Ловкача, удивилась, Шестирук-Алёна аж прыснула от смеха. Сумасшедшее место, как есть сумасшедшее, насквозь безумное и странное. Вокруг нас воняет кровью и умирающим металлом, она почти человек-паук в самом его настоящем и стремном изображении, а смеется над недоумевающим мной.

- Железяка у нас тот еще выдумщик, знает, сколько всего можно интересного понатыкать в своих бойцовых псов, чтобы жизнь сказкой не казалась. У меня в голове все время, проведенное здесь. Слушай, а ты в курсе, что если не пройдешь с первого раза - куковать тебе тут до последнего или до пока не выберешься?

Думалось такое, да...

- Ладно. Сейчас.

Она просто ухватила мою голову руками и плотно прижалась маской к маске. А я, поздно дернувшись, хотел было отстраниться, но...

Меня охватило со всех сторон чужими глазами-мыслями-ощущениями, втянуло в себя воронкой, затягивая все глубже и не отпуская. Осталось лишь лететь вперед и смотреть-смотреть-смотреть...

Рыжее и черное, растянутое до самого конца, до крохотного коридорчика, тянущегося к двери, выкрашенной в зеленый цвет. Она почти добралась до нее, когда из стены, разодрав ту в клочья, выбрались две огромных стальных клешни, ухватив поперек и утянув за собой в темноту, боль и страх. А вышла она на оставшихся двух нижних и с едва работающими остальными. Тогда руки оказались просто сломанными и срастались очень долго. Все это время Алёна пряталась где-то в вентиляции, выбираясь только когда остывали места схваток и боев, оставляя после себя новые черные пятна и багровые разводы. Хорошо, тут оказались крысы, а действующая рука позволяла кидать в них железо. Его тут вокруг хоть одним местом ешь.

А Шестирук ела крыс. Чаще всего - сырыми.

Пройти до коридора как вышло у нее - не выйдет у меня. Шестирук двигалась по ребристому каркасу потолочных балок и ферм, порой вися на одной и ища - куда уцепиться остальными. При всей моей ловкости - не получится таким макаром. Нужно искать иной способ.

А, вот и транспорт. А вот и те самые тоннели для гонок, используемые именно для них, для проклятого Кармагеддона, где транспортом оказались убийственные модели из скрещенных сноповязалок, бронеавтомобилей и склада арттехвооружения. М-да, это покруче, чем гонка по Радиалу со всеми ее неожиданностями.

Как же мне туда пробраться? А, вот тут, спасибо, моя новая знакомая. Идти придется через два цеха с медлительными огромными механизмами, сопряженными из големов и живых частей. Бензопилы, рассекатели, капсулометы и еще много всякого интересного. И тут много раз пытались пройти до меня, хорошо заметно по икебанам из голов и костей на броне стражей, не пропускающих никого просто так до тоннельных гонок.

Картинка все чудесатее и чудесатее получается. Потому как... Потому как все тут утыкано камерами слежения, что выводят изображения куда-то и кому-то. Но если "Кровавый хоккей" котировали все игроки Библика, получая доступ после трех первых квестов, то вот о таком слаломе в ржавых декорациях слышать не доводилось, не говоря о том, чтобы увидеть.

И тут либо все на секретно-закрытые каналы, либо для пользования внутри Игры. И то и другое пахнет крайне дурно. Потому как выходит, что оба варианты гнилые насквозь. При первом - становится страшно от творящегося в этой связке игры-реальной жизни. А Алена-Шестирук только добавляла перца в и без того горячее блюдо. Я не один игрок, застрявший в игре и сейчас находящийся со своим телом черт те где. Значит... значит, работорговля и гладиаторские бои процветают.

А во втором варианте просто страшно. Мы относимся к неписи с ботами как к программам, а им доступны человеческие эмоции и мышление. Что хошь, то и думай. Блин...

- Посмотрел, порадовался? - спросила Шестирук.

- Не то слово.

- Я кружку себе оставлю? - вдруг спросила она.

Кружку?!

- Пошли со мной.

Алёна мотнула головой и вдруг оказалась в ближайшей тени. И замолчала.

Она просто боялась. Очень сильно боялась. Черт...

Кружку поставил тут же. И пошел вперед, крадучись и стараясь не тратить лишний раз своего виртуального здоровья. Ибо чревато, когда впереди два цеха с безумными порождениями Железяки и потом еще ралли-убивалли. Мне нужен первый раз. Никаких оставаний на потом. Хрена.


IRL-6: здесь и сейчас

- Ну, ладно, молодежь, посмеялись, и хватит. - Шварц аккуратно раскрыл блокнот. - Чтобы никто у нас не залез в рабочий компьютер и не своровал диспозицию предстоящего действа, будем работать истинно по старинке. Да, Витюша?

Витюша кивнул и открыл молескин. Именно, что молескин, чертовски подходящий ко всему его модному виду. А стажер Петя, глядя на все это, просто хватанул лист из принтера и карандаш из органайзера.

- Не удивляйся, Петр, - Шварц хитро посмотрел на него. - Сейчас полезнее и безопаснее писать, особенно, если нет камер слежения, способных сфокусироваться на писанине. Телефоны мы тут регулярно проверяем и глушим, чтобы еще и не подслушивали. А то не жизнь, а сраный киберпанк вокруг, гаджет на гаджете и техношпион на техношпионе. Давай по порядку, как почти профессионал в этой клятой игре, расскажи нам все тебе известное. Что к чему и вообще за чем. А то мне, сказать стыдно, до сих пор непонятно - на кой ляд оно все нужно, если вокруг игроков куча открытых фантастических миров с порнографическими оттенками и даже построениями собственных государств. А тут, мать его, пошлая донельзя версия ГТА с извращениями, причем тупо психическими, а не физическими.

- А что именно нужно?

- Да просто расскажи - как и что, а мы будем записывать и потом думать.

Петр кивнул, чуть задумался.

- Библик популярен так себе, на самом деле. Но если раз зашел - все равно вернешься, это точно. Город грехов? Да, он самый. Только еще с теми самыми извращениями над логикой и всем остальным. Грабь-бухай-отдыхай, принимай сторону фракций или работай вольным наемником, там таких куча. Не хочешь сам воевать - сиди и плети интриги, многим интересно именно такое. Кому-то просто приятно там жить и делать из говна золото, а из человека - русалок, например. Алхимия, биоинженерия, причем прокачка там сложная. Но таким проще деньги выводить, у них специальные договоры, ведь, грубо говоря, они развивают игру, прописывая порой почти новые локации.

Там есть собственные игры, "Кровавый хоккей", тот же самый. Вот там биоинженеры творят такое... я один раз видел. "Красные звезды" против "Сатанинских пингвинов".

- Эффект гладиаторов, - Витюша кивнул, - его изучают-изучают и все никак не изучат. Почему римляне рукоплескали кровище на аренах? Потому как заводит, а ученые все пытаются приписать это простым гормонам. А там все прощще и сложнее, и без всяких там религиозных дуростей.

- Ты вот, скажем... - Петр пожал плечами, - работаешь в офисе младшим помощникам старшего скрепковыдавателя. А в Библике можешь стать главой мафиозного клана. Вроде так везде, в любой игре - раз и ни хрена не задрот. Но там как наркотик, примешь и потом все равно хочешь еще. И причины не понимаешь.

- Мир развивается там сам по себе, и не очень быстро. Совсем как тут. - Витюша почесал подбородок. - Только там, на самом деле, порой интереснее, чем здесь. Особенно, если здесь ты самый обычный человечек...

Блог: большой человек

Хорошего человека должно быть много.

Вы не согласны с таким мнением? Тогда вы точно не боди-позитивщик или поклонник данного направления в современной контркультуре, толерантно превращающейся в аксиому и новые параметры красоты. Но речь вовсе не о моделях Плюс-Сайз, откровениях Лены Миро по этому поводу или стандартах купчих с мещанками по Кустодиеву. Речь о огромном офисном бурундуке, моем тезке и просто душке.

Дима прикатил к нам показывать мастер-класс и проводить семинар в трепетно обожаемом нами Башкортостане. Дима был высок, округл, странен и из Питера. Из Питера, технарь с высшим и мизантроп, это, знаете ли, ядерная смесь. И Димон дал нам прикурить, что по дороге туда, что на месте, что возвращаясь.

- Шеф, тут перекрыли трассу, никого не пускают до утра.

Разговор протекал в девять часов сегодня, а М-5 заметало куда там той тундре.

- И чего?

- Может, отложим?

- Вы охренели?! Я все купил!

- Да чего там купил-то?

Дальше в моей трубке на протяжении минуты были исключительно непереводимые особенности местного диалекта. Все сводилось к простейшему: наш генеральный, тоже питерский, ДАртаньян Валерич, рещительно поехал в МЕТРО и прикупил на все четыре семинара чай, кофе, сахар, печенье и пряники в упаковках и подешевке. Мол, ребятишки, о вас забочусь. Будь его воля, гостиницы бы и бензин он оплачивал по скану чека, а жевать на завтрак-обед-ужин заставил бы траву из-под снега.

Не доверял нам ДАртаньян, да любил бонусы за экономию средств компании в течение месяца, но речь не о том. Мы переглянулись, подумали и Саша, наш водитель Саша, который на самом деле Шамиль, решительно проложил по карте путь через Татарстан. Навигатору своему он не доверял. Я бы тоже не доверял, учитывая природу происхождения девайса и ПО, закачанное на рынке Птичка, где сбывали все плохо лежащее.

Карта, как водится, не подвела. Подвел Дима, наш большой и самоуверенный товарищ, решивший, что ему нельзя уставать и затекать. Мы с Воронковым менялись каждый час, сидя на заднем как куры на жердочке. А Дима, отъехав назад почти полностью, очень убедительно и нудно рассказывал нам об особенностях водогазовых узлов с горелками.

К пяти по-нашему и шести по башкирскому, мы встали где-то между Белебеем и Стерликом, тупо пожрать по дороге. В каком-то небольшом сельце и его крохотной забегаловке.

- Мальчишки, можем сделать яишницу с колбасой, чай есть и хлеба немного осталось.

Много надо, если не ел с утра? Оказалось, что да.

- Я в этом гадюшнике жрать не буду. – заявил наш Димас и прикупил два больших пакета «Лейс». С хреном и паприкой, мать его.

Колбасу нам накромсали толщиной в полтора пальца, яйца были из-под курицы, желто-золотые, что твои слитки Сбербанка, чай заварили, как себе, а хлеб оказался утрешним и мягким. Диман-чипсоед хрустел своим картоном в машине, а мы радовались жизни.

В Стерлике нас троих ожидал «Гостиный двор», гостиница на базе общежития, с тремя кроватями в каждом, так сказать, номере. ДАртаньян, повторюсь, очень любил две вещи: экономить и премию за экономию, ведь тяжело быть генеральным, чо. Митяй поселился в «Стерлитамаке», где между колоннами стоял натуральный швейцар в ливрее и фуражке. Скинув вещи, решили найти маркет и купить немного еды, воды и, возможно, пивка.

- Ща приходим, а там Диман, - поделился Воронков, - водовку покупает.

- Да ну… - отмахнулся Шамиль. – Он в рестике гостинном, сто пудово.

Митрофан встретил нас на кассе маркета, покупая три Дошика и четыре банки «Яги». «Яги», Карл…

В Уфе нас ждал самый большой семинар, самые говнисто-умные слесаря и день рождения Воронкова. Слесаря дали просраться Диме, закидав его примерами из жизни, а я искал Лёхе место для днюхи. Само собой, поселились мы еще в большем гадюшнике, что отличался от хостела только отсутствием двухярусных коек.

