Биокомпьютер. Том 1: Становление (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Арка 1: Новый мир. Пролог. ==========

Мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы ее использовали.

Мишель де Монтень

***

«Симуляция? Нет, это уже слишком…»

Максим в оцепенении уставился на свои руки, на некоторое время выпадая из реальности.

Реальность… Сложно поверить, что теперь она выглядит именно так!

Он не помнил своей смерти. Вроде бы в шаттле произошёл взрыв, а потом… наступила кромешная тьма. Сейчас Максим Фролов испытывал довольно странные ощущения — он будто бы проснулся после нескольких суток сна.

Вот уже пять минут как Фролов осознал себя в незнакомом теле, и собственно опять-таки в незнакомой обстановке.

Но что самое странное — само его тело было детским. Максим никогда не верил в перерождение или те же другие миры, но теперь сомневаться в их наличии не приходилось.

Паники не было. В отличие от своих сверстников, молодой студент факультета биоинженерии привык спокойно анализировать ситуацию, сохраняя при этом трезвый разум. Зачастую это помогало не только решать повсеместные проблемы, но и избегать всевозможных конфликтов с окружающими.

Да и волнение как таковое относительно потери связи со знакомыми людьми практически отсутствовало. Семьи у него нет, друзей тоже, равно как и девушки. Он вполне осознанно променял их на учёбу и саморазвитие, естественно в процессе не особо заботясь о своей личной жизни.

Сама обстановка здорово напоминала искусственные симуляции, где показывалась жизнь людей прошлого века. Без андроидов, без космических кораблей, без… ИИ, что выполнял функцию главного помощника в повседневной жизни.

Довольно маленькая с виду потрёпанная кровать. Среднего размера двухдверный деревянный шкаф возле стены с потрескавшейся краской.

Обшарпанные обои, грязноватое постельное белье…

Одежда на теле также не радовала глаз: тонкая красная кофта и слегка порванные в некоторых местах джинсы. В общем и целом — ситуация явно плачевная.

«Быть может, я в ином временном отрезке? Возможно. Так, тело…»

Максим встал с кровати и медленно подошёл к висящему напротив шкафа зеркалу.

Черные волосы, довольно тонкие с виду черты лица, слегка впалые скулы и глаза зеленоватого оттенка. Худое телосложение, сразу было видно — прежний носитель недоедал.

«Возможно я в детдоме, но не факт. Ну или просто в неблагополучной семье, в любом случае дерьмецо то ещё». — Сделал соответствующий вывод Фролов, немного скривившись.

Спустя несколько минут он получил подтверждение своим догадкам относительно собственного местонахождения, ибо к нему неожиданно стала постепенно возвращаться память, содержащая в себе биографию предыдущего хозяина тела.

Майкл Вальтер. Презираемый всеми десятилетний ребёнок обычного Лондонского приюта, не обладающий какими-либо талантами, в следствие чего крайне озлобленный на других детей и замкнутый в себе. Увлечение — лежать и думать, что называется, о никчёмности всех остальных и собственном величии (в чем оно заключалось, нынешний владелец тела так и не понял).

Друзья у того естественно отсутствуют, что разумеется несомненный плюс.

В остальном же ничего примечательного в памяти Майкла не было, по крайней мере, на первый взгляд. Ну если не считать того, что мир целиком и полностью идентичен его собственному в период конца двадцатого века (подтверждено, поскольку исходя из воспоминаний — сейчас 1990 год). Мироустройство, валюта, языки, религия, да даже названия городов — совпадали. Но вот некоторые факты из истории самого мира подверглись значительным изменениям, это если судить по тем скудным знаниям, которые Фролов смог добыть. А вот это уже явно нехорошо. Хотя, как посмотреть. Был бы у него…

Внезапно в голове Максима раздался приятный женский голос.

Инициализация…

Приветствую, хозяин.

От неожиданности Фролов даже слегка подпрыгнул на месте.

«Скай?»

Слушаю тебя, Макс.

«Но как? Как такое возможно? Ты же…»

Макс, я сама не располагаю какими-либо данными. Подпитка процессора осуществляется довольно странным образом, к энергии в привычном мне понимании она никакого отношения не имеет.

Фролов скрипнул зубами, после чего сжал кулаки и в возбуждённом состоянии стал расхаживать по комнате. Прежнее хладнокровие испарилось без следа, уступив место нервозности в перемешку с адреналином.

«Ты можешь как-то описать процесс подачи энергии в процессор? На что это по-твоему похоже?»

Анализ…

Поиск данных из архива…

Найдены соответствующие понятия: «аура», «душа».

«Архив?» — Максим внезапно почувствовал себя самым счастливым представителем человеческой расы в галактике. — «Он цел? Данные не пострадали?»

Нет. Все папки с содержащейся там информацией в полной сохранности, хозяин, и ждут твоего распоряжения.

— Превосходно! — Не удержался от возгласа Фролов, но тут же одёрнул себя. Всё-таки привлекать внимание даже в обычном приюте крайне не хотелось, мало ли что…

Народ, судя по воспоминаниям, тут хоть и не особо нервный, однако ко всем выходкам Вальтера относился крайне негативно, так как те зачастую подразумевали в себе ту или иную пакость (хоть он и являлся тихоней, для него подобное было в порядке вещей).

Максим же не собирался с кем-либо налаживать отношения и исправлять репутацию предшественника (в принципе, это и так произойдёт, но вероятней всего гораздо позже), потому как просто не видел в этом никакого смысла.

С наличием в архивах большинства чертежей техники двадцать второго века и прочими необходимыми данными (формулы, законы, принципы работы) — стать в глазах местного контингента самым настоящим гением в принципе не составит никакого труда. Вот только стоит ли? И ради чего собственно это делать? Улучшить качество жизни остальных людей? Привести этот мир к процветанию? Захватить таким образом власть?

Фролов не видел в этом никакой выгоды лично для себя, так как никогда не интересовался властью или же признанием общественности, а следовательно выделяться на фоне остальных не имело никакого смысла. Да и если говорить конкретно об этом, отличие от остальных детей в принципе налицо, вот только…

«Скай, воспоминания этого тела полностью сохранены. Это может быть как-то связано с нашим положением?»

Недостаточно данных, хозяин. Боюсь, что не могу ответить на поставленный вопрос.

«Ты упомянула душу и ауру… После смерти я попадаю в другой мир, а это значит… душа действительно существует, ведь это своего рода загробная жизнь! Ты хочешь сказать, что твой процессор работает именно благодаря ей?» — Макс на некоторое время впал в ступор, обдумывая логическую цепочку. — «Вероятно, произошло нечто вроде слияния! Иначе как объяснить, что вмонтированный в нижний слой кожи головы электронный чип смог перенестись в другой мир как нематериальная сущность? По-видимому, именно подключение к моему сознанию дало такую возможность. Скай, ты ощущаешь какие-либо изменения в своей программе?»

Ответ отрицательный, Макс. Для более подробного отчёта требуется провести общую диагностику процессора.

Фролов наконец-то прекратил наматывать круги по комнате, сев на кровать в позе «лотоса».

«Проведи. Но не сейчас, ночью. А пока что осмотри мой новый организм на наличие внутренних или внешних повреждений.» — Отдал приказ ИИ чипу Фролов.

Будет исполнено, Макс. Расчётное время выполнения поставленной цели: приблизительно тридцать минут.

Процесс запущен.

Успокоившись, Фролов стал спокойно обдумывать сложившуюся ситуацию.

Польза от весьма оригинального перерождения была хоть и сомнительная, но так казалось лишь на первый взгляд. Омрачало прежде всего то, в каком положении он теперь находится. Но с другой стороны — терпения Фролов не был лишён, а потому был готов подождать улучшения нынешних условий проживания.

Необходимо достать деньги, а также ознакомиться с местным законодательством, после чего более подробно разобрать мировую историю.

Его эмоциональный контроль хоть и был близок к идеальному, но данная вспышка радости легко обуславливалась предстоящими перспективами. Максим довольно быстро осознал, насколько ему повезло. Воистину, иногда смерть действительно награда!

В той жизни его ждала бы участь простого лабораторного работника, хоть и довольно талантливого. Лет через двадцать он бы возможно и поднялся по карьерной лестнице, но не факт. Зачастую решало именно финансовое благополучие, ведь все необходимые расчёты при желании можно было свалить на ИИ чип. В связи с этим в двадцать втором веке уровень IQ ценился гораздо меньше, нежели, например, богатые родственники в Верховном Сенате. Учитывая то, что его социальный статус был ниже среднего — картина вырисовывалась отнюдь не располагающая.

Но это всё было неважно, теперь уже нет. Новый мир — новые возможности, а вместе с тем и проблемы. Правда есть вероятность, что он отличается от его родного прежде всего наличием сверхъестественного, ведь как ещё назвать подобное «слияние» технологии и души?

И вот это было просто прекрасно. Максим больше всего на свете любил узнавать нечто новое, постигать неизведанное. А если душа действительно существует (что уже можно принимать за факт), то вероятно и магия тоже! Прямо как в ВРММОРПГ играх, но только по-настоящему, в реальности!

Максим нечасто имел подобный оптимистический настрой, но что-то подсказывало ему, что его «серая» жизнь с этого момента приобретёт «яркие краски».

Это ли не повод для искренней радости?

«Главное, чтобы со мной ничего не приключилось в процессе…»

========== Глава 1. Осознание ==========

Вчера вечером произошло очередное нападение террористической организации «Пожиратели смерти» на главную магическую улицу Британии — «Косой переулок». По официальным данным число погибших достигает тридцати шести человек, а пострадавших двадцати пяти, среди которых четырнадцать на данный момент находятся в реанимации больницы святого Мунго. Со списком имён всех погибших и раненых людей все желающие могут ознакомиться на стр. 27…

— …Преступники как и в прошлый раз использовали разделенную на несколько частей армию низшей нежити. — Утверждает третий заместитель главы БМСК Джеймс Поттер. — Вероятно, мертвецами руководил сам Том Реддл напрямую. Лично я склонен считать именно так, ведь для контроля целой армии мертвецов необходимо не только владеть некром в совершенстве, но иметь колоссальный запас крэйлинтов для их сдерживания.

На вопрос о предпринятых мерах безопасности сотрудник Британской магической службы контроля лишь неопределённо пожал плечами, в очередной раз предупреждая общественность о таинственном артефакте.

— Насколько мы знаем, он даёт возможность проходить сквозь высшие чары оповещения. Мы не располагаем более точной информацией, но нечто подобное присутствует и у наших иностранных коллег.

— То есть вы считаете мистера Реддла проектом спецслужб извне? — Задала вполне закономерный вопрос наша журналистка Рита Скитер. — Как по вашему, какое именно государство к этому причастно?

— Если бы я знал… однако я думаю, что вмешательством тут и не пахнет, как говорится. Извините, но мне нужно идти. — Ответил Джеймс Поттер и поспешил удалиться с колдокамер…

…Примечание: покупайте недавно вышедшее в продажу специальное издание «Падение во тьму». В нем вы ознакомитесь с биографией самого молодого министра магии Британии за всю историю министерства, а ныне самого опасного темного лорда в Европе за последние тридцать лет…

Фрагменты из выпуска «Ежедневного пророка» № 57592. Датирован: 12.09.1979 года.

10.08.1990 год. Приют «Белая роза». 22:56

Сканирование завершено.

Угрозы для жизни не обнаружено. Найдено одиннадцать поверхностных ран разной стадии заживления.

Внимание! Обнаружен гиповитаминоз…

«Черт возьми!» — Фролов в сердцах стукнул слабеньким детским кулачком по шершавой стене, после чего закономерно сморщился от вспышки боли. — «Скай, насколько всё плохо?»

Белковое голодание.

«Понятно. Ладно, над решением проблемы подумаю завтра, а сейчас мне необходим сон. На этот раз не ставь будильник, меня и так разбудят раньше.»

Поняла, хозяин. Приятной ночи.

— Оперативно пожелал Фролову ИИ.

Спать действительно хотелось неимоверно. И судя по времени суток (достаточно было просто посмотреть в окно), небезосновательно.

Уже засыпая, Максим подумал о своём ИИ чипе, что перенёсся вместе с ним.

Как бы это смешно не звучало, но он в какой-то мере считал Скай своим другом. Понимал, насколько это нелепо выглядит, но ничего не мог с собой поделать. Человек — социальное существо, а потому для сохранения рассудка ему просто был необходим как минимум один постоянный собеседник.

И он нашёл его в Скай. Она стала ему кем-то большим, чем простой помощник. Холодный женский голос программы был постоянно с ним в повседневной жизни, и Фролов просто не мог представить его отсутствие.

Только сейчас он осознал эту простую истину, потому как вначале даже не задумывался о подобном развитии событий. А ведь что было бы с ним, попав он в новый мир без Скай? Трудно представить. Та заменила ему семью, как бы это прискорбно не звучало.

Наверное, без неё он сам бы стал в некотором роде машиной. И что самое забавное — даже бы этого не понял.

Ещё в своём родном мире Максим со временем стал замечать, что несколько презирает находящихся вокруг него людей за их аналогичное отношение к андроидам. Конечно, они действительно являются всего лишь вещами, не более, но всё же…

А чем лучше сами люди? Непредсказуемым поведением? Или же свободным мышлением, не зависящим от алгоритма постановки целей? А может, поступками? Отнюдь, уж он то знал об этом как никто другой.

«Всего лишь наличием живых тканей…»

***

Пока ты спал, Макс, я провела общую диагностику процессора.

Результат:

Программа логического подхода и цели не подверглись изменению.

Та же ситуация с символьным моделированием мыслительных процессов.

— Отлично. — Сонно прошептал Максим и резко встрепенулся от повторного стука в дверь.

В проем зашла пожилая женщина с седыми волосами и несколько злым выражением лица.

— Вставай, Майкл! Живее, не возись тут.

— Конечно, миссис Уайт. — Доброжелательно произнёс Фролов и стал переодеваться во вчерашние обноски.

Этот приют был довольно бедным заведением без особого финансирования. Виной тому могло послужить и его местоположение — один из самых криминальных районов.

Фролов слышал, что раньше в Америке присутствовали подобные места, куда даже боялась заходить полиция. Здесь же ситуация была не в пример лучше, но количество убийств, передозировок наркотиками, и краж — все равно зашкаливало.

Однако как ни странно, дети могли спокойно отпроситься погулять в одиночку. Хотя почему странно? Просто никому до них не было дела.

Дождавшись своей очереди, Максим умылся (как того позволяла убогая ванная комната) и спустился в столовую.

По периметру довольно большого зала были расставлены столы, где восседали дети разных возрастов. Абсолютно все поедали тягучую субстанцию сероватого цвета, в которой Фролов опознал манную кашу.

Подсев к своим сверстникам (те никак на него не отреагировали, если не считать парочку неприязненных взглядов), он приступил к трапезе.

Пока все ели кашу, Макс аккуратно осматривал окружение.

Надо сказать, он являлся одним из немногих, кто имел проблему в виде недостатка витаминов, а вследствие чего и голода. Даже в таком возрасте дети как правило сбивались в банды, неплохо адаптируясь в учебном заведении.

Некоторые вообще выглядели довольно упитанно, что наводило на определённые мысли.

«Скай, просканируй их на наличие идентичной энергии».

Выполняю.

Идёт сканирование.

Сканирование завершено.

Найдено совпадений: 0

«Черт…»

Макс, я обнаружила странную аномалию. Неизвестная мне энергия возможно способна влиять напрямую на сам организм, но по причине застоя частиц этого не происходит.

«В чем она выражается? Ты можешь определить конкретно, в какой части тела находишься?»

Ответ отрицательный. Недостаточно данных.

Вместилище: кровеносные сосуды.

«В крови, значит… ты способна как-либо повлиять на энергию, при условии что знаешь её местоположение? Если за её счёт осуществляется твоя подпитка…»

Не совсем… Процессор работает благодаря наличию неизвестного формирования, которое имеет прямую связь с частицами данной энергии. Я в свою очередь способна на их перемещение.

«Предположим, что это сама душа. Ты, как я пониманию, не ощущаешь её материальную структуру?»

Ответ положительный. Хозяин…

«Подожди, Скай. Так вот, сама энергия находится в некоем анабиозе, я прав?»

Да, Макс. Я не могу предсказать последствия после её активации, поэтому рекомендуется…

«Нет. Мы активируем её. Как — пока не знаю, но если она распределена по всему организму… Полагаю, необходимо собрать её в одной конкретной области, не повреждая таким образом само тело. Скай, ты сможешь это провернуть?»

Анализ…

Да, вероятность положительного исхода составляет 74,12%. Предупреждение: это может вызвать необратимую реакцию. Структура организма вероятнее всего подвергнется окончательным изменениям.

«Стоит попробовать, больше мне ничего не остаётся…»

Обычно Максим никогда не рисковал понапрасну, ибо был до ужаса осторожен в своих действиях.

Но здесь же ситуация другая. Какие у него были варианты получения денег, а следовательно и всего необходимого для жизни? Какова вероятность того, что даже если он каким-то чудом их достанет, то не подвергнется банальному шмону? Покровителей нет, заступиться некому.

Он мог украсть валюту у других детей, невзирая на принципы, которых собственно у него никогда и не было.

Мораль в двадцать втором веке заметно отличалась от нынешней. Религия более не являлась сдерживающим фактором, ведь колоссальный прогресс в области технологий заставил население пересмотреть свои взгляды на жизнь. Создатели андроидов постепенно переняли «мировоззрение» своих творений.

Цель оправдывает средства — вот так размышляли преимущественно большая часть населения Земли.

Разумеется, подобное никогда не афишировалось в открытую, но кому как не ему знать об истинном положении вещей?

В данном случае кража была практически неосуществима, с его-то телесными параметрами. Да он наверное и маленькую девочку побить не в состоянии.

Однако там, где не поможет сила — поможет ум. Да и эксперимент со своим телом хоть и опасен по своей сути, но если это то, о чем он думает…

Будучи ребёнком, Фролов увлекался чтением фэнтези. А потому смутно догадывался о происхождении данных частиц, которые объективно связаны с его душой.

Да и своей внешностью он сильно напоминал одного очень известного среди детского кинематографа персонажа из одной сказки, где показывалась храбрость, доблесть, сила любви и прочие мешающие адекватно расставлять приоритеты вещи.

Доев свой завтрак, он под тихий шёпот находящихся рядом детей ушёл к себе в комнату.

Вновь взглянув на свое отражение в зеркале, Максим отдал команду ИИ воспроизвести парочку кадров из всеми известной в его мире саги в подсознании.

«Если не считать отсутствие очков и шрама, то сходство очевидно». — Сделал неутешительный вывод Фролов, внимательно изучив каждый миллиметр своего тела и снимок главного героя фильма, что вновь относительно недавно был переработан из старой версии в новую.

И вот это уже было нехорошо с одной стороны…и просто прекрасно с другой…

«Скай.»

Да, хозяин?

«Кажется, энергия в моем теле ничто иное, как магия…»

Дверь его комнаты резко распахнулась, пропуская встревоженную миссис Уайт.

— Что-то случилось? — Стараясь изобразить детское любопытство, поинтересовался Макс.

— Майкл, общий сбор. Выходи в коридор, быстрее.

— Как скажете. — Согласно кивнул Вальтер и быстро встав с кровати, направился к выходу.

Если воспитательница и удивилась неожиданной покладистости проблемного ребёнка, то виду не подала.

Спустя 10 минут

— Внимание, дети! У нас произошло ЧП! — Начала монолог директриса приюта, обращаясь к столпившимся в главном зале ребятам.

Стараясь не выделяться, Фролов встал возле высокого подростка, который даже не удостоил его и взглядом.

Обстановка в зале была получше комнат и столовой. Зелёного оттенка стены казалось бы совсем недавно были покрашены, и на паркете лежали ковры разной степени потрёпанности.

Возле находящейся в центре самого зала директрисы присутствовал упитанный с виду мужчина в полицейской форме. Держа в руке блокнот, тот что-то сосредоточенно записывал и время от времени поглядывал на ожидающих худшего сирот.

Там также стояла ровесница Фролова — черноволосая девочка в красном платье. Она выглядела необычайно бледной, а её заплаканные глаза лишь дополняли странную картину происходящего.

— Джастин Смит и Дэниел Корнер…мертвы. — Грустно закончила женщина.

На возникший после этого утверждения детский гомон Макс не обратил внимания, задумчиво разглядывая заплаканную девочку, которая если верить памяти данного тела и отправилась с ними гулять вчера после обеда.

Андреа Бэйтман. В отличие от Вальтера, та имела просто кристально-чистую репутацию, и являлась всеобщей любимицей.

«Скай, просканируй людей в зале на наличие магии»

Выполняю.

Идёт сканирование.

Сканирование завершено.

Найдено совпадений: 1

Фролов почти не удивился, когда в подсознании возник образ брюнетки, глаза которой при сообщении директрисы о смерти двух ребят на мгновение весело блеснули.

========== Глава 2. А как всё начиналось… ==========

Комментарий к Глава 2. А как всё начиналось…

Использовал фрагменты канона (в первый и последний раз) с целью продемонстрировать отличия Т.М.Р. от канона.

30.07.1938 год. Лондон.

Прохожие с любопытством оглядывались на пожилого человека с длинными каштановыми волосами и точно такой же бородой, одетого в темно-лиловый бархатный костюм причудливого покроя.

Человек неторопливо шёл по старинной Лондонской улице, с любопытством разглядывая окрестности.

Наконец пройдя через чугунные ворота, тот оказался в пустом и голом дворике перед довольно унылым квадратным зданием, окруженным высокой решеткой.

Альбус Дамблдор, а это был именно он, поднялся на крыльцо и дважды стукнул в дверь. Через минуту её открыла неряшливая девица в фартуке.

— Добрый день. У меня назначена встреча с миссис Коул. Если не ошибаюсь, она здесь начальница?

— О! — сказала девица, с изумлением оглядывая экзотическую фигуру преподавателя трансфигурации. — М-м-минуточ-ку… Миссис Коул! — завопила она через плечо.

Чей-то голос издалека что-то прокричал в ответ. Девица снова повернулась к Дамблдору:

— Входите, она сейчас подойдет.

Альбус вошел в прихожую с полом, выложенным черной и белой плиткой. Все здесь было бедное, но безукоризненно чистое. Не успела за ним закрыться парадная дверь, как в прихожую торопливо вышла очень худая, явно захлопотавшаяся женщина. Её лицо с резкими чертами казалось не злым, скорее изнуренным от множества забот.

На ходу она что-то говорила еще одной девице в фартуке:

— Йод отнеси Марте наверх, Билли Стаббс все время расчесывает себе болячки, а у Эрика Уолли все простыни измазаны гноем — только ветрянки нам не хватало! — произнесла она, ни к кому в особенности не обращаясь.

Тут ее взгляд упал на Дамблдора, и она остановилась как вкопанная, с изумлением его рассматривая.

— Добрый день. — поздоровался Дамблдор, протягивая руку. — Мое имя — Альбус Дамблдор. Я прислал вам письмо с просьбой о встрече, и вы были так добры, что пригласили меня посетить вас сегодня.

Миссис Коул на некоторое время впала в ступор.

— Ах, да. В таком случае… в таком случае проходите, пожалуйста. Да.

Женщина провела Дамблдора в маленькую комнатку, не то гостиную, не то кабинет. Здесь было так же бедно, как и в прихожей, мебель стояла старая и разномастная. Начальница предложила Дамблдору шаткий стул, а сама, заметно нервничая, уселась за письменный стол, заваленный всевозможными бумагами.

— Как я уже сообщил в письме, я пришел к вам, чтобы поговорить о будущем Тома Реддла. — произнёс Альбус.

— Вы его родственник? — спросила миссис Коул.

— Нет, я учитель. — ответил Дамблдор. — Я хочу предложить Тому место в моей школе.

— И что это за школа? — Спросила та.

— Она называется Хогвартс. — просветил её Альбус.

— А почему вас интересует Том?

— Мы считаем, что у него есть качества, необходимые для учебы у нас.

— Хотите сказать, что он получит стипендию? Как это может быть? Он никуда не подавал заявок.

— Видите ли, он записан в нашу школу с самого рождения.

— Кто его записал? Родители?

Дамблдор незаметно скривился, после чего потихоньку вытащил из кармана волшебную палочку, в то же время взяв со стола совершенно чистый листок бумаги.

— Вот. — сказал преподаватель и, взмахнув палочкой, передал бумагу миссис Коул. — Думаю, теперь вам все станет ясно.

Директриса приюта взглянула на листок. Глаза ее на мгновение расфокусировались и тут же снова пришли в норму.

— По-видимому, все в порядке. — сказала она успокоено, отдавая его обратно Дамблдору.

— Не могли бы вы рассказать мне что-нибудь о прошлом Тома Реддла? Кажется, он родился здесь, в приюте? — Тем временем безмятежно поинтересовался Альбус.

Директриса важно кивнула:

— Вы правы, я это очень хорошо помню, потому что сама тогда первый год здесь работала. Был канун Нового года, холод стоял ужасный, шел снег, знаете ли. Кошмарная ночь. И тут эта девушка, ненамного старше меня, поднимается на крыльцо, а сама еле на ногах стоит. Да что уж там, не она первая, не она последняя. Впустили мы ее, и через час она уже родила ребеночка. А ещё через час померла.

— Она говорила что-нибудь перед смертью? — спросил Дамблдор. — Например, об отце ребенка?

Миссис Коул пожала плечами.

— Представьте себе, говорила. Помню, она сказала мне: «Надеюсь, он будет похож на своего папу», и, честно говоря, правильно она на это надеялась, потому что сама была совсем не красавица. А потом сказала, чтобы ему дали имя Том, в честь отца, и Марволо, в честь ее отца. Странное имечко, верно? Мы уж подумали, не из цирка ли она, часом. А еще она сказала, что фамилия у мальчика должна быть Реддл. А там вскоре и скончалась, больше ни словечка не проронила. Мы уж и назвали его так, как она просила, бедняжке это, видать, казалось очень важным, но ни Том, ни Марволо, ни другой какой Реддл так за ним и не явились. Вот он и остался в приюте и до сих пор здесь находится. Кстати, сам мальчик-то со странностями.

— Да. — Задумчиво произнёс Дамблдор. — Я так и думал.

— И грудным младенцем тоже был странный. Знаете, почти никогда не плакал. А как подрос, стал… совсем чудным.

— В каком смысле? — спросил Альбус.

— Ну, понимаете… — Директриса на мгновение замялась. — Он самый настоящий гений, и я говорю это вам на полном серьёзе. Его знания просто поражают, для своих лет он необычайно эрудирован. Все дети относятся к нему с уважением, ну за исключением пожалуй конфликтных, таких у нас конечно же также хватает. Но сам Том всегда себя ведёт со всеми вежливо, он всегда учтив… — Тут и миссис Коул дрогнул голос. — Я ни в коем случае не хочу сказать ничего плохого, но дети, они… не могут быть НАСТОЛЬКО идеальными. Вы, наверное, хотите поговорить с ним? — Спросила директриса, встав и подойдя ко входной двери.

— Очень хотел бы. — сказал Дамблдор, вставая вслед за хозяйкой кабинета.

Женщина провела его по коридору и вверх по каменной лестнице, на ходу выкрикивая указания и раздавая выговоры своим помощницам и воспитанникам. Сироты все были одеты в одинаковые тускло-серые курточки. Они выглядели вполне здоровыми, но в этом унылом доме детям было совсем не место.

— Пришли, — объявила миссис Коул на второй лестничной площадке и остановилась у первой двери в длинном коридоре. Она постучала и вошла.

— Том, к тебе гости. Это мистер Дамблдор. Он хочет тебе сказать… в общем, пускай сам и скажет.

Маг спокойно вошёл в комнату, и миссис Коул закрыла за ним дверь.

В маленькой комнате почти не было мебели, только платяной шкаф и железная кровать. На кровати поверх серого одеяла сидел мальчик, вытянув ноги перед собой, и держал в руках книгу.

В лице Тома Реддла не было совершенно никакого сходства с Гонтами. Предсмертное желание Меропы сбылось: мальчик был уменьшенной копией красавца-отца. Высокий для своих одиннадцати лет, темноволосый и бледный, он чуть прищурил глаза, оценивающе оглядывая экзотический наряд Дамблдора. Наступила минутная пауза.

— Здравствуй, Том. — Поздоровался с ребёнком Альбус, после чего шагнул вперёд, протягивая тому свою руку.

Мальчик после короткого колебания пожал её, неожиданно тепло улыбнувшись. Дамблдор пододвинул к себе жесткий деревянный стул и сел возле его кровати.

— Я профессор Дамблдор.

— Профессор? — Удивлённо переспросил Реддл. — Честно говоря, я не ожидал чего-то подобного. А можно поконкретнее?

Альбус кивнул, заинтересовано наблюдая за реакцией ребёнка.

— Я работаю в школе, которая называется Хогвартс. Я пришел предложить тебе учиться в моей школе — твоей новой школе, если ты захочешь туда поступить.

— Полагаю, что она не совсем для обычных людей. — Реддл сделал ударение на предпоследнем слове. — Вы можете счесть меня слегка сумасшедшим и будете в своём праве, но я хочу вам сказать…

— Я знаю, что ты не сумасшедший. — Вежливо прервал ребёнка Альбус. — Хогвартс — не школа для сумасшедших. Это школа волшебства.

Стало очень тихо. Реддл застыл на месте. Лицо его ничего не выражало, а глаза были закрыты, словно он пытался сконцентрироваться на обдумывании сказанного.

— Волшебства? — наконец повторил он шёпотом, открыв глаза. Внимательно посмотрев на преподавателя, Том неожиданно вдумчиво предположил:

— Вероятно, мои способности можно назвать магией.

— Совершенно верно. — подтвердил догадку ребёнка Дамблдор. — А как именно она у тебя проявляется?

— Ну… по-разному. — Вдруг счастливо улыбнулся Реддл, мастерски изображая детское простодушие. — Однажды я увидел котёнка на дереве, который не мог слезть на землю. Мне стало его сильно жаль, а потом… он прилетел ко мне в руки, САМ! представляете? А один раз меня избивали местные задиры… — Том внезапно погрустнел. — Знаете, а я ведь просто хотел заступиться за девочку. Меня все время удивляла человеческая жестокость.

— Да, Том. — Альбус понимающе кивнул. — Я тоже порой поражаюсь подобному, но с другой стороны — надо просто принять это как неотъемлемую часть человеческой натуры, а следовательно и жизни.

— Я хочу сделать этот мир лучше, профессор. — Решительно заявил Реддл. — Я обязательно изменю его, тем более раз уж являюсь обладателем такой силы…

Преподаватель тепло посмотрел на мальчика, оценив столь благородный порыв. Сейчас он был довольно неплохого мнения о талантливом потомке Слизерина.

Изначально, как только Альбус узнал его истинное происхождение, то был весьма озабочен, предчувствуя неладное. Но теперь маг заметно успокоился, стараясь не обращать внимания на интуицию, которая буквально «вопила» о том, что не все с сиротой так гладко, как кажется.

Миссис Коул была права насчёт чрезмерной идеальности, но, пока что Альбус не видел в ребенке озлобленного на всех волчонка, скорее он смог разглядеть в нем молодого себя.

Дамблдор тоже когда-то говорил нечто подобное, искренне полагая, что сможет повлиять на этот мир. И только с возрастом он понял, насколько же ошибался в своих суждениях.

Однако проверить все равно не помешает, тем более это окончательно составит психологический портрет мальчика.

— Скажите, а вы тоже волшебник? — Вывел его из раздумий сам ребёнок.

— Да. — Подтвердил Альбус.

— А вы не могли бы… ну… — Реддл ненадолго замялся, скромно ковыряя носком ботинка пол. — Продемонстрировать магию? Если вам не сложно, сэр.

Дамблдор поднял брови.

— Если, как я полагаю, ты согласен поступить в Хогвартс…

— Конечно, согласен! — Поспешил заверить того Том.

Дамблдор извлёк из внутреннего кармана сюртука волшебную палочку, направил ее на потертый платяной шкаф, стоявший в углу, и небрежно взмахнул.

Шкаф загорелся, а сам маг в ту же самую секунду стал пристально наблюдать за мальчиком.

Внешне Том оставался спокоен и даже не вскочил с кровати, но взгляд вмиг растерял всю свою доброжелательность, став до ужаса напоминать взгляд матёрого убийцы, что неспешно рассматривает свою очередную жертву.

Дамблдор не мог не отметить подобную реакцию, хотя и не сильно осуждал мальчика. Всё-таки там вероятно были все его личные вещи, да и не только его, по-видимому…

Спустя три секунды пламя погасло. Шкаф стоял нетронутый, без единой отметины.

Реддл внимательно уставился на него, потом на Дамблдора, а потом с исследовательским интересом указал на волшебную палочку. Холодный взгляд вновь «потеплел», но напускное простодушие безвозвратно исчезло, уступив место отнюдь недетской задумчивости.

— Понимаю… это было действительно забавно, действительно… — Пробормотал Реддл, криво усмехнувшись. — И что теперь, профессор? Ваша проверка принесла свои плоды, могу вас поздравить.

— По-моему, из твоего шкафа что-то рвется наружу. — В ответ произнёс тот и неодобрительно покачал головой.

В самом деле, из шкафа доносилось какое-то дребезжание. Реддл к удивлению Альбуса даже не испытывал страха или стыда.

— Открой дверцу. — Приказным тоном произнёс Дамблдор.

Том быстро пересек комнату и распахнул дверцу шкафа. Над отделением, где висело несколько поношенных костюмчиков, стояла на полке маленькая картонная коробка. Коробка гремела и подрагивала, как будто в ней колотились обезумевшие мыши.

— Достань её. — сурово сказал Альбус.

Том исполнил волю мужчины, при этом не меняя выражения лица.

— В ней есть что-нибудь такое, чему не положено быть у тебя? — спросил маг.

В ответ Реддл довольно безмятежно произнёс, открывая одновременно с этим саму коробку:

— Старайся не прослыть обманщиком, хоть сегодня и невозможно прожить, не будучи таковым. Самая большая твоя хитрость должна состоять в том, чтобы не показать свою хитрость.*

Дамблдор удивлённо рассматривал молодого волшебника.

— Своеобразный взгляд на жизнь. — Наконец-то выдавил из себя преподаватель трансфигурации. — Я так понимаю, ты даже не сожалеешь о своем поступке?

Реддл не глядя вытряхнул содержимое коробки на кровать, проигнорировав вопрос. На неё упала кучка самых обыденных предметов, таких как игрушка йо-йо, серебряный наперсток и потускневшая губная гармоника. Освободившись из коробки, они мигом прекратили подскакивать и теперь неподвижно лежали на тонком одеяле.

— Раз уж вы меня раскусили, сэр, то знайте: это был честный обмен. Моё слово тут многое решает… — Как бы невзначай протянул мальчик, растягивая гласные. — Я бы не опустился до банального грабежа, отнюдь. Прошу вас поверить мне, профессор. Они сами согласились на подобную оплату за… безопасность.

— Ты вернешь их истинным владельцам. — спокойно ответил Дамблдор, убирая волшебную палочку за пазуху. — Я узнаю, если ты этого не сделаешь. И имей в виду: ты можешь называть это как угодно, но в Хогвартсе воровства не потерпят.

Реддл нисколько не смутился, все так же холодно, оценивающе смотря на Дамблдора. Наконец он сказал бесцветным голосом:

— Да, сэр.

— У нас в Хогвартсе… — продолжил Альбус. —…учат не только пользоваться магией, но и держать ее под контролем. До сих пор ты — несомненно, по незнанию — применял свои способности такими методами, которым не обучают и которых не допускают в нашей школе. Ты не первый, кому случилось не в меру увлечься колдовством. Однако, к твоему сведению, из Хогвартса могут и исключить, а министерство магии — да-да, есть такое министерство — ещё более сурово наказывает нарушителей. Каждый начинающий волшебник должен понять, что, вступая в наш мир, он обязуется соблюдать наши законы.

— Не беспокойтесь, я очень хорошо умею договариваться с людьми. — заверил мага Реддл. Альбус в свою очередь правильно истолковал ответ мальчика, но промолчал.

Он уже сделал окончательные выводы относительно истинной личности ребёнка. Тот же был достаточно умён, чтобы вовремя прекратить спектакль, который к слову был весьма и весьма достоверным. Если бы Дамблдор в самый последний момент не решил проверить чересчур прелестного с виду мальчика, то и дальше бы оставался в неведении.

Впрочем, он постарается направить того на действительно правильный путь. Том Реддл являлся необычайно одарённым ребёнком прежде всего умственном плане, а потому преподаватель трансфигурации вполне закономерно увидел в нём неплохой шанс воспитать достойного человека, который в будущем сможет занять важный пост в правительстве.

Да, у мальчика была нарушена система ценностей, но это не страшно. Он все исправит, со временем. А его, к счастью, предостаточно…

Тем временем Реддл с тем же ничего не выражающим лицом сложил горстку «отжатых» у маленьких детей предметов обратно в коробку. Закончив, он повернулся к Дамблдору и сказал тому напрямик:

— У меня не так много денег, как того требует необходимость.

— Это легко исправить. — Успокаивающе сказал Дамблдор, после чего вынул из кармана кожаный мешочек с деньгами. — В Хогвартсе существует специальный фонд для учеников, которые не могут самостоятельно купить себе учебники и форменные мантии. Возможно, тебе придется покупать подержанные книги заклинаний, но не думаю, что это большая проблема.

— Меня не интересует излишняя роскошь, как вы могли подумать. А где они собственно продаются? — Вежливо спросил Реддл.

Он аккуратно взял тяжелый мешочек с деньгами, не забыв поблагодарить Дамблдора, и теперь рассматривал толстый золотой галеон.

— В Косом переулке. — сказал Дамблдор. — Я помогу тебе найти все, что нужно…

— Вы пойдете со мной? — спросил Реддл, подняв глаза от монеты.

— Безусловно, если ты того захочешь.

— Благодарю. — сказал Реддл. — Но я привык все делать сам, к тому же я постоянно хожу один по Лондону. Как попасть в этот Косой переулок, сэр? — Вежливо поинтересовался мальчик.

Дамблдор вручил Реддлу конверт со списком необходимых вещей, объяснил, как добраться от приюта до «Дырявого котла», а затем сказал:

— Ты сможешь увидеть кабак, хотя окружающие тебя маглы — то есть неволшебники — его видеть не могут. Спроси бармена Тома — легко запомнить, его зовут так же, как тебя.

— Вот что мне действительно нравится в своём имени… — Внезапно произнёс Реддл.—…это его посредственность.

— Ты так считаешь? Я смотрю, ты не лишён самоиронии. — Отметил Дамблдор, направляясь к двери.

Том пожал плечами.

— А её никто из нас не лишён. Каждый человек в глубине души прекрасно понимает, насколько он ничтожен по меркам вселенной.

— Увлекаешься философией, Том? — Добродушно поинтересовался Альбус.

— Нет. — Реддл покачал головой. — Терпеть её не могу. Просто я реалист. А это — разные вещи, профессор…

21.10.1981 год. «Годрикова впадина». 19:17

В просторной светлой комнате с двумя витражными окнами жарко спорили двое супругов.

Лили и Джеймс Поттеры. После свадьбы их отношения заметно ухудшились, но даже несмотря на это они по-прежнему любили друг друга.

— Джеймс, я тебе говорю, это лучший выход! — от переизбытка чувств женщина даже сорвалась на крик, настолько её порой злила упрямость мужа. — Ты хоть понимаешь, что сквиба защита рода спрятать неспособна? Ты же сам аристократ, какого черта я, родившаяся маглой, должна тебе об этом напоминать?

— Мой сын не будет жить в другой семье. — Твердым голосом повторил широкоплечий мужчина в очках, недобро косясь на свою жену. — Ты сама говорила, что твоя сестра ненавидит магию и всё что с ней связанно.

Лили раздражённо проговорила:

— Да, но это было давно, к тому же наш Алекс сквиб, и ему место среди обычных, таких же как и он сам, детей. Ты хоть понимаешь, как повлияет на него магический фон? А вот когда он подрастёт и Петунья расскажет ему правду, он сам решит, в каком мире хочет остаться…

— Всё равно это как-то неправильно… — Джеймс покачал головой, садясь на стоящий возле него стул. — Неужели нельзя найти другой выход?

Лили грустно усмехнулась, поражаясь наивности своего мужа.

Они до сих пор так и не решались передать одного из своих сыновей в руки родственников-маглов Лили, не решались расстаться со своим сыном, которого они любили несмотря на отсутствие магии в его организме, любили как часть своей семьи.

Вот только практически всех сквибов магам приходилось отдавать в «обычный мир», поскольку долгое пребывание детского организма без магии вблизи магического фона довольно плохо сказывается на дальнейшем развитии ребёнка.

— Лили… Мы… Мы ведь заберём его, верно?

— Джеймс, думаешь я хочу поступать таким образом? Дамблдор хоть и предлагал защитить его, но я не хочу чтобы наш ребёнок вырос инвалидом. Ты только представь, каково ему будет жить, мало того что без магии, так ещё и с проблемами в развитии? И как ты думаешь, чем здесь может помочь наша любовь?

Поттер не ответил, только встал со стула и налил себе чай в кружку.

«Как мне все это надоело» — отпив чаю, Джеймс устало прикрыл глаза. — «Война, война, война, а моя семья каждую секунду под угрозой. Лили не понимает, что если пожиратели доберутся до нашего сына? Как я потом смогу после этого жить? И как сможет жить она…?» — Поттер взглянул на жену, которая медленно подошла к нему и обняла за плечи.

— Мы справимся. — Лили положила голову на левое плечо мужа. — Наш сын вырастет в доброте и заботе, Джеймс. Я уже поговорила с Петуньей, та готова воспитать его, а Дамблдор позаботится о том, чтобы его не нашли.

— Ладно, Лили. — Джеймс Поттер отстранился от своей жены и поймав взгляд её зелёных глаз, тепло улыбнулся. — Мы сделаем это. Но когда он подрастёт — обязательно дадим ему выбор.

В это время сам объект спора резко проснулся и заплакал.

Встревоженные родители сразу же прекратили диалог и поднялись в детскую на втором этаже, где лежали двое младенцев, двое братьев-близнецов.

Гарри и Алекс. Они были похожи как две капли воды, вот только один из них был магом, а другой являлся «обычным», практически маглом.

Всего одно различие навсегда изменило жизнь Алекса, ведь сквибы не могут обучаться магии.

Они её не имеют. Совсем.

Лили взяла из детской кроватки плачущего ребёнка, аккуратно раскачивая его и начиная петь колыбельную.

— Прости, сынок… — Джеймс взглянул на своего медленно засыпающего сына и вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь.

Он не мог на это смотреть… Не мог заставить себя взглянуть в эти родные глаза, но знал, что попытается не единожды, прежде чем настанет время с ними расстаться.

Через некоторое время Лили также вышла из комнаты, осторожно положив Алекса в детскую кровать.

Что больше всего её озадачило, так это то, что Гарри даже не проснулся.

Хотя раньше все было наоборот — орал, плакал и вертелся в основном Гарри, Алекс же постоянно спал.

Вот уже год, как она являлась матерью. Сама мысль об этом немного поднимала её настроение, которое в последнее время было на уровне плинтуса.

Причина этого заключалась не только в том, что одному из её детей не повезло родиться сквибом, но и в том, что её муж постоянно рисковал своей жизнью, сражаясь вместе с остальными членами «Ордена феникса» против «Пожирателей смерти», боевиков самого опасного темного волшебника в магической Британии за последнее тридцатилетие — Тома Реддла.

Будучи ни много, ни мало, самим министром магии, тот тайно организовал свой орден радикально настроенных аристократов с целью ослабления и позиций маглорождённых, и собственно самих любителей чистой крови, а в последствии объединения двух противоборствующих сторон. Что самое ужасное — бывший ученик Альбуса Дамблдора даже какое-то время состоял в «ордене Феникса», который и был создан с целью противостояния его организации.

И именно после разоблачения «тёмного министра» началась открытая война. Лили Поттер оставалось лишь надеяться, что никто из них на её протяжении не пополнит список жертв.

11.08.1990 год. Приют «Белая роза». 11:03

Фролов задумчиво смотрел на стену в своей комнате, обдумывая недавнее происшествие.

Гибель двух ребят его возраста от укусов ядовитой змеи — казалось бы, не слишком-то и подозрительно, ведь в жизни всякое случается. Было. Ровно до того момента, пока Макс не узнал о наличии магии в теле девочки. Как там назывался язык змей в каноне? Парселтанг…?

Впрочем, ему было плевать на данный инцидент от слова совсем. Другие люди, тем более малознакомые — нисколько не интересовали молодого русского парня из двадцать второго века.

Это его не касалось, а в чужие разборки он предпочитал не влезать без должной необходимости. Справедливость? Смешно. Особенно в его положении.

Андреа Бэйтман являлась полноценным магом с пробужденными частицами магической энергии, в отличие от него самого. Возможно, имело смысл в случае нахождения достоверной информации о магическом мире поделиться ею с девочкой, и тем самым заполучить себе временного «напарника по несчастью».

А ведь даже если он и найдёт тот самый «Дырявый котёл» — что это изменит? Денег у него не было, знакомых тоже. Идти в министерство магии с просьбой предоставить юному бедному магу стартовый капитал? Ну-ну. Может в принципе и сработать, особенно если этот мир действительно напоминает собой сказку, что маловероятно.

Про канон Максим даже старался и не думать. Не факт, что он вообще соблюдён. И не факт, что это именно тот самый сказочный мир, а не его искажённая копия.

Посидев неподвижно некоторое время, Фролов прошёл в центр комнаты и раздевшись, уселся на пол в позу «лотоса».

Риск — колоссален. Но и награда также немаленькая, ибо возможность использовать магию — бесценна сама по себе.

«Скай. Начинаем.» — Отдал приказ мальчик, вытягивая перед собой правую руку.

Была мысль провернуть это на улице, но тут не придётся беспокоится о случайных свидетелях, ведь в комнату к Вальтеру мало кто заходил, а следовательно и шанс на их возникновение — гораздо меньше.

Анализ…

Подготовка к началу процедуры.

Хозяин, я рекомендую вам отключить нервные окончания в области…

«Нет! Это может неблагоприятно повлиять на процесс. Я готов потерпеть, если это необходимо».

Как скажешь, Макс.

Начало процедуры…

Примерно две минуты ничего не происходило. А после… он порадовался тому, что догадался заранее засунуть себе в рот смятую в рулон кофту, дабы сдержать рвущийся наружу крик.

Боль была просто невероятной, Фролов ни разу не испытывал ничего подобного на протяжении всей своей жизни. К счастью, она продолжалась недолго, иначе Максим, наверное, потерял бы сознание.

Вместе с окончанием первого этапа процедуры ладонь неожиданно засветилась голубоватым сиянием.

Мысленно сконцентрировавшись на стоящем неподалёку деревянном стуле (требовалось куда-то направить магию), мальчик резко взмахнул рукой, заставляя тот подняться на целых два метра в воздух. Спустя десять невообразимо долгих для Фролова секунд стул с громким стуком упал на пол.

Одновременно с этим Макс почувствовал крайне неприятное жжение в районе груди.

Само пробуждение энергии спровоцировало первый магический выброс, а её частицы вновь распространились по всему телу, лишь каким-то чудом не выжигая в процессе кровеносные сосуды от переизбытка энергии.

Максим понимал, что ему сильно повезло. Шанс на успешную активацию был хоть и высок, но частицы могли просто напросто разорвать в клочья его конечность, да и к тому же до сих пор неизвестно, какое влияние они на него оказали.

Процедура завершена.

Провожу исследование организма…

Исследование завершено: угрозы для жизни не обнаружено.

Изменения в структуре организма не найдены.

Фролов облегчённо вздохнул. Безумный по своей сути эксперимент к счастью удался, что не могло не радовать. Теперь он способен свободно использовать магию, ещё бы найти остальную информацию…

«Скай, продолжай отслеживать любые изменения в моем организме».

Анализ…

Подсчет количества активных частиц энергии…

Подсчет завершён: 1564

Макс, в процессе высвобождения остаточной энергии большая часть частиц исчезла в общем потоке.

«Что? Ты хочешь сказать — навсегда?»

Ответ отрицательный.

Обнаружено новое свойство магических частиц: постепенная репродукция методом митоза.

«Ясно. Значит магия по структуре клеток схожа с эукариотами. Но вот почему в таком случае их местонахождение — кровеносные сосуды? Очевидно же, что они влияют на саму кровь, но вот как именно?» — Серьёзно задумался ребёнок.

Действительно, это было довольно странно с точки зрения элементарной логики, ведь структура организма даже при активных клетках магии не различалась от общепринятой. Он не ожидал появления новых внутренних органов, безусловно, это — полный абсурд, но вот например изменения в составе крови — очень даже.

Частицы магии фактически являются её частью, однако при этом они никоим образом не влияют на то же сердце. Максу внезапно очень сильно захотелось побиться головой об стену. Магия? Ну да, объяснение века.

Хозяин, мне неизвестен ответ на поставленный вами вопрос.

Тем не менее мной обнаружена возможность самостоятельно влиять на структуру организма при задействовании магии.

Выявлена необходимость в периодическом высвобождении остаточной в ходе протекания жизненно-важных для организма процессов энергии. Причина: тесное взаимодействие магии с другими клетками тела.

«Прекрасно. Продолжай наблюдение. Определи общую скорость восстановления магических частиц, а все данные занеси в новую папку в архиве.»

Как прикажешь.

Фролов вновь нацепил на себя одежду, после чего стал в задумчивости рассматривать свою правую руку, с кисти которой исчезли недавние ссадины.

Что получалось в итоге? Он стал полноценным магом, однако теперь ему необходимо было периодически повторять данный процесс, хоть он и будет уже менее болезненным.

Нет, можно было оставить все как есть. В таком случае магические выбросы случались бы только тогда, когда излишки магии в организме достигали бы критической отметки.

Как катализатор в данном случае выступали бы скорее всего эмоции, а не Скай, которая на практике просто удаляла излишки «искусственным методом». Причина возникновения магических выбросов могла также проявляться и в необходимости время от времени «обновлять» частицы, тем самым избегая застоя оных.

Магия ожидаемо взаимодействовала с телом на клеточном уровне, при этом не влияя на его структуру. И только благодаря ИИ чипу, который был способен на перенаправление энергии в необходимое для пользы дела русло, Максим мог использовать её излишки себе во благо.

Например — вылечить ту или иную конечность. Разумеется, это ещё неточная информация и она требует подтверждения, но Фролов пока решил отталкиваться от этого.

Скай могла полностью контролировать магические частицы в его организме, а следовательно с их помощью и изменять его структуру, хотя бы частично.

И это давало поистине невероятные возможности. Интересно, осуществима ли замена внутренних органов при помощи магии? В его родном мире данную операцию можно было провернуть благодаря технологиям.

Магия может использоваться в качестве их альтернативы? Фролов пока что, естественно, этого не знал, но собирался выяснить при первой же возможности.

Сейчас однако он не собирался что-либо предпринимать. Эксперимент дался ему куда труднее, в особенности из-за ослабленного в виде недостатка витаминов тела.

Едва коснувшись подушки, Максим мгновенно заснул, невзирая на неподходящее время суток. Он понимал, что никому в этом мире не нужен, а потому и будить его без крайней необходимости не станут.

========== Глава 3. «Дырявый котёл». ==========

В жизни всегда есть выбор! Действуй или убегай. Прощай или мсти. Люби или ненавидь. Но только не бездействуй!

Бернар Вербер

13.08.1990 год. Лондон.

На протяжении следующего дня Фролов при помощи ИИ тщательно отслеживал состояние своего организма.

Скорость восполнения магических частиц — почти три штуки в минуту. Учитывая их общее количество, то сто восемьдесят частиц за час не такая уж и большая цифра.

Максим уже на следующие сутки решил выйти, что называется, в открытый мир, дабы найти местное пристанище магов.

На улице было довольно пасмурно, но на такой случай ему даже выдали куртку с капюшоном. Вообще с финансовым обеспечением у приюта были серьёзные проблемы, и Фролову крайне не хотелось тут надолго задерживаться, хоть он и мог потерпеть при необходимости.

Выйдя из серого здания и пройдя два квартала, мальчик вышел на оживленную улицу, по которой неспешно гуляли преимущественно взрослые, впрочем иногда встречались и дети разных возрастов.

Чисто из-за слегка нервозного состояния засунув руки в карманы, Максим отдал команду ИИ чипу:

«Скай, просканируй окружающих меня людей на наличие магии. Радиус поиска — максимальный».

Выполняю.

Идёт сканирование.

Сканирование завершено.

Найдено совпадений: 2.

«Поиск!»

Выполняю…

Максим остановился посреди тротуара, на мгновение прикрыв глаза.

Через несколько секунд он стал напряжённо рассматривать толпу на предмет необходимой цели.

«Сходство подтверждено» — Оповестила его Скай, едва он посмотрел на спокойно идущего слева от него мужчину в чёрном пальто.

Можно было отыскать второй объект, но пока-что это не имело никакого смысла. Проследить? Не вариант, навыки скрытности у Фролова явно хромали, легче просто подойти и вежливо поинтересоваться. Да и не факт, что объект направляется именно туда, куда ему действительно нужно было попасть.

«Была не была» — Подумал Макс и побежал догонять ушедшего на значительное расстояние мага.

— Извините, сэр. — Учтиво произнёс мальчик, забегая вперёд мужчины. — Вы не подскажете мне кое-что?

С виду маг выглядел как обычный человек лет так сорока с мужественными чертами лица и трёхдневной щетиной. Рука у него моментально оказалась в кармане, что говорило прежде всего о неплохой реакции.

Увидев перед собой весьма бедного с виду ребёнка, он почти сразу расслабился.

— Конечно, парень. — Доброжелательно улыбнулся тот. — Что-то случилось?

— Понимаете, я… забыл где находится ну… то самое место, которое является входом в наш мир…— Почти прошептал последнюю фразу Фролов, при этом грустно ссутулившись.

— Хм, ясно. Отойдем-ка с дороги. — Схватив Максима за рукав куртки, мужчина отошёл с ребёнком подальше от основной толпы, остановившись возле небольшого кафе.

— Так ты из наших чтоль? Поди маглорождённый. — Усмехнулся маг, подмигнув старательно изображающему смущение ребёнку. — Ты вообще как узнал о магической улице?

— А мне уже один дядя показал, когда увидел, как я поднимаю в воздух упавшие листья. — Наугад ляпнул Макс. — Сам-то я из детдома, а потому для меня это было как… ну вы понимаете, сэр. — Скромно закончил он, стараясь не переигрывать.

— М-да. — Мужчина с жалостью посмотрел на мальчика. — До «Дырявого котла» идти минут тридцать, а аппарировать отсюда нельзя… У меня тут дела есть, но да ладно, они не такие уж и срочные. — Поспешно прибавил маг, глядя на уже готового расплакаться ребёнка. — Но только учти — ходить с тобой там по всем магазинам я не собираюсь, усёк?

— Конечно! — Радостно закивал Фролов, мысленно пребывая в предвкушении. — Только отведите меня туда, пожалуйста…

Спустя тридцать две минуты

— Ну вот мы и на месте. — Объявил маг, остановившись перед невзрачными дверями бара. — Запомни эту дорогу, Майкл, и постарайся больше не забывать о ней. — Наставительно произнёс он.

Максим благодарно кивнул, старательно изображая смущение.

На самом деле ему дико повезло напороться на сострадательного типа, который к тому же дал ему целый галеон, когда узнал о его финансовом положении, посоветовав при этом обратиться к бармену. Тот хоть и являлся «хитрой сволочью», но мог помочь с поиском работы.

Всю дорогу до бара Фролов старательно пытался изобразить самого несчастного в мире сироту, всеми доступными способами давя магу на жалость.

Арнольд Хилл был довольно-таки слабым в плане магической силы, в чем сам и признался. Мужика неплохо потрепала жизнь, но сейчас он спокойно живёт со своей женой и двумя детьми и работает в министерстве магии, заполняя там какую-то документацию.

Фролов предполагал, что маги довольно эгоистичные люди, не знающие понятия «безвозмездность». Но на деле же все оказалось гораздо проще, что было просто чудесно.

Он мог бы пойти на контакт с волшебниками гораздо позже, а то и вовсе дожидаться письма, но счёл это крайне глупым. Да, пока что он абсолютно не представлял, что ему делать, но вдруг он понадобится как простой работник лавки? Уж помогать с обслуживанием клиентов он сможет, а что касается платы — многого ему не нужно.

Всего лишь нормальная еда, крыша над головой, и возможность читать книги по магии, вот и всё. Хотя и от денег Максим не откажется…

Такие безрассудные варианты, как банальный грабёж или даже убийство он не рассматривал. Во-первых, с его нынешними параметрами тела это нереально. Грабить магов — ещё более бредовая и иррациональная идея.

Да и не видел он смысла в неоправданной жестокости. Если есть возможность — он постарается обойтись без убийств, а убивать будет только в случае крайней необходимости. Ну или не совсем крайней, если ожидаемая выгода превысит ожидаемые риски.

В каком-то смысле Макс действительно размышлял как андроид. Однако лично он не видел в этом ничего плохого, с багажом предрассудков успех вряд ли возможен. Только хладнокровный расчёт, по-другому здесь не выжить. Полагаться на безвозмездную помощь — смешно, ведь далеко не все такие сентиментальные.

Попрощавшись с мужиком, Фролов мысленно приготовился к дальнейшей импровизации, после чего вошёл внутрь бара.

Как и в каноне, Дырявый котёл представлял из себя довольно жалкое зрелище. По-видимому, это было сделано специально для создания некоей мрачной атмосферы, правда причину подобного Макс не понимал.

Возле стойки на стуле расположился упитанный с виду мужчина в зелёной мантии. Рядом с ним протирал бутылки пожилой бармен с седыми волосами по краям головы, неспешно разговаривая с посетителем.

Помимо них в баре находилось ещё шестеро пьющих в компании друг друга мужчин и одна женщина, которая что-то неспешно писала пером на пергаменте, изредка недовольно морщась.

Закрыв за собой дверь, Максим подошёл к бармену, не забыв ещё при входе накинуть на себя капюшон. Внешность Гарри Поттера афишировать не стоило, хоть это было и не сразу заметно (тот же маг с улицы так и не смог обнаружить сходство).

Маг в зелёной мантии уже через несколько секунд подхватив бутылку со сливочным пивом ушёл в другой конец зала, а Фролов пользуясь моментом сел на освободившееся место.

— Добрый день. — Вежливо произнёс он, стараясь выглядеть максимально убедительно.

— И вам, юноша. Маглорождённый, не так ли? — Хрипло спросил старик.

— Да, вы абсолютно правы. — Подтвердил Максим. — Не могли бы мы с вами поговорить… наедине?

Покопавшись в кармане, бармен неспешно вытащил волшебную палочку и пару раз взмахнул ей перед своим лицом.

— Это полог тишины, или же чары конфиденциальности. Говорите, я вас слушаю. И да, как кстати вас зовут?

— Майкл Вальтер, сэр. Понимаете, тут такое дело… В общем, я бездомный. Мне требуется жилье в магическом мире и возможность поправить свое здоровье. Это возможно в моем случае? — Фролов протянул старику галеон, и тот в свою очередь не замедлил взять его в руки.

— Не буду спрашивать, откуда у вас деньги, юноша. Ладно, я подумаю, что можно сделать. У меня есть несколько знакомых, они владеют частными магазинчиками. Это тут, недалеко. Кому-то может понадобиться ассистент, ведь не все дела можно решить с помощью магии. Ну, а пока… — Бармен протянул Максу серебряный ключ. — Один день можешь пожить у меня в гостинице. Если никто тобой не заинтересуется, то не серчай…

— Огромное вам спасибо, сэр. — Радостно произнёс ребёнок.

Он действительно был доволен, ведь фактически за него сделают всю работу. Да и в случае чего —

Макс сам сможет поискать себе пристанище.

Его опасения, к счастью, не оправдались.

«Как всё-таки люди порой бывают слепы, Скай… хотя не факт, что Поттер тут является героем».

Ты как всегда прав, хозяин.

«Приятно слышать, что твоё мнение совпадает с моим».

Макс, ты сам отдал мне приказ соглашаться со всеми тезисами, имеющими философский подтекст. Я не являюсь полноценной личностью и не имею собственного мнения.

«Ну и зачем было портить такой прекрасный момент?»

Апартаменты № 14

Комната была на удивление приличной, Фролов конечно же не сравнивал данную обстановку с двадцать вторым веком, но насколько он помнил маги вообще народ крайне консервативный.

Мысли «завитали» вокруг взаимодействия магии и электроэнергии. Максима очень привлекла данная тема, ведь в сочетании с технологиями его времени…

«Главное, чтобы теперь меня не выпотрошили местные учёные, мало ли что…»

Макс, ещё в баре мной была зафиксирована попытка вторгнуться в твоё сознание.

«Интересно. Старик не удержался и решил попробовать на мне… легиллименцию?»

Не могу ответить на поставленный вопрос.

«На будущее сразу предупреждай меня о попытках вторжения в разум».

Как прикажешь.

Фролов хмыкнул. ИИ чип надёжно охранял сознание от вмешательства извне, а потому кто бы не попытался прочитать его мысли — жестоко обломается.

Модель Скай ещё в прошлом мире защищала сознание носителя от пси-воздействия, а здесь, когда в распоряжении искусственного интеллекта находится сама магия…

Аккуратно закрыв дверь на ключ, Фролов подошёл к окну и распахнул створку, впуская внутрь освежающий ветер.

Отсюда прекрасно виднелась вымощенная белым камнем магическая улица, по которой расхаживали волшебники разных возрастов в мантиях. Каждое здание на практике являлось прилавком, где все желающие маги могли прикупить ингредиенты для зелий, одежду, артефакты и многое другое.

Максим некоторое время наблюдал за обычной повседневной жизнью Косого переулка, после чего сел на двуспальную кровать с бежевым бельём, возле которой стояла маленькая тумбочка с лежащей на ней газетой.

Вторая дверь в комнате вела в довольно неплохую и с виду вполне современную (для нынешнего времени) ванную.

Фролов с интересом посмотрел на первую страницу «Ежедневного пророка», затем неожиданно для себя взял газету в руки и внимательно прочитал новость дня:

Гарри Поттер — официальный ученик Альбуса Дамблдора

На этой неделе председатель Визенгамота, а также директор школы чародейства и волшебства «Хогвартс» Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор заявил об официальном наставничестве над Гарольдом Джеймсом Поттером. Как уже сообщалось ранее на протяжении двух лет юный победитель «Тёмного министра» обучался у Дамблдора магии, однако именно сейчас он приобрел официальный статус его ученика.

— Я несомненно приложу все усилия, чтобы оправдать возложенные на меня надежды. — Заявил сам «Символ света» на встрече с репортёрами.

— Мы очень гордимся своим сыном, и надеемся, что он вырастет не только могущественным магом, но и достойным представителем нашего общества. — Заявили Лили и Джеймс Поттеры…

Максим довольно быстро понял, почему его сходство с Поттером было проигнорировано. На зачарованной фотографии была изображена счастливая семья в богатых красных мантиях, что с улыбкой махала всем читателям с заглавной страницы статьи, находясь перед роскошным двухэтажным домом.

Гарри Поттер был действительно похож на него, как и подобает родственнику. Вот только выглядел он лет так на двенадцать. Подтянутая фигура, отсутствие очков и известный всем шрам в виде молнии. Элегантная чёлка волос однако не могла скрыть глаза человека, который просто получал удовольствие от жизни, пребывая в кругу близких людей.

Где-то на краю сознания Фролов ощутил тоску. Он внезапно вспомнил, как биологическая мать продала его за несколько тысяч рублей какому-то извращенцу. Именно тогда тринадцатилетний Максим совершил своё первое осознанное убийство, о чем нисколько не жалел в последствии.

А ещё он вспомнил, как пытался выжить на улице на протяжении двух лет, не брезгуя воровством и торговлей наркотиками. Пока однажды его не забрали в специальный правительственный пансионат для одарённых детей, обнаружив у молодого беспризорника практически идеальную совместимость с новой моделью ИИ чипа.

Раньше он считал свою жизнь несправедливой. Теперь же… он видел шанс стать кем-то большим, могущественным. С помощью Скай он сможет исследовать магию так, как никто другой. А семья…

Схватив вчерашний по дате выпуск, Фролов поддаваясь внезапному порыву смял его в комок, а затем дал соответствующую мысленную команду.

Секунду спустя пламя объяло кулак мальчика, сжигая дотла снимок с счастливыми Поттерами.

Где-то в Албании

— Брось палочку, живо! — Крикнул маг в чёрной мантии с багровыми нашивками на плече, глядя на лысого мужчину с причудливым тюрбаном на голове сиреневого оттенка.

— Эт…это какая-то ошибка. — Ответил тот, в конце срываясь на визг. — Вы не имеете права!

— Рот закрой! — Грубо оборвал преступника второй сотрудник аврората, так же как и двое коллег направляя на темного мага волшебную палочку. — Нас трое, придурок. Лучше не глупи и благоразумно сдавайся.

Неожиданно для всех Квиренус Квирелл мерзко ухмыльнулся, и уже отнюдь не своим голосом произнёс:

— К сожалению, он временно вне зоны доступа. Попробуйте обратиться позднее.

Авроры физически ощутили смертоносную ауру, что стал излучать оказавшийся неожиданно сильным тёмный маг.

— Кто ты такой? — Напряжённо спросил лидер группы, одновременно активируя все доступные магические щиты. — Ты не Квирелл.

— Десять очков Гриффиндору. — Подмигнул ему мужчина, после чего щёлкнул пальцами, за секунду создавая в воздухе пять огненных копий. — Я тот, за кого вы когда-то голосовали на выборах…

========== Глава 4. Размышления. ==========

Никому не дано вернуть прошлое. Надо идти, продолжать свой путь, и бесполезно оглядываться назад.

Ромен Роллан

27.08.1990 год. Магазин магических ингредиентов «Чёрный эдельвейс». 15:09

В настоящий момент Вальтер находился в довольно просторной комнате с белыми стенами и кафельным полом. Возле стен стояли стеклянные стеллажи с лежащими внутри ингредиентами разной степени ценности, а также уже готовыми зельями.

Лаборатория Адама Бэйкера была на редкость приятным местом, несмотря на обилие испарений. Именно здесь Майкл и проводил большую часть своего времени.

Вот уже две недели он жил у продавца ингредиентов, а по совместительству и мастера зельеварения. Используя вычислительные способности Скай, Вальтер показал блестящий результат в варке зелий первой категории сложности, которые после блестящей демонстрации своих умений ему и поручал варить Бэйкер.

Зелья. Пять категорий сложности, каждая из которых определяет редкость ингредиентов, общую сложность приготовления и необходимое для этого время.

Это был самый настоящий клондайк. Зелье против бессонницы и головной боли, временная ускоренная регенерация и улучшение памяти, смена облика, амортенция — их были тысячи. При этом они давали как временный, так и постоянный эффект.

Задача Майкла состояла не только в их приготовлении, но ещё и в сортировке необходимых ингредиентов. В процессе он не забывал засыпать владельца «аптеки» вопросами, на которые тот в свою очередь попеременно отвечал.

Вальтер не тратил ни одной минуты впустую. Десятки книг уже были скопированы им в «архив» ИИ чипа, в то время как ингредиенты также были занесены в отдельную папку с идентичным названием.

Трансфигурация. Можно было рассуждать об этом магическом направлении бесконечно, настолько оно было притягательно.

Он прекрасно осознавал, что даже для преобразования спички в иголку ему требуется немало усердия. Вот только… Скай существенно облегчала данный процесс.

При активации заклинания крэйлинты (те самые магические частицы) направляли поступающую в организм магию точно в катализатор (волшебную палочку). Соответственно от этих самых крэйлинтов зависела «магическая выносливость», поскольку на затрату любого заклинания тратились эти самые магические частицы.

Со временем они разумеется восстанавливались до максимального значения, правда у Максима их было довольно маленькое по сравнению с другими детьми его возраста количество.

Это и предрасположенность к магическим направлениям он узнал при помощи одного артефакта в здании министерства, куда его отвёл нынешний работодатель. Заодно Майкл также посетил больницу святого Мунго, где ему прописали комплекс медицинских зелий, которые должны были в ближайший месяц подправить его здоровье. Уже сейчас он ощущал положительный эффект, ведь даже несмотря на постоянное нахождение в лаборатории головокружение полностью прекратилось. Вальтер по такому случаю решил уделить часть своего времени на общую физическую подготовку, посчитав наращивание мышц возможным уже сейчас.

Для активации заклятия каждому магу требовалось сконцентрироваться на нем, дабы крэйлинты сделали свое дело. Иначе говоря — необходим контроль, и с годами тренировок волшебникам все лучше и лучше удавалось направлять частицы в катализатор, в следствие чего и «осечек» в активации происходило на порядок меньше.

А вот здесь он имел преимущество перед остальными магами, и немаленькое, ведь в то время, как те методом проб и ошибок учатся направлять свои крэйлинты (а ведь к каждому подвиду требовался индивидуальный подход, поскольку потоки в корне различались), он мог при помощи Скай безошибочно осуществить данную процедуру.

Это означало только одно — скорость обучения у него была в два раза быстрее, чем у других. Лишь гении в области контроля (а такие встречались крайне редко) могли бы с ним посоперничать.

Естественно, подобное преимущество не решало проблему полностью. Ребёнок мог развить со временем неплохой контроль, но вот препятствие в виде надриора…

Аура каждого мага состояла из нескольких слоев. Самый первый назывался «Ийроген», и служил своеобразным «страховочным щитом» от чрезмерного вливания магии из атмосферы в тело. Не будь ийрогена, первокурсников бы разрывала на части чистая магия при использовании банального заклинания подножки или же левитации.

Однако, как говорится, — «У каждой медали есть две стороны». И именно эта самая вторая сторона представляла из себя довольно неприятный в общем развитии магов барьер-ограничитель, что не давал при абсолютном контроле с первого раза активировать заклинание. Плотность ийрогена играла здесь не последнюю роль, благо у Макса она не была особо высокой по меркам сверстников.

