Резчик том 2 Псы войны (fb2)


Настройки текста:



Резчик том 2 Псы войны

Глава 1

Наслаждаясь удивительно жаркой для весны погодой, я неспешно шёл вдоль канала. Солнце припекало, заставляя горожан снимать тёплую одежду и доставать из сундуков летние платья. Никто из старожилов не мог припомнить, когда подобное было в последний раз. Ходили слухи, что лет сто назад, после необычно тёплой весны, на Империю обрушилась страшная засуха, продержавшаяся ровно три года. В этом же году погода была не просто тёплой, а откровенно жаркой.

Беднота и крестьяне в один голос кричали, что это кара богов, постигшая людей за то, что они позволили демонам разрушить храмы Пресветлого бога Зиралла. Можно и не говорить, что отношение людей к асверам полудемонам после подобного резко испортилось. На днях городской страже пришлось останавливать шествие в сторону их гильдии. Я краем глаза видел, как они разгоняли людей, пуская в ход дубинки. Особо рьяных смутьянов публично наказали, отправив на каторгу, чем неплохо остудили пыл последователей Зиралла. Опять же, по слухам, тех пытались выкупить, рассчитывая объявить мучениками в борьбе за веру, но власти на это не пошли.

Слухи и сплетни ко мне попадали через Карла, который в последнее время взял на себя заботу о повозке, на которой я рассекал по городу. Вместе со своим товарищем Кевином он окончательно перешёл под моё начало. Бристл настояла. Сказала, что так ей спокойнее, и что пользы от них будет больше, чем от асверов. В плане сбора слухов и выполнения мелких поручений – это было действительно так. Пришлось серьёзно поговорить с Луцией, чтобы не мешала им работать.

Сегодня утро началось со срочного вызова в гильдию целителей. Там мне выдали особый документ, по которому я принимал руководство над отделением гильдии в восточной части города. На стыке спального и ремесленного кварталов. Район там тихий, удобный и немноголюдный. Можно сказать, одно из лучших мест для лавки. И как только расщедрились? Жаль, я не смог встретиться с главой гильдии и обговорить детали. Мне просто вручили бумаги и отправили в лавку со словами: «Срочная необходимость».

Свернув на широкую улицу, я легко нашёл нужное здание. Рядом как раз стояла повозка, которую я отправлял за Кларой Тим. Дожидаясь меня, графиня грелась на солнышке. Она выбрала летний вариант мантии с ремешком на поясе. Целителей, прошедших службу в легионе, можно было легко узнать по сумочке, крепившейся как раз к подобному ремешку. У Клары на сумочке золотой нитью была вышита птица – серая полёвка и цифра «16». Первый раз видел, чтобы она брала её с собой.

– Доброе утро, – поздоровался я.

– Доброе, барон, – показательно-вежливо поклонилась она.

– За нами наблюдают, или я чем-то провинился?

– Как знать, – уклончиво ответила она, слегка улыбнувшись.

Неделю назад я заблокировал способность чувствовать чужие намерения, так как вновь началось обострение. Луция посоветовала данный метод тренировки, сказав, что чем дольше я продержусь, тем лучше. Вначале было терпимо, но сейчас начало казаться, что чего-то не хватает. Словно руку отняли. А ещё я почти перестал понимать язык асверов. К чему я вспомнил об этом. Просто хотелось понять, что скрывает Клара за милой, но обманчивой улыбкой. Она женщина более чем привлекательная и обаятельная, следящая за фигурой и внешним видом… Я тряхнул головой, прогоняя лишние мысли.

– Тогда заранее прошу меня простить. А сейчас пойдём наводить порядок в моей лавке.

– Формально это «кабинет», и он всё ещё принадлежит гильдии, – напомнила Клара, пальчиком поправив тонкую золотую оправу очков.

– Вот именно, что формально, – заметил я. Оглянулся на Вьеру и Ивейн. Они кивнули, показывая, что поняли и подождут снаружи у повозки.

Поднявшись на крыльцо, я решительно вошёл в лавку. Обстановка в холле располагала. Много света благодаря большим окнам, изысканная мебель для ожидающих посетителей. На стене, за стойкой администратора, гобелен, изображающий целителя у постели тяжелобольного. Нас встречал немолодой мужчина в тёмно-зелёной мантии.

– Добро пожаловать в отделение гильдии целителей, – приветствовал он нас. Покосился на Клару, придирчиво осмотрев её, зацепившись взглядом за сумочку со знаком легиона. Я был одет не как целитель, а в дорогой костюм, поэтому он обратился сначала ко мне. – Наше отделение специализируется исключительно на проблемах здоровья магов. Но я могу дать вам нужную рекомендацию или же принять в особом порядке, если проблема несерьёзная.

Иногда забываю, что с недавних пор другие маги не могут признать во мне коллегу. Я же, наоборот, с уверенностью мог сказать, что встретивший нас мужчина как целитель не дотягивает даже до уровня Клары. То есть имеет степень не выше третьей и работает в кабинете только регистрируя посетителей.

– Мое имя Хаук. Берси Хаук. Но я предпочитаю произношение «Хок». С сегодняшнего дня данное отделение переходит под моё управление, – я показал ему свиток. – Кто до этого дня был здесь старшим?

Мужчина удивился, хотел взять свиток, но остановился.

– Магистр Оргест возглавляет отделение, – сказал он. – Барон Хаук, мы ждали Вас с самого утра. К нам поступили огненные маги в тяжёлом состоянии. Магистр сейчас в кабинете, оказывает им… помощь.

– Оргест, – прищурился я. – Знакомое имя. Где-то его уже слышал… Так, маги подождут. Для начала мне нужно сделать объявление для персонала. Где можно собрать всех?

– На третьем этаже, в комнате отдыха.

– Отлично. И не забудьте позвать магистра.

Не дожидаясь ответа, я направился к лестнице. Третий этаж, как во многих подобных заведениях, был поделен на две части. Личные кабинеты главы и заместителя, а также большая комната отдыха для персонала. У входа в комнату я обратил внимание на дорогой артефакт, который препятствовал распространению грязной остаточной магии. Этот образец стоил в несколько раз дороже того, который купили мои работницы в лавке Га’хья.

В просторной комнате, распивая чай, отдыхали две молодые девушки. Выглядели они так, словно в этом году закончили академию. Повезло им, что сказать. Либо они настолько одарённые, что их взяли сразу в подобное отделение, либо имеют большие связи в гильдии. Второе, на мой взгляд, наиболее вероятно.

Мы с Кларой расположились напротив окна. Я отдал ей свиток с приказом. Пока она читала, вполглаза наблюдал за молодыми целительницами. Мне не понравилось выражение лица брюнетки. Она словно что-то противное увидела и покривила губами. Её подруга, рыженькая, с короткой прической, наклонилась и что-то прошептала. Брюнетка улыбнулась и зашептала в ответ. Довольно громко, чтобы я расслышал: «…надеюсь не к нам работать… легиона… подружка…». Затем прикрыла ротик, чтобы тихонько рассмеяться.

Клара положила ладонь мне на руку, не давая встать. Дочитала свиток, свернула его и улыбнулась краешком губ. Я же всерьёз хотел подойти и отвесить брюнетке пощечину. Даже не так – обычную оплеуху, от всей души. «Подружками» в легионе называли продажных девушек не из рабов или пленных, а полноправных имперских подданных, зарабатывающих на этой ниве.

– Ты ставишь меня в неудобное положение, – сказал я, – не позволяя съездить ей по морде.

– Барон, – укоризненно сказала она, – Ваша речь порой разбавлена неподобающим уличным жаргоном.

– А ещё я умею грязно ругаться на языке асверов, – похвастался я.

– Сомнительный талант, – улыбнулась она.

– Но иногда это позволяет привести их в чувство. Бить их бесполезно. Они словно из камня высечены. Так уж и быть, – согласился я, – придумаю что-нибудь другое. Поговорю с магистром Мэйтом, чтобы их отправили в какой-нибудь передовой легион. Последним указом Императора «добровольность» данного шага существенно уменьшена.

Говорили мы не в полный голос, но они нас прекрасно слышали. Ответить только не успели, так как в помещение вошли три женщины постарше. От одной из них тянуло загрязнением, словно она только что закончила прочищать запущенные каналы боевого мага. Артефакт перед комнатой заработал в полную силу, вбирая в себя скверну. Ещё, спустя минуту, в комнату вошли двое мужчин, одного из которых я хорошо помнил. Он приходил пугать меня, когда я только собирался открывать лавку. Весьма высокомерный тип. Он меня, кстати, тоже узнал.

– Господин Хаук, – сказал он, делая вид, что рад видеть. – На последнем заседании гильдии магистр Мэйт сказал, что Вы согласились работать с нами. Правильное и взвешенное решение с Вашей стороны.

– Спасибо, что оценили, – я встал, обвёл взглядом собравшихся. – Это все служащие в моём отделении?

– У нас три смены. В общем счёте двадцать целителей. Четырнадцать второго класса и шесть – первого.

– Тогда до остальных доведём позже, – кивнул я. – Сегодня утром магистр Мэйт назначит меня старшим в этом отделении. А так как с гильдией у меня особый договор, то право выбора работников и работниц остается за мной. Для всех, за исключением целителей первого класса, будут установлены единые отчисления в казну гильдии в размере двадцати процентов от заработка. Ещё десять процентов будет уходить в казну отделения. Это первое.

– Второе. Моим заместителем назначается графиня Клара Тим, – жест в её сторону. – Она вправе решать абсолютно все вопросы, касающиеся работы отделения. Персонал, цены, ассортимент услуг и прочее. Вот вам первое задание, госпожа Тим, – я повернулся к ней. – Договоритесь с гильдией асверов о предоставлении нам услуг охраны. Оплата будет идти из фонда отделения, о котором я говорил выше.

– Третье. На данный момент постоянных работников моего отделения шестеро. Они добросовестно и умело оказывают услуги по чистке каналов магии. Все, кто работал в гильдии до этого, кто выкажет желание работать здесь и далее, прошу обращаться к госпоже Тим…

– Позвольте, – вмешался магистр. – Правильно ли Вы поняли слова магистра Мэйта о Вашем назначении в это отделение? Вы не можете просто так выгнать тех, кто проработал в гильдии не один год. И даже не десять лет.

– Если Вас что-то не устраивает, обращайтесь непосредственно к главе гильдии, – отрезал я. – Тем, кто хочет работать и покажет нужные качества, беспокоиться не о чем. Остальным гильдия предоставит место в других отделениях. Наверное.

– Вы думаете, что целитель… – магистр осмотрел Клару с головы до ног, – низкого ранга без должного опыта может управлять целым отделением?

– Этот вопрос решённый и обсуждению не подлежит. Любые другие вопросы я выслушаю после того как осмотрю магов, ожидающих лечения. Кто может проводить меня к ним?

– Я могу! – моментально вызвалась рыжая девчонка.

– Графиня Тим? – я вопросительно посмотрел на неё.

– Благодарю за доверие, господин Хок. Поставленная задача предельно ясна и понятна. С завтрашнего дня отделение будет работать в особом режиме, пока мы полностью не укомплектуем штат. Это не займёт больше двух-трёх дней. Мне поступило около пятидесяти предложений от опытных целителей.

– Рассчитываю на Вас, – серьёзно кивнул я.

Оставив ошарашенных такими кардинальными изменениями целителей, я вышел в коридор. Рыжеволосая девушка выскочила следом чтобы проводить. Мы спустились на второй этаж, где по стандарту располагались один большой и три малых кабинета. Едва я сошёл с лестницы, как девушка бухнулась на колени, вцепившись в мою штанину.

– Господин Хок! – выпалила она. – Прошу простите! Накажите как угодно, только не в легион!

– Кхм… не нужно так… – я попытался её поднять, но это оказалось непросто.

– Это Пати! Она всегда была дурой. А за меня никто даже не заступится… – на её глазах появились слезы и она начала тянуть на себя штанину. – Куда угодно, только не в легион. Я лучше за Фрэда замуж выйду и в глушь уеду. Зачем я вообще с ней связалась?..

Мне показалось, ещё немного, и это перерастёт в истерику. У неё в голосе уже проскальзывали истерические нотки. Не думал, что упоминание службы в легионе действует подобным образом.

– Успокойся, – я предпринял ещё попытку поднять её, в этот раз удачно. Достал платок, вручил девушке в руки, чтобы она вытерла слезы.

На лестнице, ведущей на первый этаж, появился встречавший нас мужчина. Подниматься он не стал, решив утолить любопытство и послушать, чем всё закончится.

– Тебя как зовут? – спросил я.

– София Бранке, – она попыталась вытереть слезы, но лишь размазала по лицу подводку для глаз. В последний момент опомнилась, глянула на чёрные разводы на платке и вновь залилась слезами.

– София, обещаю, что никто тебя в легион не погонит. А теперь ступай, приведи себя в порядок и скорее возвращайся. Если мне понадобится ассистент, не хочу бегать по всему зданию искать его.

Она неуверенно кивнула, будто не совсем поверила моим словам, и убежала обратно наверх. Я же направился к ближайшему кабинету, где чувствовалось присутствие магов. Двое молодых мужчин, ожидая лечения, о чём-то негромко разговаривали. Маски, которые выдавали в легионе, лежали на высоком столе, рядом с кушеткой. Туда же они бросили плащи цвета запёкшейся крови.

– Доброго дня, господа, – поздоровался я. – Меня зовут Берси Хок. Сегодня я буду вашим целителем.

– Здравствуйте, барон Хок, – поздоровался первый. Магия неплохо отыгралась на нём, окрасив правую сторону лица в серый цвет одним большим пятном. Там, где пятно касалось губ, они потрескались и заметно побледнели. – Мы только на Вас и рассчитывали. Нас пугали, что запись на открытие канала на три месяца занята, и пока дойдёт очередь, будет уже поздно. Но господин Тенц разрешил нам пройти без очереди. Хотя тем, кто её ждёт, тоже приходится несладко. Не обращайте внимания, что я много разговариваю, это я за двоих отдуваюсь. Кристофу повезло меньше моего, и он потерял голос.

Второй парень утвердительно кивнул, плотно сжав губы. В отличие от разговорчивого друга, он выглядел немного лучше. Недавно он обрился налысо, и невысокий ёжик светлых волос показывал, насколько сильно он облысел.

– Не думали мы, что поход закончится так скоро, – сказал первый, так до сих пор и не представившись. – Надеялись дотянуть… – он зашипел, прижимая руку к боку, – до конца службы.

– Вроде бы Империя не ведёт сейчас серьёзных войн, – я прошёл к рукомойнику. – Где это вы так расстарались?

– На юге. Там сейчас творится такое… – он снова зашипел и на минуту замолчал.

Быстро ополоснув руки, я вернулся к нему. Положил ладонь на лоб, поворачивая голову так, чтобы заглянуть в глаза. Парень смотрел сквозь меня куда-то вдаль. Зрачки глаз не побелели, с виду оставаясь вполне обычными, но парень ничего не видел.

– Вокруг сплошная темнота или мерцают разноцветные огоньки? – уточнил я.

– Темно. Очень темно… – отозвался он.

– Кто тебе… чистил каналы, это была женщина? Она ничего не сказала?

– Сказала, что скоро придет барон Хок и мне полегчает, – криво улыбнулся он.

– Ложись, – я помог ему занять горизонтальное положение, затем применил заклинание снимающее боль. Точнее заглушающее её. – Сейчас полегчает. Отдохни немного, а я пока займусь Кристофом.

– Спасибо, – отозвался он. – Я ещё матери не говорил. Она у меня та ещё плакса. Когда провожала нас с Крисом, весь день проплакала.

Я жестом показал Кристофу на вторую кушетку, проверяя, хорошо ли ему прочистили каналы магии.

– У тебя осталось два канала из восьми, – сказал я. – Открывать все нет смысла, лучше тебе не станет, а вот осложнения возможны.

– Прямо как нас, – вставил первый маг. Его речь стала немного расслабленной и неуверенной, словно он опьянел. – Осталось двое из восьми. Нам грех жаловаться, другие уже в земле… Я тебе говорил, Крис, что водная магия – это круто… Не знай я того заклинания, выбрались бы мы живыми? Смог бы отступить легион? Как встану на ноги, пойду в гильдию. Пусть выдадут премию за тех собак…

– Собак? – переспросил я, оглядываясь.

– Здоровенных огненных собак. Размером с быка, не меньше. Им огненная магия… что нам лёгкий...

Я влил нужное количество сил в заклинание, открывая канал. Кристоф закашлялся от неприятного ощущения и принялся растирать левую ключицу.

– Магию больше не используй, – сказал я, доверительно положив ему руку на плечо. – Не знаю, через что вы прошли, но… Ты знаешь его родственников? – взглядом показал на первого мага. Кристоф закивал, вскинул брови, как бы говоря, что они старые друзья или что-то в этом роде. – Хорошо. Передай им… скажи… Демоны, – тихонько выругался я. – У него не осталось каналов. Он сжёг себя. Если благодаря ему вы выжили, и легион смог уйти, то он славный парень и отличный друг. Я попрошу кого-нибудь, чтобы помогли.

Я слегка сжал его плечо, затем вышел из кабинета. Закрыв дверь, со злостью стукнул кулаком в стену. Неужто не нашлось никого, кто сказал бы ему правду? Они ведь ехали через всю империю, наверняка поговорив не с одним целителем. Без их помощи парень умер бы гораздо раньше. И вместо того, чтобы встретиться с родителями, он тащился сюда? Ради чего?! Они что, думают я всемогущий? Или таким образом решили скинуть с себя ответственность?

– Твари! – выдавил я. С третьего этажа как раз спускалась София и испуганно попятилась, увидев меня. Я глубоко вздохнул, беря себя в руки. – София, подойди.

Девушка успела умыться и выглядела на пару лет моложе, чем раньше. Мне не нравится, когда у женщин короткие волосы, но Софии такая прическа шла.

– Найди Клару Тим и скажи, что один из магов скончался. Поможешь ей организовать всё, что необходимо в таких случаях. Я сейчас уезжаю по делам в академию. Возможно, заеду вечером. В крайнем случае, завтра утром.

– Хорошо, – кивнула она.

Повозка так и ждала меня на улице, пристроившись в тенёчке. Карл развалился прямо на крыше, любуясь голубым небом и редкими белыми облаками. Кевин возился с упряжью, проверяя крепления.

– Домой? – спросил Карл, когда я подошёл. – Полдень миновал. Госпожа Бристл ждала Вас на обед.

– Нет. Давай неспешно к академии магов. Сегодня какие-то дополнительные экзамены у выпускников. Вьера, составь компанию, – я придержал дверь, чтобы она первой забралась в повозку.

Ивейн посмотрела на неё многозначительно и полезла на багажную полку. Недавно я узнал, что внучка Вейги вызывала Вьеру на поединок. Так как им приходилось работать вместе, она хотела доказать, что может быть старшей. К её удивлению и разочарованию, невысокая представительница старшего рода разделала её под орех. В поединке на мечах, в метании ножей, в рукопашной схватке и даже в умении понимать командира без слов. В общем, несколько дней Ивейн ходила с синяками, морщась от каждого действия. Я всё ждал, пока она попросит подлечить её, но девчонка держалась. То, что она проиграла кому-то моложе себя на пару лет, сильно ударило по её гордости, и она начала усердно тренироваться. Даже просила Диану позаниматься с ней на мечах, но, к всеобщему облегчению, получила отказ.

Ивейн просто не знала сколько тренируется её соперница. Вьера всеми силами цеплялась за элитный отряд Луции, стараясь быстрее добраться до их уровня. Не хотела быть обузой и чтобы над ней смеялись. Вот она не стеснялась подходить ко мне раз в несколько дней чтобы попросить свести кровавые мозоли на ладонях или подлечить растяжение сухожилия. Уже сейчас она могла вкатать в мостовую взрослого асвера, пренебрегающего ежедневными тренировками. А ещё через годик она станет одной из сильнейших в гильдии. По её словам, в группе, которую тренировал Мастер, она была одной из слабейших. Представляю каких монстров он воспитывает. Отряд Луции – наглядный тому пример.

Шрамы с лица Вьеры окончательно исчезли, не оставив и малейшего следа. Теперь «Красавицей» называл её не только я, но и Эвита, к которой та ходила за укрепляющей настойкой.

– Садись ближе, – сказал я, сдвинув немного шторку, чтобы в салон попадало больше света. Положил ей ладонь на макушку, большим пальцем сдвигая челку. – Ты бы срезала её, мешает ведь.

– Пусть, – ответила она, опуская взгляд. – Я привыкла.

– Дело твоё. Сильно беспокоит? – я потёр большим пальцем основание обломанного рога. Чувствовалось, что он скоро начнёт крошиться. По идее уже должен был.

– Давит и болит иногда.

Заклинание для восстановления рога я таки нашёл и выучил. Не зря копался в записях Ромарио Лехаля. Он немного времени посвятил процессу восстановления ногтей, зубов и даже волос. С последним, кстати, так и не научились бороться, поэтому маги лысели, но ничего поделать с этим не могли. Половина к старости носила парики. Так вот, исследуя данные процессы, Лехаль испытывал заклинания на животных. Мне пришлось идти в библиотеку чтобы найти нужную книгу, в которой он описывал процесс восстановления рога у козы. Я до сих пор не решался сказать Вьере, откуда появилось это заклинание. Она точно обидится. В любом случае, я его испытал на себе, трижды срывая ноготь с мизинца. Каждый раз ноготь вырастал дня за два.

С рогом проблема была в том, что ему требовался строительный материал. Лехаль писал, что для этого нужно использовать особые токсичные зелья, но я решил взять укрепляющую настойку асверов. Ту самую, которую они пьют, чтобы сломанные кости быстрее срастались. С Эвитой мы долго обсуждали дозировку и концентрацию. В итоге Вьера пила её два раза в неделю. И, по моим расчётам, новый рог уже должен был появиться. Прорастая, он расколет старый, вытягивая из него нужные для роста вещества. Поэтому я ждал, когда тот начнёт крошиться. Эвита в то, что вырастет новый рог, не верила. Вьера же ждала этого, как ждут чуда.

– Он становится пористым и должен скоро треснуть, – выдал я заключение. – Это чувствуется. Нужно запастись терпением.

Она вздохнула. Наверняка хотела, чтобы он отрос за ночь.

– Что там со слежкой? – спросил я.

– Прости, я чувствую его, но не могу заметить. Вроде бы он близко, но или невидимый, или призрак.

– Призраков не бывает. Невидимый, – я на секунду задумался, – тоже маловероятно. Демоны с ним, проявится ещё.

Четыре дня назад Въера внезапно почувствовала слежку за мной. Причём с не самыми добрыми намерениями. Никто, кроме неё, подобного не заметил, но Луция восприняла угрозу всерьёз.

Днём на территории Имперской военной академии и во время учебного года тихо, а когда младшие курсы ушли на каникулы, вокруг всё словно вымерло. Единственные, кто проводит тут время летом – это часть третьих курсов. Целители занимаются теплицами и оранжереей, артефакторы, при поддержке магов воздуха, проверяют и перезаряжают все магические предметы, коих в академии не одна тысяча. Водные маги будут готовить здания к осенним дождям и холодной зиме. Они расставят и обновят заклинания обогрева и защиту от сырости. Огненным магам предстоит вернуть первозданный вид испытательным полигонам. В общем, одних студентов ожидают несколько трудных месяцев, других – каникулы, балы и гуляния.

На полигон я попал немного раньше назначенного времени. На противоположном крае несколько выпускников готовились к выступлению, размахивали руками, повторяя заученные жесты и фразы. Вообще, в словах и странных пассах руками не было такой уж необходимости, но тем, кто не видел плетения магических линий, так было удобнее запоминать сложные формы. Впервые я увидел у выпускников короткие посохи. По истории магии мы проходили, что посох для огненного мага – костыль, который только мешает. Поэтому их упразднили ещё лет сто назад. Ими пользовались лишь целители да воздушные маги. Я вспомнил Фени Левека, который наводил снежный буран при помощи посоха. Ему он нужен был для того, чтобы заклинание захватывало больше пространства. Раньше я считал парня заурядным, нисколько не выдающимся магом, но позже мне объяснили, что умение пользоваться посохом – это талант. Не каждый на это вообще был способен.

Заняв трибуну для преподавателей и гостей из совета, я открыл справочник, углубившись в изучение очередного заклинания. Оно было из разряда восстанавливающих силу и стимулирующих организм для тяжёлой работы или экстремальной ситуации. В отличие от Главного восстановления, которым пользовались современные целители, заклинание под редакцией Лехаля было существенно эффективней. Но не без побочных действий. Экспертный совет хотя и пропустил заклинание, признав его действенным, но гильдия целителей сочла, что вреда оно наносит больше, чем предполагаемой пользы. Приводя аналогию, они говорили, что запущенный процесс нельзя контролировать. Он всегда работает на максимум своих возможностей, как брошенный с обрыва камень.

Спор Лехаля с магами из совета оперировал такими скучными терминами и комментариями, что непосвященных людей клонило в сон уже на первой минуте. Я лично проверил это на Александре, пытаясь пересказать то, что понял сам. И она чуть не уснула, упустив нить рассуждения.

– Студентам и зрителям находиться на полигоне запрещено, – раздался грубый мужской голос над головой.

– И это правильно, – ответил я, не отрываясь от чтения.

Мужчину явно озадачил мой ответ, и на какое-то время он отстал. Я ещё минут пять почитал, прежде чем на полигон начали стягиваться преподаватели и студенты. Убрав книгу, я посмотрел на край площадки, и, к удивлению для себя, обнаружил там группу выпускников в тёмно-синих мантиях. Рядом стоял кто-то с кафедры магии воды, объясняя и показывая в сторону трибун. Оглянувшись, я заметил, что половина мест уже занята. Старшие преподаватели и маги из Совета что-то деловито обсуждали, с предвкушением ожидая экзамен. С краю, недалеко от меня, расположилась группа мужчин не из магов. Одного взгляда было достаточно, чтобы определить военных. По выправке, по тому как они смотрели на окружающих. И, естественно, по одежде. К ним как раз подходил Бруну Фартария. Заметив меня, он резко сменил направление движения, решив сначала поздороваться со мной.

– Берси, – он протянул огромную пятерню, крепко пожав мне руку.

– Здравствуйте, Бруну.

– По лицу вижу, что хочешь спросить, что я тут забыл, – рассмеялся он.

– Да не особо, – пожал я плечами, решив скопировать манеру поведения Рауля и немного подколоть бывшего генерала.

– Не отрицай, ведь хочешь? Ладно, так и быть, – он выпрямился, став ещё более громадным. – Император вновь призывает меня на службу. Вчера вручил назначение. Теперь я – командующий седьмым передовым легионом.

– О, – сдержанно удивился я. – Поздравляю. Что сказала Элиана?

– Ты мне сейчас кого-то напоминаешь. Такого щуплого зануду и ворчуна, – он положил руку мне на плечо. – Только ты покрепче телом будешь, – рассмеялся он. Затем демонстративно вздохнул. – Элиана, естественно, была против. Женщины. Кровь у них разбавлена слезами. Они могут рыдать часами напролёт, – он немного понизил голос, – при этом бросая в тебя тяжёлые элементы доспеха.

– Она просто переживает, – улыбнулся я, видя, как сияет его улыбка. – Вам надоела работа советником? Мне казалось, любой генерал руку бы отдал за такое место при дворе.

– Сложная ситуация, – он немного посерьёзнел. – Знаешь, заходи сегодня к нам на ужин. Элиана будет рада видеть тебя и Бристл. Пока они будут щебетать, расскажу тебе кое-что интересное. Мы здесь, – он кивнул на других военных, – чтобы подобрать толковых магов из молодёжи. У меня в легионе остался всего один маг, да и тот, скрипит как несмазанное колесо у телеги. Мне надо набрать ещё одиннадцать магов и четырёх целителей.

– Почему одиннадцать, а не восемь? Точнее семь… И почему так много?

– Принято решение временно усилить магами все передовые легионы юга. А на второй вопрос ответить проще. От седьмого почти ничего не осталось. Да и не только от…. Кхм... Не важно. Заходи вечером, поговорим.

Он кивнул и направился к военным. Скорее всего, новоиспечённым генералам.

– Седьмой передовой, значит, – тихо сказал я, вспоминая, что не так давно он уже был изрядно побит. Неудачное число досталось графу.

Минут через пять пришёл глава кафедры огненной магии. Веслав Кудияр выглядел хмурым, погруженным в тяжёлые мысли. У подъёма на трибуны его встретил маг в тёмно-синем балахоне. Если мне не изменяет память, я видел его на церемонии поступления в академию. Скорее всего, он возглавлял кафедру водной магии.

Отличались магистры как небо и земля, как огонь и вода. Если у Веслава волосы были жёсткие, словно из тонкой железной нити, то у его коллеги они были чересчур правильные, аккуратно уложенные. Веслав был худощав и имел приятный, хорошо поставленный голос. Водный маг страдал лишним весом, говоря с хрипом. Глухие звуки у него выходили особенно грубыми. Зато я узнал, кто недавно пытался сделать мне замечание.

От гильдии целителей присутствовал знакомый маг. На каждом экзамене он следил за состоянием студентов, проверяя, не перебрали ли они с магией. Сталкивались с ним мы не раз, но за всё время не перекинулись и словом. Он меня показательно игнорировал, на что мне было показательно плевать.

– Доброго дня, магистры, – поздоровался я, когда они переговорили и подошли ко мне.

– Берси, – коротко кивнул Веслав.

– Доброго, молодой целитель, – вторил ему водный маг.

– Простите, магистр, но, к своему стыду, я не знаю Вашего имени.

– Магистр Конар Тадган, – представил его Веслав. – Сегодня будет тяжёлый день. У нас была всего неделя на подготовку. Даже если это одно заклинание, – он посмотрел на Конара.

Я не стал проявлять ненужную сообразительность и расспрашивать их. Без этого понятно, что Империя столкнулась с чем-то, против чего огненная магия оказалась бессильной. К тому же формирование легионов новыми магами должно было пройти только к осени. А спешка и магия – вещи малосовместимые.

– Можете рассчитывать на меня, если что-то пойдёт не так, – сказал я.

В норматив сегодня входило заклинание «Острой плети». Одного из немногочисленных опасных заклинаний в арсенале водных магов. Больше всего оно походило на удавку, но название «острой» получило за то, что могло разрезать человека на несколько частей. Для плети водные маги использовали особый раствор, секрет которого хранился в строжайшей тайне. Носили его в хрупкой фляге, чтобы в особом случае разбить её, а не тратить время на открытие.

Демонстрировать заклинание вышел тот самый преподаватель водных магов, который давал им указания. Откупорив пузатую флягу, он сделал несколько взмахов рукой, взбалтывая содержимое. Затем произнёс нужную фразу, и из горлышка вытянулся длинный водяной хлыст, закручиваясь в замысловатые кольца в воздухе. Ещё одно заклинание, и хлыст метнулся к манекену, на который надели кожаный доспех с металлическими нашивками. Плеть опоясала его тремя кольцами, которые начали сжиматься. Послышался хруст ломаемого дерева. Третье заклинание в исполнении преподавателя заставило воду сиять, после чего послышался противный металлический скрежет, и манекен распался на три части. С трибун было плохо видно, но мне показалось, что срез получился рваный, словно его мыши перегрызли.

Плеть сразу не исчезла, оставаясь висеть в воздухе. С дальнего конца площадки метров на пять вверх взлетело небольшое полено. Водяная плеть молнией метнулась к нему, поймав прямо на взлёте. С громким хрустом полено распалось на две части. Преподаватель ослабил контроль, и вода пролилась на землю. Я почему-то думал, что она вернётся обратно во флягу.

Показательное выступление оценивалось на «отлично», и освоивший все три фазы маг получал первую степень «боевого мага» со всеми вытекающими плюсами и минусами. Из плюсов можно назвать практически стопроцентное получение земельного надела в первой же завоеванной твоим легионом провинции. Или выделения земель в уже существующем герцогстве, если легион стоял на его защите. Минус был в том, что таких магов чаще всего брали в передовые легионы, где шанса отсидеться в тылу не предоставляли. Но и гробить мага никто не собирался. Все понимали, что в пустяковом сражении, исход которого и так ясен, использовать мага нет смысла. Лучше поберечь его до по-настоящему сложной ситуации.

Оказаться в разряде магов третьей ступени, самых слабых и неумелых, вот что было плохо. Таких чаще всего отправляли на фронт в составе регулярных сил. И выкладывались они там по полной программе, так как первыми на врага кидали именно их. Как говорили злые языки: «Таких не жалко». Вот поэтому огненные и прочие маги так усердно учились на старших курсах, стараясь попасть хотя бы во вторую категорию. Середнячком быть тоже не сахар, и кроме баронского титула могло ничего не светить. Как повезёт, если кратко.

Выступление водных магов порадовало зрелищностью и почти точным копированием техники наставника. Доспехи они исправно резали, подброшенные брёвна ловили. Правда, не все успели разрезать его до того, как бревно падало. Но всё равно, выглядело это эффектно. Удивили два студента, выступавшие с посохами. Первый, вместо того, чтобы резать цель, раздробил её в щепки, второй управлялся сразу с двумя водными плетями.

Второй партией шли огненные маги. Им заклинания другой стихии давались с больши́м трудом. Им приходилось тратить больше сил, чтобы удержать контроль над заклинанием. Первый десяток успешно резал манекены, но только один умудрился поймать летящее бревно. Смотреть за их выступлением без слёз было невозможно. Не сложно догадаться, что воду они будут использовать только как последний шанс. Когда их напарник «водяной» потеряет возможность колдовать.

На втором десятке случилось то, чего все боялись. Выступал парень, вид которого мне не понравился с самого начала. Он просто не был уверен в своих силах и сомневался. Первый признак того, что что-то пойдёт не так. Водяную плеть он создал, но вот удержать её не смог. Плеть задрожала и начала метаться, словно живая. Наставник магов воды сразу понял, что должно случиться и просто распылил всю воду направленным заклинанием. А затем студент вспыхнул факелом, который предварительно обильно полили маслом. Тут вмешался наставник огненных, моментально сбив пламя. Студент успел только брови и часть волос опалить, но свалился, словно подкошенный. Затем на него набросили ещё одно заклинание, чтобы он не воспламенился снова.

Я перемахнул через передний ряд скамеек прямо на арену. Если дать возможность остаточной магии выйти сразу, то всё может обойтись без серьезных последствий. Подбежав к парню, взял его за руку, проверяя каналы, затем тихо выругался.

– Что-то серьёзное? – спросил наставник огненных.

– Он повредил канал. Его теперь только закрыть и надеяться, что на здоровье это отразится не сильно.

– Всемогущая Лиам! – выдохнул огненный, припоминая не самую известную из богинь младшего пантеона. – А исправить? Понимаю, понимаю, – быстро поправился он, когда я на него посмотрел.

– Я перетяну канал ниже разрыва, – сказал подошедший целитель. Он мастерски использовал нужное заклинание, не мешая мне выгонять остаточную магию из тела парня.

Чуть позже молодого мага забрали в гильдию целителей. Там должны будут определить, насколько сильно он пострадал. Если бы он просто перенапрягся, всё обошлось бы. А так, после разрыва канала, могут быть серьёзные осложнения.

На этом инциденте экзамен не закончился, и ещё с десяток огненных магов показали степень владения водной стихией. Последними выступали не самые одарённые и на военных, как, впрочем, и на всех остальных, впечатление не произвели. В конце мероприятия Веслав Кудияр обрадовал, что через неделю состоится ещё один экзамен.

Домой я возвращался с изрядно подпорченным настроением. Из головы не выходил молодой маг, которого старательно тянули в столицу ко мне на приём. Не верю, что они и впрямь рассчитывали, будто я совершу чудо. Если ты общаешься с аристократией и магами, нужно быть параноиком, ища в каждом слове, в каждом событии подвох. Иначе сожрут и ливера, как говорит Бристл, не оставят. Одного такого, императорских кровей, уже съели. Именно по этой причине не горю желанием становиться пешкой в чьей-то игре.

Тем же вечером, поместье семьи Фартария

Не важно, званый вечер ли это или обычное приглашение на ужин в узком кругу, ты должен выглядеть безупречно. Так, словно в любой момент может появиться сам Император. Именно этого мнения придерживалась Бристл в последнее время. Нет, я не имею в виду, что она раньше могла позволить себе появится на подобном мероприятии в неприглядном виде. Но после того, как у нас дома гостила госпожа Елена, супруга императора, к своему, а тем более, моему внешнему виду, она стала относиться с особым вниманием. Бристл даже начала присматриваться к одной из комнат для прислуги чтобы переоборудовать её в гардероб, так как количество нашей одежды начало стремительным образом увеличиваться.

Хоть я и не давал обещания Бруну, что мы заглянем на ужин, к нашему приезду Элиана всё подготовила и даже встретила нас, проводив в знакомую малую гостиную. Она улыбалась и немного шутила, но было видно, как она переживает за мужа. За ужином никто ни разу не касался военной темы и не вспоминал магов. Элиана много расспрашивала как прошла моя поездка на север и просила поделиться впечатлениями от проживания в поместье оборотней. Оказывается, они с мужем один раз гостили у Блэс и сохранили об этом массу впечатлений. Особенно когда Даниель вручал настойку, чтобы их случайно не обратили, и пошутил, что не помнит, истёк у неё срок годности или нет.

Когда дело дошло до десерта, а разговор женщин свернул на тему беременности Бристл, Бруну пригласил меня в свой кабинет чтобы выпить немного вина.

– Проходи и не обращай внимания на беспорядок, – Бруну пропустил меня в комнату.

Рабочий кабинет выглядел так, словно здесь была драка или кто-то старательно кидал в того, кто сидел за столом, всё, что попадалось под руку. Особо увесистым метательным оружием выглядели каменные стержни для свитков. Один такой, с символикой имперского легиона, лежал расколотым пополам на столе.

– Передовой легион, да? – спросил я, глядя на свиток с печатью. На красном сургуче был выдавлен знак галеры.

– Когда-то я командовал третьим передовым, – сказал он, подходя к шкафу в дальней части комнаты, за рабочим столом. Сдвинув книги, генерал вынул спрятанную за ними бутылку.

Бристл рассказывала, что огромное поместье в столице Фартария получил как раз за боевые заслуги.

– Садись, – генерал плеснул в стакан тёмно-бордовой жидкости, протянул мне. – Сейчас от передового легиона осталось лишь название. Людей у меня – на полноценный легион, а магов – на два оных.

Он залпом выпил и вынул из-под стола небольшую карту Империи. Расстелив её на столе, придавил один край книгой, второй бутылкой.

– Тут, – он показал на юго-западное побережье, – высадились иноземцы. Сотни кораблей доставили к нашим берегам десятитысячную армию. Не такую уж и большую, по меркам Империи, но хорошо обученную и слаженную. Двигаясь вглубь континента, они жгут деревни и разрушают города. Четыре легиона, вставшие у них на пути были разбиты в трёх сражениях. А всё потому, что огненная магия оказалась бессильна против них.

– Их маги сильнее наших? – удивился я.

– Мы не знаем. В прошедших сражениях они не использовали масштабные заклинания как таковые. Но при этом весь огонь, направленный против них, был чем-то поглощён. Как и почему – не знаю. Это тебе к боевым магам с вопросами. Самое неприятное то, что они используют огромных собак, способных прорваться через строй тяжёлой пехоты и легко рассеять отряды конницы. Иногда это просто огромные звери, а иногда они могут призывать огонь, сжигая всё в радиусе пары десятков метров.

– Седьмой передовой легион погиб, даже не успев вступить в бой, – продолжил он. – Стая таких собак сожгла его вместе с огненными магами прежде, чем они успели сделать хоть что-то.

– Эм… – мягко говоря, я был поражён и пару минут не знал что сказать. – Теперь понятно, зачем им понадобились маги воды. Но разбить четыре легиона – это сильно. Ты сказал, что они разрушают города, двигаясь вглубь Империи?

– Всё так. Кстати, что думаешь? – хитро улыбнулся он.

– Что они слишком уверены в собственных силах и недооценивают нас, не воспринимая как угрозу. Чем дальше они от берега, тем сложнее им будет. Эта немаленькая армия должна ведь питаться, кормить лошадей и прочий скот.

– Всё так, – кивнул генерал. – Если зайти с фланга и отрезать сообщение с берегом, то они окажутся в окружении. И они рассчитывают решить всё в одном, максимум двух сражениях. Предлагают Империи собрать все силы и ударить разом.

– А вдруг огненные собаки – не все сюрпризы, что они приготовили? – спросил я.

– Император рассуждает точно так же. Поэтому нашей задачей будет немного задержать армию иноземцев и выяснить, какие сюрпризы они подготовили. Империя за это время соберёт достаточно войск чтобы разгромить их.

– Опасное мероприятие. Понятно, почему Элиана переживает.

– У тебя в ближайшее время будет много, очень много работы.

– Догадываюсь.

– Земли баронов Хаук, – он сдвинул палец на карте, – совсем рядом. Но армия иноземцев их уже миновала и вряд ли будет поворачивать и возвращаться. Кстати, как идёт восстановление?

– Медленно. Главный дом поместья восстановят только на следующий год, и то в лучшем случае. Рикарда наняла столичного архитектора, вместе с которым подобрала такой проект, что стройка может затянуться на пару лет. Сказала, что пока платит Империя, незачем строить маленький домик.

– Да, – рассмеялся он, – никто в здравом уме не стал бы экономить и скромничать, когда платит Империя. Давай ещё выпьем. Я послезавтра уезжаю, когда ещё вот так посидим? Вы с Бристл заглядывайте к Элиане почаще. А то, не ровен час, она решит последовать за мной.

Гильдия асверов, следующий день, два часа до полудня

Сегодня был важный день чтобы посетить гильдию. После шумных событий, едва не закончившихся большой резнёй, сюда, в Виторию, прибыла первая группа молодых асверов. Никто из них никогда прежде не покидал земли полудемонов, а некоторые и вовсе не видели людей. Поэтому первые полгода выходить в город молодым парням и девушкам будет запрещено, и я им немного сочувствовал. Когда старшие решат, что те готовы, город укроет толстым слоем снега. А это время года не самое приятное, учитывая сырость и ледяные ветра.

Что касается молодёжи, которая жила в гильдии до этого, то Рикарда не стала гонять их по пыльным дорогам туда-обратно и дала возможность отдохнуть месяц-другой в родных посёлках. Ну это понятно. Она возлагала на молодые пары, которые я исцелил от проклятия, большие надежды. Старшим было дано указание селить их в отдельные шатры и наставлять, рассказывая и объясняя, что теперь они могут не бояться создавать семьи. Хотя в этом особой необходимости не было, так как молодёжь это понимала не хуже. Были, конечно, смутьяны, которые считали, что путь воина важнее, но их быстро переубеждали.

Тяжело приходилось и Великой матери. Уга старалась дарить каждой молодой паре частичку тепла и любви, показывая, что она рядом и всецело поддерживает их. Из-за долгой разлуки с детьми, отсутствия молитв в её честь и обрядов, сил у неё пока было мало, но старалась она изо всех сил, уставая так, что порой я едва ощущал её присутствие. Зато старшие пользовались этим, говоря молодым, что если они хотят почувствовать Великую мать, то должны остаться наедине со своей парой.

В гильдию я попал в самое подходящее время чтобы застать молодое поколение в просторном холле. Их было не много – чуть более трёх дюжин, стоявших небольшими группами. Я отметил, что в этот раз они поделились по принадлежности к роду. Из всех я мог легко отличить только низкорослых Васко и старший род, который стоял не просто отдельно, а как бы обособленно. К каждой группе приставили пару старших. Был здесь и Мастер со своей напарницей.

Даже не чувствуя намерения, могу сказать, что собрали их для того, чтобы они меня увидели. Поэтому, когда я вошёл в сопровождении Илины и Дианы, в холле повисла звенящая тишина. Нарушая традицию, я направился к лестнице, а не в лечебный покой. Можно было начать и со встречи с Рикардой. К её кабинету я специально пошёл через крыло, которое пострадало от пожара. Оно было закрыто для асверов, так как трудились здесь исключительно люди. До первых осенних дождей и холодов требовалось восстановить все внутренние помещения, а это немалый объём работ. Сейчас рабочие вскрывали полы, чистили стены и потолки от сажи.

Рикарда с нашей прошлой встречи выглядела немного отдохнувшей и посвежевшей. Наверное, впервые за много дней смогла нормально выспаться.

– Доброго утра, – поздоровался я, заходя в кабинет.

– И тебе доброго. Проходи, бери стул. Слышала, целители выделили тебе целое отделение у ремесленного квартала? Думала, ты сегодня начнёшь оттуда.

– Вечером заеду, если время останется. Вчера я там двух магов, вернувшихся с войны, лечил. Один из них умер прямо у меня на руках. Он спалил себе все каналы и его было не спасти. Но кто-то старательно тащил его, не давая умереть по дороге. Не пойму, зачем это кому-то могло понадобиться. Ведь любой целитель подтвердит, что мага не спасли бы и боги.

– Хм, – она на минуту задумалась. – Хочешь, я найду тех целителей, кто сопровождал его в пути? Пройдусь по цепочке до того, кто отдал такой приказ.

– Не надо. Пусть идёт, как идёт. Я этот вопрос задам магистру Мэйту. Посмотрим, что скажет он. Да, пока не забыл, вы про вторжение в Империю слышали? Холодный мыс – он ведь тоже на побережье, пусть и северней.

– Слышала. Вильям хочет, чтобы я в легионы направила несколько пар, чтобы стращать магов. А насчёт Холодного мыса, то там нет места, где может встать флот. Максимум один-два корабля. Но они нам не соперники. Там ничего, кроме полей и болот, и вряд ли кто-то захочет высадить в этом месте армию.

– Понятно. Это хорошо. Надеюсь, вы не слишком торопитесь с теми, кто только приехал. Пара недель, и я сниму с них проклятие.

Как было бы хорошо, исчезни проклятие асверов после того, как мы сожгли тот белоснежный холст с рисунком паука. Но, увы, само исчезать оно не собиралась. Даже ослабевать не хотело. Приходилось тратить на исцеление немало сил. Боюсь представить, сколько лет уйдет на то, чтобы избавить всех асверов.

– Не торопимся. Решай, как считаешь нужным…

В комнату вбежала одна из подчиненных Луции с таким видом, что случилось что-то страшное.

– Вьера! – выпалила она. – У неё что-то странное с рогом происходит!

Не став медлить, мы спустились в лечебный покой, перед которым в коридоре Луция о чём-то разговаривала с Мастером. Внутри же, на дальней кушетке, сидела Вьера, прижав скомканную, немного пропитанную кровью повязку к обломку рога. Илина, заняв койку напротив, готовила какие-то инструменты, раскладывая их на серебряном подносе.

– И зачем было так пугать? – спросил я, проходя к Вьере. – Я уж подумал, что у неё голова отвалилась вместе с рогом.

Я осторожно сдвинул повязку. Как и ожидал, старый рог раскололся, освобождая место новому.

– Подожди немного, я руки вымою, – я вернул повязку на место. – Илина, брось эти страшные щипцы и промой рану.

– Что-то серьёзное? – спросила Рикарда.

– Эвита вам не говорила? – я прошёл к рукомойнику, растёр обеззараживающий порошок в руках и быстро смыл его.

– Говорила что? – уточнила она.

– Что Берси изучает заклинание, от которого у Вьеры отрастёт новый рог, – сказала Эвита. Она принесла несколько пакетиков с травами, выложив их на стол.

– И как, получилось? – заинтересовалась Рикарда, проходя ближе.

Мастер и Луция удивленно переглянулись и посмотрели сначала на Вьеру, потом на меня.

– Получилось, – ответил я. – Новый рог уже сформировался и надо старый удалить, чтобы не мешал.

– А он вырастет большим? – спросила Вьера.

– Грязными руками не трогай, – строго сказал я и улыбнулся, видя её взгляд. – Вырастет, никуда не денется. Пара месяцев, и будет как новенький. То есть, будет новеньким…

Одна из половинок старого рога немного шаталась, и мы её легко убрали, срезав там, где он сросся с кожей. Со вторым пришлось повозиться дольше. Я его никак не мог подцепить толком, пока Эвите это не надоело, и она не подвинула меня. Старая травница с хрустом сломала его у основания, Вьера даже пикнуть не успела. Затем так же срезала, давая возможность мне наложить исцеление. Пока я смывал с рук кровь, старшие обступили Вьеру разглядывая маленький чёрный бугорок у той на лбу. Я проверял, на ощупь – он был шершавым и горячим.

– Как у пятилетней, – выдала заключение Рикарда. – Поразительно…

– Да, это не меньше, чем настоящее чудо, – согласилась Эвита.

Вьера успела ощупать его, как бы не веря, что он на месте. Даже поскребла ногтем. Когда я подошёл, она посмотрела на меня огромными глазами, готовая расплакаться, но неожиданно изменилась в лице.

– Что такое? – заволновался я. – Болит?

– Где?! – спросила Рикарда. Послышался звук вынимаемых из ножен мечей.

– Тот, кто хочет убить Берси, он тут! – в голосе Вьеры послышался испуг.

– Где? – повторила Рикарда.

– В… коридоре, – голос молодой девушки задрожал.

– Успокойся, малышка, – я опустил руку ей на плечо. Второй рукой извлёк посох целителя. Не думал, что асвера может кто-то напугать.

– Нет! – закричала она, затем вцепилась в меня с такой силой, что затрещали кости.

Глава 2

На несколько секунд в лечебном покое воцарилась мёртвая тишина. Мы стояли и смотрели на выход в коридор, словно сейчас оттуда должны ворваться орды страшных демонов. Мастер обернулся, бросил быстрый взгляд на окна за нашими спинами.

– Задушишь… – выдавил я, пытаясь ослабить хватку Вьеры. Рогом она едва не проткнула мне грудь. Помогла Илина, отвесив ей пощёчину, приводя в чувство и едва не сбив нас на пол.

В этот момент в комнату влетела Диана, готовая зарубить любого, кто встанет на пути. Оглядевшись и не увидев угрозы, она остановила взгляд на Вьере, которая всё ещё цеплялась за меня. Чёрные глаза чуть прищурились. Мастер и Луция синхронно встали перед ней, загораживая от нас.

– Спокойнее всем! – повысила голос Рикарда. Добавила что-то на языке асверов. Подействовало. Диана опустила меч, ещё раз оглядываясь.

– Там никого, – сказала бывшая тас’хи.

– Вьера? – глава гильдии посмотрела на девушку.

Илина нацелилась ещё раз отвесить ей пощёчину, почему-то сжимая для этого кулак, но Вьера отпустила меня. Судорожно вздохнув, она немного отстранилась.

– Это всё нервы и переживания, – сказала Рикарда. Она пыталась придать голосу спокойную интонацию. Было видно, что её всё это выбило из колеи. – Эвита, напои девочку успокоительным. И нам, – она оглянулась на Мастера, – чего-нибудь покрепче.

– Он всё ещё там, – едва слышно сказала Вьера.

Я хотел спросить, кто именно её напугал, но она выпрямилась, посмотрев в сторону коридора. Все дружно оглянулись, проследив за её взглядом.

– Что? – удивлённо спросила Ивейн, заглядывая в помещение. – Тут пришли…

– Это она! – крикнула Вьера, соскакивая с кровати, пытаясь добраться до меча, который оставила недалеко.

Даже заглушив способность чувствовать намерения, мне показалось, что я уловил жажду убийства. Быстрее, чем я что-нибудь смог понять, раздался металлический звон, затем удар клинка о камень. Диана отпрыгнула от двери, готовая броситься в атаку на Мастера, который не дал ей отрубить голову молодой девушке. Ивейн если и поняла, что происходит, и смогла прочесть намерение Дианы, то вынуть оружие из ножен просто не успела.

– Хватит! – повысил я голос. – В конце концов! Пока вы друг друга не поубивали. Диана! Вьера!

– Обязательно! Сегодня же, – согласилась Рикарда, прочитав моё намерение выпороть их.

– Но это она! – Вьера приблизилась ещё на шаг к своему мечу. – Я чувствую это.

Диана посмотрела на меня жалостливым взглядом, медленно поворачивая меч лезвием вверх. Я узнал третью стойку, которая начиналась с атакующего удара. Мастер, кстати, тоже узнал, поэтому взгляд его стал хмурым.

– Не говорите, что я не предупреждал... – я активировал заклинание Карста, которое накрыло всю комнату. Асверы дружно потеряли силы, попадав на пол.

– Берси, – недовольно проворчала Рикарды, – нельзя ли это делать как-нибудь выборочно?

– Необычно, – голос Мастера. – Странные чувства.

– Да, магия, – ответил я на незаданный вопрос, устало усаживаясь на кушетку. Зажав виски ладонью, я тяжко вздохнул. – Илина, в коридоре никого нет. Нет. Лучше пусть остаются там. Нет, госпожа Эвита, так просто это не пройдёт, надо подождать. Потому. Ааа! Тихо всем! У меня от этого голова раскалывается.

Я зажмурился, чтобы хаос в голове немного утих. Ощущения такие, будто тебя сонного внесли в трактир, где напивается сотня легионеров, разговаривая и перекрикивая друг друга.

– Вьера, – не отрывая ладони от висков, сказала я. – Ты чувствуешь намерение Ивейн убить меня?

– Да, – отозвалась она.

– Диана, а ты этого не чувствуешь, но доверяешь Вьере и хочешь отрубить голову Ивейн? – спросил я только для того, чтобы привести мысли в порядок. Разлепив один глаз, я посмотрел в сторону племянницы Рикарды.

– Не нужно перенапрягаться, – сказала Илина, но Эвита шикнула на неё, чтобы не мешала мне.

– Ивейн, ты как? – спросил я.

– Не хочу я никого убивать, – сказала она немного испуганно, так как до сих пор чувствовала яркое намерение Дианы быстрее прийти в себя, чтобы добраться до неё.

– Действительно… Но намерение такое у тебя есть. Вьера молодец, только… Ох…

В моей голове взорвался ослепительный фейерверк. Сознание поняв, что сейчас произойдёт что-то непоправимое, благополучно ушло в беспамятство. Последней мыслью, пролетевшей мимо, было желание какой-то молоденькой девчонки узнать, что происходит, и почему старшая её отряда так странно себя ведёт.

Нахлынувшая тьма должна была схлынуть так же внезапно, как появилась, но перед самым пробуждением мне приснился необычный сон. В том смысле, что вспомнился самый первый момент, когда я почувствовал присутствие Уги. Красивая женщина в лёгком платье, сжимающая в левой руке нож из тёмного железа. Сколько я не напрягался, не мог разглядеть её лица. Но мог с уверенностью сказать, что она самая красивая женщина на свете. Пара чёрных рожек, слегка изогнутые и немного длиннее, чем у представительниц старшего рода. Женщина коснулась пальчиком рога, провела по нему до самого острия и обратно. Она что-то хотела сказать этим жестом. Что-то важное.

На лоб легла прохладная ладонь. Я взял её, прижал к щеке.

Не чувствуешь или закрылся? – спросила Илина на языке асверов.

– Ни то, ни другое, – ответил я. Прислушался к себе. Чужие намерения я чувствовал, но попытка сосредоточиться на них вызывала неприятные ощущения. – Голова немного кружится. Сколько я так провалялся?

– Сутки, почти.

– Заглянул, называется, в гости на полчаса, – я сел, огляделся в поисках вещей. Илина сходила за ними, протянула мне не совсем то, во что я был одет вчера. – Бристл не ворчала?

– Нет. Но просила быть к обеду или, хотя бы, к ужину.

– Хорошо, давай тогда к делам. Я надеюсь, с Ивейн всё в порядке?

– В порядке, – она протянула мне кружку с отваром трав. – Тёплый.

– Спасибо, – я в пару глотков выпил содержимое. Головокружение постепенно начало уходить, а в голове немного прояснилось.

– Как насчёт сначала позавтракать? Внучка старейшины никуда не убежит.

– Мне кажется, или тут колючая мелисса? – опознал я сильнодействующее успокоительное. Чтобы оно подействовало на асвера, они пили его в такой концентрации, что обычного человека вырубало с одного глотка.

– Только листья, собранные до цветения. Да и от них только запах. Эвита уверяла, что ты почувствуешь его. Я опять проспорила.

– Запах очень уж очевидный. Эвита слишком высокого обо мне мнения. Кстати, чем вчера всё закончилось?

– Тебе не мешало бы самому в этом поучаствовать, – то ли укоризненно, то ли с ноткой ехидства, сказала она. – Мы ещё пять минут валялись на полу, после того, как ты решил потерять сознание. Это было… неприятно.

– Прости. Спонтанно получилось. Слишком много убийственных намерений прочёл разом.

Я поманил её, поцеловал. Несколько минут она не отпускала меня, затем неохотно отстранилась.

– Если это были все извинения, то ты ещё не прощён.

– Я очень постараюсь загладить вину. Но позже.

Со вчерашнего дня в гильдии ничего существенно не изменилось. Разве что часть асверов ходила в истинном облике. В жилой части почти никого не было, а вот на лестнице мы столкнулись с большой группой молодёжи. Они переносили на склад обработанную кожу, из которой впоследствии они будут делать части для доспехов и всевозможные ремни. Наставница, ведущая их, приветственно кивнула, добавив немного уважения в простой жест. Я сбавил шаг, чтобы кивнуть в ответ. Раньше об «уважении» я мог судить только по внешнему виду, а сейчас почти физически ощутил это. И точно мог сказать, что старшая выделила своё отношение к нам намерено. Молодёжь, кстати, тоже это уловила. Одна молодая девушка попыталась повторить, но получилось настолько неуверенно, что вызвало улыбку у всех. Покраснев до кончиков ушей, она спрятала лицо в рулон кожи.

– Не замечал раньше, что вы и так можете, – тихо сказал я Илине, когда мы отошли подальше.

– Ты многого ещё не замечаешь, – ответила она, беря меня под руку. – Как подросток, встретивший двенадцатую весну.

Почему-то думал, что Ивейн запрут в подвале, но для неё выбрали одно из складских помещений, в рабочей зоне. Как сказала Илина, свободных комнат в гильдии, пока идёт ремонт, не осталось. Склад охраняла пара из отряда старшего рода, расположившись по обеим сторонам от двери. Мне они препятствовать не стали, позволив открыть дверь и даже войти первым.

Небольшую комнату склада заполняли ящики и бочки, почти не оставляя свободного места. Ивейн сидела на одном из ящиков спиной к двери, со всем старанием изображая несправедливо наказанную.

– Ивейн, – позвал я безрезультатно. Она даже ухом не повела. – Эй, Сероглазка. Только не говори, что ты обиделась.

– Лучше уходи, – отозвалась она, с обидой в голосе, – а то убью тебя ненароком. Я ведь так этого хочу…

– Эх, глупая, – вздохнул я. – Прости, что не успел всё разъяснить и тебе попало. Тут вообще виноватых хватает. Обещаю, что всем достанется по заслугам. И Вьере, в том числе. За излишнюю ретивость. Лично попрошу Рикарду воспользоваться любимой плетью. Всё, хватит дуться. Ты же не маленькая девочка.

Ивейн обернулась, поджала губы. Вокруг левого глаза у неё красовался круглый синяк бордового цвета. Я с трудом подавил улыбку.

– Идём, я тебя подлечу, – я поманил её.

Илина стоявшая позади вздохнула, наверняка поднимая глаза к потолку. Ивейн, шмыгнув носом, подошла. Пришлось крепко обнять её, погладить по голове. Её плечи слегка задрожали.

– Ну, ну, не плачь. Обида – одно из самых пакостных чувств. Особенно, когда ты уверен, что ни в чём не виноват.

– У меня и в мыслях не было… – она всхлипнула, – ничего плохого. А Вьера… и тётя Рикарда…

– Посмотри на проблему с другой стороны. Если тебя обвинили несправедливо, подумай, почему так произошло и что надо сделать, чтобы доказать свою невиновность. А сидеть и обижаться, как мышь на крупу – это слишком по-детски. Не находишь? Будь сильной. Представь, что бы на твоём месте сделал тот, кого ты больше всего уважаешь из старших.

Мы постояли так пару минут, пока она не взяла себя в руки. Спиной я чувствовал тяжёлый и обжигающий взгляд Илины. На поступки Ивейн ей было плевать – она ревновала, что та стоит так близко ко мне. Показалось, что Илина всерьёз думает поколотить молодую девушку, когда всё уляжется. Чтобы в будущем та не смела покушаться на чужого мужчину.

– Спасибо, – внучка старейшины тоже это почувствовала и поспешно отстранилась. – За поддержку. Я знала, что ты хороший. Я обязательно докажу всем, что они ошибаются, – решительно заявила она, вытирая глаза. – Перед лицом Великой матери…

– Это ещё успеется, – опередил я её. – Давай сначала разберёмся в том, что было. А потом поступай как знаешь. И Угу пока в это давай не вмешивать. Чтобы не рассердить. Илина, как думаешь, где лучше собрать всех? Если сами за день не разобрались в том, что происходит, придётся открыть вам глаза. Вот, точно, зал где вы смотрели на магов. Тот, с мраморным полом и балконами.

– Зал собраний, – пояснила она.

– Ивейн, – сказал я. – Бери тех, кто охраняет склад, и беги к Рикарде. Скажи, что я буду в Зале собраний. По пути можешь найти команду Луции.

Девушка кивнула и вышла. Илина подошла, беря меня за локоть, чтобы поддержать.

– Обниматься с ней было обязательно? – немного недовольно спросила она.

– Хотел мысленно найти Диану, чтобы позвать, но голова закружилась, – ответил я на её тревожный взгляд. С помощью Илины на ватных ногах проковылял к ближайшему ящику.

– Не нравится мне это, – сказала она, опускаясь на колени рядом, чтобы заглянуть в глаза. – Ты чувствуешь присутствие великой матери? Тогда так не должно быть.

– Ты забываешь, что я не асвер. Во мне не течёт кровь Уги.

– Это не важно, – мягко сказал она, покачав головой. – Пусть у тебя нет рогов, которые ты так любишь трогать, – улыбнулась она, поймав взгляд, затем протянула руку, коснувшись моей груди напротив сердца, – Уга будет всегда тут.

Я коснулся пальцем её рога, провёл до острия и обратно. В её взгляде отразилось всё, что она по этому поводу думает.

– Найди Диану для меня, – попросил я.

Не каждый асвер мог почувствовать кого-то определённого на большом расстоянии. Может, командир отряда, если он был связан с подчинёнными. Или кто-то одарённый, вроде Илины. Думаю, Вьера сможет почувствовать, но не уверен, что у неё получится передать намерение.

Дождавшись, пока голова перестанет кружиться, мы направились в Зал совещаний. Думаю, что многие его называли не иначе, чем «Зал боли». Снизу он выглядел ещё более внушительно, а из-за малого количества светильников – мрачно. Балконы второго и третьего этажей тонули в темноте. Мы пришли одними из последних, столкнувшись с Эвитой в коридоре. В общем, собрались все те же, кто был в больничном покое, а также секретарь и заместитель Рикарды. Вьера стояла вместе со своим отрядом, прищурено наблюдая за Ивейн. Мастер встал с группой старших, рядом с Рикардой. Диана старалась держаться позади меня в паре шагов. Было интересно наблюдать, как она следует за мной по залу, не выходя на светлое пятно в его центре.

– Атмосферное помещение, – сказал я, пробуя как звучит голос. Эха я не услышал, но помнил, что тот, кто сидит наверху, слышит говорящего, даже если он не повышает голос.

Рикарда промолчала. Она считала, что можно было обойтись и без этого. Собраться в её кабинете и всё обсудить.

– Вьера, – я сделал жест, приглашая её к себе, в круг света. Девушка вышла, поправила лёгкий доспех, меч на поясе. – Ты вчера нас немало удивила, почувствовав убийственное намерение. При этом рядом были старшие, более опытные асверы, но они его не услышали. Ты уверена, что такое намерение было, что это не плод твоего воображения, что это не из-за нервов или переживаний?

– Уверена, – твердо заявила она, ни на секунду не поколебавшись.

– А сейчас это намерение есть?

– Нет, – Вьера оглянулась на Ивейн. – Сейчас нету.

– Ивейн, – жест в её сторону, приглашая присоединиться. – Хотела ли ты вчера убить меня? Может кого-то ещё из присутствующих?

Ивейн вышла, ровно держа спину и подбородок. Одарила Вьеру колючим взглядом.

– Нет, – не менее твердо заявила она. – Я никого не хотела вчера убивать.

– Вьера, ты испугалась, почему?

– Я… – она немного замялась. – Это было очень страшное намерение. Жуткое. От которого мурашки по коже. Я первый раз почувствовала подобное.

– И подумала, что это страшное существо Ивейн, – я жестом показал на неё, – настолько жуткое, что смогло бы перебить старших, а потом добраться до меня? По мне, так она на это злобное существо не похожа.

Вьера ещё раз посмотрела на Ивейн, но ничего не сказала.

– Но ты права, – сказал я. – Да, такое намерение было. Страшное и жуткое. Спрятанное очень глубоко, чтобы его никто не заметил. Как же такое может быть? Может старшие мне ответят?

Я посмотрел в сторону Рикарды, перевёл взгляд на Мастера.

– Это же очень просто. Ивейн, – я подошёл к ней, добавив строгости в голос. – Скажи мне, появлялся ли у тебя, неделю назад, новый амулет, или небольшой артефакт. Какой он, кто дал?

– Нет, – удивлённо ответила девушка. – Никаких артефактов мне не давали. Я не брала…

– Может быть книга? Кинжал, украшение?

– Нет, – она покачала головой. – Только…

– Только? – подтолкнул я её, подойдя ещё ближе.

– Я нашла на улице, – немного обескураженно сказала девушка, – золотую цепочку с красной бусинкой. Она блестела в грязной луже. Просто украшение, ведь…

В зале повисло такое молчание, от которого даже меня пробрало. Простым и банальным словом «рассердилась» не описать того, что разливалось со стороны главы гильдии асверов. Рикарда была в таком гневе, что Мастер и Хальма, её секретарь, благоразумно отступили на пару шагов.

– Вот вам и вся разгадка, – сказал я, чтобы хоть немного сгладить ситуацию. – Ивейн, где сейчас этот артефакт?

– Я отдала всё вместе с оружием, – тихонько, едва слышно ответила она.

Луция с командой сорвалась с места, выбежав из зала. Я успел поймать за руку Вьеру, которая тоже решила сбежать. Только вовсе не за тем, чтобы искать артефакт. А чтобы не попасть под горячую руку Рикарды. Я ободряюще похлопал её по плечу и вышел из круга света, так как в центр заходила глава гильдии. И мне показалось, что свет немного померк. Девчонки втянули голову в плечи, стараясь не поднимать взгляд от пола.

– Вы… – Рикарда стиснула зубы, выдавливая ругательства. Я попытался запомнить пару эпитетов на языке асверов. Уж очень красиво они звучали.

В круге света появился Мастер. Я не понял, где он умудрился найти деревянную скамейку. Вроде в помещении таких не было. Или просто я не заметил. Поставив скамейку в центр, он бросил на Вьеру взгляд учителя, который разочаровался поступком любимого ученика.

Как оказалось, и Рикарда пришла подготовленной, так как из-за спины она вынула длинную кожаную плеть. Её взгляд в сторону Ивейн был настолько кровожадным, что она решила начать с Вьеры. Ткнула в сторону девушки концом плётки, затем показала на лавку.

Вьера распустила шнуровку на доспехе, сбрасывая его на пол. Расстегнула перевязь для меча. Оставшись в одной сорочке, быстрым движением скатала платочек, закусила его и легла на лавку. Я считаю, что она не так уж сильно провинилась, по сравнению с Ивейн, но они работали в паре, находясь постоянно рядом со мной. И если бы она не перебудоражила вчера всех, всё могло бы быть иначе.

– Перед тем, как что-то сделать, необходимо думать, – сказала Рикарда. Плеть в её руках свистнула и прошлась по спине девушки.

Я облегчённо выдохнул, заметив, что плеть не порезала тонкую ткань. Знаю, что этим оружием наказания Рикарда могла кожаные доспехи резать на лоскуты. Но всё равно это должно быть очень больно.

– Если не умеешь работать головой, бери пример со старших, – добавила Рикарда, пройдясь по спине второй раз. – Держи эмоции в узде и не позволяй им брать верх над разумом. Умей оценивать ситуацию и поступать соразмерно…

После каждого наставления плеть длинным изгибом проходилась по всей спине, от ягодиц до плеч. В словах Рикарды не было откровений и чего-то такого, чего не знал бы каждый на месте Вьеры. Главной претензией было то, что в присутствии старших она поддалась эмоциям. Ведь когда в комнату ворвалась Диана, она могла внятно мыслить. Да и то, что она потеряла доверие к боевой подруге, только усугубляло ситуацию.

На двадцатом наставлении Рикарда остановилась, как будто задумавшись, что ещё сказать. Мне так показалось, что читать их она могла полдня, придумывая новые на ходу. Видно посчитала публичное наказание достаточным.

– Освобождай место, – холодно сказала Рикарда. – И до нашего следующего разговора хорошенько подумай о тех ошибках, которые совершила. Перечислишь их все. И только посмей упустить хоть одну.

Встать Вьера, неожиданно для меня, не смогла. Всё, что у неё получилось – это свалиться с лавки. Лицо девушки было залито слезами и крупными каплями пота. Я сглотнул ком в горле, разом пересмотрев своё мнение о строгости наказания. Подоспевший Мастер осторожно поднял её с пола, направившись к выходу. Госпожа Эвита посмотрела им вслед, но решила остаться, переживая больше за Ивейн.

– Как только посчитаешь, что наказана достаточно, скажи, – Рикарда раскрутила плетку, звонко щёлкнув ей в воздухе.

Ивейн мрачно кивнула, занимая место на лавке. Я тронул за локоть Илину, показывая на дверь. Когда мы выходили, послышался первый удар. Пороть племянницу Рикарда решила молча.

