Аш 9 (fb2)


Настройки текста:



Вадим Львов АШ Книга 9

Глава 1

Корабли один за другим выходили из гипера.

Даэрон, сидя в кресле во главе круглого стола, молча наблюдал на голоэкранах получаемые с выпущенных зондов картинки, показывающие их эскадру с разных ракурсов. Молчали и остальные присутствовавшие в зале.

Вот в центре формирующегося походного ордера расположился почти километровый аккуратный «пруток», будто изготовленный из блестящего металла. Это крейсер «Линтэ» проекта «Эхтиар», самая распространённая модель, стоящая на вооружении ВКС Объединённого Королевства Галанте. А сейчас это флагман их эскадры, на котором в данный момент располагался штаб всей экспедиции Содружества, в помещении которого сейчас и сидели присутствовавшие.

Даэрон с любовью разглядывал «Линтэ». На первый взгляд «в профиль» даже и не определишь, средний это крейсер или тяжёлый — их одинаковая длина была обусловлена оснащением крейсеров корабельными магнито-кинетическими установками, длина стволов которых и определяла размер крейсеров. Отличие было лишь в количестве самих установок, размещавшихся на кораблях, из-за чего средний крейсер был немного «тоньше». То, что создавало иллюзию «блестящего металла», представляло из себя покрытие, обеспечивающее защиту от лазеров. Вот и выглядел «Линтэ» так просто, как вытянутый блестящий цилиндр — строго, и одновременно, в чём-то даже беззащитно. Крейсера проекта «Эхтиар» были рассчитаны на действие в составе эскадры, являясь своего рода «дальнобойной артиллерией», поэтому в одиночку никогда не действовали. Однако совсем беззащитным назвать его было нельзя. Если защиту от кораблей класса эсминца и выше брали на себя корабли сопровождения, то укрытые сейчас защитные лазерные и плазменные турели, усыпанные по всей длине корабля, был серьёзной преградой для «мошкары».

Даэрон перевёл взгляд на другой экран, где отображался вид на всю эскадру.

Сейчас флагман находился в центре воображаемого шара, на передней полусфере которого занимали свои места вышедшие перед «Линтэ» пять разношёрстных кораблей.

Напоминающий гриб с покатой шляпкой на толстой ножке, что растут на поверхности арварского Хаар-Махрума, «Хенбарг», малый ракетный крейсер проекта «Мальзе» ВКС Конфедерации Делус. Вдвое короче и одновременно раза в три толще «Линтэ», «Хенбарг» выглядел немного нелепо на фоне флагмана. Но, несмотря на непритязательный вид, ракетоносец был тем ещё крепким орешком. «Шляпка гриба» обеспечивала хорошую защиту кораблю, в ней же располагались, образуя шестигранную «соту», несколько десятков пусковых установок ракет различного класса, от простейших противоракет до «убийц космических крепостей» — ракет «Брамос». И упаси Праматерь любому кораблю попасть одновременно под удар всеми его ракетами.

Похожий на шестигранную трость с набалдашником, «Мальриан», малый крейсер ВКС Хакданского Ордена. На первый взгляд — ничего интересного, обычный набор плазменного и лазерного вооружения, разве что энерговооружённость раза в полтора повыше, чем у аналогичных кораблей других государств. Но опыт использования крейсеров этого типа однозначно закрепил за ними славу «харшерезки» — редкие эскадрильи «мошкары» возвращались на свои носители без потерь, после того, как сталкивались с работой его лазеров.

Два эсминца сопровождения, «Шенг Фенг» и «Сакэра», ВКС Оширского Директората и Корпоратократии Синто. Выглядевшие со стороны как два вытянутых эллипсоида, корабли были настолько похожи, что невозможно было поверить в то, что принадлежат они вечно враждующим друг с другом государствам.

Позади «Линтэ», уже вставал на своё место носитель малых кораблей «Паллачикола» ВКС Свободных Миров Армарры, в окружении четвёрки корветов, по два от Ракшаса и Аратты. Носитель сразу выпустил две дежурные эскадрильи малых истребителей, ушедшие в патрулирование пространства за пределами «сферы». Со стороны это выглядело, как будто из толстостенной трубы, которую кто-то сильно расплющил, да так, что просвет представлял из себя узкую полоску, будто «выдуло» шесть «семечек». Всё внутреннее пространство «трубы» представляло из себя огромное лётное поле, позволявшее осуществлять одновременно вылет и посадку более чем сотне малых кораблей. Сейчас носитель был наполовину пустой — армаррцы посчитали, что три десятка малых истребителей, пятнадцать тяжёлых, десять перехватчиков и пять штурмовиков вполне достаточно для такой экспедиции.

Даэрон с удовлетворением наблюдал, как корабли четко и быстро занимают отведённые им в ордере места. Всё правильно, вначале боевые корабли. Мало ли что может встретиться им на пути — тогда эти корабли смогут принять на себя удар, дав возможность уйти обратно в гипер следующими за ними с небольшой задержкой транспортам.

Боевые корабли едва успели сформировать «зонтик», как из гипера, под его прикрытие, стали выходить один за одним транспорты, выстраиваясь позади них. Десяток средних и пять малых транспортов с оборудованием и научным персоналом. Те, кто, собственно, и будут выполнять основную работу их миссии. Восемь — от тех же государств, ещё два — от тех, кто не мог отправить боевой корабль. Или не захотел. Если с Ракшаса и Аратты и взять было нечего (но, тем не менее, они всё же выделили по два корвета в общую эскадру), то Империя Арвар поступила как всегда в своём духе — отправить боевой корабль в сопровождение экспедиции у них, видите ли, не хватило возможностей. Зато они нашлись, почему-то, на второй средний транспорт. Даэрон не знал, что находится на борту второго арварского транспорта, но почему-то был уверен, что все его трюмы заняты под завязку криокапсулами.

Из пяти малых транспортов три принадлежали негуманоидам. Формально отказать им было нельзя, поэтому и вошли в состав экспедиции по одному транспорту от государств Печембу, Иллиминари и Скон-Тар.

На последних двух малых транспортах расположились научные группы небольших человеческих государств, княжества Калларди и герцогства Манитар, занимавших по одной одноимённой системе. Когда-то давно бывшие колониями Галанте, эти государства-недоразумения тем не менее до сих пор формально сохраняли независимость, несмотря на их близкое расположение княжества к Хакданскому Ордену и герцогства к Конфедерации Делус. Фактически они являлись «финансовыми прокладками», через которые хакданцы и делуссцы торговали с теми, с кем формально не могли поддерживать отношений. Вот и в эту экспедицию научные группы этих «карликов» попали лишь для того, чтобы быть дополнительным голосом на собраниях для тех же хакданцев и делуссцев. Насчёт их самостоятельности у Даэрона не было никаких иллюзий — если найдётся что-либо интересное, то ведь всё равно к дележу их не подпустят. Впрочем, пусть будут. Для «массовки» — самое оно. Даэрон сам не зная зачем разглядывал эти транспорты. И почему они сами не привлекли в экспедицию пару-тройку таких же «государств», что до сих пор находятся под контролем Объёдинённого Королевства?

Тем временем, из гипера вышли последние два транспорта. Последние по очереди, но отнюдь не по значимости. Корабль-ретранслятор и корабль-сборщик гелия-3, чья аренда была оплачена вскладчину государствами негуманоидов. Четыре раза за время полёта им приходилось останавливаться в системах, атмосфера газовых гигантов которых имела повышенное содержание гелия-3, и пополнять истраченные запасы. Добыча топлива суммарно заняла почти месяц, но экипажи кораблей это время не скучали — наоборот, старались использовать каждое мгновение, проводя ревизию оборудования кораблей и их планово-предупредительный ремонт.

Наконец, все корабли заняли свои места в определённом им порядке и эскадра стала набирать скорость, направляясь к третей планете этой звёздной системы.

Разведывательные зонды уже вернулись на «Линтэ», и теперь Даэрон переключился на разглядывание увеличенных в голосфере изображений планет и планетоидов, получаемые с внешних сенсоров крейсера.

На их пути к третьей планете не было никаких объектов. Самая ближайшая к ним планета, седьмая по счёту, находилась далеко в стороне от проложенного маршрута. Даэрон от нечего делать увеличил её изображение: газовый гигант с еле заметным тонким пылевым кольцом, плоскость которого была почти перпендикулярна плоскости его орбиты. Интересно… Планета «лежит на боку»…

Даэрон за время полёта составил от нечего делать целую коллекцию голоснимков и записей различных космических объектов, казавшихся на его взгляд уникальными, и эта планета была вполне достойна его коллекции.

Следующий газовый гигант, восьмая планета, вообще находился в другом квадранте. Тут ничего интересного. Где-то дальше за ним находится вращающаяся около общего центра масс пара крупных планетоидов, чья орбита пересекается с этим газовым гигантом. А вот две близкорасположенные звёздочки — так сейчас виделись два самых крупных газовых гиганта в этой звёздной системе, пятая и шестая планеты.

Шестая планета. Что здесь? Пылевое кольцо? Нет, это он уже видел, шесть месяцев назад. Вот у того газового гиганта действительно было пылевое кольцо, на почти три его диаметра. А это… так себе.

Пятая планета. Из полученных от гардаррцев сведений атмосфера самого крупного газового гиганта обладала повышенным содержанием гелия. Что же, пока они будут проводить исследования, корабль-сборщик будет пополнять запасы топлива на обратную дорогу. Тоже неплохо.

Даэрон молча встал и покинул зал, направившись в свои апартаменты. Его присутствие здесь в данный момент не требуется, а с рутиной пусть заместители разбираются.

От третьей планеты их отделяли всего каких-то 15 часов.

Но через 13 часов, не успела эскадра достигнуть астероидного пояса, отделявшего газовые гиганты от внутренних планет, как ему поступил срочный вызов от капитана «Линтэ».

— Милорд! — Кердан, уже третье десятилетие бывший капитаном «Линте», прошедший не одну военную кампанию и являвшийся для Даэрона чуть ли не образцом невозмутимости, выглядел сейчас явно огорошенным. — На орбите третьей планеты, куда мы следуем, расположена Боевая станция Предшествующих! Я отдал приказ по всей эскадре проследовать до орбиты четвёртой планеты и укрыться за ней.

— Вы всё правильно сделали. — не показав и виду, успокоил капитана Даэрон.

Праматерь!.. Его бы сейчас кто успокоил… Где же эти гардаррцы? Ведь точно должны уже здесь находиться. Нужно снова возвращаться в штаб.

Там Даэрон просто уселся в своё кресло и закрыл глаза. Вот это развели их гардаррцы…

— Что собираешься делать, Даэрон? — вкрадчиво спросил его «личный помощник», Саэрос, тихо подошедший к нему и вставший позади его кресла. Мягкие пальцы Саэроса стали нежно разминать плечи Даэрона.

То, что это было у всех на виду, его не волновало — их «отношения» на корабле ни для кого секретом не были. Да какой тут может быть секрет? Даэрон сам взял его с собой в экспедицию, понятно для каких целей.

— Ничего… — Даэрон даже не стал глаза открывать. — Прячемся в тени 4-й планеты и ждём, когда на связь выйдут гардаррцы. Если они не объявятся в течении двух суток, то отправляем к Земле зонды. Если они будут уничтожены, то поворачиваем обратно. А пока — только ждать.

Лишь почти через час после того, как все корабли эскадры спрятались за четвёртой планетой, Кердан сообщил, что фиксирует несколько отметок гардаррских кораблей, выходящих из-за третьей планеты, а на «Линтэ» сразу же пришёл вызов.

— Приветствуем экспедицию Содружества. — С развернувшегося перед ним экрана на Даэрона смотрел без всякого интереса гардаррец. — Я Чтибор, руководитель научной группы Гардаррской Федерации. Мы прибыли сюда чуть раньше вас…

— И вам того же. — процедил Даэрон. Ну-ну, чуть раньше они прибыли… — Почему в предоставленном Совету Содружества отчёте не указано о наличии такой опасности на орбите этой… «Земли»?

— Вы про Боевую станцию Предшествующих? — гардаррец изобразил удивление. — Так она для вас безопасна. Корабли экспедиции могут безопасно достичь «Земли» встать на её околопланетарной орбите. Главное не приближаться к Боевой станции ближе чем на расстояние её трёх диаметров. Примите информпакет, там изложены результаты исследований нашей научной группы. А заодно и размеры «сферы безопасности» Боевой Станции.

— До встречи. — с трудом сдерживая бешенство, Даэрон закончил разговор.

Вот сволочи! И ведь ничего не нарушили. Полная гарантия, что предоставленные сведения полностью подтвердятся. Что же тогда они не предоставили?

Даэрон связался Керданом и передал указания по дальнейшему маршруту. Ничего, через полчаса они будут на месте.

Скрытые визуальной маскировкой, корабли эскадры распределились по околоземной орбите. Между руководителями научных групп экспедиции сейчас проходила голоконференция. Только что от гардаррцев всем руководителям научных групп экспедиции пришёл информпакет с информацией по планете, якобы собранной на данный момент гардаррцами.

— Милорд! — пришёл вызов от Кердана. — Все ждут…

Развернувшиеся голо-экраны стали отображать руководителей научных групп от всех государств Содружества, принявших участие в этой экспедиции.

— Дорогие коллеги! — обратился к ним Даэрон. — После двух лет и трёх месяцев полёта, пройдя через 132 системы подскока, мы, наконец, достигли цели нашего путешествия. Мы прибыли в систему «Солнце», и сейчас наша эскадра находится на орбите планеты «Земля». Поздравляю вас!

Даэрон поднял бокал с нектаром, запас которого он прихватил с собой с Мерсии. Руководители научных групп так же подняли бокалы со своей выпивкой и под радостные комментарии опустошили их.

— Сегодня отдыхайте. Заодно ознакомитесь с информпакетом, что передали нам… — Даэрон скривился. — наши… гардаррские коллеги… Завтра жду всех вас в штабе экспедиции. Обсудим план дальнейших работ.

Голоэкраны исчезли все кроме одного, отображавшего вид планеты Земля.

«Вот ты какая, угроза национальной безопасности Объединённому Королевству» — думал Даэрон, разглядывая изображение планеты. — «Красивая. Жаль… Очень жаль»

Глава 2

Как только станция контроля за пространством, развёрнутая на одном из гардаррских транспортов, стоявших на околоземной орбите, обнаружила искажение метрики за орбитой Плутона, Сиян, отложив все дела, немедленно отправил зашифрованное сообщение на Арту, продублировав его на Аркам.

Сашка в этот момент обедал, общаясь в столовой с коллегами.

— Аш! — пришёл ему вызов от Велибора. — С Земли сообщили — началось.

Вот и закончились отведённые ему два года тихой спокойной жизни.

Голому собраться — только подпоясаться. Его действия на этот случай уже не раз были обговорены с руководством, поэтому Сашка, оставив все дела, сразу направился к лифту. Родным сообщат, что он снова отбыл по делам на неопределённое время. Впрочем, Лораниэль уже была в курсе, что с начала этого года Сашка перешел в режим «сидения на чемоданах», и морально была готова, что её суженый в любой момент снова сорвётся в поездку неизвестно куда и неизвестно насколько.

На крыше их комплекса его уже ждал челнок. За час с небольшим он доставил его на вторую базу, к ангару, где теперь постоянно размещался корвет Предшествующих проекта «Гаруда».

В восстановленном помещении ангара его встретил Горан с двумя подчинёнными.

— Ну что, сегодня у нас экстренная доставка! — они с Сашкой хлопнули по рукам.

Горан был одним из тех пилотов, кому, в обход очереди, привили дар. Причина была проста — возникла экстренная необходимость в пилотах для имеющихся трёх корветов и одной космической яхты Предшествующих. Горан и так был на госслужбе, поэтому на предложение стать псионом сразу ответил согласием. После передачи ему дара, установки импланта «Эспер» и стажировки в общине псионов он с семьёй перебрался жить на Аркам. Смена корабля, по его рассказу, всё же дёрнула в его душе струнки грусти. С «Сугдой» он за эти годы сжился и сроднился, и расставаться с ней было тяжело. Но когда он совершил первый перелёт на новой «пташке» — влюбился в новый корвет всей душой.

— Успеем? — Сашкин вопрос был уместным.

— Да. Я уже два пробных перелёта до Земли и обратно совершил. — Горан улыбался, как кот, обожравшийся сметаны. — Гарантированно за 13 часов долетим.

Горан не соврал — через 13 часов «Сугда» (он и этот корвет назвал тем же именем), пройдя три системы подскока и выскочив через «червоточину» в Солнечной системе, достигла околоземной орбиты. Скрытый маскировкой, корвет сел на лётное поле «Курвиса», транспорта, на котором размещался гравипередатчик и оборудование для контроля за пространством. Лишь после этого Сиян дал добро связаться с флагманом эскадры Содружества, болтавшегося на околопланетарной орбите Марса, и Чтибор милостиво объяснил им, как безопасно добраться до Земли.

Тем временем Сашка успел перебраться на «Майву». В оперативном центре, так же как и в прошлый раз, вовсю кипела работа. Здесь его уже ждали.

— Рад снова тебя видеть, Аш! — поздоровался Сиян. — А вдвойне рад, что вы прибыли вовремя. Экспедицию Содружества пришлось подержать часок на орбите Марса, ну да ничего, главное, что пока всё идёт по плану.

— Содружеские не сильно возмущались?

— Нет, пока не очень. — подключился стоявший рядом Чтибор. — Я им подкинул часть собранной информации, мол, добыли, пока их ждали. Так что весь негатив о себе мы услышим завтра, когда все руководители научных групп соберутся в штабе экспедиции.

— Мы ведь сейчас находимся здесь как научная группа, не забывай. — глубокомысленно произнёс Сиян. — А Чтибор её руководитель.

— А что, от аграфов уже пришло приглашение?

— Да, буквально перед твоим прилётом на «Майву». — Подтвердил Чтибор. — Ты, кстати, приглашён, причём в первую очередь. Ну и я, как довесок к тебе.

Сиян спохватился:

— Что же это мы? Ты ведь сюда надолго, так что успеешь ещё новостями поделиться. А пока Егор отведёт тебя к твоей каюте, отдохнёшь немного. — и Сиян указал на стоявшего в стороне молчаливого парня.

По пути в отсек, где располагались каюты членов экипажа, Егор рассказал о себе.

Он был заместителем Сияна, сменив Алексея. Сам Алексей уже третий год как обитал на Аркаме, перейдя в контрразведку, и судя по всему, работы в ведомстве Ратмира ему хватало. А вот Егор, прибывший на ему смену, прилетел с Аркама. Он был в числе колонистов, вывезенных с Земли во второй год. По прибытии на Аркам Егор подписал контракт с армией и отслужил пять лет в космопехоте. Когда контракт закончился, он вернулся на Аркам, так как там сейчас жили его родители и семья сестры. Чем будет заниматься по возвращению со службы, Егор не задумывался, но хорошая рекомендация, полученная от отцов-командиров, сама привела к нему работу. Предложение послужить ещё в другом ведомстве он воспринял даже с каким-то облегчением. И вот уже два года как он находился здесь, можно сказать, на Земле.

Уже рядом с каютой Егор не удержался:

— Александр, ну ты бы хоть рассказал, как там у нас, на Аркаме…

— Давай расскажу.

А рассказать было что.

За эти два года население Аркама достигло двенадцати с половиной миллионов жителей. Только за эти два года прибыло больше семи миллионов — и это только переселенцев с Земли. А приезжали и гардаррцы, перебрались на Аркам и более 400 тысяч аграфов, покинувших Тартан в поисках лучшей доли.

И негласная столица Аркама, Берсуат, и главный научный центр Синташта, теперь были двухмиллионниками. Сейчас все прибывшие размещались в других городах. За миллион жителей перешагнули и Арсаком с Макентом. Но их уже догоняли местные, «аркамские» Находка и Архангельск, в которых жило по почти 770 тысяч жителей.

Идея именовать города землянам пришлась по душе, и все основанные позднее получали имена своих земных «тёзок». За последние два года на карте континента как грибы после дождя возникли поселения с такими родными русскими названиями, как Ростов и Суздаль, Коломна и Вологда, Торжок и Алексин, Серпухов и Ковров, Углич, Елец, Вязьма, Макаров. А буквально два месяца назад самое новое из возникших поселений получило с легкой руки землян название «Мышкин».

Руководство колонии здраво рассудило, что гигантомания до добра не доводит, и определили разумную середину между двумя крайностями — концентрацией населения в одном мегаполисе и распылением на сотни небольших поселений. Было решено ограничить мегаполисы на данном этапе планкой в два миллиона жителей. В прошлом году десяток новых поселений был заложен одновременно. Основателями каждого из новых городов были по 40 тысяч переселенцев с Земли, и обязательно по 10 тысяч гардаррцев, переехавших на Аркам по контракту. Причина тут лежала на поверхности — перевези в эти новые города только выходцев с Земли, и они могут построить то же самое общество, от которого сами и уехали. Вот поэтому нужны были те, кто за время проживания на Аркаме научит, покажет, объяснит, что значит «жить по-гардаррски», и будет на время проживания своего рода «костяком». Прибывшие должны привыкнуть жить по новому, чтобы затем у них не было проблем, вздумай они потом перебраться жить в другие системы Гардарры.

Несмотря на то, что население Аркама превысило планку в 10 миллионов, система оставалась в статусе федеральной колонии. Дело в том, что прибывшие за последний год более 4 миллионов переселенцев ещё не имели гражданства Гардарры. Впрочем, к концу этого года, как жители федеральной колонии, они его получат. До заветной цели — перехода Аркама в статус метрополии — оставалось чуть менее 8 месяцев.

— А вообще изменения чуть ли не каждый день происходят, — рассказывал Сашка жадно ловившему каждое слово Егору. — У нас ведь второй гравипередатчик в системе развернули! Так что ещё осталось полноценную космическую станцию достроить — и будем не хуже остальных.

— Достроить?

— Точно… Ты же два года как на Аркаме не был! За это время начали форсированное строительство космической станции, и она уже почти достроена. По размерам, правда, до космических станций Арты явно не дотягивает, но размеры её в пределах стандартов Содружества. А у вас то что за это время новенького?

Егор задумался.

— Новенького?.. А знаешь что… Как отдохнешь — приходи в оперативный центр. Там же всё расскажу и покажу. А показать есть что.

Оставив Сашку в каюте, Егор, вздохнув, ушёл. Сашка понимал — соскучился парень по родным, а ему здесь ещё два года находиться.

Сашка расположился на койке в каюте, но сон не шёл. Разговор с Егором поднял волну воспоминаний. Так часто бывает. Вроде живешь, каждый день сосредоточившись на рутине, а сменишь место обитания, и просто сферу деятельности — и то, на что дома ты не обращал внимания, открывается тебе в новом свете.

Прошедшие два года Сашка был полностью занят учёбой. Если сами практические занятия по 2-му циклу обучения он с горем-пополам выполнил, то сдача экзамена за 2-й цикл обучения стала для него первым обломом.

Задание было простое — управление эскадрой, которой вменялось отстоять ключевую систему, через которую проходил маршрут снабжения армейской группировки. Вот только пока его эскадра, ввязавшаяся в бой с эскадрой противника, вышедшей из «прокола», уже практически одерживала победу, добивая противника, внезапно появившаяся рейдерская группа противника сумела перехватить шедший конвой снабжения и уничтожить его. Экзамен сразу был прекращён.

И самое обидное, что тренажёр теперь не объяснял, в чём заключались его ошибки. Но что было более удручающим, так это то, что попытка сразу сдать экзамен повторно не удалась — вместо экзаменационного задания в развёрнутом меню появились дополнительные практические занятия по ряду дисциплин. «Акария» как бы намекал, где собака зарыта, но понять, где он совершил ошибки, обучаемому предстояло самому.

Вот и приходилось Сашке как «второгоднику» проходить занятия — но не повторно. Задания на дополнительных занятиях имели повышенный уровень сложности, и их так же не всегда получалось пройти с первого раза.

Всё же вода камень точит, и, пройдя все дополнительные практические занятия, Сашка со второго раза экзамен сдал. Лишь только тогда виртуальные наставники объяснили ему совершённые им ошибки при первой сдаче. Сашка и сам потом понял: зря он при первой сдаче не послушал свою интуицию, которая намекала — проблемы будут не от основной эскадры противника.

Но это были цветочки по сравнению с третьим циклом обучения.

Здесь чуть ли не каждое второе практическое занятие приходилось пересдавать. И ведь что обидно — сами дисциплины третьего цикла не требовали от него ни навыков коммандо, ни мастерства пилота экстра-класса.

Дело в том, что сами дисциплины 3-го цикла кардинально отличались от дисциплин предыдущих циклов. Логика здесь была следующей. За первый цикл обучения курсант фактически проходил подготовку как командир малой группы. Фактически он на себе испытывал все нагрузки, чтобы в будущем у него не возникало вопросов — возможно ли выполнить тот или иной приказ? Прошедший обучение теперь мог ответить на этот вопрос исходя из личного опыта. Второй цикл — управление более крупными воинскими соединениями. Основу цикла составляла стратегия космических боёв. А вот третий цикл…

Дисциплины третьего цикла обучения были самыми рутинными, скучными и нудными. И неудивительно — весь цикл был посвящён военной логистике…

Именно проходя практические занятия по этому циклу, Сашка осознал — легко быть героем на белом коне, когда ты всем обеспечен. Но добиться этого обеспечения, так, чтобы все оказалось в нужное время и в нужном месте — это, пожалуй, самая важная, и наиглавнейшая часть воинской науки.

Экзаменационное задание за 3-й цикл было вроде простое — обеспечение армейской группировки для захвата вражеской системы. Казалось бы — вот силы противника, вот столько сил нужно для установления господства «в воздухе», столько — для проведения наземной операции, столько — для обеспечения гарнизонов, что будут развёрнуты для защиты захваченной планеты. И количество требуемых ресурсов будет определено в соответствии с нормативами. Куда там…

Сашка использовал все свои познания, чтобы наиболее оптимально выстроить маршруты транспортов, обеспечивающих доставку грузов в системы подскока, где собирались эскадры, что будут задействованы в битве за систему. Было высчитано время, необходимое для захвата господства к околопланетарном пространстве, а так же время для создания десантами плацдармов на планете. Именно под это время и были рассчитаны время прибытия каждой из групп транспортов обеспечения. Всё вроде шло по плану. Боевые единицы противника в космосе были либо уничтожены, либо вынуждены были покинуть систему. Первый звоночек прозвучал, когда при штурме планеты выяснилось, что разведка не смогла вскрыть все расположения наземных частей противника. Потери при обороне занятых плацдармов оказалось более чем втрое выше запланированных. На ходу пришлось менять графики движения транспортов. Экстренная доставка на планету боевых дроидов, предназначенных для обороны захваченной планеты, переломила ситуацию — гарнизоны противника на планете, хоть и не за один день, но капитулировали.

А затем удар пришёл оттуда, откуда не ждали — в двух системах подскока на конвои транспортов, вёзших десанты и установки ПКО для организации обороны планеты, произошло нападение рейдеров противника. Оба конвоя были полностью уничтожены. За уничтожением конвоев последовала контратака противника, сумевшего сконцентрировать незаметно флот в одной из соседних систем. Ход космического сражения был не в Сашкину пользу — теперь его армия оказалась отрезанной на планете от снабжения и к тому же лишённая средств ПКО. Высаженный десант противника смог зацепиться в шести точках высадки из пятнадцати, но и этого было достаточно — дальнейшие действия тренажёр посчитал излишней тратой времени, прекратив экзамен с вердиктом — не сдал.

Лишь пройдя отмеренные ему круги мучений на дополнительных практических занятиях, Сашка со второго раза сдал этот экзамен. Теперь он не отправлял конвои без предварительной разведки и без достаточного охранения. Минимум средств ПКО был в числе грузов, что шли вместе с грузами для штурмовых групп. Дополнительно, даже в ущерб ударной мощи космической группировки, выделялись корабли для разведки. И в этот раз подловить его противнику не удалось. Пусть победа не была разгромной или эпической, и на захват системы ушло почти в два раза больше времени, но в этот раз противник даже не рискнул попытаться отбить потерянную систему. Три недели назад, получая от виртуального наставника уведомление о сдаче экзамена, Сашка чувствовал, что с него будто камень свалился. Эпопея с обучением закончилась.

До окончания пятилетнего срока «службы» в звании суб-офицера оставалось чуть более четырёх месяцев.

А вот поставить на изучение найденные базы 4-го цикла обучения не получилось. Малыш лишь горестно вздыхал, что алгоритм кодирования баз ему неизвестен. Так и пришлось оставить их пылиться на складе найденных артефактов…

Глава 3

Казалось бы, «заклятые друзья» Гардарры должны были пристально наблюдать за её отдалённой колонией, активно заселяемой регулярно привозимыми «дикарями». Они и наблюдали, вот только возможностей для этого у них вдруг оказалось совсем мало.

Гардаррские патрули с завидной регулярностью заставали эскорты и корветы других государств, проводивших разведку в безжизненных системах, соседствующих с Аркамом. Ясно было, что эти разведчики искали — путь, по которому шла доставка колонистов из «дикого» мира. Пассажирские лайнеры регулярно прибывали на Аркам, после выгрузки пассажиров и проверки систем снова покидали его, но откуда они прилетают и куда улетают обратно, для «добрых соседей» так и оставалось неизвестным. Дело в том, что все транспорты, задействованные на перевозку колонистов, были снабжены маскирующими устройствами Предшествующих, что в избытке были доставлены их экспедицией по мирам негуманоидов.

Но была и ещё одна причина. Чуть более чем через четыре месяца после их возвращения из турне по мирам негуманоидов произошло событие, полностью приковавшее к себе внимание всех без исключения государств Содружества, из-за чего всё связанное с глухой колонией Гардарры сразу ушло даже не на второй — на «двадцать второй» план. А на первом месте в топе новостей оказалась попытка мятежа в Империи Арвар, переросшая в затяжную гражданскую войну.

Вождь системы Даар-Фур, коротышка Чака, был просто идеальным примером, поясняющим выражение «Что такое „не везёт“, и как с ним бороться?». Прошедшая война с Галифатом оставила за ним ореол победителя — и больше ничего. Герой войны оказался по её результатам на грани разорения.

Чака буквально чудом выжил во время боёв его эскадры в системе Ансэба с флотом галифатцев, приняв на себя первый удар в этой войне. Его подельникам, совершившим атаку на системы Каас-Ал и Маах-Ир, повезло даже ещё меньше, чем ему — и Пунга, и Джама в итоге погибли вместе со своими эскадрами. Чака уже тогда понимал, как его подставил Покасса, поэтому в рейд на Ансэбу полетел его двойник. Он же и погиб вместе с флагманом клановой эскадры, а Чака потом рассказывал небылицы, как волей случая незадолго до гибели тяжёлого крейсера покинул его, перебравшись на один из эсминцев.

Но настоящий удар по строптивым арварским кланам был нанесён после войны, когда пошло награждение непричастных и наказание невиновных. Чорный Властелин назначил Вождями захваченных систем своих фаворитов. Сменившим на постах Вождей своих погибших братьев Мбеке и Бозизе он объявил, что поскольку сами они в боях не участвовали, то и на галифатцев, населявших две приобретённые системы, никаких прав не имеют. Прямо отказать Чаке в законной добыче Покасса 37-й всё-таки не мог, но подтвердил он его права «с фигой в кармане». Чаке вменялось вывезти всех галифатцев, населявших Ансэбу, в течении года. Если он не успевал этого сделать, то оставшиеся на планете жители автоматически становились собственностью нового владельца Ансэбы. Чака, охреневший от такого кидка, орал, что никому за год всё население планеты не вывезти. Покасса полностью согласился с его доводами — срок вывоза «мяса» издевательски был увеличен до двух лет.

А транспортов у Чаки практически не осталось — большая их часть была уничтожена при первой, неудачной высадке на планету. Попытки заарендовать транспорты у других кланов успехом не увенчались — союзники сами были обескровлены войной, а противники, словно сговорившись, отвечали отказом.

Чака крутился как мог. Союзным ему вождям он сделал выгодное предложение — если те выделят транспорты, то каждый второй галифатец, вывезенный с Ансэбы, будет их. Дело пошло. Но всё равно, количество продаваемых на Хаар-Махруме галифатцев не могло покрыть потери, понесённые в войне. А время, отведённое на вывоз «мяса», неумолимо истекало. Да и участились нападения на конвои транспортов, набитых криокапсулами, рейдеров из кланов фаворитов Покассы. Покасса явно решил додавить фрондёров.

Через полтора года Чаке пришло сообщение от неизвестного адресата, приглашавшего его посетить космическую станцию Содружества в независимом мире Рлинк. Приглашение было подкреплено немалой суммой кредитов, как знак серьёзности намерений. Терять Чаке было особо нечего, поэтому, недолго раздумывая, он с группой телохранителей направился навстречу неизвестности.

Что было на той встрече, можно было лишь догадываться. Но то, что Чака встречался с эмиссарами аграфов, сейчас уже ни у кого сомнений не вызывало. Сразу после секретных переговоров в его распоряжении оказался флот в несколько десяков транспортов класса «суперкарго», а так же несколько эскадр, способных данные транспорты защитить. Все корабли, естественно, были арварского производства. Дела быстро пошли на поправку.

У Чаки завелись и кредиты. Он быстро рассчитался с долгами, а так же не только восстановил численность кораблей клановых эскадр, но и увеличил её по сравнению с довоенным уровнем. А ещё Чака стал помогать тем вождям, кто так же пострадал после несправедливой делёжки плодов победы. Через полгода на той же космической станции состоялась встреча всех «униженных и оскорблённых», кто имел зуб на Покассу.

— Браззы! — начал встречу с «пострадавшими» Вождями Чака. — Покасса совсем берега потерял. Нас, кто за Арвар первым вписался, он кинул, зато шестёрок своих приподнял. Не по-пацански это, бля буду…

— Не по-пацански… — дружно забухтели семнадцать арварцев, присутствующих в зале.

— Но я вам щас такое покажу, что вы отпадёте. — И Покасса скинул на головизор полученную от «доброжелателей» запись, сделанную в покоях Покассы.

В последующие несколько минут все зрители сидели тихо как мыши под веником, но затем зал просто взорвался от воплей.

— Та эта чо??!! — орали Вожди. — Покасса зашкварился?

Голоролик, переданный Чаке эмиссаром аграфов, показывал, как Чорному Властелину, обладателю самого большого «шонго» в Империи Арвар, какой-то дохлик «чистил дымоход». Да, размеры «агрегата» у Покассы были впечатляющими. Вот только не работал он, этот «агрегат», вися мёртвым грузом, и удовольствие Покасса получал лишь анально.

— Да, браззы… — включился в общий ор Чака. — Когда Чорный Властелин кого-то имеет — то это и мы все кого-то имеем. А если имеют его? То это чо, в натуре, имеют нас??!!

— Долой Покассу! — заорал Бозизе, чьё финансовое положение спас Чака.

— Смерть «дырявому»! — поддержал его Мбеке, так же обязанный Чаке.

— А кто тогда будет Чорным Властелином? — спросил Кагута, Вождь системы Джу-Баа.

— Как кто? — удивлённо уставились на него остальные Вожди. — Чака! Герой войны с Галифатом!

— Чака Первый — наш Чорный Властелин! — заорал Мбеке и был сразу же поддержан остальными Вождями.

— Спасибо, браззы! — растрогался Чака. — Вот, смотрите, мой «шонго» сам стоит.

Вожди как-то сразу попятились, лихорадочно соображая, на кого же это у Чаки «встал».

В определённый день состоялся мятеж. Началом послужила передача по всем подконтрольным каналам СМИ того самого голо- ролика, который затем крутили в течение всего дня. Семнадцать Вождей кланов, каждый из которых владел целой звёздной системой, выступили с обращением к своим подданным, объявив тем, что в связи с открывшимися обстоятельствами, они не считают более Покассу 37-го Чорным Властелином.

Вожди объявили, что подчиняться «опущенцу» они не намерены, и уже выбрали нового Чорного Властелина, которым стал Чака. Видя развитие ситуации, к мятежникам присоединились ещё пара десятков мелких вождей, чья власть распространялась максимум на континент планеты. Клановые эскадры мятежников были заранее направлены в ближайшую к Лим-Бепе систему подскока, где объединились в день начала мятежа, сразу направившись к логову Покассы.

Через два дня объединённый флот мятежников вышел в системе Лим-Бепе, где им противостоял собранный с бору по сосенка флот Покассы. Несмотря на то, что почти половина Вождей осталась на его стороне, их клановые эскадры, отправленные в помощь Покассе, прибывали в Лим-Бепе лишь через три дня. Но через три дня спасать бы уже было некого. Результат столкновения был настолько предсказуем заранее, что аграфы ещё до начала сражения признали Чаку новым Чорным Властелином.

И вот тут произошло то, что до сих пор никто не мог объяснить…

Вышедшие из гипера в системе Лим-Бепе семнадцать клановых эскадр, не разделяясь, направились ко второй планете, где располагалась резиденция Покассы. Планету охраняли две эскадры, под защитой двух боевых станций. Через семь часов флот мятежников достиг планеты и вступил в бой. По всем расчётам на уничтожение космических станций и флота Покассы требовалось не более часа — но за этот час всё произошло с точностью до наоборот. Все корабли мятежников один за другим были уничтожены, причём неизвестно кем и как. Словно невидимки наносили по кораблям Чаки один за другим смертельные удары ракетами «Брамос», после чего те представляли из себя в лучшем случае груды мёртвого металла.

Покасса получил так необходимую ему передышку и успел собрать силы оставшихся верных ему фаворитов. Блицкриг не состоялся.

Вот уже два года, как в Империи Арвар шла перманентная гражданская война. Чака и поддержавшие его вожди контролировали 28 систем. Покасса с оставшимися ему верными вождями контролировал 19 систем, но в их числе были главная торговая площадка Империи, Хаар-Махрум, и её столица Лим-Бепе. И мобилизационные, и финансовые ресурсы обоих сторон таяли как снег в туманную погоду. Сейчас оба Чорных Властелина были в долгах как в шелках перед половиной крупнейших банков Содружества. Несколько звёздных систем уже несколько раз переходили из рук в руки, превратившись в безжизненные пустыни. Пустыми были и три отбитые у галифатцев планеты. Населявшие их галифатцы, все как один получившие рабские импланты, уже давно погибли, став «мясом», пускавшимся в первую очередь при штурмах планет — это Чака применил «передовой опыт» Короля Эн-Маана Хашимита Первого. Неплохо заработал на этой войне и сам Хашимит Первый — всех галифатцев с потерянных планет он по договору с победителями должен был вывезти в оставшиеся три мира Эн-Маанского Королевства, но вместо этого продал их Чаке.

Перестала существовать Биржа наёмников. Сама то биржа существовала, вот только наёмников практически не осталось — все они в начале конфликта заключили очень выгодные, как казалось, контракты с Покассой, и так же все сгинули во время боёв за одну из ключевых систем кластера Арвар. Теперь те наёмники, что чудом уцелели, облетали Биржу десятой дорогой, трезво рассудив, что даже быть пиратом безопаснее, чем официально зарегистрированным на Бирже отрядом.

За два года арварцы потеряли несколько миллиардов собственных граждан, а рабов даже никто и не считал.

Этот неудавшийся мятеж стал самым крупным провалом дипломатии Объединённого Королевства за последние несколько десятков лет. Все в Содружестве знали — во всём виноваты ушастые. Они организовали мятеж, они довели арварцев до гражданской войны. Но самое плохое для аграфов было то, что после провала атаки на Лим-Бепе, они попытались «переобуться в прыжке», отозвав собственное признание Чаки как законного правителя Империи Арвар и снова стали наводить контакты с Покассой. Поздно. Шалтая-Болтая невозможно собрать заново. На промах аграфов быстро отреагировали армаррцы, признав мятежника и убедив его заключить договор со Свободными Мирами в обмен на военную и финансовую помощь (естественно, небескорыстную — в случае победы Чаки Империя Арвар становилась сырьевым придатком армаррцев). Покасса на подобные договора не шёл, но уже передал хакданцам не одну из безжизненных, но богатых на ресурсы систем в своей экономической зоне. Судя по активности дипломатов Конфедерации Делус, с ней готовились аналогичные соглашения. Ошир и Синто показали, как всегда, абсолютно беспринципный прагматизм, умудряясь вполне легально продавать оружие и корабли обоим сторонам конфликта.

А что, собственно удивляться? Любая гражданская война — это такой дерибан, мимо которого не может пройти ни одно из соседних государств. Вот только возникла ситуация, когда основные государства Содружества оказались кровно заинтересованы в победе той стороны, на которую они сделали ставку, а при её поражении теряли всё полученное. Содружество оказалось в ситуации, когда во внутренний конфликт вот-вот перерастёт во всеобщую галактическую войну.

А что же Гардарра? А Гардарра оставалась в стороне. Власти Гардаррской Федерации заявили, что не признавали и не принимали Покассу, и признавать и принимать Чаку у них так же нет никакого резона. Короче, «чума на оба ваши дома!».