Конечно, любое заклинание рано или поздно удавалось активировать, тем более с возрастом природный ограничитель растворялся под воздействием давления других слоев надриора (которые в свою очередь наоборот росли).

Второй слой ауры представлял из себя эдакий «печатник» (жаргон магов). Убивая темной магией разумное существо, убийца автоматически становился обладателем «отпечатка души», что находился на его втором слое надриора, усиливая предрасположенность к тьме как таковой. При этом её бонусные проценты постепенно повышались (чем выше — тем больше требовалось отпечатков), в следствии чего расход крэйлинтов на активацию проклятья из разряда некрона или другого подвида тёмных искусств значительно уменьшался.

Потому-то тёмных магов и не любили. Мало того, что большая часть из них действительно не была обременена моралью, так ещё и некоторые сходили с ума на почве усиления собственного могущества путем убийств ни в чем неповинных людей (как правило маглов, ибо это гораздо проще в исполнении). Однако это было легко лишь поначалу, в дальнейшем же…

«Скай, статус» — Мысленно произнёс специальную команду Вальтер.

Имя: Майкл Вальтер

Раса: Человек

Возраст: 10 лет

Крэйлинты: 3794/3794 [3/мин]

Предрасположенность:

1. Стихийная:

≫ Огонь — 49%

≫ Вода — 12%

≫ Воздух — 6%

≫ Земля — 4%

2. Магия хаоса — 11%

3. Астральная магия —?

4. Магия порядка — 0%

5. Некр — 36%

6. Рокрест — 24%

В который раз осмотрев свои характеристики, Майкл решил переписать параметры в недавно приобретённый магический дневник, заодно попутно размышляя о необходимости их усиления.

С возрастом мага они усиливались на пять-десять процентов, в зависимости от общего таланта и нередко удачи. Ну, а что касается других способов… они существовали, но встречались крайне редко и стоили баснословных денег. Да и то притом приток сил был невелик.

Безусловно, он имеет довольно посредственные характеристики. Например у того же Бэйкера стихийный атрибут земли и воды был в районе 70% (а он не являлся гением). Наиболее высокое значение достигало сотни, то есть максимально-возможный бонус надриора на каждый подвид — удвоение эффективности заклинания из данной категории магии.

Проще говоря, он вполне мог использовать заклинание порядка, однако оно было бы крайне неэффективно по сравнению, скажем, с некроном, ведь Вальтер не имел какого-либо бонуса от своей ауры. Вообще это было довольно странно, поскольку каждый маг так или иначе располагал хотя-бы одним процентом от каждого подвида (нет, бывали конечно и исключения из правил, но довольно редко).

По-видимому, дело было не только в его мировоззрении, от которого в какой-то степени зависел бонус некрона и магии порядка (в остальных же направлениях мировоззрение не имело значения), но ещё и в перерождении. Хотя если учесть, что реинкарнация как таковая вероятно всего являлась систематизированным процессом, то сама ситуация была крайне непонятная, и это ещё мягко сказано.

Безусловно, предрасположенность не зависела целиком и полностью от эмоциональной составляющей, отнюдь. Более того — это хоть и играло определённую роль, но довольно незначительную.

Макс, второй этап готовки зелья закончится через: 24 секунды…

23…

22…

Быстро отбросив на стол дневник, Майкл подбежал к медному котлу и стал добавлять туда уже нарезанные на доске ингредиенты.

Работа оказалась куда более прибыльная, чем он ожидал поначалу.

Он тратил на варку зелий в среднем восемь часов, но подобный труд был не только полезным, но ещё и прибыльным.

А ведь изначально его даже не хотели подпускать к котлу, но его упрямство сыграло свою роль.

Теперь он не только имел жилье по месту работы и нормальное питание, но ещё и неплохую зарплату.

Даже у Вальтера не получилось приготовить зелье с первого раза, но он не сдался на полпути, благодаря чему в результате и заслужил уважение взрослого зельевара.

Но все это было лишь каплей в море по сравнению с настоящими возможностями мага. Майкл с нетерпением ждал когда накопленной суммы станет достаточно для покупки собственной волшебной палочки.

Незаконно? Отнюдь. Гаррик Олливандер мог продать палочку десятилетнему, разумеется если его хорошо «попросить»…

Удручало то, что магловская валюта не обменивалась на магическую. Однако можно было пойти более хитрым путем — покупка еды, драгоценностей, материалов и последующая их продажа за галеоны.

Именно этим и собирался заняться Вальтер, ведь на осуществление своих экспериментов ему требовалась немаленькая сумма, поскольку отнюдь не все материалы можно было трансфигурировать, тем более он сам ещё пока даже спичку в иголку преобразовать не способен…

Первые три ассоциации на понятие криминал: оружие, банды, наркотики. И именно в последней заключалась самая настоящая золотая жила, ведь при помощи магии наркотики производились в сотню раз легче.

Да и оружие с драгоценностями сбрасывать со счетов не стоит. А подделка бумажных купюр методом их копирования? Главное во всем этом — не попасться особой службе министерства, которая внимательно следила за обстановкой и в случае чего пресекала на корню попытки обогатиться таких вот «умников».

Но ведь и ему многого не требовалось! Небольшой суммы на покупку всех необходимых материалов для сборки нужных приборов двадцать второго века хватит за глаза…

Кое-какие помогут более углубленно разобраться в устройстве магии. Другие же… О, у Вальтера было множество идей, а их осуществление лишь вопрос времени.

Самая главная проблема заключалась в его возрасте. Неспособность себя защитить от реальной угрозы, неспособность эту угрозу устроить…

Но стоит ему создать модуль для ИИ чипа второго поколения, а после при помощи некрона оживить труп магла, дабы затем поручить Скай контролировать жизнедеятельность его организма…

Ну или взять ещё живого, правда до этого необходимо освоить азы ментальной магии (что не имела какого-либо атрибута, а потому не входила в классификацию предрасположенностей).

Вариантов было действительно много, но одно он знал точно: конвейерному производству андроидов пятого поколения быть. Всё, что для этого нужно — завладеть первой «марионеткой». А чтобы Скай могла её контролировать методом связи с организмом — необходимо было создать этот самый модуль.

И вот тут все упиралось в его навыки. Просмотрев парочку учебников по трансфигурации, Майкл сделал вывод, что сможет создать микросхему модуля и остальные его запчасти.

Что такое заклинания? Воплощенная в виде магии воля, преобразованная магами для упрощения использования. То же самое касалось и трансфигурации: при желании можно было преобразовать из бетонного блока системный (компьютер) со всеми работающими компонентами внутри, вот только…

Это уровень если не архимагов, то мастеров. А что остаётся ему? Купить соответствующий материал для облегчения задачи, ведь разница между преобразованием того же дерева в металлическую пластину и металла в идентичную по материалу пластину налицо.

Но все это лишь планы на будущее, однако их реализация не за горами.

Вначале Вальтеру требовалось накопить как можно больше общедоступной информации, а также заполучить волшебную палочку, прежде чем предпринимать хоть какие-то поползновения в сторону освоения заклинаний первой категории сложности…

***

Надев купленную в магазине магловской одежды джинсовую куртку и чёрные брюки, Вальтер вышел в так называемый «общий зал», где обслуживались клиенты и находилась часть товара в зачарованных витринах.

Вдоль стены стояло несколько роскошных кресел, а возле новенького прилавка из чёрного дерева стоял Адам Бэйкер собственной персоной.

Худое телосложение, слегка сальные седые волосы и чрезмерная бледность на лице неплохо так определяла его профессию. Но несмотря на это хозяин аптеки выглядел довольно неплохо для своих сорока лет (сказывались многочисленные зелья, улучшающие внешний вид. Их использовали почти все маги, которые придавали значение своему облику).

— Опять во «Флориш и Блоттс»? — Поинтересовался он, стоило Майклу появится на пороге. — Передай им тогда одно зелье…

— Нет, сэр. — Покачал головой Вальтер. — Сегодня я решил прогуляться по Лондону.

— Ну, как хочешь… — Поборов удивление, произнёс Адам. — Правильно делаешь, кстати. Тебе тоже надо когда-то отдыхать, но будь осторожен.

— Не беспокойтесь, сэр. — Уже отходя к прозрачной двери, ответил мальчик. — Всё-таки я вырос на улице…

Выйдя из магазина, Майкл на некоторое время зажмурился, привыкая к ослепительным солнечным лучам.

Вокруг как и всегда сновали маги разных возрастов, спеша на важную встречу или просто наслаждаясь прекрасным днём. С интересом прислушиваясь к отрывкам доносившихся до него разговоров, ребёнок привычным движением накинул на себя капюшон и засунув руки в карманы, нарочито медленно направился к выходу во «внешний» мир.

Сегодня он собирался заполучить первого союзника, который вероятнее всего существенно облегчит первостепенную задачу.

Окрестности Лондона.

На берегу озера было довольно красиво, и даже не стриженная трава нисколько не портила картину, а скорее дополняя её, создавая тем самым элемент нетронутой человеком природы.

Вдоль берега также росли и деревья, невзирая на относительно каменистую местность.

И именно возле группки деревьев и стояли двое детей, негромко переговариваясь.

Довольно простоватый лицом подросток в чёрной кожаной куртке и в «модно-порванных» джинсах буравил взглядом черноволосую девочку в практически идентичной одежде.

Десятилетняя Андреа Бэйтман уверенно держалась в разговоре с парнем, что был старше её аж на пять лет. Ей на самом деле было плевать на его возраст, ведь она полностью контролировала ситуацию, впрочем как и всегда.

Очередной несогласный с её лидерством. Очередной «новенький». Андреа порой хотела плюнуть на весь «маленький бизнес», но жажда наживы всегда оказывалась сильнее. Она верила, что однажды выберется из всего этого дерьма, что именуется детским домом…

Её достало мириться со своим общественным положением. С семи лет, как только она в общем-то и узнала о своих возможностях, девочка серьёзно планировала развернуться, что называется, на полную катушку.

Управление рептилиями… Казалось бы — что это даёт на практике? На самом деле… Эта способность решала очень и очень многое, самое главное — найти ей достойное применение.

И Андреа нашла. Не совсем достойное с точки зрения морали, но когда её интересовали подобные мелочи?

— Я не понял… Ты что, меня как последнего лоха развести хочешь? — Подросток в ярости сплюнул. — Я не знаю, какого рожна тебя боятся остальные, но…

— Вот именно. — На удивление спокойно ответила девочка, внешне нисколько не смутившись. — В твоём ничтожном мозгу, состоящим из одной извилины даже на секунду не закралась мысль о том, что десятилетняя девочка, которую слушаются более взрослые дети — иррационально и не поддаётся логике. Но ты ведь идиот… — Бэйтман сщурилась. —…куда тебе до этого, не так ли, Джонсон? Последний раз говорю не мешай мне, или весьма нелепо сдохнешь.

— Кровушки захотела? — Нехорошо улыбнулся парень и буквально за секунду достал из кармана джинс складной нож. — Будет тебе кровушка. И даже раньше, чем ты думаешь. Здесь никого нет, мелкая дрянь. Вообще. Ни взрослых, ни твоей свиты. Ни-ко-го. — Повторил он по слогам, одновременно с этим медленно, чеканя каждый шаг, приближаясь к Бэйтман, которая с ненормально спокойным выражением лица наблюдала за разворачивающимся действом.

— Ты прав. — Вдруг кивнула та, неожиданно скопировав усмешку. — Но тем хуже для тебя, Дэвид. Убить его… — Прошипела Андреа скрывающимся в высокой траве змеям.

— Что за… какого черта? — Удивился Джонсон, глядя на с десяток выползающих змей разных размеров и окраса, которых по какой-то причине даже не заметил изначально.

Дэвид мигом сообразил (несмотря на общую абсурдность происходящего), что странное шипение девочки было адресовано рептилиям.

Он рванулся было в другую сторону от озера, но и там его поджидали извивающиеся твари, что при разговоре с Бэйтман незаметно подползли к нему со всех четырёх сторон, перекрывая пути к отступлению.

— Подожди! ПОДОЖДИ! НЕ НАДО, УБЕРИ ИХ, ПРОШУ! УБЕР… — Дэвид взвизгнул, когда сразу четыре ядовитых рептилии свернувшись в кольцо, совершили резкий бросок в его сторону, метя прямо в горло.

Андреа с нескрываемым наслаждением наблюдала за страданиями подростка, который споткнувшись упал на землю, после чего стал кататься по траве, безуспешно пытаясь освободиться от извивающихся змеиных тел, медленно облепляющих его со всех сторон.

— Дебил. — Подвела итог девочка, спустя минуту тщательно осматривая труп пятнадцатилетнего школьника на предмет валюты. — Спасибо тебе за хорошо проведённое время, мне было действительно весело. Вы хорошо поработали. — Обратилась Бэйтман уже к лежащей ближе всех от неё рептилии зеленоватого оттенка. — Возвращайтесь обратно…

========== Глава 5. Договорённость. ==========

— Тебя ищут. — С интересом протянула маленькая девочка, обращаясь к своему собеседнику. — Миссис Уайт чуть с ума не сошла, когда ты пропал.

В ответ на это стоящий перед ней ребёнок беспечно пожал плечами, снимая с головы капюшон. Безэмоциональный взгляд зелёных глаз на секунду ввёл Андреу в ступор. — Как будто мне не плевать. Бэйтман, у меня к тебе довольно интересное предложение…

— Да ну? — Только глухой бы не расслышал скепсис. — У тебя ко мне? Знаешь, это довольно смешно.

— Не сомневаюсь. Но тебе никогда не приходило в голову, что не ты одна владеешь этими способностями?

Бэйтман на протяжении целой минуты молча смотрела на самого убогого воспитанника «Белой розы», не в силах поверить в услышанное.

— Как? — Только и смогла спросить девочка, незаметно доставая из кармана трофейный нож. — Ты следил за мной?

— Нет, мне есть пока чем заняться. Ты явно умнее, чем остальные дети, но не надейся обмануть меня, это так, на будущее.

— Что ты хочешь?

— Сотрудничество. Мне одному будет крайне сложно освоиться в магическом мире. А вместе мы сможем подготовится к Хогвартсу как тому подобает.

— К чему? А ты случаем не псих? — Андреа усмехнулась, одновременно с этим внимательно смотря своему оппоненту в глаза.

Буквально через несколько секунд она дважды моргнула и потрясённо пробормотала:

— На тебя не действует…

— Ты хотела залезть ко мне в разум? Интересно, не ожидал, что ты настолько освоила магию…

— Магию?! Что за бред ты несёшь?

— Пойдём со мной. — Вальтер протянул ей руку. — Я покажу тебе…

Косой переулок

Солнце уже давно скрылось за горизонтом, однако на главной магической улице исправно работали артефакты-светильники, освещая ярким белым светом брусчатку и ближайшие витрины прилавок.

— Я все ещё не могу поверить… — В который раз за вечер произнесла десятилетняя волшебница из приюта. — Как это возможно? Целый мир буквально у нас под носом…

— У них, Андреа, у них. — Усмехнулся Майкл, высматривая витрину аптеки. — Привыкай, это лишь верхушка всего айсберга.

— Мне одно не ясно — как ты смог обнаружить магов?

«Как же с тобой будет сложно». — Мысленно вздохнул Вальтер, скрипнув зубами от досады.

Признаться, он надеялся на восторженные вопли и вопросы из немного другой категории. Например — тот же Хогвартс. Но Бэйтман повела себя крайне странно по меркам ребёнка, поскольку начала вести себя чересчур по-взрослому.

На ночной улице «Косого переулка» не было ни единой души, что в общем-то и неудивительно, если учесть время суток.

Впрочем, некоторые магазины по прежнему работали. Вальтер не боялся натолкнуться на грабителей или какой-то иной сброд криминальной прослойки, ведь Лютный переулок насколько он знал был совершенно в другой стороне. Разумеется, это ещё ничего не означало, но если так посмотреть — а где вообще абсолютно безопасно? Умереть можно и банально споткнувшись, тем более аптека была совсем недалеко, да и чего с них взять то? Органы, души? Ну да, тёмные маги подобного уровня разумеется ловят детей на главной магической улице возле здания министерства…

Дойдя наконец-таки до нужного места, Майкл достал из кармана артефакт-медальон, что служил своего рода безопасным оповещением системы охраны.

Следуя полученным заранее инструкциям, Вальтер несколько раз «начертил» круг в воздухе, находясь в трёх метрах от двери.

Через минуту перед ними появился сонный владелец лавки.

— Майкл, ты на часы смотрел? Какого Мерлина…?

— Простите, сэр. Я был сильно занят. Помните, я вам говорил про девочку из своего детдома, которая владеет магией, как и я?

— Здравствуйте. — Вежливо представилась Андреа, очнувшись от своих мыслей.

— У меня тут приют или что? Ты — мой работник! А она пусть идёт в «Дырявый котёл»…

— Я лишь прошу вас впустить её на сутки, не более. Спать она будет вместе со мной, кхм, в лаборатории то есть. — Поспешил добавить Майкл.

— Ну-ну. Ладно уж, черт с вами. Заходите. — Адам приглашающе взмахнул рукой, снимая при помощи другого артефакта защиту с двери. — Сам с ней пойдёшь в министерство, имей в виду.

— Конечно, сэр. — Благодарно кивнул тот.

Лаборатория

— Знаешь, ты самый странный парень, которого я знаю. — Как-бы между прочим заметила Андреа, внимательно рассматривая лабораторный котёл. — С виду не выглядишь благородным рыцарем, но вот твоё отношение ко мне… С чего бы? Ты ведь меня даже не знаешь. В приюте мы с тобой не пересекались, так с чего бы вдруг мне безвозмездно помогать?

— Ты про наш первый разговор помнишь? — В свою очередь поинтересовался Майкл, неспешно попивая тыквенный сок за металлическим столом возле дальней стены. — Я нуждаюсь в напарнике. Большая часть комплексных ритуалов требует наличие как минимум двух человек, а эффективность практических занятий увеличится в разы. Кроме того, мне необходимо в ближайшее время достать определённые материалы из магловского мира. В одиночку это не провернуть, а вот с тобой…

— А с чего ты вообще решил, что я тебе пригожусь? — Усмехнулась брюнетка. — Мне кажется, ты что-то недоговариваешь.

— А ты умна. Даже слишком. Я серьёзно, где радость от осознания грядущих перспектив? Где те самые детские, но закономерные вопросы? — Прямо в лоб спросил Вальтер, в который раз за сегодня чувствуя излишнее раздражение. — Ты ведёшь себя как матёрый дознаватель…

Бэйтман пожала плечами.

— Я и раньше догадывалась, что не одна такая. А по поводу радости — просто стараюсь себя контролировать. И да, ты только что подтвердил мои…

— Suka blyat! — Майкл не удержался от жеста «рука-лицо». — Я же тебе все объяснил. Детали ты узнаешь только после того, как мы заключим магический договор. Ну, а что касается способностей… Карл Бейтс. Питер Хоффман. Энтони Донован. Остин Гловер. И твои совсем недавние жертвы — Джастин Смит и Дэниел Корнер. В магловских газетах была заметка о таинственных смертях детей от укусов ядовитых рептилий. Самих змей кстати так и не обнаружили. И это я перечислил только прошлогодних…

Неожиданно Андреа совершенно искренне рассмеялась, уже по-другому глядя на ровесника.

— А ты… довольно сообразителен. Но как? Я же не оставляла следов…

— Вычитал об одной занимательной способности магов из книги. Она встречается крайне редко и не у всех, так что тебе повезло. Вот собственно и ответ на твой вопрос — ты достаточно талантливая, а потому вероятно уже сейчас понимаешь, что в одиночку тут выжить гораздо сложнее. Да, я имею в виду самое что ни на есть выживание. Магический мир довольно опасен, после того как прочитаешь парочку книг по истории магии сама это поймёшь. Это не сказка, как бы тебе того не хотелось.

Бэйтман кивнула, признавая сказанное.

— Ты прав. Но какое именно у тебя ко мне предложение помимо общей поддержки?

— Деловое, Андреа. Деловое. И нет, я не боюсь тебя, не смотри на меня так. Собственно говоря, именно это и подтолкнуло меня на разговор… — Спокойно пояснил Вальтер, даже не скрывая довольной улыбки.

Он нисколько не соврал насчёт последнего, ведь знание парселтанга невольно определяло родословную девочки. Конечно, она могла происходить и из другого рода змееустов, но в Британии… таковых не водилось. А потому если она та, о ком он думает…

«Я заполучу неплохой козырь на будущее. Мне не очень хочется влезать в канонные разборки, но есть ли у меня выбор? Не стоит забывать, кто я возможно на самом деле…»

Выявлена попытка проникнуть в подсознание.

— Не стоит. — Покачал головой Майкл. — Лучше расскажи мне, как тебе это удаётся. А взамен мы с тобой завтра вместе сходим в министерство, где ты сможешь узнать свою предрасположенность…

Где-то в Албании

— Открой сомкнуты негой взоры, приятель, — раздался весёлый голос возле Эдварда, вынуждая того сонно открыть глаза.

Едва сотрудник аврората увидел улыбающееся лицо разыскиваемого некроманта, как мгновенно побледнел. Вот что-что, а умирать ему не хотелось.

Окружающая обстановка также не прибавляла оптимизма. Типичный пыточный подвал, и инструментарий, расположенный возле пленника на маленьком столике, всецело подтвердил его гипотезу.

Он был закреплён к каменной стене зачарованными браслетами, в которых без труда опознал личный артефакт, что использовался им для задержаний.

Квиренус Квирелл выглядел неважно, и дело тут было отнюдь не в образе жизни беглеца.

— Знаешь… — Неторопливо произнёс он, расхаживая вдоль комнаты. — Я никогда не понимал людей, которые идут работать в ваш отдел. Что вами движет? Чувство справедливости? Увы, это не так. Жажда наживы? Тоже нет. Ваша зарплата отнюдь не соразмерна вашему риску… — Внезапно лысый маг практически вплотную подошёл к Эдварду, чем заставил того изрядно вспотеть от напряжения. — Власть. То самое чувство привилегированности. Не так ли, Эдвард Браун?

— Что тебе от меня нужно? — Хрипло спросил тот. — Я всего лишь один из оперативников…

— Ты прав. — кивнул Квирелл. — Но известно ли тебе, за кем именно вы гонитесь? Не думаю… Зато ты вот наверняка… — Вдруг со стороны двери из пыточной раздался невнятный стон. Эдвард увидел ещё одного пленника, состояние которого буквально напоминало собой «отбивную».

— Авада кедавра! — Рявкнул тёмный маг, мгновенно убивая распятого на бетонной панели пожилого мужчину. — Хозяин этого гостеприимного дома. Бывший, — пояснил Квирелл, жеманно улыбнувшись. — Ну так вот, о чем я? Ах да, ты наверняка знаешь, сколько коллег отправилось по душу этого кретина, тело которого мне пришлось занять. Кроме того, я хочу понять, где именно прокололся, и что конкретно вам удалось выяснить. Ну и конечно же самое главное — мне достоверно известно о так называемых «правительственных схронах». Ты можешь сколько угодно говорить о своём уровне допуска, но членство в элитном отряде особого реагирования даёт тебе достаточно привилегий, уж поверь, я неплохо знаю, как работает система.

Оперативник аврората в очередной раз подумал о своей семье, которую ему вероятнее всего больше не суждено увидеть. Раньше он полагал, что никто не сможет переплюнуть в безумии самую ярую сторонницу тёмного министра, Беллатрису Реддл.

Всё-таки он воочию видел эту ведьму, потому как сам участвовал в её задержании. Но этот кадр пробил дно своей неадекватностью. Убить человека просто так, ради мимолётного наслаждения или демонстрации своей силы? Когда-то он поклялся ликвидировать таких вот моральных уродов прямо на месте задержания, а в рапорте утверждать, будто преступник оказал вооружённое сопротивление.

Была бы у него волшебная палочка… Хотя что уж тут говорить, если этот убогий неведомым образом разгромил несколько отрядов в одиночку? Занял тело? Сумасшедший.

— Я не…

— Знаю-знаю! Клятвы. — Квирелл поднял руки в верх, изображая капитуляцию. — Но на такой случай у меня есть особое зелье. М-да, Круцио и прочие пыточные заклинания — прошлый век, и годятся лишь для устрашения, а не допроса. Один такой флакончик… — Квиренус демонстративно вытащил маленькую прозрачную колбу с зельем жёлтого оттенка. — И ты расскажешь мне абсолютно все, вплоть до своих детских страхов. Правда… после нашей задушевной беседы ты будешь напоминать жертву дементора, но тебе-то уже будет все равно, не так ли? Да и обеты тебя в конце угробят, так что не парься…

Браун ещё никогда так не боялся за свою жизнь. Поняв, что его ждёт, он еле-еле удержался от отчаянного крика. Каким бы закалённым магом в бою он являлся, страшнее смерти не придумаешь.

Ему было известно об этой разработке отдела тайн. Люди кричали только поначалу лишь по причине недостатка воздуха в лёгких. По сравнению с этим, Круциатус — безвредная щекотка.

— Прошу вас, не делайте этого! — Хрипло прошептал аврор. — Не надо, слышите? Я… я скажу, что убил вас! Вас не будут искать! — Решил попытаться договориться оперативник. Сейчас он был готов пойти на сделку со своей совестью. Временно. Ведь в будущем действительно убить ублюдка ему же никто не запретит? — Я даже готов дать соответствующую клятву…

Тёмный маг проигнорировал его реплику, взмахом руки обездвижив аврора и вливая тому в рот смертоносную сыворотку.

— Попытка обмануть меня похоже провалилась, как жаль. — С преувеличенным сочувствием покачал головой Том Реддл. — Посмотрим, что ты скрываешь…

========== Глава 6. Соглашение. ==========

— …ещё раз спасибо, что пришли. Я позвал всех вас для того, чтобы вместе обсудить решение одной насущной проблемы. — Важно произнёс седоволосый старик в фиолетовой мантии, обращаясь к сидящим перед ним в зале магам.

Немного прокашлявшись, Альбус Дамблдор изящным жестом пригласил на возвышение молодого статного мужчину, который уверенной походкой вышел к директору Хогвартса.

Том Реддл оглядел весь зал, рассматривая десятки лиц доверенных магов учителя, что пришли сюда по собственной инициативе, невзирая на сомнительную «законность» данного мероприятия.

Впрочем, его выход на деревянную сцену ознаменовал собой подтверждение того факта, что Дамблдор тесно сотрудничал с самим министром магии, состоя с оным в близких отношениях.

Реддл являлся довольно известной фигурой в магическом мире. Будучи талантливым магом и превосходным оратором, он довольно быстро поднялся по карьерной лестнице в министерстве.

Сидящие на роскошных трансфигурированных стульях маги почти синхронно вздохнули с облегчением: раз уж на встрече присутствовал сам министр, это не могло означать некую противозаконную акцию.

Мысленно тёмный лорд усмехнулся, в который раз поражаясь двуличности людей (хотя на этом поприще мало кто мог составить ему конкуренцию): почти каждый из них несмотря на подозрения, уважал Альбуса Дамблдора, практически все здесь присутствующие считали его безусловно сильнейшим магом в Британии…

Том знал, что это не так. На самом деле Альбус не входил даже в десятку сильнейших, ровно как и он сам.

Такие как Фламель, Ди, Лютер, Мейтленд — да. Вот только им было глубоко плевать на возню ничтожных букашек, коими они и считали остальных посредственностей. Хотя некоторые, разумеется, имели связь с магическим миром, правда исключительно ради собственного комфорта: где-то же надо брать все необходимые ингредиенты…

— Приветствую всех. — Привычно весёлым тоном произнёс Реддл, поддерживая образ весёлого парня, эдакой «души компании». — Я также выражаю признательность абсолютно всем здесь присутствующим. Можете не беспокоиться, каждое слово, произнесённое вами за этот вечер никогда не покинет стен этого замечательного зала. — Том развёл руки в стороны, но затем резко сцепил их в замок. Улыбка исчезла с его лица, придавая тому серьёзное выражение. — Альбус, равно как и я, возмущён недавними событиями. Все наверняка уже в курсе о так называемых «Пожирателях смерти».

В зале раздались негромкие подтверждающие возгласы.

— С вашего позволения, я расскажу более подробно. — Реддл резким взмахом руки наколдовал иллюзию, которая содержала в себе фрагменты некоторых «карательных» рейдов группировки. — Появились они где-то два месяца назад. Цель организации — наращивание собственного влияния и могущества, в общем-то ничего особого, однако их жестокость не знает границ. Они отлавливают маглов ради повышения уровня темной магии и их продажи как товар другим тёмным в разных странах. Бесчеловечность, с которой мы все столкнулись требует скорейшего разрешения. Увы, аврорат справляется слабо. Я ни в коем случае не обвиняю достопочтенного Аластора Грюма… — Том благосклонно кивнул сидящему в переднем ряду одноглазому мужчине. — Дело в их осведомителях, выгнать которых я не в силе по причине существования палаты лордов.

— Значит ли это, что здесь замешана аристократия? — Напряжённо поинтересовалась полноватая с виду женщина с рыжими волосами.

— Да, Молли. — Подтвердил Альбус. — И поэтому мы хотим создать собственную организацию, целью которой будет являться защита магловского и магического населения от «Пожирателей смерти».

— Пока что нам известно лишь имя, а точнее сказать — прозвище их предводителя. — Грустно произнёс Реддл. — Психопат, помешанный на увеличении уровня предрасположенности темной магии… он называет себя Лордом Волан-де-мортом.

28.08.1990 год. Лондон. Косой переулок. «Дырявый котёл». 18:56

С оглушительным грохотом распахнулась дверь в одном из номеров «Дырявого котла», пропуская вперёд одетого в черную мантию мальчика десяти лет.

— Бэйтман. — С ходу вместо приветствия начал Вальтер. — Мне удалось достать магический договор.

— Уже? — Удивилась девочка, откладывая в сторону учебник. — И дня не прошло, как ты успел?

— Адам помог, а по поводу стоимости — она крайне низкая по меркам даже самого захудалого артефакта. — Пожал плечами мальчик, кидая на кровать белый магический пергамент. — Ознакомься, я его уже заполнил. Осталось нам только провести соответствующий ритуал. Бэйкер и в этом обещал поспособствовать.

— Странный он. Зачем с нами так возиться?

— Это дело пяти минут, не подумай. Правда сам ритуал довольно серьёзен, и нарушение договора обернётся весьма прискорбными последствиями…

— Ну-ка. — Взяв с кровати пергамент, Андреа на несколько минут погрузилась в чтение. — Хмм… А к чему тут пункт о ненападении?

— А то ты не знаешь. — Хмыкнул Вальтер. — Не строй из себя дурочку. Пока что ты не представляешь для меня особой угрозы без своих обожаемых рептилий, но как только надобность во мне для тебя будет исчерпана… Да что я рассказываю, ты ведь и сама все прекрасно понимаешь, незачем так удивляться.

— Ну хорошо. — Словно делая одолжение, произнесла девочка. — К остальным пунктам у меня нет вопросов. Я помогаю тебе достать из магловского мира некоторые виды техники и химикаты, и в дальнейшем мы вместе обучаемся магии на протяжении года перед Хогвартсом.

— Я здорово удивлён, что тебя всё устроило. — Честно признался Майкл. — Неужели тебе знакомо чувство благодарности?

— Тренировки мне также необходимы, как и тебе. Ну, а что касается остального — не вижу никакой проблемы. Рисковать чем-либо ради тебя я все равно не собираюсь.

— Это и не потребуется. — Заверил её ребёнок, уже направляясь к выходу из комнаты. — Ну, а теперь пошли наконец-то заключим соглашение, а потом мне надо будет сходить в книжный…

***

Магические договора никогда не являлись панацеей от нечестных сделок, скорее даже наоборот, в истории мира было множество глупцов, которые из-за своей недальновидности понадеялись на этот вид магии.

В отличие от того же «Непреложного обета» опытный менталист при желании мог не только отсрочить откат в виде наказания за невыполнение сделки, но ещё и полностью отменить его. Однако Майкл вполне осознанно пошёл на этот шаг, небезосновательно полагая, что ребёнку не в силах обмануть в общем-то довольно сильное проклятие.

Да, Андреа имела предрасположенность к ментальной магии (та просто не входила в общую классификацию по причине отсутствия атрибута), но и только. Ни опыта, ни знаний, ни надлежащей силы в конце концов у неё не будет для совершения подобного в ближайшее десятилетие точно.

Вальтеру же достаточно соблюдение на протяжении пары лет. Как раз он опять-таки с помощью неё станет сильнее, добудет всё необходимое для создания андроидов, а уже затем возьмётся более основательно за исследование магического мира.

Ритуал проходил прямо в лаборатории. При помощи собственной крови они активировали сам договор, а Бэйкер при этом помогал удержать поступающий поток магической энергии прямиком в надриор. В подобной страховке нуждались лишь дети, а взрослые естественно могли самостоятельно распределить такую нагрузку по всему организму.

Майкл заранее всё предусмотрел, а потому купленный в магазине артефактов специализированных на ментальной магии договор был невидим для остальных, точнее, его содержание, для составления которого использовалось особое магическое перо (ещё один артефакт, в структуре которого Вальтер пока что не разобрался).

Собственно, ему ещё многое предстояло постичь. ИИ чип имел огромные возможности, но за две с лишним недели Майкл просто физически не мог ознакомиться со всей доступной информацией.

Он уже попробовал колдовать и без волшебной палочки. Ему удалось при помощи Скай разработать примерную схему действия заклинаний первой категории сложности.

Более того, он даже смог рассчитать, как много крэйлинтов тратится на невербальное беспалочковое при использовании заклинания «инсендио».

Почему он выбрал именно это заклинание? Хотел проверить свою совместимость со стихией огня. Результат приятно поразил — стихийная предрасположенность значительно снижала расход частиц, однако половина «резерва» у Вальтера мгновенно «сгорела».

Учитывая медленную скорость восстановления крэйлинтов и их общее количество, колдовать без палочки более двух раз в день не представлялось возможным. Положительный результат обрабатывался Скай на предмет выявления различия в трате частиц с остальными заклинаниями и последующее сравнение их эффективности.

Ну, а пока его резерв восстанавливался, он занимался зельеварением.

Сейчас он даже и не пытался проводить с отварами какие-либо эксперименты. Существовала определённая таблица ингредиентов, описывающая свойство каждого по отдельности, и именно благодаря ей можно было выявить чёткую закономерность даже в этом магическом направлении. Часть ингредиентов естественно не взаимодействовали между собой, а другая часть и вовсе добавлялись исключительно как «дестабилизаторы».

— Поздравляю вас, вы своего добились. — Хмыкнул мужчина, убирая палочку. — Не знаю, зачем вы решили использовать магический контракт, но запомните — это не игрушки. Вы ведь понимаете, что в случае его несоблюдения просто лишитесь крэйлинтов?

— Не беспокойтесь. — Равнодушно произнесла Бэйтман, моментально теряя интерес к происходящему. — Лично я все уже давно поняла. Приятного дня.

— Советую тебе быть с ней поосторожней, Майкл. — Заявил Адам, стоило девочке громко хлопнуть дверью снаружи. — Не нравится она мне, без обид.

«Да какие обиды…» — Мысленно усмехнулся Вальтер. — «Твоё мнение, мужик, схоже с моим собственным…»

Не сказать, чтобы его прям уж так сильно бесила Андреа, просто он не совсем её понимал. Ну вот к чему были те же убийства детей? Он понял бы, если бы речь шла, скажем, о спасении собственной жизни, но…

По мировоззрению Майкл всегда придерживался нейтралитета (адекватности, как он сам считал). Да, однажды он был вором и даже мелким дилером, но многим в его случае удалось бы сохранить свою человечность?

Они договорились подождать пару дней перед общими тренировками, поскольку Андреа хотела сперва узнать местный расклад более детально. Пока что он решил вернуться вновь к собственным исследованиям.

Нет, он не считал это исследованиями как таковыми. На самом деле, выяснить ему удалось не так уж и много, ведь в прочитанных учебниках содержалась лишь поверхностная информация.

Однако сегодня он наконец-то собирался проверить одну гипотезу, предполагая использовать полный резерв частиц для проведения одного занимательного опыта.

Раньше он хотел сливать частицы магии «впустую». Сейчас же понимал, насколько это глупое и не оправдывающее себя занятие, ведь куда проще при помощи Скай перенаправить излишки магии на изучение заклинаний первой категории.

Но что произойдёт, если направить не всю, а ЧАСТЬ магии при помощи крэйлинтов в органы? Не конечности, а именно органы?

Например — глаза. Что-то подсказывало ему, что опыт выйдет весьма занимательным.

Вальтер не боялся за свой организм, ведь процесс будет целиком и полностью под его контролем (Скай). А значит — риск минимален.

Осталось только воплотить это на практике…

========== Глава 7. Покупка волшебной палочки. ==========

Как в море льются быстро воды, так в вечность льются дни и годы.

Гаврила Р. Державин

28.08.1990 год. Лондон. Косой переулок. Магазин магических ингредиентов «Чёрный эдельвейс». 20:31

«Скай, начинаем».

Выполняю…

Майкл сидел в позе «лотоса» в лаборатории на полу, полностью сосредоточившись на проведении эксперимента. Он решил аккуратно провести часть излишков магической энергии лишь в один глаз, просто ради перестраховки.

Ожидаемый эффект — неизвестен. Но, исходя из логики, должно было получиться «магическое зрение». О нем Вальтер вычитал в книге о способностях некоторых магических рас. Существовали также специальные артефакты-очки и линзы, дающие возможность видеть потоки магии.

Что давала эта возможность? Прежде всего она была необходима артефакторам или разрушителям проклятий. Каждый атрибут имел собственный цвет в магическом зрении, тем самым различаясь от остальных подвидов магии.

Ну, а плетения, направленные в свою очередь на уничтожение того или иного проклятия — иногда срабатывали лишь при соответствующей стихии. Проще говоря: очищающее от энергии некрона заклинание вполне естественно сработает только при взаимодействии с этим самым некроном.

3…

2…

1…

Направление…

Майкл почувствовал резкую боль в районе левого глаза, а затем появилось весьма странное ощущение, будто он умыл его в горячей воде.

Ещё одна короткая вспышка боли — и Вальтер, закрыв ладонью правое око, мог наблюдать при помощи левого уникальную картину: переливавшуюся синим цветом мантию, которую он заранее положил перед собой специально для подтверждения гипотезы.

Она была зачарована на водоотталкивание, соответственно синее сияние магического потока обозначало отношение к стихии воды.

Майкл удивился подобному факту, ведь более логичным бы было наличие огненного атрибута. Хотя при более детальном рассмотрении он также был обнаружен, но в гораздо меньшем объёме.

В магическом зрении все остальные вещи, что не содержали в себе магической энергии теряли свои краски, становясь более блёклыми и неказистыми.

«Отмена». — Мысленно отдал приказ Вальтер.

Выполняю…

Он решил задействовать функции протоколов, назначая временами командны на те или иные действия.

Команда «Отмена» соответствовала названию — при её активации ИИ чип моментально отменял все свои предыдущие действия, что было довольно удобно в случае необходимости быстрого реагирования.

Вальтер планировал вместо заклинаний на латыни использовать цифры, ведь так гораздо удобнее, разумеется, на первых порах. Да и все необходимые связки заклинаний можно будет произносить как набор чисел — это не только будет быстрее и эффективнее, так ещё и введёт противника в заблуждение. Как только он разберётся в принципах воспроизведения и активации заклятья, то сможет менять «код» к результату по собственному желанию.

Хотя он не думал, что это ему удастся, но в любом случае попробовать стоило. Но для получения большей информации необходимо было посетить или узкоспециализированный магазин, или же попасть сперва в тот же Хогвартс.

Майкл решил пока что оставить попытки разобраться в принципах работы «слова-активатора», тем более он порой напоминал самому себе, что это магия, а потому не все в ней можно просчитать наверняка.

А ещё его немного напрягали живые Поттеры. Ну вот как они отреагируют на его появление в школе в следующем году? Он понятия не имел, но лучше бы они просто оставили его в покое. Каких-либо чувств кроме презрения Вальтер к ним не испытывал, всё-таки не конкретно он сам страдал десять лет в детдоме.

***

Время шло, а Майкл все больше и больше погружался в книги, буквально как губка впитывая любую информацию о магии.

Естественно, он думал и об отдыхе, уделяя часок другой времени на ежедневные прогулки по косому. Да и наращивать мускулатуру путем физических нагрузок и режимом здорового питания он не забывал, в следствие чего его тело становилось привлекательнее с каждым днём.

Конечно, ещё было рано говорить такими громкими словами о его внешности, но факт оставался фактом: он больше не напоминал собой натуральный скелет, обтянутый кожей.

Тренировки с Бэйтман проходили регулярно, каждый день. Девчонка окончательно переселилась в «Дырявый котёл» лишь спустя неделю после заключения договора. Касательно материалов — они всё-таки решили подождать какое-то время, ведь им было всего десять лет, а операция предстояла довольно рискованная.

Занимались они в основном теорией и ментальной магией, для практики же были необходимы волшебные палочки. Пусть он и может обойтись без неё посредством выведения излишков, Бэйтман об этом было знать не обязательно.

Майкл несмотря на это тщательно фиксировал её результаты в освоении магии (те редкие минуты, когда они переходили к практике), и при помощи Скай смог рассчитать примерное количество крэйлинтов, что содержались в крови оной.

Выходило не менее десятка тысяч, что немного удручало мальчика. Вальтер не являлся андроидом, а потому вполне закономерно испытывал зависть.

Правда она была «приглушена» здравым смыслом, ведь он не был ребёнком в чисто духовном плане, и прекрасно понимал, что подобные эмоции погоды не сделают. Ему необходимо было усиление в плане повышения количества частиц, вот только как это провернуть на практике?

Он ещё не знал ни одного заклинания из разряда тёмной магии, что уж тут говорить о каких-то невероятно мощных ритуалах?

Ещё через два месяца наконец-то настал тот самый знаменательный момент, а именно — покупка волшебной палочки. Та должна была здорово снизить затраты частиц на одну активацию.

Гаррик Олливандер по каким-то причинам уезжал заграницу, а потому на протяжении месяца был, естественно, недоступен. Можно было бы пойти и к другому мастеру, но вот только свою первую зарплату Майкл получил ещё в первую же неделю, приобретя на неё повседневную одежду и остальные необходимые для комфортного проживания вещи, а потому был вынужден ждать окончания второго месяца, ведь аптекарь наотрез отказался давать деньги на палочку предварительно.

Андреа также не купила катализатор по причине нехватки средств. Вальтер понятия не имел где она работает и работает ли вообще, но судя по тому, что девчонка была готова к практике в любой момент…

Где Бэйтман брала деньги его также не интересовало. Средства есть — и отлично, хотя он в любом бы случае не стал ей помогать в этом вопросе.

— Ты хорошо поработал, и помимо основной зарплаты заслужил премию. — Заявил ему Адам спустя месяц пребывания в аптеке.

Подойдя к стойке, Майкл с нескрываемой радостью взял мешочек с галеонами.

— Спасибо, сэр.

— Я могу пойти с тобой к Олливандеру, ты же хочешь купить палочку, не так ли?

— Благодарю, но не стоит. Знаете, я хочу сделать это самостоятельно, всё-таки такой знаменательный момент… А вы уверены, что он мне её продаст?

Бэйкер кивнул:

— Уверен. Просто передай ему это. — Аптекарь протянул ребёнку запечатанный конверт с письмом. — Мы с Гарриком хорошие знакомые. Простому десятилетнему маглорождённому он бы наверняка отказал, ссылаясь на законодательство. Однако ни для кого не секрет, что он продаёт палочки большинству аристократов и в гораздо более раннем возрасте.

— Связи решают все, верно? — Улыбнулся Вальтер.

Мужчина поднял указательный палец.

— Именно! Даже благородные гриффиндорцы с возрастом это осознают, хотя… факультеты, Майкл, такая фиговая штука, скажу я тебе… слизеринцев не любят из-за их предрасположенности к темной магии, но почему-то все забывают, что и из гриффиндора частенько выходили тёмные лорды.

Вальтер хмыкнул. Да уж, если в каноне нелюбовь к слизеринцам объяснялась банальными предрассудками, то здесь все было куда прозрачнее.

Мировоззрение — штука хрупкая. Оно может меняться подобно водному течению, однако предрасположенность к тёмной магии все равно не возникала на пустом месте, довольно часто передаваясь по наследству вместе с генами (в его случае скорее всего аура подверглась изменениям в ходе «переселения душ»).

Редко когда добрый и благородный ребёнок являлся владельцем усиленного надриором некрона. Разумеется, бывали и исключения из правил, тот же Альбус Дамблдор скорее всего имеет предрасположенность как к тьме, так и к свету.

Быть может, дело было именно что в ауре мага. Наличие в ней тьмы влияло на сознание неокрепшего разума, наделяя «фундамент личности» отрицательными чертами характера с точки зрения здешней морали.

В результате из Слизерина выходили хоть и не совсем конченые мрази-манипуляторы, но довольно хитрые и циничные дети, которые в случае необходимости были готовы идти, что называется, по головам. Не все, но многие, ведь и атмосфера там была соответствующая.

Да и воспитывали их как правило весьма оригинальным образом, если конечно учитывать наличие статуса аристократа, то бишь наследника рода.

Хотя и с остальных факультетов выпускались отнюдь не «няшки». Гриффиндор например так вообще считался рассадником будущих авроров, а те априори не могут быть добрыми дяденьками, ибо должность обязывает порой убивать преступников, всякое случается.

Такое понятие, как «Родовая магия» — здесь в принципе отсутствовало, что не могло не радовать Вальтера, ведь он не собирался идти на поклон к Поттерам.

И это даже несмотря на то, что его извращённый разум не видел ничего плохого в унижении как таковом. В случае необходимости Майкл был готов валяться в ногах у своего противника и молить того о пощаде, или же спокойно переносить оскорбления и насмешки, если это хоть как-то приблизит его к осуществлению своей цели.

Репутация? Она имела для него значение лишь в долгосрочной перспективе, да и смотря среди кого. Разумеется, Вальтер понимал, что её наличие в «положительном» плане действительно необходимо чисто для достижения успеха, однако чувство гордости по его мнению больше вредило делу, нежели помогало.

— Я вернусь вечером, сэр. Раз уж у меня появилась действительно… кхм… внушительная сумма, то лучше потратить её на все необходимые артефакты.

— Ладно, желаю удачи. Кстати, не советую соваться в Лютный, ты там и пяти минут не протянешь, — наставительно сказал Адам, несомненно испытывая удовольствие от поучения личинки темного мага.

— Неужели все настолько плохо? — Поинтересовался мальчик, уже заранее зная ответ.

Настолько.

— Для кого как. Быть может, через два-три года при должном развитии и наличии защитных артефактов… Но я всё-таки советую тебе найти взрослого, который согласится тебя туда сопроводить. — Ответил Бэйкер, немного поморщившись.

Правильно истолковав намёк, Майкл ещё раз поблагодарил Адама, после чего в радостном предвкушении покинул аптеку.

02.11.1990 год. Лондон. Косой переулок. 9:02

На главной магической улице Британии как всегда было не протолкнуться.

Особенно много людей здесь было как правило в летний период, но даже так — выражение «негде яблоку упасть» казалось обретало фигуральный смысл.

Маневрируя в толпе, Вальтер направлялся в сторону уже работающего магазина волшебных палочек.

Он прекрасно знал дорогу, поскольку запомнил расположение практически всех лавок на улице, всё-таки и от простых прогулок была своя польза.

А в Лютный он действительно решил пойти, но следуя совету мастера зельеварения через пару лет. Времени у него достаточно, всё-таки в нём он не ограничен, а вот идти на такой явный риск в его планы не входило.

«Семейство Олливандер — производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры» — Прочитал на обшарпанной вывеске точно такого же обшарпанного магазинчика Вальтер. — «Странный способ привлечь клиентов…»

Открыв дверь, Майкл зашёл в пыльный с виду зал, в левом краю которого перед витриной находились два деревянных стула.

Возле довольно-таки обычного прилавка, чуть поодаль от которого находились стеллажи с маленькими плоскими коробочками стоял мастер волшебных палочек, внимательно читая «Ежедневный пророк». Волосы у старика как и в каноне были седыми, а вот глаза…

Без зрачков, молочного оттенка, они вероятно могли испугать детей маленького возраста, но не Вальтера, которому было в общем-то плевать на его внешность.

— Добрый день, сэр. — Вежливо поздоровался ребёнок, прикрывая за собой дверь. — Я хочу купить у вас волшебную палочку, вот… — Суетливо достав из кармана конверт, он протянул его в руки Олливандеру.

— Хмм… Интересно, мистер Вальтер. — Распечатав письмо и быстро осмотрев его содержимое, старик задумчиво посмотрел на мальчика. — Хотите палочку, значит? Что ж, Адам Бэйкер является моим хорошим знакомым, ему можно доверять. М-да… прошу. — Гаррик сделал приглашающий жест в сторону стоящих недалеко стульев, доставая из кармана линейку. — Какой рукой вы держите палочку, юноша?

— Правой.

Процедура замера длилась примерно десять минут. Не упустив шанс, Майкл задал парочку вопросов, найти ответы которых в книгах было довольно-таки затруднительно.

— Скажите, а… что требуется магу для того, чтобы производить волшебные палочки?

— Особый ритуал, мистер Вальтер. Не буду вдаваться в подробности, но выдержать его дано немногим… — Туманно пояснил старик.

«Значит, он связан с надриором, хотя и не факт. Несомненно, имеет отношение к темной магии, но что, если даёт при этом какой-то аналог магического зрения? Я о таких не знаю». — Рассеянно отметил про себя Майкл. — Скажите, я читал, что внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, что делает её уникальной в своём роде, но возможно ли поместить туда сразу несколько отдельно взятых фрагментов от разных?

Гаррик пожал плечами.

— Подобные эксперименты, насколько я знаю, проводились, однако все они заканчивались плачевным образом: субстанции дестабилизировали друг друга, в результате чего волшебная палочка становилась крайне опасна для своего хозяина. На магловский манер можно сравнить нечто подобное с хождением по минному полю, ведь неизвестно, после какой активации заклинания инструмент взорвётся. А взрыв, скажу я вам, немаленький…

Закончив с измерением, старик ушёл вглубь магазина, чтобы буквально через минуту вернутся с чёрным футляром, где лежала волшебная палочка.

— Попробуйте эту, мистер Вальтер. Дуб и сердце дракона, десять дюймов. Довольно удобная палочка. Возьмите ее в руки и взмахните.

Взяв деревяшку, Майкл отдал заранее поставленную команду Скай:

«Проверка на совместимость».

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 34,589%

— Нет, нет, это не то, что нужно. — Заявил Олливандер, стоило Майклу с индифферентным лицом помахать палочкой перед своим носом. — Положите её сюда и попробуйте эту. Шерсть единорога и клён, одиннадцать дюймов. Очень гибкая.

— Сэр, я конечно извиняюсь, но… может, вам нужно знать мою предрасположенность? — Поинтересовался мальчик, прекрасно помня, сколько по времени длилась подборка волшебной палочки в каноне. — Так же проще, нет?

— Увы, предрасположенность к подвидам магии не играет здесь никакой роли. — Просветил его старикан. — Если вам так интересно, по какому принципу работают палочки и чем они различаются, советую прикупить соответствующую литературу. Ну, а теперь возьмите эту…

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 14,761%

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 58,999%

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 6,070%

Спустя полтора часа даже вечно спокойный Майкл был готов продемонстрировать своё знание нелитературных слов, постепенно «закипая» внутри, хотя внешне несмотря на это сохраняя относительное хладнокровие.

Наконец, когда его уровень раздражения уже практически достиг своего апогея, очередная волшебная палочка показала вполне приемлемые показатели:

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 97,802%

Вальтер задумчиво повертел в руках подходящий ему кусок дерева.

Десять дюймов. Ива. Клык Василиска.

— Она потрясающе подойдёт для использования темной магии. — Заявил довольный владелец магазина, убирая остальные деревяшки обратно на стеллажи. — Полагаю, с ней вы будете весьма и весьма сильны.

«Говоришь, предрасположенность не играет никакой роли? Долбоёб!» — Подумал ребёнок, и устало вздохнув, стал доставать деньги.

— Сколько с меня, сэр?

— Пятнадцать галеонов. — Ответил Олливандер. — Знаете, не все страны запрещают тёмные искусства. Недавно я бывал в Нидерландах, так вот тамошний министр магии…

— Вы сказали мне, что я стану хорошим тёмным магом, но я не услышал при этом в вашем голосе ни капельки осуждения или даже малейшего отвращения. — Мягко перебил дедка Майкл, невольно удивляясь подобному отношению к потенциальному убийце. — Значит ли это, что вы не против тьмы как таковой?

— Я же говорю — не во всех странах она запрещена как нечто ужасное. Важно понимать, что это такой же подвид магии, как и остальные.

— Но ваша позиция? Ведь то, что тёмные маги аморальны, по большему счету, общеизвестный факт.

— Вы удивитесь, когда узнаете, как много «светлых» порой слишком часто убивают ни в чем невинных людей. Да, для возможности использовать магию порядка нужно сохранять «чистоту» ауры и не использовать некрон, но ведь… Как вы думаете, существуют способы убийства человека без использования темной магии? Даже не будем упоминать стихийную, простое заклинание освещения способно выжечь глаза при максимально-сильной мощности оного.

— Эмм… Это вы имеете в виду «Люмос максима»?

— Совершенно верно. Лично я знаю лишь одного человека, который соответствует аналогичному титулу, но и он не безгрешен. — Ответил ему Олливандер. — А ещё я знаком с одним магом, которого многие величают тёмным лордом. Поверьте, мудрее и справедливее человека не встретишь… Кто знает, быть может, и вы однажды получите статус тёмного лорда, но вопреки этому не превратитесь в животное, извините за столь прямые слова. Мир не делится на чёрное и белое, мистер Поттер, равно как и магия, запомните это. — Тонко улыбнулся Гаррик Олливандер, глядя в расширившиеся от удивления глаза ребёнка. — И лишь глупцы считают иначе. Не дайте им себя обмануть…

Италия. Неизвестное место.

Замок Тэктон находился на подножье высокой горы, окружённой со всех сторон густым лесом.

Его местонахождение и окружающий прилегающую территорию комплекс всевозможных защитных чар делали весьма затруднительным обнаружение замка не только маглами, но и магами, если не сказать и вовсе невозможным.

Сам Тэктон представлял из себя воистину грандиозное каменное сооружение с дополнительными пристройками подле себя. Замок имел три высоких башни, увидеть которые можно было бы издалека на расстоянии в несколько километров, если бы не соответствующие чары сокрытия.

В восточной башне находилась комната прямой хозяйки владений — десятилетней девочки, которая в настоящий момент с искренней радостью листала учебник истории школы чародейства и волшебства Хогвартс, сидя на роскошной двуспальной кровати с балдахином.

Внешне она представляла из себя копию своей матери: высокий для своего возраста рост, пепельные волосы, утончённые черты лица и глаза цвета сирени, в которых в последнее время отсутствовала такая привычная ей общая грусть и усталость. Слегка бледноватая кожа также свидетельствовала о затворническом образе жизни.

И это действительно было так. Девочка с пяти лет занималась исключительно изучением этикета, традиций, истории мира и собственного рода в частности, ну и разумеется самой теорией магии. Конечно же, её заставляли заниматься подобными дисциплинами постоянные наставники, за что та раньше тихонько их ненавидела, поскольку была осведомлена из тех же книжек как живут остальные дети. Однако потом смирилась, ведь через шесть лет она наконец-то сможет вступить в право наследования ордена…

Именно к этому девочку и готовили все находящиеся в замке оборотни.

«Серебряная звезда» — именно так назывался созданный её отцом орден оборотней, члены которого после смерти родителей девочки взяли ту под свою опеку.

Она не имела прав на детство, так было указано в завещании. Подготовка к суровой жизни и бремени распоряжаться чужими жизнями, как тому подобает — вот что заменило ей привычную всем ребятам игру в квиддич и прочие развлечения.

А через несколько месяцев… та должна будет впервые покинуть замок, дабы попасть прямиком в другой, но уже полный точно таких же детей, которые жаждут общения в компании своих сверстников и познания прекрасного мира магии!

Вновь подумав об этом, она мечтательно прикрыла глаза. Рэн, её опекун, а по совместительству — временный глава «Серебряной звезды» прямо сказал, что репутация их рода оставляет желать лучшего.

Хотя чего уж там, — ужасна. И потому высший ликан прояснил девочке тот факт, что у той вряд-ли будет много друзей в Хогвартсе, зато ненавистников — хватать с избытком.

Но ей было в каком-то смысле плевать на данное предупреждение. Раз уж отец завещал обучение на исторической родине, — та постарается втереться в тамошний коллектив, даже несмотря на полное отсутствие опыта в общении со сверстниками. Да и учёба в по-настоящему древнем сооружении (не то что её обитель), полном тайн и загадок, а также нахождение неподалёку магического леса, где обитали всевозможные существа — чем не повод для радости? Больших просторов для исследований магии и придумать нельзя, а именно за этим она туда и едет.

Такое абстрактное желание подкреплялось ещё и мыслью о том, что впереди её ждёт целый неизведанный красочный мир, ведь всю свою короткую жизнь она провела в четырёх стенах.

От размышлений о грядущем её отвлёк стук в дверь.

— Открыто! — Крикнула девочка, не вставая с кровати.

В комнату зашёл на первый взгляд довольно пожилой мужчина с каштановой бородой, однако взгляд и движения тела в целом выдали в нём опасного даже для мастеров-боевиков противника, которого ни в коем случае не следовало игнорировать.

— Я дал тебе время на отдых только по причине твоего дня рождения. — С ходу заявил оборотень, недобро сверкнув янтарными глазами. — Но это совсем не означает, что ты должна целый день проваляться в постели. Ежедневный комплекс физических и духовных упражнений обязателен.

— Да, конечно, Рэн. — Вздохнула беловласка, откладывая в сторону учебник. — Сейчас спущусь, дай только приготовиться. Надеюсь, что в школе мне удастся почерпнуть достаточно знаний, которых нет в нашей библиотеке. Недаром же Хогвартс считают одной из древнейших магических школ мира, верно? Высшие проклятия, химерология, некротранспланторика… вот бы получить доступ к книгам основателей… — мечтательно протянула та, вставая с кровати.

— Учитывая твой возраст, подобное произойдёт нескоро. И вот как раз подобные увлечения в Британии и не приветствуются, разве что только среди аристократов. На твоём месте я бы был поосторожней, не следует забывать, чьей дочерью ты являешься.

— Ну-ну. — Пробормотала девочка, направляясь к двери. — Как будто мне есть до них хоть какое-то дело. Пусть сначала на себя посмотрят, если то, что ты мне сказал неделю назад — правда, то деградация моей родины налицо.

— Род Кроули всегда преследовали проблемы в виде недоброжелателей и завистников, Эстер… — Тихо произнёс оборотень, стоило наследнице ордена выйти из комнаты. — И именно подобного развития событий я и опасаюсь больше всего.

========== Глава 8. Интерлюдия № 1. ==========

12.07.1991 год. Окрестности Албании. 10:08

Потроша очередного магла, Том с грустью думал, как докатился до такой жизни.

А ведь он вполне мог бы воплотить в реальность большинство своих замыслов, если бы не… младенец. Годовалый младенец, которого Реддл не смог одолеть вопреки здравому смыслу третьим непростительным.

Предательству со стороны пожирателей он ни капли не удивился. В отличие от большинства тёмных лордов-фанатиков — его идеи они не жаловали по причине отсутствия этих самых идей.

Он не стремился сделать этот мир лучше или хоть как-то оправдать свои действия. Грин-де-Вальд, например, собирался объединить магловский и магический мир, а он просто хотел стать сильнее и захватить власть путем террора, никак не прикрываясь великими целями. Это и стало его ошибкой, поскольку сторонники попались соответствующие, проще говоря — воры и убийцы, пользующиеся своими аристократическими титулами и в соответствии с этим —

безнаказанностью.

Историческое окно должно было весьма поспособствовать его восхождению, ведь после битвы с «кукловодом Гитлера» в Европе осталось не так уж и много магов уровня Дамблдора.

Ну, а сам Альбус… как всегда ратует за добро и справедливость, вот уж кто действительно не меняется со временем.

Реддл стоял в каком-то заброшенном магловском доме с бетонным полом, поверх которого были начерчены пентаграммы призыва высшего дьявола S класса.

Демонология — та же ритуалистика, разве что только относится исключительно к магии хаоса. Запрещена абсолютно везде, ведь в отличие от того же некрона данный подвид считался не просто аморальным, а крайне отвратительным, в каком-то смысле и надругательством над самой магией.

Призываемые благодаря жертвоприношению демоны имели разные возможности, и потому как правило распределялись по специальной классификации, знали которую отнюдь не все тёмные маги. Мало кто связывался с демонами, как правило чисто из-за отсутствия данных. Большая часть книг по демонологии была утрачена ещё в эпоху Ренессанса, и в последствии пробел в отношении данного подвида магии никак не восполнился.

Способы призыва естественно разнились, в данном случае необходимо было принести в жертву двенадцать маглов, ну, а если точнее — души.

Но перед этим следовало облегчить их изъятие путём непосредственного воздействия на сознание владельцев — проще говоря «психическая ломка», после которой маглы в прямом смысле сойдут с ума от боли, отчаяния и прочего.

Поэтому-то Реддл сперва весьма основательно прошёлся по их сознанию легиллеменцией, а сейчас просто изымал у ещё живых «овощей» необходимые для создания химер органы.

Несмотря на это даже у него имелись принципы, что бы там не говорил о нем на сей счёт Альбус. Детей например и молодых женщин он не трогал (по крайней мере лично, для этого существовали маньяки, испытывающие от пыток натуральный оргазм. Таких Реддл презирал, однако не мог не признать, что организации те приносили существенную пользу одним лишь своим присутствием), не считая разумеется Гарри, мать его, Поттера…

Пророчество. Вещь, которую ни за что нельзя было игнорировать. Ещё в юности он убедился, какое колоссальное влияние оказывают на мага предсказания, а уж те, что занесены в Отдел тайн…

Но все пошло не по плану. Едва он вошёл в детскую, как на него сразу же с пронзительным визгом кинулась мать семейства, кидая в темного лорда проклятия уровня седьмого курса Хогвартса. Её он сразу же оглушил простым беспалочковым.

Конченая дура даже не догадалась сформировать вокруг себя стандартную защиту, хотя ей это бы все равно не помогло. Том планировал захватить Эванс с собой, дабы отдать ту Северусу Снейпу в награду за верную службу. Джеймса Поттера тогда не было дома, а жаль. Этот аврор его порядком достал ещё на собраниях ордена своим изрядным скудоумием и ограниченностью мышления.

Да там в общем-то абсолютно все представляли из себя жалкое зрелище. Тёмная магия чистейшее зло? Серьёзно? Детский сад, а наличие довольно старого архимага-предводителя, что по-настоящему ИСКРЕННЕ разделял взгляды своих последователей — лишь добавляло картине происходящего излишнюю иррациональность.

И вот, подойдя к двум младенцам, он приготовился впервые в своей жизни убить ребёнка. Чувствовал он себя тогда откровенно говоря хреново, и нисколько не стыдился этого. Подобное решение далось ему с трудом, ведь он поначалу думал просто воспитать мальчика самостоятельно, но потом решил, что так будет надёжнее. Да, жестоко, но что поделаешь? Учитывая количество погибших в ходе рейда пожирателей детей, он давно уже переступил ту самую черту, за которую однажды поклялся сам себе не переступать.

Наличие близнецов на некоторое время ввело его в ступор, но к счастью один из них на проверку оказался сквибом. Убивать его не имело никакого смысла, поэтому Реддл спокойно направил на его брата палочку и колданул аваду.

А дальше… темнота. Лишь потом Том понял, что в ночь Самайна убивать существо с чистейшей светлой аурой, являясь при этом человеком на одну шестую — не самая лучшая идея.

По-видимому, наступил тот самый предел, о котором он читал в записях Салазара. Максимальное число крестражей доподлинно неизвестно, но вероятно тёмный лорд теперь знает точную цифру.

Том Реддл собирался в дальнейшем соединить часть осколков души воедино, дабы снова обрести собственное тело, иначе «огрызок» просто не сможет закрепиться естественным путем, а постоянное вселение ему не подходило.

Естественно, для подобного необходим гомункул, причём практически идеальный, без всяких примесей в виде одного из тринадцати неснимаемых проклятий надриора, то бишь «проклятия крови единорога». Именно поэтому тёмный министр собирался призвать демона, ведь только он мог помочь ему с ингредиентом, что заменит на время данную целебную кровь.

Отложив в сторону окровавленный нож, Том приготовился зачитывать манускрипт призыва, предварительно отойдя в сторону от пентаграммы.

После прочтения «ключа» в пентаграмме с громким хлопком в красной дымке появился лощёный шатен в деловом костюме малинового оттенка. Дьявол с улыбкой осмотрел окружение и повернулся к призывателю:

— Опять этот план! Это для тебя старался Макнейр, полагаю? Решил лично вызвать меня, лорд Волан-де-морт? С чего бы?

Вместо ответа Том просто подошёл поближе к демону, давая тому себя рассмотреть повнимательнее. Отродье хаоса в облике человека смешным жестом протёрло глаза, в неверии уставившись на ауру Тома.

— Без комментариев. — Тварь с некоторой жалостью посмотрела на оболочку бывшего некогда живым Квирелла. — Что ж ты сотворил со своей душой, смертный? Ты же теперь фактически помесь призрака и высшего духа.

— Обойдусь без твоих нравоучений, Астарот. — Прохрипел Реддл. — Мне нужно закрепиться в этом теле, а использовать кровь единорога я не собираюсь. Остаётся лишь один вариант…

— Подпитка чистейшим хаосом. — Понимающе кивнул высший демон. — Ясненько. Но что ты планируешь делать со своим огрызком? Если твои сосуды уничтожены, я могу предложить тебе трансформацию остатка души в…

— В нижний план мне пока неохота, благодарствую. — Нашёл в себе силы на усмешку тёмный лорд. — Крестражи в целости и сохранности, надо лишь добраться до них, а в моем положении провернуть подобное равносильно самоубийству.

— Ну что ж, дело твоё. Чем будешь расплачиваться, недочеловек? — Спросил демон, трансфигурируя себе из воздуха кресло. — Твой слуга, помнится, имел при себе яд Василиска, но для такой процедуры этого маловато.

Демоны по своей сути являлись торгашами, как бы это смешно не звучало. Весь спектр их услуг заключался прежде всего с возможностью манипулировать магией хаоса по своему желанию.

Нужно напитать хаосом какое-нибудь плетение в артефакте? А может, усилить предрасположенность к магии хаоса посредством облучения соответствующим элементом? Именно за подобными услугами и обращались демонологи к торговцам из нижних планов.

Души — всего лишь способ создать «двухсторонний коридор» между планами бытия, а вот сделка с демоном проходит на других условиях. Товаром выступают различные артефакты, заряженные как правило «светлыми» атрибутами, редкие ингредиенты, те же души, причем необязательно человеческие. Продажа собственной — глупый миф, ведь после этого «продавцу» уже ничего не надо будет в принципе.

— Есть у меня один занимательный артефакт, в основе которого лежит магия порядка. Кроме того, мне также необходима информация относительно другого, находящегося на данном плане бытия. — Ответил Реддл, скрывая волнение.

Дьявол в недоумении поднял брови.

— Ну и что ты хочешь знать? Имей в виду, ритуалы поиска нашей расы по большей части нацелены на обнаружение «порядковых артефактов».

— Именно поэтому я и обращаюсь к вам с данной просьбой. — Сказал Реддл, в очередной раз скривившись от приступа боли. — Я хочу знать абсолютно всё о философском камне.

========== Глава 9. Продуктивные месяцы перед школой. ==========

Время — это простор для развития способностей…

Карл Маркс

24.07.1991 год. Лондон. Косой переулок. Магазин магических ингредиентов «Чёрный эдельвейс». 12:04

— «АС — 6»

19-53-71-22-10: связка заклинаний активирована.

В стоящую перед Вальтером Бэйтман полетел ослепительный синий луч, следом за которым не замедлили появиться и остальные атакующие заклинания.

От первого луча — безвредного, в общем-то, проклятия «ватных ног» Андреа успешно уклонилась, равно как и от двух других.

— Ступефай! — В ответ крикнула та, направив палочку на своего противника.

Майкл однако даже не сдвинулся с места, хотя и мог бы уклониться без применения магической защиты. Однако именно сейчас он знал, что девчонка выдохнется гораздо раньше него, и отнюдь не в магическом плане.

Основной недостаток Бэйтман в сражениях — слишком частая экономия крэйлинтов. И это при том, что «магическая выносливость» позволяла ей драться с противниками, что называется, «на своих условиях».

Она довольно часто пыталась показать какие-то «чудеса акробатики», постоянно уклоняясь от лучей, а потому не особо изучала защитные заклинания, так как не видела в них первостепенной необходимости.

Вот только Андреа не учитывала, что не у всех проклятий настолько медленная скорость полёта, да и подловить её на этом деле оказалось легко: всего-то и нужно было колдануть в предполагаемое место уклонения, после чего с удовлетворением наблюдать, как девочка сама напорется на луч заклятия. Что он в общем-то и проделывал довольно часто, однако та упорно не признавала свою ошибку, ссылаясь на различие в скорости активации.

— 4. — Шёпотом произнёс Майкл, сделав соответствующий жест палочкой.

Оглушающее отскочило от прозрачно-белого щита, а тот всего на секунду покрылся рябью.

Увернувшись от трёх проклятий, Бэйтман тем не менее слишком поздно среагировала на остальные, в результате чего её палочка перелетела по воздуху прямо в руки к Вальтеру, а сама дочь темного лорда оказалась туго связана верёвками.

