Чужая кровь (СИ) (fb2)


Настройки текста:



 Владимир Мясоедов  Чужая кровь 

Пролог

Горячий влажный воздух, проникающий внутрь каюты через слегка приоткрытый иллюминатор, не замолкающий ни на секунду мягкий шелест волн, едва-едва заметная качка и доносящиеся с верхней палубы обрывки ленивой перебранки матросов никак не способствовали аппетиту двух джентльменов, подоткнувших за воротник салфетки и обедающих в кают-компании плывущего по морю корабля.

-И все же, дружище, мне не понять эту твою любовь к морю, - барон Джон Лонгтауэр откинулся на мягкую спинку кресла, с брезгливым интересом осматривая многочисленные тарелки и блюда, из под которых лишь кое-где виднелась застеленная белоснежной скатертью столешница. – Необходимость ограничивать себя во всем, право слово, меня угнетает. Качка еще ладно, к ней можно привыкнуть. Повар твой…Ну, учитывая сложности с сохранением свежести продуктов, я готов сделать ему некоторую скидку. Но вот эта постоянная теснота, право слово, просто бесит! Шона, почему ты еще не достала бургундское?! Разве ты не видишь, что мой бокал уже пуст?!

Вздрогнувшая от резкого окрика девушка с темно-коричневого цвета кожей и рыжими волосами, облаченная лишь в коротенькую синюю юбочку, топ из двух перекрещивающихся лент ткани того же цвета, да широкий кожаный ошейник, отложила в сторону серебряный нож, которым нарезала источающую умопомрачительные ароматы дыню на аккуратные тонкие ломтики и поспешила схватиться за возвышающуюся над столом бутылку темного стекла.

-Ты слишком изнежен, кузен, - пожурил его двоюродный брать Вильям, проигнорировав как обращение к девушке, так и телодвижения самой рабыни, при помощи ножа и вилки отрезая кусочек от исходящего ароматным паром куска жареного мяса. – Право слово, тебе бы стоило хоть один раз попробовать матросской солонины вместо традиционного бифштекса, заменить испеченный специально ради нас на камбузе хлеб окаменевшей еще во времена короля Артура галетой и переночевать в гамаке матросского кубрика, который по площади целиком вполне сравним с нормальной кроватью.

-Пф, ну скажешь тоже! - барон едва не подавился куском пирога, который как раз закинул в свой рот. - Зачем мне это делать?! Найди хоть одну причину, чтобы человек нашего положения и могущества должен был хоть в чем-то уподобиться одной из палубных крыс родом из бездарного простонародья!

-Все познается в сравнении и воистину стоит один раз попробовать те помои, которыми питаются эти отбросы, чтобы потом всю жизнь ценить как следует вкус изысканной пищи. – Виконт усмехнулся, видя выражение шока на лице своего родственника. Ранее представить своего старшего родственника и владельца корабля в подобном амплуа он явно не мог. – К тому же хороший капитан обязан знать, как живут его матросы. А я, смею надеяться, один из лучших во всем торговом флоте нашей благословленной Англии…

-Свистать всех наверх!!! – Разнесшаяся на весь корабль команда, отданная громогласным голосом боцмана, легко проникла через доски палубы и заставила двух только-только усевшихся за обеденный стол аристократов удивленно вскинуть брови, а прислуживающую им девушку вздрогнуть и пролить несколько капель вина мимо бокала, прямо на одежду барона.

-Дряная девчонка! Сколько можно тебя учить?! – Мощная пощечина сбила рабыню на пол и отшвырнула в противоположенную часть кают-компании. А вот бутылка, вылетевшая из её рук, оказалась аккуратно перехвачена еще в воздухе и бережно водружена обратно на стол. – Дождешься, бестолочь, что я тебя продам! Живо пошла наверх и узнала, почему этот переполох начался! Ну!

-Если действительно будешь продавать, то делай это не в метрополии, - меланхолично посоветовал кузену капитан корабля, вытирая руки салфеткой. – Там последние года два цены на гибриды негров и ирландцев совсем упали.

-Слишком много понаоткрывалось в прошлом веке питомников, где их разводят, - скривился барон и снова отпил вина. – Боюсь скоро предприятие дядюшки Френсиса с такой конкуренцией может стать нерентабельным и ему придется какую-нибудь экзотику разводить, вроде американских краснокожих.

-Или нелюдь, - поддакнул ему кузен. – Орки, конечно, вряд ли кого заинтересуют, а эльфов защищает их статус вассала королевы, но те же наги, как мне кажется, пользовались бы на наших рабских рынках популярностью.

-Да ну, они и растут слишком долго, и на одних только инстинктах изредка колдовать учатся, из-за чего надсмотрщиков на них не напасешься. – Не согласился с капитаном корабля барон. - Да и спрос будет не ахти, ведь худородные сквайры и мелкие лавочники станут опасаться таких рабов, которые могут попробовать пусть ценой своей жизни, но напасть на хозяина…Ну что там?!

-На горизонте замечена лодка, господин. – Поклонилась успевшая вернуться девушка, на щеке которой с неестественной скоростью наливался кровью отпечаток ладони. – Вроде бы идет нам на встречу, но мы все равно к ней довернули.

-Насколько я помню, нормальных островов рядом нет, одни бесплодные скалы. Да и бури, способной унести рыбаков далеко от берега, уже больше месяца не бушевало. – Виконт задумался, подперев подбородок рукой и даже отложив по такому сторону нож и вилку. – Спасательная шлюпка?

-Вполне возможно, - кивнул его двоюродный брат. – И если так, то нам сегодня определенно улыбнулась удача. Вопрос лишь в том, будет ли это никчемный человеческий мусор, почетный гость способный хорошенько отблагодарить за свое спасение или ценный пленник.

-Лучше бы последнее, корабельный алтарь давно уже не получал хорошую жертву, владелец судна чуть усмехнулся, понаблюдав за тем, как вздрогнула при этих словах рабыня. – Пленного колдуна мы прирезали больше года назад, а покупать ради этого одаренных невольников у каперов её величества слишком дорого…

-Тревога!!! Развернуть корабль к востоку на сорок пять градусов! – Новый громогласный рев боцмана заставил капитана судна мгновенно позабыть о приеме пищи и поскакать на верхнюю палубу со всей доступной скоростью. В голосе главного врага всех ленивых матросов, подгоняющего не проявляющих должной расторопности членов экипажа крепким словом и кулаком, слышалась нешуточная тревога, практически переходящая в панику. И беспокоиться по пустякам этот бывалый морской волк, за долгие десятилетия службы вдоволь навидавшийся и штормов, и пиратов, и ужасающих чудовищ из глубин океана, уж точно бы не стал. А сыпавшиеся из его луженой глотки все новые и новые приказы отнюдь не добавляли владельцу судна хорошего настроения. – Запустить магический двигатель! Пушки к бою!!!

-Что стряслось?! – Выкрикнул виконт, стремительно взлетая на кормовую надстройку, чтобы не тратить время на преодоление ступенек, которые к тому же сейчас были заняты матросами, пытающимися либо подняться, либо спуститься. Только сейчас он понял, что поднялся на палубу прямо как был. С салфеткой, заправленной за воротник. Впрочем, первый после бога на судне мог бы расхаживать по палубе хоть вообще голышом, взбреди ему в голову подобная блажь или напейся до белой горячки.

-Вампиры! – Ответ боцмана заставил и капитана, и его поднявшегося следом двоюродного брата синхронно почувствовать, как несмотря на теплую тропическую погоду по спине у них катится холодный пот. Обычные морские разбойники никогда не славились человеколюбием, но все же при встрече с ними оставались неплохие шансы уцелеть. Во-первых, пираты имели обыкновение умирать, будучи проткнутыми сталью или нафаршированными свинцом, а во-вторых, даже в самом худшем случае пленники – это тоже вполне себе ходовой товар практически в любом государстве мира, а из рабства при доле удачи можно сбежать или выкупиться. Но ходячие мертвецы могли игнорировать такие раны, которые трижды убили бы любое живое существо, за очень редким исключением не боялись боли или прекращения своего физического существования, а людей и нелюдей они предпочитали не держать в ошейниках, а просто и незатейливо жрать. Исключения, служащие им консервами долговременного хранения и скотом, по слухам жили на порядок меньше и хуже чем обитатели самых ужасных плантаций или каменоломен.

-И где… – Взгляд враз побледневшего, словно из него уже высосали всю кровь, барона зашарил по океанской глади. Обычно корабли вампиров, состоящие в большей степени из пропитанных темной магией костей, чем из дерева, металла и иных привычных живым людям материалов, были достаточно большими, чтобы вместить в себя сотни и даже тысячи ужасающих тварей. Нежить никогда не отказывалась захватить чье-нибудь судно, если подворачивалась возможность, однако её почти не интересовали перевозимые по морю товары. А вот обладатели горячей свежей крови – совсем другое дело. И потому целью кровососов практически всегда являлись прибрежные или хотя бы стоящие недалеко от воды деревеньки и города, вернее их обитатели. С малыми же силами осуществлять нападение на мало-мальски крупный населенный пункт было просто бессмысленно: все кто не мог или не хотел драться с вампирами, при одном только виде ходячих трупов бросались наутек, а потому чтобы сладить с огрызающейся и разбегающейся добычей требовалось изрядное число загонщиков из числа низшей нежити, да десятки младших офицеров в роли которых обычно выступали новообращенные кровопийцы.

-В четырех милях к северо-западу! Это та лодка, которую мы заметили несколькими минутами ранее! Она вся целиком состоит из костей, - боцман ткнул рукой в почти незаметное посреди волн пятнышко, которое на гордое звание корабля ну никак не тянуло. И даже на маленькую яхточку. – Нам повезло, что подзорную трубу для вахтенного делали гномы. Иначе мы бы приблизились к ним и….И все! Они бы всех сожрали!

-Но у нас же с нежитью Империи Крови ныне заключен военный союз против китайских варваров и безбожных московитов! – Несколько неуверенно пробормотал барон.

-Не в обиду вам будет сказано, сэр, но это – открытое море. Именно оно и породило выражение «концы в воду». – Боцман выразительно обвел рукой горизонт и окружающую корабль со всех сторон воду. – А нежити никогда не нужен лишний повод, чтобы напасть на живого человека. Хватает и желания жрать.

-А это точно вампиры? Я никогда раньше не слышал, чтобы они плавали на чем-то меньшем, чем костяная галера. – Подзорной трубы при себе у капитана не было, но ему она и не требовалось. Губы шепнули несколько слов на древнем и ныне почти забытом языке, пальцы скрестились в сложном жесте, помогая творить заклинание, и воздух перед чародеем замерцал, преобразуясь в несколько крупных линз примерно метрового диаметра. Перед взором волшебника предстала вытянутая конструкция, состоящая из множества костей, то ли сплавившихся, то ли сросшихся друг с другом столь плотно, что внутрь корпуса, по всей видимости, не могло проникнуть и капли воды. Притом лодка оказалась довольно непривычного дизайна, практически всю её поверхность за исключением носа покрывал купол из того же материала. Впрочем, некоторые инородные включения в нем все же присутствовали. Четыре довольно крупные пластины из желтого металла, симметрично расположенных по бокам странного суденышка, ярко посверкивали в лучах яркого тропического солнца.

– Кости и золото. А еще эта лодка закрыта от солнца со всех сторон, кроме маленького пятачка на носу. – Озвучил очевидное боцман. – Кто кроме вампиров Империи Крови так будет строить?

-Никто, - согласился с ним барон. – Да и зачем? Даже самые отпетые некроманты османов, у которых на веслах сидит армия скелетов, предпочитают корпус строить все же из дерева. Так ведь дешевле.

-Пожалуй, вы оба правы. Кроме краснорожих упырей из Империи Крови кости для создания кораблей больше никто в подобных количествах не использует. Ладно еще один-два больших артефакта из неё или там украшение какое…Но чтобы в нем ни одной доски не было?! До такого маразма даже кровососы из Трансильвании не докатились, а ведь казалось бы они с вампирами Южной Америки одного поля ягоды! - Согласился с ними капитан судна, разглядывая две застывшие на носу фигуры, облаченную в дорогую даже на вид броню, сверкавшую на солнце множеством драгоценных камней, которые вот уже не первое тысячелетие использовались в качестве магических накопителей по всему миру. Шлемов на них сейчас не имелось, и можно было рассмотреть вполне себе человеческие лица. Одно принадлежало типичному европейцу с закрытым черной повязкой правым глазом, а второе азиату с абсолютно лысой головой. – Видимо кому-то все-таки улыбнулась удача потопить корабль кровососов, но твари не пожелали идти на дно вместе со своими ручными монстрами, а спаслись на шлюпке. Странно, правда, что она не летающая…Возможно, основную уничтожили в бою, а это запасная. Или и вовсе сделанная из первых попавшихся под руку костяков, ведь когда корабль тонет и простому плотику рад будешь.

-Я правильно сделал, что в первую очередь приказал изменить курс и прибавить ходу? – Осторожно уточнил боцман. - Нет, пушки у нас конечно есть, да и лодка эта не выглядит особо большой и опасной…

-Ты поступил абсолютно верно. А тех идиотов, которые до сих пор по какой-то причине тянут с включением магического двигателя, обязательно надо высечь, протащить под килем, лишить жалования и выгнать взашей в первом же порту. - Капитан рассеял свое заклинание и принялся медленно создавать новые чары, призванные наполнить паруса попутным ветром. К его огромному сожалению, помочь в этом сложном деле ему никто не мог: на борту он был единственным, кто владел подобной магией. Кузен виртуозно управлялся с молниями, боцман мог буквально за один миг создавать водяные лезвия, один из офицеров умел творить иллюзии, а корабельный врач помимо своей основной специализации неплохо разбирался в алхимии и друидизме. Однако им просто не хватило бы сил на столь масштабное воздействие, способное заставить шхуну почти в прямом смысле слова лететь по волнам. – Если на носу лодки, несмотря на дневной свет, кто-то стоит, то значит это слуги и внутри им места не хватило. И чары высших кровососов по дальнобойности и убойности ничуть не уступают пушечным ядрам, скорее даже превосходят их. А уж если хоть одна из подобных тварей сумеет до нас долететь или телепортируется прямо на палубу – все мы станем просто закуской для монстров. И никакие союзные обязательства между нашими державами для оголодавших за время плаванья тварей преградой не станут. Полный вперед!!! Убираемся отсюда!!!

Глава 1

О том, как герой остается спокойным, совершает маленькое чудо и дерется с другом.

Ярко светло солнце, легкий ветерок чуть заметно колыхал морскую гладь, заставляя волны слегка покачивать борт костяной лодки, два сидящих в ней два молодых человека изволили пребывать в несколько расстроенных чувствах.

-У-ро-дыыы!! – Раскатистый рев, вырвавшийся из глотки Стефана и заметавшийся над волнами, больше всего напоминал медвежий рык и мог бы запросто довести неподготовленного человека до мокрых штанов или даже инфаркта. Обычно этот сибирский татарин польского разлива был толст и добродушен, как и положено всякому порядочному косолапому, однако сейчас обладатель сверкающей в лучах яркого тропического солнца лысины напоминал того же самого мишку, которого разбудили посреди зимы и выгнали пинками из родной берлоги в холодный и голодный лес. В узких глазах-щелочках горело бешенство, чуть желтоватая кожа на лице и других частях тела обвисала складками, скрючившиеся наподобие когтей пальцы оставляли на стволе сжимаемого в руках ружья отчетливые царапины. – Олег, ну что это такое, а?! От нас уже четвертый корабль удирает, едва завидев!!!

Если бы не недостаток свободного места в плавательном средстве, сделанном из множества сросшихся друг с другом костей, он бы наверняка подобно большому хищнику принялся метаться из стороны в сторону, но увы. Лодка, которую его друг долгие-долгие дни создавал из позвоночников приманенных к маленькому клочку суши посреди безбрежного океана акул, являлась очень маленькой. И большая часть имеющегося в ней места к тому же была занята, оставляя пассажирам лишь совсем маленький клочок свободного места на носу судна.

-Эти, по крайней мере, по нам из пушек не палили, - второй и последний обитатель лодки был несколько более холоднокровен и без особых эмоций смотрел своим единственным глазом вслед постепенно исчезающему на горизонте кораблю. Худощавый и темноволосый, он сидел прислонившись к бортику лодки и задумчиво барабанил пальцами по небольшому потертому жезлу из зеленого камня. Черная повязка, закрывающая ему правый глаз, придавала молодому человеку, определенно еще не достигшему и тридцати лет, несколько бандитский вид, однако спокойное и мирное выражение лица этому всемирноизвестному пиратскому аксессуару ну вот ни капли не соответствовало. – Между прочим, у меня глаз уже почти успел восстановиться, он уже цвета отчетливо различает, только от света болит, зараза…. А его опять позавчера чуть не выбили!

-Ничего-ничего, за три дня – это уже был второй корабль! – Попытался взять себя в руки Стефан. – Значит, мы заплыли в оживленный район! Рано или поздно кто-нибудь нас подберет…Или наткнемся на остров с нормальными деревьями, из которых ты сам сделаешь нормальный корабль!

-Вот как раз не уверен, что с деревом так же хорошо получится, как с костями акул, - задумчиво протянул Олег. – Я, конечно, друидизму учился чуть-чуть, да и ты вроде тоже…Но навыков наших абсолютно недостаточно, чтобы суметь заставить срастись сырые доски так, чтобы между ними не проникала вода.

-Ну, тогда хоть корой обошьем нашу лодку или еще как её замаскируем! Нам главное к нормальному кораблю метров на триста подобраться, а после черта лысого эти мореплаватели куда от меня денутся, даже если понадобится взять их лоханку штурмом! – Сибиряк в гневе стукнул кулаком по борту лодки, заставив раскрошиться парочку костей и еще большее их количество покрыться трещинами. Олег досадливо поморщился, видя результат действий своего друга, обладавшего феноменальной физической силой, выносливостью и некоторыми другими особенностями организма из-за проведенных над ним в детстве процедур модификации тела. Протянув руку к пострадавшей части судна, чародей сконцентрировался и пропустил по пострадавшей части своего творения немного энергии, заставившей осколки задрожать и словно расплавиться на мгновение, а потом вновь срастись в единое целое. – И вообще, ты не мог сделать что-нибудь, чтобы она не выглядела как творение безумного некроманта?!

- Эй, скажи спасибо, что хоть такую смастерить получилось! Иначе мы бы до сих пор куковали на том крохотном островке, где плюнуть некуда, чтобы в линию прибоя не попасть, - Олега за прошедшие с момента начала плаванья дни критика его творения изрядно успела задолбать. - Я, между прочим, по одной специальности целитель, по другой погонщик големов, а артефакторику, некромантию, пиромантию и прочие магические дисциплины изучал совершенно самостоятельно, в свободное от ведения военных действий время. Если ты забыл, то хочу напомнить, мы с тобой не ученые-исследователи, не богатые бездельники-путешественники и даже не дипломированные маги-аристократы высокого ранга, которых годами натаскивали пользоваться своим даром в разных ситуации и старательно готовили к абсолютно любого рода передрягам. Мы - всего лишь армейское пушечное мясо, которое не подохло на фронтах Четвертой Мировой Войны и чудом выбилось в младшие офицеры!

-Это ты чудом выбился в младшие офицеры, - пробурчал себе под нос Стефан, несколько успокаиваясь. – Я же как был магом-егерем, у которого всех забот пули зачаровывать, по лесу ходить следов не оставляя, да врагам глотки резать, так им и остался. Ну, остался бы, если бы ты не пересадил мне сердце магистра Шапочникова и не перелил полведра его же крови, заполировав их до кучи своей собственной требухой.

-Нет, ну ты совсем больной! О таком не то, что вслух говорить, думать надо лишний раз надо опасаться! - Простонал Олег, с размаху припечатывая ладонь к своему лбу. – Да если кто-нибудь узнает, что мы не просто убили магистра, а еще и за счет него поднялись в ранге, усилив свой дар раза в два, то уничтожат и нас, и наши семьи! На то, что первое вообще-то являлось самозащитой, а второе получилось случайно – всем будет плевать. Не родственники Шапочникова, так его коллеги или иные какие-нибудь могущественные колдуны постараются прикончить слишком много себе позволивших выскочек! Из принципа, чтобы с ними уж точно ничего подобного не произошло!

-Да ладно тебе паранойей страдать, - отмахнулся Стефан. – Кому нас тут подслушивать, посреди открытого моря то? Рыбам?

-Да хоть рыбам, хоть русалкам! Или тритонам, водяным элементалям и прочим разумным обитателям океана, которых в нем плавает не сказать, чтобы мало! – Немедленно последовал жесткий ответ. – Ты еще погромче покричи, что у нас вся лодка чуть ли не по самый нос сокровищами забита: могущественные артефакты, золото, драгоценные камни-накопители, прах высших вампиров, в общем, чего там только нету. Авось с корабля услышат и назад повернут! И, кстати, совсем не факт, что в какой-нибудь волшебной побрякушке, стоимостью больше чем иное село, не спрятаны подслушивающие чары, которые работают прямо сейчас!

-Если бы у нас тут имелся хоть один маячок, то нас бы давно уже кто-нибудь нашел! – Не пожелал сдаваться сибирский татарин. – Тот же архимагистр Савва, когда ему было надо, находил врученный им когда-то жезл из нефрита моментально и либо перетаскивал тебя к себе через половину Сибири, либо отправлял к артефакту кого-нибудь из своих слуг.

-Возможно, тут аномальная зона какая-нибудь. Или перенос при помощи явно нестабильного телепорта за авторством вампиров все настройки посбивал, - для Олега и самого являлось загадкой, почему их еще не нашли. Вернее не их конкретно – кому он и Стефан нужны, кроме друзей и родственников? Но хозяин чуть ли не всего Дальнего Востока просто обязан был узнать, куда пропали два подчиненных ему магистра. Все-таки чародеи шестого ранга на дороге не валяются, волшебников подобной мощи, способных в одиночку разнести вражеский военный корабль или спалить небольшое поселение, даже у шести мировых сверхдержав всего по паре сотен, и они априори входят в число высшей аристократии крупнейших и сильнейших стран планеты. И пусть древний волхв вряд ли сильно обрадовался бы известию, что его люди после победы над вампирами устроили безобразную склоку, в результате которой один магистр холоднокровно прикончил другого, а после оказался добит низшими чинами, но по крайней мере обратно в Россию он бы Олега и Стефана переправил…Если бы не решил спрятать все концы в воду. Да и высших вампиров, которым принадлежала примерно половина сваленных в лодке сокровищ, их клыкастые повелители тоже должны были искать. И уж возможностей для подобного волшебства у нежити из Империи Крови имелось никак не меньше, скорее даже наоборот. Однако вынужденная робинзонада друзей продолжалась уже чуть ли не месяц, и пока никто не торопился её прерывать. – В любом случае – держи язык за зубами. Это сейчас рядом с нами никого лишнего вроде бы нету. А когда появятся, ляпнешь где-нибудь по привычке и все, приплыли…Я, конечно, неплох как целитель, но избирательную амнезию устраивать людям не умею. И неизбирательную, в общем-то, тоже. Но видимо придется научиться, если ты продолжись столь безответственно себя вести, ведь лучше так, чем зачищать свидетелей.

Стефан замолк и надулся, по всей видимости, обидевшись. Олег тоже больше ничего не хотел говорить, особенно на столь щекотливую тему. Пусть даже истинные обстоятельства произошедшего на маленьком и наверняка безымянном островке, куда явно нестабильные чары выплюнули высших вампиров и сражавшихся с ними русских и американских чародеев, занимали в его списке секретов всего лишь почетное второе место. Самой главной своей тайной волшебник обоснованно считал тот факт, что его душа является не родной для тела, а попала в него из совсем другого измерения. Причем география его исторической родины и нового дома совпадала процентов на девяносто, а история – максимум на пятьдесят. Причину же данных различий даже искать долго не требовалось, все дело заключалось в магии, которой на привычной Олегу Земле то ли совсем не имелось, то ли просто было как минимум на пару порядков меньше. А в небесах этого мира летали драконы и зачарованные дирижабли, моря помимо кораблей бороздили превосходящие по размерам и огневой мощи любое судно морские чудовища, на кладбищах могла без посторонней помощи вставать из могил нежить, а власть среди людей и нелюдей так или иначе оказывалась сосредоточена в руках волшебников, которые обладали куда большими возможностями, чем простые смертные. Да и век тут шел уже двадцать третий, если считать от рождества Христова.

-Акула! – Олега, с головой ушедшего в собственные мысли, довольно чувствительно пихнули в бок. – Смотри, акула какая! Вокруг нас круги нарезает!

-Ну и? – Сначала не понял чародей причины такого возбуждения его товарища, а потом и сам заметил плавник размером с человека, который обманчиво-неторопливо нарезал круги вокруг сделанной из костей лодки. Точные размеры тела морской хищницы угадывались с трудом, но не приходилось сомневаться: самодельный транспорт ей будет максимум на пару укусов. И даже то, что он не слишком-то питателен, глупую рыбу не остановит. Олег еще в своем родном мире видел по телевизору передачу, в которой рассказывалось о их неразборчивости в пище. Из желудков акул доставали даже пушечные ядра и корабельные якоря! – Ух, ё! Мегаладон, что ли?

Флора и фауна этого мира по сравнению с родиной Олега напоминали пару саблезубых тигров рядом с домашними кошечками, поскольку волшебство принадлежало отнюдь не только людям. Человечество, конечно, властвовало над этой планетой…Но в некоторые регионы отважные первопроходцы забирались исключительно большой толпой при паре пушек. А иначе самозваные цари природы рисковали стать обедом какого-нибудь монстра, чьи предки то ли сбежали из лабораторий древних колдунов, то ли несколько поколений прожили на магическом источнике. В море же ситуация была и того хуже, большинство кораблей предпочитали плавать исключительно вдоль берега, а океанские маршруты старались прокладывать исключительно по мелководью в пару сотен метров глубиной. Уж лучше крюк в сотню километров и возможность сесть на мель, чем встреча с каким-нибудь глубинным ужасом вроде кракена или левиафана. Акула, пусть даже очень большая, находилась отнюдь не на вершине пищевой цепи открытого моря и на фоне наиболее ужасных чудовищ данного измерения выглядела всего лишь безобидной рыбешкой…Однако парочке горе-мореплавателей и её могло хватить, чтобы отправиться на дно.

-Мегало…Что? – Переспросил Стефан, провожая движения огромной хищной рыбы стволом крупнокалиберного ружья, в дуло которого мог пролезть человеческий кулак. Патроны ему были под стать: каждый размером как три-четыре пальца…Первоначальным хозяином данной винтовки являлся кто-то из ныне покойных американских боевых магов, и отстреливать из неё предполагалось не людей, а вампиров. То есть цели практически поголовно бронированные на высшем уровне и способные выдержать все, кроме отрывания этой самой головы. Впрочем, чтобы регенерировать в своем теле дыру размером с обеденную тарелку или прирастить на место оторванную конечность даже кровососам требовалось немного времени, которое им в бою старались не давать. – Это по латыни?

-Кажется, да. Большой зуб в переводе…Или большая белая акула…Я уже и сам забыл, если честно, - с каждой секундой Олег все больше и больше убеждался в том, что лодка чем-то приглянулась хищной рыбе, а следовательно проблему надо было решать радикально. И, желательно, одним ударом. Иначе акула уйдет на глубину и если она обозлится, то защищать днище судна от её атак может оказаться проблематично. Надеяться на малую разумность рыбины и неспособность столь примитивного мозга к составлению грамотных планов было слишком рискованно. Чересчур многие монстры этого мира демонстрировали противоестественный уровень живучести, интеллекта и ненависти к людям. – Так, сейчас огоньком вжарю, подстрахуй меня.

-Ты уверен? – Слегка заколебался Стефан. – Все-таки пули у меня только серебряные, нормальных боеприпасов на войну с нежитью владелец оружия с собой не взял, а другие к ней не подходят…

-Ну, так и взял бы в руки какое-нибудь другое ружье, а не эту дурынду крупнокалиберную, из которой бронетехнику отстреливать можно! – Вспылил чародей, и расставил в стороны руки, готовясь создавать боевое заклинание. Между его ладонями загорелась яркая огненная искра, принявшаяся стремительно увеличиваться в диаметре. Всего за пару секунд созданное волей волшебника пламя раздулось в потрескивающий ком, похожий на маленькое солнце и чародей столкнулся с довольно неожиданной для него проблемой. Жара он не чувствовал, поскольку тот надежно удерживался до поры до времени внутри ограничивающей буйство стихии сферы, но прицелиться в акулу теперь не мог, поскольку практически все поле зрения сотворенный им файербол безжалостно слепил единственный работающий глаз.

-Я готов! – Обрадовал его Стефан, видимо успевший слазить в крытую часть их лодки и заменить вампиробойное ружье каким-то другим трофеем. Благо с собой вынужденные мореплаватели везли целый арсенал, пусть даже и состоящий по большей части из холодного, либо магического оружия. И часть его брать в руки опасались, поскольку наиболее могущественные артефакты практически всегда обладали привязкой к владельцу. Если в руках вора или победителя они просто не работали, то ему еще повезло, ведь зачастую подобные предметы снабжали охранными системами, способными обеспечить несанкционированному пользователю смерть быструю, но мучительную. – На счет три?

-Планы поменялись, я из-за всего этого пламени цель не вижу, а если начну ужимать файербол, то он может потерять стабильность и прямо тут рвануть, - вынужденно признался Олег, стыдясь собственной оплошности. Огненные шары, по праву считались одним из наиболее простых и вместе с тем универсальных боевых заклинаний, а потому широко применялись по всему миру. И создавать подобные он умел давно. Но раньше чародею даже при использовании накопителей не хватало энергии на то, чтобы сделать свои заклинания достаточно мощными для появления подобных побочных эффектов. – Бить буду строго по прямой, говори куда целиться.

-Ага, - мгновенно сориентировался Стефан, который неоднократно наводил пушки «на глазок», поскольку в армии Российской Империи до сих пор зачастую использовались примитивнейшие дульнозарядные орудия, напрочь лишенные каких-либо прицельных приспособлений. Да и частники, что победнее, обычно использовали их же, купив тяжелое вооружение прямо с военных складов. Впрочем, по части высоких технологий данный мир от родины Олега заметно отставал почти по всем областям. – Выше на девять градусов, чуть левее…Давай!

Огромный комок пламени устремился вперед со скоростью пули, метрах в сорока от лодки врезался в воду непосредственно рядом с торчащим из неё акульим плавником и детонировал не хуже полноценной бомбы, разбрасывая в разные стороны брызги кипящей воды. И не только. Темные ошметки, которые падали в море то там, то тут не могли быть ничем иным кроме как плотью исполинского водного хищника. Подтверждала эту гипотезу и бившаяся в агонии среди волн туша, окрашивающая море своей кровью. Обваренный и оглушенный мегаладон лишился значительного куска спины, ужасающая рана занимала чуть ли не половину туловища и гарантированно разорвала на две части позвоночник, но его могучее тело все еще было живо, отказываясь вот так сразу признавать свою смерть…Впрочем, рыбы вообще живучи, некоторые аж на сковородке прыгать начинают. Но вернуться себе боеспособность и поправиться после такого удара грозный обитатель открытого океана не имел и шанса, вопрос заключался лишь в том, как долго он будет биться в агонии. И ни привлечет ли она хищников покрупнее, которые потом могут и на костяную лодку свое внимание обратить.

-Ну. Ты. Жахнул! – Нарушил установившуюся тишину Стефан, в голосе которого отчетливо сквозило восхищение. В руках потомственного сибирского охотника была сжата пара пистолетов, чей калибр ненамного уступал отложенному в сторону ружью, но то ли выстрелы полностью потерялись на фоне взрыва, то ли маг-егерь сходу оценил разрушительную мощь огненного заклинания и решил приберечь патроны. – Половину резерва слил, небось?

-Треть, - покачал головой Олег, устало опускаясь на дно лодки, и только сейчас отмечая, как дрожат его руки, между которыми пару секунд назад находилась вся невероятная мощь разрушительного заклинания. – Ну, может чуть-чуть больше. Гарпун возьми, уху сделаем, а то мы как раз со вчерашнего дня не жрали.

Взрыв помимо своей цели оглушил и обварил немало обитателей океана, случайно оказавшихся рядом. Большая их часть отправилась на дно, но некоторые и на волнах качались, причем среди относительной мелочи величиной с ладонь блестели чешуей и вполне приличные экземпляры, вполне сравнимые по массе с настоящими поросятами. От акулы они не спешили уплыть подальше, поскольку являлись слишком маленькими целями для привлечения внимания хищника подобных размеров, вот и поплатились за свою беспечность.

-Не могу я уже эту рыбу, проклятую, есть! Ни вареную, ни жареную, ни даже вяленую на солнышке! – Пожаловался Стефан, но тем не менее действительно отложил в сторону пистолеты, вооружившись вместо них двухметровым копьем из красного дерева со зловещим зазубренным наконечником, выточенным по виду из обсидиана, но легко царапающим даже стальные клинки. Оружие одного из погибших вампиров явно было предназначено для того, чтобы пробивать рыцарские латы и кромсать боевую технику…Но ныне оказалось низведено до роли чуть ли не обычного кухонного инструмента. Как и чей-то шлем, в котором вынужденные мореплаватели раз за разом варили уху благодаря его удобной форме и абсолютно герметичному забралу. – Мне она уже в горло не лезет и снится по ночам! Вот доберемся до суши, клянусь, в жизни её больше в рот не возьму! Даже как закуску к пиву!

-Ну, можешь попробовать жрать рыбу сырой, раз во всех других видах она тебя надоесть успела, - чуть улыбнулся Олег, вспомнив суши, которые в его родном мире год от года только набирали популярность. – Японцы, в принципе, так и делают…А еще можно попробовать понырять, если уж ты совсем оголодал. Ракушек на дне наберем, осьминога какого-нибудь отыскать попытаемся.

-Брр, - аж передернулся орудующий гарпуном Стефан от перспективы отобедать беспозвоночными моллюсками. – Лучше уж рыба, если мне придется эту склизкую гадость жрать, то точно еда из желудка обратно наверх полезет. Вот почему нам сегодня попалась акула, а не молодой морской змей, вроде того которого ты как-то завалил на пару с Доброславой? Уж я бы его ребрышками попировал! Он же не рыба, он же дракон, пусть и малость ущербный!

-Да, я бы тоже от нормального мяса не отказался. Пусть даже оно и принадлежало бы рептилии, - согласился Олег и сосредоточился на приготовлении завтрака.

Зачерпнуть воды из-за борта шлемом, который был назначен служить ведром. Вскипятить соленую океанскую жидкость в этой импровизированной посуде, сконденсировать пар и направить его в чуть более удобную и герметичную «кастрюлю», вылить соленый остаток. Повторить данный цикл десяток раз, пока не наберется достаточно, чтобы скрыть куски похожей на крупного окуня рыбы, которую уже успел разделать Стефан. Маленькое и невозможное чудо, для обычного человека, которого угораздило оказаться без каких-либо запасов посреди открытого океана и простая и не особо занимающая голову работа для чародея. Тем более, Олегу она стала уже почти привычной за время плавания или мало отличающейся от него робинзонады на крохотном клочке суши, где не было ничего кроме песка и могил выброшенных туда пространственными чарами волшебников. Хотя будь на месте Олега кто-нибудь более жадный и небрезгливый – он бы и тела погибших товарищей по оружию забрал, ведь мертвый маг является прямо-таки кладезем ценнейших алхимических ингредиентов и набором заготовок под не самые плохие артефакты. Впрочем, владелец собственного летучего корабля настолько сильно в деньгах не нуждался…А еще опасался столкнуться нос к носу с нежитью на крохотном самодельном суденышке. Прах вампиров в этом отношении являлся куда более удобным, поскольку мог компактно храниться в любом мешочке или баночке, совесть за надругательство над останками монстров-людоедов не грызла, стоил он просто неприлично дорого если принадлежала матерым кровососам, а кроме того никогда не доставлял своим владельцам ни малейших неприятностей. Во всяком случае, в известной чародею литературе ни одного случая зарождения из подобной субстанции какой-либо твари либо самостоятельного воскрешения высшей нежити описано не было.

-Как думаешь, чем занимаются наши жены? – Заговорил Стефан, лениво ковыряясь в куске вареной рыбы с таким видом, словно вместо только-только выловленного из моря натурального продукта ему подсунули гнилые объедки, вытащенные из сточной канавы.

-Моя Анжела – возится с сыном, а обе твои дружно делают вид, будто ей помогают, хотя на самом деле играются с ребенком в свое удовольствие, - ни на секунду не замедлился с ответом Олег и внезапно понял, что все сказанное им является истиной. Сработали те куцые зачатки пророческого дара, которые во время боя периодически предупреждали своего обладателя о близкой опасности…Например, когда на горизонте показывалась вражеская армия или противник начинал обстрел позиций из артиллерии. Впрочем, от того, чтобы приблизиться к месту, куда вот-вот должен угодить снаряд или нацеленного в спину удара они тоже изредка спасали. А вне боевой обстановки как правило забивали голову волшебника абсолютно бесполезными сведениями. Контролировать способности к предвиденью чародей пытался давно, но пока успехов на этом поприще не добился. – У Игоря как раз такой возраст настал, когда положено из аккуратного агукающего свертка превращаться в ползающего где только можно и нельзя сорванца, так и норовящего тащить в рот всякий мусор, чтобы почесать об него свои молочные зубы.

-Ну да, скорее всего. Так-то им особо развлечься и нечем в той деревне, которая моим дальним родичам принадлежит, - Стефан посчитал слова своего друга всего лишь предположением. – Созидательному волшебству наши ведьмочки не обучены, помочь с железоделательным заводом не могут, крестьян и скотину не исцеляют, даже амулеты какие-нибудь для отпугивания разной мелочи, вроде слабеньких духов или тараканов не мастерят. Ну а врагов, чтобы их парой-тройкой боевых заклятий приласкать, там надо думать уже и не осталось. Для японских налетчиков слишком далеко от моря, приисков с каторжниками рядом нет, дезертиры сражавшихся армий либо откочевали в более населенные края, либо стали добычей зверья, а от сибирских монстров мы ближние окрестности повычистил и а новых зимой так быстро набежать или народиться не могло.

-Мне больше интересно, чем там Святослав и Доброслава заняты, - вздохнул Олег, доедая последний кусочек рыбы, а после при помощи телекинеза опустил служивший им кастрюлей шлем в соленую забортную воду и начал там поласкать. – Все ли у них хорошо? Починили ли американцы все подбитые летучие корабли, в том числе и наш, как обещали? Не успел ли лишивший обоих руководителей торговый конвой в какую-нибудь новую заварушку угодить?

-Я тоже боюсь, как бы наш Полный Дык на пару с твоей бешенной оборотнихой-полюбовницей чего не устроили. Они такие, они могут! Причем не со злым умыслом, а от чистого сердца и врожденной дури, –согласился Стефан, падая на дно лодки подкладывая руки под затылок, чтобы было удобнее лежать. – Святослав на редкость косноязычен и простодушен, даром что редкостно силен как маг-воздушник, а у Доброславы как и у всего её волчьего племени слишком часто от азарта мозги подчистую отключаются. В принципе, если их заносит начнет, то у нас в команде осталась пара человек, которые могут попытаться обратно в чувство привести и послужить голосом разума. Вот например…

Вместо того, чтобы договорить, Стефан внезапно содрогнулся всем телом, будто какой-то злобный электрический скат умудрился ужалить его разрядом прямо сквозь костяное дно лодки, извернулся подобно змее под таким углом, который сулил бы нормальному человека как минимум растяжение нескольких суставов и схватился за пистолеты, отложенные в сторону после гибели гигантской акулы. Глядя на его лицо, перекошенное в кровожадной гримасе, Олег даже решил, что потомственный сибирский охотник в один миг сошел с ума или стал одержимым…И силой мысли вырвал оружие из рук своего друга, одновременно пытаясь придумать, чем бы это его аккуратненько по голове тюкнуть. А задача, надо сказать, попалась нетривиальная: быстро и просто вырубить или парализовать обладателя улучшенного организма и так-то оказалось бы очень сложно, да еще было бы желательно не нанести ему в процессе особых повреждений.

-Ты чего?! Это же мясо! – В голое Стефана была столько удивления и недоумения, словно его друг, как минимум, предал Родину за ломанный грош и фантик от конфеты…Ту самую Родину, в банках которой у него многотысячные капиталы лежали, обеспечивая одним своим наличием больший заряд патриотизма, чем вся пропаганда Возрожденной Российской Империи вкупе с регулярными и зачастую обязательными для посещения проповедями духовенства. Прыжком назад маг-егерь вломился в крытую часть лодки, а уже пару секунд высунулся обратно, с парой крупнокалиберных револьверов. Один из них, кстати, принадлежал Олегу, который только сейчас сообразил, что сибиряк польского разлива пытается целиться то совсем не в него, поскольку слишком высоко задирает стволы. Чародей проследил за направлением куда должны были уйти пули и еле успел дернуть силой мысли руки своего друга, отводя их в сторону. – Ну, птица, не суть важно…

Целью, по которой сибирский татарин едва не открыл огонь из обоих стволов, являлась какая-то крупная белая птица, низко летящая над самыми волнами в попытке ухватить клювом рыбу, выплывшую слишком близко к поверхности.

-Стефан, я понимаю, что солнце уже не первый день печет тебе лысину, но включи уже мозг! – Олег попытался забрать оружие, но не преуспел, пальцы потомственного сибирского охотника сжались намертво и разжать их без помощи монтировки нечего было и пытаться. – Во-первых, это же не птица Рух, а всего лишь какая-то крупная чайка или какой-то её дальний родич. Одного единственного попадания из любой твоей гаубицы, да даже из обычного оружия, хватит, чтобы порвать её тощее тельце на мелкие кусочки. Там же под всеми этими перьями плоти то с гулькино нос!

-Точно! Ты прав, - Стефан аж побледнел от мысли о том, какая ужасная судьба могла ожидать его вожделенную добычу. – Проклятье, почему у нас при себе нет ни одного лука или арбалета?! Стоп! Олег, да ведь ты же умеешь летать! Догони её! Зайди с тыла и сверни шею! Потом ощиплем аккуратненько, выпотрошим и прямо с кожицей…

-А во-вторых, птицы в открытом море не живут! В худшем случае – они гнездятся на скалах посреди океана, да и то любительниц такого экстрима среди них не сказать, чтобы много! – Рявкнул Олег на сибирского татарина, у которого голос разума в настоящий момент явно сдался под натиском уже не первую неделю кушавшего только рыбу желудка. Почему-то о том, чтобы взять с собой хотя бы порцию сухого пайка, не подумал ни один из чародеев, которых выбросило на безымянном островке посреди моря. И даже при вампирах каких-нибудь банок с консервированной кровью не обнаружилось. – Хватит капать слюнями на эту долбанную чайку и перестань в неё целиться! Она – наш путеводный компас к ближайшей земле!

-Эээ… - Видимо об этом Стефан вовремя не подумал. – Тогда почему мы еще плывем туда, куда несет течение? За ней! Даже если она на какой-нибудь куче плавающих водорослей гнездится – мы как минимум яичницей себя сможем побаловать!

-Думаешь, это так просто? Взяли и поплыли? Мы все-таки не на гоночном катере плывем, чтобы вот так просто взять и догнать понравившуюся птичку. – Пробурчал чародей, но тем не менее принял удобную позу, закрыл глаза и постарался сконцентрироваться на том, чтобы ощутить свое творение. Которое он, помимо всего прочего, снабдил в подводной части несколькими не то веслами, не то все же плавниками. Пусть и сделанными из костей. Первоначально чародей хотел натянуть на несколько осей акулью шкуру в качестве перепонки, чтобы облегчить себе задачу, но в первый же день подобный материал прогрызли какие-то мелкие, но очень голодные рыбки. Источником энергии для столь своеобразной замены гребному винту служили четыре вделанных прямо в борта лодки единообразных золотых панциря, ранее принадлежавших высшим вампирам и способных самостоятельно накапливать в себе магию с течением времени. Использовать данные предметы именно как доспехи Олег бы не смог из-за источаемых ими эманаций некроэнергии, гибельной для всего живого, но вот в роли эдаких батареек для слепленного из костей конструкта они подошли прекрасно. – Следи за этой чайкой, в оба глаза следи. Пока не исчезнет из виду – будет нам ориентиром, по направлению на который можно двигаться, поскольку никаких других в открытом море мне или тебе при всем желании не сыскать!

Глава 2

О том, что понимает герой как ему повезло, ищет утонувшие сокровища и видит обнаженную девушку.

-Джек-пот, - выдохнул Олег, наблюдая за темной полоской, возникшей на горизонте около часа назад и к настоящему моменту успевшей изрядно вытянуться и увеличиться в размерах. Если честно, он уже даже начал сомневаться в том, что им повезет найти участок твердой земли посреди моря…Во всяком случае, в этот день. Птица, замеченная и едва не подстреленная Стефаном, возможно и походила на чересчур крупную чайку, но в родне у нее точно были альбатросы, аисты или какие-нибудь другие любители дальних перелетов! Они плыли во вроде бы верном направлении чуть ли не с самого утра, а сейчас солнце уже клонилось к закату!

-Суша, - Стефан улыбался так широко, что если постараться, можно было увидеть его коренные зубы. – Наконец-то!

-Это не просто суша. Это – остров. Достаточно большой, чтобы там почти наверняка нашлись деревья и в то же время, скорее всего, слишком маленький, дабы обладать постоянным населением. – Олег затруднялся назвать точные габариты найденной ими земли, но слишком крупной она не выглядела. Если, конечно, это не был какой-нибудь длинный узкий мыс, вытянувшийся далеко в море. – И расслабляться не стоит, кто знает, что может нас там ожидать. А потому ходим везде только вдвоем и при полном параде, ночью караулим по очереди, доспехи не снимаем, даже если очень хочется. Если увидим, как кто-то лезет в закрытую часть нашей лодки – стреляем в него.

-Ты параноик, - вздохнул Стефан, чья улыбка чуть увяла. – Впрочем, по другому в нашей жизни и нельзя…Хотя сейчас, когда у нас обоих магической силы резко прибавилось, многие вещи должны стать проще.

-Для меня – возможно, хотя некоторые проблемы с контролем после резкого увеличения силы так никуда и не делись, - согласился Олег. – А вот тебе сначала следовало бы зазубрить до полного автоматизма хотя бы парочку мощных боевых заклинаний, а то какой толк с возросших способностей, если ты не можешь их нормально применять?

-Это да, но даже сейчас дар будет помогать мне в бою, - кивнул Стефан. - Все же магия и выдыхаться медленнее поможет, и помереть сразу от тяжелой раны не даст, и выздоравливают сильные волшебники даже без посторонней помощи намного быстрее обычных людей…

-Надеюсь, у нас все-таки получится обойтись без лишнего насилия. В крайнем случае, припрячем наши сокровища где-нибудь в укромном месте, прежде чем выйти к людям, а потом прежде чем отправиться дальше опять их заберем… – Предложил Олег, который не хотел лишаться потенциального состояния, но отнюдь не до такой степени, чтобы драться за него с целым миром. К сожалению, просто притопить артефакты в паре сотен метров от линии прибоя или забросать землей в первом попавшемся овраге не было идеальным выходом из сложившейся ситуации. Далеко не факт, что за ними получится вернуться. Или, что их раньше кто-нибудь не найдет, ведь насколько сильные волшебные вещи по-настоящему опытный чародей при помощи сканирующих заклятий засечет издалека. - Впрочем, даже этого не потребуется, если мы наткнемся на маленькое племя дикарей, стоянку контрабандистов или какого-нибудь потерпевшего крушение мореплавателя. Вряд ли они доставят неприятности двум хорошо подготовленным боевым магам с качественной экипировкой…Ну, такие с которыми мы справиться не сможем, во всяком случае.

Олегу очень хотелось отдохнуть где-нибудь, где есть нормальная постель и горячая еда, но он отлично понимал опасность, которую могут представлять для двух вынужденных путешественников другие люди…Особенно если у этих самых путешественников с собой куча артефактов и зачарованного оружия, часть которого принадлежала магистрам и потому почти гарантированно относится к предметам экстра-класса, которые либо являются фамильными реликвиями и передаются из поколения в поколение, либо находятся в собственности верхушки общества: знатнейших аристократов, глав крупных гильдий, высокопоставленных представителей религиозных организаций. Нападение на чужаков даже не являлось деянием, порицаемым в большинстве государств этого мира. Просто некоторые атаковали бы без лишних проволочек, чтобы взять добычу по праву сильного, а другие нашли бы формальный повод своим действиям вроде пересечения границы без надлежащих документов, принадлежности к другой вере или не соблюдении норм вежливости. Но результат в любом случае оказался бы одинаково печален для тех, кто не сможет себя защитить.

-Рыбачьих лодок не видно, дыма тоже, а вот зелени там хватает, - земля медленно, но верно увеличивалась в размерах, постепенно закрывая собою всю большую часть горизонта. Прищурившийся Стефан, в связи с очень острым зрением никогда не нуждавшийся в подзорной трубе или бинокле, разглядывал островные пейзажи. – Правда, вместо нормальных деревьев в основном пальмы какие-то на берегу торчат, но это для местных краев должно быть в порядке вещей…О! Корабль!

-Что?! – Вздрогнул Олег и зашарил взглядом по водной глади. – Где?! Я не вижу!

-А вон, из под воды мачты метра на полтора торчат! – Указал Стефан на видимую только ему одному аномалию, которую его друг разглядеть не мог, как ни старался. Впрочем, сомневаться в словах мага-егеря не стоило. Из своей любимой винтовки тот мог и без всякого оптического прицела стрелять на дистанцию, заставившую бы побелеть от зависти любого обычного снайпера. – Не знаю, когда именно и почему затонуло это судно, но на дно оно отправилось не слишком давно…Иначе бы волны его должны были либо разбить, либо хотя бы завалить на бок.

-Шансы, что нас уже успели заметить выжившие с этого судна, если они спрятались где-то в лесу? – Напрягся Олег, нервно всматриваясь в пока еще далекую землю.

-Ну, если у них есть хоть один трезвый часовой, смотрящий в сторону моря, то вполне могли и заметить, - не обрадовал его Стефан. – Может, осмотрим его? Мало ли чего ценного внутри забыть могли…

-Тебе тех сокровищ мало, которые позади нас свалены? – Хмыкнул Олег, но тем не менее развернул лодку к наконец-то замеченным мачтам, которые действительно чуть-чуть торчали из воды своими верхушками. Было их целых пять, а следовательно затонувшее судно являлось чем-то большим, чем прогулочная яхта или рыбацкий баркас. Впрочем, на маленьких кораблях по местным океанам старались и не плавать, поскольку морские чудовища с куда большей охотой нападали на ту добычу, что уж точно не сможем им дать по зубам, чем на полный защитников корабль. Не все же из них являлись титаническими левиафанами или могли посоревноваться в водоизмещении с крейсером подобно крупному морскому змею. На одного такого царя глубин приходился целый выводок тварюшек размером поменьше и с более скромными аппетитами.

-Халявных сокровищ никогда не бывает слишком много, - философски пожал плечами маг-егерь. – А уж если вспомнить, сколько долгов повисло на представителях моего рода, то про какое-либо особое богатство и заикаться то смысла нет…Тем более, сейчас меня интересуют вещи вполне обыденные и почти наверняка оставленные внутри при кораблекрушении: кружки, ложки, миски, сменная одежда или хотя бы ткань, из которое её можно пошить.

-Ну да, этого нам действительно не хватает куда больше, чем груза каких-нибудь серебряных слитков. Мне уже надоело использовать шлем, между прочим из зачарованной гномьей стали, как банальную кастрюлю, - был вынужден признать Олег, поводя плечами и кожей подмышки ощущая, как свежий морской бриз задувает в прореху под рукавом. По понятным причинам ни у одного чародея или вампира из тех, кого выбросили на безымянный островок посреди океана, запасного гардероба с собой не было. Кроме того павших в бою союзных чародеев хоронить без одежды было неэтично, а высшие вампиры после смерти обращались в пепел с достаточным выделением тепла, чтобы воспламенить или хотя бы изрядно обуглить то, что они носили под доспехами. А еще тряпки и тех, и других изрядно пострадали в битве, богатой на взрывы и площадные заклинания, а потому двум выжившим выбирать оказалось особо не из чего, даже если позабыть о моральных нормах. Вдобавок все же имеющиеся предметы гардероба очень плохо переносили грубую стирку в морской воде и норовили буквально расползтись по швам. – И даже при том, что я в общем-то равнодушен к алкоголю, нам бы точно не помешала пара бутылочек с вином, которые закупорены достаточно плотно, чтобы за месяц-другой на морском дне с их содержимым ничего не случилось. Хоть будет чем опресненную воду разбавить.

-А бочки с солониной? – С надеждой осведомился Стефан, готовый видимо сейчас и эту крайне низкопробную пищу длительного хранения посчитать настоящим деликатесом. – Они же тоже плотно закупориваются, верно? Про хлеб уж молчу, сухари или муку в герметичной таре не хранят обычно.

-Ну, посмотрим, но я бы на многое не рассчитывал, - не стал обнадеживать своего друга Олег. – Все-таки бочки, как правило, имеют совсем не то качество, что винные бутылки. Впрочем, если мясо не особо испортилось, можно будет попробовать его и промыть…Твой желудок все равно чего хочешь переварит, вплоть до коры с деревьев.

-А твой скажешь нет? – Почему-то обиделся Стефан.

-И мой – тоже, - не стал спорить чародей. – Только у тебя он все время работает в подобном режиме, а мне его надо предварительно форсировать магией, если не хочу получить заворот кишок или самое обычное несварение.

Остановив лодку неподалеку от торчавших из воды мачт, Олег сбросил на дно якорь. Вернее, двуручный топор с примотанной к нему тонкой, но невероятно прочной серебряной цепочкой. В обычном состоянии в ней было от силы метров пять, но если надо – данный артефакт запросто мог растянуться еще в несколько раз.

-Хм, а это фонарик или все-таки пистолет, который светом стреляет? – Уже успевший закопаться в перевозимый внутри лодки арсенал Стефан высунулся наружу с техномагическим устройством, напоминающим гибрид полицейской дубинки с паяльной лампой.

-Пожалуй и то, и другое, зависит от того, в какое положение повернут вон тот регулятор под рукояткой, - припомнил Олег точные характеристики этого оружия, которое его владелец так и не успел достать из кобуры на поясе. Как и еще то ли три, то ли четыре техномагические игрушки американского производства. – Вот только попробуешь под водой выстрелить, и тебя скорее всего самого ошпарит, поскольку заряд в такой среде далеко не уйдет. А еще ты в броню особо не упаковывайся, мы все-таки плавать будем. Шлем какой-нибудь, кольчуга которая движений не стеснит особо или кираса вроде моей…Пару пустых фляг, точнее не совсем пустых, а с воздухом. На всякий случай. Ну, ботинки еще можно бронированные, мало ли, какой там мусор внутри корабля валяться будет.

-Да я и не собирался на себя пуд железа цеплять, - фыркнул потомственный сибирский охотник, вооружаясь пришедшимся ему по руке вампирским копьем и заткнутым за пояс коротким кинжалом в то время, как Олег из холодного оружия нацепил на себя только свои излюбленные парны топоры. Не то чтобы он полагал, что они ему действительно потребуются, но оружие способное высосать из врага жизнь или магию в рекордно короткие сроки никогда не стало бы лишним. – Я все-таки еще обратно в форму не полностью вернулся, мне тяжеловато будет в полном латном доспехе каждые минут пять-семь всплывать за глотком воздуха.

Магия довольно сильно меняла своих обладателей, даже если они не прикладывали к совершенствованию своего тела никаких сознательных усилий. Сухонький и седой от возраста чародей, которого должно было шатать ветром, запросто мог уложить циркового атлета на обе лопатки без всяких заклинаний или своим ходом добраться до ближайшего целителя, потеряв чуть ли не всю кровь. Пусть что Олег, что Стефан никогда не тренировалась долго обходиться без воздуха специально, но оба они без труда бы обставили на данном поприще любого профессионального ныряльщика из числа простых людей. Хотя и несколько по разным причинам. Один мог за счет чар из арсенала целителей на некоторое время сдвинуть баланс между энергетическими и материальными процессами обмена веществ в пользу первых, таким образом существенно снизив потребность в воздухе. Ну а организм второго благодаря перенесенным в детстве процедурам был намного устойчивее к любым неблагоприятным факторам внешней среды, в том числе отсутствию подходящего для дыхания кислорода.

Плюхнувшись в воду, и погрузившись метров на пять, Олег понял сразу две вещи. Во-первых, фонарик им сегодня, скорее всего, не понадобится. А во-вторых, вряд ли хорошо освещенный проходящими через прозрачную воду яркими лучами тропического солнца корабль сможет их порадовать какими-нибудь сокровищами. Разве только столь необходимыми в быту вынужденных путешественников вилками и мисками. А может и их вынесли те, кто отправил на дно данное судно и его экипаж.

Пятимачтовый корабль, скорее всего, являлся грузовым. Это было видно по его величине и чуть ли не квадратной форме корпуса, отнюдь не способствующей быстрому преодолению океанских просторов, зато позволяющих упихать в трюм много чего нужного. Олег не знал, строили ли в его мире суда подобных размеров из дерева, а не из железа, но в данном измерении плотники совместно с чародеями могли творить впечатляющие конструкции. Не танкер, конечно, но и совсем уж замухрышкой на фоне красавцев-лайнеров утонувшее судно не выглядело бы. Ну, если было бы целым. Борта погибшего корабля зияли многочисленными проломами, колыхающиеся в потоках воды паруса пестрели прорехами. И не нужно было долго думать, чтобы понять – нанесены они не монстрами глубин и не буйством стихии, а снарядами, выпущенными из пушек. Собственно один из них, а именно отдаленно напоминающий из-за своей формы гантелю книппель, представляющий из себя два соединенных цепью небольших ядра, пришедшийся ниже необходимого, ударивший в борт и там застрявший, Олег сейчас и наблюдал. А еще он прекрасно видел полуразложившиеся тела, во множестве валяющиеся на верхней палубе. И не только валяющиеся. Штук десять до сих пор свисало с нижних перекладин мачт, будучи повешенными вверх ногами, еще четырех распяли прямо на обшивке, а нос судна украшала конструкция из обугленных досок и скелета, наводившая на мысли об аутодафе.

- Пираты, - решил Олег, разглядывая следы зверств, совершенных по всей видимости незадолго до того, как судно отправилось на морское дно. Ну, во всяком случае, сожжение заживо точно производилось в надводном положении. А вот остальные казненные, скорее всего, были оставлены умирать на погружающемся в воду судне, иначе бы их смерть была обставлена как-нибудь иначе, без лишних усилий по приданию телам почти абсолютной неподвижности. Во всяком случае, так говорила оракулу-самоучке его интуиция, и он ей полностью верил. – Причем какие-то странные пираты, раз пленных они убили, вместо того, чтобы взять в плен и потом продать на невольничьих рынках. Проводили своеобразные ритуалы братания для новичков, повязывая их кровью? Или просто защитники судна так упорно сопротивлялись, что победителям стало плевать на упущенную прибыль, поскольку в них взыграла жажда мести и желание поквитаться за пережитый в бою страх?

Подобно подавляющему большинству этого мира, утонувший корабль являлся вооруженным. Причем довольно хорошо вооруженным: две располагающихся друг под другом батареи несли на себе по двадцать стволов с каждого борта. Причем не легоньких и привычных Олегу по службе в авиации орудий, которые если понадобится на руках артиллерийский расчет своими силами утащить может, а крупнокалиберных морских мастодонтов, посылающих в цель ядра весом в десятки килограмм. Кроме того в состав экипажа подобного корабля просто обязано было входить несколько магов, способных доставить проблем как сообща, так и поодиночке, а матросы тоже представляли из себя отнюдь не кротких овечек, покорно ждущих пока их перережут, а отчаянно защищающих свою жизнь с оружием в руках людей. Может быть они и не слишком любили свое начальство, но по крайней мере оно платило им деньги, а не загоняло в клетки, чтобы продать на ближайшем рабском рынке и обречь на еще более худшую участь, чем несение службы на торговом судне.

Стефан толкнул Олега в плечо и указал на флаг, который судя по всему оказался сбит ядром со своего законного места и зацепился за уцелевшие снасти. Трехцветное полотнище с вертикальными полосами, лениво колыхавшееся в толще воды, было сине-бело-красным и украшенным символом в виде единорога с радужной гривой и татуировкой в виде стилизованной лилии на крупе. Герб, скорее всего, указывал на владельца судна, а вот в принадлежности корабля теперь сомнений не осталось – французы. Правда, само это еще мало о чем говорило. Пусть Париж после Третьей Мировой Войны и растерял почти все влияние на мировой арене, лишившись колоний и чудом не оказавшись оккупированным англичанами, однако любители лягушачьих лапок и законодатели высокой моды все еще считались крупной по меркам Европы державой. Да еще и с давними традициями мореходства и проистекающими из них знакомствами и деловыми партнерами по всему свету. А потому купцов с подобными флагами можно было встретить почти в любой точке мира…

-Оружия на палубе не лежит, только сделанные им трупы. Собрали, ведь ружья и клинки – ходовой товар, особенно учитывая идущую полным ходом Четвертую Мировую. – Мимоходом отметил Олег, а после опустился к одной из зияющих в корпусе дыр, поскольку через них внутрь проникнуть было быстрее, чем искать палубные лестницы. – Хм, пусто, практически абсолютно пусто, если не считать обломков и десятка опрокинутых бочек. Ну и еще нескольких тел и неспешно объедающая их рыбья мелочь. Интересно, что же тут везли?

Стефан снова постучал Олега по плечу и на сей раз вещь, на которую он обратил внимание своего друга, была даже более интересной, чем сохранившийся флаг корабля. На дне, у самого борта корабля, неподвижно лежало вытянутое тело акулы, величиной едва ли метра в полтора. В том, что у этой рыбы далеко не все в порядке сомневаться не приходилось, ведь её окружало мутное облачко крови, а еще она не двигалась. А ведь остановившиеся морские хищницы имеют тенденцию просто напросто задыхаться, поскольку вода перестает проходить через их жабры. Любопытно было другое. Плавники аулы едва-едва подрагивали, свидетельствуя о том, что какие-то остатки жизни в данном существе пока еще теплятся, а бок обитательницы океана украшало черное пятно, подозрительно похожее на отпечаток человеческой ладони с растопыренными пальцами. Очень небольшой ладони, как машинально отметил Олег – его собственная была раза в полтора больше. Женщина? Подросток?

-Наверх! – Булькнул он, выпуская запасенный во рту воздух, и заработал ногами, поднимаясь к поверхности. Требовалось перевести дух и посоветоваться. А заодно проверить, не успели ли угнать их лодку со всеми её сокровищами, пока они вдвоем столь беззаботно плавали, рассматривая утонувшее судно.

-Кажется, мы тут не одни терпим бедствие! - Ухмыляясь, заявил Стефан, стоило лишь им обоим оказаться на поверхности. – Думаешь, это выживший с потопленного какими-то пиратами корабля? Явился обыскать судно, а тут мы такие все из себя красивые нарисовались?

