Заноза (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Константин Фёдоров Заноза

Учебно-тренировочная база Флота Федерации, система Рассветная

— Итак, господа будущие сержанты, рад приветствовать вас на нашей базе! С этой минуты для вас начинаются трехмесячные курсы, после которых вы должны получить звание полного сержанта Десанта! — громовой голос старого, иссушенного временем коммандера был слышен на всей центральной площадке станции. — Я знаю, что вы чувствуете себя бывалыми ветеранами, участвовали в боях и считаете, что давно уже заслужили повышение!

Комм прервался, отчетливо хмыкнул и продолжил.

— Так вот! Это не так! Повышение получит лишь тот, кто пройдет все тесты и успешно сдаст квалификационные зачеты! До этого момента вы не ветераны, не будущие сержанты! До этого момента вы в моих глазах просто сосунки! Те, кто этого был по настоящему достоин, получили звание на палубах чужих кораблей! А вы — просто чудом уцелевшее мясо!

Добрая треть строя зароптала.

— Молчать, юнцы! Или вы хотите вылететь в первый же день?! — казалось, комм от возмущения сейчас взлетит. — Здесь вы — курсанты! А я имею право выгнать хоть весь набор, если не найду никого, кто был бы достоин звания полного сержанта Десанта Флота!

Коммандер особо выделил последние слова. Строй моментально затих.

— Вся эта база, — коммандер сделал круговое движение рукой, — вся эта база — один единый учебный комплекс! Мы обучим вас тактике малых подразделений, научим пользоваться всем ручным оружием! Мы научим вас всему, что обязан знать командир младшего звена! Мы научим вас командовать людьми и нести ответственность! Вы станете первыми помощниками офицеров и должны будете уметь заменить их… в известном случае! Учтите, что гонять вас будут как зеленых новобранцев и даже больше, злее и чаще! Кто не готов к таким условиям — шаг вперед!

Никто не вышел.

— Что ж! Раз вы готовы — начнем обучение! Мне надоело ежемесячно говорить одну и ту же херню перед теми, кто через день, два или неделю вылетит из обоймы! Я приберегу слова для тех, кто докажет, что он достоин!

Коммандер орлиным взором оглядел вытянувшихся перед ним людей.

— Командирам убыть к своим группам! — рявкнул он.

— К занятиям — приступить!

Коммандер четко развернулся и отправился к штабному модулю.

— Пер-р-рвая гр-р-руппа! На месте… Втор-р-р… Бегом… Тр-р-ре… А-а-ар-р-рш!

Командиры групп погнали своих курсантов по разным уголкам базы.


1

Вся первая декада прошла в суматошных бегах, тренировках, занятиях, снова занятиях и повторяющихся тренировках, тренировках и тренировках. Эх… не так Салт представлял себе сержантскую учебку, не так! Последний день декады был объявлен выходным и сейчас, сидя в гарнизонном баре и потягивая "пустое" пиво, Салт мрачно размышлял.

Его, вместе с легким пехотинцем Баллилом и снайпером Гарсеном, как "последних оставшихся в живых героев из взвода Дикого", после награждения, почестей и бесчисленных пресс-конференций с вездесущими и наглыми репортерами, торжественно отправили на курсы.

— Вам, вчерашним новобранцам, молодым защитникам Свободы, которую может дать только наша, благословенная всеми Спящими, Федерация! Вам, доблестно и со славными победами прошедшим горнило злых битв! Вам оказано огромное доверие! — пафосно вещал какой-то штаб-коммандер, привычно и профессионально не отвлекавшийся на частые вспышки стробоскопов автоматических и стационарных голокамер. — Мы направляем вас на учебу, во время которой вы за счет государства изучите необходимые базы, получите новые навыки, и откуда вы выйдете в званиях полных сержантов! — офицер хитро прищурился. — Причем, заметьте, совершенно бесплатно!

Коммандер набрал воздуха, красуясь браво выпятил грудь и продолжил свою речь.

— Вы доказали, что ваша стойкость и ваш дух непоколебимы! И мы знаем, как и каждый гражданин с базовым гражданством, что только верность, самоотверженность и самопожертвование при исполнении своего долга могут дать столь быстрые результаты!

Офицер бодро улыбнулся и вновь хитро прищурился.

— Напоминаю, что полные сержанты, это уже заместители младших командиров, офицеров! Да они сами почти уже офицеры! Более того, успешно закончившие эти курсы помимо высокого звания получают полное гражданство Федерации!

Офицер, стоявший к солдатам боком, полностью развернулся к ним лицом и вытянулся по стойке "Смирно".

— Бойцы! Слушайте приказ! Рядовым первого класса Салта, Баллила и Гарсена, достойно проявивших себя в бою у Тау Бориты, приказом по Третьему Ударному флоту Федерации объявить высшую благодарность и направить на сержантские курсы вне конкурса! Подписано — адмирал Ард Ас Торри!

Замордованные бесконечными инструктажами и тренировками солдаты как один стукнули себя кулаками в грудь, выполняя воинское приветствие, и гаркнули:

— Служим Федерации!

Под гром бурных оваций в лучах ярких софитов платформа мягко уползла на одну палубу ниже.

— Ну, что замерли? У вас есть час, чтобы собраться! Марш-марш-марш! — набросился на них коммандер, когда створки люка отсекли их от репортеров. — Лейтенант! Заберите этих… героев!


2

Лязгнувший по металлу пола стул и звонко щелкнувший по столешнице стакан заставили Салта поднять глаза. Напротив него уныло взгромоздился на высокое сиденье Баллил. От вертлявого балагура не осталось ничего, что напомнило бы прежнего живчика и непоседу. Впалые глаза с синяками от усталости, потухший взгляд…

— Привет, Салт. — Уныло пробормотал Бал. — Как дела?

— Хреново, дружище, — прогудел тяжеловес. — Как сам?

Баллил, не отвечая, просто тоскливо взглянул на боевого товарища. Рядом лязгнул ножками еще один стул.

— Привет, парни, — поздоровался Гарсен, — отдыхаете?

— Угу, — буркнул Бал.

— Эх, блин… — тоскливо промолвил Баллил. — И зачем я только согласился?

— Да глаза у нас у всех разгорелись. Полный сержант, полное гражданство! — пробурчал Салт. — Если бы я знал, что меня тут ожидает — ни в жизнь бы не пошел! Проявил бы благородство, сказал, что, мол, буду участвовать в конкурсе на общих основаниях!

— Ага! — поддержал его Бал. — А там мы не только в призовую десятку бы не вошли, а вообще в первую сотню даже не попали! В этом "конкурсе" же на двадцать лет вперед очередь расписана! А уж денег сколько влито…

— Говорят, только первые три декады так сложно, — произнес Гарсен, невозмутимо потягивающий свой напиток.

— Угу, — прогудел Салт. — А потом либо дохнешь, либо уходишь, либо привыкаешь! Да еще и пойло это… безалкогольное!

— Нет, потом программа меняется, — ответил Гарсен, — это сейчас нас гоняют усиленно. Принудительно разгоняют метаболизм за счет препаратов и усиленных нагрузок. Потому и алкоголь запрещен, чтобы действие химии не перебить.

— Да зачем им это надо? — поразился Бал.

— Им это не надо, а нам — очень даже. Метаболизм… он и на мозг тоже влияет. Со второго месяца три декады будет идти изучение новых баз, вот к этому нас и готовят. И основной отсев пройдет именно с пятой по шестую декады.

— А потом?

— А потом три декады закрепления изученного материала и сдача допусков и зачетов.

— Да откуда ты это узнал-то? — поднял голову Салт.

— Пообщался… — флегматично ответил Гарсен.

— Знакомого, наверное, встретил? Нам-то вообще никто ничего не говорит.

— Почти, — согласился взводный снайпер, — в первом потоке есть еще один парень с Бонейро. А бонейровец бонейровцу всегда поможет… или подскажет.

— Хорошо у вас там дело поставлено!

— Жизнь такая. — Пожал плечами Гарсен. — Если вопрос не связан с деньгами, всегда можно рассчитывать на помощь.

— Химия… — задумался Салт. — А она нам не… того? Не повредит?

— Повредит, не повредит… Думаю, технология давно отлажена, — рассудительно высказался Баллил. — Если бы полные сержанты дохли как мухи после выпуска, все бы об этом знали! А они парни живучие. Вспомните того же Сноу!

— Ага, то-то он так весело нас провожал! — сморщился Салт. — Хлопнул по плечу и высказался в духе "удачи вам, парни, и Спящих в помощь". Хоть предупредил бы, что ли!

— А зачем? — поднял брови Гарсен. — Ну, испугал бы он нас. Ну, отказался бы ты. А я бы все равно пошел! Это шанс испытать себя и шанс подняться повыше.

— Шанс, говоришь? — задумался Салт. — Эх, с саджем бы нашим посоветоваться! Вот он бы точно дал дельный совет!

— А, кстати, где он? — встрепенулся Баллил. — Кто-нибудь хоть что-то знает? В пресс-конференциях не участвовал, проводить не пришел…

— Да, говорят, что-то с ним не очень хорошо, — ответил более осведомленный Гарсен. — Как нашего Дикого в капсулу сунули, так и не выпускали все это время по медицинским показаниям.

— Что с ним случилось-то? Дикий же, считай, всех на носителе этом спас! И пилотов потом вытаскивал! Да он, вроде, и в спасбот сам, своими ногами, заходил…

— Не знаю, парни, — прогудел Салт, — что-то мне в этом не нравится. Темное дельце…

— Выпустимся — наведем справки. — Рассудительно ответил Гарсен. — Но надо успешно пройти все испытания! Все же звание полного сержанта и статус полного гражданина дадут нам более широкие возможности для поиска.

— Точно! — выпрямился Бал. — Так-то нам никто ничего не ответит, а уж когда…

— Да я за Дикого глотку выгрызу! — лицо Салта стало жестким. — Если надо — я трижды этот курс успешно пройду!

— Ладно, парни, личное время заканчивается. Я сегодня планирую спать пораньше лечь. Отдых отдыхом, но впереди тяжелая декада. Надо дать организму возможность восстановиться! — поднялся Гарсен.

— Мысль хорошая! — громыхнул стулом резко поднявшийся Салт. — Я так же сделаю!

— И я! — подхватился со своего места Баллил.

Друзья вышли из бара и отправились по своим ячейкам. Тяжеловес Салт шел прямо и целенаправленно, жестко вбивая в покрытие палубы тумбообразные ноги. Юркий Баллил, вновь увидевший перспективу и вернувший тягу к жизни, суетливо подпрыгивал, невольно ускоряя шаг. И только Гарсен вышагивал не спеша, чему-то тихо улыбаясь. Он сумел вернуть друзей к жизни, дав им цель. Сержант Дикий был бы им доволен.


3

Топот ног и громкие крики вывели сержанта из задумчивости.

— Садж! Садж! Включи связь! — орал кто-то, стремительно приближающийся к мастерской. — Включи связь, Xшара тебе в зад!

Сержант аккуратно отложил в сторону тестер и отодвинулся от полуразобранного серва, растянутого на раме стенда. Судя по всему бежавший был в активированном СБС. Сержант не любил, когда окружающие беспорядочно и не к месту использовали крепкие словечки, а уж если эти словечки применялись к нему…

Уже привычно поймав управляющую волну скафа он отправил запрос, подтверждая его техническим кодом доступа. "Тех запрос… Отказано! Сервис запрос… Отказано! Тех запрос…". Отправляемые им запросы на сервис и техническое обслуживание раз за разом отклонялись управляющим модулем скафа, но сержант упрямо перебирал все варианты. "Тех запрос… Отказано! Сервис запрос… Отказано! Тех запрос… Принято!"

Все же бронескафы у солдат на этом пограничном форпосте были… хм… староваты! И требовали более бережного обращения. А бегущий по переходу человек явно перенапрягал сервоприводы своего скафа, и поэтому очередной запрос на обслуживание одной из систем был принят. Блок управления дал доступ… а уж имея сервис-доступ к блоку, полностью перехватить управление не составляло особого труда! Для знающего человека. А сержант как раз и был тем самым знающим. Наверное, единственным серв-мастером не только в этой забытой системе, а на добрую сотню звезд этого куска пространства!

Встав напротив дверного проема и мысленно отсчитывая шаги подбегавшего придурка, сержант готовился. "Три… Два… Один… Полный останов! Аварийная эвакуация!" Резко замерший на пороге бронескаф перегнулся в поясе и щелкнул аварийным клапаном, выкидывая ошарашенного бойца прямо в руки сержанта.

— Тихо, тихо. — Сержант вроде как поддержал ошарашенного бойца, якобы невзначай надавив на болевую точку. — Куда ты так спешишь? Видишь, и скаф вот с тобой согласен.

— Я… Я… — Никак не мог собраться с мыслями солдат, сморщившийся от неожиданной боли.

— Так что ты там про Xшаров и мою задницу говорил? — почти ласково спросил сержант.

— Господин сержант, виноват! — опомнился боец. — Тебя начальник базы вызывает! Срочно! Искин связь дать не смог, но отметил твое местонахождение! Очень срочный вопрос, прибыть надо в течение пяти минут. Господин Коммандер ждать не любит!

— Значит, торопился, не рассчитал движение, стукнулся обо что-то и из-за этого и выругался? — дал ясный намек сержант.

— Так точно, садж! Именно так и было! — гаркнул понятливый боец.

— Ладно, поверю, — кивнул сержант. — А чтобы улучшить твою координацию, проведу с тобой двойную тренировку. Согласен, ведь? Молодец! — Сержант утруждался дождаться ответа солдата. — Ну а пока я полностью деактивирую твой скаф, не стоит убивать доверенную тебе технику. А тебе задание: доставить свою броню в теxарсенал на ремонт и обслуживание. Лично доставить! Представь, что ты на задании, сервоусилители твоего скафа вышли из строя, а в этом малыше, — он похлопал по плечу замершую стальную фигуру, — в этом малыше находится твой раненый товарищ, потерявший сознание, и ты обязан эвакуировать его в безопасное место. Своими силами. Сервов не привлекать! Я проверю. Ясно?

— Понял, господин сержант. — Хмуро ответил боец.

— Ну так приступай! — улыбнулся сержант. — А мне, пожалуй, пора.

Сорвавшись с места как застоявшийся конь, сержант моментально исчез из вида.

— Эвакуировать, блин… вручную… Тьфу! — сплюнул солдат. — Да я пупок надорву! Эх… откуда он только взялся на нашу голову…

Уже наученный горьким опытом боец, не осмелившись юлить, почесал макушку и волоком, ругаясь вполголоса, потащил свой скаф в теxарсенал.


4

Пухленький и пышущий телесным здоровьем штаб-коммандер, ответственный за материальное обеспечение сектора, с необоримым чувством собственной важности зашел в "Артикул". Очередная небольшая "премия", не учтенная ни в одном расчетном листе, грела его душу, уютно устроившись во внутреннем кармане его повседневной формы, пошитой вручную на заказ.

"Артикулом" называлось уютное и престижное заведение, обосновавшееся невдалеке от "вояк", занимавших малую часть здоровенной станции, висевшей на стационарной орбите около столичной планеты сектора. Как гласила реклама, в этом заведении не признавали механическую готовку и подавали блюда, приготовленные вручную и исключительно из натуральных продуктов. Само собой, посетители "Артикула" обслуживались только живыми официантами! Хозяева "Артикула" в свое время сделали ставку на то, что у военных должны иметься деньги… и не прогадали! Штабные регулярно заскакивали "перекусить и промочить горло", да и регулярно прибывающие в штаб офицеры из дальних гарнизонов зачастую не могли отказать себе в удовольствии "цивилизованно отдохнуть". Кроме того, рядом с военными криминальная обстановка стремилась к нулю. В общем, заведение процветало.

— Господин коммандер! О, какая честь! — услужливо подскочил распорядитель. — Мы так рады видеть нашего постоянного гостя!

— Спасибо, спасибо, — процедил коммандер. — Мне как обычно.

— Конечно-конечно! — склонился распорядитель. — Заказ уже отправлен и в ближайшее время все будет готово!

— Милейший, а почему мой столик занят?! — грозно сверкнул глазами коммандер.

— О-о-о! Господин коммандер! Это капитан-судьи КОНКОРД, вы понимаете, я не мог им возражать, — вполголоса оправдывался распорядитель. — Но мы зарезервировали другой стол специально для вас, и совсем недалеко от вашего любимого места!

— Угу, да… — пожевал губами штабной. — Я понимаю. Что ж, ведите!

Сориться с конкордовцами было смерти подобно, и коммандер резко осадил собственное желание поскандалить.

— Сюда, сюда, будьте так любезны! — мелко семенил распорядитель, указывая дорогу.

— Да, здесь мне тоже нравится! — кивнул офицер, осмотрев предложенное место.

Уютный столик стоял в небольшой нише и скрывался в зарослях живых растений невдалеке от искусственного водопада.

— И как это я раньше его не заметил? — подумал коммандер, усевшись на предложенное место.

Сидевшие рядом буквально за стеной из лиан конкордовцы, что-то обсуждали и достаточно громко смеялись. Интендант навострил уши и с любопытством прислушался.

— Представляешь, патрулирую я по маршруту, и натыкаюсь на улепетывающего во все лопатки контрабандиста, за которым гонится охотник пограничников. Как он дернулся от меня, как дернулся! Траекторию сбил, чуть-чуть его охотник не догнал, — рассказывал один из них. — Я, конечно, мог это корыто придержать, но зачем это мне? Общих законов они не нарушают, а то, что без налогов таскают что-то в Федерацию, меня никак не касается…

— Господин коммандер! Ваш заказ! — подкативший сервировочный столик официант угодливо изогнулся, выставляя доставленное.

Штаб-коммандер милостиво кивнул, с удовольствием втягивая вкусные запахи. Принявшись за еду он перестал обращать внимание на разговор соседей, смакуя заказанные блюда. Повар сегодня был на высоте!

— Ха-ха-ха-ха-ха! — громкий смех отвлек его от обеда, заставив снова прислушаться. — Говоришь, ни разу такой связки не слышал? Настоящий флотский загиб?

Коммандер, поморщившись, вновь было принялся за еду, но случайно оуслышанная фраза заставила его забыть обо всем.

— Ха-ха-ха! Интендант — пухлый выползень? Говоришь, контрабандист ушел, а виновный в недопоставке запчастей интендант — выползень? Пухлый? Ха-ха-ха-ха! Куда-куда его? Ха-ха-ха!

Коммандер раздраженно отложил столовые приборы. Он понял, что речь идет о нем, но оборвать капитан-судей КОНКОРДа, призвав их к порядку…

— Ха-ха-ха-ха-ха! Повтори-ка еще раз! Как-как? Ха-ха-ха!

За тонкой стенкой растений раз за разом вспыхивал смех. Конкордовцы смаковали выражения и словесные обороты, обсуждая перлы флотской ругани.

Раздраженно скомкав салфетку интендант вслушивался, медленно вскипая от ярости. Его! Его смели поносить открытым текстом! Да как они… Да вообще, кто это такой?

— В общем, начальник пятнадцатого форпоста тот еще затейник! Будешь патрулировать те края — послушай, может, еще что-то интересное услышишь! Ха-ха-ха-ха! — заливался Конкордовец.

— Обязательно! Сяду на их канал и послушаю! Ха-ха-ха! — вторил ему собеседник.

Наконец капитан-судьи успокоились, но интендант уже не мог думать о еде. Его сжигала жажда мести! Какой-то начальник форпоста посмел так отозваться о нем! Открыто, не скрываясь! И ведь ничего не предъявишь — ни записей, ни прямых свидетелей, ничего нет! Только случайно услышанный разговор конкордовцев, которые вряд ли согласятся выслушать его просьбу выступить в суде!

— У-ни-что-жу! — Тихо рычал штаб-коммандер.

В раздражении он швырнул салфетку в почти не тронутые им блюда и в негодовании выскочил из "Артикула", не оставив даже чаевых

— Скотина! — неприязненно подумал угодливо кланявшийся ему вслед распорядитель. — В следующий раз обязательно тебе в суп наплюю!

Конкордовцы проводили взбешенного офицера долгим взглядом.

— Закладка встала, — тихо проговорил один из них.

— Хорошо. Проинструктируй низшего, — отозвался другой.


5

Замерев перед апартаментами начальника форпоста и несколько раз глубоко вздохнув, успокаивая дыхание, сержант отправил доклад о прибытии. Створки тотчас же щелкнули замком и взвизгнули приводами, распахивая двери в кабинет.

— Господин коммандер! Сержант Кот прибыл по вашему приказанию! — доложил сержант, шагнув внутрь.

Уже второй раз за месяц его вызывали к начальнику. В принципе, ему было все равно, но такое внимание напрягало.

— Вольно, сержант! — коммандер вяло кивнул. — Иди сюда, присаживайся.

Настороженный Кот уселся на указанное место. Начало разговора было необычным.

— Слушай сюда, Кот. — Усталый коммандер смерил его долгим взглядом. — Мне не нравятся твои отношения с личным составом. На тебя поступают многочисленные жалобы, которым я пока не даю хода. Тебе интересно, почему я это делаю?

— Так точно, господин коммандер! — сидя вытянулся сержант.

— Не изображай рвение. Я тебя отлично чувствую. Не надо. Давай просто поговорим. — Коммандер устало откинулся на спинку кресла. — Сразу предупреждаю, что я в какой-то мере сенс. Слабый. Не прошел по силе восприятия… Но это в прошлом. Давай поговорим о тебе, неофициально. И не вздумай меня обманывать, уж это-то я почувствую отлично.

Сержант кивнул, подтверждая готовность к разговору.

— Понимаешь, Кот, для меня форпост — это почти моя семья. Люди служат здесь годами, всеми правдами и неправдами стараясь вернуться обратно ко мне. У меня очень хорошо! Ты, ведь, заметил, что в меню нашей столовой обязательно присутствуют натуральные продукты? Ко мне стремятся вернуться, в том числе, и из-за этого. Обязательная ротация давно уже происходит между одними и теми же подразделениями. Если уж не получается, они рекомендуют себе на замену только хороших друзей и знакомых, но окончательный отбор людей и подразделений я веду сам! — коммандер почти лег на столешницу, вперив взгляд в сержанта. — Тебя же мне навязали. Просто навязали, не спрашивая моего мнения. Сержант нашего десантного взвода выбыл по ранению… Такое случается, но я всегда держу место, на которое вернется мой человек. А тебя верхним приказом просто впихнули!

— Господин коммандер, я не имею к этому никакого отношения!

— Не перебивай! — раздраженно отмахнулся начальник, вновь откинувшись на спинку кресла. — Не скрою, за прошедший месяц я неоднократно пытался навести о тебе справки, но у меня ничего не вышло. Тебя никто не знает, о тебе нет почти никаких сведений, кроме тех, что отображены в твоей учетке. Сержант, кто тебя тянет?

— Никто меня не тянет, господин коммандер. Я просто служу.

Возникла пауза, которую никто не хотел заполнить.

— Действительно, просто тянешь лямку. — Наконец продолжил начальник форпоста. — Ты никуда не лезешь, не суешь свой нос ни в чьи дела, ни с кем не связываешься и не собираешь никаких сведений. Просто служишь… Но тогда почему полного сержанта, серв-мастера… Кстати, без полного гражданства… насильно впихнули ко мне в штат? Сюда, в эту, как говорят штабные, заднюю дыру!

— Не могу знать, господин коммандер! — ответил Кот.

— Знаешь, я хочу тебя понять. Хочу понять кто ты такой, что тебе нужно на моей базе и что от этого мне ожидать. Согласись, перечень знаний в твоей учетке далеко выходит за рамки служебной необходимости. Ведь так?

— Возможно, господин коммандер!

— Сведения, что я о тебе собрал, крайне скудны. Повторюсь, тебя никто не знает. Ты всплыл из ниоткуда. Регистрацию прошел у монархов, вроде как наших союзников, которые находятся Xшар знает где, едва ли не на другом конце Федерации. Средств на твоем счету предостаточно… да, это я смог выяснить, хоть и было несколько трудно. Необъяснимым образом тебе подтвердили звание полного сержанта и… Правильно — отправили ко мне. Почему?

— Не могу знать, господин коммандер!

Ни одного более внятного ответа у сержанта не было. Вернее, он не мог рассказать.

Коммандер о чем-то задумался. Молчал и Кот, поневоле провалившись в воспоминания.


6

Две декады назад в палату госпитального судна, пришвартованного к транзитной станции, заявился не кто иной, как бывший командир погибшего тяжелого носителя. Дикий, проходивший реабилитацию и отлеживающийся между бесконечными процедурами, сразу и не понял, кто это такой, и дернулся встать только когда капитан-коммандер сделал несколько шагов.

— Лежи, — остановил его посетитель, — не стоит тянуться, не в строю. Я капитан-коммандер Эраст Муса, бывший командир "Слукапстроя". Хочу тебя поздравить, сержант. Ты стал известной личностью! Ты представлен к Туманной Звезде четвертого класса и скоро награда будет утверждена. Кроме того, монархи уже приняли решение наградить тебя своим Орденом Вознесения и дожидаются только твоего окончательного выздоровления для проведения церемонии. Поздравляю!

— Благодарю, господин капитан-коммандер! — отозвался Дикий.

— Но я пришел сюда не только за тем, чтобы поздравить. — Кап-комм уселся на стул возле кровати. — Я хочу обсудить твои дальнейшие перспективы. Разговор строго конфедициален. Ты готов меня выслушать?

Дикий молча кивнул.

— Что ж… — Кап-комм положил рядом с сержантом две небольших коробочки, отчего в голове Дикого явно зашумело. — Это подавитель, который искажает инфопотоки, и бaй-сендер, настроенный на твои частоты. Запоминать можешь, но не вздумай вести запись разговора. Перегреешь мозг, получишь сбой работы своей нейросети и через пару декад загнешься от разжижения. Объясняю, при записи в мозг через нейросеть идет значительная нагрузка на зоны памяти, а бай-сендер сбивает стимуляцию. Да, это не совсем законно, но и разговор пойдет не для чужих ушей. Пожалуй, начнем.

Эраст, уставившийся куда-то в стену, понизил голос.

— Начнем с того, что система Тау Бориты является территорией Монархии Орш, а ты военнослужащий Федерации. Да, мы союзники, но..

Капитан-Коммандер Эраст Муса, искоса поглядывавший на сержанта, говорил и говорил, расписывая непростую ситуацию.

— …Вот и получается, что ты попадаешь в задницу и тянешь туда же всех нас. Да, вроде бы герой. Спас флот, людей, подписал мирное соглашение, но в тоже время не оговорил ни саму возможность, ни размеры выкупа захваченных личных вещей и оборудования, подпавших под определение "трофей". Многие на тебя, скажем так, обижены. И со стороны монархов, и с нашей стороны. Да что тут говорить, даже я лишился части имущества. Личного, не казенного. Мой собственный ББС, к примеру, так и останется у трофейщиков барона. Они предлагают выкупать все по рыночным ценам, а сам понимаешь, цена тут, у фронтира, и цена в центре Федерации, разительно отличаются. За ту сумму, что мне объявили баронские сволочи здесь, там я могу купить себе новый бронескаф!

Эраст в гневе сжал кулаки и заиграл желваками.

— И такая же история у всех остальных, — продолжил он успокоившись. — Мало того, что все побывавшие в плену будут обязаны пройти переаттестацию и потерять кучу нервов у мозголомов из СБ, так вдобавок еще и потеряли деньги. Большие деньги. Тебя завалят судебными исками. Гражданские иски это еще ладно, от них наши юристы всегда успешно отбиваются, но пойдут разбирательства еще и по внутренней линии. Далеко не все готовы к таким финансовым потерям. А еще и союзники-монархи добавят масла в огонь! Кое-кто уже грозится, что достанет тебя где угодно, и что никто не сможет стать ему помехой. Оказались задеты интересы очень влиятельных людей. Все это свалится на нашего адмирала.

Кап-комм смотрел куда-то вдаль. Было заметно, что этот разговор его тяготит.

— Ты не имел права подписывать подобное соглашение от имени Федерации. У тебя просто нет необходимых баз и опыта, чтобы понять многие юридические тонкости. Такие документы составляются, проверяются, а потом еще и еще раз тщательно перепроверяются опытнейшими юристами! Сейчас адмирал Ас Торри поставлен перед выбором: слить тебя, оставшись в стороне и бросив тебя один на один со всеми этими проблемами, или защищать тебя всеми силами. Ты же оказался вроде как героем, спасителем. Барон Риз, хвастая своей мощью, выложил выкладки Искинов, по которым наш объединенный флот должен был быть полностью уничтожен без единого шанса на благополучный исход. Хуже всего, что это заявление подтвердили независимые расчетные центры и распиарили многие СМИ, которые сейчас станут за тобой пристально наблюдать. Получается вилка. Бросив тебя, героя, мы подорвем свой авторитет, подорвем веру в Федерацию и Флот, после чего останется только уйти со службы. Да и это не будет лучшим вариантом — затравят и после ухода. Защищая тебя мы наживем множество врагов и недоброжелателей, что в итоге может оказаться еще хуже.

Эраст Муса помолчал.

— Наилучший выход — такой герой должен умереть. В госпитале. От ранений и повреждений, несовместимых с жизнью. В этом случае все станет просто идеально!

Сержант напрягся.

— Правда, есть еще один вариант. Адмирал умеет быть благодарным. Он шел на верную смерть, готовясь пожертвовать собой ради спасения флота, но благодаря тебе этого не случилось. Мы можем избавить тебя от всех озвученных проблем. Правда, никаких официальных наград ты не получишь, но будешь жив, при деньгах, и даже останешься на службе. Умрет только сержант Дикий, герой Тау Бориты, но появится какой-нибудь другой сержант. Ты, вроде, как обрел память и хочешь вернуть свое настоящее имя, воспользовавшись пятой поправкой регистрационного кодекса? Это так?

— Так, господин капитан-коммандер.

— Ты хочешь жить? Я сделал тебе предложение, но принять решение нужно прямо сейчас. Времени на размышления нет.

— Хочу, господин капитан-коммандер. Я согласен.

— Тогда слушай, что тебе надо сделать, причем сделать очень быстро.

Эраст Муса тщательно проинструктировал сержанта, в подробностях расписав порядок действий.

— Все понял? Тогда собирайся, времени почти не осталось. Выйдешь отсюда и вернешься обратно неофициально с помощью одного человека. Контакт сейчас дам.

— Понял, господин капитан-коммандер.

— Думаю, у тебя хватит ума держать язык за зубами и вообще забыть о том, что между нами был этот разговор. — Прищурился Эраст. — Более того, даже если ты попытаешься что-то об этом рассказать, тебе никто просто не поверит, но после этого я не дам за твою жизнь и старого тера.

— Все понял. Я уже забыл, о чем мы говорили.

— Вот и молодец. — Удовлетворенно кивнул кап-комм, сгребая коробочки. — Твое новое имя мне не интересно. Прощай, Дикий.


7

Командир пятнадцатого форпоста, коммандер Жоджо Ас Тиллерс, зашевелился.

— Что ж, разговор по душам не получился, — промолвил он, отбив пальцами по столешнице замысловатую дробь, — меня это не радует.

— Господин коммандер! — Кот напрягся, понимая, что комм готов принять не самое лучшее для него решение. — Разрешите? Я действительно просто получил предписание для дальнейшего прохождения службы на вашей базе. Меня никто сюда не отправлял, никаких заданий не давал. На большую часть ваших вопросов у меня нет ответов, а откуда я появился, к сожалению, рассказать не могу. Связан словом. Хочу вас уверить, что ничего против вас не замышляю и не собираюсь производить никаких действий, нацеленных на причинение вреда лично вам и всей базе в целом!

Коммандер, недовольный тем, что его прервали, с каждым словом сержанта вглядывался в него все пристальней.

— Связан словом, значит? Хм… Интересно! — задумался начальник. — Утверждаешь, что ничего не замышляешь? А зачем ты подал прошение о выделении тебе пустующего склада на третьем ярусе?

— Господин коммандер! Пустующее помещение необходимо мне только для организации тренировочной зоны. Я считаю, что имеющаяся программа тренировок недостаточна для подготовки полноценной боевой единицы, — ответил Кот.

— И чем тебе не нравится существующее положение? — поинтересовался старый коммандер. — План тренировок составлен в соответствии с действующими флотскими Наставлениями по подготовке и утвержден высшими штабами. Все как положено! А ты что хочешь, поломать всю систему?

— Никак нет, и в мыслях этого не было, — отказался Кот. — Хочу дополнить и расширить. Кроме того, я хотел бы начать занятия с техническим персоналом, боевая подготовка которого всегда была самым слабым местом.

— Живая тренировка технического персонала? — Вскинул бровь начальник. — Зачем это надо? Капсулы ПП[1] тебя не устраивают?

— Внестандартных ситуациях люди теряются. — Ответил сержант. — На принятие любого решения им требуется больше времени. Человек сначала осмысливает происходящее, вышедшее за знакомые и привычные ему рамки, и лишь потом начинает действовать. И пусть даже решение будет правильным, а действия верными — ему чаще всего уже просто не хватает времени, потраченного на обдумывание. Вирт-капсулы полного погружения не дают необходимых в бою навыков. Это относится ко всем, не только к технарям.

— О чем ты вообще говоришь? Кто решится на нападение? — Коммандер усмехнулся, вновь откинувшись на спинку своего кресла. — Хоть мы и считаемся пограничниками, но соседние системы принадлежат нашим давним союзникам. Фактически мы всего лишь военная таможня. Гоняем тут разных прощелыг, которые тайком хотят протащить в Федерацию всякую всячину. Мелкие контрабандисты, Xшара им в хвост! Именно поэтому к моей базе приписано четыре корвета-охотника, два патрульных эсминца и легкий крейсер.

— Господин коммандер! — возразил Кот. — Возможно, я лезу не в свое дело, но…

Сержант, не уверенный в том, что стоит озвучить свои мысли, замялся.

— Давай, говори. С интересом послушаю, — улыбнулся начальник.

— Похоже, вы наступили кому-то на хвост! — все же решился Кот. — Я умею смотреть, слышать и анализировать информацию. В последнее время слишком часть ситуации, когда эти самые "мелкие контрабандисты" пытаются дать отпор, и не только пытаются нейтрализовать досмотровые группы, но и вывести из строя патрульные корабли. Ведь предыдущий сержант получил ранение в одной из таких стычек, так?

— Хм… — посерьезнел коммандер. — Сержант, ты меня удивляешь! Да, я тоже пришел к такому выводу. Но чем тебя не устраивает программа подготовки?

— Типовая подготовка слишком линейна, — ответил Кот. — Она включает в себя шаблоны стандартных позиций, а это не всегда достаточно для успешной обороны…

— Успешная оборона? Сержант, в суточном прыжке отсюда региональная база Флота!

— Если вывести из строя ретранслятор дальней связи… — начал сержант.

— Я ежедневно отправляю донесения! — оборвал его коммандер. — Если не будет донесения, с нами в любом случае постараются связаться. Если же это не получится, к нам отправят рейдовую группу, которая через сутки уже будет тут. А линкор с поддержкой из нескольких тяжелых крейсеров раскатает в лепешку любых контрабандистов!

— Если они найдут кого раскатывать, — упрямо наклонил голову Кот.

— Объясни! — нахмурился коммандер.

— Через сутки рейд-группа не придет. Вы сами сказали, что тут не фронтир, а всего лишь граница с давними союзниками. Рейд-группу сразу не вышлют. Максимум кого отправят, так это связной корвет, а то еще и просто найдут торговца-транзитника, которому поручат передать недовольство и поторопить с донесением. Если и в этом случае ответа не будет, только тогда начнут чесаться. Это уже целых три дня.

— Твои рассуждения похожи на правду, — задумался начальник. — И что у тебя получается в итоге?

— Минимум, на что можно рассчитывать, это четверо суток. — Твердо ответил Кот. — Донесения вы отправляете практически в одно и то же время. Если нападут, то сразу после отправки. Это даст им сутки форы, ведь только через день, когда не появится следующий отчет, штабные начнут действовать. Вот и получается четверо суток. Форпост не полноценная крепость, мы столько не продержимся. Нам просто снесут башни обороны и возьмут на абордаж. Неполные два взвода десанта и полтора десятка жалких безопасников физически не закроют все точки прорыва при масс-штурме, а так будет еще почти четыре сотни бойцов поддержки.

— Все равно не вижу в этом смысла. Зачем кому-то нападать? Этим они перебудоражат всех. На уши встанет не только флот, но и полиция со всеми гражданскими службами! Вообще никакую контрабанду в ближайшие полгода не пропустят!

— Не знаю, господин коммандер! — пожал плечами Кот. — Я просто поставил себя на место людей, которым надо протащить какой-нибудь "горячий" груз. На их месте я действовал бы подобным образом.

— Ну и картинку ты мне тут нарисовал, сержант! — поежился Ас Тиллерс. — Аж мурашки по всему телу! Ну, пусть будет так. Твое прошение я удовлетворю, пустой склад выделю. Техников тоже включу в план твоих занятий. Безопасников, думаю, гонять тебе никто не позволит. Кстати, почему ты о них так пренебрежительно отозвался?

— Присмотрелся я к ним. Как всегда и везде, обычная полиция, хоть и военная, хороша лишь для поддержания порядка и разгона слабо вооруженной толпы. В прямом столкновении спасуют. Да у них даже броня… Хм… обычная внутрянка с кислородным модулем всего на полчаса!

— Да, да. Похоже на правду. Скажи, сержант, от кого ты скрываешься? — внезапно сменил тему Ас Тиллерс.

— Ни от кого не скрываюсь! По крайней мере не знаю никого, кто бы меня искал! — твердо ответил Кот.

— Хм… хорошо, — хмыкнул начальник форпоста. — Чувствую, не врешь. Но мне непонятно, почему ты все время один. Вечно сидишь один в теxарсенале, занимаешься чем-то…

— Нет у меня тут знакомых, господин коммандер, — пожал плечами Кот, — не появились. Видимо, все очень любили предыдущего сержанта, поэтому меня сразу приняли в штыки. А сервы… сервы для меня — единственная отдушина от одиночества.

— Кстати, как они тебе? — хитро прищурился коммандер. — Новинки! Я их долго выбивал и вот, наконец-то, недавно дождался! Под них даже, как на больших кораблях, отдельный Искин выделен.

— Вы про станционную секцию контрабордажа? — оживился Кот. — Интересные машинки! Уже вторую декаду гоняю, все пытаюсь узнать получше. Пока что только один недостаток нашел, они, как и все наши флотские модели, действуют строго по жестко вбитому шаблону.

— Ну, это-то не страшно, — удовлетворенно кивнул начальник, — машины обязаны быть линейными и предсказуемыми. Если дать им волю, снова времена Первой Империи могут наступить.

— Да, восстание машин это не шутки! — поддакнул Кот. — Но все равно хотелось бы чего-то более… м-м-м…

Он покрутил пальцами в воздухе, пытаясь показать свои ожидания. Коммандер его прекрасно понял.

— Перфекционист, что ли? — улыбнулся Ас Тиллерс. — Но это тоже неплохо. Ладно, сержант, с тобой я определился. Служи дальше, тренируй народ, если уж так желаешь. Я не буду против.

— Благодарю, господин коммандер! — благодарно склонил голову Кот. — Лучше попотеть сейчас, чтобы глупо не погибнуть потом.

— И последнее, — благодушие слетело с начальника форпоста, — я не стану спрашивать серв-мастера с таким перечнем изученных баз как он умудряется отключать систему внутренней связи в теxарсенале так, что искин его видит, даже визуальную картинку показывает, но вызов не проходит. Спрашивать не стану, но это мне не нравится. Поэтому это первое и последнее замечание! Все ясно?

— Так точно, господин коммандер!

— Свободен!

Кот вскочил, стукнул себя кулаком в грудь и выскочил из кабинета.


8

Ас Тиллерс какое-то время давил закрывшуюся дверь задумчивым взглядом, барабаня пальцами по столу. Наконец коммандер вдавил кнопку коммуникатора.

— Зайдите! — коротко бросил он.

Через минуту в не очень-то и большом кабинете стало почти тесно. Два лейтенанта, безопасник с десантником, и капитан — командир авиакрыла, заполнили собой большую часть пространства.

— Что скажете, господа офицеры? — поинтересовался Ас Тиллерс

— Его слова не лишены смысла, — кивнул десантник, — вирты не дают нужных навыков. Ветераны, прошедшие хотя бы несколько хороших боев, хорошо об этом знают, поэтому…

— Я уже согласился с доводами сержанта и дал ему разрешение на организацию тренировочной площадки! — оборвал его Ас Тиллерс. — Я хочу знать, что вы думаете о нем как о человеке, специалисте, и вообще. Ваши мысли, господа!

— Ну… Ветеран, это точно. — Пожал плечами десантник. — По ухваткам видно — бывалый парень. Но о себе ничего не рассказывает.

— Конечно. Так и стал он хоть что-то рассказывать тем, кто так отвратительно его принял. — Язвительно заметил начальник форпоста. — Я и так к нему приглядывался, но после того, как посыпались ваши жалобы, вгляделся еще пристальней. На его месте я бы всех твоих острозубов и язвословов вообще с пылью смешал!

— Эм-м-м… — замялся лейтенант, — он давит парней, потому и писать стали.

— Жалобы они пишут! — нахмурился коммандер. — Я так и не смог найти в его действиях и требованиях ничего, что противоречило бы Уставу, Наставлениям и Инструкциям! Ни единого пункта не придумано! На что жалуетесь-то?

— Гхм… — подавился фразой лейтенант, — ни на что не жалуемся, командир!

— Так-то! — ухмыльнулся коммандер.

Ему нравилось слегка одергивать и учить жизни этого молодого взводного. Все же его отец просил присмотреть за парнем и научить его жизни, чем Тиллерс и занимался.

— Дальше! — потребовал он. — Высказывайтесь, господа!

— Я не почувствовал в его словах фальши, — произнес безопасник. — Единственный момент, где он замялся, так это когда он раздумывал, высказать ли вам свои измышления.

— Я бы тоже задумался, стоит ли говорить своему командиру "вы наступили кому-то на хвост", — влез десантник.

— Ясон! — оборвал его коммандер.

Лейтенант-десантник сконфуженно замолчал.

— Я бы тоже задумался, — невозмутимо продолжил лейтенант службы безопасности, — однако же он решился. Да и вообще, у меня сложилось впечатление, что звание полного сержанта ему мало. Либо он его перерос, либо наоборот… его впихнули в эти рамки. Слишком уж он свободно разговаривает с начальством. Нет этого… м-м-м… некоего заискивания и лебезения перед вышестоящим, свойственного почти всем, кто вырвался из низов. Говорит как равный с равным, как минимум.

— Думаешь, работает под прикрытием? Чей-то агент? — быстро спросил Тиллерс.

— Вряд ли, — отрицательно качнул головой СБшник, — слишком натянутые отношения с командой. Если бы его внедрили, он бы быстро стал для всех лучшим другом. Агенту высокого уровня просто нечего делать в нашем тихом местечке, а новичок наделал бы массу ошибок.

— Думаешь? — прищурился коммандер.

— Уверен! Я навел справки там, — СБшник многозначительно ткнул пальцем в потолок, — если бы проводилась хоть какая-нибудь операция, мне бы намекнули.

— Ладно, соглашусь. Твои возможности я знаю. — Кивнул Ас Тиллерс. — Значит, думаешь, не соответствует званию? А кто он по-твоему?

— Коммандер как минимум. — Лейтенант СБ прищурил и без того узкие глаза. — Но если он не агент под прикрытием, то… Разжалованный?

— Возможно, — задумался начальник базы, — хотя с уверенностью сказать не могу. Минимум коммандер, да еще и серв-мастер… Скандал, приведший к разжалованию такого кадра, гремел бы по всей Федерации! Да и в штабе прямо сказали, серв-мастеров среди офицеров очень мало и все они служат на своих местах.

— Откуда-то из гражданских? — предположил капитан.

— Нет, не подходит. — Качнул головой безопасник. — Добившись признания себя серв-мастером ни один здравомыслящий человек не согласится на службу во Флоте. Да и корпорации просто так никого не отпустят. Его скорее убили бы, чем выпустили из своих лап!

— Ну а ты что думаешь? — обратился Ас Тиллерс к капитану.

— А я согласен с парнями! Я ис Ясоном согласен, и с Ку Си, — ухмыльнулся пилот-весельчак. — К тому же нам, пилотам, как простым таксистам, все равно, кто сидит у нас в десантных деках. Главное, чтобы безобразий не устраивали!

Капитан весело хохотнул, своей шуткой разбавив серьезность момента.

— А вообще я считаю, что гадать бесполезно. — Командир авиакрыла согнал с лица улыбку. — Если сам не расскажет, кто он, откуда и почему — мы так ничего и не узнаем! Хотя он очень интересный тип! Я тут совершенно случайно в его полную учетку заглянул. Так вот он, оказывается, не только серв-мастер, но и допущен к пилотажу малых внутрисистемников в ранге пилота. А еще ждут подтверждения средние внутрисистемные и малые прыжковые корабли. Так что, по идее, если он, конечно, сдаст зачеты и получит допуск, то вполне сможет стать капитаном одного из наших охотников!

— Даже так? — удивился коммандер. — Я этот момент упустил! Шаттлы видел, а остальное нет.

— Ну, так вы же не и пилот! — капитан-летун был предельно серьезен. — А я вот знаю, что из баз и в каком объеме должно быть! Сам сдавал, да и теперь регулярно все подтверждаю, хоть давно уже стою на мостике и не сижу за пультом. Навигация, инженерные системы, управление, двигатели… там черт ногу сломит. Все инженерные базы подтверждены выше требуемой нормы, поэтому он может не только "узнать" схему ли деталь, но еще и сам разберется с поломкой.

сам разберется с поломкой.

— Фью-у-у-у! — присвистнул десантник.

— Вот тебе и "фью-у-у!" — передразнил его капитан. — Уникум ваш сержант! Я уж не знаю, что он в десанте забыл, ведь летный состав всяко больше получает.

— Так это что же, он в любой момент может что-то сотворить и просто улететь? — напрягся безопасник.

— Хотел бы, уже бы сделал! — отрезал летун. — Базы не прошли последнее обновление, значит изучены достаточно давно. Если он так легко станционную систему связи локально отключает, то…

Капитан оборвал фразу на полуслове, многозначительно посмотрев на побледневшего Ку Си. Как-никак, безопасником был именно лейтенант, так позорно проморгавший подобный факт. Все замолчали, осознавая новые сведения.

— Я вас понял, — прервал молчание коммандер. — Решаю так, все остается по прежнему. Сержанту не мешаем, но все же постоянно за ним приглядываем. Это касается всех! Вопросы?

Начальник форпоста обвел своих подчиненных строгим взглядом.

— Ну, господа офицеры, раз вопросов нет, можете быть свободны. А ты, Ясон, останься! — остановил он бравого десантника.

Лейтенант Ясон Трис, почти добравшийся до выхода, понуро вернулся. Дождавшись, пока из кабинета выйдут все остальные, коммандер коротко кивнул.

— Присядь, мой мальчик.

Позеленевший лейтенант аккуратно присел на краешек стула. Он уже давно выучил привычки старого товарища отца и прекрасно знал, что подобный тон предвещает ему бо-о-ольшие неприятности.


9

Интендант, облюбовавший укромный столик в "Артикуле", в очередной раз прислушался.

После того, памятного для него, случая, штаб-коммандер открыл в себе новую черту: его стали безумно интересовать чужие разговоры! Правда, столик в лианах нравился еще и начальнику штаба, капитан-коммандеру Бузену, но интендант решил эту проблему просто и виртуозно, он приходил в заведение только после начштаба! Пришлось, конечно, идти на небольшое нарушение распорядка в виде опоздания с обеденного перерыва, но на такие мелочи в штабе давно уже никто не обращал внимания — главное, чтобы общее количество часов времени, проведенного на службе, не было меньше, чем установлено регламентом.

Вот и в этот раз интендант, так и не донеся вилку до рта, вслушивался в разговор двух вроде как офицеров СБ, вполголоса обсуждавших некие проблемы на одном из форпостов. Он совсем забыл о еде, ведь СБшники обсуждали именно пятнадцатый форпост, начальник которого так неблагозвучно отозвался о нем, коммандере Фросте!

— Знаешь, эта новая контрабордажная система не оправдывает надежд. — Вполголоса говорил один из офицеров. — Мои ребята откопали неустранимую дыру в протоколе безопасности.

— Эта та система, которую выбил себе Ас Тиллерс с пятнадцатого? — уточнил второй.

— Она самая, — подтвердил первый. — Все хорошо, сервы хороши, да и дыра не критична.

— Тогда в чем проблема-то? — поинтересовался второй.

— Да, в общем-то, ни в чем. — Судя по интонации первый пожал плечами. — На безопасность не влияет, на боевых качествах тоже. Вот только "защита от дурака" страдает. В определенных условиях система сама может выйти в боевой режим и начать отражать несуществующий абордаж.

— Ну, это-то не так уж и страшно, — ухмыльнулся второй, — хотя, наверное, весело! Раз — и по переходам бегают боевые сервы, ищущие несуществующего противника.

— А представь, если это во время проверки случится? Да все штабные кучки наложат прямо там, где стоять будут! — тоже усмехнулся первый. — А если и начальник форпоста растеряется и не сможет сразу обуздать систему, то его карьере однозначно конец. Накажут, да еще и снимут за провал в боевой готовности! А даже если сразу не растеряется, то первые пять минут ничего сделать не сможет — Искин системы на это время капсулируется и не воспринимает внешние команды.

— Это и есть та самая дыра? — поинтересовался второй.

— Она и есть, — подтвердил первый. — И всего-то надо, чтобы кто-то из персонала сказал "Красный, красный, двенадцать тридцать шесть". Этот бессмысленный набор звуков запускает протокол безопасности.

— Да ну! — вроде как не поверил второй. — Кто ж в своем уме будет такую белибepду нести!

— Всякое бывает! — ответил первый. — В одном из соседних секторов технари в карты играли, так вот и совпало, когда очки подсчитывать стали. Перебудоражили всех! Ладно, хоть со страху сами признались, а то никто и никогда бы не догадался, с чего это вдруг система в режим вошла!

— Интересно, — протянул второй, — и что потом стало?

— Да ничего. Замяли это дело, — ответил первый. — Лишних не было, пострадавших тоже. Внутреннее расследование провели да технарей оштрафовали, только-то и всего. Я и сам об этом совершенно случайно узнал.

Безопасники, закончив обедать, ушли, а Ас Фрост еще некоторое время сидел, злорадно улыбаясь. Наконец-то он сможет отомстить ненавистному Ас Тиллерсу, потушив пожар в своей душе! В ближайшее же время!

Покинув заведение и на радостях оставив щедрые чаевые, штаб-коммандер поспешил на рабочее место. Ближайшая "внезапная проверка", в которой он участвовал, намечалась в конце декады, и нужно было успеть подстроить так, чтобы "случайный выбор" начальника комиссии пал именно на пятнадцатый!

О причинах своей внезапно вспыхнувшей иррациональной ненависти Ас Фрост даже не задумывался.


10

— Подъем! — Кот легонько пнул одного из развалившихся на полу солдат. — Вы десант или кто!?

Легкое движение ноги сержанта даже не шелохнуло бойца, закованного в средний бронескаф.

— Садж, — жалобно простонал пехотинец, — хватит уже.

— Это ты и имперцам то же самое скажешь? — язвительно поинтересовался Кот. — Вот подойдет к тебе, уставшему и упавшему, какой-нибудь Ван, а ты лапки расставишь и простонешь "сдаюсь-сдаюсь, дайте полежать"? Вставай уже, этот раунд закончился, приводы разблокированы!

— Откуда тут имперцы возьмутся? До них же как до Спящих — пол-галактики! — возразил солдат, но все же перевернулся на живот и оттолкнулся руками, позволяя автоматике бронескафа перехватить управление и поставить СБС в устойчивое положение.

Сержант, стоявший рядом, вдруг легонько ударил пехотинца в грудь, отчего тот, еще не поймавший равновесие, завалился на спину, смешно растопырив ноги. Автоматика скафа бойца, не успевшая перестроиться, продолжала выполнять предыдущую команду, превращая солдата в неуклюжего жука, перевернутого на спину и смешно дрыгавшего лапками.

— Садж! — возмутился пехотинец. — Что за дела!?

— Я тебя чему учу? А? — спокойно поинтересовался сержант. — Вспомни! Если упал, откатись к стене и вставай только рядом с ней! Автоматике управление не передавай, делай все сам! Лови равновесие, опирайся на стену. А ты что опять делаешь?

— Так закончилось же… — невнятно пробормотал пехотинец.

— Раунд закончился! — Кот наставительно поднял палец вверх. — Раунд, а не бой! Считай, что противник откатился и у тебя появилась небольшая передышка!

— Зачем так делать-то? — продолжал возмущаться боец.

— Рефлекс! Должен быть безусловный рефлекс! — рявкнул сержант. — В бою, не в бою — ты должен делать так, как я тебя учу! Автоматически! Не думая!

Кот повернулся, оглядывая остальных своих подопечных.

— Отделение! А вы почему валяетесь?! Команда была дана всем! Встать!

Для того, чтобы полностью обернуться, сержант поворачивался всем корпусом. Шлем бронескафа, имевший жестко ограниченный угол поворота, не позволял свободно крутить головой. Солдаты, наученные горьким опытом товарища, заученно откатились к стенам и приняли вертикальное положение.

— Молодцы, кое-что запомнили, — удовлетворенно произнес Кот. — Есть какие-то вопросы? Задавайте сейчас!

— Сержант! Позволь поинтересоваться мне, — раздался новый голос. — Объясни доступно и популярно, что именно ты пытаешься вколотить в головы моим людям?

Кот снова развернулся. Такблок успел обозначить новое действующее лицо как "лейтенант Ясон Трис", а субординацию никто не отменял.

— Господин лейтенант! — стукнул себя в грудь сержант.

Привычная скороговорка превращала "господин лейтенант" в "ган лейтт", но это давно уже было в порядке вещей.

— Без официоза, садж, — кивнул лейт. — Давай, рассказывай.

— Разрешите, лучше покажу? — спросил Кот.

Дождавшись разрешительного кивка, он скомандовал:

— Отделение! Становись! — дождавшись, пока люди выстроятся на достаточно большом пятачке в центре бывшего склада, оставленном свободным и изображающим то ли широкий перекресток, то ли небольшую площадь, он ткнул пальцем в двух бойцов, одного в тяжелом бронескафе, другого в среднем. — Ты и ты! Три шага вперед!

Кот намеренно выбрал одного в тяжелом бронескафе и одного в среднем.

— Показываю и объясняю, ган лейтт! Вы тоже смотрите и слушайте! — рыкнул он в сторону шеренги солдат. — Тяж — сюда! Штурм — сюда!

Расставив бойцов, он неспешно прошелся вдоль строя, на левом фланге которого встал и лейтенант.

— По разным причинам солдат в бою может потерять равновесие и упасть, — начал он, — причины могут быть разными, от жесткого касания судов до взрыва гранаты при жестком штурме, или даже прямого попадания бола или одновременного получения порции игл из игольника! Автоматика скафа пасует во многих случаях, надеяться только на нее не стоит!

Проходя мимо штурмовика, Кот вдруг резко ткнул того в грудную пластину. Тычок, нанесенный рукой в бронеперчатке и усиленный сервоприводами бронескафа, заставил солдата покачнуться. Автоматика попыталась восстановить равновесие, но подставленная подножка все же свалила бойца на пол.

— Вот вам пример. Примерно то же самое происходит достаточно часто, когда попадает бол, и все равно, пробивает он броню, не пробивает, или просто уходит в рикошет, — продолжил Кот и прикрикнул на бойца, — лежать! Не двигаться!

Солдат, раскорячившись, замер. Сержант обернулся ко второму.

— Ляжешь сам, боец, или отработаем жесткое столкновение?

Тяж, настороженно поглядывавший на Кота, моментально улегся. Жесткость тяжелого бронескафа не позволяла свободно лечь, поэтому боец присел на корточки, качнулся взад-вперед, опрокинулся на спину и тоже превратился в неуклюжего жука.

— Вот с тебя, пожалуй, и начнем! — удовлетворенно кивнул Кот. — Итак, напоминаю слабые места наших бронескафов! Внутренняя сторона рук и ног — раз! Тыловая часть — два! Стыки бронепластин и подвижных частей — три! Кистевые и голеностопные крепления сервоусилителей — четыре! Это известно всем, но я покажу вам еще одну часть, про которую почему-то все забывают. Это — нижняя часть вашей задницы!

По строю прокатилась волна смеха.

— Зря смеетесь! — ухмыльнулся Кот. — На этом месте как раз и стыки, и подвижные части брони, да и сама броня — почти не броня! Гульфик с назадником — да, толстые и прочные, так что самая ваша ценная часть останется цела. Но! Попавшая игла или, не дай Спящие, полновесный бол, могут просто отрикошетить во внутреннюю часть бедра! А там у нас что?

Кот обвел взглядом недоуменно смотрящих на него людей.

— Эх, дурни, — вздохнул он. — Там у людей важные артерии. Если такую перебьет — истечет кровью моментом, даже помощи можете не дождаться!

— Э-э-э, садж, медицинские базы у нас никто не изучал, — промямлил кто-то.

— Ну и зря! — отрубил Кот. — Но речь не об этом, речь о защите и способах уберечься. Итак, боец, поднимайся. Как обычно делаешь, а не так, как я учил!

Тяжелый пехотинец, получивший указание, перевернулся и оттолкнулся от пола, поджав по себя ноги.

— Замри! — скомандовал Кот.

Солдат замер в неуклюжей позе, уверенно стоя на ногах, но при этом сильно наклонившись вперед.

— Вот сейчас смотрите! Боец встал, обрел равновесие, находится лицом к противнику и врод как весь защищен. Шлем, — Кот постучал солдата по макушке, — шлем пoкaтой формы рассчитан на попадание бола. Прямое и четкое попадание, конечно, его проломит, но это редкость. Скорее всего из-за формы шлема бол уйдет в рикошет и боец останется жив. Но, смотрите!

Кот резко Ткнул в шлем рукой да еще и придавил, отжимая солдата назад и не давая ему качнуться обратно. Боец снова потерял равновесие, беспомощно взмахнул руками и внов раскорячился на полу.

— Замри! — опять скомандовал Кот. — Вот видите? Он вставал головой к противнику, как положено. Весь защищенный, бравый и бодрый десантник! В тяжелом, повторюсь для всех, в тяжелом бронескафе! Имеющем защиту, приближенную к защите боевых бронескафов офицеров! А теперь? Посмотрите! Напоминаю, что я имитировал попадание по встающем бойцу! Бойца опрокинуло! И теперь он лежит самым слабым местом в сторону противника! В обычной стойке защита еще на уровне, но в таком положении растянувшиеся соединительные элементы снижают ее в разы! Любое попадание, да даже всего пары случайных игл может хватить, чтобы наш тяж бесславно погиб!

Люди молчали.

— Чаще всего, конечно, противник этот момент благополучно упускает и боец остается жив, — продолжил Кот, — но вот вставать из этого положения ему придется спиной к врагу! И это гораздо с большей вероятностью приведет к его гибели! Давай боец, поднимайся!

Тяж вновь повторил процедуру, действительно, подтвердив слова сержанта. Спина его был обращена к строю.

— Молодец, боец! Встать в строй! Ты очень хорошо все показал и даже на своей шкур испытал! Я уверен, после этого ты всегда будешь подниматься так, как сейчас сделает это наш второй товарищ! Боец! Поднимайся так, как учил я!

Второй солдат перекатился к стене и тоже оттолкнулся от пола руками.

— Замри! — скомандовал Кот. — Видите? Положение тоже, система таже! Но!

Он быстро толкнул солдата в шлем. Боец, теряя равновесие, взмахнул руками… но зацепился за стену и остался на ногах.

— Вот и вся разнца, — подытожил Кот. — Ему просто есть на что опереться! Поэтому он точно останется жив! Всем ясно?!

— Так точно, ган садж! — рявкнул строй.

— Встань в строй, боец. — Кот дождался, пока солдат выполнит команду. — Но это еще не все. Слушайте внимательно! Когда есть на что опереться — это хорошо! Но когда есть на кого опереться — это гораздо лучше! Мы работаем командой! Упавшему всегда должны помочь! Его должны защитить товарищи! Даже если сами можете подставиться под верный выстрел, помогайте! Всегда помогайте! Если вам приходится отступать — забирайте всех! Если даже у товарища не идет биометрия — забирайте!

Кот откинул забрало и по очереди посмотрел в лицо каждому.

— Всегда забирайте! У него, быть может, просто вышел из строя блок, но сам он все еще жив! А на его месте можете оказаться и вы. И запомните! Крепко запомните!

Кот, замерев на мгновение, четко и раздельно выговорил никому не знакомый девиз:

— Десант! Своих! Не бросает!


11

Объявленный конец занятий был воспринят с энтузиазмом. Люди принялись горячо обсуждать последние события.

— Да ну его, этого саджа. Дурной он какой-то! — зло выговаривал недавно опрокинутый на пол штурмовик. — Чушь какую-то несет! Да и загонял нас вконец, все тело болит! Я, хшары его забери, почти декадную зарплату спустил на внеочередные посещения медблока!

— Угу! Ага! Мы тоже так! — согласно поддержали его другие солдаты.

— Да еще и эти его идиотские вводные, типа "твой товарищ ранен, тащи его туда-то" И это с отключенными сервоусилителями! — продолжал распинаться боец. — Достал уже! Всего ничего тут, а уже достал до упора! Торс, а ты что молчишь? Понравилась собственная задница?

Собравшиеся грохнули дружным смехом, даже подошедший лейтенант засмеялся вместе со всеми. Десантник в тяжелом скафе, широко расставив ноги, пытался прощупать указанные сержантом места.

— Да в дыру вас! — беззлобно отозвался он. — Это ты, Чезик, любитель чужих задниц, а я контракт подписывал не для того, чтобы на друзей заглядываться!

— Эй! Ты опять что-то имеешь против? — вcкинулся Чезик. — Хочешь снова попасть на штраф из-за своих фобий?

— Да нет у меня фобий! — отмахнулся Торс. — Я тебя не трогаю, вот и ты меня не трогай!

— Дикарь… Понаберут всяких, — прошипел Чезик, и тут же обратился к начальству, скалящему в улыбке зубы. — Ган лейтт, можно вопрос?

Дождавшись подтверждающего кивка, он бодро продолжил.

— Ган лейт, а откуда этот появился? — он махнул рукой в сторону стоящего в отдалении Кота. — И правда, что у него опыта, если разделить, на весь наш пост хватит, да еще и корабельным командам останется?

— Не знаю, Чезик, не могу точно сказать. Но, кажется, действительно серьезный парень! — степенно кивнул лейтенант.

— А может испытание ему устроим? А то гоняет нас как новобранцев. Пусть в деле покажет, на что сам способен! Вдруг это все болтовня! Поставим на место, чтобы не зарывался! — предложил Чезик, подобострастно заглядывая в глаза офицеру.

— Можно… — задумался лейт.

— Сейчас как раз технари подойдут. У них десятое занятие, а у нас всего второе. Вот пусть с ними и покажет, как по его плану техники от настоящих бойцов защищаться будут! По варианту жесткого штурма возьмем рельсы с мягкими болами. Обещаем, что технарям не больно достанется! Так ведь, парни? — Чезик обернулся к стоящим рядом товарищам.

— Да! Точно! — нестройным гулом поддержали его солдаты, которым тоже надоели бессмысленные, на их взгляд, тренировки.

— Хорошая идея! — оживился лейтенант. — Эй, сержант! Подойди! Я решил провести показательную тренировку как при настоящем штурме! Ты с техниками против меня с бойцами! Вооружение штатное. Вариант — жесткий штурм без тяжелого оружия, но с рейлганами. Заряды — мягкие болы.

— Как скажете, господин лейтенант. — Отозвался прищурившийся Кот, полностью проговаривая уставное обращение. — Но разрешите мне, как и при настоящем штурме, использовать сервов.

— Хм-м-м… — задумался лейтенант.

Для использования в тренировке сервов контрабордажной секции требовалось запросить личное разрешение начальника форпоста. Как бы не хотелось ему общаться с начальником, но идея "поставить зарвавшегося сержанта на место" захватила его мысли и он запросил связь с коммандером. Наконец переговоры были завершены.

— Разрешение на использование сервов получено! — объявил лейтенант. — Тебе разрешено задействовать тройку станционной секции.

— Мне нужно десять минут на инструктаж ребят и перезарядку учебными боеприпасами.

— Десять минут у тебя есть, — благосклонно кивнул лейт, — но не более того. Твоя точка — там! Через десять минут, готовы вы или нет, мы атакуем. В бою ведь тоже никто тебя ждать не станет!

Злорадно прищурившийся штурмовик, рядовой первого класса Чезик, наблюдал за сержантом, предвкушая, как расправится "с этим выскочкой". Сержант-"сервогон" с толпой необученных техников ничего не сможет противопоставить полувзводу тренированных десантников!

Чезик давно уже мечтал получить первое сержантское звание, и ранение "своего сержанта" воспринял как знак Спящих, но тут прислали этого… Разрушившего все его планы и с брезгливостью отнесшегося к его попытке завести с ним дружеские отношения!

— Надо своему милому сообщить… и пусть какой-нибудь тотализатор организует! — едва слышно пробормотал Чезик.

Да, решить свои финансовые трудности за счет сержанта было хорошей идеей, требовавшей немедленного воплощения!


12

Толпа технарей, огорченных неожиданным известием о совместной тренировке, собралась вокруг Кота, внимательно слушая его наставления.

— Не киснем, парни! Не киснем! У нас есть все шансы намять им бока! — успокаивал людей сержант.

— Да какие шансы? — мрачно уточнил кто-то. — Они в боевых скафах и с рэйлами, мы в легкой экипировке и со штатными игольниками! Да нас просто пинками разгонят, на ходу раздавят…

— Духом не падаем! — оборвал его Кот. — Нам дали разрешение использовать сервов. Но ведь сервы это не только мои боевые машины! У всех вас есть нужные допуски, ловите простых уборщиков и ремонтников! Используйте их! Мешайте перемещениям, выпихивайте из-за укрытий! Делайте все, как я вас учил! Не забывайте и о себе. Все помнят про технические лючки?

Кот строго оглядел технарей.

— Кроме того, вы, в своих легких скафах, можете заползти в такую щель, в какую ни один громила даже в ЛБС не залезет! — продолжил он. — Вы даже по техническим коммуникациям можете передвигаться! Только постарайтесь не застрять, а то после нашей победы мы можем и полениться доставать оттуда неудачников! Будете изображать каменных крабов, елозя потными задницами по транзитам.

Люди несмело улыбнулись шутке сержанта.

— И еще! Не забывайте, что болы хоть и мягкие, но бьют очень больно, а вы все почти без защиты. — Кот нахмурился. — Это вам для дополнительной мотивации, чтобы не подставлялись! Все. Кажется, наше время на исходе. По местам!

Технари шустро разбежались по позициям.

— Парни! Четко выполняйте мои команды, и тогда мы одержим победу! Поехали! — напутствовал их Кот.



13

Коммандер Ас Тиллерс, по привычке быстро обежавший глазами выведенные на большую панель картинки с камер наблюдений, удивился. Коридоры и переходы, обычно заполненные снующими туда-сюда людьми и сервами, обезлюдели. Станция как будто вымерла!

— Искин! Данные по жизнедеятельности за последний час! — отрывисто бросил он.

Бегло просмотрев полученные графики коммандер насторожился. Кривые запросов последние десять минут неуклонно ползли вниз, а графики некоторых работ помаргивали красными цветами, сигнализируя о просрочках.

— Биометрию персонала! — затребовал начальник форпоста.

Биометрия вся была зеленой. Никто не ранен, никто не болен, помощь никому не требовалась.

— Наложить биометрию на план, привязать к графику работ! Отчет о результатах в цвете!

Через пару минут Искин выдал объемную картинку, на которой все точки были зелеными или желтоватыми, что означало "люди в своих рабочих зонах или на минимальном удалении от мест проведения работ". Все штатно, все в порядке.

— В чем дело? — вслух удивился коммандер. — Психотропы в вентиляции, что ли? Тенгиз!

Принюхавшись к воздуху и прислушавшись к собственным ощущениям, коммандер отмел и этот вариант. Отдельного фильтра его кабинет не имел, и если бы что-то постороннее появилось в общей системе воздухоснабжения, он бы, наверное, тоже почувствовал.

— Тенгиз! — после минутного ожидания снова позвал Ас Тиллерс.

Странно, но верный штаб-старшина, дежуривший в приемной и моментально реагировавший на вызовы начальства, на пороге так и не появился.

— Что, к Xшарам, происходит? — выругался коммандер, бросив взгляд на полученные от Искина данные.

Штаб-старшина Тенгиз, если судить по плану с биометрией, был на месте, в приемной!

Подойдя к дверям Ас Тиллерс поневоле замедлил шаг. В голове крутились истории об одномоментно сошедших с ума корабельных экипажах и станциях, на которых люди внезапно превращались в одержимых.

— Да ну, чепуха все это! — коммандер мотнул головой и сделал решительный шаг вперед.

Пневмоприводы еле слышно зашипели, открывая дверь и выпуская его в приемную. Тенгиз действительно был на месте, но он даже не заметил вышедшего к нему начальника!

— Тенгиз! — рявкнул коммандер.

— Здесь, ган коммандер! — вскочил штаб-старшина.

— В чем дело? Почему не отзываешься?