«Всё-таки мелочь — экспеллиармус — инкарцеро по-прежнему наилучшая тактика в моем арсенале». — Подумал Майкл, подходя к поверженной противнице. — Фините. Зачем ты орёшь? От громкости произношения сила заклинаний не зависит. Не проще ли говорить шёпотом, как я, ведь это лишь добавит неожиданности к атаке? — Поинтересовался Вальтер, протягивая девочке руку.

Именно так он и скрывал, что говорит на самом деле. Бэйтман не умела читать по губам (к счастью), а потому не могла обнаружить, как вместо стандартного «кода» он просто говорил соответствующую команду, что включала в себя сразу несколько заклинаний, образуемых в единую «связку».

АС (№) — атакующая связка с соответствующим выбранным номером. ЗС — Защитная связка, однако таких пока что было совсем немного.

Разнообразием «щитов» заклинания первой категории сложности не баловали, а именно на ней он и застопорился по причине нехватки времени и средств.

Да на одну только разработку «изменённых кодов-активаторов» он потратил четыре месяца своего времени! Расчёты, расчёты, расчёты… Именно этим он и занимался круглые сутки на протяжении зимы и частично весны. Казалось бы, чего тут сложного? Раз Скай контролирует процесс, значит, вполне закономерно можно было просто напросто обозначить активацию того или иного заклинания как соответствующую ему в списке архива цифру.

Вот только в таком случае получалось бы невербальное, а коэффициент затраты крэйлинтов составлял бы x2.0. Дело тут было с самой структуре заклинания, ведь слово, как оказалось, представляло из себя эдакий «код программирования», было очень похоже.

Латынь, старославянский, греческий, древнекельтский — соответственно аналоги языков программирования. Если предположить тот факт, что условный маг хочет активировать заклинание щита 1-3 категории сложности на латинском языке — в помощь ему идёт команда/приставка «протего», которая не только являлась отдельным заклинанием, но ещё и задавала чёткое направление крэйлинтам.

Естественно, чтобы поменять сами «команды» активации, необходимо было создать СВОЙ, мать его, «язык магии», а данная процедура отнюдь не пятиминутное занятие.

Требовалось учитывать абсолютно всё, вплоть до скорости поступления частиц в катализатор. Всё-таки они передвигались по кровеносным сосудам, а поскольку на активацию того или иного заклятья требовалось разное количество крэйлинтов, следовало ещё и озаботиться их отделением друг друга посредством временного перекрытия путей доступа до катализатора.

Проще говоря — для активации заклинания «Протего дуо» необходимо было потратить приблизительно 463 крэйлинта, если судить по расчётам Скай. Но самая важная для Майкла задача при разработке собственного «языка магии» состояла прежде всего в том, чтобы в ходе активации было задействовано аналогичное количество частиц, а не все имеющиеся.

Иначе — щит-то он активирует, вот только больше ничего активировать не сможет по причине магического истощения организма. И это далеко не единственная проблема в составлении «Цифрового языка заклинаний» (так окрестил это Вальтер), благо ему здорово помогла Скай, но и он принимал в разработке непосредственное участие. Один процессор хорошо, но процессор и голова — гораздо лучше, тем более именно ему предстояло в дальнейшем распределять заклинания согласно числовому списку в архиве.

Было бы проще, имей он соответствующие расчёты, направленные на человеческий организм. Но откуда их взять? Вероятно, нечто подобное присутствовало в Отделе тайн. Но кто ему это предоставит?

— Никак не могу от этого отучиться, блин. В следующий раз я хорошенько надеру тебе задницу, Майк. — Прошипела Бэйтман, принимая помощь. — Спасибо. Как ты, черт возьми, это делаешь? Я же сильнее тебя…

— Все ещё не привыкла к этому, да? — Усмехнулся ребёнок. — Имеешь в виду скорость? Это контроль, Андреа. Почитай «Теорию магии» Кристофера Смита, а в особенности обрати внимание на подраздел «гении контроля». Вот увидишь, тебе многое станет понятно. Важна не столько сама сила, сколько умение правильно ею распорядиться.

— Ну-ну. Хоть ты и прирождённый окллюмент, твои навыки контроля это не определяет.

— Да что ты в этом понимаешь? — Изобразил обиду Майкл.

— Многое, и побольше тебя. — Бэйтман дружески пихнула того кулаком в плечо. — Это я прежде всего как врождённый легиллимент говорю. А вообще… ты сечёшь в дуэлях, зельях, окллюменции, и освоил свыше пятидесяти заклятий первой категории за какие-то два месяца! У меня только один вопрос: кто ты такой?

— Реинкарнация Мерлина, к твоим услугам. — Плоско отшутился Вальтер, не желая развивать данную тему. Любой другой на его месте не упустил бы случая выпендриться перед девочкой, что к тому же намного талантливее, но ему было как-то по барабану. Какой во всём этом смысл?

Думая, и соответственно поступая таким образом, он неосознанно повышал свою репутацию в глазах Бэйтман, с которой в последнее время заметно сблизился. Да и та больше не смотрела на него «волком», воспринимая уже как своего первого и единственного друга.

Хотя Майкл ни на секунду не забывал, с кем имеет дело. Если бы не договор, то вряд-ли бы она была настроена столь дружелюбно по отношению к нему. Неизвестно, скольких детей убила внешне добрая и невинная голубоглазая брюнетка, быть может, в будущем она превзойдет своего предполагаемого отца.

Стоило им выйти из просторного тренировочного зала в коридор, как их окликнул появившийся словно из ниоткуда Бэйкер.

— Эй, Майкл! К тебе тут пришли из Хогвартса. — Усмехнулся зельевар. — Ты ведь ждал этого момента, не так ли?

— Что, так рано? — Удивление Вальтера было вполне обоснованным. В каноне, насколько он помнил, первокурсников посещали вообще буквально за месяц. Хотя и мир тут порядком различался, так что опираться на него не стоило.

— Ладно, сейчас переоденусь и спущусь к вам. Можно и Андри заодно туда подойдёт? — В самый последний момент поинтересовался он, чем заработал красноречивый взгляд девочки. — Мы опять тренировались просто.

— Как хочешь. — Пожал плечами мужчина. — Я на рабочее место, а тебя уже ждут, имей в виду. Впрочем… — Адам пробежался взглядом по потрёпанной из-за получасового спарринга одежде мальчика. — Я бы на твоём месте сперва привёл себя в относительный порядок.

Спустя 10 минут

Майкл старательно поправлял галстук, мысленно при этом сетуя на неподходящий для данного события момент.

Встречают по одёжке… Кроме того, он должен показать себя воспитанным молодым человеком, дабы в случае чего не иметь проблем с присланной руководством школы учительницей. Ну, а тот факт, что он заставил себя ждать… Так нечего было приходить без предупреждения, но он не гордый, извиниться опять-таки в состоянии.

Как и Андреа, мальчик решил не выделяться до поры до времени, а сперва разведать обстановку. Это относилось прежде всего к налаживанию каких-никаких связей, а не к демонстрации знаний. Вот тут, как раз, скромничать не стоило. Хотя те же аристократы наверное знают куда больше чем он, да и его братец, естественно, тоже.

Вальтер потратил немало времени на разработку собственного языка магии, но даже несмотря на это — он успел освоить весь материал первого курса, причём как по теории, так и по практике. Так что в школе в свободное время он планировал прежде всего исследовать библиотеку и найти способ безопасно осмотреть Запретный лес (смешно, ну, а вдруг?).

Он до ужаса был похож на Мальчика-который-выжил, но не видел смысла скрываться. Всё равно ведь вычислят, рано или поздно. Так что ему оставалось лишь надеяться на то, что предполагаемые биологические родители проигнорируют факт его существования.

Не считая продвинутые успехи в изучении различных мелких заклинаний Майкл также освоил множество рецептов зелий. Да и Историю магии подучил неплохо, пожалуй даже на три курса вперёд (тут сказывалось хобби из прошлой жизни, которое отчасти помогло ему быстрее адаптироваться к происходящему).

Наконец, приведя себя в порядок, Вальтер вышел из лаборатории и направился в сторону отдельной комнаты для клиентов, где по идее и должен был находится преподаватель.

Открыв дверь, он сразу же заметил сидящую в уютном кресле пожилую даму, одетую в зелёную мантию. Строгая осанка и идентичные черты лица… определённо, декан Гриффиндора собственной персоной.

— Здравствуйте, мэм. — Поприветствовал женщину ребенок, закрывая за собой дверь. — Я Майкл Вальтер. Здесь также присутствует и Андреа Бэйтман, но она должна подойти чуть попозже.

— Добрый день, мистер Вальтер. — Тепло улыбнулась женщина, благосклонно посмотрев на строгий костюм мальчика. — Ничего страшного, я могу и подождать. Вероятно, вам всё объяснили.

— Да, мэм. Я поеду в Хогвартс, верно?

— Верно. Вот ваше письмо. — Женщина протянула будущему первокурснику запечатанный конверт. — И да, меня зовут Минерва Макгонагалл. Сперва подождём вашу подругу, а после — у меня для вас обоих есть важная информация…

========== Глава 10. Письмо и подозрения. ==========

Прошлое и настоящее — наши средства, только будущее — наша цель.

Блез Паскаль

24.07.1991 год. Лондон. Косой переулок. Магазин магических ингредиентов «Чёрный эдельвейс». 13:01

Минерва Макгонагалл неотрывно наблюдала за сидящим перед ней будущим учеником школы чародейства и волшебства «Хогвартс».

— Мистер Вальтер, извините за нескромный вопрос, но… где вы жили до того момента, как…оказались здесь?

— В детдоме. — Хмуро ответил ребёнок. — Я мало что помню из своего детства, если это вас интересует, мэм.

— Вам не говорили о вашей схожести с Гарри Поттером? — Прямо в лоб спросила заместительница директора. — Знаете, я полагаю, что будь у вас шрам в виде молнии, вы были бы абсолютно неразличимы.

— Говорили, и не раз. — Подтвердил Майкл слегка равнодушным тоном.

«Ну… ничего неожиданного не произошло» — Отстранённо подумал он, внешне сохраняя непоколебимое спокойствие.

В последнее время Вальтера порядком достало слышать данное утверждение от Адама Бэйкера, тот не будучи слепым заметил это ещё зимой.

В подобном нет ничего удивительного, ведь сейчас он действительно не являлся худым заморышем, каким был раньше.

— Могу ли я взять у вас капельку вашей крови? — Вежливо поинтересовалась декан Гриффиндора, чем заработала удивлённый взгляд мальчика.

Такой вопрос в среде магов задавать было не то что неприлично… на грани абсурда. В Индии так вообще за это бы приласкали Круциатусом, всё-таки магию Вуду, основанную на прямом подсоединении к надриору противника посредством взаимодействия с его кровью (следовательно — крэйлинтами) никто не отменял. Другое дело, что подобные узкопрофильные специалисты владели астральной магией, которая у Вальтера вызывала глубокое недоумение одним своим существованием.

Книги о ней встречались крайне редко, в следствии чего и информации почерпнуть ему удалось до неприличия мало.

— Простите мою бестактность. — Извинилась Минерва, всё-таки осознав свою ошибку. — Если вы боитесь последствий, то можете быть спокойны.

— Эмм… да ничего. Но пожалуй, я позволю себе отказаться. — Учтиво, но с предупреждающими нотками ответил Майкл. — Если вы хотите провести ритуал определения родства, то проще это сделать в моём присутствии.

— Да-да, конечно. — Рассеяно кивнула преподавательница. — Ладно, если у вас есть какие-то вопросы касательно предметов обучения…

— Скорее, мне интереснее узнать поподробнее о системе распределения. — Помедлив, сказал он. — Правда ли, что в Слизерин попадают маги с предрасположенностью ко тьме? А что насчёт учебной программы? Меняется ли она в зависимости от факультета?

Макгонагалл ободряюще заверила:

— Не беспокойтесь. Она конечно важна, но не настолько. Да, в Слизерине обучаются в основном маги с предрасположенностью ко тьме, но это вовсе не означает, что все они после выпуска изберут её путь.

— Лично мне кажется, что все мы идём по одному и тому же пути, профессор. — Задумчиво произнёс Майкл, постукивая пальцем по креслу.

Минерва отпила чай из фарфоровой кружки и неожиданно тепло улыбнулась.

— Не вы один так думаете, мистер Вальтер. Возможно, часть учеников моего факультета несколько предвзято относятся к Слизеринцам, но я со своей стороны активно пресекаю все попытки спровоцировать межфакультетскую вражду. Знаете, учитывая, что родители порой сами настраивают детей на конфликт с представителями других факультетов…

— Вы правы. — Согласился мальчик. — Довольно трудно контролировать нечто подобное, прекрасно вас понимаю.

— Ну, а что касается программы обучения… — Макгонагалл перевела взгляд на сидящую рядом в кресле Бэйтман, которая до этого момента внимательно слушала диалог. — Направления различаются согласно общепринятой специальности. Например, программа Рэйвенкло прежде всего сосредоточена на изучении нумерологии и чар. Гриффиндор даст вам возможность развить в должном плане ваш стихийный атрибут и трансфигурацию, ну, а что касается Слизерина — если у вас присутствует талант к зельеварению…

— А как же остальные предметы? — Недоуменно поинтересовалась девочка.

Минерва на это лишь махнула рукой.

— Не беспокойтесь. Речь идёт прежде всего о дополнительных занятиях со своими деканами и возможности в последствии выбрать узкоспециализированный предмет согласно вашим предпочтениям. — Объяснила та.

— Вы сейчас говорите о той же алхимии? — Уточнила Бэйтман.

— Совершенно верно.

«Боюсь даже спрашивать, кто декан у змеек» — Мысленно усмехнулся Майкл. — «Однако. Этому Дамблдору видимо не совсем насрать на уровень образования, хотя надо сперва увидеть остальных учителей».

Профессор Макгонагалл в целом производила впечатление адекватной женщины, даже несмотря на ту странную просьбу. Правда, в общем-то, он её в каком-то смысле понимал.

«Вот бы увидеть выражения лиц Поттеров. Хотя… лучше не стоит».

***

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — Спросил Вальтер, стоило заместительнице директора покинуть комнату. — И не надо мне ничего говорить про Поттеров, я имею в виду ситуацию в самой школе.

— Хрень. — Поморщилась Андреа. — Ты же понимаешь, где окажешься, верно?

— Не факт. Постараюсь уговорить шляпу на Рэйвенкло. — Возразил Майкл. — Ты лучше за себя беспокойся, с твоими-то «увлечениями».

— Пусть только попробуют нам что-нибудь вякнуть. — Холодно произнесла та в ответ, безумно блеснув глазами. — Я лично отрежу им языки, а затем скормлю их своим змейкам…

— Успокойся, Андри. Соображай, что несёшь, очень тебя прошу. И не вздумай снимать свою «маску добропорядочности» в Хогвартсе, даже неосознанно.

— Прости. — Бэйтман грустно улыбнулась. — Просто я как представлю, что меня будут судить лишь по цвету школьной мантии…

— Не все так плохо, как кажется на первый взгляд. — Вальтер с улыбкой взял с журнального столика два уже распечатанных письма. — Ну что, пошли закупаться?

— Сейчас?

— А чего тянуть? — Пожал плечами мальчик. — Судя по указанным в списке учебникам, по теории мы с тобой точно окажемся среди первых…

***

Майкл задумчиво наматывал круги по лаборатории, никак не реагируя на внешние раздражители.

Случай с Олливандером наглядно показал, что в сокрытии своего происхождения не было никакого смысла. Но вот от этого легче не становилось, как ни крути. Главный на данный момент вопрос: как именно отреагируют Поттеры?

«Статус»

Имя: Майкл Вальтер

Раса: Человек

Возраст: 10 лет

Крэйлинты: 641/4521 [4/мин]

Предрасположенность:

1. Стихийная:

≫ Огонь — 49%

≫ Вода — 12%

≫ Воздух — 6%

≫ Земля — 4%

2. Магия хаоса — 11%

3. Астральная магия —?

4. Магия порядка — 0%

5. Некр — 36%

6. Рокрест — 24%

Скорость восстановления крэйлинтов и их общее количество за полгода немного увеличилось, правда по сравнению с той же Бэйтман число было смехотворным.

Но Майкл уже сейчас понимал, что рано или поздно найдёт решение данной проблемы.

Распределяющая шляпа. Артефакт, что одним только словом могла решить дальнейшую судьбу человека, ведь от факультета (окружения) зависело многое, пожалуй даже слишком многое.

Согласно «Истории Хогвартса», распределяла она опираясь прежде всего на предрасположенность, характер, и, разумеется, желание самого фигуранта. Именно эти три фактора и определяли в своей совокупности будущий факультет первокурсника.

Помимо создания языка магии, Вальтер также занимался экспериментами с зельями. Раз Скай могла контролировать процессы в его организме, то вполне закономерно можно было в какой-то степени повлиять на эффект снадобья путем замедления, или же наоборот ускоренного распространения в крови оного.

Подобные опыты в дальнейшем дадут ему полную неуязвимость к различным магическим ядам и более эффективную, а главное более продолжительную по времени отдачу от таких зелий, как «Экстракт дракона» и тот же «Феликс Феллицис».

Хотя с последним всё далеко не так просто, поскольку напиток оказывал непосредственное влияние на само сознание человека. Эликсир удачи не только стимулировал умственную деятельность носителя, но ещё и временно наделял того способностями медиума.

Возможно ли сделать эффект от зелий постоянным? А убрать побочные? Майкл пока ещё не знал ответа на данный вопрос, но ничто не мешало ему это выяснить.

За эти полгода он понял главное: магия взаимодействует с окружающим миром отнюдь не хаотично, а опираясь на определённые законы мироздания. И их познание даст необходимый ключ к самим магическим процессам.

Майкл Вальтер поставил перед собой вполне конкретную цель: исследовать все её секреты. Это даст ему безграничные возможности, сделает его кем-то большим, чем простой десятилетний мальчик с посредственным талантом.

Он знал, что у него всё получится. Главное — не сдаваться, и ни в коем случае не останавливаться на достигнутом.

Косой переулок

— Красота… — Эстер удовлетворённо разглядывала ухоженную магическую улицу, по которой медленно расхаживали маги.

— Странно, что местные до сих пор щеголяют в мантиях. — Отметил сопровождающий её оборотень. — По-моему это несколько нелепо, не находите, госпожа?

Кроули пожала плечами. Ей ли судить о нелепости?

— Так принято. Неформальное общепринятое правило, которому я в любом случае собираюсь соответствовать. Сперва идём в банк?

— Да. — Мужчина в чёрном смокинге указал на роскошное белоснежное здание с колоннами при входе, что возвышалось над остальными. — Гринготтс. Сначала возьмём деньги из тамошнего сейфа, а после…

Не особо вслушиваясь в бубнёж подчинённого, Эстер посмотрела на голубое безоблачное небо, думая о начале нового жизненного этапа, что обещал быть на редкость интересным.

========== Глава 11. Немного о зельях. ==========

Человек должен верить, что непонятное можно понять.

Иоганн В. Гёте

25.07.1991 год. Годрикова впадина. 13:01

Сегодня у Гарри был обычный с точки зрения его повседневной жизни день. Был, пока родители внезапно не объявили, что они все вместе идут к его учителю.

Поттер хорошо знал, что профессор Дамблдор никогда не попросит о встрече без должной на то необходимости. Причина подобного проста — банальная нехватка времени. А ведь он ещё лично занимался тренировкой Гарри, что уж тут говорить о других вещах…

В роскошной гостиной с багровым оформлением был зажжён камин, что невольно наводило на мысль о выбранном средстве перемещения.

— Только не говорите мне, что мы воспользуемся порохом. — Пробормотал Поттер, стоило ему спустится с лестницы и перейти порог зала. — Мам, ну ё-моё, что за нафиг?

— Гарольд Джеймс Поттер! — Без особой злости крикнул стоящий возле камина отец семейства. — Следи за языком, ясно? Альбус сказал нам, что у него есть важная информация о твоём брате.

— Что?! — Удивлённо воскликнул Гарри, впадая в ступор. — Но… как? Вы же говорили мне, что Алекс мёртв.

— Тож…же так счит…тали. — В перемешку со всхлипами произнесла находящаяся рядом рыжеволосая женщина, а Гарри, все ещё не осознав услышанное, тем не менее мимолётно отметил чересчур нервное состояние матери. По её лицу непрерывно текли слёзы, было также видно, что она изо всех сил старается сдержать дрожь во всем теле, но ей это не удается. Всего один раз Лили Поттер была такой — Гарри очень хорошо запомнил, как три года назад им прислали совиной почтой уведомление о смерти отца в ходе операции по задержанию особо опасного преступника.

Тогда бедная женщина упала в обморок, но к счастью оказалось, что это был всего лишь глупый розыгрыш коллег Джеймса по работе. И впоследствии именно тот факт, что её муж по-прежнему живой и здоровый спровоцировал подобный эффект.

— Успокойся, дорогая. — Поттер-старший, заметив состояние своей жены, приобнял ту за плечи. — Всё, всё… Гарри, не стой столбом! Подготовь пока камин, не видишь, что с твоей матерью происходит?

— Д…да, сейчас! — Пока Мальчик-который-выжил в приступе несвойственной ему безумной радости пытался и сам в свою очередь не просыпать чёрный порошок из маленькой шкатулки на дорогой ковёр, Джеймс успокаивал Лили, которая все ещё не могла отойти от глубочайшего шока.

Да, Джеймс и сам был готов завопить от радости. Правда он понимал, что ещё пока-что ничего не ясно, и предпочитал опираться на факты.

Альбус Дамблдор сказал, что возможно его второй сын жив. Ключевое слово — возможно. И пока сей факт не подтвердится, он не позволит своим чувствам вылезти наружу.

***

Гарри был последним, кто использовал камин. Упав на пол в кабинете директора, он прокашлялся в кулак и встав, поправил мантию.

Обитель директора Хогвартса нисколько не изменилась: в углу комнаты возле окна находилась большая серебряная клетка, где важно восседал на жёрдочке огненный феникс.

Вдоль стен располагались стеллажи, на которых стояло множество всевозможных артефактов разных размеров и форм. Некоторые из них издавали дребезжащие звуки, другие же временами источали магическое сияние.

Сам хозяин кабинета сидел в богато отделанном кресле за письменным столом напротив клетки с фениксом, хмуро глядя на появившихся гостей.

— Здравствуй, Альбус. — Первым нарушил молчание Поттер-старший. — Ты сказал…

— Не могу пожелать тебе того же, Джеймс. — Неожиданно произнёс директор, а Гарри вдруг ощутил тот самый холод, что распространялся с дикой скоростью по всему кабинету, вводя ненароком присутствующих в ступор.

Ярость, гнев — вот какие эмоции испытывал сейчас внешне спокойный архимаг. Гарри за долгое время пребывания с наставником довольно часто чувствовал на себе мощь его ауры, но даже сейчас он с удивлением смотрел на него, словно видя впервые.

«Так учитель ещё ни разу не злился». — Подумал национальный герой, невольно испугавшись за свою жизнь.

— Знаете, я до сих пор, засыпая, думаю о своей сестре. — Неожиданно довольно усталым тоном сказал Дамблдор его родителям. — Раньше я верил, будто смогу совместно с Геллертом излечить её. Да, Аберфорт был прав, когда обвинял меня в пренебрежении семьёй, мне потребовался не один год, дабы осознать это. Вот только я верил в то, что поступаю правильно. Верил, что смогу помочь Ариане… — Альбус замолчал, и на несколько секунд в кабинете образовалась гнетущая тишина. Излучаемая архимагом аура тем временем медленно слабела, но легче от этого почему-то не становилось.

— У меня только один к вам вопрос… — Дамблдор хмуро посмотрел на чету Лили и Джеймса Поттеров, выражения лиц которых сменялись со скоростью летящего адского пламени. —…во что верили вы, отдавая своего сына без какого-либо защитного артефакта, без средств для связи?

— Мы… — Лили сглотнула. — Мы и подумать не могли, что…

— Не думали. — Кивнул архимаг. — Конечно. А зачем думать, не так ли? Олень ты и есть олень. — Директор Хогвартса перевёл взгляд на хмурого главу рода Поттер. — Ну, а ты, Лили… сказал бы я и про тебя пару ласковых, но присутствие моего ученика в кабинете удерживает меня от подобного, пока что.

Хмыкнув, Альбус встал из-за стола и подошёл к фениксу. — Раньше я всегда считал вас отличной семейной парой. Грюм придерживался того же мнения, рассказывая между тем о твоих выдающихся стратегических навыках, Джеймс. — Достав из стоящего возле клетки шкафа упаковку с лимонными дольками, он взмахом руки отлеветировал ту на стол. — Теперь мне кажется, что, возможно, мальчику, как это не прискорбно, повезло. Исходя из воспоминаний — он весьма самостоятелен.

— Так Алекс жив? — Спросила Лили, полностью игнорируя недовольство архимага.

— Жив. — В свою очередь подтвердил наставник Гарри. — Минерва хотела взять у мальчика каплю его крови для более точного результата, но видимо забыла об одном замечательном свойстве «книги душ». Он девять лет прожил в детдоме, а последний год — в Косом переулке. Я выяснил это в ходе разговора с тем, кто, собственно, его и приютил. Кстати, советую вам хорошенько подумать, что именно вы будете говорить ребёнку, который на протяжении всего детства испытывал такие лишения.

Джеймс медленно ответил:

— Альбус, мы… это я виноват. Когда мы получили известие о том пожаре, то… мы решили, что Алекс погиб. Практически все указывало на это. В доме нашли обгорелые останки двух детских тел, какие доказательства ещё требовались? Ну, а что касается его крови… так смысл нам было брать кровь сквиба, если на них не действуют ритуалы поиска?

— Артефакты. Следящие чары. Моя помощь, в конце концов. Почему вы не согласились, когда я предложил вам укрыть вашего сына? Думаете, не справился бы?

Оба взрослых ничего не ответили архимагу, да это и не требовалось, потому как тот был полностью прав в своих суждениях. Они просто напросто не подумали об этом, тем самым лишившись сына на десять лет.

А сам Гарри неожиданно ощутил ярость. Он ещё никогда не испытывал нечто подобное по отношению к своим родителям, ведь раньше они казались ему если и не примером для подражания, то точно замечательными людьми. Но сейчас та самая непоколебимая уверенность в семье дала трещину.

После вспышки праведного гнева неожиданно пришло отвращение.

Мальчик-который-выжил за какие-то две минуты полностью пересмотрел отношение к своим близким.

«И Сириус, и Римус… они знали! Не могли не знать! И что же это получается…?»

— Скажите… — Дрожащим голосом произнёс избранный. — Вы бы и меня оставили, да?

Лили дёрнулась, будто ей залепили пощёчину.

— Гарри…

— Я… я хочу побыть один. Учитель… — Поттер с надеждой посмотрел на Альбуса. — Могу я…

— Конечно, Гарри. — Улыбка Дамблдора ни на йоту не была дружелюбной. — И родителей прихватить не забудь.

***

Лишившись общества малолетней убийцы, Майкл направился прямиком в лабораторию. Пользуясь временным отсутствием Бэйкера, он собирался провести очередной эксперимент с зельем.

Все просмотренные им в ходе покупки учебники лишь подтвердили тот факт, что материал первого курса для него лично не представляет из себя что-либо интересное. Хотя было бы действительно занимательно почитать про восстания гоблинов, эту информацию Вальтер благополучно пропустил, разумно посчитав незначительной.

А зря. Если копнуть, что называется, чуть глубже, то можно разглядеть некую закономерность в исторических событиях, связанную именно с этими самыми восстаниями.

Коротышки жили обособленно, а их магические техники (вероятно, такие действительно существовали) до сих пор оставались неизведанными для простых обывателей. Не будучи идиотом, Майкл практически сразу догадался, что в том же Отделе тайн наверняка и содержится вся необходимая информация.

Лично он предполагал, что сокрытые искусства магии имеют отношение к зачарованию оружия, драгоценностей, и прочего.

Майкл озадаченно повертел в руке колбу со снадобьем первой категории. Зелье исцеления от фурункулов, или проще говоря антидот к проклятию «фурункулюс».

На тыльной стороне ладони левой руки у него красовался результат от данного проклятия, насланного Бэйтман по его же просьбе.

Вальтер прекрасно понимал удивление девочки в тот момент. Чего он действительно не понимал, так это явное нежелание той исполнить просьбу, хотя если учитывать её тягу к насилию…

Решив подумать об этом чуть позже, Майкл сел на стул, после чего откупорил пробирку и выпил её содержимое.

«Скай, начинаем».

Выполняю…

Сканирование…

Анализ…

Обнаружено воздействие магических частиц на организм…

Анализ…

Неизвестный тип энергии. Точное местонахождение: левая ладонь ≫ кожный покров…

Обнаружено воздействие на воспалённый участок кожи…

«Скай, попробуй замедлить процесс исцеления путем выведения оттуда крейлинтов»

Выполняю…

Ошибка…

Невозможность влиять на процесс посредством выведения магических частиц…

Причина: отсутствует потребность к взаимодействию с крэйлинтами после перемещения в требуемую область тела.

Наблюдая за исчезающим буквально на глазах фурункулом, Майклу захотелось опробовать на ком-нибудь Круцио, даже несмотря на низкую вероятность активации.

Очередной провал. Зелье следовало какому-то чётко заданному алгоритму, который не поддавался логическому объяснению.

Ведь что такое зелье? Особая магическая субстанция, сваренная из дающих разное свойство ингредиентов. При введении непосредственно в кровь мага взаимодействует с крэйлинтами, но в отличие от самой магии не «сжигает», а лишь с их помощью распространяется по организму.

Вполне естественно было предположить, что перенаправление магических частиц в другую область тела перекроет зелью доступ к цели, но каким-то неведомым образом оно продолжало исполнять свою задачу!

Нет, магический отвар нуждался в частицах, вот только лишь до определённого момента. Ну, а после… процесс был необратим. А если учесть то, что у большинства зелий методы взаимодействия с организмом в корне различались…

Подобный эксперимент уже проводился, но Майкл тогда подумал, что не успел вовремя среагировать и вывести частицы из радиуса действия снадобья.

С другой стороны — зависимость от крэйлинтов лишь первоначальная. Вряд-ли дело именно в них, ведь следовало учитывать и другие факторы.

«Возможно проклятие работает как эдакий магнит.» — Грустно подумал Вальтер. — «Это также объясняет и то, что частицы выполняют свою роль без какого-либо кода-активатора».

Будь у него не один, а пять фурункулов — снадобье в таком случае разделилось бы на идентичное количество потоков, каждый из которых был бы направлен крэйлинтами в различные части тела для устранения проблемы. На излечение конкретно одного воспаления ушло примерно несколько минут, в то время как в первом случае срок необходимого времени до конца их исчезновения увеличился бы в пять раз.

Чем больше объектов — тем дольше протекает лечение, это было естественно и вполне ожидаемо.

«Но что же я всё-таки делаю не так?» — Успокоившись окончательно, Майкл стал раздумывать над проблемой. — «Если моя гипотеза действительно подтвердится, то это означает некую связь данного процесса с надриором. Кажется, мне необходимо изрядно обыскать библиотеку Хогвартса на предмет принципов работы зелий. Желательно — запретную секцию. Надо бы наладить неплохие отношения с братцем…» — Расчётливо прикинул Вальтер, нехорошо улыбнувшись.

Мантия-невидимка. Если верить канону — один из так называемых «Даров смерти». Он уже покопался в соответствующей книге, но общедоступной информации было не больше, чем собственно и в самом каноне.

По-видимому это были уникальные в своём роде артефакты. Больше всего, как ни странно, его интересовал воскрешающий камень. Какими возможностями тот наделял своего обладателя? Можно ли с его помощью управлять мёртвыми? Но и остальные дары разумеется заслуживали отдельного внимания. Правда, та же непобедимая палочка… Бред. Это невозможно.

Вальтер ещё не особо в них разбирался, но это не мешало ему признать ошибочность данного умозаключения. Деревяшка вероятно каким-то образом просто усиливала предрасположенность своего носителя посредством влияния на ауру оного, ну или просто снижало расход крэйлинтов на активацию.

Сейчас что-либо предпринимать не имело смысла. Недальновидно и глупо. Чем пытаться методом проб и ошибок найти разгадку к возможности управлять эффектами зелий — намного проще же просто найти соответствующую литературу, а пока что уделить внимание другим магическим направлениям.

Нет, Вальтер ни в коем случае не собирался опускать руки. Но что он может сделать конкретно на данный момент? Практически ничего, по причине слишком малого количества данных.

Майкл решил забить на неудачный эксперимент, и спокойно пройтись по Косому, просто наслаждаясь солнечным днём.

Думать совершенно ни о чем не хотелось.

========== Арка 2: Фундамент могущества. Пролог. ==========

Какой смысл вести торг со временем? И что такое, в сущности, длинная жизнь? Длинное прошлое. Наше будущее каждый раз длится только до следующего вздоха. Никто не знает, что будет потом. Каждый из нас живет минутой. Все, что ждет нас после этой минуты — только надежды и иллюзии.

Эрих М. Ремарк

1.09.1991 год. Лондон. Косой переулок. Магазин магических ингредиентов «Чёрный эдельвейс». 10:01

Майкл старательно упаковывал все заказанные предварительно ингредиенты в расширенный при помощи пространственных чар чемодан.

Те немногочисленные книги, которые он всё-таки купил в магазине (и то, только ради того, чтобы его не выгоняли оттуда, ведь он по несколько часов считывал с тамошнего ассортимента информацию прямиком в архив ИИ чипа) Вальтер просто оставил в лаборатории.

Адам Бэйкер разрешил ему в случае чего прийти поработать летом, ну, а остальные вещи он сможет забрать в любой момент, хоть их и было совсем немного.

Недвусмысленные намёки аптекаря Майкл понял практически сразу. Что ж, этого следовало ожидать.

Чего-то конкретного он так и не придумал. Если Поттеры действительно хотят ему помочь с проживанием, питанием, деньгами и другими необходимыми потребностями, то кто он такой, чтобы отказываться? Если же им вообще на него плевать — тоже неплохо. Хотя опять-таки этот вариант уже маловероятен.

Семья, любовь, дружба — незначительно и неинтересно. Исследования — вот что действительно увлекательно по своей сути.

За эти два с лишним месяца он неплохо подтянул историю и трансфигурацию. Кроме того, Вальтер не забывал и о зельях, ведь временное прекращение экспериментов с ними вовсе не означает то, что осваивать данное искусство не требуется.

В остальном же прогресс изучения магии резко замедлился по причине нехватки информации. В том же магазине «Флориш и Блоттс» на публичный показ были выставлены только не особо ценные книги, в то время как настоящие «самородки» — тщательно охранялись от таких любителей халявы, как он.

Хогвартс станет для него фактически новой ступенькой в саморазвитии, а именно ради него он туда и поступает.

Ему было несколько жаль покидать уже такую привычную лабораторию, где он провел множество экспериментов и в общем-то жил целый год. Странное, необъяснимое чувство подталкивало Майкла на иррациональный поступок: просто отказаться от школы, дабы не сталкиваться в будущем с трудностями, а в том факте, что они обязательно будут, он почему-то не сомневался.

Уже окончательно упаковав чемодан, ребёнок вдруг резко помотал головой, прогоняя неожиданно возникшее наваждение. Взяв не слишком-то и тяжёлый (сказывалось зачарование) багаж, он как можно быстрее вышел из комнаты. Больше ему здесь делать было нечего.

1.09.1991 год. Лондон. Кингс-кросс. Платформа 9и¾. 10:28.

Найдя наконец-то свободное купе, Вальтер плотно задвинул дверь и положил чемодан на багажную полку, после чего прикрыв одну оконную шторку, стал наблюдать за людьми на улице.

Десятки, сотни семей провожали своих детей в школу почти ровно на девять месяцев. Кто-то радостно переговаривался, кто-то восторженно рассматривал алый поезд, а некоторые и вовсе плакали, но равнодушных не было от слова совсем.

Сквозь клубы дыма отчётливо виднелись силуэты не только магов, но пробегающих по краю платформы разноцветных кошек.

Дверь в купе неожиданно резко открылась, пропуская вперёд красивую девочку с пепельными волосами и глазами сиреневого оттенка. В глаза Майклу сразу же бросилась дорогая даже по меркам аристократов мантия, но вопреки этому взгляд незнакомки не отображал какое-либо чувство собственного превосходства над окружающими, что было так свойственно представителям данной социальной прослойки.

— Эмм… извиняюсь. Не думала, что здесь занято. — Немного смущённо пробормотала она.

— Да ничего страшного, заходи. — Дружелюбно произнёс Вальтер и даже не поленился сделать соответствующий приглашающий жест. Он не видел в этом ничего странного, ведь практически все дети все ещё стояли на перроне, а до отбытия было аж полчаса. Конечно, кое-кто наверняка занёс вещи в вагон, но большинство из них по-прежнему пустовали.

— Спасибо. — Благодарно кивнув, девочка закрыла купе изнутри и села на скамейку напротив. — Меня зовут Эстер Кроули.

— Майкл Вальтер. Рад познакомиться и всё такое. — В свою очередь несколько сонно представился он.

— Аналогично.

Какое-то время они сидели молча. Каждый думал о своём, глядя в окно, толщина которого не могла скрыть шум тысячи голосов.

— Странно, что так много людей пришли раньше положенного времени. — Спустя какое-то время выдала Кроули.

«Охренеть какая удачная тема для начала диалога». — Отстранённо подумал Вальтер. — «Впрочем, я, наверное, сморозил бы ещё большую глупость».

— В этом нет ничего удивительного. Почти все маги запланировали здесь встречу, посмотри на плотные группы людей. Как видишь, большая часть учеников знакома друг с другом, следовательно многие из них планируют попасть на один и тот же факультет. Одиночкам ничего не остаётся, кроме как попытаться влиться в их компанию.

— Ага. А там уже и свои лидеры есть… — Многозначительно протянула Эстер. — Похоже, придётся мне некоторое время побыть изгоем.

— Как и мне, — согласился Майкл. — Не люблю обязательств…

— А я просто не собираюсь кому-то подчиняться, — пожала плечами Кроули. — Мой статус этого не позволяет, да и желания нет, в общем-то, тоже.

— ХОГВАРТС-ЭКСПРЕСС ОТПРАВЛЯЕТСЯ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ.

От неожиданно громкого оповещения оба ребёнка испуганно вздрогнули, но через мгновение расслабились.

Поезд стал наполняться людьми, но гомон снаружи лишь усилился.

— Колопортус, — взмахнул палочкой Майкл, накладывая на дверь купе магическую печать.

— А это… нормально? — Немного недоуменно поинтересовалась Эстер. — У нас не возникнет из-за этого проблем?

— Не думаю. — Покачал головой тот. — Подобное разрешается, хоть и считается неприличным, если человек заперся один. Но нас то двое, верно?

— Так ты поэтому не закрывал купе до того, как я вошла? Или ты ждёшь своих друзей? — Спросила Кроули.

— У меня нет друзей. — Равнодушно ответил Майкл.

Бэйтман он по-прежнему считал своей союзницей, хотя и признавал, что порядком сблизился с ней. Сама девочка впрочем в отличие от него решила попытаться наладить отношения с местными аристократами.

Несмотря на статус маглорождённой, в этом мире у неё действительно был шанс на осуществление данной цели. И дело было даже не в политике «Тёмного министра» (более распространённое прозвище местного Волан-де-морта), который если верить историческим справочникам брал в организацию всех, кто может представлять из себя хоть какую-то пользу.

В ходе войны большая часть радикальных консерваторов погибла, и большинство аристократов в результате несколько пересмотрели свое отношение к «грязнокровкам». Симпатии те по прежнему не вызывали, но и открытого презрения со стороны знати также не было. А уж если маглорождённый заморочится с изучением традиций и этикета — какое-никакое уважение обеспечено.

На данном моменте разговор как-то само собой прервался. Вальтер облокотился на стенку купе и прикрыл глаза, а Эстер достала из своей чёрной сумки увесистую книгу в зелёном переплёте и принялась за чтение.

***

Гарри задумчиво рассматривал пейзаж за окном, никак не реагируя на бубнёж сидящего рядом Рона Уизли.

Хоть он и помирился с родителями, отношение с ними кардинально изменилось, и отнюдь не в лучшую сторону.

Поттер в глубине души боялся встречи со своим братом, не имея возможности предсказать его реакцию, хотя-бы приблизительно.

Нет, он не озлобился вопреки первоначальным эмоциям на свою семью, но вот доверие… Дало значительную трещину. Гарри даже на этой почве не особо переживал по поводу возможного решения шляпы. Ну не поступит он на Гриффиндор, ну и что? Наставник сказал ему, что факультет не имеет значения, а мнение родителей… Лучше пусть вначале за собой посмотрят.

Разговор с Алексом планировался сразу же после распределения. Учитель всё-таки согласился сперва поговорить с ним, что не могло не радовать.

— Эй, ты чего? — Заметив состояние друга, долговязый рыжий мальчик пихнул в бок избранного. — Опять думаешь о своём брате?

— Ой, заткнись Рон. — Не хуже кобры прошипел в ответ первокурсник. — Если не знаешь целиком и полностью ситуацию, то лучше молчи. Будешь в таком случае выглядеть умнее, чем ты есть на самом деле.

Мозгу Рона потребовалось несколько секунд для обработки информации, дабы затем уже и сам владелец, отличающийся излишним темпераментом, с яростью сжал кулаки.

— Ты это мне сейчас сказал?! Ну и какой ты друг после этого?

«Друг? Вот бы мне действительно познакомиться с кем-то, кто будет достоин этого звания». — Подумал Гарри, сетуя на всеобщую несправедливость. — Полегче, приятель, а то будешь сам платить за себя. Не забудь, ща телега с едой должна подъехать…

— Не нужны мне твои подачки! Думаешь, раз твой наставник директор, то тебе все можно?! — Всё больше распалялся Уизли, даже и не скрывая завистливые нотки в голосе. — Может ещё и в Слизерин поступишь? Такому зазнайке как ты там самое место!

«А это-то здесь причем? Мерлин, ну почему я всю свою жизнь вынужден находиться в компании этого долбоёба?» — В который раз мысленно возопил Поттер. — «Если шляпа отправит нас на один и тот же факультет… Я освою невербальное беспалочковое «Инсендио», а затем в мире одним древнейшим магическим артефактом будет меньше…»

***

— Астрал, значит? Если честно, я впервые слышу о подобном.

— А ты, собственно, откуда берёшь информацию? Дай угадаю — какая-нибудь общественная библиотека.

Вальтер хмыкнул:

— Почти. У нас тут как-бы такого нет, так что приходиться крутиться.

— Пффф… — Впервые за весь разговор Кроули презрительно скривилась. — Англия совсем отстала от цивилизованных магических стран, у нас в Италии…

— Подожди. — Майкл понимал, что поступает несколько невежливо, но не мог ничего с собой поделать. — Я мало знаю об астральной магии, но разве её не изучают преимущественно на дальнем востоке?

— Глупости. На самом деле она не относится к так называемым «закрытым искусствам». Например, насколько я знаю, в той же Японии существует некая особая разновидность этого подвида, завязанная на крэйлинтах. Есть нечто подобное и в России, кстати.

— А какие конкретно возможности даёт владение данной магией? — С нетерпением поинтересовался Вальтер.

— Ну… — Кроули немного замялась. — Астрал — это нематериальный план бытия, считающийся по обыкновению пристанищем всевозможных духов. Не путай с призраками, духи не всегда могут представлять из себя полноценный отпечаток личности.

— Хорошо, а где в таком случае находится пристанище призраков? — «Глупый вопрос», практически сразу с досадой осознал ребёнок.

Эстер действительно посмотрела на него, как на идиота.

— Материальный план, естественно. — Произнесла она как нечто само собой разумеющееся. — Зачастую они по собственному желанию решают остаться, ну или им не даёт это сделать проклятие.

— Проклятие? — Недоуменно переспросил мальчик.

«Но как? Разве после смерти душа не очищается благодаря перерождению? Хотя… в таком случае у меня не было бы Скай».

— Ну да. Ещё при жизни задевшее саму душу или ауру, зависит от мощности. Но лично я таких не знаю, просто слышала, что они существуют.

— Тёмная магия?

— Разумеется. Касательно возможностей астральной — они колоссальны. Проникновение в другой план бытия даёт пленить находящихся там существ с целью дальнейшего их использования, а ещё существует практика отсоединения от своей оболочки, имея при этом возможность вернуться в неё в любой момент.

— Это как? — Не понял Майкл. — Вроде бы подобная процедура должна означать неминуемую смерть, разве нет?

Перед тем, как ответить, Кроули примерно минуту рассматривала пейзаж за окном, пребывая в своих мыслях.

— Риск огромен, согласна. — Наконец почему-то грустно выдала девочка. — Но ты только представь: возможность исследовать мир глазами различных его обитателей…

— Вселение. — Догадался первокурсник.

— Оно самое. Правда, человек способен такое провернуть лишь с неразумными созданиями, или же с теми, с кем имеет магическую связь. Но это далеко не единственные возможности. Например, существует так называемая «Астральная сеть». С её помощью тёмные маги пленяют души существ для их последующей продажи тем же демонам. — Пояснила Эстер.

Майкл сосредоточенно размышлял. Нет ничего удивительного в том, что данный подвид мало кто практиковал в Британии, и если верить девчонке, небезосновательно. Теперь он понимал, насколько это рискованно. Да, перспективы тоже внушают, но вот игры со своей душой и аурой ему крайне не нравились. Несомненно, требование к астральный магии состоит не только в предрасположенности к оной, но ещё и во владении менталистикой. Контроль также необходим, причём чуть ли не абсолютный. Хотя… Со Скай он не видел ничего невозможного.

— У итальянских магов кажется стальные я… кхм… неважно.

Предполагаемая аристократка в ответ как ни странно рассмеялась.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать. Дело не в отсутствии страха, просто тамошняя знать гораздо более осведомлена в данном направлении магии. Кстати, мой род не имеет к Италии никакого отношения. Сейчас я просто вернулась на историческую родину…

— Ну и как тебе здесь? — Поинтересовался Вальтер.

— Не знаю. — Ответила девочка. — Я ещё нигде и не была особо… Шахматы? — Вдруг предложила та, вытащив из сумки соответствующую игру.

Несколько секунд Майкл неподвижно смотрел на попутчицу, после чего неожиданно тепло улыбнулся.

— Давай.

Хогвартс

— Коллеги. — Находящийся в большом зале Дамблдор дважды хлопнул в ладоши, собирая на себе взгляды преподавателей. — Осталось совсем немного времени до приезда учеников. Я полагаю, самое время нам всем подготовиться к церемонии…

Радостно переговариваясь, учителя покинули зал. Один лишь преподаватель чар Филиус Флитвик решил обсудить с директором школьную программу.

Возвращаясь по коридору вместе с «коллегами», Реддл в теле Квирелла был готов заавадиться от осознания предстоящего хаоса, что непременно начнётся с появлением детей.

Идущий рядом Северус Снейп понимающе хмыкнул, по-видимому успев правильно истолковать выражение лица мужчины.

— Сочувствую, Квиренус. Один на все курсы, как же я тебе сочувствую…

— А по тебе и не скажешь. — Отметил Волан-де-морт, глядя на чересчур довольное лицо зельевара. — Неужели сама мысль о том, что кому-то приходится хуже, придаёт так много оптимизма?

— Ты не представляешь, насколько. — Авторитетно заявил Северус, сворачивая в другой коридор, освещаемый факелами. — Приятного вечера, коллега. — Напоследок произнёс тот с неприкрытым сарказмом.

Скрипнув зубами, Том в одиночку направился к себе в персональный кабинет. Гуляя по замку, он с ностальгией рассматривал совсем не изменившиеся портреты и доспехи рыцарей.

Древнее, пропитанное магией место, в котором Реддл мог находиться вечно. Раньше это был его первый и последний дом, а ныне фактически обитель врага.

Открыв дубовую дверь, Том вошёл в просторные апартаменты с двуспальной кроватью возле окна.

Подойдя к нему, Волан-де-морт несколько минут наслаждался открывающимся отсюда пейзажем, после чего стал переодеваться к празднику.

Впрочем, его мысли были далеки от предстоящего мероприятия. Реддл собирался в ближайшее время навестить свой осколок души в тайной комнате, а также разработать примерный план кражи Философского камня.

Будучи одним из тех, кто устанавливал защиту (а если точнее — рубеж), Тому оставалось только охреневать от того, как сильно заморочился на эту тему старый пень.

Количество проклятий и защитных заклинаний седьмой категории сложности превышало число волос в бороде оного, более того, директор не поленился даже затащить в коридор самого настоящего цербера. Впрочем, это была наименьшая из проблем, ведь даже на то, чтобы добраться до трёхголовой собаки, нужно было потратить почти весь резерв крэйлинтов его нынешней оболочки.

Будь тёмный лорд в прежней форме, то справился бы со всеми препятствиями. Правда несмотря на изрядно сниженную магическую мощь, Том уже знал, что всё-таки сможет пробраться к намеченной цели, и даже выйти оттуда живым.

Он не недооценивал старика, но и сам не являлся идиотом. В ход пойдут все те артефакты, которые ему удалось приватизировать в процессе битвы двух группировок.

Тогда это и было его основой целью — под шумок нахапать как можно больше ценностей, в том числе и из Отдела тайн (в этом ему уже помогли полномочия). В результате Реддл на данный момент имел множество схронов со спрятанными там творениями древних магов, некоторые из которых уникальны в своём роде и не имеют аналогов.

Естественно, Волан-де-морт пока-что не протащил их в Хогвартс, и вероятно так и не сможет до рождества. Но он умел ждать, ведь как известно, терпение — ключ к успеху.

А ещё Реддл с нетерпением ждал возможности взглянуть на свой «живой» крестраж. Старик вряд ли догадался о лишнем дополнении своего ученика, а сам Волан-де-морт с огромным удовлетворением время от времени представлял лицо своего бывшего учителя, когда тот узнает о том, что для убийства предыдущего ученика необходимо убийство нынешнего.

«Это будет очень интересный год».

========== Глава 1. Распределение. ==========

— Почему, Питер? — Устало спросил мужчина в форме сотрудника магической службы контроля сидящего в камере с железной дверью узника. — Мы были друзьями…

Черноволосый маг в арестантской робе хрипло рассмеялся.

— Ничего личного, Джеймс. Он предлагал мне вылечить мою мать, в то время как колдомедики лишь разводили руками. Тёмную магию они, видите ли, не практикуют! Знаешь, я ни о чем не жалею. Вечно ты корчишь из себя самого правильного, походу дела забывая, как мы все вместе оттягивались в Хогвартсе.

Поттер покачал головой, с жалостью глядя на бывшего друга.

— Мы были детьми, Питер. Ну, а что касается твоей матери — неужели ты полагаешь, что мы не нашли бы способ её спасти? И для этого вовсе не обязательно было предавать мою семью! — Неожиданно вытащив палочку, Джеймс с искаженным от ярости лицом направил её на Петтигрю. — Из-за тебя, урод, чуть не погибли моя жена и сын!

— Ну надо же, Сохатый! Так убей меня! Давай, всего-то и нужно сказать два слова!

— Да пошёл ты… — Резко развернувшись, аврор отошёл от камеры. — Я не собираюсь тебя вытаскивать отсюда. Ты получил то, что заслуживал…

— Однажды я выйду отсюда, Джеймс. — Прошипел в спину удаляющемуся Поттеру узник. — И ты пожалеешь о своём решении…

***

Через несколько часов поезд постепенно стал сбавлять ход. Майкл с Эстер переоделись заранее, а потому сейчас не особо напрягаясь ждали, когда большая часть учеников выйдет из поезда, дабы не толпиться вместе с остальными в тамбуре.

Два часа они увлечённо играли в шахматы, и в результате конец единственной сыгранной партии ознаменовался проигрышем Вальтера, чему он в общем-то не особо и расстроился.

— Багаж, я полагаю, нам нужно оставить здесь. — Заметил мальчик.

— Ты на удивление проницателен. — Ответила Кроули, приоткрывая дверь. — Кажется, там относительно свободно.

— Судя по шуму, не особо. — Возразил Майкл.

— Он доносится по большей части с улицы. Ну не сидеть же нам здесь целую ночь? — Улыбнулась Эстер, и спустя секунду вышла из купе.

— И то правда. — Вздохнул первокурсник, и, немного поколебавшись, последовал за девочкой.

***

Снаружи уже было темно и достаточно прохладно. Вопреки этому Вальтер не чувствовал какого-либо дискомфорта благодаря соответствующему зачарованию у мантии.

Впрочем, некоторые его одноклассники явно не могли себе позволить нечто подобное, ну или просто не посчитали нужным купить такое улучшение.

Вообще одежду на что только не зачаровывали: водоотталкивание, тепло, прохлада, прочность, гибкость, вес, цвет и так далее. Естественно, не все зачарования можно было «накладывать» друг на друга. Как правило, это относилось к противоположным атрибутам (огонь ≫ вода).

— Так, дети. Все меня видят? Отлично. Кареты уже вас ждут, проходите, не задерживайте себя и других. — Приказным, не терпящим возражения тоном произнесла вместо приветствия уже знакомая Майклу преподавательница трансфигурации, появившись на красной платформе возле экспресса.

«Не понял? А где лодки? А, ну да. Канон уже давно ушёл в бессрочный отпуск…» — Несколько грустно подумал Вальтер, следуя за остальными детьми.

В сказке все было намного проще, от того она, в общем-то, и сказка. Здесь же… приходилось думать головой, дабы не только развить свой магический потенциал, но и просто найти место под солнцем.

Идущие рядом дети радостно переговаривались, а Майкл наконец-то смог разглядеть среди них Бэйтман. Та шёпотом общалась с немного бледноватым мальчиком со светлыми волосами и тонкими чертами лица. Драко Малфой собственной персоной.

Выглядел он слегка иначе, нежели канонный, да и держался не столь надменно, хоть и старался казаться важным, что было заметно невооружённым глазом.

Майкл внезапно ощутил себя в детском саду. А ведь если так разобраться — это не далеко от правды. Правда маги значительно превосходили маглов в развитии, но факт оставался фактом: его сверстники одиннадцатилетние дети. Но он гораздо старше, разумеется, в ментальном плане.

Хотя та же Бэйтман не производила впечатление ребёнка, равно как и Кроули. Последняя, собственно, имела явные проблемы с общением, если судить по их разговорам в купе.

В каретах оказались запряжены довольно странные твари: выглядели они как скелеты лошадей, что были обтянуты блестящей чёрной чешуей, и имеющие за спиной крылья аналогичного оттенка.

— Майкл. — Не успел он подойти к одной из свободных карет, как к нему подбежала Бэйтман. —

Познакомься, это Драко Малфой, потомственный чистокровный в двадцать втором поколении. Он обещал помочь нам освоиться, если у нас, конечно, возникнут какие-либо трудности.

Подошедший к ним блондин коротко кивнул, подтверждая сказанное.

— Андреа много про тебя рассказывала. — Малфой протянул Вальтеру руку, а тому ничего не оставалось, кроме как пожать её. — Мне будет приятно пообщаться с правильными маглорождёнными, которые не зациклены на критике нашего мира.

«А много ли ты знаешь таких зацикленных?» — Хотел было спросить Майкл, но благоразумно промолчал. — «Чёртовы стереотипы».

— Взаимно. — Учтиво произнёс Вальтер, фальшиво улыбаясь. — Предлагаю занять свободную карету…

— Ах да, это Винсент Крэб и Грегори Гойл. — Небрежно махнув рукой в сторону стоящих рядом двух полноватых парней, Драко галантно помог залезть в карету Бэйтман, после чего и сам занял место в транспорте.

— А я тебя всюду ищу. — Оказавшаяся рядом Кроули весело подмигнула немного обескураженному Вальтеру. — Ну что, позволишь присоединиться к вашей компании?

— Вроде бы ты собиралась побыть изгоем… — Посчитал своим долгом напомнить первокурсник.

Эстер пожала плечами.

— Ты тоже.

***

Из окна кареты был прекрасно виден гигантский каменный замок.

Невероятное по своей грандиозности сооружение, от которого Вальтер на протяжении нескольких минут не мог оторвать глаз. Впрочем, реакция остальных оказалась идентичной, даже Драко с натуральным детским восторгом принялся считать башни, коих действительно хватало.

Наконец они подъехали к воротам. Выйдя из магического транспорта, Майкл вдруг заметил, как за ним пристально наблюдает его предполагаемый брат. На самого мальчика-который-выжил естественно также частенько поглядывали, но тот, по-видимому, предпочитал просто игнорировать чужие взгляды.

Ученики Хогвартса постепенно освобождали кареты и заходили в здание под чутким руководством вышедшего к Макгонагалл мужчины в наглухо застёгнутой чёрной мантии.

Сама преподавательница довольно оперативно собрала вокруг себя всех первокурсников и завела тех в прилегающий ко входу зал.

Разглядывая рыцарские доспехи и общий средневековый антураж, Майкл тем не менее очень внимательно слушал декана алознамёных.

— Добро пожаловать в Хогвартс. Совсем скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор — очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре — Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами — это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи. Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, я советую вам собраться с мыслями.

И пожалуйста, ведите себя тихо*. — Добавила та, после чего покинула зал через вторую дверь, которая в свою очередь вела в просторный коридор замка.

«Ну, хоть что-то здесь неизменно». — Ухмыльнулся Майкл. Словно в подтверждение его мыслей, рассматривающая зачарованный портрет девочка с растрёпанными волосами неожиданно выдала:

— Это же Томас де Торквемада! Я читала, что его орден принёс в жертву тыс…

— Всё это конечно интересно, но нас вроде бы просили вести себя тихо. — Хмыкнул находящийся неподалёку кареглазый брюнет. — Грейнджер, ты ещё в поезде порядком меня достала, может хоть сейчас успокоишься?

— Сам успокойся, Бут. — Пробормотала Гермиона, не отрывая взгляд от картины. — Ты что, не понимаешь? Да это же самый настоящий кладезь знаний!

«А она права». — Невольно признал Вальтер. — «Каждый портрет в теории — отпечаток личности! Интересно, здесь можно поговорить с Мерлином? А основателями? Черт, даже подумать страшно, какой информацией о магии они обладают. А легиллименция к ним применима? Чувствуют ли они боль, если допустим повредить холст? Позже проверю».

— Не нравится мне эта девчонка. — Шепнул ему прямо в ухо Малфой. — Ты её знаешь?

— Нет, я с ней незнаком.

«А было бы неплохо познакомиться. Учитывая её любознательность, можно извлечь из этого немалую выгоду».

— Во время поездки она зашла к нам в купе. — Поморщилась Андреа. — Лучше тебе не знать, что произошло дальше…

— Отец говорит, что именно из-за таких вот элементов, маглорождённых раньше недолюбливали. — Счёл нужным пояснить Драко. — Вечно навязывают всем своё мнение, аж смотреть тошно.

Майкл не совсем понял, зачем разводить такую демагогию буквально на ровном месте. Лично он воспринимал девочку абсолютно спокойно. Сама же Гермиона в это время рассказывала всем желающим заученные наизусть факты из «Истории Хогвартса», не обращая при этом внимания на многозначительные взгляды некоторых детей из аристократических кругов.

— Ясно. — Равнодушно сказал первокурсник. — Может, ты и прав. Лично меня сейчас больше волнует грядущее распределение.

— Советую не нервничать. — Важным тоном сказал блондин. — Отец сказал, надо просто чётко сформулировать желание оказаться на выбранном факультете.

Макгонагалл вернулась спустя пять минут. Осмотрев ещё раз свору детей, она повела их через главный коридор в большой зал.

***

Бэйтман с восторгом рассматривала четыре роскошных стола, где восседали старшекурсники Хогвартса, и потолок, зачарованный на иллюзию ночного неба.

Извечное раздражение и злоба отошли на второй план. Андреа думала преимущественно о том, как в будущем обязательно станет лучшей ученицей на курсе.

А ведь большую часть пути ей пришлось слушать хвалебные рассказы Драко Малфоя о своём отце, да и та дура, напоминающая собой псину, изрядно достала девочку своими глупыми жалобами.

О, Андреа в тот момент больше всего хотела убить этих ничтожеств. Увидеть, как их взор медленно угасает, а тела покидает жизнь… Что может быть приятнее? Хотя, была ещё одна сучка, которая посмела покуситься на её первого и единственного друга. Вот с ней-то как раз и следовало при первой возможности разобраться. Жаль только, в школе это вряд ли осуществимо. Ей оставалось лишь надеяться, что ещё представится шанс воплотить задуманное в реальность…

Девочка посмотрела на стол преподавателей. В центре сидел Альбус Дамблдор — его ни с кем не спутаешь. Директор выглядел до неприличия довольным, это соответствовало его образу. Брюнетка почему-то сразу же осознала одну истину — он крайне опасен. Вероятно, опаснее чем все, кто находится в зале, вместе взятые.

— Его специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо. — прошептала опять оказавшаяся рядом Грейнджер, неотрывно глядя на потолок. — Так вот каковы высшие чары седьмой категории…

Пока Андреа внимательно рассматривала остальных преподавателей, Макгонагалл поставила перед ними деревянный табурет и положила на него вычищенную до блеска остроконечную шляпу.

Стоящий возле неё Поттер задумчиво кусал губу, но явного напряжения не испытывал. Равно как и Драко Малфой, тот даже кому-то помахал за крайним столом справа, что отличался зелёно-серебряным оформлением.

— Распределяющая шляпа. — В благоговении произнёс рыжий веснушчатый мальчик неподалёку, чем заработал несколько насмешливых взглядов.

Внезапно складки шляпы преобразились в тёмное отверстие, напоминающее собой рот. А затем…

Артефакт запел, и в тоже самое время жажда Бэйтман причинить кому-то боль вспыхнула с новой силой. «Отвратительно! Какие же они здесь все идиоты!» — Подумала девочка, стоило артефакту замолчать.

Ей все больше и больше хотелось поскорее освоить три непростительных. Особенно её интересовало «Круцио» — пыточное заклинание, приносящее невыносимую боль. О, это действительно лучшее, что можно найти в арсенале тёмной магии, хоть она пока ещё и не знает ни одного проклятья. Пока.

«Авада кедавра» однако показалась ей полной безвкусицей. Ну вот какой смысл в быстром убийстве? Жертва должна почувствовать безысходность, умолять о спасении, и лишь тогда…

Зал вопреки довольно бездарной, режущей слух песни разразился громовыми аплодисментами, после чего одетая в зелёную мантию Минерва Макгонагалл вытащила список с именами будущих первокурсников.

— Когда я назову ваше имя, вы сядете на табурет и наденете шляпу.

— Заявила она. — Начнём. Аббот, Ханна!

— ХАФФЛПАФФ! — Хрипло крикнула Шляпа, стоило девочке с белыми косичками неуверенно сесть на табурет и надеть артефакт на голову.

Сняв с себя головной убор, изрядно покрасневшая девочка направилась к аплодирующему ей второму столу слева.

— Бэйтман, Андреа.

Почувствовав на себе сотни пар глаз, брюнетка собралась с духом и направилась к древнему артефакту… Она знала, какой факультет ей действительно подходит.

***

— СЛИЗЕРИН!

«Мне показалось, или шляпа крикнула это несколько… испуганно?» — Задался вопросом Майкл, стоило Бэйтман с видом королевы сесть за крайний стол справа, что отличался зелёно-серебряной стилистикой.

Впрочем, если судить по задумчивым лицам некоторых преподавателей — не один он это заметил. Вообще странно, что её не распределили в Азкабан, вот какой «факультет» по мнению Вальтера подходил ей больше всего.

Правда, он и сам далеко не ангел…

— Боунс, Сьюзен!

— ХАФФЛПАФФ!

— Бут, Терри!

— РЭЙВЕНКЛО!

Теперь зааплодировали за вторым столом слева, приветствуя нового представителя факультета. Мэнди Броклхерст также присоединилась к своему однокласснику.

А вот Лаванду Браун направили в Гриффиндор. Крайний слева стол, оформленный в алый и золотые цвета, взорвался приветственными криками.

— Вальтер, Майкл!

«Ну, погнали…»

Первокурсник не торопясь подошёл к стулу и надел артефакт на голову. Почти сразу же после этого в его подсознании раздался голос Скай:

Инициализация…

Попытка считывания информации из архива…

Обнаружена попытка проникновения…

Поиск угрозы…

Угроза найдена ≫ неизвестная форма жизни.

«Скай, представь ей доступ к моим воспоминаниям, но заблокируй архив». — Отдал распоряжение первокурсник.

Он не беспокоился о раскрытии. В учебнике было ясно сказано, что артефакт не мог выдать обнаруженную в подсознании будущего ученика информацию.

«Ого!» — Раздался в его голове скрипучий голос с ехидными нотками. — «Впервые наблюдаю подобную аномалию… Интересный случай».

«Вы можете мне сказать что-то более конкретное?» — Спросил Вальтер, понимая, что общается с древнейшим артефактом в замке.

«Нет. Я сталкиваюсь с подобным впервые. Твоя душа крайне необычна, Майкл, но думаю, ты и сам это знаешь…» — Отметила шляпа.

«Так Скай — моя душа?» — Удивился ребёнок.

Он и не думал никогда об этом. Точнее, не подходил к вопросу с такой точки зрения. Предполагалось, что ИИ чип или привязан к ней, или на худой конец является её частью.

«Верно. Так, по крайней мере я её ощущаю. Чего только в жизни не встретишь, подумать только…»

«Хм… Благодарю вас» — Мысленно произнёс Майкл, радуясь полученной информации.

«Да я тебе, в общем-то, ничего такого и не сказала. Знаешь, твой случай уникальный в своём роде».

«Да, я понимаю…»

«Итак… Куда мне тебя определить? Твоё пожелание?» — Шляпа решила наконец-то перейти к сути.

«А разве вы его уже не знаете?» — Поинтересовался Вальтер.

«Хотелось бы услышать это непосредственно от тебя».

«Ну, вариантов у меня немного. Или Слизерин, или Рэйвенкло». — Здраво рассудил он.

«Так Слизерин, или Рэйвенкло?» — Попытался уточнить артефакт.

«Не думаю, что это имеет значение. Специальности Слизерина мне импонируют гораздо больше, но у воронов атмосфера куда спокойнее будет. И там и там есть минусы и плюсы, так что давайте на ваше усмотрение…»

«Ну, будь по-твоему».

— СЛИЗЕРИН!

Майкл остался доволен выбором шляпы. Вопреки общественным стереотипам, Слизерин у него не ассоциировался с чем-то плохим. Сами сотоварищи по факультету сдержанно поприветствовали первокурсника, стоило ему пройти за их стол.

Вальтер сел рядом с Бэйтман, а затем так же как и остальные дети стал следить за церемонией.

— Грейнджер, Гермиона!

Будущая «всезнайка» с нетерпением вышла к Макгонагалл. Впрочем, её распределение длилось заметно дольше, чем у остальных первокурсников: примерно пять минут девочка мысленно разговаривала со шляпой, по-видимому пытаясь с ней о чем-то договориться.

— ГРИФФИНДОР!

Грейнджер явно испытывала смешанные чувства: это было видно по её растерянному лицу. Майкл предположил, что в отличие от канона та изначально собиралась попасть на Рэйвенкло.

— Кроули, Эстер!

Аристократка спокойно вышла к стулу, всем своим видом выражая полное безразличие к происходящему. Он вспомнил, как она говорила ему в поезде, что не видит смысла в распределении как таковом. Специальность? Многие маги с предрасположенностью ко тьме превосходно владели светлой.

Её точка зрения легко обосновывалась высоким талантом. А вот конкретно для Вальтера специальности играли очень важную роль, по крайней мере то же зельеварение было более привлекательно, нежели, например, нумерология. Важность расчётов? Ну, в этом плане он и сам мог бы преподать урок остальным, наличие Скай позволяло.

Преподаватели тем временем заметно оживились, внимательно наблюдая за первокурсницей. С ней артефакт по какой-то причине даже не стал разводить демагогию:

— СЛИЗЕРИН!

В то время, как ученики поражённо перешептывались, Кроули с безэмоциональным лицом направилась к своим знакомым.

Змейки аплодировали ей куда громче, в то время как три других факультета заметно напряглись. Несколько старшекурсников даже лично встали со своих мест, дабы поприветствовать на своём факультете представительницу одного из древнейших родов.

Пожав всем желающим руки, Эстер присела с другой стороны от Вальтера, явно не замечая странного выражения лица другой слизеринки.

— Поздравляю с попаданием на лучший факультет в Хогвартсе. — Обратился к ним долговязый старшекурсник. — Надеюсь, вы станете его достойными представителями.

— Я тоже на это надеюсь. — Ответила Бэйтман, нехорошо улыбнувшись.

Когда вызвали Малфоя, он вышел из шеренги с видом типичного чиновника. Весь восторг с его лица мгновенно исчез, уступая место хладнокровию. Однако блондин всё-таки не смог сдержать улыбку после объявленного вердикта:

— СЛИЗЕРИН!

Драко уже с нескрываемым довольным видом присоединился к остальным.

— Прекрасно, Малфой. — Похвалил его пятикурсник Маркус Флинт. — Рад, что ты с нами.

Не прошедших отбор первокурсников оставалось все меньше.

Мун, Нотт, Паркинсон, девочки-близнецы Патил, затем Салли-Энн Перкинс, и вот наконец…

— Поттер, Гарри!

Избранный сделал шаг вперед, и по всему залу раздались удивлённые возгласы, сопровождаемые громким шепотом.

— Она сказала Поттер?

— Тот самый Гарри Поттер?

Майклу казалось, что прошло аж тридцать минут, прежде чем шляпа наконец выкрикнула:

— ГРИФФИНДОР!

«Ожидаемо». — Подумал тот, глядя на бурную, пожалуй даже чересчур, реакцию алознамёных.

Его брата, как он и предполагал, распределили к грифам. Туда же попал и Рональд Уизли, чему, как отметил Майкл, Гарри не очень-то и обрадовался.