При этом Сашка хоть и не знал, но почему-то ни капельки не сомневался, что уничтожила объединённый флот мятежников гардаррская эскадра, на кораблях которой так же были установлены устройства маскировки Предшествующих. И сделано это было не из-за хорошего расположения к Покассе (которого и не было от слова совсем) — гардаррцы перевели агрессию арварцев извне вовнутрь.

И сейчас эмиссары других государств нередко заглядывали на огонёк к главе Дипломатического Департамента с предложением выступить третейской стороной в разрешении данного конфликта, обещая со своей стороны определённые преференции в торговле, как плату за посредничество.

Так и шла эта война, конца которой не предвиделось ни в обозримом, ни в далёком будущем. Миллионы аскари ежедневно гибли по всему кластеру Арвар за, как им казалось, свои идеалы — но настоящие выгодополучатели вели свою войну в тиши дипломатических кабинетов, каждый раз помалу отвоёвывая у противника новые преференции и более лучшие условия.

Так и должны воевать империи. Ибо несложно самому умереть за свою Родину — гораздо сложнее сделать так, чтобы за твою Родину умер твой враг.

Глава 4

Егор находился в оперативном центре, координируя работу персонала. Такое впечатление, что после разговора он пришёл сюда и так и не уходил.

— О, Александр… — Егор, увидев его, раздал указания своим подчинённым, после чего позвал его за собой. Они сели у свободного столика в углу помещения, откуда была видна вся развёрнутая карта бывшего СССР.

— Работа кипит, я смотрю… — Сашка с интересом разглядывал карту, где так же возникали и гасли очередные отметки, отметив, что с прошлого раза «погашенных» регионов на карте заметно прибавилось. Молдова, Казахстан, Прибалтика… Судя по отметкам, наибольшая активность была в районе Сибири и Дальнего Востока. — Неужели вывоз колонистов продолжается?

— Нет. Уже почти месяц как прекращён. Пока наш «гости» будут здесь находиться, никакого вывоза быть не может. Да и после их отлёта процесс вывоза начнётся не раньше чем через месяц. Так, подстраховка…

— А чем же тогда занимаетесь?

— Самой важной частью. Подбираем кандидатов. Помимо Сибири и Дальнего Востока приступили к работам на Урале, Европейском Севере и Волго-Вятском регионе. Но в первую очередь идёт поиск потенциальных псионов. Их ищем по всей территории ЭРЭФии, а так же в Белоруссии. Скоро и там начнём подбор кандидатов.

Судя по всему, хитрожопый колхозный парторг, что уже третье десятилетие виртуозно «крутил очком» и перед Западом, и перед Востоком, вконец достал даже таких терпеливых людей, как жители Белой Руси.

— А я ведь так и не успел спросить у Чтибора, как решился вопрос с вывозом населения на Тулус. — вспомнил Сашка. — Я же, как и обещал ему, переговорил с Азаром. Вроде должны были выделить дополнительные пассажирские лайнеры.

— И выделили. Целых четыре штуки. — подтвердил Егор. — Уже вывезли на Тулус свыше 80 тысяч человек. Сейчас так же идёт работа по подбору кандидатов. Люди команды Чтибора тут ещё выяснили, что среди шаманов народов Севера действительно огромное количество псионов, и некоторые из них согласились присоединиться к нашей команде.

Егор вдруг что-то вспомнил:

— Ты знаешь, когда шла вербовка людей на Тулус, то — не поверишь! — перебраться туда изъявили желание наши старообрядцы. Мы показали наши возможности руководителю одной из их общин, так он не только сагитировал на переезд свою общину, но и как-то связался с общинами в Южной Америке. Оттуда тоже успели забрать несколько сотен человек, и ещё тысячи ждут, когда до них дойдёт очередь. Причём на Аркам старообрядцы ехать не захотели, а вот узнав, что на Тулусе на их самобытность никто покушаться не станет, сразу согласились.

— Не холодно ли им там будет? — с сомнением спросил Сашка.

— С чего бы? — удивился Егор. — Там в области тропиков климат даже теплее, чем у нас на самом юге Сибири. Хочешь — посмотри голофильмы, Чтибор специально их привёз. Используем их как ознакомительно-рекламный материал. Они как раз про Тулус. Я посмотрел. В общем — Сибирь… она и в космосе Сибирь. Жить можно.

— А на Земле что нового? — Сашка только сейчас для себя отметил, что границы некоторых государств выглядят теперь по-другому.

— О! Да за эти два года столько произошло! — Егор заметил Сашкин взгляд на голосферу. — Ты ведь знаешь, что баи в Средней Азии полностью перешли под китайский контроль?

— Нет. Откуда?…

— Нет? — удивленно посмотрел Егор. — Да ты что! Вот, в «Точипистоне» местный бай столько долгов нахватал, что вынужден был отдать за них китайцам целую область. Те, считай, треть территории за долги забрали. Так и на остальной части все предприятия прямо либо косвенно, но принадлежат китайским компаниям. А бай уже новых долгов успел нахватать. Судя по тому, какие он купил себе особняк в Лондоне и островок на Карибах, а так же сколько счетов открыл в оффшорах, скоро он всю «республику» передаст Китаю.

— А что на той территории, что он отдал за долги? «Джамшуты» с «равшанами» китайский учат?

— Некому там китайский учить. «Джамшуты» с «равшанами» попытались бунтовать, так китайская армия быстро порядок навела. Зачинщиков «отправили на Луну», а остальные теперь золото моют в горах Тибета. Либо пробивают в горах того же Тибета сквозной проход в Индию. Так что там сейчас живут только китайские переселенцы.

— Молодцы, китайцы… — Сашка восхищен вздохнул. — Вот как надо!

— А в остальных «станах» процессы идут как по одной методичке. — продолжил Егор. — Проникновение китайского бизнеса — скупка предприятий — покупка местных властей. Либо «устранение», если плохо себя ведут. Местное руководство получает подарки и кредиты, которые возвращать придётся территориями. Так что рано или поздно все они повторят судьбу «Точипистона».

— Думаю, все же не совсем так, — призадумался Сашка. — Ещё несколько лет китайцы будут не спеша обустраиваться на месте. Они уже подмяли под себя всю местную экономику — и промышленность, и торговлю, и уже сейчас баи ничего не могут им предложить. Зато китайцы могут, и сделают баям выгодное предложение — предоставлять гражданство «станов» китайцам, пообещав за каждого «нового гражданина» неплохую сумму.

— К этому уже всё идёт. — подтвердил Егор правоту его мыслей. — И думаю, вопрос во всех «станах» будет решён положительно.

— А затем «новые граждане» потребую свою долю в политике. — продолжал размышлять Сашка. — Постепенно, подкупами, они начнут занимать места в госаппарате «байств». С поддержкой у них вопросов не будет — к тому времени, скорее всего, они будут составлять половину населения каждого «стана». Раньше этому могли препятствовать те же американцы, а теперь у них руки связаны договором с нами. После этого — либо в ходе госпереворота, либо в ходе «демократических выборов», к власти в каждом «стане» они приведут своего. Ну, тогда «джамшутам» и «равшанам» останется только держаться за свои задницы. Потому как китайцы не русские, могут долго терпеть, пока нет возможности ответить. Но как только эта возможность появится, миндальничать ни с кем не будут. Отомстят, и припомнят все обиды, что накопились за столетия. А память у них хорошая!

— Это да… — согласился Егор. — Сюськаться с ними китайцы не станут. Все недовольные будут быстро уничтожены.

— Ну, не все. — Сашка хитро прищурился. — В каждой «республике» останется по одной этнодеревне, куда будут возить на экскурсии иностранцев. Местные «джамшуты» в этих этнодеревнях будут работать, изображая для туристов «джамшутов». Всем туристам они будут с пеной у рта доказывать, что они всегда хотели оказаться под мудрой властью многотысячелетнего Китая, да и вообще, что в душе они всегда были ханьцами. А в свободное от работы время будут учить «мандарин», рисовать иероглифы, по утрам петь китайский гимн, а перед сном разучивать изречения Кун Фуцзы и Мао Цзедуна.

— Самое интересное, Александр, то, что всё это прекрасно понимают и сами «джамшуты». Они уже начали перебираться «на север». Их столько сейчас в Казахстан приехало, что у местных вой стоит от них. Сами казахи теперь бегут из южных областей. Причём сразу в ЭРЭФию, не задерживаясь в своих северных областях.

— А «елбасы» куда смотрит?

— А «елбасы» сам сейчас на ушах стоит. Ему китайцы дополнительный подарочек сделали — всех уйгуров из Китая к нему сбагрили. Вот и не знает «елбасы», что с таким подарком делать. Сами казахи в основной массе европеизированные, настроенные на светскую жизнь, а тут к ним приехало… средневековое мракобесие.

— Не поможет бегство джамшутам. — вздохнул Сашка. — От себя не убежишь. Ну выдавят джамшуты казахов. Так вслед за ними снова придут китайцы, снова скупят на корню местных баев, и снова приберут территорию к рукам. Так что это лишь отсроченная агония.

Егор указал на район Закавказья.

— Вот там ещё полтора года назад была Грузия.

Сейчас на карте вся территория была отмечена как часть Турецкой Республики.

— А что произошло? — не отрываясь от изображения карты, спросил Сашка.

— Ну как что… Американцы обещали не совершать активных действий против бывшего СССР. Но они давали обещание только за себя, а не за всех своих союзников. Впрочем, турки де-факто уже давно для них такие союзники, с которыми никакие враги не нужны. Турки, видимо, получив гарантии от американцев, что те не будут вмешиваться, просто взяли — и захватили всю Грузию за три дня. Американцы, наверное, надеялись, что ЭРЭФия впишется в эту войну, и у них будут формально развязаны руки. Куда там! Сиян вышел на контакт со Старцем и чётко объяснил ему, что никакой войны за Грузию ЭРЭФия вести не должна. Но если вдруг в ЭРЭФии найдутся Гоги и Вахтанги, желающие освободить свою страну — то пусть едут и освобождают.

— И как? Нашлись?

— Чёрта лысого! Ни один «геноцвали» не захотел отвоёвывать свободу своей Гогии. Орать на митингах, махать флагами, рубахи на себе рвать — это пожалуйста. А воевать — желающих не оказалось.

— И что там теперь?

— Турция там. — улыбнулся Егор. — Ни один «джорджик» и вякнуть не посмел против. Турки сразу поставили всех их перед фактом: в Турции — живут турки. Не нравится — валите отсюда.

Вот те Гоги, у кого родня в ЭРЭФии, массово ломанулись туда. А остальным пришлось подавиться своими понтами, и на цырлах скакать получать новые турецкие документы. С турецкими же именами и фамилиями. И поделом! Всегда только предавали нас. Ну вот пусть и живут под турками.

— А с Арменией что? — показал Сашка на соседнюю страну.

— Пока держится. Но уже поняли, что ЭРЭФия их не спасёт, и если не лягут под иранцев, турки им повторят геноцид 1915-го года. Иран и сам не против. Лишний козырь для разговора с Турцией относительно судьбы Азербайджана. У того тоже выбор небогатый — чьей частью стать. А вот про независимость им придётся забыть, и, видимо, навсегда.

Егор включил небольшую голосферу, на которую вывел карту Западной Европы. Там всё было без изменений. А потом на сером фоне карты отобразились красные пятна.

— Каждая красная точка — место скопления «беженцев». - объяснил он. — Сейчас во многих городах Европы целые районы заселены ими. Полиция в эти кварталы не суётся, живут в них по закону шариата. Как только там появляются «беженцы», так сразу всё местное население рвёт когти куда подальше. Только вот скоро и бежать будет некуда.

Егор чертыхнулся:

— Это же как нужно было промыть мозги местным… Сколько раз им говорили об опасности, которую несут эти «беженцы». А в ответ — «они необразованные и безграмотные, и они нам не конкуренты». А те едут не для того, чтобы конкурировать, а чтобы захватывать и уничтожать. Впрочем, сами европейцы никогда не проявляли сочувствия к русским. Когда на территориях бывшего СССР шёл настоящий геноцид русских, они предпочитали не обращать на это внимания, и лишь обвиняли нас же во всех возможных грехах. Ну так теперь и у нас нет причин сочувствовать им.

В Восточной Европе так же было полное веселье. После того, как богатые страны покинули Евросоюз вслед за Великобританией, он представлял из себя объединение «сирых и убогих». Сразу куда-то ушли на нет все польские достижения, как только закончилось её финансирование со стороны Германии. Вначале Венгрия, а потом и Чехия со Словакией начинали лихорадочно возводить границы, те, которые за десятилетия до этого с шиком и помпой ликвидировали. Плохо обстояли дела в Болгарии и Румынии. Работы там не было, ничего не производилось, активное население старалось при первой же возможности сбежать куда угодно. Но хуже всего пришлось Греции — никто и не собирался списывать её долги, и сейчас государство как таковое там существовало исключительно на бумаге. А Хорватия со Словенией на полном серьёзе обращались к правительству Австрии с просьбой принять их в свой состав, напоминая про славные времена, когда и одна, и другая входили в состав Империи Габсбургов. Вот только австрийцы всё не соглашались.

— Да, совсем забыл! — радостно продолжил Егор. — Тут ведь сбылась мечта еврофутурологов! Наконец в Европе возник Еврохалифат!

— Как это? — недоверчиво переспросил Сашка.

Нет, то, что поток «беженцев» как шёл в богатые страны Европы, так и продолжал идти все эти годы, он знал. Но никак не мог поверить, что «беженцы» где-то смогли взять власть.

— А вот как. Мы же вывезли почти всех русских из Латвии и Эстонии. Так местные прибалтийские чиновники подписали за мзду малую секретное соглашение с правительством Германии. За каждого принятого в Прибалтике «беженца» германского правительство исправно перечисляло им оговоренную сумму на счёт в любом европейском банке, а на освободившуюся от русских жилплощадь въезжали «беженцы». А тем немцы сразу объяснили — если переедут в Прибалтику из Германии, то получат в собственность эти дома и квартирки. Это «пряник». А «кнут» — угроза отправить их обратно в Африку и на Ближний Восток. За эти два года состав населения Латвии и Эстонии изменился кардинально. Русских теперь там практически нет, зато появилось почти по полмиллиона арабов, пакистанцев и негров.

— Так много?

— Да. Прибывшие сразу провели «воссоединение семей». Приехал Ахмед куда-нибудь в Ригу, разместился в подаренной ему квартирке, и сразу вызвал из Пакистана своих четырёх жён с парой десятков детей.

— Да… Весело, наверное, сейчас прибалтам!.. — рассмеялся Сашка.

— А прибалты, как почуяли, чем дело пахнет, тоже побежали. Кто в Швецию, кто в Финляндию, а кто и в Англию. Так что была Прибалтика, а стал Еврохалифат.

— А обратно в Европу «беженцы» из Прибалтики не уезжают?

— Тут как с тем слоном, — заржал Егор. — «Съесть то он съесть, да только ктожь ему дастъ?». Как только «беженцы» ломанулись в Прибалтику, Польша экстренно перекрыла участок границы с Литвой. Они, оказывается, втихую уже давно провели работы по укреплению границы, и как только пришла отмашка сверху, закрыли её. Сейчас граница работает в режиме ниппеля — в Прибалтику пропускают абсолютно всех желающих, обратно — никого. Поляки под шумок туда выпихнули и тех «беженцев», которых им распределили по евроквоте. Поговаривают, что Чехия им денег подкинуть обещала, если поляки заодно и их «квотированных» так же выпихнут. Ну, да их проблемы нас не волнуют.

Сашка с чувством удовлетворения рассматривал увеличенную на голоэкране карту балтийского региона. Воистину сказано — бойтесь своих самых сокровенных желаний, ибо они имеют свойство сбываться. Вот и прибалты. Ведь сами же этого хотели. Даже не просто хотели — мечтали в своих влажных снах, как изгонят всех русских. Ну так получите и распишитесь. Как говорится в рекламе одной госкорпорации, «Газпром. Мечты сбываются».

Глава 5

Пришло время прибыть в штаб экспедиции, и Сашка с Чтибором и двумя сопровождающими из состава «гардаррской научной группы» покинули «Майву» на челноке. Через несколько минут челнок с ними сел на верхней лётной палубе флагмана экспедиции, аграфского крейсера «Линтэ». Люк открылся, и четверо пассажиров выбрались наружу, где их встречали…

Сашка даже остолбенел на мгновение — ведь во главе встречающей их группы аграфов была… полная копия его Лораниэль!

— Научная группа Объединённого Королевства Галанте приветствует вас на борту «Линтэ»! — сказала как пропела «Лораниэль». — Все мы лично решили засвидетельствовать почтение и уважение храбрым гардаррцам, что не побоялись сами добраться до этой звёздной системы!

Аграфка подошла вплотную к Сашке:

— Я руководитель научной группы от Объединённого Королевства, Леди Пэлори из рода Синего Гиацинта, с Камбрии. — пристально смотрела она своими изумрудными омутами.

И тут Сашку накрыла такая благодать!..

«Хозяин!..» — неуверенно подал голос Малыш. — «Фиксирую сильное ментальное воздействие! Но… оно не причиняет вреда. Направлено на расположение к себе объекта воздействия».

«Заблокировать…» — с трудом отдал команду Сашка.

Не потому с трудом, что само воздействие парализовало его волю. В этот момент, как ни стыдно ему было потом себе признаться, он сам хотел как можно дольше остаться под воздействием Пэлори, раствориться в этой благодати… Умом в тот момент он понимал, что это — другая аграфка, а душа просто орала — «Это Лораниэль! Твоя Лораниэль!»

— Чтибор, руководитель научной группы Гардаррской Федерации… — Сашка как-то неловко показал на стоящего рядом с ним Чтибора. — А я Аш. Просто Аш.

— Вот и познакомились! — так же, один в один как и Лораниэль, улыбнулась Леди Пэлори. — Мы ещё встретимся не раз по нашей работе, и с тобой, Чтибор, и с тобой Аш. А сейчас мы проводим вас в зал, где состоится первое собрание руководителей всех научных подразделений.

Леди Пэлори взяла Сашку с Чтибором за руки и повела, как детей малых, щебеча обо всём и ниочём. Следом шли двое помощников, выделенных Сияном, каждый из которых был взят в плотную опеку сразу несколькими ушастыми. Ох и непросто будет ему, мелькнула у Сашки мысль.

Леди Пэлори сопровождала толпу дикарей, что прибыли с гардаррского транспорта. Свою брезгливость она хорошо умела прятать — по крайней мере, если ты не способен даже на такую простую вещь, то нечего тебе было идти учиться в Колониальный Университет Её Величества. Именно методам и технологиям управления дикарями были посвящены все те годы, что она провела в его стенах, вначале окончив его с отличием, а потом защитив в нём же научную степень.

С дежурными улыбками и гримасками она провела прибывших гардаррцев в зал заседаний, и указала на выделенные им места за отдельным столиком.

— Размещайтесь удобнее, — она одарила Аша самой что ни на есть искренней улыбкой. — Если что-то понадобится, обращайтесь.

С этим словами она изящно развернулась и проследовала к столику, где размещалось руководство научной группы от Объединённого Королевства.

Заняв своё место и взяв со столика бокал с коктейлем, она боковым зрением продолжала рассматривать этого дикаря. Вот ты, значит, какой, Аш… Ну что же, первый раунд остался за ней. «Дикарь» выведен из душевного равновесия. Пока всё идёт по плану.

Первое выступление было за руководителем экспедиции, и Даэрон постарался не растягивать свою речь. Фактически, он просто кратко повторил то, что уже всем было известно.

— … пока я могу констатировать, что… — Даэрон начал перечислять тезисно. — Первое. Мы имеем дело с уникальной планетой, где многие цивилизации развивались рядом друг с другом. Второе. Ни одно из существующих на планете «Земля» государств не приблизились к тому уровню, что мог бы гарантировать им право подать заявку на членство в Содружестве. Третье. Опять же, уровень цивилизаций Земли таков, что открытый контакт Содружества с ними в данный момент нежелателен. Впрочем, данные оценки пока предварительны, и могут быть изменены после углублённого изучения планеты Земля. У меня всё, коллеги.

Даэрон оглядел всех присутствующих в зале, отдельно остановившись на столике, за которым сидели гардаррцы.

— А теперь Вы можете задать свои вопросы присутствующему здесь Ашу, который в данный момент является временным представителем планеты «Земля» в Содружестве. — и он указал на Сашку.

Все присутствующие в зале обернулись — и академическую тишину нарушил гул вопросов, который, как поток, обрушился на Сашку.

— Гуча!.. — гримасничая, как обезьяна, подвывал руководитель экспедиции от Империи Арвар. — Ты кинул нас! Мы нашли здесь на планете диких «арварцев»! А ты чё нам втирал?!

Арварец прибыл на совещание в своём национальном наряде — кожаной фуражке-аэродроме, весь обтянутый чёрными ремешками, с серьгами в ушах и ноздрях. То, что среди остальных присутствующих он выглядел просто как придурок, он, видимо, абсолютно не осознавал.

— Мтумва! — ответное Сашкино «алаверды» арварцу явно не понравилось. Одно дело самому называть белого «пока ещё не мясом», другое — когда белый сам тебя называет «уже мясом». — Ты читать не умеешь? В отчёте сказано, что на планете «… живут „дикие“ гардаррцы». Там же не сказано, что «… живут только „дикие“ гардаррцы»?!

Арварец забормотал свою мумбу-юмбу арварских ругательств, но Сашка уже не слушал его, переключившись на следующего руководителя.

— А мы обнаружили «диких» делуссцев! — красный от возмущения руководитель экспедиции от Конфедерации Делус выпалил свои претензии. — И теперь гардаррец… да-да, гардаррец, полноценный гражданин Гардаррской Федерации, не отрицай! Так вот, теперь ты собираешься присоединить эту систему к Гардарре??!!

— Я ничего никуда присоединять не буду. — безуспешно пытался утихомирить гул возмущённых руководителей Сашка.

— И «дикие» синтонцы здесь живут. — руководитель экспедиции от Корпоратократии Синто был одним из немногих, кто сохранял хотя бы внешнее спокойствие.

— Да-да… — Леди Пэлори изобразила на лице смесь скорби и понимания. — А так же «дикие» хакданцы, оширцы, ракшассцы, галифатцы…

— Вам то какая печаль? — буркнул представитель Свободных Миров Армарры. — Аграфов тут нет, ни цивилизованных, ни «диких». Кроме вас, конечно…

Фраза армаррца развеселила всех присутствующих.

— Тихо! — рявкнул Даэрон. — Я, как глава экспедиции, могу лишь констатировать следующие факты. Сведения, что предоставила делегация Гардарры, полностью подтвердились. Полностью, я сказал! — осадил он продолжавшегося истерить арварца.

В зале все присутствовавшие мгновенно притихли.

— Так вот, — продолжил Даэрон. — Беда в том, что предоставленных сведений оказалось недостаточно. А сведения, полученные нами непосредственно здесь, говорят, что в чистом виде прецедент Лорбонцы-Райтены в случае планеты «Земля» неприменим. Кто согласен с этим выводом — прошу голосовать.

Восемью голосами против семи решение было принято. Против проголосовали представители Аратты, Ракшаса, и, как ни странно, Свободных Миров Армарры и всех негуманоидов. К чему бы это?

— Я сейчас же свяжусь с Исполнительным Секретарём Совета Содружества, и передам ему наше решение, а так же все свидетельства и факты, что были обнаружены нами.

Внезапный перерыв гости использовали по разному. Кто-то, как оширцы и синтонцы, так и продолжали сидеть за своим столиком, не обращая внимания на остальных участников совещания. Кто-то, наоборот, активно общался с коллегами. Сашка уже успел переговорить с руководителями научных групп Ракшаса и Печембу и собирался уже вернуться за своё место, как к нему подошла как подплыла Леди Пэлори.

— Аш… — сейчас она выглядела очень расстроенной. — Извини, но я не могла проголосовать по другому… Решение принял Даэрон, я, как его подчинённая, лишь выполняла его решение…

Пэлори участливо смотрела в его глаза, и никак не могла понять, почему провальный результат голосования Аша никак не волнует.

— Не нужно себя укорять, Леди… Каждый из нас на своём месте и должен делать то, что должен. — Сашка так же улыбнулся ей самой искренней улыбкой, вызвавшей у Пэлори, как Сашке показалось, даже какую-то растерянность.

Ещё бы, ведь Сашка теперь сам включил свои способности псиона, накатив на Пэлори собственную волну обаяния и очарования. Они не влюблённые юнцы, а вполне серьёзные люди, и за всей этой мишурой флёра и романтики каждый отстаивает весьма прагматические интересы, и не для себя лично, а для своих народов и государств. Между ними — война, хоть и такая странная. А в обороне войну еще никто не выигрывал.

— Аш… — Пэлори снова взяла себя в руки. — Мне действительно очень жаль!..

— Леди Пэлори!.. — Сашка смотрел на аграфку, не переставая обаять её. — Не корите себя! Всё — только начинается!

Переговоры с Секретариатом Содружества шли больше часа. Вернулся Даэрон в зал заседаний, злой как собака.

— Продолжим наше собрание. — буркнул он.

Все присутствующие, до этого болтавшие с коллегами, сразу притихли.

— Я связался с заместителем Исполнительного Секретаря Совета Содружества и изложил наше решение. — Даэрон, с трудом сдерживая злобу, зыркнул в сторону гардаррцев. — К сожалению, наши доводы не были приняты во внимание. Заместитель Исполнительного Секретаря, рассмотрев предоставленные мной сведения, заявил, что никаких формальных нарушений со стороны гардаррской научной группы нет, а сами сведения, переданные мной, считаются пока предварительными. Временное право представлять планету «Земля» на Совете Содружества остаётся за… уважаемым Ашем.

Каких же трудов стоило ему произнести последнюю фразу!

— Но… почему?!.. — опять взвизгнул арварец.

— Потому, что права эти предоставил Совет Содружества. Совет предоставил, Совету и отбирать. А для этого вы все, лично, как руководители научных групп от каждого государства, должны присутствовать на заседании Совета Содружества, когда будет рассматриваться дело планеты «Земля». А так же и я, как руководитель всей экспедиции.

— А… нам тогда что делать?.. — как-то даже немного растерянно спросил делуссец.

— Работать! — не сдержался Даэрон. — Вы для чего сюда прибыли? Что-то изучать? Вот то и изучайте!

— Кхм… — впервые за всё время подал голос Сашка. — Попрошу только помнить… Флору там изучайте, фауну… Климат, геологию… Но — никаких контактов с местным населением! Получайте информацию из местных открытых источников. Из местных СМИ, например… Вам этого будет вполне достаточно.

Руководители научных групп недовольно посмотрели на него.

— Этот вопрос мы отложим на две недели. — попытался сгладить ситуацию Даэрон. — Этого времени вполне достаточно, чтобы собрать информацию из открытых источников и, обобщив её, прийти к каким-то выводам. А пока… я вынужден согласиться с уважаемым Ашем. До следующего собрания, которое пройдёт через две недели здесь же, никаких прямых контактов с местным населением.

Все участники совещания покидали зал заседаний и направлялись к лётным палубам, где их ждали челноки. Каждую группу сопровождали военные их охраны крейсера. А гардаррцев до их челнока снова провожала Леди Пэлори.

— Ты абсолютно прав, Аш! — взгляд, которым «Лораниэль» смотрела на него, был таким искренним… Сашку снова окатило волной «благодати». Вот же, неугомонная! Впрочем, пусть пытается…

— Я считаю, что не нужно форсировать контакты с местным населением, — продолжала Леди Пэлори. — тем более, что ты как никто лучше всех присутствовавших на собрании знаешь, что может являться благом для жителей этой планеты, а что — нет.

— Спасибо, Леди. — учтиво ответил Сашка, улыбнувшись — я благодарен Вам за гостеприимство, и особенно за поддержку.

— Аш! — Пэлори сменила тактику. Сейчас она смотрела на него, медленно хлопая длинными ресницами. — Ну зачем так официально? Зови меня просто Пэлори. И вот что. Здесь на крейсере я сама как в гостях. Но я приглашаю тебя посетить «Халатир».

— Это транспорт, где размещена наша научная экспедиция, — объяснила она, видя его непонимание. — Там я полноправная хозяйка.

— Благодарю за приглашение, Леди…

— Пэлори… Просто Пэлори. — поправила она его. — Мы здесь не на приёме Её Величества, так давай без официоза.

— Да… Ещё раз благодарю за приглашение, Пэлори.

Сашка учтиво попрощался с аграфкой и скрылся в челноке.

Челнок с гардаррцами оторвался от пола лётной палубы и устремился в наружу. Пэлори, дождавшись их отлёта, сразу же направилась на соседнюю лётную палубу.

Через четверть часа она уже была на «Халатике», где сразу развалилась на диване в своих апартаментах, выделенных ей как руководителю экспедиции. Уже в который раз она прокручивала в голове встречу с «дикарём». Не так-то прост оказался, этот Аш.

Для неё было неприятным открытием, что Аш — псион, и псион сильный, гораздо сильнее её. И самое обидное — она теперь осознала, что не может составить его психологический портрет. И как прикажете найти путь к сердцу этого дикаря? Да, непростую задачу поставил перед ней Лорд Гэлторн…

Глава 6

Два года и четыре месяца назад к ней, молодому, подающему надежды преподавателю кафедры социологии Колониального Университета, пришёл вызов от человека, который просто не мог взять и снизойти со своего уровня до её. Сам Заместитель Главы Иностранного Департамента, а фактически негласный руководитель этого ведомства, Лорд Гэлторн, попросил её прибыть на Мерсию и встретиться с ним.

И это было необычно.

Да, Лорд Гэлторн её земляк, они оба с Камбрии. Но аристократия Камбрии не особо-то держалась друг за друга. Они же не какие-то там тартанцы.

Да, её отец состоял с ним в одном клубе по интересам, куда доступ был только для аристократов, и у них были хорошие отношения. Вот только отца уже не было в живых шестнадцать лет.

Да, он лично её знает, и даже помнит. Ну так оно и неудивительно — её работа в Колониальном Университете курировалась двумя структурами — Иностранным Департаментом и разведкой. Так что по долгу службы Лорд Гэлтор вполне мог её помнить.

Пэлори не стала забивать голову поиском причин, а просто отправилась на Мерсию, уведомив своё университетское руководство о цели поездки.

Время приёма ей было уже назначено, точно в срок она была в Департаменте в приёмной кабинета Лорда Гэлторна. Буквально перед тем, как она вошла в неё, из кабинета вышел молодой аграф, холодно и равнодушно осмотрел её и прошёл мимо.

— Проходите, Леди Пэлори… — бесцветным голосом произнесла секретарь.

Пэлори вошла в кабинет.

— Здравствуй, Пэлори! — Лорд Гэлтор вышел из-за своего рабочего стола и приобнял её. — Как выросла! Как выросла! Ну просто красавица! Да, я ведь не видел тебя с похорон твоего отца…

Об отце у Пэлори остались самые светлые воспоминания. Хоть он постоянно пропадал в разъездах, но всегда старался уделить свободное время дочери, в которой души не чаял. Отец всегда старался свозить её куда-нибудь, из поездок привозил подарки, да и вообще баловал, что там говорить.

По долгу службы он часто инспектировал администрации различных колоний Объединённого Королевства, будучи высокопоставленным чиновником соответствующего Департамента. Одна из таких поездок стоила ему жизни.

Система Харланда, где он оказался в тот раз, подняла восстание. В один день мятежники сумели захватить жизненно важные объекты и сумели уничтожить практически всё руководство колонии. Восстание прошло как по часам — захват космопорта, космической станции, центров мониторинга пространства и управления гравипередатчиком, а так же энергостанций основных мегаполисов произошли практически синхронно. Местные подразделения колониальных войск так же примкнули к восставшим — гарнизоны были укомплектованы местным населением, которые сразу растерзали всех своих командиров-аграфов. Часть гарнизонов не перешла на сторону восставших, но и противостоять им не могли — рядовые военнослужащие, тоже местные, все как один просто дезертировали. А следом пошли массовые убийства всех аграфов, что находились на планете, а так же тех местных, кто работал в колониальной администрации.

В тот же день взявшийся из ниоткуда Революционный Совет объявил о независимости Харланды от Объединённого Королевства. Самое грустное было то, что возглавляли этот Совет чиновники из местных жителей, «менеджеры среднего звена». Операцию такого уровня не могли осуществить никакие инсургенты, если бы они не имели широкую поддержку другого иностранного государства. И это государство сразу проявилось — в тот же день мятежники были признаны Хакданским Орденом, и в тот же день был заключен договор между Хакданом и Республикой Харланда о дружбе и взаимопомощи. Так же независимость Харланды признали Гардарра и Свободные Миры Армарры. Буквально через два дня, не успела эскадра ВКС Объединённого Королевства добраться до восставшего мира, чтобы подавить мятеж и сурово покарать её население, в его системе появилась эскадра Хакданского Ордена. Сразу же на Харланде были проведены выборы в местный парламент, где все до единого места получили сторонники независимости. А ещё через несколько дней, на первом же заседании новообразованного парламента, было принято обращение к Хакданскому Ордену с просьбой принять Республику Харланда в свой состав. Данная просьба была тщательно изучена Капитулом (целых полчаса изучали), и Магистр Ордена, повинуясь великой жалости сердца, принял решение удовлетворить эту просьбу. Когда аграфская эскадра вышла из гипера в пространстве Харланды, они обнаружили стоящую на орбите одноимённой планеты эскадру ВКС Хакдана, не меньшую по размерам, чем их. Командующий эскадрой Объединённого Королевства готов был вступить в бой, но с Мерсии поступил приказ — покинуть систему.

Объединённое Королевство оказалось в той ситуации, когда у него из под носа увели целую звёздную систему, причём теми же методами, что до этого использовали сами аграфы. И если Хакданский Орден в случае войны мог рассчитывать на поддержку других государств, то Галанте оказалось в полном одиночестве — не любили в Содружестве ушастых. Пришлось, скрепя сердце, признавать вначале независимость Харланды, а потом и закрывать глаза на её аннексию. В ответ хакданцы милостиво позволили аграфам забрать то, то осталось от тех аграфов, кто находился на планете в момент восстания. В числе тел, которые были доставлены в Галанте, было и тело её отца.

Сказать, что девочка-подросток испытала тяжелейшее потрясение в только начинавшейся жизни — ничего не сказать. Тогда, на похоронах отца, поддерживая убитую горем мать, Пэлори, учившаяся в выпускном классе колледжа, решила для себя — она пойдёт по его стопам, и дикари во всей Вселенной тысячекратно ответят за его гибель.

Старый Лорд тяжело вздохнул.

— Твой отец служил Короне и погиб на службе, исполняя свой долг… Я обещал твоей матери, что позабочусь, чтобы дочь моего товарища не испытывала нужду. Честно скажу, для меня было неожиданным твоё решение поступать после колледжа в Колониальный Университет. Я разговаривал с твоей матерью, предлагая помочь тебе попасть на юридический факультет Королевского Университета Мерсии, но Леди Индис только рукой махнула. Сказала, что ты уже всё решила…

Пэлори слушала старика со всем вниманием. Такие подробности были ей неизвестны. Про участие Лорда Гэлторна в её судьбе мать ей никогда ничего не рассказывала…

— Я внимательно следил за твоей учёбой. — продолжал неторопливый рассказ Лорд Гэлторн. — Когда вашу группу после третьего семестра распределяли на стажировку, я попросил декана твоего факультета отправить тебя на Ортию. Туда, где поспокойней. Но что же я узнал? Лучшая студентка потока настояла заменить ей место стажировки, выбрав самую нестабильную из наших колоний, систему Хампа! И ведь справилась… Смогла вскрыть целую подпольную сеть, финансируемую армаррцами! Затем дипломная работа, так же оцененная комиссией на высший балл с рекомендацией на дальнейшую работу в стенах университета. Стравить между собой все группировки повстанцев, подкинув им небольшую сумму кредитов, якобы от хакданцев, после чего предложив им выбрать среди себя того, кто будет и дальше получать основное финансирование! Блестящая идея! А защита твоей научной степени? Я лично просматривал запись защиты твоей диссертации… Твои идеи и наработки были взяты на вооружение колониальными администрациями на Фауке и Гаксе. И надо сказать, что минимальные вложения в изучение и контроль умов и чаяний дикарей обошлись гораздо дешевле, нежели подавление мятежей, что, как теперь выясняется, были готовы вспыхнуть на тех планетах в любой момент. Молодец, девочка, отец гордился бы тобой…

Гэлторн смотрел на неё взглядом, каким на неё смотрел только отец.

— Да, у тебя же наверное вопросы, ради чего я пригласил тебя? — плавно перевёл он разговор к причине её визита. — Ты знаешь, что на последнем заседании Совета Содружества на космической станции Тартана гадаррцы предъявили «дикаря», который был похищен пиратами и вывезен в Содружество. Этот «дикарь» получил гражданство Гардарры, а потом нашёл путь до своей планеты. И теперь формируется экспедиция под эгидой Содружества, для подтверждения сказанного им. Что ты знаешь об этом?

Пэлори тщательно обдумывала каждое слово.

— Естественно, я, по долгу своей работы, в курсе этого события. Но есть моменты, которые я не могу понять.

— Какие? — живо откликнулся Лорд Гэлторн.

— Первое — это сама система, откуда его забрали. «Солнце». — чётко перечисляла Пэлори все увиденные ею неувязки. — Она располагается так далеко, что лететь до неё более двух лет. Тем не менее, дикарь как-то умудрился организовать вывоз жителей оттуда в Содружество. Значит, рядом с ней есть «червоточина», позволяющая сократить это расстояние. Но когда гардаррцы сообщали про эту систему, никаких координат «червоточины» они не указали. Казалось бы, собрали экспедицию, быстро добрались до этой «Земли», решили все вопросы и вернулись обратно. Так нет же — экспедиции придётся лететь больше двух лет в один конец, а потом столько же обратно. Значит, они не заинтересованы в скорейшем её исследовании.

— В точку! — как-то грустно улыбнулся Лорд Гэлторн. — Я, когда узнал, что Лорд Морнэмир поддержал решение об отправке экспедиции именно на таких условиях, чуть сердечный приступ не получил. Этот старый дурак думал, что сделал гардаррцам гадость. А на самом деле он лишь подыграл им. Что ещё?

— Второе. Это сам «дикарь». Я кратко ознакомилась с его биографией. Не человек, а… даже не знаю что и сказать. Попал на Тавру — поднял мятеж. Аркам — так же отличился… Женат — и на ком! На аграфке-ренегатке, к тому же аристократке! Да к тому же ещё тот «осеменитель». — Фыркнула Пэлори. — Все дети этой аграфки признаны тартанскими кланами своими Лордами и наследницами.

— Опять верно. — снова согласился Гэлторн. — А знаешь, почему его дети признаны тартанскими кланами? У них у всех процент соответствия эталону выше 94 %. Выше, чем у любого члена Королевской семьи.

— Я знаю. — подтвердила Пэлори.

— А вот что ты вряд ли знаешь, так это то, что те его земляки, что он перевёз на Аркам, так же имеют процент не ниже указанного. И уже начался необратимый процесс — те аграфы и аграфки, что сбежали на Аркам, всё чаще вступают в браки с этими «дикарями». Почему всё чаще, спросишь? Да потому, что даже у «чавов» в таких браках дети имеют процент выше, чем у Её Величества, долгих Ей лет здравия…

— Всё настолько плохо? — удивлённо спросила Пэлори.

— И даже ещё хуже, чем ты можешь себе представить. Если бы речь шла лишь об этих предателях с Тартана… Ты не подумай, я знаю, что твоя мать тартанка, она всегда была верна Короне… — поправил себя Гэлторн. — Так речь не о них. Мы, конечно, пока могли, придерживали эту информацию, не допуская её распространения. Но это всё равно скоро выползет наружу. Уже наблюдались случаи, когда аграфки из «чавов» с Мерсии посещали Аркам. Как думаешь, для чего? Зачать ребёнка от «дикаря». А что будет, если это станет массовым?

— Даже представить не могу. — она действительно не могла представить себе последствия.

— Зато я могу. — удручённо продолжал Лорд Гэлторн. — Каково это, когда количество тех, кто может претендовать на аристократический титул, увеличится даже не в разы — на порядки? При этом эти претенденты будут иметь такой процент соответствия, что оставят позади всю нынешнюю аристократию? Сегодня мы — аристократия, а завтра дети «чавов», зачатые и рожденные от «дикарей», «чавами» будут называть наших детей.

— Но… надо же что-то делать! — но что делать, Пэлори не знала.

— Вот для этого я и пригласил тебя. — теперь Лорд Гэлторн смотрел на неё как на всех своих подчинённых. Строго, не спуская им ни одной оплошности или промашки.

— Пэлори, я не буду ходить вокруг да около. Я предлагаю тебе возглавить научную группу, что будет отправлена на изучение Земли в составе экспедиции Содружества. — сейчас Гэлторн внимательно следил за её реакцией.