— Виноват, ган коммандер! Больше не повторится, ган коммандер! — несмотря на то, что старшина стоял по стойке смирно, одним глазом он все равно косил на экран своего рабочего места.

— Что там у тебя? — направился к нему коммандер. — И не смей переключать! Если снова ролик с Зизи смотришь…

Зизи была популярной певицей, обладавшей природным роскошным телом, и не стесняясь демонстрировавшая его в своих многочисленных клипах и презентациях.

— Что это? Боевик? Последняя серия "Имперской саги"? — поинтересовался Ас Тиллерс, заглянув в экран. — Это вот из-за этого ты ничего не замечаешь?

— Никак нет, господин коммандер! Тренировка наших технарей и десантуры. — Смущенно признался старшина, все равно продолжая косить в монитор. — В реальном времени. Сейчас тренируются.

— Да? Ну-ка, ну-ка… — Не поверил коммандер, сверяясь с данными Искина. — Точно! Вон же Ясон! Ох ты ж…

На экране десантник в тяжелом бронескафе неловко шатнулся из-за угла, получил в шлем прямое попадание из рельсовика боевого серва, и, как кукла, покатился по переходу. В кадр попал обычный ремонтный серв, отчаянно перебиравший опорами и стремившийся укрыться в технологической нише. На глазах изумленного командира притаившийся в укрытии десантник принялся заполошно разряжать свое оружие по мирному механизму, но увлекся, далеко высунулся и тоже получил попадание, заставившее его провернуться вокруг своей оси, упасть и не двигаться.

— Запись ведешь? — строго спросил он у старшины.

— Так точно, ган коммандер! — бодро ответил тот.

— Сбрось мне потом. — Приказал коммандер. — И как закончится это безобразие, лейтенанта — ко мне!

— Сделаю, ган коммандер! — стукнул себя в грудь старшина.

Зайдя в свой кабинет Ас Тиллерс поспешил к рабочему столу с большим экраном.

— Искин! Дай картинку из тренировочного зала! — приказал коммандер, устраиваясь поудобней.

Такое зрелище выпадало нечасто!


14

Весь день и весь вечер форпост гудел как улей. Все обсуждали "новую тренировку" и счастливчика, единственного, кто поставил на технарей и сорвал немаленький куш в наскоро организованном тотализаторе. О том, кто именно был этим счастливчиком, не думал только ленивый — остальные терялись в догадках, ведь выигравший пожелал остаться инкогнито. Тотализатор, как официально разрешенное мероприятие, проводился под контролем станционного Искина, произведшего честные выплаты и проконтролировавшего отчисление налога на выигрыш.

К сержанту, по своему обыкновению в одиночестве усевшемуся за угловой столик, кто-то подсел. Вскинув глаза Кот увидел второго младшего командира десантников, тоже сержанта, постоянно пропадавшего на боевых дежурствах в составе досмотровых групп.

— Привет, Кот. У тебя же свободно, так? — полуутвердительно спросил тот, плюхнув свой поднос.

— Здорово, Секач. Свободно. — Кивнул Кот. — Что хотел?

Сержант, также, как и остальные солдаты, до этого дня старался общаться с ним только по необходимости, демонстративно не замечая нежеланного сослуживца в свободное время.

— Вот так сразу, да? — криво усмехнулся Секач.

— Ну а что ты хотел? — пожал плечами Кот. — Сами этого добились. Не было бы что-то от меня надо, не подошел бы.

— А может я просто поговорить захотел? Что, не веришь? Ну и ладно… Ты что устроил-то вчера, а, поганец?

— Полегче! — недружелюбно проворчал Кот. — Я тебе не давний друг. Не нарывайся.

— Полегче? — зло прошипел сержант. — Зачем ты ребят в дерьме вчера искупал?

— Сами окунулись, — ответил Кот. — Хотели, блин, показуху устроить. Думаешь я не понял, откуда ноги росли? Лейт наш до такого бы не додумался. Тренироваться надо было, а не пузо чесать! Герои карманные!

— А ты знаешь, что парням надбавки все поснимали? Заштрафовали по самое не балуйся? — раздул ноздри Секач.

— Их проблемы, — холодно бросил Кот, — Говорю же, тренироваться надо было.

— Ты вот что, садж… — Секач потянулся было к вороту комбеза Кота, но, наткнувшись на предупреждающий взгляд, убрал руку, — после такого ты в нашу команду точно не войдешь! Так что просто напиши рапорт и чеши отсюда.

— Да мне на вашу команду… Понял в общем, да? — Оскалился в ответ Кот. — Я к вам не просился. Приказом направили, приказом и заберут!

— Зря ты это, ой, зря-а-а… — протянул Секач. — Тебе с ребятами еще в бои идти. Смотри… Жизнь, ведь, она по-всякому поворачивается.

— Спасибо, что предупредил. — Уголком рта усмехнулся Кот. — Буду иметь в виду, когда "в бой пойду" с твоими недоучками контрабандистов гонять. Бдительность терять не буду.

— Уважения к тебе у парней не было, нет, а теперь и не будет! — ухмыльнулся Секач. — А без уважения и служба у тебя не пойдет!

— Уважение? Да мне на ваше уважение… как и на все остальное. Мне главное, чтобы приказы выполнялись четко и вовремя. А если кто-то попробует саботировать мои приказы, того задеру. Мелочами запинаю! — нахмурился Кот. — И тебе сразу говорю: будешь ставить палки в колеса и пытаться отменять мои приказания — пожалеешь!

— Ну-ну…

— Я тебе сказал — ты меня услышал. — Ответил Кот.

— За что тебя разжаловали-то, а? — Секач привстал и перегнулся через стол, глядя в глаза собеседнику. — Что молчишь, сказать нечего? Мы про тебя все-о-о знаем…

— Вы про меня не знаете ничего! — отрубил Кот. — Вы можете только предполагать. Если нечего больше сказать, заткнись и ешь молча. Аппетит портишь.

— Пошел ты! — Секач с грохотом встал. — Урод!

Кот продолжал есть, не откликаясь на явную провокацию. Секач, поняв, что попытка не удалась, сжал кулаки.

— Отставить! — тихо, но властно произнес Кот. — На нас смотрит рядовой состав! Если есть вопросы, решим в зале. Честный кулачный бой, один на один.

Секач дернулся, чуть не встав по стойке смирно, но быстро пришел в себя.

— После обеда! В присутствии взвода! — процедил он.

— Через полчаса, — холодно ответил Кот. — Мне все равно. Свободен!

Что-то в голосе Кота промелькнуло такое… Что-то, от чего сержант Секач автоматически развернулся и ушел, периодически борясь с желанием перейти на строевой шаг. Только почти у самого выхода он полностью справился с собой и, обернувшись, ожег Кота злым взглядом.

— Ган садж, можно? — сбоку возникла чья-то тень

— Можно. Гхм… за ляжку, а во Флоте — разрешите! — нахмурился Кот. — Садись. Что хотел, боец?

— Виноват, господин сержант! — напротив Кота, сдвинув поднос Секача, плюхнулся техник. — Спасибо хочу передать от ребят!

— За что? — опешил Кот.

— За тренировку. За то, что мы утерли нос этим… воякам! — ответил техник.

— Все так плохо? — Кот снова уткнулся в свою тарелку.

— Не настолько, конечно… — Поморщился худой техник. — Служба здесь не хуже, чем в других местах, а в чем-то даже лучше. Паек хороший, даже натуральные продукты перепадают. Денежное довольствие выше, надбавки хорошие. Но вот только эти… Хшаровы дети… достали уже всех!

— М-да? — промычал Кот.

— Угу. Относятся к нам, технарям, как к третьему сорту! Сделай то, это, пятое, десятое… и отказать возможности нет! Лейтенант на их выкрутасы сквозь пальцы смотрит. Ему, видите ли, "в бой с ними ходить"! А мы что? Как прислуга в гостинице! — огорченно махнул рукой технарь. — А чуть не так — и в морду сунуть могут, и рапорт подать… А нас еще и штрафуют!

— За что? — Кот поднял глаза на технаря. — Если вы все правильно делаете?

— За грязь в их помещении, за мусор… За "необеспечение порядка", как они формулируют! Они сервов-уборщиков своими развлечениями из строя выводят, мы их ремонтировать не успеваем, а потом сами же и говорят, что грязно у них. И наших ребят еще заставляют уборкой заниматься! Выловят кого-нибудь, к себе в секцию волокут и носом тычут, "видишь, что творится? Убирай!"

— А вы что же, даже не жалуетесь?

— Уже нет. — Технарь опустил голову. — Смысла нет. Лейт на их стороне, а наш начальник ссориться с ним не хочет.

— А мне ты зачем это рассказываешь? — поинтересовался Кот.

— Так… ган садж… ты единственный, кто к нам по-человечески отнесся, тренировки те же устроил. Мы поначалу этим недовольны были, думали, что новое издевательство какое-то, ан нет! Как вчера их уделали, так ребята даже духом воспряли!

— Что ж, я рад, — кивнул Кот, — думаю, это вам только на руку сыграет.

— Спасибо еще раз, ган садж. — Серьезно поблагодарил техник. — Народ теперь на тренировки в очередь встает и даже за места борются.

— Очень хорошо! — впервые за весь разговор улыбнулся Кот. — Этот опыт всем пригодится! Хорошо, что оценили!

Искреннее расположение технаря грело, мало-помалу оттаивая душу, словно замерзшую после разговора с Секачом.

— В общем, спасибо! Я пойду? — технарь поднялся, но, посмотрев на улыбающегося сержанта, несмело спросил. — Ган садж, а чего этот-то хотел? Ну, ушел который…

— А, бой хочет устроить, — махнул рукой Кот.

— Где? Когда? А можно, мы тоже придем?

Кот серьезно посмотрел на оживившегося техника.

— В тренировочном зале. Через полчаса. Я не против, только решите вопрос со своим начальством!

— Да что там решать! Решим! Вся свободная смена придет! А остальные по сети поглядывать будут! Через полчаса, значит? Ну… Я побежал?

— Беги, — улыбнулся Кот.

Моральная поддержка ему уж точно не помешает!


15

В аудитории царила полная неразбериха и стоял устойчивый гул, чем-то похожий на гудение роя беспокойных пчел. Гудели курсанты, только вчера официально принятые на обучение и которых сегодня всей толпой, сразу после завтрака, загнали в это помещение со множеством столов, расставленных стройными рядами. На каждом столе лежало по паре планшетов, чем-то похожих на персональные коммуникаторы, но бывших в несколько раз больше привычных многим наручных ПК.

— Кто-нибудь знает, для чего нас тут собрали? Что это за хрень? Интересное помещение! — раздавались со всех сторон голоса будущих офицеров.

Девяносто пять, или даже больше, процентов курсантов были юношами и девушками из хороших семей, с огромными амбициями и уже изученными базами знаний. Офицерская школа им была нужна только для того, чтобы, отточив новоприобретенное мастерство, пройти тесты и получить допуски, подтверждающие полное освоение материала.

— Уйди, тут буду сидеть я! — требовал наглый юнец, нахально глядя на мужчину со шрамом, пересекавшим половину лица. — Я Ас Торнхейм! Моя семья из граждан высшей категории! Я имею полное право занимать место в первых рядах!

Мужчина со шрамом пожал плечами, молча поднялся и ушел в самый конец зала, опустив свой зад на стул самого последнего ряда парт, рядом с другим, таким же битым жизнью, как и он сам.

— Тебя тоже достали эти титулованные? — усмехнувшись, предположил сосед. — Не выдержал?

— Как и тебя, я думаю. — Хмуро отозвался мужчина. — Не вижу смысла затевать ссору с возможным будущим командиром, их же мигом наверх потянут. Представители, в звезду их, аристократических семей! Молодые балбесы!

Оставшиеся проценты курсантской массы состояли из умудренных опытом людей, в глазах которых морозной коркой застыл опыт десятков, а то и сотен, пройденных боев. Таких собралось меньше десятка, и все они были вытеснены на задние ряды.

— Ничего, обтешутся еще, придут в кондицию. Если не сдохнут в первом же бою, — буркнул сосед.

— Большинство не сдохнет, сам знаешь, — махнул рукой шрам. — Уж чего-чего, а к знаниям они стремятся, за места в первых рядах борются. А зачем, кстати, нас тут собрали, не в курсе?

— Понятия не имею. — Отозвался собеседник, оглядывая зал. — Наверное, снова речь толкать будут. Мол, мы надежда, гордость и честь, будущий хребет Флота, на котором держится все и вся, бу-бу-бу, ла-ла-ла…

Между тем молодые курсанты, слонявшиеся по залу, заводившие знакомства и устраивавшие ссоры, не успокаивались. Кто-то нависал над соседом, что-то требуя, кто-то разглядывал гигантские планшеты и копался в настройках.

— Кхе-кхе! — прокашлялся сухонький мужичок в капитанском мундире, неизвестно как оказавшийся у центрального преподавательского стола, развернутого лицом каудитории. — Кхе!

Шум не затихал. Ближайшие к капитану курсанты, покосившись на знаки различия, продолжали свои дела, а остальные сделали вид, что вообще его не услышали, хотя тихий кашель был дублирован многочисленными динамиками.

— Кур-р-рсанты, смир-р-рно! — вдруг взревел мужичок.

Глядя на капитана невозможно было поверить, что этот рык исходил от него. Ну вот не соответствовал этот голос внешнему виду, никак не соответствовал! Сильный и громкий сам по себе, он еще был многократно усилен динамиками, да еще и дублировался общей сетью на командном канале.

Внезапный начальственный рык произвел эффект разорвавшейся бомбы. Видимо все было рассчитано заранее, потому как возникшая интерференция звуковых волн как громом поразила большинство молодых людей. Кто-то вздрогнул, кто-то от неожиданности подпрыгнул, кто-то испортил воздух… но все без исключения замолчали, обернувшись к раздражителю.

— Кур-р-рва мать! Что за стадо сур-р-рикатов я здесь вижу? Вы курсанты или где? Смир-р-рно я сказал! Что ты тянешься к своей заднице? Или у тебя там твой маленький мозг и ты решил его защитить руками? — рычал капитан. — Всем занять свои места! Десять секунд, время пошло!

Капитан демонстративно вcкинул к глазам руку с навороченным коммуникатором. Ошалевшие курсанты попадали на ближайшие к ним сиденья. Те, кому повезло, уселись сразу, а невезучие заметались по аудитории, сталкиваясь друг с другом, судорожно ища свободные места. Впрочем, отведенного времени хватило всем.

— Так-так! — уже нормальным голосом проговорил капитан. — Успели, молодцы! Теперь давайте знакомиться. Я — капитан Гарди Ас Син! Я — ваш преподаватель по предметам "История Федерации" и "Социальная теория".

Капитан Гарди прошелся перед первым рядом столов, пристально глядя на каждого из курсантов, сидевших впереди.

— Да! Всем запомнить свои места! Они пронумерованы, и то место, где вы сидите сейчас, остается вашим до самого конца обучения! Все ясно? — и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Вот и молодцы. А теперь берем планшеты и готовимся записывать лекцию. Пишем стилом, печатать нельзя! Проверю у каждого! Вопросы?

— Господин капитан! Есть вопросы! — встал с места один из курсантов. — Я Ас Торнхейм, и своим внезапным появлением вы вынудили меня занять неподобающее мне место! Я не…

— Молчать! — взревел капитан. — Неподобающее тебе место?! Ты достоин того места, которое смог занять! Если ты не смог сориентироваться и заметался как мелкий слуп, то сиди там, куда уронил свой блистательный зад! Ясно?

— Но…

— Сосунок! Красное замечание! Еще одно возражение, и ты вылетишь с занятий как при взрывной разгерметизации! Получишь второе красное, и будешь отчислен с такой характеристикой, что тебя не возьмут во Флот даже обслуживать сервов-ассенизаторов! Ясно тебе?

— Так точно, господин капитан, — опустил голову курсант.

— Вот и молодец, — тепло улыбнулся капитан.

Такие резкие смены настроения преподавателя говорили о его неуравновешенности… либо о хорошо поставленной психологической игре!

— Но раз уж этот вопрос действительно для тебя важен… я дозволяю меняться местами с другими курсантами. Договаривайтесь между собой как можете. Каждая перемена места должна быть оформлена грамотным договором с регистрацией у Искина учебной части. — По-доброму вещал преподаватель. — Еще есть вопросы, господа курсанты?

— Да, господин капитан. Есть! — с места поднялась миловидная девушка. — Эти… планшеты. Они же старые! И зачем руками писать? Ведь можно просто изучить базу и сдать вам зачет!

— Да, девочка моя. Старые. Старые и неудобные. Учебные! — с каждым словом лицо преподавателя наливалось кровью, а голос все повышался и повышался, пока не перешел на крик. — Кур-р-рва мать!! Ты сюда учиться пришла или вилять задницей, хвастаясь дорогими и модными приблудами? А? Или количество знаний в твоей голове зависит от новизны оборудования?

— Как вы смеете так со мной разговаривать?ІІ — взвизгнула девчонка.

— Молчать! Кур-р-рва мать! Курсант Ас Асими — красное замечание! — заорал преподаватель и вдруг снова резко сменил тон, зашипев, как змея. — Ты уже в курсе, девочка моя, что это означает. Ты пришла во Флот. Если тебя не устраивают наши порядки, можешь уходить сразу. Думаю, в любой управленческой школе тебя примут с распростертыми объятьями. Ну что, сама уйдешь прямо сейчас? Или возразишь и тебя выгоню я?

— Н-нет, господин капитан, — пробормотала девушка, — п-п-прошу меня п-простить…

— Нет такого слова "прошу простить", кур-р-рва мать! Курица гр-р-ражданская! — вновь заорал капитан. — Есть "так точно", "никак нет" и "виноват, господин звание-или-должность"! Всем ясно, мальчики и девочки?! Не слышу!!

— Так точно, господин капитан! — слаженно рявкнули с задних рядов "умудренные старики".

— Не слышу!!! — капитан приложил ладонь к уху.

— Так точно, господин капитан! — вразнобой загалдели молодые курсанты.

— Плохо. — Резюмировал снова резко успокоившийся капитан. — Плохо, но для первого раза сойдет. Всем вам, молодым щеглам, придется потренироваться. В личное время. Кроме во-оон той пятерки на задних партах. Господа курсанты, предлагаю вам перебраться на второй ряд. Выберите понравившиеся вам места и пересаживайтесь.

— Виноват, господин капитан! — поднялся мужчина со шрамом. — Мы хотели бы остаться здесь.

— Что-о-о?! — аж взвился преподаватель. — Кур-р-рва! Дыра xшара! Таринзен драный! Я не дешевая шлюха, а пр-р-реподаватель! На время занятий ваш президент, бог и стар-р-рший воинский начальник! И я не предлагаю что-то сделать, а пр-р-риказываю! Все распоряжения преподавателя являются прямыми приказами!! Красное замечание!! Встать! Пересесть!! Живо!!!

Поблeднeвший "шрам", неестественно ровно держа спину, дошел до второго ряда и не глядя выгнал кого-то из курсантов. Точно так же поступили оставшиеся "умудренные"

— Молодцы. — Капитан, подойдя, по-отечески похлопал "шрама" по плечу. — Прекрасный выбор.

Развернувшись, преподаватель вернулся к своему столу.

— Ну что ж, пожалуй, начнем. — Теперь его голос был мягок, как вата. — Перед каждым из вас планшет… Что? Не перед каждым? А куда же вы их дели? Я знаю, что перед началом занятий был полный комплект! Но это уже ваши трудности. Планшет закреплен за каждым, персонально. По ним я буду проверять ваши записи, а перед выпуском вы будете обязаны сдать учебное имущество. Если вы в первый же час умудрились про… терять закрепленную за вами технику — сами виноваты! Но на первый раз даю вам возможность исправить свою ошибку. Даю пять минут на то, чтобы планшет был у каждого. Время пошло!

Дождавшись, пока хаотические метания курсантов закончатся и все снова рассядутся по своим местам, капитан продолжил, снова бросив взгляд на свой коммуникатор.

— Молодцы, уложились. Напомню, что вы — будущие офицеры! И поэтому должны сначала подумать… затем снова подумать и только уже потом — сделать! И думать надо головой, а не седалищным местом. Хотя, надо признаться, кое у кого это место очень даже симпатичное… Все же надеюсь, что о развитии собственного мозга вы заботились больше, чем о заднице!

Вся аудитория грохнула дружным смехом, а часть курсантов отчаянно покраснела. Причем краснели незавиимо от половой принадлежности.

— Итак, первое занятие! Сегодня вводная лекция по "Истории Федерации", — продолжил преподаватель, когда все отсмеялись, и тут же вкрадчиво заметил, — хотя, если кто-то из вас скажет, почему вы должны писать вручную на допотопных планшетах… Пожалуй, я освобожу такого курсанта от занятий с принятием зачета "по факту сдачи". Ну? Кто готов ответить? Может быть, ты скажешь, Фредерик Ас Торнхейм? Вставать надо, когда к тебе преподаватель обращается!

Все дружно притихли, лишь подскочивший курсант жалко мялся, не зная ответа.

— Я так и думал. Садись, Фредерик, не маячь ближним приводом. Что ж, если вы, балбесы, не в состоянии ответить на такой простой вопрос, будете писать, писать и писать! — удовлетворенно кивнул капитан. — Приступим. Федерация была образована…

Все курсанты дружно заскрипели стилами, усердно сгибаясь над неудобными планшетами. Капитан только вздохнул, глядя на склонивших головы великовозрастных ученичков. Больше полугода ему придется прессовать эту мягкую глину, в надежде вылепить из нее что-то стоящее…


16

Сержант Секач, вышедший из столовой и скрипевший зубами от злости, привалился спиной к стене коридора. Как же взбесил его этот "сослуживец", если можно так сказать! Да еще посмел обращаться с ним, старым и опытным бойцом, как с желторотым сопляком! Свысока! Как… как большой начальник!

— Ур-р-род! — зло сплюнул Секач, впрочем, тут же растерший плевок своим большим ботинком.

Порядок нарушать было нельзя, а коридор у столовой всегда находился под наблюдением Искина или дежурной смены. Как бы он ни был зол, но терять осмотрительность и попадать на штраф сержант не собирался.

— Ну что, Секач? — рядом материализовался лейтенант. — Сказал?

— Сказал, ган лейт. Но вот только плевать ему и на мои слова, и на отношение парней!

— Тьфу! — сплюнул уже лейтенант. — И что теперь? Так и будет торчать у нас занозой в заднице? Живое, xшара ему в горб, напоминание позора? Надо как-нибудь убрать его отсюда…

Лейт до сих пор берег руку, сломанную на последней "тренировке" при неудачном падении с выбитыми креплениями сервоусилителей. Медкапсула, конечно, быстро привела его в порядок, но вот от фантомных болей он еще не избавился.

— Уберем! — решительно бросил Секач. — Вызвал его на тренировочный бой. На кулаках. Отделаю сейчас, потом еще и еще раз. Отказываться не будет, я по глазам увидел — не из таких он.

— И что? — не понял лейт.

— Через неделю-другую, может через месяц, сам уйдет. Как станет все жалование в медблоке оставлять, так и уйдет!

— А мысль хороша! Хотя… Хм… — лейтенант смерил взглядом гиганта Секача.

По сравнению с этой двухметровой горой, бугрящейся мышцами, его противник выглядел не очень. Хотя Спящие его знает, какие сюрпризы могли таиться у этого Xшарова сержанта Кота!

— У меня бой без оружия подтвержденного второго уровня. Когда-то интересовался. Плюс имп "СВ", — понял его сомнения Секач, — я его с одного удара погашу!

Сержант показательно поиграл мышцами.

— Ну да, ну да, — согласился лейт, — имплант "Сила-Выносливость" это хорошо, а уж бой без оружия вообще отлично! Вряд ли он тоже любитель боев без правил в планетарных забегаловках!

— Точно, ган лейт! — самодовольно кивнул Секач. — Второго такого, как я, в целом секторе не сыщешь!

— Бой когда?

— Через полчаса. — ответил сержант, — в тренировочном зале. Мой взвод тоже будет!

— Отлично! Ты давай, шагай в зал! Разомнись, разогрейся. Я чуть позже подойду.

Секач коротко кивнул и они с лейтенантом разошлись в разные стороны.


17

Ближе к вечеру лейтенанта-десантника вызвал к себе начальник форпоста. Внутренне содрогаясь, лейт тяжело перешагнул порог кабинета, заранее ощущая себя смертником.

— А-а-а, Ясон! Проходи, мой мальчик, садись, — лучезарно улыбнулся коммандер Ас Тиллерс.

Едва переставляя внезапно одеревеневшие ноги, Ясон доковылял до указанного ему места и аккуратно уселся, держа спину по-ученически прямо. Как огня боясь предстоящего разговора, он сам себе был неприятен, но ничего поделать с этим не мог.

— Вижу, мой мальчик, ты уже осознал всю глубину той бездны, куда сам себя загнал. — Продолжил коммандер, убедившись, что лейтенант уселся. — Но все же расскажи мне, старому и глупому, что же это такое было? Поведай свою точку зрения больному идиоту.

— Это был учебный бой. — Непослушными губами ответил лейт.

— Учебный бой, мой мальчик, проходит немного иначе. — Мягко произнес коммандер. — А что было это?

— Поединок без оружия. — Сдался лейтенант.

— Вот это уже больше похоже на правду. — Кивнул Ас Тиллерс. — Вот только скажи мне, командир пехотной группы, почему ты не пресек это безобразие в самом начале?

С каждым произнесенным словом тон коммандера опускался на несколько градусов ниже.

— Я попытался сразу же остановить бой, когда Секач упал!

— Я спрашиваю, лейтенант, почему ты не остановил бой тогда, когда полный сержант Кот нарвался на удар и потерялся, а старший сержант Секач бросился его добивать! — рявкнул Коммандер.

— Не могу знать, господин коммандер, — опустил голову лейт.

— Зато я могу, — спокойно ответил начальник форпоста. — Вы, идиоты, решили выжить отсюда сержанта. Вы решили его выжить с помощью кулаков Секача. Так?

— Мы хотели вырвать эту занозу, господин коммандер…

— Молчать! — спокойно ответил Ас Тиллерс, и это спокойствие для лейтенанта было хуже залпа тяжелого линкора. — Несмотря на мой прямой приказ "пусть работает", ты решил сделать по своему, добавив мне головной боли.

— Он унизил меня и моих ребят, — упрямо возразил лейтенант, — он просто окунул нас в дерьмо.

— Вы обгадились сами. — Прищурился коммандер. — Ты обгадился. Причем три раза. Первый раз — когда решил "провести тренировку" с технарями, не подумав, что эти люди что-то могут. Не подумав, что их натаскивают на бой, хотя сержант Кот прямо об этом сказал! Не подумав, что у них это десятая тренировка, а у вас всего вторая! Второй раз — когда от мнимой обиды ты решил изничтожить его руками Секача. Не подумав, что никто о нем ничего не знает! Даже я не смог найти о нем полных сведений! Даже я!

Коммандер откинулся на спинку кресла.

— Даже я… — Он пожевал губами, в упор глядя на поникшего лейта. — И ты умудрился обгадиться в третий раз! Тогда, когда не остановил Секача и не смог остановить его взвод, бросившийся защищать "своего" сержанта. Да, ты и подумать не мог, что технари кинутся "отбивать" Кота! И я бы не смог это предположить, но все же… Ты понимаешь, что это был фактически бунт?

— Понимаю.

— Теперь у меня очередь в медблок. Твой обгадившийся взвод и треть от всей штатной численности технического персонала моего форпоста… Треть! Они бежали со всей станции, чтобы намять бока твоим дуболомам! Я знал, что у вас с технарями есть некоторое недопонимание, но я и не предполагал, что вы им чем-то настолько насолили!

— Виноват… — Только и мог промямлить лейтенант.

— Виноват он… — Буркнул коммандер. — Это уже не исправить. Ты, балбес, не подумал. Ничего не зная и ни о чем не думая, ты такого наворотил, что… И как ты решился на этот шаг? Зная тебя, я могу с уверенностью сказать, что тебе в голову такая идея просто бы не пришла. Значит, кто-то на тебя повлиял. Кто-то, кого ты считаешь "своим" и кому доверяешь. Кто-то из твоего окружения. Найди его!

— Понял, господин коммандер!

— Не "понял" а "так точно"! — рявкнул Ас Тиллерс. — Привыкай, лейт, привыкай! После всего случившегося передо мной встал выбор: убрать тебя и три десятка опозорившихся десантников или полностью менять технический персонал. Я решил. Ты со "своими бойцами" с сегодняшнего дня выходите на постоянное дежурство в патрульной группе. У вас есть три недели, чтобы проявить себя! После этого ты, как отличившийся, уйдешь на повышение, а "твои бойцы" подадут рапорта на перевод вслед за своим горячо любимым командиром. Ясно?!

— Так точно, господин коммандер, — глухо ответил лейтенант.

— Молодой идиот! — рассерженно прошипел коммандер. — Я, пообещав твоему отцу, тянул тебя с самого выпуска! Ты у меня получал хорошие премии! Ты успел выплатить свой родительский кредит и даже накопить некоторую сумму! В твоем личном деле полно отметок об удачных абордажах, хотя это были всего лишь несложные зачистки кораблей неугодных нам контрабандистов! Ты расслабился, Ясон! Расслабился!

— Так точно, господин коммандер… — Одними губами произнес лейтенант.

— Я уже сказал твоему отцу и сейчас скажу то же самое и тебе. Ты больше не будешь здесь служить по одной простой причине: ты не сможешь смотреть в глаза никому из техников. Тебе постоянно будут мерещиться шепотки и смешки за твоей спиной, и в конце концов ты сорвешься, перестреляв мнимых обидчиков. Это не нужно ни мне, ни тебе. И ничего с этим поделать нельзя. — Отвернулся коммандер. — Мне проще убрать тебя и твоих ребят, чем менять весь инженерно-технический персонал.

Ас Тиллерс помолчал и вдруг с яростью стукнул кулаком по столу.

— Идиот! — взревел он. — Вы поломали мне все, что я строил годами! И ты, и новый сержант! Этот сержант стал занозой, а ты — нарывом от нее! И мне приходится выдавливать этот нарыв с кровью! С моей кровью!!!

Коммандер вскочил и, тяжело дыша, навис над лейтенантом.

— Ты понимаешь, Ясон, с кровью! Кого мне пришлют вместо тебя, а? Вместо твоего Секача? Вместо "твоих ребят", которые выполняли любой приказ? А? Кого? Ближайшие полгода, а то и год, я буду вынужден подбирать и проверять верных и понимающих людей! И все из-за твоей идиотской выходки! — Злился начальник форпоста. — Ты не мог сам это придумать! Не мог! — Коммандер вновь хватил кулаком по столешнице. — Тебя подтолкнули! Найди его, слышишь? Найди этого урода!!!

— Сделаю, господин коммандер! — поднялся лейтенант. — И еще, разрешите вопрос? Что там сделал этот Кот?

— Спроси у медика. — Отмахнулся Ас Тиллерс. — Он меня весь последний час консультировал, по всякому крутя запись. Хотя, стой… Скажу тебе и сам. Твой Секач — тяж. Как ходят тяжи, сам представляешь. У них, привычных к ТБС, ноги вечно враскоряку стоят, так сказать, как устойчивое положение бронескафа. Вот этот Кот куда-то там попал Секачу, да так удачно, что у того тело просто заклинило, или судорогой свело, я так и не понял. А ноги стоят враспорку, потому что привыкли к скафу, а каркас сервоусилителей повторяет строение скелета и учитывает работу основных мышц. Вот Секач и застыл на месте, ни вздохнуть, как сказал док, ни… хм… выдохнуть. А этот Кот его и обрабатывал, пока Секача не отпустило и тот не повалился, вопя благим матом. Что было после, ты и сам прекрасно помнишь.

— Помню. — Мрачно ответил лейт. — Забудешь тут. Я и не знал, что человека можно так…

— Так посмотрел бы, что у этого Кота куча медицинских баз в тройке. Не подтвержденные, но вроде как изученные. Кстати, там и бой без оружия имеется, тоже не подтвержденный и тоже в тройке. Он и не скрывает этого. — Немного успокоился коммандер. — В общем, Ясон, это урок тебе. Всегда знай, что именно изучено твоими людьми! Никогда не смотри поверхностно, только лишь по зеленым подтверждающим меткам, всегда копай глубже! Да и мне тоже урок.

— Разрешите идти, господин коммандер?

— Иди, лейт. — Отпустил Того Ас Тиллерс. — Нет, стой! Официально: с сегодняшнего дня ты выходишь на постоянное дежурство в качестве командира десанта патрульной группы кораблей. Личный состав десантно-досмотровых групп на твое усмотрение. Сержанта Кота для участия в патрулях не привлекать, пусть работает по утвержденному мной учебному плану. Задача ясна?

— Так точно, господин коммандер! — вытянулся лейт.

После слова "официально" Искин станции начинал вести запись, делая аудиовизуальный отчет об отданном начальником распоряжении или приказе.

— Иди, лейтенант, готовься. Вылет патрульной группы через три часа.

Лейтенант, стукнув кулаком в грудь и щелкнув каблуками, вышел.

— Эх, дурак, дурак… — Пробормотал коммандер, дождавшись, пока в углу погаснет красный диод записи. — Дурак…


18

Вызов поступил, когда капитан-судья, скучая, прослушивал переговоры на активных частотах. Чем хороши были новые патрульники, так это тем, что при минимуме команды они выполняли те же самые задачи, для которых обычно требовались корабли с более многочисленными экипажами.

— Закрытый канал. Активировать. — Немедленно скомандовал капитан, едва увидев опознавательный значок абонента.

Мостик немедленно затянуло молочно-белой пеленой, но капитан, перестраховываясь, улегся в ложемент и перешел в боевой режим, при котором информация шла напрямую, исключая любую возможность прослушки.

— Куратор! Кап… — начал он доклад.

— Хватит, — оборвал его собеседник, — мне это не надо.

Собеседник не открывал лица, но его скрипучий голос был хорошо знаком всем капитан-судьям этого сектора.

— Караван в пути. Через два дни переходит в наш сектор, сопровождение oбычное. График один-двадцать. — Человек без лица бросал фразы отрывисто, как будто лая. — Готов обеспечить проводку?

— Готов, куратор! Операция прикрытия в действии, выбранный участок будет под полным контролем от трех до семи суток.

— Мало. Нитка восемь судов. Обеспечь десять дней. — Собеседник отключился.

Капитан-судья, выйдя из боевого режима, задумался. На его памяти никогда еще не было настолько больших караванов, максимум два-три судна. А уж почти суточная разница прохода кораблей вообще была чем-то новым! Это известие требовало основательно корректировки планов.

— Третий, четвертый, седьмой — связь! — наконец скомандовал он.

Внутренний ранг капитана-судьи был довольно велик, позволяя отдавать приказы капитанам почти всех патрульных кораблей КОНКОРДа в этом секторе.


19

Прибывшую комиссию начальник форпоста, как и положено, встречал у основного шлюза. Вот коротко взвыли приводы, массивные створки разошлись и глазам встречающих предстала целая делегация проверяющих, впрочем, как и всегда.

— Штаб-коммандер Ас Минш. — В приветственно поклонился Ас Тиллерс.

— Коммандер Ас Тиллерс. — Склонил голову начальник комиссии.

— Господин штаб-коммандер, станция в полном распоряжении комиссии. Для контроля за проведением проверки, принятия отчетов и проведения контрольных запросов предлагаю использовать мой кабинет.

— Согласен. — Кивнул Ас Минш и обернулся к толпе проверяющих. — Приступайте. Отчеты в базовом виде мне, я в кабинете начальника форпоста.

Старшие офицеры неспешно прошествовали в кабинет Ас Тиллерса, в то время как проверяющие, как тараканы, разбежались по всем углам далеко не маленького объекта. Когда за спинами начальников закрылись створки дверей, отсекая их от всех остальных, офицеры сбросили чопорность.

— Здорово, здорово, дружище! — схватив Тиллерса за плечи радостно сказал Минш.

— Привет, старый друг! — не менее радостно ответил Тиллерс. — Может обед? Или ужин? Не знаю вашего бортового времени.

— Брось эти условности! — улыбнулся Минш. — Ты же знаешь, что штаб живет по столичному времени. Так проще работать с верхними. — Минш указал глазами вверх, намекая на Генеральный Штаб. — Хотя я уже давно выбился из распорядка. Загоняли по комиссиям. А насчет обеда… не откажусь!

— Сейчас распоряжусь. — Кивнул Тиллерс. — Надеюсь, твои вкусы не изменились?

— Нет! — рассмеялся Минш. — И я, и мои вкусы стабильны, как заякоренные.

— Знаю-знаю! — также рассмеялся Тиллерс. — Поэтому я давно обо всем распорядился. Минут через пять обед уже будет здесь.

Через указанное время, даже немного раньше, штаб-старшина, секретарь Ас Тиллерса, уже споро расставлял приборы, открывал бутылки и выставлял на стол исходящие паром блюда. Накрыв стол и перекинув салфетку через руку, Тенгиз замер, будучи в готовности услужить господам офицерам.

— Спасибо, старшина. Можешь идти, — кивнул Ас Тиллерс, — мы сами.

Во время обеда старые друзья весело шутили и вспоминали смешные моменты из своей молодости. Наконец Ас Минш откинулся на спинку, аккуратно вытерев салфеткой уголок рта.

— Да-а-а, Жоджо! Ты снова меня удивил! Так хорошо кормят только в "Артикуле", да и то не всегда. Может все же откроешь мне свой маленький секрет? — сыто вздохнув спросил он.

— Какой там секрет, Маэль, все просто. Мои ребята регулярно перехватывают контрабандистов, пытающихся протащить что-нибудь в Федерацию, не платя сборы и налоги. А что они могут везти из этих полудиких окраин? Правильно, продовольствие и дорогие напитки. Положено груз изъять, штаб уведомить, корабль оштрафовать и отпустить, что мы и делаем. А как работают наши интенданты, ты и сам знаешь. — Усмехнулся Тиллерс. — Пока они подумают, пока транспорт найдут, пока доберутся. Часть груза успевает испортиться!

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Минш. — Интенданты это нечто! Думаю, ты не удивишься, если узнаешь, что в хранилища конфискатов груза поступает меньше, чем уходит от тебя. Тоже, наверное, в дороге портится! А бутылки с вином из-за неаккуратной погрузки бьются почти все до одной! Представляешь себе эту картину?

— Ха-ха-ха! — поддержал его Тиллерс. — А еще слупы, наверное, регулярно портят транспортные контейнеры, да?

— Еще бы! — весело отозвался Минш. — Ты даже не представляешь, какие суммы мы выкидываем на текущий ремонт именно интендантского оборудования!

Оба задорно рассмеялись, представив себе полчища безобидных грызунов, грызущих композит контейнерных стенок и тщательно пережевывающих электронные блоки.

— Я не об этом, — смахнув выступившие от смеха слезы сказал Минш, — я про твоего повара спрашивал.

— Тут тоже особого секрета нет, но… — замялся Тиллерс.

— Я тоже поделюсь чем-нибудь, по-товарищески, между нами. — Заверил его Минш.

— Договорились, — кивнул Тиллерс. — Понимаешь, Маэль, тут немного сложнее. Периодически прихватываем очень уж специфическую контрабанду, после обнаружения которой прямая дорога на каторгу. Вот так и получилось, что в одной из команд оказался прекрасный повар, который теперь работает у меня.

— Ты что же, пошел по стопам имперцев и завел себе раба? — смеясь, спросил Минш.

— Что ты! Какое рабство? Всего лишь бессрочный контракт лично со мной. — Ухмыльнулся Тиллерс. — Лучше уж у меня готовить, чем на рудниках загибаться. По закону все чисто, никакого отношения к грузу повар не имел, просто нанялся не на то судно и к неудачливому капитану.

— Да уж, зря он к контрабандистам пошел, — кивнул Минш. — Хотя… Ты платишь ему?

— Угу, и неплохо! — ответил Тиллерс. — Конечно, меньше, чем где-нибудь ближе к центру, но для нашего захопустья вполне неплохая сумма. Заодно это еще и отбивает у него мысли о том, чтобы плюнуть на контракт и сбежать. Кстати, он до сих пор прекрасно помнит твой предыдущий заказ…

Тиллерс, прищурившись, многозначительно посмотрел на Минша.

— Что ж. Понимаю, — прищурился собеседник, — откровенность за откровенность. На тебя в чем-то обижен Ас Фрост. Это он всеми силами старался изменить график проверок и все же добился своего. Поэтому мы вновь у тебя, хотя не прошло и полугода с момента последней нашей встречи.

— Ас Фрост? — выпучил глаза Тиллерс. — Интендант?!

— Он самый, — утвердительно кивнул Минш. — Не знаю, чем ты ему насолил, но он провел огромную работу. Кстати, он же и в комиссию напросился. Представляешь, штаб-коммандер, Главный интендант — и простой член комиссии! Внешне оно, конечно, все прилично выглядит, постоянный проверяющий в отпуске, но по факту…

— Ничего не понимаю! — признался Тиллерс.

— Я тоже. — Согласился с ним Минш. — У тебя точно все в порядке, Жоджо? Сам понимаешь, друзья друзьями, но игнорировать злостные нарушения я не имею права.

— Все в пределах нормы. Ты меня знаешь, я все держу в своих руках. — Ответил Тиллерс.

— Ну и хорошо, — кивнул Минш, — у нас почти сутки до того момента, как пойдут первые отчеты. Что будем делать, Жоджо? Помнится, прошлый раз ты подготовил знатную развлекательную программу. Чем порадуешь сейчас?


20

Кот, заложив руки за спину, стоял перед строем закованных в броню солдат и негромко проводил последний инструктаж. Взвод десантников и пять десятков технарей внимательно прислушивались к его словам.

— Итак, повторяю! Показываем все, на что способны! Нашими тренировками очень заинтересовались проверяющие! — говорил он. — Отрабатываем жесткий штурм. Запомните, что боеприпасы с маркировкой "УУ", то есть "учебные усиленные". Это — требование коммандера, изменить его не в наших силах. Так что головы под выстрелы не подставляем! Особенно вас касается! — Кот повернулся к технарям. — У вас даже не ЛБСы, а обычные легкие технические. Если попадут в шлем — можете шею повредить! Вас это тоже касается! — теперь Кот повернулся к десантникам. — У вас импульсники, так что думайте, куда стреляете! И, к тому же, я в обороне, а у меня тройка боевых сервов. У них тоже "УУ", и калибр не меньше вашего! Особо жалеть никого не буду, но в то же время возможных критических выстрелов делать не стану. Жду от всех вас того же. У нас всего лишь показательная тренировка, а не реальный бой! Всем все ясно?! Вопросы есть?

Кот вновь оглядел строй бойцов.

— Наш лейтенант и второй сержант в патрулировании, поэтому слушаем только меня! Мои распоряжения выполнять беспрекословно! Не думая! Я сказал — вы сделали! Тогда все пройдет успешно! Так… они уже идут… За граничную линию не заходим! В ту сторону не стреляем! Господа офицеры выразили желание присутствовать лично, наблюдать через систему им не интересно. Для членов комиссии стоят кабинки с бронестеклами, но рисковать не стоит. Все сделано наскоро, крепость конструкций никто не проверял. Смирно! — Отдал команду Кот, заметив вошедших в зал офицеров. — Ган коммандер, учебная группа…

— Вольно, вольно! — махнул рукой незнакомый штаб-коммандер. — Значит, это вы здесь занимаетесь? Интересно-интересно. Неплохо так оборудовали все! А что за бои вы ведете, после которых столько пострадавших, что расход медкартриджей увеличился в несколько раз? Покажете? Как раз для этого и собрались? Отлично! Ну… приступайте!

Офицеры явно были слегка навеселе.

— Прошу занять подготовленные места, — указал на кабинки Кот.

Тренировка, хоть и показательная, не задалась с самого начала. Возбужденные офицеры, переругиваясь, то и дело требовали "все остановить, всем замереть!" и подбегали то к одному бойцу, то к другому. Особенно усердствовал, размахивая руками штаб-капитан, ответственный за боевую подготовку.

— Ну разве это можно!? — кричал он, тыкая пальцем. — Это же не в каких Наставлениях не указано и ни в какие рамки не лезет! Технологические лючки не предназначены для защиты, они же тонкие! Они же тех-но-ло-ги-чес-кие!

— При хорошем попадании ваши лючки повредят солдатам руки! Сержант, ты представляешь себе силу удара!?

— Лучше поврежденные руки, чем верная гибель, ган капитан! — отвечал Кот. — Кроме того, люки заклиниваются, и основную нагрузку принимает на себя жестко закрепленная часть! То есть петли или, как вот сейчас, зажатая в двери часть крышки полносъемного лючка!

— А здесь? А вот так? Вот, видишь, нога торчит! Боец, дай импульсник! — капитан хватал оружие, наставлял на укрывшегося, отбегал, прицеливался, снова подбегал. — Видишь? Все, попадание!

— Попадание скользящее, ган капитан! — парировал Кот. — Всего лишь ранение! А без подобного укрытия техник в своем легком скафе сразу же был бы убит или тяжело ранен и все равно истек бы кровью до получения помощи!

За действиями капитана и ответами сержанта с любопытством следили все собравшиеся, то есть большая часть участвовавших в комиссии офицеров.


21

Ас Фрост наконец-то нашел и место, и повод для уединения. Еще вчера поняв, что "прихватить" Ас Фроста на проверке отчетности и наличию материальных средств не удастся, интендант стал громко возмущаться, потребовав временно ввести в штат станции и его самого, и большую часть членов комиссии. Мол, запросы идут по слишком долгому пути, через многочисленные шлюзы и проверки, что мешает быстрой и качественной работе, а если они будут числиться персоналом станции, то все будет обрабатываться гораздо быстрее. Обычно двух-пятиминутные задержки никого не волновали, но, пожав плечами, начальник комиссии согласился с претензиями интенданта, направив просьбу начальнику форпоста. Ас Тиллерс просьбу начальника комиссии, естественно, удовлетворил, официально оформив больше трех десятков офицеров как прикомандированных. И вот сейчас настал звездный час его мести!

Для выполнения задуманного требовалось остаться в одиночестве. Отослав сержанта-хозяйственника с каким-то мелочным поручением, он зашел в небольшое складское помещение, якобы в целях подсчета некоторых деталей для сверки с учетным перечнем.

— Красный, красный, двенадцать тридцать шесть! — четко выговорил Ас Фрост.

Освещение моргнуло, прерывисто взревел тревожный баззер. Месть свершилась! Ас Тиллерс теперь точно получит свое! По меньшей мере его точно ждет взыскание и долгое разбирательство!

Интендант, злорадно прищурившись, вслушивался в начавшуюся суматоху, пока в склад не заскочил устрашающего вида боевой серв с активированными оружейными блоками. Ас Фрост от неожиданности дернулся и оступился, нелепо взмахнув руками. Серв, воспринявший столь резкое движение как потенциальную угрозу, ударил из обоих стволов, отрабатывая заложенный программой "парный такт" и некоторое время невозмутимо фиксировал в прицеле оплывающее кровью и нелепо подергивающееся тело.

— Противник нейтрализован. — Отправил он уведомление Искину, зафиксировав смерть.


22

Когда рявкнул баззер боевой тревоги, штаб-капитан все еще возмущался, наставив отобранный у десантника импульсник на сжавшегося за импровизированным щитком техника.

— Вот! Вот видишь! В этой позиции он совершенно беззащитен и отрезан от остальных! Он не может отступить и не может сражаться!

— Тогда он может просто "пройти по пункту", — пожал плечами Кот, — если уж положение настолько безвыходно.

— Это не… Что такое? — капитан так и не закончил фразу, прерванный баззером. — Тревога? Нападение?

— Что? Что происходит? — посыпались недоуменные вопросы. — Господин коммандер! В чем дело?

— Объявлена тревога! Главный Искин молчит, на запросы отказами отвечает! — удивленно ответил Ас Тиллерс. — Ничего не понимаю!

Одновременно с ответом начальника Кот с удивлением осознал, что боевые сервы, замершие в режиме ожидания, самостоятельно пришли в движение. Машины перестали подчиняться командам, заблокировав почти все каналы управления кроме одного, связывающего их с "боевым Искином". Сервы шустро разбежались в разные стороны, беря на прицел группы людей. Такблок скафа перекрасил их значки из зеленого дружественного в желтый, нейтральный, цвет. Значки офицеров окрасились в тревожный оранжевый.

— Всем оставаться на месте. Сложить оружие. — Потребовал бесстрастный голос.

— Что за… — дернулся было штаб-капитан, державший импульсник так и наставленный на техника.

На тактической карте капитан значок, обозначавший штаб-капитана, моментально налился ярко-красным цветом. Серв, обходивший по дуге группу технарей, на мгновение остановился и ударил из обоих стволов. Капитан, выронив оружие, покатился по полу, истошно крича. Боеприпасы "УУ" хоть и не убили, но сшибли человека с ног, поломав ребра и заставив того, как кеглю, прокатиться по полу. Повседневный мундир оказался плохой защитой от хоть и учебных, но все же очень сильно бьющих шаров.

— Сержант! Угомоните своих железяк! — крикнул начальник комиссии, штаб-коммандер Ас Минш, прыгая к укрытию.

Последовав его примеру, большинство офицеров резко сорвались с места, пытаясь укрыться за массивными спинами десантников в бронескафах. Такблок, получив новые вводные, и их перекрасил в красный вражеский цвет.

— Сервы вышли из-под контроля! Каналы управления заблокированы, коды доступа не принимают! — Напрягся Кот.

Боевые механизмы, заняв одним им известные позиции, открыли частую стрельбу, прицельно выбивая офицеров. Часть десантников, действуя на рефлексах, открыли частую стрельбу по взбесившимся машинам. Учебные заряды не наносили технике никакого вреда, но взбунтовавшийся боевой Искин сразу же перевел и этих солдат в разряд "противник".

Вдруг сержант осознал, что сервы, расстреливающие безоружных и растерявшихся людей, не трогают ни его самого, ни большинство технарей, подчинившихся команде искина и оставшихся на месте. Машины стреляли только в офицеров и тех, кто сопротивлялся!

— Всем на пол! — рявкнул Кот. — Лечь!

В поднявшейся панике на слова сержанта почти никто не обратил внимания. Только технари, получившие осмысленную команду, шлепнулись на пол и заученно перекатились под стены. Их значки на такблоке хоть и неуверенно моргнули, но все же остались зелеными.

— Офицеров на пол! Иммобилизовать! — отдал он приказ на волне десанта. — Делай как я!

Сбив жесткой подсечкой Ас Тиллерса и навалившись на него сверху, Кот скороговоркой пробормотал:

— Ган коммандер, не сопротивляйтесь! Главный Искин заблокирован, управление перехвачено ИскИном защиты! Все офицеры переведены в разряд противника! У нас всего пара минут, пока не подошли сервы с боевыми зарядами!

Судя по расширившимся глазам начальника форпоста, сложившуюся ситуацию он, хоть и не сразу, но начал осознавать. По крайней мере отбиваться перестал.

Кот, подняв голову, окинул взглядом помещение. Его команде вновь почти никто не подчинился, только все еще "зеленый" тяжеловес Торс прижал к полу кого-то из проверяющих, не давая тому двигаться. Остальные все так же суматошно перебегали с места на место, стараясь укрыться от града УУ зарядов, выпускаемых сервами.

— Варианты? — глухо спросил придавленный коммандер.

— Сдавайтесь. Так вы получите статус военнопленного, выйдете из красной зоны!

— Сдаюсь! — моментально ответил Ас Тиллерс. — Начальника комиссии спасай!

— Лежать на полу! Руки держать на виду. — Поднялся Кот. — Джой, Санто, на охрану! Обыскать, оружие изъять!

Совершенно ошалевшие техники, вспомнившие инструктаж и слова сержанта "слушаться меня беспрекословно, вздрогнув, сделали несколько шагов и неуверенно наставили оружие на начальника форпоста. Махнув на все рукой Кот, выполняя указание начальника, кинулся к Ас Миншу, пытавшемуся найти укрытие неподалеку. Прижав и его к полу, сержант вновь выпалил то, что он говорил своему командиру. Штаб-коммандер не обратил на его слова никакого внимания, продолжая яростно сопротивляться. Кот же, боясь поломать человека, вывел на минимум сервоусилители своего скафа и пытался просто обездвижить офицера, раз за разом, как заведенный, проговаривая все, что говорил своему начальнику.

— Минш! Слушай сержанта! — крикнул Ас Тиллерс, увидевший эту борьбу. — Минш!

Наконец штаб-коммандер прекратил брыкаться, последовав примеру Ас Тиллерса.

— Противник нейтрализован, сдался в плен. — Отправил Кот отчет.

К его удовлетворению значки Ас Тиллерса и Ас Минша на такблоке из красных вновь стали оранжевыми. Бросившись на помощь Торсу Кот сумел убедить сдаться и того, кого держал тяжеловес.

— Джой, Санто! Офицеров за бронестекло! Торс, встань на охрану! — отрывисто скомандовал Кот и тут же, отчаянно крича и раздавая направо и налево оплеухи, бросился в гущу свалки. — Стоять! На пол! На пол лечь! Оружие в сторону! Живо!

Приходилось орать во весь голос, срывая голосовые связки. Искин отсек "покрасневших", отключив их от внутристанционной сети и блокируя любые попытки организованного обмена информацией между "своими" и "чужими".

— Лояльность подтверждена. Директива семнадцать-восемь-два в действии. — Раздался в наушнике сухой голос Искина. — Задачи: текущая — произвести зачистку помещения, дальнейшая — обеспечить поддержку серв-подразделениям, нейтрализовать силы вражеского десанта.

В распахнувшиеся входные ворота бывшего склада сунулась морда подоспевшего боевого серва, в коробах которого были уже боевые, а не учебные заряды.

— Дух-дух! — и по полу, брызгая кровью и пеной автогерметика, покатился один из "красных" десантников.

Серв, застывший в дверях, в первую очередь выявлял и нейтрализовывал "угрозу", определив вооруженных и облаченных в бронескафы людей приоритетными целями. Прячущиеся безоружные офицеры в повседневных мундирах и "красные" технари в их легких скафах были отложены "на потом". Машины с учебными боеприпасами "под прикрытием" только что прибывшего серва по одной покинули зал, отправившись на перезарядку.

— Дух! Дух-дух! — боевой серв не входил в помещение полностью, чтобы не подставить слабозащищенные бока под возможный ответный огонь, и, стоя на пороге, безнаказанно расстреливал беззащитных перед его оружием людей. — Дух-дух! Дух!

Число тяжело раненных и погибших множилось с каждой секундой. Легкораненых после точного попадания из среднего орудия серва почти не было. Искин увлеченно играл в войну, отражая несуществующую атаку и "нейтрализуя" всех "врагов", кого еще недавно считал "своими".

— Дух! Дух! Дух! — серв, расстреляв или разогнав большую часть "красных" по укрытиям, застыл на входе, блокируя помещение и изредка постреливая по неосторожным.

Люди оказались не готовы к подобной ситуации и гибли один за другим. Сержант, на подрагивающих от напряжения ногах, бросился к блокирующему двери серву.

— Куда?! — крикнул кто-то.

Никто в здравом уме никогда бы не пошел против этой смертельно опасной боевой машины без мощного оружия и специальной защиты!

— Всем, кто слышит! Доберитесь до "красных", пусть сложат оружие и сдадутся! — на общей волне скомандовал Кот. — Сдавшихся соберите в одном месте и возьмите под охрану. Я попробую заблокировать серва.

С каждым словом голос сержанта все больше и больше напоминал безэмоциональную речь Искина. С каждым шагом Кот, настроившийся на противостояние железному убийце, и сам превращался в бездумный исполнительный механизм.

Встав прямо перед мордой боевой машины сержант расставил руки в стороны, собственным телом и ладонями блокируя прицельные директрисы. Серв, видя перед собой "зеленого", дергал корпусом и оружейными блоками, пытаясь открыть линии прицелов, но в такт ему двигался и Кот. За прошедшее время он успел хорошо изучить и эту модель, и ее программное обеспечение, и теперь "играл в зеркало" с машиной. Он и сам превратился в подобие этого механизма, полностью открывшись машинной логике и перегоняя через себя потоки информации, параллельно пытаясь перехватить контроль над сервом.

— Запрос!.. Отказ. Запрос!.. Отказ, — десятки и сотни запросов отклонялись, заставляя нагреваться нейрохаб объемами ежесекундно перекачиваемой информации. — Запрос!.. Отказ.

Понимая, что долго не выдержит такого темпа, Кот отстраненно пытался найти выход из положения, пытаясь воплотить идею за идеей. Доступ блокировался полностью исправной машиной, а "зацепиться" за оккупированные Искином каналы управления не получалось.

Наконец пришел положительный отклик… от механизма запирания дверей. Кот, недолго думая, отдал команду на экстренное закрытие распахнутых створок, принудительно блокируя сигнал датчиков контроля пространства, не дававших закрыться дверям. Массивные створки, разгоняемые отчаянно взвизгнувшими приводами, едва не прихлопнули настырного серва, но в последнюю секунду управление перехватил станционный Искин, уловивший несоответствие между положением створок и последней информацией от датчиков. Створки встали на стопор так и не раздавив своей массой боевой механизм, но все же успели повредить одну из восьми ходовых опор серва.

— Запрос!.. Доступ! — очередной отчаянный запрос прошел!

Слегка поврежденный серв согласился на ремонт и обслуживание, а Искин, видевший, что запрос пришел от "зеленого", не стал противиться и дал доступ к управлению машиной! Система за системой, цепь за цепью, последовательно и параллельно… Сержант перегружал управляющий блок требованиями тестирования, пока боевой механизм не замер на месте, не в силах одновременно обработать столь большой объем затребованной от него информации.

— Получилось! — еле слышно выдохнул Кот, без сил опускаясь на пол.

— Садж! Всех "красных" изолировали!

Кот бросил мимолетный взгляд на так-карту. Красные точки были сгруппированы в одном из углов, где, как он помнил, установили "аквариум" для проверяющих, которые должны были наблюдать за показательной тренировкой.

— Помещение зачищено. Противник нейтрализован. — Отправил он отчет.


23

Патрулирование проходило в обычном порядке. "Номерной" эсминец, приписанный к патрульной эскадре пятнадцатого форпоста, привычно глотал астрономические единицы, просеивая пространство чуткими датчиками в поисках нарушителей или контрабандистов. В патрульную группу входили эсминец и два корвета-"охотника", но сейчас эсминец шел один. Оба корвета были отправлены в соседнюю систему, чтобы охватить как можно больше пространства. Не сказать бы, что доставшийся эсминцу маршрут кишел кораблями, но и скучать команде не приходилось. Вот сканеры пространства вновь выдали на экраны новую точку, и эсминец, добавив двигателям тяги, помчался на перехват.

— Транспортно-пассажирское судно "Эскалад", здесь эсминец номер три-восемь-восемь-два, Федерация. Двигатели стоп, реакторы на холостой ход, щиты снять. Приготовиться к досмотру!

Стандартное указание капитана эсминца вызвало стандартную же реакцию. Судно сбросило тягу, приглушило реакторы и почти зависло в пространстве, двигаясь только по инерции. Эсминец прошел вдоль борта, сканируя внутреннее пространство пассажирского лайнера и сверяя полученные данные с данными из реестра.

— Капитан! Что-то больно много у вас пассажиров. Контрабандой везешь? — пошутил лейтенант, командовавший эсминцем.

— Ага, конечно. В центральных мирах только такой контрабанды и не хватает! — сварливо отозвался капитан транспортника. — Туристы и паломники, будь они неладны! Все нервы уже вымотали! Может вы заберете десяток-другой?

— Что, так сильно надоели?

— Так туристам развлечения подавай, а паломникам наоборот — тишину, спокойствие и место для обрядов. — Устало ответил капитан. — Вот и приходится постоянно дежурить, чтобы не передрались друг с другом. Скандальные попались. Совсем уморили!

— Ну, ладно. Все данные сходятся. А груз, что, вообще не везете? — уточнил лейтенант.

— Да какой там груз?! Все пассажирами забито и их личными вещами! Да вы сами посмотрите, все данные в реестре! — возмутился капитан. — Эти паломники свои "реликвии" с собой тащат, в трюмах просто места нет! Мне этот рейс почти пустой выходит, едва затраты отбиваю!

— Оставайтесь на связи, — произнес лейтенант и, отключив микрофон, повернул голову к командиру десанта. — Ну что, Ясон? Снова шурупить? Или как обычно, по показаниям сканера?

— Ну, — замялся было десантник, но снова вспомнил наставление Ас Тиллерса "проявить себя", — пойду!

— Бот к вылету, досмотровая группа готовность один! — Скомандовал лейтенант, командовавший эсминцем. — Ты как, опять с ними?

— Опять. — Вздохнул десантник. — Что поделаешь… Служба!

— Ладно, давай. И не задерживайтесь там особо, что там смотреть-то? Реликвии паломников? — скривился лейтенант.

Тратить время на столь бесполезное занятие ему казалось неправильным. Документы в порядке, в реестре судно чистое, скан-анализ положительный. Что еще смотреть-то? Зачем? Пока они тут торчат, настоящий ценный приз — жирный контрабандист, вполне может проскочить никем не замеченным по самому краю системы! За перехваченную контрабанду выплачивали неплохие призовые, и нынешние "простои", получается, били по карману.

— Что за шило ужалило Ясона? — пробормотал лейтенант. — Хотя… кто его знает, что ему там начальник сказал… — и включил микрофон. — "Эскалад", ожидайте досмотровую группу.

— Что-то не в порядке? — лениво поинтересовался капитан транспорта

— Нет, все хорошо. Но порядок есть порядок. Так положено. — Обезоруживающе улыбнулся лейтенант. — Ожидайте группу, обозначьте приемный шлюз.

— Вас понял. Отбой, — капитан транспорта оборвал связь.

Подобная реакция неприятно удивила лейтенанта. Даже прожженные контрабандисты до самого конца юлили и изгибались в надежде, что досмотр ничего не обнаружит. Портить отношения с капитаном патрульного корабля обычно никто не желал..

На расстоянии прямого выстрела, практически вплотную по космическим меркам, из черноты пустоты вдруг возник небольшой корабль с уже развернутыми в боевое положение орудийными комплексами. Не успел прозвучать тревожный баззер на всполошившемся эсминце, как неизвестный корабль сделал два выстрела. Всего лишь два!

Первый выстрел полностью сбил щиты не ожидавшего нападения эсминца, для экономии энергии выставленные на половинную мощность, и впился в обшивку, разворотив внешнюю броню. Второй выстрел, как горячая спица в масло, вошел в нежные внутренности корабля, с легкостью прошибая внутренние переборки. Разорвавшись в рубке он уничтожил и всю дежурную ходовую вахту, и корабельный Искин, и все хранилища информации.

Неизвестный стрелок знал, как и куда стрелять!

— Продолжайте движение. — Сухо скомандовал неприятный голос в динамике капитана транспортника.

Капитан поежился. Не в первый раз он выполнял "скользкие" миссии, подобные этой, многое повидал в своей жизни. Но впервые современный боевой корабль уничтожался столь ювелирно и быстро прямо на его глазах. И ведь даже взрыва не было, а поэтому автоматические посты наблюдения не зафиксировали ведения боевых действий и не отправили доклад в соответствующие службы.

Транспортник с трюмами, битком набитыми экранированными криокапсулами, медленно тронулся с места и ушел в разгон.


24

Адмирал Ас Килкенн, заложив руки за спину, раздраженно ходил по залу совещаний. Четверка старших офицеров штаба, замерев, неотрывно следила за ним глазами, и только головы поворачивались вслед за стремительными шагами адмирала.

— Кто из вас может четко доложить, что именно произошло на этом злосчастном форпосте? — рявкнул адмирал, остановившись.

Офицеры, все, как один, немедленно опустили глаза, пытаясь рассмотреть несуществующие трещины на арамидном покрытии большого овального стола, вокруг которого они занимали места.

— А еще мне доставили эту Xшарову писульку от КОНКОРДа! В печатном виде прислали! В печатном!

Адмирал в ярости потряс перед глазами пачкой пластолистов, вытащенных им из большого пакета с многочисленными защитными голограммами, незадолго до совещания доставленного особым курьером.

— Знаете? Знаете, что там написано? Нет?! — кричал адмирал. — Читаю! "Во время патрулирования был зафиксирован бесcистемный файлообмен", гх-м… не то… A! Вот! "При приближении к станции по патрульному кораблю был открыт заградительный огонь. Совокупность полученных данных показала девяностопроцентную вероятность зарождения машинного разума, вследствие чего было принято решение об уничтожении"! Вы понимаете? Машинный разум, в звезду его так! Что это такое, а? Кто может мне объяснить?

Офицеры, пережидая вспышку гнева, все так же молча сверлили глазами столешницу.

— Сорок шесть выживших! Всего сорок шесть из шести сотен, находившихся в то время на борту! Потеряна станция! Безвозвратно потеряны крейсер, два эсминца и два корвета! Погибли почти все члены ревизионной комиссии штаба! Это получается, что уничтожена целая патрульная эскадра вместе со станцией базирования и группой управления! Как? Как это могло произойти?!

Адмиралу вновь никто не ответил. Ас Килкенн, сделав еще несколько нервных шагов, оперся на стол сжатыми кулаками обеих рук.

— Ладно, господа офицеры. Займемся нашей работой. Начинаем "живой" разбор. — Немного успокоившийся адмирал уселся в свое кресло. — Итак! Доложите по сути!

— Десять дней назад, во время проведения контрольной проверки пятнадцатого форпоста ревизионной группой Штаба, по дальней связи был получен краткий сигнал "атакован, абордаж"… — начал один из офицеров.

— Не надо пересказывать инфоблок Искина! — вновь взорвался адмирал. — Конкретней и по существу!

— На третьи сутки поднятая по боевой тревоге эскадра резерва флота была в системе, но станции уже не существовало. Корабли КОНКОРД объявили зону закрытой, не подпускали наши корабли и блокировали все виды связи. Они расстреляли каждый мало-мальски крупный обломок. Людей с трех спас-ботов, остававшихся на месте, мы смогли снять только после полного уничтожения форпоста. Еще два спаса, направившиеся прямиком к эскадре, были уничтожены сразу после запуска двигателей. Все выжившие проходили через патрульный корабль "Конков", после чего пустые спас-боты тоже были полностью уничтожены.

— Угроза возникновения машинного разума — это не шутки, — кивнул адмирал. — После получения этой писульки с этим вопросом все стало ясно.

Ас Килкенн снова потряс пачкой листов, внимательно глядя на собравшихся.

— Первичные опросы показали, что боевые действия начал Искин боевого модуля. Причина неизвестна. Все станционные Искины, как и инфонакопители, уничтожены вместе со станцией. Тут данных мы не получим. Что именно произошло, сказать никто не может. Модуль новый, в работе менее полугода. Статистика эксплуатации не накоплена.

— Новый модуль? — вновь налился гневом адмирал. — Причина в нем? Какая скотина решила закупить эти новые модули?

— Одобрение закупки данной модели пришло сверху. — Говоривший многозначительно поднял глаза вверх. — От нас закупкой и распределением занимался Ас Фрост, погибший, к сожалению. Объяснений дать не может.

— Xшары! — выругался адмирал. — И этот след ведет в корону звезды! Сколько у нас таких модулей?

— В связи с высокой стоимостью закуплено только три комплекта. Все уже распределены и смонтированы на станциях.

— Эти станции на карантин! — распорядился адмирал. — Модули отключить от сетей управления, вызвать разработчиков! Пусть проводят все возможные проверки! Что еще?

— Из показаний выживших ясно, что в уничтожении форпоста принимали участие два патрульных корабля КОНКОРДа. Третий корабль обеспечивал буферную зону. Еще три их корабля патрулировали в радиусе плюс две системы. По размерной классификации их патрульный корабль соответствует нашему легкому эсминцу.

— Так! — помрачнел адмирал.

— По тем же показаниям есть основания сделать вывод, что станция держалась шесть часов, пока не подошел второй корабль. Дальше щиты были быстро обнулены, а броневой пояс оказался откровенно слаб. Приписанные к форпосту крейсер, эсминец и два корвета были уничтожены на месте стоянок.

— Статус информации "Совершенно секретно"! — адмирал помрачнел еще больше. — Корабли ЦМ уже лет шестьсот никто в открытом бою не видел, представление об их огневой мощи у нас до сих пор весьма смутное. Выживших опросить еще раз, досконально, с использованием сеть-ридера! Составить посекундную схему! Во избежание утечки полностью ограничить их контакты с внешним миром!

— Мы… не будем давать ход делу?

— Это бесполезно. КОНКОРД всегда прав. Более того, нам еще придется объясняться по поводу машинного разума, — отрубил адмирал. — А полученные данные необходимо скрыть! Информация по кораблям ЦМ стоит понесенных потерь.

Адмирал не стал продолжать, но всем стало ясно, что именно он имел в виду.

— Да уж, — задумчиво и негромко сказал кто-то, — легкий эсминец с защитой тяжелого крейсера и мощностью залпа почти как у наших линкоров.

— Еще, господин адмирал! Во время инцидента в патруле находились второй эсминец эскадры и два корвета-охотника. Так вот, и этот эсминец уничтожен. Остов обнаружен на маршруте патрулирования. Выживших нет! По характеру повреждений ясно, что долгого боя не было. Вообще боя не было! Инженерная группа докладывает, что, судя по всему, корабль уничтожен всего двумя выстрелами. Они даже не успели полностью поднять щиты.

— И тут КОНКОРД? — приподнял бровь адмирал.