-Вполне возможно, - пожал плечами Олег. А потом сконцентрировался и взлетел. Правда, в воздух его подняла не собственная сила, а один из вшитых в тело артефактов, но это уже детали. Имплантаты в виде магических устройств были делом не сказать, чтобы сильно распространенным…Но и редкими их бы никто не назвал. Все упиралось лишь в цену подобных устройств. Комплект из нескольких незаметных даже при поверхностном осмотре золотых пластин, значительно облегчающих защиту, нападение и передвижение в пространстве, обошелся чародею в сумму, вполне сравнимую с ценой небольшого летучего корабля, столичного особняка или малюсенькой деревеньки на десяток домов вместе со всеми её крестьянами. – Правда, я не вижу рядом лодки или хотя бы плота, на которые можно бы было погрузить поднятые со дна предметы. Впрочем, если это гидромант, то они ему и не нужны, он их спокойно по дну дотащит. Опять же, кому как не магу воды было бы легче всего уцелеть на захваченном судне?

-Угу, - согласился потомственный сибирский охотник. - Шагнул за борт и готово, для них водой совсем не трудно дышать. А если у пиратов и имелись свои волшебники той же направленности, то пойди найди еще коллегу, победи его в честной схватке на дне моря и вернись обратно, пока без тебя самую лакомую добычу не поделили… Нет, такие подвиги отнюдь не в чести у разбойников, хоть сухопутных, хоть морских.

-Пожалуй, - согласился Олег, приземляясь в лодку и быстро осматривая её. Вроде бы все лежало на своих местах, а лишнему пассажиру спрятаться в костяной самоделке было ну просто негде. Даже невидимка оказался бы банально нащупан. – Поищем его? В компании все-таки веселее, опять же хотя бы узнаем, куда это нас занесло…

-Давай попробуем позвать, может сам отыщется, - предложил Стефан, а потом опустил голову обратно в воду и, судя по поднимающимся кверху пузырям, чего-то в толщу океана проорал. Затем подождал немного, вытащил голову наружу, вдохнул воздуха и повторил процедуру. Олег скептически хмыкнул, не очень-то веря в эффективность подобного метода привлечения внимания…Но буквально через пару секунд его насмешливая улыбка увяла. Чувства опытного боевого мага взвыли об опасности. Сильной, потенциально смертельно опасной и довольно близкой. Дар оракула достаточно часто предупреждал своего владельца о грядущих неприятностях, чтобы тот довольно уверенно научился различать такие нюансы своей странной и своевольной способности.

-Нас услышали, и нам совсем не рады, - оповестил он Стефана, еще раз окидывая взглядом океан и даже лежащую невдалеке громаду острова. Однако, там все было спокойно и безлюдно. В небесах тоже не имелось ничего, крупнее случайных чаек: ни драконов, ни планеров, ни техномагических дирижаблей, ни каких-нибудь других летательных аппаратов. Значит, угроза могла прийти только с одной стороны – снизу! – Ты видишь что-нибудь странное рядом с кораблем?

-Да вроде нет, хотя…- Стефан замялся на секунду, а после почему-то отложил в сторону ранее принадлежавшее вампиру копье и вооружился полюбившимся ему ружьем с крупнокалиберными серебряными пулями. – Ты не помнишь, в том кострище, которое на носу судна, обугленный скелет ведь раньше был? Сейчас то там его точно нету!

-Подводная нежить?! Да еще и поднявшаяся после сожжения?! – Олег не столько испугался подобному известию, сколько удивился. С ходячими трупами и тварями, созданными на их основе, он сталкивался намного чаще, чем хотелось бы. – Это вообще как?

-Понятия не имею, но на прежнем месте того скелета нет. Как и столба, к которому он раньше был примотан цепью. – Такие подробности про жертву мучительной казни Олег раньше не знал, ну да он на нос утонувшего корабля и не обращал особого внимания. – Что хуже всего, я этой штуки не вижу вообще нигде!

Олег вспомнил прозрачность воды, сложил её с остротой зрения своего друга и понял, что есть только одно место, где нежить могла бы укрыться от его взора, если бы она не успела уплыть куда-нибудь ну совсем далеко или не спряталась внутри судна, где ей делать и жрать было, в общем-то, нечего. Прямо под лодкой!

-Береги…- Договорить он не успел, поскольку тварь наконец-то атаковала. Длинные ржавые цепи, похожие на щупальца спрута, взметнулись из под воды, опутали Стефана и мигом утащили в океан. Маг-егерь, правда, успел выстрелить в них из ружья и даже схватиться за кинжал, но серебряная пуля против такой угрозы оказалась ну ни капли не эффективна. Как и лезвие, проскрежетавшее по ржавым звеньям.

Мысленно выругавшись, Олег прыгнул следом в океан. Драться с противником на его территории было плохой идеей, но иного выбора не оставалось. К тому же, количество цепей и их длина у нежити не являлись бесконечными, и пока они фиксируют Стефана, нереально ловкого и сильного по меркам простых людей и вполне способного хоть голыми руками открутить башку среднестатистическому упырю, то это оружие в своем арсенале тварь использовать не сможет. Да и часть внимания вынуждена будет уделять именно пойманной, но отнюдь не беспомощной добыче.

Монстр, спрятавшийся под днищем лодки, состоял из нескольких довольно разнородных частей. Он являлся слишком причудливым и необычным, чтобы появиться на свет естественным образом, а не в результате деятельности какого-то темного мага, испытывающего явные проблемы с головой. К столбу, у которого из под слоя гари зловеще светились какие-то неизвестные руны, многочисленными цепями был примотан обугленный скелет, что словно мерцал, то покрываясь эктоплазмой принимающей вид обнаженной и беззвучно кричащей от нестерпимой боли прозрачной девушки, то вновь являя свой неприглядный облик. Нежить свободными концами своих оков подтянула к себе Стефана, словно щупальцами и теперь вовсю пыталась облапать вытянутыми вперед руками. Вот только маг-егерь помнил о черном отпечатке на боку умирающей акулы и сумел сохранить свободной одну из своих конечностей, а именно левую ногу. И теперь сибирский татарин польского разлива активно доказывал правдивость гипотезы происхождения человека от обезьяны, зажав пальцами ступни каким-то образом перекинутый туда кинжал и отчаянно размахивая им в явных попытках загнать зачарованное лезвие в эктоплазменную плоть нападавшей. Судя по истекающей клочьями псевдоматерии ране на запястье сожженной – как минимум один раз ему это удалось.

-Нечто переходное между умертвим и личем, - решил Олег, при помощи телекинеза отправляя оба своих топора в голову нежити. Практически полностью выпустившие Стефана цепи в последний момент успели защитить хозяйку, встав заслоном на пути угрозы и сдавить его в своих объятиях…Однако их сил хватило только на то, чтобы остановить волшебное оружие в полуметре от цели. Чародей продолжал пытаться силой мысли пропихнуть артефакты-вампиры вперед, к телу странного создания, а помешать ему искусственные конечности монстра толком не могли. Дотянуться до волшебника им не хватало длины, а попытки отшвырнуть оружие в стороны ни к чему не приводили, поскольку Олег тот час же пытался вернуть то обратно и вонзить в призрачную девушку. – В дополнение к естественным способностям нежити по поголощению чужой праны, имеется возможность использовать специально подготовленные для данного создания артефакты.

Стефан, подтянутый к телу твари почти вплотную, внезапно вырвал из пут правую руку, пусть даже оставив на ржавых звеньях некоторое количество содранной кожи и вбил свой кулак внутрь оскала обугленного черепа, не обращая внимания на окутавшую его конечность эктоплазму. Призрачная девушка словно вспыхнула гнилостно-зеленым светом, но уже буквально через мгновение эта иллюминация погасла, а закопченный скелет, цепи и столб камнем пошли на дно, мгновенно превратившись в обычный мусор.

-О! – С болезненной, но довольной ухмылкой сибирский охотник продемонстрировал своему другу какую-то исковерканную конструкцию, которую он судя по всему выдрали из головы нежити, а после поплыл наверх.

-Сильно тебя эта тварь потрепала? – Первым делом осведомился чародей после того, как оказался в лодке. – Давай сюда свою руку, и если другие раны есть, то их тоже показывай!

-Бывало и хуже, - после цепей, явно пытавшихся раздавить свою добычу, у Стефана осталось множество синяков и ссадин, пальцы были разбиты в кровь о зубы нежити, а аура после близкого контакта с монстров несла в себе некоторое количество некроэнергии, по своему действию на нормальные организмы являвшейся чем-то средней между ядом и кислотой. В общем, без помощи целителя ему бы пришлось поболеть несколько дней даже с учетом особенностей улучшенного организма, но Олег мог устранить все неблагоприятные последствия схватки в течении часа. – Повезло, что я магическим зрением увидел, что эта штука в её голове, является чем-то вроде сердца.

-Скорее уж эрзац-филактерии, - хмыкнул Олег, разглядывая протянутую ему добычу, по состоянию которой однако же можно было сказать о прежнем облике конструкции очень немногое. Какие-то золотые и серебряные проволочки, парочка мелких драгоценных камней, две потрескавшиеся мутные жемчужины, перья, мех, косичка из волос разного цвета…Стефан раздавил артефакт, который по всей видимости поддерживал существование нежити, едва ли не в труху. – Мне кажется, какой-то энтузиаст тут очень пытался сделать высшую нежить. И у него почти получилось. Жертвой явно ритуальной казни послужила одаренная, часть способностей которой этому уроду хватило сил сохранить.

-А почему он ту ведьму сначала сжег, а потом в море оставил? – Задался вопросом Стефан в то время, пока целитель сводил с него ссадины, локально подстегивая регенерацию. – Я, конечно, во всей этой жути в отличии от тебя не разбираюсь, и труп мог заставить пошевелиться только в том случае, если пну его…Но даже мне известно, что после использования огня в больших количествах тела разрушаются настолько качественно, что проще соорудить голема из подручных материалов, чем снова заставить их шевелиться при помощи темной магии. А еще мертвецы текучую воду не любят, а тут её – ну целый океан!

-Возможно, некромант знал только один вариант подобного ритуала, с сожжением жертвы, а получившийся результат так его разочаровал, что он решил на него плюнуть и в море утопить…Но это вряд ли, - мрачно процедил Олег, который некромантию не любил, однако владел магией смерти на уровне вполне достаточном, чтобы церковники из-за этого косо на него поглядывали. Несмотря на то, что чародей являлся самоучкой, он прекрасно знал азы этого темного ремесла и был во всем согласен со Стефаном. Инквизиция отнюдь не просто так выбрала основным методом казни именно аутодафе, пусть даже сожжение и не давало полных и абсолютных гарантий того, что мертвое навсегда останется мертвым. А тут еще в дело вступал другой фактор – вода, что просто обязана была понемногу вытянуть из тела всю энергию и растворить её в себе. Разумеется, ходячий труп бы не утонул от купания в ручье и стоически перенес недолгую прогулку по дну реки или озера…Но многодневное пребывания в открытом океане гарантированно превращало стихийно поднявшуюся или кое-как сработанную нежить обратно в кусок гнилого мяса. Следовательно, уничтоженную тварь специально готовили к длительному пребыванию в мокрой стихии. - Мне видится более правдоподобной версия с экспериментом и пробой своих сил, после которого опытный образец оставили в агрессивной среде, чтобы периодически проверять то, как он себя чувствует. И в следующий раз некоторые коррективы в свою работу внести.

-То есть, эти пираты где-то рядом, раз их некромант может наведаться к этому кораблю, чтобы проведать свою игрушку, - мрачно констатировал Стефан, а после вдруг напрягся. – Стоп…Пушки! Ты слышишь, как они грохочут?!

Глава 3

О том, как герой быстро думает, работает сохраняя неподвижность и мучается тяжелым выбором.

-Кажется, ты не ошибся, это действительно очень похоже на пушечные залпы, - Олег использовал давным-давно выученное им заклинание из арсенала целительной магии, обостряющее чувствительность барабанной перепонки и тем самым значительно усиливающее слух. Конечно, данное волшебство имело свои пределы и, скажем, использовать его как замену звуковому радару летучих мышей бы не получилось, однако для того, чтобы узнать о чем шепчутся в соседней комнате оно подходило прекрасно. Ну, или чтобы услышать сквозь успевший изрядно надоесть за долгие недели плавания шелест волн отдаленные раскаты, одни из которых звучали едва ощутимо, в то время как другие бахали довольно таки отчетливо. – Я бы даже сказал, там грохочут пушки совсем разного калибра в количестве как минимум нескольких десятков штук. И если мы их не видим, но слышим, то значит где-то с противоположенной стороны острова либо парочка сражающихся между собой кораблей, либо крепость, которую атакуют.

-Ставлю на корабли. Звуки над водой разносятся довольно далеко, а на суше их будет глушить растительность. А еще я не вижу, чтобы на берегу кто-нибудь бегал или в глубине острова качались и падали деревья, в которые угодило случайное ядро. – Стефан напряженно прислушивался к далекой канонаде, которая и не думала затихать. – А неплохо они там развоевались! Учитывая, как долго длится перезарядка у большинства орудий, я бы даже предположил, что друг с другом дерутся, по меньшей мере, две эскадры.

-И если мы попадемся им на глаза, то нас любая из сторон попытается потопить ну просто на всякий случай, сочтя какой-то хитростью со стороны противника. А если даже сначала и начнут мирный диалог, то после осмотра нашего имущества прирежут с гарантией ради того, чтобы сокровища из своих рук не упустить. – Олегу вслушивался в канонаду и складывалось у него такое впечатление, будто звуки постепенно становятся громче. Сражающиеся корабли на высокой скорости огибали остров, приближаясь к тому месту, где качалась на волнах костяная лодка? – С экипажем одного единственного корабля еще можно было бы попробовать справиться или договориться, все-таки боевого мага в очень качественном снаряжении и сотня простых матросов с дюжиной колдунов первого-второго ранга в качестве офицеров не всегда завалит, но крупное формирование нас банально размажет.

- Угу, размажет. И, кажется, они плывут сюда, а у меня как-то нет уверенности, что у нас получится выдержать серьезный бой даже со всеми теми артефактами, которые мы перевозим. – Подтвердил его мысли Стефан, нервно закусивший губу. Теперь уже не требовалось усиливать слух, чтобы различить звуки пушечных выстрелов и, кажется, Олег видел нечто вроде облачков порохового дыма, поднимающихся над ближней оконечностью острова…Вернее, за островом. По всей видимости, найденный ими клочек земли оказался длинным, но узким и сражающиеся суда должны были вот-вот его обогнуть. - Знаешь, думаю тебе пора бы подумать о том, как нас быстро спрятать посреди открытого океана, ведь добраться до суши мы можем и не успеть…

-А почему мне? – Возмутился Олег машинально, мысленно перебирая арсенал доставшихся им волшебных предметов. Вроде бы такого, который мог укрыть невидимостью целую лодку там не было. Или был, но пользоваться им они либо не умели, либо боялись. – Сам этого делать не будешь, что ли?

-Ты у нас умный, а я сильный, ловкий и красивый…- Погладил Стефан свою лысину. - Ну, стану обратно красивым, когда обратно потерянные килограмм семьдесят наберу, ведь хорошего человека должно быть много. Так как, придумал что-нибудь?

-Есть одна идейка, пусть даже не особо хорошая, - Олег перегнулся через борт лодки, разглядывая лежащий на дне корабль. Ни одна из дыр в его бортах не выглядела достаточно крупной, чтобы внутрь трюма можно было попробовать утолкать костяную самоделку, однако расширить их стало бы делом пары минут. И вряд ли кто-то станет придирчиво изучать диаметры отверстий в корпусе уже утонушего судна на предмет изменений. - Попробуем провернуть тот фокус, при помощи которого ты пережил схватку магистров?

-В смысле, лечь на дно и переждать, лишь периодически всплывая чтобы глотнуть воздуха? Ты предлагаешь затопить лодку? – Стефан ненадолго задумался, взвешивая все плюсы и минусы данного предложения. Грохот серьезного взрыва, видимо означающий подрыв порохового погреба на каком-то судне, помог ему определиться. Где-то рядом шла полноценная война, а во время боевых действий миндальничать со всякими подозрительными личностями, особенно слишком богатыми, уж точно никто не будет. – А давай! Тут до берега всего-то с полтора километра осталось, мы с тобой такую дистанцию даже в доспехах без особых проблем проплывем. Особенно при помощи левитационных артефактов, скрадывающих вес. За сокровищами же вернемся позже на нормальном судне, если их тот пиратский некромант раньше не заберет!

-Проблемы будем решать по мере их поступления, - Олег сконцентрировался, и кости лодки рядом с ним стали медленно расступаться, впуская внутрь верой и правдой служившего своему создателю самодельного судна морскую воду. На секунду чародей упрекнул себя, что крытая часть не имеет абсолютной герметичности и не может сыграть роль водолазного колокола. Наоборот, он когда её строил, то старался оставить там побольше щелей, чтобы циркулирующий через них воздух хоть чуть-чуть помогал бороться с неизбежной в тропическом климате духотой. А через тоненькие, едва ли в миллиметр отверстия разглядеть сокровища снаружи бы не получилось. Волшебник, конечно, мог бы их и убрать, но на это требовалось время! То самое время, которого у них почти не осталось! – Пока мы еще не совсем утонули, сбегай в арсенал и переверни там все выпуклое так, чтобы оно смогло пузыри воздуха задержать. Даже доспехи!

-Да разве ж его так удержишь…- Недовольно пробурчал Стефан, озадаченно почесывая гладкий затылок.

-Я их телекинезом зафиксирую, чтобы не шевелились! – Поднимать в воздух силой мысли сразу несколько предметов Олег мог, а вот сохранять их в неподвижности еще не пробовал. Незачем было. Впрочем, он любил пробовать в магии что-то новое и, к сожалению, слишком часто оказывался вынужден экспериментировать в боевой обстановке.

Арсенал, который собрали двое друзей на безымянном клочке суши куда выкинуло вампиров и сражающихся с ними чародеем, был велик. Любой маг перед грядущей битвой старался нацепить на себе самые лучшие из имеющихся артефактов, зачастую состоящих не из одного предмета, а из нескольких зачарованных вещиц, взаимно усиливающих или дополняющих друг друга. Исключения, конечно, имели место, но даже магистры предпочитали использовать разного рода костыли, облегчающие им процесс сотворения заклинаний или нанесения максимального ущерба ближнему и дальнему своему. Кроме того удар или выстрел зачастую оказывался банально быстрее и проще сотворения новых чар, а потому опытные чародеи в обязательном порядке носили броню и таскали с собой какое-нибудь оружие. Даже те, которые обладали отменной реакцией и могли испепелять врагов одним лишь движением брони или силой мысли, ведь никто не отменял упадка сил, использования антимагии или столкновения с противником, на которого известное им волшебство по какой-то причине действовать не будет.

Усевшись в позу лотоса по центру крытой части костяной лодки, Олег постарался не обращать внимания на мечущегося туда-сюда Стефана и вогнать себя в состояние медитативного транса, чтобы облегчить использование телекинеза на столько предметах одновременно, а попутно рассматривал висящие на костяных крючках предметы. Во время постройки плавательного средства чародей предпочел потратить дополнительное время на оборудование правильного места хранения трофеев, чем просто свалить их в кучу. А то мало ли, что с чем среагирует…Собирай потом ценности с морского дна, заодно отбиваясь от акул и заготавливая материал на новую лодку. Надо сказать, полюбоваться ему было чем. Вдоль одной из стен безмолвным караулом застыли два десятка доспехов, от футуристического вида техномагических лат американского производства до траурного женского платья, которое однако же несмотря на видимую воздушность ничуть не уступало зачарованности стали в прочности и весило раза в два больше оборудованного турелями, встроенной аптечкой, магическими щитами и выдвижной циркулярной пилой волшебного недоскафандра. Напротив защитного снаряжение располагалось атакующее. Среди сделанных из камня, кости, металлов и драгоценных камней клинков, топоров, копей, посохов, жезлов, кинжалов, кистеней, арбалетов, пистолетов и ружей найти два одинаковых было попросту невозможно, максимум схожие попадались. Тыльная часть лодки служил хранилищем для найденных боеприпасов и целой батареи флакончиков с зельями…Наверняка очень полезных и дорогих – но лишенных каких-либо подписей или этикеток. Ну а рядом с ведущей на нос дверью сверкала драгоценными камнями-накопителями бижутерия: ожерелья, браслеты, перстни, серьги, диадемы и даже одно кольцо, которое его прежний хозяин носил в носу.

Олег и Стефан успели. Ну, или почти успели, смотря что считать за успех. Когда первый из окутанных пороховым дымом кораблей обогнул остров, то костяная лодка еще не легла на грунт. Но до него ей оставалось всего-то метра полтора и вряд ли сражающиеся за свою жизнь люди могли уделить пристальное внимание тому, что творится от них на большом расстоянии, да еще и под водой! Судя по всему, защитные барьеры вокруг кораблей уже успели полностью или почти полностью лишиться всей энергии, потратив её на отражение многочисленных ударов, а потому теперь выстрелы уже терзали непосредственно корпус или такелаж.

-Пока все по плану, - подумал Олег, неподвижно сидящий в центре маленькой сокровищницы и старающийся концентрироваться на том, чтобы окружающие его шлемы, панцири и даже парочка выпуклых щитов оставались абсолютно неподвижными, сохраняя драгоценный воздух. Стефан же вооружился зачарованным двуручным топором и сейчас с его помощью крушил борт затонувшего судна, расширяя чем-то приглянувшееся ему отверстие. Толстые доски буквально расступались перед лезвием, а потому работа должна была оказаться закончена в течении ближайшей минуты. – Жаль только, что за битвой понаблюдать толком не получается. Мне отсюда видны главным образом пятна, которые являются днищами. Даже облака порохового дыма скорее лишь угадываются и могут на самом деле являться рябью на воде.

Всего кораблей было семь: четыре крупных, вполне сравнимых по габаритам с лежащим на дне торговым судном и три поменьше. С учетом того, что еще как минимум один остался где-то за островом, поскольку взорвался его пороховой погреб – масштаб битвы на воде и впрямь оказался весьма внушительным. Впрочем, ни один из них не являлся военным, судя по облепившим все днища без исключения ракушкам и водорослям, суда делались из дерева, а не из железа. Вряд ли бы на стальных корпусах смогло угнездиться столько посторонней живности, да к тому же боевые офицеры наверняка бы не потерпели подобного безобразия, снижающего скорость и потому представляющего из себя потенциальную опасность во время битв. Ну, если бы это были хорошие офицеры, а не бездельники в красивой форме, которым просто повезло родиться в нужной семье и получить свой чин благодаря протекции.

Стефан закончил расширять проход в корпусе и подплыл к костяной лодке…А после недоуменно замер, явно размышляя, хватит ли ему сил самостоятельно костяную подобную конструкцию внутрь укрытия затолкать. И маг-егерь явно склонялся к отрицательному ответу. Олег постучал себя по лбу, а после швырнул в своего друга левитационным поясом, который позволял кому-то из погибших чародеев без лишних усилий преодолевать гравитацию. Подобных артефактов, отличавшихся друг от друга лишь дизайном да незначительными деталями вроде максимальной грузоподъемности и наличию пары дополнительных функций, у них имелась целая дюжина, а кроме того они являлись в использовании практически гарантированно безопасными. Основным предназначением подобных предметов являлось не столько увеличение маневренности во время сражений, пусть даже его и использовали вовсю, сколько исполнение роли магического парашюта при десантировании с терпящих бедствие летающих кораблей. То есть тех, которые в результате боя серьезно пострадали. И только полный идиот с тягой к суициду стал бы снабжать индивидуальное спасательное средство защитой от несанкционированного пользователя. А вдруг он окажется без сознания или тяжело ранен, а управлять артефактом придется кому-нибудь другому? Уж лучше вложить в подобную игрушку запас мощности, позволяющий двум или даже трем людям не расшибиться в лепешку, чем гордиться своей индивидуальностью и размазаться об землю.

Меньше минуты потребовалось Стефану на то, чтобы прицепить к костяной лодке артефакты, своей подъемной тягой полностью компенсирующие её вес. Костяная самоделка чуть не устремилась к поверхности и дальше в небеса, убрать парочку лишних левитирующих поясов потомственный сибиряк успел буквально в последний момент, когда днище уже стало отрываться от грунта.

-Интересно, насколько нам хватит запасенного при помощи подручных средств воздуха? – Несколько отстраненно подумал Олег, наблюдая за надводным сражением уже изнутри затонувшего судна. Дыра в его корпусе располагалась достаточно удачно, чтобы вынужденные путешественники могли наблюдать за маневрами сражающихся сторон, стремительно идущими ко дну ядрами и качающимся на воде мусором, отлетавшим от кораблей вследствие попаданий. Во всяком случае, до тех пор, пока они не поменяют свою дислокацию, уплыв куда-нибудь в сторону, ведь одна группа кораблей довольно отчетливо пыталась всеми силами разорвать дистанцию, а вторая наоборот стремилась сократить расстояние между собой и своими противниками. – Полчаса? Минут сорок? Больше вряд ли, все же чтобы долго не нуждаться в кислороде, нам следует периодически получать возможность как следует продышаться.

Нападающих насчитывалось пятеро: два крупных судна и троица кораблей поменьше. Выстроившись в подобие клина, они преследовали пару держащихся рядом друг с другом беглецов и, похоже, пытались лишить их хода. Во всяком случае, снаряды, падающие в воду, до боли напоминали книппель, застрявший в обшивке временного убежища Олега и Стефана. Оракул-самоучка попытался при помощи своего дара понять, те же самые ли это люди, которые утопили французского торговца, но интуиция упорно молчала. А вот пытающиеся спастись суда применяли куда как больший арсенал: около преследователей взрывались какие-то конические снаряды, выше уровня океана на хвостах дыма и пламени летали небольшие ракеты, с кормы в море сбрасывали шипастые шары мин и выливались бочки фиолетового цвета жидкости, создающие стремительно расползающиеся в стороны пятна, которых нападающие очень старались избегать.

Внимание Олега привлекли две довольно крупных тени, которые кружили рядом с убегающими кораблями. Причем тени то на воде были, а вот каких-либо материальных, псевдоматериальных или хотя бы энергетических объектов со дна моря чародей. Следовательно, отбрасывающие их объекты находились в воздухе и с большой долей вероятности являлись летательными аппаратами, проводящими бомбардировку. Точные размеры их определить было сложно, но кажется они были не слишком большими. Метров по пятнадцать в длину, едва достаточно, чтобы считаться чем-то большим, чем плывущая по воздуху лодка. Гипотеза чародей подтвердилась минуты через три, когда один из отбрасывающих тень предметов вдруг развалился на несколько частей, а через считанные секунды обломки плюхнулся в воду и стремительно пошли ко дну. Это оказался довольно крупный планер с магическим двигателем, в чьей кабине было место то ли для двух-трех человек, то ли для кого-то покрупнее. Разглядеть пилота было сложно: нос летательного аппарат пылал ярким белым огнем, который даже под водой не желал сразу тухнуть. Впрочем, остальные куски тоже горели несмотря на окружающий их со всех сторон океан, но заметно слабее – основной удар неведомой магии явно пришелся в переднюю часть машины и вряд ли оставил после себя выживших. Ну, если только они не выпрыгнули из машины еще до того, как та коснулась воды и не зависли в воздухе.

-Перевес в бортовом залпе определенно на стороне преследователей, но убегающие это прекрасно понимают и делают все, чтобы противник не мог развернуться в идеальное положение для стрельбы. Вернее мог, но тогда сделавший это корабль серьезно потерял бы скорость, и пока он снова ляжет на нужный курс и разгонится, много времени пройдет. – Словно опровергая мысли Олега, одно из меньших судов, державшееся на самом краю клина, окуталось облаками дыма, хорошо заметными даже из поды воды и слишком внезапными для пожара. – Хм, они используют какой-то очень грязный порох…Даже в нашей армии и то пушки меньше гари создают. Да и вообще у обороняющихся с техническим прогрессом дела как-то получше обстоят. И реактивное оружие используют, и морские мины, и жидкость какую-то странную….Напалм, что ли? Тогда почему он не горит?

Внезапно море повело себя очень неестественно и фиолетовые пятна вместе с шарами морских мин, казалось бы проплывшие в стороне от кораблей-преследователей, мгновенно появившиеся волны стали стягивать к одной точке, а именно к одному из крупных судов. Однако у преследователей нашлись и свои боевые маги, а потому действие волшебства попытались прервать или хотя бы ослабить. По взрывоопасным устройствам прошлось нечто вроде нескольких цепных молний, вызвавших их преждевременную детонацию не с первой, так со второй или третьей попытки. К тому же четыре невидимых хлыста рассекли океанскую гладь, слегка тронутую налетом и часть подозрительной жидкости замерла – видимо оказались повреждены структуры заклятья, заставляющую странную пленку столь шустро двигаться вперед. Однако, примерно половина данной субстанции все же достигла корпуса…И стала впитываться в него. Чего уж она творила в трюмах оставалось только догадываться, но вот облепившее днище ракушки и водоросли стали распадаться на кусочки, словно изъеденные концентрированной кислотой. Пострадавшее судно буквально на глазах стало замедляться и вихлять из стороны в сторону, безнадежно отставая от общего строя. А после и вообще заложило широкий круг и развернулось в обратном направлении. Очевидно, его капитан счел полученные повреждения слишком серьезными для продолжения боевых действий и решил выйти из схватки, пока не потопили или еще больше не искалечили. Причем правил он не прямиком к земле, а явно намеревался опять обогнуть ближайшую оконечность острова.

-Очень продвинутая алхимия вкупе с умением её применять, - вынес вердикт Олег, а потом на пару секунд отвлекся от наблюдения за боем, чтобы одеть на голову заполненный воздухом шлем и немного подышать. – Не знаю, кто такие преследователи, но оружие у их жертв точно американское и в слишком большом количестве, чтобы оказаться у тех, кто просто удачно закупился в одной из гаваней США.

Несмотря на достигнутый успех, находящиеся в меньшинстве корабли явно не собирались переходить в контратаку. Более того, они еще и дружно прибавили в скорости, поскольку перед ними на воде появилось нечто вроде стаи состоящих из белой пены дельфинов, которые словно тянули многотонные суда вперед за собой при помощи уходящих куда-то вверх светящихся поводьев. Олег не знал, были ли данные существа духами или принявшими форму морских млекопитающих элементалями, но мощность они развивали солидную, позволяющую тяжелым судам чуть ли не удвоить ход. Выстрелы преследователей практически сразу начали безрезультатно поражать одну лишь воду за кормой беглецов и, пока те не успели отдалиться совсем уж далеко, нападающие решили задействовать свой главный козырь. Вихрь огромного водоворота закрутился рядом с одним из их крупных кораблей и словно живое существо погнался за пытающейся скрыться добычей, все увеличиваясь и увеличиваясь в размерах. И курс его пролегал практически вплотную к затонувшему судну!

-Трындец, - только и мог подумать Олег, ощущая как костяная лодка дрожит, пытаясь выползти из своего укрытия, а избитый остов затонувшего судна трясется, словно в агонии. Мощь, вложенная в боевое заклинание стихии воды, определенно заслуживала уважения и принадлежала чародею ранга так пятого или даже шестого. Подобный удар мог сокрушить практически любое гражданское судно, если бы оно не сумело как-нибудь защититься…И если бы он попал в цель. Наперерез одному водовороту ринулся другой, пусть и значительно меньшего размера. Ну, еще по появлению сотканных из пены дельфинов следовало догадаться, что у беглецов на борту есть как минимум один вполне себе толковый чародей, собаку съевший на морской магии. Столкновение двух таких схожих чар породило настоящее мини-цунами, ударной волной разошедшееся во все стороны. – Воздух!

Едва не опрокинувший костяную лодку рукотворный катаклизм нарушил концентрацию чародея и перевернутое положение большинства предметов, служивших импровизированными сосудами. И это при том, что основной удар пришелся все-таки на верхние слои океана, вздыбившиеся идущими во все стороны волнами! Но как бы там ни было, сверкающие пузыри со столь необходимым для обитателей суши кислородом вырвавлись из своих ловушек и веселой стайкой унеслись вверх, чтобы разбиться о доски палубных перекрытий и рассеяться, постепенно просачиваясь в мелкие щели.

Понуро опустивший плечи Стефан сначала потряс завинченной флягой, внутри которой осталось чуть-чуть воздуха, затем обвел рукой арсенал и ткнул рукой сначала в сторону острова, а потом вверх. Олег кивнул, соглашаясь с невысказанным вслух предложением передислоцироваться поближе к суше пока еще можно не всплывать, а после обвел взглядом маленькую сокровищницу, терзаясь муками выбора. Утащить сразу все он не мог…Пусть и с помощью левитационных артефактов. Даже десятая часть стала бы для них двоих непосильной ношей на такой дистанции, пусть не столько из-за своей массы, сколько из-за объема, ведь обвесившись фонящими магией и блистающими на солнце вьюками со всех сторон, они превратятся в очень легкую и завлекательную цель для хищников разумных и неразумных…А самые лучшие предметы, в которых было заключено столько магии, что о предназначении большей её части артефактор-самоучка мог лишь догадываться, стали бы лишь бесполезным грузом! Брать в руки то их было относительно безопасно – иначе прежние владельцы, неловко коснувшись кого-то, рисковали бы его убить или искалечить, однако же при попытках использования могли начаться проблемы. Возможно, несовместимые с жизнью. Впрочем, выбор несколько облегчало то, что часть в прямом смысле слова драгоценного снаряжения пострадала в бою, а потому требовала ремонта или должна была эксплуатироваться с осторожностью. Но даже в таком виде оно зачастую стоило своего веса в золоте, если не больше. А доспехи и оружие вампиров плохо подходили живым не только из-за особенностей зачарования, но и в связи с банальной тяжестью, которая для обладающих чудовищной силой немертвых почти ничего не значил. В обычных условиях данный недостаток еще имело смысл стерпеть, если он компенсировался некими достоинствами, но при заплыве на длинную дистанцию и последующим шараханьям вдали от надежного тыла приходилось учитывать каждый лишний килограмм.

-Кажется, я становлюсь излишне жадным барахольщиком. Мне чуть ли не физически больно с такими полезными предметами расставаться! - Решил чародей, пряча ноги в высокие сапоги, сделанные из кожи какой-то крупной рептилии, предположительно молодого дракона. Вкупе со штанами из того же материала, они обеспечивали его ногам довольно неплохую защиту, которую далеко не каждый монстр прокусит и простая пуля, скорее всего, не возьмет. Кираса, некогда вынесенная из арсенала древнего города гиперборейцев, на время отправилась пол, чтобы можно было натянуть под неё пошитую из серебряных нитей кольчужную рубаху с шелковой подкладкой и длинными рукавами, поверх которой впитывающий чужую магию доспех и занял бы свое место. Дополняли комплект легкой брони слегка потертые и обугленные перчатки без пальцев, ведь их было не жалко – в случае, если чародей использует вшитые в кисти рук боевые артефакты, то данный предмет одежды разлетится на мелкие кусочки, да создающий вокруг головы владельца дополнительный магический барьер шлем. Также свое место под броней заняло несколько ремней с нашитыми на них защитными амулетами, окружающего своего владельца тонкой, но очень прочной пеленой волшебного щита, если к нему приближалось что-нибудь слишком быстрое. – Надо с этим что-то делать, ведь излишняя привязанность к артефактам до добра не доведет. Пусть даже к таким, которые могут принести победу в битве или даже спасти жизнь.

Некоторые вещи принадлежали ему давно, некоторые ранее являлись деталями снаряжения погибших в бою с вампирами чародеев, что после пристального изучения были сочтены достаточно безопасными, чтобы ими пользоваться. Передвигаться, правда, во всей этой звякающей сбруе мог только очень сильный и выносливый человек, однако Олег давным-давно изучил тот раздел целительной магии, который позволял волшебникам накачивать свои мышцы дополнительной силой и потому при необходимости мог бы на короткой дистанции и с лошадью в беге посоревноваться. Ну, или её же над головой поднять.

Стефан же переодеваться прямо в арсенале не стал, а увязал чем-то приглянувшееся ему снаряжение в единый ком при помощи узкого узорчатого пояса, навьючил его себе на спину, а в руки взял небольшой и вроде как герметичный мешок из акульей шкуры, в который были сложены все запасы патронов и пороха, дабы он не отсырел во время продолжительного плавания. Во втором таком же давным-давно дожидалась своего часа разная мелочевка вроде монет, драгоценных камней и наиболее слабо зачарованных побрякушек, которые уже давно было решено использовать в качестве средств расчета при встрече с людьми. Потомственный сибирский охотник, увешавшись вдобавок к копью и двуручному топору разнокалиберными пистолетами и ружьем, собрался уже идти на выход, но был слегка стукнут по лысой макушке коротким магическим жезлом из золота и рубинов, снятым Олегом со стены. Артефакт, ранее принадлежавший одному из вампиров, из-за своей природы практически не способных пользоваться стихийными чарами, по сути, представлял из себя один большой преобразователь магии владельца в поток неимоверного холода, идентичный жидкому азоту, если бы тем брызгали из брандспойта. А еще он был прост как пробка и абсолютно не привередлив по части того, какую именно силу ему жрать, пусть и компенсируя это изрядными потерями энергии. По всей видимости прежний владелец являлся счастливым обладателем большого резерва, но испытывал серьезные проблемы с контролем.

Пантомима, обязанная донести нечто вроде «Да не умею я с этой штукой обращаться и вообще боязно мне за такие штуки браться!» нарвалась злобную гримасу в исполнение его друга и потянувшуюся к теперь уже аж целому посоху руку. Раз уж сибирский татарин польского разлива умудрился внезапно усилить свой дар в несколько раз, то ему следовало отвыкать от прежней модели ведения боя и использовать полученные преимущества на всю катушку. Намек Стефан понял и жезл взял, пусть и с некоторой неохотой. Олег же забросил на плечи мешок с золотыми побрякушками и деньгами, а после дополнил свои привычные револьвер и два одноручных топора двухметровой деревяшкой, которая имела несколько сколов и царапин, полученных за время эксплуатации, но все равно представляла из себя магический аккумулятор достаточной емкости, дабы со своими прежними силами он заполнял бы его до верха месяца два или три. Хотя нет, пожалуй гораздо быстрее, ведь этот артефакт, в отличии от его старой батарейки не только не разряжался со времением, но и мог полностью самостоятельно заполниться доступной энергией до краев, причем всего за пару суток.

Путь до острова на удивление прошел без неприятностей, если не считать за таковые необходимость периодически всплывать, чтобы подышать, да постоянно пытающуюся просочиться в рот горькую морскую воду. Активно перестреливающиеся корабли все еще продолжали играть в кошки-мышки, отдалившись километров на десять или даже больше. Если с них кто-то и выпал, то делал он это либо вдалеке, либо очень тихо и незаметно, а качающийся на волнах мусор в виде деревянных щепок или опустившиеся на дно снаряды никому не мешали.

-Фух, - Стефан устало плюхнулся на песок, стоило лишь ему отойти от кромки прибоя метров на десять. – Как думаешь, стоит нам прямо сейчас осмотреть остров или дождемся сначала темноты и немного отдохнем? Торопиться нам в принципе не с руки, еще несколько часов без нормальной пищи я уж как-нибудь вытерплю, поскольку дым от костра могут заметить, а худеть дальше мне уже просто некуда.

-А я бы сказал, что ты на одной только рыбе все-таки умудрился вернуться килограмм десять-пятнадцать из того центнера, который потерял оправляясь от ран, - из последних сил пошутил Олег, ковыляя в сторону зеленой стены тропического леса. – Вставай, нечего разлеживаться. Вдруг у кого-нибудь на кораблях пушка случайно в нашу сторону повернется…Хотя темноты подождать можно. Все меньше шансов, что на каких-нибудь аборигенов случайно наткнемся и насмерть с ними разругаемся.

Ворчал Олег больше для порядка, сам не очень веря своим словам. Сейчас двое вынужденных путешественников должны были находиться в относительной безопасности от идущего на море боя, поскольку гипотетические наблюдатели наверняка во все глаза следили за противником, а измеряемую километрами дистанцию в этом мире для открытия огня считали абсолютно неприемлемой для легкой и средней артиллерии. Примерно такой, которую устанавливают на гражданских кораблях или даже пиратах, что на них охотятся. Или подавляющего числа боевых заклинаний, исключая высшую магию, для сотворения которой обычно использовались силы по меньшей мере десятка объединившихся в круг чародеев. А тяжелые дальнобойные орудия или готовый повоевать магистр нужной специализации имелись не то, что не на каждом тяжелом военном корабле – не в каждой крепости!

-Это если мы друг-друга с ними еще вообще поймем, кем бы они ни были, - заметил Стефан, с заметным трудом поднимаясь обратно на ноги. Даже его улучшенному организму длительный сеанс подводного плавания вместе с грузом дался очень тяжело.

-Мы на двоих владеем русским, английским, китайским и польским, - перечислил Олег, которого проблемы коммуникации волновали меньше всего. Люди, если им сильно надо, вообще одними жестами и гримасами договориться могут хоть до объявления войны, хоть до заключения брака. – Уж объяснимся как-нибудь, особенно учитывая, что первые три – языки мировых сверхдержав, с представителями которых мореплавателям волей-неволей приходится регулярно сталкиваться.

Глава 4

О том, как герой ведет диалог на понятном языке, получает опасную рану и окончательно запутывается.

Остров буквально кишел жизнью, пусть и тропической, несколько непривычной обитателям северных шировт. В ветвях росших едва ли не сплошной стеною в нескольких десятков метров от линии прибоя деревьев орали на разные голоса яркие птицы среди которых, вроде бы, имелись и попугаи нескольких видов. По песку бродили туда-сюда грозно поводящие большими клешнями крабы: от таких, которые могли бы проиграть схватку таракану до хитиновых мини-танков размером с небольшой табурет. По стволам пальм туда-сюда бегали ящерицы всех цветов радуги…Впрочем, довольно быстро аборигены данного участка суши стали избегать тех кустов, где устроились на отдых два русских путешественника. А кто проявлял излишнее безрассудство или любопытство – оказывались съедены.

-Да как в тебя столько лезет то?! – Шепотом возмутился Олег, переворачивая над выкопанной в песке ямкой, где без всяких дров плясало созданное его волей пламя, палочку с кусками нанизанной на неё змейки, при жизни бывшей примерно полутора метров длинной и очень ядовитой. Ну, судя по бросающемуся в глаза ало-черному окрасу, стопроцентно являющемуся мерой предостережения. Впрочем, мага-егеря грозное шипение и отравленные зубы не напугали – подобранный с земли камешек, брошенный его рукой с расстояния нескольких метров, разнес башку пресмыкающегося ничуть не хуже пули. – Остановить, тебе же плохо станет!

-Не фтанет, - прочавкал Стефан, жадно пожирающий шашлык, который был скорее горячим, чем прожарившимся. Для обычного человека это могло быть опасно как минимум несварением желудка, но обладатель улучшенного организма мог не бояться за свое здоровье. Во всяком случае, Олег сканировал его организм уже трижды и пока не нашел никаких значимых признаков недомоганий. Впрочем, чародей и без того знал, что пищеварительная система его друга модифицирована не меньше, чем мышцы и способна выдержать хоть средней паршивости отраву, хоть кору дерева, хоть неумеренный приступ обжорства. – Фто такое фалких фять-фефть килограмм мяфа на мой молофой и фастущий органифм?

-Да тут скорее все десять-пятнадцать! – Возмутился Олег, который успел наесться даров природы еще час назад. И несколько задолбался прожаривать очередную дичь, которую маг-егерь умудрился добыть практически не с ходя с места и даже без использования магии, оружия или инструментов. Изголодавшемуся сибирскому татарину польского разлива не требовались столь презренные вещи, чтобы доказать окружающему миру, что он царь природы и достоин стоять на вершине пищевой цеци. Попробуй сейчас оспорить у него это место какой-нибудь дурной лев – и Олегу пришлось бы учиться готовить блюда из кошатины. – До змеи были попугаи размером с упитанных цыплят. До попугаев не то опоссум, не то лемур. До этой пушистой крысообезьяны – гекконы…Что было до ящериц, я разглядеть не успел, так как ты сожрал его слишком быстр и, по-моему, еще живым!

-Лягуфка, - прочавкал Стефан, а после с трудом сглотнул набитое в его рост мясо и потянулся за новой порцией шашлыка. – Или жаба, только не сильно крупная! Но я её обезглавил, ободрал и выпотрошил! Я же не варвар…

Наконец-то дорвавшийся до нормальной в его понимании пищи Стефан жрал как не в себя. Причем травки, фрукты и прочие растительные дары природы мага-егеря не интересовали принципиально, хотя Олег и смог заметить метрах в ста от их укрытия нечто, весьма смахивающее на кокосовую пальму. Ну, чем еще могли быть волосатые и чуть продолговатые шары на вершине подобного дерева?! Но от предложения проверить их спелость сибирский татарин польского разлива отказался с презрительной миной на лице. Его интересовало только мясо! Причем к источнику животных протеинов, по идее не столь уж и сильно отличающихся от той же самой рыбы, Стефан оказался совсем не привередлив. Олегу, например, крылышки попугаев показалось какими-то жестковатыми, а неведомая зверушка черно-белой окраски и повышенной пушистости, возможно являющаяся очень дальним родичем скунсов, пованивала мускусом.

Перестреливающиеся между собой корабли давно уже исчезли на горизонте, увлекаемые вдаль парусами и мощью магических двигателей. Как ни странно, но в этот раз соперники попались примерно равные друг другу по силе. И упрямству. Одно это уже доказывало, что данная битва являлась не просто разбойным нападением – пираты бы скорее всего отступили, встретив столь упорное сопротивление. Ну, если бы не находились в твердой уверенности о присутствии огромной добычи в трюмах атакованных судов, способной окупить любой риск и любые потери.

-Смеркается, - констатировал Олег спустя еще несколько часов, когда в округе стало быстро и стремительно темнеть. Корабли к островку так и не вернулись, а это давало надежду, что лежащее неподалеку на дне судно с его неожиданно объявившимся ценным грузом в ближайшее время никто не тронет. В конце-концов, мало ли кто мог того торговца утопить и сотворить высшую нежить…Может он уже на другом конце Земли или просто помер! – Идем на разведку?

-Пожалуй. Мяса я уже наелся, теперь хорошо бы найти хлеба. И пива, - согласился Стефан, похлопав себя по чуть-чуть выпирающему животу. Того, что его желудок в данный момент должен был растянуться в несколько раз больше нормы, маг-егерь видимо ни капли не смущался. – Кстати, люди на острове есть – дичь пуганная. Во всяком случае, попугаи точно.

Доказательство его слов друзья нашли буквально через полчаса и оказалось оно тропинкой, протоптанной явно не животными. Нет, звери по ней тоже ходили, причем в большом количестве, но на твердой утоптанной земле отчетливо виднелись следы колес, некогда буксовавших на ней после серьезного дождика. Решив отправиться по обнаруженному маршруту в поисках представителей местной цивилизации, двое друзей обнаружили их практически моментально…Вот только контакт вышел отнюдь не мирным.

О том, что у них неприятности, Олег догадался по резко вспыхнувшему чувству опасности. Секунды за две до того, как ему прямо в живот с расстояния всего нескольких метров выпустил заряд дроби человек, вышедший из-за пальмы с большим мушкетом в руке. Точнее, это оказался не совсем человек, поскольку простимулированный чарами глаз, несмотря на царящую вокруг ночную темноту, сумел рассмотреть у него клыкастую пасть чуть ли не от уха до уха и какие-то дырки вместо нормального носа, но данные качества на боевые показатели незнакомца ничуть не влияли. Как и на его товарищей, с хрустом продирающихся через кусты или встающих из высокой травы, стреляя на ходу. Враги окружили парочку вынужденных путешественников со всех сторон, а когда они увидели, что первые выстрелы не принесли результатов увязнув в магических щитах, планов своих не изменили, продолжив пытаться продырявить путешественников свинцом и даже швырнули парочку гранат в виде небольших бомбочек с зажженными фитилями…Которые Олег перехватил в воздухе силой мысли и тут же отправил обратно отправителям, спустя пару секунд оказавшимися разорванными на мелкие кусочки. А стрелявшему в него существу, которое разрядив оружие побежало вперед занося ружье на манер дубины для удара, чародей силой мысли подставил подножку. А когда то шлепнулось на землю прямо перед своей неслучившейся жертвой, разбил его голову нижним концом сжатого в руках посоха. Миндальничать с врагами волшебник не собирался – раз уж те не потрудились даже выкрикнуть: «Стой, руки за голову!» перед тем как открыть огонь на поражение, то следовательно диалог с данными субъектами следовало вести на понятном им языке. И если они его не переживут, то сами виноваты.

Стефан плюхнулся прямо там, где стоял, используя в качестве укрытия какую-то мелкую кочку и теперь азартно расстреливал мечущиеся между деревьев фигуры. Учитывая, что то одна, то другая из них падали или оглашали тропический лес воплями боли, меткость мага-егеря от перенесенных им недавно тяжелых травм нисколько не пострадала. Правда, потери не останавливали нападавших, которых с каждой секундой из глубин джунглей появлялось все больше и больше. С несвязанными гортанными криками и чуть ли не ломая деревья на своем пути к друзьям ломанулся отряд закованных в железо громил ростом далеко за два метра, которые к тому же прикрывались тяжелыми прямоугольными щитами. Будь они быстрее и дело могло бы кончиться плохо, но тяжелые доспехи сковывали движения нелюдей в достаточной мере, чтобы Олег успел зачерпнуть из посоха столько энергии, сколько он только мог удержать и всю её обратил в пламя. Прямо наперерез очевидной штурмовой группе ударила огромная струю пламени, которой чародей несколько раз провел сначала слева направо, а потом справа налево. Огонь, сотворенный впопыхах и без какой-либо концентрации, получился вроде бы не особенно жарким или цепким, во всяком случае, за железо он зацепиться не смог и даже его не оплавил, но тем не менее латники растеряли весь свой атакующий пыл и бросились врассыпную, громко воя от боли. Держались они при этом преимущественно за переднюю часть головы, побросав оружие и щиты, а потому следовало предположить полное отсутствие магической защиты и крайне неудачную конструкцию их шлемов, предусматривающую открытое лицо.

Олег попытался создать еще одну порцию пламени подобной мощи, чтобы хлестануть ей по кустам, из которых продолжали обильно лететь пули, но не смог справиться с энергией, вызвав лишь острый приступ боли по всему телу и яркую, но по большому счету бесполезную вспышку, обдавшую округу горячим воздухом. Похоже, он слегка переоценил свои силы и малость надорвался, использовав чересчур много магии за очень небольшое время.

- Похоже, слегка переоценил свои силы и малость надорвался, использовав чересчур много магии за очень небольшое время, - мысленно диагностировал свое состояние чародей, вынимая из кобуры на поясе револьвер и стреляя револьвера в голову очередному противнику, который высунулся из-за чуть тлеющей пальмы и теперь шарил стволом своего ружья из стороны в сторону, подслеповато щурясь. - Ничего критичного, но от сотворения масштабных чар с часок лучше бы воздержаться, если не хочу заиметь серьезное повреждение ауры.

Голова человекоподобного создания, скорее всего являющегося орком, разлетелась на куски как арбуз после попадания крупнокалиберной пули. Боеприпасы внутри герметичного мешка из акульей кожи, края которого волшебник лично друг с другом срастил, определенно остались в полный сохранности и ничуть не потеряли в качестве. К сожалению, судьба погибших и раненных их собратьев не особо устрашила. Или устрашила, но только тех, кто её видел, а подобных им существ в этой части джунглей оказалось много: гортанные крики на неизвестном языке неслись буквально со всех сторон…Вместе со свинцом. Меткость стрелков, правда, не заслуживала особой похвалы, судя по разрываемым в клочья листьям, отлетающим от деревьев щепкам и фонтанчикам земли, но если бы не высокачественные защитные амулеты, способные принять на свои барьеры десятки попаданий из простого оружия, то двух вынужденных путешественников уже превратили в решето просто благодаря суммарной мощи залпов.

-Драпаем! - Принял абсолютно обоснованное решение Стефан, в чьих руках уже были сжаты не те пистолеты, с которыми он начинал бой, а какие-то другие. Но тоже многозарядные и стволы их дымились, свидетельствуя о частой и продолжительной стрельбе. А учитывая, что боеприпасов у друзей было с собой не сказать, чтобы много, о количестве оставшихся у мага-егеря зарядов оставалось только догадываться.

-Вверх! - Согласился с мнением сибирского татарина Олег, поскольку продолжать бой в данной ситуации им было просто невыгодно. Защитные барьеры не будут отклонять пули вечно, а укрытий надежнее чем ствол толстого дерева в ночных джунглях найти вряд ли получится. А если от вражеских выстрелов получится защититься всего с одной стороны, прижавшись спиной к чему-нибудь крайне крепкому, то с трех других продолжить обстрел противнику никто не помешает.

-Угу, - согласился Стефан, стрелой уносясь в небо…Вернее, в кроны деревьев, откуда посыпался целый водопад растительного мусора. И чье-то отчаянно верещавшее тело, запутавшееся в здоровенной сети, которую оно по всей видимости намеревалось набросить на кого-то из друзей. Не то, чтобы она сама по себе представляла угрозу, но ограниченность движений могла существенно снизить боеспособность боевых магов, ведь будучи опутанным по рукам и ногам во врага особо не прицелишься.

-Проклятье! Чуть было не попались, - зло выругался Олег, вслед за другом активируя левитационный пояс, который он нацепил чтобы иметь возможность заряд вшитых в тело пластин поберечь. А в следующее мгновение его голова уже проламывала собой один за другим все ярусы тропического леса и, если бы не шлем, то не избежать бы ей как минимум весьма серьезных царапин! – Ты почему не заметил, что у нас враги над головой?! Как вообще мы оказались ими со всех сторон окружены, а следопыт чертов?!

-А ты почему не предсказал, что мы прямо в чью-то засаду топаем, оракул доморощенный?! – Вопросом на вопрос ответил маг-егерь, подобно Олегу сейчас плавно набирающий высоту. Впрочем, спор ничуть не мешал ему разрядить вниз очередную пару пистолетов, убрать их в кобуры и потянуться за следующими. Учитывая меткость потомственного охотника, количество атакующих благодаря ему должно было сокращаться во время где-то по одному в три-четыре секунды. Возможно, чуть быстрее.

Вслед быстро набирающим высоту друзьям, конечно, весьма активно стреляли, но меткость противника упала на несколько порядков, ведь в темноте целиться через кроны деревьев по движущимся и постепенно уменьшающимися целям было очень тяжело. Особенно тем, кто не обладал ночным зрением, а стандартным свойством орков оно уж точно не являлось. Эти создания, по сути представляющие себя человекоподобных химер, являлись единственными нелюдями, которых умели делать современные маги. Вернее, делать то они пытались армии покорных их воле суперсолдат, прививая своим подопытным необходимые для бойцов качества, но неизменно из каторжников, рабов, военнопленных и прочих подопытных получались всего лишь орки. Ну, если чародеи старались не кропотливо и по чуть-чуть усиливать и развивать уже имеющееся, а кардинально переделывали попавший в их руки организм. Вместе с преданностью своим хозяевам бывшие люди получали изрядную силу, выносливость и агрессивность, но утрачивали значительную часть разума, а также почти полностью лишались магических способностей. Зачастую подобные мутанты являлись крайне уродливыми и столь непохожими друг на друга, что их можно было бы с легкостью назвать представителями разных рас. Во всяком случае, изрядный разброс по фенотипическим признакам, как-то: рост, вес, окрас, длины клыков был свойственен первому поколению. А вот дети и внуки тех, кто не родился орками, по какой-то причине массово тяготели к зеленому цвету кожи, сутулости и оскалу, способному среднестатистического волка напугать.

-Не чувствовал я опасности, - со вздохом признался Олег, осматривая остров с высоты, раз уж все равно вынудили подняться в воздух. Размеры его и в самом деле оказались весьма невелики, особенно в ширину, формой же он напоминал иголку, максимально широкую и округлую у одного конца, но затем истончающуюся к другому. Вот только почти сразу за островом вместо бескрайней глади океана располагалась куда более крупный массив суши, отделенный всего лишь узким проливом в пару километров шириной! – Видимо не нас была засада…Просто мы случайно зашли не туда, куда надо, да попались кому-то на глаза. А могли бы и не попасться, если бы шли чуть-чуть осторожнее! Вот зуб даю, орки начали стрелять в нас сразу же, как увидели, то есть метров с десяти!

-Да, они те еще «снайперы глазастые», которые и с трех шагов могут крепостную стену не заметить, а заметят, так запросто по ней промажут, - со вздохом согласился Стефан. – Прямо дрожь берет, как подумаю, что я мог бы превратиться в такую же тупую образину, если бы проводивший надо мной в детстве ритуалы усиления тела колдун где-нибудь схалтурил. Куда лететь то будем? Обратно к побережью? Или вон туда, где какие-то огни мерцают?

-К океану двигаться смысла нет, - покачал головой Олег, рассматривая самую широкую часть острова, где в ночи отчетливо выделялись яркие точки, расположенные выше уровня земли. Видимо там были построены какие-то здания, в чьих окнах горел свет. – Давай ка просто передислоцируемся чуть-чуть в сторону, ну скажем на километр, чтобы гарантированно выйти из зоны где орки засаду устроили и удобные позиции себе присмотрели, а потом приземлимся.

-Они нас найдут, - возразил Стефан. – Орки как правило тупые, но не настолько же, чтобы забыть какого-нибудь наблюдателя с амулетом ночного зрения на дерево загнать и проследить куда мы летим. К тому же с такой толпой точно идет пара-тройка офицеров или скорее пастухов, направляющих их в нужную сторону и отвешивающих пинков для ускорения.

-Ну да, примерно на это я и рассчитываю. Драться со всеми орками сразу будет перебором, но вот захватить их разведчиков или какой-нибудь патруль точно не помешает, - согласился Олег, мысленно пытаясь подсчитать, сколько врагов они вдвоем уложили, и сколько их еще осталось. По всему выходило, что засада нелюдей состояла примерно из полутора сотен бойцов. И минимум четверть от этого количества либо погибли, либо оказались ранены достаточно серьезно, чтобы без помощи опытных целителей ближайшие несколько суток угрозы не представлять. – Нам нужно узнать, где мы очутились и чего тут вообще происходит, раз в море сражаются эскадры кораблей, а такие крупные отряды ночью по джунглям шастают. Хотелось бы, конечно, получить более качественный и дружелюбный источник информации, чем пытающиеся выпустить нам кишки орки, но в крайнем случае они тоже сойдут. Главное тех, кто будет из толпы как-то выделяться в лучшую сторону, случайно не прибить, а лишь только покалечить.

Схватки с опасным и многочисленными противниками Олег не то, чтобы совсем не боялся…Но в данный момент соотношение риска и потенциальной выгоды казалось ему приемлемым. Если бы с отрядом орков были сильные маги или обладатели тяжелого вооружения, то они бы уже успели себя проявить. И даже штурмовики с щитами не имели зашиты от магии низшего…Ну ладно, пусть среднего класса. Следовательно, единственным преимуществом противника окажется его число. И то если придется схватиться сразу со всем отрядом, а не с более мелкой группой противника. Но даже в самом худшем случае во время драки с двумя подговленными чародеями на удобной позиции поголовье нелюдей станет очень быстро сокращаться. Единственной реальной угрозой стала бы лишь рукопашная, в которой физически сильные громилы могли попробовать навалиться кучей со всех сторон и задавить массой, поскольку волшебные барьеры не реагируют на слишком медленные движения, но без качественного снаряжения атаковать толпой того, кто способен на полет и площадные атаки – очень плохая идея. А хорошие защитные амулеты имели тенденцию стоить больше чем хорошее же оружие и требовали от владельца являться по меньшей мере ведьмаком, чтобы подпитываться его энергией для перезарядки.

-Давай туда, к руинам горелым! – Стефан углядел внизу небольшой участок, который кто-то заботливо расчистил от джунглей, разбив огородик и выстроив хутор из трех или четырех обнесенных частоколом домов с прилегающими постройками. Правда, ныне ограда в одном из мест была проломлена, ворота и вовсе исчезли неведомо куда, а все внутренние сооружения представляли из себя лишь нагромождение обгорелых бревен, но тропическая растительность еще не успела затянуть прореху на своем лице, хоть и пустила там весьма заметные ростки. – Может, по ним получится чего-то понять…Да и отбиваться там будет всяко удобнее, чем среди деревьев!

-Как скажешь, - не стал спорить Олег, чувствуя, как иссякают последние крохи энергии в левитационном поясе. Еще немного и придется тратить заряд вшитых в тело артефактов…Или держать себя в воздухе собственными силами. Раньше он бы в течении нескольких секунд надорвался от подобных нагрузок, но сейчас они не должны были доставить существенных неудобств, а потому роль вшитых в живот золотых пластин неизбежно снижалась до подстраховки на совсем крайний случай и дополнительного ускорителя. Ну и защиты нежных и уязвимых человеческих кишок от пуль, клинков, когтей и прочих опасных предметов, которые пробьют основную броню и попытаются их распотрошить.

Поселение, преданное огню, возможно стоило назвать не хутором, а укрепленной усадьбой. Во всяком случае, в его центре располагался крупный трехэтажный дом, стены которого даже облицевали понизу каменной плиткой, а вокруг него уже строилось все остальные сооружения, явно играющие вспомогательную роль. Во всяком случае, от одного из них, кстати, наименее пострадавшего от огня, до сих пор шел запах навоза, а рядом с другим на траве валялось рассыпанное зерно, успевшее подернуться плесенью и только потому не до конца склеванное птицами.

-Спалили тут все недавно, мы в это время уже точно на лодке по океану туда-сюда болтались, - цыкнул зубом Стефан, ковыряясь в обугленных досках, а потом демонстрируя Олегу свою находку, которой оказалась измятая, но все еще узнаваемая пуля. – И местные активно сопротивлялись, судя по траектории, стреляли из окна большого дома…Ты сейчас никакой угрозы не ощущаешь? Мнится мне, тела хозяев лежат либо в колодце, либо под завалами. Самое то, чтобы тут пара-тройка мстительных призраков зародилась.

-Пока нет, но сам знаешь, это еще ни о чем не говорит, - Олег усилил свой слух магией, но несмотря на чары сумел различить в основном лишь ожидаемые звуки тропического леса: крики каких-то птиц, стрекот ночных насекомых, шелест веток…Отдаленный злобный рев в несколько десятков орочьих глоток тоже присутствовал, но раздавался он с места неудавшейся засады. Кажется, упустив нанесших им такие потери людей, мутанты устроили горячие дебаты в поисках ответа на извечные вопросы: «Кто виноват?!» и «Что делать?». – Еще какие-нибудь любопытные находки видишь?

-Ну, тут в траве полно стрел с наконечниками из зубов каких-то тварей. Да и из построек они торчат, как бы не с помощью них и поджигали, - Сибирский татарин носком сапога подкинул себе прямо в руку один из подобных боеприпасов, имевший около тридцати сантиметров длины вместе с шиловидным наконечником, обломившимся у самого кончика. – Только они почему-то коротковаты, словно выпущены из детского лука. Но это именно стрелы, а не арбалетные болты!