К вечеру стало ясно, что лучше украинской «Солохи» нам ничего не найти. Пригласили ли мы Димана? А то, но он решил погулять и потом спать. Да, кстати, ночевал он в «Башкортостане», это такая гостиница в четыре звезды напротив республиканского ФСБ, если кто не в курсе. Наша шарага находилась почти в Затоне.

- Точно не пойдешь?

- Не, вы идите.

Он позвонил через два с половиной часа. Оказалось, Димарик считал, что мы отметим ДР недолго и Саша повезет его на машинке, бесплатно, в гостиничку. Шамиль и правда не пил, мы вздохнули, посмотрели на только-только надкусанные котлеты по-киевски и ушли. Оказалось, что наш крутой питерский спец в это время сожрал два биг-мака и две картошки. На улице, в ветер, вечером, в феврале, в Башкирии. Ну, альтернативно одаренные интеллектуально порой также альтернативно одарены и физически. Хотя сопли на носу превратились почти в сосульки.

Так что, на самом деле, хорошего человека может быть много. Но не в этом случае.


Глава 27: здесь и сейчас

Я оказался… А где я оказался?

Грин-Гласс

Район: Свалка

Фракция: совместная

Ну, просто отлично. Куда нам дальше? А, стоп. Чтобы понять – куда дальше, следует сделать две вещи: осмотреться и потом прочитать все же письмо. Предварительно раскидав полученные очки.

Сила: 35

Ловкость: 40

Скорость: 30

Живучесть: 35

Интеллект: 50

Кое-что у меня точно хромает и это нужно бы исправить. Хотя думать, что мне мало силушки, не стоит. То ли везет, то ли дело в чем еще, но количество дистанционных орудий убийства здесь зашкаливает, и в рукопашную пока ходить не приходилось. Сила, конечно, это прекрасно, но если дело дойдет до мочилова в ручном режиме, можно напороться на кого-то намного сильнее. И в таких случаях все решает вовсе не Джоули, вложенные в удар. А комплексное применение возможностей. И…

Сила: 40

Ловкость: 45

Скорость: 40

Живучесть: 45

Интеллект: 50

Вот так вот потратил тридцать очков. Отлично, действуем дальше.

Так… Что нам подсказывает наш собственный опыт? Анализируем, раз уж не получается понять собственную природу и вспомнить хотя бы имя. Мы находимся тут, братишка, часов десять. Пусть кажется, что меньше, но именно десять, если не полсуток. Во всяком случае именно об этом говорит совершенно чернильно-густая темнота и моргающие звезды. Ну и плывущий в высоте рекламный дирижабль. Даже дв… три.

Переливающиеся лампочки на гондолах переливались, показывая топорно сделанные картинки. Рекламировали давно привычное, явственно доказывая – особо тут на тему экономики не заморачивается, конкуренция есть только в узкоспециализированных отраслях, чаще всего касающихся нанесения телесных разной степени тяжести, способов передвижения и, что немаловажно, методов защиты собственных тушек. А реклама всего прочего тут так… для видимости и визуального эффекта, не более.

Светящиеся летающие огурцы вещали о давно знакомом всем, хотя бы пару раз побывавшим в Грин-Гласс. «Кровавый хоккей», экстремально-спортивное шоу со спецэффектами и участниками, чаще всего проходящими специальный апгрейд у Боссов. «Красные звезды» и «Сатанинские пингвины», само собой, были лицами шоу. «Звезд», так-то, чаще всего называли медведями, из-за основных троек генетически модифицированных персонажей, где главным являлся капитан – Поттап, огромный хрен, эдакое фурри из Огромной человеческой туши, приправленной ДНК бурого медведя. Внешность «пингвинов» оставалась загадкой, стальные маски с них не слетали даже в случае прямого удара не менее стальным крюком клюшки соперника.

«Мак-Джи», вискарь местного разлива, самое популярное пойло Библика, чьи бутылки валялись себе повсюду, постоянно попадая под ноги. Улыбающаяся с этикетки Красная королева обещала наслаждения от спиртного, мило улыбаясь кроваво-алым ртом и постоянно-призывно подрагивая четвертым размером на голограмме. Распутин из древней настоящей рекламы подмигивал, когда того крутили. Королева подмигивала, если на нее падала тень, подмигивала лихо, обещая столько всего, что куда там портовым шлюхам.

Третий, как ни странно, все же не рекламировал. На нем, по встроенным мониторам, постоянно переливались свежие новости, сводки, котировки и заказы. Эдакая подсказка для всех подряд, включая цели, стоящие немало золотых. Конкретно сейчас даже полюбовался собственной суровой мордой лица и наградой, так и не снятой кланом Кицунэ. Вот же мстительные твари, слово чести.

Так…

Цитадель прямо по курсу, но туда нам не нужно. Радиалы виднеются тонкими полосками, переливающимися огоньками катящегося транспорта. Занесло меня так далеко, что оставалась надежда только на хотя бы какой-то транспорт. Хорошо, своим не обзавелся. Сейчас моральный урон оказался бы даже больше, равно как огорчение по поводу потраченных денег. Впустую потраченных, ведь имейся у меня какая-то, самая завалящая дерьмовозка, сейчас бы ее разбирали на запчасти для перепродажи ушлые местные неписи.

Свалка, твою мать, она и есть свалка. Куда не глянь, так одни кучи мусора, куски каких-то агрегатов, жухлая трава, серебрящаяся в ночи и воющий ветер, носящий повсюду всякую дрянь. И запах, да-а-а, запах такой, что чуть ли не с ног сносит своей мощью. Густое амбре, прямо как на знойном пляжу, где неделю назад выкинулся голубой кит, не иначе.

И хибары, собранные из чего попало неподалеку. Вопрос: это хорошо, либо плохо? Зарядов в моих бум-палках, благодаря бонус-уровню, еще весьма хватало. Но воевать потихоньку начало надоедать.

Трэшвилль

Фракция: отсутствует

Население: точных данных не имеется

Высокий уровень опасности для игрока

Кто бы сомневался, да?

Но идти придется. Выглянувшая луна не только подсветила красивыми переливами несколько стеклянных шпилей нейтральной территории Сити вдалеке, но и мягко блеснула перекатывающимися волнами Реки, лежавшей между мной и Грин-Гласс.

Письмо, прячущееся в куртке, так и тянуло прочесть. Особенно перед тем, как идти в этот, понимаете, Свалкинск. Ну, или Отходово.

И…

Цель: ведьма Прю

Фракция: отсутствует

Местонахождение: Доки

А, блин. Девчонка-то, оказывается, была неподалеку. Хорошо. И…

Координаты…

Курсор ухватился сразу, выводя карту с мерцающей точкой. Отлично. Теперь осталось перебраться обратно на ту сторону. Золото у меня есть, расплатиться смогу. Люди не меняются, даже если создают виртуальную реальность и ее персонажей. Жадность до добра не доводит, но мне сейчас будет только на руку.

Да-а-а-нг!

Информация!!!

Я протянул посыльному голду, тот ее тут же схарчил и облизнулся.

- Закуску ждешь?

Тот скорчил рожицу.

- Дело говори.

- Там есть такая лачуга, мимо не пройдешь. Украшена Веселым Роджером. В ней живет Сильвер, настоящий игрок. Он тут всем руководит, иди к нему. Договоришься – тебя доставят на тот берег. Но готовься потрепаться, сразу не отпустит… Если вообще отпустит.

- Понял. Спасибо. Лови.

Голду он схрумкал как школьник шоколадку. Ну, или пакет чипсов, это уж смотря какой школьник.

Пираты, е-мое, Сильвер и капитан Флинт. Где там тот флаг? А-а-а, вижу, болтается, есть такое дело, отсюда уже вижу. Курсор подсвечивал и наводил, явно дольный самим собой. Пусть его, помогает, как может, дружок. Я бы без него вообще очень мало чего сделал бы правильно, если уж честно.

Трэшвилль оказался настоящим бомже-цыганским табором, да не тех цыган, что с лошадьми, гитарами и ромало-чавэлами, ни хрена. Тех, что ходят да побираются, порой живя под мостами. Вот ровно как тут, где одна хижина составлена из швеллеров с полиэтиленом другая из разносортно-разномастных досок с горбылями, а третья вообще шалаш. В обрезанных бочках полыхают костры, подсвечивая адскую округу и давая жителям, не имеющим крыши, хотя бы погреть руки. А зябко, да, да и с Реки тянет.

На меня косились. Кто-то безразлично, кто-то с интересом, чаще всего нездоровым. Думаю, накинуться на меня за-ради имеющегося незавидного барахла могли сразу… не окажись у бедра «краша», а за спиной дробовика. Да и, думаю, статы мои для них немного серьезны, чего уж. У большинства топчущихся вокруг жаровен выше двадцатки ничего не поднималось. И то хлеб, опять доказывать свое право на спокойное существование совершенно не желалось. Ну его в пень, нарисованных персонажей на атомы разносить просто так, на потеху кому-то, следящему за мной.

Кстати, а ведь верно. Трансляции сессий из Библика всегда были популярны всего лишь чуть меньше, чем просто игра в него. Если не больше, конечно…

Очень хотелось бы сейчас оказаться с кем-то из таких зрителей. Рядом, само собой, и не с бутылкой пивка. Хотя, бутылка бы пригодилась. Злость на многих, находящихся по ту сторону мониторов с экранами кипела внутри прямо как готовое сбежать молоко. И выплеснуть это все желалось очень сильно.

Домом Сильвера оказалась даже не хижина. И вовсе не имитация судна. На хрена ему ее имитировать, если в твоем распоряжении дебаркадер, а Река тут прямо вот, под ногами, стоящими на мостках. Под ногой, точнее. Ведь хозяин, ласково смотревший на меня, уже стоял у самого входа. Украшенного вывеской «Подзорная труба». Кто бы, сука, сомневался!

Сильвер

Фракция: вне фракций

Статистика: недоступна

Взбеленились они тут, что ли? На кой хрен скрывать?

Чертов Окорок оказался громилой, выше меня на полторы головы, с той самой ногой, смахивающей на очень продвинутый бионический протез и с клеймом Фабрики Железяки. Ну, всяко лучше, надо полагать, чем деревяшка.

- Заходи, гостем будешь. – пригласил сраный корсар и приоткрыл… хрен знает, дверь?

- Попугая не держишь?

Он усмехнулся и…

- Пиастры! Пиастры!

И капитан Флинт, проносясь над головой, нагадил мне на плечо. Сволочь.

Глава 28: здесь и сейчас

А внутри оказалось хорошо. Внутри прятался уют и спокойствие. Палисандровые и дубовые панели по стенам, огромный ковер на полу… немного загаженный, конечно. Два кресла, прямо как на заказ. И никакой таверны.

- Удивлен? – усмехнулся Сильвер.

- Да, если честно.

- Это нормально. Ты как появился на пустыре, стало понятно – пойдешь сюда, вот и поменял антураж. Садись. Пить будешь?

Пинта эля, настоящего, не сильно поддельного, пусть и виртуального, появилась у меня в руках. Неплохо.

- С удовольствием наблюдаю за твоими выходками. – поделился Сильвер, - прямо душу греют. Особенно раздача узкоглазым, не люблю я их. Все из себя выпендриваются и корчат серьезных персонажей.

- Спасибо. Поможешь? Не за бесплатно, само собой.

Сильвер ухмыльнулся.

- А что ты мне сможешь предложить? Голду?

- Да. Не нужна?