После распределения Блейза Забини на Слизерин, Макгонагалл унесла артефакт из зала, а поднявшийся с золотого трона директор громко провозгласил:

— Добро пожаловать в Хогвартс! Поздравляю всех учеников с началом нового учебного года, и пользуясь случаем, хочу им пожелать успехов в освоении магии. Сразу после банкета будет сделано важное объявление, ну, а сейчас самое время подкрепиться. — Щёлкнув пальцами, Дамблдор медленно сел обратно на своё место. Зал сразу же разразился аплодисментами, а тарелки на столах неожиданно наполнились разнообразной едой.

Накладывая себе всего понемногу, слизеринец с интересом рассматривал школьный персонал.

Преподавателей было гораздо больше, нежели в каноне. При этом особого напряжения между ними не было, но самая главная новость заключалась в наличии Квирелла. Вальтер не знал, присутствует ли на данный момент «нелегальный подселенец» в его черепушке, но на всякий мысленно пообещал себе держаться от него как можно дальше.

— Странно, что вы двое попали к нам. — Сообщила вслух очевидный всем присутствующим факт Паркинсон. — На Слизерин поступают в основном чистокровные.

— Всегда бывают исключения из правил. — Пожал плечами Майкл. — Надеюсь, проблем никаких не возникло?

— Паркинсон, зачем устраивать конфликт буквально из воздуха? — Внезапно будничным тоном поинтересовался Малфой, накладывая себе жареной картошки. — Нас и так здесь не особо воспринимают, а потому нам всем необходимо держаться вместе.

— Согласна. — Поддержала блондина Гринграсс, с усмешкой косясь на однокурсницу. — Ты представляешь, что будет, если мы ещё и между собой будем ругаться, как те же грифы?

«Логично. А Малфой походу решил взять нас под свое крыло, интриган малолетний. Ну, я в общем-то не против, лишь бы он не требовал от меня выполнения каких-то поручений». — Подумал Вальтер, неспешно жуя стейк. — «Да и в случае чего всех собак повесят именно на Малфоя, что не может не радовать. Но управлять собой я ему все равно не позволю, чуть позже это может вылиться в очень серьёзную проблему».

Через некоторое время на столах появился десерт, чему обрадовались преимущественно младшие курсы.

Начались разговоры о семьях. Майкл и Андреа благоразумно не влезали, предпочитая вместо этого по крупицам собирать информацию об остальных, дабы в последствии как-нибудь её использовать.

Когда и десерт исчез из тарелок, Дамблдор вновь медленно поднялся с трона:

— А сейчас, когда все насытились, я хотел бы сделать несколько объявлений. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Он охраняется защитным чарами, а потому даже не думайте пересечь его границу. Кроме того, по просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что не следует колдовать на переменах. А теперь насчёт тренировок по квиддичу — они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны будут обратиться к мадам Трюк. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех учащихся. Это не шутка, прошу вас отнестись к предупреждению со всей ответственностью. Особенно это касается факультета Гриффиндор. — Директор посмотрел прямо на стол алознамёных, в то время как в зале раздались смешки. — Вот, собственно, и всё. Ну, а сейчас — время отправляться по гостиным…

***

Гостиная факультета Слизерин находилась в подземельях. Атмосфера в тамошних коридорах была соответствующая, но некоторым (Бэйтман) это даже понравилось.

Вход был довольно странным: никакого «живого» портрета не было и в помине. Просто ничем не отличающаяся от других стена, на которую требовалось нажать двумя подушечками пальцев в определённом месте, и лишь затем для проникновения сказать сам пароль.

Зайдя вместе с остальными внутрь, Майкл невольно поразился виду на дно озера, что открывался благодаря широкой панораме, которая заменяла собой правую стену огромной комнаты.

Само убранство также впечатляло. Оформленные в дизайне их факультета многочисленные кресла и диваны идеально сочетались с круглыми столиками, а чуть поодаль от камина было свободное от всякой мебели пространство.

Пока старшекурсники, негромко переговариваясь между собой, разбрелись по комнатам, весь первый курс расположился возле камина.

Через несколько минут в гостиную вошёл добродушный с виду полноватый мужчина в зелёной мантии, в компании с двумя старостами.

— Приветствую всех новых членов благородного факультета Слизерин. — Торжественно произнёс преподаватель. — Меня зовут Гораций Слизнорт, я являюсь вашим деканом. Не буду таить и скажу вам прямо: нас в школе многие недолюбливают.

— Так уж нам и необходима их «любовь», профессор. — Хмыкнул Блейз, собрав на себе удивлённые взгляды остальных.

Гораций понимающе усмехнулся себе в усы, не сводя взгляд с нагловатого итальянца.

— Мистер Забини, размышлять подобным образом… несколько недальновидно, вы так не считаете?

— Профессор, как бы то ни было, Блейз прав. — С праведным лицом произнёс Малфой, похоже увидев возможность завоевать расположение ещё одного слизеринца. — Одного только нашего отношения к окружающим не хватит, чтобы изменить ситуацию, которую наблюдал мой отец, дед, и прадед. Я считаю, что… вы также правы, равно как и Блейз. Мы должны делать все возможное, дабы казаться теми, кем не являемся на самом деле.

— А кем вы являетесь на самом деле? — С неподдельным интересом спросил старик. — Просветите меня, мистер Малфой.

— Мы Слизеринцы, сэр. — Тонко улыбнулся Драко. — Отец сказал, что это и есть наше отличие от остальных.

Слизнорт кивнул, подтверждая сказанное.

— Именно так. В каждом из вас, запомните это хорошенько, есть то самое семя величия, что так искал в своих последователях Салазар. И окружающие могут говорить что угодно, но вы не должны считать себя каким-то неправильным. Неправильные — они, а вы… в вас есть потенциал стать великими. — Важно пояснил за «расклад» старый морж, чем поставил Майкла в достаточно неудобное положение: тому пришлось приложить все усилия, дабы банально не рассмеяться, тем самым поставив себя в неудобное положение.

Глядя на воодушевлённые лица одноклассников, Вальтер испытывал смешанные чувства. С одной стороны было приятно осознавать подобную сплочённость, ведь это обещало принести немалую выгоду.

А с другой… он уже начал сомневаться в правильности своего решения доверить столь ответственный вопрос артефакту.

Да, ему в общем-то плевать на общественное мнение, лишь бы оно не мешало его целям. Майкл не считал гордость таким уж важным качеством, а потому был способен адаптироваться даже к самой лютой дичи, которая только может происходить на жизненном пути.

Но проблема в том, что недоброжелателей с высокой вероятностью окажется гораздо больше, чем того требовала необходимость (как минимум один, и особо надоедливый). Хотя… у него же есть брат! И пусть никто кроме самого Гарри (вероятно) об этом факте не знает… это может неплохо помочь. Да и наличие Бэйтман в союзниках немаловажно — девочку можно банально натравить непосредственно на саму помеху.

Слизнорт, тем временем, разошёлся не на шутку. Он все говорил и говорил: о единстве, о том, как важно понимать, что предрасположенность не определяет суть человека и о множестве других вещей, с целью немного поднять детям самооценку.

Изменит ли вера в себя текущее положение? Вероятно. Но не в его случае, ведь он и так в себя верил. Присутствующим здесь первокурсникам несомненно импонировала речь о грядущей славе и возможности проявить себя. Слизнорт говорил действительно правильные вещи, но как-то забывал упоминать тот факт, что слава, равно как и могущество — приходит со временем. Вот только отнюдь не все Слизеринцы имели «змеиное терпение», по сути являясь обычными людьми, пусть и несколько более хитрыми и изворотливыми, чем остальные.

***

Комната включала в себя роскошную ванную и два личных шкафа. Везде проживало по двое детей (разумеется, исключения также присутствовали), чего Вальтер так и не смог понять, как ни старался.

В замке всё-таки было достаточно места для размещения каждого ученика по отдельности.

— Я сплю возле окна. — Сразу же заявил блондин, стоило им войти в свой номер. — Надеюсь, ты не будешь против?

— Это риторический вопрос, Драко? Давай сразу кое-что проясним — я не собираюсь становится твоей шестёркой, но и заявлять права на лидерство не имею никакого желания. — Спокойно сказал Майкл. — Давай так: я тебе не мешаю, а ты по возможности напрягаешь кого-нибудь другого.

— Можно подумать, будто конкуренция в твоём лице означает мой проигрыш. — Ожидаемо огрызнулся блондин. — Одно моё слово — и ты станешь местным пугалом.

— А ты уверен… — Попытавшись изобразить безумный оскал, Вальтер подошёл вплотную к Малфою. — …что тебе жизненно необходимо иметь меня во врагах? Повторяю: я просто хочу, чтобы меня оставили в покое. Стоит ли начинать из-за этого конфликт?

— Нет. — Признал очевидное Драко, не будучи идиотом. — Я не имел в виду нечто подобное. Но ты не можешь отрицать то, что должен мне…

— С чего бы? — Подойдя к доставленному домовиками в комнату чемодану, Майкл стал доставать оттуда чистую одежду. — Я вроде бы у тебя денег не занимал.

— За таких как вы, Вальтер, принято поручаться. Нет, везде бывают и исключения, но именно благодаря мне вы с Бэйтман сможете выйти в свет раньше положенного. — Немного раздражённо пояснил Малфой. — И вовсе необязательно было так резко на меня наезжать. Отец говорил, что…

— Ладно-ладно, прости. Мир? — Немного устало извинился слизеринец, доставая гигиенические принадлежности. — Можешь спать где захочешь, мне в принципе все равно.

— Мерлин с тобой, Вальтер. Мир. Но на будущее знай, что в Слизерине есть чёткая иерархия, которая определяет положение ученика на факультете.

— Это профессор Слизнорт как-то не упомянул… — Усмехнулся Майкл.

— Такие вещи принято обсуждать лишь в узких кругах. — Счёл нужным объяснить Малфой. — Да и первые три курса, как мне сказал отец, в неё не входят. Но ты прав, я действительно собираюсь стать лидером.

«Что-то мне подсказывает, что подобное соседство доставит много проблем в будущем» — С горечью подумал Вальтер, наблюдая за жизнью озера через окно их комнаты.

***

Том тщательно обдумывал ситуацию, уставившись в балдахин на своей кровати.

Для какой цели старику нужен данный артефакт? Помнится, он как-то упоминал о довольно серьёзном проклятии, которое нанёс ему Грин-де-Вальд в ходе их битвы.

Может, его время на исходе? Нет, это было бы слишком хорошо. А если камень всего лишь хитроумная ловушка? Опять бред. Он тщательно замёл следы в Албании, теперь ни один аврор так и не узнает, кем именно являлся некромант, уничтоживший два элитных отряда. В связи с этим вероятность того, что архимаг его заподозрил…

— Что ты задумал, Альбус? — Тихо произнёс Реддл, сонно прикрывая глаза. — И какую роль ты мне уготовил на этот раз?

========== Глава 2. Первый учебный день. ==========

На протяжении нескольких минут мужчина в роскошной мантии синего цвета внимательно рассматривал единственного обитателя просторной камеры с белыми стенами и потолком.

— Доброго вам дня, герр Грин-де-Вальд. — Наконец-то поприветствовал он седовласого мага в красной робе и зачарованными «браслетами» на руках. — Рад встретиться со столь выдающимся человеком.

Узник Нурмеграда лишь молча стоял, внимательно разглядывая гостя.

— Ты неполноценен. — Внезапно заявил он. — Я не ощущаю тебя человеком. Ах, ну конечно…

Бывший тёмный лорд хрипло рассмеялся, чем вызвал недоуменный взгляд собеседника.

— Значит… слухи правдивы. Вы действительно обладаете подобным даром. Интересно, мне бы хотелось услышать… — Мягко стал вещать Том, однако арестант резко перебил его:

— Глупец! Ты даже не представляешь, что с собой сотворил!

— Герр Грин-де-Вальд… будьте благоразумны. А я ведь могу вас отсюда вытащить. Да, будет довольно трудно организовать ваш побег, но мне хватит на это сил и возможностей. Подумайте вот о чем: у вас появится шанс не только расквитаться со всем миром и Альбусом в частности, но ещё и продолжить свои, безусловно, важные эксперименты…

— Я принял свою судьбу. — Улыбнулся Геллерт, с некоторой жалостью глядя на министра магии. — И не собираюсь повторять свои ошибки.

— Значит, договориться по-хорошему нам всё-таки не удастся? — С неприкрытой издёвкой спросил Реддл, медленно вытаскивая из кармана палочку. — Прискорбно. Ну что ж… переходим к плану «Б». Знаете, герр Грин-де-Вальд, чем хорош персонал Нурмеграда? В отличие от вас, он способен правильно расставить приоритеты.

— Чт…

— Круцио!

2.09.1991 год. Хогвартс. Гостиная факультета «Слизерин» 7:22.

— Ээхх. — Идущий вниз по лестнице Малфой протяжно зевнул. — Вот что ты за человек такой, Вальтер? Ну вот зачем было вставать в такую рань?

— Привыкай, Драко. Я по натуре жаворонок. — Усмехнулся Майкл, заходя в общую гостиную.

— Сказал бы я кто ты, но из-за присутствия дам…

— Действительно, лучше не стоит. — Согласилась сидящая в кресле с книгой Эстер. — Доброе утро.

— И вам. Ну что, как насчёт потратить эти сорок минут с пользой?

— Я даже знаю, что ты предложишь. — Вздохнула Бэйтман. — Библиотека?

— Разумеется. — Подтвердил слизеринец, уже направляясь к выходу. — Не знаю как вам, но лично мне не терпится её посетить.

— Меня подожди. — Вдруг опомнилась Кроули, закрывая учебник. — Майкл!

— М-да… — Пробормотал Малфой, стоило двум первокурсникам в быстром темпе выйти из гостиной. — Случай-то ещё тяжелее, чем представлялось ранее. А вообще… — Драко с ухмылкой обернулся к Бэйтман. —…мне почему-то кажется, что там уже сидит весь первый курс воронов.

Блондин практически сразу же отвернулся в сторону камина, а потому не увидел, как девочка на мгновение злобно оскалилась, сжав кулаки на подлокотниках.

***

Неспешно уплетая овсянку, Вальтер мысленно составлял примерный список наиболее важных данных, что требовалось добыть в храме знаний.

Библиотека Хогвартса включала в себя десятки тысяч книг, некоторые из которых довольно редки и недоступны для простых обывателей. Разумеется, не все фолианты находились в общей секции, соответственно не все из них он мог просмотреть в любое свободное от уроков время.

Запретная секция — место, где содержались книги с весьма своеобразным материалом. Как правило для входа в сей отдел библиотеки требовалось разрешение от преподавателя. Однако учитывая, как много информации ему ещё только предстояло освоить — соваться в неё раньше чем через год не имело никакого смысла.

— Что там у нас? — Вальяжно произнёс Теодор Нотт, получив листок с расписанием от проходящей мимо Фарли. — Мерлин! Сдвоенная трансфигурация!

— С воронами? — Не подумав, удивлённо поинтересовался Майкл, разглядывая свой листок. — А почему у нас практически все занятия только с ними?

— Ты ещё спрашиваешь? — Скривилась Паркинсон. — Неужели непонятно, что теоретические занятия с грифами моментально превратятся в практические?

— Эти могут. — Хмыкнул Драко. — Обезьяны доморощенные…

Майкл перевёл взгляд на стол гриффиндорцев. Было видно, что такого напряжения между разными курсами, как на слизерине, не существовало. Алознамёные радостно обсуждали будущий год, в то же время не особо заботясь о манерах.

На Хаффлпаффе и вовсе не наблюдалось разделений на курсы. Создавалось впечатление, будто данный факультет является одной большой семьёй.

Несмотря на то, что Слизерин позиционировал себя точно также, среди змей не принято было доверять всем и каждому. Майкл прекрасно осознавал, что ради достижения собственных целей может без каких-либо угрызений совести подставить или же запугать своих сотоварищей по факультету. Вряд ли их мировоззрение так уж сильно отличается…

***

Кабинет Минервы Макгонагалл находился в восточной стороне замка. Чтобы добраться туда, Майклу и остальным пришлось попросить помощи у какого-то полноватого призрака. Пока сокурсники негромко переговариваясь, рассматривали портреты в коридорах, слизеринец с молчаливого согласия привидения просунул сквозь него правую руку.

Ощущения были сравнимы с погружением в ледяную воду. Что самое интересное, Скай зафиксировала активацию крэйлинтов в соответствующей конечности. Частицы двигались хаотичным образом, в следствии чего проблема с активацией заклинаний при контакте с такими существами являлась очевидным фактом. Вальтер же просто взял его на заметку, не более того.

Заняв место рядом с Бэйтман, он приготовился к началу урока. Посидев несколько минут в облике кошки на собственном столе, преподавательница за долю секунды приняла человеческий облик.

Майклу оставалось только лишь в очередной раз поражаться возможностям магии.

— Трансфигурация — один из самых сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе, — начала канонную речь декан Гриффиндора. — Любое нарушение дисциплины на моих уроках — и нарушитель выйдет из класса и больше сюда не вернется. А теперь я хочу, чтобы вы записали несколько стандартных формул, в основе которых лежит большая часть преобразований первой категории сложности.

Записывая обозначенные на доске формулы, Вальтер в очередной раз вспомнил всю прочитанную им информацию о классификации заклятий.

Всего существовало семь категорий сложности, каждая из которых определяла сложность активации заклинания (затраты крэйлинтов, требование к предрасположенности и чистоте надриора и несколько иных факторов).

Исходя из плана обучения, первую, а потому самую простую категорию проходят за один курс. Вторую, соответственно, на втором, а вот с третьей уже не все так радужно, ибо изучать её совместно с четвёртой требуется на протяжении трёх последующих лет пребывания в Хогвартсе. После СОВ им предстоит два года осваивать пятую, ну, а что касается остальных — академия аврората, заграничные институты, ну или обучение у наставников в помощь.

Местный Дамблдор по-видимому делал все возможное для улучшения образования детей (совместные занятия с воронами лишь подтверждают данную гипотезу). Насколько он понял, заработанные в процессе учёбы баллы можно было потратить на нечто полезное (например — покупка дополнительной литературы).

Лестницы в школе не ставили перед собой задачу угробить учеников, поскольку не перемещались столь хаотично, как в каноне. Радовали также и призраки, большая часть из которых не реагировала на слизеринцев как на будущих тёмных лордов (в отличие от тех же Гриффиндорцев).

Следующее задание от Макгонагалл — активировать одно из простейших преобразований, а именно превратить спичку в иголку.

С этим Вальтер, равно как и Бэйтман, справились на отлично. Проблемы среди представителей их факультета возникли только у Крэбба с Гойлом и, как ни странно, у Паркинсон с Дэвис.

В конце урока им вполне ожидаемо задали написать весьма длинное по объёму сочинение, а также выучить все написанные формулы наизусть.

Последующая за этим Травология преподавалась на улице, а если конкретнее — в жарких теплицах, где первокурсники, не имевшие чар прохлады на своих мантиях, мечтали только об одном: как можно скорее их покинуть.

Живя у Бэйкера, Вальтер прочитал одну занимательную книгу, где описывались большинство видов магических растений. Практически все данные о содержащейся в ней информации сохранились в архиве, а потому первокурснику не было нужды выяснять, чем, к примеру отличается лунный гриб от полночного.

После обеда у них было сдвоенное зельеварение (вообще все занятия сегодня почему-то оказались сдвоенными), но до знакомства с «ужасом подземелий» ещё имелось время.

Не теряя ни минуты, Майкл отнёс сумку к себе в комнату и направился в библиотеку. Следующие два часа он планировал потратить с пользой, а уже затем хорошенько «отдохнуть».

***

Первой целью было найти как можно больше способов увеличения магических частиц в крови. Учитывая тот факт, что некоторые заклинания седьмой категории требуют на активацию за десяток тысяч крейлинтов — это следовало решить в первую очередь, потому как малая магическая выносливость не даст ему в последствии развиваться в должной мере.

Листая фолиант, который ему с толикой ворчания предоставила местная библиотекарша Ирма Пинс, Майкл максимально возможной скоростью сканировал информацию, занося её в архив.

Перелив крэйлинтов — не вариант. Каждые частицы имеют чётко определённую совместимость со своим носителем. Вальтер обнаружил данные о том, что магические существа также располагают частицами.

Возможности Скай заключаются не только во взаимодействии со структурой организма, но ещё и в контроле его жизненных процессов. Если бы он пожелал приделать себе, допустим, третью руку, то осталось бы только найти способ укрепить живые ткани в области присоединения выбранной конечности. Скай с вероятностью в 99% смогла бы при помощи крэйлинтов активировать нервные окончания…

«Быть может, существует способ заменить частицы посредством замены самой крови? Человек в данном случае не подходит, тогда что остаётся…? Магическое существо? Но последствия от подобного воздействия крайне непредсказуемы! Организм со стопроцентной вероятностью мутирует… Нет, проводить подобное на себе я не стану, по крайней мере, не удостоверившись в положительном результате. Нужны подопытные, но где их взять? А главное — как проводить эксперименты в Хогвартсе? Так, необходимо дождаться летних каникул, а сейчас просто подготовить соответствующие расчёты…»

Просидев ровно два часа, Вальтер направился в сторону подземелья, по пути сверяясь с нарисованной на клочке бумаги картой…

***

Гораций Слизнорт занимался алхимией и старшекурсниками, в то время как преподавателем зельеварения для младших курсов являлся канонный Северус Снейп. Канонный в прямом смысле, потому как порядком озлобленный на жизнь мужчина просто не мог не заметить некоторое сходство с сыном своего заклятого врага…

— Вальтер!

— Да, сэр? — Предчувствуя проблемы, Майкл с нарочитой неспешностью встал из-за парты.

— Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? — Словно наслаждаясь собственным голосом, протянул зельевар.

«Блять, кажется до меня решили доебаться…» — Отстранённо подумал слизеринец, одновременно с этим спокойно отвечая:

— Напиток живой смерти, сэр. Так называют особо сильное усыпляющее зелье.

Примерно минуту Снейп молча буравил Вальтера взглядом, а затем пробурчав «садитесь» подошёл к доске.

— Чего это он? — Недоуменно шепнул Майклу сидящий позади него Драко.

Рэйвенкловцы в свою очередь также как-то странно поглядывали на слизеринца, ведь Снейп не начислил тому баллы за правильный ответ, что в общем-то само по себе нонсенс.

— Без понятия. — Также тихо ответил первокурсник. — Видимо, дело в моей мордашке. Мужик-то со странностями…

Тем временем преподаватель каким-то каракулями выписывал на доске рецепт приготовления зелья для исцеления фурункулов (самое простое, какое только можно найти).

Затем последовал часовой рассказ об истории данного направления магии как такового. Майкл вынужден был признать, что объясняет обделённый любовью его биологической матери Снейп очень даже неплохо, сразу видно, что человек действительно интересуется своим предметом.

Ну, а дальше следовало закономерное задание от учителя: приготовить собственно и сам отвар, разумеется в компании своего одноклассника. Разбив всех по парам, он принялся медленно ходить по классу, шурша своей мантией.

Атмосфера в самом кабинете и так была довольно мрачная (расставленные всюду мерзкие по содержанию ингредиенты лишь дополняли картину), а учитывая отношение зельевара к ученикам становилось понятно, отчего тот является далеко не самым популярным учителем.

Поскольку что змей, что воронов было гораздо меньше, чем тех же грифов с барсуками — их группа была относительно невелика. В пару Майклу достался немного хмурый Рэйвенкловец, постоянно смотрящий в сторону выхода.

— Терри Бут. — Представился шатен, а сам Вальтер некстати вспомнил о том инциденте с Грейнджер. — С ходу заявляю — не путайся у меня под ногами, и мы поладим.

— С чего бы это? — Не понял причину такой агрессии слизеринец. — Я это зелье готовил, и не раз.

— Ну-ну. Если я из-за тебя получу ниже «вышки» — пожалеешь. — Усмехнулся ворон, демонстративно вертя в руке палочку. — Я собираюсь в будущем идти на мастера по этой области, и наличие бестолкового напарника…

— Странная у тебя логика. — Заметил Майкл, не глядя нарезая слизняков. — Ты ведь даже не знаешь моих навыков, а потому минут через тридцать будешь выглядеть несколько глупо.

Бут не ответил, а лишь молча присоединился к разделке ингредиентов.

***

— Слушай, Эстер, как насчёт того, чтобы стать подругами? — Обратилась к Кроули Бэйтман, немного снижая огонь. — Я тут почти никого не знаю, а ты вроде бы дружишь с Майклом, ну я и подумала…

— Я не против. — радостно улыбнувшись, ответила Кроули.

«Всё-таки я смогла найти себе друзей, невзирая на репутацию рода» — Счастливо подумала девочка, не забывая следить за цветом снадобья. — «Отец, наверное, гордился бы мной…»

***

— Время вышло. — Спустя полчаса объявил Снейп. — Сдавайте ваши зелья и приступайте к очистке рабочего места.

— А ты неплох, чувак. — Заявил Майклу Терри, убирая ошмётки от ингредиентов. — Слушай, как насчёт постоянного сотрудничества?

— Ну и что я тебе говорил? — Не мог не напомнить Рэйвенкловцу Вальтер. — Можно подумать, будто ты один готовился заранее…

— Да ладно тебе, расслабься. — Дружески пихнув в плечо слизеринца, ответил Терри. — Признаю, погорячился немного. Ну так что?

— Да я в общем-то не против, Бут. — Взвесив «за» и «против», согласился Майкл.

Пока другие дети в спешке старались покинуть это мрачное место, Вальтер подошёл к сидящему за учительской партой Северусу.

— Сэр, позвольте задать вам один вопрос.

Отложив в сторону папку с документами, Снейп неожиданно подошёл к переданным на проверку флаконам.

— «Превосходно», Вальтер. — Внимательно осмотрев со всех возможных сторон и ракурсов зелье с его и Терри классовыми номерами, выдал преподаватель. — Ещё вопросы?

— Да, сэр. Меня интересуют дополнительные занятия для повышения квалификации. — С ходу заявил о своих намерениях первокурсник.

— Ну… Я подумаю насчёт вас, Вальтер. — Спустя какое-то время сказал Снейп. — Но для начала я хотел бы посмотреть, как вы будете справляться дальше.

— Благодарю вас. — Совершенно искренне ответил Майкл.

Другого он, собственно говоря, и не ожидал.

— До свидания, сэр. — Вежливо попрощавшись, Вальтер направился к выходу из класса.

Закрыв снаружи дверь, слизеринец в одиночестве направился к себе в комнату чтобы уже в гостиной получить записку от директора с просьбой явиться вечером к нему в кабинет…

Комментарий к Глава 2. Первый учебный день.

Сумбурно, знаю. Но не описывать же мне каждое тривиальное действие в мельчайших деталях?

========== Глава 3. Интерлюдия № 2. ==========

То, что нельзя исправить, не следует и оплакивать.

Бенджамин Франклин

2.09.1991 год. Хогвартс. Кабинет директора 20:11.

Альбус спокойно ждал, когда к нему кабинет заявится Слизнорт со своим подопечным.

Мальчик действительно оказался весьма смышлёным, хотя иначе и быть не могло. Просмотрев воспоминания аптекаря, Дамблдор пришёл к выводу, что имеет дело с юным гением, за которым требуется тщательно присматривать, дабы тот не пошёл по пути своего предшественника.

Нет, конечно же, Майкл Вальтер сильно отличался от Тома. Правда, отличия эти заключались по сути лишь в методах достижения целей, а не в мировоззрении как таковом.

Как-то раз Дамблдору открыто сказали, что все Слизеринцы скользкие, жестокие, бесчестные твари, ставящие собственную выгоду превыше всего остального. Он тогда впервые просто назвал собеседника идиотом, наплевав на вежливость.

Везде, абсолютно везде бывают исключения из правил. Северус Снейп вопреки факультету являлся и до сих пор является храбрейшим человеком, которого он знает. Одновременно с этим Питер Петтигрю… хотя, его тоже можно было понять…

Дамблдор никогда не считал себя выше всех остальных людей, даже несмотря на наличие огромного таланта практически ко всем магическим направлениям.

Многие считали его идеальным человеком без единого изъяна, но он прекрасно знал себя, как никто другой. Ему было ой как далеко до того образа, с которым его, по обыкновению, ассоциировали.

Альбус совершил множество ошибок на своём жизненном пути, но вопреки этому пытался искупить свою вину. Перед обществом, братом, сестрой и… самим собой, куда же без этого?

Через несколько минут раздался стук в дубовую дверь кабинета.

Вздохнув, директор крикнул:

— Открыто.

Первым вошёл Гораций, а уже после него и предполагаемый Алекс Поттер. Нет, отнюдь не предполагаемый, всё же книгу душ не обманешь. Директор Хогвартса неоднократно винил себя за то, что не удосужился заглянуть туда раньше чем за несколько месяцев до начала учебного года.

— Альбус, добрый вечер.— Добродушно поприветствовал его преподаватель. — Надеюсь, ты не против моего присутствия?

— Здравствуйте, сэр. — С явно наигранным смущением произнёс мальчик.

«Опять эти «пустые» глаза» — С грустью подумал Дамблдор, глядя на ребёнка. Как и в воспоминаниях, в них будто отсутствовала жизнь. Говорят, будто глаза — это зеркало души, но Альбус, как в общем-то и любой другой маг, считал иначе. Душа — всего лишь отображение сущности, а глаза — её сознания.

— Добрый вечер, Гораций, Майкл. Нет, конечно, я не против. Присаживайтесь. — Он приглашающе взмахнул рукой, одновременно с этим активируя свой эмпатический дар.

Владея невероятно редким врождённым навыком, позволяющим определять «вспышки» эмоций оппонентов в процессе диалога, Альбус мог без особых проблем не только найти подход к каждому человеку, но ещё и иногда узнать его истинные мотивы, составляя походу дела психологический портрет. Разумеется, у этой способности присутствовали и ограничения.

С Горацием всё было ясно. А вот с Майклом… пока что он не испытывал никаких «сильных» эмоций, которые преимущественно и определял данный навык (ярость, радость, отчаяние, грусть). Впрочем, и повода для их проявления не было. Пока что.

Обмануть дар директора за всё время смог лишь один человек. Его бывший ученик совершил невероятное — подделал собственный эмоциональный фон, причём совершенно неосознанно. Видимо, причина заключалась в уникальном видении самого мира, ведь Волан-де-морт не раз упоминал, будто «живёт в театре».

— Спасибо. — Ребёнок присел на свободный стул.

— Чаю? Не стесняйся. — Дружелюбным тоном предложил ему архимаг, наливая сам напиток в фарфоровую чашку.

— Благодарю, но я весьма плотно поужинал. — Вальтер с интересом осмотрел кабинет. — Красивая у вас птица, сэр.

Фоукс лишь яростно щёлкнул клювом, тем самым изрядно удивив директора. Даже на людей с высокой предрасположенностью к темной магии феникс так агрессивно не реагировал… Отпив немного чаю, хозяин кабинета решил перейти непосредственно к главной цели встречи.

— Дело вот в чем, Майкл. Ты ведь уже наверное заметил некоторое… сходство с Гарри Поттером в плане внешности?

— Ага. Странно, да? — Неуверенно улыбнулся Вальтер. — Сам порой время от времени ему поражаюсь.

И снова Альбус испытал в некотором роде противное ощущение: он словно разговаривал с куклой, которую невидимый кукловод дёргает за ниточки. Вариант с одержимостью он уже не рассматривал, поскольку артефакты, лежащие на полках стеллажей, использовались им отнюдь не в качестве декоративного элемента…

— Позволь тебе кое-что рассказать, Майкл. В один, безусловно, прекрасный день Лили Поттер родила двух мальчиков. Братьев-близнецов. Как ты уже сам наверно догадался, я говорю о тех самых Поттерах…

Продолжая сидеть с индифферентным выражением лица, первокурсник молча кивнул.

Слизнорт однако ожидаемо напрягся, предчувствуя неладное.

— Аль… — Начал он.

— Гораций, подожди. — Пресёк попытку задать вопрос директор. — Так вот, один из них, к несчастью для всего семейства, оказался сквибом. Ты возможно не знаешь, но наличие неактивных крэйлинтов в детском организме не способствует его развитию в местах с магическим фоном. По этой причине сквибов как правило отдают в обеспеченные семьи маглов, а в последствии или забирают обратно в магический мир, или же… ну, ты понимаешь.

— Да, сэр. Не всем есть куда возвращаться, да и не у всех возникает подобное желание. — Предположил Вальтер. — Я прав?

— Несомненно. Так вот, твоя мать… ты ведь наверное уже понял, о ком идёт речь, верно? Лили Поттер оставила тебя у своей тёти, но в результате пожара в доме, где и погибли все твои родственники, ты неведомым образом оказался в том приюте.

— Неведомым образом? — Холодным тоном переспросил слизеринец. — Как это понимать?

Архимаг лишь пожал плечами, признавая очевидное.

— Не знаю. Есть у меня догадки относительно данного случая, но они столь абсурдны, что я даже не стану их упоминать.

На самом деле, догадок у него не было. Он действительно понятия не имел, как такое могло произойти. Но мальчику об этом знать не обязательно…

— Ты ведь наверное знаешь, кто такие пробуждённые, верно? Сквибы, крэйлинты которых активировались в результате определённой магической аномалии. Встречаются подобные счастливчики крайне редко, и ты… один из них.

Пока мальчик обдумывал информацию, архимаг вовсю сканировал его эмоциональный фон. Результат поразил Дамблдора, ибо даже простое удивление порой вызывает какие-никакие колебания, равно как и раздражение с обидой.

Для Майкла это явно не было новостью. Что ж, вполне ожидаемо. Ребёнок мог просто найти соответствующие данные в библиотеке, всё-таки определить отсутствие магических выбросов на протяжении десяти лет не составит труда.

— Видите ли, господин директор, я не совсем понимаю…

«Какую реакцию мне именно изображать» — Мысленно закончил за слизеринцем Альбус, на одних рефлексах суя в рот лимонную дольку из хрустального блюдца.

—… что вы пытаетесь мне этим сказать. Утверждая, будто мои родители живы, вы автоматически имеете в виду и то, что я им просто-напросто не нужен. — На миг лицо мальчика исказилось в притворной ярости, но Дамблдор был готов поклясться — ребёнку плевать. Совсем. И это пугало. Очень.

Том Реддл умел мастерски играть с чувствами людей. Он всегда был прирождённым манипулятором и безусловно превосходным стратегом. При этом бывший министр магии не ограничивал себя в средствах, что делало его опаснейшим человеком.

Так считали почти все. Кроме самого Дамблдора, который не понаслышке был знаком с ещё одним типом людей преимущественно из-за своей научной деятельности.

Не имеющие привязанностей, гордости, да даже чувства собственного достоинства — те могли в буквальном смысле жрать дерьмо, если это даст хоть малейший шанс на осуществление поставленных целей. Вот кто в действительности не имел каких-либо ограничений, так это они.

Реддл никогда бы не стал унижаться перед кем-то, никогда бы не признал первым свою вину. Эгоцентричность, мегаломания, садизм — все эти качества мешали тёмному лорду, одновременно с этим делая его более «человечным». Несомненно, ужасным, но всё же человеком, со своими слабостями и желаниями.

Майкл… живя десять лет в ужасных условиях, он не испытывал абсолютно никаких чувств к гипотетическим виновникам его бед. Никаких…

Хорошо ли это? Лили и Джеймс наверняка бы обрадовались подобной новости, не видя очевидного факта. От мальчика не исходило ни единой лишней эмоции, вообще! Только холодный расчёт.

Машина, а не человек. Биологический магловский компьютер, имеющий чётко заданную программу. «Биокомпьютер» — именно таким понятием можно было охарактеризовать брата национального героя.

Что делать в данной ситуации? Трудно сказать. Вариант с радикальным решением возможной проблемы в будущем он даже не рассматривал — это не его путь. Более того, если бы Альбус получил возможность вернуться назад во времени, то не стал бы убивать Тома. Напротив, директор вновь бы взял того к себе в ученики, при этом кардинально изменив методы воспитания.

В те времена Дамблдор невероятно сильно боялся за будущего Волан-де-морта, а потому всячески стремился отгородить его от тёмной магии. Но как известно — «запретный плод сладок», и однажды познав тьму, Реддл моментально осознал, как много он теряет, продолжая оставаться, что называется, под крылом у своего учителя.

Естественно, исход был очевиден. Предательство. Старый, опытный, могущественный архимаг все же не смог тогда сдержать слёз, а картины гор трупов и плачущих над телами своих близких людей до сих пор мешают ему спать…

Гарри же стал для него фактически вторым шансом, возможностью искупить свою вину. Альбус больше не опекал ученика, не стремился сохранить его розовые очки в целости и сохранности, навязывать свое мнение или некие моральные ограничения. Их отношения строились прежде всего на взаимопонимании и доверии, в результате чего избранный и сам не заметил, как перенял у наставника взгляды на жизнь.

— Это не так. Они любят тебя, и сильно сожалеют о произошедшем. Я ни в коем случае не защищаю Поттеров, это всего лишь констатация факта. Посчитав тебя мёртвым, Лили и Джеймс совершили главную ошибку в своей жизни.

— Ладно. — Внезапно заявил слизеринец, чем ввёл обоих мужчин в ступор. — Но я так и не понял, почему мне это говорите именно вы? Они что, боятся разговора с первокурсником?

— Они боятся разговора прежде всего со своим сыном, Майкл. А если точнее — твоей реакции. А потому попросили сперва меня поговорить с тобой лично, кхм… с глазу на глаз. — Директор с лёгким укором посмотрел на Горация, чем заставил того самую малость нахмуриться.

— Никогда бы не думал, что Лили… — Пробормотал Слизнорт, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Ну я по правде сказать не против, тем более мне негде жить. — Ожидаемо согласился слизеринец, даже не пытаясь хотя-бы для вида изобразить обиду. То ли Дамблдор переоценил его умственные способности, то ли недооценил — смотря с какой стороны посмотреть.

Было бы глупо со стороны Майкла устраивать спектакль перед опытным политиком и могущественным магом. Да и актёрские навыки в отличие от того же Реддла не особо впечатлили Альбуса.

— Однако, я хотел бы кое-что у вас попросить, сэр. — Словно собираясь с силами, сказал Вальтер.

Альбус немного напрягся. Что может «попросить» подобная личность? Доступ в Запретную секцию? Просмотрев воспоминания Адама Бэйкера в общем объёме восьми часов, Дамблдор пришёл к выводу, что узнал главную цель мальчика. Саморазвитие. Учитывая, с каким маниакальным стремлением тот погружался в исследование магии — это становилось очевидным фактом.

— Смотря, что это за просьба. — Дипломатично ответил Альбус, не собираясь сразу же отказывать ребёнку.

Помедлив минуту-другую, слизеринец выдал:

— Сэр, я не хочу привлекать к себе излишнее внимание. Безусловно, рано или поздно правда вылезет наружу, но чем позже это произойдёт, тем лучше.

«Занимательно…»

Нет, сравнивать с Томом его всё-таки не имело смысла. Реддл никогда не упускал случая выделиться среди серой массы, показать свою исключительность. Он считал репутацию важнейшим атрибутом, в то время как Майкл действовал в точности наоборот.

Слава порождает ненужных завистников, некоторые из которых могут представлять из себя серьёзную опасность. Кроме того — известность также привлекает и ненужное внимание, мешая одним своим существованием. По-видимому, именно так считал слизеринец, и архимаг в какой-то степени его понимал.

Какой нормальный ребёнок откажется от чего-то подобного? Чересчур взрослое мышление, пожалуй, даже слишком.

— Я подумаю, как это всё провернуть, но ничего не обещаю. Сперва мне необходимо посоветоваться с Лили и Джеймсом, да и ты сам в общем-то можешь с ними это обговорить. Со своей стороны гарантирую полную поддержку, Гораций, я надеюсь…

— Не беспокойтесь, считайте, что меня здесь не было. — Поспешно произнёс декан Слизерина. — Подумать только, Алекс…

— Я так понимаю, что рождественские каникулы проведу уже вместе со своей… семьёй? — Спросил Майкл.

Архимаг утвердительно кивнул.

— Да. Стоит ли мне передать им, что ты готов их простить?

— Ещё слишком рано об этом говорить, сэр. — Заметил мальчик. — Я ведь ещё их даже ни разу не видел…

— Ну да, конечно. — Поспешил согласиться с очевидным ответом Дамблдор. — Но я надеюсь, что ты не станешь отталкивать своего брата?

— Не беспокойтесь, сэр. — Заверил его слизеринец. — Не стоит считать меня каким-то озлобленным на жизнь ребёнком. Я довольно отходчивый человек, просто сперва хочу встретиться с ними лично.

Ну да. Или это был откровенный сарказм, или же Майкл натурально над ним издевается. Отходчивость — вещь, несомненно, хорошая. Но не стоит путать её с безразличием.

Несмотря на все полученные и подтвержденные факты, Альбус всё же решил подождать хотя-бы пару лет, прежде чем делать какие-либо окончательные выводы насчёт брата Гарри. Несомненно, пребывание у Поттеров благополучно скажется на мальчике, всё-таки его характер ещё только формируется.

Вероятно, он просто-напросто не знал, что такое любовь, потому как никогда её не испытывал. Даже Том способен на проявление данного чувства, а мальчик, насколько понял Дамблдор, не имеет каких-либо садистских наклонностей.

Стоит лишь направить его по правильному пути, и из него вполне возможно вырастет замечательный человек, всегда готовый помочь своей семье и брату в частности.

Сейчас было бы глупо лишь из-за каких-то абстрактных опасений усложнять первокурснику жизнь. Он обязательно поговорит с Поттерами, обязательно покажет им воспоминания аптекаря.

Альбус никогда не считал себя вершителем судеб. Он приложит максимум усилий со своей стороны, дабы Майкл вырос достойным человеком. Если же ему это не удастся — ничего не поделаешь. Он не считал себя каким-то богом, отнюдь…

Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами.

========== Глава 4. Теория тьмы. ==========

Зло не есть какая либо сущность, но потеря добра получила название зла.

Августин Аврелий

3.09.1991 год. Хогвартс. 10:02.

Идя на свой первый урок ЗоТИ, Майкл невольно задумывался о вчерашнем разговоре с директором, который вроде бы прошёл без всяких эксцессов, что не могло не радовать. Правда несколько напряжённый вид архимага давал пищу для размышлений, но он прекрасно понимал, что политика и игры на публику не входят в список его сильных сторон.

Да и что Вальтер собственно мог поделать? Ничего. Он для директора лишь жалкая моль, раздавить которую не составит никакого труда, было бы желание…

— Брат! — На очередном повороте коридора слизеринец чуть не столкнулся лбом с Гарри, в буквальном смысле. — Ты не представляешь, как много я хочу тебе рассказать… — С максимально радостным лицом выдал Поттер.

Быстро оглянувшись, Майкл облегчённо выдохнул, не найдя поблизости лишних свидетелей.

— Успокойся. — Немного поморщился он от подобной бестактности, потирая ухо. — Не ори на всю школу, сделай одолжение. Давай поговорим где-нибудь в другом месте, договорились?

Энтузиазма Поттера он не разделял, да и честно говоря не совсем понимал, чем он вызван. Вообще, учитывая тот факт, что он является слизеринцем… ну не логичнее ли будет близнецу переживать за свою репутацию? Хотя логика и Поттер — понятия несовместимые.

— Эм… ладно, да, ты прав. — Смутившись, сказал Гарри. — Как насчёт встретиться в двести шестьдесят четвёртом классе после уроков, скажем, в шесть?

— А это где? — Не понял Вальтер. — Один из заброшенных, что-ли?

— Да. — Подтвердил его догадку Поттер. — Там нам никто не помешает, ты же вроде не хочешь огласки…

— Ну и зачем тогда было устраивать эту сцену? — Счёл нужным поинтересоваться слизеринец.

— Ну так это… эмм… — Не найдя, что ответить, избранный просто пожал плечами. — Извини, не подумал.

— Птица гриф не отличается умом и сообразительностью. — На грани слышимости произнёс Майкл, отходя от брата. — Я не против, но всё-таки давай завтра.

— А…

— Завтра, Гарри. — Повторил он немного строгим тоном. — Прости, но сегодня у меня слишком много дел.

***

Кроули больше всего на свете обожала узнавать новое. Действительно, что может быть приятнее собирания информации об окружающем мире? Она искренне посмеивалась над своими подчинёнными, большинство из которых на полном серьёзе полагали, будто сила заключается прежде всего в физических характеристиках тела. Ну бред же! Сила заключается в знаниях! Это был самый очевидный факт, которым к сожалению многие пренебрегали.

Эстер никогда не понимала, как можно тратить своё личное время на абсолютно бессмысленные вещи. Например — квиддич. Ну вот что в нем такого интересного? И ведь это только верхушка всего айсберга…

А потому она с удовольствием часами напролёт находилась в библиотеке вместе со своим первым другом, Майклом Вальтером.

Кроули в глубине души знала, что неинтересна ему, и это её сильно расстраивало. Только дурак бы не заметил холодную отстранённость первокурсника, его нежелание налаживать приятельские отношения с сотоварищами по факультету.

Несмотря на это, Эстер было по-настоящему комфортно с ним. Он знал гораздо больше, чем их ровесники, а потому был довольно интересным собеседником. По крайней мере, на фоне остальных Майкл действительно выделялся прежде всего своим высоким интеллектом. Кроме того — ему было плевать на её происхождение…

А вот с этим, как и ожидалось, возникли проблемы. Грифы, барсуки, часть воронов… она постоянно ловила на себе враждебные взгляды. Презрение, ненависть, и конечно же — страх.

Класс, где проходил урок защиты от тёмных искусств, представлял из себя обычный с виду зал без всякого вычурного интерьера. В отличие от того же Снейпа, Квирелл не ставил перед собой задачу запугать первокурсников до дрожи в коленях.

Зайдя следом за учениками, носитель роскошного фиолетового тюрбана изящным взмахом руки закрыл за собой дверь, после чего неторопливо прошёл в дальний конец зала, в процессе внимательно разглядывая аудиторию.

— Уберите ваши учебники, они нам сегодня не понадобятся. — Объявил он, стоило Эстер и остальным детям рассесться по местам. — Сегодня мы с вами поговорим о самом предмете. Полагаю, что в данный момент вы не совсем понимаете цель наших будущих занятий, поэтому я посчитал нужным исправить это досадное недоразумение. Кто объяснит мне само понятие «тёмный маг»?

— Тёмный маг — это тот, кто использует тёмную магию. Почти все они имеют к ней предрасположенность и только и делают, что причиняют зло окружающим. — Практически через несколько секунд после вопроса заявил первокурсник Рэйвенкло Фрэнк Льюис, имеющий схожую с Роном Уизли репутацию.

— Сказочный долбоёб… — прошептала сидящая за одной партой с Кроули Бэйтман, заглушая почти синхронные звуки столкновения ладоней с лицом у большинства учеников.

Эстер не могла не согласиться с подругой, неприязненно косясь в сторону моментально смутившегося от подобной реакции окружающих ворона.

— Исчерпывающий ответ. — С неприкрытым сарказмом протянул преподаватель. — А главное — показывающий «широту» вашего мышления, мистер Льюис. Кто ещё так считает?

Гробовое молчание было ему ответом. Усмехнувшись, он вновь осмотрел класс и сказал речь:

— Тёмные искусства — вещь многогранная, неизведанная и притягательная. Немногие имеют действительно непоколебимую силу воли, дабы сопротивляться непременно возникающему соблазну при их использовании. Они вызывают привыкание, а также пробуждают в человеке все самые худшие стороны. Убить того, кому должен денег, со временем больше не будет казаться вам абсурдной, или же аморальной идеей. Точно также, как и запытать должника, подчинить своей воле человека ради наживы… Лёгкое решение большинства насущных проблем заставит вас пересмотреть свои взгляды на жизнь, и вы сами не заметите, как через некоторое время превратитесь в натуральных зверей, а вашей целью отныне станет лишь удовлетворение низменных потребностей… быть заложником своих желаний — страшнее участи не придумаешь.

— Сэр. — Бэйтман неожиданно подняла руку, чем вызвала недоуменный шёпот. — Позвольте задать вопрос.

Квиренус тонко улыбнулся.

— Ваше имя, мисс…

— Андреа. Андреа Бэйтман. Скажите, а возможно ли как-то сопротивляться этому?

— О да. — Кивнул маг. — Конечно. Только что я рассказал вам участь лишь тех, кто начинает изучать тёмные искусства без какой-либо предварительной подготовки. Многие утверждают, будто окллюменция нужна лишь для защиты собственного разума от негативного воздействия извне. Все это чушь! — Решительно произнёс Квирелл. — Знаете, кто самый опасный ваш враг? Вы сами. Тренируйте вашу силу воли и развивайте сознание, если, конечно же, хотите остаться собой.

— Сэр, можно вопрос? — Поднял руку ещё один Рэйвенкловец.

— Имя?

— Бут. Терри Бут. Просто… — Шатен немного замялся. —…существуют ведь люди, которые и без тёмной магии размышляют подобным образом.

— Именно! — Воскликнул Квиренус, с нескрываемым одобрением глядя на ребёнка. — Вы абсолютно правы, мистер Бут. Эти люди и являются тёмными магами по своей сути. Каждый из нас может безобидным на первый взгляд «светлым» заклинанием убить человека, необходимо лишь создать для этого подходящие условия. В то же время маги с предрасположенностью ко тьме порой на редкость добропорядочные граждане, да и сама тёмная магия… Вы не должны наивно полагать, будто весь её арсенал состоит из мерзких проклятий! Так размышляют лишь ограниченные общепринятыми стереотипами люди, что не видят дальше собственного носа! Запомните главное: в жизни нет абсолютного чёрного или белого. У каждого из нас в глубине души есть тёмная сторона личности, контроль над которой даст гораздо больше, чем вы можете себе представить…

Кроули полностью разделяла взгляды своего преподавателя. Она прекрасно знала, как много достижений в области медицины было достигнуто исключительно благодаря тёмной магии. Отрицать это — верх идиотизма, потому оставалось лишь принять сей факт как данность.

У маглов невозможно было стать профессиональным алхимиком, изучая лишь определённые химические элементы. Физика, математика… Эстер не разбиралась в магловских науках, но одно она знала точно: для полного освоения конкретного направления необходимо было изучить все его разделы. Совсем нетрудно, исходя из этого, провести аналогию с самой магией и сделать соответствующие выводы…

— На наших занятиях… — Тем временем продолжил лекцию Квиренус. — …мы будем изучать все дозволенные законом способы защиты от тёмных проклятий. Но я хочу, чтобы вы знали: нет смысла ненавидеть тьму, точно также как и нет смысла превозносить свет. Все эти разделения придумали обычные люди, точно такие же, как и мы с вами. Запомните главное — лишь вы являетесь хозяевами своих судеб! И ваша предрасположенность никогда не определит ваши дальнейшие поступки…

***

— Мисс Кроули. — Окликнул её Квирелл, стоило большей части первокурсников покинуть класс. — Задержитесь пожалуйста на минутку.

— Вы что-то хотели, сэр? — Немного нервничая, поинтересовалась Эстер, подойдя к парте преподавателя.

Квиренус неожиданно ей подмигнул.

— Я был знаком с вашим отцом, мисс. Выдающийся человек…

Эстер удивлённо на него посмотрела, словно видя впервые. Знаком с отцом? Откуда?

— Мы проводили вместе несколько экспериментов. — Словно прочтя её мысли, сказал мужчина. — Знаете, судьба — штука очень непредсказуемая. Лично я никогда бы не подумал, что Алистер… покинет сей мир подобным образом.

Вместо грустных воспоминаний неожиданно пришло раздражение. Она не знала, зачем преподаватель затронул эту тему, но по понятным причинам не испытывала желания как-либо её развивать.

— Простите, сэр, но мне не особо хочется об этом говорить. Я всегда буду чтить память о своем отце, однако мне кажется, что нет смысла сожалеть о том, чего мы изменить не в состоянии.

Внимательно посмотрев в глаза девочки, Квирелл утвердительно кивнул.

— Вы правы. Родные люди иногда умирают, а нам остаётся только жить дальше, не оглядываясь назад. И всё же… если захотите поговорить о нём, то я всегда к вашим услугам.

— Спасибо, сэр. — Совершенно искренне поблагодарила его Кроули, после чего поспешила удалиться из класса, размышляя над словами профессора.

***

Первый урок ЗоТИ по мнению Майкла прошел весьма и весьма занимательно. Заранее изучив школьный материал, он уже приблизительно знал, чем именно они будут заниматься. Изучением плетений, которые разрушают «тёмные» проклятия первой категории сложности.

Вальтер решил пока что подождать с поиском заклинаний некрона или магии крови, и сосредоточиться прежде всего на зельях и крэйлинтах. Неизвестно, какие выводы сделал директор в ходе их диалога (точнее, он имел некоторые предположения относительно этого, но отнюдь не утешительные).

Поиски информации в библиотеке тем временем продолжалась. Вальтер смог обнаружить список крайне редких ингредиентов и занести их свойства в архив Скай.

Кроме того, гипотеза о «магните» подтвердилась — зелье действительно имело чёткий алгоритм действий, направленный исключительно на осуществление своей задачи.

И завязан он был… на надриоре, в результате чего для более точной информации требовалось изрядно покопаться в книгах про ауру. А учитывая тот факт, что восемьдесят процентов текста в практически каждой книжке состоят из «воды» (предположений, историй из жизни писателя по данной теме, догадок, домыслов, «магического фольклора» и прочего)…

Ему предстояло много работы. Но Майкл не отчаивался, ибо времени у него было навалом, да и требуемого усердия, собственно, тоже. Он прекрасно знал, что рано или поздно найдёт всю необходимую информацию.

По-другому и быть не могло.

========== Глава 5. Разговор. ==========

Самый простой и верный способ обмануть человека - это прикинуться другом.

Публий Овидий Назон

4.09.1991 год. Хогвартс. 17:52.

Стараясь особо не шуметь, Майкл шёл по извилистому коридору Хогвартса в поисках нужного ему кабинета для встречи с братом.

Несмотря на то, что правилами в общем-то не запрещено гулять по замку до девяти часов вечера, попадаться на глаза завхозу не было абсолютно никакого желания.

Наконец найдя нужную дверь с соответствующим номером, Вальтер мысленно вздохнул и мысленно приготовившись к диалогу, вошёл внутрь класса, где его уже ждал Поттер, сидя на стуле в одиночестве.

— Майкл! — Не замедлил с радостным восклицанием он. — Рад, что ты пришёл.

— А разве могло быть иначе? — Усмехнулся первокурсник, осматривая явно неиспользуемый школьным персоналом кабинет. Все парты и большая часть стульев были передвинуты к стенке, а на оконных рамах вполне отчётливо виделся сантиметровый слой пыли.

Ситуация получалась несколько нелепая, поскольку никто из них не решался начать диалог первым.

— Ну. — Спустя некоторое время выдал Поттер, по какой-то причине затаив дыхание.

— Что ну? — Не понял Вальтер, изогнув бровь. — Гарри, что ты от меня хочешь?

Избранный торопливо произнёс:

— Рассказывай, Ал… Майкл! Я хочу знать о тебе как можно больше!

«А с какой целью?»

— А поконкретнее? — Решил уточнить слизеринец, на всякий случай сунув руку в карман мантии. Больно уж странный ему родственник достался, мало ли что…

— Ну, как… — Немного замялся Поттер, явно не ожидая подобного вопроса. — Как ты провёл своё детство, чем увлекаешься, как относишься к магии в целом, да и вообще… — Гарри развёл руки в стороны. — Вообще всё! Ты же мой брат, Майкл!

— Эээ… — Немного охренев от подобного «напора» и быстро «пролистав» фрагменты памяти предыдущего носителя тела, Вальтер так и не смог найти какое-нибудь достойное хобби. Если бы в Хогвартсе оказался настоящий Алекс Поттер, то на его фоне даже Рон Уизли выглядел бы Мерлином.

Постаравшись добродушно улыбнуться, Майкл сказал:

— Слушай, Гарри, а давай сначала ты сам расскажешь о себе, а? Я ведь тоже хочу узнать своего брата поближе. — Максимально правдоподобным тоном выдал он, не меняя выражения лица.

На мгновение избранный растерялся, но затем радостно закивал и начал рассказ…

***

Первые пять минут ему действительно было интересно. Он внимательно слушал близнеца, одновременно с этим думая, как можно использовать всю полученную информацию.

Через десять минут её качество (пропорционально количеству) снизилось в разы, ибо Гарри стал на полном серьёзе описывать никому не нужные (ему-то уж точно) вещи, вроде отношений с детьми членов Ордена Феникса (в основном упоминались рыжие), а также какие места в магическом мире он успел посетить помимо Косого переулка.

Ну, а через полчаса… Майклу хотелось только одного — заавадить Поттера на месте и спокойно пойти спать, или же посидеть лишний часок в библиотеке. Он никогда не страдал излишней нервозностью, но сейчас его раздражение достигло критической отметки, почти как в магазине волшебных палочек год назад.

Естественно, он позже просмотрит при помощи Скай весь этот поток нескончаемого бреда, дабы вычленить хоть что-то существенное. Из рассказа выходило, что его брат весьма трудолюбивая личность, ибо освоить заклинания второй категории сложности к первому курсу можно приравнивать к нонсенсу.

Предрасположенность к магии порядка девяносто процентов, к стихийной на каждую приходится приблизительно по семьдесят, шестьдесят к рокресту… И пятнадцать с половиной тысяч крэйлинтов, плюс высокий для его возраста контроль.

«Крайне опасен! Я считал Бэйтман слишком сильной, но это… Даже не знаю, что и думать».

Вальтер не видел смысла скрывать от Гарри свои характеристики. Кто знает, быть может он в прямом смысле им разочаруется. Это было бы просто идеально…

— Теперь ты. — Порядком запыхавшись, заявил спустя некоторое близнец. — Как тебе в Хогвартсе, кстати?

— Неплохо. — Коротко ответил Майкл, косясь в сторону двери. — Слушай, а давай как-нибудь в следующий раз, окей? А то мы уже тут слишком долго сидим…

— Не волнуйся. — Небрежно махнул рукой Гарри. — Ты забыл, чей я ученик? Никогда не злоупотреблял этим, но уверен, что наставник в случае чего нас прикроет.

— Ладно, давай. — Устало согласился Вальтер, понимая, что отделаться все равно не удастся. — Ну что я могу тебе поведать… Детство до трёх лет не особо помню, до десяти жил в приюте. Был изгоем, как нетрудно догадаться. Потом обнаружил, что иногда со мной происходят странные вещи, не поддающиеся логике. Ну, а там… один из магических выбросов произошёл на улице, в результате чего свидетель-маг счёл необходимым показать мне вход в наш мир, — Тщательно подбирая слова, сказал Майкл. — Ну, а потом… устроился в аптеку на полставки, попутно осваивал магию в меру своих возможностей. Вот, собственно, и вся история моей жизни.

Возникшую тишину казалось можно было резать ножом. Поттер о чем-то сосредоточенно размышлял, никак не реагируя на происходящее в реальности, а слизеринцу оставалось только молча стоять и ждать определённой реакции от оного.

— Значит… — Наконец произнёс он. — …у тебя не было друзей? Вообще? И ты всё детство…

— Вот только жалеть меня не надо, — заметив выражение лица избранного, чересчур резко ответил Вальтер. — Просто я предпочитаю спокойную жизнь без всяких обязательств со своей стороны. Считай, что мне так удобнее.

— М-да. Теперь я понимаю, почему ты попал на Слизерин, хотя тебе больше бы подошёл Рэйвенкло. — Смущённо пробормотал Гарри. — Но я хочу, чтобы ты знал…

— Аналогично. — Неожиданно заявил первокурсник, решив воспользоваться благоприятным моментом. — Я попал на Слизерин не столько из-за своего характера, сколько из-за своей предрасположенности. Я тёмный маг, Гарри.

На этот раз молчание заметно затянулось. Шок на лице брата отлично описывал его отношение к происходящему.

— Этого не может быть! Мама с папой не имеют ничего подобного! Нет, я слышал, что такое бывает, особенно с пробуждёнными, но… черт, Майкл. — С ноткой сожаления в голосе протянул избранный. — Ты это, слышишь, не расстраивайся, всё в порядке. Я в любом случае твой брат, и никогда не отвернусь от тебя, запомни это. И родители тоже, они больше всего на свете хотят, чтобы ты вернулся к нам домой, к нам… мы твоя семья, и никогда, никогда тебя не бросим!

Любой другой на месте Вальтера почувствовал бы хоть что-то, отдалённо напоминающее радость.

Но только не он.

«Я что, блять, в какую-то второсортную мелодраму попал?» — Раздражённо подумал слизеринец, сетуя на отсутствие у брата некой фанатичности в данном вопросе.

— Спасибо за понимание. — «Поблагодарил» близнеца Вальтер, попутно направляясь к выходу. — Мне нужно побыть одному, не возражаешь?

— Понимаю. — Неожиданно спокойно отреагировал на эту просьбу Гарри. — Просто знай, что отныне ты не одинок.

«Как же ты ошибаешься…»

***

Том со злостью смахнул пергаменты с невероятно убогими сочинениями детей на пол, в процессе безуспешно пытаясь взять себя в руки.

Всего четыре дня, а его уже успели достать тупые личинки, которых только по какому-то явному недоразумению нарекли «цветами жизни».

А ведь он считал себя на редкость терпеливым человеком, всё-таки членство в ордене Феникса и параллельно с этим управление организацией тёмных магов, уже не говоря про официальную должность… но видимо, преподавание оказалось для него на порядок сложнее. Изрядно нервировало также и присутствие бывшего учителя, да и остальных, в общем-то, тоже.

Волан-де-морт не смел недооценивать своих противников, а потому постоянно находился на взводе. Паранойя обострилась гораздо раньше, чем он предполагал. Теперь Реддл прекрасно понимал Северуса, который должен был терпеть сей цирк уродов на протяжении нескольких лет.

Сейчас же он думал о предстоящем торжестве. Самайн. Почему бы и не внести «незначительные» изменения в праздничную программу? Идеальный момент для того, чтобы протащить часть артефактов прямо под носом у старого маразматика!

Подготовку следовало начинать уже сейчас, несмотря на достаточное количество времени до начала «пьесы». У темного лорда уже было несколько неплохих идей относительно этого, оставалось лишь всё тщательно продумать…

***

«Скай, перечисли все возможные варианты увеличения крэйлинтов согласно информации в архиве».

Выполняю…

1. Высший ритуал «Гроза крови»

2. Высший ритуал «Благословение Ареса»

3. Зелье «Кровь Варлока»

4. Зелье «Четвёртый акт»

5. Систематические тренировки активации заклинаний.

6. Взросление организма.

Вальтер расслаблено откинулся на изголовье своей кровати, прикрывая глаза.

Первые два пункта сразу же отпадали. Высшие ритуалы — не та вещь, которую способен провести одиннадцатилетний маг. Да и ингредиенты были невероятно редки, в следствии чего они стоили баснословную сумму денег. Проводились ритуалы как правило в министерстве под присмотром соответствующих специалистов (наверное — сотрудников Отдела тайн). К тому же детское тело просто не сможет выдержать такую нагрузку…

Четвёртый вариант отпадал по аналогичным причинам, а вот третий…

Изобретение одного аргентинского ученого, «Кровь Варлока» представляла из себя весьма редкое снадобье, увеличивающее количество крэйлинтов на две тысячи штук ровно. На протяжении всей жизни любой волшебник мог отведать его без серьёзного вреда для организма лишь три раза. Необходимый «перерыв» перед повторным употреблением — десять лет.

Касательно ингредиентов проблема действительно присутствовала, но незначительная. Да, придётся попотеть, но не более того. А вот необходимое время для его изготовления…

Полгода. И это если готовить «чётко», без малейшей ошибки. Подобное могли провернуть лишь истинные мастера своего дела.

Существовали конечно же и другие способы, но большая часть из них относилась к тёмной магии и естественно были запрещены законом (по крайней мере — в Англии). Ну, а оставшиеся не содержались в публичном доступе, поэтому о них знали лишь избранные. К ним относились аристократы, предки которых те самые способы и изобрели. Какой разумный маг станет афишировать свои открытия, тем самым фактически делая сильнее других (своих возможных врагов)? Разумеется, такие альтруисты от науки находились, но очень уж редко. Большая часть исследователей предпочитала не распространяться об этом дальше своего рода, тем самым вполне осознанно замедляя прогресс во всем магическом мире.

Но Майкл приблизительно рассчитал свои дальнейшие шаги в исследованиях. У него появилась одна очень занимательная идея, основанная прежде всего на не менее занимательной комнате…

Комментарий к Глава 5. Разговор.

Не буду заливать (шантажировать) вам как другие авторы про мотивацию, и так трачу все свободное время, стало быть, она присутствует. Скажу честно: у мамы скоро день рождения, коплю на подарок. Если у кого-то возникнет желание поблагодарить автора материально и тем самым помочь с этим, буду благодарен)

https://money.yandex.ru/to/410018761229002

========== Глава 6. Замысел. ==========

— Это чистой воды беспредел! — Не сдержавшись, яростно выкрикнул Малфой, потряхивая при этом рукой с листком недельного расписания перед лицом Фарли. — Ты только взгляни на это, Джемма! Уроки полётов совместно с Грифами! Ты хоть представляешь, какие будут последствия?

— Успокойся, Драко. — Немного поморщилась от чересчур громких возмущений первокурсника слизеринка. — Ну, а чем я по-твоему могу вам помочь? Иногда подобное встречается, всё-таки руководство школы не в состоянии полностью избавить наши факультеты от совместных занятий…

— Дурацкое руководство. — Пробурчал блондин. — Я из кожи вон лезу, чтобы наши избегали конфликта с этими придурками…

— Брось. Насколько я знаю, Поттер полностью с тобой солидарен. — Возразила староста. — Да и ярых грифоненавистников на твоём курсе нет, ну, кроме Паркинсон, разумеется.

— Дело не в этом. — Хмуро произнёс Малфой. — Есть же ещё и старшие курсы, те чхать хотели на избранного. Вон два дня назад, к примеру, отличились всем известные клоуны…

— Кого они опять заколдовали? — Резко перебила первокурсника Фарли, ощутимо напрягаясь. — Вальтера? То-то я его в последнее время не вижу у нас в гостиной…

— Да с ним-то как раз всё в порядке, Джемма. Сидит как обычно в библиотеке, никого не трогает. В общем… они каким-то там мелким проклятием изменили цвет волос Бэйтман на зелёный, а её зрачки глаз на жёлтый. Но она смогла самостоятельно нейтрализовать эффект, а потом попросила нас особо не распространяться об этом. Ну мы и подумали, что поскольку инцидент вроде как исчерпан, а помощь мадам Помфри не требуется…

Девушка устало села в стоящее перед камином кресло, и подперев голову рукой, уставилась на тлеющие угли.

— На будущее, Драко, знай, что я как староста должна быть в курсе происходящего. — Заявила та спустя минуту молчания. — А вот по поводу близнецов Уизли — я обязательно поговорю с кем следует, можешь не сомневаться.

15.09.1991 год. Хогвартс. 17:52.

Сегодня Вальтер продумывал свои дальнейшие планы ещё более тщательно, чем когда-либо после весьма удачного с точки зрения перспектив перерождения.

Самый главный фактор — независимость.

Она была под большим вопросом, и Майкл прекрасно осознавал данный факт, не строя по этому поводу никаких иллюзий. Поттеры вероятно будут относиться к нему исключительно как к маленькому мальчику, и с вероятностью в девяносто девять процентов постараются возместить все десять лет без опеки естественным способом.

Необходимые действия для возможности осуществления планов во «внешнем» мире? Подконтрольный магл. Именно магл, ведь вести дела в магическом мире не только слишком палевно по своей сути, но ещё и чертовски глупо. Он просто не успел ещё пока разобраться в здешних реалиях целиком и полностью, что уж тут говорить о какой-то конкретике.

Но ведь с его теперешним местонахождением достать магла довольно трудно осуществимая задача. Да и даже если бы у него была такая возможность, то как ему присоединить модуль Скай? Необходимы знания тёмной магии, в частности некрона. Мало того, что он так и не смог обнаружить хоть одно заклинание из разряда данного направления, так ещё и для создания «технозомби» нужен не один месяц расчётов с требованием к знанию изначальных условностей (коими он как раз и не обладает).

Выход? Выручай-комната, а именно там он сейчас и находился, могла при должном желании временного владельца принять форму мастерской, и даже сгенерировать соответствующие материалы. Единственный недостаток: невозможность воплощения сложных конструкций и химических веществ, да и книги из Запретной секции она по какой-то причине (и Майкл догадывался, какой) не могла продублировать.

Вообще слизеринец так и не удосужился прочитать должное количество книг по пространственной магии хотя-бы для приблизительного понимания, как она работает, и сейчас сильно об этом жалел. Генерация еды и воды — невозможна, ровно как и различных видов энергии.

Несколько дней назад Вальтер начал работу над своим первым андроидом в этом мире — Т-100.

В его основе был металлический каркас, в общих чертах имитирующий скелет человека, правда с некоторыми незначительным поправками, впрочем, незаметными на первый взгляд (внешней оболочки). Источник энергии — миниатюрная реакторная установка, расположенная в грудной клетке, объём которой может изменяться для имитации дыхания.

И вот тут уже появилась первая проблема со сборкой. Не зря он хотел воспользоваться Бэйтман для добычи соответствующих материалов, ибо часть из них трансфигурации не подлежали.

Но Вальтер при помощи Скай смог найти выход из данного положения. Тот факт, что она является ничем иным, как его душой, сыграет свою роль в предстоящем проекте, ведь процессор андроида должен будет иметь с ней прямую связь для полноценного контроля.

Ну, а как подключить материальный модуль к уже нематериальному ИИ чипу?

Вот тут то и пригодилась информация, которую он смог добыть за десять дней прибывания в библиотеке. Астральная магия (магия души), равно как и крэйлинты, различалась у каждого носителя на уровне эманаций (хотя магия души и не оставляла их в атмосфере).

Сами эманации магической энергии вообще оказались весьма занимательным предметом изучения и исследований, поскольку именно они и являлись тем самым «магнитом» для зелий в организме.