-Я слабо представляю себе орков с луками. Тем более, с детскими, ведь у зеленомордых задохлики конечно бывают, но орясин у которых ладонь с лопату среди них явно больше, - призадумался Олег, рассматривая еще четыре подобных находки, выдернутые им из стены сгоревшего здания. Мнению Стефана по данному вопросу следовало доверять, поскольку абсолютное большинство семейства Полозьевых охотились на обитающих в Сибири зверей и монстров именно с помощью этого обманчиво примитивного оружия. Впрочем, правильно зачарованная стрела вполне могла посоперничать в своей эффективности с бронебойной крупнокалиберной пулей, а в скорострельности и меткости настоящие мастера лука превосходили всех, кроме обладателей автоматического оружия. – А не могут такие стрелы предназначаться для духовых трубок?

-Нет, те должны быть короче и столь массивное хвостовое оперение им ни к чему, - помотал головой Стефан, рассматривая находки и словно невзначай смещаясь к сгоревшему зернохранилищу. Стрелы, надо сказать хоть и были изготовлены из достаточно примитивных материалов: прямые ветки, зубы и хвост какой-то птицы, не выглядели как косорукая поделка того, кто впервые занимается чем-то подобным. В гладко ошкуренных и идеально ровных древках, выструганных явно не из первой попавшейся палки, чувствовалось мастерство. То, которое приходит с частой практикой. – Да и дальность у духовых трубок, если честно, ну никак не годится для открытого боя. Только чтобы часовых снимать, подкрадываясь к ним не вплотную, а на несколько шагов. Да и вообще….

Не договорив, маг-егерь совершил практически пятиметровый прыжок с места в кусты, росшие рядом с покрытым плесенью зерном. Вот только еще раньше, чем он туда приземлился, из зарослей пулей выскочило нечто почти неотличимое по цвету от окружающей ночи и стремглав понеслось к частоколу. Разминулись они со Стефаном буквально на одну секунду, но этого хватило, чтобы вытянутые вперед пальцы сибирского татарина лишь впустую загребли воздух.

-Не стрелять! – Рявкнул Стефан даже раньше, чем поднялся на ноги. Впрочем, Олег и все равно этого делать не собирался, поскольку уже сорвался в погоню за убегающим существом…Или все же человеком, просто каким-то чересчур низким и щуплым? – Это ребенок!

-Да вижу! – Использовав левитацию, чародей снизил свой вес в несколько раз и потому легко догнал беглеца, разогнавшись до скорости более соответствующей то ли гоночному автомобилю, то ли гепарду. Схватив за плечо черного то ли от сажи, то ли от природы подростка, в котором роста было ну максимум метр сорок, он вынудил того остановиться…А в следующее мгновение извернувшийся словно угорь пацан вонзил какую-то колючку в руку Олега, ювелирно попав в стык между рукавом кольчуги и перчаткой. – Ай, блин! О-о-о…

Голова чародея закружилась, резко стало нечем дышать, тело пробил пот и затрясли судороги, а сердце попыталось то ли разорваться, то ли остановиться. Ранившее его оружие оказалось отравлено и это был действительно серьезный яд, способный убить человека в течении пары секунд. Кровь, несущая его частицы еще просто физически не успела бы разойтись в стороны от места куда вонзилась колючка, но это не имело особого значения, поскольку организм буквально сражался сам с собой, словно испытывая мощнейший аллергический шок. И только то, что Олег был, во-первых, чародеем, а во-вторых, целителем, позволило ему хоть как-то справиться с начавшимся разгулом, вогнав себя в состояние близкое к коматозному, когда все системы работают на минимальной мощности. Но даже его силы воли и контроля над самим собой едва хватило, чтобы просто не умереть на месте.

-Пороть, - простонал чародей вслед вывернувшемуся из разжавшихся пальцев подростку, а после плюхнулся на задницу, поскольку ноги не держали, и силой мысли выдрал из раны отравившее его оружие, оказавшееся малюсеньким кинжальчиком. Тело чародея страдало, но дух оставался крепок. Невидимый глазам, но тем не менее очень-плотный телекенитеческий жгут перетянул пострадавшую конечность в нескольких местах, возможно это могло замедлить распространение заразы, а после волшебник попытался взять под контроль собственную кровь…И заставить её сочиться наружу из раны и пор тела, вместе с той гадостью, которая в неё попала. Вроде бы какой-то эффект был, во всяком случае судороги постепенно стали стихать и уже не требовалось вручную контролировать бешено дрыгающееся сердце. К сожалению, выплеснутые из желез внутренней секреции гормоны назад было не упихать, а потому с огромнейшим их количеством в кровеносной системе, мешающим вернуться к более-менее нормальному функционированию организма и норовящему перевести абсолютно все системы в авральный режим и одновременно парализовать их работу, оставалось только смириться. – И поганца пороть и тех идиотов, которые ему дали доступ к такому оружию!

-Олег?! Что с тобой?! – Успевший подняться на ноги Стефан, похоже, сначала не поверил своим глазам. Тот, с кем не смогла этой ночью справиться целая толпа орков, валялся на земле и вид имел такой, словно собирался вот-вот отправится в могилу.

-Поганец оказался неожиданно хорош, - признал чародей, с трудом приподнимая голову, чтобы увидеть, как подросток буквально ввинчивается в малозаметную щель у основания частокола, выкопанную то ли им самим, то ли какими-то животными. – И недурно экипирован. Ты посмотри, чем он меня пырнул!

- Это…Какая-то деревяшка? – Стефан потянулся было дотронуться до висящего в воздухе кинжальчика, но Олег проворно переместил его телекинезом подальше и повыше. Чтобы сибирский татарин уж точно не оцарапался. Ему постепенно становилось лучше, но до выздоровления было еще далеко. Минут пять как минимум, а то и все десять. Ну, или одно экстренное переливание чьей-нибудь праны при помощи топора-вампира, буквально высасывающего чужую жизнь. – Она что, зачарована по самое не балуйся, раз тебя так свалило?

-В ней нет ни капли магии, – Олег всмотрелся внимательнее в чуть не убившее его оружие и обнаружил, что то выглядит то странно…И в то же время знакомо. Вместо рукоятки – поршень, который теперь вдавлен внутрь до упора. Цилиндрическая форма. Разве только стальную иголку на конце какой-то куцый и явно пустотелый шип. Силой мысли Олег разломал оружие на несколько частей и убедился в своей догадке, обнаружив неаппетитную кашицу, где тем не менее еще оставались узнаваемые части. Например, покуда еще дрыгающиеся перепончатые лапки ярко-зеленого цвета. – Одна лишь химия и механика. А еще дальний родственник той зверюшки, которую ты сожрал сразу после того как ступил на твердую землю. И тебе тогда очень повезло выбрать правильную амфибию – проглоти ты с голодухи вот эту лягушку, я бы мог и не откачать…

-Да не может быть такая малюсенькая штука настолько ядовитой, - несколько неуверенно усмехнулся Стефан.

-Яда у кобры тоже, знаешь ли, не пара литров. А на роту солдат хватит, если они будет кусать их всех по очереди, - Олег наконец-то смог перебороть терзавшую его тело хворь и со стоном поднялся на ноги. – Этой же гадине даже кусать не требуется, у неё отрава видно прямо из шкурки выделяется в случае угрозы…Чем и пользуются разные хитрые типы, храня «боеприпас» в живом виде внутри своего оружия, чтобы при нужде попотчевать своих недругов свежайшим ядом.

Насколько Олег помнил еще из своего родного мира, самой ядовитой на свете лягушкой считался некий ужасный листолаз, обитающий не то в Колумбии, не то в Венесуэле…Короче там, где в данном измерении сейчас не первое тысячелетие правят бал южноамериканские вампиры. И отравы в крохотном и безобидном с виду зеленом тельце хватило бы на то, чтобы отравить не один десяток человек. И до сих пор жившие в каменном веке аборигены джунглей Амазонки его вполне себе использовали на войне или схватках с крупными хищниками, поскольку даже одной царапины хватало, дабы свалить с ног ягуара. Вряд ли раздавленная в деревянном шприце амфибия являлась именно этим животным, но она без сомнения относилась к тому же семейству.

-Оп-па, а ведь тот пацан, кажется, был отнюдь не ребенком. Во всяком случае, вон еще такие же и у некоторых из них аж бороды седые, - протянул Стефан, переводя взгляд от разломанного оружия куда-то за спину Олега и медленно берясь за оружие. – Мы, похоже, опять в окружении. Только это не орки, совсем не орки…А какие-то черномазые гномы-задохлики! Нечисть, что ль?

-Да это же пигмеи! – Поразился Олег, развернувшись и увидев, как поверх потемневшего от копоти частокола стоят еще более темные тела…Самое крупное из которых имело рост в полтора метра. Причем впечатления детей они не производили: два десятка мужчин или женщин выглядели вполне себе взрослыми и, пожалуй, даже несколько побитыми жизнью. На телах, прикрытых только набедренными повязками из пальмовых листьев, хватало светлых полос и пятен, являющихся старыми шрамами. В руках эти люди сжимали соразмерные их росту луки с теми самыми короткими стрелами, которые во множестве утыкали землю и строения усадьбы. Правда, на двух вынужденных путешественников их пока не направляли, что возможно свидетельство о мирных намерениях пигмеев.

-А! Карлики-негры, которые в джунглях живут? – Переспросил Стефан, - слышал про них, было дело.

-Да, в джунглях, - подтвердил Олег, ощущая, что он окончательно запутался в попытках определить, куда их занесло и уже ничего не понимает. – В джунглях Африки!

Глава 5

О том, как герой встречается с полиглотом, видит феноменальных орков и напрасно занимается некромантией.

Спрыгнувший с частокола пигмей, очевидно, являлся командиром отряда. В его короткой клочковатой бороденке не меньше половины волос оказались тронуты сединой, тело покрывали многочисленные шрамы и разноцветные татуировки, а на шее висело ожерелье из множества клыков, кажется, являющееся вдобавок и артефактом. Оружие, точно такой же лук как у прочих, представитель довольно редкой разновидности человеческой расы и вовсе демонстративно положил на землю, а после протянул в сторону двух вынужденных путешественников пустые руки ладонями вперед. В данном мире этот жест мог быть истолкован двояко, поскольку магам из подобной позиции атаковать оказалось бы весьма удобно, однако интуиция нашептывала Олегу, что конкретно сейчас их приглашают к переговорам. И, подумав, он решил данное предложение принять. Удар кинжалом-шприцем, разумеется, доставил ему парочку неприятных минут и мог оказаться смертельным…Но если бы они со Стефаном не попытались поймать наблюдавшего за ним пигмея, то он бы скорее всего не случился.

-Кажется, они намерены поговорить, - решил чародей и, сняв перчатки, также продемонстрировал свои пустые руки. К тому же, если бы пришлось активировать имплантированные в них боевые артефакты, то одежда бы уцелела. Впрочем, Олег расценивал вероятность необходимости пускать в ход свои козыри как пренебрежительно малую величину. В ауре чернокожего хоть некоторое количество магической энергии и присутствовало, но её там имелось крайне мало. У некоторых обладателей первого ранга волшебства было больше в разы. Следовательно, потолком личных возможностей данного пигмея являлось сотворение двух-трех слабеньких заклятий, по своему разрушительному потенциалу уступающим даже стрелам, выпущенным из короткого лука. Причем без яда. – Стефан, следи за флангами и тылом. Если нас будут обходить, используй жезл и снимай криоударом лучников, находящихся слева. А я правых возьму.

-Понял, - кивнул сибирский татарин польского разлива, внимательно следя за низкорослыми представителями негроидной расы. Возможного боестолкновения он, очевидно, не опасался, пускай и был к нему готов. Луки и стрелы, пусть даже отравленные – не лучшее оружие против закованных в броню чародеев. Даже если будут использованы зачарованные боеприпасы, то с первых попаданий защитные барьеры волшебников не пробить. А лишенным даже нормальной одежды дикарям остается надеяться лишь на то, что лично их первый удар минует, а иначе либо тяжелое ранение, либо смерть. И стоящие напротив пигмеи тоже должны были это понимать, если они не совсем идиоты…А те, кто не только слаб, но еще и дурак, в данном измерении до седых волос доживали очень редко.

-Так, ну по-русски вы, судя по всему, не понимаете. Не понимаете же, да? – Олег в чудеса не то, чтобы верил…Но слишком многим из них, пусть как правило и страшноватым, он был свидетелем. И потому решил проверить данную возможность чисто на всякий случай. Ну а вдруг? А также постучать себя по кирасе груди, чтобы дать понять, какие слова являются идентификацией. Тех же англичан, имеющих множество колоний как раз в теплых краях, много где очень не любили. Особенно среди местного населения. Причем вполне заслуженно, ведь если джентльмены могли что-то взять силой или обманом, то они обычно это делали. – Россия, понимаешь? Из России мы.

-Русски? – Задумался пигмей, нахмурив брови, а потом вдруг просиял. – О! Русски вод-ка!

Дальше пигмей чего-то залопотал, видимо показывая, что этим его знания о языке двух встреченных на пепелище белых людей и заканчиваются.

-Нету у нас водки, к сожалению. А то бы обязательно тяпнули за встречу по чуть-чуть, - тяжело вздохнул Стефан, которого по всей видимости ничуть не тяготили те стереотипы и предубеждения, которые имелись у иностранцев о выходцах из его родной страны. – Кстати, Олег, по-моему, остальные пигмеи слегка расслабились после слов этого старичка. Давай, общайся с ним дальше, у тебя хорошо получается.

-Дую спик инглиш? – Попытался чародей зайти, как ему казалось, с самого удачного из козырей. Англичан мало где любили из-за их хищнических замашек, но торговали хитрые островитяне в прямом смысле по всему свету, поскольку только так они могли обеспечить своей не слишком-то крупной и богатой природными ресурсами метрополии равенство с другими мировыми сверхдержавами.

-Шпрехен зе дойч? – Удивил Олега встречным вопросом пигмей. Чародею только и оставалось сделать, что расстроено покачать головой. Некоторое сходство между английским и немецким, конечно, имелось...Все-таки туманный Альбион некогда был завоеван саксами, то есть древнегерманскими племенами. Но было это, по мнению волшебника, слишком давно, веке в одиннадцатом. С тех пор фонетическим конструкциям несколько раз пришлось измениться до почти полной неузнаваемости. Может представители данных двух наций еще и смогли бы разобраться в имеющих общие корни словах, но не те, кто знал данную речь отнюдь не в совершенстве.

Олег попытался установить контакт на китайском и получил в ответ фразу, вроде бы отдаленно похожую на латынь. Ту он крайне поверхностно изучал во время стажировки как мага-целителя, а потому смог уловить пару вроде бы знакомых конструкций. Но не более. Оба полиглота посмотрели друг на друга грустными глазами и практически синхронно испустили тяжелый вздох. Полноценный контакт откладывался по техническим причинам. Внезапно на частокол запрыгнул еще один пигмей, и Олег машинально напрягся. Это был тот же самый дикарь, который едва его прикончил одним единственным ударом кинжала! Хотя, когда Стефан счел его ребенком, то по всей видимости не сильно ошибся – на лице низкорослого чернокожего только-только пробивался юношеский пушок, вряд ли хоть раз срезавшийся бритвой. Подросток чего-то залопотал, тыкая в сторону леса, и тут же его соплеменников с частокола как рукой смело, поскольку все они довольно резво вниз попрыгали.

-Орки, - утвердительно сказал Олег наполовину под влиянием своей интуиции, наполовину из-за доводов разума. Чтобы охотиться на двух случайных путников-магов устроенная нелюдями засада была явно плохо подготовлена. А вот для столкновения с отрядом пигмеев – в самый раз.

-Оркс, - согласно кивнул его несостоявшийся собеседник, а после нагнулся и взял в руки оружие, развернувшись к чародею спиной. Но, тем не менее, одним глазом все еще продолжил коситься на Олега. Остальные пигмеи тем временем рассыпались по окрестностям и буквально растворились в ночи, попрятавшись по мало-мальски подходящим укрытиям. Вернее, по тем из них, которые позволяли встать за чем-нибудь большим и твердым или хотя бы присесть. Лежа то ведь особо из лука не постреляешь! А из-за частокола тем временем уже летел дружный рев десятков луженых глоток и слитный топот множества ног.

-По-моему, они хотят, чтобы мы помогли им в бою против орков, - высказал очевидное предположение Стефан, неспешно готовя к бою первую пару пистолетов. Рядом с магом-егерем в земле уже был воткнут обоюдоострый двуручный топор на длинной рукояти, достаточно тяжелый и острый, чтобы рубить обычные стальные клинки как сухие прутики. Как-никак его целый магистр делал, причем для себя…Пусть и в качестве не то расходного инструмента, не то управляемого волей мага многоразового снаряда. В любом случае, бывший владелец зачаровал данный предмет очень мощно, но довольно топорно, всего лишь усилив его прочность в десятки раз, а потому Олег счел возможным использование данного трофея. Маловероятно, что покойный Харальд Синий зуб снабдил бы подобное оружие хитрющими магическими ловушками, поскольку точно такие же секиры он бестрепетно ломал о слишком твердых противников или сжигал в их магических барьерах. Да и воровать подобный предмет особого смысла не имело: спрятать тяжело, выгодно продать сложно, замаскировать или переделать в нечто менее приметное черта с два получится, а если использовать самому, то рано или поздно попадешься на глаза законному хозяину или тому, кто его хорошо знает. – Маленькие хитрожопые засранцы. Вот что бы они сделали, не окажись нас тут сегодня?

-Ушли бы в джунгли, где их ночью ловить даже профессиональные егеря заманаются? – Предположил Олег, при помощи телекинеза и заимствованной из посоха энергии принявшись стаскивать к себя всякий мусор, из которого он стал сооружать баррикаду прямо напротив ворот. Аура от нагрузок немного ныла, но в общем и целом сотворение волшебства не вызвало в данный момент каких-либо существенных сложностей. Горелые обломки досок разной толщины и парочка бревен, конечно, были той еще защитой, но чтобы в несколько раз снизить нагрузку на магические барьеры, этого должно было хватить. – Не спеши открывать огонь, все-таки это не наша война, мы не знаем, кто тут виноват и, возможно, все же получится договориться…

Осторожно подойдя к воротам и на секундочку высунув голову наружу Олег убедился, что какая-то магическая поддержка у нелюдей все же есть. Как и тот, кто владеет как минимум азами тактического мышления. Один из участков леса заполнял неестественно плотный туман, в котором мелькали многочисленные силуэты, видимо и издававшее шум...Точное число противников определить было затруднительно, но вдруг проснувшийся дар оракула подсказал своему владельцу, что их стало больше, чем раньше, поскольку отряженные на поиски пигмеев отряды стали стягиваться к одному месту.

Внезапно из скопления плотной дымки по высокой дуге в ночное небо взлетел подозрительный объект, напоминавший какое-то странное боло, что шлепнулся в пыль не долетев до проема в частоколе буквально пары шагов. Он состоял из пяти крупных круглых предметов, связанных между собою при помощи странных веревок…Впрочем, присмотревшись к нему Олег понял, что окончательно теряет и без того не слишком сильное желание устроить попытку переговоров с рычащими снаружи орками. Внутрь ограды зашвырнули связку женских голов, скрепленных друг с другом при помощи их собственных волос! Причем трое из погибших имели вполне себе европейские черта и лишь двое обладали характерным для пигмеев и прочих коренных жителей Африки окрасом и курчавостью! Причем многочисленные синяки, выколотые глаза и пятна ожогов на свежей и еще не успевшей подвергнуться разложению коже подсказывали, что смерть их была совсем не легкой. Со стороны пигмеев при виде жутковатого «подарка» раздались злые крики, а кто-то даже зарыдал от избытка нахлынувших на него чувств и бросился к жутковатому трофею, чтобы обнять одну из его составляющих и прижать к груди. Они явно знали тех, кого сначала пытали, а потом обезглавили.

-Я передумал. К черту переговоры, порвем ублюдков, - сказал Олег, наблюдая за тем, как вождь оттаскивает подальше от проема ворот своего расчувствовавшегося соплеменника, а после принялся неторопливо создавать огненный шар, обязанный при детонации дать максимально сильную ударную волну. Чтобы всем хватило и сдуло хотя бы часть тумана. Настоящим мастером пиромантии его нельзя было назвать даже в шутку, но кое-какие параметры подобных чар он регулировать все же мог, пусть и ценой ухудшения других свойств: температуры пламени, скорости полета, точности выпущенного заклинания.

Перед грядущей схваткой Олег воспользовался имеющимся у него временем, чтобы лучше подготовить свое тело к грядущему бою при помощи чар из арсенала целителей. Для начала он снизил свою чувствительность к боли в десятки раз, таким образом получив возможность игнорировать любые раны, которые его не искалечат или не убьют. Для волшебников теоретически существовала возможность пропустить из-за подобного заклинания какой-нибудь порез и истечь кровью, но в его случае опасаться подобного стоило куда меньше потери концентрации из случайной пули или пропущенного удара. В конце-концов, чтобы провести полную диагностику собственного организма Олегу требовались считанные секунды, а высасывающий пару топор-вампир позволял восстановить все, кроме потерянной конечности в рекордно короткие сроки. Вдобавок чародей при помощи заклинаний допинга усилил свою мускулы и в некоторой мере скорость реакции. Стефан все равно оставался быстрее и сильнее, но теперь они хотя бы стали на какое-то время сопоставимы.

-Ну, почему бы и нет, если они так старательно на это напрашиваются, - хмыкнул татарин польского разлива, разминая пальцы, словно пианист. Для быстрой и меткой стрельбы ему явно требовалось выжать из себя все возможное и даже немного сверх того. – Хотя мне немного интересно, почему это орки сюда ломятся с таким энтузиазмом после того горячего приема, который мы устроили им в лесу. Ежу же понятно, что пытаться закидаться нас мясом – плохая идея.

Еж, возможно, данную истину какими-то своими животными инстинктами мог бы понять. Орки или те кто ими командовал не захотели даже пытаться. Минут через пять, видимо когда в одном место собрались стянутые со всего островка силы, туман с мелькающими на его границе силуэтами шустро пополз вперед, а стоило лишь Олегу, подсветившему себя небольшим огненным шаром, выдвинуться в проем ворот, как по нему открыли огонь из множества ружей, а откуда-то из глубины неестественно плотной дымки вылетело три очень метких сгустка, состоявших из гнилостно-зеленого света, парочка призрачных женских силуэтов, да пылающая темно-алая сеть, словно сотканная из крови.

-Некромантия и магия крови. Безотходное, черт его дери, сочетание, - злобно оскалился Олег, наблюдая за тем, как приближаются к нему вражеские чары и слушая свист летящих мимо пуль, по большей части оканчивающих свой путь либо в земле, либо в закопченных бревнах ограды. Даже если бы чародей и попытался использовать сейчас свои навыки дипломатии, то враги гарантированно не стали бы слушать призывы к мирным переговорам, будучи слишком заняты попытками его убить. Не очень успешными, к слову. Кажется, самим оркам туман мешал примерно в той же мере, что и тем кто хотел бы по ним пострелять. Темной магии же волшебник боялся еше меньше чем свинца, пусть даже защитные барьеры и должны были вот-вот исчерпать все резервы и исчезнуть. Древняя кираса, сделанная по технологиям давно исчезнувшей Гипербореи, могла сдержать удар почти любой мощи, впитав в себя чужую энергию. Конечно, она не являлась несокрушимой, и какой-нибудь магистр смог бы её пересилить. Или очень талантливый и хорошо подготовившийся истинный маг. Но интуиция подсказывала оракулу-самоучке, что противников столь высокого ранга сейчас за пеленой тумана не прячется. А обойти столь своеобразную защиту непрямыми воздействиями им не хватит фантазии. - Ну, давайте, гады! Походите поближе, а то я промазать боюсь!

Оба призрака с заунывными воплями рассеялись эктоплазмой еще на подлете, стоило лишь грохнуть пистолетам Стефана. Уж чего-чего, но боеприпасов специально против нежити у крайне меткого потомственного охотника было с избытком. Чары же ожидаемо не оказали на Олега ни малейшего воздействия, если не считать нагревшуюся буквально на пару градусов кирасу, втянувшую в себя все враждебное волшебство. Злобно ухмыльнувшись, чародей по параболе отправил заготовленный шар куда-то в туманную дымку, надеясь поразить вражеские тылы…Создаваемые заранее и отнюдь не одну минуту волшебство было достаточно стабильным, чтобы прожечь себе дорогу через кроны деревьев, но по всей видимости волшебнику не повезло угодить прямиком в ствол, поскольку взрыв случился еще в воздухе. Впрочем, ударная волна выполнила свое главное предназначение, одновременно и нарушив концентрацию создателя тумана, и разметав его на отдельные клочки. Точное количество скрывающихся между деревьев фигур оценить было сложно, но дар оракула принялся нашептывать чародею, что их там больше сотни. Причем намного.

-Ага, вижу какого-то урода в рогатом шлеме, вокруг которого парочка духов вьется, - Стефан встал рядом с Олегом, приникнув глазом к прицелу огромного вампиробойного ружья. Секунды две он молчал и не двигался, а после из дула с грохотом достойным горного обвала вырвался настоящий столб огня, вытянувшийся вперед на полметра. – Все, теперь у этих уродов на одного чародея меньше.

Стоило лишь туману окончательно рассеяться, как по друзьям открыли теперь уже гораздо более меткий огонь из множества ружей, заставив их юркнуть за бревна частокола. Стефан убрал обратно за спину винтовку со слишком дорогими для обычных орков боеприпасами и снова взялся за пистолеты, а Олегу свистящие вокруг пули только прибавили прыти в создании новых чар. Сложно сказать, как долго намеревающиеся штурмовать усадьбу орки продолжали бы огневую подготовку, но по всей видимости кем-то они все-таки управлялись, поскольку ночную тишину разорвал зычный рев и нелюди поддержав его своими криками побежали беспорядочной толпой в атаку. Впрочем, Олег попытался несколько охладить их пыл, швырнув огненный шар примерно в тот район леса, откуда вроде бы исходил командный рев. И даже попал, во взметнувшейся вспышки пламени было видно как разлетались в разные стороны темные силуэты. Поддержал его и Стефан, метнув вроде бы единственную в их арсенале гранату и тем то ли убив то ли тяжело ранив пятерых или шестерых нелюдей и повалив на землю ударной волной много большее их количество, после чего стремительно отступил вглубь поселка, занимая место за импровизированным укреплением.

Тело Олега слегка качнулось, когда ему в плечо ударила пуля. Практически тут же еще одна клюнула в живот. Третья, отставшая от товарок лишь на секунду, заставила захрустеть прямым попаданием коленную чашечку, а четвертая замерла прямо перед лицом, чтобы спустя секунду брякнуться на землю. Магические барьеры, защищавшие чародея, наконец-то исчерпали все резервы. Ну, кроме того, который создавался шлемом и защищал исключительно самую важную для любого волшебника часть тела – голову. Впрочем, чародей не испугался и не удивился. Во-первых, броня выдержала, а боль от появившихся синяков он благодаря заранее наложенным чарам даже не почувствовал. А во-вторых, рано или поздно, это должно было произойти и, если честно, он ожидал данного события еще минуты две назад. Определенно новый комплект защитных амулетов являлся куда более качественным, чем предыдущий.

-Эти орки какие-то феноменально храбрые, раз будучи лишенными какой-либо защиты ударов боевой магии не боятся, - отстраненно подумал Олег, отходя к своей баррикаде и создавая новый шар из пламени. Время для сотворения заклятия у него было: самые резвые из нелюдей даже не добежали до проема ворот, поскольку упали сраженные пулями Стефана, а те которые бежали за ними все-таки проникли внутрь периметра…И получили по две-три стрелы каждый, после чего рухнули и затряслись в ужасных судорогах. Сами по себе коротенькие палки с острыми наконечниками явно не могли оказать такой мгновенный эффект, тем более орки носили плотную кожаную одежду, зачастую усиленную элементами бронирования в виде железных пластин, неизбежно ослаблявшую проникающее действие наконечников. Следовательно, дело было в отраве. Похоже, раздавленная в шприце ядовитая лягушка была у пигмеев отнюдь не единственной. – Или феноменально тупые.

После того, как у ворот полегло свыше четырех десятков нелюдей, остальные несколько забуксовали перед маленькой горой из мертвых тел и все-таки изволили сообразить, что это не единственный путь внутрь частокола. А после рванули внутрь через словно специально оставленные для них проломы. И даже сообразили пустить первыми наиболее тяжелобронированных бойцов, из-за чего их маневру сопутствовал частичный успех. Стефан отстреливал тех, кто по-прежнему лез через главный вход, а Олег мог прикрыть только одно направление, да вдобавок практически впустую израсходовал очередной огненный шар, швырнув его в прикрывающего лицо щитом нелюдя, облаченного в изрядно побитые ржавчиной, но все равно прочные латы, от которых отскакивали стрелы пигмеев. Нет, получившая в живот заряд магического пламени пародия на рыцаря рухнула на бегу, а после чуть-чуть покаталась по земле и затихла, испуская вонь паленого мяса, однако почти вся энергия файербола либо безвредно расплескалась в стороны, либо оказалась поглощена его телом. Ну, может идущие следом за своеобразным живым щитом орки получили пару легких ожогов, не более.

-Гар-ра! – На Стефана налетел зеленокожий безносый громила, вооруженный утыканной гвоздями дубиной примерно двухметрового размера. Ударом своей устрашающей палицы из-за головы орк попытался буквально размазать пристрелившего так много его сородичей человека…И, должно быть, очень удивился, когда получил пинок в живот и оказался отброшен на несколько шагов, поскольку сила с которой его лягнули сделала бы честь и призовому скакуну.

Выпустив из пистолетов последние патроны в упор, а после выронив их прямо на землю, маг-егерь подхватил заранее приготовленный для боя топор и широким взмахом смел еще пару орков, легко снеся их головы с плеч. Правда, затем ему пришлось изрядно поднапрячься, чтобы вооруженный кривым иззубренным тесаком орк в широкополом шлеме с открытом лицом не смог достать открывшегося после удара человека. Грубое и тяжелое лезвие попыталось оттяпать Стефану руку возле локтя, но в последний момент сибирский татарин успел отвести её назад и потому клинок лишь самым кончиком соскользнул по броне, ранее бывшей гордостью какого-то американского боевого мага. А в следующее мгновение бронированный кулак обладателя улучшенных мускулов словно атакующая змея метнулся в ничем не защищенное лицо нелюдя и раскроил его лоб ничуть не хуже боевого молота.

Для Олега пора относительного комфортного расстрела противников с безопасной дистанции тоже закончилась, когда на баррикаду запрыгнул вооруженный двуручным цепом орк, явно намеренный вступить в ближний бой. Вот только способный дробить камень замах не достиг своей цели, поскольку кое-как стащенный в единую груду мусор стал разъезжаться в разные стороны, и потерявший равновесие нелюдь полетел мордой вперед, умудрившись приземлиться прямо на голову и свернуть себе шею. Причем все это даже было проделано почти без помощи телекинеза, чародей лишь немного подправил силой треакторию полета противника, а после развернулся к следующему врагу, обогнувшему изрядно сократившуюся в размерах кучу хлама…Чтобы увидеть, как тот падает на спину, зажимая зубами хвостовое оперение стрелы, вонзившееся ему прямо в открытую пасть.

В один момент жаркая тропическая ночь сменилась морозом, более подходящим Северному полюсу. Топор Стефана почему-то застрял в стене здания и потому обладатель гладкой лысины и улучшенного тела перешел на менее привычное оружие, а именно жезл. Поток невероятного холода, бьющий из его был подобен брандспойту с жидким азотом. Попавшие под струю этого морозного пара орки как правило даже не успевали закричать, раскалываясь на мелкие кусочки красного льда. Правда, артефакт проработал всего секунд тридцать, прежде чем тяжело дышащий и видимо исчерпавший за столь короткое время большую часть магического резерва сибиряк деактивировал оружие, сделанное вампирами и принялся выдирать топор из плена обугленной древесины. Делать это ему никто не мешал – в радиусе двадцати метров враги просто кончились, а те которые стояли дальше настолько впечатлились увиденным, что подходить ближе не спешили. К сожалению, их уже толкали в спины новые орки, которым конца и края видно не было.

-Ну, по крайне мере наберу запас праны на ближайшее время, - отстраненно подумал Олег силой мысли выхватывая из-за пояса оба топора-вампира, которые отправились в короткий полет по направлению к разным оркам. Один из них даже смог отбить метнувшееся к его груди прямо по воздуху оружие…Чтобы спустя секунду оно глубоко врубилось в прикрытое одними лишь штанами бедро, надежно лишив нелюдя подвижности и скорее всего убив. Если он выдернет артефакт, то быстро истечет кровью, а если нет – тот за считанные секунды вытянет из добычи всю энергию. Сам же чародей в это время взял в правую руку револьвер, почти не целясь посылая пули в рослые фигуры орков, мимо которых было сложно промахнуться. Делать несколько дел сразу оказалось довольно тяжело, но пока он справлялся.– И маны тоже…Правда, с таким посохом, лишняя порция последней не сказать, чтобы сильно нужна.

Тройка его старых знакомых, а именно обладатели тяжелых доспехов и штурмовых щитов, при виде зарождающего в руках мага комка пламени проявили невиданное для данного боя благоразумие и шустро бросились врассыпную, а потому файребол достался группке их менее расторопных товарищей, которые превратились в пылающие факелы. Впрочем, обладатели тяжелых доспехов тоже далеко не ушли, двое из них вылетели прямо на Стефана, крутившегося вместе со своей секирой словно юла и разрезающего все, что попадало под ужасающий топор, а последнего Олег телекинезом поднял в воздух и с размаху опустил на еще одного орка, переломов обоим кости. Каждый враг, который рисковал к нему приближаться, жил максимум полторы-две секунды, убиваемый либо при помощи волшебства, либо свинцом, либо зачарованной сталью. Всю свою карьеру чародей страдал от недостатка магической энергии, поскольку даже с накопителями или стимуляторами не смог бы шагнуть выше планки среднего уровня, но сейчас он превратился буквально в какое-то воплощение самой смерти, косившей на поле боя врагов направо и налево. Да, тело промокло от пота, а аура болезненно ныла от пропускаемой через неё мощи, но Олег справлялся с нагрузкой, а орки погибали один за другим, будучи просто не в силах до него дотронуться! Впрочем, честно говоря, тут была не только его заслуга. Пигмеи по абсолютно очевидным причинам не способные похвастаться хорошими физическими кондициями всеми силами старались избежать ближнего боя, они оттянулись вглубь усадьбы к её центральному строению и старательно отстреливали тех орков, которые могли представлять угрозу для их высокорослых союзников, служащих эдакими волноломами, об которые разбивались вражеские атаки.

Орков было не просто много, орков было безумного много и бояться они, кажется, после проведенных над ними или их предками процедур попросту разучились. Олег рассек давно уже прикончившими своих первых жертв топорами шею и живот прорывавшегося к нему здоровяка, пренебрегавшего броней, но зато вооружившегося блестящей чистенькой алебардой и надевшего на голову вполне себе качественный шлем с решетчатым забралом, а после выкинул умирающего из головы…Но истекающий буквально водопадами крови мутант нашел в себе силы снова подняться и с силой ударил своим оружием словно в открытую ему для удара подмышечную впадину левой руки, которой чародей сейчас сжимал полный энергии посох. Удар был метким, сильным и точным. Шип на конце гибрида топора и копья ударил не в кирасу, а в куда менее прочную кольчугу. И пробил её, углубившись внутрь примерно на пять-шесть сантиметров. Морда орка расплылась в жуткой пародии на довольную улыбку, а после он рухнул, по всей видимости, расслабившись и наконец-то позволив себе умереть.

-Проклятье, - злобно прошипел Олег, роняя посох и пуская в ход два главных своих козыря, которые до этого момента хотел приберечь. А именно артефакты, имплантированные в кисти рук. Они предназначались лишь для самых экстренных случаев и, похоже, один такой как раз наступил, ведь рана, полученная им, была действительно тяжелой – оружие орка почти достало до сердца.

Сорвавшееся с правой руки световое копье в клочья разорвало перчатку, а затем пробило навылет то ли трех, то ли четырех орков, прежде чем унестись куда-то за ворота и исчезнуть в лесу. Могло бы и больше, но точно нацеливать заклинание времени не было – Олегу требовалась передышка, чтобы восстановиться. И когда он с изрядным трудом и выливающимся из раны ручьем крови поднял левую и активировал второй артефакт, ударивший конусом холода и выкосившим в одного мгновение полтора десятка противников прямо перед чародеем, то наконец-то её получил. Выдернутый силой мысли из очередной жертвы топор-вампир, тот который выкачивал жизненную энергию, вернулся в руку хозяина и щедро начал делиться с ним украденной праной. Лишь пара мгновений потребовалось, чтобы кровотечение из ужасной раны остановилось, а сама она полностью заросла здоровой и свежей плотью. Магическая медицина в прямом смысле слова творила чудеса…Пусть и совсем не бесплатно. Вероятно, последние мысли удачливого орка были бы куда менее радостными, если бы он знал, что нанесенный чародею удар по большому счету окажется бесполезным.

-Олег, попробуй поднять трупы! – Пробился через хаос битвы к его сознанию крик Стефана, на секунду скосив глаза в сторону, чародей обнаружил своего друга замершего в напряженном силовом противостоянии с настоящим гигантом среди орков, чья броня не открывала ни сантиметра кожи, а рост превышал два с половиной метра. Удар чудовищного двуручного топора оказался заблокирован лезвием вполне соответствующего ему по габаритам меча и теперь оба атлета напряженно пыхтели, пытаясь превозмочь друг друга...Пока короткая и не особо опасная с виду стрелка не клюнула зеленокожего громилу прямо в смотровую щель шлема, напоминающего ведро. – Этих уродов тут слишком много!

Орки действительно все продолжали и продолжали пребывать через проломы в стенах и проем на месте ворот, пусть даже сейчас им требовалось потратить немало времени на то, чтобы добраться до друзей, переступая через трупы своих соплеменников и разбросанное повсюду оружие.

-Да я бы рад! – Откликнулся Олег, которому в данный момент остро не хватало дополнительной пары рук и второй головы, чтобы отражать сыплющиеся со всех сторон атаки. Пробить его кирасу или шлем орки не могли, но нельзя сказать, что они не пытались! И пары секунд не проходило, чтобы волшебник не получал еще один удар или выстрел в упор. И даже магия помочь чародею толком не могла: на сотворение площадных чар просто не было времени, поскольку отбивать нападение с трех сторон сразу было совсем не так удобно, как расстреливать ломящихся с одного направления противников. Пока чародей держался за счет на одной только воле создаваемых вспышек пламени и своих топоров, обильно откачивающих манну и прану из убитых ими орков, но резервы оружия были далеко не бездонны, да и заполняли они их отнюдь не мгновенно. – Но некогда!!!

Поднять свежих мертвецов и заставить их напасть на живых маг мог без особого труда. А некроэнергия, выделяющаяся в процессе смерти, действительно могла быть легко превращена в ужасающее оружие. Но чтобы сделать это требовалась концентрация и чуть-чуть времени, которого ему попросту не давали! А когда Олегу вдруг стало некого бить оружием, выплеском огня или телекинезом, он даже не сразу понял, что случилось. И только минуты через полторы, когда волшебник успел перевести дух, подобрать и перезарядить револьвер, а также окружить себя десятком живых мертвецов, в сознании боевого мага забрезжило понимание одной просто истины. Некромантией чародей занимался абсолютно напрасно, ведь орки уже кончились. Он, Стефан и пигмеи убили их всех.

Глава 6

О том, как герой встречает кровожадного инквизитора, занимается неотложными делами и нуждается в дровах для аутодафе.

-Нужна кровь! Больше крови, во имя Господа нашего! – Кричал на Олега сухопарый мужчина неопределенного возраста, облаченный в длиннополое кожаное пальто красного цвета, поверх которого на грудь свисал большой серебряный крест и массивные четки, сделанные из полудрагоценных камней.

-Умерьте тон, святой отец, - процедил сквозь зубы чародей, смеривая священника неприязненным взглядом. – Вы не на трибунале святейшей инквизиции.

-И очень жаль! Уж поверь, еретик ортодоксальный, там бы скромному служителю Господа нашего голос повышать не пришлось, поскольку бы ты и так ловили малейшее мое слово! – Мужчина в гневе стукнул кулаком по небольшому столику, захламленному окровавленными инструментами самого жуткого вида: скальпели, клещи, иглы разных размеров, зажимы, пинцеты и даже одно ручное сверло. – А теперь прекрати пререкаться и быстро выкачай из кого-нибудь еще хотя бы пол-литра крови! Если мы протянем с переливанием еще немного, то душа матушки Мгуду перестанет цепляться за бренное тело и таки уйдет на небеса!

– Вы целитель? – Ядовито осведомился у него Олег, осторожно работая помпой, которая собирала кровь из вен у донора, сидящего напротив. К его удивлению буквально заваленный раненными госпиталь, в котором он сходу включился в работу, был довольно просторен и хорошо оборудован…Ну или просто у привыкшего к маленьким тесным каютам на борту летучих кораблей чародея оказались весьма низкие стандарты. – Можете не отвечать, вопрос был риторическим. Ни один настоящий целитель никогда не станет так орать в помещении, где полно тяжелораненых. Ведь только здоровый, сон естественным образом замедляющий многие процессы организма и позволяющий ему чуть расслабиться, не позволяет некоторым из них превратиться в умирающих.

-Вы правы, меня сложно назвать настоящим целителем, - скрипнул зубами человек, представившийся Олегу как дознаватель святой матери-церкви Антуан Веласкес. Впрочем, последние несколько суток данный священник не читал проповедей, не выискивал ересь и не охотился на каких-нибудь богомерзких тварей, а исполнял обязанности главврача при разбомбленном госпитале. Возможно, он не очень годился для этой роли, но никого лучше не имелось, поскольку остальные претенденты на сию должность либо умерли, либо лежали здесь же с минимальными признаками жизнедеятельности. - Но я знаю несколько диагностических и лечебных заклятий, а также умею пользоваться медицинскими приборами и артефактами. И они говорят мне, что хоть матушка Мгуду и смогла каким-то чудом продержаться со своими ранами два дня без лекарств, воды и пищи под завалами, но сейчас она умирает! И она не только признанный духовный лидер всех пигмеев архипелага Руа, но и настоящий целитель, причем целитель от Бога! И если нам удастся спасти её и привести в сознание, то за остальных больных вскоре можно станет не волноваться!

-Откуда, кстати, на этом архипелаге пигмеи то взялись? – Задал чародей давно интересовавший его вопрос. – И почем они через одного на немецком болтают?

-Вампиры их на острова завезли, чтобы в Африку лишний раз не плавать, когда в их дурные головы придет желание поохотиться на подобную дичь. Для нежити безбожной не все чернокожие на вкус одинаковы и карлики эти, по их мнению, чем-то выделяются на фоне простых негров в лучшую сторону. – Откликнулся инквизитор, водя над телом тяжелораненой извлеченной из кармана и чуть светящейся библией, чей переплет был сделан из чистого золота и украшен множество драгоценных камней. - Ну а австрийцы веке в семнадцатом клыкастикам зубы пообломали и принесли на архипелаг свет истинной веры и цивилазции…Но еще после Первой Мировой войны продали свою колонию нам, ну то есть Португалии…Во имя Господа нашего, ну почему ты медлишь?! Где кровь?!

Олег тяжело вздохнул и еще пару раз нажал на грушу помпы, служащей для перекачивания крови, после чего с сомнением покосился на донора, сидящего перед ним на стуле. Изначально черная кожа пигмея перед ним уже успела посереть, но тот все равно продемонстрировал целителю оттопыренный большой палец…Хотя по идее понимать беседу двух чародеев был не должен, поскольку велась она на английском языке, а им по словам все того же инквизитора более никто из выживших не владел. Когда же островитянин закончил убеждать целителя в своем хорошем самочувствии, то со слабой улыбкой закатил глаза и начал сползать на пол. Впрочем, стоящий рядом сородич не дали ему плюхнуться на слишком-то чистые доски, а аккуратно поймал за плечи, выдернул из запястья полую иглу и лишь после этого опустил. И сам уселся на освободившееся место. Вот только на взгляд Олега замена донора серьезно ситуацию не улучшила, поскольку тому чародей очень хотел бы назначить постельный режим денька на три, а лучше на недельку. Кожа лица у источника так нужной сейчас крови была ненамного темнее, чем у того парня, который свалился в обморок, да к тому же её пятнали многочисленные ожоги, а грудь и живот закрывали собою намокшие красным бинты. Другие обитатели этого места, увы, находились в еще более худшем состоянии. Даже остатки того отряда, который встретился двум вынужденным путешественником. Ну, те из них, кто во время схватки с орками вообще уцелел, чудом избежав орочьих пуль и клинков. Мелким и тщедушным выходцам из джунглей Африки как правило хватало всего одной раны, чтобы в скором времени отправиться на тот свет. Даже если она и не убивала их сразу, то пигмеи больше не могли достаточно проворно избегать ломящихся в атаку с бесстрашием берсеркеров мутантов и банально затаптывались.

-Эй, инквизитор! В вашем монастыре живность какая-нибудь есть? Коровы, козы, овцы…Да хоть кролики! – Олег воткнул иглу в свою собственную вену, после чего заработал одновременно и кулаком, и помпой, сдавливая её телекинезом. – Я сейчас еще пол-литра крови тебе, конечно, выдам…Но потом мне нужно будет или отлежаться, или из кого-нибудь прану выкачать.

Запас праны, содержащийся в одном из топоров-вампиров, кончился у Олега еще на территории заваленной телами орков усадьбы. Нельзя сказать, будто он пропал зря, но если бы чародей знал, что увиденные им с высоты жилые постройки являются отбившим несколько штурмов монастырем, где на одного ходячего раненного приходится по меньшей мере трое лежачих, а как минимум поцарапаны вообще все, то он бы расходовал краденную жизненную энергию куда экономней. Стоящее невдалеке от моря массивное четырехугольное здание, чья форма очевидно должна была символизировать христианский крест, являлось настоящей крепостью…И крепость эту подвергли серьезному испытанию, обрушив на её стены множество снарядов. Причем обстрелы проводились несколько раз, и последний из них состоялся незадолго до того, как Олег и Стефан подплыли к острову. Монахи и искавшие убежища в их обители местные жители смогли отстоять оплот веры исключительно потому, что его никто не штурмовал – осаждающие переключились на более легкую и возможно более прибыльную цель, а именно приблизившиеся корабли. Но даже такая сомнительная победа в связи с техническим отступлением противника далась укрывшимся за стенам монастыря людям дорогой ценой.

-Увы, боярин, грех использования жизни заемной и магии неодобряемой святой церковью я тебе хоть сейчас отпустить могу, но вот скота у нас нет, - откликнулся инквизитор, склонившийся над своей пациенткой. Ею тоже являлась негритянка, но в отличии от пигмеев – вполне нормальных пропорций. Ну, то есть она оказалась бы нормальных пропорций, если бы у неё имелись все положенные от природы конечности, и не было трех огромных кратеров в груди и животе, оставшихся после извлечения осколков зачарованного снаряда. Более мелкие раны на этом чудом остающимся в живых доказательстве человеческого упрямства никто даже не считал. На взгляд Олега, инквизитор выдавал желаемое за действительное. Даже если эта женщина очнется, то быстро на ноги не встанет и заниматься другими пациентами госпиталя в ближайшем будущем не сможет. Раны подобной тяжести, а судя по состоянию буквально пестрящей разрывами ауры матушку Мгуду приложило ой как не слабо, не проходят легко. Олег даже затруднялся определить, какой именно ранг у этой женщины, так было изувечено её энергетическое тело. - И пленников тоже. Еще вчера вечером кончились.

-Я не боярин, - машинально поправил инквизитора Олег, наблюдая за тем, как медленно повышается уровень крови в стоящем перед ним сосуде.- Так в России именуются только главы крупных аристократических родов и их ближайшие родственники: сыновья или братья…Готово, можешь забирать!

-А, бароны с баронетами, - понятливо кивнул инквизитор, бережно укладывая сосуд с бесценным в нынешних обстоятельствах содержимым в мешанину трубок, кристаллов и каких-то техномагических агрегатов, являвшихся системой искусственного поддержания жизни. Только благодаря этому сложному устройству американского производства священник до прибытия Олега мог поддерживать жизнь в своей главной пациентке. – Буду знать…Мне, если честно, известно о вашей родине очень мало.

-Как и мне о вашей, - пожал плечами Олег, - как-то так получилось, что я во время своей учебы уделял куда больше времени описанию иных держав. Более территориально близких или…Эм…

-Могущественных. Тех, с которыми Россия либо часто воюет, либо выгодно торгует, - легко расшифровал заминку чародея инквизитор, наконец-то отходя от той, кому он уделял свое внимание. Пациент на следующей койке, к которой он шагнул, лежал без сознания, но умирать вроде не торопился. А уж встать обратно на ноги сумел бы только после квалифицированной помощи либо хорошего целителя, либо протезиста, поскольку этих самых ног у него ни одной не осталось. – На правду обижаться грешно, а правда такова, что последние несколько сотен лет Португалия – это задворки Европы. Увы, дни былой славы для моей родины давно миновали и сейчас все, что она может делать, так это держаться под ударами судьбы.

-Мне кажется, что ваши слова больше справедливы по отношению ко Франции, - осторожно заметил Олег, анализируя свое состояние. На удивление то было довольно сносным, хотя и не сказать, чтобы совсем уж замечательным. И это несмотря на то, что к монастырю он и Стефан со своими провожатыми отправились после долгого изматывающего боя. А ведь совсем недавно такие нагрузки заставили бы чародея свалиться без задних ног!

-Возможно, Португалия и ослабела, но она хотя бы жива! А нынешняя Франция - всего лишь гниющий труп себя прежней, - весьма категорично высказался инквизитор, решительно рубанув рукой воздух…А после гордо брякнулся лицом вниз, похоже, потеряв сознание даже раньше, чем ударился о доски. Олег даже на секунду заподозрил, что его убили какой-нибудь отравленной колючкой пигмейского производства, но чувство опасности молчало, присутствующие в госпитале темнокожие карлики недоуменно пялились на обладателя красной длиннополой одежды, а в теле Антуана не было видно никаких посторонних предметов.

-Переутомление, что ли? Вроде он мельком обмолвился, что уже не первый день на ногах, а в госпиталь отправился сразу после отражения неудавшегося штурма, – озадачился Олег и телекинезом перетащил тело инквизитора на ближайшую незанятую кровать, с которой судя по всему только недавно свежий труп унесли. Во всяком случае, кровь на простыни и одеяле присутствовала в больших количествах и очень хорошо, что одежда Антуана по цвету её более или менее соответствовала. – Так, приступим к осмотру. Аура заметных деформаций не имеет, но в то же время словно вся колеблется, токи энергий какие-то неправильные…Неестественные и хаотические.

-Олег, мы еще троих отрыли! – Хлопнули двери, и в госпиталь ворвался Стефан, перемазанный пылью, грязью и кровью. На руках маг-егерь бережно нес худощавое тело какого-то белобрысого мальчика лет двенадцати-тринадцати, в отличии от большинства местных обитателей щеголявшего вполне себе светлым оттенком кожи. Причина, по которой маг-егерь и те немногие островитяне кто был более-менее здоров, не помогали в госпитале, заключалась в том, что они были заняты более важными вещами. А именно разборкой завалов и спасением тех, кто под ними оказался. Одно из крыльев монастыря в результате обстрела обвалилось полностью, в двух других имелись серьезные разрушения, приведшие к частичному разрушению перекрытий. К счастью центр крестообразной постройки, где располагались алтарь и госпиталь, остались более или менее неповрежденными. Возможно, сказалось божественное вмешательство, но Олег более склонялся в пользу законов геометрии и баллистики, заставляющих летящие снаряды сначала встречаться с другими частями здания.

-Хм, обезвожен и наверняка перенервничал, но вроде цел, - Олег быстро осмотрел пострадавшего и к своему удивлению не нашел на нем каких-либо серьезных травм. Внезапно женщина, подключенная к аппаратуре жизнеобеспечения, тяжело застонала. Техномагический агрегат уже успел закачать в её вены всю донорскую кровь и больной, похоже, стало лучше. Во всяком случае, раньше она и дышала то едва-едва. – Сгрузи его куда-нибудь, где никому мешать не будет, а потом перед санитарами флягой побулькай, думаю, разберутся. Так, а где два других?

Следующая пара откопанных из под завалов, не иначе как ради разнообразия представленных не пигмеями, не женщинами и не детьми, а двумя чернокожими здоровяками имели несколько ссадин, ушибов и закрытых переломов, но в общем и целом отделались легким испугом и даже могли выполнять не слишком тяжелую физическую работу. А потому Олег лишь наложил на них чары обезболивания и погнал вместе со Стефаном откапывать других счастливчиков, выживших под обвалившимися перекрытиями…И куда большее количество тех, кому не так повезло.

-Интересно, если пересадка органов магистра поспособствовала резкому усилению моего дара, то почему переливание крови не приводит к тому же эффекту? – Задался вопросом чародей, осматривая главную пациентку этого госпиталя, о которой так пекся инквизитор. Портить отношения с властями того места, где они со Стефаном очутились, было крайне глупо и недальновидно, а потому волшебник намеревался сделать все от него зависящее, чтобы эта дама поправилась…Или хотя бы отправилась на тот свет не в его смену. Помочь её состоянию он сейчас особо не мог, но вроде бы в экстренной реанимации данная пациентка пока не нуждалась. Сердце билось слабо, но ровно, а ожоги и раны успели покрыться засохшей коркой. Теперь самым главным было не допустить разгула воспалительных процессов, способных добить ослабленный организм. – Ведь подобные процедуры на войне – обычное явление. И ладно еще наши маги, которых черта с два уговоришь поработать донорами…Но как же пленники то, которых доят в принудительном порядке, чтобы своих людей спасти?! Да и на органы их разбирают тоже…Иногда. Особенно когда никто не видит. Я сам таким, к счастью, не занимался, но лишних вопросов по поводу того откуда брался в госпитале тот или иной трансплантат не задавал. Во-первых, боялся ответ услышать, а во-вторых, не по чину было.

      Внезапно монастырь содрогнулся от взрыва, случившегося буквально через стенку от госпиталя…Ну, может чуть-чуть подальше, ведь хоть с потолка посыпалась пыль, на пол полетели врачебные инструменты, а одна из коек перевернулась вместе с больным, но более серьезных разрушений не произошло. Олег схватился за посох и приготовился не то отбивать штурм, не то пытаться при помощи телекинеза отклонять летящие в монастырь ядра, но тревога оказалась ложной…Относительно. Просто кто-то при разборе завалов нашел неразорвавшийся снаряд, который почему-то от удара по зданию не детонировал, но изволил взорваться, когда его задели. Или, может, пнули от избытка чувств? Спросить было некого, ведь тех кто оказался рядом буквально размазало ударной волной и осколками. Да и тем, кого отделяло от места происшествия существенное расстояние, тоже иногда доставалось. Когда Стефан притащил в госпиталя уже побывавшего там несколько минут назад негра, Олег только развел руками. Реанимация, по крайней мере для целителя его уровня, была невозможна. Обломок камня размером с человеческий палец впечатался точно в затылок здоровяка, проломил кости черепа и почти полностью углубился в мозг.

-Хм, он так и не пришел в себя даже после близкого взрыва? Что ж, я догадывался, что это не просто обморок. Продолжаем осмотр, - Олег вновь обратил свое внимание на инквизитора, смирно лежащего на окровавленной кровати. Конечно, метаться от одного пациента к другому было не очень профессионально, но проводить лечебные процедуры в полном соответствии с регламентом было в данной ситуации затруднительно. - Пульс – двести ударов в минуту, но кожа бледная, даже неестественно бледная я бы сказал. И активно отшелушивается, а еще выпадают волосы. Дыхание судорожное, затрудненное. Зрачки расширены, чуть светятся фиолетовым. Выделяющиеся на запястьях вены – красным. Видны следы инъекций. Для достоверности заключения следовало бы сделать анализ крови, но и без него могу сказать с гарантией в девяносто процентов, что сей дознаватель обдолбался стимуляторами…Причем первую порцию их принял, кажется, даже не сегодня. А вот сейчас его наконец-то догнал откат.

-Олег, у нас проблемы! – Раздался снаружи громкий крик Стефана.

-Тащи их сюда, - откликнулся целитель, а потом задумался о том, что же такое мог найти его друг. Уж явно не просто очередного раненного, иначе бы он его просто в госпиталь отволок. Или их…Пара-тройка человек, даже вполне себе нормального телосложения и страдающих от избытка лишнего веса, не стали бы серьезной проблемой. А уж пигмеев неестественно сильный сибирский татарин и вовсе мог взвалить себе на плечи хоть десяток, если бы они сами там держались. – Или ты боишься, что они не переживут транспортировку?

-Я боюсь, что они переживут нас! – Последовал ответ, отдельные звуки которого заглушил треск стрельбы. – Тут после взрыва какая-то фигня нарисовалась…И из неё что-то лезет! А пули и стрелы на него ни черта не действуют!!!

Олег испустил страдальческий сдох, взирая на свои доспехи сложенные горкой в углу. Ведь никто тут кроме него, похоже, особо не заморачивался соблюдением стерильности, но ведь нет же, в целителе взыграли профессиональные привычки, и потому он не только тщательно вымыл руки которыми намеревался ковыряться в открытых ранах, но и быстренько сменял покрытое грязью джунглей и кровью множества орков боевое облачение на чистую одежду…Правда, не белый медицинский халат, а черную монашескую рясу, но это уже детали.

-Вот только прорыва демонов или нашествия армии вампиров через портал мне для полного счастья сегодня не хватало, - злобно прошипел чародей, устремляясь к выходу и телекинезом подтаскивая к себе броню. Возиться с кольчугой и бронированными штанами не было времени, однако сапоги итак были на ногах, а блокирующую магию кирасу и шлем Олег на себя все же сумел натянуть, почти не снижая скорости бега. Спасибо часто вынужденной практике. – Проклятый мир, ну точно проклятый! В нем ситуация всегда может, блин, стать еще хуже и даже мертвые так и норовят укусить! Как же мне все это надоело…

Заблудиться в незнакомом месте чародей не боялся: выстрелы, крики и какое-то крайне подозрительное громкое щелканье служили ему достаточно надежным указателем. Ноги сами привели Олега к границе завалов, располагающихся на месте наиболее пострадавшего крыла монастыря. Впрочем, значительную часть обломков уже успели растащить в разные стороны, обнажая плиты пола. Которые были покрыты многочисленными выбоинами и глубокими трещинами. Причем последние излучали весьма неестественное оранжевое свечение и располагались в явно не случайном порядке, поскольку образовывали нечто вроде круга, со вписанным в него крестом. А по периметру всего этого великолепие ярко горела белым огнем вязь из очень-очень мелких буковок какого-то убористого текста, то ли на латыни, то ли вообще на ветхозаветном древнееврейском…Но то, в чем с первого взгляда удавалось распознать защитный барьер на основе священной магии тускнело, гасло, колебалось под порывами неощутимого для смертных ветра и вообще всячески сдавало позиции. А вот трещины наоборот - стремительно расширялись, поскольку их снизу расширяли периодически высовывающиеся наружу тонкие суставчатые то ли лапы, то ли щупальца в количестве пары десятков, напоминающие скорпионьи хвосты, только имеющие на конце не жало, а более или менее нормальную пятипалую кисть, пусть даже лишенную плоти. Их движения и вызывали то самое щелканье, словно все суставы непонятной твари успели износиться дальше некуда и нуждались в длительном лечении.

Местные обитатели, в основном представленные пигмеями, хотя несколько вполне себе нормальных негров или белых тут тоже имелось, вместе со Стефаном проявили завидную предусмотрительность и не стали ждать, пока угроза полностью вырвется на свободу. Они активно расстреливать тварь, чьи размеры пока оценить было сложновато, стараясь держать дистанцию. Вот только на стрелы из коротеньких луков, залпы сжимаемых европейцами мушкетов, какие-то метательные копья и даже серебряные пули из арсенала охотников на нежить сия аномалия чихать хотела. Снаряды разбрасывали плоть существа в разные стороны словно клубки пыли или скорее песчаные замки, но спустя пару мгновений брызнувшие куда попало частички начинали стягиваться обратно, а свежая рана смыкалась без следа. И в то же время, судя по свежей крови, покрывающей часть костлявых пальцев и валяющимся на полу ошметкам, видимо являвшимися частью разорванного на клочки тела, эти сегментные руки-щупальца были вполне материальными. И жутко сильными. Да еще и как-то в пространстве умудрялись ориентироваться, несмотря на полное отсутствие глаз. Во всяком случае, по плитам пола с горящими на них письмена они карябали вполне целенаправленно, разрушая основу барьера.

-Ну нифига себе вредители в монастырских подвалах живут, - ошеломленно пробормотал Олег, пытаясь понять, а что же он такое видит. Существо показывало поразительную устойчивость к святой магии, следовательно, вряд ли могло являться выходцем из нижних планов или какой-нибудь нежитью. Демоны и явившиеся из царства Смерти, конечно, бывали всякими…В том числе и очень могучими, способными переселить любую светлую магию или даже целый конклавы высших церковных иерархов. Однако, они либо не давали враждебным энергиям коснуться себя, либо регенерировали быстрее чем получали урон, а эта тварь от белого огня барьера всего лишь получала весьма умеренный ущерб. И в то же время тварь являлась материальной условно, доказательством чего служили пролетающие через неё снаряды…Хотя пара стрел и одно копье почему-то в основании щупалец все же застряли. Сочетание данных факторов, по мнению чародея, свидетельство о том, что перед ним какой-то могущественный дух. Существо, более состоящее из волшебства и энергии, чем из костной плоти, но в то же время не настолько чуждое и опасное, как выходцы из преисподней. –– То-то мне показалось подозрительным, что в мелком монастыре на крохотном островке – и вдруг аж целый инквизитор выискался.

Парочка пошатывающихся монахов с перевязанными головами, цепляющихся друг за друга чтобы не упасть, затянула какой-то гимн, заодно наставив на монстра вытащенные ими из под одежды нательные крестики. Видимого ущерба от действий священнослужителей бестия не понесла, но оранжевое сияние заметно угасло, а конечности твари стали двигаться медленнее, словно перебарывая некое невидимое сопротивление. Жаль только, этого было совершенно недостаточно, чтобы изгнать монстра обратно на его историческую родину…Ну или хотя бы в подвал.

- В стороны, чтоб не опалило! - Крикнул Олег, тяжело опираясь на посох и пытаясь создать с артефактом-накопителем устойчивую связь. Чтобы он выдавал энергию не большими травмоопасными порциями, а ровной струйкой, которая будет чуть меньше пропускной способности ауры своего нынешнего обладателя. И, кажется, у чародея это даже получилось. Во всяком случае, так говорила оракулу-самоучке его интуиция. - Сейчас буду зажигать!

Вопли Олега, конечно же, никто не понял, но люди чувствуя как нарастает за их спинами жар и трещит пламя инстинктивно посторонились, пропуская, выпущенный чародеем в сторону чудовища огненный поток, что метнулся над головами низкорослых пигмеев-лучников и словно кнут захлестнул одну и конечностей существа. Плоть чудовища, правда, гореть не пожелала и вместо этого стала плавиться, стекая обратно в сияющие оранжевым трещины. Особенно после того, как её еще больше дестабилизировал прицельным залпом крупной дроби из мушкета какой-то португальский вояка в обрывках окровавленного и перепачканного мундира. К сожалению, защитный барьер уже почти исчез, а щупалец у монстра оставалось еще более чем достаточно.