— Но… чем мне там заниматься? — предложение от Лорда было неожиданным. — Я не экзобиолог. Не ксенолог. Не специалист по поиску «червоточин». Я, скорее, психолог. А так же немного социолог, немного историк, немного культуролог, немного менеджер…

— Пэлори, девочка, я прекрасно знаю, кто ты. И понимаю, что сейчас у тебя вызывает сомнения. — улыбался старый Лорд, демонстрируя, что знает её как облупленную. — Я понимаю, что экспедиция рассчитана на пять лет. Четыре с половиной года займёт путь до системы «Солнце» и обратно, полгода максимум — исследования. Это действительно долго. Но я, в свою очередь, готов гарантировать тебе по возвращению хорошее повышение. Можешь сразу выбрать, что тебе более предпочтительно. Место декана факультета в твоём Колониальном Университете? Место начальника отделения в моём Департаменте? Или хочешь пост в администрации любой из колоний? Впрочем, последнее излишне — не женское это дело. Я понимаю, что моё предложение слишком неожиданное, поэтому ты подумай пока…

— Нечего думать. — чётко произнесла Пэлори. — Я согласна. И — да. Место декана в Колониальном Университете меня вполне устроит.

— Прекрасно. Тогда перейдём к делу…

За последующую неделю у Пэлори не выдалось ни одного свободного дня. Сразу же после разговора с Лордом Гэлторном из Университета ей пришло уведомление, что она прикомандирована к экспедиции Содружества, и за ней на всё время экспедиции сохраняется рабочее место. Последующие четыре дня она провела в беседах с кандидатами в члены экспедиции. Участие в них неплохо оплачивалось, поэтому на каждое вакантное место учёного или исследователя было как минимум две, а то и три кандидатуры. Персонал уже был отобран, контракты с ними уже были заключены, обеспечение исследовательским оборудованием транспорта, выделенного им ВКС Объединённого Королевства, взяли на себя клерки из ведомства Гэлторна. Общая программа исследований новой планеты была стандартной, и никаких вопросов по комплектации транспорта оборудованием у её подчинённых не возникло. За три дня до старта экспедиции всё было готово.

За два дня до отлёта она снова сидела в кабинете Лорда Гэлторна. В этот раз в кабинете сидел и тот молодой аграф, которого она видела во время первого визита к Лорду.

— Леди Пэлори, познакомьтесь. Это Даэрон, средний сын Лорда рода Песчаной Розы, с Мерсии. — представил ей аграфа Лорд Гэлторн. — Он возглавляет экспедицию Содружества, так что по всем возникающим техническим вопросам можете спокойно обращаться к нему.

Даэрон, скользнув по ней ничего не выражающим взглядом, просто кивнул ей.

— Напоминаю Вам, Леди, — продолжал Лорд Гэлторн, — что Даэрон, хоть формально и не является для Вас руководителем, в вопросах, касающихся национальной безопасности… — Гэлторн специально выдержал небольшую паузу. — Вы полностью подчиняетесь ему, а его мнение является для Вас приоритетным.

В день вылета на орбите Тартана сформировалась небольшая эскадра. По мере следования по маршруту к ней присоединятся корабли от Свободных Миров Армарры, Оширского Директората и Корпоратократии Синто. Последними, уже перед Фронтиром, в эскадру вольются корабли негуманоидов Иллиминари.

Лорд Гэлторн напоследок связался с ней, уже находившейся на транспорте и обживающей свои апартаменты.

— Делюсь последними новостями. Как и предполагал, гардаррцы заявили, что их корабли проследуют до системы Солнце самостоятельно, и встретятся с эскадрой Содружества уже на месте. — Гэлторн скривился. — Не сомневаюсь, что отправятся они известным лишь им кратчайшим путём. Ну да и харш с ними. Главное — ты должна помнить о своей основной цели в этой экспедиции. Какая для тебя основная цель?

— Ликвидация угрозы национальной безопасности Объединённого Королевства! — без запинки ответила Пэлори.

— Ну… да будет лёгким ваш путь! — смахнул накатившую слезу Лорд Гэлторн.

Глава 7

На следующий день научные группы сразу же приступили к работе.

Челноки покидали транспорты, устремляясь к поверхности планеты. Каждый вылет фиксировался в штабе экспедиции, а сами посадки челноков на поверхность осуществлялись лишь после уведомления штаба, и были под контролем, плотным, и одновременно открытым для всех участников экспедиции.

На прошедшем совещании между научными группами Земля была поделена на сферы ответственности. Представители каждого из представленных в экспедиции человеческих государств получило эксклюзивное право исследования тех территорий, где жили их местные «соплеменники».

Оширцы и синтонцы сосредоточились на районе Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Челноки Конфедерации Делус кружили над Западной Европой. Хакданцы, хоть и застолбили себе Южную Европу, сосредоточили свои усилия на изучении Южной Америки. Челнок ракшассцев висел прямо над географическим центром Индостана, араттцы же вовсю занимались изучением территории Ирана. Африку, без всяких возражений с чьей-либо стороны, передали в исследование арварцам.

Негуманоиды были вне человеческих дрязг и склок. Они проводили исследования по всей Земле, но сосредоточены были исключительно на изучении флоры и фауны.

Армаррцы пока не определились со сферой интересов и поэтому просто облетали все континенты, не совершая посадок.

Не сидели без дела аграфы. В тот же день с лётных палуб «Линтэ» стартовали три эскорта, направившись за пределы Солнечной системы. Аграфы словно демонстративно объявляли всем, что всё это время они будут искать «червоточину», обеспечивающей кратчайший маршрут до Земли.

Тем же днём Чтибору пришло приглашение от руководителя научной группы Объединённого Королевства. Леди Пэлори приглашала гардаррских коллег посетить их транспорт, на котором её подчинённые устроили импровизированный праздник, отмечая начало работ. Отдельно в приглашении был упомянут и Аш.

— Летим. — кратко бросил Чибор, ознакомив всех с посланием.

На «Халатире» их группу снова окружили ушастые. Учёные потащили своих коллег в свои мобильные лаборатории, где, на удивление, открыто рассказывали о своих планах по изучению биосферы Земли. Гардаррские гости так же немного приоткрыли свои планы ушастым. А Сашка был перехвачен Леди Пэлори.

— Спасибо, что ты принял моё приглашение. — Сегодня на аграфке было одето платье, явно не располагающее к работе в научной лаборатории. — Если честно, то за эти два года все уже настолько примелькались, что я рада каждому новому лицу. Да и скучно, честно говоря.

Пэлори снова мягко улыбалась, глядя ему в глаза.

— Так что я с удовольствием покажу тебе свои владения. — Пэлори обвела вокруг рукой, намекая, что её владения это весь транспорт. И, легонько давя на жалость, добавила. — А потом ты, может быть, сможешь уделить мне время и сам покажешь мне свою планету?..

Посиделка у аграфов прошла спокойно, гости через несколько часов распрощались, пригласив в свою очередь ушастых посетить «Дауро», транспорт, на котором располагалась команда Чтибора.

— Ты точно будешь возить Леди Пэлори по Земле? — спросил Чтибор, когда они вернулись на «Майву».

— Да. Не будем сразу ломать планы ушастым, пусть пока считают, что всё у них под контролем.

— Планы? — удивлённо переспросил Чтибор.

— Да. Я не сомневаюсь, что для Леди Пэлори главной целью её поездки являюсь я сам.

— Ну у тебя и самомнение! — засмеялся сидевший с ними Сиян.

— Никакого самомнения. — Пожал плечами Сашка. — Аграфы знали, кого отправить в эту экспедицию, и случайностей здесь быть не может. Почему? Вы же знаете, что у меня жена аграфка. Так вот. Леди Пэлори — полная её копия.

На следующий день Сашка сам связался с Пэлори и сообщил, что готов показать ей достопримечательности планеты. В тот же день челнок доставил их в Антарктиду, почти к самой вершине вулкана Эребрус. Он был первым в обстоятельно подготовленном Сашкой списке уникальных мест. Путешествие завершилось прогулкой там же, по сухой долине Виктория, и заняло всего пару часов — в Антарктиде сейчас наступала полярная ночь, особо не разгуляешься. Под конец дня Сашка доставил Пэлори на её транспорт.

— Аш!. Спасибо. — Пэлори была в этот момент сама благодарность. — Это действительно так необычно!

— На Земле много необычных мест. — хмыкнул Сашка. — Но они находятся в обжитых районах. Так что, если желаешь осмотреть их, придётся одеть местную одежду и полностью слушаться меня, во избежание недоразумений с местными жителями.

— Я согласна! — подойдя вплотную к нему, Пэлори сложила руки кулачком у себя на груди.

— Тогда — до завтра! Вылет с утра.

Последующие восемь недель Сашка почти каждый день летал с Пэлори на осмотр очередных достопримечательностей и красот Земли.

Филиппины. Шоколадные холмы острова Бохол в это время года ещё были зелёными, и особого интереса ни у кого из них не вызвали. Но зато путешествие по подземной реке Пуэрто-Принцеса на острове Палаван с лихвой обеспечило им впечатления, а кое-кому и заряд адреналина. Сашка впервые почувствовал шедший от Пэлори дикий страх. Причина было проста — потолки пещер были облеплены тысячами летучих мышей.

Япония. Дабы сгладить впечатления от предыдущей поездки, Сашка внёс коррективы в планы. Они послушали «пение» бамбукового леса Сагано, а потом просто гуляли по саду цветов Кавати Фужи и посидели в туннеле Вистерии. И хотя посещаемые ими места были рукотворными, Пэлори осталась довольна тем днём.

Венесуэла, штат Боливар. Они провели несколько дней в национальном парке Кайкана. Челнок высадил их на горе, или, как называли её местные жители, «тепуи» Рорайма. Кусочек тверди, окружённый со всех сторон морем облаков, смотрелся как настоящий «Затерянный мир». Следом было путешествие на каноэ по тропическим рекам, закончившееся осмотром самого большого на Земле водопада Сальто Анхель.

Гренландия. Здесь они совершили путешествие по Ледовому каньону. Плыть в каяке по темно-синей реке, протекающей во льдах, было крайне необычно.

Норвегия. Было интересно постоять на «Кафедре проповедника» и посидеть на краю «Языка Тролля», свесив ноги и глядя вниз на небольшое озеро.

Мексика, район Чиуахуа. По договорённости с местными спелеологами, за немаленькую взятку, их, предварительно одев в спецкостюмы, спустили на глубину в несколько сотен метров в Кристальную Пещеру Гигантов. Это было самое короткое их путешествие, длившееся всего четверть часа, но эти минуты того стоили — росшие в ней огромные кристаллы, длиной в несколько метров, смотрелись как настоящее произведение искусства.

Китай. Неделя, проведённая здесь, оставила у них самые яркие воспоминания. Сашка не мог оторваться от видов гор Уминъюаня и Хуаншань, настолько они были невероятными и в чём-то даже неземными. Пэлори очень понравилась прогулка по Каменному лесу Шилинь в провинции Юньнань. Потом были осмотр Ландшафтов Дэнксиа, посещение пещеры Бамбуковой Флейты… А сколько там ещё оставалось уникальных мест!

Новая Зеландия. Там был осмотр пещер Вайтомо, усыпанных мириадами светлячков, а потом они целый день отдыхали на теплоходике, совершавшем круиз по фьорду Милфорд-Саунд.

Исландия. За несколько дней они посетили Национальный парк Скафтафетль, где побывали в ледяных пещерах Йокульсарлон и посмотрели радугу, создаваемую брызгами водопада Селйяландфосс. Была поездка к вулкану Эйяфьядлайекюдль. Было посещение гейзеров Строккур и Великий. Было и купание в Голубой лагуне, огромном геотермальном источнике.

Боливия. Им повезло — высокогорный солончак Уюни ещё был покрыт тонкой плёнкой воды. Стоя на его поверхности, казалось, будто небо над тобой — и оно же под тобой.

Вьетнам. Они два дня гуляли по пещере Шодонг, самой большой на Земле, а потом челнок перевёз их в Тонкинский залив. Здесь их ждала яхта, доставившая в бухту Халонг, где они просто отдыхали и разглядывали маленькие причудливые острова.

Турция, Памуккале. В купальню Клеопатры он Пэлори не повёл, слишком много людей там было. Зато они прошли практически до самого низа белоснежной стены.

Чили. Мраморные пещеры Челенко уже не вызвали особого интереса. Но только там, в подземной реке, им разрешили половить лосося. Как рыбак Сашка оценил это.

Эфиопия. Путешествие по стране было признано опасным, поэтому они так и не покинули челнок, наблюдая с него виды вулканов Даллол и Эрта Алле.

Аргентина. Цветные горы Серранья дель Агуараге были похожи на виденные ранее в Китае, а вот водопады Игуасу и Мокона были по своему уникальными. Мокона вообще был единственным водопадом, шедшим параллельно реке на протяжении более трёх километров.

Бразилия. Несколько дней, проведённых в заповеднике Пантанал, пролетели как миг. Сашка впервые видел такое буйство дикой тропической природы. Они перемещались по территории на джипах, иногда пересаживаясь на лошадей, посетив Город Камней, лагуну Лагуа Азул и водопады Мартина. Воды рек, кишащие крокодилами, болота, в это время год бывшие «птичьими базарами», подходящие прямо к тропинкам капибары, муравьеды — где ещё увидишь такое?

Если в Антарктиде никто не мог посягнуть на их инкогнито, то вот в последующих поездках им приходилось принимать определённые меры предосторожности — многие объекты были местом паломничества туристов. Пэлори каждый раз приходилось переодеваться в земную одежду по местной моде. Потёртые джинсики, белые кроссовки, топик, курточка, рюкзачок за спиной, и обязательно вязаная шапочка, чтобы закрыть так выделяющиеся острые уши. И легенда для этого у них была припасена — русская пара, преподаватель университета со своей студенткой. По крайней мере это полностью объясняло незнание английского со стороны Пэлори, а русский язык был, как правило, неизвестен жителям тех стран. Если бы даже им и попался его знаток, то для этого был сам Сашка.

Егор каждый день выдавал Сашке два новых загранпаспорта ЭРЭФии, где уже стояли отметки о прибытии в страну, где им предстояло побывать, и виза того государства, если требовалось. Документы у них спрашивали лишь два раза, оба — в Китае. В остальных случаях на них обращали внимание лишь по причине красоты ушастой.

Их постоянно сопровождали четыре челнока, скрытые визуальной маскировкой, готовые в любой момент эвакуировать «туристов» в случае непредвиденных обстоятельств. Два — от гардаррцев, два — от аграфов. Но, к счастью, все поездки прошли без накладок.

За почти два месяца они побывали на всех континентах, осмотрев самые уникальные природные объекты планеты. Вернее, почти все. Перечень объектов для осмотра был изучен Сияном, который сразу убрал из него и озеро Байкал, и Ленские Столбы, и плато Путорана, и Камчатку. Всё, что попадало в пределы территории бывшего СССР.

— Твоя задача, Аш, — прямо объяснил своё решение Сиян. — не допустить их на территорию, где мы проводим нашу работу по подбору колонистов.

Сашка был вынужден признать его правоту.

Но больше всего времени они провели в США, там действительно было что посмотреть. Несколько дней их высаживали на окраине Лас-Вегаса, откуда они направлялись в заранее оплаченные туры.

Аризона. Облёт на вертолёте Гранд-Каньона и последующее путешествие на катерке по прорезающей его реке Колорадо были зрелищными, но вот Сашке почему-то больше запомнился осмотр обоих каньонов Антилопы, куда их доставил местный проводник, индеец племени навахо. Затем была прогулка по «Волне», продукту многотысячелетней эрозии.

Невада. В пустыне Блэк-Рок они полюбовались на гейзеры Флай.

Юта. Со стороны Брайс-каньон, гигантский природный амфитеатр, выглядел как проект безумного архитектора, реализованный таким же прорабом.

Нью-Мексико. В окрестностях Санта Фе они излазили созданный природой монумент Каша-Катуве-Тент-Рокс, напоминающий плотно стоящие друг к другу индейские вигвамы, а потом посетили Карлсбадские пещеры.

Орегон. Они успели к приливу, и застали момент, когда «Колодец Тора» выплюнул струю воды в несколько метров. А потом просто наслаждались видом спокойно стекающей воды водопада Малтнома, стоя на мосту.

Нью-Йорк. Ниагарский водопад был полной противоположностью Анхелю — всего-то полсотни метров высотой. Но длина его, более чем в километр, действительно впечатляла.

Вайоминг. Последнее, что они успели осмотреть, был Национальный парк Йелоустоун, с его гейзерами, геотермическими источниками и водопадами.

Они развлекались, а работа экспедиции шла своим ходом.

Лингвисты изучали местные языки, историки барахтались в завалах лжи, что полностью погребли реальные факты. Изучались системы государственного устройства, оценивался уровень технологического развития каждого государства.

Небольшие группы исследователей совершали вылазки на поверхность, привозя на транспорты неизвестные в Содружестве виды растений и животных.

Эскорты ушастых продолжали целенаправленно изучать все ближайшие к Солнцу звёздные системы, естественно, без какого либо результата.

Чтибор регулярно рассказывал Сашке о результатах каждого совещания в штабе экспедиции. На втором совещании, к удивлению Чтибора, руководитель экспедиции Даэрон полностью поддержал Сашкину просьбу о запрете на контакты с местным населением, что было удивительно. Аграфы явно вели свою игру. Вот только в чём она?

Через восемь недель на «Линтэ» снова состоялось очередное собрание руководителей научных групп государств Содружества.

— Подведём итоги результатов наших исследований, — открыл собрание Даэрон. — Вы все проводили изучение тех государств и территорий, что населены более близким вам населением. Я получил вчера все ваши отчёты. Доступ к ним открыт для всех. Какие выводы можно сделать?

Желающих высказаться сейчас почему-то не нашлось.

— Тогда я изложу те выводы, к которым пришёл в ходе изучения предоставленной информации. — продолжал Даэрон. — Все те общества, что развивались на этой планете, были вынуждены сосуществовать друг с другом. В результате шёл постоянный обмен информацией, технологиями, философскими воззрениями. Примеров подобных планет в Содружестве больше нет. А теперь — самое неприятное. Исследовать Землю нашей экспедиции больше нет смысла. Любое более глубокое изучение подразумевает плотный контакт с местным населением, что может привести к тому, что среди местных государств возникнет конфликт. А с учётом того, какое оружие у них есть в наличии, это теоретически может привести к катастрофе, причём планетарного масштаба. Я отправил свои соображения в секретариат Совета Содружества, и там полностью поддержали моё решение — завершить экспедицию.

Возмущённый вздох пронёсся по всему залу.

— Да… как же так? — возмущались учёные.

— Так! — отрезал Даэрон. — Теперь я прекрасно понимаю, почему временный представитель планеты Земля в Содружестве, уважаемый Аш, в прошлый раз высказался за ограничение контактов с местным населением. Для отчёта перед Советом Содружества собранной вами информации более чем достаточно. Так что через два дня отбываем в Содружество.

Он оглядел всех присутствующих:

— Не расстраивайтесь! Завтра, здесь же, на «Линтэ», пройдёт праздничный банкет, посвящённый успешному выполнению работ. Приглашены все!

— Пойдешь, Аш? — спросил Сашку Чтибор после собрания.

— Пойду. Этот спектакль нужно отыграть до конца.

Глава 8

На следующий день после решения о завершении работы экспедиции Чтибору поступил запрос от руководителя армаррской научной группы с просьбой лично переговорить с Сашкой. Сразу же после получения согласия с армаррского носителя малых кораблей к ним вылетел челнок.

На лётной палубе «Дауро» его встречал Сиян.

— Гэрелл О'Храсп! — представился выбравшийся из челнока человек. — Руководитель научной группы от Свободных Миров Армарры. Спасибо за Ваше согласие выслушать меня.

Сиян молча проводил гостя в кабинет, где того уже ждали.

— Дорогой Аш! — вольготно развалившийся в кресле армаррец вел себя просто и без комплексов. — Я прибыл сюда, чтобы поговорить именно с тобой. То решение, что было принято на первом собрании руководителей всех научных групп под эгидой ушастых, для нас мало что значит. Чтобы здесь они ни понапридумывали, но в ближайшие два года ты являешься законным представителем Земли. Именно так — пока экспедиция не вернётся в Содружество и они лично не предоставят полный отчёт, никакие их решения законной силы не имеют. Да и впоследствии, я уверен, не так просто будет пересмотреть твой статус.

— Спасибо на добром слове, уважаемый Гэрелл. Но думаю, Вас сюда привело нечто другое. Я прав?

— Абсолютно, дорогой Аш! — радостно заулыбался армаррец. — Для начала, чтобы разговор у нас шёл более доверительным, хочу сообщить следующее. Мы в курсе, что ты бывал в Армарре. Мы в курсе, что ваш «фестиваль» — это прикрытие для поисков артефактов Предшествующих. По крайней мере, объекты, вскрытые вами в системах Аламо и Аканса, мы обнаружили. Ну да ладно, что теперь об этом… Вывезли и вывезли. Нашим парням из контрразведки нужно было меньше ушами хлопать. Давайте лучше подумаем о том, что может нас объединить. А объединить к общей выгоде может бизнес.

— Спасибо за откровение. — Сашка воспринял это спокойно. Да, в любом случае однажды их деятельность всё равно кем-то была бы раскрыта. — Но о каком бизнесе идёт речь?

— Ты, дорогой Аш, можешь в течение двух лет спокойно вывозить жителей Земли в Содружество. Да и потом сможешь, не сомневаюсь. К тому же уже вывозишь. И я уверен, что у тебя есть какой-то другой, более короткий путь сюда. Скорее всего «червоточина» в одной из соседних систем.

— Но…

— Можешь ничего не отвечать! Я сюда прибыл не выискивать этот маршрут, а предложить дело. — не останавливался Гэрелл. — Дело простое. Свободные Миры Армарры кровно заинтересованы в колонистах. Образованных, и с высоким интеллектом. Дальнейшее объяснять?

Сашка задумался. Потребность в хороших специалистах была у каждого государства, и Армарра здесь не была исключением. Проблема была в том, что вывозить именно американцев в Содружество он никак не мог.

— Я бы и рад, Гэрелл, но вывозить жителей государства США я не имею права. — развёл он руками.

— США? — удивлённо переспросил армаррец. — Я, вообще-то, их даже не рассматривал.

Гэрелл крутанул виртуальный глобус Земли, отображаемый голосферой, и поставил отметку в районе Дальнего Востока.

— Вот какая страна нас интересует. Точнее, её жители.

Сашка посмотрел на отметку на глобусе, потом на Гэрелла, и переспросил:

— Южная Корея?.. Вы точно уверены?

— Да, дорогой Аш. Государство, именуемое «Республика Корея». — Гэрелл был явно рад, что ему удалось удивить Сашку.

— Но… почему оно? Я предполагал, что ваш выбор падёт на США.

— Эх, Аш!.. — Гэрелл моментально вышел из роли «простого рубахи-парня». — Ты, видимо, забываешь, что как этноса нас, армаррцев… как бы не существует. Нас, армаррцев, объединяет сама идея Армарры. Идея Свободных Миров. Поэтому нам, собственно говоря, подходят любые колонисты. Это так, теоретически. А вот практика диктует нам совершенно другое. Вот из чего ты исходил, когда подбирал колонистов на Аркам? Подбирал, не отрицай! Тот рост населения гардаррской федеральной колонии Аркам за последние три года ничем иным не объяснить. А подбирал ты — своих. И я не думаю, что интеллект вывозимых был единственным критерием отбора. Уверен, он даже не был главенствующим.

— Всё так. — Сашке было интересно слушать армаррца. Вот так, с виду простой «ковбой», вначале стреляющий, потом задающий вопросы. А на деле за маской простоватости скрывался умный и проницательный человек. И, что уж там говорить, очень интересный собеседник.

— Вот и мы, когда изучали народы Земли, пришли к однозначному выводу — в качестве колонистов для Армарры лучше всего подходят жители этой страны. Почему, спросишь? Во-первых, уровень интеллекта в среднем по стране у них гораздо выше, чем в тех же США. Но даже не это является основным критерием. Главное — это то, что по оценкам, сделанных учёными нашей группы, степень адаптации к нашему обществу у жителей Республики Корея гораздо выше, чем у жителей США. Может тебе покажется странным, но для нас даже более важным, чем уровень интеллекта, является адекватность и уживчивость переселенца, его способности не просто к приспосабливаемости к нашему обществу, но к полноценной интеграции в него. Вот скажи, кому нужен человек с очень высоким интеллектом, если он психопат? Или просто конфликтный человек, с которым никто не захочет работать в коллективе? А у жителей США с этим сущая беда. С ними одни проблемы будут. А проблемы никому не нужны.

Сашка прекрасно понимал Гэрелла. Не зря армаррцы остановили свой выбор именно на Республике Корея, а не на её «Народно-Демократической» соседке. Что там, что там живёт один и тот же этнос. А вот по степени неадекватности и зазомбированности населения она, эта «соседка», любому государству фору даст.

— Я понял. То есть, вы хотите, чтобы мы вам вывозили переселенцев из Южной Кореи.

— Всё верно! — Гэрелл вновь улыбался простой искренней улыбкой техасского рэднека. — Мы берём на себя их трудоустройство и размещение. Да, не думай, что продаёшь их в рабство. Мы все же армаррцы, а не арварцы. Работа им будет предложена на выбор, по десятилетнему контракту. С достойной зарплатой. И, естественно, с предоставлением по окончании рабочего контракта гражданства Свободных Миров. Ну, а они будут отчислять тебе все эти десять лет по 10 процентов своей зарплаты.

Гэрелл хлопнут себя по коленям:

— Да! Чуть не забыл. На собрании я голосовал «против» решения, что протолкнули ушастые — это наш знак расположения к тебе. При твоём согласии на поставку колонистов в Армарру наш голос в Совете Содружества будет за тебя.

Сашка недолго раздумывал.

— Доставка переселенцев до космической станции Содружества на Новой Аладьеге. Там же заключение рабочего контракта. — диктовал он условия. — В условия контракта входит приём и размещение семьи специалиста, и стандартный соцпакет. Устраивает?

— Да! — так же не долго раздумывал Гэрелл. — Договорились?

— Договорились! — Сашка чокнулся с армаррцем бокалом мейда.

— Тогда лови файлы!

А Гэрелл неплохо подготовился! Первый файл содержал договор между Ашем, представителем Земли в Содружестве, и Свободными Мирами Армарры, уполномоченным представителем Правителя которой являлся Гэрелл О'Храсп, что подтверждал второй документ. Завизировав договор, Сашка переслал его обратно.

Сделка была заключена.

Не успел челнок с руководителем армаррской экспедиции достичь своего транспорта, как с ними связался руководитель научной группы Хакданского Ордена с просьбой принять его. На первом собрании Жанейзо Модиатуш сидел тихо, почти не возмущался, хоть и был в числе тех, кто голосовал «за».

После витиеватых приветствий и славословия в адрес Гардарры, пары тостов за открытие нового мира и таких замечательных гардаррских учёных, Жанейзо плавно перешёл к тому же самому вопросу.

После разговора с Гэреллом Сашка уже не удивлялся выбору хакданцев. Так же, как и армаррцев, хакданцев интересовали те, кто смогут без проблем интегрироваться в их общество. И те, кто будут верить в Создателя. Искренне, всей своей душой. Что удивляться, что выбор их остановился на жителях Филиппин. Жанейзо согласился так же принимать переселенцев из ряда стран Южной Америки, акцентировав интерес на таких странах, как Парагвай, Аргентина и Чили. А вот от жителей европейских стран вежливо отказался, плохо скрывая брезгливость. Ни жители Испании, ни португальцы, ни итальянцы с греками его почему-то не заинтересовали. Озвученные Сашкой условия (отличающиеся от «армаррских» лишь системой доставки колонистов) полностью устроили хакданца.

— И еще, дорогой Жанейзо. — добавил Сашка, пересылая тому договор, аналогичный тому, что он заключил с армаррцем. — На голосовании в Совете Содружества Хакданский Орден должен голосовать за сохранение моего статуса представителя планеты Земля в Содружестве.

— Это не так просто, дорогой Аш… — Жанейзо юлил и изворачивался, как уж на сковородке. — Такое решение принимается Капитулом. Я должен буду дать убедительное объяснение, почему такое решение в интересах Ордена…

— Тогда передайте им такое объяснение. Без «червоточины» ценность этой системы практически нулевая. Те государства, что проголосуют на Совете Содружества за отмену моего статуса, просто сами себе отрежут возможность привлечения жителей Земли с высоким интеллектом. Потому как после такого решения я из принципа ни одного человека к ним не отправлю. Это я занёс в наш договор отдельным пунктом.

— С вами тяжело договариваться. — вздохнул Жанейзо. — Хорошо, я изложу Ваши доводы Капитулу. Ловите файл!

Он отправил Сашке завизированный им договор.

— Первый транспорт с колонистами прибудет максимум через четыре месяца, — напоследок проинформировал его Сашка.

Жанейзо вернулся на свой крейсер в самом лучшем расположении духа.

Но следом за ним потребовали разговора (именно так!) руководители экспедиций Оширского Директората и Корпоратократии Синто. Каждый из них в ультимативной форме заявил, что если его конкурент будет принят раньше его, то это самым серьёзным образом скажется на отношениях его государства с Гардаррой. Сиян принял самое разумное решение — принять обоих представителей одновременно. Вроде и никому не отказал, и никого не обидел. Сейчас в его кабинете по обе стороны от Сашки сидели два «китайца», каждый из которых демонстративно не замечал своего соперника. Тут уже всю силу дипломатии пришлось приложить присутствующему в кабинете Сияну. Обоим гостям прямо было предложено определить страны, откуда они хотели бы получать переселенцев.

И снова — выбор оширца и синтонца хоть и не удивил его, но абсолютно ломал стереотип соответствия.

Синтонец выразил интерес в колонистах из Японии, но вот в первую очередь настаивал на жителях Тайваня. А вот оширец, хоть так же был согласен с приёмом жителей Китая, всё же давил на то, чтобы к ним вывозили вьетнамцев, лаосцев и камбоджийцев.

Затем — ракшассец. После него — представитель Аратты.

Ракшассец был расстроен тем, что для местных «ракшассцев» они являются демонами. Руководитель научной группы Аратты сетовал на то, что местные «араттцы» «огалифатились», и «верных огню» осталось меньше процента. Но оба всё равно выразили надежду, что обязательно должны найтись те, кто мог бы удовлетворять их, не таким уж и простым критериям.

Впрочем, и Ракшас, и Аратта были союзниками Гардарры, поэтому им предлагалось лишь оплатить перевозку перспективных переселенцев. Хорошие отношения стоят дороже.

Последним прибыл на встречу руководитель экспедиции Конфедерации Делус. Сегодня он тяжело дышал и не знал, как вести беседу. Впрочем, Сашка на него не обижался — уж больно на том совещании он был искренним.

— Я наговорил в тот раз лишнего. — насупившись, начал Варн Линсерн.

— Ничего. Перейдём к делу. Вы заинтересованы получать переселенцев из числа местного населения?

— Да. Вот отсюда — Варн развернул глобус голосферы и указал на Северную Европу.

— Германия. Австрия. Скандинавия. Венгрия… Всё ясно.

— Да, но только…

— С высоким интеллектом?

— Нет… Да… В общем, нам нужны колонисты с высоким интеллектом. Но только — местные «делуссцы». «Галифатцев» — не примем!

— Вот договор. — Сашка переслал Варну ставший уже стандартным договор.

— Ловите файл. — После долгого изучения, делуссец, наконец, завизировал его.

— А стоило ли вообще идти им навстречу? — размышлял Сиян, после того, как челнок с делуссцем покинул лётную площадку «Дауро».

— Стоило. Еще год назад у меня был разговор с Азаром. Уже тогда было ясно, что с момента прибытия сюда экспедиции Содружества вывоз преступников на «Базы 51» придётся прекратить. — объяснял Сашка причины, по которым он пошёл на заключение этих сделок. — да он уже прекращён, а сами «Базы» готовятся к консервации. Приходится искать новые источники финансирования программы переселения.

— Но сейчас вывоз колонистов перейдёт из ведения разведки в ведение Военного Департамента. — Напомнил Сиян. — Они собираются ещё больше увеличить число вывозимых колонистов в год.

— Но кредитов на переселение и обустройство от этого больше не станет. — возразил Сашка. — Так почему бы нашу программу переселения не оплатить нашим же конкурентам? Сколько мы ещё сможем продержать в секрете местонахождение «червоточины»? Думаю, не больше трёх-четырёх лет. Как раз до возвращения экспедиции обратно в Содружество. Так что можно с чистой совестью вывозить землян в те государства, которые готовы их принять. А плата за каждого вывезенного будет дополнительным подспорьем для обеспечения прибывших на месте. Сейчас хорошей финансовой поддержкой для программы переселения являются денежные отчисления, что поступают от каждого работающего колониста. Но этого всё равно мало. Так что, сейчас это для нас единственный реальный и одновременно законный вариант.

— Но есть и ещё момент. — заметил подошедший к ним Чтибор, успевший ознакомиться со всеми заключёнными договорами. — Теперь я даже не сомневаюсь — как бы не выступали ушастые, но схватка в Совете Содружества останется за нами. А твой статус представителя Земли перейдёт из временного в постоянный.

Глава 9

К этому вечеру Пэлори готовилась все эти месяцы. Весь её наряд был несколько раз пересмотрен и забракован. Вот. Почти полупрозрачное платье, с глубоким вырезом, приоткрывающим её груди. Самое оно. Причёска. И колье из драгоценных камней. Сейчас оно было самым главным элементом её одежды. Пэлори осмотрела себя со стороны. Идеально. Сегодня этот дикарь должен пасть к её ногам.

Все эти дни, которые они провели вместе, она наблюдала за реакцией Аша на неё. По саду цветов они гуляли, взявшись за руки. При путешествии через джунгли она изображала усталость, и Аш нес её на руках до каноэ. Где-то, как в пещерах поземной реки, она изображала страх, прижимаясь к нему. И Аш всегда обнимал её, демонстрируя, что с ним она в безопасности. В купальне термального источника они сидели голышом. Пэлори тогда с трудом удержалась, чтобы не отдаться ему прямо там — мешали находившиеся поблизости местные жители, и за ними всё время наблюдали с четырёх челноков, висящих почти над купальней. Она вдруг осознала, что любви к дикарю у неё нет, но этот дикарь действительно был хорош собой, и она хотела его. Прожить с ним несколько лет уже не казалось ей плохой идеей. А почему только несколько?.. Если в постели он будет хорош, то удовольствие можно будет растянуть и подольше.

Тогда, на первой встрече в Иностранном Департаменте, Лорд Гэлторн посвятил её в свой план.

— Я возлагаю на тебя большие надежды, девочка, — по отечески глядя, говорил он. — Ты должна обязательно выполнить поставленную задачу. Какую? Нет, не изучение этой планеты — для этого у тебя есть целый штат подчинённых. Твоя задача — влюбить в себя Аша.

Пэлори с удивлением смотрела на Гэлторна.

— Влюбить?.. Зачем? Проще ликвидировать. Вариантов масса — контактные яды… — начала перечислять она возможности по устранению угрозы, как ей виделось.

— Остановись. — Лорд Гэлторн поднял руку. — Нельзя его ликвидировать. Почему, спросишь? Да потому, что гардаррцы так и продолжат вывоз колонистов с этой планеты. Они смогут это сделать, а мы ничего им не сможем противопоставить. Почему? Да потому, что у них есть кратчайший маршрут до этой Земли, а у нас нет! И никакое решение Совета Содружества относительно этой планеты ничего не изменит в нашу пользу! Насчёт похитить его и прогнать через ментоскоп — и не надейся. Гардаррцы тоже не дураки, и будут охранять его как самую величайшую ценность в той системе.

Пэлори молчала. Лорд Гэлторн не зря занимал свой пост — буквально несколькими фразами он смог показать ей ситуацию в другом свете.

— Есть лишь один вариант. — продолжил старый Лорд, увидев, что собеседница услышала его доводы, осознала их и приняла их правоту. — Аш влюбляется в тебя, да так, что теряет голову — и сам принимает решение покинуть Гардарру и перебраться в Галанте.

— Гардаррцы его не отпустят! — в этом Пэлори не сомневалась.

— Если примет решение на одном из собраний руководителей научных групп, что будут регулярно проходить на нашем крейсере — отпустят, никуда не денутся.

— И что мне с ним прикажете делать? Везти в Галанте? — мысль насчёт ликвидации дикаря по пути обратно в Содружество Пэлори благоразумно не стала высказывать. Как оказалось, правильно.

— Именно. К заседанию Совета Содружества, на котором будет рассматриваться статус Земли, он должен быть полностью во власти твоих чар. Затем планету закрепят за ним. А сам он останется жить на Мерсии. С тобой. — Гэлторн вздохнул. — Ну, а тогда сама решай, сколько ты его сможешь вытерпеть.

Жить с дикарём несколько лет? Впрочем, если это даст ей дополнительные бонусы…

— Вот только… смогу ли я понравиться ему? — неуверенно произнесла Пэлори. — Я понимаю, для дикарей мы, женщины Галанте, являемся эталоном красоты. Но у него жена аграфка. Его этим не удивишь.

— Знаю, Пэлори. Знаю… Вот его жена. — по команде Лорда Гэлторна в голосфере стали отображаться, неспешно меняя друг друга, голографии.

На них этот дикарь, Аш, был вместе с аграфкой. На каких-то голоснимках они были вдвоём, на каких-то — с двумя маленькими мальчиками. Последняя голография — просто семейная идилия, сделанная где-то на отдыхе. Аш обнимает прижавшуюся к нему аграфку, а перед ними стоят два мальчика и две девочки-близнеца.

— Поняла, почему я не сомневаюсь, что именно ты ему понравишься? — пристально смотрел на неё Лорд Гэлторн. — И если кто и сможет выполнить это задание, то это ты?

Пэлори лишь молча кивнула. Ещё бы — аграфка, что была на всех голоснимках, была полной её копией. Ну разве чуточку постарше…

Вечер был в самом разгаре. «Ботаники» от всех научных групп отрывались по полной программе. Музыка, что крутили в зале, была подобрана так, чтобы танцевали парами, прижавшись друг к другу насколько это возможно. Мягкое освещение, в котором зал был словно в полумраке, настраивало на интим. Выпивка лилась рекой, к тому же в неё добавили незначительную дозу синтетического афродизиака. Пэлори осмотрела зал. Вот уже первые результаты — делуссец в углу тискает синтонку, хакданец, танцуя с её подчинённой, уже поглаживает ей задницу, а молоденькая учёная из армаррской группы как-то подозрительно внимательно разглядывает неприкрытый член арварца.

Сама она сидела на одном диване с Ашем. Они вместе пили, несколько раз она вытаскивала его на танцпол. Хм… Он, оказалось, вполне нормально танцует. Пэлори заглянула ему в глаза. Взгляд у Аша был влюблённо-похотливым. Всё, созрел.

— Я забыла брошь в каюте. Проводишь меня? — не спрашивая ответ, она взяла Аша за руку и потащила из зала. А в каюте, выделенной ей капитаном «Линтэ», она уже сама всё подготовила для предстоящего соития.

Как только вход в каюту закрылся, оставив их двоих, с Пэлори упало на пол платье, продемонстрировав Ашу её фигуру в самом лучшем свете. Она обняла Аша и впилась ему в губы.

— Люблю тебя! — горячо шептала она, не переставая целовать его. — Хочу тебя!

Но Аш молча отстранил её от себя.

— Нет, красавица. И не старайся. — сейчас на неё смотрел совсем другой человек. — Я не куплюсь на твоё красивое тело. И с тобой не останусь.

— Ты что… Да как ты можешь…

— Хватит, девочка. — сейчас с ней говорил будто не Аш, а какой-то бесчувственный монстр. — Мы оба играли эту игру. Ты изображала, что влюблена меня, я изображал, что поверил в это.

— Аш… Я действительно люблю тебя. — глаза Пэлори налились слезами. — Я хочу, чтобы мы были вместе. Вот она я, вся твоя! Останься со мной! Только захоти — и мы улетим в Галанте, там у нас будет всё о чем можно только пожелать!

— Нет. Не захочу. Я выше этого.

— Да что ты возомнил о себе, дикарь! — вспылила Пэлори, вконец потеряв самообладание. — Ты не достоин даже малой доли того, что я тебе предложила!

— О! Вот я уже стал дикарём. — грустно улыбнулся Аш. — Спасибо, Леди, что указали мне на моё место. Признаю, по части лицедейства вы, аграфы, просто виртуозы. Вот только я не первый день живу в Содружестве. И отличать искренние чувства от корысти я всё же умею. Могу лишь констатировать — за всё время нашего знакомства Вы были искренни со мной всего один лишь раз. Когда, спросите? Да прямо сейчас, когда показали, кем меня считали всё это время.

— Ты мог согласиться! Мы улетели бы в Галанте, у тебя там было бы всё! — закричала на него Пэлори. — Но самое главное, у тебя была бы я!

— Но не было бы Лораниэль. — просто ответил Аш. — Это моя жена. Мать моих детей. И ни ты, ни кто другой мне её не заменит. Ты — копия её. Но лишь копия, что никогда не заменит оригинал.

Звонкая пощёчина обожгла Ашу лицо.

— Убирайся, мразь! — разрыдалась Пэлори, пытаясь продолжить бить его.

— Прощайте, Леди. — Аш развернулся и вышел из её каюты.

Давясь слезами, Пэлори натягивала на себя сброшенное платье.

