Уловка (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Синди Пон

Уловка

(Желание — 2)



Перевод: Kuromiya Ren


Моему отцу, Стиву Пону, который любил рассказывать истории




ГЛАВА ПЕРВАЯ

Бомбежка

Линь И



Линь И была их лидером. И она посылала их в опасность, может, даже на смерть.

Она заставляла себя не думать об этом, обо всех возможных ужасных исходах. Ей нужно было сдерживать панику в узде. Если Линь И собьется, друзья заплатят за это.

Было очень опасно взрывать корпорацию Цзинь в ту же ночь, когда им нужно было спасти Чжоу, но они не могли использовать уловку с пожарной сигнализацией дважды. Или эта ночь, или никогда. Но это не казалось настоящим до этого — сложная игра, выдумка. А этой ночью все казалось близким к концу, когда она поцеловала Айрис перед отправлением группы. Они все договорились сделать это, месяцами работали ради этого, но планировать и делать — это разные вещи.

Она боялась за их жизни.

Линь И смотрела материалы девяти камер на экране на стене. Три камеры были на телах Айрис, Виктора и Аруна, следили за их движениями. Другие шесть были из корпорации Цзинь, одна была направлена на вход и фойе, другая — на заднюю дверь, которую используют ее друзья, и еще одна показывала Чжоу, который неподвижно обмяк на стуле. Еще три камеры попеременно показывали ей коридоры и другие зоны здания.

Линь И расхаживала по тесной гостиной. Айрис всегда говорила, что им нужна квартира больше, но Линь И она казалась идеальной. Уютной. Она решила управлять сегодня всем из своей квартиры, а не из их штаб-квартиры. Штаб-квартира была наполнена духом друзей, их эхом. Она не ожидала, что будет ощущать ту же пустоту в своей квартире.

Айрис не дремала, растянувшись на их диване, подсунув руку под ухо в своей любимой позе. Она приближалась к заднему входу в корпорацию Цзинь, и с ее камеры, как и с камер Виктора и Аруна рядом с ней, Линь И переключилась на экран с Чжоу в подвале, наполненном старыми приборами. Мерцающий флуоресцентный свет озарял комнату. Она смотрела на Чжоу, пыталась заметить движение груди или колена, но ничего не видела. Из корпорации не было ни звука, и она боялась за него.

— Ты там, босс? — прозвучал ясный голос Виктора. Он словно стоял рядом с ней.

Линь И вздрогнула.

— Тут. Все выглядит хорошо, — она звучала бодро, не показывала свою тревогу. Им нужна была ее уверенность, ее подсказки позволят им выполнить задания быстро и правильно. — В здании тихо. Двигайтесь быстро. У меня не будет доступа к системе безопасности, пока не заработает пожарная сигнализация, — если при входе в здание их увидит охранник, это все усложнит.

Айрис использовала код доступа Дайю, чтобы попытаться войти в здание. Линь И затаила дыхание, сердце билось в горле. Пара секунд, и дверь открылась, они вошли и закрыли ее за собой.

— Арун, — сказала Линь И. — Чжоу в одной из комнат в подвале. Спустись на этаж.

— Понял, босс, — ответил Арун.

Они все повторяли в штаб-квартире сегодня. Но Линь И невольно отдавала приказы, направляла их на их задания. От этого она ощущала ложное чувство контроля.

— У вас двадцать минут после того, как сигнализация заработает, — напомнила Линь И.

Они знали, но ладони Линь И были влажными из-за того, что она произнесла это вслух. Арун спустился по темной лестнице, попал в длинный коридор с неприметными дверями. Он был тускло освещен. Арун стал дергать ручки. Он не ожидал ни с кем тут столкнуться. Большая часть дверей открывалась, и за ними были пустые комнаты с приборами и прочим мусором из здания. Он использовал датчик движения на комнатах, которые были заперты, и пытался засечь Чжоу. Сердце Линь И билось быстрее каждый раз, но датчик не находил его за теми дверями.

Арун выругался под нос, и все его услышали.

— Я уже проверил все комнаты справа. Мне нужно больше времени.

Он ускорился, бегал от одной двери к другой, его камера раскачивалась от этого.

— Я готова включить пожарную сигнализацию, — ответила Айрис. — Чем дольше мы тянем, тем вероятнее нас заметят.

— Еще пять минут, — Арун задыхался.

Пять минут, за которые охрана могла посмотреть на любую из камер, заметить Аруна, Вика или Айрис. Пять минут могли их выдать. Они уже обсуждали это днем. Айрис была права.

— Времени нет, — мрачно сказал Вик. — Придерживаемся плана, — Линь И знал, что Виктор любил Чжоу как брата, так что ему было сложно это говорить.

— Он где-то внизу, Арун, — грудь Линь И сдавило. Она подписывала Чжоу смертный приговор? — Айрис, включай сигнализацию.

Рука Айрис в перчатке потянула за красный рычаг. Сигнализация тут же зазвучала в наушнике Линь И. Женский голос заговорил спокойно поверх шума:

— Внимание. Прошу, покиньте здание через ближайшую дверь. У вас десять минут.

Линь И опустилась на стул за столом со стеклянной поверхностью, проникла в систему безопасности корпорации, пока звучала сигнализация. Здание было в режиме аварийной ситуации. Даже охранники покинули посты. Линь И смотрела, как несколько работников поспешили к главному входу. В это время ночи тут почти никого не было.

Вик и Айрис оставались вне поля зрения, а Арун все еще искал в подвале, дергал двери. Линь И проверила камеру с Чжоу. К ее облегчению, он проснулся, может, от шума. Он огляделся, медленно повел плечами, пытаясь выбраться из пут.

— Держись, Чжоу. Арун в пути, — сказала она, хоть он не мог ее услышать.

— Я не могу его найти! — закричал в смятении Арун.

— Ищи, — ответила Линь И. — Он внизу и проснулся!

Арун стал кричать имя Чжоу поверх сигнализации. Но рот Чжоу был завязан, и, хоть Арун кричал, Чжоу его будто не слышал.

Линь И заставила себя обратить внимание на первый этаж.

Вик и Айрис бежали по широкому коридору. Они остановились у лифта. Семь минут, здание уже казалось пустым. Несколько отставших спешили к ближайшему выходу.

— Лифт чист, — сказала она, сменяя камеры на экране.

— Спасибо, босс, — ответили хором Айрис и Вик.

Они вошли в пустую кабину, и Виктор нажал на кнопки третьего и пятого этажа. Он поправил серебряную запонку на манжете. Вик был в сером костюме с серебристым жилетом и голубым галстуком, который он идеально завязал. Линь И почти улыбнулась, она пошутила бы над ним в другой ситуации. Айрис выбежала на третьем этаже, Виктор вышел на пятом, последнем. Времени не хватало, чтобы установить бомбу на каждом этаже вдвоем, но они могли оставить по две бомбы на третьем и пятом этажах. Их силы хватит, чтобы уничтожить здание внутри.

Когда Айрис заявила, что пойдет на пятый этаж, потому что она была быстрее Виктора, и место было опаснее, Вик возразил, что он лучше разбирался в технике, если что-то пойдет не так. Линь И все решила в конце, как всегда. Виктор пошел на последний этаж. Линь И вдруг поняла, что ее сердце колотится в груди, пока она следила за Айрис и Виком.

Голос Аруна, полный паники, загремел в наушниках:

— Я так и не нашел Чжоу. Я проверил все комнаты тут дважды. Отмена!

Линь И посмотрела на экран, вскочила со стула, подавляя панику. Она коснулась квадратика, где был материал с камеры в комнате Чжоу. Там был пустой стул.

— Он пропал! — закричала она.

— Что? — Арун застыл посреди коридора в шоке. — Куда? Он еще в здании?

Линь и поправила очки дрожащей рукой.

— Не знаю. Но мы уже не можем отступить.

— Первая бомба на месте, — сказала Айрис.

— Первая бомба на месте, — ответил Виктор десять секунд спустя.

Еще восемь минут, и людей впустят в здание.

Они были на середине миссии, две бомбы уже были на местах. Отступить не выйдет.

Линь И вернулась к столу, следила за всеми камерами в подвале корпорации на компьютере — их было больше двух десятков. Многие были пустыми и темными комнатами.

— Арун, нужно уходить. Я не знаю, где Чжоу.

Он выдал тираду ругательств.

— Я не брошу его!

Линь И игнорировала жжение в глазах. Чжоу. Она искала среди камер, ничего не видела. Она тоже любила его как брата. Теперь она бросала его, решала его судьбу.

— Арун. Меньше шести минут, и бомбы взорвутся, — ее голос дрогнул. — Покинь здание. Сейчас!

— Вторая бомба на месте, — сказала Айрис в их наушниках.

Арун смотрел на пол, сжав кулаки.

— Черт! — закричал он и побежал к лестнице. Она следила за ним, пока он не выбрался в переулок за корпорацией.

Линь И выдохнула, вытерла уголок глаза, сбив очки. Поправив их, она проверила прогресс Айрис и Виктора. Айрис была на другой лестнице, спускалась на первый этаж. Вик возился со второй бомбой. Счетчик уже показывал обратный отсчет, но один из трех огоньков горел красным, а два других — зеленым.

Что-то шло не так.

— Виктор, — сказала она, стараясь звучать ровно. — Уходи. Сейчас.

Он не сдвинулся. Она в ужасе смотрела, как он работал с проводами своими длинными пальцами. Виктор носил прямоугольное кольцо из титана на правой руке. Линь И словно парила в воздухе. Оставалось меньше трех минут до взрыва.

Она пришла в себя и закричала:

— Виктор!

— Я слышал, босс, — спокойно ответил Виктор, оставаясь собранным. — Но у нас на две бомбы меньше без помощи Чжоу. Им нужно взорваться как можно мощнее. Я почти справился, — ладонь потянулась, пропала из виду, и Линь И увидела «БЕЗ ЗВУКА» зеленым на его экране.

— Нет! — закричала Линь И.

— Босс, — послышался голос Айрис. — Что такое? Где Вик? — она замерла на лестнице.

— Беги, Айрис, — приказала Линь И. — Уходи из здания! — она пыталась вдохнуть. — Сейчас!

Оставалась минута. Вик терпеливо работал с проводами. Айрис застыла на лестнице, а потом сработала первая из ее бомб, так громко, что Линь И сняла наушник. Камера Айрис тряслась от взрыва, она побежала и выбралась через аварийный ход на первый этаж.

Голова Линь И кружилась. Ужас сковал ее, сел на ее грудь, как жуткое чудище.

Пол дрожал под Виктором. Он включил бомбу, и лампочка, что была красной, стала зеленой. Отсчет уже показывался красным, добрался до десяти. Вик выпрямился возле бомбы. Он поправил рукава пиджака, показал ей «окей» рукой. И через две секунды все вспыхнуло белым на его камере.

— Вик! — завизжала она.

Вместо данных с его камеры был серый шум.

Она безумно сменяла экраны, искала его, зная, что в этом нет смысла. Камеры корпорации показывали только хаос, дрожащие стены, рушащиеся полы, падающую технику. Экран Айрис был затуманен дымом и пылью. Слезы заполнили глаза Линь И. Она вернула наушники. Линь И нужно было вытащить Айрис оттуда.

— Иди к главному входу, — направляла Линь И, ее голос дрожал, был сдавленным. Она кашлянула.

— Мне дождаться Вика? — спросила Айрис, замерев у раздвижных дверей, ведущих к фойе.

— Нет, — прохрипела Линь И. — Я потеряла связь с ним, — она не могла сказать что-нибудь еще.

Айрис молчала, нажала на кнопку, что открыла золотые двери в большое фойе. Она побежала к входу, но двери не открылись для нее. Она ударила ладонью по квадратной кнопке, стала колотить кулаками по стальным дверям, но ничего не работало.

Линь И проверила систему безопасности корпорации Цзинь.

— Здание заперто, — она пыталась подавить этот приказ, чтобы открыть главные двери лично. Не работало. Линь И проверила, кто устроил блокировку. Цзинь. Через две минуты после взрыва первой бомбы. — Теперь ничего не открыть без особого доступа.

— Как мне получить особый доступ? — кричала Айрис поверх гула.

— На первом этаже есть аварийные выходы. Поверни направо. Мы сможем открыть их кодом доступа Дайю, — но Линь И лишь догадывалась. Она не могла потерять Айрис.

Айрис пыталась идти в дыму, найти путь по коридору, когда воскликнула:

— Чжоу! Слава богам, Арун не мог тебя найти…

— Дайю меня нашла, — Линь И услышала знакомый голос Чжоу в наушнике. — Она знает выход.

Линь И напряглась, потому что иначе рухнула бы на стол от облегчения. Чжоу был живым, и Дайю приведет их к безопасному месту. Айрис говорила с ней, но слова не удавалось разобрать. Линь И вглядывалась в еще работающие камеры, искала знакомый силуэт Виктора. Он всегда был собранным, был на шаг впереди. Если кто и мог перехитрить смерть, то это Вик. Она смотрела на коридоры в дыму, искала в комнатах, в которых искрились провода, извиваясь как электрические змеи.

Она проверила камеру Айрис, но видела только густой дым, и кто-то словно двигался перед ней. Вдруг она услышала крик Чжоу, что им нужно вернуться. Найти Вика. Линь И хотела что-нибудь сказать, но не могла подобрать слова. Она слышала Айрис, ее любовь, ее сердце, уговаривающую его идти к выходу, говорящую Чжоу, что Виктора нет.

«Нет».

Линь И не могла смотреть. Она вытерла нос рукавом, заморгала, глядя на камеры наблюдения. Их работало все меньше, и все они показывали хаос — дыры, огонь и дым. Она слышала голоса с камеры Айрис, но Айрис молчала. Они выбрались наружу, отошли от рушащегося здания.

Линь И вдохнула, а потом судорожно всхлипнула.

Они выбрались.

Айрис и Чжоу были в безопасности.

Камера Айрис тряслась, они бежали прочь от корпорации. Линь И казалось, что она снова парит вне тела, без связи с ним. А потом Айрис заговорила в ее ухе, возвращая Линь И в себя.

— Он не идет.

Линь И пыталась понять слова Айрис. Нет, Вик не шел. Вик был мертв. А потом она увидела Чжоу рядом с девушкой, которая выглядела смутно знакомо.

— Дай мне поговорить с ним, — сказала Линь И с дрожью в голосе.

Айрис прошла к Чжоу, сунула наушник в его ухо.

— Возвращайся домой, Чжоу, — выдавила Линь И.

— Арун в порядке? — спросил он.

— Я тут, бро. Где ты был? — вмешался Арун. — Я обыскал весь подвал.

— Там два уровня, — услышала Линь И тихий голос девушки рядом с Чжоу. Дайю.

Арун был не на том этаже, потому что Линь И плохо изучила планы.

— Мне нужно время, — хрипло ответил Чжоу. — Виктор мертв.

— О, Чжоу, — всхлипнула Линь И. — Знаю. Иди с Айрис. Прошу.

Долгая пауза.

— Я не могу, — сказал он.

Айрис и Чжоу спорили, но Линь И их едва слышала.

Линь И не могла винить их. Она приказала Аруну бросить его, почти убила.

— Ты злишься, — сказала она. — Потому мы не смогли тебя найти. Бросили тебя там…

— Нет, — он перебил ее. — Я не злюсь. Миссия всегда была важнее. Мы все это знали.

Она это знала. Но Линь И приходилось принимать тяжелые решения, она заставляла друзей слушаться. А теперь Вик был мертв, и его кровь была на ее руках. Она их подвела. Она сказала Чжоу еще несколько фраз, но ее словно использовал кто-то другой — кто-то лепетал бессмысленные слова.

Голоса затихли в ее наушниках.

Линь И скрестила руки на холодном стекле стола, опустила голову на них. Почти все камеры корпорации перестали работать, вместо них остался лишь шум. Она закрыла глаза, горячие слезы катились по ее лицу.

Она вспомнила, как Виктор показывал ей «окей» перед вспышкой, перед шумом на его экране.

Линь И потеряла счет времени.


ГЛАВА ВТОРАЯ

Джени



Когда воздушный лимузин Цзиня Фэйминя прибыл к общежитию университета Шанхая, чтобы забрать Джени Цай, она застыла на входе в старое здание. Приглашение мультимиллиардера с красивыми иероглифами уже поражало, а теперь она ощущала, будто ее забирали в загадочный и неизвестный мир. Джени была так поглощена попытками понять, почему Цзинь вызвал ее, что даже не смотрела по сторонам во время короткого пути. Воздушный лимузин добрался до личной стоянки, где ждал самолет Цзиня, к которому вела красная ковровая дорожка. Она до этого путешествовала только на поезде. Гладкий самолет был покрашен в нефритовый цвет, на боку был личный символ Цзиня: иероглиф «Цзинь», изображенный золотом.

Мужчина не мелочился.

Красивая женщина в темно-лиловом ципао поприветствовала ее на вершине лестницы, ведущей в самолет. Ее черные волосы были аккуратно собраны у шеи.

— Мисс Цай, — она протянула руку с бокалом шипящего шампанского, — добро пожаловать! Мистер Цзинь хочет встретиться с вами в Пекине.

Короткий полет прошел гладко и без событий. Стюардесса дважды спросила, нужно ли Джени что-нибудь, но та оба раза сказала «нет». Когда они опустились, воздушный лимузин, похожий на предыдущий, был готов унести ее к корпорации Цзинь в Пекине.

Они летели над столицей, Джени смотрела вниз со смесью восторга и ужаса. Она еще не каталась до этого на воздушном лимузине, не представляла, что увидит древний город с высоты птичьего полета. Он бесконечно тянулся под ней, серый бетон на сером бетоне, подернутый коричневым туманом. Если она считала воздух в Шанхае плохим, то в Пекине он был намного хуже. Исследования показали, что жители северного Китая уже стали жить на десять лет меньше. Как скоро это охватит всю страну?

Ее лимузин повернулся, полетел вдоль края Запретного города. Джени еще никогда не была в Пекине — путь был далеким и слишком дорогим для ее семьи, которая жила в городке в провинции Юньнань. Но она сразу узнала императорские земли, словно это было памятью предков. Величавые здания размещались аккуратными квадратами. Было ясно, что в Запретном городе не летали, лимузин не пересекал его границы. Джени прижалась носом к стеклу, смотрела на золотые изогнутые крыши, белые каменные ступени, такие чистые, что будто сияли в туманном свете.

Такой полет не впечатлил ее, а Цзинь хотел этого добиться. На нее давили богатство и его намерения. У нее были подозрения насчет повода их встречи, но все это могло оказаться неправдой. Джени не знала, чего ожидать, и ей это не нравилось.

Вскоре ее машина опустилась на крышу высокого здания, золотые окна отражали пейзаж вокруг. Высокий мужчина в черном костюме открыл дверцу для нее.

— Добро пожаловать в корпорацию Цзинь в Пекине, мисс Цай, — гулко сказал он.

Джени кивнула, сжала потертые лямки рюкзака, выбираясь из машины. На крыше было не меньше дюжины лимузинов и воздушных мотоциклов. Она пошла за мужчиной в лифт с золотыми дверями, где были вырезаны хризантемы.

— Двадцать девятый этаж, — сказал он.

Казалось, через секунды лифт звякнул, дверцы открылись в роскошном фойе из белого мрамора. Темный круглый стол из красного дерева стоял в центре. Еще одна красивая женщина в таком же лиловом ципао, как у стюардессы в самолете, улыбнулась Джени, когда они подошли.

— Мисс Цай, добро пожаловать в корпорацию Цзинь. Прошу, пройдите вперед для сканирования.

Джени побелела. Правительство использовало сканирование сетчатки для опознавания, но зачем это здесь, когда она не имела никакой связи с Цзинем? Мужчина в костюме пропал за скрытной дверью сбоку.

— Пожалуй, нет. У меня есть студенческая ID-карта.

Женщина улыбнулась, сверкнув идеально белыми зубами.

— ID-карты легко подделать. Ради вашей безопасности и блага компании мы настаиваем на удостоверении вашей личности.

— Откуда у вас вообще данные о сканировании моей сетчатки? — спросила Джени.

— Уверяю вас, в корпорации Цзинь есть эти данные, — она склонила голову, выражая молчаливое одобрение, но Джени ощущала, как волоски на руках встали дыбом. Цзинь занимался личным бизнесом, он заплатил кому-то за доступ к данным о сканировании, хоть доступ и не должны были дать. Это лишь усилило ее тревогу.

— Цзинь хотел встретиться со мной, — ответила Джени. — Или он уже не хочет? — она говорила смелее, чем себя ощущала. — Я могу уйти сейчас, — она заставляла себя не озираться дико в поисках выхода. Наверное, ее даже не пустят в лифт.

Женщина прижала два пальца к уху и опустила голову.

— Да, сэр. Я отправлю ее, — Цзинь следил за их разговором. Джени знала, что у Цзиня была репутация безжалостного бизнесмена, но она вдруг поняла, что совершила жуткую ошибку — она даже не сказала никому об этой встрече. — Прошу, пройдите в те двойные двери, — женщина встала, и стало видно вышивку на ее ципао. Она указала на другую сторону фойе, где раздвинулись стеклянные двери. — Мистер Цзинь ждет вас.

Джени повернулась и вдохнула. Обратного пути не было. Ее кроссовки громко скрипели по мраморному полу, она старалась не кривиться. За стеклянными дверями был широкий коридор, озаренный теплым светом. Другая женщина — эта была невысокой, но с красивой фигурой — ждала ее там. Она была в темно-синем костюме.

— Добрый день, мисс Цай, — женщина слабо кивнула ей. — Прошу, следуйте за мной.

Они пошли по бесконечному коридору с мягким ковром. Джени старалась все заметить, но стены были украшены только красивыми свитками с изображенными кистью иероглифами, прерывались несколькими дверями, и больше там ничего не было. Наконец, женщина остановилась у двойных дверей с украшениями из нефрита — цены гор, облаков, хвойных деревьев — и оказалась под куполообразным устройством — сканером мозговых волн. Ее лицо озарил голубой неоновый свет, сканер подтвердил ее личность. Он немного погудел, и двойные двери щелкнули. Женщина толкнула одну из дверей и кивнула. Джени вошла, собираясь с силами, ведь именно Цзинь ее позвал. У нее было преимущество.

Она попала в угловой кабинет, где угол был окнами от пола до потолка с видом на Пекин. Длинный деревянный стол занимал большую часть комнаты, окруженный стульями с изогнутыми спинками. Но Цзинь сидел на кожаном диване у окон. Он не встал, даже не поприветствовал ее. Он просто поднял изящную ладонь и поманил ее к себе, словно она была послушной собачкой. Джени не знала, что еще делать, и подошла к нему.

— Мисс Цай, — сказал он, разглядывая ее лицо, отмечая ее поношенный свитер и выцветшие джинсы. На носке ее правого кроссовка была дыра, и она жалела, что не надела другую обувь, хоть в этой было и удобнее. Джени была уверена, что его пронзительный взгляд ничего не упустил.

А потом в ее груди вспыхнул гнев, потому что она стыдилась от его взгляда. Стыдилась того, что была бедной и не могла позволить хороший наряд для их встречи. Цзинь считал ее ниже себя, будто он привык быть выше всех.

— Мистер Цзинь, — ответила она и посмотрела на него без стеснения. Мужчина был ухоженным, хорошо одетым: его костюм, туфли и аксессуары, наверное, стоили таких денег, сколько она и не видела. Его густые черные волосы были идеально уложены, его черты были юными, без морщин. Она знала, что Цзиню было за сорок, но он сиял здоровьем и уверенностью, которые были доступны только богатым.

— Сядь, — он указал на кожаное кресло напротив. — Надеюсь, путешествие прошло гладко? — он улыбнулся, но это не затронуло его глаза.

— Да, — Джени не расслабилась в кресле, она сидела с прямой спиной, не сняв рюкзак.

Цзинь приподнял бровь, махнул рукой. Та же женщина, что привела ее сюда, подошла с подносом с чаем. Она налила его в тишине, опустила блюдца орехов, сушеных фиников и цукатов из ананасов на стол между ними, а потом снова пропала.

Цзинь сделал глоток чая.

— Я знаю о вашем прошлом, мисс Цай, — он изогнул губы. — Отличница, прекрасно сдавшая тесты для вступления в престижный университет Шанхая, выбравшая программу по инженерии, получающая и там высокие отметки… — он сцепил длинные пальцы. — Но меня интересует то, что вы делаете сами вне университета.

Кожу головы Джени покалывало. Она подозревала, что Цзинь позвал ее из-за ее изобретения, но откуда он узнал? Очень мало людей знали об этом проекте.

— О? — сказала она, скрывая эмоции.

Цзинь склонился вперед.

— Ваш фильтр воздуха эффективнее, компактнее и тратит меньше энергии, чем тот, что продается сейчас. И его, скорее всего, дешевле производить. Поразительное достижение, мисс Цай.

Джени не видела смысла отрицать факты, но было понятно, что он не знал мелочей. Ее изобретение было не обычным фильтром.

— Зачем я здесь? — спросила она.

Он наполнил свою чашку еще раз, и хоть она хотела пить и есть, она ни к чему не притронулась. Казалось, если она возьмет что-то из предложенного, он завладеет всем на этой встрече.

— Вы немногословны и хотите перейти к делу, — он рассмеялся, это звучало искренне. — Я восхищен вашим умом и рвением, вы хорошо знаете работу. Я всегда поддерживаю юных изобретателей и предпринимателей… — он затих.

Сердце Джени колотилось. Она только заполнила патент на свое изобретение и хотела поискать лучший способ получить инвесторов, чтобы предложить свою работу на рынке. Если она получит помощь Цзиня с его деньгами и влиянием, все будет возможно.

— Я ищу правильных инвесторов.

Цзинь улыбнулся, стал от этого младше, но напоминал волка. Он отклонился и закинул руку на спинку дивана, а потом склонил голову.

— Я бы хотел купить ваше изобретение у вас, мисс Цай. Вам нужны деньги, — это не прозвучало как вопрос. — Я могу предложить восемь миллионов юаней за ваш фильтр воздуха. Я забираю его у вас, вы получаете деньги и заканчиваете обучение, — он сделал паузу. — И заботитесь о семье.

Кровь отлила от ее лица. Что Цзинь знал о ее семье?

Словно заглянув в ее голову, он продолжил:

— Я знаю, что у вашей матери эмфизема, а у вашего младшего брата — астма, и эти болезни могут стать серьезными без правильного лечения. Вашей семье повезет от этой сделки. Разве это не успокоит вас? — Цзинь снова фальшиво улыбнулся.

Плечи Джени напряглись. Хоть слова и тон Цзиня были добрыми, она заметила подтекст, который не вязался с его опасениями.

— Я не желаю ничего продавать.

— Ах, — Цзинь постучал пальцами по спинке дивана. — Думаю, вы спешите. Чтобы поставить такой проект на ноги, нужны годы, а еще — вложения.

— Что вы хотите сделать с моим изобретением? — спросила она.

— Покажи нам Башню Цзинь, — приказал он.

Стена окон рядом с ними потемнела, стала непрозрачной, а потом стало видно известный небоскреб Шанхая. Джени сразу узнала Башню Цзинь. В ней было 188 этажей, это было самое высокое здание в мире, кусок серебра торчал из коричневого пейзажа.

— Мой вертикальный город, — Цзинь кивнул на Шанхай. — Это первый, и я хочу построить много таких в Китае, Тайване и мире. Чистый воздух — роскошь, которую твой фильтр может подарить моим вертикальным городам.

Конечно. Фильтры, которые Цзинь использовал сейчас, были большими и затратными, требовали специальных кранов, чтобы поднять их на башню. Джени с интересом наблюдала за ними во время строительства здания. Они еще и поглощали много энергии.

— Я хотела, чтобы мое изобретение использовали в больницах и приютах, — Джени сжала подлокотники, чтобы сохранить голос ровным, — для тех, кто сильнее нуждается.

Цзинь кивнул с пониманием.

— Конечно. Не вижу причины возразить.

Она чуть не фыркнула, издала вместо этого странный сдавленный звук. Она знала, что Цзинь имел в виду. Он продаст ее изобретение тем, кто его хотел… по правильной цене.

— Нет.

Он склонился, поймал ее своим пронзительным взглядом.

— Я впечатлен вашими навыками вести переговоры. Я удвою предложение. Шестнадцать миллионов юаней.

Джени сглотнула. Она невольно представила, что могла сделать с такими деньгами — сделать для семьи. Она закрыла глаза на миг и знала, что Цзинь не примет отказ. Она пыталась обхитрить человека, который находился под следствием за давление и шантаж в Тайване, пыталась вести переговоры с тем, кто считал, что у всего была цена, за которую это можно было купить. Она использует это мнение в свою пользу.

— Я н-не знаю. Так много денег, — она не играла потрясение, а ощущала его. — Мне нужно подумать.

Цзинь улыбнулся, в этот раз искренне. Он радовался.

— Конечно. Это серьезное решение. Но после хорошего отдыха ночью вы поймете, как поступить правильно. У вас будет номер в «Четырех временах года» на ночь, все оплачено мной. Наслаждайтесь Пекином. Мы поговорим завтра.

Он поднялся, и она неуклюже встала. Окна снова стали прозрачными. Она видела Запретный город отсюда.

— Уверен, мы договоримся, мисс Цай. Мой водитель доставит вас к отелю.

Цзинь махнул рукой, отпуская ее. Нефритовые двери беззвучно открылись, и Джени вышла, радуясь, что он не захотел пожимать ее руку.

* * *

Джени ехала к отелю на воздушном лимузине Цзиня с туманом в голове. Водитель умело остановил машину у входа, и она как-то вышла оттуда и оказалась в сверкающем фойе отеля. Ослепительные люстры окружали заманчивым сиянием богатых клиентов отеля, украшенных нефритами и бриллиантами, сжимающих дизайнерские сумочки, которые стоили больше денег, чем вся ее семья видела за всю жизнь. В воздухе ненавязчиво пахло гарденией. Она назвала свое имя мужчине в черном пиджаке за мраморным столом. На фоне его была большая картина пейзажа, изображенного красками.

Юноша посмотрел за нее, словно искал багаж, и вежливо улыбнулся.

— Вас нужно проводить в номер, мисс Цай?

Она смущенно покачала головой.

— Я найду путь.

Она побрела по широкому коридору с мраморными колоннами, заметила то, что искала. Она юркнула в туалет, который тоже оказался роскошным, и заперла за собой деревянную дверь. Она быстро вытащила телефон, забронировала билет на первый доступный скоростной поезд из Пекина в Шанхай. Она не собиралась оставаться тут еще на день. Только в тесном поезде, где воняло дыханием и потом, Джени смогла отклониться на спинку сидения и выдохнуть. Она вернется в общежитие через пять часов.

* * *

Джени оглядывалась через плечо по пути домой со станции. Толпа была не такой большой поздно вечером, и она ощущала себя уязвимой. Она не могла решить, идти ей по освещенным улицам или держаться тени, но выбрала тьму. Она три года училась в университете Шанхая, так что Джени хорошо знала местность, могла ходить одна даже поздно ночью.

Но эта ночь отличалась. Она была настороже весь долгий путь домой, но не заметила ничего необычного в людном вагоне. Но, покинув станцию, она ощущала, что за ней следят, что ее преследуют. Она повернула в темный переулок и услышала кого-то за собой. Страх сдавил ее желудок, она зашагала быстрее, оглядываясь. Высокая фигура шла на небольшом расстоянии от нее. Он был в темной шляпе, тени скрывали его. Джени, казалось, увидела, как сверкнули белые зубы. Он улыбался? Или скалился в предвкушении?

Длинная узкая улица казалась заброшенной. Тут не было шума города. Она побежала, поскользнулась в мелкой луже. Джени вонзила ладонь в стену, чтобы не упасть, услышала звук от незнакомца. Тихий смех. Она побежала изо всех сил к концу переулка, который открывался на главную улицу, где были люди. Она уже не ощущала незнакомца позади, но казалось, будто каждый стук ее шагов усиливался. Он следовал за ней в такт?

Наконец, она вырвалась из переулка, чуть не сбив женщину с тележкой овощей. Не извинившись, Джени пробежала мимо нее, бросилась в группу мужчин в деловых костюмах. Один выругался, но она не замирала, пока не ворвалась в ярко освещенный «McDonald’s» и не спустилась по лестнице на этаж ниже. Там был задний ход возле туалета, и она прошла туда, оказалась в другом переулке, где воняло гнилой капустой и мочой. Она бежала дальше, оглянулась лишь раз. Сзади никого не было.

Она добралась до общежития через пятнадцать минут, задыхаясь, сердце билось о грудную клетку. Давление на груди не ослабло, даже когда дверь здания щелкнула за ней. Она заперла дверь комнаты, осмотрела тесное помещение. Ее ноутбук, наверное, самая ценная вещь, стоял на узком деревянном столе, где она его и оставила. Все ее работа по катализатору была только там и на резервном диске. Ей нужно было защитить свое изобретение.

Джени села на узкую кровать, потирая виски. Только один человек мог помочь ей. Она схватила телефон, ввела сообщение дрожащими пальцами, вспоминая жизнерадостную девушку четырнадцати лет, с которой она подружилась летом годы назад. Джени и Линь И провели два лета вместе, когда ее отец позволил ей остаться в доме Линь И в Тайпее, пока она ходила на курсы в Тайваньском национальном университете. Хоть у них была разница в пять лет, они повеселились, изучая город, и родители Линь И доверяли ей как наставнице. Джени от паранойи даже не могла диктовать слова.

Линь И, знаю, мы не видели друг друга годами. Я в беде, мне нужна твоя помощь. Ты не могла бы встретиться со мной в Шанхае как можно скорее? Никому не говори.

Ей стало лучше, как только она отправила сообщение. Ей нужно было отдать ноутбук и резервный диск куда-то на хранение. Было два часа ночи, но Джени завела будильник, чтобы быть у Банка Китая, когда он открывался в девять утра.

* * *

Будильник настойчиво пищал, прогоняя беспокойный сон Джени. Казалось, ее тело вообще не отдохнуло. Она помнила, как во сне за ней гнались, и она всю ночь убегала от безликих чужаков. Но она покинула общежитие с новой решимостью. Интерес Цзиня к ее изобретению и желание купить его означали, что она создала что-то хорошее, даже гениальное. Что она могла изменить игру. Цзинь послал кого-то схватить ее ночью? Или хуже? Она не знала, что думать.

Джени решила пройти туда, где находился Банк Китая, а не ехать на общественном транспорте. Прогулка всегда помогала прояснить мысли, и она считала, что на улицах шансов сбежать будет больше, чем в метро под землей. Всего восемь часов утра, а воздух уже казался густым и влажным. Август всегда был таким. Она поправила маску на лице и взглянула на прохожих, шагающих мимо нее на работу или в школу, у многих лица тоже были скрыты за масками.

Она миновала кирпичный фасад чайной компании на дороге Дяньчи, когда кто-то врезался в ее спину так, что она отлетела в мужчину в деловом костюме. Он хмуро посмотрел на нее, но не остановился. Она попыталась восстановить равновесие, но кто-то схватился за лямку ее сумки и потянул, боль отозвалась в плече. Страх пронзил ее тело. Джени обернулась и увидела, как нож вспыхнул и вонзился в плотную ткань ее сумки. С ней был толстый учебник по инженерии, и он спас ей жизнь. Ее ноутбук и резервный диск были за книгой. Если бы она не обернулась, нож попал бы в ее спину.

Мужчина снова попытался вырвать у нее сумку, но она сжала ремешок обеими руками, не собираясь отпускать. Его глаза напоминали акулу над черной маской. Он отпустил, замахнулся, и лезвие разорвало ее джинсовую куртку, появилась кровь. Она не ощущала пореза, только видела красное пятно на рукаве. Крича, она наступила на ногу мужчины, ударила его коленом в пах — она отточила это движение на улицах Шанхая, чтобы отбиваться от озабоченных с блуждающими руками.

Зеваки удивленно вскрикнули, но люди обходили их. Никто не стал помогать, когда мужчина согнулся от боли, задыхаясь. Джени увидела за его плечом другого мужчину в черной маске, расталкивающего людей, чтобы добраться до нее. Адреналин вспыхнул в ней, приводя Джени в чувство. Цзинь был достаточно отчаянным и жестоким, чтобы попытаться убить ее на людной улице средь бела дня. Но она не позволит пронзить ее ножом, как глупого туриста на улицах Шанхая.

Джени повернулась и побежала в толпу, пропала среди группы ранних туристов, растянувшуюся в сорок человек длиной. Они собрались на тротуаре и были в оранжевых шапках. Они кричали и толкались, когда она пыталась пробить путь сквозь них, подавляя всхлип, грозящий вырваться из горла. Но она сжимала обеими руками лямку сумки, не собираясь отпускать.

«Только через мой труп», — подумала она. А потом поняла, какой опасной была ее ситуация. Порез все еще кровоточил, пропитывая ее рукав. Она не обращала внимания на боль, пульсирующую в предплечье.

Она повернула в один пустой переулок, потом в другой, бежала, пока не заболели легкие. Джени не оглядывалась, боясь увидеть убийц прямо за собой. Она не знала, что плакала, пока двери метро не закрылись за ней. Она провела ладонью по мокрой щеке. Пассажиры смотрели на ее рукав в крови, и она прижала руку к себе, пытаясь подавить всхлипы, грозящие сотрясти ее тело.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Линь И



Полет из Тайпея в Шанхай занимал меньше часа. Но Линь И надеялась уснуть во время него. Она ненавидела полеты, а еще не могла толком спать с тех пор, как полгода назад они взорвали корпорацию Цзинь. Она страдала от кошмаров почти каждую ночь после этого, не могла вспомнить сны, но просыпалась снова и снова в сильных руках Айрис, шепчущей мягкие слова, успокаивая Линь И. Сердце Линь И всегда колотилось, а лицо было в слезах.

— Ты помнишь? — шептала Айрис, задевая губами горло Линь И.

И Линь И качала головой.

Она не помнила.

Не было ни обрывков, ни картинок. От снов оставались только чувства: предательство, потеря, печаль, сожаление.

Но они не произносили слово, висящее в воздухе между ними. Потому что Линь И боялась испытать бурю эмоций, смириться с его смертью. Потому что Айрис боялась спросить.

Виктор.

Они не произносили его имя вслух.

Мягкий голос стюардессы пожелал им приятного полета, огни потускнели до прохладного голубого свечения первого класса. Большинство пассажиров уже надели на глаза и уши шлемы виртуальной реальности, погрузились в свои развлечения — играли в любимые игры, путешествовали, куда пожелает сердце, воплощали самые дерзкие фантазии.

«Сколько заплатил, столько получил», — всегда говорил отец Линь И, и пассажиры первого класса получали все, чего хотели, в виртуальной реальности.

Линь И бросила в рот успокоительное, отчаянно надеясь, что лекарство отключит ее, немного успокоит. Но боги не были на ее стороне. Она погрузилась в тревожный сон, который прерывал кашель пассажира за ней и вой ребенка в стороне. Уснуть толком не удалось. А ее разум все забредал в разные воспоминания…

«Я не могу потерять тебя, Линь И».

Виктор поцеловал свою ладонь в перчатке и нежно погладил ее щеку, этот жест почти никто в группе друзей не заметил, потому что они были очень рады, что она и Айрис пережили жуткий птичий грипп, который выпустил Цзинь. Линь И не упустила нежности в теплых карих глазах Виктора, или как он смотрел на нее с открытым уязвимым сердцем. Он все еще любил ее.

Она знала это, но не говорила с ним об этом. Они встречались несколько месяцев, и он ей нравился, но Линь И не была влюблена. Это стало понятно, когда Айрис появилась в маленькой квартире Линь И, приглашенная Виком. Айрис с платиновыми короткими волосами слабо кивнула Линь И, когда Виктор представил ее, на миг взглянула на лицо Линь И, отвела взгляд. Она молчала, расхаживала по гостиной, напоминая Линь И кошку в клетке, который был бы рад бродить на свободе.

Широко улыбаясь всю ночь, Линь И говорила нарочито бодро, будто птица, которую заставляли петь, тыкая палкой. Она ярко и нервно чирикала, пока Айрис вдруг не встала и не посмотрела в глаза Линь И.

— Мне нравится твоя юбка, — тихо сказала Айрис. — Цвета.

Линь И была в пышной юбке цвета фуксии с хризантемами цвета индиго. Она помнила этот миг так четко, потому что замолчала на середине предложения, будто выключили запись. А потом жар медленно поднялся по ее шее к щекам. Она точно сияла, как красный спелый помидор, и Айрис не упустила этого. Было понятно, что Айрис не говорила. «Я бы хотела носить такую юбку», — было очевидно, что она делала комплимент Линь И в своем тихом стиле.

Линь И не знала, уловил ли Виктор ее румянец, потому что она вообще забыла о нем в тот миг.

Айрис была загадкой и удивлением, она пришла в жизнь Линь И и перевернула весь мир.

* * *

Самолет дернулся, разбудив Линь И. Вскоре он покатился по дороге, подпрыгивая так, что ее зубы стучали. Она, похоже, все же уснула без кошмаров, благодаря лекарству. Но она ощущала себя еще более уставшей, чем перед полетом — истощенной эмоционально. Она не думала, что вернется в Китай, когда ее прошлый визит был исполнен счастливых воспоминаний с родителями и младшим братом, когда ее отец сказал ей не возвращаться, потому что она должна порвать все связи с ним, если хотела жить тихо в Тайпее. Ее отец убежал в Китай, когда стало известно, что он был известным хакером-«мышонком», о котором услышали десятки лет назад. Она неплохо умела взламывать, чтобы ее не заметили, не смогли отследить. Она училась у лучшего. Но если ее отец знал бы, во что она ввязалась, он гордился бы, а потом отослал бы ее в тундру, чтобы она жила подальше от бед.

Но он не узнает. Как он и не мог узнать, что его дочь вернулась в Китай, ослушавшись его и наплевав на здравый смысл. Линь И ощущала тревогу с тех пор, как согласилась встретиться с Джени в Шанхае, и узел в груди не пропадал. Но у нее были теплые воспоминания о Джени, остававшейся у них два лета. Линь И была старшей в семье, но получила старшую сестру в лице Джени на те несколько месяцев. Ее брат сидел дома и играл в компьютерные игры, а Линь И изучала Тайпей так, как никогда не делала за четырнадцать лет, потому что Джени было девятнадцать. Они в последнее время не общались, но Линь И знала, что Джени стала магистром в инженерии и хотела теперь получить степень доктора. Она помнила Джени умной, забавной и доброй. Линь И не могла не ответить на просьбу о помощи Джени, и она сразу же купила билет, получив сообщение.

Линь И схватила сумку, повесила кожаную почтальонку с ноутбуком на плечо и вышла с потоком пассажиров. Черные бархатные веревки вели их к большой зоне прилета, слишком ярко озаренной белыми флуоресцентными лампами. Она шла следом за знаками, подписанными упрощенным китайским, ведущими всех в VIP-секцию для китайцев, вернувшихся в страну. Китай долго отказывался видеть Тайвань как отдельную страну, но ее все еще злила эта игра власти над жителями Тайваня. Линь И пошатнулась от усталости и сжала металлический поручень. Успокоительное уже выветрилось — она приняла маленькую дозу — но, может, не стоило и рисковать. Линь И не прождала и пятнадцати минут, когда оказалась перед скучающим китайцем, глядящим на нее из-за стеклянной перегородки. Он был коротко острижен, от этого выделялись скулы. Линь И замерла, парящий робот завис рядом с офицером, проверял ее сетчатку.

— Вы принимаете лекарства? — спросил мужчина. — Зрачки сокращены.

Она моргнула.

— Я приняла успокоительное… от полета я нервничаю.

Он хмыкнул, и сердце Линь И забилось быстрее.

— Причина визита, мисс Чан? — спросил мужчина, глядя на экран перед собой.

— Развлечение, — сказала Линь И. Она взломала Бюро консульских вопросов, изменила данные своего паспорта с фальшивой личностью. Вряд ли ее отец проверял бы, но она не могла рисковать, чтобы он узнал, что она была в Китае. Безопаснее, если никто не знает.

Мужчина посмотрел на нее внимательно, отметил ее лиловые волосы и голубое длинное платье — она старалась приглушить обычно яркую одежду в пути.

— На сколько дней вы останетесь?

Она кашлянула, во рту пересохло.

— Неделя, — Линь И не сомневалась, что хорошо подделала паспорт, но не могла успокоить нервы. — А остаюсь в «Waldorf Astoria», — добавила она. Она выбрала самый дорогой отель в Шанхае не чтобы впечатлить офицера, а потом что, если ты был богатым, ты не мог согласиться на меньшее. Люди доверяли богатству.

Мужчина постучал по сияющей клавиатуре, а потом кивнул и пропустил ее без слов.

* * *

Относительная тишина VIP-секции сменилась шумом, когда Линь И вышла в сам аэропорт, следуя за толпой людей и парящих роботов, пытающихся продать ей номера в гостинице и поездки на воздушных машинах. Она пробилась наружу, но там ее ждала очередь из сотни нетерпеливых людей, ждущих такси. Она встала за тучным мужчиной, кричащим в телефон, ощущала, как пот стекает по ее спине. Август был жарким.

Стеклянный терминал извивался над ними, и воздушные лимузины и прочие машины летали сверху, не сдерживаемые пробкой внизу. Крытый эскалатор забирал людей к площадке, где сияли воздушные лимузины, увозя богатый пассажиров. Линь И была дочерью самых успешных предпринимателей в строительстве и кибербезопасности, так что она всегда росла как ю, богатая девушка, знающая роскошь. Но порой она все еще удивлялась из-за преимуществ богатства. Ее отец родился бедным, сам сделал себя миллионером, но он не стеснялся выражать недовольство из-за неравенства, которое видел в Китае, а потом и в Тайване. В этот миг, впрочем, она была готова потратить наличные, чтобы сесть в воздушный лимузин и прибыть к Джени на два часа быстрее, чем страдать на земле в обычном такси.