Задумчиво пройдя до конца коридора, я остановился, оглянулся на Диану, затем вошёл в ближайшую дверь. Это был какой-то учебный класс с длинными столами и лавками. На возвышении узкая тумба кафедры. Я прошёл к ней.

– Знаешь, Диана, если бы ты убила Ивейн, я бы очень огорчился.

– Она представляла угрозу, – сказала Диана, совсем не переживая по этому поводу.

– Нет, совсем не поэтому. Я и сейчас расстроен. Сказал бы разочарован, но это не то слово, чтобы выразить мои переживания правильно. Ты ведь не чувствовала угрозы от Ивейн. Просто доверилась Вьере. Я хочу сказать, что ты поверила не своим чувствам, а кому-то другому. А обидней всего, что ты не поверила мне, – я посмотрел на неё. Диана задумалась, пытаясь понять, что я хочу сказать. – Представь, что завтра ты поймаешь чьё-то намерение, яркую и сильную эмоцию, как у Вьеры. И они скажут тебе, что я, – коснулся ладонью груди, – это не я. Что меня подменили, и на моём месте двойник. Очень похожий. И чтобы спасти настоящего, тебе надо убить двойника. И при этом не дадут времени на раздумья. Всё произойдет внезапно. Что ты сделаешь? Опять поверишь чьим-то словам?

– Я не спутаю тебя с двойником, – она покачала головой.

– Это всего лишь пример, – вздохнул я. – А если тебе внушат, что для меня опасна Бристл? Или Илина? Ты и их убьёшь?

Она, наконец, поняла, что я хотел до неё донести. Приподняла брови, затем нахмурилась. Хотел бы я знать, какие мысли мелькали в её голове. Куда они вели бывшую тас’хи. Илина тоже задумалась. Может не смотрела на эту проблему с подобной стороны.

– Больше я не буду никому верить, – решила Диана. – Только тебе.

Она выхватила из-за пояса тяжёлый охотничий нож с широким лезвием. Схватила себя за левый рог.

– Замри! – быстро сказал я. Обошел кафедру, отцепил её ладонь от рога и крепко сжал. – Что бы ты сейчас не хотела сделать, не надо. Просто верь себе. Ну и мне немного. И, как говорила Рикарда, хотя бы иногда думай. Но пороть я тебя никому не дам, так и знай.

Хотел добавить, что ко всему прочему это бесполезно.

– Обещаю, – сказала Диана и совсем чуть-чуть улыбнулась, – иногда думать.

– Спасибо, – я не смог сдержать улыбки. – Ну раз мы со всем разобрались, неплохо бы позавтракать. Кстати, а где Сор?

– Она с… бабушкой, – сказала Диана. – Старейшина Сома́ пытается уговорить её попробовать ещё раз.

– Неожиданно… – удивился я.

– Она единственная наследница, – сказала Илина. – Плохо, если наследственная линия прервется. Особенно сейчас. Чистокровных степняков осталось очень мало.

– Может мне поговорить с ней?

– Дай ей шанс решить самой, – мягко сказала Илина. – Потому что с твоими доводами она обязательно согласится. Даже против собственной воли.

Во время завтрака выяснилось, что артефакт в виде золотой цепочки с красной жемчужиной исчез. Тот, кто забирал личные вещи у Ивейн, помнил, что подобное украшение было, но куда оно делось из закрытой комнаты, никто не знал. Это наделало много шума. В итоге было решено довести до каждого асвера об опасности подобного украшения. Если вдруг кто-то найдёт или увидит, то он должен будет передать его старшим. Те, в свою очередь, будут подключать магов Яна Сметса из экспертного совета.

Закончив с делами, я направился в сторону дворцовой площади, откуда повозка свернула на набережную улицу. Спустя пять минут мы остановились у дома Матео. Я с самого начала недели хотел наведаться к нему в гости, но всегда что-то мешало. В этот раз в лавке никого не было. Даже удивительно, учитывая популярность Георга Морра. Стоило войти, и на лестнице появился Герман.

– Господин Хок, мастер готов принять вас в кабинете через пять минут и просит подождать в гостиной, – он коротко поклонился.

– Илина, я ненадолго. Закажу пару амулетов и поедем в лавку целителей. Надо проверить, как там идут дела.

– Я подожду в карете, – сказала она так, словно мы там будем секретничать, а её специально не пустили, чтобы не подслушивала.

Пришлось взять её за локоть и потянуть за собой. В гостиной мы застали Ялису за необычным занятием. Она вышивала какой-то рисунок на мужской сорочке. Насыщенная красная нить тянулась за тоненькой иголкой, оставляя на белой ткани ровные стежки. Подняв на нас взгляд, она немного смутилась.

– Доброго дня, Ялиса, – поздоровался я.

– Доброго, барон Хок. Дорогой супруг, наверное, ещё занят. Он с самого утра заперся в мастерской, сказав о серьёзном заказе. Располагайтесь, я подам вам чаю.

– Спасибо, но мы ненадолго. Как самочувствие? У тебя усталый вид.

Ялиса выглядела немного бледной. Покрасневшие глаза и синяки под ними, словно она болеет. Золотой свет в зрачках горел всё ещё тускло, но немного уверенней, чем в прошлую нашу встречу. Если бы окружающие видели её такой, сразу бы опознали в девушке вампира, коим она не являлась.

– Всё нормально, – отмахнулась она, облизнув длинные клыки. – Может немного утомилась за работой. Это подарок для супруга, – она поймала мой взгляд на сорочку.

– Теперь я буду завидовать ему ещё больше, – улыбнулся я. – Надо подать идею госпоже Диас. Она бы сияла ярче весеннего солнца, если бы Лиара занялась рукоделием. Может возьмёшься учить её?

– Лиара умеет вышивать лучше, чем я, – смущенно сказала Ялиса. – Просто не любит. Это она подсказала мне вышить узор. Говорила, что её папа был очень счастлив, когда она сделал ему такой подарок.

– Тогда надо не забыть подколоть герцога, – рассмеялся я. – Прости, что заскочил к вам всего на пару минут. Обещаю выделить вечер, чтобы прийти в гости. Может Тали захочет навестить брата.

– Дорогой супруг будет очень рад, – закивала Ялиса. – Он скучает по госпоже Наталии.

– Всё, считай, мы договорились. С вашего разрешения, – я встал, почувствовав, что Матео освободился.

– Мы будем ждать вас в гости, – сказала она.

Матео выглядел немного уставшим и невыспавшимся. От него пахло чем-то едким, вперемешку с запахом расплавленного металла. Он дожидался меня у кабинета, молча пожал руку, пропуская вперёд.

– Ялиса говорит, ты занят чем-то важным. Большой заказ?

– Заказ от гильдии. Вот, – он поднял со стола свиток. – Указ издали, что теперь я должен выполнять сначала их заказы. Ну, хоть платят…

– Слушай, ты не встречал артефакты, у которых есть собственная воля?

– Встречал пару не особенно приятных экземпляров. Тебе такой попался? – догадался он. – Неси, я его переработаю. В подставку для чайника, – он рассмеялся.

– Золотая цепочка, красная бусинка, ничего не напоминает?

– Такие не видел. Бусинка – это, наверняка, питающий кристалл. А цепочка – это модель, на которую нанесена руна. Если звеньев много... да, может быть и гадость какая-нибудь. В такие обычно загадки встраивают или проклятие. Ты цепочку в руки взял, а она человеческим голосом может заговорить.

– У меня одна подчинённая эту штуку нашла. Цепочка обычная, только с большим желанием меня убить. Главное, не кого-либо, а конкретно меня.

– Ух ты, – он подался вперёд. – Знал я умельца, что такие вещи делал, лет сто назад. Только он умер. Я ему голову, – он изобразил процесс отрывания. – А из ныне живущих таких специалистов не встречал. Ты уверен, что именно на тебя нацелен артефакт?

– Буквально вчера это намерение прочёл. А молоденькую девчонку он так перепугал, что она всю гильдию асверов на уши поставила.

– Скорее уж на рога, – рассмеялся Матео, протягивая руку. – Показывай уже.

– Показывать нечего. Артефакт исчез бесследно. Пока разобрались что к чему, кто-то его умыкнул у них из-под носа. Главное, что ты такие штуки встречал, и это не моё воображение буянит.

– Попроси у Тали пару капель крови. Она объяснит, как это работает. В случае опасности ты сможешь позвать её. Такие артефакты – это не шутка, – серьёзно сказал он. – А если мастер такого уровня хочет твоей смерти, то одним кулоном дело может не обойтись.

– Спасибо за совет... Кстати, я обещал Ялисе, что мы с Тали заглянем к тебе в гости.

– Да? Если сможешь уговорить мою сестру, с меня… – он задумался. – Вот, бутылку вина из погреба Ялисы. Можешь подарить её хоть императору. Он будет в восторге. Говорят, Вильям большой ценитель хороших вин. Или кому-нибудь другому отдай. Только тому, кто разбирается. А то знаю я тебя.

– Если ты готов расстаться с такой ценностью, то с Тали я договорюсь.

– Я ещё вина заложу в погреба в этом году. Ты знал, что сорта вин, которые становятся лучше с годами, можно пересчитать по пальцам одной руки? Обычно их можно пить уже через год. Но! – он сделал многозначительную паузу. – Через семь-десять лет я тебя угощу таким вином, что Вильям будет зеленеть от зависти.

– Договорились.

Я вынул из кармана маленькую шкатулку, больше похожую на футляр. Поставил её на стол, открыл. Матео посмотрел на неё, как девушка смотрит на склизкую жабу. В шкатулке лежал кусочек белоснежной кожи с маленькой чёрной точкой на самом краю.

– Хотел спросить, можно ли это куда-нибудь использовать?

– Чьё это? Светлобог?

– Зиралл.

– Пресветлый, – скривился Матео. Я давно понял, что Зиралл у Раван, мягко говоря, не в почёте. – Как тебе сказать, эта штука несёт его благодать. Даже если я из этого что-то сделаю, использовать такой артефакт – как каждый раз просить у него благословения. Что там простой служитель, верховный жрец Пресветлого душу продаст за такой амулет. Тебе оно надо?

– Нет, спасибо. Такого не надо. Но и выкинуть жалко…

– Жалко, – согласился он, глядя на шкатулку глазами скульптора на кусок редкого белого мрамора. – Придумал! «Символ веры» из неё сделаю. Ох, аж мурашки по коже, чтобы тебе икалось Пресветлый.

Золотые глаза Матео загорелись ещё ярче. Как в тот день, когда я открыл комнату его тети. Он осторожно закрыл шкатулку, убрав её в карман передника. – За месяц сделаю. Если маги из Совета дрянными заказами не закидают.

– Ты мне скажи, как ты с ними работаешь, если они Георга Морра в глаза не видели?

– Кто сказал, что не видели? – лукаво улыбнулся он, поднял указательный палец, затем выдохнул, опуская руку. – Да, на тебя же не действует. Я пару дней назад на этом самом месте с главой Совета магов разговаривал. И он был уверен, что перед ним Георг Морр. Магов, если честно, обвести вокруг пальца бывает легче, чем обычного смертного. Они легковерны и готовы принять за истину любую чушь. Издержки профессии и последствия загрязнения.

Он пододвинул стул чтобы сесть поближе.

– Друг, – тихо сказал он. – У тебя талант находить такие вещи, что мне за тридцать лет скитаний по миру ни разу не попались. Ты уже принёс две частички божественных сущностей. Тёмной… матери полудемонов и Пресветлого. Ходят слухи, что в империи есть частичка сущности Лиам, – он оглянулся, словно нас могли подслушать. – Я её тридцать лет искал, но безрезультатно.

Он выпрямился, приложив палец к губам, затем снова наклонился.

– Она ближе всего к нам, – едва слышно прошептал он.

– Ей же почти никто не поклоняется, – так же тихо ответил я. – Малый пантеон богов и всё такое.

– Пройдет лет сто, и Пресветлому тоже никто поклоняться не будет. После того, что асверы устроили в столице. Только тсс… Никому, – он строго посмотрел на меня. Коснулся пальцем своей груди, показал на меня, как бы говоря, что в эту тайну будут посвящены двое. Он выпрямился. – Когда с Тали поговоришь, дай знать. Надо будет приготовить её любимые блюда. И насчёт крови поговори, не забудь.

– Обязательно.

– Ты сильно торопишься? Может посидим, выпьем? А то у меня от всех этих воспоминаний руки трясутся.

– В другой раз. Я кучу обещаний раздал и не хотелось их нарушать без серьёзных оснований.

– Тогда я убежал работать, – он похлопал по карману фартука. – Заходи в гости в любое время. Я мог бы сказать, что мой дом – твой дом, но Тали не оценит. Она теперь к этому будет относиться ревностно. Имей в виду.

– Я это уже понял…

От дома Матео до отделения целителей было рукой подать. Тем более по центру в это время можно свободно проехать, не выбирая обходной путь по узким улочкам. В приёмной я встретил всё того же целителя третьего класса, который, увидев меня, несказанно обрадовался. Подскочил с места, едва не опрокинув стул.

– Барон Хок, рад видеть Вас в добром здравии. Госпожа асвер. Клара Тим хотела видеть Вас, когда появитесь. Обсудить график приёма магов и прочие вопросы.

У него на лбу было написано желание, чтобы я спросил его о делах отделения. Но он не знал, как мне об этом намекнуть.

– Спасибо. Как идут дела в отделении? Много ли посетителей?

– Все хорошо, – обрадовался он. – Посетителей много. Госпожа Клара, – я улыбнулся тому, что она внезапно стала «госпожой», – передала мне журнал приёма магов. Он был неудобно оформлен, и я позволил себе переделать его. Прошу, взгляните, – он протянул журнал в твёрдом переплёте из дорогой кожи.

Действительно, оформление стало удобнее. Каждое имя выведено аккуратным почерком, отдельно выделены даты приёма и номер в списке. Я полистал страницы и понял, что имён в нём всё прибавляется.

– Хорошая работа, – похвалил я. – Она у себя?

– В кабинете заместителя на третьем этаже, – кивнул он.

Оставив радостного целителя, я направился к лестнице. Интересно, это их так Клара перепугала? Или он так сильно боится, что уволят? В приёмной людей не было, но я чувствовал, что во всех трёх кабинетах кипела работа по чистке каналов. Смена только была другая, так как я не опознал ни одного целителя. Клара, как обычно, была занята бумажной работой, перекладывая листы из большой стопки в маленькую.

– Барон Хок, – в этот раз она меня заметила сразу. – Хорошо, что зашли.

– Как идут дела? Много целителей уволила?

– Ваш голос звучит так, словно я только об этом и думаю. Как бы их всех выгнать. Увы, в таком случае нам не с кем будет работать. А если серьёзно, то Вы выставили условия работы лучше, чем гильдия целителей до этого. Поэтому никто не изъявил желание уходить с такой прибыльной работы. Поэтому мне нужно решить, как разбить имеющихся целителей на три смены. Да, вот ещё, – она взяла со стола два конверта. – Гильдия целителей проводит срочное собрание, на котором обязаны быть все главы отделений Витории. Во втором – приглашение на заседание в Совет магов.

– В Совет? К этим старпёрам? Чтобы они меня злобными взглядами сверлили? В этот день я занят. Обязательно занят… – конверты я забрал, но ни на первое, ни на второе мероприятие идти категорически не хотелось. Что я там забыл? Кто я для них, малолетний студент, который имеет собственное, обязательно неправильное мнение?

В общем, с Кларой мы просидели около часа. Она рассказала, что, в отличие от ученического цеха и личной лавки, работать с крупной гильдией было существенно легче. В плане дисциплины работников, помощи в организации оказания услуг, составления отчётов и тому подобное. К примеру, мухомороборцы посещали здание раз в две недели, обновляли защитные заклинания, заряжали артефакты и выводили сырость. Раз в три дня приезжал казначей, с которым Клара успела познакомиться. Он забирал причитающуюся гильдии часть дохода и проверял отчёты. Хорошо, что от меня не требовалось ничего сверхординарного.

Домой я попал к ужину, застав в гостях Грэсию и Александру. Они втроём с Бристл беседовали в гостиной, распивая чай из новенького чайного сервиза. Изящные чашечки, расписанные изумрудным и золотым цветами. Полный набор на десять-двенадцать персон стоил немалых денег.

– Здравствуйте, – сказал я, заходя в гостиную.

– Тебе здоровья, – пожелала Грэсия, наблюдая, как я направился к Бристл чтобы поцеловать её в щёку. Затем прошёл к Алекс, поцеловав и её.

– Привет, – смущенно улыбнулась Александра, довольная тем, что я не обделил её вниманием.

– Внешне выглядишь здоровым, – заключила Грэсия. Поманила меня, взяла за запястье, заглянула в глаза. – Не перенапрягался?

– В магическом плане – нет.

– Твоя супруга говорила, что у тебя с этим какие-то проблемы, – она как-то странно посмотрела на Бристл.

– Я последнюю неделю даже ограничитель не снимал.

– Ты всё ещё его носишь?

– Он мне не мешает, – я пожал плечами, вернулся к дивану, усаживаясь рядом с Бристл. Она взяла меня под руку, прильнув к плечу. – Грэсия, скажите, как Вы относитесь к богам малого пантеона? В частности, к Лиам.

– Странные у тебя вопросы, – удивилась она. – Знаешь, я отношусь к тем магам, которые всех богов не любят одинаково. Они от нашей жизни настолько далеки, что порой задумываешься, а существуют ли вообще боги? Сколько их? Пятнадцать, двадцать? Малый пантеон, большой, забытые боги. Испытывать к ним ненависть – равносильно не любить скульптуры в парадном зале Академии. Так же, как и любить их. Если это вопрос о жреческой магии, который ты поднимал ранее, то я готова ударить тебя, чтобы выбить эту мысль из головы. Как ты сам и просил.

– О, нет, нет, я так, просто…

– Просто, Берси, ничего в этом мире не случается.

– Мысли в голове разные крутятся, и поймать нужную никак не могу, – слукавил я.

– Давайте ужинать? – спросила Бристл, уловив запах готового блюда. Я же, в отличие от неё, чувствовал прислугу, которая ждала указания накрывать на стол. В комнату тут же впорхнула Сессилия чтобы забрать чайный сервиз. Её помощница внесла поднос с приборами для ужина.

– А что за графский род, с которым ты успел поругаться? – спросила Грэсия.

– Когда? – удивился я. – Вроде ни с кем не ругался.

– Кейреш, – ответила Бристл. – Они приходили утром, чтобы принести извинения. Милые люди. Подарили чайный сервиз и изумительный фарфоровый пруд.

– Это тот, который?.. – я сделал жест, как бы говоря о тех чашках, которые только что унесли. – А что за пруд?

– Украшение для стола, – сказала Бристл. – Небольшой фарфоровый пруд с парой маленьких уточек.

– Интересно, когда я с ними успел поругаться? – я задумался, но не мог припомнить ничего такого.

– Граф Гуштав Кейреш приносил извинения из-за поведения своей дочери, Пати Кейреш. Он сказал, она тебя оскорбила.

– А, было такое. Только она не меня, а Клару оскорбила. Назвала её «подружкой» легиона.

– Серьёзно, – хмыкнула Бристл. Алекс недовольно покачала головой. – Кейреш – двоюродный брат герцога Боржеша. Им принадлежат Северо-западные провинции. Недалеко от нас. Они с землями герцогов Дюран граничат.

– А почему он граф? Брат ему земли не даёт? – спросил я.

– Земли у них достаточно. Холодные равнины и немного лесов. А титул графа спасает их от баронского налога, понимаешь? Гуштав намекнул, что если у тебя не будет претензий к их семье, он готов выделить восемьсот акров земли с полоской леса и мраморной каменоломней.

– Кому выделить?

– Тебе, Берси, тебе.

– Он кузен герцога, зачем ему делать мне такие щедрые подарки? Даже если захочу, проблем ему доставить просто не смогу.

– Это ты говоришь о человеке, в крошечном доме которого две недели гостила императрица с принцессами? – спросил Грэсия, улыбнувшись уголками губ. – А если исходить из того, что многие благородные знают или догадываются о проблемах Императора, то первое, что приходит на ум, это то, что Вильям посчитал тебя более надёжным человеком, чем кто-либо другой в столице. Кто способен защитить императорскую семью в сложившийся ситуации. Я расширила твоё представление о собственной значимости и влиянии?

– Немного, – озадаченно протянул я.

– Сейчас только отчаянный глупец станет ссориться с тобой, – сказала она. – А двоюродный брат не самого богатого герцога благоразумно в число этих людей входить не желает.

– Я понял, – кивнул я. – Отдам эти акры Кларе Тим, и будем считать, что мы в расчёте.

– Берси, – мне показалось, что все три женщины в комнате вздохнули одновременно. Даже Александра смотрела на меня так, словно я сморозил не просто глупость, а что-то посерьёзней.

– Провинциал, – покивала Грэсия. Из её уст это прозвучало почти как «деревенщина».

– Я же говорила, что это не пустая земля, – наставительным тоном сказала Бристл. – Там есть лес, мраморный карьер. Тебе не составит труда платить налог с земли, даже если ею совсем не заниматься. Отдавать такую землю, даже в качестве извинений, никто не станет. Если, конечно, это не последний, отчаянный шаг. Или ты хочешь поссориться с герцогом и его семьей? Не желаешь прощать Пати Кейреш – просто не бери землю. Они будут искать другой способ сгладить ситуацию или искать тех, кто повлияет на тебя. А разбрасываться землей, тем более, когда она может приносить доход – это верх безрассудства.

– В конфликте фигурировала ещё одна девушка, – сказала Грэсия. – София Бранке. Рыженькая, короткая причёска. Одна из немногих прошлого выпуска, о ком я могу сказать только хорошее. Талантливая девочка, в меру сообразительная.

– Хорошо. Будем считать, что того разговора не было, и я ничего не слышал. С Кларой я поговорю, попрошу не сердиться на двух ду… глупых девчонок. Давайте ужинать. А то остынет.

Дальше разговор зашёл о более простых вещах, таких как летние каникулы, обилие балов, о погоде и возможности летом ещё раз посетить земли Блэс. Только уже без Грэсии, так как она была занята в академии.

Долгий день меня порядком вымотал, поэтому я позволил себе поспать лишний час после восхода. Уга порадовала приятным сновидением, а поваляться в мягкой постели было одно удовольствие. Я обнял Бристл, притягивая к себе, но вместо аромата её бальзама для волос уловил необычный запах. Слегка терпкий, но приятный аромат. Открыв один глаз, лицом к лицу столкнулся с Тали.

– Попался, – захихикала она, видя моё замешательство.

– Кто из нас попался, это надо ещё посмотреть, – я попытался крепче сжать её, но она рассыпалась ворохом золотых искорок, отчего терпкий аромат стал ярче.

– Маленький оборотень, – раздался её голос сзади, – встревожен.

Она сидела на краю кровати в одной тоненькой ночной рубашке. Утренний свет из окна падал на неё так, что я мог видеть контур утонченной фигуры.

– Я не нашла причин такого поведения. Может ты с ней поговоришь?

– Бристл? – спросил я, усаживаясь на кровати. Тали оглянулась, чуть наклонив голову. Волосы у неё отросли на ладонь ниже плеч и в солнечном свете блестели золотым шёлком.

– Бристл, – кивнула она.

– Слушай, я хочу выкупить два соседних дома и расширить наш, как ты на это смотришь?

– Для большой семьи нужен просторный дом. Нужна библиотека, где будет храниться семейный архив. Бальный зал, – она принялась загибать пальцы, – комнаты для молодого поколения, зал для ритуала крови, большая столовая, комната с камином для холодных зимних ночей. А ещё нужен склеп, только в этом сыром городе кругом вода, и сложно будет построить хорошее подземелье. Зато тут много камня.

– Это мне не дом, а дворец надо строить.

– Лучше замок, – оживилась она. – С высокими башнями и просторным внутренним двором за высокой стеной.

– И ров вокруг, – рассмеялся я. – Не, в городе нам его построить не дадут.

– Город будет стоять не вечно, – философски заметила она. – Я уже создала место силы, поэтому можешь смело расширять дом. В замке тёти Карины было семь особых комнат из девяти, – она задумчиво приложила пальчик к губам. – Думаю, что со временем я смогу построить их все.

– А сейчас у нас сколько «особых» комнат? – уточнил я.

– Только одна – место силы. Сейчас в доме слишком тесно, – сказала она так, словно это её вина.

– Я понял. Осталось уговорить соседей, что им необходимо срочно переехать.

Она посмотрела на меня со скепсисом, затем кивнула. Я же закончил одеваться и вышел из комнаты. Со стороны лестницы послышался странный звук, похожий на лёгкое цоканье по паркету. Обычно Бристл ходит так, что ее не слышно. Спустившись в гостиную, действительно обнаружил там крупного серого оборотня, который мерял комнату шагами. Помимо неё в комнате находилась Илина. Сидя на диванчике у стола, она возилась с травами, разложив несколько конвертов перед собой.

– Бристл, что-то случилось?

Она в два шага оказалась рядом, сграбастав меня в объятия.

– Тревожно мне, – прорычала она. – Предчувствия нехорошие. Все эти слухи о войне, маги…

– Твои переживания напрасны и беспочвенны, – я попытался успокоить её. – Неужто эти тревоги страшнее, чем равана, живущий по соседству? Или недавние попытки знати сместить императора? А когда на ваш дом шла армия оборотней?

– Тогда я знала, что за опасность нам грозит. А сейчас это… не описать словами.

– Ничего плохого не случится. Верь мне. Отдохни, успокойся. Если тебе скучно и нечем заняться, то я хотел попросить помочь с соседями. Я хочу выкупить их дома и расширить наш. Нужен архитектор, строители, материалы, много всего. А у меня важных дел по горло чтобы этим заниматься.

– Мы уже говорили на эту тему. Они не станут продавать дома.

– Вот и придумай, как их уговорить. Если на них нужно надавить, я могу встретиться с Императором и попросить его.

– Чтобы быть ему обязанным из-за такой мелочи? Нет уж, – она отпустила меня. – Для начала я встречусь с ними.

– Вот, уже лучше. И если придет граф… Кей… как его?

– Кейреш, – подсказала она.

– Скажи, пусть отписывает землю, если так хочет. Хотя я бы лучше взял золотом. Оно нам пригодится для дома. Всё, я пошутил, не сердись.

– Не хочешь сам с ним встретиться?

– Некогда. Я вот прямо сейчас, – я посмотрел на Илину, которая, наконец, решила что из трав будет заваривать, – позавтракаю и поеду по делам.

– Переоденусь к завтраку, – сказала Бристл, направляясь к лестнице.

Перед тем, как засесть за учёбу и вернуться к рутине студента, а Грэсия вчера умудрилась загрузить очередным отчётом, я решил заглянуть в гильдию асверов. Осталось одно незаконченное дело. Да и хотелось проверить девчонок. Они обе были мне глубоко симпатичны и плохо, если всё закончится на подобной ноте.

В этот раз команда Луции, сопровождающая повозку, старалась держаться ближе. Даже Карл это заметил и следил за дорогой бдительней обычного. Я чувствовал присутствие ещё одной команды, которая проверяла, есть ли за нами слежка. А погода, тем временем, радовала безоблачным небом и тёплым солнцем. Глядя в окно на улочки, фасады домов и набережные, залитые ярким светом, казалось, что это совершенно другой город. Витория – вечно сырой город, заваленный снегом или покрытый тонкой корочкой льда. В такую погоду одно удовольствие пройтись пешочком.

Двор гильдии асверов встретил нас шумом. Через главные ворота проходили повозки со строительным материалом. Везли песок, мраморную плитку, деревянные настилы и узкие рейки паркета. Суетившиеся люди с опаской косились на полудемонов, следивших за ними. Как не странно, за всё время ремонта не случилось ни одного эксцесса, связанного с рабочими. Никто на закрытую для людей территорию не лез и с асверами в конфликт не вступал. И те, и другие хотели, чтобы ремонт закончился как можно быстрее. Особенно старшие, следившие за недавно прибывшей молодёжью.

В здании я сразу направился в лечебный покой. Из всех коек была занята только одна. Диана осталась в коридоре, уловив моё намерение поговорить с Ивейн наедине. Илина ушла дальше, в кабинет Эвиты, чтобы поговорить о травах. Это намерение я чувствовал с самого утра. Она всё никак не могла определиться, что может мне помочь. Думала, что травы могут убрать головокружение и слабость, когда я пытался сосредоточиться на чьих-то конкретных намерениях.

– Ивейн, привет, – я прошёл к ней, уселся на соседнюю койку.

Девушка лежала на животе, повернув голову к окну. Пару минут она молчала. Я не мог уловить, о чём она думала или что хотела сказать. Показалось даже, что она спит.

– Ты должен был сразу сказать, что это я во всём виновата, – сухо сказала она. – Хотя… Нет, ты всё правильно сделал.

– Ох, Ивейн, – вздохнул я. – Виноватых куда больше, чем ты думаешь. Но я всё это сделал не для того, чтобы их найти. Как говорил дедушка, когда у меня не получалось написать пару ровных строчек: «Не реви, от этого буквы не станут ровнее, и кляксы никуда не денутся. Не можешь сделать правильно с одного раза, переделай столько, сколько потребуется, пока не получится». Хм, что-то я неудачный пример вспомнил. Я к тому, что нужно постоянно становиться лучше и не убиваться из-за ошибок. Они случаются у всех, в том числе и у меня.

Ивейн промолчала.

– Перед отъездом старейшина Вейга просила присмотреть за тобой, – сказал я. – Я обещал не говорить тебе о её переживаниях.

– Она переживает, что разбаловала меня, – сказала Ивейн. – Тётя Рикарда постоянно это повторяет. Всегда хотела, чтобы бабушка гордилась мной. Я всегда была первой среди сверстников. Быстрее бегала, лучше дралась на мечах, лучше запоминала наставления старших. Они с папой хвалили меня. Это было приятно и не стоило никаких усилий. Нужно было лишь чуть-чуть больше постараться, чем другие.

– В гильдии… – продолжила она. – Я тоже думала, что здесь мне надо будет стараться чуть больше, чем другие, и меня будут хвалить. Но всё оказалось… Здесь все стараются изо всех сил. И превзойти их не получалось. И я сдалась, решив быть такой же, как все…

Я не перебивал её, чувствуя, как ей было тяжело это говорить.

– А потом появилась Вьера, – сказала она. – И получилось так, словно я и не старалась никогда. Словно я слабейшая из всех.

– Ты зря на себя наговариваешь. Рикарда никогда бы не позволила быть рядом со мной тому, кому она не доверяет, – сказал я. – А если она поставила тебя в отряд, значит считает, что ты с этим справишься. Подтянешь слабые стороны, станешь более ответственной. Вспомни, как новичок ты не сидела в гильдии, ожидая пока тебе разрешат выходить в город. Знаешь, что думаю я? Это хорошо, что у тебя есть такая напарница как Вьера. Есть тот, кого нужно догнать и перегнать. Стать лучше. Вопрос только в том, хватит ли у тебя характера не сдаваться и следовать за своей целью. Вьера сама ещё девчонка, но изо всех сил пытается угнаться за элитой ут’ше. Вот ты бы стала гнаться за такими монстрами как Луция? Если подумала, что это легко, попробуй натянуть лук, которым они пользуются. А Вьера недавно сухожилие надорвала, пытаясь это сделать. Поверь мне, это очень больно. Вот что значит стараться.

– Только Вьера ещё молодая и… глупая. Стать сильной – не значит стать умной, – сказал я. – Нужен опыт, знания, способность думать и оценивать. Поэтому Рикарда говорила о том, что надо равняться на старших.

Я спрыгнул с кровати, подошёл к ней. Положил руку на выглядывающую из-под простыни пятку. Заклинание, оценивающее повреждения, показало, что ничего серьёзного нет, но начиналось неприятное воспаление и отёк. Этак она проваляется в койке не меньше двух недель. Предположу, что Ивейн не стала останавливать Рикарду, потеряв сознание. По крайней, мере характер у неё есть. Я применил заклинание, снимающее воспаление, и ещё одно заклинание, помогающее после ушибов и растяжений.

– Немного полегчает сразу, – сказал я. – Но полностью восстановишься не раньше, чем через два дня. Если мазь госпожи Эвиты не стала хуже с прошлого раза.

– Вредный мальчишка, – раздался голос травницы. – Обязательно испортит хорошее впечатление.

– Ой, а я вас и не заметил, – тайком улыбнулся я.

– Поговорю с Рикардой, она тебя уложит в соседнюю кровать, чтобы полежал и подумал, что старших надо уважать.

Она вошла в комнату, продемонстрировав баночку с мазью. Следом, к моему удивлению, вошла Вьера. Если старуху я заметил, то девчонку даже не почувствовал. Двигалась она не так уверенно, как обычно, и немного морщилась при каждом шаге. Я подошёл к ней, взял под руку и помог дойти до койки. Попутно применил те же заклинания, что и на Ивейн.

– Вот, – сказала Эвита, кивая на Вьеру, – решила поухаживать за подругой, хотя сама едва стоит на ногах.

– Похвально, – рассмеялся я. – Вьера, ты скажи, зачем эти штаны надела? И, главное, как? Это же больно...

– …лучше, чем без штанов идти… – очень тихо пробубнила она, не поднимая глаз.

– Всё, лежите, отдыхайте, выздоравливайте, – сказал я. – Через два дня, не раньше, – взгляд на Вьеру, – жду вас для выполнения важной задачи по охране важной персоны, то есть меня.

– Ой, важный, – проворчала Эвита, снимая с Ивейн покрывало. Та лежала без одежды, а спина её представляла собой один сплошной синяк, который спускался почти до колен. На него даже смотреть было больно. По краю синяка проступил оранжевый контур, сигнализирующий, что заклинание действует.

– Так, надо записать, чтобы я не сердил Рикарду, – тихо сказал я. Поймал взгляд Эвиты. – Всё, я ушёл. Буду в конце недели на общем осмотре. Если до этого кто-то серьёзно пострадает – не тяните и зовите меня сразу.

– Рикарда хотела тебя видеть! – крикнула Эвита мне вслед.

– Да, да, я уже почувствовал намерение выпороть ещё кое-кого, – тихо отозвался я, уверенно шагая по коридору.

Глава 3

Когда три недели не происходит ничего существенного, начинает казаться, что жизнь вошла в привычную колею и движется без твоего участия. Погружаешься в насущные дела, есть время почитать лекции, выучить новое заклинание. Самой значимой новостью, проскочившей мимо, было то, что из-за потепления судоходство на реках откроется раньше обычного. Уже сейчас речные галеры толкались в доках Витории, готовясь двинуться на юго-восток, где судоходство начиналось раньше всех.

Только где-то на задворках сознания мелькали мысли, что в Империи гремит война, и вот-вот должно произойти генеральное сражение. Недавно Элиана Фартария получила от мужа короткое письмо, в котором он писал о прекрасной погоде и живописных местах, где они планировали встретить вторгшуюся армию. Точная дата сражения не называлась, но звучало так, что его ждали со дня на день. Вроде как передовые дозоры пару раз успели столкнуться с неприятелем и успешно отступить, не понеся потерь. В городе об этом ходили разные слухи, и все как один верили в безоговорочную победу Империи.

Я специально вынес за рамки интересных и важных событий моё посещение Совета магов. Это было странное событие, которое я хотел бы и пропустить, если бы не барон Десмет. Он лично заехал за мной, чтобы я не додумался сбежать под каким-нибудь благовидным предлогом. Самому заседанию предшествовал часовой приём, где пожилые и не очень маги могли обсудить важные вопросы и договориться выступить на той или иной стороне при возникновении споров. А жарких споров, половину из которых я не понял, было много. В общем, мне показалось, что пригласили меня только затем, чтобы старики из совета могли со мной познакомиться и перекинуться парой слов.

Я вспомнил момент, когда первые два часа заседания закончились, и мы с Раулем вышли в большой зал на перерыв.

– Вот скажи мне, зачем мы здесь? – спросил я, глядя как маги с ещё большим энтузиазмом, чем до заседания, бегали по залу от одной группы магистров к другой. – Смотреть как они спорят по поводу распределения средств между гильдиями – не самая интересная вещь на свете.

– Второй акт будет интересней, – он, наверняка, ухмыльнулся под маской. – Будут выступать боевые маги, которым оппонирует гильдия огненных. К тому же любой маг, сидящий в двух первых рядах, имеет право высказаться и быть услышанным.

– Ага, – протянул я немного недоверчиво.

Стоит сказать, что зал для выступлений был квадратным, в форме амфитеатра, с рядами каменных лавок. Маги в нём сидели группами, разделившись, соответственно, по гильдиям. Чем больше гильдия, тем больше мест в зале. Но первые два ряда действительно располагались немного обособлено. И если верхние ряды забиты почти под завязку, впереди было довольно свободно. Для нас Рауль выбрал места во втором ряду – со стороны огненных магов. Справа большой группой заседали водные маги, слева – небольшие гильдии, вроде тех же мухомороборцев и артефакторов. Напротив расположилась гильдия целителей. Теперь понятно, почему первые два часа они сверлили меня странными взглядами. Здесь надо упомянуть, что для мероприятия я не стал выбирать мантию студента, ограничившись полувоенным камзолом тёмно-зелёного цвета с золотой вышивкой. Цвет, кстати, походил на тот, что носили полевые целители в легионе.

– Ты тоже можешь высказаться, если хочешь. Для этого достаточно встать.

– Ты сейчас улыбаешься под маской, да? – проворчал я.

Он не ответил, так как к нам подходил какой-то магистр в расшитой синей мантии с подвесками и знаком магистра, члена Совета и прочее, прочее. Мы с Раулем стояли обособленно и специально ни к кому не подходили, вызывая пренебрежительные и откровенно неприязненные взгляды. Важные персоны из Совета предпочитали, чтобы подходили к ним, здороваясь и выказывая уважение потоками лести, а не наоборот.

– Господин министр, – первым поздоровался Рауль, добавляя в голос маленькую капельку радости. Наверняка, чтобы министру не было обидно. – Барон Хок, прошу знакомиться с министром речного судоходства, членом Совета магов, магистром первой степени, главой гильдии речных магов Хеттином Дале. Господин Дале – это мой друг, студент второго курса академии, барон Берси Хок.

Последнее он произнёс не менее пафосно, чем звания и степень магистра, чем вызвал у меня улыбку.

– Приятно познакомиться, магистр, – я вежливо склонил голову.

– Взаимно, молодой человек, – кивнул он. Магистру было лет пятьдесят. Тёмно-русые, почти каштанового цвета волосы, окладистая борода. Внешне он производил впечатление приятного человека. – Сегодня много разговоров о молодом маге, посетившим собрание Совета. Приятно видеть, что он попал в твою компанию Рауль.

– У Берси с целителями особые отношения, – сказал Рауль, чуть повернув голову в сторону группы магов в зелёных мантиях.

– Недавно я узнал, – обратился магистр ко мне, – что Вы, барон Хок, хороший друг Георга Морра, знаменитого зачарователя и артефактора. К своему стыду, я не знаком с ним лично.

– Господин Морр скрытный и нелюдимый человек, – сказал я. – Так вышло, что я знаком с его племянником.

– Да, с ним тяжело встретиться лично,– покивал он. – Если Вас не затруднит, не могли бы Вы передать господину Морру слова о моём глубоком уважении к нему как к мастеру. Я хотел бы встретиться с ним чтобы обсудить весьма деликатную работу, важную для меня лично.

– Конечно, магистр. Если я увижу мастера или его племянника в ближайшее время, обязательно передам Ваши слова и просьбу.

– Если не секрет, скажите, во сколько Вам обошёлся защитный амулет, скрывающий присутствие? И защищающий от, – он сделал пространное движение ладонью, – малого воздействия магии.

– Защитный амулет? – я нарочно коснулся груди, словно хранил его там. – Это был подарок господина Морра на мою свадьбу с Бристл Блэс.

– Хороший подарок, – покивал магистр. – Если Вам когда-нибудь понадобятся услуги грузовой галеры или склады у причалов в городе, обращайтесь сразу ко мне.

– Спасибо, обязательно, – коротко поклонился я. Бристл недавно популярно объяснила о серьёзности подобных предложений. Теперь, в случае такой необходимости, обратись я не к нему, а в контору, он может оскорбиться.

Мы ещё минут пять беседовали на тему Совета и его важности для Империи. Затем все дружно вернулись в зал. Во второй части заседания огненные маги так насели на своих товарищей, прошедших службу в легионе, что я даже подумал, а не закончится ли всё хорошей дракой? Требования огненных были вполне резонны – отправить на текущую войну всех, кто положенный срок отслужил, а повоевать не успел. Таких, как оказалось, насчитывалось немало. Громкие пафосные речи и взаимные упреки лились рекой. И хотя заседание затянулось на час, решение так и не было принято. Как выразился председатель Совета, для поиска компромисса и принятия верного решения скоро пройдёт ещё одно заседание, но уже малым составом Совета.

Завершение каждого собрания заканчивалось банкетом, с которого мы с бароном Десметом сбежали примерно через час. Раньше нам не позволили старички из Совета, желавшие поздороваться со мной и дать пару советов как правильно выступать перед почтенной публикой. Одним словом, они расхваливали себя, намекая, что протолкнут через Совет любую идею или предложение, выступив в защиту. Или же утопят твоего противника в грязи, составив пламенную обвинительную речь. Рауль на это сказал только: «Эти могут».

* * *

Сидя в кресле, я наклонил немного голову, чтобы скомканная бумажка пролетела мимо.

– Лиара, что тебе говорила мама? – не оборачиваясь спросил я.

– Всего одна бумажка…

– Это уже пятая.

– Но у меня пальцы болят, – жалобным тоном протянула она.

– У оборотня, тем более чистокровного, скорее перо заболит, чем пальцы. Не отвлекайся.

– Если бы ты не уклонялся, я бы не отвлекалась. Ты же меня не видишь, как ты это делаешь?

– Слышу, как ты громко кричишь, перед тем как бросить. У тебя очень чистые и яркие намерения… – я перелистнул страничку, всматриваясь в узор заклинания. – Всё, Лиара, я пообещал позаниматься с тобой, если ты будешь хорошо себя вести. Видишь, я тоже занимаюсь. Точнее, пытаюсь. И если ты напишешь эти пару страничек без клякс и помарок, обещаю, что погуляю с тобой в городе.

– Галеры! – обрадовалась она. – Хочу посмотреть на военные галеры!

– Тогда постарайся…

Держа посох целителя в руках, я начал выводить первый контур заклинания. Это было очередное заклинание для оценки состояния магов. Бристл несколько раз жаловалась Грэсии, что волнуется за моё здоровье. А так как наставница не могла лично проверить его, то решила, что я сам должен за этим следить. Пока я пытался освоить это заклинание, несколько раз вспомнил придворного целителя Адальдора Сильво. Потому что его работа как раз и заключалась в том, чтобы правильно поставить диагноз. И в этом он был одним из лучших. Мне подобная магия давалась со скрипом.

Я снова наклонил голову, чтобы запущенная бумажка пролетела мимо.

– Но я же не думала о тебе! – возмутилась она.

– Кляксу поставила, – догадался я. – Таким темпом ты просидишь всё лето в доме. И обязательно расскажу Грэсии, что ты показывала мне язык.

– Ябеда, – она постучала пером по горлышку чернильницы и принялась специально скрипеть им о бумагу.

Последнее время Лиара постоянно носила амулет, который для неё сделал Матео. Она ещё только училась чувствовать магию, и получалось это странно. К примеру, без амулета она физически ощущала неприятный запах магического загрязнения, выдерживать который могла не дольше пары минут. А потом ей становилось очень плохо. Амулет спасал её от этого, но она всё равно могла почувствовать магию именно как запах. Если я мог видеть магические линии, то для Лиары они имели “вкус”. С её слов, магия исцеления пахла вкусно, магия воды – сыростью и плесенью, а огонь ощущался как горькая пряность. Вот такие чудеса.

Я вернулся к заклинанию и светлым линиям, повисшим в воздухе. Недавно заметил, что когда держу в руках посох, то легче сосредоточиться на чём-то требующем концентрации. А ещё я попутно следил за маленькой проказницей. И давалось мне это удивительно легко. И не только это. Я чувствовал отряд асверов, дежуривший у входа на территории академии. Ловил намерения Дианы подкрасться поближе к дому Грэсии. Немного сосредоточившись, я поймал намерение Вьеры достать маленькое зеркальце чтобы посмотреть в него. За три недели новый рог у неё вырос сантиметра на четыре, и смотрелось это немного комично. Вьера же словно не верила глазам и боялась, что он пропадёт. Поэтому она носила с собой зеркальце, глядя в него, пока никто не видел. Зато появилась одна странность – она начала путаться в словах, когда разговаривала на языке асверов. Это наталкивало меня на определенные мысли, которые я и хотел проверить.

– Александра идёт, – сказал я.

– На ужин будет жаркóе, – продолжая скрипеть пером, сказала Лиара. – И яблоки… прошлогодние, – скривилась она, словно попробовала гнилой плод.

Через минуту Александра вошла в дом, сразу направившись на кухню чтобы не мешать нам. Хотя Лиара из последних сил пыталась совладать с пером.

– Всё, хватит на сегодня… – начал я и остановился. Повернулся в сторону двери.

– Что там? – Лиара проследила за моим взглядом, вытягивая шею.

– Тали? – тихо спросил я, стискивая в руках посох целителя. Мне показалось, что я услышал её голос.

Сорвавшись с места, я выбежал из дома, едва не вышибив дверь. Через двор академии промчался так, как будто убегал от своры собак, а в повозку запрыгивал уже на ходу. Луция что-то крикнула Карлу, и тот громко присвистнул, щёлкая поводьями. Диана не дала мне упасть, усадив на сидение. Через секунду Луция присоединилась к нам.

– Что-то случилось дома, – тяжело дыша, ответил я на невысказанный вопрос. – Тали зовёт меня. И она не хочет, чтобы асверы входили в дом. Не знаю почему, но она боится этого. Луци, Диана, проследите затем, чтобы никто не входил. Когда вернётся Илина...

– Спокойней, Берси, – сказала Луция. – Не позволяй эмоциям захватить тебя.

Не знаю почему меня накрыли столь сильные эмоции, но я попытался взять себя в руки. Получилось это не сразу, зато присутствие Тали стало более отчётливым. Ещё бы не мучительно долгая дорога домой. Карл подгонял лошадей насколько это было возможно, учитывая узкие улицы и обилие других повозок.

Когда повозка, наконец, остановилась, я выскочил из неё и вбежал в дом. С первого взгляда ничего не изменилось, но стоило подняться на второй этаж, и передо мной предстала странная картина. Диван и книжная полка за ним были разломаны в щепки, а обеденный стол лежал на боку, лишившись двух ножек. При этом перед столом сидела Бристл, держа в руке разбитую чашку. Рядом стояла Сессилия, пытаясь наполнить её из разбитого глиняного чайника. Выглядело всё так, словно в комнате что-то взорвалось совсем недавно. Платье Сессилии было порвано, но она этого не замечала. Как не замечали и моего присутствия.

Наверху что-то бухнуло, выводя меня из оцепенения. Я взбежал по лестнице и бросился к угловой комнате. Кто-то вырвал дверь вместе с петлями и отбросил в противоположный конец коридора. Внутри был такой же разгром, что и в гостиной, а посередине комнаты кружил вихрь из красных и жёлтых искорок. В какой-то момент они вспыхнули, и появился высокий статный мужчина с длинными чёрными волосами и треугольной бородкой. Он умудрился схватить Тали сзади за шею, оторвав от земли.

– Не знаю, кто ты, но если не отпустишь её сейчас же, я тебя убью! – громко сказал я.

Тали увидела меня, облегченно выдохнула и отпустила контроль над силой, потеряв сознание. Ещё в дороге я чувствовал, что она сдерживает его из последних сил.

– Хотя я убью тебя в любом случае! – процедил я сквозь зубы, поднимая и наставляя на него посох целителя. – Положи её, и поговорим на языке смерти, – добавил на языке асверов, выплеснув намерение в словах.

Он смерил меня презрительным взглядом, словно смотрел на насекомое. Внезапно брови его взлетели вверх, и он рассыпался снопом красных искр, забрав с собой Тали. Искры затрещали и бесследно рассеялись. В следующую секунду в комнату ворвался золотой вихрь, из которого вышел Матео, держа на руках Ялису. Он огляделся, отчего взгляд его стал хмурым. Я заметил, что платье Ялисы обильно запятнано кровью, а лицо приобрело пепельно-бледный оттенок.

Матео выругался на незнакомом языке, затем стиснул зубы, оскалившись.

– Кто это был, и куда он ушёл? – спросил я.

– Вáли, Вáлин, Бáли, – произнес Матео. – Так его имя звучит в разных языках. Его семья напала на меня только что. А сам он, значит…

– Я посмотрю, – я показал на Ялису.

– Да, пожалуйста… На нас действует магия. В меньшей степени, чем на людей, но всё же...

Я взял холодную руку Ялисы, создавая сразу главное исцеление. Одну из его разновидностей, доступную мне по уровню мастерства. Я испугался, что другое не подействует, так как кто-то умудрился проткнуть хрупкое тело девушки насквозь. Скорее всего ладонью, или очень широким мечом. И этот кто-то специально ударил рядом с сердцем, но так, чтобы рана оказалась не смертельной. Хотя обычный человек от такой раны умер бы на месте.

Внизу, в гостиной, раздался звук ломающейся мебели, затем на верхний этаж влетел серый оборотень.

– Бристл, всё хорошо, – сказал я, погруженный в работу над заклинанием, – он ушёл. Подготовь комнату для Ялисы – она серьёзно ранена и ей нужен будет покой.

– Уважаемая Бристл, проследите, пожалуйста, чтобы асверы не заходили в дом. Защитные чары Наталии ещё действуют и полудемоны могут нарушить их, – добавил Матео.

– Комната для гостей свободна, – сказала Бристл, показывая на соседнюю дверь.

– Мне нужна Илина и кое-что из трав, – сказал я, затем поднял взгляд на Матео. – Она поправится.

– Спасибо, друг, – серьёзно кивнул он.

Пока Матео укладывал Ялису на кровать и передавал заботу о ней Сесилии, я быстро записал на листе список трав, вышел на улицу и передал их асверам. Затем мы втроём с Бристл собрались на кухне, заняв стол. Бристл в очередной раз переоделась, надев первое попавшееся платье. Вцепившись в мою руку, она наотрез отказалась её отпускать.

– Ещё раз, кто это был, и почему они напали на вас? – спросил я. – Вы с ними враждуете?

– До сегодняшнего дня – нет, – сказал Матео. – Семья Ва́нар, они живут достаточно далеко, чтобы мы не пересекались. Последний раз я слышал о них, когда тетя Карина отправлялась в их владения чтобы решить вопрос о спорных землях. Я рассчитывал оставить Ялису с тобой и Тали, затем наведаться к ним. Узнать почему они напали на мой дом. Но, как выяснилось, он приходил за Наталией. Она пила твою кровь? – опомнился он. – Недавно, неделю, две недели назад?

– Пила. Брис, сломаешь мне руку. Там было всего чуть-чуть. Ей зачем-то нужны были силы.

– Это хорошо, – выдохнул Матео. – Значит, у нас есть время. Чувствую, кто-то из них остался в городе. Они ждут, чтобы напасть на Ялису, если я оставлю её одну. Знают, на что давить… Присмотри за ней, а я наведу шорох в их доме.

– Нет уж, – я покачал головой. – Я сам их найду. И заставлю пожалеть, что они позволили себе тронуть нас.

– Это будет… сложно, – сказал Матео. – У них большая семья. Если он смог войти в дом, сломив защиту Тали, тебе будет тяжело справиться с ним.

– Собственноручно выжгу их логово! – процедил я. – Где их найти?

– Четыре дня на юго-восток. Я покажу на карте.

– Что им нужно от Тали? – спросил я.

– Предположу, что Вáлин ищет для себя супругу и хозяйку для дома. Сестра сейчас слаба…

– Мне казалось, что вы с сестрой последние, что раван больше не осталось, – сказал я.

– Это правда только отчасти, – он провёл над столешницей ладонью, и с неё посыпались золотые пылинки. – Такого цвета больше нет. Цвет Вáлина – кроваво-красный. Он слишком разбавлен кровью людей. Когда-то они потеряли сердце семьи. И, боясь исчезнуть, смешали кровь. Но при этом не перестали быть угрозой, с которой считалась даже тётя Карина.

– Всё понятно, – протянул я. – Чистой крови, значит, хочет? Я могу ему пообещать, что крови будет много. Только ему это вряд ли понравится.

– Если хочешь сражаться со всей его семьей, тебе понадобится два артефакта, – Матео бросил взгляд на посох, который я держал под рукой. – Даже один. Он сейчас хранится у магов в хранилище. К завтрашнему утру я достану его. Багряное пламя на тебя не действует?

– Ни багряное, ни белое.

– Тогда шанс есть. В их семье только трое по-настоящему сильны. Остальные… как обращённые оборотни рядом с чистокровными.

– Бристл, – я погладил её по плечу. – Если Матео говорит, что есть шанс, значит, пойду я. Да, он может и сам разобраться с ними. Но это должен сделать я. Вместе? Было бы неплохо, но ты же слышала, он не может оставить Ялису.

– Это так раздражает, когда ты читаешь мысли, – проворчала она, больно ущипнув за руку. – Я бы никогда не сказала этого вслух, а ты выставляешь меня в плохом свете перед гостями. Я просто волнуюсь. И горжусь, что тебя не пугает даже равана.

– Прости, был не прав.

– Может позвать Грэсию, чтобы она осмотрела Ялису? – предложила она.

– Не нужно. Она потеряла много крови, но с ней всё будет в порядке. Отвар из трав поможет быстрей восстановиться. Матео, ты пока останешься здесь? Хорошо. Тогда я наведаюсь в гильдию асверов. Соберу команду и немного успокою их. Если вдруг разминусь с Илиной, и она появится здесь, пусть приготовит отвар из красных ягод и волыночника. Скажи, что я знаю, у неё остался кусочек корня.

У дома на улице, помимо подчинённых Луции, меня ждали четыре пары асверов из группы сопровождения. Выглядели они так, словно решали как лучше брать дом штурмом. Этой дружной толпой мы двинулись к гильдии. Я старался казаться спокойным и держать себя в руках, но внутри всё кипело. Асверы это чувствовали, реагируя несколько странно. Они подхватывали мою злость, создавая общий фон. Понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет, я пытался успокоиться, посмотреть на произошедшее более трезво. Получалось плохо. Особенно после того, какие отражения чувств и намерений Тали прошли мимо меня.

Тяжёлые размышления были самым наглым образом прерваны кем-то или чем-то, врезавшимся в повозку словно огромный таран. Я не успел понять, что произошло. Меня подкинуло, ударив сначала о потолок, затем вышвырнуло наружу, выбив двери. Короткий полёт был прерван ударом о мостовую, по которой я покатился кубарем. Остановившись, я попытался приподняться на локтях, тряся головой. Сквозь гул пробилось ржание лошадей и выкрики Асверов. В ту же секунду меня подхватили под руки, помогая встать.

Ещё раз тряхнув головой, я смог сосредоточиться на происходящем. Повозка успела въехать в небольшой проходной двор, зажатый между тремя домами, где и была атакована. Сейчас она валялась на боку прямо в центре двора. Как раз в этот момент на неё запрыгнула огромная чёрная тварь, отдалённо похожая на собаку. Чёрная блестящая шкура без намёка на шерсть. Морда – страшная, словно собачий череп обтянутый кожей. Острые клыки, длиной в мою ладонь. Размером же эта тварь была, как минимум, с лошадь той породы, что выводили Асверы. А ещё из её пасти вырывался едва заметный дым.

Больше разглядывать себя собака не дала, спрыгнув с повозки в нашу сторону. Перед ней тут же оказался кто-то из асверов, рассчитывая рубануть мечом по морде, но собака проворно извернулась и схватила женщину поперёк тела. Встряхнув словно куклу, тварь отбросила тело в сторону, собираясь прыгнуть ко мне. Под её брюхом мелькнула серая тень Сор, которая смогла подсечь собаке переднюю лапу, почти перерубив её. Собака резко охромела, взвыв на высокой ноте.

– Назад! – крикнул я, передавая это намерение всем асверам, собирающимся бросится на чёрную тварь.

Я не видел, успели ли отскочить асверы перед тем, как собака выдохнула себе под ноги поток пламени. Причём ничуть не магического, а самого настоящего. Огонь разлетелся во все стороны, ударившись о стены домов, с оглушительным хлопком выбивая в них окна. В последний момент передо мной встала чья-то фигура, защищая от огня. Сквозь гудение я расслышал короткое ржание лошадей, резко оборвавшееся.

Почувствовав угрозу справа, я успел вскинуть посох, вызывая белое пламя. Узкая белая полоска света стерла половину морды ещё одной чёрной твари, прыгнувшей на нас. По инерции огромное тело пролетело несколько метров, сбив меня с ног и навалившись сверху. Оно оказалось обжигающе горячим, словно набито раскалёнными углями. Рядом появился Карл в облике оборотня. Одним сильным рывком он отбросил тушу в сторону, освобождая меня.

Асверы, тем временем, дружно насели на охромевшую собаку. Их мечи оставляли на чёрной шкуре длинные кровавые следы, но существенного урона не наносили. Она вновь хотела выпустить огонь, но вмешалась Сор, вогнав меч в бок собаки как копьё. Тварь то ли взвыла, то ли заскулила и завалилась на бок.

Из ближнего прохода между домами выскочила третья собака, рассчитывая наброситься на меня сзади. Ударить по ней помешал Карл, стоявший на пути. Намерения читать он не мог и не знал, что надо было отойти в сторону. Мне показалось, что собака сейчас упадёт на оборотня, но на лету её перехватила уже чётвертая тварь, только раза в полтора больше по размеру. Упав, они сцепились как дворовые псы, терзая друг друга острыми клыками. В скоротечном бою победила более крупная тварь, разорвав горло сопернице.

Мне пришлось брать асверов под контроль, что стоило немалых усилий. Полудемоны окружили меня полукругом, отделяя от собаки. Та, в свою очередь, отпустила шею товарки и уселась на землю, глядя на нас.

– Карл! – рявкнул я. – Хватит маячить передо мной!

Серая шкура оборотня была сильно подпалена и дымила, распространяя запах паленой шерсти.

– Он не нападает? – прорычал Карл, оглянувшись. Я увидел, что половина морды у него сильно обожжена.

– Нет, – отмахнулся я. – Сказать что-то хочет. Пусть сидит, ждёт. Иди сюда. Давай, давай, там ещё пострадавшие есть, кроме тебя.

Я взял подошедшего Карла за лапу, применяя сначала заклинание от ожогов, затем малое исцеление, чтобы снять болевой шок. Такой порядок был описан в справочнике целителя. Но, судя по виду Карла, с болью он справлялся. Шерсть, кстати, после исцеления не восстановилась, продолжая дымить. Затем я прошёл к мужчине асверу, который закрыл меня от огня. Он успел закрыть рукой глаза, но выглядел всё равно жутко. Пришлось тратить много сил чтобы убрать ожоги. Во время сражения при тех же травмах легионеру досталось бы, в лучшем случае, среднее исцеление. А затем несколько недель в постели для выздоровления. И уродующие шрамы на всю жизнь.

Серьёзнее всего пострадала женщина из группы сопровождения. Клыки чёрной твари оставили в её тебе глубокие раны, проломив грудную клетку и лишь по чистой случайности не задев сердце. С ней я провозился минут пять. За это время на перекрестке ничего не изменилось. Асверы не сводили взгляда с огромной собаки, та сидела на пятой точке, равнодушно глядя на них. Когда я поднялся и встретился с ней взглядом, мне на секунду показалось, что она способна раскидать всех асверов и залить огнём квартал целиком. О некоторых собаках говорят, что у них умный взгляд, эта же смотрела так, как смотрят люди. Лениво, оценивающе, с лёгким интересом.

В доме, у выхода со двора, на верхнем этаже начался пожар. Сильно дымила перевёрнутая повозка. Дальше по улице кричали люди. Кто-то подглядывал за нами из разбитых окон домов.

– Чего тебе надо?! – крикнул я в сторону собаки. Сейчас я в полной мере мог оценить её размер, бугрящиеся под чёрной шкурой мышцы, страшную морду и клыки.

Собака едва заметно наклонила голову, выдохнула из ноздрей две бледные струйки дыма.

– Мне всё равно! Проваливай! – крикнул я.

Она, а если быть точнее – он, немного повернул голову, посмотрел на выход со двора.

– Не понимает он, видите ли, – проворчал я. – Мне нет до этого дела! У меня без тебя проблем навалом!

Он встал, повернулся кругом, бросил взгляд из-за плеча. Пару секунд смотрел на меня, затем в три прыжка скрылся в ближайшем переулке. Оставшиеся на земле туши собак начали покрываться красными трещинами и дымить неприятным, удушливым дымом.

Я устало выдохнул, чувствуя, что ноги подкашиваются. Диана тут же оказалась рядом, подставляя плечо. Луция, перехватила контроль над асверами, отправляя одну пару вслед за собакой, ещё одну – собирать разбежавшихся лошадей.

– Карл, – позвал я оборотня, – с нами пойдёшь. Надо на тебя ещё одно исцеление наложить.

– На мне всё быстро заживает, – отозвался он, посмотрел в сторону дымящей повозки и обгорелых трупов лошадей. Из-за неё выглядывал второй оборотень, Кевин, который пытался спасти какие-то вещи. – Лошадей жалко… Я лучше повозку для вас найду.

– Хорошо, – согласился я.

– Буду у гильдии асверов через час, – не меняя облика, он умчался в обратном направлении.

– Маги идут, – сказала подошедшая Луция.

– С ними объясняться у меня сил нет. Оставь кого-нибудь, не слишком разговорчивого, чтобы помогли Кевину…

Из проходного двора мы уходили обратным маршрутом, так как выход на широкий проспект заполнили зеваки и городская стража. На соседней улице асверы наняли свободную повозку и через полчаса мы были уже в гильдии. Несколько серьёзных заклинаний изрядно меня вымотали, и я едва доковылял до здания.

Пока гильдия гудела, поднятая по тревоге, я отдыхал на диванчике в комнате Эвиты. Старая травница заварила мне кореньев с сушёными ягодами для восстановления сил. А чтобы я не сбежал, забрала немного подпорченную огнём одежду.

– Пока тебя не было, – сказала Эвита, методично растирающая корешки в ступке, – у нас тоже кое-что произошло. Нас посетил Император Вильям.

Мы одновременно почувствовали приближение Рикарды. Ещё по дороге сюда я поговорил с Луцией, чтобы, докладывая Рикарде, она ничего не скрывала. Эвита встала чтобы наполнить ещё одну чашку «успокоительным» чаем. Бросила туда немножко корешков, которые растирала в ступке.

– Не помешаю? – спросила Рикарда, заходя в комнату.

– Нисколько, – Эвита показала ей на свободное кресло. Поставила напротив кружку.

– Здравствуйте, – поздоровался я.

– И я рада видеть тебя в добром здравии. Надеюсь, ты помнишь, что обещал не перенапрягаться?

– Я в порядке. Никак не привыкну к посоху.

– С магическими усилителями надо быть предельно осторожными. Особенно с теми, что не имеют ограничителя, – она улыбнулась, видя моё удивление. – Да, я тоже в этом разбираюсь. Приходится. А ещё магистр Ян просил у тебя его отнять. Говорил, что он слишком сильный для молодого мага. И даже обоснование вывел на двадцать страниц. Потом дам почитать, если интересно.

– Нет, спасибо, я уже от Грэсии наслушался лекций по этой теме. Эвита сказала, что вас навестил лично Император. Если это будет плохая новость, я этому нисколько не удивлюсь.

– Как тебе сказать, – она пригубила отвар, – Вильям хочет, чтобы мы приняли участие в войне. Армия, которую он собрал, вчера была разбита. Её остатки отходят к столице. Скоро, недалеко от Витории, пройдёт ещё одно сражение, в котором он просил асверов принять участие. Его слуги не в силах противостоять тем магическим тварям, что напали на тебя сегодня.

– Эти твари не магического происхождения, но это не важно. Что вы решили?

– Это очень сложный вопрос, – сказала она без тени иронии. – Нас не интересует судьба людей. Даже если Империя падёт. Свои земли у холодного мыса мы сможем защитить. В худшем случае, уйдём в северные земли и будем жить набегами на новых хозяев этой земли. Но есть один нюанс – в твоём лице. Тебя связывает с империей семейство Блэс. Которое скорее выберет смерть на поле боя, чем позволит себе сбежать и бросить прогнивший мир людей.

– Вильям не сказал, сколько собак было в прошлом сражении?

– По моим данным, не меньше сотни. Они питаются огнём, становясь сильнее. Они быстры и мобильны, и нацелены, в первую очередь, на магов. Рэйни’ке Луции уверяют, что одна пара асверов не сможет справиться с одной тварью. Значит все, кого я поставлю защищать магов во время сражения, погибнут. Но свою лепту в сражение мы сможем внести. Возможно, собственной жертвой переломим ход сражения.

Я нахмурился, глядя на посох целителя, который лежал рядом. Двух мнений тут быть не могло.

– Асверы не будут помогать людям в этой войне, – сказал я, поднимая взгляд. – Если Империя падёт, такова её судьба.

– Это воля Великой матери? – приподняла бровь Рикарда.

– Нет необходимости спрашивать её об этом. Это моё решение. И вам не придется погибать, пытаясь защитить меня или мою семью.

– Решено, – кивнула она, и немного улыбнулась. Мне показалось, что решение не участвовать в войне, совсем не главная причина её довольного вида. – Рассказывай, что произошло у тебя дома? Из рассказа Луции я не поняла ровным счётом ничего.

* * *

Глава имперской службы безопасности Белтрэн Хорц

Громоздкая повозка с гербом службы безопасности беспрепятственно проехала за оцепление, остановившись рядом с повозкой магов из экспертного совета. Возница, широкоплечий мужчина в тёмном стёганном доспехе, спрыгнул на землю, бросил взгляд по сторонам и дважды постучал в дверцу. Затем он неспешно приладил приставную ступеньку и отошёл в сторону. Через несколько секунд дверца открылась, выпустив крепкого мужчину, следом за которым вышел глава службы безопасности.

Белтрэн осмотрел улицу, оценивая количество городской стражи. Сделав знак своим людям оставаться у повозки, он направился к проходу на небольшую улицу, зажатую между домами. За домами дорога немного поворачивала, ведя в просторный проходной двор. Белтрэн неплохо знал этот район, дорогу, которая позволяла объехать постоянно загруженный Северный проспект. Указом городской стражи извозчикам запрещалось пользоваться этой дорогой, чтобы не беспокоить жителей и не создавать толчею на узкой улочке. Проезжать здесь могли только особые службы, такие как городская стража или маги из экспертного совета. Ну и конные отряды асверов, которые плевали на подобные законы.

Уже на входе во двор в воздухе появился неприятный запах горелой сажи, отчего Белтрэн поморщился. Ему в глаза бросилась обгорелая повозка, лежащая на боку, и трупы лошадей. Рядом с ней работала пара подчинённых Яна Сметса. Они склонились над грязным дымящимся пятном чёрной сажи, используя какие-то заклинания. Таких пятен во дворике было три, одно из которых сейчас расчищали, собирая сажу в мешки. За работой магов из экспертного совета внимательно следили люди из городской или, как её ещё называли, Имперской стражи.

Новый глава стражи Лоранд Фаркаш сейчас беседовал с магистром Сметсом. Император сумел немало удивить Белтрэна, назначив главой конкурирующего ведомства совершенно неизвестного ему человека. Это первый раз, когда они пересекались лично, и Белтрэну было любопытно. Одна из причин этого любопытства крылась в том, что он не смог найти достаточно информации о конкуренте, не привлекая внимания.

– Рад приветствовать вас, господа, – поздоровался Белтрэн. – Магистр Сметс, капитан Фаркаш.

– Здравствуйте, господин Хорц, – ответил Лоранд. Это был невысокий чёрноволосый мужчина с густыми бровями и острым носом. Взгляд спокойный, уверенный. Он держал руки, сцепив их, за спиной, что наталкивало Белтрэна на определённые мысли о предыдущей профессии капитана.

– Белтрэн, – кивнул магистр Сметс, специально обратившись неформально.

– Мне только что сообщили, что в Витории появились Эллорские Огненные собаки, – сказал Белтрэн. – И напали они не на кого-нибудь, а на отряд асверов, сопровождающих барона Хока. Мне стало интересно, как они смогли проникнуть в город? Почти в самый его центр.

– И почему выбрали именно эту цель, – согласно кивнул капитан Фаркаш. – Магистр Сметс как раз пытался объяснить мне кто уничтожил трупы собак. Это очень похоже на... багряное пламя. Я правильно сказал? – он посмотрел на магистра.

– Багряное пламя на собак не действует, – ответил Ян. – Недавно мы в этом убедились.

– Вы мне, главное, скажите, что их убило? Или кто. Если они вновь появятся в столице, мои люди должны соответствующим образом отреагировать.

– Свидетели? – спросил Белтрэн, посмотрев в сторону одного из домов, откуда стража выводила мужчину.

– Как раз ждём, – хитро улыбнулся капитан.

Стражники подвели мужчину, судя по одежде – слугу, держа его под руки.

– Д…доброго дня, господа… магистры, – запричитал тот.

– Этот слуга утверждает, что всё видел, – сказал один из стражников.

– Д…да, – закивал тот так резко, что казалось у него отвалится голова. – Демоны постоянно ездють тут. Шумят повозкой, господину мешают. Я следил за ними в окно.

Эмоциональный рассказ слуги слушали молча. Магистр Сметс даже успевал чиркать грифелем в небольшом блокноте. Его особенно заинтересовал момент, когда: «...чёрный демон изверг из себя огонь». То, что пламя выбило в доме все окна, и едва не начался пожар, ничуть не уменьшило любопытство слуги.