После того, как челнок со всеми гардаррцами вернулся на «Майву», Аш связался со штабом экспедиции и объявил им, что гардаррская эскадра остаётся на неопределённое время. По его личному приглашению, по праву представителя планеты Земля.

Эскадра начала разгон к точке перехода в гипер. Через пятнадцать часов они покинут Солнечную систему, начав более чем двухлетний путь домой, в Содружество.

Леди Пэлори в этот момент находилась на борту «Линтэ», и причиной этому был вызов по грависвязи, поступивший из Объединённого Королевства.

Только что состоялся её разговор с Лордом Гэлторном, после которого её настроение, и без того паршивое, окончательно ушло в «минус».

— Леди Пэлори, я разочарован. — Старик смотрел на неё с укором. — Вам предоставили все возможности для выполнения поставленной задачи. И что в итоге? Почти два месяца дикарь просто игрался с Вами. В итоге — операция провалена.

— Лорд! Я уже переслала в Ваш адрес отчёт о своей работе. Там мои выкладки по каждому дню общения с дикарём. — Оправдывалась она как могла.

Опыт практической работы в колониях научил её — если задание выполнено успешно, готовь документы, что не дадут возможности руководству обойти тебя при награждении. Но если задание завалено, то таких документов должно быть гораздо больше — для того, чтобы доказать свою непричастность, или хотя бы «размазать» ответственность.

— Это задание с самого начала было практически невыполнимое. — продолжала она убеждать Лорда Гэлторна. — Аш является сильным псионом, он без труда блокировал моё воздействие. Даже приданный в экспедицию псион не смог мне помочь…

— Я уже ознакомился с Вашим отчётом. Да, мы недооценили этого дикаря. Плохо, Леди… — Старик замолчал на мгновение, после чего добавил. — Ладно, по возвращении мы обсудим Ваше будущее. Я обещал Вам место декана в Вашем Университете… Вы получите его. Всего хорошего.

Голосфера погасла. Пэлори, вытерев предательски потёкшие ручьями слёзы, вышла из помещения связи. Куда ей идти? В штаб экспедиции? Так нечего там сейчас делать. Плюнув на всё, она направилась зал релаксации.

Пэлори уже час сидела за барной стойкой уже почти два часа, топя в нектаре свою беду. Алкоголь приятным теплом растёкся по организму, в голове исчезли все мысли, сразу расхотелось куда-либо спешить. У неё ещё есть несколько часов, чтобы добраться на челноке до своего транспорта, и она проведёт их здесь.

В зал забрёл Саэрос, «личный помощник» Даэрона.

— Неудачница… — прошипел он, усевшись рядом. — Даже дикаря соблазнить не смогла.

— Я старалась. — абсолютно равнодушно пробормотала Пэлори.

Саэрос, тощий, смазливый, с невероятно паршивым характером, был ей глубоко неприятен. Но в данный момент ей просто было всё равно, и даже соседство этого педика никак не могло выбить её из колеи. А гадёныш был явно настроен на конфликт.

— Может, наряд нужно было выбрать другой? — утончённо издевался он над ней. — Впрочем, это вряд ли бы помогло. И колье к нему явно не идёт.

Пэлори повернулась к Саэросу, посмотрев на него в упор.

— Ну так может тебе пойдёт. — она сняла с себя колье и положила на стойку перед Саэросом. — Дарю!

Нет, ей точно не дадут здесь побыть одной. Надо возвращаться на «Халатир». Вздохнув, Пэлори встала и направилась к выходу. Перед тем, как выйти из зала, она мельком оглянулась, и увиденное немного развеселило её. Саэрос напялил на себя её колье и разглядывал, как оно на нём смотрится. Педик он и есть педик, и взять с него нечего.

Через час Пэлори уже спала мертвым сном в своих апартаментах на «Халатире». Так она и проспала переход эскадры в гипер.

На следующий день, после того, как эскадра Содружества ушла в гипер, Сашка перебрался на «Курвис». Маскировка исчезла, и на верхней лётной палубе транспорта предстала «Сугда», прибывшая буквально за несколько часов до него. Перед Сашкой открылся проход внутрь.

— До скорого! — махнул он рукой провожавшим его Сияну, Чтибору и Егору.

Корвет выскочил через выделенное ему «окно» в силовом поле и начал разгоняться. С Аркамом их теперь разделяло всего 13 часов.

По прибытию на Аркам Сашку уже ждал челнок, доставивший в научный центр, откуда на граве он быстро добрался до дома. В Синташте уже была глубокая ночь. Дети спали, и лишь Лораниэль дожидалась его, после того, как он связался с ней по прилёту.

Весь путь до дома Сашка не знал, как рассказать жене про роман, что он крутил по долгу службы с Леди Пэлори. Если по возвращении из прошлой экспедиции он честно как на духу, выложил ей, что по жизненной необходимости ему пришлось отлюбить двух мантихорок, то вот сейчас его одолевали сомнения. Дело в том, что в подавляющем большинстве миров Содружества секс с мантихорками за измену и не считался, а тех незадачливых бедолаг, которых угораздило попасть в систему Мантихора, даже жалели, как жертв насилия. Но вот сейчас…

— Привет! — он поцеловал жену.

— Что с тобой? — Лораниэль всегда чувствовала его настроение. — Ты словно не в себе?

— Лораниэль… Там, на Земле… — Сашка не знал, как подобрать слова. — В общем, там была экспедиция Содружества. Научные группы различных государств. И из Галанте была группа.

— И там была ушастая красавица! Я угадала? — подперев руки в боки, сама за него говорила Лораниэль, глядя на него с лёгкой усмешкой. — И ты запал на неё?. Эх, мужчины!..

— Нет. Всё не так. — Сашка хотел обнять Лораниэль, но та, фыркнув, отстранилась от него.

— Лораниэль! Да не было у меня ничего с ней!

— С ней?! — резко развернулась к нему Лораниэль, гневно сверкнув своими бесподобными глазами. Теперь ничего смешного в её взгляде не осталось. — И кто же это такая — «она»?

— Смотри. — вздохнув, Сашка активировал голограмму.

Лораниэль стояла и молча разглядывала изображение молодой аграфки.

— Ты… смеёшься? Это же я!

— Нет. Это руководитель научной группы Объединённого Королевства. Леди Пэлори из рода Синего Гиацинта. С Камбрии. И я ещё раз говорю — у меня с ней ничего не было.

— Они нашли похожую на меня аграфку. — задумчиво произнесла Лораниэль, продолжая рассматривать голограмму. — Вариант «медовой ловушки». Но на что они рассчитывали?

— Наверное, на то, что я променяю тебя на неё.

— Нет… — Лораниэль повернулась к нему. — Это та глупышка могла так думать. И ей, наверное, так и объяснили её задачу. Но те, кто назначал её на такую должность, и не сомневались, что задание своё она завалит. Значит…

Лораниэль замолчала.

— … реальная цель была другая. — закончил за ней Сашка.

И самое паршивое — он даже не мог представить, что именно было целью для аграфов.

Глава 10

В научном центре Синташты работа как всегда кипела, но по возвращению Сашка не мог сказать, что здесь что-то поменялось за его отсутствие. Как всегда, изучались новые артефакты, проектировались на их основе модели, пригодные для производства собственными силами. Все эти два года в научный центр регулярно доставляли находки, совершённые поисковиками — их команды продолжали поиски по всем доступным системам, и Сашка так же загружал Малыша работой по переводу содержимого информкристаллов.

— С возвращением. — буднично поздоровался с ним Велибор. — Как слетал?

— В целом, успешно.

— Это хорошо. После обеда — совещание у меня в кабинете.

— Тут шесть недель как вернулась команда Гудима. — делился Велибор новостями с присутствующими. — Они проводили поиски в системе RLYU-6592-FDWS.

— Нашли что-нибудь? — заинтересованно спросил Идан.

— Нашли. Завод по производству контейнеров для сбора антиматерии. Причём найдено всё — и 3D-принтеры, и контейнеры с реагентом, и комплект документации. Документацию на подобное оборудование мы уже находили ранее, поэтому, весь завод они сразу доставили на Рипею. Так вчера мне сообщили, что наши коллеги там сами смогли развернуть полноценную линию и смогли получить пробную партию продукции.

— Только что-то долго они там валандались. — По Сашкиным прикидкам, парни Гудима провели в указанной системе почти семь месяцев.

— Всё верно. — вздохнул Велибор. — Честно скажу, в это и моя вина. Я поставил перед ними две задачи — поиск завода, с чем они справились, и поиск червоточины, которая связывает эту систему с системой, где Предшествующие добывали антиматерию.

— И как результат поисков?

— А нулевой результат. — в этот раз Велибор вздохнул гораздо тяжелее. — Искали за орбитой последнего планетоида. Потом в пространстве между внешними планетоидами и последним газовым гигантом. Трижды проходили по маршруту, и челноками, и зонды использовали. И ничего…

— Это же сколько времени они её искали?

— Пять с половиной месяцев из семи. Так что в наших поисках координат источника антиматерии мы находимся на том же месте, что и два года назад.

— Зато здесь у нас есть маленький научный прорыв. — загадочно улыбнулся Идан. — Я последний год изучал оборудование, что мы втроём вывезли из биолаборатории на Аксуме. Часть комплекса я смог развернуть в моей лаборатории, благо псионы помогли активировать его кластер промышленных искинов. Но самое главное — среди переведённой Малышом документации на вывезенный комплекс я нашёл упоминание о принципах синтеза нейросетей Предшествующих. Сразу скажу — там были только общие принципы, но даже их изучение дало возможность мне и моим подчинённым создать прототип нейросети, имеющей принятый в Содружестве стандартный интерфейс, но на основе технологий Предшествующих.

— И как?.. — это действительно было интересно.

— Ну… — скромничал Идан. — Первая партия из десяти нейросетей готова. Первичная оценка их производительности говорит, что до уровня нейросети, установленной тебе, они явно не дотягивают, но скорость усвоения знаний у реципиента будет раза в три-три с половиной выше, чем у современных нейросетей седьмого класса. Этакий промежуточный вариант между нейросетью Предшествующих и нейросетями, что распространяет «Нейросеть».

С самого попадания в Содружество Сашка знал, что нейросети производятся международной корпорацией «Нейросеть», и устанавливают их в любой из клиник местных отделений этой корпорации.

Он как-то не задумывался исходно над тем, как работает данная структура, и лишь годы спустя смог сложить о ней общее представление.

Дело в том, что корпорация «Нейросеть» была пожалуй единственной структурой, не привязанной к конкретному государству, но находившейся под жёстским контролем со стороны Совета Содружества. И неудивительно — вопрос нейросетей это вопрос потенциального контроля над теми, кому они установлены.

Исходно сама технология «смартфона в голове» были разработана М'Зинами. Кошаки первыми смогли реализовать интерфейс, обеспечивающий прямую связь устройства «смартфона» с мозгом, что и дало возможность интегрировать «смартфорны» в эти самые мозги. Такое комбинированное устройство, вживляемое в мозг, с легкой подачи изобретателей, стали называть «нейросеть». Технологией сразу заинтересовались практически все расы, населяющие Содружество. В кратчайшие сроки появились аналогичные версии нейросетей для людей, Чизахи, Печембу, Скон-Таров, Аш-Камази, Тохайцев. И сразу же встал вопрос об урегулировании стихийно возникшего рынка услуг по разработке, производству нейросетей, а так же созданию программного обеспечения. Наиболее явно эти проблемы проявились в человеческих государствах. Если свободный рынок «разрулил» вопросы, связанные с техническими аспектами (после долгих дебатов и обсуждений различные фирмы-производители нейросетей смогли устаканить стандарты, определявшие требования к интерфейсу связи между устройством и мозгом человека, к универсальной шине, позволявшей наращивать память или производительность, методы и тесты по определению производительности и других параметров), то вот вопросы, связанные с безопасностью, пришлось решать нерыночными механизмами.

Дело в том, что каждая нейросеть теоретически может быть изготовлена так, что обладатель может стать подконтролен другому человеку. Никто не мешает разработчику интегрировать в нейросеть закладку, срабатывающую по команде извне. Установили, к примеру, гражданину Оширского Директората нейросеть производства Корпоратократии Синто — а в ней разработчики заложили умерщвление обладателя нейросети по особой команде. Зачем они это сделали? А выполняли приказ от Секретной Службы Корпоратократии. Да и те жители, которым были установлены нейросети, произведённые в их государствах, тоже не могли быть ни в чём уверены. Посчитало тебя государство неблагонадёжным? Ну так не обижайся, когда у тебя мозги ни с того ни с сего вскипят. Те же рабские импланты, производимые по заказу Империи Арвар, были самым ярким примером такой возможности.

Возник и обострился конфликт интересов. С одной стороны, ни одно государство Содружества не хотело, чтобы его граждане ходили с «миной замедленного действия» в голове, и активатор от этой «мины» был в руках других государств. С другой стороны рядовые жители так же не желали, чтобы этот активатор был в руках родного государства — ибо это первый шаг к абсолютной диктатуре. Естественно, что решение этих вопросов в рамках одной страны решить было невозможно. Созданная Советом Содружества комиссия, рассмотрев мнения всех заинтересованных сторон, однозначно заняла сторону «простого рядового жителя Содружества».

Решение Совета Содружества было абсолютно мудрым. По эгидой Содружества создавалась международная корпорация, в обязанности которой вменялось распространение нейросетей и контроль за соблюдением ряда условий. Именно так — распространение и контроль. Дело в том, что своих производственных мощностей у корпорации не было, и её деятельность можно было назвать «франчайзингом».

Любая фирма или корпорация в Содружестве могла разработать новую модель нейросети и предоставить её на рассмотрение в исследовательские лаборатории корпорации «Нейросеть». При этом разработчик должен был предоставить полную документацию на само разработанное изделии и открытые программные коды. После проверки в исследовательском центре «Нейросети» разработчику выдавалось разрешение на производство данной модели, а сама модель нейросети официально входила в модельный ряд, предлагаемый к установке во всех филиалах корпорации по всему Содружеству. Скажете, дорого? Неэффективно? Никто не будет раскрывать свои разработки и предоставлять документацию? Естественно, никто не заставлял фирмы-разработчики так поступать. Но без этого разрешения корпорация «Нейросеть» просто не брала изготовленные нейросети на распространение в своих филиалах. А других подобных корпораций просто не было. Но это был кнут, а эффективен он, как известно, вместе с пряником. Что же получал в итоге разработчик, предоставивший корпорации «Нейросеть» все данные на изучение его разработки? А получал он, при подтверждении заявленных сведений, пять лет, в течение которых никто не мог производить данную модель нейросети. Производить-то конечно этот самый «кто-то» мог — да вот ведь незадача, корпорация «Нейросеть» приобретала модель данной нейросети исключительно у её разработчика.

В результате и «овцы были цели, и волки сыты». Обладатель нейросети был абсолютно уверен, что никаких закладок в его нейросети нет. Это как если владелец земного смартфона знал бы, что в открытом доступе он в любой момент может найти полную электрическую схему на свой девайс (включая электрические схемы используемых в нём микросхем вплоть до «вентильного уровня»), а так же исходные коды установленного программного обеспечения. Его государство так же было спокойно за собственную безопасность, зная, что никаких «закладок» в мозгах его граждан нет. Разработчик был уверен, что если его разработка действительно окажется лучше имеющихся аналогов, то она гарантированно будет продаваться, вернув ему сторицей затраты на её создание. Не оставалась обделённой и сама корпорация «Нейросеть» — несмотря на огромные траты на изучение и сертификацию регулярно поступающих образцов нейросетей, маржа, получаемая с их продажи, а так же продажа сопутствующих услуг (тех же баз знаний) давала ей возможность существовать абсолютно независимо ото всех государств.

Фактически за тысячелетия рынок нейросетей полностью сложился и к настоящему времени был полностью устоявшимся. Не важно было, где и в каком из местных филиалов корпорации человек приобретал нейросеть — если нейросети имели одну и ту же маркировку, то и изготовлены были по одной и той же технологии и имели одну туже «схемотехнику». Это обеспечивалось так же тем, что со стороны корпорации был контроль за производством на каждой из фирм, занятых в разработке. Ну а дальше включались уже упомянутые рыночные механизмы. Получилось создать нейросеть с приростом производительности на хоть на полпроцента выше чем у продаваемой на данный момент модели? Новая модель вытесняла старую. Так что почивать на лаврах не мог никто. Сегодня у тебя идут хорошие прибыли с продажи, а завтра, если не предложишь миру что-то новое, ты вылетишь с рынка.

Но государство не было бы государством, если бы не пыталось хоть как-то обойти данные ограничения. И они нашли лазейку.

Если рядовые граждане государств Содружества приобретали нейросети в одноимённой корпорации, то тем из них, кто шли на государственную или военную службу, нейросети устанавливали в медцентрах соответствующих ведомств. Естественно, сами нейросети военного назначения разрабатывались и выпускались в военных исследовательских лабораториях, и какие в них стояли закладки никто сказать не мог, по простой причине — «военные» нейросети представляли из себя «чёрный ящик». Кроме общих параметров ничего по их структуре и содержимому не публиковалось, и сама эта информация была закрытой. Естественно, утечки её периодически возникали (как правило, если военные какого-то государства попадали в плен), но комиссии при Совете Содружества только разводили руками — шедшие на военную службу подписывали контракт, где чётко было сказано, что им будет установлена военная версия нейросети.

Так или иначе, но военные разработки хорошо финансировались крупными государствами Содружества, поэтому и возможностей у их разработчиков было поболее, чем у частных компаний. Так или иначе, но военные нейросети хоть на немного, но превосходили гражданские аналоги. Нередко бывало так, что после разработки новой модели, устаревшая модель, из которой удалялись все «закладки», предоставлялась на изучение в исследовательский центр «Нейросети» и выпускалась как гражданская модель. Так, за счёт их массовой продажи, военные обеспечивали дополнительное финансирование последующих разработок. А деньги — они никогда не бывают лишними.

— Можешь нас поздравить, Аш. — с загадочным видом произнёс Идан. — Мы с Траяном в числе тех десяти счастливчиков, кому эти самые новые нейросети уже установлены. А остальные комплекты поделили между нашими учёными и парнями из службы безопасности. Сейчас они у всех испытателей полностью развернулись, заменив старые нейросети. При этом все ранее установленные импланты функционируют без сбоев.

— Это, вообще-то, риск… — Сашка не сомневался, такой фанатик, как Идан, готов был стать подопытным кроликом во имя науки. Но Траян-то как на это согласился? — А если бы в алгоритме работы нейросети ты не смог бы обнаружить какие-то ошибки?

— Знаю. Риск был. Но кластер искинов, что помогал в разработке нейросети, провёл многократное моделирование, и все ошибки, возникшие в процессе проектирования, выявил и исправил. Мы ведь за базовую модель взяли последнюю версию «Учёный-7М». Так искины Предшествующих первым делом выявили ряд логических ошибок, что присутствовали в исходной модели нейросети, распространяемой по всему Содружеству — несмертельных, но уменьшающих производительность. Затем они предложили массу вариантов по усовершенствованию архитектуры нейросети. Есть и предложения от кластера по усовершенствованию смой интерфейсной шины — но это решили оставить на будущее. Так что сейчас наши нейросети — самые надёжные во всём Содружестве.

— Не жалеете? Что от старых сетей избавились? — впрочем, ответ был очевиден.

— Я буду жалеть, если с этой придётся расстаться. — подвёл точку в Сашкиных сомнениях Траян.

— Так вы теперь сами сможете читать информкристаллы Предшествующих?

— Вот тут, к сожалению, нет. — охладил Сашкино воодушевление Идан. — Всё равно архитектура нейросетей — наша, содружеская. И с нейросетями Предшествующих она, как это ни прискорбно, несовместима. Поэтому Малыш для нас всё так же остаётся незаменимым членом нашей команды.

«Спасибо!» — с благодарностью откликнулся его маленький помощник.

— Ничего. — Велибор, как всегда, был невозмутим. — Мы уже столько всего нашли! Не сомневаюсь, будут ещё среди наших находок биотехнологии Предшествующих. И нейросети научимся делать ничуть не хуже, чем были у них.

Глава 11

Сегодня в научный центр вернулся «блудный сын». Умир прибыл из системы Рипея, в исследовательской лаборатории ВКС которой он провёл последние два года.

— Надолго к нам? — интересовались коллеги, радостно поприветствовав его.

Что ни говори, а коллеги были действительно рады его возвращению.

— Не знаю. — Умир пожал плечами. — Сейчас меня снова перевели сюда, так как работа в Рипее закончилась. Я, собственно, не с пустыми руками прибыл, поэтому, всё будет зависеть от того, как успешно пойдёт дальнейшее исследование «гостинца», который я сопровождал.

— И что же за подарок ты нам привёз? — заинтересовался Сашка.

— Корабль-сборщик антиматерии. Его доставили в одном транспорте под охраной целой эскадры. Его уже изучили как могли мои коллеги в исследовательской лаборатории, пришло время оснащать его системой магнитной защиты. И делать пробные вылеты.

В тот же день на транспорт, висевший на орбите Аркама, из хранилищ артефактов в закрытом секторе были доставлены несколько корабельных контейнеров с антиматерией, а так же один маскировочный модуль. В течение последующих двух дней Сашка с коллегами участвовал в «модернизации» «стакана» и изучении его управления. Наконец, на четвёртый день, после включения маскировки, «стакан» покинул грузовой отсек транспорта и медленно устремился к поверхности Аркама. Конечной точкой его маршрута был закрытый сектор, где в ангаре, оставшемся от Предшествующих, для него был подготовлен отсек, как раз рядом с отсеками, где располагались один из найденных корветов Предшествующих проекта «Гаруда» и космическая яхта.

Ещё неделю шли различные работы по оснащению корабля- сборщика антиматерии. Поисковики из команды Гудима сумели найти не только сам корабль-сборщик, но и управляющий центр разобранной и вывезенной ими верфи, поэтому в распоряжении исследований оказались и инструкции по модернизации корабля, в том числе и по установке пластин магнитной защиты.

Сами пластины размещались, закрывая внутреннюю поверхность «стакана». Людям даже ничего не пришлось самим делать — активированный искин корабельной верфи, получив задание, сразу загрузил работой конструкционных дроидов, что так же были найдены и вывезены поисковиками вместе с остальным оборудованием. Те неспеша брали «канцелярские кнопки» и устанавливали точно на положенных местах. Менее суток понадобилось на то, чтобы полностью обшить внутреннюю поверхность «стакана». Сашка всё это время с интересом следил за работой дроидов, а когда работа была завершена, забрался внутрь корабля и уселся в центральный пилотский ложемент. Сразу же активировавшиеся три голоэкрана отобразили текущее состояние всех систем корабля.

На правый экран было выведено схематическое изображение корабля. Сашкин взгляд перемещался по изображению корабля, и корабельный искин услужливо подсвечивал все корабельные подсистемы. Рядом с подсистемами, на изображении которых взгляд останавливался, сразу выскакивали «иконки», выбрав которые, опять же взглядом, можно было получить развёрнутые на правом экране сведения по состоянию и результатам внутренней диагностики. Вот и она, последняя установленная подсистема корабля. Магнитная защита.

Картинка корабля развернулась на 90 градусов, показав внутреннюю поверхность стакана, покрытую пластинами, как рыба чешуёй. Общее состояние каждой шестигранной пластины отображалось её цветом. Все пластины сейчас тускло мерцали светло-салатовым цветом, что говорило о их стопроцентной исправности.

Ещё две недели пришлось затратить на лётные испытания корабля, с лёгкой руки Сашки получившего имя «Кашалот». На Аркам всё больше и больше завозилось представителей земной флоры и фауны, но таких крупных животных пока не доставляли. Коллеги интересовались у Сашки, что это за зверь такой, и лишь просмотрев коротенькие фильмы, сделанные на Земле, а потом, услышав рассказ, что, несмотря на огромные размеры, кашалот питается исключительно мелким планктоном, признали схожесть внутренней сущности крупного земного млекопитающего и корабля канувшей в Лету цивилизации.

Вначале проверялись его лётные характеристики в обычном пространстве, затем было несколько перелётов в различные соседние с Аркамом звёздные системы.

Активация силового поля дала дополнительную информацию для размышлений. Было два режима его функционирования. В основном режиме оно полностью закрывало корабль, при этом со стороны корабль смотрелся как матово-чёрный цилиндр. А во втором режиме силовое поле закрывало только внешнюю поверхность корабля, и при этом включалась система магнитной защиты. Определённая логика в этом была.

После того, как была проведена проверка функционирования всех систем «Кашалота», в отсек ангара, где он размещался, доставили контейнеры.

Персонал научного центра Арты на зря ел свой хлеб. За это время они запустили линию по производству контейнеров для хранения антиматерии, и даже выдали нагора первую продукцию, а именно 132 «бидончика». Именно столько, сколько возможно было зарядить в «Кашалота».

Загрузка «Кашалота» нежданно свалившимся на них «боекомплектом» прошла довольно быстро — открывшийся внизу корабля контейнероприёмник шустро поглощал подаваемые дроидами «бидончики». Сашка в это время снова сидел в пилотском ложементе и лениво наблюдал, как на левом экране один за другим появляются символы «разряженных батарей мобильников». Экран полностью заполнился, контейнероприёмник затянул отверстие, так, как будто его и не было.

Теперь корабль был полностью оснащён и подготовлен к полёту.

В тот же вечер, когда завершились испытания, все причастные сидели в зале заседаний научного центра Синташты.

— Для начала, — прокашлялся Велибор, открывший совещание. — подведём итоги по привезённому ранее кораблю-сборщику антиматерии. Корабль, как выяснилось, был собран, но не оснащён системой магнитной защиты. Впрочем, это оказалось для нас лишь дополнительным «плюсом». Исследовательская лаборатория ВКС в Рипее потратила почти два года на его изучение, и, скажу вам, не зря. Во-первых, изучение корпуса корабля дало пищу для размышлений. В отличие от корпусов тех же корветов и космической яхты, его основа состоит из жаропрочного материала, выдерживающего огромные температуры…

Сашка мысленно перевёл предоставленные цифры в привычные ему земные величины. Материал, из которого был изготовлен корпус корабля, был способен выдерживать температуры до двух десятков тысяч Кельвинов, не испытывая при этом температурных деформаций и разрушения. Зачем?…

— Внешний слой обшивки корабля изготовлен из материала, который можно считать идеальным теплоизолятором…

Сашка разглядывал голосферу, отображавшую корабль в разрезе. Слой теплоизолятора сантиметров десять позволял экипажу корабля пребывать в комфортных условиях в течение нескольких часов, а сам корабль это время мог спокойно находиться в чреве звезды.

— … а внутренняя стенка «стакана» изготовлена из материала, обладающего схожими свойствами с тем, из которого изготавливались универсальные источники энергии. В частности, этот материал является идеальным поглотителем нейтронов.

Ну, это, хотя бы, понятно. Реакция аннигиляции атомов из материи и антиматерии сопровождалась активным испусканием нейтронов, поэтому и универсальные источники, и корабельные контейнеры просто обязаны были быть изготовлены из подобного материала. В противном случае эти источники энергии были бы подобны «нейтронной пушке», стреляющей во все стороны.

Разговор плавно перешёл к поиску места добычи антиматерии.

— Кластер искинов, что был задействован в поиске системы добычи антиматерии, выдал массу побочных данных. — Умир вывел на экраны результаты моделирования. — Судя по всему, «червоточина», через которую корабли-сборщики возвращались в систему RLYU-6592-FDWS, находится очень близко к звезде.

Умир увеличил план системы RLYU-6592-FDWS и вывел на неё сферу, полностью охватившую звезду. Сама сфера имела радиус лишь в полтора раза больше радиуса звезды.

— Что это? — спросил Идан.

— «Сфера вероятности». Границы определяют объём, в пределах которого находится червоточина с вероятностью 99,9 %.

— А наши в прошлый раз где искали? — вышел из раздумий Траян.

— А наши искали, наоборот, за астероидным поясом системы. Ничего, естественно, не нашли.

— Странно. — пробормотал Велибор. — На моей памяти нет ни одной «червоточины», что располагалась бы рядом со светилом. Впрочем… Мы уже столько странного видели за последние годы…

— Здесь другое странно, — Сашка увидел совсем другую нестыковку. — Почему эта «червоточина» использовалась лишь как выход в систему RLYU-6592-FDWS? Кто мешал тем же сборщикам антиматерии вернуться по ней обратно, туда, где они осуществляли добычу?

— Аш, ты судишь лишь по одному ролику! — вздохнул Умир. — Кто знает, может, именно для его съёмок пилоты и совершили такой «крюк»? А повседневно они использовали этот маршрут, из RLYU-6592-FDWS в неизвестную систему и обратно. В общем, нужны новые данные.

— В общем, в свете новых полученных данных, эти три системы нужно проверить повторно. — кратко подвёл итог Велибор. — Или есть ещё точки для поисков?

— Коллеги! Даже не знаю… — Идан был в раздумьи. — Я ведь продолжал изучать информкристаллы, что мы добыли в разных экспедициях. А тут дошла очередь до тех, что мы извлекли в системе Ашанти. Там раньше находился офис по продажам драгоценностей. И скажу вам… Есть, на мой взгляд, информация, что могла бы нам помочь. Впрочем, не могу быть уверенным на 100 %.

— Идан, не томи… Говори, что есть. Тут видно будет, полезно это или нет. — Траян привык к научным обсуждениям, но всё равно предпочитал четкое изложение проблемы и такие же четкие предложения по её решению.

— В общем, самый первый же информкристалл содержал запрос на изготовление женского украшения. Там содержалось, если так выразиться, техзадание в виде эскиза, а так же сроки изготовления украшения, и даже план некоего театрального шоу, в ходе которого это украшение будет вручено его будущей обладательнице. Здесь самое интересное не то, что это за украшение, а то, кто являлся его заказчиком. А поступил этот заказ от руководителя одного из подразделений крупнейшей корпорации Предшествующих. Как перевёл Малыш, корпорация называлась «Антипром», и именно она занималась добычей антиматерии. Оттуда заказ, туда же должны были доставить украшение. Видимо, босс хотел сделать подарочек своей любовнице.

— Всё верно. — хмыкнул Сашка. — Самое ценное, что есть в таких офисах — это информация о клиентах, которая сама по себе может стоить гораздо больше, чем все продаваемые украшения вместе взятые. Так что не сомневаюсь, оставшиеся кристаллы, добытые на месте этого офиса, так же принесут немало интересного. Так где эта штаб-квартира находилась?

Она оказалась значительно дальше тех трёх систем, что рассматривались ранее.

— Система RBSA-9428-KSDP. — Идан тем временем вывел на голосферу участок звёздной карты, так, что упомянутая система оказалась в самом её центре. — Находится в стороне от тех трёх, где шли поиски. До ближайшей, RLYU-8317-FDWS, нужно совершить два подскока. Да, сейчас эта система безымянная, а раньше, как перевёл Малыш, её планета и сама система носили имя «Эллария».

Голосфера по команде Идана переключилась на изображение самой системы. Звезда, размером как Солнце, лишь максимум интенсивности спектра чуть смещен в «красную» сторону. Шесть внутренних планет, один астероидный пояс, пять газовых гигантов. Маркер, отмечающий объект Предшествующих, был размещён на четвёртой планете.

— Планета Эллария, условно пригодная для жизни. 218 лет назад её открыл разведчик Чизахи, зафиксировал, что на планете есть жизнь, есть флора и фауна, есть условно высшие формы жизни. Люди, находящиеся на уровне первобытных дикарей. Так же зафиксированы многочисленные области повышенной радиации. Судя по всему, там случился какой-то катаклизм за две сотни лет до этого. В общем, ничего интересного для себя он там не обнаружил. Система находится далеко, ни у кого интереса не вызвала.

— И ты это никому не сообщил? — удивился Сашка.

— А что сообщать? — развёл руками Идан. — Есть, условно, штаб-квартира регионального отделения корпорации, расположенная на 4-й планете системы. Но проблема в том, что координат объекта на самой планете в том кристалле не было. Просто указание планеты — и всё…

— Кажется, я понимаю… — пробормотал задумчиво Велибор. — Скажите… а вот у нас, в Содружестве… Указывает ли кто в адресе точные координаты Резиденции Магистра Хакданского Ордена на Люпусе? Или точные координаты Королевской резиденции на Мерсии в Объединённом Королевстве? Нет… Потому что это настолько хорошо известные всем объекты, что никому и в голову не придёт утруждать себя этим…

— И эта штаб-квартира была точно таким же по значимости объектом. Все тогда знали. — как-то хмуро сказал Траян. — В итоге — мы теперь не знаем, где он находился.

Все сразу как-то приуныли.

— Для нас это всё равно хоть какая-то, но зацепка. — Сашка попытался всех взбодрить. — Да, неизвестно, где его искать, но есть шанс, и упускать его не стоит.

— Тогда принимаем решение. В экспедицию отправятся всего два корабля. — Велибор оглядел сидевших за столом. — Да, только два. Первый — корвет Предшествующих, проекта «Гаруда». Это новая «Сугда». А второй… Второй корабль — это экипированный сборщик антиматерии. Если кому и лезть туда, где она может находиться, то лишь ему.

— А сколько человек сможет попасть в экспедицию? — обеспокоенно спросил Умир.

Парень явно хотел быть в их числе.

— Экипаж «Сугды». Это Горан и двое его напарников. Ты, Умир. — Велибор ухмыльнулся, увидев радость на лице молодого учёного. — Группа из пяти поисковиков, в помощь. А экипажем «Кашалота» — наша троица. Аш, Траян, Идан — вы все так же летите.

— А какой маршрут? — Траян уже мысленно готовил план экспедиции.

— Мы не будем менять программу. Вначале — система RLYU-6592-FDWS. Затем — системы RLYU-8317-FDWS и RLYU-3173-FDWS. Тут уже на ваш выбор, какая будет первой. Во всех трёх системах — поиски «червоточин». Ну, и система RBSA-9428-KSDP. Может, найдёте ту самую штаб-квартиру регионального отделения корпорации «Антипром». Ещё раз напоминаю: Ваша задача — поиск пути в систему, где шла добыча антиматерии. Она является целью, и поиск артефактов может идти лишь в качестве дополнения к основным поискам. Траян! Общее руководство экспедиции на тебе!

— Тогда… — Траян неопределённо хмыкнул. — Вылет через три недели.

Оглядев удивлённых коллег, он пояснил:

— Пришло время Ашу посетить военную базу Предшествующих для присвоения офицерского звания Сварги…

Глава 12

До системы DPYH-2711-ZCNE корвет добрался всего за 34 часа. Если старая «Сугда» тратила на перелёт в гипере почти 18 суток, и ещё сутки уходили суммарно на перелёты между точками перехода в пределах систем подскока, то для новой «Сугды» первая составляющая времени космического перелёта обнулялась за счёт использования пространственных «проколов».

Сашка стоял на входе в корабельную рубку, молча глядя на тактический экран. Сейчас корвет прошёл две трети пути до третьего газового гиганта. «База 51», как рассказал Горан, была уже свёрнута и всё оборудование с неё было вывезено, покинул базу и персонал. Но, как оказалось, не весь. Начальник «Базы 51», сменивший знакомого Сашке Радовида, теперь перебрался на второй планетоид того газового гиганта, к которому сейчас летел их корабль — на базу, что помогал разворачивать Траян в месте, где находилось месторождение аграфена.

— Нас приветствуют, Аш! — не поворачиваясь к нему, коротко сказал Горан, продолжая глядеть на экраны. — Навестим коллег?

— Разве что на обратном пути.

Он снова, как в тот первый раз, сидел в одиночестве в челноке, дрейфующем на краю «сферы безопасности», образованной вокруг планетоида.

«Суб-офицер Сварги прибыл для присвоения очередного воинского звания» — передал он.

В этот раз искин базы откликнулся почти сразу.

«Я ждал тебя!» — мысль искина, что донеслась до него волной, была полна лёгкой радости и тихой надежды. — «Принимай код доступа!»

Так же, как и в первый раз, Сашка провёл челнок по определённому ему маршруту, посадив его на летном поле. Здесь его уже ждал грав, специально присланный искином базы. Грав доставил его до двери, за которой располагался командный пункт базы.

«Заходи!» — пригласил его искин.

В помещении командного пункта ничего с тех пор не изменилось. Да и нечему тут было меняться — так же стояли, образуя круг, столы, так же в центре, закрытый силовым полем, стоял на подставке огромный шар — тело искина.

«Я нашёл и изучил все базы по трём циклам обучения» — просто сообщил Сашка. — «Имеются отметки от тренажёра „Акария“ о сдаче экзаменов за все три цикла обучения».

Малыш по его команде переслал искину базы полный отчёт.

Искин молчал пару минут.

«Суб-офицер Аш!» — мысль искина несла в себе какой-то букет торжественности момента, и… гордости, что ли? — «Тебе присваивается первое офицерское звание Сварги. Как офицеру, тебе вручается личное именное оружие — офицерский клинок».

Стол перед ним… «зарябил». В столешнице вдруг появилась напротив него «выемка», в которой лежал «эфес катаны». Точно такой же, как и те пять «рукоятей», что они нашли на Лорбонце. Сашка по возвращению на Аркам пытался их активировать, но безуспешно. Так и лежали они на одном из складов в научном центре закрытой зоны.

Самое интересное заключалось в том, что во время тренировок на тренажёре «Акария» по дисциплине «Холодное оружие» у него в руках постоянно появлялась подобная рукоять, и Сашка за пройденные занятия прекрасно научился управляться клинком. Очень удобно было во время тренировочного боя моментально изменить форму лезвия, превратив катану в мачете, или, наоборот, в подобие шпаги. Но тренировка заканчивалась, и оружие, только что бывшее в его руке, бесследно исчезало…

«Возьми его». — Сашка взял «эфес», и его рукоять на мгновение вспыхнула изнутри ровным лиловым светом. И в этот же момент по его команде из эфеса выросло лезвие. Вот тебе и сама катана.

«Привязка на генетическом уровне пришла успешно» — донеслась до Сашки мысль искина, полная удовлетворения. — «Теперь это твоё именное оружие!»

Бросив взгляд на стол, Сашка отметил, что никакой выемки в нём уже не было. Так и стоял, как раньше, обычный стол.

«Передача его другим лицам запрещена — это может их травмировать». — продолжал рассказ искин. — «Да, если не хочешь постоянно носить его в руке, просто приложи его к своему комбинезону. Он сам прикрепится и изменит форму так, чтобы носить его можно было без дискомфорта».

«Я вот что вспомнил…» — обратился Сашка к искину, прикрепив «рукоять» к бедру. — «Когда мы осуществляли поиски на месте военного колледжа, то обнаружили пенал с пятью офицерскими клинками. Но я так и не смог ни один из них активировать».

«Ещё бы!» — мысленно ухмыльнулся искин. — «Это оружие не для того было создано, чтобы каждый мог его использовать… Лишь по присвоению офицерского звания возможно произвести привязку клинка к его обладателю. И я не упомянул, что он является ключом-идентификатором. Личное оружие обеспечивает доступ офицеру на любой военный объект. Ну, почти на любой…»

Вот это действительно было интересно.

«…разве что кроме самых секретных. И если, конечно, они принадлежали Сварге.» — уточнил искин. — «Для получения допуска на объект или на корабль достаточно приложить навершие клинка к активационной панели. Если твоего уровня допуска достаточно, то тебя пропустят. Если нет — то просто уведомят об этом, а не пустят сразу в распыл.»

Искин тем временем продолжал:

«Ты — единственный на данный момент офицер Сварги. Не просто на этой базе, а и вообще во всей Вселенной. На основании вступившего в силу протокола…»

Искин снова замолчал, но лишь на мгновение.

«… передаю тебе командование этой базой». — если бы искин был человеком, то он бы просто выдохнул с облегчением после произнесения этой фразы. — «Теперь ты получаешь полный доступ ко всем объектам базы. Каковы будут указания, командир?»

Сашка на короткий миг даже немного растерялся. Нет, он знал, что его ожидает при получении офицерского звания — а вот всё равно открывшиеся возможности на мгновение выбили его из колеи.

«Я могу отключить стационарные деструкторы?» — «Можешь».

«А отменить вообще „сферу безопасности“?» — «Можешь…»

Только отвечал искин с легким налётом грусти.

«А отключить защитное поле, окружающее твоё тело. Могу?» — «Да. Можешь.»

«Активировать дроидов, чтобы они смогли погрузить тело искина этой базы на гравиплатформу и доставить его на корвет?» — «Да. Можешь.»

Сашка чувствовал — искин сам этого очень хочет.

«Тогда — приказываю! Выполнить в указанном порядке перечисленные действия!»

«Спасибо, Создатель!..» — Сашку чуть не накрыла пришедшая волна благодарности, а искин незамедлительно приступил к исполнению полученных директив.

Челнок сел на лётную палубу «Сугды», из люка вылез Сашка, а из трюма, в окружении трёх конструкционных дроидов, выехала гравиплатформа, на которой размещался в подставке шар.

— Э… Аш… — прибежавший на палубу Горан смотрел на шар и дроидов, не зная что сказать.

«Познакомься, Горан! Это искин базы. Он давно уже хотел выбраться к людям, но только теперь у него появилась такая возможность» — Сашка показал Горану рукой на шар.

«Приветствую…» — как-то осторожно передал мысль Горан.