Когда она села в прохладный салон серебристого лимузина, оказавшись на кожаном сидении, Линь И поняла, что сделала правильный выбор, хоть стоила поездка возмутительные три тысячи юаней. Робот-бар приблизился к ней, и Линь И заказала охлажденный чай с дыней, который робот смог ей подать. Она потягивала сладкий освежающий напиток, ее плечи расслабились, пока водитель за черной мутной перегородкой направлял их вверх, унося по воздуху на скорости, которая была возможна только в небе.

Она смотрела на бесконечные многоквартирные дома в районе Пудун, стоящие так близко, что они выглядели как бетонные домино. Изогнутые дороги окружали их, полные машин, грузовиков и мотоциклов, ползущих как насекомые, пока ее лимузин летел сверху. Вскоре стало видно известный небоскреб Шанхая напротив нужного ей района. Он поднимался из толстого покрывала коричневого смога, только начинал сиять неоном в сумерках. Последнее творение Цзиня Фэйминя, Башня Цзинь, возвышалась над Жемчужной башней и Мировым финансовым центром, заняв титул самого высокого здания в мире.

Башня Цзинь, первый в мире «вертикальный город», была гладкой, покрытой стеклом, поднималась на 188 этажей, куда выше башни в 101 этаж в Тайпее. Внутри были офисы, квартиры, рестораны, магазины, торговые центры, этажи с садами — настоящий город — по задумке человек мог вообще не покидать его. Говорили, его извилистая форма повторяла дракона, появляющегося из земли. Цзинь занял землю под проект три года назад, но ускорил стройку в последние полгода, ведь штаб-квартира в Тайпее была разрушена. В новостях говорили, что Цзинь готовился к такому открытию в этом месяце, какого еще мир не видел.

Небоскреб был красивым, но пугал. Пока костюмы Цзиня не продавались, Линь И понимала, что он искал другой способ нажиться на грязном воздухе в городе — и всей стране. Из-за населения в почти двадцать шесть миллионов в Шанхае больше всего искали настоящее жилье и хороший воздух. Цзинь обеспечивал покупателям и то, и другое в вертикальном городе. Ее лимузин следовал за изгибом реки Хуанпу, пронесся мимо небоскрёба. Линь И ощущала, как волоски на руках встали дыбом, она сжала кулаки. Реакция была невольной. Она ненавидела мало людей в жизни, но Цзинь входил в их число. Он не только приказал убить маму Аруна, но и был виноват в смерти Виктора.

Джени попросила Линь И прибыть в Юй Юань в Старом городе в Шанхае, дала ей точные указания, как попасть в ее квартиру пешком. Джени написала, что встретила бы ее в аэропорте сама, но боялась покидать дом. Она просила следить, чтобы ее не преследовали. Линь И вспомнила Джени, которая часто улыбалась с ямочкой на правой щеке, а потом беззаботно смеялась. Они смеялись из-за многих глупостей те два лета, например, когда Линь И украла шапку у человека в костюме Пикачу, рекламирующего кафе с покемонами. Она не могла преувеличивать. Линь И знала по этой переписке, что Джени попала в серьезную и опасную ситуацию. Она переживала за старую подругу.

Сумерки охватили город грязной золотой дымкой, и, несмотря на уходящее солнце, было все еще жарко, особенно после прохлады лимузина. Время было шумным, люди в деловых костюмах спешили из зданий к метро или вызванным такси. Линь И снова потрясло, сколько людей шло по тротуару, хотя еще больше людей проносилось мимо на мопедах и велосипедах, которые могли создать сами, за их спинами были прикреплены ящики или другие вещи. Джени не назвала сам адрес, и Линь И часто замирала, искала приметы, а в это время ее толкали локтями те, кто спешил мимо, не глядя на нее. Она вытерла пот со лба платком, закашлялась, игнорируя давление в груди — ощущение тревоги. Тонкая маска на лице почти не защищала от смога, едкого запаха выхлопных газов. Шанхай был таким же грязным, как Тайпей, а, может, даже хуже.

Наконец, она нашла яркий рынок с фруктами на углу, как и описала Джени. Линь И замерла, делая вид, что рассматривает большие манго на витрине. Она пыталась понять, преследовали ли ее, но на дорогах было слишком много людей. Она скользнула на улицу Джени и остановилась, миновав несколько дверей. Она прислонилась к стене. Это больше напоминало переулок, обрамленный приземистыми коричневыми зданиями, покрытыми грязью, собравшейся за десятки лет. Из всех окон сверху торчали шесты для сушки белья, одеяла и одежда висели на них. Эти здания в три этажа были куда старее небоскребов вокруг них. Тут жили бедняки, которые не могли позволить квартиру современнее, с видом на город. Зато тут было тихо, почти уединенно. Линь И покинула шум машин и толпы людей, словно очутилась в другом мире.

Она взглянула на Вокс на ее запястье, выждала пять долгих минут. Никто не выглянул из-за угла и не прошел за ней в переулок. Тут был только кот, устроившийся на крыльце. Он моргнул, глядя на нее, и стал вылизывать себя. Ветер трепал белье сверху, и оно отбрасывало на землю странные тени. Убедившись, что за ней никто не шел, Линь И отошла от стены. Она миновала старушку с седеющими волосами, сидящую у дома, моющую овощи в красном тазике. Линь И поправила очки и смотрела внимательно на каждую дверь. Она была почти в конце улицы, когда нашла то, что искала — красного бога двери из бумаги, прикрепленного к потрескавшейся деревянной двери, выкрашенной в зеленый. Рама была такой старой, что казалось, что дверь вот-вот вывалится. Линь И опешила. Она знала, что Джени не была богатой, но она была уважаемой в научных кругах, насколько было известно, и Линь И не ожидала увидеть, что девушка живет в трущобах.

Занервничав, она стукнула по двери три раза, замерла, стукнула дважды, а потом добавила еще удар после паузы, как и просила Джени. Она склонилась и услышала только тишину на другой стороне. Линь И провела ладонью по вспотевшему лбу. Она правильно пришла? Она глупо пошла так далеко, не взяв с собой оружие — хотя бы складной нож. Ножи напомнили ей о Чжоу с резким уколом боли. Линь И отогнала мысль. Они не говорили месяцами. Подавляя панику, она уже отворачивалась, когда дверь приоткрылась, и стало видно темный силуэт человека, выглядывающего изнутри.

— Линь И, — прошептала молодая женщина, открыла дверь и втащила Линь И внутрь.

Линь И смогла подавить крик удивления. Ее глаза не сразу привыкли к полумраку комнаты, но она тут же узнала Джени. Девушка выглядела изможденно, под глазами пролегли темные круги. Ее волосы были стянуты в небрежный хвост, и она была в свободной серой футболке и черных домашних штанах.

— Я так рада, что ты пришла, — тихо сказала Джени, словно боялась, что их подслушивали. Она сжала на миг пальцы Линь И. Та без колебаний обняла подругу. Джени сначала напряглась, а потом обняла ее в ответ, протяжно выдохнув.

— Ты в порядке? — спросила Линь И. — Что происходит?

Джени склонилась к ней, и Линь И заметила, как она бледна, словно не выходила на солнце неделями.

— Цзинь, — сказала она так тихо, что Линь И пришлось читать по ее губам. Но страх на лице Джени лишил ее сомнений.

— Цзинь, — повторила Линь И. — Блин.

* * *

Джени уже не улыбалась так часто, как помнила Линь И. Она стала призраком себя, двигалась по грязной комнате, считающейся кухней, нервно, как робкая мышка, пока заваривала для них чай. Линь И разглядывала жуткое место, пока сидела там, где была гостиная, играющая еще и роль столовой с кухней. Потолок был так низко, что, если бы она встала на носочки, она дотронулась бы его, а Линь И не была высокой. Узкое окошко высоко над рукомойником впускало немного света, было словно заколочено снаружи. Одинокая лампочка мерцала сверху. У входной двери был другой узкий проем, ведущий в темную комнату. Видимо, в спальню.

Джени села напротив нее на второй стул у надбитого деревянного стола и опустила щербатую чашку. Линь И прошептала благодарность, подняла горячую чашку и уловила запах жасминового чая. Знакомый аромат успокоил ее. Джени сделала глоток и тоже немного успокоилась.

— Прости за эту скрытность, — сказала Джени после долгой паузы, глядя на чашку. — Спасибо, что пришла. Я не знала, у кого еще попросить о помощи.

— Конечно, я пришла. Ты же мне как сестра, — нежно сказала Линь И. — Расскажи мне все.

Джени на миг улыбнулась, ее ямочка появилась, а потом пропала, как по волшебству.

— Ты знаешь, что я хочу получить степень доктора в инженерии. Но я годами занималась своим проектом. Просто баловалась, но наткнулась на то, что могло быть очень полезным и… очень выгодным, — она сделала паузу, словно стыдилась признаваться. — Я хочу помочь семье.

Линь И кивнула. Она знала, что Джени была умной, смогла выиграть бесплатное обучение, но поэтому не получала стипендию, а ее семья была бедной, как когда-то папа Линь И. Линь И подозревала, что он брал ее к ним те два лета, потому что видел что-то от себя в Джени.

— Это могло изменить фильтры воздуха, — продолжила Джени. — Физический фильтр заменяется химическим катализатором, который ловит загрязнители и превращает их в безвредные субпродукты. Их дешевле производить, и они могут работать годами, — Джени говорила все быстрее от волнения. — Их можно присоединить к нынешним фильтрам с помощью переносных картриджей. Представь, сколько мест получило бы от этого выгоду: школы, больницы, приюты — варианты бесконечны. Думаю, удалось бы очистить воздух и снаружи, особенно, если бы в это время издали законы об ограничении загрязнений в Шанхае.

Линь И потрясенно покачала головой.

— Это невероятно, Джени.

Молодая женщина скрестила руки перед собой и фыркнула.

— Да, так невероятно, что об этом пронюхал сам Цзинь.

Кожу головы Линь И покалывало. Конечно, Цзинь узнал.

Джени рассказала Линь И, как побывала у Цзиня в Пекине, отказалась продавать ему свое изобретение, и как ее чуть не убили после встречи с ним.

— Он не знает всех мелочей. Я создала новую систему очистки, а не просто фильтр. По крайней мере, он не знал тогда, — бледное лицо Джени вспыхнуло от гнева. — Но я поняла, что он не остановится, чтобы украсть мое изобретение. И потому я хочу скрыть его. Я знала, что мне нужно было защитить данные, и я сразу подумала о тебе. Я не знала, было ли безопасно связываться с твоим отцом…

— Ты права. Он может быть все еще под надзором. Если это не делает Цзинь, то точно делает китайское правительство.

Темные глаза Джени расширились.

— Твой отец связан с Цзинем?

— Только тем, что тоже ему отказал. Он отказался подписывать контракт с корпорацией Цзинь, и пару месяцев спустя стало известно о жизни моего отца как хакера, — Линь И кашлянула. — Вряд ли это было случайно.

Джени тихо присвистнула.

— Я рада, что ты была осторожна. Цзинь опасен, у него неограниченные ресурсы, и у тебя то, что он хочет.

— Что нам делать?

— Сначала мы уничтожим резервную копию.

Джени охнула.

— А потом лишим твой ноутбук связи с сетью, и я зашифрую его, чтобы только у нас с тобой был доступ. Мы скроем все твои данные.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ



Линь И всю ночь и следующий день занималась данными Джени. Она работала часами без перерывов, не зная, который был час, в этой душной квартире.

— Вот и все, — Линь И размяла пальцы, вытянула руки над головой, чтобы прогнать боль из затекших плеч. — Я смогу доставить твой ноутбук в банк и положить его в сейф утром в понедельник, — сказала она. — А пока нам нужна еда, — желудок Линь И вдруг громко заурчал. Она проголодалась. Она убедила Джени, что ей безопаснее остаться дома, потому что агенты Цзиня были всюду. Шанхай никогда не спал, так что Линь И было просто затеряться в толпе.

Линь И вышла. Было позже восьми вечера, толпы все еще были большими в популярных зонах для туристов в Юй Юане. Классический сад династии Минь был главным развлечением для гостей города, так что он был окружен людьми, особенно, когда вокруг было так много магазинов и лотков. Она надела шапку, черная маска скрывала половину ее лица, и Линь И пробивала путь в толпе, чтобы купить пирожки с зеленым луком и жареные пельмени, все было горячим, когда попало в бумажные мешки.

Она затерялась на рынке, случайно оказалась на известном мосту Девяти поворотов, где роботы-камеры делали фотографии для туристов, позирующих перед позолоченными фонарями и классическими китайскими зданиями с красивыми изогнутыми крышами. Экскурсоводы и торговцы говорили громче с помощью голосовых роботов, которые проносились среди людей, сообщая, где лучше купить сладости или жареного кальмара. В конце Линь И уже лучше пробивалась сквозь толпу, уже в прямом смысле боролась за место, и она очень устала и ощущала тревогу, когда была готова вернуться к Джени.

И этой ночью, когда был повод отпраздновать завершение кодировки данных Джени, Линь И переживала даже больше. Она знала Цзиня: он не сдастся. Она оглянулась, видела множество лиц. Она зашагала быстрее. Даже мысли о нем могли вызвать дьявола.

Юноша показывал голографические фейерверки перед популярным рестораном.

— Мы, китайцы, изобрели фейерверки, — сказал он, взмахивая руками. — Теперь, много веков спустя, мы изобрели их заново, — он провел рукой по дуге, серебряные и золотые голографические фейерверки взорвались над толпой, и искры полетели вниз дождем. Люди вокруг него охнули в унисон, глядя на небо.

Линь И стояла на краю толпы, чувствуя себя наблюдателем. Но ее всегда влекли яркие краски. Она любила программировать, ей даже снилось это. Но тот мир был без красок. Потому она всегда ярко одевалась, красила и украшала волосы. Потому что мир ее работы чаще всего был черно-белым.

Она не могла удержаться, подняла руку и коснулась пальцами фейерверков. Бирюзовые искры сыпались на них, за ними тянулись красные вспышки, что принимали форму сердец. Она вдруг заскучала по Айрис. Они не общались несколько дней. Айрис доверяла ей, но все равно переживала. Она пыталась поймать сияющие сердца, но они были как призраки.

— Впечатляет, — сказал сухо мужчина рядом с ней. — Но что толку от фейерверков без шума?

Его тощий друг рассмеялся.

— Ага, в чем смысл, если в ушах не звенит? Как ты будешь прогонять злых духов?

Первый мужчина игриво толкнул друга.

— Ты говоришь как моя бабушка!

Линь И ощутила себя странно: тела толкались, голоса гремели, краски вспыхивали сверху, и она чувствовала себя одиноко среди этого хаоса. Как отгоняли злых духов в этом времени? А если эти демоны приняли человеческий облик? Она сосредоточилась так сильно на помощи Джени, что не успела испугаться. Но теперь холодный страх поселился в ее груди.

Линь И сглотнула ком в горле, а женщина, ведущая малыша за руку, оттолкнула ее, спеша к лотку с мороженым, где его подавали большими порциями в стаканчиках в форме яйца дракона. Она знала, что уберегла данные Джени, и что они смогут уберечь ее, может, даже изменят личность Джени и заберут ее в Тайвань.

Линь И всегда вспоминала этот момент с горьким сожалением, зная, как сильно она ошибалась.

* * *

Линь И с Джени разделили пельмени и пирожки за тихим разговором, а потом замолчали. Джени сказала:

— Я так скучаю по еде с ночного рынка Тайпея. Я мечтаю о ней.

Линь И улыбнулась.

— Я бы принесла тебе вонючий тофу, если бы знала, что его пропустят в аэропорту.

Джени знакомо рассмеялась, и Линь И засмеялась в ответ.

— С устричными омлетами тоже вряд ли получилось бы! — ответила Джени с ямочкой на щеке. — Помнишь, мы врали о твоем возрасте и проникли в ночной клуб «Поцелуй вампира»?

Линь И теперь смеялась искренне. Ей было пятнадцать, она ушла из дома в сапогах до колена из искусственной кожи, короткой юбке и с цветочным топом в сумочке. Они выбрали темно-лиловую помаду — они с Джени считали, что так одевались девушки в клуб с таким названием — и подвели криво друг другу глаза черным. Но когда они попали в клуб, они были потрясены и даже испуганы тем, что там была группа мей и ю, одетых как настоящие вампиры, с острыми клыками с крови, говорящих со странным акцентом.

Они быстро убежали оттуда, особенно когда подошла пара и спросила, можно ли укусить их за шеи.

Смех вскоре утих, Джени наполнила чайник чая горячей водой, налила им еще чаю. Они держали в руках щербатые чашки, и Линь И попробовала снова поднять тему, от которой Джени увильнула ранее в тот день.

— Ты даже не подумаешь? — спросила она. — Тебе слишком опасно тут оставаться, Джени, — пар затуманил очки Линь И, и она сняла их и опустила на деревянный стол. Лицо Джени было чуть размытым перед ней. — Ты можешь оставаться со мной, сколько захочешь. Ты знаешь, что в национальном университете Тайваня хорошая программа по инженерии. Ты там училась, и тебе нравилось…

— Нет, — Джени остановила Линь И. — Мне надоело прятаться, будто я в бегах, за эти дни, и я не хочу убегать, как преступница, — ее темно-карие глаза оглядели квартиру. — Мой ноутбук окажется в сейфе, а я закончу обучение и получу степень доктора.

— Ты знаешь, на что он способен, — Линь И вернула очки и увидела, как Джени упрямо стиснула зубы.

— Знаю, — Джени коснулась своей руки. — Рана от ножа только недавно стала заживать, — она скривилась то ли от боли, то ли вспомнив об ударе. — Но обещай мне кое-что, — она сделала паузу. — Хоть я не имею права просить.

— Что угодно, — сказала Линь И.

— Если со мной что-то случится, не дай Цзиню получить мое изобретение, — хрипло прошептала Джени. — Я сделала это, чтобы помочь остальным и своей семье. Не дай ему получить от этого выгоду.

— Ты так говоришь, но не хочешь уехать со мной в Тайвань?

Джени покачала головой.

— Мой дом здесь. Тут моя учеба и семья.

Линь И потянулась над шершавым столом и сжала на миг ладонь Джени.

— Только у нас с тобой есть доступ к твоему ноутбуку. Он защищен.

— Спасибо, — сказала Джени. — За все. Я так благодарна за помощь, — она встала и начала убирать со стола. — Ты поспишь сегодня на кровати. Ты работала без перерыва, а теперь похожа на призрака из могилы, — она улыбнулась с ямочкой. — Отдохни.

Линь И не хватило сил на споры. Вместо этого она почистила зубы в крохотной ванной. Тряпка отделяла унитаз и рукомойник от главной комнаты, душа или ванны тут и не было. Желтая лампочка придавала бледности ее лицу. Линь И не мылась днями, она не хотела думать, как пахнет. Она надолго закроется в ванной, как только вернется в Тайпей. Она забралась на узкую кровать Джени в спальне без окон, не переодевшись, и тут же уснула.

* * *

Громкий грохот заставил Линь И сесть на кровати. Она замерла, стала искать очки, потом подвинула их на носу. Она так устала, что забыла снять их, когда легла спать. Дверь спальни была приоткрыта, и тусклый свет падал из главной комнаты. Там были шаги, а потом…

— Нет! — завизжала Джени. — Что вы хотите?

Линь И покрылась холодным потом от ужаса в крике Джени.

Тот, кто ворвался в комнату, не говорил. Мебель шаркнула о каменный пол, упала. Раздался шорох, и Линь И поняла, что Джени пыталась отбиваться. Линь И застыла на месте от страха. Ее сердце колотилось, она видела перед глазами дрожащие стены корпорации Цзинь перед тем, как здание сложилось внутрь себя, слышала грохот, пока следила за происходящим через камеру на плече Айрис. Линь И там не было в ночь, когда корпорация рухнула, когда они потеряли Виктора, но она много раз переживала шум и хаос в своей голове после этого.

Она сжала кулаки, ногти впились в плоть. Она пыталась пошевелить ногами. Ей нужно было вбежать в ту комнату и помочь Джени. Она затаила дыхание от приглушенного крика Джени, тело рухнуло на пол.

— Есть, — сказал после короткой паузы грубый мужской голос. — Обыскать место. Свидетелей быть не должно.

Голос незнакомца привел Линь И в чувство. Она встала с кровати, ноги так дрожали, что ее должны были слышать в другой комнате. Она не могла никуда спрятаться в тесной комнате, только под кроватью. Она забралась в пыльное место, пытаясь унять дрожь тела. Когда она устроилась под кроватью, она поняла, что с нее слетели очки. Она в панике вытянула руку, надеясь, что заденет их пальцами.

Она видела только размытую полоску света из другой комнаты. Шаги прозвучали рядом, когда ее пальцы нашли очки. Она схватила их и притянула к груди, в спальне зажегся смет.

— Что-то есть? — спросил мужчина из другой комнаты.

Линь И смотрела, как мужчина прошел и замер у кровати. Он был так близко, что она могла бы развязать шнурки на его ботинках на толстой подошве.

— Тут ничего, — ответил мужчина. — Какая дыра.

— Я закончил, — сказал его товарищ. — Уходим.

Мужчина развернулся и покинул комнату, даже не выключив свет. Линь И тихо выдохнула, но долго оставалась под кроватью, даже когда уже не слышала шум снаружи. Слезы катились по ее лицу, а сопли — из носа, но она оставалась неподвижной, беззвучной, прижимала очки к груди, пока тело не онемело.

Она пряталась больше часа, было уже больше восьми утра, судя по ее Воксу, а казалось, что прошла вечность. Наконец, Линь И выбралась из-под кровати. Ее конечности покалывало, она едва смогла провести рукавом по лицу и выронила случайно очки. Они застучали по грязному каменному полу, и она вздрогнула. Но из другой комнаты не было шума. Линь И подняла очки и надела их.

Она подкралась и полуоткрытой двери спальни, как старушка, которой была нужна трость. Она выглянула, увидела только перевернутые стулья. Комната казалась пустой, но она знала, что там было тело Джени. Линь И замерла на пороге, боясь подтверждать смерть еще одного дорогого ей человека. Она заставила себя пройти в комнату. Гнилая входная дверь была выбита, сорвана со слабых петель, и тусклый утренний свет проникал в проем. Тихие гудки машин доносились до нее. Она маленькими шажками прошла к столу, где они с Джени ужинали. Джени растянулась на полу рядом с ним, одна рука прикрывала лицо, словно она спала. Но было невозможно пропустить огромную лужу крови под ее головой.

Линь И рухнула на колени, тихо сотрясаясь от всхлипов.

Слезы мешали ей видеть.

— Джени, — прошептала она. — Нет, — Линь И коснулась ее руки, но искать пульс смысла не было. Другая рука Джени была вытянута, рядом лежал пистолет, а еще — клочок бумаги. Линь И, не глядя поняла, что это записка о самоубийстве. Ложь. Гад использовал глушитель. Еще одно убийство Цзиня, чтобы он получил то, что хотел. — О, Джени, — ладони Линь И трепетали над телом подруги. Она не знала, что делать. — Мне так жаль.

Она вскочила на ноги, обыскала квартиру, зная, что это напрасно. Мест, где можно было что-то спрятать, почти не было. Стол для еды служил и рабочим столом, и там был бы ноутбук Джени, если бы она работала. Стол был пустым, кроме упавшей банки колы, жидкость из которой разлилась по поверхности.

Они забрали то, за чем пришли.

Линь И рухнула на пол рядом с подругой еще раз, притянула колени к груди. Она должна была уходить. Бежать. Тут было опасно. Даже если люди Цзиня забрали, что хотели, они могли вернуться. Она должна была купить билет и улететь в Тайпей. Улететь в безопасность к Айрис. К ее любви.

— Я сделала, что могла, — тихо сказала она. — Я пыталась, Джени, — но Линь И подвела ее. Как и Виктора. Она позволила им убить Джени, пока сидела, скованная страхом, в другой комнате.

Она уткнулась лицом в скрещенные руки, тело дрожало от всхлипов, но слез больше не было. Джени просила не дать ему получить выгоду от этого за часы до убийства и кражи. Линь И вдруг увидела теплые глаза мамы Аруна.

«Мы должны делать то, что правильно, — говорила она. — Мы должны бороться. Наш мир сейчас идет по разрушительному пути».

А потом Виктор появился перед ней во тьме за ее веками.

«Ради этого стоит умирать? — спросил он перед походом с бомбами в корпорацию Цзинь. — Ты нас всех погубишь».

«Я скучаю, Вик», — подумала Линь И. Его саркастичная улыбка угасла во тьме последней. Стоило ли ради этого умирать? Сражаться? И если она покинет Шанхай и вернется в уют своего дома и своей постели, сможет ли она жить с этим? Она могла бросить труп Джени и сделать вид, что ничего не произошло?

Она дышала медленно, пытаясь унять сердце, ослабить давление в груди. Нет, она не сможет жить с собой. Ее подруга была жестоко убита, и за этим снова стоял Цзинь. Он смог остаться безнаказанным после смерти доктора Натарай, но в этот раз будет иначе.

Она послала с часов зашифрованное послание для Айрис — они договорились о коде перед тем, как она уехала. Ее первое сообщение Айрис после приземления в Шанхае было сигналом, что она в беде и нуждалась в ее помощи.

За смерть Джени нужно было отомстить, и Линь И собиралась забрать ее ноутбук.

Когда Линь И вышла из хижины, в которой они с Джени прятались, утро было в разгаре. Такси и мопеды проносились по главной улице, и прохожие спешили мимо узкого проема переулка. Она вздрогнула, увидев старушку, стоящую, скрестив руки, у своей двери. Это была та же женщина, которая мыла овощи в тот день, когда она пришла искать Джени. Она с подозрением смотрела на Линь И.

— Я не знаю, что там случилось, — сказала женщина. — Но я вызвала полицию. Я услышала грохот двери, через десять минут ушли мужчины. Ты — свидетель? — она протянула кривую руку, чтобы схватить Линь И за запястье. Линь И уклонилась. — Тебе нужно остаться, — прохрипела женщина.

Линь И не знала, кто придет дальше: полиция или люди Цзиня. И Цзинь мог подкупить кого угодно своими деньгами и влиянием, включая полицию. Было слишком опасно оставаться. Она покачала головой и пошла по переулку. Она заворачивала за угол и чуть не врезалась в кого-то. Полицейская с низким пучком прошла мимо нее, а с ней — двое коллег. Ей было около тридцати, у нее были темные пристальные глаза. Линь И опустила голову, но женщина взглянула на нее. На ее черной форме был серебряный значок с ее именем: «Лю Цининь».

Линь И пошла дальше, ощущая взгляд женщины на своей спине. Она заставляла себя шагать нормально. А потом мужчина крикнул в переулке:

— Детектив Лю, тут женщина, которая нас вызвала, — его голос отражался эхом.

Линь И не замедлилась, повернула на другую узкую улицу. Она выглянула из-за угла, но полицейской там уже не было.


ГЛАВА ПЯТАЯ

Чжоу



Дайю была сгустком энергии, и я смотрел на нее, прикрыв рукой глаза, все еще лежа на кровати, пока она бегала перед моим шкафом с деревянными панелями, в который можно было войти. Это место было больше жалкой студии, которую я недолго снимал. Она заняла мой шкаф в квартире в 101, потому что у меня почти не было интереса к вещам. Дайю жила со мной почти все время три месяца, и я не мог представить жизнь в этой квартире без нее.

— Но черный — слишком серьезно? — спросила она, приложив к себе длинное черное платье. — Или мне лучше надеть лилово-серебряное ципао?

— Ты прекрасна во всем, — ответил я. — И даже лучше без одежды.

Дайю бросила черное платье на кровать, взяла подушку рядом со мной и прижала к моему лицу.

— Эй! — закричал я. Мы боролись, и я слышал ее смех. — Ты не можешь задушить меня за правду.

Она отбросила подушку, забралась на кровать и оседлала меня.

— Вы играете в опасные игры, мисс Цзинь, — сказал я, глядя на нее, чуть прикрыв глаза. Свет из окон во всю стену окружал ее утренним сиянием, она улыбалась мне. — Я думал, у тебя впереди тяжелый день, — сказал я. — Я задержу тебя в постели, если это продолжится, — я вскинул бровь и провел ладонью по ее бедру. Она была в черном кружевном лифчике, который надела, когда встала. Лучше бы она этого не делала.

Она рассмеялась снова и прижала ладони к моим плечам, придавливая меня к кровати.

— Ты же придешь ночью, Джейсон? — она вдруг посерьезнела. Я коснулся морщинки между ее темными бровями. Я не хотел проводить часы со скучными ю на маскараде всю ночь. Но Дайю организовывала этот вечер, чтобы приковать внимание и собрать деньги для поддержки законов окружающей среды в Тайване. У ю были глубокие карманы, особенно, если они считали дело модным.

— Конечно, я там буду, — ответил я. — Но я думал, что пойду на маскарад. Где твой костюм?

Она слезла с меня, и я подавил желание поймать ее за запястье. Половина утра пропала, потому что я заманил ее в постель. Дайю снова подняла черное платье, тряхнула им.

— Мне нужно одеться официально, как хозяйке, и показать лицо. Гала будет широко охвачен медиа.

За последние полгода Дайю стала неофициальным представителем, продвигая сильные законы про окружающую среду в Законодательном Юане. Она отложила учебу в университете на год ради этого. Богатство ее семьи и фамилия делали ее той, кому легко доверяли ю, и ее обаяние и ум медленно завоевывали мей. К сожалению, ее старания не завоевали моих друзей. Мы не говорили об этом… с той ночи.

— Ты будешь в костюме? — спросила она.

Я улыбнулся и слез с кровати.

— Я думал нарядиться Арамисом из «Трех мушкетеров». Он был красивым и обаятельным, все женщины любили его.

Она негромко рассмеялась.

— Он был таким же скромным, как ты? — она скрестила руки и склонила голову, следя за мной, пока я шел по комнате. — Ты прав, тебе тоже лучше без одежды.

— Ха! — сказал я, пропадая в шкафу. Я порылся в небольшой секции со своими вещами, нашел черный плащ с сатиновой оторочкой. — Это идеально подойдет, — я вышел и поднял плащ, — Вик… — он сделал паузу, кашлянул от кома эмоций в горле. — Виктор любил плащи и свободные рубашки, — было все еще сложно произносить его имя. — И он оставил мне один…

Дайю оказалась передо мной, обвила руками мой пояс, ее карие глаза сияли сочувствием. Она знала, как я скучал по Виктору. Но она не знала, что я ощущал себя виноватым в его смерти. Я не смог сказать ей об этом.

— Ты выглядишь очень красиво как разбой…

— Мушкетер, — сказал я.

— Ну, да, — ответила она и подняла голову, прижимаясь ко мне. Мы поцеловались, сначала медленно, мягко, а потом она провела ладонями по моей спине, и я ощутил жар ее кожи, и она сделала своим языком то, что делало меня беспомощным. Она знала об этом. — Ох, — выдохнула она после долгой паузы. — Мы мнем твой плащ.

Я бросил его на пол.

— Забудь о плаще, — сказал я. — Я думал, у тебя есть дела?

Она улыбнулась и потянула меня за руку к огромной кровати.

— Что такое еще десять минут? — она вскинула брови.

Я рассмеялся.

Десяти минут не хватит.

* * *

Дайю ушла за дверь после полудня, быстро поцеловав меня в губы.

— Увидимся там ночью. Пожелай мне удачи!

— Удачи! — я подмигнул. Я знал, что она будет поразительна, изящная и умелая.

Я редко бывал на таких мероприятиях Дайю, и приходилось держаться в стороне и не говорить с ней прямо. Цзинь думал, что я был мертв, остался связанным в подвале корпорации, когда здание взорвалось. Цзинь легко мог узнать, что его дочь с кем-то встречалась, но пока нас не трогали, ведь Цзинь убежал в Пекин и устроился там, чтобы избегать расследований насчет взяток и давления. Это было слишком хорошо для правды? Чжоу, изгой в старшей школе и сирота улиц встречался с самой богатой наследницей в Тайване? Это напоминало бред во сне во время лихорадки.

Я рылся в шкафу, пытаясь отыскать белую рубашку, которая подошла бы мушкетеру, когда Вокс на моем запястье звякнул. Я ждал сообщение от Дайю и застыл при виде лица Айрис на экране часов. Я слышал Линь И несколько раз за эти полгода, но не Айрис. Айрис едва говорила со мной, даже когда все было в порядке. Я быстро прочел ее сообщение: «Ты можешь встретиться со мной ночью?».

«Да», — продиктовал я без колебаний. Придется сделать это перед мероприятием Дайю, но я знал Айрис. Она не стала бы писать лично, если бы дело не было важным.

* * *

Аруна можно было встретить в киберкафе, а Линь И — в кафе, где была ее любимая манхва. Мы часами сидели в этих кафе, я читал на экране телефона, а Линь И листала толстые комиксы, порой восклицая, а потом объясняя, что там происходило. А Виктор… Вик устроил бы встречу в модном баре. Но Айрис попросила встретиться в темном переулке за урной.

Семь вечера, суббота, и ночной рынок Тоньхва только стал наполняться людьми — подростки, как я, искали дешевую еду, смотрели на новые гаджеты и мелочи, пока взрослые собирались выпить, поесть и пожаловаться на жизнь. Я мог пройти к месту встречи по пустым улицам, но мне нравилось быть среди толпы. Жизнь как ю в дорогой квартире в 101 была одинокой. Богатые жили ограниченно. Шагая по улицам Тайпея, он ощущал биение сердца города, вбирал ярость улиц всем телом.

Музыка гремела из старых колонок, смешиваясь с криками торговцев, продающих еду или сувениры, отовсюду доносились вкусные ароматы: булочки, тофу, жареная курица и сосиски. Все было вкусным. Думаю, даже перед концом света торговцы продолжили бы пихать свои тележки прохожим. И мы покупали бы это.

Многие молодые люди ходили с голыми лицами ночью, но летний воздух давил жаром, влажный, и я ощущал, как пот катился по спине. Выхлопные газы и смог смешивались с запахами еды и пота. Я заскучал по удобству костюма Цзиня. От этой мысли я ощутил отвращение. Было так просто жить в богатстве. Слишком просто.

Я прошел два темных переулка, а потом уловил локатором место встречи Айрис.

Я нащупал нож у бедра, обходил скользкие лужи, их поверхность едва отражала неоновые знаки с улицы за мной. Я сглотнул и задержал дыхание из-за сильного запаха мочи и рвоты. У большой урны фигура вышла из теней, как призрак, и я потянулся к рукояти ножа. Но человек скрестил руки, и я узнал хищную стойку Айрис — она не пускала так на свою территорию.

— Привет, — сказал я тихим голосом, расслабив ладонь.

— Боги, Чжоу, — ответила она. — Что с тобой стало?

Я замер, а потом вспомнил свой костюм: узкие черные штаны, белую рубашку с широкими рукавами и черным кожаным жилетом с плазом Вика на плечах. Я решил не надевать шляпу, но был с черной маской на лице, которая скрывала верхнюю половину моего лица и была украшена черными перьями. Конечно, я потел как новичок, решивший ограбить банк.

— Ох, — я неловко поправил маску. — У меня после этого маскарад.

Айрис покачала головой.

— Тебя могут попытаться ограбить или убить. Легко.

Я вытащил нож и покрутил его в воздухе, поймал через миг за рукоять.

— Пусть попробуют.

— Ты даже толком ничего не видишь в маске, — сказала Айрис.

— Тут ты права, — сдался я. — Но ты просила о встрече, чтобы критиковать мой вид, или есть что-то еще? — я улыбнулся. Было приятно увидеть Айрис. Я скучал по друзьям. А потом меня словно ударили по животу. — Где Линь И?

Айрис и Линь И были почти неразлучны. Я был ближе к Линь И, и было странно, что со мной связалась Айрис и встретилась со мной без нее.

— Что происходит?

Айрис долго не отвечала. Я думал, она играла со мной, но когда она тихо вдохнула и заговорила, я понял, что она старалась унять эмоции.

— Я не знаю. Она пропала где-то в Шанхае, — ее голос дрогнул.

— Шанхай? — этого я не ожидал. — Почему?

— Она не сказала, — ответила Айрис. — Она уехала два дня назад, а этим утром я получила зашифрованное послание. Мы договорились о таком, если она будет в беде, — она нажала на экран телефона, и заиграла мелодия, отражаясь эхом в тихом коридоре.

— Это… баллада Джея Чоу? — спросил я. — Это ваш сигнал тревоги?

Ее телефон пропал, она хмуро посмотрела на меня.

— Чжоу, я переживаю.

И я ощутил себя ужасно из-за того, что пытался веселиться. Это было не похоже на Линь И — тайно отправиться в Китай и пропасть.

— Знаю. Но Линь И — один из лучших хакеров. Если ей нужно скрыться и быть незаметной, никто не сделает это лучше нее.

Айрис кивнула, но я заметил блеск страха в ее темных глазах.

— Она уязвима, — прошептала Айрис. — Все изменилось после… — она замолкла, но я знал, о чем она.

— Как я могу помочь? — спросил я.

— Идем со мной в Шанхай, Чжоу, — сказала Айрис. — Мне нужна помощь, и ты лучше всех из тех, кого я знаю.

Это был серьезный комплимент от Айрис.

— Когда?

— Завтра, — сказала она. — Думаю, она в опасности.

Я не мешкал.

— Хорошо. Я сделал бы все ради тебя и Линь И, — я держался в стороне от друзей эти месяцы, но не переставал любить их как семью. Так в семье, да? Даже самые счастливые порой ссорились.

Она мрачно поджала губы.

— Еще одно, — она сделала паузу. — Не говори своей девушке.

— Что?

— Скажи, что поедешь на юг. Или куда-то еще, — сказала Айрис. — Ей нельзя доверять.

— Я доверяю ей, — сказал я. — Она нас спасла, помнишь?

— Она — дочь Цзиня, — заявила Айрис. — Ты об этом забыл.

— Они не связывались с тех пор, как он бежал в Китай, — сказал я.

— Она тебе это сказала? — спросила Айрис. — И ты поверил? Посмотри на себя.

Кровь прилила к моему лицу.

— Что это значит?

Она вскинула голову, прядь платиновых волос сверкнула в тусклом свете, больше похожая на серебро, чем в прошлую нашу встречу.

— Оделся как пират, веселишься со своей ю-девушкой в роскошной квартире в 101, - ее лицо было в тени, но я и без этого уловил презрение в ее голосе. — Ты забыл, кто ты? Откуда ты?

— Мы все тратили деньги, которые я взял у Цзиня…

— Я бы с радостью, — перебила Айрис, — воровала у этого подонка весь день, но не я так близко общаюсь с его дочерью.

Я покачал головой.

— Она не такая, как он.

— Она — наследница корпорации Цзинь…

— Нет, — сказал я. — Уже нет.

— Это тоже она сказала? — Айрис сделала пару шагов ко мне, и я увидел, как ее темные брови приподнялись с вопросом.

— Не так подробно, — я не спрашивал. Я знал, как она относилась к своему отцу и его методам, всегда ставящим его выгоду выше всего. Она не хотела быть наследницей корпорации Цзинь, и она точно откажется теперь, когда все это произошло. — Но…

Айрис фыркнула.

— Не глупи, Чжоу. Ты опьянен любовью и деньгами.

Я в ярости развернулся и бросил через плечо:

— Просто напиши, когда вылетаем, — я ушел из переулка напряженными шагами, сжимая и разжимая кулаки.

Не так я хотел начать вечер.

* * *

Когда я прибыл в отель Шангри-Ла, где Дайю проводила маскарад, я ощущал себя как почти утонувший разбойник, а не бравый мушкетер. Я пошел в туалет, миновав многих ю, которые явно собрались на мероприятие. Одна женщина была в наряде принцессы-лебедь, ее платье было украшено слоями белых перьев, сияющих в свете люстры, и местами было видно участки плоти, присыпанной блестящей пылью. Группа мужчин в расшитых нарядах богатых военачальников из «Романса о трех королевствах» с изогнутыми саблями на поясах, следовали недалеко за ней. Большое мраморное фойе заполнял взволнованный гул, красивые гости направлялись к лифтам, чтобы подняться в бальный зал.

Мужской туалет бы, что удивительно, пустым. Я прошел к рукомойнику, снял черную маску. Она оставила следы у меня на лбу и скулах, и я осторожно опустил ее на бежевый рукомойник, а потом вымыл лицо и руки, пытаясь стереть грязь города и свой пот. Я все думал о страхе в голосе Айрис, когда она говорила про Линь И. Линь И не могла биться, как Айрис, но она могла перехитрить любого. И все же что-то в этой опасной ситуации вызывало у меня плохое предчувствие, от которого не удавалось избавиться. Я решил не думать о том, что она говорила о доверии к Дайю и моей жизни как ю. Разве мы не сделали достаточно, уничтожив штаб-квартиру корпорации Цзинь? Я не думал, что мы потеряем Виктора в процессе. Мы договорились, что миссия была важнее всего. Но что я выбрал бы теперь, если бы мог вернуться во времени?

Я смотрел на свое отражение, лицо было мокрым, темные глаза — запуганными.

Я моргнул.

«На его месте должен был оказаться я».

Я вытерся мягким полотенцем с монограммой, сложенным в плетеной корзинке для гостей. Я провел ладонью по волосам, обрезанным коротко везде, кроме челки. Я постарался уложить их, как мог, продуктом, который советовал Вик, но час ходьбы под летним жаром Тайпея все испортил, и волосы упали мне на глаза. Я сдался и надел маску.

«Растрепанный разбойник».

Всем гостям дали «волшебную» золотую монету, и я смог попасть в частный лифт. Я поднимался с парой, одетой как дракон и феникс. Маска дракона выглядела тяжелой, на ней были вырезаны синяя и зеленая чешуя, темно-зеленые нефритовые рога торчали из его лба. Женщина была в алом наряде, маска феникса сочеталась с маской ее спутника. Я вежливо игнорировал то, как она хихикала и покачивалась, прижимаясь к спутнику. Он тоже не ровно стоял на ногах. Они были уже пьяными или под кайфом, как многие на этом мероприятии. Я первым вышел из лифта, когда он звякнул.

Дверцы открылись в другом мире. Я знал, что темой была сказка, и Дайю обсуждала со мной планы, просила совета, когда ей нужна была помощь или мозговой штурм, но было поразительно видеть результаты ее труда. Цветы и плющ яркими вспышками вырывались из потолка, золотое дерево баньян занимало центр зала и, казалось, росло вверх ногами. Яркие шелковые бабочки и птицы трепетали среди цветов. Пол был озарен кружащимися созвездиями, и казалось, что гости танцевали в центре галактики среди звезд.

Я поискал взглядом охрану, всегда присутствующую, когда богатые ю собирались праздновать, и быстро заметил десяток человек в темных костюмах. Потом я поискал тех, кто мог быть частью команды Цзиня — они выглядели подло, были готовы убивать, а не защищать. Никто не поймал мой взгляд, и я двигался вдоль стены, углубляясь в зал.

Гости в костюмах только добавляли ощущение иного мира. Серебряный и золотой свет подчеркивали шеи с украшениями, сияющие рога и мерцающие крылья. Одна женщина танцевала как ледяная королева, сжимая посох, на верхушке которого сиял серебряный огонь. Работники отеля были наряжены как хули-цзинь, их было легко заметить по острым лисьим ушам среди гостей. Они носили подносы с закусками и бокалами с шампанским.

Я вытянул шею, искал Дайю в дорогом зале. Пришло около трех сотен людей, и я не сразу смог ее найти. Она стояла у возвышения спереди, говорила с небольшим кругом мужчин и женщин, богатых вкладчиков. Она выглядела потрясающе в лиловом ципао, расшитом серебряными хризантемами, ее длинные волосы были уложены свободной спиралью. Она вплела цветы в волосы, чтобы соответствовать теме вечера. Дайю выглядела как смертная королева, которой выражали уважение фантастические существа. И при виде нее в толпе я все еще ощущал это — словно увидел нечто неожиданное — радость и напряжение одновременно.

Я не хотел врать ей про поездку в Шанхай. Наши отношения были основаны на обмане, и я пытался изменить это, быть честным теперь, когда мы были официально вместе. И я знал, что она делала так для меня. Мы доверяли друг другу, а то, что просила Айрис, рушило это доверие. Я вспомнил презрение Айрис и напрягся. Кем она была, чтобы судить меня?

«Но она не ошибалась, Чжоу, — мысль возникла как демон на плече. — Что ты делал с собой? Кроме наслаждения удобствами?».

Я бы пронзил сердце того демона, если бы мог.

Я держался в стороне у края зала, смотрел на ю из-за своей маски с перьями. Я съел пару закусок, выпил бокал шампанского, пузырьки щекотали нос, но все же любил я домашнюю и уличную еду. Не мелкие угощения. Через час высокая женщина подкралась ко мне. Я не мог иначе это описать. Она была в узком платье с тянущимся подолом, похожим на длинный хвост. Она подобралась ближе, и я увидел, что платье украшала золотая и зеленая чешуя, подражающая змее. Она остановилась передо мной. Ее глаза были изумрудными с темными вертикальными зрачками.

— Здравствуй, — тихо и хрипло сказала она. — Почему такой красивый юноша прячется в тени?

Я вскинул бровь:

— Я в маске. Ты не видишь мое лицо.

Она подняла сияющий бокал шампанского, сделала долгий глоток и сказала:

— Я вижу твой рот и эту челюсть, — ее алые губы изогнулись в улыбке, стало видно кончики острых клыков. — Этого достаточно.

Я издал невеселый смешок.

— Это не моя сцена.

— Давай уйдем отсюда, — она провела острым ногтем по моему рукаву. — У меня есть свой пентхаус.

Я отодвинулся от стены.

— У меня есть комната в отеле на ночь. С моей девушкой.