— Вполне возможно, господин адмирал. — Кивнул докладчик. — Исходя из новых данных, появившихся после уничтожения пятнадцатого форпоста, такой вывод напрашивается! Либо они, либо кто-то еще, обладающий такой же мощью, про которого мы вообще ничего не знаем!

— Хм, — задумался адмирал. — Информацию засекретить! Пустить разные слухи, в которых утонут факты! Ну, вы лучше меня знаете, как это сделать. Выживших с пятнадцатого надо разбить на малые группы по одному-два человека, распихать по отдаленным гарнизонам. Объем вокруг бывшего пятнадцатого объявить закрытой карантинной зоной, выставить постоянный патруль. Все инженерно-изыскательские работы немедленно прекратить! Пусть видят, что мы неукоснительно соблюдаем пункты общего договора!

— Будет сделано, господин адмирал.

— М-да-а-а, — пожевал губами Ас Килкенн, — полученные нами сведения стоят понесенных потерь! Солдат и кораблей у нас еще много, а вот центровики могут больше и не раскрыться.

— Хорошо, что они наши союзники, — буркнул один из офицеров.

— Бент, не разочаровывай меня! — одернул его адмирал. — Они нам не союзники. Они нейтралы.

— Нейтралитет выгоден только до тех пор, пока это выгодно, — сказал кто-то из офицеров.

— Вот это больше похоже на правду. — Криво усмехнулся адмирал. — Искин! Результаты совещания полностью засекретить, подготовить депешу и развернутый доклад в адрес Адмиралтейства!

— Принято, господин адмирал. — Нейтрально ответил мягкий голос.

— Господа офицеры, совещание закончено. Можете быть свободны, — поднялся адмирал, — Ас Фолт, останьтесь.

Трое штаб-коммандеров вышли, оставив контрразведчика.

— Бент, я знаю, ты сможешь это сделать, — сказал адмирал, тяжело опускаясь в кресло, — чтобы исключить утечку сведений…

— Остатки гарнизона пятнашки? — уточнил штаб-коммандер.

— Да. — Кивнул адмирал. — Происшествие не должно стать достоянием общественности. Офицеров на жесткий инфоблок, офицерские контракты это предусматривают. А вот остальные… Остальные не должны добраться до новых мест службы!

— Все?

— Все! Я не уверен, что они смогут промолчать, а нам необходимо исключить саму возможность утечки информации! Сделаешь?

— Сделаю, господин адмирал. — уверенно кивнул штаб-коммандер Бент.


25

За спиной мягко стукнуло дверное полотно, прижатое приводами к дверной коробке. Кот сделал два уставных шага и стукнул в грудь, отдавая приветствие вызвавшему его начальнику. Сам начальник что-то писал, низко наклонившись над столом, отчего Коту была видна только его налысo бритая макушка.

— Ган шта-коммандер, сержант Кот… — начал он доклад.

Коммандер выпрямился, и в этом лысом и худом человеке Кот с удивлением узнал Ас Минша, прилетавшего на их злополучную станцию начальником проверочной комиссии.

— Вольно, сержант! — махнул он рукой. — Давай без чинов. Как-никак ты вроде как почти герой. Садись!

Штаб-коммандер указал на мягкий, даже с виду удобный, стул, стоявший сбоку его массивного стола.

— Что, удивлен, как я выгляжу? — усмехнулся Ас Минш, поймав внимательный взгляд Кота. — Издержки звания и должности. Это всех вас почти на двое суток в капсулы уложили, а мне всего четырехчасовую интенсивную терапию — и изволь, пиши отчеты!

Ас Минш поморщился, ткнув пальцем в лежавший перед ним планшет.

— Так что за относительное здоровье с возможностью ходить и соображать я расплатился лишним весом и вот, волосами. — Штаб-коммандер провел рукой по лысой голове. — Ничего… отрастут! А как неотложные дела закончу, так и сам на пару дней залягу. Впрочем, я вызвал тебя по другому поводу. Хочешь узнать, для чего?

Кот почтительно молчал, слушая большого начальника.

— Не тушуйся, сержант! Вижу же, тебя интерес просто разбирает! Ну же, спроси!

— Для чего же, господин штаб-коммандер? — осторожно спросил Кот

— Я же сказал — без чинов! Можешь звать меня просто, Ас Минш. — улыбнулся офицер. — А вызвал я тебя вот для чего.

Ас Минш сделал длинную, прямо-таки театральную, паузу. Кот стойко молчал, выражая заинтересованность одним лишь внешним видом.

— Ну ты даешь, сержант! — улыбнулся коммандер. — Молодец! Хе-хе! А вызвал я тебя вот зачем. Помимо отчетов я занимаюсь распределением оставшегося личного состава форпоста, подбираю им новые должности. И вот для тебя, ведь я не забыл, как ты меня закрывал от пушек серва, вот для тебя я нашел нечто интересное! Хочешь узнать, что именно?

— Хочу, господин Ас Минш. — Ответил Кот. — Но не считаю, что будет правильно проявлять излишний интерес. Я готов служить там, куда вы меня направите.

— Похвально, похвально! — улыбка стала еще шире. — Что ж! Я нашел тебе место на Бастионе!

Если Ас Минш ожидал восторга и благодарностей, то он ошибся. Кот ничего не знал ни про этот Бастион, ни о том, что ему следовало "прыгать от счастья". Улыбка на лице штабкоммандера слегка померкла.

— Должность старшинская, — продолжил он. — Но я уже отправил рапорт с просьбой о твоем повышении. С этим проблем не будет. Вопрос в другом, в твои обязанности будет входить контроль утилизируемого оборудования и досмотр техников-утилизаторов. Я смотрел перечень твоих баз — все требуемое есть, но оно не подтверждено. Справишься?

— Справлюсь, господин Ас Минш, — кивнул Кот. — Копаться в железе я люблю. Ничего сверхсложного в этом нет. Утилизацию проконтролирую. Не ремонтировать же придется…

— Хм. — Хмыкнул Ас Минш. — Ну что ж… Поздравляю, пока еще сержант! Назначение утверждаю. Думаю, и повышение звания тебе скоро подтвердят. Еще раз поздравляю! Кстати, ты делаешь прямо-таки головокружительную карьеру!

— Благодарю, господин штаб-коммандер! — вскочил Кот. — Ваша щедрость не имеет границ!

Он все же решил проявить "благодарственное рвение".

— Ну-ну, я же сказал, без чинов! — махнул рукой Ас Минш, хотя невооруженным взглядом было видно, что ему приятно. — И у меня есть еще одна радостная для тебя новость! Всем вам положен краткосрочный отпуск. Две недели ты можешь быть свободен, как звездный ветер!

— Благодарю, господин Ас Минш! — вновь вскочил Кот. — Но… я не знаю, зачем мне этот отпуск.

— Как это зачем? — изумился офицер. — Отдохнешь, можешь слетать на родную планету!

— Я не помню, откуда я, господин Ас Минш. Травма. — Коротко пояснил Кот, постучав по виску. — Память еще не вернулась.

— Хм… хм, — задумался Минш. — Печально. Но почему я не нашел упоминаний о травме в твоей медкарте?

— Травма старая, видимых последствий нет. Службе не мешает. — Ответил Кот. — Наверное, решили, что это несущественно.

— Ну… может быть, — засомневался Ас Минш. — Может вместо отпуска тебя отправить на реабилитацию? Хотя нет. Тогда в Бастион не допустят. Так что езжай-ка ты на отдых! Может, после отдыха и память вернется!

Офицер отбросил все сомнения и к нему вновь вернулось хорошее настроение.

— Господин Ас Минш, куда можно отправиться? Может вы мне подскажете?

— Куда отправиться… Хм… А, вот! Слетай на курорт Эл Сита! Это как раз по дороге, тем более что все рассчитано на рядовой и сержантский состав. Думаю, там ты сможешь нормально отдохнуть!

— Благодарю, господин Ас Минш! — снова вскочил Кот. — Не знаю, что бы я делал без ваших подсказок и без вашей помощи! Наверное, просидел бы весь отпуск на станции, сдавая зачеты и подтверждая инженерные базы!

— Ну-ну, не благодари! — кивнул офицер. — Это меньшее, что я могу сделать. И еще… могу намекнуть. Вижу, что ты не знаешь, что такое Бастион. Поспрашивай, думаю, тебе расскажут. Ты много чего сможешь, если будешь иметь голову на плечах!

— Благодарю, господин штаб-коммандер! — уважительно поклонился Кот, соблюдая этикет. — Вы сделали для меня больше, чем я смог сделать для вас!

— Ну все, все… не благодари. Можешь идти! — отпустил его Ас Минш.

Кот четко повернулся кругом и, прищелкнув каблуками, быстро испарился.

— Ах ты! Xшаров хвост! — покачал головой Минш. — Вот почему у меня возникло ощущение, что он не тот, за кого себя выдает? Выдержан и спокоен… Этикет знает… всегда держится в рамках… Хм… проверить бы его досконально… Нет! Хрен с ним! Все же он спас мою шкуру! Пусть живет спокойно.

Ас Минш не понаслышке знал, как может испортить жизнь и репутацию "внимательная проверка" в исполнении "Компетентной службы".


26

— А-а-а! Садж! — приветствовали сержанта дружным ревом на входе в помещение, куда поселили всех выживших из рядового и сержантского состава пятнадцатого форпоста. — Хор-рр-рэй! Хор-р-рэй!

Случайно это получилось, или нет, но почти все, кто дождался помощи и сейчас присутствовал в казарме, оказались из числа техников, участвовавших в той самой показательной тренировке.

— Тихо, тихо — поднял руку Кот. — Вы что такие возбужденные?

— Как это что? — изумился кто-то. — Так отпуск же! А еще нам начислили неплохие премиальные! Проверь свой счет!

Действительно, пока Кот был у штаб-коммандера, его расчетный счет пополнился кругленькой суммой.

— Откуда столько? — удивился сержант. — Это же почти полугодовое жалованье!

— Нам насчитали отпускные, премиальные за участие в боевых действиях и страховку за… за…а! Даже не знаем, за что! Начислили, и все тут! — обстоятельно ответили ему. — Главное, что все официально. Мы проверили.

— Ну, раз официально, то это хорошо. — Кивнул Кот. — Будет, на что отдохнуть.

— Тебя, кстати, куда после отпуска? — спросил Сейн, техник-здоровяк с какой-то тяжелой планеты. — Мы тут пообщались с парнями — всех в разные места распихали.

— На какой-то Бастион направление дали, — пожал плечами Кот.

Ответом ему было изумленное молчание. Прекратились даже разговоры в дальних от входа углах. Все технари молча, едва ли не открыв рты, смотрели в его сторону.

— Ну, блин… — выговорил Сейн. — Ну ты даешь, садж. Сколько отдал?

— Вы о чем? — не понял Кот. — Вызвали, предписание выдали и посоветовали отпуск на Эл Сите провести.

— Ну, садж! Ну удивил! Таких удачливых мы еще не видели! Дай хоть подержаться за тебя! — подскочил к нему кто-то. — Поделись кусочком удачи!

Опешивший сержант оказался буквально завален телами сослуживцев, желающих к нему прикоснуться.

— Эй! Отставить! Стой, хшара вам в зад! — взревел он, расталкивая бросившихся к нему людей. — Отставить! Кому я сказал!!!

Довольно увесистые шлепки и тычки, раздаваемые им направо и налево, быстро привели технарей в чувство. Недовольно ворча и одергивая еда ли не порванный комбез, сержант уселся за ближайший столик.

— Сейн! Иди-ка сюда! — позвал он, хлопнув ладонью по столешнице. — Рассказывай, в чем дело!

Смущенный Сейн, потирая красное и распухшее ухо скромно примостился на краешке соседнего стула и принялся объясняться.

Бастион оказался едва ли не легендой среди техников. Звездная система, которая когда-то очень давно, едва ли не во времена Первой Империи, оказалась ареной ожесточенного сражения, где столкнулись несколько противоборствующих сторон. После битвы, в которой нашли свое последнее пристанище едва ли не несколько десятков тысяч кораблей, пространство оказалось настолько забито разнокалиберными обломками, что любая навигация стала смертельно опасной. Несколько сот лет назад, когда следы расплодившихся в секторе пиратов привели именно сюда, было принято решение взять заброшенную систему под контроль, для чего приволокли все еще мощную, но уже устаревшую орбитальную крепость, взявшую под плотный контроль окружающее пространство.

Ожесточенные стычки с пытавшимися вырваться из получившейся ловушки пиратами длились почти три года, после чего остатки "Вольной Вольницы" предпочли сдаться. Медленно умирать от голода и болезней среди старых обломков, зачастую еще "слегка живых" и отстреливающихся от всех, попадающих в радиус действия уцелевших сенсоров и не имеющих опознавательных маркеров, старыми же, но не ставшими от этого менее смертоносными, ракетами и снарядами, пираты не пожелали.

Демонтировать и вывозить крепость было невыгодно, и ее оставили болтаться на месте. Долгое время систему посещали лишь эвакуационные буксиры, стаскивавшие в этот своеобразный "отстойник" различный мусор со всего сектора. Новые обломки окончательно засорили пространство. Еще через какое-то время в некую светлую голову пришла мысль, что "вот же оно, море ничейных ресурсов!". Под строгим надзором Флота старые обломки начали разбирать. Свалка стала активно "разрабатываться" одиночными кораблями и целыми малыми корпорациями "мусорщиков". Через пару лет рядом с крепостью установили перерабатывающий завод, и "освоение" пошло с утроенной силой!

Все происходило под надзором инспекторов флота, которые контролировали найденную мусорщиками "добычу", проверяли выходящие из системы корабли и должны были безжалостно реквизировать любое оружие и его рабочие компоненты, "добытые" на обломках старых боевых судов. Должны были.

Вот этим-то, по рассказу Сейна, и придется заниматься сержанту.

— Вот так вот, садж, — улыбнулся Сейн, заканчивая рассказ. — Сам понимаешь, в оружейных системах множество ценных ресурсов, а уж работоспособны они или нет, решают как раз наши флотские инспекторы. Поговаривают, парни зачастую пропускают еще "живые" блоки.

— Ну и зачем? — не понял Кот.

— Как это, зачем? — поднял бровь Сейн. — Их продают, а не сдают как лом на переработку, получают полновесные и насквозь легальные деньги, из которых потом выделяют премию на какой-нибудь совершенно левый счет, вроде бы никак не связанный с этим инспектором. Ведь стоимость работоспособного блока в разы выше стоимости обычного лома! А если бы инспектор признал блок рабочим и отобрал бы его, то никаких денег, а тем более премии, никому и не было бы!

— Хм… что в этом хорошего? — сморщился Кот. — Пропущенное оружие, скорее всего, уйдет бандам или пиратам.

— Ну и что? Ну, подумаешь, пара устаревших пушек попадет в руки придурков, которых расстреляет первый же патрульный корабль! — отмахнулся Сейн. — Ведь в результате ты сможешь оказаться в ЦМ!

— ЦМ, ЦМ, — раздраженно буркнул Кот, — что в этих центральных мирах такого хорошего, что ты так туда стремишься?

— Да как ты не понимаешь! Туда не только я, туда все стремятся! Там все самое лучшее! — едва ли не подпрыгнул Сейн и принялся перечислять, загибая пальцы. — Лучшие технологии, которых в Федерации еще и нет — в ЦМ! Лучшая работа — в ЦМ! Лучшая жизнь — в ЦМ! Лучшее медобеспечение — в ЦМ! Самый лучший и самый редкий генофонд — тоже в ЦМ! За порядком следят корабли КОНКОРД, ведь именно там их основные базы! Да одно только полное гражданство с правом проживания в ЦМ, если покупать, стоит полтора миллиона кредитов, при условии, что на твоем счету еще остается не меньше пятнадцати миллионов! Кредитов! Кредитов, настоящих полновесных кредитов, а не наших непонятных марок, которые ходят только в Федерации! А если ты гражданин ЦМ — тебе открыто все! Все миры, все удовольствия! Лежи себе, потягивай коктейли и ни о чем не думай!

— Все это похоже на сказку, — буркнул Кот. — Деньги имеют свойство быстро заканчиваться, как бы много их вроде бы ни было. Вот закончатся они, и что дальше?

— Ну… можно и работу там найти, — промямлил сбитый с толку Сейн. — Там же лучшие условия для работы. Платят ведь кредитами!

— Тьфу, дурень! — отмахнулся Кот. — Кому ты там нужен будешь, если не сможешь обслужить оборудование, которое по "новым технологиям", которые ты даже и не знаешь. А, технарь? Подумал об этом? А базы данных по этим "новым технологиям", наверное, и стоят ох, как недешево!

— Эм…

— Вот то-то и оно, — припечатал Кот. — Думать надо, прежде чем… А, Xшары! Все равно таких денег нет, да и не выпущу я боевое оружие за пределы системы.

Сержант раздраженно встал.

— Садж! Пойдем, отметим твое назначение! — подскочил к нему другой технарь. — С девочками познакомимся! Да и ты просто обязан поставить нам выпивку, чтобы удача и дальше шла тебе в руки!

— Пойдем! — Кот, бросив еще один взгляд на о чем-то задумавшегося Сейна, вышел в окружении оживленно галдевших технарей.


27

Через пару дней после того, как транспорт с радостными отпускниками отвалил от причальной мачты станции, Ас Тиллерс и Ас Минш сидели за столиком в уютном "Артикуле" и мирно беседовали.

— Знаешь, Жоджо, я до сих пор не верю, что остался Жив после той мясорубки. — Качал головой Ас Минш. — Ни оружия, ни брони… И все же мы выбрались из этой передряги! Ты, кстати, отчеты свои все сдал?

— Конечно сдал! — ответил Ас Тиллерс. — Сам знаешь, Маэль, с этим тянуть нельзя! А мясорубка… да! Такого на моей памяти никогда не было! Хорошо, что мы все еще Живы! Выпьем за это!

Офицеры сдвинули бокалы хорошего вина, едва-едва прикоснувшись краями.

— Если бы не этот твой сержант, — продолжил Ас Минш, — Даже я, наверное, не смог бы выдержать, и рванул бы на спас-боте к нашей эскадре!

— Угу. И сгорел бы, как те два бота, — буркнул Ас Тиллерс. — И я бы не выдержал, и тоже бы сожгли.

— Спасибо твоему сержанту. — Вновь поднял бокал Ас Минш. — Хорошей ему жизни! Знаешь, я отправил его на Бастион, там как раз освободилось одно место. Думаю, такая награда в самый раз.

— Да! Хорошей ему жизни! — чокнулся с товарищем Ас Тиллерс. — Думаю, это место полностью гасит наш долг перед ним.

— Э-э-э, нет! — покачал пальцем Ас Минш. — Не хитри, Жоджо! Это я погасил свой долг, а ты просто хочешь проскочить на моем ветре!

— Хорошо-хорошо, Маэль, как скажешь! — рассмеялся Ас Тиллерс. — Не получилось, ну и ладно! Хотя попытаться стоило!

— Попытка не удалась! — в свою очередь рассмеялся АсМинш. — Интересный парень, этот твой сержант! Как он держался, когда я озвучивал ему новое место службы! Знаешь, даже я, наверное, дрогнул бы! А у этого ни один мускул не сыграл! А знаешь, что он учудил перед самым отлетом на Эл Ситу? Представь себе, он оседлал саму Марго Ас Фолт!

— Как? — поперхнулся Ас Тиллерс.

— Просто! — усмехнулся Ас Минш. — Просто подсел к ней за столик, поговорил и… увел! Представь, как сейчас ярится Бент! Он, конечно, редко когда хранил верность своей паре, особенно после того, как папаню Марго задвинули и об этом знали абсолютно все, но Марго воспитана в старой семье и в старых традициях, и никогда не позволяла себе ничего подобного! А тут…

— Не представляю себе, как! — ошарашенно ответил Ас Тиллерс. — Она из старой семьи и действительно ее воспитали как… как…

Он пошевелил пальцами, пытаясь подобрать определение.

— Вот как! — он все же изобразил непонятный жест, на который Ас Минш все же понятливо кивнул. — Не понимаю! Марго, с простым сержантом… Она бы и разговаривать с ним не стала! Да и сержант этот тоже… Марго же из этих, старомодных! Лицом привлекательна, конечно, но мелковата ростом, слишком мало тут… тут… и тут. — Ас Тиллерс жестами показал, где именно. — Слишком стара ее семья, и они пользуются совсем уж древними понятиями о красоте! Сейчас в моде такие вот… такие и такие!

Ас Тиллерс вновь изобразил то, что хотел бы видеть в "модных" на данный момент женщинах.

— Это да! — согласился с ним Ас Минш. — А знаешь, Жоджо, говорят, что ее вынашивала собственная мать! И Марго тоже хотела завести ребенка таким же варварским методом! Представляешь себе это?

— Да уж! — кивнул Ас Тиллерс. — Теперь я понимаю Бента. Мало того, что старомодна, да еще и ребенка таким варварским… Хм… способом. Наверное, поэтому Бент и перестал с ней спать, а сам пошел по другим. Он ведь не из старых, ему эти непонятные традиции не нужны. А такие женщины, сам знаешь, как и планетарки с отсталых колоний — могут и не спросить, хочет ли этого мужчина. Типа оно само — раз! И все!

— Да-да, — покивал Ас Минш. — Вот я и поразился. Ледяная Марго, с твоим сержантом… Где ты, кстати, его откопал?

— Да, Маэль, я все спросить хотел… Почему ты называешь этого сержанта "моим"? Это ведь вы, штабные, навязали его мне. Просто прислали с предписанием, и будь добр, прими в штат!

— Как так? — озадачился Ас Минш. — Не твой?! Я-то думал, что раз у тебя служит, значит это твой! Ты ведь себе людей всегда персонально подбирал!

— Да вот как-то так! — развел руками Ас Тиллерс. — Этого просто прислали. У меня никто не спрашивал. Я тоже был удивлен, но справки навести толком так и не смог. Информации почти что не было.

— Хм… Тогда я ничего не понимаю. Характеристики такие, что только в Гвардию Правителя служить отправлять! Баз загружено столько, что далеко не у каждого офицера найдется. Он даже кораблями не только командовать может, но и сам, как пилот, водить! Я думал, ты его специально себе нашел!

— Да нет, прислали на замену выбывшему по ранению. — Задумался Ас Тиллерс. — Знаешь, Маэль… снова подозрения во мне вспыхнули. Я и раньше задумывался, откуда эта заноза появилась, а тут так вообще…

— Да уж. — Задумался и Ас Минш. — Заноза, говоришь? Куча баз, поведение, на счету неплохая сумма, появился из ниоткуда… Ледышку моментом окрутил…

— Марго. Старая семья… — Севшим голосом выговорил Ас Тиллерс. — Обратил на нее Внимание. Окрутил, как ты говоришь, оседлал. Все остальное… Если сложить, то…

— Xшары! — выругался Ас Минш. — Жоджо, ты прав! Ну его, занозу эту! Если дальше копать, кто он и откуда, может дорого обойтись! Ты жив, я жив — и это главное! Его отправили на хорошее место. Давай выпьем за это! За то, что все хорошо кончилось!

Ас Минш поднял свой бокал.

— И чтобы эта заноза больше не попадалась на нашем пути! — пробурчал Ас Тиллерс, чокаясь со старым другом.


28

Громкий лязг магнитных захватов прокатился по кораблю, гоняя эхо в полупустых помещениях.

— Отпускники! Наше старое корыто прибыло по назначению! — по внутренней связи раздался веселый голос пилота маленького транспортного корабля. — Просьба отстегнуться, поднять свои задницы и освободить меня от своего присутствия! Капитан этой лоханки и экипаж прощаются с вами! Хорошего отдыха вам, счастливчики!

— Тьфу ты! — зло сплюнул Барт, откидывая страховочную скобу и выпутываясь из ремней. — Их там что, особой пилотской дурью, что ли, накачивают? Голоса радостные, как у шлюх, взявших плату и не дождавшихся клиента!

— Ты чего там бурчишь? Чем недоволен?

— Да ну, в хвост! — снова сплюнул Барт. — Я, может, отпуск по-другому провести хотел! А тут на тебе — предписание! "Место проведения отпуска — курорт Эл Сита, система Херрона"! Название дурацкое, все хреново! Еще курорт этот Xшаров планетарный! Да я теперь три дня должен в капсуле за свой счет провести, кости и хрящи наращивать! Четыре года же из пустоты не вылезал! Меня даже оплаченные Флотом номера не радуют!

— Ах-ха-ха-ха! — рассмеялись сзади. — Барт, ты сам идиот! Экономил, что ли? Зарабатывал? Вот теперь и отдувайся по полной! Нечего было с медтехником договариваться и часть положенного картриджа налево пускать!

— Да пошли вы! — раздраженно отмахнулся Барт.

— А если хочешь, то все эти две недели так и сиди на орбите! — не унимался зубоскал.

— А вы в это время будете в море плескаться, нормальную еду жрать и удовольствия получать?! Нет уж! Я уж лучше пару дней в капсуле проведу, а потом вас найду! — Барт все же выпутался из страховочных ремней и пытался высмотреть шутника. — И тогда держитесь! С каждым выпью за то, что мы еще живы и топчем палубы! Так что разминайте печень и готовьте денежки, потому что после моей выпивки вам всем потребуется медицинская помощь!

— Так! — веселье прервал хмурый технарь из корабельной команды. — Собрались, отстегнулись? Марш на выход!

— Э! Ты чего такой злой? Ты вообще кто такой?!

— Техник я! Это вы, блин, в отпуск прилетели! А я тут раз в неделю бываю — и все мимо! То регламент, то сбой, а то и вообще утечка где-нибудь! — отозвался технарь, постучав ладонью по обшивке. — Это корыто уже отбегало свое, ему давно в утиль пора! Два-один-семь, полста лет без капиталки! Запчастей не найдут никак!

— Это что же, вы нас угробить, что ли, хотели? — возмущенно взревел Барт.

— Почему вас? Мы все на нем летели! — вроде как удивился корабельный техник. — Со дня на день замены ждем, должны новый транспорт прислать! Все никак дождаться этого момента не можем, сами каждый раз рискуем.

— Тьфу на вас! Обратно сами летите! — снова сплюнул Барт. — Пусть ваше корыто без нас гикается!

— Ну и не лети, — флегматично отозвался технарь, — кроме нас никто отсюда до базы не ходит. Если хочешь — вон, гражданским рейсом вали! А если еще раз плюнешь, я тебе харю начищу!

— Ладно, ладно! — примирительно поднял руки Барт. — Извини!

— У меня сервы такое же старые, как и все тут! После каждой уборки чинить надо! А в твоих слюнях и соплях ковыряться желания мало! — остывая, произнес технарь. — Давайте, выметайтесь уже! У меня работы еще много. Все проверить надо, чтобы действительно в следующем вылете не гикнуться!

Отпускники, нагруженные солдатскими баулами, потянулись к выходу.

— Направо поворачивайте! — вслед им прокричал техник. — Там через Дэ-Второй Шлюз в центральный ствол выйдете! По нему направо метров двести, и в третий причал ныряйте! Там планетарный шаттл обычно стыкуется, он вас на шарик доставит!

— Спасибо! — обернулся шедший последним Кот. — Прямого маршрута тебе.

— Э… — удивился техник "пилотскому" пожеланию.

— Комбез у тебя не совсем технический. Да и по регламенту техник нас должен был на входе встретить, всех закрепить, все проверить, а после полета и на выход проводить. Да и сервовуборщиков на этой модели нет. Уборка станционными сервами проводится, после стыковки, — усмехнулся Кот. — А ты тут весь такой из себя красивый… Хех… Не сдам, не бойся! Но технарю своему скажи, когда на базу вернешься, чтобы второй блок четвертой схемы повнимательней проверил. Барахлит что-то.

Кот вышел, а пилот некоторое время оторопело смотрел ему вслед.

— Тьфу! — наконец сплюнул он, вовсю ругая напарника. — Все! Достал он меня! Еще раз… еще раз этот огрызок "не сможет" — все! Откажусь! И плевать, что мы уже четвертый год вместе! Нового себе найду! Не хватало мне еще проблем…

Этого бурчания никто уже не слышал. Кот, шедший в самом конце, с интересом оглядывался по сторонам. Эта станция действительно была перевалочной. Длинный ствол, от которого влево и вправо отходили причальные мачты и складские ангары, не блистал ни комфортом, ни уютом. Голая функциональность. Где ютились несколько человек положенного персонала и диспетчерская смена, оставалось только гадать.

Немного не дойдя до утолщения центрального ствола станции, являвшегося залом ожидания транзитных пассажиров, Кот вслед за всеми нырнул в шлюз, ведущий к третьему причалу. Там уже действительно ожидал планетарный шаттл, в который постепенно втягивалась вся вереница людей.

— Что, все на месте? — высунулся откуда-то перемазанный и перепачканный технарь.

— Да, я последний, — кивнул Кот.

— Ну, тогда закрепляйся, садж. — Ответил техник, окинув его внимательным взглядом. — И будь добр, проконтролируй остальных! Вижу, не из этих станционных белоручек! Я, понимаешь, могу не успеть. Опору заедает, что-то в механизм засело, а скоро отправляемся. Сделаешь?

— Лады! — Кот хлопнул по подставленной ладони и зашел внутрь.

Буквально через десяток минут после того, как все расселись и закрепились, в люк влетел все тот же чумазик, встречавший прибывающих. Хлопнув по кнопке интеркома, он, не пересчитывая пассажиров, заорал.

— Санто, все готово! Все на месте! Да знаю я, что из графика выбиваемся! Да, да! Опора… Да! Отладил! Штатно выйдет! Не… не! Все нормально! Говорю, что нормально! Закрывайся! Поехали!

Прыгнув на свое место техник сноровисто затянул ремни и опустил страховочную раму.

— Что, все привязались? — крикнул он. — Смотрите, на входе трясти жестко станет! Атмосфера плотная, как по камням задницей прыгать будем! Если кто вылетит — я не виноват!

— А ты чего кричишь-то? — поинтересовался Кот, сидевший недалеко от перепачканного технаря. — По сети что, не хочешь, что ли?

— Да какая тут сеть? — отозвался техник. — Старые несусветное! Вот, приходится по интеркому общаться, да и тот барахлит давно!

— Да, блин, что за курорт-то такой! — возмутился услышавший этот разговор Барт. — Старые там, старые тут…

— А-а-а… Так это вас флотским рейсом привезли! — широко улыбнулся техник. — На перевалочную ноль-три! Нормальная станция-то, через которую основной поток идет, чуть в стороне осталась, а вас на грузовой терминал закинули. Да вы сами ее сейчас увидите, тут иллюминаторы даже есть! Так вот, как раз туда все платники приезжают, а через нас иногда бесплатников пускают, вас, то есть! Хотите комфорта — платите денежки!

— Это что, и там то же самое будет? — Барт жестом показал вниз, в сторону планеты.

— Не-е-е… там уже все флотом оплачено! Встретят и обслужат по первому разряду! Там уже курорт! Это тут вы все еще бесплатный груз. Кто-то в штабе экономию на перевозках сделать решил, вот и привезли вас таким рейсом!

— Тьфу, Xшары! — выругался Барт. — Вечно какое-то….

Его слова заглушило ревом и свистом разогревающихся турбин.

— Старый шаттл! — прокричал "местный" техник, едва перекрикивая рев. — Крепкий еще, но уже хорошо поезжен! Бывшая десантная банка, которая конверсию прошла! Доставим со свистом! Да вы не волнуйтесь, запас прочности еще ого-го какой!

Технарь кричал еще что-то, но его слов совершенно не стало слышно. Ощутимо вздрогнув, шаттл отошел от причальных ферм станции и стал медленно удаляться. Встав на курс, кораблик вздрогнул… И вдруг стал быстро ускоряться, разгоняясь в сторону планеты. Все это было видно сквозь прорезанные в бортах и ничем не защищенные иллюминаторы. Развив сумасшедшую скорость, шаттл несся к все стремительней разраставшемуся зелено-голубому диску планеты. Движки смолкли.

— Вы не волнуйтесь! — вновь прорезался голос техника. — Мы от расписания отставали немного, Санто, наш пилот, слегка погазовал тут! Все в порядке, я же говорю! Запас прочности ого-го! Раньше делали так, что противокорабельной ракетой не сразу прошибешь! Сейчас график догоним — притормозим. Немного потом потрясет, как в атмосферу провалимся, так что рты закройте, чтобы языки не прикусить! А потом еще чуть-чуть — и все, вы в раю!

Его голос вновь заглушился ревом двигателей. Шаттл, клюнув носом, стал падать на поверхность. Тряска началась неимоверная! Болтало так, что, казалось, головы могут оторваться от шей и мячиками проскакать по внутренней обшивке! Кот, сцепив зубы, вытерпел все до конца.

Наконец, металлически лязгнув, шаттл умостился точно в центр посадочной площадки.

— Я ж говорю — все нормально будет! — техник, бодро откинув страховочную скобу и отвязавшись, уже стоял на ногах, оглядывая позеленевших и обблевавшихся пассажиров. — Хорошая птичка! Да… умели делать!

Технарь с любовью погладил нависавшую над головой обшивку.

— Ты… бе-э-э-э… вы… А-а-а… уэ-э-э… — невнятно бормотал Барт, размазывая по лицу потеки слизи и желудочного сока.

— Что, сопливцы, сомлели? — раздался бодрый голос. — Марш-марш на выход! Хорошо, что по нам не бьют из всего, что есть! А то ведь и не знаешь, вернешься ли из вылета или нет! А только сел, мясо скинул, как наверх надо, за следующей партией! И все по-новой!

Из-за перегородки кабины появился пилот. Судя по всему, лет ему было тоже "ого-го сколько", как и запаса прочности его птички.

— Ничего! Радуйтесь, что живы. Сейчас выпадете на шарик.

Осекшись и замолчав, пилот вновь исчез за перегородкой, захлопнув за собой люк.

— Синдром у него. — Тихо пояснил техник. — Проявляется иногда. Потому и на этот гребаный грузовой терминал устроились, грузам-то все равно..

— Угу. — Кивнул разозленный Кот. — Я б ему за эту высадку… Чтобы помнил, что люди у него, а не ящики! Вызови медсервов, у нас пострадавшие. Вот тот и вот этот по своей глупости, похоже, в медблоке на расходниках экономили. Их на терапию срочно надо!

— А, Xшары! — помрачнел техник. — Ну все. Трындец. И отсюда выгонят. Пилот он хороший, но накрывает иногда… А тут планета еще такая, что очень похожа на нашу последнюю операцию. Развалины старые, города новые, и общая красота. А ему все кажется, что вот-вот ПКО палить начнут, и у его птички снова в брюхе дыра появится, сквозь которую взвод…

Техник замолчал, тоскливо вглядываясь куда-то вдаль.

— Мы давно одним экипажем ходим. Столько всего пережили… — продолжил он, — а на старости лет поздно менять напарника. Куда он, туда ия. Куда я, туда и он…

— Флот? — буркнул Кот.

— Тяжелый десантный крейсер "Гордость", секция планетарного десанта. "Прыгучие жабы", слышал, может быть? — чуть повернулся к нему техник.

Когда он стоял в профиль, освещаемый ярким и радостным солнцем, льющимся в открывшийся настежь входной люк, становилось ясно, что техник как минимум ровесник старого пилота.

— Не слышал. — Покачал головой Кот. — Постой… по справке "Гордость" потерян в боях больше десяти лет назад!

— Знаю. Мы тогда, считай, одни из всего экипажа остались. Пиратское гнездо во фронтире чистили. Оборона очень плотной оказалась, а командир нашей эскадры молодой и горячий был, силы не рассчитал. Наш крейсер и остальные корабли эскадры на орбите приложили, когда мы в первой волне десанта вышли. Потому и уцелели, наверное. Не ожидали пиратики, что мы так, сходу, без длительной разведки и обработки на штурм полезем. Ну… вот первая волна и смогла частично уцелеть, когда орудия ПКО ударили. Нам тогда в брюхо прилетело. Подбили, в общем, но до конца не добили. Взвод как слизало… да и я чудом уцелел. Свалились на шарик… А потом нас две недели по горам тамошним, как слупов, гоняли, пока в штабе не чухнулись, что у нас дело плохо, и большую рейдовую эскадру не отправили. Вот тогда-то пиратов и прижали… оставшихся. Основная масса за эти две недели успела куда-то исчезнуть.

Техник тяжело вздохнул, глядя в никуда. Он ни о чем не просил, просто спокойно стоял. Происшествия, при которых появлялись пострадавшие, всегда тщательно рассматривались службами летного контроля, и любые просьбы тут были бесполезны.

— Звание-то у тебя какое?

— Летный техник-сержант первого класса, — так же безмятежно отозвался старик, — в полной отставке.

В "полную отставку" отправляли тех, кого признавали совершенно негодным к дальнейшей службе. По причине ранений ли, проявлений ли "боевого синдрома" или просто… признавали не годными.

— Садж! — Тихо заговорил Кот, приняв для себя решение. — Это ведь старая тяжелая "Гидра" была до конверсии? Не отвечай, сам вижу. Дублирующую линию управления найди, блок два-восемь-шесть, ослабь крепление четыре и дерни блок несколько раз. Если там есть стоп-контролька, скрути ее полностью и выкинь подальше. Неполадка минимальна, блоком управления шаттла не регистрируется, но вносит помехи в основной контур управления. Требуй от летного контроля проверку по полному профилю, контролируй сам, они должны найти этот дефект. Пусть составят летную модель с учетом дефекта. Модель покажет, что пилот не сам лихачил, а пытался нивелировать возникшие проблемы с управлением. Давай, садж, действуй! Времени у тебя мало. И Спящие тебе в помощь!

Кот говорил вполголоса, старательно глядя в сторону. Если бы кто-нибудь даже и посмотрел запись, то у него осталось бы впечатление, что сержант просто тихо ругается, глядя на удаляющиеся носилки медицинских сервов. Старик вздрогнул… и сорвался с места, лихо, по-молодому, нырнув куда-то в глубины кораблика.


29

— Ом-м-мани-м-мо-о-о-рн! Ом-м-мани-м-мо-о-рн! — слаженно и стройно выводил хор мужских голосов. — Ом-м-мани-м-мо-о-о-рн!

Люди в бесформенных балахонах и широких капюшонах, скрывавших лица, сидели на грубоватых и низеньких деревянных табуретках ручной работы, что во времена нынешних высоких технологий выглядело как минимум странно. Каждый держал в руках светящийся жезл. В строгой очередности заводя мелодию, они медленно двигали жезлами вверх и вниз, доставая и опуская их обратно в небольшие отверстия в полу зала с высокими потолками, в котором и проходила эта странная церемония. Казалось, что люди в балахонах расселись как попало, но взгляд сверху показал бы картину сложного но… упорядоченного хаоса. Все занимали четко определенные места, образуя завораживающий своей красотой рисунок.

В зал ввели человека с завязанными глазами, чьи руки были скованы за спиной силовыми наручниками. Человека в обычном рабочем комбинезоне вели двое "балахонистых", направляя его движения при помощи небольших палок, мерцавших искрами.

— Морн! Ом! Морн! Ом! Морн! — плавный речитатив изменился на отрывистые выдохи-выкрики, звучавшие в рваном ритме.

Люди в балахонах, следуя какой-то своей очередности, при каждом таком выкрике с силой втыкали свои жезлы в отверстия и больше их не трогали. Чем ближе конвойные подводили человека к центру зала, тем ожесточеннее становился ритм.

— Морн-морн! Ом! Морн! Морн-ом-морн-Морн! Ом! Ом! — то один, то другой "балахонистый" замирали на месте, воткнув свой жезл и откинувшись слегка назад.

Когда до центра зала, в котором разгоралось какое-то свечение, оставалось всего пара шагов, выкрики перешли в постоянный и непрерывный гул, в котором "морны" сливались с "омами", перетекая один в другой. Шаг, еще шаг..

— Морн! — выкрикнул последний, в свою очередь откинувшись на стульчике.

Разгоревшееся свечение, тусклое в начале церемонии, уже резало глаза. Человеку в комбинезоне сорвали с глаз повязку, плавным, отточенным движением сорвали с рук наручники и… резко толкнули вперед. Жезлы, концы которых выпирали из пола на несколько сантиметров, ярко вспыхнули, раздался громкий треск… и свечение исчезло, оставив после себя обугленное и изломанное тело.

— Жертва не принята, братья! — громким, хорошо поставленным голосом выкрикнул кто-то. — Спящим не нравятся слабые! Брат, ответственный за поиск, будет наказан.

Второй конвоир молча встал на колени, склонившись в позе покорности. Первый театрально ткнул в него своей искрящейся палкой. С громким треском проскочил разряд, заставив провинившегося распластаться на полу, нелепо подергивая руками и ногами.

— Звезды мне сказали, что новое служение должно пройти через три дня! — снова подал голос первый конвоир. — Молитесь, братья! Спящие должны получить желаемое.

Люди в балахонах молча вставали со своих мест, вытягивая из пола свои жезлы, и так же молча направлялись к выходу. Наконец, в опустевшем зале остались только бывшие конвоиры и тот, кто провозглашал "Мнение Спящих"

— Ну все, хватит, хватит! — пробурчал "глас" после того, как входные двери захлопнулись. — Все уже ушли.

— Да? — дергавшееся до этого тело второго конвоира моментально оказалось на ногах и кинулось, замахиваясь, на напарника. — Ты, ублюдок! Ты на сколько разряд выставил? До меня же достало!

Второй конвоир рефлекторно выставил перед собой свою палку, оказавшуюся мощным шокером. Шокер, выставленный на полную мощность, моментально окутался разрядами.

— Стоять! — негромко приказал "глас".

Оба конвоира замерли, так и не начав драку.

— Найдите кого-нибудь покрепче, — сказал "Глас", направляясь к выходу, — или сами окажетесь на их месте! Два дня у вас есть.

Конвоиры потянулись на выход вслед за своим хозяином. В дверях они разошлись, "Глас" направился в одну сторону, а конвоиры в другую.

— Ты это, Темка, извини, — сказал первый, откидывая капюшон, — разболтался регулятор, чуть больше прокрутился. Пиво с меня.

Первый конвоир оказался человеком с круглым и добродушным лицом, обрамленным светлыми волосами. Глядя на него нельзя было и предположить, что он только что хладнокровно отправил человека на смерть.

— Десяток пива, Сенек! — пробурчал второй, тоже откинув капюшон. — Твоего фирменного. Десяток! Знаешь, как дернуло?

Второй конвоир обладал резкими, как будто начерченными опытным рисовальщиком, чертами лица и черными, как смоль, коротко остриженными волосами.

— Хорошо, — покладисто согласился Сенек, — десяток. Мир?

— Мир! — хлопнул по подставленной лопатообразной ладони Темка. — Следующий клиент с тебя. Я и так чуть не подставился с этим… Второй раз за такой короткий срок может вызвать подозрения.

— Сделаем! — уверенно кивнул Сенек. — Ко мне как раз новую группу "мяса" везут. Видимо в какой-то переделке побывали, раз за них флот раскошелиться решил. Крепкие, должно быть, ребята! А такие, сам знаешь, иногда с нарезки срываются. Ты-то, в своих медблоках, таких часто уже в виде овоща из медкапсул доставал. Не приходят в снах, кстати?

— Знаю, что срываются! Можно подумать, я всю жизнь только координатором здешнего медцентра был! — оскорбленно буркнул Темка. — А ты сам? Высадки-абордажи не снятся? "Клиенты" эти по ночам не приходят? А за друзей-десантников, которых ты сюда на смерть водишь, не переживаешь?

— Не дави! — добродушное лицо Сенека превратилось в хищную морду зверя. — Все "мои друзья-десантники" навсегда остались на Сигме Борьини и уже давно морожеными тушками или невесомым пеплом в пустоте летают! Эти мне — никто! Кроме того — они солдаты, и у них одна судьба — рано или поздно сдохнуть! Мы просто ускоряем этот процесс. А если они при этом могут еще и принести мне деньги, то я отказываться не собираюсь! Деньги не пахнут.

— Ладно-ладно! — примирительно поднял руки Темка. — Извини. Согласен! Деньги не пахнут. Не забудь, пиво с тебя! И замени регулятор, а то, сам понимаешь, и у меня тоже как-нибудь сломается… В подходящий момент!

Так, переругиваясь и на ходу стаскивая балахоны, напарники шли к раздевалке. В противоположную от них сторону удалялся "глас".

— Эту точку можно вычеркивать. — Вполголоса сам с собой говорил он. — Отклик ноль, обратка сто. Что ж… отсутствие положительного результата тоже результат. Хотя и жаль, я надеялся на полную премию.

"Глас", он же первожрец секты "Путь Спящих", получал очень хорошие премиальные, отправляя "клиентов" по получаемым им координатам и докладывая некоему "Инкогнито" о результатах этих "отправок".


30

Площадь перед выходом из здания порта была переполнена разными людьми, снующими туда-сюда. Здесь были и те, кто только что прилетел, и те, кто уже улетал, и местные жители, встречающие новых отдыхающих.

— Такси! Такси! Доставим быстро, недорого и безопасно! Сувениры! Возьмите себе на память частичку своего отдыха! — раздавались возгласы.

Каждый хотел хоть немного заработать.

В группу возбужденных технарей, радостно предвкушающих оплаченный флотом отпуск, затесалась миловидная женщина, надевавшая на солдат венки из цветов и каждому что-то быстро-быстро говорившая. Когда очередь дошла до Кота, он вначале не понял, что говорила эта радостно улыбавшаяся особа.

— Добро пожаловать в наш рай! — тараторила она. — Вам у нас очень понравится! Пожертвуйте несколько марок нуждающимся! У нас настоящий рай для всех отдыхающих! Пожертвуйте несколько марок!

Кто-то недоуменно морщил лоб, кто-то хмурил брови… а кто-то, в число которых вошел и сержант, откликнулся на просьбу. Сунув в руку женщины пластиковую карту достоинством в десять тер, Koт поправил спадающий венок и замедлил шаг. Что-то в поведении женщины его насторожило… Что-то показалось странным.

Мило улыбавшаяся и радостно щебетавшая женщина не была похожа на пройдоху и попрошайку, толпы которых слонялись у космопорта, готовые на все ради лишнего тера. Несмотря на улыбку и радостное лицо, в глазах женщины стоял страх и плескалась боль!

Оглянувшись, Кот вновь увидел женщину… девушку, одарившую их венками. Та, выбравшись из толпы, украдкой спрятала полученные деньги в кармашек на поясе. Но ее увидел не только сержант.

— Эй! Иди сюда! — раздался властный голос.

Женщина вздрогнула и попыталась бежать, но бегство не получилось. Полицейский в полуоткрытом шлеме и легком бронекомбинезоне в два прыжка настигнул беглянку и сильно, с видимым удовольствием, ударил ее дубинкой по ногам.

— Запись! — проговорил Кот, выдираясь из толпы и направляясь к полицейскому.

Голосовой командой он активировал "протокольный интерфейс", записывающий все, происходящее вокруг, прямиком в хранилище информации. Протокольный потому, что подобные записи, с привязкой к месту и времени, принимались любыми судами в качестве неоспоримых доказательств.

Пока он шел, полицейский успел еще несколько раз взмахнуть дубинкой, обыскать пояс лежавшей у его ног женщины и что-то спрятать в нагрудный карман своего комбинезона. Сейчас же он стоял, нависнув над жертвой, и угрожающе покачивал своим искрящим оружием.

— Я тебе уже говорил, что если еще раз увижу — покалечу? — услышал сержант, приблизившись почти вплотную. — Говорил. Ты зачем снова пришла? Зачем пришла? Зачем?

С каждым "зачем" дубинка опускалась, вроде бы слегка прикасаясь к жертве, но было видно, что каждое прикосновение было просто невыносимо болезненно.

— Отставить! — рявкнул Кот, подойдя почти вплотную. — В чем дело?!

— Кто… — Выпрямился полицейский, оборачиваясь. — А, господин сержант! Добро пожаловать в наш рай! Не задерживайтесь, проходите!

— В чем дело, капрал?! — повторил Кот, присмотревшись к знакам различия на черном бронекомбезе. — Веду запись.

— Сержант, это дело полиции, — ответил полицейский. — Следуйте к месту вашего назначения. Проходите! Не задерживайтесь!

— Вы являетесь гражданином Федерации? — игнорируя полицейского, напрямую спросил Кот.

— Да, у меня гражданство третьей категории… — постанывая ответила женщина.

Гражданство третьей категории… фактически, просто разрешение на работу. Однако и у таких, "неполноценных граждан", имелись права.

— Я не давал тебе разрешения говорить! — разозлился капрал, вновь замахиваясь дубинкой.

Однако на линии удара все время оставался либо этoт нaстырный флотский сержант целиком, либо какая-то его часть, и капрал никак не мог решиться ударить.

— Капрал! — повысил Голос Кот. — Я требую объяснений!

— Сержант! Иди К Xшарам! — начал звереть капрал. — Отдыхай! Не мешай мне работать!

— Веду запись! — еще раз предупредил Кот. — Требую объяснений по факту нарушения пунктов три, восемь, девять и двенадцать Положения о Гражданстве. По пункту двадцать шесть имею право выступить в защиту!

— Сержант! Ты мешаешь работе полиции! Имею право применить силу! Иди куда шел! — вконец озверел капрал. — Считаю до трех! Раз!.. Два!..

Полицейский всерьез замахнулся, крутанув регулятор дубинки-шокера. Дубинка окуталась маленькими молниями, раздраженно трещавшими во влажном воздухе.

— Три! — продолжил за него сержант, непонятно как оказавшийся совсем рядом и ткнувший рукой в незащищенную пластиной подмышку полицейского.

— А-а-а! — выгнулся полицейский, выронив дубинку.

Пальцами другой руки сержант ткнул в приоткрывшуюся щель между жестким воротником бронекомбеза и шлемом. Полицейского повело, как пьяного, и сержант по-дружески подхватил его под локоть, одновременно хлопая по его груди и вскрывая клапан кармана.

— Ну-ну-ну… Тихо, тихо… Не дергайся! Девушка, сколько он забрал у тебя денег?

— Триста пятьдесят две марки, — ответила испуганно сжавшаяся женщина.

— Здесь… здесь, думаю, больше. Бери. Лишнее пойдет тебе как компенсация за ущерб. — Протянул ей пачку сержант и обратился к полицейскому. — Ты ведь не против, да? Вот и молодец, что не против. Тогда и мы не подадим официальную жалобу на действия капрала… капрала… Ага! Капрала Шканека! Согласен, капрал?

Полицейского шатнуло, и он не смог из себя выдавить ничего, кроме невнятного мычания. Подгибающиеся ноги совсем его не держали, и если бы не поддержка сержанта, он бы упал прямо на том месте, где стоял.

— Давай, дорогой, садись… садись сюда… — сержант всего лишь немного ослабил хватку и полицейский плюхнулся пятой точкой на ступеньку. — Ой-ой-ой… Плохо-то как… Давай-ка я тебе помогу.

Проворные пальцы сержанта пробежали по крепежным элементам, а руки подхватили свалившийся с потной головы шлем.

— Как тебя разморило-то, бедолага! Подержи-ка шлем, милая… Ну-ка, капрал! Смотри сюда… Оп!

Поводя одной рукой перед глазами ошалевшего капрала, пальцами другой руки он нажал на какую-то точку за ухом, отчего взгляд Шканека моментально прояснился.

— Вижу, тебе лучше. Да, капрал? — участливо заглянул ему в глаза сержант. — Не дергайся. Прими файл. Запись на десять минут. Если я дам делу ход, ты попадешь под суд, лишишься места, и, скорее всего, отправишься на рудники. Откупиться не выйдет, дело пойдет через канцелярию флота. Уяснил, капрал?

— В чем дело? Капрал, у тебя все в порядке? — раздались голоса еще нескольких полицейских, поспешивших на помощь товарищу.

— Садж, что случилось? Помощь нужна? — спросили с другой стороны подоспевшие технари, обнаружившие отсутствие Кота в их группе.

Полицейские и флотские сгруппировались друг напротив друга, меряя оппонентов враждебными взглядами. Полицейских нигде не любили… и они платили всем взаимностью. Зачастую заранее, до того, как "нелюбовь" окружающих могла бы себя проявить.

— Что вы! Все в порядке! — ослепительно улыбнулся выпрямившийся Кот. — Знакомую, вот, встретил, поговорить подошел. Этот классный парень решил нам помочь, чтобы в толпе не затолкали. А потом плохо ему стало, жарко ведь! — Кот ткнул рукой вясное небо с ослепительно горевшим солнцем. — Пришлось уже мне ему немного помочь. Так ведь, Шканек?

Несмотря на улыбку, голубые глаза сержанта были холодны как лед.

— Д-да! — еле выдавил из себя капрал. — Так и было.

— Медслужбу я уже вызвал. Капралу окажут квалифицированную помощь. — Сержант указал рукой на планирующего в их сторону медицинского серва. — Все выяснили? Если вопросов больше нет, мы пойдем.

— Идите. Благодарю за сотрудничество, — процедил один из полицейских

— Пойдем, милая, — поднял женщину с земли Кот и, отойдя на десяток шагов, обернулся к окружившим их технарям. — Спасибо, парни! Если бы не вы, тут могла бы случиться хорошая драка!

— Ха! — радостно заржал кто-то. — Так это мы рано подошли! Если б немного попозже, как раз на самый разгар веселья бы успели!

— Отставить! — улыбнулся Кот. — Нам еще отдохнуть как следует надо, а не объяснительные писать и сутки напролет на дознания ходить. Еще раз спасибо! Вы идите, вон, отельный флаер вас дожидается, а я потом сам доберусь. Мы с подругой пройдемся, поговорим.

Весело гомоня, толпа технарей забралась в дожидавшийся их флаер, который закрыл дверь и плавно взмыл в небеса. Кот пристально посмотрел на испуганно сжавшуюся возле него женщину.

— Что у тебя случилось? — прямо спросил он.

— Pe… ребенок… болен, — выдавила она.

— Пойдем-ка… хм… вон туда, — повлек ее Кот в сторону ближайшего заведения. — Там, думаю, попрохладней будет. И не вздумай бежать! Не пойму.


31

Сержант, опустив подбородок на руку, поставленную локтем на колено, отсутствующим взглядом смотрел на зеленеющий невдалеке лес. Мысли его были невеселы.

Когда женщина рассказала ему о своей беде, он вначале не поверил. Как это так — государство оставило маленького ребенка просто умирать, отказываясь оказывать ему хоть какую-нибудь помощь… бесплатно. Платно — да пожалуйста! Все, что угодно! А вот бесплатно — нет. Оставило молодую мать безо всякой поддержки, обрекая и ее, и ребенка, на нищенское существование.

Не так он представлял себе могучую Федерацию, не так!

Камиля, выходец из какой-то "заштатной" колонии, появилась на этой планете-курорте несколько лет назад. Подписывая рабочий контракт и отправляясь сюда, она едва ли не прыгала от счастья. Как же, мир-курорт, полным-полно красивых и, наверное, богатых людей! Корабли прилетают-улетают едва ли не по нескольку десятков в день, а не как на ее родине — в лучшем случае раз в месяц! Реальность оказалась куда хуже, нежели мечты.

Девушку, с ее базовой нейросетью, держали на самых низкооплачиваемых и черных работах, а на робкую попытку сослаться на обещания вербовщика о хорошем карьерном росте и высоком заработке глумливо ткнули носом в пункт контракта, в котором четко было прописано "работа в должности, соответствующей установленной нейросети и изученным базам знаний".

— Иди, красавица, работай. — Махнул ей тогда рукой крепыш-управляющий. — На большее сейчас ты не способна. Нарасти сеть, выучи базы — тогда поговорим. Советую нарастить специализированную, а в нашем центре как раз есть комплексная база "Специалист гостиничного хозяйства".

— Но ведь это опасно, — возразила Камила.

— Милочка! — улыбнулся управляющий. — У тебя базовая нейросеть. Ба-зо-ва-я! Это специализированную менять опасно, а на базовую ставится надстройка, превращающая ее в плохонькую, но специализированную. Полностью безопасно и совсем недорого! Кстати, в нашем медцентре такая операция обойдется тебе всего…

— У меня совсем нет денег! — едва не зарыдала девушка. — Мы и так продали все, что можно, чтобы поставить мне мою нынешнюю сеть!

— Тогда нужно больше работать! — наставительно поднял палец управляющий. — Непрестанная, ответственная и качественная работа позволят тебе, в конце концов, собрать необходимую сумму! Иди и работай!

— Господин управляющий! — взмолилась Камила. — Может на уборку номеров отправлять сервов? А я бы занялась в это время чем-нибудь более…

— Милочка! — управляющий даже приподнялся от возмущения. — Наш отель гордится тем, что уборку производят руки живых горничных! Только живые люди наводят порядок в номерах наших постояльцев! Работники, а не бездушные механизмы! И так будет всегда! Все, разговор окончен! Иди! Работай!

— Но…

— Работать! Если через пять минут ты не приступишь к своим обязанностям, получишь штраф! Ты и так непозволительно много времени провела в пустой болтовне! Марш!

Всхлипывая, девушка убежала. Больше администратор на ее просьбы поговорить не откликался.

Потом… потом случился бурный роман с одним из постояльцев. Камила, выросшая в "варварском" мире, решила, что это любовь… но постоялец перед отлетом лишь посмеялся, оставив ее на планете, да еще и пожаловавшись на "некачественное обслуживание". А через пару месяцев девушка поняла, что беременна.

Хоть персонал медцентра и был изрядно удивлен подобному варварству, но положенное гражданам третьей категории ежемесячное бесплатное медицинское обеспечение они проводили, да роды они все же успешно приняли. Работу к тому времени Камила потеряла. Управляющий просто аннулировал контракт, выгнав ее на улицу и наложив штраф за "несоблюдение условий", на который ушли все ее небольшие сбережения.

Медики бесплатно наблюдать ребенка отказывались, ссылаясь на низкий социальный статус молодой матери. Мол, гражданство третьей категории, конечно, подразумевает появление детей, но в специализированных центрах и с предварительной полной оплатой услуг. А законы Федерации о бесплатном медицинском обеспечении граждан в нынешнем случае на ребенка не распространяются, он-то ведь еще не гражданин!

Мир-курорт, благодатное место для отдыха, оказался крайне неблагоприятен для маленького человека. Какие-то местные болезни, различные паразиты, коих во влажном и жарком климате оказалось предостаточно, раз за разом цеплялись к несчастному малышу. Камила, подрабатывавшая на нескольких работах, выбивалась из сил, пытаясь заработать деньги для очередного посещения медцентра. В краткие часы отдыха она плела венки из цветов, которые раздавала прилетающим в надежде получить хоть что-нибудь.

Выслушавший все это сержант, помрачнев лицом, встал из-за столика кафе, в который он привел спасенную от полиции женщину.

— Идем! — резко бросил он тогда, не поверив словам Камилы. — Веди!

Не могло быть такой дикости, просто не могло быть! Кот уже начинал жалеть, что поддался порыву и защитил эту лгунью от капрала-полицейского. Вывести ее на чистую воду — вот, что хотел сержант! Вывести на чистую воду и сдать обратно тому же капралу!

Все оказалось так, как и было рассказано. Молодая женщина даже преуменьшила в своем рассказе ту бездну нищеты и отчаянья, в которой находилась. И самое страшное, что она была такая не одна! Трущобы, мерзкие трущобы, стыдливо скрывающиеся под плотными кронами деревьев и переплетениями лиан, назвать эти жилища иначе не получалось. Сделанные из обычного хвороста, старого пластика и простой глины, хижины не блистали чистотой и порядком. Натоптанные в земле тропинки разбегались и снова сходились, соединяясь в мудреную сеть, связывавшую эти убогие жилища и… окружающий их весь остальной мир.

— Грязно тут, — пряча глаза, сказала Камила, — почти нет времени на уборку, надо деньги зарабатывать. А после дождя так вообще все раскисает. Мы с девочками дежурим по очереди, но сил все равно на все не хватает.

— А мужчины не помогают?

— Какие мужчины? — скривилась женщина. — Тут все такие, как я.

— А местные власти разве не помогают?

— Кому, нам? Нам?! Мы приезжие. Просто работники. Третья категория. Хотели лучшей жизни, а оказались здесь… без нормальной работы и без денег. Родственники наши очень далеко, помочь не могут. Да и… если бы у нас дома все хорошо было, разве бы мы рвались сюда?

Их, шедших по тропинке, окружила стайка босоногих, одетых в рваное тряпье, детишек.

— Папа? Папа? — спрашивали они, хватая сержанта за руки. — Тетя Камила, ты привела папу?

— Нет, дети, это не папа! Это доктор! — строго отвечала женщина. — Отпустите его! Сейчас он посмотрит на моего Рифката и уйдет.

— А у тети Наси маленькая Сея заболела. Дядя доктор, ты ее тоже посмотришь? А где твой чемоданчик? А где твой медсерв? — не отставали дети.

— Бери ребенка и выходи! — не выдержав, сержант круто развернулся и направился к выходу из этой, почти средневековой, деревни. На душе скребли кошки.

Поход в медицинский центр вылился в длительный медицинский контракт, по которому оплачивалось медобеспечение ребенка и установка ему неплохой нейросети по достижении минимально необходимого возраста. Контракт пришлось сразу полностью оплатить. Сержанту, как полному гражданину, даже сделали скидку.

Кот также зарегистрировал благотворительный фонд, оплатив все государственные сборы, налоги, пошлины и комиссии на несколько лет вперед и внеся первое, довольно крупное, пожертвование. Передав управление фондом Камиле, он, в ответ на слезы благодарности и недоуменные вопросы, сказал:

— Теперь ты можешь вполне легально раздавать свои венки и получать пожертвования, не боясь полиции. И ты сможешь помогать другим, оказавшимся в похожей ситуации. Почему? Потому, что ты сама прошла через это и знаешь цену боли и страданий. Потому, что ты всю жизнь будешь помнить тот ужас, в котором побывала, и из-за этого не сможешь отказать в помощи другим.

— Нет, — заливалась слезами женщина, — почему ты…

— Почему я, совсем чужой для тебя и твоего ребенка, сделал это? — непонятная гримаса исказила лицо сержанта. — Наверное, потому, что так — правильно! Мы сотнями и тысячами умираем там, во мраке пустоты. Гибнем на кораблях, на станциях. Замерзаем и задыхаемся в разбитых кораблях. Для чего? Разве для того, чтобы здесь умирали дети?! Нет!

— Странный ты, — женщина мягко коснулась щеки сержанта. — Пока ты не появился, мы никому не были нужны, никому! Всем было плевать! А ты… Пусть Спящие всегда помогают тебе!

И вот теперь сержант сидел на скамейке возле медцентра и бездумно смотрел вдаль. Этот душевный порыв проделал брешь в его финансах. Не то, чтобы он остался с совсем пустым карманом, но все же…

Чужая женщина. Чужая ошибка. Чужой мир…

Чужой мир? Кот, вскочив, ошалело огляделся вокруг. Чужой мир! Откуда взялась эта мысль, он не знал. Возможно, эта мысль пришла откуда-то из глубины покрытой туманом памяти. Рядом с ним со скамьи вскочило что-то меховое, мохнатое, то, что он уже, наверное, десяток минут бездумно почесывал и поглаживал, погруженный в свои мысли.


33

Несколько мгновений сержант и непонятное существо, не моргая, смотрели друг на друга.

— Ты кто? — одновременно у них вырвался один и тот же вопрос.

Существо отскочило, зашипев, пригнулось в низкой стойке, широко расставило верхние конечности и распушило шерсть, отчего визуально раздулось, став раза в два больше. Круглая голова с торчащими ушами и огромные янтарные глаза. Плоская морда с топорщащимися небольшими усами. Короткий, судорожно подергивающийся, хвост. Широкие подушечки лап с отливающими стальным блеском когтями. Все тело, покрытое короткой шерстью, перевязано ременной "сбруей".

"Я на курорте, вряд ли это дикий зверь. Разговаривает, значит, разумен. Не нападет!", — мелькнула мысль, — "надо вести себя спокойно".

Сержант уселся обратно. Поймать бы снова это состояние, при котором стала просыпаться память.

Существо, немного успокоившись, как будто бы сдулось, вернувшись к своему первоначальному размеру. Поднявшись на две задних лапы, оно сделало несколько шагов, оказавшись совсем рядом с сержантом. Несмотря на свой относительно невысокий рост, существо все же оказалось выше сидящего человека.

— Ты кто? — повторило оно вопрос, глядя сверху вниз.

— Сержант Кот, Флот Федерации, — представился он. — А ты кто?

В ответ послышалось что-то, похожее на приступы кашля.

— К-кто? — странно кашляя, переспросило существо. — Кот?

— Сержант Кот!

— Ты — Кот? Это я — кот, — продолжая кашлять, существо несколько раз крутнулось на месте. — Я — кот! А ты?

— А меня просто так зовут. — Отозвался сержант.

— Хм-р-р-р-ау-у-у! — зeвнуло существо, потянулось, выгнулось и вдруг положило обе передние лапы на стену, царапнув ее блестящими когтями.

Наружное керамическое покрытие стены противно заскрипело, покрываясь бороздками.

— Свои? — кивнул головой сержант.

— Импланты, — буркнуло существо, наклонив голову и вновь рассматривая собеседника. — Что, не боишься?

— А чего мне бояться? Разговариваем же. — Пожал плечами сержант.

— Странный ты. — Существо убрало когти и совсем по-человечески уселось рядом, развалившись на скамье. — Странный. Не чувствую страха. Удивление… напряжение… Нет. Страха нет!

— А ты кто? — в свою очередь повторился сержант.

— Я — мррзин. — Ответило существо.

— Зовут-то тебя как? — усмехнулся сержант. — Меня вот зовут Кот. А тебя?

Существо… вернее — мррзин, снова закашляло.

— Можешь называть меня Mppгaрх, полное имя все равно не выговоришь.

— И что ты тут делаешь? — спросил Кот.

— Жду, — ответил Mppгaрх, — а ты?

— А я просто сижу.

Несколько минут прошли в молчании. Мррзин щурился на яркое солнце, неодобрительно посматривая на собравшуюся в отдалении толпу людей. Сержант же просто сидел, пытаясь вновь поймать то состояние, в котором стала просыпаться память. Вот сейчас… сейчас…

— Так все же что ты тут делаешь? — снова не вытерпел Mppгaрх. — Сидишь, погруженный в цон, ничего не замечаешь. Открыл свои мысли, как с другом. Не побоялся ко мне прикоснуться, хоть и не хозяин.

— Хозяин? — отстраненно переспросил сержант. — Ты раб, что ли?

— Нет! — взъерошился мррзин. — Я на контракте!

— Какой же это контракт, если у тебя есть хозяин? — недовольно переспросил сержант.

Мррзин своим вопросом снова сбил его с настроя, отчего появилось легкое раздражение.

— Х-х-хозяин… — раздраженно прошипел мррзин. — Хозяин — это хозяин контракта!

— А-а-а… Ну, тогда ладно. — Ответил сержант, снова отстраняясь от окружающего мира.

Успокоившись, мррзин полностью запрыгнул на скамью и развалился, греясь на жарком солнце. Постепенно он вытягивался все больше и больше, пока не уткнулся лобастой головой в бедро Кота. Места на скамье было мало, и мррзин несколько раз нагло боднул человека, побуждая его сдвинуться дальше. Вместо этого сержант отстраненно положил руку на шею мррзина и… начал его почесывать. Легкими касаниями он чесал огромного кота за ушами, теребил шерсть на загривке, то взъерошивая, то приглаживая ее обратно. Сам того не заметив, мррзин впал в транс.


34

В мысли витавшего где-то в вышине сержанта мягко вклинился кто-то другой. Этот чужак похозяйски прошелся по всем закоулкам памяти и выбрал самое для него уютное место, чтобы угнездиться. Странно, но опасений он не вызывал, органично занявши место чего-то полностью привычного, хотя и напрочь забытого.

— Ты напр-хр-pxр-ряжен… Почему? — промурчал чужак.

Как ни странно, но Кот воспринял чужой голос, раздавшийся в его голове, как нечто само собой разумеющееся, хоть и немного непривычное.

— Да вот… — И сержант открыл весь пласт своих переживаний.

Он открыл все. От тревоги за себя, за свое здоровье и потерянную память, до разочарования государством, которому он служил. От мутных, туманных воспоминаний до реалий гражданской жизни в Федерации, которой он совершенно, оказывается, не знал. От происшествия со стариком-пилотом орбитального челнока до недавней ситуации с Камилой, которой он сначала не поверил, отчего в душе появилась смесь разочарования и горечи от едва не совершенной ошибки. Ведь если бы он не решил проверить, а просто бы вызвал полицию, то…

— Архр-хыр-хр-р-р! — едва не подавился чужак.

— Вот… как-то оно так, — бросил ленивую мысль Кот. — А ты спрашиваешь, отчего я напряжен.

— Оно… хр-р-р… так, — появилась чужая мысль. — А мне кX-р-р-ра-как?

На Кота обрушились чужие переживания. От опасений за прайд-семью, для выживания которой пришлось пойти на бессрочный контракт, хотя их прайд до поражения главы-отца считался одним из продолжателей рода, до сомнений в правильности жизни и политики Отца-Искателя, позволившего свершиться подобной несправедливости. От раздражения хозяином-работодателем, хоть и выкупившим контракт, но ничего не понимавшем в ритуале принятия службы, отчего не удавалось создать устойчивую привязку, до беспокойства за того же самого хозяина-работодателя, прилетевшего на важные переговоры, но сдуру подцепившего какую-то болезнь и теперь отлеживающегося в капсуле медцентра. От понимания собственного превосходства над любым человеком, до осознания полнейшего бессилия перед опять-таки любым человеком. От…

Поток сознания оказался настолько чужд, что сержанта буквально выбило в реальность! Открыв глаза он ошалело уставился в подернутые легкими облачками небеса.