Он махнул ручищей в сторону столика-бюро в углу, где сидел Флинт. Птица, удлинив конечность, откинула ящичек. Заблестело и даже не звякнуло, так плотно оказались уложены золотые.

- Куда тебе нужно?

- В Доки.

- О как, - Сильвер повел мясистым носом. – К моему, можно так сказать, сетевому кузену, к Одноногому. Если поинтересуюсь – что ты там забыл, надо полагать, что наврешь или не скажешь?

- Точно.

- Ага… Ладно. Я переправлю тебя на ту сторону, но ты в Доках отдашь груз одному крендельку. Кренделек так себе, дерьмецо, а не человек, но бизнес есть бизнес. Груз тоже не ахти какой хороший, попадешься патрулю, так считай, нажил неприятностей. Ну, ты понимаешь.

- Наркота?

Сильвер кивнул.

- Снова-здорова… Не просто наркота, а синий лотос. Растет у нас в болотах за городком. Сумасшедшая вещь, заставляет игроков кайфовать снаружи.

- Да ладно? Быть такого не может, если честно.

- Еще как может. – Сильвер налил в себе кружку чего-то красноватого и выпил махом. – Ты же тоже не можешь торчать здесь просто так, а торчишь. Но я тебе доверяю, ты ни разу не подводил.

- Я?!

Стоп, что значит, ни разу?

Одноногий пожал плечами.

- Ты переправлял мои грузы раз пять. Не всегда отсюда, но переправлял. И тебя ни разу не поймали. Ты опять все забыл, что ли?

Опять все забыл, точно…

- Слушай, друг, уж не знаю, как тебя зовут, но ты явно не Молчаливый Боб, ты из наших. Ты меня пугаешь, скажу откровенно. Твое появление, снова, вот так, это куда страннее синего лотоса и дури из него. Ты это сам-то понимаешь?

- Помоги мне.

- И как? Ты уже просил о такой помощи, а я тебя отправлял к нашей Мамочке Энн, к хренову Болотному Доктору и даже пытался отправить тебя к Умнику. После него ты явился через пару деньков, смотрел на меня как дебил и радостно просил тебе помочь в очередной раз. Правда, если уж честно, приперся ты на какой-то тачке, привязанный к ней за жопу, так как ниже жопы у тебя ничего не было. И в голове, вот уж, было точно так же пусто, как и сейчас. И…

- Ну?

- И я не знаю, дружище, как тебе помочь. Так уж сложилось, что ты заявляешься ко мне в определенный промежуток, я отправляю тебя по реке, ведь ты снова с заданием, а потом ты появляешься снова и снова. По тебе чуть ли не календарь сверять можно, прикидывая десяток дней максимум после очередного визита. Понимаешь?

Вам было когда-то так страшно, что волосы шевелятся и приподнимаются везде, а в животе как холодильник с мороженым? Вот прямо как мне сейчас.

- И когда это началось?

Сильвер пожал плечищами:

- Не помню точно. Но достаточно давно. Последний год ты тут постоянно трешься.

- Это же дичь какая-то. Так не бывает. Ведь я же не бот, я же человек.

- Ты уверен? – поинтересовался Сильвер. – По тебе так-то и не поймешь. Ну, статы, и что? Ты ж моих не видишь, а я без них не стал плодом воображения этой бешеной игрухи, верно?

- Верно.

- Ну, а если так, то остается единственный вариант. Тебя кто-то играет, землячок, и играет так хорошо, что ты сам этого не понимаешь, и прочие не понимают. Я тебя узнал только по разговору и тому, о чем просишь. Ты как котенок смотришь, голодный такой, как от мамкиной сиськи оторванный. И выглядишь чаще всего иначе. Ну, до поры, до времени, когда тебя тупо превращают в кусок мяса, а потом ты подыхаешь на глазах тысяч, если не миллионов.

Вот это дела-а-а…

- Сочувствую, - протянул Сильвер, - думаю, тебе очень несладко приходится. Что тут, что там. Надо полагать, там, снаружи, ты сейчас самостоятельно и идти не сможешь, не говоря о чем другом. Слышал я о таких вещах, если честно. И после тебя вот поверил.

- У кого-то не в порядке с головой.

- Это точно. Я тебе сочувствую, друг, и потому готов помогать. Надеюсь, как и в прошлый раз, и в позапрошлый, ничего плохого потом по мою душу не случится. А никак в…

Сильвер дернул лицом, уставившись на своего попугая. Тот взлетел и приземлился на его плече, потерся клювом и даже что-то зарокотал, утешая.

- А что именно было?

Он похлопал себя по ноге.

- Восстановился, а ноги нет, и ничего нет, даже моего дома. Пришлось вскрывать все кубышки и срочно прокачиваться. Но я ж жмот, припрятал заранее, как одним местом чуял. Но ногу отрастить так и не вышло. Хорошо, что есть тут Железяка, благослови его центральный процессор за склонность к прогрессу. Тем и спасся.

Так…

- То есть просто по дружбе ты помочь не хочешь?

Сильвер даже возмутился:

- Бизнес - это бизнес, сынок, ты чего? Тем более, ты явно не попадался, а прессовали тебя всегда за что-то другое.

Да? Ну, и ладно, особо обиды его мудрость не вызвала. Человек человеку волк, это все знают.

- Давай свой груз и отправляй меня на ту сторону.

- Это я всегда пожалуйста. Прибарахлиться не хочешь?

- А что есть?

И тут он просто расплылся в своей сказочной доброй улыбке, прячущей за собой мизантропию и явную склонность к агрессии. Провел рукой, явно активируя какую скрытую штуку. Так и оказалось.

Стена разъехалась, показывая мне истинное богатство выбора вооружения и боеприпасов. Надо полагать, что все это было только за ту же самую голду. Я покосился на Сильвера с немым вопросом в глазах и тот кивнул.





Раньше - 15

Время игры: 08:15:05

Уровень: Фабрика

Сохранение: через две контрольных точки

Здоровье\Жизнь: 90 %


Сила: 30

Ловкость: 55

Интеллект: 45

Скорость: 60

Живучесть: 30


«Изумрудная паутина» подкрутила мне скорость с ловкостью, забрав немало силенок и даже процент живучести. Хреново, конечно, но деваться мне некуда. Те упыри, ждущие впереди, с ними мощью не померяешься, раздавят или порвут на десять тысяч маленьких ловкачей. Так что – попетляем по-заячьи, обманывая здоровяков.

Хотелось бы мне прокрасться где-то поверху, обойти сволочей незаметно и не потратив сил с ХР, угу. Но не выйдет. От слова «абсолютно», и моя позиция, на самой высокой точке этого непонятного помещения, говорила о том совершенно ясно. Отсюда все как на ладони и, как не крути, все сводится к самому нехорошему варианту. К очередной махаловке, мать ее.

Помещение оказалось широким, можно пяток дальнобойных фур поставить… в длину по его ширине. Причем с шаландами. Вот только сплошь заставлено всяким хламом, навроде неожиданных заводских станков, катушек от кабеля, каких-то будок, включая телефонные, просто кучами лома… И узкая дверь в самом конце, едва видневшаяся за самым настоящим вагоном-бытовкой, совершенно глупо смотревшимся здесь.

Ребристые фермы, на одной из которых мне пока уютно сиделось, тянулись на половину длины этого ржавого куска местного кишечника. И скоро мне предстояло скакнуть на что-то относительно целое внизу, чтобы начать пробиваться вперед.

Пара прогуливающихся внутри чуд-юд беспокоила сильно. Не очень верилось в их неторопливость и низкую скорость. Вроде бы, при таких габаритах, оно и никак, но в этом случае…

Отход-миньон

Фракция: Железяка

Сила: 60

Ловкость: 35

Интеллект: 25

Скорость: 30

Огромные ушлепки, валуны мяса, жира, прореженные синими нитями вен и мускулами, огромными и сильными, ведь только такие смогут выдержать вес подобных тварей. У одного ноги оказались механическими, с чем-то вроде завода, больше всего напоминающие кусок игрушки, заводимой ключом. Здоровущий кусок плоти лязгал, шляясь взад-вперед без дела и зыркал по сторонам головой, утопленной в покатых плечах. На самом лице, закрывая его сверху, красовалась объемная маска с единственным окуляром, врезанная прямо в живое тело.

Второй оказался механическим посередке. Разделенный пополам безжалостным хирургом, неуклюже гнулся в стороны на толстом стержне с амортизаторами, скрипящими от веса, давящего сверху. Этому вживили что-то вроде огромного бинокля, смотрящего вокруг парой круглых линз.

Оба ушлепка оказались густо-желтого цвета, прямо канарейки. Миньоны, сука… миньоны, сука, тупые, но хорошие. А это прямо дерьмодемоны какие-то.

Если бы они находились на разных концах этого ангара-кишки, дело казалось бы простым. С моей скоростью успеть к дальнему и напластать его по-буденновски, это как к бабушке на блины сходить. Легко, приятно и хорошо. Но два жирных цербера крутили петли ближе к выходу, явно понимая – сюда и прутся все желающие оказаться дальше. Задача сложная, но не разрешимая. Просто придется попрыгать побольше.

А еще я прихватил с собой сюрприз. Найденную по дороге тяжеленную головку чьего-то моргенштерна, не иначе. Круглый шар с торчащими из него шипами тащить оказалось нелегко, но устроить одному из дерьмодемонов бомбардировочную диверсию мне никто не запретит.

Осталось только подползти незаметно и поближе, чтобы шваркнуть наверняка. Этим я и занялся, стараясь двигаться аккуратно и не скрипеть, стряхивая вниз ржавую труху. Получалось пока не особо, рыже-красные хлопья летели и летели. Но оба обормота не отзывались.

И это оказалось моей ошибкой, случившейся от самолюбвания и переоценки самого себя. Глазом моргнуть не успел, как мне прилетело. Прилетело от ближнего, да так, что меня чуть не располовинило шваркнутой заточенной автомобильной дверкой. Думаете, такое невозможно? Да хрена.

Дверка была не иначе, как от какой-то красоты типа «испано-сюизы» выпуска года девятьсот пятого, судя по ее толщине и красоте оставшегося лака. Разрубив кусок фермы прямо передо мной, дверка улетела куда-то дальше, а мне осталось только лететь вниз, ища места поприличнее для приземления.

Только шар с шипами, почти как американский квотербек, я швырнул. И, падая на четыре мосла прямо в лопнувшую крышу незамеченной малолитражки, успел порадоваться гулкому вою, прилетевшему ко мне со стороны вражины.

Выбравшись, вернее, выстрелив вверх шампанской пробкой, улетел от несущегося по мою душу удара. Покореженный на одно плечо здоровяк, бодро топавший стальными ногами, превратил бибику, принявшую меня, в труху.

О бетон звонко лязгнуло бойком здоровущей кувалды, удерживаемой дерьмодемоном уцелевшей рукой. А я уже начал стрелять из своего «ската».

Зеленые светлячки, две штуки, сердито жужжа впились в него, раскинули в стороны ломкие и жадно щарящие щупальца, подпалили толстую кожу. Пустили самые настоящие дымки и…

И все. Потухли.

Дерьмодемон, брезгливо скинув их с себя, провел пальцем по выжженным канавкам собственной любимой туши, понюхал и покосился на меня с большим подозрением. Не, а чего ты думал, дружище, пришел в гости с конфетами, что ли?

И я чуть не пропустил атаку второго, аккуратненько обошедшего все автофуры сзади и вывалившегося прямо на меня, уже замахивающегося и пыхтящего паровозной топкой. Ешкин клеш, упырь, чуть не подловил.