– Ты уверен, что две собаки «сцепились» друг с другом? – спросил капитан городской стражи.

– Именем Зиралла готов поклясться, – закивал мужчина.

– А потом тот демон просто сидел и ждал, пока маг был занят раненым асвером?

– Истинно так. Господин маг кричал на собаку, чтобы она убиралась, и она убежала. В Сточный переулок, – слуга подбородком показал на проход между домами.

Капитан городской стражи кивнул подчинённым, и те повели мужчину в сторону выхода со двора.

– Вы ведь уверяли, что огонь на собак не действует, – сказал Лоранд, обращаясь к магистру Сметсу.

Ян убрал в карман блокнот, затем раскрыл ладонь, над которой заплясал небольшой белый огонек.

– На них не действует обычное пламя. А так же проклятое, известное как Багряное. Белое же, – он покачал головой, – не знаю ни одного мага, кто без усилителя и накопительного кристалла способен вызвать его больше, чем на две ладони. Для этого требуется колоссальный расход сил и особый талант. Меня больше беспокоит то, что одна собака убежала. Не говоря уже о том, что они появились прямо в центре города, – маг посмотрел сначала на Белтрэна, потом перевёл требовательный взгляд на капитана стражи.

– Мои люди прочёсывают весь район. Я попрошу гильдию магов выделить пару… магистров нам в помощь.

– С вашего позволения, я доложу о случившемся Императору, – сказал Белтрэн. – Он будет ждать ваш отчёт, капитан Фаркаш. Раз подобное произошло в городе, то находится в вашей прямой компетенции.

– Я подготовлю подробный отчёт к вечеру, – капитан спокойно отреагировал на то, что его прямой конкурент первым донесёт до правителя эту новость. А так же то, что он практически свалил на него всю ответственность.

– Магистр, я загляну к вам вечером на частную беседу? – спросил Белтрэн у Яна.

– Заходи. Я до утра буду на рабочем месте.

Глава имперской безопасности коротко кивнул и, не прощаясь, направился к выходу со двора. По пути он ещё раз оглядел двор, положение сгоревшей повозки и чёрные пятна от собак. Хотя он и сказал, что это дело в компетенции городской стражи, выходило как раз наоборот. Этот дворик – идеальное место для подобной засады. Значит тот, кто натравил на барона Хока собак, находится в городе. И это весьма неприятно, потому как в одиночку шпион или наёмный убийца ничего сделать не мог.

После того, как бунт против Императора был подавлен, а герцог Теовин обезглавлен, Вильям вызвал главу безопасности для долгой и обстоятельной беседы. Тогда он объяснил Белтрэну, что барон Хок и всё, что происходит вокруг него, напрямую касается службы Имперской безопасности. Белтрэну было бы проще, приставь он к барону слежку, но асверы легко вычисляли даже самых опытных людей. Оставалось всего несколько способов быть в курсе происходящего рядом с бароном Хоком. Только прибегать к ним так рано Белтрэн категорически не хотел.

* * *

– Ты сейчас на полном серьёзе? – спросила Рикарда. – Хочешь сказать, что против семейства сильнейших монстров на континенте тебе хватит собственных сил и четвёрки рэйни’ке? Ты ведь даже не знаешь, сколько их там, – она всплеснула руками. – Может у них армия слуг из низших вампиров. Ты не боевой маг и посредственный боец.

– О, посредственный из уст асвера звучит высшей похвалой.

– Ты значение слов не путай, – хмыкнула она. – Это хоть и положительная оценка, но самая низшая из возможных. Ниже только те, кто меч в руках не держал никогда.

– Хорошо, что предлагаете Вы? Кроме как пойти туда отрядом в пять десятков пар.

– Да хотя бы у Бристл Блэс поинтересуйся, – съязвила она, затем подняла руку, загибая пальцы. – Разведка, оценка, решение. В таком порядке и никак иначе.

– У меня нет времени на разведку и разбирательства.

– Зато у тебя есть знакомый, который может превращаться в пыль и летать. И вообще, возьми его с собой, а мы уж как-нибудь присмотрим за его супругой всей гильдией.

– Тали должен спасти я. Ни брат, ни тётя с дядей, ни армия полудемонов.

– Так, это уже любопытно, – она прищурилась. – Ты мне ничего не хочешь сказать?

– Хочу. Если вы не дадите мне одежду, я пойду спасать её голым.

– О, я хочу это увидеть, – нагло улыбнулась она. – Спасатель га’хья! Два отряда возьмёшь, по пять пар. Плюс твои рэйни’ке, – тоном, не терпящим возражения, сказала она. – Ты мужчина с головой и зря подставляться не станешь. Очень на это надеюсь, – добавила она, немного укоризненно глядя на меня. – В твоих намерениях сплошная жажда крови. Смотри, чтобы она не застила тебе глаза. И я бы предпочла, чтобы ты сначала остыл. Завтра, с утра, – опередила она мой вопрос.

– Хорошо, – не стал спорить я. Мне в любом случае нужен был день, точнее ночь, за которую Матео обещал достать нужный артефакт.

– Теперь по поводу собак, – сказала Рикарда. – Что они от тебя хотели? Почему напали именно на тебя?

– Хотели убить. О причинах не говорили.

– Ты не язви старшим, говори как есть, – строго сказала Эвита. – А то напою отваром из семян дикой тыквы. Он тебе и время даст, чтобы успокоиться, и тело очистит от всякой дряни.

– Вожак их что хотел? – спросила Рикарда. – Луция говорит, что ты его намерения смог прочитать.

– Он хотел, чтобы я собаку какую-то убил для него. Вот и все намерения. Что-то «огромное» предлагал взамен.

– Необычное желание для… собаки, – сказала Эвита.

– Уверена, он ещё появится, – Рикарда поморщилась. – Не забудь спросить, что им от тебя понадобилось. Всё, – она встала, – приходи в себя и езжай домой. Я подготовлю всё что нужно.

В гильдии я провёл ещё час. Зашёл в лечебный покой проведать пострадавшую от зубов собаки женщину. Объяснил Эвите что нужно для быстрейшего выздоровления. С мужчиной, который получил ожоги, всё было проще, но и для него прописал постельный режим на пару дней. За это время Карл успел сбегать к поместью Блэс и взять одну из малых повозок. Только запряг в неё пару тяжеловозов, которые смотрелись немного не к месту.

К моему возвращению дома кипела уборка. Из поместья Блэс прибыло несколько слуг, которые разбирали поломанную мебель и грузили в телегу во дворе. Там меня перехватила Илина, которая с группой асверов, расположилась в доме напротив. О нападении собак она уже знала, как и о том, что завтра я собираюсь уехать из города. Сказала, что поговорит на эту тему позже. Она как раз закончила готовить отвар для Ялисы, вручила его мне и передала с рук на руки Бристл. Брис для начала пожаловалась, что я пахну дымом и горелой плотью. Затем подцепила под руку с намерением не выпускать ни при каких обстоятельствах. Так и повела в комнату для гостей, где отдыхала Ялиса. Матео расположился там же, перетащив уцелевшее кресло из гостиной. Бристл сказала, что он запер комнату Тали каким-то заклинанием, запретив даже приближаться к двери, которую кое-как приделал обратно к косяку. Пока я проверял состояние Ялисы и поил её отваром, вкратце рассказал им о нападении собак. А ещё поведал о разгроме нашей армии.

– Как они смогли незамеченными пробраться в город? – возмущалась Бристл. – Это же не дворовая шавка, в карман её не спрячешь. Они действительно большие?

– Большие, – отозвался я, держа голову Ялисы, чтобы она смогла пить из кружки. Она стоически пила горький отвар, стараясь не морщиться, чтобы не показывать слабость. – С лошадь размером, – я улыбнулся, поймав взгляд девушки. – Чёрные, без шерсти, со страшной мордой и острыми клыками. А ещё у них короткий лысый хвост. И они извергают из пасти огонь. Но даже если их пара сотен, так легко они не должны были победить.

– Пока герцоги договорятся, враг доберётся до Витории. Хорошо, если не сожжёт город, – сказала Бристл.

– О чём они не могут договориться? – уточнил я.

– Кто должен пожертвовать собственными легионами чтобы остановить вторжение.

– А сейчас кого разбили?

– Пару передовых легионов и войска подчинённые герцогам Теовин, – сказала она так, словно это какой-то пустяк, а не огромное число войск. – За них больше заступиться некому, поэтому они первыми пошли на убой. Вторые на очереди Дюран. Пока папа пытается проглотить его провинцию, два легиона герцога Дюран идут маршем к столице. И если их не усилят ещё парочкой, нас ждёт второе, хотя нет, уже третье сокрушительное поражение.

– Мне казалось, Вильям послал в бой все силы Империи.

– В империи только передовых легионов девять. Было, по крайней мере. А регулярных, способных вести военные действия – больше двадцати. Минимум по два легиона на провинцию. Плюс войска, которыми командует генералитет из столицы. Если они выступят одновременно, не уверена что на поле боя останется место для маневра. Они огненных собак закидают дротиками, превратив в огненных ежей.

– Тогда я ничего не понимаю, – вздохнул я. – У всех вокруг такой вид, словно наступает конец света, и Империя вот-вот падёт. А оказывается, у нас достаточно сил, чтобы разбить врага?

– Достаточно, – кивнула Бристл. – Если герцоги договорятся. Или Император им прикажет. А Бруну, как и молодых магов, отдали просто на убой.

– Что мешает Императору?

– Берси, не так просто управлять огромной страной. Особенно, если совокупно у герцогов гораздо больше войск, чем у Императора лично. И так получилось, что с уходом Теовинов и Дюран, герцоги разделились на два лагеря. На тех, кто предан Империи, и тех, кто считает, что из провинции может получиться отличное свободное княжество. Открыто выступающих против Империи, конечно, нет, но это не мешает им строить заговоры, – Бристл покачала головой. – И герцоги боятся потерять силу, если их войска будут разбиты или серьёзно пострадают в войне.

– Стоп, стоп, – я покачал головой. – По закону все легионы преданы исключительно Императору. Герцоги не имеют на них влияния. Если Император прикажет, легионы могут свергнуть любого из них, взяв провинцию под свой контроль.

– Я это и сказала, – улыбнулась она. – Или они договорятся, или Император «прикажет». Только есть одно большое «но». У герцогов есть влияние на легионы, расквартированные на их землях. Кто, по-твоему, кормит, платит легионерам, подкупает генералов?

– Жалование платит Империя.

– Я тебя удивлю, – она показательно хмыкнула, – но Империя уже давно ни за что не платит. Папа содержит легион за свой счёт. И это, поверь мне, огромные деньги. Да, Император учитывает это, собирая налог с провинции, но за те деньги нельзя содержать и втрое меньшее количество войск. Но мало того, что ты должен защищать провинцию, так ещё и обязан поднимать войска по первому требованию и вести их на другой край Империи. И это мало кому нравится. Правдивей сказать, мало тех, кто хочет мириться с этим. Могу только догадываться, но легионы Блэс и Лоури Император ни за что не пустит в ход. Сейчас это самые верные его союзники. И видя подобное, остальные не горят желанием оставаться беззащитными. И тратить огромные средства на восстановление потерянных легионов.

– Значит асверов ему не жалко, – прищурился я. – Или же он это специально…

– Он просил асверов участвовать в войне? – удивилась Бристл. – Надеюсь, госпожа Адан, посылая его, не сильно нагрубила.

– Проклятье! – выругался я. – Не в этом дело. Она не отказала ему сразу. Наверное. Как я не догадался спросить?!

– Минуту, – Бристл встала, вышла в коридор.

Я убрал опустевшую кружку, уложив Ялису обратно на подушку.

– Как ты себя чувствуешь, – спросил я. – Нигде не колит? Острая боль?

– Только слабость, – отозвалась Ялиса. – Спасибо, что помогли нам.

– Вы с Матео мои друзья, и я не мог поступить иначе. Отдыхай, через день-два слабость пройдёт, и будешь чувствовать себя абсолютно здоровой.

В комнату вернулась Бристл, протянула мне пару писем. На одном стояла печать императора, поэтому я начал с того, которое было перетянуто зелёной ленточкой с красной полосой. Это было сообщение из гильдии целителей, в котором от меня требовали прибыть в отделение для оказания срочной помощи пострадавшим магам. Я вернул его Бристл.

– Нет, ближайшие два дня я не смогу использовать даже лёгкое исцеление. Мне и так пришлось снимать ограничитель, – я сломал печать на втором конверте.

Во втором письме меня просили принять участие в заседании Имперского Совета. Дважды прочёл письмо, чтобы убедиться, что не показалось.

– Они надо мной издеваются? – спросил я у Бристл.

– Пока нет, – она бегло прочла письмо. – Но это прилагается. Советники и представители герцогов могут растерзать кого угодно.

– Послезавтра, да? – спросил я. – Хорошо, что меня уже не будет в городе. Никакие письма я не видел, ничего не читал. Мне заседания со стариками из Совета магов хватило.

– Ты просто не знаешь, сколько стоит один голос в Совете, – сказала Бристл. – Особенно, когда решается судьба провинции. За год советник Императора или маленький министр, имеющий право голоса, зарабатывает столько, сколько не заработают несколько поколений баронов не самой бедной провинции. Попасть в Совет – мечта каждого, кто понимает, что это такое.

– Сейчас меня это интересует меньше всего. Всё золото мира не стоит волоса с твоей головы. Александра, Илина, Тали, Матео, кого угодно из моих друзей и близких.

– Давайте перейдём в рабочий кабинет и не будем мешать Ялисе отдыхать, – предложила Бристл.

Звонким колокольчиком прозвучало желание Ялисы, чтобы мы остались. Ей было любопытно и интересно послушать о политике и войне. А ведь её практически только что едва не убили. Или может она хотела, чтобы кто-то просто побыл рядом?

– Подождём немного, – сказал я, подмигнув Ялисе. – Надо посмотреть, как подействует отвар.

* * *

Подземелье Ва́нар, Тали

Тали сидела на холодном полу в небольшом каменном мешке, стены которого покрывали светящиеся красным руны. По форме комната походила на пузатый кувшин с узким горлышком. Воздух внутри был тёплый и очень сухой, отчего каждый вдох обжигал лёгкие. В звенящей тишине послышался шорох песка и лёгкое движение воздуха.

– Эта презренная вновь побеспокоит высокородную, – послышался тихий девичий голос.

Тали приоткрыла один глаз. Перед ней на пол легко, словно пёрышко, опустилась девушка лет пятнадцати. На ней было светлое платье, подпоясанное красным ремешком. Сев на колени, девушка поставила перед Тали глубокую глиняную чашку, наполненную водой.

– Прошу, не сердитесь на папу, на самом деле он добрый. Просто он хочет показать, что сильный и достойный высокородной госпожи.

Тали подняла руку, поднеся ко рту костяшки указательного пальца, прокусила кожу. Из раны выступило несколько капелек крови, которые мгновенно высохли, превращаясь в крошечные песчинки. Вслед за ними испарилась вода в чашке, а воздух в помещении стал ещё суше.

– Уводи молодое поколение, – тихо сказала Тали. – Спасай, пока можешь.

– Папа говорит, что сможет сдержать вашего брата. Всего несколько дней…

– Он недооценивает меня, – Тали позволила себе улыбнуться. – И моего брата. Он поглотил кровь семьи Лиц. Всю, без остатка. Если он станет серьёзным, стены Вашего дома не остановят его. Для него они не толще бумаги. Но не брат… придёт… за мной, – медленно добавила Тали, закрыв глаз.

Молодая девушка сделала глотательное движение, но из-за сухого воздуха не смогла проглотить ком в горле. Её глаза защипало, и она поспешила взлететь, чтобы покинуть эту комнату. Тали же вновь приоткрыла глаз, посмотрела на руны. Ей не было страшно. Она уже один раз умирала, отдав жизнь за семью, и если потребуется, она сделает это снова. Наталии было любопытно, что отдал этот мужчина Карине Лиц, чтобы заполучить знание. Карина не обменяла бы его на какую-то мелочь.

* * *

Закрыв справочник целителя, я прислушался к ощущениям, уловив возвращение Матео. Пока он навещал гильдию магов, проверяя их кладовые, я коротал ночь в комнате Ялисы, оберегая её сон. Пару раз за ночь рядом с домом мелькало чьё-то присутствие, но незваный гость так и не решился зайти. Встав с кресла, я немного приглушил лампу и тихо вышел в коридор. Обычно в гостиной всегда горел магический светильник, но после взрыва он пришёл в полную негодность. Купить новый пока не успели, и пришлось ставить несколько толстых свечей, которые за ночь сгорели ровно наполовину.

Матео с задумчивым видом сидел за небольшим столиком, который слуги перенесли из кухни вечером, чтобы мы могли нормально поужинать. До сих пор не перестаю удивляться внешности семнадцатилетнего белокурого юноши. Особенно когда он задумается, и его мысли находятся где-то очень далеко.

– Сколько осталось до рассвета? – спросил я, беря стул и усаживаясь рядом.

– Часа полтора, – ответил он. – Помнишь, я обещал тебе бутылку вина?

– Помню, – вздохнул я. – Я пытался уговорить Тали сходить в гости, но это оказалось не просто.

– Думаю, что ближайшие лет пятьдесят выманить её из дома будет сложно, – улыбнулся он. – К тому же она планирует его расширить… Держи, авансом, – он поставил на стол высокую бутылку из тёмного стекла. Внутри, словно светлячки в банке, плавали небольшие светящиеся точки. Сквозь тёмное стекло было плохо видно. Причем плавали они именно как небольшие насекомые, то резко взмывая, то медленно опускаясь или кружась на одном месте.

– Я знаю, что в вине ты не разбираешься, – продолжил он, – но это должен оценить. Тебе ещё дня четыре ехать – успеешь выпить. Только пей сам. Для других оно может оказаться слишком крепким.

– Спасибо.

– А вот то, что обещал достать, – вторым предметом на стол лёг увесистый двадцатисантиметровый куб, испещрённый тонкой вязью рун. Стороны куба блестели серебром, а вот грани украшали золотые пластины. – Наша совместная работа с Жаком. Когда он ещё был молод, наивен и категоричен. Он тогда ещё не мог работать с серьёзным материалом и думал, что моя сила – это магия. Если бы он взялся делать эту модель сейчас, она бы уместилась у него на ладони. Я же смог вместить его идею только в эту коробку, – он положил ладонь на куб. На минуту он замолчал, сжав губы, затем печально улыбнулся. – Ныне живущие маги не могут даже понять что это. А Жак Герман, разочаровавшись в своей теории, не оставил ни одной записи.

– Если это что-то страшное, может я обойдусь посохом?

– Это таран, – улыбнулся Матео. – Магический таран. Очень грубый, но неизмеримо сильный. Ты выступаешь против семьи с историей не в одну тысячу лет. Проникнуть в их дом практически невозможно. Но с этой штукой, – он похлопал по кубу, – это будет просто. Если у тебя получится её обуздать.

– Опять артефакт без ограничителя?

– А ты в этом что-то понимаешь? – не без ехидства спросил он. – Чтобы этим артефактом смог пользоваться слабосильный маг, ограничитель должен быть размером с эту комнату.

– Хорошо, спасибо за предупреждение. Буду предельно осторожен и постараюсь его вообще из повозки не выносить.

– Ну, может они раскаются и отдадут себя на твою милость, – не очень уверенный в подобном, сказал он. – Удачи тебе.

Матео встал, зевнул, прикрыв рот ладонью, и ушёл наверх. Я взвесил в руке бутылку, взболтал, глядя как светлячки сердито заметались внутри. В гостиную спустилась Бристл, кутаясь в лёгкий халат поверх ночной рубашки. Подошла, уселась мне на колени, посмотрела жалобным взглядом.

– Я буду предельно осторожен…

– Знаю, – она поцеловала меня в щеку. – Возвращайся с победой и трофеями.

– Это обязательно. Буду жечь города и грабить сёла. Ой, или наоборот?

– Не надо никого жечь, просто грабь, – рассмеялась она.

– А как же наведение ужаса и сеяние хаоса? Они же нажитое годами просто так мне не отдадут.

– Ты что-нибудь придумаешь, я знаю...

Асверы появились за полчаса до рассвета. Конный отряд на два десятка полудемонов. У каждого по две больших дорожных сумки, скатка с одеялом и тяжёлое копьё с широким обоюдоострым наконечником. Короткие копья в поселении у Холодного мыса я видел, а вот длинные, тем более такой формы, увидел впервые. Возглавляла отряд Бальса из рода ут’ше. Десять пар под её руководством построились перед тяжёлой повозкой, а отряд Луции занял позицию позади. Карл проверял упряжь четвёрки лошадей, Кевин сидел на багажной полке, рядом с коробом, в котором хранили походную палатку. К полудемонам они привыкли настолько, что не обращали на них особого внимания, а вот отряд Бальсы бросал на них пристальные взгляды. Одна пара даже взяла оборотней под контроль, ловя каждое намерение.

Сегодня асверы были собраны больше обычного. Стоило только подумать, что надо обсудить маршрут со старшими, и Бальса вместе с Луцией уже стояла у повозки. Кто-то из отряда запалил походный магический светильник. Затем они посмотрели друг на друга и пришли к обоюдному мнению, что в повозке рассмотреть карту будет проще.

Внутри повозки нас встретила Илина, установила походный столик, на который расстелила карту юго-восточной части империи. Карта была отменная, новенькая, с расположением всех городов, дорог и даже небольших селений. Отдельными кляксами и каплевидными символами изображались стоянки легионов. Я видел подобные отметки в историческом справочнике.

Здравствуйте, Бальса, – поздоровался я на языке асверов. – Думал, что отряд возглавит Мастер.

– Тебе здоровья, – кивнула она. – Адана дала ему важное задание. Не думаю, что он бы пошёл, даже будь свободен.

Она вложила в слова такой смысл, что я представил себе, как Мастер сам пришёл к Рикарде, чтобы та дала ему задание. Ему нужна была причина чтобы не ехать с нами.

– Понятно. Сейчас я сориентируюсь по карте. Просто у Матео она не такая подробная, – я провёл пальцем по карте, ориентируясь на старый тракт, проложенный ещё в прошлом столетии. – Здесь. Недалеко от реки… лес… да, где-то тут.

– В город заезжать будем? – спросила Бальса.

– Лу́ни, – прочитал я. Собственно название города переводилось как «Лунный». – Если вечером, то можно заехать.

– Ещё что-нибудь, что я должна знать? – спросила Бальса.

– Кевин и Карл мои подчинённые. Постарайтесь найти с ними общий язык.

– А с ней? – спросила она, взглядом показав на заднюю стенку повозки.

– И с ней тоже, – подтвердил я. – Луци, поговори с ней, чтобы не как в прошлый раз.

Бальса хмыкнула, когда я сократил имя Луции, та лишь обреченно вздохнула, смирившись с подобным обращением.

– Я скажу когда можно отправляться. Дайте мне ещё десять минут.

Женщины кивнули и вышли из повозки.

– Ты снова можешь чувствовать намерения? – спросила Илина. Она подсела ближе, заглянула в глаза.

– Мне кажется, что для этого вам нужны они, – я взглядом показал на её рожки, затем переложил посох целителя на колени. – У меня тоже есть, в посохе. Когда я держу его в руках, то это получается удивительно легко.

Илина недоверчиво покосилась на посох.

– В нём рог Ниты. Потом поделюсь своими мыслями. Ивейн, заходи.

В повозку забралась внучка старейшины в новеньком кожаном доспехе. Он был легче, чем те, которые носили работающие в городе асверы, и не стеснял движения. С последнего нашего серьёзного разговора она немного изменилась, словно повзрослела на пару лет. Взгляд стал строже.

– Ивейн, в этот раз я тебя не возьму, – серьёзным тоном сказал я.

– Почему? – не поняла она. – Я сделала что-то не то?

– Причина в том, что за последние три недели, ты не улыбнулась ни разу. Я следил.

– Чего?! – удивилась она. – Причём здесь это?

– А притом, – строго возразил я. – Ты слишком серьёзная в последнее время.

Дверь приоткрылась, и в проёме показалась Диана, вопросительно глядя на меня.

– Диана, улыбнись, – попросил я.

Бывшую тас’хи странная просьба ничуть не удивила. Указательными пальцами она немного растянула губы в лёгкой улыбке.

– Спасибо, – поблагодарил я. – Вот видишь, даже Диана улыбается. А ты ходишь с таким видом, словно задумала что-то нехорошее. Ты хотя бы спишь по ночам?

– Сплю, – отрезала Ивейн.

– Сколько?

– Достаточно.

– Сколько?

– Три часа.

– Это. Не. Достаточно, – разделяя слова, возразил я. – Вот как придёшь в норму, тогда я возьму тебя на серьёзное дело.

– Я в порядке, – чуть ли не рыкнула она.

– Докажи.

– Да пожалуйста! – встрепенулась она и застыла. – Как?

– Подумай как это сделать, пока мы будем ехать. У тебя ещё дня три впереди, пока мы не доберёмся до места. Но на ближайшей стоянке выспись как следует.

– Хорошо, – буркнула она, выходя из повозки.

Я посмотрел на Илину и улыбнулся, приложив палец к губам.

– Карл, – шёпотом позвал я. Маленькое окошко, выходящее к месту возницы, приоткрылось. – Что она сказала?

– Сказала: «Придурок», – послышался его голос.

– Всё, ждём ещё одну гостью и поехали.

– И ты не оставишь её в городе? – спросила Илина, имея в виду вовсе не Ивейн.

– Думаешь, она меня послушает?

Повозка едва заметно качнулась, когда Кевин с неё спрыгнул и погрузил на багажную полку ещё один узел с вещами. Несколькими мгновениями позже в салон вошла Александра в приталенном дорожном костюме. Я опустил взгляд на сапоги для верховой езды.

– У меня есть мягкие сапожки, – улыбнулась она, занимая место напротив. – Илина, привет, давно не виделись.

– Час, полтора? – язвительно спросил я. – Ты пахнешь лошадью асверов. Предположительно, это лошадь Илины.

– Да? – удивилась Александра, посмотрев на Илину. – Это правда твоя лошадь? – добавила она тише.

– Берси не учует запах лошади, даже если ему потни́к под нос сунуть. Он просто догадался.

– Берси, прости, – Алекс виновато улыбнулась.

– Ерунда, – отмахнулся я. – Только если в прошлый раз это было безопасно и даже немного весело, то сейчас всё серьёзно. Я еду не договариваться с древним, а драться. Насмерть. Всё, вы как хотите, а я сегодня много колдовал и целую ночь не спал. До утра не будить.

Илина убрала раскладной столик, освобождая место в салоне. Положила мягкое скатанное одеяло на край сидения, похлопав по нему. Сама же пересела к Александре, беря её под руку чтобы пошептаться, когда я усну.

– А он сегодня и правда вредный, – тихо сказала Александра.

– Мы простим ему эту слабость, – так же тихо ответила Илина.

Я не успел ответить им, что это они «вредины», так как провалился в сон. Видимо и правда вымотался за день. Илина, беспокоясь что я впаду в ярость, правильно сделала, выбрав в попутчики Алекс. В её присутствии мне действительно было спокойней.

Глава 4

Первый день дороги я не запомнил, так как проспал до самого вечера. А потом погода внезапно решила испортиться, обрушив на нас ливень. Собственно, огромные дождевые капли, барабанившие по крыше повозки, и разбудили меня. А когда усилился ветер, мы решили не рисковать и заночевали на постоялом дворе.

В восточном направлении от Витории не было такого количества городов и сёл, как с западной и южной сторон, но постоялые дворы попадались часто. Большие и малые – их строили как раз с тем расчётом, чтобы путники, идущие из из столицы, оказывались у них к вечеру. И чем дальше от столицы, тем богаче и крупнее были подобные заведения. Расчёт был на то, что богатые люди, имеющие возможность путешествовать верхом, могли проехать большее расстояние. А ближе к вечеру они становились сговорчивей при торге за комнату и ужин.

Постоялый двор, на который пал наш выбор, построили на пересечении двух дорог. Недалеко виднелась деревенька на десять дворов. Не ошибусь, если скажу, что местные люди живут за счёт проезжих. Продают хозяину постоялого двора зерно, мясо, молоко и фрукты. Для них это куда выгоднее, чем сдавать барону или везти на базар. Ещё когда мы подъезжали, на дороге появился какой-то мужичок с дорожным фонарём. Борясь с ветром и ливнем, он пытался убедить нас, что на постоялом дворе свободных мест нет. Бальса его просто проигнорировала, заведя часть отряда в тесный дворик, оставив немного места для повозки. Остальные обогнули здание, чтобы занять небольшую конюшню и сарай.

Когда мы с Александрой пробежали через двор и подошли к дверям постоялого двора, оттуда вылетел прилично одетый мужчина, едва не сбив нас. Пролетев несколько метров, он плюхнулся в лужу и заскользил по грязи. Я придержал Алекс, отодвигая в сторону, так как следом за первым вылетел ещё один, приземлившись в ту же самую лужу. Довольно быстро поднявшись, они дали дёру в темноту.

– Бальса, – проворчал я, открывая дверь и пропуская вперёд Александру.

В трёх шагах от входа, в круге яркого света лампы, стояла Бальса, уперев руки в боки, и хищно разглядывала довольно просторный зал. Бо́льшая часть посетителей спряталась под столами, а хозяин заведения и вовсе нырнул под барную стойку и тихо полз в сторону кухни. Следом за мной в помещение ввалилась команда Луции, спасаясь от дождя, а так же Диана и Сор. Последние передвинули рукояти мечей на поясе так, чтобы быстрее их выхватить. Хорошо хоть копья оставили снаружи. У входа сразу стало тесно и мокро, так как с дорожных плащей на пол текли просто реки воды.

– Бальса, что случилось? – вздохнул я, провожая Александру к стойке хозяина заведения.

– Они оскорбили меня, – ответила она на языке асверов.

– Когда успели? Ты вошла на пятнадцать секунд раньше нас.

Думаю, что если бы кто-то действительно решил её оскорбить, он бы уже заливал кровью пол.

– Уважаемый, – я постучал по столешнице бара ладонью. – Выходите, Вас никто не обидит.

– У нас магов нет, – раздался жалобный голос.

– Так, – я обернулся в зал, повысил голос. – Никто не будет против, если вы займёте вот эту, – я сделал жест рукой, – часть зала? А мы вот эту. Надеюсь, никого не оскорбит то, что придётся немного потесниться.

На несколько секунд в помещении повисла тишина.

– Живо! – рявкнула Бальса.

Часть гостей, едва не опрокидывая скамейки и столы, поспешила к лестнице на верхний этаж. Те, кто посмелее, или кто не успел доесть ужин, довольно резво освободили указанную часть зала.

– Господин, – из-под стойки появилась голова хозяина, – свободных комнат нет.

– Ты предлагаешь нам вернуться под дождь? – спросил я.

– Нет, что вы! – испугался он, покосившись на Бальсу и остальных асверов, которые снимали плащи, решая, куда их можно повесить сушиться.

– Тогда неси горячий ужин на тридцать персон. Для начала мы покушаем, а потом будем решать, что делать дальше.

Хозяин быстро закивал и скрылся на кухне. Мы же заняли столик в углу зала, подальше от двери. Через пару минут к нам присоединилась Илина, а все столики вокруг заняли подчинённые Бальсы. Комната сразу наполнилась речью асверов. Я первый раз был окружён таким большим количеством представителей старшего рода, и, в отличие от младших собратьев, они создавали довольно необычную атмосферу. Во-первых, говорили исключительно на языке асверов, а речь у них получалось чистой и немного эмоциональной. Во-вторых, они умудрились отсечь всё, что выходило за пределы нашей половины зала. К примеру, я не чувствовал намерений людей, хозяина или тех, кто прятался на втором этаже. Это не значит, что за ними пристально не следили, но делали так, чтобы они не мешали нам. Когда ты не только знаешь, что тебя оберегают, но и чувствуешь подобное, на душе становится необычайно легко.

Недалеко от нас две пары обсуждали непогоду и то, что им повезло не попасть в караул или приводить в порядок лошадей. Чуть поодаль женщина, ровесница Бальсы, с гордостью рассказывала о дочери, которая недавно попала в гильдию при Витории. Для старшего рода вступление молодежи в гильдию до сих пор оставалось главной темой для обсуждения.

– Нет, другие так не могут, – прочла мои мысли Илина.

– Что именно? – заинтересовалась Александра.

– Словами это не описать, – улыбнулся я. – Но если приводить аналогию, ты могла чувствовать подобное, когда была маленькой. Когда знала, что большие и сильные оборотни вокруг защищают тебя от любой беды. Только ты понимала разумом, а асверы могут это чувствовать.

– М-м-м, – задумчиво протянула она.

Из кухни вышла молодая женщина с подносом. Поставила его на ближайший столик асверов и едва ли не бегом умчалась обратно. Пара тарелок с горячей кашей и половина жареного гуся на блюде быстро перекочевали на наш стол. Одна из подчинённых Бальсы, сидевшая за крайним столиком, сбе́гала на кухню и вернулась с большим закопчённым медным чайником.

– А что они будут пить? – Александра уловила запах трав, которые собирались заваривать асверы.

– Белоцвет, – ответил я. – Они всегда его пьют, когда не уверены в качестве питьевой воды. А для нас Илина приготовит мою любимую медвежью мяту. И отдаст бутылку с вином, – требовательно посмотрел я на неё.

Илина несколько секунд раздумывала, затем вынула из сумки бутылку, которую обтянула плотной тканью. У неё в глазах читалось намерение попробовать разбавить этим вином какую-нибудь настойку или отвар и посмотреть, не станут ли они лучше от этого.

По закону Империи, большие военные отряды не имели права занимать постоялые дворы и трактиры вдоль дорог. Подобное разрешалось лишь герцогам, путешествующим с охраной. В законе оставили лазейку, не указав, сколько человек считать «больши́м» отрядом. Плохо то, что если на нас донесут, то этот вопрос будет решать лично герцог провинции. А так как с наместниками старались не связываться, то любые отряды более десяти человек предпочитали разбивать лагерь под открытым небом.

Я плеснул в кружку немного вина. Над столом поплыл приятный запах ореха. Помню, Матео говорил, что этот аромат появляется из-за особого сорта дерева, в бочках из которого выдерживается вино.

– А что это? – заинтересовалась Александра. Даже над столом наклонилась, едва не испачкав дорожный костюм в гусином жире. – Пахнет вкусно. Ежевикой и лесными орехами.

– Настойка на светляках, – сказал я, показывая на маленькую светящуюся точку, попавшую в кружку. На вкус напиток действительно напоминал вино, но особых ароматов я так и не разобрал.

– А мне? Попробовать, – невинно захлопала ресничками Александра.

– А вам нельзя, – пришлось собрать силу воли в кулак, чтобы отказать. Если бы таким взглядом она попросила что-то другое, отдал бы, не задумываясь. Вернул бутылку Илине. – Потом возьму у Матео рецепт.

Воспользовавшись моментом, Алекс сцапала пустую кружку и быстро перевернула, чтобы поймать языком оставшуюся капельку.

– М, – она задумалась, пытаясь оценить вкус. – Ой… как-то странно…

Александу качнуло, но Илина успела придержать её за плечо. Глазки у Алекс на пару секунд вспыхнули зелёным светом, как у кошки ночью.

– Придётся мне ещё на одну из сестер Блэс жаловаться госпоже Диас. Алекс, ну нельзя же так.

– У нас обмен веществ быстрее, чем у людей, – она показала мне язык. Затем заёрзала на скамейке. – Какая-то необычная лёгкость во всём теле. И на охоту захотелось. С папой, оленя загнать…

– А меня от неё только в сон клонит. И под дождь не хочется.

– Да, под дождь не хочется, – она как-то странно посмотрела на выход из здания.

– Ай! – Александа подпрыгнула, когда Илина больно ткнула её пальцем в бок. Хотела было возмутиться, но увидела, что асверы, сидевшие за соседними столиками, косятся на нас. Фыркнув в лучших традициях Блэс, она пододвинула блюдо с недоеденным гусем. Оторвав ножку, откусила от неё половину прямо с косточкой. А затем принялась аппетитно, с хрустом жевать.

В этот день кухня на постоялом дворе работала до глубокой ночи, чтобы накормить три десятка полудемонов и пару оборотней. Нам всё-таки повезло снять две небольшие комнаты, одна из которых принадлежала хозяину заведения. Наевшись и выпив немного отвара из мяты, Алекс неожиданно уснула. Прямо за столом, облокотившись на плечо Илины. В комнате, которую мы заняли, было как раз две кровати, на одной из которых я уложил Алекс, другую мы разделили с Илиной. И, что удивительно, утром проснулся в объятиях Александры. Вроде сплю чутко, но не заметил, как она перебралась.

– Доброе утро, – промурлыкала она, поняв, что я проснулся.

– Доброе, – я стиснул её в объятиях, отчего она захихикала.

– Надо ехать, да? – лукаво спросила она, когда я понял, что из одежды на ней лишь тоненькая ночная рубашка. Похожую носила Бристл. С завязочками, чтобы не рвалась, когда она внезапно решала сменить облик.

– Нам и так дали поспать подольше, – ответил я.

Она нисколько не обиделась, поцеловала меня в щёку и выбралась из-под одеяла. В отличие от меня, ей требовалось больше времени, чтобы привести себя в порядок. Хотя бы для того, чтобы расчесать длинные волосы. Я несколько секунд смотрел на неё, затем с силой зажмурился, прогоняя лишние мысли.

Быстро одевшись, я спустился в общий зал, наполненный запахом еды. Асверы уже успели позавтракать, и молодая женщина из прислуги как раз собирала пустую посуду со столов. Другие постояльцы если и проснулись, предпочли дождаться пока «демоны» съедут. Вчера вечером я заплатил хозяину за комнаты, за ужин и за сегодняшний завтрак. Сумма вышла немаленькая, так как я добавил ещё треть за беспокойство.

Солнце только-только встало, и после дождя воздух был ещё сырым. Зато на небе не видно ни одного облака, что не могло не радовать. Заметив кое-что интересное, я прошёл на задний двор, где асверы седлали лошадей. За сараем осталось немного свободного места, которое заняла Ивейн, пытаясь совладать с копьём. Она то ли разучивала какой-то приём, то ли просто нарабатывала навык, делая короткий взмах и укол. Старшие с улыбкой следили за ней издалека.

– Вьера, – я поманил девушку, которая заканчивала седлать лошадь. Она застегнула последнюю пряжку, проверила, не болтается ли ремень, затем подбежала, захватив по пути копьё.

– Вот, – она протянула мне его, неверно прочитав намерение.

– Нет, спасибо, мне оно не нужно, – улыбнулся я. – Просто хотел спросить, что это за копья. Не видел такие раньше.

– Керку́, – сказала она. – Медвежье копьё. У людей его смешно называют рогатиной. Хотя рогов у него нет, – хихикнула она. – Оно для охоты на крупного хищника.

– Ага, понятно, – я посмотрел на широкое, обоюдоострое лезвие. – Не похоже что оно очень тяжёлое.

– Это обманчивое впечатление, – вздохнула она, как бы говоря, что таскаться с ним та ещё морока.

– На случай нападения тех больших собак? А владеть им умеешь?

– Нас учили, – кивнула она. – Мастер, к примеру, одним ударом бревно может расщепить.

– А у неё, – я кивнул на Ивейн, – получается?

– Не, – Вьера улыбнулась. – Не очень. У неё с мечом хорошо получается. А копьё она, разве что, короткое держала в руках. Медвежьим только мы пользуемся и степняки. Мастер говорил, что сейчас его для охоты достают, а раньше постоянно в бой брали. Только оно большое, а меч маленький.

– И мечом противника рубить проще, – согласился я.

– Нет, – она снова улыбнулась, – копьём удобнее. Оно кольчугу пробивает легко. И всадника проще снять с коня.

– Слушай, – вспомнил я кое-что, о чём давно хотел спросить. – Какие у тебя успехи с луком?

– Как у Ивейн с копьём, – рассмеялась она, – не очень. Но я стараюсь.

Она показала правую ладонь, огрубевшую кожу на указательном и среднем пальцах.

– Ладно, не буду отвлекать. Скоро выдвигаемся.

Со стороны въезда во двор постоялого двора пошло небольшое оживление. Промелькнуло странное намерение пары, которая следила за дорогой. Когда я подошёл к повозке, которую Карл выгнал за ворота, то увидел конный отряд легионеров. Дюжина всадников рысью двигалась вдоль дороги. Хотел было спросить у Бальсы, почему они посчитали их опасностью, но уловил намерение их старшего. Судя по отличительным знакам и кольчуге, отряд вёл декурион – один из старших офицеров в легионе. А у него в намерениях было разобраться с нарушителями закона на постоялом дворе. Занимая место повыше, я поднялся на место возницы, устраиваясь рядом с Карлом.

Когда отряд легионеров подъехал, вокруг повозки собралось уже два десятка вооружённых копьями полудемонов. Декурион слишком поздно заметил, что собравшиеся вовсе не люди. Он так сильно натянул поводья, что едва не вылетел из седла, когда лошадь под ним резко остановилось.

– Нет, всё-таки слухи об асверах правдивы, – вздохнул я. – Уважаемая Бальса, может, Вы с ними просто поговорите?

Легионеры тем временем перекинулись парой фраз, после чего декурион спешился и решительно зашагал к нам.

– Не будь меня здесь, – тихо сказал я Карлу, – они бы уже были мертвы. Эти ут’ше шибко злые. А я ещё на тас’хи грешил. Ут’ше в переводе означает старший род, – ответил я на его взгляд.

Декурион хотя и не умел читать намерения, но, когда Бальса вышла вперёд, его пробрало. Он даже побледнел немного под тяжёлым взглядом.

– Н… нам доложили... – начал он, затем пару раз кашлянул, чтобы голос не сорвался, – уважаемая асвер, что на этом постоялом дворе появились бандиты. Может быть, вы встречали их?

– Была вчера парочка, – Бальса прищурилась, – я их выкинула на улицу, и они сбежали.

– Эм… да… мне кажется, я знаю о ком Вы, – он кивнул. – Спасибо, что помогаете Империи, делая её безопасней, – пафосно выдал он, но таким тоном, что мы с Карлом едва сдержались, чтобы не засмеяться. – Позвольте спросить… если это не тайна… в каком направлении вы собираетесь ехать? На запад в сторону Витории? Мне надо доложить легату…

– На юго-восток, – повысил голос я. – Я вижу, что вы спешите, чтобы поймать тех преступников?

– Да, мы очень спешим, – декурион оказался понятливым и быстро закивал. – Простите, что побеспокоили.

В обратном направлении легионеры умчались в два раза быстрее, чем скакали в нашу сторону. Мы же двинулись в путь спустя пятнадцать минут. Я так и остался на месте возницы, болтая с Карлом. Его заинтересовали рода асверов, особенно старший из них. Он тоже заметил, что они отличаются от других полудемонов, и не только ростом и длиной рожек. По его словам, они пахли иначе.

– А отряд госпожи Луции, – спросил Карл, – почему в нём нет мужчин?

– Хороший вопрос. Если честно, я не спрашивал. Они считаются лучшими охотниками среди соплеменников. Только охотятся не на зверей. Им поручают сложные задания вне рода. Я ещё слышал, что они сами решают, когда пора уходить из отряда и создавать семью, – добавил я тише.

– Вы с ними так легко общаетесь, – сказал он. – На моей памяти, они пару человек зарубили только за то, что те косо на них посмотрели. Мы как-то с отрядом и госпожой Бристл ловили беглых магов. Нам пару асверов в помощь дали. Когда они только приехали, какой-то легионер им под руку попал, и они его обезглавили. Одним ударом меча голову сняли и дальше пошли, словно ничего не произошло.

– Тут надо знать, что задеть их можно не только словами. Вот, к примеру, мы про Луцию разговор ведём. Заметил, что она к нам ближе подъехала?

– Заметил, – он кивнул, даже не посмотрев в ту сторону.

– Она хоть нас и не слышит, но чувствует, что разговор её касается. И ей любопытно. Ну, не только любопытно, но это не важно. Хочешь с ними общаться, будь проще и искренней. Они ложь не любят, потому что чувствуют её. А разговаривать с тем, кто тебе врёт, не очень приятно.

– А что ещё они не любят? – спросил он с интересом. – Оборотней, например?

– Магов они не любят. А оборотней – не знаю, к вам с Кевином, вроде, нормально относятся.

– А если подарить что-нибудь, что им может понравиться?

– Тут от зависит конкретно от того, кому дарить собрался. Но подарок должен быть полезным или приятным. Вот Диана книги очень любит, а Ивейн… кхм, – я оглянулся на повозку. Александра и Илина говорили о чём-то своём, что не мешало подслушивать наш разговор. Точнее подслушивала Алекс, пересказывая суть разговора Илине. – В общем, Ивейн любит хорошую шёлковую ткань. Когда она мимо одной витрины в городе ходит, глаза оторвать не может. Пару раз замечал, как она монеты в кошеле пересчитывает и печально вздыхает. Такой подарок, я думаю, её бы порадовал.

Карл многозначительно посмотрел на меня, на что я кивнул, похлопав его по плечу.

* * *

Дворец императора, Витория, полдень

Выслушав доклад Белтрэна Хорца, Император крепко задумался. Несмотря на то, что всё произошедшее неплохо выстраивалось в одну общую линию, вопросов от этого меньше не становилось. Даже наоборот, кажущаяся простота вызывала недоумение. Первое покушение на барона в его доме, затем засада по пути в гильдию асверов.

– Маги из экспертного совета в доме барона Хаука были? – спросил император.

– Сегодня утром, – ответил Белтрэн. – Но в дом их не пустили. Насколько я знаю, обследовав дом снаружи, они ничего не обнаружили. Магистр Сметс уверяет, что магических возмущений в доме и на прилегающей территории не было ближайшие несколько месяцев. Что там произошло, остается только гадать. Но, слуги Блэс закупили в городе мебель и предметы интерьера минимум на три комнаты.

– Куда барон направился с отрядом асверов?

– На юг, – глава службы безопасности посмотрел на карту, лежащую на столе. – В сторону Рагусы. Мне уже четыре письма пришло о движении отряда в тридцать асверов.

– В прошлый раз он с десятью полудемонами вырезал две сотни оборотней. Поэтому я хочу знать, что он планирует в этот раз.

– Это провинция герцога Кортезе, – сказал Белтрэн. – На последнем собрании герцогов он категорично высказывался об асверах. К тому же выступление его представителя в Совете было… жёстким в сторону герцога Блэс и гильдии асверов.

– Кортезе не стали бы поступать столь опрометчиво. Речь брата герцога не была настолько резкой, чтобы переходить от слов к попыткам убить барона Хаука. Выясни, что их связывает. Не помню, чтобы они пересекались. Хотя, восточные провинции… – император задумался.

– Мой Император, мы можем немного опередить события и понять причастны ли Кортезе. Отправьте герцогу письмо. А мои люди оценят его реакцию.

– Хорошая мысль, – согласился Вильям. – Мы можем получить ещё один голос в Совете. И барона это убережёт от лишних проблем.

Император сдвинул бумаги на столе, открывая карту. Пробежал взглядом по южным дорогам и остановился на знаке, обозначающем стоянку четырнадцатого легиона.

– Нужно только немного помочь барону…

* * *

К концу второго дня мы добрались до изумительного по красоте места. Дорога на восток проходила через огромное поле, заросшее невысокой зелёной травой. Вечер выдался тёплым, с лёгким ветерком, поэтому было решено заночевать недалеко от дороги у родника, который кто-то старательно обложил камнями.

За день я выпил почти половину бутылки вина из светлячков, но не заметил каких-либо изменений. Либо оно на меня не действовало, либо имело непонятный результат. Хотя, я начал склоняться к тому, что это просто вино, пусть и не совсем обычное. От него даже опьянеть не получалось. А сбежать от тяжёлых мыслей хотелось. Вроде бы я сумел взять себя в руки, трезво взвесить ситуацию, но что-то было не так. Какое-то странное чувство. К примеру, когда я держал в руках посох целителя, казалось, что он обжигает ладони. Словно у него есть душа, которая может ненавидеть и жаждать чьей-то смерти. Как бы высказалась Грэсия: «Клиническое помешательство». Для этого только не хватало, чтобы я начал с ним разговаривать, а он мне отвечал.

Сидя у палатки и глядя на яркое звёздное небо, я думал о странном. О том, какое же маленькое небо в городе и о его необъятных размерах, стоило только выйти за пределы стен. Лежащий на коленях посох испытывал недовольство тому, что мы посмели остановиться на ночь. Ведь где-то рядом его ждали души высших существ, рискнувших рассердить Великую мать. Она будет счастлива, заполучив их.

Оторвав взгляд от звёздного неба, я, наконец, понял, что же было не так. И лучше бы я про это вообще не думал…

* * *

Александра Блэс, поздний вечер, палатка

– Возможно, поможет, – ответила Илина со скепсисом в голосе. – Но для этого и время неподходящее, и место, и компания.

Они с Александрой расположились в палатке, на мягких шкурах. Под потолком подвесили небольшой походный светящийся кристалл, вокруг которого летала одинокая мошка. Снаружи слышались негромкие голоса асверов, сидящих у костра. Александре было неуютно в такой большой компании полудемонов, особенно когда ловила их недоверчивые косые взгляды. Даже постоянные спутницы Берси, и то не выглядели такими угрюмыми и злыми. Правда, Диана за эти пару дней не произнесла ни одного слова, а понять хоть что-нибудь по выражению лица Сор было просто невозможно.

Два дня Берси вёл себя вполне нормально: шутил, немного улыбался, читал справочник. Его тревогу и волнения можно было понять только по тому, что читал он малый справочник целителя, написанный Августо Бессо, который знал наизусть и мог пересказать от корки до корки по памяти. Илина же смотрела на него с тревогой, как на дорогую фарфоровую вазу, которая могла разбиться от одного взгляда. При этом своими переживаниями она не делилась, говоря только, что волнуется за него.

– Госпоже Адан не стоило позволять ему идти в таком состоянии, – сказала Илина. – Бальса хороший командир, как и Луция. Пока у них получается сдерживать подчинённых. Но ещё пара дней, и придётся что-то делать. Надеюсь, до этого времени мы успеем найти раван. Берси захлестнули сильные эмоции, и он, почему-то, не может их обуздать. И даже не замечает этого.

Александре вспомнились жуткие, кошмарные ночи, когда она в проклятом безумии выбиралась в город. Это происходило словно во сне, когда не было сил контролировать себя.

Неожиданно голоса за стенкой палатки стихли, а Илина выпрямилась, посмотрев в ту сторону. Она тихо выругалась на языке демонов, закусила нижнюю губу.

– Быстрее, – сказала Илина. – Он убегает. Надо его поймать!

– Берси? – спросила Александра, но Илина уже выскочила из палатки и помчалась в восточном направлении прямо по полю.

Несколько секунд поколебавшись, Александра начала быстро стягивать дорожный костюм. Сменив облик, она выбралась из палатки, полной грудью вдыхая ночной воздух. Запах сильной и чистой магии, словно туман, накрыл лагерь целиком. От него свербило в носу, и кружилась голова. Александра прекрасно видела в темноте. Света звёзд и нарождающейся луны хватало, чтобы увидеть на востоке силуэты асверов и удирающую от них фигуру Берси.

Догнать человека, который ночью практически ничего не видел, было не сложно. За эти несколько минут Бреси убежал совсем недалеко. Те же асверы кружили рядом, не решаясь приблизиться. Время от времени кто-то из них падал на землю как подкошенный, а чистой магии в воздухе становилось всё больше. Вот три чёрные тени метнулись к нему с разных сторон, но споткнулись и кубарем полетели на землю.

Александра бежала по большому кругу, медленно сокращая расстояние. Едва только подумала, как бы добраться до Берси и схватить его, он ударил магией. Она среагировала молниеносно, отскакивая в сторону. Берси бил по площади, расходуя просто невероятное количество сил. Одним единственным заклинанием он осадил сразу трёх асверов, приблизившихся слишком близко. В этот момент Алекс совсем не думала о том, почему на них действует магия. Она боялась, что Берси, не контролируя себя, потратит слишком много сил и выжжет собственные каналы магии. Грэсия много раз рассказывала о том, как сходили с ума целители, и как погибали от истощения. А ещё она много говорила о посохе целителя в руках Берси. Даже прочла пару лекций о том, как опасны артефакты без ограничителя.

Кто-то из асверов оказался достаточно проворным, чтобы добраться до Берси и сбить его с ног. Правда и сам пострадал от направленного заклинания. Воспользовавшись моментом, Александра, словно хищник, в несколько прыжков настигла поднимающегося Берси, и они покатились по земле. Любому человеку медвежьим захватом она бы легко переломала кости, но Берси не только сопротивлялся, он смог вывернуть руку, в которой сжимал посох целителя. Он оскалился, силясь разорвать объятия оборотня, отчего на шее вздулись жилы. Посох целителя начал светиться неярким светом, готовый выпустить какое-то страшное заклинание. К запаху чистой магии добавилась странная, едва уловимая нотка, вызвавшая у Александры приступ жуткого, почти животного страха. Инстинкты подсказывали ей опасность для жизни. И прежде чем заклинание сформировалось, Алекс вцепилась зубами в предплечье Берси. Затем она вырвала посох целителя из ослабевшей руки, отбрасывая как можно дальше. Что-то тяжёлое ударило Алекс в бок, сбрасывая с Берси, а в следующую секунду ночь озарила яркая вспышка белого пламени, поглотившая фигуру высокой женщины. Пламя быстро схлынуло, оставив на земле выжженное пятно. Вместе с травой оно слизнуло с Берси и оседлавшей его женщины всю одежду.

* * *

В себя я приходил долго. Сначала проснулся, словно в тумане. Затем Илина поила меня румяным корнем, хотя в нём и не было необходимости. Поэтому к общему недомоганию добавилось стойкое чувство тошноты. Когда же меня стали поить жидкой похлёбкой, чтобы румяный корень лучше усвоился, я всерьёз подумывал начать отбиваться. Когда туман перед глазами окончательно развеялся, а разум осознал положение тела в пространстве, я понял, что нахожусь в палатке. Хотя я очень надеялся, что мы продолжаем путь на юго-восток.

– Скажите, что мы потеряли только один день, – сказал я слабым голосом.

Слабость меня накрыла такая, что не было сил пошевелить даже рукой. И причиной этого служило не переутомление от бесконтрольного использования магии, а то, что Илина умудрилась напоить меня какой-то гадостью. То ли дозировку не рассчитала, то ли на этот эффект и был расчёт. В любом случае, я чувствовал себя хорошо проваренной рыбой. Из которой предварительно извлекли все кости. Я мог бы использовать заклинание противоядия, чтобы нейтрализовать эту дрянь, но тогда эффект от румяного корня стал бы значительно меньше. А так как это был последний кусочек, подобное было бы просто расточительством.

– Прости её, – сказала Илина. – Я тебя прошу. Мы все тебя просим.

– Мне сложно ворочать языком, Алекс, проверь, у меня все зубы на месте? Не хочу быть первым подопытным, на ком испытаю заклинание, выращивающее новый зуб.

Вряд ли Диана пыталась привести меня в чувства, отвесив пощёчину. Скорее, планировала вырубить с одного удара. Что у неё получилось просто изумительно. Хорошо, шею не свернула и челюсть не раздробила.

– Берси, – в поле зрения оказалась Александра, по лицу которой катились крупные слезинки. – Прости меня. Это всё… – она всхлипнула, – моя вина. Я не должна была кусать тебя.

– А, это, – я улыбнулся. – Я уж испугался. Прости, не могу поднять руку, чтобы стереть слезинку с твоей щеки. Что там с рукой, кстати, а то я её не чувствую?

– Я тебя немного исцелила, – сказала она. – Мы с Илиной молились чтобы подействовало. Берси, надеюсь, ты меня когда-нибудь простишь за это…

– Алекс, – перебил я её, – я живу с Бристл под одной крышей. А скоро в нашей семье добавится ещё одна представительница оборотней. Пусть не такая вспыльчивая, но очень красивая. Поверь мне, я предпринял всё возможное, чтобы не стать оборотнем даже случайно. Не мне рассказывать тебе насколько вспыльчива Бристл. А в последнее время она по пять раз в день может принимать облик оборотня.

– Даже если ты принимаешь настойку, после укуса чистокровного оборотня шанс не стать оборотнем всего два случая из десяти.

– Будем честны – этот шанс три из десяти, а не два. Но всё равно мало. Поэтому я немного доработал «настойку».

– Ты? – она посмотрела с таким недоверием, словно я сказал, что у неё рога выросли. – Доработал?

– Ну, не совсем доработал… так, выработал стойкий иммунитет. И уже проверил.

– Проверил? – она посмотрела ещё более удивлённо. Но слезы на глазах у неё высохли.

– Я просил Бристл, чтобы она меня укусила, но она закатила такой скандал, что я едва сбежал. Илина помнит, как спасала меня от её гнева.

– И правильно сделала, – покивала Алекс. – Вы, люди…. Ты даже не представляешь себе, что такое стать обращённым оборотнем. Даже близко не представляешь! Ни я, ни Бристл, ни кто-то другой из чистокровных в здравом уме не стали бы это делать, – она остановилась, нахмурилась. – Кто? Кто это был?! Карл? – в её голосе послышались нотки, предвещающие скорую физическую расправу.

– Он тоже отказался, – поспешил сказать я. Не стал говорить, что Карл много чего рассказал на эту тему, натолкнув меня на мысль о том, кого уговорить. – Может, ты не знаешь, но я могу быть убедителен и настойчив. Я обратился с этой просьбой к маме Иоланте.

– Мама? – опешила Алекс, явно не ожидая подобной подставы.

– Она пыталась вразумить меня, говоря, что укус белого оборотня практически всегда приводит к обращению и никакие противоядия не спасут. Но я смог привести веские аргументы и…

– И вы впутали в это Лиару?! – разозлилась она. Замахнулась, чтобы стукнуть меня, но остановилась, стиснула зубы. – Вы хотите, чтобы она чувствовала вину за то, что ты до конца жизни будешь проклинать её? Это больше, чем подло. Я разочарована. Ты даже не представляешь как сильно…

– Алекс, я поклялся именем… Великой матери, что в тот момент, когда пожалею о своей глупой просьбе, или когда только подумаю, чтобы винить кого-то кроме себя, она заберёт мою душу. Это была самая серьёзная клятва, которую я давал когда-либо. Минуло уже два полнолуния, и со мной ничего страшного не произошло. И ты права – я не должен был втягивать в это Лиару.

– Я возвращаюсь домой! – он выпрямилась, насколько позволяла палатка.

Посмотрев на меня так, что сердце ёкнуло, она вышла. Илина подсела ближе, протягивая тёплой воды, которая отдавала белоцветом. Пить, действительно, хотелось.

– От нас ты так просто не отделаешься, как от неё, – сказала она. – И ещё раз прошу, прости Великую мать.

– Я не имею права сердиться на неё. Поэтому не за что прощать…

– Мужчина, – проворчала она, – который ведёт себя как ребёнок.

Илина посмотрела укоризненно и вышла из палатки. Я же закрыл глаза, погружаясь в тяжёлые мысли. Присутствие Уги стало ещё более явственным. Такое ощущение, что она и мысли умеет читать. Среди всех сильных эмоций Великой матери рода асверов, я мог выделить нетерпение, злость и радость. Они проявлялись ярче всех. Теперь к ним добавилось ещё одно. Наш язык слишком скуден, и если я скажу, что она чувствует себя «виноватой», это будет неправда, но ближе всего к истине. В трудную минуту, когда мне нужна была помощь и поддержка, Великой матери не оказалось рядом. Она оставила меня. А когда я вспомнил её имя, она не стала разбираться в происходящем и просто поделилась частичкой силы. Выдать – выдала, а объяснить, как использовать, не сподобилась. Я эту силу даже удержать не смог. И чуть было собственноручно не сжёг в белом пламени Александру. Пусть лучше она побудет от меня подальше, пока я не разберусь с проблемами. А потом я найду способ извиниться. Обязательно найду.

Для асверов присутствие Великой матери рядом – почти чудо. Поэтому атмосфера в лагере царила соответствующая. Они разве что ходили не на цыпочках.

В палатку вошла Диана, аккуратно закрыв за собой полог. Взамен сгоревшей одежды асверы из отряда Бальсы дружно скинулись и выдали ей доспехи старшего рода. Диана приложила палец к губам, затем протянула посох целителя.

– Спасибо, – я сделал усилие, борясь с непослушных телом, и накрыл её ладонь, – что помогла вчера. Я в долгу перед тобой, за жизнь Алекс.

– Ты обещал, – сказала она. – Мы с Сор можем принять много гнева. Ты мог разделить его с нами.

– Спасибо, – устало отозвался я, закрывая глаза. – Я посплю ещё немного…

Провалившись в сон, я вернулся в далёкое прошлое. Мне снились яркие образы людей. Будто я лежу на кровати, а надо мной склонилась молодая женщина с рыжими волосами. Она протягивала ко мне руки, но я не мог разглядеть её лица. Потом появился дедушка. Он выглядел моложе и внушительней. Белая мантия мага с нашивками магистра. Никогда не видел такой в нашем доме.

Сон схлынул, оставив после себя неприятное чувство обиды. Я открыл глаза поняв, что нахожусь в повозке. Она двигалась неспешно чтобы не сильно подпрыгивать на каменной дороге. Сев, я скривился от ноющей боли в руке. Уга хотя и позволила исцелить меня, но только немного, чтобы затянулись раны. Прислушавшись к себе, я отметил, что внутренний резерв очищенной магии был полон на три четверти. И в него продолжали падать чистые капельки силы. «Кап, кап, кап,» – раз в несколько секунд очередная капелька падала в резерв. Одно из двух: либо очистка теперь происходила без моего ведома, либо я научился черпать из источника магию сразу нужной чистоты.

Достаточно двух капелек чтобы применить среднее исцеление. Ноющая боль из руки ушла, сменившись стягивающим чувством. Я пару раз сжал кулак, затем принялся разматывать тугую повязку. Присутствие Уги ощущалось не так сильно, как в прошлый раз, но я смог уловить, как она заглядывает из-за плеча, с любопытством наблюдая за исцелением.

– Посох, посох… – опомнился я.

– Держи, – мне в руки всунули посох целителя. – Но я бы его об колено и в окно!

Я аж подпрыгнул от неожиданности. Мне показалось, что в салоне никого кроме меня нет.

– Александра? – я уставился на неё, как будто первый раз увидел.

– Ты дважды меня рассердил, – сурово сказала она. – Когда станешь моим, так просто подобное прощать не буду. Имей в виду. Моим супругом, – быстро поправилась она. – И пока не расскажешь всю, – она сделала ударение на этом слове, – правду, ни на какую войну с раванами я тебя не пущу.

– Алекс…

Хорошо, что повозка была небольшой. Я потянулся, взял её за руку, привлекая к себе. Затем крепко-крепко обнял и несколько минут не отпускал.

– Ты одевайся, а я завтрак подготовлю – её голос чуть смягчился. – Мы ещё утром приготовили, но не стали тебя будить.

– А где Илина? – я неохотно выпустил её.

Она показала на окошко, ведущее к месту возницы. Я был рад, что Александра не уехала, хотя очень хотел, чтобы она держалась от раван и, вообще, любых опасностей как можно дальше. Поэтому решил начать с извинений.

– Если хочешь знать «всю» правду, то я разговаривал с Тали по поводу оборотней и вашей крови. Помнишь, когда она вцепилась клыками в мою ладонь в замке Матео? Вот с того самого момента у меня нет шанса стать оборотнем. Даже если я очень этого захочу.

– А вампиром? – прищурилась она.

– Раваны не вампиры, и их укус не заразен. Даже наоборот. Они страдают от того, что не могут никого принять в свой род. Представь себе, если бы укусы оборотней не приводили к обращению, что бы случилось с вами за несколько поколений?

– Да, Матео что-то такое говорил, – кивнула она. – Значит, ты решил проверить её слова на себе? Это глупо, чтобы ты знал.

– Понимаю, но не могу ничего с собой поделать. Иначе эта мысль постоянно мучила бы меня. Появился бы страх, что я случайно стану оборотнем. И не только у меня, а ещё у Бристл или у тебя. И я выбрал самый радикальный способ, чтобы исключить любые сомнения.

– Глупый способ! – упёрлась Александра.

– Мне ещё с Бристл по этому поводу поговорить надо. В последнее время у неё и так полно переживаний.

– Я с ней поговорю. И с мамой, – второе она добавила гораздо строже. Пару минут смотрела на меня, затем вздохнула. – Как ты себя чувствуешь? Ты много колдовал, и я переживаю.

– Чувствую себя просто замечательно, – улыбнулся я. – Даже лучше чем было. Илина слишком расточительно использует редкие ингредиенты.

– Она переживает, как и я. Да, – она наклонилась, переходя на шепот, – асверы ведут себя со вчерашнего дня странно.

– Для них просто непривычно такое близкое присутствие Великой матери. Пока она в хорошем настроении, такой же настрой будет и у них. А если богиня рассердится, то горе тому, кто будет этому виной.

– Их богиня рядом? – удивленно спросила она.

– Решила не спускать с меня глаз, пока не я разберусь со всеми проблемами. Будем надеяться, что под проблемами она понимает спасение Тали, а не мелкие жизненные неурядицы. В противном случае, мне нужно будет привыкать к её постоянному присутствию.

Дверь открылась, и прямо на ходу к нам перебралась Илина.

– Иногда его хочется стукнуть за такое отношение к Великой матери, – сказала она для Алекс. – Это как если бы верховный жрец Светлобога позволял себе судить о боге как о человеке, сидящем за соседним столом. И высказываться так в его адрес.

– Берси, – Алекс с укоризной посмотрела на меня, – так нельзя.

– Вот, если так нельзя, она могла бы оставить меня в покое, – проворчал я.

– Что я говорила. И как так получается, что он, – она смерила меня взглядом, – понимает её лучше, чем кто бы то ни было. Даже я не способна понимать Великую мать так хорошо. И если бы она обратила на меня своё внимание, я бы не ворчала, словно старый дед.

Меня покормили, напоили горячим чаем и оставили в покое. Они демонстративно до самого обеда со мной не разговаривали, назначив виноватым. Сидели напротив и тихонько, между собой, щебетали на разные темы. Алекс пыталась понять, почему никто, кроме асверов, не может говорить на их языке. Пыталась произнести несколько простых слов. Действительно, если говорил посторонний, то слова не несли в себе смысл. В исполнении Алекс они звучали смешно. Хотя у неё поразительно точно получались и интонация, и ударения.

Часа через два после полудня у нас случилась небольшая неприятность. Сломалось колесо у повозки. Причём что-то с осью, что починить на месте не получалось. Карл уверял, что десять раз проверял оси и готов был тащить повозку на себе до ближайшего города. Я представил, как два оборотня бегут с повозкой на руках по дороге, и долго смеялся. Хорошую идею подала Бальса. Показала на карте стоянку легиона всего в часе пути дальше по дороге. Там обязательно должен был быть мастер или нужные запчасти. Поэтому было решено оставить повозку и пару асверов для охраны, а остальные верхом направились к обозначенной стоянке.

Что такое стоянка легиона для небольшой провинции? Во-первых, это дороги. Потому что там, где появлялся легион, сразу появлялись прекрасные дороги. Во-вторых, легион иногда был единственным притоком денег в регион. Легионеры спускали жалованье на женщин, вино, услуги кузнецов, мастеров по доспехам, покупали продукты, так как кормили их исключительно однообразно. Постепенно вокруг стоянки легиона возникало небольшое стихийное поселение, куда приходили те, кто мог что-то предложить в обмен на пару медных или серебряных монет. В-третьих, в провинции становилось спокойней. Чем ближе к поселениям и городам стоял легион, тем меньше вокруг водилось бандитов. В-четвёртых, в-пятых, … – перечислять можно долго. Вспомнить хотя бы рассказ Лиары, когда оборотни обращались к целителям легиона за помощью. Потому что не в каждом поселении был лекарь, не говоря уже о полноценном целителе.

Рядом со стоянкой легиона, куда мы шли, выросло не просто поселение, а небольшой городок с деревянными и даже каменными домами. Пройдёт ещё немного времени, и, если легион не сдвинется с места, городок превратят в крепость, наградив обитателей правами городских жителей. А это уже совсем другой статус, как для поселения, так и для провинции в целом.

Первым мы увидели именно город. Дорога проходила как раз сквозь него, круто забирая на юг сразу за городской чертой. Палатки и шатры легиона расположились на приличном расстоянии, северней. С дороги было видно, как на плацу тренировались легионеры, построившись в плотные «коробочки». Мне вспомнился седьмой передовой легион, где гоняли новичков. Изо дня в день они повторяли всего два важных для военного движения: «Мечом руби! Щит поднять!» Раз за разом сотник выкрикивал эти команды, иногда чередуя команду «Руби!» с командой «Коли!» Как мне объяснили, фехтование для легионера – губительное занятие. Их учили не владеть оружием, а убивать врага. Начнёшь выделываться – выпадешь из строя. А выпал из строя – погиб смертью глупых. Но это не значит, что они не могли или не умели обращаться с коротким мечом. Ветеран из седьмого передового, который повалял меня по земле, доказал, что тот, кто недооценит их силу, сильно пожалеет. Если успеет.

Несмотря на то, что легион не отвечал за образовавшееся поселение, порядок в оном обеспечивали именно его патрули. Скорее для того, чтобы сами легионеры не учиняли беспорядки и не напивались. Когда первый из патрулей заметил приближение нашей группы, в расположение легиона тут же помчался посыльный. Дозор же резко сменил направление чтобы никак не пересечься с нами.

– Куплю ось и сразу найду вас, – сказал Карл, подъезжая ближе.