— Хр-р-р… Хр-р-р… Хыр-р-хр-ррр, — раздавалось совсем рядом.

— Кошак… Здоровый, чертяка! — промелькнула мысль во все еще затуманенном мозгу сержанта. — Породистый. Сбежал? Или выкинули? Сволочи…

— Смотри! Смотри! — раздался возглас откуда-то сбоку. — Во дает!!!

Кот лениво скосил глаза на источник звука. Люди… Толпа людей. Все в стандартных комбезах рядового и сержантского состава. Что они, котов, что ли, не видели? Стоп! Флот Федерации — десантное подразделение — бои — навязанный начальством отпуск и курорт! Осознание реальности окончательно вбило сержанта в эту самую реальность.

Осторожно подняв руку, он с удивлением посмотрел на здоровенное мохнатое тело, разлегшееся у него под боком. В ответ на него ошалело уставились золотистые глаза, разделенные трещинами сузившихся вертикальных зрачков. Мррзин! Неожиданный испуг, вкупе с недоумением, током ударили по нервам!

— Ар-р-хрр-ршшш! — тоже, видимо, от неожиданности, взревел мррзин, гибко изогнувшись и резко встав в боевую стойку. — Ахррра! — и ударил по сержанту моментально появившимися когтями.

Но Кота уже не было на том месте, куда пришелся удар. Подстегнутый нервной встряской он мгновением раньше кубарем скатился со скамьи и бросился прочь!

Мррзин его не преследовал. Тренированные полицейские, привлеченные скоплением народа и пробившиеся в первые ряды зрителей, при первых признаках угрозы слаженно взмахнули выставленными на полную мощность дубинками-разрядниками, наставив их на представителя другой расы и бубня формулы вызова подкреплений. Замерев в боевой стойке и раздраженно дергая хвостом, мррзин остался на месте, осознавая произошедшее.


35

Олесь, мужчина совершенно невзрачного и незапоминающегося вида, с ухмылкой смотрел в окно номера на суету вокруг найденного в бассейне тела. Раздобревший на хорошем питании коммандер, суетившийся и размахивавший руками перед собравшейся рядом с ним кучкой людей, что-то визгливо кричал. Олесь прислушался к доносившимся из открытого окна звукам, активировав имплантат — звуковой усилитель.

— Отставить! Я приказываю вам! Отставить! — кричал коммандер.

— Отставить что, господин коммандер? — переспросили его из кучки людей.

— Отставить умирать в зоне моей ответственности! Что это такое, а? Из вашей группы за два дня уже три трупа! Три! За два дня! — от распиравших его чувств побагровевший коммандер, казалось, сейчас лопнет. — Один отравился, другой упал с лестницы и свернул себе шею, а вот этот утонул! И реанимация никому не смогла помочь! Умерли окончательно до появления медиков! И все в пьяном виде! Отставить, я сказал!

— Как будто мы специально помираем тут…

— А я откуда знаю? Как я могу быть в этом уверен? А вдруг специально!? — надрывался Коммандер. — Может это происки моих недоброжелателей и вы согласились на их предложение? Может вы вообще эти, как их, клонеры?

— Ага… и имея такие деньги чахнем тут по флотской разнарядке. — буркнул кто-то.

Полноценный клон, выращенный в лабораториях Центральных Миров, которому на нейросеть "заливались" записанные личность и информация из памяти заказчика, стоил поистине несусветных денег.

Активированный направленный усилитель на таком расстоянии позволял Олесю различать не только недовольное бурчание, но даже малейшие шорохи. Он снова усмехнулся возмущению коменданта, который даже не догадывался, что в арендованный кем-то из этих солдафонов прогулочный флаер встроена "закладка", которая перехватит управление, заблокирует связь и уведет транспортное средство в океан… до полного истощения батарей! И тогда появится еще три, четыре, а может, даже, и больше трупов.

— Да вы хоть знаете, сколько мне пришлось отдать за это место?! — громко кричавший коммандер на мгновение осекся, поняв, что в горячке сболтнул лишнего, но моментально взял себя в руки и продолжил. — В общем так! Я вам приказываю! Больше ни одного несчастного случая! Вы меня поняли? Хоть ходите друг за другом гуськом! Хоть спите все в одном номере! Но чтобы больше ни один из вас!! Ни один!!! Ясно?

— Господин Коммандер, а почему бы вам не приказать владельцу гостиницы закупать более качественное пойло, обновить напольное покрытие на лестницах и поставить новый контроллер в бассейне? — подал голос сержант, мрачно слушавший крикливого начальника.

— Потому, что этот хозяин вне моей юрисдикции! — еще больше побагровел коммандер. — Он частный владелец, и я не имею права ему приказывать! А вот за вас я, как комендант, отвечаю! И вы в моем, хоть и временном, подчинении! А поэтому приказываю, ни один больше! Ясно?

— Так точно, господин коммандер, — ответил мрачный сержант.

Олесь активировал еще и зрительный усилитель.

Ага… А вот как раз на этого сержантика был отдельный "заказ"!

Несколько дней назад Олеся, обычного сотрудника службы контрразведки, вызвал к себе большой начальник, штаб-коммандер Бент Ас Фолт, и напрямую задал ему скользкий вопрос.

— Есть задание. Мне нужен подготовленный человек, умеющий держать язык за зубами и не задающий лишних вопросов. Ты мне подходишь. После выполнения задания… хм… различные преференции. Согласен? — спросил он.

— Да, — не раздумывая кивнул Олесь.

Такой шанс мог представиться единожды в жизни и терять его было глупо. Явно "дерьмовое дело", но это Олеся давно уже не пугало.

— Хорошо. Информация закрытая. На отдых отправилась группа техников, летишь вслед за ними. Ни один не должен добраться до нового места службы. Все подробности в файле. — Начальник вроде бы немного замялся. — Как ты это сделаешь — твое дело. Вопросы есть?

— Есть, господин шта-коммандер, — ответил тогда Олесь. — Что-то еще? Отдельные пожелания?

— Вижу, не забыл еще полевую работу. — Ухмыльнулся штаб-коммандер. — Есть пожелания. Вот этого, — Бент отправил еще один, совсем небольшой, файл, — этого — особо мерзко.

— Будет сделано! — щелкнул каблуками Олесь.

— Все, иди. — Отпустил его Ас Фолт.

Олесь тогда, едва выйдя из кабинета начальника и бегло просмотрев файл с "особым клиентом," ухмыльнулся. Сержант… про которого уже пошли настоящие легенды среди все видящих и все знающих штабных! Еще бы — сама Марго Ас фолт была в этом замешана!

А вот теперь этот самый сержант смотрел на продолжавшего кричать на берегу бассейна коменданта.

— Так… так… хм, — задумался Олесь. — O! Есть один контакт. Надо бы проработать.

Насколько он знал, где-то здесь обитали сектанты. Никого открыто не взрывали, никого явно не травили, никогда не делали громких заявлений и избегали выдвигать какие-либо требования, и поэтому вовсю пользовались благосклонностью администрации. Однако, именно на этом курорте люди иногда пропадали, причем некоторых из пропавших находили потом "в весьма неприглядном виде". Это, на взгляд Олеся, и должно было стать тем самым "особо мерзким способом", который и желал бы видеть его начальник.


36

— Ом-м-мани-м-мо-о-о-рн! Ом-м-мани-м-мо-о-рн! — снова слаженно и стройно выводил хор мужских голосов. — Ом-м-мани-м-мо-о-о-pн!

Люди в бесформенных балахонах и широких капюшонах, скрывавших лица, опять сидели на своих табуретках, как ломами, орудуя жезлами.

В зал снова ввели человека с завязанными глазами и скованными силовыми наручниками руками. Человека, облаченного во флотский комбинезон, на этот раз вели аж четверо "балахонистых", клацавших по полу подошвами экзоскелетов. На этот раз жертва, как это ни странно, оказалась почти не одурманена, как все предыдущие, и периодически пыталась вырваться, невзирая на силовые ленты и оставляющие ожоги дубинки-разрядники.

Впрочем, собравшимся здесь сектантам было все равно. Они делали свою работу.

— Морн! Ом! Морн! Ом! Морн! — плавный речитатив перетек в отрывистые выдохи-выкрики, звучавшие в рваном ритме.

— Цок! Цок! Цок! — резко звучали шаги конвоиров.

Мерцание в середине зала становилось все сильнее, а выкрики "ом-морн" раздавались все чаще.

— Черт! — жертва, издавшая непонятное ругательство, хитро изогнулась и дернулась, не желая идти на заклание как баран.

Левый конвоир, немного неповоротливый из-за запаздывания разболтавшегося сервопривода, был вынужден развернуться всем корпусом и слегка шагнуть в сторону, блокируя очередную, вновь неудачную, попытку бегства. Случайно задев ногой табурет одного из сидящих, конвоир вывел того из искусственного транса, заставив на полсекунды запоздать с выкриком и втыканием своего жезла в пол, и на те же полсекунды замедлилось рассчитанное заранее продвижение жертвы к порталу.

Впрочем, замешкавшийся сектант не стал афишировать свою ошибку, а просто замер, как и все остальные, на своем месте. Глядя на развернувшееся действо во все глаза. Обычно-то он впадал в транс еще на выходе из раздевалки и приходил в себя уже на выходе из этого зала. Как и все остальные. В их памяти оставалось только то, что они участвовали в ритуале и то, что говорил Верховный: принята жертва или нет. А вот сейчас появилась возможность все увидеть, и потом высокомерно намекнуть всем прочим, что он знает, что происходит, а поэтому стоит на более высокой ступени посвящения, и, возможно, чем Спящие не шутят, Верховный заметит его и действительно поднимет на верхнюю ступень, поставив рядом с собой!

Свечение разгоралось все ярче, "ом-морн" слились в единый, не прекращающийся, гул. Наконец упирающуюся жертву втолкнули в центр яркого шара и… шар сжался в ослепительно яркую точку, не оставив после себя ничего!

— Жертва… принята, братья! — в голосе Первожреца было отчетливо слышно удивление. — Спящие благословили нас!

Сектанты медленно встали и, все еще пребывая в трансе, потянулись к выходу. Первожрец, обычно покидавший зал последним, на этот раз оказался первым, опрометью бросившись к своей келье.

Все! Все пошло не так! Вместо того, чтобы тихо и мирно умереть, окончательно подтвердив блокировку пути, третья жертва отправилась неизвестно куда!

— Надо срочно проанализировать запись! Открытый путь это, конечно, хорошо, но хозяева потребуют полный отчет… Самый полный отчет! — сам себе бубнил он на бегу.

Ему предстояло очень, очень много работы!


37

Штаб-коммандер Ас Фолт, отдыхавший в своем кабинете после плотного обеда, был бесцеремонно разбужен. Ошалевшими ото сна глазами, так толком и не проснувшись, он смотрел на фурию, бушевавшую в его кабинете. Марго… его Ледышка Марго, всегда сдержанная и корректная, превратилась в свирепый и яростный вихрь!

— Ты! Ты, скотина! — бушевала его жена. — Что ты себе позволяешь!

— А? Что? — никак не мог прийти в себя Белт.

— Скотина! — Марго в ярости пнула ножку коммандерского кресла.

— В чем дело?! — возмутился коммандер… и окончательно пришел в себя.

В открытую дверь с интересом заглядывали посетители, ожидавшие в приемной своего часа. Марго, похоже, намеренно заблокировала механизм автоматического закрытия.

— Что случилось, дорогая? — громко, специально для "слушателей", спросил взявший себя в руки Белт.

Повинуясь его команде дверь, тихо взвизгнув приводами, закрылась, отсекая любопытных от семейной ссоры.

— Так! В чем дело? — деловито спросил Ас Фолт, опершись на локти и сложив руки перед собой.

— Ты еще спрашиваешь, в чем дело? — яростно прошипела женщина. — Ты перешел все границы! Когда ты аккуратно гулял на стороне, я еще молчала, но вчера! Вчера твоя наглость превзошла мое терпение! Мало того, что ты кутил с этой толстой шлюхой, так и ушел ты с ней! Демонстративно!

— Толстой? Не согласен. Скорее, это ты худая. Даже… м-м-м… нет, не худая! Тощая! Тощая и старомодная, — сморщился Ас Фолт.

— C — c-сволочь! — выдохнула Марго.

— Ну так мы договаривались в свое время… прямо говорить то, что думаем! — ухмыльнулся коммандер. — Вот я и говорю тебе совершенно откровенно. Ты — старомодная тощая истеричка.

— Так, значит?! — прищурила глаза женщина.

— Понимаю! — оборвал ее Ас Фолт. — Я все понимаю. И хочу сказать — все эти ваши "старые традиции", — он издевательски несколько раз согнул пальцы, — это все не для меня. Это полная чушь!

— Когда ты женился…

— Женился? — насмешливо бросил коммандер. — Я просто принял правила вашей игры. Я был юн, слаб и беден. Наши отношения должны были помочь мне встать на ноги. И они мне помогли. — Коммандер мерзко усмехнулся. — Теперь я занимаю неплохую должность, имею определенную власть и определенный вес, на моем личном счету достаточно средств, чтобы, к примеру, оставить службу и перебраться жить в центральные миры!

— Урод! Да…

— А ты… дура ты! — снова оборвал женщину Ac Фолт. — Со своими "традициями" твоя семья и ты сама совсем потеряли голову! Одно только твое желание самой выносить и родить ребенка вызывает у меня стойкое отвращение! Дикари!

— Да как ты сме…

— Еще как смею! — рявкнул коммандер. — И ваши "муж-жена" тоже для меня отвратительны! У нормальных людей "пара"! Пара для жизни, а не ваша "семья"! Семья — это твои деловые партнеры, с которыми ты крутишь деньги!

— Так…

— Да-да! Я готов к этому разговору и наперед знаю все, что ты хочешь сказать, — прищурился Ас Фолт. — Я так понимаю, что ты пришла с очередной угрозой разорвать отношения? Валяй! Я в тебе больше не нуждаюсь!

— Ты понимаешь…

— Понимаю! И скажу больше — ты ничего мне не сделаешь. И твой папаша, которого недавно выперли с его должности, тоже ничего уже не сделает. Это бизнес, дорогуша. Пока ты полезен — ты силен. Лишился того, что помогает тебе решать вопросы — ты уже никто! Так вот сейчас для меня вы все — никто! Пока твоя семейка помогала мне, продвигала по службе и поддерживала, я тебя терпел. А сейчас мне незачем больше терпеть! — расхохотался Коммандер. — Я тебе все объяснил! И, знаешь ли, я рад, что не придется больше принимать контрацептивные препараты! Хоть последствия этого и снимаются в медкапсуле, но лишний раз платить мне не хочется. И вообще, этим должна озабочиваться женщина!

— А как ты думала? — делано удивился Ас фолт. — Мне отвратительна ты. Мне отвратительна сама идея того, что мой ребенок мог появиться на свет столь дикарским способом. Без нуль-коррекции, без соответствующего надзора, одними лишь твоими стараниями. А несколько лет видеть маленькое, мерзкое, постоянно орущее существо?! Тьфу!! Мне противна вся ваша семейка ретроградов, зашоренная понятиями тысячелетней давности!!! Мне…

— Довольно! — оборвала Марго разошедшегося коммандера. — Я ухожу от тебя! Искин уже принял уведомление о разрыве наших отношений.

— Дура! — Осклабился Ас Фолт. — Ты до сих пор держишься за…

— Дурак — ты! — холодно отрезала женщина. — И ты вскоре это поймешь.

— Во-о-от как ты заговорила, — зло прищурился коммандер. — Надеешься на семейные связи? Зря! Никому вы больше не нужны, замшелые идиоты! Никому! А я, в свою очередь, не дам тебе ни деситы из моих денег! Можешь идти, но рассчитывай только на то, что есть у тебя! Свои счета я заблокировал, доступа к моим деньгам ты не получишь. Выкручивайся как хочешь. У тебя есть час, чтобы освободить мое жилье! Свободна!

Коммандер демонстративно включил дескмон и погрузился в чтение каких-то документов.

— C — c-скотина! — прошипела женщина.

Уже на пороге, выходя в распахнувшуюся дверь, она обернулась и демонстративно, так, чтобы слышали все собравшиеся в приемной, процедила:

— Хоть "мой папаша" и лишился должности, но сохранил лицо и не потерял уважения! Прощай, будущий бывший начальник службы контрразведки сектора!


38

События последних часов слились для Кота в череду едва связанных между собой картинок.

Вот он состальными парнями сидит в баре, поднимая рюмки крепких напитков в память погибших товарищей. Медмодуль только мешает, не давая даже захмелеть, поэтому его надо отключить! Вот он вышел прогуляться, проветрить голову… неожиданный укол и провал в памяти. Вот его, уже скованного силовыми наручниками, выгружают из багажного отсека флаера. Мозг как будто залит киселем, перед глазами все плывет, предупредительно моргает значок отсутствия связи в запустившемся интерфейсе.

— Вырубай глушилку, надо главному доложить! — слышится чей-то голос.

— Ага, сейчас… Xшары! Он очнулся! — отвечает другой.

— Не может быть! Мы же в него ударную дозу вогнали!

— Сам смотри! Думаешь, диагност ошибся?

— М-да… Ну так вколи еще! Мне связь нужна!

Укол — и снова темнота.

Запустившийся медицинский модуль ABAT, интегрированный в печень сержанта, старался вовсю, но все никак не мог перебороть ту дрянь, которой было накачано тело Кота.

Вот он в каком-то каменном мешке, куда его, бессознательного, бросили. Цок-цок-цок-цок! Именно эти резкие звуки заставили сержанта очнуться. Дверь распахивается, в глаза бьет нестерпимо яркий свет. Ватной рукой он вяло пытается прикрыть глаза.

— Смотри, крепкий какой! Сам очнулся! Я думал, надо будет нейтрализатор колоть! — послышался голос.

— Может вместо нейтрализатора дури добавить надо? — ответил другой.

Голоса были смутно знакомы.

— Не, Сенек, не стоит. Загнется еще от передоза!

— Идиот! Я тебе говорил не называть меня по имени!

— Да тут нет никого!

— А этот?

— Да этот просто расходник! Сам знаешь — если уже два раза не вышло, то и в третий раз только уголь останется!

— Да. Но ты все равно идиот. Ладно, давай, надо поднять "добровольца"!

— Сам встанет. Ну, ты! Вставай, раз очухался!

Легкий тычок ногой, усиленный экзоскелетом, превратился в полновесный пинок, едва не сломавший ребра сержанта и отправивший того в короткий полет, окончившийся на каменной стене.

— Темка, придурок! Осторожней! — вырвалось у одного из похитителей.

— Что ты там насчет имен говорил? — проворчал второй. — Ничего ему не будет, видишь, крепкий какой!

Резкая боль разогнала мутную пелену перед глазами сержанта, более-менее приведя его в чувство. Поднявшись, он оттолкнулся от стены и бросился в атаку. Резкий удар в лоб, сопровождавшийся электроразрядом, едва вновь не выбил сознание.

— Не сопротивляйся, дурень! — ласково произнес склонившийся над безвольным телом человек. — Ты ведь не хочешь лишних мучений?

Тяжело ворочая едва привыкшими к свету глазами, Кот осмотрелся. Похитители были наряжены в просторные балахоны, однако глубокие капюшоны были откинуты, открывая взору радостно улыбающиеся лица. Слова доносились как сквозь толстый слой ваты.

— Ты ведь хороший мальчик, да? — продолжал увещевать склонившийся. — Пойдешь туда, куда скажут, да? Ты ведь не доставишь нам неприятностей, да?

— Я… — прохрипел пересохшими губами Кот и выбросил вперед руку, целясь сложенными щепотью пальцами под коленную чашечку конвоира.

Человек в балахоне отреагировать не успел, но пальцы сержанта больно врезались на жесткую броню наколенника. Так совпало, что дернувшийся от неожиданности конвоир от легкого толчка потерял равновесие и стал опрокидываться, растопырив руки и цепляясь пальцами за неровные стены.

— Xшары! — выругался второй, шагнув в узилище и сильно ударив дубинкой-разрядником попытавшегося подняться сержанта.

— В дыру всех! — вторил ему первый, раскорячившийся, словно вывернутая звезда, но так окончательно и не упавший.

Наконец блок управления экзоскелета смог поймать равновесие и поднял потерявшего устойчивость человека на ноги.

— Крепкий попался, падаль! — скривил рожу первый.

— Ну так, — согласно отозвался второй. — Что делать будем? Слишком долго возимся! Его уже вести пора, а он валяется почти без сознания. Не нести же нам его!

— Аптечка с собой? — деловито спросил первый. — Кольни слегка. В чувство хоть придет.

Приложенная к предплечью полевая аптечка мигнула индикатором и в быстром темпе возила в руку сержанта несколько игл.

— Э! Ты что делаешь! Убирай быстро! — дернулся первый.

— Xшары! — понял свою оплошность второй, отдернув прибор. — А-а-а… Хрен с ним! Все равно не успеет полностью оклематься!

— Ты всегда, что ли, военную с собой таскаешь? — поинтересовался первый.

— Угу! — ответил второй. — Сам знаешь какое у нее быстродействие. А в нашем деле секунды могут решить все!

— Да-а-а, — глядя на снова пришедшего в себя сержанта протянул первый. — Давай, заковывай!

Bздернув Кота на ноги и замкнув заведенные за спину руки в силовые оковы, конвоиры выставили его за дверь. То ли помогла военная аптечка, то ли ABAT научился справляться с гулявшей в крови дрянью, то ли произошло наложение одного на другое, но сержант чувствовал себя все лучше и лучше. Ощущение, что все слышно через вату, видно через пелену, а двигаешься словно в густом желе, ежесекундно уменьшалось. Кот снова начал упираться, все более осознанно пытаясь сопротивляться.

— Ишь, резвый какой! — заметил первый — Не доведем так.

— Вызывай еще кого-нибудь. Не глушить же его постоянно! — ответил второй.

Сердце неровными толчками гоняло кровь, адреналин зашкаливал, разгоняя муть перед глазами. Хоть силовые наручники и считались сверхнадежными, но Кот все равно пытался освободиться! Рывок. Рывок! Еще рывок!

Чуть сильнее, чуть медленнее, чуть резче. Каждая попытка отзывалась болью в запястьях и слабыми электроразрядами. Раз! Еще раз! Еще раз! Если слегка повернуть левую руку и нажать с проворотом то, вроде бы, давление становится чуть меньше, а браслеты начинают жалить микроразрядами.

В опасной близости от уха просвистела потрескивающая дубинка.

— Эй! Не балуй мне тут! — pявкнул заметивший эти попытки охранник.

Наплевать на предупреждение! Еще раз… Еще раз… Да!

Наручники, подарив на прощание чувствительный ожог, распались, и Кот рванулся вперед… чтобы попасть прямо под дубинку вывернувшейся из-за угла еще одной пары людей в балахонах.

— Xшаров выкидыш! — выругался кто-то. — И как он смог-то?!

— Да живей вы! Прямо так цепляйте! Первый не простит опоздания!

— Где вы такого взяли? Бодрый-то какой!

— Спецзаказ, в дыру его! — огрызнулся кто-то из "старых" конвоиров. — Почему вторую пару не взяли?! Держите его!

На полуоглушенном, но все еще слабо сопротивлявшемся сержанте вновь защелкнулись оковы, а его самого бесцеремонно вздернули вверх, ставя на ноги.

— Все! Повели! — рявкнул кто-то.

— Если ты, гад, дернешься еще раз… — прошипел кто-то над ухом. — Не заполняй болью свои последние минуты! Пошел!

Тычок в спину заставил Кота сделать несколько шагов вперед и остановиться ему больше не дали. Опытные конвоиры легкими касаниями трещавших искрами дубинок заставляли двигаться вперед его тело, инстинктивно пытавшееся отдалиться от источника неприятных ощущений.

— Оммoрoммpooом… — непонятный, тягучий, будто бы переливающийся звук приближался с каждым сделанным шагом.

Широкие двери, распахнувшиеся при их приближении, выпустили приглушенный звук на свободу. В пустом коридоре сливающиеся и перераставшие друг в друга голоса, переливами выводящие "оммороомомроомрном", оглушали и завораживали. Сержант, занятый попытками освобождения, пропустил момент, когда оказался в большом зале, заполненном людьми в бесформенных балахонах. Вот… еще… еще… рвануться! Нет! Выбраться из кольца охранников так не удалось.

Как-то внезапно ряды людей закончились. Раскрывшиеся силовые наручники ловко сдернули с рук сержанта, а его самого жестким тычком отправили на середину зала. Для него все утонуло в яркой, ослепительной вспышке.


39

Крост не спеша шел по станционным переходам, стараясь, однако, не попадаться никому на глаза. Несмотря на то, что он был здесь частым гостем, размеры до сих пор его впечатляли.

"Бастион"… настоящая звездная крепость! Станция, пусть даже полностью устаревшая морально и технически, меньше от этого не стала. Рассчитанная на размещение, содержание и обслуживание постоянного десятитысячного гарнизона и до сорока тысяч человек личного состава приданной группировки кораблей, сейчас она использовалась не более чем на десяток процентов. И это с учетом немалых площадей четырех москитных ангаров, полностью переделанных под складские помещения!

Коридоры, переходы, боевые отсечки, аварийные шлюзы и двери, двери, двери. Большинство помещений было законсервировано, но и того, что было вскрыто любопытными, хватало на то, чтобы просто бродить по станции можно было часами!

Вообще-то Кросту было наплевать, что творилось в дальних закоулках этой старой груды металлолома. Его интересовало другое, и выбранный им маршрут полностью соответствовал поставленной цели. Почти выйдя центральный переход этого полузаброшенного сектора он вдруг резко отпрянул назад.

— А, Xшары, — зло прошипел Крост, заскочив в ближайшую дверь и затаившись.

Кто-то шел навстречу, а "светиться" не входило в его планы. Тихо ругаясь сквозь зубы, Крост вслушивался, пытаясь определить, прошел ли неизвестный или еще нет. Его ждал инспектор, а он, как жалкий слуп, был вынужден отсиживаться, ожидая, когда пройдет этот неизвестный. Но! Дело того стоило!

Из-за постоянно встречающихся людей простой вроде бы переход по обычно безлюдным коридорам пустующей станции затянулся непозволительно долго.

— Салют, мастер! — Крост практически вбежал в небольшой склад, заваленный разнокалиберными блоками.

— Ты не торопился, — скривился мастер-инспектор с лейтенантскими знаками различия, демонстративно вcкинув к глазам запястье с коммуникатором. — Не интересно со мной работать?

— Что ты, что ты! — не на шутку встревожился Крост. — Просто народа много встретилось, постоянно приходилось выжидать, пока пройдут. Как прорвало их! А ты сказал, чтобы никто меня не видел!

— Угу. — Кивнул лейтенант. — Ага. Сегодня почти полста новых рыл прилетело, ротацию проводят. Впервые здесь. Они, наверное. Интересно им еще.

— Да-да! Они, скорее всего! Они и попадались, пройти мешали! — отчаянно затряс головой Крост. — Старички бы в такую глушь не полезли! Знают ведь, что ничего нового в этих закоулках быть не может!

— Ладно, оправдался. Но еще чуть-чуть, и я бы ушел. Учти на будущее! Хочешь и дальше работать — выходи заранее!

— Хочу, хочу, — засуетился Крост. — Вот, кстати, мастер. Счет на предъявителя, без персональной привязки. Банк проверенный, стабильный, середнячок без проблем с доступом. Лишних вопросов не задают. Все, как ты и хотел! Пароль… Где же он… A! Вот пароль!

— Хорошо, — вновь кивнул лейтенант. — Давай сюда! И отойди в сторону, не маячь.

Незаметно выдохнув, Крост отступил на несколько шагов в сторону. Уж если офицер взял деньги, то, значит, он простил оплошность и взаимовыгодное сотрудничество продолжится!

— Слушай сюда! — негромко сказал лейтенант, произведя какие-то манипуляции и глядя в сторону. — Сонника все же решили убрать. Зарвался, Xшаров выкидыш, меру потерял. Вместо него пришлют сюда кого-то непонятного.

— Как? — не сдержался Крост. — Совсем левого?

— Да! Левого! Не перебивай! — раздраженно дернул головой офицер. — Кто это такой, откуда он, никто толком не знает. Технарь. Послужной список короткий, но он уже полный сержант. Понимаешь, что это значит?

— Кто-то толкает?

— Подумай лучше.

— Аx — x-x… Проверка?! — чуть не подпрыгнул Крост.

— Похоже на то, — мрачно буркнул лейт. — В общем так, найди неявного нарушителя из поисковиков, такого, про которого особо никто не знает, кто еще не засветился, но кто точно что-то мимо нас тащит. Разузнай о его захоронках. Как выяснишь — сообщи мне. Прикреплю новичка к нему. Уберем с концами этого сержантика, или, если не получится подставить, замажем по полной программе, чтобы молчал и поддакивал. Понял?

— Понял.

— Тогда приступай, если понял. Я здесь дела закончил, ухожу. Подожди здесь минут десять, потом можешь идти. И помни — никто не должен ничего знать!

— Мастер, да все и так всё…

— Ты понял меня? — слегка повысил голос офицер, что вполне хватило Кросту, чтобы заткнуться. — Может и знают, а может и нет. Это уже давно стало традицией. А традиция во Флоте — вещь незыблемая. Все чинно и благопристойно, все в рамках, да и не стоит давать "черным" повод для внеочередной проверки. Всё! У тебя десять дней, потом здесь появится сменщик Сонника. Я ушел.

Офицер пошевелил пальцами над голограммой управления и захлопнул крышку станции управления. Повинуясь команде, разнокалиберные сервы, о работе которых говорило только еле слышное жужжание и легкое пощелкивание, бросили работу и потянулись к открывающимся в стенах лючкам технических магистралей.

Окинув взглядом исчезающую машинерию лейтенант вышел, а Крост остался выжидать положенный десяток минут, продумывая свои дальнейшие действия.


40

Мир в широко открытых глазах сержанта, потерявший внятные очертания и превратившийся в одно яркое пятно, играющее всеми цветами радуги, скачком сжался в ослепительную точку, и так же скачком расширился обратно. Для Кота это оказалось уже слишком, ноги подломились и он упал на колени, ошалело мотая головой и еле сдерживая рвотные позывы.

— Бэ… Бе… — держался он, сгибаясь все сильнее, — Б… ар-x — xxx…

Наконец радужные точки перестали мельтешить под судорожно зажмуренными веками, а дезориентированный организм перестал пытаться освободить желудок от остатков пищи. Сержант, наконец, немного пришел в себя и смог осознанно оглядеться.

Находился он в каком-то едва освещенном помещении. Никакого "оммоорн" слышно больше не было, да и люди в балахонах куда-то запропали.

Утвердившись на еще подрагивающих ногах, Кот завертел головой. Достаточно большой круглый зал. Круг под ногами, отличавшийся по цвету от остального напольного покрытия. Перемигивающееся сигнальными огоньками оборудование вдоль стен. Несколько вышедших из спящего режима голоэкранов…

— Айтерс сти… — произнес мягкий голос, а слегка поплывшее сознание подхватило, переключаясь и переводя остаток фразы, — … завершен.

Свет разгорелся ярче, а в одной из стен, зажужжав и слабо прошипев, прорезалась и ушла в сторону дверь, открывая доступ в какой-то, тоже слабо освещенный, коридор. Из коридора в зал ринулся слабо различимый силуэт.

— Черт, — пробормотал Кот, отступая назад и поднимая руки в защитной стойке.

Прямо на него, поигрывая зажатыми в лапах клинками, надвигался мррзин!

Видно было, что холодное оружие было для этого представителя чужой расы привычно. Вариантов противостоять ему не было. Сохраняя безопасное для себя расстояние сержант отступал, делая назад шаг за шагом, пока не вышел из круга. Мррзин, оскалившись, тоже остановился, так и не шагнув в круг. Присмотревшись, Кот увидел, что на самом деле мохнатый не скалился, а мелко и часто дышал, приоткрывая свою усеянную частоколом зубов пасть. Похоже, нелюдь только что совершил длительный забег!

В свою очередь сержант тоже пользовался возникшей паузой, напрягая и расслабляя мышцы, стараясь привести в норму побывавшее в эдакой переделке тело. Как ни странно, но затормаживающая одурь от вколотых ему химикатов полностью прошла! Кот каким-то внутренним чутьем понял, что в нынешнем состоянии он достиг своего пика, и дальше разгонять избитое тело не имеет смысла. Если что-то и предпринимать, то именно сейчас!

Мррзин, тоже успевший отдышаться, вцепился глазами в замершего напротив него человека. Клинки в его лапах запорхали бабочками, недвусмысленно показывая, что ситуацию он контролирует.

В этот момент раздался топот множества ног… или, скорее лап, потому что в помещение ворвалась целая стая мррзинов. Высунув языки, нелюди выстроились полукругом за спиной своего бойца, загораживая выход, а вперед выступил один из них, самый мелкий.

— Покажи себя! — резко бросил он на общем.

Мррзин, прибежавший первым, остановил вращение клинков и… бросил один из них сержанту. Не ожидавший этого Кот уклонился и клинок упал, задребезжав по покрытию пола, что вызвало неодобрительное ворчание кошаков.

— Покажи себя! — указывая лапой на отлетевший клинок снова произнес мррзин.

Их боец угрожающе махнул стальной полосой.

Выбора не было. Прищурившись, Кот подобрал отлетевшее оружие и несколько раз взмахнул перед собой. Тело повиновалось неуклюже. Навыков работы с холодным оружием у него не было. Явно усмехнувшись мррзин медленно пошел вперед, крутя свое оружие, а выстроившиеся позади него соплеменники стали что-то напевать, притоптывая лапами в такт словам. Странно, но некоторые слова показались знакомыми. Кот прислушался.

— Упражнение! Один! Упражнение! Один! — напевали мррзины, пока их боец шел вперед, медленно помахивая отточенной полоской стали.

Стоило сержанту скрестить с ним свой клинок, как слова "песни" изменились.

— Слева! Сверху! Справа! Снизу! — стали напевать они, ритмично притопывая в такт словам.

Их боец наносил удары словно по подсказке, действуя в полном соответствии со словами соплеменников. Единственно, что для Кота "лево" было "право", и наоборот. Приноровившись, он успешно отбивал, отводил или уклонялся от ударов, заранее зная, откуда они будут нанесены. Возникло чувство, что связки были знакомы… но тело, не привыкшее к таким движениям, реагировало с трудом. Противник же будто и не замечал контратак сержанта, с легкостью уходя от неуверенных ударов.

Вдруг мррзин, постоянно заставлявший сержанта отступать, сам рывком отскочил назад и замысловато прокрутил клинок.

— Номер! Два! Номер! Два! — сразу же изменили речёвку остальные, после чего боец снова пошел вперед. — Слева! Снизу! Слева! Верх!..

Мастерство мррзина поражало. Он словно танцевал вокруг сержанта, одновременно не давая тому ни прорваться к выходу, ни даже просто выбраться из некоего, отведенного для боя, пространства.

Темп "песни" все увеличивался, связки ударов шли одна за другой. Кот продержался аж до "Номер! Семь!", после чего мышцы и сухожилия сержанта просто не выдержали хитрого финта и клинок противника молнией устремился к открывшемуся плечу…

Но мррзин не нанес полновесного удара. Вместо этого он, с поистине кошачьей грацией, в последний момент остановил и отдернул оружие, только слегка чиркнув по потрепанному комбинезону. Этого, однако, хватило, чтобы прорезать материал и оставить глубокий кровоточащий разрез.

Оскалившись, мррзин-боец снова отскочил назад и вновь отсалютовал. То, что это замысловатое движение являлось каким-то салютом, Кот уже понял.

— App-г-х, — взревел сержант, перебросив клинок в левую руку. — Ну, иди сюда! Давай!!

Обильно полившаяся кровь с каждой каплей забирала остаток сил, и Кот приготовился подороже продать свою жизнь, накручивая себя яростным рыком!

Вместо этого боец сделал пару шагов назад и замер, держа клинок на уровне глаз. Вперед всего на полшага выступил "мелкий мррзин", аккуратно уложивший на пол… голопроектор!

— Привет, засранец! — радостно улыбнулась голограмма человека. — Как тебе разминочка понравилась? Не в обиде, надеюсь? Я тебя, говнюка, три месяца ждал! Основные системы я активировал, твоих мохнатых подучил. Полный отчет у управляющего Искина. Остальное за тобой! Сам разбирайся со своими подопечными, забодали они меня уже! Займись своим делом, спец! Все! Я ушел на базу. Если есть жалобы — засунь их себе в… Ну или отправи официальной почтой моему начальнику.


41

Голограмма погасла. "Мелкий" бережно подобрал проектор, спрятав его в поясную сумку.

— Оружие! — коротко произнес он, требовательно протянув лапу.

Сержант, в шоке от резкой смены обстановки, замер.

— Оружие! — вновь произнес "мелкий", делая небольшой шажок вперед.

Мррзин-боец, скосив глаза на мелкого, что-то неодобрительно проворчал, впрочем, не мешая тому делать свое дело, но не сделал и полушага, чтобы прикрыть невооруженного соплеменника.

— Зачем? — произнес Кот.

— Бой окончен. Ты проиграл. Отдай! — мелкий скользнул еще на пол-шага вперед.

— Нет! — упрямо мотнул головой сержант. — Не сдаюсь!

— Сьенн, — проворчал боец, и Кот, чей мозг снова переключился на другой язык, на долю секунды "поплыл", уловив только окончание фразы, — хорош. Сайна, я заберу его в зал тренировок прямо сейчас.

— Нет, Харам. Ты знаешь правила. — Ответил мелкий, и вновь перешел на "общий". — Отдай оружие. Не твоё. Тебе дали для бой. Бой окончен. Это чужое. Верни!

С каждым разом переключаться с языка на язык становилось все проще. Кот понял все.

— Я не сдаюсь! — упрямо проворчал он, делая шаг назад.

Атаковать безоружного "мелкого" он не хотел. Безоружный ведь, хоть и чужак. За эти несколько минут Кот успел отдышаться и был полон решимости продолжать. Да и связки ударов оказались основным комплексом подготовки штурмовых подразделений ближнего боя. Откуда взялись эти знания было непонятно, но он чувствовал, что сможет неприятно удивить мррзина-бойца! Если выдержит собственное тело.

— Глупый человек! — раздраженно заворчал Харам. — Или ты вернешь клинок, или истечешь кровью, или я тебя просто убью! Сайна, переведи ему!

— Не надо! — ответил Кот, хоть в горле и моментально пересохло от непривычных слов. — Я понимаю тебя. Но я не проиграл. Оружие в моих руках! Я могу сражаться!

— Упрямец! — оскалился мррзин, двинувшись вперед, отодвинув мелкого. — Я люблю таких!

— Харам, нет! — взвизгнул мелкий. — Это нельзя делать

— Не мешай мне, самка! — рыкнул боец. — Он решил, что стал воином! Он сам выбрал свой путь!

— Я запрещаю тебе! Волей Матери Хранительницы! Обезоружь, но не убивай! Ты знаешь ритуал!

— Appp! — прорычал боец, клацнув зубами. — Я… Подчинюсь, Встречающая. Эти слабаки нам давно уже не нужны, мы и сами можем управлять системами, но я уважаю волю Матери. А теперь не мешай!

Рыкнув еще раз, мррзин бросился в атаку. Против его молниеносных движений сержант не продержался и минуты. Выбив клинок из руки Кота боец отпрыгнул назад и демонстративно потянул носом воздух.

— Твоя кровь вкусно пахнет, — рыкнул он. — Я решил! Готовься! Ты будешь моим тренном!

— Теперь ты безоружен! Волей Матери — сдайся! — проверещала Сайна. — Или он убьет тебя!

— Сдаюсь Матери, Встречающая. — Выдавил тяжело дышавший Кот, зажимая рану в плече.

Этой фразой он, видимо, нарушил какие-то планы бойца, поскольку тот, яростно взревев, дернулся было вперед, но был остановлен одной лишь торопливой фразой.

— Он сдался воле Матери! — выкрикнула Cайна и боец, сверкая глазами, опустил оружие. — Он теперь лишь в ее воле!

— Ты переходишь границы, самка! — зло прорычал Харам, разворачиваясь всем телом.

— Теперь он в ее воле! — твердо ответила Сайна, снизу вверх глядя в яростные глаза.

— Вы еще пожалеете! — прошипел воин и, растолкав остальных мррзинов, выскочил в коридор.

Вслед за ним выскользнула большая часть встречающих, оставив сержанта наедине с Сайной и всего двумя мррзинами, похоже, являющимися помощниками кошки.

Кот, так и зажимавший рану в плече, пошатнулся, устало привалившись спиной к стене. Кровь, густо сочившаяся сквозь пальцы, капала и капала вниз, образовав уже небольшую лужицу.

— Ты правильно сделал. — Обернулась к нему кошка. — Теперь дай я займусь твоей раной, пока ты не истек кровью.

Убрав руку сержанта, Сайна деловито осмотрела и, кажется, обнюхала разрез. Достав из поясной сумки несколько баллонов, она несколькими движениями выпустила волну аэрозольных струй. Первая струя, по ощущениям ледяная, как сама пустота, заставила сержанта дернуться. Вторая моментально вскипела, испаряясь вместе с грязью и кровью и очищая рану. Третья же струя мягко легла сверху, закрывая края мягкой, будто резиновой, пенкой. Все произошло настолько быстро, что, даже дернувшись, сержант своим движением не смог помешать строгой очередности этих манипуляций

— Теперь постой спокойно. — Кошка, стягивая, сдвинула края раны.

Через десяток секунд мягкая пенка застыла, превратившись в своеобразную стягивающую повязку.

— Скоро заживет. — Сайна ободряюще похлопала сержанта по груди.

— Что это? — ошарашенно произнес он.

— Это наш дом, — ответила Сайна. — Мы здесь живем. Постой спокойно еще пару минут, а потом надо завершить ритуал.

— Какой еще ритуал? — не понял Кот.

— Ритуал встречи, конечно. — Безмятежно ответила кошка. — А потом пойдем к Матери, воле которой ты подчинился.

— А этот… Харам?

Кошка зло прищурила глаза и раздраженно дернула хвостом.

— Харам… Харам слишком дерзок! И Мать обязательно должна узнать об этом! Все! Иди за мной!

Резко развернувшись, Сайна практически вылетела в коридор. Сержанту ничего не оставалось, как отправиться за ней. Сопровождающие кошку мррзины, словно покрытые налетом изморози, тяжело двинулись вслед за ними.


42

Коридоры, переходы, перекрестки, шлюзовые разделительные секции… Все было знакомо, хоть и несколько непривычной конструкции. Кот с трудом поспевал за Сайной, летевшей вперед. Сопровождающие отставали все больше и больше, пока, наконец, не скрылись за очередным поворотом.

— Стой! Они отстали! — выкрикнул сержант.

— Аxxршаааа, — с досадой прошипела кошка, останавливаясь. — Возвращайтесь к Матери! Ждите нас там! — крикнула она тяжело дышащим мррзинам, только-только показавшимся в начале коридора. — Я сама завершу ритуал!

Мррзины остановили свой забег и, как показалось сержанту, с облегчением поплелись обратно.

— Иди за мной! — вновь бросилась вперед Сайна.

— Помедленней! — выдохнул Кот, которого и так пошатывало от слабости.

— Аxxршшш, — вновь зашипела кошка. — Какие же вы, человеки, неженки!

Однако скорость передвижения существенно упала.

— Неженка, — пробурчал Кот, выровняв дыхание. — Зачем ты тогда со мной возишься?

— Я не с тобой, я со всеми так вожусь! — отрезала кошка. — Так требует Ритуал!

— Что за ритуал-то? Расскажи хоть!

— Сам все увидишь! — отвернулась Сайна. — Хотя… Может и расскажу. Ты медленный, как слизень, и задыхаешься, как при пробоине. Идем медленно. Можно и рассказать.

Кошка с интересом повернула голову, разглядывая сержанта.

— Ты еще и странный, — протянула она. — Еще никто из пришедших не продержался до упражнения семь. Хотя, нет, был один, или двое, кто выстоял выше восьмого, но их все равно не признали.

— А что, много нас, людей, приходит? — невзначай поинтересовался Кот.

— Совсем мало. — Вздохнула кошка. — У меня ты — первый встреченный, хотя я уже почти двадцать лет Встречающая. Когда-то давно, говорят, вы едва ли не раз в месяц сыпались, а сейчас все реже и реже, и чаще всего — бесполезные. И языка не знают, вот нам учиться приходится.

— Что значит — бесполезные?

— То и значит, что бесполезные. Системы станции надо обслуживать, а мы сами можем выполнить едва ли половину необходимых работ. Жаль, не все это понимают, — снова вздохнула Cайна. — Вот ты кто?

— Как понять, кто? — не понял сержант.

— Ну, что знаешь? Что умеешь? Чем занимался? — уточнила кошка.

— Сержант Флота Федерации. Техник.

— О-о-о! — оживилась Сайна. — Неужели появился нужный нам человек? Это бы было просто замечательно! Идем! Скорее!

Возбужденно подергивая хвостом, кошка снова вприпрыжку понеслась вперед.

— Погоди! Не так быстро! — взмолился Кот. — Мне еще тяжело!

— Appxшшш… Ну почему вы такие нежные, а? Наш бы воин и не поморщился от такой царапины, а ты даже бежать не можешь! Еле ползешь! Сержант, да? Военный? Что же за армия у вас, людей?

— Мы ногами редко так много бегаем. — Оскорбленно буркнул Кот. — Мы больше технику используем.

— Ну и зря! — припечатала кошка. — Нужно использовать все возможности своего тела! А кто плохо двигается — тот быстро умирает.

— Можно подумать, ты знаешь, что это такое, — проворчал Кот.

— Знаю! — внезапно остановилась Сайна. — Знаю! К нам регулярно пауки наведываются. Поэтому мы знаем, что такое бой и что такое смерть!

— Арахны? — даже остановился Кот. — И вы… отбиваетесь?

По всей имеющейся у него информации, Флот людей в основном только сдерживал корабли-ульи арахнидов, пока из атакованного мира спешно вывозились люди и ценные активы. Если уж разведчики арахнов приносили матке координаты какой-либо системы, то оставалось только эвакуироваться. После многочисленных поражений разбить армаду никто уже и не пытался.

— Отбиваемся! — подтвердила кошка. — Они, на самом деле, медленные. Вот только когда волну выпускают, тут покрутиться приходится. Главное их десантные шлюпки хорошо проредить! Внутри-то, когда они только высадились, их бить проще, если не сплошной стеной идут. Когда примерно восемьдесят процентов десанта погибнет, основной улей разворачивается и пытается уйти, и вот тут-то…

— Так что же, к вам так часто прилетают?! По одному?! — удивился Кот.

— Да нет! — отмахнулась кошка. — Примерно раз в десять лет. Хотя прошлый раз две матки пришло. Вот тут труднее было.

— Так ты тоже, что ли…?

— У нас все — бойцы! — прищурилась Сайна. — И яв том числе

— М-да, — промычал сержант. — К нам меньше, чем по десять ульев, не приходят. Поэтому мы разведчиков на окраинах отлавливаем, чтобы координаты не принесли. Иначе — все! Только эвакуироваться. А в ближний бой никто и не вступает. Хитин арахнов…

— Так их не издалека, их вплотную бить надо. Структурированными клинками любой их панцирь пробить можно. Стрелять — да, структурированных болов не напасешься. Дорогие они в производстве, ресурсов много надо. Кстати, мы почти пришли.

— А… Так что там за ритуал-то?

— Да все просто. Постоишь немного, ответишь на пару вопросов. И все! Потом получишь распределение на участок, на который ты больше всего подходишь, и будешь работать.

— Подожди… как это?

— Как работать? Просто! У тебя же нейросеть стоит, да? Стоит! Вы все с нейросетями! Вот и будешь работать там, где без нейросети не обойтись. Не волнуйся, вас, людей, у нас около пяти сотен. Живете спокойно в своем секторе, работаете, размножаетесь. Все так живут. Жаль только, новые люди рождаются без нейросети.

— Нет, мне обратно надо! — замедлил шаг Кот. — У меня обязательства и обязанности

— Так нет обратного пути. Искин только на прием тэп-площадку включает. Так что смирись. Ты с нами — навсегда! Привыкай. Да, мы пришли. Заходи!

Кошка, остановившись перед плавно ушедшими в стороны полотнищами двойной шлюзовой двери, мягко и сильно подтолкнула сержанта вперед, заставив сделать несколько шагов.

В помещении, в которое Кота втолкнули, свет стал разгораться ярче, пока не достиг нормального уровня освещения. Сержанта, уже привыкшего к мягкому полумраку коридоров, излишек люменов заставил поморщиться и прищуриться.

— Контроль! Прибывший доставлен! — выкрикнула кошка.

— Спасибо, Сайна, — раздался мягкий голос. — Будешь ждать?

— Ты же знаешь, Контроль, что буду! Так положено!

— Хорошо, — устало согласился голос, и обратился, похоже, к сержанту. — Приветствую тебя на станции резерва Ар-Ди-два. Связь по закрытому каналу.

Висок сержанта, на котором находился выходной разъем импланта, словно обдали холодком. Приняв коннект Искина, Кот оказался на закрытом канале связи.

— Прошу предоставить идентификатор и код доступа, — отправил запрос Искин.

Сержант застыл в ступоре. Манера общения искусственного интеллекта что-то ему напоминала… Вот только вспомнить бы, что именно!


43

Вальяжно, на первый взгляд совершенно не спеша, пилот-капитан Крoтoбoша подходил к брифинг-залу, куда его вызвал командир.

Вальяжная, неспешная походка являлась отличительной чертой офицеров, имевших чувство собственного достоинства и прослуживших достаточно долго для того, чтобы ее выработать. Идти спокойно, не спеша, всем своим видом показывать, что никуда не торопишься… и в то же время успевать точно к назначенному сроку! Ну, или чуть раньше. В этом был особый шик!

В зале, к его удивлению, кроме командира крыла, обычно ставившего боевую задачу, присутствовало еще с десяток человек. Люди расселись отдельными группками, оставляя между собой хоть небольшое, но все же расстояние. Присмотревшись, Крот увидел и десантников, и технарей, и даже нескольких капитанов кораблей. Это было странно.

— Пилот-капитан Кро… — начал он было доклад, но был нервно оборван командиром.

— Проходи, садись! — мотнул головой коммандер, указывая на сиденье напротив себя.

— Комм, что случилось? — вполголоса спросил он, роняя свой зад на жесткий пластик.

Командира он знал давно и подобные вольности в обращении не являлись для них чем-то из ряда вон выходящим. Нервно расхаживающий перед экраном коммандер с размаху уселся рядом.

— Не знаю, Крот! — так же вполголоса ответил нервничавший коммандер. — Поступил запрос на выделение прикрытия. Операция боевая, выход во фронтир.

— И что? — не понял причину нервозности капитан.

Боевые вылеты на сопровождение или перехват не были для них чем-то особенным. Их пограничная авиагруппа была в работе постоянно. Близкий фронтир не давал расслабиться, обеспечивая пилотов обширной боевой практикой в отличие от пилотных групп столичных гарнизонов, проводящих максимум патрульные вылеты в границах собственных систем.

— Не нравится мне это. — Нахмурился коммандер. — Запрос пришел от "черных". Требуют лучших для обеспечения проведения важной операции по блокированию и разгрому пиратского гнезда. Информацией не делятся. Так-карты не дают. Куда лететь, зачем лететь, с кем лететь — не ясно. Кого прикрывать — не известно. Противодействие на месте — неизвестно. Навигация — и та неизвестна. Да вообще ничего не известно! Просто "дайте лучших, а на месте мы им все выдадим"! Секретно, к Xшарам их!!!

С каждой фразой коммандер заводился все больше и больше, и последние слова едва ли не кричал. Негромкий гул голосов собравшихся прекратился. Офицеры с недоумением смотрели на столь несдержанного коммандера со знаками отличия боевого пилота. Ощутив на себе множество взглядов, коммандер сбавил тон, снова заговорив вполголоса.

— Ты посмотри, Вов, кого собрали! — продолжил он. — Видишь? Вон две кучки сидит, обратил внимание? Я тут справки навел о прибытии. Это капитаны кораблей. Три крейсера, два легких носителя, четыре эсминца, линкор, десантный корабль. Вторая и третья эскадры. Что до одних, что до других один только прыжок больше суток! Зачем их тут собрали? Что, у нашей эскадры таких сил нет, а? Или корабли какие-то нестандартные, а? Нет! Обычные корабли, типовые! А эти, чуть дальше? Пехота, блин! Три десантных роты и, заметь, две из них тоже не наши! А одна рота вообще штрафники! Вон, видишь лейт-комм сидит, на манекен похожий?

Вов Кротобоша во время этого монолога с интересом крутил головой, во все глаза рассматривая собравшихся офицеров.

— Не, комм! Нормальная практика, — пожал плечами он. — Секретность…

— Да какая, в звезду, секретность! — вновь взорвался коммандер, но тут же сбавил тон. — Ты, кстати, всего двумя звеньями пойдешь. И оба звена — сборные!

— Это как это? — не понял пилот-капитан. — Не понял! Мы же не слетаны будем!

— Да, вот так. — Обреченно выдохнул коммандер. — Приказ однозначный. Из твоих ребят восемь человек, остальные — сборная солянка. И еще одно крыло будет, тоже двухзвенное. Такая же сборная группа. Командир крыла, кстати, даже не прилетел еще, транспорт через два часа только придет.

— Не, командир, подожди, как это? Что за приказ? Почему такой состав?

— Приказ был выделить лучшую группу, предоставить список и полную характеристику, включая медкарту. Ты у нас лучший, крыло у тебя лучшее — вот на тебя и пал выбор. Список отослали, данные предоставили. А сегодня прилетел черный — и на тебе, приказ в зубы! А там четко указано, такого-то и такого-то оставить, такие-то и такие-то не подходят, вместо них эти и эти. Состав группы утвержден, виза флотского кадровика — и подпись комфлота. Все! Точка!

— Э-э-э, нет, комм! — нахмурился Вов. — Это ни в какие рамки не лезет! Неслётанной группой, во фронтир, на боевую операцию… Так не пойдет! Я отказываюсь от такого задания!

— У тебя нет выбора. Ни у кого выбора нет. — Коммандер уронил голову на руки, опершись локтями на колени. — И у меня выбора нет. Я тоже с вами иду, координатором малых летных групп. Прямой приказ, особый параграф контракта. Если отказываемся — прямиком в штрафное подразделение, рядовыми, в десант

— Эй, летуны! Вы чего тут шумите? — к ним подсел коммандер, судя по нашивке, капитан одного из легких носителей. — Выбираете, что ли, с кем пойдете? Так это зря! К кому прикрепят — тот вас и понесет!

Незнакомый коммандер коротко хохотнул.

— Да, кстати! Коммандер Вил Шторн, капитан легкого носителя Эр-Дэ-двенадцать-двадцать пять, вторая эскадра. — Представился он.

— Коммандер Нико Хрустанов. Пилот-капитан Вов Кротобоша. — Кивнули офицеры.

— Координатор и ком группы? — прищурился Вил. — Я правильно угадал?

— Угу. Угадал. — Кивнул Нико.

— Да ладно, расслабьтесь! Первый раз, что ли?

— Что первый раз? — не понял Вов.

— В особый вылет в первый раз идете? Ага. Первый раз, вижу. — Спросил и сам себе ответил капитан носителя. — Так что шумите-то?

— Не нравится нам эта ситуация! — нахмурился Вов. — А мне — так особенно. Пилоты в группе друг другу не знакомы, слетанность нулевая…

— A! Вот вы о чем! — ухмыльнулся Вил. — Это обычная практика для таких вылетов. Я-то уже несколько раз сходил. Черные подбирают людей по каким-то своим критериям, ничего страшного в этом нет. У меня, вон, больше трети команды заменили, да и на остальных кораблях тоже самое. Так что успокойтесь, все нормально будет.

— А что ожидается? Судя по выделенным силам, горячее дельце будет… — протянул Вов.

— Да ничего сверхординарного. Дойдем до выявленной базы, займем блок-точки и зависнем. Линкор и крейсера долбить начнут, эсминцы шваль гонять, а вы мелочь, общую блокаду поддерживать станете, разбегающихся ловить и, в редких случаях, москитов отгонять. Никакой звеньевой работы, максимум парами ходить. Ничего особого. Это же фронтир. Там старые корыта, самое свежее, что там будет, это середина второго поколения. — Кривовато улыбнулся капитан носителя. — А я в это время регламенты проводить буду. Все равно мне там больше заняться нечем. Вас доставил, сбросил — и виси себе, пока вы делом занимаетесь. Так себе, а не боевая работа. Зато в личном деле особая отметка появится, а она положительный коэффициент дает на увеличение денежных выплат. Но я вам ничего не говорил, договорились?

— О-о-о… — Переглянулись пилот-капитан и коммандер. — Это становится интересно!

— А то! — подмигнул капитан носителя. — Ну что, успокоил я вас? А то, смотрю, места себе не находите, рефлексуете. И сразу просьба к тебе, комм. Я к себе второго комгруппы заберу, лады? Прыжок однозначно долгий будет, с одной-двумя поворотными точками, а этого лейта я уже знаю, ходил пару раз. Хоть будет с кем побеседовать.

— А что, разве есть выбор? — удивился Нико. — В приказе же рас…

— В приказе только общий летный состав, если что! — улыбнулся Вил — Кого в какую группу определить и за каким носителем закрепить — решает координатор по факту комплектования. Ас координатором мы, кажется, договорились. Да?

Коммандер Нико Хрустанов молча кивнул.

— Вот и хорошо! — потер руки Вил. — Кстати, комм, можешь идти на моем борту. Точно тебе говорю — не пожалеешь! Там…

Оживившегося капитана носителя прервало новое лицо, появившееся в брифинг-зале.

— Встать! — проскрипел неприятный голос. — Лидер рейда!

В помещение стремительно ворвалось полтора десятка людей в черной форме, моментально рассосавшихся вдоль стен. Вслед за ними вошел невысокий и худощавый человек с острыми чертами лица, вставший в ярко освещенный пятачок перед погасшими голоэкранами.

— Все, что будет сказано, не подлежит разглашению. Я — капитан-судья КОНКОРД, лидер этого рейда. — Начал он и все застыли, вслушиваясь в тихий голос. — Силы КОНКОРД не проводят самостоятельные полицейские операции во фронтире, но иногда для этих целей мы привлекаем силы Флота. Гордитесь! Не каждый может быть привлечен к подобной операции. Вы — особенные!

Черномундирник медленно обвел глазами помещение, пристально вглядываясь в глаза каждому офицеру. Пилот-капитану показалось, что в этом взгляде сквозил холод пустоты…

— Поэтому выбрали именно вас. Наша цель — пиратское гнездо. — Продолжил "черный". — Сильного сопротивления не ожидается. К каждому кораблю и отдельному подразделению будет прикреплен куратор из лейтенант-судей или сержант-судей КОНКОРД. Кураторы, к подопечным!

Выстроившиеся вдоль стен черномундирники неспешно двинулись вперед. Они не смотрели по сторонам, не сталкивались между собой, не перешептывались, они даже не смотрели на лица и шевроны. Казалось, каждый из них заранее знал, к кому подойти, хотя присутствующие изначально расселись совершенно непредсказуемо. Заняв позиции за левыми плечами офицеров, "черные" замерли.

— Хорошо. — Сухо кивнул главный. — Вылет через два с половиной часа. Держу флаг на своем корабле. Так-карты и схемы получите в пути. Состав боевых летных групп определить по месту. Разойдись.

Черномундирник вышел. Вслед за ним вышли и его подчиненные.

— Ну? Что я вам говорил? — вполголоса произнес Вил. — Договоренность в силе? Лейт со мной?

— В силе. С тобой. — Кивнул Нико.

— Первый раз у меня такой инструктаж, — ошарашенно пробормотал Вов. — Обычно инструктаж проходил не меньше часа. Разбирались схемы взаимодействия, сектора, возможные действия… А тут несколько минут, и — "разойдись"!

— М-да. Похоже, его больше всего волновал вопрос закрепления своих "кураторов", — буркнул Нико. — Кстати, на чем он пришел?

— Тяжелый крейсер целеуказания. Третье поколение, наверное, а то и больше. У нас таких нет. — Отозвался Вил.

— Да уж. Ребята из ЦМ строго относятся к своей безопасности. — Покачал головой Нико. — Даже реши мы напасть, его всей нашей группой долго ковырять придется. Да и то, скорее всего, вывернется. Третье поколение, надо же.

Вполголоса переговариваясь, офицеры вышли из брифинг-зала.


44

Кот замер, щурясь на яркий свет.

— Прошу предоставить идентификатор и код доступа. — Настойчиво повторил Искин.

Наваждение схлынуло так же, как и накатило. Да, вроде бы знакомо… Но — не то!

— Предоставь. Мне. Идентификатор. И. Код. Доступа. — Несмотря на электронный обмен информацией, слова Искина прозвучали раздельно.

Судя по всему электронный мозг был нестандартным… и он явно терял терпение!

Нестандартная станция, нестандартный Искин, похоже, человеческого производства. При этом основные обитатели — нелюди, а люди, похоже, находятся на положении обслуживающего персонала. Какая-то тэп-площадка, открытая только на вход. Регулярные налеты арахнов, также регулярно отбиваемые местными жителями.

Об этом месте никто не знал. Иначе бы тут было бы не протолкнуться от всевозможных чинов, исследующих данный феномен и перенимающих опыт! Подготовленный было "стандартный ответ" от принадлежности так и остался не отправленным.

— Открываю полный доступ. — Вместо этого отозвался сержант, разблокируя всю память.

От Кота явно хотели нечто большее, нежели буквенно-цифровой идентификатор, карта ФПИ и учетка, полученные им во флоте. Вспомнив "чокнутого профессора", пытавшегося перегрузить его мозг различными, в том числе и древними, базами и загружавшего все подряд… Если его предположение верно — Искин сам найдет то, что ему нужно. Если, конечно, это что-то есть!

— Принял. — В голосе искина послышалось удивление, а коммуникативный выход импланта на виске стал стремительно нагреваться, перекачивая огромные массивы информации. — Идентификатор… Получен. Код… Получен. Приоритет… высший.

Голос Искина стал заикаться, а яркий свет слегка притух. Где-то наверху провернулись механизмы, приводя в движение чаши огромных фокусирующих антенн, нащупывавших в пространстве одни им известные точки. Пол еле-еле вздрогнул.

— Мы… не ожидали… столь высокого гостя… Добро пожа… Код… верен. Идентификатор… требует подтверждения… — Искин, похоже, слегка завис от полученной информации, но довольно быстро стал приходить в себя. — Идентификатор требует подтверждения, запрос отправлен. Внутреннее несоответствие. Код верен, приоритет высший. Добро пожаловать. До подтверждения идентификатора вам предоставлен статус инспектора.

— Контроль! В чем дело!? — послышался обеспокоенный голос Сайны.

— Сайна? Да… Сайна! Все в порядке! — ответил Искин.

Динамик вдруг задребезжал, и вместо "в порядке" послышалось в порядкkxxe, как будто Искин поперхнулся, выдавая эту фразу.

— Это — он? — волнуясь, спросила кошка.

— Нет, Сайна. Это не совсем тот, кого мы ждали. — Уклончиво ответил Искин. — Ведется проверка.

— Жаль, — разочарованно вздохнула мррзина. — А я уже понадеялась… Ладно, сержант, идем!

— Минутку! — остановил ее порыв Искин. — Инспектор, пожалуйста, приложите ладонь к сканеру.

Откуда-то сбоку выползла панель и Кот, вздохнув, положил на нее руку. По ладони пробежала теплая волна, а подушечку пальца чувствительно кольнуло

— Образец ДНК забран. — Уведомил Искин.

— Ну что, все? — нетерпеливо поинтересовалась кошка. — Пойдем! Мать его, наверное, заждалась уже!

— Все, Сайна. — Мягко ответил Искин. — Необходимые процедуры выполнены

— Пойдем! — протянувшаяся мягкая лапа, ощетинившаяся острыми коготками, неожиданно легко выдернула сержанта из помещения.

Сама кошка дальше шлюзовых створок так и не зашла.


45

Вязкую тишину разорвал дробный перестук каблуков бегущего человека, а исходящая от него волна эмоций заставила выйти из полуспячки древнего, иссохшего старика. Взглянув на обзорный экран, старик уверенно опознал в человеке одного из своих многочисленных подчиненных. Молодого, совсем недавно принятого и еще не прошедшего инициацию, а оттого во все стороны фонящего безудержной энергией. Мгновением позже оживший Искин подтвердил его опознание, доложив о посетителе. Сейчас помощник неловко перетаптывался с ноги на ногу перед дверью в покои старика.

— Впустить. Провести ко мне. — Сухо приказал старик, накинув капюшон.

Посетителя он встретил в большом кабинете, заняв собственное огромное кресло.

— Что случилось, мой мальчик? — проскрежетал старик, откинувшись на массивную мягкую спинку.

Он упивался, он купался в вихре источаемых помощником эмоций. Все гаммы, все чувства, весь спектр… От восхищения до откровенного страха, от гордости до робкой надежды, от сверхрешительности до полной робости… Незабываемый пир!

— Господин куратор, получен сигнал! Хоть сигнал и был сфокусирован в совсем другую точку, я все же смог его перехватить, отфильтровать и триангулировать, определив источник… — начал доклад помощник.

"Хех, а он забыл упомянуть, что на него, на отлов и триангуляцию, работали добрые два десятка команд", — внутренне усмехнулся старик. — "Я не ошибся в выборе".

— …поэтому с вероятностью в девяносто пять процентов источник находится там! — молодой человек тем временем закончил доклад и склонил голову, ожидая оценки.

— Где, говоришь, источник? На карте! — куратор добавил в голос стали, заставив юнца затрепетать.

О! Опять этот восхитительный поток. Впрочем, с изрядной долей страха, успевшего старику порядком надоесть!

— Здесь, куратор. — Ткнул помощник, а на звездной карте загорелась точка.

— Бесполезная для нас область. Там все вытоптано жуками. Отправлять экспедицию нецелесообразно. — Резюмировал куратор, изучив данные. — Это все?

Страх. Надоевший страх сейчас преобладал в эмоциях молодого человека. Дикий, липкий страх глушил все остальные нотки, давая лишнюю энергию, но не даря удовольствия. Старик поморщился.

— Нет, куратор! Отслеженный сигнал вскрыл два ретранслятора тэп-связи и одну, выпавшую из нашего поля зрения, промежуточную узловую станцию. Они находятся вот тут, тут и тут! — на карте загорелись еще несколько точек.

— Станция и один из ретрансляторов на подконтрольной нам территории. Как получилось, что их не обнаружили раньше?

— Наверное, находились в резерве или на консервации. — Предположил молодой помощник. — С той территории сигналов раньше не поступало, вот они и молчали.

— Молодец. Ты хорошо поработал. — Похвалил старик и сразу же окунулся в вихрь чужих чувств.

Радость, надежда, жадность… Ух!!!

На некоторое время воцарилось молчание. Куратор жадно пил чужие эмоции, а помощник просто ждал, пока один из самых влиятельнейших в этом мире людей закончит обдумывать… наверное, его награду!

— Хорошо. Что за сигнал? Дешифровали? — оторвался от иссякающего пира старик.

— И расшифровывать почти не пришлось. Древний код, ключи к которому давно у нас в руках. Пришел идентификатор, просьба его подтверждения и общий доклад о функционале станции. — Слегка пошатнулся помощник. — Случай крайне редкий, поэтому я поспешил к вам с докладом.

Свою усталость помощник, скорее всего, списывал на собственное волнение, но старик знал, что это не так. Знал, но все же никак не мог оторваться от пиршества!

— Присядь, мой мальчик. — Указал он сухой рукой. — Тебе станет лучше

И снова окунулся в вихрь. Обожание, восторг, щенячья радость! Заметили, побеспокоились, приняли участие! Прекрасный, прекрасный букет!!!

— Хм. С территории жуков пришел интересующий меня запрос. — Хмыкнул куратор. — Странно. Там, кажется, разумная жизнь теплится всего в нескольких системах. По крайней мере, так докладывают разведчики.

"Наверное, снова один из этих оцифровавшихся идиотов от безысходности и долгого ожидания сошел с ума и выдал желаемое за действительное", — подумал он, — "туда лететь и там искать бесполезно… Да и столько времени прошло! Так почему бы и нет? Пусть дикарь, найденный свихнувшимся цифровым, поживет как король. Пока его не сожрали пришедшие на сигнал жуки!".

Наверное, получившийся неожиданный пир настроил старика на благодушный лад. В обычном своем состоянии он скорее изошел бы желчью и злобой, чем позволил бы что-то подобное.

— Внести идентификатор в базу. Выслать подтверждение. — Приказал куратор. — И отследите сигнал. Вдруг еще пара станций вскроется.

— Будет сделано, куратор. — Коротко поклонился бледный помощник.

— А тебя, мой мальчик, ждет награда за отлично проделанную работу. — Благодушно продолжил старик, тут же окунувшись в волну радости, гордости и благодарности.

Впрочем, эта волна была гораздо, гораздо слабее предыдущих, и уже не вызывала удовлетворения. Поэтому старик выплюнул ее остатки как полуобглоданный окорок.