Она откинула голову и рассмеялась.

— С девушкой? Как жаль. Ты моногамен? Ты, похоже, младше, чем я думала.

Я не ответил, и она сделала еще глоток из бокала, а потом вздохнула. Она грациозно ушла прочь без слов, змеиные глаза нашли новую жертву. Что-то в прикрытых лицах заставляло людей терять стеснение. Но ю все считали состязанием, даже секс.

В одиннадцать вечера оркестр притих, и Дайю поднялась на возвышение. Ее показывали на четырех экранах на стенах большого зала.

— Я хочу отблагодарить всех, кто пришел сегодня и вложил щедро деньги в наш проект, — сказала она. — Ваши деньги помогут привлечь внимание к важности изменения законов окружающей среды в Законодательном Юане. Наш красивый Тайвань — не сказочная страна, — она сделала паузу, пока зрители хлопали. Прошла минута, гости притихли, и Дайю убийственно улыбнулась. Эта улыбка могла остановить любого и заставить забыть обо всем. — Для меня очень важно то, что вы здесь и готовы поддержать очень важное дело, чтобы обеспечить для нас и волшебного Тайваня лучшее будущее, — она склонила голову, и все снова захлопали.

Казалось, она закончила, когда мужчина прошел на возвышение. Он шепнул Дайю, и она с растерянным видом отдала ему микрофон.

— Здравствуйте. Добрый вечер, — сказал он гулким голосом. — Меня зовут мистер Ли, и я представляю удивительное дополнение к делу мисс Цзинь этим вечером!

Зрители шептались, и я выпрямился у стены. Мистер Ли широко улыбался, а Дайю ждала с нами, выражение ее лица было нечитаемым.

— Один миллион юаней от мистера Цзиня! — воскликнул мистер Ли. Все четыре экрана показывали Цзиня рядом с Дайю, и гости удивленно охнули. — Ваш отец так вами гордится, мисс Цзинь.

Девушка в черной юбке и красном фраке с золотой вышивкой вышла на сцену с большим чеком, широко улыбаясь радостной толпе внизу.

Выражение лица Дайю не изменилось, но она стала бледнее, улыбаясь мистеру Ли, не разжимая губ.

— Спасибо.

Я хмуро смотрел на Цзиня, всегда сияющего здоровьем. Он любил устраивать шоу и занимать место в центре. Так он выглядел хорошо, искупал вину, учитывая, что его обвиняли в попытке остановить законы об окружающей среде. Я ждал, что Дайю откажется от чека, вежливо, но твердо отречется от вклада отца. Она так трудилась эти месяцы, собирая деньги, пытаясь отыскать спонсоров, чтобы оплатить этот маскарад. Она даже смогла получить бальный зал бесплатно в обмен на комплименты отелю Шангри-Ла — они знали, что придет много важных лиц, и много комнат будут заняты. Я наблюдал за ней, все время был рядом с ней. Ей не нужны были подачки Цзиня. Это были грязные деньги.

Дайю посмотрела на сцепленные перед собой ладони, а потом подняла голову и кивнула мистеру Ли, но смолчала.

Через миг сияющие конфетти посыпались сверху на гостей, оркестр снова заиграл. Все рассмеялись, некоторые подняли руки к потолку, пока мерцающие конфетти падали на них. Люди открывали рты от удивления и радости.

Но мое удивление было тяжелым свинцом в груди. Почему она не отказала отцу? Принятие его денег лишь показывало публике, что Цзинь все еще управлял ее жизнью. Что он мог стоять за всем трудом Дайю. Это придавало ему хороший вид, хотя ему не было дела до окружающей среды или мей.

Мне стало гадко от того, как Цзинь влез в мероприятие Дайю, и я ушел в лифт и направился в номер, который Дайю забронировала до нас, все еще испытывая разочарование из-за того, что она приняла его деньги.

Я получил сообщение от Айрис с нашим рейсом, пока шел по широкому коридору отеля. Билет был уже куплен.

«Не говори ей», — напомнила она. Я разозлился и не стал отвечать.


ГЛАВА ШЕСТАЯ



Когда Дайю пришла в наш номер, я уже помылся и надел халат, бросив костюм мушкетера кучей на полу. Было почти два часа ночи. Я хотел сразу напасть, но смягчился, увидев, как она устала. Она прильнула к стене, снимая туфли на высоких каблуках, а потом убирая шпильки из волос. Она тряхнула волосами и помассировала кожу головы.

— Слава богам, это кончилось, — она расстегнула ожерелье с бриллиантами. Она бросила украшение, цена которого была не меньше, чем с шестью нолями, на столик.

Я прошел к ней, и она развернулась, чтобы я расстегнул ее платье. Я помассировал ее шею, пока она снимала ципао. Она повернулась и обвила руками мой пояс, прижалась головой к моему плечу.

— Ты вкусно пахнешь, — прошептала она в мою грудь. — Поверить не могу, что мой отец так поступил.

Я потирал ее спину, напряжение медленно покидало ее тело, она льнула ко мне.

— Я могу, — сказал я.

Она была в моих руках, прижатая ко мне, и я ощущал, как груз в моей груди тает, медленно пропадает. Мы почти не разлучались за эти три месяца, которые она жила со мной. Я был уверен, что возникло недопонимание, и мы сможем разобраться в этом.

— Но зачем ты взяла деньги? — прошептал я в ее ухо.

Она напряглась и оттолкнулась от меня.

— А что я должна была сделать?

— Сказать нет? — ответил я. — Спасибо, но нет.

— Он — мой отец, Джейсон, — Дайю сняла кружевной лифчик так быстро и легко, что ей можно было дать медаль. — И ты не знаешь его, — подавленно сказала она.

— Я знаю, что он улучшил себе репутацию сегодня. За счет тебя.

— Я всю жизнь выбираю сражения с ним, и как жить, когда он пытается всем управлять, — парировала она. — Это не стоило боя. Если бы я отказалась от денег на публике, он потерял бы лицо, обратил бы все внимание на меня. На нас. Этого я не хочу. Он мог не сделать вклад, а активно работать против меня. Ты это знаешь.

— Он связывался с тобой?

— Я не хочу говорить сейчас об этом, — она пошла прочь, замерев, только когда снимала трусики. Я забыл о своих мыслях, а она пропала в ванной. Раздраженный — и заведенный — я чуть не пошел за ней внутрь, но остановил себя. Дайю была права. Хоть я ненавидел Цзиня, я не сталкивался с ним так, как Дайю. Она знала его лучше всех.

Я схватил свой телефон и открыл игру с роботами, надеясь найти Аруна онлайн. Но его не было, и мне пришлось стрелять по роботам самому, пытаясь забыть о нашем споре и моем возбуждении.

Я услышал, как выключился душ. Когда Дайю вышла, она тоже была в халате, на лице не было макияжа, а мокрые волосы прилипли к ней, будто она только выплыла из моря. Она забралась на кровать королевского размера, зарылась в мягкое одеяло.

— Иди в постель, любимый.

Я подавил улыбку, прошел к ней. Перемирие. Она говорила так, только когда уставала или была уязвима. Мы устроились рядом друг с другом, будто парный набор, как чашки или ложки.

— Прости за мои слова. Я сильно реагирую на твоего отца, — она не ответила, но придвинулась ко мне. Я убрал мокрые пряди темных волос с ее щеки. — Мне нужно ненадолго уехать завтра, — сказал я. Она уже дышала медленно, почти уснула, но тут ее глаза открылись.

— Да? — сказала она. — Куда?

— Быстрая поездка в Тайчжун, — я замешкался на миг из-за лжи. — Арун попросил поехать с ним, — я сразу пожалел из-за слов, но убеждал себя, что ложь была безобидной. Я почти верил в нее.

— Арун? — прошептала она и закрыла глаза. — Я рада. Ты давно его не видел, — она тихо выдохнула, прижимая ладонь к моему бедру.

— Да, — сказал я, — давно.

— Я часто видела его в новостях, — сказала она. — Он был занят.

Я кивнул у ее плеча. Арун стал знаменит после того, как его новый антидот помог остановить эпидемию убийственного птичьего гриппа. И теперь он был мультимиллионером. Часть денег от антидота он использовал, чтобы открыть клинику в Тайпее — пациенты платили, сколько могли позволить. Чаще всего они вообще не могли заплатить. Мы один раз встречались после взрыва бомб, но я не пытался увидеть его месяцами.

Дайю уснула через минуту, и я смотрел на нее, игнорируя демона, усевшегося мне на плечо. Я представил, что он был в дорогом смокинге, и его волосы были уложены лучше, чем я мог это сделать. Он потирал руки, хихикая.

— Одна маленькая ложь никому не навредит, Чжоу. Она просто будет переживать.

Я приказал голосом выключить свет и смотрел в окна на Тайпей внизу. Из нашей комнаты было видно 101, мой дом весь прошлый год. Здание было подсвечено лиловым этой ночью, выглядело знакомо среди мерцающего неоном пейзажа. Воздушные лимузины кружили вдали. У многих ю ночь только начиналась. Ощущая знакомое тепло Дайю рядом с собой и нежность ее тела, я закрыл глаза и попытался уснуть.

Но вместо этого я видел свою демоническую копию. Я долго не мог уснуть.

* * *

Я толком не отдохнул, когда проснулся на рассвете, город в серой дымке начинал принимать облик, там начали проявляться краски. Дайю прижималась ко мне, ее голова лежала на моем локте, и она все еще крепко спала. Мы сняли халаты ночью, ведь под одеялом было жарко. Я гладил ее руку, и она зашептала во сне, пока я пытался уснуть. Но разум уже сосредоточился на полете в Шанхай с Айрис и моей лжи Дайю. Незнание не навредит ей. Так я решил. Так почему мне было так плохо?

Я сдался, выбрался из кровати и надел черную футболку и черные домашние штаны, а потом пошел в спортзал в отеле. Там было пусто рано утром в воскресенье, и я еще полтора часа прыгал, поднимал гантели и качал пресс, пока не устал. Но, когда я вернулся в номер отеля, промокший от пота, один взгляд на Дайю, сидящую на кровати и протирающую глаза, показал, что потом вину прогнать не удалось. Она вытянула руки над головой, напоминая кошку, а я замер у двери и глазел.

— Джейсон, — голос был хриплым ото сна. — Я испугалась на миг, что ты уже уехал.

Я снял мокрую футболку и бросил ее в кучу моих вещей на полу.

— Я не ушел бы, не попрощавшись.

— Иди сюда, — потребовала она. Дайю без смущения смотрела на меня, как я на нее.

Уголки моего рта приподнялись.

— Я воняю. Я собирался в душ.

— Ммм, — она махнула на кровать.

Я рассмеялся, но послушно опустился на одеяло.

— Доброе утро, — я склонился и поцеловал ее голое плечо. — Но мне нужно в душ.

— Сначала мой подарок.

— Подарок? — я пытался вспомнить, не забыл ли о важном событии.

Она взяла со столика длинную прямоугольную коробку.

— Это не самый романтичный жест, — Дайю почти стеснялась, когда передала мне коробку. — Но я думала какое-то время о твоей безопасности. И раз ты поедешь…

Там был черный кожаный чехол с моим именем, выбитым серебром на краю. Я с любопытством поднял верх, и чехол раскрылся. Два серебряных метательных кинжала лежали на черном бархате внутри.

— Дайю, — я поднял один из кинжалов. Клинок был таким чистым, что отражал меня, хоть и криво, тонкая кала была вырезана на рукояти, как татуировка над моим сердцем в память о моей матери. — Ты ошибаешься. Это очень романтично.

Она издала тихий смешок.

— Тебе нравится? Это странно?

Рукоять кинжала идеально легла в мою ладонь.

— Мне это нравится. Нравится странное. Спасибо.

— И еще одно, — сказала она. — На вершине рукояти кнопка. Если ты нажмешь, на клинке появится яд.

Я покрутил кинжал, посмотрел на рукоять. Он был так хорошо сделан, что не было видно кнопку, если не знал о ней.

— Правда?

Она кивнула с серьезным видом.

— Яд почти сразу лишает движения, а через несколько минут убивает.

Я тихо присвистнул.

— Но почему ты решила, что это мне нужно? Обычно я попадаю в цель.

Она потянулась к моей руке.

— Знаю, Джейсон. Но это меня успокаивает. Ты можешь пострадать, раз мы вместе. Отец пока нас не трогает, но его внимание в любой миг может обратиться на меня, особенно после прошлой ночи. Как только он сосредоточится на тебе, он не уймется, пока не получит желаемый результат.

Я закрыл коробку, она щелкнула.

— И для него лучший результат — моя смерть.

Она молчала, но ее взгляд сказал достаточно. Я нежно поцеловал ее в губы.

— Спасибо. Не переживай за меня. Ты знаешь, что я могу за себя постоять.

Дайю улыбнулась, но это не затронуло глаза.

— От этого мне лучше.

— Я всегда буду носить их с собой.

— Когда ты встречаешься с Аруном?

На миг я не понял, о чем она. В этом была опасность лжи.

— Я выдвигаюсь около полудня. И мне нужно забрать пару вещей из нашей квартиры, — за эти месяцы я начал называть свою квартиру нашей. Я повернул голову и провел ладонью по гладкой коробке, спрятал ее в свой рюкзак. Мне не нравилось ей врать.

Она кивнула.

— Иди тогда в душ, а я закажу уборку номера.

Я ушел в ванную, а потом выглянул, желая сказать кое-что еще.

«Еще раз спасибо. Я люблю тебя».

Дайю уже легла на кровати, отдала приказ через меню отеля на стене-экране.

Я ушел в душ, ничего не сказав.

* * *

Я вышел из отеля пару часов спустя, быстро поцеловав Дайю, не желая задерживаться.

— Увидимся через пару дней? — спросила она.

— Да, — сказал я.

— Сообщишь, когда вернешься?

Я кивнул.

— На мне твои ножи.

Она улыбнулась.

— Я всегда ношу свой тазер.

Я пошел к 101 из отеля Шангри-Ла сам. Днем улицы были наполнены семьями и пешеходами, которые наслаждались выходным, почти все прикрывали лица масками. Но редкие задерживались на улицах, потому что жара и влажность были невыносимы в августе. Все спешили к местам с кондиционерами: в рестораны и магазины. «7-Eleven» были полны клиентов, берущих охлажденные напитки, а родители покупали детям замороженные соки и мороженое. Автоматические двери все время раздвигались, выпуская прохладный воздух, пока я проходил мимо.

Солнце висело над головой — грязно-оранжевое — и темно-коричневый смог мешал видеть небо. Я купил себе сладкого картофеля, который насыпали в прозрачный мешок, в один из кусочков торговец сунул зубочистку. Я опустил маску и наслаждался теплым угощением, хоть пот стекал по шее. Швейцар, Сяо Хуань, поприветствовал меня, когда я вошел в здание.

Квартира была пустой без Дайю, и я собрался, почти не думая, бросил пару черных футболок и джинсов в кожаную сумку. Вик возразил, когда я сказал, что мне не нужны чемоданы, так что он купил мне две красивые коричневые кожаные сумки для путешествий. Я улыбнулся, вспомнив наш спор.

— Ты не можешь зваться ю-парнем, если ты носишь вещи в пакете, как бездомный, — он злился из-за темы, которую я вообще не обдумывал за всю жизнь. Через неделю он принес мне кожаные сумки ручной работы.

Я осторожно убрал новые ножи в сумку. Мне нравилось иметь все время нож при себе, но в аэропорте меня не пропустят. Я проверил карманы, нашел что-то в джинсах. Я с интересом вытащил это. Записка, сложенная треугольником. Я развернул ее и узнал почерк Дайю: ее иероглифы были изящными, хоть она использовала ручку.

«Я буду скучать».

Она написала только эти три слова, а потом нарисовала пару сердечек и цветов вокруг них. Я улыбнулся, ощущала эмоции, которые не хотел анализировать, и спрятал записку в карман. Я посмотрел на часы, попросил Сяо Хуаня вызвать мне такси в аэропорт, а потом схватил сумку и вышел из квартиры.

Поездка была быстрой, на пути в аэропорт машин почти не было. Я щедро заплатил водителю и заметил серебристые волосы Айрис возле одного из входов. Я поднял голову в приветствии, она кивнула, и я пошел среди машин и людей к ней.

— Я не знала, появишься ли ты, — сказала она, когда я смог ее услышать.

— Ты не знаешь, что я всегда выполняю обещания? — спросил я.

— Я думала, что знала тебя.

Я прошел мимо нее.

— Я прежний, Айрис. Я не менялся. А теперь давай отыщем Линь И.

Я проверил сумку, все ножи были аккуратно спрятаны в ней. Айрис тоже прошла проверку, и я не стал спрашивать, что она проносила мимо охраны — с Айрис это могло быть что угодно. Она купила билеты первого класса, я подозревал, что из-за удобства и ослабленной охраны, а не из-за роскоши.

Мы ждали, чтобы сесть на борт, в зале ожидания «Воздушная императрица». Я не знал, была ли ошибка, или его намеренно так назвали, но название было оправданно. Внутри были личные кабинки для сна, душевые кабинки и даже большая ванна, в которой, как говорили, была новая технология подачи воды. В буфете было все от легких закусок до полных обедов для гостей, по краям большого элитного салона были два бара. Команда «Императрицы» была в серебряных жакетах, и они были готовы помочь по мановению руки.

Мы с Айрис удалились в дальний угол зала, чтобы скрыться за высокой спинкой дивана, который стоял лицом к окнам во всю стену, и быть подальше ото всех. Женщина принесла две чашки эспрессо, как я заказал, как только мы устроились на бархатных подушках. Я выпил кофе в тот миг, когда он был уже не обжигающим, но все еще горячим, чтобы сохранить насыщенный аромат. К этому я привык в жизни ю: наслаждаться дорогими эспрессо, когда хотел.

— Ты не сказал ей, — заявила Айрис.

Я кружил вторую чашку, глядя, как поднимается пар.

— Нет. Но ты не имела права просить меня врать ей.

— Даже после произошедшего прошлой ночью?

Я посмотрел в ее пронзительные глаза, пытаясь понять, о чем она.

— Вклад от Цзиня на мероприятии твоей девушки? Это было во всех новостях.

— О, это, — сказал я. — Дайю даже не знала, что ее папа так поступит. Этого хочет Цзинь — он не мог упустить шанс выставить себя в хорошем свете. Они не связывались с его побега в Китай.

— Связывались, Чжоу. С первого же дня, — Айрис тряхнула головой.

Кровь отлила от моего лица.

— Что? Откуда ты знаешь?

— Линь И взломала телефон Дайю…

Я опустил эспрессо на стол перед нами, но чашка звякнула о стекло, потому что моя ладонь дрожала от гнева.

— Вы не имели права…

— Ты хотел, чтобы мы доверяли ей, Чжоу. Но твоя — и наша — безопасность важнее. Только так мы могли узнать, можно ли ей доверять…

Я хотел ударить кулаком по столу, но скрестил руки, впился в них пальцами.

— Что вы узнали?

— Они переписывались примерно раз в неделю.

— И Дайю в сговоре с ним? Или с тем, что он пытается основать в Китае? — я сглотнул, эспрессо теперь казался горьким во рту, вызывал отвращение.

— Ничего преступного, — сказала Айрис. — Но мы смотрели только сообщения. Кто знает, о чем они говорили в видео-чате?

— Дай посмотреть, — сказал я. Айрис передала свой телефон, и я полистал скучные разговоры Дайю и Цзиня, которого она подписала как «Отец». — Если ничего такого…

— Она врала тебе, Чжоу, — перебила меня Айрис. — Про связь с Цзинем. Ты можешь верить, что она не соврет в остальном?

Я сжал голову руками.

— Могу, — сказал я полу. — После всего, что мы пережили, я доверяю Дайю жизнь, — но желудок сжался. Айрис была права. Почему Дайю соврала мне?

— Я не доверяю ей наши жизни, — ответила Айрис.

Я не успел ответить, ее Вокс звякнул. Она тут же опустила взгляд.

— Арун, — сказала Айрис. — Он пытался с тобой связаться, но ты не ответил.

Я отключил все приборы, как только оставил Дайю, чтобы она не отследила мои передвижения. Но сколько я смогу избегать ее, не объясняя свое поведение?

— Дайю пыталась связаться с тобой, но не смогла и написала Аруну, раз вы встречались сегодня для путешествия, — она показала мне экран часов.

«Что происходит?» — написал Арун оранжевым текстом.

— Мы с Чжоу летим в Шанхай, — продиктовала Айрис прибору. — Не говори Дайю. Прикрой нас.

Он ответил большими красными восклицательными знаками.

!!! Зачем?

— Найти Линь И, — ответила Айрис. — Мы остановимся в «Les Suites», если будешь искать нас. Мы можем быть офлайн.

Ее часы звякнули, Арун звонил ей. Айрис сбросила вызов.

— Это жестоко, — сказал я.

Она пожала плечами.

— Чем меньше он знает, тем лучше. И он — твое прикрытие.

Я покачал головой, эффект от эспрессо кипел в крови. Приятный женский голос сообщил о посадке на наш рейс, и мы с Айрис встали одновременно.

Такое начало пути не казалось удачным.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ



Я еще ни разу не летал на самолете, и, хоть полет был коротким, мне не понравилось. Мне не нравилось быть запертым в машине в небе с незнакомцами. Не нравилось, что мы вверяли жизни безликому пилоту, говорящему о погоде, времени и том, что можно увидеть слева. Мне не нравилось, как колотилось сердце, как сжимался желудок, пока самолет поднимался и опускался — это отличалось от воздушного мотоцикла, потому что я не управлял происходящим. Когда наш самолет опустился на полосу и остановился, я первым выбрался из него, радуясь твердой земле.

Мы с Айрис пошли за толпой, которая, похоже, летала в миллионный раз. Некоторые говорили на китайских диалектах, которые я не понимал, другие — на мандаринском с акцентом, к которому я не привык. К счастью, мы прошли аэропорт без проблем. Мы схватили свои сумки, и Айрис взяла нам воздушный лимузин.

— Так быстрее, — сказала она. Я еще не видел, чтобы Айрис тратила деньги, хоть у нее была своя доля. Мне казалось, что она спешила к нашему отелю, чтобы мы начали поиски Линь И как можно скорее. Последний раз в лимузине я летал к корпорации Цзинь с Дайю месяцы назад, и я старался не думать об этом. Мои приборы были отключены, я знал, что меня будут ждать ее сообщения. Я не знал, что делать с информацией, которой поделилась Айрис.

Задумавшись, я не смотрел в окно, пока Айрис тихо не сказала.

— Вот… Бунд, — наш лимузин описал дугу, чтобы мы увидели знаменитый пейзаж Шанхая, узнаваемый с обеих сторон реки Хуанпу. Величавые и красивые здания в этом районе почти все были памятниками истории и когда-то служили банками и торговыми домами для всего мира. Говорили, что этот район можно было узнать даже тому, кто был тут века назад. Я в это верил, потому что эти здания были будто взглядом в прошлое: низкие домики соседствовали с современными великанами из стали и стекла за рекой.

Близился вечер, солнце мерцало на окнах высоких зданий. Толпы людей ходили вдоль реки, лодки и баржи всех размеров медленно плыли по воде.

— А там Башня Цзинь, — Айрис указала на самое высокое здание, спираль из серебра, пронзающую грязное небо.

Я смотрел на строение. Оно было красивым и огромным, как и любил Цзинь.

— Конечно, теперь это самое высокое здание в мире.

— Он должен как-то зарабатывать деньги, раз костюмы еще не вернулись на рынок, — ухмыльнулась Айрис.

Мы добились своего взрывом в корпорации, но это далось нам высокой ценой. Жизнь Виктора стоила того, что мы достигли? Да, теперь был мораторий на производство костюмов Цзинь, но потом они вернутся на рынок, станут лучше прежних. А пока что Цзинь сосредоточил свое богатство, связи и власть в Китае. Мы значительно навредили ему? Или это был бой муравьев с богами? Мы зря потеряли Вика?

Лимузин опустился в гараж одного из зданий у края района, и мы опустились на лифте в фойе отеля. Айрис выбрала для нас «Les Suites», маленький и современный отель. Мы выбрали большой номер с двумя кроватями с видом на реку. Она проверила номер, бесшумная, как пантера на охоте, искала жучки и камеры. Вик оставил нам один из лучших детекторов, по крайней мере, таким он был полгода назад. Я снова ощутил его присутствие, пока был с Айрис. И я скучал по нему.

Айрис кивнула, закончив.

— Все хорошо, — сказала она. — Линь И знает, что мы здесь.

— Она придет к нам? Ее не придется искать?

Айрис кивнула.

— Если повезет, — она прошла к окнам и выглянула на город почти в сумерках, вид был красивым, хоть и подернутым смогом. Неоновые огни Жемчужной башни уже горели, и реклама двигалась по всей длине Башни Цзинь, а потом там появились изображения фейерверков с сообщением о церемонии открытия башни золотыми иероглифами. — Значит, он будет в городе, а то и уже тут, — сказала Айрис.

— Цзинь в городе, — ответил знакомый тихий голос за нами.

И наша дверь, которую мы даже не услышали открывающейся, закрылась.

Я уже выхватил один из кинжалов Дайю, собирался бросить. Но Айрис побежала к двери и обвила Линь И руками. Линь И судорожно вдохнула, почти всхлипнула.

— Мое сердце, — девушки обнялись, и я ощутил ком эмоций в горле. За прошлые месяцы Линь И пыталась связаться со мной, проверяла сообщениями, предлагала поговорить. Я согласился один раз, но передумал в последнюю минуту. Я не был готов к встрече с ней, к извинениям за смерть Виктора.

«На его месте должен был оказаться я».

Линь И с Айрис долго обнимались: высокая и худая Айрис идеально подходила к хрупкой Линь И. Из-за их объятий я подумал о Дайю. Но я не хотел о ней думать и прогнал мысль из головы. Наконец, Линь И увидела меня и застыла, как нарушитель у окон.

— Чжоу, — она робко улыбнулась. — Ты здесь.

— Да, — сказал я и убрал кинжал в скрытые ножны.

Линь И отошла от Айрис, но успела поцеловать ее в щеку. Она прошла ко мне, а я застыл без движения.

— Прости, Чжоу, — сказала она, протягивая ко мне руки. — Мне так жаль.

Я в смятении покачал головой. За что Линь И извинялась? А потом она обвила меня руками, и я ощутил горе в своей груди, глаза жалили слезы. Я обнял ее в ответ, пытался говорить, но не издал ни звука.

— Шш, — прошептала она. — Все хорошо, — ее голос дрогнул.

Но это было не так.

— Я скучала, — прошептала она.

— Я тоже, — смог выдавить я.

— Ты хочешь помочь мне все исправить?

Я улыбнулся, вытирая глаза.

— Всегда, — я сделал паузу. — Как ты пробралась?

Линь И тоже улыбнулась и пожала плечами.

— Сделала свой ключ. Эти номера удивительно легко взломать. Я оставалась в роскошном номере в отеле неподалеку, но вызвала смятение у горничных, когда ушла. Я уверена.

Айрис подошла к нам, качая головой.

— Ты вечно устраиваешь беспорядок, любимая.

— Нет, — с достоинством, но не убедительно парировала Линь И.

— Они, наверное, думают, что там прошел тайфун, — ответила Айрис.

Я улыбнулся.

— Мы тут в безопасности? — спросила Айрис.

Линь И посерьезнела.

— Пока что. Но время не на нашей стороне. Цзинь охотится на меня.

Айрис сжала ладонь Линь И.

— Что?

Мое лицо пылало.

— Расскажи нам все, — сказал я.

* * *

Мы собрались на мягком диване нашего номера вместе. Связанные. Линь И рассказывала порывами, часто делала паузы и брала себя в руки. Ее ладони заметно дрожали, когда она описывала убийство Джени и тело. Она запиналась, и злость на Цзиня наполнила меня ненавистью. Мало того, что он убивал мей, не переживая из-за этого, он еще и не имел дела с жуткими последствиями. Мы были пешками в шахматной игре, существовали ради выполнения своей цели, и нами можно было жертвовать.

Когда Линь И закончила, мы сидели в темноте, лишь золотое сияние зданий и мерцающий неон небоскребов за рекой озарял комнату. Мы проголодались, но не хотели впускать в комнату незнакомцев.

— Возле фойе есть большая зона отдыха, — сказала Линь И. — Я проверила отель перед вашим прибытием. Там есть еда — только закуски и десерты, но зато бесплатные.

— Я быстро, — сказал я, оставляя девушек. Я оглянулся, Линь И опустила голову на плечо Айрис, а та гладила лиловые волосы Линь И, нежно шепча ей. Сердце наполнилось любовью к ним, я снова был с семьей. Я тихо закрыл за собой дверь.

В зоне отдыха было пусто ранним вечером. Все туристы, которые остановились в отеле, еще ходили по улицам, наслаждались видом и едой в разных ресторанах, от уличной еды до пятизвездочных заведений. Я прошел вдоль столов и закусками и десертами, набрал две большие тарелки всего: канапе, булочек, водорослей, маринованного тофу, вареных яиц. Я наполнял еще тарелку клубничными пирожными, печеньем, пудингом с манго, размышляя, как отнесу все в номер, когда в зал прошла семья. Мама прошла меня, окинув взглядом. Я был в серой выцветшей футболке (дизайнерской, Вик говорил, что заплатил за выцветший эффект) и черных джинсах, но с волосами, упавшими на глаза, я знал, что выглядел как тот, кто забрел с улицы.

— Мама, — сказала девочка с хвостиками, — он все это съест? — она указала на меня, раскрыв рот. Ее мать потянула ее за руку, зашипев на нее, и они прошли к столику в дальнем углу комнаты.

Я старался не смеяться.

— Да, бро, — сказал знакомый голос за мной. — Ты все это съешь?

— Арун, — я опустил тарелки.

Мы обнялись, он хлопнул меня по спине. Его торчащие волосы все еще были оранжевыми на концах, но отливали рыжим у корней.

— Рад тебя видеть, — воскликнул я.

— Да? — улыбнулся он. — Я бы не догадался, ведь вы с Айрис бросили меня в Тайпее, словно были преступниками, решившими ограбить дворец императора.

Я рассмеялся.

— Ну, да, — мы с Аруном стукнулись кулаками. — Давно не виделись.

— Точно, — ответил он. — Я могу с этим помочь?

Мы нагрузили четвертую тарелку, пока мать шептала о нас своему мужу. Я улыбнулся ей и подмигнул, когда мы уходили. Ее глаза округлились от этого, и ее дочь сказала:

— Видела, как жадный парень улыбнулся нам, мама? Он дружелюбный!

— Ох, Чжоу, — сказал Арун. — У тебя нет стыда.

Я снова рассмеялся.

— Мне так долго приходилось воровать еду, чтобы выжить… — я замолчал, вспомнив бесконечные годы голода и борьбы за жизнь. — Думаю, это все еще со мной.

Арун фыркнул.

— О, хватит душещипательных историй. Я знаю, что кожаные туфли на тебе стоят не меньше пары тысяч юаней.

Я взглянул на свою обувь.

— Вик дал их мне.

— Этот Виктор, — сказал Арун. — У него всегда был хороший вкус, — но юмор пропал из его голоса.

Появление Аруна вызвало радость у Линь И и Айрис, когда мы вошли в номер. Мы рассказали Аруну о происходящем, пока ужинали. Мы наслаждались эспрессо — и чаем в случае Линь И — когда Арун озвучил то, о чем все мы думали:

— Так что мы делаем?

— Нам нужно вернуть ноутбук Джени, — тихо сказала Линь И, но в голосе звучала ярость, которую я узнавал. Она не отступит, пока не достигнет цели.

— Но как? — спросил я. — Ты сможем отследить ее ноутбук?

Линь И покачала головой.

— Потому Джени просила о помощи. Я зашифровала ее компьютер и сделала так, что его не отследить.

— Тогда это невозможно, — сказал Арун.

— Есть один способ, — ответила Линь И, глядя на чашку чая. — Я оставила подпись на устройстве — личный штамп, что кодировала его я.

— Зачем? — спросил я.

— Для экстренных случаев, — ответила Линь И. — Меня найдут, только если я этого захочу. Я достаточно долго скрывалась.

— Но зачем Цзиню искать тебя? Он может нанять кого угодно, чтобы взломать шифр, — сказал Арун.

— На это уйдут месяцы, и гарантии нет, — сказала Линь И. — У него нет месяцев. Я — его лучший, а то и единственный шанс заполучить данные.

— Ты хочешь, чтобы Цзинь похитил тебя, чтобы добраться до ноутбука… — спрашивал я. Но Айрис меня перебила:

— Нет, — сказала Айрис. — Ни за что.

Линь И коснулась руки Айрис.

— Милая… — сказала она на английском.

— Не пытайся меня задобрить сладкими словами, Линь И! — Айрис злилась, но я знал, что она была почти в панике. — Что сделает Цзинь, когда ты откроешь ему данные? Ты тоже умрешь ради того, что он хочет.

— Я могу потянуть время… — сказала Линь И. — Пока вы не заберете меня.

— Как? — осведомилась Айрис. — Первым делом тебя лишат всех приборов. Мы не сможем тебя отследить!

— Можно вживить мне трекер, — сказала Линь И.

— Что? — воскликнули хором мы с Айрис.

Арун кивнул.

— Да. Он размером с рисовое зернышко.

Айрис повернулась к Аруну.

— Ты соглашаешься на эту схему?

— Я просто слушаю, — Арун поднял руки, — и предлагаю советы. Это из области биотехники.

— Все не то без Вика, — тихо сказала Линь И.

— Точно, — согласился Арун. — Он знал бы, как получить последние новинки. Но, думаю, если поискать, я смогу быстро заполучить это.

Я потер виски, вдруг ощутив усталость.

— Так мы позволим Цзиню найти и забрать Линь И, чтобы трекер привел нас к ней и ноутбуку Джени?

Айрис покачала головой.

— Вы не знаете, куда Цзинь ее заберет — это может быть другая страна. Это может быть крепость с такой защитой, что мы никогда не пробьемся, — она сжала руку Линь И. — Я не могу это допустить. Не после Вика. Мы не можем потерять и тебя, — она поцеловала пальцы Линь И. — Я не могу тебя потерять. Прошу.

— Это сработает, мое сердце, — Линь И коснулась щеки Айрис. — Поверь мне.

Айрис вскочила с дивана и ушла, готовая пробить кулаком стену. Она знала Линь И даже лучше меня. Ее не переубедить.

— Айрис права, — сказал Арун. — Мы можем не успеть тебя забрать вовремя. И у Цзиня будут и данные, и ты.

— Знаю, — Линь И посмотрела на меня и Аруна ясными глазами. — Но разве есть идеи лучше? Я слушаю, — она посмотрела на напряженную спину Айрис и нахмурилась. — Я пообещала. Я не смогла спасти жизнь Джени, но могу сделать это.

— Ты знаешь, что я тебя поддержу, — сказал я.

— И ты, Чжоу? — спросила Айрис. — Ты туда же? Когда мы все еще скорбим по Виктору? Линь И, ты только что увидела еще одно убийство. Ты в шоке. Ты не мыслишь здраво.

Я встал, коснулся ножа, ощущая нервную энергию, от которой хотелось что-то сделать руками.

— Я бы занял ее место, если бы мог, Айрис. Она приняла решение. Мы можем лишь помочь ей, забрать как можно скорее от Цзиня.

— Это будет не зря, даже если моя жизнь на кону, — тихо сказала Линь И. — Я могу отправить вам данные и уничтожить устройство, — она кивнула Аруну. — Цзинь получит меня, но не изобретение Джени. Если я могу повлиять на это.

Арун поджал губы.

— Он убил мою маму. Я готов сделать все, чтобы помешать ему извлекать выгоду из смертей невинных людей.

Айрис злилась, казалось, хотела спорить днями, но потом закрыла глаза, услышав о докторе Натарай. Мы все любили ее, она активно боролась за лучший мир, подавая пример. И она умерла за это. Ее смерть, как и смерть Джени, была на руках Цзиня.

— Я поищу трекер, который смогу внедрить тебе под кожу. Вряд ли в Шанхае это займет много времени.

— Спасибо, — сказала Линь И.

Я покрутил нож-бабочку, и мы молчали, но воздух был тяжелым от невысказанных слов.

* * *

Мы проспали следующее утро, уставшие, словно пытались оттянуть неминуемое. Арун договорился о покупке трекера у торговца в полночь возле Юй Юаня. Он встретился с торговцем один, но я приглядывал за ним, был недалеко на случай, если будет беда. Но обмен прошел без проблем.

— Судя по моим источникам, торговец проверенный, — сказал Арун, пока мы шли к отелю. — Насколько это возможно для того, кто продает украденные или запрещенные товары на черном рынке.

Я выбрался из кровати к полудню и принял быстрый душ, а потом пошел на поиски еды. Я бродил по переулкам возле Бунда. Пешеходы находили еду на тележках у дороги, где продавали омлет или жареную курицу с сосисками. Я прошел мимо небольшой группы мужчин, курящих сигареты и кашляющих, их маски свисали на шеях. Я посмотрел за плечо мужчины и увидел столик. Двое с короткими волосами играли оживленно в шахматы, не слушая предложения всех вокруг.

Недалеко от них я уловил вкусный аромат пирожных. Через половину улицы я нашел пекарню на углу с открытым лотком. Вдруг проголодавшись, я не смог пройти мимо. Я ждал за тремя другими покупателями, а потом купил бисквит, булочки с кунжутом и рисовые пирожки с пастой из красных бобов.

Когда я вернулся, друзья уже встали, собрались в гостиной. Арун поднял голову, приветствуя меня, а потом взял бисквит.

— Трекер уже под кожей Линь И. Мы уже проверили, и я смог отследить ее без проблем.

Айрис скрестила руки и молчала, все еще недовольная планом.

Я сделал нам эспрессо в машине в нашей комнате, заварил большую кружку зеленого чая для Линь И, пока все делили выпечку, которую я принес. Но они молчали. Напряжение сгустилось в комнате. Если что-то случится с Линь И, Айрис нас не простит. Я сам себя не прощу.

Часть меня думала, что, как бы мы ни старались, мы не сможем одолеть Цзиня. Но большая часть не хотела, чтобы ему сошло все это с рук. Я верил, что Линь И может постоять за себя, но знал, что все было против нас.

Я принес горячие напитки ребятам, насладился насыщенным ароматом эспрессо, а потом устроился рядом с Линь И на диване. Ее лицо было бледным, под глазами были темные круги.

— Я тоже могу идти за Линь И, — я допил эспрессо и продолжил. — Так за ней будем следить и я, и трекер. Или ты хочешь идти за ней, Айрис? — Айрис была быстрее меня и более ловкой.

— Нет, — сказала Линь И. — Я не хочу, чтобы это была Айрис, — она посмотрела на Айрис, сжавшуюся у стены в стороне от группы. — Это будет личным для нее.

Айрис отвернулась и смотрела на реку за окном.

— Хорошая идея, — сказал Арун. — Если Чжоу с самого начала будет незаметно следовать за Линь И, помощь придет быстрее.

— И я с метательными ножами, — ответил я.

Айрис кивнула. Она предпочитала инъекцию снотворного, которая вырубала всех за пару секунд, стирая воспоминания.

Арун передал мне и Айрис дешевую подделку наших телефонов.

— Можно с помощью этих переписываться, звонить и отслеживать друг друга. Я ввел туда наши временные номера. Не включайте свои основные гаджеты.

Я убрал этот телефон в карман.

— Айрис, я могу поговорить с тобой наедине? — спросила Линь И. Она едва попробовала бисквит на тарелке перед ней. Но ее чашка чая была почти пустой.

Сначала Айрис будто не услышала ее. А потом она широкими шагами прошла к их спальне, и Линь И последовала за ней.

Мы с Аруном долго сидели в тишине. А потом он сказал:

— Все будет хорошо.

Но звучало это как вопрос, а не утверждение.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ



Мы с Линь И вышли под вечер. Она пошла первой, пропала в толпе пешеходов и туристов. Я следовал в половине улицы за ней, замечая часто ее лиловые волосы. Переулки были полны такси и машин, но, пока мы шли по главным бульварам, мужчины и женщины могли проезжать мимо на велосипедах, некоторые были опасно нагружены ящиками и товарами сзади, привязанными веревками. Они держались края широких улиц, машины и грузовики гудели друг на друга, пытались проехать среди толпы.

Упрощенные надписи на магазинах и грузовиках сбивали с толку: некоторые иероглифы были похожи, и я знал слово, другие были так изменены, что угадать не получалось. У Линь И был ее телефон, и она включила его, чтобы люди Цзиня знали, где она, если искали ее. Я с болью подумал о Дайю. Она точно уже переживала, потому что я не отвечал. Но почему я должен испытывать вину, когда она врала мне так долго о том, что не общалась с отцом?

Я шел мимо людей, глядя на Линь И. Прохожие мрачно поглядывали на меня, но пропускали. Линь И не спешила, замерла у витрины пекарни, потом возле женщины, продающей расшитые тапочки на циновке. Она разглядывала обувь, не оглядываясь за спину или на машины на узкой улице. Я нервничал сильнее, чем она внешне.

Она прошла на соседнюю улицу, я — следом, люди пропускали меня, наверное, потому что я выглядел так, словно мог пронзить кого-нибудь ножом.

Линь И снова замерла, посмотрела на витрину, проверила сообщения в телефоне. Она казалась такой уязвимой, открытой, ее толкали, и вокруг были шум и суета. А она была спокойной, с напряженными плечами смотрела на экран.

Она была онлайн почти полчаса. Я не знал, сколько придется ждать — и придет ли за ней Цзинь. Стоило мне подумать об этом, как черный седан подъехал к магазину, у которого остановилась Линь И. Мое сердце сжалось. Линь И все еще смотрела на витрину, ничего не замечала, когда высокий мужчина выскочил из машины.

Я уже двигался, забрался на бамбуковые строительные леса рядом с тротуаром. Все в Шанхае, казалось, только строилось. Оттуда я видел мужчину, обвившего Линь И рукой, выбившего телефон из ее руки и потащившего ее в седан. Она боролась, но мужчина был крупным, и он словно тянул тряпичную куклу в машину.

Хоть я ожидал этого, адреналин кипел, и я с трудом подавил желание подбежать и ударить бандита.

Некоторые прохожие поглядывали на них, но не вмешивались. Несколько человек задели ногами ее телефон, а потом ребенок двенадцати лет подхватил его и сунул в карман. Седан поехал по улице, но мне повезло, что машин было много, и он медленно полз вперед. Я бежал вдоль лесов, скрытый тенями высоких зданий, и следовал за машиной. Я продиктовал быстро сообщение для Айрис и Аруна, не сводя взгляда с седана.

Мы подходили к концу длинной улицы, и я думал, что делать дальше, ведь леса заканчивались, когда машина загудела. Я знал этот звук. Воздушный автомобиль собирался взлететь. Тогда я не смогу их преследовать. Я пытался подавить панику, а какой-то богатый парнишка-ю пролетел мимо меня на воздушном мотоцикле. Он был моего возраста, с синими волосами, короткими и торчащими как шипы. Он был в дизайнерских солнцезащитных очках, широко улыбался, радуясь скорости.

— Эй! — крикнул я. Мы были почти на одном уровне, он посмотрел на меня в смятении. Паузы хватило, чтобы я бросился на него и стянул с мотоцикла, оттолкнув на строительные леса. Он отлетел от бамбука, воя от удивления и боли.

— Помогите! Вор!

Но я уже прыгнул на его воздушный мотоцикл, ощущая сильный гул двигателя, пока поднимался выше в небо, прочь от ю-парнишки, кричащего в мою спину. Седан с Линь И уже отлетел в сторону, но мой мотоцикл был быстрым, и я следовал за ними на расстоянии, летел выше машины. В небе хватало транспорта, чтобы я не выглядел подозрительно, но я не знал, куда мы летели. Мы уносились дальше от центра, и машин в воздухе становилось все меньше.

Я боялся, что скоро стану слишком заметным.

Я решал, что делать, а машина опустилась на улицу внизу. Мы не ушли далеко, может, на десять миль, были на окраине центра Шанхая. Толпы ходили по улицам внизу, я видел каналы с грязной водой. Седан попал в небольшую пробку, но двигался к одному из каналов. Я летел сверху, а машина повернула и поехала вдоль воды, мимо нескольких улиц с туристами. Множество каменных мостов пересекали грязные воды, и на них было много людей, делающих фотографии и снимающих видео.

Но машина ехала мимо центра города. Появились старые дома. Я следовал за машиной на безопасном расстоянии, пока они не свернули в узкий переулок возле ветхого дома у канала в стороне от магазинов и толп. Провода пересекались над низкими зданиями, их фасады покрывала грязь. Я опустился на ровную бетонную крышу одного из зданий неподалеку, откуда открывался хороший вид. Вскоре дверцы седана открылись. Водитель в темных очках вышел из машины, потом вытолкнули Линь И. За ней вышел ее похититель. Она была в сознании, шла сама, зажатая между двумя мужчинами. Цзинь не хотел рисковать, отключая Линь И, ведь ему нужно было, чтобы она могла предоставить ему доступ к данным на ноутбуке как можно скорее.

Они пропали в кривом двухэтажном доме — я не думал, что ее поведут туда. Но было логично, что Цзинь хотел сделать это вдали от корпорации в Пекине, чтобы с ним это не связали, если что-то пойдет не так. Насколько он знал, Линь И была одна и уязвима. В доме могло быть еще несколько бандитов. Цзинь решил бы, что четырех или пяти наемников хватит, чтобы удержать Линь И в плену.

Я сообщил Аруну и Айрис, где находились мы с Линь И.

— Мы почти там, — ответил Арун. — Жди, Чжоу.

Я выждал еще пять минут, следил за движениями, которые могли показать, что Линь И и мужчины снова двигались. Но никто не входил и не выходил из старой деревянной двери. Одеяло висело за окном рядом с ней, но несколько окон на втором этаже не были прикрыты.