«И я тебя приветствую, Создатель!» — донеслась до обоих людей радостная мысль. — «Спасибо, что позволил мне воспользоваться твоим гостеприимством! Корвет проекта „Гаруда“… Давно сюда не прилетали такие…»

— Аш… Тут с базы нас вызывают… — как-то растерянно произнёс Горан. — Псионы не могут связаться с базой Предшествующих. Корабль с грузом не может покинуть нашу базу. И народ на нашей базе волнуется.

А об этом Сашка и забыл… Искин с базы Предшествующих он вывез, но не сообщил об этом. В итоге люди там сейчас думают, что оказались отрезаны от мира.

— Горан, срочно свяжись с начальником нашей базы! И передай дословно: «Сферы безопасности» больше не существует. Кораблям теперь не требуется получать допуск для пролёта к месторождению. И ещё — мы скоро приедем в гости. И не одни…

Горан сразу же обеспечил связь с Артой, и Сашка смог сообщить руководству об успехе. Он думал, что ему придётся уговаривать Азара не везти искин на Арту, а доставить его на Аркам. Но Азар сам предложил доставить на Аркам кибернетическое чудо Предшествующих. Объяснил он это просто — звёздную систему с таким количеством псионов на душу населения, что есть сейчас на Аркаме, нужно ещё поискать. Есть действующий научный центр, где так же работает множество псионов. Так что, подвёл он итог, именно на Аркаме искину базы будет наиболее комфортно. Да и вообще для него там найдется работа — своего планетарного искина у системы Аркам ещё не было, и то, что вывезенный искин захочет выполнять эту работу, ни у кого сомнений не было. А вот с отлётом обратно пришлось повременить.

Азар сообщил, что сразу распорядился отправить к ним свободную группу поисковиков, а пока, в течении трёх недель, Сашке предстояло демонтировать оборудование и готовить его к вывозу. Почти всё оборудование — за исключением стационарных деструкторов «Вадхар».

База, развёрнутая около месторождения аграфена, по компоновке мало напоминала «Базу 51». Лётное поле было в раза в два больше, но это как раз было объяснимо. Его размеров должно было хватить для размещения двух грузовых транспортов. Сейчас корвет стоял рядом с транспортом, куда шла загрузка контейнеров с добытым аграфеном, и со стороны смотрелся как моська рядом если не со слоном, то точно с алапаем. На встречу отправились не только Сашка и экипаж «Сугды» — с ними вместе поехал на своей гравиплатформе искин Предшествующих.

На первом ярусе, куда они спустились на лифте, их встретили все обитатели базы, половину из которых Малыш однозначно определил как псионов — шесть человек постоянно находились на базе, выполняя работу «лоцмана», попросту говоря, проводя транспорты до базы через «сферу безопасности» по коридору, выделяемому каждый раз искином базы Предшествующих. И сегодня Сашка мог поздравить их — работа здесь для них завершена.

Однако новость, что теперь корабли могут безопасно добираться до месторождения, некоторых псионов даже немного расстроила. Сработались они с искином, и его отлёт из системы восприняли с лёгкой грустью.

«Уважаемые коллеги!» — обратился к ним Сашка. — «Сейчас для вас есть не менее важная работа. Не сомневаюсь — для защиты этого планетоида скоро сюда прибудут военные, и не сомневаюсь, здесь будет развёрнута военная база. Именно для защиты месторождения. Но пока функцию защиты придётся взять вам. Тем более, что так же вскоре сюда прибудут поисковики. У них здесь работы — на месяцы. Ведь им предстоит вывезти оборудование с полностью уцелевшей базы Предшествующих. Но пока, просто на всякий случай, кому-то надо взять управление системами защиты базы. Эти кто-то — вы. Никто, кроме псионов, не сможет активировать стационарные деструкторы. Так что вам придётся перебазироваться на базу Предшествующих».

«Мы согласны.» — просто ответил руководитель их группы. — «Когда мы можем приступить?»

«Лучше завтра» — так же мысленно ответил Сашка. Так, чтобы его услышал и искин. — «Сегодня у нас — праздник. Сегодня мы получили полный доступ к планетоиду. А один наш коллега сегодня получил долгожданную свободу».

Не только псионы — абсолютно все на базе искренне поздравляли искин.

«Прости… а ведь я за всё время так и не спросил, как тебя зовут…» — только сейчас Сашка подумал, что имени искина он так и не знает.

«Искин класса „Джанака“, регистрационный номер #9602-AELV-6903» — представился тот. — «Я тоже не представился. Просто меня раньше никто это не спрашивал».

«Номер?» — Сашку это почему-то смутило. — «А имени у тебя нет?»

«Нет…» — прост сообщил тот. — «Предыдущий командир базы не успел мне его дать. Но теперь командир базы ты. Значит, ты можешь это сделать».

Дать имя искину… Сашка уже давал имя одному искину, и оно тому вполне подошло. Сашка взглянул на Малыша. Вот, висит у него сейчас на запястье. Но имя искину совсем другого уровня… А почему бы не спросить Малыша? Ведь он с ним общался не меньше, чем сам Сашка.

«Малыш!» — его верный маленький помощник сращу вышел из спячки. — «Как бы ты охарактеризовал этот искин? Я собираюсь дать ему имя».

«Ох, Хозяин…» — Малыш задумался — «Он умный!.. Гораздо умнее и мудрее меня…»

Умнее… Мудрее… Решено! Пусть будет так.

«Нарекаю тебя — Мудрец!»

Наречённый просто излучал эмоции гордости и счастья. Он теперь — не безымянный. Не один из многих с номерами. Он — личность! У него — есть имя.

Работа в течении двух недель при всей её необычности была на редкость рутинной и однообразной. Отключить силовые поля, защищающие ряд помещений, в том числе и склады. Обесточить турели, извлечь из них источники энергии. Провести общую ревизию в каждом помещении, определить ценность обнаруженного. С последним было сложнее всего. Тут сколько людей, столько и мнений. Траян бы в первую очередь ухватился за оружие. А Сашка самым ценным считал источники антиматерии. И здесь их было много. Почти восемь сотен, и это не считая загруженные в стационарные деструкторы.

Сами деструкторы можно было активировать «в ручном режиме». Естественно, никаких манипуляций руками делать было не нужно, просто управление мог осуществлять любой псион. И. естественно, мог он это делать после обучения. Знания и навыки управления такими установками Сашка приобрёл в период изучения военных баз знаний, так что с передачей знаний псионам проблем не оказалось. А вот навыки… Тут, к сожалению, оставалось надеяться лишь на «опыт, сын ошибок трудных». Дай Создатель, им не придётся приобретать его в боевых условиях.

Наконец в систему прибыла небольшая эскадра — это в сопровождении лёгкого крейсера, трёх эсминцев и восьми корветов, добрался транспорт с поисковиками. Наконец пришло время лететь домой.

«Сугда» проходила уже последнюю систему подскока на пути к Аркаму. Горан с командой были заняты своими делами, а Сашка всё это время общался с Мудрецом.

«Мудрец! Я ведь совсем забыл… Во время поисков на базе снабжения я обнаружил комплект баз 4-го цикла обучения. Но они не ставились на изучение. Почему?»

Искин излучил удивление.

«Эти базы знаний предназначены для офицеров. Естественно, ты не мог их поставить на изучение, не имея отметки об офицерском звании. Но теперь можешь».

«А что оно даёт?» — по правде говоря, устал уже Сашка от постоянного обучения.

«Переход в категорию старших офицеров» — пояснял Мудрец. — «Получение старшего офицерского звания. Вообще-то помимо изучения самих баз и сдачи экзамена, надо иметь за плечами десять лет безупречной службы. Только тогда ты получишь звание „мхарута“».

«Кого?!» — удивлённо переспросил Сашка.

«Мхарута» — спокойно ответил Мудрец. — «А ты на что рассчитывал? Что тебе сразу присвоят звание „рудры“? Или — чего мелочиться-то — сразу выберут „индрой“? Извини, это не в моих силах. Тут не искины нужны, а живые Создатели, имеющие право избирать, и числом не менее тысячи».

«Рудра?! Индра?!» — чуть не рассмеялся Сашка.

«Рудра» — так же спокойно подтвердил Мудрец. — «Высшее воинское звание Сварги. И „Индра“. Так в Сварге называлась высшая государственная должность. Что в этом смешного?»

Сашка хотел рассказать Мудрецу про земные верования, но тот вдруг перебил его.

«Я точно могу сказать — тебе необходимо пройти обучение по 4-му циклу» — настаивал Мудрец. — «Это необходимо для того, чтобы попасть на Боевую станцию, с искином которой я поддерживал через тебя связь. Он имеет право на вечный сон, я обещал ему. А допуск на ту Боевую станцию даёт лишь старшее офицерское звание. Я сейчас освобождён от многих директив, но не ото всех. Необходимые десять лет безупречной службы они позволяют обойти, за счёт актов героизма… не смейся, ты ещё проявишь их! но отметка тренажёра о сдаче экзамена за 4-й цикл для присвоения тебе звания „мхарута“ обязательна».

Сашка тяжело вздохнул. Снова в школу… При этом он сам чётко ощущал — доступ на Луну ему обязательно понадобится в будущем. И, как опять же говорило «шестое чувство», не таком и далёком.

На Аркаме их ждали. Вся команда псионов, работающая в научном центре, собралась вместе, чтобы встретить искин военной базы Предшествующих. Все хотели с ним пообщаться. Хотел пообщаться со всеми и сам Мудрец. Сашка дождался, когда из трюма челнока, доставившего их в научный центр, выедет гравиплатформа с желанным гостем, обстоятельно представил Мудрецу каждого из встречающих, после чего сопроводил всю группу в отведённую лабораторию. «Слыша», как Мудрец уже вовсю засыпает вопросами псионов, Сашка с чистой совестью направился в кабинет к Траяну. У псионов сегодня будет насыщенный день.

— С повышением, офицер Аш! — с усмешкой встретил его Траян. — Звание твоё будем обмывать потом, а сейчас дуй домой, коллега. Отдыхай. Отлёт экспедиции через три дня.

Глава 13

Дома никого пока не было. Сашка принял душ, после чего развалился на диванчике в столовой и включил для фона головизор, выбрав один из местных каналов. Вскоре прибежали Яр с Даном, которых привёз к дому школьный грав, следом из детского сада няньки привели Миту и Туру. Последней из мэрии вернулась Лораниэль.

— Вернулся, путешественник! — она ласково поцеловала его. — Надолго?

— Через три дня снова улетаю. — вздохнул Сашка.

— Тогда я беру отгул на эти дни. Проведём их вместе.

Работа работой, но самое главное для Сашки всё же была его семья.

Яр в том году пошёл в школу, и весь прошлый год Дан донимал старшего брата вопросами, желая поскорее узнать, что же это такое. Год пролетел быстро, и вот уже они неделю как он ходит в школу вместе с братом. А Мита с Турой уже два года посещали детский сад.

И школы, и детские сады на Аркаме отличались от аналогичных заведений в других системах Содружества — состав преподавателей обязательно включал в себя несколько псионов. Более того, для детей уже с раннего детства псионы проводили тренинги, позволяющие детям, в режиме игр, развивать свой дар. Пусть и не все смогут достигнуть уровня, достаточного для установки импланта «Эспер», но приобретённые возможности детям точно не помешают. И в школах, и в детских садах нового типа сейчас вместе учились, играли и просто вместе проводили свободное время дети и гардаррцев, и землян, и аграфов. Они — будущее, не только Аркама, но и всей Гардарры.

А два года назад состоялось ещё одно немаловажное событие.

Лораниэль однажды объявила, что организовала ужин в ресторане, пригласив друзей и родственников их семьи. Что за событие она собирается отметить, она не говорила, но просила всех потерпеть до мероприятия. И лишь когда все приглашённые собрались в ресторане за большим столом, она просто сообщила всем, что уже давно отправила запрос на получение гардаррского гражданства, и вот теперь, по истечении пяти лет с момента подачи прошения, её просьба была удовлетворена. Нельзя сказать, что абсолютно все аграфы восприняли данную новость положительно. Тем не менее, подавляющее большинство всё же отнеслось к этому с пониманием, а многие, оказывается, сами подали аналогичные прошения. Но сам Сашка был рад этому, родные его так же полностью поддержали Лораниэль в её решении, и даже взяли себе на работе выходной, чтобы поприсутствовать на церемонии принятия ею гражданства. И хоть сама церемония была проста, Лораниэль просто светилась от гордости, когда, стоя в актовом зале муниципалитета, прижав правую ладонь к сердцу, чётко произносила вслух своим звонким голосом слова клятвы на верность Гардарре.

А потом снова был ресторан, где друзья и родственники уже чествовали новую гражданку Гардарры, а так же зачитывали пришедшие ей поздравления от тех, кто не смог прийти лично.

Самое последнее поздравление ей пришло через несколько дней. Из Объединённого Королевства Галанте. Лично от Её Величества Калиарии Первой.

На ужин, как всегда, пришли старейшины тартанских кланов. У них уже вошло в привычку после каждого Сашкиного возвращения приходить, чтобы выразить почтение. Так за одним столом сидели все поколения — старики, они с Лораниэль, две девушки, что следили за дочками, и сами дети.

Новостей как таковых было немного, и под еду, немного выпивки и закусочку просто шел спокойный неторопливый разговор.

— Завтра с утра едем на острова! — решила за них Лораниэль. — Дети в море поплещутся, мы на солнышке погреемся.

После ужина старики распрощались и уехали, девушки уложили спать Миту и Туру и так же собирались уходить, как одна из них обратилась к Сашке.

— Милорд… — как-то испуганно спросила его Эариль, всё время тихо просидевшая весь ужин. — Я прошу Вашего разрешения!

— Какого… разрешения? — не понял Сашка.

— Отец не разрешает выйти замуж за того, кого люблю. Разрешение на это можете дать Вы, как отец наследницы нашего клана. Милорд, Вы должны понять меня! Вы ведь сам землянин…

О как! А девчушка, оказывается, уже пару себе нашла из его земляков.

— Скажем так. Я приглашаю завтра на ужин и твоего отца, и твоего избранника. Твое присутствие так же необходимо. Завтра всё и решим!

Девчушка сразу упорхнула, а Сашка тихо про себя засмеялся. Вот, опять…

С няньками им «не повезло». Началось с первых двух, Идриль и Айнарэ.

Когда Сашка и Лораниэль с детьми проводили месяц на тропическом пляже, помогавшие за присмотром Миты и Туры девицы умудрились познакомиться с отдыхавшими там парнями. Сашка помнил их — они были в числе тех, кто прибыл на Аркам первым транспортом и сразу подписал армейский контракт. Пять лет службы пролетели быстро, и по возвращению на Аркам, к своим родным, они решили отметить таким образом окончание службы — отправились на месяц отдыха в тропическом раю, где и охмурили двух молоденьких «эльфиек». Чисто по русски — пришёл, увидел, победил. Курортный роман не завершился вместе с отдыхом, а продолжился и по возвращению домой. Через год обе девицы в ультимативной форме поставили свои семьи перед фактом — они выходят замуж. Старейшины хватались за головы, родители закатывали дочерям истерику. Призывали одуматься, грозили отказаться от них. Однако девицы оказались не промах. Пропустив мимо ушей потоки брани и мольбы от родителей, они предъявили им отчёт медкапсулы по их избранникам. Увидев, что интересуемая цифра у каждого из «дикарей» выше 97 %, родители и дедушки девиц сразу сменили пластинку, переведя разговор в более конструктивное русло — когда можно познакомиться с их избранниками и как они могут помочь в организации свадьбы.

Старейшины тогда рассыпались перед Лораниэль извинениями и сетовали, что молодёжь пошла такая непутёвая, и предоставили ей на замену двух других молоденьких аграфок. Но Сашка, присутствовавший при разговоре, просто ощущал шедшую от каждого старикана тихую гордость за свою внучку.

Но и другие девицы продержались меньше года. Вроде и не ездили они никуда, и всё время проводили с детьми, но при этом, во время прогулок с детьми по городу, каким-то образом так же умудрились познакомиться с молодыми парнями с Земли. История повторилась как под копирку. И вот это уже третий раз. Этак и дочки не успеют подрасти, а для них нянек не останется — все замуж повыскакивают.

Следующим вечером ужин проходил в расширенном составе. Сегодня к ним присоединились ещё двое, Друлаван, отец Эариль, сын старейшины клана Мака Приморского, и её избранник, Никанор, простой русский парень, потомок старообрядцев-молокан из Армении. Деловая жилка была у него словно в крови — он сразу по прибытии развернул бурную деятельность, используя возможности «Гало», организовал небольшую фирму «торговли через интернет». И у него получилось — деловая хватка у Никанора была дополнена фантастической трудоспособностью. Сейчас Никанор был преуспевающим бизнесменом, его фирма уже насчитывала почти сотню сотрудников, а дело разрасталось.

Эариль сидела тихо как мышка, опустив взгляд в тарелку.

— Дорогой Друлаван, — обратился Сашка к её отцу. — Я пригласил вас, потому что хочу узнать, какие причины заставляют Вас отказать дочери в благословлении на брак.

— Милорд!.. — Друлаван не знал как себя вести. С детства вбитая в мозги дистанция между «чавами» и аристократами сейчас конфликтовала с реальностью. — Я поступаю так во благо клана. У нашего клана есть наследница, ваша дочь, и необходимости выдавать одну из дочерей или внучек старейшин за ваших земляков у клана нет.

— Может, у Вас есть уже на примете кандидатура на место супруга вашей дочери?

— Нет… Вернее, была… — покраснел Друлаван.

Медленно выдавливая из себя слова, он всё же рассказал.

Его дочь была обручена с молодым аграфом ещё с момента рождения. Так же, как и их семья, семья жениха Эариль перебралась на Аркам. Но тут обручённый с ней аграф нашёл себе девушку-гардаррку и отказался жениться на Эариль.

— Так что вас удерживает? Ваша дочь нашла достойную пару. Её избранник — Сашка красноречиво посмотрел на Никанора, не сводившего, в свою очередь, глаз с так запавшей ему в душу «эльфийки». — всего за несколько лет пребывания на Аркаме стал одним из видных бизнесменов. Ваша дочь ни в чём не будет нуждаться. А главное — они любят друг друга! Я понимаю, что для Вас важным является процент соответствия эталону… Ну так здесь вообще не придраться. Сколько у тебя, Никанор?

— 97,4 % — скупо ответил парень.

— Да. Именно это меня и беспокоит. — ошарашил Сашку своим ответом Друлаван. — Не понимаете, милорд? Ребёнок от их брака так же сможет претендовать на титул Лорда клана. А я не хочу конфликта. Мы и так на Тартане перегрызлись друг с другом. И только здесь я прочувствовал, как много стоит единство и как много мы там потеряли…

Сашка усмехнулся.

— Если Вы так боитесь конкуренции внутри клана, то для этого есть лазейка в Ваших правилах. — Он с хитрецой смотрел на Друлавана. — Из Вашего клана может выделиться родственный. А Лордом или Наследницей он уже будет обеспечен. Разрешение на выделение нового клана до совершеннолетия Туры закреплено за мной, и я не вижу никаких препятствий тому, чтобы отказать тем, кто этого пожелает. А сейчас я прошу Вас — посмотрите на это не как ответственный за клан, а просто как отец дочери. Вы желаете ей счастья?

Друлаван долго молчал, наливаясь краской, а потом, встав, налив и опрокинув полный бокал хаомы, повернулся к Эариль и Никанору.

— Вы любите друг друга?

— Да. Я люблю Эариль. И буду делать всё, чтобы она была счастлива. — просто и честно сказал Никанор.

— И я его люблю. — переборов испуг, с вызовом ответила Эариль отцу, тут же пересев поближе к возлюбленному.

— Тогда… Благославляю Вас. — и Друлаван, махнув рукой, грузно сел в кресло.

— Приглашаю всех вас с семьёй на нашу дачу. — «брал быка за рога» Никанор. — Я познакомлю Вас с моим родителями. В этот же выходной.

— Принимается. — устало произнёс Друлаван.

Сашка с улыбкой смотрел на так же улыбающуюся ему Лораниэль. Хоть она и просидела весь разговор, не проронив ни слова, но он знал — до этой встречи он провела с Эариль настоящий инструктаж, объяснив молоденькой аграфке — за свою любовь надо бороться.

Говорят, что работа сплачивает разных людей. Работа бок о бок с землянами действительно дала возможность аграфам «притереться» с людьми. Но вот что действительно сблизило ушастых с переселенцами с Земли, так это отдых.

Что ни говори, но тяга поковыряться в земле есть практически у каждого русского — вот и на Аркаме земляне, помимо того, что имели дома в частном секторе, обзаводились небольшими летними коттеджиками с обязательными десятью- пятнадцатью «сотками», куда регулярно выбирались как на природу. Гардаррцы, как заядлые охотники, с огромным интересом осваивали искусство рыбной ловли, а вот к возделыванию огородиков отнеслись абсолютно равнодушно, лишь незлобно подшучивали над прибывшими, мол, те фермеров оставляют без работы. Но увлечение землян огородничеством неожиданно для всех поддержали аграфы. Возможность получить участок для выращивания цветов, фруктов или овощей, причём не на товарную продажу, а просто, для души, на планетах Объединённого Королевства была просто нереальной, и держать собственный сад или огород там было показателем определённого (надо сказать — довольно высокого) финансового благополучия. Здесь же, на Аркаме, узнав, что им никто не воспрепятствует в получении участка земли для хобби, почти все семьи ушастых получили заветные «сотки». Фактически около каждого из мегаполисов вырастали небольшие «садовые товарищества», где участками вперемешку владели и земляне, и аграфы. Многие переселенцы привезли с собой семена земных овощей, и охотно делились ими с ушастыми соседями. И те не отставали, угощая землян теми плодами Тартана, что были с любовью и заботой выращены ими. Вот и получалось — аграфы с землянами вместе возделывали участочки, вместе собирали урожай, вместе отдыхали под шашлычок и зелень, тут же собранную. Возможность получить такой участок под свой огородик оказалась ещё одним из стимулов, что заставлял аграфов с Тартана перебираться на Аркам.

Два дня из трёх они провели на тропических островах, загорая и купаясь. Сыновья соревновались, кто дальше заплывёт, постоянно останавливаемые окриками Лораниэль, девочки строили вместе с няньками песочные замки. Сами они нежились под тентом, закрывающим от палящего солнца, наслаждаясь насыщенным солью морским воздухом.

А вот третий день отдыха прошёл по русской традиции — на даче родителей Никанора, с обязательной русской баней, шашлыками и выпивкой. Сашка сам себе удивлялся — ведь за всё это время, сколько он жил на Аркаме, он как-то не озаботился обзавестись дачей.

А отдохнули они хорошо.

Приехали целым семейством ушастые, пришли соседи родителей, и…

И как-то отдых пошёл сам по себе. Все гости самоорганизовались. Женщины готовили салаты, мужчины готовили шашлык, дети носились по всему участку, играя в свои игры. А после застолья, песен под гитару, все пошли в баню.

Для аграфов такая забава была непонятной, и даже немного страшной. Но, выдержав чисто ради приличия первый заход в парилку, окунувшись в холодную воду, да запив бокалом мейда, ушастые признали, что определённое удовольствие в этом занятии есть. А уж сколько адреналина при этом они получили!

К завершению посиделки Друлаван уже окончательно утвердился в своём решении — дочь любит этого парня, и действительно будет с ним счастлива.

А Сашке с семьёй пришлось извиниться перед хозяевами, что им приходится уезжать раньше времени — завтра утром он отправляется в длительную поездку, надо выспаться.

— Я рад за них. — сказал Сашка, ведя грав по магистрали, ведущей в город.

Лораниэль сидела рядом, Яр с Данном играли на заднем сидении, а девочки уже спали, прижавшись с двух сторон к няне.

— Я тоже. — ответила Лораниэль. — У них будет счастливая семья…

Вот и ещё одна «русско-ушастая» пара сложилась…

Сегодня в научный центр вернулся «блудный сын». Умир прибыл из системы Рипея, в исследовательской лаборатории ВКС которой он провёл последние два года.

— Надолго к нам? — интересовались коллеги, радостно поприветствовав его.

Что ни говори, а коллеги были действительно рады его возвращению.

— Не знаю. — Умир пожал плечами. — Сейчас меня снова перевели сюда, так как работа в Рипее закончилась. Я, собственно, не с пустыми руками прибыл, поэтому, всё будет зависеть от того, как успешно пойдёт дальнейшее исследование «гостинца», который я сопровождал.

— И что же за подарок ты нам привёз? — заинтересовался Сашка.

— Корабль-сборщик антиматерии. Его доставили в одном транспорте под охраной целой эскадры. Его уже изучили как могли мои коллеги в исследовательской лаборатории, пришло время оснащать его системой магнитной защиты. И делать пробные вылеты.

В тот же день на транспорт, висевший на орбите Аркама, из хранилищ артефактов в закрытом секторе были доставлены несколько корабельных контейнеров с антиматерией, а так же один маскировочный модуль. В течение последующих двух дней Сашка с коллегами участвовал в «модернизации» «стакана» и изучении его управления. Наконец, на четвёртый день, после включения маскировки, «стакан» покинул грузовой отсек транспорта и медленно устремился к поверхности Аркама. Конечной точкой его маршрута был закрытый сектор, где в ангаре, оставшемся от Предшествующих, для него был подготовлен отсек, как раз рядом с отсекама, где располагались один из найденных корветов Предшествующих проекта «Гаруда» и космическая яхта.

Две недели шли работы по оснащению корабля- сборщика антиматерии. Поисковики из команды Гудима сумели найти не только сам корабль-сборщик, но и управляющий центр разобранной и вывезенной ими верфи, поэтому в распоряжении исследований оказались и инструкции по модернизации корабля, в том числе и по установке пластин магнитной защиты.

Сами пластины размещались, закрывая внутреннюю поверхность «стакана». Людям даже ничего не пришлось самим делать — активированный искин корабельной верфи, получив задание, сразу загрузил работой конструкционных дроидов, что так же были найдены и вывезены поисковиками вместе с остальным оборудованием. Те неспеша брали «канцелярские кнопки» и устанавливали точно на положенных местах. Менее суток понадобилось на то, чтобы полностью обшить внутреннюю поверхность «стакана». Сашка всё это время с интересом следил за работой дроидов, а когда работа была завершена, забрался внутрь корабля и уселся в центральный пилотский ложемент. Сразу же активировавшиеся три голоэкрана отобразили текущее состояние всех систем корабля.

На правый экран было выведено схематическое изображение корабля. Сашкин взгляд перемещался по изображению корабля, и корабельный искин услужливо подсвечивал все корабельные подсистемы. Рядом с подсистемами, на изображении которых взгляд останавливался, сразу выскакивали «иконки», выбрав которые, опять же взглядом, можно было получить развёрнутые на правом экране сведения по состоянию и результатам внутренней диагностики. Вот и она, последняя установленная подсистема корабля. Магнитная защита.

Картинка корабля развернулась на 90 градусов, показав внутреннюю поверхность стакана, покрытую пластинами, как рыба чешуёй. Общее состояние каждой шестигранной пластины отображалось её цветом. Все пластины сейчас тускло мерцали светло-салатовым цветом, что говорило о их стопроцентной исправности.

Почти две недели шли лётные испытания корабля, с лёгкой руки Сашки получившего имя «Кашалот». На Аркам всё больше и больше завозилось представителей земной флоры и фауны, но таких крупных животных пока не доставляли. Коллеги интересовались у Сашки, что это за зверь такой, и лишь просмотрев коротенькие фильмы, сделанные на Земле, а потом услышав рассказ, что, несмотря на огромные размеры, кашалот питается исключительно мелким планктоном, признали схожесть внутренней сущности крупного земного млекопитающего и корабля канувшей в Лету цивилизации.

Вначале проверялись его лётные характеристики в обычном пространстве, затем было несколько перелётов в различные соседние с Аркамом звёздные системы.

Активация силового поля дала дополнительную информацию для размышлений. Было два режима его функционирования. В основном режиме оно полностью закрывало корабль, при этом со стороны корабль смотрелся как матово-чёрный цилиндр. А во втором режиме силовое поле закрывало только внешнюю поверхность корабля, и при этом включалась система магнитной защиты. Определённая логика в этом была.

После того, как была проведена проверка функционирования всех систем «Кашалота», в отсек ангара, где он размещался, доставили контейнеры.

Персонал научного центра Арты на зря ел свой хлеб. За это время они запустили линию по производству контейнеров для хранения антиматерии, и даже выдали на гора первую продукцию, а именно 132 «бидончика». Именно столько, сколько возможно было зарядить в «Кашалота».

Загрузка «Кашалота» нежданно свалившимся на них «боекомплектом» прошла довольно быстро — открывшийся внизу корабля контейнероприёмник шустро поглощал подаваемые дроидами «бидончики». Сашка в это время снова сидел в пилотском ложементе и лениво наблюдал, как на левом экране один за другим появляются символы «разряженных батарей мобильников». Экран полностью заполнился, контейнероприёмник затянул отверстие, так, как будто его и не было.

Теперь корабль был полностью оснащён и подготовлен к полёту.

В тот же вечер, когда завершились испытания, все причастные сидели в зале заседаний научного центра Синташты.

— Для начала, — прокашлялся Велибор, открывший совещание. — подведём итоги по привезённому ранее кораблю-сборщику антиматерии. Корабль, как выяснилось, был собран, но не оснащён системой магнитной защиты. Впрочем, это оказалось для нас лишь дополнительным «плюсом». Исследовательская лаборатория ВКС в Рипее потратила почти два года на его изучение, и, скажу вам, не зря. Во-первых, изучение корпуса корабля дало пищу для размышлений. В отличии от корпусов тех же корветов и космической яхты, его основа состоит из жаропрочного материала, выдерживающего огромные температуры…

Сашка мысленно перевёл предоставленные цифры в привычные ему земные величины. Материал, из которого был изготовлен корпус корабля, был способен выдерживать температуры до двух десятков тысяч Кельвинов, не испытывая при этом температурных деформаций и разрушения. Зачем?…

— Внешний слой обшивки корабля изготовлен из материала, который можно считать идеальным теплоизолятором…

Сашка разглядывал голосферу, отображавшую корабль в разрезе. Слой теплоизолятора сантиметров десять позволял экипажу корабля находится в комфортных условиях в течение нескольких часов, а сам корабль это время мог спокойно находиться в чреве звезды.

— … а внутренняя стенка «стакана» изготовлена из материала, обладающего схожими свойствами с тем, из которого изготавливались универсальные источники энергии. В частности, этот материал является идеальным поглотителем нейтронов.

Ну, это, хотя бы, понятно. Реакция аннигиляции атомов из материи и антиматерии сопровождалась активным испусканием нейтронов, поэтому и универсальные источники, и корабельные контейнеры просто обязаны были быть изготовлены из подобного материала. В противном случае эти источники энергии были бы подобны «нейтронной пушке», стреляющей во все стороны.

Разговор плавно перешёл к поиску места добычи антиматерии.

— Кластер искинов, что был задействован в поиске системы добычи антиматерии, выдал массу побочных данных. — Умир вывел на экраны результаты моделирования. — Судя по всему, «червоточина», через которую корабли-сборщики возвращались в систему RLYU-6592-FDWS, находится очень близко к звезде.

Умир увеличил план системы RLYU-6592-FDWS и вывел на неё сферу, полностью охватившую звезду. Сама сфера имела радиус лишь в полтора раза больше радиуса звезды.

— Что это? — спросил Идан.

— «Сфера вероятности». Границы определяют объём, в пределах которого находится червоточина с вероятностью 99,9 %.

— А наши в прошлый раз где искали? — вышел из раздумий Траян.

— А наши искали, наоборот, за астероидным поясом системы. Ничего, естественно, не нашли.

— Странно. — пробормотал Велибор. — На моей памяти нет ни одной «червоточины», что располагалась бы рядом со светилом. Впрочем… Мы уже столько странного видели за последние годы…

— Здесь другое странно, — Сашка увидел совсем другую нестыковку. — Почему эта «червоточина» использовалась лишь как выход в систему RLYU-6592-FDWS? Кто мешал тем же сборщикам антиматерии по ей вернуться обратно туда, где они осуществляли добычу?

— Аш, ты судишь лишь по одному ролику! — вздохнул Умир. — Кто знает, может, именно для его съёмок пилоты и совершили такой «крюк»? А повседневно они использовали этот маршрут, из RLYU-6592-FDWS в неизвестную систему и обратно. В общем, нужны новые данные.

— В общем, в свете новых полученных данных, эти три системы нужно проверить повторно. — кратко подвёл итог Велибор. — Или есть ещё точки для поисков?

— Коллеги! Даже не знаю… — Идан был в раздумье. — Я ведь продолжал изучать информкристаллы, что мы добыли в разных экспедициях. А тут дошла очередь до тех, что мы извлекли в системе Ашанти. Там раньше находился офис по продажам драгоценностей. И скажу вам… Есть, на мой взгляд, информация, что могла бы нам помочь. Впрочем не могу быть уверенным на 100 %.

— Идан, не томи… Говори, что есть. Тут видно будет, полезно это или нет. — Траян привык к научным обсуждениям, но всё равно предпочитал четкое изложение проблемы и такие же четкие предложения по их решению.

— В общем, самый первый же информкристалл содержал запрос на изготовление женского украшения. Там содержалось, если так выразиться, техзадание в виде эскиза, а так же сроки изготовления украшения, и даже план некоего театрального шоу, в ходе которого это украшение будет вручено его будущей обладательнице. Здесь самое интересное не то, что это за украшение, а то, кто являлся его заказчиком. А поступил этот заказ от руководителя одного из подразделений крупнейшей корпорации Предшествующих. Как перевёл Малыш, корпорация называлась «Антипром», и именно она занималась добычей антиматерии. Оттуда заказ, туда же должны были доставить украшение. Видимо, босс хотел сделать подарочек своей любовнице.

— Всё верно. — хмыкнул Сашка. — Самое ценное, что есть в таких офисах — это информация о клиентах, которая сама по себе может стоить гораздо больше, чем все продаваемые украшения вместе взятые. Так что не сомневаюсь, оставшиеся кристаллы, добытые на месте этого офиса, так же принесут немало интересного. Так где эта штаб-квартира находилась?

Она оказалась значительно дальше тех трёх систем, что рассматривались ранее.

— Система RBSA-9428-KSDP. — Идан тем временем вывел на голосферу участок звёздной карты, так, что упомянутая система оказалась в самом её центре. — Находится в стороне от тех трёх, где шли поиски. До ближайшей, RLYU-8317-FDWS, нужно совершить два подскока. Да, сейчас эта система безымянная, а раньше, как перевёл Малыш, её планета и сама система носили имя «Эллария».

Голосфера по команде Идана переключилась на изображение самой системы. Звезда, размером как Солце, лишь максимум интенсивности спектра чуть смещен в «красную» сторону. Шесть внутренних планет, один астероидный пояс, пять газовых гигантов. Маркер, отмечающий объект Предшествующих, был размещён на четвёртой планете.

— Планета Эллария, условно пригодная для жизни. 218 лет назад её открыл разведчик Чизахи, зафиксировал, что на планете есть жизнь, есть флора и фауна, есть условно высшие формы жизни. Люди, находящиеся на уровне первобытных дикарей. Так же зафиксированы многочисленные области повышенной радиации. Судя по всему, там случился какой-то катаклизм за три сотни лет до этого. В общем, ничего интересного для себя он там не обнаружил. Система находится далеко, ни у кого интереса не вызвала.

— И ты это никому не сообщил? — удивился Сашка.

— А что сообщать? — развёл руками Идан. — Есть, условно, штаб-квартира регионального отделения корпорации, расположенная на 4-й планете системы. Но проблема в том, что координат объекта на самой планете в том кристалле не было. Просто указание планеты — и всё…

— Кажется, я понимаю… — пробормотал задумчиво Велибор. — Скажите… а вот у нас, в Содружестве… Указывает ли кто в адресе точные координаты Резиденции Магистра Хакданского Ордена на Люпусе? Или точные координаты Королевской резиденции на Мерсии в Объединённом Королевстве? Нет… Потому что это настолько хорошо известные всем объекты, что никому и в голову не придёт утруждать себя этим…

— И эта штаб-квартира была точно таким же по значимости объектом. Все тогда знали. — как-то хмуро сказал Траян. — В итоге — мы теперь не знаем, где он находился.

Все сразу как-то приуныли.

— Для нас это всё равно хоть какая-то, но зацепка. — Сашка попытался всех взбодрить. — Да, неизвестно, где его искать, но есть шанс, и упускать его не стоит.

— Тогда принимаем решение. В экспедицию отправятся всего два корабля. — Велибор оглядел сидевших за столом. — Да, только два. Первый — корвет Предшествующих, проекта «Гаруда». Это новая «Сугда». А второй… Второй корабль — это экипированный сборщик антиматерии. Если кому и лезть туда, где она может находиться, то лишь ему.

— А сколько человек сможет попасть в экспедицию? — обеспокоенно спросил Умир.

Парень явно хотел быть в их числе.

— Экипаж «Сугды». Это Горан и двое его напарников. Ты, Умир. — Велибор ухмыльнулся, увидев радость на лице молодого учёного. — Группа из пяти поисковиков, в помощь. А экипажем «Кашалота» — наша троица. Аш, Траян, Идан — вы все так же летите.

— А какой маршрут у экспедиции? — Траян уже мысленно готовил план экспедиции.

— Мы не будем менять программу маршрута. Вначале — система RLYU-6592-FDWS. Затем — системы RLYU-8317-FDWS и RLYU-3173-FDWS. Тут уже на ваш выбор, какая будет первой. Во всех трёх системах — поиски «червоточин». Ну, и система RBSA-9428-KSDP. Может, найдёте ту самую штаб-квартиру регионального отделения корпорации «Антипром». Ещё раз напоминаю: Ваша задача — поиск пути в систему, где шла добыча антиматерии. Она является целью, и поиск артефактов может идти лишь в качестве дополнения к основным поискам. Траян! Общее руководство экспедиции на тебе!

— Тогда… — Траян неопределённо хмыкнул. — Вылет через пять дней.

Глава 14

Перелёт до кластера, в котором предстояло работать их экспедиции, занял всего лишь 6 суток. Быстро. Добирайся они сюда на любом из кораблей абсолютно любого проекта, что производились в Содружестве, и их путь занял бы почти три месяца. Вышедшие в системе RLYU-6592-FDWS из «прокола» два корабля, устремились прямо к звезде, идя параллельными курсами. Они проскочили орбиты всех планет и встали на околозвёздной орбите, находившейся между звездой и орбитой первой планеты. Выбор такой орбиты был понятен — чтобы находится как можно ближе к самой звезде. Именно в её окрестностях, по расчётам Умира, должна находиться искомая «червоточина».

По количественному составу это была самая малочисленная экспедиция из всех, что предпринимались ранее. Один корвет, на котором находились, помимо экипажа, пятеро поисковиков и Умир. И «Кашалот», чьим экипажем были Сашка, Идан и Траян.

Поиски в системе RLYU-6592-FDWS ничего не дали. Всё оборудование размещавшегося в этой системе завода вывезла бывшая здесь ранее экспедиция Гудима, никаких даже отдалённых признаков того, что около звезды могла быть «червоточина», они не нашли. После семи дней пустых поисков было решено перемещаться в систему RLYU-8317-FDWS. Перелёт занял 11 часов, после чего они снова безуспешно потратили неделю на поиски.

Идан ходил по кругу в столовой, как тигр по клетке. С каждым днём поисков он становился всё более хмурым и замкнутым. Сегодня, на 14-й день поисков, его прорвало.

— Вторая система — и опять неудача.

— Ну а ты что хотел? — Траян неспеша ел, глядя в свою тарелку. — Может, «червоточина» была временной…

— Да не может она быть временной! — крикнул Идан, продолжая нарезать круги. — Для добычи в промышленных масштабах она должна быть постоянной!

— Не должна — могла… — осторожно заметил Сашка. — Могла. Времени-то сколько с тех пор прошло. Тысячелетия! Была… когда-то. Но давно уже «схлопнулась».

— Могла… — Идан как-то сразу поник и остановился.

Он спокойно подошёл к пищевому синтезатору, набрал себе еды на поднос и тихо уселся на краю стола. Минут десять все тихо ели.

— Думаю, надо нам лететь в следующую систему. — изрёк Траян, после того, как доел свою порцию. — Проведём поиски в третьей системе, заглянем на пару дней в систему RBSA-9428-KSDP, и тогда домой.

— Нет. Не так. — вдруг произнёс Сашка. — Нам вначале нужно в систему RBSA-9428-KSDP. Туда, где находилась штаб-квартира этой корпорации «Антипром». Не уверен, что мы там что-либо найдём — молчит насчёт этого моя чуйка. А вот то, что нужно туда лететь — полная уверенность.

— Ты прав, Аш. — неожиданно поддержал его Идан. — Нам действительно нужно туда.

Траян тяжело вздохнул.

— Порядок исследования систем нам не назначали, передав нам право выбора. Так что как по мне, то разницы никакой. Что та система будет изучена первой, что другая… Значит, летим в систему RBSA-9428-KSDP.