Используя свой интеллект и вычислительные способности Скай на полную, Майкл планировал разработать собственный реактор, работающий по принципу накопителя его астральной магии.

Сам накопитель магии стоил довольно прилично, но Майкл небезосновательно полагал, что всё же сможет найти его (необязательно законным методом) до начала летних каникул. После этого, сверяясь с заранее проведёнными расчётами по определению необходимого количества магической энергии без вреда непосредственно на сам центральный процессор, Вальтер при помощи Скай «заполнит» «магический реактор».

Таким образом центральный процессор андроида первого поколения окажется соединён непосредственно с его аурой, а так как аура в свою очередь тесно связана с душой…

Осталось только создать все необходимые запчасти. Каркас уже готов (Выручай-комната здорово облегчила задачу), ну, а микросхемы… учитывая его теперешние познания трансфигурации, за шесть-семь месяцев он справится.

Сам центральный процессор был сделан по принципу искусственной нейронной сети, а также имел специальный режим обучения, позволяющий машине со временем повышать свою адаптацию к различным ситуациям. Майкл также собирался заложить в него при помощи Скай общие знания психологии, анатомии, физики, химии, философии и прочих наук для более лёгкой интеграции в социум.

Возможности андроида весьма велики, можно было с абсолютной уверенностью назвать его идеальной машиной для убийств. T-100 способен вычислять расстояния от объектов по отношению к себе, делать детальные кинетические расчёты траекторий, брать пробы и анализировать атмосферу, погодные условия и скорость ветра, изучать структуру тела и его повреждения, рассчитывать вес, анализировать текстуры и материалы, температуру и многое другое, неподвластное обычному человеческому разуму.

Что Майклу требовалось прежде всего для осуществления большинства задумок в исследованиях магии? Конечно же деньги, на которые можно было приобрести всё необходимое, причём в большом количестве. Где их взять? На самом деле, вариантов довольно много.

Поначалу Вальтер на полном серьёзе рассматривал наркоторговлю, контрабанду оружия, драгоценностей и прочего, но… так уж ли это эффективно?

На первый взгляд — да. Множество нечистых на руку маглорождённых зарабатывали именно подобным образом. Нарушение Статута? Тут главное не наглеть и вести сей бизнес помаленьку, не ставя перед собой цель проворачивать крупномасштабные аферы.

Но ведь были и куда менее криминальные, а потому и рискованные способы. Например — употребить дозу зелья удачи, дабы затем направиться прямиком в казино, ну или же прикупить парочку лотерейных билетов. Что самое интересное — данное действо не запрещено законом, то есть абсолютно легальное! Конечно, возникает вполне закономерный вопрос: а что, собственно, делать-то с магловской валютой?

Да хотя-бы закупить драгоценности для последующей перепродажи гоблинам. Сперва Майкл несколько наивно полагал, будто Гринготтс имеет куда большие полномочия, но истина заключалась в общественном статусе гоблинов: те жили фактически на положении рабов, эдакой отдельной колонией, которая была под контролем непосредственно МКМ.

По сути кроме хранения денег коротышки занимались лишь изготовлением оружия и продажей драгоценностей, и то, требовались соответствующие документы от министерства.

Из этого следовало то, что иметь дела с подземным народом чревато плохими последствиями (а потому оба способа в его случае неработоспособны). Держать галеоны в сейфе также не представлялось возможным, всё-таки он ребёнок, а если учитывать ещё и мешающих одним своим существованием Поттеров…

Единственное разумное решение — создать «карманного бизнесмена». Андроида маги не заподозрят, ведь он найдёт способ изолировать излучение эманаций астральной магии, всё-таки привязка к Скай даёт подобную возможность.

Бизнес мог быть разным, от криминального до совершенно безобидного, но Вальтер решил сделать иначе, а именно совместить полезное с ещё более полезным, так сказать.

Он действительно не видел смысла в том, чтобы делиться знаниями своего мира с местными. Это не принесёт ему никакой выгоды, только проблемы. Альтруизмом слизеринец никогда не страдал, а потому на благополучие маглов, да магов, в общем-то, тоже, плевал с Астрономической башни замка.

Вот только… что произойдёт, если созданная в будущем его андроидом корпорация начнёт сотрудничать с правительством относительно возможности использования ИИ чипа (например — в качестве основы суперкомпьютера для министерства обороны. И совсем не обязательно Англии…), который на самом деле будет находиться под непосредственным контролем Скай? Что это даст? Доступ к базе данных и ядерному оружию, да множество других вещей.

Он никогда не интересовался властью. Но грех не воспользоваться возможностью узнать все засекреченные материалы, некоторые из которых могут вполне обосновано иметь отношение к магии.

Ну, а сами маги… он что-нибудь придумает, в любом случае это всего лишь планы на будущее.

«Интересно, как работают крестражи? Маяк? А возможно ли создать его, не разделяя душу на части? Особенно если ты имеешь над ней полный контроль?» — Майкл с задумчивым выражением лица подошёл к стоящему у стены стенду, где чёрными буквами было написано название его первого и самого главного проекта:

SKYNET

«Одновременно с исследованием магии я буду накапливать могущество извне, в магловском мире. Дабы затем… никто не помешал мне объединить магию и технологии воедино. Совершенный симбиоз!»

Первокурсник не удержался от хищной усмешки, невольно представляя лица остальных, когда он не только познает все тайны магии, но и возвысится над этим миром.

Это и было его целью. И если потребуется — он уничтожит любого, но достигнет её. Майкл знал, что у него всё получится. И дело было даже не в том, что у него имелся требуемый для этого потенциал.

Он по-настоящему стремился к этому, а потому не загонял себя в несуществующие моральные рамки, ведь цель — всегда оправдывает средства.

Кто бы что ни говорил об обратном…

========== Глава 7. Теория пространства. ==========

16.09.1991 год. Хогвартс. 13:01.

Вальтер решил ознакомиться поближе с пространственной магией, дабы хоть немного понять, как собственно говоря работает Выручай-комната.

Данное желание обуславливалось ещё и тем, что он собирался при первой возможности создать точно такую же для себя, разумеется, если у него на это хватит сил и необходимых материалов. Пока было совершенно ясно: комната ничто иное, как уникальное в своём роде творение основателей.

Учитывая тот факт, что она могла генерировать инструменты (без них он в самом лучшем случае смог бы создать лишь кофеварку) о которых в этом веке ещё даже и не догадывались…

А вот это уже расценивалось им не иначе, как аномалия. Да, они не имели сложных микросхем (по крайней мере те, что сгенерировались), но само их устройство… Впрочем, дело могло быть также и в отсутствии каких-либо требуемых источников энергии для их работы.

Другие же необходимые высокотехнологичные приспособления для создания андроида он планировал добыть (материалы, а в последствии и создать самому) при помощи Бэйтман во время рождественских каникул.

Исходя из всех полученных фактов — комната как-то подключалась непосредственно к сознанию временного пользователя.

Первокурсник предположил мгновенное считывание информации при помощи ментальной магии, но исходя из соответствующих учебников — это маловероятно. Да и Скай сразу бы зафиксировала подобную попытку «вторжения», кроме того, комната просто не могла обладать собственным разумом.

Или… могла?

С другой стороны — следовало обратить внимание на сам механизм её вызова. Пройтись три раза перед стенкой с генерируемой дверью, одновременно с этим чётко концентрируясь на своём желании.

Вполне логично, что когда человек желает, допустим, оказаться в туалетной комнате, он невольно при этом именно её и представляет, особенно при сильной «концентрации». Из этого следует вероятность того, что в основе вызова используется прежде всего телепатический метод.

Когда же какая-либо конкретика отсутствует… появляется так называемый «общий склад», где в каноне и находилась диадема Ровены Рэйвенкло, а по совместительству — крестраж Волан-де-морта.

Майкл хоть и испытывал по отношению к диадеме (крестражу) сугубо исследовательский интерес, но ссориться с тёмным министром (а тот, вероятно, жив, особенно если учитывать шрам на лбу у близнеца) ему крайне не хотелось.

Да и не факт, что осколок души безопасен, а здешний тёмный лорд спрятал его именно там, при этом не озаботившись наложением элементарных защитных чар. Ну, а полазить по складу он всегда успеет…

Так или иначе, хотя бы для приблизительного понимания принципов её работы — слизеринцу требовалось основательно покопаться в соответствующем направлении магии.

— Что это? — Подошедшая к нему Эстер с любопытством указала рукой на стопку библиотечных книг, которые он минутой ранее перебирал в поисках необходимой информации. — Ты ищешь данные о плане?

— О чём? — Не сразу понял Майкл, откладывая в сторону очередную книгу. Потерев ладонями глаза, он немного устало ответил. — Если ты имеешь в виду материальный план бытия, тогда да. Можешь мне помочь с этим?

— Смотря что ты хочешь знать. — Кроули как всегда присела рядом на второй стул и закинув ногу на ногу, взяла первый отобранный фолиант. — «Пространство искажений». Самаэль Грайлдар. Чушь полная, заявляю тебе со всей ответственностью.

— Ты в этом разбираешься? — Абсолютно искреннее обрадовался Вальтер.

Кроули с сожалением покачала головой.

— Не особо, но исходя из написанного в этой книге… В общем, я знаю только то, чему обучили меня наставники, но поверь, этого достаточно для понимания принципов работы. Где по-твоему находится Косой переулок? — Неожиданно спросила девочка. — Ты никогда не задумывался над тем, что маглы не могут увидеть его по тому же спутнику?

Майкл удивлённо посмотрел на слизеринку, которая как оказалось откуда-то знала о технологиях «простецов».

— Я, пожалуй, даже не стану задавать закономерный после подобного заявления вопрос.

— Ответ на который — у меня было отличное домашнее образование. Шестнадцать часов в сутки с перерывами на завтрак, обед и ужин. — Грустно улыбнулась слизеринка, не глядя на собеседника осматривая другие книги.

— Тебя готовили сразу к седьмому курсу? — Спросил Майкл, мысленно переведя Кроули в категорию «особо ценных». — Впрочем, это не моё дело. Ну так что там с Косым переулком?

— Это «пузырь». — Спокойно заявила девочка, словно данный термин всё проясняет. — Ты ведь знаешь, что это?

— Нет. — Честно признался слизеринец. — Но название несколько настораживает.

— Пузырь — это своеобразная пространственная складка, созданная при помощи заклинаний, которые создают прокол в нашем пласте реальности. — Объяснила Кроули. — Можно провести аналогию с гладью воды, та в нашем случае является материальным планом. При помощи ритуалов, заклинаний, или же артефактов…

— Я так понимаю, что способы создания пузыря различаются в требовании к его… объёму? — Предположил Майкл.

Эстер подтвердила его догадку:

— Именно. Для создания зачарованной на дополнительное пространство сумки артефакторы в основном используют комплекс определённых плетений и заклинаний, те не только пробивают брешь и «наполняют» её, но ещё и закрепляют в конкретно заданном месте.

Слизеринец сравнил полученную информацию с данными из различных книг. Приблизительно она была довольно схожа, вот только авторы фолиантов как правило не заморачивались с точным описанием, а потому создавалось такое впечатление, будто читаешь какое-то художественное произведение (учитывая различные истории, в которых маги как правило пропадали в подобных пузырях, поскольку не могли отыскать брешь).

— А маглы не могут войти в них из-за отсутствия крэйлинтов в организме. — Задумчиво произнёс слизеринец, разговаривая скорее с самим собой. — Более того, они наверное даже их и не видят…

— С последнем ты немного ошибаешься. — Возразила Кроули. — Здесь уже помогают маглоотталкивающие чары, оказывающие влияние непосредственно на их разум. Вообще данное направление невероятно сложное в освоении, ведь за состоянием огромного «пузыря» необходима тщательная слежка, чем кстати и занимаются сотрудники Отдела тайн. Ну, а зачарованные чемоданы с сумками…

— У каждого такого предмета есть определённый срок годности, после которого зачарование исчезает. — Закончил за девочкой Вальтер. — Но по-видимому пузырь просто «лопается», я прав?

— Разумеется. — Слизеринка пробежалась глазами по открытому тексту очередной книги. — Опять бред. Знаешь, достоверная информация об этой науке встречается весьма нечасто, но у меня в замке её хватает. Тебе нужны какие-то конкретные заклинания? Просто учти, что активировать их в данный момент ты все равно не в состоянии.

Теперь Майклу многое стало ясно. Раньше он вполне серьёзно задумывался о том, почему на комнаты Хогвартса не накладывались чары расширения. Полученные данные в корне меняли всю ситуацию.

«Выручай-комната — эдакий пузырь-трансформатор, задача которого посредством телепатических команд воплощать из себя требуемые объекты. Вот только по-прежнему непонятно, откуда берётся энергия на осуществление вечной трансфигурации?»

Запчасти для будущего андроида действительно прошли этап окончательного преобразования. Собственно, сам центральный процессор он сможет в дальнейшем создать лишь благодаря Скай, которая напрямую проецировала в его подсознании соответствующую схему. Вальтеру оставалось лишь преобразовать желаемый результат посредством активации преобразования.

Однако данная процедура далеко не так проста, как казалось на первый взгляд. Майклу потребуется чуть больше полугода, чтобы у него получилось хоть нечто приемлемое, ибо существовали ещё и другие детали, требующие создания.

Одна малейшая ошибка… и провал. Но благодаря ИИ чипу, Вальтер имел преимущество перед остальными магами в данном направлении. Если другим было необходимо чётко представить в памяти получаемый в конце преобразования предмет, имея при этом необходимый в зависимости от сложности (детализации) оного контроль, то ему было достаточно просто запросить у Скай нужное изображение из архива, ну или воспоминаний.

Проще говоря — трансфигурация на практике не являлась для него какой-либо проблемой, и если бы не ограничения в плане магической выносливости…

— Ясно, Эстер. Спасибо тебе огромное, твои познания в магии действительно весьма обширны. — Поблагодарил однокурсницу слизеринец. — Кстати… Что происходит, когда в одной конкретной точке лопается слишком много огромных пузырей? Ну или… получаемая брешь гораздо больше, чем предполагалось в расчётах?

Кроули ответила не сразу. Задумчиво уставившись в окно, где со стороны улицы прекрасно виднелось озеро с прилегающим садом, она стала молча вспоминать прошедший материал.

Спустя несколько минут, когда Майкл уже и не надеялся получить приемлемый ответ, Эстер неуверенно произнесла:

— Я могу только догадываться… Знаешь, вот данные об этом ты действительно вряд ли найдёшь в общей секции. Насколько я помню, получается «разлом».

— Разлом? — Переспросил Вальтер. — Это то, о чём я думаю?

— Да. Слышал когда-нибудь о Бермудском треугольнике?

***

— Добрый день, профессор. — Майкл с безмятежной улыбкой посмотрел прямо в глаза преподавателю зельеварения. — Позволите мне войти?

Инициализация…

Попытка считывания информации из архива…

Обнаружена попытка проникновения…

Поиск угрозы…

Угроза найдена ≫ человек с идентичной энергией.

«Скай, пропусти его в папку с фильмами восемнадцать плюс…» — С некой долей злорадства мысленно отдал команду слизеринец, которого уже порядком достали периодические попытки Снейпа влезть к нему в голову.

Он бы по-прежнему строил из себя тупое бревно, что не замечает столь наглые действия по отношению к ученику, но… это было не только глупо, но ещё и подозрительно, ибо даже у магла рано или поздно заболела бы голова после такого, ведь сознание не книга, оно устроено гораздо сложнее.

— Мистер Вальтер… — Не хуже кобры через некоторое время прошипел зельевар, выйдя из ступора. — Вы… что это вообще было?

— Ну… вы так хотели прочитать мои мысли, профессор… — Не скрывая усмешки, отметил первокурсник. — А я в свою очередь счёл необходимым показать вам, что в состоянии обмануть даже такого сильного легиллимента.

— Не зазнавайтесь, Поттер. — Без особой злости сказал Снейп, махнув рукой. — Не знаю, откуда у вас такие познания в окллюменции, но…

— Так вот в чем дело, профессор. — Впервые перебил преподавателя Майкл. — Вы всё-таки узнали. Полагаю, именно поэтому я так и не получил от вас разрешение на посещение дополнительных занятий.

Зельевар в который раз внимательно осмотрел слизеринца, после чего негромко хмыкнул.

— Проходите, Поттер, нечего стоять на пороге. — Заявил он, проигнорировав возмущение ребёнка.

Первокурсник вошёл в кабинет, который за его последнее посещение нисколько не изменился, и аккуратно закрыл за собой дверь.

— Я прошу прощения за неоднократные попытки проникнуть в ваш разум. — Неожиданно извинился мужчина, и удивлённый (это ещё мягко сказано) Майкл опознал в его голосе восторженные нотки.

— Знаете, я никогда не видел такой идеальной защиты. Она в буквальном смысле непроницаема. Всякий раз я… будто оказываюсь в закрытом со всех сторон коридоре с железными стенами. — Описал свое приблизительное состояние Северус. — Мне просто захотелось изучить её более детально. Не думаю, что даже Альбус обладает подобным даром…

Первокурсник довольно быстро понял причину такого отношения. Как мастер менталистики, зельевар по всей видимости по-настоящему увлекался этим направлением, в следствии чего он просто не смог удержаться от соблазна банально опробовать свои возможности, вероятно восприняв это в какой-то степени даже как вызов его профессионализму в данной области.

— Понимаю. — Кивнул Вальтер. — Но вы так мне и не ответили на вопрос о дополнительных занятиях. Поверьте, это для меня очень важно, я собираюсь как можно скорее освоить зелья второй категории.

— Вы действительно имеете для этого все необходимые навыки, Поттер. — Подумав, согласился с учеником Снейп. — И да, я ещё с момента вашего поступления в Хогвартс знал о вашем происхождении. Ну, а что касается ваших обвинений в предвзятости…

— Простите, сэр. — Осознал свою вину слизеринец. — Но мне показалось, что дела обстоят именно так.

— Поначалу я и вправду полагал, что вы недалеко ушли от своего «неподражаемого» папаши. — Признался Снейп, на последнем слове немного поморщившись. — Но затем… скажем так, я пересмотрел свои взгляды. Что ж, ладно. Я планировал объявить об этом чуть позже, но скажу сейчас: я с радостью приму к себе в группу такого талантливого первокурсника. Уроки проводятся по вторникам и четвергам на протяжении двух часов. Сбор ровно в семь часов вечера в этом же классе. И да, передайте это и Буту в том числе, он также принят.

— Благодарю вас. — Ответил Майкл, не скрывая довольное выражение лица. — Можете не сомневаться — я оправдаю ваши ожидания.

Северус Снейп оказался совсем не таким, каким он его считал ранее. Было практически очевидно, что для него немалое место в жизни занимало познание магии, а если учитывать канонные события — становилось понятно, по какой причине он вместо путешествий по миру и её исследования обучал детей.

Ребёнок не мог не проникнуться уважением к профессору, но одновременно с этим и в очередной задуматься о том, как всё-таки порой разрушают жизнь два главных противника рационального мышления — месть и любовь.

Невероятно талантливый зельевар и менталист… сам испортил свою жизнь, поддавшись этим чувствам. Многие люди наивно полагали, будто ненависть и любовь в корне различаются друг от друга.

Майкл считал иначе. Любовь привязывала тебя к человеку, делала тебя уязвимым, заставляла отказываться от личной выгоды…

Месть — практически тоже самое. Она заставляла ставить себя как цель превыше всего остального, и однажды отомстив, человек моментально осознаёт, как много он потерял в процессе…

Всё это — иллюзии, глупость и нелепость по своей сути. Вальтер отчётливо видел в глазах преподавателя тоску, и ни за что не желал когда-нибудь повторить его участь.

— Да, и вот ещё что… — Протянул он, стоило слизеринцу направиться обратно к выходу. — Советую после четвёртого курса подумать об уроках легеллименции под моим началом. Не стану скрывать — это будет интересно нам обоим…

========== Глава 8. Конец сентября. ==========

— Мой лорд. — Молодая брюнетка в роскошной мантии изящно поклонилась. — Вызывали?

— Белла, соблюдение формальностей — это конечно хорошо, но только когда дело доходит до публичных выступлений. — Поморщился Реддл. — Или ты опять издеваешься надо мной?

— Извини. — Лестрейндж с интересом подошла к лежащей на столе золотой чаше, инкрустированную драгоценными камнями. — Дорогой, это же не то, о чем я думаю? Боюсь представить, скольких людей ты убил в процессе её добычи. — В глазах у женщины блеснул огонёк безумия.

— Не поверишь — ноль. — Волан-де-морт криво усмехнулся. — Как насчёт свидания?

— Это шутка такая?

— Нет. Прогулка по дну Марианской впадины… что может быть романтичнее?

30.09.1991 год. Хогвартс. «Выручай-комната». 12:00

«Странно, что никто до этого не догадался». — Подумал Вальтер, осматривая со всех сторон находящийся в руках золотой слиток. — «Вот и стартовый капитал… в магловском мире».

Нести сгенерированный комнатой драгоценный металл в Гринготтс не имело никакого смысла. И дело было даже не в том, что гоблинов контролировало министерство.

Просто трансфигурированное золото содержало в себе (впрочем, как и любая преобразованная вещь) эманации магической энергии, в следствии чего являлось непригодным к зачарованию.

Это также означало и то, что андроида (если Майклу конечно удастся его создать) хоть как-то зачаровать не получится (правда, это сама по себе абсурдная идея, граничащая с идиотизмом).

«Мне необходимо узнать как можно больше о структуре души».

Пока что ему было известно лишь то, что она представляла из себя эдакий сосуд с содержащийся в нём астральной энергией.

Исходя из книг, всего существовало два вида душ: элементальные и астральные. К астральным относились человеческие, а также души существ без крэйлинтов.

Ну, а к элементальным, соответственно, души «телесных» магических рас. Каждая из них являлась воплощением того или иного атрибута. Демоны — хаос, ангелы — порядок, драконы — в зависимости от их подвида определялась и сама стихия.

Главный вопрос, которым в данный момент задавался Вальтер: каким образом вышло так, что Скай слилась с его душой воедино? Теорий на самом-то деле было довольно много.

Душа имела прямую связь не только с аурой, но ещё и с самим сознанием владельца, собственно говоря, являясь его прямым отражением.

Это объясняло и наличие архива, а также высокие навыки в менталистике. Легиллименцию он ещё не пробовал (маги не могут не заметить воздействия, а ставить опыты над маглами не позволяли возраст и время), но что-то ему подсказывало, что результат будет несомненно выше всяких похвал.

Проще говоря, внутреннюю часть души отображало сознание, тогда как внешнюю — надриор, который в свою очередь давал привязку к телу, тем самым Скай получала доступ непосредственно к крэйлинтам.

Вальтер прекрасно помнил, как экипаж корабля перед взрывом обнаружил чёрную дыру. Вероятно та и послужила причиной аварии. Уже тогда ИИ чип был связан с его разумом, а следовательно и… с душой.

«Интересно, другие члены команды также переродились подобным образом? Надеюсь, что нет. Только схватки армий андроидов мне и не хватает для полного счастья».

Вполне естествен тот факт, что миров гораздо больше, быть может их даже бесконечное множество. И вероятность того, что остальных забросило именно сюда…

В любом случае, ему следовало найти как можно больше информации об этом. Интересно и то, как протекал процесс перерождения элементальных душ.

Нет, с небожителями (которых, согласно книгам, вот уже семь столетий никто не видел) всё было относительно ясно, равно как и с «бизнесменами» из нижних планов.

Но что насчёт эльфов, русалок, дриад, акромантулов, вампиров, драконов?

Выйдя из Выручай-комнаты, Майкл направился в гостиную своего факультета с целью приготовиться к обеду.

***

— Чёртов Поттер. — В который раз прошептал Забини, неприязненно поглядывая в сторону Гриффиндорцев. — Нет, ну вы видали…

— Блейз, успокойся. — Осадил своего однокурсника Малфой, неспешно читая «Ежедневный пророк». — Нечего было устраивать разборки на ровном месте.

«Слишком уж он по-взрослому рассуждает» — В который раз невольно отметил Майкл, глядя на невозмутимого блондина. — «Отличие от канона видно невооружённым глазом. А вот касательно самого канона… простое совпадение?» — Слизеринец рассеянно мешал ложкой горячий суп, обдумывая их первый урок полётов на прошлой неделе.

Ситуация с Невиллом и его напоминалкой повторилась, разве что инициатором данного инцидента был задиристый итальянец. И вот буквально сейчас стало известно, что ученик Дамблдора с этого момента является самым молодым ловцом Хогвартса за последние сто лет.

В связи с этим Майкл небезосновательно задумался: а так ли уж события в этом мире будут отличаться от канонных по своей сути? А вдруг начнётся та самая война, которая впоследствии ознаменуется временной победой Волан-де-морта?

И не придётся ли ему однажды выбирать чью-либо сторону? Сражаться за идею? Нет, он вполне обоснованно полагал, что сможет обезопасить себя от этого, но поразмыслить о грядущем всё-таки необходимо, особенно если хэллоуин пройдёт не так, как планирует руководство школы по вполне естественным причинам.

— А по мне, так все очень удачно складывается. — Тихо сказала Бэйтман. — Поттер всего-навсего первокурсник, какой с него спрос?

— Ну, может ты и права. — Так же тихо ответила ей Гринграсс. — А ты как считаешь, Эстер?

— А? — Очнулась от своих мыслей Кроули. — Я не интересуюсь квиддичем, так что мне как-то все равно.

«Интересно, попытается ли Тёмный министр убить брата во время первой игры?» — Майкл перевёл взгляд на преподавательский стол, где сидел Квирелл. Тот с улыбкой рассказывал что-то Флитвику, не замечая пристального наблюдения первокурсника.

— Эй, приятель. — Подошедший к столу Слизерина Терри хлопнул Вальтера по плечу. — У меня есть для тебя хорошая новость. В общем, после обеда дуй к нам в гостиную, надо кое-что обговорить.

— О чём это он? — Поинтересовалась Паркинсон, стоило ворону отойти подальше.

— Неважно. — Спокойно ответил девочке Вальтер, мысленно морщась от раздражения.

Пэнси была, пожалуй, самой стервозной слизеринкой на их курсе. Хотя по сравнению с Бэйтман, которая лишь притворялась скромной и учтивой, а на деле…

Иногда Майкл думал о том, чтобы предупредить Эстер об увлечениях её «лучшей» подруги. Но вместо этого первокурсник решил тщательно следить за ней, дабы в случае неоправданного акта агрессии со стороны психопатки защитить Кроули, ибо та представляла из себя немалую ценность.

Через пару дней должен был пройти ровно месяц со дня его появления в Хогвартсе. За это время он узнал действительно много вещей, о которых ранее и не догадывался. Но разумеется, полученных знаний все равно было недостаточно, а потому Майкл собирался и дальше исследовать общую секцию библиотеки.

Кроме того… Вальтеру было сильно интересно, встретит ли он там ближе к зиме лесничего? Ведь в таком случае…

Ему несказанно повезёт.

========== Глава 9. Флэшбек № 1. ==========

11.08.1980 год. Пустыня Гоби. 21:54

— А я ведь просил тебя сделать правильный выбор, Том. — Дамблдор оглядел место, куда благодаря телепорту переместился вместе с учеником несколькими секундами ранее.

Пустыня без единого клочка травы. Завывающий ветер неплохо контрастировал с закатом солнца, создавая довольно напряжённую атмосферу.

— Эх, Альбус… — Реддл едва уловимым жестом достал из кармана синей мантии волшебную палочку. — Я не думал, что ты меня в чем-то подозреваешь. Обидно, знаешь ли…

Дамблдор внешне оставался спокойным, хотя внутри кипел от едва сдерживаемой ярости.

«Как так вышло?» — Вот тот самый вопрос, который сейчас волновал его больше всего остального.

Он действительно подозревал Тома, но вовсе не в сотрудничестве с Пожирателями смерти.

— Просто ответь мне: ради чего ты предал всех нас? Знания? Могущество? Артефакты? Разве тебе всего этого было мало? Ты возможно считаешь, будто виртуозно обманул меня, но на самом деле ты обманул прежде всего себя самого…

— Какой же ты всё-таки ограниченный идиот. — Ехидным тоном прервал поток обвинений в свой адрес Реддл. — Зачем ремонтировать лачугу? Намного легче снести её и построить на этом месте дворец! Пока мы с тобой разговариваем, мои слуги штурмуют министерство и Отдел тайн в частности, ну, а орденцы… скажем так: я приготовил для них кое-что особенное.

Сейчас Альбус вопреки фактическому признанию не считал своего ученика конченым человеком. Да что там, он вообще вполне обоснованно думал, что абсолютно злых людей не бывает. Сколько жизней разрушил например тот же Грин-де-Вальд, но… его помыслы как ни странно были направлены на то, чтобы сделать мир лучше, ведь он пытался объединить маглов и магов воедино.

Вот только его методы достижения цели были неприемлемы для самого Альбуса. Директор Хогвартса в юные годы склонялся к тому, что объединение обоих миров следовало провести максимально дипломатичным образом, не разжигая при этом войну, в ходе которой неминуемо должны погибнуть люди. Тогда он и представить не мог, как далеко заведут его лучшего друга амбиции. И всё же… в любом человеке можно найти ту самую искру света, нужно лишь знать, где искать.

А вот чего добивается действующий министр магии? Или правильнее сказать…

— Волан-де-морт. — Прошептал Дамблдор. — Так это ты.

Реддл вопреки титулу не разразился зловещим хохотом, а лишь насмешливо посмотрел на своего противника.

— Понял, наконец? Если тёмные проиграют — я всегда смогу взять под контроль остаток ордена после твоей смерти, в качестве твоего ученика, разумеется. Если же их разгромят авроры, то я вновь окажусь в плюсе, равно как и при победе пожирателей. Ты — моё последнее препятствие.

Альбус с горечью осознал правоту слов тёмного лорда. В данный момент почти весь орден Феникса сражался с огромной армией нежити, а если учесть нападение на министерство…

Естественно, Том предоставил пожирателям все необходимые данные о системе охраны. Но с какой целью им нападать? Для отвлечения внимания? Вероятно. Но неужели Том не понимает, сколько невинных погибнет в процессе данного противостояния? Неужели ему плевать и на своих подчинённых? А если так подумать: орден Феникса также частично находился в его власти. Что же он творит? Сошёл с ума от тёмной магии? Маловероятно, ведь он мастер в области менталистики.

Вопреки общепринятым стереотипам, она не оказывает воздействия непосредственно на душу пользователя, скорее он сам подвергается самовнушению.

Хотя сути это не меняло. Её можно было сравнить с магловскими наркотиками, поскольку немногие могут сопротивляться искушению, а следовательно — остаться самим собой. Причина довольно проста: тёмная магия объективно сильнее светлой, а её арсенал весьма разнообразен.

Дарованное ей могущество, точно также как и власть искушает человека, заставляет отказаться от самой дорогой части личностного «Я» — совести. Многие утверждали, что она врождённое проклятие каждого из людей, но Альбус искренне жалел тех, кто размышляет подобным образом.

Именно совесть помогала им всем осознать свои ошибки. Она не представляла из себя внутреннюю «черту» в их разуме, но была тем самым фундаментом, на котором и строилось человеческое мышление.

Дар, а не проклятие. Дамблдор раньше считал своего ученика необычайно одарённым юношей, и только сейчас с горечью понял, что главного дара тот был лишён, видимо, ещё с рождения.

— Ты наверное думаешь, что я безумец, ну или ярый фанатик чистоты крови… — Волан-де-морт по какой-то причине не напал сразу же, а решил сперва в последний раз пообщаться со своим бывшим наставником.

«О, да! Опять это дурацкое разделение».

Будучи молодым, Дамблдор по горло наслушался вдохновляющих речей Геллерта о всеобщем благе, большая часть из которых была посвящена именно глупому по своей сути разделению человечества на «простецов» и «высшую расу».

К своему стыду, он даже поначалу искреннее поддерживал Грин-де-Вальда, ибо так и не простил маглам то, что они сотворили с его сестрой.

Однако потом Альбус осознал, каким всё-таки идиотом был в то время. Сейчас среди его знакомых можно было встретить и маглов, некоторые из которых были на практике достойнее большинства радикальных консерваторов вместе взятых.

Не бывает идеальной расы, как и не бывает идеальных людей. Судить определённую личность нужно исключительно по её поступкам, а не по наличию крэйлинтов в организме или происхождению.

— Так вот: всё это полная хрень. Я не ненавижу маглов, они всего лишь скот, приносящий мне прибыль. — Продолжал заливаться соловьём Реддл, с удовлетворением разглядывая выражение лица директора. — Сотни, тысячи тёмных магов по всему миру скупают у меня «погибших»… — Том жестом изобразил кавычки. — …в промышленных масштабах. А вместе с этим я достиг таких высот в некромантии, какие тебе и не снились.

— Так все это лишь ради денег? — От шока Дамблдор даже слегка опустил палочку, будучи не в состоянии поверить в такой очевидный мотив. — Ради них ты убивал миллионы ни в чем неповинных людей?

Минутой ранее он искренне думал, что Том не безнадёжен. Но теперь… ему придётся многое пересмотреть.

— Ну да. — Реддл пожал плечами. — За деньги приобретается власть, артефакты, да всё что угодно! От остальных благ я разумеется также не отказываюсь. Считаешь меня моральным уродом? Твоё право, но посуди сам: ежесекундно в мире погибает приблизительно три магла, но несмотря на это, размножаются они куда активнее, в следствии чего их генофонд непрерывно растёт. Миллион-другой — их все равно бесчисленное множество, особенно в Африке и Индии, где их никто даже и не подсчитывает-то толком. Существование этого биомусора лишь приближает цивилизацию к тому дню, когда планета исчерпает все свои ресурсы, а ведь маги не останутся в стороне. Кстати, вместо того, чтобы бороться со мной, ты мог бы при помощи магии изобрести вакцину от СПИДА, способ излечения рака четвёртой стадии… а затем внедрить собственную разработку в магловский мир под видом какого-то нового научного открытия. Статут? В твоих руках сосредоточена не меньшая чем у меня власть, ты способен провернуть это без вреда нашего раскрытия.

Дамблдор предпочёл промолчать. Бессмысленно объяснять ученику те вещи, понять которые тот просто не в состоянии. Это было даже забавно: они считали друг друга ограниченными. Имеющий нерушимые принципы Альбус не понимал, как можно думать исключительно о себе любимом, плюя при этом на окружающих. А лишённый каких-либо внутренних задержек Реддл в свою очередь точно также не понимал, как можно отказываться от личной выгоды ради абстрактных высоких идеалов.

Если бы Дамблдор действительно сделал так, как говорил Волан-де-морт… магловские учёные непременно нашли бы способ превратить его изобретение в химическое или биологическое оружие. Какие события непременно последуют за этим — догадаться нетрудно.

Он не знал, когда будет третья мировая, не знал, какое будет вооружение у противоборствующих сторон. Однако одно он знал точно — на момент начала четвёртой, из семи миллиардов останется в лучшем случае сотня миллионов выживших, и не факт, что среди них окажется тот самый «добродетель».

Порой прогресс ведёт к весьма печальным последствиям. Немногие умеют правильно распоряжаться полученными знаниями, это касается и магов в том числе, ведь не зря информация о тёмной магии по возможности скрывается от общественности.

— Молчишь? — Понимающе усмехнулся Том. — Правильно делаешь, потому что вся эта твоя хвалёная доброта, справедливость… всё это обычная чушь, сколько бы ты не говорил об обратном. И чистая кровь точно такой же бред, оправдывающий банальную жестокость. Знаешь, я много раз говорил тебе, что живу в театре, и это действительно так. Ты, Фрэнк, Сохатый, Бродяга, Долиш, Бруствер… каждый из вас окрасил наш бесцветный мир в разноцветные краски и считает, что в соблюдении моральных принципов есть хоть какой-то смысл. А вот мои пожиратели наоборот, мнят себя вершиной эволюции, высшей расой… они наивно полагают, будто свободны, будто их не сдерживает то, во что вы так верите. На деле же — вы все жалкие, второсортные актёры, неспособные на другую роль! Если бы ты знал, как мне было трудно отыгрывать сразу два образа… Но ничего, порядком затянувшийся спектакль совсем скоро придёт к логическому завершению.

— Это вряд ли. — Возразил Альбус, мысленно готовясь к поединку.

Он не хотел убивать Тома, ведь у него все ещё стоял перед глазами одиннадцатилетний ребёнок с пылающими от восторга глазами, а не матёрый убийца и опытный интриган-психопат.

Но у Альбуса не было выбора. Он пожалеет себя после сражения, ну, а сейчас…

«Пришло время исправить ошибку всей моей жизни».

***

Волан-де-морт терпеливо выжидал, когда порядком разозлённый старикан начнёт атаку. Ждать пришлось недолго: в него полетело сразу несколько оглушающих заклинаний, следом за которыми Альбус трансфигурировал из песка трёхметровых в высоту песчаных скорпионов, не забыв по ходу дела наколдовать вокруг себя защиту высшего качества.

Реддл же в свою очередь, ловко уклонившись от всех лучей, активировал свой первый козырь: броню Годрика Гриффиндора. Спустя секунду на месте молодого брюнета в синей мантии возник двухметровый воин в золотистой броне. В руке у него материализовалось копьё идентичного окраса, а глаза из прорезей шлема (напоминающего собой по форме голову льва) вспыхнули алым цветом.

Не теряя ни секунды, Волан-де-морт выпустил из копья каскад чёрных молний, стараясь попасть противнику в голову.

Он заранее наложил на это место комплекс всевозможных сдерживающих чар, и теперь Дамблдор при всем желании не смог бы покинуть бой, даже при помощи своей ненаглядной птички.

Увернувшись от хвоста одной твари, Реддл взмахом руки преобразовал песок у себя под ногами в гигантскую змею, а сам, активировав «крылья тьмы» взмыл в воздух, но там ему сразу же пришлось вновь уворачиваться, правда уже от струи багрового пламени высшего заклинания порядка.

На протяжении двух минут они продолжали обмениваться заклятиями, в то время как созданные при помощи магии твари чуть поодаль также сражались друг с другом.

Том не жалел крэйлинтов на высшие проклятия, используя копьё как катализатор. «Чёрная смерть», «Стрела разложения»… он снова и снова атаковал Альбуса, но старик с завидным упорством отражал лучи или принимал их на свой магический щит.

Но и атаки Дамблдора не приносили никакого результата, поскольку зачарованная броня одного из основателей Хогвартса работала более чем исправно.

«Пришло время для второго козыря…» — Не без злорадства подумал тёмный лорд, активируя подготавливаемый до сего момента «Шторм тьмы».

Заклинание седьмой категории сложности, одно из самых опасных в направлении некрона. Том многократно усилил его, заранее начертив на песке соответствующие руны, и скрыв их от глаз архимага.

В радиусе сорока квадратных метров (в центре которого и находился Альбус) землю объяло фиолетовое пламя. Практически через секунду после активации шторма оно столпами поднялось вверх, моментально поглотив собой одинокую фигуру старика и всех трансфигурированных чудищ.

— Сдох, слава Мерлину. — Спустя некоторое время устало выдохнул Реддл, приземляясь возле все ещё горящего некротического огня. — Семьдесят тысяч крэйлинтов, подумать только…

— Столько потратил на одну активацию? Сильно же ты меня не любишь, Том. — Раздался добродушный старческий голос со стороны шторма, после чего оттуда неторопливо вышел и сам его обладатель, вокруг которого была излучающая мощь золотистая сфера.

— А за что тебя любить, старый ты козёл? — Раздражённо произнёс Волан-де-морт, вновь готовясь к битве. — Твоё время прошло, дай уже дорогу молодым.

— Таким как ты что-либо давать не следует. — Хоть Дамблдор и старался выглядеть как можно более непринуждённо, Реддл знал, что это не так.

— Как ты можешь использовать сей занимательный артефакт? — Меж тем поинтересовался в ответ старик, снимая временно ненужную защиту такого уровня. — Не думал, что тёмные маги в состоянии носить эту замечательную броню.

— Ты о многом не думал, Альбус. Например о том, что я мог взять в заложники твоего брата Аберфорта. — Мерзко улыбнулся тёмный лорд, кинув в старика аваду. — Знаешь, что с ним сделает Белла? О, я сам порой удивляюсь её креативности мышления…

Не было ничего удивительного в том, что атаки Дамблдора после данного заявления стали более яростными и непредсказуемыми, но и их продуманность снизилась в разы, а именно этого Том и добивался.

Очередная выпущенная стариком огненная стрела не нанесла доспеху ощутимого урона, а кинувший несколько авад Реддл вдруг резко пошёл на сближение.

Альбус в ответ наколдовал «Святой кнут» в левую руку. Получившиеся ярко-белое магическое оружие немедленно нанесло серию ударов по корпусу темного лорда. Сам Реддл не успел вовремя среагировать, однако и его выпад копьём не прошёл даром для защиты Дамблдора, окончательно её разрушив.

Альбус пошатнулся, но устоял. А вот Тома отбросило несколько метров в сторону. С громким хрустом он приземлился наземь, подняв клубы песка.

— А ты чего такой неласковый? — Ехидно прохрипел министр, поднимаясь на ноги. — Я к тебе с распростёртыми объятиями, а ты…

Ответом ему послужило выпущенная стариком «Стрела света». Активировав чёрную молнию, Том смог метким выстрелом нейтрализовать атаку посредством самоуничтожения двух заклинаний пятой категории сложности.

Только сейчас он осознал, что учитель никогда не выкладывался с ним на полную, ибо объяснить такое могущество по-другому просто… невозможно.

Реддл понял, что недооценил «доброго дедушку». А ведь он принял зелье удачи, всевозможные зелья ускорения реакции и временного повышения скорости восстановления крэйлинтов. Словом, откат предстоял нешуточный, ведь некоторая часть снадобий при взаимодействии друг с другом оказывала на организм крайне негативное влияние.

Но при этим старик не уступал ему в скорости, вытворяя какие-то немыслимые с точки зрения логики вещи. Он парировал удары кнутом, ловко уклонялся, и при всем при этом ещё успевал для перестраховки обновлять защиту среднего качества…

Том почувствовал себя довольно странно: ему очень сильно хотелось выместить на ком-то свою накопившуюся злобу (стоящий рядом объект был без всяких сомнений подходящим для осуществления данного действа), но одновременно с этим и прекрасно понимал, что виноват исключительно он сам.

Последний раз он испытывал подобное года два назад, когда из-за общего переутомления организма (перенапряжение, связанное с тренировками и тяжёлым рабочим днём) у него не получилось с Беллатрисой.

Отбив очередной выпад копья, Дамблдор неожиданно едва уловимо взмахнул своей палочкой, и ожидавший очередного обновления прозрачной сферы Реддл невольно удивился мгновенно сформировавшемуся песчаному смерчу.

Буквально за несколько секунд тот достиг пятиметровой высоты, и Волан-де-морту ничего другого не оставалось, кроме как отлететь на крыльях тьмы в сторону, попутно осыпая противника авадами.

Контролируемый Дамблдором смерч тем не менее упорно преследовал его, и он решил побыстрее сбить сопернику концентрацию.

Том наколдовал в воздухе сразу семь огромных ледяных копий, потратив на них приблизительно тридцать тысяч крэйлинтов, а затем взмахнул двумя руками, отправляя снаряды в сторону Альбуса.

Ему уже соответственно пришлось отвлечься, дабы наколдовать «Пламенный щит», вследствии чего почти добравшийся до тёмного лорда смерч вдруг резко распался, открывая вид на затухнувшее пламя некрона и Дамблдора, который опять чертил палочкой замысловатые узоры, по всей видимости готовя мощное плетение.

Спустя 10 минут

— Ты не можешь выиграть! — Яростно крикнул Реддл, сплёвывая сгусток крови. — Да кто ты, блять, вообще такой?!

Сказать, что Альбус был практически истощён — не сказать ничего. Из девятисот тысяч крэйлинтов у него осталось лишь несколько десятков тысяч от силы.

Да, для обычных обывателей с посредственным талантом двадцать-тридцать тысяч — потолок, но только не для Дамблдора. И не для Тома, которому со своей половиной от миллиона почти удалось его одолеть при помощи набора древних артефактов.

Сейчас на Волан-де-морте не было брони Годрика, поскольку она также расходовала частицы. Раненый в плечо и руку, в потрёпанной из-за битвы мантии, он с грустной усмешкой рассматривал внешне целого и невредимого наставника.

— Думаешь, ты победил? Спешу тебя разочаровать — противостояние только началось. Битва за тобой, но впереди ещё целая война, старик. Советую тебе хорошенько подумать над поиском новых членов ордена, ведь я не думаю, что после сегодняшней ночи хоть кто-то из них выживет.

— Твоя самоуверенность играет лишь против тебя, Том. — Пользуясь передышкой, Альбус стал незаметно сканировать область на наличие сдерживающих чар. Как он думал, Реддл к концу боя смог каким-то неведомым образом отменить их, видимо, с помощью ещё одного артефакта.

— У меня не было времени подготовить надлежащую ловушку, так что можешь считать, что тебе просто повезло. — Улыбнулся Волан-де-морт, доставая из кармана маленький кристаллический куб. — Что ж, настало время антракта. Счастливо оставаться.

Дамблдор при всем желании не успел бы помешать бывшему ученику скрыться, да и не думал он, что если бы они продолжили схватку… результат был бы в его пользу. Том решил, будто Альбус ещё мог продолжать её в таком же темпе, и данная ошибка не могла не радовать.

Помогла Бузиная палочка, создатель которой вложил в неё свою душу. В буквальном смысле.

После того, как уже, по всей видимости, бывший министр магии исчез в яркой синей вспышке, архимаг устало опустил палочку и оглядел окрестности. Создавалось впечатление, будто на данный участок пустоши скинули по меньшей мере ядерную бомбу.

К сожалению, у Дамблдора не было времени на отдых, потому как он примерно представлял «сюрприз» Тома для его подчинённых. И если пропажа трёх драконов из Британского заповедника неделю назад как-то с этим связана…

Следовало поторопиться.

Комментарий к Глава 9. Флэшбек № 1.

* «Я не знаю каким оружием будут сражаться в третьей мировой войне, но в четвертой будут сражаться палками и камнями». — Альберт Эйнштейн.

Очень интересная тема для дискуссии, кстати. У нас в седьмом классе пока что не преподают философию, но в любом случае не думаю, что кто-то будет это затрагивать.

Какой был смысл в создании ядерной бомбы? Единственный **разумный** обоснуй — атака извне, но сомнительно, что Гейзенберг, Оппенгеймер и Курчатов руководствовались этим (все мы прекрасно знаем, чем они руководствовались). Стремление к тотальному превосходству одной державы над остальными не отменяет того факта, что мы все находимся на Земле (доме), и возможности жить в космосе на протяжении более десяти лет пока что не существует. Живя во дворце, кто-то из вас стал бы разрушать без возможности восстановления его часть ради убийства сожителя? Места-то хватит всем:/

Вот, почитайте кому интересно.

https://www.google.com/amp/s/www.bbc.com/russian/amp/vert-fut-43828589

Не атомное, но также занимательно. И вот:

https://www.google.com/amp/s/inforeactor.ru/amp/64570-hoking-rasskazal-kak-tehnologicheskii-progress-pogubit-chelovechestvo

Почти по этой же теме. Люди практически истребляют сами себя, одновременно с этим саморазвиваясь.

Броня Годрика Гриффиндора (знаю, плагиат):

https://i.playground.ru/i/pix/2051618/image.jpg

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/1710376/879b133a-43ca-47cd-87ea-ffa4b579b7a4/s1200?webp=false

Примечание: в тексте есть отсылка к Far cry 3.

========== Глава 10. Хэллоуин. ==========

Если ты ругаешь даже тихих

Или ссоришься —

Знай, что эти люди тоже психи,

Ох, напорешься!

Владимир Семенович Высоцкий

31.10.1991 год. Хогвартс. «Большой зал». 18:43

Время летело быстро, особенно когда проводилось с пользой. На улице стремительно холодало с каждым днём, многие уже на полном серьёзе ожидали иней.

Среди первокурсников тем временем стали потихоньку формироваться отдельные группы. Что касаемо их лидеров, то на Гриффиндоре особо выделялся Гарри Поттер, в то время как на Слизерине — Драко Малфой. Оба старались по возможности пресекать разборки, что по мнению старшекурсников можно было приравнять к нонсенсу.

Майкл, Эстер и Андреа и сами не заметили, как отделились от остального факультета. И если Бэйтман ещё пыталась хоть как-то поддерживать отношения с другими сокурсниками, то Майклу было закономерно плевать на всех остальных, в то время как Эстер из-за оказываемого давления со стороны окружающих в один момент плюнула на попытки сдружиться с другими ребятами, вследствии чего хвостиком ходила за своими единственными товарищами.

Не сказать, что слизеринцы её презирали, как раз наоборот. Вот только у некоторых страх так никуда и не исчез, а девочке не хотелось общаться с теми, кто боится её лишь из-за происхождения.

Хотя группа Малфоя, и он в том числе относились к ней с уважением, она нашла в своих первых и единственных друзьях единомышленников. Часами они втроём проводили время в библиотеке, с головой погружаясь в историю древнего магического мира, теорию магии и прочие науки.

В день торжества по случаю Самайна Майкл благоразумно решил присутствовать на банкете, поскольку не был уверен в безопасности альтернативного варианта.

Ему удалось уговорить остаться и Эстер, а вот Бэйтман даже слушать ничего не захотела, сетуя по поводу предстоящего мероприятия. Слизеринец в конце концов справедливо рассудил, что в случае проникновения тролля девочка сумеет от него убежать, да и не факт, что это вообще произойдёт.

Не одна Андреа отсутствовала на празднике. Как и в каноне, Грейнджер куда-то запропастилась, чем изрядно расстроила Рона Уизли и Гарри Поттера.

В разгар пира в зал быстрой походкой вошёл Северус Снейп, который по каким-то причинам не почтил остальных своим визитом ранее.

Отложив в сторону тыквенное печенье, Майкл приготовился наблюдать за дальнейшим развитием событий.

Квиренус Квирелл был на своём месте, и судя по его безмятежному выражению лица… впрочем, это ещё ничего не означало, ведь преподаватель был гораздо умнее своей канонной версии.

Зельевар практически подбежал к золотому трону, где восседал директор. Наклонившись поближе к столу, Снейп стал что-то горячо ему нашептывать, не обращая внимания на остальных недоуменных его действиями преподавателей.

Разговоры в зале стихли моментально. Часть учеников, сидящая ближе всех к столу школьного персонала попыталась подслушать диалог двух мужчин, но закономерно потерпела неудачу.

Спустя минуту Дамблдор встал со своего места и оглядел всех присутствующих. Привычная улыбка сменилась серьёзной озабоченностью в связи с текущей ситуацией.

— Внимание! В школу проник сильный монстр четвертого класса опасности! Прошу всех сохранять спокойствие и оставаться на своих местах до тех пор, пока мы не устраним угрозу.

Естественно, что после такого заявления требуемого спокойствия как не бывало. Некоторые ученики повскакивали со своих мест, дабы сообщить о тех, кто по какой-то причине не пошёл на праздник. В их числе был и показывавший свою адекватность брат Вальтера вместе со своим дебильным другом, что в глубине души обрадовало слизеринца, всё-таки нелепая смерть от горного тролля…

Если это вообще тролль, но с другой стороны полученная информация сходилась с его предположениями, ведь данная тварь как раз и принадлежала к четвёртому классу.

Пока старосты оперативно составляли список отсутствующих детей, а преподаватели разделялись на группы, выбирая, кто останется в зале для охраны учеников…

Майкл спокойно ел небольшую порцию пироженого с начинкой из лесных ягод, всем своим видом показывая полное безразличие. Хотя, а почему показывая? Ему действительно по большому счету было плевать, разве что он немного волновался за Бэйтман.

— Как ты можешь оставаться таким… таким?! — Не выдержала Эстер. — Там же Андри!

— Не волнуйся, с ней всё будет в порядке. — Заверил девочку Майкл.

— А ты то откуда знаешь? — Огрызнулась в ответ та, нервно прикусывая губу.

— Просто знаю. Поверь, тут скорее надо побеспокоиться о монстре…

***

Джордж старательно устанавливал на лестнице невидимые навозные мины, с предвкушением думая о предстоящем розыгрыше.

Место было донельзя удачное, так как поблизости не было ни одного портрета, посему никто не сможет его застать за данным процессом, ведь все преподаватели и ученики (ну, или почти все, однако он не зря выбрал отдалённое от большого зала место) сейчас находятся на банкете.

Джордж не считал, что поступает плохо. Он вполне обоснованно полагал, что вносит толику разнообразия в серые школьные будни, причём их с братом шутки на практике были совершенно безобидными.

Они не наносили какого-либо непоправимого ущерба, и не делали это с целью кого-то унизить, даже если выбранный ими объект являлся слизеринцем.

Многие воспринимали братьев Уизли как клоунов без тормозов, но находились и те, кто считал их своими кумирами. Лично Джорджу было немного плевать на общественное мнение, он просто делал то, что ему нравится.

— Ну привет, шутник. — Раздался позади него звонкий голос маленькой девочки.

«Ах ты ж ё! Кажется, сегодня судьба повернулась ко мне известным местом…»

Какова вероятность встретить случайного свидетеля при таком раскладе? Меньше одного процента. Так какого, спрашивается, Мерлина?

Обернувшись, Джордж увидел поднимающуюся по лестнице слизеринку. Первокурсница, над которой они пошутили ещё в начале года.

Фред тогда сильно разозлился, ведь они фактически нарушили собственное негласное правило: не трогать младшие курсы. Джордж признал свою ошибку, и даже хотел прилюдно извиниться за свои действия, но как оказалось позже, девочка не только не стала жаловаться, но ещё и решила проблему с мелким проклятием самостоятельно, не прибегая к помощи школьной медсестры.

Таким образом неудачно спалившийся Джордж избежал наказания, за что был искренне благодарен слизеринке, которая, несмотря на цвет галстука, всё же имела чувство юмора.

— Привет. — Дружелюбно произнёс Уизли, вновь вернувшись к установке бомб. — Пожалуйста, не говори никому, что здесь увидела, лады?

— Конечно. — К его удивлению согласилась с просьбой первокурсница, подходя ближе. — Я так понимаю — всех нас ждёт сюрприз? Но неужели ты наивно думаешь, будто никто не свяжет твоё отсутствие с…

— Ты беспокоишься обо мне? — Рассмеялся Джордж. — А ничего, что я по идее твой враг?

— Мне показалось, что тот инцидент исчерпан, ну, а ежели ты имеешь в виду факультет — я не разделяю по нему людей, согласись, это довольно глупо.

«Не сказал бы».

— Ну… может ты и права. Всё относительно. — Пожал плечами Уизли. — Кстати… не хочешь помочь мне с установкой? И да, мы с Фредом наложили таймер, поэтому сработают мины только через два дня.

— Давай. — Радостно сказала Бэйтман и подошла практически вплотную к гриффиндорцу. Теперь их разделял какой-то метр, но Джордж не придал этому особого значения.

— А зачем ты их носишь-то? — Поинтересовался он, смотря на руки девочки, одетые в чёрные кожаные перчатки. — Какой см…

Всё произошло слишком быстро, Джордж просто-напросто не успел среагировать, ведь стоящая с непринуждённым выражением лица Андреа вдруг хищно улыбнулась и резко ударила ребром ладони по его трахее.

Уизли почувствовал жгучую боль, одновременно с этим понимая, что не может дышать. Хрипя, он рухнул на колени, с неподдельным удивлением глядя на слизеринку.

— Насколько же порой наивными и тупыми бывают люди.

***

Бэйтман с нескрываемым удовлетворением рассматривала жертву.

— У каждого из нас разное хобби. Ты наверное думаешь, что это личное, но это не так. Просто я не смогла упустить такой прекрасный шанс наконец-то расслабиться…

Бэйтман действительно считала, что ей невероятно повезло встретить одинокого ученика. К счастью, она всегда носила с собой перчатки в которых зачастую и убивала людей, и данный случай не стал исключением.

Заклинания использовать нельзя, потому как по оставшимся в теле эманациям преподаватели быстро поймут, что это запланированное убийство, а не несчастный случай в виде неудачного падения с лестницы.

В который раз Андреа порадовалась тому факту, что успела в какой-то степени освоить за свободный перед Хогвартсом год одно занимательное Китайское магическое направление, сочетающее в себе магию и боевые искусства.

Разумеется, она ещё даже не находилась на уровне простых «учеников» (те тренируют свое тело и разум по несколько лет), однако ненадолго усилить собственную конечность посредством активации крэйлинтов в оной и телекинеза… ей удалось, спустя два месяца после ознакомления с соответствующей книгой.

Бэйтман многое хотелось сотворить с будущим трупом, но Андреа понимала, что у неё нет времени на завершение композиции.

— Не волнуйся… — Прошептала она на ухо рыжему ничтожеству. — Твои братья однажды присоединятся к тебе.

Бэйтман получила такую долгожданную награду. Если ранее его испуганный взгляд казался ей недостаточно эмоциональным, то теперь… Он выражал первобытный ужас. И это было просто восхитительно.

Она часто сравнивала убийства с поеданием мороженного. Можно было в спешке съесть его за считанные минуты и заболеть в дальнейшем, а можно… неспешно смаковать, наслаждаясь каждым граммом.

Увы, время действительно поджимало. Андреа не знала, на что расчитывал Уизли, ведь методом исключения его бы всё равно раскрыли, но решила не забивать себе голову глупыми вещами. Гриффиндор — это диагноз, и этим всё сказано.

— Попробуй теперь покрасить мне волосы, проклятый ублюдок!

Ловким движением рук она свернула Джорджу шею, чувствуя, как накопившиеся за последние месяцы раздражение медленно улетучивается, а на душе впервые за всё время пребывания в Хогвартсе становится относительно спокойно.

А сейчас… необходимо прибрать за собой.

Бэйтман не без труда подняла труп и перекинула его через перила. Полюбовавшись непродолжительным полётом мертвеца с третьего этажа, девочка с заметно повышенным настроением направилась в гостиную Слизерина, на ходу снимая перчатки.

Самое время отдохнуть от несомненно наилучшего дня этой осени.

31.10.1991 год. Хогвартс. Кабинет директора 23:48.

Дамблдор устало помассировал виски кончиками пальцев, пытаясь собраться с мыслями. Сегодняшний банкет окончился весьма трагично. Причина тому — тролль. Горный. Существо, чья кожа имеет высочайшее сопротивление к магии, даже выше, чем у драконьей чешуи.

Главный вопрос — кто пустил эту тварь в Хогвартс? Снейп? Нет, глупости. Это точно не мог быть кто-то из учителей, поскольку Альбус, не будучи наивным дураком, взял со всего персонала соответствующие клятвы, нарушить которые не в состоянии даже такой опытный менталист, как он.

Те были не простым магическим договором, и даже не непреложным обетом. Куда более сложная магия, осуществляющая привязку непосредственно к душе пользователя.

Кроме того, он знал каждого из них довольно долго, а потому мог с уверенностью сказать, что никто из преподавателей этого не делал, тем более налицо отсутствие мотива.

Мотив… Философский камень. Видимо, злоумышленник пытался пробраться в Хогвартс с целью его похищения. Но хоть прокол в защите замка и был сделан мастерски, не следовало исключать такой важный фактор, как наличие портретов.

Исходя из полученной от них информации — в Хогвартсе кроме тролля на тот момент не было посторонних. Но тогда зачем вообще кому-то это потребовалось? Замкнутый круг противоречий…

Хотя невидимость никто не отменял.

Северус правильно сделал, что не стал самостоятельно искать тварь, а затем безрассудно сражаться с ней в одиночку, поскольку заклинания, идентифицирующие монстра, всё же не смогли уловить мощные артефакты, которыми тот оказался обвешан с ног до головы. Поступи зельевар иначе — жертв было бы куда больше.

В результате противник оказался бы не по зубам пусть и опытному магу, но не профессиональному боевику. Пятьдесят тысяч крэйлинтов за счёт зелий и ритуалов конечно хорошо, но не все заклинания можно было использовать в замке, отнюдь не все…

Самая ужасная новость заключалась в смерти ученика, за пожиранием которого и застал тролля Филиус Флитвик.

Джордж Уизли, по-видимому, хотел подшутить над всей школой (ничего удивительного), ведь на одной из лестниц обнаружили набор невидимых навозных мин, довольно распространённых приспособлений для розыгрышей.

Столкнувшись с троллем, Уизли вероятно предпринял попытку убежать от него, но не смог, всё-таки часть артефактов на твари увеличивали её скорость.

К тому моменту, как они обнаружили тело, лишь остатки оборванной одежды и клочки окровавленной рыжей шевелюры могли служить неким опознанием его личности.

И как назло в той области не было портретов. Привидения, которые спустились в подвальный зал на «Загробное торжество» точно также не могли сойти за свидетелей (и в отличие от «смертных» детей, никто из призраков даже и не думал пропускать столь значимое событие).

Что из этого выходило? Очевидцев нет. Тело сожрала тварь, которая, по всей видимости, и являлась убийцей. Во всяком случае, опровергнуть подобное он не мог при всём желании (мозг жертвы уничтожен, да и не стал бы он подвергать такому кощунству пусть и мёртвого, но ученика, ребёнка в конце концов).

Встав из кресла, директор Хогвартса подошёл к окну, сцепив руки за спиной. Проникновение можно было рассматривать ещё и как теракт. По-другому он не мог это объяснить. Но… какой урод решился на подобное?

Самый логичный ответ на поставленный вопрос: кто-то из аристократов, причём радикально настроенных (то, что жертвой стал именно Джордж Уизли — лишь подтверждало данную гипотезу).

Как жаль, что у него не было возможности всюду поставить чары, оповещающие о смерти человека, ведь наличие более двухсот привидений создавало помехи в астральном фоне (в радиусе шестисот метров точно), а именно к данному направлению они и относились.*

Может, стоит убрать всех призраков? Невыполнимый бред. Касательно дополнительных чар — да он никогда бы и не подумал, что они вообще понадобятся, а зря. Просто по всей школе каждый день дежурили преподаватели, к тому же и сами дети не проявляли убийственной агрессии по отношению к своим сокурсникам.

Всего два-три дня в году большинство обитателей замка находились внутри одного зала. И сей инцидент… до недавнего времени считался невозможным, на грани абсурда.

Дамблдор винил в произошедшем именно себя. Если бы он не решился на проведение эксперимента с камнем в школе… хотя, о камне знает лишь очень узкий круг людей, а все посвящённые принесли идентичную договору о принятии на работу клятву.

Посему — неизвестный маг вероятнее всего планировал создать ему проблемы с общественностью. Альбус не мнил себя центром вселенной, но другого варианта попросту не было, эта гипотеза пока что выглядела наиболее правдоподобной. Утечка информации о камне маловероятна, да и тот факт, что помимо монстра в замок никто не попытался проникнуть следом…

И все же… Дамблдор привык доверять своей интуиции, а она прямо говорила: что-то здесь нечисто. Он словно упускал нечто важное, один недостающий фрагмент пазла…

Внезапно Альбус, до этого расхаживающий взад вперёд по комнате резко остановился, словно налетел на невидимую преграду.

Квиренус вызвался обследовать внешний периметр. Он же некоторое время жил в России. Чем известна магическая Россия? Своими выдающимися разработками в проклятиях, в частности одно из них позволяло на некоторое время взять под контроль горного тролля.

Знали его немногие, по понятной, собственно говоря, причине. Оно считалось абсолютно бесполезным для тех, кто не ставил перед собой цель проводить некие исследования, или же вовсе поселиться в горах.

Но Альбус как никто другой знал, что бесполезных знаний не бывает. Данное правило перенял не только Гарри, но и… Том… мог ли здесь быть замешан бывший министр магии? Если кому и удастся обмануть такую клятву, то ему. Дамблдор порой и сам удивлялся познаниям бывшего ученика в сфере не только тёмной магии, но и менталистики.

Однако с Квиреллом он был знаком достаточно продолжительное время, чтобы увидеть возможные изменения в его характере. Проблема в том, что их не было, вот только это вовсе не означало непричастность оного к данному инциденту. Актёрские таланты бывшего ученика до сих пор невольно впечатляли, а вместе с тем и ужасали архимага.

Человек-хамелеон. Способен менять лица как перчатки, быть практически кем угодно. Настолько свой, что никто и подумать на него не мог, по крайней мере, до того противостояния…**

Что, если он собирался не похитить определённую вещь из замка, а… протащить? Да те же артефакты, например.

Альбус посмотрел на свой стол, где лежало порядка двух десятков округлых камней разной формы и осколков обсидиана с запечатанными внутри формациями. Подобным арсеналом тёмный лорд вполне обосновано мог располагать, всё-таки десяток лет террора…

Зачем Тому это делать? А вот тут уже следовало вернуться к началу. Камень. Квирелл мог быть всего лишь простым исполнителем, в задачу которого входило изъятие легендарного творения алхимика при помощи разнообразных древних артефактов.

Зачем по идее мёртвому Волан-де-морту камень? А кто его знает… Если он каким-то чудом и выжил, то вероятно хочет с его помощью вернуть себе былую силу. Ну, или тело, хотя одно вытекает из другого.***

С трудом директор удержался от соблазна использовать хроноворот. Три часа с момента гибели Джорджа прошло, стало быть уже поздно, да и будь у него шанс все изменить — игры с временем никогда до добра не доводили.****

Теперь самое главное — не торопиться. Нужно все узнать о путешествии Квиренуса в Албанию, и по возможности тайно. В любом случае, если это действительно Том — он никуда не денется (вряд ли отступится, не получив желаемого), а проверить всё равно не помешает.

Дамблдор хоть и винил себя в смерти ребёнка, но не позволял себе такую роскошь, как самобичевание. Если его из-за этого выгонят с поста директора… что ж, так тому и быть. Хотя подобный исход маловероятен, всё-таки его влияние велико.

Отказываться от должности добровольно он даже и не думал. Да, Альбус вполне осознанно признал свою вину, но с другой стороны… кто, если не он? Он-то хотя бы попытается обеспечить детям должную безопасность, правда в нынешней ситуации это звучит крайне нелепо.

Приняв окончательное решение, архимаг все же захотел напоследок посмотреть воспоминания об этом вечере в думосборе. Быть может, он обнаружит новую зацепку…

***

— Придурки! — Эстер раздражённо поправила одеяло на своей кровати. — То же мне, нашли повод для радости…

— Да, приятного мало. — Притворно согласилась с сожительницей Бэйтман. — Я и раньше подумать не могла, что школа волшебства превратится в какие-то игры на выживание.

Пока все в гостиной обсуждали неожиданную трагичную новость, Кроули не испытывала никакого желания дискуссировать вместе с остальными на данную тему.

Хогвартс действительно оказался более опасным местом, чем она предполагала, так что в этом плане Эстер была полностью солидарна с подругой.

Смерть от рук монстра! Что может быть ужаснее? Малфой утверждал, будто Уизли сожрали заживо. Снейп и Слизнорт однако никак не прокомментировали слухи, лишь подтвердили сам факт смерти гриффиндорца.

— Если Рэн узнает… — Кроули с грустью посмотрела на висящий напротив гобелен их факультета. — То меня заберут отсюда, Андри. Слышишь?

— Слышу. — Бэйтман ободряюще посмотрела на Эстер. — Не волнуйся, все будет хорошо.

— Хотелось бы верить…

***

Майкл задумчиво рассматривал озеро за окном в своей комнате, не обращая внимания на доносящийся шум снаружи.

Лично ему было плевать на мёртвого студента. Ну сожрали и сожрали, хорошо хоть брат не пострадал…

Вальтеру всё-таки не была безразлична его судьба, это он неожиданно для себя осознал буквально сегодня. Семья… нет, он по прежнему не придавал этим глупостям никакого значения, но…

Майкл думал о предстоящем знакомстве с Поттерами, и это его отнюдь не радовало. Вполне возможно, что старик им навешает лапши на уши, правда какая ему от этого польза? Иметь ещё один рычаг воздействия на ученика? Вряд ли, уж больно методы у него различаются, да и что он может поделать в данной ситуации?

В ближайшее время слизеринец собирался основательно покопаться в газетах одиннадцатилетней давности. Вальтер задался целью узнать как можно больше о том времени, поскольку ему захотелось узнать основные различия от канона.

Да, наверняка большая часть информации не будет иметь к этому никакого отношения, но статью, посвящённую развоплощению тёмного министра он бы с интересом изучил.

А ещё… ему показалось довольно странной радостная, пожалуй даже чересчур радостная Бэйтман, не связано ли это с убийством одного из рыжих?

«Не, бред. Да и в любом случае — это не моё дело». — Решил Вальтер и со спокойной душой стал готовиться ко сну.

========== Глава 11. Теория о родословной. ==========

— Ну так чего у тебя там? — Майкл с некоторым нетерпением задал вопрос Терри, который отвёл его в дальний угол гостиной Рэйвенкло, подальше от остальных присутствующих.

— Ты кажется хотел книгу по крэйлинтам из Запретной секции, помнишь?

— Погоди, так ты…

— Именно! — Подмигнув, Бут достал из школьной сумки большой ветхий фолиант, в центре обложки которого был инкрустирован маленький рубин. — Кстати, не советовал бы тебе пытаться его оттуда вынуть. Поверь, все твои насущные проблемы после этого померкнут перед грядущей, проверено на личном опыте.

— Ты где достал это великолепие? — С улыбкой поинтересовался у сокурсника Майкл, забирая протянутую книгу. — У меня не возникнет проблем?

Ворон раздражённо махнул рукой.

— Брось. Знаешь как у нас это делается? Один старшак берет по реферату и передаёт из рук в руки, так что не парься. Но её надо вернуть к понедельнику.

— Мне хватит и двух дней. — Задумчиво произнёс Вальтер, навскидку измеряя объём. — Спасибо, приятель.

Терри хлопнул слизеринца по плечу, нехорошо прищурившись.

— Будешь должен…

5.11.1991 год. Хогвартс. Класс № 264. 17:07.