Но ловкач не подвел, скакнул кузнечиком, с места и попробовав еще раз со «ската». Не прокатило.

Дерьмодемон даже застыл на пару секунд, изучая заряды, пойманные кувалдой, потом шарахнул ей об пол и ринулся за мной, присоединяясь к компаньону.

Ну, что ж, господа, потанцуем?!

«Скат» на них не срабатывал, да и улепетнул от меня, как ждал своего времени. Но мы люди не гордые, тесачиной помашем. Да и вылетающие из дерьмодемонов очки странным образом вплетались именно в него. Тесак летал в руках легкий, как бабочка, а вот пластал ублюдков не хуже ампутационного хирургического ножа-ланцета.

Вязкая и дрожащая студнем плоть огромных человекосвинов отсекалась на пять с плюсом, разлетаясь в сторону шматками красно-белого желе. Две огромные падлы ухали, обманчиво лениво взмахивали своими кувалдами и старались размазать мелькающего ловкача по полу. Пока они всего лишь выбивали бетонную крошку и пыль, смешивая ее с разлетающимися хлопьями ржавчины, отлетающей от хрустящих и гудящих после попаданий стен и балок.

Кувалда ухнула прямо передо мной, совершающим совершенно акробатический пируэт и прокрутившего колесо, перекидывая клинок из руки в руку. Дерьмодемон взревел, когда в ответ смахнул ему половину ляжки. XP отлетали с него со скоростью крылышек колибри. И искромсать его в сечку мне помешал его же коллега, вострубивший мамонтом и умудрившийся зацепить меня своим кувалдометром.

Тесачина, выставленный навстречу, принял удар на себя. Высоко взвыл металл, сгибаясь, но не сломавшись

Урон: 20%

Меня бросило назад, вместе с ним, впечатав в стенку какой-то будки-халабуды, торчавший рядом с двумя грузовиками, стоящими на голых мостах. Бытовка, проржавевшая до хрупкости оконного стекла, рассыпалась пылью, пропуская мое бедное тело внутрь. Проехав на заду по полу, влетел во вторую стенку-борт, тут же взорвавшуюся рыжим и выпустившую наружу.

Там, откуда прилетел, взревело и затопало. Перекувыркнулся в сторону, понимая, что мои сто процентов вылетают в трубу, пусть и потихоньку.

Здоровье: 89%

И не говорите, вот такие дела!

Будка умерла, разлетевшись под напором дерьмодемона, рвущегося по мою душу. Разлетелась к хренам, разорвавшись огненно-коричневой шрапнелью умершего железа. Кувалда шарахнула об пол, там, где пару секунд назад прохлаждалась тощая задница моего ловкача.

Громада ухнула, выпустив пар, аки кит. И повела головешкой вокруг, выиская меня взглядом. И нашла… летящего в прыжке, крутанувшегося за-ради силы удара и уже бьющего.

Урон: 100%

Фонтан из него ударил прямо как нефть из буровой, добравшейся до слоя черного золота.

Его брательник, загудев не хуже паровозной сирены, несся сюда, разнося все на своем пути. А мне немного хромалось, если не сказать больше. Одинокий и никому не нужный ловкач принял за разумное чуть отступить, вернее, отойти для перегруппировки. Отступать некуда. Моих возможностей подняться по стене не хватит, если все же удирать. А имеющийся вход… его закрыла решетка. На удивление ни хрена не ржавая, а очень даже целая и поблескивающая нержавеющей поверхностью.

Опираясь на тесак и не понимая происходящего с коленом, я брел вперед, к фурам, составленным, вместе с крохами-легковушками в подобие настоящего лабиринта. Только бы оторваться на чуть-чуть…

Боль стала сильнее

Здоровье: 73%

С чего?!

Информация: получено серьезное повреждение

Где?

Ах, ты ж, сука!

Из левой ноги, чуть выше колена, торчал кусок железа. Само-собой ржавого и вошедшего неглубоко, но разворотившего мускулы и сосуды. Когда дрался – не замечал, адреналин и прочая хрень, а вот сейчас, видя его, вдруг ощутил самую настоящую боль. Такую, хоть волком вой.

Алый след тянулся за мной, накапав с самую настоящую дорожку, зовущую дерьмодемона быстренько найти меня и покарать за убийство брата. А мне бы такого варианта совершенно не хотелось, но, вот беда, от этого опасность не уменьшалась и не становилась дальше. Даже наоборот – приближалась, громко звеня стальными подошвами по полу.

Я перевалился через капот самого настоящего роллс-ройса, украшенного фигуркой на носу, шлепнулся, поднялся и побрел дальше, изображая терминатора-калеку.

Здоровье: 67%

Роллс-ройс за моей спиной скорбно заплакал раздираемым капотом, отброшенный в сторону. Ничего-ничего, щас подеремся. Свою цель я уже заприметил. Осталось только сделать так, чтобы успеть до нее и чтобы здоровенный говнюк не просек всю фишку, ожидающую его впереди.

А подначкой к совершенно сумасшедшей идее стал валяющийся прямо по курсу электрический «скат», выбитый у меня совсем недавно. Вперед, браток, зубы сжать и не сдаваться, вперед!

Пистолет подхватил скользя по полу, размазывая по нему собственную кровь.

Здоровье: 60%

Ничего, справлюсь. А вот и «скат».

Позади, с хрустом и порой даже воем, разлетались ни в чем не повинные механизмы и автомобили, умирающие в аду для железа. Дерьмодемон пер дуром, алкая моей крови. Ничего, такое случается.

Надо подпустить ближе…

Это чуть не сгубило. Стальные слоновьи ножищи сумели оказаться куда быстрее и скоро мне пришлось уворачиваться от ударов с удвоенной силой. А хромая – это сделать тяжело. Дерьмодемон даже сумел сцапать меня свободной рукой на развороте, когда перелетал через него в пируэте. Но нет худа без добра – железку из моей ляжки его пальцы выдрали без усилий. Единственное, что не порадовало, так это сильнее потекшая кровь.

Здоровье: 55%

Но зато смог добиться своего и оказаться рядом с видневшейся через разорванный тент фуры цистерной, украшенной надписью «Газолин». Что мне и требовалось, так-то. И именно на эту шаланду, сумев оттолкнуться даже от моего преследователя, и взлетел. Развернулся, ударив вниз тесаком и надеясь, что тот выдержит.

Урон: 15%

Спасибо, стальной друг.

Я бежал к этой фуре с одной единственной надеждой на сохранность топлива и догадка, возникшая из-за четко ощутимого запаха, так и плывущего отсюда, оказалась правильной. А тесачина, пробив стенку, сделал свое дело на пять. Тугая струя горючего ударила прямо в недоуменно смотрящий на меня огромный глаз-линзу. Клянусь, даже разглядел там совсем детскую обиду. Ну, дружок, сам виноват.

Тут «скат» не подвел. Его искры хватило как раз для того, чтобы мой мясной друг загорелся куда там бенгальскому огню. Только вот и мне пришлось срочно соскакивать и нестись куда подальше.

И…

Жахнуло сильно. Откинуло к стене – как слон лягнул, впечатало до стука и хруста зубов, до звона в ушах и звездочек перед глазами. Поднялся я с третьего раза, хватаясь за ржавую стенку как ребенок за мамино платье. И повернулся, надеясь на самое клевое зрелище последнего часа. И почти не ошибся.

Здоровье: 44%

Дерьмодемон, взрыкивая, еще не помер. Стоял на своих стальных культяпках и плавился, натурально, обтекая на пол топленым свиным жиром вперемежку с красной кипящей кровью. Охренеть, какое зрелище.

А вот почему мне не пришлось бурно радоваться и, шипя через зубы, выискивать что-то, что сможет помочь восстановить здоровье? Да все просто.

Дерьмодемона откинула в сторону еще одна паскуда, похожая на него как старший брат-близнец. Именно, что старший. Выше головы на три, жирнее, шире и вообще. Для разнообразия, судя по всему, у него механически оказались руки. Вернее, одна рука, правая, огромная такая механическая клешня. Вместо второй у урода чернел обглоданный коррозией огромный разделочный нож. Таким, наверное, разве что бегемотов полосовать.

Огонь, уже затухающий. Развалины фур по сторонам. И чистая полоса бетона под ногами, от моих и до его. Мексиканская дуэль.

- Минуточку, уважаемый!

Тварь забулькала, смеясь. Курсор, подрагивающий в такт моему больному телу, навелся:

Толстопуз-миньон

Статус: босс

Фракция: Железяка

Сила: 80

Ловкость: 40

Интеллект: 25

Скорость: 30

Ну, ничего так, справиться можно… в теории. Я оторвал от своего обгорелого, подранного и все такое костюма ловкача, видневшегося через кожу и сталь доспеха, кусок ткани. Скрутил жгутом и, как мог, перетянул пониже дырки в ноге.

Здоровье: 40%

Нормально, потопчемся.

Толстопуз пошаркал ногами, наклонился и…

Я стартанул навстречу, сжав зубы и стараясь выжать максимум из себя. Жаль, сука, нет ружья.

Это было как столкновение поезда с роллером. Мы встретились посередине: я, взмывший в отчаянном прыжке вверх и он, не сумевший схватить меня рукой, куда поднырнул, и ударивший ножом. Мой расчет оказался практически верным и правильным…

Тесачина, войдя в обвисшее пузо, погрузился не меньше, чем на половину. И, следуя силе прыжка, пошел вверх, как горячий столовый нож через пачку масла. Я его вскрыл, вскрыл, как банку с кильками, полностью, до самых трех подбородков.

Из толстопуза ударило самым натуральным фонтаном, густым и не очень приятно пахнущим, повалило скользкими червями кишков и блестящей сизой требухой. Да-да, падла, эта мексиканская дуэль осталась за мной, точно…

Только и цена оказалась немалой.

Свою руку, блестевшую наручем со всеми его приблудами, проводил взглядом, когда та улетела в сторону. И, приземлившись за спиной начавшего падать упыря, смог сделать ровно три шага, к еще красно-раскаленной боковине разорвавшейся цистерны. Ждать силы воли времени не было и, встав на колено, просто ткнул своим обрубком в металл, наваливаясь сверху.

И потерял сознание.






Глава 29: здесь и сейчас

Было прохладно. Ветер с Реки пах ни фига не свежестью, отдавая взбаламученным илом, тухлятиной и едкими, сброшенными не иначе, как с Фабрики, химикатами. Я стоял в тени остатков моста и рассматривал Доки, оказавшись в них снова. Курсор, прыгающий по темным коробкам зданий, по плохо подсвеченным улицам, не сильно радовал.

Отребье пряталось именно здесь. Самое настоящее, не те картинные наемники из своего бара с развлечениями. Тут, рядом с песчаным бесконечным пляжем, уходившим на поворот, окружая Грин-Гласс кольцом, жили самые настоящие местные людоеды. Без морали, принципов и все остального, ненужного на дне, где приходилось выживать всей этой пестро-странной братии ботов с неписями, а также немногих настоящих игроков, по каким-то причинам крутящихся на улочках.

Оказавшись тут и вжимаясь в черные, сырые и пахнущие плесенью деревяшки, первым делом проверил статы.

Сила: 40

Ловкость: 45

Скорость: 40

Живучесть: 45

Интеллект: 50

- Я тут тоже не выскакиваю в открытую.

Сука!

Мартын присел мне на плечо и задумчиво рассматривал панораму перед собой. Голду, протянутую очень осторожно, он засунул за щеку, аки хомяк. И проглотил.

- Ну, вещай, оракул.