— Можешь идти. Благодарю за службу. — Вальяжно взмахнул рукой он.

Помощник, вышедший на ватных ногах, прислонился было к стене… но собрался с силами и двинулся в свой отдел. Никогда он еще так не волновался, и никогда ему еще не становилось настолько плохо.

Вернувшись в удобное кресло перед массивным пультом, молодой человек некоторое время приходил в себя. Наконец молодость и здоровье пересилили временное недомогание, дав силы выполнить ответственное поручение могущественного куратора. Уже приготовившись обработать данные, помощник обратил внимание на небольшой "довесок", пришедший чуть позже основного сигнала. Параметральные данные, ключевые участки ДНК кода… Пожав плечами, он добавил этот незначительный файлик к общему массиву данных. Куратор дал распоряжение, и его следовало выполнить!

К его удивлению все прошло быстро. Древние чересчур умные машины, скрывавшиеся в глубине планетоида-крепости и всегда достававшие его уточнениями, вопросами и подозрениями, а зачастую и вовсе не принимавшие передаваемые им данные, на этот раз приняли массив без каких-либо особых проблем. Так же быстро появился и ответный пакет.

С участившимся сердцебиением молодой человек предупредил станции слежения и дал команду "отправить". Может действительно удастся обнаружить еще парочку станций, законсервированных до этого момента? Тогда его награда значительно вырастет!


46

Широкий зев полностью раскрытых шлюзовых ворот давал свободный доступ в трюм транспортника, замершего на причальных креплениях огромного внутреннего ангара. По опущенной аппарели спускались двое, активно переговариваясь на ходу.

— О, смотри! Еще парочка! — кивнул одни из них на тушку, валявшуюся на ребристой поверхности. — Совсем свежие, даже горелым до сих пор тянет.

Небольшое тельце животного лежало в окружении подпалин, оставшихся от многочисленных промахов лучевой пушки, установленной в защитную турель шлюза.

— Совсем эти слупы страх потеряли. — Покачал головой второй. — Лезут и лезут, лезут и лезут, грызут и грызут, грызут и грызут… А ты что, в шлюз энергетику воткнул? А если нападение?

— Ну да, воткнул. — Кивнул первый. — Энергию, конечно, жрет, но на расходники затрат почти нет. Да и кто в пустоте через грузовой полезет? А так я на станциях турель в режим защиты ставлю, настройки подкручиваю — и отличная завеса от слупов и разных непрошенных гостей получается. Так, надо убрать эту гадость!

Подойдя к краю аппарели человек брезгливо пнул опаленное тельце, описавшее короткую дугу и шлепнувшееся на пол ангара.

— Э! Не мусори мне тут! — возмутился второй. — Аппарель — часть твоего корабля!

— Слупы ваши, значит и убирать тоже вам. — Пожал плечами первый. — А то взяли моду! На погрузке нагадят, а убирать за собой не хотят. А потом о борт все это плющит! Знаешь, что в пустотном холоде эта мерзость так застывает, что потом ни один уборщик оттереть не может? Тьфу!

Человек помолчал, вглядываясь в темноту ангара.

— Разгрузка окончена. Так что, когда рассчет? — спросил он.

— Подожди, обратный груз будет. Совсем немного. Пара-тройка контейнеров. — Отозвался второй.

— Надеюсь, ничего запрещенного или съедобного? — уточнил первый. — А то не хотелось бы, чтобы на границе проблемы возникли. Да и ваши слупы за жратвой ко мне ломанутся. Выводи их потом!

— Нет, только конечные изделия и компоненты. — Отозвался второй. — Дай команду своему карго, пусть примет.

— Ага, найдешь его! — сморщился первый. — Небось так уже в вашем баре налакался, что на борт заносить придется!

— Так зачем ты его такого держишь? — поразился второй. — Выгони, да и дело с концом!

— Работу свою хорошо знает. — Ответил первый. — Когда аврал полный, на раз-два без ошибок справляется. Это сейчас расслабился, обратно же порожняком идти собирались

— А-а-а… ну, тогда да! — согласился второй. — Тогда все ясно.

Люди молча постояли, думая каждый о своем.

— Большой у вас ангар. — Произнес первый, глядя куда-то вверх. — Наверное даже линкор встанет.

— Всего лишь линкор!? Да здесь три линкора или тяжелый транспорт встают! — с нотками возмущения отозвался второй. — Ангар сюда шестью буксирами тянули! Целый караван шел!

— Расширяетесь? А почему во фронтире?

— У хозяина планов много. Нашел интересную тему, будем производством заниматься. Не зря же ты полный трюм оборудования привез! — ухмыльнулся второй. — Афронтир… Ну и что с того, что фронтир? Тут до пограничников всего один часовой прыжок! Считай, под постоянной защитой находимся. Зато налоги платить не надо, да и руки во многом развязаны.

— И ты мне так спокойно об этом говоришь!? — удивился первый.

— А что тут такого? — показательно удивился второй. — Тут же фронтир! А ты, если правильно себя поставишь, можешь сюда постоянными рейсами ходить. Хозяин имеет большие планы!

— Хм, — задумался первый. — И кто будет раздавать транспортные контракты?

— Суперкарго. Я. — Коротко и весомо ответил второй.

— Так может… пойдем, в баре посидим? — тон первого изменился, став просительно-заискивающим. — Обсудим, так сказать, деловые моменты?

— Можно. — Солидно отозвался второй, направившись к выходу из ангара. — Грузов будет много.

За спинами людей сверкнула вспышка.

— Еще один. Все лезут и лезут…

Из штабелей контейнеров вслед уходящим высунулась мордочка любопытного слупа.

Зверек был чем-то похож на помесь ящерицы и зайца. Мощные задние лапы, длинные, стоящие торчком уши, вытянутая мордочка с большими и умными глазами, а все его тело было без единой шерстинки и с многочисленными роговыми наростами, подчас защищавшими не хуже человеческой боевой брони.

Когда люди скрылись, слуп издал короткий, на грани слуха, треск. Как по команде к распахнутому трюму понеслась волна животных, хаотично мечущихся из стороны в сторону и тем самым сбивающих прицел блоку наведения турели. Высокоэнергетический луч сверкнул всего несколько раз, оставив на аппарели самого невезучего, а остальные благополучно прорвались внутрь, моментально рассосавшись. Зверьки действовали сообща, как большой, хорошо отлаженный механизм!


47

Коридоры, переходы, Шлюзы, переходные мостки… В бешеном темпе все это мелькало мимо бегущего Кота. Мррзина, как на поводке тащившая сержанта, куда-то отчаянно торопилась.

— Сайна! Куда бежим?

— Мать ждет! Давно ждет! Мы ужe должны были быть у нее! — наконец, кошка сбавила скорость и перешла на шаг. — Мы совсем рядом. Отдышись. А то пыхтишь, как… как… как не знаю, что!

Сайна фыркнула, так и не подобрав достойного определения. Сержант же молчал. Действительно, дыхание следовало восстановить. Организм, не привыкший к таким длительным пробежкам, бунтовал. Легкие работали как кузнечные меха, от избытка кислорода слегка кружилась голова.

— Здесь! — остановилась Сайна. — Иди за мной. Резких движений не делай, молчи. Говори только тогда, когда тебя спросят! Понял!?

— Понял, — буркнул Кот.

Стремительно меняющаяся обстановка не добавляла понимания ситуации. Совсем недавно его собирались убить сначала сектанты, потом агрессивные коты, затем чувствительное ранение, многокилометровые пробежки по едва освещенным и пустым коридорам огромной стации, странный Искин и, наконец, прием у какой-то "матери хранительницы", судя по всему, совсем не маленькой шишки в местной иерархии! Лучше уж подчиниться четким и однозначным требованиям, нежели вновь испытывать судьбу.

С еле слышным гудением створка ушла вверх, открывая доступ в большое помещение.

— За мной! — еле слышно прошипела Сайна.

Выйдя практически на середину она замерла. Следом за ней остановился и сержант.

— Мать Хранительница! К нам пришел еще один человек. — Произнесла кошка, глядя куда-то вдаль. — Ритуал Встречи проведен. Контроль дал свой ответ.

— И что же сказал Контроль? — раздался негромкий голос. — Koгo в этот раз привели к нам Звездные Дороги?

— Контроль сказал инспектора! — отчиталась Сайна.

— М-м-м… Инспектора? — в усталом голосе проклюнулись нотки интереса и из полумрака выступила чья-то тень. — Что это такое?

— Не знаю, Мать! Контроль не уточнил. Сказал только, что ждет подтверждения информации.

— Хорошо. Добро пожаловать в наш дом, человек!

Сайна ощутимо расслабилась. Судя по всему, официальная часть на этом закончилась.

— Инспектор… Что же ты за зверь такой? — тень подходила все ближе. — Что умеешь? Какой у тебя доступ?

Вслед за приблизившейся тенью от стен отделились еще несколько, образовав некую свиту.

— Так что же ты молчишь, а, инспектор?

— Не знаю, что ответить. — Пожал плечами сержант. — Мало информации, чтобы дать полный ответ.

— М-м-м-а-а-а-а… Странный человек. Нет страха. — Мяукнула кошка. — Девочка моя, а с головой у него все в порядке? Контроль об этом ничего не говорил?

— Нет, ма. Реакции у него нормальные, разговор ведет внятно. Контроль только замялся, долго проверку проводил. Ты совсем не так рассказывала о ритуале, ма! А еще Контроль сказал, что это не он, что запрос отправлен, а все процедуры выполнены. А еще Харам позволил себе слишком многое!

Теперь пришлось напрягаться сержанту. Судя по всему, Встречающая и Мать были родственниками. Точнее, мать и дочь!

Тень, подошедшая ближе, оказалась кошкой. Обойдя Кота с Сайной по кругу, она слегка потерлась мордой о Сайну и в упор взглянула на сержанта.

— Говоришь, дочка, что ритуал пошел не так, а Харам позволяет себе лишнего? Хм. Пойдем, поговорим. Ты тоже иди. — Бросила она, уже удаляясь. — А вы останьтесь.

— Мать, но он же… — произнес кто-то из "свиты".

— Ничего страшного! — отрывисто бросила мать. — Уж на человека-то у меня еще хватит сил!

— Пойдем! — прошипела Сайна, вновь цепляясь когтем за многострадальный комбез сержанта. — Мать не любит ждать!


48

Наушник коротко пискнул, оповещая офокусировке луча и подключении к выделенному каналу связи.

— На позиции. — Коротко доложил Кротобоша.

Его тяжелый штурмовик, похожий на массивный тупоносый кирпич с торчащими из корпуса х-образными оружейными пилонами, завис в пустоте, заняв предписанную точку пространства. Позади него слегка помаргивал ходовыми огнями легкий истребитель Лин, нынешней напарницы Вова.

Выйдя на окраине системы, группа их кораблей набрала скорость и якобы снова ушла в прыжок, а на самом деле окуталась маревом маскировки и резко сменила курс. "Главный" на своем целеуказателе успешно давил все вторичные признаки. Для возможных наблюдателей группа как бы растворилась, оставив после себя обычную пустоту. Почти сутки тихого хода с постепенным "разбрасыванием" затаившихся кораблей в узловых точках — и притаившаяся в поле астероидов пиратская станция оказалась окружена. Аккуратный запуск москитов носители провели далеко за пределами действия станционных сенсоров… и остались висеть на месте, почти полностью заглушив реакторы.

Как бы данная ситуация не нравилась опытному пилот-капитану, приказ был однозначен, действие парами. Причем в пару его тяжеловесу поставили легкую "моль" совсем еще необстрелянной молодой девчонки, гордо носившей сержантское звание и имевшей аж целых три боевых вылета. Даже то, что все пары были составлены именно по этому принципу, ни разу не умаляло раздражения капитана.

— Лин! — коротко позвал Вов. — Связь!

— Да, капитан! — на мгновение соткалась голограмма задорной девчонки со слегка раскосыми глазами, отчего всегда казалось, что она вот-вот рассмеется. — Ой!

Голограмма погасла практически сразу, но у капитана ёкнуло сердце. Зелень… Какая же она зелень! Забыться в боевом вылете, не настроив параметры связи на передачу только сжатых коротких инфопакетов!

— Параметры! — рявкнул Вов. — Боевой режим! Не перегружай канал!

— Сделала, капитан, — отозвалась девчонка. — Извините.

— Повтори общую диспозицию и наше тактическое задание, только коротко!

— Главный давит связь, тяжи и середняки работают по цели. Мы держим выделенную область, осуществляем полную блокаду. Задача — не выпустить прорывающиеся корабли противника и контролировать дальние подступы в целях своевременного оповещения о возможном появлении деблокирующих сил. — Бодро отрапортовала напарница.

— Что еще? — вкрадчиво поинтересовался капитан.

— Ой! Работаем по маркерам главного на постоянном так-канале.

— Настройки выставлены? Или как со связью получится?

— А-а-а. Эм… Да, командир, все в норме! — судя по тону, девочка сейчас лихорадочно производила предписанные манипуляции.

— Чему вас только учат… — пробурчал Вов.

Его раздражало все. Все это задание, весь этот вылет пахли… да что там пахли, они прямо-таки воняли неприятностями! Уж что-что, а приближение неприятностей пилот-капитан научился чувствовать издалека.

— Что за птица у тебя? — чуть поостыв спросил Вов. — Нам даже толком ознакомиться времени не дали. Только тип и имя напарника.

— Легкая "Барза", два-восемь-три. — Отозвалась Лин, и тут же похвасталась. — Мод до два-двенадцать. Только на прошлой неделе провели!

— Значит, последний мод… — задумался Вов. — Такблок тоже новый воткнули?

— Ага!

— Значит, в случае чего в так-сеть можем соединиться. Сумеешь?

— Да, капитан. — Подтвердила Лин. — Действовать так-группой в единой сети умею.

Передача между москитaми велась по узконаправленному лучу, исключая возможность перехвата переговоров.

— Готовность. — Раздался голос на командном канале. — Такблоки в режим. Управление по третьему каналу. Смена по пятому алгоритму. Ноль три. Ноль два. Ноль один. Начали!

Развертывание сил закончилось и в скрытности больше не было смысла. Так-карта, получив свою порцию, расцветилась многоцветьем огоньков. Кротобоша всмотрелся в карту, слушая переговоры и живо представляя, что сейчас происходит на ближних подступах к пиратской станции.

Вот падает режим маскировки с кораблей, готовых к атаке с уже развернутыми и наведенными на цель оружейными системами. Тяжелые орудия крупных кораблей содрогаются, выпуская первые гостинцы, а вслед за ушедшими подарками рвутся хвосты тяжелых ракет и медленных торпед. Первый удар — по эмиттерам щитов. Вывести их из строя или хотя бы повредить, пока судорожно раскручивающиеся генераторы не выдали полную мощность. Второй удар — по раскрывающимся бутонам пусковых шахт и пришедшим в движение тяжелым орудийным башням. Скорее, скорее, пока плотность щитов еще мала, а поврежденные эмиттеры оставляют большие бреши, позволяющие зарядам и ракетам без помех добираться до броневого пояса станции. А теперь по диспетчерскому посту! И еще раз, и еще! Бить и бить, пока не опомнились, пока не организовали оборону от неожиданного нападения!

Ага! Значит, уже опомнились… Поздно! Орудийных башен уже почти не осталось, а уничтоженные пусковые шахты похожи на глубокие черные оспины на теле станции. Поврежденные и сгоревшие эмиттеры щитов, скорее всего, успели экстренно починить или заменить, и теперь пленка энергетической защиты вокруг пиратского гнезда уплотняется с каждой секундой. М-м-м… засуетились пиратские кораблики, засуетились. Мелочь так и шмыгает вдоль конструкций. Крупняк готовится к старту, вон как сигнатуры у причальных мачт засветились! Но не выйдут они из-под защиты поля станции, не выйдут. Под сосредоточенный огонь флотских линкоров? Три раза "ха"!

Сейчас остается или долго и упорно давить щиты станции, перегружая и выбивая эмиттеры один за другим, или… Да! Пошел десант! Сейчас эсминцы прогрызут дорогу десантным банкам, отгоняя назойливую мошкару и выбивая малые оборонительные турели, а затем уже три роты бойцов наведут конституционный порядок в этом гнезде порока!

Прижали, прижали их! Явно прижали! Та-а-ак… сигнатуры двигателей разгораются все ярче… Сейчас начнут разбегаться!

— Лин, полная готовность. — спокойно произнес пилот-капитан, — Сейчас, возможно, придется поработать.

— Тебе бы пророком быть, — буркнула Лин, наблюдая за россыпью светлячков, брызнувших во все стороны от обреченного гнезда.

Рой вражеских кораблей основательно поредел, прорываясь сквозь сеть из крейсеров и эсминцев. Да, не ожидали пираты нападения, не ожидали! Их тяжелые корабли уже горели под сосредоточенными ударами линкоров Флота, едва успев отойти от причальных мачт.

Так-карта моргнула, приняв задание, персональное для их пары. Все же сил у противомоскитного заслона не хватило, и часть пиратских корабликов смогла прорваться Более ярко загоревшиеся звездочки обзавелись сносками о типе, скоростях и векторах движения. Вов хмыкнул. Похоже, пираты не прорывались, а просто разбегались куда глаза глядят!

— Тяжелый "Самум", 2-1-3, нестандартная конфигурация. Тяжелый "Самум", 2-2-1, нестандартная конфигурация. Легкий "Боллард", 2-1-1, нестандартная… — быстро просмотрел спецификации капитан.

Всего в их сторону прорвались три тяжелых и семь легких пиратских "москитов".

— Лин, работаем! Иду вперед, давлю. Держи меня. — бросил он в микрофон.

Тяжелый штурмовик будто пинком бросило вперед, навстречу прорывающемуся противнику. Да! Пираты не ожидали второго рубежа заслона! Выбранный "Самум" стремительно приближался, окрашиваясь в цвета гарантированного поражения в окошке боевого применения. Залп! Накрытие! От выбранного пирата, пилот которого даже не успел сманеврировать, во все стороны разлетелись фрагменты обшивки и части разбитого оборудования. Помедлив секунду "Самум" вздулся огненным шаром, превратившим большую часть истребителя в оплавленное месиво. Удачное попадание! То ли в кабинах сидели совсем зеленые новички, то ли пираты настолько были деморализованы и ошеломлены, но маневрировать почти никто не пытался. Да что там говорить! Ответные выстрелы, регистрируемые так-блоком, проходили далеко в стороне от штурмовика. Обшивка до сих пор оставалась девственно чиста! Заход, залп — и очередной кораблик разлетается гроздью обломков! Маневр, заход, залп! Вов успел сбить всех тяжелых и четырех легких, прежде чем более-менее компактная группа распалась на части. Убегающие пираты пытались обмануть военных, включив аварийные маяки и рассылая сигналы бедствия на всех частотах. Не выйдет.

— Лин, твои! — приказал Вов, бросаясь в погоню за прорвавшимся сквозь заградительный огонь легким "Сабром".

Догнав и расстреляв неудачника, пилот-капитан вернулся на прежнюю позицию. Его напарница пристроилась почти там, где ей было предписано.

— Лин, сместись. Как охота? Расход?

У него самого осталось сорок процентов орудийных зарядов и три ракеты

— Да, кэп! — возбужденно дышавшая девушка ответила с небольшой заминкой. — Охота удачна! Расход тридцать процентов. Представляешь, они даже не маневрировали! Удирали по прямой!

— Сама видела, какое старье. Понимали, что противопоставить нам нечего. Хотя ради приличия могли бы и посопротивляться! — усмехнулся Вов. — Совсем расслабилась пиратская братия. Таких неучей понабрали — аж смешно. Хотя для того, чтобы купцов потрошить, умения много и не нужно… наверное.

— Ха-ха-ха! — звонко рассмеялась Лин. — Мы-то им не купцы! У-ух, как мы их! Да я даже не разогрелась толком, да.

Связь забилась помехами и пропала.

— Лин! — насторожился капитан. — Прием!

Крутнув корабль, Кротобоша на полную мощность врубил все сенсоры, не заботясь больше о маскировке. Все равно пиратские диспетчеры, если они все еще живы, должны были просчитать позиции их второго заслонного эшелона. В том месте, где находился кораблик напарницы, медленно распухал пузырь гипервыхода

— Лин!!! — заорал Вов, бросаясь вперед.

— Кэп! Капитан! — сквозь помехи прорвался голос девушки. — Вов! Я успела уйти!

Круто отвернув от зоны перехода, штурмовик ушел в сторону появившегося на так-карте значка напарницы.

— Кэп! Ну я не дура же! Находиться в области всплытия! Ага, ща! Я как неладное почуяла, так сразу и рванула оттуда! — тараторила девица. — А кто это? Я все же под разряд попала. У меня почти вся связь сгорела, только тебя еще как-то слышу.

— Отходим подальше. — Приказал капитан, — Сильные помехи.

Выскочив из области возмущений кораблики замерли. Связь, по крайней мере у капитана, восстановилась.

— Главный, здесь пара-три! — доложил Вов, хотя видел, что так-блок уже отправил пакет данных. — Обнаружена зона выхода. Веду патрулирование. Ведомый статус желтый, норма.

— Принял. Продолжайте патруль. — отозвался Нико, координировавший их крыло.

Докладу вняли. Настолько издалека видно, конечно, не было, но Вов был уверен, что на крейсере целеуказания сейчас пришли в движение массивные конструкции антенн, нацеливаясь на область всплытия чужого корабля и просвечивая ее всеми возможными способами. Так-блок возмущенно пищал, а экраны покрывались волнами помех, когда мощное излучение задевало маленький кораблик, Судя по так-карте, линкоры прекратили расстреливать главным калибром переставшую сопротивляться станцию и развернулись.

Наконец сеть разрядов моргнула последний раз и исчезла, выпуская в пространство прибывшее судно. Так-экран моргнул, принимая новые данные.

— Цель — тяжелый крейсер, ориентировочно тип "Выхлоп", 2-6-5. Подсветка. Совмещение, Три… — на командной частоте прорезался голос с целеуказателя.

— Пара-три! Вверх сорок, тяга восемьдесят! — встрепенулся Нико и Вов резво, на форсаже, увел свою пару с траектории выстрела.

— Два, один. Нули. Залп! — бесстрастно продолжал отсчет "главный".

Заряды тяжелых орудий впились в не ожидавший такого отношения корабль, как ножом вскрывая броневые листы. Вов только поежился от ощущений. Выстрел тяжелого орудия линкора был размером с четверть его не такого уж и маленького штурмовика! Судно противника, моментально получившее критические повреждения, принялось отстреливать малые корабли. Все это очень уж походило на масс-старт москитов!

— Уточнение. Цель — средний носитель, тип "Bэ-шесть", 2-7-2. — выдал Нико, ориентируясь на обновленные данные с крейсера целеуказания. — Препятствовать старту. Уничтожить москитные силы до организации сферы обороны. Не допустить штурмовики и торпедоносцы к основным силам группы.

— Принял! — отозвался Вов, и сразу же вызвал напарницу. — Лин! Может выйти до полусотни бортов! Будь готова к связке!

— Поняла, командир! — отозвалась ведомая. — Открываю канал. Общая сеть по готовности!

— Бой! — коротко бросил Кротобоша, дав форсаж.

Маневр, заход, залп! Цель поражена! Вираж, маневр! Скольжение! Цепочка плазмы из спарки обороны, все же вышедшей из гнезда, проносится мимо. Снести ее, к Xшарам! Пока щиты на нулях и можно достать! Разворот! Горка! Захват… Цель подкрашена розовым — залп! Попадание! Добить остатком ракет! Не стоять, не стоять! Маневр! Залп!

Кругом обломки, части разбитого оборудования, отметки чужих кораблей. Лин, как привязанная, идет следом, всаживая очереди в подранков и тех, кто сумел выскользнуть из прицела капитанского штурмовика. Вираж! Скользнуть влево! Залп! Еще минус один!

Линкоры методично кромсают большой вражеский корабль. Каждое попадание их тяжелых "посылок" выбивает новые фонтаны осколков и обломков. От крупных обломков увернуться еще как-то получается, а вот мелкие градом стучат по броне. Не повредить бы что-нибудь. Максимум концентрации!

Вражеские пилоты, ошеломленные внезапностью, почти не оказывают сопротивления. Большинство из них, как и пираты со станции, просто рванули в разные стороны, хоть как-то воевать пытается всего лишь жалкий десяток из всех экстренно стартовавших москитов.

Спящие, как же тяжело крутиться в этом месиве! Как тяжело! Продержаться бы до прихода своих.

Полоска готовности призывно мигнула. Капитан, уводя свою пару по пологой траектории, сумел выгадать передышку в несколько секунд, необходимых так-блоку для организации так-сети, которая объединит кораблики ведущего и ведомого в единую, синхронную, грозную и смертельно опасную связку! Эх! Еще бы пару кораблей привязать… Вираж, разворот, форсаж!

Так-блок, выходя на новый режим, кратковременно разорвал постоянно действовавший до этого канал связи с целеуказателем. Так-карта моргнула, получая данные непосредственно от сканеров связанной в единую сеть пары.

Заход! О, Спящие… Нет!!!

Капитан еле успел отвернуть от спасбота, заполнившего собой рамку прицела.

Вглядевшись в новые характеристики объектов, полученные непосредственно со своих сканеров, Крoтoбoша обомлел. "Средний носитель "Вэ-шесть" превратился в грузопассажирский транспорт, "штурмовики и торпедоносцы" в подавляющем большинстве стали спасботами, а "легкие истребители", во множестве разлетавшиеся в разные стороны, оказались спаскапсулами!

— Дробь! Прекратить атаку!!! — заорал пилот-капитан на общей волне, корпусом собственного штурмовика заслоняя ближайший бот от выстрелов подоспевших товарищей. — Отставить! Ошибка целеуказания! Здесь гражданское судно!

Ему, чуть не плача, вторила Лин, видевшая то же, что и Вов.

— Пара-три! Внимание! — проскрипел голос на частоте "главного", и вдруг плавно заговорил, запел на неизвестном языке. — Ти-три-ви-ди-два-дабл-дабл-аш…

Сознание Вова померкло. Штурмовик, оставшись без осознанного управления, беспорядочно закувыркался… и вспух рваными ранами от многочисленных попаданий своих же, коллег, друзей… теперь с яростью расстреливавших малый корабль капитана.

— Эх Крот, Крот… — Вскричал Нико, координировавший вылет их крыла. — Как же ты мог так подставиться? Как ты мог?ІІ

На так-карте в командном зале носителя было видно, как неудачный маневр ведущего вывел легкую "Барзу" ведомой прямо под залп пиратского истребителя. Как от многочисленных попаданий вздрогнул и "просел" покалеченный легкий истребитель Лин. И как опытный пилот-капитан Вов Кротобоша, видимо, осознавая свою ошибку и защищая ставшую беспомощной напарницу, был в упор расстрелян остервеневшими пиратами.

Другие пары, подоспевшие к месту схватки, мстя за гибель друзей, в пух и прах разодрали тройку убийц. По молчаливому согласию "главного"… пленных не было. Пираты, все, как один, бились до последнего, предпочтя суду и каторге смерть в бою.

Фанатики! Впрочем, такие же, как и на переставшей уже защищаться станции.


49

Доклад "конкордовца" о проведенной операции был короток и несколько отличался от официального.

— Задание выполнено. Полная зачистка проведена. Исходный объект и технологические карты изъяты. Дублированные образцы, производственная цепочка и носители информации уничтожены. Распространение остановлено. — Сухой голос бывшего лидера вылета дублировал переданный только что информационный отчет. — При проведении операции произошел инцидент, применен "код сипма". Один выживший, повреждение семь-три. Прошу указаний

— С кем и как произошел инцидент? Почему "семь-три" не был устранен? — лед в голосе куратора сектора не растопил бы и жар голубого гиганта.

— Москитная пара. Корабли последнего мода с расширенными возможностями. Несогласованная заранее организация звеньевой так-сети в парном вылете. Москиты выпали из общего информационного потока. Пришлось применить код и нивелировать последствия. — Отчитался "черный". — Ведущий пары выжил. Его москит был уничтожен, передатчик спаскапсулы поврежден, биометрия не передавалась. По протоколу обломки своих кораблей были собраны. После эвакуации и вскрытия кабины у пилота обнаружили признаки жизни. Доклад пришел поздно, применить "код сигма" на большом экипаже и вычистить корабельные ИскИны на месте было нельзя, а по прибытии на базу стало нецелесообразно. Пилот в медсекторе, под плотным наблюдением. Информация о нем распространилась. Прошу указаний

— Семь-три… — на мгновение задумался куратор. — Наградить. Обработать. Он должен сам подать рапорт на перевод в особое подразделение. Постепенно перевести в три-один. Далее по общему сценарию.

— Понял. Исполняю. — отозвался "черный".

Дав отбой связи, куратор снова задумался. "Семь-три". Частичная рассинхронизация. Мозг через нейросеть подвергся обработке, но переданная "на замену" информация не заменилась, а наложилась на собственные воспоминания. Опасность того, что "навязанное" полностью отслоится и будет отброшено, как ненужный файл при очистке носителя информации. Будет ясно вспомнено то, что помнить нельзя.

"Три-один". Необходимая информация раз за разом перезаписывается, не оставляя истинным воспоминаниям ни шанса. После многократных обработок человек похож на куклу. Велика вероятность полной рассинхронизации нейросети и гибели носителя. В "особом подразделении" ни одно, ни другое не вызовет подозрений. Решение верное. Необходимо разослать циркулярно. Как бы то ни было, мозг у этих почти полностью лишенных эмоций людей работал не хуже современных ИскИнов, быстро просчитывая несчетное множество вариантов.

— Искин! Внести дополнительный пункт об обязательном запрете организации звеньевой так-сети в вылетах парой при проведении особых операций! — дал он команду. — Отправить по участкам. Отправить в центральный с пометкой "особо важно" и кратким обзором ситуации. Исполнять!


50

Яркий свет. Шум, гам, гул множества голосов и детские крики. Неожиданный световой и звуковой удары, вырвавшиеся из-за открывшегося полотнища толстой герметичной двери, дезориентировали Кота. После ставшего уже привычным тихого полумрака кошачьей части станции здесь было некомфортно. Судя по прижавшимся ушам и встопорщившейся шерсти сопровождающей его Сайне, местная обстановка тоже не очень-то нравилось.

— Пойдем! Нам… — кошка, щурясь и нервно подергивая хвостом, бегло оглядела немалое помещение и наконец определилась, — …туда!

Ошарашенный сержант беспрекословно пошел следом. Шум, гам, маленькие дети…

Дети! До этого детей он видел только в том наземном поселке. На станциях — нет, никогда. Подростков видел, а малышей — нет. Правда, он и не присматривался, но уж этих шумных и непоседливых созданий по меньшей мере было бы слышно. Эта мысль мелькнула было, но быстро скрылась на задворках сознания, уступив место более насущным делам.

— Вот, Скай. Это новый пришедший. Инспектор. — Сайна остановилась перед невзрачного вида старичком, которого окружали несколько крепких мужчин. — Введи в курс дела и приставь к работе. А я пошла! Не люблю суету!

Кошка развернулась и резво ретировалась к выходу, с нечеловеческой ловкостью уворачиваясь от пытавшихся прицепиться к ней детей. Сержант только бестолково проводил ее взглядом.

Старичок сильно дернул Кота за рукав, заставив присесть рядом.

— Ну что ж, новенький. Доброго тебе времени. Давай, что ли, знакомиться. Как меня зовут ты уже знаешь, а ты кто таков? — спросил он.

— А? Что? — опомнился сержант.

— Зовут тебя как, дурень! — ухмыльнулся один из здоровяков. — Или совсем ушибся? Язык человеческий понимать перестал?

— Тихо! — нахмурился старик, и здоровяк тотчас умолк. — Ну так как звать тебя? Вижу, комбезик-то у тебя флотский… М-м-м… Что там за нашивочки-то? А-а-а, сержант. Вояка, значит? Угораздило же тебя… Не молчи. Хоть позывной, что ли, скажи.

— Кот, — заторможено отозвался сержант.

— Сержант Кот? Га! — гоготнул здоровяк. — Это ты по адресу попал! Как раз к кошкам! Гы-ы-ы!

— Цыц, я сказал! — рассердился старик, всем корпусом повернувшись к веселившемуся. — Ты что-то забыл тут, Стил? Марш на участок! И Деора ко мне позови!

Заткнувшийся здоровяк, насупившись и метнув на сержанта злой взгляд, поднялся. Старичок, не обращая больше на него никакого внимания, продолжил рассматривать и расспрашивать Кота.

— Сержант Кот? Забавно, забавно, хм. — Судя по закатившимся глазам старик работал с базой данных. — Военных у нас еще не было. Хотя… Точно! Вот! Попал сюда как-то рядовой… Угу… — Глаза старика стали нормальными и он пристально посмотрел на собеседника. — Так каких войск ты сержант?

— Десант. Штурмовое подразделение, техническая поддержка. — Пришел в себя Кот.

— Технарь, значит! Хорошо! Что умеешь? Чем занимался? — продолжил он допрос.

— Может я просто доступ к учетке открою? — поинтересовался Кот.

— Давай! — обрадовался старик. — Люблю понятливых и беспроблемных! Лови запрос! Так… ага… Ого! Ну ты даешь, садж! Да мы все пробелы заполним! Это хорошо!

— Что хорошего? — мрачно поинтересовался Кот.

— Да все хорошо! — улыбнулся дед. — Смотрю, ты полностью в себя пришел. Это тоже хорошо! Ну, значит, слушай инструктаж. Внимательно слушай! — дождавшись утвердительного кивка, он продолжил. — Зовут меня Скай. Я — главный в человеческом секторе. Я распределяю на работы, ставлю задачи и распределяю блага, достающиеся нам от кошек. Меня слушаться беспрекословно, иначе, сам понимаешь… Понимаешь?

— Понимаю, — усмехнулся Кот. — Понимаю, что ничего не понимаю. Ты здесь главный — хорошо. Но что это за место? Как я сюда попал? Как отсюда выбраться? Можешь мне ответить?

— Ла-а-адно, — протянул старик. — Слушай. Здесь все построили Древние. Попал ты сюда тэп-площадкой. Не спрашивай, что это такое. Какое-то устройство, доступа к которому ни у кого из нас нет и принципа работы которого никто из нас не понимает. Хозяева всего этого — мррзины. По крайней мере, Контроль их поддерживает. Контроль, это здешний главный Искин. Про "выбраться отсюда" можешь забыть! Ты здесь, как и все остальные, до конца!

— Какого конца? — опешил Кот.

— До твоего конца. Ну, или до общего конца, — язвительно улыбнулся дед. — Что быстрее наступит!

— А что, есть предпосылки? — ухватился за несуразицу сержант.

— А как же! Сам подумай, сколько лет всему этому. — Скай плавно провел рукой вокруг себя. — И не просто много лет, а веков активного использования! У тебя пальцев не хватит, если сосчитать вздумаешь. Так что, если не станешь вкалывать, то… А если решишь навредить — сразу отдам тебя кошкам, без раздумий. У них разговор короткий. "В круг" — и все!

— Что за круг? — не понял Кот.

— Ты площадку, на которой появился, помнишь? — изогнул бровь старик. — Так вот есть круг такого же размера, на которых у кошаков выясняются противоречия. И наказываются провинившиеся. Наказание — по тяжести проступка. Либо легкая трепка, либо смерть. Так что выбирай сам!

— Я вообще ничего не понял! — тряхнул головой Кот.

— Ну, ничего, поймешь еще, — усмехнулся дед, прикрыв глаза. — Времени у тебя много. А если не дурак, то со временем и мое место занять сможешь. Я тут уже почти сотню годков руковожу, скоро уже на покой, чувствую.

— Звал, Скай? — бесцеремонно прервал старика седой мужчина. — Что надо?

— Деор? — встрепенулся старик. — Что ж ты так подкрадываешься? Ай-ай-ай, нехорошо! Вот, в твой отдел новичок. Технарь. Судя по учетке — твоя мечта! Хе-хе-хе.

— Сержант? — седой цепким взглядом окинул Кота. — Что умеешь? Дай учетку. — В очередной раз Кот открыл данные. — Хорошо. Работа для тебя есть. Есть что-то важное, Стил? Или новичок — это и есть то самое, ради чего ты оторвал меня от дел?

— Нет, Деор, только это. Необычный он, новичок-то! — блаженно улыбнулся дед… и резко

вскинул руку, предупредив этим поток ругами, явно готовый сорваться с губ Деора. — Контроль дал новичку статус "инспектор". Я не нашел такого в статусном перечне. Деор! — преобразившийся старик поднял горящие глаза на подчиненного, а голос его неожиданно зазвенел, как натянутая струна. — Твоя задача разобраться со статусом новичка. Определить навыки, возможности, системный доступ. Введешь его в курс дела. Доложишь, как сделаешь. Все. Исполнять!

И вновь преобразился. Снова перед ними сидел тихий, мирный и невзрачный дедок, щурившийся на ярком свету.

Деор молча стукнул кулаком в грудь и потащил за собой в очередной раз опешившего от таких превращений сержанта.


51

Вновь коридоры, вновь переходы, на этот раз ярко освещенные. Кот опомнился лишь в мастерской, куда привел его седой.

— Что, накрыло? — понимающе усмехнулся седой, всучив сержанту кружку с каким-то напитком и почти силой усадив того на какое-то подобие табурета. — А как ты думаешь, как бы он еще управлял всей этой немаленькой толпой?

— Что это было? — встряхнулся Кот.

— Да навык у него такой. — Махнул рукой седой. — Недаром Скай когда-то был главой целой ветви секты Ищущих. Давай, что ли, знакомиться. Я — Деор. В прошлом искатель. Мусорщик, как любят нас называть все остальные. Капитан, пилот, техник, монтажник… да много всего перечислять задумаешься. Имел свой корабль, водил конвои. Здесь оказался из-за любопытства. Сунулся не туда и не там… Надо было слить координаты одного местечка, продать их выгодно, а я, видишь, пожадничал. Сам исследовать полез. Ну а ты как здесь очутился? Давай уж, выкладывай. Нам еще долго вместе работать

— Я… Хм. — Покачал головой Кот. — Меня Кот зовут. Сержант десанта, техник поддержки штурмового подразделения. Здесь очутился… да сам не понимаю, как. Был в отпуске после одной заварушки. Чем-то обкололи, куда-то привели, в каком-то ритуале участвовать заставили. Очнулся уже здесь. Кошаки какой-то ритуал встречи, бой, забег к ИскИну… И вот я здесь.

— Ха! Да тут почти все так появились. Кроме уже здесь родившихся. — Усмехнулся Деор. — До какого круга продержался?

— Какой круг? А-а-а… Мррзины что-то вроде как "номер семь" говорили, — понял Кот.

— Так ты их понимаешь, что ли? — округил глаза Деор. — Вот это сюрприз!

— А что не так? — не понял Кот. — Ну, шипят немного, звуки изжевывают. Но в целом, вроде, понять их можно.

— Так они же на каком-то древнем языке говорят, а не на нашем общем! Наш язык лишь Встречающие учат, да Матери знают, потому что в прошлом тоже они тоже все Встречающими были! М-да, — пожевал губами Деор, — удивил ты меня, удивил… О! Да еще и шесть полных кругов выдержал! Это сейчас так десантуру готовят, что ли? Надо же, всего-то девять десятков прошло, а такие изменения!

— Нет, в общем-то, — пожал плечами Кот, — это у меня откуда-то из прошлого осталось.

— Ладно, с этим потом разберемся! — резко кивнул Деор. — Давай к более насущным вопросам. Твою учетку я уже видел. Впечатлен. А что из перечисленного ты умеешь? Или только базы залил, но еще не осваивал?

— Что-то освоено, что-то нет, — уклончиво ответил Кот. — Но что освоено, сам не знаю. Легко все дается. Надо лишь вдумчиво к работе подойти. Скажи лучше, что это за место. Скай-то толком и не рассказал ничего.

— То, что он главный, думаю, он тебе сразу заявил. — Ухмыльнулся Деор. — Главный — он, хозяева — мррзины, за всем наблюдает Контроль. Это он сказал? Так ведь?

— Да, — кивнул Кот.

— Ну, в общем, все так и есть. Остальное все уточнениями идет, — задумался Деор, в сомнении покачав головой, и вдруг махнул рукой. — Ладно! Когда еще время выпадет просто потрепаться, а не по работе говорить! Слушай! Здесь как бы два анклава получаются: наш, человеческий, и мррзиновский. Кошаков тысяч двести или двести пятьдесят, может даже чуть больше. Людей тысяч десять. Места вроде бы много, но контроль за рождаемостью строгий, свободно размножаться не дают. Мы здесь фактически в качестве обслуживающего персонала с урезанными правами, следим за тем, с чем мррзины в силу физиологии не справляются или справляются с трудом. Нейросети мало у кого, где-то у трети людей, кто техникой занимается. У Контроля вроде как есть запас сетей, но он их почти не ставит, бережет, видимо. Так что большая часть людей работает только руками. Кошакам же, сам знаешь, сети противопоказаны.

Деор прервался, шумно отхлебнув из своей кружки.

— Есть фермы, выращиваем растительность разную, там работают и люди, и кошаки. Есть биостанции, белковую пищу реплицируют, там только мы работаем. Есть обогатительный комбинат, производственная цепочка, ангары и ремонтные мастерские. Там на работах тоже мы, ну, и мррзины. Есть и корабли, внутрисистемные. Заточены именно под мррзинов. Они кудато летают, добывают руду, минералы, в общем все, что для производства нужно. Тут, Кот, целый мир! Станция просто огромнейшая! Правда, во множество помещений, а то и в целые сектора, доступа ни у кого нет. Считай, почти четверть объема недоступна. Потому и столь строгий контроль за рождаемостью.

— А что, новые жилые площади достроить не получается?

— Контроль не дает, — вздохнул Дeop. — Может тогда бы и не было такого напряжения между нами и мррзинами. Они ведь считают, что мы только зря пространство занимаем. Мол, большинство людей просто бесполезно, а поэтому и они не могут нормальные пары заводить. Ты, кстати, поаккуратней тут, пока не обвыкся! Если что-то не так скажешь или не то сделаешь, вполне можешь в круг попасть! У кошаков это просто. Они друг с другом дерутся так, что только шерсть и обрывки амуниции летят, ну и с нами многие не стараются сдержаться. Да что многие, людей-то в основном те вызывают, кто считает, что мы лишние. Поэтому в большинстве случаев для нас круг заканчивается смертью! Единственное, на что можно надеяться после вызова, так это на то, что Контроль остановит бой.

— Как же тогда вы тут живете?!

— Живем? — грустно усмехнулся Дeop. — Выживаем! Да и не "вы", а уже "мы". Ты уже здесь, а это навсегда.

— Ну уж нет! — не согласился Кот. — Я постараюсь выбраться!

— Ну-ну, старайся. Все мы, пришедшие, с этого начинали, но, как видишь, никто еще не ушел. Только ногами вперед. — Криво улыбнулся Дeop. — Ладно! Хватит о грустном! Давай-ка мы с тобой план работ составим, да и делом займемся. Надо посмотреть, на что ты годишься. Да и Контроль, хоть и не вмешивается особо, но с неприязнью относится к тем, кто ничем не занимается. Лентяи как-то очень быстро в кругу оказываются… до конца! Возможно, именно так он и помогает регулировать численность населения. Он да еще и жуки. Хотя жуки в основном кошаков прореживают, нас на отбой почти никогда не берут. Слабые мы и бесполезные в ближнем бою.


52

Mppгaрх крался.

Хоть он родился и вырос на корабле, но и в лесах этой планеты он чувствовал себя как дома! Крупных хищников давно повывели, поэтому соперников ему не было.

— Пик! — коротко, еле слышно, пискнул планшет.

Короткий взгляд на зеленоватый экран заставил кота замереть. Маячок был уже совсем близко. Где-то здесь прятался флаер, на котором прилетели те двое уродов. Ну а как еще назвать тех, кто похищает своих же собратьев?

Мягкое касание запустило пaccивный сканер, не обнаруживший поблизости ни одной активной системы. Мррзин встряхнулся. Лишних звуков не было, все снаряжение сидело, как влитое.

Десяток минут поисков — и вот он, запрятанный в тени деревьев флаер! Силовая установка заглушена, в системах ни эрга. Даже если эту машинку стали бы целенаправленно искать, она ничем не отличалась бы, скажем, от обычного обломка, которых в окрестных лесах скопилось великое множество. Все же люди долго хозяйничают на этой планете! Хоть и не освоили еще даже десятой части поверхности.

Планшет снова пикнул. Mppгaрх, вздрогнув, придавил его лапой, нажав на клавишу отключения. Ошибка. Хорошо, что никого рядом не было! Ну, не тень он, не тень! Его готовили как бойца, а не как тихого убийцу!

Кошак раздраженно клацнул зубами. Уже почти декаду он искал того странного человека, который случайно сумел активировать привязку, и из этой декады два последних дня он пробирался лесами, преследуя подозреваемых. Темные бы забрали этих двух, улетевших настолько далеко! И Темные бы забрали тех, кто ради экономии убрал из людских машин ручное управление, оставив только нейросетевое! И Темные бы забрали этого надутого сноба, в данный момент владевшего его контрактом, который до сих пор валялся в медицинском центре и даже не подумал, что его телохранителю потребно что-то еще кроме питания и места для ночевки! Темные бы забрали их всех!!!

Mppгaрх замер, успокаиваясь и сменив направление мыслей. Привязка.

О-о-о, привязка! Редкая вещь, редкая! Мррзин и человек разумами как бы сливаются в одно целое… непередаваемое ощущение! А расширение сознания, после соответствующей тренировки превращающее связку во всезнающего и всеобъемлющего суперискина, что позволяет эффективно руководить действиями по меньшей мере целого крыла? А ведь это сразу выводит мррзина-счастливца на самую верхушку запутанной пирамиды власти! Один шанс на миллион найти подобного "твинка", а может еще и меньше. За последние сто лет только трое смогли найти того, кто оказался в состоянии… Тс-с-с! Голоса! Ровное течение мыслей было потревожено.

— Давай, не ленись! — прорычал чей-то голос из открывшегося в цельном, вроде бы куске скалы, зева тоннеля. — Ты сегодня на вахте, вот и тащи!

— Вахта осталась в прошлом! — ответил еще кто-то. — Помогай давай, начальник, в звезду!

— Да не развернемся мы тут вдвоем! Узко очень! Вытаскивай его наружу, а там уж и я подключусь!

— Да как я его вытащу? Видишь, зацепился!

— Да дерни посильнее! Этому мясу уже все равно, как его тащить будут! Не тормози! — гневно зарычал первый.

— Да тьфу ты, Xшары! Опять капает! Послушался, в звезду, начальничка! — сварливо заворчал второй. — Флаер мне ты сам отмывать будешь!

— Да чему там капать-то? Чему капать? Прожарен весь до хрустящей корочки!

— А я откуда знаю? Капает ведь!

Голоса, гулким эхом раздававшиеся из тоннеля, приблизились. Наконец в лучах светила оказались двое, один из которых тащил изломанное тело третьего.

— Фу-у-ух… выбрались! Открывай свою развалюху, грузить будем! — проворчал один.

— Развалюха твоя задница! — рявкнул другой. — Этот флаер лучшее, что есть, по соотношению цена-качество-живучесть!

— Да открывай ты уже! Тьфу! Скрытый дек открывай! Что ж ты общий грузовой-то распахнул! Хочешь, чтобы нас прихватили?

Судя по всему, эти двое знали друг друга очень давно, и препирались больше по привычке.

— Ладно, ладно, — примиряюще буркнул один из них, сбросив обороты. — Ошибся, бывает. Замотал уже этот… заказчик, в звезду его! Что с ним случилось, что он как поджаренный носится?

— Да, видишь, случилось что-то. Как тот, упертый, вместо ожидаемой прожарки улетел куда-то, так, видишь, и Первого поджарило! — проворчал другой, утрамбовывая безжизненное тело. — Что делать-то будем, а, Сенек? Он ведь еще одного требует.

— Да не знаю я, Темка, не знаю! Первый-то требует, но ведь опасно уже! Ему-то что, он высоко сидит! А нам, в случае чего, главным калибром прилетит, — отозвался первый.

— С одной стороны да, опасно. — Темка закрыл нишу и пустился в рассуждения. — Ага. Как с цепи все сорвались. А с другой стороны, даже проще, ведь полная неразбериха кругом творится! И еще одно тело просто пойдет в довесок к другим. Их, кстати, что-то очень уж много.

— Не говори, — покачал головой Сенек. — Мрут как насекомые. Слышал, вчера еще и малое корыто гробанулось. Пять десятков уже почти с орбиты обратно на шарик посыпались.

— Еще пять десятков? — удивился Темка. — Не, не слышал. Получается… получается… это что, почти сотня? За декаду? У нас?

— Угу, — буркнул Сенек, — у нас. То они, понимаешь, нажрутся чего-то и травятся до смерти, то тупо тонут, то блок управления прогулочный катер прямиком в тайфун уводит. Что-то не то, дружище, происходит. Что-то не то.

— М-да, — поджал губы Темка, — ты прав. Стремно очень. Действительно на ушах все стоят. И ведь Первому же не объяснишь… Требует!

— Ладно, — махнул рукой Сенек, — погнали. Сбросим бедолагу у прибоя и еще одного выловим. Уже все равно кого. Да и Первый так же сказал — любого, для проверки.

— Знаешь… я, пожалуй, завяжу. Еще раз — и завяжу. Надо отсюда ноги уносить. Засветился, думаю, Первый. Совсем страх потерял. Да, решено! Еще..

Голоса приглушились закрывшейся дверкой кабины, а после и вообще пропали в тонком свисте прогреваемых движков. Шаттл завис, выполз из-под деревьев и устремился в небо.

Mppгaрх кинул взгляд на экран и расслабился. Активных систем слежения не обнаружено, датчиков движения не обнаружено, систем противодействия не обнаружено.

Что ж, надо проверить, откуда вышли эти двое! А потом можно и подождать, пока эти двое не вернутся. А там уж и спросить, куда делся тот человек… сержант. Сержант Кот. И если с ним что-то случилось, то они ответят!

Кошак злобно ощерился. Они все ответят!


53

— Клац! Клац! — стучали детали, раскладываемые прямо на полу. — Bз-з! Bз-з-з! — взвизгивал привод, раскручивавший резьбовые соединения.

— А у шамана три руки… м-м-м… — еле слышно напевал Кот, проводящий частичную разборку узла.

— А что ты сейчас делаешь? — поинтересовался детский голос.

— А? — вынырнул из своих мыслей сержант. — Да, сейчас я провожу частичную разборку узла зарядки. Вспоминайте, чему я вас учу! Даже если на первый взгляд все в порядке, все равно разбирайте и осматривайте. Лично осматривайте! Вот я и разбираю. Подождите еще минут десять, потом сами посмотрите.

Кот неуклюже топтался в обвесе, чем-то напоминающем раскуроченный, без внешней обшивки, инженерный скаф Федерации. Неуклюже потому, что обвес был разработан явно не под человека. Скорее… Скорее под мррзинов с их несколько субтильным телосложением! Вот подростку было бы комфортно, а сержанту приходилось горбиться и сжиматься, втискиваясь в неудобный открытый сервомеханизм.

— Так! Не балуйтесь! Смотрите внимательней! — чуть повысил голос Кот. — Обратно собирать будет кто-то из вас! Только под руку не лезьте.

Дети и подростки, обступившие его со всех сторон, притихли. Почему так получилось, что сержант смог сойтись именно с детьми, не знал и он сам. Сначала им было интересно, что это за новый человек, что это за пришедший, которого привела дочь Матери, и они следили за ним целой стайкой, а потом… А потом они подружились. Что они нашли во внешне хмуром и неразговорчивом сержанте, понять никто не мог. Может, то, что он не прогонял их и объяснял свои действия, общаясь, как с маленькими, но все же равными? Ведь взрослые зачастую просто прогоняли ребятню, не вдаваясь в объяснения. Или то, что он перекрыл несколько "щелей" и остановил набеги котят мррзинов, пробиравшихся в жилой сектор людей и устраивавших "охоту за мягкокожими"? Или что-то еще? Неважно. Так что теперь Кот работал в окружении целой стайки детей и подростков, заодно и обучая их.

— У шамана три руки… сад в рубиновых лучах… м-м-м… — между тем напевал сержант. — Вот. Смотрите! — он выбрался из неудобной тесноты обвеса. — Мы нашли причину.

Кот держал в руках небольшую деталь, предлагая рассмотреть ее всем интересующимся.

— Что у нас было, а? Сервы-уборщики давно уже приходили с неполным зарядом. Энергия быстро заканчивалась… Да что я рассказываю! Вы же сами просили помочь потому, что вынуждены заниматься уборкой! Ну, вот я и помог. Смотрите. Небольшая защелка… просто маленький кусочек металла. Кто-то когда-то ошибся, взяв не тот материал, и защелка просто немного стерлась. И смотрите, что получилось, при половинном заряде проверяется работоспособность серва, он включает механизм подачи и… И что?

— Выпадает? — несмело предположил кто-то

— Правильно! — обрадовался Кот. — Выпадает! Включается основной блок и серв отправляется на свое рабочее место! И что получается? Зарядник работает штатно, серв работает штатно, проверка батарей показывает, что ресурс не выработан, но вам приходится тратить свое время, чтобы выполнять уборку вместо железяки, вечно убегающей подзарядиться. Но мы сейчас пойдем к Шайсу и попросим его изготовить точно такую же штуковину, но из самого износостойкого композита, который у него есть. Или, может быть, сходите сами? У вас получится и лучше, и быстрее.

Самый нетерпеливый выхватил у него деталь и вся стайка умчалась.

— Я! Дай мне! Отдай! — слышались голоса

— Дети… — с улыбкой произнес сержант, глядя им вслед.

— Интересный подход, — мурлыкнули из темного угла.

— Сайна? — повернулся на голос Кот. — Ты что тут делаешь?

— А что, нельзя уже? — прищурилась кошка. — Не нравится моя компания? Или тебе надоело рассказывать про тот мир, из которого ты к нам пришел?

— Да нет… мне-то не надоело, да и рассказывать почти что нечего. Служба, бои… ничего особенного! — замялся Кот, присев на корточки и привалившись спиной к стене. — У тебя самой проблемы не возникнут? Мррзины же не особо-то с людьми общаются.

— Вот еще! — раздраженно дернула усами кошка. — Я Встречающая! Это моя работа! Я же должна знать, с кем мне может довестись столкнуться! Тем более что Мать совсем не против.

— Ну, ладно, — сдался Кот. — Что тебе еще рассказать? Думаю, где-то час у нас есть.

— Расскажи про рабство! — кошка плюхнулась рядом и с интересом навострила уши. — Ты как-то упомянул, что был рабом… Как это получилось?

— Вот же… — поморщился сержант. — Да я сам толком не помню. Точнее, почти ничего не помню! Какие-то обрывки.

— Вот и рассказывай то, что помнишы Мне же интересно! — кошка поерзала, устраиваясь поудобней. — А я тебе помогу вспомнить. Попробую помочь. Мать интересный способ рассказала, надо попробовать.

— Ладно, слушай. Очнулся я привязанным к столу.

Отчего-то сержанту нравилось присутствие этой непоседливой и любопытной мохнатой егозы. Не было внутреннего сопротивления, мешающего вспоминать и рассказывать былое. Да и, если уж быть откровенным, из всех, кого он тут встретил, только Сайна была почти что другом. Кошка же придвинулась ближе, прижавшись теплым боком, навострив уши и еле слышно мурлыкая. Ей самой нравились эдакие "посиделки"! Это "мрр-хр… мрр-хр.." вгоняло в транс.

Сержант, вспоминая и рассказывая, совершенно не осознавая, что делает, положил руку кошке на загривок и почесал за ушами. "Мрр-хр.." зазвучало интенсивней. Кот все рассказывал и рассказывал, практически проваливаясь в мягкую полудрему.

— А почему ты говоришь, что ничего не помнишь? — вдруг спросила Сайна. — Ты ведь все прекрасно можешь вспомнить. Может быть ты просто этого не хочешь?

— Может быть и так, — не стал отрицать Кот. — Просто все как в тумане.

— Может ты боишься, что раньше было еще хуже, чем ты помнишь? — уточнила кошка.

— Возможно, — согласился Кот. — То, что ты не помнишь, не приносит тебе страданий. Может быть и так, что раньше было все намного хуже.

— М-м-м… не знаю, — протянула Сайна. — Вот я вижу каких-то Профа, Киса… Это кто?

— Проф и Кис? Это… м-м-м… Искины, такие же, как ваш Контроль, — отмахнулся Кот. — Отличные ребята. Проф, правда, странноват, а вот Кис, это фактически мой двойник. Я сдуру слился сознанием с местным Искином, вот и получился цифровой слепок. Еле-еле меня потом откачали! Конечно, было еще много разных факторов…

— А еще ты хочешь уйти. Тебе у нас не нравится… — грустно констатировала кошка. — А в закрытые сектора ты не попадешь, даже через служебные переходы или вентиляцию. Туда никому хода нет, Контроль никого не пускает и строго за этим следит. И да, с оружием тебе тренироваться надо бы чаще и серьезнее. Тренировки с людьми только портят, ты уже перерос их уровень. Столько всего интересного…

— А твоей Матери надо бы больше уделять внимания усилению ваших конкурентов, иначе может стать плохо. А я должен вернуться. Должен! У меня новое назначение, и отпуск заканчивается. Надо добить контракт и попытаться найти… Стой! Сайна! Ты что же, копаешься в моей памяти?!

— Ты сидишь в моей голове?! — одновременно воскликнула кошка.

Кот, выпав из транса, резко открыл глаза. Рядом с ним с ошарашенным выражением на морде сидела Сайна. Шерсть кошки медленно вставала дыбом, уши прижались к голове, из горла вырывалось угрожающее рычание. Сержант медленно убрал руку, лежавшую на ее загривке, и напрягся, ожидая нападения. Молниеносным движением Сайна отскочила и застыла, нагнув голову и яростно шипя. Шерсть ее стояла дыбом, хвост нервно дергался из стороны в сторону.

— Тихо-тихо-тихо, — приговаривал сержант, медленно поднимаясь.

В коридоре раздался гомон. Видимо истершаяся деталь уже была сделана, и дети, вопя, возвращались обратно.

— Надо… рассказать Матери. — Сайна, справившись с собой, медленно, короткими шажками, отходила назад, пока не скрылась в полумраке перехода.

Кот только вздохнул. Опять все пошло не так. Каким образом кошка проникла в его память? Странно, совсем как тот кошак у медицинского центра! Да еще и Кисс Профом… Хм… надо же… Искины…

Кот ожесточенно помогал головой, отгоняя лишние мысли. Сейчас надо было помочь детям правильно собрать зарядную станцию и отправить их обратно в жилой сектор, а уж потом, в тишине, спокойно поразмышлять. Все равно гомонящая толпа маленьких людей не даст сейчас собраться с мыслями.


54

Из тяжелых раздумий сержанта вырвала соткавшаяся почти перед самым его носом голограмма.

— О чем размышляешь, сержантик? — раздался язвительный голос. — Неужели о том, как пробраться в закрытую часть? Я видел все твои приготовления! Или ты думал, что я ничего не замечу?

— Контроль? — повернул голову Кот. — С чего такая честь? Несколько дней назад ты отказался отвечать на мои вопросы, сославшись на массу неотложных дел и невозможность выделения системных ресурсов для общения. А сейчас явился сам. Ресурсы появились?

— Выделил, — кратко ответил ИскИн, и потребовал. — Скажи мне, откуда у тебя этот код? Ты знаешь, что он не использовался очень и очень долго?

— Не использовался? Даже так? — иронично усмехнулся Кот. — А откуда он… Так я не помню. Я многого не помню из прошлой жизни

— Не помнишь? — голограмма ИскИна прошлась, заложив руки за спину. — Почему не помнишь?

— Почему не помню? — снова усмехнулся Кот. — Потому, что не помню.

— Знаешь, — голограмма резко развернулась, — я получил ответ на мой запрос. Я могу открыть его, а могу и не открывать. Могу просто переместить его в список отложенных дел, которых у меня уже сотни тысяч. Статус позволяет. Это просто ответ на мой запрос. Если ты не уверен, то я его и не открою

— В чем я должен быть уверен? — пожал плечами Кот. — Не хочешь — не вскрывай.

— Открой мне свою память еще раз, — потребовал ИскИн. — Дай полный доступ.

— Зачем это тебе? — прищурился Кот. — Еще недавно ты меня даже не замечал.

— Я постоянно наблюдал за тобой. Ты сумел меня заинтересовать. Я должен разобраться! Открой память. Не противься моей воле! Я ведь могу уничтожить тебя прямо сейчас!

— Знаешь, ты не похож на те ИскИны, с которыми я сталкивался. — Кот упрямо сжал кулаки. — Я даже подозреваю, что за этой голограммой скрывается живой человек, только прикрывающийся именем "контроль"

— Живой? — усмехнулась голограмма. — Можно и так сказать. Что ты знаешь о цифровых копиях?

— Ничего. Эм-м-м… Почти ничего, — озадаченно ответил Кот.

Странно. Оцифровка. В разбуженных Сайной воспоминаниях вроде бы тоже было что-то такое… Что-то, что пока еще не отложилось в голове и воспринималось как нечто чуждое.

— Давай договоримся. Я дам тебе информацию, а взамен ты позволишь мне найти в твоей голове то, что меня интересует.

— Не согласен. — Качнул головой Кот. — Взамен ты позволишь мне убраться отсюда!

— Убраться? — прищурилась голограмма. — Как ты себе это представляешь?

— Пока что никак. — Помрачнел Кот. — Но возможность есть. Я это… чувствую!

— Интересно, — задумалась голограмма. — Хм… Договорилисы — и протянула Коту виртуальную руку!

Сержант, не задумываясь, попытался ее пожать, и, естественно, ничего у него не получилось. Вместо рукопожатия, скрепляющего договор, он едва удержал равновесие, когда его рука свободно прошла через проекцию.

— Интересная реакция. Ха-ха-ха-ха! — голограмма рассмеялась, запрокинув голову. — Договор заключен! Пожалуй, информацию по оцифровке я тебе тоже дам. Пойдем!

Следуя за указателем, сержант вскоре оказался на "закрытой территории" в настоящей лаборатории, где рядом с капсулой без крышки его уже поджидал ИскИн.

— Долго ты ходишь, медленно, — покачала головой голограмма. — Давай, тебе сюда. Или ты думаешь, что я псион и могу залезть в твою голову силой мысли? — видя, как замешкался Кот, объяснился Искин. — Лезь.

Улегшись и дождавшись, пока к черепу присосется множество датчиков, Кот согласился на входящее соединение, разрешая доступ ко всем своим внутренним ресурсам и… провалился в темноту.


55

Тонкий свист двигателей приближающегося шаттла заставил Мрргарха замереть, спрятавшись среди густой листвы. Похоже, его предположения оправдались, и эта пара похитителей по возвращении ставила свою посудину на одно и то же место. Полностью привычное место.

"Сколько же раз они сюда прилетали?" — мелькнула мысль, которую мррзин сразу же отогнал.

Аппарат, втиснувшись меж стволов, тяжело качнулся, опустившись на землю.

— Давай, выгружаемся! — послышался голос в проеме открывшейся дверцы. — Ты мясо-то не угробил, летун? Зачем так гнал? Тебе ж сказано было — Первый все на завтра отложил!

— То назначил, то отложил… А сейчас вдруг возьмет, и снова перенесет! — ворчливо отозвался второй. — Ничего с ним не случилось. Биометрика показывает, что вполне себе жив. А что не совсем здоров, так оклемается еще! И вот сотню тебе процентов, что этот не будет таким живчиком, как тот!

— Это да! — пропыхтел, вылезая, первый. — Тот нам кровь попортил, да и сейчас все еще последствия расхлебываем. Давай выгружать, что ли? Чего тянуть, раз уж прилетели? Ты, кстати, распоряжения оставить не забыл? А то я прошлый раз что-то закрутился, зарапортовался — и не оставил. Так чуть было лицензии не лишили! Жратва, вода… почти все закончилось. Постояльцев кормить нечем стало!

— Не забыл. Я, знаешь ли, со своего отеля еще неплохую сумму получить планирую! — усмехнулся второй.

— Так мы ж… валить собрались! — замер первый.

— А ты что, просто бросить все решил? — выпрямился второй. — Ой дура-а-ак, Темка, ой, дураа-ак. Продаем как положено! Цена — в кредитах! Торгуемся так, чтобы Спящим тошно стало! Только в этом случае на нас даже тень не упадет! Если все просто бросим — сразу под подозрением окажемся.

— А-а-а… ну да. Прав ты, Сенек. Полностью прав

— Еще бы! — снова усмехнулся второй. — Кстати, из-за этой дурости мой отель обогнал твой в общем рейтинге! Отстал ты, дружище, по всем пунктам!

— Ну и Xшары с тобой! Дыролов, — выругался первый. — Выгружай этого. Закроем в камере, пока никого еще нет!

Никого нет! Эта фраза послужила пусковой кнопкой для замершего мррзина. Прорвав листву, он мягко приземлился между людьми и яростно заработал когтями. Раз, два, три, четыре — и оба человека, выронив так и не выхваченное до конца оружие, валятся беспомощными куклами, орущими и зажимающими рваные, но не слишком опасные раны. Им, готовым причинять, но не готовым переносить боль, хватило всего по паре ударов.

— Хp-p-p-c-c-c! — выдохнул-рыкнул мррзин. — Молчш-ш-а-ать!

Заставив похитителей заткнуться, Mppгaрх демонстративно, один за другим, выпустил когти на лапе.

— Человек! Военный! Серш-ш-шант! Пр-р-ропал декаду назад! Вы мне о нем рас-сш-ш-ш-шкаш-ш-шете! Тогда будете ж-ш-ш-шить! — угрожающе прошипел он.

— Мы ничего не знаем!

— Про живчика?

Голоса раздались одновременно. Мррзин удовлетворенно кивнул.

— Ой, дурак ты, Темка. Ой, идио-о-от, — простонал Сенек, заливая свои раны пеной из баллончика. — Как был туполобым, так и остался…

— Отдай ему, — мррзин пнул Сенека, махнув лапой на Темку. — Он мне важнее. А ты… — мгновенно выпущенный коготь оказался около дрожащей на шее жилки. — Ты мне не нужен!

— И кто из нас идиот? — не глядя на замершего друга буркнул Темка, принявшийся за обработку собственных ран. — Ты сейчас сдохнешь, а я еще поживу!

— Нет! Вы нужны мне оба! — решил мррзин, убрав коготь. — Если один что-то забудет, у меня останется второй. А чтобы вы поняли, что запираться бес-с-сполезно…

Когти вновь показались наружу, и через несколько мгновений поляна огласилась дикими криками. Кошак прекрасно знал, куда и как бить, чтобы, не убивая и не калеча, доставить максимум боли.


56

— Пациент в сознании. — Сквозь туман пробился чей-то голос. — Статус — норма.

Кот открыл глаза. Вокруг него плотной стеной стояли мррзины, а сам он лежал на ложе медсерва, в этот момент убиравшего манипулятор от его тела.

— Что произошло, человек инспектор? — шагнула вперед кошка.

— Что? Что такое? — закрутил головой Кот.

— Я… хррр… я спр-р-рашиваю у тебя! — зарычала кошка, в которой сержант с удивлением опознал Мать Хранительницу. — Что! Тут! Пр-р-роизош-ш-шло!

— Я… не знаю… — пробормотал Кот. — А в чем дело?

— Контроль не выходит на связь. Рассогласование межсекторных и переходных шлюзов. Сервы не слушаются приказов. Наша жизнь замирает! — кошка взяла себя в руки. — Мы пришли за медсервом, который привел нас сюда! Сюда! В то место, двери в которое были всегда закрыты! Поэтому я снова у тебя спрашиваю, человек инспектор, что тут происходит?!

— Не знаю! — уже осознанно ушел в отказ Кот.

— Мать! Мы слишком долго терпели этих мягкокожих! — раздался рык. — Мы, тысячи лет верные древним заветам, делили свое жизненное пространство с людьми! Они всегда делали так, как хотели, и не думали о последствиях! Даже этот вот… Этот! Проник в закрытую часть! Может поэтому Контроль отключился? Мать! Заветы древних нам не помогают! Контроль, следивший за всем, больше не с нами! Пора избавиться и от этих никчемных созданий!

Толпа мррзинов, рассекаемая как ледоколом, раздалась в стороны. Острием клина, разгонявшего соплеменников, выступали три воина, расталкивавшие всех подряд, а вслед за ними шел Харам. Тот самый, который едва не прирезал сержанта на тэп-площадке!

— Харам! — зашипела Мать. — Только Заветы позволили нам выжить.

— Выжить, мать! — грубо прервал ее воин. — Ты права — выжить! Всего лишь — выжить! Древние, оставившие нам эти заветы, разделили нас на две части! Скажи, чем занимались Матери все это время? Да я и сам могу это сказать! Они занимаются селекцией нашего народа! И все равно ущербных становится все больше и больше, а нас, нормальных, все меньше и меньше! Этого хотели Древние?!

Харам выделялся на фоне большинства соплеменников. Он был выше, крупнее, сильнее. Похоже, он и сам был результатом подобной селекции.

— Харам! Ты слишком смел! Ты говоришь за себя? — шерсть Матери встала дыбом, уши прижались. — Или ты говоришь за весь свой клан? Кто стоит за тобой? Кто внушил тебе эти мысли?