-Какой, однако, неудобный противник, - отстраненно подумал Олег, телекинезом метая оба топора-вампира в скопление суставчатых щупалец, а после перенося свое внимание и созданное его волей пламя на следующую конечность монстра. Тварь не издавала каких-либо звуков или иных свидетельств дискомфорта, хотя суставчатые щупальца принялись скрестись в запирающую их преграду и щелкать куда активней. Но пальцы существа не дрожали. – Мало того, что к физическим атакам он почти безразличен, так еще и боли видимо не чувствует.

Барьер из белого пламени лопнул, а создающие его письмена все разом погасли, напоследок обдав разгромленный монастырь сильнейшим ароматом ладана и тонким мелодичным звоном. Со звучным треском к мелким светящимся трещинам добавилась и крупная мерцающая все тем же оранжевым дыра, располагающаяся точно в геометрическом центре магического рисунка. Нечто крупное, объемом по меньшей мере в десяток кубических метров и видимо служившее источником суставчатых щупалец пыталось прорваться в реальный мир…Но пока не могло, ибо в проделанное им отверстие сумел бы протиснуться человек, но никак не небольшой слон.

Конечности чудовища, которые больше не сдерживало барьером, потянулись к людям, начиная источать подозрительный оранжевый дымок. Стефан отложил в сторону огнестрельное оружие и решил перейти в ближний бой, благо он был по всей видимости единственным во всем монастыре, кто мог на короткой дистанции хоть чего-то противопоставить монстру благодаря скорости реакции и зачарованным латам. Первый же взмах двуручного топора, созданного магистром для уничтожения противников как смертных, так и не очень, срезал сразу две конечности твари словно сухие прутики. Однако, как оказалось, дух тоже был не пальцам делан и отлично умел драться в рукопашную…И, разумеется, никаких предубеждений насчет подлых приемчиков он не испытывал, хотя скорее всего понимал, что же это такое. Во всяком случае, на подобную мысль натолкнул Олега его дар оракула, когда свыше десятка костлявых кулаков с разных траекторий ударили по Стефану, целясь точно в два места, чтобы не мешать друг другу в горло и чуть ниже пояса. Сибирский татарин польского разлива проявил чудеса изворотливости и ловкости, сумев одновременно и изогнуть позвоночник назад, спасая шею, и извернуться боком, чтобы принять часть повреждений на бедра и ягодицы, а одно щупальце так и вовсе вслепую принял на лезвие топора, разрубив вдоль…Но атака монстра в нижнюю часть его тела все равно достигла цели и за счет своей силы она обладала достаточным заброневым действием, чтобы обладатель улучшенного организма выронил оружия отлетел на метр назад и скрючился в позе эмбриона.

-Оно, черт его дери, еще и разумное! – Выругался Олег, обжигая пламенем попытавшиеся добить его друга щупальца и отчетливо понимая, что столь точный, подлый и расчетливый удар был невозможен без существенного интеллекта и знания человеческой анатомии. Если бы монстра вели одни лишь инстинкты, то он бы всеми пытался дотянуться до горла врага или впустую принялся терзать его доспех. – Да что эта за тварь такая?!

Ответа Олег не получил, зато получил существенную поддержку. Увидев, что огонь вполне неплохо действует на монстра, кто-то из пигмеев сообразил отложить в сторону лук и стрелы, чтобы метнуться за более подходящим оружием. Кувшинами с маслом, что судя по соблазнительным терпким ароматам, было выгнано из каких-то тропических плодов. Гренадер из коренного аборигена африканских джунглей получился сильно так себе, две из четырех импровизированных гранат он попросту не докинул до трещин, откуда высовывались конечности чудовища, но тем не менее мигом вспыхнувшая лужа расплылась во все стороны и, по всем законам физики, принялась стекать в обнаруженные ею отверстия. Или просто огонь дестабилизировал те светящиеся провалы, из которых высовывались конечности бестии? В любом случае, упорно пытающееся пропихнуться через центральное отверстие тело отпрянуло от проделанной им дыры, а источаемая щупальцами оранжевая дымка, которая мало-помалу конденсировалась под потолком, внезапно рухнула вниз и, словно живое одеяло, принялась душить пламя.

-Дров! Угля! Растопки! – Отчаянно закричал Олег на английском, в надежде, что хоть одно слово его окажется правильно понятым, сжигая или скорее плавя очередное щупальце, вытянувшееся в несколько раз и попытавшееся вцепиться в лицо чародею. Вот только со времени драки с орками качественные защитные амулеты уже успели немного подзарядиться, а потому растопыренные костлявые пальцы сломались, столкнувшись с пленкой барьера. Примерно половина конечностей твари уже была то ли уничтожена, то ли временно выведена из строя, а значит справиться с монстром теперь должно было оказаться легче. Да и Стефан уже начал вставать…Пусть пока и колени. – Нужно устроить этой твари аутодафе!

Стоило чародею лишь заговорить о сожжение кого-то живьем, как тут же появилась кавалерия в лице очнувшегося инквизитора. Ехал он, правда, верхом не на лошади, а на кровати, которую с громким скрипом толкал перед собою грудью смуглый здоровяк с загипсованными руками, но менее триумфальным от этого появление церковного дознавателя ни капли не стало. Словно осколочную гранату швырнул он в чудовище извлеченную из внутреннего кармана библию, что еще в полете исторгла из себя десятки листов, что зависли в воздухе вокруг твари и вспыхнули ярким белым светом. Впервые оно соизволило издать какие-то звуки помимо щелканья многочисленных суставов, а именно стон, звучавший не в воздухе, а в головах людей и наполненный буквально до краев усталостью, тоской и обреченностью. Олега это заставило лишь недовольно мотнуть головой, но большинство людей не отличались его ментальной стойкостью и потому застыли истуканами, слепо уставившись в никуда и зачастую даже выронив оружие. Однако, данное воздействие не было атакой: под воздействием магии инквизитора оранжевое свечение погасло и трещины в полу стали просто неглубокими дырами в камне, а оставшиеся снаружи конечности чудовища рассыпались кучками сухого песка.

-Вы очнулись, - констатировал Олег, взирая на облаченного в красное церковника с изрядным подозрением. – Что ж, я хотел спросить это раньше, но времени не хватало, поскольку имелось слишком много раненных, требующих срочного лечения…Так, что тут вообще происходит? Португалия ввязалась в Четвертую Мировую Войну? А на какой стороне?

-Во всем виновны козни врага рода человеческого, да охватившие людей смертные грехи: гордыня, гнев и жадность, - устало откликнулся Антуан, откидываясь на окровавленные простыни. - Пока сверхдержавы сводят друг с другом старые счеты, многие лорды из стран поменьше тоже решили под шумок устроить очередной передел земли, созданной Господом. Еретики-протестанты из погрязшей в пороках Дании сочли, что в их владениях слишком много снега и слишком мало мест, где можно наслаждаться солнечным теплом…Результаты вы видите сами.

-И вон тут тварь в монастырь тоже они притащили и запечатали? – Хмыкнул сумевший наконец-то подняться на ноги Стефан, кивая себе за спину, туда где на полу высились куски песка, ранее бывшие частью тела какого-то могущественного духа.

-Природа духа сего была осквернена и извращена вампирами-язычниками богомерзкими, дабы нежить могла использовать сие создание как оружие против верных сынов матери-церкви…- Инквизитор закашлялся кровью, но все же справился с накатившей на него слабостью и сумел продолжить свою речь. - Но служители господа родом из этой обители сумели сие создание пленить в бою лет сто назад, а после заточили в надежде, что пребывание в стенах святой обители со временем исправит ущерб.

Во вспышке пророческого озарения Олег осознал, что им говорят правду. Но не всю. Песчаный дух действительно некогда служил кровососам, причем не по своей воле. Но попав в плен к португальцам он, фактически, сменял шило на мыло. Пусть в бой эту тварь больше не бросали, но она вот уже целый век она трудилась не покладая своих нематериальных рук…Или скорее лап…В общем, в одиночку избавляла весь монастырь от пыли, грязи, опавших листьев, мышей, змей и прочего тропического мусора животного или растительного происхождения, поддерживала правильную работу водопровода и канализации, а также служила элементом системы безопасности, предупреждая хозяев о проникших на территорию посторонних и, в случае крайней необходимости, помогая их устранять. И за целый век работы на святых отцов ему ни разу ничего от тех не перепало, кроме разве только некоторого количества энергии. Ровно такого, чтобы дух не сдох с голодухи и даже немного меньше, поскольку к настоящему моменту он по сравнению с собой прошлым изрядно сдал. В общем, не было ничего удивительного, что данное существо не только не преисполнилось кроткостью и всепрощением, но и вконец осатанело на представителей рода людского, начав ненавидеть их всех.

Глава 7

О том, как герой проявляет жестокость, хлебает алкоголь словно воду и позволяет себе поддаться на уговоры.

Помещение, предназначавшееся для торжественных богослужений, было забито народом, вот только в большинстве своем наполнявшие его люди производили какие угодно звуки, но только не молитвы. Эту просторную и почти не пострадавшую в ходе обстрела залу приспособили в качестве помещения для тех, кто в экстренной помощи вроде бы не нуждался, но в то же время из-за полученных ран позаботиться о себе самостоятельно не мог. Мужчины, женщины, старики и дети разных рас лежали на лавках и между ними, использовав в качестве подстилок одеяла, парусину, собственную одежду или даже просто охапки листьев. Монастырь в час нужды приютил в своих стенах порядка двух тысяч человек, если не больше. И по меньшей мере десять процентов от этого количества оказались травмированы достаточно серьезно, чтобы находиться здесь вместе с теми, кто присматривал за ними. Легкораненых же было в несколько раз больше…Как и трупов, что оттаскивались в холодный подвал, дабы жаркое тропическое солнце не заставило их раздуться за считанные часы. Для проведения похорон, пусть даже в братских могилах, сил у людей пока не имелось. Да и монахи очень возражали против подобной идеи, упирая на священные тексты и возможность самопроизвольного поднятия нежити, если отнестись к мертвым без положенного уважения и соблюдения необходимых мер предосторожности.

-Лежите и не двигайтесь. Особенно не надо шевелить ногой. Понятно? Лежите. Надо чтобы порванные связки срослись, тогда сможете снова ходить, - свои слова Олег пояснял жестами и, кажется, пациент его понял. Во всяком случае, валявшийся на каком-то одеяле моряк с загрубевшими от соленой воды руками и обветренным лицом, улыбнулся целителю, кивнул и постарался вытянуться так, чтобы не потревожить пострадавшую конечность. Случайная картечина чуть не оторвали ему левую ногу, угодив в бедро и лишь по счастливой случайности разминувшись со всеми крупными артериями, но тем не менее данная рана не относилась к числу особо тяжелых. В родном мире Олега реабилитация бы заняла месяц, если не больше, но сей он без всяких лекарств или сложной аппаратуры мог подстегнуть регенерацию пациента, чтобы уже через сутки тот снова мог подняться на ноги.

-Так, там я был…Уф, душно то как…Здесь тоже…В том углу какой-то монах работал, что знает основы магический медицины…- Олег вытер выступивший на лбу пот, с недовольством покосившись на очень низкий потолок, который отделяло от его макушки едва ли тридцать сантиметров. Сложно сказать почему, но строители монастыря решили сэкономить на высоте помещений, из-за чего теперь в святой обители царила жуткая духота. Чародей осматривал зал для проведения молитвенных собраний, в котором свободное место осталось разве только непосредственно на алтаре и пытался в деталях вспомнить всех, с кем он работал последние несколько часов. Благо больные несколько облегчали эту задачу тем, что за очень редким исключением не переползали самовольно с места на место. – Все, что ли? По уму, конечно, надо пойти на второй круг и проверить, как идет заживление ран, но по уму меня кто-нибудь уже должен был сменить минимум дважды. Ааэах….Спать хочу. Сейчас вообще какое время суток то?

-Аааа! – В дальней части зала монах, оказывающий помощь одному из больных, отлетел на два метра после пинка в живот, обильно орошая пол своей кровью. Ударивший его человек был низкорослым, но зато мускулистым, полуголым и столь обильно покрыт татуировками, что полученные ранее раны просто терялись на фоне многочисленных цветных рисунков, почти полностью скрывших собой изначально белую кожу. А еще у него в руке непонятно откуда появился здоровенный нож с чуть скошенным вперед лезвием, которым он с немалой ловкостью принялся рубить всех оказавшихся поблизости. Кончик клинка, подозрительного похожего на непальский кукри, пробил голову еще одного священнослужителя, затем на обратном движение лезвие с небрежной легкостью срезало голову лежавшей по соседству негритянки с перевязанной грудью, а новый взмах проехалася по руке спрыгнувшего с лавки пожилого пигмея, с легкостью отсекая конечность. – Валь-хал-ла!!!

Люди, оказавшиеся рядом с этим маньяком, немедленно принялись кричать и разбегаться в разные стороны, мигом позабыв про свои раны, лишь бы убраться подальше от залитого кровью безумца…И невольно лишь поставили себя под угрозу, закрыв убийцу своими телами. Олег вовсе не был здесь единственным вооруженным человеком, несколько санитаров выхватили пистолеты, кобура для которых просто являлась для них такой же повседневной частью одежды, как носки и потому не покидала своего законного места, если её не просили снять. Вот только как стрелять, если траекторию полета пули все время кто-нибудь перекрывает собой, а цель не только не стоит на месте и беспрерывно носится туда-сюда размахивая ножом в попытках достать новую жертву. Причем, зачастую вполне успешных.

-Звиздец, - выругался Олег, проталкиваясь через толпу и не обращая внимания на оттоптанные ноги и синяки, которые он оставлял недавним пациентам. – Какой идиот притащил сюда датского берсерка?!

Вероятность, что убивающий сейчас безоружных людей направо и налево маньяк являлся кем-то из местных жителей, у которого просто поехала крыша, чародей считал исчезающее малой величиной. Крики, которые издавал режущий людей направо и налево ублюдок, громко призывающий к себе внимание валькирий, асов и Вотана, не оставляли двоякого толкования. Португалия была сугубо католической страной, ну может там могли найтись общины евреев или мусульман. А вот про то, что в Дании и прочих скандинавских странах христианский крест зачастую подрабатывает молотом Тора, слышал даже Олег.

-Вааа! – Гордый викинг, судя по всему рассчитывающий умереть в бою с мечом в руке, как и полагалось последователям суровых северных богов, отважно ринулся на врага, что рвался ему навстречу…И, не переставая кричать, рухнул на колени, поскольку мышц его ног внезапно отказались сокращаться. Спустя секунду та же судьба постигла и руки. Следующими под удар взбешенного целителя попали мышцы кишечника, мочевого пузыря и пищевода, а в качестве вишенки на торте датчанина накрыло заклятьем, обостряющим чувства. Чтобы тот уж точно «насладился» максимально полным букетом ощущений. Чародей поступал с потерявшим боеспособность человеком жестоко и понимал это, но остановиться не мог и не хотел.

-Давно я не пользовался этими чарами, - сообщил кипящий от гнева волшебник вызвавшему его гнев ублюдку, телекинезом отбрасывая клинок датчанина подальше и обходя полупарализованное тело, которое корчилось на полу среди собственных нечистот. Олег хотел оказать помощь попавшимся под руку берсерку людям…Но тот почти не оставлял после себя раненных, несмотря на охвативший его раж действуя на редкость эффективно. Одиннадцать трупов лежало ныне на полу молитвенной залы и лишь пигмею с отсеченной рукой мог бы помочь волшебник, убрав боль прижив конечность обратно. Еще больше бесило волшебника наличие среди мертвых тел парочки детских. – Целителей сложно назвать безобидными, но уж слишком мала дистанция, с которой мы можем сотворить с организмами разных уродов вроде тебя всякое, разное, нехорошее… Да и создать подобное заклинание не сказать, чтобы легко. Пристрелить врага или ткнуть его чем-нибудь острым зачастую проще и быстрее.

-Гкхр…- Даже идущий горлом компот с кусочками фруктов, который в датчанина судя по всему завали когда он находился в полубессознательном состоянии, не помешал скандинавскому берсерку с ненавистью уставиться на волшебника и попытаться чего-то сказать. – Кгрх…

-Добить? – Олег догадался о том, что ему хотят, без всякого пророческого дара или телепатии. Монахи и несколько раненных, взявших в руки оружие, окружили датчанина, но что-нибудь сделать с ним чародей им не дал, телекинезом осторожно придержав за шиворот какого-то мстителя, подобравшего нож викинга и, похоже, намеревавшегося выпотрошить скандинава словно рыбу. – Ну нет, так легко не отделаешься, засранец! И не мечтай! Смерть в бою – для героев или хотя бы солдат. А на твоем фоне даже пираты, наемные убийцы и придорожные грабители выглядят образцами чести и достоинства!

-Во имя господа, что здесь случилось?! – В помещение ворвался Антуан, выглядевший так, словно его самого уже пора закапывать…Или признавать орком. Во всяком случае, бледно-зеленый цвет лица инквизитора мог послужить в джунглях не самой плохой камуфляжной окраской.

-Кто-то проявил к сему человеку, видимо входившему в число напавших на монастырь датчан, христианскую добродетель. Но он не оценил, - Олег посмотрел на корчащееся в нечистотах тело и на мгновение ему стало стыдно…Перед теми, кому придется все это убирать. А вот к убийце беззащитных женщин, детей и пытавшихся помочь раненному монахов, сострадания он не испытывал ни капли. – И вместо того, чтобы поблагодарить за заботу о своих ранах, решил пасть в бою и отправиться в Валгаллу.

-Мерзкий еретик, - устало выдохнул Антуан, падая на ближайшую лавку и заходясь в кашле. Платок, который португалец прижал к губам, окрасился кровью. – Господь покарает его…Кхе-кхе…Нашими скромными руками.

-Только сначала допросите его на предмет информации о противнике, прежде чем предавать такой смерти, после которой уж точно в Вальгаллу не возьмут. – Олег попытался взять себя в руки и мыслить рационально. – Правда, я сомневаюсь, что его бы туда в любом случае пустили, но мало ли…

-Это язычество и мракобесие! – Вскинулся инквизитор, гневно раздувая ноздри. Но спустя секунду снова зашелся в кровавом кашле, который плавно перешел в рвоту.

-Пожалуй, - не стал спорить чародей, тактично подавая священнослужителю большой кувшин с водой, чтобы умыться, который стоял на соседней скамейке и, видимо, использовался кем-то из раненных для питья. – Но лучше перестраховаться.

Тяжело дышашщий Антуан только махнул рукой на русского волшебника, а после окатил водой датчанина, чтобы он по пути пол особо не пачкал и дал знак своим подручным в монашеских рясах. Ну а те, подхватив парализованного датчанина под руки, потащили пленника в помещение, более подходящее для допроса. Олег оценил загнанный вид инквизитора и подумал, что после передозировками алхимическими снадобьями печень священнослужителя стала отдавать концы. И, даже несмотря на помощь целителей, лет через двадцать может потребоваться пересадка…А потом выкинул несвоевременные мысли из головы. Во-первых, уж у церковного дознавателя должен иметься доступ к выскоранговым магам-медикам или хотя бы органам тех, кому здоровые части тела уже никогда не понадобятся. А во-вторых, мало смысла планировать на десятилетия в сумасшедшем мире, где чуть ли не каждый месяц случается по катастрофе. И отнюдь не всегда маленькой. Чародей однажды очень удивился, когда узнал, что чары замедления старения доступны каждому ведьмаку, если тот хоть чего-то понимает в целительстве. Пусть даже общеизвестные их версии вряд ли являлись самыми эффективными. Но со временем он убедился, что некая извращенная логика в столь низкой оценке их полезности все же присутствует. До естественным образом появившихся седых волос еще умудриться дожить надо было! И справлялись с данной задачей очень немногие.

-Хорошее в этом монастыре вино гонят, - заметил Стефан, поджидавший Олега на выходе из молитвенного зала в обнимку со здоровенным оплетенным лозой кувшином емкостью где-то в шесть-семь литров. – Градус, правда, слабенький, но вкусное зато…Будешь?

-Давай, - чародей принял кувшин и крайне некультурно начал хлебать предложенный напиток словно воду прямо из горлышка, пролив немного жидкости на одежду. Впрочем, ту и без того проще было пустить на тряпки чем отстирать, столько в неё впиталось крови. Сейчас, спустя несколько часов напряженной, нервной и грязной работы пациенты наконец-то кончились…Вернее, в экстренном вмешательстве целителя более никто не нуждался и теперь пострадавшие во время боя люди должны были поправиться и своими силами, если за ними будет организован минимальный уход. – Хм, действительно, хорошее вино. А люди тебе здешние как?

-По-разному, - пожал плечами Стефан, принимая емкость обратно и тряся ей перед ухом, чтобы оценить количество оставшегося напитка. Весьма скромное, кстати. – Большинство меня опасалось, некоторые были искренне рады предлагаемой помощи, одна из молодок пыталась глазами постреливать…Но есть и такие, что смотрят с подозрением или шепчутся за спиной, а пара идиотов в обрывках военной формы, с аурой тянущей ранг эдак на второй, так и вообще невесть с чего решила, будто имеет право мной командовать. И даже отсутствие общего языка не помешало им орать как на раба какого или крестьянина сиволопаго и пытаться отнять оружие с артефактами.

-Действительно идиоты…Или проверка на вшивость от инквизитора, - тяжело вздохнул Олег, мысленно пытаясь подсчитать силы защитников монастыря. И выходило тех не так, чтобы сильно много. Во-первых, восемьдесят процентов священников или искавших у них защиты беженцев из числа пигмеев, обычных негров или немногочисленного белого населения сейчас щеголяло бинтами, нацепленными отнюдь не для красоты. А во-вторых, данное место в первую очередь было именно обителью для некоторого числа монахов, а не крепостью, несмотря на толстые стены. И какие-нибудь португальские рыцари в нем могли оказаться разве только совершенно случайно. – Ты их, надеюсь, не сильно зашиб?

-Да что я, без понятия? Бил так, чтобы тебе или какому-нибудь другому доктору их штопать не пришлось, у вас же и без того работы было выше крыши, - отмахнулся Стефан, хитро прищуривая свои узкие глаза. – Да и не в первый раз с таким отношением к себе сталкиваюсь. В Польше тоже попадались ясновельможные паны, которые всех кто не из их числа и даже вообще не европеец считали чем-то средним между нелюдью и животным. Но звоночек, чего не говори, показательный…

– Плохо радоваться чужому горю, но если бы не эта маленькая колониальная война Дании и Португалии местные могли бы отнестись к нам ну совсем неприветливо. – Чародей в задумчивости попинал стену носком сапога, размышляя о том, могла ли ситуация развиваться по другому. - Тот же инквизитор нет-нет, да и клеймит меня еретиком. А из подобного статуса многое вытекает, начиная от повышенных налогов со всякими нелепыми ограничениями, вроде запрета носить шляпы одном помещении с католиками и заканчивая попыткой силой обратить в истинную веру, для надежности нацепив на шею колодки.

-Хорошо, что он не сдерживается, - удивил Олега такими выводами сибирский татарин польского разлива. – Хуже было бы, если бы в лицо улыбался, льстил и заискивал, а сам в это время какую-нибудь каверзу готовил. Ты, кстати, узнал уже, где мы? Географически.

-В Атлантике, - только привитое в детстве воспитание удержало Олега от того, чтобы куда-нибудь сплюнуть. Нестабильная пространственная магия выбросила вынужденных путешественников, чуть ли не в самом удаленном от Дальнего Востока месте планеты, откуда добираться домой предстояло несколько месяцев. А скорее больше из-за Четвертой Мировой войны. Впрочем, могло быть и хуже, очутись они где-нибудь в Империи Крови, на территориях османов или посреди Северного Полюса. По крайней мере, во владениях Португалии никто Олега и Стефана вроде бы не должен был стремиться убить просто за их расовую и этническую принадлежность. – К северо-западу известные своими пиратами Карибы, к востоку Африка. Ну, плюс-минус лапоть по карте. Впрочем, на ней архипелаг Руа еще и найдешь не сразу. Островов то тут полтора десятка, но крупный – только один. Тот, который от нас отделен проливом и полон злыми датчанами.

-Зафрахтовать корабль и…

-На нем до Америки, а после уже на Аляску и обратно в Сибирь, - оборвал друга Олег, выразительно постукивая себя по уху. Инквизитор утверждал, что во всем монастыре нет ни одного человека, который умел бы говорить на русском языке или хотя бы понимал его…Но это отнюдь не значило, что чародей ему верил! Выучил же командир отряда пигмеев откуда-то словосочетание: «русская водка»! А потому о затопленных сокровищах говорить следовало как можно тише и вдали от людных мест. – Но с этим, сам понимаешь, могут возникнуть сложности. Война, черт бы её побрал! Опять! Вот куда не сунешься – везде на неё наткнешься!

-Время такое, все со всеми воюют, поскольку после прошлой глобальной войны успела подрасти пара-тройка поколений, а молодые и слабые тогда чародеи ныне заматерели и хотят себе денег, власти, владений и титулов, дабы встать вровень со старыми зубрами или хотя бы приподняться над общей массой, - Стефан грустно поболтал остатками вина в кувшине, а потом допил их одним глотком. - Было бы глупо думать, будто в Четвертой Мировой мир вертится исключительно вокруг России и все дерутся либо с нами, либо против нас…

-Угу, - согласился Олег, наблюдая за тем, как в молитвенный зал ковыляет парочка низкорослых старичков, сообща тащащих одно единственное ведро воды. Худые руки пигмеев тряслись от усталости, но перепоручить работу молодым и присесть где-нибудь в тенечке эти чернокожие пенсионеры не могли. – А по результатам разведки, что можешь сказать себе об этом монастыре? Мне он при беглом осмотре показался каким-то странным…Впрочем, я и в наших русских то ни разу не был, не говоря уж о католических.

-Да вроде обитель как обитель… Хотя немного странно, что её в этом месте возвели, а не по соседству с каким-нибудь городом, - пожал плечами маг-егерь, немало времени проведший в рейдах вместе с разведчиками и потому отлично знавший, на какие мелочи в первую очередь стоит обращать внимание. – Деревенек тут нет, следовательно, пищей монахи сами себя обеспечивают и по хозяйству тоже трудятся без посторонней помощи. Пристань маленькая, только-только паре лодок пришвартоваться. Паром для переправы на крупный остров есть, вернее его обломки. Энергию дает магический источник средней паршивости, который где-то под фундаментом. Впрочем, другого на островке, наверное, и нет вообще. Библиотека маленькая, публичная, закрытой секции не обнаружил. Сокровищницу тоже не нашел.

-Как тут с безопасностью, если не считать очевидного, вроде проломов в стенах? – Продолжил расспросы чародей, который практически не отлучался от больных, а потому монастырь видел только мельком, ночью и лишь с одного ракурса. – Есть ли в мастерской все необходимое, чтобы я мог построить хотя бы летучую лодку?

-Последнее – точно нет. Ну, может оно там и лежало раньше, но мастерская и кузня были вынесены в отдельную постройку ближе к небольшому ручью и виноградникам…И её спалили до тла. Если же где-нибудь в монастыре и есть запас технического серебра, магически активного топлива и алхимреактор, то на глаза они мне не попадались. – Покачал головой Стефан. – От пиратов, вампиров и прочей залетной швали монастырь охраняет дюжина пушек, стоящих на крыше. То есть их была дюжина, сейчас осталось всего пять. Орудия старые, но мощные, дальнобойные и лафеты там просто сказка, на наши корабли бы такие…Вращаются во все стороны, легко меняют угол наклона, имеют встроенный амулет левитации для быстрого переноса с места на место! А вот снарядов и пороха к ним осталось – кот наплакал. По три-четыре выстрела на пушку.

-Как-то крутовато для мирной обители такую артиллерию иметь, - задумался Олег. – С другой стороны, если она действительно сильно уединенная, то лучше уж потратиться на пушки, чем отстраивать все заново после каждого налета. Османы или вампиры на монашеский сан чихать хотели, да и среди простых пиратов богобоязненных днем с огнем искать надо…

-Во-во, на большом расстоянии от крупных городов и воинских гарнизонов хорошие пушки – это не роскошь, а всего лишь гарантия, что кто попало тебя не убьет, не ограбит и не угонит в рабство. - Стефан озвучил истину, очевидную для обитателей этого мира. - О, смотри, дознаватель красноплащный сюда хромает вместе с группой поддержки. Вот зуб даю, сейчас будет агитировать нас помочь им датчан спровадить восвояси во славу мира, счастья, добра и католической церкви!

-Возможно, стоит им и помочь, вряд ли у нас со скандинавами будет дружба после того, как мы столько их орков перебили, да еще и ты их колдуна-погонщика пристрелил. – Олегу не очень хотелось ввязываться в чужую войну, но чтобы добраться до североамериканского континента, им нужен был корабль, неважно, будет тот передвигаться по воде или по воздуху. В крайнем случае, могла бы сгодиться летающая лодка, тогда бы даже не понадобилось близко контактировать с другими людьми и показывать им поднятые со дна моря сокровища. – Но поскольку доверия португальской инквизиции у меня нет, я потребую аванс. Большой. А иначе пусть других идиотов ищут. Поднять лодку со дна недолго, источников энергии у нас много, направление в котором стоит грести мы теперь знаем…Уж мимо Северной Америки не промахнемся, если штормом куда-нибудь не унесет.

-Сеньоры, боюсь у меня дурные вести, - На алой одежде Антуана слегка выделялись брызги свежей крови, и не стоило долго думать, чтобы догадаться, кому она принадлежит. Впрочем, экспресс-допрос по всей видимости не дался церковному дознавателю легко. Если раньше он хотя бы ходил сам, то теперь с обеих сторон португальца подпирали дюжие монахи, заботливо поддерживающие высокое начальство под локоток и не дающие ему упасть. – Не ведающие стыда и не боящиеся Гнва Божьего еретики собрали достаточно сил, чтобы не только почти разрушить нашу обитель, но и одновременно с этим держать в осаде Перленбург! Боюсь, если город падет, то окончательная победа датчан станет лишь делом времени…Не слишком долгого времени, прошу отметить. Сеньоры, во имя Господа Нашего, вы обязаны нам помочь!

-Святой отец, давайте же будем разумны. Я и мой друг, к сожалению, всего лишь жертвы досадной случайности, оказавшиеся на чужих берегах, а не библейские герои или хотя бы паладины святого престола. Нам при всем желании не удастся сокрушить целую армию датчан, - Торговаться Олег не любил, но научиться этому далеко не самому лучшему мастерству ему пришлось. И начинать процесс согласования условий, увы, почти каждый раз приходилось издалека. Просто вывалить список своих условий, чтобы потом начать спор по тем или иным их пунктам, к сожалению, было нельзя. Требовалось соблюдать некоторые правила приличия, позволяющие договаривающимся сторонам соблюсти лицо и выставить все в свете якобы высших целей, а не банальных шкурных интересов. – К тому же, Россия сейчас не воюют с Данией…А с Португалией, насколько я помню, нашу державу не связывают союзнические или хотя бы давние дружеские отношения.

-Но ведь и вражды меж нашими странами нет и никогда не было. Может пару раз в прошлом мы и объявляли друг другу войну из союзнических обязательств со своими партнерами, но фактически дальше обмена дипломатическими посланиями или случайных стычек в нейтральных водах или небесах дело ни разу не заходило. – Инквизитор говорил правду. Чтобы подраться русским и португальским войскам пришлось бы сначала промаршировать по всей Европе, чего местные владыки по понятным причинам явно бы не допустили. Да и авиация или флот обычно имели перед собой множество целей поближе или не рисковали так далеко удаляться от своих баз. - К тому же, силы датчан велики, но не беспредельны, иначе бы они уже победили. Возможно, лишь самой малости не хватает, дабы склонить чашу победы на сторону праведников, а два опытных боевых мага – это отнюдь не незначительная мелочь. И вы уже здесь, и уже оказались втянуты в этот конфликт.

- Право на самозащиту священно, а датские орки атаковали нас первыми. Да и оказать помощь в защите вашей обители, равно как и исцелить раненных, требовал долг гостя перед тем, кто распахнул ему двери своего дома. – Отпарировал Олег, складывая руки на груди. Определенно, он бы позволил инквизитору себя «уговорить», но для этого церковному дознавателю потребовалось бы предложить нечто большее, чем его бесконечная благодарность и молитвы за вынужденных путешественников. Хотя бы документально подтвержденное обязательство от имени церкви оказать им всю возможную помощь в возвращении на родину и не чинить препятствий в путешествии по колониальным землям Португалии, которое сведет на нет возможные конфликты с местными властями. – Но если перейти от защиты к нападению, боюсь, на нашей родине могут возникнуть…Вопросы.

-Так может, стоит сделать так, чтобы эти вопросы просто никогда не были заданы? – Вкрадчиво осведомился инквизитор, которого даже видимая невооруженным глазом слабость не могла остановить от выполнения своих обязанностей. – Если вы решите отринуть свои ортодоксальные предрассудки, перейдете в лоно истинной веры и дадите присягу его королевскому величеству, то можете многое получить…Рыцарскую цепь сразу после победы над датчанами гарантирую, уж на такое хватит даже одной лишь моей власти. И можете не сомневаться, для верных слуг престола и католической церкви это будет только началом!

-Предложение, конечно, щедрое…Но, боюсь, вот прямо сейчас мы никак не сможем его принять, - вздохнул Олег, закусив губу. Предложенный вариант мог решить стоящие перед чародеем и его другом проблемы. И создать новые, возможно еще более серьезные. В Португалии их со Стефаном действительно никто не знал, вряд ли в этой маленькой европейской стране было бы легко устроиться двум иностранцам и бывшем иноверцам. Особенно, если у них есть то, что можно выгодно присвоить, а именно целая куча сокровищ. – У нас в России осталось слишком многое, чтобы вот так вот его бросить.

-Но я вижу отметки на ваших аурах, и хотя они несколько отличаются от принятых в армии его королевского величества, прочитать их не представляет каких-либо особых сложностей. – Нахмурился Антуан, который видимо рассчитывал, что его предложение будет принято без особых колебаний. - Как и понять, что таланты стоящих передо мной людей, по меньшей мере, недооцениваются. Вы оба обладаете аурами, достойными истинных магов…И если разница между третьим рангом и четвертым действительно не столь существенна и могла бы объясняться молодостью и неопытностью, то второй у вашего друга – это же просто оскорбление!

- Титулы и звания – это просто слова, которые произносят люди. Их могут раздавать направо и налево, а могут придерживать обделяя ими действительно достойных людей, но реального положения дел это не изменит, - как бы извиняясь развел руками Олег. Мысленно он порадовался тому, что правильно оценил рост сил у Стефана и себя самого. Определенно теперь они оба более или менее соответствовали четвертому рангу, что было ой как немало. Чародеи подобной мощи в любой стране мира являлись привилегированным меньшинством, а также имели почет и уважение, каким бы ни было их происхождение. Дворянский статус обладателям подобной мощи присуждался просто автоматически. В конце-концов, очень небезопасно угнетать человека, чей разрушительный потенциал примерно соответствует танку. Даже для других ему подобных, ведь если тот объединится с другими подобными себе или просто выберет удачный момент для мести, то может не только привести к огромным финансовым убыткам, но и оборвать даже условно бесконечную жизнь представителей высшей аристократии, благодаря магии способных топтать землю сотни и тысячи лет. – И состоит оно в том, что у меня, несмотря на молодость и некоторое недопонимание с официальными властями, все же имеется свой летучий корабль, десятки тысяч золотых на счетах императорского банка и небольшая библиотека магических книг. А род моего друга может и не особо ладит с иными потомками Чингисхана из-за давних распрей, да и живет в самых диких дебрях Сибири, но в него входят десятки одаренных, и у них есть своя земля, своя железная шахта и свой маленький заводик.

Про то, что земля принадлежит не совсем Полозьевым, а скорее их дальних родственников Олег решил умолчать. Как и про то, что большинство магов среди сибирских татар обладают лишь первым-вторым рангом, повисшие на родичах его друга огромные долги и тот факт, что добычу руды к настоящему моменту могли так и не наладить, не говоря уж о работе мануфактуры. Вряд ли Анутан мог поймать своего собеседника на преукрашиваньи некоторых фактов. Даже в министерстве иностранных дел Португалии точная информация о столь незначительных мелочах из жизни далекой северной страны должна была отсутствовать.

-Оу, - инквизитор аж покачнулся, но стоящие по бокам монахи держали его крепко. – Да, сеньоры, в таком случае ваши сомнения мне вполне понятны…Прошу прощения, что счел вас русским аналогом безземельных рыцарей, которые мало чем могут похвастаться кроме своей благородной фамилии, клинка, доблести и магической силы.

-Ничего страшного, вы же ничего о нас не знали, а наши доспехи и оружие действительно выглядят так, словно мы вкладывали свои деньги только и исключительно в них, - вежливо улыбнулся Олег. – Но теоретически, мы могли бы попробовать помочь в вашей проблеме с датчанами…А после возможно и продолжить сотрудничество. Ведь как вы правильно отметили, на родине нас двоих не слишком-то ценят. И наших близких – тоже. Ну а капиталы всегда вывезти можно. Если будет куда.

Не то, чтобы Олег в действительности собирался сменить подданство на Португальское… Он очень мало знал об этой европейской стране и пока не узнал бы побольше никаких безвозвратных шагов делать бы точно не стал. Но категорического неприятия данная идея для него, в принципе, не имела. Россия с этой страной действительно никогда серьезно не воевала в прошлом и вряд ли могла схватиться в будущем, а потому откровенным предательством чародей бы подобный поступок не назвал. Да и судя по тому, что в монастыре не было видно ошейников на шеях пигмеев, а инквизитор искренне трясся над чернокожей женщиной высоко поднявшейся в церковной иерархии, как минимум расисты и рабовладельцы в самой западной стране Европы ныне уважением особо не пользовались. Куда-нибудь в Стамбул Олег бы переехал только под страхом смерти и слинял оттуда при первой возможности, пусть даже ему бы сулили золотые горы и давали серьезные гарантии исполнения обещаний. Уж на что в его родном мире до начала нового времени Турция славилась «милыми» традициями, из-за которых на её территории ежегодно многими тысячами дохли невольники, лишних наследников убивали, дабы не возникло лишних сложностей с разделом имущества, но до её аналога из этого измерения тем османам оставалось ой как далеко. Не то, чтобы им злобы или дурости не хватало…Исключительно возможностей, даруемых черной магией.

Глава 8

О том, как герой задается важными вопросами, летит на выручку прекрасной даме и теряет дар речи.

Благоустроенная терраса вблизи монастыря, оборудованная множеством скамеечек, посыпанными галькой дорожками и усаженная деревьями, дающими спасительную в тропическом климате тень, приятно напомнила Олегу парки его родного мира…Правда, оставшиеся от ядер рытвины её кое-где портили, но чародей смог усесться так, чтобы не было заметно ни их, ни полуразрушенного здания и наслаждался умиротворенным видом теплого моря, раз за разом накатывающего на близкий берег. Уставший как собака от возни с многочисленными пациентами чародей очень хотел немного расслабиться…К сожалению, такой возможности у него не было из-за церковного дознавателя в красных одеждах и недавно подписанного контракта найма вольного отряда. Размер подразделения и его принадлежность, однако же, в документе не отмечались, как и конкретные обязательства иностранных солдат удачи перед властями Португалии и точная сумма вознаграждения за их труды. Вместо точных сумм и четких формулировок, так любимых бюрократами и законниками, текст полнился туманными фразами вроде «по возможности» и «в соответствии с достигнутыми результатами». По итогам длительных дебатов торгующиеся стороны сошлись именно на этом варианте, устроившим обоих. И никого ни к чему не обязывающих по большому счету…Вероятность получить в случае победы «больше спасибо» по мнению волшебника вполне компенсировалась этой своеобразной проверкой инквизитора с его обещаниями на вшивость и иммунитетом к приказам местных благородных дуболомов, буде такие захотят послать двух вынужденных путешественников грудью на амбразуру. Ну и тем, что с этой бумажкой его хотя бы местные власти не должны пытаться ограбить или захватить, если они не хотят нарушить собственные законы.

-А у Португалии вообще много колоний и далеко ли они расположены? – Задался важным вопросом Олег, в задумчивости постукивая пальцем по расстеленной на столе карте. Архипелаг Руа состоял из центральной кляксы самого большого острова и множества клочков земли поменьше, отделенных от него расстоянием в считанные километры. Лодке двух вынужденных путешественников повезло выплыть к самому южному из них, а остальные почти все располагались на севере. Жаркое тропическое солнце доставляло покинувшим стены переполненной обители людям ощутимый дискомфорт, но к счастью налетевший с океана ветерок нес с собой прохладу, в изрядной мере компенсирующую палящий зной. – Может ли быть так, что приплывшие на архипелаг силы – еще далеко не все, и через некоторое время к врагу подойдет подкрепление? Или к нам явятся освободители?

-Маловероятно, как первое так и второе, - помотал головой инквизитор, к счастью оказавшийся достаточно разумным чтобы понимать, что два мага четвертого ранга не способны ничего сделать с небольшой армией. Вот если бы Стефан и Олег были хотя бы шестого, тогда еще можно было бы задуматься о атаке в лобовую…. - Ближайшие территории, контролируемые его величеством, находятся в Африке. И это по сути скорее сеть факторий, чем полноценная колония. У датчан же нет и того, единственные их заморские владения – часть Гренландии, которую они делят с другими скандинавами.

-Значит, все карты уже брошены на стол…Если верить вашим разведчикам, то со стороны датчан это примерно три десятка кораблей, от вполне современных крейсеров до переоборудованных в военные транспорты дряхлых грузовых калош столетней давности, чье дерево давно сгнило и не рассыпалось на части только чудом. С нашей: выстроенная немцами в расчете на серьезное вампирское вторжение крепость, местное пигмейское население которое должно крайне прохладно отнестись к оккупантам и четверка патрульных эсминцев, запертых в гавани. Расклад не очень, но бывают ситуации и хуже, - резюмировал чародей, резким взмахом руки убивая попытавшуюся усесться ему щеку крупную жирную муху. Очень некстати активировавшийся дар оракула сообщил ему, что покойное насекомое буквально считанные минуты сидело на раздувшемся трупе одного из нападающих, валявшимся недалеко от линии прибоя. Закапывать тела нападавших обитатели монастыря не особо торопились, сначала намереваясь похоронить своих друзей и родственников. Ну и надеясь, что океан избавит хотя бы от части неприятной и тяжелой работы. – Главный вопрос в том, будут датчане штурмовать Перленбург или же будут продолжать осаду в надежде, что город сдастся.

-Я не могу доподлинно знать, что творится в головах у этих еретиков, но кажется мне, будто командующие ими лорды не станут спешить. Защищающая город крепость пусть и обветшала слегка с момента постройки, но сокрушить её не вдруг получится, немцы в свое время старались на совесть. И там вполне достаточно тяжелых орудий, чтобы пустить на дно целый флот. Увы, сколь бы ни были крепки стены, но без храбрых защитников они не помогут. – Вздохнул инквизитор, массируя себе виски. Ему стало лучше, во всяком случае, цвет лица почти вернулся в норму, но видимо последствия длительного перенапряжения и нервного стресса все еще давали о себе знать. – Запасов продовольствия в Перленбурге не хватит надолго. Основной частью рациона простых людей является рыба…И если лодки не смогут выйти в море и закинуть сети, то горожане скорее всего поднимут бунт и вынудят гарнизон сложить оружие.

-Разве в городе нет запасов провианта на совсем крайний случай? – Удивился Олег, когда логика и интуиция подсказали ему, что Антуан чего-то не договаривает. Разумеется, столица архипелага вряд ли бы смогла повторить подвиг блокадного Ленинграда из его родного мира, но определенно в деле были замешаны какие-то иные факторы. – И потом, неужели датчане смогут помешать рыбакам забрасывать удочки и сети прямо в гавани?

-Запасов мало, ведь если рыбу просто солить, она далеко не такая вкусная, как свежая, а длительных штормов у нас не бывает. А для копчения нужно топливо и леса рядом с городом давно сведены на нет…На архипелаге практически отсутствует сельское хозяйство, если не считать виноградников, птичников, да фруктовых садов. Месть весьма гористая, нормальные поля тут не посеять и выгон для скота не разбить, а зерно гниет или поражается жучками несмотря ни на какие амулеты. - Инквизитор заколебался, продолжив свою речь. – Кроме того, боюсь, не многие в городе обладают должной твердостью веры, дабы сражаться с еретиками до конца. Честно говоря, настоящих подданных его королевского величества в Перленбурге проживает от силы четверть. Остальные – либо потомки немцев из первой волны колонизации, либо матросы, плотники и прочий морской люд, который сегодня здесь, а завтра там. И для них нет особой разницы в том, платить налоги Португалии или Дании.

-Хорошо, это имеет смысл, - Олег остался в уверенности, что инквизитор опять сказал ему не всю правду, но настаивать не стал. – Можем ли мы позвать на помощь? До берегов США тут не сказать, чтобы слишком уж далеко…

-Нет, - категорически заявил церковный дознаватель. – Америка нам не поможет. У Португалии с ней исторически очень плохие отношения. Сначала мы поддерживали Юг, а не Север в их гражданской войне. Потом заключали торговые договоры с Мексикой в тот недолгий период, когда она была действительно государством, а не разрозненным союзом городов-полисов, в которых непонятно принадлежит власть людям или нежити. А под конец всего два года назад произошла очень некрасивая история с их послом и младшей сестрой его августейшего величества, после которой дипломата признали виновным в попытках контроля разума и сношениями с врагами рода человеческого, после чего конечно же сожгли.

-В общем, с карибскими пиратами договориться и то проще, - резюмировал чародей. – Хм…А ведь это вариант, не находите?

-Предложить им золото, отпущение грехов и каперские патенты? – Задумался Антуан. – Было бы неплохо, но боюсь среди морских разбойников просто нет сейчас персоны того калибра, которая могла бы собрать армаду достаточную, чтобы снять осаду с Перленбурга. А если не дай бог появится, то он же сам место датчан и займет! Да и платить нам сейчас нечем, губернатор отправил собранные налоги в метрополию всего месяц назад. И до его резиденции еще добраться надо, ведь город блокируют не только с моря, но и с суши.

-Да что ж такое, куда не кинь – всюду клин, - расстроено цыкнул зубом Олег с тоской понимая, что справляться придется своими силами. Ну, максимум используя поддержку пигмеев, но чернокожие карлики хорошими воинами не выглядели. Луки с отравленными стрелами были, пожалуй, единственным оружием, которое хоть на умеренно близкой дистанции могло уравнять их с орками или хотя бы обычными вражескими пехотинцами. Отдачей от мушкетов весящих килограмм пятьдесят воителей банально унесет, а про рукопашную за очень редким исключением и заикаться глупо. – Ладно, а что по обитателям мелких островов? Сколько человек и откуда можно будет собрать в отряды ополчения? Есть ли одаренные, чьи способности стоит принимать во внимание? У кого кроме вашего монастыря могут найтись орудия или хотя бы порох…

Ответа на свои вопросы, крайне важные для организации полноценного противостояния датским агрессорам, чародей так и не получил, поскольку к беседке подскочил какой-то пигмей и чего-то быстро-быстро затараторил, тыча пальцем в направлении большого острова.

-О, хвала Господу Нашему! Хоть какие-то приятные известия! – Инквизитор размашисто перекрестился и даже позволил себе слабо улыбнуться. – К берегу напротив брода вышли люди леди Маргарет, одной из немногих воистину благородных и благочестивых благородных особ, проживающих на архипелаге! Возможно она и не воин, а всего лишь придворная дама, но её познания в тайных искусствах весьма велики, а среди слуг точно есть как минимум десяток опытных солдат!

-У вас в проливе есть брод? – Озадачился Олег, пытаясь понять, чего можно ожидать от встречи с португальской аристократкой.

-Ну, не совсем брод, мы так называем самое узкое место, где к тому же до дна остается лишь пара метров. Там слишком мелко для морских чудищ и даже акул, а потому можно переплыть с острова на остров без лодки, чем пигмеи, как правило, и занимаются, если им лень возиться с лодками и не жалко мочить одежду. – Пояснил инквизитор. – Кстати, ваша стычка с орками произошла именно рядом с этим местом. Определенно, они там ждали в засаде тех, кто мог бы попытаться прийти к нам на помощь или же наоборот, людей бегущих из нашего несчастного монастыря.

Вслед за первым мальчишкой-пигмеем прибежал второй, и он в отличии от своего предшественника несся куда быстрее, был почти полностью покрыт потом и голосить начал задолго до того, как добрался до беседки.

-Леди Маргарет преследуют, - увяла улыбка инквизитора. – И, кажется, врагов очень много, у них даже есть с собой големы или автоматроны, если мальчишка со страху не перепутал крупного рыцаря с боевой машиной…

-Порадуемся, что враги сами облегчают задачу своего уничтожения. Если не в наших интересах устраивать генеральное сражение, то только и остается, что бить его по частям. – Олег начал накладывать на себя одно усиливающее заклятье из арсенала целителей за другим и одновременно легким телекинетическим постукиванием по лысине поманил Стефана, который сидел недалеко в тени дерева и был занят тем, что методично изготавливал зачарованные пули, попутно уничтожая очередной кувшин вина из монастырских запасов. Простой комочек свинца, если нанести на него парочку совсем простеньких рун, мог превратиться в грозное оружие…Жаль только хранились подобные боеприпасы совсем недолго. Сделанные дилетантами, они бы стали опасны для своего обладателя уже через считанные часы, так и норовя взорваться прямо в стволе. Впрочем, в этой весьма узкой области сибирский татарин польского разлива мог считаться как минимум крепким профессионалом, его творения наверняка не утратили бы стабильность и через несколько суток, а то и целую неделю. – Антуан, вы сейчас драться можете? А летать умеете?

-Да и…Не совсем, - смущенно признался инквизитор, аура которого не позволяла однозначно отнести своего обладателя к третьему или четвертому рангу, являя собой нечто среднее. Впрочем, для большинства служителей различных религий и культов личное могущество являлось лишь одной из составляющих их возможностей, которую дополняла помощь покровителей. В том случае, если на молитвы отвечали, конечно же. – К сожалению, я страдаю довольно постыдной слабостью…А именно – страхом высоты. Нет, если глаза закрою, все будет в порядке, но тогда надо, чтобы кто-нибудь держал меня за руку и тем показывал, куда лететь!

-Хорошо, тогда готовьтесь, сейчас мы полетим на выручку леди Маргарет, - Остров был не сказать, чтобы сильно большим и Олег обоснованно считал, что за счет левитационных артефактов им удастся за самое короткое время преодолеть большую часть дистанции до места боя или хотя бы её большую часть. Да и промахнуться при всем желании не удастся – странно еще, что они прямо отсюда звуков боя не слышат, если там действительно боевая техника в дело пошла. Все же популярные в этом мире гибриды рыцарских доспехов с магическими боевыми роботами практически всегда комплектовались как минимум одним тяжелым орудием, пригодным для поражения целей на большом расстоянии. – Стефан, у тебя левитационный пояс готов к работе? А если заряд кончится – сможешь его своими силами подпитать? Нам тут предстоит отправиться спасать одну прекрасную даму от злых датчан.

-Ну, вроде да, - не слишком уверенно пожал плечами маг-егерь. – А дама сильно прекрасная?

-Нам то какая разница? – Фыркнул чародей, беря в одну руку свой посох, а в другую слегка трясущуюся в ожидании перед неизбежным ладонь инквизитора, а после медленно поднимаясь в воздух. Впрочем, сцепивший зубы намертво и крепко зажмурившийся Антуан действительно боролся с силой земного притяжения сам и мешал полету не больше, чем связка воздушных шариков. – Я женат, а у тебя так вообще целых две супруги.

-Не целых две, а всего две, - поправил его Стефан, тоже отрываясь от земли. – Между прочим, это маловато. Это я тебе ответственно заявляю как тот, у которого когда-то было их три!

Последние слова своего друга Олег скорее угадывал, чем слышал, поскольку поднял себя телекинезом в воздух и сорвался в полет на максимальной скорости, которую только могли из себя выжать его левитационные артефакты, одновременно набирая высоту. По направлению на то место, где они со Стефаном вступили в бой с орками, в небо поднимались тоненькие, но тем не мене достаточно отчетливые струйки черного масляного дыма и не следовало долго думать, чтобы догадаться о их источнике. Кто-то кого-то жег. И, как подсказала боевому магу его интуиция и опыт полученный на фронтах четвертой мировой войны, обычно подобное загрязнение воздуха после себя обеспечивает разбитая боевая техника. Может, нефтепродукты в качестве топлива она в данном измерении обычно и не использовала, но вот дающей копоть смазки в любых движущихся частях всегда имелось предостаточно.

-Как жаль, что артефакт с солнечным копьем не мог успеть перезарядиться, - мелькнула в голове чародея печальная мысль, когда он помимо мелькающих под ногами деревьев увидел водную гладь и располагающееся сразу за ней поле боя. Группа из несколько десятков человек вышла из глубины крупного острова к самому узкому месту пролива, где в джунглях было протоптано нечто среднее между дорогой и тропинкой. А после, очевидно, они стали переправляться при помощи пары небольших лодок, не то притащенных с собой, не то стоящих где-нибудь на берегу в зарослях кустарника. Вот только раньше, чем хотя бы треть народа успела преодолеть водную преграду, появились враги. - Держу пари, всего одного попадания в бункер для боеприпасов хватило бы, чтобы у этих ходячих самоваров сдетонировала боеукладка!

Островитяне, свалив на берег пролива тюки, мешки и прочие пожитки, ютились за выросшим из песка полукруглым валом и по мере возможностей пытались отстреливаться из-за этого полевого или скорее пляжного укрепления от штурмующих их датчан. Силы противника оказались представлены сотней солдат в единообразной униформе темно-синего цвета, на сей раз вполне обычных, а не орков, а также пятеркой почти одинаковых четырехметровых человекоподобных машин с коротенькими ногами и бочкообразным торсом. Правая рука у пилотируемых големов имела вполне нормальную пятипалую кисть, пригодную для сражений или для работы, а левая представляла из себя легкое орудие, соединенное с расположенным на спине ранцем чем-то вроде очень крупной пулеметной ленты. Точнее, изначально их было пять, сейчас же на ногах осталось только две единицы легкой бронетехники, а остальные лежали измятые, словно по ним долго и старательно колотили множеством кувалд и чадили дымом. По меньшей мере полтора десятка вражеских пехотинцев тоже валялись тут и там, истекая кровью. Увы, остальные уже карабкались на песчаный вал или пытались обойти его с флангов, а за постепенно осыпающейся стеной окровавленных тел хватало. К тому же ответственная за возведение какого-никакого но укрепления особа помочь своим людям не могла. Парочка все-таки обогнувших препятствие пилотируемых големов прижимала к воде хрупкую женскую фигурку в неуместно пышном на фоне дикой природы розовом платье, не обращая внимания на щелкающие по броне пули. Смещаясь то туда то сюда с невероятной скоростью и поднимая на мелководье целые фонтаны брызг волшебница пока умудрялась избегать выстрелов из их орудий и взмахов громадных железных кулаков, но на попытки контратаки у неё не хватало то ли сил, то ли времени.

-Антуан, вы в порядке? – Прокричал Олег, вертя головой по сторонам в попытках найти Стефана…И не обнаруживая его. Отстал ли сибирский охотник или заблудился – здесь сейчас и сейчас его не было. А бой на дальнем берегу пролива тем временем и не думал утихать, а потому каждая секунда промедления могла стоить жизни кому-нибудь из союзников. В первую очередь следовало вывести из строя вражескую бронетехнику и у чародея имелись неплохие шансы это сделать. Пусть телекинетические удары, пламя или даже собранный из окружающегося пространства заряд концентрированной некроэнергиии вряд ли бы с первого раза оказали ощутимое воздействие на прочную броню, наверняка к тому же снабженную защитными рунами, но опытный техномаг мог попытаться взять под контроль эти волшебные механизмы или как минимум расстроить работу их систем внеся помехи...А еще на крайний случай оставались имплантированные в его ноги артефакты, моментально творившие действительно мощные чары, пусть даже и предназначенные сугубо для ближнего боя. Но за небом противник вроде бы не следил, следовательно можно было попробовать свалиться големам прямо на голову в прямом и переносном смысле. И отчекрыжить её. – Антуан?!

Инквизитор, чья кожа опять вернулась к бледно-зеленому цвету, не ответил. Ну, если не считать за ответ какую-то лихорадочную скомканную и невнятную молитву, пробивавшуюся сквозь намертво сцепленные зубы. По всей видимости, насчет своей боязни высоты не шутил…Скорее даже преуменьшил её не то из гордости, не то из желания помочь в грядущей битве. Разбираться Олегу было некогда, как и думать или проявлять заботу по отношению к своему спутнику, сейчас охваченному борьбой с собственной фобией. Вместо этого чародей буквально швырнул церковного дознавателя в воду пролива невдалеке от края берега мелкого острова рассчитывая, что та быстро приведет его в чувство. Ну или как минимум на такой глубине Антуан не утонет. А после пошел на сближение с противником, стремительно сокращая расстояние, теряя высоту. И, на всякий случай, начав исполнять противозенитные маневры в виде хаотических рывков из стороны в стороны. Еще чародей прямо в полете стал создавать огненный шар, не сказать чтобы мощный, но хорошо управляемый. Всего один взрыв в рядах датчан мог серьезно сбить их атакующий порыв, учитывая плохое качество снаряжения пехоты. Какая-то броня на врагах, безусловно, имелась, но лица их оставались полностью открытыми, поскольку по какой-то неведомой причине интенданты экипировали бойцов исключительно гладкими шлемами-котелками без забрал.

Как оказалось, датчане действительно были профессионалами, ведь один из них вовремя заметил угрозу с неба и даже отвлекся от попыток пришибить верткую колдунью, наведя свое орудие на неожиданно появившегося летуна. Вот только впопыхах прицел им оказался взят неверно и снаряд маленькой пушечки пролетел от Олега на таком далеком расстоянии, что он на секунду даже обернулся проверить: нет ли где-нибудь в небесах сбившегося с курса Стефана, которого враг мог бы пытаться поразить данным выстрелом. Однако, сибирский татарин по-прежнему отсутствовал и потому справляться с противником чародею пришлось самому. Швырнув огненный шар в скопление пехотинцев на песчаном гребне, он камнем упал за спину боевой машины с той стороны, где у той располагалось орудие и, следовательно, риск попасть в смертоносную хватку стальных пальцев был несколько меньше. Враг начал разворачиваться для удара, но делал он это медленно, слишком медленно по меркам боевого мага, регулярно устраивавшего дружеские спарринги с обладателем улучшенного тела или истинным оборотнем. Легко отзеркаливая действия противника, чтобы оставаться в безопасности мертвой зоны его могучих стальных рук и не особо беспокоясь из-за пролетающих мимо пуль, зависший в паре метров от земли чародей напрягся и попытался ощутить внутренние механизмы конструкта…И словно врезался с разбегу в твердую кирпичную стену. Кто бы не сделал этого пилотируемого голема, но он позаботился о том, чтобы его творение не мог себе переподчинить первый попавшийся техномаг.

-Переходим к плану «Б», - мысленно констатировал волшебник и легонько пнул стального колосса в центр спины…Одновременно активируя артефакт, имплантированный в его правую ногу. Сапог на ней разорвало в клочья, а гравитационная аномалия, возникшая в следующее мгновение на небольшом расстоянии, с ужасающим скрежетом выгнула стальной корпус влево от чародея. Следующий импульс спустя секунду заставил металл лопнуть, изогнув его уже вправо и слегка вверх, но к сожалению после этого пилот заставил свой транспорт сделать шаг вперед и тем избежал последующих ударов заклинания. Впрочем, ущерб внутренним механизмам четырехметрового стального гиганта уже был нанесен, когда тот попытался развернуть в сторону Олега свою пушку, то конечность лишь пару раз дернулась с громким скрежетом. Вот только особо порадоваться успеху боевой маг не успел – нечто весьма сильно ударило его в спину, буквально распластав по корпусу голема. Активизировавшийся дар оракула подсказал, что тыльная часть кирасы подверглась проверке на прочность крупнокалиберной зачарованной пулей.

-Это немного похоже на родео на спине быка с той лишь разницей, что животных несколько, и они вполне могут попытаться снять наездника метким выстрелом, - подумал чародей, повиснув на плечах вражеской машины и создавая поток пламени, которое он направил в дыру. Стрелков он решил временно игнорировать, а сокрушить этот прочнейший магический гибрид робота и доспеха требовалось как можно скорее. Превозмогание пределов прочности корпуса стало бы той еще работенкой…Но пилот, к счастью, все еще оставался человеком. Мягким и уязвимым. Требовалось лишь как следует нагреть внутренности бронетехники всего в одном месте, чтобы он сам наружу выскочил. Ну, или изжарился заживо. Правда, ситуацию могло сильно осложнить наличие у его противника способностей, позволяющих терпеть боль или сопротивляться разрушительному воздействию огня, но тут уж чародей ничего не мог поделать. Противостояние с другим одаренным всегда немного походило на некую сложную игру, в которой грамотный расчет соседствовал с козырными картами, бросками костей на удачу и возможностью врезать оппоненту по голове шахматной доской.

Пилот второй машины заметила бедственное положение своего товарища, но отвлечься от преследования своей прежней цели не пожелал. То ли их отношения были далеки от дружеских, то ли он даже на секунду опасался оставить волшебницу в покое, помня о судьбе трех уничтоженных ею товарищей. Тем более леди Маргарет, ну а кем еще могла оказаться обладательница розового платья, к настоящему моменту по всей видимости уже успела выбиться из сил, и ощутимо замедлилась. С каждым разом расстояние отделявшее её от взмаха механическим кулаком или взметнувшихся после выстрелов брызг оказывалось все меньше и меньше. Островитяне же тем временем уже успели схватиться с преодолевшими вал датчанами в ближнем бою, а от сброшенного на мелководье инквизитора все не было ни слуху, ни духу.

-Может Антуан не только летать боится, но еще и плавать не умеет? – Посетила Олега мысль в то время, когда его железный скакун метался туда-сюда, пытаясь стряхнуть с себя чародея или по крайней мере заставить его прекратить творить огненные чары. Правда, особого результата пилот поврежденной машины не достиг, если не считать того, что волшебнику никак не удавалось сконцентрироваться достаточно, дабы попытаться взять под контроль какие-нибудь механизмы человекоподобной бронетехники. Еще один выстрел явно зачарованной пули ударил о металлическую спину голема в считанных сантиметрах от головы чародея, разбросав в разные стороны несколько металлических щепок и оставив после себя солидных размеров кратер. – И куда, черт его дери, Стефан запропастился?!

Внутри голема что-то вполне себе ощутимо долбануло, видимо взорвался какой-то из узлов конструкции, не выдержав длительного нагрева. Из дыры, куда Олег старательно заливал пламя, повалила вонь горелого мяса и донеслись крики боли, а после машина вздрогнула, остановилась одновременно распахивая люк в своем днище, и на песок шлепнулся вопяший пилот, остервенело сбивающий огонь с тонкого обтягивающего комбинезона. Впрочем, корчился на песке он недолго – чародей метнул в него телекинезом один из топоров, одновременно и добивая вражеского одаренного, и создавая для себя резервный запас жизненной энергии. Однако, к сожалению, как раз в этот момент последней из боевых машин наконец-то повезло дотянуться до леди Маргарет. Стальной кулак обрушился на обладательницу розового платья, сбивая её на землю, а после металлический гигант просто наступил на женщину. В последний момент дама попыталась вывернуть из под безжалостно надвигающейся на неё тяжести, но добилась только того, что тяжеленная железная ступня исполинских размеров раздавила не голову вместе с верхней частью тела, а всего лишь ноги, превращая их в кровавое месиво. Тонкий и быстро оборвавшийся вскрик колдуньи оказался почти не слышен на фоне боя, который разумеется и не думал утихать.