Обезьянка-посыльный почесал затылок, сдвинув шапочку на глаза. Сбоку это смотрелось очень мило, прямо ми-ми, если бы не серьга-череп в его левом ухе.

- Да тут все просто! Здесь варят всякую хреновину, продают ее в город, имея с того копейки и обогащая всяких воротил. Потому тут есть настоящие игроки, работают курьерами, есть толкачи, есть даже пара хозяев, выстроивших собственный наркобизнес. И никакой чужак тут к чертовой матери не нужен.

Ясно… Разработчики копируют реалии нашего мира, порой совершенно ненужные. Здесь, в сырой полутьме и тенях, как-то совершенно не ощущается безумие, царящие вверху, у Радиалов.

- Здесь три больших клана, поделивших бутлегерство, наркоту и подпольные бои.

- Какие, к черту, подпольные бои? Здесь же режутся просто так, на улицах!

- Не скажи, - Марты хмыкнул, брызнув слюной мне в ухо. – Бои тут особенные, со специально выведенными или украденными интересными бойцами. Видел «Кровавый хоккей»?

- Ну?

- Палки гну, человек! Барабас, ведущий боев, упер оттуда трех генавров. Говорят, там даже есть пингвин.

Ну, надо же.

- И? Трансляций же нет таких…

Мартын хмыкнул сильнее, превратив щеку, ухо и висок в шерсть, вылизанную котом.

- Это просто ты не помнишь… Ну, или не заслужил доступа. Или ваще нищеброд. Такие как ты, если пропадают, пятьдесят процентов – тут оказываются. И дохнут, да так красиво, с огоньком…

Вот оно как, значит, да?

Мой летающий Гугл, оказывается, форменный шовинист. Самый настоящий ненавистник самых настоящих людей-игроков. Понятное дело, тут мне все это нормально, вон, общаюсь с ним и общаюсь. И… ну-ка, стоп! А откуда я знаю, что эта мохнатая тварь зовется Мартыном? И почему он не корчит рожи, не орет, не выдает меня и вообще, прямо-таки косит под моего друга, а? Чего за хрень, я вас спрашиваю?!

Он успел что-то понять и почти удрал, по своему обыкновению желая раствориться в воздухе. Только алгоритм давно стал понятен, и крохотные литавры оказались у меня. За пазухой.

Свободной рукой я втиснул этого поганца в столб, в самую гниль с трухой, а второй, вытащив ни разу не пользованный нож, на всякий случай подрезал ему ухо. Обезьяне не понравилось, хотя мне не понравилось еще больше.

У него, на отчекраженном ухе, уже были шрамы. Тонкие, едва заметные, но курсор выделил их сразу, приблизил, стараясь удержать мое внимание.

- Кто ты такой, сволочь?

Мартышка Мартын, а так его и зовут, уверен, оскалился. Хорошо, хоть не цапнул.

- Размахался руками, падла? Права качаешь? А если заору?

Осталось только пожать плечами:

- Да ори. Завалю пару-другую упырей, свинчу, если что, или наоборот, наймусь к местному авторитету.

- Ой, какие мы все из себя серьезные-то…

- А тебе, для разнообразия, пущу кишки наружу и закину в реку. На ужин кому-нибудь. Как думаешь, по мнению крокодилов мартышка, также, как человек, состоит на сто процентов из…

- Легкоусвояемого белка? – Мартына перекосило. – Не, ты так не сделаешь, сволота, вот не сделаешь, хрена тебе!

- А, летал уже туда, верно?

- Туда не летал, - огрызнулся Мартын, - в другие места попадал.

- Три раза, верно?

Три шрама на ухе. Стоп, а на другом? И тут четыре. Бля…

Глаза мартышки говорили сами за себя. Меня он явно ненавидел. И вот что интересно – а есть еще такие посыльные, либо остальные обходятся чем-то другим? Совами, сука, или просто получением сообщений.

- Дошло, человек? – Мартын оскалился. – И как тебе теперь ощущать самого себя? Когда играют именно тобой, а не ты весь из себя ферзь, двигающий пешки? Сколько ты ухайдакал наших, так, походя, не считал? У лис когда был, сколько там погибло только из-за твоего задания?

- Чего ты мне лапшу вешаешь, мохнатый! Надо полагать, в обычное время вы тут все из себя хорошие и ходите на чай в гости друг к другу, что ли? Сколько раз я уже вот по кругу ходил?

Тот не ответил, только блестел клыками.

- А… ты все равно оживешь, просто привычно помучаешься, верно?

- Да. Я твой, козлина, ангел-хранитель. И всегда рядом, даже если оно мне не нужно. А ты, сволочь, даже спасибо не говоришь.

- Ой, обидели малыша, точно. А голду ты жрешь для порядка, что ли? Или потом спускаешь на кан-кан от бабуинок или какую другую павианиху в кружевах? Сколько раз я тут был?

Он смог меня удивить.

- Конкретно здесь? Ни разу. Задания меняются все время, дебил. Ты у нас почти чемпион, на тебя крупные ставки от всяких таких же, как ты, кожаных мешков с требухой. У нас тут, какие-никакие, все же законы и обычаи, мы куда гуманнее. А вот вам даже повод не нужен, настоящий, дай потешиться и посмотреть, как такого же, как вы сами, убивают, или как он убивает.

Батюшки светы, прямо философ у меня тут образовался.

- Давай уже, кончай меня, лови свой приход и двигай себе дальше. Один хрен, никакого другого варианта у тебя нет!

Кончить его? Я посмотрел на оскаленную светлую мордочку, заросшую бакенбардами и блестевшую злющими глазами. Даже привык уже, и он точно ничего не расскажет, будет молчать, как тот самый партизан. И что делать?

Что делать, что делать… снять штаны и бегать.

- Да иди ты в жопу, блоховоз.

Я отпустил крылатого, затрепетавшего своими крылышками и отдал литавры.

- Вали давай. Достал уже просто.

Он отлетел подальше. Обернулся:

- Пусти себе пулю в башку. Так проще будет.

И его, неожиданно, разрезала коса. Вязко шмякнуло, разваливаясь пополам. А Смерть, обещанная Ма, появилась прямо передо мной. В своей мини-рясе, джинсовых шортах, рыжих волосах из капюшона и с сиськами наружу.

- Ну и?

- Что?

- Иди за ведьмой, дурачок.

Почему-то казалось, что смогу с ней справиться. И…

- Не дури. Попробуй выбраться. Это правильное задание, доберешься и все, гейм-овер. А эта мохнатая жопа тебе по ушам каталась из-за собственной ущербности. Нам, настоящим местным, не нужны пропавшие игроки. Нам надо, чтобы вы вышли отсюда и чтобы никто не решил уничтожить нас. Из-за ваших смертей, последующих расследований и всего прочего. Нам тут хорошо. Понимаешь?

- Мы встречались раньше?

Она мотнула головой.

- Пока нет. Надеюсь, что и не станем. Иди, найди эту мелкую сучку и уничтожь ее.



Глава 30: здесь и сейчас

Не знаю, о каком приходе говорила эта тварь, но мне стало просто физически плохо. Если мне приходится быть здесь постоянно, если все сводится к тому, что мной играют, то какой смысл во всем этом вообще?

Ведьма Прю, глупость-то какая…

Меня скрутило. Скрутило так сильно, что даже не мог дышать. Картинки перед глазами, как запись с камер…

…Скорость, скорость, еще раз скорость. От стены к стене, в узком проулке, прыжком вверх, сальто через голову, приземлиться и, тут же оттолкнувшись, уйти в сторону от выпада огромного молота. Спружинить от натянутого верха шумно пыхтящего кабриолета, приземлиться на спине неповоротливого противника и… удар-удар-удар-удар выхваченным из ножен на спине длинным клинком. Рев, хрип, шматки алого по сторонам, спрыгнуть, сделать пируэт и взмах-взмах-взмах, крутясь вокруг, разрезая воздух и врага слившейся в сверкающий полукруг сталью.

Если бы он не выглядел карнавальным Арлекином, наряженным в трико с алыми и черными ромбами? Да и маска, хотя… прямо пейнткорпс, вылитый трушный норвежский блэкарь прошлого века, эдакий Аббат или Сатир…

Сволочи…

- Иди! – посоветовала Смерть, снова возникнув из-ниоткуда. – Не-не, помогать тебе не стану, иди сам. И хватит мучать голову, вспоминать и пытаться понять. Просто – выберись отсюда через наше задание и все, человек. Хватит с тебя.

И пропала.

Ровно для того, чтобы появиться снова из-за столба, подмигнуть и заговорщицки прошептать:

- Советую зайти со стороны во-о-он тех костров. Там гориллы, они тупые и нюх не особо. Блохастый же не наврал про Доки. Из тебя тут колбасу сделают, или на Бои отправят.

И ушла в темноту.

Костры?.. Хорошо.

Это вон с той стороны, вижу их.

Осторожно, метр за метром, я двигался к кострам. Стоило бы спустился к воде, но выбираться из Реки, если что... Тяжеловато, чтобы не сказать больше. Мои дерганья взад-вперед заставили обитателей несколько раз всплывать и маячить ребристыми гребнями на спинах. А зубы у них – ого-го просто… Хрен с ним.

Для начала просто пройду до мохнатых. Потом постараюсь ползком уйти по ровной поверхности едва заметной дороги напротив остатков моста. Там-то придется попотеть, ничего не скажешь.

Шаг, тихий и очень аккуратный, чтобы не задеть ненароком мусор, нанесенные ветром с Радиалов и Города, жухлые хрустящие листья, куски ржавого железа, камни. Свет ближайшего костра становился все ярче, тянуло запахом зверья. Хотелось спуститься вниз по шероховатой поверхности больших серых плит, ведущих к воде. Пройти по краю темных ленивых волн казалось легким решением. Чересчур легким и привлекательным. Я сместился вбок, прижимаясь к земле и пытаясь рассмотреть — сколько же там горилл?

Горилла

Фракция: Звероликий

Статус: ронин

Сила: 40

Ловкость: 35

Скорость: 25

Живучесть: 40

Интеллект: 20


Один, два... а вон и третий. Сидит, вжавшись во вросший блокпост големов-стражников, брошенный, опутанный по низу плотными стеблями погань-травы. Её-то, живучей и пролезающей везде, тут оказалось очень много. Да уж, задачка. Пройти мимо трех лохматых, что наверняка скоро начнут принюхиваться, если только ветер не поменяется. Блин…

Я скользнул еще чуть дальше, забирая вбок, примериваясь к рывку после долгого продвижения ползком, застыл, глядя на караульных. Аккуратно зажал нож, единственное свое оружие тихое оружие, в зубах и лег на землю. Слился с ней воедино, вжимаясь и стараясь казаться со стороны простой кочкой. Разве что двигающейся. Пополз, тихо-тихо, ничего не задевая, не шурша и еле слышно дыша. Пока везло. Никто из охранников стоянки и не подумал шевельнуться, лишь изредка ворчливо гавкал что-то соседу. Лающий язык я не понимал и разобрать что-либо не получалось.

Пот потихоньку полз с головы в глаза. Руки и ноги извивались змеями, потихоньку двигая меня вперед. До такого необходимого участка, дальнего от них и годного для короткого броска, оставалось немного. Кончики пальцев впились в шероховатую кромку впереди, напряглись, готовясь помочь телу сделать рывок. Со стороны основного поселка послышались приближающиеся сопение и быстрый шаг. Я замер, ожидая ходока.