25 часов им понадобилось, чтобы, пройдя через систему подскока, выйти из «прокола» в системе RBSA-9428-KSDP. Корабли вышли за орбитой последнего газового гиганта, и за 11 часов достигли 4-й планеты системы, носившей когда-то имя Эллария.

Сашке пришёл вызов с «Сугды».

— Аш! — с правого экрана на Сашку смотрело лицо Горана. — Какие дальнейшие действия?

— Встать на низкую полярную орбиту и провести точное картографирование её поверхности. — Сашка разорвал связь, получив от Горана подтверждение.

«Сугда» в отличии от «Хомяка», была оснащена оборудованием для выполнения этой задачи. Пока она будет сканировать поверхность планеты, им остаётся просто рассматривать её изображение, что было выведено на центральном экране.

«Хомяк» так же приблизился к поверхности планеты и сейчас висел в нескольких сотнях километров над ней. Последующие почти четыре часа все трое членов его экипажа лениво разглядывали все три экрана.

Два континента, размером в «две Африки» каждый, раскинувшиеся в обе стороны от экватора почти до полярных кругов в обоих полушариях, находились на противоположных друг относительно друга сторонах планеты. На каждом из полюсов — по небольшой полярной шапке. Между континентами — разделяющие их два огромных океана. И никаких островов. Даже небольших. Только два континента и океаны.

Корабельный искин сообщил о приёме с «Сугды» информационного пакета. Это Горан передал результаты сканирования поверхности всеми имеющимися на его корабле видами сенсоров. Все три экрана сразу отобразили результат сканирования, сейчас на каждом из них в 3D-режиме крутился глобус планеты с очертаниями обоих его континентов. На центральном экране на глобус выводились данные, полученные от визуальных сенсоров — реки, озёра, равнины, горы, с указанием высот, а так же ориентировочные глубины разделявших оба континента океанов.

Сашка посмотрел на карту глубин — если вблизи континентов, на расстоянии максимум пары десятков километров от берега, глубина океана была от полусотни до сотни метров, то при дальнейшем отдалении от берега глубина резко возрастала до трёх-четырёх километров. Ближе к центрам океанов глубина уже была в районе двадцати километров.

На левом экране глобус был раскрашен во все цвета солнечного спектра — это искин таким образом вывел распределение температурных зон на планете.

Климатические зоны обоих континентов были полными копиями друг друга. Экваториальная область, покрытая тропическими джунглями, обязательно с полноводной рекой, впадающей в океан в районе экватора. Граничащие с ней пустынные области в районе тропиков, находящиеся в обоих полушариях, плавно переходящие в полупустынные, затем степные, и, наконец в лесные зоны с умеренным климатом.

А на правом экране глобус был заполнен массой отметок и пятен.

«Что это? На левом экране?» — пришла Сашке мысль от Идана.

Мда… Совсем они тут обленились…

— Пятна — области повышенной радиации. — Сашка вглядывался в символы легенды под каждым глобусом. — Что-то многовато их.

— А символы? — подключился к разговору Умир.

— А это объекты, имеющие искусственное происхождение. — Сашка вглядывался в значки, рассыпанные по обоим континентам. — Вот их изучением нам и предстоит заняться.

Челнок, в котором находились Сашка с Траяном, уже третьи сутки кружил над местами, где в ходе сканирования поверхности были замечены объекты неприродного происхождения. Когда встал вопрос, откуда начинать поиски, Сашка просто наугад ткнул пальцем в экран. Тот континент, который отображался в данный момент на глобусе, и был выбран для начала поисков. И, судя по всему, выбран он был неудачно…

Большинство объектов, что они осмотрели, представляли из себя остатки человеческих поселений. Причём поселений, уровень технологий жителей которых почти не отличался от уровня технологий жителей Земли второй половины прошлого века. Осматривая остатки разрушенных зданий, Сашку не покидала мысль, что он находится на Земле лет через так пятьсот, если сегодня бы исчезли все её жители. На первом же месте, куда сел челнок, они обнаружили остатки сооружений, построенных в своё время из аналога железобетона. Сейчас от них остались лишь основания на уровне около земли. Всё остальное сгнило, растрескалось и обрушилось, и было скрыто лесным покровом.

Малыш всё время их поисков молчал, и это было лишним свидетельством того, что никаких объектов Предшествующих им пока не попалось.

Если поселения той исчезнувшей цивилизации попадались в основном в зоне умеренного климата, то некоторые объекты они нашли в пустынях. Пара десятков глубоких шахт, выложенных «колодезными кольцами» из железосодержащего сплава, уходили на несколько десятков метров в глубину. Траян долго рассуждал о возможном предназначении этих странных объектов. А Сашка наоборот молчал. Уж больно нехорошие ассоциации вызвали они у него.

Каждые сутки, когда они возвращались обратно на «Сугду», Идан с Умиром демонстрировали им результаты своих поисков — в этот раз экспедиция захватила десяток разведывательных дронов, правда не «семечек» Предшествующих, а самых обычных, стоящих на вооружении в армии, и теперь оба коллеги а так же все поисковики все эти дни были заняты, управляя ими. Каждому был выделен свой сектор ответственности, и по возвращению челнока они все в столовой изучали результаты осмотра объектов.

Вчера, когда они уже вернулись на «Сугду», их позвал в корабельную рубку Горан — корабельный искин в ходе обработки полученных результатов сканирования вывел на карту обоих континентов ещё несколько десятков объектов, находящихся под землёй. К одному из них сейчас и летел их челнок.

Объект в умеренной климатической зоне находился под горой.

Вчера все разглядывали картинки, полученные с разведывательных дронов, что первыми осмотрели объект непонятного назначения. Непонятного всем членам экспедиции, кроме Сашки.

— Это убежище. — сразу вынес он вердикт, разглядывая построенную искином 3D-модель проходов в горе. — Вот доступ в него.

Он показал на шахту, уходящую вниз перед горой на пару сотен метров. Внизу, сделав несколько петель, проход выходил к массивной плите, перекрывающей доступ внутрь объекта.

— А это воздухозаборники. — Продолжал рассказывать Сашка. — Воздух в убежище поступал от них. Полная гарантия, что они сейчас так же отсечены. Далее должна быть система фильтрации, распределения воздуха по помещениям, система регенерации кислорода при работе по замкнутому циклу…

— Что мы там можем найти? — Траян перевёл вопросы в практическую плоскость.

— Не знаю. Но один такой объект осмотреть необходимо.

Челнок сел рядом с шахтой, и двое исследователей выбрались на поверхность. Сейчас комбинезоны Предшествующих полностью закрывали их тела, руки, головы. Они же обеспечивали фильтрацию воздуха — фон в районе убежища всё равно оставался повышенным.

В шахту первыми отправились дроиды, таща на себе связки шнуров для подрыва. Добравшись до массивной плиты, закрывавшей доступ в убежище, они закрепили на её поверхности шнур и активировали его. Спустя всего пару минут шнур выжег металл в местах крепления, как будто кто-то прошёл по пластине огромным автогеном. Вырезанный кусок плиты, в форме круга с диаметром метра два, упал внутрь, после того, как его, приложив немалые усилия, протолкнули внутрь дроиды, после чего один за другим пробрались в открывшееся «окно». Неплохая дверка, думал Сашка, увидев на картинке от первого пробравшегося внутрь помещения дроида, что толщина пластины, закрывавшей доступ в убежище, была не менее полуметра.

Это убежище было полностью сохранившимся. Точнее, оно вообще не было использовано. Люди не успели добраться до него, и оно так и простояло в одиночестве несколько сотен лет. Тем интереснее было изучать его содержимое. Как и предполагал Сашка, оно было автономным, рассчитанным на проживание двух-трёх тысяч человек. По крайней мере, к такому выводу можно было прийти, посчитав количество комнат для проживания. Пять ярусов, на каждом — две сотни «номеров». Каждый из ярусов отсекался своей системой дверей, разделённых подобием шлюзовой камеры. «Нулевой» ярус — склады с продовольствием, одеждой, запчастями для механизмов. В нескольких помещениях находились видимо местные аналоги газет и журналов. Сейчас все они пришли в негодность, и при первом же прикосновении рассыпались в пыль. Восьмой, самый нижний ярус, занимала энергостанция. Точнее — два канальных ядерных реактора. Тяжеловодных, чем-то напоминающих канадский CANDU. На том же ярусе находились склад с ядерным топливом, напоминающим полуметровые стержни из металлического необогащённого урана, и отсеки для хранения отработанного топлива, так и простоявшие всё время пустые. Это было лишь предположение, но оно полностью подтвердилось, когда по возвращению на корвет провели анализ проб одного из захваченных стержней и набранной ёмкости с водой. На этом же ярусе в противоположном крыле были пробиты несколько скважин под несколько сотен метров глубиной, дебета воды с которых вполне должно было хватить на обеспечение потребностей всех жителей убежища. Но помимо этого на шестом ярусе стояли установки, которые Сашка определил как опреснители. Верно. Мало ли что может случиться? Нельзя зависеть только от воды из скважин. Поэтому вся использованная вода в убежище должна была возвращаться в них, и уже очищенная, подаваться в огромные ёмкости, что занимали другое крыло шестого яруса. Седьмой же занимали источники автономного энергоснабжения, уже не одну сотню лет как разряженные, и некое подобие мастерских. Опять же правильно — все детали не запасёшь.

«Будем спускаться?» — пришла мысль от Траяна, когда дроиды, осмотрев убежище, вернулись обратно к шахте и начали подниматься наверх.

«Зачем? Мы всё видели, ничего интересного для целей нашей экспедиции здесь нет» — Сашка направился к челноку. — «Осмотрим следующие объекты.»

Всё же изучение первого убежища не прошло даром. Четыре следующих объекта, что они осмотрели, имели полностью схожую с первым планировку. Вот только имелось очень серьёзное отличие — все эти убежища когда-то были обитаемы. Первое убежище — выход из строя ядерного реактора. Нет, сам он не взорвался — просто по какой-то причине произошла нелокализованная утечка замедлителя нейтронов — тяжёлой воды. И резерва её в этом убежище не оказалось. Убежище без энергии было обречено. Второе. В нём были найдены остатки людей. Механизмы на момент гибели жителей убежища все были в норме. Но смерть выкосила всех жителей, словно по всему убежищу распространился смертельный вирус. Третье убежище. Это было открыто. Люди пережили в нём катаклизм, но им не хватило запасов. Судя по тому, что в ходе поисков никаких признаков подобия цивилизации они поблизости не нашли, вышедших на поверхность ждала лишь растянутая по времени агония и смерть. Четвёртое… Здесь, судя по неполадкам, вышла из строя система регенерации воздуха. Все жители просто задохнулись. А выйти наружу почему-то не решились.

Глава 15

Вечером по возвращении челнока на «Сугду» все собрались в помещении столовой.

— По-моему, глупо продолжать поиски. — Траян делился с коллегами своим видением ситуации. — Надо сворачиваться и улетать. Мы уже осмотрели несколько объектов. Те, что осмотрены разведывательным дронами, находятся в таком же состоянии.

— Соглашусь лишь в одном. — Идан был против таких кардинальных решений. — Сворачивать надо поиски на этом континенте. А вот второй в плане поисков выглядит более перспективным.

Сашка всё это время смотрел на карту второго континента, развернутую на голоэкране.

— Здесь. — он поставил отметку на карте. — Здесь точно что-то есть. Словно какое-то пятно… Не могу дальше увидеть. Но поиски надо перенести в тот район.

Включившийся его усилием дар предвидения дал картинку — красное пятно на карте второго континента, и множество маленьких красных точек, которыми усыпаны верхняя и нижняя части обоих континентов. Использование дара высосала все имеющиеся запасы накопленного резерва, он снова был опустошён.

— Ты «увидел»?.. — оживился сидевший на самом краю стола Горан.

— Сегодня, пока вы тут по подземельям лазали, я испытал корабельный модуль ментосканера. — Горан вывел на голоэкран карту континента, где они проводили поисковые работы. Зоны умеренного климата были усыпаны маленькими красными точками. Прямо как в Сашкином видении… — Этот континент не такой уж и мёртвый. Мы думали, что на нём вообще людей не осталось. А вон есть. Каждая точка — это небольшая группка людей. А вот второй континент поинтересней оказался.

— Чем? Тем, что там тоже есть люди? Такие же дикари… — Сашка не представлял, чем они смогут помочь в их поисках.

— Так, да не так… — Траян развернул голоэкран, отобразивший второй континент. — Вот смотрите. Такие же точки — источники ментоактивности. Небольшие группы на поверхности. А вот самое большое пятно. И находится оно там, где обнаружен один из подземных объектов. Судя по всему, одно из убежищ сохранилось.

Сашка смотрел на карту второго континента, где большое пятно как раз попадало на маркер, что он установил буквально перед Гораном. Убежище. Сохранившееся. Обитаемое. И, судя по всему, единственное уцелевшее.

— А мы сегодня как раз посвятили время изучению объектов на втором континенте, — заговорил Айфал, командир группы поисковиков, отправленных с ними в эту экспедицию. — Каждый успел осмотреть за сегодня по четыре объекта.

На голоэкране шёл в виде фильма краткий отчёт по каждму из объектом, заснятых разведдронами, что управлялись поисковиками.

— Вот эти одиннадцать были точно городами. По крайней мере похоже на те постройки, что видели на первом континенте. — комментировал Айфал «короткометражки».

Экран сейчас показывал разрушенный мегаполис с высоты птичьего полёта. Картинка стала приближаться — это дрон пошёл на снижение. Остатки зданий были укрыты местными лианами, дорожное покрытие бывшего шоссе уже давно было разрушено выросшими на его месте высокими деревьями. Дрон завис на высоте в пару десятков метров, после чего подлетел к уходящей под малым углом под землю шахте. Наверное, это был когда-то вход в местный аналог метро. Сейчас подземелье было полностью затоплено водой.

И ни единой души. Хотя какие-то животные появлялись в кадре на короткое время. Словно чувствуя, что их разглядывают, они сразу старались спрятаться.

— А это такие же шахты, — продолжил рассказ Айфал, когда один фильм сменился на другой. — Шесть объектов. Так же непонятного назначения, такие же пустые.

Четыре находились в пустынных районах второго континента, как и обнаруженные ранее на первом, но две располагались на самом «севере» материка.

— Вот три убежища. — голоэкран теперь показывал вид с дрона на остатки объекта, когда-то спрятанного в глубине горы. Когда-то, потому что словно какой-то исполин смахнул верхушку горы, скрывавшей подземное поселение, открыв его верхние ярусы.

Все из виденных убежищ носили следы пребывания в них людей и их последующей гибели. В месте этого, вскрытого, и соседнего убежищ уровнь радиоактивного фона до сих пор превышал на три порядка естественный. Третье убежище было просто вскрыто. Вход в него когда-то закрывала массивная металлическая «шестерёнка», что валялась теперь у открытого проёма расколотая на несколько частей. А внутри, в центральном зале «нулевого» яруса, была огромная братская могила — весь пол был завален сгнившими и истлевшими остатками одежды, в которых были видны не до конца рассыпавшиеся от старости человеческие кости.

— Это убежище кто-то брал штурмом. — произнёс Траян.

— И взял. — продолжил Сашка. — А это поверженные жители убежища. Их просто всех уничтожили. Полная гарантия, здесь не найдется никаких запасов провианта, оружия или рабочих установок. Ради них и был осуществлён штурм.

Но самое гнетущее впечатление на присутствующих произвели последние кадры. Дрон возвращался с облёта уничтоженного города и заснял одно из мест, где по показаниям ментосканера наблюдались признаки жизни. Лучше бы они это не смотрели.

На записи, занявшей буквально несколько секунд, они увидели тех, кого язык не поворачивался назвать людьми. Даже понятие «первобытные люди» к заснятым особям подходило с огромной натяжкой.

На остановленном кадре они видели момент повседневной жизни… племени? Нет, скорее, стаи одичавших и потерявших человеческий облик каннибалов, пожирающих сейчас себе подобного. Сидели кружком вокруг костра, на вертеле над которым было насажено человеческое тело. Кто-то из сидевших уже наворачивал часть «обеда», кто-то ещё ждал своей очереди.

Кто был это несчастный, попавший на вертел? Их ли единоплеменник, что умер, и теперь его тело стало кормом для остальных членов стаи? А можем, просто неудачник из другой стаи, которому не повезло ему быть захваченным конкурирующей фирмой?

Траян выключил голоэкран.

— Вот какие тут люди… — прокашлявшись, произнёс Умир. — Неудивительно, что Чизахи ничего не стали делать для их спасения. Просто выполнили формальности и улетели при первой же возможности.

Все замолчали.

— Какие наши дальнейшие планы? — спросил присутствующих Траян.

— Изучение места около убежища. Попытка контакта с его жителями. — Сашка пожал плечами.

Челнок медленно скользил над поверхностью леса.

«Хозяин! Слабая ментоактивность!» — пробудился Малыш. — «Почти под нами».

Сашка и так это знал. Они уже который час кружили в районе места, где был обнаружен вход в убежище.

— Аш! — вышел на связь Горан. — Тут один из дронов засёк бой. Группа людей в одежде отбивается примитивным стрелковым оружием от напавших на них дикарей. Вот координаты.

«Летим» — бросил Сашка Траяну, постоянно сопровождавшему его в полётах.

Буквально через несколько минут челнок, скрытый маскировкой, завис над небольшой полянкой, где развернулось маленькое побоище. Группа из двенадцати человек в одежде, напоминающей униформу «товарища Мао», попала в засаду. Направление движения группы как раз было в сторону входа в убежище, до него оставалось от силы километра три. Каждый из шедших тащил за спиной огромный «вещмешок», в руках тройки идущих впереди и тройки замыкающих — какое-то автматическое оружие. Двое в центре группы несли перекладину, к которой было привязано тело. Явно возвращались с добычей обратно в убежище. На этом их и подловили дикари. И ведь как грамотно всё организовали! Они не стали нападать тогда, когда группа только выходила из леса, а напали, когда она, почти пройдя всю поляну, снова приблизилась к краю леса. Часть дикарей, прятавшихся среди деревьев, обстреляла авангард группы из каких-то трубок. Траян не мог понять, как вообще этим можно убить человека, но Сашка, разглядывая на экране лежащие тела трёх уже точно мёртвых членов группы, что шли в авангарде, сразу вспомнил фильм, виденный им на Земле. Дикари Андаманских островов использовали иглы с мгновенно парализующим ядом. Если такая игла нанесёт человеку хоть царапину, то он обречён. Да, среди деревьев, растущих по окраине поляны, виднелись трупы дикарей, попавших под выстрелы автоматического оружия. Но часть дикарей оказывается умело спряталась в траве, и когда всё внимание атакованной группы оказалось приковано к участку леса, откуда шёл обстрел, выскочили позади них из травы, и, сблизившись с бойцами группы, просто просто прокололи их остро заточенными деревянными кольями. Кто-то из группы успел заметить опасность позади них, но было поздно. Несколько бестолково выпущенных очередей из «автоматов» тем не менее унесли жизни четверых диких, напавших из-за спины, но это уже никак не могло повлиять на исход боя.

Сашка сразу врубил установленный на челноке станнер, пройдя по всей поляне и близлежащим деревьям. С них посыпались вниз парализованные дикари.

— Вроде ещё кто-то жив. — Сашка поднялся из ложемента и прошёл в транспортный отсек, обе «жидкости», активировавшись, обеспечили ему защиту и невидимость.

Транспортировочный луч спустил Сашку на поверхность.

Он обошёл всех лежавших. В авангарде погибли не трое, а четверо человек. Тройка с оружием и один с огромным мешком за спиной. Сашка рассматривал их бледные больные лица и не мог понять, вроде это молодые парни — но выглядели так, будто их организмы изношены как у пятидесятилетних. У каждого на лбу — маленькая иголка, сделанная из шипа какого-то здешнего растения. Вот ещё двое. Те, что тащили срубленный ствол с человеческим телом. Ого… А тело-то женское. Дикарка. Тоже мёртвая. Попала под «дружеский огонь» — в её лодыжке так же сидела маленькая игла. Двое носильщиков и следующие за ними две девушки с длинными ножами. Этих прокололи кольями, и сейчас они лежали на земле, будто бабочки, пришпиленные иголками. Молодые, но впечатление, словно из них так же все соки высосало. Следующая девушка. А эта ещё жива… Кол, пробивший её, не задел жизненно важных органов. Без сознания от болевого шока. Есть заражение, но с этим можно справиться, если не медлить.

Быстрый осмотр остальных тел показал, что живых больше не осталось. Предпоследний вообще был убит из «автомата» — то ли под свой огонь попал, то ли у дикарей есть трофеи.

Сашка взял тело девушки на руки.

«Траян! Поднимай меня! И сразу же на „Сугду“!»

Сашка уже два часа сидел около медкапсулы. Рядом валялась снятая с девушки одежда. Мда… Не зря он отметил неестественную болезность и худобу всех в уничтоженной группе. По его прикидкам лечение раны должно было занять около трёх часов, но диагноз, выданным медкапсулой, предполагал лечение в течение почти суток. Лучевая болезнь, в слабой форме. Общее истощение, вследствие недостаточного питания. Нарушенный обмен веществ. Поражённая печень. Бесплодие. И это при том, что девица ещё не рожала. Но диагноз медкапсулы был неумолим — бесплодие от того, что все её яйцеклетки уже накопили мутации, и ни одного здорового ребёнка она родить уже просто не в состоянии. Словно сама природа не позволяла появиться на свет уродам.

Чтобы не терять время даром, Сашка, перед тем, как уложить девицу в капсулу, одел ей на голову ментообруч. Пока лечится, пусть заодно и язык выучит. Она сейчас для них единственный источник информации, по рассказам которого можно планировать контакт с жителями убежища.

— Вот, осмотрели. — в помещение медбокса зашёл Идан, держа в руках «автомат». — Поисковики вслед за тобой спустились на место засады на втором челноке. Хотели взять тела на изучение — а там уже пусто. Никого и ничего. Ни этих, одетых, ни дикарей. Ни живых, ни мёртвых. Случайно это нашли.

Сашка посмотрел на оружие, напомнившее ему «Томми-Ган», любимое оружие американских гансгстеров.

— Ничего интересного. — продолжал Идан. — Примитивное кинетическое оружие. А что с девицей?

— Ей ещё почти сутки лежать. Лучевая болезнь. Генетические отклонения. В общем, чтобы всё вылечить, и месяца не хватит. Ну да ладно, для разговора с нами сил ей хватит. Пойду-ка я спать…

Следующие сутки в ожидании выздоровления спасённой они просто сидели в столовой, глядя на экраны, куда выводились картинки с разведывательных дронов, продолжавших изучение обнаруженных ранее объектов. Всё однообразно. Впрочем, одно «видео» Сашка посмотрел «от и до». Дрон засёк место стоянки… нет, всё же не стаи. Племени диких людей. Страшные, косматые, грязные, но при этом с сильными и крепкими телами, устраивали около огромного костра странный ритуал. Вот под вопли всех членов племени освободили от одежды одиннадцать тел — тех самых, что пропали с места засады. Вот их деловито начали разделывать. Канибаллы, что с них взять. Но вот одно тело вынес на руках вожак племени. И всё племя разом замолчало. Он молча положил тело (Сашка узнал — той мертвой дикарки) на костёр. Я зыки пламени стали лизать его, тело стало покрываться копотью. А племя молча смотрело. Смотрело и молчало. А когда тело девушки оказалось полностью укрыто огнём, вожак встал — и завыл. Он запрокинул голову, и так, стоя, выл в небеса. Выло и плакало остальное племя. Дрон увеличил лицо вожака, и Сашка увидел его глаза. Глаза, в которых погас огонёк жизни, но разгоралось пламя мести. А вожак стоял и выл, и этот вой был сама боль его души. Боль вожака волчьей стаи, потерявшего свою самку, мать его щенков, его верную подругу, его любовь.

Но и дальнейшее ввергло Сашку в ступор. Дикари не собирались есть тела поверженных врагов. При племени крутились полуодомашненные животные, чем-то похожие на тощих медвежат. И своих врагов племя скормило своим животным.

Глава 16

Капсула открылась, и оттуда раздался женский визг.

— Что орешь, вылезай давай, — приговаривал Сашка, вытаскивая упирающуюся черноволосую «мексиканскую Хуаниту».

— Ты… ы кто!!! — взвизгнула девица, прикрыв ладонями груди и промежность, когда Сашка поставил её на пол.

— Я Аш. А ты? — Сашка бесцеремонно снял с её головы.

— Хализа… Где я? Ой… А почему я тебя понимаю?!!

— Ты на нашем корабле. А понимаешь благодаря этому обручу, что я с тебя снял. А теперь твоя очередь. Откуда ты? Мы случайно нашли место, где на вас напали.

— Кто нибудь ещё выжил? — вопрос Хализы был полон надежды.

Сашка покачал головой.

— Только ты. И то чудом. Остальные были мертвы уже тогда, когда мы прибыли. Так откуда ты?

Хализа молчала.

— Мы из Дома. На нас пал выбор идти наружу, чтобы принести еды, и привести к нам в Дом каких-нибудь дикарок.

— Дом? Это убежище, ко входу в которое вы направлялись и немного не дошли?

— Да. Отвернись! — Хализа шустро подняла лежавшую рядом с капсулой одежду и стала одеваться.

Сашка отвернулся, про себя отметив, что выглядеть девица стала гораздо лучше. Появился здоровый румянец, исчезла нездоровая бледность.

— Всё, можешь повернуться. — как-то неуверенно произнесла Хализа.

— Есть хочешь?

— Да, пожалуйста. — Было видно, что она хочет. Не есть, а именно что жрать. Много и долго. Пока пузо не оттянется.

В корабельной столовой «Сугды» Хализа сидела за столом, наворачивая содержимое контейнеров. Первую порцию съела до последней крошки, затем добавку, это была уже вторая. Под еду шёл разговор.

На вопрос, откуда они, Сашка, перебив желающего пообщаться с ней Умира (вот же ж… неужели приглянулась ему?) сказал, что они из другого Дома. Хализа не могла поверить. Их всегда учили, что Дом — один, а за его пределами дикий мир.

Сколько их живёт в Доме? Где-то десять тысяч. Кто управляет им? Надзиратель. А разве в их Доме как-то по другому? Надзиратель поставлен им свыше, они должны выполнять все его указания, он всё время заботится о них. Сколько лет их дому? Хализа не знала. Все её предки там жили, и так было всегда. Дар Богов даёт им тепло, чистую воду, воздух. Боги последнее время сердятся на них. В жилищах становится холоднее, еды и воды становится меньше, люди всё чаще болеют. Зачем они выбираются наружу? Фермы стали приносить меньше еды, приходится по жребию выходить наружу, чтобы собрать еды, и привести в Дом дикарок. Зачем? Хализа снова не знала. Так Надзиратель сказал. Значит, это нужно для их блага.

— Я не справилась… — вдруг расплакалась она. — Мы не смогли выполнить просьбу Надзирателя!.. Он будет очень недоволен…

— Ты хочешь вернуться обратно в Дом? — абсолютно нейтрально спросил Сашка, пытаясь прочувствовать её эмоции.

— Да. Я обязана это сделать! — не раздумывая ответила Хализа.

Но Сашка — почувствовал. Почувствовал страх. Липкий, гнилой страх. Она боялась вернуться. И даже не из-за угрозы наказания. Хализа находилась сейчас в раю, в котором было страшно и непонятно, но где вкусная еда без ограничений, где её самочувствие было такое, как никогда в Доме. Где никто не принуждал ни к чему. Откуда не хотелось уходить.

— Вот мы и на месте. — люк челнока открылся, и Сашка первым вышел из него, подав руку даме.

Хализа, приняв его руку, с опаской вышла наружу. Так и есть. Вон там впереди огромный диск, на котором они поднимались из Дома наверх, в дикий мир. Сейчас он ждёт их, чтобы отвезти обратно вниз, в Дом.

За три дня Хализа посмотрела дикий мир, так, как его не видел никто из жителей Дома. Этот странный транспорт перемещался по воздуху, перенося в себе пассажиров на огромные расстояния. Ей показали два Дома. Разрушенные. Значит, Надзиратель знает не всё, закралась ей в голову крамольная мысль. Она сразу выкинула её из головы. Всё начинается с мыслей. А потом закончится изгнанием из Дома, в дикий мир. Ну а там ещё никто дольше трёх суток не выживал.

Она вместе с Ашем зашли на диск. Хотя они так и не показали ей свой Дом, Хализа не сомневалась, что у них всё гораздо лучше. И еды много, и тепло в комнатах. И Надзиратель не такой злой как у них. И их «капо» не заставляют спать с собой за совершённые проступки. Вот бы остаться там… Тот, молоденький, Умир. Вроде она понравилась ему…

У края диска стоял небольшой цилиндр. Хализа, подойдя к нему, откинула крышку и на открывшемся ей поле с четырнадцатью кнопками набрала заветную комбинацию.

— Кто? — раздался голос из цилиндра.

— Это Хализа. Я из группы, ушедшей в дикий мир по жребию семь суток назад. На нас напали на обратном пути дикари. Все погибли. А меня спасли жители другого Дома. Они меня научили своему языку и один сейчас рядом со мной, хочет поговорить с Надзирателем.

На том конце молчали.

— Жди. Решение примет Надзиратель.

— Они сказали ждать. — обратилась она к Ашу. Поёжившись, Хализа добавила. — А если сейчас на нас нападут дикари?

— Будем надеяться, что не нападут. — легкомысленно ответил он.

Если бы она знала… Сейчас все разведывательные дроны патрулировали территорию около входа в убежище, а над ними висит «невидимка» — такой же челнок, готовый сразу применить станнер против любого, кто пробрался бы сюда.

Они ждали почти час, пока из цилиндра не раздался другой голос.

— Хализа! Ты кого привела? Дикаря??!!

— Нет, Надзиратель! — чуть ли не взвыла от ужаса девушка. — Это житель другого Дома! Они спасли меня, вылечили мне рану, и научили своему языку. Один вызвался поговорить с Вами!!!

— Хорошо. — наконец последовал ответ. — Сейчас вас спустят.

— Стой точно по центру! — только и успела она крикнуть Ашу, как диск стал медленно опускаться вниз.

Когда Хализа впервые поднималась на поверхность на диске, она чуть с ума не сошла от страха. Но хуже всего ей пришлось на поверхности. Впрочем, это все рассказывали. Она знала, но всё равно не была готова увидеть ЭТО. Да и никто не был готов. Поверхность, над которой НЕТ привычного потолка. К этому можно было привыкнуть, хоть и не сразу. Но вот дискомфорт и постоянный страх преследовал на поверхности всех. Абсолютно всех, кого она знала и кто мог поделиться с ней своими страхами.

Наконец, диск опустился до самого низа. А здесь их ждали. Две шестёрки с оружием наизготове, готовые по первому же приказу разрядить в них обоих магазины.

— Кто это? — бесцеремонно спросил подошедший к ней «капо». Хализа узнала его. Один из приближённых Надзирателя.

— Житель другого Дома, что спас меня от дикарей, вылечил и научил своему языку.

— А нашему языку ты его не учила? — вкрадчиво спросил «капо».

— Нет! — Хализа замотала головой. — А они и не просили.

— Ну что же, идём. — «капо» махнул Ашу автоматом, показывая следовать за собой.

Сашка следовал за командиром отряда, встретившего их у входа в убежище. Все шли молча, взяв его с Хализой в «коробочку». Они прошли через виденный в другом убежище проход, после того, как после разговора командира через такой же «цилиндр» вбок откатилась виденная ранее «шестерёнка». Сашка старался не крутить головой по сторонам, а улавливать всё боковым зрением.

Вот ещё одна «шестерёнка» в конце туннеля, по которому они шли. Группа вышла в огромный зал. В центре располагался такой же диск лифта, разве что размерами поменьше. Пока они располагались на диске, Сашка успел осмотреть стены зала. И вот здесь его ждало открытие. Самое важное, совершённое за всю эту экспедицию.

Этот зал был помещением, созданным Предшествующими. Полигональную гранитную кладку, что видел сейчас Сашка, разглядывая стены, он ни с чем не мог перепутать. Он нашёл это место. Взгляд переместился на высокий потолок. Потолочное перекрытие представляло из себя монолитную гранитную плиту, идеально отполированную, на которой было выгравировано непонятное изображение, а ниже полукругом шли символы.

«Хозяин!» — вдруг проснулся Малыш. — «Письменность Создателей!»

«И что там написано?» — «Переводится как „Корпорация „Антипром““».

Вот оно, здание региональной штаб-квартиры, ради которой они сюда и прилетели… Предвидение не подвело.

Кто-то сбоку рявкнул ему что-то, уперев в спину ствол автомата.

— Аш, не смотри по сторонам, — быстро произнесла Хализа. — смотри под ноги!

Под ноги так под ноги. Теперь это уже роли не играло, так как изображение было теперь записано в памяти нейросети.

Они спустились вниз на несколько ярусов. Все прилифтовые помещения, мимо которых они проезжали на лифте, были так же отсечены от основных помещений ярусов такими же проходами, закрываемыми чуть меьшими по размерам «шестерёнками», поэтому ничего интересного он по пути так и не увидел. Так же, «коробочкой», они, пропетляв по коридорам, добрались до помещения, где находились несколько человек. Жирный бугай, с лысым черепом, напоминающих какого-то «пахана с зоны», развалился на подобии трона. У его ног сидели две девицы, гладя ему колени и с испугом глядя на вошедших.

Хализа что-то защебетала, при этом постоянно оглядываясь на Сашку. Руки её были прижаты к телу. Видимо, любой жест будет сразу расценен как попытка нападения с известным исходом. Бугай коротко рявкал ей, она пространно отвечала.

— Надзиратель спрашивает тебя, Аш, можешь ли ты починить Дар Богов? — наконец, спросила она его, повернувшись головой.

— Как я могу сказать, могу я его починить или нет, если я не видел, в каком он состоянии? — задал он в ответ резонный вопрос. — Есть ли к нему запасные части? Топливо?

О каком таком Даре богов идёт речь, у него вопросов не возникло. Ясно, что о реакторе.

Хализа снова вступила в диалог с Надзирателем.

— Аш, можешь ли ты так же быстро научить Надзирателя вашему языку?

— Могу, в чём проблема? Я специально для этого захватил обруч. Он лежит в мешке, что у меня за спиной.

Услышав ответ, Надзиратель лениво указал рукой на одного из охранников, что сопровождали их.

— Аш, Надзиратель хочет, чтобы ты научил своему языку этого «капо». — Хализа показала головой на того же охранника.

— Я готов.

Два часа они ждали под прицелом стволов автоматов, пока на обруче, одетом на голову охранника, не загорится индикатор готовности.

— Можно снимать. — прокомментировал Сашка. — У него немного поболит голова. Но к завтрашнему дню пройдёт.

Лишь после того, как его слова перевела Хализа, и Надзиратель лениво махнул рукой, он снял с головы охранника обруч.

— Ты меня понимаешь? — спросил он его.

— Да, только голова болит. — ответил тот, после чего его лицо вытянулось от удивления. — Я понимаю…

— Выспишься, и всё пройдёт. — успокоил его Сашка.

А охранник радостно загомонил. Видимо, делился тем, что действительно знает другой язык. Надзиратель что-то рявкнул.

— Аш, — перевела Хализа. — Надзиратель назвал тебя своим гостем. Завтра ты научишь его своему языку. А пока тебя разместят в одной из комнат.

Надзиратель явно не хотел рисковать, вот и подстраховался. Если завтра охранник действительно будет в норме, то он так же изучит язык странного пришельца. Ну, а если умрёт — то и пришелец умрёт. Чтобы понять мысли «пахана», Сашке не нужно было прибегать к телепатии — все они прекрасно читались на его физиономии.

Где-то через полдня за ним пришли. Всё это время Сашка сидел в одной из комнат на одном из более высоких ярусов в полном одиночестве. Пока его вела сюда охрана, он успел посмотреть на местных жителей, что с испугом и интересом разглядывали его, пока они шли к выделенной для него комнате. Он попытался почувствовать эмоции — и чуть не «захлебнулся в блевотине». Страх. Постоянный страх просто сочился из всех, кто либо находился рядом с комнатой, где его изолировали, либо просто проходил мимо.

Страх охранников, что потеряют своё место, впав в немилость Надзирателя, и тогда придётся перемещаться на верхние ярусы, к тем, кто работает в теплицах. А там ведь известно что с ними сделают их обитатели.

Страх проходящих мимо комнаты женщин, что они разонравятся Надзирателю, и тогда их отдадут «капо», обделят пайком и водой, или, того хуже, подарят кому-то с верхних ярусов.

Страх абсолютно у всех, что их выгонят на поверхность. Да даже переведут на более грязную работу. И готовность предать всех и вся за пайку или просто чтобы выслужиться. Он просидел всё время в крохотной комнатушке, где кроме умывальника и отверстия, заменяющего унитаз, а так же кровати, ничего не было. Но за это время у него не возникло никакого желания выйти и посмотреть, что снаружи.

Но Сашка не скучал. Он с интересом рассматривал картинку, записанную на нейросеть. То самое причудливое изображение на потолке зала, бывшего когда-то одним из помещений штаб-квартиры корпорации «Антипром».

На картинке были отчетливо видны две «медицинские слуховые трубки». Широкая воронка соединялась трубкой с изображением «звездочки». Одна такая трубка размещалась над другой, будучи развёрнутой на 180 градусов. И ровно посередине, деля обе трубки пополам, проходила плоскость. С каждой из её сторон находилось по две «половинки» трубок — одна, заканчивающаяся «воронкой», и одна со «звёздочкой» на конце. При этом пространство с одной из сторон плоскости выглядело значительно темнее, чем с другой. Снова включилась интуиция, сожрав накопившиеся крохи резерва. Сашка отчетливо понял — эта картинка каким-то образом связана со всплывшей в памяти частью звёздной карты, с размещением двух систем базирования флота сборщиков антиматерии и системы, куда они возвращались с добычей. Каким образом они связаны, он пока не понимал, но то, что связь самая что ни на есть прямая, сомнений не было.

Глава 17

В сопровождении охранников его снова отвели в помещение, где сидел пахан. Тот так же занимал «коронное место», лишь девицы перед его троном сидели другие.

Пахан указал толстым как сосиска пальцем на лежащий перед ним на низеньком столике обруч, потом себе на голову. Сашка молча установил ему обруч и запустил процесс усвоения языка. И снова два часа сидения под дулами автоматов.

«Аш!» — донеслась ему мысль Идана. — «Ты как?»

Всё это время, пока Сашка находился в убежище, он поддерживал телепатическую связь с друзьями. И Идан, и Траян сейчас находились во втором челноке и были готовы в любой момент начать штурм этого объекта. По крайней мере несколько тяжелобронированных дроидов «Тиссом-4М» специально находились в трюме в ожидании команды. Но от Сашки такой команды не поступало.

«Пока по плану. Сейчас идёт обучение языку местного диктатора. Думаю, уже вскоре мы с ним пообщаемся».

Индикатор на обруче снова показал завершение работы.

— Ну что, теперь можете меня понять? — обратился Сашка к «пахану».

— Ты как обращаешься к Надзирателю! — взревел «пахан».

И тут же осёкся.

— Вижу, что наш язык Вы усвоили. Я сниму обруч, он теперь для Вас бесполезен. Голова болит? Обычно бывает, — как ни в чём не бывало продолжал говорить Сашка. — Как уже говорил, пройдёт за полдня.

Он уже собирался подойти к Надзирателю, но тот жестом остановил его, сам снял обруч и кинул его на столик.

— Так откуда ты? — сразу бесцеремонно спросил Надзиратель.

— Я из другого убежища. — Сашка искренне врал заготовленную «легенду». — Мы устанавливаем контакты с жителями других уцелевших убежищ.

— Убежище? — недоверчиво спросил «пахан».

— Убежище, — утвердительно закивал Сашка. — Вот наше, к примеру, «Убежище 13». А у вашего какой номер?

Вопрос поставил Надзирателя в тупик. Сразу было видно — в «Фаллаут» пузан ни разу не играл. Но тут он сделал то, что Сашка не ожидал. Шустро достав откуда-то из кресла, где он развалился, что-то, похожее на пистолет, Надзиратель выстрелил. Нет, не в Сашку. Он выстрелил в того охранника, которому Сашка ставил обруч до него.

Надзиратель сразу заорал что-то на своём языке, остальные охранники шустро подхватили тело и унесли из помещения.

— Вот теперь можно и поговорить. — удовлетворённо произнёс он. — Нечего этому было нас слушать. Потом стал бы разносить слухи по всему Дому… Так значит, ты из другого Дома, который вы называете «Убежище 13»?

— Да. — Сашка постарался сохранить невозмутимость.

— А у вас Дар Богов какой?

— Вы это про ядерный реактор? — осторожно переспросил он. — Думаю, такой же, как и здесь. Просто в других убежищах мы видели такие же реакторы, что и в нашем Убежище. В качестве замедлителя нейтронов используется окись дейтерия…

— Значит, знаешь, как он работает. — Надзиратель и не собирался дослушать его. — У нас он с каждым днём работает всё хуже и хуже. Ты сможешь его починить?

— Откуда же я знаю? Мне надо осмотреть его.