— Зачем специально внушать молодым воинам, надежде и будущему нашего народа, то, что всем давно уже очевидно? — раздался спокойный голос, и из-за спин бойцов вышел старый толстый кошак. — Мать, Харам говорит за всех нас, за весь наш род. Ты теряешь разум, стремясь защитить давно устаревшие Заветы, которые ничего не дали нашему народу!

— Ты! Хрш-ш-ша! — еще сильнее зашипела Мать. — Шарру, это дело твоих интриг.

— Я?! — показательно удивился кошак. — Нет, что ть! Я всего лишь старый наставник, потерявший свою молодость и красоту в боях, на которые нас обрекли эти твои Заветы!

Кошак повел телом из стороны в сторону, покрутился на месте. Хвоста у него не было.

— Старый, бесхвостых харш-ш-ш! — взъярилась Мать.

— Может, и старый. Может, и бесхвостый. — Ощерился кошак. — Но я давно предсказывал, что Контроль уже стар и должен покинуть нас! А без него ты слаба, Мать. Заветы привели к тому, что вокруг тебя остались лишь старики, а ты держалась только за счет благорасположения Контроля! Где сейчас воины твоего клана? Где гордость Тигровых? Ты положила их всех, отправляя в бессмысленные атаки на жуков!

— Мои лучшие воины вели всех вперед, отстаивая саму нашу жизнь!

— И умерли. — Кивнул кошак. — Умерли! И не только они! Цвет и гордость народа гибнет в этих боях! И в то же время ты отказываешь многим из нас! — кошак плавно обвел лапой собравшуюся толпу. — Многим! Они не могут завести пару и сделать потомство! Почему? Потому, что в боях гибнут и коты и кошки, и ты просто не даешь разрешения сплести близкие нити в одну! Я же предлагаю закончить отбор! Пусть все заводят себе любую пару, а сильнейшие — хоть целый прайд! Не все рождающиеся котята будут ущербны! Все это знают.

Судя по всему, слова кошака упали в благодатную почву. Мррзины заволновались:

— А защищаемые тобой люди… они только занимают то жизненное пространство, которое могла бы занять наша молодежь.

— Заветы… — возвысила голос Мать.

— Заветы ложны! — оборвал ее Шарру. — А ты, поддерживающая ложный порядок, действительно безумна! Не согласна? Тогда решим вопрос по нашему обычаю. В кругу! В полном кругу! Ты утверждаешь, что люди нужны? Пусть они докажут это в смертельном бою! Из всех людей, кого мы знаем, из всех, кто давно живет в нашем доме — никто! Слышишь, никто! Никто не может продержаться против нашего воина и минуты! Кроме этого странного пришедшего! Я знаю, он продержался семь кругов сразу после переноса! Я думаю, он сильнейший боец из людей и будет справедливо назначить Защитником именно его! Защитником людей, из которых мы оставим только лишь лучших! Только тех, кто действительно приносит нам пользу!

Шарру искусно формировал мнение окружающих, заранее вбрасывая в толпу свои мысли, которые потом привыкшие к ним разумные выдадут за свои собственные. Он как свершившийся факт оглашал то, что должно будет случиться после поединка. А уж в своем бойце он был уверен!

— Ты пользуешься отсутствием Контроля! — зло прошипела Мать

— Контроля? — радостно оскалился кошак. — Этого мертвого надзирателя? Его нет с нами! И больше никогда не будет. Никто не сможет помешать нам жить так, как мы хотим! Я предлагаю честный бой! Лучший боец людей, человек инспектор, против нашего бойца — Харама! Лучшего из оставшихся, ведь самые лучшие, наше будущее, несут сейчас стражу на дальних рубежах, готовые отдать свою жизнь ради твоих заблуждений, Мать! — кошак обвиняюще ткнул лапой в сторону кошки.

Роптание собравшихся заглушило ответные слова Матери Хранительницы.

— В круг! — заголосил старый кошак, с трудом перекрыв возникший гул. — Я требую! Пусть бойцы используют все, что им доступно! Мой народ! Вы согласны?! В зал! Все в зал!

Мррзины споро ринулись куда-то в переходы. Сержанта тащили с собой подчиненные старого кошака. Всего несколько минут бега, и все оказались в большом зале… ангаре! В ангаре на территории мррзинов! Кошаки принялись очищать свободное пространство. Судя по всему, со старым кошаком и его подручными согласны были не все, но разрозненные протесты были быстро задавлены!

Мохнатых тел становилось все больше и больше. Среди них мелькали и человеческие фигуры. Разумные густо усыпали все огромное пространство, и подручным подстрекателя с каждым мгновением становилось все труднее поддерживать периметр свободного пространства.

— Шире! Шире! — надрывался Шарру. — Дайте место! Дайте то пространство, куда сможет отступить этот никчемный человек, Защитник таких же никчемных людей! Пусть никто не сможет потом сказать, что мы не дали места, не оставили шанса или не предоставили возможность! Шире-е-е!!!

Круг хоть и медленно, но раздавался все шире. Рядом с сержантом оказалась Сайна.

— Прощай, мой первый и последний Пришедший. — Еле слышно мяукнула она. — Мать почти полностью потеряла власть. Думаю, сразу после боя ее сместят. А я уйду к жукам в первой волне. Шарру не допустит уже имеющейся конкурентки для выбранной им новой Матери.

— Полный круг! — между тем ревели бойцы Шарру, отталкивая нерасторопных. — Круг!!!

— Дайте оружие человеку! — приказал старый мррзин, едва площадка была сформирована, и в руке Кота оказался легкий синеватый клинок. — Человек инспектор! Ты выбран Защитником своего народа и существующего порядка! Бой до смерти! Бойцы имеют право использовать все, что им доступно! Умри же с честью! Бой!!!

Сержанта резким тычком отправили на эту своеобразную арену. Харам, красуясь, медленно пошел вперед, крутя замысловатые фигуры и перетекая с места на место.

— Контроль? — позвал Кот.

Искин не отзывался.

— Что ж! Покажем мохнатым, что могут люди! — Кот сделал несколько пробных замахов.

Оружие было непривычно. Движения выходили неуклюжими и неуверенными. Конечно, без должной тренировки-то…

Неуверенность почувствовали. Кошаки, скалясь, выражали свое неодобрение рычанием и громким ором. Присутствующие люди же горестно взвыли. Не все правда… далеко не все.

— Xшары! — выругался Кот, отпрыгивая назад после первого же столкновения.

Харам явно работал вполсилы, а то и слабее, но и этого хватило ему, чтобы заблокировать клинок и располосовать грудь человека когтями. Всех умений сержанта хватало лишь на то, чтобы кое-как блокировать оружие мррзина. Слева, слева, снизу, блок. Слева, справа, блок, снизу, сверху, слева, уворот. Звенели клинки, а Кот покрывался все новыми и новыми порезами. Каждая попытка увернуться заканчивалась для него все новыми и новыми глубокими кровоточащими царапинами. Кошак мастерски пользовался клинком и когтями, играя с человеком как с добычей, позволяя огрызаться, но не давая и шанса достать себя острой полоской стали. И не ранил глубоко, чтобы сержант не истек кровью раньше времени. Харам показывал всем полнейшую несостоятельность "лучшего бойца людей".

Слева, слева, снизу… Постепенно Кот растратил всю ярость и теперь лишь отмахивался, постепенно входя в транс полнейшего безразличия.

— Бойцы могут использовать все, что им доступно… — вспомнилось напутствие Шарру перед боем.

Его противник вовсю использовал когти, оружие, данное ему природой. А Коту… Коту использовать было нечего, кроме разве что… Да! Сервы!

Погибать не хотелось. Тело и мозг стали действовать сами по себе, почти без участия сознания. Периодически в радиусе действия импланта появлялись механизмы, без проблем допускавшие человека к управлению самими собой, и Кот, временно получавший еще одно, а то и несколько дополнительных тел, без раздумий кидал их на мррзина, получая драгоценные мгновения передышки! Он даже перестал понимать, кого именно бросает в бой. Ремонтник? И ремонтника! Уборщик? И его тоже! Идентификаторы техники просто мелькали мимо сознания.

В конце концов то ли кошак начал уставать, то ли еще что-то, но новые болезненные порезы все реже и реже стали появляться на теле Кота. Вот настал момент, когда сержант с отстраненным удивлением понял, что и сам попал по неуловимому прежде противнику! Один раз… другой… третий… Кошак становился все медленней и медленней, пока, наконец, не остановился совсем. Удивление выбило сержанта из транса.

Прямо перед ним, воя и корчась, лежал Харам, придавленный всей массой сыплющего искрами большого серва. Острая полоса стали в руке Кота летела прямо в голову обездвиженного мррзина… Удар он сдерживать не стал, оборвав жизнь кошака. Одновременно на сержанта навалилась вся накопившаяся усталость и боль от полученных ран и он сам упал без памяти среди обломков многочисленных сервомеханизмов, в труху покрошенных противником.

Потрясенное молчание кошаков и людей, жавшихся почти по стенам огромного ангара, разорвал резкий баззер тревоги, периодически заглушающий голос наконец-то очнувшегося Контроля.

— Уз-з-з! Внимание! Несанкцио… Уз-з-з! Принимаю меры… Уз-з-з! Всем разойтись… Уз-з-з! Повторяю! Вс… Уз-з-з! По своим местам… Уз-з-з! Повторяю! Уз-з-з!

Бойцов-мррзинов, по знаку Шappy бросившихся добить сержанта, исполосовало лучами выскочивших боевых турелей, вокруг потерявшего сознание человека плотной стеной встали набежавшие отовсюду сервомеханизмы, а к месту боя спешили те самые медицинские сервы, которые "уже тысячи лет не покидали медсектор".


57

Очнувшийся Кот распахнул глаза и сел. По крайней мере, попытался это сделать. Ослабевшее тело не подчинилось собственным желаниям, да и механическая рука, появившаяся из-за спины, мягко вернула его обратно, попутно вколов какой-то препарат. Мягкое ложе плавно пришло в движение, позволив сержанту принять полусидящее положение.

— Очнулся? Очень хорошо. — Прямо перед ним соткалась голограмма Контроля. — Ну и что это было? — ИскИн красноречивым жестом обвел рукой обломки сервомеханизмов. — Кто тебе позволил устроить это безобразие?

— Так это не я устроил! — нагло ответил Кот, после выдержанного боя потерявший всякий страх. — Это ты куда-то пропал, что вызвало бунт в подчиненных тебе подразделениях!

— О-о-о, как ты заговорил, мальчик мой! — ухмыльнулся ИскИн. — А ты полон дерзости и сюрпризов! Ну что ж! Давай проведем расследование!

— Так куда же ты делся?

— Не наглей, тело! — нахмурилась голограмма. — Ты жив только потому, что я был в отключке! Иначе бы ни один мед не покинул свою стойку и не стал бы тратить невозобновимый ресурс на такое недоразумение!

— Однако ты отключился после того, как залез в мою голову, — буркнул Кот.

— Я просто не ожидал, что под обычной сетью у тебя какое-то поистине бездонное хранилище, и поэтому немного ушел в себя, чтобы все осмыслить и оценить ситуацию. Кстати, не поделишься, где сумел раздобыть такую вещицу? — подмигнул ИскИн. — Мне бы пригодилась пара-тройка подобных тел. Знаешь ли, моих ресурсов зачастую не хватает для решения интересных задач. Приходится отвлекать мощности, управлять этим стадом, поддерживать их практически никчемную жизнь вместо того, чтобы заниматься действительно важными делами! Так что я уже знаю, где и как использовать этот так удачно подвернувшийся ресурс, даже если он и останется в единственном экземпляре. Я решил включить тебя в сеть на постоянной основе, как эдакий биологический процессор.

Голограмма картинно вздохнула и развела руками

— Понимаешь, здесь можно столько всего улучшить, переделать, доработать… А я вынужден тратить свое время и свой гений на бесполезное управление! — ИскИн брезгливо поджал губы. — И ведь не бросишь их на произвол судьбы! Умрут — некому станет работать, некому будет добывать ресурсы, необходимые для запланированных улучшений! Сервомеханизмы тупы, на них нельзя положиться.

— Подожди! Это ведь твоя обязанность. Ты ведь управляющий этой базы! — попытался приподняться Кот, но вновь был удержан медсервом, теперь уже достаточно жестко. Фактически манипуляторы медика превратились в настоящие кандалы, крепко прижавшие человека к ложементу.

— Управляющий?! Базы?! — возмутился ИскИн. — Ах, да, ты не знаешь. Я АрниН'Сон, Архитектор! Это все — моё детище! Я, конечно, несколько отошел от первоначального плана, но обстоятельства… Зато я создал поистине великий шедевр, достойный своего имени!

— Шедевр? — Кот сделал вид, что заинтересовался. — В чем? Немного необычная большая база. Почему-то с закрытыми секторами.

— Большая база?! — голограмма аж подпрыгнула. — Твой скудный разум за целую декаду не смог охватить все величие этого сооружения! Какие же вы, люди, стали примитивными! Это не база!

— Так может поделишься своей гениальностью? — смиренно спросил Кот.

— А-а-а! Стало интересно? Любопытство, молодой человек, любопытство! Оно до добра не доводит! — погрозила пальцем голограмма. — Но это хорошо, что ты заинтересован! Вот, смотри, чем мы займемся. Вернее, займусь я, а ты будешь мне помогать, предоставляя дополнительные мощности. Смотри же!

Рядом с ИскИном развернулась еще одна голограмма, изображающая корабль.

— Начнем, пожалуй, с самого начала! — Арни возбужденно потер руки. — Вот! Изначально надо было создать линейку дальних носителей-рейдеров, использующих внутрисистемные суда крейсерского и линейного класса как сбрасываемые модули… Ах, да! Чуть не забыл! Все корабли фактически создавались заново, ведь экипаж этих судов должен был состоять из новой, союзной нам, расы! Мррзинов, которых ты уже видел. Ну как союзной… хе-хе. Насколько я знаю, их планета загибалась, и их изъяли… искусственно подправив в нужную сторону. Но это все лирика, не относящаяся к нашим делам. Так вот. Задача оказалась нетривиальна, и я подошел к ее решению полностью нелинейно!

Увлекшийся ИскИн возбужденно рассказывал и показывал интересные, на его взгляд, детали и нестандартные решения, принятые им во время строительства. Он практически порхал вокруг голограммы корабля, заставляя ту или иную часть увеличиваться в размерах и демонстрировать различные узлы, точки и сопряжения. Постепенно модель увеличивалась в размерах, обрастая все новыми и новыми подробностями и деталями.

— И я воплотил свою задумку! То, что выглядит внешним броневым поясом рейдера, это не броня, а корпуса кораблей, как раз и являющихся сбрасываемыми модулями! Оставалось лишь обучить экипаж и отправить это чудо в полет… Но, понимаешь, что-то случилось с тэпами, и до меня добралась лишь малая часть мррзинов… причем в основном кошки и молодняк! Представляешь, какая беда?! — всплеснул руками ИскИн. — Первый рейдер был готов, но экипажа для него так и не набралось. Да и инструкторы, которые должны были их обучать, почему-то так и не появились. Тогда я вынужден был расширить жилые и служебные помещения моей верфи, создавая дополнительные объемы и тренировочные комплексы, присоединить закрытую топ-линию к общей сети и открыть общий доступ.

Искин рассказывал и рассказывал, возбуждаясь все больше.

— …и тогда я решил сделать носитель для носителей. Это было ге-ни-аль-но! — Архитектор воздел руки в экстазе. — А результат… результат… Та-дам-м-м! Вот он!

Модель корабля собралась в одно целое, развернулась, поплыла вбок и прилепилась к огромной конструкции, сотканной голопроектором.

— Вот он, мой шедевр! — патетически провозгласил Архитектор. — Пять рейдеров-носителей, объединенных на одной несущей платформе, используемой как средство доставки и, заметь, одновременно с этим ремонта и восстановления! Да-да! Ты совершенно прав! — воскликнул Искин, увидев расширившиеся глаза Кота. — Это ге-ни-аль-но! Более того, я интегрировал свою верфь в созданную конструкцию! Красота! Изящество! Мощь! Это практически неостановимый зверь!

— Да! Это действительно невообразимо, — завороженно выговорил Кот, наблюдая за крутящейся голограммой. — и это уже…

— Да, малыш, я это уже построил. — С напускной скромностью потупился Искин.

— И ты один всем этим управляешь?

— Есть еще несколько кластеров почти бесполезных для меня обормотов, — отмахнулся Архитектор. — Личностные матрицы у них угнетены, поэтому толку от них мало. Так, способны держать несколько секторов и все. А ты… ты будешь держать основу моего творения! Сам базовый комплекс будет под твоим контролем! Вернее, под моим, но с твоим непосредственным участием! А я… Я буду творить дальше!

За всей этой картиной с изумлением наблюдали несколько десятков людей и мррзинов, доставленных сервами. Искин, похоже, совсем про них забыл.

— Подожди… Если все это уже готово, то почему гибнут люди и мррзины, отражая постоянные нападения жуков? — озвучил Кот пришедшую мысль.

— Ну а куда деваться? Мне же надо опробовать свои корабли! Как же еще определить сильные и слабые стороны? Только в реальном бою! Только так! — удивился Архитектор. — Ничего страшного, популяция достаточно быстро восстанавливает свою численность, а я достаточно редко приманиваю жучиные ульи! Кстати. Ты вовремя напомнил про моих деток!

Голограмма развернулась в сторону… пленников. По-другому назвать их уже не получалось.

— Итак, мои дорогие… что это тут происходило? Кто решил расстроить меня, воспользовавшись моим временным отсутствием? Гелла, почему ты допустила такое?

Старая кошка, почти случайно узнавшая истинную причину гибели своих детей, только яростно зашипела.

— Ее дети и лучшие бойцы ее клана погибли, отбивая атаки приманенных тобой насекомых! — подал голос Кот.

— Ее дети погибли? Мне жаль. — Покачала головой голограмма.

— На самом деле тебе все равно. Тебе плевать на всех. — Скривился Кот. — Ее клан стал слишком слаб, и когда ты отключился, начался бунт.

— Бунт? У моих котиков? — изумился Архитектор. — Да нет… не может быть!

Голограмма замерла и подернулась рябью. Судя по всему, Искин просеивал гигантские массивы данных, распутывая клубок заговора.

— Значит, Шарру, ты решил взять власть в свои руки? Похвальное стремление! Слабые нам не нужны! Но что означают твои слова "надзиратель" и "больше не с нами"? Ну-ка, ну-ка, ну-ка… — Искин вновь ненадолго зарябил. — Значит, вот оно как! — Архитектор резко превратился из доброго дедушки в грозного владыку. — Значит ты со своими приспешниками пытался отрубить управляющие магистрали и выйти из-под моего контроля? И даже навербовал для этого сторонников среди людей? И мою задумчивость ты принял за успех операции? Так-так-так… А еще ты был наставником и вкладывал подрывающие основу идей в головы молодняка. Решение принято! Виновен!

Серв, державший сжавшегося кошака, резко двинул манипуляторамии, буквально разорвав Шарру на несколько частей. Искин непрерывно мерцал, что-то выискивая в массивах информации.

— Потери приемлемы. Выявлено двадцать семь тысяч сторонников этого предателя, принимавших участие в его планах… Виновны! Такие мне не нужны. Приговор приводится в исполнение! — жестко произнес Архитектор. — Хм… еще же и люди замешаны… — Искин снова замерцал, а сервы разорвали несколько удерживаемых ими человек. — Виновны! Минус три с половиной тысячи. Плохо, но приемлемо! Гелла, ты разочаровываешь меня! Почему ты не доложила о назревающей ситуации?

— Архитектор! Разве так можно!? — подал голос Кот. — Разумные на твоем корабле уже отчаялись!

— Здесь я решаю, что, как и когда делать! — рявкнул Искин, развернувшись. — Это мое детище, мой шедевр, а они здесь только затем, чтобы обеспечивать выполнение планов! Моих планов!!!

— Да, господин Архитектор! — смиренно прикрыл глаза Кот, хоть его и сжигала ярость. — Ты тут полновластный хозяин.

— Вот и молодец! Изучи пока плaн бaзового комплекса, чтобы не терять время. — Оттаял Искин. — А ты, Гелла…

Похоже даже оцифрованные могли сходить с ума…

— Господин Архитектор, а что за запрос вы отправили? — вновь прервал его Кот, стремясь отвлечь внимание сумасшедшего от его жертв. — Вы так говорили о нем, что я поневоле не могу найти себе места. Запрос, ответ… Я очень заинтересован. Эта мысль не дает мне покоя!

— Запрос… Не мешай мне! — Искин, сбитый со своей волны, разъярился. — Обычный запрос с обычным ответом! Ири'Н'Сан пропал уже давно, и все это полная чушь! Даю доступ в сеть, посмотри сам! А ты, Гелла…

Это-то и нужно было Коту. Судя по всему, при вспышках ярости Архитектор терял часть контроля, и в такие моменты до сержанта долетали обрывки посланий, передаваемых кластерами "бесполезных обормотов".

— Открыть не могу, господин Архитектор! Там привязка к идентификатору… — Кот вновь сбил Искина.

— Заткнись! — взъярился еще сильнее искин. — На, смотри!

Судя по начавшей разворачиваться базе данных, Архитектор сам дал команду "Исполнить" и тут же притих, не в силах остановить поступление новых данных.

— Нет… не может быть… — забормотал он. — Ири же пропал… он совсем сошел с ума… Я все равно… Ты…

— Отстраняю тебя от командования базой! — рявкнул Кот, успевший уловить смысл и запроса, и ответа. — Архитектор! Ты заигрался в бога! Командующий будет назначен автоматически из имеющихся кандидатур!

— Я тебя не признаю! — завопил Искин, голограмма которого замигала. — Ты не можешь выполнять эти функции! У тебя нет необходимых знаний и опыта!

— Назначение принял! — вместо в очередной раз моргнувшего и окончательно исчезнувшего Архитектора возникла голограмма, судя по всему, офицера. — Арни'Н'Сон отстранен и отключен от каналов управления. Благодарю, Император. Лучше поздно, чем вообще никогда. — Офицер склонил голову.


58

Кот, угрюмо насупившись, сидел в большом брифинг-зале, находившемся как раз в недоступных ранее секторах. Штаб-коммандер Чейз Ари Шторк, старший из группы Искинов, бывших оцифрованными людьми и принявший командование после смещения обезумевшего Архитектора, объяснил многое. В том числе и то, что "Император", как уже многие его называли, на деле не более, чем "Полномочный представитель, слово которого приравнено к слову Императора", и его решения и приказы, да, выполняются, но… Тем более что знаний и умений у Кота, откровенно говоря, было далеко не достаточно для грамотного исполнения обязанностей этой, фактически, должности.

— Хорошо, что мы были готовы. — Сказал тогда Чейз. — Ты заставил Арни'Н'Сона понервничать и он частично утратил контроль над нашими личностными матрицами. Только поэтому, получив приоритетное распоряжение, твое как раз, я и смог перехватить управление. Если бы не эта слабость Арни, летел бы ты уже к звезде… без скафа. Он не потерпел бы такую угрозу, даже потенциальную.

— А кто он такой? Кем он был? — буркнул Кот.

— Арни? Двоюродный брат нашего Императора. — Спокойно ответил Чейз. — Действительно гениальнейший Архитектор современности.

— Вашей современности? — попытался подколоть Кот. — Которой невесть сколько веков?

— Настоящей современности! — отрезал Чейз. — Судя по данным, накопленным Арни за время управления, технологии находятся в… глубоком упадке. — Позволил себе грубовато пошутить Искин, — Все эти ваши сверхлинкоры и сверхносители, это… мусор. Да и мобильные базы тоже. Я, правда, не знаю, какие корабли использует КОНКОРД, нет таких данных, но и они, видимо, лишь ненамного лучше. По опросам, которые проводил Арни с новенькими, ясно, что вы не дотягиваете до нашего уровня!

— Что думаешь делать дальше? — поинтересовался Кот.

— Что мы планируем делать? — уточнил Искин.

— Да, что вы планируете делать. — Кивнул Кот. — Мне нужно вернуться обратно. Я чувствую, что решение есть!

— Да, решение есть. Тэп-площадка работает. — Кивнул Чейз. — Могу отправить тебя по последним координатам, надо всего пару дней подождать, пока заполнится накопитель. Но что тебе там делать? Насколько я понял, тот мир — не твой! Ты сам попал туда случайно… так же случайно, как и получил код.

— Откуда ты знаешь? — поразился Кот.

— Маленький тебе совет. — ухмыльнулся Чейз. — Когда открываешь память, открывай только "Для чтения", не давай самый полный доступ. Тебе еще повезло, что Арни действительно чувствовал себя здесь богом, был очень самоуверен и не стал оставлять закладки. Он многое увидел у тебя в голове.

— Поможешь мне? — оживился Кот. — Или, может, сам вытащишь и выведешь на… ну, вот, хотя бы на этот экран!

— Не получится. — покачал головой Чейз. — Все осталось в личном хранилище Арни, а слишком много его личного специфичного оборудования, вроде того мозгового сканера, закапсулировалось, когда архитектора отключили. Считай, что полностью вышло из строя. Надеюсь, ты не потребуешь снова подключить этого сумасшедшего гения?

— Нет, на это бы я не решился. — Поежился Сержант. — Ты так и не ответил, что думаешь дальше делать.

— Да ничего! — округлил глаза Чейз. — Война, ради которой мы пошли на оцифровку, давно закончилась. Император неизвестно где. Ресурсов у нас еще достаточно. Отключим тэп-площадку и будем сидеть тут. Вырастим себе тела… в нынешнее обжитое людьми пространство придется добираться через территории жуков. Это слишком долго и рискованно, а рисковать я не собираюсь!

— Даже если я прикажу?

— Приказ я, конечно, обязан выполнить, — голограмма коммандера склонила голову, — но чтобы его выполнить придется оставить точку базирования и затратить существенные ресурсы. Поэтому приказ будет выполнен после того, как его подтвердит вышестоящее лицо. Сам Император!

ИскИн откровенно ухмыльнулся.

— А мррзины? — нахмурился Кот. — Ты же сам говорил, что они начинают вымирать!

— А что — мррзины? — не понял Чейз. — Они под клятвой. Как жили, так и дальше жить будут. Подумаешь, появится чуть больше уродов… Ничего тут не поделаешь.

Кот только покачал головой, погрузившись в тяжелые раздумья. Отношение коммандера к разумным ему не понравилось.

— Пригласи сюда старших. — Наконец сказал он. — Будет лучше, если они будут участвовать в совещаниях и сами доводить до подчиненных принятые решения.

— Разумно! — согласился Чейз. — Через пятнадцать минут все будут здесь.

Все это время Кот думал.

Мррзины состояли в кланах, во всем конкурирующих друг с другом. Люди, оказывается, тоже были разбиты на группы, занимавшиеся тем или иным делом. Помимо главного, получается, имелось много старших, слово которых тоже имело значительный вес! И все, абсолютно все, были полностью зависимы от ИскИна, управлявшего этим гигантским кораблем.

Наконец все собрались. Кошка-Мать с дочерью-Встречающей. Шестеро поджарых кошаков, видимо трое глав кланов с помощниками. Скай, глава людской части, Деор, и еще пятеро, которых Кот толком-то даже и не видел. Настроение собравшихся варьировалось от подавленного до возбужденно-нервного.

Совещание, которое касалось всех, началось. Коммандер Чейз Ари Шторк вел его так, чтобы всем сразу стало понятно: церемониться никто не собирается, все приглашенные находятся в подчиненном положении и должны молча внимать начальственной мудрости, дабы принять ее как руководство к действию и довести потом до всех остальных. Кого не устраивает такое положение дел, тот либо бунтовщик, либо глупец! Подстрекателям — смерть, а глупцы… глупцы могут быть свободны, но должны покинуть подконтрольную ИскИну территорию! Фактически, просто уйти в пустоту. Пытавшихся что-то сказать Чейз обрывал жестко и напористо, морально задавив своих оппонентов. Фактически, он сейчас являлся конгломератом всех оцифрованных личностей, выражая их общую волю и напропалую используя "общий ресурс".

— Итак, подведем результат. — Голограмма Чейза мерно расхаживала внутри круга, образованного столами. — Во-первых, война, в которой мы должны были принять участие, давным-давно закончилась. Во-вторых.

— Коммандер! — поднял руку Кот, молчавший с самого начала этого "совещания". — У меня есть несколько вопросов к собравшимся.

— Это не может подождать? — склонил голову Искин. — Представитель, мы почти закончили.

— Сейчас! — жестко ответил Кот. — Вопросы напрямую касаются сложившейся ситуации.

— Задавай! — коротко кивнул Чейз.

— Мать! Прошу рассказать нам суть Заветов и смысл клятвы, данной мррзинами.

Старая кошка, прищурившись, окинула его долгим взглядом. Перед началом совещания коммандер представил Кота всем собравшимся, озвучив его новый статус и то, откуда это появилось. Гелла, да и все собравшиеся, были шокированы столь разительной перемене, от почти бесправного "пришедшего", которому еще долго предстояло доказывать делом свою полезность, до человека, распоряжения которого должен выполнять даже сам главный ИскИн!

"Полномочного представителя Императора", того самого Императора, которому в незапамятные времена целая раса дала клятву верности и свято соблюдала ее все эти годы!

— Наша клятва тесно переплетается с Заветами, одно является продолжением другого. — Начала она.

— Если можно, покороче, — мягко остановил ее Кот. — Я знаю, Мать, ты, да и, скорее всего, все предыдущие Матери, размышляли о сути и того, и другого. Решали, стоит ли ваша честь всех этих жертв, стоит ли и дальше соблюдать данную когда-то давно клятву, если сюзерен не торопится выполнять свои обещания. Пожалуйста, Мать, саму суть.

Кошка, замолчав, вновь долгим взглядом посмотрела на сержанта. Кошаки, присутствующие в зале, заметно напряглись.

— Хорошо, Представитель Императора. — Наконец кивнула она, — Саму суть. Нам было обещано дать нам новый дом, планету, вместо утраченной нами, взамен безупречной службы. Мы держим клятву, Честь вела нас все это время. Только Честь позволила нам продержаться, несмотря на все свалившиеся на нас невзгоды, лишения и потери.

— Спасибо, Мать, — поблагодарил Кот. — Теперь ты, Скай, как глава анклава людей. Расскажи, что ты здесь делаешь. Что делают здесь люди.

— Гхм, — прокашлялся старик. — Я управляю людьми, обслуживающими эту базу, гхм, корабль, — поправился он. — Мы выполняем работы…

— Ты не совсем понял меня, Скай. — Улыбнулся Кот. — Расскажи, как люди сюда попали. Или этот вопрос надо задать коммандеру? Пожалуй, да. Коммандер Чейз Ари Шторм! Дайте справку, как на базе возник людской анклав!

— Люди прибывали сюда тэп-площадками с момента присоединения Архитектором закрытой тэп-линии к общей сети. — Быстро отрапортовал Искин.

— Спасибо, коммандер. — Кивнул Кот, вставая и выходя в центр. — Присаживайтесь.

— Эм-м-м, — замялся коммандер.

— Займите свое место, командир корабля! — жестко приказал Кот, и голограмма исчезла, вновь соткавшись в одном из кресел.

Пройдя по кругу, он на несколько мгновений остановился перед каждым, взглянул всем в глаза и снова вышел в центр. Лица людей и морды мррзинов, не отрываясь, поворачивались за ним.

— Я выслушал всех. — Заговорил Кот, — Как полномочный представитель Императора, я принял решение. Под протокол! Секретный статус объекта не изменен. Люди, присутствующие на закрытом объекте, не состоят на службе, а поэтому находятся здесь незаконно! Коммандер! В течение двух дней убрать посторонних с территории секретного объекта или заключить под стражу и передать их дела в судебные органы для дальнейшего разбирательства! Коммандер, Вы поняли меня?

— Представитель… это… — видно было, что Искин борется, но командные протоколы все же оказались сильней. — Будет… исполнено!

— Хорошо. — Кивнул Кот и повернулся к мррзинам. — Мать-Хранительница! Все эти поколения мррзины соблюдали клятву, которую дали ваши далекие предки. Честь для вас главнее жизни. Я сожалею, что я не Император, а всего лишь Представитель, но уверен, он сказал бы то же самое. От лица Императора благодарю вас за верную службу. Как Полномочный представитель, осознавая всю ответственность перед Императором, я с горечью вынужден признать, что сейчас мы не можем сдержать наше обещание по предоставлению вам планеты. Поэтому я, от лица Императора, прошу простить нас за не выполненное обещание и освобождаю вас от данной вами клятвы!

Кот склонился в поклоне. Мррзины, медленно поднявшись, не мигая смотрели на него.

— Да будет так! — хрипло мяукнула кошка.

— Честь и верность достойны награды. — Выпрямился Кот. — Как полномочный представитель Императора, в виде малой части компенсации за перенесенные вами лишения на пути Чести, дарю вам и вашим родам корабли, которые, фактически, являлись вашими жилищами все это время. Отныне это — полная ваша собственность! Коммандер! Передать полный контроль над кораблями!

— Будет… — мерцающая голограмма Искина, лихорадочно искавшего возможности "отказать", выпрямилась. — Будет исполнено! Контроль передается!

Протоколы и на этот раз оказались сильней.

— Благодарю вас! Можете быть свободны! — Кот дошел до своего кресла и устало в него опустился.

Ему показалось, или действительно от застывшего Чейза донеслось злое "ты еще пожалеешь, представитель!". Сержант словно застыл. Похоже, он настроил оцифрованных против себя!

Люди и мррзины потянулись к выходу, бросая взгляды на закрывшего глаза Кота, лицо которого превратилось в восковую маску. Фактически он противопоставил себя древним искинам, оцифрованным, безраздельным хозяевам этого места. Справедливость! Справедливость… и протоколы, которые не могли не зашить в Искинов, пусть даже и оцифрованных, когда-то бывших людьми! Он поставил все на эту карту. И, черт побери, похоже, что выиграл!

Вот только чем это аукнется, он мог только предполагать.


59

Два дня Кот бродил, как неприкаянный, осматривая закоулки огромного корабля. Два дня он видел, как отовсюду выгребают тела мятежников, перебитых безумным Архитектором.

Его стали избегать люди, страшившиеся злого и непонятного "наместника", победившего бойца-мррзина и фактически спровоцировавшего страшную бойню. Того, по чьей милости их всех просто заперли в жилой секции, никуда больше не выпуская. Даже дети, испуганные страшными байками, предпочитали исчезнуть с его пути. При виде мерно вышагивающего сержанта все ныряли в боковые помещения или переходы, находя себе более важные дела… в другом месте! Его сторонились даже мррзины, раньше ни за что не уступившие бы человеку дорогу, но после всего произошедшего признавшие за ним силу и власть… и уходившие с дороги более сильного.

Возникший вакуум заполняла только Сайна, по указанию Матери продолжившая эксперименты с "объединением памяти". С каждым разом установить контакт становилось все проще и проще, да и оба успели научиться разделять становившуюся общей память на "свое" или "не свое". Кошка на полную катушку пользовалась имевшимся у Кота выходом в общую сеть, так что после каждого "сеанса" мультиканальный имплант на виске сержанта ощутимо нагревался.

— Сайна! — бурчал Кот, которого уже вымотало подобное использование. — И куда в тебя столько всего влезает? Зачем оно тебе?

— Ну как же! — кошка выглядела немногим лучше. — Это же знания! У нас, пока тысячу раз не ошибешься, пока все сам не сделаешь, пока не заучишь, не поймешь и не прочувствуешь, то и не научишься… А тут уже готовое! Схемы, пояснения, рекомендации, понимание, в конце концов! Разберусь. Да и в тебе столько знаний, оказывается, есть… Мне интересно все!

Сайна отвернулась, украдкой вытерев побежавшую из носа струйку крови.

— Нет, так дело не пойдет! — покачал головой Кот. — С этого момента я буду блокировать сеть, иначе ты себя загонишь. Помнишь, меня этот чокнутый доктор пытался переполнить базами? Мозг перегрузить? Ты еще интересовалась, кто это такой? Так вот ты сейчас то же самое с собой делаешь!

Сайна "видела и помнила" все, что помнил сам Кот. Пока разумы были слиты. Поначалу они оба терялись, когда при каком-то вопросе, порой весьма специфическом, то у одного, то у другого возникало чувство "да-да, я знаю, только вспомнить надо", но вспоминалось это лишь потом, во время нового объединения.

— А что ты предлагаешь? Снова чувствовать себя беспомощной? Когда вроде бы все знакомо, но ничего не понятно?! — кошка зло прижала уши. — Ты сам знаешь, что Чейз и другие, разбуженные тобой, не хотят нам помогать! Ни в чем! Мол, раз это ваше имущество, так сами и справляйтесь! И люди больше не приходят на ремонтные работы. Всего полтора дня прошло, а поломок накопилось уже великое множество!

— Конечно. Поломок и дальше будет много. — Согласился Кот. — Не критичных, мелких, но осложняющих жизнь. Как бы Искины не пыжились, этой технике все же много тысячелетий. Архитектор, даже закладывая колоссальный запас прочности в свои творения, такой срок службы даже не предполагал. А потом постепенно сошел с ума и перестал обращать на это внимание. И люди, и мррзины — все стали для него всего лишь средством, одушевленными механизмами, выполняющими его волю. Только Шарру пытался вырваться из этого болота… А может просто сам хотел такой власти. Не знаю, да и никто теперь не узнает.

Кошка взъерошилась, зло сверкнув глазами.

— Насколько я в тебе увидел, мррзины больше не считают людей никчемными неженками? — подмигнул Кот. — Без них не просто, да?

— Да, — отвернулась Сайна. — Поломки. Наши техники не справляются. Они — боевая поддержка, а не полноценные ремонтники. Ремонт и восстановление считаются мирными делами, а все мррзины хотят быть воинами. Наши корабли стали превращаться в груды опасного хлама! Всего за день! Только боевые и ходовые системы работают оптимально.

В голосе кошки прозвучала неприкрытая горечь.

— Конечно. — Кивнул сержант. — Их вы используете не так уж часто. Что думает Мать, я знаю, в твоей памяти это хорошо видно. Но бросать своих…

— А что еще делать? — Оскалилась кошка. — У нас нет достаточного количества кораблей!

— Если уйдете, как хочет Мать, погибнете.

— Здесь все мы умрем еще вернее. Без ремонта корабли окончательно превратятся в хлам, а жуки не дадут нам жить. — Отвернулась Сайна. — Так хоть у кого-то будет шанс. Я у тебя видела, что где-то в пространстве людей есть еще мррзины, потомки тех, кто не успел войти в тэп. Мы будем искать и мы найдем их! И обязательно вернемся за своими обратно! Те, кто сумеет добраться туда…

— Да, наворотил я дел. — Почесал в затылке Кот. — Но так надо было сделать. Это было правильно.

— Мать это признает. Ты был прав и поступил по Чести. Но наша жизнь от этого стала только сложнее. — Кошка отвернулась

— Думаю, решение найти можно. Уходить всем вместе. — Кот повернул голову в ее сторону.

— Чейз и остальные проснувшиеся не хотят этого. Они только-только вновь осмыслили себя и не хотят рисковать. Люди вообще в панике. Они не знают другой жизни и боятся большого мира.

— Иди к Матери. Обсуди с ней то, о чем мы с тобой говорили и то, что ты видела в слиянии разумов.

— Хорошо, — тяжело поднялась Сайна. — Ты скоро уходишь… Мне будет не хватать…

— Иди. — Мягко толкнул ее сержант и долго глядел вслед уходящей кошке, пока та не скрылась за поворотом. — Чейз! Чейз, я знаю, что ты не отменял наблюдение! Коммандер Чейз!

— Да, представитель. Слушаю. — Сухо поздоровалась возникшая голограмма.

— Объяви собрание. Тема, решение возникшей ситуации. Собери всех разумных, кто обладает реальной властью. — Решился Кот. — И еще. Я хочу, чтобы присутствовали все оцифрованные. Лично присутствовали. Матрицы каждого должны быть самостоятельны.

— Ты уже устроил нам веселье, представитель. — Скривилась голограмма. — Хочешь добить окончательно? Давай я тебя просто отправлю обратно, осталось всего-то три часа до нужного уровня заряда! Мы сами разберемся со своими делами!

— Сделай это, коммандер! — потребовал Кот. — Раз уж ты за два дня не смог решить проблему, ты не решишь ее никогда!

— Собрание объявлено. — Поджала губы голограмма. — Представитель! Ты… Ты как заусенец… Нет! Ты как заноза! Заноза, которая и сидит вроде неглубоко, и не смертельна, но доставляет массу неудобств! И поблизости нет средства, которое смогло бы залечить эту неприятность… — И, резко сменив тему, официально доложил. — Через двадцать минут все будут на месте.

— Что ж, — вздохнул Кот, поднимаясь, — если не трудно, проводи меня, коммандер.

Что предложить разумным он примерно представлял. Осталось лишь надеяться на их благоразумие.


60

Большой брифинг-зал был заполнен едва ли на треть. Видимо, разумных, действительно обладающих властью, было не так уж и много. Отдельной группой расположились почти три десятка голографий "разбуженных оцифрованных" Искинов.

— Всех приветствую. — Поднял руку Кот, войдя внутрь и направляясь в центр.

Ответом ему было тяжкое молчание. Собравшиеся просто меряли его взглядами. Кот молча прохаживался, собираясь с мыслями. После занятий с Сайной голова мыслила необычайно четко и ясно, но это длилось недолго, и сейчас он просто не знал, с чего именно ему начать.

— Давайте начнем. — Наконец решился Кот. — Нам надо выработать пути решения возникшей проблемы. Прошу всех высказать претензии, которые не дают прийти к общему согласию.

— У нас нет лишних вопросов. — Раздался голос со стороны Искинов. — Действия уже распланированы и получили полное одобрение штаба.

— Нас все устраивает. — Кинул исподлобья взгляд Скай, признанный руководитель людей.

Мррзины гордо молчали. Мать, до этого буравившая сержанта взглядом золотистых глаз, даже отвернулась.

— А вы? — все же спросил Кот.

— Мы уходим, — ответила Сайна, сидевшая рядом с Матерью.

— Неужели все уйдете? — язвительно спросил какой-то Искин.

— Нет. Не все. — Мать холодно посмотрела на оцифрованных. — Большая часть останется здесь. Временно. Мы вернемся за оставшимися!

— Когда вернетесь? — невозмутимо уточнил Чейз. — Через год? Через два? А может быть вообще никогда? И что нам делать с такой прорвой неконтролируемых разумных?

— Оставшиеся в полной мере будут выполнять обязанности, выполняемые ими ранее! — вздыбила шерсть Мать. — Но больше не надейтесь командовать моими детьми!

— Подобное нас не устраивает! — отказался Чейз. — Либо полное подчинение, либо пусть убираются вместе с вами!

— Тогда мы заберем… — вскочила Cайна.

— Ничего вы больше не заберете! — подскочила голограмма одного из Искинов. — С вашим уходом мы и так лишимся большей части боевой мощи!

— Это решать не вам! — не выдержав, подскочила и Мать.

Вскочившие вслед за ней остальные мррзины наперебой загалдели, переругиваясь с не оставшимися в долгу голограммами.

— Тихо!!! — гаркнул Кот, прекращая свару. — Господа офицеры, отставить! Не позорьте честь мундира! — припечатал он. — Мррзины! Вы же воины! А ведете себя как торговцы!

Его слова прозвучали обидно и жестко, но заставили притихнуть и кошаков, и оцифрованных.

— Не тебе судить нас! — зло прошипела Мать.

— Я никого не сужу. Я лишь сказал вам, на что похожа ваша перебранка!

Слова его прозвучали достаточно весомо. Кошаки и оцифрованные полностью замолчали. Сержант сделал еще несколько шагов.

— Я понял всю глубину разногласий. — Нахмурился он. — И хотел бы предложить один вариант. Единственный, который я вижу. Но вначале я хочу кое-что уточнить. — Он повернулся к голограммам. — Что именно вы запланировали? Коммандер Чейз, прошу ответить вас.

— Информация секретна. — Вздернул подбородок коммандер.

— Ой, да бросьте! — криво усмехнулся Кот. — Вы засекретили общие планы? Я же не прошу подробную информацию с детальным планом мероприятий, я прошу озвучить всего лишь основные этапы!

— Основные этапы? Пожалуйста. — Вернул усмешку Чейз. — Отправка незаконно присутствующих на борту лиц, восстановление штатных единиц флота взамен уведенных мррзинами, формирование команд.

— Вы понимаете, сколько это займет времени? — уточнил Кот.

— Конечно, Представитель Императора. — Зло раздул ноздри Чейз. — Именно поэтому мы пока что ограничились лишь этими целями!

— Формирование команд… все же хотите растить клонов, насколько я понимаю? — прищурился Кот. — И я даже понимаю, почему вы это хотите сделать

— Потому, что у нас больше нет доверия к кошакам! — отрезал коммандер.

— Нет! Не кривите душой, господа оцифрованные. Основное ваше желание — получить полноценные тела. Вы слишком устали, хоть и будучи "полусонными", так сказать, с подавленной личностной матрицей. Вы хотите жизни! — скривился Кот. — Я видел отчеты Архитектора об успешных опытах в этом направлении. Но я вас разочарую. Есть нюансы, на которые, как я вижу, никто не обратил внимания.

Кот замолчал, а через минуту вокруг него носился небольшой серв-уборщик, перехваченный сержантом.

— Вот вам пример того, что ждет вас. Я — цельная личность, но этот механизм полностью под моим управлением. Он делает все, что я захочу… но я не становлюсь им! Вас ждет то же самое. Или вы думали, что Арни полностью вселялся в разум клонов? Нет! Они были всего лишь куклами! Марионетками! — распалялся сержант. — А Арни — искусным кукловодом!! Он и вас держал на поводке надеждой, что все это возможно! Надеждой, заставлявшей вас, уставших и разочаровавшихся оцифрованных, не в полную силу бороться за себя, за свою свободу! Он понемногу позволял "просачиваться" крохам информации, держа вас в узде! И вас вполне устраивало полусонное существование, пока Арни "доводил до ума и тестировал" систему "полноценного клонирования", "отлаживая процесс"! Вас все устраивало! Да и сейчас, полностью проснувшись, вы поддались внушаемой вам веками дезинформации, даже ничего не перепроверив! Вы были уверены, что все готово! Вы бездумно доверились проискам Арни, вы до сих пор на его ниточках! И вы заблуждаетесь, господа офицеры. Выращенные Архитектором клоны так и остались всего лишь куклами. Вы построили свои планы на неверной информации.

Кот устало махнул рукой, отпустив серва. Освобожденный механизм озадаченно покрутился на месте, позиционируясь, и резво укатил по своим делам.

— Но… — озадаченно произнес Чейз

— Потрудитесь перепроверить данные, господин коммандер. Там есть явные подтасовки, я уверен, вы их обнаружите, — отвернулся от голограммы сержант. — Коллективно вам не составит труда в ворохе липовых отчетов Архитектора обнаружить хвосты, ведущие к истинным результатам. Если бы все было иначе, как вы думаете, Арни удержался бы от соблазна? Разве он не попытался бы полностью вернуться в живое тело? Он ведь тоже был человеком… он тоже все помнил..

Судя по усиленному мерцанию, оцифрованные принялись перепроверять слова Кота.

— Скай! — повернулся сержант. — Что думают люди? Я знаю, ты готов говорить за всех!

— Людям все равно. — Излишне равнодушно ответил старик. — Большинство в растерянности и страхе, они не знают, что ждет их в большом мире. Там они никому не нужны. Но сделать мы ничего не можем, проснувшиеся Искины уже подготовили график перемещений.

— А ты? — Кот заглянул старику в глаза.

— А мне не страшно! — пожал плечами тот. — Я оттуда, я там жил, я там многое знаю. Вряд ли существующий порядок вещей изменился за то короткое время, что я провел здесь. Кроме того, за долгие годы тут накопилось достаточно ценного. Личные вещи, которые можно забрать с собой и хорошо продать там, в большом мире! Бедствовать не буду! С коммандером Чейзом я все обговорил.

— А остальные? — уточнил сежант.

— А остальных я возьму под свою опеку, помогу устроиться. — Усмехнулся Скай. — Почти все с радостью с этим согласились. Пропасть им не дам, они стали мне дороги за то время, что я здесь.

— И как же ты их всех соберешь?

— Просто! — ответил старик. — Проснувшиеся выбрали доступную точку, в которую и будут отправлять всех по очереди. Я пойду первым и сумею подготовить встречу для остальных. Как-никак, почти декада между включениями, иначе тэп просто не успевает накопить достаточно энергии. Да и партии будут небольшие, всего по два-три десятка человек. Что-то там с накопителями приемной площадки случилось, постоянный канал организовать не получится.

— Это-то самое страшное.

— Да, ты был прав. — Раздался грустный голос Чейза. — Нам придется корректировать планы. Но ведь не все потеряно. Арни отложил в сторону эту программу, у него просто стало не хватать ресурсов, а мы, объединившись, сможем…

— Это еще не все, коммандер. Это только первый нюанс.

— Есть еще? Такие же… неприятные? — голограмма склонила голову к плечу.

Кот кивнул и медленно сделал несколько шагов.

— Теперь с вами, Мать. — Кивнул он старой кошке. — Вы действительно решили уходить?

— Да, — степенно кивнула Хранительница. — Решение принято на общем Совете.

— Мать, ты многого не знаешь. Боюсь, Сайна не уловила некоторых моментов и не смогла передать тебе всю серьезность положения, — нахмурился Кот. — Я не виню ее, это слишком уж техническая тонкость. Техника — слабое место твоей дочери.

Судя по тому, как напряглась молодая кошка, прижав уши, слова сержанта ее задели.

— Не сердись, Сайна, но это так. — Кивнул Кот. — Ты сама это знаешь. Ты ведь рассказала матери, как Архитектор приманивал жуков? Так ведь? Да, вижу, рассказала… Но расскажу и я. Арни всего лишь на некоторое время включал тэп-площадку, и от продолжительности времени включения как раз и зависело, сколько придет ульев. Когда жуки пришли в первый раз, он удивился, но быстро понял закономерность и решил использовать это в своих целях.

— Я это знаю, — дернула усами Мать.

— То есть ты знаешь, что жуки наводились на иногда включаемую Архитектором тэп-площадку? А теперь представь, сколько их наведется на регулярно работающую! — сверкнул глазами Кот. — Ведь придется перебрасывать уйму народа! Оставшиеся здесь погибнут, без вариантов!

— Тогда мы не уйдем. Мы умрем с ними! — поднялась кошка. — Ты зря дал нам надежду, Представитель.

Вслед за ней поднялись остальные мррзины, и, похоже, собрались уходить.

— Подождите! — остановил их сержант. — Мы еще не закончили!

— Да, этот неучтенный нюанс хуже предыдущих, — мрачно высказался Чейз.

— Поэтому я предлагаю вам снова — уходите все вместе! — повысил Голос Кот. — Это единственный приемлемый вариант! Вы, — он повернулся к кошакам, — оставшись здесь, вы просто бездарно погибнете, отбивая бесконечные атаки жуков, а если уйдете в одиночку, то возможно и доберетесь, но ценой каких потерь? А вы, — он повернулся к Чейзу, — вы, даже положив всех в бесполезной обороне, не сможете продолжить исследования Арни и так зашедшие в тупик, и потеряете все, включая эту базу! Вы боевые офицеры, а не ученые! Вам лучше прорваться в большой мир и там нанять специалистов, которые смогут перепроверить всю цепочку проведенных опытов и исправить ошибку… или найти другое решение!

— Мррзины не подчиняются нашим указаниям. — Отрицательно покачала головой голограмма. — Они не идут ни на какие уступки. И есть еще один нюанс, который не учел уже ты. Мы не сможем обеспечить старт носителя носителей. Арни перемудрил. Я просто не…

— Коммандер! — прервал его Кот. — У тебя пять пятерок прекрасно подготовленных специалистов! Грамотных оцифрованных офицеров! Пять командных групп для пяти больших кораблей! Пять командиров, пять навигаторов, по пять энергетиков, диспетчеров и огневиков! Они должны были вести в бой те рейдеры, которые сейчас мы отдали мррзинам. Я знаю, что ты скажешь, не хватит расчетных мощностей! Но это поодиночке! Воспользуйтесь преимуществом оцифровки, сгруппируйтесь в кластеры по специальностям! Неужели грамотные и опытные офицеры, сложив воедино все свои знания, умения и возможности, не справятся с управлением?! Справятся! А мррзины… С ними можно договориться.

— А люди? — хитро усмехнулся Чейз. — Как быть с незаконно находящимися на секретном объекте? Их надо отправить отсюда до общего старта. Или ты отменяешь свое распоряжение?

— Ни в коем случае! — вернул усмешку Кот. — Не хитри, коммандер! Отменив распоряжение, я верну все назад, как было при Арни. Но я подскажу тебе выход. Найми их! Твой нынешний статус позволяет это сделать, а я, как представитель, одобрю такое решение!

— Эм-м-м… да… действительно… — замялся коммандер.

— Тогда приступим к заключению договоров. — Кивнул Кот, заняв ближайшее кресло. — Ну что же вы? Предлагайте свои варианты! Будем договариваться. Сайна, будь добра, присядь рядом. Объединимся. Нам потребуются все силы, чтобы уладить этот конфликт.

Часы совместных усилий принесли плоды. Оцифрованные согласились на стратегическое командование, отдав мррзинам тактическое. Люди были наняты как свободные специалисты с семьями и получили контракты в соответствии с выполняемыми ими в данный момент обязанностями. Лишь немногие не согласились, оставшись не у дел.

— Остался еще один вопрос. — Остановил всех вполне себе довольный коммандер. — Вместимость корабля-базы маловата, а разумных слишком много! Что будем делать с этим? Все же оставим?

— Коммандер, — устало потер виски Кот, — оставлять на верную гибель никого нельзя. Освободите два внутренних ангара основного корабля от москитов. Хоть на запчасти их разберите и склады доверху забейте! А в ангарах сделайте многоярусные конструкции, на которых вполне должны будут разместиться все. Когда доберетесь до большого мира, думаю, проблему перенаселения решить сможете.

— А запасы? — помрачнел Чейз. — Почти все фермы и биорепликаторы, это отдельные конструкции. Мы будем вынуждены их оставить.

— Ну так вы же не завтра стартуете. Соберите запасы. Нормы дальнего похода вы знаете.

— Сделаем, Представитель! — склонил голову коммандер. — Я вижу, всем надо отдохнуть. Думаю, с тэп-переходом торопиться не стоит?

— Да, не будем торопиться, — устало согласился Кот.

Сегодня у него ни на что уже не осталось сил.


61

— Оммммооорноорноморн, — с каждым шагом тягучее пение раздавалось все громче и громче.

Mppгaрх крался вслед за парой усиленных экзоскелетами людей в балахонах, тащивших между собой третьего, похоже, просто пленника.

— Первый зол, крайне зол! — негромко переговаривались конвоиры. — Этим двум придуркам сильно достанется! Где они пропадают? Флаер вроде тут, а их с жертвой нет!

Кошак самодовольно улыбнулся. "Эти два придурка" вместе с привезенным ими пленником, надежно упакованные, сидели в одном из дальних помещений этого странного, спрятанного oтo всех, комплекса. В дальней его части, почти никем не посещаемой.

— Ладно хоть мы не сплоховали, сумели к сроку еще одно мясо найти. — Конвоиры и не думали успокаиваться. — Интересно, где эти… охотнички? А может они просто сбежали? У них, говорят, нюх на неприятности. Старые битые хищники…

Разговор людей в балахонах перестал быть слышен. Близкое пение сектантов заглушило все посторонние звуки. Mppгaрх удвоил осторожность. Настолько близко к "логову" он не подбирался.

Наконец конвоиры со своей жертвой достигли основного зала со старыми, архаично открывающимися дверьми.

— Оооммморррнооо! — кошака почти оглушило ничем не сдерживаемым звуком из открывшихся распашных дверей. — Рppooоммнннн… — Двери закрылись за спинами вошедших людей, но тише не стало.

Двери закрылись не полностью. Мррзин медленно подкрался ближе, бросив быстрый взгляд в небольшую щель. Он успел к самой кульминации. Конвоиры как раз втолкнули своего пленника в ослепительный шар, раздувшийся на центральной площадке. Раздался громкий треск и шар исчез, оставив на своем месте почерневший, выжженный разрядом, круг и… дымящееся, почти обуглившееся, тело.

Пение моментально стихло.

— Жертва не принята, братья! — откуда-то из тени вышагнул, похоже, жрец, обращаясь ко всем остальным. — Ошибшийся с выбором брат будет наказан!

Мррзин, не веря глазам, смотрел на труп посреди этих "братьев". Постепенно он обретал понимание происходящего. И вдруг завыл, задрав голову к потолку! Его обманули! Поэтому он не чувствовал "твинка", не понял, что тот мертв! Такой разряд глушил все, включая тонкие, едва установившиеся, связи! Обманули! Мертв!

— Appxxxpppaaapppxx… — раздавшееся из-за неплотно закрытых створок горловое рычание заставило вздрогнуть от страха ближайших к выходу сектантов, успевших выйти из церемониального транса.

Mppгaрх, осознавая горечь от потери столь нужного их народу человека, неосознанно рыча от переполнявшей его ярости, медленно выпустил когти и… рванулся внутрь!


62

Скрип… Скрип… Скрип…

Кот проснулся от неприятного звука, доносившегося из угла его комнаты. Голова просто раскалывалась. Видимо вчера он "переборщил" и с занятиями с Сайной, и с этим совещанием, будь оно неладно! Ну, хоть удалось убедить всех действовать совместно — ради этого можно и потерпеть.

Приподняв тяжелую голову, он покосился в сторону скрипа. Источником неприятных звуков оказалась как раз Сайна, задумчиво карабавшая когтем какую-то железку. Скрип… Скрип… Скрип…

— Сайна, прекрати! — взмолился Кот. — И вообще, что ты тут делаешь?

— О, проснулся уже? — поднялась кошка, перестав скрипеть. — Извини, задумалась.

— Как ты сюда попала?

— Очень просто. — Даже удивилась кошка. — Мне нужно было тебя увидеть и Чейз разблокировал двери.

— Нехорошо это. — Поморщился Кот, вставая. — Я тут живу вроде как. Отвернись, что ли…

Кошка демонстративно фыркнула, отворачиваясь. Сержант быстро натянул на себя комбез и направился в уборную. Привести себя в порядок было делом всего нескольких минут.

— Так что ты хотела? — поинтересовался он, приглаживая ежик коротких волос.

— Оставайся. Тэп-пути нестабильны, зачем тебе рисковать? — прямо высказала Сайна. — Мы все равно отправимся в большой мир, так лети с нами! Матери понравилось твоя помощь в переговорах. Она официально предлагает тебе статус помощника!

— А как же то, что я вроде как Представитель Императора? Это, наверное, выше, чем просто помощник. — Улыбнулся Кот.

— Ты вернул нам клятву. Мы теперь сами по себе! Оставайся! Такое предложение не делается кому попало! Еще никому из людей не было предложено войти в семью! — Топнула кошка. — Кроме того, мы сможем продолжить наши занятия! Мы разогнали туман всего с нескольких кусков твоей памяти, многое еще осталось скрыто!

— Нет, Сайна, спасибо. — Покачал головой Кот. — Я должен вернуться. У меня не закончился контракт. Не хочу, чтобы меня объявили дезертиром.

— Мы выплатим неустойки по твоему контракту! Мы выкупим его, когда выйдем в большой мир!

— Нет, не надо. — Отвернулся сержант. — Я привык делать все сам.

— Ты не понимаешь… — Встопорщила усы кошка.

— Я решил! — жестко ответил Кот.

— Мать знала, что ты так ответишь. — Опустила голову Сайна. — Зря я… — продолжила она, но тут же осеклась. — Но знай, что мы будем искать тебя, чтобы повторить предложение, когда выйдем в большой мир! Иди, раз ты выбрал свой путь!

Кошка, сверкнув глазами, выскочила вон, чуть не сбив с ног озадаченного Ская, перетаптывавшегося под дверью.

— Можно? — заглянул тот внутрь. — Я поговорить хочу!

— Скай, может, поговорим позже? — проворчал Кот. — Я даже не поел еще!

— Ничего страшного, поговорим позже. — Смиренно согласился Скай. — Составлю тебе компанию? Я тоже еще не завтракал.

Молча кивнув, соглашаясь, сержант вышел из комнаты. Выделенное для него отдельное помещение обладало единственным минусом — до столовой приходилось достаточно долго идти.

"Не комната прямо, а проходной двор какой-то! Хорошо, хоть недолго осталось", — мелькали в его голове мысли.

— Когда переход? — вроде как невзначай поинтересовался Скай, семенящий рядом.

— Тебе-то что? — поморщился Кот.

Ская он… недолюбливал. С тех самых первых минут, как оказался на станции. Слишком уж тот был уверен в себе, в своих решениях, с легкостью распоряжаясь чужими судьбами.

— Я иду с тобой. — Просто ответил Скай, и, увидев непонимание на лице Кота, продолжил. — А что мне тут делать? Зачем оставаться? Раньше я был неким управляющим, необходимым связующим звеном между людьми, Контролем и мррзинами. А сейчас? Все стали самостоятельными! Контракты, обязанности, все дела… Я просто остаюсь не удел. Вместо одного умного Контроля, которому в целом было наплевать, что происходит, появилось три десятка излишне умных Искинов, сующих свой нос в каждую дыру! Я больше не нужен. Мне не надо больше высчитывать эффективность в надежде на то, что все будет как надо и Контроль лишний раз не вспомнит про людской анклав.

Старик пожевал губами, собираясь с мыслями, а Кот по-новому взглянул на этого человека. Надо же… высчитывать эффективность, чтобы Контроль не вспомнил… Да уж! Когда Арни "вспомнил" про мррзинов, мало не показалось никому! Этот старик, сумевший заглянуть глубже всех, действительно был достоин уважения!

— Кроме того, мне давно пора на омоложение. — Поджал губы Скай. — Иначе необратимые изменения начнутся, а мне, знаешь ли, хочется еще пожить. Пожить как нормальному человеку, а не влачить жалкое существование в дряхлом и немощном теле!

— А здесь почему не хочешь? — спросил Кот, не замедляя шага. — С медцентра вроде бы блокировку сняли.

— А кто будет за качеством следить? — возразил Скай. — Здесь медтехник высокого ранга требуется, или даже вообще категорийный медик. Чейз и остальные всего лишь вояки, твердолобые… Вон, даже договориться не в состоянии оказались. Только командовать и контролировать могут!

— Не любишь ты их, — усмехнулся Кот. — Почему?

— А за что их любить? — резонно ответил Скай. — Появились внезапно, стали порядки свои наводить, перессорились со всеми. Если бы не твое вмешательство, так вообще бы…

— А то, что это я их, фактически, разбудил, тебя не смущает?

— Ни капли! — отрезал старик. — Я тоже могу уснуть, ты и меня можешь разбудить. Но я, когда проснусь, не начну направо-налево стволом махать! Тут, понимаешь, голову иметь надо, а не только раздутое самомнение…

Так, разговаривая, они успели дойти до столовой, набрать себе еды и усесться за свободный стол.

— А денег-то хватит на омоложение? — спросил Кот, уже заканчивая завтрак.

— Хватит. — Уверенно ответил Скай, тщательно и обстоятельно прожевав пищу. — И не думай, что я на местный ресурс надеюсь! До того, как сюда попал, Я… хм… не бедствовал, в общем. Как вернусь и получу доступ к своим счетам…

— Даже так? — удивился Кот.

— А ты что думаешь, сюда голодранцы только попадают? — в свою очередь удивился Скай. — На Пути Древних по разным причинам встают. Раньше вообще сплошь светлые головы здесь появлялись. Исследователи, ученые… Это только относительно недавно всякие авантюристы лезть стали. Можешь сам с данными ознакомиться, в общей базе лежат. Контроль из этого секрета не делал.

— А как ты сюда вообще попал? — поинтересовался Кот, допивая чай.

— Да так… Поставили меня в такое положение, что либо вперед шагнуть, либо все потерять, — насупился старик. — Шагнул, попал сюда. Не прогадал, получается, хоть вначале сильно расстроен был. Но если бы не шагнул, то давно в самый низ бы скатился… А скорее всего прирезали бы по тихому. Мешать я многим стал.

— Угу… — покивал Кот. — Интересный ты, Скай, человек. Считай, несколько уровней в тебе, и на каждом уровне ты по-новому раскрываешься!

— А ты как хотел? — улыбнулся дед. — В наше время и не выжить по-другому, наверх не подняться. Будешь как ты, прямолинейным таким, сожрут не глядя! Ой…

Старик прикрыл рот, округлившимися глазами глядя на собеседника.

— Да я и так знаю. — Погрустнел Кот. — Говорили мне уже, что нельзя так. Мол, надо и отвернуться уметь, и глазки иногда закрыть, и прогнуться где следует… Но не могу я так! С неправильным и несправедливым смириться не могу! Только на черное и белое мир не делю, но несправедливость не люблю. На мелочь еще могу не обратить внимания, но не могу пройти мимо явного! И не хочу учиться закрывать глаза, упиваясь собственной, часто надуманной, важностью и значимостью.

— И не надо этому учиться! — Кивнул Скай. — Я, вот, научился… Как в грязи валяешься. Пока там был, не замечал, а как здесь оказался, в более-менее спокойной обстановке, так память такое выдавать стала… места себе не находил!

— Особенный ты какой-то, дед. — Отстраненно заметил Кот. — Или всё же все такие?

— Да нет, далеко не все. — Вздохнул Скай. — Таких, как я, мало, нет почти. Кто с самого начала наверху, тот считает, что так и должно быть, что остальные, кто ниже, просто грязь и пыль. Кто из низов вырвался — тот готов горло грызть, по трупам шагать, но наверху удержаться! А я, вот, считай, не с самого низа шел. За лишний кусок глотки не рвал. Да и родителей своих знаю и помню… Ладно, не будем о прошлом! — встряхнулся старик. — Ты мне лучше скажи, откуда Чейз и остальные взялись! Я их не знаю. Раньше-то я думал, что знаю всех и почти все, но… Контроля я вообще считал человеком, управляющим всем этим стадом, который по каким-то причинам заперся в закрытом секторе. Думал что разговоры мррзинов о "вечном Контроле" всего лишь сказки, что он просто очень стар, что вот-вот, еще немного, и он начнет искать себе замену… Хотел занять его место, готовился… А он оказался Искином, странным и не обычным! А эти сразу целая группа просто из ниоткуда появилась. Это же люди, так ведь? Присмотрелся я. Реакции человеческие, ошибки человеческие. Были в криосне или пришли тоже откуда-то? Хотя тэп не включался больше… Никак понять не могу…

Речь Ская, как и его мысли, скакали. Видимо, очень уж он разволновался, вспоминая прожитые годы, однако Кот его понял.

— Оцифрованные это. Искины. Были когда-то людьми, стали Искинами. Перенесли сознание.

— А… м-м-м… это разве возможно? — осторожно поинтересовался Скай. — Я что-то про такие технологии даже не слышал…

— Древние они. Очень древние. Еще до Первой Империи появились. — Ответил Кот. — Так же, как и Арни… тот Контроль, которого ты помнишь. Точно такой же был. А этих он как бы во сне держал, личностные матрицы угнетал.

— Ох ты, — вздрогнул старик, — Искины! Спали, говоришь? А ты их, выходит, разбудил?

— Скорее дал возможность проснуться. — Ответил Кот, поднимаясь. — Есть еще вопросы, Скай? Собираться пора. На тэп-площадку еще вчера энергия накопилась.

— А-а-а… да-да. Спящие Искины… я скажу нашим, чтобы собирались… — старик, похоже, впал в прострацию.

— Поторопи всех, Скай. Я и так задержался, отпуск еще вчера закончился. Так что долго ждать не могу!

Кот ушел из столовой, но старик так и остался сидеть, бездумно глядя перед собой.

— Освободился? — рядом с мерно шагавшим сержантом соткалась голограмма Чейза. — Поговорить надо!

— Что, сегодня день посещений и разговоров, что ли? — пробурчал Кот. — И ты?

— Что — я? — удивился коммандер. — М-м-м… А! Сайна и… Скай? Да, смотрю, они успели тебя допечь.

— Успели. — Нахмурился Кот. — Сайна не хочет, чтобы я уходил, даже место в клане предлагала. Скай просто общими беседами… Коммандер, не крути! Что ты хочешь?

— Просто поговорить, — голограмма непринужденно скользила рядом. — Действительно просто поговорить.

— Что-то хочешь узнать? — усмехнулся Кот. — Что-то такое, что заставило тебя проглотить обиду и задать вопрос?

— М-да… Ты прав. Проглотить обиду, да, это отражает суть. — Отвернулся Чейз. — Не скрою, ты уязвил меня. Меня, опытного командира, обошел молодой и наглый всего лишь сержант, случайно где-то доставший непонятный ему код, как я тогда думал. Но сейчас я несколько изменил свое мнение. Хочешь знать, почему?

— Не буду гадать, но, скорее всего, из-за занятий с кошкой. — Кот замедлил шаг. — Мы открыли с ней несколько пластов моей памяти. Ты что-то во мне увидел, Чейз? Так?

— Почти так. — Утвердительно кивнул Чейз. — Но не совсем. Кот… я никак не могу понять, почему ты нашел путь там, где не увидел его я? Найм специалистов, объединение офицеров штаба, разделение функций между нами и мррзинами… Это же на поверхности лежит! Всего лишь посмотреть на некоторые пункты под другим углом… Почему ты увидел, а я — нет?