Я повернул мотоцикл на улочку чуть в стороне за домом, направился к нему. В темноте скрывалась узкая задняя дверь, что выходила в переулок. Я забрался по трубе, огибающей угол дома, и попал на выступ второго этажа, по которому было просто найти путь. Старый кондиционер висел с одного из окон впереди дома. Казалось, он вот-вот упадет. Я заглянул в окно. Пустая комната, кроме грязного матраса на полу и столика.

Я быстро огляделся. Никого не было видно, но мне стало лучше, когда я повернул в другой переулок и уже не был открыт главной улице. На этой стороне дома было окно, и я заглянул туда и быстро отпрянул. Мужчина стоял рядом с ним спиной ко мне. Тот же мужчина, который утащил Линь И в машину, судя по его крупным плечам. Линь И сидела за столом в центре комнаты и печатала на ноутбуке.

Она не выглядела испуганной, а была решительной, сосредоточенно щурилась. Но ее лицо было бледным в свете одинокой лампы над головой, бросающей резкий свет на тесную комнату.

При виде Линь И в плену я с трудом заставил себя отодвинуться от окна и прижался спиной к грубой стене. Я легко слез с трубы и прошел к оставленному мотоциклу, сообщая друзьям, что видел.

— Какие у нас шансы? — спросила Айрис.

— Неплохие, — ответил я. — Там около четырех охранников. Ты могла бы отключить их сама.

Айрис издала невеселый смешок.

— Я буду следить и поддерживать, — ответил Арун. — Жди. Мы идем к тебе, Чжоу.

Через пять минут я заметил знакомую походку Айрис и яркие волосы Аруна за ней. Мы с Айрис кивнули друг другу, и Арун стукнулся со мной кулаками. Мы тихо обсудили планы в темном переулке, а потом мы с Айрис взялись за дело. Я смотрел, как она забралась на второй этаж дома с легкостью, словно по лестнице. Я забрался быстро, ведь делал это во второй раз. Мы договорились, что войдем со второго этажа, чтобы сразу добраться до Линь И, но сделать это внезапно.

Мы вернулись к узкому окну с видом на Линь И, ничего не изменилось. Бандит все еще стоял рядом спиной к нам, а Линь И работала над ноутбуком. Мы с Айрис встали по сторонам от окна. Мы посмотрели друг на друга, Айрис кивнула.

Я стукнул по стеклу и услышал ругательство стража. Мы отпрянули, и мужчина, как мы догадывались, поднял окно и высунул голову. Он сразу увидел меня, и я улыбнулся.

— Что за… — но Айрис вонзила шприц со снотворным в его толстую шею, не дав ему договорить. Он заревел, но сразу обмяк, отчасти свесившись из окна. Я не смог вытащить его из окна или втолкнуть в комнату, но тут появилась Линь И, втащила мужчину за ноги.

— Вы уже здесь, — она едва дышала.

Бандит едва коснулся пола, Айрис уже забралась в комнату и быстро обняла Линь И.

— Мы здесь, — сказала она. — Уходим.

Линь И побежала к столу за ноутбуком.

Но тяжелые шаги уже стучали по деревянной лестнице.

— Что за шум? Мелкий, в чем дело?

Айрис без слов пересекла комнату, прижалась к стене возле узкой двери. Я сжал нож, мне нравилось, как идеально он лег в мою ладонь. Дверь распахнулась. Мужчина стоял на пороге, смотрел на Мелкого на полу. Он бросился на Линь И. Она не могла убежать в тесной комнате. Он сдавил ее шею рукой, был выше нее, и ноги Линь И болтались над полом. Она сжала его толстые руки, ее лицо покраснело, когда он надавил.

— Бросай оружие, — прорычал он.

Я смотрел в его глаза, пытаясь понять, был ли у меня шанс ударить.

— Кто еще с тобой?

— Никого, — соврал я. Айрис еще пряталась за дверью. Я медленно обошел круглый столик у открытого окна, чтобы отвлечь его от ее стороны.

Но бандит инстинктивно повернулся, чтобы видеть меня, и заметил Айрис у стены за приоткрытой дверью. Она уже держала шприц в руке, но так, чтобы подельник Цзиня не видел. Я сто раз видел этот ее прием.

— Стоять, — сказал он. — Или ваша подруга умрет, — он сжал шею Линь И сильнее, поднял ее выше над полом. Она извивалась, брыкалась, а я с трудом удерживал себя на месте. Но я не успел бы. Он сломал бы ей шею раньше, чем я добрался бы до него.

«Блин».

— Уверен, тебе сказали не вредить ей, — громко сказал я, чтобы отвлечь его.

— Ты ничего не знаешь, — он оскалился, показывая зубы в пятнах. Словно доказывая свои слова, он сильнее сжал горло Линь И. Я с ужасом смотрел, как ее глаза закатились, и голова опустилась. Вряд ли она была мертва, но, если он продолжит давить на ее шею, она скоро умрет.

Я в гневе бросился с первобытным криком на него. Он закрывался телом Линь И, как тряпичной куклой. Из-за этого я почти не мог ударить. Я в отчаянии нажал кнопку на рукояти кинжала. Мертвый мужчина не сможет задушить ее.

Бандит вертелся, стараясь уследить за мной и Айрис, ноги Линь И болтались в воздухе, и этот вид пугал. Я напал снова, он дернулся в мою сторону. Айрис успела прыгнуть на мужчину, вонзить снотворное ему в шею. Она обвила руками его шею, отклоняя его голову. Он пошатнулся, хватка на Линь И ослабла. Она упала на деревянный пол со стуком, как труп.

Я поспешил е ней с сердцем в горле. Бандит тоже упал на пол, и Айрис оттолкнула его тело, опустилась рядом с Линь И.

— Черт, черт, черт, — повторяла Айрис, не замечая этого. Ее ладони замерли над Линь И, она боялась касаться ее. Я прижал ладонь к запястью Линь И. Пульс был слабым, но был. И ее лицо медленно становилось нормального цвета.

— Она жива, — сказал я. — Она будет в порядке.

— Откуда ты знаешь? — Айрис выплеснула гнев на меня. — Она чуть не умерла. Он мог… — она пыталась подобрать слова, — сломать ее шею. Ее лицо было багровым.

Мне было плохо, но я изображал спокойствие ради нашего выживания. Я заговорил в запасной телефон:

— Арун, ты там?

— Ага, — тут же ответил Арун. — Один из бандитов пытался сбежать. Хотел сообщить Цзиню по телефону, но я вырубил его и оттащил в дом. Снизу все чисто. Уходим.

Я старался убрать панику из голоса.

— Бандит успел вырубить Линь И.

— Иду, — сказал он. Через пару секунд стало слышно топот на лестнице. Мы с Айрис напряглись, но на пороге появился Арун.

Он тут же пошел к Линь И, проверил ее пульс, приподнял веки. Она застонала при этом.

— Что случилось? — спросил он. Айрис рассказала, хмурясь. Но я знал, что она злилась от страха и паники, так было проще справиться с этим. — Линь И? — тихо сказал Арун, обхватив ее лицо. — Ты проснулась?

Она открыла глаза и скривилась, словно в комнате было слишком светло.

— Что случилось? — повторила она вопрос Аруна.

— Ты потеряла сознание, — ответил Арун. — На шее будут синяки, и она немного поболит, но все будет хорошо, — он взглянул на Айрис. — Можешь принести ей воды?

Айрис спустилась и вернулась через пару минут с небольшой кастрюлькой.

— Стаканов не было.

Арун помог Линь И сесть, а Айрис осторожно поднесла кастрюльку к ее рту. Линь И пила, но все видели, как больно ей было глотать.

— Все чисто? — выдавила она после нескольких глотков с болью.

— Пока что, — сказал я. — Ты сможешь идти сама?

Айрис помогла Линь И встать на ноги. Она пошатнулась, но сжала руку Айрис и кивнула.

— Я справлюсь.

Арун схватил ноутбук Джени со стола и сунул в свой рюкзак.

— Лучше уходить, — сказал я.

Линь И перешагнула мужчину, душившего ее, Айрис пошла следом, сжимая локоть Линь И. Я обыскал мужчин, нашел телефон в кармане похитителя. Там было послание от «Босса»: «Все идет по плану?».

Оно пришло недавно, как раз перед тем, как дурак выглянул из окна. Я подумал, прочитал переписку до этого. Ничего важного, но я понял, в каком стиле они общались.

«Да, босс, — продиктовал я. — Девчонка трудится».

«Хорошо, — тут же ответил Цзинь. — Я заеду ночью».

Я оставил телефон на полу рядом с мужчиной. Они будут без сознания, когда Цзинь появится тут, но переписка давала нам немного времени.

Я встал и оглядел комнату, а потом последовал за друзьями по узкой лестнице.

* * *

Я бросил украденный мотоцикл. Такси возле старых домов, куда забрали Линь И, не было, и мы пошли к центру города. Я понял, что мы были в Цибао, древнем водном городе на окраине центра Шанхая. Полдень, было жарко, и я ощущал вонь от воды из канала, пока мы шли вдоль него.

Арун вел нас, за ним шли Линь И и Айрис. Я замыкал группу, прижимая ладонь к одному из кинжалов, которые мне подарила Дайю. Казалось, весь мой мир изменился с нашего последнего утра вместе. Хоть я знал, что Цзинь еще не понял, что его мишень сбежала с изобретением, которое он так хотел заполучить, я все равно озирался. Я знал по опыту с Цзинем, что его нельзя было недооценивать, и когда он бил в ответ, он делал это беспощадно.

Арун не выбирал переулки, а вел нас прямо в сердце торгового района Цибао. Толпы людей двигались как стада по узким улицам, между магазинами предлагали все от булочек в форме панды и головы свиньи до сушеных продуктов, фруктов и мяса, и дешевых сувениров. Магазины по стилю выглядели как здания прошлых династий, с изогнутыми крышами двухэтажных зданий и красными ставнями окон, открытых из-за жаркого августа. Я врезался в людей, которые брели по людной улице и часто останавливались покупать еду или смотреть товары. Торговцы заманивали покупателей, давая попробовать блюда, кричали об уникальном вкусе их товара. Я смотрел на друзей, их было легко заметить из-за ярких волос. Казалось, туристы сегодня были старше, носили большие шляпы от солнца и плащи, их лица прикрывали маски.

Арун отстал, когда Айрис остановилась купить ледяной чай для Линь И.

— Я думал, что идти в толпе будет безопаснее.

Я смотрел, как Айрис покупает жареные пирожки, наверное, тоже для Линь И.

— Думаю, у нас есть еще несколько часов, пока Цзинь не узнает. Я рад, что Линь И уже лучше, но она могла умереть.

— Знаю, — тон Аруна был сдавленным, отражая мои эмоции.

Линь И повернулась и взглянула на нас. Ее лицо было бледным в свете дня. Мы зашагали снова бок о бок, Айрис и Линь И прошли к еще одной витрине.

— Нам повезло, — сказал Арун.

Мы могли легко упустить ее — все, что угодно, могло пойти не так в тот миг. Мы выполнили задание, но не победили. Мы не могли праздновать или отдыхать. Жизнь Линь И все еще была в опасности — как и все наши жизни — пока у нас было то, что хотел Цзинь. Мы были ходячими мишенями в другой стране без ресурсов. И хоть мы знали язык, мы ощущали себя иностранцами. Мы не подходили ни поведением, ни внешним видом.

Я промок от пота, когда мы выбрались на главный бульвар, где поймали такси. Коричневая дымка висела над городом, выхлопные газы ощущались даже сквозь мою маску на лице. Воздушных машин тут было мало, и мы почти в тишине ехали среди другого транспорта, не могли ничего обсуждать, пока не были в укрытии. Арун был сзади с девушками, а я сидел спереди. Водитель был отделен от меня и заднего сидения толстым прозрачным пластиком, я такого еще не видел. Когда я спросил, водитель рассмеялся и пошутил, что так его не обворуют.

Когда мы приехали в отель, я едва терпел, хотел обсудить наши действия перед возвращением в Тайпей. Я хотел уже воплощать планы в жизнь. Номер был таким, каким мы его и оставили, хотя мы с Айрис его проверили, но все равно не ощущали себя в безопасности.

— Как скоро мы улетим в Тайпей? — спросил я, когда все собрались в гостиной.

— Цзинь помешал мне покинуть Китай. Я могу менять личность, сколько хочу, но он взял скан моей сетчатки. Его наемник сказал, что я не смогу покинуть страну, пока Цзинь не позволит, — Линь И опустилась на диван, Айрис обвила ее рукой. Линь И выглядела утомленно. Темные синяки выделялись на ее бледном горле. — Чтобы обойти это, работы нужно больше, чем у нас есть времени. Нам нужно уберечь изобретение Джени, — она закашлялась, голос стал хриплым. — Я постараюсь безопасно переместить данные, а потом стереть все отсюда. На это уйдет день.

Я тихо выругался. Цзинь легко мог отыскать нас за это время.

— Тут безопасно оставаться?

Линь И вздохнула, встала и потянулась. Ее юбка помялась, еще один синяк был на руке, где похититель схватил ее. Я принес из холодильника чай, и она благодарно взяла напиток, сделала большой глоток и продолжила:

— Везде сейчас одинаково. Я лучше останусь тут и поскорее закончу с этим. После этого я изменю информацию в паспорте, чтобы покинуть страну без проблем.

Арун кивнул, и я смирился с ожиданием здесь, пока Линь И не закончит.

— А пока что, — сказал Арун, — предлагаю оставаться офлайн. Не знаю, следит ли Цзинь за нами, но он знает, что я сделал антидот, остановивший его эпидемию гриппа. Я под наблюдением. И Чжоу…

Я крутил нож-бабочку, но тут перебил его:

— Знаю. Я с его дочерью, — или был. Было больно думать, как она сейчас паниковала, ведь я был недоступен. Но я не был готов к разговору с ней, разбираться с нашими отношениями. Я был благодарен Аруну за причину оставаться во мраке.

— Я собирался сказать, что ты похитил ее дочь и требовал большой выкуп, — сказал Арун.

— О, — ответил я. — Это тоже.

Айрис отклонилась на спинку дивана, все еще сжимая плечи Линь И рукой.

— Никто этого не скажет? — произнесла она так яростно, что я чуть не отпрянул. — Ты чуть не умерла сегодня, — Айрис убрала руку с Линь И и закрыла лицо руками, согнулась, словно от боли. Или в попытке защититься. Она не издала ни звука, ее плечи не дрожали. Она сжалась и застыла.

Тишина после этого была хуже, чем любой звук, который могла издать Айрис. Я потер висок, убрал нож-бабочку в карман.

Мы с Аруном не смотрели друг на друга. Линь И склонилась и нежно коснулась плеча Айрис.

— Но я не умерла, — прошептала она. — Я тут. Я в порядке.

— Повезло, — приглушенно сказала Айрис. — Просто повезло.

— Нет, — сказала Линь И. — Ты была там, как мы и планировали. И Чжоу с Аруном были там. Мы работали вместе и забрали то, что украл Цзинь.

— А если бы я не справилась? — Айрис подняла голову и посмотрела на Линь И красными глазами. — Я бы потеряла тебя.

Линь И сжала руку Айрис, опустила на свою грудь, но не смотрела в глаза Айрис.

— Прости, любимая.

Айрис встала.

— Я буду в дозоре первой, — хрипло сказала она.

Мы знали, что это опасно, что все жуткое чуть не воплотилось в жизнь сегодня. Но если Айрис надеялась, что близость смерти заставит Линь И отказаться от мести за смерть Джени — она зря в это верила. Линь И не собиралась убегать, она шла до конца.

— Я пойду с тобой, — вызвалась Линь И. Она еще сжимала руку Айрис.

Айрис покачала головой.

— Мне лучше пойти одной. А тебе нужно работать над данными. Чем скорее это будет сделано, тем быстрее мы уйдем отсюда, — она сглотнула, — и ты будешь в безопасности.

Линь И посмотрела в глаза Айрис и кивнула.

Айрис поцеловала Линь И в губы и скрылась за дверью. Арун вытащил ноутбук из своей сумки, и Линь И села за стол в углу комнаты. Она снова выглядела решительно, как в плену с людьми Цзиня. Она сразу взялась за работу.

Арун вскоре пошел за закусками и десертами из зала отдыха. Я выбрал себе пару канапе и кусочки курицы по-тайски. Часы тянулись, свет дня сменился неоновыми огнями небоскребов за рекой. Айрис заглянула через час без новостей. Башня Цзинь была почти напротив нашего отеля, и я смотрел рекламу и картинки, которые показывали на стеклянной поверхности. Казалось, мы не могли от него сбежать — он был всюду, как божество из греческой трагедии.

Вдруг Цзинь появился на башне, одетый в дорогой костюм, невероятно огромный. Он говорил, но без звука, субтитры вертикально показывались рядом с ним.

«Я буду рад всем на церемонии открытия, какой Шанхай еще не видел, — он поднял руки. — Башня Цзинь — первый самодостаточный вертикальный город, и почти все офисы и квартиры уже проданы. Свяжитесь с корпорацией Цзинь, если хотите стать частью истории».

Я прижимался к окну, хмуро смотрел на башню. Арун встал рядом со мной.

— Он никак не уймется, да? — прошептал он.

Дайю появилась на стеклянной поверхности Башни Цзинь, и я отпрянул от окна. Она была в лиловом ципао, принимала чек на миллион юаней от корпорации Цзинь на ее гала.

— Блин, — сказал Арун.

«Моя дочь, наследница корпорации Цзинь, будет рядом со мной на открытии Башни Цзинь», — слова были написаны на здании упрощенным китайским, и каждый иероглиф казался ударом по животу.

Арун сжал мое плечо.

— Чжоу.

Я слепо смотрел на Аруна, перевел взгляд на здание и увидел Дайю, величаво стоящую рядом с отцом в красном платье, а потом картинка рассеялась на миллион ярких пикселей, и на башне появилась реклама.

— Чжоу, — повторил Арун.

— Как я мог быть таким глупым? — спросил я.

Арун покачал головой.

— Ты не знаешь обстоятельства. Может, Цзинь вынуждает ее. Цзинь хочет сохранить лицо и показать, что они заодно. Конечно, он хочет вернуть Дайю в свои руки. Она — его дочь.

«Конечно».

Я хотел бить кулаками по стеклу, но сжал их по бокам, не мог облечь спутанные мысли и эмоции в связные слова. Она пару раз в неделю бывала в доме отца, но никто из персонала Цзиня не спрашивал, куда она уходила. И я знал, что Цзинь перестал поддерживать ее деньгами, когда убежал в Китай, закрыл счета и переместил актив за границу.

— Вряд ли это специально, — сказала мне Дайю. — Но я на втором плане.

«Пока Цзинь не решит снова использовать ее».

— Даже если отец заставляет ее делать это, она все еще наследница корпорации, — выдавил я. — Я думал, когда она отрезала связи с ним…

«Но она их не отрезала».

— Мне жаль, чувак, — сказал Арун после долгой паузы. — Знаю, она тебе нравится.

Зазвонил телефон отеля, и я отвернулся от окна, радуясь отвлечению. Десять часов, Айрис докладывала, что все чисто.

— Вернись, — сказал я. — Я пойду на крышу.

— У тебя пять минут, — ответила Айрис и закончила вызов, у нее было меньше слов, чем у меня.

— Цзинь должен уже знать, что Линь И сбежала, — сказал я Аруну. — Он сменит тактику. Чем дольше мы остаемся в Шанхае, тем опаснее будет.

Арун взглянул на Линь И, все это время проведшую за ноутбуком, отходя лишь в туалет. Я весь вечер наполнял ее кружку горячим чаем.

— Тоже звони раз в час, Чжоу, — сказал он.

Я кивнул, проверил еще раз скрытые в одежде ножи.

— Ты справишься там? — с тревогой спросил Арун.

— Я в порядке, — сказал я. Я не оглянулся, ушел и закрыл за собой тяжелую дверь номера.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ



Летняя жара осталась в воздухе, как сильные духи, которые не рассеивались. Я поднялся на лифте до крыши, мне нужно было уйти от людей, подумать. Подышать. Я вдыхал без маски, и загрязнение ощущалось хуже, чем если бы я вдыхал чей-то дым сигарет. Но я не закрывал лицо, что было аномалией в Тайпее и Шанхае. Казалось, люди не успокоятся, пока смог не охватит весь мир.

Я ходил вдоль края здания отеля, смотрел вниз из-за стены высотой до плеча. Толпы стали меньше ночью, но улицы не остались пустыми. Шанхай никогда не спал. Исторические здания подсвечивались золотым, выделялись среди неона и реклам современных небоскребов за рекой. Я шел вдоль стены, пока не оказался над главным входом в отель. Я увидел двух швейцаров снаружи, машины и такси проносились мимо. Воздушные машины и лимузины пролетали вдали, направлялись к дорогим ресторанам и клубам.

Ночь была тихой, со слабым ветром. Я не взглянул на знаки предупреждения на стенах, легко забрался на край и смотрел на красивый пейзаж Шанхая. Башня Цзиня все показывала рекламу, и я отвел взгляд. Обида и смятение сдавили меня тисками. Дурак. Я думал, что встречаться с дочерью Цзиня — кем-то не моего поля — было невозможной мечтой. Я был прав.

«Он связывался с тобой?» — спросил я у Дайю в нашу последнюю ночь вместе в отеле Шангри-Ла после ее гала. Она была раздражена.

«Я не хочу сейчас об этом говорить», — теперь я знал, почему. Они общались все эти месяцы, и Дайю врала мне об этом.

Но часть меня все еще не могла поверить, что Дайю безжалостно врала мне, что ее чувства ко мне не были правдой. Или она поняла, что я не подходил ей — бедняк с улицы, притворяющийся тем, кем я не являлся. Изгой. Может, она все время знала, что наши отношения временные. Я ударил кулаками по бетонной стене, боль вспыхнула в руках.

«Это жалко, Чжоу».

Я обозревал улицы внизу, пешеходов и проносящиеся машины. Серебряная БМВ подъехала к входу отеля, темнокожий мужчина во фраке вышел оттуда и подал руку спутнице: красивой темнокожей женщине в красном платье. Ничего подозрительного. Может, нам повезет, и ночь пройдет без проблем. Я спрыгнул на крышу. Огни вдоль реки погасли в одиннадцать, и я спустился в фойе и позвонил в номер.

— Айрис спит, — сказал Арун. — Она подменит тебя в четыре.

Я согласился.

— Как Линь И?

— Еще работает, — ответил он. — Я пытался уложить ее спать, но она отказалась.

— Айрис не зря боялась, — тихо сказал я. — Все произошло так быстро. Ее чуть не задушили.

Арун не сразу ответил, и тишина была тяжелой.

— Знаю. Она сейчас, к счастью, в порядке.

«Просто повезло».

Я повесил трубку и оглядел фойе, пустое поздней ночью, кроме работника за стойкой. Я взял яблоко и печенье в зоне отдыха и вернулся на крышу. Оттуда было лучше видно, кто входил и выходил из отеля, и я знал, что люди Цзиня пришли бы через крышу. Машин и прохожих становилось все меньше, часы проходили без проблем. Айрис пришла на крышу.

— Ты в порядке? — спросил я.

Она кивнула, ее веки опухли.

— Но я почти не спала.

Будь это другой мой друг, я бы его обнял, но Айрис такое не любила. Я сказал:

— Это плохо, — мы немного поговорили о том, что я видел за последние часы, но не о том, что было в наших головах. Она стукнула кулаком по моему кулаку, и я ушел в номер.

Когда-то аккуратная гостиная была в бардаке: кружки и тарелки стояли на всех столах. Мы решили не заказывать уборку номера, пока оставались тут. Линь И сжалась на диване, и Арун сидел напротив нее, опустив подбородок на грудь, и дремал. Его оранжевые волосы уже не торчали так, как днем, и он напоминал потрепанного петуха. И снова, несмотря на проблемы, я отметил, как хорошо было с друзьями. Я стал собирать грязную посуду как можно тише, ставил их на столик возле кофе-машины. Арун проснулся, когда я относил последнюю порцию посуды, и сжал тазер на бедре.

— Чжоу, — сказал он. — Ты вернулся. Отдохни.

— Я не хотел тебя разбудить, — тихо сказал я, глядя, как Линь И прижимает одеяло к подбородку во сне.

— Я поспал, — Арун встал и потянулся. — Иди.

Я не спорил, ушел в другую спальню, забрался на мягкую кровать и тут же уснул.

* * *

Я проснулся от громких ругательств Аруна в гостиной. Я взглянул на Вокс: чуть больше восьми утра. Я встал с кровати и провел рукой по волосам. Корабль загудел на реке, я прищурился тусклом свете, наполняющем гостиную. Все, включая Айрис, сидели на диванах.

— Что такое? — спросил я, озираясь, проверяя, что не так.

— Я обнаружила час назад записи Джени, что она сделала работающий прототип, — сказала утомленным голосом Линь И. — Мы с Аруном решали, что с этим делать.

Я не сразу уловил смысл слов, а потом все понял.

— Где он?

Арун кивнул на экран на стене.

— Похоже, мы опоздали.

Звук был выключен, но я приказал программе сделать его громче.

Репортер стояла перед зданием в один этаж. Стены когда-то были белыми, но теперь стали серыми, большая часть краски облетела за годы. Двойные стеклянные двери с голубым ободком были открыты, медики ходили туда-сюда. Над дверями была выгоревшая деревянная табличка с надписью «Детская клиника, благословленная Цибао», которая уже не была черной.

— Это фотография похитителей, укравших фильтр воздуха из клиники две ночи назад, — сказала репортер, женщина в темной шелковой блузке без рукавов, роботу-камере. Зернистое изображение трех мужчин в черном появилось на экране. Я тут же узнал в них наемников Цзиня — тех, что похитили Линь И. — Эту фотографию предоставила директор клиники, мисс Вонг, потому что камер и системы безопасности в заведении нет.

— Понятно, почему они повезли Линь И туда, — сказал я. — Они уже были в Цибао.

— Это не совпадение, — согласилась Линь И. — Джени отмечала в записках, что отдала прототип в клинику на окраине Шанхая. Она добавила фотографию, все сходится.

Программа показала женщину постарше, с короткими волосами. Она плакала.

— Тут бедные дети из города и окрестностей, брошенные или отданные нам родителями, у которых нет денег, чтобы заботиться о них. Эти люди обокрали нас. Я знала, что без фильтра жизни детей будут под угрозой, — ладонь женщины дрожала, пока она вытирала глаза. — Я умоляла. Предлагала сбережения, — ее дрожащий вдох стал всхлипом. — У нас нет оборудования, чтобы помочь детям, когда качество воздуха станет хуже, — мисс Вонг опустила голову, не могла смотреть в камеру.

— Черт, — сказал я.

Новости вернулись к репортеру.

— Хуже то, что большая часть Цибао страдает от перебоев со светом со вчерашнего дня, и почти весь район Миньхан, где находится Цибао, включая клинику, без электричества. Из-за нехватки денег в клинике есть только один старый генератор, и он не работает, — репортер покачала головой. — Трое младенцев и два ребенка уже умерли. Ситуация ухудшается.

Директор забрала микрофон у репортера.

— Нам очень нужны новый генератор, инкубаторы, вентиляторы и фильтры воздуха для больницы. Прошу, помогите!

Я убрал звук.

— Что нам делать?

— Мне нужно пойти туда, — сказал Арун. — Айрис может остаться тут с Линь И. Идем со мной, Чжоу.

— Это слишком опасно, — ответила Айрис.

— Я не могу не помочь, — парировал Арун. — Дети умирают. Малыши.

Линь И встала и обняла Аруна. Она выглядела изможденно, но Арун был где-то между паникой и яростью.

— Иди с Чжоу. У Айрис есть временный телефон. Мы будем на связи. Я должна закончить к вечеру.

— Ты в опасности Линь И, даже если у Цзиня теперь прототип, — сказал я. — Его люди получили его до того, как схватили тебя, — я закружил нож-бабочку, мне нужно было что-то делать. — Цзинь не любит оставлять хвосты. Ты для него — помеха.

— Ты прав, — сказал Арун. — И на то, чтобы понять устройство катализатора, у него уйдет не меньше месяца. У Цзиня нет столько терпения.

— Не переживай за меня, — сказала Линь И. — Иди, но прикрой волосы, Арун, — сказала она. — Тебя легко так узнать. Скрывайте лица.

Мы кивнули. Мы с Аруном собрались за пятнадцать минут и еще до девяти утра вышли из отеля и направились в Цибао.

* * *

Мы сели в воздушную машину. День уже был жарким, и в Бунде было много пешеходов, а еще две большие группы туристов. Их гиды держали яркие флаги, а туристы были в кепках одного цвета. Длинная баржа плыла по реке, несла, как казалось, кучи грязи. Мимо проносились лодки туристов, люди собирались на палубах, делали фото и видео, любовались видом. Я был рад сесть в прохладный салон воздушной машины и улететь от толпы в небо. Я смотрел на Башню Цзинь, пока мы проносились мимо. Открытия прошлой ночи насчет Дайю снова ударили по мне. Я сосредоточился на виде города и пытался отвлечься.

Машина плавно опустилась к входу детской клиники. Низкое здание было далеко от каналов и популярных улиц с магазинами, его окружала каменная стена в шесть футов высотой. Клиника была в конце улицы с традиционными домами с изогнутыми крышами с черепицей. Хоть тут было не так людно, как в новостях, несколько репортеров оставались в стороне.

Полиции не было, мы с Аруном легко прошли под желто-черной лентой, беспорядочно натянутой перед главным входом во двор клиники. Мы были в темных кепках и больших масках на лицах, открытыми оставались только глаза. Никто не взглянул на нас. Мы подождали у входа, пока два медика выносили маленькое накрытое тело на носилках. Они были по длине меньше полотенца для рук. Арун издал сдавленный звук рядом со мной, я отвел взгляд.

— Нужно найти директора, — сказал Арун, прошел в клинику, когда медики с носилками пошли по двору к вратам.

Я пошел за ним, чуть не отпрянул от стены влажной жары в тусклой клинике. Сверху мерцал аварийный свет, его не хватало, чтобы озарить длинные узкие коридоры. В клинике было зловеще тихо, лишь порой плакал ребенок. Тишину прерывал и сухой кашель, напоминающий мне о маме перед смертью.

Арун громко выругался, его голос звучал слишком громко и неуместно в таком окружении.

— Если они не умрут из-за качества воздуха, умрут от жары, — мы миновали приемную, женщина одиноко сидела за столом, безумно диктовала в телефон. Ее слова замедлились при виде нас, и она опустила телефон на стол.

— У нас кризис, — сказала она. — Что вы хотите?

— Мы пришли помочь, — ответил Арун, пройдя к выцветшей стойке. — Я могу поговорить с вашим директором?

Женщина с сомнением посмотрела на Аруна, но у нее не было сил и желания спорить.

— Я сообщу мисс Вонг, — сказала она, взяла телефон и продиктовала короткое сообщение.

Через пять минут пришла женщина с короткими волосами из новостей. Она была с темно-синей форме больницы, но ее розовая маска висела на шее.

— Юнли сказала, вы пришли помочь, — сказала мисс Вонг после быстрого знакомства. — Если у вас нет команды врачей или отличного оборудования, или хотя бы работающего генератора, проку от вас не будет.

Арун опустил маску с лица, и темные глаза мисс Вонг расширились от узнавания. Он был известен среди врачей за создание антидота, спасшего Тайвань от эпидемии гриппа.

— Я — Арун Натарай, а это мой друг Чжоу. Я не врач, но помогаю клинике в Тайпее. Я хочу дать вам оборудование. Мы можем начать с работающего генератора. В такой жаре смертей будет только больше.

Мисс Вонг сжала руку Аруна на миг.

— Времени нет.

— У вас есть варианты, где можно быстро получить оборудование? — спросил Арун. — Деньги не проблема.

Она кивнула.

— Я знаю того, кто может продать нам хороший генератор и сразу его доставить. Но у меня нет таких денег, — она посмотрела в глаза Аруна. — Тот, что у нас есть, мне пришлось купить на черном рынке, потому что там дешевле. И он уже не работает.

— Покупайте все, что нужно, — сказал Арун. — Только я должен остаться анонимом. Никто не может знать, что я здесь.

Слезы выступили на глазах мисс Вонг.

— Мы ничего не скажем, — она повернулась к девушке, стоящей за стойкой и глядящей на Аруна. — Ты его слышала, Юнли. Позвони, куда нужно.

Арун склонился над стойкой.

— Я смогу все оплатить картой. Я уже дал знать своему ассистенту, что ожидать, и одобрил все грядущие покупки.

Юнли кивнула и поклонилась, протягивая телефон. Арун добавил нужную информацию, и женщина вернулась за стол, решительно поджав губы, взявшись за дело.

— Можете показать нам клинику, мисс Вонг? — спросил Арун. — Я хочу посмотреть детей и оценить, как нам лучше помочь.

Женщина громко выдохнула, я ощущал вес на ее плечах в этом выдохе.

— Они в опасности, мистер Натарай. Просто некоторые ближе к смерти, чем другие, — она указала на тускло освещенный коридор. — Прошу, следуйте за мной.

Я замешкался и пошел за директором и Аруном, не зная, готов ли видеть это.

— Дети попали к нам уже с плохим здоровьем, многие — с проблемами из-за воздуха, типа астмы и бронхита, — сказала мисс Вонг.

Арун покачал головой.

— У них нет шанса в таких условиях.

— Правительство не ответило на наши мольбы, — сказала мисс Вонг. — Мы годами просили о вкладах. Потому фильтр воздуха был большим подарком, — она провела рукой по глазам. — Он очищал воздух целого крыла клиники. Чудесное творение. А потом пришли те люди, — ее голос оборвался.

— Кто дал вам фильтр, мисс Вонг? — спросил я.

Она посмотрела на меня. Я не убрал маску, и я видел, что она терпела меня только из-за Аруна. Я не вызывал своим видом доверие.

— Почему вы спрашиваете? — она не скрывала подозрения.

Я действовал осторожно, хоть плохо это умел. Арун взглянул на меня с опаской.

— Потому что, — сказал я, — этот фильтр сильный и уникальный. Мы знаем друга, который изобрел схожую штуку. Думаю, это один и тот же человек…

Мисс Вонг замерла и повернулась ко мне.

— Человек, отдавший фильтр воздуха, заставил меня поклясться, что я не назову его имя, — она покраснела. — Я пыталась связаться с ним после кражи, но не смогла поговорить. Пришлось в отчаянии сообщить о краже в полицию. Но полиция тоже не помогла.

Я кивнул.

— Мы помогаем мисс Цай…

— Вы тоже ее знаете! — обрадовалась мисс Вонг. — Мне было ужасно от того, что она щедро отдала нам прибор, а его забрали у меня.

— Это не ваша вина, — сказал Арун. — Мы разберемся в этом.

— Арун прав. Вы сделали все, что могли, — я замолчал. — Вы дружите с мисс Цай? — ей не нужно было знать, что Цзинь убил Джени.

Мисс Вонг указала нам идти за ней, мы зашагали по коридору, а она говорила:

— Мы только знакомы, но я восхищаюсь ею. Мы в долгу перед ней.

Аварийное освещение гудело и мерцало. Я снял маску, не мог дышать во влажном и неподвижном воздухе клиники.

— Она пришла однажды в клинику с коробкой, — продолжала мисс Вонг. — Когда она показала, что может делать тот небольшой фильтр, я подумала, что ее прислали небеса! — она кашлянула, и я ощутил, как она разглядывает меня. — Джени сказала, что никто не знал о фильтре, кроме меня.

Я слышал подозрения в ее голосе.

— Так и было. Но она пришла к нам за помощью…

— Она в порядке? — вмешалась мисс Вонг.

Арун сказал:

— Мы стараемся помочь ей.

Это не было ложью.

Мисс Вонг взглянула на Аруна, что-то в выражении лица не дало ей продолжить.

— Я рада, потому что те люди мне не понравились. Они были опасны, — сказала она и открыла дверь слева от нас.

Арун замер на пороге, побледнел. Он прошел в комнату, и я остановился за ним.

— Мы уже потеряли трех младенцев, — она посмотрела на пустой инкубатор. Белое одеяльце и простыни были в слонах и жирафах, а еще — в пятнах красной крови. — Те инкубаторы очень старые, едва работали, но хоть что-то могли, — голос мисс Вонг оборвался. — Когда электричество отключили, мы не смогли их спасти.

Еще два инкубатора в комнате были накрыты белыми простынями. От этого мне стало страшно, кожу покалывало, несмотря на жару.

— Их здоровье — всегда сложное равновесие, — сказала мисс Вонг.

Арун потер лицо руками, плечи были так напряжены, что я переживал за него.

— Мы опоздали? — хрипло спросил он.

Женщина похлопала Аруна по плечу, ощущая ту же тревогу, что я и.

— Думаю, для некоторых из старших детей с не такими серьезными болезнями есть надежда. Идемте.

Арун пошел за ней, я плелся следом, закрыл дверь в комнату, украшенную светлыми обоями с милыми зверьками. Грудь вдруг сдавило, я вспомнил, как держал маму за руки в ее последние дни. Ее кожа была тонкой, как бумага, вены проступали на ладонях. Она кашляла кровью в конце. Горе пошатнуло меня, и я прильнул к закрытой двери, пока Арун и мисс Вонг уходили дальше по коридору, разговаривая тихими голосами. Мне нужно было убраться отсюда. Я не мог вдохнуть в давящей жаре помещения. Я пошел обратно, миновал Юнли, говорящую быстро по телефону, споткнулся у стеклянных дверей. Свет солнца слепил мгновение, и я прикрыл глаза, вдохнув. Тут тоже было жарко, но все же был ветерок, что немного помогал. Я прижал ладонь к деревянной раме двери, взял себя в руки и ощутил, что в тихом дворе есть кто-то еще.

Я повернулся, скользя взглядом по нескольким деревьям и каменным лавочкам, когда заметил фигуру, наполовину скрытую большим деревом гинкго. На ней была куртка, несмотря на жару, черты скрывали тень и маска на лице. Но знакомая фигура, изгиб шеи и широко расставленные ноги, словно в проявлении власти, позволили мне сразу ее узнать.

Дайю.

Я чуть не убежал в клинику. Но я знал, что она увидела меня раньше, чем я заметил ее, и между нами словно появился ток. Она вышла из-за дерева.

Я не мог убежать.

— Что ты тут делаешь? — спросил я.

Она покачала головой, но не сняла капюшон.

— Что ты тут делаешь? Я днями пыталась связаться с тобой.

Я ощущал вину раньше, но не теперь. Не после всего, через что прошли мои друзья и я. Не после того, как я узнал, что она врала мне месяцами. Не после тех простыней в крови.

— Мы с Аруном помогаем тут, — сказал я. — Может, я и соврал тебе насчет того, куда поеду, но и ты мне врала.

Она напряглась.

— Это было во всех новостях, Дайю, — продолжил я. — Я даже видел тебя на Башне Цзинь — наследница корпорации прибудет в Шанхай, чтобы отпраздновать новое прибыльное дело.

— Джейсон, — едва слышно сказала она.

— Скажи, что я ошибаюсь, — я не мог скрыть боль и гнев в голосе. — Скажи, что все не так, как выглядит.

— Все не так, — сказала она.

— Ты — все еще наследница корпорации Цзинь?

Она долго не отвечала, а потом сказала:

— Да, но…

Я рассмеялся. Прозвучало холодно и жестоко.

— Все-таки ты — папина дочка.

Она вздрогнула.

— Как ты меня нашла? — спросил я.

— Я не знала, что ты был здесь, — она сжимала кулаки перед собой, бледные на фоне ее темной куртки. — Я тоже прибыла помочь.

— Помочь? Ты знала об этом заранее, Дайю? — я сжал потрепанную раму двери. — Твой отец это сделал. Кровь на его руках.

— Джейсон, — снова сказала она.

Я едва сдерживался от крика. Гнев поглощал меня, перед глазами потемнело на миг.

— Знаешь, сколько смертей… — я видел свою маму, доктора Натарай на полу ее кабинета, мужчину, заболевшего гриппом Цзиня и упавшего на площади рядом со мной, Виктора, который улыбался и язвил, но прятал этим боль, крохотное тело, которое уносили под тонкой простыней, капли крови… всюду. От этого меня сдавили и не отпускали эмоции. — Ты не могла этому помешать? — выдавил я.

Дайю шагнула вперед, опустила капюшон. Я знал ее лицо, каждую черточку ее тела лучше себя. Она выглядела изможденно, глаза блестели от слез. Я отвел взгляд, не мог выдерживать ее взгляд.

— Я не знала. Я увидела это в новостях, — ее голос дрожал. — Если бы я могла его остановить, я бы сделала это. Никто не знает, что я здесь.

— Почему? — спросил я.

— Я не хотела публичности, — ответила она. — Иначе был бы очередной цирк с прессой.

— Или ты не хотела, чтобы твой отец узнал, что ты помогла им? — спросил я. — Потому что ты знаешь, что делаешь — тратишь его деньги, чтобы помочь нуждающимся, чтобы сделать все, что ему не по душе?

— Почему ты осуждаешь меня за использование моей части денег во благо?

Я опустил голову, медленно вдохнул, чтобы успокоиться, унять гнев внутри себя. Я посмотрел в глаза Дайю.

— Я знаю, ты хочешь блага, — я не сомневался в этом. Она показывала мне, что заботилась, хотела изменить мир своими поступками. — Но я не знаю, может ли, — я с трудом сохранял голос ровным, — все быть прежним между нами. Врать друг другу. Вечно прятаться от твоего отца. Как я вообще могу вписаться в твою жизнь?

Она отпрянула на шаг, словно я ударил ее.

Крики у стен клиники испугали нас. Дайю, спряталась за гинкго, а два крупных мужчины привезли большой генератор на тележке и прошли во двор.

— Где это оставить? — крикнул мне один из мужчин.

— Чжоу! — Арун вышел на порог. — Нужна твоя помощь.

Мисс Вонг шла за ним. Она просияла при виде генератора.

— Сюда, мужчины.

Я пошел за ними, оглянулся лишь раз, но не увидел Дайю.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ



Арун работал с мисс Вонг без перерывов, спасая детей. Генератор помог включить кондиционеры в клинике, и стало не так жарко. Это произошло вовремя, день становился только жарче. Несколько докторов и медсестер пришли помогать, и около трех часов дня привезли шесть новых инкубатора, а еще десять новых вентиляторов с двумя фильтрами для больницы. Мисс Вонг приняла доставку с криками радости, но когда мы везли оборудование мимо Юнли с помощью волонтеров, она удивленно сказала:

— Значит, вентиляторы все-таки доставили.

— О чем вы? — спросил я.

— Я заказала дюжину новых вентиляторов для детей, но никто не мог доставить их сегодня, — ответила Юнли. — Компания обещала мне привезти их завтра утром.

— Сегодня доставили только восемь вентиляторов, — сказал Арун.

— И шесть новых инкубаторов, — добавила мисс Вонг.

Юнли нахмурилась.

— Я не заказывала инкубаторы. Вы меня не просили, мисс Вонг, и…

— Думаю, я знаю, что произошло, — тихо сказал я. Арун взглянул на меня, и я кивнул. Покупки Дайю прибыли первыми. — Завтра утром будут еще вентиляторы.

Мисс Вонг была так рада оборудованию, что едва слушала.

— Вы слишком щедры, мистер Натарай, — сказала она. — Мы навеки в долгу перед вами.

Арун покачал головой.

— Если нужно что-то еще, покупайте. У детей теперь есть шанс.

«Я тоже пришла помочь», — сказала Дайю. И я не сомневался. Но как сильно она была связана с отцом, я не знал. Я не мог сейчас обдумывать это, ведь нужно было спасать жизни.

* * *

Все работали без устали до полуночи. Состояние почти всех детей стало стабильным, и некоторым, кому нужны были условия лучше, волонтеры нашли места в больших больницах, где они работали. Я помогал с оборудованием и не мешал остальным.

Мы были заняты, и я смог проверить Айрис лишь раз. Она кратко сказала, что Линь И еще работала, устанавливала надежный VPN, чтобы переправить данные Джени, но мы собирались обсудить все, когда вернемся в отель. Я и не думал о Дайю, пока мы с Аруном не вышли из клиники, и я не прошел мимо огромного гинкго, за которым она пряталась. Волоски на шее встали дыбом, и я думал, что она появится снова, объяснится. Но я знал Цзиня, он мог следить за ней, и она не могла уходить надолго в Шанхае. Не когда она была звездой открытия Башни Цзинь.

Я устал физически и эмоционально, не мог толком думать. Я чуть не рассказал о встрече с Дайю Аруну, но решил не говорить об этом ему и друзьям. Что толку? Сердце хотело верить Дайю, но мои друзья ей не доверяли. На то был повод. Мы шли по темной пустой улице к главному бульвару, надеясь найти такси далеко от центра Шанхая. Если кто решил бы напасть и ограбить нас, мы стали бы простыми жертвами, но, хоть вокруг были тени, а порой доносились странные ночные звуки, мы смогли найти такси, в котором воняло дымом сигарет.

Было уже два часа ночи, и людей с машинами на улицах почти не наблюдалось. Но когда мы увидели еще сияющий лоток возле Юй Юаня со столиками и несколькими клиентами снаружи, поедающим лапшу, Арун попросил водителя остановиться. Он убежал в маленькое кафе, вышел оттуда через некоторое время с картонной коробкой с круглыми контейнерами в ней. Он поблагодарил водителя, когда забрался внутрь.

— Не знаю, как ты, а я умираю от голода, — сказал Арун.

Я не думал об этом, но желудок громко заурчал от запаха мясного бульона.

— И я, — сказал я, вдруг проголодавшись.

Мы вернулись в отель вскоре после этого, вышли из такси, и я нес коробку лапши как ценный груз. Айрис встретила нас у лифтов.