-Надеюсь, она не умерла от боли, - подумал чародей, покрепче берясь за посох и телекинезом дергая на себя пострадавшую волшебницу в тот момент, когда ступня боевой машины поднялась, пока леди Маргарет не успели окончательно расплющить. Сдвинуть боевую машину на дистанции в десятки метров он не стал бы и пытаться, но женщина не носила на себе тяжелой брони, да и сама не отличалась могучим телосложением, а потому вылетела из под опускающейся на неё тяжести, словно попавшаяся на крючок рыба из воды. Триумф волшебника, подпортила третья зачарованная пуля, ударившая в обнажившуюся после использования гравитационного артефакта ступню, оставившая после себя ужасную рваную рану и едва не оторвавшая чародею нижнюю часть ноги. Впрочем, поскольку боли он не чувствовал, а кровь остановил едва ли не легким усилием воли, то данная травма причиняла скорее легкий дискомфорт, чем действительно серьезное неудобство. Призвав к себе топор-вампир, чародей грубо толкнул украденную оружием прану в ауру женщины, которая зависла рядом с ним в воздухе. Пусть процесс шел с потерями свыше пятидесяти процентов ворованной жизненной энергии, но зато и занял он едва ли пару секунд, облегчив и стабилизировав состояние леди Маргарет. – Так, теперь бы этого доставучего стрелка найти или с последним железным дуболомом чего-нибудь придумать…

Драться с еще одним пилотируемым големом под постоянным обстрелом чародею не пришлось. Прямо в макушку маго-механического рыцаря ударило тонкое копье ослепительно-белого света, и машина упала на спину, принявшись неловко возиться на песке. Пилот явно был жив, но в то же время по всей видимости не избежал контузии. А создавший данные чары инквизитор тем временем уже бежал к месту боя по воде, пусть не слишком быстро, но вполне целеустремленно. И вокруг его правой руки, вскинутой вверх, уже формировалось следующее заклинание, мало-помалу обретающее ту же форму.

-Пришло время заняться пехотой, - тяжело вздохнул чародей, чувствуя, что запас энергии в левитационном поясе иссякает, и его неумолимо влечет к земле. А быстро ковылять вслед за врагами на изувеченной ноге стало бы тем еще испытанием, несмотря на блокировку боли. Да и союзную волшебницу, находящуюся без сознания, бросать было как-то неловко, ведь сейчас ей хватит всего одной прицельной или даже случайной пули, чтобы точно на тот свет отправиться.

К удивлению и некоторому облегчению чародея, датчан рядом с ним не наблюдалось. По крайней мере, живых или в сознании. По всей видимости, вражеские пехотинцы и так то не горели желанием особо рваться в бой, а понесенные во время наступления на песчаный вал потери лишь еще больше подорвали их боевой дух. Стоило лишь у островитян появиться поддержке в лице парочки магов непонятной силы, а двум последним единицам бронетехники выйти из строя, как противник обратился в бегство, стремительно отступая с пляжа к зеленой стене джунглей и растворяясь среди деревьев. Правда и преследовать его было особо некому: из тех людей, которые шли с леди Маргарет, на ногах держалось от силы человек десять. И то часть из них истекала кровью из свежих ран. От созерцания последних датчан чародея отвлек слабый стон, донесшийся со стороны спасенной им женщины, что то ли пришла в сознание, то ли так толком его и не теряла, просто впав в состояние шока после получения тяжелой раны.

-Не шевелитесь, я целитель и сейчас… - произнес Олег на английском языке, в надежде, что его поймут, но когда он склонился над спасенной им женщиной и в первый раз внимательно её рассмотрел, то буквально потерял дар речи от изумления. Очень уж внешность у его пациентки оказалась своеобразная. Алого цвета волосы, местами тронутые сединой. Лимонно-желтые глаза, в которых лишь едва-едва просматривался узкий вертикальный зрачок. Фиолетовая кожа, кое-где испещренная отчетливыми морщинами. Заостренные кончики ушей и миндалевидный разрез глаз. Узкие игольчатые зубы, прикусившие пухлые красные губы так, что из них сочилась темная тягучая кровь. Похоже, когда-то леди Маргарет и правда была прекрасна, но красота её являлась весьма экзотической. Нечеловеческой. И увяла многие годы назад.

Глава 9

О том, как герой искренне недоумевает, не соглашается с предложением своего друга и сокращает вражескую армию.

-Стефан, ну вот как можно было левитационный пояс сломать?! Сколько же силы тебе в него потребовалось за раз впихнуть, чтобы пережечь к чертям собачьим не только руны принимающего контура, но и все остальное?! – Искренне недоумевал Олег, крутя в руках испорченный артефакт, ныне представляющий из себя лишь обугленную тряпку с вкраплениями частичек расплавленного золота и несколькими угольками на месте драгоценных камней. Причина, по которой сибирский татарин опоздал к битве при проливе, оказалась вынужденной посадкой куда-то в джунгли, примерно километра за полтора до цели. По ровному месту маг-егерь преодолел бы данную дистанцию максимум минут за четыре-пять, но заросший разнообразными лианами и кустарниками тропический лесу установлению рекорда в беге на длинные дистанции ну никак не способствовал. - Это же совсем не то дерьмо, которое нам выдавали в училище под видом защитных барьеров! Они рассчитаны не на медленное впитывание излишков магии из ауры, и даже не на то, чтобы на них энергию подавали ровной нежной струйкой, которую без предварительной концентрации фиг создашь! Нет, подобные вещи специально делают достаточно надежными, чтобы их можно было грубо напитать одним большим зарядом! Потому они и стоят так дорого…

-Да ничего такого особенного я с ним не делал! Оно само! – Огрызнулся маг-егерь, потирая свежий синяк под глазом. Совсем без травм экстренная посадка в джунгли все-таки не обошлась, но к изрядному облегчению чародея, в лечении сибирский татарин все же не нуждался. Олегу и без того хватило за глаза возни с раненными, образовавшимися после недавнего боя. И собственной ногой, которую он почти полчаса в порядок приводил, сначала выращивая новую плоть, а потом выстругивая из какой-то деревяшки протез для той части ступни, которая так толком и не могла регенерировать. – Наверное, в этой штуке просто была защита от воров, которую мы не заметили…Она и сломала артефакт в то время, когда я им пользовался. К тому же, у нас все равно нашелся запасной в мешке с разной ценной мелочью. И вообще не ори – мы же в засаде.

-Да ладно тебе, тут же звук минимум полметра камня экранирует. Датчане это укрытие могут найти только в том случае, если им о нем кто-нибудь расскажет, или они зачем-то накроют данный район очень мощными сканирующими чарами. – Олег отложил испорченный артефакт на так кстати стоявшую рядышком бочку и откинулся в глубоком плетеном кресле, сделанном явно не под габариты пигмеев. Впрочем, как и все в этом убежище, которая леди Маргарет построила невдалеке от своей усадьбы, изнутри выдолбив одну из многочисленных местных скал и превратив её в аналог не то многоэтажного дома, не то наблюдательной башни, совершенно неотличимый по внешнему виду от любой другой каменюки подобных размеров. Неблагой сидхе преклонных лет для проведения строительных работ не требовались ни помощники, ни инструменты. Как-никак она являлась геомантом и фортификатором, чей опыт в возведении домов, хозяйственных построек, стен, бункеров и даже настоящих крепостей насчитывал много веков. Если бы не доверенный слуга леди, показавший двум боевым магам дорогу до нужного места и подземный ход ведущий внутрь, они бы это место никогда сами не нашли. – Сколько там до темноты осталось, по-твоему?

-Думаю, где-то полчаса, - Стефан приник к одной из обзорных щелей, которые представляли из себя не просто сквозные отверстия наружу, а хитрую систему изогнутых туннелей, в которых изображение окрестностей создавалось благодаря сложной системе отполированных до зеркального блеска каменных пластин. – Солнце уже почти коснулось краешком горизонта, а темнеет в этих краях очень быстро. План прежний? Добираемся до дозорных постов датчан вокруг города, после чего начинаем либо тихо и незаметно минировать их технику их же боеприпасами, либо нападаем на какой-нибудь патруль? Просто до поместья той старой нелюди тут ощутимо ближе, и там точно кто-то есть…Я видел, как по гребню стены ходили люди, а своих слуг она вроде всех с собой забрала.

-Мне кажется, нас там могут ждать. Ну, может не лично нас, а хозяйку территории, которая сбежала из своего домика раньше чем туда пришли враги или каких-нибудь партизан… - Олег тоже подошел к ведущему в нужную сторону отверстию и принялся рассматривать маленький аккуратненький и почти игрушечный замок с башней-донжоном, к верхушке которой захватчики прицепили узкую длинную тряпку желтого цвета с рисунком не то таксы, не то волка, не то вообще какого-нибудь льва-анорексика, которого перед позированием растягивали на дыбе. Художники, создававшие герб данного благородного рода, определенно должны были перед работой сначала протрезветь. Или научиться рисовать. В крайнем случае – надеть очки и очень пристально посмотреть на оригинал того животного, которое они старались запечатлеть на личных флагах рода датских аристократов. – В любом случае, располагаться в отрыве от основных сил вражеской армии будет только очень уверенный в своих силах человек. Или глупый. Но проверять мне не очень хочется.

-А тебе не кажется, что шанс нарваться на неприятности намного выше, если связываться не с отдельным подразделением, а с целой армией? – Удивился Стефан, прогуливаясь туда-сюда от одной наблюдательной щели к другой. Свободного места в полой скале хватало, но вот чего в ней не было – так это воды и еды. Вернее, небольшой герметичный резервуар и какие-то консервы крайне длительного хранения раньше имелись, но прятавшиеся в убежище люди и одна пожилая сидхе данные запасы уже полностью успели истощить. Потому и вылезли наружу, покинув свое убежище, построенное по всей видимости дабы пережидать кратковременные налеты вампиров или пиратов, а не полноценную оккупацию архипелага.

-Ты правильно заметил, датчан – целая армия. Причем армия, которая пока побеждает и находится вне долговременных укреплений. Фактически они расположились в чистом поле, перегородив своими палатками все подходы к городу там, где их не достанут пушки крепости, - ответил Олег, наслаждаясь краткими минутами отдыха. – Пигмеи говорили инквизитору, что стен у них нет, даже какое-нибудь подобие частокола на скорую руку эти скандинавы соорудить не удосужились. А весь лагерь просто не может быть окружен сплошной стеной сигналок и мин, иначе бы те регулярно срабатывали на идиотов, отошедших в кустики или какую-нибудь дурную живность вроде крупных попугаев.

-Это странно, - заметил Стефан. – Регулярные войска обычно так себя не ведут.

-Ну, видимо ими командует тот еще кабинетный генерал, который имеет высокое происхождение и выдающиеся магические силы, но представление о настоящей войне имеет скорее теоретическое. Или это какая-то сборная солянка датских аристократов со своими вассалами и вольных отрядов вроде нашего. В общем те, кого не жалко списать, если победы не случится, – пожал плечами Олег и внезапно во вспышке пророческого озарения понял, что абсолютно прав. Или, по крайней мере, очень близок к этому. Причем по всем трем пунктам. – Не забивай себе голову, нам не надо во главе португальских партизан разбивать датчан в решающей битве или пускать на дно их флот. Нужно просто нанести их сухопутным частям достаточный ущерб, чтобы осажденные решились на контратаку и деблокировали город. Тогда угроза голода и бунта исчезнет, а врагам придется собирать манатки, ведь до бесконечности морскую блокаду поддерживать не выйдет.

-Ну да, если датчане потеряют большую часть пехоты, то им ничего не останется делать, кроме как погрузиться обратно на корабли и убраться восвояси. – Согласился Стефан, проверяя одну за другой коробки, стоящие на каменных полках вдоль стен. Вот только пока ничего в них сибирский татарин не нашел, если не считать одинокого паука размером с фалангу пальца. - Одним только флотом им территорию не удержать.

-Главное не забывать, что на рожон лишний раз лезть не стоит. Все же мы с тобой может по силе и сравнялись с истинными магами, но вот мастерства в применении серьезных боевых заклинаний у нас не было и нет. – Печально вздохнул чародей, которому очень не хотелось вставать с удобного кресла и куда-то тащиться по джунглям. Не говоря уж о том, чтобы потом еще и воевать. – Да и обладатели четвертого ранга вполне себе смертны. Как и пятого. Да и большей части шестого… А потому – никаких прямых столкновений, только диверсии и поспешный драп под покровом темноты!

-А еще – воровство или угон вражеской техники, - хмыкнул Стефан, тряся перед собой очередную плетеную коробку, из которой на пол упала пара крошек. – Ты ведь пилотируемого голема сможешь переделать в запчасти для летучей лодки?

-Должен, пусть даже времени изготовление транспорта займет ой как немало, если буду один…- Несколько неуверенно пожал плечами Олег, вспоминая свои успехи ниве конструирования магических летательных аппаратов. – Больше всего возни окажется с тем, чтобы скрутить, переплавить и заново отлить энерговоды, которые на новый корпус чисто механическим путем не переставить. Алхимреактор то вытащить и к чему-нибудь новенькому прикрутить - дело всего пары часов при наличии инструментов, источники энергии ведь изначально делают съемными узлами.

-Вот и хорошо, - Стефан перешел к другой стене, ящики, бочки и коробки которой покуда избежали его внимания. Организм сибирского татарина определенно намеревался набрать потерянную за время болезни массу, а потому всеми силами сигнализировал своему обладателю при помощи чувства голода о том, что тот должен как можно больше есть. – Не верю я, что та бумажка, которую нам инквизитор написал, действительно поможет если возникнут проблемы. Надо иметь пути отступления на крайний случай…Да и в том, что датчан отбросить удастся, тоже гарантий нет никаких.

- Но мы, по крайней мере, попытаемся, - только и мог пожать плечами Олег. – Лодка это все-таки как-то опасно…Особенно с нашим грузом. Ладно еще, если на таможне пятидесятипроцентными пошлинами обложат, но ведь до неё еще надо дойти! А при виде таких сокровищ даже образцовый слуга закона в бандиты запросто подастся.

-Может, прямо здесь их сдать? – Задумался сибирский татарин, каким-то чудом отыскавший в многочисленных коробках изрядно побитый молью сушеный финик и теперь раздумывающий о том, стоит или не стоит его есть, если даже предыдущие обитатели полой скалы данным лакомством побрезговали. – Есть же у Португалии свои банки, которые традиционно занимаются выкупом и оценкой всяких ценностей, пусть и с грабительским процентами…Ну церковь точно подобные услуги должна предоставлять!

-Пожалуй, - согласился Олег. – Надо будет поинтересоваться у Антуана, если мы достигнем крупной победы. Авось на радостях чего-нибудь ценное выболтает.

Чародей не был уверен, что задуманная им тактика является оптимальной…Но решения лучше дабы помочь осаждающим придумать пока не мог. Тренировки ополчения, даже если бы удалось собрать достаточно решительно настроенных людей, занимают отнюдь не один день и даже неделю. А без хорошего оружия, доспехов и защитных амулетов оно все равно останется лишь вооруженной толпой. При действиях на суше не крупного отряда, а отдельных диверсантов вероятность попасть под артиллерийский залп с кораблей стремилась к минимуму, ведь пока разберутся и передадут приказ канонирам пройдет много времени, да и вообще подобной пальбой для датчан велики шансы окажутся своих накрыть. При соблюдении разумной осторожности опасаться Олегу и Стефану стоило лишь таких же как и они сами боевых магов, что могут попытаться выследить и догнать диверсантов. Для противодействия им вообще-то требовался отряд прикрытия, но на первый раз и за отсутствием достойных кандидатур в данное подразделение приходилось действовать без него.

Когда солнце село, Олег и Стефан по пролегающему на глубине десятка метров подземному ходу покинули полую скалу, просто обязанную стать базой для тайных операций из-за её стратегического расположения. До города от тайного убежища леди Маргарет оставалось около пятнадцати километров и с учетом того, что дорогами двум партизанам пользоваться было опасно из-за возможной встречи с патрулями противника, путь обещал занять не так уж и мало времени. По всем расчетам лагеря датчан они должны были достигнуть примерно в районе двух часов ночи. Достаточно поздно, чтобы даже завзятые полуночники легли спать и в то же время отход обратно на безопасную позицию, ну по крайней мере большая его часть, произошла бы все-таки под покровом темноты.

Словно тени два боевых мага крались через ночные джунгли, внимательно осматривая каждое место, куда им предстояло поставить ногу и старающиеся не шелохнуть лишний раз ни единой ветки. Ну, вернее так делал Стефан, отлично умеющий ходить по лесам, а Олег по мере возможности пытался ему подражать. И не всегда у него получалось. То ботинок с хрустом на какой-нибудь сухой сучок наступит, то сквозь переплетение кустарников без ущерба для них продраться не получится, то груда листьев под ногой зашуршит, предательски располазаясь в разные стороны…Ночной тропический лес серьезно отличался от улиц города или палубы летающего корабля и перемещаться в нем было очень непросто. А также опасно, поскольку во тьме обитали самые разные существа, и отнюдь не все они боялись людей.

-Ай, бля! – Вскрикнул Олег после того, как на него из ветвей дерева бросилось ужасное чудовище, нацелившееся судя по всему прямо в лицо.

-Что такое? – Обернулся к своему другу Стефан и не увидел ничего, что могло бы ему угрожать!

-Ящерица какая-то рогатая, с руку размером, - сплюнул Олег в кусты, где исчезал хвост так напугавшей его твари, к счастью набравшей в полете достаточную скорость, дабы магический барьер активировался и встал на её пути несокрушимой стеной.

-Не укусила? – С долей обеспокоенности уточнил сибирский татарин. – Уж если тут лягушки попадаются настолько ядовитые, то чего за отрава найдется у более крупных гадов и представить страшно.

-Да нет, не укусила…- Чародей продолжил путь, судорожно вспоминая, водилось ли чего-то похожее на эту рептилию в его родном мире. И то ли он мало смотрел передачи о животных, то ли такие мутанты, отдаленно напоминающие гибрид игуаны с вилорогой антилопой, могли появиться на свет только при помощи магии. – Она вообще, по-моему, пыталась меня забодать. Летела, во всяком случае, точно рогами вперед.

-Надеюсь, больше здесь таких прыгунов не будет, - пробормотал себе под нос Стефан, окидывая подозрительным взглядом ветви деревьев. – Лагерь датчан должен быть уже не так далеко…

Следующие полчаса прошли в молчании, тишине и осторожном пути сквозь джунгли, пока Стефан, первым идущий через лес, внезапно не остановился. Постояв секунд десять, он предостерегающе поднял руку показывая, что ему не показалось и тревога не ложная. А после принялся старательно принюхиваться слово собака, издавая еле слышное сопение.

-Дозорные? – Почти одними губами прошептал Олег, усиливая свой слух...Но как бы ни стимулировал он барабанные перепонки, воспринимали они только естественные звуки леса вроде скрипа ветвей, шелеста травы, криков птиц, да стрекота каких-то тропических насекомых.

-Кровью пахнет, - недоуменно пожал плечами маг-егерь. – Довольно сильно.

-Эээ...Чьей? – Немного растерялся Олег. – Ну, в смысле животной или человеческой?

-Ну, я же тебе не собака и не оборотень, чтобы по запаху такие нюансы определять, - Стефан снова с силой втянул в свои легкие воздух, на сей раз произведя особо громкое сопение. – Смотреть надо…Но кажется мне, что мы сейчас найдем людей, а не животных.

-Почему?

-Сильно пахнет кровью, но совсем не пахнет дерьмом или гнилью. – Стефан явно сделал для себя какие-то выводы и слегка помрачнел. - Значит, там либо недавно распотрошенная и разорванная на клочки туша кого-то большого вроде слона, которые на таких мелких островах вряд ли водятся, либо много тел поменьше. Звери же не настолько методичны, жестоки и чистоплотны.

Продвижение замедлилось еще больше, поскольку на сей раз боевые маги каждый раз прежде чем сделать всего один шаг или движение внимательно оглядывали окрестности, да еще и при помощи своих невеликих знаний друидизма устраняли все следы своего пребывания в этом месте, вроде примятой травы и сломанных веток. Впрочем, у них ушло не слишком много времени, чтобы выйти к небольшому оврагу, примерно до трети забитому человеческими телами. Или скорее тем, что от них осталось.

-Работали чернокнижники. Раны на спинах и груди полностью совпадают с рисунками на щеках. Только на лицах эти знаки почему-то рисовали белой краской и делали мелкими, а вот на теле вырезали в большем масштабе. Раскаленными лезвиями, судя по обугленным краям, - констатировал Олег, разрываясь между двумя крайне противоречивыми чувствами. Как следует рассмотреть лежащие вповалку чернокожие пигмеев советовала логика, но брезгливость мешала концентрировать внимание на страшно и в то же время очень однообразно изувеченных останках. Большинство тел принадлежало пигмеям, но некоторые из погибших являлись либо обычными неграми, либо результатами смешанных браков с белым населением, чей рост лишь немного недотягивал до общепринятых норм. – Но убили их не раны, убило их нечто другое…Предположу, что случилось это совсем не сразу и было очень болезненным. Во всяком случае, они вырвались из пут достаточно долго и сильно, чтобы у некоторых руки и ноги оказались буквально перепилены путами в районе щиколоток и запястий. А до своей смерти эти люди несколько дней голодали и даже если им давали пить – то самый минимум, видны явные следы обезвоживания.

-Убили их наверху, а потом свалили сюда, - Стефан задрал голову, рассматривая противоположенный край оврага. Внезапно налетевший порыв ветра заставил друзей синхронно поежиться, словно под порывами вьюги прямиком с Северного полюса, хотя холодно этой ночью на тропическим острове вроде не было. Просто вместе с воздухом по округе разнеслись и остаточные эманации какой-то вымораживающей жути, своеобразный магический запах. И вонял он намного хуже, чем пропитавшая в овраге все и вся кровь! – Вон там остались следы…Поднимемся?

-Разумеется, - согласился Олег, бросая последний взгляд на жертв темного ритуала. На солдат жертвы чернокнижников не походили ни капли. Убийцы побрезговали одеждой покойных, сдирая её с них только в том случае, если та мешала нанесению рун, а потому штаны у всех трупов остались на месте. И были это не однообразные детали униформы, не просоленные одежды мореходов и даже не сменившее множество владельцев тюремное тряпье, а много раз аккуратно чиненные вещи небогатых тружеников, скорее всего крестьян. - Тут одни мужики, пусть даже некоторые седые, а другие только-только перестали считаться детьми. Человек пятьдесят, то есть жители целой деревни. Как думаешь, женщин с ребятишками пощадили?

Трупы отволокли от места проведения ритуала не слишком далеко. Круг радиусом метров в двадцать был полностью очищен от травы, а землю в нем спекли в гладкую однородную массу черного цвета. И уже в этом монолите продолбили канавки, по которым, по всей видимости, текла кровь жертв. В центре же магического рисунка находилась звезда с тринадцатью лучами, где остались отпечатки чьих-то ног размера эдак трехсотого. И в них, несмотря на жаркую тропическую погоду, до сих пор серебрился иней.

-Возможно и пощадили, все-таки как рабы они представляют меньше опасности, поскольку в джунгли не убегут и не начнут партизанить, - пожал плечами Стефан, медленно поворачиваясь из стороны в сторону. Но никого рядом с местом жуткого ритуала не было – даже мелких хищников или туч насекомых, привлеченных запахом крови. По всей видимости живность отпугивали остаточные эманации темного волшебства, творившегося в данном месте. – А может, просто у ритуала были такие требования...И их на этом же месте завтра прирежут. Устроим засаду на подходе к этому месту? Судя по тому, как качественно оборудована площадка и сброшенным в овраг телам, её предполагается использовать повторно.

-Это была бы хорошая возможность освободить пленников и уничтожить вражеских магов, самостоятельно отошедших от их основных порядков, чтобы бойцов и священников неподобающими зрелищами не смущать, и чтобы не один идиот ход ритуала случайно не нарушил. Но пожалуй, настоящую засаду с выпрыгиванием из кустов мы все же устраивать не будем, – Олег осмотрел площадку, где проводился ритуал и внезапно осознал, что с момента завершения ритуала прошло не так уж и много времени. А также, что чернокнижники общались с призванной ими в данное измерение тварью несколько часов и все это время жертвам не давали умереть, поскольку их страдания удерживали в реальности монстра, слишком чуждого для материального мира. Чародей давно уже преисполнился желания открутить работавшим здесь темным магам головы, но на предложение друга ответил все равно отрицательно. – Здесь поработал как минимум младший магистр. А скорее даже и не младший, полсотни жертв за один раз – это чего ни говори показатель. Пусть не самого мага, но той твари, с которой он имел дело. Демонолога подобной мощи мы, скорее всего, не осилим. А ведь он будет еще и со свитой наверняка, не самому же мэтру корячиться с каждым пленником.

-Мда, такого мы можем не одолеть даже если инквизитора с собой притащим, - Стефан в задумчивости подергал себя за подбородок. – Стащить пороха, прикопать здесь и, когда начнется ритуал, влепить в него зажигательной пулей километров так с полутора? Авось колдуны с демонами друг дружку сожрут, а мы попробуем добить победителей…Или не попробуем, так может хоть часть жертв под шумок утечь успеет в джунгли…А кто помрет от взрыва, так все лучше, чем под ритуальными пытками.

-А вот это можно, - согласился Олег и осторожно стад двигаться к тропинке, по всей видимости ведущей от места проведения ритуала к лагерю датчан и протоптанной чернокнижниками и их жертвами. - Тут скорее всего никого до следующей ночи не появится, так что можем и успеть подготовить сюрприщец…Или пару, второй можно разместить вот прямо тут. Чтобы если датчане попробуют броситься наутек или к ним вдруг подкрепление заявиться, был чем их обрадовать.

-Идея хорошая, - решил Стефан, оглядывая узкую тропинку, - но позицию подобрать будет не просто. Деревья тут все загораживают, высоких скал в округе нет…Взлететь разве только после первого выстрела? Вряд ли колдунам будет до того, чтобы находящихся очень далеко врагов в небе выискивать.

Джунгли оборвались резко, словно по линеечке. Вот стена деревьев, а вот одни лишь пенки, между которыми лишь кое-где высится кустарник. В паре-тройке километров от границы вырубки мерцали огни лагеря датчан, а еще дальше, чуть ли не на границе видимости, темнели стены осаждаемого города. Вряд ли в столице архипелага нашлись бы достаточно дальнобойные пушки, чтобы достать врагов на такой дистанции, но видимо вражеские командиры перестраховывались. Или опасались того, что пользуясь временем вынужденного безделья маги португальцев составят круг и жахнут какими-нибудь чарами, у которых долгая и тщательная подготовка компенсируется солидным радиусом поражения.

-Все-таки датчане не совсем идиоты, хоть и от установки ограды отказались, - с некоторым сожалением вздохнул Стефан, всматриваясь вдаль. – Видишь те абсолютно одинаковые двухметровые рогатые фигуры, которые расставлены по периметру палаток метрах в пятидесяти друг от друга? Они еще абсолютно синхронно поворачиваются то вправо, то влево и слегка отливают металлом?

-Угу, стилизованные под древних викингов големы. Только не пилотируемые, а обычные. Не едят, не спят, взяток не берут, в общем, почти идеальные часовые, - согласился Олег, также рассматривающий вражеский лагерь. Изначально он был разбит на месте крупной деревни, но на один нормальный дом в нем сейчас приходилось штук пять палаток из парусины. Территорию ночью освещали при помощи высоких шестов с расположенными на них магическими или алхимическими светильниками. Вытянувшись полукругом, эта стоянка осаждающих занимала площадь в несколько квадратных километров и о количестве людей и нелюдей её населяющих оставалось только догадываться. Тысяч десять? Пятнадцать? Больше? – Но нам не особо поможет тот факт, что такие болванчики туговато соображают без надзирающего за ними погонщика и жрут для своей работы неприлично много энергии. Прикинуться собакой, стаей крыс или там перелетным птеродактилем мы не сумеем.

-Можно было бы попробовать пройти под землей, если в следующий раз прихватить ту фиолетовую старушку, - предложил Стефан. – Как скоро её ноги должны прийти в норму?

-Дней через пять, если физиология сидхе какой-нибудь неприятный сюрприз не преподнесет, - неуверенно пожал плечами Олег, считая возвышающуюся над лагерем датчан тяжелую технику. А её оказалось неожиданно много. Помимо стальных часовых у врага имелось свыше сотни относительно легких машин, более или менее аналогичных той пятерке, которая оказалась уничтожена на пляже. А еще – два десятка возвышающихся над землей метров на восемь-девять стальных исполинов среднего класса. Дюжина человекообразных, сжимающими стальными руками молоты и топоры соответствующих габаритов и восемь кентравопауков, ощетинившихся относительно мелкими пушками, вделанными прямо в торс и плечи. Раздумывая над тем, зачем нужны подобные конструкции, чародей при помощи логики и пророческого озарения быстро дошел до мысли, что создавшие их техномаги черпали вдохновение в наблюдении за живой природой. А следовательно их творения получили большое количество ног и относительно слабые атакующие орудия ради возможности быстро бегать и передвигаться по вертикальным поверхностям. Ну и перевозить на своей спине ударные группы, которые надо забросить прямиком на стены осажденной крепости. – Раны, конечно, чисто физические…Но там все раздробленно до такой степени, что у меня было желание ей попросту нижнюю часть тела отрезать и заново отрастить.

-Пушки, - Стефан указал на парочку батарей, чьи орудия были направлены в сторону города. К сожалению, подобраться к ним стало бы весьма непростой задачей, поскольку они располагались с противоположенной части лагеря. – Но какие-то они крохотные и несерьезные. Да и маловато их.

-Нужны только чтобы было чем встретить горожан, если те решатся сделать вылазку, - согласился с мнением друга Олег, пытаясь отыскать во вражеском лагере стоянку летучих кораблей и лодок. Однако, то ли он её с этого места никак не мог увидеть, то ли авиации у них действительно не было. Во всяком случае, здесь. – Если дойдет до решающего штурма, город станут крушить те орудия, которые стоят на кораблях. Патрули какие-нибудь видишь? Или дозорных? В общем, любые группы людей, рядом с которыми не заметно големов-чаосвых.

-Вон там, где перекресток двух дорог стоит какой-то маленький отряд, – указал маг-егерь на нечто вроде контрольно-пропускного пункта, представляющего из себя пяток кривобоких каменных построек, перегораживающих наезженную крестьянскими телегами «магистраль». – Еще один такой же где река течет и лодочный пирс построен. И вон там, на скале, какие-то люди ходят и установлено нечто вроде очень длинноствольных зенитных орудий. Видимо, датчане опасаются воздушного удара и наблюдают за небом. Остальные с другой стороны лагеря, обходить который нам в общем-то незачем.

-Резонно, - согласился Олег, рассматривая утес вроде того, где леди Маргарет выдолбила свое убежище. Располагалось оно несколько ближе к джунглям чем основная часть лагеря и потому было весьма соблазнительной целью. – А что зенитки датчане не забыли привезти с собой, это плохо. Уж пара-тройка летучих кораблей или хотя бы лодок в городе найдется, и трудности прицельного бомбометания с очень большой высоты становятся незначительными, если надо попасть в цель размером с этот лагерь. Его, наверное, даже из стратосферы поразить можно…

-Ползем туда? – Предложил Стефан. – Если они наблюдают за небом, то себе под нос могут и не смотреть будучи уверенными, что их защищает все остальное войско.

-Нет, - покачал головой Олег, еще раз обозревая лагерь. – К речке.

-И почему туда? – Удивился сибирский татарин. – Скала же ближе…Или вон тот блокпост. А охраняются они, наверное, примерно одинаково.

-Скандинавы известны своими рунами, а на текущей воде установить сигнальный контур сумеет разве только архимагистр-гидромант, да и тот задолбается. Не знаю, что за глаза и мозги у големов-часовых, но вряд ли они способны будут обнаружить людей, которые идут по дну. Создатели этих стальных викингов вряд ли часто сталкивались с появлением подводных диврерсантов, в реках или морях Дании особо не поплаваешь, холодно. – Разумеется, маги могли бы провернуть и не такое, но чародеи обычно в гордом одиночестве или малыми на территорию противника не проникают. Подобный образ действий просто не рационален, ведь слабый одаренный ничего не сделает, а сильный принесет больше пользы, если вломится во главе штурмового отряда через главный вход, а не окажется зажат превосходящими силами противника где-нибудь в углу и банально зарезан, когда враг зайдет за спину или истощатся защитные барьеры. Исключения, вроде японских шиноби, лишь подтверждали правило. - Болванчики не автоматроны, они лишены даже всякого подобия разума и действуют лишь согласно заложенным в них программам, когда не на прямом управлении. Но погонщики големов должны сейчас спать или хотя бы клевать носом…Шансы проскользнуть именно по реке – максимальные.

-Крюк придется сделать, - поморщился маг-егерь. – И вымокнуть. К тому же в наши герметичные мешки из акульей кожи много не влезет.

-Придется потерпеть и забирать лишь самое ценное, - развел руками Олег. – И потом, это все-таки не забег по дну морскому…

С недавней прогулкой от утонувшего корабля до берега острова путь по руслу реки действительно имел мало общего. И отличался он отнюдь не в лучшую сторону! Сложно сказать почему, но дно оказалось буквально завалено всяким мусором, начиная от утонувших деревьев и заканчивая раздувшейся из-за внутренних газов трупами разных животных, от обезьяны до коровы. Мертвые люди пару раз тоже попадались. Хорошего настроения Олег не добавил и тот факт, что мимо стоящего на берегу водной артерии блокпоста они со Стефаном в первый раз промахнулись, высунувшись на сушу в целых ста метрах ниже по течению! Хорошо хоть, не заметил их никто…

Лодочный пирс был довольно маленький и, возможно, использовался не столько рыбаками, сколько любителями искупнуться или стирающими белье женщинами. Четыре крытых ветками и широкими пальмовыми листяьми навеса для лодок и решетки для сушки сетей дополнялись короткими и основательно прогнившими сходнями. Тройка датских солдат, облаченных в черные кольчуги крупного плетения с нанесенными поверх металлических колец цветными узорами, сгрудилась как раз на них у самой воды и при свете факела о чем-то оживленно шушукались, временами издавая смешки, а то и вовсе переходя на гомерический хохот. Видимо обсуждали свои прошлые победы или делелились планами на будущие грандиозные свершения. Олег жестом предложил скинуть их в воду при помощи телекинеза, но Стефан также молча помотал головой и сначала достал кинжал, а потом кивнул в сторону оставшихся построек и словно крокодил выполз на берег, обходя датчан по широкой душе. Под крышами находилось около десятка человек, которые расстелили на земле одеяла и циновки или же забрались в лодки. Двое, судя по видимым частям одежды и прислоненному к борту лодки магическому посоху, самые выскопоставленные, откровенно похрапывали, а остальные клевали носом сидя или стоя. По всей видимости, данное подразделение должно было нести ночной дозор, однако бодрствовало меньше половины личного состава, а полноценные караульные так и вообще черти чем занимались.

-Многовато их тут, - мысленно подумал чародей, ползя следом за своим другом и отчаянно стараясь не греметь навешанным на него железом. – И сидят кучно…А мы ну вот ни разу не ассасины какие-нибудь…Нет, перерезать то этих раззяв перережем, но шум поднимется, да кто-нибудь сбежать может…

Стефан замер в траве метрах в десяти от тыльной части навесов и щелчком отправил маленький обломок веточки в одного из датчан, который вроде бы сильнее остальных клевал носом. Полет снаряда, весящего в лучшем случае грамм десять, остался ни кем не замеченным, кроме встрепенувшейся жертвы. Осмотрев товарищей мутным взглядом очнувшийся от своего забытья человек не нашел ничего необычного и снова полуприкрыл глаза, погружаясь в дрему. Вторая цель, выбранная магом-егерем, продемонстировала в целом аналогичную реакцию, разве только чего-то буркнула непонятно кому, прежде чем плотнее закутаться в грязное одеяло. И только с третьим из датчан магу-егерю повезло. Взбодренный якобы случайно упавшим на него мусором, солдат решил отлить, для чего с кряхтением поднялся на ноги, шаркая ступнями зашел за тыльную часть навесов и принялся развязывать веревки на штанах…И получил кинжалом в горло, а после завалился лицом вниз, успев издать лишь парочку сиплых хрипов.

Шум упавшего тела и хрипение умирающего привлекли внимание парочки датчан, которые чего-то крикнули своему товарищу. Стефан жестами показал Олегу, чтобы тот оставался на месте, а сам пополз в другую сторону, видимо намереваясь зайти отряду во фланг. Повторный окрик, разумеется, вновь не принес ответа, и насторожившиеся солдаты, взяв в руки оружие и растолкав еще нескольких сослуживцев, пошли проверить, что случилось. Но своих спящих командиров будить не осмелились и даже стоящую на пирсе троицу на помощь не позвали. Лежащий в траве Олег создал максимально сильные чары паралича, которые могли остановить сокращение в теле человека абсолютно всех мышц, включая сердечную и приготовился спустить заклинание с поводка. Валявшееся лицом вниз тело солдат еще больше насторожило, но вокруг все было тихо, а вытекающей из горла крови они сразу не разглядели в ночной темноте. Дождавшись, пока датчане склонятся над телом, чародей атаковал при помощи волшебства самых дальних из них. Датчане рефлекторно развернулись на шум оседающих тел, и в ту же секунду буквально взлетевший на ноги боевой маг атаковал их при помощи зачарованных топоров и телекинеза. Древние артефакты-вампиры с легкостью проломили броню на ближайших датчанах и нанесли им безусловно смертельные раны, а шеи остальных Олег попытался стиснуть и раздавить при помощи телекинеза. Маневр имел лишь частичный успех, сразу двое из его жертв успели вскрикнуть в последний секунды жизни, а остальные принялись биться в агонии, производя немало шума. Не заметить такое было невозможно, и чародей рванулся вперед, выбегая из-за стены...Чтобы увидеть, как оседает с метательным ножом в горле почти успевший нажать на спусковой крючок мушкет солдат, а разогнавшийся подобно торпеде Стефан спихивает в воду с пирса сразу всех трех часовых при помощи горизонтально схваченного топора. Начальники этого отряда уже не никогда не смогли бы вступить в бой, будучи заколотыми прямо во сне и та же судьба постигла оставшихся врагов, которых маг-егерь устранил буквально за считанные секунды так тихо и быстро, что даже стоящие в паре шагов товарищи, отвлеченные на шум творящийся за навесами, ничего не заметили. Пара всплесков руками, захлебывающееся бульканье, и вот уже сибирский татарин в гордом одиночестве выбирается обратно на берег.

-Пятнадцать человек, - пересчитал Олег покойников, быстро потроша сваленные под навесами пожитки солдат в поисках пороха и других вещей достаточно ценных, чтобы имело смысл взять их с собой. Действовать требовалось быстро – далеко не факт, что их действия или исчезновения стоявшей у воды троицы никто не заметил, но вроде бы пока сигналов тревоги не звучало. – Ну, будем считать, что начало положено. Думаю, минимум на полпроцента вражескую армию мы уже сократили. А скорее даже на полтора-два, ведь орков то нами было убито немало, да и на берегу пролива между островами тоже кой-какие тела остались.

Глава 10

О том, как герой сидит на дереве, просит не убивать его противников и доводит дело до конца.

Троица полутораметровых тварей, отдаленно напоминающих лишенных шкуры двухголовых собак, у которых один дедушка был крокодилом, а второй - дикобразом, исходила черной слюной и рвалась с поводков, уверенно таща своих хозяев-орков к тому месту, где несколько часов назад Стефан заложил самодельное взрывное устройство. Демонические псы, ну а кем еще могли быть подобные монстры, определенно почувствовали нечто подозрительное. То ли запах пороха учуяли, несмотря на несколько слоев изоляции из первых попавшихся тряпок и кусков кожи, то ли эманации магии природы, при помощи которой русские боевые маги не только заставили пострадавший от их действий участок у границы расчищенного пространства вновь покрыться травой, но и вырастили прямо поверх мины раскидистый куст какой-то местной колючки. Ну, вернее, подрастили, ведь раньше то растение было размером сантиметров десять, а сейчас там растопырился во все стороны шипами настоящий кошмар огородника метровой высоты.

-Похоже, наш план может накрыться медным тазом, - недовольно пробормотал приникший к прицелу своей винтовки Стефан. От кроны высокого раскидистого дерева, на которое забрались друзья, до рабочего места черных магов было около двух километров. Очень и очень солидная дистанция для прицельного выстрела снайпера, даже почти невозможная…Если бы он палил по движущейся мишени размером с человека, да еще и пытался непременно поразить ему грудь или голову. Зацепить же неподвижно покоящуюся под слоем земли мину при помощи разрывной и в то же время зажигательной пули магу-егерю было не в пример проще. Если её раньше не выкопают. – Эти гады ушлые…Проверяют местность на наличие сюрпризов, прежде чем работу начать.

-Но ведь ту мину, которую рядом с тропой закопали, они не нашли, - счел нужным подбодрить своего друга Олег размышляя о том, что возможно зря вчера они со Стефаном вражеский блокпост вырезали. После подобного происшествия датчане просто обязаны были обеспокоиться и принять меры по усилению своей безопасности! С другой стороны, возвращаться за взрывчаткой в монастырь, куда местные уволокли все трофеи поле стычки на пляже, было слишком долго. Да и в полуразрушенной обители каждый заряд теперь ценился если и не на свой вес в серебре, то где-то рядом. Если бы оккупанты снова попытались попробовать его на зуб, то молчащие пушки стали бы поводом для немедленного появления если и не всего флота, то по крайней мере весомой его части.

-Ну, технически то они её нашли…- Пробормотал Стефан, нервно барабаня пальцами по прикладу винтовки и щурясь еще сильнее, чем обычно. Обычный человек и вовсе бы без бинокля на подобной дистанции ничего не разглядел, но оба боевых мага при необходимости могли изрядно простимулировать свое зрение. К сожалению, периодически налетавший ветерок колыхал ветки и листву, чем на время перекрывал обзор. И, что было намного хуже, частично открывал двух спрятавшихся в кроне людей возможным наблюдателям. А раз наступившая пару часов назад ночь и большое расстояние до цели не особо мешали русским чародеям, то почему их противнкам темнота должна была доставить большие неудобства? – Только не поняли, что именно нашли и не стали раскопки устраивать, поскольку эти песики к нашему счастью разговаривать не умеют, а я сверху мины какого-то гнилого индюка положил. Повезло нам, что среди чернокнижников не оказалось оборотней или других обладателей одновременно и хороших мозгов, и чуткого нюха.

- Это был попугай, пусть и крупный, - поправил своего друга Олег, который в поисках подходящей тухлятины перерыл чуть ли не все близлежащие джунгли. Не то, чтобы в них было мало биологического мусора, но мелкие падальщики и насекомые работали на удивление оперативно, споро очищая останки чьих-то трапез от лишней плоти на костях. Чародей уже почти было решился искусственно состарить подходящего по размерам птаха при помощи некромантии, когда ему наконец-то улыбнулась удача наткнуться на поусгнившую тушку, то ли сожравшую чего-то не того, то ли павшую жертвой какой-то болезни. – И на основной заряд мы тоже похожий трупик положили. Только обезьяний.

-Да, но окрестности тропинки они должны были осматривать спустя рукава, а вот вылизать окрестности рабочего места им сами ихние темные боги велели. А всякое гнилье без помощи человеческих рук или хотя бы стихийного выплеска магической энергии путешествовать не умеет. – Демонические псы бесстрашно рвались к основанию разлапистой колючки, под которой лежал и ощутимо пованивал трупик мелкого хвостатого примата…И были оттащены назад за ошейники их зеленокожими хозяевами, которые буквально бугрились мускулами, но все равно переселить страшноватых питомцев могли с большим трудом. В голове у Олега, наблюдавшего за этими своеобразными кинологами, зародилась твердая уверенность в том, что орки беспокоятся вовсе не за носы своих тварей, которые могут поцарапать колючки и даже не за их желудки. Просто им неохота потом мыть извазюкавшихся в гнилье монстров, очень не любящих гигиенические процедуры и каждый раз во время купания или хотя бы отбирания влажной тряпочкой норовящих оттяпать окружающим как минимум пару пальцев. – Фух, кажется пронесло…

-Пронесет, если мы не только успешно кого-нибудь завалим, но и свалим после этого, - поправил его Олег, наблюдая за тем, как выходят на площадку чернокнижники, видимо не желающие глотать пыль, поднятую ногами их будущих жертв. Воплощениями зла на земле они не выглядели: люди как люди. Вернее, маги. Преимущественно светловолосые мужчины среднего возраста, либо чуть-чуть постарше, одетые в индивидуальные богато украшенные доспехи и увешанные разнообразными драгоценностями. Впрочем, парочка женщин, издалека кажущихся достаточно молодыми и привлекательными, среди них тоже наличествовала, вот только ведьмы не щеголяли какими-нибудь соблазнительными мини-юбками и просвечивающими майками на босу грудь, а тоже облачились в практичную одежду и броню, наверняка обладающую вдобавок солидными защитными характеристиками. Никаких наплечников из черепов, расшитых митическими символами и изображениями темных богов балахонов, диких головных уборов или уродливых идолов. По всей видимости, подобные атрибуты своего ремесла, сильно бросающиеся в глаза и вызывающие неоднозначную реакцию у публики, датчане считали как минимум непрофессиональными. – Народа там чуть менее, чем до фига…И это не учитывая тех, кто в лагере. Среди этой толпы могут и неплохие следопыты найтись.

-Но сворачиваться то мы не будем? – Полуутвердительно уточнил сибирский татарин, видимо заранее догадываясь об ответе.

-Еще чего! Зря, что ли возились?! – Олегу, если честно, не очень хотелось рисковать своей шеей. И это было вполне естественно и даже с определенной точки зрения правильно. Однако, сейчас он находился в такой ситуации, когда подобные душевные порывы следовало безжалостно давить при помощи разума и логики. - Да и лучше мы сейчас подловим их, чем они потом подловят нас! Хуже могущественного и враждебно настроенного темного мага может быть только могущественный и враждебно настроенный темный маг, которому дали достаточно времени на тщательную подготовку!

Старших чародеев или тех, кого Олег счел таковыми, насчитывалось семь штук. Они стояли тесной группкой, чего-то обсуждали, не работали и были одеты богаче всего. Еще полтора десятка одаренных видимо находились на положении учеников и подмастерий при опытных мэтрах. Именно они бегали туда-сюда с рулетками, астролябиями, какими-то флагами и прочими инструментами, а также отвечали за проверку созданных заранее магических знаков, правильное размещение пленников в соответствии с разработанными их начальством схемами, надежную их фиксацию при помощи веревок с колышками и нанесение рунных узоров на лица при помощи краски. Жертв опять было около полусотни, и опять они были представлены преимущественно пигмеями, но тем не менее в этой партии кроме нескольких негров и мулатов также присутствовал один белый человек. Пусть он и казался, скорее, синим из-за большого количества покрывающих его тело гематом. К сожалению, надежд на бунт и бегство этой толпы имелось немного: будущее подношение демонам вело себя как покорное стадо или, скорее, как управляемые неумелым кукловодом марионетки. Вряд ли неловкие и судорожные движения их тел действительно кто-то контролировал, скорее уж чернокнижники просто опоили свой рабочий материал какой-нибудь дрянью. Вдобавок по периметру выстроилось плотной цепью около сотни орков, выполнявших роль боевого охранения, мясного щита если при призыве демонов чего-нибудь пойдет не так, а явившиеся на зов твари попытаются сожрать колдунов и подставок для светильников. Примерно каждый третий нелюдь помимо оружия тащил с собой шест со здоровенным фонарем. Видимо, чтобы готовящим сложный ритуал чародеям не нужно было отвлекаться на поддержание чар ночного зрения. Олегу лишь оставалось надеяться, что данные осветительные приборы огнеопасны – тогда бы это внесло дополнительную неразбериху после взрыва и способствовало увеличению жертв среди врагов.

Подготовительные мероприятия заняли у чернокнижников и их подручных примерно полчаса, после чего они наконец-то приступили к запланированному ими темному действию. Старшие чародеи заняли примерно половину лучей магической звезды, а их ученики при помощи ножей странной формы принялись вырезать ужасающие узоры прямо на плоти тех жертв, которых они распяли на земле в оставшихся углах ритуального рисунка. И точно такие же раны, которые оставляли лезвия, мистическим образом стали проявляться и у других обладателей размалеванных лиц. С пленников мигом спало все оцепенение, видимо боль хорошо прочистила им мозги, но к сожалению путы их оказались надежны. Ни один из тех, кто силился порвать веревки или вывернуться из них, так и не достиг успеха! Отдельно вставший маг, видимо самый главный, подвесил перед сбой в воздухе какой-то массивный фолиант в ярко-красной обложке и, кажется, принялся зачитывать не то молитву, не то заклинание…Во всяком случае, повинуясь его словам и движениям рук, в точно том же месте, где оставались покрытые инеем отпечатки огромных ног, стало разгораться яркое сияние, напоминающее вытянувшийся вверх на десяток метров лепесток холодного синего пламени…

-Сейчас! – Внезапно для самого себя рявкнул Олег, на которого вдруг свалилось осознание того, что это самый удачный момент для выстрела. Стефан вздрогнул и нажал курок, крупнокалиберная зачарованная пуля унеслась вдаль, пробила слой земли и попала точно в самодельную мину, после чего взрывом нескольких килограмм пороха в воздух взметнуло фонтан земли и поражающих элементов, роль которых играли мелкие камушки. Впрочем, кажется пара-тройка орков, стоящих спинами к внезапно ударившей во все стороны ударной волне, тоже научились летать.

Взрыв получился несколько слабее, чем рассчитывал Олег. Не то порох у датчан оказался дряной, не то влага все-таки добралась до него, несмотря на все ухищрения друзей. Да, миной убило нескольких охранников-орков и приготовленных для демонов жертв, но сами колдуны и даже их помощники остались целы и невредимы – полные энергии защитные амулеты уберегли от неприятностей…Тех, которые создала ударная волна, а не они сами. То ли читавший заклятье чародей от испуга сбился и чего-то напутал в произносимых им словах, то ли незапланированная гибель части источников жертвенной крови и силы изрядно исказила ритуал, а только действия по призыву какой-то могущественной потусторонней сущности резко завершились незапланированным успехом. Ну, то есть монстр то в реальности появился, вот только эта была совсем не та тварь, на которую рассчитывали чернокнижники и с которой у них имелись прежние договоренности, способствующие налаживанью мирного диалога даже при наличии чрезвычайных обстоятельств. Да и сомнительно, чтобы едва уместившаяся в магической звезде семиметровой длины многоножка, чьи челюсти напоминали ковш не самого маленького экскаватора, а тело словно состояло из торчащих в разные стороны сосулек и исходило не то паром, не то морозной дымкой, могла о чем-нибудь договориться с представителями рода людского. Демоническое насекомое все еще остается насекомым и разум данного существа, ну если он у него вообще имелся, должен был серьезно отличаться от человеческого.

Чудовище оказалось достаточно сильным, дабы с трех ударов всем телом проломить отделяющие его от чернокнижников барьеры, полностью проигнорировав полученные в процессе повреждения и одним укусом своих жутких челюстей разорвать на две части ближайшего чернокнижка, несмотря на возникший вокруг него барьер из яркого желтого света. Нижняя часть человека отправилась прямиком в глотку твари, а верхняя, из которой ручьем хлестала кровь, вываливались кишки и торчал хорошо заметный позвоночник судорожно махая руками взлетела в воздух на высоту пяти метров…И изогнувшая свое тело подобно вопросительному знаку бестия сожрала никак не желающего умирать колдуна прямо в воздухе. А еще чудовище, мигом ставшее целью для обрушенных на него со всех сторон пуль и заклинаний, могло похвастаться выдающейся прочностью своей шипастой шкуры и умением выдыхать из пасти облако мгновенно разъедающей все и вся кислоты, даже несмотря на движущуюся вниз по пищеводу добычу. Возможно, еще живую, ведь жевательных движений тварь, кажется, не совершала.

-Валим! – От созерцания буйства монстра Олега отвлекла рука, вцепившаяся в воротник доспеха и едва не сдернувшая его с ветки. – Этой крокозябре там всех не захомячить, и когда датчане начнут искать тех, кому они обязаны такой веселухой, то мы должны быть уже на полпути к монастырю!

-До скалы же ближе? – Удивился чародей, соскакивая с древа и проворно устремляясь вслед за улепетывающим во все лопатки другом, хрустя встающими на пути кустарниками и тараня шлемом слизком низкие ветки деревьев. – И как же вторая мина?

-Эй, мы или передвигаемся быстро, или оставляем за собой такой след, что по нему любой нормальный охотник пройдет. А когда он резко оборвется – станет искать, где мы спрятались рядышком, - надо сказать, определенный резон в словах сибирского татарина имелся. Два двигающихся на крейсерской скорости боевых мага оставляли за собой ту еще просеку и едва ли не колею. – Ну а мину рядом с тропинкой ставили мы видно зря, в ту сторону ну совсем никто не побежал. Орки ринулись на демона, колдуны и так рядом с тварью были, ну а жертвы лежат привязанные.

-Жаль, - только и сказал Олег, а после замолчал, поскольку надо было беречь дыхание.

Путь друзьям предстоял не сказать, чтобы близкий. Возможно, с географической точки зрения даже самый крупный остров архипелага был ничего не значащим на картах мира клочком земли, но вот на своих двоих пересекать его чуть ли не целиком было тем еще испытанием. Особенно в быстром темпе, ночью и с погоней за спиной…Интуиция и логика подсказывали чародею, что преследовать их будут, пусть даже конкретно сейчас чернокнижники и заняты по горло явившейся в этот мир их же усилиями тварью. Но когда они с ней расправятся и перевяжут раны, то непременно возжаждут мести. И даже если датским темным магам будет страшновато отправляться в ночные джунгли лично и неохота сначала тащиться до лагеря, а потом будить штатных следопытов и просить у них помощи, то под рукой у колдунов есть не только солдаты, но и все необходимое для вызова новых демонов, включая уже обездвиженных жертв. И мастера заключения сделок с обитателями нижних планов наверняка знают, как привлечь внимание каких-нибудь тварей, умеющих выслеживать сложную и опасную добычу.

Олег понял, что предчувствия его не обманывали, когда услышал быстро приближающийся хриплый лай. Но – не обеспокоился. Звуки звучали достаточно знакомо, он уже слышал их примерно с такого же расстояния, когда они со Стефаном на дереве сидели. Покрытые иголками двухголовые псы с крокодильей пастью возможно и должны были догнать улепетывающих во все лопатки диверсантов в течении пары минут, но чтобы справиться с двумя боевыми магами подобных бестий требовалась целая стая. Или даже несколько. Стефан бы и в одиночку отбился всего от трех тварей, чьи мощь более или менее соответствовала человеческой, раз тех могли удержать орки. Пусть и получил бы в процессе несколько укусов, если хищники атакуют синхронно как полагается хорошим охотникам, а ловкости и скорости обладателю улучшенного организма не хватит, дабы убить их всех раньше, чем они в него вцепятся. Вот только способные легко разгрызть чей-нибудь череп зубы сломались бы в силовом противостоянии с зачарованной броней. А уж с помощью Олега любые не слишком серьезные царапины и травмы, если они их вообще получат, исчезнут на глазах. Главное, чтобы никто не подтянулся за то время, пока друзья будут разбираться с преследователями.

Псины оказались действительно дурными и, скорее всего, созданными искусственно. Они не прекратили лаять и рычать, даже когда до убегающих людей им оставались считанные метры. Не заметить приближение подобной угрозы смог бы только глухой, а потому в природе ведущие себя подобным образом хищники давно бы пали жертвами естественного отбора. И Олег серьезно сомневался, что в нижних планах эволюция может оказаться хоть чуть-чуть менее жестокой, чем привычном ему слое реальности. На бегу создав небольшой огненный шар, он развернулся и метнул его прямо в оскаленную морду наиболее проворной твари, несущуюся к волшебнику со всех лап…И издавшее недовольный взвизг чудовище не разорвало на мелкие клочки, а только отбросило метров на пять. Монстры имели впечатляющее сопротивление к магии, впрочем, далекое от абсолютного. Поднявшийся обратно на ноги пес заметно хромал, а одна из его голов безжизненно повисла, истекая тоненькой струйкой крови из раззявленной пасти.

-Стефан, постой! – Олег решил остановиться и добить тварей, пока к ним какое-нибудь подкрепление не подошло или они своим лаем не привлекли к убегающим диверсантам внимание какого-нибудь патруля, что мог бы чисто случайно оказаться поблизости. Тем более, небольшая передышка пошла бы обоим русским боевым магам на пользу, а до приотставших демонических псов оставалось всего лишь около сотни метров. Ну, может чуть больше. Но данное расстояние они стремительно сокращали. – И, по возможности, не убивай их! Это моя добыча…Ну, в смысле противники.

Достав из-за пояса высасывающий прану топор, чародей взлетел в воздух на высоту пары метров, а после метнул свое оружие в проломившего своим телом кусты монстра. Бросок вышел не совсем идеальным весьма далеким от максимальной эффективности. Волшебник целил в широко раззявленную левую пасть чудовища, но оружие застряло в спине твари, поскольку выйдя на финишную прямую та резко ускорилась и совершила впечатляющий рывок…Окончившийся столкновением с магическим посохом, который завис в воздухе как шлагбаум. Хруст, с которым этот очень и очень прочный магический инструмент вмазал сразу по обоим головам твари разнесся на сотни метров по ночным джунглям. Шмякнувшаяся на землю туша мелко подрагивала и скребла землю лапами, пытаясь подняться, но силы стремительно покидали её. Возможно, демонический зверь и мог весьма неплохо сопротивляться вражескими заклинаниям, но все же его способностей не хватало на то, чтобы заставить волю опытного чародея выпустить из своей хватки какой-нибудь предмет. Пострадавшего же от файербола подранка Олег принялся избивать вторым топором, словно дубинкой, старательно держа лезвие плашмя. Чародей безжалостно избивал им монстра, стараясь не столько нанести тому существенные повреждения, сколько оглушить, дабы когда крадущий жизненную энергию артефакт закончит со своей первой жертвой в эту ночь, его можно было без помех воткнуть в следующий источник праны.

Третий демонический пес был то ли самым трусливым, то ли самым умным. Выпрыгнув к людям, он на секунду замер, пытаясь понять в кого ему лучше вцепиться, а потом осознал положение своих сородичей и попытался развернуться на месте, чтобы убраться подальше от оказавшейся неожиданно опасной добычи…И покатился по земле словно кегля, сшибленный толстой веткой, которую Стефан то ли подобрал с земли, то ли вообще отломал от дерева.

-Спасибо, - поблагодарил Олег, телекинезом вытаскивая топор из прекратившей подавать хоть какие-то признаки жизни бестии и вонзая его в шею наиболее медлительного из монстров. Его некогда самый резвый собрат убежать уже не мог, поскольку уцелевшая голова чудовищА оказалась измордована до полусмерти, и тварь впала в состояние то ли шока, то ли нокаута. – Но не расслабляйся особо, я практически уверен, что эти собакообразные ежики-мутанты лишь начало того, с чем нам придется столкнуться этой ночью.

-Вот чего бы тебе не начать для разнообразия предсказывать что-нибудь хорошее, а? Голых баб к примеру, распри среди врагов или там хотя бы чудесную встречу с соотечественниками в этом чертовом захолустье, где по-русски никто кроме нас не говорит. – Пробурчал сибирский татарин, подозрительно косясь на окружающую друзей стену джунглей. – Знаю, что жизнь у нас та еще, а потому и пророчества одно мрачней другого, но ты б хотя бы попытался!

-Ну ладно, уговорил! – Хмыкнул чародей, добивая топором последнюю из бестий. Увы, древние артефакты не могли удерживать ворованную жизненную энергию слишком долго, но запас праны лишним не стал бы ни в какой ситуации. В конце-концов, усталость после длительных физических нагрузок, например бега на дальние дистанции в полной амуниции – это то же своего рода повреждение мышц, задействованных при столь тяжелой работе на полную катушку. - Предсказываю тебе встречу с голыми или как минимум полуголыми бабами в самом скором времени!

-Что, серьезно? – С оттенком недоверия переспросил маг-егерь. – Это чего ж…Датчане за нами суккубов пошлют?!

-Вряд ли, хотя конечно все может быть, - Олег попытался напрячь свой дар оракула в попытках узнать, придется ли им сегодня еще с кем-нибудь столкнуться, а если да – то с кем именно, однако способности оракула упорно молчали. – Но мы ведь возвращаемся в монастырь, а там полно пигмеев. И пигмеек. Ты разве не заметил, что они напяливать на себя всякие лишние по их мнению тряпки не очень то любят и даже среди женщин примерно каждая десятая расхаживает лишь в юбочке, сплетенной из травы?

-Тьфу! – Аж сплюнул сибирский татарин. – Да ну тебя…Разве ж это бабы?! Мало того, что они черные как сажа, так еще мелкие, худющие и вообще страшные! Может и не совсем все, но по-настоящему красивой среди них еще ни одной не видел!

-Возможно, - пожал плечами чародей, который тоже среди представительниц коренного населения африканских джунглей ни одной миловидной особы не заметил. Хотя возможно дело было в том, что участие в боевых действиях никого не красит, да и ему времени не хватало на пристальное разглядывание тех, кто не нуждается в срочной медицинской помощи. – Но биологически то это все еще женщины. Передохнул? Погнали дальше!

Уйти двум друзьям удалось недалеко. Примерно километра через четыре или пять после стычки с двухголовыми псами их еще раз нагнали те, кого датские чернокнижники выпустили в погоню за обидевшими сих почтенных господ диверсантами. Вернее, тот, ибо на сей раз преследователь был всего один. Упавшее с неба камнем существо оказалось окутано ореолом пламени, имело свыше трех метров роста и, несмотря на наличие в нем как человеческих черт, так и звериных, выглядело удивительно органичным. Рогатая голова саблезубого быка покоилась на мускулистом торсе атлета, широкие крылья принадлежали не то летучей мыши, не то дракону, ноги очевидно вместо ступней имели копыта…Ну, судя по форме металлических башмаков. О цвете шкуры твари оставалось только гадать, поскольку вся она с ног до головы была покрыта доспехом из черного металла, украшенного неведомыми рунами. Возможно, у неё и очертания головы другие были, а звериную морду именно шлем напоминал. Даже перепонка на сложившихся за спиной крыльях и та оказалась защищена туго обтягивающим её кольчужным плетением, через которое наружу торчали острые шипы. В правой руке демонстративно медленно сделавший шаг навстречу людям монстр сжимал длинный трезубец, а в левой – короткий загнутый нож. В общем, выглядел он так, словно сошел с какой-то из церковных фресок, изображающих демонов. В принципе, примерно так и обстояли дела, поскольку в этом мире обитателей нижних планов зачастую рисовали те, кто лицезрел их своими глазами. Пусть даже и в виде чучела.