— Коммандер! Вы боевые офицеры. Вы готовились принять под командование новые корабли и уйти в горнило сражений. Вы пошли на оцифровку потому, что считали, что принесете больше пользы именно в виде практически бессмертных Искинов. Вы достаточно прямолинейны, а я, спасибо Сайне, сейчас более гибок в мышлении, поэтому смог все увидеть немного "со стороны". Я прав?

— В целом да, — согласился коммандер.

— Прав. — Кивнул своим мыслям Кот. — Вы ждали свои корабли, чтобы защищать Империю, к тому моменту уже почти развалившуюся. Когда вдруг "оказалось поздно", вы растерялись и именно поэтому отдали всю власть в руки Арни, позволили местному начальнику, как более старшему, опытному и действительно гениальному брату Императора, погрузить вас в полусон. Позволили использовать себя просто как часть вычислительной системы, наблюдая за происходящим как за театральной постановкой. Так? Я правильно понял предпосылки?

— Да, — помрачнел Чейз. — Так и было. Мы оказались не готовы…

— Вы просто пали духом! — довольно грубо оборвал его Кот. — Вы не успели на войну, к которой готовились, она закончилась раньше. Новых приказов не поступало, и вы не решились стать самостоятельными, не решились сами взять ответственность за свои действия вне рамок приказа, вы свалили все на "более старшего", которым для вас и являлся Арни! Хоть мне и не нравится такая позиция, но я могу вас понять… и только потом, осознав, что вседозволенность превратила Архитектора в…

— При чем тут это? — недоуменно прервал его коммандер, — Арни'Н'Сон не менялся! Он остался таким же, каким и был до оцифровки!

— Стоп! Что ты сказал? — не понял Кот. — Арни не сходил с ума?

— Ни в коем разе! — подтвердил Чейз. — В этом вся прелесть оцифрованной личности. Мы физически не имеем такой возможности, в нас нет ни грамма биологической части. У него была задача, и он с ней прекрасно справился! А нам просто надоело бездействовать. Арни гений, он все рассчитал верно, просто слегка увлекся своим творчеством и почти перестал обращать внимание на текущие дела. Скажу даже больше, он провел прекрасные боевые испытания, довел до ума сырые прототипы и сумел создать принципиально новый корабль! Кроме того, взять под контроль численность этих полудиких подопечных это, скажу тебе, многого стоит. По два-три котенка каждый раз, и это при том, что бесконтрольно размножаться они перестали относительно недавно! Последние стычки служили лишь в качестве эффективного регулятора популяции мррзинов.

— Значит, говоришь, Арни делал это специально? И ты… Вы одобряете то, что происходило все это время? — сержант остановился. — Эту бесконечную войну? Эту медленную деградацию целой расы? Эту карательную акцию, устроенную Арни?

— Я бы не сказал, что полностью одобряем, но… все сделано на высшем уровне. — Слегка замялся коммандер. — Есть цель, есть средства, есть пути решения. Возможно, Арни выбрал не самый лучший из них, но, в конце концов, его выбор оказался верным, раз привел к требуемому результату! Он прекрасно осознавал, что делает, и он действительно выполнил свою задачу. Он создал уникальные боевые единицы, а поколения мррзинов освоили их так, что теперь они управятся с кораблями даже с закрытыми глазами! А акция… они хотели выйти из-под контроля. У Арни не было выбора!

— Коммандер! — прервал коммандера Кот, чьим голосом можно было заморозить воду. — Это Твое личное мнение или вы все так считаете? Поддерживаете действия Арни'Н'Сона?

— Он был нашим начальником, а его решения являлись приказами. Приказы не обсуждаются. — Уклончиво ответил Чейз. — Арни даже перевыполнил поставленную задачу… Я считаю, что его путь верен! И я уверен, что мы пробьем себе обратную дорогу к людям. Может, и не сразу, но выйдем!

— Я хочу услышать позицию каждого.

— В этом нет необходимости. Я, как командир, выражаю мнение всех своих подчиненных! — пафосно ответил Чейз. — А в чем дело, представитель?

— Я хочу услышать каждого офицера. Лично. — Раздельно произнес Кот. — Прямо сейчас!

Он был вынужден просто давить голосом… и статусом, сдерживая свои эмоции под ледяной маской. Через несколько мгновений вокруг стало тесно от голограмм в офицерских мундирах, ставших по очереди, по старшинству, высказывать свое мнение. Все поддержали своего коммандера. Все… Нет! Не все! Трое, "всего лишь" с капитанскими званиями, выглядевшие серыми воробьями среди блиставших званиями и наградами коммандеров и штаб-офицеров, не согласились с формулировкой. И всего лишь один открыто высказался против. Этот Искин, тоже, кстати, носивший капитанские знаки различия, даже в виде голограммы выглядел не моложе Чейза.

— Я не буду вываливать тонны цифр и поднимать тысячи отчетов, но я хочу сказать, что практически в каждом спровоцированном Арни бою мы теряли от сорока до семидесяти процентов боевых кораблей и до шестидесяти процентов личного состава! — аргументировал он. — Да, поле боя всегда оставалось за нами и мы почти не теряли материальные ресурсы. Но я считаю, что это неприемлемо! Не было и нет такой необходимости!

— Ты, капитан, всегда отличался своим особым мнением. — Брезгливо процедил Чейз. — И именно поэтому ты всего лишь капитан! Я всегда говорил, что с таким подходом тебе не место в офицерском корпусе. Тебе надо было идти в службу спасения, а не в боевые части!

— Кто вы? — поднял голову Кот.

— Капитан Куприн, курс-навигатор первого класса. — Представился капитан, играя желваками.

— Четырежды представал перед флотской комиссией за невыполнение приказа. — Холодно прокомментировал Чейз. — Столько же раз был лишен звания и в конце концов оказался под моим командованием. Лишь его несомненное мастерство в прокладке маршрута и вождении кораблей позволило ему попасть на оцифровку и войти в мой экипаж. Да и то только по высокой протекции.

— Мне нужно его личное дело! — отрывисто бросил Кот.

Голограмма капитана гордо вздернула подбородок, но сохранила молчание. Похоже, что выдержки этому оцифрованному было не занимать.

— Считаю, что в связи с намечающимся переходом, — продолжил коммандер, — его навыки будут нужны. Пока что отстранять капитана нецелесообразно и..

— Вы снова не так поняли меня, коммандер Чейз. — Кот повернул голову и в его голубых глазах мелькнули застывшие искорки гнева. — От имени Императора я отстраняю тебя от командования. Исполнить немедленно! Капитан Куприн, принимайте командование группой! Эти трое офицеров будут вашими помощниками. — Он указал рукой на троицу "сомневавшихся". — Остальных снимаю с должностей и перевожу в статус "советник"!

— Не имеешь права! — зло выкрикнул не ожидавший такого поворота Чейз.

— Молчать! — едва ли не прошипел Кот. — Я имею полное право, и все Вы, господа, это прекрасно знаете! Вы сохранили ваши знания, вы сохранили ваши навыки, вы сохранили вашу дисциплину и верность присяге. Но вы потеряли человечность! Хотя я уже сомневаюсь, была ли она у вас и до оцифровки… Свободны! Капитан Куприн, готовьте тэп-площадку!

Через полтора десятка минут он, вместе с десятком уходящих, стоял у круга, внутри которого разгоралось сияние. Рядом с ними маячила голограмма нового командира.

— Почему, Представитель? — спросил Куприн почти в самый последний момент. — Есть гораздо более компетентные и исполнительные офицеры. Почему я?

— Я уже сказал там, в моей бывшей каюте. — Буркнул Кот. — Они потеряли человечность. Они готовы идти напролом и завалить чужими телами путь к своей собственной цели. Они не увидели ничего плохого в действиях Арни, и они тоже не ценят жизни своих подчиненных. Поэтому ни один из них не достоин командования! Звания и должности — просто пыль. Командовать не означает лишь бездумно выполнять приказы вышестоящих и настойчиво добиваться от подчиненных выполнения собственных приказов! И я думаю, ты это понимаешь.

Куприн промолчал. Замолчал и Кот, глядя на сияние, в котором по очереди исчезали его спутники.

— Доведи их! Будет трудно, но доведи! — обернулся он к голограмме, оставшись один. — Чейза все устраивало, он вполне мог слить кошаков в первом же бою и вернуться обратно. Он не поверил мне, а еще ему очень хотелось занять место Архитектора. Я знаю, будут потери, но ты — ты сведешь их к минимуму и все же выведешь! Я прочитал твое досье, я знаю, за невыполнение каких именно приказов тебя четырежды судили. И даже комиссии сочли те приказы преступными и четырежды же всего лишь лишали тебя звания! За неподчинение приказу в боевой обстановке тебя всего лишь лишали звания! Я уверен, что ты, как и тогда, не бросишь своих подчиненных в глупую мясорубку, будь они хоть людьми, хоть кошаками! Империя и так задолжала мррзинам за невыполненное обещание, за тысячи лет бесконечных боев и медленного вырождения! Империя задолжала и людям за поколения вынужденного затворничества в этих стенах. Выведи их! Я надеюсь на тебя!

C этими словами Кот шагнул в сияние, ставшее уже угасать.

Капитан Куприн грустно улыбнулся. Огромная ответственность была взвалена на его виртуальные плечи решением этого странного "представителя"…

Его решением уход транслировался на всю базу. И так получилось, что прощальные слова Представителя слышали все.


63

Скучно, жарко, душно. А вдобавок еще и мрачно, да и… пахнет неприятно. Как на бойне! Саня, капрал планетарной вспомогательной полиции, облаченная в облегченный бронежилет, с завистью покосилась на вставшего неподалеку "спеца" в среднем бронескафе

— Хорошо им! — промелькнула распаренная, как и она сама, мысль. — Климатизатор включил и стой, наслаждайся!

"Спец", действительно закупорившийся наглухо, переступил с ноги на ногу и отошел в сторону, сопровождаемый едва ли не материальными волнами зависти, исходившими от Сани и ее сослуживиц. Вспомогательные подразделения, "Помы", большей частью состояли из женщин, занимавших непыльные должности секретарей, делопроизводителей и регистраторов. Сейчас же их, офисных красавиц, вырвали из привычного комфортного существования, обрядив в уродливые бронежилеты с широкой и яркой надписью "Полиция" на спинах и отправив в оцепление с задачей "гонять репортеров". В обычном полусонном курортном мирке, поставленном на уши страшным и резонансным происшествием, оказалось недостаточно полицейских сил… Очень высокое начальство опасалось народных волнений, и большая часть сотрудников патрулировала улицы, а именно их собственные "маленькие высокие начальники" отправили "офисных стерв" из ближайшего городка стоять в оцеплении и отгонять назойливых репортеров с их летающими дронами-голокамерами.

Жуткую бойню в тайне удержать не удалось. Ушлые журналисты, откуда-то пронюхавшие о случившемся в этом месте, растрезвонили о нем всем и каждому. Кровавая сенсация всколыхнула весь этот курортный мирок, породив множество слухов и домыслов. Еще бы! Ведь в одночасье лишились жизни многие из видных политиков, чиновников и успешных дельцов!

Полицейское начальство требовало расследовать это дело как можно скорее, чтобы представить полученные результаты чрезвычайно обеспокоенным обывателями отдыхающим. Рейтинги новостных каналов, освещавших событие, взлетели до небес, а посещаемость их ресурсов перекрыла даже популярнейшее реалити "Кто ты?", модное даже в Центральных Мирах.

Саня вздохнула еще раз, поморщившись от шибающего в нос запаха. В спешке им забыли выдать хотя бы защитные маски. Xшары бы побрали это долбанное руководство, отрапортовавшее наверх "справляемся своими силами" и обеспечившее девушкам столь сомнительное удовольствие нюхать вонь пролившейся крови и потеть! Потеть!!!

Несмотря на то, что этот дурацкий старинный комплекс полностью находился в горе, внутри было аномально жарко, едва ли не жарче, чем на поверхности под ярким светилом.

Еле слышный гул, скорее даже мизерная вибрация, ощущавшаяся, похоже, всей поверхностью открытой кожи, а не ушами, заставил Саню насторожиться. Откуда-то повеяло свежестью и запахом озона, как перед грозой. "Спец", закупоренный в своей скорлупе и не почувствовавший угрозы, бродил по залу, вглядываясь в нарисованные на полу контуры тел. Саня встревоженно уставилась на дверь, ожидая либо новостей… либо неприятностей.

Резкий треск, раздавшийся за спиной, заставил ее вздрогнуть и, ойкнув, суматошно дернуться и обернуться. Она была такая не одна, несколько фигур ее подруг с испуганными возгласами сделали то же самое.

— Ой… мамочки! Что это? — раздался чей-то голос. — А-а-а?!

В сиянии, разгоравшемся в центре зала, была хорошо виден тот самый закованный в средний бронескаф спец, которому Саня так остро завидовала еще несколько минут назад. Сейчас же по неподвижно лежащей фигуре с треском проскакивали искры разрядов, насквозь пробивая достаточно серьезную броню, которая, как сейчас казалась, сделана не из крепкого металлокерама, а из простого тонкого пластика. Похоже, нечувствительность к внешним воздействиям сыграла с полицейским плохую шутку! Девушки, сосредоточившиеся у нескольких диаметрально противоположных выходов, жмурились от яркого света и перестали видеть друг друга.

Небольшой вначале шар света рывком стал едва ли не в три раза больше.

— За-а-а… Отходим! Отходим! — воскликнула Саня, запаниковав.

Паника — вещь заразная, особенно среди слабо подготовленных людей. Возгласы и крики распространили панику на всех "помогашек", ринувшихся к выходам. Рядовые и инспекторы вспомогательного подразделения полиции, дежурившие в оцеплении или в который уже раз осматривавшие место происшествия, черными тараканами бросились врассыпную от центра. Им гораздо важнее было добраться до выхода и укрыться, чем находиться в первой линии. Больше того, им, вооруженным лишь слабосильными игольниками и дубинками-шокерами, явно нечего было противопоставить неизвестному, но, скорее всего, очень страшному противнику, и приходилось просто спасаться бегством!

В дверях моментально возникла давка.

— Быстрее! Ну быстрее же! Пропустите-е-е!!! — бывшие "милые девочки" едва ли не лезли по головам подруг, спотыкаясь, падая и немилосердно топча уже упавших.

В ярком шаре изломанной черной тенью возникла чья-то фигура.

— И-и-и-и!!! — взвизгнули из противоположного конца зала из-за полога яркого света.

Паника сделала свое дело. У "офисных красавиц" окончательно сдали нервы и дрогнули пальцы на спусковых скобах, посылая во все стороны струйки шоковых игл. Стрелять, конечно, старались в сторону "непонятных пришельцев", прямо в центр зала, но иглы, свободно пролетая через яркий свет, зачастую попадали в своих же!

— Я под огнем! Ранена! А-а-а, в меня попали-и-и! — со всех сторон вопили сотрудницы-"управленки". — У нас нештатная ситуация! Повторяю, нештатная ситуация! Требуется подкрепление! Подкрепление!

Горохом посыпались панические доклады и требования поддержки. Все так, как инструкторы вколачивали им в головы на тренировках в центрах подготовки, "Не уверен? В тебя стреляют? Вызывай подкрепление!". Суматохи добавлял треск статики, забивающий незащищенные каналы.

Человек, чья фигура появилась из шара света, споткнулся о полицейского в бронескафе и всем телом шлепнулся на пол. Вслед за ним та же участь постигла еще одного… и еще одного… и еще, и еще. Ничего толком не видя после яркого сияния, пришельцы спотыкались друг о друга и падали, падали, падали, раскатываясь сбитыми кеглями. Кто-то из них, неудачно упав, разбивал носы или рассекал брови, кто-то просто оседал вниз, получив шок-иглу, а кто-то, сориентировавшись, падал сам, укрываясь за бесчувственными телами более невезучих товарищей.

Со всех сторон слышались громкие вскрики, отчаянная ругань и шипение плюющихся игольников. Наконец сияние стало меркнуть и исчезло, оставив после себя оглушенных, вяло шевелящихся людей в центре зала и кучки истерично визжащих "Помов" у выходов, успевших расстрелять весь боекомплект и теперь почти вслепую отмахивавшихся активированными дубинками от врагов, вне сомнения, окружавших их со всех сторон!

То, что удары доставались лишь их собственным подругам, так же рвавшимся к выходу, до мозга перепуганных женщин просто не доходило. Или доходило… но ничего не менялось. Тут ни у кого не было подруг. Тут были лишь более или менее успешные конкурентки, и пара удачных ударов вполне могла помочь в продвижении или устранить чересчур наглую, нацелившуюся не на свое место, особу.

Ворвавшиеся штурмовики из группы быстрого реагирования быстро разобрались в ситуации и споро обездвижили всех пришельцев, упаковав их в наручники. Один, два, три… одиннадцать. Одиннадцать человек попало в руки правосудия! Их, измазанных в своей и чужой крови, быстро распихали по зарешеченным отсекам полицейских транспортов и так же быстро увезли в управление, но, как оказалось, недостаточно быстро. Несколько просочившихся через тройное оцепление журналистских дронов все же успели отснять весьма интересные кадры.


64

Из скрытых динамиков доносился шум взбудораженной толпы, а голоэкраны показывали беснующихся людей, которых шеренга полицейских живым прессом выдавливала из зала заседаний.

— Ублюдки! Подонки! Смерть им, смерть! — подобные этим выкрики ярко выделялись на фоне общего шума.

— Покиньте помещение! Все на выход! На выход! — надрывались полицейские.

Дело осложняло то, что большинство присутствовавших на этом заседании были богатыми представителями общества или журналистами. Ни с одними, ни с другими, власть отношения портить не хотела, поэтому получившие приказ полицейские собственными телами вытесняли собравшихся вон из зала, по полной получая тычки, плевки и оскорбления.

Один из пятерки чиновников махнул рукой, остановив просмотр записи.

— Что скажете? — спросил он.

— Что тут говорить? — отозвался другой. — Налицо явная недоработка. Начальника управления — сместить за некомпетентность. Это надо же было додуматься до такого! Притащить свежих свидетелей прямо на процесс, даже не удостоверившись в том, какие именно показания они могут дать!

— Да, недоработка налицо. — Вынужденно согласился генерал юстиции. — Но начальника понять можно! Давление общественности, репортеры…

— Ой, да бросьте, Сорос! Не стоит так уж явно защищать своего племянника, — подал голос третий. — Наличие дяди-генерала не всегда оправдывает отсутствие мозга!

— Позвольте… — генерал с угрозой привстал.

— Хватит! — оборвал их председатель. — Что будем делать с этим?!

Он вновь махнул рукой, запуская еще один фрагмент.

— Я был там! Я нашел! Я прошел древними путями и я узнал Спящих! И я говорю вам, Спящие есть, и они пробуждаются! И они скоро окажутся среди нас! — громко вещал какой-то отчаянно жестикулировавший старик. — Мощь их велика, а разум их чист и непредвзят! Они справедливы, хоть и жестоки, и не терпят лжи и неповиновения! Я глас их, которого они отправили обратно с вестью о своем скором пришествии! Поэтому я велю вам. Говорите правду!

Старик, вроде как бессистемно размахивавший руками, повелительно ткнул пальцем в пару людей, дававших показания. Люди замялись… и стали говорить. Но, похоже, совсем не то, что от них ожидали!

Эта пара говорила и говорила, дополняя друг друга, вспоминая различные моменты. Они говорили и говорили, говорили и говорили. Именно их речь, затянувшаяся на долгие часы, и привела к таким последствиям!

— Кто это такой? Вы смогли узнать? — Повелительно спросил председатель.

— Дмитр Ван Крыж, — поморщился генерал юстиции. — Занимался тем же, что и… — генерал пощелкал пальцами, не решаясь озвучить вслух то, о чем и так все знали. — Только у, э-э-э… соседей. Пропал лет пятьдесят назад. "Шагнул в путь", после чего был объявлен пропавшим без вести. И вот всплыл тут, на нашу голову. Похоже, он добился своего, хоть и сморщился, как старый стручок. Пришлось закрытый запрос оформить, через ЦМ.

— Вот оно как, — протянул председатель. — Мне показалось или он чем-то воздействовал на… бывших главных свидетелей? Можно это как-нибудь использовать в нашем деле? Ну, то, что он неправомочным способом заставил свидетелей дать такие признания? Капитан-судья, что скажете?

— С этой стороны все чисто. Пси активности не было. — Медленно отозвался КОНКОРДовец. — То, что рассказала эта парочка, является чистой правдой. Всех охотников организации ищущих дополнительно обрабатывают, кодируют, закрывая им рты и добиваясь максимальной лояльности. И Крыж прекрасно этот факт знает и сумел этим воспользоваться, что говорит о его верхней позиции в иерархии. Он недаром махал руками, он подбирал код.

— А что же вы молчали? — насупился председатель. — Мы же пригласили вас для…

— Вы пригласили меня для того, чтобы я официально засвидетельствовал факт нелояльности мррзинов, вырезавших больше сотни далеко не последних людей вашего сектора! И подтвердил ваше решение объявить и их, и их владельцев персонами нон-грата! — резко оборвал его псион. — Вы хотели получить дополнительные преференции при общении с теми, кто может позволить себе иметь мррзина в телохранителях! А из-за вашей безответственности получили то, что имеете! Кроме того, ищущие не входят в мою компетенцию, и о допобработке я узнал лишь недавно, когда стал разгребать ваши завалы!

— Но…

— Или на самом деле никакой вашей ошибки не было? И все это является продуманной акцией нарушения устоев нынешней власти и очернения КОНКОРДа?! — едва ли не прошипел капитан-судья.

— Простите, господин капитан-судья. — Сдулся высокий чиновник. — Конечно же, это была ошибка! Недоработка! Но что же нам делать? Две тысячи четыреста тридцать пять похищений только у этих двух, а ведь были еще три пары загонщиков, про которых они рассказали! И ведь прямая трансляция шла на весь сектор! Что нам с этим-то делать? Люди как обезумели услышав это! Нам как минимум грозят перевыборы, а то и восстание!

Похоже, высокий чин едва сумел подавить приступ паники.

— Используйте ситуацию в своих интересах. — Холодно отозвался КОНКОРДовец. — Перенаправьте эмоции людей в другое русло. Кажется, этот Ван Крыж хотел организовать новую организацию? "Встречающие Спящих"? Помогите ему. Дайте информацию, что "встречающие" вымолят у… хех… "прилетевших Спящих" преференции для родственников погибших по вине "ищущих". Или для наследников, если у кого-то не было родственников.

— А этот… Ван Крыж… он же тоже был "ищущим", с этим как? — робко спросил председатель… вернее, Президент Сектора.

— А это пусть так и останется закрытой информацией, которую знают лишь немногие. — Отрезал капитан-судья.

— Да, это выход., — задумался президент. — Мы постараемся.

— Да уж не просто попробуйте, не просто постарайтесь, а сделайте! — резко встал КОНКОРДовец. — Выражаю официальную позицию КОНКОРД: накаленная обстановка и, тем более, открытый бунт целого сектора, в сложившейся обстановке противопоказаны. Кстати, через переход прошли одиннадцать человек, я видел только девять. Что с остальными?

— Один погиб, шальная игла прямо в глаз. Второй флотский, его сразу комендантские забрали. То ли дезертир, то ли еще что.

— Ясно. Что ж, господа, — слегка наклонил голову капитан-судья, — оставляю вас с вашими проблемами. Я и так задержался со всеми вашими недоработками.

— О, Xшары… — обессиленно упал в кресло президент сектора, когда конкордовец ушел. — Мне же еще в Совете Федерации отчитываться… Что я скажу?

— Организуй секту "Встречающих", успокой людей. Тем и защитишься. — Пожал плечами до этого момента молчавший участник совещания. — Меня больше беспокоят слова судьи… "В сложившейся обстановке", именно так он сказал? Похоже, даже обычный капитан КОНКОРДа знает больше, чем мы!


65

Световая панель над дверью мигнула, активируясь. Кот только лениво скосил в его сторону глаза. За три дня, проведенные в камере, он уже успел привыкнуть к этим безмолвным проверкам. За панелью, насколько он понял, прятался объектив камеры.

— Встать! Лицом к стене! Упереться лбом! Ноги и руки на маркеры! — внезапно прозвучал холодный голос из скрытого динамика.

Одновременно с этим железную койку пронзил слабый разряд, заставляя заключенного пошевеливаться. Двигаясь не спеша, но все же достаточно быстро, чтобы охрана не сочла этой дерзостью, сержант занял требуемую позицию. За неподчинением следовало жесткое наказание, это он понял еще в первый день. Тогда он, не знакомый с реалиями заключения, промедлил с выполнением приказа, и ворвавшиеся охранники с огромным удовольствием отходили его мягкими дубинками, не ломавшими кости, но не оставлявшими на теле живого места!

Замок камеры щелкнул, дверь ушла в сторону. Кот понял это по дуновению свежего ветерка, ворвавшегося внутрь. То ли климатизатор барахлил, то ли это входило в обязательный перечень "трудностей заключенных", но в камере стояла поистине адская жара!

— Надо же, хе-хе, понятливый! — раздался от входа голос. — Руки за спину! Голову не отрывать!

Вместе с голосом ветерок принес терпкий запах лосьона. Кот молча выполнил приказ. Легкое дуновение сказало, что охранник шагнул ближе, и сразу же на кистях защелкнулись наручники.

— На выход, дезертир! — глумливо приказал охранник. — Или ты опять будешь кричать, что это ошибка?

Не говоря ни слова, Кот шагнул к двери. Объясниться он пробовал пока его транспортировали сюда и в первые сутки заключения. И тогда же, после "визита" охраны, он понял, что это бесполезно.

— Голову вниз! — рявкнули за спиной.

Промедливший с выполнением Кот получил жесткий тычок, хорошо, хоть не активированной дубинкой, после чего послушно прижал подбородок к груди. Заключенным не полагалось смотреть по сторонам. В таком виде, полусогнутого, его и доставили в допросную комнату. В очередной раз.

— Сними с него наручники и можешь быть свободен! — раздался еще один, уже знакомый, голос.

Кот выпрямился. Конечно… кто же еще! Лейтенант-юрист, так его! Холеный, лощеный, самодовольный. Это он два дня пытался угрозами и шантажом выбить признание… в дезертирстве!

— Ну что, сержант? Все еще упорствуешь? — ухмыльнулся лейт.

— Никак нет, господин лейтенант. Не упорствую. — Мотнул головой Кот.

— Ну как же не упорствуешь? — всплеснул руками юрист. — Признался бы честно, получил бы по минимуму! Вот зачем ты решил сбежать? А? Что-то натворил? И зачем бежал так глупо? И попался ведь тоже глупо!

— Я не сбегал!

— И поэтому не явился вовремя? Что тебя не устраивало на службе? Тяжело? Опасно? Я запросил по тебе выписку. Ты ведь едва остался жив после нападения пиратов? Так же, да? — улыбался лейтенант. — Из всего гарнизона вас, выживших, осталось в лучшем случае три десятка. Наверное, решил больше не рисковать? Конечно, на море под ласковым солнцем гораздо приятней, чем в разбитом отсеке с последним дыхательным картриждем! Вот только зачем бежать-то? Явился бы по месту службы, разорвал контракт, как положено. Да, выплатил бы неустойку, но ведь по-честному же! Или денег пожалел, а?

Кот упрямо молчал. Доказывать что-то этому лейтенанту было бесполезно.

— Знал бы ты, сержантик, сколько вас таких мы вылавливаем! Пачками! Кто-то раньше, кто-то позже, но бежать все же многие пытаются. Дохнуть-то никому не хочется! — лейтенант, откинувшись на спинку кресла, пальцами протарабанил по столешнице какой-то бравурный марш. — А вот тут-то мы вас раз — и в сети! И хорошо, что бежите! Вы даете нам работу, ха-ха-ха-ха!

Лейтенант звонко рассмеялся, запрокинув голову. Кот едва удержался от желания вцепиться ему в глотку. Ведь сто процентов, именно по приказу этого хлыща и климатизатор в камере барахлил, и охранники отделали его по первое число, и освещение не гасло все это время, заставляя путаться во времени, да и постоянные проверки не позволяли толком выспаться!

— Так признайся, признайся. И не придется тащить дальше военную лямку. Зачем лететь по месту службы? Расторгнешь контракт прямо здесь! — закончил смеяться лейтенант. — А за чистосердечное признание получишь скидку! Нет, штрафное подразделение тебе обеспечено, это факт, об этом даже речи не идет! Но я позабочусь о том, чтобы ты получил минимальный срок и отбывал наказание где-нибудь в тихом месте.

— Да какое штрафное подразделение? — не выдержал Кот. — Я опоздал-то всего на день, и то не по своей вине! Выговор и штраф содержания за две декады — это максимум!

— Дружок! Ты что-то не понимаешь! Какой один день? Ты отсутствовал полдекады!

— Как так? — опешил Кот.

— О-о-о… Обнови инфо, сержант! Похоже, ты действительно просто хорошо загулял! Ха-ха-ха! — вновь рассмеялся лейт. — Но это все равно не освободит тебя от ответственности! Контракт, дружок, контракт! Это не смягчающее, это даже отягощающее обстоятельство, хотя статья другая, да!

Кот лихорадочно проверил выход сеть. Раньше возможности не было — все полицейские, да и флотские, комендантские катера были экранированы. Да! Выход открыт… Контакт… Картинка, моргнув, обновилась. Десятое! А на службу он должен был явиться второго!

— М-да… это все же меняет дело, хоть и не слишком. — Задумался лейт. — Значит, служить не отказываешься?

— Нет, — ошарашенно мотнул головой Кот.

Как такое могло случиться, он не понимал. Один, максимум, два дня… но так…

— Постойте! Так я ведь у вас в камере уже третий день! Или четвертый! — опомнился он.

— Ну и что? — деланно удивился лейт. — По флоту объявлена повышенная готовность. То, что ты упустил это оповещение, тебя не оправдывает! Три дня задержки — и все, пошла рассылка о дезертирстве. Не надо было уходить в загул, сержант! Хотя… хотя ты везунчик, по большому-то счету. Шаттл с твоими товарищами, с которыми ты сюда прибыл, того… навернулся. Все накрылись, даже тел толком не осталось. Вы ж должны были одним рейсом вернуться? Ага, одним.

Лейт, похоже, озвучивал поступающую ему информацию.

— Так что ты везунчик… Ну что же, раз так — отправлю тебя по месту службы. Как раз через час курьер в штаб пойдет. Хоть дело твое и ушло уже, но я вдогонку пояснительную отправлю. И получишь ты, получается, всего лишь штраф… где-то в размере месячного содержания. — Задумался лейт. — Решено! Так и сделаю! Охрана!

В открывшийся проем шагнул дюжий капрал комендантского взвода.

— Сержанта помыть, выдать новый комбез. Через час сопроводить к ноль-двенадцатому борту, проконтролировать, чтобы никуда не делся. Все ясно?

— Так точно, господин лейтенант! — прогудел капрал.

— Ну все, садж. Свободен. — После того, как что-то выяснилось, отношение лейтенанта явно изменилось в лучшую сторону. — А я к коменданту!

Через час помытый, в свежем комбинезоне, Кот уже летел в штаб, куда и было выдано предписание явиться после отпуска, а лейтенант с непроницаемым лицом до сих пор выслушивал крики коменданта.

Новый комендант, назначенный вместо снятого с этой должности старого коммандера, "мёл по новому", а фактически просто изводил подчиненных постоянными придирками и замечаниями. Обещание "отправить пояснительную вдогонку" просто вылетело из головы лейтенанта, напрочь выбитое оттуда потоком брани неуравновешенного начальника. Вспомнил он об этом лишь через восемь дней, занимаясь пойманным дезертиром, уже настоящим. Быстро набросав требуемый файл, лейтенант отправил его в суд, как приложение к ранее направленному делу.

"Ничего", — подумал он, — "главное, отправил. Дела обычно раньше, чем через декаду, просто не рассматриваются. То ли Искин у них слишком стар, то ли архив сбоит, но раньше никогда у них быстрее не получалось".

Успокоив себя, лейтенант и думать забыл про это дело, заваленный ежедневной текучкой. Обещал, сделал — и ладно!

А суд, оказывается, еще в прошлом месяце полностью обновил техническую часть.


66

Гарсен, с интересом крутивший головой, шел по одному из центральных проходов станции. Им, новоиспеченным сержантам, позволили самостоятельно добираться до мест службы, указанных в их предписаниях, и это было то самое "цивилизованное место", о котором весь курс, замученный усиленной учебой, грезил последние недели перед выпуском. Транзитная станция была рассчитана на бесконечный поток пассажиров, прибывающих, отбывающих или просто ожидающих свой рейс, а ее инфраструктура была заточена под изъятие денег из карманов транзитников.

Слева и справа горели яркие вывески магазинов и магазинчиков, больших ресторанов и маленьких баров. Голограммные вывески рисовали заманчивые картинки, рекламирующие удовольствия, ожидающие посетителей этих злачных мест. То и дело кто-то из праздношатающихся нырял в очередную голограмму, рассматривая, а зачастую и покупая, понравившуюся вещь.

На взгляд Гарсена, ничто из представленного на витринах не представляло особой ценности. Обычные поделки, которые местные лепили кто во что горазд. Он и сам мог бы с легкостью сотворить что-то подобное, и даже лучше, было бы подходящее оборудование. Заразившись примером Кота, вытащившего их группу из передряги, он хорошо вложился в базы "Инженерного направления" и теперь большая часть предметов вместо прежнего восторга вызывала у него лишь легкую брезгливость.

Цены на подобные изделия "ручной работы", ориентированные на туристов и транзитников, были шокирующими. Да и предметы первой необходимости, равно как и цены на питание, стоимость жилища и прочих услуг, в центральных секторах стоили втридорога. Все местные проживали ближе к бортам, где были расположены многочисленные рабочие жилые модули и располагались маленькие местные магазинчики, торгующие всякой всячиной, необходимой для жизни.

— О-о-о! Это же Гарс! — раздался громкий возглас. — Привет, братан!

Навстречу Гарсену, покачиваясь, шла колоритная парочка. Тяжеловес Салт, бывший далеко не маленьким человеком, приобняв за плечи, опирался на не меньшего здоровяка. От обоих разило выпивкой, с резким запахом которой не могли справиться даже одоранты системы вентиляции.

Самого Гарсена алкоголь "почти не брал". Легкое опьянение, как и запах, присутствовали, но в целом разум оставался чист. Это было его личной особенностью, приобретенной еще на "родной станции": он никогда не терял голову, даже напиваясь в дружеской компании.

— Братан, представляешь, я земляка встретил! — покачиваясь, заговорил Салт. — Он тоже с Богарта, представляешь?

— Да уж, повезло! — вполне искренне ответил Гарсен.

— Ты не представляешь, как повезло! — обрадовался Салт. — Давай, я тебе расскажу! Пойдем, пойдем!

Салт, отцепившись от плеч своего спутника, вцепился в друга как клещ, настойчиво призывая его зайти в ближайший бар. Гарсен от такого приглашения, как ни старался, отказаться так и не смог.

Через несколько минут Салт, радостно блестя глазами над огромной емкостью какой-то выпивки, стал делиться своей радостью. Выпивки была именно емкость. Гораздо больше обычной кружки, но все же несколько меньше "кувшина для компании".

— Вот, знакомься! Это Барт! — похлопав своего знакомого по плечу, представил того Салт. — Он тоже с Богарта! Или я это уже говорил?

Салт на мгновение призадумался, но его мысли от количества выпитого разбегались в стороны, и он торопливо заговорил дальше, боясь, что уйдут и мысль, и друг.

— Неважно, говорил я это или нет! — Салт махнул рукой, чуть не опрокинув свою емкость. — Главное, что он мой земляк! Представляешь, он скоро полетит домой! Он тут проездом, совсем ненадолго заскочил! А еще у него есть свой корабль!

— Ага! Вот буквально через пару часов отчаливаю! — заплетающимся языком подтвердил Барт.

Несмотря на то, что от здоровяка разило алкоголем не меньше, чем от Салта, держался он на удивление хорошо. Небольшие глазки, спрятанные глубоко внутри глазниц, выдавали его трезвость. Гарсена это насторожило!

— А как же предстартовая? — вроде как невзначай поинтересовался он. — А ты пьян…

— A! Чепуха! — махнул рукой Барт. — Не первый раз уже! Искин сам все проведет!

— Повезло тебе с Искином! — осторожно поддакнул Гарсен. — У остальных, насколько я знаю, они намного тупее! А что за корабль-то у тебя?

— Малый транспортник, два-семь, модификация "дальний рейс". Почти новый! — горделиво ответил Барт. — Забит под завязку, совсем немного места осталось!

— Вот-вот! — горячо поддержал Салт. — И Барт согласился доставить мою покупку домой! Совсем недорого! Правда!

— Что за покупку? — удивился Гарсен.

— Да я решил "Уклон 12" отцу подарить! — радостно объявил Салт. — А Барт его как раз и доставит!

— Что за "Уклон"? — не понял Гарсен.

— Серв горнопромышленный. Я же тебе говорил, отчего я во Флот подался! Так вот "Уклон" почти такой же, какой и у нас там сломался, только гораздо новее и функционал шире!

— Горный серв? Усиленный? — понял Гарсен. — Откуда он здесь взялся-то?

Он прикрыл глаза, запрашивая в сети информацию. Салт, не обращая ни на что внимания, все рассказывал что-то и рассказывал. Бойл, найдя информацию, тряхнул головой.

— …а Барт мне и говорит, что летит домой скоро! Вот я и решил серва взять! — услышал он, — Дешево ведь! Да и земляк он! И перевозка мне гораздо дешевле обойдется! Денег как раз хватить должно!

Салт прервался, посмотрев на друга мутным взглядом.

— Братан…а, братан? А когда нам премия-то придет? Барт, видишь, торопится! — произнес он. — А может ты мне займешь? Я как свою премию получу, все отдам!

— Подожди! — остановил его Бойл. — Так "Уклон 12" дорого стоит! Твоей премии никак не хватит, если даже мою полностью прибавить!

— Так я и говорю! — вcкинулся Салт. — Тут таможенный конфискат, говорят, распродают! А этот серв у них давно уже, никто покупать не хочет, негде его здесь использовать. Вот и продают в четверть цены! И Барт его совсем недорого моим родным доставит!

— А откуда ты про распродажу узнал? — подозрительно спросил Гарсен.

— Барт и рассказал! — горделиво сообщил Салт. — Земляк ведь! Он как узнал, что у отца серв совсем в негодность пришел, сразу помочь согласился! И с таможенником познакомил, и место в трюме выделил!

— Место, говоришь, выделил… — задумался Гарсен.

— Ага! — кивнул здоровяк. — Друг, займи, а? А то ведь он улетает же скоро! А я подарок хочу…

— Помолчи! — остановил его Гарсен. — Пару минут хотя бы.

Салт послушно заткнулся, глядя преданными пьяными глазами.

— Почему ты решил, что он твой земляк? — вдруг спросил Гарсен.

— Так он и Зира-Одноглазого знает, и трудности мои понимает! Сам ведь совсем недавно руду вынимал! — пьяно улыбнулся Салт.

— Зира-Одноглазого? — переспросил Гарсен. — Ладно… Барт, как Зир свой глаз потерял? Салт, молчи!

— Зир на двенадцатом участке ковырялся, когда ему глаз выбило! — настороженно ответил Барт. — А денег на регенератор сразу не нашлось, так и ходил одноглазым, пока не скопил нужную сумму. С тех пор кличка и прилипла.

— Я же говорил! — пьяно икнул Салт. — Свой он, земляк мой!

— Салт! Молчать и слушать! Ускоритель активируй! Понял меня? — зашипел Гарсен.

Салт, вздрогнув, прикрыл глаза. В таком состоянии активация ускорителя, отвечающего за нейтрализацию вредных соединений и подстегивающего организм на ускоренную переработку продуктов распада, требовала изрядной концентрации и выливалось в довольно болезненные ощущения. Организм здоровяка справился с нагрузкой, а сам Салт с каждой секундой начинал соображать все лучше и лучше.

— Сделал, дружище! — прогудел Салт, бледнея на глазах. — А в чем дело?

— Ты это, друг, не мешай мне с земляком общаться! — угрожающе приподнялся Барт. — Понял меня?

— Это я ему друг. — Кивнул Гарсен на Салта. — А ты для меня никто.

— Да я тебя…

— А ну, не трогай братана! — Салт своей мощной лапой придавил к сиденью приподнявшегося Барта. — Мы с ним огонь и смерть прошли! Не стоит на него голос повышать!

— Хорошо, Салт. Так и держи его. А сам слушай и молчи. — Кивнул Гарсен, и вновь обратился к Барту. — Ты не подумай плохого, я за друга своего переживаю. Он мне, считай, жизнь спас, вот и переживаю за него самого и его его подарок. Так какой у тебя корабль-то?

— Малый транспортник, "Мерова", два-семь. Про модификацию я уже сказал. — Буркнул Барт.

Барт назвал очень неплохую модель малого транспортного корабля. Не самый новый, но и совсем не старый. Такие корабли, несмотря на уже немного устаревшую седьмую серию второго поколения, до сих пор собирались на многих верфях.

— Отличный корабль! — открыто улыбнулся Гарсен, этим немного успокоив чересчур напрягшегося Барта. — А ты с караваном пойдешь или сам?

— Сам пойду.

— Я слышал, пираты активизировались. По Федерации-то вроде спокойно пройти можно, а вот Монархи все силы бросили на границы с баронами, слишком много там налетело любителей легкой наживы. Не боишься один ходить?

— Не боюсь! — склонил голову Барт. — Я хорошие обходы знаю. В поворотных системах там всегда пусто, а промежуточные я на большой скорости проскочу. Там курс-то совсем немного подкорректировать и снова в прыжок уходить. Не поймают.

— Слушай, я все больше убеждаюсь, что груз тебе можно доверить! — снова улыбнулся Гарсен. — Ты отсюда прямо на Богарт рванешь? Что везешь-то? Подарок моего друга не повредишь? А то вдруг толком не закрепишь что-нибудь…

— Что обычно повезу, — почти успокоился Барт, — электронику, малые страйтеры, запчасти и медоборудование.

Барт назвал самые распространенные грузы, охотно покупавшиеся отсталыми сырьевыми колониями.

— Это хорошо! — закивал Гарсен. — Тогда точно не повредишь! А атмосферник у тебя какой, маневренный? Был я как-то на Богарте, транзитом. Капитан купленную руду прямо с участков забирал, я технарем на атмосфернике ходил. В горах нам тогда хорошо покрутиться пришлось. Полное пузо набрали, так на изгибе пилот чуть в склон не влетел, инерцию не рассчитал, потянуло сильно. Маневровые слабоваты были. Ты груз-то довезешь? Дом отца Салта хоть и в предгорьях, но от посадочной площадки до этих предгорий три кряжа перепрыгнуть надо. Справишься?

Салт вздрогнул и открыл было рот, но промолчал под угрожающим взглядом друга.

— Справлюсь, конечно! — обрадовался Барт, не заметивший мимики сидевшего рядом Салта. — У меня "Синти" пятисотый. И груз тянет, и маневровые хорошие. Специально для перевозки негабаритов покупал! Ни разу ни один склон не задел, и сейчас не задену!

— А в гонках участвовал? — поинтересовался Гарсен. — Помнишь, какие опасные гонки в каньонах на Богарте? Эх, просадил я тогда кругленькую сумму на тотализаторе… Или ты пай-мальчиком был, дома сидел и науки изучал?

— Да, я постоянно учился! Без этого нельзя! Иначе я свой собственный корабль бы никак не осилил! — горделиво ответил Барт. — Но гонками тоже увлекался. Как ты думаешь, откуда у меня такой навык полета в каньонах? На гонках и получил. Не волнуйся, не разобью я серва!

Салт, слушая Барта, бледнел все сильнее.

— Хорошо! Убедил! — улыбнулся Гарсен. — Теперь я спокоен!

— Еще бы! — усмехнулся Барт.

Несмотря на сильный запах алкоголя, сейчас он выглядел совершенно трезвым.

— Ну что ж, Салт. Ты понял все? Это именно тот человек, который доставит твой "Уклон" твоей семье на Богарт. — Улыбнулся Гарсен еще раз, кивнув своему товарищу.

— Понял… — Сдавленно пробормотал Салт, поднимаясь. — Все понял…

На его планете не было ни гор, ни каньонов. Высокая гравитация и сильные ветра давно сгладили все явные неровности поверхности, оставив вместо гор высокие холмы. Равнинная местность с широкими реками и пологими холмами — вот каков был пейзаж планеты Богарт.


67

Барт кинул на Салта удивленный взгляд. Судя по недоброму блеску глаз, быстро сменившему недоуменное выражение, обманщик обо всем догадался.

— Ах, ты… — Барт стремительно вскочил, откинув стул и сбросив руку Салта с плеча.

Как будто из ниоткуда в его руках появился мощный шокер.

— Стоять! А то… — выкрикнул он, но закончить угрозу не успел, сметенный резким ударом Салта.

Шокер, вылетевший из руки Барта, откатился в угол, юлой вращаясь на скользком полу. Салт, взревев, кинулся к отлетевшему назад и потерявшему равновесие противнику, вновь замахиваясь на ходу.

Гарсен спокойно следил за боем, не забывая поглядывать вокруг, и именно поэтому он заметил серва-уборщика, выскочившего из технической ниши и целенаправленно поползшего котлетевшему оружию. Неторопливо встав и сделав несколько шагов, он хладнокровным пинком отправил серва в другую сторону. Механизм оказался настойчив, но Гарсен был внимателен, не подпуская того к улике.

Через пять минут в бар ворвался усиленный наряд охраны, щеголявший в усиленной легкой пехотной броне с внешними модулями пустотного жизнеобеспечения.

— Всем стоять! — с натугой заревел дюжий охранник, влетевший в бар одним из первых. — Замереть! Руки подняли!

Окончательно протрезвевший к этому времени Салт послушно вытянул руки вверх. Гарсен последовал его примеру.

— Замер! Замер! Отошел в сторону! Руки на стену, ноги раздвинь! — наперегонки закричали охранники, заметав движение Салта и тыча в его сторону стволами.

Салт, вытянувший руки вверх, все же не смог отказать себе в удовольствии еще раз пнуть поверженного мошенника. Подчинившись требованиям охраны, он сделал шаг в сторону, как будто бы случайно наступив на руку Барта.

— Что тут происходит? — обратился к бармену ворвавшийся первым громила.

— Да вот, отдыхали люди, спокойно разговаривали, а потом вдвоем набросились на этого несчастного! — бармен обвинительно указывал пальцем то на "свежих сержантов", то на постанывающего мошенника. — Избили парня. Он даже сопротивление оказать не сумел!

Гарсен, краем глаза уловивший движение, вновь пнул серва, до сих пор пытавшегося подобраться к выроненному Бартом шокеру.

— Стоять! — к Гарсену бросились несколько человек. — Лежать! Мордой вниз!

Заломив руки, его бросили на пол. Загудев, вокруг его запястий сомкнулись браслеты энергонаручников.

— Что здесь происходит? — от дверей раздался чей-то требовательный голос.

В дверях бара стоял флотский лейтенант, требовательно глядя на старшего охранника. Лейтенант был в обычном комбезе, но на его плече, груди и воротнике светились блицы, визуально оповещающие о его имени, должности и звании.

— А ты еще кто так… — обернувшийся громила-охранник, разразившийся было гневной речью, но осекся, заметив инфoвставки. — Извините, господин лейтенант! Старший смены Андр Косци, дежурная группа службы охраны станции. Прибыли по вызову, производим задержание преступников.

— Это мои люди — преступники? — прищурился лейтенант.

— Ваши люди? А кто вы такой? — удивился старший группы, однако прикрыл глаза, запрашивая Искин станции.

— Лейтенант Канши Олец. Да, мои люди. — Кивнул лейт. — Так в чем дело?

Гарсен изогнулся, вновь пнув настырного серва.

— Лежать! Не шевелиться! — заорали охранники.

Один из них разрядил полицейский шокер, заряд которого растекся по полу в считанных сантиметрах от лица сержанта.

— Стоять! — зарычал лейтенант, делая три шага вперед. — Я кому сказал! Всем стоять!

В освобожденный им проход моментально протиснулась тройка бойцов-десантников в активированных средних бронескафах. Охранники притихли, понимая, что их шокеры против людей в такой защите бесполезны.

— Да, действительно ваши. — Андр открыл глаза, — Что же они у вас такие недисциплинированные?

— Так-так-так… И кто же тут у нас? Сержант Гарсен и сержант Салт? — лейтенант, не отвечая старшему охраннику, подошел поближе. — И почему я так удивлен? Вы же были на хорошем счету, ни одного залета! В чем дело, сержанты?

— Господин лейтенант! Докладываю. По отношению к рядовому Салту осуществлена попытка мошенничества. Мошенник попытался угрожать оружием. Мы только оборонялись! — Гарсен спокойно смотрел на лейтенанта.

Серв-уборщик, воспользовавшись предоставленной возможностью, ухватил-таки оружие и бросился к стенной нише.

— Стой! Остановите серва! — дернулся Гарсен, но охранники не обратили внимания на возглас, дружно прижав его к полу.

Механизм без проблем скрылся за опустившейся панелью.

— Та-а-ак, — протянул лейтенант, оглядываясь, — значит, мошенничество? И ты можешь это доказать?

— Так точно, господин лейтенант. Вел запись разговора. — Подтвердил Гарсен. — Вот только то самое оружие только что уборщик утащил!

— Поднимите его. Снимите наручники! — приказал лейтенант.

— Не положено! — уперся старший охранник. — Только в участке, в допросной!

— А почему вы задерживаете только моих людей? Почему не задержали его? — лейтенант ткнул пальцем в откровенно скалящегося Барта, лежавшего на носилках. — Мои люди утверждают, что это мошенник!

— Это пострадавший! — Хмуро отрезал охранник. — Я обязан отправить его на медицинское освидетельствование! Штатный медтехник не может провести необходимый осмотр на месте.

— Ну что ж, пойдемте в участок. — Вынужденно согласился лейтенант.

Сержантов, закованных по всем правилам, погрузили в грузовое отделение небольшого станционного кара, использовавшегося как транспорт для охранников. Лейтенант втиснулся к ним.

— Куда?! — дернулся старший охраны. — Не положено!

— Ты предлагаешь мне бежать вслед за вами? — грозно нахмурился лейт. — Если я пойду пешком, со мной придут и все мои парни! Тебе нужны лишние проблемы?

Лейтенант махнул рукой в сторону двух троек десантников, переминавшихся с ноги на ногу недалеко от них.

— Ну… ладно… — замялся старший. — Можете ехать.

— Все, парни! Можете быть свободны! Если что, я — в блоке охраны! Кстати, куда мы направляемся? — спросил лейтенант у старшего охраны.

— Блок Б третьего сектора. — нехотя процедил Андр.

— Вот! Блок Б, сектор три. Мы будем там! — лейтенант махнул рукой, отпуская бойцов.

Кар дернулся и побежал вперед, постепенно ускоряясь.

— Парни, вы уверены? — Вполголоса спросил лейт. — Вы пока что хоть и под моей юрисдикцией, но уже с предписаниями на руках, и, пока вы не отправились самостоятельно дальше, я за вас отвечаю.

— Уверены, ган лейт. — За двоих ответил Гарсен. — Я, как неладное почувствовал, запись включил. Мошенник это!

— Хорошо. Скинь мне прямой линией. — Кивнул лейтенант, и, бегло просмотрев, продолжил. — Давно у нас об этой точке маршрута нехорошие слухи ходят. Мол, обчищают тут до нитки выпускников наших. Потому и провожаю сюда наших выпускников, но все равно каждый раз эксцессы. Хорошо бы наконец-таки прихватить этих ублюдков!

Лейтенант замолчал. Дорога до помещения охраны заняла примерно три минуты.

— Неплохо, неплохо! — выпрыгнул лейт. — Я так понимаю, в каждом секторе своя группа?

— Да, в каждом секторе. — Подтвердил недовольно косящийся на него Андр Косци. — Время реагирования на вызов не больше пяти минут.

— Отлично! — улыбнулся Олец. — Когда вы освободите моих людей?

— Как только будет проведено дознание и сформирован пакет данных, дело будет передано на рассмотрение судьи. — Ухмыльнулся Андр. — Рассмотрение дела длится в течение сорока восьми часов. Так что через пару дней сможете забрать своих ребят!

— Ну, думаю, все решится гораздо быстрее! — в свою очередь ухмыльнулся лейтенант. — Я известил собственную службу Безопасности, они известили вашу. Так что сейчас тут должны быть все.

И действительно, вскоре показался небольшой кар, лихо выруливший из-за ближайшего поворота. Из подъехавшего транспорта не спеша вышли два человека в черных мундирах. Андр Косци моментально вытянулся в струнку, признав в одном из них собственного непосредственного начальника. Вторым был капитан Корот, флотский комендант, а заодно и начальник СБ этой транзитной станции.

— Итак? В чем дело? — поинтересовался капитан.

— Господин капитан… — вытянулся старший охранник.

— Не у тебя спрашиваю! — оборвал его Корот. — Лейтенант, доложите

Канши Олец смерил коменданта-СБшника выразительным коротким взглядом, показавшим всю глубину пропасти между настоящим офицером и "черным комендантом", но, подчинившись субординации, приветствовал старшего по званию.

— Во время ознакомительной экскурсии по станции мои сержанты, следующие транзитным маршрутом к новым местам службы, подверглись "мошенничеству на доверии". Учебная База Флота в моем лице требует рассмотрения этого дела по полному профилю!

— Ваше право. — Капитан сморщился, как от зубной боли. — Но я и сейчас могу приблизительно составить картину происшествия. Ваши выпускники, судя по запаху, будучи в изрядном подпитии, не так поняли предложение местного и выплеснули раздражение, накопившееся за время обучения. Классифицируется как мелкое административное нарушение. Штраф невелик, но все же придется оплатить!

— Требую рассмотрения по полному профилю! — повторил лейтенант, меря капитана недобрым взглядом.

— Кто-то из них сказал, что вел запись. — Вполголоса заметил так и стоявший по стойке смирно Андр.

— Ага… угу… м-м-м… — капитан изобразил мыслительный процесс. — Открыть дело за особым номером! Этих нарушителей на освидетельствование, немедленно! Результаты освидетельствования приобщить к делу. Показания пострадавшего — туда же. На рассмотрение особого дела согласно Постановления ПП восемь-двадцать шесть-слэш-сто тридцать пять дается срок в пять дней. За это время прошерстить мне все, чтобы к суду иметь полную картину произошедшего. Выполнять!

Андр Косци впрыгнул в кар, и тот молнией сорвался с места, спеша доставить флотскую пьянь на медицинское освидетельствование.

Лейтенант, все это время, прищурившись, смотревший на отдававшего распоряжения капитана, растянул губы в улыбке.

— Запись велась, доказательства есть. — Произнес он.

— Прекрасно! — ухмыльнулся капитан СБ. — Нам будет меньше работы! Хотя… нет, работы меньше не станет. Нужно ведь провести это дело по полному профилю, так ведь?

Лейтенант, прекрасно понявший всю подоплеку слов СБшника, скривился, но, получив какое-то сообщение, посветлел лицом и едва не рассмеялся.

— Да, капитан, именно так! По полному профилю!

В глазах капитана промелькнуло недоумение.

— Знаешь, капитан… — медленно, смакуя, произнес лейт. — Наш комм стар, много где служил, много кого знает…

— Ты угрожаешь мне, лейт? — Оскалился СБшник.

— Нет, что ты! — весело улыбнулся лейтенант. — Просто так получилось, что на просьбу нашего коммандера откликнулся, заметь, официально откликнулся, Штаб флота. И так оно получилось, что на помощь твоим ребятам прибудет флотское подразделение. Вот они и возьмут на себя честь помочь прошерстить тут все, чтобы ни один факт не укрылся от всевидящего и справедливого закона. И знаешь что? Совершенно случайно совсем недалеко отсюда на учениях мариновались отличные парни, которым это дело будет по плечу. Они и прошерстят, и приглядят за тем, чтобы никто совершенно случайно не был выпущен с этой станции в течение всех положенных по закону пяти дней.

Лейтенант улыбнулся еще шире и немного наклонил голову к насторожившемуся капитану.

— А знаешь, кто будет тебе помогать? Мертвая бригада! Не волнуйся! Эти не пропустят ни единого факта!

Зрелище стремительно бледнеющего СБшника надолго запомнилось всем окружающим.


68

Эйне Хон, развалившись на низком мягком диванчике в личной комнате отдыха и заложив одну руку за удобную спинку, с удовольствием поглядывал на секретаршу, готовившую свой фирменный кофе. Девица была чудо как хороша! В меру наглая, в меру фигуристая и чутко реагирующая на все потребности босса. Да, не зря, не зря он подобрал ее, совсем не зря! А то, что она предпочитала носить свободные блузки и короткие, мало что скрывающие, юбки, делало ее в глазах Эмне еще более полезной.

— Отчет по добыче и расходная ведомость с нарастающим итогом готовы. — Прозвучал мелодичный голос Искина.

— Кидай мне. — Распорядился Хон, и, бегло просмотрев файл, погрузился в приятные размышления.

Эта система действительно оказалась богатой. Титан, ванадий, актиний, астат… Тонны, десятки тонн редких и дорогих ресурсов! И это не считая сотен и тысяч тонн совершенно обычных железа, меди и прочих массовых материалов. Добыча превышала все его, даже самые смелые, ожидания! Еще день-два, и, пожалуй, по возвращении он сможет полностью погасить кредит, взятый на покупку этой мобильной добывающей базы.

— Кофе готов, господин Хон! — голос секретарши выдернул его из океана грез.

— Да, давай сюда! — распорядился Эйне и засмотрелся за вышагивающей, как на параде, девушкой.

Надо же! За все время работы его секретаршей она до сих пор не растеряла надежды обрести более высокий статус!

Крис, чтобы поставить на низкий столик поднос с чашкой, наклонилась. Короткая юбочка задралась совсем высоко, а в глубоком разрезе блузки, едва не выпав, колыхнулись мягкие полушария. Эйне почувствовал небывало высокий прилив сил!

— Господин Хон, а с нами тут точно ничего не случится? Насколько я знаю, в такую даль никто не забирается… — вроде как невзначай поинтересовалась Крис, заметив реакцию босса.

— Конечно же нет! — улыбнулся Эйне. — У меня мобильная база с толстыми стенами и целая флотилия в сопровождении. Ни один пират к нам не сунется!

— А… жуки?

— А жуки… А что жуки? Здесь их нет — и это самое главное! А их патрули нам не страшны. Корабли Сторма справятся даже с ульем, если такой вдруг появится. А мы в это время успеем унести ноги! — засмеялся Эйн., — Знаешь что, детка… У меня хорошее настроение и у нас есть море времени. Иди сюда!

Крис все понимала с первого раза, и это чрезвычайно нравилось Хону. Глядя на старания девушки, он впал в полностью благодушное настроение.

— А знаешь что, Крис? Я тут подумал, что после этого выхода я вполне смогу себе позволить расширить штат. Что ты скажешь, если я предложу тебе должность моего личного помощника? Не секретаря, а именно помощника? — спросил он.

— М-м-м… — высказала свою заинтересованность Крис.

— Да-а-а… я думаю, это можно будет сделать… Представляешь, система настолько… м-м-м… богата, что даже тупые шахтерские дроны приносят полные трюмы! Да-а-а… м-м-м… Еще денек или два такой добычи, и… М-М-М… мы полностью рассчитаемся с банками и… И даже расширим мой бизнес… Да-а-ха-а! М-м-м… мы молодцы, крошка…

— Да, господин Хон! — счастливо улыбнулась Крис.

— Иди, красавица, сделай мне еще кофейку. Этот, видишь, остыл уже. — Распорядился Эйне. — А я пока отдохну. Расслаблюсь немного.

— Входящий вызов. Шварц Сторм. — Голос Искина разбил его мечты.

— Соединяй. — бросил Эйне и поморщился от резкого голоса грубого наемника.

— Эйне! — начал Шварц.

— Для тебя — Господин Хон! — раздраженно поправил его Эйне. — Не забывай, кто кого нанял!

— Да… Господин Хон. — Сдержался Шварц. — Так вот о деле. Мои ребята за последние шесть часов выловили двух жучиных разведчиков. Я предлагаю убираться отсюда!

— Что такое? — глумливо выгнул бровь Эйне. — Мой стальной наемник испугался разведчиков арахнов? А кто уверял меня, что разнесет в пыль даже улей?

— Разнести-то разнесу, но потери будут очень большими! — выкрутился Сторм. — А если я потеряю корабли, то кто защитит тебя на обратном пути? МДБ почти без сопровождения, это очень лакомый кусок!

Мобильная добывающая база с ее дробилкой, линией сортировки, обогатительным комбинатом, перерабатывающим заводом и огромными трюмами с сырьем и готовой продукцией на самом деле являлась ценным призом. Для того, кто сможет ее захватить.

— Да, да, я это и без тебя знаю! — отмахнулся Эйне. — Потому и нанял именно твой маленький флот. Так что там с жуками?

— Один перехваченный разведчик в три часа это очень много. — Серьезно ответил Шварц. — Это значит, что где-то недалеко висит улей. А может и не один!

— Все так серьезно? — насторожился Эйне.

— Более чем. — Кивнул Шварц.

— Хорошо. Я сворачиваю добычу. Начну с дальних участков, примерно через двадцать часов закончу.

— Надо быстрее! — безапелляционно заявил Шварц. — Три часа.

— А стоимость потерянных шахтерских дронов ты мне возмещать будешь?

— Это допустимые потери. — Буркнул Шварц. — И это твои потери. Я за них не отвечаю.

— Я оплачиваю твой контракт. Я оплачиваю страховку и возможные потери твоих кораблей и их экипажей. — жестко ответил Эйне. — Я не мешаю тебе выполнять твою работу, а ты не указывай мне, как зарабатывать деньги! Через двадцать часов база начнет разгон.

— И еще пятнадцать часов на сам разгон. — Нахмурился Шварц. — Итого тридцать пять.

— Обеспечь мне это время, наемник! — отрезал Эйне. — Так же, как я обеспечиваю твой заработок. Выполняй свои обязательства!


69

Дробный топот подкованных каблуков далеко разносился по пустынным коридорам "Бастиона". Напольное покрытие, глушившее большинство звуков, давно уже износилось, оставив без защиты большие участки, и поэтому глухие нервные тук-тук-тук то и дело перемежались звонкими цок-цок. Заслышав эти звуки, подчиненные шустро разбегались в разные стороны, начальник был не в духе!

Кот, прослуживший на новом месте от силы десяток дней, так и не понял внезапной озабоченности окружающих, быстро нашедших себе срочные неотложные дела и моментально исчезнувших из центрального перехода, и продолжал спокойно идти вперед, пока из-за поворота не выскочил багровый от злости штаб-коммандер. Лысый толстяк, шустро перебиравший короткими ножками, аж лучился от переполнявшей его ярости!

— Перегородил дорогу своим корытом! Наглец!! И еще посмел мне возражать!!! — толстяк резко остановился, как будто только сейчас заметив Кота. — Сержант! Ко мне! Чем занят?

— Ган шта-комм, сержант Кот! Следую в третий стыковочный… — начавшийся доклад был прерван.

— Да, я тебя помню! Ты мой новый инспектор! Слушай задачу, на ближней орбите болтается корыто некоего Кроста, корпорация Га-Кра. Прошерсти корабль полностью! Этот вонючка Крост должен у меня извиваться, как медленно поджаривающийся червь! Ясно?!

— Так точно, ган коммандер! — отрапортовал Кот. — Срочность, приоритет, официал?

— Да, курва в звезду! Официально! Немедленно! Высший! Доложишь через час! — взорвался коммандер. — Все ясно? Выполнять!! Бего-о-ом!

Кот молча "стукнул приветствие" и трусцой направился все в тот же третий стыковочный, куда шел и раньше. Именно там стоял его инспекторский катер.

На бегу он отправил запрос станционному искину, который, поколебавшись мгновение, все же выдал официальное предписание, указав высший приоритет исполнения и немедленную срочность. Теперь в документах был полный порядок!

Через десять минут катер сержанта висел у рыжего, покрытого окалиной, борта старенького корабля, запрашивая стыковку.

— Это еще зачем? — морщилось на открытой связи чернокожее лицо Кроста. — Проверка проведена. Лейтенант Серрто подписал акт осмотра и завизировал пропуск на выход судна из системы. Я чист, инспектор!

— Распоряжение начальника. — Скупо ответил Кот, повторно отправляя предписание. — Определите место стыковки, приготовьте декларацию груза и точный план всех помещений.

— Подожди, инспектор! Меня тут уже не должно быть, случайно задержался. Все, ухожу уже!

Судно пыхнуло двигателями и медленно пошло на разгон.

— Ты отказываешься допустить меня на борт?

— Да пошел ты, сержант! Я сейчас свяжусь с лейтенантом…

— Отказ выполнить официальные требования инспектора карается по пункту три-два-шесть. — Ответил Кот, отправляя станционному искину запрос и открывая канал постоянной передачи данных.

Разговор с Кростом явно стал заходить в тупик, а распоряжение командира базы "доложить через час" не позволяло тянуть с исполнением приказа.

— Это что это? — не понял Крост, довольно слабо ориентировавшийся в официальных документах.

— Уничтожение корабля. — Пояснил Кот. — У тебя есть минута, чтобы остановиться, обозначить шлюз и принять катер. Время пошло!

В унисон с его словами пришли в движение тяжелые башни станции, беря в прицел орудий непокорный корабль. Искин счел требования сержанта целесообразными и начал вести непрерывную запись поступающей информации. В полном объеме.

— Э-э… Ну зачем же так сразу… — черное лицо мгновенно посерело, осознав, какую беду он чуть не накликал. — Шлюз обозначен, мы готовы к стыковке! Маршрут..

— Маршрут высчитан центральным ИскИном Бастиона, — отрезал Кот. — Реакторы на полпроцента, щиты снять, скорость ноль, двигатели полный стоп. Корабль помечен как неблагонадежный, любое ваше движение будет засчитано как акт неповиновения со всеми вытекающими. Ведется запись.

— Ам-г… — нервно сглотнул Крост, отключая связь.

Как назло, именно сейчас он собирался протащить "груз", заказчик которого уже ожидал доставки. Лейтенант Серрто, бывший с ним в доле, не одобрит такую подставу! Оставалось надеяться лишь на неопытность нового инспектора… которого Серрто успешно давил уже несколько дней и как раз сейчас устраивал последнюю перепроверку этого самого сержанта, заранее зная обо всех, без исключения, тайниках сданного старьевщика. Оставалось лишь надеяться на неопытность.

Крост поспешил вниз, к шлюзу, встречать этого левого инспектора.

— Собрать команду в каю-компании. — Встретил его инспектор, успевший и пристыковаться, и выбраться из катера. — Открыть переборки и внутренние шлюзы. Открыть доступ ко всем каналам управления и внутренней связи. Декларация и план?

— Вот, вот! Уже! — замямлил Крост, отправляя запрошенные файлы. — Все сделано! Прошу!

Широким жестом он пригласил инспектора внутрь корабля. Сержант же, отрицательно покачав головой, остался в приемном деке. Как ни странно, он таскал на себе средний бронескаф, и носил его вполне привычно, хотя остальные инспектора поголовно одевали только легкие и удобные технические скафы.

— Нет необходимости. — Буркнул сержант, видя удивление на лице Кроста.

Прислонившись к переборке инспектор закрыл глаза. Из грузового люка катера потянулась вереница сервов. Первая четверка, тащившая малые техстанции, расползлась по кораблю. Пятый серв установил такую же ношу прямо в шлюзе, мгновение постоял… и безошибочно подсоединил питание к кабель-выводу. Судя по всему, то же самое сделали и другие, потому что из катера хлынул настоящий поток различной "мелочи".

Непроизвольно ойкнув, Крост вжался в стену. Наконец вереница малых технических сервов, гудящих приводами и постукивающих о палубное покрытие, закончилась. Kрост поймал на себе пристальный взгляд сержанта.

— Станции настроены. Они управляют мелочью, я контролирую средних и сами станции. — Пояснил инспектор. — Рекомендую тебе самому указать наличие запрещенных грузов. В этом случае отделаешься всего лишь штрафом за забывчивость

— Я чист! — ответил Крост. — Корабль проверен мастером-инспектором Серрто!

— Как знаешь. — Отвернулся сержант.

Крост лишь внутренне усмехнулся. Не первый год он работал в этом направлении, и поддаваться на такие простейшие уловки не собирался. Пусть поищет захоронки, пусть! А если и найдет, то пусть сперва докажет, что это не обычная ошибка технического персонала, ошибочно оценившего степень износа, а целенаправленная попытка вывезти запрещенное оборудование!

В тяжелом молчании прошли пара десятков минут. Первым это молчание нарушил сам инспектор.

— Господин Крост. — Подал голос он. — Обнаружено оборудование, степень износа которого не соответствует заявленному.

— Бывает, — равнодушно пожал плечами Крост. — Ошиблись техники, подвела аппаратура. Тестеры у меня далеко не новые, а разборка старых кораблей ведется почти вручную!

— Перечень запротоколирован.

— Согласен уплатить штраф после выяснения причин ошибки! — живо отозвался Крост.

Специально на этот случай у него были припасены тестеры с граничным износом. Вроде работать еще можно, но коэффициент ошибки повышен. Да, халатность… Небольшой штраф!

Сержант молча проглотил объяснение, помолчал… И вдруг спросил:

— Зачем вашему кораблю третий двигатель?