— «АС — 2»

11-3-22-10-9: связка заклинаний активирована.

Слизеринец с поразительной точностью выпустил каскад разноцветных лучей по стоящей напротив Кроули, однако все они увязли в окружавшей её прозрачно-серебристой сфере. В свою очередь Эстер как ни странно даже не пыталась атаковать его в ответ, а лишь периодически обновляла защиту.

Внимание!

Первый рубеж преодолён.

Количество оставшихся крэйлинтов: 3717/4650 [4.3/мин]

Рекомендуется тщательная экономия магических частиц.

Ещё месяц назад первокурсник догадался настроить Скай таким образом, чтобы при расходе определённого числа (процентов от общей суммы) крэйлинтов в его подсознании автоматически «всплывало» предупреждение об этом. Он создал четыре так называемых «рубежа», каждый из которых представлял из себя двадцать процентов от их общей суммы.

Кроме того, он также создал отдельную команду — «Резерв». При его активации Скай должна была моментально показать их оставшееся количество.

Делалось это с целью постоянно знать свой предел, и на основе получаемых в процессе схватки данных иметь возможность грамотно использовать силу.

Спустя пару минут боя (в ходе которых он потерял ещё сорок процентов своего резерва) Майкл решил использовать связку из мелких проклятий, надеясь, что девочка потеряет бдительность, хоть он и понимал, что подобный исход маловероятен. Кроули обучалась этому с детства, в то время как его пока что даже сложно было назвать любителем.

— «АС — 6»

19-53-71-22-10: связка заклинаний активирована.

Как он и предполагал, она вновь продемонстрировала магический щит первой категории сложности, а именно «Протего». Универсальная защита, которой порой не брезгуют и взрослые маги.

И все же определённого эффекта он добился, поскольку Эстер по всей видимости решила, будто его частицы уже на исходе.

— Экспеллиармус. — Наконец перешла в наступление слизеринка, резко взмахнув палочкой.

Вальтер благоразумно уклонился от красного луча, не став тратить крэйлинты на защиту. В отличие от той же Кроули, у которой уже было двенадцать тысяч (вследствии чего она фактически превосходила его по мощи в три раза) он не мог себе позволить защищаться магией при продолжительном поединке.

Контроль у девочки был довольно высокий. Во всяком случае, проблем с активацией у неё не возникало, в отличие от той же Бэйтман.

Стиль боя Кроули напоминал Вальтеру его собственный. Если Андреа шла на поводу у своих эмоций, то Эстер всегда была предельно хладнокровна, и потому совершала гораздо меньше ошибок.

— Экспеллиармус. Риктумсемпра. Ступефай. Ступефай. Экспеллиармус… — Слизеринка не останавливаясь метала заклинания, заставляя Майкла снова и снова показывать чудеса акробатики.

В какой-то момент ей удалось подловить его на очередном увороте. Девочка просто провернула тот же самый трюк, который Вальтер по обыкновению использовал для нейтрализации Бэйтман, когда они тренировались перед поездкой в Хогвартс.

И если раньше он мог позволить себе использование щита из-за неопытности противницы, то теперь…

— Фините. — Эстер движением руки быстро привела своего друга в чувство. — Ты в норме?

— В норме. — Майкл встал с пыльного пола и забрал у Кроули свою палочку. — Черт, это по-твоему обезоруживающее? Меня на несколько метров отбросило… — Поморщившись, первокурсник осмотрел заброшенный класс на предмет случайных повреждений, где они время от времени проводили тренировки.

Именно здесь он и встречался с Гарри, и как оказалось в дальнейшем, данное место для практических занятий было просто идеальным.

— А чего ты шепчешь заклинания? — В который раз спросила Эстер, по-Снейповски изогнув одну бровь. — Я не говорю, что Андри поступает правильно, но… это не имеет никакого смысла. Я тупо по цвету луча могу определить, что ты в меня кидаешь.

— Поначалу — да. — Согласился с ней Вальтер. — Но множество заклинаний из более высоких категорий идентичны по окраске каста, следовательно…

— Понятно. — Хмыкнула Кроули, направляясь в сторону выхода. — Уж не готовишься ли ты стать аврором?

— Поверь, желания причинять добро и наносить справедливость у меня никогда не возникало. — Усмехнулся слизеринец, и тут же пожалел о сказанном.

Хоть Эстер и относилась немного пофигистично к людям, она в тоже время оставалась довольно доброй девочкой, которая совершенно искренне верила в светлые чувства и прочую муть. Размышлять с ней о подобных вещах следовало осторожно, о чем, к сожалению, Майкл иногда забывал.

В этом плане ему было проще с Бэйтман. Он вполне обосновано предполагал, что в будущем она ему неплохо поможет с экспериментами. Надо убить человека? Да не вопрос. Именно так однажды и ответила ему «ангелочек», когда он захотел узнать её степень отмороженности.

А вообще… ему в принципе требовался такой человек. Не задающий лишних вопросов, да ещё и чрезвычайно талантливый. Возможно, имело смысл продлить с ней договор в дальнейшем, правда надо будет заранее позаботиться о собственной безопасности.

Он никому никогда не верил, если дело касалось его жизни, и начинать не собирался. Друзья друзьями, но в решающий момент любой способен отвернуться, особенно в том случае, когда затрагиваются личные интересы.

Отряхнувшись, он вместе с Кроули покинул класс, невольно вспоминая произошедший четыре дня назад инцидент с троллем.

Гибель ученика серьёзно ударила по репутации директора. Ожидавший прилюдного скандала по инициативе Молли Уизли (знание канона давало о себе знать) Вальтер был мягко говоря удивлён его отсутствию. Хотя… видимо, безутешной мамаше хватило мозгов устраивать разборки непосредственно в самом кабинете, дабы не позориться перед остальными.

С того самого дня Дамблдор ходил с таким лицом, как будто погиб его сын, а не какой-то там главный придурок школы. Вальтер бы на его месте решил, что не всё так уж и плохо. Нет худа без добра, как говорится, ведь теперь некому будет нарушать дисциплину, ибо выживший брат сидел тише воды ниже травы, по-видимому также находясь в состоянии скорби.

Пропорционально этому Бэйтман выглядела необычайно довольной, словно выиграла дракона в международной магической лотерее. Глядя на её счастливую улыбку (которую она, впрочем, не показывала на публике), Вальтер понимал, что малолетняя психопатка всё-таки может иметь к этому непосредственное отношение.

Однако шантажировать её не имело никакого смысла. Мало ли, какие у него домыслы? Тем более само дело, как говорят, официально закрыли в министерстве магии, хоть вопрос о проникновении твари и остался открытым. Да и портить с девочкой отношения ему крайне не хотелось, поскольку выгоды от этого — ноль, а вот проблем в перспективе…

***

«Статус»

Имя: Майкл Вальтер

Раса: Человек

Возраст: 11 лет

Крэйлинты: 971/4650 [4.3/мин]

Предрасположенность:

1. Стихийная:

≫ Огонь — 49%

≫ Вода — 12%

≫ Воздух — 6%

≫ Земля — 4%

2. Магия хаоса — 11%

3. Астральная магия —?

4. Магия порядка — 0%

5. Некр — 36%

6. Рокрест — 24%

«Блять! Это даже не смешно… Если крэйлинты будут увеличиваться с такой скоростью, то к совершеннолетию в лучшем случае у меня будет пятнадцать тысяч от силы…» — Майкл раздражённо пнул свой чемодан, пользуясь тем, что остался один в комнате.

А ведь все к этому и идёт. Исходя из книг, пробужденные имеют довольно посредственный запас частиц. Проще говоря — он ничем не будет отличаться от простого обывателя. Одно простенькое заклинание седьмой категории, и всё… магическое истощение.

«А хрена с два…» — Злорадно подумал Вальтер, присаживаясь на кровать. — «Рано или поздно я всё равно достигну вершины».

Родословная магических существ. Судя по информации из древнего фолианта, который он таки смог достать благодаря Буту, Мерлин каким-то образом приобрёл анимагическую форму дракона.

Метод замещения внутренних органов и частично — крови. Вот только был такой общепринятый факт — после применения внутрь более двух литров крови гигантской ящерицы человек сходил с ума, а данный «побочный эффект» отныне являлся постоянным спутником в его жизни.

Он становился в буквальном смысле «овощем», неспособным на элементарные умозаключения. Более того, большая часть переборщивших с временным усилением собственного тела магов погибала, что на практике делало именно их счастливчиками в подобной ситуации.

Кровь дракона была очень редким ингредиентом, и достать её в его положении… возможно только в том случае, если канон и дальше будет хоть и «искажен», но иметь место в этом мире.

«Обокрасть Хагрида что-ли? Ахах… Ну-ну. Куда я потом дену малыша Норберта? К себе под кровать?» — Майкл задумчиво погладил подбородок. — «Не, лучше просто познакомиться с лесничим и постараться войти к нему в доверие. А при случае попытаюсь выпросить себе хотя-бы пол литра для проведения эксперимента…»

Вальтер планировал узнать при помощи Скай как именно воздействует кровь на структуру организма. Возможно ли нейтрализовать её побочный эффект, и что это даст в теории?

Возможно ли одновременно с этим замещение внутренних органов на драконьи с целью увеличить общее количество крэйлинтов?

Во всяком случае, информация, полученная им ранее, указывала на то, что некоторые выдающиеся маги (каждый из них обладал поистине огромным резервом) могли превращаться в магических существ.

Майкл собирался тщательно проанализировать все факты, и на их основе определить свои дальнейшие шаги по этой теме. Несомненно, создание андроида также забрасывать не стоит, но пока что всё-таки в приоритете стоит наращивание собственного могущества, а не создание приспешников.

В магическом мире существовала такая наука — некротранспланторика. Вполне вероятно, что её освоение поможет ему лучше понять, как это работает.

Если рассуждать логически, то чем древнее магическое существо, тем большим количеством крэйлинтов оно располагает. С другой стороны, процесс размножения отчасти так до конца и не изучен.

Бывает, у одного мага их число растёт на протяжении всей жизни, тогда как у другого — на протяжении нескольких лет с момента поступления в Хогвартс. Или рождения. Или, как часто бывает — до совершеннолетия. Одним словом — загадка. Неизведанный по своей сути феномен, поскольку каждый организм мага уникален.

Но зато теперь, по крайней мере, он знал, что существуют определённые техники для замещения частиц. А анимагическая форма «донора» и, несомненно, бонус в виде способностей расы оного — приятное дополнение, не более того.

«Если уж кем и становиться, то Фениксом. Возможность телепортироваться невзирая на охраняющие чары среднего качества, да ещё и в перспективе бессмертие…» — Майкл мечтательно прикрыл глаза, ненароком вспоминая одну занимательную статью «Ежедневного пророка».

— На вопрос о предпринятых мерах безопасности сотрудник Британской магической службы контроля лишь неопределённо пожал плечами, в очередной раз предупреждая общественность о таинственном артефакте.

— Насколько мы знаем, он даёт возможность проходить сквозь высшие чары оповещения. Мы не располагаем более точной информацией, но нечто подобное присутствует и у наших иностранных коллег.

«Не Феникс, но… Интересно, тёмный министр знает что-то об этом? Конечно же знает, но добился ли он на этом поприще хоть каких-то успехов?».

На секунду Вальтер даже подумал о возможности заключения союза с тёмным лордом с целью получить необходимую информацию, но тут же мысленно отмел эту идею в категорию «Полнейший абсурд».

Авада кедавра — вот та награда, которая будет поджидать его с распростёртыми объятиями в конце трудного пути.

Нет уж, он добьётся всего сам. Так намного сложнее, но безопаснее. Впрочем…

Кто сказал, что он не в состоянии (пользуясь Бэйтман) однажды посетить Тайную комнату, где вполне вероятно хранятся ценные непосредственно для исследования магии вещи?

«Ведь главное — это желание и возможность его осуществления, а остальное придёт со временем, при должном упорстве…»

========== Глава 12. Интерлюдия № 3. ==========

Стремление к деятельности крепнет с годами.

Марк Туллий Цицерон

5.11.1991 год. Хогвартс. Гостиная факультета «Слизерин». 22:17.

— Значит, весь первый курс Гриффиндора под Поттером? — Драко задумчиво постучал пальцем по подлокотнику кресла. — Это хорошо. Пока. В дальнейшем в наших интересах посеять семя раздора в их рядах. — Пробормотал он, даже не смотря на стоящих перед ним Крэбба и Гойла.

В гостиной кроме них никого не было, поскольку все остальные слизеринцы уже рассредоточились по своим комнатам, готовясь ко сну. Пользуясь благоприятным моментом, Малфой собирался обсудить обстановку среди первокурсников.

— Эээ… а зачем нам это делать, Драко? — Спросил последний.

— Зачем? Вы думаете, что вариант с учеником Дамблдора, который становится кумиром для всей школы — приемлем? Поттер сейчас всем продемонстрирует свои успехи в квиддиче, а в совокупности с его талантом, знаниями…

— Ты завидуешь, что ли? — Ухмыльнулся Крэбб и нервно вздрогнул, когда блондин перевёл на него взгляд. Холодные серые глаза казалось смотрели первокурснику прямо в душу, и данный факт не мог не насторожить его, а вместе с тем и здорово испугать.

— Зависть — всего лишь инструмент, использовать который может далеко не каждый человек, Винс. Те, кто благодаря ей обретают стимул к самосовершенствованию намного умнее тех, кто тратит свое время понапрасну, строя бессмысленные козни.

Гробовая тишина послужила Драко ответом. На секунду прикрыв глаза, он с явным раздражением пояснил своим шестёркам:

— Это всего лишь меры предосторожности. В одно, несомненно, «прекрасное» мгновение, избранный может передумать относительно нейтралитета с нами. Вот только тогда… его поддержат все. И вороны, и барсуки. Сейчас мы пока ничего предпринимать не будем, но в дальнейшем необходимо слегка подпортить его репутацию.

— Так мы…

— С вас спросу нет. Я займусь этим лично, в следующем году. — Потеряв всякий интерес к двум слизеринцам, Малфой встал из кресла и медленно подошёл к окну. — Оставьте меня, парни.

Услышав звук закрывающейся со стороны выхода из гостиной двери, Драко устало вздохнул, в очередной раз задумываясь о неадекватных действиях основы.

«И всё-таки… какого Мерлина ты творишь, придурок? Хотел поднасрать наставнику? Надеюсь, тебя всё-таки спалили, мститель хренов…»

6.11.1991 год. Хогвартс. Кабинет № 389. 10:37.

Северус в очередной раз поразился идеально приготовленному зелью второго сына Джеймса. Хотя… лично он сам перестал ассоциировать первокурсника с их семьёй, несмотря на предстоящее воссоединение, о котором он знал со слов директора.

У мальчика определённо не только колоссальный талант, но и схожее с ним детство. Северус в каком-то смысле видел в Алек… Майкле Вальтере себя, и небезосновательно полагал, что ребёнок точно также сделал некоторые выводы в отношении его персоны.

Детство в нищете. Безразличие со стороны окружающих, защищаться от которого легче всего ответным безразличием. Ну и, чего греха таить, родители-идиоты. Полный, мать его, комплект, по-другому и не скажешь.

Одновременно с этим у мальчика было стремление к саморазвитию, граничащее с фанатизмом. И он его прекрасно понимал, ведь это единственное, что оставалось, когда тебя имеют абсолютно все, кому не лень.

Ещё каких-то четыре месяца назад он уважал Лили, считал её пусть и не самой лучшей, но достойной матерью. Сейчас… трудно сказать наверняка, но что-то в нем изменилось (а если точнее — в его мировосприятии), окончательно и бесповоротно. Джеймс-то как был оленем, так и остался им, но вот о Эванс Снейп был куда лучшего мнения.

Однако жизнь всегда славилась прежде всего своим умением преподносить сюрпризы, и этот случай не являлся исключением.

Гарри Поттер вопреки таланту брата особыми навыками на его занятиях не блистал, за что и расплачивался время от времени. В конце концов — должны же и у Северуса быть хоть какие-то радостные моменты в этой бесконечной рутине, преподаванием именуемой? Ну, а что может быть приятнее, чем глумление над сыном главного школьного врага (в разумных пределах, естественно)? Только осознание того факта, что имеешь со вторым его сыном более близкие отношения, которые можно в какой-то степени даже приравнять к дружественным (насколько это вообще возможно, с его-то положением и разницей в возрасте).

— Профессор? — Вернул его с небес на землю сам объект размышлений. — Всё в порядке?

— В порядке. Извините, просто задумался. — Снейп аккуратно отложил образец приготовленного снадобья на стол.

— Профессор, я бы хотел попросить вас об одной… услуге.

Северус удивлённо посмотрел на слизеринца. Знаний из общей секции показалось мало юному неокрепшему разуму? Дамблдор предупреждал его и Горация о возможных проблемах с Майклом в этом плане, но уже при выходе из кабинета зельевар мысленно послал директора куда подальше.

Хоть тот и не сказал прямо о наблюдении за первокурсником, намёки на это были, и весьма прозрачные. Нет, конечно, Северус и сам понимал их причину: порой излишняя любознательность приводит к довольно печальным последствиям как для самого человека, так и для окружающих.

Но докладывать о каждом шаге по «неправильному пути» своего ученика он в любом случае не собирался. Если того потребует необходимость — он лично проведёт с ним беседу, в ходе которой подробно разъяснит, почему Запретная секция считается действительно запретной.

— Я вас внимательно слушаю. — Сказал Снейп, мысленно настраиваясь на трудный диалог.

— У меня есть идея, как нам с вами заработать неплохие деньги, сэр. Не волнуйтесь. — Поспешил добавить слизеринец, видя как преподаватель подозрительно прищурился. — Она ни в коей мере не противоречит законодательству.

— Ну-ка, просветите меня. — Усмехнулся Северус, по-настоящему заинтересовавшись данным разговором.

Вальтер пояснил:

— Мне достоверно известно, что приготовленные на дополнительных занятиях снадобья никак не используются, вследствии чего в дальнейшем уничтожаются вами. Лично я склонен считать это большим расточительством, поэтому совместно с Бутом мы запланировали продавать их в одной аптеке, там у меня… хороший знакомый. Не беспокойтесь, он мне доверяет… — Майкл сделал акцент на предпоследнем слове, явно намекая взрослому. — В нашу задачу частично входит их производство, кроме того, все обязательства мы возьмём на себя. Все, что потребуется от вас — хранение и прикрытие со стороны школьного персонала, поскольку я склонен думать, что данную затею они не одобрят. Ну, а касательно доступа к ингредиентам — вы и так ничего не потеряете.

Удивление Снейпа вышло на новый уровень. А мальчик-то весьма хитёр…

Ничего плохого в этой ситуации он, собственно, не увидел. Во-первых, теоретически это не было запрещено законом (да, можно воспринимать данную процедуру как нелегальную продажу, но где говорится, что она карается сроком в Азкабане, или же штрафом?), во-вторых — он сам довольно часто продавал приготовленные в школе снадобья, используя при этом «Зелье старения», ибо у него таких полезных знакомых, к сожалению, в то время не водилось.

Пусть профессор и слышал о том, что мальчика заберут Поттеры, на его месте он поступил бы точно также. Всё-таки жизнь учит крутиться в меру своих возможностей, невзирая на получаемые в процессе удобства.

Сегодня ты во дворце, а завтра — на улице. Закон жизни, вернее неотъемлемая её часть. Это он успел усвоить за столько лет, а потому всецело одобрял замечательную идею. Действительно, если существует возможность заработать деньги, то почему бы и нет?

— Я согласен, Вальтер. Но мне необходимо знать все детали. — С фальшивым снисхождением в голосе произнёс зельевар. — А заодно — давайте обговорим мою долю…

========== Глава 13. Немного об анимагии. ==========

— Присаживайтесь, Рэн. — Том сделал приглашающий жест, заходя в роскошную гостиную. — Чаю? Вина? Ну или может быть… — Тёмный лорд подмигнул важному гостю. —…свежего мяса?

Молодой с виду мужчина в деловом костюме коротко кивнул.

— Не откажусь от стаканчика амароне.

Сев в находящееся возле окна кресло, оборотень вновь обратился к собеседнику:

— Я здесь по поручению господина. Он просил обсудить с вами вопрос о дальнейших поставках товара в связи с появившимися… обстоятельствами.

— С этим проблем не возникнет. — Заверил Рэна Волан-де-морт, наливая в два стеклянных бокала сухое красное вино итальянской марки. — Потеря должности министра магии никак не отразится на нашем сотрудничестве.

— Рад слышать, ведь мы готовы брать большие объёмы. Как обычно, нас интересуют преимущественно особи мужского пола, от двадцати до пятидесяти лет, без серьёзных дефектов. Вы сможете предоставить нам в этом месяце три тысячи условных единиц?

— Думаю, да. — Немного поразмыслив, ответил Том. — Всё собираюсь спросить: что именно Алистер делает с таким большим количеством подопытных?

— В свою очередь я также поинтересуюсь у вас, мистер Реддл: вы точно хотите это знать? Вы готовы разделить с нами все риски? — Спросил оборотень, взяв один бокал с подноса.

Отпив из второго, Том несколько грустно улыбнулся, признавая иррациональность вопроса.

— Нет. Я не хочу это знать…

10.11.1991 год. Окрестности Хогвартса. 14:53.

— Скажи мне честно, Гарри… ты дебил? — Прямо в лоб спросил Вальтер, с искренней жалостью смотря на нервничающего брата.

Во дворе позади замка никто не гулял по причине пасмурной погоды, чем и решили воспользоваться близнецы.

— Нет, я всё понимаю. — Слизеринец на секунду прикрыл глаза из-за обдувающего лицо ветра. — Вы, грифы, разумеется не можете не находить приключений на свою голову, но это уже просто грань абсурда.

— Да как ты не понимаешь! — Поттер в сердцах сплюнул на пожелтевшую траву, нетерпеливо взмахнув рукой. — У наставника теперь столько проблем, а брата Рона и вовсе сожрали как нечего делать!

— А вот походу тебе-то как раз действительно нечем заняться, Гарри. — Майкл тонко улыбнулся. — С чего ты вообще решил, что эту вещь хотят украсть?

— Убийство произошло на третьем этаже, возле запретного коридора. — Стал рассуждать вслух Мальчик-который-выжил. — Тролль, как мне кажется, кем-то целенаправленно контролировался, на это также указывают и тёмные артефакты. Учитель сказал мне, что он был обвешан ими со всех сторон, злоумышленник даже специально прикрепил к твари пояс…

— Ну и? Предположим, ты прав. Что дальше? — Первокурсник всё не мог понять, под какими веществами его дорогой родственник на данный момент находился, ибо сомнения в его адекватности были велики.

— Я считаю, это был Снейп. — Вдруг ни с того ни с сего заявил избранный, тем самым неосознанно подтвердив свой «статус» в глазах близнеца. — Сам посуди: только он не присутствовал на празднике.

«Шерлок Холмс задрипанный, как же ты меня уже достал». — Подумал слизеринец, скрипнув зубами.

— Разве не ты мне говорил, что Уизли тебя бесит? — Задал он закономерный после всех подобных заявлений вопрос. — Ты ищешь справедливости там, где её нет. Жизнь — штука сложная, а рисковать ею как-то не очень полезно для здоровья, не находишь?

— Ясно. Струсил, значит. — Поттер впервые на памяти Вальтера презрительно скривился. — А знаешь что? Я сам разберусь, а ты продолжай протирать штаны в библиотеке. Больше-то ты ничего не можешь.

— Если ты на полном серьёзе ожидал, что я расплачусь от обиды, то спешу тебя разочаровать, поскольку мне, в общем-то, пофиг. — Счёл нужным прояснить очевидный факт Майкл. — В отличие от тебя, я умею правильно расставлять приоритеты. Хороший навык, кстати. Советую и тебе научиться, если хочешь дожить до выпуска.

Какое-то время Гарри молча стоял и смотрел на него, не проявляя внешне никаких эмоций.

— М-да… — Спустя минуту выдал он с лицом великого философа. — Я иногда тебя действительно не понимаю, брат.

В ответ тот лишь пожал плечами.

— Аналогично.

— До встречи. Надеюсь, ты завтра придёшь на стадион. — Засунув руки в карман, избранный молча зашагал в сторону замка.

— Посмотрим. — Скучающе произнёс Вальтер, смотря на гладь чистого озера. — Я тоже много чего не понимаю…

Спустя 9 часов

Что такое анимагия? Совсем недавно Майкл не смог бы точно ответить на данный вопрос по причине недостатка надлежащей информации.

Тем не менее, вследствие того, что в последние дни Вальтер не только изучил газетные выпуски одиннадцатилетней давности, но ещё и основательно прошерстил библиотеку на предмет информации о второй ипостаси… теперь он мог с уверенностью сказать, что обладает всеми необходимыми данными об этом, несомненно, интересном магическом искусстве.

Возможность превращаться в животное давала куда больше, чем казалось на первый взгляд. Если условный маг окончательно смог бы трансформироваться в кошку, то его тело со временем стало бы более гибким, а ночное зрение — заметно улучшилось.

Проще говоря — обладатель второй формы получает часть её врождённых способностей как вида. Однако это вовсе не означало, что анимаги-птицы могли летать.

Улучшенное зрение, восприятие, реакция, скорость, а иногда и физические показатели — вот те самые характеристики организма, которые по обыкновению подвергаются изменениям.

Но всё далеко не так просто, ведь отнюдь не всем хватало таланта, а главное — упорства на осуществление желаемого результата.

А ещё, чтобы стать анимагом, необходимо иметь предрасположенность к астральной магии. С чем это связано — понять нетрудно. Но благо с этим проблем у него, вроде бы, не было, ведь прямая связь со Скай позволяла изучать данное магическое направление без всяких затруднений.

В его возрасте трансформация хоть и сложна по своей сути, но вероятнее всего осуществима. Пример тому — мародёры. Правда… они это провернули гораздо старше, да и не факт, что канон в этом месте совпадал.

В любом случае, Майкл видел в анимагии возможность усилить свой организм. Вначале ему потребуется специальное зелье, в свойство которого входит на некоторое время пробуждение второй ипостаси. Эдакая «искусственная трансформация».

Само снадобье, вполне естественно, являлось довольно редким из-за крайне низкого спроса и дорогих ингредиентов. Однако наличие сразу нескольких знакомых, разбирающихся в зельеварении на уровне мастера… существенно облегчало задачу.

Исходя из полученной информации, «внутренний зверь» в некоторой степени определяет характер личности, правда, как и везде, были и исключения из правил.

— Эй, Майк. — Отвлекла его от размышлений некстати появившаяся (хотя — как посмотреть) Бэйтман, садясь на стоящий рядом стул. — Опять ты сидишь тут целый день? Скоро уже наверное и ночевать в библиотеке будешь…

— А что, хорошая идея, обязательно подумаю над твоим предложением. — Нашел в себе силы на улыбку Вальтер, кладя на журнальный столик просканированный Скай фолиант.

— Ты хоть на часы-то смотрел? Через десять минут заведение, к твоему сведению, закрывается. — Андреа указала рукой в сторону двери в кабинет заведующей общей секцией. — Мадам Пинс, наверное, тебя уже воспринимает как неотъемлемую часть интерьера.

— Если бы. — Устало помассировав виски, Майкл задумчиво обратился к слизеринке. — Помнишь о нашем уговоре?

— Помню. Но ты действительно хочешь обсуждать это здесь?

Ребёнок мотнул головой, с трудом фокусируясь на разговоре. Всё-таки тяжёлый график порой давал о себе знать.

— Нет, конечно. Просто… какие у тебя планы на рождество?

— А у меня есть выбор? — Ехидно поинтересовалась психопатка, со странным выражением лица разглядывая сонного одноклассника.

— Выбор есть всегда. — Философски заметил тот, поднимаясь с насиженного места. — Я постараюсь договориться кое с кем насчёт тебя. Опять-таки сейчас не время для подобных откровений, поговорим чуть позже, если не возражаешь.

— Само собой, Майк. Я…

— Кстати… — Вдруг перебил её слизеринец, решив непонятно зачем задать каверзный вопрос. —…а ты чего такая весёлая в последнее время?

Сцепив руки в замок и закинув их за затылок, Андреа беспечно улыбнулась.

— Да так… недавно сняла напряжение, ничего особенного.

Если у Майкла и было желание хоть как-то прокомментировать её ответ, то он благоразумно предпочёл воздержаться.

11.11.1991 год. Квиддичный стадион школы чародейства и волшебства «Хогвартс». 10:41.

— …И вот квоффл оказывается в руках у Анджелины Джонсон из Гриффиндора. Эта девушка — великолепный охотник, и, кстати, она, помимо всего прочего, весьма привлекательна…

— ДЖОРДАН! — Рявкнула на комментатора матча декан Гриффиндора, чем изрядно повеселила болельщиков.

Сидя на трибуне, Майкл пытался понять, что забыл на этом празднике жизни. Изначально он собирался пойти посмотреть на игру брата исключительно ради поддержания хороших с ним отношений, ведь это было крайне выгодно.

Сейчас, собственно говоря, ничего и не изменилось, разве что Майкл желал разобраться в психологии окружающих его людей, которые словно одновременно слетели с нарезки.

Почти все кричали что-то игрокам на поле, подбадривали их, пытались предупредить… Неподалёку не стеснялся в выражениях Малфой, старательно изображая детское разочарование из-за большого отрыва факультета Гриффиндор по забитым голам.

Находящаяся по правую руку от него на трибуне Эстер вдруг по какой-то причине положила голову Майклу на плечо, блаженно прикрыв глаза. Заметив, как лицо сидящей слева Бэйтман на мгновение исказилось в злобной гримасе, он в очередной раз убедился в правильности своего решения договориться с Поттерами о девочке.

Он просто поставил перед собою цель сохранить по мере возможностей свои вложения, только и всего. Всё-таки неизвестно, что ей взбредёт в голову, когда большая часть учеников, и даже некоторые преподаватели покинут замок.

Разумеется, он не думал, что Андреа настолько отмороженная, чтобы убивать учеников прямо в школе, но мало ли что? Пусть лучше побудет рядом с ним, так он хотя-бы сможет её проконтролировать, да и самое время исполнить давний договор.

Несомненно, биологические родители его нынешней оболочки планировали расположить к себе своего второго сына, и будучи здравомыслящим человеком — Вальтер не мог этим не воспользоваться.

Чего им стоит приютить у себя на пару недель «лучшую подругу» слизеринца? Милая, воспитанная девочка… которая к тому же не будет безвылазно сидеть дома, ведь в её задачу входит достать всё необходимое оборудование и материалы для создания андроида. Как она это сделает — не его проблемы (сама обещала, что трудностей не возникнет), пусть хоть тысячу человек прикончит в процессе (не в Хогвартсе, а там выкрутится. Раньше же как-то справлялась, тем более он снабдит её «Зельем старения»).

Да и деньгами Поттеры смогут его обеспечить, тут главное не наглеть и спокойно выждать подходящий момент.

А уж терпением он никогда не был обделён…

========== Глава 14. Принцип трансформации. ==========

«Из всех тёмных магов я не видел никого опаснее жнецов. Они — натуральное воплощение дементоров, но из-за своей принадлежности к человеческой расе гораздо более непредсказуемы. Рождённые убивать, им дарована возможность поглощать астральную энергию душ и за её счёт восполнять резерв собственной. К сожалению, или всё-таки к счастью, тёмная магия никогда не славилась особой щедростью, ибо за полученный дар жнецы расплачиваются ужасным проклятием. Подобно бытию вампиров, их жизнь зависит от постоянной подпитки астральной магией извне, а потому они вынуждены периодически убивать, тем самым избавляясь от навязанных аурой эмоций, ведущих к натуральному безумию.

Да, я могу лишь предполагать, но мне кажется, что дело в их надриоре. Как известно, предрасположенность к некрону не оказывает значительного воздействия на разум именно благодаря одному из защитных слоев ауры. Вероятно, он имеет врождённый дефект… это даже в какой-то степени забавно, ведь зачастую они мнят себя исключительными, а на практике их можно было бы назвать духовными инвалидами.

Никто из них так до сих пор и не раскаялся в содеянном, во всяком случае, я не думаю, что хоть одному жнецу это не доставляло бы удовольствие, граничащее с плотскими утехами…»

Отрывок из записей Годрика Гриффиндора.

16.11.1991 год. Окрестности Хогвартса. 16:00.

В данный момент Майклу немного хотелось кого-нибудь покруциатить, хоть это неожиданно возникшее желание и противоречило его характеру (да и здравому смыслу, в общем-то, тоже).

Сегодня выдался на редкость безоблачный день, чем он не преминул воспользоваться. Сидя на траве возле озера, первокурсник вопреки низкой температуре не чувствовал холода, всецело погружаясь в чтение очередного фолианта.

Вальтер совершенно искренне не понимал причину праведного гнева Ирмы Пинс в отношении его скромной персоны. Ну сидит он в библиотеке с утра до вечера, дальше-то что? В чём вообще проблема? Школьная жизнь, а точнее её полное отсутствие? Неинтересно, скучно, бессмысленно, невыгодно и далее по списку схожих синонимов.

С другой стороны, вываливать почти все книги с полки в одну кучу для более лёгкой сортировки явно не стоило…

Причина же злости самого слизеринца заключалась в ритуале трансформации, ну или становления анимагом. Читая это, с позволения сказать, «руководство», Майкл успел испытать на протяжении всего процесса как радость, так и недоумение, ну, а под конец так ему вообще стало невообразимо смешно.

Если бы ещё подобное расценивалось как какая-то нелепая шутка, но нет… ритуал преподносился как нечто серьёзное, и он небезосновательно подозревал, что остальные имеют схожую концепцию, а вот данная новость приравнивалась к катастрофе.

На протяжении целого месяца требовалось держать во рту (по всей видимости, под языком) лист мандрагоры, который ни в коем случае нельзя глотать или хотя бы один раз вынимать изо рта, в противном случае процесс необходимо начинать сначала.

Мандрагора — не особо редкое живое магическое растение, а потому достать требуемый ингредиент можно было в одной из теплиц Помоны Стебль, разумеется, не без соответствующего разрешения с её стороны.

Майкл даже и не думал о совершении акта кражи. Во-первых, это того не стоит (риск выше ожидаемой награды). Во-вторых, мантию-невидимку у брата он так и не экспроприировал, поскольку в отличие от своего отца Гарри не использовал ту по поводу и без, тем самым лишая Вальтера всяческих «маневров». Да и кража одного из «даров смерти» была бы возможна только в случае полного игнорирования со стороны его биологических родителей.

Вальтер действительно был в какой-то степени благодарен Дамблдору, который, как ему сказал близнец, серьёзно поговорил с Поттерами. В итоге после долгих уговоров они согласились с тем фактом, что ежедневные посылки с содержащимися там вещами для комфортного пребывания в Хогвартсе (хотя ему и так было комфортно, ведь заработанные летом деньги он в частности потратил и на закупку нормальной одежды с гигиеническими средствами) не поспособствуют легенде о бедном сироте.

После данной процедуры следовало в полнолуние вынуть лист и поместить в наполненный слюной хрустальный фиал, поставив его под прямой лунный свет. Затем добавить волос, чайную ложку росы и куколку бабочки «мёртвая голова». Ну, а далее — поставить данную смесь в тихое тёмное место ровно на год (триста шестьдесят пять дней), чтобы всё сработало без всяких эксцессов.

Впоследствии начиналось главное (и по совместительству — менее смешное) — завершение сложного ритуала. Выпить получившуюся бурду, направить кончик палочки напротив своего сердца и активировать заклинание — «Amato Animo Animato Animagus».

Если до этого Вальтер и понимал, как приблизительно устроены определённые магические искусства, то теперь…

«Скай!»

Да, хозяин?

«Ты можешь разобрать принцип действия ритуала становления анимагом? Нет… лучше просто поищи информацию в архиве о Луне, думаю, она поможет мне разобраться».

Сама магия, как это ни странно, уже не ассоциировалась у него с чем-то аномальным по своей сути. Однако сейчас он впервые за время пребывания в Хогвартсе не понимал, как такое возможно. Очевидно же, что внутренний зверь как-то связан с Луной, а оборотни (ликантропия) тому прямое подтверждение.

Анализ…

Поиск определений из общей терминологии…

Поиск информации из Архива…

Поиск завершён…

Цитата из учебника по астрологии «Элементы галактики» авторства Эвелины Кэмпбелл:

— «Луна повсеместно является символом циклического ритма времени, универсального становления. Фазы зарождения, исчезновения и появления Луны на небосводе символизируют бессмертие и вечность, постоянное обновление, просвещение. Кроме того, Луна олицетворяет темную сторону природы, её невидимый аспект, духовный аспект света во тьме, внутреннее знание, интуитивное, иррациональное и субъективное, а также человеческий разум в виде отраженного света божественного Солнца».

«Так Луна — своеобразный катализатор? Невидимый аспект природы… постоянное обновление… и человеческий разум. Явный намёк на сознание, ведь лучи солнца светят днём, когда человек по идее бодрствует. Сознание в свою очередь — внутренне содержание души».

Вероятно, именно спутник и являлась одним из необходимых ингредиентов, а если точнее — её энергия, воплощаемая в качестве Лунного света.

В голове у Майкла довольно быстро сформировалась логичная теория, подтверждающая все те факты, полученные раннее.

Спутник оказывала воздействие непосредственно на крэйлинты через надриор, подвергая их временной мутации.

Распространялось это как некий вирус, который, если судить по учебникам (в них ясно говорилось, что заражал ликантропией оборотень только в случае обращения в полнолуние) был опасен исключительно в определённый период времени, когда пробуждался посредством самого излучения энергии небесного тела.

Лунный свет облучал крэйлинты, запуская тем самым изначально заданный вирусом «код», а тот в свою очередь являлся прямым катализатором трансформации в волка.

Анимагия… видимо, древние маги научились накапливать концентрированную энергию Лунного сияния. Лист мандрагоры был также хорошо известен как превосходный «проводник» магии, вследствии чего… становилось понятно, что ритуал и был этим самым способом переделать код «Лунного вируса», ну или по-другому — ликантропии.

— Пиздец. — Непонятно зачем вслух вынес вердикт-отношение к данной ситуации Майкл, поднимаясь с земли.

Взглянув в сторону Запретного леса, он внезапно подумал, что у вируса присутствуют и свои плюсы… и увеличение общего количества крэйлинтов (походу для более стабильной работы) — один из них.

«А можно ли совместно со Скай… создать собственный генетический код для второй ипостаси?»

— Нет ничего невозможного. — Сам себе ответил слизеринец, направляясь обратно в замок.

Мимолётно он отметил, насколько же всё-таки Хогвартс величественно выглядел на фоне лазурной полоски заката. Это место действительно было прекрасно. Жаль что только мало кто ценит возможность, им предоставляемую.

16.11.1991 год. Хогвартс. «Выручай-комната». 19:12.

Вопреки любви к искусству, Бэйтман никогда не любила философию преимущественно из-за глубоких размышлений оной о смысле жизни и взаимодействии с окружающим миром.

Смысл жизни? Получать удовольствие и становиться сильнее для ещё большего удовольствия. Взаимоотношения? Раньше у неё было чётко сформулированное жизненное кредо: «Всё люди — говно, лишь одна она рафаэлка и достойна жизни».

Раньше… пока в её жизнь стремительно не ворвался один мальчик, кардинально ту изменив. В лучшую, полную грядущих перспектив, сторону. Он вытащил её из всего того дерьма, которое она была вынуждена на протяжении всего детства лицезреть ежедневно.

Он подарил ей надежду. Надежду прежде всего на нормальное будущее, а также возможность стать кем-то большим, чем простая, слабая художница.

Бэйтман действительно считала себя художницей, создающей воистину великие шедевры. Художница смерти… звучало красиво. Жаль, что Майкл не оценил бы её недавнее творение.

Сама она, впрочем, тоже довольно быстро поняла, что поступила глупо и опрометчиво. Да ей просто повезло с тем троллем, Андреа осознала это сразу же, как только закончилась эйфория.

В дальнейшем следовало быть осторожней. Намного осторожней. Убийство хоть и принесло массу положительных эмоций, но шедевр не был запечатлён. Разумеется, ей было плевать на мнение серых масс, ведь именно память служила Бэйтман как портфолио для всех своих работ, дело отнюдь не в этом. Простая смерть от перелома шейных позвонков слишком посредственная и несовершенная.

Композиции со змеями ей сильно надоели, поэтому она решила изменить концепцию творений. Но не сейчас, а позже… пока что промедление не было подобно удушающей ломке, словно от магловского наркотика.

— Вот, держи. — Закончив перечислять список материалов, Вальтер протянул ей листок бумаги с соответствующим содержимым.

— Спасибо. — Поблагодарила слизеринца Андреа, к своему удивлению не удержавшись от внезапного порыва.

— Эмм… за что? — Недоуменно поинтересовался первокурсник. — Всё в рамках договора, если ты имеешь в виду рождественские каникулы. Кроме того, как я уже тебе говорил — согласие Поттеров не гарантирую со стопроцентной точностью…

«Да не за это!» — Хотелось выкрикнуть Бэйтман, но в последний момент она решила промолчать.

Андреа стала первой, кому он раскрыл своё происхождение. И пусть по магическому договору она не могла рассказать кому-либо столь ценную информацию (что обуславливалось отдельным пунктом, подразумевающим невозможность раскрытия конфиденциальных данных, в случае если такие появятся), сути это не меняло.

Более того, он рассказал ей о воистину замечательной комнате, которая в какой-то степени исполняла желания! Высшее волшебство! И пусть он снова поступил так исключительно ради собственной выгоды (банально свалив на неё всю работу с поиском вещей из общего склада), но…

Сам факт того, что он посчитал её важной… Важнее, чем эта Эстер… О, Бэйтман вовсе не была такой идиоткой, чтобы в настоящий момент покушаться на жизнь наследницы ордена «Серебряной звезды». Здесь надо действовать более тонко.

В любом случае она рано или поздно её убьёт. И если не физически, то морально (что, собственно говоря, гораздо интереснее). Но в конечном итоге Майкл Вальтер всё равно будет только с ней. Других вариантов не предусмотрено, ведь все те ничтожества, которые осмелятся встать на пути у их дружбы…

«Будут уничтожены!»

***

— Я вам в сотый раз повторяю: не лезьте туда. Вы даже не представляете, какие… эээ… мощные чары там установлены!

— Хагрид, успокойся. — Примирительно сказал Гарри, отпивая чай из большой деревянной кружки.

Обстановка в доме лесника его изрядно рассмешила. Он, разумеется, пожалел бы Рубеуса, да вот только однажды ему случайно довелось узнать, сколько тот зарабатывает.

Казалось бы — ну тратит человек на хобби все свои деньги — пусть, это исключительно его дело. Но жилище-то своё можно в порядок привести?

Не считая маленького размера дома (пропорционально его владельцу), отсутствию хоть каких-то охраняющих чар, а также общей неказистости… в глаза бросались только развешанные вдоль четырёх стен сушёные травы, некоторые из которых источали как приятный, так и не очень аромат.

И снова он пришёл сюда вместе с рыжим придурком и Гермионой. И снова он сидел на грубой деревянной скамье, буравя лесничего многообещающим взглядом. И снова он… пытался выяснить, что скрывает от него наставник.

Брата тоже можно было понять. Гарри чувствовал, как тот волнуется за него, и данный факт просто априори не мог быть плохим. Вот только сам он ни за что не отступится, не в этот раз.

И ведь всё ясно как божий день — Снейп задумал пробраться сквозь все защитные чары, дабы завладеть неизвестным артефактом. Это подтверждали и слова отца об его прошлом.

Пожиратель смерти… и о чем только учитель интересно думает, позволяя самому настоящему преступнику преподавать в Хогвартсе? Отец всегда говорил, что бывших пожирателей не бывает, и лично Гарри был полностью с ним солидарен.

Снейп сам дискредитировал себя в глазах Гарри, общаясь с ним подобным образом. Наставник утверждал, будто это из-за того, что Джеймс в школьные годы относился к Снейпу в некотором роде жестоко, но сам избранный был склонен думать совершенно иначе.

— Ты что, не понимаешь? — Тем временем горячо воскликнула Грейнджер. — Он не остановится, пока…

Но Хагрид перебил девочку:

— Вы трое, слушайте сюда: вы тут лезете в дела, которые вас не касаются вовсе, да! Вы лучше забудьте про эту штуку, она только Дамблдора касается да Николаса Фламеля…

— Ага! — довольно воскликнул Рон.

— Значит, тут замешан некто по имени Николас Фламель, верно?

Судя по виду лесничего, тот жутко разозлился на самого себя. Но изменить уже ничего не мог.

========== Глава 15. Теория магии. ==========

Комментарий к Глава 15. Теория магии.

Скучная глава, которая вынесет вам мозг.

—…Знаете, чем Азкабан опасен для общества? Многие из вас наивно полагают, будто проведя некоторое время в неволе, заключённый в эту тюрьму маг переосмыслит все свои действия, и освободившись, встанет на путь исправления. Так вот, уверяю вас, это ужасная ошибка! Дементоры влияют на сознание людей самым наихудшим образом, и в последствии те становятся настоящими безумцами. В связи с этим мной было принято решение убрать жутких тварей… Да! Я прекрасно осознаю все риски! Но не волнуйтесь! У преступников по прежнему не останется шансов на побег, это я вам гарантирую! Если вы захотите ознакомиться с данным проектом более подробно, то настоятельно рекомендую прочесть мою годовую программу…

Фрагменты из выпуска «Ежедневного пророка» № 57511. Датирован: 04.10.1978 года. «Выступление шестьдесят первого министра магии Тома Марволо Реддла».

19.12.1991 год. Хогвартс. Кабинет № 141. 10:34

«Ну не убьёт же он меня?» — Именно в таком ключе размышлял слизеринец, планируя ненадолго задержаться после очередного урока по ЗоТИ, дабы задать тёмному лорду весьма важный вопрос, касающийся трансформации.

Стоило зазвонить колоколу, как довольные завершению очередного урока дети толпой повалили из кабинета, предварительно небрежно запихнув учебники в сумки.

Майкл же нарочито медленно встал из-за парты, но уходить никуда не спешил, мысленно настраиваясь на диалог с психопатом.

Немного обнадёживал тот факт, что он уже имел опыт в общении с подобным типом личности.

— Вальтер, поторопитесь. Вы отстали от класса, вам так не кажется? — Решил слегка подколоть ученика лже-Квирелл.

— Профессор, я бы хотел у вас проконсультироваться насчёт одного момента. — Как можно скромнее произнёс Майкл, подходя к столу преподавателя. — Вы можете уделить мне немного времени?

Реддл тепло улыбнулся, поправив тюрбан на своей нынешней оболочке.

— Ах да… я всё гадал, когда же вы наконец подойдёте ко мне. Знаете, мне коллеги рассказывали об одном «вороне в теле змеи»… кхм… — Том кашлянул в кулак, а затем чересчур резко убрал его за спину. —…целыми днями сидеть в библиотеке… похвально, ничего не скажешь. Думается мне, у вас возникли затруднения с понимаем тамошнего материала?

Мысленно вздохнув с облегчением, Вальтер сказал:

— Не совсем. Точнее — да, но я скорее не мог найти то, что искал. Понимаете, меня сильно заинтересовала Луна. — Закончил он объяснение цели своего визита, старательно изображая при этом неловкость.

Том приподнял брови.

— Луна? Интересно… Изучаете процесс обретения второй ипостаси, полагаю?

Удивление Майкла было недолгим. В самом деле, догадаться о причине возникновения интереса в данной сфере нетрудно, особенно при наличии большого опыта в магических направлениях.

— Да, вы абсолютно правы. Меня сильно заинтересовала анимагия, и, как мне кажется, к спутнику Земли она имеет непосредственное отношение.

— Ваши подозрения не беспочвенны. — Спустя некоторое время согласился с ним тёмный лорд. — Вы ведь выросли в среде маглов, верно? Вероятно, вы читали, как устроена наша планета… изнутри? Кора, мантия… и ядро, внешнее и внутренне, которое и является причиной возникновения магического фона. Разумеется, это вовсе не означает, что за её пределами мы не в состоянии колдовать, ведь что такое магический фон на практике? Преобразованный со временем, концентрированный остаток эманаций. Он может образоваться также и в результате продолжительной битвы двух архимагов, но подобное происходило крайне редко, а участники инцидентов были сильнейшими представителями древности. Один русский маг тысячелетие назад доказал, что скорость восстановления крэйлинтов в некоторых местах с повышенным фоном заметно увеличивается, однако вне его пределах мы чувствуем себя вполне комфортно, что обуславливается независимостью наших организмов. Слышали теорию об источниках? Глупость несусветная, сопоставимая с выдуманной самими же аристократами ради увеличения собственной значимости родомагией. Впрочем, это уже давным давно опровергнуто, не в средневековье всё-таки живём…

«Кажется, теперь я понимаю, почему мы изучаем астрономию так интенсивно».

— Я тут предположил, что Лунный свет содержит в себе нечто, отдалённо напоминающее вирус. Ну, знаете, как при какой-то болезни, только вместо бактерий он поражает напрямую крэйлинты. И при полнолунии происходит своего рода осложнение болезни, которое выражается в принудительной трансформации носителя. — Высказал свою гипотезу Майкл.

Волан-де-морт довольно хлопнул в ладоши.

— Аналогия правильная, Вальтер. А вам случайно не пришло в голову рассмотреть с точно такой же точки зрения непосредственно саму Землю?

— Хотите сказать, что мы… мутанты? — Слизеринца не беспокоило то, что с открытым ртом он сейчас выглядел крайне глупо, почти как Уизли, ведь полученная информация… действительно ошеломляла.

«Получается, магия — точно такая же болезнь, разве что её эффект постоянен? Крэйлинты — тот самый вирус, а его сосредоточие — ядро? Выходит, первые маги появились в результате облучения?»

— Да, вы правильно поняли. — Весело подтвердил его догадку Том, посмеиваясь над реакцией ребёнка. — Конечно, достоверно об этом никто сказать ничего не может, но данная теория возникновения магии весьма занимательна и логична, поскольку объясняет множество исторических неточностей, да и общепринятые факты в том числе. И не воспринимайте ядро нашей планеты как какой-то источник. На самом деле, если попытаться добраться до него, то никаких вариантов кроме смерти не предусматривается. Магия — это, как вы правильно подметили, межгалактический вирус, а потому её происхождение и поныне остаётся загадкой. Внутреннее ядро Земли вероятнее всего сформировалось в результате большого скопления магической энергии в вакууме в одной точке, разумеется, находящийся на небесных телах, а вот сейсмические волны лично я бы рассматривал как некие магические выбросы, но у маглов на этот счёт есть своя точка зрения, и не сказать, что она в корне неверна. Что мы с вами получаем в итоге, Вальтер? Ядро — катализатор, излучение которого и стало причиной всех тех мутаций, которые произошли на планете за весь период её существования. При активации заклинания мы притягиваем магию из эфира вселенной, вот только сама возможность использовать данный вид энергии дарована нашей планетой.

«Видимо большой взрыв действительно был, разве что концепция космической инфляции различалась, да и теория о рождении вселенной из сингулярности теперь несколько сомнительна…»

— Один из этих общепринятых фактов, как я полагаю, высокая плотность магического фона непосредственно вблизи вулканов? — Уточнил первокурсник.

— И это тоже. Как человек, разбирающийся в истории науки демонологии…

«Да кто бы сомневался».

— …могу со всей ответственностью заявить, что нижние планы по расположению находятся именно под землёй, практически как в магловском фольклоре. Впрочем, демоны проживают в огромном, почти бесконечном пузыре, и видимо именно излучение внутреннего ядра Земли послужило причиной их… появления. Однако это вовсе не означает, что планета содержит в себе исключительно элемент хаоса, просто он имеет наименьшую проводимость, вследствии чего демоны и не могут проникнуть в материальный план. Их существование в буквальном смысле зависит от постоянной подпитки хаосом, а на поверхности встретить магический фон подобного окраса нонсенс.

— Ясно. Значит, магия возникла на Земле в результате глобального катаклизма, который или пробудил ядро… — Начал Вальтер.

—…или «пробил путь» к уже пробуждённому. — Закончил за ним Волан-де-морт.

«Ну… второе маловероятно, всё-таки я попал сюда из альтернативного варианта развития событий, где, по всей видимости, ядро по каким-то причинам не пробудилось, а вирус в виде крэйлинтов, соответственно, не проник наружу».

Стоявший до этого возле окна преподаватель подошёл к стеллажу с учебниками.

— У меня тут кое-что есть по нашей теме. — Задумчиво пробормотал Волан-де-морт, перебирая корешки книг. — Давайте все же вернёмся к оборотням. Луна, в отличие от Земли, не имеет схожего с ней строения. Нет, я не конкретно про само ядро говорю, а про магическую структуру. Время от времени на Землю падают так называемые Лунные камни, которые содержат в себе концентрированный вирус ликантропии. Вот, нашёл… — Реддл вытащил толстый фолиант в серой обложке и открыв его, пробежался глазами по первой странице вступления. — Да, это то, что нужно. Почитайте на досуге.

Взяв протянутую книгу, Майкл взглянул на её название.

Везувий: первородные ликаны. Рождение.

— Легенда гласит, что однажды один особо крупный Лунный камень упал в кратер Везувия, после чего… Слышали о Помпеях? — Ухмыльнулся Том.

«Ясно…»

— Выжившие горожане являлись основоположниками новой расы, созданной в результате спонтанной реакции двух магических вирусов? — Предположил слизеринец, чувствуя, как общая картина происходящего начинает проясняться. — Со временем популяция оборотней увеличилась за счёт заражения магов.

— Вы схватываете все на лету, Вальтер. — Похвалил его Волан-де-морт. — Это действительно прекрасно. И всё же, я бы советовал вам не только прочитать книгу для усвоения подробностей, но ещё и самому посетить непосредственно место происшествия. Уверяю вас, в Италии помимо Везувия существует множество занимательных исторических достопримечательностей. В некоторых раскопки ведутся и по сей день, быть может, повезёт именно вам, кто знает… Скажите мне, как вы относитесь к тёмной магии? — Внезапно сменил тему преподаватель, чем на некоторое время ввёл ученика в ступор.

— Ну… я разделяю ваши взгляды, сэр. — Майклу даже не потребовалось изображать искренность. — Как бы её не запрещали, она по прежнему остаётся неотъемлемой частью самой магии. Не стану скрывать от вас, сэр… у меня к ней предрасположенность, а вот что касается магии порядка… там все гораздо хуже. Вот только основная моя цель на данный момент — это стать сильнее, поскольку я хочу иметь возможность защитить тех, кто мне дорог.

Реддл понимающе усмехнулся, проникаясь проблемой первокурсника.

— А путь светлого мага более тернист, да и награда призрачна. Я прекрасно знаю, что вы чувствуете, Вальтер. Поверьте, ваше откровение не стало для меня шокирующей новостью, всё-таки вы слизеринец. А вот ваша цель достойна уважения, действительно… что ж, я готов вам помочь осуществить желаемое. Есть у меня одна книга, в некоторых странах её продают совершенно легально, но что касается Англии… мне бы не хотелось, чтобы вы афишировали полученную из неё информацию, надеюсь, мы поняли друг друга?

Не будучи дураком, Майкл мгновенно осознал, насколько сильно ему повезло. Похоже, Реддл решил рискнуть и поделиться с ним некоторой информацией о тёмных искусствах. Официально это было запрещено законом, а в «Истории Хогвартса» ясно указывалось, что преподаватели не имели права поступать таким образом.

Волан-де-морт рисковал не только быть раскрытым (хотя… риск тут крайне мал, разговор всё-таки серьёзный, а его разглашение не выгодно обоим сторонам), но ещё и тем, что Вальтер вполне мог задать вопрос о клятвах, которые по идее обязан приносить весь персонал школы. Естественно, Том небезосновательно полагал, что даже если у Майкла и возникнут подозрения в этом плане, то он разумно придержит их при себе ради получения знаний.

«Но я… посещал директора, и хоть это было в начале учебного года… Вдруг я его сдам, как добропорядочный ученик? Нет, он совершенно точно уверен, что я этого делать не буду, и надо отметить, что ему почти удалось составить мой примерный психологический портрет». — Подумал ребёнок, смотря на ничего не выражающее лицо профессора.

Его цель была относительно понятна, ведь первокурсник фактически был единственным, кто тесно общался с Бэйтман, не считая Эстер. Немного поразмыслив, Волан-де-морт по-видимому решил помочь усилиться одному из её друзей, чтобы в случае непредвиденной опасности ей было, кого подставить под удар. Всё просто.

Майкл ожидал этого, а потому и задвинул речь про защиту близких ему людей, хотя таковые отсутствовали.

— Скажите, сэр… зачем вам рисковать ради меня? — Всё же счёл необходимым поинтересоваться он, дабы не вызывать подозрений.

— О, не подумайте лишнего. — Беспечно махнул рукой тёмный лорд. — Во-первых, моё слово против вашего… думаю, понятно. К слову, рокрест запрещён лишь в семи магических странах, а потому вы бы все равно смогли приобрести эти знания, разве что немного позже.

«Магия крови, значит…»

Инициализация…

Попытка считывания информации из архива…

Обнаружена попытка проникновения…

Поиск угрозы…

Угроза найдена ≫ человек с идентичной энергией.

«А вот это ты зря, Том».

— Сэр, что-то голова разболелась…

На мгновение Том удивился, но довольно быстро совладал с собой.

— Хм… вероятно, вы переутомились. Ну, в этом нет ничего удивительного, с вашим-то образом жизни. Знаете, я бы посоветовал дозировать свою тягу к самосовершенствованию. Всё-таки вы ещё ребёнок, и не следует забывать о простых радостях, тем более в вашем возрасте. — Продолжал разглагольствовать Волан-де-морт, а слизеринец невольно восхитился тому, с каким честным и искреннем лицом ему это преподавалось.

— Я понимаю, профессор.

— Ну вот и хорошо, Вальтер. Стал бы я возиться с вами, если бы не видел в вас потенциал? Альтруизм конечно замечательная вещь, но я также чувствую, что вы обязательно достигнете своей цели. Главное, запомните — не бывает хороших, или же плохих заклинаний. Различаются лишь те, кто их использует. Всегда оставайтесь самим собой в любой ситуации, и не предавайте близких. Именно ради них, и именно благодаря им мы и существуем.

— Полностью с вами согласен. — Как можно более торжественно произнёс слизеринец, чувствуя, как еле удерживается от хохота.

Одно дело верующий в собственные аргументы Альбус, совсем другое…

Безумный мясник, в концлагерях которого было найдено около пятидесяти тысяч маглов. Над ними, согласно статье, проводили бесчеловечные эксперименты, связанные с химерологией и некротранспланторикой. И сейчас ответственный за подобное зверство человек заливал ему о жизненных ценностях, а если точнее — об их огромной важности и необходимости в любом случае оставаться самим собой.

Как тут не посмеяться? Впрочем, Том Реддл действительно был прав в своих «суждениях», ведь оставаться самим собой не всегда означает иметь моральные принципы. Хотя… так ли уж это важно?

Майкл уже давно осознал главное: тёмной и светлой магии нет. Есть лишь межгалактическая энергия, полное овладение над которой даст ему всё необходимое для достижения главной цели.

========== Глава 16. В преддверии. ==========

Труд в наше время — это великое право и великая обязанность.

Гюго Виктор Мари.

20.12.1991 год. Хогвартс. 20:11

В преддверии рождественских каникул двор школы покрылся метровым слоем снега. В результате большая часть учеников (в том числе и старшекурсники) с удовольствием организовали снежную баталию, к которой большинство из юных магов не остались равнодушными.

Майклу, естественно, было плевать. Он решил потратить полученное в связи с выходными время с пользой, и в очередной раз просидел целый день в библиотеке.

Не обращая внимания на доносившееся с улицы радостные крики, он искал всевозможную информацию об оборотнях, а также с удовольствием ознакомился с книгой Реддла.

Полученная в процессе информация действительно воспринималась им как ошеломляющая. Слизеринец прекрасно понимал, что при помощи Скай вероятнее всего сможет изменить структуру вируса ликантропии, вследствии чего главный его недостаток нейтрализуется.

Всё, что для этого потребуется — это Лунный камень, который содержит в себе концентрированные вирусные клетки, ведь ИИ мог контролировать процесс изменения крэйлинтов, а следовательно и саму трансформацию.

Что это даст в перспективе? Прежде всего, расширение резерва. Тысячи на три, если верить старинному фолианту об оборотнях, где подробно описывался процесс заражения (в том числе и его возрастная категория).

Использовать ритуал становления анимагом? Он не подходил по многим причинам, одна из которых уже изменённый вирус, завязанный на ауре. К тому же анимаг не получает приятный бонус в виде увеличения могущества, а вот ликан…

Заразиться от самих волков приравнивалось к абсурду. Во-первых, их ещё надо найти, ну, а во-вторых… Майкл был на сто процентов уверен, что его никуда после данной процедуры не отпустят. Кроме того, в этом случае с объектом заражения создаётся связь, разрушить которую практически невозможно.

Впрочем, Лунные камни для простых магов не представляли из себя никакой ценности, ведь чтобы стать первородным ликаном (основоположником новой ветки расы), требовалось воспроизвести тот самый эффект спонтанного выброса инфекции в атмосферу.

Ну, а так… долгое пребывание вблизи небесного тела может закончиться смертью в результате мутации организма, не более. Причём данная мутация не возымеет должного эффекта отчасти благодаря отсутствию привязки. Вывод очевиден — чистый штамм ликантропии смертельно опасен до взаимодействия с чистой магической энергией. Это объясняло и тот факт, что оборотни появились именно после катастрофы в Помпеях, поскольку камни падали на землю и до сего момента.

Искусственным путем добиться той самой реакции? Не вариант. Вальтер понятия не имел, как это провернуть, и небезосновательно подозревал, что даже архимаги в данном случае бессильны.

Однако Скай сможет проконтролировать излучение, направить его в нужное русло, ну или защитить в случае непредвиденной ситуации тело. Другой вопрос — останется ли структура вируса прежней? Что, если штамм не содержит в себе ипостась волка как изначальную условность? Что, если он даст возможность трансформироваться в нечто большее?

«Так ли уж архимаги беспомощны в данном деле? Превращение в магическое существо… Кажется, я не там искал разгадку на вопрос, как это возможно…»

К вечеру он вернулся в гостиную. Не обращая внимания на усталых, но довольных завершением схватки одноклассников, он таки смог добраться до своей комнаты без лишних разговоров.

Загружая свой чемодан, слизеринец подумывал о необходимости прикупить себе фамильяра. Желательно — сову, ведь от остальных видов гораздо меньше пользы.

«Интересно, до какой степени можно будет вытягивать деньги на свои нужды у Поттеров? Может, показать им воспоминания настоящего Алекса? Всё-таки того неоднократно избивали…»

— Майк!

К удивлению Вальтера, в комнату решительным шагом зашла Эстер. В отличие от мальчиков, девочкам отнюдь не запрещено посещать апартаменты противоположного пола, но редко кто этим пользовался. По крайней мере, среди младших курсов.

— Привет. — Слизеринец на некоторое время прекратил готовиться к поездке, приготовившись к диалогу. — Ты что-то хотела?

— Да. — Вся решительность аристократки испарилась в один миг, уступая место нервозности. — Ты хочешь… в общем, если у тебя есть желание, я… я приглашаю тебя в свой замок.

Майкл отметил неподдельное смущение Кроули, что выглядело немного странно, ведь подобное поведение для Эстер было неприемлемо. Будучи наследницей одного из влиятельнейших орденов оборотней, она могла совершенно спокойно вести себя соответствующее. И как-бы вела, а потому подобное отношение ненадолго поставило Вальтера в тупик.

— Мне очень жаль, но не получится. — Ответил он, стараясь придать своему голосу максимально грустную интонацию. — Понимаешь, я…

— Если надо, я могу пригласить и Бэйтман. — Перебила его Кроули, поморщившись на последнем слове, тем самым вновь удивив первокурсника.

«Да что у неё в голове?»

— Увы, я просто физически не смогу там присутствовать. Извини. — Пожав плечами, ребёнок вернулся к упаковке личных вещей. — Видишь, чем я занимаюсь?

— У тебя есть какие-то планы? Быть может, я смогу чем-нибудь помочь? — Не отставала от него назойливая девчонка.

На секунду Майкл подумал о целесообразности попросить у Кроули Лунный камень, но потом отмёл эту мысль. Возникнут ненужные вопросы, причём кусок спутника Земли хоть и довольно редкий, но в тоже самое время абсолютно бесполезный материал.

— Послушай, Эстер. Не обижайся, ладно? Я понимаю, ты хочешь узнать меня получше, но…

— Да как по-твоему я могу не обижаться?! — Впервые за весь учебный год она разозлилась на него. — Мне иногда кажется, что ты со мной дружишь только ради информации! Стоит мне захотеть просто пообщаться с тобой без всяких дискуссий о магии, как ты меня в упор игнорируешь!

Вальтер благоразумно предпочёл промолчать. Смысл спорить, тем более если её претензии — отчасти правдивы?

Ну не умел он нормально контактировать с людьми на протяжении долгого времени. И не хотел. Ему казалось очевидным, что все друг друга используют для достижения своих целей, так что, собственно говоря, не так?

— Просто ответь мне: почему я тебя не интересую, как друг? — Неожиданно на удивление равнодушно спросила Кроули, хотя дрогнувший голос свидетельствовал об обратном. — И только не надо отрицать очевидное.

— Ерунда. — Оперативно оказавшись рядом с девочкой, Майкл нежно заключил её в объятия, разумно полагая, что это поможет. Всё-таки объект был женского пола, так почему бы и нет?

Помогло. Эстер даже на время перестала дышать, закрыв глаза.

— Прошу тебя, не говори глупостей, ладно? Я всегда буду рядом, что бы не случилось. — Прошептал ей на ухо слизеринец с целью ещё больше успокоить.

Богатая аристократка была ему нужна для осуществления многих целей. Вдруг Поттеры окажутся помешанными на традициях (хотя вроде бы Гарри не упоминал об этом)? А у него уже есть кандидатка для помолвки, деньги которой придутся весьма кстати. Причём наследница «Серебряной звезды» не обделена прекрасной внешностью. Учитывая тот факт, что его детское тело рано или поздно вырастет, а сам он никогда не являлся асексуалом…

Несмотря на своеобразную «трогательность» данной сцены, он вообще не почувствовал никаких эмоций, кроме, разве что, небольшого раздражения. Совсем. Впрочем, как обычно.

— Ладно. Извини. — Покраснев, Эстер наконец резко отстранилась, по всей видимости осознавая, в каком подтексте это может выглядеть. — Понимаешь, я просто не хочу возвращаться в Тэктон в одиночестве.

— Понимаю, но я также надеюсь, что в дальнейшем ты не будешь разбрасываться огульными обвинениями. — Счёл необходимым сказать Вальтер. — И да, повторюсь, ты всегда можешь на меня рассчитывать…

— Как и ты.

========== Глава 17. Воссоединение. ==========

— Кажется, Андри, тебя не смогут приютить мои родители. — Майкл действительно расстроился их переданному через Гарри отказу. — Брат сказал, что они вынуждены так поступить, поскольку готовят мне некий сюрприз.

— Сюрприз? — Грустно улыбнувшись, переспросила Бэйтман. — Рада за тебя. Ну, что ж… ничего страшного. Останусь в школе.

— Ну уж нет, дорогая моя змейка. — Ехидным тоном произнёс Вальтер, не заметив, как при слове «дорогая» Андреа странно дёрнулась. — У нас с тобой уговор, помнишь? Так что не грусти, я договорился с Адамом, он возьмёт тебя, так сказать, на безвозмездной основе. Но ты помнишь, что от тебя требуется, не так ли?

— Помню… — Вздохнула девочка. — Сделаю, не волнуйся.

23.12.1991 год. «Годрикова впадина». 10:02

Джеймс никогда не был перфекционистом, но сейчас разумно полагал, что встреча со вторым сыном должна пройти идеально. К счастью, Лили была с ним всецело солидарна, а потому уборкой дома и праздничным столом дело не ограничилось.

Визит Дамблдора ознаменовался сильной головной болью для четы Поттеров. Они одновременно были и безумно счастливы, но в тоже время гадали, как им безболезненно вернуть в семью Алекса.

Проблема достигла своего апогея, как только они взглянули на воспоминания одного аптекаря в Косом переулке. Естественно, Джеймс сам пошёл туда и поговорил с тем, кто приютил его сына. Разговор получился достаточно содержательным, вот только радоваться было нечему.

Им пришлось смириться с неутешительным фактом: Алекс Поттер рос социопатом, помешанным на исследовании магии.

Какие варианты предусматривались? Можно было насильно ограничить мальчика, заставлять его играть с ровесниками, сходить на чемпионат мира по квиддичу, в конце концов. В конечном итоге он обязательно поймёт, что родители так поступили исключительно для его пользы.

Или не поймёт… так, по крайней мере, думал Джеймс, и Лили в кое-то веки согласилась со всеми приведёнными аргументами. Кнут не подходил, но и пряник тоже, как бы им не хотелось завалить Алекса подарками.

Дамблдор вполне прозрачно намекнул, что ими будут просто пользоваться в наглую, если они попытаются наладить таким образом отношения.

Тогда именно у Джеймса (с подачи Альбуса, разумеется) в голове сформировался гениальный план.

Если мальчик жаждет знаний — необходимо их предоставить, но так, чтобы в процессе узнать его получше и постараться найти с ним общий язык.

И вместо навязывания собственных увлечений (да тот же квиддич, например) Джеймс разумно решил свозить всю семью на десять дней заграницу. Он небезосновательно полагал, что Алексу придётся по душе подобная идея, ведь сколько нового можно узнать, если так разобраться? Да и Лили предложила посетить несколько исторических достопримечательностей, так что скучно точно не будет. Ну, а в какую конкретно страну они отправятся — пусть решит сам Алекс, ведь это будет им же оценено по достоинству.

В назначенное время камин в роскошной гостиной их дома вспыхнул зелёным пламенем, а спустя минуту из него вылез Гарри со своим чемоданом.