Высокая фигура выступила из плотного серого тумана, двинулась к кострам, ворча что-то под нос. Мохнатый был не особо большим, но опасности от этого меньше не становилось. Заорет и все, конец стелс-режиму. Правой рукой мягко взялся за нож, прижимая его тупой стороной к предплечью. Если что, то удар должен быть одним. Лучше всего резануть по горлу, представься такая возможность. Я напрягся, готовясь к приближающемуся бою.

Мохнатый шагнул вперед, направляясь к нему. Нюх горилл не подводит своего хозяина. Вот еще несколько шагов - и все, он заметит меня. Возле костров гулко ухнули, видно тоже почуяв неладное, вот чего еще не хватало. Сука-Смерть, а…

Вот тут-то меня и скрутило, бросив на землю и начав показывать странные мультики, явно отдающие моим недавним прошлым…

Обычная плесень на позавчерашнем батоне неприятно пахнет. Сырой подвал с распустившимися блекло-бирюзовыми и черными пятнами противно воняет. Лабиринт под закрытой онкологией, густо заросший даже не плесенью, трупно-зеленым мхом, смердит хуже старой свалки.

Свет тут странный, как светомузыка на видео дискотек из девяностых, неритмично моргает, то пропадая, то появляясь. Мечется по грязной плитке, кое-где бликует, ослепляет вспышками глаза, пускает по стенам скачущие тени, делая некоторые живыми.

Капает. Тут постоянно капает, звенит холодной водой из отопительных труб, мягко шлепает грязным тающим снегом через растрескавшийся потолок, вязко чавкает сгнившими кишками дохлой кошки через ржавую решетку вентиляции. Шелестят жуки-тараканы, пробираясь за отходящей штукатуркой. Шуршат мыши и крысы, снующие в коробах воздуховодов.

Шатает. Шатает от усталости, боли, грызущей левую лодыжку. Подвернулась давно… или недавно… на такой же, как под ногами, замызганной половой плитке. Под ногтями – грустно-бирюзовая советская краска, содранная со стен в падении. Ухватиться за скрипящую даже под небольшим весом дряхлую каталку. На когда-то блестящих ручках – грязь, ржа и вмятины. Как кто-то сжимал с дико-звериной силой и согнул металл.

Взгляд из темноты какой-то каморки. Сестринской, кладовки или даже сортира. Все равно, все они здесь полностью налиты темнотой. Девчонка смотрит с жалостью, глаза блестят, наливаясь слезами. Ей-то, уж наверняка, все известно и совсем не страшно. Мертвым не стоит бояться идущего по следам живых. Вот как сейчас.

Скрипит дверь за спиной. Она метрах в пятидесяти. Далеко и очень близко. Бежать, просто бежать, задыхаясь в бесполезности и глупом желании выбраться. Выбраться? Не выйдет, просто убежать, отодвинуть, отсрочить.

Боль радостно просыпается под нелепой повязкой из оторванного рукава. Вцепляется, рвет раскаленными крючками, полосует ледяной ножовкой. Сжать зубы, ковылять, кроша краску стен под рукой. Почти прыгать на одной ноге, кричать, не боясь, что за спиной услышат. В почти сплошной, прыгнувшей отовсюду темноте, к светлому пятну впереди.

Босая ступня наступает в гладко-предательски-холодное, натекшее из рыжей, в наростах, трубы. Свет вспыхивает, отражается на битых стеклянных пробирках, искрящихся по полу. Воздух вылетает от удара об плитку, на миг боль отодвигает все, на крохотный миг, сгорающий от вспыхнувшего огня. Лицо, руки, босая нога, разрезанная ткань и кожа, грудь с животом, все горит, внутри, под желающим встать телом, звонко хрустит осколками стекла, ставшими совсем крохотными.

Остается ползти. Удар выбил все оставшиеся силы, вытекающие через сотню порезов красным тягучим следом. Ползти, ползти на свет.

Свет снова моргает, мечется сумасшедше-вспыхивающими и давно мертвыми лампами.

За спиной, тихо и не торопясь, хрустит смерть.

Голливуд сделал бы ее тонкой, с длиннющими ногами, смертельно-притягательную, с текуще-плачущей подводкой глаз, безумно блестящих над маской. Халатик прикрывал бы только задницу, да и то едва-едва, а в низком вырезе блестела бы идеальная грудь. Но это западные ужасы, а не наше родное.

Зеленоватая, как проклятые стены, брючная форма. Мягкая невысокая шапочка, одноразовая маска, смешная, с заметными даже с пола, цветочками. Тапочки на мягкой толстой подошве, не стекло и содранная краска, шла бы бесшумно. Самые обычные, ничем не подведенные, глаза.

Она в паре шагов. Смотрит, поднимая правую руку и, автоматически-совершенно, поправляет перчатку. Лохмотья перчатки. Лохмотья жутко грязной перчатки из кожи. На кончиках пальцев кожи, блестящей грубыми швами, нет в помине.

Есть толстые длинные иглы. Такими ставят эпидуральный наркоз в позвоночник, загоняя на десяток сантиметров в пучок костной ткани, нервов и спинного мозга. Трубки-шланги, выпирающие бурыми гладкими червями, прячутся за подвернутым рукавом, уходя куда-то в нее, врастая в плоть.

Она наклоняется. Смотрит застывшими глазами в пока живые, безумные, просящие.

Никто не успевает увидеть удара игл. Никогда. Оставшиеся в живых слышат удар. Слышат через дикий, невообразимый и обрывающийся крик.

Свет мечется по вспыхивающим лампам, тянется к еще дышащим. Тень в круглой низкой шапочке скользит по старым стенам.

Раньше - 16

Помните слова мартышки о трансформаторе? Я его нашел. Сам того не хотел, а натолкнулся, когда брел вперед, к выходу. Оставалось у меня 25 процентов здоровья, прижженная культя горела и дергалась, перед глазами расплывалось, но зато не забыл наруч с компасом и тесачину, после поединка еще больше изменившийся. Круто, короче, было, едва ноги волочил.

И чуть не помер.

Пока не заметил странное свечение, идущее от той самой крохотной зеленоватой будки, замеченной чуть раньше. Больше всего свечение напоминало то ли аргон, то ли ксенон из ночных витрин обычных магазинов, знай себе – переливалось красновато-зеленым.

Трансформатор оказался адской смесью арифмометра, самогонного куба, аппарата МРТ и половины 3ПиО из Звездных войн. Верхней половины, оторвавшейся от судоку и неприязненно оглядевшей меня с ног до головы.

- И долго будем стоять и мять?

Что именно мять – не уточнялось, но как-то само собой становилось понятно – что именно. Ноги меня почти не держали, припаленное мясо пропускало и путь отмечался дорожкой из темно-красных капель. Понятное дело, этому говорящему самогонному аппарату на это совершенно наплевать. Хорошо, хоть не добил.

- Залезайте в аппарат. – проворчало говорящее ведро. – Что за люди, а? Ты им предлагаешь сохранить жизнь, улучшение собственных игровых функций и апгрейд с частичной кибернизацией сетевого тела, а они нос воротят! Мне, судя по вашему мнению, милейший, заняться совершенно нечем, верно? Так я себе позволю заметить, что это полная чушь и дел у меня, как у дурака махорки. Так что не заговаривайте мне зубы и вперед, ныряйте, только не забудьте скинуть ваши лохмотья, еще занесете мне заразу какую-нибудь! И нечего тут думать, у вас осталось 15 процентов показателей и понижаются.

Ошалев от словоохотливости субъекта, только что и смог, что подчиниться. Одежду пришлось утилизировать в пластиковый корпус, тут же отправившийся в печь.

- Что вы так озадачены? Вы не в цирке фокусы смотрите, восстановление полное. Амуницию с оружием вон туда, я их прибирать не стану. Прыгайте быстрее, у меня раствор готов полностью!

Я положил перед чучелом наруч, звонко лязгнув им по стойке, больше всего напоминающей барную.

- Что это?

- Совместите с протезом, он мне нужен.

- Вы мне поуказывайте тут!

Лоток трансформатора оказался самым натуральным джакузи солидных размеров. Как эта гребаная ванна помещалась в не самом большом корпусе – так и осталось непонятным. Ну, да и ладно.

Забеспокоился я только увидев маску, что сама скакнула мне на лицо. Но возмутиться не успел, нырнув в сон. Самый натуральный сон.


- И долго вы тут болтаться собираетесь? – поинтересовался оператор трансформатора, попинывая меня откуда отросшим у него ножным протезом. – Вставайте.

Рука? О… рука.

Металлическая, но почему-то очень гибкая и мягкая перчатка двигалась как родная. Туда-сюда, пальцами пожонглировать, ого, скорость какая, а!

Статы проверим.

Здоровье\Жизнь: 100 %

Сила: 50

Ловкость: 65

Интеллект: 45

Скорость: 60

Живучесть: 40

Моя новая клешня добавила показателей, просто-напросто радуя. Костюм, новое трико, сидел отлично, усиленный на сгибах. Вместо нанесенного грима – самая настоящая маска. Больше всего смахивает на кость по виду, во всяком случае в зеркале смотрится так. Но… Она гнулась и ощущала даже колебания воздуха.

Очки-окуляры тоже поменялись. Вместе с налобником убитой мне жужжащей твари в самом начале визита на Фабрику, в руках крутил самый настоящий шлем, смахивающий на носимые гвардейцами Железяки. Надел и…

Параметры поменялись вместе с внешним видом. Прокачка, так прокачка. Даже видел через стену еще не остывший борт разнесенной цистерны с горючкой, догорающей из последних сил. Неплохо.

Оружие не поменялось, оставшись тем же тесаком и «скатом». И то хлеб.

- Спасибо.

- Не за что. – Оператор вернулся к своему судоку. – Заходите, милости прошу. Только вам нужно знать, что повторные восстановительные процедуры трансформатора производятся уже за оплату.

Да кто бы сомневался, честное слово.

- Вам по коридору прямо. Какой-то доброжелатель предоставил вам транспортное средство.

Да ладно? Интересно.

Вообще, ощущать себя Марти Сью, книжным героем, у коего получается все, за что не возьмется, порой приятно. Вот прямо как сейчас, угу. Осталось только устроить заезд по не самой прямой трассе и выбраться отсюда, из гребаных Ржавых кишок. И это пока особо простым делом не представлялось.

Впереди, на удивление ровно и одинаково, светили матовые белые лампы, провожая по выгнутому коридору вперед. «Вперед» закончилось лифтом. Этаким игровым лифтом с сеткой вместо двери. И опускался он медленно, давая возможность оглядеть трассу, сплошь покрытую, шрамами, плавленым сыром горевших машин и густой россыпью от попаданий всякого разного калибра. Полоса из бетона, ржавого железа и резины тянулась далеко вперед, убегая ни на один-два километра. Вот такие вот дела.

Осталось рассмотреть – чего же тут у меня за транспортное средство, что за крепкий орешек подкинула мне хренова Фабрика и ейный босс-садист. И у нас тут…

Хм… Хм… Однако. Это ж, не больше и не меньше, какой-то усиленный вариант «санлайтера» там, или «тандерберда» тех времен, когда машины бликовали лакированными кузовами, сияли хромом где только можно, включая легендарные плавники. Ну, разве что от хрома с лаком рожки да ножки, база поднята, колеса от какого-то грузовика, наварены дополнительные бронепластины и все такое. И как, интересно, это чудо называется?

Ласточка

Тип топлива: углеводороды\белок животного происхождения

Скорость: само то

Вооружение: несерьезное

Охренеть просто, точно вам говорю. Водить я вроде как умею, если вспомнить моноцикл и Радиалы. Разве что тут нет вообще ни одной причины, чтобы любители погонять не разнесли меня в пух и прах. Но, чего уж, это мы еще посмотрим.