— Вы вернулись, — сказала она.

— С едой, — ответил я. — Как тут дела?

Мы вошли в лифт и направились к нашему номеру.

— Я то сижу в номере, то проверяю отель, — сказала Айрис. — Линь И уснула после работы.

Она спала за столом. Айрис убрала ноутбук Джени из-под ее рук. Но Линь И хмурилась, словно головоломка тревожила ее даже во сне.

Мы тихо устроились в гостиной, съели лапшу, и это было лучшей едой в мире. Арун взял себе лапшу с овощами и тофу. Но к концу ужина в комнате прозвенел визг. Я сжал кинжал, но увидел, что Линь И села прямо на стуле. Она задыхалась, слезы лились по ее лицу. Я застыл в потрясении, не зная, что думать.

Айрис была рядом с ней через миг, обвила ее руками.

— Эй, — прошептала она. — Мы все тут. Все целы. Ты уснула.

Линь И кивнула, пытаясь дышать спокойнее. Она вдыхала судорожно.

Я посмотрел на Аруна, тот хмурил темные брови в тревоге. Видимо, мы выглядели одинаково.

— Она плохо спит по ночам месяцами, — сказала Айрис. — Врач прописал успокоительное, но ей не нравится его принимать, — Линь И прижалась лицом к плечу Айрис, и было больно видеть ее такой. Она всегда была нашим лидером, с тихой уверенностью вела нас. Линь И заботилась о нас. Глаза Айрис были темными и большими, пока она гладила волосы Линь И. Было очевидно, что она много раз так уже делала, и как она переживала за Линь И.

— Идите спать, — сказал я Айрис. — Вам обеим нужно хорошо отдохнуть.

— Мы с Чжоу побудем в дозоре, — сказал Арун.

Девушки пошли к их спальне, дверь щелкнула за ними.

— Она будет в порядке? — тихо спросил я у Аруна.

— У нее травма, — Арун смотрел на свои ладони. — Она ведь видела смерть Виктора через камеру.

Я потер глаза ладонями. Я и не думал об этом. Я не спрашивал. Я отстранился от друзей, чтобы не вдеть их и не помнить, кого не хватало в нашей группе, лишившейся шуток и колкостей Виктора, его фигуры в кресле со скрещенными длинными ногами. Я был в стороне, пытаясь справиться со своим горем, не думая, как могли страдать они.

— А потом все это с Джени, — сказал Арун. — Линь И держится. Но мы должны помочь.

Я кивнул. Я не знал, как больно было Лишь И. Но с чего ей говорить мне? Я отворачивался каждый раз, когда она пыталась поговорить.

— Блин, — прошептал я. — Я ужасно себя вел.

От этого Арун улыбнулся.

— Да. Но это не новое.

Я стукнул его по руке, а он посерьезнел.

— Мы горевали по-своему. Но если опасные затеи меня чему-то научили, так это тому, что сила — в нас. Особенно, если мы хотим свергнуть Цзиня, — он сделал паузу. — А я хочу свергнуть его.

Арун был ученым, аналитиком, настоящим гением. Я смотрел на него, меня вдруг охватили эмоции. Он был прав. Мы рисковали собой снова в борьбе с тем, кто не мог проиграть. Но мы могли одолеть его вместе.

— Глубокие мысли для ночи.

Арун фыркнул, думая, что я шутил, но я стукнул кулаком по его кулаку, и он ответил тем же. Я встал с дивана и сказал:

— Я буду в дозоре первым. Поспи.

— Не буду спорить, — Арун встал и потянулся, пропал в другой спальне.

Я разбудил его через три часа и уснул на диване. А потом Линь И нежно потрясла меня за плечо.

— Просыпайся, Чжоу. У нас собрание группы, — ее глаза были чуть опухшими, но в голос вернулась тихая решительность.

Я вскочил, потянулся по привычке за ножом.

— Который час?

— Семь утра, — ответила она. — Я сказала Айрис тоже остаться.

Это было важно, раз она остановила дозор Айрис.

— Давай я быстро приму душ, — сказал я.

Линь И игриво толкнула меня, морща нос.

— Иди. Арун уже помылся.

Арун сидел в бархатном кресле, смотрел на экран телефона. Он поднял голову и кивнул мне, приветствуя.

— Да. Почти ощущаю себя человеком, — сказал он.

Я помылся и переоделся, а потом пришел к друзьям в гостиную. Айрис расхаживала беспокойно по комнате. Линь И все еще была в опасности, и мы толком ничего не могли с этим поделать. Если кто и мог защитить Линь И, то это Айрис. Но мы знали, что бой будет ужасным, если Цзинь обратит на нас все внимание, если он вообще отворачивался. Я не мог этого утверждать.

Арун сделал чай и эспрессо, и я благодарно принял свою чашку. Сильный аромат окутал меня с первым глотком.

— Сегодня я закончу перемещать данные Джени, — сказала Линь И, когда все смогли выпить горячие напитки. Она снова говорила по делу, не упоминая того, что случилось ночью. Она подняла ладонь, увидев радость на наших лицах. — Мне все еще нужно изменить информацию паспорта, чтобы покинуть Китай… но мы тут еще не закончили.

— Прототип, — сказал Арун.

Линь И тихо выдохнула, глядя на свой чай.

— Да. Нужно его забрать.

— Что? — сказал я. — Цзинь украл его. Изобретение — собственность семьи Джени. Нам просто нужно надавить патентом.

— Не важно, украл ли его Цзинь, — сказала Линь И. — Как только он поймет, как сделать копию, он начнет это производить. Его денег хватит, чтобы закопать семью Джени. Большие корпорации все время так делают.

Арун опустил пустую чашку от эспрессо на стол.

— Линь И права. Ничто не помешает Цзиню, когда он получит изобретение. Как я и сказал, на копию уйдет время, но когда он разберется с этим, он создаст катализатор и сделает с ним все, что пожелает.

— Почему Джени не сказала о прототипе? — спросил я.

— Могла забыть, ведь была в опасности, — сказала Линь И. — Но, скорее всего, она просто решила не говорить мне. В записках говорилось, что прототип работал лучше, чем она надеялась, и был важен для здоровья и выживания детей в клинике — а так и было. Мы видели, что произошло, когда Цзинь украл его. Она не убрала бы его, даже если бы я попросила.

— Блин, — тихо сказал я. — Как нам его вернуть?

— Прототип можно отследить, — сказала Линь И. — Джени постаралась. Я знаю, где он. В отеле «Полуостров», в этом районе. Там остановился Цзинь.

Мы молчали какое-то время, осознавая услышанное.

— Мне это не нравится, — сказала Айрис. — Ты ничего ей не должна. Нельзя снова рисковать собой…

— До этого не дойдет, — сказала Линь И.

Айрис замерла и ударила кулаком по стеклянному столу. Все на нем загремело, мы вздрогнули.

— Все может пойти не так, — она сглотнула, глаза блестели от не пролитых слез. — И все шло не так! Виктор мертв. Это не отменить, Линь И, назад не отмотать. И Цзинь все равно победит.

— Нельзя так думать, — пылко сказала Линь И. — Нельзя просто сдаться…

— Мы взорвали корпорацию Цзинь! — парировала Айрис. — Это навредило Цзиню? Он нашел новую выгоду! Нельзя его трогать, — она яростно посмотрела на каждого из нас. — Так устроена система. Я выживала на улицах сама всю жизнь, так работает наш мир. Цзиня будут награждать снова и снова, что бы он ни делал, у кого бы ни воровал, кого бы ни убивал.

Линь И закрыла лицо руками, ее плечи опустились. Я думал, она плакала, но она заговорила со сталью в голосе:

— Цзинь забирает все, потому что может, — Линь И подняла голову с решительным видом. — Это он не получит. Прошу, сердце мое…

Лицо Айрис ничего не выдавало, словно было вырезано из камня, но темный взгляд пронзал. Я соглашался с ней. Идти за прототипом было рискованно. Если Цзинь нас схватит, сразу убьет. Но я был готов идти за друзьями к краю утеса, а то и прыгнуть. Я рисковал своей жизнью. Но каждый из них имел право выбора.

— Я понимаю тебя, Айрис. Я пять лет жил на улицах, и этого хватило, чтобы порой разочаровываться в людях. Или сдаться, — Айрис скрестила руки, слушая. — Я видел жестокость, пережил это. Наш мир сейчас не простой, — я пытался выразить все свои мысли и чувства. Я хотел, чтобы Айрис знала, что я понимал, знал, откуда она. Ее сжатые губы чуть расслабились. — Но я нашел и доброту… и друзей, — я оглядел каждого. — Я нашел семью.

Арун кивнул.

— Может, это личное, — мое колено дергалось, я смотрел на свои ладони, — да, наверное, это личное, — похоже, я потерял Дайю из-за пути, на который ступил с друзьями. Эта мысль была ножом, крутящимся в сердце. Я сглотнул. — Но с Цзинем на кону нечто большее. Нам выбирать — сдаваться или же сражаться. У тебя есть друзья, — я взглянул на Линь И, — и любовь. Мы хотим сражаться.

— Я с вами до конца дней, — согласился Арун. — Поджарим подонка.

Линь И протянула руку к Айрис.

— Знаю, ты боишься за меня, любимая. Ты не хочешь для меня опасности. Мне непросто дался этот выбор, но я выбрала.

Айрис смотрела на ладонь Линь И, на миг я засомневался, сожмет ли она ее. Но она переплела пальцы с Линь И, склонилась и тихо шепнула ей на ухо. Я уловил слова по губам: «Ты — все для меня».

Линь И прижала ладонь к щеке Айрис и поцеловала ее. Мы с Аруном отвели взгляды, пока девушки делились нежностью.

Они закончили, и я кашлянул и сказал Линь и:

— Мы займемся прототипом. А ты колдуй и направляй нас… со стороны, — вдали от наемников Цзиня.

Линь И кивнула и улыбнулась.

— Я уже взломала систему «Полуострова», — сказала она. — В гостиницы удивительно просто проникнуть.

— По сравнению с торговой индустрией? — спросил Арун. — Или играми?

Линь И улыбнулась шире.

— Ну, да. Цзинь — в президентском номере. Устраивает сегодня гала в отеле — это лучший шанс проникнуть в его номер и забрать прототип, — сказала она. — Чжоу и Айрис справятся. Арун, ты будешь рядом на случай, если случится нечто неожиданное.

«Неожиданное — если люди Цзиня убьют нас и бросят наши тела в реку Хуанпу».

— Я знаю, что ты легко можешь дать нам доступ к его номеру, — сказал я. — Но где прототип? Вряд ли ждет нас на столе.

Линь И тряхнула головой.

— Я вижу коридор, как в номер приходят и уходят, но внутри комнат камер нет. Я знаю лишь по трекеру в фильтре, который встроила туда Джени, что он там. Я могу указать на место, но не более.

— Во сколько гала? — спросил я.

— Начинается в восемь, будет идти до полуночи, — сказала Линь И. — Все богатые и влиятельные люди Шанхая приглашены — все с глубокими карманами — и представители правительства. Он будет все время занят.

— Я в игре, — сказал я. — Айрис — мой лучший напарник по преступлениям, — я улыбнулся ей, она вскинула бровь. — Какой план?

— Думаю, лучше всего, если вы с Айрис оденетесь как работники отеля, — ответила Линь И и показала фотографии мужчины и женщины. Мужчина был в черных штанах и жилетке с расшитым пиджаком. Женщина была в темно-синем ципао с серебряной вышивкой. — Тогда вас будут меньше замечать, — она посмотрела на Аруна. — Ты сможешь достать им два набора штанов, жилетов и пиджаков? Белые рубашки. Ты знаешь их размеры?

— Измерю телефоном, — сказал Арун. — Не проблема. Я все достану за пару часов.

— Мы будем соединены наушниками, которые взяла Айрис, так что сможем говорить друг с другом. Если прототип в сейфе в отеле, у меня будет декодер для вас. Сейфы отеля должны быть простыми, — сказала Линь И. — Но мы не узнаем, как он хранится, пока вы не попадете в номер.

Со стороны реки донесся гудок корабля. Небо медленно светлело, и в восемь утра Башня Цзинь ожила рекламой. Остальные здания за рекой не светились до сумерек, но разве Цзинь мог быть как все? Реклама открытия Башни снова была на стеклянной поверхности, напоминая всему Шанхаю, что нужно прийти.

— Звучит неплохо, — сказал я.

— Я покажу виды с камер в отеле, — сказала Линь И. — Это план здания, чтобы вы не заблудились. Я не дам охране увидеть вас на этаже Цзиня, у них даже записи не останется, — она вытащила свой ноутбук и соединилась с камерой отеля, стало видно фойе «Полуострова». Она показала фотографию прототипа на ноутбуке Джени. — Мы украдем его так быстро, что у Цзиня закружится голова, — пробормотала Линь И.

Я надеялся, что она была права.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ



Мы с Айрис прошли в фойе «Полуострова» в полдевятого вечера. Там было просторно, пол был из черного мрамора, а мраморные столы у входа украшали золотые узоры. Большая люстра висела над фойе, и роскошный бутик еще был открыт слева. Три автомата в окне плавно двигались, показывая дизайнерские платья. Они выглядели как настоящие китаянки, но глаза были пустыми, и они слишком часто моргали. Магазины высшего класса начинали использовать таких моделей, но они меня пугали.

Мы выглядели неуместно, работники, вошедшие через главную дверь, но в фойе было так много изящно наряженных людей, направляющихся на гала, что никто нас не заметил. Женщин украшали бриллианты, рубины и сапфиры на шеях и запястьях, драгоценные камни блестели в свете люстры. Низкий гул волнения заполнил воздух, пока гости общались, не зная, чего ожидать от Цзиня, который был известен роскошными мероприятиями.

Мы с Айрис оставались у стены, темная одежда прикрывала нас среди их яркого шелка и вышивки. Никто не взглянул на нас — мы не стоили их внимания. Женщины шли мимо, поправляли волосы и тяжелые украшения. Мы ждали, пока толпа станет меньше, а потом прошли к лифту, собираясь использовать карту, которую дала Линь И, чтобы попасть в президентский номер Цзиня. Пока мы поднимались, Линь И сказала в наушниках:

— Я не хотела говорить до этого, но Дайю в номере Цзиня.

— Что? — мое сердце забилось быстрее от ее имени.

— К сожалению, — сказала Линь И, — она пришла в номер двадцать минут назад и не уходила.

— Наверное, у них с Цзинем один номер, — сказала Айрис.

— Как нам везет, — буркнул я, вспоминая боль на лице Дайю перед тем, как наш разговор прервали. Это выворачивало меня изнутри.

— Ждите так, чтобы вас не увидели, а я скажу, когда она выйдет, через камеру в коридоре, — сказала Линь И. — Думаю, она будет вести гала, так что не может долго оставаться там.

Дверцы лифта открылись бесшумно, и мы с Айрис обошли угол, скрывшись от двери президентского номера. Я нервничал до этого, но то, что Дайю была так близко, все меняло. Я вытащил нож-бабочку и стал нервно его крутить, движения были знакомыми, и я даже не думал о том, что делаю.

— Убери эту штуку, — шепнула Айрис. — Сосредоточься.

Я смутился и спрятал нож в карман, провел пальцами по местам, где спрятал другие кинжалы. Мы ждали в тишине, порой слыша новости от Аруна, вошедшего в фойе после нас. Но он был во фраке.

— Несколько гостей опоздало, — сказал Арун. — Но гала уже должен начаться в зале сверху.

В 21:40 Дайю все еще была в номере.

— Это затянулось, — сказала Айрис. — Нужно как-то ее выманить.

— Да, — ответила Линь И. — Чжоу, войди.

— Что? — спросил я.

— Постучи и скажи, что хочешь поговорить с ней, — сказала Линь И. — Заставь ее уйти.

Холодный пот собирался на моей шее.

— Ты серьезно, босс?

— Так проще, — сказала Линь И в наушниках.

Я сдержал ругательства. Я не хотел говорить с Дайю в номере Цзиня. И появляться так у двери было странно и жутко, особенно после того, как все кончилось в прошлый раз. А если она захочет поговорить? Я собирался только отвлечь ее, чтобы мы украли прототип у ее отца.

Я оттолкнулся от стены, Айрис сжала рукав моего пиджака. Она указала на ухо. Я вытащил наушник и бросил ей, а потом повернул за угол и прозвенел в звонок у большой деревянной двери. Если бы я помедлил, лишился бы всей смелости. Внутри какое-то время не было движений или звуков. Может, она уснула? Я обрадовался и хотел развернуться, когда дверь приоткрылась, и Дайю выглянула в коридор.

— Джейсон? — сказала она. — Что ты тут делаешь?

«Блин».

— Я… хотел увидеть тебя, — пробормотал я. — Я надеялся на разговор. Услышал о гала твоего отца и догадался, что ты тоже будешь в этом отеле.

— Как ты получил доступ к этому этажу? — спросила она.

Я пожал плечами и сунул руки в кармане.

— Ты не хочешь куда-нибудь пойти?

Она открыла дверь шире, и я увидел ее. Дайю была в нежно-золотом ципао, расшитом бабочками, а ее волосы были подняты, открывая ее изящную шею. Я опустил взгляд, смутившись от того, как долго смотрел. Дайю теребила нефритовый браслет на запястье — нервничала. Часть меня хотела, чтобы она закрыла дверь передо мной, но это не помогло бы нам попасть в номер.

Я использовал ее с самого начала и снова делал это. Если мы работали ради одного результата, почему я обманывал ее? Почему мы врали друг другу?

— В отеле есть бар или ресторан? — я замолчал, надеясь, что она вежливо откажется.

— Я не могу, — тихо сказала она. — Я отпросилась с гала и сказала отцу, что у меня ужасно болит голова. Если меня заметят говорящей вместо этого с тобой…

— Ясно, — я отчасти отвернулся, желая пропасть.

Она протянула руку.

— Погоди. Мы можем поговорить внутри? — Дайю открыла дверь полностью.

Мое сердце сжалось. Дайю выглядела прекрасно и так уязвимо. Она решила довериться мне. Я ощущал себя ужасно.

— Я… — я кашлянул, — не хотел бы проблем для тебя.

Она покачала головой.

— Все хорошо. Мы с отцом делим номер, но он не вернется до полуночи. На празднике слишком много важных для него людей.

Дайю отошла, словно впуская меня, и цветочный аромат с ноткой цитруса, который она наносила по особым случаям, донесся до меня. Я без слов прошел внутрь, и она закрыла дверь за нами. Я представлял, как Линь И смотрела на нас через камеру, передавая Айрис и Аруну, что происходит. Я ощущал себя героем, который столкнулся с неожиданным препятствием, и ему нужно было хитрить и играть роль, вот только вместо этого я лепетал и не знал, что делать.

«Что теперь?».

Айрис могла пройти в номер с ключом-картой, который дала Линь И, и датчик движения даст ей знать, пусто ли в комнате. В номере было две спальни, и мне нужно было увести Дайю в ее комнату, чтобы Айрис могла пробраться. Я посмотрел на высокий потолок и золотые шторы, которые были раздвинуты, позволяли увидеть реку и сияющие огнями здания. Большая хрустальная люстра висела в гостиной, нежно озаряя комнату светом. В углу стояло большое пианино, крышка была открыта. Этот номер был больше многих домов.

Дайю указала на одно из кресел, намекая, что нам нужно присесть, я покачал головой.

— Может, лучше пойдем в твою спальню? — я мысленно скривился. Спокойнее.

Ее щеки тут же покраснели.

— Я не… я про… — я глубоко вдохнул. — Мне неудобно в гостиной. Я знаю, что твой отец занят на гала, но вдруг ему что-то понадобится, и он наткнется на нас?

— Я не подумала… — сказала она. — Просто… — Дайю сжала губы, ей было неловко, как мне. — Моя спальня тут.

Я кивнул. Руки все еще были в карманах штанов, я сжал их в кулаки. Было больно ощущать такую неловкость рядом с ней — будто мы были незнакомцами — после месяцев в единстве.

Дайю вела меня, и я не мог не восхититься тем, как ее бедра двигались по шелком ципао.

«Возьми себя в руки».

Я прошел за ней по коридору с мягким ковром, и она остановилась у широкой двери и открыла ее.

— Ты прав, — сказала она, указывая жестом, что я войду первым. — С моим отцом не угадаешь. Мы еще не делили с ним номер, но в этот раз он настоял. Самое время для сближения, — я уловил сарказм в ее голосе.

Я прошел в роскошную спальню бежевого цвета. Кровать королевского размера была украшена золотыми и серебряными подушками поверх больших мягких подушек. Горничная оставила красную розу и блюдце с шоколадом на подносе на кровати после уборки. Я знал, что они побывали тут, потому что Дайю устраивала беспорядок сильнее меня. Эти воспоминания всплыли не вовремя.

Вдруг я захотел быть где угодно, но не здесь, с девушкой, которую любил, но мог потерять из-за нашей лжи.

Она опустилась на край кровати. В стороне на полу валялись туфли на высоких каблуках. Дайю ненавидела такие туфли, жаловалась, что они давили пальцы ее ног, и она в них не могла идти изящно.

— Итак… — она погладила одеяло ладонью. — О чем ты хотел поговорить?

Я смотрел на ковер, пытаясь подобрать слова.

— Я хотел поблагодарить тебя, — выдавил я после долгой паузы. — За новое оборудование для клиники.

— Это помогло?

Я кивнул.

— Мы не смогли договориться, чтобы вентиляторы доставили в тот же день. А твои помешали серьезным болезням и возможным смертям.

Ее глаза заблестели.

— Я так рада. Я должна была что-нибудь сделать.

Она пыталась поймать мой взгляд, но я не мог смотреть на нее. Я так много хотел сказать, но слова застревали в груди и горле.

«Прости, что я врал. Я хочу доверять тебе».

— Ты расскажешь, что делаешь в Шанхае? — спросила она после неудобной паузы.

— Приехал к другу, — я кашлянул, — к другу в беде.

— Я не знала, что приеду в Шанхай, пока отец не выдвинул ультиматум — поддержать его публично или лишиться из-за его стараний всех спонсоров.

Я смотрел на нее. После всего, что сделал Цзинь, я думал, что меня не удивят его беспощадные поступки. Но я был удивлен.

— У меня не было выбора, — сказала она. — Я не знала, как тебе сказать.

— Но ты все еще наследница корпорации Цзинь.

Она смотрела на нефритовый браслет, крутила его на запястье, но подняла голову.

— Я…

— Почему? — я перебил ее. — Почему, Дайю? Я думал, что поступки твоего отца, тактика корпорации — это то, против чего ты. Он угрожал тебе, чтобы получить желаемое, и поступал гораздо хуже.

«Я думал, мы заодно».

— Знаю, — ответила она. — Но как лучше все изменить? Изнутри. Отец построил империю властью, деньгами и влиянием. Я могу биться с ним изнутри или снаружи, лишенная уважения и наследства, — она встала и прошла ко мне, была так близко, что я хотел инстинктивно коснуться ее. По привычке. — Как бы ты сыграл?

Она легонько коснулась моего плеча. Я подавил желание прильнуть к ней, несмотря на сомнения, на вопросы в голове. Я отошел на шаг, и она опустила руку.

— Я думал о том, что мы сказали друг другу возле клиники… — сказал я.

— И я, — вмешалась Дайю. — Это не честно. Не честно, что ты наказываешь меня за богатство, с которым я родилась. Я знаю, ты презираешь ю, но ты знаешь, что большие перемены требуют вложений. Я в идеальном положении, чтобы использовать имя и деньги отца для своей выгоды, чтобы этим подавить его.

Я сунул руки глубже в карманы и смотрел на свои ноги.

— Я не ненавижу ю, Дайю. Я ненавижу, когда отворачиваются от тех, кто в беде, и то, что жизнь не для всех ценна.

— Я не такая, Джейсон.

— Знаю. Но твой отец воровал и убивал ради выгоды. Что значит то, что ты молчала и оставалась с ним? — я покачал головой и посмотрел в ее глаза. — Это предупреждение. Это портит все, что ты пытаешься сделать.

Она побледнела, хоть была сильно накрашена для гала.

— Но он все еще мой отец, Джейсон.

Я подумал о своем отце, которого потерял в пять лет. Я едва его помнил: низкий голос, гулкие слова были фоном, когда я играл кубиками на полу в гостиной, и его большие мозолистые ладони сжимали мои руки. Я мало помнил, но помнил свою любовь к нему, и как он любил меня в ответ. У Дайю этого не было с отцом и не будет.

— Знаю, и он всегда будет тем, с кем я борюсь, — сказал я. — Если тебе придется выступить против него, ты сможешь?

Она шагнула ближе, почти с вызовом, и подняла голову.

— Да, — ответила она после долгой задумчивой паузы. Я знал, что это было не от страха или желания прикрыть ложь. Она хотела ответить мне честно.

— Даже если можешь все потерять?

Дайю издала невеселый смешок.

— Я никогда не буду бедной, Джейсон. У меня есть целевой фонд, который не может тронуть даже мой отец. И моя мать — успешный дизайнер в Гонконге. Я всегда буду ю.

— Ты знаешь, о чем я, — ответил я. — Потому что тебе придется выбирать в случае с отцом.

В дверь позвонили, и мы отпрянули друг от друга. Я понял, как колотилось сердце в груди.

— Это Да Гэ, — Дайю посмотрела на монитор у двери спальни. Там была правая рука Цзиня, который делал всю его грязную работу. Он стоял у номера.

«Блин».

— Видимо, папа послал его проверить меня, — Дайю уже выгоняла меня из комнаты. — Тебе придется спрятаться. Иди в спальню моего отца. Он туда не пойдет. Все знают, что туда нельзя, — мы прошли мимо гостиной, попали в другой коридор. Она открыла красивую дверь и втолкнула меня внутрь. — Жди здесь.

Я чуть не рассмеялся из-за ситуации. Я не впервые прятался от Да Гэ. Но в прошлый раз, как я вспомнил с болью, Вик прятал меня в Рокароке. Дайю оставила дверь приоткрытой, и я прижал ухо к щели. Я слышал, как она говорила с Да Гэ, что ей уже лучше после отдыха. Она собиралась обуться и вернуться на гала. Я прислушивался, надеясь, что мужчина не решит пройти по этому коридору. Я услышал чуть позже, как Дайю что-то прошептала. Дверь номера закрылась. Тишина. В спальне было темно, и я искал включатель, не желая приказывать голосом. Пока я искал его на стене, кто-то шепнул в просторной комнате:

— Чжоу.

Я вздрогнул и подавил крик удивления.

Загорелся экран телефона, и я увидел слабо освещенное лицо Айрис.

— Ты вошла, — обрадовался я. — Нашла прототип?

Она кивнула и отошла от места, где пряталась за большой кроватью. Она пропала в коридоре. Я пошел за ней, от движений Айрис загорелся свет, и стало видно большую гардеробную, где могла уместиться гостиная. Рубашки, пиджаки и штаны висели на плечиках аккуратным рядом. Не меньше десятка кожаных туфель стояли идеально на полке. Айрис отдала мне наушник, и я вернул его в ухо.

— Босс, — сказал я.

— Ты вернулся, — ответила Линь И. — Молодец, Чжоу.

Мои щеки пылали. Я бы себя так не назвал.

— Линь И помогла мне найти прототип, — Айрис указала на большой черный сейф во встроенном шкафу. Он был в три фута шириной и шесть — высотой.

— Это личный сейф Цзиня. Он из лучших, еще и защищен от бомб, — сказала Айрис. — Здесь нужен голос и двадцать цифр кода безопасности.

— Даже если мы разгадаем код, нужно говорить голосом Цзиня, чтобы открыть сейф, — сказала подавленно Линь И. — Это невозможно.

Я тихо выругался.

— Вам лучше уйти, пока вы можете, — сказала Линь И. — Мы пытались, но я не хочу, чтобы Цзинь поймал вас.

«И убил».

Она не говорила это, но я ощущал, будто мы сдавались.

* * *

Мы с Айрис пошли переулками за Бундом и отправились к нашему отелю напротив «Полуострова». Мы миновали темные витрины и еще открытые закусочные, но молчали. Я знал, что Айрис считала всю затею глупой и опасной, но, раз мы начали, она не хотела проигрывать.

Мы вернулись в свой отель после одиннадцати. Я схватил фрукты и печенье и пошел за Айрис наверх. Арун растянулся в кресле, его фрак висел на спинке за ним. Линь И сидела на диване, подоткнув ноги под желтую юбку. Они выглядели раздавлено, как мы себя ощущали.

— Эй, — сказал Арун.

Айрис опустилась рядом с Линь И, и та погладила ее щеку и нежно поцеловала Айрис.

— Небольшая отплата, — прошептала Линь И.

Уголок рта Айрис приподнялся, несмотря на мрачное настроение.

— Ты никогда не сдаешься, да? — она нежно посмотрела на Линь И. — Я люблю тебя за это. Но даже ты не можешь творить чудеса.

Линь И посмотрела на меня. Я еще стоял, не мог от усталости решить, хотел ли я посидеть с друзьями или просто рухнуть и спать, чтобы не думать ни о чем.

— Я могу поговорить с тобой, Чжоу?

Я удивленно кивнул.

— Между мной и Дайю ничего не было, если ты об этом.

Айрис закатила глаза.

— Я займу кровать, — сказал Арун. Значит, мне оставался диван.

— Я буду первой в дозоре, — сказала Айрис.

Линь И сжала ее пальцы, встала с дивана и пошла в их с Айрис спальню.

— Я заменю тебя через несколько часов, — бросил Арун через плечо.

Линь И ждала, пока я пройду в спальню, закрыла за нами дверь. Она опустилась на большую мятую кровать и притянула колени к груди. Я рухнул в зеленое кресло у кровати. Комната выглядела жилой, но не грязной. Я увидел книгу на столике у кровати: «Записки крокодила».

— Цю Мяоджин? — спросил я.

— Мне нравится, — ответила Линь И. — Ты читал?

Я поднял книгу.

— Да. Но это было непросто читать.

— Да, — Линь И притихла и сказала. — Я не могу представить стыд из-за любви к Айрис. Или презрение к себе. История Цю задевает меня тут, — она ткнула тремя пальцами в грудь. — Выворачивает изнутри. Нам с Айрис повезло жить в такое время.

Я улыбнулся, хоть устал, и щеки болели.

— Я даже не могу представить тебя ни с кем другим…

— Да? — перебила она. — А как же Виктор?

Я закрыл рот. Линь И и Вик встречались несколько месяцев, и хоть он пытался это скрыть, я знал, что он сильно полюбил ее.

— Линь И… — я погладил ладонью бумажную обложку книги. — Что ты хочешь от меня услышать?

Она покачала головой.

— Ничего. Ты ничего не можешь сказать.

— У Виктора были к тебе чувства, — тихо ответил я. — Но он хотел тебе счастья. Любой, кто знает вас с Айрис, видит, как счастливы вы вместе. Это очевидно.

Линь И кивнула, переминаясь, глядя в окно в спальне. Огни гасли вокруг отеля.

— Жаль, мне не хватило смелости сказать ему, как много он для меня значил. Если не как парень, то как друг, — она сильнее сжала колени, словно это могло утешить.

— Он знал, Линь И.

— Да? — спросила она.

— Да, — я ощущал, как печаль, как живая, окутала ее. — Мне жаль, — выдавил я, горло словно само закрылось. — Это была моя вина…

«На его месте должен быть я».

— Что?

— Вик с самого начала говорил, как опасна наша миссия, но я настаивал, — сердце болело, но я озвучивал мысли. Если я и мог перед кем-то признать вину, то перед Линь И. — Я настоял на попытке, и когда меня похитили… — я отвел взгляд, ведь не мог больше выдерживать взгляд подруги, — Виктор умер из-за меня.

— О, Чжоу, — она покраснела от эмоций. — Я виню себя.

— Нет, — я был потрясен и не знал, что еще сказать. — Как?

— Я — босс, Чжоу, — ответила она. — Я с самого начала вела группу. Я знала, что нападать на корпорацию Цзинь рискованно, но не думала… — она запнулась. — Если бы я знала, что Вик умрет…

Я встал и подошел к ней, сел рядом, и она прильнула ко мне.

Линь И долго молчала. Я смотрел на ее ладони, сжатые на коленях. Слеза упала на ее ладонь, и только тогда я понял, что ее лицо было мокрым от слез.

— Линь И.

Она сглотнула, и я видел, что она пыталась взять себя в руки, чтобы заговорить.

— Он приходил ко мне, Чжоу, — сказала она. — Когда вы с Айрис прошли и получили доступ к резервной системе корпорации. Он приходил. Поговорить, — слова вылетали с силой. Я вытащил салфетку из коробки на столике у кровати, и она благодарно ее приняла, вытерла лицо и высморкалась. — Это было настоящим. Мы приближались, — она едва дышала. — Вик хотел предупредить меня, что это плохая идея. Кто-то мог умереть, так он мне сказал. Понимаешь?

Я обнял Линь И, но казалось, что я не мог дышать.

— Я сказала ему, что знала о риске. Что все мы знали, — продолжила она. — Это было так легко сказать, но…

Другим делом было платить за то, что так рискнул. Другим делом была смерть друга.

— Мне жаль, — сказал я. — Мне жаль. Но это не твоя вина.

— Вик сказал мне, что я — босс. И улыбнулся, — Линь И яростно протерла глаза. — Я знала о его чувствах ко мне, но не сказала тогда, как много он для меня значил. Это казалось таким неловким. Трудным, — она подняла взгляд. — Я была трусихой.

Я покачал головой.

— Нет, — ответил я. — Ты просто была человеком.

Линь И затихла, шмыгнув, а потом издала смешок, икнув при этом.

— Это типичный ответ Чжоу. У тебя есть книга с твоими цитатами?

— Принесу как-нибудь, — я криво улыбнулся ей, сжал ее ладонь, которая не держала мокрую салфетку. — Это не твоя вина, — хрипло повторил я.

— И не твоя, — парировала Линь И.

Мы сидели так какое-то время, в тишине, горюя вместе. Наконец, она печально улыбнулась мне и поцеловала в щеку, как старшая сестра, утешая младшего брата. Я заметил темные круги под ее глазами.

— Что у вас с Дайю? — глаза Линь И были красными, но взгляд стал пронзительным после вопроса.

Я убрал книгу на столик у кровати.

— Боги, нужно говорить об этом сейчас?

Уголок ее рта приподнялся.

— Думаю, да.

— Босс вернулся, — ответил я, шутя лишь отчасти.

— Что случилось в отеле? — спросила она.

— Ничего, — я посмотрел на потолок. — Было неловко…

Линь И кивнула, отклонилась, чтобы увидеть мое лицо, натянула на ладони рукава свитера. Я решил все объяснить, теперь я уже точно ощущал, что меня допрашивала старшая сестра.

— Особенно после произошедшего в клинике вчера, — продолжил я. — Дайю была там.

— Что?

— У нее было оборудование, чтобы помочь… оно прибыло раньше того, что мы смогли заказать.

— Почему этого не было в новостях?

Я покачал головой.

— Она помогла анонимно. Хотела, чтобы оборудование точно доставили, но пряталась от репортеров. Дайю сказала, что не хотела, чтобы это было во всех новостях.

— Или скрывала это от Цзиня? — Линь И вскинула бровь.

— И это. Она все еще наследница корпорации Цзинь.

— Вы поговорили об этом? — ее глаза стали ярче. — Расскажи мне все.

Я не хотел. Я не хотел думать о Дайю и говорить об этом. Но рассказал Линь И, что произошло в отеле с Дайю.

Линь И склонилась, пока я говорила, словно ловила каждое слово, будто я описывал сюжет одной из ее любимых манхв.

— И ты ей веришь? Что она сказала об изменении изнутри?

Я закрыл глаза и представил Дайю, то, как она всегда уверенно держалась, упрямо наклонив голову, готовая бросить вызов. Я подумал о том, как она врала мне о том, что была на связи с Цзинем все время, и как она объясняла обман.

— Да, — ответил я. — Я верю ей.

— Но доверяешь ли? — спросила она едва слышно.

Я вскинул голову, наши взгляды пересеклись.

— Я инстинктивно доверял ей еще до того, как был на то повод, и не переставал.

— Потому что она в идеальном положении, чтобы украсть прототип, — сказала Линь И. — Она поможет нам подавить Цзиня?


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Дайю



Дайю заставила себя оставаться на вечере отца до полуночи, пока гала не кончилось. Она смогла вежливо общаться с возможными покупателями или инвесторами в будущие «вертикальные города» корпорации Цзинь, но не помнила, с кем говорила и о чем. Она не могла перестать думать о встрече с Джейсоном, как ее сердце воспарило при виде него у двери номера, и как больно было стоять возле него, но ощущать пропасть между ними.

Толпа лишь немного уменьшилась. Хоть мероприятие должно было закончиться в полночь, многие гости оставались, пока были еда, напитки и развлечения. Вечеринки ее отца обычно затягивались надолго. Дайю пошла сквозь толпу, надеясь, что никто не решит с ней заговорить. Она увидела, что отец активно обсуждал что-то с женщиной в нефритовом жакете и черных штанах. Дайю узнала в женщине представителя правительства, которой ее отец давал большие взятки, чтобы получить все, что требовалось для строительства Башни Цзинь. Не желая мешать, Дайю поймала взгляд отца. Он кивнул, когда она подняла руку, показывая, что уходит. Она могла идти.

Хоть отец отсутствовал как родитель почти всю ее жизнь, Дайю научилась следовать его правилам или страдать от последствий. Когда родители развелись, ее общение с мамой стало ограниченным, потому что отец не позволял это. Дайю росла, зная, что отец обычно не обращал на нее внимания, но одна ошибка, когда он смотрел на нее, означала, что она за это заплатит: подарок на день рождения или от мамы, который она так ждала, попадал в урну на ее глазах, пропадал питомец детства без объяснений. Как она сказала Джейсону, Дайю рано поняла, когда можно сражаться. И даже когда она решала пойти против отца, она делала это скрытно, не бросая ему вызов в лицо.

Дайю не могла быстро покинуть зал. Тысячи кристаллов Сваровски на серебряных нитях свисали с потолка, мерцали на гостях. Они отбрасывали искры по всему пространству, мерцали волшебно в комнате. Огромный изумруд и рубиновые драконы с сияющей чешуей украшали одну стену зала, сапфировые с золотом фениксы — другую. Работники отеля носили маски с камнями и перьями, скрывающие их глаза и лбы, добавляющие волшебства. Она поспешила мимо большой голограммы Башни Цзинь, достающей до потолка, медленно крутящейся в луче света, чтобы гости могли восхититься зданием во всех сторон. Что бы она ни думала об отце, Дайю не спорила, что он умел устраивать вечеринки.

Она поднялась на специальном лифте на этаж с президентским номером, сняла каблуки, как только тяжелая дверь закрылась за ней. Она оставила их у входа под столиком с орхидеями в керамических горшках.

И, хоть в этом не было смысла, она прошла по коридору к спальне отца. Дверь была плотно закрыта, и она повернула ручку, отчасти надеясь, что Джейсон еще там, прячется в темноте. Она приказала включить свет, и стало видно аккуратную комнату отца, в которой будто никто не жил. Он любил порядок, чтобы все было на местах. Когда она была маленькой, игрушки, вещи, украшения, которые были оставлены на столе или стуле в их большом поместье, тут же выкидывались домоправителем по указанию ее отца.

В комнате слабо пахло одеколоном ее отца, только это указывало, что он тут был. Она взглянула на телефон, прошла к гардеробную. Свет медленно загорелся от ее движений. Джейсон говорил, что ее отец был причиной трагедии в клинике Цибао, и он был прав. Она видела фильтр воздуха следующим утром, подслушивала из-за угла…

Доктор Шен, главный инженер корпорации Цзинь из Тайпея, присел перед прибором на низком стеклянном столе. Фильтр был темно-серым, размером с небольшой старый принтер — прямоугольный и неуклюжий.

— Это не обычный фильтр, мистер Цзинь, — доктор Шен снял внешнюю оболочку и смотрел на внутренности. — Там химический катализатор, который преобразует загрязнители. На создание копии уйдет время, и нет гарантий, что прототип не будет разрушен в процессе, — он встал. Дайю не упустила то, что инженер отошел на шаг от ее отца. — Боюсь, это вне моих знаний, — сказал он, виновато склонив голову. — Вам нужно найти опытного инженера-химика.

Хоть выражение его лица ничего не выдавало, он стал выше, а в воздухе появилось напряжение. Он был недоволен. Дайю ушла в комнату переодеться, вернулась, тихо двигаясь по коридору, и увидела, как отец уносит фильтр к себе. Прибор был тяжелым, но он мог донести его сам.

Доктора Шена не было видно.

Дайю легко заметила большой сейф ее отца в гардеробной. Она знала его сейфы. У отца их было много за годы, он всегда менял их на те, что были лучше. Она провела ладонью по холодной металлической дверце. Там не было ни клавиш, ни скважины, никаких указаний, как открыть сейф. Выделялся только красный свет на уровне глаза, не больше точки лазера. Сейф открывался голосом, новый фаворит ее отца.

Тошнота охватила ее. Те смерти, младенцы и дети, пострадавшие в клинике в Цибао… «Твой отец сделал это. Кровь на его руках», — кричал ей Джейсон с дикими глазами, гнев и боль были на его лице. В тот миг он выглядел как незнакомец. Но он имел право злиться. Дайю знала, какую боль Джейсону причинила смерть его матери, когда он остался один в мире. Каким беспомощным он ощущал себя, когда не смог ее спасти.

И ее отец показал, что ему было плевать на жизни остальных, пока он мог получить то, чего хотел, не важно, какой ценой.

Она помнила их недавний спор, снова ощутила его боль и разочарование в том, что она осталась наследницей корпорации. Это вызывало у него сомнения. Она не знала, что он так сильно реагировал на это, но, может, она врала себе. Почему она никогда не упоминала это за их прекрасные полгода вместе?

Вдруг по коже головы пробежали иголки, она покинула комнату отца, приказав выключить свет. Он мог задержаться на вечеринке, но у него возникнут подозрения, если он заметит ее в своей спальне. Дайю отошла в свою спальню, подобрав туфли по пути. Когда она забралась в кровать, ее тело было уставшим, но разум не унимался, повторял ее разговор с Джейсоном.

«Если бы тебе пришлось выступить против него, ты смогла бы?

Она убрала в сторону одеяло и приказала включить успокаивающий тропический дождь, но все еще не могла уснуть.

После часа ночи она получила сообщение с неизвестного номера:

Ты можешь где-нибудь встретиться? Дж

Ее сердце колотилось. Она не ожидала такого от Джейсона. Она легла на бок, ждала, пока сердце уймется, а потом продиктовала:

Тянцзифань, сегодня днем. Павильон 129.

Ты можешь прийти одна? — ответил он.

Да.

Тогда увидимся.

Дайю смотрела на сообщение какое-то время, а потом услышала, как закрылась дверь номера, шаги отца отдавались эхом от мраморного пола. Ее отец никогда не проверял ее, не ходил в эту часть номера. Но она сунула телефон под подушку и закрыла глаза.

Она несколько раз путешествовала с отцом, всегда была в скромном номере. Но в этот раз он заставил ее остаться с ним в президентском номере, намекая, что за ее действиями следили, и ей стоило вести себя хорошо.

Дайю не уснула, а думала, как покинуть отель завтра без нанятой охраны.

* * *

Дайю редко завтракала с отцом, только когда он приказывал. Они не были близки. Если кто спрашивал, она описывала их отношения деловыми. Отец видел в ней дополнение, вложение в будущее корпорации, и она всегда подыгрывала. И когда ее отец попросил о ее присутствии в Шанхае, она мысленно была против, но все же обдумала, стоило ли перечить ему в этот раз. Бой того не стоил — ее просто просили показаться, скованно улыбнуться и попозировать для фотографий.

— Твои старания улучшить окружающую среду в Тайване были очаровательны, — сказал ее отец при их встрече, улыбаясь, но не показывая зубы. — Я позволил тебе продолжать, потому что это помогало репутации корпорации Цзинь, — он два раза медленно моргнул, она подавила желание поежиться. — Но пора всем показать, кому ты верна, дочь.

Утром после гала Дайю надела шелковую блузку в цветах с бежевой юбкой — скромно и дорого, как любил ее отец — и поприветствовала его за большим столом в восемь утра. Он читал новости в телефоне и отложил его.

— Дочь, — сказал он. — Какой приятный сюрприз, — он указал на место слева от себя. Ее отец был во главе стола на десять человек.

— Доброе утро, отец, — она опустилась на стул, и дворецкий номера, высокий мужчина по имени мистер Хан, вошел и налил ей кофе. Дайю сделала маленький глоток: кофе был горячим, но не обжигал, и она благодарно выпила половину чашки. Она добавила йогурт и свежую голубику.

— Какие у тебя планы на день? — спросил ее отец, взяв кусочек тоста с тарелки, смазав его маслом точными движениями. Он всегда предпочитал завтрак в западном стиле, хоть в Тайване были вкусные блюда для утра.

— Я хочу купить платье для церемонии открытия Башни Цзинь, — ответила она. — Особое платье для особого случая.

Он одобрительно кивнул.

— Уже поздно делать платье на заказ. Но выбери что-нибудь, я доверяю твоему вкусу. Я оплачу.

— Благодарю, отец, — она коснулась нефритового кулона на шее, редкого подарка от него, когда ей исполнилось шестнадцать. Он увидел кулон, слабо улыбнулся. — Но я хотела бы пойти одна.

Ее отец вскинул бровь.

— Прошу, — сказала она. — Нет ничего хуже шопинга часами, когда охрана плетется за тобой. От этого нервничают все торговцы. Я возьму с собой Сяо Ву. Я буду осторожна.

Сяо Ву был ее водителем в Шанхае. Ее отец думал, что нанял его, но это Дайю послала мужчину на собеседование. И Сяо Ву получал двойную оплату: одну от Цзиня, но еще больше — от Дайю за то, что она могла уйти, а он молчал. Мужчина исполнял их уговор. Она редко выступала против отца, так что, когда просила об услуге, это всегда было невинно, и он награждал ее за послушание.