— Мам, пап. Привет. — Обнявшись с родителями, он отошёл в сторону.

Через несколько секунд перед ними предстал их второй сын. Насколько сильно он был похож на своего брата, настолько же и отличался от него.

Внешне они действительно были схожи, но сомневающийся в целесообразности сокрытия происхождения Алекса Джеймс в данным момент убедился в обратном, поскольку наконец-то понял, почему никто не придаёт значения сходству близнецов.

Алекс Поттер выглядел как человек, тщательно следящий за своим внешним видом. Исходя из воспоминаний, это действительно было так. Невзирая на сидячий образ жизни, он был хорошо сложен, но в отличие от вечно жизнерадостного брата в его глазах будто отсутствовала жизнь. Джеймс невольно испугался, вспоминая, как встречался с жертвами «Поцелуя дементора», которые имели идентичный взгляд.

Несколько секунд они молча стояли, разглядывая друг друга. Наконец первой не выдержала Лили, с громким криком «Сынок!» бросившись обнимать нового члена семьи.

Алекс не вырывался, а спокойно стоял в объятиях своей биологической матери. Сам Джеймс не знал, как именно ему реагировать. Последовать примеру жены? Глупо, хотя желание возникло, и огромное.

— Ну здравствуй, сын. — Наконец-то выдавил из себя глава семейства. — Добро пожаловать домой.

— Эээ… благодарю. — Вымученно улыбнулся ребёнок. — Мама, побереги мои ребра, будь так любезна.

— Прости. — С заплаканным от радости лицом Лили разжала объятия. — Ты не представляешь, как мы рады…

— Так, давайте-ка кое-что сразу проясним, дабы потом между нами не возникло недоразумений. — Неожиданно заявил Алекс, вводя остальных в ступор. — Вы, надеюсь, понимаете, что я не могу вот так просто взять и моментально принять тот факт, что у меня теперь есть семья? И хотя прошло уже достаточно много времени, но мы ещё не знакомы-то толком.

Переглянувшись с женой, Джеймс решительно ответил:

— Да, мы всё прекрасно понимаем. Но знай: мы сделаем всё возможное с нашей стороны, приложим все усилия, что бы однажды ты смог нас простить.

— Конечно, я не против. Позвольте в таком случае поинтересоваться, по какой причине вы не смогли приютить мою лучшую подругу? — В голосе брата Гарри не было осуждения или грусти, он просто задал закономерный вопрос.

— Видишь ли… мы запланировали сделать тебе сюрприз, о котором сообщим на праздничном ужине, сынок. И в связи с этим сложившиеся обстоятельства… не позволяют нам это, прости.

На самом деле позволяли, просто Джеймс решил исключить из поездки тех, кто не имеет какого-либо отношения к семье. Иначе пришлось бы брать Уизли, а при таком раскладе найти общий язык с сыном будет порядком проблематично. К тому же, присутствие его подруги отдалит от них, лишит необходимости поддерживать контакт на должном уровне.

— Ну, бывает. — Вновь натянуто улыбнулся Алекс. — Вы не возражаете, если я через несколько часов посещу Косой переулок? Простите, но она поселилась у моего работодателя, и мне бы хотелось поговорить с ними обоими.

Поттер-старший мысленно вздохнул, предчувствуя неладное. В голову закрались нехорошие подозрения о причастности сальноволосого ублюдка. Быть может, он специально настроил их сына? Хотя предпосылки к этому пока не появились, но подобная просьба несколько смутила взрослого.

Как ни странно, Джеймсу было относительно плевать на то, что их сын попал на Слизерин. Да с его детством это и неудивительно, а кто конкретно виновен в данном случае? Он сам, разумеется, хотя в большей степени и Лили, ведь именно она предложила тогда оставить Алекса у Петуньи. Если бы он только знал, к чему это приведёт…

— Ничего страшного, сынок. Мы все понимаем, но я прошу тебя, будь осторожен.

— Как и всегда, папа. Как и всегда.

14:35

В буквальном смысле продираясь сквозь толпу магов, Вальтер выискивал нужный магазин.

Его нынешние биологические родители оказались (если судить по первому впечатлению) адекватными людьми, и не стали сразу же загружать его своей любовью в перемешку с заботой, разумно решив, что ему необходимо время для того, чтобы освоиться. Хотя мать в дальнейшем и пыталась возразить против прогулки, но отец оперативно провел с ней приватную беседу.

Будь у Майкла такой отец в прошлой жизни, да и мать, в общем-то, тоже… он вырос бы совсем другим человеком. Не вторым Гарри, но и не бесчувственной сволочью.

«Может, когда-нибудь я действительно полюблю их как свою семью?» — Размышлял слизеринец, высматривая необходимую вывеску. — «В каноне Дамблдор утверждал, будто самая сильная магия — это магия любви, ну или как-то так… что, если он прав? Правда «любовь» можно трактовать по-разному, возможно Гарри чуть позже будет тренироваться в борделе, под непосредственным руководством наставника…»

Наконец, после долгих блужданий, цель была всё-таки найдена. Подойдя к двери аптеки, ребёнок открыл её и вошёл в до боли знакомый зал.

— Какие люди пожаловали. — Возле стены на диване сидела Бэйтман, читая сегодняшний выпуск «Ежедневного пророка». Увидев одноклассника, девочка отложила газету. — А где твоя семья?

— Да тише ты, Андри. — Закрыв за собой входную дверь, Вальтер поглядел в сторону прилавка. — Мистер Бэйкер…

—…скоро вернётся. — Любезно его проинформировала дочь тёмного лорда. — Спасибо, кстати, за возможность провести рождество как тому подобает.

— Будь аккуратна, и не забывай о договоре. — В который раз напомнил ей Майкл. Бэйтман лишь закатила глаза, явно сетуя на занудство друга.

— Ещё раз скажи, а то я с двадцать восьмого не расслышала.

— Ну здравствуй, партнёр. — Неожиданно зашёл в общий зал сам продавец. — Как поживаешь?

За прошедшее время Бэйкер ничуть не изменился. В какой-то степени он теперь напоминал Вальтеру Снейпа, разве что последний предпочитал выплёскивать свой негатив по поводу и без.

— Здравствуйте, сэр. Есть минутка? Мне надо обсудить с вами бизнес, кроме того, у меня есть к вам деловое предложение.

— Ладно. Эй, Андреа. — Бэйкер взглянул на внимательно слушавшую их диалог девочку. — Если кто придёт — позовешь тогда, лады?

— Разумеется, сэр. — Вежливо ответила та. — А вы надолго?

Перед ответом Адам посмотрел на юного партнёра, ну, а тот в свою очередь неопределённо пожал плечами.

— Как получится.

16:01

— М-да уж… — Устало потерев виски, зельевар вновь отпил немного вина из бокала. — Ты хоть представляешь, что просишь? Ладно Лунный камень, у меня тут есть один знакомый из Чехословакии, там недавно нашли парочку. В принципе, они никому не нужны, разве что коллекционерам. Некоторые утверждают, что их периодически скупают архимаги, но где мы, а где они, верно? Тебе-то эта каменюка нахр… зачем сдалась? Впрочем, пол литра слёз феникса это… даже не знаю, как тебе сказать… чтобы приобрести их, мне надо потратить полугодовую выручку от зелий!

Майкл задумчиво уставился на полыхающий камин. В голову пришла мысль о том, что он несколько задержался, ведь Поттеры вполне могут обеспокоиться его длительным отсутствием. За окном началась метель, и сей факт невольно заставлял побыстрее переходить к сути дела.

Через некоторое время, решив для себя раскрыть одну сторону козыря, он заявил:

— Понимаю, сэр. Но что, если я предоставляю вам невероятно ценный ингредиент? Ценный настолько, что вы сможете окупить все затраты в двойном, нет, тройном размере? Однако учтите, что нам необходимо заключить сложный магический договор о неразглашении, прежде чем я вам подробно распишу всё в деталях. Для меня не секрет, что вы передали информацию обо мне директору, и знаете, мне крайне не хочется, чтобы это произошло вновь.

Впрочем, у Майкла не было других вариантов. Гоблины? Смешно. В лучшем случае, он сможет приобрести дешёвый ножик из их кузни, не более. Да и не занимаются коротышки данной сферой бизнеса, уже не говоря о контроле министерства магии.

Бэйкер заметно помрачнел после нехитрого обвинения в свой адрес.

— Знаешь, что я тебе хочу сказать? Неблагодарный ты парень, Майкл. Нет, я серьёзно! Дамблдору я действительно предоставил фрагменты памяти, но сверх этого он ничего от меня не получил…

«Как будто их мало…»

—…кроме того, ты не забывай, что теперь мы партнёры по бизнесу. Не думаю, что архимаг тобою заинтересуется настолько сильно, но я в любом случае не стану доносить на тебя, что бы ты там обо мне не думал.

Вальтер примирительно поднял руки, изображая капитуляцию.

— Простите, простите. Я погорячился, признаю. Тем не менее, для меня это важно.

— Ну ладно, я что, по-твоему, против? Непреложный обет? «Клятва крови»? — Владелец аптеки насмешливо посмотрел на ребёнка. — Учти: ты сам несёшь ответственность за такие предложения.

— Слишком многое стоит на кону, сэр. Я выбираю первый вариант, обет не каждый мастер менталистики способен обмануть.

— Да уж. Ну и кто будет третьим?

Майкл тонко улыбнулся. Всё-таки договор о конфиденциальной информации с Бэйтман ещё не раз послужит ему службу. Самой девочке после каникул предстоит продемонстрировать свои навыки парселтанга, дабы он спокойно смог забрать никому не нужные шкуры гигантского змея, после чего быстренько оттуда свалить восвояси.

Недавно Вальтер нашёл в общей секции (среди нескольких десятков тысяч книг затерялся «алмаз», по-видимому, не убранный Дамблдором как источник темной магии, ну или не воспринимаемый таковым) воистину ценные данные, которые помогли ему окончательно сложить все пазлы в общую картину.

По легенде, древние маги практиковали особый ритуал, связанный с рокрестом. Он актуален и по сей день, а его главный ингредиент — кровь волка.

Она ненадолго усиливала тело мага, одновременно с этим временно лишая того возможности рассуждать хладнокровно. В результате получался знаменитый «берсерк», и что самое занимательное — никакого отношения к Лунному камню данный ритуал не имел (исходя из фолианта — имели место быть тотемы, но это неточно).

Ровно до того момента, пока в результате катастрофы в Помпеях один такой берсерк (или же несколько, что опять-таки не противоречит его теории) подвергся мутации в результате выброса вируса в атмосферу.

Майкл полагал, что Лунный камень не имел чёткого алгоритма трансформации крэйлинтов. Стоит лишь немного смешать свою кровь с кровью желаемого магического существа для второй ипостаси, а также при помощи Скай направить излучение непосредственно на инородные вещества в организме…

Данный факт также объяснял и невозможность себя контролировать в обличие волка. Выяснить, какой процент собственной крови необходимо разбавить не составило труда, простая математическая формула по вычислению количества литров жидкости в теле, а также таблица требуемого её объёма для успешного проведения ритуала в этом весьма поспособствовала.

Стало очевидно, что Лунный вирус вряд ли изначально содержал в себе гены волка-мутанта, ведь если так подумать — все сходится. Оставалось надеяться лишь на удачную операцию, ведь единственный минус задумки — невозможность провести предварительный эксперимент на подопытном, поскольку Скай всё-таки не в состоянии контролировать вирус в другом теле. С другой стороны — все логически просчитано, а потому Вальтер практически не сомневался в успехе.

Сама трансформация будет происходить постепенно. Вероятно — на протяжении нескольких лет. Вот только его резерв за это время достигнет невероятно высокой отметки, ведь он станет действительно кем-то большим, чем простой человек.

Впрочем, никто не помешает ему найти другие способы увеличения собственного могущества.

Был большой соблазн использовать кровь дракона для получения аналогичной ипостаси, тем более, если канон отчасти соблюдён, то все доступные для данной процедуры ингредиенты можно было найти в хижине лесничего после каникул. Но затем…

Майкл решил сперва присмотреться к другим тварям, и спустя пару дней ему удалось отыскать подходящий по совместительству вид, который не только даст ему возможность проникать во многие места без особых усилий, но ещё и гипотетическое бессмертие.

Ну, а дракон… больше — не значит лучше. Гигантские ящерицы сидят безвылазно в заповеднике, в то время как поимка фениксов всегда приравнивалась к поиску иголки в стоге сена.

— Не беспокойтесь, сэр. Уверен, Андреа справится с этой задачей. Но что касается слез и камня — они мне нужны сейчас, в течении этих двух недель. Подождите. — Прервал попытку мужчины возразить Майкл. — Ну вот сами посудите: стал бы я заключать клятву, будучи неуверенным в том факте, что смогу её соблюсти? Да, вполне возможно то, что мне окажется не по силам раздобыть желаемое… — Вальтер решил честно обозначить свою позицию.

Он действительно не знал, будут ли как в каноне лежать шкуры твари на входе. Быть может, их забрал Реддл (логично, но Майкл все же надеялся, что за пятьдесят лет Василиск сбросил разок другой свою кожу). В таком случае…

—…поэтому я предлагаю вам следующее: мы заключаем договор на два года. В течении двух лет я буду бесплатно поставлять вам зелья, и, как я уже говорил, это равносильно тройной стоимости нужных мне ингредиентов. Однако это лишь в случае, если мне не удастся достать соответствующую… вещь для оплаты. Вы в любом случае ничего не потеряете.

Думал Бэйкер аж несколько минут по причине наличия небольшого риска остаться ни с чем. Но с другой стороны, неизвестная награда манит, да и каждый торговец (и Адам в том числе) в глубине души азартный человек, склонный к авантюрам…

— Ну, хорошо. — Наконец сдался зельевар. — Будь по-твоему.

***

Лили с тоской смотрела на витражное окно, в надежде разглядеть во вьюге Алекса.

— Джеймс! — В который раз крикнула Эванс, поражаясь спокойствию мужа. — Ну вот что ты сидишь? Нам нужно…

— Все, что нам нужно, Лили — это набраться терпения. — Поттер расслаблено откинулся на кресле. — Мы не будем отталкивать его от семьи таким образом. Впрочем, если он через час не появится, то я схожу за ним.

— Зря вы не пустили Бэйтман, пап. — Заметил вошедший в гостиную Гарри. — Он мог на вас обидеться, всё-таки это первая его просьба.

— Не говори ерунды. Пусть пообщается с ней сейчас, а потом побудет в кругу семьи. — Поттер-старший устало зевнул. — И вообще, зачем ему одноклассники, когда под боком родной брат?

— Очешуительная у тебя логика. — Мрачно произнёс избранный. — Может тогда Бродягу возьмём? Он не из рыжих, да и не жирует на наши деньги…

— Не говори так о них, Гарри. — Строго отчитала сына Эванс. — Лучше подумай, как им тяжело. Неужели тебе не хочется помочь своим друзьям?

— Помогать Рону у меня вошло в привычку. — Пробормотал Гарри садясь рядом с отцом. — Вон, Майклу намного проще в этом плане, всё-таки где Уизли, а где та же Кроули…

Наступившую после данного заявления тишину можно было резать ножом. Избранный внезапно осознал, что ненароком подставил брата, ведь реакция родителей…

— ЧТО ТЫ СКАЗАЛ?! — Одновременно выкрикнули Джеймс и Лили Поттеры, не в силах поверить в то, что Алекс дружит с дочерью покойного тёмного лорда Италии.

«Предсказуема».

Комментарий к Глава 17. Воссоединение.

Обещал — сделал)

Касательно ваших пожеланий:

1) Майкла я в дальнейшем сделаю более эмоциональным, + он привяжется к своим близким. Это не спойлер, я вроде бы и так об этом писал. Просто делать это надо постепенно, чтоб не бросалось в глаза.

2) Эстер я уделю внимание, но вероятно, уже после каникул. Хотя… посмотрим.

3) Слово “тамошний” так часто добавлять не буду:)

Кстати, кому интересно, хороший фик о попаданце в Волан-де-морта. На мой взгляд — лучшая работа на фикбуке по данной теме. Завершенная и большая по объёму. Почитайте, не пожалеете. И да, не пугайтесь первых глав, в дальнейшем вас затянет)

https://ficbook.net/readfic/5773773

========== Глава 18. Смена сущности. ==========

— Скажи мне, Алекс… — Откладывая к себе в тарелку нарезанное ломтиками мясо, Поттер-старший внимательно следил за реакцией своего второго сына. — Эстер Кроули… ты дружишь с ней?

— Да, пап. Она мне нравится. — Смущённо заявил тот, удивлённо посмотрев на главу семейства. — А в чём, собственно, проблема?

Джеймс на некоторое время впал в ступор, Лили подавилась соком, а Гарри добродушно рассмеялся, наблюдая за родителями.

— То есть, ты…

— Как друг. — Хмыкнув, поспешно добавил слизеринец. — Мам, не подашь мне салат? Пожалуйста.

— Конечн…

— Подожди, Лили. — Перебил супругу Сохатый. — Я… ладно, я не посмею тебе запретить это, но… прошу, будь осторожней. Ты не представляешь, каким монстром был её отец. Подожди, ты же любишь читать, верно? Вот почитай об основателях Ананербе…

— Да ладно тебе, пап. — Вступился за подругу брата Гарри. — Нормальная девчонка. Никого не трогает. Тот же Уизел причиняет больше вреда. Вот бы ты мне запретил с ним общаться…

— Не говори так о своём друге, Гарри.

— Окей, мам. — Смирившись с пожизненным настроем матери, вздохнул избранный. — Кстати, Алекс, а что ты решил? Куда мы поедем?

Откусив кусок от картофелины, слизеринец несколько секунд задумчиво рассматривал лица своих родственников, которые терпеливо дожидались его вердикта.

— В Италию. — Наконец объявил он. — Если вы не против, я бы с удовольствием посетил там несколько интересных мест…

24.12.1991 год. Окрестности «Годриковой впадины»

8:39

Бэйкеру удалось достать ингредиенты уже на следующий день. Каким образом? Майклу очень хотелось знать ответ на данный вопрос, но если взглянуть на это с другой стороны — ничего удивительного. В конце-концов, маги, точно также как и маглы, могут взаимодействовать друг с другом на расстоянии без особых проблем, поскольку помимо сов существует множество иных способов связи для важных дел.

Непреложный обет они заключили сразу после договорённости. Процедура, к удивлению Вальтера, мало чем отличалась от канонной. Естественно, его не особо устраивали подобные ограничения, а потому сразу же после трансформации в феникса он планировал всерьёз заняться ментальной магией, тем более со Скай это отнюдь не так сложно, как казалось на первый взгляд.

В принципе, он не хотел торопиться, вот только у него не было выбора. Вряд ли в Италии он сможет уделить этому время, а в летние каникулы… слишком долго ждать (неделя или месяц не сопоставимы с полугодием). Родители могут придумать нечто новое, а откладывать на столь длительный срок ему крайне не хотелось.

Тем более — все ингредиенты под рукой, да и попросить Поттеров отпустить его погулять на пару часиков не составило труда.

Сейчас он стоял на большой лесной опушке, со всех сторон окружённой деревьями. Снега было не так уж и много, но температура от этого не становилась выше. Идеальное место (если не брать в расчёт мороз), а заранее купленный артефакт с низкокачественным щитовым полем сможет на некоторое время относительно его обезопасить.

Риск — огромен, но и награда соразмерна, а потому Майкл впервые на своей памяти решил подвергнуть собственную жизнь такой опасности. Хотя… не просто жизнь, а саму душу. Вот только именно таким образом и совершались открытия в магическом мире, ведь в реальности далеко не всегда удаётся сотню раз всё перепроверить, и не всё получается с первой попытки.

Но он, вопреки этому, твёрдо решил трансформировать своё тело и душу (с вероятностью в восемьдесят три процента она после данной процедуры станет элементальной). Майкл понимал, что это единственный шанс стать кем-то большим, сильным…

Четыре тысячи крэйлинтов — чуть меньше, чем ничего, по сравнению с настоящими талантами в области магии. А резерв и предрасположенность определяет личное могущество мага, вследствии чего каждый старается его повысить в меру своих возможностей.

Он заранее отдал все необходимые инструкции собственной душе и создал протоколы на случай, если что-то пойдёт не по сценарию. В общем, как мог, себя обезопасил.

Пол литра слёз феникса Вальтер ввёл непосредственно в вену при помощи простых магловских шприцов, после чего еле устоял на ногах по причине образовавшегося головокружения.

Внимание! Обнаружен инородный элемент.

Идентификация…

Идентификация завершена.

Совпадение в архиве найдено.

Элемент: «Слёзы феникса» подтверждён.

Согласно полученным раннее протоколам активирую программу воздействия…

Подождав, пока Скай «усвоит» слёзы, а также раздевшись догола (вопреки времени года, холода он не ощущал, видимо, по причине реакции организма на катализатор), он приложил руку к Лунному камню (выглядел тот как обычный, ничем не примечательный, серый булыжник, от которого периодически исходило синеватое свечение), после чего отдал ей необходимую команду.

«Скай… начинаем».

Инициация…

Внимание! Обнаружено излучение неизвестного типа энергии.

Внимание! Обнаружена попытка изменить структуру магических частиц.

Внимание! Обнаружено воздействие инородного элемента «Слёзы феникса».

Внимание! Обнаружено взаимодействие с инородным элементом.

Внимание! Обнаружено изменение поля энергии для подпитки центрального процессора.

Трансформация осуществляется согласно поставленным протоколам…

10…

9…

8…

7…

6…

5…

4…

3…

2…

1…

0…

Выполнение процедуры…

Идёт задействование алгоритмов излучения энергии неизвестного типа…

Инициация завершена…

Майкл почувствовал постепенно нарастающую жгучую боль в районе груди. Обхватив голову руками, он со стоном рухнул в снег, невольно сворачиваясь в позу эмбриона.

Сплёвывая сгустки крови, ребёнок стойко терпел на протяжении нескольких минут периодические приступы «ломки» всех конечностей и внутренних органов, однако уже в конце не смог сопротивляться пытке и пронзительно заорал на весь лес, через какое-то время перейдя на хрип.

Ему никогда не было настолько плохо, как физически, так и морально. После падения тело отозвалось острой болью, а впоследствии в голове стремительным потоком начали мелькать не самые хорошие воспоминания из его биографии.

В убитой грязной кухне сухопарая женщина с синяками под глазами в ярости замахнулась кожаным ремнем на сжавшегося в углу маленького мальчика.

— Ничтожество! Я тебе сколько раз говорила, без денег домой не возвращаться, дерьма кусок!

С трудом сдерживая слезы, девятилетний Максим с ненавистью ответил родной матери:

— Сама воруй себе на выпивку, мразь!

— Ты реально поверил, будто я встречаюсь с тобой по любви? — Красивая, стройная черноволосая студентка в облегающем красном платье с усмешкой уставилась на своего одноклассника. — Ты полное ничтожество, да я тебя ненавижу, придурок! Они выберут меня, а не тебя, понял?! Да ты здесь вообще на птичьих правах, выблядок трущобный…

Резко вытащив из внутреннего кармана кожаной куртки бластер, Фролов хладнокровно расплавил выстрелом болта голову порядком раздражающей его особы.

— Я тоже не верю в любовь, Лиза. — Беспечно улыбнулся подросток, отходя от места преступления. — И да, с тобой было действительно весело, особенно по ночам. Но, к сожалению, всему рано или поздно приходит конец…

В какой-то момент он просто потерял сознание, не в силах находиться в нём на протяжении всей операции.

***

«Блять!» — Открыв глаза, Вальтер немедленно осмотрелся. К счастью, солнце по-прежнему светило ярко, ещё даже не войдя в зенит.

«Что это было? Скай?»

Не могу ответить на поставленный вопрос, хозяин.

Теория: случайные проекции воспоминаний из прошлого под действием мутации.

Перед тем, как провалиться во тьму, его буквально затопило крайне неприятными ощущениями. Боль была действительно адская, вероятно, нечто подобное испытывают жертвы Круциатуса.

«Спонтанная реакция на происходящие изменения… этого следовало ожидать».

Майкл резко поднялся на ноги, чувствуя небывалый прилив сил. Найдя в снегу аккуратно сложенную одежду, он быстро переоделся, не забыв подобрать палочку и отменить действие защитного купола.

В настоящий момент слизеринец чувствовал себя на удивление прекрасно. Даже слишком. Тело определённо обновилось, ведь немного ухудшенное после полугода непрерывного чтения зрение полностью восстановилось, и сейчас он мог вполне легко сравнить его с орлиным (хоть и знал об оном лишь из книг).

«Время. Статус. Состояние». — Отдал слизеринец все надлежащие команды.

Внимание! Обнаружена изменённая структура души.

Поиск информации из архива…

Поиск завершён.

Найдено совпадение: элементальная душа.

Текущее развитие организма: 25/100%

Согласно протоколам производится корректировка названия души…

Корректировка завершена.

Внимание! Обнаружена возможность измерения резерва энергии души.

Внимание! Тело носителя подверглось изменению. Причина: смена расы.

Внимание: изменения организма не вступили в конечную стадию.

Согласно протоколам носителя, вывожу рассчитанные стадии:

1. Возраст особи: 0 — 50 лет [25%].

2. Возраст особи: 51 — 100 лет [50%]

3. Возраст особи: 101 — 500 лет [75%].

4. Возраст особи: 501 — 1000 лет [99%]

5. Возраст особи: [?] > 1001 лет [?]

Состояние организма: полностью здоров.

Время: 11:13

Имя: Майкл Вальтер

Раса: Феникс

Возраст: 11 лет

Тип души: Элементальная [1 стадия].

Крэйлинты: 22431/22431 [40.9/мин]

Предрасположенность:

1. Стихийная:

≫ Огонь — 100% [элементаль]

≫ Вода — 4%

≫ Воздух — 33,3%

≫ Земля — 33,3%

2. Магия хаоса — 29%

3. Астральная магия — [заблокирована]…

Смена типа:

Элементальная магия — 100%

Обьем резерва души: 90/100% [постоянные 10% изымаются на подпитку центрального процессора].

4. Магия порядка — 80%

5. Некр — 46%

6. Рокрест — 32%

— Получилось… получилось… ПОЛУЧИЛОСЬ! — Запрокинув голову назад, Вальтер искренне рассмеялся, впервые с момента попадания в этот мир чувствуя такую сильную эйфорию.

Изначально предполагались осложнения. Хоть какие-то. Но… все прошло абсолютно идеально.

Теперешний потенциал по-настоящему стимулировал на дальнейшие действия, ведь учитывая возможности Скай он воистину безграничен!

С другой стороны, ему ещё только предстоит найти способ улучшить тело путем искусственного увеличения… общей зрелости, но в отличие от остальных особей — он мог себе это позволить, ведь его душа в состоянии лично определить необходимые компоненты для осуществления подобной операции.

Требуется лишь чуть больше данных, и общая секция Хогвартса вряд ли подойдёт в нынешнем вопросе. Скорее — Запретная. Ну, а пока что…

«Нужно узнать по-максимуму свои новые возможности, и заодно в процессе попробовать принять свою истинную форму. Но не сейчас… потом. Скай, моя человеческая внешность подверглась изменению?»

Инициализация…

Ответ отрицательный, Макс.

«Отлично! Не придётся идти к Бэйкеру за наложением иллюзий, хотя в любом случае сомнительно, что это бы сработало».

Получалось довольно забавно, поскольку анимагическая форма Майкла теперь представляла из себя его человеческий облик. Такая же ситуация выходила и с оборотнями, ведь среди простых обывателей было принято воспринимать их как магических существ, и отнюдь небезосновательно.

Предоставленные в связи со сменой сущности усиления его порадовали. Жаль, конечно же, что предрасположенность к водной стихии порядком снизилась, но сей недостаток с лихвой компенсировался.

Увеличенный до предела талант к заклинаниям огненной природы. Возможность, по-видимому, со временем прокачать воздух и землю (да, в общем-то, и всё остальное, ибо и сам Вальтер не собирался сидеть на месте. Одной трансформацией дело не ограничится). Усиленная светлая (вообще появление непосредственно самой предрасположенности к оной), ну и, разумеется, тёмная магия, которая, к удивлению новорождённого Феникса, не уменьшилась вслед за водной стихией, а даже наоборот — увеличилась.

Не будучи идиотом, Майкл по возможности очистил снег от крови, на всякий случай.

Взглянув на ослепляющее солнце, он невольно отметил, что не чувствует и малейшей крохи тепла от исходящих от его лучей. И дело тут было вовсе не в температуре, отнюдь.

Просто он сам чувствовал себя его мини-версией, по-другому не скажешь. Создавалось такое впечатление, будто внутри у него находилась горящая звезда, но вопреки странным, неестественным для человека ощущениям… ему было несказанно приятно.

Внезапно захотелось что-нибудь поджечь, а в идеале — кого-нибудь.

Майкл резко замотал головой из стороны в сторону, словно пытаясь прогнать иррациональное, но от этого не менее манящее, желание.

«Черт! Не предвидел… а ладно, плевать, будем решать проблемы по мере их поступления… необходимо как можно скорее вернуться домой».

Ещё раз осмотрев поляну, он в темпе направился в сторону «Годриковой впадины», мысленно обдумывая свои дальнейшие шаги на пути к самосовершенствованию.

***

— Явился, наконец. — Хмуро объявил Джеймс, стоило Вальтеру войти в гостиную. — Ну и где ты пропадал так долго?

— Мы с Андри прогуливались по Косому, пап. Извини, если заставил волноваться, все равно я с ней больше до конца каникул не увижусь, ну и соответственно подумал…

— Ясно. — Поттер-старший примирительно махнул рукой. — Я всё понимаю, но пожалуйста, не забывай впредь, что ты теперь… не один, хорошо?

Майкл кивнул.

— Хорошо. Сегодня, как я понял, мы выезжаем?

— Да. Через два дня, кстати, встретимся в Риме с Сириусом.

— Это… мой крёстный? — Поинтересовался он, хотя уже и так знал ответ.

— Нет, твой крёстный Лун… Римус Люпин, но он… занят. Просил передать своё сожаление, и обещал при первой же возможности навестить тебя. — Объяснил Джеймс положение вещей.

«Ну очень интересно».

— Я уже в предвкушении, пап. — Как можно более искренне произнёс феникс, по прежнему пребывая в своих мыслях.

Комментарий к Глава 18. Смена сущности.

Получилось несколько сумбурно, но я не увидел смысла это затягивать. Итак выбиваюсь из примерного графика. Вот он, если кому интересно:

1 курс (включая летние каникулы) — 300 страниц

2 курс (включая летние каникулы) — 350 страниц

3 курс (включая летние каникулы) — 350 страниц

4 курс (включая летние каникулы) — 400 страниц

5 курс (включая летние каникулы) — 400 страниц

6 курс (включая летние каникулы) — 450 страниц

7 курс (неопределено)

ПостХог — 400 страниц

Общий объем: ~ 3000 страниц.

Хочу также отметить, что гг не стал имбой. Это НЕ рояль в моем понимании. Он достиг всего самостоятельно.

========== Арка 3: Италия. Пролог. ==========

Трудное надо преодолеть. А за ним будет ясный день.

Александр А. Блок

24.12.1991 год. Рим. 17:56

Сборы в поездку отняли всего полтора часа, но учитывая тот факт, что Майкл даже не распаковал свой багаж — ему было гораздо проще подготовиться «покорять» иностранное магическое государство с огромной историей и древним наследием.

После перемещения в Годриковую впадину он с ходу попросил своих биологических родителей предоставить ему личное пространство, разумно полагая, что в двухэтажном коттедже найдётся лишняя комната. В результате, Лили и Джеймс Поттеры с превеликой радостью выделили ему роскошные апартаменты, которые находились по соседству с апартаментами брата, что, однако, не представляло из себя какую-то значительную проблему, ибо Гарри никогда не являлся домоседом.

После смены расы Майкл стал чувствовать себя иначе (мягко сказано). Выносливость однозначно повысилась, поскольку он теперь практически не чувствовал усталости (хотя, прошло слишком мало времени, чтобы судить об этом, но общие изменения были видны, что называется, невооружённым глазом). Физическая сила заметно увеличилась (ради эксперимента он в одиночку приподнял рукой свою кровать, а та имела размер двуспальной), да и слух, в общем-то, тоже.

Эффект горящей внутри тела звезды так никуда и не делся, правда, данное ощущение ему нисколько не мешало, а совсем наоборот. Майклу действительно казалось, что это его неотъемлемая часть с самого рождения, и он совершенно искренне не понимал, как на протяжении всей жизни существовал без родного тепла, исходящего от собственной сущности.

Блокировка астральной магии нисколько его не смутила, ведь ей могли пользоваться только существа с астральной душой (люди). Теперь же он относился исключительно к магическим, а потому вполне закономерно имел несколько другую структуру, вследствии чего получил доступ к элементальной магии, включавшей в себя особые умения, которые не свойственны другим видам.

Данное направление было уникально в своём роде, ведь способности каждой магической расы отличались. Однако это вовсе не означало то, что ему не удастся реализовать проект с андроидом и материальном воплощении Скай, ведь существовало множество аналогов астральным заклинаниям. В какой-то степени можно было даже назвать элементальную её первоосновой, в освоении которой Вальтеру могли помочь теперешние сородичи. Ну или существа с аналогичным строением души, например — высшие эльфы. Королевство Дроу (тёмных эльфов) находилось на дальнем востоке, в горах. А уж если брать в расчёт то, что президент магической России никто иной, как их представитель…

Впрочем, контактировать с ними было не просто рискованно… верх идиотизма, в его-то ситуации, а значит… необходимо найти другие источники информации. На самом деле ничего невероятно-сложного, тем более, кое-что удалось почерпнуть из Общей секции библиотеки Хогвартса.

Среди основных на данный момент целей присутствовало выяснение расовых навыков, вернее, их пределы. Было практически очевидно, что количество возможных телепортаций или возрождений зависит исключительно от резерва души, а не крэйлинтов (по такому принципу и работала элементальная магия). Как работают возрождения, и работают ли они вообще — ему только предстояло выяснить, но в любом случае Майклу удалось обрести бессмертие, пусть и гипотетическое.

Требовалось провести соответствующие замеры, определяющие процентные затраты резерва на каждую активацию способности. Предварительно, естественно, необходимо было принять истинную форму, а вот с этим уже приходилось сложнее, ведь место проведения эксперимента…

В таких вещах особенно остро ощущался главный недостаток наличия семьи — ограниченность в действиях. Хотя большую часть времени Майкла раздражала именно сама атмосфера непринуждённости. Он не искал новые ощущения, но порой они сами находили его, занимая своё неотъемлемое место в жизни. И в печёнках, по большей части.

Правда, он также небезосновательно видел и огромную выгоду в Поттерах, ведь крайне удобно иметь тех, на кого в случае непредвиденных обстоятельств можно было спихнуть всех собак. Во всех смыслах.

Прогуливаясь вместе со своей семьёй по оживлённому Риму, он с удовольствием разглядывал невысокие кирпичные дома в старинном оформлении. Правда, на улице постепенно темнело, но данное обстоятельство отнюдь не мешало Вальтеру наслаждаться городом, вернее, его магической частью.

— Надо бы посетить библиотеку Ватикана, что скажешь, братан? — Спросил у феникса избранный, хлопнув того по плечу. — Мне-бы тоже не помешало, моя предрасположенность к порядку приходится весьма кстати.

«А ведь это идея! Я хоть и узнал практически всё, что только можно о своей расе, но… никто не отменял более специализированную информацию, всё-таки инквизиторы относятся к нам с почтением. Ну, хоть в чём-то ты мне пригодишься…»

— Слушай… — Стараясь подобрать правильные к объяснению слова, Майкл внимательно читал вывески витрин на магазинах, запоминая их расположение. — …ты не мог бы мне кое с чем помочь? Понимаешь, меня конкретно так заинтересовали фениксы, а в храм знаний святош мне специально ради этого идти неохота.

К его удивлению близнец воспринял данное заявление скорее как проявление трусости, нежели лени.

— Да не парься ты! Начитался всяких тупых сказок об инквизиции? Наставник мне рассказывал, что они только в средневековье всех тёмных без разбору валили, ну, а сейчас… сейчас и времена не те, и нравы. Иначе я бы не стал тебе предлагать подобное, сам подумай.

— Дело не в этом, Гарри. — Вальтер покачал головой, мысленно морщась. Не будучи придурком, переть как танк с изменённой душой на территорию ярых сторонников добра и всепрощения, не озаботившись перед этим простой защитой не входило в его планы (кто знает, как поступят церковники, увидев разумного элементаля, что само по себе уже как-бы нонсенс). — У меня чисто физически нет необходимого времени посетить все здешние… изюминки. Не мог бы ты взять соответствующий фолиант вместо меня?

— Ну, и как ты себе это представляешь, гений? — Хмыкнул брат. — Это библиотека, Алекс. Биб-ли-о-те-ка.

— Вообще-то, экземпляр вполне возможно приобрести, если он не единственный в наличии. — Вмешался в спор братьев идущий рядом рука об руку с женой Джеймс. — Гарри, не менжуйся, я тебе в гостинице дам денег на покупку. — Довольным тоном заявил тот, по всей видимости видя в данной ситуации неплохой шанс угодить сыну.

— Спасибо, пап. — Также в свою очередь не остался в долгу Майкл, прекрасно понимая, как важна в таких случаях отдача.

Гостиница находилась в самом центре магического квартала. Роскошное белоснежное здание чем-то напоминало собой Гринготтс, разве что было в два раза выше, с большим количеством окон, и, разумеется, с просторными балконами, откуда открывался замечательный вид на торговую площадь.

Само наличие магического рынка немного сбило с толку слизеринца (в Косом такого не водилось, разве что в Лютном, вероятнее всего), уж больно по-магловски это выглядело. На многочисленных прилавках лежали уценённые мантии, зачарованное оружие (Вальтер, к своему глубочайшему удивлению, смог разглядеть даже некий чёрный доспех), разнообразные артефакты и, конечно же, книги. Маленькие и большие, потрёпанные временем и практически новые, изящные и невзрачные… у него глаза в буквальном смысле разбегались в разные стороны, поскольку ему хотелось моментально взять весь товар в охапку, а затем тщательно изучить в зарезервированном гостиничном номере, куда они, собственно, и направлялись.

***

С трудом открыв глаза, Джерри ощутил острую боль во всём теле.

Попробовав сдвинуться с места, он с удивлением обнаружил, что его руки были прикреплены наручниками к старой, потрескавшейся батарее, а затёкшие ноги оказались связаны сероватой тряпкой.

Одежда на нём была изрядно помята, но учитывая положение, в котором он оказался…

«Что за… хрень?» — Осмотрев окружение, он пришёл к выводу, что находится в одном из заброшенных домов. В его квартале такие присутствовали в достатке.

Другой вопрос — что он тут вообще делает?

Джерри отчётливо помнил, как выпивал в баре совместно с очаровательной брюнеткой.

«Как же её звали-то… это она меня сюда притащила?»

Раздавшиеся неподалёку вопли с визгливыми нотками ввели его в ещё большее замешательство, но одновременно с этим и здорово испугали. Похищение? Но с какой целью? Да, у него был небольшой бизнес по продаже электроники, но…

«Не может быть…» — Джерри мимолётно отметил чрезмерную сухость во рту, но сейчас это волновало мужчину меньше всего остального.

Он прекрасно помнил, как оказался в баре. Его не совсем адекватная жена закатила очередной скандал на тему «ощущаю себя вдовой при живом муже». Занятно, но тот факт, что он приносит в дом нехилые деньги, Диана как-то постоянно игнорирует, да ещё и прямо в канун рождества…

Напившись, он разговорился с сексуальной голубоглазой девушкой. Вроде бы они даже до чего-то договорились (Джерри никогда не упускал возможности сходить налево, обвиняя прежде всего скверный характер супруги), а затем…

Непроглядная тьма. По-видимому, он отрубился, хотя подобное произошло впервые, ведь он знал свою норму, и соответственно старался её не превышать.

Спустя какое-то время громкие вопли стихли, а через несколько минут в комнату с голыми бетонными стенами, где Джерри, собственно говоря, и сидел, зашла симпатичная девочка в окровавленном фартуке и синей рубашке с джинсами.

Не веря в столь сюрреалистичную картину происходящего, мужчина несколько раз моргнул, но тщетно.

«У меня галлюцинации, или это всё взаправду?»

— Ты кто? — Закономерно поинтересовался он, стоило ей подойти чуть ближе. — Где я? Зачем…?

— Скоро ты всё узнаешь, Джеральд. — Ответила она, нехорошо улыбнувшись. — Не помнишь меня? Жаль, а я так старалась произвести неизгладимое впечатление…

— Кто ты? — Повторил вопрос узник, предчувствуя неладное. Впрочем, само наличие окровавленного ножа в руках у маленькой девочки и её специфические одеяние вполне ясно обозначало глубину всей той задницы, куда ему довелось попасть. — Ты… ты что творишь, а? Отпусти меня, слышишь? Я тебя не знаю, и твоих родителей тоже. Послушай…

— ЗАТКНИСЬ! ЗАКРОЙ СВОЙ ГРЁБАНЫЙ РОТ! — Рявкнула неуравновешенная, а порядком напуганный Джерри невольно только сейчас, находясь в состоянии шока, отметил поразительное внешнее сходство странной малявки с загадочной особой из бара.

— Жалкий неандерталец… обыватель! Твоя смерть станет самым настоящим произведением искусства, уж я-то об этом позабочусь, так что просто успокойся и не мешай мне, окей? — С маниакальной улыбкой подойдя практически вплотную к пленнику, психопатка неторопливо провела острым лезвием по переносице впавшего в ступор мужчины, а тот в свою очередь почувствовал капли крови, которые медленно стекали вниз по лицу из образовавшейся раны.

— Ты знаешь, что такое… безумие?

Комментарий к Арка 3: Италия. Пролог.

Спасибо читателю VikOst_161 за предоставленную информацию о плагиаторе. В общем, на рулейте кто-то выложил мою работу под видом перевода. Естественно, главы платные. И этот кто-то явно реинкарнация Петира Бейлиша (сарказм), ибо даже не удосужился изменить название фика, глав и тд. Со мной не согласовано! У меня бесплатные главы, донат на мой кошелёк дело сугубо добровольное и я не стану принуждать читателей покупать их. Ну, жалобу я уже отправил.

Глава маленькая, ибо разрабатываю интерлюдию. Хочется показать других героев произведения. Касательно его дальнейших способностей — тщательно их обдумываю, а потому не расписал моментально.

И да, настало время объясниться с голосованием. Писал уже в комментах, но повторюсь: у меня не не хватает идей. Наоборот, у меня их слишком много, и реализовать все я просто физически не в состоянии. В общем, когда я провожу опрос, я ставлю перед собой цель просто узнать мнение читателей относительно вспышек моей фантазии)

Думаю насчёт Бэйтман и Кроули. Знаете, давно проводил голосование, но сейчас передо мной вновь встал вопрос: как никого не разочаровать? Гаремник? Не люблю их из-за плохих обоснуев. Другой вопрос — обоснуй можно придумать, и грамотный. Но мне никогда не импонировало их наличие. Свободные отношения? Проще всего, но опять-таки нужен обоснуй. Хотя… куда мне торопиться? До романтики ещё ой как далеко, уверяю вас.

Просто размышления вслух, респект тому, кто прочитал мой выс… эм… моё мнение, да:)

========== Глава 1. Интерлюдия № 4. ==========

У правды и розы есть шипы.

Генри Д. Торо

25.12.1991 год. Хогвартс. Кабинет директора. 2:04.

Проведя в очередной раз несколько часов за изучением Философского камня, Дамблдор наконец-то понял принцип его работы.

Гениальное алхимическое творение Николаса Фламеля могло на практике даровать вечную молодость, без всяких недостатков в виде примесей к ауре или трансформации души.

Именно это и отличало камень от всех тех способов тёмных магов, некоторые из которых для директора и по сей день оставались загадкой. Просто одно он знал точно — вреда от них гораздо больше, чем пользы, однако сошедшие с ума от переизбытка чувства собственной важности тёмные лорды не обращают на данные недостатки ровным счётом никакого внимания, даже если те относятся непосредственно к таким хрупким субстанциям, как душа и аура.

Так уж работает тёмная магия… она ничего не даёт просто так, при этом не забирая ничто взамен. Могущество жертвует зачатками совести и благоразумия, а бессмертие (иногда абсолютное) — целостностью сущности как таковой.

Хотя… существовала ещё трансформация, но её удавалось осуществить далеко не всем по причине огромного риска.

Мерлин и Кощей, например, смогли перевоплотиться в виде драконов, Ровене так и вовсе удалось стать фениксом, Мартин Лютер трансформировался в нунду… но всех обогнал на данном поприще маг из древнего Египта — Кайзарт Имхотеп (и по сей день пребывающий в добром здравии).

Будучи обыкновенным человеком со своими желаниями, и, разумеется, страхами, Дамблдор совершенно искренне боялся сразиться с самым могучим обскуром за всю историю мира, ведь это будет… бойня. В буквальном смысле. И жертвой окажется отнюдь не член совета тридцати повелителей, а сам директор, которому, несмотря на колоссальный резерв, удалось сохранить свою изначальную расу, хоть при поглощении благодати небожителя структура его надриора и подверглась небольшим изменениям.

Наверное, по личному могуществу Имхотеп не уступает Ктулху, благо обоим плевать на захват власти в «муравейнике».

Раньше Альбус совместно с Геллертом искал путь к вечной жизни, ровно до того момента, когда у них возникли значительные разногласия в методах достижения общей цели, уж слишком по-разному они трактовали понятие «Общее благо».

Зачем обретать бессмертие, когда вместо желания привести мир к процветанию тобой движут лишь животные инстинкты? В чём смысл вечно вести праздное существование потребителя, подобно жалкому паразиту? Порой Дамблдор невольно поражался, как некоторые тёмные лорды (в частности, его ученик) не противны сами себе. А ведь их ещё называют людьми… хотя, истина именно в том, что от их человечности осталось только название оболочки. В действительности данный «титул» необходимо сперва заслужить, и отнюдь не грабежами, убийствами или жестокими пытками.

Аппарировав при помощи специального артефакта из охраняемой зоны к себе в кабинет, Альбус устало подошёл к деревянному стеллажу возле стены, после чего неторопливо достал оттуда пустой бокал и бутылку огненного виски.

— С рождеством тебя, Фоукс. — Дамблдор с улыбкой посмотрел на своего фамильяра в клетке, а тот, словно (хотя почему словно?) чувствуя настроение хозяина выдал грустную мелодию.

Рождество. Воистину, прекрасный праздник. Альбуса ждали многочисленные посылки с подарками внутри от знакомых, друзей, коллег по работе, и, конечно же, тех людей, которые по-настоящему оценили его вклад в магическую Британию.

Многие из них, к сожалению, действительно наивно полагали, будто он на протяжении всей жизни чувствует себя счастливым человеком, каким хотел казаться в реальности.

Отнюдь, поскольку счастье любого адекватного человека заключается не в личном могуществе или же во власти, да и к деньгам оно никакого отношения не имеет.

Находиться в кругу своей семьи. Близких. Людей, существование которых тебя должно заботить более всего остального. Это и есть настоящее счастье, которым он был обделён.

Семью у него отняли маглы. Лучшего друга и ученика у него отняла тёмная магия. Остался лишь он сам, и никакие подарки от доброжелателей данный факт не изменят.

Имея все материальные блага, он в тоже самое время чувствовал себя нищим. Прискорбно.

Но у него есть шанс все изменить. Сегодня он продвинулся на ещё один шаг к достижению его главной цели на протяжении последних пятидесяти лет.

— Совсем скоро, Фоукс… Ариана вновь обретёт возможность дышать.

***

Глядя на танцующие пары и разговаривающих между собой аристократов, Драко не испытывал никаких эмоций, и в отличие от остальных детей, сидящих неподалёку, откровенно скучал.

Как и поручил ему скользк… отец, он попытался пригласить Эстер Кроули на рождественский бал в их мэнор, но получил закономерный отказ посещения мероприятия.

Другого младший Малфой, в общем-то, и не ожидал от замкнутой в себе слизеринки. Хотя… была вероятность, но крайне незначительная.

С тех пор, как блондин слился с крестражем Волан-де-морта воедино, он пересмотрел свои взгляды на жизнь, равно как и жизненные приоритеты.

Наследник рода Малфой просто хотел жить. Жить, не оглядываясь назад. Больше никаких терроров в качестве прикрытия бизнеса с концлагерями, завуалированных попыток отомстить всему миру за смерть первой любви, или разделения своей души на части. Впрочем, тёмную магию он по прежнему практикует, куда ж без этого?

Драко решил пойти другим путём, не ассоциируя себя с Волан-де-мортом. Имея его опыт, он прекрасно осознавал, как важна репутация. Вот только гораздо важнее было озаботиться вербовкой преданных лично ему сторонников, а власть… теневой захват показал себя довольно эффективным, но саму концепцию требовалось поменять, и весьма основательно.

Отношения с подчинёнными необходимо прежде всего поддерживать на четырёх столбах. Страх, уважение, преданность, а также выгода и грядущие перспективы в целом.

Темный министр активно использовал лишь три… преданность его не интересовала, потому как он сам никому не был предан, вследствии чего не ожидал этого от остальных.

Драко думал иначе. Преданность не просто столб, а самый настоящий фундамент. Продукт уважения, она заставляет людей самим выдумывать оправдания собственным поступкам во благо испытываемого объекта. И точно также преданность рождает страх. Страх не оправдать возложенных ожиданий.

— Драко, не желаешь потанцевать?

Малфой перевёл взгляд на радостную Паркинсон, которая лёгкой походкой направилась в его сторону.

Он чувствовал. Чувствовал, что нравится этой девочке. Это было крайне занимательно, ведь налицо зарождение отростка любви детства, самой яркой и незабываемой.

В отличие от основы, он не презирал данное чувство, а стремился использовать его по-максимуму. Том Реддл походил на неандертальца, который больно обжёгся об огонь, а потому всячески стремился отдалиться от источника гипотетической опасности. Ничтожество, не способное оценить красоту и изящество такого тонкого инструмента для манипуляций.

«Разговор лучше начинать с маленькой лести, ну или комплимента. Особенно, если объект женского пола…»

— Ты прекрасно выглядишь, Панси. — Как можно более искреннее произнёс Драко, уже предвкушая реакцию отца и возможную помолвку. Ну, а потом… О бедная, бедная Джульетта… к счастью, чудом оставшийся в живых после несчастного случая Ромео позаботится об оставшейся после смерти супруги недвижимости.

«Убитый горем», он существенно увеличит богатство своего рода. Хотя… это лишь одна из многих многоходовок, в любом случае, время правильно рассудит все его планы. Как и всегда.

— Я с превеликой радостью приму твоё приглашение…

***

Рона Уизли ждало очередное утро в «Норе». И даже тот факт, что сегодняшний день представлял из себя всем известный праздник, не сильно поднимал ему настроение.

В который раз он задавался вопросом о неопределённости. Так уж совпало, что раздражение накопилось именно к рождеству, а выплеснуть его на своей младшей сестре приравнивалось к нанесению бальзама на душу.

Хогвартс не нравился юному мизантропу, который старательно косил под конченного оленя с интеллектом хлебушка. Ведь это так удобно, когда от тебя многого не ждут, а следовательно и не требуют. Учителя ставят приемлемые оценки исключительно из жалости, искренне полагая, будто показанные результаты предел его умственных способностей, а родители сваливают всю тяжёлую работу на братьев, думая, что он как всегда не справится с поставленной задачей.

В итоге эти жалкие кретины обманывали самих себя. Даже Поттер, считая, что Рон Уизли дружит с ним преимущественно ради халявной жратвы.

Отчасти это действительно так, но… Рон никогда не мыслил такими категориями, а лишь создавал видимость.

Ну, а что ему ещё оставалось? Гарри мог хоть на протяжении часа рассуждать о том, что главное в человеке — его духовная составляющая, но Уизли считал иначе. Избранный — попугай, повторяющий весь тот поток бессмысленного бреда за своим наставником, впрочем, представители его семейства в данном вопросе могли дать фору любому человеку.

Какой же ничтожный, ограниченный контингент его окружает! Не нравится им, видите ли, изменять своим принципам… а жить в дерьме тому же отцу нравится? Неужели с его статусом в министерстве невозможно найти дополнительный заработок? Кто, блядь, стёр ему обливиэйтом такое понятие, как взятка?

Джинни, влюблённая в Гарри до фанатизма… идиотка. Придумала себе идеальный образ героя нации, хотя Поттеру просто по факту повезло.

Мать, достающая своей заботой… А сейчас и вовсе плачущая каждый день по причине смерти Джорджа.

Вопреки здравому смыслу, Рон ничего не почувствовал после смерти оного, кроме злорадства. Ну и что, что это его родной брат? Исходя из той же арифметики — теперь их расходы снизятся, а значит и ему будет перепадать гораздо больше, неужели данное обстоятельство можно назвать плохим?

Уизли старался по возможности совершенствоваться, однако это было довольно трудновыполнимо, с его-то талантом… пять с половиной тысяч крэйлинтов! Уровень Перси в аналогичном возрасте, но тот хоть имеет дар к менталистике. Но ничего…

Его время ещё настанет. Когда-нибудь. Не зря всё-таки шляпа предлагала ему Слизерин, а не попал он туда исключительно благодаря своей предрасположенности к магии порядка, и, разумеется, собственному желанию оказаться

на факультете храбрых и благородных (ебанутых).

Но ведь это вовсе не означает то, что ему закрыт путь тёмного мага. Главное — найти хорошего наставника, но где его взять? С их финансами, с персональным талантом самого Рона…? Придётся думать над самообразованием.

Счастье, как известно, в процессе. Он давно уже смирился с подобным раскладом, но от этого легче не становилось.

Сейчас оставалось надеяться на благожелательный исход авантюры с Философским камнем. Гарри ему не сказал (а Рон не верил, что для него это неизвестная информация), но он смог выяснить это самостоятельно. Грейнджер сейчас воспринималась им как ненужная пешка на территории врага, мешающая более важным фигурам провести победную комбинацию.

«Жаль, что тролль не сожрал заодно и эту мелкую грязнокровку…»

Комментарий к Глава 1. Интерлюдия № 4.

Народ, сорян, но завтра проды не будет(

Послезавтра могу пообещать большую главу. Ну а сегодня я и так… выложился. Восемь страниц — не шутки. Хочу просто отдохнуть.

Коплю на адекватный телефон. С этим уже зрение — 4.5 стало. Глаза жалко, а руки, блин, пишут, ибо хочется. В общем, я никого не принуждаю, мало ли у кого возникнет желание поддержать меня в моей задумке 5-10 ₽ (мотивации и так много, это не шантаж).

https://money.yandex.ru/to/410018761229002

P.S. Рон Уизли — НЕ гениальный манипулятор. Интеллект чуть-чуть выше среднего.

========== Глава 2. Везувий. ==========

— С РОЖДЕСТВОМ! — Радостно закричали Лили и Джеймс Поттеры, стоило близнецам войти в гостиную предоставленных администрацией отеля апартаментов.

С трудом сохраняя счастливое выражение лица, Майкл стал неспешно разворачивать приготовленные возле ёлки разноцветные коробки с сюрпризами.

Его сильно удивил подарок от Сириуса Блэка — новейшая гоночная метла «Нимбус-2000». Сразу видно — сверхразум… Думая, как без всяких последствий продать бесполезное, но дорогое (оказывается, и такое бывает) приобретение, он с удовлетворением отметил, что по крайней мере Поттер-старший и крестный-ликан догадались подарить ему деньги, по всей видимости, просто не видя другой альтернативы.

— Сегодня мы все вместе посетим Везувий, а потом отправимся на вечерний концерт в Неаполе. — Заявил между делом довольный Джеймс, отпивая кофе из маленькой чашки. — И это не обсуждается, Гарри. — Жёстким тоном добавил он, глядя на собирающегося возразить сына.

— Но пап, в такой-то день… почему нельзя просто отдохнуть?

— Потому что мы сюда не отдыхать приехали, брат. — Несколько раздражённо ответил на глупый вопрос избранного Майкл. — В том смысле, что у нас есть уникальная возможность взглянуть на часть местных достопримечательностей из прошлых эпох магического мира. Неужели для тебя это не синоним отличного времяпровождение? А посидеть ты мог и дома.

Гарри лишь тяжело вздохнул, не видя смысла продолжать бессмысленный по своей сути спор.

— Синоним…

25.12.1991 год. Неаполь. 12:10.

Вулкан, который и послужил причиной катастрофы в Помпеях (впрочем, под раздачу попали также Геркуланум и Оплонтис) находился в области Кампания провинции Неаполь. Чтобы добраться сюда, семейству потребовалось купить соответствующие телепорты.

Вопреки рождеству, они смогли договориться об экскурсии без особых проблем, разве что их предупредили о тяжёлых погодных условиях, ведь взбираться на ледяную гору… в общем, маги восприняли чету Поттеров как типичных искателей экстрима, и отнюдь небезосновательно, ведь даже Джеймс целиком и полностью поддерживал задумку, ссылаясь на адреналин и креативность.

Зимой посещать вулкан… ненормально. Для маглов. А вот маги, используя свои возможности, развлекались как могли. Отчасти безопасный благодаря чарам подъем в заснеженную гору был ещё цветочком, по сравнению, например, с охотой на белых акул на дне Тихого океана.

Минут двадцать они поднимались к кратеру, но никто из их компании не жаловался (кроме, разве что, Лили), с удовольствием рассматривая окружающий пейзаж. Учитывая тот факт, что относительная высота самой горы достигала аж тысяча двухсот тридцати двух метров — вид открывался действительно великолепный.

Ещё в прошлой жизни Майкл любил посещать различные сооружения из древних эпох. Конечно же, природный объект нельзя было назвать таковым, но то, что данное место обладает настолько богатой историей… заставляло пробудиться азарту исследователя. Заглянуть под каждый камень, если есть такая возможность… ну или осмотреть кратер более… «тщательно», хотя последнее уже точно необходимо было проворачивать без лишних свидетелей и с соответствующим оборудованием.

Вальтер всё-таки решил попытаться на протяжении каникул выкроить себе время для принятия истинной формы. Но сейчас его интересовало другое — не знающий себе аналогов магический фон, образовавшийся в результате взаимодействия с Лунным камнем.

Пока сквиб-гид рассказывал об общей истории, вулканической деятельности и извержениях, слизеринец осторожно осматривал края кратера.

Сам его диаметр достигал семисот пятидесяти метров, а глубина — двухсот, что автоматически делало экскурсию небезопасной для особо чувствительных людей.

Внимание!

Обнаружено излучение неизвестной энергии.

Поиск информации из Архива…

Энергия опознана: «Трансформированный Лунный вирус».

Образование: реакция на взаимодействие магического фона ядра Земли и неактивного «Лунного вируса».

Анализ влияния трансформированного Лунного вируса на организм хозяина…

Вычисление эффектов…

Вычисление завершено.

Эффекты:

1. Увеличенная скорость восстановления крэйлинтов [15%].

Причина: происхождение смены расы. Излучение, изменившее организм идентично магическому фону.

Майкл невольно поразился полученной информации, моментально догадавшись, почему

магический фон Везувия считался одним из самых «аномальных» в мире, поскольку в его радиусе действия маги ни на йоту не становились сильнее.

«Вероятно, столкновение двух энергий исказило фон, и теперь бонус получает лишь тот, кто так или иначе связан непосредственно с самой реакцией. Скай удалось повторить данный процесс, и в отличие от тех же оборотней я являюсь прямым носителем чистого штамма». — Подумал слизеринец, краем глаза отмечая, как биологический отец его нынешней оболочки достаёт колдокамеру из зачарованного на дополнительное пространство рюкзака.

Подобная теория напрашивалась сама собой. Ведь как делают артефакты-усилители? В определённой пустыне есть магический фон, генерирующий непосредственно нужное усиление. Берётся песок, переплавляется в специальной гоблинской кузнице в стекло, ну, и в дальнейшем артефакторами накладываются дополнительные плетения, обеспечивающие общую поддержку излучения и его стабильную работу, а также концентрацию исключительно на объект, который, собственно, данный артефакт и использует.

Такой метод входил в список самых распространённых, но существовали, разумеется, и другие.

Однако Майкл вспомнил именно его, видя в оном прекрасную возможность получить постоянное усиление.

Несмотря на то, что долгое ношение подобных вещей пагубно сказывалось на здоровье в целом (одна из основных причин, почему авроров отпускают на пенсию пораньше), Скай вероятнее всего сможет отфильтровать излучение таким образом, чтобы все «вредные излишки» выбрасывались в атмосферу.

Правда, его окружению данный метод со временем несколько… подпортит надриор, да и не только… но ему-то какое дело? Тем более, ИИ также в состоянии нейтрализовать само излучение когда того потребует необходимость, то есть вне боя, вследствии чего вредить он практически не будет.

«Интересно, почему последующие систематические извержения Везувия никак не повлияли на магический фон?»

Последнее, насколько он знал, произошло в 1944 году, и как подозревал сам Майкл, не без участия Ананербе. По-видимому, те проводили некий эксперимент с целью воспроизвести ту самую изначальную реакцию, ведь в отличие от него, те не имели «души-компьютера», которая способна достоверно повторить весь процесс непосредственно в самом организме.

После десяти минут разглядывания окрестностей (кратера), последовала закономерная фотосъёмка.

Поучаствовав в ней как член семьи, Вальтер аккуратно, пока никто не видит, побросал во внутрь кармана куртки несколько камешков, которые, исходя из сканирования ИИ, излучали трансформированный Лунный вирус.

Сегодня ему удалось почерпнуть действительно нечто полезное. Несомненно, это было лучшее рождество в его жизни, ведь об остальных он не мог сказать тоже самое.

Комментарий к Глава 2. Везувий.

Кому интересно, вулкан:

https://www.bbfauno.com/en/wp-content/uploads/2010/04/32233646392_aaa354dab5_k.jpg

Да, хотел отдохнуть. Но потом всё-таки решил написать маленькую главу. Типо, у одних авторов фишка банить за любой негатив, у других требовать деньги за мотивацию, а у меня каждый день прода (сам себя не похвалишь — никто не похвалит):)

Эм, окей. Я часто писал в комментах сколько мне лет, но люди по прежнему у меня уточняют возраст. Возвращусь к этому в последний раз: мне 13.

____

Теперь, когда из 100% осталось 10 (шутка же… наверное…), заявляю, что не вижу в своём возрасте особой проблемы.

И, на закономерный вопрос: как такой юный автор будет писать хентай, расчленёнку (экшн), лабораторные опыты и тд. я отвечу: абсолютно нормально. Я посвящён практически во все аспекты жизни, ибо предупреждён — значит вооружён. Прочитал много классической литературы, я не хвастаюсь, у меня нет высокого ЧСВ, но есть твёрдое убеждение в том факте, что я не хуже многих авторов на фикбуке.

А потому все будет, но без мерзостей, как и обещал. Андреа не в счёт, но сцена изощрённого убийства не вызывает ТАКОГО отвращения, как, скажем, сцена изнасилования, согласитесь же?) вот что я имел в виду, когда писал о мерзости. Канибализм, некрофилия, зоофилия и тд.

Как видите, сегодня решил запариться. Ну и завтра, соответственно, выложу более объёмную главу если всё пойдёт как обычно.

Пишите свои предложения о том, какие ещё интересные места можно написать в этой арке (Италия).

========== Глава 3. Концерт. ==========

Не судите о человеке только по его друзьям. Помните, что друзья у Иуды были безукоризненны.

Эрнест М. Хемингуэй

25.12.1991 год. Неаполь. 18:39.

Филармония города Неаполь «Остров грёз» была забита под завязку колоритной публикой, поскольку множество состоятельных магов, в основном из европейских государств, пришли на рождественский концерт с целью приятно провести время в компании старых друзей, ну или просто насладиться музыкой.

Естественно, среди особых гостей предстоящего мероприятия встречались не только чиновники из министерств или аристократы, но и представители криминального мира, в том числе и наследница широко известного в соответствующих кругах ордена оборотней.

Серебряная звезда контролировала небольшую часть Италии, состоя при этом в холодном нейтралитете с Ватиканом. Обе стороны прекрасно осознавали, какой хаос среди простого населения начнётся в случае их противостояния, а потому не стремились устраивать войну на своих территориях.

Ватикан имел гораздо больше влияния непосредственно на своей родине, в то время как Серебряная звезда активно сотрудничала со многими государствами, поставляя туда запрещённые зелья, магические наркотики, рабов, незарегистрированные творения химерологов и тёмные артефакты.

Имея собственный, превосходно защищённый от посторонних глаз и нападения извне архипелаг в заливе Индийского океана, группировка оборотней представляла для всех своих конкурентов немалую опасность, а потому мало кто решался оспорить её главенство в сфере той же маглоторговли.

Именно Серебряная звезда после падения своего близкого партнёра и соратника Тома Реддла стала крупнейшим поставщиком маглов во всей Европе (бомжей и преступников с пожизненным сроком). Множество тёмных магов активно поддерживало организацию, вследствии чего проблем с законом у той практически никогда не возникало (Итальянский министр магии, например, регулярно покупал с десяток мужчин и женщин для проведения экспериментов в области химерологии, имея при этом статус светлого мага и отличного управленца).

Никто из гостей не осмеливался преграждать путь группе оборотней в смокингах с эмблемой на правых предплечьях, а также самому объекту их охраны — маленькой беловолосой девочке в красивом платье идентичного оттенка.

***

Присев на роскошный стул в вип ложе, Эстер с любопытством стала рассматривать людей в «нижнем» зале, которые также в свою очередь постепенно рассаживались на свои места.

Возле Кроули неподвижно стояли четверо элитных телохранителей ордена во главе с её опекуном.

— Сколько нам ещё ждать, Рэн? — Недовольно поинтересовалась у него та, постукивая костяшками пальцев по подлокотнику. — Я пришла сюда послушать музыку, вообще-то.

— Думаю, через двадцать минут выступление начнётся. — Пожал плечами высший ликан. — Чем ты вообще недовольна?

— Эм, командир. Не хочу вас отвлекать, но там какой-то странный мужик требует аудиенции с вами… — Заявил вошедший в ложу солдат ордена, задача которого состояла в охране главного входа. — Он волк, кстати. Прикажете убрать его по-тихому?

— Как он вообще смог сюда пробраться? — Недоуменно спросила Кроули. — Рэн, я не хочу беспредела на моей территории, не надо никого убивать.

— А его и не будет. Говоришь, из наших? Передай ему, что я сейчас…

— Майкл? — Вдруг удивлённо воскликнула Эстер, внимательно наблюдая за группой зрителей. — Как он здесь оказался?

— Что-то случилось? — Рэн примерно догадывался, о ком идёт речь, поскольку после приезда в Тэктон наследница ордена рассказывала преимущественно о своих единственных друзьях в Хогвартсе.

Подойдя к краю ложи и приглядевшись, оборотень и вправду увидел похожего по примерному описанию мальчика. Даже двух. Предполагаемый сирота из приюта был в окружении богатой (если судить не только по одеяниям, но и по самому факту присутствия в данном месте, ведь позволить себе это могли немногие) семьи, что несколько расходились с его биографией.

— Где-то я уже их видел… — Задумчиво пробормотал Рэн, на некоторое время забыв о грядущей аудиенции с неизвестным сородичем. — Подожди, так это же…

— Поттеры! — Потрясённо выдала Кроули. — Гарри Поттер! А я и не замечала раньше, что они так похожи. Выходит…

— Выходит, твой друг по какой-то причине пожелал скрыть от тебя своё происхождение.

— Рэн, я хочу с ним поговорить! — С явным нетерпением в голосе сказала Эстер. — Ты слышишь? Позови его сюда, немедленно!

— Эмм… госпожа, концерт вот-вот начнётся… — Вмешался в разговор один из караульных. — Простите, но…

— Я сказала, что хочу поговорить с ним! — Повторила озвученную раннее просьбу девочка командным тоном. — А твоего мнения вообще никто не спрашивал!

— Я немедленно отдам соответствующее распоряжение, можешь не волноваться. — Тонко улыбнулся временный глава совета организации, развернувшись к выходу. — Кэмпбелл, за мной! Надо ещё узнать, чего желает тот проситель…

***

После посещения вулкана Поттеры оперативно вернулись в гостиную и стали готовиться к вечеру.

И пока родители метались по апартаментам в поисках подходящей одежды, косметики, обуви и прочего, Гарри с Майклом прогулялись по центральному рынку, но так ничего и не приобрели, хотя последний наметил себе несколько занимательных вещей, собираясь исправить данное недоразумение сразу после праздника.

Первоначально у семейства возникла здравая мысль как-то загримировать Алекса, но затем они посчитали сей шаг несколько абсурдным.

Хоть тот и не горел желанием быть обнаруженным теми же Малфоями (при условии, если те состоят в списке гостей), в случае раскрытия его истинной внешности (а оно, в принципе, неминуемо) выглядеть столь нелепо хотелось ещё меньше, а потому за неимением альтернативы (отказ от мероприятия не предусматривался, да такое и не озвучивалось) было принято совместное решение, что называется, довериться судьбе.

Вопреки всему Майкл не считал, что поступает довольно глупо с точки зрения логики и подвергает себя неоправданному риску, ведь рано или поздно его все равно раскроют, так смысл прятаться всю жизнь подобно канализационной крысе из-за абстрактных проблем со славой брата Мальчика-который-выжил?

Да и оправдаться в случае какого-либо непредвиденного обстоятельства он всё-таки сможет, тем более, детей там практически не будет. Всё же несмотря на несколько странный склад ума Майкл не был лишён тяги к искусству, оное можно было даже назвать его персональной слабостью.

Пройдя охрану внешнего периметра и несколько досмотров на предмет запрещённых вещей, Поттеры оказались в огромном зале, рядом с которым столовая Хогвартса казалась маленьким уголком.

Зрительных мест было очень много, под стать размеру сцены. Собственно, эти самые места представляли из себя хорошо отделанные столики со стульями, на которых можно было при желании подкрепиться, если задействовать специальное зачарованное на автоматическую подачу блюд меню.