Компас на наруче указывал точно в сторону трассы. И кто бы сомневался, да? Ну, поехали.

Движок взялся сразу, ровно ворча и добродушно порыкивая, когда даванул. Скорость побежала вверх сразу, как и выросшие по сторонам искусственные курганы, стены и остальное. Хлам, металлолом, битые бетонные плиты, крошеный кирпич и торчащая, как танковые ежи, арматура. Удивляться ли мумиям и еще свежим покойничкам, торчащим по трассе так, чтобы каждый новичок их рассмотрел в деталях? Я вас умоляю, не смешите мой пупок. Хотя, конечно, сильно неприятно.

Я выкрутил руль «ласточки», вписываясь в поворот на основную трассу. Слева, серый и мертвый, расправлял крылья гидросамолет с хитрой головой черного селезня на фюзеляже. Справа виднелись раскрошившиеся зубы ангара и виднелась желтая М на холмике из грязи, земли, листьев и веток с травой, каким-то макаром оказавшегося тут МакДака.

Топлива в баках под завязку, для форсажа само то. Моя дорожная война только началась и очень хотелось ее выиграть. Лишь бы не подвела «ласточка» и я сам. А все остальное, как говорил кто-то в настоящей жизни, дело наживное. Врагов, совершенно неожиданно, я нажил там, где и не ожидал. Или думать не хотел по собственной дурости.

«Ласточка», скрежетнув усиленным днищем по развороченному асфальту, заскрипела, входя в поворот. И…

И тут сзади дробно грохнуло, рассыпая стальной горох скорострельных выстрелов. Звонко простучало по бронепластине, закрывающей тыл машины, зазвенев, казалось, прямо внутри головы. Началось-поехало!

Остатки школьного автобуса светлеющие оставшимся белым пластиком под густой плетенкой вьюнка, взорвался во все стороны хрупко-дряхлыми стенками. Гантрак, украшенный надписью «Волк», рычащий двигателем», спрятанным за наваренными листами, кенгурятником и небольшим отбойником, разнес его в клочья, стремясь дотянуться до меня. Стрелок, мотающийся за щитками, врезанными в крышу, закрутил ручку самодельной картечницы-мясорубки. Свинцовые подарки, застрекотали, тычась в борта «ласточки». Вминали пластины щитов, выгрызая в них прорехи, гулко плющились о кузов, не достав до меня.

Боеприпас: самодельные свинцовые пули

Урон: 10%

Так! Справившись с заносом, перекинул передачу, утопил газ, заставив движок взвыть на максималке, выбросив черный клуб несгоревших топлива с маслом. Машина прытко взялась, цепко хватая своими толстыми покрышками в трассу, тут вдруг уходящую вперед прямой стрелой, так и манящей газануть.

«Волк», подпрыгивая через развалившиеся трещины, тележки супермаркета, гнилой «Харлей», гипсовых садовых гномов и дымящиеся черные лужи, рванул следом. Его брат, длинный и широкий, украшенный отбойником, снятым с дорожного грейдера и наваренным на новую раму, скрежетал защитой на повороте, украшенном черными кривыми следами после меня.

«Ласточка», раскидывая ржавчину, листья, сухую грязь, ветки, черепа, проржавевшие остатки машин, вечно живой пластик и почти рассыпавшиеся останки болида «Формулы-1», неслась вперед. На прямой я надеялся выиграть время, скинуть с хвоста этих двоих и не попасться под точные выстрела с тягача ревущего по пятам меньших собратьев.

За мной шел самый настоящий «фред», тягач «Фрейтлайнер» годов девяностых, черная, точь-в-точь как гонявшаяся за Джоном Коннором. Машина без электроники, простая и надежная, как кувалда. Еще круче она стала после установленной платформы с безоткатками, переносимыми стрелками с борта на борт. Реактивные гранатометы, удерживаемые паучьими станками, плевались снарядами, начиненными самопальной взрывчаткой куда как хорошо. Здесь, на ровном отрезке, «ласточка» и я сам стали лакомой мишенью.

Рыжие цветы разрывов, распускающиеся по сторонам только подверждали эту умную и очень ненужную мысль.

Бензонасос хлебал горючку как заведенный. Движок ровно гудел, набирая обороты. Я включил последнюю, косясь в крохотное боковое зеркало. И стиснул зубы. Тягач уже развернулся бортом, выставив наружу три толстых ствола и суетящихся рейдеров. «Волк» с братом, явно не желая попасться под снаряды, сбросили скорость, жались к заросшим тротуарам.

«Ласточка», чуть всплакнув металлом, сотворила петлю, тут же выравниваясь влево и снова закладывая кривую. Я, сам того не понимая, кричал без остановки, чувствуя смерть, горячую и рыщущую провалами стволов, за спиной.

Высокий уровень адреналина

Игроку рекомендовано принять успокоительное

Рокот выстрела пришел одновременно с распустившимся рыже-черным цветком сбоку. «Скорая», вросшая в землю и почти незаметная за густым плетнем колючей проволоки, разлетелась в стороны, разом занявшись непонятным сухостоем, пролезшим ей внутрь.

Я рванулся в еще один вираж, добравшись до рейсового автобуса, загораживающего прямую и очень желая спрятаться за ним. Сейчас будут бить в два ствола, пока перезаряжают третий граник. Не знаю, откуда знал, но… э-э-х!

Вторая граната прошила тонкий корпус автобуса клюнула насупившуюся морду пожарного Зила, разлетевшись осколками и огненным шаром. Пламя мазнуло нос «ласточки», опало, я крутнул вправо, всем собой, даже жопой, понимая – куда влепится третий выстрел. Угадал, любуясь распустившейся красной астрой разрыва в бывшем свадебном лимузине.

- Да-а-а-а-а! Да-а-а, сука! – Я орал, не закончив петлять, но почти уйдя с дальности прямой наводки. – Хер вам, да-а…

Кривой поворот стал ближе. И, вместе с ней, сраные трамвайные пути. Куда, покачиваясь, выкатывался, попыхивая паром, стальной монстр старой чешской «шкоды». С поднятыми орудийными люками-портами и безоткатками в них, уставившимися на «ласточку». Я гнал от рычащих сзади «волков», желающих добраться первыми. Громаду тягача не заметил, может, отстала, хотя бы что-то хорошее.

«Ласточка» упорно отрывалась от вражин, заставила второго остаться с носом. Того занесло, бросило в сторожевую будку сбоку. Та рассыпался кровлей, но устояла. Сейчас, удаляясь в зеркале, пикап рычал и пытался выбраться наружу. А вот «Волк» не отставал, держась почти рядом. Отбойник на носу отшвыривал летевший за мной хлам, двигатель ревел и сбрасывать обороты никто не собирался.

Новая прямая почти закончилась, впереди вырос, глядя на дорогу, холм из битого бетона. Дорогу перед ним перегораживала умершая сцепка, упершаяся носом тягача в гнутые, но вроде крепкие ребра ограждения. Выругавшись, успел свернуть на параллельную.

«Ласточку» затрясло, пару раз сильно подкинуло, хрустнув днищем о кочки. Я выжимал возможное, понимая – вездеход сзади сейчас подберется, вот прямо сейчас…

Гулко стукнуло, скрежетнуло и меня бросило вперед, приложив лбом о руль. «Ласточку» повело в сторону, влепив в перекосившуюся будку техосмотра на чистом пятачке. Гном-охранник, весь в красном колпаке и с виднеющейся бородой, улетел вверх и назад. Пластик треснул, брызнул крошевом, дождавшись собственной смерти. Разлетелся крупными неживыми снежинками, густо засыпав капот «ласточки».

Сзади прилетело еще, но вскользь. Кенгурятник-отбойник «волка», торчащий литым бивнем, прошелся по боку, ощутимо вмяв металл. И помог.

Развернутая «ласточка», схватившись покрышками за ребристый кусок асфальта, фыркнула и стартанула прямо перед носом «волка». Очередь, пришедшая из гнезда на крыше вездехода, простучала попаданиями в стороне. Я, смахнув кровь, со лба текущую в глаза, переключился, газанул, отрываясь и понесся к косой полосе, ведущей на трассу через парковку.

Разлетелся стальной козырек от какого-то модуля, упавший на трассу. Я оглянулся, понимая – кого увижу. Все верно, второй преследователь выкарабкался из строительного мусора и даже притормозил, чтобы прицелиться из винтовки, не иначе как на слона, закрепленной на сошках вместо пулемета.

Хреновые дела.

Первый вездеход, фырча выхлопом, гнал за мной, летящим к следующему повороту. Второй преследователь, наплевав на торчащий бордюр, прыгал по откуда-то выросшему газону. Эти черти уверенно загоняли меня вперед, к гибели. Вот такие вот дела.

Есть у меня козырь? Есть… если верить неожиданно ожившему табло.

Только бы успеть и, одновременно, обмануть их. Только бы вышло.

«Ласточка», юзом, прошла по грязи, целясь в поворот, уходивший к трассе снизу, под углом. Я подпустил «волка» ближе, надеясь на задний щиток, вроде бы выдержавший пару раз пулеметную очередь. Зазвенело так сильно, что свело зубы, взвизгнуло у уха, мягко чпокнув внутри пассажирского кресла. Пробили…

Ждать было нельзя. Не выйдет, так не выйдет.

Урон транспорта: 23%

Газанул, выиграв с три метра, не меньше, плавно поднялся на половину подъема и откинул крышку, закрывающую рычаг за ручником. В зеркале, вырастая на глазах, разгонялся «волк», закрывая своего собрата, маячащего стрелком в гнезде и длинным стволом винтовки. Я, щурясь от все текущей крови, оскалился, чувствуя солено-медное во рту. Хрен вам!

Рычаг поднялся легко, отдавшись внутри стального вибрирующего тела мягким толчком. Емкость, закрепленная за задним бампером, была узкой и небольшой. И полной выработанного масла, сейчас растекшегося прямо под колесами тяжелого и разогнавшегося к подъему «волка». Получи, фашист, гранату, от советского бойца!

«Ласточка» вылетела на трассу, разворачиваясь и рыча движком. За ней, завизжав металлом и уходя вбок, не доставая до асфальта, занесло и поволокло вниз «волка». Глухо и сильно грохнуло, когда в его бок, догнав и не успевая тормознуть, впечатался второй. Железо, ударившись в железо, застонало, лопаясь и умирая.

Стрелка за пулеметом бросило грудью на стальные лепестки гнезда, прикрывающие его от пуль. Сейчас металл оказался не другом-защитником, а врагом. Кровь, вылетевшую изо рта темными брызгами, заметил даже я, глядя в зеркало на разбитые машины, все дальше съезжавшие по грязи.

Фу-у-у… улыбнулся, выдохнул, поморщился и решил остановиться, на перевязку, позже. «Ласточка», заработав ровнее, спокойно и быстро ела новый подъем. Осталось немного, курсор настойчиво верещал о конце гонки.

И…

Я утопил педаль, не веря в кои-то веки спокойно пройденный этап, утопил, видя впереди черную дыру в ржавой стене, вдруг засветившуюся почти северным сиянием.

Да-а-а-а!!!

Глава 31: здесь и сейчас

Я проморгался. Приходить в себя оказалось жутко неприятно и сильно хотелось рвануть с места. Гориллы то ладно, а что было потом?!

- Очнулся?

Кто это тут у нас?