Словно красуясь, монстр сделал еще один небольшой шаг вперед и чего-то пророкотал…На языке, который не знал ни один из стоящих перед ним людей. Впрочем, догадаться о смысле фразы, скорее всего сводящейся к «трепещите, жалкие смертные!» большого труда для боевых магов не составило.

-Мне кажется, нас недооценивают, - осторожно заметил Стефан, медленно начиная выписывать в воздухе восьмерки двуручным топором, заставляя секиру постепенно набирать инерцию для сокрушительного удара. И это было куда более правильное решение, чем попытка хвататься за ружье или револьвер. Пули, пусть даже зачарованные, остановить защитным барьерам было на порядок проще, чем массивное оружие, некогда созданное аж целым магистром. Вот под конец схватки, когда противник гарантированно лишится магических барьеров и начнет получать раны от каждого пропущенного удара, его можно будет попробовать нафаршировать кусочками свинца, двигающимися слишком быстро, чтобы абсолютное большинство обитателей этого или иных миров могли их отбивать или уклоняться. – Приземлились прямо перед лицом, ходят с демонстративной ленцой…

-Ну и чем ты, спрашивается, недово…- Сознательно недоговорив свою речь, Олег кинулся в лобовую атаку на монстра. Тот явно не относился к числу низших демонов и, следовательно, обладал разумом. Возможно, даже русскую речь понимал. А еще чародей благодаря впитывающей магию кирасе и запасу свежеворованной праны являлся куда более живучим, чем его друг. И вряд ли окруженное огненным ореолом существо родом из нижних планов оказалось бы сильно восприимчивым к заклятиям из арсенала пиромании или попыткам телекинетического удушения. Ну а достаточного количества некроэнергии в окружающей среде сейчас просто не было.

Демон определенно чего-то такого ожидал, окутавшее его пламя рванулось навстречу Олегу, молниеносно сплетаясь в нечто вроде упертого в живот монстра огненного копья, на которое чародей должен был сам себя насадить…Но древняя кираса хоть и раскалилась чуть ли не до красна под действием жара и впитываемой магии, но сработала исправно и волшебник просто проломил вставшую перед ним преграду! И тут же получил по голове сильнейший удар трезубцем, который даже вставшие на его пути защитные барьеры сумели только ослабить, но никак не погасить. Прицельный выпад не пробил шлема, но своей мощью заставил шейные позвонки Олега ощутимо хрустнуть и, кажется, даже слегка деформироваться, вот только знатока целительной магии подобным было не убить и даже не задержать на лишнюю секунду. Оба топора-вампира метнулись по сходящимся траекториям к коленной чашечке демона, но соскользнули по пленке магического барьера в нескольких сантиметрах от цели. В то же время где-то над ухом у чародея с громким лязгом двуручная секира в руках Стефана оказалась заблокирована не таким уж и коротким ножом.

Последний из имплантированных в тело Олега боевых артефактов создал магическое лезвие, которое могло бы разрезать пополам лошадь, но даже не поцарапало гульфик обитателя нижних планов. Однако тварь явно обиделась на такую подлость и выдохнула сверху вниз прямо на голову слишком наглого смертного целое облако огня, одновременно колотя трезубцем его по спине, но защитные амулеты и броня чародея с блеском выдержали это испытание, позволив ему отделался лишь легким испугом, да парочкой несерьезных ожогов, полученных от раскалившейся кирасы. Узкий и длинный кинжал, телекинезом вытащенный из-за пояса, взлетел вверх и попытался вонзиться в глазницу шлема из черного металла, но встретил на своем пути непроницаемый барьер. Кривой нож демона успешно взрезал плечо широко замахивающегося Стефана, едва-едва заметив кольчужный рукав, но полученная рана не сбила атакующий порыв далекого потомка Чингисхана. С хрустом секира в руках сибирского татарина ударила в ту же ногу монстра, которую пару секунд назад не смог повредить его друг и, на сей раз, оружие смогло кончиком пробороздить на своей цели неглубокую царапину. Спустя мгновение туда же со всей доступной боевому магу силы ударили и топоры Олега, на сей раз не встретившие волшебной преграды и с лязгом врезавшиеся в колено бестии. Мускулы, работающие сейчас с невероятной эффективностью за счет наполнившего кровь адреналина и напитывающего их волшебства, смогли придать древнему оружию достаточную скорость и пробивную мощь, чтобы демонические латы не смогли полноценно защитить своего обладателя. Лезвия артефактов-вампиров скорее деформировали латный сустав, чем углубились внутрь, однако волшебник ощутил струйку чужой силы, которая скользнула внутрь его ауры, а следовательно они хоть краешком, но погрузились в плоть врага. К сожалению, расплата, в виде пробившего правую кисть трезубца, не заставила себя долго ждать. Вот только благодаря вливанию ворованной жизненной энергии рана затянулась всего лишь секунды через три после того, как была нанесена. И хорошо, что не раньше, а то смыкающаяся плоть могла бы в зубцы демонического оружия вцепиться.

      Выходец из нижних планов был нечеловечески быстр, чудовищно силен и вынослив, оружием своим владел крайне искусно, да вдобавок не отвлекаясь ближнего боя умудрялся пользоваться огненной магией. Столкнись он с обычными людьми или хотя бы не слишком качественно экипированными одаренными первого-второго ранга, которых обычно ставили десятниками обычных армейских частей или зачисляли в элитные подразделения вроде тяжелой кавалерии верхом на химерах – каждый его удар был бы смертельным, то и убивал по два-три противника, если те стоят достаточно кучно. Но на сей раз противостоящие ему люди не столь уж и сильно уступали порождению нижних планов. С кем-нибудь одним из боевых магов он бы, скорее всего, смог справиться без особых усилий, пусть и получив в процессе несколько ран. Но справиться с обоими сразу у него не получалось. Вцепившийся как пиявка в ноги твари Олег вполне успешно прорубился через наколенники и теперь жизненную и магическую энергию из демона высасывали две весьма прожорливых артефактных пиявки. Ну а держащийся чуть-чуть подальше Стефан молотил по рукам, животу и груди монстра двуручной секирой с такой скоростью и силой, что будь он лесорубом пытающимся повалить дерево – от того бы давно остались одни зубочистки. В основном он мешал твари контратаковать своего напарника и, надо сказать, у него получалось. На три или четыре удара, корежащих темный металл и скрытую под ним плоть приходилось всего одна успешная отмашка, как правило, не наносящая большого урона. И то периодически она доставалась слишком сильно открывшемуся сибирскому татарину. Вот только хотя тот может и не был способен исцеляться прямо в бою, но зато отлично уворачивался или же ставил блоки. А когда ему все же не везло, то доспехи и защитные амулеты серьезно снижали полученный ущерб.

Поняв, что проигрывает битву, демон с силой взмахнул крыльями и взлетел вверх метров на пять одним рывком…И ничего для него в общем-то не поменялось, поскольку боевые маги последовали следом за тварью. Возможно, за счет большего мастерства в воздушных схватках он бы и мог переломить ситуацию, но по всей видимости монстр переоценил свои силы и забыл о некоторых особенностях окружающей местности. Избегая удара топора-вампира по уже надрубленному панцирю на груди, он совершил лихой маневр уклонения и влетел прямиком в ветви какого-то дерева, обильно укутанного лианами, которые зацепились за его шипы и рога. Запутавшееся в созданных самой природой веревках чудовище в два-три судорожных рывка порвало их в клочья и обрело свободу…Чтобы филигранный и проведенный без каких-либо помех удар секиры обрушился прямо на его шею. С жутким скрежетом оружие Стефана прорубило высокий латный воротник и углубилось в плоть монстра до середины лезвия. А когда оно было вырвано на свободу, то отвратительно воняющая серой кровь демона обдала двух друзей настоящим фонтаном, а сам монстр брякнулся на землю, где затрясся в агонии и умер. Если и не сразу, то после того, как Олег довел начатое своим другом дело до конца, в два размашистых удара окончательно снеся с плеч голову монстра.

Глава 11

О том, как героя посещают дамы, тревожат звуками битвы и удостаивают беседы с неординарными личностями.

Вспышка огромной молнии, казалось занявшая собой полнеба, озарила Стефана, и маг-егерь рефлекторно вздрогнул из-за ослепительно яркого синего света, буквально ударившего по сетчатке уже успевших привыкнуть к темноте глаз.

-А хорошо, что мы… - Продолжение фразы сибирского татарина, потихоньку при помощи тряпочки начищающего свою винтовку, утонуло в грохоте, достойном падения небес на землю. Ну, или хотя бы обрушения остатков монастыря на головы людям, искавшим укрытия в святой обители. Олег даже машинально покосился вверх, ища трещины в потолочных перекрытиях. И нашел! Но, кажется, они были все-таки старыми и остались после артиллерийского обстрела.

-Я хочу сказать… - Вновь начал Стефан, догадываясь, что не был услышан, но тут еще одна молния, размерами ничуть не меньше прежней, ударила с небес. Причем гораздо ближе! Свет грандиозного электрического разряда и последовавший за ним грохот разделяло меньше секунды.

-В общем, вовремя мы… - Маг-егерь осекся и подозрительно покосился на небо, но в третий раз оно перебивать его оно вроде бы не собиралось. – Вовремя мы на сушу наткнулись. Попали бы на нашей лодочке в такой шторм – точно бы на дно отправились!

-Очень даже может быть, - не стал спорить Олег, взирая на громадные валы воды, в полумраке внезапно наступивших несмотря на позднее утро сумерек перекатывающиеся туда-сюда по океану или с грохотом атакующие берег. Становилось понятно, почему монастырь, виноградники и прочие хозяйственные постройки располагаются столь далеко от моря – чтобы не смыло! Не был бы пирс и без того разрушен, так точно бы после этой бури пришлось отстраивать. – Волны бы с головой накрыли и утащили на дно. Или воды бы сверху за пять минут накапало вполне достаточно, чтобы полностью её заполнить. Ну, в лучшем случае молниями на клочки разнесло, все же посреди океана наша лодка была бы самым высоким местом.

Грозовые разряды и ураганный ветер сопровождались падающей с покрытых темными тучами небес стеной воды. Причем настолько плотной, что Олег не удивился бы наличию утонувших даже далеко в глубине суши! Буйство стихии воистину поражало своими масштабами и свирепостью…Но по словам отловленного в коридорах монастыря Антуана являлось вполне себе естественным. Подобные миниатюрные катаклизмы отмечались в данных краях достаточно регулярно, а на архипелаге специалистов по погодной магии, способных вызвать нечто подобное, никогда не проживало. Датчанам же шторм подобной силы был нужен меньше, чем собаке пятая нога, ибо если их корабли при приближении непогоды не успели вовремя укрыться в какой-нибудь бухточке, то количество оккупантов сейчас стремительно сокращалось вполне естественным образом. Да и в разбитом на подступах к городу полевом лагере, наверное, творилось то еще «веселье» с утопанием в грязи всего и вся, вплоть до проваливающихся под собственной тяжестью в размокший грунт пилотируемых големов. На месте командующего обороной Перленбурга Олег обязательно приказал бы сделать вылазку сразу же, как дождь прекратится. Уж внутри капитальных строений порох сохранить сухим точно было в разы легче, да и люди под надежной крышей куда меньше пострадают от капризов стихии, сохранив силы и высокий боевой дух. Палатки же представлялись весьма сомнительным убежищем от того потопа, за которым чародей наблюдал сейчас через одно из окон монастыря. В лишившуюся стекла раму немного поддувало, но волшебника в отличии от большинства обитателей данного места сквозняк мало беспокоил. Его иммунитет не каждый специально разработанный боевой вирус смог бы прошибить.

Очередной разряд молнии, занявшей собою полнеба и ударившей куда-то вглубь острова, озарил собою темную комнату, а в последующем за ней грохоте почти потерялся скрип, с которым ведущая в коридор монастыря тяжелая деревянная дверь начала медленно открываться. Внутрь просунулись две любопытные детские мордашки, причем вполне себе светлокожие и с украшенными бантами косичками, но увидев боевых магов, до сих пор облаченных в не до конца очищенную от грязи и крови демона броню, испуганно замерли на месте.

-Дамы, - Стефан, тоже заметивший девочек, сделал вид, будто приподнимает шлем, так и не выпустив из руки промасленной тряпки. Малолетние гостьи синхронно ойкнули и испарились, а дверь под собственной тяжестью со скрипом закрылась обратно. – Кстати, ты заметил, что здесь стало гораздо больше народа? Причем не только пигмеев, но и белых.

-Конечно, - согласился Олег, вновь начиная смотреть в окно. Буйство природа завораживало и помогало отвлечься от мрачных воспоминаний о заваленном трупами овраге и тех людях, которые остались в руках датских чернокнижников несмотря на проведенную диверсию. – Полагаю, часть их встала на ноги после ран, а часть пришла из других мест в поисках укрытия. Может даже Антуан специально рассылал во все стороны гонцов, назначив монастырь тем местом, где спасающиеся от датчан люди могут рассчитывать хоть на какую-то защиту себя и своих близких.

-Если так, то решение далеко не бесспорное. Все же столь большая концентрация людей и явный оплот сопротивления оккупации буквально таки приглашает датчан устроить новое нападение на это место. – Задумался Стефан, откладывая в сторону винтовку, которую он, по всей видимости, все-таки довел до удовлетворительного состояния чистоты. - Вот только и по другому плохо будет. Архипелаг слишком мал, чтобы те кто бежал из своих домов могли долго отсиживаться в джунглях. Да и не все вообще смогут там провести больше пары-тройки суток, крупных хищников тут вроде бы нет, но змей и кусачих насекомых хватает.

Из коридора послышался какой-то невнятный шум, несколько смазанный звуками дождя, в котором тренированное ухо мгновенно различило лязг железа, чью-то сбивчивую ругань, азартные вскрики и даже болезненное оханье пропустившего удар человека. Мгновенно перешедшие от состояния расслабленности к полной боевой готовности друзья переглянулись, после чего Олег принялся одно за другим накладывать на себя заклинания аз арсенала целителей, а Стефан со словно по волшебству оказавшимися в руках пистолетами подскочил к окну и, встав так чтобы снаружи его подстрелить или увидеть можно было исключительно сквозь стену, стал прислушиваться к тому, что за ним творится. Видимо оставшись недоволен результатами из-за забивающего все и вся шума дождя и частых грозовых раскатов маг-егерь словно большой паук влез по стене, удерживая свое тело исключительно вцепившимися в камень монастыря пальцами, а после на секунду высунулся наружу из верхнего угла лишенного стекла проема, в котором его голову вражеские снайперы стали бы искать в последнюю очередь.

-Вроде во дворе все нормально, - несколько обескуражено произнес Стефан, спрыгивая на пол и взмахом руки стряхивая со свой лысой головы забрызгавшую её воду. – Врагов нет, тел нет, ворота целые и закрытые, часовые двигаются и выглядят живыми, под навесом у стены из пяти перекореженных пилотируемых големов несколько монахов, чего-то понимающих в механике, пытаются двух-трех исправных собрать.

-А вот тут, однако, эскалация конфликта только нарастает. – К шуму драки на холодном оружии добавилась парочка выстрелов. Опасности Олег пока не чувствовал, но это еще ни о чем не говорило – враг мог о его существовании быть банально не в курсе, а потому не испытывал желания убить одного конкретного боевого мага или забросить в комнату, где находились они со Стефаном, парочку гранат. Краем сознания чародей отметил, что слышимые им звуки…Какие-то не такие. Неправильные. Однако, что с ними не так, он пока понять не мог. – Выходим?

-Давай, - маг-егерь рывком распахнул дверь, а после упал ничком и лязгая об каменный пол своими латами сделал быстрый перекат. Олег же вышел в полный рост, рассчитывая собрать на себя удар боевой маги…Которого не последовало. Рядом с выделенной друзьям комнатой абсолютно никого не оказалось, а шум сражения шел откуда-то из глубины монастыря. Переглянувшись, боевые маги стремительным шагом отправились к месту боя, впрочем, не забывая посматривать по сторонам. Уже на бегу чародей наконец-то понял, что ему казалось подозрительным в звуках боя. Криков боли в этой какофонии было слишком мало, а вопли умирающих так и вообще полностью отсутствовали. Увы, но волшебник за свою не столь уж и долгую жизнь вдоволь наслушался того, как они звучат, а потому легко сумел бы вычленить их из общей массы.

Ноги привели друзей в столовую, по размеру из всех других помещениях монастыря уступающую разве только подвалам и молитвенному залу. И там в самом деле вовсю шел бой, в котором участвовало около сотни человек…Только не настоящий, а учебный. Тренировочный. Несколько группок по четыре-пять человек пытались сформировать ровную линию и усиленно закрывались самодельными прямоугольными щитами, сколоченными из свежих досок. А те, кто был назначен на роль их инструкторов, колотили обмотанными тряпками мечами по новобранцам, таранили их жиденький строй всем телом, пинались, страшно кричали и жутко ругались…В общем, всячески пытались приучить этих взявших в руки оружие мужчин держать строй. Впрочем, несколько рослых и мускулистых женщин в рядах ополчения тоже присутствовало. В отдалении от них под присмотром готовых прийти на помощь монахов несколько пар и троек занимались фехтованием, видимо это оказались чуть более опытные бойцы, имевшие представление о схватках на холодном оружии. Звуки стрельбы, вернее очень достоверную их имитацию, производил увешанный сушеными рыбьими головами, птичьими косточками и прочим мусором пигмей, оказавшийся шаманом. Повинуясь взмахом его рук с зажатыми в них амулетами по помещению порхала парочка бесформенных облачков, которые то и дело начинали громыхать подобно настоящим ружьям, старательно пугая людей.

-Ложная тревога, - облегченно выдохнул Стефан, убирая пистолеты за пояс.

-Да, в кои-то веки повезло, - согласился с ним Олег, который уже было решил, что этот мир решил подбросить ему очередной неприятный сюрприз в виде схватки с датчанами, какими-нибудь местными жителями, решившими устроить мятеж в пользу оккупантов или чем-нибудь еще хлеще, вроде демонов, решивших сокрушить оплот слуг своих давних идеологических противников. – Хотя как мне кажется, всеми этими упражнениями люди занимаются зря. Особенно строевой подготовкой. Кто-нибудь сильный горе-щитоносцев сметет ополченцев на одной из физической силе, кто-нибудь умный просто выстрелит, ведь пулю доскам скорее всего не удержать.

-Ну, тех же орков, да еще в узких коридорах монастыря, они могут и задержать…- Задумался Стефан, шагая в обратном направлении. – Ненадолго, конечно, но иногда и лишние секунды многое решают. Опять же, чем больше заготовка, тем легче превратить её в артефакт. Вот ты бы смог зачаровать щиты так, чтобы они пули отражали?

-Ну, может быть, - Олег телекинезом приподнял с головы свой шлем, чтобы почесать затылок. – Только явно не с первой попытки, раньше ведь ничем подобным не занимался. Затраты на изготовление рунного контура опустим, хотя я и сомневаюсь, что в монастыре найдется достаточно серебра или хотя бы самородной меди, чтобы дополнить ими доски. Но вот где артефакты будут брать энергию? Сам же знаешь, дешевые магические побрякушки обычным людям таскать смысла нет. Скорость потери энергии артефактом будет превышать количество излишков, которые тот сможет собрать из ауры неодаренного.

-А если на прану их перевести? – Предложил Стефан. – Да, я понимаю, для здоровья это может оказаться очень вредно…Но лучше уж болезнь, чем пуля между глаз.

-Жизненной энергией не так просто манипулировать, знаешь ли. А уж контур для более-менее осторожного вытягивания её и превращения в магический барьер явно находится за пределами моих способностей как артефактора. - Покачал головой чародей. – Может, теоретически то у меня и могло бы получиться…Ну так и кому-нибудь из местных партизан, в принципе, никто не мешает всех датчан в течении одной ночи перестрелять по одному или маленькими группами. Шансы на успех, малоотличимые от нуля, это все-таки не ноль, а какое-то число. Пусть и очень-очень крохотное, измеряемое десятитысячными долями процента.

-Ну, это ты перегибаешь палку. Да даже столько патронов одному человеку физически не утащить, - фыркнул маг-егерь. – Ну, если конечно он не богатырь какой-нибудь или артефакта с пространственным расширением не имеет.

-Ничего, у датчан и свои боеприпасы найдутся. А вот что собирать их гипотетическому герою трудновато будет – совсем другой разговор!

Вернувшись в выделенную друзьям комнату, Олег при помощи телекинеза собрал небольшую лужу воды, что порывами ветра надуло в лишенное стекол окно, а после принялся снимать с себя доспехи, намереваясь немного отдохнуть в то время, когда вероятность нападения противника на монастырь минимальна. Вот только стоило ему стащить с себя кирасу и кольчугу, как      дверь с громким скрипом начала отворяться и то, что стало медленно протискиваться внутрь помещения через явно узковатый для него дверной проем, заставило Олега вздрогнуть и машинально схватиться за отложенное было в сторону оружие…Но очередной всполох небесного электричества на мгновение развеял созданный штормом полумрак, и чародей узнал своих не столь уж и давних пациенток.

-Доброе утро, леди Маргарет. И вы здравствуйте, матушка Мгуду. Рад, что вам стало лучше, - поздоровался он с пожилой темной эльфийкой и не менее пожилой монахиней, сейчас напоминающих изрядно мутировавшего кентавра, у которого сразу два человеческих торса росло не из груди, а из крупа. Временно потерявшая способность передвигаться своими ногами геомантка сотворила из земли и мелких камешков некое подобие инвалидного кресла-коляски на две персоны, в котором дамы и полулежали, откинувшись на высокую спинку. Все равно в движении магического конструкта не участвовало ни единого мускула волшебницы или священнослужительницы, четырехногий гибрид садовой скульптуры с песчаным замком шагал, повинуясь исключительно воле своей создательницы. – Вы пришли обновить чары регенерации?

-Была бы очень признательна за подобную помощь, - голос португальской аристократки из числа нелюдей мало соответствовал морщинам на лице и седине в волосах. Если бы чародей при их первой встрече закрыл глаза или лишился зрения, то определенно счел бы обладательницу этого сладкозвучного бархатистого тембра дамой, максимум, лет тридцати. Уверенной, знающей себе цену и напоминающей эдакую ленивую тигрицу, что сейчас нежится на солнышке и мурлычет, но в следующее мгновение готова превратиться в размазавшееся от скорости пятно, которое небрежным взмахом лапы снесет проявившему излишнюю беспечность наблюдателю его бестолковку. – Должна признаться, чары исцеления мне никак не даются. Да собственно, в этом нет ничего удивительного, ведь для них требуется высокий контроль, а у зимних фейри с этим вечные проблемы…

-Ну а я в первую очередь желаю познакомиться с вами, чужестранцы и сказать «спасибо», - главная монахиня этого монастыря скорее шептала, чем говорила, да и английский язык полностью седой чернокожей женщине давался с изрядным трудом. Во всяком случае, даже Олег мог с уверенностью сказать, что некоторые слова она произносит не так, как надо, да и времена глаголов путает. Впрочем, понять друг друга они кое-как могли, а в случае затруднений прибегли бы к помощи леди Маргарет. – За себя и за всех остальных, кого спасла ваша помощь. Не престало кому-то вроде меня бояться смерти, однако же на грешной земле еще остается слишком много дел, которые никак не получается перепоручить кому-нибудь другому, а потому я благодарю вас от всего сердца.

-Ладно, ты тут работай, а я пойду пока прогуляюсь, - Стефан легко догадался, зачем в их комнату пожаловали гостьи, хотя и не понимал языка на котором те говорили. – Монастырские подвалы навещу…У них тут не только вино неплохое, но и копченостей припасено немало. С пары колбас в качестве платы за твои услуги не обеднеют, а мне ведь в форму возвращаться надо.

-Помочь раненому – долг любого порядочного человека, а Антуан вдобавок еще и пообещал сделать так, что это благое дело не останется без вознаграждения. Как и борьба с датчанами. – Олег мысленно вздохнул, лечить людей ему было проще, чем заниматься дипломатией, а ведь он так устал после беготни по джунглям и схватки с высшим демоном… - Кстати, он уже рассказал вам о тех ужасных ритуалах, которые проводят чернокнижники невдалеке от столицы архипелага?

-Да, - выражение лица чернокожей монахини стало суровым, а губы сжались в тонкую ниточку. - И хотя я скорблю по невинным, что стали жертвами запятнавших свою душу служением злу колдунов, но за город тревожиться нет нужды. Стены его, равно как и крупнейшие улицы, в очередной раз освящались мною лично не далее как два года назад, и мало найдется в преисподней тварей, которым оказалось бы по силе ступить на землю с подобной защитой.

-Кгхм… - Олег очень старался удержать лицо, когда представил себе как твари из нижних планов раз за разом безуспешно пытаются проникнуть в черту города и терпят крах лишь потому, что так пожелала какая-то престарелая монашка из обители у черта на куличиках, но часть его истинных чувств наружу все-таки вырвалась. С серьезным лицом выслушивать подобные бредни он смог бы лишь в том случае, если бы заранее парализовал себе нужные группы мышц.

-Ваш скепсис абсолютно не уместен, юноша. Сразу видно, что вы не просто не из наших краев, но и вообще никогда не слышали ни об этом архипелаге, ни о матушке Мгуду, без преувеличения являющейся самой известной его обитательницей. Собственно, не она пришла в этот монастырь, а этот монастырь построили специально для неё. – Интуиция подсказывала чародею, что леди Маргарет говорит правду. И данное обстоятельство серьезно сбивало с толку. Да кто такая эта монахиня, раз с ней обходятся подобным образом? Внебрачная дочка короля Португалии?! Или нянька и кормилица Папы Римского?! – Моя старая подруга сбивается в чтении молитв даже по бумажке, так толком и не научилась писать, а также забывает даты церковных праздников…Но она была и остается одним из очень-очень немногих людей, что сумели осуществить практически легендарный подвиг. А именно – призыв небесного воинства. По её слову оно спустилось на землю и остановило последнее нашествие вампиров, которые издревле почитали архипелаг своими охотничьими угодиями. Вот скажите, юноша, когда вы последний раз видели ангела?

-Последний раз – никогда, - абсолютно честно признался чародей, ощущая, что он, возможно, начинает кое-чего понимать в том, что происходит в этом монастыре. В частности, почему тут не заметны проявления расизма и присутствует, причем вроде бы на постоянной основе, аж целый инквизитор. Для святой…Тем более, чернокожей святой, подобный контролер под боком просто необходим! Чтобы её случайно какой-нибудь высокопоставленный мудак не обидел, и она чохом не отлучила пару-тройку аристократических родов от церкви. Или называть матушку Мгуду святой все же будет не совсем правильно? Вроде бы данное звание присваивают только после смерти, а она еще вполне себе жива.

-Я тоже никогда не видела ангелов, хотя и живу на этом свете далеко не первый век, - неожиданно печально вздохнула седеющая эльфийка. Хотя правильнее было бы называть её сидхе. Во всяком случае, именно это слово представители данной расы использовали для обозначения себя. – Мир велик, а подобные события случаются не каждое десятилетие. Более того, в мировой истории имеются даже целые века, на протяжении которых не было ни одного документально зафиксированного снисхождения посланцев Господа на нашу грешную землю.

-Маргарет, мы слишком отвлеклись, да и вообще, хватит меня обсуждать, - прошептала матушка Мгуду, слегка поморщившись. По всей видимости, ей давно уже надоели разговоры о некогда совершенном ею деянии, сколь бы великим и редким то не являлось. В ауре её, кстати, Олег никаких особых примет не смог отметить, как ни старался. Сейчас энергетическое тело монахини стабилизировалось, пусть и не до конца…И по нему можно было с уверенностью сказать, что личной силы у пожилой священнослужительницы едва-едва на второй ранг хватит. Но, по всей видимости, на количество и качество получаемой свыше помощи величина резерва особо не влияла. - Пусть лучше этот юноша тебя осмотрит

- Никаких неприятных последствий после предыдущего сеанса лечения не было? – Уточнил Олег, подходя к пожилой сидхе и касаясь её плеча, чтобы физический контакт облегчил сканирование и прочие чары из арсенала целителей. – Кстати, матушка Мгуду, если вы, эм…Как бы это сказать…Ну, в общем выделяетесь из числа простых клириков в лучшую сторону, то почему еще не исцелили себя и леди Маргарет? И остальных обитателей лазарета?

-Кроме нас двоих в стенах этой обители больше не осталось тех, кто нуждался бы в исцелении телесных ран, - растянула в улыбке губы женщина, на чьи молитвы когда-то ответили сами небеса. Олег попытался вспомнить, сколько именно в монастыре имелось пострадавшего народа, после чего мысленно присвистнул. О подобной эффективности чародей, считавший себя не самым плохим целителем, не мог даже и мечтать! Ему не было известно, когда конкретно чернокожая монахиня пришла в себя, но даже если она ставила на ноги по сотне пациентов в день – это было просто чудо…Настоящее божественное чудо, пусть и немного не того формата, что призыв небесного воинства. – Мы же несколько особый случай. Еще когда я только принимала монашеский сан, то дала обет смирять свою плоть и не потокать ей более необходимого, а потому не должна исцелять себя. Или даже позволять делать это другим, если без лечения можно обойтись.

-Ну а меня её сила просто жжет. Исцеляет, но жжет. И поверьте, юноша, это очень, я повторяю, очень больно! – Леди Маргарет аж передернулась в своем каменном кресле от явно неприятных воспоминаний. – Для зимних фейри подобное, знаете ли, вполне типичная реакция. Из-за которой, кстати, нас долгое время ошибочно причисляли к нечисти.

– Признаться, я очень немногое знаю о физиологии вашего народа…Или о культуре. – Для удостоенного беседой двух очень и очень неординарных женщин чародея узнать, что зимние фейри, оказывается, могут быть подвержены подобному негативному влиянию со стороны святой магии стало настоящим открытием. - Честно говоря, до нашей встречи мне казалось, ваш народ проживает исключительно в Англии. Ну, может некоторые в Северную Америку с колонистами переехали.

-Та территория, которая ныне зовется Португалией, в далекую пору юности моей подруги являлась территорией Туманного Альбиона, отбитой им у испанской короны. – Пояснила матушка Мгуду, а после очень нехорошо закашлялась, выплевывая на пол настоящие сгустки крови…Но попытавшийся протянуть к ней руку целитель наткнулся на вспыхнувший в воздухе барьер. Похоже, к взятым на себя обетам эта женщина действительно относилась очень серьезно.

-Должна признать, подобный период длился не слишком долго даже по человеческим меркам, но этого хватило, чтобы появилось некоторое число смешанных браков, и отец счел целесообразным выдать меня за перспективного молодого рыцаря родом с континента. – Вернувшийся к диагностике сидхе Олег вспомнил, что еще в родном мире кажется, читал в учебниках истории про нечто подобное. В главе, посвященной войнам за испанское наследство, что ли…В этом измерении данная страна тоже задолго до Первой Мировой скатилась с положения сверхдержавы до вполне заурядного европейского государства, растеряв влияние, силы и территории. Во всяком случае, когда-то её конкистадоры вовсю штурмовали Империю Крови, а сейчас про Испанию на политической арене никто толком и не вспоминал. В русских газетах, во всяком случае, дело обстояло именно так. – Ох, юноша, видели бы меня в молодости! Много мне пели серенад о любви, ох много….И все – вполне заслужено. Не могу сказать, что я была самой красивой девушкой своей эпохи, но большинство благородных дам как из числа людей, так и леди зимнего или летнего двора, дружно шипели в моей адрес, когда я появлялась на балах. А такое признание от конкуренток чего-то да значит!

- А чем вообще отличаются зимние и летние фейри? – Олег прозондировал тело своей пациентки и остался, в целом, доволен результатами. Часть осколков костей приросла на свое законное место, а на месте других, тех которые были удалены поскольку слишком далеко уползли в результате травы и оказались удалены, постепенно нарастала новая ткань. Еще пара дней под его наблюдением и леди Маргарет, пожалуй, могла бы попробовать совершать короткие прогулки.

-Зимние, летние, светлые, темные…- Стареющая сидхе чуть усмехнулась. – По большому счету это все бредни неграмотных крестьян, которые сначала закрепились в фольклоре и устной речи, а потом расползлись по всему свету. Правильнее называть нас благими и неблагими. Правильными…Или мутантами, у которых чудовищные изменения тела в целом соответствуют поразившему рассудок безумию.

-Оу, - даже несколько растерялся Олег от такого поворота событий. Но своего занятия, а именно стимулирования тканей тела пациентки к дальнейшему росту, не забросил. Благо та по всей видимости прилежно выполняла ранее полученные указания и питалась весьма обильно, а потому особого истощения у неё не наблюдалось, даже несмотря на относительно быстрое заживление ужасных травм всей нижней половины тела.

-Межу прочим, в молодости я выглядела совсем иначе: кожа белая, глаза синие, волосы цвета спелой пшеницы…И, самое главное, ровненькие жемчужные зубки вместо этих ужасных игл, которыми вдобавок еще и пищу жевать почти невозможно! Даже вырывать их смысла нет – отрастают. – Леди Маргарет прекратила жаловаться, печально вздохнула и поерзала в своем шагающем инвалидном кресле, подперев голову маленькой ладошкой. – Да, юноша, зимней фейри меня угораздило стать относительно недавно, лет сто назад…

-Я еще помню её нормальной, пусть даже видела лишь случайно и один раз. - Подтвердила матушка Мгуду, вытирая выступившую на губах кровь рукавом рясы. – Маргарет тогда только-только приехала на архипелаг, а мне было лет восемь…Или девять…Но не больше.

-И что же может сподвигнуть фейри к таким изменениям? – Осторожно уточнил чародей, в котором взыграло профессиональное любопытство.

-Да много чего, - поморщилась обладательница нескольких нежелательных мутаций. – Травма, болезнь, даже нервный срыв…Мой народ любит кичиться своей поголовной одаренностью и долголетием, но предпочитает не вспомнить о той цене, которую приходиться платить за свое могущество.

-Рискну предположить, что вас не оскорбляют те теории, которые приписывают создание нелюдей древним магам, а не богам? – Насколько знал Олег, единого мнения в мировой науке по этому поводу не было. В том числе и потому, что никто не хотел считать себя результатов экспериментов в некой лаборатории, а не творением и в чем-то даже потомком высших сил, на голову превосходящим обычных людишек или иные волшебные народы.

-Я примерная католичка, а потому существование всяких иных богов должна всячески отрицать, - леди Маргарет карикатурно закатила свои желтые глаза к потолку и сложила руки на груди в молитвенном жесте. – Но, между нами говоря, я могу с полной уверенностью говорить о двух вещах. Во-первых, лорды народа холмов способны воззвать к своим древним прародителям, судя по легендам даровавшим всем нам жизнь и получить от них вполне реальную поддержку…А во-вторых, те кто помог первым из моего народа взглянуть на мир, работу свою могли бы сделать и получше!

Олег буквально вздрогнул от злости, прозвучавшей в голосе португальской аристократки. Впрочем, он уже и без того догадывался о том, что сильные стороны сидхе уравновешены примерно равными им недостатками. По воле случая так случилось или же было задумано вполне целенаправленно, но все народы нелюдей имели какие-то свои изъяны. Оборотни были чрезмерно агрессивны и импульсивны, для джинов гаремы являлись жизненной необходимостью, поскольку они крайне медленно размножались, тяга гноллов к человеческому мясу, из-за которой псоглавцы постоянно воевали с людьми и ими же при первом удобном случае уничтожались, вполне могла считаться наследуемой наркотической зависимостью…

- Мне еще повезло. Я детей успела родить, пока была нормальной. Да и вообще синяя кожа, желтые глаза, иглы вместо зубов и плохая переносимость светлой и святой магии – просто безобидная чепуха по сравнению с тем, что может вылезти в нас наружу, стоит лишь хорошенько потрясти! – Леди Маргарет постаралась взять себя в руки и успокоиться. – Простите, для меня это…Личное. Просто знайте, что не меньше трети тех, кто стал зимними фейри, либо убивают себя, оказываясь не в силах вынести тяжести обрушившихся на них пороков, как физических, так и душевных, либо уничтожаются своим ближайшим окружением, что действует в равной степени из милосердия и чувства самосохранения. А родившиеся в этой ветви моего народа должны на протяжении всей жизни очень тщательно следить за собой, если не хотят деградировать до состояния, в котором орк по сравнению с ними покажется образцом разума и красоты.

-Ну да хватит об этом, кхе-кхе, - матушка Мгуду снова зашлась в кровавом кашле, но на сей раз терзавший её приступ был гораздо слабее. – Когда Маргарет полностью поправится?

-Трое-четверо суток, если все оставить идти, как идет. Или всего один день, а я постоянно буду рядом, и она съест в несколько раз больше своего веса. – Олег задумался, а потом был вынужден поправить себя. – Нет, пожалуй, все же чуть больше. К сожалению, я не смогу контролировать ход лечения должным образом, поскольку порядочно устал и нуждаюсь в отдыхе продолжительностью хотя бы часов пять-шесть.

-Три-четыре дня,- задумалась леди Маргарет, машинально поправляя свою прическу. – Да, этого хватит. Все равно в одну сторону придется плыть дней пять, не меньше…А скорее даже больше.

-Одной тебе лучше не отправляться в это змеиное гнездо, - заметила монахиня. – Думаю, эти молодые люди не откажутся составить тебе компанию.

-Да брось, Мгуду, кто на меня позарится? – Отмахнулась сидхе. – Я старая и уродливая, таких почти нет смысла тащить на рабский рынок…А еще посланников охраняют древние обычаи и банальная человеческая жадность, ибо если их убивать или захватывать– то не с кем станет вести дела.

-Если датчане найдут новую группу безбожников, что не побоятся проливать кровь в святой обители и заполучить от меня проклятие, после которого им в любую церковь вход заказан, два лишних бойца, пусть даже таких могущественных, кардинально все равно ничего не изменят. – Упрямо стояла на своем монахиня. – А вот если ты из-за отсутствия подобающего эскорта сгинешь где-нибудь по пути из-за банальной случайности, то будет очень обидно.

-Могу я узнать, о чем вы вообще говорите? – Осторожно уточнил Олег, чья интуиция вдруг стала настойчиво намекать на возможные проблемы. Пусть даже не в очень близком будущем.

-Антуан рассказывал, что вы предлагали позвать на помощь, чтобы снять осаду с Перленбурга…- Ну, в принципе Олег и не сомневался, что любые разговоры с инквизитором будут тем тщательно запомнены, переданы по инстанции и, может быть, даже дословно запротоколированы. - Вот только кое-чего он в той беседе же не учел. У нас есть, чем можно оплатить подобную поддержку со стороны.

-И чем? – Олег точно знал, что ответ ему не понравится, но не задать этот вопрос он все же не мог.

- Мной, - вымучено улыбнулась монахиня и снова зашлась в кровавом кашле.

Глава 12

О том, как герой встречает соотечественника, берет на абордаж корабль и очень хочет использовать методы физического воздействия в дисциплинарных целях.

-Честно говоря, когда она сказала, что собирается заплатить собой, то я решил, будто эта монашка имела в виду пиратов…Может быть, даже каких-нибудь сектантов-язычников, наверняка бы нашедших применение подобному клирику и поддержку от своих повелителей, ведь тем пришлась бы по сердцу возможность переманить столь интересную представительницу христианства...Ну, в крайнем случае престарелого восточного султана, влюбленного в неё уже лет пятьдесят-шестьдесят, для которого заполучит столь редкий трофей в свой гарем – дело принципа, а возраст новой жены не важен. Тем более, с помощью целителя ранга этак шестого-седьмого лишние годочки и откатить можно, - Поделился с другом своими мыслями Олег, наблюдая за тем, как почти полсотни впрягшихся в постромки пигмеев вытягивают из глубины джунглей небольшой узкий как стрела кораблик с двумя телескопическими и в настоящий момент свернутыми мачтами, лишенными парусов. Вернее, помогают ему двигаться в нужном направлении, поскольку большую часть своей массы судно перемещало все-таки самостоятельно, при помощи магии. Но вот своим ходом бороздить сушу оно сейчас не могло - уходя от погони датчан капитан заставил эту яхточку выскочить на берег и петлял среди деревьев забираясь все дальше и дальше до тех пор, пока не пережег часть рунных контуров, придающих посудине большую часть её прыткости и маневренности. Повезло ему, что преследовать не стали. – Очень уж у неё вид был такой…Мученический. Прямо хоть пиши с матушки Мгуду икону под названием «Самопожертвование». Я и предположить не мог, что она сама и её монастырь собираются всего лишь заключить соглашение с какой-то там компанией из США, в обмен на маленькую армию наемников взяв на себя обязательства личного участия в карательных походах на вампиров, промышленных поставок святой воды и изготовления в большом количестве отвращающих нежить амулетов.

-Почему? – Удивился Стефан, лениво ковыряясь в зубах отломленной от ближайшего дерева щепкой и скептически разглядывая корабль, что медленно полз в сторону моря и, минут через двадцать, должен был достигнуть воды. Судно напоминало поплавок рыбака: относительно маленький корпус, метров двадцать длинной, дополнялся очень солидной мачтой. Подобную схему Олег видел на клиперах, считавших самыми быстрыми парусными судами его родного мира. Для рыбака или перевозчика грузов подобная конструкция вряд ли была оптимальной, но вот курьер или контрабандист смог бы использовать её на полную. Даже вооружение у данной скорлупки, не предназначенной для сражений, практически отсутствовало. Стоящая на носу подвижная турель обладала серьезным калибром, но предназначалась скорее для отпугивания морских монстров, чем для серьезного боя. – У американцев вечные проблемы с кровососами, а если старушку действительно так любят на небесах – то она козырь чуть ли не стратегического значения в борьбе с ними. И серьезное вложение капиталов, за которое и послать к местным пару-тройку тысяч наемников не грех, раз уж действовать при помощи вооружено-морских сил США нежелательно. А политические симпатии, антипатии….В бизнесе это дело десятое.

-Думаешь она не переоценивает себя? – Не разделил его мнения Олег. Впрочем, в душе у чародея зародилось неприятное ощущение, будто он чего-то не понимает. Все-таки он не являлся коренным жителем этого сумасшедшего мира и многие истины, которые его обитатели впитывали буквально с молоком матери, по-прежнему оставались чужды молодому волшебнику.

С легким шелестом из покрытого хмурыми облаками неба на головы людям обрушились струи дождя. Буря как таковая уже давно миновала, но погода кардинально улучшаться почему-то не спешила, а потому вместо тропической жары вокруг царила промозглая сырость. И порывы отнюдь не ласкового ветра дело отнюдь не улучшали. Олегу и Стефану в их многослойной зачарованной сбруе то было относительно комфортно, а вот как себя чувствовали полуголые пигмеи, а также члены экипажа корабля, которые сейчас либо забрались на борт и готовили судно к дальнему плаванию, либо помогали низкорослым аборигенам искать более удобную дорогу, чтобы борта поменьше царапались о стволы деревьев, оставалось только догадываться.

-Да практически уверен, что янки ухватятся за её предложение двумя руками и пришлют какую-нибудь частную эскадру, чтобы помочь местным турнуть датчан. Жрец, поклявшийся в чем-то перед своим богом, обещания не нарушит, если ему этого свыше покровитель не прикажет. И она весьма ценный актив, который способен принести ой как немало прибыли, если матушку Мгуду заставить не молиться, а работать. – Сибирский татарин закончил гигиенические процедуры и выбросил зубочистку себе под ноги. – Может повторно призвать ангелов эта бабулька и не сумеет, но вот в противостоянии с нежитью, нечистью, демонами, духами и прочей потусторонней пакостью подобная персона вполне сравнима с архимагистром. Или даже двумя.

-Ты преувеличиваешь, - неуверенно возразил ему Олег. – Где она, а где архимагистры…Тот же Савва хоть и могущественнее её в десятки раз, но армии кровососов в пепел одним чихом никогда не обращал, пусть и зажигал при виде нежити как только мог.

-Так ведь специализация у него не та, если можно так выразиться. Волхвы могут колдовать все чего захотят, но вынуждены не только на помощь покровителей надеяться, но и сами вкалывать. А вот какой-нибудь поп, даже если он свечку взглядом не зажжет, все равно способен уложить молитвой обратно в землю поднявшего из могилы упыря или изгнать залетного беса. Но вот вылезшему из кустов разбойнику ему придется без затей стучать по лбу кадилом, поскольку покуда он помощи небес докличется, с него и крест снимут, и рясу, и даже пропить их успеют. – Почесал в затылке сибирский татарин, видимо не понимая, почему его друг забыл о столь простых истинах. – Еще мой легендарный предок Чингисхан очень ценил христианских священников, поскольку всякую гнусь, мешающую данникам богатеть и платить налоги, они выжигали прекрасно, а в битве против людей, ну если те не продали кому-нибудь душу, оказывались не полезнее любых других магов. И в случае конфликта с монгольскими ханами должны были справляться либо своими силами, либо с минимальной поддержкой небесных покровителей…Больше чем уверен, матушка Мгуду способна вампиров чуть ли не взглядом упокаивать, а заговоренным ею церковным кагором костяных драконов травить можно.

-Лысый дело говорит, вампиры наш архипелаг действительно предпочитают обходить стороной. Во всяком случае, охотничьи партии лет пятьдесят уже как не высаживали…Понятное дело, сильная эскадра способна устроить набег и даже снести монастырь до основания, но понесенные потери просто перевесят прибыль, которую кровососы могли бы получить с этого жалкого клочка суши, - к друзьям подошел мужчина лет сорока пяти на вид, в белоснежном парадном кителе и таких же брюках с перчатками, сохранить которым чистоту в джунглях могла только магия. Каких-либо знаков различия на одежде не было, но говорил этот человек на чистом русском языке, а аура его выдавала одаренного четвертого ранга. – Родилась бы эта черномазая перечница мужиком, уже стала бы как минимум епископом. А то и в кардиналы выбилась, несмотря на цвет физиономии. Евдоким Неклюев, бывший старший лейтенант Балтийского флота Союза Орденов. С кем имею честь?

-Мы…- Договорить Олег не смог, поскольку его собеседника смело прилетевшим откуда-то сверху ядром. Не разорвало на части, поскольку перед белоснежным кителем вспыхнул магический барьер, но передавшейся прямо сквозь него кинетической энергии хватило, чтобы Евдокима снесло с ног, протащило по земле и впечатало спиною в какую-то пальму. Пигмеям, в которых ударили другие снаряды, повезло гораздо меньше. Железные мячики пробороздили в их рядах настоящие просеки, оставляя после себя обрывки канатов и кровавое месиво.

-Датчане! – Озвучил очевидное Стефан, вскидывая винтовку. Пока люди выволакивали из леса морской кораблик, сквозь пелену низких туч абсолютно бесшумно пробился кораблик воздушный. Дирижабль с крайне миниатюрным баллоном, держащийся в воздухе не столько за счет горячего пара и аэродинамики, сколько благодаря волшебству, очевидно, был отряжен врагом в патрулирование территории. И, заметив подозрительную активность, его команда сразу же открыла огонь по обнаруженным людям. Размерами летательный аппарат ничуть не превосходил стоящее на земле судно и, пожалуй, по общему тоннажу даже ему раза в два уступал, но все равно оставался очень опасным. В металлическом корпусе с каждого борта зияло по три пушечных порта, орудия должны были занимать практически все свободное место внутри. Этот воздушный корабль предназначался не для прогулок, транспортных перевозок или развлекательных круизов, а для ведения боевых действий. И экипаж ему, надо думать, соответствовал. – В укрытие!

-Нет! Взлетаем, пока они не перезарядили пушки! На абордаж! – Олег не был уверен в боевых качествах данной машины, но вполне обоснованно полагал, что зачарованные пули Стефана и его собственные файерболы вряд ли ей особо повредят. Ну, при достаточно долгой концентрации огня они, пожалуй, смогут рано или поздно добиться результата…Но зачем вступать в перестрелку, когда перевес в бортовом залпе, бронировании и мощи защитных барьеров на стороне противника? К тому же чародей не очень хотел вновь пускаться в морское путешествие, пусть даже и на настоящем корабле, а не самодельной лодке. Воздушный океан был ему привычнее, а еще путешествия по нему проходили комфортнее, быстрее и с большей безопасностью. – Евдоким, ты с нами? Евдоким?!

-Он в отключке. Или помер, - констатировал Стефан, взирая на нежданно отыскавшегося на чужбине соотечественника, видимо подавшегося в эмиграцию после установления в России монархии. Тело его лежало под пальмой и признаков жизни не подавало. Остальная команда выбравшегося на берег корабля, как и пережившие первый залп пигмеи, сноровисто разбегалась в разные стороны, не желая становиться мишенью для следующих пушечных залпов. Даже к турели на носу судна никто не бросился. Тем временем, летательный аппарат развернулся в воздухе практически на одном месте, что наводило на мысли о наличии среди врагов довольно сильного аэроманта и выдал новой бортовой залп. Правда, по эффективности он первому серьезно уступил из-за потери эффекта внезапности, да и обрушился по большей части на стоящий среди джунглей кораблик, но несколько человек ядра все-таки прикончили или, в лучшем случае, искалечили. – Придется справляться самим…Ты, кстати, лети первым. Пушки то разряжены, но магией они вмазать могут.

-Угу, - согласился Олег, отключая себе чувство боли и свечкой взмывая в воздух. Команда воздушного корабля была, без сомнения, серьезным противником…Вполне сравнимым с отрядом в сотню орков пусть не количественно, но качественно. К экипажу летательных аппаратов всегда предъявляли повышенные требования и на снаряжении их особо не скупились, чтобы не потерять из-за копеечной экономии стоящую множества золотых монет машину. Там просто обязаны были найтись собственные маги, обладатели боевых артефактов и многозарядное оружие. Впрочем, со всем этим можно было справиться, главное, чтобы к врагу неожиданно не подошло подкрепление. – Но ты тоже особо не отставай!

Рвущегося в небеса Олега определенно заметили практически сразу. Несмотря на то, что чародей исправно совершал в воздухе различные маневры, бессистемно метаясь из стороны в сторону на максимальной скорости, которую только могли выдержать его артефакты и вестибулярный аппарат, противник смог накрыть его огнем. Вспыхивавший на мгновение три раза магический барьер и грохот выстрелов оповестили о пулях, которые почти попали в русского боевого мага, а следом за ними последовала пара здоровенных и вроде бы самонаводящихся сосулек, более заслуживающих звания ледяных копий. Первое из них защитные барьеры еще взяли на себя, а вот второе разбилось непосредственно о грудь волшебника, отшвыривая его на пару метров вниз и обдавая одновременно холодом и жаром…Хотя нет, за последнее отвечала древняя кираса, втянувшая в себя вражеские чары, очевидно, помимо прямого действия имеющие и далеко не безобидную начинку. Впрочем, расстреливать его как в тире датчане тоже не могли. Снизу то и дело рявкали пистолеты Стефана и как минимум один раз за борт вражеского корабля выпало чье-то тело. Камнем несясь к земле оно не орало и руками-ногами особо не размахивало, а следовательно было уже мертвым.

-Сейчас будет граница магического щита, - решил Олег, после сближения с кораблем на расстояние полутора десятка метров, а после замедлился и как мог подготовился к практически неизбежному удару. Предчувствия его не обманули – обладающий односторонней проницаемостью барьер возник перед быстро приближающимся к судну крупным телом, об которое то с гулким шлепком и стукнулось…А потом стало продавливаться внутрь, не обращая внимания на полученные травмы, вполне сравнимые с повреждениями, которые получают жертвы столкновения машины, скажем, с фонарным столбом. Тело русского боевого мага несколько раз рванули пули, причем если голова и корпус у него были надежно защищены, то вот кольчугу на руках раскаленный свинец успешно пробил. Раны почти не кровоточили, волшебник буквально силой мысли заставил пережаться крупнейшие из разорванных сосудов, однако приятно все равно было мало, да и подвижность конечностей несколько пострадала. –Ух, меткие, заразы…

Достигнув судна, чародей распластался на борту рядом с крайним из пушечных портов, став недосягаем для главного калибра, который был бы способен разорвать его с одного выстрела в упор. Поколебавшись буквально долю мгновения, Олег создал поток ярких жгучих искр и запустил его в щель между орудием и краем корпуса. Выглядели они грозно, но на самом деле опасности почти не представляли. Целью волшебника являлось не подорвать наверняка имеющийся при артиллеристах порох, наверняка упакованный в защищенные от пламени бочонки, а как следует их напугать и тем дать Стефану вместе с находящимися на земле людьми чуть больше времени до следующего залпа. Конечно, оставались шансы, что канониры датчан выполняют свою работу спустя рукава, у них под ногами хрустят рассыпанные повсюду крупинки крайне огнеопасного вещества и потому хватит даже маленького язычка пламени, дабы судно разорвало на клочки…Но интуиция нашептывала Олегу, что этот совсем не тот случай, а потому он решил рискнуть. Ну и чуть подсократить количество противников, ведь судя по злым и полным боли воплям, кого-то он порядочно обжег, ведь уворачиваться от жгучего творения магии в тесноте трюма было особо негде. А ясно различимый хлопок слабенькой детонации еще больше добавил им «веселья» и прямо указал на то, что кто-то из датчан проморгал близкую угрозу и оказался застигнут чарами прямо в процессе зарядки орудия, не то с полным картузом пороха в руках, не то с каким-нибудь мерным черпаком для него.

По шлему Олега очень сильно долбанули чем-то тяжелым и, кажется, острым, а когда чародей поднял голову, то чуть не получил в глаз багром, который сжимал опасно перегнувшийся через болт рыжеволосый детина с чуть ли не двухметровым размахом плеч. Датчанину понадобилась совсем незначительная помощь телекинеза, чтобы еще больше накрениться вперед и кувыркнуться за борт, вот только его моментально сменил еще больших габаритов детина, вооруженный гибридом базуки и баллисты. Прямоугольной формы орудие опиралось на плечо хозяина, да вдобавок имело аж две рукояти, чтобы было удобнее удерживать его в нужном положении, но из дула торчала не боеголовка, а нечто вроде копья с трехгранным наконечником. Чувство опасности чародея взвыло благим матом, очень-очень не советуя попадать под выстрел из этого чуда враждебной техники, но к счастью любитель экзотического оружия как появился, так и исчез, поскольку внизу и за спиной волшебника хлопнул выстрел из пистолета, а мгновение спустя матрос летающего корабля завалился на спину с крупной дыркой во лбу. Однако, на спусковой крючок, ну или чем там активировалась его игрушка, он умирая нажать все-таки успел, и огромная стрела из черного железа, оставляя за собой ясно видимый след из горящего прямо в воздухе синего огня, унеслась вдаль на ошеломительной скорости, чтобы метров через триста врезаться в землю и оставить в ней глубокую ровную дыру метрового диаметра. Интуиция отнюдь не зря предупреждала Олега, этот странный стимпанковский гибрид явно предназначался для поражения других летающих кораблей, бронетихники, драконов, враждебных чародеев и прочих тяжелобронированных либо особо живучих целей. Судорожно сглотнув, волшебник вдобавок к посоху обнажил крадущий прану топор-вампир и взлетел на палубу вражеского судна, хлестая все и вся перед собой пламенем…Чтобы в грудь ему впилось сразу четыре толстых и мощных молнии, испускаемых выстроившимся полукругом на кормовой надстройке квартетом чародеев. Очевидно, они давно готовились к синхронному удару и вот наконец-то дождались момента, когда враг попадется в их ловушку.

-Аааа! – Заорал русский боевой маг, чувствуя, как стремительно раскаляется впитывающая в себя потоки враждебной магии кираса и помчался вперед, размахивая сразу и оружием, и огненным хлыстом. Благо народа у него на пути почти не стояло: большинство присутствующих на верхней палубе датчан успели сообразить по действиям своих колдунов, что вот сейчас разрушительные заклинания полетят куда-то в ту сторону и прижались к бортам…Впрочем, выстрелить в Олега им это ничуть не помешало. И попали все, ведь на подобной дистанции промахнуться еще надо было умудриться. О прочнейший металл шлема и кирасы защелкали пули, но несмотря на всю мощь ударов большого урона они не нанесли, оставив после себя лишь несколько гематом на память. Кусочки свинца, пробившие штаны или кольчугу и застрявшие в конечностях, несли с собой куда больше вреда, но к счастью пальцы рук не оторвало, а все остальное он мог временно стерпеть без критического падения боеспособности. – Прибью, твари!

Молнии, извергаемые датскими чародеями, определенно должны были совокупными усилиями превратить человеческое тело даже не в пепел, а вообще провести чуть ли не полную дезинтеграцию плоти, оставив после себя лишь горку частиц примерно атомарного уровня. Волшебники видели, что их усилия никак не могут привести к желаемому результату, но не останавливались, вероятно, рассчитывая совокупными усилиями продавить защиту рвущегося к ним противника рано или поздно. Четверо колдунов, один постарше и посильнее в богатых латах искусной работы, а троица помоложе и с менее энергонасыщенными аурами и лишь слегка расшитой золотом формой, определенно представляли из себя хорошо сработавшуюся группу. Более того, у них и определенные сюрпризы на случай неблагоприятного развития событий заготовлены оказались! Созданный атакующим чародеем огонь никак не мог дотронуться до них, буквально стекая с человеческих фигур, а когда Олегу оставалось до противников всего-то метров шесть-семь, главный из них топнул ногой, и на палубе вспыхнули явно заранее нанесенные и спрятанные до поры до времени руны, разделившие корабль на две части. И пробить этот барьер у русского боевого мага с нескольких ударов никак не получалось, несмотря на мощь древнего оружия, а вот опутывающим его фигуру разрядам электричества тот ни капельки не мешал! Рухнувший на палубу Стефан отвлек на себя внимание большей части команды, но к сожалению один или два «поклонника» все еще продолжали расстреливать с тыла первого из нападавших, а капитан корабля и его не то ученики, не то просто помощники, выжимали из себя все возможное и невозможное в попытке изжарить рвущегося к ним врага, но хоть доспехи того и раскалились докрасна, а воздух наполнился запахом горелой плоти, тот упорно отказывался ложиться и помирать! А потом маг-егерь выпрыгнул за борт и пару мгновений спустя поднялся в воздух уже за кормой корабля. И сверху вниз метнул в главного чародея двуручную секиру, вообще-то для подобного не предназначенную. Он находился уже внутри корабельного щита, но у командира датчан разумеется имелись собственные защитные амулеты, которые задержали тяжелое оружие в воздухе на показавшееся невероятно долгим мгновение…А потом барьер исчез, и оно рухнуло также, как летело. Лезвием вниз. И легко раскололо как легкий открытый шлем без забрала, так и спрятанный под ним череп.

Барьер, не пускавший Олега дальше мгновенно исчез, и он наконец-то дорвался до вражеских чародеев, которые далеко не сразу осознали гибель своего предводителя и мощным ударом вогнал топор в грудь ближайшему из противников, проломив надетый на того панцирь. Чужая жизненная энергия щедрым ручейком хлынула в изорванное пулями и порядочно обожженное тело русского боевого мага, и это было очень-очень кстати, поскольку любая выносливость имела свои пределы. К сожалению, трусами датчане не были и даже в такой ситуации рук не опустили. Один из врагов окутался разрядами электричества и навалился всем тело на руку Олега, сжимающую посох и буквально вывернул его из пальцев, гася собою поток пламени несмотря на то, что в процессе изрядно подкоптился. А второй видимо окончательно убедился в бесполезности доступной ему боевой магии против подобного противнка, вытряхнул из рукава нечто вроде пистолет с раструбом на конце и почти прижал его к голове убийцы своего товарища. В последний момент Олег успел отвернуть голову в сторону, но сила удар все равно заставила шейные позвонки протестующе хрустнуть, а сознание на секундочку помутиться, да вдобавок несколько особо удачливых дробина вражеского выстрела вообще смогла попасть в глазную щель и измочалить собою правую половину лица.

-Хорошо, что зачарованная дробь является несусветной редкостью, - краем сознания отметил чародей, оседая на палубу…Возможно, пару секунд враг действительно праздновал победу над столь мощным и опасным противником, но потом крадущий магическую энергию топор телекинезом был вырван из-за пояса и ведомый волей хозяина напал на завладевшего посохом датчанина. Как и его собрат, высасывающий прану, что вырвался из груди трупа, теперь похожего на мумию. А сам Олег просто и без затей перекатился в ноги тому, кто в очередной раз заставил волшебника лишиться одного глаза, повалил его на палубу и начал душить, одновременно закрываясь им как щитом от сыплющихся в спину выстрелов. – Нанести руны на столь мелкие комочки металла способен не каждый ювелир-артефактор, а тратить изначально обладающий необычными свойствами металл на подобные боеприпасы – жуткое расточительство.

Датчанин душиться просто так не пожелал и принялся сопротивляться, но все-таки его самоконтроль дал изрядную трещину. Вместо того, чтобы вытащить кинжал, в этом мире являющийся практически обязательным атрибутом одежды любого мужчины, который может его себе позволить или чего-нибудь колдануть, он схватился за руки Олега и стал пытаться оторвать их от своей шеи. Вот только перевес в силовом противостоянии оказался отнюдь не на его стороне, поскольку тяжело было противостоять опытному целителю, машинально форсирующему свои мускулы при помощи некоторой толики волшебства. А тем временем русский чародей не только одерживал победу в этом маленьком поединке, но и вполне успешно атаковал при помощи топров-вампиров последнего вражеского одаренного. Первые удары древних артефактов пришлись на пленку мерцающего магического щита, но управляемое силой мысли оружие металось в воздухе туда-сюда словно бешенное и раза эдак с четвертого-пятого смогло истощить всю энергию противостоящего им барьера и врубиться в руки, которыми вражеский волшебник попытался защититься в отчаянной попытке отсрочить свою смерть.

Внезапно какая-то неведомая, но очень могущественная сила дала как Олегу, так и его жертве хорошего пинка, от которого они отлетели в сторону и стукнулись о край палубного ограждения. А еще воздух вдруг как-то сразу наполнился таким количеством испуганных криков, что сразу стало понятно – это не хорошо.

-Прыгай! Падаем! – Рявкнул подскочивший к нему Стефан, пинком отшвыривая датчанина в сторону. Олег другу поверил и, телекинезом дернув к себе все свое оружие, завис в воздухе…А летучий корабль ушел у него из под ног и понесся вниз, постепенно набирая скорость. Нельзя сказать, чтобы он камнем летел вниз, однако общее направление движения двояких толкований не допускало.

-Какого черта? – Прохрипел чародей, впитывая порцию высосанной одним из топоров праны и ощущая, как застрявший в его теле свинец выталкивается наружу зарастающей плотью. Вот только – не весь, далеко не весь. Древний артефакт оборвал слишком мало жизней, чтобы можно было попросту забыть про те пули, которыми конечности Олега старательно фаршировала команда летучего корабля. А это значило необходимость проведения сеанса старой доброй хирургии, пусть даже проведенной не скальпелем и щипцами, а чистой магией. И длительную, хотя бы сутки, регенерацию оставшихся травм. Ну, или поиск кого-нибудь, кого можно убить, чтобы подпитать организм чужой праной. – Почему корабль падает?!