— Значит, осмотришь. — подвёл итог их разговора Надзиратель. — Тебя сейчас отведут к нему, вот и скажешь сразу.

В этом убежище всё было вроде так же, как и в осмотренных ранее. И не так одновременно. Система прохода внутрь — ни в одном из виденных убежищ не было столько дверей и шлюзов. Реакторов здесь было три. И к паровой турбине каждого можно было подключить стоящий рядышком в резерве другой генератор, если первый выйдет из строя. Сейчас два реактора были просто уработаны в хлам, и фон от них был зашкаливающим, даже при том, что они не работали, а всё топливо из них было выгружено. Трудился последний, третий реактор.

Реакторы в убежищах этого континента хоть и работали на том же принципе, что и виденные ранее в убежищах первого континента, но отличались конструктивно. Если на первом континенте теплоносителем был газ, то здесь обыкновенная, «лёгкая» вода под давлением. Отличался и конструктив активной зоны реактора. Стержни металлического урана здесь можно было перегружать прямо в процессе работы реактора. Прямо какой-то мутант от внебрачной связи земных реакторов CANDU и РБМК.

Сашка осмотрел «пятак» работающего реактора — часть стержней с топливом не была установлена на место, и вместо них стояли какие-то технологические заглушки. Приводы стержней защиты находились почти в самом верхнем положении, что лишний раз подтверждало — топливо в реакторе выработано до предела.

Понятно, что так, с наскоку, дать полную диагностику оборудования было невозможно, но тут и так всё было ясно — все три реактора уже давно и не один раз выработали свой рабочий ресурс, и просто чудо, что этот последний ещё не взлетел на воздух.

Хализа, которую Надзиратель отправил вместе с ним на осмотр, после осмотра реактора провела Сашку по секции, где размещались опреснители воды, попросив так же осмотреть их. А что там, собственно говоря, было смотреть? Изношены были опреснители. Их всё равно нужно было регулярно чистить от накипевших солей, что здесь не делалось уже давно. Количество опреснителей, как отметил Сашка, так же было раза в три побольше, чем в других убежищах.

Сашка поймал мысль, которая ускользала от него в эти дни. В этом убежище все системы, судя по всему, были троированы. Зачем?

— Так ты сможешь починить Дар Богов? — с нетерпением спросил Надзиратель, когда Сашку снова привели в его апартаменты.

— У вас что, топлива для реактора не хватает? Ну, тех стержней, которые загружают в «дар богов»? Он и выдает меньше энергии чем положено. — косил Сашка под дурака. — Ну и чинить его тоже надо. Работа на последнем генераторе, и судя по всему, он так же изношен. Вал турбины давно не размагничивали, точно могу сказать…

— Еды для «Дара Богов» мало. — набычился Надзиратель. — А у вас у Доме оно есть?

— Есть. Но ремонт всё равно надо делать. Мне для этого нужны ремонтные механизмы. Где они у вас?

— У нас их нет. — Надзиратель смотрел на него исподлобья своими маленькими глазками. — А ты можешь их привезти?

— И это возможно. — Ответ Сашки обрадовал «пахана». Рано… — А что вы можете нам дать взамен?

«Пахан» чуть глаза не выпучил от удивления. Чтобы кто-то пытался с ним торговаться??

— Мы… — Надзиратель задумался. — А что вам нужно?

— Мы обмениваемся с соседями из Убежища 15. — Сашку, как и когда-то Остапа, сейчас «несло». — У них остался хороший станочный парк, у нас был запас металла. Сейчас будем совместно разрабатывать месторождение урана… металла, из которого топлива для реактора изготовлено. Так что если у вас есть какие-то станки?… Нет?.. Ну может семенной материал, не поражённый радиацией? Мы нашли несколько мест на поверхности, где планируем разметить опытную ферму. Тоже нет?… Медикаменты? Что, и их нет?… А что у вас вообще есть полезного?

Пузан всё время, пока длился Сашкин монолог, молча смотрел на него.

— Ээээ… Еда?… — закинул он удочку. — Мы едой поделимся.

— Еда? Тоже неплохо. А что вы выращиваете? И какие объёмы вы готовы поставить в обмен на полный комплект топливных стержней для полной загрузки реактора?

— Эээээ… — Надзиратель жевал губы. — Много еды… Хорошей еды…

Тут у него в голове «щёлкнули шестерёнки».

— Слушай, пришелец! — глазки борова забегали в разные стороны. — Почини нам Дар Богов! А я тебя за это назначу правой рукой! Будешь моим преемником! Женщин хочешь? Дам, сколько захочешь! А для потомства — дикарку тебе выделю, здоровых детей тебе родит!

Сашка слушал Надзирателя и не сомневался — обещание «хряк» точно не сдержит.

Ведь легче всего даются те обещания, которые не собираются выполнять. Полная гарантия, что как только он заправит им реактор свежим топливом, по приказу «борова» его вертухаи сразу попытаются убить его.

Надзиратель тоже понял, что его обещаниям пришелец не верит ни на грош.

— Ничего мне этого не нужно. — вздохнул Сашка. — Ну что же, мы можем поставить партию топлива. В дар, так сказать. Как жест наших добрых намерений в надежде на дальнейшее сотрудничество. Но…

Надзиратель был само внимание.

— Но в обмен на это мне дадут возможность осмотреть ваше убежище. Просто осмотреть, — добавил он, увидев, как напрягся «хряк». — Можно осмотреть ваши фермы?

— Да хоть сейчас! — Надзиратель оживился.

— И нужен честный рассказ про ваше убежище. Его история. Всё, что знаете.

— Всего-то? — обрадовался «хряк». — Так это и я тебе могу рассказать. Хоть сейчас. Но… нет. Не сейчас. Вот когда починишь Дар Богов, тогда и поговорим!

— Не идёт. — Сашкин ответ снова вызвал у пузатого удивление. — Сделаем так. Прямо сейчас ты рассказываешь историю. Всю историю вашего убежища. Затем я отправляюсь в моё Убежище, откуда доставлю топливо, запчасти и ремонтные механизмы. После этого я загружаю топливо и чиню реактор. И после этого мне показывают всё убежище. Сразу скажу зачем — я хочу узнать, какой у него номер. У нас он везде нарисован, а здесь почему-то нет. Идёт?

— Идёт! — хрюкнул «пахан».

— Давно, что уже никто и не помнит когда, пришла Тьма. — пафосно начал свой рассказ Надзиратель. — Но Боги смилостивились над самыми лучшими и достойными, укрыв их в Доме, чтобы они пережили Тьму, что бушевала в диком мире. Но недосмотрели Боги, и в Дом с самыми достойными и лучшим проникли те, кто не был этого достоин. Они захватили власть в Доме, и все его обитатели страдали от их гнёта. И звали из Президент, Пр…

Надзиратель прокашлялся.

— … Пре-мьер… Министр… Да, он. И Канцлер. Эти трое лишали жителей Дома вкусной еды, и всё пожирали сами. А ещё у них были приспешники, исчадья Тьмы. Пар-ла-мен-та-рии. О! Помню ещё… Люди в Доме стали голодать. И тогда один храбрый юноша бросил вызов угнетателям! Он и его товарищи вступили в страшную битву с исчадьями Тьмы. И победили! И после этого наступило в Доме счастливое время. Юноша этот взял себе титул Надзирателя, а товарищей своих произвёл в звание «капо». И все жители Дома радовались этому! А после смерти Надзирателем стал сын того храброго юноши, а потом сын его сына!.. Я — прямой потомок того юноши в шестнадцатом колене!

Последнюю фразу «пахан» произнёс с особой гордостью.

— А что было дальше?

— А дальше люди в Доме жили и радовались, что у них теперь власть, данная Богами. Но отходили люди от заветов Богов, и стали Бог гневаться на людей. Всё больше людей стало болеть, всё меньше стало рождаться здоровых детей. А Дар Богов стал с каждым днём работать хуже. — закончил свой рассказ пузан.

— А почему я не видел у вас в убежище инженеров? — задал вопрос Сашка. Он действительно не увидел здесь ни одного человека, что понимал бы принципы работы механизмов, от работы которых напрямую зависела жизнь здесь. — Их у вас нет?

— Как нет? — удивился пузан. — У нас есть те, кто носит эти титулы. Каждый из них проводит регулярно обряды над дарами Богов, и те в милость дают нам воду, тепло и свет.

— А кто их учит?

— Как кто? Нынешних Инженеров учили их отцы. А сейчас они учат своих сыновей. Когда они умрут, их сыновья станут Инженерами, и примут от них их облачение.

Сашка вспомнил, что в помещении рядом с реактором дрых какой-то человек в вылинялом и выцветшем комбинезоне. На него никто из сопровождавших Сашку не обращал внимания. С Богами общался Инженер, и нечего ему мешать.

— А кто работает на фермах? — почему-то спросил Сашка.

— Как кто? — вопрос удивил Надзирателя. — Ах да, я забыл!.. Тот юноша, первый Надзиратель, проявил милость к поверженным врагам. Он не стал лишать жизни приспешников трёх исчадий Тьмы, а заставил их работать на фермах. И сейчас там работают их потомки.

— Кого их? — не понял Сашка.

— Ну, этих, — отмахнулся Надзиратель. — Пар-ла-мен-та-риев!.. Во, выговорил!

Всё с этим убежищем стало Сашке понятно.

— Тогда последний вопрос. А что это за картина на потолке в помещении «нулевого» яруса?

— А, это… — призадумался Надзиратель. — А это никто не знает. И никогда не знал. По легенде, это было отстроено Богами. Но давно, задолго до того, как появился Дом. Тут тебе ничем помочь не смогу.

Перед тем, как пришелец отправится в свой Дом, Надзиратель милостиво разрешил показать ему фермы, дав ему в сопровождающие Хализу и одну шестёрку «капо».

Один из лифтов переместил их на шесть ярусов вверх. Когда-то весь этот ярус занимали теплицы, обеспечивавшие жителей убежища овощами — невысокие кадки, занимавшие площадь в сотни квадратных метров, заполненные водой с солями, где и росли под светом ламп какие-то овощи. Теперь в большей части отсеков теплицы была разобраны, и сейчас эти отсеки занимали огромные кадки, где выращивали грибы, похожие на земные шампиньоны. Впрочем, в нескольких отсеках несколько теплиц продолжали работать — над ними ярко светили сохранившиеся светильники, а в самих теплицах копошились какие-то доходяги. Складывалось впечатление, что в процессе производства пищи было задействована большая часть жителей Дома. Полная гарантия, что продукция теплиц шла на стол только для Надзирателя и его охраны. Те же, кто трудились в теплицах, и помыслить не могли отведать тех овощей, что выращивали. Для них — только грибы. Под их выращивание был отведён и ярус выше, там сейчас в каждом отсеке либо собирали урожай, либо засыпали доставленный компост. Впрочем, какой компост? Перегнившие остатки человеческих выделений, вывозимые с одной из трёх уцелевших очистных станций. Во время осмотра одной из станций к компостной ёмкости пришли несколько человек с тележкой. Что-то коротко пробубнив, один из пришедших махнул рукой, и содержимое тележки полетело в компостную кучу. Сашке чуть не сплохело, когда он увидел, что туда выкинули. Тело мёртвого человека. Наверное, эти компостные кучи были местом последнего упокоения всех жителей убежища. И этим потом питались растения…

Уже выбираясь на диске на поверхность планеты, Сашка прикинул, что переход на «грибную диету» имел причиной как раз нехватку энергии. Для их выращивания не нужно трат на освещение.

Наконец, диск доставил его на поверхность. Сейчас на поверхности была непроглядная ночь, но это не помешало Сашке добраться до челнока. Через полчаса он сидел в столовой «Сугды», наворачивая пищу из синтезатора. За всё время в убежище он не прикоснулся ни к одному блюду, не выпил ни капли воды. Все они неслабо фонили.

Глава 18

— Аш, ну что там? — нетерпеливо расспрашивал его Умир, сидевший за столом напротив него.

— Там… — Сашка механически жевал еду, находясь в собственных раздумьях. — Там диктатура. Власть передаётся по наследству. Полная утрата всех знаний. Инженеры у них — разновидность шаманов. Обслуживание всех механизмов низведено до уровня проведения обряда. Знания передаются по наследству, от отца к сыну. Что там осталось от первоначального уровня, даже предполагать не хочу. Энергией убежище обеспечивает последний из трёх реакторов. Степень износа всех механизмов — запредельная. Так ещё и запасы топлива подошли к концу. Судя по тому, что я увидел, они умудряются ставить в реактор уже давно отработанные стержни, так и вытягивают на наработанных в них запасах плутония. Но этого всё равно не хватает.

— А… Хализа? — Умир попытался задать этот вопрос максимально нейтрально, но у него это получилось плохо.

— А что Хализа? Там она осталась, ждать моего возвращения с партией топливных стержней и ремонтными механизмами.

— Какими механизмами? — переспросил сидевший по левую руку Траян. — Мы же никаких механизмов в других убежищах не находили?

— Не находили. — согласился Сашка, продолжая жевать. — Потому как и нет их. А есть наши дроиды. Старые добрые «Герсеи». Я договорился с Надзирателем, что доставлю всё это к ним в убежище и загружу реактор свежим топливом, после чего мне дадут возможность осмотреть всё убежище.

— А это-то тебе зачем? — недоумённо спросил Идан, сидевший в углу.

— А вот зачем. Ловите файл! — и Сашка переслал всем присутствующим изображение зала «нулевого» уровня, созданного Предшествующими.

В столовой разгорелись жаркие дебаты.

— Это уцелевшее помещение точно относилось к штаб-квартире корпорации «Антипром» — настаивал Сашка, — по крайней мере надпись на потолке говорит об этом однозначно.

— Но не могло ли оно быть частью крупного комплекса, при этом окраинной частью? — возбуждённо заговорил Умир.

— Да, что-то маловато оно для корпорации таких масштабов. — Выражал свой скепсис Идан.

— Харш вас побери… — Сашка начал выходить из себя. — Если вы так ничего не поняли — оно было использовано при строительстве этого убежища. От того здания, к которому оно относилось, при строительстве убежища могло остаться только оно! Да и в конце концов, о чём споры? Завтра мы проводим разведку. Вдруг какие-то артефакты обнаружит Малыш? А Айфал с его парнями доставят топливные стержни из других убежищ.

Дельное предложение сразу прекратило бессмысленный спор.

Двое суток Сашка кружил на челноке в районе убежища в поиске артефактов, что могли остаться со времён Катастрофы. Бесполезно. Он прошёл частым гребнем территорию в несколько сотен квадратных километров, но Малыш за всё время ни разу не дал знать о себе. Глубоко в душе Сашка и сам не верил в успех таких поисков. Полная гарантия, что всё, что вообще возможно было найти здесь, давно уже было найдено жившей здесь столетия назад погибшей цивилизацией. Нашли же они это помещение? И не просто нашли, а даже приспособили под свои нужны.

Одно радовало, что за время, пока он, как последний идиот, летал в челноке, поисковики нашли в двух новых обнаруженных убежищах хранилища ядерного топлива, в которых нашлось достаточно неиспользованных урановых стержней. К его возвращению с поисков на лётной палубе «Сугды» его уже дожидался груз — комплект в две сотни топливных стержней и стоявшие в ожидании шесть «Герсеев».

Когда челнок сел на поверхности в паре сотен метров от диска, его уже ждали. Хализа в сопровождении шестерых автоматчиков.

— Ты вернулся! — обратилась она к нему, и Сашка почувствовал, что с её души в этот момент словно свалился тяжёлый камень.

Встречающие старались сохранить спокойствие, но как же это тяжело им давалось! Ещё бы, за неизвестным пришельцем семенили шесть «пауков», таща на себе еду для Дара Богов. Все за раз никак не могли поместиться на диске, поэтому Сашка безапелляционно заявил, что пусть они спускаются вниз первыми, а он с помощниками спуститься во вторую очередь. Хализа долго спорила с командиром «автоматчиков», потом они связались с Надзирателем. Судя по рыку из цилиндра на краю диска, тот был крайне недоволен.

— Аш, Надзиратель просит тебя спуститься вниз первым! — как-то извиняющее произнесла Хализа.

— Не вопрос.

Сашка зашёл на диск, вокруг него собрались «Герсеи». Диск пришёл в движение, увозя своих пассажиров вглубь недр.

Внизу его встречали — две вооружённые шестёрки «капо» и сам Надзиратель, так же при оружии.

— Вот, доставил. — Сашка показал на дроидов, гружёных стержнями. — Можно идти заправлять реактор.

— Тогда идём. — коротко бросил Надзиратель. — А что это за…

Он явно не знал, как назвать дроидов.

— Ремонтные механизмы. Сейчас процесс перегрузки топлива будут осуществлять они. — рассказывал Сашка, пока они шли через шлюз. — Потом произведут элементарный ремонт, разумеется, там, где это возможно.

— Что, везде могут?… — заинтересовался Надзиратель.

— Могут. — подтвердил Сашка.

Они снова прошли через шлюз в помещение, оставшееся от Предшествующих. Здесь первыми в лифт пошли Надзиратель с шестёркой охранников, а вторая шестёрка осталась с Сашкой.

Наконец, лифт доставил его и дроидов на ярус, где размещались реакторы.

Здесь рядом с Надзирателем уже крутился виденный ранее мужичонка в старом комбинезоне, всём в дырках и заплатках. «Инженер».

— Инженер будет наблюдать за твоей работой, — Надзиратель указал толстым как сосиска пальцем на мужичонку, на роже которого было столько важности и снобизма, что Сашке просто захотелось плюнуть в неё.

— Он сказал, что последовательность кормления Дара Богов нужно соблюдать. — лениво бросил «пахан». — Но мне это не интересно. Сейчас сюда приведут Хализу, она будет тебе переводить.

«Пахан» развернулся и ушёл. Ушла и сопровождающая его шестёрка охранников. А вот вторая так и осталась с ними.

Дроиды один за другим заскочили в реакторное отделение. Остановившись на мгновение около работающего реактора, они выгрузили запас свежего топлива, и приступили к замене в реакторе стержней. Один за одним извлекались старые, отработанные стержни, излучение от которых добивало даже сюда, в помещение оператора, и на их место устанавливали свежее топливо.

«Инженер» только вскрикивал, глядя, как загораются индикаторы на пульте, те, что загорались в последний раз много лет назад, а некоторые может быть даже не при его жизни. И было видно — «инженер» ни черта ничего не знает.

Ещё когда они изучали убежища на этом континенте, Сашка проявил интерес к реакторам. По крайней мере, по индикаторам можно было понять, какой коэффициент критичности в данный момент у реактора. Сейчас он, судя по тому, что загорающиеся в верхнем ряду индикаторы уже дошли до красной отметки, переваливал за единицу.

«Инженер» судорожно дёргал какие-то рычаги, и в результате этих манипуляций защитные стержни медленно двигались вниз. Лампы индикаторов в стали постепенно гаснуть одна за другой. Словно светящаяся змея доползла до красной черты и теперь медленно пятилась назад.

Извлечённые стержни дроиды шустро оттаскивали и опускали в бассейн выдержки. Вода в нём сейчас клокотала и парила — извлеченные стержни были хорошо нагреты. Сам бассейн выдержки был уже почти заполнен, поэтому дроидам пришлось часть давно находившихся стержней переносить по петляющему проходу в находившееся в километре от реактора сухое хранилище, так же заполненное почти под завязку отработанным топливом.

Так, за шесть часов, всё топливо в реакторе было перегружено. «Инженер» стоял перед пультом, вытирая испарину со лба, будто это не дроиды, а лично он извлекал и загружал в реактор стержни топлива.

А затем, отстранив «инженера», за пульт оператора встал Сашка. Снова верхняя «змея» индикаторов поползла к красной линии и остановилась, уперевшись в неё. И сразу медленно поползла к своей красной отметке вторая «светящаяся змея» — реактор выходил на свою номинальную мощность.

К концу суток реактор стабильно работал на своей номинальной мощности, снова во всех помещениях были свет и тепло.

— Ну всё, я свою часть сделки выполнил. Только сейчас механизмы выведу из реакторного отделения, и всё. — Сашка повернулся к вошедшему в операторную Надзирателю. — Теперь твоя очередь. Покажите мне ваше убежище.

— А… эти механизмы. — глазёнки «хряка» снова забегали в разные стороны. — Ты мог бы их нам оставить?

— Ну вообще- то нет. — Сашкин ответ вызвал у пузана в душе вспышку ярости.

— А ты можешь нам опреснители починить? — Надзиратель решил зайти с другой стороны.

— Могу.

— Давай ты их на починишь, а я с тобой женщинами расплачусь, — алчно заговорил Надзиратель. — Ты механизмы пока не забирай…

— Но из реакторного отделения их всё равно нужно вывести! Они же из строя выйдут! — изобразил Сашка возмущение. — Пусть тогда хоть здесь в операторной постоят!

— Конечно! Инженер за ними присмотрит! — приободрился Надзиратель. — Пойдём, я тебе покажу наш Дом!

Они покинули помещение операторной, куда затем после их ухода присеменили все шесть «Герсеев». Фонило сейчас от них капитально, и функционировать они смогут не более пары недель, но Сашке на это уже было плевать.

Ему показали всё.

Те комнаты, где жила основная масса населения убежища. Четыре яруса, где на каждом, в любом из двух сотен его комнат, проживало по десять-двенадцать человек. Обстановка в каждой их комнат была однотипной — четверо трёхярусных нар, один туалет, одна раковина, где и умывались, и откуда брали воду, чтобы пить. Жили там те, кто работали на ярусах ферм. Сейчас везде он видел одну и ту же картину — жители четырёх ярусов радостно обсуждали, что в комнатах и коридорах яруса снова был нормальное освещение, вознося молитвы Надзирателю.

Пятый жилой ярус. Тут жили привилегированные жители убежища. Охранники, или как их здесь называли, «капо», с выделенными им женщинами. «Специалисты» с семьями, навроде того «инженера», что обслуживал реактор. Просто красивые молодые женщины, предназначение которых было в принципе понятно. Здесь в комнате жило три, максимум четыре человека. В отличии от предыдущих четырёх ярусов, здесь никто нормальному освещению не радовался. Видимо, здесь оно и так было.

Но везде, на всех жилых ярусах, Сашка ловил одни и те же взгляды. Полные тихой злобы, дикой зависти и — обычного, банального страха. И ни капельки чувства обычной человеческой благодарности.

Отдельный, шестой ярус, куда Сашку доставили в самый первый раз, был полностью отведён под нужды Надзирателя. Когда-то это был складской ярус, но содержимое складов было много поколений назад проедено и проношено. В некоторых помещениях оставались какие-то незначительные запасы оружия и одежды, но теперь они были под полным личным контролем Надзирателя. Одно помещение, куда привели в первый раз Сашку, можно было бы назвать «тронным залом», ещё одно, не меньшее по размерам, было просто личным помещением Надзирателя. В нескольких примыкающих к нему помещениях жили несколько его наложниц и прижитые ими дети.

Но было и ещё одно помещение. Там, в стоявших в ряд десятках клеток, сидели дикарки. Молодые, здоровые. Все, как одна, беременные.

— А это зачем… — показал на них Сашка.

— Наши бабы с каждым годом всё больше уродов рожают. — скривился Надзиратель. — Да что там… Нормальных детей сейчас рождается один на четырёх уродов. И это те бабы, кто вообще могут родить. А больше половины из них вообще бесплодны. Вот и ловим на поверхности дикарок. Они у нас постоянно беременные. Только и успевают рожать.

Надзиратель противно захохотал.

— Оставайся, пришелец! — снова он обратился к Сашке. — Хочешь — любая из них тебе здоровых детей родит!

— Нет, спасибо. У меня в нашем убежище семья. Лучше подумай, сколько еды вы можете выделить нам за ремонт всех установок. А уж я починю.

— Хорошо починишь? — алчно спросил Надзиратель.

— Хорошо починю, не сомневайся! — ободрил Сашка пузана, тихо добавив. — Так, как вы этого заслужили…

Глава 19

Они снова сидели в апартаментах Надзирателя. Пузан занял своё место «на троне» и вокруг него снова сидели на полу его наложницы.

— Так ты можешь нам починить те механизмы, что дают нам чистую воду? — лениво спрашивал Надзиратель.

Вот только Сашку его показная леность и расслабленность никоим образом не обманывала. Надзиратель был готов в любой момент пристрелить его. Вернее, он сам так думал.

— Да, могу. Но для этого необходимо доставить материалы для ремонта.

— Так зачем тебе тогда забирать ремонтные механизмы? — расплылся в улыбке «хряк». — Увозить, потом снова привозить…

«Пахан» в этот момент был сама забота о ближнем.

— Ну а не веришь — возьми с собой Хализу. Она будет гарантией того, что с твоими механизмами ничего не случится. — продолжал улыбаться Надзиратель.

— И то верно! — радостно поддержал идею Сашка. — Тогда не будем терять время даром!

«Хряк» даже не представлял, как он сам подыграл Сашке в его планах.

Они с Хализой стояли на диске, поднявшем их на поверхность.

— Эй, пришелец! — раздался голос Надзирателя из цилиндра. — Ну что, спасибо за починку Дара Богов, но мы в ваших услугах больше не нуждаемся.

Из цилиндра раздался противный хохот.

— Ну ты и идиот! — продолжал глумиться Надзиратель. — Неужели ты поверил, что я передам тебе по наследству свой титул? Так я тебе так, скажу, у меня несколько наследников, и я ещё подумаю, кому из них завещать стать Надзирателем. Так они мои сыновья! А ты мне кто? Никто, и звать тебя никак! Проваливай, пришелец!

Из цилиндра снова раздался противны смех.

— А как же я?.. — растерянно спросила Хализа.

— А ты, сука, тоже не нужна. Дар Богов у нас работает, хватит его надолго. Инженер сказал, что он сам сможет справиться с ремонтными механизмами, что привёз пришелец. Так что ты в Доме лишняя. Будешь ещё смущать народ ненужными разговорами. Ишь что удумала — Дом, видите ли не один, есть ещё другие Дома! Ну так и проваливай в эти Дома! Вот пусть пришелец тебя и забирает с собой.

— Аш!.. — вся в слезах повернулась к нему Хализа. — Не бросай меня! Забери с собой! В твой Дом! А я буду тебе второй женой!

— Вот и поменялись, пришелец! — снова заржал Надзиратель. — Считай, это плата тебе за твои механизмы!

— Договорились, Надзиратель! — вдруг радостно крикнул Сашка.

И этот момент он отработанным движением скрутил Хализе голову, сломав ей позвоночник, и положил её тело на поверхность диска.

Он ничего не стал говорить Надзирателю, продолжавшему измываться, а просто направился к ждавшему его челноку. Забравшись в него, Сашка сразу дал команду на взлёт. Успел.

Когда только они с Хализой поднялись на поверхность, Сашка сразу дал команду остававшимся в операторной дроидам на выполнение последней задачи. Когда Надзиратель распинался перед ним, объясняя, как его провели вокруг пальца, первая пара из шестёрки «уснувших» дроидов сбила с ног «инженера» и отчекрыжила ему голову. Два дроида моментально заняли оборону на входе в операторную, а последние двое подскочили к пульту и, ухватившись за установленные на нём манипуляторы, стали поднимать защитные стержни реактора, полностью выводя их из активной зоны. Реактор быстро вошёл в надкритичное состояние.

Челнок успел подняться на высоту в пару километров, когда гору, под которой находилось убежище, хорошо тряхнуло, и она словно осела, погребя в своём чреве почти десять тысяч человек.

Последнее уцелевшее убежище на этой планете перестало существовать.

Челнок сел на лётной палубе «Сугды». Сашка выбрался наружу, и собирался уже отправиться в выделенный ему отсек, как его окликнул Траян. А дальше произошло то, что он просто никак не ожидал — не успел он развернуться, как ему в лицо прилетел кулак Траяна, вырубив его.

Очнулся Сашка, сидя в кресле в столовой «Сугды». Руки и ноги ему стягивали силовые наручники, а перед ним в ряд сидели его трое друзей, и вид их не предвещал ничего хорошего. Умир, Траян и Идан.

— Аш. — начал Идан. — Ты совершил тяжкое преступление, ничем не обоснованное массовое убийство разумных. Причём с применением запрещённого оружия. Мы не можем тебя освободить до конца экспедиции. А по возвращении мы должны будем передать тебя властям для судебного расследования. Или объясни прямо сейчас, что толкнуло тебя на это преступление.

— Да к харшу официоз! — рявкнул Траян. — Ты можешь объяснить, почему ты так поступил?!!

— Да, — продолжил Идан. — Мы ждём от тебя объяснений.

— Спрашиваете, почему я так поступил? — Сашка обвёл слушателей тяжёлым взглядом. — Что же. Расскажу.

Сидевшие перед ним его друзья, те, с кем он побывал не в одной переделке, сейчас не знали, как с ним себя вести, и чего вообще от него можно ожидать.

— Вот ты, Умир. Думаешь, что на планете произошёл какой-то природный катаклизм? — улыбка на лице Сашки походила на мерзкую гримасу. — Нееет!! А что же там произошло? Молчишь? А ведь ты знаешь ответ на этот вопрос… Знаешь, Умир! И ты, Идан, тоже знаешь! Вы все знаете на него ответ. Просто боитесь сами себе его произнести…

Он замолк на минуту.

— Ну так я вам его скажу. Не было на планете никакого природного катаклизма. А была обычная ядерная война. — лица слушателей застыли в тихом ужасе. Война на планете с применением такого оружия считалась в Содружестве одним из самых страшных преступлений. — Да-да, ядерная война. Два континента, два государства, непримиримая вражда — и у обоих ядерное оружие в избытке. Те пятна на поверхности обоих континентов — это последствия от его применения. Да, это сами жители друг друга унасекомили, и нечего валить всё на природу-матушку.

— Аш… — с опаской произнёс Умир. — А… почему ты в этом уверен?

— Спектр радиоактивных изотопов в этих пятнах. Либо такой, что получается после взрыва ядерного боезаряда, либо в результате уничтожения ядерного реактора, работающего на цепной реакции деления изотопа урана-235. Естественно, с поправкой на альфа- и бета- распады её продуктов с их полупериодами… Откуда я это знаю, спросишь? Так на моей планете почти всё тоже самое. Разве что до обмена «подарками» дела не дошло. А здесь… обменялись, в общем, по десятку тысяч мегатонн…

Сашка снова замолчал.

— Но люди-то причём!.. — у Траяна не укладывалось в голове, как Сашка мог совершить такое массовое убийство.

— О!! Люди!!! — Сашка мерзко захихикал. — А вот тут, пожалуй самое интересное… Скажи, Траян… Как, по-твоему, я должен был бы поступить?.. Чтобы — правильно?…

— Ты не должен был уничтожать это убежище. — Траян говорил искренне, без тени сомнений. — Почти десять тысяч человек! И ты их уничтожил, умышленно! Аш, прошу тебя, убеди меня в обратном! Ты же не мог это сделать просто так, я же знаю тебя!

— Убедить… — на Сашку в этот момент было страшно смотреть. — Я ни в чём никого не буду убеждать. Слушайте… И сами решайте.

— Когда я был на поверхности, и в убежище, я постоянно ловил себя на одной и той же мысли. Это — моя Земля, как если бы на ней произошла ядерная война. Во-первых, война здесь не началась сразу. Ей предшествовал долгий период противостояния. За это время оба государства подготовили несколько десятков убежищ, в которых должны были укрыться люди в случае обмена государствами ядерными ударами. Почему ракетными? Те шахты, что мы обнаружили. Пустые глубокие шахты, где ещё оставался незначительный фон. В них и размещались ракеты с ядерными боеприпасами. Буквально перед началом ядерных ударов часть жителей успела скрыться в убежищах. Скрылись здесь, на этом континенте. А вот на соседнем занять убежища успели не все. Вспомните, на том континенте больше половины убежищ были обнаружены пустыми. В них вообще не ступала нога человека. А на этом континенте все убежища когда-то были заполнены. Другое дело, что к нашему прилёту уцелело только это. Не поняли? Государство, находившееся на этом континенте, первым нанесло ядерный удар по противнику.

Сашка на минуту замолчал, переводя дух.

— А вот потом я и подумал. А начнись ядерная война на моей планете — кто бы мог попасть в эти убежища? Вот вы как думаете, кто попал в убежища здесь, на Элларии?

Сашкин вопрос поставил в тупик всех присутствующих.

— Ну… учёные, рабочие… — неуверенно начал Умир.

— Инженеры, врачи… Специалисты, в общем. — так же неуверенно произнёс Идан.

— Военные… — Траян явно не знал ответа. — И женщины с детьми.

Долгий Сашкин хохот был им ответом.

— О да!! Женщины и дети!! — истерично хохотал он. — Учёные!! Инженеры!!..

Отсмеявшись, Сашка с болью глянул на товарищей.

— Какие нахер женщины и дети?… Какие инженеры и врачи?… — помолчав, Сашка припечатал друзей одной фразой. — Там спасались власть имущие, местная «элитка», те, кто и довел этот мир до глобальной катастрофы.

Последняя фраза выбила всех трех слушателей из колеи.

— Но… — первым очнулся Идан. — Там же нужно было поддерживать инфраструктуру…

— Да, нужно. Поэтому некий минимум специалистов там был. По обслуживанию реактора, опреснителей, коммуникаций. Но в основной массе в этих убежищах спрятались представители власти и их обслуга. Может, кто-то из местных толстосумов, купивших себе место за огромные деньги. Их охрана — так что насчёт военных Траян всё же не совсем ошибся. Только защищали эти военные не свою страну, а собственную шкуру и шкуры своих хозяев. А те женщины и дети, что так же попали в убежище, были всего лишь членами семей этой самой «элитки». А так же любовницы, содержанки, элитные проститутки. Ну и семьи охраны и обслуги. И всё.

Сашка попытался размять затёкшие в наручниках руки.

— Они развязали эту войну, потому что знали — сами они выживут. А до населения своих стран им не было никакого дела. Они пережили в комфорте обмен ядерными ударами, когда немало их сограждан погибли в городах. Они пережили несколько лет ядерной зимы, когда выбросы радиоактивного пепла в атмосферу закрыли атмосферу от лучей их светила, и температура на планете понизилась на тридцать-сорок градусов, убив подавляющее большинство тех несчастных, кто смог выжить после ядерных ударов. Они и потом жили в относительном достатке, когда, в течении нескольких десятилетий, атмосфера наконец очистилась…

Сашка замолчал.

— Аш… А что было дальше? — наконец произнёс Умир.

— А дальше… А дальше скорее всего была гибель населения почти во всех убежищах. Где-то выходила из строя техника, воздушные фильтры или очистители воды. Где-то могли выйти из строя ядерные реакторы, обеспечивавшие теплом и энергией убежища. Жители были вынуждены выбраться наружу — но к жизни на поверхности они не были приспособлены. Рано или поздно они все погибли.

Сашка замолчал. В этот момент ему почему-то вспомнился старый фильм — «Письма мёртвого человека». И он не сомневался — судьба тех, кто был вынужден покинуть убежища, была ничуть не лучше, чем у главного героя того фильма.

— Но в этом же убежище всё было сделано с тройным запасом, и только благодаря этому оно протянуло столько столетий. Да и то, хватило бы его ещё максимум на двадцать-тридцать лет. Почему же оно такое особенное, спросите? — продолжил он свой рассказ. — Да в нём пряталось высшее руководство той страны! В том числе и те, кто лично отдавал приказ на начало ядерной войны. Но в этом убежище, да думаю и не только в этом, произошло ещё кое-что. Переворот местного масштаба. Вот сами подумайте. У охраны — было оружие. Это в цивилизованном обществе статус человека и его положение не зависит от обладания стволом. А в закрытом обществе все старые титулы и звания остались в прошлом. Как я понял из рассказа Надзирателя, начальник охраны убежища провёл в голове нехитрую калькуляцию. Есть какие-то придурки, перед которыми все раскланиваются. У них красивые женщины, хорошая пища. И они ничем не заняты, лишь потому, что их называют непонятными словами. «Президент», «Канцлер», «Премьер-Министр». Да ещё просто толпа бездельников, именуемых «Парламентарии». Запасы продуктов были к этому времени уже на исходе, а выйти из убежища было ещё нельзя — не рассчитали ихние учёные, по выкладкам которых готовили запасы в убежищах, что ядерная зима растянется на более долгий период, да и в последствии подъём температуры до нормы будет идти не такими быстрыми темпами. И встал вопрос, что всем жителям убежища нужно включиться в процесс обеспечения продовольствием. Но как, если большая часть населения привыкла, что они «белая кость»? Вот тогда и наступил звёздный час того начальника охраны убежища. Разговоры в своём кругу, быстрое нахождение единомышленников — и вот в убежище новая власть. И теперь это у них красивые женщины и вкусная еда без ограничений. И, самое главное, ни у кого нет вопросов, почему так — да потому что у них есть стволы, а у других нет. А статус теперь будет переходить по наследству, а не по каким-то чудачествам типа «выборов». Переходить, естественно, вместе со стволами. Эта система и продержалась сотни лет.

Сашка усмехнулся.

— Вот она, ирония судьбы — в этом убежище правящей элитой были потомки тех, кто до войны были прислугой. И наоборот, те, кто корячились на фермах, были потомками депутатов их довоенного парламента. Лишь специалисты сохранили свое положение, сделав его так же передаваемой по наследству синекурой — инженеры и техники, что обслуживали установки.

— Но почему они не пытались выбраться наружу? — в голове у Идана не укладывалось услышанное сейчас, и он пытался найти хоть какую-то логическую лазейку, что позволит ему не поверить в эту дикую версию.

— А зачем? У них была лишь одна забота — следить, чтобы власть не уплыла из их рук. А если все выберутся на поверхность, то людишки ведь и разбежаться могут! Кто же тогда их будет снабжать? Да, со временем терялись даже те элементарные знания, что у них были, а механизмы требовали всё более сложного ремонта. Ломались со временем опреснители, падала выходная мощность реактора, а фон от него был всё выше и выше. Но Надзирателей это не очень волновало. При их жизни еды и воды именно им и их охране было достаточно. А остальные? Мало ресурсов — значит, надо выгнать кого-то наружу.

— Но ведь этот Надзиратель что-то делал?.. — неуверенно спросил Траян.

— Делал. Но лишь потому, что теперь и ему стало мало перепадать. Так что делал он в первую очередь с мыслями о себе любимом. А вы как думали? Как говорят на Земле, «от худого семени не будет хорошего племени». Достойный потомок своих предков.

Глава 20

— И всё равно, ты поступил слишком жестоко. — во взгляде Траяна не было той решимости, как в начале этого разговора.

— Вот вы жалеете тех жителей уничтоженного мной убежища. А знаете, почему мне никого их не жаль? — Сашка снова оглядел трёх молчаливых коллег. — Вы в них видите людей. Просто людей. А я в каждом из них видел его предка. Высокопоставленного чиновника или его одуревшую от скуки супругу. Сходивших с ума от безделья и безнаказанности отпрысков. Политикана, всю жизнь шедшего по трупам. Охранника, выполнявшего все прихоти хозяина, и в тайне мечтавшего этого хозяина удавить, но лишь для того, чтобы занять его место. И я не видел тех, кто был бы достоин сочувствия.

— Тебе вообще никого там не было жалко? — почему-то спросил Траян.

— Вы с отвращением смотрели на тех дикарей, что напали на группу из убежища. В которой была Хализа, которую я первоначально спас. — Сашка сейчас смотрел просто себе под ноги. — А ведь именно они — единственные, кто здесь заслуживает сострадания и сочувствия. Вы видели лишённых человеческого облика дикарей-каннибалов. А я увидел в них их предков. Тех, кому повезло выжить после ядерных ударов и ядерной зимы. Лишившихся в одночасье всего, а со временем в том числе даже человеческого облика, в борьбе за элементарное выживание. Это их предков ещё до войны прессовали и обирали предки тех, кто жил в убежище. Простых, маленьких людей с их маленькими радостями и невзгодами. Которые просто хотели жить.

Сашка задумался.

— Знаете… Женщины в убежище от повышенной радиации не могли рожать нормальных детей. И они крали женщин-дикарок. Те у них работали родильными агрегатами. Не было еды — крали еду. И у кого? У тех же дикарей… Предки тех, кто жил в убежище, лгали, предавали, убивали, ползя на верх властной пирамиды. А простые люди для них были «кормовой базой». И даже спустя сотни лет, их потомки не дают спокойно жить потомках тех простых, маленьких людей. Как проклятье, что тянется из глубин веков.

Сашка снова взглянул на троих слушателей, и как-то вдруг всхлипнул.

— Они и так зажились на этом свете. В долг на двадцать поколений зажились, все до единого.

— Но… Хализа!!! — чуть не плача крикнул Умир. — Она то в чём виновата??!!

— В чём?.. Да она — такой же потомок своих предков. Тех, кто убивал, предавал, шёл по трупам. Тех, кто обрёк на смерть большинство своих соотечественников. Предал их, попросту говоря. И если бы я оставил её в живых, то… — Сашка снова всхлипнул. — Блядь… Да ведь тогда, они, суки… Они ведь тогда победили бы!! Пусть через десятки поколений — но ведь они, твари, победили бы!!! Они с того света хохотали бы от радости, ибо все те преступления, что они совершили, были совершены ими не зря — их потомок всё же обошёл остальных… Именно поэтому она должна была умереть.