Я кивнул и бросил ему золотую монету. Мы как раз въехали на опустевшую главную улочку города. Причём опустела она полностью. Пара торговцев, поддавшись панике, побросали лотки с товаром прямо посреди улицы. Наш выбор пал на питейное заведение, стоявшее в центре городка. Две пары из отряда Бальсы прибавили скорость, чтобы освободить для нас место. Не знаю, что они сказали, но стоило им только войти, как из заведения повалили посетители с таким видом, словно там сейчас начнётся резня. Я посмотрел на Бальсу, на что она только приподняла бровь, как бы спрашивая: «А что такого? Мои подчинённые сделали всё правильно».

Мне не понравилось, что внутри было грязно, и в зале сильно пахло пивом. К тому же смущало тусклое освещение. Но искать что-то другое не хотелось. Я почему-то был уверен, что вряд ли бы мы нашли что-то лучше.

– Мерзкое заведение, – выразила общее мнение Александра. – Я здесь даже трогать ничего не хочу, не то, что обедать.

– Бывает и грязней, – попытался я найти хоть что-то хорошее.

– С кухни несёт гнилым мясом и падалью, – поморщилась она. – Может, остановимся ещё где-нибудь?

– Помочь им или не надо? – задумчиво протянул я. – Нет, действительно мерзкие создания.

– Кто? – спросила Алекс.

– Вампиры. Я Тали почувствовал, но они мешают сосредоточиться.

– Тали где-то рядом? – удивилась она, но увидела моё выражение лица. – Понятно.

– Позаботьтесь о них, – сказал я Луции. – Все, кто в этом здании, кроме нас...

Она кивнула, легко поняв, что я не договорил «должны умереть», и первая направилась на кухню.

– Давай присядем, – предложил я, выбрав самый чистый столик.

– До места, которое указал Матео, ещё день пути, – сказала Александра.

– Да, где-то так, – отозвался я, даже не услышав, что она сказала. – Не могу понять на что похож этот запах. Немытые тела и мокрая шерсть... Дай мне минут пять…

У меня было странное чувство, что Тали была здесь. В воздухе словно витал её запах, который перебивала вонь вампиров. То, что это именно они, не было никаких сомнений. Я давно почувствовал их намерение спрятать недоеденное тело, унести его глубже в подвал. При этом они не боялись, что могут быть раскрыты. Эта их уверенность выводила из себя, заставляя злиться. Я даже зажёг белое пламя на ладони, чтобы попытаться очистить воздух в помещении, но безрезультатно.

Из раздумий меня вывела Бальса, положив ладонь на плечо. Сколько я так просидел не знаю, но за это время к зданию подоспело несколько офицеров из легиона. Первым в зал вошёл высокий чин, скорее всего, сам легат. Следом за ним шли префект и старший из офицеров, командующий первой центурией. Все в доспехах с отличительными знаками, поэтому я легко мог определить кто есть кто. Последним в зал вошёл гражданский в богатой одежде и с таким видом, словно асверы явились за его продажной душонкой.

– Приветствую уважаемых асверов рядом со стоянкой четырнадцатого, подчинённого мне легиона, – начал легат, проходя к нам. Это был мужчина лет пятидесяти, со слегка вьющимися редкими волосами и острым профилем. Полудемоны его нисколько не пугали. Наоборот, он выглядел так, словно их прислали ему в помощь. – Легат Доминик Джовани.

– Берси Хок, студент Академии магии, целитель, – представился я. – Бальса, командующая отрядом асверов.

– Мне кажется, я слышал это имя, – легат сделал вид, что удивился. – Хаук, правильно? Самый знаменитый целитель столицы! Маги в моём подчинении часто вспоминают Ваше имя. Вот уж не ожидал. Да, – он посмотрел на десяток асверов, ненавязчиво окруживших нас, – не ожидал увидеть вас в этой глуши. Утолите любопытство, скажите, что ведёт вас мимо лагеря моего легиона? – он опять сказал «мой», что резануло слух.

– Охотимся на тёмных магов, – сказал я.

– Я так и знал! – воскликнул он. – Разрешите?

Не дожидаясь ответа, он сел напротив.

– Я давно подозревал и, смею заметить, не беспочвенно, что герцог Кортезе виновен в тёмном колдовстве, – заявил он. – В Рагусе каждую неделю кто-нибудь да пропадает. Там почти не осталось нищих и попрошаек. А кто как не они первые идут на алтарь тёмной магии? Никто не станет искать или волноваться за это отребье.

Я немного недоуменно посмотрел на легата. Человек его положения и влияния не стал бы бросаться такими обвинениями, не имея на то веских оснований. С чего он взял, что я пришёл за головой герцога? Да и бред это. Я не настолько безумен, чтобы выступить против наместника провинции, да ещё и так открыто.

– А у Вас люди пропадали? – спросил я.

– Дезертирство карается смертью. Поэтому среди моих солдат нет смельчаков, желающих бежать из легиона, – решительно заявил он.

– Это, – я обвёл зал рукой, – неприятное заведение содержит пара вампиров, которые в подвале доедают нескольких человек. Луция, сколько их было? Не жертв, а…

– Два монстра и три человека, – сказала она, бросив на стол жетон легионера. – И несколько почти полностью обглоданных костяков.

– Они людей едят? – удивилась Александра. – Думала, только кровь пьют.

– Могли сами есть, а могли и посетителей кормить, – ответил я, посмотрел на Луцию. – Вы взяли одного живьём? Ведите, посмотрим.

Её подчиненные вывели из кухни монстра с уродливым лицом и серым оттенком кожи. Рубашка на нём была разорвана, а тело залито неприятного цвета кровью. Из-за правого плеча выглядывал обрубок крыла. Второе крыло просто сломали сильным ударом, и выглядело оно не менее омерзительно, чем сам вампир. Монстр произвёл сильное впечатление на всех, в том числе и на асверов, которые прежде не видели подобную нечисть. К тому же асверы проткнули его крест-накрест мечами, чтобы он не сбежал. А ещё переломали руки, чтобы не было неожиданностей. Так и вели. Обычный человек уже давно бы умер, а этот умудрялся скалиться.

Обведя взглядом помещение, вампир остановился на мне. Глаза его расширились. Он что-то прокаркал на незнакомом языке и извернулся изо всех сил. Мечи асверов легко вспороли плоть вампира, разрезая его на несколько частей. Во все стороны дымящимися каплями брызнула тёмная кровь.

– Храни нас, Светлобог! – сказал ошарашенный легат. И осенил себя священным знаком, отгоняющим зло.

– Ну… как так… – я недовольно посмотрел на подчинённых Луции. – Просил же...

Они переглянулись и виновато посмотрели на меня. Если через лагерь проходил Валин, эти твари могли знать, куда он направился дальше. Не думаю, что раваны, контролирующие эту землю, потерпели бы присутствие вампиров без веских на то оснований.

Легат тем временем оглянулся на префекта, смерив того суровым взглядом.

– Восемь человек за последние два месяца, – отозвался тот. – И ещё около десяти запросов о пропаже горожан.

Взгляды военных скрестились на гражданском, который, как я думаю, отвечал за поселение. Тот и так был бледен, лицезрев вампира, а теперь побелел ещё больше и даже затрясся немного. Центурион схватил его за ворот дорогой куртки и потянул из зала.

– Сегодня же вечером сожгу тут всё, – хмуро сказал легат, имея в виду питейное заведение. – И весь этот… лагерь перетряхну. Это ещё одно доказательство вины герцога Кортезе. Не удивлюсь, если Рагуса кишит подобными тварями. Госпожа Бальса, примите мою благодарность. Барон Хаук, Вы можете всецело рассчитывать на мою помощь. Если потребуется, я завтра же введу в Рагусе особое положение и арестую герцога.

– Легат Джовани, не надо так торопиться, – поспешил сказать я. – Если мне понадобится Ваша помощь, Вы сразу же об этом узнаете.

– Будьте уверены, что Вы её получите! Только учитывайте, что у города легион будет не раньше, чем через десять часов после Вашей просьбы.

– Буду иметь в виду. Спасибо легат, но нам нужно ехать.

– Конечно, конечно, – он встал.

В его намерениях ярко мелькало желание быстрей вернуться в расположение легиона и направить сюда людей чтобы устроить большой пожар. А ещё, под шумок, припугнуть кого-то чтобы выбить немного денег. Но меня подобное уже не волновало. Его искреннее желание отправить легион в Рагусу и вырезать людей герцога немного нервировало и настораживало. Ведь случись что, он спихнёт всю вину на меня и асверов. Дескать: приехали, угрожали и требовали. А сам за это время разграбит казну герцога и скажет, что так оно и было. Слишком уж сильно в его намерениях мелькала жажда золота. А ещё обагрить руки легионеров кровью и желательно до локтей.

«Нет, легат, чем от тебя дальше, тем лучше,» – подумал я.

Кроме меня, подобное в легате уловила разве что Бальса, сверлившая его холодным взглядом. А вот у Великой матери он вызвал любопытство. Мне показалось, что она оценивала можно ли использовать этого человека. Только когда он помянул Светлобога, она спряталась за моей спиной, зашипев, словно рассерженная кошка.

Из поселка мы выезжали через противоположный выход. Там у складов нашли Карла, предупредив его о наших планах. Быстро достать нужную деталь не получалось, но он обещал догнать нас как можно быстрее. Сказал, что легко найдёт нас, в какую бы сторону мы не отправились.

– Что ты ворчишь? – с моей смирной лошадкой поравнялся жеребец Илины.

– Не люблю я это…

– Говори так, чтобы мы тебя понимали, – сказала Бальса. Её конь пристроился с другого бока. Она достала карту, сложенную так, чтобы показать окрестности рядом со стоянкой легиона, не разворачивая её.

– Нам подсказывают куда ехать.

– Кто? – прищурилась Бальса.

– Та большая собака, с которой мы поговорили в Витории. Она нашла место, полное магии, за которой спрятан дом, и считает что это именно то, что мы ищем.

Отряд дружно перехватил копья в правую руку.

– Она рядом? – уточнила Бальса. – Собака.

– Уже как три дня. И она вошла следом за нами в поселение.

Женщины оглянулись. Дорога позади, до самого поселения, была абсолютно пуста.

– Как что-то настолько большое может передвигаться так незаметно? – спросила она. - Ты с ней разговаривал, когда?

– Хороший вопрос, на который у меня ответа нет. Этот пёс вообще думает, что как только я спасу Тали, так сразу брошусь помогать ему. Слишком он умный, для собаки. Потому что знает, что я его понимаю, а вы нет, – ответил я на их вопросительные взгляды. – Я с ним не разговаривал. Просто чувствую его желание показать нам дом полный магии. Желание быстрее помочь и нетерпение. Он боится опоздать. И мысли я его не читаю, только ярки намерения. Нет, Александра, это не помешательство и я не сошел с ума. Видишь, может показаться, что я читаю твои мысли, но на самом деле это не так. И если вы собаку не замечаете, это не значит, что её нет.

Не стал говорить, что Уга тоже знала о присутствии собаки, даже могла показать пальцем направление.

– И ты решил ему довериться? – уточнила Илина. В её голосе промелькнула маленькая нотка недоверия.

– Тали где-то поблизости, – ответил я, вглядываясь в горизонт.

Дальше ехали молча. Дорога вела на юго-восток, огибая обширные поля. Город Рагуса, являясь центром провинции, расположился немного севернее, и дорога к нему была загружена путниками и телегами, которые чаще всего запрягали волами. В южном же направлении нам всего дважды попадались идущие навстречу люди. Оба раза небольшие группы по пять-шесть человек, которые спешили убраться подальше от дороги, ожидая, пока мы проедем мимо.

Когда на горизонте появилась полоска леса, солнце светило нам ровно в спину. До заката оставалась всего пара часов. Меня не покидало странное чувство, словно я вторгаюсь на чужую территорию. Наверное, так чувствует себя хищник, забравшийся в логово к конкуренту. Когда ты знаешь, что схватка неизбежна, и закончится она смертью одного из нас.

От мыслей о неизбежной схватке меня отвлекла Уга, пропав на несколько секунд. Я выпрямился в седле, не сразу поняв, почему исчезло её присутствие, а она уже вернулась. Причём мое воображение нарисовало, будто она успела переодеться из лёгкого платья в боевое облачение воительницы и держала в руке тяжёлое медвежье копьё. Впервые я почувствовал её такой. Не злой и рассерженной, как в тот день, когда мы ворвались в замок Фахта, а воинственной и готовой к сражению. Магическая пелена, окружающая нас, постепенно развеялась, и сонно идущие лошади встрепенулись, словно внезапно вырванные из полудрёмы. Отряд, не сговариваясь, перешёл на размашистую рысь, а это довольно быстро для неподготовленного человека вроде меня.

– Там! – крикнул кто-то, показывая копьём на юг.

Вдалеке, по зелёному полю параллельно нам, неслась огромная тёмно-серая, почти чёрная собака. Нас разделяли не менее пятисот шагов, но Луция потянулась за луком, всерьёз рассчитывая в неё попасть.

– Спокойней! – крикнул я и едва не вылетел из седла. – Пусть его!

Кромка леса приближалась довольно быстро, и уже виднелся большой дом на современный манер. Двенадцать окон в ширину. При желании, можно было узнать руку архитектора, который возводил дома в Витории, в квартале который назывался Новым городом. Массивные колонны, окна и карнизы отделаны замысловатой резьбой, широкие балконы и обязательно мраморные ступени перед домом.

Отряд сбавил скорость, разворачиваясь широким фронтом.

– Мне нужно много свободного места, – сказал я подъехавшей Бальсе. – Часть отряда оставь тут, вместе с Александрой. В случае больших проблем, они должны отступить. Когда я сойдусь с Ва́лином, займите ненадолго его семейных.

Пришпорив лошадь, я вырвался вперёд. Двор перед домом был огорожен каменным забором, высотой до колена. Спрыгнув на землю, я легко перепрыгнул его, останавливаясь лицом к фасаду.

– Что, встречать гостя никто не хочет? – спросил я. В окне на втором этаже промелькнул женский силуэт. – Дело ваше.

Я не видел магических линий или узоров, но с уверенностью мог сказать, что на доме стоит какой-то барьер. В принципе, я мог бы вломиться туда и так, но не хотел остаться с его обитателями в узком пространстве коридоров и комнат. Стянув сумку с плеча, вынул оттуда куб. Плохо, что Матео не показал, как им пользоваться. По идее в любой артефакт нужно влить достаточное количество сил, что я и сделал. Только несколько «капелек» растворились без следа, а куб никак на это не отреагировал.

– Что значит, «недостаточно серьёзен»? – спросил я у Великой матери.

Уга положила ладонь мне на плечо, расширяя восприятие. На долю секунды дом стал передо мной словно прозрачным. Я увидел, сколько в нём комнат, сколько людей, а точнее, нелюдей находится внутри. Трое мужчин и три женщины. А ещё она дала мне прикоснуться к сознанию запертой в подвале Наталии. Я не успел осознать, но тот огромный запас магии, который накопился внутри меня, широким потоком устремился в магический куб, наполняя его. Одно только присутствие чистой магии искривляло все заклинания, заставляя барьер на доме вибрировать.

– Сожгу! Всех! – сквозь зубы процедил я.

Я лишь на мгновение почувствовал отголосок мучительной боли, которую испытывала Тали, и едва не потерял над собой контроль. Хорошо, что Уга крепко держала меня.

В кубе что-то щёлкнуло, и на дом рухнул магический таран, круша не только защиту, но и любую магию. Ударная волна, вполне осязаемая физически, выбила в доме окна и опрокинула меня на землю. Двери дома распахнулись, и на пороге появился молодой парень. Вот только сказать он ничего не успел, утонув в потоке белого пламени. Чистый огонь стёр его существование, не оставив и следа.

Отложив куб, я поднялся, удобнее перехватывая жезл целителя. Перевёл его с дверного проёма на ближайшее окно, взглядом выискивая новую цель.

– Кто пришёл без приглашения? – раздался голос, прозвучавший над двором. – Человек? Кто скрывает твоё присутствие?

Перед входом в дом возник водоворот красных искорок, в котором начала проглядывать фигура мужчины. Я в ту же секунду сдул его потоком белого пламени, но хозяин оказался проворнее, и часть искорок успела выйти из-под удара.

– Тёмные боги, – снова раздался голос над двором. – Снова вы вторгаетесь в мир, который вам не принадлежит.

Из дома вышел Валин, держа руки за спиной. Поток белого пламени ударил в него, но разбился о призрачную защиту и красными всполохами пролился на мраморные ступени.

– Семья Ва́нара не ссорилась с тёмными богами, как и с любыми другими, – сказал он. – Мы храним нейтралитет.

– Я предупреждал, что убью тебя, – сказал я. – И боги тут не причём. Ты посмел влезть в мою семью.

– Юный человек, – он остановился посреди двора. – Если ты говоришь о Наталии Авроре Ирне, то можешь не продолжать. Даже имея покровительство тёмной богини, ты её недостоин. Прими как данность. Но мы можем сразиться за…

– Я не буду драться с тобой, – оборвал я его. – Просто убью. И тебя, и всю твою семью, если она встанет у меня на пути.

– Один раз я уже потерял слишком много, убив избранного богами, – в его голосе промелькнуло сожаление, но на лице не дрогнул ни один мускул. – В этот раз мне нечего терять. Хотя боги умеют ударить в самое больное место, проклиная…

Он поднял руку, направляя на меня раскрытую ладонь. Трава вокруг начала стремительно увядать, а каменный забор позади с хрустом рассыпался мелким щебнем. И это было вовсе не заклинание, а что-то другое, непонятное и страшное, поглощающее саму жизнь. Внезапно из-за моей спины прилетела стрела с широким серпообразным наконечником. Врезавшись ему в плечо, она отсекла его, словно бритва. Вместо крови из раны брызнули крупные красные капли, но Валин уже рассыпался ворохом красных искр. А вот отрезанная рука так и осталась лежать на земле, заливая увядающую траву кровью.

Я давно готовился применить на себя заклинание Прилив сил, придуманное Ромарио Лехалем. Мир резко стал ярче и контрастнее, а время замедлило свой бег. Словно оказавшись в очень густом желе, я наблюдал, как в воздухе прямо передо мной появились красные искорки, и как из них начал выходить длинный узкий клинок. Я легко прочёл намерение Валина пронзить мне сердце одним ударом, но вот уклониться не успевал просто физически. Зато успел произнести целых три заклинания. Наложить на себя главное исцеление, наградить Валина больши́м кровоостанавливающим заклинанием и залить всё вокруг белым огнём.

Белое пламя поглотило руку Валина и половину тела, выступающего из снопа искр. Но он успел всадить мне в грудь узкий клинок длинного меча. Несмотря на исцеление, меня пронзила острая боль, словно вонзили раскалённую кочергу. В груди вспыхнул пожар, разливающийся по всему телу. Я рухнул на спину, успев заметить, как на двор обрушилось яркое пламя. Валин попытался обратиться кровавой пылью, но то ли не смог, то ли ему не хватило на это сил. К моему огромному сожалению, половина сожжённого тела раваны была на месте. Разве что одежду он восстановить не смог и встретил бушующее пламя полуголым.

Я ждал, что, помимо раны в груди, меня сейчас поджарит с хрустящей корочкой. Главное исцеление возможно справится, но не думаю, что от этого будет легче. Меня обдало горячим воздухом и жаром, но огонь ударил во все стороны, кроме той, где валялся я. В следующую секунду меня с двух сторон подхватили под руки, и дом начал быстро удаляться. Зато стало видно, как огромная собака набросилась на полуголого Валина. Перехватив поперек груди, она нещадно трепала его из стороны в сторону. Он попытался превратиться в сноп искр, но и собака обратилась пламенем, пытаясь сжечь их. Огненный вихрь взмыл вверх, краем захватывая дом. Я только подумал, что если пострадает Тали, обоих закопаю в землю. Когда же кто-то, наконец, додумается вытащить из меня меч! От того, что я не мог вздохнуть, у меня перед глазами поплыли разноцветные круги.

Меня, наконец, опустили на землю, и перед глазами появилась Илина. Вот только она смотрела на меч со страхом в глазах. Испуганной я её видел редко. Если вообще видел. Её оттолкнула Бальса и широким движением, одним рывком вырвала из меня клинок. У меня аж в глазах на минуту потемнело. Зато получилось судорожно вдохнуть. Я оттолкнул руку Илины, пытавшуюся порезать мне куртку чтобы добраться до раны.

– Ив… ва.. уди! – выдавил я.

– Дурак! – крикнула Илина на языке асверов, вцепившись в моё плечо. – Безрассудный! Дурак! Кретин! Остолоп!

– Не… тряси, – я скривился от резкой боли.

– Иль! – строго сказала Бальса.

Сквозь полыхающий пожар трудно было рассмотреть, что творилось во дворе. Зато с южной стороны дома кружили тёмные тени. Я узнал Диану по длинному мечу. Рядом мелькала Сор, орудуя медвежьим копьём. Светлая рубашка их противника, который ничуть не уступал в скорости. Я ещё не успел подумать, что неплохо бы отправить им кого-нибудь в помощь, а Бальса уже отправила туда две пары.

– Слишком медленно, – проворчал я, недовольный тем, как заклинание штопает дыру в груди. Можно было наложить ещё одно заклинание, но это чревато осложнениями, вплоть до разрыва сросшихся тканей. А попросить сердце не биться пару дней, пока всё заживёт, я не мог.

* * *

Ивейн Илкер, внучка старейшины

Ивейн мерила шагами небольшую площадку у дороги, время от времени останавливаясь и вглядываясь в сторону дома, где обитали вампиры. Хотя, Берси много раз говорил, что раваны к вампирам не имеют никакого отношения, девушка по привычке именовала их именно так. Такое близкое присутствие Великой матери заставляло её сердце биться сильней. Хотелось сорваться и побежать вперёд, чтобы обагрить кровью клинок. Бросив взгляд на лезвие керку́, она поморщилась. Этим неудобным оружием она могла поразить разве что корову или хромую лошадь. Но менять его на более привычный и удобный меч ей не позволяла гордость. Никто не приказывал ей выбрать медвежье копьё, и она могла бы остаться с мечом, как Диана. Но бывшая тас’хи легко игнорировала взгляды и мнение окружающих, а Ивейн не хотела подражать ей и быть белой вороной. На неё и так смотрели косо в последнее время.

– Уважаемая Александра, давайте просто подождём, – голос Вьеры. Ивейн обернулась в их сторону. Одно радовало, что эту выскочку тоже не взяли, хотя Луция могла настоять. Рэйни’ке же всегда должны быть вчетвером.

– Он снова тратит много сил. Я даже отсюда чувствую, – сказала Александра.

– И Вы хотите пойти и мешать ему драться с раваной?

Ещё одна пара, оставленная Бальсой, не обращала на молодых девушек внимания. Они больше следили за главным отрядом, ожидая приказов. До них докатился отдалённый взрыв, прозвучавший со стороны дома. Лошади тревожно заржали, и Ивейн пришлось идти успокаивать их.

– Может, подъедем немного ближе? – предложила Александра.

– Великая мать защитит его, – спокойным тоном ответила Вьера.

Ивейн шумно выдохнула. «Вспомнила Великую мать, а ведёшь себя так, словно не чувствуешь её,» – недовольно подумала она. Вьера оглянулась, как будто прочла мысли девушки, и вопросительно посмотрела на неё. Внезапно от Бальсы пришло короткое «Опасность», заставив асверов вздрогнуть. Затем, почти сразу «Готовимся уходить».

– Уважаемая Александра, надо немного отъехать, – сказала Вьера, протягивая той поводья лошади.

В это время дом закрыла стена огня, взметнувшаяся вверх метров на пятнадцать.

– Там! – мужчина из пары старших показал вверх, в сторону дома.

Над полем стремительно летело что-то светлое. Едва уловив эту фигуру, Ивейн почувствовала намерение убивать.

– Я задержу! – крикнула Ивейн, перехватывая копьё. Теперь она видела, что к ним летела женщина в пышном светлом платье. – Отступайте! Это ведьма!

Почему Ивейн вспомнила именно эту сказку, которую любила рассказывать бабушка, она не знала. Да и не задумалась над этим. Умеющая летать без крыльев женщина, с длинными белыми волосами, вызвала у неё именно эту ассоциацию.

Тем временем женщина начала падать вниз. Ивейн почувствовала её холодное намерение разорвать горло, чтобы пустить как можно больше крови. Оскалившись, девушка бросилась вперёд, выставив перед собой копьё. Она планировала насадить на него ведьму, но та ловко извернулась и каким-то невидимым оружием, разрубила древко копья, оставив на плече Ивейн неглубокую, но обжигающую рану. Всего секунда понадобилась девушке чтобы развернуться, а ведьма уже стояла перед ней. Занося руку с длинными ногтями, с которых падали капельки крови. Ивейн поняла, что ничего не успеет сделать, но в этот момент из груди ведьмы вышел широкий наконечник керку́. Беловолосая ведьма развернулась, наотмашь ударяя куда-то за спину, но этого времени хватило Ивейн чтобы воткнуть той в голову обломанное копьё.

Упав на землю, женщина забилась, словно выброшенная на берег рыба, но это была предсмертная агония.

– Ведьма! – тяжело дыша, выплюнула Ивейн.

Подняв взгляд, Ивейн увидела Вьеру, которая смотрела на неё широко распахнутыми глазами. Ладонью девушка зажимала шею, пытаясь остановить кровь, обильно просачивающуюся сквозь пальцы.

– Держи крепче! – Ивейн шагнула к ней, чтобы подхватить на руки. – Не отпускай…

Последнее она добавила уже на бегу, бросив за спину короткий взгляд. Старшая пара, держа под руки Александру, бежала на запад, прочь от дома. По идее, Ивейн должна была бежать с ними, но бросить Вьеру она не могла. И пусть её снова накажут за неподчинение приказам.

– Берси тебя исцелит, – сказала она на бегу. – Ты только рану не отпускай.

* * *

– Нет, уходить мы не будем, – ответил я на предложение Бальсы отойти, чтобы восстановить силы. – Что там, Алекс?

Оглянувшись, я увидел бегущую к нам Ивейн, которая несла на руках Вьеру.

– С Александрой всё в порядке, – сказала Бальса, глядя на запад. – Они уйдут назад по дороге.

Со стороны дома послышалось гудение, и до нас долетела волна жара. Огонь в очередной раз взметнулся вверх и опал, постепенно исчезая. Нашему взору предстал обгоревший двор и фасад дома. Ни собаки, ни Валина я не увидел.

– Берси! – до нас добежала Ивейн, опуская рядом Вьеру. – Ты должен её вылечить!

– Исцелить, – поправил я, беря ладонь девушки. – Она не больна, а почти убита.

– Ты можешь, я знаю, – быстро добавила она, даже не услышав мой ответ. – Я даже улыбаться буду, ты только вылечи её, пожалуйста.

– Заметь, ты сама это пообещала, – сказал я и охнул, неудачно повернувшись. – А тебе, красавица, улыбаться и говорить ближайшие пять дней я запрещаю.

Применив главное исцеление, я выждал тридцать секунд, затем убрал руку Вьеры от раны. Удар чем-то острым пришёлся ей в основание шеи, на два пальца выше ключицы. Даже воротник куртки из жесткой кожи не спас. Его срезало как бритвой. На месте раны остались две тоненькие розовые полоски.

– Повезло, что это были не когти, – сказал я. – А то разорвало бы так, что обратно не склеить. Кто мне поможет?

Илина помогла мне встать, придерживая за локоть. Затем наклонилась чтобы подобрать и подать посох целителя.

– Там ещё кто-то остался, – сказал я, имея в виду обитателей дома. – Надеюсь, что на него, или на неё, белый огонь подействует.

Вдвоём мы дошли до двора, который из ровной лужайки превратился в перепаханное поле. Вверх поднимались небольшие струйки дыма, распространяя запах горелой земли. Рядом с мраморной лестницей лежала верхняя часть тела Валина. Что удивительно, он понемногу восстанавливался. Глубокие раны от клыков и когтей почти затянулись, а следов ожогов уже не осталось. Разве что волосы отсутствовали полностью. Я направил на него посох, но с верхнего этажа с пронзительным криком выпрыгнула молодая девчонка лет четырнадцати. Рухнув между нами, она едва не упала, запутавшись в подоле домашнего платья. Поймав равновесие, она угрожающе выставила перед собой короткий охотничий нож. Глазки сердитые, красные, как у редкой белой мышки, которую нам показывали в академии.

– Я не могу смеяться, ой, Илина, держи меня, – крякнул я, пытаясь подавить смех.

Меня насмешило то, что в намерениях девушки было до невозможности наивное желание напугать нас. А ещё укусить, если мы попытаемся подойти ближе. Про нож в руке она даже не думала.

– Всё, всё, мир, – поднял я руку. – Забирай его и, как вы это делаете, превращайтесь в пыль и убегайте. Что?

– Только папа и дядя так умеют, – сказала она, не собираясь убирать нож, перевела его с меня на Илину и обратно.

– Не смей проявлять к ним жалость, – сказала Илина на языке асверов.

– Где-то мы это уже проходили, – проворчал я. – Слушай, малявка, есть такое слово, которое вы не сможете нарушить? Пообещайте, что не станете мстить и даже приближаться к моей семье.

– Нет такого обещания, которое они не смогут нарушить, – сказала Тали, выходя из двери дома. Выглядела она неважно. Лицо осунулось, глаза налились кровью, а под изрядно потрёпанным платьем проглядывало похудевшее тело. – Малявка, – она посмотрела на девушку и криво улыбнулась. – Хорошее имя. Рут, отныне тебя будут звать так. Останься тут и дождись, пока твой отец придёт в себя. Скажешь ему, что потеряв сердце семьи, он не сможет обрести его вновь, как бы ни хотел и не старался. Глупый мужчина, – она скривилась. – Но раз выжил, значит так угодно Высшим. И оборвать его жизнь – навлечь на себя их гнев. Что касается тебя, пойдёшь ко мне в услужение. И, если от тебя будет польза, то лет через двести я подумаю о том, чтобы научить тебя как создать сердце семьи.

Илина выпустила мой локоть, одарила колючим взглядом и пошла подбирать оброненный куб. Огонь ему не повредил, а вот землей запачкало изрядно.

Не обращая внимания на малолетнюю равану, я прошёл к лестнице, подавая руку Тали. Она сделала пару шагов и потеряла равновесие, но я легко подхватил её на руки.

– Мой мужчина, – она устало обхватила меня за шею. – Пойдём домой, Берси.

– Пойдём, – согласился я.

Я сделал пару шагов к выходу, но заметил на перепаханной земле край золотой цепочки. Аккуратно присев, чтобы не уронить Тали и самому не упасть, я подцепил её пальцем, вытаскивая из земли. На конце цепочки в специальном креплении покоился небольшой красный камушек. Спрятав находку в карман, я решительно вышел со двора.

Великая мать, следившая за нами, была согласна с Тали, что не стоит убивать последнюю из семьи Ва́нара. Но вот главу семьи прикончила бы не задумываясь. В любом случае, моё решение она оспаривать не собиралась.

Глава 5

Рагуса хотя и центр провинции, но кажется крошечным по сравнению со столицей Империи. Внутри городских стен всего одна центральная улица, упирающаяся в крепость. Когда империя только расширяла свои границы, ни о каком городе и речи не шло. Нужно было сдерживать варваров из восточных степей, для чего построили большую крепость с высокими каменными стенами, насыпным валом и глубоким рвом. Из-за удачного расположения отсюда можно было охватить весь регион, перебросив войска в любую точку провинции всего за сутки. И только гораздо позже, когда угроза варваров стала незначительной, крепость начала превращаться в город.

Восточная провинция, которой правила семья Кортезе, считалась богатейшей в регионе, так как половина всего зерна империи выращивалась именно здесь. С вероятностью восемь из десяти пшеница и ячмень, поставляемые в легионы, проходили именно через Рагусу. Из-за обилия полей и пастбищ в провинции выращивали волов и лошадей на продажу. Что касается животных, разводимых ради мяса, то такой скот перегоняли только в столицу. Увидеть где-нибудь кроме Витории говядину или свинину из восточных провинций было почти невозможно. Разве что засоленную свинину отправляли в другие города, когда прожорливая столица не успевала съесть всё сама.

Я завёл разговор о Рагусе не просто так. После разборок с семьёй Ва́лина здоровье нам не позволяло сразу вернуться в столицу. Серьёзно пострадавшая Вьера и вымотанная заточением Тали могли путешествовать только в горизонтальном положении. Я сам от них ушёл недалеко, так как когда заклинание Прилива сил развеялось, меня свалило не хуже, чем от зелий Илины.

Полночи мы ждали пока нас догонит Карл, потом до самого рассвета двигались в сторону города. Рагуса уже сто лет как не знала войн, поэтому город давно вышел за пределы внешних стен, к которым мы подъехали с рассветом. На ночь они запирались, и пришлось ждать почти час, пока нас впустят. Задержка была связана не с тем, что мы подъехали слишком рано. Просто капитан стражи наотрез отказывался впустить в город три десятка вооружённых демонов. Мы слышали его крики из-за стены, приказы городской стражи к обороне города и чуть ли не к формированию ополчения.

Асверы к задержке отнеслись спокойно даже когда на стене над воротами появился отряд арбалетчиков. За этот час они успели где-то набрать воды, чтобы напоить лошадей, и напугать пару человек на рынке. Лошадь, будь она неладна, хочет много пить. А ещё много жрёт, и не только травку, но и овёс. Поэтому как не старайся, а увезти с собой еды и воды больше чем на два дня – уже проблема. Поэтому остро встаёт вопрос добычи фуража. Особенно если ты асвер полудемон, и люди от тебя шарахаются в прямом смысле слова. Хорошо, если на пути есть сёла или города, где можно запастись всем необходимым. Для малого конного отряда это не проблема, чего нельзя сказать о тридцати с лишним всадниках. Замечу, что лошади оборотней едят и пьют в два раза больше, чем низенькие лошадки асверов. Их у нас четыре, и да, я специально проверял.

– Зачем нам вообще этот город? – спросила Александра.

Мы с ней расположились на месте возницы, согнав Карла, который занимался лошадьми. Все мысли о том, чтобы лечь, я старательно гнал прочь. Мне и так едва удалось уговорить Вьеру остаться в повозке. Я слишком легко отнёсся к её ранению и едва не прозевал, когда её рана вдруг решила открыться. Так что от скачек на лошади ей сейчас лучше держаться подальше. А за собой я как-нибудь прослежу.

– Это фактически оскорбление. Любой другой уже давно бы потерял терпение, – заметила она. – И ты выставляешь себя не в лучшем свете. Показываешь слабость. Пойдут слухи, от которых потом будет сложно избавиться.

– От любых слухов всегда сложно избавиться, – задумчиво сказал я. – Подождём ещё минут десять. Думаю, этого будет достаточно, чтобы наш визит запомнили. Карл, что там с припасами?

– Нормально, – его голова выглянула из-за крупа лошади. – Кевин достал всё необходимое. Платить будем?

– А можно не платить? Нас потом в воровстве не обвинят?

– Кто? – удивился Карл, даже вышел из-за лошади. – Торговец пожалуется герцогу, который нас даже на порог не пустил. Имеем полное право.

– Много там?

– Сена отменного и зерна по двенадцать пудов. И ещё красной репы конской два пуда. Больше не потянем. Но до Витории должно хватить. Травы́ зелёной вокруг много – весна.

– Нет, за эту гору лошадиной жратвы я платить не буду. Пусть нас в разбойники записывают. Бальса, как только разделите фураж, сразу уходим. А то ещё подумают, что мы город в осаду взяли.

Нашу суету заметили со стен, оттуда снова послышались крики. Затем к воротам с той стороны подъехал кто-то адекватный и быстро навёл порядок. Не прошло и минуты, как створки распахнулись, выпуская к нам взлохмаченного и раскрасневшегося мужчину в дорогом красном камзоле. За ним маячили пара высоких военных чинов и даже маг, скрывающий личность за простыми одеждами.

Отряд асверов продолжал грузить по седельным сумкам фураж, несмотря на приветливо распахнутые ворота. Теперь пришлось встречающим ждать, пока они закончат. А длилось это минут пятнадцать, не меньше. Пока подкатили две телеги, пока наполняли сумки. Когда всё было готово, а Карл принялся разворачивать повозку на дороге, встречающие поняли, что въезжать в город мы не собираемся. И то ли указания у них были особые, то ли по другой причине, но богато одетый мужчина не на шутку перепугался. Забегал перед воротами, пытаясь привлечь внимание. Видя, что это не помогает, и мы вот-вот готовы уехать, бросился в нашу сторону. Остальные его смелость не разделяли, решив дождаться результата.

– Уважаемые асверы, уважаемые асверы, – он попытался подступиться то к одной паре старших, то к другой. В итоге оказался рядом с повозкой.

– Поберегись, зашибёт! – крикнул Карл, когда мужчина попытался влезть перед четвёркой лошадей.

– Ты очень смелый для человека, уважаемый, – сказала Бальса, подъезжая ближе и смерив его холодным взглядом. Последнее слово она едва ли не выплюнула. – Что вы хотите от нас?

– Уважаемая асвер, – в его голосе послышалось облегчение то ли от того, что нашёл с кем можно поговорить, или из-за того, что его не прибили, – Герцог приглашает Вас к себе в поместье на обед. А так же просит воспользоваться его гостеприимством.

– Мы успели оценить ваше гостеприимство.

– Это ужасное недоразумение и некомпетентность городской стражи. Все причастные будут сурово наказаны.

– Что ж, в таком случае мы встретимся с герцогом, – выбрала правильный ответ Бальса, прочитав мои намерения.

– Вы можете остановиться на гостевом дворе Две сливы, в центре города. Скажите, кто путешествует вместе с вами?

Бальса на секунду задумалась, продолжая сверлить его взглядом. Мужчина даже попятился немного. Всё-таки вид чёрных глаз, пристально смотрящих на тебя, заставляет нервничать.

– Барон Хаук и Александра Блэс, дочь герцога Блэс.

– Герцог Кортезе будет рад пригласить их на обед, – сказал он как можно громче, чтобы в повозке его наверняка услышали.

Гостевой двор Две сливы находился в самом центре города, на единственной главной улице. К нашему приезду из него спешно выселили пару торговцев и какого-то вельможу из столицы, который вёл переговоры о поставке в Виторию партии прошлогоднего зерна. Но об этом Карл мне рассказал немного позже. Для начала мы разместились, заняв все комнаты. Я сомневался есть ли у нас с Алекс приличная одежда для встречи с герцогом, но, как оказалось, Бристл позаботилась. Она упаковала для меня аж два наряда, в которых было не стыдно появиться и на встрече с императором. Алекс, помимо платья, умудрилась взять с собой набор украшений в виде заколок, серёжек и дорогущей подвески с крупными сапфирами.

* * *

Илина, жрица Уги, и Александра Блэс, два часа до обеда, гостиный двор Две сливы

Господин Кортезе не любил когда гости останавливались в его личной резиденции и стесняли большую семью. Поэтому он потратил немало средств на постройку постоялого двора, сделав пребывание гостей максимально комфортным. И уже в течение первого года стало ясно, что гостиный двор, как его назвали на новомодный манер, способен приносить неплохую прибыль, если сдавать комнаты богатым торговцам и всем, кто способен платить немалые деньги за постой.

Управляющий гостиного двора знал как угодить гостям герцога, поэтому первым делом предложил им смыть грязь и пыль после долгой дороги. Роскошная банная комната ещё никого не оставляла равнодушным, поэтому он рассчитывал, что демоны, в чёрных глазах которых отражалась бездна, смилуются и не станут пожирать его душу.

Оставив обессиленного Берси в комнате, Александра решила первой воспользоваться банной комнатой чтобы до обеда привести себя в порядок. Всего три дня, а из длинных волос можно было натрясти ведёрко пыли. К тому же хотелось как можно скорее смыть запах лошадиного пота и переодеться. Она была бы не прочь разделить горячую воду с Берси, путешествуй они одни. Но даже присутствие Илины её смущало, не говоря уже о других. Собственно, Илина сама предложила не беспокоить Берси и дать ему возможность подумать о своём поведении.

Поздним утром в банной комнате было прохладно, но ни Александру, ни Илину подобное ничуть не беспокоило. Главное, что прислуживающие в гостином дворе женщины начали наполнять огромную бадью горячей водой.

Алекс скинула с себя пыльный дорожный костюм и пробежалась босиком к лавочке, где прислуга оставила банные принадлежности. Рядом со стопкой толстых пушистых полотенец стояли три деревянных тазика. В каждом на дно уложили по паре небольших керамических сосудов. Один с жидким мылом, второй с маслом для тела.

– Недурно, – сказала Александра поворачиваясь к Илине, которая всё ещё возилась с завязками платья. – Розовое масло, и, судя по запаху, очень даже неплохое.

– Для тела?

– Ты подобным раньше не пользовалась? – судя по тону и реакции Илины, Александра угадала. – Я тебя натру. Сама не часто пользуюсь, так как оно слишком ароматное… для оборотня. Но кожа после него восхитительно мягкая.

– Обычное мыло меня вполне устроит…

– Нет уж, сегодня ты от меня не убежишь, – рассмеялась Алекс. – Будем вместе благоухать розами. Тебе обязательно понравится. Только почему три набора? Для Берси, или с нами будет Бальса?

– Мы имеем право искупаться первыми. Бальса не станет нам мешать. А у Берси нет сил, и он думает, что для встречи с герцогом достаточно будет просто переодеться.

– А может, затащим его силой? – спросила Алекс и немного смутилась, представив эту картину.

– С мужчиной нужно быть строже, – к чему-то сказала Илина.

– То-то ты с ним строга, – хихикнула Алекс.

– А кожа мягонькая и вкусная, – раздался голос Тали, когда она провела пальчиком по её спине. От неожиданности Александра взвизгнула, перепрыгнув лавку. – Хи-хи-хи, – коварно рассмеялась Тали, – когда дева без одежды, её можно брать голыми руками.

Тали успела раздеться, бросив платье на ближайшую лавку. Илина на её внезапное появление даже ухом не повела, так как с самого начала Великая мать предупредила о присутствии древней поблизости. Жрицу больше интересовало то, почему всё это время она не видела равану, ведь если это была магия, на неё она не должна была подействовать. Да и намерения Тали, пока та не появилась, она не чувствовала. А сейчас же она вполне чётко чувствовала её желание подшутить над маленьким оборотнем.

– Да… ты… – возмутилась Алекс. – Госпожа Тали, нельзя так подкрадываться. А что если бы я стукнула Вас в ухо от испуга?

– Это было бы… неприятно, – улыбнулась та, довольная тем, что шутка удалась.

Илина поспешила к Тали чтобы взять под локоть.

– Вам стоило оставаться в постели, – сказала она.

– Хочется как можно быстрее смыть этот запах, – сказала Тали. – Это просто усталость, и горячая вода мне нисколько не повредит.

– Тогда придётся Вам помочь, – спокойно сказала Илина, проводив её к низенькой лавке. Затем прошла к тазикам, чтобы наполнить один тёплой водой. – Может Вам что-то нужно, чтобы быстрее восстановить силы?

– Кровь асверов я ещё не пробовала, но не думаю, что она придётся мне по вкусу, – ничуть не обиделась Тали. – А стараниями братика в крови Берси слишком много магии, и от неё мне будет плохо. Придётся ждать.

– А ему от… этой магии плохо не будет? – спросила Александра, передавая Илине сосуд с жидким мылом.

– Не знаю, – она пожала плечами. – Мы не делимся своей силой с людьми.

Илина поморщилась, услышав в её словах «запрет». То есть не делились они вовсе не потому, что не хотели, а потому, что это было запрещено.

– Но раз его тело не рассыпается золотой пылью, значит, всё будет хорошо. Братик разбирается в этом лучше меня, и он не стал бы рисковать понапрасну.

Илина промолчала. Нанеся мыло на губку, она принялась тереть спину Тали. После всего пары дней заточения выглядела та как подросток, голодавший несколько недель.

Через двадцать минут девушки переместились в бадью с горячей водой, в которой можно было разместиться и вчетвером. Александра уложила волосы на голове, замотав их полотенцем, чтобы лишний раз не мочить.

– Вы сейчас очень смешно смотритесь, – улыбнулась Алекс. – У одной чёрные глаза, у другой красные.

– К утру это пройдёт, – сказала Илина и натянуто улыбнулась, поймав любопытный взгляд Тали. – Этот Валин, как быстро он восстановится? Не решит ли вновь прийти за тобой? За Берси, который убил всю его семью?

– К утру мог полностью вернуть силы. Но он проиграл и не станет мстить.

– Ты говорила, что он поступился многими принципами, и нет слов, которые удержат его. Ты уверена в своих словах?

Тали лишь улыбнулась, сверкнув клыками. Илина не смогла понять: хотела Тали верить в то, что говорила, или была убеждена в этом.

– Берси едва не погиб, – сухо сказала Илина. – Клинок Валина пробил ему сердце. Не знаю, каким чудом он остался жив, и не желаю, чтобы он так рисковал собой…

– И хочешь знать, ради чего всё это? – закончила за неё Тали. – О, я вижу в твоих глазах желание убить. Что ж, сейчас я беззащитна, можешь попробовать.

– Илина, я прошу, хватит, – вмешалась Александра. – Тали, простите.

Илина демонстративно скрестила руки на груди. Чтобы она сама не хотела, Великая мать была на стороне раваны.

– Я отличаюсь от вас самой малостью, – вновь улыбнулась Тали. – Вы хотите, чтобы Берси принадлежал исключительно вам. Даже готовы мириться друг с другом, лишь бы он был только ваш.

– А ты хочешь, чтобы он был чей-то ещё? – прищурилась Илина.

– Ошибаешься. Мне не нужно вам ничего рассказывать. Достаточно понять, в чём наше отличие, и вы сразу получите ответы на все вопросы. Но, с вашим представлением о мире, это будет сложно, – Тали рассмеялась, словно сказала какую-то забавную шутку. Затем она села удобнее. – Мы начали не с того. Когда равана взрослеет, он должен прожить в большом мире несколько лет чтобы научиться понимать вас. Людей, оборотней, асверов, всех, чей век короток. Меня поход в ваш мир поверг в шок. Я была в таком смятении, что клялась родителям никогда не покидать дом. Только сейчас понимаю, почему они смеялись, слушая мои рассказы. А потом, когда я застряла в высушенном теле, я ждала каждое возвращение братика домой и очень завидовала ему, слушая о приключениях в большом мире. Я искренне не понимала, зачем он усыновил человека, ведь люди так быстро умирают.

Она загадочно улыбнулась, вспомнив что-то из прошлого.

– Я не мужчина, который волен путешествовать куда ему вздумается. Я должна заботиться о семье, защищать дом. Но, – сказала Тали с такой интонацией, словно до этого момента всё было плохо, а сейчас она нашла выход из ситуации, – мир может стать ближе и понятней через вас. Поэтому я хочу стать вашим другом.

– Это даже звучит по-детски наивно, – Илина прикрыла глаза.

– А по мне, это хорошая мысль, – не согласилась Александра. – Тали, если Вы, кхм… я с удовольствием стану твоей подругой.

– Скажу по секрету, – понизила голос Тали, – что мой братик ещё никого не называл другом, кроме Берси. А сейчас он готов делиться с ним своей силой. Делать что-то настолько значимое ради кого-то, кто не является членом твоей семьи. Пусть у них будет мужская дружба, а у нас будет женская.

Тали протянула руку к Александре, и та решительно её пожала. Илина на протянутую ладонь смотрела несколько секунд, затем вздохнула, сдаваясь, и пожала её.

– А теперь, скрепим нашу дружбу вкусом вашей крови! – заявила Тали и, видя взгляд Александры, звонко рассмеялась.

Илина вновь прикрыла глаза, думая о том, что раваны приносят ей ещё больше проблем и головной боли, чем оборотни. Особенно, если у одной отдельной представительницы древних чувство юмора как у маленькой, ещё не выросшей из детского платья девочки.

* * *

Полежав до обеда, я немного пришёл в себя, надеясь, что смогу провести на ногах пару часов. Не хотелось нагружать тело ещё одним заклинанием восстановления сил. Иначе весь путь до дома я действительно проведу в горизонтальном положении. От обеда я отказался, а вот отвар Илины выпил с удовольствием. Они с Александрой успели посетить банную комнату и сейчас благоухали едва уловимым ароматом роз.

Заканчивая переодеваться в неудобный вычурный костюм, я позвал Бальсу чтобы обсудить кое-что. В комнату она вошла с таким видом, словно собралась избить первого попавшего под руку.

– Что у вас происходит? – спросил я, стягивая в бант завязки на сорочке с кружевным воротником.

– Этот постоялый двор… – она добавила неприличное слово на языке асверов, которое обозначало неразборчивые любовные отношения среди степных койотов.

– Конкретней, – спокойно добавил я.

– Женщины передрались за право воспользоваться банной комнатой, – неохотно сказала она.

– О как, – я поднял на неё удивлённый взгляд. Заметил на правом кулаке ссадину и глубокую царапину. Сдаётся мне, под словами передрались, она имела в виду то, что хорошенько отделала всех недовольных.

– Рэйни’ке неплохо бы научиться держать язык за зубами, – закончила она.

– Кто-то мне говорил, что за горячую воду в походе и возможность смыть пот и грязь, любая женщина готова убивать, – улыбнулся я. – Хорошо, задержимся здесь до следующего утра, чтобы все успели…

– В луже они у меня будут мыться! – отрезала она. – Попарно, чтобы спинку тереть друг другу.

– А, в этом смысле, – протянул я. – Дело ваше. Дисциплина – это хорошо. Но я прошу не быть с ними слишком строгой. И сохрани этот настрой на приёме у герцога. Пойдём втроём: ты, я и Александра.

Выражение лица Бальсы резко изменилось, став больше озадаченным.

– Только если там будет разрешено сидеть на подушках и есть пищу руками, – сказала она.

– Ты не знакома с дворянским этикетом? – догадался я. – Это может сыграть нам на руку. Веди себя естественно, только бить кого-либо, кроме стражи, нельзя. Даже если они станут тебя оскорблять. Магов тоже бить нельзя. Можно припугнуть и потрясти хорошенько. И переодеваться не надо. В доспехах ты выглядишь внушительно. Нож с нагрудного ремня только убрать.

– Сколько пар брать?

– Двух будет достаточно. Но пусть останутся во дворе с повозкой, – я надел расшитый драгоценной нитью полувоенный камзол, встал, подошёл к ней. – Прости, что я с тобой так. Все будут разодетые, а ты в доспехах, привлекая внимание.

– Это не самое сложное задание, которое мне доставалось. Я справлюсь, – спокойно сказала она.

– Я немного не про это. Ну да ладно. Пойдём, посмотрим во что нас хотят втянуть, – улыбнулся я. – Да, не забудь, что ты старшая в отряде и лично принимаешь все решения. Мы с Александрой выступаем только как привлечённые со стороны эксперты.

Выйдя в коридор и увидев Александру в платье, я на минуту потерял дар речи. Бирюзового оттенка, с пышной юбкой и немного завышенной талией. Она распустила волосы, которые водопадом струились по плечам.

– Это магия раван? Или Илина опоила меня любовным зельем? Александра, ты восхитительно прекрасна! К демонам герцога! Где в этой дыре ближайший храм Светлобога? Если мы сегодня же не свяжем наши судьбы, я умру от тоски в минутной разлуке!

– Тебе придётся немного подождать, – улыбнулась Александра, подавая мне руку.

– Говорят, если сильно стукнуть, любовная хандра сразу проходит, – послышался голос Илины из-за спины Алекс. – Я прослежу, чтобы в разлуке он не умер. Поспешите, а то опоздаете.

День выдался приятный, по небу неспешно плыли лёгкие облака, подгоняемые тёплым ветром. Я бы лучше прошёлся пешком, но из-за статуса и чтобы не испачкать дорогие наряды пришлось ехать на повозке. От гостиного двора до поместья герцога можно дойти минут за десять, а ехать вообще не больше пары минут. Сам дом выглядел трёхэтажным образчиком капитального каменного строительства. Можно даже назвать его небольшим дворцом. Он буквой «П» обступал просторный двор, украшенный мраморными скульптурами. Всё очень строго и лаконично. Если бы не они, можно принять двор за плац перед казармами. Насколько я понял, вся красота была с обратной стороны дворца, где хозяева разбили сад. Смущало только одно – дом находился за пределами внутренних стен крепости, и при штурме города его пришлось бы оставить.

Встречал нас всё тот же чиновник, что и у ворот города. Он дождался, пока мы поднимемся по мраморной лестнице.

– Добро пожаловать, барон Хаук, госпожа Блэс, уважаемая асвер, – он коротко поклонился, затем широким жестом распахнул двери. – Герцог ждёт вас, прошу.

Видимо в этих края знать придерживалась старых традиций, когда под наследственным титулом герцога подразумевалась должность наместника и ставленника Императора в провинции. В этом случае приставку к имени мог позволить лишь сам герцог и его супруга. А вот их дети, братья, сестры, родители, именовались исключительно по родовому имени. Ещё лет двести назад такое было в порядке вещей, но сейчас в столице титул герцога мог позволить себе не только он сам, но и все его дети. Попробуй опустить титул на каком-нибудь публичном мероприятии, и подобное сочтут чуть ли не прямым оскорблением. Помню, когда впервые познакомился с Александрой, она как раз и представилась герцогиней, хотя по закону, принятому ещё прапрадедом императора, право на подобное не имела.

– Обед скоро подадут, а пока герцог ждёт вас в… – он столкнулся со взглядом чёрных глаз Бальсы и осёкся. Ему пришлось пару раз кашлянуть чтобы вернуть голосу уверенную интонацию. – В голубой гостиной. Я провожу.

Он сделал жест в сторону широкой лестницы, ведущей на второй этаж. Над лестницей хозяева повесили огромную золочёную люстру свечей на пятьдесят. Причём как минимум половина из них была магическая, но отличить их от настоящих было почти невозможно. В глаза сразу бросилась большое батальное полотно, изображающее атаку краснокожих варваров на строй тяжёлой имперской пехоты.

Снаружи дворец герцога смотрелся небогато, но вот внутренним убранством мог соперничать с богатейшими поместьями столицы. Всё тот же стиль проходных комнат, изящное убранство. Голубая гостиная, светлая угловая комната, мне понравилась просторным залом, приятными голубыми шторами на окнах и такой же узорчатой драпировкой стен. В центре комнаты нас ждал герцог Кортезе в нарядном полувоенном мундире, немного похожим на мой. Рядом с ним находились строгого вида женщина и привлекательная молодая особа, у которой едва заметно проскальзывала нотка магии. На вид ей было лет двадцать и предположу, что недавно она окончила магическую академию. Следы магии с экзамена ещё не до конца выветрились.

– Герцог Иларио Кортезе! – пафосно выпалил провожавший нас мужчина, чтобы мы не ошиблись к кому обращаться. – Прибыли барон Хаук, госпожа Блэс и командир отряда асверов!

Представив нас, он поклонился, сложившись чуть ли не пополам, и поспешил удалиться.

– Доброго дня, герцог Кортезе, – я приветствовал его на старый манер ровно настолько, насколько полагалось барону перед лицом наместника.

Александра так же изобразила поклон на старый манер, который у неё получился не хуже, чем у Ялисы. Что касается Бальсы, то она даже бровью не повела. По её лицу сложно было понять, что она испытывает к герцогу, но из-за цвета глаз могло показаться, что она сердится.

– Рад видеть вас, – ответил герцог. Не таким сильным голосом, как у отца Алекс, но уверенным. Таким только сделки и договора заключать.

Вряд ли он был старше герцога Блэс. Волевой взгляд, лицо уроженца центральной части Империи, светлые глаза и короткая чёрная бородка. Я видел его краем глаза на зимнем балу во дворце императора. Он не выглядел бывшим военным, скорее торговцем или политиком.

– Позвольте познакомить со своей супругой Милой. А это старшая дочь моего брата – Агна. Она вернулась из столицы всего две недели назад, получив звание огненного мага первой категории. Ректор Кнуд в рекомендательном письме много говорит о её таланте. И красоте, – герцог улыбнулся.

Агна действительно была девушкой привлекательной, но рядом с Александрой меркла. Та же Клаудия Лоури, на мой взгляд, более женственна и красива по сравнению с провинциальной родственницей герцога. Но тут дело вкуса.

– Приятно познакомиться, – я склонил голову. – Берси Хок. Так наше имя звучит, если учитывать мнение отца о его происхождении. Александра, дочь герцога Блэс и моя невеста. Через пару месяцев мы планируем церемонию бракосочетания в храме Светлобога в Витории.

– О, поздравляю-поздравляю, – вполне искренне порадовался за нас Герцог. – Надеюсь получить приглашение на эту церемонию. И даже специально приеду в столицу.

– Спасибо. Мы будем рады видеть Вас, – сказал я. Александра, как бы в знак этих слов, взяла меня под руку. – Прошу знакомиться с командиром отряда асверов, Бальсой.

– Рад встретить Вас, командор Бальса, – улыбнулся герцог и, не дождавшись ответного приветствия, посмотрел в сторону следующей проходной комнаты. – До обеда есть пара минут чтобы обсудить насущные дела. Барон, командор, давайте пройдём в мой кабинет.

Александра поцеловала меня в щёку перед тем как отпустить. Затем мы с Бальсой и герцогом прошли через пару проходных комнат, пока не оказались в небольшом помещении с рабочим столом и массивным секретером. Здесь нас ждали высокий чин из городской стражи и маг, который в этот раз решил появиться в тёмно-красной мантии с нашивками магистра.

– Для начала я прошу простить, что вам пришлось ждать перед воротами города, – сказал герцог переходя на деловой тон. – Появление асверов перепугало малодушного, бывшего капитана стражи. Этому есть простое объяснение, о котором я скажу чуть позже. Знакомьтесь, командующий крепостью Рагусы легат Тимий и магистр Виссер. Догадываюсь, что асверы появились в провинции не случайно. Вчера магистр сказал, что где-то недалеко произошло крупное магическое происшествие, – герцог посмотрел на него.

– «Катаклизм», по классификации Ба́рнеля, – сказал маг. Для уточнения, заклинание Фракты, которым уничтожали заразу во дворце Императора, стоит на ступеньку ниже.

– Что стало причиной? – спросил герцог. – Тёмные маги, культ Кровавой луны? Ходят слухи, что сторонники культа недавно появлялись в столице, напав на главу Имперской службы безопасности.

– Тёмный маг, – сказал я, – который доставил нам немало проблем.

– Вы пытались взять его живым? – спросил герцог. – Он был один?

Я посмотрел на Бальсу. Моему примеру последовали остальные.

– Тёмный мёртв, – сказала она. – Был ли он один, я не знаю. Тела не осталось, – добавила она, прочитав она намерение герцога спросить об этом.

– Той энергией, что была высвобождена вчера, можно было сжечь половину Рагусы, – сказал маг. – Не сильно удивлюсь, если отголосок услышали даже в Витории.

– Тёмный мёртв, и вам не о чем беспокоиться, – сказал я.

– Только с одной стороны, – герцог прошёл к столу, взял свиток на каменном стержне. – Вчера легат четырнадцатого легиона, который стоит на границе наших с Крусом провинций, прислал вот это. В их задачу входит обеспечение безопасности провинций и торговых маршрутов, по которым в столицу поставляется продовольствие. Но он решил, что может решать вопросы, которые не в его компетенции. Он обвиняет меня в заговоре против Империи и в причастии к тёмной магии. Беспочвенно, как в первом, так и во втором случае.

– Серьёзное обвинение, – удивился я. – Его самого могут обвинить в мятеже. Думаю, что так оно и случится. Вам незачем переживать. Любая комиссия из столицы подтвердит Вашу непричастность, и у четырнадцатого легиона появится другой легат.

– Да, я отправил запрос в столицу, – кивнул герцог. – Но ответ придёт не раньше, чем завтра. А любая комиссия – через четыре– пять дней. А ультиматум, выдвинутый мне, заканчивается завтра на рассвете.

– Вы думаете, легат решится взять город штурмом? – ещё больше удивился я. – Силами одного легиона?

– И восьми магов, – добавил Виссер.

– Ничего не понимаю, – честно признался я. – Наказание магам, решившим использовать огненную магию в любом городе Империи – очень суровое, если не сказать жестокое.

– Мой южный сосед, герцог Крус, поддержал обвинения и выделил семнадцатый легион, – сказал герцог. – У гарнизона города не будет и малейшего шанса на сопротивление. До появления сил императора, Крус устроит на моих землях такой хаос, что козни тёмных магов покажутся детской забавой.

– Теперь всё стало понятней, – сказал я. – Неприятная ситуация. Но будьте уверены, что когда я вернусь в столицу, сразу же запрошу аудиенцию у Императора. Постараюсь объяснить ему как всё обстоит на самом деле.

Герцог посмотрел на меня как на дурака, который не только не понял, что происходит, но и выбрал самый глупый способ помочь ему. Не факт, что Император вообще захочет меня принять, не говоря уже и о том, чтобы выслушать. Когда сюда доберутся маги из столицы, в лучшем случае герцога Кортезе просто убьют, в худшем – вырежут всю его семью. А потом начнётся весёлый делёж богатой земли. А учитывая войну, которая подобралась к столице, Императору будет не до разборок на юге. Если новый хозяин провинции сможет и дальше поставлять в центр империи продовольствие, велика вероятность, что всё оставят так как есть.

– Когда вы возвращаетесь в столицу? – спросил Герцог, бросив попытки объяснить мне всё это.

Мы все вновь посмотрели на Бальсу. Я попытался передать ей намерение спешки, надеясь, что она не потребует уезжать сию же секунду.

– Вечером, – назвала она идеальное время. – Мы сделали крюк в сторону Рагусы только чтобы пополнить припасы.

– Я прошу вас задержаться всего на день, – сказал он. – Вы должны подтвердить, что ни я, ни мои люди не причастны к тёмной магии. А обвинения в измене настолько нелепы, что рассыпаются сами собой.

– Разборки людей нас не касаются, – отрезала она.

– Понимаете, герцог, – влез я. – Нет таких доказательств или фактов, которые могут снять с человека обвинение в изучении тёмной магии. Тёмные не клеймят себя. Иначе они не стали бы угрозой для империи. Магистр Виссер подтвердит мои слова. Только комиссия Экспертного совета может выявить тёмного, изучив его каналы магии.

– Да, это так, - кивнул маг. – Но как же Блэс? Они могут почуять тёмную магию.

– Далеко не все. Такой талант встречается крайне редко. Как, например, у моей супруги Бристл. А вот Александра сама маг и таким даром не обладает. Мы с ней помогаем командору Бальсе только с ранеными асверами как лекари. Ожоги, небольшие раны. Всё, что в силах студентов целителей.

– Но даже одно присутствие асверов может сдержать горячие головы, – предпринял попытку герцог. – К тому же возможно не все тёмные маги, за которыми вы охотились, погибли. Могу я, как хозяин провинции, нанять ваш отряд на четыре дня? Исключительно для защиты города от тёмных магов. Скажем, две тысячи монет золотом за три дня?

– Мы не наёмники, – с угрозой в голосе сказала Бальса. – И не служим людям за золото.

Её тон произвёл впечатление на всех присутствующих. Даже герцог понял, что погорячился.

– Ни в коем случае не хотел оскорбить Вас, – сказал он. – Лишь выразить благодарность за то, что вы убили тёмного мага. Столы уже накрыты, – он снова посмотрел в сторону коридора. – Прошу, проходите в светлую столовую. Это дальше по коридору, а я только уберу бумаги.

* * *

Герцог Иларио Кортезе, полдень

Когда гости ушли, герцог прошёл к секретеру, нажимая скрытый рычаг. В стене что-то щёлкнуло, и она приоткрылась, показывая проход в потайную комнату. Внутри, за узким письменным столом, сидел богато одетый мужчина.

– Прав был отец, – с укором в голосе сказал мужчина, отложив перо, – что твой удел – книга учёта. Приход, расход, прибыль. Ты бы ещё торговаться с демонами начал! Что за смешную сумму ты им предложил?

– Тебе бы стоило самому посмотреть ей в глаза, – ничуть не оскорбившись, ответил герцог. Ему не раз доводилось слушать нравоучения от брата. – Этот взгляд словно из бездны миров. Когда не видишь зрачка, всё время кажется, что она не сводит его с тебя. Лучше скажи, ты уверен насчёт барона? Мне не показалось, что он сможет нам помочь. Может мне лучше предложить асверам больше золота?

– Даже если они останутся тут на неделю, что это изменит? – спросил мужчина. – Барон умнее, чем хочет казаться. Вспомни, что я тебе рассказывал. Когда асверы подняли мятеж, а наследник Императора решил воспользоваться случаем и взять власть в свои руки. Город гудел, словно разворошенный улей. И где провела две недели императрица с дочерьми? В самом центре города, в доме провинциального барона. Я узнавал, доход рода Хауков последние двести лет был меньше, чем у самого захудалого подворья рядом с Рагусой. А недавно южные князьки разорили их земли, вырезав всю его семью.

– Да, я знаю, за бароном стоят асверы, иначе герцог Блэс не отдал бы ему сразу двух дочерей.

– А знаешь ли ты, что Хауку, который ни дня не работал в министерстве, и не занимал ни одной должности, даже не окончил обучение в академии, дали право голоса в имперском Совете? А ещё в Совете магов. Поразительный взлёт, да? Всё ещё думаешь, что он охотится на тёмных магов? Никогда ещё асверы не выделяли для этого больше, чем две пары. А тут их сколько? Три дюжины?

– Ты хочешь сказать, он действительно?.. На нас?

– Нет. Недавно кто-то покушался на него с супругой. В его собственном доме. После этого из гильдии магов исчез какой-то очень редкий артефакт, а сам Барон с отрядом демонов отправился на восток. И делает вид, что охотится на тёмных магов.

– И кто из моих баронов на него покушался? – сурово спросил герцог. Судя по тону, виновного не ждало ничего хорошего.

– Наши бароны тут не причём. Он догонял исполнителя. А я в это время нашёл заказчика. Мои люди уже поговорили с ним и выяснили много интересного. Осталось выгодно продать это барону. Но этим займусь я, когда вернусь в столицу. А ты действуй, как я тебе говорил. И больше не предлагай золото асверам. Кстати, сколько у тебя свободных денег?

Обсуждая финансовые вопросы, мужчины не могли знать, что командир отряда асверов до сих пор пребывала в шоке от той немыслимо огромной суммы, которую ей предложили. Если бы Берси не торопился, она бы не раздумывая просидела в городе не то что три дня, а три недели. И лично бы побеседовала с врагами герцога, убедив их, что такой хороший человек не может быть тёмным магом.

* * *

Пока герцог задерживался, его супруга развлекала нас беседой, рассказывая о богатстве провинции. Раза два или три сказала, что минимум треть от всех плодородных земель принадлежит брату герцога, единственной наследницей которого является Агна Кортезе. А ещё минимум два раза упомянула, что род Кортезе всегда славился прекрасной родословной. Что в их семье обязательно рождаются дети с исключительными способностями к магии. Не скажи я недавно, что у меня скоро свадьба с Алекс, подумал бы, что они мне сватают племянницу.

Сама Агна сидела смущённо потупив взор. При этом я не уловил ни малейшего намека на фальшь или неискренность в её поведении. У неё не было намерений сбежать или всё побыстрее закончить. Разве что промелькнуло желание поговорить со мной наедине. О какой-нибудь незначительной мелочи, хотя бы о погоде или о столице. Главное, чтобы я запомнил её и при следующей встречи не выглядел удивлённым. Это было лишним, так как девушка оставила приятное впечатление. Понятно, почему асверы хорошо относились к искренним людям. С ними просто приятно общаться.

Слуги неспешно заканчивали накрывать на стол, ожидая пока появится герцог. Причём в их исполнении неспешно могло длиться часами, пока блюда окончательно не остынут. Вот что значит профессионалы. Когда же в столовую вошёл Герцог, они за несколько секунд расставили недостающую посуду, подали первое блюдо и выстроились вдоль стенки, ожидая распоряжений. К слову, на шестерых обедающих у герцога было предусмотрено аж девять слуг. Для хозяев это было делом привычным, а вот меня и Бальсу это напрягало.

– Прошу простить за небольшую задержку, – улыбнулся Герцог. – Да, попробуйте рыбу. Она способна разжечь аппетит даже у сытого человека.

Крупную рыбу с кожей необычного красного оттенка приготовили в кислом соусе с добавлением пряностей. Необычный вкус мне сначала не понравился, но, распробовав, я понял, насколько это было вкусно. Бальса почти наугад выбрала мясное блюдо, щедро сдобренное острыми специями, и смаковала каждый кусочек. Ей очень понравилось как мясо обжигает губы и язык, оставляя необычное послевкусие. Специями на столе было щедро сдобрено почти всё. Что-то в большей степени, что-то в меньшей. Даже было мясное блюдо с мёдом, которое я не рискнул попробовать.

Обед протекал неспешно. Несколько раз слово брал герцог, рассказывая о провинции и о том, как много прибыли принесёт ранняя весна. Спрашивал про учёбу в академии. Здесь помогла Александра, интересно рассказав о факультете целителей и о его значении для империи. Под конец обеда подали ароматный восточный чай и сладкий медовый десерт, который понравился исключительно всем.

– Барон Хок, не хотите взглянуть на мою коллекцию магических книг? – предложил герцог, хитро улыбнувшись. – Думаю Вам, как магу, будет интересно.

– С удовольствием, – легко согласился я.

– Дамы, мы снова Вас ненадолго оставим.

Герцог Кортезе подхватил кубок с вином и повёл меня вглубь дома. Через одну проходную комнату по узкой лестнице мы поднялись на третий этаж, где комнаты были уже глухие, а не проходные. Вход в особое хранилище герцога представлял собою непримечательную дверь с секретным магическим замком. Это была маленькая комната всего с шестью мраморными стойками, на которых покоились книги.