Отец пристально смотрел на нее, взвешивал выгоду для себя, а потом кивнул.

— День будет хорошим. Насладись шопингом.

Дайю скромно улыбнулась, ощутила укол боли, но не из-за лжи отцу, а потому что любая другая дочь обняла бы ее папу с благодарностью. Может, даже поцеловала бы в щеку. Или — Дайю даже не могла этого представить — отец поцеловал бы дочь в щеку, чуть растрепав ее волосы с теплом.

Всего этого она не знала и не узнает.

Но согласие ее отца на эту просьбу не стоило ему ничего, зато могло привлечь ее верность. Дайю рассчитывала на это.

Он взял телефон и сказал:

— Мне скоро нужно будет сделать важный звонок, впереди занятой день.

Ее отпустили. Дайю схватила кусочек тоста и понесла наполненную еще раз чашку кофе к себе в спальню. Она допила кофе и отправила Сяо Ву сообщение: Ты везешь меня сегодня за покупками, но меня с тобой не будет. Если отец будет писать, я в примерочной.

Сяо Ву тут же ответил: Да, мисс Цзинь.

* * *

Ее отец был прав: день был хорошим. Когда она уехала, отца уже не было, он отбыл после долгого разговора по телефону. Она забралась в белый воздушный лимузин в крытом гараже на крыше «Полуострова» и сказала Сяо Ву доставить ее к «Плаза-66» на шоссе Нанцзинь, где находились дизайнерские магазины.

— Встретимся там через пару часов, — сказала Дайю, когда они прибыли туда.

Сяо Ву поднял вверх большие пальцы.

— Да, мисс Цзинь.

Она бросила телефон на заднее сидение машины. Она не знала, отслеживал ли ее отец по телефону, он не просил ее связываться с ним. Но это ничего не означало.

Дайю быстро пропала в толпе покупателей на улице, многие были с масками на лицах. Но не ю, ведь прикрывать лицо нужно было бедным мей. Богатых могли подвезти на воздушном лимузине к нужному месту, где воздух фильтровали. Они редко бывали снаружи с открытыми лицами, а если и бывали, то недолго, но то, как женщины спешили на каблуках и в дизайнерских платьях к большому торговому центру с платками, прижатыми к носам, показывало Дайю, что им не нравились эти неудобства. На жизни ю сильно повлияла утеря костюмов ее отца.

Она знала, что отец в течение года снова начнет производить костюмы, уже в Пекине. Дайю старалась успеть повлиять на законы об окружающей среде в Тайване. Она легко поймала еще один воздушный лимузин и попросила доставить ее к Тянцзифану. Даже проведя снаружи мало времени, она ощущала, что лоб покрылся потом, и она кашляла, глядя на смог над Шанхаем, пока лимузин поднимался. Они полетели над людным торговым районом у шоссе Нанцзинь — все сверкало стеклом и роскошью.

Несясь по грязному небу, Дайю заметила храм Цзинъань сверху, собранный из нескольких крупных зданий с позолоченными крышами, окруженных широким двором. Храм казался нарядным, но одиноким, отделенным от стальных небоскребов, возвышавшихся вокруг него. Контраст потрясал. Шанхай был постоянно развивающимся городом, всегда тянулся зданиями выше, создавал технику лучше и быстрее, но его история была связана с этим храмом, с вековыми зданиями в Бунде. Она хотела посетить храм, он наполнял ее спокойствием одним своим видом. Воздушный лимузин повернул к Тянцзифану, и, хоть Дайю вытягивала шею, она уже не видела храм.

Она искала признаки преследования. Дайю была уверена, что ее отец был слишком занят, чтобы посылать за не шпиона, когда она поехала за покупками, но осторожность никогда не мешала. К счастью, летающий транспорт их не преследовал.

Воздушный лимузин остановился у одного из проходов, ведущих в Тянцзифан, и Дайю заплатила водителю наличными и вышла во влажный воздух дня. Почти полдень, в Тянцзифане было людно из-за покупателей и туристов. Дайю была тут лишь раз, но полюбила его шарм, вереницу бесконечных бутиков и укромных уголков, тайны, которые можно было раскрывать помимо шопинга. Если «Плаза-66» источал богатство, то Тянцзифан — творческую энергию и художественную гениальность. Многие магазины одежды были модными и обслуживали туристов, но тут были и дизайнеры, создающие красивые работы со свежим взглядом. Дайю это нравилось. Так она встретила Ли Айнинь, которая создавала творения из керамики и владела узким магазинчиком в павильоне 129.

Чайник с драконом Айнинь сиял перламутровой глазурью, какой Дайю еще не видела, он сиял синим и зеленым, когда она подставляла его свету. На голове яростного дракона были изящные цветы, он широко раскрыл пасть, чтобы налить чай. Цветы были с позолотой, выделялись на сине-зеленой чешуе дракона, казались почти объемными. Дайю купила чайник вместе с четырьмя подходящими чашками и несколькими сувенирами. С той первой встречи Айнинь помогала Дайю, когда нужен был особенный подарок для друга. Она даже думала заказать тут что-то для дня рождения Джейсона в мае. Дайю восхищала идея до этого, но теперь вызывала у нее сомнения.

Кто знал, что будет с ней и Джейсоном через полгода?

Айнинь встретила ее теплыми объятиями, улыбка озарила ее круглое лицо. Она была в свободной черной блузке с принтом из серебряных перьев и широких бирюзовых штанах.

— Мы так давно не виделись, — воскликнула ее подруга.

— Это точно!

Айнинь указала на занавеску за ними, которая отделяла небольшой магазин от склада.

— Я немного убрала, чтобы было место для тебя и твоего друга, — она склонилась и понизила голос до драматичного шепота. — Для вашего свидания.

Дайю улыбнулась, несмотря на волнение из-за такой встречи с Джейсоном. Айнинь всегда любила драматизм, это было заметно и по ее творениям.

— Ничего такого…

— Я думала, это была тайная встреча с парнем! — голом Айнинь уже не был тихим.

Дайю скривилась, и темные глаза Айнинь расширились.

— Ясно. От юношей бывают проблемы. Я больше ничего не скажу, — Дайю сжала пальцы подруги и взглянула на керамические часы на стене в форме большой зеленой черепахи с серебряными бутонами розы на панцире. Почти полдень.

Она старалась меньше думать о том, почему Джейсон хотел встречи с ней. Он знал, что ее отец держит Дайю при себе, и просить ее рисковать собой ради обсуждения любовных проблем было глупо. Но она уже не знала, что между ними было. Их отношения пошли наперекосяк, они всегда находились на неустойчивой земле с тех пор, как они узнали о лжи друг друга. Джейсон, наверное. Думал, что у него была веская причина скрывать от нее поездку в Шанхай. Дайю даже не видела необходимости говорить о том, что она — наследница корпорации Цзинь. Она не знала, что Джейсон посчитает, что после взрыва здания корпорации в Тайпее она откажется от этого статуса.

Дайю стояла у порога. Выглядывая так, чтобы видеть, как люди идут по узкому переулку, ведущему к магазину Айнинь. Толпа была смесью подростков, студентов и взрослых туристов, у младших выделялись яркие волосы. Но, как и Дайю, Джейсон не красил волосы. Почти все скрывали лица масками, и Дайю вглядывалась в толпу, как могла.

А потом заметила его в черной футболке, ее пальцы тут же стало покалывать от адреналина. Ее внимание привлекло не его лицо. Он был в маске, и голова была опущена, словно он разглядывал тротуар. Она сразу заметила знакомую походку и плечи. Джейсон шел так, что людям приходилось уступать ему дорогу. Она смотрела на странный феномен, происходящий на ее глазах: два крупных европейца, несущих сумки с покупками и бодро болтающих, отошли в стороны и отодвинули тела, когда приблизился Джейсон. Он прошел мимо них. Высокая китаянка в больших золотых солнцезащитных очках отклонилась, когда Джейсон проходил мимо, но повернулась и залюбовалась его видом сзади, пока он уходил прочь.

Дайю не могла ее винить. Она сама так много раз делала.

Одна его рука была в кармане джинсов, наверное, сжимала его нож-бабочку. Он поднял голову, искал номер магазина в паре дверей от нее, и Дайю скрылась из виду и отошла к задней части магазина.

Айнинь сидела за небольшой стойкой и что-то разрисовывала тонкой кистью, но подняла голову, когда Дайю пронеслась мимо нее и спряталась за занавеской. Лицо ее подруги сияло от любопытства.

Через минуту в магазин вошел Джейсон.

— Эй, — хрипло сказал он.

Пауза, миг неуверенности. Дайю ощущала настороженность Джейсона, стоящего в паре футов от нее. Она не могла заставить себя выглянуть из-за плотной шторы.

— Там, — шепнула Айнинь. Наверное, она указала или кивнула в сторону Дайю.

Занавеска сдвинулась, и Джейсон прошел на склад к ней. Их пальцы ног соприкасались, потому что она и не подумала отодвинуться. Дайю ощущала запах его мыла, и запах был незнакомым. Она смутилась, сделала большой шаг назад и споткнулась о ящик. Джейсон поймал ее за руку, не дав упасть. Дайю отпрянула, и он тоже так сделал.

— Я в порядке, — сказала она.

Он опустил маску и убрал волосы с глаз.

— Спасибо за встречу.

Джейсон огляделся.

Дайю до этого не озиралась. Их окружали коробки и полки с творениями Айнинь. Тесную кладовую освещал большой керамический светлячок с лампочкой на конце его тела. В стене сзади была дверца, в которую ей, чтобы пройти, пришлось бы пригнуться. Было жарко и душно.

— Да, — сказала она, потеряв нить разговора. — Конечно.

— Мы тут в безопасности? — прошептал он. — Она — друг? — он кивнул на переднюю часть магазина.

— Ей можно доверять.

— Дайю… — он утих.

У нее было смутное чувство, что, если она перебьет, ему будет сложнее высказаться. Его волнение усиливало ее тревогу.

— Мне нужна твоя помощь, — после долгой паузы сказал Джейсон. — С моей стороны нечестно такое просить, но только ты можешь сделать это.

Дайю ошеломленно смотрела на него.

— Ты про фильтр, который забрал мой отец…

— Ты его видела?

— Один раз, — ответила она. — Он хранит фильтр в сейфе в номере, — и это подтверждало ее подозрения насчет появления Джейсона у ее двери прошлой ночью. — Ты пришел, чтобы попытаться забрать фильтр… потому ты выглядел как работник отеля.

Он вскинул брови и посмотрел в ее глаза.

— Да.

— Я мешалась, — продолжила она. — Ты пришел не поговорить, — она старалась скрыть разочарование, но не могла игнорировать, как сдавило ее грудь.

Он не подтверждал, но и не отрицал ее слова.

— Нам нужна твоя помощь, чтобы вернуть его.

— Зачем? — спросила она. — Почему он так важен? Клиника спасена новым оборудованием…

— Он кое у кого украл это, — тихо сказал Джейсон. — Твой отец убил ее за это. Он присвоит фильтр себе и продаст за миллионы. Но это не его изобретение.

Голова Дайю закружилась. Жар давил, но она не ожидала, что Джейсон расскажет об еще одном убийстве по приказу ее отца. Джейсон знал ее? Конечно, он так ненавидел ее отца. Он поймал Дайю за руку, и она посмотрела на их переплетенные пальцы.

— Прости, что я говорю прямо, — сказал он. — Ты точно в порядке?

Он схватил ее за руку не потому, что всегда так делал, ведь любил ее касаться так же, как она — его, а потому что она раскачивалась на ногах. Джейсон смотрел на нее с тревогой.

Она покачала головой.

— Это не твоя вина, — ее горло пересохло. — Прошу, продолжай.

Он отпустил ее руку.

Занавеска за ними дрогнула, и они застыли. Женский голос задал вопрос снаружи, и Айнинь ответила. Стул Айнинь шаркнул о каменный пол, словно ее подруга встала с него, и началась оживленная беседа между Айнинь и клиентом про одну из ее работ.

Они говорили около пяти минут, но это казалось вечностью. Они с Джейсоном едва дышали. Она усиленно ощущала, как близко они стояли друг к другу, и она хотела протянуть руку, показать, что еще испытывает к нему чувства. Но это было глупо и неуместно. Она смотрела, как Джейсон напряженно сжал челюсти. Он смотрел на пол.

Наконец, на другой стороне стало тихо. Покупательница ушла.

Джейсон медленно вдохнул, вытащил из кармана тонкий прибор.

— Это — диктофон, активирующийся от голоса.

— Для сейчас моего отца.

Он кивнул.

— Как только ты сможешь записать, как твой отец произносит комбинацию, мы сможем открыть сейф.

Дайю взяла у него прибор, их пальцы соприкоснулись. Он сжал кулак, когда она забрала диктофон.

— Ты это сделаешь? — спросил он.

— Твои друзья… доверяют мне?

— Я тебе доверяю, — сказал он. — Я поручился за тебя.

— Откуда мне знать, что ты не используешь меня?

От этого он чуть покраснел. Он посмотрел на свои ладони, сжимая пальцы. Она знала, что он хотел крутить нож в этот миг.

— Я хочу верить… — он сглотнул, слова застревали во рту. — Я хочу верить, что мы на одной стороне. И что мы можем рассчитывать друг на друга? — уголок его рта приподнялся.

Этот призрак улыбки только усилил ее тоску по нему. Их разделяла ширина ладони, а казалось, что это была огромная пропасть. Но он доверял ей, рисковал своей дружбой ради этого. Это давало ей надежду.

Она спрятала маленький прибор в сумочку.

— Я помогу.

— Дайю, — сказал он. — Если твой отец поймает тебя, он никогда тебя не простит. Ты рискуешь всем.

Она закрыла глаза и медленно втянула воздух, а потом открыла их и поймала на себе взгляд Джейсона. Он не смог скрывать надежду. Это терзало ее, как и то, что ее желание помочь еще не было гарантией успеха.

— Ты спросил, могу ли я выступить против отца, если буду выбирать, — Дайю подняла голову. — И теперь я делаю выбор.

Джейсон улыбнулся, его лицо расслабилось, он сделал шаг вперед. Он поднял руку, словно хотел погладить ее волосы или щеку, как он делал раньше. Ее сердце дрогнуло, на миг она подумала, что он поцелует ее. Но он замер и вытащил потрепанный блокнот — она не видела, чтобы хоть кто-нибудь такое использовал. Он сказал:

— Тогда обсудим план.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Чжоу



— Ты не можешь забрать прототип, — прошептала пылко Линь И. — Цзинь знает, как ты выглядишь, и он знает, что ты украл у него тот большой выкуп.

Я покрутил нож-бабочку в руке.

— Это хорошо. Цзинь, наверное, подумал, что я умер от взрыва. Он разозлится из-за того, что я как-то выжил и снова украл что-то у него, — я вернулся в «Les Suites» после встречи с Дайю, обрадовался тому, что Линь И была одна, и мы могли поговорить. Мы снова устроились в ее спальне. Айрис проверяла земли отеля, а Арун ушел в клинику.

— Слишком опасно, — сказала Линь И. — Он убьет тебя сразу, если тебя схватят.

— Меня не поймают, — улыбнулся я. — И кто еще может это сделать? Айрис.

Линь И покачала головой.

— Айрис не станет работать с Дайю.

— Я поручился за Дайю, мне и рисковать, — я не мог винить Айрис за недоверие к дочери Цзиня, наследнице корпорации Цзинь. Если бы я не знал Дайю так хорошо, я бы тоже ей не доверял.

«Она уже играла тобой, Чжоу, — прошептал демон во мне, снова появился на моем плече. — Ты уверен, что она не играет с тобой снова?»

Я него не слушал.

— Может, Цзинь уже знает, что ты жив и встречался с его дочерью.

Я пожал плечами и подбросил нож в воздух, поймал его и закрутил в руке.

— Тогда он думает, что так я решил отомстить ему. Он не знает, что Дайю спасла меня в ночь взрыва. Цзинь всегда считает себя в центре всего. Это поможет нам…

— Как? — вмешалась она.

— Подставить его. Он сделает все, чтобы спасти лицо, — я убрал нож в карман. — Он согласится на мои условия и встретиться в Башне Цзинь. Он решит, что преимущество у него — его охрана, его земля. Но он ошибется, — я подмигнул ей.

Линь И вздохнула.

— Мне это не нравится.

— Знаю, это опасно, — сердце забилось быстрее в предвкушении. Мне нравилась игра в кошки-мышки. И мне очень нравилось злить Цзиня. До этого мне было нечего терять, но теперь… была Дайю. Я тихо ответил. — Я больше переживаю за Дайю. Ей некуда бежать, если все пойдет не так.

— Но ты доверяешь ей, — сказала Линь И. — Она не согласилась бы, если бы не могла справиться, если бы не знала, как обмануть отца.

Я подумал, как она долго играла мной, умело и легко. Если кто и мог это сделать, так это Дайю. Но если кто и падет в конце, я хотел, чтобы это был я.

— Ты делаешь свою работу, а я — свою.

Линь И смотрела на меня, убрала прядь лиловых волос за ухо. Она склонилась, и мы стукнулись кулаками.

— Договорились.

Мы были поглощены разговором, так что не услышали, как кто-то вошел, пока не хлопнула дверь. Я вскочил на ноги, кинжал Дайю уже был в правой руке, когда я увидел лицо Аруна в мониторе.

— Где все? — спросил он в гостиной.

Мы с Линь И переглянулись. Если мы не сказали Айрис, нельзя было знать и Аруну. Я убрал кинжал и вышел из спальни, лениво проводя руками по волосам и зевая.

— Эй, как в клинике?

Арун кивнул мне, приветствуя.

— Все наладилось, и смертей больше не было, — он поднял руки, сжимая большую коробку. — И я снова зашел в ту лапшичную по пути.

Я улыбнулся.

— Ты — мой любимчик.

Арун рассмеялся и опустил коробку на стол.

— Я подменю Айрис, — сказал я поверх плеча. — Она может поесть первой.

Я был голоден, но Айрис уже была на смене почти три часа. И мне нужно было подумать. Одному.

* * *

Сообщение от Дайю появилось ночью на моем временном телефоне:

Получила. Проверила. Работает.

Дайю сказала, что Цзинь активно искал того, кто сможет воссоздать фильтр по прототипу, но он скрывал эту работу, вел ее отдельно от корпорации Цзинь. Пока что. У нас было мало времени. Но я не ожидал, что она получит запись в тот же день.

— Я выдвигаюсь, — сказал я друзьям.

— Куда? — с подозрением спросила Айрис.

Арун был в дозоре вместо нее.

— Чжоу старается вернуть прототип, — сказала Линь И.

— Как? — спросила Айрис. — Это невозможно.

— Он ищет способ, — ответила Линь И.

— Я могу помочь.

Линь И покачала головой.

— Пока Чжоу справляется сам.

Айрис хотела возразить, но закрыла рот. Они были вместе почти два года, до Линь И сначала была для Айрис боссом, а потом стала девушкой. Линь И всегда была боссом. Ее слова были важными.

— Я всегда готова помочь, — сказала Айрис после паузы.

Я кивнул.

— Лучшая помощь, — я провел руками по местам, где прятал ножи, веря, что Дайю оставила диктофон на столе, как мы и договорились, и отправилась в Бунд.

Девять вечера, стало прохладнее, но все еще было душно. Толпы прохожих и туристов стали меньше, но многие все еще ходили по тротуару перед историческими памятниками и красивыми отелями. Еще больше людей гуляло по бульвару, восхищаясь зданиями, сияющими в золотом свете, контрастирующими с высокими постройками за рекой, мерцающими сними, розовым, оранжевым и зеленым. Они отражались в воде, по которой плыли ночные лодки.

Ночь была красивой, и я хотел бы насладиться ею. Но разум не давал забыть о встрече с Дайю до этого.

«Откуда мне знать, что ты не используешь меня?» — спросила она.

Разве ты не используешь ее, Чжоу? — прохрипел мой мини-демон.

— Я люблю ее, — сказал я в ночи. — Мы любим друг друга.

Уверен в этом? — демон рассмеялся, поправил идеальный галстук и стряхнул воображаемую пыль с рукава фрака. — Может ли такая, как она, любить такого, как ты? Ты перегибаешь.

Я стиснул зубы и сунул руки глубже в карманы. Пальцы что-то нащупали, и я вытащил это. Записка, сложенная треугольником. Записка от Дайю перед моей поездкой в Шанхай. Перед тем, как мы узнали, что окажемся в одном городе и будем вместе воровать у ее отца. Демон на плече был прав: я не знал, что было бы между нами. Но я знал, что хотел ее. Хотел, чтобы мы были вместе. Может, она была моей слабостью, и Айрис говорила, что, пока я был с Дайю, меня было легко обдурить. Но, что бы ни встало на пути или между нами, я не переставал любить Дайю… или доверять ей.

Я мог лишь надеяться, что после всего произошедшего ее чувства были прежними.

Женщина с желтым шарфом на волосах брела среди прохожих, продавала свежие цветы. Она держала маленькие букеты и отдельные цветы в руках, звала людей, еще ходивших по улицам, обращалась к парам. Юный китаец с синими волосами выбрал розы на длинных стеблях своему парню. Получивший их филиппинец просиял от радости. Их бодрый разговор донесся до меня, пока они уходили рука об руку.

Один из цветков в ее букете привлек мой взгляд: длинный стебель бледно-зеленой орхидеи, цвета нефрита. Он выделялся среди красных роз и больших белых лилий. Нефрит был в имени Дайю, и я подошел к женщине.

— Сколько за орхидеи? — спросил я.

— Для красавца, как ты, — улыбнулась она, показывая отсутствующий зубы, — всего тридцать юаней.

Мне казалось, что она повысила цену для меня, но я не переживал и вытащил две купюры по двадцать юаней из кошелька.

— Сдачу оставьте себе.

Ее улыбка стала искренней.

— О, спасибо, сэр! Может, хотите еще и красную розу?

Я покачал головой.

— Только орхидеи, пожалуйста.

— Да, конечно, — она убрала букеты в корзину у ног, осторожно замотала изящные орхидеи в целлофан, добавив немного зелени, завязав все это потом лиловой лентой. Она отдала мне цветы и сказала. — Пусть все пройдет этим вечером так, как вы хотите.

Я кивнул, забыв поблагодарить ее, и пошел к отелю «Полуостров». Она сказала странность, или у меня была паранойя? И как мне дать цветы Дайю? Я не мог пройти в ее номер… и передать Цзиню букет, чтобы он отдал его дочери? Это было глупо, но я прошел в фойе «Полуострова». Там было удивительно людно для этого времени вечера, но, может, ю всегда было, что делать, куда идти. Они щеголяли в дизайнерских нарядах, камни сияли на пальцах, ушах и запястьях.

Роботы-модели еще стояли в витрине, и, к моему ужасу, они двигались в унисон. Витрина превратилась в пляж, и роботы были в купальниках с шелковыми накидками, их ноги оставляли ямки в песке. Они изображали разговор, а я быстро прошел мимо них к столу приемной.

— Чем я могу помочь? — спросила женщина с черными волосами, стянутыми в пучок, за мраморной стойкой.

Она вскинула бровь, когда я подошел. Хоть воздух в дорогом отеле регулировался, я не опустил маску. Я был в черных джинсах и выцветшей кожаной куртке, так что не был похож на местного клиента.

— Мисс Цзинь оставила мне посылку, — сказал я.

Ее глаза расширились от удивления.

— Ясно, — ответила она. — Под каким именем?

— Чжоу, — сказал я. — Джейсон Чжоу.

— Конечно, мистер Чжоу, — она отвернулась, и я ощутил слабый запах ее цветочных духов. — Я проверю.

Мужчина за стойкой продолжил помогать людям, а она отправилась искать посылку для меня. Я нервничал сильнее, чем ожидал. А если диктофон был перехвачен Цзинем? Это был наш последний и единственный шанс забрать прототип.

Она вернулась через какое-то время с небольшим конвертом в руке.

— Вот, мистер Чжоу.

Я не мог дождаться. Я открыл конверт тут же. Внутри был тонкий диктофон, который я дал Дайю, и записка. Я вытащил ее, увидел красивый почерк, который сразу напомнил мне записку, которая все еще была в моем кармане.

Завтра мы будем на банкете инвесторов, который начинается в 11:30. Он будет длиться не меньше двух часов.

И последняя строка явно была написана в спешке:

И я тебе доверяю.

Последнее предложение вызвало у меня тепло. Я ощутил взгляд женщины. Тут не было очереди, и она смотрела на меня с интересом. Дайю точно еще не оставляла записок незнакомому парню на входе в отель.

— Я могу еще чем-то помочь, мистер Чжоу? — спросила она теплым голосом. Ее любопытство было очевидным.

— Да, — ответил я. Друзья всегда говорили, что я действовал опрометчиво. Они были правы. — Вы можете отдать эти цветы лично мисс Цзинь? — я опустил букет на мраморный стол. — Только мисс Цзинь.

— Конечно, — она понимала меня. — Вы хотите оставить к ним записку?

— Нет.

— Я отдам их лично, — сказала она, улыбаясь, забирая букет и пряча его под стойку.

— Спасибо, — сказал я.

— Мисс Чен, — сказал кто-то рядом со мной, и от знакомого баритона кожу головы стало покалывать. Цзинь. Я медленно повернул голову от него, подавляя желание бежать — это только привлекло бы внимание.

Блин.

Я ощущал, как Цзинь окинул меня взглядом, и был рад маске на своем лице. Кровь шумела в ушах. Мне не было места в этом роскошном отеле, а Цзинь был проницателен. Его взгляд давил на мою спину, я прошел от стойки, заставляя пальцы расслабиться, а руки — естественно покачиваться. Тяжелый миг прошел, и я услышал, как Цзинь сказал мисс Чен.

— Мне нужна услуга…

— Конечно, мистер Цзинь. Вы могли бы позвонить или передать просьбу с мистером Ханом…

— Мон бы, но я хотел поговорить лично, — я слышал теплую улыбку в его словах. Цзинь умел очаровывать, когда хотел. — Я знаю, что вы сможете сделать все так, как мне нравится.

Я отошел и оглянулся. Мисс Чен смотрела на Цзиня, сцепив ладони на стойке перед ней. Я прошел в двери, влажный воздух и загрязнения ударили по мне как стена, когда я попал наружу.

Я мог лишь надеяться, что Цзинь не заметил цветы, которые оказались под стойкой, или не обратит на них внимания в номере. А если мисс Чен отдаст цветы Цзиню, чтобы он передал их дочери? От этой мысли холодный пот выступил у меня на лбу и шее.

Один импульсивный поступок мог все испортить.

* * *

Я не смог уснуть ночью, ждал сообщения от Дайю, что нас раскрыли, что Цзинь все узнал. Но сообщение не пришло. На следующий день мы с Линь И были в Банке Китая, когда он открылся в девять, чтобы вместе завести сейф. Когда мы вернулись, Линь И провела остаток утра, уговаривая Айрис, что она работала над изменением информации паспорта, чтобы мы могли вернуться в Тайвань скорее. Это было правдой.

Я знал, что Айрис ощущала себя как в клетке. И она переживала, что Цзинь снова нападет на Линь И. Я не винил ее.

Арун снова ушел в клинику. Он хотел оценить, что еще нужно им доставить, пока мы не вернулись в Тайпей. Я вышел после одиннадцати утра с большой сумкой, спрятанной в кожаный портфель. Линь И знала размер фильтра Джени, но Дайю убедила меня, что я мог донести его в сумке.

Арун приобрел для меня костюм, когда заказывал одежду работника отеля, и я был благодарен ему за предусмотрительность.

— Никогда не знаешь, когда понадобится деловой костюм, — сказал Арун.

— Ты говоришь как Виктор, — ответил я.

— Виктор был прав.

Мы улыбнулись, но больше ничего не говорили. Мы скучали по нему.

Серый костюм не был дизайнерским или стильным, но он был идеально выглажен. Я надел белую рубашку с серебристо-голубым галстуком и смог уложить челку гелем для волос. Обув кожаные туфли, я добавил портфель к образу и остался доволен.

Жара была невыносимой, когда я вышел из «Les Suites». И хоть солнце было за дымкой, оно било по нам лучами. Я шел в этот раз по переулкам, избегал толп на основных улицах. Но все равно везде были люди, и, несмотря на маску, я ощущал запах выхлопных газов и сигаретного дыма от каждого проходящего человека. Кашляя, я ускорил шаги, ощущая, как по спине стекает пот.

Когда я добрался до «Полуострова», рубашка промокла сзади. Я прошел в огромный отель, в этот раз одежда не выбивалась. Я пошел к лифтам. За столом было два работника, и хоть один посмотрел на меня, он ничего больше не сделал. Я прошел в лифт и получил доступ к этажу с президентским номером с помощью карты, которую дала Линь И.

У двери Цзиня я вытащил очки с датчиком движения из портфеля и поискал движение за дверью. Ничего не увидев, я использовал ключ и вошел в номер. Шторы в роскошной гостиной были раздвинуты. Воздушные лимузины парили над рекой за окнами во всю стену. В номере было тихо. Мы с Дайю сошлись на том, что ей нужно было алиби, когда я приду украсть прототип, и банкет, куда она должна была пойти с отцом, как раз подходил для этого. Цзинь скорее поверит, что мы нашли прибор, который взломал его сейф, чем подумает, что его дочь предала его.

Я пошел к комнате Цзиня, проверил ее на движение, вошел и включил свет. Сенсоры включили свет в большой гардеробной, когда я прошел туда. Я снял маску и направился к сейфу. Красный огонек на уровне глаза ждал, когда я произнесу комбинацию. Я вытащил диктофон, нажал скрытую кнопку. Голос Цзиня четко прозвучал в комнате. Он произнес двенадцать цифр, отделяя каждую паузой. Я проверял запись прошлой ночью, но было жутко слышать его голос в его номере. Я оглянулся через плечо, волоски встали дыбом. Запись закончилась, и я ждал, затаив дыхание. Через три секунды тяжелая дверь беззвучно открылась.

Я тряхнул кулаком в воздухе, чтобы не кричать от радости. В сейфе был только прототип на нижней полке. Я вытащил его, проверил его вес в руках — около тридцати пудов. Он был крупным, но я мог его унести сам. Я быстро вытащил сумку и датчик движения из портфеля, осторожно опустил фильтр и датчик в сумку. Я оставил портфель в сейфе Цзиня — он был пустым, кроме записки с номером фиктивного устройства.

Я не сомневался, что Цзинь позвонит, как только обнаружит, что прототип пропал. Я закрыл сейф, поднял сумку и пошел из номера Цзиня, не выключив свет в спальне. Я хотел, чтобы он узнал, что что-то не так, как только откроет дверь. Я хотел, чтобы он ощутил тревогу, дрожь, ползущую по спине, сжимающую желудок, превращающуюся в страх. От этой мысли я ощутил удовольствие.

Я приоткрыл тяжелую дверь номера в пустой коридор. Я вышел, и дверь щелкнула за мной. Я поднял голову и улыбнулся камере. Цзинь проверит материал камер, и Линь И не собиралась ударять файлы или заменять их пустыми коридорами. Я знал, что он будет в ярости из-за моего лица. Это тоже радовало.

Я подумывал пойти по аварийной лестнице. Но еще даже полудня не было, так что я не рисковал и нажал кнопку лифта на этаже Цзиня. Стрелка загорелась через минуту, лифт звякнул, и двери бесшумно открылись.

Внутри стоял Да Гэ, главный из людей Цзиня.

Мы потрясенно смотрели друг на друга, а потом он бросился из лифта ко мне, а я в тот же миг взмахнул тяжелой сумкой. Фильтр попал по его ногам, и он запыхтел от боли. Я бросил сумку и вытащил один из кинжалов Дайю. Он тянулся за пистолетом на поясе, и я напал с ножом. Да Гэ остановил меня рукой.

Он отпрянул, все еще страдая от удара металлическим фильтром по ногам. Я воспользовался шансом и продолжил наступать, не давая ему расслабиться. Он в ярости замахнулся на меня. Я закрылся левой рукой, ощутил удар дрожью в зубах, а потом сжал его запястье и порезал его бицепс. Он шумно выдохнул, звук был исполнен гнева.

Он кривился от раны, но это его не остановит. Мы кружили, большая сумка была между нами. Он точно узнал во мне парня, связанного в подвале в ночь, когда корпорация взорвалась. Как Цзинь, Да Гэ считал, что я тогда умер.

Я улыбнулся, зная, что его это взбесит.

Так и было.

Да Гэ ударил ногой, пытаясь выбить мой нож, но снова открылся. Я не уклонялся и не отражал удар, а повернулся, шагая к нему. Я был спиной к нему, ударил его ножом в бок, а потом извернулся и вонзил клинок в другой бок. Я успел погрузить лезвие глубоко.

Он отшатнулся, держась за бок рукой. Кровь текла из раны.

— Гаденыш, — прорычал он и схватил пистолет, пристегнутый к спине. Я ожидал это и уклонился, когда он поднял руку и выстрелил. Он плохо целился, и рука была скользкой от крови.

Я не дал ему шанса выстрелить еще раз, а ударил его по ноге, выбил пистолет из его руки. Да Гэ рухнул на колено, и я подавил желание поднять его и прижать к стене с ножом у горла. Я все-таки не нажал на кнопку, от которой он бы извивался сейчас на полу, умирая из-за яда. Я схватил пистолет с пола, поднял сумку и побежал к аварийной лестнице.

Да Гэ был слишком ранен, чтобы следовать за мной, но еще мог позвать на помощь. Я спускался как можно быстрее. Номер Цзиня был на девятом этаже, это был пустяк для меня. Другим делом был спуск с тридцатипудовой сумкой. Я задыхался и не знал, что ждать на первом этаже. Снаружи гудели сирены.

Да Гэ не вызвал бы полицию. Наверное, кто-то услышал выстрел или нашел раненого бандита в коридоре. Радуясь, что аварийная лестница привела в тихий коридор, я побежал прочь от фойе, где усиливался шум, клиенты отеля собирались там и сплетничали. Я бросился сквозь двойные двери с подписью «ТОЛЬКО РАБОТНИКИ» и чуть не врезался в мужчину с большой тележкой со стиркой.

Он уставился на меня, но я уже спешил к выходу из отеля.

Я нашел его через пару минут и толкнул дверь, вышел в переулок. Ничего красивого. Это был обычный узкий переулок. Я огляделся, прислушался, а потом опустил тяжелую сумку на землю, размял ладонь и бросил пистолет Да Гэ в металлическую урну. Я ненавидел пистолеты, а этот был еще и в крови.

Я решил пройти половину мили к Банку Китая. Я выглядел подозрительно с большой сумкой, люди Цзиня уже могли искать меня. Но я держался переулков, как мог. И вернул маску на лицо.

Я держался теней высоких зданий, слышал звук сирен. Полиция ответила быстро, но это был отель «Полуостров», а выстрел прозвучал у номера Цзиня. Богатых и властных нужно было защищать. Я ухмыльнулся.

Даже в переулках приходилось толкаться среди прохожих — туристов и работников, идущих на обед. Я заметил худого мужчину в черном, идущего ко мне, и нащупал свой нож. Он обошел меня, когда наши пути пересеклись, и я с помощью сумки удерживал его на расстоянии от себя. Мужчина не оглянулся, но я не убирал руку с ножа до конца пути.

У банка я замер в темном углу переулка, скрытый из виду. В рабочее время возле входа в Банк Китая всегда была охрана, и мне нужно было выглядеть презентабельно. Руки и плечи затекли от веса фильтра, а рубашка промокла от пота. Я хотел снять пиджак, но так я выглядел старше. Ладонь все еще была в засохшей крови Да Гэ с его пистолета. Я вытер ладонь о влажную рубашку, смог убрать почти всю кровь. Я поправил галстук, посмотрел на манжеты пиджака. Пара капель крови Да Гэ была на белой рубашке, словно у меня потекла кровь и носа. Я быстро застегнул пиджак, чтобы прикрыть пятна.

Я отряхнул пиджак, поднял сумку и повернул за угол, спокойно поднялся по лестнице. Пока я играл богатого, мне было не по себе, словно я был в костюме динозавра. Юноша в черной форме и фуражке с заметным пистолетом на боку кивнул мне. Я кивнул в ответ. Увидев мою большую сумку, он прошел к входу. Мое сердце забилось быстрее, я думал, что он перехватит меня и начнет расспрашивать. Но он просто открыл дверь.

— Спасибо, — сказал я.

— Конечно, сэр, — ответил он. — Внутри никаких масок.

Я буркнул под нос и снял маску.

Холодный воздух банка тут же окутал меня. Высокий потолок изгибался куполом, был украшен фигурами из железа. Банк был полон клиентов, многие сидели в одиночных стеклянных кабинках слева от меня, проводили личные транзакции. Открытые кабинки справа позволяли клиентам банка обсудить с работниками проблемы. Я остановился у круглого стола, где меня поприветствовал мужчина в синем костюме. Мы с Линь И имели до этого дело с другим клерком.

— Чем могу помочь, сэр?

— Я пришел использовать свой сейф.

— Конечно, сэр. Мне нужен скан вашей сетчатки, чтобы подтвердить доступ.

Я замер, сканер поднялся на нужную высоту и взял данные. Клерк посмотрел на экран на столе и кивнул.

— Спуститесь на лифте в задней части здания, мистер Чжоу.

Тихий гул заполнял банк, отражался от высоких потолков. Я ослабил галстук. Я ненавидел носить хоть что-то на шее, и после этого утра галстук особенно душил. Я спустился в подвал здания, дверцы открылись, и стало видно еще один стол, за ним сидела женщина.

— Добрый день, мистер Чжоу, — она улыбнулась мне. — Можете пройти к сейфу после скана сетчатки, — она указала на скан возле красивой двери хранилища из кованого железа.

— Спасибо, — сказал я. Еще один скан, и дверь толщиной в два фута открылась.

Я еще не был в хранилище банка до этого дня, и тут было тихо, как в гробнице. Мягкий ковер поглощал мои шаги. Большие лампы висели под высоким потолком, озаряли длинное узкое пространство золотым светом, но я все равно ощущал клаустрофобию. Я быстро прошел к концу хранилища, где были большие сейфы, нашел наш по номеру. Там требовался скан большого пальца и код в двенадцать цифр. Дверь открылась, внутри сейф не отличался от обычных. Я вытащил прототип из сумки, осторожно опустил внутрь и закрыл дверь.

Готово.

Теперь мы ждали следующего хода Цзиня.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Дайю



Дайю провела на экстравагантном банкете с отцом уже больше часа. Сто гостей собралось в «Комнате императрицы», изящном и дорогом ресторане в районе Пудун на реке Хуанпу с видом на Бунд. Она вежливо общалась, улыбалась, а перед гостями ставили блюдо за блюдом на позолоченных тарелках: гребешки с имбирем, тушеное морское ушко с грибами, нежная свинина и лобстер. Дайю смотрела, как отец ест, заключает сделки, пожимает с теплом руку каждого инвестора. Она не смотрела на время, боясь, что нервы выдадут ее.

Джейсон уже забрал прототип из их номера?

Вдруг ее отец посмотрел на свой Вокс, его гладкий лоб сморщился от смятения, а потом он недовольно сдвинул темные брови. Всего на миг, но она заметила это, а потом он улыбнулся, кивнул еще одному гостю, решившему поговорить с ним. Но ее отец резко закончил разговор, извинился и отошел отправить пару сообщений с телефона. Он прочитал полученные ответы с каменным лицом.

Сердце Дайю билось быстрее. Ее отец всегда старался расширить сеть и отношения в Китае, где его все еще видели чужаком в мире бизнеса. Раз он отказал потенциальному инвестору или представителю правительства, что-то шло не так.

Она была уверена, что дело было связано с Джейсоном и кражей.

Ее отец быстро закончил с банкетом, почти не дав гостям насладиться десертом. Его охрана повела ее и отца в его черный воздушный лимузин, который взлетел в небо, описал широкую дугу и направился к Бунду и их отелю. Путь был коротким, но тянулся из-за давящей тишины в машине. Ее отец редко говорил с ней, но всегда болтал с партнерами или читал новости на экране телефона. Сегодня он просто сидел в тишине, сжав кулак на колене — это удивляло. Эта тишина была наполнена напряжением.

Наконец, он посмотрел на нее, и Дайю словно ужалило иголками от тяжелого взгляда отца.

— Ты не покинешь отель сегодня.

— Да, отец, — сказала она.

— И тебе нельзя покидать его до церемонии открытия Башни в следующую среду, если только я сам тебя не вызову.

— Да, отец, — повторила она. Кивка ему не хватало. Отец требовал слова, чтобы знать, что его услышали и поняли.

Их лимузин влетел в гараж «Полуострова», его охрана открыла дверцу машины, пошла за ними в лифт, чтобы спуститься к их номеру. Дайю сразу заметила пятна в коридоре, когда дверцы открывались — темные на бежевом ковре. В ее горле появился ком, голова закружилась на миг. Это была кровь Джейсона? Они поймали его? Жив ли он?

Она знала, что отец не пощадит того, кто воровал у него.

Дайю так медлила, что, когда выходила, ее чуть не сдавило дверцами лифта. Ее отец не заметил этого, он тихо говорил с двумя мужчинами у двери их номера. Он расслабился до этого, веря, что они были защищены в отеле. Это явно изменилось.

Ее сердце колотилось, она не дала себе побежать в комнату и проверить, написал ли ей Джейсон. Она прошла за отцом в номер, увидела еще двух стражей в большой гостиной. Она повернула голову к своей спальне, но отец остановил ее одним словом.

— Дочь, — сказал он. — Через полчаса ты придешь в мой кабинет.

Она глупо кивнула и ответила:

— Да, отец.

Она в тумане прошла в спальню, сорвала с себя туфли на каблуках. Она схватила Вокс со столика у кровати, проверила сообщения. Ничего. Она в отчаянии схватила телефон, словно там что-то могло быть другим. Она оставила его на круглом столике у окон. Он лежал под орхидеями в прозрачной вазе. Цветы доставили ей прошлой ночью. Она удивилась при виде женщины из-за стола в фойе, стоящей у номера с букетом в руках.

— От мистера Чжоу, — сказала мисс Чен с улыбкой. — Мне сказали отдать лично вам.

Дайю была одна в номере. Она взяла букет, краснея. Жест был глупым, но ужасно романтичным, что идеально подходило к ее мнению о Джейсоне.

Теперь она не знала, пострадал он, выжил ли.

Она думала отправить сообщение на временный номер Джейсона, надеясь, что он ответит, но остановила себя. А если ее отец все отслеживал, не только ее движения, но и связь? Дайю не могла так рисковать.

Она сняла розовое тонкое платье и прошла в душ. Она включила горячую воду, надеясь, что это ее успокоит, заставит думать о встрече с отцом. Дайю не знала, чего ждать, но ей нужно было разбираться с ним с ясной головой, играть с ним, чтобы выгодно было ей. Она выбрала темную юбку и блузку в цветах, повесила на шею нефритовый кулон отца. Она обула бежевые туфли, прошла по большой гостиной, мимо пианино, к маленькой библиотеке, что служила кабинетом ее отца во время их пребывания тут.

Охрана отца стояла безмолвными часовыми в гостиной.

Дверь была открыта, ее отец сидел за большим столом из красного дерева. Он что-то смотрел в ноутбуке, а потом закрыл его. Он кивнул на кожаный стул напротив стола, и она опустилась туда, сложила ладони на коленях. Хоть в номере был прохладный очищенный воздух, Дайю ощущала пот на шее. Она выдерживала взгляд отца. Он не мог ничего подозревать, иначе их план был под угрозой.

Она вспомнила темные пятна на ковре в коридоре, красивые зеленые орхидеи в ее спальне, быстро отогнала эти картинки.

«Сосредоточься».

Ее отец отклонился на стуле за столом.

— Скажи, дочь, что ты знаешь о Джейсоне Чжоу?

Она смотрела на него, задумавшись, сколько он знал, как лучше ответить. Если ее поймают на лжи, все раскроется. Ее отец ненавидел ложь, как и ненавидел кражу у него.

— Я встречала его на Новый год, — в прошлом году на вечеринке ее отца, но она специально сказала не точно. Если отец не знал их истории, но посчитает, что она имела в виду этот Новый год, когда он уехал в Китай. — Он… американец. Из Калифорнии, — она смотрела на свои ладони, а потом взглянула на отца.

— Вы — друзья? — спросил Цзинь, вскинув темную бровь.

— Мы… общались, — она чуть не сказала больше, чтобы объяснить это. Но сдержалась.

— Ясно, — ее отец вытащил лист бумаги и папки и подвинул к ней на столе. Там было плохое изображение Джейсона, когда он похитил ее прошлым летом. — Ты узнаешь это? — спросил он мягким тоном.

Дайю управляла каждым дюймом себя, даже дыханием. Она говорила себе не краснеть. Отец читал изменения так же хорошо, как она. Наверное, она научилась у него.

— Я… — она играла смятение. — Нет. Он кажется знакомым?

Он показал ей другую фотографию. Наверное, это сделали сегодня камерой наблюдения. Джейсон смотрел в объектив, криво улыбался. Он держал большую сумку, где явно был украденный фильтр, его рука напряглась от его веса. Кровь отлила от ее лица. Она не могла замедлить биение сердца, как ни пыталась.

— Это он.

— Да, — сказал ее отец. — Он. Когда ты в последний раз видела Джейсона Чжоу, дочь?

Она посмотрела на фотографию, ее щеки покраснели. Это хорошо. Ее отец был строгим. Даже в восемнадцать ей было запрещено ходить на свидания. Дайю не знала, был ли отец в курсе насчет ее встреч с Джейсоном, но теперь он точно знал.

— Я видела его перед тем, как приехала в Шанхай, — прошептала она, виноватая дочь, пойманная на том, что не должна была делать.