Сашка замолчал. Молчали и трое его слушателей.

Наконец Траян, так же молча, подошёл к нему и снял с него наручники.

Траян дал команду готовиться к отлёту. Поисковики, продолжавшие изучать планету, возвращали на корвет разведывательные дроны. Горан с экипажем был занят своими делами, Траян с Иданом уже перебазировались на «Кашалота». Сашка сослался на усталость, поэтому остался на «Сугде».

Но перед тем, как их экспедиция покинет эту систему, он пришёл на лётную палубу, снова сел в челнок и направился на планету, даже не уведомив никого о цели своей поездки. Просто нужно — и всё. Челнок сел на поляне рядом с местом, где обитало то племя дикарей. Он просто вышел из челнока и стал «звать». И его услышали.

К нему из леса вышел вожак, он подошёл к Сашке почти вплотную и прямо посмотрел в глаза. И это был первый человек на этой планете, в чьём взгляде не было страха. Была опаска, был какой-то вызов — а вот страха не было.

«Я их уничтожил» — обратился Сашка к вожаку, «передав» картинку осевшей горы.

И вожак его понял. Он стукнул себя кулаком по груди и что-то пробурчал. А Сашка получил от него отклик — «Друг!»

Так же молча они разошлись. Вожак скрылся в лесу, а Сашка, снова усевшись в пилотском ложементе челнока, поднял его вверх, покидая навсегда эту многострадальную планету.

Корабли покинули систему RBSA-9428-KSDP, направившись в последнюю точку поисков, систему RLYU-3173-FDWS. Шесть часов разгона до точки перехода, «прокол», несколько часов неспешного обследования системы на пути к близкой к её звезде орбите. Последующую неделю оба корабля облетели не раз звезду в поисках хоть какого-то признака «червоточины». Без толку.

Но Сашку это абсолютно не интересовало. После произошедшего на Элларии на него накатила глубокая депрессия. Все эти дни он только лежал в своей каюте на «Сугде» и изредка выбрался в столовую.

И причиной его депресняка был отнюдь не его поступок — нет, Сашка ни на минуту не сомневался в своей правоте. Но вот то, что его друзья, хоть и поняли его мотив, но не приняли его, он чётко ощутил. В глубине души все его друзья считали, что он лишил Элларию шанса на восстановление цивилизации. А сам он не сомневался — он не отбирал этот шанс, он лишь вернул его тем, кто этого был достоин.

На него вдруг нахлынули воспоминания. Он словно заново просмотрел американский фильм-катастрофу «2012».

Ведь если не брать во внимание некоторые отличия того, что произошло на Элларии, и то, о чём рассказывалось в фильме, то ситуация получалась просто один в один. И неважно, что по фильму на Земле не было ядерной войны, а был планетарный катаклизм — власть имущие до последнего момента скрывали от населения правду, а сами, втихую, готовили себе спасение. Здесь, на Элларии, это были убежища, в фильме — корабли-«ковчеги». Суть от этого не менялась — спасались власть имущие и их обслуга, а на остальное население им было наплевать. И спасались отнюдь не лучшие представители рода человеческого.

Сашка грустно улыбнулся.

Ведь в фильме показали одного действительно достойного человека — чернокожего американского Президента. Он умалчивал правду о грядущей катастрофе, обманывая себя, что учёные ошибаются, есть ещё надежда и всё обойдётся. Но когда стало ясно, что катастрофы не избежать, он осознанно отказался от бегства на «ковчег», и у него хватило храбрости и достоинства, чтобы остаться со свои народом и разделить с ним его судьбу.

А что же будет с теми, кто спасся на этих «ковчегах»? Фильм заканчивался на оптимистичной ноте — мол, род человеческий выжил. Вода спадёт, обитатели «ковчегов» покинут их. Да вот только вряд ли будущее выживших будет безоблачным.

Запасы продовольствия подойдут к концу, и придётся делать то, к чему не привык ни один из тех, кто на этом ковчеге спрятался — работать. И вот тут каждый из спасшихся займет то место, какое соответствует его личным талантам и умениям. Те, кто владеет и обладает оружием — сразу станут правящей верхушкой. Стариков и просто пожилых пустят в расход — от них никакого прибытка, только пустая трата продовольствия. Отпрыски «статусного рашкована» вдруг обнаружат, что никто не собирается потакать их заскокам и вытирать им сопли — вместо этого они будут с утра до вечера до конца своей жизни вкалывать на грядках. Где-нибудь рядом с ними будет ковыряться в земле арабский шейх — никто не вспомнит о его титулах и богатствах. Одна радость — зарабатывать на пропитание ему придётся только лишь на себя, так как всех его красивых женщин у него сразу отберут какие-нибудь ребята покрепче.

Но самое страшное то, что единственное, на что будут способны даже несколько тысяч человек из подобного «ковчега», это организовать одно поселение уровня доисторических цивилизаций. Естественно, с рабовладением, где рабовладельцами будут те, у кого сила и оружие. Остальных ждёт удел до конца жизни пахать в поле — всех, кто в «прошлой» жизни, до катаклизма, был миллиардером, или высокопоставленным чиновником, или просто «очень важным человеком». Те, кто до катастрофы считали себя столпами мира, от которых зависели судьбы тысяч и миллионов, даже не станут просто обычными людьми — ибо раб это не человек, а вещь. Вещами станут и выжившие женщины. Вещами, которые можно купить, продать, обменять… Но даже такой вариант слишком оптимистичен.

Более вероятно, что в драке за ресурсы выжившие просто уничтожат друг друга.

Почему-то Сашка подумалось — те «парламентарии», там, на Элларии, что вкалывали в убежище на фермах после переворота, организованного первым Надзирателем, не один раз прокляли тот день, когда они спаслись, а не погибли вместе с большинством населения их стран.

Эллария…

И в этот момент на Сашку накатило озарение. Картинка на потолке зала в убежище, бывшего помещением корпорации Предшествующих, звёздная карта этого сектора космоса, что демонстрировал всем Умир, с нанесённым сферами возврата — всё словно переплелось вместе, слившись воедино — а у Сашки в итоге появился ответ на так давно терзавший его вопрос.

На 8-й день поисков Траян собрал всех в отсеке, отведённом под столовую, чтобы решить, что делать дальше.

— Работа закончена. — Траян тупо смотрел на стол перед собой. — Гудим сообщил, что тоже сворачивает работы, послезавтра их экспедиция отправится обратно.

— Но может останемся ещё на неделю?.. — Идан не мог смириться, что все эти недели прошли впустую. — Мы обязаны использовать последний шанс. Скорее всего, червоточина возникает с како-то цикличностью…

— Брось… нет здесь никакой «червоточины». — Состояние у Траяна было на редкость паршивое.

В зале повисло молчание.

— Парни… Вы в меня верите? — вдруг спросил Сашка.

Все эти дни после возвращения с планеты Эллария и импровизированного суда он ни с кем и словом не обмолвился. На совещаниях он сидел в углу и вообще никак не воспринимал все разговоры.

— Я в тебя верю, Аш. — просто взял и сказал Идан, продолжая смотреть в стену.

— И я верю. — Умир смотрел а Сашку с какой-то… нет, не верой, но определённо с надеждой. — Ты… прав, в общем. С точки зрения высшей справедливости — ты абсолютно прав. И… если бы я был на твоём месте там, на планете — я бы поступил так же как ты.

Траян молчал.

— К чему ты это, Аш?.. — произнёс он после обдумывания.

— Просто спросил. — Сашка встал и подошёл к столу, заняв пустующее за ним место. — Если верите в меня, то дайте мне сделать то, на что позже я никогда не решусь. Просто не рискну. Если кто хочет — пусть составит мне компанию. Но я сам не знаю, что ждёт там, куда собираюсь отправиться. Может, это дорога в один конец, и там, в её конце, нас будет ждать погибель. А может и нет.

— Я с тобой. — не раздумывая сказал Умир.

— Я тоже. — вздохнул Идан. — Где мы только вместе не побывали… И теперь тебя одного отпускать?

— Аш, ты куда собрался? — Траян теперь смотрел на Сашку.

— Не спрашивай. Если отвечу — сам испугаюсь. Просто скажи. Ты с нами или нет.

Траян чертыхнулся.

— Да с вами я, с вами!!

— Тогда перебираемся на корабль-сборщик. — Сашка встал и направился к выходу из зала.

Пилотский ложемент моментально подстроился под его тело. Точно так же находившиеся от него по бокам ложементы подстроились под разместившихся в них Идана и Умира.

Траян расположился позади них, просто усевшись на пол в позе индийского йоги.

Напоминаюший вытянутый стакан корабль-сборщик набирал скорость, двигаясь в противоположную от используемых в системе точек перехода сторону.

Сашка молча смотрел на развёрнутые экраны. Пришёл вызов с «Сугды». Горан никак не мог понять логику осуществляемого кораблём-сборщиком манёвра.

— Горан! — Сашка не был настроен на какие-либо объяснения. — Следуйте в систему RLYU-6592-FDWS и ждите нас там. Ждите две недели. Если не дождётесь — возвращайтесь обратно в Гардарру.

И сразу же разорвал связь.

— Куда мы?… — с опаской произнёс Умир.

— Подожди… — Сашка ещё раз придирчиво изучал информацию на боковых экранах.

Вроде всё. Он в голове ещё раз прокрутил ту запись рекламного ролика, где аграфы совершали пробный прыжок на корабле с новой магнитной защитой.

— Ну… поехали… — под непонимающими взорами коллег Сашка махнул рукой.

Корабль уже дошёл до выбранной им точки перехода и моментально ушёл в созданный «прокол».

Пару секунд они находились в полной темноте, затем экраны так же, как и в рекламном ролике, на мгновение побелели. А ещё через несколько секунд, когда сенсоры восстановились после «засветки», на центральном экране вывелось изображение системы, в которой они оказались. Той самой, что отображалась на экране корабля в рекламном ролике. Той самой, где осуществлялась добыча антиматерии.

Корабельный искин сразу стал выводить снимаемые данные с обнаруженных объектов.

Две внутренние планеты. Первая размером с Марс, такого же рыжеватого цвета (наверное, с большим содержанием железа) на расстоянии от звезды в 0,6 А.Е. Вторая — ну прямо Земля. Расстояние до звезды почти 0,95 А.Е. Сенсоры зафиксировали наличие у неё атмосферы. Анализ спектра звезды, прошедшего через неё, показывал присутствие в атмосфере азота, кислорода, водорода, углерода. Сашка мысленно поправил себя — все эти элементы здесь идут с приставкой «анти».

А дальше, отделённые от внутренних планет двумя астероидными поясами, размещались три газовых гиганта. Первый, размером с Уран, светло-салатовый с переходом в рыжину ближе к полюсам, обладал нешироким, но отчётливо видимым пылевым кольцом.

— Ну вот и прибыли… — единственное, что смог прошептать Сашка, направляя корабль к салатово-рыжему шарику, в пылевом кольце которого Предшествующие пополняли запасы антиматерии.

— Аш… Да это же!.. Это же ОНА!!! — Идан шептал не отрываясь от изображения системы на центральном экране. — Как ты нашёл?…

— Что нашёл? — устало переспросил Сашка.

— Ну как что?! Да «червоточину», в эту систему! — возбуждённо перебил Идана Умир.

Траян всё это время тихо молчал, разглядывая экраны.

Сашка впервые оглянулся на своих спутников.

— Парни… Я сейчас заполню имеющиеся контейнеры антиматерией, а потом всё вам объясню. Мне и самому надо с мыслями собраться. Так что пока просто побудьте зрителями.

Глава 21

До газового гиганта корабль добрался за полтора часа, встав на его околопланетарной орбите. Сейчас все четверо присутствующих в корабельной рубке внимательно смотрели на правый тактический экран, разглядывая пылевое кольцо, над которым висел их корабль. Свет от звезды отражался от частичек, из которых состояло кольцо, и возникало впечатление, будто под ними находится широкая песчаная дорожка, освещаемая Луной в непроглядную ночь.

— Магнитная защита на максимум. — комментировал свои действия Сашка. — Первый контейнер в приёмник.

Левый экран отобразил больше сотни «индикаторов заряда сотовика». Тем временем, корабль приблизился к пылевому кольцу и погрузился в него. Первый «индикатор заряда» замерцал — началась загрузка антиматерии в первый контейнер. Со стороны это наверное смотрелось интересно, словно кто-то запустил в пылевой поток стакан, и вся пыль, шла к центру донышка стакана по невидимой воронке — это магнитное поле высокой напряжённости, создаваемое системой магнитной защиты корабля, не позволяло частицам пылевого кольца прикоснуться к стенкам корабля. Пролетая в отверстие, находившееся в центре «донышка», частицы космической пыли попадали в размещённый контейнер для сбора антиматерии, и внутри этого контейнера (того самого «бидончика») постепенно рос плотный слой пыли, трамбуемый влетающими следом частичками пыли. По заполнении «бидончика» корабельный искин увеличивал напряжённость магнитного поля, «пережимая» горловину воронки, контейнер с антиматерией запечатывался и перемешался в блок хранилища, а на его место поступал следующий пустой контейнер.

Смена контейнера на следующий после заполнения предыдущего шла автоматически, поэтому все сейчас просто молча наблюдали за процессом. Даже Сашка отстранился от управления, молча наблюдая за экранами и лишь поглядывал на показатели температуры обшивки корабля. Пока в норме, количество античастиц, преодолевших магнитную защиту и достигших обшивки, было в допустимых пределах.

Через час все «бидончики» были заполнены. Все «батарейки» на левом экране были полностью «заряжены», и Сашка, удовлетворённо отметив это, с чистой совестью вывел корабль из пылевого кольца. Теперь стояла задача найти путь обратно. Корабельный искин получил задание изучить звёздное небо и выявить все системы и аномалии в радиусе одного «прокола» на «пять дней», и для этого кораблю придётся делать круговой облёт вокруг звезды. Всё это время его искин будет фиксировать положение звёзд, что затем даст необходимые данные для расчёта их положения относительно той системы, где они находились. Сейчас искин сам выбрал оптимальный маршрут следования — по орбите, отстоящей ближе к звезде, по земному, в половине «астрономической единицы» от орбиты этого газового гиганта. «Круг почёта» займёт больше восьми часов, так что от него теперь ничего не зависело.

— Вот теперь можно и поговорить, — вздохнул он. — Спрашивайте.

— Как ты нашёл «червоточину»? — первым выпалил Умир.

Парень столько лет посвятил поискам источника антиматерии, и наконец оказался у цели своих поисков. Естественно, вопросов у него сейчас была уйма.

— Нет никакой «червоточины». Нет и никогда не было. Ни в одной из трёх систем, где мы вели поиски.

— Умир, помнишь совещание, у нас в научном центре, посвящённое поискам этой системы? — Сашка повернулся к нему. — Ты тогда правильно заметил, что корабли выходили в системах очень близко к светилам. Но тут — маленькая неточность. Маленькая, но какая важная! Корабли в этой системе не выходили из «червоточины», находящейся рядом со звездой. Они выходили прямо из звёзды. И обратно они возвращались точно так же. В системе RLYU-6592-FDWS они появлялись, выходя из её звезды. Вот и мы сейчас, если вы не поняли, вышли в этой системе из её звезды. Отсюда и первоначальная засветка сенсоров…

— Ты хочешь сказать, что «червоточины» находятся прямо внутри звёзд?? — Умир выглядел ошарашенным от уже увиденного и от теперь услышанного.

— Не «червоточины». — Сашка покачал головой. — Ведь «червоточина» — это путь в обе стороны. Кто мешал тем кораблям взять и нырнуть обратно в звезду?

— То есть, путь сюда — это дорога в в одном направлении? — спросил Идан.

— В точку. Тем маршрутом, что можно попасть сюда, вернуться обратно невозможно. И путь, уводящий в систему RLYU-6592-FDWS, так же не может привести обратно. — Сашка отстранённо наблюдал за центральным экраном, на который корабельный искин выводил отметки по звёздам, соседними с этой.

— Так куда же ты формировал «прокол»? — Траян задал вопрос по существу.

— В «чёрную дыру».

— Вот вы сейчас думаете, что столько времени экспедиция попусту потратила на изучение всех этих систем… А зря… В каждой из систем, где мы побывали, мы нашли по небольшому кусочку пазла, что смогли в итоге сложиться в общую картину. Я ещё на самом первом совещании, что прошло три года назад, когда разглядывал «сферы возврата» двух систем, из которых сюда отправлялись корабли-сборщики, просто ощутил «шестым чувством», что ответ лежит на поверхности. Потом Эллария. Вы помните ту картину в главном зале уцелевшего убежища? Две «трубки», одна над другой, развёрнутые навстречу друг другу, пересекаемые перпендикулярно плоскостью. С каждой стороны плоскости — раструб одной трубки и «звёздочка» другой. Но лишь после того срыва у меня случилось… озарение, что ли. Я вспомнил. Отшельника, из Ракшаса. Когда мы с ним прощались на космической станции в Дхолавире, он сказал мне дословно — «Ты уйдёшь за изнанку этого мира, и вернёшься обратно».

Сашка с грустной улыбкой осмотрел всех троих спутников:

— Поздравляю всех присутствующих. Мы сейчас как раз находимся за изнанкой нашего мира. Не поняли, где мы?

— В другой галактике? — робко предположил Умир.

— Сами подумайте. — Сашка не стал мучить коллег с догадками. — Уже обсуждали, что не может в одной звёздной системе часть объектов состоять из антиматерии. Если вы не поняли — вся эта система полностью состоит из неё. И пыль в кольцах газовых гигантов, и сами газовые гиганты… Да и внутренние планеты — все они состоят из антиматерии. Но даже отдельно такая звездная система не может существовать — ни в нашей галактике, ни в какой-либо соседней. Мы сейчас находимся вообще не в нашей Вселенной.

— Но тогда где?… — сказанное полностью переворачивало представление Идана о мироздании.

— Мы — в АнтиВселенной. Или во «Вселенной, состоящей из антиматерии». «Черные дыры» — это переходы. Из нашей Вселенной в эту. А «чёрные дыры» в этой Вселенной приведут нас обратно, в нашу. И каждая из «чёрных дыр» в нашей Вселенной соединяется со звездой в АнтиВселенной. И наоборот.

— «Трубки»… — с тихим восторгом произнёс Умир. — Аш, это же те «трубки» на картине!..

— Да. Это они. Когда мне пришла в голову такая мысль, я стал снова изучать звёздную карту в поисках черных дыр поблизости от этих систем. И сразу же нашёл. На карте это выглядит как практически идеальный ромб. Его «тупые» углы образуются системами RLYU-8317-FDWS и RLYU-3173-FDWS. В них базировался флот сборщиков антиматерии. Один острый угол — это система RLYU-6592-FDWS, куда, собственно, и возвращались сборщики из этой АнтиВселенной. И второй «острый угол». Это собственно «чёрная дыра». Расстояние между «острыми углами» в «девять дней», если по-нашему. Вот поэтому Предшествующие выбрали две промежуточные системы, что позволяло сэкономить топлива на «проколах».

— Но как мы выберемся отсюда? — Траян не разделял эйфории обоих учёных, и, надо признать, его вопрос был на данный момент самым актуальным.

— Пока не знаю. — честно признался Сашка. Искин продолжал выводить на экран новые звёзды, но «чёрной дыры» среди них не было. — Но уверен, Предшествующие не зря выбрали именно эту систему для добычи антиматерии. «Чёрных дыр» в нашей Вселенной достаточно, а выбрали конкретно эту. Почему? Да потому что рядом точно есть «чёрная дыра», что вернёт нас в систему RLYU-6592-FDWS. И ешё… Знаете, парни… Я верю в сказанное отшельником. Мы обязательно вернёмся.

— Аш!.. А-аш!.. — кто-то тряс его.

— Что такое? — Сашка открыл глаза.

— Ты уснул, — послышался сзади голос Траяна. — Мы решили тебя не будить. Ты и проспал почти семь часов.

На центральном тактическом экране была выведена звёздная карта с привязкой к этой системе. Искин ещё продолжал обрабатывать полученные данные и вносить коррективы в координаты уже размещённых на карте объектов и выводить новые, но это уже было не важно. Тот единственный объект, ради которого и был запущен поиск, уже был отмечен на карте.

— Вот она, «чёрная дыра», в полутора «днях» от этой системы. — Сашка установил маркер на тактическом экране. — Можем возвращаться.

— Аш… — в голосе Идана чувствовалось какое-то извинение. — Мы тут с Умиром посовещались, пока ты спал… В общем, давай перед отлётом посмотрим вторую внутреннюю планету, а?

— Давайте… — пожав плечами, Сашка скинул корабельному искину указание на построение нового маршрута.

Через 80 минут корабль, приблизившись к планете, завис над ней на высоте в несколько сотен километров. Все разглядывали увеличенные виды её поверхности.

Планета отсюда действительно выглядела как Земля или Аркам. Сквозь дымки облаков был виден океан, по которому были разбросаны небольшие континенты, окужённые массой мелких островов. Увеличенное изображение выбранной наугад места в центре ближайшего к ним континента вызвало у его компаньонов тихий восторженный вздох.

— Аш! — голос Идана был наполнен тихой радостью. — Ты видишь?! Здесь, судя по всему, есть жизнь!

— Точно! — Умир так же с восторгом рассматривал картинку, выводимую на левый экран.

И действительно, на экране сейчас была видна «саванна» — подобие степи с редкими крупным «деревьями». И неважно, что «деревья» и «трава» отдавали «краснотой». То, что это живые организмы, никаких сомнений ни у кого не вызывало.

— Да, и здесь может быть жизнь. — Сашка уже не мог удивляться. Видимо, для мозгов наступил «перегруз». — Если есть такая жизнь, как мы видим здесь, то не сомневаюсь, в каких-то из звёздных систем этой АнтиВселенной есть планеты, жизнь на которых разумна. Вот только контакт между нашими цивилизациями невозможен. Чревато будет для «контактёров». Да и ничего мы друг другу предложить не сможем. Просто будем знать, что вот есть такие… И всё.

Все молча продолжали рассматривать вид планеты, состоящей из антиматерии.

— Думаю, хватит. — Сашка прервал групповую медитацию, переключив центральный экран на увеличенный участок звёздной карты, где маркером была отмечена их «дверь на выход». — По-моему, нам пора домой, в нашу Вселенную. Или ещё задержаться хотите?

— Вот уже нет! — выдохнул Траян. — Давайте обратно!

Через три часа напоминающий стакан-переросток корабль ушёл в «чёрную дыру».

Чернота… Вспышка света… Это их корабль снова вышел из звезды.

— Мы вернулись! — радостно заорал Траян, увидев на правом экране обновлённую звёздную карту.

Да, это была система RLYU-6592-FDWS. Его радость можно было понять. Вся эта авантюра с полётом в неизвестно куда имела на порядки больше шансов закончиться трагическим исходом для её участников, нежели вернуться победителями. Но удача любит отчаянных, и сейчас она благоволила им.

— О! Вот отметка «Сугды»! — это Идан первым увидел отметку на тактическом экране.

С неё буквально через полминуты пришёл вызов.

— Аш! Траян! Идан! — чуть не кричал Горан. — Вернулись! А мы уже не знали что делать… Вы где пропадали, харш вас пожри?..

— Горан, всё нормально! — Траян быстро пришёл в себя. — Срочно свяжись с Артой. И передай им следующее — «Птенец нашёл гнездо».

Это была кодовая фраза, смысл которой сейчас никому из присутствующих на их корабле не нужно было объяснять.

— Да, — продолжил он. — Летим домой!

Сашка вылез из ложемента, уступив место Траяну. Пусть он ведёт корабль до Аркама. А ему сейчас жутко захотелось выспаться.

Через две недели оба корабля достигли системы Аркам. Корабли шли со включенной маскировкой, поэтому их появление не было замечено диспетчерскими службами космопорта, но диспетчер контроля за пространством в закрытом секторе при появлении двух отметок (да-да, здесь контроль осуществляло оборудование Предшествующих) сразу сообщил об этом в научный центр Синташты.

Корабли достигли планеты и связались с диспетчером закрытого сектора. К моменту, как оба корабля спустились к поверхности, входы в оба отсека восстановленного ангара были открыты. «Молот Тора» и «вытянутый стакан» один за другим медленно «вплыли» в свои отсеки, и уже там, встав на прикол и отключив маскировку, выпустили свои экипажи.

На площадке рядом с горной грядой, под которой скрывался ангар, прибывших уже ждал челнок, сразу же доставивший всех участников экспедиции в научный центр в Синташте.

В зале заседаний за круглым столом сидели их научный руководитель Велибор и экстренно прибывший на Аркам Азар Бальдов.

— С возвращением, победители! — хором поприветствовали они вошедших.

Больше часа длился монотонный Сашкин рассказ. Все эти дни перелёта домой он посвятил подготовке презентации, причём делал это в первую очередь для самого себя. Ничто так не приводит в порядок мысли, как попытка эти мысли четко, грамотно и доходчиво изложить другим. На голосфере в центре круглого стола менялись картинки. Участки звёздной карты безымянного кластера сменялись на виды планеты Эллария, которые в свою очередь сменяли голографические снимки в помещении зала штаб-квартиры ушедшей в небытие корпорации Предшествующих «Антипром». Снова звёздная карта, с нанесённым «правильным ромбом» из трех звёзд и одной «чёрной дыры». Виды системы АнтиВселенной, куда они попали. Звёздная карта АнтиВселенной относительно той системы, где они находились, и маркер «чёрной дыры». А под конец — виды второй планеты. Той, так похожей на Землю. И на которой была своя жизнь.

— У меня всё. — закончил он.

— Други! — обратился к присутствующим Велибор. — Эта экспедиция не просто выполнила свои задачи. Она их перевыполнила. Вы не просто нашли место, откуда мы сможем черпать антиматерию, что даст импульс в развитии новых технологий. Вы, своим открытием АнтиВселенной, полностью изменили всю существующую картину мироздания!

Сашка молчал. Да, ведь подобное уже было в истории человечества. Экспедиция Магеллана. Из тех вернувшихся на грани смерти от истощения 18 членов экипажа единственно уцелевшего корабля, из пяти ушедших в поход, вряд ли бы нашёлся хоть один, кто мог бы оценить реальную значимость открытия, который они совершили. Так же, как и их экспедиция, они отправились в неизведанное в поисках добычи — разве что добычей тогда были золото, пряности и дорогие ткани. Что-то, как и их экспедиция, они смогли привезти обратно. Но вряд ли, по возвращении, хоть один из добравшихся к родным берегам спутников Магеллана понял, что в тот момент, когда «Виктория» пристала к испанскому берегу, цивилизация перешла в новую историческую эпоху.

— И я скажу, други! — включился в разговор Азар. — Всё это будет изучаться и обсуждаться еще не один месяц. Но сейчас — низкий вам всем поклон до земли. Все вы получите награды и премии. Гардарра знает и помнит своих героев. А сейчас — давайте по домам. Ваши родные уже небось извелись…

И взглянув с хитрым прищуром «папаши Мюллера», добавил:

— А тебя, Аш, я попрошу остаться…

Глава 22

Вставать сегодня было тяжело. Вчерашний день высосал из Сашки все силы, и сейчас хотелось плюнуть на всё и продолжить дрыхнуть. Нельзя. Именно сегодня — нельзя. Сегодня — его первый день на новой работе. Хороший же он подаст пример подчинённым, если сам опоздает…

Быстро приняв душ, Сашка натянул комбинезон и спустился вниз в столовую.

Лораниэль уже вовсю готовила завтрак для всей семью. Умничка. Вчера она устала не меньше его, а вот, поди же. Снова бодрая, полная энергии. И такая желанная… Он подошел к ней сзади, обнял и нежно поцеловал в шею. Лораниэль словно спинным мозгом почувствовала Сашкины мысли.

— Садись, ешь. — скомандовала она. — Времени в обрез, не отвлекайся.

Сашка сел за стол, где его уже ждала кружка с горячим ароматным чаем и тарелка с его любимыми пирожками.

Тогда, два месяца назад, после краткого отчёта о результатах экспедиции, Сашка сидел в кабинете Велибора в окружении знакомых ему людей. Азар Бальдов, которого экстренно доставил на Аркам второй корвет «Гаруда» после того, как на Арте приняли сообщение от Горана. Велибор. Войдан. Были двое его земляков. Сергей, бывший инженер из одного из Среднеазиатских байств, затем — инженер-энергетик на Аркаме, а теперь — мэр. Алексей, бывший заместитель Витеня Тривова на «Майве», а ныне сотрудник контрразведки.

— Аш, ты действительно немало сделал. И для Гардарры, и для своих земляков. — Убеждал его Азар. — Открытие, что ты совершил в этой экспедиции, полностью поменяют жизнь, и не только в Гардарре, но и во всём Содружестве. Причём еще при нашей жизни. Но вот сам подумай. Чем тебе здесь теперь заниматься? Нет, я понимаю, тебе работа в научном центре интересна. Но сейчас есть более важная работа, с которой лучше всего справишься именно ты.

После того, как Азар озвучил предложение по новой работе, Сашка долго молчал.

— Но я никогда не занимался этим… — наконец произнёс он. — Справлюсь ли я?

— Справишься, не сомневайся. — Убеждал его Войдан, второй раз уже выбранный мэром Берсуата. — Ты здесь, в научном центре, работал в команде. И там у тебя будет команда. Консультанты, помощники. Всю основную рутину они возьмут на себя. Но ты — нужен. Именно как лидер, вокруг которого и будет сформирована эта команда. А мы все тебе поможем.

— Аш! — Это включился в разговор Велибор. — Сейчас в научном центре работы много. Но это будет та самая рутина, про которую уже говорили. Персонал для этого у нас есть. Но самые важные, считай, фундаментальные открытия, уже сделаны. В том числе и тобой. Даже всё это осмыслить понадобятся годы. Так что, сам Создатель направляет тебя дальше. Ты сейчас там нужнее.

— Но… — Сашка уже не знал, какие аргументы «против» привести. — Примут ли меня люди?

— А почему нет? — удивился Алексей, готовившийся принять руководство службой безопасности под новую создаваемую должность. — Саня, да тебя здесь каждая собака знает! Для местных ты уже герой, как один из защитников Аркама. Для нас, прибывших, вообще «живая легенда». Тот, благодаря которому люди получили второй шанс на достойную жизнь. А многие и вообще первый. Примут тебя люди, не сомневайся!

— Соглашайся, Александр! — Сергей, кого он первым вывез из Средней Азии, теперь занимал пост мэра маленького, но бысрорастущего Углича. — Алексей прав. Ты пойми, сейчас прибывшие с Земли составляют 90 % населения Аркама. И сейчас для них нужен символ — кто-то свой, действительно многого добившийся. Причем сам. И лучше тебя для этого никого нет.

— Хорошо. — Сашка ответил после раздумья. — Я согласен.

Пирожки были съедены, и он сейчас неспеша попивал чай.

— Аш, поторапливайся! — в Лораниэль уже с утра кипела энергия. — Тебе сегодня нельзя опаздывать, всё же первый… Мита! Тура!

Она шустро расставляла на столе тарелки, наполненные с горкой пирожками с разной начинкой. Последними на стол уместились две тарелки, наполненные кашей. В столовую, гомоня, влетели две русоволосые ушастенькие девчушки, похожие друг на друга как две капли воды.

— Папа! Мы тозе хотим как Ял и Дан! — облепили они его с двух сторон.

Вот же хитрюги. Знают, что мама не разрешит им сейчас играть на улице, пока они не поели. Но ведь можно упросить папу!

— Дочки! — строго посмотрела на них Лораниэль, и две сестрёнки без разговоров шустро заняли свои места за столом. Напротив каждой из них стояла тарелка с так нелюбимой ими обоими кашей. — Папу не отвлекать! Поедите, тогда пойдёте играть.

Сашка допил кружку чая.

— Ну, всё… — встал он из-за стола. — пора.

У дома уже стоял грав. И ещё три. Один впереди, один сзади, и один сбоку от первого.

Почти два месяца шла предвыборная гонка. Помимо Сашки на должность претендовали ещё трое кандидатов — те, чьи инициативные группы смогли за две недели собрать по 40 тысяч подписей избирателей.

Прибывший два года назад на Аркам глава местного отделения корпорации «??????????». Его предвыборная программа заключалась в развёртывании дополнительных рабочих мест. Впрочем, корпорация и так расширяла своё отделение на Аркаме, так что это произошло бы и без его участия.

Чиновник из департамента культуры, в чьём ведении находился и туризм. Дело в том, что экскурсионное бюро «Наследие Предшествующих» так и продолжало свою работу. Вскрытых объектов на Аркаме было много, поток туристов, желающих их посмотреть вживую, был постоянный. Но его идея превратить Аркам в туристический кластер не встретили поддержки у населения.

Начальник полиции Берсуата, Валамир Кусов, один из тех, кто участвовал в обороне города.

Первые двое кандидатов, глядя на результаты независимых опросов населения, через месяц объявили о выходе из предвыборной гонки. Сами независимые опросы показывали однозначно — земляне хотят голосовать за своего. Но тем не менее, на состоявшихся три дня назад выборах Витимир набрал 32 % голосов. Неплохо.

Позавчера утром, после объявления результатов, Валамир первым связался с ним и поздравил с победой. Сашка в тот же день заехал в управление полиции Берсуата, чтобы лично поблагодарить Валамира за его участие в выборной гонке. Им ещё вместе работать, занимаясь общим делом.

Уже стоя у грава Сашка оглянулся. У входа стояла Лораниэль, провожая его, в саду около дома Яр с Даном, кряхтя, заталкивали один снежный ком на второй, чуть более крупный.

— Забыл что? — крикнула ему Лораниэль.

— Нет! На тебя любуюсь!

— Езжай давай! — Лораниэль засмеялась, и её смех был подобен звону колокольчика. — Вечером ещё налюбуешься.

Сашка сел в грав.

— С первым рабочим днём! — поздоровался с ним водитель, направив грав в сторону магистрали.

Вчерашний день был насыщенный.

Утром состоялась церемония его вступления в должность. Он стоял в центре огромного зала, зачитывая текст присяги. Затем произошла официальная передача полномочий от военного командования, в лице бригадного генерала Гродана Хрысева, гражданской администрации, в его лице. Собственно говоря, Гродан просто повесил ему на шею цепь с символом власти, под аплодисменты присутствующих, и встал рядом. Сашке очень хотелось в этот момент обернуться и найти среди приглашённых жену и детей. Нельзя. Протокол, мать его. Находившаяся перед ними подставка голопроектора активировалась, отобразив Президента Гардарры. Президент поблагодарил представителя военного командования за проделанную работу, поздравил Сашку с победой на выборах и подтвердил его полномочия. Всё это транслировалось по всем местным каналам, и общегардаррские каналы так же уделили этому событию немало времени в ежедневных программах новостей — не каждый день федеральная колония переходила в статус метрополии.

В тот день во всех мегаполисах Аркама был праздник. Девять лет непонятного ожидания, и в то же время неугасающей надежды на лучшее, закончились. Люди радовались, что смогли отстоять свою планету, фактически — своё право жить на ней по своим законам, и вчерашний день стал для них своего рода Днём Победы.

Грав неспеша ехал по магистрали в деловой центр в общем потоке таких же, везущих своих спешащих утром на работу пассажиров.

Сашка молча смотрел в окно. Почему-то ему вспомнилась одна весёлая дурацкая песенка одной земной «запрещённой» группы:

Человеку нужен свой дом,
А у дома чтобы рос сад.
А по саду чтоб бегал сын
И у сына чтобы был брат…

А ведь всё это у него есть. То, о чём и мечтать не мог десять лет назад, сейчас было явью. Дом, в который всегда хотелось вернуться. Сад, в котором сейчас оба сына лепили снеговика. Яр уже совсем вырос, скоро не по саду будет бегать, а за девочками. Да и Дан от него не отстаёт. Ничего. Им уже подрастает смена — Мита и Тура, две весёлые озорные близняшки. Будет ещё кому побегать по саду.

Жена… Тут просто грех жаловаться. Лораниэль точно никто дурой не назовёт, а уж красавица — поди поищи такую.

Ну, а в банке… Впрочем, почему в одном? На каждом из счетов в четырёх гардаррских банках, Промышленном Банке Плезира и хакданском Банке Ордена лежало уже далеко не по миллиону, да не каких-то там «долларов США», а полновесных гардаррских, делусских и хакданских кредитов, в пересчёте на кредиты Содружества.

Грав тем временем заехал в деловой центр, остановившись у небоскрёба в одном из его центральных кварталов.

— С первым рабочим днём! — приветствовали Сашку у входа сотрудники.

Вчера вечером состоялся торжественный приём, где присутствовали все мэры мегаполисов, представители системы правосудия и охраны правопорядка. Были приглашены представители бизнеса, руководители местных отделений крупных концернов. Все — с супругами и детьми. Приняли приглашение и представители консульств иностранных государств. Сейчас снова встал вопрос с Бахтой — целый мегаполис, отстроенный благодаря экстерриториальному статусу, одномоментно этого статуса лишался. Новый мэр Бахты был в числе первых, прибывших в Синташту дабы выразить ему свое уважение. Понятно, что вопрос его дальнейшего статуса будет решаться в ходе переговоров, но козыри на руках сейчас были у гардаррцев.

Никаких серьёзных дел на приёме не обсуждалось — люди просто знакомились с теми, с кем им, может быть, придётся вести дела. У мужчин были свои разговоры, женщины так же быстро нашли в своём кругу близкие им темы для обсуждения.

А в конце был бал. Настоящий бал, как положено. Пусть танцы и не были похожи на земной вальс, но они были. По церемонии бал открывал танец виновника торжества с его супругой. И здесь Лораниэль блистала. Не зря она в течение этих двух месяцев каждый вечер гоняла его, уча этим танцам, и этот танец был не просто итогом их двухмесячных тренировок. Это был их маленький совместных триумф. Одинокая пара кружила вихри по всему залу, вызывая восторг у всех зрителей.

Домой они вернулись чуть ли не под утро — довольные, счастливые, очень уставшие.

— С первым рабочим днём! — слышалось со всех сторон, пока он шёл к лифту в сопровождении нескольких молчаливых парней.

Лифт доставил их на самый последний этаж небоскрёба, полностью отведённый под его кабинет. Здесь, в приёмной, его встретили Алексей, ставший теперь начальником его охраны, и секретарша.

— С первым рабочим днём, господин губернатор! — улыбаясь, произнесла она.

— Федеральная метрополия Гардаррской Федерации система Аркам ждёт ваших подвигов! — вслед за ней сказал Алексей, в шутку добавив. — Ежедневно, с 9-00 до 18–00, с перерывом на обед. И с обязательным перерывом на оплачиваемый двухнедельных отпуск!

Не для всех жителей Аркама тот день был праздничным. Многие жители Бахты, после потери ей экстерриториального статуса, старались покинуть Аркам. В числе уезжавших было и немало ушастых. Два десятка пар молодых аграфов стояли в терминале отбытия космопорта Аркама, в ожидании челнока, что доставит их на космическую станцию, оттуда они отбудут в разные государства Содружества. Лишь два человека знали, кто эти аграфы на самом деле. Сашка и Азар Бальдов.

Тогда, два месяца назад, после того, как Сашка согласился принять участие в выборах губернатора, у него состоялся ещё один разговор. С Азаром, с глазу на глаз.

— Мы готовим одну операцию в отношении Галанте. — начал Азар без лишнего вступления. — Сам понимаешь, вести в их метрополиях работу чрезвычайно сложно. Чтобы быть своим среди аграфов, нужно самому быть аграфом. И недавно Витень Тривов подал одну идею, как этого достичь. Но воплотить её сможешь только ты. Не буду ходить вокруг да около — у нас есть немало сотрудников разведки, чей возраст доходит до 120 лет. Год, два, пять — и они умрут. Но вы доставили с Аксумы немало стасис-контейнеров с телами аграфов. И только ты можешь перенести в эти тела сознания наших сотрудников.

Азар молча указал глазами на лежавший на столике в углу «Параврит». Последний неуничтоженный экземпляр, сохранённый по настоянию Сашки.

— Это рискованно…

— Знаю. Вот поэтому первую операцию ты проведёшь с Витенем и его женой, Ладой. Он сам так настоял.

Вряд ли кто нибудь, глядя на эту влюблённую красивую пару молодых аграфов, мог бы сказать, что месяц назад это были Витень Тривов и его жена Лада. Также и все остальные пары ещё месяц назад были престарелыми сотрудниками гардаррской разведки и их жёнами. Их старые тела уже давно развеялись пеплом, родные оплакали их, а они, с новыми биографиями, готовились к новой жизни. Кто-то, как Витень с Ладой, отправится в Армарру. Кто-то в Конфедерацию Делус. Кто-то — сразу в Объединённое Королевство. Но со временем они все переберутся туда, в Галанте. Годы потребуются на обустройство, обзаведение знакомствами. Годы нужны, чтобы их бизнесы пошли в гору. Годы уйдут, пока они не займут высокое положение в аграфском обществе.

Но потом, когда наступит «час Х», все они выполнят свое предназначение. Однажды Объединённое Королевство Галанте снова испытает очередной кризис власти.

И тогда они его уничтожат.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22