-Кто-то выстрелил в него с земли из пушки. - Оповестил друга Стефан, направляя пистолет в сторону пятерки фигур, что подобно русским чародеям взлетели с палубы терпящего бедствие воздушного судна. Вот только вместо выстрела оружие издало лишь громкий щелчок: то ли патроны кончились, то ли заклинило. К счастью, датчане продолжать бой не стали, а порскнули наутек в разные стороны, даже не попытавшись спасти тех своих товарищей, кто остался на борту и не имел левитационных артефактов. - И, похоже, снаряды в этой штуке действительно мощные. Всего одного попадания хватило, чтобы пробить и магический щит, и броню и, кажется, разнести на клочки алхимреактор.

Летательный аппарат достиг крон деревьев, проломил их и с громким треском рухнул к подножию тропического леса. На части он не развалился, но обшитый листами брони корпус деформировался и разошелся в куче мест, ставя крест на возможности быстрого ремонта. Практически сразу потерпевшее крушение воздушное судно окружили пигмеи, которые далеко от места боя не убежали, и в руках у чернокожих карликов зловеще блестели ножи. С невероятной ловкостью они принялись карабкаться по бортам и даже протискиваться в пушечные порты и только-только появившиеся дыры в обшивке. Большая часть оставшихся на судне датчан при ударе выжила, все же и высота падения оказалась не слишком большой, и наполненный горячим паром баллон с остатками энергии в системах судна сыграли роль парашюта, однако маленькая катастрофа не могла не сказаться на их боеспособности. А прийти в себя оглушенным, контуженным и нередко получившим кучу переломов остаткам экипажа попросту не дали и по завершению короткой схватки, занявшей едва ли секунд тридцать-сорок, живых врагов попросту не осталось.

-Так, Евдоким где лежал, там и лежит, - медленно спускающийся Олег без труда обнаружил белый китель их с Олегом соотечественника. Кажется, тот после попадания ядра отделался лишь тяжелой контузией, во всяком случае, руки-ноги были на месте и грудь шевелилась, но в стрельбе по почти уже захваченному летучему кораблю бывший старший лейтенант балтийского флота участия уж точно не принимал. – И кто же тогда этот снайпер чертов? Кому морду набить за такую артиллерийскую поддержку?

Хотя чародей и кипел недовольством и разачрованием, но эмоции ему пришлось сдержать и первым делом заняться медициной. Раненных, включая и его самого, насчитывалось не сказать, чтобы очень много, но они были! И пусть ядра, если уж попадали в людей, то обычно либо убивали их сразу, либо отрывали конечности и заставляли пострадавших за очень короткое время истечь кровью, если не наложить жгут, но некоторым «повезло». Их либо зацепило уже на излете, когда тяжелый железный мячик несколько раз столкнулся с землей и почти полностью утратил свою мощь, либо зацепило камешками, ветками, обломками обшивки морского корабля и прочим мусором, разлетавшимся в разные стороны от мест столкновений снарядов с какими-нибудь препятствиями. Оказание первой помощи людям его настроение ничуть не улучшило, но позволило в некоторой мере остыть. И потому когда при турели обнаружился подпрыгивающий от восторга и чего-то сбивчиво лопочущий подросток из числа коренных обитателей африканских джунглей, окруженный толпой восторженных сородичей и несколькими матросами, чародей не стал пороть горячку. Постоял, подумал, тяжело вздохнул, взял себя в руки и разжал обратно кулаки.

Воспитывать парня при помощи рукоприкладства было бы не правильно. Во-первых, он бы все равно не понял, почему именно его лупят из-за отсутствия под рукой переводчика. Во-вторых, честно пытался отбить нападения врага, делая все возможное, умудрившись попасть из орудия точно по вражескому кораблю, хотя раньше наверняка ничем подобным и близко не занимался. Максимум – из пистолета стрелял! Ну и в-третьих, даже если пигмей видел взлет русских боевых магов и начатые ими боевые действия, то догадаться о наиболее вероятном исходе абордажа не мог просто физически. Одаренным этот молодой островитянин не являлся, амулетов не имел, какому-либо опыту ведения боевых действия у почти ребенка взяться было неоткуда, а следовательно он даже приблизительно не мог оценить возможности, которые давали друзьям их весьма могущественные артефакты.

Сплюнув, Олег оставил малолетнего героя наслаждаться своим триумфом и одобрением соплеменников, а сам отправился инспектировать рухнувшее судно. Надежды починить летательный аппарат он почти не видел, но уж какие-нибудь ценные детали опытный техномаг оттуда мог скрутить, чтобы собрать на их основе нечто новое! И, не иначе как в качестве компенсации, ему улыбнулась удача. Снаряд действительно поразил судно точно в то место, где внутри трюма располагался алхимреактор, опутанный сетью серебряных энерговодов…Но бронированная обшивка хоть и серьезно деформировалась, но выдержала! Устройство, питающее магической силой вделанные в корпус и переборки руны облегчения веса, всего лишь сдвинулось со своего места и завалилось на бок. И даже последующее падение летательного аппарата не особо ему повредило. Ремонт тому, конечно, требовался, однако Олег пребывал в полной уверенности, что сумеет его провести. Тем более, отвечавший за обслуживание сложной и капризной начинки техномагического агрегата инженер являлся человеком запасливым и держал под рукой помимо комплекта необходимых инструментов еще и целый ящик запасных частей, которые было бы сложно сделать в поле на коленке. И даже озаботился жесткой его фиксацией при помощи пары дюжин болтов и внутренним амортизирующим слоем ткани, чтобы в случае какой-либо катастрофы или полученных в бою повреждений летучего корабля ничего особо не побилось.


Глава 13

О том, как герой обвиняется в пиратстве, дает лживое обещание и оказывается лицом к лицу с опаснейшей тварью.

-Господин Коробейников, что вы делаете? – Оторопело уставился на Олега Евдоким Неклюев, являвшийся капитаном и владельцем яхты «Балтика». Несмотря на досадное происшествие с налетом датчан, небольшой кораблик все же был спущен на воду, доплыл до монастыря где принял на борт припасы и самого главного пассажира этого рейса, а именно пожилую сидхе, а теперь вовсю резал своим узким носом атлантический океан, направляясь к североамериканскому континенту.

-Разве не очевидно? – Даже удивился такой постановке вопроса волшебник, испытывая неловкое желание спрятать за спину магический топор, которым до того грозил рулевому. – Прошу этого упертого барана, не очень успешно делающего вид, будто он не знает английского языка, изменить курс.

-Ах ты грязный пират! – В руках капитана судна вспыхнула яркая молния, но в следующий момент она угасла, поскольку в затылок ему мягко и нежно ткнулось дуло ружья. Пока Олег занимался рулевым, маг-егерь его страховал снаружи рубки…И делал он это очень профессионально, раз не только остался незамеченным Евдокимом, но и абсолютно незаметно подобрался к нему вплотную. Может, капитан «Балтики» и являлся неплохим чародеем, но в такой ситуации этого явно было мало, чтобы пережить крупнокалиберную пулю в затылок или увернуться от неё. Защитные амулеты не сумели бы остановить угрозу на столь маленьком расстоянии от тела, а шлема Неклюев вне боевой обстановки не носил. – Будь ты проклят! Я с самого начала заподозрил, что с вами двумя – что-то не чисто!

-Ну, во-первых, от контрабандиста слышу. – Олег с самого начала догадывался, что подобное судно вряд ли может оказаться коммерчески выгодным при перевозке обычных товаров, но окончательно все по своим местам расставили американские зачарованные снаряды, способные без помех пройти через защитные барьеры. Простому торговцу подобные весьма специфические игрушки иметь было незачем. Для пирата же одной турели, пусть и очень-очень хорошей, стало бы явно маловато, да и представлявший собою сборную солянку экипаж мало походил на матерых бойцов-абордажников. А вот профессиональному перевозчику запрещенных или особо облагаемых налогами грузов все оказывалось в самый раз. Его основной козырь – скорость, если он не помогает, то требуется нечто способное замедлить преследователя или отбить у него желание продолжать погоню, а уж если и главный козырь дал маху и не помог оторваться – остается только сдаться. Иначе точно прибьют. - А во-вторых, нечего тут орать, нам твоя посудина и даром не нужна. У нас своя есть. Просто перед тем, как высадиться на остров мы её затопили и сейчас желаем поднять. Разве ты не видел, как мы на своем горбу затаскивали в трюм алхимреактор, доски и ящик с запчастями? Зачем, по-твоему, они нам понадобились? Толкнуть их американцам по цене магического металлолома?

-Но у меня на борту нет лебедки и артефактов для подъема с глубины крупных грузов, - подозрительно нахмурился Евдоким, видимо до сих не пребывавший в абсолютной уверенности, что его не обманывают. Впрочем, теперь уже особых чувств в его голосе слышно не было. При рейдерском захвате «Балтики» вышибание мозгов её капитана являлось наиболее очевидным шагом, ведь других магов четвертого ранга, если не считать леди Маргарет, на борту не имелось. И третьего – тоже. А пяток учеников обладали не столь уж и серьезным потенциалом, мало отличаясь от обычных членов экипажа.

-Своими силами справимся, - отмахнулся Олег, намеренный снова использовать левитационные пояса для придания плавучести погруженной в воду костяной конструкции. – Там лодочка то маленькая, даже сюда влезет, если чуть согнуть и хорошенько упихивать.

-Да? И что в ней тогда такого ценного? – Хмыкнул на чистом рулевой, который до этого делал вид, будто не знает речи белых людей, во что верилось с большим трудом. Он хоть и щеголял красноватой кожей, очевидно имея в предках практически исключительно одних лишь индейцев, но необразованного человека за штурвал никто бы не пустил.

-А это – сугубо и исключительно наше дело, - с достоинством ответил Олег, который не был намерен оставлять сокровища покрываться водорослями на морском дне. Или делиться ими с кем-нибудь посторонним. – За данный инцидент мы, конечно, приносим извинения и даже можем выплатить небольшую компенсацию морального вреда в пределах разумного, но если кто полезет к лодке полюбопытствовать – пристрелю. А потом подниму и расспрошу, сам он до этого додумался или подсказал кто.

Скрывать владение некромантией было бесполезно, сделанная из акульих позвоночников лодка сама за себя говорила. А вот слегка преувеличить его – как раз наоборот. Да и потом, никто бы не поверил, что сильный чародей, а Олег сейчас без сомнения относился к их числу, изучая столь специфическую область темной магии, проигнорировал один из самых главных её разделов, а именно допрос покойников. Понятное дело, кому-то подобное давалось легче, а кому-то тяжелее, но планы, тайны и мысли мертвых врагов являлись слишком соблазнительным призом, чтобы его игнорировали все, кто так или иначе способен разговорить чей-нибудь труп. Наоборот, частенько те, кому не хватало силы и умений отчаянно пытались научиться подобному, наплевав на возможные риски. Некоторые гибли в зубах мертвецов, ими же самим возвращенных к подобию жизни, а некоторые получали необходимый опыт, чтобы стать из новичков-любителей крепкими профессионалами.

-Дайте угадаю… - Едва только «Балтика» обогнула остров, как Олегу стало ясно, что с извлечением на поверхность костяной лодки и спрятанных в ней богатств будут проблемы. И Евдоким, судя по мелькнувшей на его лице усмешке, пришел к тем же выводам. Да и как могло быть иначе, если над морской гладью выделялся корабль, в принадлежности которого не могло быть никаких сомнений. Датчане. Судно не отличалось особо крупными размерами и, кажется, не относилось к числу сугубо боевых… Обводы не те, формы этого корыта предназначались не для максимальной скорости, а для выдающей грузоподъемности. Но, тем не менее, оно в разы превосходило яхту контрабандиста по водоизмещению, а с каждого борта у него располагалось по двадцать тяжелых дальнобойных пушек, мало уступающих калибром единственному орудию контрабандиста. – Вам нужно туда? Боюсь, ничего не получится. Эти ребята не выглядят дружелюбными, а если мы приблизимся к ним на расстояние пушечного выстрела, то они разнесут «Балтику» на досочки с одного удачного залпа.

-Эм…Попробуем взять эту посудину на абордаж? – Неуверенно предложил маг-егерь, явно сомневаясь в предложенном им же самим плане. – Сначала взлетим повыше, потом из облаков рухнем прямо на палубу…Два таких приключения за один день, конечно, многовато. Но ведь деваться то некуда!

-Стефан, не мели ерунды, - Олегу было до слез жалко оставшихся на костяной лодке сокровищ, однако он являлся реалистом. Только по мачтам стоящего неподалеку судно сейчас лазило больше человек, чем вообще было на летучем патрульном. Конечно, в авиации доля элитных бойцов и магов заметно превосходила показатели флота, однако без сильных чародеев на борту крупные суда вне безопасной акватории просто не плавали. - Во-первых, этот корабль раз в десять крупнее той летучей скорлупки, на которой нас сегодня нафаршировали пулями. И народа там соответственно. А во-вторых, мы сами-то сейчас не в лучшей форме. Я на далее чем пару часов назад из себя достал восемь пуль и четыре дробины. В тебе свинца оказалось поменьше, но не намного. И наскоро затянутые магией раны отнюдь не равноценны полному исцелению. А самое главное, наши защитные амулеты разряжены, а кольчуги после всех этих боев превратились не то в решето, не то в лоскуты.

-Проклятье, - с тоской в голосе простонал Стефан, которого от того, чтобы начать рвать на себе волосы, удерживал главным образом шлем. Ну и отсутствие этих самых волос на лысой как коленка голове. Однако судя по тону сибирский татарин, чья семья была в долгах как в шелках, был близок к тому, чтобы от безысходности начать выщипывать себе брови или заняться еще чем-нибудь подобным. - Олег, ну же придумай что-нибудь!!!

-Да что тут приду… - Чародей замолчал, не договорив, поскольку с борта вражеского корабля сбросили якорь, поднявший различимый даже на таком расстоянии фонтан брызг. А сновавший по мачтам народ по-прежнему был занят тем, что снимал паруса. Очевидно, датские матросы покуда не заметили «Балтику», а само судно остановилось на одном месте буквально пару минут назад. Если бы друзья и везущее их судно отчалило от монастыря хотя бы на полчаса раньше…Да какие полчаса – пятнадцати минут бы хватило…В общем, от тогда они могли бы успешно поднять со дна свои сокровища раньше, чем датчане подплыли бы к утопленному остову. И от осознания данного факта способности Олега, подстегнутые жадностью и нежеланием упускать сокровища, внезапно заработали в тандеме с логическим мышлением, одно за другим выдавая вспышки озарения. – Евдоким! Мне нужны твои снаряды! И помощь! Твоя турель ведь дальнобойнее, чем те старинные бронзовые дыры, которые из пушечных портов торчат?!

-Что? – Не понял контрабандист. – Вы хотите…

-Нет времени! Надо любым способом увести датчан подальше от этого места, чтобы я мог без помех поднять груз! – Рявкнул Олег, выпрыгивая из рубки и стремглав бросаясь к орудию на носу корабля, рядом с которым стоял накрепко прикрепленный зарядный ящик, где находилась часть боезапаса. Впрочем, он не отличался достаточной вандалоустойчивостью, чтобы устоять против боевого мага, выдравшего его вместе с досками палубы. – Если у нас все получится – платим тысячу золотом! Или дадим артефакт аналогичной стоимости! Нет, полторы! А не выгорит дело – не лишишься ничего, кроме боеприпасов! Стефан!

-Да? – Маг-егерь еще не знал, что надо делать, но судя по выражению лица был готов на все или почти на все.

-Раздевайся! – Олег принялся скидывать с себя кирасу, сделанную по гиперборейским технологиям. А также остальные доспехи, придающие ему избыточную массу. И даже от оружия он избавился, если не считать ставших уже привычными топоров-вампиров. Из всей экипировки ему сейчас требовалась лишь фляжка, в которой воду следовало заменить на воздух. – Твои латы хуже сопротивляются магии, чем мои. Одеваешь их, поднимешься в воздух повыше, летишь к датчанам и швырнешь ящик им на палубу. Если от удара снаряды не взорвутся – выстрелишь в него. Промажешь мимо судна – все равно стреляй! Если на перехват пойдут вражеские летуны – беги обратно к «Балтике», но перед этим урони снаряды в океан и выстрели по ним! В крайнем случае – ныряй в океан, там из зениток не достанут! А вы поддержите его из пушки! Нам не надо топить эту калошу или захватывать её, врага всего лишь нужно отвлечь на несколько минут и, по возможности, стронуть с места! Ну все, я пошел, в смысле поплыл…

Вода, несмотря на не самую солнечную погоду была теплой. Олег порадовался данному факту, а после активировал имплантированные в его тело левитационные пластины, опустился на дно и, словно дельфин, помчался к покоящемуся невдалеке остову затонувшего судна, с трудом преодолевая сопротивление резко уплотнившегося на подобных скоростях океана. Полностью объяснять ход своих мыслей соратникам прыгнувший в море чародей стал бы слишком долго, но в своих выводах-озарениях он был полностью уверен. Здесь и сейчас мог находиться только тот, кто пытался создать высшую нежить из плененной французской волшебницы. Причем победу данное судно одержало не в гордом одиночестве, а действовало в составе эскадры, иначе бы вряд ли сумело одержать верх над подобным противником. Остальным датчанам не имело смысла возвращаться к уже разграбленному и утонувшему торговцу. Маг подобной силы, скорее всего, являлся капитаном судна, старшим чародеем на борту и одновременно его владельцем. Во-первых, подобное было принято традициями, во-вторых, мобилизованная для войны гражданская посудина примерно соответствовала одаренному предположительного пятого ранга, ну а в-третьих, окажись некромант не самым главным и относительно независимым, кто бы ему дал во время боевых действий гонять корабль туда-сюда из желания проверить ход необычного эксперимента. До появления «Балтики» колдун, вероятно окруженный офицерами-помощниками, находился в рубке или кают-компании. А зачем благородным господам приплясывать в ожидании далеко не первого и не последнего в их жизни погружения в море, особенно если то не сулит особой выгоды? Они разве восторженные мальчишки, чтобы испытывать энтузиазм по данному поводу и толпиться у края палубы, ради возможности шагнуть в воду в ту же секунду, как остановится судно? Какой им смысл самолично наблюдать за обстановкой на палубе? Сматывать паруса, бросать якорь в указанном и следить за матросами месте должны боцман и мичманы. А сейчас, после внезапного появления рядом чужого судна, все внимание врага должно было сосредоточиться на яхте русского контрабандиста. И Стефане, что по воздуху тащит к ним ящик с боеприпасами.

-Только бы у врага не оказалось никого, сильнее младшего магистра, - думал Олег, буквально проламываясь сквозь слишком жесткую воду. Его лицо и руки после подобного купание наверняка будут все в синяках, однако если бы это оказались самые серьезные травмы, полученные в результате этой дикой авантюры, чародей оказался бы просто счастлив. У борта вражеского корабля в воду ударил снаряд, не иначе как выпущенный из турели на борту «Балтики». Для ящика боеприпасов, которые сейчас должен был тащить по воздуху маг-егерь, детонация оказалась слишком слабой. – Удары чародеев пятого ранга моя кираса держит...Если не слишком частые. В конце-концов, у Стефана такая же была, и её прямо на нем сломали…Впрочем, тогда против него работал демонолог, а они как и жрецы – ребята не предсказуемые.

Корабль датчан стронулся с места и поплыл в сторону «Балтики», на ходу поднимая якорь. А та, понятное дело, стала сдвигаться подальше в океан, стремясь всеми силами сохранить разделяющую из дистанцию. Чародей был процентов девяносто уверен, что враги не обнаружат вовремя его самого или костяной лодки и скрытых в её недрах сокровищ. Стенки самодельной конструкции и корпус утонувшего судна служили какими-никакими, но экранирующими барьерами, а почти безграничная масса воды в открытом море неплохо рассеивала эманации волшебства. Да и запустить мощные сканирующие чары в остов затонувшего судна, во-первых, сможет далеко не первый попавший маг, а во-вторых, для подобно действия ему понадобится серьезная причина. Даже если колдуны противника, сейчас неминуемо обязанные перейти в режим паранойи, отметят нечто странное – например плывущий невдалеке живой объект с мощной аурой лезть к нему сию секунду они, наверное, не станут. Передвигающийся по поверхности моря корабль и его экипаж для сражения под водой почти не предназначены. Максимум – могут бомбу глубинную скинуть, если посчитают данный поступок целесообразным и подобная у них найдется. А чародеи в боевой обстановке покидать свой транспорт не должны. Ведь они могучи, но не неуязвимы. И сейчас их защищает мощный стационарный барьер и пушки, а отдались датчане от плавучей базы – расправиться с ними станет не в пример проще. Да и вообще, мало ли чего там по океану шастает?! Оставленный на борту утонувшего корабля недолич запросто мог привлечь к себе внимание кого-нибудь волшебного обитателя водной стихии. Кракены, морские духи и демоны, русалочьи колдуны….Пока аномалия не атакует их судно, а кто-то другой вовсю пытается доставить им неприятности, основное внимание будет сосредоточено на более явной угрозе.

Мощный взрыв, свидетельствовавший о подрыве ящика с боеприпасами, неприятно ударил почти достигшего утонувшего судна Олега распространившейся по воде ударной волной. Стефан дотащил эрзац-мину почти до самого вражеского судна, ему не хватило всего пары сотен метров. Машинально бросив взгляд ыверх, чародей увидел и самого своего друга, кажется рухнувшего в океан быстрее, чем поднятая взрывом вода. Маг-егерь выглядел не очень хорошо, за ним оставался отчетливый кровавый след, а ноги и спина его брони даже под водой горели зеленым пламенем, которое очень-очень неохотно затухало, медленно втягиваясь в древнюю кирасу. Однако, как бы то ни было, сибирский татарин польского разлива остался жив и вполне целенаправленно греб к стоящему на дну изувеченному остову.

-Надеюсь, среди датчан нет достаточно нетерпеливых, чтобы сунуться сюда вслед за подбитым одиночкой раньше, чем будет решена проблема артиллерийского обстрела с «Балтики»…Или тактических гениев, дошедших до мысли, что мы их старательно пытаемся отвлечь от этого места. - Подумал Олег, наконец-то добираясь до костяной лодки. И она, как оказалось, уже имела нового хозяина. Громадный краб размером едва ли не с человека поднялся со сделанного из акульих позвоночников ложа, которое наверняка привлекло его расходящимися от коллекции артефактов эманациями магической энергии, грозно расправляя способные шутя дробить черепа устрашающие клешни. Вот только чародей подходить на дистанцию удара не стал, а вместо этого сначала наложил на злобное ракообразное чары паралича, а потом телекинезом отправил вперед свои топоры-вампиры. Заклинание сработал как-то не так, видимо не рассчитаны они были на подобные организмы, а потому животное сохранило способность двигаться, пусть даже получалось у него это медленно и с трудом. Подплывшее к нему зачарованное оружие легко избегло неловкой отмашки, более напоминающей судорогу и вонзилось существу в рот, круша челюсти. – Так, пояса на месте, мы ведь их тогда так и не отцепили…Только энергии в них осталось маловато. Не страшно, здесь помимо позаимствованного мною посоха лежит целая куча разнообразных накопителей и примерно треть из них – самозаряжающиеся, сейчас наполненные под завязку. Только бы ничем меня не шибануло…

Один за другим Олег активировал артефакты, задавая им нужный вектор движения и максимальную тягу. Сначала неуверенно, а потом все быстрее и быстрее набирая ход, костяная лодка выползла из дыры в корпусе утонувшего судна и устремилась вперед. Чародей старался заставить сделанную им конструкцию двигаться метрах в трех от дна, чтобы она отошла как можно дальше от корабля датчан и их пушек, но добиться согласованной работы от нескольких индивидуальных двигателей, тянущих судно каждый в свою сторону, было тяжеловато. А еще он чуть не проплыл мимо Стефана, который шел ко дну стремительно теряя кровь и силы, а потому чуть не остался за бортом. Лишь в последний момент волшебник успел захлестнуть ногу своего друга длинной серебряной цепочкой, чье движение он контролировал при помощи телекинеза, а после притянуть к борту.

-Мда, пора нам заканчивать с рискованными операциями, - подумал Олег, пытаясь передать ауре Стефана немного праны, которую топоры-вампиры выкачали из гигантского краба. Состояние сибирского татарина было плохим, и это еще мягко сказано. Кто-нибудь другой на его месте и умереть бы мог! Несмотря на впитывающую магию кирасу, тело получило серьезные ожоги, причем пораженные ткани успели основательно загнить меньше чем за пару-тройку минут, и их явно следовало вычистить, безжалостно срезая пораженную плоть. Из ушей сочилась кровь: барабанные перепонки были разорваны, да и из глаз она, кажется, вытекала понемногу. Что-то срезало почти половину носа, в груди застрял пробивший доспех и глубоко погрузившийся внутрь метательный топор, а левая рука держалась на месте исключительно благодаря сухожилиям и обрывкам кольчуги, поскольку её словно сунули в гигантскую промышленную мясорубку. Если бы Стефан не попал к целителю в течении нескольких минут – осталось бы только гадать, что убьет его раньше: раны или отсутствие кислорода. – Впрочем, зачем лгать? Я себе это едва ли не раз в месяц обещаю…И хоть бы раз получилось выполнить!

С борта датского корабля в воду прыгнули люди, появление которых занятый исцелением друга Олег едва не пропустил. Ему повезло, что оказавшиеся в воде враги немного растерялись от вида костяной лодки и не сразу лишились подплыть поближе, явно опасаясь неприятных сюрпризов. Пусть они и заметили сверху, что у дна движется нечто крупное, но все же пасмурная погода мешало свету проникать на глубину и вода скрыла многие детали до тех пор, пока наблюдатели сами не погрузились в океан и не подплыли поближе. В воде эти типы скользили с легкостью и изяществом, заставившим бы устыдиться большинство рыб, а следовательно перед чародеем были гидроманты. Не слишком могущественные, второй-третий ранг, однако же их было несколько. И, поскольку главным на судне, предположительно, являлся опытный маг смерти, эти датчане давно уже должны были уяснить правила безопасности при обращении со всем мало-мальски похожим на творение темной магии. И первое из них наверняка звучало наподобие: «держи дистанцию», ведь нежить, за очень редким исключением, представляла опасность сугубо в ближнем бою. И частенько оказывалась не прочь перекусить даже союзниками, если те проявляли беспечность и появлялись в зоне досягаемости для клыков, когтей или каких-нибудь хватательных щупалец.

– Если они пойдут на сближение, придется поиграть в русскую рулетку с чужими артефактами, - мысленно вздохнул Олег, рассматривая новых противников, которых насчитывалось аж целых четыре штуки. Короткие изукрашенные жезлы, множество блестящих даже под водой украшений и гладкая облегающая одежда, сделанная из чьей-то крупной чешуи, не давала усомниться в их специализации – боевые пловцы, которым акваланг даром не нужен, ибо они и без него под водой дышать вполне способны. – На суше мог бы попробовать сам справиться, но тут они меня как котенка утопят…Если я по ним из чего-нибудь действительно мощного первым не шарахну. Вот только какую бы побрякушку из арсенала цапнуть?

Внезапное чувство опасности заставило чародея дернуть в сторону и край костяной лодки там, где он находился секунду назад, взорвался щепками, словно в него попала крупнокалиберная пуля. Стефан вздрогнул от еще одной атаки, которая угодила прямо в него, но к счастью враги целились в центр его силуэта, а потому влепили чарами прямиком в поглощающую магию кирасу. Заклятия, созданное кем-то из гидромантов, отследить будучи окруженным со всех сторон водой оказалось почти невозможно, но от этого чары датчан отнюдь не становились менее убийственными!

-Влупят площадными чарами – нам обоим хана, поскольку я без доспехов, а Стефан итак уже полутруп. Да и обычными заклинаниями рано или поздно накроют с безопасной для себя дистанции, даже если на нечто более серьезное не способны, - мысленно констатировал Олег и телекинезом содрал со стены один из самых могущественных артефактов, что достались друзьям. В предназначении его чародей почти не сомневался…Но использовать в другой ситуации бы не стал. Оплетенная серебряной проволокой хрустальная пирамидка размером с кулак была чем-то средним между гранатой и тюрьмой для заключенного внутри существа. Во всяком случае, через её стенки можно было видеть свернутые в клубок тугие змеиные кольца идеально белого цвета. И изредка они шевелились. Не следовало долго думать, чтобы догадаться, что если повредить золотую печать, расположенную в её верхней части, оно вырвется на свободу. Вот только прежний владелец то ли успел этого сделать раньше, чем его убили, то ли не захотел применять столь сомнительный козырь даже в момент смертельной опасности. – Ну, надеюсь эта штука нападет не на меня… По идее в такие игрушки надо ставить жесткий запрет трогать человека, выпустившего содержимое наружу.

Тонкая золотая пластинка печати была безжалостно смята и сорвана рукой Олега, на случай если для активации этой своеобразной магической гранаты требовался контакт с владельцем, а после хрустальная пирамидка улетела в том направлении, где находилось сразу двое из четырех датчан. Правда, даже при помощи телекинеза через воду она двигалась не слишком быстро…Но, как оказалось, расстояние разделяющее это своеобразное оружие и его жертв особого значения не имелось. Всего спустя считанные мгновения после того, как артефакт покинул пальцы чародея, его буквально разметало на кусочки выбравшимся наружу и резко увеличившимся в размерах змеиным телом. Исполинская светящаяся белая кобра, у которой ниже змеиной головы на капюшоне красовалось женское лицо, наконец-то обрела свободу после длинного, очень длинного заключения. Голова существа, которое скорее всего являлось каким-то могущественным духом, повернулась к вздрогнувшему от испуга Олегу и едва не разнесла лодку на кусочки. Благо размерами передняя часть монстра и самодельная конструкция из акульих хрящей друг другу примерно соответствовали. Сознание волшебника буквально затопило потоком расплывчатых, туманных и откровенно нечеловеческих мыслеобразов. В них, однако же, весьма отчетливо чувствовался вопрос. И голод.

-Пловцы, - кое-как прохрипел чародей, не обращая внимания на соленую морскую воду, которая заливалась в его рот. – Убери отсюда всех пловцов. Затем попробуй отвлечь от нас вон тот корабль. Потом – свободна!

Змея не стала кивать или как-то иначе показывать, что поняла человека, а просто бросилась к датчанам. Которые, вообще-то, уже изо всех сил гребли к кораблю даже не помышляя о том, чтобы продолжать подводное сражение. В конце-концов, любой поймет, что если твой враг вдруг из ниоткуда призвал опасно выглядящую тварь размером с небольшой поезд, то ничего хорошего от неё ожидать не приходится. И обычные боевые пловцы, среди которых вряд ли бы нашелся хоть один истинный маг, определено ничего не могли противопоставить подобному противнику. Будь их больше или отправься с ними высокое начальство ранга эдак пятого-шестого – другое дело, но вчетвером они имели шансов на победу против духа меньше, чем маленькие мышата, нарвавшиеся на матерого кота-крысолова. А потому каждый из них, кто не дурак, сейчас выжимал из себя все возможное и невозможное, пытаясь вернуться на корабль и тем спасти свою жизнь.

-Надеюсь, эта тварь не особо человекоядная и не задержится надолго в нашем мире. – Подумал Олег, возвращаясь к исцелению Стефана, в данный момент жадно присосавшегося к фляжке с воздухом. Работающие буквально на износ левитационные пояса быстро теряли энергию, но минуты на две-три их должно было хватить даже в таком режиме. А потом он их снова зарядит, и постарается выпихнуть лодку на поверхность. Раньше – опасно, слишком близко к датчанам. Мало ли, вдруг у них помимо обычных орудий имеется и нечто более точное и дальнобойное, сравнимое по эффективности с турелью на борту «Балтики». Уж лучше поднапрячься, передавая ману от накопителей к обеспечивающим движение артефактам, перенапрягая ауру и создавая отнюдь не иллюзорную возможность сломать волшебные вещицы грубым обращением, чем лишиться защиты толстого слоя воды, с лихвой заменяющего броню. – А то выйдет неловко по отношению к местным…Изгнать то духа подобной силы та же матушка Мгуду может и способна, да только вряд ли змеюка так просто подпустит к себе эту чернокожую пенсионерку повышенной набожности.

Обернувшись на секундочку, чародей констатировал, что трех из четырех пловцов в воде уже нет. Достигли ли они корабля, выплыли на поверхность, чтобы взлететь или оказались целиком внутри громадной белой кобры он не знал, но последний из датчан, которого призванный дух стремительно настигал, не нашел времени лучше, чтобы вышибить себе мозги при помощи выстрела из собственного жезла. Облако крови, мозгов и обломков черепной коробки за одну секунду несколько квадратных метров собою заняли. Очевидно, этот гидромант счел свои шансы на спасение минимальными и решил хотя бы на тот свет уйти относительно нормальным способом, не причиняющим боли и гарантированно спасающим душу от зубов вряд ли особо благой сущности.

-Почти ушли, - Олег вернул свое внимание к магу-егерю и чуть не выругался. Края раны, которую он вычистил и закрыл лишь несколько секунд назад, снова начинали гнить. Похоже, вред был нанесен не столько телу Стефана, сколько его ауре. И даже втягивающая враждебные чары кираса не могла отменить эффект, видимо он действовал вне того диапазона энергий, с которым та могла бороться или же данное воздействие являлось вторичным эффектом и шло уже изнутри организма. Не следовало быть пророком, чтобы догадаться о том, что сибирского татарина приложил лично командир вражеского корабля и с наложением проклятий у этого темного мага дело обстояло несколько лучше, чем с созданием высшей нежити. – Так, ну сейчас ему будет больно…

Наложив на своего друга еще одни чары обезболивания и дополнив их параличом, поскольку волшебная анестезия в этом случае могла и не подействовать, Олег принялся безжалостно вырезать загнившие части тела Стефана при помощи одного из топоров-вампиров. Сначала в несколько молниеносных движений лезвие, высасывающее магическую энергию, отсекало гнилые ткани вместе с небольшой прослойкой пока еще здоровых, а потом к свежей чистой ране прижимался крадущий прану артефакт, выполняющий роль некого энергетического прижигания. В результате подобного сдвоенного воздействия несколько страдала аура пациента, но в данном конкретном случае именно это и требовалось, поскольку только так в полевых условиях можно было разрушить зацепившееся за энергетическое тело мага-егеря проклятие.

-Уыуыыы! – Несмотря на парализованные мышцы рта Стефан умудрился высказать Олегу все, что он думает о подобных методах лечения, а после начал захлебываться. Оглянувшись назад, чародей белой кобры не увидел и методом исключения решил, что та выбралась на поверхность и отвлекает собой датчан, а потому рискнул направить лодку вверх, к воздуху. Теперь их с датчанами, преследующими «Балтику», разделяло больше километра, правда, судно контрабандистов отошло еще дальше в открытый океан…Но описать полукруг по воздуху и нагнать его оказалось бы куда быстрее, чем под водой из-за меньшего сопротивления среды.

Олегу и Стефану повезло. Все враги либо пялились в сторону расстреливающей их с безопасной дистанции «Балтики», либо стреляли вслед белой кобре, улепетывающей прямо по воздуху вместе с дюжиной человек, почему-то прилипших к её шкуре и теперь исполняющих роль не то живого щита, не то прихваченных на дорожку консервов. Костяную лодку, стремительно уносящуюся вдаль, датчане обнаружили далеко не сразу. А пока они думали, стоит ли им разворачивать судно или нет, два русских боевых мага уплыли на своем необычном транспорте далеко в открытый океан, где и были подобраны шустро метнувшимся в их сторону кораблем контрабандистов.

Глава 14

О том, как герой ловит нарушителей охраняемого периметра, занимается тем, чего раньше никогда не делал и сталкивается с карибскими пиратами.

Не слишком то и громко, но с довольно частым ритмом по гнутой металлической пластине скрежетал напильник, обтачивающий её до нужной конфигурации. В такт этим звукам, отражающимся от стен трюма, по палубе медленно шагали черные босые ноги, медленно подбирающиеся к костяной лодке…Но подобраться к предмету заполнивших «Балтику» слухов одному из членов её экипажа оказалось не суждено. Другой низкорослый островитянин карающим ангелом объявился за спиной практически бесшумно передвигающегося сородича, обхватил обеими руками его шею, блокируя дыхание и машинально готовый вырваться крик, а после потащил прочь. Причем двигался этот представитель коренных народов Африки чуть ли ни тише, чем первый, даже несмотря на свою ношу, первые несколько мгновений пытающуюся брыкаться и вырываться. Несколько секунд – и они оба исчезли на лестнице, ведущей на верхнюю палубу «Балтики»

- Почему ты сам не остановил этого матроса? – Задала вопрос Олегу, сидящему рядом с полуразобранным алхимреактором, лежащая на полу тень. А после приняла вертикальное положение, заодно обретя объем и дополнительные цвета. По итогам занявшего всего лишь пару секунд процесса в трюме вместо непонятного магического явления появилась леди Маргарет. - Ведь ты явно заметил не только его, но и меня. И даже догадался, что мы не действуем совместно.

-Хотел посмотреть, насколько далеко он зайдет. Ну и показательный пример сделать из нарушителя, который решил проигнорировать мое предупреждение, сделать бы не помешало. – Олег, скорее всего, не стал бы убивать пигмея, даже сумей он не просто опасно приблизиться к лодке, но и заглянуть внутрь. Просто избил до состояния котлеты, которая бы пролежала пластом недельку и только после этого первый раз пришла в сознание. А вот от спящего внутри чудом спасенного судна Стефана, своим телом перекрывающий единственный проход в сокровищницу, такого милосердия ждать явно не приходилось. Маг-егерь не был злым человеком, однако все же оставался коренным обитателем этого жестокого мира, а сейчас у него вдобавок еще и жутко болели шрамы, оставшиеся после экстремального лечения. И, понятное дело, хорошего настроения ему данный факт не добавлял даже несмотря на в целом благоприятную динамику выздоровления, обещающую полное исцеление недельки за две-три. – Рад, что способность ходить своими ногами наконец-то вернулась к вам. Тоже интересуетесь, что же такое мы тут внутри прячем, раз не побоялись рискнуть за него своими шеями?

-Разве чуть-чуть…- Улыбнулась пожилая женщина, осторожно присаживаясь на какой-то ящик, стоящий поблизости. – Я догадываюсь о том, какие именно предметы могут настолько сильно фонить магией на все судно. Ну и ситуация, когда после жестокого боя в живых остается лишь пара-тройка участников, чудом уцелевших там, где пали намного более сильные и богатые воители, и им достается достаточно снаряжения, чтобы вооружить маленькую армию – отнюдь не нова под луной.

-Да, великая вещь – опыт, - согласился Олег, всеми силами всматриваясь и вслушиваясь в окружающее пространство. Но вроде бы все было тихо, если не считать яростной ругани пигмеев где-то на верхней палубе. А ведь ради попытки грабежа двух русских путешественников португальцам следовало бы навалиться на них толпой. Да и потом, Евдоким скорее всего тоже догадался о содержимом костяной лодки практически сразу же, как только её подняли на борт…Но не использовал этот момент, чтобы расправиться с друзьями, которые в тот момент являлись максимально беззащитными. Не то являлся честным контрабандистом, принципиально чурающимся пиратства, не то опасался использования еще каких-нибудь сюрпризов вроде натравленной на датчан белой кобры. – Тому дураку из матросов, который явился следом за вами, его явно не доставало. Хорошо, что кто-то из его старших товарищей догадался, куда понесло того идиота и сам остановил чрезмерно любопытного придурка. Не хотелось бы портить отношения с командой.

-О, этому молодому идиоту помешали рискнуть своей головой не из боязни наказания, а исключительно из почтения к тем, кто помог спасти жизнь матушке Мгуду. Во всяком случае, именно с такими аргументами его сейчас лупят у нас над головой при помощи парочки обернутых тканью дубинок. – Улыбнулась одними губами пожилая волшебница, которая кажется все-таки заявилась в выделенный друзьям участок трюма одна одинешенька. – Вижу скепсис на вашем лице, однако, это именно так. В глазах аборигенов архипелага моя подруга выглядит практически божеством…

-Да, я заметил, что она пользуется немалым уважением, - согласился Олег, окончательно успокаиваясь и возвращаясь к своей методичной работе напильником. Одинокая сидхе не то, чтобы совсем не могла угрожать им со Стефаном..Но шансы в случае конфликта оказались бы не в её пользу. За время плавания защитные амулеты русских чародеев успели перезарядиться, а сами они отдохнуть и сменить изодранные кольчуги на менее пострадавшее снаряжение. Кроме того маг-егерь сидел почти в прямом смысле слова на груде боевых артефактов и, дойди дело до крайности, рискнул бы ими воспользоваться. И скорее всего по своей разрушительной мощи игрушки могущественных волшебников серьезно превосходили банальные бочки с порохом. Ну а то, что леди Маргарет решила заявиться в гости, притворившись всего лишь случайной тенью можно было списать на женскую логику или возрастные причуды.

-Уважают её жители столицы и потомки переселенцев. А вот коротышки – именно боготворят. Вся их культура веками строилась на том, что с моря приходят нежить и убивает либо утаскивает с собой девять из десяти мужчин и семьдесят процентов женщин. С появлением на островах белых людей стало чуть полегче, при налетах выживали не оставленные на развод, а сумевшие достаточно быстро добежать до стен Перленбурга. Но когда костяные галеры с их кровожадными хозяевами превратились в груду мусора по слову той, кто не так уж сильно отличалась от них самих… - Сидхе ненадолго замолкла, видимо подбирая слова или вспоминая в подробностях тот день. - О, это было великое потрясение всего сложившегося в представлениях пигмеев миропорядка! Мгуду пришлось потратить немало времени на то, чтобы убедить дикарей не возводить в свою честь святилища и уж тем более не устраивать в них кровавые жертвоприношения. Даже добровольные, ведь встречались и готовые лечь на алтарь, возведенный в её честь, по собственному желанию.

-Это все, конечно, достаточно любопытно, но меня сегодня больше интересует не история, а более практические вопросы. – Олег с сомнением оглядел деталь, вроде бы доведенную им до идеального состояния. Хватит ли ей или продолжить обработку по счистке нагара, повышающую эффективность работы алхимреактора? - Как вы догадались, что обнаружены? У меня изменилась поза?

-Нет, - покачала головой неблагая сидхе. – Сердцебиение. Мои уши может и выглядят как человеческие, но они способны распознавать подобные нюансы…Хотя до оборотней с их остротой чувств таким как я остается, пожалуй, все же далеко.

-Ну, зато у вас все в порядке с магией, в отличии от них. – Олег окончательно определился и отложил в сторону деталь алхимреактора, начищенную до зеркального блеска. Как и другие ей подобные, что лежали вокруг него и играли роль зеркал, позволяющих смотреть сразу в нескольких направлениях. Телекинезом притянув к себе в руки новую пластину из разобранного устройства, покрытую слоями гари, он неторопливо принялся избавлять её от успевшего чуть не ли не окаменеть налета. – Кстати, леди, не согласились бы вы дать мне пару уроков, пока мы все равно находимся в плавании и ничем не заняты? В благодарность за помощь с ногами, так сказать?

-Боюсь, магия теней довольно специфична… - Заколебалась леди Маргарет, прикусив губу. – Нет, все решаемо за соответствующую цену, просто это совсем не тот раздел волшебства, который стоит изучать с наскока! Практически любая небрежность или недочет в ней могут привести к травмам и смерти, а потому заниматься неофиты должны только под неусыпным вниманием наставника и только через несколько лет тренировок им дозволяется самим совершать простейшие манипуляции.

-Вообще-то я имел в виду геомантию, являющуюся вашей основной специализацией. У меня к ней вроде бы есть способности, но раньше как-то то времени не хватало, то наставников… - Из под слоя осыпавшегося нагара показались покрывающие металл трещины. Данная деталь нуждалась в замене, поскольку могла привести к протечке алхимреактора или даже полноценному взрыву, когда его стенки прохудятся и окажутся не в силах сдержать бушующую внутри них во время работы энергию. – А какими еще чарами вы владеете? Артефакторика или техномагия в этот перечень не входят, случайно?

-Только по верхам, едва тянущим на первый ранг. И те я обрела скорее в силу опыта общения с техникой или волшебными предметами, чем целенаправленно, - отмахнулась от данного предположение сидхе. – Помимо земли и теней, мне еще неплохо даются погодные заклятия и криомантия. Значительно хуже, примерно на уровне ученика или слабого подмастерья, идут ментал и бестиология. До перерождения в неблагую еще имелся свет и друидизм, между прочим лишь чуть-чуть не дотягивающие до пятого ранга, но ныне я на них больше не способна. Появившаяся взамен связь с холодом, если честно, так себе замена.

-Все равно внушающий список, - присвистнул чародей, мысленно поднимая планку опасности своей собеседницу еще на один уровень. Изучающих сразу множество направлений магии чародеев называли универсалами и обоснованно считали уступающим узким специалистам на поле боя…Но если уж те умудрялись развиться в достаточной мере, то у их врагов появлялась настоящая головная боль. Как правило, со смертельным исходом. Понятное дело, какое-то количество трюков из иных разделов старался освоить любой уважающий себя волшебник, но четвертый ранг сразу по шести позициям являлся изрядной редкостью. Пусть даже леди Маргарет в обретении подобного мастерства изрядно помог её возраст и проистекающий из его опыт. – Так как насчет геомантии?

-Десятку заклятий первого ранга обучу бесплатно, а дальше посмотрим, как пойдет. Но не думаю, что у кого-то с твоим контролем будут ожидать большие сложности, - фыркнула леди Маргарет. – Уж если я своего внука-обалдуя натаскала в достаточной мере, чтобы он всего в сорок пять лет стал главным архитектором Перленбурга, то значит чего-то понимаю в учениках…Вот только на корабле заниматься не выйдет. Нужна земля.

-Могу сплавать до дна, набрать пару мешков, - предложил чародей, ободренный перспективой заниматься с опытным наставником. – Вряд ли тут сильно глубоко, уж накопаю их как-нибудь.

-Нет, так у тебя ничего не выйдет, - поморщилась сидхе. – Учиться чувствовать землю по паре камешков это все равно, что пытаться плавать в обычной супнице. Скала посреди моря – еще, куда ни шло, но даже если мы и найдем такую, то задерживаться нам сейчас никак нельзя.

      Разговор их был прерван звуком колокола, разлетевшимся по всему кораблю. Причем колошматили в него с такой силой, что аж корпус дрожал…Хотя нет. Кажется, вибрировать его заставил магический двигатель, внезапно заработавший на полную катушку и мигом увеличивший скорость яхты русского контрабандиста как минимум вдвое.

-Что стряслось? – Выглянул из лодки Стефан, остервенело трущий себе лицо, чтобы быстрее окончательно проснуться.

-Пока не знаю, но скоро выясню, - ответил ему Олег, вслед за сидхе поднимаясь на верхнюю палубу. – Сиди там и охраняй лодку. Мало ли…Вдруг она нам понадобится.

Не то, чтобы чародей всерьез рассчитывал с помощью своей самоделки спастись бегством в случае какой-либо катастрофы, но при худшем развитии событий лишняя спасательная шлюпка не помешает. А интуиция в данный момент настойчиво твердила оракулу-самоучке, что надвигаются крупные неприятности.

Причиной переполоха оказались две крылатые твари, которые кружились в небе настолько высоко, что даже из более чем солидной турели на носу судна было абсолютно недостаточно, чтобы их достать. Это орудие могло посылать снаряды в любую сторону, далеко и высоко…Но все же не на несколько километров вертикально вверх.

-Мелковаты для драконов, да и телосложение у них вроде не то, - вышедший на палубу Олег усилил свое зрение чарами и смог разглядеть, что это не птицы, а какие-то худощавые рептилии светло-зеленого цвета с длинными шеями и хвостами, коротенькими лапами, шипами поперек спины и большими кожистыми крыльями. А еще – седоками. Система ремней, опоясывающих туловище монстров так, чтобы не мешать движениям, дополнялось чем-то вроде кресла с высокой спинкой, в котором сидел человек с длинноствольным ружьем. – Виверны?

-Они, - согласно кивнул Евдоким, хмуро рассматривающий кружащих в отдалении тварей. – Летают не намного медленней, но содержать куда проще, поскольку разумом не обладают и жрут всякую дрянь, включая падаль и тухлую рыбу. Любимые ездовые скотинки пиратских разведчиков и крылатой кавалерии. И их вообще-то три, только последняя виверна сейчас стала уже почти не видна, поскольку со всей доступной ей скоростью летит куда-то на запад.

-Датчане? – Задалась вопросом леди Маргарет, и тут же сама себе ответила. – Нет, вряд ли, мы слишком далеко отдалились от архипелага. Скорее уж обычные морские шакалы, все же до Карибов тут рукой подать.

-И часто случаются подобные встречи в данных широтах? – Уточнил Олег приходя к выводу, что капитан корабля имеет примерно такие же способности к предсказанию, как и он сам. Ну, может чуть меньшие или большие. В конце-концов, у него вроде бы карьера складывается достаточно хорошо, а при работе контрабандистом умение заранее чуять неприятности очень способствует сохранению жизни и коммерческим успехам.

-Да чуть ли не регулярно, минимум раз в месяц попадается какой-нибудь урод, который думает, будто мой корабль стал бы для него подходящей добычей, - сплюнул за борт Евдоким. – Здесь же район пересечения главных торговых путей от Америк в Европу и Африку, поскольку и глубины не очень большие, и особо опасные монстры давно повывелись, один за другим пав в схватках с конвоями. Но обычно все же попадаются какие-нибудь тихоходные лоханки, которые можно быстро оставить за кормой и забыть…А тут, чует мое сердце, ребята серьезные.

-Да, виверны может и не драконы, но и не козы какие-нибудь, что могут поколениями жить в трюмах. – Согласилась с его мнением леди Маргарет, вероятно хорошо разбирающаяся в данном вопросе. Все-таки именно европейцы в основном использовали гигантских крылатых рептилий как усиление своих армий. Ну и немного Китай, однако в Азии подобных существ почему-то водилось куда меньше. – Им нужны большие гнезда на берегу и регулярная кормежка, а значит конкретно у этих пиратов есть своя база с налаженным бытом. Это уже ставит их впереди большей части обычного отребья, которое скитается по морям в поисках наживы.

-Можно попробовать устранить эту парочку наблюдателей, а после включить магический двигатель и дать полный ход, немного изменив курс. – Предложил Евдоким, нехорошо поглядывая в сторону кружащих в небе виверн. – Вот только для этого нужен либо способный незаметно подобраться к ним неведимка, либо тот, кто действительно быстро летает. Больше чем уверен, бой они принимать не станут даже в соотношении два к одному и просто кинутся наутек.

-Ничем не могу помочь, - помотала головой сидхе. – Саму себя я еще способна с грехом пополам спрятать, но вот при этом летать…Нет, мне в небе делать нечего.

-Тоже не воздушник, - тяжело вздохнул Олег, а потом вспомнил, что имплантированный в его тело артефакт, создающий копье из света, уже должен был перезарядиться. И вряд ли реакции виверн и их всадников хватит, чтобы у него уклониться. Да и через обычные щиты подобные чары довольно таки неплохо проходили, теряя далеко не всю свою разрушительную мощь. – Но если эти птички рискнут приблизиться к летящему им навстречу одиночке, то думаю смогу свалить одну из них с расстояния в пару сотен метров.

-Так близко они к себе точно не подпустят, - сморщился Евдоким. – Лучше побереги силы, чувствую, в скором времени они могут тебе ой как пригодиться.

Нехорошие предчувствия не обманули капитана корабля. С момента объявления тревоги прошло меньше пары часов, прежде чем в небе появились новые черные точки, которые стремительно увеличивались в размерах. И вряд ли это была просто сезонная миграция двух десятков всадников на вивернах, к которой за компанию присоединилось штук пять летучих лодок и один летучий корабль средних размеров. Разумеется, «Балтика» сразу же изменила курс, чтобы двигаться в противоположенную от них сторону, подняла все паруса и активировала магический двигатель…Но очень быстрое морское судно все равно двигалось медленнее чем те, кто предпочитал воздушный океан. Вероятнее всего пираты не могли бы поддерживать столь высокий темп движения слишком долгое время, но чтобы сократить расстояние до судна им вряд ли бы понадобилось больше, чем полтора-два часа.

-Как думаешь, польские всадники на пегасах от местных всадников на вивернах сильно отличаются? – Задумался Стефан, выползший на палубу и теперь неторопливо изготавливающий одну зачарованную пулю за другой. Впрочем, место сибирский охотник занял прямиком у входа в трюм, и оттуда подходы к забитой сокровищами лодке пусть плохо, но просматривались. К тому же на входе туда друзья оставили несколько сингалок, сделанных из проловолоки и разных железяк, обязанных громко зазвенеть, если их кто-нибудь заденет. А уж если вор все-таки проникнет внутрь и, в порыве жадности, станет без разбора хватать чужие артефакты, то тогда русские боевые маги скорее всего узнают, какие из доставшихся им предметов точно не надо трогать лишний раз.

-Качество всадников должно быть похуже. Не думаю, что пираты тратят на свое оружие и доспехи столько же денег, сколько шляхтичи. Да и вряд ли морские разбойники имеют большую твердость духа и выучку, чем пусть не особо богатые, но дворяне, которых тренируют с малых лет. – Предположил Олег, занимаясь тем же самым. Может сделанные им пули и были чуть похуже, но они вполне годились для того, чтобы раздать их матросам. И тем серьезно увеличить огневую мощь команды как минимум в первую пару залпов. – С другой стороны, попасться в зубы одному из их летучих крокодилов стало бы куда более неприятным событием, чем просто получить удар копытом в лоб. Если честно, летучая кавалерия пиратов меня не особо волнует. Мы подобных противников еще будучи простыми ведьмаками вполне успешно на обе лопатки укладывали. А вот летучий корабль и его артиллерия…

-Да, это может стать проблемой, - согласился Стефан, рассматривая контрабандистов, спешно готовящих «Балтику» к отражению вражеской атаки. Оказывается, Евдоким вовсе не был таким пацифистом, которым хотел выглядеть…Просто основная часть его арсенала до поры до времени лежала в тайниках вместо того, чтобы маячить на палубе, будучи открытой всем ветрам, брызгам воды и взглядам наблюдателей. Десяток небольших переносных орудий, напоминающие привычнее русским боевым магам пищали, но снабженных прикрывающим стрелка щитом и расположенным сверху ствола магазином на четыре или пять снарядов, серьезно увеличивающим темп стрельбы, стояли на треногах. А те сейчас надежно крепили к палубе в явно заранее размеченных местах при помощи болтов. Краснокожий рулевой вместе с парой помошников возился со станковым пулеметом. А матросы все как один вооружились не только холодным оружием, но также винтовками и револьверами, имевшими барабан на несколько выстрелов. – Здесь слишком много американского оружия. И если у пиратов стоят обычные дульнозарядные пушки по типу наших – я сильно удивлюсь.

-Ну, зато у нас есть четыре сильных мага. Тоже, знаешь ли, не хухры-мухры, ведь обычно то Евдоким в одиночку отдуваться должен. – Олег задумался о том, чтобы попробовать вместе с остальными чародеями составить круг и жахнуть по пиратам какими-нибудь чарами, созданными их совокупной мощью…Идея выглядела соблазнительно, но имела как плюсы, так и минусы. Коллективное сотворение боевых заклинаний требовало сильной слаженности действий от всех участников процесса. А иначе могли возникнуть накладки. Хорошо еще, если волшебство просто улетит мимо, но вдруг долбанет по «Балтике» или самим колдунам?! С другой стороны, некоторый шанс неудачи в данной ситуации был явно предпочтительнее тактики выжидания и гарантированного отсутствия результатов.

      Идея нашла у капитана корабля самый живой отклик. Он хоть и верил в высокое качество защитных барьеров своего судна, но понимал, что лучше лишний раз огнем вражеских пушек их не испытывать. Вот только с тем, какие именно чары применить вышла небольшая заминка. Три из четырех сильных магов привыкли работать каждый со своими направлениями магии, ну а Стефан вообще опыта боевого применения хоть каких-нибудь серьезных заклятий не имел.

-Предлагаю ведущую роль в круге отдать леди Маргарет, а мы лишь будем вливать энергию в её чары, - решил Олег. – Как ни крути, но у неё опыта больше, чем у всех нас вместе взятых. А ваших помощников, Евдоким, лучше вообще не привлекать. Чем меньше человек станет участвовать в создании заклинания, тем ниже вероятность того, что все сорвется.

-Земля не очень подходит для дальнобойных атак там, где этой самой земли нет, - неуверенно произнесла сидхе, которую подобное предложение застало врасплох. – А масштабные заклинания тени почти гарантированно приведут к жертвам среди экипажа, уж слишком агрессивна данная стихия. Вот разве только холод использовать можно…Скажем, плетение ледяного взрыва. Оно очень стабильное и простое, практически тот же огненный шар, только не сжигающий все в радиусе детонации, а промораживающий.

-То, что надо. Такое элементальное плетение будет повышать свою эффективность вместе с количеством вложенной энергии и вряд ли у пиратов найдется от него хорошая защита. Криоманты в тропиках явление ненамного более частое, чем заморозки. – Заверил её капитан корабля, видимо тоже не горевший желанием принять на себя ведущую роль в круге магов. – А вот уметь противодействовать молниям, воде или ветру их колдуны просто обязаны! Всем этим атакуют и морские маги, и духи океана, и даже какие-нибудь всплывшие из глубин чудовища.

Лихорадочная деятельность по подготовке магического удара развернулась прямо на палубе. Леди Маргарет в принципе могла бы сотворить заряд концентрированного холода на безопасном расстоянии от себя и без прямой видимости на точку формирования заклятия, однако же она серьезно сомневалась в способности взять верный прицел на вражескую авиацию откуда-нибудь из рубки.

-В теории все очень просто. Мы подаем поток силы на Маргарет, словно на какой-нибудь впитывающий энергию артефакт, она формирует из нашей совокупной энергии чары и при помощи своей личной магии задает им нужную направленность. В нормальных условиях мы бы заодно помогали ей поддерживать стабильность плетения и дополняли его какими-нибудь усиливающими модулями, но раз других криомантов среди нас нет, то лучше даже не пытаться. – Тихонечко объяснял Олег схему предстоящих действий своему другу. Правда, уверенности в голосе ему не хватало, как-никак для обоих из них это был первый подобный опыт. С их прежними способностями просто не имело смысла участвовать в подобных мероприятиях. Некоторую прибавку в мощи волшебства перекрыла бы возросшая сложность творения заклинаний из-за добавления в круг новых участников. – Главное, подавай силу медленно и плавно, а также постарайся не задавать ей никакой четкой направленности. Впрочем, с последним сложностей можно не ожидать, у тебя ведь попросту нет каких-либо перекосов в сторону тех или иных видов энергий. Так, легкие нотки природы время от времени пробиваются.

-Быстрей-быстрей! – Поторопил их Евдоким, с опаской бросая взгляд на заметно приблизившихся пиратов. После того, как капитан корабля перестал ускорять свое судно, сосредоточившись на подготовке к обороне, расстояние между «Балтикой» и преследующими её врагами стало сокращаться куда быстрее, чем раньше. – Еще минут пять-семь, и мы можем оказаться в зоне досягаемости их орудий!

-Приступаем, - негромко произнесла пожилая сидхе, когда вокруг неё сгрудились остальные чародеи. – Эх, давно я не была в таком тесном окружении мужчин…Притиснулись бы вы, что ли, поближе. И руки на меня тоже можно пложить.

-Леди, ну будьте же серьезны, - попросил её капитан корабля, осторожно сжимая своей ладонью плечо пожилой сидхе. – Если чары утратят стабильность или пройдут мимо цели из-за вашего легкомысленного настроя, это будет как минимум обидно!

-Да ладно вам, первая пара выстрелов все равно считается пристрелочными, - отмахнулась от его тревог пожилая сидхе, начиная формировать заклятие. Метрах в десяти от её протянутых вперед рук, чуть выше уровня палубы, возникло небольшое облачко морозной дымки, которое постепенно начало увеличиваться в размерах, становясь все более и более плотным, а также словно скручиваясь в единый клубок.

Для сотворения боевых заклинаний не на тренировочном полигоне, а на поле боя редко дается много времени, поскольку враги стараются всеми силами либо рассеять чары, либо убить колдуна, либо хотя бы сбить ему концентрацию, однако этот случай оказался как раз из тех, что только подтверждает правило. Когда раздувшаяся до двухметрового радиуса сфера, заполненная изнутри бушующим ледяным туманом, все же отправилось в свой полет, то была она настолько идеальной, насколько леди Маргарет вообще бы могла её сделать.

Пираты, разумеется, заметили творимое на преследуемом ими судне волшебство и в меру сил и способностей попытались отвести от себя внезапно образовавшуюся угрозу. Набрав еще пару сотен метров высоты и резко ускорившись, они убедились, что делали это зря, поскольку наполненная колдовским холодом сфера тот час же скорректировала свой курс. Как только расстояние между летучим кораблем и движущейся прямо к нему волшебной аномалией сократилось примерно до километра, то творение пожилой сидхе хлестнули три-четыре мощных молнии, почти одновременно выпущенных кем-то из вражеских магов. Понятное дело, созданный заклинанием мороз не мог умереть из-за контакта с электричеством, но данной атакой противник наделялся нарушить стабильность чар и вызвать их преждевременную детонацию. Вот только несмотря на несколько пробоин, парящих потоками чего-то очень сильно напоминающего жидкий азот, энергетическая конструкция продолжила свой ход и с курса не сбилась. Еще один магический удар, напоминающий огненную сеть, тоже особого эффекта на совместное творение чародеев с «Балтики» не произвел. Ну, или тот попросту не успел проявиться раньше, чем собранная воедино колдовская мощь обрушилась на щиты летательного аппарата.

-А неплохо получилось, - задумчиво пробормотал Евдоким, наблюдая за тем, как возникшая вокруг пиратского корабля пленка защитного барьера буквально прогибается внутрь под натиском ледяного взрыва. А самое главное, барьер не спешил исчезать, постепенно расширяясь и превращаясь в полную сферу, окружившую воздушное судно со всех сторон. Детонировавшие при столкновении с магическим щитом чары оставили после себя настоящее облако неимоверного холода, в которое враг и влетел полным ходом. – Думаю еще пара-тройка таких попаданий, и они лишатся своих барьеров.

Тот из матросов, кто стоял за рулем, начал бессистемно крутить штурвал туда-сюда, заставляя судно совершать непредсказуемые рывки в разные стороны, затрудняющие прицеливание. Рявкнула турель на носу «Балтики», посылая игнорирующий щиты снаряд во вражеское судно…И не попала в него. Но выстрел прошел практически впритирку к борту пиратского летательного аппарата и, по всей видимости, очень не понравился джентльменам удачи, поскольку их посудина стала спешно набирать высоту. Достать противника в вышине стало для единственной пушки контрабандистов попросту невозможно, но и выстрелы наконец-то раздавшегося ответного залпа попали куда угодно, но только не в корабль.

-Канониры у них не ахти, - констатировал Стефан, наблюдая за фонтанчиками, поднятыми вражескими ядрами. Единственный снаряд угодил в цель скорее всего случайно, да и то вреда не причинил, поскольку столкнулся с защищающим корабль контрабандистов барьером. – Да и пушки, кажется, тоже. Нас даже водой не забрызгало.