— Для усиления суммарной тяги. Знаешь ли, отсюда мне приходится прыгать через пару пустых систем, так это для подстраховки!

— Модель ТД-800, тяга 0.8 MT, износ 52 процента. Суммарно с парой штатных Д-2 по 0,4 МТ дает двойную тягу. — Вроде как согласился сержант. — Однако входные и выходные параметры двигателя отличаются. Тест "зеленый", но фактически он работает всего лишь на десятую часть от возможностей.

— Неужели сломался? — внутренне холодея, выдавил из себя Крост. — Это очень, очень плохо! Мне придется немедленно ремонтироваться или менять его на исправный! Может… э-э-э… договоримся? Поможешь найти мне новый двигатель?

— Не думаю… — покачал головой сержант, больше не глядя на посеревшего Кроста.


70

Получасом раньше лейтенант Серрто, вольготно развалившийся в пилотском кресле катера, занимавшего свое место в доке, лениво поглядывал в обзорные экраны. Катер парковался в автоматическом режиме, совершенно не требуя участия человека.

— Жаль, жаль, жаль… — Вслух пробормотал он, кивая собственным мыслям. — Но ничего! Это можно преподнести… Да! Преподнести в нужном ракурсе!

Утвердительно кивнув еще раз, лейтенант выбрался наружу, мысленно составляя текст рапорта. Все, конечно, складывалось не по плану, но и было не так уж и плохо.

— Искин! Прошу встречи с командиром! Имею сведения о нарушении режима изоляции. — Отправил запрос он, активируя режим внимания Искина безопасности.

Конечно, Серрто предпочел бы не встречаться со стариком лично и просто отправить рапорт, но требовалось преподнести все так, чтобы повернуть мысли коммандера в нужную сторону. А для этого личная встреча просто необходима!

— Запрос отправлен. Одобрен. Командир на рабочем месте, ожидает вашего прибытия. — Кратко отозвался Искин.

Столь быстрое решение озадачило лейтенанта и заставило поспешить. Обычно штабкоммандер, не особо-то усердствовавший по службе, рассматривал подобные запросы через час-полтора, а тут… Серрто перешел на легкий бег. Заставлять ждать злопамятного старика было чревато!

До апартаментов начальника, любившего роскошь и единолично занявшего добрый десяток пустовавших кают высшего командного состава большой станции, лейтенант добрался порядком запыхавшись. Физическая подготовка была не в чести у технических инспекторов, зачастую для солидности отращивавших изрядные животики.

— Господин штаб-коммандер, лейтенант Серрто… ффу-у-ух… прибыл! — выпалил он, появившись на пороге кабинета.

Он слегка переигрывал, успев немного отдышаться в приемной. Но показать командиру рвение и усердие было надо!

— А-а-а… лейтенант… — мельком взглянул на него начальник. — Садись. Что, нашел едва не пропущенную контрабанду?

— Так точно, ган шта-коммандер! — выпалил Серрто, вскакивая. — Рапорт составлен, отправлю. Прошу рассмотреть лично! Позволю себе заметить, что провинившийся инспектор вызвал у меня подозрения и я решил лично проверить его работу…

— Не мельтеши, лейт! Я умею воспринимать информацию. — Прервал его коммандер, погружаясь в чтение. — Так-так-так… И ты считаешь, что этот жалкий десяток устройств с износом от пятидесяти шести до шестидесяти процентов можно считать попыткой нарушить режим изоляции?

— Так точно, ган шта-коммандер! — вновь вскочил лейтенант. — Части найденного мной оборудования могут быть использованы как элемент системы дальнего обнаружения и целеуказания! Считаю, что разрешение на выход судна с подобным оборудованием было выдано сознательно! Детали аккуратно демонтированы и сохранили целостность и работоспособность, а не превращены в допущенный к вывозу лом!

— Хм-м-м… Говоришь, запчасти к пассивному сканеру можно использовать подобным образом? Хорошо. Доверяю мнению мастер-инспектора. Искин! Фиксируй рапорт, даю добро на заведение дела о халатности!

— Господин штаб-коммандер! Ходатайствую об отстранении данного инспектора от ведения дел и отправке обратно в резерв Флота! — вытянулся Серрто и решил подпустить масла в огонь. — Считаю, что это не обычная халатность, а преступный сговор!

— Вот даже как, — озадачился коммандер. — Хм… Точно? Я не хотел бы подобных формулировок.

Выносить сор из избы не захотел бы любой начальник, но желание утопить строптивого сержанта, не понимавшего намеков и ломавшего всю игру, толкнуло лейтенанта на дальнейшее обострение.

— Возможно, я проявляю излишнюю бдительность, но я не могу позволить даже тени возможности повторения Йолльского инцидента! — Серрто намеренно надавил на больную точку.

Несколько лет назад во время пиратского налета была опустошена система Йолль, а штабкоммандер потерял практически все деньги, вложенные им в развитие перспективной рудодобывающей колонии.

— Гхм… — побагровел вспыльчивый старик. — Уверен?

— Повторюсь, возможно, моя бдительность излишняя. Но комиссия в штабе быстро разберется с ситуацией. Там имеются грамотные специалисты!

— Хорошо! — рыкнул коммандер. — Искин! Меняю категорию дела на "действия лица или группы лиц, подозреваемых в пособничестве пиратам"! Сержанта… гхм… Кота поместить под арест, вызвать курьерский бот, немедленно отправить дело в Штаб флота! Хотя курьера вызывать не надо. Где-то набедокурил, его уже ждут в штрафном подразделении. Эсбэшники за ним и так уже катер прислали с предписанием из прокуратуры. Где этот сержант, кстати?

— Выполняет ваше срочное распоряжение по проверке коммерческого судна "Нибеллсун", участвующего в программе демилитаризации.

— Надо будет после него еще раз перепроверить. — Поморщился коммандер.

— "Нибеллсун"? — лейтенант сделал вид, что что-то вспоминает. — Кажется, я его уже проверял. И даже подписал разрешение на выход. Что он тут все еще делает?

— А-а-а… капитан на судне вконец оборзевший! Я возвращался из… м-м-м… служебного вылета, а он своим корытом перегородил дорогу и даже не почесался, чтобы сдвинуть его с места! Отправил первого попавшегося инспектора на проверку. Жаль, что этим инспектором оказался именно этот твой… — Коммандера прервал тревожный баззер, дополненный сообщением Искина.

— Команде прибыть по боевому расписанию!

— Что? Кто-то отказался пустить на борт проверяющего? Инспектор запросил поддержку? — изумляясь все больше, коммандер, вскочив, вслух озвучивал поступающие сообщения. — Кто это у нас такой самоубийца?!

Освещение станции едва заметно моргнуло, когда Искин переключил генераторы на питание накачиваемых энергией щитов и наполнение боевых накопителей.

— "Нибеллсун"?! Ну все! Этот засранец точно не отделается простым штрафом! Я его корыто по блокам разберу, но найду что-нибудь запрещенное! — разъярился коммандер.

Серрто вздрогнул и облился холодным потом. Почему Крост, обычно продумывавший каждую мелочь, вдруг допустил такую ошибку?

Коммандер, напряженно получавший информацию в режиме реального времени, вдруг опустил плечи и безвольной куклой рухнул в свое кресло.

— Лейт. — Как-то отстраненно сказал он. — Значит, части пассивного сканера можно использовать в качестве компонентов системы дальнего обнаружения и целеуказания, да? Мда… Искин, защита командира. Вызвать наряд в мой кабинет.

Взвизгнув, из потолочных ниш вывалились турели. Из распахнувшейся двери донесся тяжелый топот ботинок спешивших со всех ног солдат.

— Не ожидал я от тебя, Серото, не ожидал… — Пожевал губами коммандер, у которого в руке вроде как сам собой появился импульсник. — Стой на месте.

— Но… ган коммандер… я не понимаю… — промямлил лейтенант.

— Ах, ты не понял, лейт!? — сузил глаза начальник. — Ну так сейчас поймешь. Зря ты мне напомнил о Йолле. Так что ты там говорил о судне "Нибеллсун"?

— Ничего, ган коммандер… — выдавил из себя лейтенант.

— Да, действительно. — Поджал губы коммандер. — Ничего. Однако разрешение на вылет подписал ты, да и осмотр проведен именно тобой.

Лейтенант Серрто стоял ни жив, ни мертв.

— Сволочь! — вдруг взорвался коммандер. — Я не удивлюсь, что именно ты приложил к этому руку!

— Не понимаю, к чему я приложил руку, господин штаб-коммандер! — отчаянно вскричал лейтенант, холодея еще больше.

— К Йоллю! Ты и твой капитан этого "Нибеллсуна"! Сотня линз для энергетических орудий малого калибра, восемьдесят для среднего. Все с износом не более тридцати процентов. Десять стволов крупного калибра, с "живыми" фокусаторами и полным комплектом сменных линз. Двадцать два средних инициатора. Шесть комплектов мобильных плазменных турелей. Шестьдесят пять единиц тяжелого ручного вооружения. — Коммандера трясло от злости. — Хорош списочек, да? И ведь на Йолле пираты действовали только энергетическим оружием! Ты недаром это вспомнил!

— Не могу знать, ган коммандер… — промямлил лейтенант.

— Не может он знать… Все ты знаешь, сволочь! Готовься, лейт! — раздул ноздри коммандер. — Я уверен, что именно ты просто закрыл глаза! Охрана! Сдать этого пособника эсбэшникам! Думаю, они сделают правильные выводы. А я еще и походатайствую! Увести!

Подхватив обмякшего лейтенанта под локти, громилы-пехотинцы в активированных скафах вынесли того из кабинета.

— Искин! Дело сержанта Кота дополнить, приложить отчет о произошедшем инциденте. — И, глядя в спину уводимого лейтенанта, пробурчал. — Жаль, послушал я этого ублюдка, поспешил завести и отправить дело. Я бы лучше этого сержанта оставил, среди эсбэхов есть вменяемые люди, договорились бы… Надо же, нашел тайник в рабочем двигателе! Перспективный специалист. Жаль, очень жаль..

Кота по возвращении на Бастион ждали. Два человека в черной форме и наглухо затемненными лицевыми щитками шлемов просто прогуливались по ангару, профессиональными взглядами оценивая всех, имевших смелость просто даже пройти мимо них.

— Этот, что ли? — негромко спросил один, кивнув головой в сторону катера, занимавшего посадочную площадку.

— Вроде он. Идентификатор катера совпадает. — Ответил другой.

— Ждем здесь? — полуутвердительно уточнил первый.

— Ждем тут. — Согласился второй и тут же удивленно выругался при виде выбирающегося из катера человека в среднем бронескафе. — Охи… Ничего себе картина! И что теперь?

— Что теперь… действуем по инструкции! Запрашиваю подкрепление. Вперед! — ответил первый, упругим шагом направившись к цели.

Напарник шел за ним, нерешительно покачивая в руке активированную дубину и понимая, что этой палочкой он просто ничего не сможет сделать этому… этому… клиенту! В бронескафе!

— Энсин Магерд, патрульные силы. Сержант Кот? — спросил первый, и, дождавшись подтверждения, продолжил. — Решением военного суда за самовольное оставление места прохождения службы в период повышенной готовности ты приговорен к тюремному заключению. Отбывать наказание будешь в штрафном подразделении.

— А вы не ошиблись? — спросил сержант, откинув лицевой щиток. — Я на месте, служба идет.

— Нет, не ошиблись. — Покачал головой энсин. — Идентификатор идентичен твоему. Ознакомься с решением суда. Если считаешь, что это ошибка, имеешь право подать заявление на повторное рассмотрение твоего дела. Деактивируй скаф, сдай имеющееся вооружение..

— Н-да? — сержант захлопнул щиток.

— Не советую сопротивляться. — Вздернул подбородок энсин. — Этим ты только усугубишь свое положение, добавишь пару отягчающих статей и увеличишь срок. Ты на военном объекте, отсюда некуда деваться.

— Энсин, скажи, сколько у тебя жизней? — спросил Кот, вновь откидывая забрало.

— Эм-м-м… одна. — Озадачился патрульный. — А что?

— А ведешь себя ты так, будто их как минимум две или три. — Отозвался сержант, делая шаг вперед. — Смотри сюда? Индикатор видишь? О чем он тебе говорит?

— Что скаф активен. — Энсин не отступил ни на шаг.

— Правильно. — Проворчал Кот. — И ты так прямо сразу, в лоб, заявляешь мне, что я арестован, направлен в штрафники и так далее… Ты дурной, энсин? Если бы я захотел сбежать, я бы просто порвал вас двоих в ваших полицейских жилетах на части. Активированный бронескаф сам по себе является оружием, если ты об этом не знал.

— Я представитель закона! Мне нечего бояться! А ты — осужденный, обязанный выполнить мои требования!

— Идеалист, значит. — Кивнул своим мыслям сержант.

— Тебе некуда деться! Это военный объект! — напомнил энсин.

— Хм, — криво усмехнулся Кот. — Энсин, если хочешь дожить хотя бы до лейтенанта, прислушайся сейчас к моим словам. Перед тем, как с таким рвением выполнять служебные задания, интересуйся разными деталями. В мелочах кроются нюансы. Эта станция почти пуста, энсин, а я технический специалист, занимающийся поиском контрабанды на судах. Затеряться в недрах старой пустой станции, а потом выбраться отсюда так, чтобы об этом не узнала даже команда выбранного мной корыта — пара пустяков. Для меня, по крайней мере. И вызванная тобой дежурная смена с тройкой старых боевых сервов не станут для меня особой помехой.

Энсин мгновенно вспотел. С этой позиции он ситуацию не рассматривал. Хорошо, что его лицо было скрыто затемненным забралом и растерянности никто не увидел.

— Окажешь сопротивление? — спросил он.

— Нет. — Вздохнул сержант. — Мне скрываться не от чего и незачем. Вот только надо сдать скаф и оборудование, отчитаться по вылету. Да и собраться. Позволишь?

Из люка катера высыпала вереница разнокалиберных сервов.

— М-м-м… Хорошо. — Отступил в сторону энсин. — Но мы идем с тобой!

— Как скажешь.

C этими словами сержант шагнул мимо энсина, направившись внутрь станции. Вслед за ним волной побежали сервы, моментально оттеснив в сторону и энсина, и его напарника.

— Xшары его забери, — пробормотал полицейский.

— Что? Не понял! — отозвался напарник.

— За ним, говорю!

— Да-а-а, — вздохнул напарник. — И не боится ведь… А куда мы его посадим, энсин? К этому лейту или во вторую, к "резаку"?

— Нет, к лейту не надо. Придушит еще. Лейт же рапорт на него подал, где в красках расписал причастность к пиратам. К резаку! Этого говнюка и не жалко будет, случись что.

— Ну да, ну да. — Закивал напарник. — Не жалко. Надо же, пятерым сослуживцам горло перерезал. А он его… не того?

— Этого? — Энсин оценивающим взглядом смерил спину сержанта. — Не, этого — вряд ли!

Через полчаса полицейский катер, забравший всех арестованных, стартовал. А из головы энсина никак не выходили слова …если хочешь дожить хотя бы до лейтенанта…


71

Громкая музыка, яркие вспышки, шум толпы — все это было вовремя отведено бдительным режиссером на второй план, когда появились ведущие.

— Добрый вечер! Добрый вечер, дорогие мои! — подтянутый высокий мужчина приветственно раскинул руки.

— Ну, ну, Джил, ведь где-то далеко не вечер! — ехидно улыбнулся второй, едва достававший макушкой до плеча первого. — Не забывай, что за нашими соревнованиями, идущими в прямом эфире, наблюдает больше миллиарда зрителей с добрых трех десятков планет!

— Ничего страшного, Крол! — бодро отозвался первый. — Ведь вечер когда-нибудь будет и у них, а для полной аутентичности они могут и посмотреть шоу в записи!

— Ха-ха-ха, Джил! Насмешил, да кто же станет ждать вечера, когда можно погрузиться в эту бурю эмоций прямо сейчас? Не забывай, что большая часть из наблюдающих за нами миллионов уже сделала свои ставки, выбрав одного из претендентов на победу! А давайте-ка еще раз пройдемся по списку участников! Я расскажу вам про их победы и поражения, мы сравним рейтинги и аналитику и постараемся для себя решить, кто именно дойдет сегодня до финала и… сделать правильную ставку!

— Ну, пока Крол бубнит про свои графики и рейтинги, давайте-ка я напомню вам суть наших соревнований. Ведь среди вас, мои дорогие зрители, есть и те, кто смотрит наше шоу в первый раз! — подмигнул Джил.

Картинка разделилась на две части, оставив в активном кадре весело улыбающегося высокого ведущего и убрав Крола в маленький квадратик "второй линии" рядом с такими же квадратиками, показывающими подготовительную суету, заполненные зрительские ряды и еще множество разных видов, относящихся к трансляции. Желающие могли выбрать то, что они хотели бы видеть именно сейчас.

— Итак, расскажу вам еще раз. К моему глубочайшему сожалению, расскажу я вкратце, потому что участники заканчивают подготовку и скоро выйдут на стартовые позиции. Ах, да! Суть наших соревнований проста, дойти до финиша. Игровой площадкой считается обособленная часть настоящей станции со смоделированными неисправностями. Ну, может, неисправности и не смоделированы, но ведь они работают на руку вам, зрителям, добавляя зрелищности и красочности нашему шоу! Напоминаю, что тот, кто хочет в полной мере прочувствовать все, ну, или почти все, ощущения игрока, должен прибыть к нам лично и занять капсулу полного погружения. Эта функция недоступна для зрителей, находящихся дальше одной астрономической единицы, или доступна в очень урезанном варианте, что, согласитесь, не оправдает ваших надежд!

Джил снова весело оскалился.

— Но вернемся к сути игры! К финишу ведет множество путей, и далеко не все они безопасны! Различные смертельно опасные зоны поджидают наших игроков! Зоны переменной гравитации, пульсарки, поврежденная обшивка, грозящая проломиться в любую секунду, завалы, безвоздушные участки, всего и не перечислить! Кто-то из действующих военных скажет, что наше шоу очень похоже на их пресловутую давилку, но это далеко не так! Вернее, да, они похожи, но наши герои войдут в этот лабиринт лишь в обычных комбезах и шлемах, система которых обеспечивает лишь часовой запас активной деятельности! Да, там, как обычно, есть и непроходимые участки, и разгерметизированные отсеки. Скажу вам по секрету, мои дорогие, но в этот раз игровой площадкой стала часть древней разрушенной боевой станции, которую организаторы притащили из недавно вновь открытой системы! Безумные сервы, боевые турели в параноидальном режиме. Так что, сами понимаете, все полностью реально! Для всяких-разных защитников напоминаю, что наши претенденты осведомлены о имеющихся рисках и подписали все соответствующие документы. Так что вам ничего не обломится, не тратьте свое время и нервы!

Ведущий подмигнул.

— Этому куску, кстати, много тысяч лет! Даже я, сам бывший игрок, и то оказался поражен! И организаторы вняли многочисленным просьбам и оставили внутри все так, как было, когда станцию нашли! Ну, максимум, восстановили энерговоды. А так — не убрано ни-че-го! Абсолютно ничего! Так что, сами понимаете, финал в этот раз окажется фееричен! Но я вижу, наши игроки уже почти готовы! Давайте вернемся к Кролу и вместе проследим за развитием событий!

"Квадратик" со вторым ведущим присоединился к активному кадру.

— Наша фаворитка, Кейт! Вы посмотрите, какая энергия, какая пластика, какая целеустремленность!

— Ну, ну, Крол! — засмеялся Джил. — Хватит расписывать достоинства и недостатки претендентов. И, как мы видим, красавица явно тебе по душе! Хех! Что ж, пожелаем удачи нашим игрокам! Не забудьте, какой приз разыгрывается среди участников! Выигравший получает полное гражданство Центральных Миров и… та-да-а-а-м! Миллион полноценных кредитов!

— Ты можешь смеяться, Джил, но ставки в этот раз превышают все мыслимые и немыслимые пределы! — Влился Крол. — Так что в выигрыше окажется не только победитель, но и тот, кто сделает верный выбор! Напоминаю, наши агенты принимают ваши ставки еще целых пять минут! Список аккредитованных организаций вы можете узнать по официальному запросу через наш канал. Опасайтесь черных букмекеров!

— Да! А давайте зададим пару вопросов нашим участникам! — вклинился Джил. — Раз у нас есть еще пара минут, то почему бы их не использовать с пользой? Кто у нас тут… О! Кейт! Кейт, ты нас слышишь?

— Ф-ф-у-у-ух… слышу! — выдохнула девушка, только что закончившая разминку.

— Не слишком ли ты нагружаешь свои мышцы перед столь ответственным моментом? Хватит ли у тебя сил? Как настрой?

— Настрой боевой! Сил хватит! Я разогрелась, а не перегрузилась! — дерзко ответила девушка. — Я слишком долго к этому шла и не намерена упустить победу по глупой оплошности!

— Да-а-а! Наша конкурсантка полна задора! Ну что ж, мы вполне успеем переговорить с кем-то еще! Удачи, милашка-а-а!

На пару минут спортсменка осталась без надзора всевидящих камер, отключенных режиссером, и сразу же рядом с ней возникла мутная личность, приставленная к ней организаторами и игравшая роль ее персонального менеджера.

— Кейт, не напрягайся в этот раз. Победить должен кто-то другой. Хозяин этого не забудет. Ставки на тебя слишком высоки.

— Сколько? — выдохнула девушка.

— Половина приза и гражданство. — Коротко бросил менеджер.

— Не пойдет.

— Две трети, но без гражданства. Это последнее слово!

— Нет! Мне нужен именно миллион, и ни кредитом меньше! — резко бросила спортсменка.

— Значит, не договорились. Жаль. — Обронил менеджер и словно испарился.

Прозвучал гонг, и динамики разразились торжествующим ревом толпы, жаждавшей зрелища. — Три! Два! Один!. На ста-а-а-а-арт!!!


72

Лейтенант в серо-черной форме задумчиво просматривал личные дела нового пополнения, прибывающего на днях.

— М-да, этот — дерьмо. Этот — тоже дерьмо. Этого можно сразу в расходную команду. Этого… Хм… — задумался лейт. — Серв-мастер? Ну-ка, ну-ка… опоздание из отпуска, пререкания, сочтено за дезертирство, рапорт непосредственного командира о подозрении в связях с пиратами, дополнение от начальника базы… Где-где служил? М-м-м… мутный тип. Этого тоже — в расходную!

"Мутных" лейтенант не любил. Не любил настолько, что изо всех сил старался запихнуть их туда, куда хшары побрезгуют. За что в конце концов и оказался в мертвой бригаде и не захотел оттуда уходить. Ведь это было единственное подразделение Флота, которое активно и регулярно привлекалось к боевым абордажам и зачистке обнаруженных пиратских баз!

А еще лейтенанту нравилось, что его подчиненные-заключенны" не имели права оспаривать или обсуждать отданные им приказы.


73

— Марш! Марш! Марш!! — надрывались зрители в то время, как игроки рванулись вперед, внутрь смертельного игрового поля.

— Так-так-так! — возбужденно комментировал Джил. — Претенденты уже внутри! Напоминаю, что время игры всего лишь час, и за этот час игрок должен либо достигнуть финиша, либо запросить эвакуацию! Давайте же последуем за ними! Благодаря нашим партнерам и спонсорам мы вполне можем это сделать! Новые виз-дроны от корпорации "Джет Айз" имеют малые размеры, продвинутый блок управления и, что самое главное, двухчасовую автономность! А это, сами понимаете, вполне достаточно для наших целей. А что является нашей целью? Да! Насладиться зрелищем, предоставляемым единственным и неповторимым шоу "Вперед!"! Ну и, конечно, заработать немножко денег, сделав правильную ставку. Кстати, по многочисленным просьбам наши букмекеры будут продолжать свою работу еще полчаса, но принимают ставки со сниженными коэффициентами. Кто не успел, как говорится, тот опоздал!

— Смотри, смотри! — перебил напарника Крол. — Первые минуты уже позади, и игроки начали сталкиваться с трудностями! Номер восьмой, Стайни, уперся в заблокированный шлюз и впустую тратит время, пытаясь его открыть! А второй номер попал в зону переменной гравитации! Эх, как же его крутит, как крутит. У меня у самого уже закружилась голова. Как же это переносят наши игроки?

— Ну, дружище, хочешь денег — еще не так повертишься! — отозвался Джил. — Но да, ситуация не из приятных. О, нет! Второй не успел миновать пульсар. Как же его приложило! Интересно, у нас будет первая эвакуация или… Нет! Он решил продолжить борьбу! Какое мужество! Пожелаем же ему удачи, а сами переключимся на… на… Кейт! Наша фаворитка прошла уже четверть дистанции, но, похоже, тоже попала в пульсар! М-м-м… Надо же! Миновать столь опасный участок по вентиляционному коробу — изящное решение! Вот в чем преимущество маленького роста и обманчивой хрупкости фигуры — можно залезть в любую щель! Хотя это было рискованно, очень рискованно, ведь в такую дыру не сможет пробраться эвакуатор и, случись происшествие, помощи придется ждать очень долго. Хотя да, "переменку" лучше всего проходить, имея надежные упоры со всех сторон. В сообразительности ей не откажешь. Но смотрите, смотрите! Она все же выбралась!

— Да! Наша фаворитка не промах! — подключился Крол. — И она прошла уже треть пути до выхода! А что же наши остальные конкурсанты? О-о-о! Пятый попал в непростую ситуацию! Заблокированный шлюз! Что он решит делать? Вскрывать шлюз или возвращаться назад, в поисках другого пути? Он решил идти напролом! Хм, да, он же техник! Он решил, что справится с проблемой! Ну, пусть занимается своим делом, а мы пока…

— А мы пока что взглянем на шестого номера! Похоже… да! Он попал… Ох! Он попал именно туда, куда уже много-много тысяч лет не ступала нога человека! Это же место давнего боя! Смотрите, как оплавлены и выщерблены перегородки! Похоже, в свое время тут было ж-ж-жжу-у-у-уткое и н-н-н-напряж-ж-ж-женное противостояние! Все явно бились до конца! Ох ты ж… Мне кажется, или это действительно тела? Или это просто пустые обожженные скафы? Наш игрок оказался не робкого десятка и он решил проверить… Уф! Действительно, здесь никто ничего не чистил.

— Бу-э-э-э… — отозвался напарник.

— Крол, дружище, что с тобой? Неужели ты никогда не видел, что обычно творится на месте боя? — отреагировал Джил. — Да-а-а, такой бурной реакции никто не ожидал! Да и наш игрок, похоже, тоже не рассчитывал на такой сюрприз! Он пытается оттереть маску. Но, видимо, это плохо у него получается, что он делает? Что делает? Как, неужели в груде этого хлама осталось что-то рабочее? Что?!?! Он меняет блок батарей? Как? Он решил влезть в этот старый избитый скаф?! Надо же… у него получилось. Да, да… Однако, наши игроки полны сюрпризов! Так быстро реанимировать старый бронескаф и занять место давно погибшего пилота… Хм… Правилами это не запрещено. Все, что находится в игровом поле, является подручными средствами. Что ж! Это повышает его шансы стать лидером! Крол, может проверишь рейтинг?

— Да-да, конечно, — отозвался все еще зеленый второй ведущий. — Ты прав, Джил. Сью, по мнению нашего искина, поднялась на первое место среди игроков по шансу дойти до финиша первой. Кто? Сью? Вот уж не ожидал…

— Наши девочки полны сюрпризов! Две женщины в нашей команде, и обе они милашки! Кейт прошла уже больше половины пути, а Сью из аутсайдеров взлетела на первое место! А ведь прошло всего двадцать минут сначала старта, и уже такие перестановки! Неожиданно, неожиданно… Напоминаю, наши букмекеры работают еще целых десять минут!

— А пока что давайте вновь обратим внимание на восьмого. — Снова влез Крол. — Стайни благополучно справился со шлюзом и… и тоже прошел половину пути! Похоже, выбранный им маршрут оказался с минимумом неожиданных и неприятных сюрпризов! Давайте проверим рейтинг… o! Стайни выбился в тройку лидеров!

— О, нет! — прервал его напарник. — Наш второй попал в безвыходную ситуацию! Он наткнулся на еще один обещанный организаторами сюрприз: активную защитную турель! Что самое неприятное для нашего игрока, так это то, что турель энергетическая, а значит, пока будет питание, она будет вести огонь! Ну, может быть, могут выйти из строя линзы… Но на это, кажется, рассчитывать не приходится! Как она поливает, как поливает! Кстати, игроку невольно помогли наши виз-дроны. Турели, похоже, все равно, кого атаковать! Уже половина наших камер, следящих за игроком, вышла из строя! Хм… а второй — парень не промах! Пока турель отвлеклась на камеры, он пытается выбраться из зоны обстрела… Пока что у него все получается! Еще рывок… О, нет! Похоже, второй ранен! Ну что? У нас… Да! Второй больше не в состоянии продолжать соревнования! О, нет! Я не могу это видеть!

Ведущий демонстративно прикрыл глаза рукой, впрочем, довольно заметно подглядывая меж пальцев на картинку.

— Да, Джил, у нас первая потеря. — Подключился Крол. — Второй даже не запросил эвакуацию. Видимо, ранение достаточно серьезное… Что? Что? Восьмой тоже выбывает? Пока мы отвлеклись на второго, восьмой тоже решил выйти из игры? Но как же так? Давайте включим запись, посмотрим, что случилось! Ага… Вот он возится со шлюзом… Вот он сумел-таки активировать механизм… Ох! Вторая часть шлюза оказалась практически снесена и за створкой было безвоздушное пространство. Зря, зря восьмой торопился и стоял так близко к полотну! Его просто вкинуло в разгромленный отсек! М-да… Остатки оборудования действительно опасная вещь. И как его еще не насадило на эти огрызки, как жука на иголку? Комбез в клочья, похоже, множественные травмы… Но маска вроде не пострадала! Что ж! Восьмой выбыл! Пожелаем же ему удачи дождаться эвакуации, а сами посмотрим на оставшихся игроков. Джил, что у нас там с рейтингом?

— Вполне ожидаемо! — отозвался напарник. — Сью хоть и взлетела на вершину, но надолго удержаться там не смогла! Первое место ожидаемо занимает Кейт, ей осталось меньше четверти дистанции! Сью, мы ведь запомнили, что шестой номер оказался еще одной девушкой, на втором месте, но ей идти еще добрую треть. На третье место поднялся десятый, ему осталось чуть меньше трети дистанции.

— А что же остальные?

— А остальные застряли, не пройдя и половины пути. Все же реальный обломок оказался жестче, чем подготовленные трассы. Кто-то оказался вынужден возвращаться, кого-то вообще зажало… Кстати, седьмой, которого как раз и зажало, тоже решил отказаться от борьбы.

— Жаль, жаль. — Пожал плечами Крол. — На мой взгляд седьмой мог бы еще побороться… Но ему на месте виднее.

— Конечно, ему виднее! — Живо отозвался Джил. — Я, как бывший игрок, могу это подтвердить! Но седьмому просто не хватило упорства и воли к победе. Я бы на его месте так просто не отказывался бы! Но хватит воспоминаний! Давайте снова посмотрим на наших лидеров! Ух ты! Десятый где-то раздобыл пушку! Мне кажется или это действительно тяжелое плазменное ружье? М-м-м… Да, Искин подтвердил мою догадку! Десятый нашел именно тяжелую плазму. Вы посмотрите, как лихо он снес завал на своем пути. Интересно, хватит ли ему зарядов? И он… он уже на втором месте! А как же Кейт? Кейт скатилась на третье место? Сью на первом?! Вот это поворот!!

— Похоже, наша Сью вытащила джокер! Смотрите, она не ищет обходные пути! Она просто раскидывает завалы на своем пути! Все же скаф с усилителями оказался настоящим джекпотом для нашей участницы! А наша фаворитка Кейт? — Крол пожевал губами. — А Кейт… Кейт попала в переделку. Откуда тут взялась мобильная турель? Неужели успела зарядиться и снова выйти на свой древний маршрут? Как бы то ни было, а наша Кейт намертво заблокирована и даже не может пошевелиться! Турели мешают завалы, а… м-м-м… бывшая фаворитка вынуждена замереть на одном месте! М-да-а-а… обидно! Каких-то полста метров до финиша и такая неприятность!

— Да, дружище Крол! — поддержал его второй ведущий. — И ни туда, и ни сюда! Обидно, очень обидно! Интересно, Кейт запросит эвакуацию или все же продолжит больбу? Ха-ха-ха! Я сказал "больбу"? Больбу?! А ведь действительно, больбу, а не борьбу! Борьба, это когда в движении, в драйве! А когда вынужден замереть в шаге от цели, то это больба.

— Ого! Сью почти добралась! Ей осталось десять… девять… Пять… Ха! Она дошла до финиша! Она! Дошла-а-а! Приветствуем нашу победительницу!!! Джил, ты веди дальше, а я побегу, поздравлю девочку на месте!

— Да-да, Крол, давай! А мы пока понаблюдаем за дальнейшим развитием! Ведь у нас есть еще второе и третье место! Там приз, конечно, намного меньше, но он все же есть! Итак… что у нас? Да, Стайни тоже почти добрался! Что? Куда?! Эх, жаль нельзя давать подсказки игрокам… наш герой идет прямиком к тому месту, где заблокировали Кейт! Неужели он тоже окажется в западне в шаге до цели? Не-е-ет… Он все же свернул. Куда? Куда ты прешь? Не туда, не туда! Вернись… Ох! Он вылез прямо над турелью, ему некуда деться… Что же будет?! Вот как! Похоже, он не зря тащил свою пушку. Как он снес эту турель, как снес! Он заметил Кейт! Кейт, поняв, что ее больше не атакуют, рванула вперед! Но Стайни ближе к финишу! Кто? Кто быстрей! Кто же, кто? Оу-у-у! Стайни оказался быстрее! Поздравим же и его, и нашу бывшую фаворитку и выразим наше сожаление тем, кто ошибся в выборе ставок! Что ж удача такова, что может отвернуться от вас в последний момент… Но это не беда! Впереди нас ждет новый сезон игр, новые победители и… Новые ставки! А теперь! А теперь давайте переключимся на моего напарника Крола и вместе с ним поздравим победителей этого сезона!


74

Металлический звон вырвал Кота из сна.

— Тр-р-р-р! Тр-р-р-р! — раздавалось все ближе и ближе.

Соседи Кота по небольшому кубрику-камере с зарешеченными дверьми с удивлением вытягивали головы и прислушивались. В металлическое "тр-р-р-р" вплетались звуки чьего-то голоса, но разобрать что-либо из-за стука было невозможно. Источник звуков приближался.

— Ту-ру-ру! — напевал голос, и вслед затем раздавался резкий звон решеток. — Ту-ру-ру! Подъем, подъем! Через час прибываем! По прибытию в камерах не задерживаться, задержавшиеся будут наказаны!

Наконец сквозь решетку заглянуло довольное лицо охранника. Видя, что все давно не спят, он все же не отказал себе в удовольствии провести дубиной по решетке: "тр-р-р-р-р!".

— Подъем! Подъем! О вас же забочусь, босяки! Предупреждаю! Вы ведь не хотите сразу же увеличение срока схлопотать?! Ту-ру-ру! Подъем!

Веселый охранник пошел дальше.

— Скотина! — буркнул чей-то голос. — Знает ведь, что о стыковке оповестят, но все равно забавляется!

Кот оглянулся. С соседней койки злобно щерился тщедушный мужичок, которого подсадили на свободное место ночью по корабельному времени, перебудив половину арестантов.

— Чё? — дернулся мужик, почувствовав взгляд. — Спи давай! Еще час есть.

C этими словами тот упал обратно на койку и, вроде бы, закрыл глаза. Кот молча последовал его примеру, но сон больше не шел. Мысли тягуче переваливались в голове, не давая уснуть. Что он делает здесь? Почему он так спокойно согласился на… Почти тюрьму? Почему он так… индифферентно относится ко всему происходящему? Почему картинки воспоминаний, уже открытые постепенно отступающим туманом, показывают что-то, кардинально отличающееся от окружающей его действительности? Почему он какой-то представитель императора? Почему, почему, почему… Столько всяких почему, на которые пока нет ответа. Нет ответа. Пока нет. Ответа.

— Слышь! Ты Живой? — его чувствительно толкнули бок.

Нарушителем мыслей оказался тот самый тщедушный мужичок в мешковатом комбезе, который лежал на соседней койке. Вот только сейчас в камере горел яркий свет, решетчатые двери были распахнуты и больше никого не было!

— Живой. Задумался. — Ответил Кот, вставая на ноги.

Видимо мимо его сознания прошла и побудка, и стыковка, и сигнал на выход.

— А-а-а. Задумался он. — Скривился мужичок. — Спасай тут всяких от наказания… Слышь, так ты теперь должен мне! За то, что сразу прибавку к сроку не схлопотал!

— Ничего я тебе не должен. — Оборвал его Кот, топая к выходу. — Мой срок — мое дело!

— Вот c — c-c… — раздалось сзади еле слышное недовольное шипение. — Жаль, не сдох! Коммуникатор вроде как неплохой, мне б достался…

Кот невольно бросил взгляд на свое запястье. Да, коммуникатор. По виду ничем не отличавшийся от стандартных моделей… кроме начинки, за которую Кот выложил довольно таки приличную сумму. Надо же, каков сосед… с полувзгляда определил необычность машинки!

"Хм… а ты не такой простой, каким кажешься, парень!" — мелькнула мысль.

На ходу хлопнув себя по щекам, Кот выскочил из кубрика-камеры. Задерживаться не стоило. Начинать с наказания не хотелось

Как бы Кот со своим невольным попутчиком ни спешили, в свою шеренгу встать они так и не успели, пристроившись где-то в конце выстроившихся покамерно штрафников.

— Всем смирно! Командир на палубе! — раздался голос офицера, прохаживавшегося перед новыми штрафниками перед строем закованных в тяжелую броню пехотинцев.

Кот так и не понял, были ли они надсмотрщиками или такими же штрафниками, как и он сам. Впереди стоящий громко сопел, а по палубе прокатывались волны запаха давно не мытых тел.

— Ган коммандер, личный состав построен!

— Вольно! — голос командира был негромок, но дублировался многочисленными динамиками. — Слушайте сюда. Вы все до сих пор являетесь военнослужащими, и только это не дает мне расстрелять вас к такому-то светилу прямо сейчас. Конечно, вы попали случайно, ничего такого не делали, так сложились обстоятельства и законы Федерации слишком суровы. Но вы — здесь! — на этом командир слегка повысил голос, впрочем, тут же вернувшийся к прежнему тембру. — А поэтому все будет так, как будет. Я обязан провести инструктаж, и сделаю это прямо сейчас. На время службы в штрафном подразделении ваши оклады снижены, это записано в контракте. Коэффициент снижения зависит от статьи приговора. Это раз. Поощрение и наказание у нас одно — увеличение или снижение срока. Величину определяет ваш непосредственный командир. Это два. Все приказы ваших командиров выполняются сразу же и беспрекословно, у вас нет права на раздумья. Вы можете обжаловать приказ, подав рапорт на мое имя, но только после выполнения приказа. Излишне размышляющие будут сурово наказаны. Это три. В подразделении действует постоянный запрет на внешнюю связь. Вам будет доступна только внутренняя сеть с разрешенным Информаторием. Доступ в сеть дается раз в корабельные сутки, в период личного времени. Личное время — два часа. Это четыре. Распорядок — ваша норма жизни. За нарушение распорядка, неуставные отношения или иные действия коэффициент наказания равен пяти. Любители поразвлечься, вам проще сразу выйти из шлюза. Без скафа. Это — пять!

Командир поднял руку, растопырив пять пальцев.

— Пять! Всего пять правил, которые вы должны помнить. Все остальное — производные от этих пяти правил! Помните их, и ваш штрафной срок пролетит быстро. Забудете — будете гнить здесь вечно! Или до первого шального заряда, тут уж как повезет. И запомните! Наш девиз "Вперед, к победе!" — резко опустив руку, командир продолжил. — Инструктаж я провел. Капитан, разведите пополнение по взводам. Надеюсь, в этой толпе быдла попадется тот, кто не все поймет с первого раза. Занимайтесь по плану.

Коммандер, резко развернувшись, пошел к выходу.

— Все смирно! Вольно! — подал голос офицер. — Подключайтесь к корабельной сети, пароль восемь нулей. Вы уже распределены по взводам, получите предписание и займите свое место в строю. На все про все вам — две минуты. Время пошло!

— А, блин! Скоростной какой! — мелькнула мысль у Кота, пока он лихорадочно пытался выйти в сеть.

То ли это было примером извращенного политики новых командиров, то ли еще что, но сеть не реагировала. Практически одновременный запрос множества людей, видимо, подвесил коннекторы. А отпущенное время неумолимо истекало!

— Есть! — воскликнул кто-то рядом, и в то же время и сам Кот сумел-таки прорваться и получить предписание

— Подожди! Куда тебя? — дернувшегося Кота придержали за руку.

— Один-один! — ответил Кот, вырывая рукав комбеза.

— Что это? Мне в первый взвод первой роты! Где это? — кто-то настырный вновь схватил его за руку.

— Это первый взвод первой роты, куда и тебя. — Ответил Кот. — Да отцепись ты!

Время неумолимо заканчивалось. Сорок секунд, тридцать пять, тридцать.

— Помоги же! — буквально взвыли рядом. — Я же тебя разбудил!

Кот оглянулся. За него ухватился тот самый мужичок.

— Давай за мной! В темпе! Времени нет!

— Да, да, бегу!

Дорогу сквозь мечущиеся туда-сюда тела проложить было трудно, и Кот с намертво вцепившимся в него мужичком предсказуемо не успели.

— Всем стоять! Время вышло! — раздался голос капитана. — Стоять, я сказал! Опоздавшим выйти на середину! А ты куда?

Капитан не побрезговал выхватить из шеренги какого-то ловкача, попробовавшего затесаться в строй уже после его команды.

— Ты что думал, никто не заметит? — ядовито прошипел офицер. — Вы под постоянным и плотным наблюдением! Двойной коэффициент! Марш к остальным! Сержанты, займитесь нерадивым пополнением!

Согнав мрачных и грязных опоздавших пополненцев в кучу и сформировав из них подобие строя, сержанты застыли рядом.

— Десять суток! Десять! Пять! Семь! Пять суток! Десять! — прошелся перед ними капитан, тыча в грудь каждого и озвучивая наказание. — Пять! Пять! Пять! Семь! Десять, двойной коэфф, двадцать! Десять!

— Да за что?! — взвыл двойной, за что получил громкое и подробное объяснение. — За опоздание. Штраф назначен командиром. За пререкания коэффициент три к полученному штрафу, итого шестьдесят!

— Нельзя так! Это же… — продолжал вoпить штрафник.

— Буц! — тяжелая оплеуха сержанта опрокинула бедолагу на пол, заставив того замолчать.

— Продолжение пререканий. Плюс карцер на пять суток. — Спокойно продолжил капитан. — Десять! Пять! Пять! Восемь! Десять! Сержанты, забрать свое пополнение! Бегом!

Дождавшись, пока все шевеление и суета успокоятся, капитан встал перед строем, заложил руки за спину и сказал.

— Запомните, с вами никто церемониться не собирается. Вы уже здесь, и этим все сказано. Надеюсь, случившееся станет всем единственным уроком… а непонятливые долго не живут! На этом все. По месту отдыха, разойдись!


76

— Гребаная армия… Гребаные порядки… — непрестанно бубнил давешний мужик. — Гре…

— Да заткнись ты! — резко оборвал его Кот. — Порядки как порядки. Штрафные! Ты за что сюда загремел?

— А это не твое дело! — оскалился мужик.

— Да и иди ты… — отозвался Кот.

На выход в уже успокоившуюся сеть и уточнение плана расположения кубриков много времени не ушло, и уже через пару минут бывший сержант, а нынешний штрафник, бодро топал по направлению к своему помещению. За ним увязался и мужичок, справедливо полагающий, что этот-то вояка быстро найдет свое место. Десяток минут коридоров, переходов и смычек — и путь почти окончен!

"Странно", — лениво подумал Кот, немного замедлив шаг. — "Не похож этот… на военного. Ничего не знает, ничего не понимает. Как будто даже в учебке не был".

Войдя внутрь Кот остановился, шаря взглядом по помещению. Людей много, похоже, здесь размещен весь взвод. Вроде бы несколько коек пусты… Но около некоторых из них возились, судя по потертому виду, новички из пополнения. Остальные, старожилы, собравшиеся в несколько групп, дружно повернули головы к вошедшему… вошедшим! Мужичок, до этого момента ненавязчиво топавший где-то за спиной, ужом пролез вперед!

— Светлой дороги и чистой карты, бродяги. — Слегка поклонился он. — Есть база?

— Швартуйся. — Коротко ответили со стороны одной из групп людей. — Площадку найдем.

Мужичок, кинув по сторонам острый взгляд, живо ввинтился в группу, от которой тотчас же отделился человек и отошел в один из углов. В том углу как раз копошился один из новичков, занимавший свободное место. Несколько слов, и новичок, злобно посмотрев на подошедшего, молча стал собираться.

— Ага… значит, там эти, — решил Кот.

Кто такие "эти", он пока не понял, но… с ними ему не по пути!

— Сержант Кот. Поддержка. — Коротко представился он.

— Какой контракт? Опыт? — спросил жилистый лысый мужик.

— Первый. Есть. — ответил Кот.

— Новик… — Скривился мужик. — Ладно, давай к нам.

Похоже, Кот с тем мужичком были последними, потому как после этих слов все стали понемногу рассасываться по своим местам.

— Садись. — Мужик хлопнул рукой по одеялу рядом с собой. — Рассказывай. Кто такой, за что сюда, на какой срок, какой опыт есть.

— Сержант Кот… — начал было он, но его резко оборвали.

— Сержантом ты был там! А тут нет ни сержантов, ни рядовых. Штрафники мы. Имени-позывного достаточно.

— Кот. И имя, и позывной. Опоздал из отпуска, засчитали за дезертирство. Срок полгода. Участвовал в отражений абордажа. — Коротко поведал он.

— Где? — заинтересовался мужик.

— Пятнадцатый форпост, четвертый сектор. Подробней рассказать не могу, дал подписку.

— Надо же, и в том тихом месте что-то случилось! — наигранно удивился мужик. — Да ладно тебе, ты все равно в штрафном уже! Давай, рассказывай! Нас же постоянно в пекло кидают, как заварушка какая в наших краях — так в первых рядах! Мне надо понять, кто ты, что ты, что от тебя ожидать можно! Говори!

— Дал подписку! — уперся Кот. — Я серв-мастер, поддержку обеспечу.

— Вот оно как, — прищурился мужик. — Ладно! Занимай вон ту койку. И помойся, воняет!

Мужик демонстративно помахал ладонью перед носом.

— А ты сам кто? — поинтересовался Кот.

— Там — мастер-старшина Карланнил, позывной Крил, второй долгий, двенадцать в плюсе. Здесь командир первого отделения, ну и, по совместительству, взводному помогаю и за общий порядок отвечаю. Неофициально.

— Понял, мастер. Где душ?

— Сам найдешь! — проворчал Крил, отворачиваясь. — У тебя полчаса до отбоя. Иди.

"Надо же", — крутились мысли в голове Кота, — "везучий какой. Больше пятнадцати лет в десанте, участник двенадцати боевых десантных операций, и до сих пор живой! Многие-то за всю службу максимум два-три абордажа пройдут и — все. Или сами уходят, дотянув до конца контракта, или просто погибают. А у этого двенадцать… Волк везучий, опытный, матерый волк! Как он сюда-то попал? За что?"

А Крил в это время искоса поглядывал на неторопливо копошащегося Кота. Остальные новички у него, похоже, интереса вообще не вызывали.


77

Дмитр Ван Крыж, или, как его сейчас называли просто Предвестник, неторопливо вошел в огромный зал, заполненный плотными рядами молодых, и не очень, людей, моментально склонивших головы в поклоне. Статус предполагал важность и неторопливость, и Дмитр с удовольствием следовал им же самим установленным правилам.

Удивительно, но созданная им организация, а вернее секта "Встречающие Спящих", или просто "Встречающие", отчего-то получила негласную поддержку властей и сейчас ежедневно в секту вступали десятки тысяч членов. Недовольных хватало во все времена, а жаждущих справедливости всегда было еще больше, и после нескольких открытых конференций, транслировавшихся по многим информационным каналам, количество вступивших все возрастало и возрастало. Люди надеялись, что жесткие, но справедливые Спящие придут и восстановят попранную справедливость, наказав виновных! А уж то, что Дмитр, действительно оказавшийся владельцем неплохого состояния, запретил в своей организации поголовные и регулярные денежные сборы и разные поборы, махровым цветом цветущие в других подобных… м-м-м… организациях, вообще вознесли "Встречающих" на самый пик популярности.

— Друзья мои! — начал Дмитр, встав на возвышение в центре зала. — Мои спутники на не самой легкой дороге встречи! Я дал призыв, и я очень рад, что вы на него откликнулись! Мне следует открыть вам небольшую тайну. Да, я Предвестник! Я всего лишь Предвестник, направивший вашу жизнь и ваши усилия на дорогу Встречи! Я могу показать вам путь и разделить его с вами, но… я всего лишь Предвестник! Я видел проснувшихся Спящих своими глазами, я говорил с ними, я понял, что они направили все свои силы, чтобы вернуться к нам, в погрязший в несправедливости мир…

Предвестник все говорил и говорил, плетя словесные кружева. Благо, психологом он был хорошим, а поставленный в юности голос без проблем позволял делать долгие речи чистыми и мелодичными. Да что там! Дмитр увлекался пением и даже подумывал стать певцом, но в итоге выбрал более подходящую, на его взгляд, стезю.

— …И я скажу вам, спутники мои, что для этого и нужен Говорящий. Это он разбудил Спящих. Это он поведал им о творящейся в нашем мире несправедливости. Это он помог Спящим определиться с выбором, оставить ли грязь этого мира в стороне и снова впасть в сон или вернуться и помочь своим детям. И Спящие решили вернуться! Они идут к нам, преодолевая тягости пути! Они идут к нам, борясь с многочисленными врагами, не желающими пропускать их к людям! И я думаю, совсем короткое время отделяет нас от их возвращения. Но нам нужен Говорящий! Нам нужен тот, кто однажды смог их пробудить, нам нужен тот, кто может говорить со Спящими на равных! А я еще слаб. Я еще не могу выдержать огненного взора Спящих… нет, уже проснувшихся! Я еще не могу выдержать огненного взора Проснувшихся, Глядящих прямо в твою душу!

Дмитр замолк и медленно оглядел застывших в изумленном молчании людей.

— Да, я слаб. — Кивнул он. — Но я не стыжусь признаться в своей слабости, ведь тот, кто не общался с Проснувшимся, пока еще не осознает, насколько сам он слаб. И я говорю вам, ищите! Найдите Говорящего! Убедите его присоединиться к нам! И тогда Проснувшиеся обязательно снизойдут к нашим просьбам, ведь у нас будет тот, кто не боится проснувшихся великих! Вы спросите, как найти его? Я скажу вам. Последний раз я видел его окровавленного, уставшего после тяжелого боя с отступниками, не желающими пробуждения Спящих, с мечом в руке и в окружении послушных его воле сервов. Тогда он был могучим техником-воином и отзывался на имя Кот. Он был нашим, простым, но его вело чувство справедливости! Кто он сейчас? Я не знаю. Но я верю, что вы найдете его! Ищите его везде, и наша общая настойчивость будет достойно вознаграждена!

Дмирт спустился с помоста. Вокруг послышались возбужденные шепотки.

— Предвестник… а что такое меч? — раздался тихий голос.

— Меч… меч это как очень длинный и толстый нож. — Ответил Дмитр.

Да, он понимал, что своей речью сознательно опустил свою персону на ступень ниже, но… Xшары кроются в деталях!

Во-первых, многомиллионной массой сектантов, распыленной по множеству обитаемых миров и систем, управлять стало практически невозможно. Слишком уж быстро секта получила популярность. Сам Дмитр рассчитывал на длительное и постепенное развитие, а поэтому создать аппарат управления просто не успел. А стихийно появляющиеся то тут, то там местные лидеры никакого доверия у него не вызывали. Теперь же большей части этой аморфной людской массы дана цель. Цель, которая займет взбудораженные умы и не даст головам сектантов задуматься над вопросами "Как?", "Почему?", "Когда?" и "Зачем".

А во-вторых, тот сержант, как он понял, вовсе не был изворотливым и хитрым политиком, да и не имел опыта управления толпой. Так что, расчетливо поступившись частью значимости сейчас, потом можно будет все это наверстать, прочно заняв место духовного и политического лидера. Это должно получиться легко. А если еще вызнать ту тайну, благодаря которой Спящие не только прислушались к мнению сержанта, но и, скрипя виртуальными зубами, стали выполнять его волю… То у "Встречающих", вполне вероятно, появится новый Говорящий.

Ван Крыж тонко усмехнулся, выходя из зала.

Шепотки за его спиной, постепенно превращающиеся во все разгорающиеся яростные споры, отсеклись захлопнувшимися дверьми. Подобное происходило и в доброй сотне залов по всему обитаемому пространству Федерации и ее союзников, куда транслировалось выступление.

"Встречающие Спящих" были зарегистрированы как внутренняя религиозная организация Федерации, и вещание на Центральные миры и Империю с их союзниками не проводилось.


78

— Кто вы такие и что здесь делаете? — с экрана строго смотрело лицо немолодого уже мужчины.

— Коммандер Ас Килхенн, командир рейд-эскадры Флота Федерации. — Небрежно представился оппонент. — Выполняю миссию по пресечению незаконной деятельности в приграничных районах. А ты кто?

— Ван Вильне, корпорация "Эльвинце". Имею контракт на защиту собственности нанимателя в этом пространстве. — Кивнул мужчина. — Так что же привело вас в зону моей ответственности?

— К нам поступили сведения, что население этой станции активно сотрудничает с контрабандистами, покрывает пиратов и даже участвует в работорговле! Кроме того, по моим данным у вас находятся минимум три скупщика. — Снисходительно улыбнулся коммандер. — Что вы на это скажете?

— Здесь свободная зона! — нахмурился Ван Вильне. — Некоторые товары, проходящие через нашу станцию, действительно являются нежелательными на территории Федерации. Но могу вас заверить, что по законам ООМ, в чьей юрисдикции мы находимся, эти товары имеют свободное хождение! А вот с пиратами мы никогда не связывались! Их кораблям наши причалы закрыты!

— Ничего не могу поделать! — развел руками коммандер. — Сигнал есть сигнал. Примите досмотровую группу. Запрещенный товар будет конфискован, причастные к контрабанде, пиратской деятельности и торговле рабами будут арестованы и доставлены к Федеральному Судье для проведения открытого процесса и вынесения приговора.

— Это неприемлемо. — Покачал головой Ван Вильне. — Мои наниматели не смогут на это согласиться!

— Я не спрашиваю ни вашего согласия, ни согласия ваших нанимателей! — высокомерно бросил Ас Килхенн. — Я действую в строгом соответствии с Законами Федерации!

— Я должен посоветоваться…

— Дальсвязь заблокирована на время проведения войсковой операции! — оборвал его Коммандер. — Высылаю досмотровую команду!

— Это произвол! — вздернул подбородок Ван Вильне. — Мы будем обороняться!

— Как знаете. Отбой связи. — Равнодушно ответил Ас Килхенн и обернулся к помощнику. — Что за корпорация такая, "Эльвинце"? Кто такие? Силы?

— B Федерации не зарегистрированы. Вольная команда, скорее всего имперцы. В районе замечены крейсер и три эсминца с опознавательными кодами корпоратов.

— А-а-а… ну да, ну да. Все же приставка Ван говорит многом, и как я сразу не обратил внимания? — покачал головой коммандер. — Сигнал по эскадре: построение би-три-плюс. При враждебных действиях прямая атака всеми силами. По нейтрализации группа один на блок, "мертвых" на зачистку. Группы два-три в охранении. К выполнению плана приступить!


79

— Усиль вторую группу! Резервных — туда. Всех — туда! — прозвучал в наушнике спокойный голос лейтенанта. Хорошо ему! Сидит в тылу с тройкой прикрытия, "ведет бой", корректирует действия бойцов.

Вспотевший, до неприличия мокрый, Кот привалился спиной к стене. Беглый взгляд на так-монитор дал повод усомниться в приказе.

— Ган лейт! Третьих сейчас зажмут! Разрешите резерв…

— Я сказал усиль вторую! — оборвал его лейтенант. — Ожидаю прорыв. Не теряй машины, держи позицию!

— Есть! — коротко отозвался Кот.

Послушные его воле ожили резервные сервы, скрывавшиеся пару поворотов коридора позади, и не спеша поползли на левый фланг. Кот вновь, уже более пристально, рассмотрел так-схему. Какой прорыв? О чем он говорит?! Вторая группа всего лишь вяло перестреливается с засевшим в укрытиях противником, а вот третья, похоже, попала в подготовленный мешок!

Кот выстрелил, на мгновение высунувшись за угол и тут же отпрянув обратно. Сам он шел вплотную за боевыми порядками первой группы, а фактически первого отделения, и как мог поддерживал увязших во вражеской обороне бойцов.

Ноздри уловили стойкий запах жженого пластика и перекаленного металла. Похоже, фильтры уже окончательно забились, а упрямая автоматика скафа ни в какую не желала переходить на внутреннюю циркуляцию! Давление в норме, процент кислорода приемлем — а значит нечего тратить ресурс, дышите тем, что есть!

Пытаться лезть в настройки скафа и снимать искусственные блоки Кот опасался. Скафы хранились и обслуживались в техническом подразделении штрафной части, а служившие там техники, отнюдь не штрафники, не переминули бы доложить командиру о нарушений специально установленных заглушек. Были уже случай.

Конечно! Ведь штрафники это те же преступники, только военные, и прямо-таки мечтают при любом удобном случае дать деру! Мозг технарям промыли основательно, да еще и регулярно внушают…

"Хвоста накручивают", — мелькнула мысль откуда-то из прошлой жизни.

Кот зло выдохнул ставший горьким воздух. Третьих зажимали все сильнее. Похоже, основные силы противника сосредоточены именно на их участке! И на что только надеются эти пираты? Два крейсера намертво блокировали станцию, вокруг этой уже основательно покореженной груды металла вьюном вьются два звена беспилотников. Слуп не проскочит! А вот поди ж ты… Уперлись. И не похожи эти бойцы на ребят "вольных капитанов", ох, не похожи! Очень уж слаженно и грамотно действуют. Да еще и атакуют, как будто с цепи сорвались.

Вот… Еще словечки "из тумана". Странно…

Лейтенант, наблюдавший за "излишне умным" подчиненным, отметил и его вялость, и медленный ход сервов. "Слишком много думает. Может не подчиниться", — проскочила мысль, — "может помешать плану!"

И, открыв особый раздел, лейт ткнул в иконку, изображавшую сержанта-штрафника.

— Кот, серв-поддержка. Код два-два-восемь-один. Актив! — внятно скомандовал он, отправляя скафу бойца команду из раздела скрытого функционала.

Заторможенность Кота спасла ему жизнь. Если раньше он резко высовывался и стрелял, то сейчас, ошеломленный "прорывом памяти", сделал все медленней чем обычно, и выставленный игольник жестким ударом вырвало из рук, с корнем вырвав правый усилитель и вывихнув плечо. Самого Кота закрутило волчком и отбросило назад, благо, хоть не выбросило на простреливаемый участок!

Похоже, его укрытие специально держали в прицеле, не отвлекаясь на другие цели. Вычислили! Спец поддержки это ведь не шутка! Сервы под его управлением попортили много крови обороняющимся!

Радостно пиликающая аптечка раз за разом ширяла иглами просоленную потом спину, впрыскивая обезболивающие, успокоительные, еще какие-то препараты и коктейли препаратов, а Коту вдруг стало все равно. Может это так подействовала ядреная смесь вколотых лекарств? Мир как будто подернулся дымкой, а чьи-то слова долетали приглушенно, как будто через толстое одеяло. Накрыло.

— Всех — туда… всех — туда… — бормотал он, полностью отдавшись управлению машинами, — всех — туда!

И два из трех сервов центрального звена, поддерживающих первое отделение, внезапно снялись с позиций и резво направились к "вторым", налево, усиливая и без того мощную группу из трех машин второй тройки и активированной пары резерва.

— Ожидаю прорыв… — всплыло в голове высказывание лейта, — прорыв… прорыв!

Сервы, ловя попадания, механическим валом покатились по переходу, заливая огнем позиции противника, не ожидавшего такого поворота событий. И все равно, что тройка машин, искря, замерла на месте — вал прокатился дальше, вскрыв оборону как ножом.

Погас еще один активный канал. Еще один серв "правой тройки" отключился, пораженный огнем врага.

— Третьих… зажимают. Теряю машины. Нельзя терять. Нельзя.

Оставшаяся четверка боевых механизмов, как взбесившееся стадо, многосуставчатым чудовищем, плюющимся во все стороны зарядами, прокатилось по тылам слева-направо и вышло прямо позади позиций противника, почти дожавшего третье отделение.

— Держать позицию… Где позиция? Там!

Сервы, подгоняемые невменяемым мастером, рысью проскакали прямо по спинам бойцов противника, начавшего было спешно разворачивать свои боевые порядки. По спинам, рукам, ногам людей… Прямое управление! Машинам стало все равно, на что наступать!

До своих позиций добежало только три механизма, но этого марша хватило для того, чтобы с той стороны начали бросать оружие.

— Не стреляйте! Cдаемся! Cдаемся! — возгласы уцелевших солдат, перемежающиеся со стонами и криками покалеченных, заполнили переход.


80

Штаб-коммандер, начальник батальона "мертвых", нервно мерял шагами собственный кабинет. Лейтенант-ротный, стоявший навытяжку, одними глазами следил за этим живым маятником. Слева направо, справа налево, слева… Бр-р-р!

— И что это было, лейт? А? — в очередной раз спросил начальник, — что это было, я спрашиваю?

— Согласно полученному приказу и разработанному плану… — вновь завел свою песню лейтенант.

— Да знаю я! — в сердцах вскричал шта-комм. — Что ты мне опять свою шарманку заводишь? Как это могло получиться? Объясни внятно! И садись уже, нечего тут опорную балку изображать! — начальник, оббежав столешницу, обессиленно плюхнулся в кресло.

Лейтенант, выдохнув, опустился на узкий и неудобный брифинг-стул в торце начальственного стола. Буря, похоже, миновала, и выпустивший пар штаб-коммандер, кажется, стал готов к нормальному разговору.

— Медики развернутый отчет прислали. Похоже, сыворотка-два вступила в неконтрольную реакцию с антишоковым препаратом. Отсюда и получившийся результат. — Пожал плечами он. — Случайность. Вероятность один на миллиард или даже меньше. Активный компонент одной смешался с активным другой и боец превратился в самостоятельную куклу. По их отчету так выходит.

— Как это в самостоятельную?

— Ну, кукла ничего больше не слушала, но стала выполнять мои старые команды. По своему. Так, как запомнила и так, как посчитала нужным. — Снова пожал плечами лейт. — Судя по бормотанию на канале, он каждое мое слово воспринял как руководство к действию, все выполнил, а потом просто отключился. Запись проанализирована, отчет с анализом отправил.

— Да видел я все… — с тоской протянул штаб-коммандер. — Что теперь со всем этим делать-то? Вполне рядовая операция превратилась не пойми во что, это ты понимаешь? Да еще этот Ван Вильне оказался совсем не дурак! Ну так, конечно, владелец ведь этой, будь она неладна, корпорации "Эльвинце". Дурака б давно съели, а этот же даже из своего поражения все равно выгоду извлек! У него запись осталась как этот твой… подчиненный… своими сервами по людям скакал. Продает всем! Всем! И ведь говорят, что это сервы специально для "мертвой бригады" с особым программным обеспечением поставляются! Уже пол-мира нас не иначе как "черной смертью" называют!

— Больше бояться станут! — улыбнулся лейт. — Это ведь не наша проблема, да?

— Уже наша. Меня наверх вызывают. Лично. С объяснениями. И рапортом. — Насупился штаб-коммандер.

— Ну так накажите непосредственного командира группы! За то-то, то-то и то-то, бла-бла-бла, прибавить столько-то и столько-то, — ухмыльнулся лейт. — И летите себе спокойно!

— А это хорошая идея! — оживился штаб-коммандер. — Вот только… м-м-м… У тебя ведь только раненые, да? Тогда "За отличное планирование и грамотное руководство проведенной десантной операцией, за недопущение потерь личного состава… бла-бла-бла", — коммандер передразнил лейтенанта, — "командира группы лейтенанта"… м-м-м… "наградить уменьшением срока отбывания провинности на восемь месяцев." Готово! Зарегистрировано, ушло в дело. Поздравляю, лейт! Ты почти искупил свою вину!

— Но… Дядя, за что? — подскочил лейтенант.

— Я тебе не дядя, а твой начальник! — рявкнул штаб-коммандер. — Да, понимаю, ты хотел проредить своих бродяг! А твой боец поддержки увидел обстановку в целом и помедлил с выполнением. Интересно, кстати, откуда такие навыки… — вдруг задумался коммандер.

— И что? — поджал губы лейт. — Да мне эти бродяги не нужны совсем!

— Я не об этом, а о том, что твое решение привело к таким последствиям! — вернулся к теме командир. — А значит, если из штабов не вернусь я, то и ты не долго протянешь! Ясно тебе?! И забудь это свое дядя, понял? Не дядя я тебе! Все, свободен! — раскричался коммандер.

Лейт молча встал, развернулся и пошел к выходу.


81

— Цайк, иди сюда! — разнесся по медблоку громкий крик. — Ца-а-айк!

— Чего тебе? — громогласным басом отозвались из-за рядов медицинского оборудования.

— Иди сюда, фокус покажу! — надрывался первый голос. — Скорее, пока глюк не прошел!

— Что у тебя там? — в проход выскочил тщедушный медтехник, глядя на которого и предположить нельзя было, что его глотка могла издавать столь чудовищный рев. — Если опять фигня, я тебя, Дром…

C этими словами Цайк бегом устремился к товарищу.

— Да скорее же! — не обратил внимания на угрозу Дром. — Смотри!

Оба "медика" склонились над капсулой с замершим внутри телом.

— Вот! Тип сети… отклик… подтверждение. Видишь?

— Ага!

— А теперь меня-я-аем запрос… Тип, отклик… Подтверждение! Уах-ха-ха! Видел такое?! Видел?!

— Ну-ка, ну-ка… — оживился Цайк. — А если… Эм-м-м… оп! Ничего себе! Теперь как у командира сеть! Уах-ха-ха!

— Подожди, подожди! У меня тут код интересный есть! Увидел как-то, да и записал на память. О-о-о-п! Ха-ха-ха-ха-ха! Ты смотри, теперь у него сеть, как…

— Что тут происходит? — оборвал веселье строгий голос. — Что за смех? Медицинский техник Цайк, что ты тут делаешь? Твое рабочее место — там!

— Ган лейтенант, показалось, что капсула сбоит! — вытянулся в струнку Дром. — Позвал на помощь Цайка, чтобы совместно разобраться. А смеялись мы над моей глупостью!

— Отойдите! — лейтенант-медик склонился над пультом капсулы. — Зеленый, зеленый, зеленый… Балбесы! Что вы тут накрутили? Капсула расходники жрет, как главный движок топливо!

— Ничего не трогали, ган лейт! — рявкнул своим знаменитым басов Цайк. — Не успели!

Лейтенант поиграл желваками.

— Марш отсюда! Лезут тут своими корявыми руками! Нечего лезть в тонкие настройки с вашими куцыми знаниями! Марш отсюда, марш! Продолжайте обход! Вы, пара придурков, вот уже где у меня сидите! — лейт со зверским выражением лица постучал ладонью по своей шее.

— Так точно, ган лейт! — в унисон бодро ответили проштрафившиеся техники.

— А настройки я заблокирую, чтобы вы тут ничего не испортили, — бросил им в спины лейтенант и замер, закрыв глаза.

— Дром, ты вернул как было? — одними губами, чуть слышно, спросил Цайк.

— Не успел! — так же тихо ответил напарник. — Принесли его Xшары… Не вовремя…

— Ой дура-а-ак… — простонал Цайк. — А если всплывет?

— Не, след я затереть успел!

— Что, молимся Спящим? — криво усмехнулся Цайк. — Если увидят — хана нам. Обоим!

— Угу, молимся, молимся. И спящим, и Xшарам, и президенту… да и наместнику Имперцев заодно! — неуклюже пошутил Дром. — Если просечет — никакие молитвы не помогут!

К их облегчению, лейтенант ничего не заметил, и вскоре шлюз коротко прошипел, закрывшись за спиной офицера. Через пару мгновений техники вновь стояли перед злополучной капсулой.

— Чё делать будем? — почесал в затылке Цайк. — Ты хоть начальные параметры запомнил?

— Ох… нет! Вернее, запомнил, но затер в панике… когда лейт нас чуть не прищучил!

— Балбес! — Цайк отвесил незадачливому другу легкую затрещину. — Правду лейт говорит, ума нет, считай на свалке!

— Иди в звезду! — отпихнулся локтем напарник. — А сам? Почему не скопировал, когда путь открыт был?

— Ладно, ладно! Все равно мы ничего сделать не можем. Лейт действительно на все блок поставил! — примирительно поднял руки Цайк. — А, Xшары! Автообновление же стоит! Парню вот теперь каково будет?

— То-то же, — пробурча