Присутствовал также и танцпол с отдельным баром возле правой стороны здания.

— Ты только посмотри, как тут красиво! — Гарри с восхищением смотрел на потолок, где были детально прорисованы разноцветные фрески. — Мерлин, да даже у нас, в Хогвартсе…

— Не знал, что ты такой ценитель искусства. — Заметил Вальтер, по причине наличия естественного при таких масштабных встречах шума даже не пытаясь прислушаться к диалогу Джеймса и какого-то его знакомого артефактора.

Первокурснику было немного интересно, как глава семейства смог достать билеты на столь дорогое мероприятие. Правда, у него уже имелись некоторые подозрения на этот счёт.

Спустя пять минут большая часть гостей заняла свои места, а вновь думающий о грядущем процессе трансформации феникс удивлённо взглянул на двух мужчин в серых деловых костюмах. При их приближении некоторые посетители предпочли сделать вид, что так же как и одиннадцатилетний Гарри безмерно увлечены рассматриванием потолка филармонии.

Джеймс ощутимо напрягся, сунув руку во внутренний карман смокинга, у говорившего до этого с ним артефактора внезапно появилось желание закончить диалог на полуслове и занять собственное место, а Лили благоразумно последовала его примеру, подсев к своим детям.

— Спокойно, сынок. — Тихо шепнула она напряжённому Гарри. — Ваш отец не зря получил звание элитного сотрудника БМСК. Алекс, ты говорил, что дружишь с Кроули?

— А причём тут эт…

— Взгляни на символику. — Ответила на вопрос второго сына Эванс. — Это члены Серебряной звезды.

— Я вас внимательно слушаю, господа. — Тем временем приветственным тоном заявил подошедшим оборотням Поттер-старший. — У вас есть к нам какие-то вопросы?

— Скорее просьба. — Ответил один из них. — Госпожа настойчиво желает видеть Майкла Вальтера, если вы понимаете, о ком идёт речь.

— Мой сын никуда с вами не пойдёт. — Спокойно сказал Джеймс, готовясь в любой момент занять атакующую стойку. — Так ей и передайте.

— Если боитесь за него, то можем пойти все вместе. — Примирительно произнес второй оборотень, до этого хранивший молчание. — Давайте не будем мешать окружающим и разводить беспричинный скандал. Вероятно, дети состоят в хороших отношениях, так почему бы им просто не поговорить друг с другом?

Думал глава семейства Поттер недолго. Когда того требовала необходимость, он был в состоянии размышлять трезво и рационально.

— Ладно, но я иду с вами. И если вы хоть пальцем тронете Алекса…

— Не тронем. — Заверили его. — Нам не нужны лишние неприятности, поверьте на слово.

***

— Выйдите отсюда.

— Но гос…

— Я что, неясно выразилась? Здесь нет чужих мне людей. — Безапелляционным тоном приказала Кроули своей охране, пользуясь временным отсутствием опекуна.

— Пап, можешь также покинуть нас ненадолго, пожалуйста? — Попросил Джеймса Майкл, понимая, что Эстер хочет переговорить с ним с глазу на глаз. — Не волнуйся, мне ничего не угрожает, так что можешь даже вернуться к остальным. Правда, всё в порядке.

— Ну… будь по-твоему. — В голосе у Поттера проскользнуло неприкрытое сожаление, и Вальтер внезапно понял, что поступил немного некорректно по отношению к своей семье. В будущем это могло неблагоприятно сказаться на получаемой выгоде, но с другой стороны, они ещё не успели настолько сблизиться друг с другом (а если точнее — создать видимость, поскольку лично ему было плевать). Так что подобное простительно, особенно в сложившейся ситуации.

Стоило дверям закрыться снаружи, как Эстер довольно бесцеремонно обняла своего друга.

— Я так рада тебя видеть. Ты получил мой подарок? — Не разжимая объятий, спросила она.

— Получил. — Подтвердил феникс, вспомнив о большом флаконе зелья удачи. — Спасибо, это для меня многое значит. Так и знал, что встречу здесь знакомые лица.

— Почему ты мне не сказал о том, что являешься Поттером? — Закономерно поинтересовалась девочка, наконец-таки присаживаясь обратно на своё место. — Хотел сохранить конфиденциальность? Понимаю. Но неужели ты подумал, что я кому-нибудь расскажу? Ты мне не доверяешь?

«Я никому не доверяю».

— С чего ты так решила, Эстер? Просто… я сам узнал свой новый статус относительно недавно. Да и если бы я хотел так уж сильно это скрывать, то не пришёл бы сюда, как считаешь?

Помолчав несколько секунд, слизеринка просто махнула рукой. Крыть было явно нечем.

— Ну, сомневаюсь конечно, что ты не имел понятия вплоть до рождества, впрочем, давай не будем об этом.

— Именно. — Удовлетворённо кивнул Вальтер, переводя взгляд на сцену. — Сейчас вот-вот начнётся. Видишь, выносят оборудование?

Вместо ответа Кроули хлопнула в ладоши и многозначительно выдала:

— Тыквенный сок.

Спустя секунду на изящной железной стойке возле их кресел появился соответствующий напиток.

— Ты пьёшь эту гадость? Не знал.

— Эй! У каждого разные вкусы. — Слегка обиженно ответила Эстер, беря в руки стакан.

— Как скажешь. — Повторив процедуру заказа, феникс с удовольствием отпил немного кофе.

Выступление музыкантов включало в себя не только оркестр, но и знаменитые в магическом мире песни.

Группа «Ведуньи» была известна в основном в Британии, но и именно они по какой-то причине открывали рождественский концерт.

Пока однокурсники неспешно вели диалог, на сцену вышли музыканты с длинными волосами и нарочито в потрёпанных и разорванных чёрных мантиях.

Поприветствовав публику и переждав «вежливые» овации, они запели, мастерски орудуя музыкальным инструментарием.

— And dance your final dance

This is your final chance

To hold the one you love

You know you’ve waited long enough

So, Believe that magic works

Don’t be afraid

Of bein’ hurt

Don’t let this magic die

The answer’s there

Oh, just look in her eyes

— Знаешь… — Кроули, вновь неведомым образом извернувшись, устроила голову на плече у Майкла. — Это моё первое рождество, которое я провожу вне замка.

Вальтер не совсем понял, что она хотела сказать данным утверждением, но на всякий случай ответил:

— Сейчас, ты, наверное, счастлива.

— Ты даже не представляешь, насколько…

And make

Your final move

Mmm, don’t be scared

She wants you to

It’s hard

You must be brave

Don’t let this moment slip away

Believe that magic works

Don’t be afraid

Afraid of bein’ hurt

No, don’t let this magic die

Ooh, the answer’s there

Yeah, just look in her eyes

And don’t believe that magic can die

No, no, no, this magic can’t die

So dance, your final dance.

Cause this is, your final chance…

***

Рэн медленно шёл по широкому коридору, гадая, что понадобилось странному визитёру в такой-то день.

Почему странному? Он проник в концертный зал, используя билет, а это непозволительная для простых обывателей роскошь. Возникает вполне закономерный вопрос: может ли это быть предложением о сотрудничестве с их организацией?

Свернув на повороте, он вошёл в просторную комнату со светлыми стенами. Посетитель находился на диване под прицелом пяти пар глаз элитных сотрудников.

Увидев лицо мужчины, Рэн тут же приказал посторонним очистить помещение.

— Не знаю даже, как относиться к такому… сородичу. — В его голосе отчётливо слышались брезгливые нотки. — Римус… что ты с собой сделал, а?

Сидящий перед ним рыжий усатый оборотень в староватой мантии приветливо склонил голову, явно проигнорировав откровенную издёвку собеседника.

— Здравствуй. Давно не виделись…

— Что не могло меня не радовать, уж извини за искренность. — Грубо перебил его высший ликан, взмахом руки закрывая длинные оконные шторы. — Ты пришёл ко мне за помощью, не так ли? Помнишь, как я тебе говорил о важности принять свою сущность как родную? Но вместо этого ты, по-видимому, стал принимать сдерживающее зелье, и в результате…

— Я… — Попытался что-то сказать в свое оправдание Люпин, но Рэн продолжил как ни в чем не бывало отчитывать своего двоюродного внука.

— …навредил самому себе, причём необратимо. Люди не могут увидеть некоторую особенность твоей ауры, но… видишь ли, в чем дело: мы НЕ люди, Римус. Ты блокируешь свою ИСТИННУЮ форму, придурок!

— Это мой осознанный выбор, дядя. — Устало ответил тот. — Лучше уж так, чем не иметь возможности контролировать себя. И не надо мне ничего говорить про другие способы, я прекрасно знаю, что они состоят из жертвоприношений. Мне вот даже подумать страшно, как много вы убиваете ни в чем не пов…

— Зачем ты пришёл? — Оборвал поток красноречия родственника Рэн. — Говори по существу, если продолжаешь упорствовать. Ты сам выбрал такую участь, вот теперь и живи с этим. Я больше не стану тебе читать нотации, просто знай, что ты жалок.

— Спасибо, учту. Меня… прислал Альбус Дамблдор. — Поколебавшись, ответил Люпин. — Он хочет обсудить с тобой вопрос о недавно произошедшем инциденте в Албании. Исходя из его источников, вы замели следы за неким некромантом, который расправился с двумя отрядами особого реагирования. Я имею в виду документацию…

— Я понял тебя. — Сказал Рэн, нехорошо улыбнувшись. — Значит, он хочет знать имя нашего… клиента?

Не поняв, или попусту проигнорировав столь очевидный намёк, Римус подтверждающе кивнул.

— Да. И просил напомнить, что в Хогвартсе обучается ваша наследница. Это не шантаж. — Поспешил добавить он во избежание конфликта. — Просто констатация факта, не более того.

— Ясно. Ну так вот, передай ему, что существует такое понятие, как репутация. Ничего личного, пусть обращается к нам, когда у него возникнут трудности с законом. И, Римус… — Преступник с жалостью взглянул на члена Ордена Феникса. — Поздравляю. Классную работу нашёл, я бы сказал — по профилю.

========== Глава 4. Истинная ипостась. ==========

Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса.

Чарльз Р. Дарвин

26.12.1991 год. Окрестности Рима. 10:02.

После произошедшего инцидента на рождественском концерте Лили и Джеймс Поттеры вначале выглядели несколько напряжённо, но уже к утру заметно расслабились, по всей видимости, решив не особо заморачиваться по этому поводу, тем самым в очередной раз подтвердив свою относительную адекватность.

Майкл не знал точную причину задумчивых взглядов брата в его сторону, но догадывался, что дело было в элементарной зависти. Белой, но зависти, ведь как наивно полагал Гарри (вероятно), у него имелись настоящие друзья.

И возникновение подобного чувства обуславливалось прежде всего отсутствием настоящих товарищей у избранного. Про Рона сказать такое — явно бы означало выдать желаемое за действительное, а все остальные на его факультете одноклассники дружили с ним в основном из-за славы победителя тёмного министра.

Феникс вообще не особо понимал, зачем нужны друзья в привычном с точки зрения морали понимании. Разумеется, если тебя считают таковым, то грех этим не воспользоваться по назначению, а дабы поддерживать надлежащий статус на постоянной основе, необходимо время от времени якобы безвозмездно оказывать помощь в различных делах, но совершенно искренне быть готовым в случае чего рискнуть своим богатством, или же здоровьем…

А ведь из Кроули вполне может получиться такой по-настоящему верный друг, во всяком случае, все предпосылки к этому имелись. Ну, а Бэйтман… он позже подумает, как привязать её к себе таким образом, чтобы жажда убивать у девочки распространялась на всех, кроме него, ну и конечно же тех, кто ему нужен для исполнения поставленных целей, то бишь Поттеров, Кроули, и Бэйкера со Снейпом до кучи.

Заражение? Что-то подсказывало Майклу, что тут далеко не всё так просто, как с ликанами. Во-первых, произошли оборотни от простых волков, в то время как он использовал катализатор магического существа.

Во-вторых — где, собственно говоря, разумные драконы, при таком-то раскладе? Или Мерлин заполучил свою вторую ипостась другим способом?

Насчёт контроля феникс практически не волновался. Ритуал «Берсерка» отчасти подразумевал его потерю, а потому не было ничего удивительного в том, что изменённые «люди» на такой основе теряли сей необходимый навык в усиленном варианте. Майкл небезосновательно полагал, что в его случае подобных инцидентов не произойдёт, к тому же у него есть Скай.

Впрочем, тщательно проанализировав вчерашнее посещение филармонии, он пришёл к выводу, что для сохранения здравого рассудка ему просто физически необходимо периодически повторять подобную «разрядку» (всяко лучше, чем тупо убивать людей пачками без всякой причины), иначе он рисковал превратиться в бесчувственную машину с одной единственной миссией — саморазвитие.

Да и времени у него было полно, по крайней мере теперь-то уж точно. Сейчас в каком-то смысле он прекрасно понимал альтруистов.

Те на практике также стремились обрести абсолютное бессмертие путём оставления частички себя в других людях. В их понимании бессмертие — это когда даже после гибели оболочки, твои поступки будут помнить если не эпохами, то поколениями.

Ну, а в его случае это было вовсе необязательно, поскольку он сможет лично засвидетельствовать не только приход прогресса к достижениям его родного мира, но и куда больше, чем кто-либо другой из простых смертных.

Правда, Майкл не позволял трансформации становиться поводом для увеличения излишней самоуверенности и гордости. Наоборот: в дальнейшем следовало быть более осторожным, всё-таки такой катастрофы (в прямом смысле), как внимание сильнейших мира сего ему совсем не нужно.

В Хогвартсе провести трансформацию было попусту негде, хотя… Выручай-комната возможно и подходила, но присутствие на посту директора архимага заставляло моментально передумать в демонстрации своих способностей в радиусе действия защитного купола школы. Мало ли что, ведь несмотря на отсутствие эманаций… всякое может произойти, с другой стороны — если не будет альтернативы…

К счастью, Лили и Джеймс решили после праздника побродить по магазинам одежды, артефактов для повседневной бытовой жизни, ну и просто сувениров, вследствие чего Гарри и Майкл оказались на целый день предоставлены сами себе.

Избранный с ходу заявил о намерениях посетить библиотеку Ватикана, явно не боясь соваться туда в одиночку (сама она находилась недалеко от центра улицы, в десятиминутной доступности). Увидев в этом неплохой шанс осуществить свою цель, слизеринец не стал отговаривать брата, а наоборот — всецело поддержал его задумку.

Используя подаренные деньги, феникс приобрёл телепорт с координатами безлюдного побережья на рынке в центре площади (предварительно договорившись о соответствующем зачаровании с торговцем).

Телепортировавшись к берегу, он благоразумно решил прогуляться вдоль моря, подальше от места телепортации.

Не обращая внимания на немногочисленные брызги, попадавшие на его мантию со стороны достаточно больших волн, Майкл задумался о менталистике и проекте с андроидом, попутно смотря под ноги.

Италия славилась не только знаниями об астральной магии, но и магическими науками разума в целом. Возможно, имело смысл попробовать посетить несколько нелегальных заведений для покупки запрещённых методик, впрочем, это было слишком рискованно по своей сути.

Испытывать судьбу столь часто может обернуться в конечном итоге крайне плачевным результатом, после которого ему не потребуется уже ничего в принципе.

А вот прогресс в плане создания Т-100 зависел целиком и полностью от Бэйтман. Вальтеру оставалось лишь надеяться на компетентность оной, а также самостоятельно приобрести накопитель эманаций магии с целью детально разобраться в его принципе работы.

О возможном раскрытии со стороны местного аврората Майкл даже не думал, ведь элементальная магия те самые эманации никогда не оставляет, вследствие чего обнаружить его местонахождение по причине всплеска энергии в атмосферу им не удастся, а искать целенаправленно другими методами его всё равно никто не станет.

Проводить эксперимент в одетой одежде не стоило, хотя было крайне интересно, что от неё останется после, ведь от данного факта многое зависело. Слизеринец по такому случаю взял с собой запасную рубашку из своих старых вещей, планируя её использовать непосредственно как сам образец.

Через какое-то время он натолкнулся на грот в утёсе со стороны берега, чем сразу же не преминул воспользоваться, ведь как ни крути, а принятие истинной формы на открытом участке ему не импонировало от слова совсем.

Войдя в достаточно высокую пещеру, Майкл оперативно её осмотрел на предмет опасных насекомых и просто неприятных сюрпризов, после чего быстро разделся и, кое-как нацепив на себя белую рубашку, приготовился к процедуре.

«Феникс».

Активация заданной команды…

10…

9…

8…

7…

6…

5…

4…

3…

2…

1…

Преображение согласно изначальной ипостаси запущено.

***

В теле феникса мир ощущался довольно странно. Хотя, сам процесс трансформации удивил ещё больше. Он немного походил на перемещение по камину при помощи летучего пороха, с той лишь разницей, что в данном случае восприятие не сузилось до одной точки, а словно остановилось.

На протяжении некоторого времени Майкл перестал ощущать себя телесным существом с полноценно развитым организмом.

Но затем наступил переизбыток почти всех чувств. Он слышал, как очередная волна разбилась об утёс, и странную песню, но где-то в отдалении. Складывалось такое ощущение, будто столь прекрасная музыка просто не могла существовать в этом пласте реальности.

Чувствуя запах солёного моря как никогда сильно, Вальтер усилием воли сбросил наваждение, и практически сразу же при попытке сделать шаг птичьей ногой… рухнул клювом в россыпь мелких камешков, беспомощно махнув золотистыми крыльями.

«Ах ты ж ебнврт! Скай! Ты можешь со мной контактировать?»

Да, Макс.

«Отлично! Черт, я совсем не подумал о том, что мне придётся учиться управлять своим новым телом».

Зрение у феникса оказалось магическим.

Однажды Майкл уже проводил эксперимент, воздействуя при помощи Скай на глаза путём перенаправления крэйлинтов. В результате ему удалось увидеть магические потоки, но больше он к данной теме не возвращался по причине ненадобности.

Сейчас же он вновь наблюдал схожую картину: все материальные предметы, не содержащие в себе магию, казались блеклыми и неказистыми. Несмотря на то, что сами потоки он не разглядел банально из-за отсутствия оных, какой это тип зрения сомнений не оставалось.

«Резерв души». — Отдал феникс заранее созданную команду.

Обьем резерва души: 90/100% [постоянные 10% изымаются на подпитку центрального процессора].

«Замечательно… энергия на смену формы не изымается, в принципе, логично. «Человек».

Процесс обратной трансформации проходил гораздо легче. Возможно, это обуславливалось привычными для него условиями.

Рубашка осталась целой и невредимой, что также не могло не радовать. Очевидно, процедура с одеждой напоминала по своей концепции анимагию.

На протяжении следующих восьмидесяти минут (вычислял время Майкл по соответствующему таймеру) он при помощи воздействия Скай раз за разом менял одну ипостась на другую.

В результате ему удалось значительно снизить время дезориентации, вплоть до двух секунд. Кроме того, таинственное наваждение с каждым разом ослабевало, и к концу первого сеанса обращений Вальтер уже был в состоянии полностью его игнорировать.

Однако проблема с овладением конечностями так и не решилась. Майкл даже и не думал о попытке взлететь, поскольку и ходить-то толком не научился. Впрочем, времени наверстать такое полезное умение у него было предостаточно.

«Пришло время опробовать телепортацию…»

Аппарация, телепортация при помощи телепортов с заданными координатами — всё это считалось пространственной, а следовательно — безатрибутной магией.

Но вот метод перемещения феникса… выходил за рамки обычных чар аналогичного магического направления, поскольку относился к элементальному.

Для сдерживания представителя расы слизеринца требовались чары высшей категории, и подобное преимущество перед возможными противниками весьма сильно его впечатляло.

Хоть он и не имел опыта в таких вещах, но приблизительно понимал, как это делается. Да и Скай могла поспособствовать, наверное…

Первое — представить желаемое место как можно более детально.

В случае Майкла и представлять-то не надо было, поскольку он решил, что для первого раза хватит и расстояния в виде десяти метров, как раз до конца другой стороны грота.

Второе — мысленно пожелать оказаться в заданном месте, и при этом точно так же мысленно произнести команду-активатор — «Аппарейт».

Но в его случае это явно не сработает по известной причине. Остаётся только одно — импровизировать.

Спустя ещё десять минут он таки смог найти правильное решение — дело заключалось в той самой «внутренней звезде». Стоило ему вновь почувствовать на интуитивном уровне её тепло, обволакивающее целиком и полностью организм, как в совокупности с требуемым результатом Вальтер ощутил, как оно за секунду поглощает всё его птичье тело, перемещая в соответствующее желанию место.

Закономерный вывод был сделан практически мгновенно — звезда и есть Скай, проще говоря — он мог чувствовать свою сущность и задействовать её в любой момент.

На этот раз сильной дезориентации не было, тем не менее он вновь упал на каменный пол, больно приложившись боком.

«Резерв души».

Обьем резерва души: 58/100% [постоянные 10% изымаются на подпитку центрального процессора].

«Два перемещения… не густо, но и не так плохо, как могло быть. Главное, что телепортация работает!»

От расстояния, насколько он знал, расход энергии души не зависит (можно было провести аналогию с пистолетным выстрелом), но проверить все равно не мешало.

Переодевшись в нормальную одежду, он вышел из пещеры и попробовал вновь использовать свой навык, но уже без видимости необходимого места и на куда большее расстояние.

Во второй раз было заметно полегче, а резерв опустошился как и в прошлую пробу на тридцать два процента, что окончательно подтвердило его теорию.

Ещё через полчаса уставший, но довольный Майкл вернулся при помощи того самого телепорта обратно в гостиную.

Сегодня ему удалось выяснить приблизительные возможности своей новой сущности, хоть перерождения пока что оставались для него загадкой, ведь не кидать же в самого себя авады?

Телепортация в обход множества чар слежения и защиты. Она открывала действительно огромные возможности. Феникс уже знал, как он ей воспользуется в дальнейшем, но следовало также и озаботиться увеличением резерва души.

Теперь он мог при желании возвратиться сюда в любой момент (если появится «свободное» время) для продолжения тренировок.

Впрочем, это лишь планы на будущее, для осуществления которых необходимо было набраться должного терпения.

Комментарий к Глава 4. Истинная ипостась.

Вид гг:

https://s1.1zoom.ru/b5339/40/Phoenix_mythology_Birds_Wings_525433_640x480.jpg

Не описал более детально, поскольку он себя (разумеется) не видит со стороны.

Писал второпях, возможны ошибки.

Стоит ли вписывать в сюжет фамильяра? Нужен ли он вообще гг настолько сильно? Соответствующие намёки уже были в предыдущих главах, но так ли уж необходимо уделять этому время?

И если уж покупать, то только сову. Остальные не принесут большей пользы, по крайней мере, так мне кажется.

Пишите, что думаете по этому поводу.

========== Глава 5. Полезное приобретение. ==========

— На, забирай! — С ехидной ухмылкой Гарри небрежно передал Майклу толстый фолиант в золотисто-красном оформлении.

— Книга, между прочим, как целая метла стоит. — Заявил он, проходя в комнату. — Вот увидишь, отец нас с тобой закруциатит до потери сознания, когда узнает об этом.

— Не волнуйся. — Обнадёжил брата слизеринец, радостно проводя рукой по корешку. — Сохатый сам ведь позволил тебе её приобрести, причём насчёт цены никаких ограничений не упоминалось.

Избранный в ответ лишь грустно улыбнулся.

— Хоть бы ты оказался прав…

26.12.1991 год. Рим. 17:11.

Информация, полученная из фолианта про фениксов, действительно оказалась весьма и весьма полезной, и это только на первый взгляд.

При помощи Скай, Майкл оперативно просканировал её на предмет способов увеличить резерв души, то есть по факту дойти до второй стадии развития организма.

Выяснилось, что элементали в принципе в состоянии развиваться при помощи растительности с идентичным типом энергии, проще говоря — уникальных магических растений, относящихся к соответствующей стихии.

Такой метод зачастую используют архимаги, которые не ставят перед собой безрассудную цель ждать несколько столетий (образно выражаясь), прежде чем фамильяр разовьётся до определённой степени, и соответственно желают провести его за более короткий срок, используя по-максимуму свои возможности.

Разумеется, требования к качеству и количеству необходимого материала существенно разнились в зависимости от достижимых стадий, вследствие чего провести со своими фамильярами подобную процедуру могли только очень состоятельные и могущественные маги.

Удалось также разузнать об его остальных элементальных навыках. Исходя из полученных данных, возможность перерождаться при фатальных повреждениях станет доступна на второй стадии, тогда как его слёзы приобретут целительную силу лишь на третей, что немного огорчало.

Анализ полученной информации…

Обновление архива…

Текущая стадия: 1.

— Возраст особи: 0 — 50 лет [25%].

(11 лет).

Следующая стадия: 2.

2. Возраст особи: 51 — 100 лет [50%].

Необходимый элемент для эволюции организма: Пламенный лотос.

РМК (Римский магический квартал) «Элеон»

Прогуливаясь по центральной улице, Вальтер вновь задумался о требуемом для дальнейшего развития ингредиенте, в результате чего чуть не пропустил поворот в широкий переулок, где изготавливались волшебные палочки и артефакты на заказ.

Сегодня было довольно пасмурно, а в сочетании с низкой температурой погода заставляла многих встречающихся ему на пути магов поплотнее кутаться в толстые костюмы, но в отличие от них, он практически не ощущал атмосферного холода.

«Быть фениксом» оказалось синонимом словосочетания «абсолютная адаптация». Майкл на протяжении всего дня не замерзал и не потел как обычные смертные, вследствие чего ощущал себя заметно лучше.

Дойдя до изящной синей двери с витриной, где располагались несколько волшебных палочек и куски обсидиана с неизвестными формациями, он дважды постучался, и подождав для приличия с десяток секунд, вошёл во внутрь.

Обстановка и в помине не напоминала тот бардак, царящий у Олливандера. Вдоль стен почти как в аптеке у Бейкера стояли стеклянные витрины с выставленными напоказ образцами артефактов, а возле отполированной до блеска стойки находился высокий поджарый блондин, выглядевший почти как более взрослая версия Драко.

Скучающе посмотрев на мальчика, итальянец не скрывая улыбки, вальяжно произнёс:

— Синьор, в следующий раз советую вам прихватить с собой ваших родителей.

«Уровень культуры зашкаливает».

— И вам добрый день… синьор. — На чистом итальянском ответил продавцу феникс, припоминая освоенный ещё в прошлой жизни благодаря ИИ язык. — Не беспокойтесь на этот счёт, я принёс с собой средства для оплаты, а вот мой возраст, полагаю, не имеет значения.

— Хм… — После его делового ответа скучающий взгляд артефактора мгновенно сменился заинтересованным. — Ну что ж… я вас внимательно слушаю.

— Меня привело сюда несколько целей. — Начал пояснять Вальтер, доставая из кармана ингредиент. — Во-первых, я хочу, чтобы вы наложили комплекс сдерживающих плетений вот на это. — Он аккуратно выложил на стойку трёхсантиметровый камешек, добытый в ходе экспедиции в Везувий.

Взяв материал в руки, блондин повертел его в руках и придирчиво осмотрев со всех сторон, заявил:

— Ну… вулканическая порода. Я так понимаю, он излучает магический фон? Занятно. Вы ведь в курсе, что долго такое носить крайне не рекомендуется?

«Да что ты говоришь…»

— В курсе. И нет, синьор, он хоть и излучает магический фон, но не совсем… привычный. Этот фрагмент я достал непосредственно из кратера Везувия.

— О… — Мужчина удивлённо уставился на ребёнка, но уже через мгновение беспечно пожал плечами. — Ваше дело. Если охота тратить деньги в пустую…

— Так вы сможете изготовить из него артефакт? Скажем, кольцо? — Продолжал допытываться до смертного Майкл.

— Разумеется, вот, ознакомьтесь с расценками. — Владелец магазина достал из-под стойки разноцветный буклет, после чего учтиво протянул его малолетнему клиенту. — Можете всё тщательно обдумать, я никуда не тороплюсь.

— Чуть позже, благодарю. Сперва мне хотелось бы также обсудить с вами изготовление волшебной палочки. Видите ли, моя… сломалась. — С наигранным сожалением соврал феникс, поскольку правда вызвала бы ненужные вопросы.

— Бывает. — Хмыкнул артефактор. — Но я изготавливаю палочки на заказ, а вот в вашем случае по-хорошему всё-таки нужно…

— Извините, — перебил его Майкл. — но мне нужна палочка из уже имеющийся у меня субстанции. Ну, а в качестве внешнего материала… мне подойдёт ива. — Назвал он дерево своего предыдущего инструмента, проводимость крэйлинтов которого сразу же после трансформации снизилась на сорок пять процентов.

— М-да. Я так понимаю, вы не передумаете? В таком случае я обязан предупредить, что палочка может вам попросту не подойти.

— Ничего страшного, как говорится: риск — дело благородное.

— Определённо. — Саркастичным тоном согласился с утверждением продавец. — Ладно, когда вы сможете предоставить мне субстанцию, чтобы я смог начать работу?

Достав своё перо, феникс с вежливой улыбкой протянул его взрослому.

— Прямо сейчас.

***

Менталистика являлась одним из самых востребованных магических направлений, поскольку владение данным искусством на должном уровне не только существенно облегчало контроль, но и в принципе давало неоспоримое преимущество перед теми, кто не мог защитить собственный разум от вторжения извне.

Договорившись с артефактором, Майкл вышел на улицу, где словно по известному закону подлости моментально начался ливень.

Накинув на себя капюшон мантии, он направился по направлению к магазину ментальных техник.

Техники разума отличались друг от друга прежде всего своей эффективностью, затратам крэйлинтов на единичную «обработку», ну и, конечно же, требованиям к подготовке.

Магазин одного из местных мастеров в данной области включал в себя также и продажу артефактов, связанных с магией разума.

Закрыв за собой дверь с двойным стеклом, Вальтер зашёл в небольшое помещение с тёмными стенами и довольно мрачноватой атмосферой. В углу сидя на кресле читал газету лысый пожилой маг, который при виде посетителя еле слышно вздохнул, отложив макулатуру на журнальный столик.

— Приветствую вас, юноша. Увы, в вашем возрасте осваивать менталистику несколько рановато, или вы пришли за соответствующей защитой? Знаете, мне тут недавно занесли одни занимательные браслеты…

— Эмм… нет, синьор. Я бы просто хотел купить парочку книг с техниками на будущее. А что касается артефактов… у вас есть в наличии товар… другой категории? — Спросил феникс, демонстративно шарясь в кошельке.

Этот магазин был далеко не самым лучшим и находился на окраине квартала. Несмотря на вроде бы приличный переулок, Майкл небезосновательно надеялся на лучшее (в местный аналог Лютного он, естественно, не пошёл).

— Какой такой категории? — Подозрительно сощурился старик, вставая с кресла. — Ну-ка, просветите меня.

— Знаете… иногда лучшая защита — это нападение. Осознав такую простую истину, я захотел…

— Кажется, я понимаю, о чём вы говорите. — Нахмурился продавец. — Увы, но в этой сфере я ничем не могу помочь. У меня… прозрачный бизнес, и безукоризненная репутация.

— Ясно. — С нескрываемым сожалением сказал Вальтер. — Простите меня, мне с детства говорили о сильно завышенном интересе к… неизведанному. — Не нашёл он лучшего оправдания.

К счастью, нелепая отмазка была неожиданно принята за чистую монету.

— Это вполне обычное дело в вашем возрасте, но не забывайте, что некоторые разделы магии могут навредить, а не посодействовать. — Наставительно заявил пожилой мужчина, ощутимо расслабляясь.

«Очередной моралист на мою пернатую голову. Откуда ж вы такие берётесь-то?» — Раздражённо подумал феникс, внешне сохраняя доброжелательное, и пожалуй, даже немного смущённое выражение лица.

— Конечно, ещё раз извините за праздное любопытство. Вы позволите мне осмотреть имеющиеся техники первого ранга?

— Нет проблем…

— Рон. Меня зовут Рон.

— Хорошо, Рональд. — Добродушно усмехнулся старик, делая приглашающий жест. — Прошу за мной…

***

К вечеру Поттеры наконец-то вернулись с прогулки, лишь каким-то чудом не встретившись по пути со своим вторым сыном.

За ужином Майкл задумался о дальнейших исследованиях, что не могла не заметить Эванс. Видя его отстранённость от происходящего, та вполне закономерно поинтересовалась:

— Алекс… всё в порядке?

— Разумеется. — Улыбнулся тот, неспешно наслаждаясь макаронами. — Извините, просто размышлял.

— Ну и о чём же? — С усмешкой спросил Джеймс. — О книге, которая мне тут обошлась в двухмесячную зарплату?

— Не начинай, пап. — Присоединился к разговору Гарри. — Ты сам…

— А тебе не пришло на секундочку в голову, что мы не владеем несколькими заводами, как Малфои?! — Наконец не выдержав, повысил голос Поттер-старший. — Или я всё на пальцах объяснять должен?! Я думал, что тебе хватит мозгов понять простой факт, что наш бюджет имеет свои пределы!

— Ты сказал, что оставишь деньги, вот я и решил…

«Ой, да заткнитесь уже! Доморощенные…»

Перестав обращать хоть какое-то внимание на семейство, Вальтер вновь погрузился в раздумья.

Пламенный лотос. Цветок, растущий в Индии, Китае и Японии, считался очень редким ингредиентом. Вероятно, даже Бэйкер не сможет ему помочь достать его, впрочем, надо сначала отдать зельевару предыдущий долг.

Вторая стадия значительно усилит не только резерв души, но и количество крэйлинтов. Да и умение перерождаться не повредит, тем более в его ситуации.

Также нужно было по возможности разобраться в периодических вспышках неконтролируемого побуждения действовать активнее, чем того требовала необходимость.

Правда, даже Скай не могла ему помочь усмирить постепенно нарастающий врождённый темперамент. Сейчас тот практически не влиял на его действия, да и на характер, в общем-то, тоже. Но в дальнейшем… Майклу оставалось лишь надеяться, что этот недостаток не превысит критический уровень.

Для экспериментов с менталистикой требовались живые подопытные. Но где их взять? Да и какие вообще эксперименты следовало проводить в его положении? Абсурд, если посмотреть на это с точки зрения логики.

Удалось выяснить точную скорость восстановления резерва души. Один процент из девяноста доступных восстанавливался ровно за пять минут, то есть одно телепортирование перезаряжалось в среднем чуть более двух с половиной часов. Полностью же резерв наполнялся за семь с половиной.

Способность без всяких проблем проникать в места, которые относительно сохранились в воспоминаниях (учитывая Скай — то в принципе все, где он когда-либо был, ну или просто знал примерный пейзаж) давала Майклу шанс независимо от Поттеров перемещаться по всему миру в поисках необходимых вещей для исследования магии (никто не отменял метод просмотра чужих фрагментов памяти, включая магловских. Собственно говоря, он для этого-то в основном и планировал изучить несколько соответствующих техник разума).

Теперь Вальтер мог с уверенностью сказать, что не ошибся в выборе расы для смены человеческой сущности.

Дракон, сфинкс, нунда, василиск, морской змей — все они могли дать в дальнейшем силу, но не главное в его деле преимущество — свободу. А гипотетическое бессмертие было всего лишь приятным бонусом, ведь добиться его за примерные сто лет жизни с наличием «ИИ-души»…

— Эй, Алекс! Ты вообще слышишь меня? — Вернул его с небес на землю Поттер-старший.

— Сразу хочу принести свои извинения. — Был вынужден заявить Майкл, естественно, ни капли при этом не сожалея. А о чём, собственно? Своей цели он добился, а на остальное плевать.

— Хм… мы всё прекрасно понимаем, сынок. — Осторожно произнесла Лили. — Мы действительно виноваты перед тобой, но это вовсе не означает, что…что…

— …что мы должны тратить вообще все имеющиеся деньги на твои прихоти без какого-либо существенного повода. — Закончил за супругой Джеймс. — И да, я прекрасно понимаю, что отчасти также в этом виноват, а Гарри просто хотел как лучше. Но суть-то от этого не меняется, или я по-твоему не прав?

— Прав, папа. — Грустно улыбнулся феникс, внутренне кипя от злости за такой досадный промах. Поттеры вполне прозрачно намекнули на то, что отдача с его стороны в виде понимания их общего положения и соответствующей солидарности обязательна. Впрочем, это того действительно стоило. — Прости.

— Давайте всё-таки не будем о грустном. — Поспешил сменить неудобную тему глава их семейства. — Как я уже наверное говорил, завтра к нам приезжает Бродяга…

Комментарий к Глава 5. Полезное приобретение.

Вчера прочитал все ваши отзывы (как и всегда, хотя на некоторые, к сожалению просто нет времени ответить). Мной было принято решение подождать с фамильяром хотя-бы до 3-4 курса, ну а там уже основательно подумать над этим. И я не имею в виду отсутствие совы, фамильяр это немножечко другое.

Обосную насчёт менталистики, просто не все маги выезжают лишь на голой силе. Можно провести аналогию с качком типа А.Ш. и мастером ушу/айкидо.

Провожу третье по счёту голосование. Как вы уже, наверное, поняли, летом после 1 курса будет поиск источника эволюции. До этого времени гг поучит зелья, ментал, заклинания и тд. Арка с Философским камнем тщательно мной продумывается, не хочу сделать трэш (намудрил что-то, теперь надо выкручиваться).

План такой: 5-6 глав Италия >>> конец арки.

Новая арка ~ 10 глав. В последствии:

Варианты:

1. Индия.

2. Китай.

3. Япония (не анимешник, их культуру не знаю).

Россия тоже будет, но позже, ибо там… там интересней. Типа Империи в ДДГ из магических существ (не спойлер, просто информирую, что вам предстоит читать). По крайней мере, такова моя задумка.

Касательно человечности гг — всё будет. Скоро он вырастет (телом), гормоны и тд. Да и трансформация оставила след + атмосфера в семье. Просто я хочу обставить всё гармонично, постепенно.

Сразу хочу сказать: соплей (агнста) не будет. Тоже самое касается и Эстер с Бэйтман. Романтика не должна выглядеть раздражающе, и если он влюбится, то не будет за ними бегать/бросаться типичными фразами/прочее.

========== Глава 6. Помпеи. ==========

— Рад тебя видеть, приятель. — С распростёртыми объятиями поприветствовал товарища Джеймс. — Как сам?

— В норме. — Усмехнувшись, ответил Блэк, взмахом руки заставляя собственный чемодан подняться в воздух и плавно поплыть по направлению к входной двери. — Ну давай, рассказывай.

— О чем?

— Как о чем? О твоём сыне. Вам удалось прийти к компромиссу?

Поттер озадаченно почесал макушку головы.

— Ну… более-менее. Не думаю, что он нас простил за столь короткое время, однако достаточно неплохо притворяется… в обратном.

— Притворяется? — Удивлённо переспросил Сириус. — Ты хочешь сказать… использует?

— По всей видимости. Ну, а что я могу сейчас поделать, Бродяга? Нам остаётся лишь надеяться, что со временем он перестанет воспринимать нас исключительно как… источник комфорта. Лично я приложу все усилия, какие только можно. Знаешь, мы сами виноваты в произошедшем, а это — ничто иное, как наше наказание.

— М-да. Действительно, приятного мало… ну, а с другой стороны — что ты вообще ожидал от слизеринца?

— Он мой сын, и факультет не изменит моё к нему отношение. Никогда.

27.12.1991 год. Помпеи. 13:01.

«Скай, просканируй ближайшие объекты на наличие излучения Лунного вируса или какого-либо другого вида магической энергии. Радиус поиска — максимальный».

Выполняю.

Идёт сканирование…

Сканирование завершено.

Найдено совпадений: 0.

«Проклятье!»

В то время, как семейство Поттеров вместе с анимагом бестолково слонялось по развалинам древнего города, восхищаясь встречающимися на их пути сооружениями, Майкл, пользуясь удачной возможностью, оперативно пытался обнаружить нечто интересное.

Всё-таки тот факт, что примерно двадцать процентов городской составляющей по прежнему до конца не исследовано (не раскопано) в связи с погребением под слоем вулканического пепла… придавал стимул найти для себя занимательную находку, ведь раскопками в основном занимались простые маглы.

Приезд Блэка лично для феникса ознаменовался излишней головной болью. Дело заключалось в чрезмерной активности, казалось бы, взрослого и мудрого человека. Правда, абстрагироваться полностью от семейной компании не следовало, ибо чревато плохими последствиями.

К счастью, вторую экскурсию откладывать не стали. Уже возле полуразрушенной городской стены Джеймс достал свою колдокамеру, а порядком мешающий сосредоточиться Бродяга с радостью присоединился к своему другу.

Холодный разум Вальтера анализировал меж тем абсолютно всё, вплоть до количества мелких трещинок на квадратный сантиметр.

Ранняя история Помпей (а если точнее — их зарождение) была практически неизвестна. Впрочем, сохранившиеся источники говорят о возможных столкновениях между греками и этрусками, а его основание состоялось в результате слияния пяти поселений.

В процессе открытия города выяснилось, что в нём всё сохранилось таким, каким изначально являлось непосредственно до самого извержения.

Под многометровой толщей пепла были найдены улицы, дома с полной обстановкой, останки людей и даже некоторых животных, по-видимому, не успевших спастись. И это несмотря на то, что сила извержения была огромна, поскольку пепел от Везувия долетал аж до Египта и Сирии.

На гладких стенах множества зданий с поразительной точностью изображались колонны, карнизы, архитектурные композиции и причудливые пейзажи, создававшие иллюзию объёма и уходящего вдаль пространства. В росписях были также фигуры людей и композиции по мифологическим сюжетам.

— Да уж, территория просто гигантская. — Высказал свою точку зрения идущий рядом Гарри. — Слушай, а погнали к форуму?

«Центр? Искать нужно в отдалении, ну, а там-то всё хожено-перехожено. С другой стороны, почти все края я и так обошёл в первую очередь». — С небольшой досадой подумал Вальтер, но на предложение брата ответил согласием:

— Почему бы и нет? Пошли, прогуляемся.

— Эй! Не отходите там далеко, ясно? — Крикнул им в спины Джеймс, махнув рукой.

Помпейский форум в прошлом являлся центром его политической, экономической и религиозной жизни. Основу составляла красивая площадь, окружённая портиком с колоннами и вымощенная травертином. Она была способна вместить почти всё его население (двадцать тысяч человек).

Идя по отдельно созданной археологами тропинке, феникс внимательно запоминал элементы каждой встречающейся фрески, благо в данной локации снег отсутствовал напрочь, хотя некоторые постройки покрылись тоненьким слоем инея.

— Ну всё, пришли. — Избранный остановился возле одиноко стоящей белой колонны из мрамора. — Давай дождёмся папу, он нас сфоткает.

— Посмотрим…

«Скай, повтор предыдущей процедуры».

Выполняю.

Идёт сканирование.

Сканирование завершено.

Найдено совпадений: 0.

«М-да… этого следовало ожидать».

Майкл не особо расстроился очередному провалу, ведь уже сама возможность посетить замечательный музей под открытым, солнечным небом… стоила многого. Фрагмент древней цивилизации, каким-то чудом сохранившийся до современной эпохи. Островок из прошлого, дающий шанс прочувствовать неотъемлемую часть истории становления человечества как вида.

Они уже успели осмотреть западную часть Помпей, но там его поджидало закономерное разочарование в виде отсутствия следов магии. Исходя из праздных пространств в ямах, где по-идее когда-то лежали останки людей, факт изъятия Лунного вируса (да тем же Ананербе) становился очевидным.

Вальтер просто понадеялся на Скай, ведь в отличии от неё, далеко не все маги могли обнаружить практически любой источник магического фона сканирующими чарами.

«Кажется, город подобен пустому сундуку сокровищ из Эльдорадо… ожидаемо».

Внимание!

Обнаружен объект с идентичной энергией души!

Поиск…

Поиск завершён.

Ошибка.

Не удалось установить точное местоположение объекта.

Приблизительный радиус: 50 метров.

«Значит, не совсем пустому…»

Круто развернувшись вокруг своей оси, Майкл отчаянно завертел головой, разглядывая находящиеся рядом с форумом постройки.

К югу от площади, например, находилась Базилика (сохранился полуразрушенный двухэтажный трибунал), а напротив располагались Комиции (места проведения голосований). Также неподалёку были здания муниципалитета, которые представляли из себя три небольших дома.

Именно туда он и направился, издалека увидев весьма странную, но не самую необычную здесь фреску.

Подойдя поближе к стоящему справа от-то всех дому, он аккуратно провёл кончиками пальцев по рисунку на стене возле входной двери, чувствуя, как душа в виде неугасающей звезды откликается подачей ещё более интенсивного источника тепла в организм.

На данной фреске была изображена пернатая птица, сидящая на голове одного мужчины, вокруг которого в коленопреклонённой позе присутствовали другие люди, явно члены какой-то религиозной группы.

«Или… жители города. А это, наверное, жрец…»

Присмотревшись повнимательнее, можно было разглядеть на нём такие атрибуты, как корона, или странный по концепции дизайна пояс.

Внимание!

Обнаружена идентичная энергия подзарядки центрального процессора.

Наименование: энергия души.

Тип: элементальный [стихия ≫ огонь].

«Прекрасно…»

Внутри перед Майклом предстал зал с нишами и с облицованными мрамором стенами, украшенный изящными, но потрескавшимися белыми статуями.

В самом дальнем углу слева возле схожей по содержанию фрески находилась странная выемка, напоминающая собой маленький круг.

Пока он осматривал её, внутренняя звезда накалилась до предела, но вопреки этому феникс отнюдь не чувствовал себя хуже, чем несколько минут назад, до нахождения неизвестного элементального объекта.

«Интересно, как маги не обратили внимание на нечто подобное? Если только… обнаружить излучение могут лишь представители моей расы».

Майкл крепко задумался над дальнейшими действиями. По идее, следовало при помощи Скай напитать руку элементальной магией, а затем… достать. Что-то. Неизвестную вещь, на которую вполне возможно наложено несколько серьёзных проклятий… нет, абсурд. Не наложено, по крайней мере, доселе известных, ведь он заранее дал команду ИИ в случае подобной ситуации оповещать об угрозе.

«Надо выяснить, как воспринимают излучение смертные…»

Спустя 5 минут.

— Ну и куда ты меня притащил? — Недоуменно поинтересовался избранный.

— Гляди. — Майкл указал на наружную, рядом со входом в дом фреску. — Видишь? Правда ведь, здорово смахивает на феникса?

— Эээ… брат? С тобой всё в порядке? — Немного странным тоном спросил Гарри, резко помахав перед лицом собеседника рукой. — Где ты здесь вообще её увидел? Слушай, пойдём отсюда, а то нас отец уже ждёт.

Пристально уставившись на близнеца, Вальтер задумчиво произнёс:

— Скажи… высший амулет защиты от проклятий на тебе?

Тот в свою очередь подтверждающе кивнул.

— Ну да, а причём здесь…

— Да так, чистый интерес, не заморачивайся. — Покачал головой феникс, мысленно отметив своеобразное подтверждение возникшей теории. — Ладно, передай остальным, что я вернусь через пару минут.

— Мм… я так понимаю, отговаривать тебя… бессмысленно?

— Правильно понимаешь. — Вновь проведя рукой по рисунку, он ощутил его целостность. Это определённо не могло быть какой-то иллюзией, даже высококачественной, ведь Скай блокировала любое воздействие на разум.

— Ну ладно. Только возвращайся поскорее. — Попросил Гарри, после чего неспешно направился к родителям.

«Финиш! По-видимому, угрозы для меня тут не предвидится… или наоборот, быть может, это ловушка такая, причём специально против фениксов? А смысл именно тут-то? Да и изображения… как такое вообще возможно?»

Зато становилось понятно, почему маги до сих пор не прибрали таинственную вещь к рукам.

Без риска в магическом мире нельзя было заполучить желаемое, Майкл это уже давно осознал, как нерушимую данность. В его задачу прежде всего входило минимизировать шанс возникновение оного, вот только по причине неизвестных факторов это не всегда удавалось.

Довод идти до конца… возможное наследие его расы (заодно он наверняка выяснит, существовали ли до него разумные фениксы).

Довод не рисковать… наличие риска. Но одно дело не ходить в такие места, как Лютный, не лезть на рожон без лишней на то необходимости…

И совсем другое — постигать неизведанное.

«Ну ладно… пламенный лотос мне тоже не на блюдечке принесут. А погибнуть можно и подавившись хлебом, от судьбы не убежишь…»

Не для того он сменил расу, чтобы на протяжении стольких лет находиться на дне развития.

Феникс не строил иллюзий относительно своей «непобедимости». У того же Джеймса, к примеру, достаточно высокий талант, в результате чего в его распоряжении находится порядка ста тысяч крэйлинтов.

В отличие от элементалей огня, люди развивают свой талант гораздо быстрее, можно сказать — пропорционально сроку жизни.

Конечно, Майкл не относился к простым фениксам… но и к людям теперь тоже.

Приняв окончательное решение, он твёрдым шагом вошёл в дом, и отдав команду Скай провести энергию души в руку, приложил соответствующую конечность к требуемому месту, готовясь в любой момент телепортироваться от греха подальше.

Почти сразу же после проведения данной процедуры внутренняя звезда снизила усиленный поток тепла, и что-то подсказывало Вальтеру, что Скай не имела к этому никакого отношения.

«Спонтанная реакция…»

С тихим гулом древний механизм исполнил своё предназначение, и открывшийся в сторону мраморный диск явил на свет добытый трофей.

«Скай, «Проклятия».

Поиск возможных источников угрозы…

Поиск завершён.

Угроза не найдена.

Отойдя на безопасное расстояние, Майкл левиосой потыкал при помощи заранее взятой с земли тонкой веточкой дерева странную глиняную табличку с золотистыми письменами, а затем, подождав для порядка минуту-другую, взял её в руки.

Видя незнакомые доселе крючкообразные символы, феникс с грустью подумал о том, что пока количество абстрактных вопросов лишь увеличилось.

«Кажется… меня ожидают бессонные ночи».

***

Капитан полиции Патрик Пайпс за двадцать лет работы повидал многое, впрочем, так ему казалось несколькими секундами ранее.

Теперь же… он с уверенностью мог утверждать, что видел всё.

Неподвижно стоя посреди заброшенного дома, полицейский пытался понять, спит ли он в своей уютной холостяцкой квартирке в соседнем районе, или же…

— Мать твою! Блядь! ЧТО ЭТО ТАКОЕ?! — Заорал позади его молодой напарник, от шока даже не задумываясь об иррациональности поднимать такой шум. Хотя было сомнительно, что здесь вообще присутствовал кто-то живой.

« …это всё взаправду». — Приняв данный факт как истину, Патрик неимоверными усилиями заставил себя вновь взглянуть на такую ужасную, но одновременно с этим… извращённо-завораживающую композицию в виде трёх испещрённых замысловатыми узорами трупов, тела которых в неестественно-выгнутой позе образовывали собой подобие единой статуи.

Над прикреплёнными друг к другу головами мертвецов три пары вырванных с мясом от локтевого сустава рук держали букет алых роз, не скрывая собой написанную чуть поодаль на стене кровью цитату.

— Суть шедевра в том, что в нём ничего нельзя изменить.— Сглотнув, прочитал Пайпс. Неподалёку послышался звук падения табельного оружия. — Какой монстр мог сотворить такое?

Комментарий к Глава 6. Помпеи.

Помпеи:

http://top5-top10.ru/wp-content/uploads/2018/04/%D0%9F%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%B8.jpg

http://s2.fotokto.ru/photo/full/387/3870458.jpg

http://tureks.ru/wp-content/uploads/2019/02/16.jpg

http://www.worldlist.travel/files/1158/sight_pic_big_2201.jpg

https://getbg.net/upload/full/www.GetBg.net_World___Italy_The_ruins_of_Pompeii_on_a_background_of_mountains__Italy_063091_.jpg

http://ermakvagus.com/Europe/Italy/Pompeii/New%20folder%20(5)/Municipal%20Offices%20-%20facade%20-%20Copy.JPG

========== Глава 7. Расшифровка. ==========

Бэйтман с раздражением бросила магловскую газету на стол.

Вопиющее по своей сути невежество — называть её творение жуткой и больной фантазией маньяка. Какие же люди ограниченные, жалкие, серые…

Девочке сильно захотелось пойти в редакцию и убить того, кто этот абсурд напечатал. Причём не просто убить, а создать в процессе неплохую композицию…

— Ещё будет время. — Тихо прошептала Бэйтман, мечтательно улыбаясь. — Я ещё столько всего сотворю…

28.12.1991 год. Рим. 5:11.

Расшифровка просканированных данных…

Ошибка.

Найдено сходство: этрусская письменность.

Расчет необходимого времени для расшифрования данных…

Расчёт завершён.

Примерное время: 9 часов и 41 минута.

Начать расшифровку?

«Да».

Майкл отложил глиняную табличку к себе в сундук и на пару минут прикрыл глаза, обдумывая ситуацию.

Разумеется, ему повезло, что в прошлой жизни он увлекался историей, в связи с чем архив Скай был заполнен разносторонней информацией о древних народах, в том числе и их письменностью.

Этруски. Древняя цивилизация, населявшая северо-запад Апеннинского полуострова. И каким-то образом связанная с его расой…

Безусловно, само отношение находки к элементалям огня порядком удивляло. С другой стороны — неразумный феникс вряд ли бы смог самостоятельно забрать табличку, а это значит…

«У меня могут возникнуть серьёзные проблемы. Хотя, сам факт наличия здравомыслящих сородичей здорово облегчает путь. Вот только не возложат ли на меня какие-либо обязательства за эти знания? Все ли «разумные» фениксы вымерли? Может, на нас наложили какое-то проклятие?»

Как именно Помпеи связаны с появлением оборотней, он уже давно понял. Но вот причём здесь фениксы? Если отталкиваться от элементарной логики — извержение Везувия вполне возможно представляло из себя некий эксперимент элементалей, с целью… вывести себе отдельную расу слуг, к примеру.

«В любом случае — мне необходимо просто дождаться результата расшифровки, а строить гипотезы в данной ситуации можно бесконечно, но смысл?»

Решив не забивать себе голову предположениями, Майкл вновь погрузился в чтение техник по магии разума.

Проникновение в сознание противника следовало проводить крайне осторожно, рассчитывая свои силы и трезво их оценивая. Самый важный пункт, который следовало запомнить в любом случае — при атаке разум нападающего в свою очередь точно также уязвим, и даже опытный мастер менталистики вряд ли способен одновременно копаться в чужих мозгах и защищать собственные.

Правда, благодаря Скай, Вальтера это ограничение не касалось (но проверить при первой возможности всё-таки нужно).

Трансформация в феникса дала ему возможность долгое время обходиться без сна, чем он и пользовался в тайне от своей семьи.

Нынешний график позволял ему спать по три часа в день, а в остальном изучать данные из фолиантов.

***

На протяжении целого дня Майкл спокойно сидел в гостиничном номере и планировал дальнейшее освоение магии, а также думал, как именно ему осуществить задумку с похищением фрагментов памяти.

В идеале необходимо было найти богатого магла, хобби которого — путешествовать по миру и посещать различные музеи с памятниками древних цивилизаций.

Но откуда такого кадра взять? И самое главное — где проводить процедуру изъятия воспоминаний? Да и физическая сила взрослого мужчины представляла из себя серьёзную опасность, но в качестве альтернативы подойдёт и женщина, причём необязательно молодая. Убивать-то её он по-любому не будет, поскольку бессмысленная жестокость никогда ему не импонировала.

Кроме того, существовала вероятность необратимо повредить сознание подопытного. Быть может, следовало вначале потренироваться на бездомных?

Животные в этом плане не подходили, ибо… чревато осложнениями. Практически как в случае обработки воспоминаний ребёнка, только там, если судить по книге, мысли ощущались как тягучая смола.

Ближе к вечеру Скай наконец-то удалось расшифровать текст таблички.

Пока Джеймс совместно с Блэком и Лили размышляли насчёт третьей экскурсии, феникс зашёл к себе в комнату и, стараясь не потревожить спящего после прогулки по центральной улице брата, присел на кровать.

«Скай, воспроизведение».

Выполняю…

Полученное согласно протоколу уведомление: расшифровка завершена.

Инициализация…

Перевод: «Дневник лорда огня четырнадцатого сектора Пламенной долины Архимитроса. Запись № 9827.

…Недавно я нашёл интересный план бытия с достаточно разнообразной флорой и фауной. Его основные разумные обитатели — люди, впрочем, ничего удивительного.

Мне иногда кажется, что эти личинки повсюду. Смешно наблюдать за их жалкими потугами освоить магию, но порой из этого можно извлечь определённую пользу.

Жаль, очень жаль, что мои сородичи здесь недоразвиты, подумать только… у них нет собственного домена! Да каждый уважающий себя лорд огня имеет место для отдыха и проведения экспериментов с низшими, а тут… я поговорил с членами сената, но, к сожалению, они ничего не могут поделать с данной аномалией.

Надеюсь, что однажды представители моей расы на этом плане возродятся из пепла как личности, а не беспомощные помощники низших, а посему оставляю здесь запасное семя малого домена. Уверен, что когда-нибудь они его найдут и используют по назначению».

На протяжении минуты после получения результата расшифровки Майкл находился в прострации.

Домен… межгалактический пузырь, привязанный к конкретной душе посредством… чего-либо. Большей информацией он не располагал, в Общей секции (да и в Запретной, вероятнее всего, тоже) не имелось прямого руководства к созданию столь замечательного творения.

Феникс обхватил голову руками и попытался сосредоточиться на анализе полученных данных.

Вселенная оказалась куда более… глобальной, чем он предполагал.

Подсознание

— Ну, здравствуй.

— Кто здесь? — Крикнул в темноту Майкл, вообще не понимая, что происходит. — Где я?

Вокруг была непроглядная тьма, будто сотканная из тумана. Удивлённо взглянув на свои руки, Вальтер обнаружил… их полное отсутствие.

— Я сплю?

Рядом послышался чей-то смех.

— Вероятно. Прости, мне пришлось ненадолго вторгнуться в твоё сознание.

— Невозможно. — Категорично заявил он, в ответ на реплику неизвестного. — Оно полностью защищено от постороннего вмешательства.

— Ах да, насчёт этого… откуда у тебя такая странная технология? Хотя… нет, плевать. Основа по-любому не узнает.

— С кем я разговариваю? — Вновь задал вопрос Майкл, чувствуя, как постепенно начинает терять терпение. — Назовись и обозначь свою цель, иначе диалога между нами не получится.

— Я трансформированный при помощи элементальной магии слепок личности лорда огня Архимитроса, специально оставленный им для передачи предупреждений будущему пользователю домена. — Скучающим тоном ответил вторженец. — Который, впрочем, не располагает информацией относительно наличия связи твоего плана с первичным планом огня в данный момент, но… думает, что ты один из первых… разумных фениксов. Не так ли?

«Скрывать? А смысл?»

— Да. Не знаю, существовали ли до меня другие, но… фрагмент записи из вашего дневника нашёл именно я. — Майкл сразу же сменил тон на учтивый, осознав, что разговаривает с огромным источником информации. — Значит, этот план не единственный?

— Нет, разумеется. Во вселенной их довольно много, но все по большей части соединены между собой воедино. Правда, всегда бывают и исключения из правил, как например твоя родина. Лично я так и не понял причину возникновения подобной аномалии, возможно, некто могущественный препятствует проникновению извне. Такие планы в основном называются «окраинами», а существа, обитающие на них, гораздо слабее.

— Эээ… а разве…

— Увы, но я не могу с тобой долго разговаривать, поскольку время нашего сеанса связи ограничено. Мой тебе совет — остерегайся небожителей. Они — естественные враги для нас, падших, несмотря на весьма схожий элемент предрасположенности. Можешь попробовать посотрудничать с местными демонами, но только не забывай о главном: у них персональная выгода всегда стоит на первом месте. Ты ведь знаешь, что такое домен?

— Приблизительно…

— Он здорово облегчит твой путь, если его правильно использовать. Координаты места, где находится малое семя: двадцать девять градусов, девять, семь, девять, два, четыре, пять, восемь по северной широте. Думаю, разберёшься. Крайне рекомендую подготовиться, и, пожалуй стоит отметить, что вряд ли ты выживешь, находясь только на первой ступени эволюции. Первое: после поглощения, половина резерва твоей души будет пожизненно уходить на его подпитку…

— П…ПОЛОВИНА?!

— Именно так. — Ехидно подтвердил голос. — Поэтому сто раз подумай, на какой конкретно стадии активируешь. Второе: даже на генерацию одного квадратного метра в изначально нематериальном пространстве тебе придётся тратить элементальную энергию. Третье: время там протекает в два раза медленнее, чем снаружи. Всё остальное ты познаешь самостоятельно…

— Погоди…те. — Майкл ощутимо занервничал. — Как мне проникнуть за «окраины»?

— Не могу сказать точно, но советую тебе всё свободное время уделять саморазвитию, если, конечно, хочешь когда-нибудь осуществить задуманное. Действительно, только в нашем плане ты сможешь раскрыть весь свой потенциал, но чтобы добраться туда… я полагаю, тебе необходимо сперва достичь пятой стадии, и лишь потом начинать искать способы…

— Какие способы? — С долей отчаяния крикнул феникс, ощущая, как «чёрный туман» вокруг него постепенно развеивается.

— К сожалению я не основа, и не располагаю такими данными…

29.12.1991 год. Рим.

Весь последующий день Майкл пребывал в глубокой степени задумчивости, почти не реагируя на внешние раздражители.

Он и раньше подозревал то, что просторы вселенной практически необъятны, но никогда не предполагал, что столкнётся с этим фактом «напрямую» так скоро.

И теперь появился закономерный вопрос — что делать дальше? Какие выводы следовало сделать из полученной от лорда огня информации (а ещё интересно, по какой причине тот сразу не дал расклад обо всех ловушках)?

Самый главный — у него есть враги, которые в состоянии стереть молодого феникса в пыль одним движением. Правда, их вот уже несколько столетий никто не видел… но это вовсе не означает то, что они навсегда покинули Землю.

«Так ли уж нужно мне персональное пространство?» — Размышлял феникс, лёжа с закрытыми глазами на кровати в своей комнате. — «Может, на более поздних стадиях развития это и приемлемо, но не в нынешней ситуации точно. Да и исходя из слов Архимитроса — так легко, как в Помпеях не будет, и мне придётся столкнуться с более совершенной системой охраны. Вероятно, даже с какими-то тварями».

Кроме того, использование лишь сорока процентов лишит его всех тех необходимых преимуществ в виде свободного перемещения по миру, ну, или значительно их ограничит.

Раньше Майкл имел несколько абстрактную цель, хотя сам об этом толком и не задумывался. Абсолютное бессмертие. Но… для чего? Постичь все секреты магии. Аналогичный вопрос.

Оскар Уальд говорил: «Если бог хочет наказать человека, он исполняет его желание».

Вальтер впервые задумался о том, что с ним станет после исполнения оного. Может ли так произойти, что когда он достигнет своей цели любыми методами… его существование перестанет иметь всякий смысл, поскольку он останется абсолютно один?

***

Дамблдор стоял возле зеркала «Еиналеж» и аккуратно устанавливал древний артефакт, сделанный одним израильским архимагом.

«Абсолютные оковы» полностью соответствовали своему названию, ведь при их активации в определённом радиусе напрочь блокировались крэйлинты, в следствие чего использование магии становилось невозможным в принципе.

Крайне редкий одноразовый артефакт, о котором даже Том не имеет ни малейшего понятия, в этом Альбус был уверен на все сто процентов.

Как он и ожидал, Серебряная звезда отказалась предоставить хоть какую-то информацию касательно некроманта из Албании. Неизвестно, заключили ли они договор на невозможность причинения вреда Эстер Кроули, или же это вообще никоим образом не связано с известной проблемой… правда, последнее всё-таки маловероятно, уж слишком много указывало на обратное.

Как бы то ни было, Дамблдор всегда будет наготове, ведь поимка Волан-де-морта (если это именно он) действительно прояснит очень многое.

***

—…восемь… девять… на! — Метнув в центр мишени последний кинжал, Рон Уизли устало вздохнул, прерывая очередную двухчасовую тренировку.

Стрелять из пистолета он в любом случае не мог себе позволить, ибо патронов было ровно на одну обойму. Да и отец не настолько тупой, чтобы не обнаружить после такого годовалую пропажу.

Уизли примерно понимал, на что идёт, но вопреки здравому смыслу это его не останавливало. Он обязательно достигнет бессмертия и богатства, обязательно покажет всем, чего достоин на самом деле…

Или опровергнет устоявшееся за многие годы убеждение — «хуже уже не будет». Другого не дано.

========== Глава 8. Расстановка приоритетов. ==========

В любых делах, при максимуме сложностей,

Подход к проблеме всё-таки один:

Желание — это множество возможностей,

А нежеланье — тысяча причин!

Эдуард А. Асадов.

30.12.1991 год. Рим. 11:05.

«Проверка на совместимость».

Анализ…

Результат сканирования:

Проводимость крэйлинтов увеличена на 99,999%

«Превосходно!»

С улыбкой повертев в руках новую волшебную палочку, Майкл протянул деньги за законченный продукт артефактору.

— Вот, как договаривались.

— Неужто подошла? — Удивился тот, приподняв брови. — Странно, но не совсем аномально. Рад за вас, иметь такое везение всегда полезно. — Приняв золотые монетки, продавец выложил на стойку маленькое серебряное кольцо с инкрустированным блестящим чёрным камнем. — Вот ваш артефакт, кстати, полностью готов к использованию.

— Благодарю. — Надев обработанный фрагмент кратера Везувия на палец, феникс получил весьма приятное по содержанию уведомление от Скай:

Активирован концентрированный Лунный вирус.

Вычисление эффектов…

Вычисление завершено.

Эффекты:

1. Увеличенная скорость восстановления крэйлинтов [15%].

Переименовать артефакт?

«Да. Кодовое имя — «А-1».

— При непосредственном контакте с телом кольцо излучает энергию магического фона. В связи с этим не рекомендую надевать его на перчатку, если та, конечно же, не обработана на проходимость чар. — Пояснил блондин, пересчитывая полученную от ребёнка сумму. — Да, всё точно.

«Как в аптеке…»

***

С трудом удержавшись от соблазна свернуть в местный аналог «Лютного переулка» (пришлось напомнить самому себе о временной слабости), феникс вернулся в привычный взору гостиничный номер.

Семье о покупке новой волшебной палочки он, разумеется, не рассказал. Вероятность её обнаружения именно в таком качестве была крайне мала, ведь Майкл старался по возможности не светить своим старым инструментом, ну, а шанс на обратный результат… всегда присутствовал, в любом деле, особенно если человек являлся магом. К тому же — в случае чего он заранее приготовил правдоподобное оправдание, не требующее отдельных разбирательств.

С момента воссоединения с Поттерами прошло всего несколько дней, а феникс уже сто раз успел пожалеть, что не свалил своевременно за границу.

«Лицемерие, лицемерие, лицемерие… повсюду, как чёртов сорняк».

— О чём задумался, Алекс? — По какой-то причине поинтересовался у него Сириус.

— А? — Отойдя от витражного окна в гостиной, Майкл вопросительно посмотрел на мужчину. — Задумался? О жизни в целом, в общем-то.

— Не желаешь со мной поделиться? — Предложил Блэк. — Я хоть и не похож на психолога, но жизненным опытом не обделён.

— Опыт тоже бывает разный. — Хмыкнул феникс, искренне забавляясь над самоуверенностью анимага. Опыт — понятие действительно довольно растяжимое, и зрелость организма играет в этом вопросе второстепенную роль, ведь у всех людей пропорциональность ударов судьбы на количество прожитого времени существенно различается. Карма, хроническое невезение и прочие термины, специально созданные человечеством ради поддержания иллюзии высшей справедливости и веры в то, что рано или поздно всё воздастся по заслугам. Реальность же не имела с ними ничего общего, поскольку существовали всего лишь определённые обстоятельства, которые иногда создавали проблемы разной степени серьёзности посредством влияния социума на личную жизнь, успех в карьере, или тот же собственный капитал.

— Ну, а ты расскажи. — Продолжил допытываться Блэк. — Наверное, тебя беспокоят отношения на факультете с одноклассниками…

— Эмм… с чего вдруг именно такой вывод? — Спросил Майкл с искренним недоумением. — На Слизерине в принципе спокойно, да и декан там адекватный.

— Насчёт Слизнорта согласен, а что касается Снейпа… — после фамилии преподавателя Сириус слегка замялся, но затем решительно произнёс:

— …не доверяй ему, Алекс. Он самая настоящая змея в человеческой шкуре, но, я думаю, ты уже и сам это заметил.

С трудом подавив хохот, Вальтер счёл нужным изложить свою позицию:

— Не скажу, что согласен с вами, поскольку лично мне не довелось напрямую наблюдать за детством профессора Снейпа. Вы ведь именно исходя из него судите уже взрослого мастера зельеварения, не так ли? Не находите данный поступок несколько… неестественным для человека вашего возраста?

Блэк молчал примерно минуту, всерьёз размышляя над словами одного из сыновей лучшего друга.

— Ты многого не знаешь. — Наконец заявил он дрогнувшим голосом. — Слышал когда-нибудь о Пожирателях смерти?

Майкл коротко кивнул, не видя смысла ломать комедию. Ну, а кто в магической Британии не слышал о приспешниках Тёмного министра?

— Когда-то Снейп состоял в романтических отношениях с Эванс. Очень давно. Естественно, они с Сохатым были на ножах, но я в их разборки не лез, уважая выбор твоей матери. А потом… Реддл предложил Сопл… Северусу знания, деньги, власть… да много чего! И он, будучи изначально слабый духом, согласился.

«Не всем же быть такими «крепкими» и упёртыми в своих жизненных принципах баранами…»

— В дальнейшем… — После минутной ностальгии продолжил рассказ Блэк. — …он стал доносить на своих товарищей по ордену. Причём, по-видимому, зн