– Моя коллекция, – не без гордости сказал герцог. – Магические артефакты, в виде книг. Прошу не прикасаться – это может быть опасно, – он прошёл к одной из двух раскрытых книг. На развороте был изображен непонятный рисунок и древние руны, которые я уже встречал раньше. – Один из первых справочников по магии, написанный на мёртвом языке. Даже лучшие академики из столицы могут перевести лишь пару символов. А значение рисунка так и остаётся тайной. Помимо прочего, книга является артефактом, способным за считанные минуты поглотить силы любого мага, оставив лишь пустую бренную оболочку.

Все книги действительно светились в магическом плане. Какие-то больше, какие-то едва заметно.

– Магические книги, которые можно хранить не опасаясь за дом, – он рассмеялся, – большая редкость. И очень дорогое удовольствие. Приходится гоняться за ними по всей Империи.

– Лучший артефактор столицы, Георг Морр, – сказал я, – продаёт магическую книгу. Думаю, с ней сравнится разве что вот эта, – я показал пальцем на книжку в деревянном, потрескавшемся переплёте. – Он оценивал её примерно в десять тысяч золотом.

– В белом переплёте из мягкой кожи? – заинтересовался герцог. – Я тоже слышал о ней. Даже приезжал лично в столицу, чтобы встретиться с мастером Морром. Но, к сожалению, его не было в городе, а слуга говорил, что пару месяцев его не будет в столице. Надеюсь, что маги из экспертного совета не наложат на неё свои лапы. Выкупить книгу у них практически невозможно. Просят они непомерно много.

– Если хотите, я поговорю с Георгом. Он мой хороший друг, и думаю, что смогу устроить для Вас встречу.

– О, барон, окажите мне эту услугу! – глаза герцога загорелись. – Я должен выкупить эту книгу раньше Савра. Этот хлыщ разбирается в магических книгах, как свинья в яблоках.

– Я отправлю Вам письмо, как только поговорю с Георгом.

– Через две недели я буду в столице по делам. Если всё сложится хорошо, и мне не придётся бежать с семьей сегодня ночью. Барон, – его тон стал серьёзным и деловым, – я слышал, Ваши земли пострадали в войне. Уверен, только на восстановление имения уйдет немало золота. Я готов заплатить вам пятнадцать тысяч, если завтра Вы окажете мне поддержку. И ещё пять тысяч, когда выступите перед имперским Советом, обвинив легата четырнадцатого легиона в мятеже.

Подобная сумма вызвала у меня лёгкий ступор. Двадцать тысяч – это чуть больше восьмидесяти килограмм золота. Сумма не маленькая. Не думал, что герцог отчается так сильно. Или же угроза была гораздо серьёзней, чем я думал изначально.

– Кхм, – я не смог сделать вид, что сумма меня не поразила. – Вы ставите меня в сложное положение.

– Я не прошу Вас воевать за меня. Ни в коем случае. Лишь выступить на моей стороне, когда появится легат Джовани и люди герцога Круса.

– А как же легион вашей провинции?

– Он далеко и… не укомплектован полностью. Все доступные мне силы находятся в Рагусе и Картре – самой восточной крепости. Я не могу перебросить оттуда людей, так как варвары тут же бросятся разорять мои земли. Я мог бы за эти деньги нанять наёмников или заплатить восемнадцатому легиону, но он стоит в семидесяти километрах севернее и сможет прийти на помощь не раньше, чем через три-четыре дня.

– Хорошо, я уговорю Бальсу задержаться в городе ещё на два дня. Но если переговоры зайдут в тупик, никто не сможет уговорить асверов сражаться на вашей стороне.

– Этого не случится. Я думаю они прислушаются к голосу разума, – Герцог кивнул, затем показал на книгу в деревянном переплёте. – Кстати, об этой книге. Она самая дорогая в моей коллекции, так как считается про́клятой. В ней заключена душа мага, написавшего её. Предыдущие владельцы уверяли, что слышали его голос. Долгое время я считал это лишь сказкой, повышающей цену книги, но недавно слышал бормотание из запертой комнаты. Неприятный скрипучий старческий голос. Пугающе, правда? – он расплылся в улыбке, считая это наоборот не пугающим, а забавным.

– Да, жуткая история, – ответно улыбнулся я.

Во дворце герцога мы провели ещё полчаса. Господин Иларио рассказал пару историй, связанных с редкими книгами, затем мы тепло распрощались. Особенно рада прощанию была герцогиня, так как, оставшись наедине с Александрой и Бальсой, она должна была развлечь их беседой. А беседовать с Бальсой – то ещё удовольствие.

Вернувшись в гостиный двор, я собрал небольшое совещание, где рассказал о сложных взаимоотношениях между герцогами, которые могут вылиться в небольшую войну. А также о своём решении остаться и помочь господину Кортезе.

– Нет, в войне мы участвовать не будем, – ответил я на вопрос Бальсы. – Если запугать легата… как его?

– Доменик Джовани, – подсказала Александра.

– Да, если не удастся его запугать, просто уйдём до того, как город начнут жечь.

– Дорога из города одна, – вставила Бальса. – Если её перекроют, уйти будет сложно.

– Думаю, что нас выпустят. Тридцать асверов – это не тридцать фермеров.

Вопреки ожиданиям, никто спорить не стал. Алекс просто пожала плечами, как бы говоря, что она с нами просто за компанию и решений никаких не принимает. Илине затея оказаться между молотом и наковальней откровенно не нравилась, но и она промолчала. Бальса же уже просчитывала варианты, как вырваться из осажденного города и можно ли будет занять крепость, ожидая подкрепления. Чтобы не сбивать настрой и не шокировать их раньше времени, я не стал уточнять, что нам за это неплохо заплатят. Наставник всегда говорил, что лёгкие деньги никогда не сулят ничего хорошего. Нужно подумать сто раз, прежде чем согласиться принять их. И будь сумма меньше, я бы не согласился.

Больше ничего интересного не случилось. Женская часть отряда асверов договорилась между собой, и к вечеру все ходили с мокрыми волосами и благоухали розовым и персиковым маслом. Хозяин сказал, что всё это удовольствие потянуло аж на пятнадцать золотых монет, и он будет почти разорён, если мы не заплатим. Чтобы сравнить насколько это много, скажу, что фураж, которым мы запаслись утром, стоил не больше шестидесяти серебряных монет. Я решил подшутить над Бальсой и озвучил сумму, на которую погуляли её подчиненные. Вид у неё был такой, словно она решала то ли бежать сразу, то ли прикончить хозяина, а уже потом пуститься в бега. В общем, я посмеялся, за что едва не получил по шее от Илины. Пришлось раскошелиться и попросить хозяина больше дорогих масел асверам не давать. Пусть довольствуются душистым мылом. Оно, кстати, у него было отменного качества.

* * *

Иларио Кортезе, три часа после полуночи

Посреди ночи Герцога разбудил громкий стук в дверь. Он спал один в небольшой спальне в южном крыле замка. Спросонья нащупав защитный амулет, спрятанный под подушками, герцог выругался, так как настойчивый стук повторился.

– Господин Иларио! – раздался приглушённый дверью голос Виссера.

– Входи! – бросил герцог, потянувшись за халатом.

В небольшую спальню маг вломился вместе с начальником личной стражи герцога. У обоих вид был взъерошенный, если не сказать напуганный. Герцог не успел спросить что происходит, как услышал отдалённый гулкий хлопок. Сон с него слетел почти моментально.

– Маги, – быстро сказал Виссер. – Кто-то пытается взорвать гостиный двор, вместе с демонами в придачу.

– Что за бред, – герцог запахнул халат и вышел в коридор. Из окна напротив комнаты отлично просматривалась центральная улица города, ведущая в крепость. С той стороны, где должен был находиться гостиный двор, был виден пожар.

– Гарнизон предупреждён, – сказал начальник стражи, наполовину седой, но крепкий телом мужчина лет пятидесяти. – Наши люди занимают внешние стены.

– Нужны твои маги чтобы потушить огонь, – сказал Герцог обращаясь к магистру.

– Даже если я прикажу, никто не сунется к демонам…

В ночном небе, недалеко от внешней стены города, ярко вспыхнул огненный шар размером с дом. Зависнув на секунду, он начал падать в сторону гостиного двора.

– Огненный вал Дорвайна, – определил Виссер. – Этот маг как минимум имеет высшую степень. У нас таких всего двое, включая меня…

Тем временем шар рухнул на землю и вместо того, чтобы взорваться, распространяя вокруг яростное пламя, сжался до размера крошечной точки и исчез, растворившись в темноте.

– Поднимайте людей, – сказал герцог начальнику стражи. – И пусть те, кто живёт за внешней стеной, поторопятся, если хотят укрыться в городе. Виссер, что там?

– Очень странно, – недоуменно ответил магистр магии. – Заклинание не должно было исчезнуть вот так просто…

– Потом будешь разбираться должно или не должно. Мне нужны два мага на стене и два в городе, чтобы тушили огонь. Если боитесь, отправь кого не жалко к демонам и спроси, можете ли вы работать или нет! – жёстко отрезал Герцог, затем вернулся в спальню, чтобы переодеться.

– Кого не жалко, – передразнил герцога маг. – Альберт, может у тебя есть такие люди на примете? Среди моих подчинённых бесполезных нет.

– Отправлю пару человек, – сказал тот. – Где вас искать?

– В кабинете. Мне надо успеть отправить отчёт в гильдию.

* * *

Спускаясь по узкой приставной лестнице с чердака гостиного двора, я заметил любопытное личико Александры, выглядывающее из-за поворота коридора.

– Всё нормально, – сказал я Бальсе, которая легко удерживала лестницу одной рукой. – Сжечь нас больше не хотят. Пусть кто-нибудь попросит управляющего успокоиться, а то его намерения мне мешают сосредоточиться. Нет, бить его не надо. И передай Луции, чтобы не убивали мага. Или магов, сколько бы их там ни было. Они нам ещё понадобятся.

Я чувствовал, что команда Луции добралась до окраин города, откуда в нас запускали огненные шары. Если маги думают, что смогут скрыться от асверов, то они глубоко заблуждаются. Тем более, что Луция помчалась к ним на встречу до того, как они использовали магию.

– Александра, – я поманил её. Легонько обнял, когда она подошла. – В гостином дворе ты в полной безопасности, и я прошу, побудь пока здесь.

– Я знаю, – она улыбнулась, коснулась ладонью моей груди. – Война – это удел мужчин. Но ты уверен, что помощь одарённой целительницы будет лишней?

– Слышала бы эти слова Грэсия... – я улыбнулся. – Ты уже освоила заклинание очищения? Да, да, почти, – ответил я за неё, не дав оправдаться. – Твои навыки пригодятся здесь. Будешь ухаживать за ранеными и присматривать за Тали, чтобы она не тратила силы. Сегодня я справлюсь без вашей помощи.

– Хорошо. Только будь осторожен и береги себя.

– Как будто мне дадут геройствовать, – я взглядом показал на Бальсу.

– Как будто они смогут тебя остановить, – возразила Александра. – Пойду успокою управляющего.

Поцеловав в щёку, она ушла. Я немного виноват перед ней, так как разбудил посреди ночи со словами: «Сейчас нас начнут жарить на открытом огне». Ляпнул же глупость спросонья. А если серьёзно, то о готовящейся атаке меня предупредили сразу трое. Первой была Уга, разбудившая меня. Вторым – неизвестная пока личность. При этом личность не была магом, но умудрилась перенаправить первый огненный шар, взорвав соседний дом. Перед тем, как она бесследно растворилась в ночи, я успел поймать намерение предупредить о готовящейся атаке. Одна из пар Бальсы отправилась на поиски, но безрезультатно. Третий же…

– Берси, – голос Бальсы вырвал меня из раздумий. – Пришёл человек Герцога.

– Да, пойдём, пойдём... – согласился я.

Общий зал гостиного двора плотно оккупировали асверы, готовясь к бою. Подгоняли доспехи, проверяли оружие. У входа топтался кто-то из городской стражи, чувствуя себя так, словно собравшиеся демоны сейчас начнут готовить из него рагу чтобы утолить голод.

– Барон Хаук! – выпалил он, когда заметил меня. – Герцог Кортезе спрашивает, могут ли его люди начать тушить соседние здания? Ветра нет, но если оставить как есть, огонь перекинется дальше по улице.

– Странный вопрос, – удивился я. – Тушите, конечно, тушите. И чем быстрее, тем лучше. И передай Герцогу, что асверы будут ловить магов, устроивших пожар. Нужно чтобы им никто не мешал.

– Передам! – кивнул стражник и убежал.

– Причём здесь я и пожар? – спросил я у Бальсы. Она посмотрела на меня так же недоумённо. – Слушай, у тебя в отряде опытные разведчики есть? Отправь кого-нибудь навстречу легиону. Нужно узнать, где они встали на ночь, и как скоро подойдут к городу. Пока у нас есть время, я хотел поговорить с Герцогом. Не хочу упускать шанс заработать. Много заработать.

До рассвета город гудел, наполненный криками людей, ржанием лошадей и кудахтаньем кур. Люди, живущие за внешней стеной города, пытались как можно быстрей пройти через ворота. Появившийся рядом с гостиным двором маг спешно сбил с горящего дома огонь и как можно быстрее убежал куда-то в сторону ворот.

Гости появились, когда утреннее солнце оторвалось от горизонта на два диска. Со стены можно было наблюдать, как на дороге появились колонна лёгкой пехоты. Идущие в первых рядах несли разноцветные стяги и знамя легиона. По идее, стяги указывали на то, какой провинции он принадлежал, кто им командовал, и кто из знати приложил руку к формированию отрядов. Знамя изображало золотую голову барана с закрученными рогами на красном фоне. Вот уж действительно командовал легионом истинный баран.

Когда до первых домов осталось не более ста шагов, колонна начала замедлять ход, превращаясь в полноценный строй. Легионеры начали формировать отряды по две-три сотни человек. Особенно красиво смотрелась тяжёлая пехота с высокими покатыми ростовыми щитами. Причём расцветка на щитах была красно-золотой, как на знамени. Длилось это долго. Только через час я заметил, как среди стягов начали появляться новые, а к красному знамени добавилось зелёное, на котором был изображён конь, вставший на дыбы.

Думал, перед таким огромным войском будет страшно, но нет, я почему-то смотрел на всё пребывающее количество легионеров несколько равнодушно и даже с некоторым любопытством. Защитники города тоже не испытывали страха. Может, небольшую тревогу.

– Переговоры будут? – спросил я, не обращаясь ни к кому конкретно. – Или сразу на штурм пойдут? Наше письмо уже дошло? – повернулся к Бальсе.

– Вчера ещё до захода солнца голубь должен был быть на месте.

У асверов не было голубятен в этом регионе, поэтому пришлось использовать голубей герцога. Но послание они писали рунами, и вряд ли кто-то сможет понять, что именно там написано.

– Надеюсь, оно дойдёт до Рикары вовремя. Ага, всё-таки хотят с нами разговаривать. Слабовато…

Не знаю, кто стоял за всем этим: герцог Крус или кто-то из столицы. Но я всерьёз думал, что они будут жертвовать четырнадцатым легионом. Или жертвовать частью города, залив его кровью и огнём. Я склонялся к Крусам, так как они невероятно быстро смогли перебросить сюда семнадцатый легион. Значит, он уже был готов к подобному манёвру и ждал где-то на границе провинции. Что касается асверов в столице, то я просил Рикарду не поднимать шум и ни в коем случае не отправлять нам на помощь кого-либо. На то было несколько причин, главная из которых – Император. Если он уличит полудемонов в том, что они ввязываются в разборки между людьми, может потребовать, чтобы они приняли участие и в войне.

Гости тем временем начали устанавливать навес в виде верхушки от шатра на небольшой поляне перед городом. Как бы намекали, что ждут посланника для переговоров. Рассчитывают выдвинуть ультиматум, после чего с чистой совестью ворваться в город. Им не нужны были осадные орудия, так как маги двух легионов разберут городскую стену по камешкам за пару часов. По крайней мере, пробьют в ней дыру необходимого размера. К тому же гости были настолько уверены в своих силах, что не планировали окружать и брать город в осаду.

По договорённости с герцогом я должен был присутствовать на переговорах, поэтому дождался у ворот командующего крепостью, затем мы вместе ждали мага Виссера и только после этого пошли на встречу. В качестве поддержки и аргумента взял Диану, Сор и Бальсу с напарником.

– Смотрю, Вы совсем не переживаете? – сказал Виссер, шедший рядом.

– Пока не вижу причин, – ответил я, похлопав ладонью по широкой сумке, висевшей через плечо. – Это им надо переживать.

Под навесом установили крошечный столик, разделив пространство на две части. С каждой из сторон поставили по два раскладных стула. Всё чисто и аккуратно. Из гостей только щуплый легионер с копьём в руке.

– Следит, чтобы стол не утащили? – пошутил я, кивая в его сторону. – Магистр Виссер, Вы на меня всю дорогу странно смотрите. Если Вас что-то смущает, скажите прямо.

– Нет, всё в порядке, – слукавил он. Покосился на асверов, поправил воротник.

– Хотите, я Вам каналы магии почищу? Раз мы всё равно ждём.

– Эм… – он удивился такой просьбе. Коснулся изящной фарфоровой маски, висевшей на шнурке с левой стороны груди. – Нет, спасибо, в этом нет необходимости. Я уже давно не использую серьёзную магию.

– Как хотите, – развёл руками, вычёркивая его из списка тех, кто мог бы меня предупредить ночью. Я почти уверен, что это был не маг, но проверить не помешало бы.

Через десять минут появилась большая делегация, идущая со стороны легиона. Я узнал легата Джовани и старшего центуриона, идущего следом. Они шли в полном военном облачении. У каждого короткий меч на поясе. За ними следовали два мага, прятавшие лица за масками. Подобное нарушение этикета при переговорах допускалось в том случае, если лица магов были сильно обезображены. Дабы не смущать остальных. Замыкали процессию представители семнадцатого легиона. Судя по знакам отличия – легат и первый центурион. В их группе тоже была пара магов. Оба молодых, но без маски только один. Легат, кстати, был молод. Лет тридцать, не больше. Невысокий тёмноволосый мужчина. Чтобы в таком возрасте возглавлять легион, он должен происходить из наследственной аристократии. А так как военное дело внутри империи, не связанное с войной, не прибыльно и не перспективно, он либо совсем беден, либо имеет проблемы с семьёй.

С нашей стороны воспользоваться складными стульями никто не пожелал, а вот легаты с противоположной стороны расселись, перебросившись парой слов с центурионами. Оружия, кстати, никто оставлять не стал.

– Доброго дня, легат Тимий, – первым поздоровался Доминик Джовани, обращаясь к командующему крепостью. – Барон Хаук, моё почтение.

– Говори, зачем пожаловал, Доминик? – спросил легат.

– Эка ты груб с утра, – улыбнулся тот. – Мы не виделись почти три года. Тебе надо провести пару лет в шатре, вдали от городов, чтобы ценить такие вот встречи.

– Если ты пришёл, чтобы жаловаться на жизнь и вспоминать прошлое, то не трать наше время.

– Барон Хаук, а как дела у вас? – перевел взгляд на меня легат. – Вы нашли тёмного мага, за которым гонялись?

– Нашли и убили, – ответил я. – Теперь у нас всё отлично.

– Рад слышать. Но вы плохо потрудились, так как минимум один тёмный маг остался. Я имею в виду герцога Кортезе, твоего хозяина, Тимий. У меня есть доказательства, что он причастен к тёмному колдовству. Император назначил меня охранять спокойствие в провинции, и поэтому я должен арестовать герцога. Точнее, его должен арестовать ты, Тимий. И выдать мне. В противном случае я признаю в городе мятеж и вправе подавить его силами вверенного мне легиона.

Тут можно было только улыбнуться. Это условие было не просто невыполнимым, а невозможным по многим причинам. И выдвигая их, Доминик Джовани прекрасно это понимал.

– Я бы ответил тебе, так как ты этого заслуживаешь, точнее, дал бы по роже, но герцог просил говорить с тобой вежливо. Поэтому уговорил барона Хаука вести переговоры.

– Спасибо, легат, – быстро сказал я, чтобы не затягивать взаимные оскорбления. – Уважаемый Доминик Джовани, Вы сказали, что Вас направил Император. У Вас, наверняка, есть его резолюция, подтверждающая и разрешающая арест герцога Кортезе. Мы хотим посмотреть на неё.

– О какой резолюции идёт речь? – едва не рассмеялся легат. – По закону империи арест тёмных магов не требует резолюций и разрешений.

– Какой удобный стол, – я вынул из сумки толстенную книгу, плюхнув на столешницу. Открыл на закладке. – Согласно эдикту Императора Вильяма Первого от четыреста тридцать второго года, далее список решений имперского Совета, легионы под предводительством назначенного указом или прочим назначением легата не должны пересекать зону в три тысячи метров до черты города. В случае нарушения легион объявляется мятежным. Вот тут страниц на тридцать расписан порядок действий и положений, что нужно делать с таким легионом. Можете ознакомиться.

– Я знаю этот закон, – кивнул легат Джовани. – Только в случае подавления мятежа охраняющий провинцию легион имеет право не соблюдать его.

– Имеет, – вновь согласился я. – Но где мятеж? Вы видите мятеж? – я картинно оглянулся в сторону города. – Я не вижу. А что касается ареста наместника Империи в провинции, то для этого нужна резолюция, подписанная лично Императором. Так вы уверяете, что этого документа у вас нет?

– Я имею право провозгласить любой город мятежным, если он таковым является! – повысил голос легат. - И Рагусу я объявляю мятежным!

– Вот мы здесь и собрались для того, чтобы услышать, на каком основании Вы обвиняете город мятежным. И не надо кричать, для Вашей же безопасности. Диана, спрячь меч, – не оборачиваясь, попросил я. – Легат погорячился и не хотел повышать голос.

– Мне не нужно ничего никому доказывать, – прорычал он, косясь на Диану, которая неохотно спрятала оружие в ножны.

– Ошибаетесь. Или заблуждаетесь. Но даже если так, вернемся к законам. Рагуса – это не только город, но и действующая крепость, защищающая провинцию. Следовательно, обвиняя её в мятеже, Вы равнозначно обвиняете в мятеже всю провинцию. И для этого Вам опять же нужен прямой указ Императора на подавление мятежа.

Я перелистнул книгу на следующую закладку.

– Если вы не предъявите такой указ, легат Тимий вправе обвинить в мятеже легион. Что, нет? – я выдержал небольшую паузу, глядя на покрасневшего легата. – Первый центурион четырнадцатого мятежного легиона, Вам следует немедленно арестовать бывшего легата Доминика Джовани и увести легион к месту постоянной стоянки. В противном случае изменниками Империи объявят всех офицеров легиона. Самое мягкое наказание за подобное – каторга.

– Вы так отчаянно защищаете тёмного мага, – сказал молчавший до этого времени второй легат. – Не скажете нам, почему?

– А вы? – уточнил я.

– Легат семнадцатого легиона Раймон Бари́.

– Отлично. Первый центурион мятежного Семнадцатого легиона, – я выделил номер, – арестуйте бывшего легата Бари́. Затем отведите своих людей к месту постоянной стоянки легиона и ждите дальнейших указаний. Если Вы лишь исполняли его приказы, вторгшись на территорию города, Вам не о чем беспокоиться.

– Ты много на себя берёшь, Барон! – легат Джовани вскочил.

– Центурионы? – ещё одна пауза с моей стороны. – Я так понимаю, офицеры обоих мятежных легионов остаются верны своим командирам? Дело ваше. Тогда с вами я закончил. Можете уходить, граждане империи Доминик, Раймон. На этом переговоры окончены. А вы, уважаемые маги, останьтесь. С вами будет говорить командор Бальса, представитель гильдии асверов. Я буду выступать свидетелем и посредником, как представитель Совета магов с правом голоса. Всё, все переговоры окончены, – сказал я легатам. – Идите, готовьте штурм города. Грабьте, убивайте, что вы там обычно делаете.

– Барон, Вы дурак! – выпалил маг без маски.

– А вы слишком поздно вмешались. Какой смысл теперь пытаться меня устранить? Я и так не мешаю мятежным легионам заниматься тем, чем они хотят. Это не в моей компетенции. Если хотите, можете вызвать меня на дуэль, но чуть позже. Будьте уверены, что я убью Вас прежде, чем Вы сможете применить хоть какое-нибудь заклинание. Кстати, – опередил я его, – я насолил Вам чем-то лично или тут что-то ещё?

– Вы убили моего брата, – хмуро отозвался он. – Да, я хочу вызвать Вас на дуэль!

– Барон, не горячитесь, – легат Бари́ встал. – Ни о каком мятеже не идёт речи. Это всё Ваши домыслы и нелепые обвинения.

– И нелепые законы, – я захлопнул книгу, убрал её обратно в сумку. – Оспаривать их будете перед лицом Императора. Когда он подавит мятеж и пройдётся по вам тяжёлой пехотой.

Могло показаться, что я неплохо разбираюсь в тонкостях этого закона, но это было не совсем так. Я лишь знал, что легионам действительно нельзя было пересекать границы городов, за что их могли признать мятежными. Герцог Кортезе разбирался в этом куда лучше. Он показал мне сам закон и объяснил где искать нюансы нашего случая. Вот только он ни на секунду не верил, что мятежные легаты испугаются и отступят. Даже недоумевал, зачем мне всё это.

– И ты считаешь, что это переговоры? – спросил Доминик Джовани у легата Тимия.

– А чего ты ожидал, придя сюда и выдвинув нелепые условия? Империя не ведёт переговоров с мятежниками. Сложи оружие, и наказание не будет суровым.

– Мы ещё посмотрим, кто мятежник, и какое наказание кто понесёт, – он развернулся и направился в сторону легиона.

Я улыбнулся, глядя ему в спину. Не нужно было быть асвером, чтобы прочитать его намерение отдать приказ легиону на штурм города. Не знаю, о чём он думал. О том, что герцог выкатит ему телегу с золотом? Что будет торговаться, откупаясь? А он, в свою очередь, великодушно защитит его и всю провинцию от злого соседа. Возможно. Вот только я загнал его в ловушку. И посмотрим, хватит ли ему смелости идти до конца. Хорошо, если так. Не хотелось бы, чтобы он убегал поджав хвост. Хотя деваться ему уже некуда.

Моя улыбка стала хищной. Легат Раймон Бари́, наверное, увидел её, так как поколебался, прежде чем уйти. Он хотел что-то сказать, но не решился. В итоге, коротко кивнув, он направился к своим людям.

Глава 6

Мне было плевать на легатов и на планы, которые они вынашивали. Кто-то решил, что может втягивать в свои разборки гильдию асверов со мной в придачу. Интересно, что они будут делать, когда простая ситуация выйдет из-под контроля? Когда я не оставлю им выбора. Пойдут на попятную? Возможно. Главное, чтобы впредь они не смели так поступать. И другим не советовали со мной связываться.

Учитель любил повторять, что не следует считать врагов глупее себя. Нужно оценить, как бы действовал ты на их месте в том или ином случае. И всё было вполне понятно до ночного нападения на гостиный двор. Неужто они думали, что удастся настроить асверов против хозяев города глупейшей провокацией? Нет, тот, кто устроил это, преследовал совсем другие цели. Я пока не разобрался какие именно. И разговор с легатами не внёс ясности.

– Что ж, уважаемые, прошу, проходите ближе, – сказал я магам, оставшимся под навесом.

Двое из четырнадцатого легиона переглянулись и прошли ближе к столу. Один даже снял маску. Никакого уродства, связанного с магической практикой, я не увидел. Это был обычный мужчина лет двадцати семи. Если он поступил на службу в легион сразу после академии, то ему осталось служить не так много. Думаю, в провинцию он попал либо благодаря связям, либо по той причине, что как боевой маг был бесполезен на многочисленных фронтах Империи.

Маги из семнадцатого легиона тоже прошли ближе, но в их намерениях я читал желание как можно быстрее разделаться с формальностями и вернуться к своим.

– Скажу сразу, у меня прекрасные отношения с главой гильдии боевых магов. Поэтому я не допущу кровопролития и, тем более, войны между магами и асверами, – я строго посмотрел на Бальсу, затем на магов.

– Охота на преступников не считается войной, – сказала Бальса. – Любого мага, нарушившего закон, ждёт смерть. Как старший представитель гильдии асверов в провинции, я запрещаю использовать магию до завершения расследования. Пока комиссия из столицы не определит причастность или непричастность герцога Кортезе к тёмной магии. Доведите до всех магов, – она произнесла это слово с таким пренебрежением, что я бы на месте магов обиделся, – что я не буду разбираться, кто из вас колдовал, а кто нет. Под нож пойдут все маги легиона.

– Маги на военной службе вне компетенции асверов, – сказал я. – Для такого решения необходимо разрешение совета магов…

– Мои подчинённые находятся в городе, – перебила она меня. – А использование магии против асвера – нарушение вышестоящего закона! Или огненная магия станет выбирать цель?

– На вас она вообще-то не действует, – вставил представитель семнадцатого легиона.

Бальса перевела на него мрачный взгляд чёрных глаз, и он тут же умолк. На минуту повисла тяжёлая пауза.

– Можно ли сделать небольшое исключение? – спросил я у неё. – Для меня и вот этого мага. Он всё ещё хочет вызвать меня на дуэль, и, до начала сражения за город, я бы предпочёл удовлетворить эту просьбу.

– Барон Хаук, – вмешался маг из четырнадцатого, который снял маску. – Дуэли между огненными и целителями запрещены гильдией. Но оставлять безнаказанным подобное нельзя. Я готов принять его вызов вместо Вас.

– Спасибо, но мне нечего бояться. Как маг он мне не страшен, так как у меня есть пара защитных амулетов. Но он может выбрать дуэль на мечах – так у него будет шанс.

– Делайте, как считаете нужным, барон, – равнодушно сказала Бальса, но взгляд её говорил обратное. Она даже задумалась, а не прибить ли молодого мага на месте за подобную дерзость. – Убивать друг друга маги могут в любое время и в любом месте, если это вне города.

– Что ж, отлично, – я вынул из петли посох целителя и показал им на огороженную невысоким забором площадку неподалеку. – Прошу.

– Не буду желать Вам удачи, барон, – произнес маг, который до сих пор не представился. Да мне это и не особо было нужно. Я хотел лишь произвести правильное впечатление и кое-что уточнить.

Едва мы покинули навес, легионеры начали его разбирать, с любопытством косясь в нашу сторону. Не каждый день удаётся увидеть дуэль магов. Тем более так близко.

Перебравшись через забор, мы отошли друг от друга шагов на десять. Вполне достаточно, чтобы произнести заклинания не мешая друг другу.

– Уважаемый, – спросил я, глядя, как он готовился. – И всё-таки мне любопытно, как же Вы хотели меня оскорбить, чтобы я не отказал?

Я как-то говорил, что у целителей нет и шанса против огненного мага, так как в их арсенале насчитывалась пара десятков различных защитных техник. В том числе и против магии исцеления. Взять их можно было только застав врасплох. Как раз сейчас он возводил такую защиту, думая, что я попытаюсь лишить его сил или применю кровоостанавливающее заклинание.

– Хотел спросить, почему Вы пришли без собаки, – негромко проворчал он, но я услышал.

И первой моей мыслью было: «Как он узнал? Откуда? Кто ему сказал?» Наверное, удивление отразилось на моём лице, так как он решил пояснить.

– Говорят, Вы приехали в город с невестой из рода Блэс.

– А, ты про это, – отозвался я. – Хорошо, что не сказал сразу. А то я бы убил тебя на месте…

Маг решил, что разговоров достаточно и ударил первым, нарушая дуэльный кодекс. Первым должен был ударить я. Или раньше начать читать заклинание, если бы мы были оба огненными. Краем глаза я уловил намерение мага из четырнадцатого легиона вмешаться и поджарить нахала из семнадцатого. Но Бальса тоже прочла это намерение, и её напарник встал перед ним, угрожающе переместив руку на оружие.

Молодой маг взмахнул рукой, и в мою сторону метнулись два ярко-алых шара. Одна из разновидностей огненных оков, только очень быстрая. Чтобы у противника не было времени уклониться или отпрыгнуть. Я не видел в намерениях мага ни напугать меня, ни покалечить. Это было чистое намерение убить. Никаких сантиментов и прочей чепухи.

Огненные оковы за долю секунды пересекли площадку и растворились без остатка, не долетев полметра. Меня обдало потоком тёплого воздуха, который пах почему-то перегретым металлом. Пока окружающие пытались понять, что произошло, я поднял посох целителя. Всего пары капелек силы хватило чтобы выпустить слабую струю белого пламени. Из-за недостатка магической силы пламя напомнило брызги горящего масла. К тому же большая часть огня расплескалась по земле и до мага долетела только часть. Крупные горящие капли легко прожгли защиту, как тонкую промасленную бумагу. Он даже не успел закричать, мешком повалившись на землю. Белое пламя неспешно поглотило тело, не оставив ни клочка одежды. Ещё до того, как оно погасло, я вернулся к остальным, легко перескочив через невысокий забор. Забрал у Дианы сумку со сводом законов.

– Думаю, на этом мы закончили, – сказал я, обращаясь к магам из легионов. – Я настоятельно рекомендую вам не использовать магию против защитников города и отстраниться от участия в мятеже. В этом случае я смогу выступить на вашей стороне в Совете магов.

– Барон Хаук, – спросил маг из четырнадцатого, – мы можем поговорить с Вами в городе?

* * *

Дарий Нарди́, старший маг семнадцатого легиона, предместье Рагусы

– Мы можем поговорить в городе?

– Конечно, – легко согласился барон Хаук. Сделал жест, как бы приглашая их присоединиться к пешей прогулке.

Командор асверов бросила короткий взгляд на догорающие остатки мага, затем жестом показала другим демонам, чтобы следовали за бароном. Напоследок она посмотрела на Дария. Мужчине показалось, что сейчас она поднимет руку и чиркнет ладонью на уровне подбородка, предупреждая его о скорой смерти. Но женщина просто развернулась и пошла следом за остальными. С этой точки Дарию были прекрасно видны на городской стене ещё несколько асверов. Ему доводилось раньше разговаривать с ними, но никогда прежде он не ощущал подобного. Демоны словно боролись с желанием вырезать всех магов в пределах видимости. Как будто их сдерживает тонкий волосок, который в любую секунду может порваться.

Лишь когда асверы отошли шагов на пятьдесят, Дарий облегчённо выдохнул и поспешил вернуться к легату. Семнадцатый легион продолжал возводить временные укрепления и развернул полевой госпиталь. Ажиотажа не было, но люди всерьёз готовились идти на штурм города. Младшие офицеры строили легионеров, проверяли оружие. Старшие планировали наступление, выбирая оптимальные пути подхода людей к городу. Отдельно готовились подчинённые Дария. Он чувствовал, как они начинали возводить первую линию магической защиты, чтобы из города на них не обрушилось что-нибудь страшное и неожиданное. Проигнорировав их, Дарий почти вбежал в шатёр Легата. Слуги успели не только поднять сам шатёр, но и подготовить необходимую мебель. Легат Раймон Бари́, вместе с первым центурионом, склонился над картой города и крепости Рагусы.

– Как прошли переговоры? – Раймон отвлёкся от карты. – Асверы угрожали?

– Демоны не угрожают, – недовольно сказал маг, снимая маску. Вынул из кармана платок чтобы вытереть лицо. – Они предупреждают. Скажи мне, Раймон, ради чего всё это? Мне нужны гарантии, так как на моей карьере мага можно ставить жирный крест. Меня заочно выгонят из гильдии Боевых как только первый голубь доберётся до столицы. А потом Совет отнимет у меня лицензию на магическую практику…

– Спокойно, – остановил легат разошедшегося мага. – Как всё прошло?

– Барон Хаук, ты зря его недооцениваешь. Это страшный человек. С самого начала он всё понял, ты сам слышал. Он даже в лице не изменился, когда сжёг Эктора.

– Так он универсал? Ты же говорил, что целители не изучают огненную магию.

– Это было белое пламя! – выпалил маг.

– Мне это ни о чём не говорит…

– Я больше не стану в этом участвовать, Раймон, – Дарий попытался взять себя в руки. – И тебе не советую связываться с ним. Заплати мне, как обещал, и я сейчас же уеду.

– Конечно, заплачу, – кивнул легат. К магу сзади шагнул невысокий мужчина, ударяя длинным кинжалом под лопатку. Маг дёрнулся и обмяк. – Он должен исчезнуть. Незаметно.

Убийца кивнул и потащил тело в угол шатра. В его руке появился небольшой артефакт. Раймон Бари предпочёл бы, чтобы подобную магию использовали в другом месте, но пришлось терпеть.

– Важные сведения для легата! – раздалось снаружи, и почти сразу в шатёр вошёл посыльный. – Легат Джовани спрашивает, поддержим ли мы его? Он готов начать атаку в любую минуту.

– Передай, что все договоренности в силе. Мы выступим следом за ним.

– Ясно! – посыльный выбежал из шатра.

Выждав несколько секунд, легат посмотрел на помощника.

– Пусть люди Доминика до последнего будут уверены, что мы готовы их поддержать.

Легат Бари ещё долго смотрел на карту после того, как ушёл центурион. Он не заметил, как тесное пространство шатра покинул убийца. Он был поглощён тяжёлыми мыслями о том, что скажет герцогу. От него требовали потерь, но в текущей ситуации он не мог выделить для штурма города и сотню человек. В ближайшем будущем герцога ждали серьёзные проблемы, и усугублять их Раймон не хотел. Что самое неприятное, он не мог найти способ хотя бы как-то сгладить сложившуюся ситуацию.

* * *

По пути к городу маг, назвавшийся Виктором, рассказал, что из шести его коллег в четырнадцатом легионе осталось всего двое.

– Легиону в провинции выделяют средства для содержания четырёх магов, – говорил он. – Но легат… бывший легат Джовани договорился о шести. Только двое из них к магии не имеют никакого отношения, кроме красной накидки.

– Делят золото на содержание пополам? – догадался я.

– Пополам? – он хмыкнул. – Восемьдесят процентов получает легат. Последнее время он поглядывал и на нас, решая, достаточно ли будет двух магов. Мы с Гримом, – он показал на своего товарища, – просим Вашего покровительства. Очень не хочется, чтобы нас объявили дезертирами или беглыми магами. Разговор с такими у асверов короткий.

– Герцог Кортезе вам поможет. А я выступлю в вашу защиту как только вернусь в Виторию.

– Спасибо барон, мы у Вас в долгу.

– Теперь получается, что у четырнадцатого легиона нет ни одного мага? – уточнил я.

– Нет. Доминик может использовать тех комедиантов, которые выдают себя за магов, но этим он лишь выставит себя на посмешище.

– Отлично. Магистр Виссер, организуйте наших новых союзников для обороны города, – довольным командным голосом, сказал я. – В вашем арсенале есть заклинания, которые не позволят легиону прорваться через стену, не сжигая людей в прах?

– Заклинание Горячего пепла, – предложил Виктор. – Масштабное и очень простое.

– Из-за него может начаться пожар в городе за стеной, – магистр покривил губами. – Но лучшей альтернативы я не вижу. Если маги семнадцатого легиона не станут мешать, то всё получится. Среди них есть маги воздуха?

– Мы не знаем, – развел руками Виктор.

Оставив магов разбираться с этим вопросом самостоятельно, я вернулся на участок стены, откуда открывался прекрасный вид на предстоящее сражение. Четырнадцатый легион хотя и выглядел внушительно, без поддержки магов максимум, что он мог – это взять город в осаду. Преодолеть высокие шестиметровые стены ему было не по силам. Пока легионеры строились, пока пытались подойти к стенам города, мы могли спалить их магией раз десять. Но мы ждали, что предпримут их временные союзники. Тяжёлая пехота семнадцатого легиона, выстроившаяся позади, неожиданно для всех ударила в спину четырнадцатому. Из-за плотной застройки перед стенами города, у тех не было возможности для манёвра. Пока они разворачивались, пока поняли, что происходит, недавние союзники уже теснили их к стенам города, намереваясь раздавить о них.

Глядя на разворачивающееся сражение под стенами, я ловил себя на мысли, что совсем не так представлял его себе. Это была какая-то мешанина из людей, отличающихся только цветом щитов. Крики людей, заглушающие все другие звуки. Единственное, что внушало трепет – это дружный залп метателей копий, почти полностью выбивший целый отряд пехоты, не успевший вовремя развернуться и поднять щиты. Финальным штрихом, после которого четырнадцатый легион дрогнул и побежал, стало масштабное огненное заклинание, обрушившееся на резерв. При этом заклинание не сжигало людей дотла, а лишь обжигало. Достаточно сильно, чтобы те не имели возможности и желания воевать дальше. У меня мурашки побежали по спине, когда я представил несколько сотен обожжённых солдат. Воздух, наполненный запахом горелой плоти, криками и стонами раненых.

На этом сражение закончилось. Семнадцатый легион, имевший в составе пару отрядов конницы, не стал преследовать бегущих. Восстановив порядок в строю, они быстро потушили порождённый заклинанием пожар, попутно разграбив обоз четырнадцатых. Одновременно с этим они собирали раненых и убитых товарищей, игнорируя раненых противника. Досматривать, чем всё закончится, я не стал, вернувшись в гостиный двор. Позже я узнал, что семнадцатый легион отступил, позволив властям провинции разбираться с последствиями. Точнее, свалив на герцога Кортезе огромную кучу проблем. Ему теперь предстояло собрать разбежавшейся легион, как-то организовать его и оказать помощь раненым. Что касается бывшего легата Джовани, то его судьба оказалась неизвестна. Среди убитых его не нашли.

За два последующих дня я всего один раз встретился с герцогом. Проблем у него действительно было много, поэтому он уделил мне всего час. По его рекомендации я встретился с несколькими торговцами, заключив с ними договор на поставку в гильдию асверов мяса и зерна. Причём гильдия не платила ни монеты за доставку и получала товар по оптовой цене местного рынка. Интересно, удивится ли Рикарда, когда узнает?

Обещанное золото – два тяжеленных сундука, мы получили вечером третьего дня. Всё произошло довольно буднично. Приехала повозка с охраной, выгрузила золото, казначей герцога убедился, что я его получил, и они укатили по своим делам. Ни расписок, ни договоров от меня никто не потребовал, чему я немного удивился.

После заката мы собрались в общем зале гостиного двора, чтобы обсудить планы. Я пребывал в приподнятом настроении и подумывал, а не поискать ли заклинания для моментального перемещения на большие расстояния. Три дня в пути до Витории, пусть и в повозке – от одной этой мысли хорошее настроение стремительно портилось.

– Завтра с рассветом уезжаем, – ответил я на вопрос Александры. – Тали, как ты себя чувствуешь?

Тали впервые за эти дни спустилась в зал чтобы поужинать вместе с нами. Выглядела она по-прежнему бледной. Пока я был занят торговыми делами, Александра пригласила портного, и тот за сравнительно короткий срок успел пошить два платья. Тали очень любила платья на старомодный манер. Современные пышные юбки и обилие кружева у неё вызывали недоумённое выражение лица и лёгкое пренебрежение. Сейчас она была одета в тёмно-синее платье, оттенённое серебряным поясом и такими же вставками. В идеале, на таком платье должна присутствовать вышивка серебряной нитью, и Тали хотела вышить узор сама. У неё были кое-какие мысли насчёт семейного герба и рисунка, но об этом она ещё не говорила никому. И я вновь пожалел, что так легко читал её намерения. Обязательно сделаю удивлённый и счастливый вид, когда она покажет наброски.

– Хочу поскорее попасть домой, – ответила Тали.

Дверь в гостиный двор приоткрылась, и снаружи потянуло смесью любопытства, неуверенности и лёгкого страха. В ту сторону повернулись только мы. Асверы старательно игнорировали появление гостя. Точнее, гостьи. Наконец, дверь открылась, и в помещение вошла молоденькая равана, которую Тали окрестила Рут. Оглядевшись и удостоверившись, что злые асверы не собираются на неё нападать, она поправила платье и прошла к нашему столу. Её появление немного удивило только Александру.

Глаза у девушки были необычного зелёного цвета, переходящего в красный к краю радужки. В чертах лица только-только проступили первые юношеские черты. Она немного укоротила русые с серым оттенком волосы, убрав их под простой костяной ободок. И если Тали только выглядела как молодая девушка, то Рут вряд ли была старше четырнадцати лет. Для путешествия она выбрала простенькое бежевое платье, но я немного разбирался в качестве ткани чтобы оценить его стоимость. На лёгких замшевых сапожках я не увидел следов дорожной пыли и грязи.

– Я пришла, – сказала Рут тоном наказанной за провинность, но не раскаивающейся девушки.

– Бери стул, – Тали сделала лёгкий жест рукой. – Первый раз покинула дом?

– Я уже была в этом городе. Папа брал меня с собой один раз.

– Ты даже не полукровка, – сказала Тали, когда Рут скромно села рядом, сложив ладони на коленях. – В тебе лишь малая часть истинной крови. Но она сильна. Даже больше, чем в твоём отце. Только у тебя мало времени чтобы почувствовать её. Иначе она исчезнет. А вместе с ней и семья Ва́нара. Если у тебя получится, я помогу тебе. Если нет, значит, такова воля высших.

Тали жестом поманила девушку. Когда та наклонилась, схватила её за ухо, потягивая ближе. Затем сунула ей большой палец в рот, чтобы оттянуть щёку и посмотреть на зубы. Точнее, на клыки. Даже попробовала их на остроту. На мой взгляд, они ничем не отличались от клыков асверов, когда те принимали истинный облик.

– С этой секунды ты не выпьешь ни капли крови, пока я не разрешу, – в голосе Тали прозвенел металл и угроза.

Она чиркнула по большому пальцу ногтем, порезав кожу. Убедившись, что пара капелек крови попала на язык Рут, она убрала руку. В намерениях Тали на секунду промелькнуло желание, чтобы и я попробовал её крови. Она посмотрела на рану, которая моментально затянулась.

– Кто-нибудь, – затем Тали обратилась к асверам: – Проследите, чтобы она не откусила себе язык.

Рут внезапно затрясло, и она свалилась со стула, умудрившись приложиться о пол головой. Стоявшая ближе всех Диана наклонилась к ней чтобы придержать за руки. Следом к девушке подоспела Сор, ловко всунув ей в рот деревянный чурбачок толщиной в палец.

– А что, собственно, происходит? – спросила Алесандра, немного приподнявшись, чтобы посмотреть на Рут.

– Тали хочет взять к себе в служанки эту полукровку, – пояснил я.

– Она тоже равана? – заинтересовалась Алекс.

– Пока ещё, – невозмутимо сказала Тали. – Чтобы высшая кровь не убивала детей Валина, родившихся вне семьи, он использовал мерзкие ритуалы. Такие же омерзительные, как вампиры, живущие в этих краях. И он поощряет, хотя должен смотреть… – Тали замолчала, словно сказала слишком много. – Позволяет им жить, а они за это ищут для него особую кровь. Ещё пара столетий, и чем вы будите отличаться от них? – Тали посмотрела на всё ещё бьющуюся в судорогах девушку.

– А нам точно нужна такая служанка? – спросила Александра. – Может применить магию? Чтобы снять напряжение.

– Не нужно. Если к утру не умрёт, у неё будет шанс стать тем, кем она рождена, – Тали устало улыбнулась. – Берси, твоя кровь убьёт её менее, чем за десять вдохов, так что будь осторожен.

– Я помню, о чём ты говорила, – сказал я, имея в виду ту лекцию, которую она прочла мне с месяц назад. А ещё она обещала научить меня особой магии, которая не позволит пролить и капельки крови, чтобы она не досталась врагу.

– От неё будет польза, – пообещала Тали, имея в виду Рут. Сказала с такой интонацией, что мне заранее стало жалко девчонку. – Несите её наверх.

– Большой шанс, что она выживет? – спросил я.

– Шанса здесь нет. Лишь воля Высших. Она либо выживет, либо нет.

– А Высшие – это кто? Боги? – спросила Александра.

– Ты не поймёшь, даже если я буду объяснять всю ночь.

– Я не глупая…

– Тогда объясни мне, что такое быть оборотнем? Что есть превращение человеческого тела в звериное?

– Как бы, это… – Алекс задумалась, пытаясь подобрать слова, чтобы описать.

– Чтобы понять, кто такие Высшие, надо почувствовать это на собственной шкуре, – сказала Тали. – Сейчас ты на это не способна, вот и всё.

– От этого мне стало ещё более любопытно, – ничуть не обидевшись сказала Алекс.

– Серьёзные разговоры так утомляют... – вздохнула она. – Берси, пожалуйста, проводи меня в комнату.

Алекс и Илина посмотрели на меня примерно одинаковым взглядом. Дескать, знаем мы, зачем она это попросила. Я помог Тали встать, взял под локоть, чтобы она не споткнулась. На втором этаже, где нас уже не видели, подхватил её на руки, отнёс в комнату.

– Я слил всю силу в куб, – сказал я, опуская её на кровать. – Этот прожорливый монстр может сожрать и меня, и всех магов в столице, оставшись при этом голодным.

– Совсем скоро я тоже стану сильнее, – улыбнулась она.

Я перенёс стул поближе к кровати, сел, закатал рукав.

– Всё ещё больша́я концентрация? – спросил я, видя сомнение в её глазах.

– Нет. Я думаю, что надо бы сделать твою силу ещё немного более чистой, – она потёрла пальчиком моё предплечье, облизнула клыки, потом губы. – Или оставить как есть?

– Кусай уже, – улыбнулся я, видя, как она готовится.

Тали не просто прокусывала кожу клыками, она раздирала её, оставляя рваную рану. И каждый раз это было очень больно. Ей нужно-то немного крови, и мне начало казаться, что таким образом она проверяла меня на прочность. Я много слышал об истериках, которые закатывали женщины, испытывая мужчину. И если я прав, то пусть лучше остановится на болезненном способе. Истерики пугают меня куда больше.

Тали оторвала губы от раны, убедилась, что кровь больше не идёт, и только после этого отпустила руку. Я проверял – без магии рана от её клыков не исчезала. Не кровоточила, но и не заживала. Тали потянулась и повалилась на кровать.

– Попрошу прислугу, чтобы помогли с платьем.

– Ты зря его носишь с собой, – сказала она, не открывая глаза. – Хочешь, я помогу и решу эту проблему? Недели через две. Это не так сложно. Или попроси Матео – он справится ещё быстрей.

– Не надо. Ты же сама говорила, чтобы я решал проблемы самостоятельно.

– Хорошо, – она сладко зевнула. – Но с ним ты ещё намучаешься…

Я вышел в коридор, столкнувшись со служанкой, работающей в гостином дворе. На этот раз асверы правильно поняли моё намерение, что мне нужна помощь прислуги. А то могли и связанной её притащить. Пропустив девушку и прикрыв за ней дверь, я вошёл в комнату напротив.

– Ты долго, – сказала Александра.

Она успела переодеться в ночную рубашку и сидела перед туалетным столиком. Илина, стоявшая позади, мягкой щёткой расчёсывала ей длинные волосы. Я не стал говорить, что знаю как она бегала по коридору, чтобы быстрее попасть в спальню и переодеться. Подобную картину я уже видел вчера вечером. Только вчера Илина сидела перед зеркалом, а Алекс расчёсывала ей волосы перед сном.

Я давно взял за правило блокировать способность читать чужие намерения когда находился в спальне или оставался дома в кругу семьи. Илина, кстати, тоже так делала. Она говорила, что так присутствие Великой матери должно ощущаться сильней. К тому же это было принято в семьях асверов. Поэтому сейчас я не знал, зачем им понадобилось бегать по этажу. И это замечательно. Потому что знать о чьих-то намерениях – сильно утомляет. В моральном плане.

Бросив куртку на стул, уселся на кровать, наблюдая за ними. С этого ракурса Илина выглядела как старшая сестра, решившая поухаживать за младшей.

– Берси, я думаю, что она на тебя запала, – сказала Александра.

– Кто? – не сразу понял я.

– Наталия.

– Неожиданный ход мыслей. И слово какое подобрала: «запала». Но я всё-таки спрошу, с чего ты взяла?

– Нормальное слово. Но ты прав. «Влюблена» – будет лучше. Я бы на её месте тоже влюбилась. Ты её дважды спас. Она на тебя смотрит так, что всё становится сразу понятно. А ещё ты сильный, и кровь у тебя вкусная, наверное.

В отражении зеркала я встретился взглядом с Илиной, как бы спрашивая, что происходит. Но её лицо оставалось непроницаемым.

– Она не говорила тебе, что ещё недостаточно взрослая для близости с мужчиной? – с серьёзной интонацией спросила Алекс. Я чуть с кровати не упал от такого вопроса.

– Мне больше интересно то, что она с тобой на эту тему говорила. Ты ничего не перепутала?

– Главное, чтобы ты ничего не перепутал, – Алекс повернулась и строго на меня посмотрела. – Тали мне так и сказала, что ещё слишком маленькая для… кхм, близости. Что ей нужно ещё лет пятнадцать, как минимум, чтобы подрасти.

Краем глаза я заметил, как вздрогнула Илина. Её плечи немного затряслись, и она плотно сжала губы, уголки которых пытались ползти вверх. Одним словом, она едва сдерживала смех. Глядя на неё, я сам чуть не улыбнулся.

– Я хочу убедиться, что ты не наделаешь глупостей, – тем же строгим тоном продолжила Алекс.

– В ближайшие пятнадцать лет? – спросил я.

Илина выронила щётку для волос и наклонилась за ней, сдавленно смеясь.

– Что? – Александра оглянулась. – Ты же сама говорила, что надо строго поговорить с Берси. И чего ты… смеёшься? Я же серьёзно... – глядя как Илина, держась за живот, не может встать от смеха, Алекс сама начала хихикать. – Это же не смешно… ой, я не могу... – сквозь смех произнесла она, – чего вы хохочите?

У Илины очень заразительный смех. Минут десять мы не могли успокоиться. Наконец Илина взяла себя в руки, погладила по голове Александру и вышла, оставив нас наедине.

– Если ты мне не расскажешь, почему вы смеялись, я обижусь, – сказала Александра, подходя к кровати. Я взял её за руку, усадил себе на колени.

– Прости Илину. У асверов специфическое чувство юмора. Наверное, её рассмешил твой строгий тон, – я поцеловал её в щёку, потом в шею.

Александра развернулась ко мне лицом.

– Так хочется задержаться тут подольше, – сказала она. – Чтобы побыть с тобой наедине хоть немного… Скорее бы переехать к тебе.

– Я планирую большой ремонт – постараюсь успеть до нашей свадьбы. Так что у нас будет самый настоящий дворец.

– Законом запрещено строить большие жилые дворцы в центре города, – улыбнулась Алекс.

– Тогда надо будет получить разрешение лично от Императора. И даже если он откажет, наложу на дом заклинание невидимости. Чтобы снаружи он казался маленьким.

– Уверена, ты найдёшь выход даже из самой серьёзной ситуации, – она повалила меня на кровать и нежно поцеловала.

* * *

Город мы покидали с рассветом. Специально для нашего отряда ворота открыли на полчаса раньше положенного. Прошло всего несколько дней, а о сражении уже почти ничего не напоминало. Остатки четырнадцатого легиона отошли к месту постоянной стоянки, а семнадцатый и вовсе спешно покинул провинцию. Если я правильно считал дни, то к вечеру в город должна приехать комиссия из гильдии магов. Возможно, вместе с ними приедет кто-то наделённый полномочиями, чтобы разрешить ситуацию с мятежными легионами и всем прочим. Важно было не столкнуться с ними.

Выбрав не самую популярную дорогу в столицу, два дня мы двигались без приключений. Погода радовала тёплым солнцем и весенним ветерком. Бальса говорила, что к концу четвёртого дня мы доберёмся до Витории, при этом не особо торопясь. На третий же день произошла небольшая неожиданность. Проснувшись утром, отряд не досчитался четвёрки Луции. Дежурившая ночью пара сказала, что сразу после полуночи они взяли лошадей и ушли на север. У рэйни’ке в отряде особое положение, поэтому никто не стал придавать этому большого значения. Даже Бальса ответила что-то вроде: «Если они ушли, значит, у них есть на то основание». А вот меня это насторожило. Хотя бы то, что Вьера не до конца оправилась от ран.

Всё утро я не мог избавиться от чувства тревоги. Не первый раз они внезапно пропадали из поля зрения, почему же сегодня это вызвало беспокойство?

Сделав пару кругов по лагерю, я вернулся к повозке. Кевин спешил напоить и накормить лошадей перед долгой дорогой. Карл в это время проверял упряжь, прощупывая буквально каждое крепление и застёжку. При моём появлении одна из лошадей фыркнула, предупреждая то ли остальных, то ли хозяина. Карл успокаивающе потрепал её по холке.

– Карл, послушай... – начал я. Дождался, пока он поднырнёт под лошадью. – Ты сможешь найти отряд Луции? Выследить их.

– Думаю, да, – он посмотрел в сторону севера. – Погода хорошая, уйти могли далеко. Так сразу не догоним, но выследить можно.

– Найди их, – серьёзно сказал я. – Возьми с собой Ивейн.

Я оглянулся в поисках девушки. Она как раз сторожила двух магов. Илина опоила их какой-то травой, и они выглядели полусонными, даже внятно говорить не могли. Чтобы доставить их в гильдию асверов не привлекая большого внимания, пришлось покупать телегу, которая нас немного задерживала в пути. Это они пытались поджечь гостиный двор ночью, используя серьёзное заклинание. Проспи мы на пару минут дольше, и сам двор сгорел бы, и конюшни со всеми лошадьми в придачу. Магическое пламя на нас бы не подействовало, но только до того момента, пока не начало бы гореть здание. В общем, к этим двум я не испытывал ни капли сочувствия или жалости.

– Просто узнай у Луции причину, по которой они сорвались посреди ночи, ничего не сказав, – продолжил я. – Передай, что я… Хотя нет. Скажи, чтобы не задерживалась. У меня к ней был серьёзный разговор.

– Сделаю, – кивнул он. – Только нужна будет запасная лошадь.

– Я поговорю об этом с Бальсой. Спасибо, – я положил ему руку на плечо, немного сжал, затем развернулся и пошёл договариваться с Бальсой.

* * *

Ивейн Илькер, внучка старейшины асверов, утро

Держа в одной руке тяжёлое медвежье копьё, а в другой поводья лошади, Ивейн провожала взглядом удаляющийся отряд. Она видела, как Берси всё утро не мог найти себе место, меряя шагами стоянку. Он то подходил к лошадям, то возвращался к повозке. Раза три он говорил с Бальсой, и каждый раз выражение его лица становилось всё более угрюмым. Он даже с Дианой говорил по поводу отряда рэйни’ке. Несмотря на то, что все без исключения пытались убедить его, что в этом нет ничего странного, его тревога только увеличивалась. Ещё немного, и Бальсе пришлось бы брать отряд под контроль, сажать в седло и дружно ехать на поиски Луции. Иначе намерения Берси взяли бы верх над разумом всех присутствующих асверов. И все помчались бы искать пропавший отряд неорганизованной толпой.

Единственная, за кого переживала Ивейн, была Вьера. Девчонка не до конца оправилась от раны. Она до сих пор не могла говорить, а боль в горле пропала только вчера вечером. Из-за этого она ничего не ела первый день, так как с трудом могла проглотить воду. Но и в этом случае Ивейн разделяла общее мнение и лучше бы отправилась вместе со всеми в столицу. И как раз сейчас, оставшись одна, она начала жалеть, что так поспешно отказалась от напарника.

– Держи, – от грустных мыслей девушку отвлёк голос Карла.

Он протянул ей поводья своей лошадки. Позади седла он прикрепил две скатки с одеялами, маленькую походную палатку и двуручный, абсолютно неудобный меч. Ивейн даже представить не могла, как им можно было рубить. Пока замахнёшься, любой противник успеет отрезать тебе руки и голову в придачу.

– Ты спишь, я караулю, – Ивейн показала на палатку. – Я сплю, ты караулишь.

Карл только фыркнул, как бы говоря, что и под открытым небом выспится не хуже, чем она в палатке.

– Умеешь запасную лошадь вести за собой? – спросил Карл.

– Получше тебя в лошадях разбираюсь.

– Как скажешь, – отозвался мужчина.

Сняв куртку, он принялся разминаться. Затем на землю полетели сапоги, рубашка и штаны. Ивейн удивленно следила за ним до тех пор, пока мужчина не начал перевоплощаться в крупного оборотня. Девушка отвернулась и поёжилась. Она уже видела подобное, и от этого у неё мурашки бежали по спине.

– Я поведу, – изменившимся голосом сказал Карл. – Постарайся сильно не отставать.

Крупный серый оборотень собрал с земли одежду, подошёл к лошади, которая его ничуть не боялась, и положил вещи в седельную сумку. Затем припустил в сторону от дороги, прямо через поле. Там, вдалеке, виднелась небольшая рощица серых скрюченных деревьев.

Луция, лидер отряда рэйни’ке, поздний вечер

Прекрасный солнечный день к закату перешёл в лёгкий, но холодный дождь. Дорожные плащи намокали медленно, поэтому Луция решила, что остановиться на ночлег лучше, когда солнце скроется за горизонтом. Немного придержав лошадь, она поравнялась с Вьерой. Молодая девушка неплохо держалась, несмотря на бледный вид. Луция видела в ней крепкую волю и стремление стать сильнее. Только по этой причине она позволила ей оставаться в отряде. К тому же в ней просыпался редкий дар, позволяющий видеть больше, чем другие.

– Мы близко, – сказала Вьера, показывая на север. – В той стороне.

Луция кивнула и пришпорила коня. Минут через пятнадцать дорога круто свернула на север, и вдалеке появился тёмный контур какого-то высокого строения. Он возвышался над узкой полоской леса, который огибала дорога. Больше всего строение походило на оборонительную каменную крепость, которую после войны отдали местному землевладельцу. Ни деревни, ни посёлка старателей или чего-то подобного рядом не было видно. Довольно странная и необычная картина. Жить в глуши, далеко от всех – Луция считала подобное проявлением безумия или крайней степенью глупости. К тому же содержание подобной крепости обходилось хозяину в немалую сумму.

Солнце постепенно садилось за горизонт, и крепость начала выглядеть ещё более мрачной. Можно подумать, что она заброшена, но чистая и ухоженная дорога говорила о том, что ею часто пользуются. Неожиданно в одном из окон крепости промелькнул свет. Затем свет сместился, словно кто-то шёл по тёмным комнатам с лампой в руках.

Вблизи крепость выглядела не такой большой, как показалось издалека. Да и стены не могли похвастаться высотой, а ров и вовсе был засыпан наполовину. Массивные двери кто-то специально оставил приоткрытыми, словно приглашая отряд асверов в гости. Стук копыт по каменному мосту гулко отзывался в наступающих сумерках. Луция специально не пряталась, так как не надеялась застать свою цель врасплох. Теперь и она могла почувствовать его присутствие – слабое и едва уловимое. Если быть честной, до этого момента Луция не верила в то, что Вьера почувствовала именно его. Тем более подкравшегося к лагерю так близко. Берси тоже обладал талантом чувствовать подобное, но ни он, ни кто-либо из отряда Бальсы не заметили чужака.

Отряд спешился, оставив лошадей перед воротами. Вместе с ними охотницы оставили копья, вооружившись мечами.

– Скрыть присутствие, – на языке асверов сказала Луция. Она закрыла глаза, сосредоточилась, выделяя каждую из своего отряда. Не уловив ни одного отголоска, она утвердительно кивнула и показала жестом проходить через ворота.

Шагнув следом за Че́пи, чьё имя с языка асверов переводилось как полевой цветок, Луция ощутила волну холода. Словно из жаркой весны она шагнула обратно в лютую зиму. Мороз защипал щёки, забираясь под одежду. Подобное заметили все в отряде, на секунду замерев. Изо рта женщин вырывались клубы пара, говорившие, что в замке действительно очень холодно. Причём внутри всё было покрыто тонким слоем инея, который кое-где переходил в корку льда. Моросящий дождик постепенно сковывал льдом стены и крышу за́мка.

«Дальше, – жестом показала Луция. – Поторопимся».

Во дворе было тихо и пусто, но Луция увидела тело стражника, лежавшее сбоку от лестницы, ведущей на верхний двор крепости. В темноте, под слоем льда, она с трудом заметила следы крови. Человек был убит сильным ударом в спину, прорубившим кольчугу и отбросившим его на несколько шагов. Ещё пару тел отряд обнаружил на верхнем уровне двора. Кто-то умудрился незаметно расправиться с людьми. Причём холод на крепость опустился существенно позже, иначе крови бы не натекло так много.

Судя по дорогому и строгому убранству внутренних помещений крепости, она действительно принадлежала землевладельцу. Скорее всего, богатому барону. Внутренние помещения успели настолько промёрзнуть, что под ногами хрустел ворс дорогих ковров, с головой выдавая отряд. Че́пи, следопыт отряда до появления Вьеры, ловко двигалась по коридору, следуя за цепочкой следов. Наступая след в след за недавним гостем, она старалась производить как можно меньше шума. Остальные двигались за ней, держа оружие наготове. Коридор извилистым маршрутом вёл их в центр крепости. И судя по тому, что они видели, кто-то проник в крепость и смог перебить охрану не поднимая тревоги. Затем он прошёл по замку и убил всех обитателей. Луция ни секунды не сомневалась, что это сделал тот, за кем они охотились.

В центре крепости располагался просторный зал, который хозяин превратил в гостиную. Это было единственное помещение, которое пострадало. Большой обеденный стол был разбит на части и отброшен к одной из стен. Обломки стульев и другой мебели разломаны на части и равномерно разбросаны по комнате. На единственной уцелевшей подставке для посуды стояла небольшая масляная лампа, освещавшая помещение.

– Глупые женщины, – раздался сильный мужской голос, в тишине эхом отразившийся от стен. – Зачем вы прячете своё присутствие, если я вас вижу? Я чувствую ваш запах…

– Выходи и прими заслуженную участь, – повысила голос Луция, говоря на языке асверов.

– С чего вы решили, что я смогу её принять? – ответил мужчина. – Среди вас нет никого достаточно сильного. Но вы смогли выследить меня. Кто из вас это был? Она умрёт, остальные могут уходить. Следопыт?

Четвёрка охотниц медленно выходила в центр зала, пытаясь понять, откуда шёл голос. Он был где-то близко. Луция уловила слабое движение воздуха справа от себя. Ещё до того, как она успела повернуться, послышался звон сталкивающихся клинков. Она увидела только смазанную белую тень, отпрыгнувшую в пятно света от лампы. Это был немолодой высокий мужчина с острыми чертами лица. Он носил белые меховые одежды и такую же шапку, плотно обтягивающую его лоб. Луция знала, что под шапкой были две раны от срубленных рогов. Лишившись их, мужчина потерял способность слышать и чувствовать присутствие Великой матери. Но это не мешало ему принять истинный облик асвера. Чёрные глаза мужчины смотрели холодно и безразлично.

– Нет, это была не следопыт, – мужчина коротким взмахом сбросил с узкого клинка капли крови.

Луция быстро обернулась чтобы увидеть Вьеру, склонившуюся над Че́пи. Меч мужчины косо распорол ей шею. Смертельная рана, почти мгновенно убившая молодую женщину.

– Вам не следовало меня находить, – уже на языке людей сказал мужчина. – Оставь её и уходи. Может быть, в следующий раз, когда ты станешь сильнее, или когда с тобой придёт кто-то сильный…

Мужчина не договорил, так как Луция бросилась вперёд. Справа её поддержала Ибби. Они много работали в паре, часто выбирая противника гораздо сильнее себя. И почти сразу им стало ясно, что этот мужчина сильнее Мастера, с которым отряд Луции мог справиться, когда они объединялись втроём. Он был ближе к уровню Дианы, а значит, их шансы на победу стремились к нулю. Тем более, так быстро потеряв не самого слабого бойца.

«Уходите, я прикрою,» – приказала Луция, изо всех сил наседая на мужчину. Она старалась, чтобы её меч был как можно быстрее, жертвуя защитой. Это сильно выматывало, но позволяло выиграть немного времени.

Ибби попыталась зайти мужчине в слепую зону, но он оказался проворнее. Ни она, ни Луция не могли предсказать ни один его удар. Они просто не чувствовали его намерений. Он же читал их как открытую книгу. К тому же он был опытней, наверняка много раз сражаясь с группами противников. Он легко поймал меч Ибби, позволив ему скользить вдоль своего клинка. Тяжёлым охотничьим ножом, который он держал в другой руке, мужчина нанёс ей глубокую рану у плеча и ещё одну наотмашь в область ключицы.

Когда меч Луции не смог отбросить в сторону узкий клинок мужчины, она поняла, что он не только быстрее её, но и физически сильней. Она не успела защититься. Его меч обжёг ей бок, оставляя глубокую рану и лишая сил. За этим ударом должен был последовать добивающий, но в это время сверху на них буквально свалился крупный серый оборотень. Для Луции его появление стало неожиданностью, но вот мужчина или ждал этого, или просто успел среагировать. Его меч проткнул грудь оборотня, выйдя из его спины. Вот только оборотень успел впиться когтями в его плечи, сжимая изо всех сил. Его ничуть не смущала рана, он оскалился, видя, как мужчина дернулся, пытаясь вырваться. Воспользовавшись секундной заминкой, Луция бросилась к ним и нанесла удар из последних сил. Её меч едва не задел морду оборотня, войдя в ключицу мужчины и пропоров тело до середины груди. В самом конце меч что-то задел и раздался звон бьющегося стекла. Её вместе с оборотнем отбросило, ударив о ближайшую стену, и накрыло ледяным порывом ветра, от которого, казалось, замёрз воздух.

На секунду Луция потеряла сознание, но когда пришла в себя, первое что увидела – это стену белого льда. От просторного зала остался лишь небольшой кусок, остальную часть сковало льдом. Перед ней появился оборотень, заляпанный кровью. Даже морда, и та была в красных разводах. Луция повернула голову, увидев рядом магический фонарь, который ранее она приняла за масляную лампу.