— Ты встречалась с кем-то за моей спиной, — сказал ее отец. — С тем, кто украл у меня.

Она подняла голову с шоком в глазах, используя свой дискомфорт и страх раскрытия на пользу.

— Что?

— Он украл у меня большую сумму, — отец глядел на нее, все еще не раскрывая, что ее похитил прошлым летом Джейсон, все еще удерживая ее в неведении, — и он снова украл у меня этим утром, — он забрал обе фотографии со вспышкой гнева. — Этот лжец и вор встречался с тобой, чтобы подобраться ко мне, дочь.

Дайю моргнула, зная, что побледнела.

— Нет.

Ее отец улыбнулся. Может, он хотел улыбнуться нежно. Но выглядело насмешливо. Презрительно.

— Да. Он хотел получить доступ к корпорации Цзинь, и почему же не очаровать мою дочь, наследницу компании?

Она повернула голову к окну. Корабль плыл по реке, туристы сжимали перила борта, собравшись в кучу.

— То, что было между вами, — ложь, — сказал ее отец. — Он использовал тебя, — его голос стал ледяным. — Мальчишка умен, но ты ведь умнее этого, — он склонился, заставляя его смотреть в его стальные глаза. — Так ведь?

— Да, отец, — ответила она, намеренно ведя себя податливо. Ее отец всегда недооценивал ее, и она использовала это. Пока она оставалась послушной, он смотрел в другую сторону. Не на нее.

Он кивнул и отклонился на стуле. Она приготовилась, ожидая, что он скажет, что Джейсона поймали, сильно ранили, а то и казнили. Она смотрела, как отец гладил подбородок, что-то обдумывая. Он вытащил лист бумаги из папки и подвинул к ней. Там был номер телефона.

— Напиши ему.

Она не сразу поняла, о ком он. А потом поняла. Джейсон был еще жив. Он смог.

— Что мне сказать? — Джейсон поймет, что это был ее телефон. Она надеялась, что он ничего не выдаст.

— Отдай то, что украл у меня.

Дайю ввела сообщение, не доверяя силе своего голоса.

Они ждали минуту. Другую. Она смотрела, как меняется время на экране телефона. Появился ответ: я взял не твое.

Она прочла сообщение вслух, и ее отец рассмеялся, ударил кулаком по столу. Дайю невольно вздрогнула.

— Нервы, — сказал ее отец, постучал пальцами по столу. — Что ты хочешь? — он кивнул, и она ввела сообщение.

встреть меня в башне цзинь в 6 вечера, перед открытием.

Открытие было назначено на семь вечера.

— Зачем? — спросил ее отец.

чтобы сравнять счеты.

Ее отец потрясенно рассмеялся.

— Он ведет себя так, словно навредили ему. Будто у него украли.

Дайю знала, что ее отец украл фильтр из клиники. Но он, по его мнению, взял. Он имел право взять все. Только мей, бедняки, как Джейсон, могли воровать.

Он отклонил голову, глядя на потолок, думая. Джейсон не собирался торговаться за прототип, но ее отец думал, что мог загнать его в угол и подавить. Джейсон будет на его земле, и отец будет ощущать свое преимущество. Что терять?

Он склонился и заговорщически сказал ей:

— Ты знаешь, чего он хочет? — он не ждал ответа. — Денег, как в тот раз, — он выпрямился, приняв решение. — Задний ход будет открыт. Поднимись на лифте на последний этаж.

Она передала сообщение.

ясно.

Ее отец встал, отряхнул рукава и поправил галстук.

— Мы закончили.

Он говорил не только о разговоре с Джейсоном.

— Да, отец, — сказала она.

— И ты пойдешь на эту встречу со мной, — добавил он. — Увидишь сама, на что способны отчаянные люди, которые хотят забрать то, что не могут получить, что им никогда не принадлежало.

Дайю смотрела на свои ладони.

— Ты совершила ужасную ошибку, — сказал он, убирая папки в портфель. — Больше ты этого не сделаешь.

Он схватил портфель, собираясь на другую встречу. Но он замер перед ней, ожидая ответа.

— Да, отец, — он ничего не подозревал, считая, что она все еще в его власти. Дайю всегда думала, что могла что-то изменить в рамках правил отца, она не знала ничего другого. Но Джейсон показал ей другое, показал, как бились его друзья, рисковали собой, чтобы все исправить. Дайю думала, что могла играть в то, что отец расставил на доске, но теперь она поняла, что могла перевернуть доску.

Это была другая игра с другими правилами.

Ее отец кивнул с удовлетворением и оставил ее одну в библиотеке.



Чжоу

Я знал, что Цзинь вскоре свяжется со мной. Но сердце колотилось в горле, когда сообщение появилось с номера Дайю. Ее раскрыли? Он использовал телефон дочери, чтобы пригрозить мне?

Линь И была рядом, когда с пиканьем пришло сообщение. Она коснулась моей руки, ощущая мою тревогу. Мой временный телефон использовал соединение Wi-Fi, которое Линь И не позволяла отследить.

— Не выдавай ничего, — сказала Линь И. — Цзинь просто играет.

— Я подверг ее опасности, втянув в это, — ответил я. После всего произошедшего я впервые ощущал себя так плохо. — Не стоило просить ее сделать это.

Линь И сжала мою руку.

— Посмотри на меня.

Но мрачные мысли уже наполняли меня. Цзинь мог убить свою дочь? Да. Я был в этом уверен, если таким станет результат, когда он взвесит за и против. Моя нога дергалась, я смотрел на одно сообщение на экране телефона: «Верни, что украл».

— Блин, — пробормотал я. — Блин.

— Чжоу, — сказала Линь И. — Нам нужно ответить.

я взял не твое, — ввел я ответ, пока она смотрела поверх моего плеча.

Разговор был коротким. А потом я вжался в кресло у кровати Линь И, вытер ладони о джинсы. Мои руки дрожали.

— Ого, — Линь И коснулась моего плеча. — Ты серьезно влип.

Я знал, что она говорила не о проблеме с Цзинем. Она была права.

Но нас ждала встреча перед открытием Башни, как мы и хотели.

— Подробности о церемонии от Дайю пригодились, — сказала Линь И. — Мне еще нужно проверить место перед событием, купить и установить нужное оборудование.

— Нам нужна помощь Айрис и Аруна, — ответил я. — Нужно рассказать им.

Линь И кивнула.

— Айрис это не понравится.

Мы смогли осуществить план за пару дней. Но многое зависело от участия моих друзей в этом, и мы полагались на удачу. Присоединятся ли Айрис и Арун?

И все зависело от Дайю. Сможет ли она продержаться до конца, все время обманывая отца?

Игра была опасной, и она рисковала всем.


Дайю

Дайю выждала пятнадцать минут после того, как отец покинул их номер, и позвонила Сяо Ву, чтобы вызвать воздушный лимузин. Она надела серьги с большими бриллиантами, добавила резной браслет из нефрита. Оглядев себя, припудрив лицо и добавив блеск для губ, она пошла к двери номера.

Два стража следили за ее движениями, но дали ей открыть дверь. Ее остановила охрана снаружи, когда она вышла.

— Мисс Цзинь, — вежливо сказал один из них. Рукава натянулись на мышцах его рук. — Ваш отец дал точные указания, что вам нельзя покидать номер.

— Да, — холодно ответила она. — Но я спешу на встречу с ним по его приказу.

— Он не упоминал…

Она была к этому готова, вытащила телефон и показала сообщение от отца, которое оставила на экране: С этим нужно разобраться сегодня, дочь, как мы и обсуждали. Директор будет тебя ждать. Она подделала картинку, чтобы показывалось, что сообщение пришло десять минут назад, после того, как ее отец ушел. Охранник прищурился. Она знала, что подделка выглядела хорошо. Обмануть стражу было просто, по сравнению с игрой с ее отцом, но она управляла нервами, источала холод. Если не сработает, она подведет Джейсона и его друзей.

Дайю забрала телефон.

— Я могу ему позвонить, но ему это не понравится. Он сейчас на важной встрече, — она сделала вид, что ищет его номер и собирается нажать на кнопку вызова, хмурясь. Дайю умела вести себя как властная наследница, когда было нужно. Эти люди работали на ее отца, но технически работали на нее.

Крупный мужчина взглянул на напарника и поднял руку.

— Все хорошо, мисс Цзинь. Мы не хотим беспокоить мистера Цзиня мелочами.

— Вы можете пойти со мной, но машина уже меня ждет.

Охранники переглянулись, и худой пожал плечами. Он мог даже вскинуть руки, показывая, что растерян. Дайю изображала отстраненное раздражение.

— Иди с мисс Цзинь, — предложил но.

Она повернулась и вызвала лифт, не глядя, идет ли за ней страж. Когда двери открылись, он прошел с ней внутрь. Она нажала на кнопку гаража.

Они сели в ее лимузин, Сяо Ву поприветствовал ее простым:

— Добрый день, мисс Цзинь.

— Банк Китая в Бунде, Сяо Ву, — ответила она. — Можете подождать меня в лимузине, — сказала Дайю стражу, который устроился напротив нее. — У банка своя охрана, а дело личное.

Мужчина задумался, неуверенность окружила его глаза морщинами.

— Этого желает мой отец, — сказала она. Она знала, что если будет говорить властно, он не станет спрашивать.

Он дважды моргнул.

— Да, конечно, мисс Цзинь. Я подожду вас в машине. Напишите, если нужна помощь.

Путь в банк был коротким, но она не хотела терпеть жару. Дайю нужно было выглядеть безупречно. Она кивнула стражу у двери, вышла из лимузина, когда он открыл для нее дверь. Шепнув «спасибо», она смотрела, как мужчина спешил по ступеням, чтобы открыть дверь банка.

Она еще не была внутри этого банка, но все они были схожими. И реагировали похоже, когда узнавали, что она. Дайю коснулась волос, собранных в низкий пучок, чтобы показать большие бриллианты на ушах. Она подошла к столу, клерк ей улыбнулся.

— Добрый день. Чем могу помочь? — спросил он.

— Я — Цзинь Дайю, дочь Цзинь Фэйминя. Мне нужно поговорить с директором банка.

Глаза клерка расширились.

— Конечно. Думаю, вице-президент, мисс Янг в своем кабинете. Я сообщу, что вы здесь.

— Только директор, — твердо сказала Дайю.

Рот клерка открылся, и было бы смешно, если бы не было так серьезно. Он взял трубку и тихо заговорил в нее. Он упомянул ее имя, и кто она, а потом опустил трубку на стеклянный стол и кивнул ей.

— Вам повезло. Мистер Хонг, наш директор, может вас увидеть. Я провожу вас к его кабинету.

— Спасибо, — ответила она.

Она пошла за прямой спиной мужчины мимо открытых кабинок из дерева для обычных клиентов, которым нужно было обсудить дела с работниками. Но она не была обычной. Клерк постучал в широкую дверь из красного дерева с позолотой, открыл ее с размахом. Она прошла в большой кабинет, и мужчина пропал, не дав его отблагодарить.

Низкий мужчина с густыми черными волосами и очками в серебряной оправе встал с кожаного кресла.

— Мисс Цзинь, чем обязан? — он протянул руку, и она пожала ее, а потом села напротив него.

Дайю сложила ладони на коленях. Она не переоделась после встречи с отцом, и она теребила до этого нефритовый кулон. Иероглиф «Цзинь» был вырезан на камне и украшен позолотой.

— Я пришла обсудить дело. Спасибо, что сразу согласились встретиться, мистер Хонг.

В этой части здания не было окон. Но в роскошном кабинете было много света из ламп наверху, и комната была наполнена орхидеями на столах и высоких подставках. Большой свиток с пейзажем висел на одной из стен.

— Вы пришли вместо отца? — мистер Хонг опустился и сцепил пальцы, его круглое лицо сияло пытливостью.

— Нет. Это моя инициатива, — ответила Дайю. — Отец научил меня и поддерживал мои затеи с моего детства.

Мистер Хонг улыбнулся.

— Чудесно. Чудесно. Скажите, сколько вам, мисс Цзинь?

— Восемнадцать.

— Такая юная! И уже предприниматель, — он просиял. Мистер Хонг был рад, что наследница корпорации Цзинь пришла в их банк по делам. — Расскажите о вашем деле.

Дайю стала обсуждать с ним изобретение Джени, то, что катализатор был самым сильным фильтром на рынке, компактным, экономным, и создавать его было куда дешевле. Джейсон сказал ей, что семья Джени согласилась на долю с каждого проданного творения, а финансирование и создание оставили им. Это могла сделать только Дайю, и быстро, используя деньги и статус.

— Звучит очень интересно, — кивнул мистер Хонг. — Ваш отец должен гордиться.

Она улыбнулась ему, и мужчина склонился над столом. Дайю приберегла эту улыбку для заключения сделки.

— Мой отец еще не знает. Это сюрприз.

Мужчина сцепил ладони.

— Я сберегу вашу тайну, мисс Цзинь. И какой это будет сюрприз!

— Надеюсь, мистер Хонг, — она убрала прядь волос, выбившуюся из пучка.

— И у вас есть изготовитель? — спросил мистер Хонг. — Или вы используете корпорацию Цзинь?

— О, нет. Но у меня есть изготовитель на примете, — ничто еще не было подписано, но Джейсон говорил, что они уже связались с тем, кто создал прототип Джени, и компания хотела обсудить их сотрудничество. Она склонилась, словно делилась тайной. — Мы можем начать их производить, как только будут деньги.

Мистер Хонг улыбнулся и хлопнул ладонью по столу.

— Буду рад вести дела с вами, мисс Цзинь.

Она вежливо улыбнулась.

— Я не хочу торопить, но мне нужна ссуда как можно скорее.

— Как скоро?

— Завтра, если возможно.

Глаза мистера Хонга расширились, казались огромными за его очками.

— Это очень необычно, мисс Цзинь.

— Понимаю, мистер Хонг, — она постучала пальцем по столу. — Потому я пришла к вам. Я знала, что если кто и сделает для меня такую услугу, то это вы. В Шанхае много банков, — она сделала паузу и кивнула ему, — но я выбрала ваш.

Мужчина выпрямился, и она могла поклясться, что он выпятил грудь.

— Мне придется потянуть за нити, но я рад сделать исключение. Все будет готово к подписанию этим вечером. Я могу прислать вам документы электронно, — мужчина взял трубку и заговорил с кем-то, отдавая указания насчет ее ссуды.

На самом деле, Дайю выбрала мистера Хонга, потому что проверила контакты отца в его телефоне и не нашла никого из Банка Китая. Она хотела связаться с тем, кто еще не работал с ее отцом.

Директор протянул руку над столом.

— Ссуда будет доступна к концу рабочего дня завтра, мисс Цзинь, — он широко улыбнулся, возле уголков глаз появились морщинки.

Она покачала головой.

— Благодарю, мистер Хонг, — Дайю взглянула на телефон. Ей нужно было вернуться в отель, пока не закончилась встреча отца, или ее планы будут испорчены. — Я это ценю, — в этот миг прошел другой клерк в синем костюме, принес поднос с чаем и угощениями. Он опустил поднос на стол мистера Хонга.

У нее не было аппетита, но она заставила себя выпить ароматный жасминовый чай и попробовать засахаренную хурму из вежливости, а потом попрощалась. Дайю надеялась, что время и удача были на ее стороне.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Чжоу



— Чего? — Айрис редко повышала голос, но была близка к этому. — Вы попросили Дайю помочь найти изобретение Джени? Чтобы она отнесла его Цзиню?

— Она работает с нами, — сказал я.

— Это ты так думаешь, — выпалила Айрис. — Но я не могу поверить, что и ты на это повелась, — она хмуро посмотрела на Линь И. — Вы оба сошли с ума. Чем дольше мы играем с Цзинем, тем быстрее один из нас умрет.

Казалось, Айрис ударила меня по лицу. Внезапная тишина в номере звенела в моих ушах.

— Айрис, — голос Линь И дрогнул. — Мы поступали правильно.

— Все принципы. Идеалы, — она опустилась перед Линь И и сжала ее колени. — Почему это должны быть мы? Почему это должна быть ты?

Линь И покраснела пятнами.

— Если не мы, мое сердце, то кто?

Айрис вскочила и недовольно зарычала.

— Расскажите об остальной части плана, — сказал Арун.

Айрис хмуро посмотрела на него, он спокойно пожал плечами.

— Они уже начали. Мне это нравится не больше, чем тебе, но я и одних их не брошу. Чжоу все-таки украл прототип, будто супергерой…

Айрис фыркнула.

— Так выслушаем их, — продолжил Арун. — Мы нужны им.

— Я не хотела ничего от тебя скрывать, любимая…

— Но ты это сделала.

Линь И вздохнула.

— И мне это не нравилось, — она следила за расхаживающей Айрис пылающими глазами. — Но выбора не было. Нужно было исправить это, или… — она замолчала. Ее лицо побледнело, она не скрывала боль.

Я ощутил ее страдания и вспомнил, каким беспомощным был, когда увидел, как ей снится кошмар. Слишком потрясенный и испуганный, чтобы утешить ее. Не в этот раз. Я опустился на диван рядом с Линь И и обвил ее рукой. Она уткнулась головой в мое плечо, тело содрогалось от всхлипов.

— Все наладится.

Линь И издала сдавленный звук сквозь слезы.

— Думаю, уже поздно для этого. Порой жизнь дает лишь неприятные выборы.

Арун передал салфетку, и она вытерла глаза и шумно высморкалась.

— Мы все с тобой, Линь И, — сказал Арун.

— Я месяцами был плохим другом, — добавил я. — Прости.

Она посмотрела на меня и Аруна.

— Мое сердце не спокойно. Я должна покончить с этим, — она повернулась к Айрис. — И ты права, мы затеяли опасную игру. И мы все еще горюем… по Вику. И доктору Натарай. Мне не стоило ничего скрывать от вас обоих. Простите.

Я взглянул на Аруна, побледневшего от упоминания его матери. Прошло больше года, но это не имело значения. Я знал по личному опыту, что, когда умирает мать, эта дыра остается в сердце надолго. Может, навсегда.

— Я не знаю, смогу ли простить себя за то, что произошло с Джени… — сказала Линь И.

— Ты сделала все, что могла, — вмешалась Айрис. — Ты не могла помешать наемникам Цзиня. Ты бы тоже умерла.

— Возможно, — ответила Линь И. — Но я застыла от страха. Я не смогла ей помочь, — она посмотрела на каждого из нас по очереди. — Но теперь я могу действовать, — заканчивала Линь И. — Мы можем изменить конец этой трагедии.

— Мы разберемся с этим, — ответил я. — Мы с тобой, босс.

Я подумал о Дайю, как мы с ней ранили друг друга невольно или намеренно. Я так сильно хотел поцеловать ее в той тесной кладовой магазина, когда она стояла так близко, что я ощущал запах ее кожи. Но я ощущал ее неуверенность и напряжение, которых в ней не было месяцами. Это меня остановило. Я словно попал в роман Чжан Айлин: не доставленные письма и пропущенные телефонные звонки, мелкие недоразумения, которые разрушали страстные чувства.

Мы любили друг друга, ранили друг друга, прощали или расходились.

Айрис прошла к нам, убийственная, как всегда, но ее лицо было открытым, эмоции легко читались на нем. Я встал, и она заняла мое место.

— Мы одолеем его вместе, — Айрис сжала ладонь Линь И. — И покончим с этим.

Линь И погладила ее щеку.

— Я больше ничего от тебя не скрою, мое сердце.

Свет дня вдруг показался очень ярким, озарял черты моих друзей, резко выделяя контраст нежности в темных глазах Линь И и решительности ее челюсти. Арун хмурился от горя, но его плечи были расправлены, голова — поднята, будто он был готов к бою. Голова Айрис была опущена, и солнце сияло на ее платиновых волосах, напоминая серебряный огонь. Ее плечи были расслаблены, она притянула к себе ладонь Линь И и поцеловала кончики ее пальцев. Но я знал, что она могла вскочить в любой миг, чтобы убить или защитить, сделать все, что требовалось для выживания.

Я закрыл глаза, запоминая этот миг.

— Может, тогда обсудим, как нам одолеть Цзиня? — спросил Арун после долгой паузы. — Навсегда?

— Это будет на публике, — сказала Линь И. — Он не сможет отрицать своей вины.

— Наша надежда — трансляция моей встречи с Цзинем везде, где только можно, — я усмехнулся. — Мы используем то, что создал Цзинь, против него. Ведь что для него хуже потери денег?

— Потерять лицо, — ответила Линь И. Ее глаза сияли, лицу вернулся румянец.

Я знал это из всего, что Дайю рассказала мне о своем отце, видел это по действиям и решениям Цзиня после похищения Дайю.

— Это мне нравится, — сказал Арун.

Айрис кивнула.

Я искренне улыбнулся им, и мы с друзьями принялись обсуждать планы.


Дайю

Вся встреча с мистером Хонгом в Банке Китая заняла сорок минут. Дайю вернулась в воздушный лимузин, и охранник, сопровождавший ее, шумно выдохнул, когда она прошла в салон. Сяо Ву поехал по улице и поднялся в воздух при первой возможности. Чем ближе был конец дня, тем больше людей было в Бунде. Перед тем, как она вышла их лимузина, Сяо Ву отдал ей коричневый сверток. Она знала, что это было, и поблагодарила его.

Они прошли в номер, другие стражи кивнули коллеге, ничего не сказав. Отсутствие новостей было хорошей новостью. Дайю ушла в свою спальню и открыла сверток, который ей передал Сяо Ву. Внутри был дешевый телефон, но работающий, и отец не мог его отследить.

Через час ее отец вошел в номер. Он шагал деловито, и его поведение точно не давало стражам ничего ему рассказать. Его занятость и грозность были ей на руку. Он попросил дворецкого, мистера Хана, налить ему виски, и тут его телефон зазвонил. Он тут же ответил:

— Вы нашли его? — спросил ее отец.

Пауза.

— И девчонка-хакер?

Дайю прошла к своей открытой двери, чтобы услышать весь разговор.

— Так близко? — сказал он. — Поймайте их.

Она сжала раму двери. Они говорили о Джейсоне и его подруге.

Еще пауза.

— Еще нет, — ответил ее отец. — Сначала мне нужно получить прототип или тот ноутбук, — она услышала, как лед звякнул в стакане, ее отец сделала глоток виски. — Я знаю этого мальчишку. Он не боится умереть, но ему не понравится, если убьют его друзей.

Тишина. Потом ее отец сказал:

— Сообщите, когда схватите их.

Дайю включила дешевый телефон дрожащими руками. Дешевый прибор загружался вечность. Она стояла у двери, готовясь на случай, если ее отец пойдет к ней, хоть он ни разу не заглядывал сам, пока они делили номер.

Она слушала, как звякал лед в гостиной. Телефон включился, и она нашла номер Джейсона на своем телефоне, ввела его, ошиблась, ввела заново. Они уже направлялись к Джейсону? Сколько времени у него оставалось?

Наконец, она напечатала предупреждение, дважды проверила номер. Когда пришло оповещение, что сообщение доставлено, она сунула дешевый телефон под подушку. Она не ждала ответа от Джейсона. Она наделась, что он вовремя увидит ее сообщение.


Чжоу

Мы почти два часа вместе обсуждали планы, оттачивали все мелочи, составляли список оборудования, которое нужно было приобрести Линь И, когда мой временный телефон запищал сообщением. Кроме моих друзей, этот номер был только у Дайю и Цзиня. Но сообщение пришло с неизвестного номера.

Люди отца выдвинулись к вам. — Д.

— Нужно уходить, — я вскочил на ноги, и мои друзья застыли на миг в потрясенной тишине, а потом последовали примеру.

— Берите только нужные вещи, — сказала Линь И, хватая свой ноутбук.

Я бросил все необходимое в кожаную сумку и проверил монитор. Коридор, к счастью, был еще пуст. Но когда я бесшумно открыл дверь, кто-то тихо говорил за углом.

Поздно.

Я прижал палец к губам, указал на Айрис, и она оказалась рядом раньше, чем я опустил руку. Арун и Линь И ушли в спальню, что была ближе к выходу, скрылись из вида. Оставив входную дверь приоткрытой, мы с Айрис ждали. На мониторе появились двое мужчин. Они переглянулись, увидев, что дверь не закрыта, но промолчали. Один вытащил пистолет, другой — тазер. Мускулистый мужчина с торчащими рыжими волосами осторожно открыл дверь. Мы с Айрис прятались за ней, когда он вошел.

Как только он пересек порог, Айрис обвила его шею рукой, напав сзади, и вонзила снотворное ему в шею. Он закричал, выстрелил, разбив стеклянный стол в гостиной. В это время я ударил дверью другого наемника и услышал хруст. Он застонал, потом закричал ругательства и пробился внутрь. Его напарник уже упал, и он споткнулся об него, рухнул на колени. Айрис схватила его за воротник и тоже вонзила снотворное в его шею. Он боролся, пытался прицелиться тазером, а через десять секунд обмяк, кровь текла из разбитого носа.

Я взглянул на монитор, ждал, появятся ли их товарищи. Мы молчали и прислушивались. Слышно было только затрудненное дыхание второго мужчины, но до этого прогремел выстрел. Будет чудом, если гости отеля не доложат об этом.

— Босс, — сказал я.

Арун вышел с Линь И, прижимающей к себе сумку. Айрис обыскала карманы мужчин. Она нашла брелок и бросила Аруну, забрала у них пистолет и тазер. Она отдала телефон рыжего Линь И. Та проверила сообщения, оставила телефон на груди мужчины.

— Идемте, — просто сказала она. — Цзинь пришлет еще людей, когда нас не принесут эти.

Мы с Айрис оттащили мужчин от двери. Я повернул голову второго, чтобы он не захлебнулся своей кровью, и мы осторожно вышли в коридор.

— Нам нужно в гараж, — тихо сказал я.

Линь И кивнула, Арун вызвал лифт. Мы стояли по краям, чтобы нас не было видно, когда откроются дверцы. Я сделал выводы из столкновения с Да Гэ. Но, к счастью, кабина была пустой. Мы добрались на лифте до гаража, замерли, но не уловили ни звуков, ни движения.

Фары воздушной машины Цзиня включились, когда мы подошли, двигатель загудел. Но Линь И покачала головой.

— Мы не можем взять седан. Цзинь его отследит. Выберем другую машину.

Мы нашли спящего шофера в серебряном воздушном лимузине, серая фуражка прикрывала его глаза. Его окно было опущено, и он храпел так громко, что мы без труда его нашли. Я открыл дверцу машины, Айрис вытащила его, схватив за мятую рубашку. Мужчина фыркнул, просыпаясь.

— Мы возьмем машину, — сказал я.

— Что? — он тут же пришел в себя. — Нет!

— Ты найдешь ее потом, — ответил я.

Айрис ввела ему инъекцию в шею, и я поймал его, когда он упал. Мы не могли рисковать тем, что он выдаст детали, если Цзинь его допросит. Никто из наемников Цзиня не сможет рассказать ему, что случилось, их память будет стерта. Я прислонил водителя к стене, пока мои друзья забирались в воздушный лимузин. Арун устроился за рулем.

— Я знаю, куда мы можем отправиться, — сказал он.

Стеклянные двери раздвинулись, когда приблизилась наша машина. Мы взлетели. Смеркалось, район был полон прохожих. В тот миг неоновые огни Башни Цзинь показывали приглашение на церемонию открытия в следующую среду. Появилась Дайю, мерцая, словно богиня из пикселей. Она была в светло-голубом платье с серебряным ожерельем с бриллиантами на горле.

«Не пропустите самое большое празднование в истории Шанхая!».

Она говорила это, но звука не было, иероглифы тянулись по зданию над ее головой.

— Ни за что не пропустим, — сказала Линь И, на миг стекло машины затуманилось от ее дыхания.

Тревога вернулась и давила на мой желудок. Мы дразнили сильного и злого льва в этой игре. Но Дайю жила в его логове.

* * *

Нам не пришлось лететь далеко. Арун опустил лимузин в переулке возле Юй Юаня в Старом городе Шанхая. Мы выбрались из машины. Ее хозяин сможет отыскать машину здесь. Мы пошли за Аруном по узким улочкам, миновали маленькую витрину с булочками в бамбуковых корзинках. Айрис купила сяолунбао, вручила каждому из нас по мешочку с угощениями. Мимо проносились мопеды, велосипеды ехали в стороне, поднимая колесами пыль.

— Куда мы идем? — спросил я у Аруна.

Он сверялся с телефоном.

— Я сам пытаюсь это понять.

Линь И казалась бледной в угасающих лучах солнца. Айрис коснулась ее запястья.

— Ты в порядке?

Линь И осмотрелась и кивнула.

— Неподалеку жила Джени.

Айрис притянула Линь И к себе, обвила рукой ее плечи, защищая, и Линь И прильнула к высокой девушке.

— Я буду в порядке, когда мы уйдем с улиц.

— Согласен, — сказал Арун. — Сюда.

Мы миновали супермаркет, деревянная стремянка стояла у входа. Пластиковые игрушки висели на нитях в открытой витрине рядом с ней, стеклянная полка была наполнена сигаретами и зажигалками всех цветов. Белый кот с длинной шелковистой шерстью лежал на крыльце магазина, тихо следил за нами зелеными глазами, пока мы шли мимо. Мужчина с пышными седыми волосами стоял возле другого магазина, где была разбита деревянная дверь, и стриг другого мужчину электробритвой. Его клиент сидел на стуле, красная накидка закрывала его до шеи. Нас не замечали, хотя я оглядывался, проверяя, есть ли преследование. Солнце опускалось к горизонту, но жар все еще был давящим, и я кашлял за тонкой маской на лице. В Шанхае, казалось, воздух был грязнее, чем в Тайпее. Горло словно терзал этот воздух.

Арун повернул на еще одну улицу, которая сужалась еще сильнее предыдущей. Тут были низкие бетонные жилые дома. Старые велосипеды стояли у стен под ржавыми кондиционерами, торчащими из домов. Бельевые веревки пересекались беспорядочно наверху, и одежда сохла, хлопая от горячего летнего ветра.

— Номер 173, - сказал Арун. — Вот, — он замер возле двухэтажного здания, посеревшего от грязи. У дома была стальная дверь и клавиши для доступа. Арун ввел цифры, поглядывая на экран телефона. Дверь щелкнула, и он осторожно вошел. А потом повернулся к нам и сказал. — Все хорошо. Мы в безопасности.

Перекошенный фасад дома не вязался с его современным интерьером. Его успели обновить теплым светом, гладкой мебелью и кухней, где техника слушалась голоса. Арун парой приказов уже готовил чай и кофе.

Линь И опустилась на бирюзовый кожаный диван.

— Идеально. А чье это?

— Мисс Вонг, директора клиники в Цибао, — ответил Арун. — Дом отдали клинике, и она принимает в нем врачей и специалистов, решивших помочь детской клинике, дает им пожить тут в награду, — Арун налил чаю Линь И и кофе остальным, мы устроились в гостиной. Я доел свой сяолунбао, но был бы рад еще двум паровым булочкам. — Она сказала, что нам можно использовать дом, сколько нужно, — Арун опустил передо мной кофе, и я благодарно кивнул. — Я начну собирать вещи из нашего списка, — сказал Арун. — Уверен, за ночь я найду много нужного.

— Я поищу с тобой, — отозвалась Линь И.

Арун опустился на диван возле Линь И, поставил горячую кружку на столик рядом с ней. Айрис ушла проверить второй этаж, а я посмотрел на экран временного телефона.

— Ты ей напишешь? — спросила Линь И.

Я поднял голову, сложнее всего было сидеть без связи.

— Не хочу рисковать. Мы списываемся только в экстренном случае.

— Это умно, — Линь И склонилась. — Знаю, ты переживаешь. Но Дайю справится.

Для меня многое значило то, что Линь И доверяла Дайю, потому что доверяла мой вере в нее.

— Я в ней не сомневаюсь, — ответил я. — Но вдруг что-то пойдет не так? — от одних мыслей об этом было не по себе. — Мы знаем, как беспощаден Цзинь.

— Если кто и может обыграть его в его игре, то это Дайю, — ответила она. — Дайю умная.

Да, но и Цзинь был умным. Но, если он узнает, что его дочь обманывала и предала его, он сможет сделать что угодно. И ему не нужно было знать, как важна была для меня его дочь.

Наверное, я уснул, потому что проснулся от мелодии пришедшего сообщения на временный телефон. В узкое окно в комнате было видно, что снаружи уже стемнело, и диван опустел. Друзья перебрались за круглый стеклянный стол возле кухни и тихо говорили. Я посмотрел на экран телефона. Это сообщение тоже было с неизвестного номера, но слова выдавали автора: Принеси прототип на встречу, или заплатит тот, кто тебе дорог.

Адреналин вспыхнул во мне, когда я прочел угрозу Цзиня. Он явно про Дайю. Или он побывал в номере в отеле, который мы бросили, и понял, что все это время я работал с друзьями? Было очевидно, что там жил не один человек. Не важно. Цзинь поставил условие. Он знал, что я не работал один, и он мог ранить меня через них. Я мог лишь молиться, чтобы он не подозревал Дайю. Стиснув зубы, я хотел ударить кулаком по чайному столику, но вдохнул и напечатал в ответ: Прототип будет.

Не было гарантий, что Цзинь не убьет меня, как только получит катализатор. Я вжался в кресло. Так Цзинь и сделает. Раз и навсегда покончит со мной. Мне нужно было пережить встречу, проследить, чтобы выжили все друзья.

Я подбросил нож-бабочку, жалея, что не мог забраться по стене, чтобы потратить энергию. Вдруг в голову пришла идея.

Я поймал взгляд Аруна и махнул ему. Я надеялся, что он сможет сделать то, что я задумал, за пять дней до церемонии.

От этого зависела моя жизнь.

* * *

Позже в тот вечер мы с Аруном отправились на встречи с торговцами, чтобы быстро купить нужное нам оборудование, но не показываться в хорошо освещенные магазины в их рабочее время, чтобы это купить. Арун говорил. Я всего лишь стоял рядом и выглядел грозно, то есть просто играл ножом, надвинув кепку на глаза.

Эта часть Юй Юаня превращалась из рая туристов днем в скопление теней вечером и центр подпольных сделок ночью. Темные силуэты двигались у зданий и стен, порой отходили от них, как призраки. Некоторые тихо шептались, но чаще я видел только блеск глаз, когда мы проходили мимо. Арун нес тазер, а мне хватало ножей, чтобы защититься. Но я был се время настороже. Люди Цзиня могли искать нас на этих улицах.

Но кроме тощего парня, удвоившего цену в последнюю минуту, проблем на трех встречах той ночью не возникло. И Арун все оплатил. Мы сразу забрали то, что нам было нужно, и вернулись.

Следующим утром, в субботу, Айрис пошла с Линь И, чтобы узнать больше о Башне Цзинь и ее окрестностях. Линь И прикрывала лиловые волосы серебряным шарфом, добавила черную маску от пыли и темные солнцезащитные очки. Мы решили, что мне лучше туда не ходить до дня открытия. Мы с Аруном пошли на еще несколько встреч поздно ночью, докупили оставшееся из списка Линь И.

После похода с Айрис Линь И нарисовала нам подробную карту и взялась за работу над системой коммуникации Башни. Арун все время провел над прибором, который я попросил, собрал нужные детали, соединил их и экспериментировал часами.

Я пытался не вздрагивать от каждого мелкого звука, боясь, что придет еще сообщение от Цзиня или весть Дайю, что ее раскрыли. Но телефон все время молчал, и я уснул, хоть и часто просыпался с обрывками кошмара в голове.

Поздно ночью в понедельник после двух провальных попыток Арун смог заставить работать прибор, который мне был очень нужен. Он прикрепил его к моей груди, и мы дали пять друг другу, когда устройство прошло все его проверки.

Во вторник после работы без перерывов Линь И радостно завопила с утра.

— Готово. Я взломала камеры Башни Цзинь и систему экрана! Вскоре весь мир узнает, какой человек этот Цзинь, — она закружилась на стуле у стола, оказалась лицом к нам, устроившимся в гостиной, ее щеки раскраснелись от волнения. — Теперь нужно только обойти охрану и установить нужное оборудование.

Она сказала это спокойно, словно это был пустяк. Но город ожидал завтра возле Башни сотни тысяч людей из-за экстравагантной церемонии открытия. Охраны будет много, наемная стража Цзиня будет там вместе с полицией Шанхая. Самые сложные задачи все еще ждали нас.

Но мы радовались с ней, стукались кулаками и хлопали в ладоши. Мы были воодушевлены, но я еще и переживал так, как еще никогда не было — потому что была вовлечена Дайю. Я мог лишь надеяться, что у нее тоже все пройдет гладко.

Потому что иначе ждала смерть.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ



Мы все спали ночью перед днем церемонии. Стоял красивый и мягкий, как для августа, день, и рано утром зону вокруг Башни стали огораживать веревками. Мы смотрели на включения новостей с места, заканчивали приготовления. Айрис спорила с Линь И, чтобы та осталась в доме и работала удаленно, но Линь И не соглашалась.

— Мне нужно быть там, — возразила она. — Это слишком рискованно — если оборудование подведет, весь план рухнет, — она посмотрела на каждого из нас по очереди, как всегда делала, когда нам нужно было договориться. — И я уже оставалась до этого. Я не хочу разделяться с вами.

Так что было решено, что Линь И, Айрис и Арун уйдут раньше, чтобы найти убежище у Башни. Мне нужно было ждать и выйти ближе к шести вечера. Перед тем, как уйти, Арун и Линь И проверили маленькие, но сильные микрофон и камеру, выглядящие как серебряная пряжка на моем поясе. Он проверил монитор биения сердца на моей груди, связанный с прибором, который мы вставили в прототип.

— Все отлично работает, — сказал он, и мы стукнулись кулаками.

Друзья ушли чуть позже трех, прикрыв лица масками, а головы — шляпами и кепками. Лиловые волосы Линь И были собраны и спрятаны под соломенной шляпой, какие туристы носили от солнца. Без них стало очень тихо. Минуты тянулись ужасно медленно. Я проверял телефон, надеясь на сообщение от Дайю. Ничего.

К половине пятого я уже не мог ждать.

Арун нашел мне подержанный воздушный мотоцикл. Я осторожно опустил прототип в багажник сзади, убедился, что все было на местах. Я был в своих любимых черных джинсах и выцветшей серой футболке. Я проверил ножи, а потом и место, куда спрятал три шприца со снотворным на поясе. Арун дал их мне на всякий случай. Я закрыл тонкой маской нижнюю часть лица, завел мотоцикл и ощутил гул двигателя. Узкий переулок был пустым, и я понесся по нему с колотящимся сердцем, а потом поднялся в небо, ощущая знакомое рвение в груди. Я невольно улыбнулся и повернул мотоцикл к Башне, ее серебряный шпиль сиял среди смога на горизонте.

Цзинь ждал меня.

И мне нужно было свести с ним счеты.

* * *

Множество машин и мотоциклов кружили в воздухе, дожидаясь открытия Башни Цзинь. Я осторожно двигался среди пробки в воздухе. Увидеть толпу сверху было совсем не тем, что видеть ее на экране. Даже на такой высоте он слышал гул взволнованных голосов, люди боролись за хорошее место, чтобы посмотреть на церемонию. Цзинь расставил по всей округе тележки с бесплатными напитками и едой, были и тележки, где раздавали сверкающие игрушки, сияющие тиары и кулоны — и везде был символ Цзиня. Корабли с туристами бросили якоря у берега, сотни человек на палубах заплатили особую цену за лучший вид оттуда. Цзинь пообещал фейерверки, каких еще не видели в Шанхае.

Я полетел над рекой, коричневой, как небо Шанхая, а потом повернул к Башне Цзинь. она пылала в сумерках, самое высокое здание в мире, сияющее произведение инженерии из металла. Летать возле самой Башни не разрешали, но мне никто не помешал подлететь к заднему входу, закрытому оградой от зрителей. Один из людей Цзиня ждал меня там, сцепив за собой руки, и я плавно въехал в замкнутое пространство, выключил двигатель, следя за мужчиной краем глаза.

Я знал, что Цзинь ничего не станет делать, пока не убедится, что получил настоящий прототип, а потом я стану тем, кого нужно убить. Наемник Цзиня не двинулся ко мне, а я открыл багажник, вытащил прототип. Я кивнул ему, показывая, что готов, и он даже не обыскал меня на оружие. Я отошел с сумкой.

— У меня свои условия. Без них прототип будет уничтожен. Никаких вспышек. Он просто растает изнутри.

Мужчина застыл, ожидая указаний. После паузы он кивнул и махнул идти за ним. Толстые металлические двери были позолоченными, на них был выдавлен круг с логотипом Цзиня. После сканирования ладони двери открылись, и мужчина кивнул. Я прошел первым, ощущая его присутствие спиной, но подавляя желание схватить нож. Было еще рано для этого. Мы пошли по огромному зданию, шаги разносились эхом. Я опустил маску, размял шею, невольно поразился размаху здания.

Солнце проникало в затемненные стеклянные панели, и центр здания был открыт, сколько было видно. Но я видел дизайн Башни, знал, что тридцатый этаж занимал всю площадь, там был сад с фонтанами и большим прудом. Еще один этаж сада был на шестидесятом, и так через каждые тридцать этажей. Первые двадцать девять этажей были пространством для офисов, а все выше продавалось как жилые помещения, порой перемежаясь этажами с магазинами, ресторанами, спортзалами и прочими развлечениями для обитателей Башни.

Вертикальный город был продуман как самодостаточный, чтобы из него не нужно было уходить. Оказавшись внутри, я видел лично, как заманчиво было жить там, где Цзинь продумал все необходимое для ю.

Мы прошли главное фойе по пути к лифтам. Оно было изящным, с двумя нефритовыми консолями в роли приемных. Башня была зловеще тихой, готовая вместить тысячи людей, но только мы с прихвостнем Цзиня двигались в ней. Мы молчали. Мужчина вызвал лифт — говорили, что он самый быстрый в мире — и мы прошли внутрь. Я встал в дальнем углу серебряной кабины, мужчина — в другом. Я не видел на нем оружия, но он был готов убить меня по приказу.

Я не нервничал и не боялся. Я был готов. Готов встретиться с человеком, который жил и процветал на страданиях и смертях мей, который так долго не получал наказания за убийства. В этот раз я не буду привязан к стулу. Не все было так, как я хотел, но это нужно было сделать на территории Цзиня. Он должен ощущать власть. Мне нужно было лишь спровоцировать его, разговорить и пережить это. Но я никогда не боялся умирать. Пока друзья были в безопасности.

Страж Цзиня нажал кнопку 188-го этажа, ввел код из четырех цифр для доступа. Желудок сжался от скорости подъема. В ушах хлопнуло, я сглотнул, готовясь к встрече.

Двери лифта открылись бесшумно. Я вышел первым, отошел в сторону от стража. Я сразу заметил поразительный вид на Шанхай, раскинувшийся внизу, порозовевший от заката. Река Хуанпу вилась серебряной лентой среди города, гладкая и изящная. Корабли и лодки покачивались, как игрушки, на воде. Загрязнения были заметны, напоминали нависшего над Шанхаем монстра. Но это не уменьшало красоту древнего города, полного зданий, людей и истории.

Я увидел Цзиня в стороне на миг позже, он был в дорогом черном костюме, спокойно сцепил ладони перед собой.

— Поражает, да? — он спросил, но звучало скорее как утверждение. — Я приберег этот этаж для себя, — он махнул рукой на широкое пространство. — Я еще не продумал дизайн, но возможности бесконечны, — Цзинь кивнул на мою сумку. — И возможности для изобретения мисс Цай бесконечны, — он протянул руку, словно я мог сразу отдать ему прототип, как подношение.

— Я так не думаю, — ответил я. — Какие гарантии, что меня не убьют, как только вы получите, что хотите? — я кивнул на двух стражей в тени, грозных и тихих.

— Даю слово…

Я рассмеялся.

— Ваше слово ничего не значит.

— Потому что твое слово тоже не имеет веса, — холодно сказал Цзинь. — Но в мире бизнеса наши слова важны. И я не убью тебя при дочери.

Кровь отлила от моего лица, ладони онемели.

Дайю.

Она вышла из-за колонны, и ее вид был ударом по лицу. Меня тошнило. Дайю была в узком черном платье с золотыми и серебряными украшениями. Она была бледной, хоть и с сильным макияжем в честь церемонии, но выражение ее лица ничего не выдавало.

— Что она тут делает? — спросил я, не глядя прямо на нее. Цзинь должен верить, что Дайю для меня ничего не значила, хоть я с трудом подавлял бурю эмоций. Вся бравада пропала за миг. Все изменилось с появлением Дайю. Как Цзинь использует ее против меня?

— Я хотел, чтобы моя дочь, наследница корпорации Цзинь, увидела, что случается с теми, кто крадет у меня, — Цзинь поднял руку, и худой мужчина шагнул вперед. Он не был одет как наемники Цзиня, он смотрел то на Цзиня с его стражей, то на меня. Я сжал ремешок сумки. — Проверь, настоящий ли у него прототип, — приказал Цзинь.

Мужчина замешкался, и Цзинь сказал:

— Живо, — он вздрогнул и засуетился, виновато кланяясь, когда забрал у меня сумку. Я отдал ее без слов.

— Этот прототип вам не принадлежал, — сказал я. — Вы украли его у Джени Цай. Изобретение принадлежит ее семье, как она пожелала.

Я в несколько широких шагов приблизился к Цзиню, отдалившись от Дайю. Я надеялся, что все работало, как хотела Линь И, и что все это слышали и видели. Лицо Цзиня было нечитаемым, как у его дочери, но глаз дергался. Это показало, что он злился. Никто не перечил ему. Никто не осмеливался.

— Я предлагал ей большую сумму денег, — сказал он. — Больше, чем нужно было.

— Она не хотела денег, — ответил я. — Джени не согласилась с вашей идеей, и вы убили ее за это.