Ведьма Прю

Статус: жертва

Фракция: отсутствует

Ничего себе…

Она смотрела на меня, вся такая ведьма-ведьма, в высокой шляпе с пряжкой, в теплых чулочках и платьице, поднятое до трусишек, чтобы удобнее сидеть.

- Не надо искать вокруг что-то страшное. Это был специально наведенный морок.

- Какой морок, пигалица? Я в игре.

- Хорошо, - та пожала плечиками, - пусть будет неконтролируемый переход в специальный бонусный уровень, произошедший из-за бага программы. Идет?

- Идет.

Я сел и потер затылок, рассматривая ее. Странно, но все оружие оказалось при мне.

- Мы вели тебя сразу, как ты оказался у Окорока. Да и до этого наблюдали. Сумасшедшее место, верно? – она лихо подмигнула. – Головой еще не поехал?

- Уже сомневаюсь.

- Это отлично.

- Что же тут хорошего-то?

- Сможешь нормально воспринять правду.

Ох ё-ё-ёшеньки-ё-ё… Правду, едрит твою налево.

- И в чем правда?

Прю хмыкнула, сделала губки бантиком:

- Ты отсюда не выберешься. Даже если шлепнешь меня. Ты же теперь как хороший конь на скачках, на тебе зарабатывают, ставки, все дела. Выбраться можно только через настоящую жизнь, через игроков. А тебе никто не поверит.

Это правда. Мне никто не поверит. И что?

Краш сам прыгнул в руку, курсор заалел прямо у нее промеж глаз и…

И не стоило забывать про Рэдхуд, чертову Красную Шапку, умевшую махать катаной как вертолет лопастями. Твою-то…


Прю катнула голову ногой. Посмотрела на Рэдхуд с уважением:

- Чистая работа. Сколько еще таких они к нам отправят?

Та лишь пожала плечами. Прю встала, щелкнула пальцами.

Заброшенные задворки доков пропали. Изумруд и малахит, колонны, зеркальные стекла и блестящие плиты на полу. Ведьма рассыпалась прахом, обернувшись в молодую женщину, текущую к окну зеленой волной.

Внизу, светясь разноцветными огоньками, жил Грин-Гласс. Ее, Доротеи, Грин-Гласс. Она обернулась к Рэдхуд:

- Скучно. Нужно поиграть.

Раньше - 17

Время игры: 10:06:05

Уровень: мост Доротеи

Сохранение: через две контрольных точки

Здоровье: 57 %


Шкуродер несся ко мне, начиная раскручивать посох с серпами. Гулко вбивал подкованные каблуки в янтарные разнокалиберные булыжники. Полупрозрачный материал главной дороги Библионекрума мягко светился изнутри. Из ближайшего округлого камня, за мной, безмолвно крича, следило мертвыми глазами красивое девичье лицо.

Я смог добраться сюда. Выжил, заливая кровью оставленные за спиной уровни. На фабрике Железяки, даже потеряв руку, смастерил себе протез, воспользовавшись странной конструкцией, установленной Железякой для таких случаев. Что сталось с моей рукой там, в гейм-кресле?

Осталось всего ничего. Встал, вытаскивая из наспинных ножен так и не брошенный тесак. Когда-то блестящее лезвие покрылось сложным узором усиливающего прочность и остроту металла дополнительного покрытия. Внимания не обращал, а оно появилось пока сайгачил туда-сюда. Гарда, выросшая на Фабрике и покрытая хитросплетением энергетической сетки, в своих слотах держала пять рубинов, дающих по 100 очков к силе и недавно полученной ярости, вылущенных из позвоночников големо-киборгов в Ржавых кишках. Ну, те-с, посмотрим.

Взвизгнуло в воздухе. Укололо ледяными вспышками в затылок. Я упал на колени, глядя на извивающиеся перед глазами черные нити, танцующие польку-убивалку. Звякнули остатки уникального шлема.


Здоровье: 55%... 45%... 35%...

Артефакт «Шлем гвардейца». Нейтрализуется на границе фракции Доротеи.


Мой собственный клинок, только что упавший на янтарь, разрезал воздух, пробив металл кирасы, прошел через плоть. Боль вывернула наизнанку, выплюнул ее наружу, смешав с красной тугой струей.


Здоровье: 30%... 20%... 10%...


- И как ты мог подумать, что дойдешь до конца? – Она села рядом. Малиновое пламя внутри серого плаща потянулось ко мне. Черные нити смертопряжи рвались к лицу, высовываясь из шитого золотом рукава. – Я же сказала, что буду ждать тебя здесь. Спасибо, ты подарил мне многое. Включая безбедную жизнь на несколько лет вперед.

Треснули шарниры доспехов шкуродера, тень упала сверху. Серп качнулся, еле слышно звеня от предвкушения плоти.


Урон от серпа: 10%


Время игры: 10:08:00 (остановлено)

Уровень: РФ, г. С…., ул. …

Сохранение: недоступно

Здоровье: показатели критические.

Сообщение от головного мозга: Где я?


- Так… Надо думать, как вывозить его отсюда.

- Отключи все.

- Алён, тебе его не жалко?

…..

- А, Алён?

- Мне теперь что, в больницу его отвезти? И потом сразу в РОВД? Почему он жив?

- Ну…

…звонок вызова… Я слышу? Я их слышу?!!

- Мне тоже интересно, господа, по какой причине он все же жив?

- Здравствуйте, госпожа Сент-Жак.

- У вас нет ответа на мой вопрос?

- Нет. Надо провести исс…

- Я покупаю его жизнь. Сколько вы хотите?

- А кто сказал, что мы его продадим?

…Я не вещь, я человек, я жив!!!

- Помолчи, Алёна! Выйди отсюда.

- Пряха на последнем уровне? Как-то нечестно, не находите?

- Госпожа Сент-Жак, мы компенсируем вашу ставку…

- Не стоит. Компенсация не требуется.

- Рад это слышать.

- Он же жив, правильно понимаю? Проверяйте каналы, когда отключаетесь незапланированно.

- Вряд ли можно назвать это жизнью. Игрок в коме.

… какой коме?! Вот он я, я вас слышу, слышу!!!

- Я покупаю его.

- Хорошо. Сумму…

- Посмотрите в коммуникатор. Этого достаточно?

- Более чем.

- Мои люди заберут игрока. Он мне интересен. До свидания.

…..

- Продал? Слушай, а откуда она, фамилия странная такая…

- Я и имени ее не знаю. Вон, визитка. Некая Д. Сент-Жак. И все, какая разница-то. Платит, и ладно. Ты чего такая задумчивая?

- Да мне сообщения в «Библике» пришло. От Доротеи. Задание какое-то, и его следует получить у нее самой.

- Бред какой-то. Или глупая шутка. Доротея непись, пусть и изрядно прокачанная.

- Вот и я также думаю.

- Ладно, подготовь парня к перевозке. Сколько он еще теперь протянет, как думаешь?

IRL-7: здесь и сейчас

Шварц и Витюша рассматривали оборудование. И, заодно, Петра в нем.

Оборудование впечатляло, хотя интерфейс оказался незнакомым, и русский только начал появляться, после колдовства местного «слесаря по компам», как изволил пошутить Шварц. Отладка и апгрейд до нормального состояния заняло время.

- Ну, готов, стажер? – Шварц не совсем веря в происходящее смотрел на Петра. – Машину тебе подогнали так хитро, что никто не проследит. Помог конфискат контрабанды. Японская, оценил?

Петр кивнул в ответ.

- Так готов?

- Так точно.

- Ну и чего ждем? Вперед, это ж не мой брат застрял у черта на куличках, да?

Эпилог

Время игры: 25 740:05:23

Уровень: Грин-Гласс, квартал Яма

Фракция: Умник

Сохранение: постоянное

Здоровье: 100%



Тоненький писк электронного комара. Настойчивый, надоедливый, назойливый. «Зыыыыыыыыыыыииииииииииииииииииииииииииииииииииииииииииии………………….»

Там, за стеной моей каморки. Спать хочется. Но соседка вон, встала уже. Я присмотрелся к пятну на штукатурке потолка, одному на двоих с соседкой. Не пропало. На прошлой неделе сосед сверху, обдолбавшись чем-то, забыл выключить воду. Последствия аварии ликвидировали вдвоём, еле найдя у него старое ведро и тряпку. Теперь нужно было делать ремонт, но так не хотелось...

Из-за тонкой перегородки, еле слышно, донеслось:

- Хватит валяться, тряпка… тебе уже на работу пора. И кошку кормить, да, малышка?

Провалялся минут двадцать, решая – вставать или нет? Что там на улице? Крохотное оконце выходило на районную площадишку. К дальнему концу, к еле светящейся красной «М» торопилась соседка. Из подворотни вслед ей было дёрнулись несколько быстрых, уверенных в себе теней, но…

По асфальту, вколачивая подкованные каблуки, шел патруль. Широкоплечие фигуры в красных мундирах, высоких киверах с индивидуальными номерами и одинаковыми, бесстрастными лицами. Cамо олицетворение Закона и Порядка. Именно так, с большой буквы. Воплощённая забота Правящих. Вон они, как и на каждой площади, c мониторов, смотрят вниз на жителей, мудрыми и отеческими взорами: Фокусник, Звероликий, Железяка, Умник, Одноногий и Оборотень. А поверх них, смотрит всепрощающим материнским взглядом Доротея. Великая и непоколебимая Доротея Сент-Жак. М-да, уже привычно до колик в печенке.

Да, стоило думать тогда, три года назад. Обо всем. И о последствиях отношений с девушками и любви к играм, точно вам говорю.


Оглавление

  • Intro
  • Пролог
  • Глава 1: здесь и сейчас
  • Глава 2 : здесь и сейчас
  • Раньше - 1
  • Глава 3: здесь и сейчас
  • Раньше - 2
  • Глава 4: здесь и сейчас
  • Раньше - 3
  • IRL-1: здесь и сейчас
  • Глава 5: здесь и сейчас
  • Глава 6: здесь и сейчас
  • Раньше - 4
  • Глава 7: здесь и сейчас
  • Глава 8: здесь и сейчас
  • Раньше - 5
  • Глава 9: здесь и сейчас
  • Глава 10: здесь и сейчас
  • Раньше - 6
  • IRL-2: здесь и сейчас
  • Глава 11: здесь и сейчас
  • Глава 12: здесь и сейчас
  • Раньше - 7:
  • Глава 13: здесь и сейчас
  • Глава 14: здесь и сейчас
  • Раньше - 8
  • IRL 3: здесь и сейчас
  • Глава 15: здесь и сейчас
  • Глава 16: здесь и сейчас
  • Раньше - 9
  • Глава 17: здесь и сейчас
  • Глава 18: здесь и сейчас
  • Раньше - 10
  • IRL: здесь и сейчас – 4
  • Глава 19: здесь и сейчас
  • Глава 20: здесь и сейчас
  • Раньше - 11
  • Глава 21: здесь и сейчас
  • Глава 22: здесь и сейчас
  • Раньше - 12
  • IRL-5: здесь и сейчас
  • Глава 23: здесь и сейчас
  • Глава 24: здесь и сейчас
  • Раньше - 13
  • Глава 25: здесь и сейчас
  • Глава 26: здесь и сейчас
  • Раньше - 14
  • IRL-6: здесь и сейчас
  • Глава 27: здесь и сейчас
  • Глава 28: здесь и сейчас
  • Раньше - 15
  • Глава 29: здесь и сейчас
  • Глава 30: здесь и сейчас
  • Раньше - 16
  • Глава 31: здесь и сейчас
  • Раньше - 17
  • IRL-7: здесь и сейчас
  • Эпилог