– Холодно, – прорычал оборотень. – Ненавижу магические фонари. Холодные…

Луция действительно чувствовала, как холод пробирает её до костей. Её бок стягивала тугая повязка, но она успела потерять много крови. Оборотень умудрился надеть на неё меховую куртку убитого мужчины, но ей всё равно было холодно.

– Воздуха мало, – прорычал оборотень, поворачиваясь в сторону ледяной стены. – Времени мало…

От холода путались мысли, и очень хотелось спать. Луция на секунду закрыла глаза, а когда открыла, не сразу поняла, что изменилось. Как оказалось, она сидела, а оборотень играл роль мягкого кресла, обхватив её руками. Судя по тихому дыханию, похоже, что он спал. Воздух вроде бы стал немного теплее, но всё ещё было очень холодно. Особенно сильно тянуло справа. В голове женщины крутилась мысль, что ей повезло разобраться с мужчиной. Одновременно с этим очень хотелось знать, удалось ли сбежать Вьере. Она снова закрыла глаза, проваливаясь в глубокий сон. В нём она слышала разные звуки. Рычание, тихое бормотание и хруст льда, словно кто-то колол его чем-то острым.

Луция погружалась всё глубже в сон. В какой-то момент она даже перестала ощущать холод. Затем в кромешной тьме появилась светлая точка, которая становилась всё больше и больше, пока не залила всё вокруг приятным тёплым светом.

«Мама,» – тихо сказала Луция, увидев в этом свете образ высокой и красивой женщины в летнем платье. Она протянула к ней руку.

– Нет, ну «папа» я бы ещё понял, – раздался рядом голос, и кто-то крепко сжал ладонь Луции. – Но мамой меня ещё не называли.

Открыв глаза, Луция увидела Берси, стоявшего рядом и державшего её за руку. Немного взлохмаченные волосы, довольная улыбка, словно он недавно вновь подшутил над старой травницей Эвитой.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Берси. – Пошевели пальчиками ног. Ты их отморозила, но я удачно подлечил. А то Эвита всё: «отнять» да «отнять», – передразнил он её голос.

– Вредный мальчишка, – послышался голос Эвиты.

– Вы могли позвать меня сразу, а не ждать полдня, – ответил он.

– По-моему, кто-то был занят, когда мы его искали, – знакомый женский голос с язвительными нотками. Ивейн, опознала её Луция.

В поле зрения появилась Эвита. Она прошла к кровати и пару раз уколола пальцы на ноге Луции.

– Чувствуешь? – спросил Берси. – За ногти не беспокойся – новые отрастут быстро. Но недельку–другую тебе надо полежать в кровати. Слишком глубокое обморожение.

– Вьера, Ибби? – спросила Луция.

– Вьера была где-то тут… – Берси обернулся в сторону двери, как будто рассчитывал увидеть её там.

Эвита вздохнула, легко прочитав его намерение уйти от ответа.

– Ибби и вторую… – Эвита попыталась вспомнить имя.

– Че́пи, – подсказал Берси, произнеся имя правильно. Хотя Луция была уверена, что ни разу не называла имя подруг. Их имена знали только представители рода ут’ше. Да и то, только старшие.

– Берси отправил их тела к Великой матери, – сказала Эвита. Она поправила одеяло, накрыв ноги Луции, и вышла из лечебного покоя.

Берси сел на соседнюю койку, ободряюще улыбнулся. Пару минут он молчал, собираясь с мыслями.

– Как много ты знаешь об оборотнях? – задал он неожиданный вопрос. Луция думала, что он начнёт говорить о её подругах, и она попросит его уйти. Но этот вопрос её удивил. – Карл был ранен. Смертельно для человека, да и для асвера тоже. Но он чистокровный оборотень, а они обладают исключительной регенерацией. Это значит, что даже смертельные раны заживают… при определенных условиях. К тому же там было холодно. А тепла без топлива не бывает… Зараза! – он взлохматил волосы. – Он спас тебя. Благодаря ему ты не потеряла ноги. Поэтому я прошу, обещай, о том, что там произошло, будут знать лишь двое. Ты и он.

– Я почти ничего не помню. И, если честно, не понимаю, о чём ты говоришь, – она немного улыбнулась. – Обещаю, что никому не скажу.

– Хорошо, – он встал, коснулся её руки. – Если будет невмоготу, скажи. Мы с Угой тебя поддержим.

– Спасибо, – устало ответила Луция. Она не чувствовала себя больной или раненой. Просто сильно уставшей.

Берси прошёл к выходу из лечебного покоя, обернулся.

– Не сбегай, пожалуйста, – мягко сказал он и вышел.

Чем дальше он уходил по коридору, тем сильнее Луция чувствовала в нём нарастающую волна злости и желание поговорить с кем-то из старших.

* * *

Я был серьёзно зол, но не знал на кого злость выплеснуть. Потому что не видел виноватых. Разве что в мелочах. Когда утром меня нашёл уставший и растрёпанный Карл в облике оборотня, стало понятно, что случилось несчастье. Я в это время общался с главой гильдии целителей. Решался серьёзный вопрос о моём допросе в гильдии магов. Кто-то из гильдии огненных требовал серьёзного разбирательства в Совете. К удивлению, на мою защиту встал глава целителей. Он принял первый удар на себя и попросил дождаться возвращения отряда асверов в столицу, а потом уже учинять допросы и разбирательства. А когда я появился в городе, пригласил на разговор, где сначала выслушал, а потом мы с ним вместе думали, что сказать Совету. Я не так уж и хорошо знаю магистра Мэйта, но могу сказать с уверенностью – за свою гильдию он готов воевать хоть со всем миром. А раз я вошёл в её состав, пусть и на особых правах, он всерьёз собрался защищать меня. Причём, действительно всерьёз. То есть, используя связи в Совете, подкуп, обращение напрямую к Императору и прочее, прочее.

Возвращаясь к текущей проблеме, скажу, что появление Карла стало неожиданным для целителей. Увидеть у себя в здании оборотня они явно не ожидали. До скандала и призыва к страже не дошло, так как я вовремя спустился в холл. Уже по дороге в гильдию асверов Карл рассказал что случилось. Странные они, оборотни. Карл настолько уверен во мне, как в лидере, что ничего скрывать не стал. Сказал: «Мне нужны были силы, и я его съел». А когда я сказал, что всё решу, он впервые за три дня позволил себе немного расслабиться. Выдал ему выходной на пару дней, пообещав навестить в поместье Блэс.

Вынырнув из размышлений, я обнаружил, что сижу на стуле в приёмной Рикарды. Других посетителей не было, что уже удивительно, так как последние дни её непрерывно навещали разные представители магов. Самым частым гостем был Ян Сметс, глава экспертного совета. Помню, что когда только вернулся в город, он встречал меня почти у ворот. И сразу потребовал, чтобы я сдал все незаконные артефакты. Особенно упирал на какой-то «уравнитель». Естественно, когда я сказал, что ничего подобного у меня нет, он не поверил. А когда его специалисты, проверив меня и весь отряд асверов, ничего не нашли, посмотрел осуждающе и попросил, чтобы я пришёл сам и сдал всё добровольно.

– Зайдешь? – спросила Хальма, видя мою нерешительность.

– В другой раз… – начал я, но дверь в кабинет немного приоткрылась. Пришлось зайти.

Рикарда пригласила меня за столик у окна. Поставила рядом кружку с горячим чаем. Села напротив. За последнее время она стала намного спокойней относиться ко всему происходящему. Зато с подчинённых спрашивала строже. В гильдии сейчас находилось много молодежи, которая не так дисциплинирована, как старшее поколение. Иногда они выкидывали такое, что я начал понимать, почему Рикарда применяла порку в воспитательных целях.

– Как ты смотришь на то, чтобы стать моим заместителем? – спросила Рикарда.

Я чуть чаем не подавился, закашлявшись.

– Не шутите так.

– Недавно старейшины всерьёз это обсуждали, – она улыбнулась. – Эти старухи и старики, на радостях, вынули разум из голов и напихали внутрь сухую траву. И каждая глупая, но горячая идея вызывает в их головах степной пожар.

– Предлагаете не давать им больше денег?

– Решай сам, – уклончиво ответила она, глядя на меня хитрыми глазами.

– Нет уж. Во-первых, я в этом ничего не смыслю. Во-вторых, что за мания такая – вместо того, чтобы сказать спасибо, пытаться сесть на шею. Дескать, у тебя хорошо получается, давай ещё и побольше.

– Ну, помог-то ты знатно, – язвительно сказала она.

Рикарда имела в виду мою помощь с продовольствием для гильдии. Еды в гильдии действительно хватало впритык, но в том-то и дело, что большую её часть выращивали сами асверы. То есть недостаток заставлял их работать и развиваться. Они пробовали засеивать поля недалеко от холодного мыса, увеличивать поголовье овец и лошадей, ловить рыбу. А я преподнёс им дешёвую еду в таком количестве, что им пришлось бы отказаться от собственного труда. С одной стороны, это хорошо и могло бы позволить асверам заняться другим делом, но это ставило их в зависимость от империи. Шерсть и изделия из глины можно обменять на еду, но нельзя съесть, если торговли не станет. После объяснений Рикарды я стал лучше понимать логику полудемонов, но так до конца и не разобрался, почему дешёвая еда это плохо.

Получалось, что из всего объёма мяса и зерна гильдии нужна была максимум треть, а то и четверть. И если бы вместо продуктов им бы предложили золото, они бы взяли и попросили добавку. А еда им, видите ли, не нужна. Потому, что на золото можно купить что-то нужное и полезное, а еду можно лишь обменять или продать. Рикарда сразу сказала, что асверы – не гильдия купцов и не станут перепродавать мясо и зерно. Но обещала помочь разобраться с излишками. Чай они, кстати, забрали весь.

– Вы знаете, кто был тот, на кого охотилась Луция? – спросил я.

– Конкретно этот мужчина – нет, – она покачала головой. – Спроси Бальсу – она может знать. Или подожди пару дней. Из старшего рода приедет старейшина, расспроси её.

– Есть другие? На которых надо охотиться.

– Я говорила тебе раньше, что мужчины нашего рода, теряя себя, уже не могут стать прежними. Их можно только убить. Рэйни’ке охотятся на тех, кому удалось сбежать. Чтобы сбросить оковы безумия, они отрубают рога, теряя связь с Угой. Прячутся среди людей. Живут или пытаются жить. Но жажда крови заставляет их убивать. Всегда. А убивать людей легко. Они слабы, неповоротливы, глухи.

Рикарда вспомнила что-то из прошлого, печально улыбнулась. Встав, она прошла к чайнику, чтобы налить себе кружку.

– Мужчины, – продолжила она, вернувшись к столу, – боги создали вас физически сильнее. Даже Уга, великая мать, не стала исключением. Ты заметил, что женщины у нас тренируются больше и чаще мужчин?

– Я вообще не видел, чтобы мужчины тренировались. Нет, не могу припомнить.

– Это делается специально. В любой паре женщина должна быть сильнее. Чтобы в случае… беды она смогла убить напарника. Если мужчина становится слишком сильным, он уходит в другую пару.

– А как же те мужчины, которые пытались… подступиться к Диане?

– Именно потому, что она сильнейшая, – кивнула Рикарда. – Это значит, что и мужчина может быть сильным. Это стремление у вас в крови. И не надо ставить Мастера в пример, – опередила она меня. – Он отказался от имени ради силы. И я не смогла его убить. Не потому, что была слабей, а просто не смогла. Он вдруг решил, что станет лучшим воином и будет учить этому детей. И заявился ко мне с этим решением. Я была в таком гневе, что поколотила его. А потом проплакала неделю, – она рассмеялась. – Эх, юные годы, сколько всего интересного происходило в то время.

– А сейчас разве интересного мало?

– Не уверена, что к этому, – она выделила слово, – можно применить подобный эпитет. Каждый день молюсь Уге в надежде, что скоро ни мужчины, ни женщины не будут терять себя. Последние полгода мы все живём с надеждой. И пока она есть, так просто нас не сломить. Лучше расскажи, как у тебя дела? Общество магов сейчас штормит, и всё из-за молодого мужчины, к тому же целителя, – она снова рассмеялась.

– Пока всё неплохо. Магистр Мэйт обещал помочь на предстоящем заседании Совета магов. А ещё надо подготовить речь для Имперского совета. Я обещал выступить с обвинением легата одного мятежного легиона. Знаете, сколько мне за это платят? Пять тысяч.

– Неплохо, – она удивленно покачала головой. – Только как бы от этого у тебя не случились проблемы на все десять тысяч. А мне придётся усилить твою охрану, если ты вздумаешь разругаться с кем-нибудь из герцогов.

– Постараюсь ни с кем не ссориться.

– А это от тебя не зависит, – заметила она. – Надо будет послушать, как тебя будут втаптывать в грязь противники того, кто обещал тебе столько золота. Поверь мне, они умеют говорить так, что Вильяму приходится затыкать их в приказном порядке, когда он не находит аргументов, чтобы ответить. А тебе до красноречия Вильяма ещё далеко. Но, думаю, подобный опыт пойдёт тебе на пользу. Чтобы больше не связывался с ними.

– Вы тоже решили присутствовать?

– Ни в коем случае. У меня там отдельный кабинет с прекрасной слышимостью. Иногда Вильям хочет, чтобы кто-нибудь из нас слушал его советников, чтобы оценить их искренность в служении Империи.

– Понятно. Да, Ваша племянница начала исправляться, – вспомнил я. – Не в самую лучшую сторону, но уже что-то толковое выходит. Уже начала язвить. Только чувство юмора у неё своеобразное.

– Ивейн? Это хорошо. Как придёт в себя, нагружу её ответственностью, чтобы ходила не разгибаясь. Скажи, если зазнается. Проведу с ней воспитательную беседу.

– Обязательно. Вы простите, мне надо бежать. Заеду домой переодеться, а потом в гости к Блэс. У них сегодня званый ужин, будет много гостей, – я вздохнул с ноткой обреченности. – Бристл взяла с меня обещание, что не сбегу и схожу с ней. Появляться одной, без супруга, ей нельзя.

– Да, конечно. Мы тоже получили приглашение. Там будет Кларет. Раз уж она мой зам, пусть отдувается. Окажи мне услугу – создай ей немного трудностей. Хочу посмотреть, как она будет их решать.

– Эм… хорошо. Если подвернётся удобный случай. Всё, убежал.

– Постой. Скажи, что задумал. Это хорошо, что ты учишься скрывать намерения, но, может, сжалишься и не станешь меня пугать?

– Что, прям так сильно заметно? – уточнил я.

– Другие вряд ли заметят, но у меня большой опыт. Каждый в этой гильдии хочет от меня что-то скрыть. Провинившиеся подростки, глупые женщины, решившие поменяться напарниками, тас’хи, пытающиеся доказать, что могут себя контролировать. Пожалей, а? У меня нервы же не из воловьих жил.

– Хотел такой сюрприз сделать, – я коварно улыбнулся. – Хорошо. Вас пугать не будут. Предупрежу заранее. Маги меня на разбирательства позовут либо завтра ближе к вечеру, либо послезавтра. Так что завтра утром я к вам загляну. Как раз будем вместе думать, что с этим делать.

– Мне сегодня расскажи. Может, я подскажу, как других лучше напугать.

Я посмотрел на её хитрое выражение лица.

– Только если вкратце. Я нашел тот амулет, который Ивейн потеряла. Завтра вам его покажу. Сегодня действительно не до этого.

– Ага, – она прищурилась.

– Не надо меня связывать, – вздохнул я. – Он не так опасен, как мы думали раньше.

– Артефакты с собственной волей всегда опасны, – её голос стал строгим. – По-другому не бывает. Никогда не было и не будет.

– Всё-всё, уговорили. Потрачу ещё десять минут. Но обещайте, что завтра сделаете вид, что удивлены не меньше других.

Из гильдии я убегал уже в спешке. От Рикарды отбиться удалось с большим трудом. Пришлось сыпать обещаниями и заверениями. Затем небольшим отрядом мы помчались по улицам, чтобы быстрей добраться до дома. Я уже опаздывал к примерке нового наряда. Точнее, нарядов, так как одним Бристл явно не ограничится. Придётся жертвовать обедом или соглашаться на первый из предложенных.

Когда повозка въехала в памятный переулок, пришлось останавливаться, так как дорогу на узкую улочку перекрыла городская стража. И явно с намерением задержать именно нас. Я открыл дверь, встав на ступеньку.

– Ивейн, подойти на минуту, – попросил я.

Девушка, не убирая в ножны меч, коленями направила лошадь к повозке.

– Ещё ближе, – попросил я на языке асверов, так как нас уже подслушивали. Я легко читал разлитое в воздухе тонкой струйкой почти невидимого дыма заклинание, тянущееся куда-то в переулки. – Тебе не нужно ждать приказа Юны. Я разрешаю тебе действовать на своё усмотрение. Вся ответственность за то, что произойдёт сейчас и будет происходить в ближайшие дни, полностью на тебе. Поэтому можешь смело крошить их в фарш, только быстрее. Я опаздываю.

Вернувшись в салон повозки, я демонстративно скрестил руки на груди. Диана, сидевшая напротив, немного улыбнулась, поймав мой взгляд.

– ­Ты хочешь, чтобы я их убила? – держась одной рукой за крышу повозки, Ивейн нагнулась, чтобы заглянуть внутрь.

– Хочу, чтобы ты поступила так, как считаешь нужным. И если в ближайшую минуту ничего не придумаешь, я прикажу Кевину давить стражу.

Понять, что же я от неё хочу, а тем более принять решение, ей не дали, так как к повозке бежал мужчина в одежде слуги крича: «Господин барон! Господин барон!» Ивейн немного сдвинула лошадь так, чтобы слуга подошел ближе, но чтобы не смог заглянуть внутрь повозки.

– Что ты орёшь? – спросил я, решив не вставать.

– Хозяин хочет говорить с Вами, господин барон.

– Никого не хочу видеть, я опаздываю, поди прочь! – тут я вспомнил, как барон Десмет прогонял назойливых слуг. Даже интонацию удалось повторить.

– У хозяина важная информация по культу Кровавой луны, который нацелился на Вас. Смилуйтесь, не прогоняйте.

Я удивлённо посмотрел на Диану. Она в свою очередь вопросительно приподняла бровь, как бы спрашивая, найти ли ей этого «хозяина» и не притащить ли его силой.

– Так уж и быть, – согласился я, – зови своего хозяина. Поговорю с ним по дороге.

– Он просит, чтобы Вы дали слово, что позволите ему свободно уйти после разговора.

– Если он не собирается дурить мне голову, обещаю, что он сможет уйти.

Едва договорив, я почувствовал рядом сильного мага. Причём уровня помянутого Рауля Десмета, а может и сильней. Не слышал, чтобы кто-то мог скрывать свою силу подобным образом. Если чары подслушивания принадлежали ему, я должен был его почуять раньше.

Маг пересёк улицу и оказался рядом с повозкой. Ивейн отъехала ещё немного, позволяя ему подняться внутрь, а Диана любезно открыла дверь, чтобы первой оценить гостя и посмотреть ему в глаза. Гостем оказался мужчина лет пятидесяти. Дорогая одежда, в руках чёрная трость, покрытая мелкими рунами. Наверняка артефакт, но может быть и обычный магический посох. Колец он не носил, но защитные амулеты были спрятаны под одежду. Внешне он выделялся только цветом глаз. Правый у него был небесно-голубой, а левый – изумрудный тёмно-зелёного оттенка. Многие современные маги до сих пор считают подобное признаком врождённого таланта к магии. Хотя по этому поводу написан не один десяток трактатов и изысканий, доказывающих, что разноцветные глаза – не такая уж большая редкость, и ни к каким талантам это не имеет никакого отношения.

– Доброго дня, господин Хаук, – имя он произнес так, словно знал правду о моём происхождении. Он спокойно сел рядом с Дианой. – Меня зовут Перси. И это моё настоящее имя.

– Здравствуйте, – улыбнулся я. – Не будете против, если мы поговорим по пути. Просто я опаздываю.

– Ваше право, – кивнул он.

Стража на дороге к этому времени уже разбежалась. Если это действительно была стража.

– Мы с Вами ещё не знакомы лично, хотя Вы убили несколько близких мне людей. Но поверьте, я не испытываю к Вам ненависти и не желаю зла. Наоборот. Я считаю, что ссоры между нами принесут лишь убыток. И если бы я знал, к каким последствиям приведут мои поспешные решения, лично бы задушил заказчика. Того, первого из многих, – он улыбнулся. – Давайте не будем наводить тень на плетень, как говорили в захолустье, где я родился. Кажется, это было важным условием сделки с Вашей стороны. А условия я стараюсь не нарушать без веской причины.

– Вы служите культу Кровавой луны, – догадался я.

– Почти. Последние двадцать семь лет стою на первой ступени. Возглавляю, если Вам так будет проще понять. Не мы служим культу. Он служит людям, всему человечеству. Мы лишь инструмент, исполняющий желания заказчика. Если хотите, мы можем встретиться, когда Вы не будете так спешить. Поговорим, и я охотно расскажу о нас и нашей цели.

– Нет, спасибо. Давайте конкретно, что Вы от меня хотите?

– Столкнувшись с Вами, культ потерял трёх служителей, стоящих на второй ступени. Близких и доверенных мне людей. Двое из них были мне как сыновья. И тогда я решил, что между нами должен быть мир, нейтралитет, называйте, как хотите. При этом от Вас не требуется ничего делать. Мы сами будем держаться максимально далеко от Вас и гильдии Асверов.

– К чему тогда этот разговор? – спросил я.

– К тому, что культ раскололся, – он немного развел руками, стараясь не делать резких и слишком размашистых движений, чтобы не провоцировать асвера, сидевшую рядом. – Часть служителей хотят отмщения за убитых соратников. Часть, как и я, думают, что ввязываясь в войну с Вами, мы потеряем больше, чем обретём. Увы, я не могу повлиять на раскольников. Не могу найти и убить их, так как меня сдерживают серьёзные клятвы. Да и Вам не нужна помощь и защита моих людей, поэтому передо мной встала дилемма. Не собираясь открыто помогать и требовать от Вас не начинать войну со всем культом, подобные сделки неприемлемы. Отдай больше, чем получишь – такому принципу мы следуем.

Он вынул из внутреннего кармана наладонную книгу в два пальца толщиной. Взвесил её в руке.

– Здесь имена и всё, что культ знает о раскольниках. Тех, кто хочет мести, – интонация его голоса из мягкой стала жёсткой и властной. Словно секунду назад тут сидел совсем другой человек. – Каждое имя в этой книге – это услуга, которую культ окажет тебе. Будь то курьерское поручение, убийство, поиск утерянного артефакта или знания. Любой, обратившийся к культу и упомянувший твоё имя, будет убит на месте. Это моё предложение, – он поднял ладонь, на которой лежала книга.

Я посмотрел на него, не зная, что сказать. Точнее, сказать хотелось много, но приличных слов среди этого не было. Учитель говорил мне, что есть преступный мир, в котором живут наёмные убийцы, воры, работорговцы, торговцы лунным порошком и прочие отбросы общества. А есть культ Кровавой луны, который делает всё то же самое, только с особым изуверством и реками крови. И учитель предупреждал никогда не переходить им дорогу, так как культ всегда добивается своей цели. Сколько бы усилий и жизней это не потребовало. Поэтому одно только упоминание культа наводило страх на общество.

Воевать со всем культом разом не хотелось от слова «абсолютно». Да и с его обезумевшей частью тоже. Немного поколебавшись, я взял книгу.

– Если ты подумал, что я пытаюсь устранить «предателей» твоими руками, то это не так, – сказал Перси. – Они не предали культ. Лишь не согласились с моим решением.

– Не играйте словами, – холодно ответил я. – Когда подчинённые посылают главу и не исполняют приказы – это и есть предательство.

– Слишком узкое суждение. Они ослушались приказа, но не предали идеи и идеалы культа.

– Но Вы сами сказали, что они ставят под угрозу весь культ. И даже это не делает их предателями?

– Каждый из нас любым своим поступком ставит под угрозу Культ, – его губы изогнулись в почти безумной улыбке. – Только так.

– Вы противоречите сами себе.

– Отнюдь. Но, похоже, мы приехали, – он посмотрел в окно, а голос его вновь стал мягким. – Сделка заключена. Если Вы захотите ещё поговорить со мной, дайте знать. Я с удовольствием развею все Ваши сомнения и отвечу на вопросы. Может быть, наши идеалы окажутся Вам близки.

– Один вопрос. Вы сказали о трёх последователях культа. Брэнда Шашаг, Слепой Топпо, кто третий?

– Он носил имя шестого демона Бальтаира. Его наняли забрать уникальный артефакт Лютой зимы из замка барона Тадга́на.

– Главы факультета воды Академии магии?

– Да, магистра Конара Тадга́на, – кивнул Перси.

Пока я переваривал эту информацию, он кивнул и вышел из повозки. Почти сразу присутствие сильного мага исчезло, не оставив и следа.

– Ивейн, – я устало облокотился на спинку сидения.

Она заглянула к нам, наклонившись в седле. Глава культа не использовал магию и не прибегал к амулетам, но за пределами повозки наш разговор никто не услышал бы, даже если бы мы кричали. Почему-то я был в этом уверен.

– Передай Рикарде, пусть отправит несколько пар на защиту поместья Блэс. И ещё одну пару присматривать за госпожой Диас и Лиарой.

– Сделаю, – серьёзно кивнула она и, пришпорив лошадь, помчалась в обратном направлении.

Глава 7

В повозке я просидел минут десять, переваривая свалившуюся на голову информацию. С ходу ничего толкового не придумывалось, поэтому я попытался принять беспечный вид и направился к дому. Дверь открылась, едва я поднялся на порог.

– С возвращением, господин Хок, – в прихожей меня встречали Сесилия и Рут. Обе в тёмно-серых платьях, которые носили горничные в поместье оборотней. И если первой платье шло, то Рут выглядела в подобном неестественно. Любой, кто хоть немного общался с аристократами, сразу признал бы в ней девушку благородного происхождения. – Госпожа Бристл ожидает Вас в гостиной.

– Спасибо, Сесси. Пообедать я не успеваю, поэтому подай закуски. Пирожки, если только они с мясом. Греть не надо.

– Подам в гостиную с горячим чаем, – она коротко поклонилась.

Мы встретились взглядом с Рут. Красный цвет с радужки у неё пропал полностью. Но вместе с этим ушло и чувство, что рядом равана. Мы смотрели друг на друга секунд десять, пока Сесилия не положила ей на макушку ладонь и не наклонила голову. Я только ухмыльнулся, так как в этом они обе были одинаковы. Обычно прислуга старается не смотреть в глаза хозяевам. К нам как-то заходили подруги Бристл, которые были просто возмущены таким поведением слуг. Вслух они ничего не сказали, но внешне выглядели так, словно их оскорбили. Сесилия хотя и старалась, выбить из себя натуру охотницы на тёмных магов было не так-то просто. Она до сих пор хранила тяжеленный полуторный меч в чулане под лестницей. Это чтобы быстрее его схватить, если в дом будут ломиться десятки убийц. А простых грабителей она может душить голыми руками. Я недавно узнал, что она какому-то карманнику на рынке сломала челюсть и несколько рёбер. Стража после этого долго не забирала с улицы бедолагу, так как не хотела тратить деньги на целителя. В итоге сошлись на том, что продажа его на каторгу покроет ущерб за лечение.

– Берси! – послышался голос Бристл со второго этажа. – Мы опаздываем уже на полчаса! Ты же обещал прийти раньше…

В гостиной я обнаружил только Илину с Тали, которые неспешно пили чай. После нападения на дом, Наталии приходилось заново возводить всю защиту, поэтому она попросила Илину побыть пару дней дома. Хотела включить в чары какую-то надстройку, касающуюся асверов.

– Утром в гильдию привезли отряд Луции, – сказал я для Илины. – Ты в курсе?

– Нет, ничего не слышала, – она немного удивилась слову «привезли».

– Они охотились за мужчиной, и он… оказался сильней. Хорошо, что я отправил за ними Карла. Как итог, Луция тяжёло ранена и едва не отморозила ноги. Вьера отделалась испугом. Остальные – убиты, – я сел на диван, глубоко вздохнул. – Такие дела...

– А тот мужчина? – спросила Илина.

– Вместе с Карлом они его убили, попутно уничтожив магический артефакт, и едва не замерзли насмерть.

С третьего этажа спустилась Бристл, неся два камзола, чтобы подобрать цвет костюма. То, что это будет строгий наряд, можно было не сомневаться.

– Если ты не в настроении, мы можем остаться дома, – серьёзно сказала она.

– Нормально, – попытался улыбнуться я. Получилось не очень искренне. – Надо поговорить с мамой Иолантой. К тому же там будет Грэсия.

– Уверен? – уточнила она. – Это всё-таки бал. Люди на балу обычно веселятся, смеются и танцуют.

– А ещё пьют вино, – добавил я и показал на камзол в её руках. – Тёмно-синий цвет меня вполне устроит. Илина, помоги мне переодеться. И ты, Рут, тоже.

– Я отнесла всё в твой кабинет, – сказала Бристл. Она подошла, обняла, поцеловала в щёку. – Мне тоже приходилось терять подчиненных и друзей. Знаю, насколько это больно. Но ты сильный, я знаю.

Она погладила меня по щеке и убежала наверх. Как раз в этот момент в гостиную вошла Сесилия, поставила на стол блюдо с пышными пирожками и едва не бегом поспешила за Бристл.

– Поешь сначала, – сказал Илина, поставив рядом кружку с чаем. – Минут двадцать у тебя есть. Императрица Елена тратит на переодевание не меньше получаса, когда сильно торопится.

– Рут, – я поманил девушку. – Говори, что у тебя накипело. Пирожок хочешь?

Девушка посмотрела на Тали, перевела взгляд на меня.

– Я хотела сказать, что там не было мамы, – сказала она.

– Там, где? – не понял я.

– Дома, когда ты его сжёг. Поэтому я не держу на тебя зла. И папа тоже. Он просил тебе это передать.

– Хорошо, если так. Что ещё?

– Ты придумал глупое имя, – проворчала она.

Я посмотрел на Тали, которая сидела с невозмутимым видом и трескала пирожки.

– Хочешь выбрать другое? – спросил я.

– Нет, – моментально ответила Рут. – Но оно глупое.

Я поднял на неё взгляд, как бы говоря, что её проблемы меркнут по сравнению с моими. Но если они с отцом действительно не собираются доставлять мне проблем, одной головной болью меньше.

* * *

Бал, который организовывали Блэс, являлся одним из самых ярких и показательных мероприятий такого уровня. Во-первых, они планировали его ровно месяц, рассылая приглашения. Во-вторых, попасть на него желали многие. Особенно мелкая аристократия. Где ещё можно было познакомиться с окружением уровня герцогов? А попасть в эту сферу означало заполучить друзей и покровителей. Которые замолвят за тебя слово или придут на помощь в случае нужды. Да хотя бы одно то, что тебя запомнят, уже было огромной удачей. Отдельно надо сказать, что на балах парни и девушки знакомились друг с другом. Нередко эти знакомства приводили к ярким романам и даже свадьбам, если на это соглашались их родители. Вспомнить хотя бы зимний бал во дворце императора, где мы с Бристл сообщили о помолвке.

Мы планировали приехать пораньше чтобы немного пообщаться с семьей, но получилось так, что едва успели до начала. Гостей у дверей никто не встречал, но старшая супруга герцога расположилась за столом недалеко от входа. Вообще столов было много, чтобы гости, натанцевавшись в центре огромного зала, могли посидеть, поесть и выпить вина.

– Мама Иоланта, – поздоровался я, когда мы с Бристл подошли. В пределах десяти шагов посторонних ушей не было, поэтому я позволил себе такое обращение.

– Берси, Бристл, – она не удержалась – встала чтобы обнять сначала дочь, потом меня. – Рада, что вы смогли прийти.

– Прости, не получилось приехать раньше, – сказала Бристл. – В качестве извинений мы решили остаться на ночь.

– Это замечательно, – обрадовалась она. – Может, погостите у нас пару дней?

– Мама, ты же знаешь, у нас дома сейчас много работы, – виновато ответила Бристл. – Но мы обязательно заедем в гости в ближайшие дни.

– Мама Иоланта, в городе ближайшее время будет неспокойно. Объявился культ Кровавой луны и планирует что-то нехорошее. Я попросил госпожу Рикарду Адан выделить для вашего поместья несколько асверов. Чтобы они не маячили на улицах, разрешите им занять гостевой дом.

– Я не слышала об этом, – Бристл легонько ткнула меня в бок кулачком. – Всё так серьезно?

– Если дело касается культа, недооценивать угрозу не стоит, – сказал я.

– Хорошо, Берси, – Иоланта кивнула. – Я распоряжусь, чтобы они заняли один из гостевых домов. Детей в поместье нет, так что, думаю, это безопасно.

– Мы подойдём позже, – Бристл подцепила меня под руку и потянула в сторону зала, так как позади нас уже стояло несколько только что прибывших гостей, желающих поговорить с герцогиней.

Далеко уйти нам не дали две хищницы, ловко зажав с двух сторон в проходе между столами. Или заранее готовились, или у них это на уровне инстинктов.

– Брис! – Карэн первой оказалась рядом, поцеловав сестру в щёку. – Берси.

Пока сестра думала, она успела чмокнуть в щёку и меня. Заулыбалась, словно произошло что-то восхитительное.

– Привет, – Анита, немного смутилась, поцеловав в другую щёку сестру, ну и меня для равновесия.

– Карэн, Анита, вы сегодня восхитительно красивы, – сказал я. – Если мужчины не будут падать у ваших ног, знайте – они просто слепы.

Сестры для бала выбрали платья подчеркивающие фигуру, но с воротниками почти до подбородка. Самые смелые современные модницы открывали ключицы, но сегодня я подобного ещё не видел. В целом же, у всех представительниц рода Блэс в платьях всегда прослеживался определенный стиль, выделяющий их среди других благородных дам.

– Спасибо, Берси, – Карэн сделала вид, что смущена комплиментом. Не чувствуй я намерений, ни за что бы не угадал о чём она думала.

– Ты тоже, – сказала Анита, – немного изменился.

– И чем же? – удивился я.

– Стал пахнуть ещё вкусней, коварный обольститель! – раздался позади голос Лиары.

– Лиара, – почти в один голос сказали три старшие сестры.

– Пусть, – улыбнулся я. – Это нисколько не задевает меня. Лиара, привет, как дела?

– Лучше не бывает, – она буквально сияла от радости, что её пригласили на бал.

– Лиара, я же просила не вести себя как мальчик, – в отличие от дочери, Грэсия шла к нам не так быстро.

– А я и не веду.

– «Лучше не бывает», – передразнила её Грэсия. – Что за ответ? Разве так разговаривают воспитанные девушки?

– Здравствуйте, – приветствовал я её. – Мама Иоланта всё-таки уговорила вас прийти?

– Она уговорит кого угодно, – улыбка у Грэсии получилась немного холодной. – Так же, как один красноречивый мужчина. Бристл, он тебе ещё не рассказывал о своих подвигах?

– Совсем немного, – она покосилась на меня.

– Брис, о своём походе, я рассказал тебе всё. Она немного не об этом. Обещаю, всё расскажу. Сегодня же вечером. Грэсия, простите меня за этот эгоизм. Я, как всегда, плохо подумал. Точнее, думал совсем не в том русле. Александра популярно объяснила, как я был не прав.

– Ох, Берси, – она покачала головой. – Почему ты со мной не поговорил? Да и Иола хороша. Но ничего, она у меня получит по заслугам. Сегодня вечером.

– Может, расскажите? – заинтересовалась Бристл.

– И превратить бал в бои оборотней? – ехидно спросила Грэсия, ещё больше распаляя её любопытство. – Нет уж. Сами потом разбирайтесь.

Хватка Бристл на моей руке стала крепче.

– А мне тоже интересно, – влезла Лиара. – Берси, ты обещал рассказать как охотился на вампиров!

– Обязательно расскажет, – Грэсия аккуратно погладила её по голове, чтобы не испортить изящную прическу, – если уцелеет.

– Похоже, одного извинения будет мало, – тихо вздохнул я.

– Лучше скажи, почему искажением от тебя разит на весь зал, а я по-прежнему не ощущаю тебя как мага?

– Я хотел с этим вопросом к Вам подойти. Только мне осталось разорваться на части, чтобы успеть решить все дела разом.

– Запомни, успевает не тот, кто торопиться, а тот, кто умеет грамотно распределить время и расставить акценты, – наставительно сказала она. Затем посмотрела на старших сестёр Блэс. – Девушки, я вижу группу одиноких парней на горизонте. Пока не набежали малахольные девицы, у вас есть возможность произвести на них впечатление. Лиара, а ты беги спасай Иоланту от старой герцогини Крус. А-то бабка мешает другим гостям поприветствовать хозяйку. Что она вообще тут делает?

– Я мигом, – Лиара коварно улыбнулась и поспешила в ту сторону, ловко огибая гостей и столы.

Мы же прошли за один из столов, которые специально поставили так, чтобы гости могли обсудить важные вопросы, не удаляясь из зала и не боясь, что их подслушают. Бристл что-то показала жестом одной из служанок в зале, и та заняла позицию недалеко от стола, чтобы гости не подумали нам мешать.

– Что за проблема? – спросила Грэсия. – Насколько всё серьёзно?

– Не нашёл подобного в Ваших записях. В справочнике – тоже. Дело в том, что у меня не получается копить магию. Как и не получается остановить процесс очистки. Помните, я говорил про дополнительную очистку? Так вот, магия стала настолько чистой, что сразу испаряется, как попадает в резерв.

– Не продолжай, я поняла, – жестом остановила меня Грэсия. Задумалась на минуту, постукивая пальцами по белой скатерти.

Бристл не совсем поняла, о чём речь, но заранее решила начать волноваться. Я успокаивающе накрыл её ладонь своей.

– Я о подобном только читала, – сказала наставница. – Лично не сталкивалась. Считается, что это происходит, когда один из каналов начинает бесконтрольно пропускать магию. В таком случае болезнь убивает мага за пару дней, если канал не перекрыть. Какое влияние на тело оказывает чистая магия, доподлинно неизвестно, но то, что ты постоянно разливаешь её вокруг, ничего хорошего не сулит.

– Может быть какой-нибудь артефакт, похожий на ограничитель, нужен? – спросил я.

– Свеча белого пламени. В гильдии хранится артефакт, похожий на магический светильник. Только вместо камня особый усилитель, зажигающий белый огонёк. Можно его запалить, расходуя лишнюю силу.

– Тут проблема. Если я запалю белый огонь, то факел выйдет до потолка, – я посмотрел наверх, оценивая высоту потолков в зале. – Да, примерно так.

– Ты серьёзно? – прищурилась Грэсия.

– Могу продемонстрировать. Только придется посох целителя брать. Он у Дианы…

– Не надо, – остановила меня наставница. – Я верю. Ну-ка, дай руку. Брис, отпусти его. И пересядь.

Взяв мою ладонь, Грэсия ушла в себя, а я забыл обо всём, что происходит вокруг. Как раз в это время начинался бал. Музыканты пока играли нейтральную мелодию, готовясь к первому танцу. Готовились и пары, ожидая вступления. Без посоха целителя намерения окружающих ощущались размыто, но примерно пять человек хотели со мной поговорить. В том числе семейство Лоури. Они заняли столик в прямой видимости и сейчас беседовали с кем-то из гостей. Давно я не видел Клаудию. Она, как всегда, прелестно выглядела. Невинное личико, алые губы и выразительный взгляд. Недалеко от неё крутилось несколько парней, ожидая пока знакомые герцога уйдут, и они смогут пригласить Клаудию на танец.

– Берси, – Грэсия отвлекла меня от разглядывания зала. – Попробуй передать мне немного чистой силы. Помнишь, как на занятиях по открытию каналов? Хочу попробовать поймать её и проверить твоё состояние.

Уга, наблюдавшая за нами со стороны, ревниво заворчала. В её представлении любая сторонняя магия мне была абсолютно не нужна. Вроде как при большой необходимости, я сам смогу оказать себе помощь.

– Кхм, Грэсия, чистоты Вашей магии вполне хватит. Просто повторяйте за мной: «О Уга, Великая мать демонов, будь милостива и прими помощь малую. Позволь оценить здоровье любимого ученика моего Берси».

– Любимого ученика? – она многозначительно посмотрела на меня.

– Я серьёзно, – виновато улыбнулся я. – Подождите. Только это надо произнести искренне. Иначе Уга не услышит. И не злоупотребляйте её добротой – она может обидеться.

Повторив обращение, Грэсия применила простое оценивающее заклинание, чтобы узнать состояние каналов магии. На её лице появилось удивленное выражение лица. Уже через секунду она плела замысловатые узоры в воздухе, пытаясь узнать о состоянии моего тела всё, что вообще было возможно. Даже о том, не был ли я отравлен в ближайшее время и не принимал ли сильных лечебных настоек. Уга от такого нахальства опешила, но не стала вмешиваться. Потому, что «любимый ученик» из уст Грэсии действительно прозвучало очень искренне.

Я снова обратил внимание на зал. Старшие дочери Блэс, кружили по залу в неспешном танце. Очень надеюсь, что после сегодняшнего праздника я смогу посещать поместье без опаски. Анита и Карэн – обаятельные и красивые молодые женщины. И только их происхождение отпугивает потенциальных женихов. Многие узнавая, что красивая женщина превращается в огромного монстра-оборотня, убегают без оглядки. Герцог Блэс сейчас подминал под себя провинцию Дюран в том числе и ради того, чтобы предложить будущему зятю большой кусок богатой земли. Двоюродных и троюродных родственников герцогов вряд ли можно будет купить этим, но вот безземельные бароны, коих в столице прорва, обязательно обратят внимание. Только мне бы хотелось, чтобы среди них нашлось пару смелых мужчин, которые разглядят в сестрах Блэс личность, а не возможность стать землевладельцем.

– Уга будет недовольна, если вы продолжите в том же духе, – сказал я.

– Она что-то понимает в целительстве? – не отрываясь от занятия, спросила Грэсия.

– Она читает Ваши намерения.

– Всё, всё, я закончила, – она отпустила мою руку.

– Что скажите?

– Что тебе нужно либо наполнять этой силой внутренний резерв, либо не черпать её бесконтрольно. Среди магов редко кто пользуется резервом, так как в нём нет смысла. Разве что быстрее набрать загрязнение и окончательно засорить каналы. Мне это тоже не нужно, так как я могу черпать достаточно сил для любого заклинания. Только ты этого не умеешь, – она поморщилась. – Мне надо разобраться с тем, что я сегодня увидела. Я подумаю, что можно сделать. Ты парень умный, с хорошим образным мышлением. Раз сумел внушить себе, что магия это жидкость, продолжай развивать это. Что можно делать с жидкостью, чтобы она не испарялась? Кристаллизовать, сгущать, охлаждать, хранить в виде пара. Пробуй, экспериментируй. Но только с осторожностью. При первом результате проконсультируйся со мной. Сила может стать нестабильной или слишком концентрированной. Я достану тебе браслеты Крайта. Будешь пробовать магичить исключительно в них.

– Это кандалы, которые надевают на магов, заключённых в тюрьму?

– Они самые. Только для тебя они не страшнее ограничителя. Поговорим об этом в академии или у меня в лаборатории. Ступай, пригласи Бристл на танец, пообщайся с гостями.

– Брис, – я встал, подал ей руку. – Сейчас начнётся третий танец. Или он слишком быстрый для тебя? Подождем четвёртый?

– А ты смельчак, раз бросаешь мне вызов. Смотри, как бы сам не наступил мне на ногу.

– У меня был хороший учитель.

– Я знаю, – она улыбнулась, беря меня за руку.

Танцевать меня учила Бристл, и это оказалось куда сложней, чем я представлял себе. Со стороны кажется, что пары словно невесомые легко кружатся по залу. На самом деле это очень сложно: двигаться в такт музыки, следить за партнёром и за окружающими, чтобы не врезаться в них. Но все старания вознаграждаются, стоит выйти в центр зала. Танцы вызвали у меня восторг и такой водоворот чувств, что я долго не мог прийти в себя. Пришлось выпить бокал вина, чтобы унять дрожь в руках.

– Поговори с гостями, – шепнула мне Бристл, когда я вновь решил идти в центр зала. – Потанцуем после большого перерыва, когда будут повторять первый танец. Кстати, с кем хочешь поговорить первым? Видишь, мужчина в красном и золотом? Это Кейреш. Двоюродный брат герцога, от которого мы получили кусок земли. Пока ты был в отъезде, они успели подготовить все необходимые бумаги. Осталось только назначить управляющего.

– Да, я заметил его дочь. Пати́, если я не ошибаюсь. А вон ту женщину я не знаю. Что ей от нас нужно?

– Хм. Надо у мамы спросить, – шепнула она. – В лицо я её не помню.

Мы обсуждали немолодую женщину в дорогом синем платье. Обилию и цене драгоценностей могла позавидовать бо́льшая часть присутствующих.

– Давай начнём с… Лоури, – сказал я, остановив взгляд на старом герцоге.

– Почему с них? – немного удивилась Бристл.

– Во-первых, Клаудия мой друг, а во-вторых, давно хотел поговорить с герцогом. Ты всё ещё считаешь их предателями?

– Всё сложно, – она немного засомневалась. – Но он в ответе за своего сына. А Клаудия мне просто не симпатична.

Мы прошли через зал к столу, за которым сидел герцог с внучкой. Старый маг едва притронулся к нежнейшему паштету и всего пару раз пригубил вино. На их семью работали неплохие целители, и внешне герцог выглядел бодрым стариком. Если Геррих был не номинальным магом, а настоящим практиком, то он неплохо сохранился. Клаудия же вина не пила, кушая маленькой вилочкой фруктовый десерт.

– Доброго вечера, герцог Лоури, Клаудия, – первым поздоровался я. – Не помешаем?

– Барон Хаук, – вроде как узнал меня герцог. – Нисколько. Прошу садитесь. Последний раз я посещал подобное мероприятие, не считая зимнего бала, лет двадцать назад. Балы́ – это развлечение для молодых. Да, и в этот раз Блэс постарались. Они всегда умели создать атмосферу праздника и веселья. Ваш дед, Бристл Блэс, – обратился он к моей супруге, – мог танцевать весь вечер и всю ночь, закружив до изнеможения не одну женщину.

Бристл, чтобы случайно не сказать гадость, решила промолчать. В её взгляде читалось: «Хотел поговорить с ним, вот и говори».

– Да, я тоже не сторонник подобных мероприятий. Учёба не оставляет свободного времени. А ещё работа в гильдии целителей и практика у асверов. На балы и гуляние остаётся мало времени.

– Да, я слышал, – кивнул герцог. – Ты ведь разрешишь обращаться к тебе по имени?

– Что Вы, это честь для меня.

– В таком случае, Берси, я слышал, ты неплохо пошумел на юге. Столкнул лбами герцогов Кортезе и Крус.

– Скорее, это они столкнулись лбами, едва не задев нас. Отряд асверов охотился в тех краях на тёмного мага, а для меня это была неплохая практика.

– Практика – это хорошо, – герцог сказал это так, словно знал, что поехал я туда совершенно не для поимки тёмного. Хорошо бы узнать, что именно он представлял себе. – Крус давно нацелился на равнину Лазар, принадлежащую Кортезе. Он не дает ему сеять на плодородных землях зерно, а Иларио Кортезе за это давит его торговые начинания. Золото эти равнины принесли бы кому-то из них, – герцог скривился, – совсем немного. Наши шахты благородного камня приносят в разы больше. Но продовольствие – это влияние на Императора. Закупки зерна для легионов – это малый, но постоянный доход. И право голоса в Имперском совете.

– Как будто без этого у Крусов нет там голоса, – заметил я.

– И вес этого голоса? – криво улыбнулся Геррих. – Ну пропищит он что-то против, к примеру, герцога Блэс. Император его, в лучшем случае, не услышит.

– Тогда Крус очень смел, раз выступил против Кортезе.

– Крус – потомственные маги. Как и Лоури. В Совете магов, во многих гильдиях у них есть свои люди. На завтра они планируют разбирательство в Совете. Я почитал обвинительный лист. Он настолько же серьёзен, насколько смешон. Хочу предупредить, что они затеяли серьёзную игру только ради того, чтобы через три дня, на Имперском совете, надавить на тебя. А другие в это время посмотрят – прогнётся ли барон Хаук. Можно ли на него давить в будущем. А так же можно ли вести с ним серьёзные дела. Справишься?

– Справлюсь, – я пожал плечами. – Особо не переживаю на этот счёт. Но спасибо, что предупредили.

– Пожалуйста. Если возникнут трудности, с которыми ты не сможешь справиться, смело обращайся. Поверь мне, бывают ситуации, когда тяжело выстоять против общего давления. Остаётся быть сильным и уверенным в своей позиции и праве эту позицию отстаивать. Когда Лоури оказались в такой ситуации, ты единственный, кто решил оставаться другом Клаудии. Несмотря на общее давление, – он бросил короткий взгляд на Бристл. – Это много говорит о тебе, как о личности. Никто в Империи не сможет упрекнуть Лоури в том, что мы не ценим дружбу.

– Лестно, что Вы обо мне такого мнения. Я ценю это.

Я был глубоко убеждён в том, что аристократы могут говорить о дружбе только до той поры, пока им это выгодно. Возможно, Блэс сделают всё возможное, чтобы вытащить друга, но вот остальные – вряд ли. Я это увидел, когда все дружно травили Лоури. Лишь благодаря Императору они не исчезли окончательно.

– Для того, чтобы иметь устойчивое положение в Имперском совете, нужно минимум пять голосов, – сказал герцог. – Блэс и Лоури в любой ситуации будут на твоей стороне. Кортезе – прохвост. Но на него можно положиться, если дело будет предвещать прибыль. Сагрэдо – самый молодой из наместников и политического веса пока не имеет. Какие у тебя с ним отношения?

Геррих имел в виду молодого герцога Доминика Сагрэдо, который управлял провинцией, примыкающей к землям Хауков. По сути, Хауки были свободными баронами из-за постоянной войны с вольными княжествами. Но раз Империя решила построить на моей земле форт и проложить дороги, то мы автоматически переходим под контроль герцога. Сейчас этот вопрос не поднимался. Рикарда говорила, что пока идёт строительство, а это год или даже два, волноваться нет причин. А потом она обещала надавить на герцога и решить все возможные проблемы.

– С герцогом Сагрэдо я не знаком. Пока он не увидел необходимости встречаться со мной.

– Не совсем так, – Геррих хитро улыбнулся. – На него надавил Император. Найди возможность встретиться с герцогом. Иноземные вторженцы прошли по краю его земель, и там он потерял свой легион. Сейчас он будет как никогда сговорчив и уступчив. Можешь попросить отсрочку уплаты имперского налога минимум лет на десять.

– Спасибо за совет.

– Подобная мелочь не стоит благодарности. Если захочешь поговорить о политике, приезжай в любое время. Приезжай вместе с супругой – мы с Клаудией будем рады принять вас.

– Непременно приедем, – заверил я его. – Прошу нас извинить.

Герцог показал жестом, что это наше право, и он не смеет кого-либо задерживать. Клаудия мило улыбнулась, как бы намекая, что не против поговорить позже, когда дедушка уедет. Этого ждали ещё пять или шесть парней, трущихся недалеко. У одного прямо на лбу было написано, что он хочет денег. Наверное, думает, что уходя с поста наместника, Геррих оставит Клаудии гору золота и десяток домов в Витории, включая поместье семьи. Представляю, какая война начнётся среди дальних и близких родственников за это наследство, когда герцог отойдёт в мир иной.

Следующие полчаса мы много беседовали с гостями. Причём все знали, что у меня намечаются проблемы, и каждый намекал, что может помочь в той или иной степени. Выходило так, что прими я помощь всех, то Имперский совет можно было не собирать и принять любое решение прямо тут. Поговорил я и с семейством Кейреш. Тему выбрал отвлечённую, стараясь показать благожелательность. Они это поняли и, в свою очередь, намекали на возможное сотрудничество в торговле и хорошую прибыль.

Не удержался я и от того, чтобы немного подколоть присутствующую на празднике Кларет Тебар. Она выбрала один из столов в дальнем углу зала, наблюдая за гостями. Учитывая выбор тёмного платья и такого же цвета платка, покрывающего плечи, казалось, что в том углу сгущалась тьма. Мы с Бристл минут десять сыпали в её сторону комплементами, что ей идёт платье, и в нём она смотрится очень женственно. Она героически терпела, мечтая как можно быстрее переодеться в привычную одежду.

Потом мы натолкнулись на довольно странное семейство. Довольно пожилая пара, лет под семьдесят, в сопровождении молодой девушки. Скорее всего, внучка решила поухаживать за стариками. Выглядели они немного неестественно на празднике. Глаз то и дело цеплялся за них, когда мы гуляли по залу. Может потому, что девушка выглядела раздражённой, плохо это скрывая. Гости, сталкиваясь с ней, старались как можно быстрее сбежать. Даже те, кто знал это семейство. Старики хотели поговорить со мной, но не знали, как подступиться. Я решил не обижать их и подошёл первым.

– Доброго вечера, – поздоровался я. – Не помешаю?

– О, нет, нет, – обрадовался старик. – Мы как раз говорили о молодом бароне, который взял в жены дочь герцога Блэс, – он уважительно кивнул Бристл, – и собирается в скором времени взять второй супругой ещё одну Блэс. Мы не знакомы лично, поэтому позвольте представиться. Крог. Альвар Крог. Моя супруга Виолета и внучка Анна.

Анна вблизи оказалась внешне приятной девушкой с пышными волосами цвета тёмной меди. Длинные ресницы делали её карие глаза очень выразительными.

– Рад познакомиться. Барон Хаук. Но я предпочитаю Хок, если учесть мнение отца о происхождении нашего имени. Моя супруга Бристл Блэс.

Имя Крог мне показалось знакомым, но я так сразу не вспомнил, где его слышал. Старик немного поколебался, думая переходить ли сразу к делу или начать с отвлечённой темы. Но, видимо, решил, что молодые люди быстро потеряют к ним интерес и убегут по своим делам.

– Вы напомнили мне одного человека, Барон Хок, – сказал он. – Саламандр Аберг, может быть, Вы знаете его? Или слышали это имя?

От такого неожиданного вопроса я неплохо растерялся. Стараясь сделать вид, что задумался, я вновь попытался вспомнить имя Крог, но в голову ничего не приходило.

– Да, я знал этого старика, – ответил я. – Он умер, когда мне было лет девять.

– Может, Вы знаете и его сына, Курта? – в глазах старика зажёгся странный огонек, а его супруга слишком сильно сжала белый платочек.

– Слышал про него, – немного неохотно отозвался я. – И какая судьба постигла их семейство, тоже.

– Курт был нашим зятем, – сказал старик. – Кармелла, наша дочь, вышла за него, наверное, ещё до Вашего рождения.

А вот теперь я вспомнил, кто такие Крог. И это было неожиданно. Очень неожиданно.

– В таком случае, соболезную Вам, – сухо сказал я. Мимолетно встретился с сердитым взглядом Анны и почему-то разозлился. В её намерениях ярко читалось желание высказать мне, что я им мешаю. Они тут отдыхают, а я им помешал своим присутствием. – Прошу меня простить, но я обещал уделить немного времени герцогине Иоланте Блэс. Не надо на меня так смотреть, Анна, я не смею Вам больше мешать.

Повернувшись, я решительно ушёл вглубь зала. Хорошо что Бристл держала под руку, не позволяя широко шагать.

– Кто такие эти Крог? – спросила она, видя сердитое выражение лица.

– Не знаю. Лет двадцать назад асверы вырезали семейство Абергов. Вместе с Кармеллой Крог. В той бойне спасся лишь старый маг Саламандр. Я знал его.

Больше вопросов Бристл не задавала. Мы немного прошлись по залу, я окончательно успокоился, но мысли в голове продолжали метаться, как мыши во время пожара в амбаре. Почему Крог появились только сегодня? Кто им про меня рассказал? Не думаю, что они узнали случайно.

– Барон Хаук, – окликнул меня женский голос. Довольно бесцеремонно обращаться вот так, в кругу гостей.

Оглянувшись, я увидел идущую к нам наперерез женщину. Ту самую, обильно украшенную драгоценностями.

– Барон Хаук, мне нужно с Вами поговорить, – серьезно сказала она.

– Брис, ты не устала? – спросил я.

– Всё нормально, – она улыбнулась, погладила меня по руке.

– Пойдёмте, – я показал женщине на свободный кусочек зала рядом с широким окном. На город уже опустилась ночь. За окном были видны огоньки в гостевых домах и охрана поместья, прохаживающаяся с лампами в руках.

– Барон, – женщина хотела подойти ближе, чтобы взять меня за руку, но Бристл легко прочла этот манёвр. Она встала так, чтобы и меня не загораживать, и женщине было неудобно приблизиться. – Вы недавно вернулись из восточной провинции. Мой сын, Ольгерт, служил штатным магом в четырнадцатом легионе. Мне сказали, что он напал на группу асверов. Вы были там, скажите, что это неправда. Он благоразумный мальчик и не стал бы поступать столь опрометчиво. Я в это не верю.

– Это правда, – я не стал её обнадеживать.

Женщина ахнула и пошатнулась. Мы с Бристл одновременно шагнули к ней, подхватив под руки. Кто-то из слуг принёс стул, затем сбегал за кувшином с водой. Я налил ей воды в бокал для вина, жестом отсылая слугу.

– Выпейте. Да, я был свидетелем этого преступления. Закон гласит, что маг в этом случае будет убит на месте. Подождите терять рассудок и самообладание. Асверы отсрочили приговор. Не знаю о судьбе Вашего сына на данный момент, может быть он уже мёртв. Но может быть ещё жив. Видите вон ту женщину в тёмном платье? Очень осторожно поговорите об этом с ней. Скажите, что хотите выкупить сына. Но! – я вновь опередил её. – Об этом никто не должен узнать. Асверы обычно не идут на подобные сделки. Но если Вы предложите достаточную сумму, возможно, они вернут Вам сына. Вы меня понимаете?

– Понимаю. Спасибо Вам, барон. Спасибо! – она глубоко вздохнула, нашла в себе силы встать и ушла сердить Кларет Тебар.

Я сходил за вторым стулом, и мы с Бристл сели недалеко от окна. Бал переходил во вторую фазу, вновь начинаясь с танцев. Вот только у меня пропало всякое желание танцевать.

– Они действительно вернут ей сына? – спросила Бристл.

– Всё может быть, – я покачал головой. Если бы Крог не растревожили во мне старые воспоминания, я бы сильно огорчил эту женщину и забыл бы о ней через пять минут. – У меня такое ощущение, что весь мой путь на восток кто-то записал на бумагу и раздал всем окружающим. Не удивлюсь, если завтра кто-нибудь заявит, что я виноват в том, что не добил Валина. Хотя мог это сделать, но оставил угрозу для всей Империи, – язвительно произнес я.

– Отряд из тридцати Асверов – слишком заметная и значимая цель. Никто в здравом уме не оставит её без внимания. У той же службы безопасности в каждом городе свои агенты. Которые могли поминутно описать, когда вы проходили мимо и где останавливались на ночлег, – Бристл ободряюще улыбнулась. – И будь уверен, что они исписали гору бумаги. Но ты прав, подобная информация просто так не утекает из рук безопасников.

– Слушай, пошли Карла навестим, – предложил я. – Надоел мне этот праздник.

– А что Карл? – не поняла она. – Он, наверное, напивается где-нибудь с друзьями, раз ты ему свободный день выделил.

– Да, ты же не знаешь. Карл влюбился. И если напивается, то только с горя. От неразделенной любви.

– Карл? Этот кобель опять подкатывал к Сесилии? Ну, он у меня получит по зубам!

– По зубам он и так получит. Вероятнее всего. Он умудрился влюбиться в асвера. Причём в такую женщину, у которой у самой в голове каша, и долг она ставит выше мужчин.

– Кошачий ливер, – то ли удивилась, то ли выругалась Бристл, опускаясь обратно на стул. – И в кого же?

– В Луцию. Вы с ней особо не пересекались.

– Я знаю, кто они такие, – сказала она. – Илина рассказывала.

– Пойдём, – я встал. – Мне нужен посох целителя, и я скажу, где искать Карла.

– Если на фоне любви он не свихнулся, то искать его лучше в конюшне.

– Точно, – согласился я. – Как ближе? Через кухню?

Через пару минут мы вошли в конюшни, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить лошадей. Бристл прекрасно ориентировалась в темноте, ведя меня за руку. Когда мы подошли к подсобному помещению, я заметил лучик света, выбивающийся из-под двери. Бристл тихонько поскреблась в дверь, прислушалась, затем открыла, пропуская меня внутрь. Карл сидел на кровати в одних штанах, вырезая что-то охотничьим ножом. В воздухе ощутимо пахло деревом. Я посмотрел на узкую полоску шрама на его груди.

– Приятно пахнет, что это? – спросил я.

– Северный кедр, – он показал незаконченную фигурку волка в ладонь размером. – Пахнет хорошо, – вздох. – У меня дед такие вырезал. Пара штук до сих пор хранятся дома. Стоит потереть в ладонях, и они снова пахнут.

– Слушай, красиво получается, – я подошёл ближе, сел рядом на кровать. – Разреши. Вылитый волк. Луции подаришь? Хороший подарок, одобряю.

Брситл прошла, села с другой стороны от Карла, толкнула его плечом, при этом как-то хитро улыбнувшись.

– Что, прям серьёзно? – рассмеялась она. – Ну, не рычи. Мы пришли помочь. Выработать стратегию, как покорить сердце красавицы. Пусть и рогатой. Вот, Берси разбирается в их семейных делах.

– А я уже с Рикардой поговорил, – сказал я. – Так что, Карл, у тебя теперь свободный доступ в гильдию. Не без сопровождения, так как там много молодёжи, но до лечебного покоя дойти можно. Хорошенько выспись, приведи себя в порядок и завтра к обеду можешь её навестить. Это тебе от меня подарок, – я протянул небольшой сверток из алхимической бумаги. – Конфеты. Моя разработка на основе медвежьей мяты. Сладкие и прошибающие. Асверы такие любят.

– Держи, – Бристл отцепила от волос заколку с тремя синими камушками в виде капелек. – Подарок от меня.

– Спасибо, – Карл взял подарки. Было видно, что он тронут и немного смущён одновременно.

– Волка тоже доделай, – сказал я. – Красивый получается. Уверен, ей понравится. Только сразу не расстраивайся, если она тебе откажет. Дай время ей решить что важнее – служба или отношения с мужчиной.

* * *

Двигаясь по кругу, я следил за движениями Дианы. Она неудобный соперник даже когда поддавалась, а во время серьёзной тренировки нужно было быть максимально собранным, чтобы вовремя среагировать на очередной выпад. «Я ударю сверху,» – примерно так звучали её намерения, ярко и чётко. Но стоило поднять меч, и удар приходил сбоку или снизу. Она уже наставила мне с десяток синяков на ногах. Суть тренировки была в том, чтобы я следил за положением её рук, не обращая внимания на обманчивые намерения. Удачно отразить удар получалось в трёх случаях из пяти.

Я представил, как ударю сбоку, продолжив движение клинка, а сам атаковал снизу, целясь в бедро. Наши мечи звонко встретились, и рукоять больно ударила меня в ладони. Так она показывала, что мой удар был предсказуем. Что я раскрыл его положением рук ещё до того, как послал обманное намерение.

– Неплохо, – голос Мастера. – Но мало практики с мечом.

– Ты хочешь бо́льшего от целителя? – парировала Рикарда. – Наличие таланта не значит, что всё свободное время нужно посвящать мечу.

– Ты говорила, он может двигаться быстрее?

– Немного. Если использует какую-то усилительную магию. Да, да, – опередила Рикарда его вопрос о том, как это действует на асверов, – реакция становится чуть быстрее. Но это больше мешает. Надо много тренироваться, чтобы получить преимущество.

– Я думаю, что выбор тяжёлого меча – слишком поспешное решение, – сказал он, глядя, как я отразил ещё один выпад Дианы. – Средний дал бы больше преимуществ.

– Сейчас, но не в перспективе.

– Только если он станет раза в полтора быстрее. А для этого нужна сила в руках и спине.

– В бою против человека? – в голосе Рикарды появились язвительные нотки.

– А против магического конструкта?

– Против него не поможет и средний меч.

Я слушал их болтовню в пол уха. В поле моего зрения на секунду попала Илина. Она сидела на соседней лавочке просто ожидая окончания тренировки. В отличие от остальных, в том, что касалось оружия и умений этим оружием управляться, она полностью полагалась на Диану. Она сама владела мечом чуть лучше, чем на среднем для асверов уровне, не уделяя этому много времени. И научить кого-то могла только самым простым приёмам и азам.

В зал для тренировки заглянули ещё три гостьи. Кларет Тебар, Вьера и Ивейн. Я так и не узнал, чем вчера закончился разговор о выкупе мага. После разговора с Карлом, мы с Бристл не стали возвращаться на бал, решив хорошенько выспаться перед трудным днём. Уже в спальне я рассказал Бристл о том, что меня укусила Лиара в облике белого оборотня. Начал с самого начала, рассказав про Тали и то, что после клыков раваны невозможно было заразиться и стать оборотнем. Может из-за этого Бристл совсем не рассердилась. Сказала только, что я дурак и всё – никакого скандала, драк и летающей по комнате мебели. Заразиться можно ведь и случайно. Иногда для этого хватает обычной царапины от когтей оборотня. Я не говорил, но дома в спальне у неё был небольшой тайник, где она хранила особую настойку и порошок для приготовления смеси для пострадавших от нападения оборотня. На всякий случай. Так что Нонио Рэм, писавший в книге, что оборотни только и ждут, чтобы заразить супруга, был в корне неправ. Чистокровные оборотни этого боялись не меньше, чем их семейные. Кстати, если я прав, то Сэм, муж Агнешки, до сих пор не обращён, хотя они живут вместе не один год. И он часто навещает семейство Блэс в их родовом имении. Да, было особое обращение, для того, чтобы усилить кровь, но только как пережиток прошлого.

Диана успела ещё пару раз попасть по мне, прежде чем мы закончили. Пришлось накладывать заклинание чтобы убрать синяки. Последний удар был немного сильней, чем надо. Эх, не думал, что она настолько ревнива. Обиделась на то, что я заранее не рассказал о том, что задумал. Да и не раскрыл всех карт. Она забрала у меня меч, убрав его в бочку с учебным оружием. Свой учебный клинок она оставила в руках.

За время тренировки я распалился, поэтому щеголял в рубашке с распахнутым воротом. Чтобы цепочка с кулоном, которую я носил на шее, не мешалась, я развернул её за спину.

– Спасибо, – я взял из рук Дианы полотенце чтобы утереть пот. – Спасибо, что пришли. Я пригласил вас ради двух вещей. Во-первых, чтобы показать вот это.

Потянув за золотую цепочку, я вытянул небольшой кулон в виде красного камешка.

– Это он! – воскликнула Ивейн. – Тот самый артефакт!

– Да, это он, успокойся.

Диана сдвинулась чуть вперёд, намекая, что если Ивейн решит подойти, то получит кулаком в ухо. В намерениях девушки действительно промелькнуло желание броситься на меня чтобы отнять опасный артефакт. Но она благополучно решила не рисковать здоровьем.

– Азм действительно хотел убить меня, но не нашёл подходящего момента пока был у Ивейн. А потом кое-что поменялось. В общем, сейчас убивать меня он уже не хочет. Мы с ним заключили небольшой договор.

– Азм? – спросила Рикарда.

– Да, прошу знакомиться – это Азм, – я опустил правую руку на голову огромной огненной собаки, которая неожиданно для всех материализовалась рядом со мной. Словно до этой секунды его накрывало полотно делающее невидимым и кто-то его сдернул.

С появлением собаки в комнате стало ощутимо теплее. Даже когда он лежал, опустив голову на передние лапы, его макушка была на уровне моего бедра. Он ещё не до конца оправился после боя с Валином. На острой и, признаюсь честно, страшной морде остались три длинные, воспалённые борозды, проходящие рядом с глазом. Пальцы раваны потрепали собаку как стальные когти. Я применил главное исцеление по справочнику Лехаля. Опухоль на ранах немного ушла, но кожа пока не стягивалась. Причём работало только это заклинание. Простое исцеление вообще никак не помогало. Я бы поэкспериментировал, но у меня было всего две возможности остаться с ним наедине.

– Ой, да ладно вам – он не такой уж и страшный. Просто большой. Диана, ты обещала бить не меня, а их. Азма не трогай, он ранен!

Если вернуться к реальности, то картина была следующей. Нас окружили все присутствующие. В том числе и Рикарда. И толку, что я ей рассказал про Азма? А так как я просил прийти без оружия, то все успели вооружиться учебными мечами, которыми они могли Азма разве что поколотить. Он поднял на меня глаза, как бы говоря, что это была не лучшая идея.

– На минуту, – сказал я. Азм набрал полную грудь воздуха, выдохнул и растаял в чёрной дымке. Я пару раз сжал правую ладонь. Кожа у него была горячей и не такой жёсткой, как могло показаться на первый взгляд.

– Это… было неожиданно, – первым произнёс Мастер. Он опустил взгляд на учебный меч в руке и рассмеялся. Затем коснулся плеча Рикарды и пошёл убирать оружие в бочку.

– И ты постоянно носил его с собой? – спросила Илина. – Безрассудный мужчина!

– Кстати, хочешь знать, как он незаметно следовал за нами, а мы его не видели? – спросил я. Поманил её ближе, показывая камень. – Просил бездомных собак нести его. Они его слушаются, смешно да?

– Очень, – хмуро ответила она.

– Не обижайтесь, это была шутка, – я улыбнулся.

– У тебя глупое чувство юмора, – высказала общее мнение Рикарда. Показала на кулон пальцем. – Ты уверен, что он вновь не передумает и не сожрёт тебя?