Я услышал тихий звук со стороны Дайю — вдох — но не взглянул на нее.

— Бедная женщина погубила себя, — Цзинь вскинул бровь. — Она не выдержала давление учебы на доктора. Печально.

Цзинь верил своей лжи, словно мог переписать реальность, скрыть правду, все изменить для своего преимущества.

— Ее семья не подтверждала этого. Это удобная история, которой вы прикрылись, — ответил я. — Но я знаю правду.

Цзинь холодно улыбнулся.

— Не важно, что ты знаешь, Джейсон Чжоу. Ты — никто, — он взглянул на нервного мужчину, чей морщился от смятения, пока он проверял прототип. — Ну? — спросил Цзинь.

— Это прототип с катализатором, мистер Цзинь, — ответил мужчина. — Но в него встроено что-то еще.

Цзинь кивнул, один из его наемников шагнул вперед, направив на мою грудь пистолет.

Я ощутил, как напряглась Дайю. Я желал лишь, чтобы она не рисковала собой.

— Лучше так не делайте, — я улыбнулся с нахальством, которое всегда было моей защитой. — Если убьете меня, прототип растает изнутри. Он настроен на самоуничтожение, если мое сердце перестанет биться.

Цзинь смотрел не на меня, а на инженера.

— Это так?

Мужчина вытер пот со лба дрожащей рукой.

— В прототип встроено устройство, и оно проверяет биение сердца, — прохрипел он.

— Убери его, — потребовал Цзинь.

Я покачал головой и подмигнул ему.

— Это тоже активирует устройство. Тронете его или убьете меня, и все растает.

Цзинь резко покраснел. Я видел, как он сглотнул, чтобы совладать с гневом.

— У нас есть доказательство, что вы убили Джени ради ее изобретения, — сказал я. — Вам это с рук не сойдет.

Дайю шагнула вперед, и я уловил краем глаза внезапную активность. Я повернулся, мужчина толкал Айрис к нам, зажав руки за ее спиной. Она боролась, и стражу было сложно ее удержать. Я чуть не выругался, но сглотнул, издав сдавленный звук. В этот раз я коснулся кинжала Дайю на боку. Айрис смотрела на меня, стиснув зубы, и чуть качнула головой. Страж, который привел меня, шагнул вперед. Пока я буду биться с ними, один из них успеет убить мою подругу.

Мы были в меньшинстве.


Линь И

Линь И ненавидела толпы.

К четырем часам в новостях говорили, что тут уже собралось полмиллиона людей. Она держала за руки Айрис и Аруна, чтобы не потерять их в толпе. Даже так люди врезались в них, много раз вырывали их руки из хватки. Сотни полицейских уже стояли в важных местах, управляли потоком машин и людей. Охранники Цзиня носили темно-зеленую форму с символом Цзиня, и они были ближе к входу в здание, где собрались ВИП-гости.

Хоть летний день выдался не самым жарким, в толпе воздух был горячее. Пот собрался на ее шее. Она поправила соломенную шляпу на лиловых волосах. Многие молодые люди в толпе были с окрашенными волосами, но она не хотела помогать Цзиню искать ее.

Айрис вела их, сильные пальцы сжимали ладонь Линь И. Они пробивались к входу в Башню. В воздухе часто гремели взрывы, фейерверки запускали зрители, не думая, как опасно это было в такой толпе. Каждый раз сердце Линь И колотилось, она сжималась. Громкие неожиданные звуки все еще парализовали ее страхом. Но Айрис шла дальше, и Линь И приходилось следовать, а Арун замыкал их группу. Видя ее панику, он каждый раз сжимал ее ладонь в поддержке.

У участка, огражденного веревками, была маленькая хижина, продающая холодные напитки, угощения, шляпы и прочие мелочи. Толпа собралась у витрины, и Линь И вошла в узкую дверь сзади. Хозяйка, круглая женщина в ярком бирюзовом фартуке, слабо кивнула Линь И и вернулась к клиентам, кричащим, чтобы им дали холодного чаю и конфет.

Линь И нашла это идеальное место, когда разведывала округу с Айрис, и заплатила женщине, чтобы работать на ноутбуке отсюда. Тут были место и уединение, ее не нашли бы стражи Цзиня. Она опустилась на низкий стул в темном углу возле склада за шторкой.

— Можно входить, — сказала она друзьям.

Айрис прошла первой с сумкой. Она скользнула за темную штору, вышла потом в форме охраны Цзиня, прикрыла серебристые волосы темно-зеленой кепкой. Она подмигнула Линь И, поцеловала и вышла наружу. Арун тоже переоделся. Он смог проверить, что охрана Цзиня будет в их обычной форме, и получил две копии для себя и Айрис.

Линь И включила ноутбук. Цзинь сосредоточился на охране Башни, установил сканы ладоней, чтобы войти, коды доступов в лифте, закрыл некоторые этажи, но камеры и система экрана были новыми, с минимальной защитой. Линь И быстро взломала их, получила доступ к камерам Башни и программе экрана. Сообщение появилось на экране телефона, одновременно отобразившись на ноутбуке.

Кто это?

Сообщение послала детектив Лю, полицейская, с которой Линь И столкнулась утром, когда убили Джени. Линь И послала ей анонимное сообщение утром, сказав, что Джени Цай убили по приказу Цзиня Фэйминя, чтобы он мог украсть ее изобретение и продать как свое. Самоубийство Джени было ложью. Линь И назвалась свидетелем, готовым дать показания.

Линь И быстро ввела ответ:

Мы пересекались утром вашего расследования. Я была с лиловыми волосами. Следите сегодня за церемонией открытия Башни Цзинь.

Она закрыла окошко сообщения, надеясь, что детектив воспримет ее слова серьезно. Линь И проверила, и у Лю была репутация прямой и честной женщины, она качественно выполняла работу. Иначе Цзинь подкупил бы ее, и она стала бы работать на его стороне.

Она проверила Аруна и Айрис.

— Как там установка?

— Одна колонка готова, босс, — ответил Арун. — Еще одна.

— Аналогично, босс, — отозвалась Айрис.

— Отлично, — сказала Линь И. — Держите меня в курсе.

Чжоу узнал от Дайю, что на церемонии будет сцена с колонками возле входа в Башню. Все будет проходить в ВИП-зоне и показываться по всем каналам, журналистов от которых пригласили сюда. Арун и Айрис устанавливали приборы в четыре колонки, которые будут соединены с сильным микрофоном, который Чжоу понес на встречу с Цзинем. Все их слова будут показаны на Башне Цзинь.

Линь И проверила связь между установленными приборами и микрофоном Чжоу. Все работало идеально. Аруну и Айрис нужно было соединить еще две колонки, чтобы Линь И смогла все сразу транслировать. Она проверила десятки камер Башни. Движение привлекло ее взгляд на 188 этаже. Она заметила несколько охранников, а потом на фоне прошла фигура в костюме, видимо, Цзинь. Ее не удивило, что Цзинь выбрал самый высокий этаж башни. Линь И зашла в программу, готовую к шоу на Башне перед открытием. Там было короткое вступление от Цзиня, Дайю сказала пару слов, а потом началась реклама и цифровые фейерверки.

Это должно было идти на Башне до половины седьмого. Линь И отменила это и соединила с прямым эфиром с камеры на Чжоу.

Она проверила время. Без двадцати шесть. Чжоу был в пути к Башне. Толпа ревела снаружи магазина, предвкушение росло. В новостях сказали, что там собралось уже семьсот тысяч человек. Линь И вытерла пот с шеи.

Чжоу с кем-то заговорил, с одним из людей Цзиня, когда прибыл. Линь И следила за ним через его скрытую камеру. Он вошел в здание. Восемь минут тишины, и страж вызвал лифт. Линь И смотрела, как он вводит код из четырех цифр.

Увидев, как Цзинь поприветствовал Чжоу на 188 этаже, она включила вещание на стеклянную поверхность Башни, программа уже была соединена с камерой и микрофоном Чжоу. Она быстро проверила новости разных каналов, нашла камеробота, который снимал Башню Цзинь. Ее окна были пустыми, отражали сумерки. Линь И сглотнула, проверяя работу. Ее сердце колотилось. Она включила приборы в колонках у входа в здание.

«Это должно сработать».

Через миг Цзинь появился на большом здании, больше, чем в жизни. Толпа охнула вокруг нее, они взволнованно говорили. Кто-то у витрины указал рукой с напитком:

— Смотрите, на здании Цзинь!

— Это уже часть открытия? — воскликнул кто-то.

Линь И быстро добралась до камероботов в ВИП-зоне. Они смогут усилить звук из колонок, показать все происходящее по всем каналам. Она надеялась, что детектив Лю смотрела.

Зона, огражденная веревками, была в хаосе, все пытались понять, что происходило.

— Мистер Цзинь говорит на последнем этаже Башни. Обсуждает новую технологию. Может, это скоро будет на рынке? — репортер неуверенно улыбнулась в камеру. — Мы полагаем, что это часть церемонии. Шанс увидеть жизнь Цзиня Фэйминя, главы корпорации Цзинь.

— Моя вторая колонка соединена, — сказал Арун в наушнике Линь И. — И транслирует громко, — она слышала улыбку в его голосе.

— Отлично, — ответила Линь И. Едва успели. Чем больше колонок будут транслировать разговор Цзиня и Чжоу, тем сильнее будет урон. В эту эпоху любой картинкой или фразой можно было манипулировать, и никто не усомнится, что Цзинь покажет себя настоящего в прямом эфире перед миллионами. И если кто и мог разговорить Цзиня, то это Чжоу. Он дважды заставил Цзиня потерять лицо, украв у его, и Цзинь хотел, чтобы Чжоу заплатил за это.

Линь И нервничала за друга, но пять раз глубоко вдохнула и сосредоточилась на связях. Она могла сейчас только убедиться, что все видят и слышат.

— Это должно быть показано? Еще рано, — услышала Линь И женщину, одну из стражей Цзиня, в наушнике от Аруна.

— Да, — соврал Арун. — Все запрограммировано, как мне сказали.

Страж фыркнула.

— Да Гэ не управляет шоу, и Сяо Чен едва знает, что происходит, — сказала женщина. Да Гэ, видимо, еще приходил в себя от ран в больнице.

— Просто следую указаниям, — сказал Арун.

Она ушла, потому что стало тихо.

— Айрис, — сказала Линь И. — Прогресс?

Айрис молчала, Линь И слышала шум толпы от нее, усиленный настоящим гулом вокруг нее. Грубый голос крикнул:

— Эй! Что ты тут делаешь?

— Охраняю колонку, — сказала Айрис. — Как мне и сказали.

Шум, словно кто-то постучал по наушнику Айрис.

— Дай проверить значок, — сказал мужчина. Через миг он сказал. — Сяо Чен, возле колонки ошивается девчонка с серебряными волосами. Я проверил ее значок — это фальшивка.

Кровь отлила от лица Линь И. Айрис поймали.

— И я так подумал. Как босс и предупреждал, — ответил грубый голос после паузы. — Я отведу ее, — его тон стал опасным. — Ты идешь со мной!

«Блин».

Линь И побежала, пригнулась под веревками. Все были ошеломлены тем, что показывали на Башне, и никто ее не заметил. Она услышала голос Аруна:

— Сяо Чен попросил меня помочь с девчонкой.

Она увидела серебряные волосы Айрис — ее кепку сбили — ее уводили от толпы к входу в Башню. Два стража Цзиня держали ее по бокам, одним из них был Арун. Динь И пробивалась сквозь ВИП-зону, используя низкий рост как преимущество.

Она спряталась за колонной, где троица остановилась у входа в Башню. Он был закрыт веревками от толпы.

— У тебя есть доступ? — спросил у Аруна мужчина с грубым голосом.

— Конечно, — соврал Арун.

Линь И увидела, как страж кивнул на сканер ладони у входа.

— Посмотрим.

Ее сердце сжалось. Даже с ноутбуком она не смогла бы помочь. Арун все еще играл, опустил ладонь на сканер. Реакции на его ладонь не было, и страж сказал:

— Не похоже. Оставайся внизу. Я отведу девчонку.

— Придержи дверь открытой, Арун, — сказала Линь И. — Держи ее, как можешь.

Ответом Аруна был его поворот головы в сторону ВИП-зоны. Высокий страж приложил ладонь к сканеру, и двери открылись через пару секунд. Он втолкнул Айрис в здание. Они вошли, и Арун бросился к медленно закрывающимся дверям. Линь И подбежала к нему через минуту.

Арун смотрел в глубины Башни, и она проследила за его взглядом. Айрис и страж уже пропали внутри.

— Что ты тут делаешь? — прошептал он.

— Я должна помочь Айрис, — сказала она. Она выбежала инстинктивно из убежища. Она думала лишь о том, что Айрис была в беде. Это произошло снова — все пошло не так — как в прошлый раз.

— Я пойду за ней, — сказал Арун.

Он сунул единственную вещь, которую мог использовать — свой тазер — между дверями. Этого не хватит надолго.

— Я пойду, — возразила Линь И. — Надеюсь, полиция скоро прибудет. Ищи женщину… детектива Лю. Отведи ее на последний этаж.

Арун сжал губы, но не было времени спорить.

— Береги себя, босс, — ответил он и приоткрыл двери шире для нее. Она легко проникла внутрь, подумала взять тазер, но Арун отпустил двери, и они раздавили оружие. Они смотрели друг на друга сквозь стекло, а потом Арун кивнул, она кивнула в ответ и побежала к лифту.


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Чжоу



— Разве я не говорил не мешать? — Цзинь выглядел спокойно, но был готов наказать стража.

Страж виновато склонил голову.

— Я нашел девчонку, притворившуюся охраной в ВИП-зоне внизу. Сяо Чен подумал, что лучше привести ее к вам, как вы и указывали.

Мужчина толкнул Айрис вперед, удерживая ее руки за спиной. Она скривилась, и мне было сложно не броситься на гада. Темные глаза Цзиня озарило узнавание.

— Ты, — сказал он. Он кивнул стражу с одобрением. Мужчина открыл рот, но Цзинь поднял ладонь, не давая ему заговорить. — Ты — не девчонка-хакер, которую я хотел поймать, но ты ей явно дорога.

Услышав о Линь И, Айрис согнулась и ударила головой по лицу стража.

— Черт! — завизжал мужчина. Кровь текла из его опухающего носа. Он ослабил хватку на Айрис, но она не успела вырваться, страж, который привел меня, подавил ее.

Она замерла и убийственно смотрела на Цзиня.

— Да, мы нашли пустой ноутбук мисс Цай в вашем номере, и я видел запись, как ваша группа уходит из отеля, — Цзинь улыбнулся так, словно успокаивал разозленного ребенка. — Но данные где-то есть. У вас добрые сердца. Вы не уничтожили бы их, зная, что катализатор может помочь многим… и семье мисс Цай, — он повернулся ко мне. — Твоя предсказуемость все упрощает.

Цзинь даже не смотрел на Айрис, но кивнул стражу, державшему ее. Мужчина вытащил пистолет и прижал к ее виску. Я напрягся от этого, сердце грохотало. Я заставлял себя думать. Я мог бросить нож и попасть в стража, но он мог нажать на курок даже с ножом в груди.

«Блин».

Я поднял футболку, прижал большой палец к монитору, соединенному с прототипом, а потом сорвал его.

— Я выключил устройство. Бери прототип и отпусти ее.

Два стража, которые были с Цзинем с самого начала, шагнули вперед. Один направил пистолет на меня.

— Ты поспешил, — сказал Цзинь. — И поступил глупо. Как ты и говорил, нет причины сохранять тебе жизнь.

Дайю встала передо мной.

— Хватит, — холодно сказала она, но я ощущал ее дрожь.

— Отойди, дочь, — ответил Цзинь. — Ты забываешь, на чьей ты стороне.

Дайю подняла голову, серьги с бриллиантами покачнулись от движения.

— Я знаю, на чьей я стороне. Не на твоей, отец, — она выделила последнее слово, произнеся его без тепла.

Никто не заметил, как страж со сломанным носом упал на пол. Он отодвинулся к тени, прижимая что-то к лицу, стараясь не скулить. Линь И появилась из ниоткуда и пошла за спинами Цзиня, Айрис и его наемников. Я хотел кричать, чтобы она бежала.

— Я теперь четко понимаю, как ты занимаешься бизнесом, — ответила Дайю. — Ты опускаешься до кражи и угроз. Ты хотел, чтобы я увидела это? Чтобы я научилась этому, как твоя наследница?

— Ты готова перейти на сторону своего парня? — с презрением скривил губы Цзинь. — Вора и лжеца?

— Ты — вор и лжец, — сказала Дайю. — Ты — убийца.

Цзинь рассмеялся, качая головой.

— Ты ничего на меня не повесишь. Я откажусь от тебя, и ты не получишь корпорацию.

— Плевать, — сказала Дайю. — Это я помогла им украсть прототип.

Цзинь шагнул к Дайю. Он покраснел от гнева, поднял кулак, не замечая этого.

— Ты?

— Да, я, — Дайю свысока смотрела на отца. — Катализатор Джени уже в производстве. Тысячи будут готовы за неделю. Я помогла профинансировать это. Ее изобретение не будет твоим, отец.

— Врешь, — сказал Цзинь. Мышцы на его челюсти дрожали, вена проступила на горле. Я пошевелил рукой, нашел метательный нож, был готов оттолкнуть Дайю, если Цзинь решит выместить злость на дочери. Я не видел выражение ее лица, но то, что увидел Цзинь, убедило его, что она говорила правду.

Он посмотрел на стража, прижимающего пистолет к виску Айрис, и кивнул.

Сигнал.

Я шагнул в сторону от Дайю и бросил нож. Раздался выстрел, и что-то врезалось в мой бок. Я отшатнулся от удара.

— Джейсон! — закричала Дайю.

— Да, я приказал убить мисс Цай. Ее можно было убрать, — Цзинь говорил Дайю, произносил слова медленно, но было слышно гнев за ними. — И его можно.

Тепло стекало по животу, я посмотрел вниз. Левая сторона футболки была в крови. Я не ощущал боль, лишь не мог дышать. Я вытащил другой нож. Тело гудело от адреналина. Мужчина, выстреливший в меня, согнулся, сжал рукоять в его груди, упал на пол и забился в конвульсиях. Мы были наравне. Айрис стояла одна со шприцами со снотворным в руках, закрывая собой Линь И от Цзиня.

Точки плясали у меня перед глазами, я сжал нож, и холод рукояти помогал думать. Я задел скрытую кнопку, что активировала яд на клинке. Цзинь повернулся, заметил Линь И за Айрис и бросился к девушкам. Цзинь был высоким, мог далеко тянуться. Айрис уклонилась, заслоняя собой Линь И. Цзинь не смог схватить Линь И, но бросился еще раз. Я отвел руку назад и бросил кинжал.

— Стоять! Полиция! — раздался женский голос из лифта. Я услышал эхо шагов, бегущих к нам.

— Джейсон, — хрипло сказала Дайю, плавным движением поймав мою руку.

Клинок попал в спину Цзиня, и он напрягся и повернул голову ко мне, гневно рыча. Линь И и Айрис отходили от него, а полиция спешила к нам.

— Ни с места! — кричала полицейская. — Бросайте оружие! — она целилась пистолетом в Цзиня.

Цзинь пошатнулся, глядя на меня.

— Арестуйте мальчишку. Он украл у меня! — прокричал он.

Дайю стояла рядом со мной. Я слышал, как она затаила дыхание. Она видела рукоять кинжала, попавшего по ее отцу — один из двух, которые она недавно подарила мне. Казалось, это было в другой жизни.

— Вы арестованы по подозрению в убийстве Джени Цай, — сказала женщина, два ее товарища подошли и схватили его за руки.

— Вы не можете меня арестовать, — сказал Цзинь. — У меня есть связи в участке.

— Ты не откупишься от этого, — ответила женщина. Она подняла телефон и показала видео, что транслировалось на Башне. — Все, что ты тут говорил и делал, было показано в прямом эфире миллионам. Это уже разошлось по миру.

Цзинь смотрел на свое изображение на экране, его слова становились надписями рядом с ним на Башне. Он понял, что происходило, побелел и шумно дышал.

— Я хочу поговорить со своим адвокатом.

— Я не знаю, как все происходит в Тайване, Цзинь, — сказала женщина. — Но ты поговоришь со своим адвокатом, когда мы это позволим.

Они повезли его в инвалидном кресле к лифту, окружив.

Я пошатнулся, перед глазами темнело.

— Кто-нибудь может вызвать скорую? — Дайю обвила меня рукой, не давая упасть. — У него огнестрельное ранение.

Я прильнул к Дайю, вдохнул ее знакомые духи, согрелся от ее кожи. Я не активировал яд. Я говорил ей в темном переулке, что после убийства все меняется. Пусть Цзинь лучше гниет в тюрьме, а мы будем знать, чего его лишили.

Линь И подбежала и прижала что-то к моей ране. Мои ноги подогнулись от боли, и, если бы не Дайю, я бы рухнул. Вдруг пухлый полицейский поймал меня с другой стороны.

— Уложим его на носилки, — сказал он.

В следующий миг я уже лежал, дрожа. Медики суетились вокруг меня, давили на рану, и я отключился от этого. Я пришел в себя снова, Дайю сжимала мою руку, но я не ощущал этого. Линь И стояла на другой стороне с Айрис. Вдруг появился Арун. Я моргнул, думая, что это галлюцинации.

— Держись, чувак, — сказал Арун, почти рыдая. — Я поеду с тобой в больницу.

Я попытался кивнуть.

— Джейсон, — сказала Дайю. Я невольно закрыл глаза, но заставил их открыться и посмотреть на нее. Вокруг ее головы было яркое сияние, как нимб. Я едва мог видеть. Но она плакала.

— Не надо, — прошептал я. — Я буду в порядке.

Я не смог вдохнуть, чтобы говорить дальше.

— Я люблю тебя, Джейсон, — ответила она издалека.

Кислородную маску прижали к моему лицу, подо мной загремели колесики, носилки повезли прочь.

«Я тоже тебя люблю».

* * *

Яркие огни пронзили глаза, громкие голоса оглушали. А потом люди заговорили тихо и серьезно. Я ощущал боль сквозь тяжелый туман на теле, лишивший меня движения, мыслей и других чувств.

— Ты всегда говорил, что не боялся умереть, Чжоу, — маленький демон появился на моем голом плече. Он снял фрак, прядь волос упала на его глаза. Его белая рубашка была в крови. — Теперь боишься?


Дайю

Крови было так много.

Дайю не поняла это, пока Джейсон не пошатнулся. Она обвила его рукой и опустила взгляд — его футболка была пропитана темно-красным. Пятно расширялось, как от чернил. Его лицо стало серым, пот выступил на лбу. Она с ужасом смотрела, как закатываются его глаза. Она теряла его, он мог умереть в ее руках.

Она не сразу смогла отыскать голос. А потом завизжала:

— Кто-нибудь может вызвать скорую? — она сглотнула всхлип. — У него огнестрельное ранение.

Джейсон прижался к ней, его нос оказался у ее горла, и это напоминало поцелуй. Линь И подбежала к ним, ее глаза были огромными. Ужас Линь И ударил по Дайю, созвучный с ее страхом. Линь И прижала что-то к ране Джейсона, и он согнулся от боли.

Подошел низкий медик.

— Уложим его на носилки.

Их вдруг окружили люди и шум. Разговоры гудели в ее ушах, люди кричали указания, и голоса трещали в наушниках. Джейсона подняли на носилки, и хоть Дайю старалась оставаться рядом, ее все время отодвигали, пока медики старались помочь ему. Она и его друзья смогли поговорить с Джейсоном пару секунд, и его увезли.

— Я люблю тебя, Джейсон, — отчаянно крикнула она. Он должен был узнать. Но она не знала, услышал ли он ее.

Дайю заставила себя пройти в лифт с носилками. Линь И и Айрис остались с детективом, которая хотела поговорить с ними. Дайю следовала за Джейсоном на первом этаже. Арун был рядом, говорил тревожно с одним из медиков. Они вышли из заднего хода, подальше от толпы. Джейсона погрузили в скорую. Но, когда она попыталась забраться, медик остановил ее.

— Места нет.

Арун забрался внутрь и кивнул ей.

— Встретимся в больнице.

Она с трудом подавляла панику. Она знала, что каждая секунда была на счету.

— Увидимся там, — выдавила она, и двери закрылись перед ее лицом.

Скорая взлетела, а Дайю застыла, глядя, как машина становится все меньше. Она вдруг растерялась. Ей нужно было в больницу. Она побежала в Башню, направилась к главному входу, но там вспышки тут же ослепили ее, фотографы спешили сделать снимки.

— Мисс Цзинь! Мисс Цзинь! Это правда, что ваш отец убил мисс Джени Цай? — казалось, на нее кричали сотни голосов. Толпа двигалась, и сдерживали ее только несколько охранников Цзиня.

Но внимание переключилось, когда из-за здания показалась машина полиции. Ее отец сидел на заднем сидении, руки были скованы перед ним как у обычного преступника. Но потрясало то, что нож еще был в его спине, заставляя его горбиться. Она узнала потом, что, когда прибыли медики, они посчитали случай Джейсона опасным, а ее отца передали полиции, а не в больницу. Медик решил, что он был стабилен, но лучше было дождаться хирурга, чтобы вытащить нож. Дайю охнула со всеми, и репортеры побежали к машине полиции, но их оттолкнули полицейские.

Машина дернулась, пытаясь выехать из толпы. Ее отец склонил голову, его волосы прилипли ко лбу, воротник был перекошен. Она еще не видела его таким. И это разбило сердце Дайю. Она горевала по тому, чего не было — любви между ними. Он никогда не был ей настоящим отцом, но все же оставался отцом. Он поднял голову и встретился взглядом с Дайю. Она вздрогнула, но не отвернулась. Она сжала кулаки и с вызовом вскинула голову. Он отвел взгляд, едва узнав ее.

Машина пропала за толпами, и всхлип, который она сдерживала с момента, как Джейсон упал в ее руки, сотряс ее тело. Еще и еще. Она вытирала слезы, обнимала себя, пытаясь подавить всхлипы, что грозили вырваться из ее тела.

Джейсон говорил, что она могла выбрать, и теперь ее отца увозили в тюрьму, в систему, которая сама могла быть подкупленной. Они будут беспощадны.

Мысль о Джейсоне привела Дайю в чувство. Она написала шоферу, Сяо Ву, и он проигнорировал запрет на полет вокруг Башни, использовал хаос и приземлил лимузин в двадцати футах от нее. Она забралась внутрь и попросила, чтобы он отвез ее к больнице шанхайского университета. Он не задавал вопросы, просто взлетел, когда несколько зевак ушли с дороги.

Они направились прочь от Бунда, и громкий свист фейерверков раздался в воздухе. Толпа внизу охнула. Дайю повернулась и увидела красные искры, взрывающиеся за ней, за ними последовали красно-золотые букеты. Фейерверки грохотали, раскрашивая темнеющее небо в синий, лиловый и зеленый.

Дайю смотрела, сколько могла, из больших окон лимузина.

Таких фейерверков Шанхай еще не видел, как и обещал ее отец.


Чжоу

Я добрался до больницы живым.

Едва.

Я потерял много крови. Врачи сразу доставили меня в операционную, нашли подходящую кровь, вспороли мой живот, чтобы понять, как именно навредил выстрел. Пуля попала только по кишечнику, и они смогли убрать поврежденную часть и залатать меня без осложнений.

Помогло то, что я был юным и здоровым. И то, что мне повезло, что пуля не задела важные органы, артерии и не разбила кость. Помогло то, что у меня были лучшие врачи, благодаря репутации и богатству Аруна. Он сказал больнице, что все оплатит.

Помогло то, что я хотел жить.

— Дайю не покидала больницу, — сказала Линь И, когда я пришел в себя. — Арун заставлял ее есть и спать. Айрис принесла из номера Дайю в «Полуострове» сменную одежду и туалетные принадлежности.

Это меня удивило. Айрис не нравилась Дайю, и я сказал об этом Линь И.

— Мы все боялись за тебя, Чжоу, — ответила она, в глазах заблестели слезы. — И было всем видно, как сильно Дайю переживает за тебя, кому она верна. Особенно после того, как она помогла нам запереть своего отца в тюрьме.

Я узнал это от друзей, пока днями восстанавливался после операции в больнице.

Но когда я впервые очнулся, рядом была Дайю.

* * *

Я медленно приходил в себя после операции, словно поднимался из тяжелой тьмы к свету. Я еще никогда не ощущал тело таким тяжелым, скованным болью и трубками. Но что-то знакомое покалывало в сознании, и я заставил веки подняться. Глаза словно зашили. Дайю стояла у моей кровати, сжимая мою руку. Ее лицо было мокрым от слез, и на миг я подумал, что все еще был в Башне на носилках.

— Дайю, — прохрипел я, но это не прозвучало как ее имя.

— Джейсон! — она просияла, провела свободной рукой по щекам, вытирая слезы. — Ты проснулся.

Я попытался улыбнуться, кивнул, не зная, работали ли мышцы лица.

— Как долго я был без сознания? — в этот раз прозвучало понятно.

— Несколько дней, — ответила она, не сводя с меня взгляда.

— Ты в порядке? — спросил я.

Ее карие глаза расширились, она издала сдавленный смешок.

— Не в меня стреляли.

Я посмотрел на себя, на белые простыни и голубое одеяло. Дайю сжала мою ладонь, и я ощутил покалывание в пальцах.

— Я буду в порядке, — сказал я.

— Врачи сказали, что ты восстановишься через несколько недель, — она смотрела на наши ладони. — Но часами, — она судорожно вдохнула, — мы ничего не знали. Всюду было столько крови, Джейсон. Я так боялась, — ее подбородок дрожал.

Я сжал ее ладонь.

— Эй, — сказал я. — Я смог. Я здесь.

Она кивнула и улыбнулась с дрожью.

— Иди сюда, — я подвинулся на широкой кровати. Приборы запищали, оборудование звякнуло.

— Что ты делаешь? — она нахмурилась.

Похоже, я был в дорогой части больницы, в личной палате. За большим окном было дерево с зелеными листьями. У моей кровати стояло кресло.

— Забирайся, — я отпустил ее руку и похлопал по кровати, где хватало места для нее.

— Не думаю, что это хорошая идея…

Я похлопал по кровати еще раз, понадеялся, что мой взгляд был похож на умоляющий. Она покачала головой, но забралась на высокую кровать. Я поднял правую руку, и она осторожно прижалась ко мне, стараясь не задевать трубки. Мы устроились так, и, хоть мое тело плохо меня слушалось, ее вес рядом был знакомым, успокаивал. Я ощущал себя целым.

Казалось, то, что Дайю прижимается ко мне, все сильнее оживляло меня: я ощущал, где ее ладонь касалась моей груди, где ее бедро задевало мое бедро, где соприкасались наши ноги. Она была в джинсовых шортах, и я ощущал ее тепло сквозь слои одеял. Я так по ней скучал. Если выстрел вернул меня к тому, что мы снова были вместе, это того стоило.

Она провела ладонью по кругу на моей груди, стараясь не задевать левый бок, куда попала пуля.

— Ты не использовал яд, — тихо сказала она. — На моем отце.

— Да, — ответил я после долгой паузы. Хоть мне и хотелось. Но я спросил. — Где он?

— Еще заперт, — ответила она. — Полиция собирает улики против него. Детектив Лю приходила в больницу, и я поговорю с ней еще раз через несколько дней. Она уже говорила с твоими друзьями.

— Как ты к этому относишься? К тому, что твоего отца хотят подавить?

— Я рада, что он за решеткой, — тихо сказала она. — Я знала, какими будут последствия, когда решила помочь тебе и твоим друзьям, — она с трудом произносила то, что хотела, дальше. — Прости, Джейсон. Я не хотела врать тебе о связи с отцом все эти месяцы. Я знала, что это тебя расстроит после того, что он сделал с тобой и твоими друзьями. Но…

— Он все еще твой отец, — закончил я. — Знаю. И ты меня прости, — я притянул ее ближе и поцеловал в висок, все лучше управляя телом. Она подвинулась и прижала губы к моему горлу, где бился пульс. Я покраснел и сжал ее ладонь на моей груди. Машина в палате шумела все больше, и через минуту заглянула медсестра.

— О, — сказала она, глаза расширились при виде нас. — Я пришла проверить мистера Чжоу. Вы вызывали помощь?

Я взглянул на кнопку у кровати, которую я случайно задел, пока подвигался.

Дайю смутилась и попыталась слезть с кровати, но я задел ее руку ладонью, и она замерла.

— Я только проснулся, — сказал я медсестре. — И я отлично себя чувствую.

Она смотрела на меня миг, а потом рассмеялась:

— Не думаю, что это, — она кивнула на Дайю, еще лежащую рядом со мной, — одобрил бы доктор Гао.

Я очаровательно улыбнулся.

— Тогда можете не говорить?

Медсестра снова рассмеялась. Она покачала головой и закрыла за собой дверь.


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ



Я выждал пять недель и попробовал забраться на каменную стену в своей квартире. Рана зажила быстро и легко, оставив бледный шрам в четыре дюйма на левом боку. Врач попросил не поднимать тяжелые предметы шесть недель, даже если я буду хорошо себя чувствовать.

Но я не мог просто терпеть, мне было плохо от того, что я не мог поднимать гантели или лазать по стенам. Я уговаривал себя, что, карабкаясь по стене, не поднимаю ничего тяжелого. Большую часть моего веса удержит на веревке робот.

Он подлетел, мигая огоньками, когда я позвал его. Я приказал создать основную конфигурацию стены — я давно так не делал. Я не спешил, как и говорил врач. Пальцы казались толстыми и неуклюжими, пока я надевал снаряжение, а потом протянул руки наверх, чтобы ухватиться. Мышцы напряглись, отвыкнув от усилий, но я нашел, куда поставить ногу, потянулся выше, отталкиваясь ногами.

Я забирался все выше, пот уже стекал по лицу. Когда я добрался до вершины, я ощущал, что достиг предела. Так плохо не было, даже когда я только начал лазать по стенам. Я вытер рукой мокрый лоб, вытянул шею, думая, смогу ли ухватиться за брусья. Придется раскачиваться, чтобы добраться до стены напротив и спуститься — я легко делал это до того, как меня подстрелили.

Я подумал, что не смогу это сделать, и потому потянулся к первой перекладине, кривясь. Хоть я давно не тренировался, я смог пролезть по всем брусьям, раскачиваясь, а робот следовал за мной внизу, двигая со мной веревки. Когда я спустился по другой стене, конечности напоминали приготовленную лапшу. Но я улыбался, выбираясь из снаряжения. Робот загудел, поздравляя, вручил мне полотенце и уехал.

Я протер полотенцем лицо и грудь, вытирал шею, когда дверь квартиры открылась, и пришла Дайю с тремя коробками, нагруженными для собрания в честь фестиваля Середины осени этой ночью. Ее глаза расширились при виде меня.

— Ты этого не сделал, — сказала она, проходя по квартире и опуская коробки на маленький стеклянный обеденный стол.

— Не сделал, — согласился я, направляясь в душ.

— Врешь! — закричала она мне в спину.

Но она не злилась, потому что я увидел ее силуэт за запотевшим стеклом душевой кабинки через пару минут. Она снимала платье.

* * *

Арун первым пришел в мою квартиру. Он прибыл сразу из клиники, фестиваль Середины осени попал на рабочий день в этом году по лунному календарю. Он коротко обрезал волосы, но кончики все равно выкрасил в оранжевый, а челка торчала на лбу.

— Я принес жареные булочки с овощами, — я ощущал их вкусный запах раньше, чем он отдал две коробки. Дайю прошла мимо меня и обняла его. — Я ощущаю себя не нарядно, — Арун увидел голубое платье Дайю. Он посмотрел на свою черную футболку с лиловым тираннозавром как из мультика. Динозавр наслаждался большой миской лапши.

— Ты выглядишь отлично, — ответила она.

Я опустил жареные булочки на стол. Дайю накрыла его лавандовой скатертью, расставила посуду, круглые и квадратные лунные пряники лежали на нефритовом блюдце. Я смог заказать любимые — паста из лотоса с соленым желтком.

Арун прошел к моей стене из окон — смеркалось, горизонт был темно-розовым, подернутым коричневым смогом Тайпея. Неоновые огни начинали загораться в городе, раскинувшемся внизу.

— Я и забыл, какой отсюда классный вид, Чжоу.

Я подошел к другу. Я мог привыкнуть к такому виду из окна, но не принимал его как должное.

— Виктор всегда подбирал самое лучшее, включая квартиру для его друга-преступника.

Арун взглянул на меня украдкой, склонив согласно голову. Фестиваль Середины осени собирал любимых, семью и друзей. Он был благодарностью за все хорошее в наших жизнях. Но для нас он был и днем памяти.

— Может, мы сможем когда-то увидеть горы вокруг нас? — сказал я.

Арун повернулся к Дайю и спросил:

— Законодательный Юань не собирается голосовать в конце месяца?

Дайю занималась букетом, которым я удивил ее на кухне. Она подняла взгляд от темно-лиловой лилии.

— Да, думаю, в этот раз получится, — она трудилась, вернувшись из Шанхая месяц назад, приходила на все популярные ток-шоу, устраивала мероприятия по сбору денег, чтобы помочь делу. Она использовала свое имя и имидж, чтобы привлечь внимание к тому, что стране пора меняться.

Она возглавляла корпорацию Цзинь, пока ее отец был в тюрьме. Цзинь нанял лучших адвокатов, но его влияние в Китае было не таким, как в Тайване. Хоть он получил отдельную камеру, и условия были лучше, чем у обычных узников, он все еще был под замком. И вряд ли выберется в ближайшее время.

Китайская полиция не позволила ему вести бизнес и принимать решения в бизнесе, пока он был арестован. Дайю тут же остановила производство костюмов в новой корпорации в Китае, но Башня Цзинь была открыта, как и хотел Цзинь. Хоть открытие было омрачено его арестом, драма во всех новостях только подогрела интерес к зданию. Все места были проданы, но Дайю оставила несколько этажей для бедных организаций, которые боролись за законы об окружающей среде в Китае, а еще для доступа бедняков к образованию и медицине. Я смотрел, как Дайю принимает решения в компании отца, зная, что она прекрасно понимала, что делала. Размещая те организации в одном из самых богатых и популярных мест в Шанхае, она привлекала к ним внимание и повышала их репутацию. Лицо Цзиня было запятнано арестом, но статус миллиардера оставался, и публика все чаще смотрела на Дайю, наследницу корпорации Цзинь, и на то, что она делала, что поддерживала.

В дверь позвонили, я заметил в мониторе лиловые волосы Линь И и высокую Айрис за ней. Я приказал двери открыться и встретил их у входа. Линь И неловко обняла меня — она несла два мешка еды. Она протянула их, когда обняла Аруна и Дайю.

— Я сделаю салат из грибов и корней лотоса, — она оглянулась. — У Айрис жареная утка, которую мы только что купили, и еще горячие булочки с лотосом.

Айрис прошла к столу и опустила свои коробки — стол был почти полностью покрыт едой. Айрис не обнималась, но повернулась и посмотрела каждому из нас в глаза — так она здоровалась. Линь И ушла на мою кухню, Арун прошел туда помочь ей.

— Я принесу блюдо для утки, — сказала Дайю.

— Как дела? — спросила Айрис, когда мы остались одни в гостиной.

— Я как в клетке, — ответил я. — Но сегодня смог забраться.

Айрис вскинула бровь.

— Наверное, это ощущалось круто. Раз ты еще не в больнице, значит, все прошло хорошо.

Я рассмеялся, ведь знал, что она шутила.

— Было немного сложно, но так приятно.

Айрис склонилась, мы стукнулись кулаками. Она тоже любила лазать по стенам, и я редко видел, чтобы она стояла на месте. Если кто и мог понять, как сложно мне было терпеть без активности, так это Айрис. Шипение овощей на горячей сковороде перебило наш разговор, запахло жареным чесноком и луком.

Дайю вышла из кухни с квадратным блюдом через пять минут. Ее ладонь скользнула по моей пояснице, пока она проходила мимо, послав по мне ток. Она опустила блюдо, подвинув все на столе. Айрис открыла контейнер с уткой, и Дайю палочками переложила кусочки на блюдо.

Я принес холодное пиво и чай со льдом, когда овощи были поджарены, и мы устроились за столом перед окнами во всю стену, чтобы поужинать вместе. Полная луна висела низко над горизонтом, загрязнения бледно сияли от ее света. Машины летали над городом, ю спешили в рестораны на праздник.

Мы ели в тишине пару минут, наслаждаясь вкусной едой, а еще — обществом, празднуя вместе, а не скрываясь, рискуя жизнями, боясь, что что-то пойдет не так.

Арун кашлянул и поднял бутылку пива.

— За Чжоу, принявшего нас у себя и выжившего после первой огнестрельной раны.

— Первой! — воскликнула Дайю. — И последней, надеюсь…

— Ага, на что ты намекаешь? — вмешался я.

Арун сделал большой глоток пива и пожал плечами.

— Я не намекаю, — он кивнул Дайю. — Прости, но твой парень — магнит для бед.

Айрис и Линь И рассмеялись.

— Кто-то должен был тебе сказать, — усмехнулся Арун.

— Стоило подумать, — Дайю взглянула на меня, — можно ли влюбляться в парня, который играет ножами.

Арун издал громкое «ха», но Дайю сжала мои пальцы во время ответа ему. Я едва слышал ее шутку, уловил только часть про «влюбляться в парня». Жар поднялся от шеи к лицу, я сделал большой глоток пива, пытаясь прикрыть эмоции. Дайю никогда не стеснялась выражать свои чувства ко мне, но и не заявляла так смело перед моими друзьями, которые были для меня важнее всех в этом мире. И они приняли это с сияющими глазами, их щеки порозовели от еды и общения.

Я поднял свое пиво и сказал:

— За доктора Натарай. Твоя мама была мамой всем нам, Арун. Она любила нас как своих детей, — мои друзья притихли, но глаза еще сияли. Все подняли напитки.

— Она говорила нам поступать правильно, — сказала Линь И. — И показывала на своем примере.

Арун опустил голову от эмоций, и Линь И обняла его плечи. Он кивнул, но говорил своим ногам:

— Она так делала. Она этому меня научила. Поступай правильно, Арун, и ты не собьешься с пути. Помогай тем, кто в беде…

— Она бы так тобой гордилась, — ответила Линь И.

Арун поднял голову и вытер глаза.

— Она гордилась бы всеми нами.

Мы сидели какое-то время в тишине и смотрели на луну. Линь И склонилась, кашлянула и сказала:

— За Джени, — мы подняли напитки. — Только я ее знала, но она могла бы стать одной из нас. Я благодарна тому, что ее наследие живет, — катализатор Джени произвел революцию на рынке фильтров, и ее семья быстро разбогатела. Они не будут больше ни в чем нуждаться. Линь И стукнулась стаканом со стаканом Дайю. — И спасибо тебе за то, что помогла этому произойти. Ты сильно рисковала… всем.

Дайю улыбнулась, будто стеснялась.

— Я была рада помочь, чем могла.

— Как ты, босс? — тихо спросил я. Линь И выглядела хорошо, уже была похожа на себя. За всю ночь так и не появилась ее вечная морщинка тревоги между бровей.

— Да, как ты, босс? — спросил Арун.

— Уже лучше, — ответила Линь И. — Я ходила на прием… говорила… это помогает.

После паузы Айрис подняла стакан жасминового чая со льдом.

— И за Виктора…

Мы снова подняли напитки.

— Обаятельного, — сказал я.

— Обходительного, — добавил Арун.

— И самого милого щеголя, с которым я имела дело, — сказала Айрис.

Линь И последней поднесла свой стакан к нашим, даже не вытирая слезы.

— Очаровывающего словами, — прошептала она. — И самого верного друга.

Мы кивнули, и Дайю придвинулась и задела губами мою щеку. Я не понимал до этого, что мое лицо было мокрым. Я встал и отошел на кухню, принес всем еще напитков, прикрылся этим предлогом.

«На его месте должен был оказаться я».

Мысль всегда возникала внезапно, как обвинение, полное печали и гнева. Но это были не слова Виктора, он бы так мне никогда не сказал. Я понял это сегодня, в этот миг, когда мы всех вспоминали. Виктор прощал тех, кого любил, это делало его отличным другом. И мне нужно было научиться прощать себя.

Руки обвили мой пояс. Дайю не давила на мой левый бок, хоть рана уже зажила.

— Эй, — она обняла меня сзади, и я ощутил ее тепло у спины. — Тебе помочь?

Я подвинулся, обвил ее рукой и скользнул другой ладонью по ее гладкой шее. Дайю задрожала, провела ладонями по моей спине, притягивая меня ближе. Мы неспешно целовались, давали обещания руками и губами. Забыв обо всем, мы уже были готовы пройти к моей расправленной кровати и начать спешно раздевать друг друга. Но тут Арун крикнул из гостиной:

— Так что там с напитками, бро?

Мы отодвинулись, и Дайю прижала ладонь к губам, не скрывая улыбки. Она провела пальцами по волосам и поправила платье.

— Мы уже идем, — пролепетала она, звуча виновато, — с напитками.

Друзья не скрывали смех, а я схватил еще бутылки из холодильника, Дайю опустила их на поднос и пошла в гостиную, я шагал следом.

Ночь стала темнее, и я увидел друзей, устроившихся спинами к нам, прислонившихся друг к другу, глядя на мерцающие огни оживающего города. Луна поднялась, стала меньше, но ярче — богиня неба. Нет, я никогда не посчитаю этот вид данностью.

Шанхай был красивым городом, но Тайпей был нашим.

Мы присоединились к друзьям на низких резных стульях, раздали напитки, болтали и шутили при этом.

Я выглянул в окно и вдохнул, ощущая, как сердце бьется в ритме города.

Было приятно снова оказаться дома.