– Уверен. Мы с ним договорились…

– Он с ним договорился, – она всплеснула руками, с силой вручив учебный меч Мастеру. – Мужчины…

– Азм умный и всё понимает. Да и амулет не его. Он его случайно нашёл. Ну что, будете знакомиться? Диана, ну не сердись, пожалуйста. Я тебе первой рассказал про него.

– Ты сказал, что это огненная собака в амулете, – сказала она.

– Ага, – подтвердила Рикарда. – Только это не собака. Это монстр!

– Вообще-то демон. Из того, что он говорит, я не могу выделить название расы или вида.

– А он ещё и разговаривает?

– Не в прямом смысле этого слова. Но его можно понять.

– Хорошо, давай будем знакомиться, – подытожила Рикарда. Села на лавку, скрестила руки на груди. Остальные последовали её примеру.

– Кхм. Ещё раз хочу представить вам Азма, – я сделал жест рукой, но ничего не произошло. – Азм? В смысле холодно? Очень смешно, ты первая знакомая мне собака с чувством юмора. Кстати, – я обратился к асверам, – он на собаку совсем не обижается. Так что, выходи, собака!

Я для пущей надежности потряс кулоном. Азм материализовался почти моментально. Секунда, и небольшой сгусток чёрного дыма превращается в огромную собаку. Он всё так же лёг на землю, положив голову на лапы. Я потрепал его по голове. Он поднял на меня глаза с тоской, как смотрят очень спокойные собаки на маленьких детей, решивших, что их сейчас будут катать.

– Большой, – только и сказал Мастер.

– Зато его кормить не надо, – широко улыбнулся я. – Идеальный… друг, я хочу сказать.

– Ты его понимаешь или делаешь вид, что понимаешь? – спросила Рикарда. Мы с Азмом переглянулись. – Можешь не отвечать. Так, он из тех собак, что пришли с иноземцами?

– Ага. У них, в смысле, у иноземцев, находится самая старшая из собак. Главная самка, которая управляет остальными. И Азм считает, что она сошла с ума. Она ест слишком много людей и потихоньку перестаёт быть разумной. Становится больше похожей на животное. Очень злое и агрессивное животное. У собак с Угой давние счёты, поэтому самка послала Азма убить меня. Но его поразило белое пламя, которое может убить огненную собаку, и он попросил меня сжечь самку. Поэтому он помог мне с Валином. Вот, если вкратце.

– А что говорит Уга? – спросила Илина. Ей Азм, кстати не понравился, и она сверила его прищуренным взглядом.

– Помимо того, что она хочет снять с него шкуру и постелить в центре зала гильдии? – хмыкнул я. – Сильнее этого желает только смерти упомянутой мной самки. Что? – я посмотрел на Азма. – А, тогда понятно. Он говорит, что должен остаться кто-то один. Либо я, либо главная самка. Если умру я, влияние Уги на вас сильно уменьшится. Если она – это случится с огненными собаками.

Рикарда встала, подошла ближе, даже наклонилась, чтобы заглянуть Азму в глаза. Несколько секунд они смотрели друг на друга.

– Я не слышу, чтобы он что-то говорил, – сказала она.

В намерениях Азма промелькнуло желание пойти туда, где была слабая или старая собака, вокруг которой прыгают молодые щенки. Он будет рычать, и щенки, услышав это, побегут к нему, а вот собака останется на месте, даже не повернув голову.

– Он говорит, что ты слишком стара, чтобы услышать его, – вольно перевёл я. В намерениях Азма появилось желание повернуться и уйти. – Что? Не так? А как тогда? Я не понимаю. Всё, оставь, ты меня ещё больше запутаешь. Рикарда, он пытается сказать что-то о щенках и взрослых, о поколениях и чём-то таком. У меня пока мало практики, чтобы понимать, что он имеет в виду, когда пытается объяснить сложные вещи.

– А ты что услышала? – спросила Рикарда у Вьеры.

– Ничего, – она немного стушевалась под серьёзными взглядами. – Секунду назад он хотел уйти.

– Это он так выражает отрицание. Если хочет сказать «да», он представляет, что подходит к тебе. И уходит, если «нет».

– Он тоже понимает намерения?

– Нет, не умеет. Он выучил наш язык, когда его держали в клетке. А ещё он знает язык иноземцев. Говорит, что он грубый и сложный. Вот, если что, будет переводчиком, – я рассмеялся. – Вы можете у него что-нибудь спросить, пока я попытаюсь его исцелить. На них исцеление почти не действует. Огонь – это еда. А вот водную магию они не любят.

Я снова применил исцеление. Воспалённые раны стали ещё меньше. Но это был максимум. Лехаль писал, что больше двух раз подряд исцеление накладывать нельзя. Дескать, организм начнёт потреблять внутренние силы, чтобы справиться с раной, нанося больше вреда, чем пользы.

– Ну-ка, подними голову, – попросил я, опускаясь перед ним чтобы осмотреть шрамы на груди. Под тёмно-серой шкурой проступали толстые мышцы. Когда он двигался, самая большая рана расходилась. – Может наложить швы? Нет, я верю, что заживёт. Только сколько понадобится для этого времени? Две недели, три? Хоть воспаление убрали, и то хорошо. Нет, вылизывать свои раны будешь сам. Или только если у тебя поблизости есть знакомая огненная собака.

– Они все могут помещаться в амулеты? – спросил Мастер.

– Хороший вопрос, – покивал я. – Нет. Только он и ещё пара особенных. Это что-то вроде врождённого таланта. Нет, надо зашить. Ивейн, сбегай к Эвите и попроси нитки и иголку. Толстые нитки и самую большую иглу.

– Хорошо, допустим, – сказала Рикарда, зашагав вокруг нас. – И что ты теперь планируешь делать?

– Пока ничего. Война только начинается. Только когда Империя разобьёт армию иноземцев, тогда и буду думать. Вот и Азм согласен, что торопиться нельзя.

Рикарда обошла вокруг и снова оказалась рядом с мордой Азма. Погрозила ему пальцем, затем сжала кулак.

– Даже не знаю, что я с тобой сделаю, если с ним что-то случится, – сказала она.

– Он говорит, что можешь сделать из его шкуры ковёр, – сказал я. – Да, а ещё он говорит, что уже несколько раз почуял недалеко от меня кого-то, кто пахнет едкой магией. В том числе, и сегодня по пути в гильдию.

– И ещё эта проблема, – Рикарда покачала головой. – И почему на тебя проблемы сыплются, как из худого мешка? Говори, чем прогневал Великую мать?

– Я дочитал, – протянул ей книжку, оставленную главой Кровавого культа. – Набор садистов, убийц и сумасшедших. Но даже если они всей толпой придут, Азм их всех сожрёт. Хорошо бы, если бы они пришли все разом, – добавил я уже с тяжестью в голосе.

– Если бы они были всесильны и так страшны, как о них говорят, – сказала Рикарда, – то из-за страха на них бы не охотились. И им не пришлось бы скрываться. Культ – это всего лишь жалкая кучка садистов, как ты выразился. Которых отлавливают и убивают. В том числе и мы. На нашем с Мастером счету их двое.

– Ты о тех, что работали в паре? – вспомнил Мастер. – О, я помню, как мы гонялись за ними по городу. Нам тогда за них заплатили по сорок золотых монет. Эта парочка сожгла два дома в городе. И каких-то жалких восемьдесят монет.

– А мне за двух вообще не заплатили, – вспомнил я. – Слушайте, может мне охрану поменьше? Диану и кого-нибудь из девчонок. Вьеру или Ивейн. Магия на меня не действует. От огня, кислоты и всего, что может гореть, меня защитит Азм. Отравить меня у них не получится. А если вокруг постоянно будет сотня асверов, никто в здравом уме не нападет.

– Подумаю над этим. Как эти собаки вообще оказались у иноземцев?

– Он не может об этом рассказать. Пока не может.

– Великие демоны, – выругалась Рикарда и вновь села на лавку. – Уму непостижимо!

– Не скажите. А что вы решили по поводу того мага? – спросил я у Кларет.

– Отдадим семье за выкуп, – сказала она. – Нам предложили большие деньги. И поставим условие, чтобы он с семьей покинул столицу.

– Не станут задавать вопросы, почему вы не съели его сразу?

В это время в зал вернулась Ивейн, вместе с Эвитой. Старухе стало интересно, зачем нам понадобились нитки. Когда она вошла, то хотела что-то спросить, открыла рот и замерла, увидев Азма. Илина взяла её под локоть, усаживая на лавку. Я же вооружился рабочим инструментом и, пока остальные рассказывали травнице, что тут происходит, аккуратно зашил на груди Азма три раны.

Иметь карманного монстра совсем неплохо, но была пара вещей, о которых я рассказывать не стал. К примеру, то, что способность помещаться в небольшой предмет лишала Азма возможности жить в большом мире, как его собратья. Находиться вне амулета он мог не так уж и долго. И это время постоянно сокращалось. Пройдёт не так много времени, и он уже не сможет принимать облик собаки. Сольётся с выбранным предметом и станет сгустком пламени. Потом и вовсе потеряет рассудок и исчезнет как личность. Это я понял, когда он пытался объяснить мне, как у него получается умещаться в крошечном камешке. На мой вопрос, когда он превратиться в пламя, он ответил, что когда научится перемещаться из камня в большой мир мгновенно.

– Всё готово, – я осмотрел не очень ровные швы. Два десятка узелков легли на три глубоких разреза. Азм наклонил голову, чтобы посмотреть на мою работу. – Если не будешь напрягаться, заживёт быстро.

Он ничего не ответил, просто исчезнув. Чёрная шкура превратилась в дым, который почти моментально растаял в воздухе.

Глава 8

Магистр Мэйт предупреждал, что всех магов без исключения заботят разбирательства в Совете, касающиеся асверов. Особенно когда те позволяют себе убить больше, чем одного одарённого за раз. И само разбирательство может затянуться. Потому что все, кто имеет право голоса, в обязательном порядке этим правом воспользуются, превращая Совет в балаган. Он рассчитывал на то, что председатель, устав в первый день от бесконечных дебатов, разгонит болтунов. А на второй день будут присутствовать только те, от кого хоть что-то зависит. В это число входили далеко не все главы магических гильдий. К примеру, глава артефакторов в узкий круг допущен не был, в отличие от главы мухомороборцев.

Ожидая нечто подобное, я был сильно удивлён, не увидев ажиотажа в гильдии, когда приехал в назначенное время. Только группа высокопоставленных чиновников из гильдии речных магов жаловалась на то, что их не позвали на заседание. Они пытались доказать администратору, что у них есть право присутствовать. На что тот лишь разводил руками и ссылался на какое-то расписание. Судя по виду, немолодой служащий выслушивал подобные жалобы не первый раз.

Насколько я понимал, разбирательство должно было начаться за час до моего появления. Наверное, чтобы уладить все формальности и разобраться с конкретными вопросами к моей персоне. Поэтому я особо не торопился, но и опаздывать не собирался. На втором этаже, у дверей в зал заседаний, дежурило несколько людей из экспертного совета. Чёрные плащи, маски с прямоугольными отверстиями для глаз, больше похожими на щёлочки. При наличии асверов, служба внутренней безопасности внутри гильдий магов была упразднена ещё прадедом Императора, боявшегося за́говора одарённых. Но маги так просто сдавать позиции не спешили: сменили вывеску и передали службу под контроль Экспертного отдела. Мало кто задумывался, а ещё меньше тех, кто знал, что учёные попутно занимались вопросами безопасности. Когда перед глазами злой враг в лице полудемонов, кто станет обращать внимание на возню учёных, которые присутствовали при разборе любого происшествия с участием магов.

Один из чёрных плащей жестом остановил меня, показывая на небольшой столик у стены.

– Барон Хаук, перед входом в зал сдайте все магические артефакты, книги и жезлы. При выходе Вы получите их обратно.

Ни поздороваться, ни проявить уважение. То, что они на службе, ничуть их не оправдывало. Надо будет спросить у магистра Сметса при встречи.

– У меня с собой только ограничитель, – я поднял руку, показывая серебряный браслет. Стянув его, положил на стол. Один из магов в чёрном плаще провёл передо мной ладонью, затем показал на карман куртки. – Да, забыл про амулет от прослушивания.

Ещё одна манипуляция, и маг кивнул, говоря, что больше ничего нет. Первый, наверняка, нахмурился под маской, но спорить не стал, пропуская к двери. Внутри меня встретили, сразу показав куда идти. Если в прошлый раз в зале для заседаний было светло, то в этот раз внутри царил полумрак. Маги свободно расселись по рядам, создавая ощущение отсутствия свободных мест. По моим самым скромным прикидкам, в зале легко поместилось бы ещё столько же людей, не особо стесняя друг друга. Отдельно освещена была часть зала с заседающими в Совете магами. Семь магистров в белых мантиях. В центре – председатель Рафаэль Соллер. Не старый, но и не молодой. Отсутствие признаков магической практики выдаёт в нём закоренелого чиновника, забывшего, когда он колдовал в последний раз. Тёмноволосый, бородатый, сердитый. С ним я был знаком заочно. На прошлом заседании Рауль показывал на него пальцем. Слева – Хеттин Дале, маг воды, министр и, по совместительству, один из старших преподавателей академии. Упитанный мужчина лет сорока. Смотрел он мутным, оценивающим взглядом, решая, стоит ли тратить на меня время, получит ли от этого прибыль и не выгнать ли сразу. Деньги для подобных людей решали всё. Будем иметь в виду.

Крайним слева сидел Микель Валли, фигура скрытная и непонятная. Я его прежде не видел, но про него много говорили и Рауль, и глава гильдии целителей. В отличие от остальных, он был сильно побит магией. Кожа на лице покрыта крупными серыми пятнами, на голове явно парик, глазки прищуренные, чтобы лучше меня видеть. Он никогда не был председателем, но имел весомый голос в Совете. Говорят, ему покровительствовал сам Император.

Справа от председателя расположились ещё два магистра. Одного я видел впервые. Не старый, но волосы полностью седые. Белая жёсткая борода топорщилась, словно он сердился. Хотя по взгляду и не скажешь. Последний магистр – человек магистра Мэйта. Тот самый маг, который представлял гильдию целителей в Совете. Эдмонд Фрац. Мне обещали, что сегодня я могу на него положиться. Хорошо бы. Не нравятся мне их взгляды. И предчувствие паршивое.

Магия неплохо приглушала голоса присутствующих, при этом делая так, что на границе слышимости можно было разобрать только невнятный шёпот. Сделано грамотно, чтобы произвести впечатление на представшего перед Советом. По крайней мере, я был впечатлён. Мне показали, где встать. Небольшое пятно света перед ложей магистров.

– Барон Берси Хаук, студент академии третьего курса, – представили меня. Я же порадовался, что меня уже перевели на следующий курс. Выходит, комиссия проверила контрольные работы и посчитала знания достойными для перевода. Тем временем голос продолжал: – Целитель первой категории, представитель гильдии целителей.

Тут я немного удивился. Не помню, чтобы магистр Мэйт подписывал документы о моём повышении в классе. Справа от семёрки старших магов я увидел ректора академии магистра Кнуда, а также деканов Веслава Кудеяра и Грэсию Диас. Они сидели немного обособленно. Я вежливо поклонился в их сторону.

На минуту повисло молчание. Я пока коротко огляделся. Большая часть присутствующих носила красные мантии. Среди них были заметны и боевых маги. Этакое вкрапление тёмных пятен на красном фоне. Почему-то я думал, что места в совете распределены более равномерно среди магического совета. Если вопрос сейчас будут решаться мнением большинства, то в чьих именно интересах, можно не гадать. Рука инстинктивно опустилась к поясу. Без посоха целителей намерения окружающих сливались, превращаясь в кашу. А знать, что от меня хотели и чего ждали, очень хотелось. Тем временем, пауза затягивалась. Я вновь посмотрел на магов передо мной.

– Студент академии Берси Хаук, – сказал председатель. Тон недовольный, с сердитыми нотками, – сегодня на Совете магов разбираются совокупные обращения магов и гильдий, обвиняющих Вас в серьёзных преступлениях и нарушении этики гильдии магов. Если у Вас есть что сказать, прошу сделать это сейчас. Раскаяние и признание ошибок смягчит Ваше наказание.

– О, как, – я, мягко говоря, удивился. – Хотелось бы, для начала, услышать, кто меня обвиняет и в чём именно.

– Личности обвинителей, для их безопасности, раскрыты не будут, – отрезал он.

– А что, законы о наветах со вчерашнего дня утратили силу? Или правила гильдии магов встали над законами Империи?

– Студент академии Берси Хаук, – лицо мага осталось непроницаемым, – я делаю Вам первое предупреждение. Ещё одно неуважительное высказывание в адрес Совета или его членов, и Вы будете лишены права голоса. Если Вы хотите, чтобы разбирательство шло по светским законам, Вас, для начала, лишат статуса мага.

В голове мелькнуло желание высказать им всё, что думаю, но я сдержался. А ещё можно сказать уважаемым магам, что думает о них Уга, наблюдающая за всем происходящим из-за моего плеча. Ей было очень любопытно, что хотят все эти люди, и почему я ещё не начал их убивать за неуважение и грубость. Она, в отличие от меня, их намерения читала легко.

– Я расцениваю Ваше молчание как отказ от предоставленного слова, – сказал маг. – Тогда позвольте объяснить правила разбирательства. Во время заседания Вам запрещается пользоваться магией. На заданные вопросы отвечайте коротко и по существу. Из-за серьёзности обвинений, Совет принял решение использовать браслет Луку…

– Протестую! – голос ректора Кнуда оборвал мага. Мне показалось, что он применил какое-то заклинание, чтобы пройти через полог тишины. – Применение данного артефакта по отношению к студенту неприемлемо. Со всем уважением, магистр Соллер, но…

– Протест отклонён! – в свою очередь перебил его магистр. – Решение Совета было единогласным.

Ко мне сзади подошёл провожавший меня маг, протягивая раскрытый серебряный браслет в ладонь шириной. С внешней стороны браслет покрывал сложный узор. С внутренней стороны он был отполирован до зеркального блеска. Я легко протянул руку. Браслет щёлкнул, закрываясь, затем щёлкнул ещё раз. Маг не успел поймать браслет, соскользнувший с моей руки и звякнувший о мраморный пол. Быстро нагнувшись, он поспешил поднять его и вновь попытался закрепить на руке. Только браслет и не думал закрываться.

– Бракованный, наверное, – предположил я, с лёгкой улыбкой. – Студенты делали. Может, есть ещё один?

Лицо мага выражало крайнюю степень удивления. Он безрезультатно пытался защёлкнуть его у меня на руке.

– Уважаемый, – другой рукой я потряс его за плечо. Он поднял на меня взгляд, словно только что увидел.

– Виктор, оставь, – сказал магистр. – Обойдёмся без браслета.

Я не знал, что это за артефакт, и что он делал. Но ректор выглядел настолько злым, что я всерьёз начал переживать за председателя Совета. Надо будет поспрашивать Грэсию – она наверняка в курсе.

– Поясните Совету, где Вы были с пятнадцатого по двадцать пятое число этого месяца, – спросил сидевший справа от председателя магистр. Тот самый, незнакомый мне.

– Путешествовал в компании Асверов в сторону Рагусы.

– С какой целью Вы «путешествовали», – выделил это слово маг, – в компании асверов полудемонов?

– С целью заключить торговые договора с герцогом Кортезе. На закупку зерна и мяса. И, похоже, я перестарался, – добавил я печальных ноток в голос. – Никому не нужна свежая говядина? У меня две галеры забито отборным, пока ещё живым мясом. Но кормить его становится слишком накладно.

Взглядами членов совета можно было прожигать дыры в стенах.

– По данным Совета, Вы признавались, что асверы охотились на тёмного мага, это так?

– Так.

– Ваша роль в охоте на тёмного?

– Никакая. Они занимались своими делами, я своими.

– Какими именно, своими?

– Я же говорил. Покупал мясо.

– Магистр Ян Сметс из экспертного совета предоставил нам данные, что девятнадцатого числа в районе города Рагуса была использована магия класса «Катаклизм», что Вы можете сказать по этому поводу?

– Два слова. Да ну? – произнес я, изображая удивление. – Мне, наконец, скажут, в чём меня обвиняют? Если вы хотите знать о тёмном, спросите у асверов. Если вам интересны мои впечатления о поездке, то я обязательно напишу эссе о красоте природы восточной провинции, как только начнутся занятия в академии.

– Молчать! – неожиданно разозлился председатель. – За неуважение к Совету я лишаю Вас права голоса! Если хотите конкретики, то Вас обвиняют в проникновении в хранилище гильдии, краже и использовании запрещённого артефакта. Использование незарегистрированного артефакта без ограничителя и изучения опасных заклинаний без разрешения Совета. Так же Вас обвиняют в нарушении устава гильдии магов.

– Объясните Совету, – влез молчавший до этого момента магистр Дале́, – зачем Вы устроили магический поединок и убили Эктора, – он сверился с записями на столе, – Ко́лона Эктора. Боевого мага первой ступени. Совет не смог прийти к единому мнению по вопросу, как целитель смог убить боевого мага. Отсюда вопрос о незаконном артефакте, похищенном из запасников Экспертного совета.

На меня внимательно посмотрели, ожидая объяснений. Я улыбнулся, затем коснулся указательным пальцем губ, показывая, что не могу говорить, затем развел руками.

– Прекратите паясничать, – голос председателя прозвучал угрожающе, но на меня его тон не подействовал. – В уставе гильдии сказано, что дуэли и магические поединки между огненными магами и целителями запрещены. А в уставе академии магии сказано, что за подобную провинность следует только одно наказание. Исключение. Поэтому Совет магов, за совокупность проступков, лишает Вас права на магическую практику. И исключает из академии.

– Ну… удивили, – хмыкнул я. – Действительно удивили. Арестовывать будете? Что, нет? Тогда прошу меня простить.

Коротко кивнув, я развернулся и широким шагом вышел из зала. Вроде они что-то говорили, приказывая мне остаться и дослушать. Но я хотел уйти как можно быстрее, а то действительно вздумают ещё арестовать. Попробуй тогда останови десяток очень злых и сердитых асверов. То, что я был удивлён и сбит с толку, Уга восприняла по-своему. Или она просто знала подоплёку событий и то, что готовили для меня маги. В общем, надо было быстрее уходить из здания, чтобы асверы не устроили в нём резню.

Если честно, я не понимал причин, толкнувших магов на подобное решение. Совершенно не понимал. Будь это своеобразный суд, то мне должны были бы предоставить защиту. А обвинение должно было привести весомые доказательства для того, чтобы убедить членов Совета в моей виновности. И только после этого они могли принимать решение об исключении из гильдии магов. В данном контексте, это смахивало на самоуправство Совета и самодурство. Они меня вызвали, назвали хулиганом и исключили, не выслушав. Подозрительно. Подобное они действительно имели право сделать, но только с тем, кого ожидало длительное заключение в тюрьме для магов. На её нижних уровнях. То есть, с уже осужденным за другие преступления. А мои проступки тянули, в худшем случае, на хулиганство.

– С кем я могу посоветоваться? – тихо спросил я сам у себя, спускаясь на первый этаж гильдии. Останавливать меня никто не спешил. – Лоури? Или к магистру Мэйту зайти?

Глава целителей обещал, что его доверенный человек прикроет меня, чтобы не случилось. Но что-то я этой поддержки не увидел.

– Барон Хаук, барон Хаук, – у выхода из гильдии меня окликнул богато одетый лакей. Красный и синий цвета одежды выдавали в нем слугу императорского дворца. Подбежав, он низко поклонился, протягивая конверт. – Вам послание.

Не дожидаясь ответа, он выпрямился и умчался по делам. Я оглядел послание со странной печатью, не похожей на Императорскую. Но магическая защита на печати стояла знакомая. Сломав печать, развернул бумагу. Красивым почерком было написано:

«Дорогой Берси, в свете последних событий спешим написать тебе письмо. Мы давно не виделись, хотя помним обещание навестить нас в самое ближайшее время. Кара и Лейна спрашивают о тебе не реже одного раза в день. Приходится обращаться к слугам супруга, чтобы узнать всё ли у тебя хорошо. Поэтому спешу пригласить тебя на чаепитие и очень надеюсь, что текущие дела не помешают нашей встречи».

Далее стояла подпись с завитушками: «Елена Т». В самом низу короткая приписка. «Наш ежедневный чай начинается с трёх часов дня».

С минуту я стоял и с небольшим удивлением смотрел на письмо. Действительно, обещал навестить. И отложил на будущее, как важную, но пока ненужную вещь. Нехорошо получается.

– Да и Хрума вам в любовники, – бросил я, оглянувшись в сторону лестницы. Хотел сплюнуть, но сдержался. Убрав письмо во внутренний карман, вышел на улицу. Дождался, пока подъедет повозка.

– Кевин, во дворец Императора! У нас двадцать минут.

– Успеем! – кивнул он.

Повозка резво сорвалась с места и, в сопровождении шестёрки конных асверов, помчалась по главной улице в сторону дворца.

* * *

Император Вильям старший, три часа дня, дворец, рабочий кабинет

Разбор донесений о передвижении войск иноземцев занял у Вильяма половину дня. Разведка сообщала о небольшом подкреплении, быстро двигающемся к основному войску Элора и Кхамы, как они называли себя. В связи с этим, генерал Фартария должен был собрать остатки разбитых легионов и перехватить их. Задача сложная, но выполнимая. Стянуть легионы из провинций в центр Империи было куда сложней. Герцоги продолжали упорствовать. Если так продолжится ещё пару недель, Вильяму придётся проявить жёсткость и публично наказать одного из них. И герцоги об этом прекрасно знали, ожидая предстоящий имперский Совет, где будет назван этот несчастный. А уж остальные поторгуются с Императором, выделяя легионы в обмен на часть земель и богатств разорённой провинции.

Дверь в кабинет открылась, и на пороге появился Лоранд Фаркаш, капитан городской стражи. Один из немногих, кто мог входить в кабинет без стука.

– Проходи, – пригласил его Вильям.

Новый капитан стражи за довольно короткое время сумел показать себя грамотным управленцем и хорошим профессионалом с аналитическим складом ума. Даже Белтрэн Хорц отзывался о нём положительно. К тому же Вильям сам назначил его на эту должность, резонно предположив, что если на прошлом месте он хорошо показал себя, то и на новом не оплошает. Верные люди Вильяму нужны были как воздух.

– Как прошёл Совет магов? – спросил Вильям.

– Я бы сказал, «странно», – ответил Лоранд, присаживаясь на стул.

– Тогда рассказывай по порядку.

– Глава магов и председатель Совета Рафаэль Соллер решил проявить твёрдость и сразу собрал ограниченный круг Совета. Чем вызвал недовольство большей части гильдий.

Лоранд подробно пересказал первую часть заседания, на которой магистры слушали доклады о путешествии барона Хаука на восток. Информация, которой обладали маги, ничуть не отличалось от той, что предоставили Вильяму. Вплоть до нюансов и выводов комиссии Экспертного совета. Далее он рассказал о появлении барона Хаука, о том, как на него хотели одеть браслеты Лу́ку. Артефакт сродни браслетам Крайта, но не только блокирующий способность использовать магию, но и полностью ощущать её. Обычно маги, под его действием, испытывали не самые приятные чувства, такие как дезориентация, волнение и приступы страха. Пересказ оставшихся событий не занял много времени, так как всё продлилось считанные минуты.

– Не понял, повтори, – попросил Вильям. – Что они решили?

– Лишили звания мага и потребовали исключить из академии.

– На основании недоказанного обвинения и правила академии о дуэлях? Они что думают, что судят безродного бродягу? Или, как заметил барон, думают, что их законы встали выше законов Империи? – голос императора понемногу набирал силу. – Если они подумали, что я проявил слабость, когда поступил с магами слишком мягко после подавления мятежа, то они глубоко заблуждаются, – сказал Император, с трудом сдерживая закипающую ярость. – Доставить ко мне магистра Соллера и магистра Микеля Валли. Немедленно. Даже если они будут сидеть на горшке, привезти вместе с горшком!

Вильям стукнул ладонью по столу.

– Отправь отряд магической стражи и железную повозку, – приказал Император. – И пригласи барона Ламбе́ра. Скажи, пусть поторопится и возьмёт с собой необходимых специалистов.

– Дорога от тюрьмы займёт минимум час.

– Тогда у него есть ровно час. Да, ещё: если появится магистр Кнуд, я приму его тот час же.

– Всё сделаю, – капитан кивнул, встал.

– Где сейчас барон Хаук? – остановил его Вильям.

– Пару минут назад прибыл во дворец чтобы встретиться с госпожой Еленой. Он получил от неё письмо полчаса назад.

– Хорошо, действуй. Чуть позже ты мне будешь нужен.

– Как скажите, мой Император, – капитан Фаркаш склонил голову, затем вышел из кабинета.

Вильяму стоило только подумать, и в кабинет вошла одна из асверов, дежуривших в коридоре.

– Передай Дамне, что я хочу её видеть. Это важно и срочно.

Женщина кивнула, закрывая дверь. Вильям знал, что ей не нужно было куда-то бежать и искать начальницу. Они как-то умели передавать мысли, не используя магию или что-то ещё. Но сейчас его это не занимало. Если Дамна была во дворце, то очень скоро она зайдет к нему.

Вильям нажал на скрытую пластину на столешнице, и меньше чем через минуту к нему зашёл управляющий имперским крылом замка. Не самого знатного происхождения мужчина решал вопросы внутреннего распорядка дворца и всего, что касалось императорской семьи.

– Где сейчас Кара и Лейна? – спросил Вильям.

– Изволят пить чай с госпожой Еленой и бароном Хауком, – лаконично ответил он, зная, что Вильям любил подобное. Когда он был не в духе, то замысловатые ответы и слова «не знаю», не сулили ничего хорошего.

– Ступай, – отпустил его Император, услышав всё, что хотел. Управляющий кивнул и вышел.

Обойдя стол, Вильям выглянул в окно. Несколько минут он всерьёз думал, не присоединиться ли к чаепитию. Но, рассудив здраво, решил положиться на супругу. Ей он доверял гораздо больше, чем кому бы то ни было.

– Вы искали меня, Ваше Императорское Величество? – раздался голос Дамны.

– Да, – Вильям не заметил, как она появилась. Видать, был слишком сильно погружен в себя и не заметил, как она вошла. Он обернулся. – Гильдия магов затеяла грязную политическую игру, выбрав целью барона Хаука. Хочу предупредить гильдию асверов, чтобы вы не поступали опрометчиво. Я лично решу это проблему. Сегодня же.

– Я передам Ваши слова Рикарде Адан.

– Скажи, что я навещу гильдию в ближайшие дни.

Когда Дамна ушла, Вильям вернулся за стол, чтобы написать несколько писем. Если маги перестали понимать простые истины и начали ставить собственные интересы выше интересов Империи, эту структуру следовало либо хорошенько почистить, либо реформировать. Когда привезли магистров, за которыми посылал Вильям, он успел закончить два письма. За это время злость никуда не делась, требуя выхода.

Первой в кабинет вошла асвер, быстро пересекла комнату и встала позади Вильямиа. Через несколько секунд вошёл недавно избранный глава гильдии и председатель Совета магов Рафаэль Соллер. Высокомерный и заносчивый мужчина, выходивший из знатного герцогского рода. Двоюродный брат герцога Крус, чья семья давно занималась политикой в столице. Часть золота, которая текла через ремесленные магические гильдии, проходила через магистра. При этом Вильям лишь приблизительно представлял себе размер этой части, и, судя по тому, как жила семья Соллеров, это была немалая часть.

Вторым вошёл Микель Валли – старый маг и доверенное лицо Императора в гильдии. Именно он помог Вильяму, когда тот подавил мятеж наследника Давида. Он был голосом Императора в Совете магов и, как думал Вильям до последнего момента, лояльным голосом.

– Мой император, – глава гильдии магов вежливо поклонился. Ему вторил магистр Валли. Они ещё не успели переодеться и предстали в белых мантиях.

В дверном проёме показался стражник в доспехах, покрытых магическими печатями. Мужчина асвер не дал ему войти, показав, что справится сам. Войдя последним, он остался стоять позади магов, положив ладонь на рукоять меча.

Вильям внимательно посмотрел на магистров. В глазах немолодых мужчин он не увидел ни страха, ни понимания того, почему их пригласили в замок в подобной спешке.

– Объясните мне уважаемые магистры, что произошло сегодня на заседании Совета гильдии магов? – хищно улыбнувшись, спросил он.

* * *

Во дворце меня ждали. Встретили у парадного входа и сразу проводили в дальнее крыло, где посторонним находиться запрещалось. С прошлого посещения жизнь во дворце ничуть не изменилась. Слуги, старающиеся днём не попадаться на глаза, обилие роскоши, разодетые мужчины и женщины, идущие по своим делам. Разница была только в том, что в этот раз слуга, идущий впереди, пёр как боров по лесу, не видя препятствий. Все, кто шёл навстречу, старались обойти нас, если позволяла ширина коридора. Или подождать, пока мы пройдём. Нам вслед бросали задумчивые, а иногда и раздражённые взгляды. Некоторые благородные особы не понимали, почему мне оказана подобная честь, и почему слуга решил, что я выше их по положению.

Госпожа Елена, вместе с дочерьми, ждала меня в небольшой комнате, предназначенной исключительно для чаепитий. В центре расположились четыре удобных кресла, рядом с которым установили столики-подставки для чашек и вазочек с десертом. Присутствовал и книжный шкафчик на маленьких колёсиках. Обстановка, в сочетании с кремовым цветом отделки помещения, создавала в комнате уютную и спокойную атмосферу. Попадая в комнату, тебе словно говорили: «Время здесь не властно, отдыхай, никуда не торопись».

– Здравствуйте, – поклонился я, войдя в комнату. – Моё почтение, госпожа Елена. Кара, Лейна рад вас видеть.

Я опустил титулы, так как слуг в комнате не было. А так же чтобы не заработать несколько шуток в свой адрес. Мне вполне хватило подобных шуток, когда они гостили у меня дома.

– Берси, мы рады, что ты пришёл, – мягко сказала Елена.

– Здравствуйте, Берси, – почти в один голос поздоровались принцессы. Причём младшая почему-то немного смутилась, опустив взгляд.

– Располагайся, – Елена показала на свободное кресло.

Едва я сел, в комнату впорхнула служанка с подносом. Быстро разлила по чашкам чай и поспешила удалиться. Причем в её намерениях проскальзывали нотки страха. Да уж, гоняет прислугу императорская семья.

– Расскажи, Берси, как прошла твоя поездка на восток? – Елена улыбнулась. – Понимаю, что ты устал отвечать на этот вопрос. Вижу по взгляду. Пожалуйста. Нам с девочками очень интересно.

– Правда, Берси, – сказала Лейна, старшая из сестёр. – Очень интересно. Мы во дворце, словно на острове. Любые новости нас обходят стороной.

В глазах принцесс светился неподдельный интерес и любопытство.

– Что ж, – я улыбнулся. – Только если вы обещаете хранить всё в тайне.

– Обещаем, – ответила Елена. Девочки закивали, соглашаясь с условием.

– Всё началось с внезапного визита. Тали, вы помните её?

– Конечно, – закивали принцессы.

– Один из старых знакомых семьи Тали захотел женить её на себе. Ради наследства и знатного имени. Он похитил её прямо из моего дома. Я бросился в погоню, но не смог догнать сразу. Но я знал, где находится дом семьи этого негодяя.

Торопиться мне было некуда, поэтому я начал рассказ с асверов. Рассказал, как просил у Рикарды помощи, как долго уговаривал суровую и несговорчивую главу гильдии полудемонов. Затем в красках обрисовал путешествие, столкновение с бандитами ночью у таверны, и как легион посчитал бандитами уже нас. Принцессы слушали затаив дыхание, а их мама задумчиво улыбалась. Когда я начал рассказ о вампирах, которые поедали жителей городка рядом со стоянкой легиона, девушки даже испугались, глядя на меня широко распахнутыми глазами. Вот уж и правда, святая простота. Потом был бой со злобным магом и героическая победа. Спасение ослабшей и оголодавшей Тали из тёмного подвала, где её держали, вызвало бурю негодования. Кара требовала меня назвать имя этого негодяя. Она грозилась пожаловаться папе, который обязательно сотрёт всю семью мерзавца в порошок.

– Ох, как мне хочется поучаствовать в подобном приключении, – Кара прижала руки к груди, когда я закончил. – Я так завидую Александре Блэс.

– Она сильная девушка, а так же прекрасный целитель. И хорошо подготовлена для подобных путешествий, – улыбнулся я. – Вот вы смогли бы обойтись шесть дней без ванны? Игнорировать дорожную пыль, которая так и норовит забиться под одежду? Холодный сырой утренний воздух в палатке и скудный завтрак?

– Можно взять с собой слуг, – немного недоуменно ответила Кара.

– К сожалению, слуг можно взять не всегда и не в любое путешествие. Если мы говорим о приключении, а не о поездке к дяде за город. Кхм, – я пару раз кашлянул. – Прошу меня простить, я выйду на секунду, чтобы прокашляться.

– Конечно, – кивнула Елена.

В коридоре меня ждала невысокая асвер, подчинённая Дамны.

– Ли́ли, – узнал я её. Это не было имя, скорее, прозвище. Так называли её подруги. Напарник девушки приветственно кивнул, затем перевёл взгляд в сторону коридора.

– Происходит что-то странное, – сказала она на языке асверов. – Стража дворца усилена. Пять минут назад приехал хозяин замка-тюрьмы для магов.

– Рене Ламбер? – удивился я.

– И отряд из двадцати охотников на магов. Это его люди. Дамна послала в гильдию запрос на подкрепление. Нас две смены – это четыре пары. Две охраняют Вильяма, две на этом этаже.

– Хорошо. Буду на чеку. Если начнётся движение стражи или охотников, говорите сразу. Да, у меня восемь человек, то есть асверов в охране. В случае необходимости они поднимут шум на улице, отвлекая внимание.

Она кивнула, показывая, что поняла и будет следить за людьми. Я же вернулся в комнату. Служанка в это время меняла сервиз и принесла вторую партию воздушных булочек с приторно-сладким кремом. Принцессы на меня смотрели с предвкушением, ожидая ещё одну историю. А вот Елена всё поняла. Скорее всего, подслушивающее заклинание в коридоре принадлежало ей.

– Берси, всё хорошо? Может что-то случилось? – спросила она.

– Ерунда. Просто в замок приехал господин Ламбе́р с отрядом охотников. Нет, нет, Кара, Лейна, не надо пугаться, – поспешил я успокоить их. – Это, скорее всего, за мной. Та дуэль, про которую я рассказывал. Гильдия магов посчитала её страшным преступлением, и они запретили мне заниматься магической практикой. Может, посчитали, что этого мало.

– На сегодняшнем заседании? – уточнила Елена.

– Да. Только это, скорее, оглашение вердикта было, а не заседание. Ещё раз прошу простить, но я поспешу удалиться. Не хочу подвергать Вас ненужной опасности.

– Ни в коем случае, – возразила она. – Останься. Мы обещаем, что в этом крыле дворца с тобой ничего не случится. Даже если нам потребуется применить силу.

Подняв с подставки маленький серебряный колокольчик, она едва слышно позвонила. Я немного поколебался, но вернулся в кресло. В принципе, можно было дождаться подкрепления из гильдии и здесь. К тому же нельзя исключать и то, что всё это направлено против Императора. Вполне может быть, что маги вновь замыслили переворот. Тем более, когда нет прямого наследника, но есть Лейна – принцесса в том возрасте, когда её можно выдать замуж за нужного человека.

Дверь в комнату слуг открылась, и показался тот самый мужчина, что провожал меня.

– Себ, узнай причину появления Рене Ламбера, – потребовала Елена.

– Слушаюсь, госпожа, – он поклонился и скрылся за дверью.

– Иногда можно просто спросить, – наставительно сказала она мне и принцессам. – Это сильно упрощает многие сложные ситуации.

– Скажите, а когда Вы решили меня пригласить, – уточнил я, – многие об этом знали?

– Вчера вечером. Если ты спрашиваешь о письме. Мы хотели поддержать тебя, или поздравить. В зависимости от решения магов. Но такого не ожидали.

– Это не справедливо, – добавила младшая из принцесс.

– Спасибо, Кара, это очень точное замечание, – улыбнулась Елена.

Я соскочил с кресла и в один шаг оказался рядом с Лейной. Одной рукой схватил её за руку, другой хлестким движением выбил чашку с чаем. Применил универсальное противоядие, заглянул в глаза.

– Лейна, слышишь меня?

Выпрямившись, я посмотрел в сторону двери, ведущей в комнату для слуг.

– Ваше Величество, Кара, сейчас мы очень быстро отсюда побежим, а помогут вам в этом асверы. Платья могут испортиться, но об этом надо переживать в последнюю очередь…

Дверь в комнату, со стороны коридора, сильным ударом выбил напарник Ли́ли. Ворвавшись, он подхватил на руки поднимающуюся с кресла Елену. Ли́ли, вбежавшая за ним следом, уже сцапала взвизгнувшую Кару и выбежала первой. Я же поднял Лейну и бросился следом. Выбегая из комнаты, я заметил белёсый дым, обильно вырывающийся из-под двери в служебное помещение. Дым как-то резко приобрёл зелёный оттенок, и его поток выбил дверь, устремившись за нами в погоню.

Бежать с кем-то на руках довольно сложно. Я только на выходе в коридор сбил кого-то плечом, а метрах в пятнадцати дальше Лейна угодила сапожко́м какой-то служанке в ухо. Та неожиданно вышла из комнаты и отлетела, получив удар. Мы промчались по коридору, нырнув в проём, ведущий к выходу из дворца. Как я успел выскочить невредимым за секунду до того, как за мной вырвался плотный поток зеленоватого дыма, ума не приложу. Это очень напомнило старую Брэнду Шашаг, когда она атаковала академию.

Пробежав ещё пару десятков метров, я остановился рядом с Еленой, дыша, как загнанная лошадь. Опустил Лейну на землю. Девушка едва дышала, глядя в пустоту перед собой.

– Если универсальное противоядие не работает, нужно…, – бормотал я. – На картускую соль не похоже… Ли́ли, мне нужен магистр Сильво. Грэсию искать и ждать слишком долго. А магистр вроде всегда в замке.

– Он в замке, – подтвердила Елена, опускаясь на колени рядом с дочерью.

– Так, надо дышать. Лейна, надо дышать, слышишь? – сказал я, применяя ещё одно заклинание из малого справочника целителя. Я посмотрел на Елену. – Могу применить сильное заклинание, но шанс на удачный исход всего три из пяти. Минут пять у нас есть. Всё нормально, они его ищут, – быстро сказал я, видя взгляд императрицы в сторону неподвижных и ощетинившихся оружием асверов.

У Лейны побежала струйка крови из носа. Я придержал руку Елены, собирающуюся её стереть.

– Это из-за заклинания дыхания. Оно выгоняет кровь из лёгких и не даёт задохнуться.

– Нашли, – сказала Ли́ли. – Бегут.

Тем временем слышались крики людей со стороны дороги, огибающей дворец справа. С противоположной стороны, прямо сквозь сад, метнулись две фигуры асверов.

– Диана, вовремя, – я взял у неё из рук посох целителя. Когда он попал ко мне в руки, я с большим облегчением вздохнул, чувствуя, как водопад чужих намерений и мыслей обрушивается на меня. Нет, не так. Я словно вынырнул из-под воды, где все звуки были приглушены. – Успеваем. Ли́ли, перекрой дорогу, чтобы нам не мешали. Так, Лейна, красавица, ты это прекрати.

Ещё одно заклинание, поддерживающее сердцебиение. Диана протянула мне нож, чтобы я немного надрезал ворот платья.

– Идут, – голос Ивейн. Почему-то я думал, что вместе с Дианой прибежит Сор. Но эта мысль проскочила мимо сознания.

На тропинке показался запыхавшийся придворный целитель магистр Адальдор Сильво. Подбежав, он стянул с плеча сумку лекаря.

– Очень странный яд, – быстро сказал я. – Большое противоядие Геома не работает. Обильное кровотечение в лёгких, сердцебиение и дыхание только за счёт магии.

Магистр опустился на место Елены, положил ладонь на лоб девушки.

– Яд органический, растительный, – сказал он. – Кровотечение вызывает только Вороний глаз.

– Я могу применить главное исцеление Лехаля. Заклинание готово.

– Нет, ни в коем случае. Знаю, что ты любишь работы Лехаля, но тут он только ухудшит положение. Кровотечение усилится, резко упадет давление, и, как итог, кровоизлияние в голове. Но ты молодец, – он посмотрел на меня с уважением. – В таких случаях стандартные процедуры подходят лучше всего. И Геома ты зря сбрасываешь со счетов.

– Белая чеме́рица, – догадался я.

– Браво, Берси.

Вокруг руки магистра начало образовываться плетение заклинания. Я встал и грубо выругался на языка асверов. Со злости пнул камень в сторону дворца. Я чуть-чуть не убил молодую девушку, надеясь на чудодейственный эффект заклинаний Лехаля. Да, они были эффективны, но не во всех ситуациях. Совершить подобную, грубейшую ошибку – это было сродни невежеству.

– Берси, потом будешь убиваться, – голос Адальдора. – Ты спас жизнь Лейны, и это факт. Давай закончим работу. Мне нужна твоя помощь.

Я шумно выдохнул и вернулся к принцессе. Зелёный туман начал иссякать и оседал на земле и окнах маслянистым налётом. Он не спешил вытекать из здания, словно знал, что на открытом пространстве малоэффективен. Все, кто не успел покинуть крыло замка, уже мертвы. Рядом не было пары десятков магов воздуха чтобы разогнать туман сразу и вынести несчастных на улицу. Не было целителей, чтобы оказать им помощь.

– Повернем на бок, – сказал Адальдор. – Кара, девочка, не надо смотреть. Потом будешь плохо спать. С твоей сестрой всё будет хорошо. Она поправится.

Елена прижала младшую дочь к себе, чтобы она не видела наших манипуляций. Магистр наложил небольшое заклинание, и у Лейны изо рта вышел сгусток крови вперемешку с какой-то зеленоватой слизью и бывшим десертом. Если бы девушка была в сознании, мы бы прочистили ей желудок естественным образом. Сейчас же приходилось следить, чтобы она не задохнулась.

– Теперь ей нужен только покой. Необходимое лекарство я приготовлю. Спасибо, Берси, ты всё сделал правильно. Смотри на сегодняшний день как на хороший урок, который запомнится на всю жизнь.

Встав, я низко склонил голову перед императрицей Еленой.

– Простите, Ваше Величество. Я недостоин звания целителя даже третьей ступени. То исцеление, которое я готов был применить, опоздай магистр Сильво хоть на минуту, убило бы Лейну. Это непростительная ошибка.

– Я прощаю Вас, Берси, – сказала она. – Не корите себя за ошибку, которую не успели совершить. Но если Вас гложет чувство вины, Вы можете оказать нам услугу.

– Услугу? – я поднял на неё взгляд. – Нет. Нет-нет-нет, – затараторил я. – Исключено. Это не самая лучшая идея. Да и убийца этот охотился за моей головой, и я не имею права подвергать Вас опасности. Наоборот, я попрошу госпожу Рикарду Адан, и она выделить пять, нет, десять пар для вашей защиты.

Елена смотрела на меня взглядом, говорящим, «что бы ты ни сказал, всё равно будет так, как решила я». Я посмотрел на испуганную, но пытающуюся выглядеть сильной Кару, и сдался.

– Я предупрежу Бристл, – сдался я.

– Вы хотите оставить нас одних? – Елена приподняла бровь.

– Ни в коем случае, – поклонился я. – Магистр Сильво, Вы с нами?

– Мне надо собрать необходимые ингредиенты для лекарств. Это займет какое-то время.

– Хорошо, – я снял камзол, отдал его Диане. Затем поднял с земли Лейну. Диана помогла укрыть её. – Поспешим, повозка ждёт нас.

Творившееся вокруг дворца можно было охарактеризовать кратким изречением, причём исключительно нецензурным. Крики, шум, беспорядок. Стража бегала вдоль фасада дворца, успокаивая метавшихся аристократов и чиновников, безрезультатно пытаясь навести порядок. Самые умные спасались бегством в сторону города. С каждой секундой стражи и военных становилось всё больше, но мы, в окружении асверов, легко пробились к боковому выходу из дворцового комплекса. С той стороны обычно подвозили продукты. Там же оставляли служебные повозки, чтобы не перегораживать парадные ворота.

Только оказавшись в повозке, госпожа Елена и Кара позволили себе немного расслабиться. Они уложили Лейну на сидение, и я решил, что можно проехаться и рядом с возницей. Закрывая за ними створку, я услышал краем уха голос Елены.

– Будь сильной, Кара. Слезы сейчас лишь помешают…

Всю дорогу я думал о двух вещах. Неужто во всей столице нет другого места, кроме моего дома, где они могут чувствовать себя в безопасности? И чем я насолил богам? Если убийца подобрался так близко к королевской семье, то это не просто пощёчина всей страже дворца и службе безопасности. Это плевок в лицо. В служебных помещениях не должно было быть никого, кроме личных служанок и фрейлин императрицы. Даже поварам с кухни не разрешалось заходить туда. За этим следила стража, стоявшая почти у каждой двери во внутренних коридорах. Да, был тот мужчина, которого вызывала императрица. Но это, скорее всего, её личный слуга или управляющий.

И снова я возвращался к первому вопросу. Почему ко мне? Почему в маленький, тесный дом, где и слуг-то нет? Не верю, что это каприз. Наоборот, многие будут думать о слабости Императора. О том, что в случае опасности, его супруга и дочери просто сбежали. Внутренний голос подсказал, что я не о том думаю, и замолк.

Бристл встречала нас с таким видом, словно целый день ждала императорскую семью в гости. В том смысле, что ни визит Елены с дочерьми, ни состояние одной из них её не удивил. Она помогла устроить Лейну в гостевой комнате, дала указание Сесилии и Рут, затем нашла меня в рабочем кабинете, где я переодевался и пытался прийти в себя.

– Берси! – скорее прошипела, чем прошептала она, ворвавшись в комнату. – Что происходит?

– Илина дома? – устало спросил я.

– Из гильдии не возвращалась. Она была не с тобой? Да отпусти ты этот посох.

– Не могу, я слежу за улицей.

Бристл подошла, отняла посох целителя и положила его на стол.

– Что. Случилось? – разделяя слова, ответила она.

– После того, как на Совете магов у меня забрали право на магическую практику, я принял приглашение госпожи Елены. Во дворце мы пили чай, затем нас попытались отравить. Лейна сильно пострадала. И госпожа Елена решила приехать сюда, – на одном дыхании выдал я.

– Сам не пострадал? – она поняла, что лучшего объяснения не добьётся и смягчила тон. Подошла, обняла, прижала лицом к своей груди. – Ядом пахнешь. Госпожа Елена – тоже. Надо срочно его смыть. И ты пойдёшь первым. У тебя есть полчаса. Посох оставь тут, – прочла она моё намерение не хуже асвера. – Я принесу чистую одежду. Не спорь.

Спорить я не стал. Только запоздало подумал, как бы Император не посчитал, что я его семью похитил. Надеюсь, магистр Сильво всё ему объяснит. Пока я смывал запах яда, прибыл отряд асверов из гильдии, который перекрыл улицу. То самое подкрепление, о котором было упомянуто. Их воинственный настрой я чувствовал и без посоха. Когда же я вернулся в рабочий кабинет, застал там Тали. Она что-то разглядывала в окне.

– Я гостей пригласил. Прости, что не посоветовался.

Она обернулась, посмотрела на меня, как бы спрашивая, с чего это я решил оправдываться.

– Они забавные, – ответила она. Не совсем понял, что она имела в виду. И очень надеюсь, что она не станет над ними шутить в своем любимом стиле.

Тали подошла, осмотрела скептически.

– Ты говорил, что братик приглашал нас в гости, – в её взгляде появились озорные нотки. – Давай нанесём ему неожиданный визит.

– Сейчас?

– У тебя были важные дела? – невинно спросила она.

– А давай, – неожиданно согласился я. – До вечера, пока гости не придут в себя, я здесь не нужен. Только что будет, если кто-то в твоё отсутствие в дом войдёт? Тем более, сейчас набегут слуги из дворца.

– Полудемоны за домом присмотрят. Ну а если кто-то решит колдовать, я узнаю и сразу вернусь.

Она осмотрела лёгкое светлое платье, приподняла ножку, чтобы посмотреть на сапожки.

– Я быстро, – она рассыпалась ворохом искорок.

В это время в дверь постучали.

– Входите, – сказал я, ловя на лету медленно тающие искорки.

В кабинет зашла госпожа Елена, огляделась, словно ожидала кого-то увидеть.

– Хочу поблагодарить тебя за гостеприимство, – сказала она. – И за то, что ты, в который уже раз, спасаешь нас. Даже не знаю, как буду рассчитываться с тобой.

– Всё не совсем так госпожа Елена. Я всегда рад видеть Вас в своём доме, но в этот раз лучше выбрать… другой дом. Покушение во дворце… За моей головой охотится культ Кровавой луны. И я не хочу подвергать Вас и принцесс опасности. Итак чуть…

– Берси, – её голос прозвучал мягко, – ты видишь лишь то, что тебе хотят показать. Посторонний не сможет так просто попасть во дворец. Тем более, в комнаты для личной прислуги. И пока Вильям не перетряхнёт дворец, пока не разберётся кто виноват, находиться там мне будет неспокойно.

Я проследил за её взглядом на стол, где одиноко лежала маленькая золотая песчинка. Открыв ящик стола, спешно достал особый конвертик и смахнул её туда.

– Послушай мой совет, – продолжила она. – Возьми за правило никогда не заниматься самоедством. Это не красит мужчину и ведёт к неуверенности. В критической ситуации твоя рука дрогнет, и последствия могут быть печальными.

– Спасибо. Постараюсь последовать Вашему совету. Сейчас мне надо уехать по делам. Давайте о серьёзном поговорим вечером.

– Не нужно стараться, просто делай. Конечно, я подожду, пока ты закончишь со всеми делами, – согласилась она, как бы говоря, что никуда не торопится.

Пока Бристл не нагрузила меня какой-нибудь работой, связанной с высокопоставленными гостями, я выскользнул из дома. Прихватил из погреба бутылку хорошего вина, из запасов, что нам дарил герцог Блэс на свадьбу. Не хотелось ехать в гости с пустыми руками. На выходе из дома меня поймала Бальса. Оружия при ней было заметно больше, чем обычно. Не хватало только медвежьего копья. Вид такой, словно я доставляю ей одни проблемы. Она схватила меня за локоть, не дав пробежать мимо.

– День, в который тебя не пытаются убить, можно назвать праздничным, – скорее осуждающе, чем насмешливо сказала она.

– И я тоже рад тебя видеть. А где твой отряд?

– Здесь, там, – она обвела взглядом квартал. – Рикарда хочет назначить меня старшей над боевыми группами гильдии.

– Поздравляю с повышением. Что, – спросил я, увидев выражение её лица, – совсем не радует новая должность?

В глазах женщины было видно, где она видела эту должность.

– Эти… младшие, почти ничего не умеют, – покривила она губами, имея в виду младшие рода, а не конкретно молодёжь. – Могут лишь махать оружием и понимать простейшие команды. Гильдия губит молодое поколение, – проворчала она.

– Может потому, что среди старших в гильдии до этого момента не было того, кто смог бы правильно учить молодых?

– Всё может быть, – проворчала она. – В гильдию приехали старейшины. Хотят тебя видеть.

– Кто именно? – уточнил я.

– Я видела только старейшину Сому, но из дома пришло письмо, что приедет Сайн. Единственный мужчина среди старейшин ут‘ше.

– Почему единственный? – я добавил в голос обиды. – А я?

– Ты сейчас куда? – она проигнорировала моё возмущение. – Сопровождение нужно?

– В торговый квартал. Нет, не надо. Да и здесь так много полудемонов не нужно. Пока нас не собираются брать штурмом. Слушай, – вспомнил я, – тут скоро появится дворцовая стража, вы с ними особо не спорьте. Близко к дому не пускайте, но и конфликтов не надо. Слуг не гоните. Дорогим гостям нужна одежда, личные вещи, ещё пара телег всякого барахла. В дом посторонних не пускай. Скажи, я запретил. Кроме Адальдора Сильво – он придворный целитель. Ну и если Бристл что-нибудь попросит, не откажите в помощи.

– Хорошо, – она кивнула.

– А в гильдию я завтра заеду. Не раньше.

Повозка ждала на противоположной стороне улицы. Я заметил Карла на месте возницы и поспешил к нему. Вскочил на подножку, толкнул его в плечо.

– Привет, как дела? Был в гильдии?

– Доброго дня, барон. Был, – он кивнул, потёр переносицу.

– Ну, не томи. Поговорили?

– Поговорили. Я пригласил её поужинать, она согласилась.

– Отлично! – искренне обрадовался я. – Закажу вам столик в лучшем ресторане Витории. Там такое мясо со специями подают, пальчики оближите.

– Спасибо, но не надо, – виновато сказал он. – Я сам… уже всё сделал.

– Ещё лучше. Если что, можешь на меня рассчитывать.

– Спасибо. Куда едем? – перевёл он тему.

– В лавку Матео. Самой короткой дорогой.

Забравшись в салон, я застал там Тали. Она переоделась в любимое красное платье и чёрные остроносые сапожки. На шее изящная золотая цепочка из коллекции Карины Лиц. Я сначала сел напротив, но она тут же оказалась рядом, беря меня под руку. Повозка тронулась и быстро покатила в сторону центральных улиц.

– Я скоро начну подготовку для второй особой комнаты, – сказала она.

– Что за комната? – заинтересовался я, вспоминая, что она говорила про особые комнаты.

– Пока секрет. Тебе понравится. Отведу для неё угловую комнату в левом крыле.

– Где? – не понял я.

– Дом слева – он стоит ближе. Бристл уже нашла рабочих, которые объединят дома. Они обещали за месяц поднять фундамент и ещё за столько же сложить несущие стены.

– Эм… Брис выкупила тот дом? Интересно, во сколько это обошлось? Почему не сказала?

– Почему обошлось? – не поняла Тали. – Хозяин бесследно исчез, дом пустой, мы его забираем.

– Тали, так нельзя, – укоризненно сказал я. – Только не говори, что ты их…

– Они пытались меня убить, – она невинно захлопала ресницами. – Даже разговаривать не захотели. А Бристл вообще высмеяли и выставили за порог. Жадные и глупые смертные.

– Мы не можем просто так присвоить этот дом.

– Почему?

– Потому, что в имперской канцелярии он записан на других людей. Которые должны платить налог на землю. Если они платить его не будут, дом перейдёт в собственность города. А потом его продадут на аукционе. И цена взлетит минимум в два раза. Не факт, что мы его вообще сможем купить. Понимаешь, дом в столице – это такая вещь, на которую слетятся все родственники исчезнувших хозяев. За наследством.

– Не переживай, я всё улажу, – обнадежила она.

– А что с правым домом? – ожидая худшего, спросил я. – Там хозяин тоже исчез? Глава гильдии – его уж точно не потеряют просто так.

– Уехал. Сказал, что мы можем там жить сколько угодно и уехал. К родственникам в какую-то Каклику.

– В Калику, – поправил я. – Это город на юге. Тали, нам и так могут не дать разрешение на расширение. Местные бюрократы не одного демона сожрали с потрохами при попытке оформить необходимые бумаги. А тут два покинутых дома, которые хочет занять какой-то барон, да ещё и бесплатно. Удивляюсь, как меня ещё служба Имперской безопасности на задушевный разговор не пригласила. Пока не пригласила.

– Я всё улажу, – повторила она. – Бюрократы из всех – самые вкусные, – она злобно захихикала, словно предвкушала, как будет пить их кровь. – Кстати, кто это? Где живут? Я с ними поговорю, и они сразу подтвердят наше право.

Я издал стон отчаяния. То ли она надо мной подшучивает, то ли действительно не понимает. Представил, как перед домом собираются горожане с факелами в руках, кричат, кто-то несёт хворост, кто-то масло для ламп. В отдалении стоит городская стража, одобрительно кивая. Сам виноват. Надо было быстрее решать подобные вопросы, а не пускать на самотёк.

Наверное, почувствовав сестру, Матео встречал нас перед лавкой. И вид у него был, мягко говоря, удивлённый. Он даже не снял рабочий фартук, защищающий от едких реагентов. Когда повозка остановилась, я быстро вышел, подал руку Тали. Она спорхнула на землю и тут же повисла у брата на шее, отчего его глаза ещё больше расширились.

– А мы в гости, – сказал я вместо приветствия. – Извини, что без приглашения.

– Конечно, – ответил он ошарашенно, обняв сестру. Не думал, что он так сильно удивится. – Я рад, что вы пришли. Тали, как ты? Может, не стоило приходить, пока полностью не поправилась?

– Со мной всё в порядке, – она широко улыбалась.

– Что же мы стоим на улице? Проходите, – опомнился Матео.

Из посетителей в лавке топталось несколько человек. Пара магов и какой-то торговец. Только они не обратили на нас никакого внимания, словно не видели. Пока Матео бегал в лабораторию, мы поднялись на третий этаж. В гостиной нас встретила Ялиса, ожидая, пока мы поднимемся. Наверное, тоже почувствовала гостей. Несмотря на всё ещё болезненный вид, она выглядела очень мило.

– Доброго дня, Берси, Наталия Аврора, – она поклонилась, чуть разведя полы платья.

– Ой, какая милашка! – Тали в два шага оказалась рядом, заключая её в объятия и легко отрывая от земли. – Ой, а зубки-то, зубки, и эти глазки!

Тали расцеловала её в щёки, затем отпустила. Ялиса уже привыкла к обнимашкам со стороны Лиары и Александры, перенося это стоически.

– Подам чаю с печеньем, – сказала Ялиса, поправила платье и поспешила за угощением, пока её снова не решили потискать.

– Она такая прелесть, – сказала Тали, усаживаясь рядом со мной на диван. – Братик нашёл очаровательную девушку. Ялиса, как только ты войдешь в силу, приходи ко мне учиться. Вам ещё замок восстанавливать, а там столько работы! – воодушевлённо сказала она.

– Обязательно придёт, – ответил за неё Матео, заходя в гостиную. – Как тебе в большом городе? Уже решили, как будете расширять дом? – спросил он, обращаясь к нам обоим.

– Что-то вроде, – отмахнулся я. – Объединим три дома, чтобы получился небольшой дворец. Достроим немного. Может шпиль или башенку поднимем.

– Может проще поместье в старом городе выкупить? Строительство – это такое... – он поводил ладонью перед собой, – муторное занятие.

– Тебе хорошо рассуждать. У тебя замок есть. А у нас будет дворец! – Тали показала ему язык.

– Нет, нет, я напротив желаю вам удачного строительства. Только ты помнишь, что говорил папа? От жизни в городе быстро устаёшь.

– Ну, лет через триста может и от города ничего не останется, – возразила Тали.

– На руинах жить ещё тоскливей.

– Ялиса! – позвала Тали. – Если этот горе-путешественник надолго тебя покинет, приезжай к нам. Мы тебя приютим.

– Как у тебя дела? – спросил Матео, решив, что спорить с сестрой бесполезно. – Я последнее время кроме лаборатории ничего и не вижу. Совсем меня замучила гильдия магов. Чем больше я делаю, тем больше у них аппетиты. Что хоть происходит в столице?

Рассказ о последний событиях занял у меня минут двадцать. Матео заинтересовала тема, касающаяся Кровавого культа, но, под взглядом Тали, помощь предлагать не стал. Вино мы решили не пить, сойдясь на том, что Ялиса заваривает удивительно вкусный чай. И печенье у неё получается просто объедение.

– Интересное вокруг творится, – хмыкнул Матео, после рассказа. – Любопытно, с чего это маги решили выступить против императора. Осмелели и перестали бояться асверов?

– Братик, – вмешалась молчавшая до сих пор Тали, – я ещё не обустроила комнату для ритуала и хотела попросить твоей помощи.

Он вопросительно посмотрел на неё, перевёл взгляд на меня.

– А не рановато ли? – спросил он.

– Хочу научить Берси защищать свою кровь. А это никогда не рано.

– Да, это было бы неплохо, – покивал он. – Ты уже всё объяснила?

– В нескольких словах.

– Ну да, ну да, – он с укоризной посмотрел на неё.

– Вы не забывайте, что я всё ещё тут, – напомнил я. – И скажите, мне надо испугаться, удивиться, обрадоваться?

– Видишь ли, – улыбнулся Матео, – твоя кровь сейчас перенасыщена чистой «силой». Это хорошо. Но если она попадёт в руки адепта тёмной магии, он может использовать её для сильного проклятия. Да и вообще, такая кровь – хороший катализатор для тёмной магии. Думаю, что проблемы твои с магами связаны именно с этим. Те, кто разбираются в теме, видит в тебе уже не человека, а сосуд, заполненный драгоценной жидкостью. Способной продлить их жизнь, творить сильнейшие заклинания, записанные в запретных книгах. А такие книги хранятся в гильдии магов. Так что «разбирающиеся» среди них есть.

Матео достал из кармана маленький нож для резьбы по дереву, чиркнул по пальцу. Порез немного потемнел, но кровь не пошла. Он перевернул руку, и на стол упало несколько тёмно-красных песчинок.

– Если переводить с древнего языка, то это «красный песок». Его нельзя развести ни в воде, ни в кислоте. Из него нельзя получить кровь. В нём нет силы. Вообще нет.

Он вновь надрезал палец, так как предыдущая рана уже закрылась. На этот раз на подушечке пальца появилась красная капелька крови.

– В одной этой капле сила десятков магов, заседающих в совете. Хотя это неправильное сравнение. Нельзя сравнивать силу удара и мастерств мечника. Они не лежат в одной плоскости – это разные вещи. Помнишь, я говорил, что Тали может поделиться капелькой крови. Это поможет тебе понять то, что я рассказал. Душа моя, – он обратился к Ялисе, – пересядь вон туда.

Матео перевернул ладонь. На столешницу упала капля крови, и во все стороны разлетелись золотые искорки. Они начали заполнять комнату, выстраиваясь в странные и незнакомые руны. В магическом же плане я не заметил ничего. Не было даже ощущения, что рядом колдуют.

Пока руны заполняли комнату, Тали чиркнула по указательному пальцу ногтём. Из ранки показалась капелька крови, которая неспешно начала подниматься, приобретая ровную сферическую форму. От золотого сияния вокруг начало рябить в глазах. Она взяла мою руку, легко порезав ногтём ладонь. Капелька крови с её пальца упала в рану и быстро впиталась в порез. Я прислушался к себе, но, кроме жжения в ране, ничего необычного не почувствовал.

– Уф, – выдохнул Матео, и золотое свечение исчезло. Он вытер рукавом проступивший на лбу пот.

– Теперь, если тебе будет грозить опасность, я тоже смогу это почувствовать, – улыбнулась Тали. – А то нечестно: ты меня слышишь, а я тебя – нет.

После того, как я исцелил рану, зажёг на ладони крошечный белый огонёк, который сжёг следы крови.

– Молодец, – похвалил Матео. – Хорошо, что ты нас услышал.

– Что-то я ничего не почувствовал. Так и должно быть?

– Терпение, Берси. Мы пытаемся совместить несовместимое. При грубом вмешательстве, гарантирующем моментальный результат, ты бы уже рассыпался золотой пылью. Давай пока вернёмся к твоим проблемам с магами. Я тут подумал, может мне тебя поддержать? Давно пора поставить гильдию на место за тот произвол, что они творят.

В гостях у Матео мы провели ещё час. Поговорили на тему магов и разгорающейся войны с иноземцами. Он всерьёз предлагал мне взять семью и уехать в родовые земли баронов Хауков, чтобы там строить замок и спокойно жить, вдали от шума и суеты. Как по мне, так вдали от крупных городов можно помереть со скуки и одичать. Тали же было всё равно, главное, что есть место, которое можно назвать домом.

Когда мы прощались, Тали сказала, что если Матео не собирается строить дом в Витории, то она с удовольствием будет ходить к нему в гости. Как я понял, она уже обозначила границы своих владений, в пределах которых другие раваны могут лишь гостить. Матео ответил, что родовой замок его вполне устроит, чем вызвал широкую улыбку сестры и заработал крепкие объятия.

По возвращению домой, я стал свидетелем забавной картины. Слуги из дворца выгружали из трёх повозок большие и маленькие сундуки, спеша занести их в дом. В прошлый раз гардероб высоких гостей занял целую комнату. Ту самую, которую мы выделили для Рут. Придётся ей пожить какое-то время в комнате Сесилии. В конце улицы маячила дворцовая стража, неспешно устанавливая специальный пропускной пункт. Я подбадривал себя тем, что второй раз пережить это будет проще.

Я обратил внимание на пару красивых женщин явно благородного происхождения, которые выносили громоздкий сундук из ближайшей повозки.

– Так, дамы, – я преградил им путь, – разрешите поинтересоваться, что в нём?

На меня посмотрели неприятными взглядами, говорящими, что я лезу не в своё дело.

– Вещи госпожи Кары, – сказала одна из женщин, не думая останавливаться.

Протаранить меня им не дала Диана, в последнюю секунду встав между нами.

– Хочу попросить Вас оставить этот сундук и заняться другими вещами.

Вид Дианы женщин если и напугал, то они не подали вида. Они попытались обойти её, но она сделала шаг в сторону, загораживая им дорогу. Опустила руку на оружие. В этот момент с криком: «Попался!» – мне на спину запрыгнула Лиара, громко рассмеявшись в ухо.

– Лиара, ты здесь откуда? – удивился я.

– С мамой приехали. Она очень сердита. Опять ты что-то натворил? А что тут происходит? К тебе опять в гости Кара и Лейна приехали? – засыпала она меня вопросами.

– Можешь сказать, что в этом сундуке? – спроси я, подхватив её под ноги, чтобы ей было удобнее сидеть на моей спине.

– Одежда, – не раздумывая ответила она. – Которая долго лежала. И не вся чистая.

– Я попрошу!.. – возмутилась одна из благородных особ, но появившаяся Ивейн очень нагло встала перед ней. Женщине пришлось попятиться на пару шагов, чтобы ей не выбили глаз рогом.

– Что ещё? – спросил я.

– Ещё? – Лиара задумалась. – Листьями морошки пахнет. Такая у нас на болотах растёт. Её бабушка очень любила. Мы тоже их в вещи кладём, чтобы не пахло сильно, когда вещи долго без дела хранятся.

– А если амулет снять? Магией будет пахнуть?

– Берси, – прозвучал строгий голос Грэсии. – Чем вы с Лиарой занимаетесь?

Они с Еленой сначала наблюдали за мной из окна, а теперь решили спуститься, видя, что я мешаю прислуге. Это им на меня старший из слуг пожаловался. Тот самый, который в прошлый раз на нашем пороге поселился. Он даже спал в повозке поблизости, чтобы в случае необходимости выполнить любой каприз императорской семьи. А меня он с того момента недолюбливал.

– А мы тут магию в сундуке ищем, – невинно сказал я. Лиара хотя и не знала, зачем это понадобилось, но утвердительно закивала.

– Там хранятся личные вещи Кары, – сказала госпожа Елена. – Может быть, что-то из личных защитных артефактов осталось.

Лиара тем временем сняла амулет, вручив его мне, и внимательно посмотрела на сундук. Я даже подошёл поближе, чтобы ей было удобнее.

– Магией пахнет, – кивнула она.

– Едкой магией? – уточнил я.

– Ага, подходящее слово. От неё в носу щиплет.

– Я думаю, – сказал я Грэсии и Елене, – что в сундуке находится что-то выделяющее тот самый зелёный ядовитый дым.

– Ты уверен? – Грэсия подошла.

– Не на все сто процентов.

– Морошкой пахнет, – важно сказала Лиара. – А она другие запахи перебивает.

– Есть хороший способ проверить, – я пожал плечами, за которые держалась Лиара, отчего та захихикала. – Отвезти за город и открыть.

– Можно купол поставить, – предложила госпожа Елена.

Грэсия бросила на нас с Лиарой ещё один строгий взгляд и вооружилась знакомым каменным посохом целителя. Минут через пять вокруг сундука образовалось какое-то неизвестное мне заклинание. Похожий на мыльный пузырь, полтора метра в диаметре, накрывший сундук. На всякий случай, все отошли подальше. Взяв короткое копьё асверов, Грэсия поддела крышку сундука, с хрустом сломав запор, и откинула её. Сундук был забит под самую крышку белоснежным исподним. Сверху лежала белая сорочка или ночная рубашка, рядом панталоны с кружевом. Я даже с такого расстояния почувствовал намерение поколотить меня и очень надеялся, что Бристл удержит рассерженную и красную, как вареный рак, Кару. Они следили за нами всё из того же окна.

– Это вещи из загородного поместья Теовинов, – сказала Елена. – Их не открывали с прошлого лета и вряд ли…

Она не договорила, так как раздался звук «пуф», и прозрачная сфера быстро заполнилась знакомым зелёным дымом. Уже через пару секунд на улице появился плотный зелёный шар, похожий на протухшее яйцо, только ровной сферической формы. В повисшей тишине прозвучало только «Ух ты…» в исполнении Лиары. Я ссадил её на землю, жестом показывая, чтобы она бежала в дом. Она понятливо кивнула, лучезарно улыбнулась и умчалась. Кроме неё улыбаться никто не стал. Прислуга, а особенно две фрейлины императрицы, побледнели, испуганно глядя на запертое в сфере ядовитое облако. Управляющего слугами вообще чуть удар не хватил. Он сначала побледнел, затем пошёл красными пятнами. Госпожа Елена смерила его холодным взглядом и пошла в дом следом за Лиарой.

– Так, – сказал я слугам. – Остальные вещи заносите. С ними всё в порядке.

Слуги спешно похватали оставшиеся сундуки и понесли их в дом.

– Как узнал? – ко мне подошла Грэсия.

– Азм почуял. Это демонический пес, – опередил её вопрос. – Я вас позже познакомлю. Может, белым пламенем накрыть?

– Подождём, пока яд осядет.

Ждать пришлось минут десять. Зелёный дым сел на стенки прозрачного купола склизкой блестящей массой. Запалив белый огонь, я в один заход сжёг всё, вместе с куполом. К этому времени две из трёх повозок со слугами уехали, оставив одну в качестве домика на колёсах для управляющего. Я немного задержался чтобы перекинуться взглядами с Илиной. Кивнул, показав, что всё понял.

В доме Сесилия накрывала на стол скромный ужин. Скромным он был потому, что в нём присутствовали всего два основных блюда и купленный в лавке десерт в виде ягодного пирога. Я сперва удивился, как Сесилия успела приготовить ужин в подобной суматохе, но, как выяснилось, Бристл пригласила кого-то из поместья Блэс ей в помощь.

За ужином Грэсия поведала о том, как узнала о покушении во дворце. Сказала, что гильдия магов требовала от неё прибыть во дворец для оказания помощи, но она прямым текстом их послала. Чуть позже приехавшие слуги сообщили, что зелёный яд оказался настолько сильным, что Экспертный совет принял решение уничтожить всё, с чем тот соприкасался, вплоть до мебели и деревянной отделки стен. А это почти всё крыло дворца, где проживала императорская семья. Спальные комнаты тоже пострадали, и от одной мысли, что придётся сжечь весь гардероб, Кара украдкой вздыхала.

После ужина мы с Грэсией долго разговаривали на тему всего происходящего. Пересказывать не буду, так как это было бы уже в третий раз. Состояние старшей из принцесс немного стабилизировалось, но всё ещё внушало опасение. Поэтому Грэсия осталась на ночь. Я в корне пресёк все разговоры о комнатах, сказав, что проведу ночь в доме напротив, где расположились Асверы. Илина такому решению обрадовалась и вообще предложила на время переселиться к ней.

Утром же, хорошо выспавшийся, я решил, что неплохо начать день с серьёзной тренировки. Занимаясь с мечом, я мог спокойно подумать над насущными проблемами, взглянув на них с разных сторон. Поэтому за полчаса до восхода я вместе с Дианой расположился в зале на третьем этаже дома, который давно переделал для подобных нужд. Я боялся, что без посоха целителя стану хуже сражаться с оружием в руках, так как плохо чувствую намерения противника, но всё оказалось не так критично. В пределах пары метров я всё ещё мог с уверенностью предсказывать и направление удара, и уловки с финтами. Радовало меня и то, что я стал физически крепче в последнее время. Третий комплекс упражнений, ранее выматывающий уже на десятом повторении, сейчас не напрягал и после тридцати подходов. Не укрылось это и от Дианы. Она специально усложняла физические упражнения, чтобы предельно нагрузить меня, заставить гореть мышцы во всем теле.

– Тише вы, – неспешно двигаясь с мечом по залу, я услышал голос от двери. – Заметит.

– А зачем он мечом узоры выписывает? – голос явно принадлежал Каре.

– Чтобы лучше блокировать удары, – голос Лиары.

Послышалось понятливое «Ааа». На минуту повисла тишина.

– Ага, попались! – внезапно раздался голос Бристл, а за ним и девичий визг.

В комнату ввалились три любопытные девчонки. Лиара, кстати, умудрилась упасть так, чтобы принцессы повалились на неё и не ушиблись при падении. Это она молодец. Её Бристл вряд ли испугала, так как она её заранее почуяла. Но подыграла и принцесс от ушибов сберегла.

Знаю, что принцессы легко встают до рассвета, чтобы успеть привести себя в порядок до завтрака. Поэтому не удивился, увидев их в такую рань. Они разве что волосы расчесать не успели. А вот Лиара, в отличие от них, надела платье прямо поверх ночной рубашки, явно торопясь.

– Доброго утра, – поздоровался я, опуская тренировочный меч, на рукоять которого были нанесены четыре линии. Это значит, что он примерно в четыре раза тяжелее стандартного меча. – Лейна, ты хорошо себя чувствуешь? Госпожа Диас разрешила тебе вставать с постели?

– Она разрешила, – сказала она, вставая и поправляя платье. Бледный вид говорил, что ей неплохо было бы отдохнуть ещё хотя бы день.

– Берси сильный, – сказала Лиара так, словно недавно убеждала в этом принцесс. Она подбежала, забрала у меня меч и протянула его Каре. – На ногу не урони – он тяжёлый.

Младшая из принцесс попыталась взять меч одной рукой, но он оказался тяжелее, чем она рассчитывала, и ей пришлось подхватить его второй, едва не выронив. Хорошо, Лиара поддержала. Бристл в это время подошла, поцеловала в щёку и протянула влажное полотенце.

– Вы закончили? – спросила она, бросив взгляд на Диану.

– Теперь уже да.

– Какие планы на сегодня?

– Заеду в гильдию и поищу того, кто подкинул нам сюрприз в сундук.

– … нарабатывает правильные движения, – объясняла Лиара принцессам. – Это очень важно.

– А стража так не делает, – сказала Кара. – Я смотрела. Они друг друга палками лупят, да и то редко.

– Поэтому они слабаки, – категорично заметила Лиара.

– Холодное оружие девочкам – не игрушка, – в зал вошла Грэсия. – Верни меч нашему отважному герою и беги переодеваться. Кара, Лейна, помогите ей, чтобы она не копалась и успела к завтраку.

Лиара была не прочь променять и завтрак, и общение с принцессами на коротенькую тренировку со мной. Но пока мама была рядом, подобное ей не светило. Поэтому она вернула мне меч, взяла за руки принцесс и убежала переодеваться.

– Доброго утра, – поздоровался я. Отдал оружие Диане, которая убрала его на подставку, кивнула мне и вышла.

– Привет, – Грэсия подошла, взяла меня за руку. – Сегодня Уга разрешит мне посмотреть, что с тобой происходит?

– А что происходит? – не понял я. – Всё как обычно.

– Как обычно, – подтвердила она. – За исключением того, что ты перестал распространять вокруг волны чистой магии. Научился ее контролировать?

– Да? – я задумался. – Не заметил.

– Ты скажи, зачем артефакт сломал, – спросила Грэсия, сплетая хитрые заклинания. – Браслет Лу́ку, который на тебя примерили перед Советом.

– Редкий был?

– Единственный в своём роде, – хмыкнула она. – Отрезал одарённого от магического источника. Неизмеримо важный во многих исследованиях.

– Ничего не знаю, он сам сломался, – сказал я, делая вид, что не при делах. – Я только одно не пойму: почему позавчера столько людей заявляли об искренней дружбе и предлагали помощь, а в итоге вышло вон оно как.

– Подобного просто никто не ожидал, – сказала она. – Да и друзей в мире политики не существует. Есть только те, кто хочет что-то от тебя получить. И ты зря сбрасываешь со счетов близких людей и тех, кто тебе обязан.

– Мне просто интересно, как они будут себя оправдывать и изображать помощь, – хмыкнул я. – Ну, да и Хрума им в компанию. Будет пока время разобраться кое с чем. Тем более, что дел накопилось немало.

– Ты с важными делами повремени́, – предупредила Грэсия. – Магистр Кнуд инициировал разбирательство по твоему делу. На сегодня назначено. Он лично будет защищать тебя перед Советом. Из академии тебя пока не отчислили и отчислять не будут. Это как минимум. Как максимум, восстановят в правах. Вчера Император Вильям отправил главу гильдии магов, председателя Совета, в тюрьму, обвинив в преступлении перед Империей. Подобного на моей памяти ещё не случалось.

– Поторопился он, – вставила Бристл. – Поэтому разбирательство вечером перерастёт в скандал, и только.

– Не перерастёт, – возразила Грэсия.

– Знаете, – вмешался я, немного рассердившись, – это какой-то фарс. Игры малолетних детей. Меня показательно наказали, затем показательно заступились. Даже я, настолько далекий от политики, понимаю, что так не бывает. И участвовать в этой игре отказываюсь. Так что ни на какие разбирательства я не пойду. Всё, уезжаю в гильдию асверов. Буду к ужину.

На мне скрестились два взгляда. Так смотрят умудрённые опытом женщины на капризных мальчишек.

– Может, позавтракаешь? – спросила Бристл. – На сытый желудок и проблемы решать легче.

– Позавтракаю, – подумав, согласился я.

Минут сорок спустя, я, вопреки первоначальным планам, ехал в сторону центрального проспекта. Раннее утро уже прошло, но он всё ещё был загружен повозками спешащих на работу чиновников. Пока мы медленно пробирались к широкому трёхэтажному зданию, я успел основательно подумать над выбором. Просить помощь или же решать всё самому.

Выйдя из повозки у нужного здания, я направился к охраннику у дверей.

– Мне нужен глава Службы безопасности господин Хорц, он на месте?

Охранник странно посмотрел на меня, затем на асверов.

– Хорошо, сам, так сам, – сказал я, заходя в здание.

Куда идти, я знал, поэтому сразу поднялся на третий этаж. Никто из дежуривших на первом этаже и следящих за тем, чтобы начальство не беспокоили, даже не почесался. Даже мысль такая ни у кого не мелькнула. Профессионалы.

Постучав в нужную дверь, я услышал: «Входите, барон». Не знаю, над чем работал утром Белтрэн Хорц, но он спокойно сидел за столом, делая вид, что мается бездельем. С нашей прошлой встречи он совершенно не изменился. Всё та же короткая военная причёска, строгий камзол тёмного цвета, радушная улыбка. Только видя добрые улыбки от людей его профессии и положения, по спине бежал холодок.

– Доброго утра, – поздоровался я. – Простите, что без приглашения.

Белтрэн искренне рассмеялся. Показал жестом, чтобы я проходил.

– Действительно, – сказал он, – без приглашения ко мне приходила разве что Рикарда Адан. Ты второй. Хотя я не кусаюсь и на каторгу за незваные визиты людей не отправляю.

– Если бы только эти два варианта, перед Вашим кабинетом стояла бы очередь, – улыбнулся я. – Догадываюсь, что прерогатива приходить без приглашения принадлежит исключительно Вам.

– Это да, – кивнул он. – Вино, афоэ, южный чай?

– Спасибо, я уже сподобился. Пятнадцать минут назад плотно позавтракал. К Вам же я вот с каким вопросом. Вы покушение на императорскую семью расследуете? Простите, это должно было прозвучать не как вопрос. Вы что-нибудь узнали о том, кто стоит за происшествием перед моим домом?

– Ядовитая ловушка в сундуке? – уточнил он. – Причастных ещё расспрашивают, но они вряд ли хоть что-то знают. А вот Экспертный совет асверы на место происшествия не пустили. И зря, – он укоризненно посмотрел на меня.

– Там прошлось белое пламя, и вряд ли они хоть что-то смогли бы понять. Но тут я вам могу помочь. Ядовитое облако во дворце и то, которое спрятали в сундук – это дело рук разных людей.

– Интересно, – подобрался он, став полностью серьёзным. – Почему Вы так решили? Но, сперва, расскажите, что там произошло. Свидетелей происшествия во дворце нет. Только пара неразговорчивых асверов.

Минут за пять я рассказал о покушении, о том как появился зелёный дым, и как мы выбежали из дворца в самый последний момент.

– Нет, в подобных заклинаниях я не разбираюсь, – ответил я на его вопрос. – Тут дело такое. Во дворце эту ядовитую бомбу закладывали против меня. А в сундук её положили исключительно для того, чтобы убить императорскую семью. И в первом случае работал мастер высочайшего класса. Очень хитрый человек.

– Знаете, кто именно? – ухватил он суть.

– Представитель кровавого культа. Некто с дурацким прозвищем Чёрная Плесень. Женщина, лет тридцать пять, без особых примет. Отлично разбирается в алхимии и ядах. Специалист по отравлению особо хитрым способом, – почти точно процитировал я выдержку из книжки про раскольников кровавого культа. – Была связана с убитой Брэндой Шашаг. Возможно, её ученица или родственница. И она прекрасно осведомлена обо мне. Как минимум, знает, что я почувствую присутствие рядом ядовитой бомбы. Знает, что я увлекаюсь работами Ромарио Лехаля. Это такой талантливый целитель.

– Я знаю, – кивнул он, показывая, что дополнительных разъяснений не требуется.

– Так вот, бомба, оставленная этой Плесенью, всего лишь отвлекающим манёвром. Она отравила чай, который мы пили. Точнее, пили принцессы. Мне подавали другой сорт и из другой посуды. Отравила хитро. Сильным ядом, который меня смутил. В возникшем ажиотаже я думал применить заклинания из арсенала Лехаля, но это бы вызвало быструю и необратимую смерть. Магистр Адальдор Сильво вам расскажет почему.

Господин Хорц задумался, разбирая по полочкам сказанное мной.

– Это слишком сложно, чтобы быть правдой, – сказал я. – Но, кажется, Плесень хотела испытать меня. Даже на всякий случай, чтобы я уж точно не прозевал момент появления зелёного дыма, дала целых три подсказки. Может, их было больше, но я заметил только три.

– Необычная версия, – сказал Белтрэн.

– Необычная, – согласился я. – Второе же покушение – полнейшая глупость, безвкусная и плохо замаскированная.

– Что ещё можете сказать про Чёрную Плесень? Привычки, манера речи? Она алхимичка, значит, могут быть ожоги на руках. Это для них в порядке вещей. В каких кругах общается, происхождение?

– Кроме того, что сказал… Да, она не благородного происхождения, но вряд ли это поможет.

– Зря так думаете. Если она была связана с Брэндой, то это зацепка. Не благородную среди магов, особенно в академии, искать проще. А Шашаг преподавала в академии последние лет сорок точно. Практически не выходя и без отдыха.

Было видно, что Белтрэн мне поверил. В той части, что покушения организовывали разные люди.

– Скажи, Берси, – неожиданно перешел он на «ты», – а почему культ заинтересовался тобой?

– Месть, – честно ответил я. – За убитых товарищей. Если они таковыми являлись.

– Нехорошо, – протянул он. – И не спрячешь тебя, и охрану лучше не подберёшь. Я могу пару защитных артефактов для тебя достать. Какие носит Император. Практически от любой магии защитят. Есть такой, что и от стрелы спасёт. От арбалета не защитит, но стрелу на излёте удержит.

– Спасибо, но не надо. У меня есть всё необходимое.

– Работы Георга Морра? – ухмыльнулся начальник службы безопасности. – Да уж, иметь в друзьях артефактора такого уровня – это хорошо. Ты хотел от меня что-то конкретное? Или только о покушении рассказать?

– Второе.

– Хорошо. Слежку за тобой я поставить не могу – людей жалко. Асверы их быстро вычислят. Охрану усилить тоже. Но когда ко мне попадёт информация о том, кто покушался на императорскую семью у твоего дома, ты узнаешь об этом.

– Спасибо. Я тоже постараюсь держать Вас в курсе дела.

На этом мы распрощались, и я, с некоторым облегчением, поехал в гильдию асверов. В голове мелькала мысль заехать в гости к герцогу Лоури. Второй раз за два дня. Если такая мысль появится в третий раз, придётся ехать. Внутреннему голосу я привык доверять. Может быть, подсознание толкает меня на эту встречу, чтобы я увидел или понял что-то важное.

Глава 9

Не скажу, что в гильдии асверов ждали моего появления, но Рикарду Адан я встретил почти у входа. Она что-то объясняла двум группам ветеранов недалеко от парадной лестницы. Увидев меня, заходящего в здание, сказала им ещё пару фраз и подошла. Проигнорировав приветствие, взяла под руку и повела на третий этаж. За всю дорогу до кабинета не проронила ни одного слова. Но не из-за того что сердилась – тут было что-то другое. Зато я обратил внимание, что баланс ветеранов и молодняка в гильдии поменялся. Точнее – сравнялся. Шествуя под руку с Рикардой, я видел много новых лиц. При этом попалась большая группа мужчин и женщин явно не воинов. Максимум среди них была пара охотников, но не больше. Это видно не только по отсутствию оружия, но и по взглядам, манере держать себя, движениям. Я столько провёл среди воинственных полудемонов, что выделил это сразу. Но возраст у всех правильный – в пределах двадцати–двадцати пяти лет. И проклятий у половины уже не было.

В кабинете Рикарда усадила меня за столик у окна, и всё так же молча сходила за чайником и подставкой для него. Затем пару минут возилась с травами, выбирая что-то из собственных запасов. Было интересно наблюдать, как она поочерёдно открывает небольшие баночки, принюхивается, морщится или просто качает головой. Не найдя нужной, она несколько секунд задумчиво смотрела на них. Наконец, сделав выбор, засыпала немного сушёных листьев в глиняный чайничек с узким носиком. Пока закипала вода, она прошла к столику, села напротив меня.

– Не хочешь уехать на месяц-другой? – спросила она. – К Холодному мысу. Отдохнёшь, повидаешься с Васко. Вернёшься, когда всё успокоится.

– Сейчас это предложение звучит очень даже заманчиво.

– Можно уехать в провинцию, в земли Хауков, – добавила она, глядя оценивающе. – Там тихо, места́ живописные, от столицы далеко. Для твоей супруги хорошо, чтобы родить здорового наследника.

– Тоже неплохо, – согласился я. – Если и дальше всё будет идти вот так, можно всерьёз думать о переезде.

Рикарда вздохнула, скорее всего, не увидев того, чего ожидала.

– Давно в твоём сердце поселились эти амбиции? – спросила она. И голос такой, не укоризненный, а, скорее, разочарованный.

– Не знаю, как Вы, а я смотрю в будущее как реалист. Сейчас всё неплохо, но пройдёт лет десять, и всё кардинально изменится. И для этого будущего нужен крепкий фундамент. Поэтому лучше начать готовиться прямо сейчас.

Она встала, прошла к закипевшему чайнику, сняла его с подставки, давая немного остыть. Выждала пару минут, затем заварила травы в глиняном чайнике.

– Чаще всего людей губят именно неумеренные амбиции, – сказала она. – Забыл, что стало с наследником? Или думаешь, что не разделишь его участь?

– Какой-то странный пример, – подивился я. – У меня стремления более приземлённые. И не такие опасные. Я к большой власти не рвусь.

– Так уж и не рвешься? – прищурилась она. – Скажи тогда, зачем потащил домой супругу императора и его дочерей? И помни, что во второй раз история повторяется в виде фарса.

– На то есть две… нет, три причины. Они будут мне должны, что уже неплохо. Императорская часть дворца сейчас не пригодна для проживания и небезопасна. Ну, и последнее, я должен понять, кто хочет подставить меня, обвинив в их убийстве. А пока они будут под моим присмотром…

– Ты никого не сможешь найти, – оборвала она меня. – Если ты не знаешь или не понимаешь, скажу прямо. Ты не сможешь занять трон и место Императора, даже если возьмёшь в жёны обеих принцесс. Тебе не светит стать даже регентом, в случае преждевременной кончины Вильяма. Из-за слишком низкого происхождения. Единственный шанс – это переворот. Но кто тебя поддержит? Ответ простой – никто. Поэтому я и говорю, что ты закончишь свои дни как наследник. Тобой воспользуются, чтобы сместить Вильяма, и убьют, когда станешь ненужным.

– Вы абсолютно правы, – покивал я. – У меня нет ни единого шанса. И Вы совершенно не правы, решив, что я настолько безумен, чтобы решиться на подобное. Да я к Холодному мысу вперёд Вас побегу, если мне предложат взять кого-нибудь из дочерей Императора в жены. Чур меня, чур, – я повторил жест асверов, отгоняющий зло. – А любые попытки переворота лично подавлю. Мне Вильям нужен на своём месте.

Рикарда с минуту смотрела на меня недоверчиво. Налила в пару кружек отвар из трав. Секунду поколебалась и бросила в каждую по ложке мёда из маленькой вазочки, которую хранила в верхнем ящике стола. Это оказался обыкновенный тимьян. Стебли, немного листьев и цветков. Пряный вкус напитку добавлял корешок аргота – я его легко узнал. Каких-то особых полезных свойств такой чай не имел, но пить его с мёдом было одно удовольствие. Надо бы запомнить рецепт и заварить для домашних. Поставил себе галочку сходить к Эвите и выпросить нужных трав.

– Тогда к чему ты стремишься и чего хочешь? – в лоб спросила она.

– О глобальной цели не расскажу – ещё не время. А вообще, неплохо бы заполучить что-то, что будет приносить стабильный доход. Вот вы получили немало золота, разграбив казну Фахта. Скажи мне, где все эти деньги?

– Да много там было-то? – хмыкнула она. – Сундук серебра и крохи золота. Украшения золотые, которые ещё надо продать. А у гильдии асверов ювелирной лавки в городе нет, если ты не заметил.

– Так откройте, – я пожал плечами. – Чем плохо?

– Всем плохо. То, что у нас есть – на один раз. Поверь мне, что мы поимели с Фахта – уже потрачено и забыто. Так, заткнули дыру в лодке рыболовной сетью. За то золото, что ты отдал старейшинам, можно было двух Фахтов купить с потрохами. Два раза, – она скривилась.

– Вот и я вижу, что золото у вас появилось, а экономить вы начали в два раза больше. Хорошо я подсуетился, а то вы бы молодёжь в гильдии посадили на кашу и хлеб. Ой, только не надо всего этого, – отмахнулся я. – Мясом их корми, чтобы и силы были, и дети здоровые рождались. Молоко, фрукты. Да, фрукты, – надавил я. – И будь любезна кормить, как положено. Хотите, я вам рацион правильный составлю? Есть у нас на кафедре толковый преподаватель, который в этом разбирается. Он меня недавно в гости приглашал, как раз будет повод.

– Сами как-нибудь разберёмся с рационом, – проворчала она.

– Дело ваше. Но если я зайду в столовую, и мне не понравится то, что там подают, очень сильно огорчусь.

– И этот мне условия ставит. Да кормим мы их, кормим! Как скотину на убой. Знал бы ты, сколько золота я на это трачу. Хочешь, смету покажу?

– Верю, – я успокаивающе поднял руки, видя, что она заводится. – Тогда забирайте скот с галеры в порту. Я за простой трачу не меньше. А твои подчинённые всё за милую душу сожрут и ещё добавки попросят.

Рикарда улыбнулась краешком губ. Всё они прекрасно понимают. И в будущее смотрят правильно. Это сейчас они могут легко прокормить и обеспечить себя всем необходимым. А когда их станет в два раза больше, причём половина будет в пелёнках лежать? Проблем прибавится, а вот доход существенно снизится. И новое поколение подрастёт не за год-два. Тут перспектива лет в пятнадцать-двадцать минимум. Поэтому экономят они на всём, даже позволили выкупить мага.

– Ладно, я добрый, – нарушил молчание я. – Разбогатею – ещё поделюсь. Надо будет только провинцию побогаче у Императора отжать. Может новые территории на юге. Там земли плодородной много. Да, чуть не забыл. То, что происходит в столице, а особенно с Императором, мне откровенно не нравится. Вы бы охрану его увеличили. А то дворцовая стража не может нормальную защиту обеспечить.

– Это да, – она покивала. – Вильям просто в бешенстве. Всю охрану дворца перетряхнул. Начальника стражи сменил, кого-то даже казнил. Сейчас во дворце почти осадное положение. Я Дамне четыре пары дополнительно выделила. Сберегут, не переживай. Особенно, если он тебе нужен, – она добавила немного ехидства в голос.

Мы ещё минут десять пили чай. О серьёзном больше не говорили. Рикарда упомянула о приезде двух старейшин, и что мне неплохо бы с ними встретится. Я подумал, что здание гильдии не такое уж и большое. Если бы они хотели, то мы бы встретились. Со старой Со́мой, бабушкой Сор, я поговорю с удовольствием, если увижу.

После чаепития я проведал Луцию. Из лечебного покоя она не сбежала, хотя очень этого хотела. Восстановление шло полным ходом, и уже завтра её можно было отпускать, но я решил, пусть ещё пару дней поваляется в постели. Разговора у нас не получилось, так как мысленно она пребывала где-то далеко, отвечая на вопросы больше односложно. Ну, пусть думает, может, до чего правильного додумается. Я заметил на столике рядом с кроватью небольшую деревянную фигурку волка. Эх, Карл, не знаешь ты во что вляпался. Луция – женщина красивая, но со стальным характером. Ты, как любой оборотень, попытаешься доказать, что сильней, и хорошо бы не обломал зубы. Собственно, чтобы у них всё быстрее сложилось, я оставил его в гильдии, сказав, что Кевина мне пока вполне хватит.

Со старейшинами я так и не встретился, зато поговорил со старой травницей Эвитой. У нас с ней что не разговор, то небольшое занятие. Я только упомянул тимьян, так она десяток трав из хранилища принесла. Все по запаху и виду похожи – поди отличи друг от друга. Выписала три рецепта отваров и наказала выучить до нашей следующей встречи.

Когда же я решил уезжать, мне подсунули четырёх молоденьких девчонок, с которых никак не уходило проклятие. Это было немного странно, но у них не получалось обратиться к Уге так, чтобы проклятие забеспокоилось и ослабло. Они со всем прилежанием молились Великой матери, но не слышали её голос. Проклятие, как и положено, причиняло боль, но не исчезало в белом пламени. Пришлось вырывать его насильственно и сжигать. Мне было несложно, но данный факт обеспокоил. То ли проклятие мутирует, то ли силы Уги тают.

Уга по-прежнему не спускала с меня глаз, не спеша объяснять причины такого поведения. Я привык и почти не обращал внимания на неё, но когда собрался ехать по делам дальше, почувствовал её волнение. Это было необычно и неожиданно. При этом другие асверы подобного не замечали. Да и вообще из сопровождения не было никого, кто был бы близок к ней. Все только округляли глаза на мой вопрос, да к оружию тянулись, оглядывая окрестности. Думали, что она беспокоится потому, что рядом враг притаился. Поразмыслив над таким поведением Великой матери, решил поехать домой, плюнув на запланированную встречу. Сегодня я хотел встретиться с Кларой Тим и узнать, как идут дела в отделении гильдии целителей, но это можно отложить на другой день.

Я уже говорил, что в квартал, где располагался мой дом, можно было попасть только в начале и конце улицы. Большинство домов стояло так близко, что между ними нельзя протиснуться. Получался своеобразный длинный коридор. Очень удобно, если нужно его перекрыть. К тому же сразу на улицу не попадёшь, так как есть ещё проулок в три-четыре дома. Как раз въезжая с проспекта в проулок, я заметил странную картину. У поста охраны, состоящей из имперской гвардии, тёрлось несколько магов. Трое мужчин в простеньких масках и серых плащах. Я попросил Кевина остановить повозку, не доезжая шагов тридцать до них.

– Кевин, езжай к дому. Отсюда я дойду пешком, – сказал я, выпрыгивая из повозки. Мужчина кивнул, щёлкнул в воздухе кнутом.

– Что они делают? – спросила Вьера.

Рядом со мной осталась она, вместе с Ивейн и Дианой. Остальные, повинуясь команде, поехали в сторону дома.

– Чары какие-то ставят, – не сводя с них глаз, ответил я. Было довольно далеко, чтобы увидеть плетения. Но то, что они колдовали – факт. – Позже разрушу всё, что поставили. Но посмотреть надо.

Сзади, по проспекту, с грохотом проехала повозка. Возница кричал, подгоняя лошадей. Слышались голоса людей, спешащих по своим делам. Почему-то городской шум резанул слух. Я даже оглянулся.

– Твари, – тихо сказала Ивейн. Не замечал за ней подобного раньше. Магов она, как и все асверы, ненавидела, но вслух до этого не высказывалась.

Гвардейцы на магов внимания не обращали. В нашем присутствии они изображали доблестную стражу, мимо которой не прошмыгнёт и мышь. Внезапно вокруг одного из магов закрутился воздушный смерч. Нам в спину ударил поток воздуха. Гвардейцы разом обернулись к колдующему. Капитан направился в их сторону, чтобы уточнить, что это они удумали. В этот момент подключились два других мага. Воздушный смерч окрасился оранжевыми всполохами и вспыхнул, словно хорошо промасленный факел. Оглушительный хлопок сбил с ног и раскидал в разные стороны людей, выбил стёкла в ближайших домах. Третий маг взмахнул руками, разбил что-то о камни мостовой, и улица потонула в бушующем пламени. На всё это действо ушло несколько секунд, не больше.

– Назад! – крикнул я, но на нас уже обрушилась волна пламени.

Магический огонь не подействовал ни на меня, ни на асверов, но воздух невероятно быстро раскалялся, от чего задымились волосы. Через мгновение огонь резко сменил направление и, словно бурная река, хлынул вдоль по улице, где стоял наш дом. Ветер загудел, раздувая пламя, и в нас ударила волна жара. Я инстинктивно закрыл лицо рукавом, но передо мной уже стояла Диана, принимая удар на себя. Камень Азма обжёг кожу, и жар в пределах пары шагов уменьшился. Но в любом случае, я чувствовал себя словно в адской печи.

– Демоны пожри ваши души! – крикнул я, не слыша собственный голос из-за гула ветра и огня. Не думал, что он может так громко реветь.

Слева и справа ко мне жались Вьера и Ивейн. Огонь невероятно быстро разогрел воздух до такой температуры, что дома вокруг вспыхнули, словно сухая солома. Если бы не Азм, нас бы запекло до хрустящей корочки. А ветер всё продолжал усиливаться. Это мы ещё далеко стояли от источника. В эпицентре температура была такая, что камни мостовой приобрели алый оттенок.

Пришло понимание того, что с Тали все в порядке. Она давала понять, что с домом ничего не случилось.

– Диана? – крикнул я.

– Нормально, – она повернулась, показывая, что всё хорошо. Жар лишь немного опалил выбивающиеся из тугой прически волосы.

Магический огонь иссяк минуты через две, но пожар и невыносимый жар не думали исчезать.

– Нужно идти, – сказал я, подхватил девушек под руки и потянул вперёд.

Стоило отойти на пару шагов и мостовая начал ощутимо жечь пятки. От гвардейцев остались лишь обуглившиеся фигуры в оплавленных кольчугах. Несмотря на то, что все дома на улице ярко полыхали, наш дом пожар обошёл стороной. Даже не высушив мокрую землю под окнами. А вот перед ним горели три повозки. Как и прилегающие дома, на которые я возлагал большие надежды. Они извергали в небо плотные клубы дыма. Всё, что могло быстро сгореть, уже сгорело, и удушливый дым начал заполнять улицу. К запаху гари прибавился ощутимый привкус горелой плоти. Или это мне просто показалось, когда я смотрел на обугленные тела людей и лошадей. Они умерли мгновенно, даже не поняв, что происходит.

Я почти силой втолкнул девушек под защиту дома. Из ближайшего окна нам махала рукой встревоженная Бристл. Показав, что увидел её, я побежал к дому через дорогу, где снимали комнату асверы. Полыхал дом знатно. Зажмурившись, решительно сиганул в огненный провал двери. Внутри оставался кто-то живой, и ему было очень больно. Этот кто-то прятался на кухне, в нише над полом у каменной плиты, в которой хозяева хранили кочергу, совки и прочую утварь. Нишу закрывало почерневшее тело крепкого мужчины. Я схватился за него, пытаясь сдвинуть. Ладони обожгло резкой болью, до такой степени кожаный доспех был горячим. Дублёная толстая кожа едва не крошилась под пальцами. Кулон на шее снова раскалился и существенно потяжелел. Огонь на кухне резко сменился густым дымом.

– Не вовремя, – проворчал я и закашлялся.

Мне, наконец, удалось оттащить мужчину, в котором можно было узнать напарника Бальсы. Внезапно из ниши вытянулась красная обожжённая рука, вцепившаяся мне в запястье. Приложив немного усилий, я вытащил на свет Бальсу.

– Ну как же так, – выдохнул я, пытаясь задавить эмоции и унять трясущиеся руки. Слава Великой матери, что она не задохнулась в этой нише. Но как она там оказалась и почему так сильно пострадала? – Сейчас, сейчас, потерпи.

Задыхаясь и кашляя, с третьего раза я сотворил исцеление, а затем заклинание от ожогов. Но это могло лишь немного унять боль и позволить женщине протянуть ещё немного. Да, я читал лекции Грэсии по ожогам, но мы коснулись этой темы лишь поверхностно. Этого хватило, чтобы понять – моих знаний просто недостаточно, чтобы помочь ей. В подобных случаях требовался комплексный подход. Тот мужчина на площади, во время нападения демонических собак, просто обжёгся о раскаленную сковородку по сравнению с Бальсой. Осторожно подняв её на руки, я как можно быстрее убрался из горящего дома. Не ровен час, он начнёт рушиться.

Я бегом пересёк улицу и взбежал по лестнице в наш дом. На пороге меня встречала взволнованная Бристл, пропуская в прихожую. На ступенях лестницы, ведущей на второй этаж, сидели две женщины из отряда Бальсы. Лица и руки обеих были покрыты небольшими волдырями и красными разводами ожогов. Из кухни выскочила Сесилия с деревянным тазом в руках и парой белых полотенец. Со стороны кладовой выглядывал пожилой управляющий слугами из дворца. Помимо прочего, до́ма отчётливо пахло гарью. Да и от нас самих поднимались струйки дыма.

– На кухню, – Бристл подтолкнула меня в спину.

– Куртки, куртки снимайте, – голос Сесилии. – А ты ногу в воду суй!

Последнее предназначалось мужчине асверу, который сидел в одном сапоге на полу, сбоку от лестницы. Ещё один мужчина полудемон громыхал мебелью на кухне, сдвигая её в угол. В центре комнате на полу лежали ещё четверо из отряда Бальсы. Не та молодёжь, что охраняла улицу в дальнем конце, а серьёзные воины из старшего рода. Илина, ловко орудуя ножом, срезала с них дымящуюся одежду. Вид у пострадавших был такой, словно они целиком вспыхнули, как факелы. Открытые части тел были обожжены до тёмно-бордовых пятен.

Я осторожно опустил рядом Бальсу. Илина бросила на неё взгляд и сильнее сжала губы.

– Снова огненные собаки? – спросила сзади Бристл.

– Маги, – отозвался я.

– Маги, значит, – протянула Бристл, затем опомнилась. – Камзол снимай и сапоги.

– Грэсия дома? – спросил я, не став спорить и быстро стянул подпаленную одежду.

Илина в пару движений разрезала голенища моих сапог, помогая стянуть их. Подошва на одном почти полностью прогорела, и на пальцах проступили неприятного вида волдыри. Ожог я исцелил, но вот последствия остались. Потом придётся их срезать, чтобы не мешали.

– Уехала вместе с Лиарой. Почти сразу после тебя, – ответила Бристл.

– Илина, останься – будешь мне помогать. Брис, проследи, чтобы мне никто не мешал.

– Хорошо, – она кивнула. – Пойду готовить бинты. Была у меня пара новых простыней. Жаль, обеззараживающей мази нет.

– У меня есть всё необходимое, – сказала Илина. – Приготовлю, как только мы закончим.

Бристл ещё раз кивнула и вышла из кухни.

– Тали, – тут же позвал я.

– Я здесь, – в воздухе закружились золотые искорки, и Тали опустилась рядом. Увидев Бальсу, она заметно побледнела. – Ух… Дядя Морр выглядел вот так, когда его на костре…

– Мне нужно, чтобы никто посторонний сюда не заходил, – сказал я. – И чтобы отголоски магии никто не услышал.

– Это легко, – сказала она, поведя рукой и рассыпая золотые искорки.

– А ещё мне нужна пара сапог и чистая куртка. Без Грэсии с такими ожогами я не справлюсь. А ещё её надо найти и сюда как-то привезти.

– Они поехали к старому городу, – подсказала Тали.

– В поместье Блэс? Это хорошо, хотя и далеко.

– Снаружи ещё долго будет жарко, – она на секунду задумалась. – Но я могу перенести тебя к реке.

Почти двадцать минут я возился с пострадавшими полудемонами, не жалея сил. Это помогло облегчить их состояние и выиграть немного времени. Наталия не подвела, и как только я освободился, доставила меня к мосту, ведущему в старый город. Точнее, в проулок между домами, выронив в огромную грязную лужу. Хорошо, что я ничего не ел. Непередаваемые ощущения полёта, когда тебя тащат, схватив за желудок, сменились кульбитом в ледяную воду.

Отплёвываясь и пытаясь встать, я недобрым словом вспомнил Илину, не желавшую отпускать меня без оружия. При падении ножны меча больно приложили меня по бедру и едва не сломали руку, вывернувшись в петле на поясе. Чтобы прийти в себя, остановить вращающийся мир и подавить позывы к рвоте, понадобилась пара минут. Затем я выскочил из проулка и, распугивая прохожих, побежал к мосту.

Моё внимание привлекла большая толпа горожан, собравшихся у ограждения реки. Они что-то бурно обсуждали, махали руками, глядя в сторону центра. С площади у моста открывался хороший вид на дымы, поднимающиеся над городом. Причём с трёх разных точек. Самый большой очаг пожаров находился в нашем районе. Ещё один, поменьше, в той стороне, где была академия магов. Последний, как мне показалось, шёл от дворцовой площади. Плюс-минус пара кварталов. Не только у нас сегодня выдался жаркий день.

Старый город сложно мерить кварталами. Чем дальше от реки, тем богаче становились поместья. Они могли занимать половину длинных и извилистых улиц, в чьих хитросплетениях можно легко заблудиться. Дорогу до поместья Блэс я помнил, но ноги несли меня совсем не туда. Великая мать направила меня сначала в центр старого города, а затем строго на восток – совсем в противоположную сторону от намеченной цели. Я дважды использовал заклинание восстановление сил, чтобы продолжать бег. И когда я выдохся в третий раз, улица привела меня к знакомому дому или, правильней сказать, небольшому дворцу. Здесь я впервые познакомился с наследником императора Давидом. Принадлежал дом магистру Алешу Янда. Он совершенно выпал из поля моего зрения после неудачной попытки переворота. И уж точно с Грэсией его ничто не связывало. Или просто я об этом ничего не знаю?

Уже собираясь войти в ворота, я остановился. Спешка и произошедшие события напрочь выбили из меня способность думать и здраво размышлять. Именно поэтому я не сразу понял, что ворота никто не охраняет. Не было видно стражи, гуляющей по парку вокруг дома. И сам дом выглядел странно. Я бы сказал – безжизненно. В таких больших домах подобного сроду не бывает. Как не бывает тёмных окон. Большие залы требуют хорошего освещения даже днём. И, самое поганое, дом ощущался абсолютно пустым. Как погост в лунную ночь. Но Уга уверенно подсказывала, что наставница там.

Широким шагом я пересёк двор, крепче сжимая посох целителя. Ощущение пустоты не проходило. Поднявшись по мраморной лестнице, я потянул на себя двери. Изнутри пахнуло холодом и неприятным запахом плесени.

– Да чтоб вас! – стиснув зубы, прошипел я.

В просторном холле было темно и тихо. А ещё жутковато и страшно. Уга положила руку мне на плечо, как бы говоря, чтобы я не робел. Она не стала делиться со мной силой то ли опасаясь, что слечу с катушек, то ли не видела во всём этом опасности. Но поддержка была не лишней. Мне стало немного спокойней.

Каждый дворец наполнен магией сверху и до самых дальних комнат подземелья. Защитные чары, согревающие, борющиеся со сквозняками и плесенью, десятки светильников, чайников, прочей ерунды. Чем богаче хозяин дома, тем их больше. Помню, что здесь их было не меньше, чем в доме герцога Лоури. Сейчас же я не чувствовал даже намёка на магию.

– Вот так, значит? – прошептал я, почувствовав желание ударить меня мечом. Кто-то прятался за приоткрытой дверью в соседнюю комнату. А ещё кто-то с предвкушением ждал, что я сейчас буду использовать магию. Как ждёт охотник, когда добыча идёт в капкан, установленный на тропе.

Закрепив посох целителя в петле на поясе, я плавным движением извлёк из ножен меч. Сделав пару скользящих шагов вперёд, остановился, глядя на приоткрытую дверь, прислушался. За ней виднелся просторный, полутёмный зал. Помещения для господ обычно располагались на втором этаже, и назначение зала впереди мне было непонятно. Но помещение большое, с рядом колонн, гармонично вписывающихся в интерьер. Остановило меня и то, что я почувствовал что-то очень вкусное, притаившееся на этаж выше. Тянуло со стороны правой лестницы, хотя это был не запах, а скорее знание. Как ребёнок перед столом со сладостями. Нужно только протянуть руку.

Тряхнув головой, я сбросил наваждение. Теперь я отчётливо ощущал присутствие нескольких людей. За дверью, за ближайшей колонной и третьего, который выкручивал руку женщине, чтобы она вскрикнула, и я уж точно не прошёл мимо. Не стал его разочаровывать. Быстро пересёк оставшуюся часть холла и ворвался в зал. Вскинул руку с мечом, отбивая удар сверху. Разворот и удар в бедро. Меч глубоко вошёл в ногу наёмника, сжимающего тяжёлый полуторный меч в руках. Он носил обычные кожаные доспехи и выглядел именно как наёмник. Таких использовали для охраны купцы и небогатые землевладельцы, которые не могли позволить себе собственную гвардию. Мужчина вскрикнул, замахнувшись в мою сторону мечом не для того, чтобы убить, а так, отогнать. «Дилетант,» – почему-то подумал я. Не став блокировать удар, легко уклонился и наотмашь снёс ему голову. Сам удивился такому. Это был удар, который меня заставляла отрабатывать Диана. Раз за разом, вкладывая силу в плечо, затем передавая предплечью. Сработал на рефлексах.

Времени удивляться и поражаться мне не дали. Второй наёмник выпрыгнул из-за колонны, рассчитывая достать ударом топора с длинной рукоятью. Но удар оказался слишком размашистым. Мне ничего не стоило шагнуть в сторону, разворачиваясь, и ответить ударом снизу вверх в район внутренней части плеча. Руку я ему не отрубил только благодаря металлическому наплечнику. Ещё один удар, и он с лязгом и шумом падает на пол с глубоко разрубленной шеей.

– Неплохо, неплохо, – раздался мужской голос, наполненный хрипами. Судя по всему, у говорящего были повреждены голосовые связки.

По тёмному залу в мою сторону шёл высокий щуплый мужчина. Узкое болезненное лицо, впалые глаза – мы с ним никогда прежде не встречались, но я знал кто это. Он был в списке, который мне дал глава кровавого культа. Очень неприятный противник. Точнее, я его таковым не считал, так как любая из охранявших меня асверов легко разделалась бы с ним.

– Удивительно, что ты нашёл нас, – прохрипел мужчина. – Ведь это здание скрыто…

Он не договорил, так как позади него появились два огненно-красных глаза. Даже учитывая, что он тот самый пресловутый магический конструкт, обладающий невероятной для людей реакцией и силой, сбежать он не смог. Размытой тенью мужчина бросился в сторону. Красные огоньки метнулись следом, и пасть Азма сомкнулась на его плече. Затем Азм встряхнул жертву, как это любят делать собаки, и отбросил тело в тёмный угол зала.

– Молодец… – начал было я, но в это время появился небольшой белый оборотень, выпрыгнувший из-за моей спины. Шерсть вздыблена, когти в палец длиной, низкий рык. – Лиара, подожди! Это мой друг, Азм. Он хороший.

Как бы подтверждая мои слова, Азм уселся на пол, выдохнув из ноздрей две струйки серого дыма. То, что он думал по поводу девчонки, можно было охарактеризовать всего парой слова: умиление и смех. Лиара же оглянулась на меня, вопросительно и очень смешно поднимая брови.

– Правда, правда, – подтвердил я.

– Этот? – спросила она, дёрнув головой в его сторону.

– Друг! – заверил я её.

– Очень страшный друг, хочу заметить, – раздался голос Грэсии. – Только не говори, что подобрал его на улице – не поверю.

– Чисто технически, так и было, – немного нервно хохотнул я. Напряжение понемногу отступало, и меня начало ощутимо потряхивать. – Как вы? Как тут оказались?

– Нас похитили, – ответила за неё Лиара. – Вон тот, хриплоголосый.

Я оглянулся на Грэсию и увидел четвёртого наёмника, безжизненно лежащего на полу в углу.

– Он использовал очень неприятный артефакт, – сказала наставница, направляясь к поверженному конструкту. В её голосе на секунду появилось раздражение. – Не позволяющий использовать магию.

– Вы там осторожней, – попросил я.

– Само собой, – очень спокойно для похищенной ответила она.

– Я таких и не видела никогда, – сказала Лиара, с интересом разглядывая Азма. – А какие команды он понимает?

– Он всё понимает. Да, ты прав, надо спешить.

– Ой! – воскликнула Лиара, когда Азм исчез. – Куда? Куда он делся?

– Потом, всё потом. Госпожа… Кхм, Грэсия, мне очень нужна Ваша помощь. Маги устроили пожар и спалили всю улицу. Пострадало много людей.

– Какую улицу? – раздался её голос, затем звон металла на паркетном полу.

– Где наш дом. Нет, нет, с домом и Бристл всё в порядке, но надо спешить. Бальсу очень сильно обожгло.

– Что с госпожой Еленой? – наставница встала и подошла к нам.

– Не знаю... – меня этот вопрос сбил с толку. – В порядке, наверное. Я не уточнял.

– Лиара, переодеваться будешь?

– Буду, – ответила та. Она успела оббежать весь зал и выскочила в коридор. Судя по голосу, пара зарубленных наёмников не произвели на неё никакого впечатления.

– Умудрилась укусить одного и сбежать, – сказала Грэсия, проследив за моим взглядом. – Телохранительницы твои где?

– Остались дома. Из него сейчас не выйти – там жар стоит такой, что мостовая плавится.

– Эти, – она коротким жестом показала в сторону конструкта, язык не поворачивался назвать его человеком, – хотели, чтобы ты пришёл сюда один, без асверов. И ты пришёл, – с укоризной сказала она.

– Но не один, – улыбнулся я. – Да и кабы я знал. А что за артефакт?

– Не важно. Спасибо, что спас. Ты наш герой, – она поцеловала меня в щёку, потрепала по волосам.

– Нет, я не герой, – немного раздраженно ответил я. – Самонадеянный дурак! Ничего толком не сделал. Только проблемы доставлять умею всем вокруг. Вас вот подставил под удар…

– Ну, ну, – она погладила меня по плечу и потянула из зала. – Не будь столь категоричен.

– И я тоже, я тоже, – в холле по лестнице как раз спускалась Лиара, наспех надевшая платье. – В щёку поцеловать!

– А тебе ещё рано, – ответила Грэсия. Поманила её и принялась поправлять платье, затягивая хитрую шнуровку. – Ты почему домой не побежала сразу?

– Берси увидела, – ответила она. – Он к дому бежал. Я ему из окна махала рукой, но он не увидел.

– Да, неприятная магия, – сказала наставница, имея в виду заклятие, висевшее на доме. – Надо будет сюда магистра Сметса с его ребятами направить. Пусть разбирается.

Задерживаться мы не стали. Как бы я не хотел вернуться быстрее домой, Грэсия решила оставить Лиару в поместье Блэс. Поэтому нам пришлось прогуляться пешком, пока мы не нашли свободную повозку, затем делать крюк через весь старый город. Я поведал обо всём, что произошло на нашей улице. Пожар до сих пор был виден из любой точки столицы, но уже не такой сильный. Грэсию эти новости больше огорчили, чем удивили. Я же думал над тем, почему всё происходило вот так сразу. Для полноты картины не хватало только, чтобы в городе прямо сейчас вспыхнул мятеж с уличными боями, применением магии и всем вытекающим.

Как бы я себя не оценивал, не сто́ю я того, чтобы устроить подобные беспорядки в городе. Пожар не в самом бедном квартале, нападение на императорскую семью. Зачинщики дёргают за уши сразу двух медведей, испытывая их терпение. Один из них – Император, второй – гильдия асверов. Возможно, они хотят стравить хищников между собой, но это глупо.

С отрядом асверов мы встретились у моста. Я узнал о нём, когда к нам в повозку на полном ходу вошла Диана. От неё пахло дымом, лицо перепачкано сажей, но ни ожогов, ни опалённых волос я не увидел. Она коротко рассказала, что из гильдии пришло подкрепление. А ещё о том, что Рикарда хочет ввести чрезвычайное положение в городе. На мой вопрос, что за этим последует, ответила Грэсия. Сказала, что при этом положении любой маг, колдующий в пределах видимости асверов, будет немедленно убит. В городе и без этого есть ограничение на магию, за которую полагается смерть, а теперь даже особые гильдии не смогут работать. В том числе и заправлять безобидные артефакты, вроде светильников, и обновлять защитные чары в домах.

К нашему возвращению пожар на улице почти полностью потушили. Группа магов в чёрных балахонах, окружённая плотным кольцом городской стражи, виднелась в самом конце улице. Они заканчивали обход, рассеивая очаги огня и какой-то хитрой магией устраняя дым. Некогда богатая и красивая улица приобрела страшный и пугающий вид. Каменные остовы домов с обвалившейся крышей и чёрными закопчёнными стенами. Даже мостовая была покрыта толстым слоем сажи. Нужно ли говорить, что единственный нетронутый пожаром и гарью дом смотрелся неестественно. Словно его только что принесли и поставили на это место.

Хозяин повозки, которую мы наняли, изумленно таращил глаза и выглядел мертвецки бледным, особенно когда ловил взгляды асверов. Но денежку взял и как можно быстрее покинул улицу.

– Это не пожар, – Грэсия обвела улицу взглядом. Я не понял, что она хотела этим сказать и промолчал. Наставница посмотрела на сгоревшие повозки, останки лошадей и людей, рядом с которыми копошилась городская стража. Тела асверов с улицы исчезли. Она взяла меня под руку. – Ожоги – это всегда страшно. Мне нужны будут инструменты и материалы. Я осмотрю пострадавших и составлю список всего необходимого. Отправь кого-нибудь из рогатых в академию, Александра соберёт всё что нужно.

– Хорошо, – кивнул я. Заметил недалеко Кларет Тебар, жестом показал, что поговорю с ней позже.

К удивлению, в доме дымом не пахло. Но вот на кухне, куда мы прошли сразу, явственно ощущался запах ожогов и едкой мази. Пока я бегал за помощью, Илина обработала раны пострадавших. Светлые простыни под ними пропитались неприятного вида пятнами.

Диана, не отходившая от меня далеко, встала в проходе на кухню, жестом остановив Бристл.

– Брис, – разглядывая пострадавших, громко сказала Грэсия, – мне нужна бумага и перо.

На наставнице было обычное с виду платье для прохладной погоды. Но стоило потянуть за особые завязки на рукавах, и они подтягивались так, чтобы не мешать при работе с больными.

– Я оставляла порошок для мытья рук, – сказала Грэсия.

– Он тут, – Илина показала на небольшую деревянную кубышку.

Наставница прошла к умывальнику и неспешно принялась мыть руки. Я вздохнул и последовал её примеру.

– Я бы сказала, что трое из пяти умрут, – сказала она, применяя заклинание, моментально высушивая руки, – но ты хорошо постарался. Заклинание Торрегроса использовал? Малое или среднее?

– Малое, – признался я. – Поражения слишком обширные, и я боялся отёка.

– Правильно боялся, – покивала она.

– Здесь очень чистая магия нужна, – быстро сказал я, пока она не помянула Угу. Сейчас это было не к месту. – Ваша сила не подойдёт.

– Начнём с тех, кого ещё можно спасти? – спросила она.

– Нет, с неё, – я показал на Бальсу.

– Хорошо, – неожиданно для меня согласилась она. Думал, сейчас начнёт читать лекцию о том, что надо экономить силы и не тратить их на безнадёжных больных.

Грэсия опустилась на колени рядом с Бальсой, приподняла пальцем веко, затем осмотрела полость рта. При этом обожжённые губы лопнули, и из ран потекла неприятного цвета жидкость вперемешку с кровью.

– Давай начнём с дыхательных путей, – подытожила она. – Иль, будь добра, принеси медный таз. Будет много жидкости. Учти, Берси, если ты выдохнешься, те двое, – жест в сторону лежащих рядом женщин, – умрут.

– Вы меня недооцениваете, – серьёзно сказал я.

– Как раз наоборот, – Грэсия немного улыбнулась. – Бумагу мне, – добавила она уже властно.

Дальнейшее растянулось на несколько долгих часов. Грэсия, хотя и знала невероятно много о магии исцеления, узким специалистом по ожогам не была. А это значит, что специфических заклинаний не знала, и там, где можно было обойтись изящным заклинанием, мы шли напролом. Это неплохо, если у тебя запас сил как у двух десятков первоклассных целителей. Она очень коротко рассказывала о нужном заклинании, затем записывала его на листок и создавала в воздухе перед собой нужный знак. И некоторые у меня даже получалось повторить с первого раза.

Неприятнее всего было с удалением «плохой» жидкости. Настолько, что меня один раз едва не вывернуло наизнанку, хотя я с самого утра ничего не ел. При исцелении ожогов обезвоживание было одним из опасных и непредсказуемых последствий. Под конец я так вымотался, что едва стоял на ногах. Зато последнего из пострадавших, немолодого мужчину, я исцелил почти без подсказок. Грэсия на меня даже с уважением посмотрела. В том смысле, что мне сил хватило. Она ещё читала наставления Илине как ухаживать за больными, а я отправился спать. Все серьёзные разговоры можно отложить на завтра.

* * *

Бристл Блэс, раннее утро, дом семьи Хаук

Брис была рада свалившимся на неё домашним делам и хлопотам. Они не оставляли времени на плохие мысли. Встав засветло, она составила большой список всего необходимого на ближайшие дни, затем отправила Сесилию за покупками и передала через асверов послание в поместье Блэс. Вчера вечером, когда Грэсия уезжала домой, она не успела передать его с ней. Затем полчаса она слушала причитания старого управляющего из дворца, сетующего на то, что его девочки не могут попасть к императорским особам, потребности которых выше, чем у обычных людей. Но на все уговоры Бристл отвечала, что это решение её мужа, и кроме повара, хлопотавшего на кухне с поздней ночи, в дом никто посторонний не войдёт. Она видела, что немолодой мужчина за последний день немного сдал, хотя и пытался казаться невозмутимым. Смерть двух фрейлин, графского происхождения, его не тронула от слова совсем. Но вот смерть пары молоденьких служанок из дворца его опечалила. Жуткая смерть. Не каждый продолжит работать, видя, как на твоих глазах вспыхивают и сгорают за считанные секунды люди. Даже асверы, казалось, что отлитые из железа, не все добежали до спасительного укрытия. Не все поняли, что в этом случае нужно делать. Кто-то метался по улице в виде живого факела, кто-то ринулся в дом напротив, погибнув там. Выжившим полудемонам страшно было смотреть в глаза. Особенно тем, кто не пострадал. Их лица стали похожи на каменные маски, холодные и пугающие.

Следующий час Бристл вместе с Рут потратила на гостей. Раз она отказалась от фрейлин, пришлось делать всё самой. Положиться только на неуклюжую Рут означало испортить принцессам утро. А в плохом настроении сёстры могли устроить в доме настоящее представление, выводя из себя кого угодно, в том числе и так сердитых полудемонов. К слову, все окна в доме ещё вчера занавесили лёгкими голубенькими занавесками, закрывая страшную картину. Сами принцессы сразу ничего не поняли, так как Елена, почувствовавшая опасность, увела их в комнату, окон в которой не было. Но позже они тайком выбрались из неё и успели убедиться в том, что снаружи открылось отделение нижних планов ада. Может, по этой причине утром в гостиной было необычайно тихо.

– Доброе утро, – в один голос произнесли принцессы, вырвав Бристл из раздумий. Минут десять назад подали лёгкий завтрак, включающий в себя сладкую молочную кашу, чай и яблочный пирог на десерт.

– Доброе утро, – поддержала дочерей Елена.

Это было необычно, чтобы императорская чета здоровалась первой. Даже будучи в гостях. Бристл обернулась, ожидая увидеть Берси, но в комнату вошла Тали.

– Приятного вам аппетита, – ответила она, затем зевнула, прикрыв рот ладошкой. Бристл успела увидеть пару острых клыков. – Я слышу запах яблочного пирога. Ням-ням.

Девушка прошла к столу, села рядом с Брис, цапнув тарелочку с куском пирога.

– Спасибо, – улыбнулась Тали, когда Бристл наполнила ей чашку крепким чаем.

Бристл не один год охотилась на огненных магов и неплохо разбиралась в теме. Она могла с большой уверенностью сказать, что не существовало заклинаний и артефактов способных защитить дом от такой сильной магии. Тем более так, что он не только не пострадал, но и не покрылся слоем сажи и не впитал запах гари. Супруга Императора, окончившая академию магии с отличием, разбиралась в этом не хуже. А судя по взглядам на Тали, она догадывалась, а может и знала, почему дом и его обитатели не пострадали. Елена молодец, что всё правильно объяснила дочерям. Чтобы те ненароком не оскорбили юную на вид девушку.

– Берси к завтраку не спустится? – спросила Елена. – Мне показалось, он вчера сильно устал.

– Пусть отдохнёт, – ответила Бристл. – Грэс говорила, что ему неплохо бы пару дней побыть дома.

На первом этаже скрипнула дверь, и через секунду Бристл уловила знакомый запах. Она хотела встать, но Тали придержала её за руку. На лестнице послышались шаги.

– Гости, – негромко сказала Рут.

– Здравствуйте, Ваше Величество, Ваше Высочество, – в гостиную вошла Александра и поклонилась.

– Здравствуй, Александра, – приветствовала её Елена. – Не нужно всего этого, мы же просили. Мы здесь гости, и не следует обижать хозяев.

– Алекс, – Бристл встала, чтобы обнять сестру. – Я слышала, рядом с академией был пожар, там сейчас безопасно?

– Всё хорошо, не переживай. Пожар случился за воротами, через дорогу. Там был магистр Кудеяр, глава факультета огненной магии. Он и ещё несколько преподавателей его и потушили. Я ходила на кафедру, хотела предложить помощь. Так вот, там ходят странные слухи, что на магистра кто-то покушался, – Алекс опомнилась и с тревогой посмотрела на сестру. – Лучше скажи, как у вас? То, как улица выглядит со стороны, простыми словами и не описать. Никто не пострадал? Берси?

– Я тебе всё расскажу, но позже. Садись, – она подвела сестру к своему месту.

На Бристл накатило неприятное чувство тревоги и страха. Судя по дрогнувшим плечам Александры, та почувствовала нечто похожее. Как и принцессы, озиравшиеся по сторонам.

– Самое время, – сказала Тали. Посмотрев на Алекс, она встала и поспешила к лестнице на третий этаж.

– Она ко мне утром приходила, – шепнула Александра на ухо сестре. – Сказала, чтобы я как можно быстрее была тут и помогла Берси.

Бристл кивнула и потянула её за собой. Берси действительно проснулся и сидел на кровати сонный и взъерошенный, словно мокрый воробей. Вид у него был болезненный и бледный. Синяки под глазами, бисеринки пота на лбу, растрёпанные волосы. А ещё в воздухе отчетливо пахло магией. К приятному запаху исцеления добавился ещё один – терпкий, странный и незнакомый.

– Понимаешь ли ты, что потратил слишком много сил? – спрашивала Тали. – Выходя за предел, ты рассчитываешься собственной жизнью. Глупый, глупый мужчина, – она пригладила его растрёпанные волосы. – Мог бы попросить силу у меня взаймы. Или у маленького белого оборотня.

Берси поднял на неё красноречивый взгляд, как бы говоря, что именно он об этом думает. А думал он, что поступил правильно, кто бы что ни говорил.

– Я тебе помогу, – продолжала Тали, поманив Алекс и Бристл. – Но использовать магию в ближайшее время ты не сможешь. Несколько дней, может неделю.

– У меня такое чувство, что здесь кто-то есть, помимо нас, – сказала Александра, изучая комнату.

– Как не быть, – хмыкнула Тали. – Пока он вот так слаб, присутствие тёмной богини становится сильней. Ещё немного, и он научится пугать смертных до судорог и икоты одним взглядом. Глупая девочка, – насмешливо и язвительно произнесла Тали, притянула за руку Александру, заглядывая той в глаза. – Сама добровольно решила обратить её внимание на себя. И что ты будешь делать, когда завтра у тебя на лбу начнут расти рога? Они вот-вот проткнут кожу и явят себя.

* * *

– Она так шутит, – я едва сдерживал смех, глядя, как Александра испуганно ощупывает лоб, пытаясь найти признаки появления рожек.

– Каждая шутка, как отражение правды на водной глади, – с умным видом заметила Тали и обратилась к Александре: – Нужно несколько капель крови, наполненных магией. Твоя подойдёт.

Александра протянула руку, как бы говоря, «если надо, бери, мне не жалко». Тали взяла её ладонь, над которой появился небольшой вихрь из золотистых песчинок. В какой-то миг одна из песчинок разрезала кожу, и вихрь подхватил несколько капелек, прежде чем рана затянулась.

– Держи, – Тали протянула мне три красные бусинки.

По вкусу это была обыкновенная кровь, которая почти моментально растворилась на языке. Вместе с этим по телу растеклось приятное тепло, стирая усталость. Я ощутил небольшой прилив сил.

– Однако, – удивлённо произнес я. Ощущение пустоты во внутреннем резерве пропало, но наполнить его из грязной реки магии не получилось.

Наталия смотрела, немного улыбаясь, но я видел, что она задумала что-то серьёзное. Какую-то проверку, которую я должен обязательно пройти.

– Завтракать будешь? – спросила Бристл.

– Обязательно. Я вчера так и не пообедал. Почти целый день ходил голодным. А у меня ещё дел…

– Никаких дел! – строго сказала она. – Пока не восстановишься. Забыл уже, что Тали сказала? Магией пользоваться не сможешь несколько дней.

– Да я всего лишь планировал к асверам на минуту заехать, потом в поместье Блэс и сразу домой. Ну, может ещё в порт заглянуть и в отделение гильдии целителей.

– А потом в академию, на минуточку, – ехидно добавила Бристл, – потом в гости к старому другу, а потом ещё и ещё. И увидим мы тебя только поздно вечером. Хорошо, если невредимого.

Ох уж эти оборотни. Дашь слабину, и всё, ты уже не глава семьи, а подчинённый, которым можно командовать, так как сам он ничего решить не в состоянии. А когда их станет двое? Создадут коалицию, и отбиваться станет гораздо сложней. Потом они Илину в свою команду возьмут, и останется только запираться в кабинете или сбегать через окно. Вон, Алекс кивает, поддерживает решение сестры.

– Так надо, – твердо сказал я. – Лучше скажите, с кем я могу поговорить о Кевине. Надо принести соболезнования, помочь семье, и вообще.

– Родных у него нет, – сказала Бристл. Немного покачала головой. – Мы с Карлом были ему семей. С самого детства он с нами. Кевин молчун. Всегда на заднем плане, когда дело касается разговоров и сложных решений. Но в битве он стоял с нами плечом к плечу и никогда не поворачивался к врагу спиной. Поговори с мамой Иолантой.

– Я думал, они с Карлом братья.

– Нет, – Бристл едва заметно улыбнулась. – Сироты междоусобной войны. Когда одни оборотни режут других ради земли, денег, власти.

– Так всегда бывает, – кивнул я, вспомнив дедушку.

– Хорошо, езжай, – согласилась она. – Но будь осторожен и не подставляйся лишний раз. Я предупрежу Илину.

Бристл вышла. Вроде бы всё будет так, как я решил, но последнее слово осталось за ней. Как будто это она разрешила мне ехать. Но я ничуть не обиделся. Пусть, если ей так спокойней. Александра села на кровать рядом, прислонившись ко мне плечом. Я чувствовал, что она хотела что-то сказать. Может быть тоже хотела попросить, чтобы я был осторожен.

– Всё будет хорошо, – пообещал я. – У меня есть план. Даже два.

– Кто бы сомневался, – хихикнула она. – Давай я тебе помогу переодеться. Не в таком же виде ты собираешься ехать по делам? Ты пока реши, что оденешь, а я принесу воды. У тебя лицо заспанное и сажа в волосах.

С завтраком я немного опоздал, поэтому пока мы с Александрой кушали, остальные неспешно пили чай. Новостей особых ни у кого не было, поэтому разговор шёл на отвлечённую тему. Супруга императора легко поддерживала беседу, раздумывая над содержанием письма, которое планировала отправить во дворец. Принцессы сидели притихшие, думая каждая о своём. Младшая летала в облаках, а старшая составляла список вещей, которые ей понадобятся в ближайшее время.

Когда я вышел из дома, то увидел последнюю, третью повозку, принадлежащую гильдии асверов. Большую, отделанную резными деревянными вставками и золочёнными элементами отделки. Догадываюсь, что внутри удобные мягкие сидения. Повозка была тяжёлой и громоздкой, поэтому в неё была запряжена четвёрка лошадей. Вроде как руководство гильдии использовало такое роскошное средство передвижения для официальных мероприятий и важных встреч. Надо будет выделить немного средств из личного фонда и купить им повозку поменьше. А может и парочку. Отчасти это я виноват в том, что две предыдущие сгорели. И лошадей жалко. Как не удивительно, пара лошадей стоит не меньше, чем сама повозка. А то и дороже, если это та самая мышастая масть, которую выращивали асверы. Я оглядел сие великолепие, стоявшее напротив дома, и только хотел пойти туда, как меня окликнул знакомый голос. От повозки, в которой ютились слуги из дворца, к нам шёл Ян Сметс, глава экспертного совета.

– Доброго утра, магистр, – поздоровался я.

– Доброго, барон. К Вам в гости попасть куда сложнее, чем к Императору на приём. Его слуги меня хотя бы выслушают, – он рассмеялся этой незамысловатой шутке. – Уделите мне немного времени. Нам есть о чём поговорить.

– Простите магистр, я спешу, – у меня не было ни малейшего желания разговаривать с ним. Ведь придется пересказывать, что произошло, и какое участие принял в