-Не отвлекайся! – Прикрикнул на него Евдоким, поскольку потом идущей от мага-егеря энергии практически иссяк, что вызвало недовольное бурчание спешно лепящий новую колдовскую сферу леди Маргарет. – У нас осталось мало времени до того, как прилетят виверны! Команде не стрелять! Подпустите их поближе!

Летающие лодки и крылатые рептилии в отличии от своего флагмана действительно снижали высоту и, рассыпавшись цепью, надвигались на судно контрабандистов широким фонтом. И они, похоже, были достаточно неплохо вооружены, поскольку практически синхронно окутались пороховым дымом. Только всадники стреляли из ружей, напоминающих любимую игрушку Стефана, а с мелких летательных аппаратов было выпущено по пологим траекториям нечто вроде картечных снарядов, взорвавшихся прямо в воздухе облачками разлетающихся во все стороны поражающих элементов. К счастью, возникший вокруг «Балтики» барьер принял на себя всё или почти всё. С воплем рухнул один из матросов, схватившись за развороченное плечо, вокруг головы Олега на секунду возникло марево защитного барьера и такое же окружило леди Маргарет. Парочка крупных и скорее всего зачарованных пуль выбила щепки из палубы недалеко от ног чародеев, промахнувшись мимо целей буквально на считанные сантиметры. Но, в общем и целом, экипаж корабля отделался легким испугом, а после ответил врагу из палубных орудий и винтовок. Которых у контрабандистов было много. Одна за другой в море кувыркнулось сразу три виверны, их чешуя и выносливость все же изрядно не дотягивали до способных презрительно игнорировать чуть ли не залпы артиллерийских батарей драконов. К тому же одна из летучих лодок практически полностью лишилась носа, превратившегося в груду размочаленного прямым попаданием деревянного хлама. К сожалению, новый выстрел из турели никуда не попал, а не то одним транспортным средством в рядах вражеской авиации точно стало бы меньше.

На борту летающего корабля кто-то призвал целую стаю агрессивных духов и десятки полуматериальных существ, среди которых сложно бы было найти двух одинаковых, словно управляемые снаряды устремились к «Балтике». А приблизившись к ней вдруг резво порскнули в разные стороны и исчезли, вернувшись обратно на привычные им планы реальности. Матушка Мгуду перед открытием благословила корабль и, похоже, несмотря на весь скепсис Олега эта защита действительно работала. Во вспышке пророческого озарения чародей осознал, что рискни твари наброситься на судно – первым пяти-десяти из них гарантированно пришел бы каюк. И героев, способных на такой подвиг самопожертвования среди призванных кем-то сущностей, ни одного не нашлось.

-Все! – Леди Маргарет внезапно прекратила накачку заклинания энергией и отправила созданную ею сферу вверх, хотя она явно уступала предыдущей по энергонасыщенности минимум раза в два. - Разрываем круг и занимаемся десантом.

-А десанта, похоже, не будет, - внезапно сказал Стефан, тыча пальцем во вражеских летунов. – Смотрите, они разворачиваются!

Виверны с их всадниками действительно раздумали рваться к «Балтике», а вместо этого отвернули лодки и снова начали набирать высоту. Той же стратегии придерживались и летающие лодки, с борта которых прекратили обстрел. И даже парящий в вышине летучий корабль заметно сдвигался в сторону, оставляя за собой яркий хвост сигнального синего дыма. Синхронности маневрам пиратов ощутимо не хватало, но ошибиться было сложно. Враги разрывали дистанцию, избегая боя.

-Почему они отступают? – Удивился Олег, еще не веря, что схватка отменяется. – Неужели на горизонте объявился патрульный корабль или хотя бы торговый конвой?

-Да нет! Просто это ж не солдаты вражеской армии, а всего лишь пираты. Их цель не уничтожить нас любой ценой, а получить прибыль. – Фыркнул Евдоким, запуская вслед улетающим вивернам мощную и ослепительно яркую молнию…Которая однако же рассыпалась безобидными искорками, столкнувшись со ставшим на её пути барьером, созданным по всей видимости всадником крылатой рептилии. – Если жертва вдруг оказывается слишком зубастой, морские шакалы как правило оставляют её в покое. На кой командиру этого отребья моя «Балтика», если он потеряет в бою больше, чем выручит с её продажи даже в случае победы над нами?

-Понятно, - протянул маг-егерь, подтягивая к себе отложенное было в сторону ружье и делая выстрел. Скорее всего – успешный, ведь промахивался он редко. Да и человеческая фигурка на спине виверны, атакованной парой секунд раньше капитаном корабля, как-то подозрительно изменила свои очертания, будто лишившись головы. – Преследовать ублюдков будем?

-Спятил? – В голосе бывшего лейтенанта балтийского флота слышалось столько изумления, будто маг-егерь собирался отправиться в заплыв на длинную дистанцию, предварительно обмотавшись цепями и навесив на них парочку якорей или готовился выпить полностью содержимое большой колбы с надписью «Яд» и черепом на этикетке.

-Хм, а что не так? – Смутился Стефан, ловя в прицел очередного отступающего пирата. – Их всего-то раза в два-три больше!

Глава 15

О том, как герой занимается финансовыми вопросами, оказывается ограблен и планирует долгосрочные инвестиции.

-Итак, мы снова в Америке, - констатировал Стефан, рассматривая акваторию порта, густо забитую кораблями. Множество судов самых разных размеров, оснащенные парусами, винтами, гребными колесами и даже веслами везли в это место товары и пассажиров. Либо вывозили их отсюда. На фоне большей их части кораблик контрабандистов выглядел жалким карликом, но если приглядеться, то можно было бы обнаружить здесь и еще не один десяток подобных посудин, ставящих во главе скорость, а не грузоподъемность. И о том, что такого ценного могли содержать их трюмы, раз подобные скорлупки отважились пересечь кишащие монстрами и пиратами моря, оставалось только догадываться.

-Технически – да. А вот юридически – не совсем. Территория и законы США начинаются в Майами, - Олег кивнул в сторону континента и города, до которого от их текущего местоположения было километров пятнадцать-двадцать по прямой. Широкий пролив, разделяющий один из крупнейших городов Америки с портом, выстроенным на маленьком островке специально для не совсем обычных сделок, разумеется, являлся не более чем ширмой, позволяющей соблюсти некоторые правила приличия. Однако её существование и лазейка в законах, возможно даже созданная специально, позволяли хозяевам гавани грести деньги лопатой. Сокровища, доставшиеся русским боевым магам, без всяких сомнений стоили дорого…Но только если не сравнивать их с ежегодным денежным оборотом, крутящимся в этом месте. - А здесь находятся частные владения, чьи владельцы могут принимать у себя каких угодно гостей: хоть представителей не совсем дружественных держав, что не намерены из-за политики лишаться выгодного бизнеса, хоть контрабандистов с полными трюмами особо облагаемых запретительными бумагами товаров, хоть пиратов, решивших сбыть награбленное. И совершать с ними свои маленькие конфиденциальные сделки, после которых на поменявший владельца груз уже не будут распространяться некоторые пошлины и запреты, ведь он не ввозится в страну чужаками, а принадлежит её гражданам.

-Двулично, но практично, - задумчиво протянул маг-егерь, провожая взглядом группку довольно симпатичных девиц в соответствующих жаркой погоде легких платьях, идущих по пирсу к одному из кораблей. – У нас на таможнях, в принципе, зачастую тем же самым занимаются, если есть кому в верхах прикрыть…Но масштаб поменьше, да.

-Просто тут и прикрывать не надо. Майами, как и это место, принадлежит одному из американских архимагов, - фыркнул Олег, который за время плавания успел довольно многое узнать о пункте назначения от контрабандистов. Те, кстати, своего занятия ни капли не стеснялись и даже не особо его скрывали, будучи на архипелаге. Португальских законов они не нарушали и даже матушка Мгуду не осуждала их деятельность, поскольку была в целом весьма практичной особой, а в священных текстах эта почти святая особа не нашла ни единой строчки, запрещающей частным предпринимателям уклоняться от налогов, сборов и государственных пошлин. – Здесь он – власть. Официальная и неофициальная. Кстати, именно к нему, ну точнее к компании, в которой этот архимаг держит семьдесят процентов акций, леди Маргарет отправилась со своим посланием.

Пожилой сидхе, отправившейся налаживать контакты с представителями местной верхушки, не было довольно долго. Зато на борту судна появился кое-кто другой. Евдоким отнюдь не забыл об обещанной ему тысяче золотых монет или артефакте аналогичной стоимости, а потому пригласил на судно эксперта, способного оценить предлагаемую ему безделушку. Или – любую другую. Друзья заранее намекнули контрабандисту, что не отказались бы познакомиться с тем, кто хочет и может скупить у них часть военных трофеев. Уж где-где, но в Майами появление вещей, ранее принадлежавших весьма могущественным вампирам, не вызвало бы нездорового ажиотажа или лишних вопросов. Желающие разжиться подобными игрушками могут просто взять корабль и немного проплыть вдоль побережья на юг…И кровососы в очень скором времени найдут их сами. Из имущества нежити Олег решил придержать лишь похожий на скафандр доспех высшего жреца и другие его вещи. Все-таки та тварь без сомнения относилась к представителям высшего командного состава себе подобных, раз её целых два магистра сходу запинать не смогли. Его имущество должно было являться изрядной редкостью и могло привлечь к двум вынужденным путешественникам ненужное внимание. Да и американцы максимальную цену за артефакты вампиров наверняка не дадут, все же в США имеются вполне профессиональные команды охотников на кровососов, регулярно притаскивающих на местные рынки чего-нибудь интересненькое из сопредельной Мексики или самой Империи Крови.

-Так, давайте сюда свой хлам. И можете не бухтеть мне тут, что потом будете показывать его кому-нибудь другому и цены сравнивать, не первый век дела делаю. – Приглашенный эксперт был хмурым, сварливым, низкорослым, бородатым и облаченным в толстую кожаную жилетку, буквально усыпанную карманами. В общем – типичным гномом, что давало ему некоторый кредит доверия касательно верной оценки золота, драгоценных камней и предметов, из них сделанных. Представители данной расы из-за особенностей своей энергетики становились крайне скверными чародеями и единственными областями, где у них хоть чего-то получалось на достойном уровне, являлись артефакторика и техномагия. Даже свои подземные города они создавали не заклинаниями геомантии, а при помощи инструментов, пусть даже режущих камни словно масло. Волей-неволей вынужденные специализироваться всего на двух направлениях волшебства коротышки накопили солидную базу знаний в интересующих их областях и давно уже стали признанными экспертами в изготовлении, починке или продаже разного рода зачарованных вещиц или их компонентов.

-Ну, думаю, мы начнем с вот этого, - Олег выложил на столик в кают-компании корабля заранее подготовленный комплект из оплавленных и измятых золотых лат с инкрустацией костью и драгоценными камнями, шлема напоминающего голову какой-то ящерицы и копья, у которого древко красного дерева дополнялось наконечником из металла того же цвета. В качестве и высокой стоимости данных артефактов чародей был уверен, поскольку испытал их эффективность на себе. Предыдущий хозяин данной амуниции свернул волшебнику шею и, если бы он после этого не расслабился, то одним лишь переломом нескольких позвонков и временным параличом русский боевой маг бы не отделался.

-Хм, похоже, этот день все же не будет напрасной тратой моего времени. Броня храмового стража… Да, сомнений быть не может, настоящее самородное золото холодной ковки, несущее на себе благословление кровавых богов, не какая-нибудь самоделка с мексиканских рудников. – Гном, так и не соизволивший представиться, нацепил на глаза извлеченные из кармана очки с телескопическими окулярами, вытряхнул из рукава небольшой молоточек из белого мрамора, нагнулся к искореженной кирасе и принялся внимательно её осматривать, простукивать, царапать и обнюхивать, а один из сколов даже лизнул. – Правильным образом зачарованные рубины, сапфиры, изумруды и агаты в совокупности с костями дракона создают почти идеальную защиту от святой магии, проклятий, огня и молний. Вдобавок они же поддерживают очень серьезный щит, который не из каждой пушки пробьешь, а запасов энергии в них больше, чем у пьяницы – пустых бутылок. Кираса может питаться праной владельца и тем чиниться, вдобавок отлично маскирует от поисковых чар, самонаводящихся заклятий и нематериальных сущностей. Есть привязка к хозяину, который ныне мертв.

-Неужели в Мексике находятся те, кто пытается подделывать артефакты вампиров? – В речи артефактора Олега зацепил только этот нюанс, поскольку об остальных свойствах трофея он и сам более или менее догадывался. Про данную страну в этом мире чародей знал маловато, но вполне достаточно, чтобы понять весьма сомнительный статус территорий, находящихся между США и Империей Крови. Вампирам они не принадлежали, но и люди на них тоже чувствовали себя не очень уютно. Раньше, в пору когда кровососов активно теснили вглубь Южной Америки европейские колонизаторы, там успела возникнуть и добиться независимости не самая маленькая страна, однако ныне она представляла из себя одни лишь руины, да полупустые города-призраки, в которых с наступлением темноты из домов было лучше не выходить даже в довольно крупных поселениях. – Зачем?!

-А зачем вместо головы единорога на стену вешают башку лошади, с которой химеролог поработал? – Вопросом на вопрос ответил гном, переходя к шлему покойного храмового стража. – Престиж, раздери этих фальсификаторов туннельные крысы. Так, здесь у нас череп пещерного змея, покрытый золотом. Изнутри нанесены цепочки вампирских рун, предназначенных для защиты разума и только для него одного. Впрочем, для таких матерых кровососов это стандарт, у них там менталом, внушениями и гипнозом только недавно поднявшиеся из могил птенцы не балуются.

- Привязки нет? – Уточнил Олег данный момент, который очень его волновал. Защита сознания очень бы пригодилась тому, чья душа пришла из иного мира в случае важных переговоров или встреч с какими-нибудь опытными менталистами. Пусть официальна наука этого измерения и отрицала телепатию, но чародей то знал, что возможность залезть ему в голову существует. Да и лишний козырь против тех, кто постарается подавить его волю, в хозяйстве пригодится.

-Нет, на такие шлемы её никогда не ставят. Защиту от запахов или вспышек видел, усилители зрения или слуха тоже, дополнительные барьеры бывали, а вот привязки за мои три сотни лет ни разу не попадалось. Не знаю уж, почему. Впрочем, ты на него губу не раскатывай, череп пещерного змея после превращения в артефакт так фонит некроэманациями, что если нацепить его поверх собственного, мозги за пару недель сгниют до состояния вонючей жижи, - откликнулся гном, переходя к копью. – А это у нас, значит, два в одном. И копье, и посох-накопитель, причем способный хранить как ману, так и прану. Вот только дерево, из которого он изготавливается, поливается исключительно кровью будущего хозяина оружия, а потому эта штука является почти его частью и со смертью владельца превращается в почти бесполезный мусор. Наконечник из алой стали еще можно очистить переплавкой, а вот дерево даже на дрова не годится, ибо стало ядовитым. Пепел его, кстати, как алхимический ингредиент – полное дерьмо. А вот праха вампиров, тем более таких старых, я бы прикупил…

-То есть эти штуки стоят тысячу золотых? – Уточнил Евдоким цену названых предметов, азартно облизывая губы и бросая косой взгляд в сторону Олега. Контрабандист понимал, что выложенные на стол предметы у его соотечественников отнюдь не единственные…И был бы очень не прочь заполучить себе маленькое состояние!

-Ну нет, признаю вещички любопытные, но целую тысячу за них я не дам. И никто не даст. – Гном принялся протирать свой каменный молоточек извлеченной из кармана тряпочкой. - Не в таком жалком состоянии – уж точно. Вот если бы вампиру чисто срубили голову, даже не поцарапав панцирь, то где-нибудь в Трансильвании вы, возможно, смогли бы получить подобную сумму и даже больше. Вот только где владения европейских кровососов и где мы?

-Понимаю, - дернул щекой Олег, который мысленно ужал ценность имеющихся у них со Стефаном сокровищ с «огромадной» до просто «очень большой». Нет, чародей и раньше догадывался, что желающих воспользоваться артефактами вампиров в первозданном виде найдется немного, но услышать подтверждение данной гипотезы от профессионала было печально. – И сколько же вы дадите за конкретно вот этот инкрустированный драгоценными камнями и костями магических тварей комплект из самородного золота холодной ковки, несущий отпечаток силы кровавых богов, учитывая его бедственное состояние? С условием, что я найду вам еще пять-шесть похожих, пребывающих в примерно аналогичном состоянии?

-Хм, - артефактор в задумчивости огладил свою длинную бороду, явно разрываясь между желанием получить куш побольше и возможность отпугнуть ценного клиента. – Восемь сотен. Ну, пусть восемьсот двадцать…Да! Восемьсот двадцать пять полновесных золотых динаров!

-Динаров? – Переспросил Олег и машинально положил ладони на рукояти топоров, увидев, что Евдоким как-то резко дернулся. Но капитан корабля не собирался набрасываться на своего пассажира, он просто хлопнул себя по лбу, явно чем-то очень и очень раздосадованный. – Каких еще динаров? Разве в Майами используют динары, а не обычные американские доллары?

-Я работаю с любой валютой и, раз меня попросили оценивать стоимость товара в динарах, то почему бы и нет? – Ехидно скалясь пожал плечами гном, переводя взгляд с одного человека на другого. – В конце-концов, перерасчет из-за разницы в весе монет и чистоте пошедшего на них металла сделать не так уж и сложно, а золото есть золото. И я – честный делец, который не нанимался участвовать в чужих аферах и авантюрах.

-Ну, мэтр Дирри…Просил же… И не жульничал я тогда в карты, не жульничал! И дочери вашей не подмигивал! – Почти простонал Евдоким, сморщившись так, словно залпом выхлебал по меньшей мере литр свежевыжатого лимонного сока. Однако, двигаться бывший лейтенант балтийского флота теперь предпочитал очень медленно и плавно, понимая, что дело очень скоро может запахнуть жаренным. Возможно даже жаренным капитаном контрабандистов. – Эй, Олег, не надо так хмуриться! Мы же договаривались, что я получу тысячу золотых, верно? Просто раз уж ты не уточнил, каких именно золотых, то я решил истолковать этот вопрос в свою пользу. В конце-концов, мне кораблем пришлось рисковать, а потраченные вами снаряды сами по себе монет на пятьдесят тянули!

-Динары, так динары. Ты прав. Мы, черт возьми, этот момент действительно не обговаривали! – Чародей тяжело вздохнул, смирившись со своим ограблением и убрал руки подальше от оружия, мысленно давая себе зарок как можно скорее распродать вампирскую часть их сокровищницы, приобрести на них какое-нибудь собственное транспортное средство и перегрузить туда оставшиеся артефакты. Подальше от чересчур жадных контрабандистов, что явно напрашиваются на сеанс косметической хирургии лица, выполненный при помощи кулаков и разных подручных предметов. – Но! Если ты вдруг преподнесешь еще один подобный сюрприз, то мы гарантированно поссоримся. Кстати, уважаемый мэтр Дирри, а какой у русских рублей курс по отношению к динару?

-Два с половиной к одному. А у доллара – аж все три. – С охотой поведал данную информацию гном, чем вернул Олегу уверенность в собственном финансовом благополучии. – Кстати, молодой человек, доспех храмового стража – это конечно хорошо, особенно если их несколько. Но по большому счету они не представляют из себя ничего выдающегося. А я, знаете, ли, очень жаден до всяких диковин. В конце-концов, легче всего развиваться настоящему мастеру в том случае, если он может видеть работу своих конкурентов. Так не завалялось ли у вас случайно чего-нибудь действительно интересного?

-Пожалуй, нечто подобное у меня действительно найдется, - осторожно ответил Олег, мысленно перебирая список своих трофеев и останавливаясь на траурном платье в европейском стиле, дополнением к которому служили ботинки и перчатки, а также полтора десятка колец, серьги, браслеты на руки и ноги, роскошный пояс и цепь с крупным кулоном в виде глаза с двумя зрачками. Раньше все это принадлежало вампирше, судя по всему переехавшей в Южную Америку из Европы, и эта особа была весьма сильна. Не настолько, как верховный жрец кровососов, но достаточно, чтобы один из погибших магистров жаловался на неё сразу после боя. – Однако, я не уверен, что подобные вещи стоит оценивать всего лишь в деньгах. Да и золото везде одинаковое в отличии от тех уникальных товаров, которыми так славится ваша страна и, в частности, народ гномов.

-Если это будет действительно нечто выдающееся, то я открою вам путь на склады, фабрики и верфи моего клана. – Понимающе кивнул артефактор, ведущий сделки с контрабандистами и потому вряд ли относящий к числу особо законопослушных. – Возможно, мы не самый богатый род северного побережья, но большая часть боевой техники Майами или оружия, которым вооружены его жители, появилась из наших мастерских.

Едва только платье погибшей вампирши было опущено на стол, как тот заскрипел под навалившейся на него тяжестью. Олег затруднялся сказать, из чего была сделана ткань, пошедшая на его пошив, но весила она явно больше, чем свинец того же объема. И прочность одежды её массе вполне соответствовала, во всяком случае, когда он только-только сортировал оставшиеся на песке трофеи и собирал оставшийся в них прах, то вытряхнул из складок несколько пуль, застрявших в кружевах, но так и не сумевших порвать даже одно из них.

-Так-так! – Азартно потер ладошки гном, прежде чем опять нацепить на себя телескопические очки и приступить к изучению артефакта. – Никак вы пересеклись с одной из дочерей дома Батори? Ну да, так и есть! Вот тут, на обороте юбки, расположено фирменное клеймо придворного портного этих аристократических кровососок!

-Больше похоже на какую-то демоническую морду, - хмыкнул Евдоким, разглядывая узор алых нитей, складывающихся в раззявленную зубастую пасть.

-А она и есть демон, - пожал плечами мэтр Дирри, пытаясь при помощи маленьких маникюрных ножниц отрезать себе хоть одну нитку с роскошных черных кружев. Но у него ничего не получилось даже тогда, когда гном налег на рукоять с достаточной силой, дабы одно из лезвий инструмента переломилось пополам. Однако, артефактора это ничуть не расстроило, и он тут же достал из кармана еще одни ножницы. Только теперь такого размера, что их половинки без труда сошли бы за боевые ножи даже без цепочек украшавших лезвия мелких рун. – Но это ничуть не мешает чертовой паучихе быть одним из лучших модельеров Европы. Жаль только, творения её попадаются редко…Не любит черная ткачиха отдавать изделия из своего собственного шелка…Ой не любит…И в качестве подношения кого-то меньшего, чем сильный подмастерье, не приемлет просто категорически!

В противостоянии платья и гномьего упрямства наконец-то победило последнее, и мэтр Дирри облегченно повалился на стул, сжимая толстыми пальцами маленький кусочек кружева, распрямившийся в почти невидимую тончайшую нить.

-Образец для лабораторного анализа, - пояснил он в ответ на заинтересованный взгляд Олега, утирая выступивший на лбу от натуги пот. – Чем и насколько серьезно это зачаровано, я вот так на глаз не скажу, слишком тонкая работа. Тут не просто отдельные куски материи являются якорями для энергетических конструкций, нити и магия являются единым целым и каждый клочок платья должен иметь те же свойства, что и все оно целиком. Шедевр! Настоящий шедевр! Если не секрет, как вы его хозяйку вообще убили? У меня есть серьезные сомнения, что обладательницу такого платьишка и заклинания шестого ранга сразу возьмут.

-Сам я это время дрался с храмовыми стражами, а потому ничего определенного сказать не могу, поскольку не было времени глазеть по сторонам...- Уклончиво протянул Олег, пытаясь хоть как-то обосновать то, что он пережил встречу с подобным монстром. – Но на голове вампирша носила широкополую шляпку в тон платью с тонкой вуалью. Очень тонкой почти прозрачной вуалью. Куда потом делся данный головной убор – не знаю, найти его так и не получилось.

-Что ж, видимо старая добра классика в виде точного удара в забрало, которое из соображений комфорта и моды почти всегда делают гораздо более уязвимым, чем остальная часть латных доспехов, никогда не устареет. – Довольно покивал каким-то своим мыслям гном, а после быстренько пробежался по перчаткам, сапогам и поясу вампирши. – Обувь позволяет какое-то время летать без затрат собственных сил, перчатки похожи на накопитель праны, пояс создает довольно специфическую волну, прокатывающую по телу носителя и, скорее всего, являющуюся чистящим заклинанием. Предположу, что эти украшения принадлежали хозяйке одежды?

-Разумеется, - подтвердил Олег, мысленно поражаясь мастерству бородатого коротышки. – Что вы можете сказать по ним?

-В ручных браслетах плетения школы огня, ранга четвертого, в ножных – воды примерно той же мощи. Вот эти три кольца – накопители, у тех двух камни пустотелые и содержат внутри яды. Каждая из серег – отдельная защита от солнца. Похоже, она его очень не любила, раз так перестраховывалась. – Мэтр Дирри принялся молниеносно сортировать лежащую перед ним бижутерию. Единственным предметом, вызвавшим у него заминку оказался медальон в виде глаза с двумя зрачками. - Кулон…Хм. А вот тут чего-то сложное, подозреваю пространственную магию, для хоть какой-то определенности исследовать надо. Остальное – ключи для быстрого открытия зачарованных замков или прохода в места, где действуют мощные чары.

-И какова же будет примерная стоимость этой одежды и украшений? – Уточнил Олег, старательно удерживая невозмутимое выражение лица.

-Дорого, очень дорого, - обрадовал чародея эксперт по артефактам, отцепляя от своей бороды запутавшуюся в ней сережку. – Окончательной оценки вот прямо сейчас дать не могу, мне надо посоветоваться со старейшинами…Но десять тысяч долларов за одно лишь платье я, если понадобится, из клановой казны лично вытащу.

-Ты его английской королеве дарить собрался, что ли?! – Вырвалось у Евдокима от озвучивания цены всего лишь на один артефакт, и Олег точно понял, что с корабля контрабандистов надо уходить как можно быстрее. Не удержится бывший лейтенант балтийского флота от соблазна, никак не удержится.

-Нет, даже для фрейлин королевы Альбиона поношенное – это все-таки моветон… Если, конечно, речь не идет о какой-нибудь легендарной реликвии. - Вполне серьезно задумался гном. - Но вот парадно-боевую мантию для какого-нибудь молодого магистра, со склонностью к темным искусствам, из этого платья сделать можно. Ткань, конечно не металл, чтобы так уж свободно можно было изменить форму изделия без нарушения работы его чар, однако и не с такими материалами работать приходилось…

-Что ж, если оно настолько вас заинтересовало, я не вижу никаких преград для того, чтобы заключить сделку с вашим кланом уже сегодня. В конце-концов, время – деньги! – Решил Олег не искать более выгодных покупателей. Гномы так гномы…Молва, конечно, выставляла коротышек довольно таки жадными, но в тоже время привыкшими держать свое слово расчетливыми существами. Для того, кто живет несколько сотен лет, наживаться на обмане молодого сильного мага – очень невыгодная стратегия. Поскольку века так через полтора-два и самого бородатого жадюгу и его родственников может похоронить прямо в их подземных хоромах припомнивший старые грешки магистр. – Предлагаю сразу взять оставшиеся восемь комплектов брони храмовых стражей вместе с ранее принадлежавшими им украшениями и отправиться на континент. Пока вы проводите исследование и комплексную оценку наиболее сложных артефактов, я посмотрю, что из ваших товаров и в каком количестве смогу принять в качестве оплаты. Потом окончательно обсудим условия сделки и, может быть, дальнейшее сотрудничество. Я весьма заинтересован в поставках американских товаров, в частности алхимреакторах и техномагическом оружии, а также деталях для них. Настолько заинтересован, что в будущем могу организовать регулярные рейсы по закупке крупных партий, поставляя взамен алхимическое или магическое сырье из Сибири.

Олег плоховато разбирался в финансовых вопросах, но все же на достаточном уровне, чтобы понимать – деньги не должны лежать мертвым грузом. Проесть можно любое состояние, а рано или поздно, чародей намеревался вернуться в Россию. И при наличии сложных техномагических устройств, самыми главными из которых являлись алхимреакторы, преобразовывающие топливо в эфир, пригодный для питания рун, волшебник рассчитывал наладить производство летающего транспорта в рекордно короткие сроки. А спрос на него в самой большой стране мира, где вместо дорог одни лишь направления, имелся большой. Просто гигантский! Да и соседи в том же Китае оторвали бы подобный товар с руками, несмотря на разруху вызванную войной. У слабенького чародея бизнес аристократы обязательно бы отжали тем или иным способом…Но сейчас, после резкого роста способностей к волшебству и появления большого количества хорошего оружия и мощных артефактов, можно было бы и попробовать пободаться с теми из слишком жадных до чужого добра бояр, которых конкуренты выпихнули из уютной и безопасной Москвы в голодную и дикую Сибирь. Особенно если не пытаться гордо отстаивать свою абсолютную независимость, а заносить разумную часть прибыли кому-нибудь вроде архимагистра Саввы, с точки зрения русских законов являющегося хозяином всего Дальнего Востока и прямым начальником Олега.

-Прошу подождать полчасика, вызову вооруженный эскорт, чтобы он сопроводил нас до резиденции клана. – Поднялся со стула мэтр Дирри. – Все-таки ценность данных предметов требует к себе серьезного отношения…Не то, чтобы у нас в Майами проблем с преступностью было больше, чем в других крупных городах, но мало ли что.

Судя по летучему броневику, который появился всего через двадцать минут, криминогенная обстановка в Америке действительно оставляла желать лучшего. Нет, Олег повышенную безопасность себя лично и своих финансовых активов всячески одобрял, но все же ему казалось, будто стометровое покрытое листами зачарованной брони стальное чудовище, у которого не было открытой верхней палубы или хотя бы иллюминаторов – это немного перебор. Более напоминающая угловатую подводную лодку чем обычный дирижабль машина среди других летучих кораблей выглядела как настоящий автомат, положенный посреди детских игрушек. Даже два больших баллона, помогающие магии поддерживать в воздухе эту груду металла, не меняли общего впечатления. Не то виновата была покрывающая их крупная чешуя, сорванная не то с морского змея, не то с дракона, не то с еще какой-то подобной твари, то ли пулеметные башенки на вершинах емкостей для горячего пара. Более крупные калибры у этого плюющего на гравитацию передвижного бастиона тоже имелись. Нашлепки вращающихся турелей равномерно покрывали его корпус, и торчащие из них стволы явно принадлежали не примитивным пушкам, а вполне себе современной артиллерии. Экипаж своему транспортному средству соответствовал: закованные с ног до головы в стальные латы низкорослые широкоплечие матросы казались карликовыми ходячими танками, а за плечами каждый из них носил нечто, подозрительно напоминающее пулемет с дисковым магазином патронов эдак на двести.

- У вас много скорострельного оружия, в том числе и крупнокалиберного, - заметил Олег, уже после того как гномы-матросы загрузили предназначенные для продажи артефакты в ящики с удобными руками для переноски и скрылись внутри летучего корабля, а они вместе с артефактором поднялись по трапу и оказался внутри судна…Об потолок которого он периодически стучался шлемом. Гномы то ли на этапе строительства машинально сделали все расчеты исключительно под свои габариты, то ли специально сотворили палубы такими, чтобы представителям более крупных рас внутри было как минимум неудобно. – Свое производство?

- О да, - с достоинством огладил свою длинную бороду Мэтр Дирри. – Нет ничего лучше, чтобы без магии остановить на подходящей позиции стаю нежити…Или толпу какого-нибудь вооруженного отребья. Намереваетесь заказать партию пулеметов?

-Только в том случае, если к ней получится прикупить линию для производства патронов. И нанять бригаду мастеров, что помогут их запустить и обучат моих людей обслуживать машины. – Тяжело вздохнул Олег, вспоминая крайне печальное состояние промышленности той сибирской деревни, где остались его жена и сын. Впрочем, на фоне окружающих территорий она казалась чуть ли не индустриальным центром – там делали топоры, пилы и гвозди! А в большинстве оружейных магазинов вершиной технического прогресса являлся всего лишь револьвер. И стоил он безбожно дорого. – Боюсь, на моей родине наблюдаются серьезные проблемы с квалифицированным персоналом. Во всяком случае, на серьезном удалении от столицы или крупных государственных заводов. А во время боя патроны будут уходить в таких количествах, что просто жуть. Я ничуть не сомневаюсь в ваших производственных возможностях и способностях удовлетворить любой спрос, но перевозка боеприпасов через полпланеты может сделать применение подобного оружия банально не выгодным!

-Я вынесу этот вопрос на обсуждение, но успеха не гарантирую. – Предупредил чародея гном-артефактор. – Впрочем, отчаиваться тоже не спешите. Возможно, у нас и найдется какой-нибудь амбициозный подмастерье, который посчитает приемлемыми риски подобного путешествия. А что еще из техники или оружия вас интересует помимо алхимреакторов?

-Летучий корабль среднего класса, предпочтительно хорошо вооруженный грузовоз. – Мелкое летучее судно Олег мог сделать и сам, а вот с чем-то более крупным начались бы…Проблемы. С расчетом необходимой прочности палубных переборок чародей бы справился с грехом пополам, просто взяв все нужные параметры с запасом. В конце-концов, в столь опасном мире лишняя прочность будет полезнее, чем несколько сэкономленных кубометров внутреннего пространства. Но вот обеспечить судну защитные барьеры или согласовать работу рун на его корпусе так, чтобы они при резких рывках не разрывали его корпус на части было куда сложнее. – И команду из десятка автоматронов к нему для тяжелых работ и первой линии обороны при абордаже. Можно больше, с техническим обслуживанием их или магической энергией для работы не должно иметься проблем.

-Автоматронами мы не занимаемся. Зачем вообще нормальным людям эти металлические истуканы, которые то ломаются, то тупят, то вообще бунтуют? – Удивленно посмотрел на него гном-артефактор. – Для перетаскивания грузов или опасных работ лучше возьмите пару големов. Можно дистанционно управляемых, можно пилотируемых, у нас есть всякие. В том числе и достаточно маленькие, чтобы без проблем перемещаться внутри кораблей.

-Ну, эти тоже пригодятся, - не стал спорить Олег, внутренне удивляясь подобному предубеждению со стороны гнома против магических роботов. В России подобных полуразумных или вообще полностью волшебных разумных механизмов, некоторые из которых даже имели документы и гражданство, насчитывалось не сказать, чтобы много…Но работать с ними чародею доводилось. Более того, одна подобная машина и научила его строить простейшие летающие корабли, а потом долгое время занимала офицерскую должность в вольном отряде, пока не пала в бою. И чародей никогда не слышал, чтобы на автоматронов жаловались больше, чем на людей, скорее уж наоборот. Самые неудачные из подобных конструктов, конечно, страшно тупили…Но это с лихвой компенсировалось их силой, безграничной выносливостью, неприхотливостью и практически абсолютной верностью полученным приказам, даже если те являются откровенно самоубийственными.

Глава 16

О том, как герой чудом избегает купания, наблюдает больных людей и понимает цену прогресса.

На просьбу устроить небольшую экскурсию по цехам, в которых производят оружие и технику, гномы недолго думая ответили положительно. Работали на их фабриках не столько сами бородачи, сколько представители человечества и других рас, а число сотрудников измерялось тысячами. Ну, какая ж тут секретность? К тому же приставленным к столь важному гостю коротышкам, похоже, и самим не терпелось похвастаться достижениями клана перед чужаком. Свиту чародею составляло аж целых пять нелюдей. Мэтр Дирри, похоже взявший на себя ответственность за все контакты с русским боевым магом, его личный помощник, одни из фабричных инженеров, да парочка охранников, чья покрытая рунами броня если и уступала доспехам храмовых стражей кровавых богов по содержанию в ней золота, то не слишком значительно.

-Самое главное в нашей работе – это металл! Даже одной только стали существуют сотни и тысячи разных марок и в производстве любого сложного устройства используется, по меньшей мере, несколько из них! – С жаром доказывал Олегу инженер, представивший таким сложносоставным именем, что чародей его решил даже и не пытаться произнести. И решил, что родители данного рыжего коротышки, у которого в отличии от большинства сородичей никакой бороды и в помине не было из-за возможности контакта лишней растительности на лице с открытым огнем или попадания её в движущиеся части станков, не очень хотели ребенка, раз назвали его Эйфудоидокуюкеглином. – Некоторым деталям нужно больше твердости, другим упругости, третьи должны хорошо принимать в себя магию, поскольку обязательно подвергнутся зачарованию, а четвертым суждено всю жизнь находиться снаружи производимых нами машин, и потому им ну никак без повышенно сопротивления ржавчине и перепадам температур!

-Да, мне это хорошо известно, - согласился Олег, внимательно оглядывая помещение, куда его привели, оказавшееся производственным цехом. И, надо сказать, он впечатлял. Вдоль ближайшей стены исполинского здания громоздились штабели металлических листов и отливок, которые громадные големы перетаскивали на ту или иную конвейерную ленту, увозившую их к станкам. Чародея порадовал вид машин, полностью лишенных какого-либо оружия или брони и напоминающих громадные искусственные скелеты с болтающимися внутри реберной клетки пилотами. Может человекоподобные конструкции и мало напоминали погрузчики его родного мира, однако выполняли ту же функцию и для сражений ну никак не предназначались. В ближайшем углу кипело и булькало нескольких наполовину погруженных в пол чанов с расплавленным железом, видимо требующимся на те детали, обрабатывать которые предстояло в горячем виде. – Чтобы получить материалы с требуемыми характеристиками из обычной стали вы должны использовать присадки, например вольфрам или молибден. Или весьма специфическую алхимию, изменяющую внутреннюю структуру заготовок. Ну, во всяком случае, этими двумя способами и их комбинацией чаще всего пользуются у нас, в России.

Делегация, возглавляемая инженером, неторопливо подошла к одному из чанов с кипящим металлом, окруженным десятками людей и гномов, а также несколькими машинами. Облаченные в защищающие от жара спецовки бородачи стояли на чем-то вроде мостиков и перемешивали расплав при помощи нескольких тугоплавких щупов, периодически забрасывая в него при помощи ковшиков какие-то добавки. Люди же оказались все поголовно снаряжены двуручными молотами с длинными рукоятями и исполняли нечто вроде ритуального танца, по очереди подходя к емкости и нанося ей сильнейший удар в одну из накладок на боках. Смысл этого действия от Олега пока ускользал, но в магическом зрении становилось видно, что данные точки являются пересечением покрывающих бак расплавом энергетических линий. Да и инструменты имели довольно оригинальную ауру, в которой мана соседствовала с праной, словно они являлись живыми существами. Парочка пилотируемых големов подтаскивала все новые и новые порции угля к краю ямы, в которой покоилась большая часть основания чана и полыхал огонь. А автоматрон, пожалуй самый большой из когда-либо попадавшихся на глаза Олегу, обходил эту своеобразную печь по кругу, подбрасывая топливо в жадную пасть пламени. Закопченный до черноты волшебный робот являлся настоящим гигантом среди себе подобных, в нем было по меньшей мере четыре метра роста, да и ширина высоте почти соответствовала. Правда, русский боевой маг как-то привык видеть у подобных машин тщательно сделанные человеческие лица, в некоторых случаях способные даже на мимику, а у этого конструкта не было ни носа, ни даже рта. Только две узкие щелки глаз, в глубине которых угадывался стеклянный блеск.

-У нас используют те же самые методы, причем практически всегда – совместно, - с азартом закивал рыжий гном, облаченный в спецовку, один в один напоминающую костюм мэтра Дирри. Только инструменты, торчащие из карманов жилетки, были куда большего размера. – Создание нужных сплавов позволяет многое, но это дороговато. К сожалению, заполучить действительно качественные присадки не так-то просто. Алхимическое же преобразование позволяет почти любой материал подогнать под нужные характеристики, однако чем сильнее должен конечный результат отличаться от исходного сырья, тем выше затраты энергии и больше шансов, что чего-то пойдет не так, а вместо дорогостоящей продукции мы получим брак или в лучшем случае…

Лишь благодаря своей способности заранее предчувствовать опасность Олег остался жив, когда автоматрон приблизился к их группе и внезапно махнул своей длиннющей металлической лопатой, словно клюшкой для гольфа. Нет, сам удар лишь в последний момент упавший ничком чародей наверняка бы пережил, но так как стоял они теперь почти у самого края огромного чана с расплавленным металлом, то последствия попадания грозили стать куда более неприятными, чем несколько сломанных ребер или отбитые внутренности. Защитные амулеты или впитывающая магию кираса ничем бы не смогли помочь в ванне из кипящей стали, а повышенная выносливость одаренного лишь растянула бы агонию на несколько мучительно долгих секунд. Во всяком случае, полный невероятной боли вопль гнома-охранника, в которого и пришелся чудовищной силы удар лопаты, легко оторвавший от пола облаченное в тяжелую броню тело, оборвался далеко не сразу. Видимо бородач отличался действительно хорошим здоровьем, а потому не помер сразу от шока, вызванного соприкосновением своей плоти с бурлящим расплавом и орал до тех пор, пока ужасный жар не запек его заживо. Разглядывать подробности русскому боевому магу было некогда, он оказался слишком занят тем, что пытался остаться в живых.

-Подстава?! Коротышки не хотят расплачиваться за притащенные к ним артефакты и решили попросту избавиться от клиента, которому должны груду золота?! – Мелькнули в голове Олега лихорадочные мысли, пока он на всей доступной скорости отлетал в сторону, даже не вставая обратно на ноги. Благо левитационные пластины могли двигать его тело в любом направлении и для использования их даже не требовалась такая же серьезная концентрация, как для телекинетического усилия, способного поднять в воздух человеческое тело. – Да нет…Не похоже. Они уже троих потеряли.

Второй из попавших под удар обезумевшей машины гномов, бывший спрыгнувшим с мостков сталеваром, схлопотал по голове удар тяжеленным металлическим кулаком, и хотя прочность его костей несколько превосходила человеческую, но череп нелюдя раскололся словно орех. Третьей жертвой механического маняка стал помощник мэтра Дирри, который оказался мимоходом зацеплен ударом лопаты и, не удержав равновесия рухнул вниз, а теперь медленно поднимался. На него автоматрон-убийца просто наступил, кроша своей металлической ступней позвоночник и обе лопатки в мелкую труху, а заодно раздавливая в кашу сердце и легкие. Олег мысленно потянулся к магическим механизмам гиганта, пытаясь взять их под контроль или хотя бы заставить сбоить, однако его воля столкнулась с ожесточенным противодействием. Это чем-то напоминало попытку удержать в руках пойманную прямо в воде и отчаянно бьющуюся рыбу, всю покрытую скользкой чешуей. Вроде и человек намного сильнее какого-нибудь подлещика, пусть и крупного, но почему-то тот из хватки вполне себе успешно ускользает в считанные мгновения.

Работники мудро не стали корчить из себя героев и активно разбегались в разные стороны, побросав инструменты прямо на пол, чтобы ничего не мешало им улепетывать. Причем в их число и вошел один из пилотов со своим големом, а второй хоть и поднял руки в подобии боксерской стойки, но в бой не лез. Колобком откатившийся на безопасное расстояние мэтр Дирри направил на убийцу своих родичей короткий жезл, из которого изверглись плети молний, но автоматрон неожиданно ловко нырнул за чан с расплавленным железом и тем практически полностью избежал атаки. Пара стеганувших его разрядов разве только слой копоти с магической машины слегка сбили. Наконец-то поднявшийся на ноги Олег машинально схватился за револьвер, но потом разжал пальцы, убирая их с рукоятки оружия. Не то, чтобы пули не могли повредить магическому роботу…Просто у них бы не получилось остановить его быстро. А для своих габаритов двигался этот стальной гигант довольно шустро. Пламя или удары телекинезом для существа, не чувствующего боли и не имеющего уязвимых мест, тоже не особо страшны. Однако имелось в арсенале волшебника и еще одно оружие, которое самой своей природой предназначалось для максимально быстрого уничтожения все и вся. Сила смерти. Покрепче схватившись за посох, с которым он теперь практически не расставался, волшебник попытался собрать воедино рассеянные в пространстве эманации некроэнергии…И внезапно осознал, что это ему удается, причем очень легко, поскольку их тут много. Слишком много для всего-то трех погибших гномов, даже если скрывающийся с другой стороны чана автоматрон успел пришибить еще кого-нибудь.

-Ох, не нравится мне все это, - прошипел чародей, над правой ладонью которого теперь плыл в воздухе крупный сгусток некроэнергии, напоминающий застывший в воздухе светящийся студень ядовито-зеленого цвета, а после принялся по широкой душе оббегать чан с расплавленным металлом. Автоматрон никуда не делся и он определенно ждал того, что его попытаются уничтожить. И готовился, а потому ударили они с чародеем почти одновременно, разница составляла какие-то жалкие доли секунды. Сгусток силы смерти расплескался о грудь металлического гиганта, мгновенно заставляя немалую часть корпуса покрыться быстрорастущими язвами и осыпаться вниз пылью и хлопьями ржавчины. Однако, человекоподобный конструкт стойко перенес этот удар и длинный щуп, предназначенный для перемешивания расплавленного металла, пронзил воздух как стрела, когда оказался брошенным вперед со страшной силой. За первым импровизированным дротиком последовали второй и третий. Попадание подобных снарядов запросто вывело бы из строя легкобронированную боевую технику, однако Олегу они оказались практически не страшны. Силой мысли чародей, немало тренировавшийся в телекинезе и вполне заслуженно гордящийся своим высоким контролем, слегка подправил траекторию полета этих отнюдь не идеальных с точки зрения аэродинамики предметов. И тяжеленные металлические пруты ткнулись в бетонный пол цеха, глубоко расколов его в местах попаданий.

Грохнуло короткоствольное ружье в руках уцелевшего гнома охранника, который видимо наконец-то вспомнил, кем работает. Оружие явно было техномагическим, поскольку вылетевший из ствола заряд пылал яростным красным огнем, горящим достаточно жарко, чтобы плавить железно. И пришелся выстрел не куда-нибудь, а прямо в грудь автоматрона, уже подточенную зарядом некроэнергии. Корпус машины, без сомнения, мог похвастаться выдающейся прочностью, да и внутренняя начинка была куда более твердой, чем мягкие человеческие ткани…Однако у всего имелся свой предел. Зашатавшись и сделав два шага назад, четырехметровый гигант, из груди которого валил дым и вылетали искры, взмахнул руками в тщетной попытке удержаться на ногах и картинно грохнулся лицом вниз, чтобы уже подняться. Секунд пятнадцать-двадцать магическое подобие робота еще дергалось, но силы стремительно покидали искусственное тело и вскоре то замерло, окончательно выйдя из строя. Во всяком случае, когда приблизившийся мэтр Дирри хлестнул его молниями из своего жезла, единственным результатом действий артефактора стал легкий запах озона в цеху, почти незаметный на фоне иных витающих там ароматов.

-Какого черта тут происходит? – Озадаченно спросил сам себя Олег, в воздухе перед которым уже мерцал новый сгусток некроэнергии. И его получилось создать настолько быстро и просто, словно чародей находился на поле боя, кладбище или хотя бы больнице, где пациенты как мухи дохнут. Конечно, можно было бы все списать на рост способностей…Однако, он не создавал данную агрессивную субстанцию из своей магии. Хотя, наверное, смог бы при желании. Ядовитая для всего живого сила оказалась именно собрана из окружающей среды. Переведя взгляд на поверженного металлического гиганта, волшебник озадачился еще больше. В последние секунды своей жизни, ну или существования, автоматрон решил потратить остаток сил на то, чтобы оставить миру послание. Несколько смазанное и нечеткое, но тем не менее вполне различимое. Пальцы правой руки магического робота выцарапали на бетонном полу несколько букв английского алфавита, складывающиеся в слово «Нанависть».

С уничтожением автоматрона переполох в цеху не затих, а скорее наоборот, лишь начал набирать обороты. Гномы-сталевары орали на людей, которые пытались оправдываться. Откуда-то прибежавшие мастера из числа коротышек орали на своих учеников и подручных, перемешивавших металл в данном чане, а те огрызались как могли. Мэтр Дирри вопил на своего выжившего охранника, который должен был разделать какого-то автоматрона под орех, но почему-то слишком долго медлил и тупил, а добивший магического робота бородач сцепил зубы намертво и чего-то неразборчиво через них бормотал, явно с трудом перебарывая в себе желание набить скандальному артефактору морду. Голосила над телом с раздавленной грудью непонятно откуда появившаяся невысокая коренастая женщина, по всей видимости, являвшаяся матерью погибшего.

-У него внутри так мало драгметаллов? – Удивился Олег, наблюдая за тем, как вернувшиеся големы-погрузчики волочат куда-то вдаль массивное металлическое тело с напрочь развороченной грудью. Внутренности автоматрона успели изрядно оплавиться под воздействием некроэнергии и выстрела зачарованным боеприпасом, однако же чародей достаточно навидался пострадавшей в бою техники этого мира и потому мог с уверенностью заявить – наблюдая им картина аномальна. Среди обломков полностью отсустовали золотые паутинки энерговодов. Серебра имелось чуть-чуть, буквально считанные капли, а ведь в русской технике из него целые детали выплавляли. Полудрагоценные камни имелись, но какие-то мелкие и мутные. – Хм, что-то мне это напоминает…Чего-то я про такое читал…

-Какого дьявола, Оллин?! – Дикий ор мэтра Дирри заглушил собой все остальные звуки. – Тебе было мало прошлых случаев?! Когда до тебя, скудоумного идиота, дойдет, что при создании автоматронов, которые должны проработать дольше чем пара лет, можно использовать только добровольцев?! Иначе, если у него проклюнется собственная личность, основой для неё запросто может стать желание мести!

-Да нету разницы, создают автоматронов старым способом или новым! Только если использовать выкупленного из тюрьмы заключенного, то хоть на сердечник особо тратиться не надо! – Ничуть не тише орал на артефактора действительно старый гном, при ходьбе опирающийся на клюку и закутывающийся в свою длинную белую бороду как в шарфик. А Олег наконец-то сообразил, чем данный магический робот отличался от тех, с которыми чародей уже имел дело. Эти волшебные роботы использовались уже далеко не первое столетие, но первоначально их изготовление требовало жертвы, отдающей свою жизнь расплавленному металлу. Позднее процедуру усовершенствовали, и стало хватать лишь отпечатка личности на заготовке, что значительно повысило послушность машин. Но и вызвало некоторое удорожание создания подобного конструкта, ведь смертник в большинстве стран обходился дешевле, чем энное количество золота и серебра. Однако, в соревновании цены и качества столь необычных существ быстро победило последнее, поскольку их хозяева не горели желанием однажды ощутить хватку железных пальцев на своей шее. Все-таки если атака подобного бунтаря оказывалась неожиданной, вот как сейчас, то защититься от неё не всегда мог и младший магистр. – Помнишь, что было два месяца назад? Мастерскую оптики потом два дня чинили после пожара!

-Помню! – Не желал сдаваться или понижать голос артефактор. - И того автомтарона тоже делал ты!

-Вот именно! А образцом для его матрицы был доброволец! – С возрастом, очевидно, голосовые связки гномов практически не теряли своей эластичности. Даже молодой и здоровый человек на месте обладателя длиннющей бороды уже бы охрип, а тот как ни в чем не бывало продолжал драть глотку. – Я сам проводил ритуал! Лично! Даже без помощников! Да этот калека безрукий целых шесть раз участвовал в подобных процедурах – и все остальные машины сбоят и артчатся ничуть не меньше сделанных старым способом!

-Калека?! Шесть раз?! Ты выжил из ума, окаменевшее дерьмо буйвола! - Артефактор попытался вцепиться в своего оппонента, но был оттащен другими сородичами. – Да уже на второй пойдет только тот, у кого башка не совсем в порядке, поскольку эту боль просто нельзя забыть! Ты хоть можешь себе представить, что испытываешь, когда душу на несколько минут вытаскивают из тела, чтобы отпечатать на расплавленном металле?! Еще скажи, что он руки потерял где-нибудь на фабрике, а потому ненавидел нас от всей души!

Продолжение склоки двух без сомнения почтенных гномов, заодно являющихся акулами капитализма в самом плохом смысле слова, Олег не стал слушать, вместо этого решив присмотреться поближе к рабочими данного цеха. Уж очень его их инструмент заинтересовал…И интуиция подсказывала оракулу-самоучке, что сделанные в ближайшем будущем открытия еще больше уронят его мнение о новых торговых партнерах.

-Любопытно, - чародей приподнял брошенный кем-то молот и принялся изучать этот инструмент. Он целиком был сделан из металла, но полая рукоять несколько снижала вес конструкции и потому обычный человек все же мог им размахивать, пусть и с некоторым трудом. Однако куда больший интерес привлекали глубоко вырезанные на его ударной части руны, некоторые из которых чародей уже раньше неоднократно видел. На медицинских артефактах, предназначенных для перекачивания жизненной энергии от одного объекта к другому. Только эти явно имели очень низкий коэффициент полезного действия, поскольку волшебство в них едва чувствовалось. – Удар явно нужен для активации, и тогда капелька жизненной энергии того, кто держит рукоять перейдет…Чану? Или кипящему внутри него металлу? Но для чего это нужно?

Осторожно приблизившись к емкости, где до сих пор кипела сталь, из которой теперь безуспешно пытались выловить одного невезучего гнома, чародей принялся с дистанции в пару метров изучать нашлепки, куда рабочие колотили молотами. Как и следовало догадаться, они тоже являлись своеобразными артефактами, только заточенными на прием жизненной энергии, которую трансформировали во…Что-то. Чародею не хватало знаний, чтобы понять, какой именно эффект должны оказывать данные куски зачарованного железа, однако немного поразмыслив он все же догадался о их предназначении. Алхимия! Жизненная энергия питала печати, предающие жидкому металлу новые свойства, которых можно было бы ожидать от сложного сплава, а не от обычной стали. А работники с молотами служили источниками энергии для процесса преобразования, примерно такими же, как пылающий под чаном уголь.

-Переутомление, истощение, истощение, а у этого вообще деградация внутренних органов началась, судя по цвету лица и состоянию ауры, - Олег словно случайно прошествовал вдоль строя людей, сканируя состояние их здоровья. И оно лишь в очень редких случаях поднималось выше отметки «удовлетворительно»! Возможно, его действия могли бы обнаружить внимательные наблюдатели, но если за ним сейчас и следили, то что с того? Его чары ведь вреда никому не несли, скорее уж наоборот, могли быть использованы во благо работников, ведь пойманную на ранних стадиях болезнь лечить всегда легче, чем какой-нибудь запущенный случай. Если, конечно, у этих американцев найдутся деньги на какого-нибудь доктора. Увы, но этот мир являлся очень жестоким и, при отсутствии финансов, запросто можно было бы услышать от врача: «ложись и помирай, голодранец!» Или даже нечто еще более грубое. – У этого чего-то с легкими, вон тот имеет проблемы с иммунитетом, раз весь покрыт бородавками и папилломами, самый дальний вроде бы здоровый, но он тут кажется наиболее молодым и, наверное, просто пока не успел себе организм испортить.

Снижение количества праны, возникающее при не слишком тяжелых ранениях, болезнях или при наступлении старости, было для человеческого организма не слишком опасно и где-то даже естественно. Ну, примерно как обилие молочной кислоты в мышцах или сбившееся дыхание. Неприятно, но в общем-то нет повода для паники. Легкая утомляемость, сопутствующая подобному недугу, устранялась элементарными средствами, которые в живых существах закладывались чуть ли не на уровне безусловных рефлексов. Немного отдохнуть, не помешало бы плотно поесть и хорошо поспать, в крайнем случае, отлежаться где-нибудь в покое несколько денечков – и проблема исчезнет сама собой. Другое дело, когда недостаток жизненной энергии являлся слишком сильным…Или по какой-то причине становился хроническим. Результат был немного похож на недостаток кислорода, который кровь разносит по телу. Ткани тела начинали хуже работать, сбоить и, рано или поздно, вообще принимались умирать и разлагаться. Обычно, следуя незыблимому правилу: где тонко там и рвется, первыми выходили из строя те участки человеческого организма, которые и без того находились не в лучшем состоянии. Пропитая печень например или забитые никотином легкие.

-О боже, парни, нам каюк! – Усилив слух Олег смог без труда подслушать о чем говорят между собой рабочие. Тем более, ругающиеся друг с другом гномы в порыве чувств, ну или чтобы не делиться с посторонними какой-то личной информацией, перешли на свою родную речь, которую из людей мало кто понимал. – Нас точно выставят виноватыми и обвешают штрафами! А я и так целых четыре смены с красным инструментом отработать должен в наказания за опоздания и то, что пару раз дневную норму выполнить не смог!

-Не дрейфь, Джонни, - ободрил паникера другой рабочий. – Взбесилась железяка, напала, кого-то там убила…Мы при чем? Ни ты ни я её даже не трогали, не говоря уж о том, чтобы копаться внутри или отдавать автоматрону какие-то приказы. Пусть наши бородатые боссы спрашивают с тех умников, которые техникой занимаются!

-Вот-вот! – Поддержал его самый молодой из присутствующих здесь молотобойцев. – Наше дело маленькое, таскать чего укажут, да стучать куда прикажут. А с техникой пусть заводские колдуны разбираются, зря что ли деньги лопатой гребут и на нашей крови жируют!

-Тихо ты! – Цыкнул на него мужчина, имеющий судя по состоянию ауры, проблемы с легкими. – Может гномы-механики их ученики-колдуны и получат по шее, а может и правда отбрешутся и нас каким-то образом стрелки переведут…А вот если кто услышит, что ты такие вещи говришь, то точно от взыскания не отвертишься! И либо плати штраф размером в пару месячных зарплат, либо бери в руки красный инструмент и еще пару смен с ним отрабатывай!

-Или вообще дадут черный, как мне или бедняге Сэму. – Покрытый бородавками и папилломами мужчина, кивнул в сторону того из рабочих, чья аура выглядела хуже всего, свидетельствуя об очень скверном состоянии здоровья. Пожалуй, Олег бы уже прямо сейчас дал ему инвалидность и отправил подальше из цеха, пока тот не помер прямо на рабочем месте. – Даже один чертов час, который ты будем держаться за рукояти этих проклятых инструментов, принесет тебе столько же проблем, сколько чертов год на рудниках. Я уже десять тысяч раз проклял тот день, когда не смог сдержать себя и с кулаками кинулся на мастера, лишившего меня квартальной премии всего лишь за случайную искру, отлетевшую ему в бороду…

-Джентльмены, поправьте меня, если я ошибаюсь, - Олег решил вступить в их беседу, чтобы прояснить парочку не до конца ясных ему моментов. Про то, что в США инструменты подвергаются дифференциации по цветам, он уже знал. Читал, когда изучал объявления в Сиэтле. Вот только смысл этого разделения раньше был ему абсолютно непонятен, да и сейчас пока оставались некоторые сомнения. – Но ведь ваши молоты считаются белым инструментом? То есть самым лучшим или правильнее сказать, наименее травмирующим?

-Да, мистер, все так и есть, - осторожно покосился на него один из рабочих. Общение с посторонним явно не доставляло ему удовольствия, но и не ответить сильному чародею он видимо опасался. А с кем-нибудь другим Олега перепутать было сложно тем, кто своими глазами видел схватку с автоматроном и то, как гномы водили его туда-сюда в качестве почетного гостя. – Это хороший и правильный инструмент для белых людей. Им можно пользоваться до самой старости и тебе ничего не будет. Если повезет. А если силы и начнут покидать тело, то это случится нескоро. Лет в пятьдесят или даже пятьдесят пять, когда так и так помирать пора.

-А красный? – Чтобы подбодрить своего собеседника, который явно знал об опасности использования высасывающей понемногу прану кувалды, Олег телекинезом выудил из кошеля серебряную монету и переправил её прямиком в руки рабочего. – Он ведь работает лучше, но в то же время вреден для здоровья?

-Да, мистер, все так и есть. Только самые хорошие вещи требуют, чтобы над ними трудились непременно красным инструментом. Детали машин там, какие-нибудь опорные балки, клинки…- Мужчина проворно спрятал монету в карман, а движения его провожались крайне завистливыми взглядами всех без исключения коллег. Кажется, стоимость данного куска серебра с белоглавым орлом на одной стороне и цифрой «пять» на другой была куда выше, чем казалось Олегу…Ну или просто стоящим перед ним людям платили крайне мало, несмотря на очевидную вредность работы. – Вот только кто с ним имеет дело, тот часто болеет и мало живет. Обычно на таких работах трудятся индейцы из резерваций, ну или там китайцы. Или преступники. И только самые глупые негры прямиком из Африки добровольно возьмут в руки черный инструмент. Даже те, кому грозят петля или электрический стул, лучше примут чистую и быструю смерть, чем сгниют с ним в руках за считанные недели.

-Так почему вы же вообще имеете дело с этими магические инструменты, если знаете, что они так опасны?! – Вырвалось у чародея.

-Мистер, но ведь нам и нашим семьям надо что-то есть. А еще покупать одежду и платить за жилье. – Словно извиняясь, развел руками рабочий. – На фабриках вроде этой может и тяжеловато, но платят немало. Некоторые даже умудряются скопить достаточно денег, чтобы отправить кого-нибудь из своих детей в школу или купить домик в удаленной от больших городов деревеньке, где дешевая земля. А если перебиваться случайными заработками, велик риск угодить в работные дома, как бродяге. И лучше уж от зари до зари махать красным инструментом, чем туда.

-И много вы зарабатываете в среднем? – Люди, стоящие перед Олегом, не выглядели богачами. Одежда их, пусть даже это была лишь рабочая спецовка, пестрела пятнами и зарплатами. Грубая обувь выглядела стоптанной до дыр. Волосы их стригли отнюдь не профессиональные парикмахеры, а в ноги на руках намертво въелась многолетняя грязь.

-По-разному, мистер, - неуверенно пожал плечами рабочий. – В дневной час по шесть центов, в ночной по восемь, вот только не всегда же есть достаточно работы, чтобы и в темноте кувалдой махать.

Чародей кивнул, принимая информацию к сведенью, перебросил парню еще одну серебряную монетку и отошел в сторонку. Ему требовалось многое обдумать. Технологический прогресс в США по сравнению с другими странами мира находился на крайне высоком уровне…И, очевидно, соседство с вампирами все же сделало свое дело, поскольку основанием для него служила магия крови, пусть и вывернутая едва ли не наизнанку. Ну а как еще назвать массовое выкачивание праны из людей ради достижения нужного эффекта?! Нет, безусловно, созданная гномами школа артефакторики до использования жизненных сил владельца того или иного инструмента додумалась, скорее всего, самостоятельно и задолго до того, как первые колонисты высадились на берегах Северной Америки. У низкорослых коротышек и с классической магией проблемы, и банально здоровья больше, а потому им легче переносить неблагоприятные последствия подобных волшебных травм. Однако же безжалостная эксплуатация рабочего класса, неизбежно доводящая людей до тяжелых болезней или даже инвалидности, являлась тем еще «достижением». Вполне достойным стоять в одном ряду с угнетением крепостных крестьян в России, абсолютным бесправием бедняков в Азии и массовой работорговлей Османской Империи. Менялись географические координаты и страны, однако звериный оскал правящей верхушки, готовой пойти на любые зверства лишь бы выжать из подчиненных больше прибыли, обладал пугающим постоянством. И какие-то права и послабления простой человек мог получить лишь в том случае, если правителям требовалось больше солдат, готовых убивать и умирать за чужие интересы в призрачной надежде разбогатеть на крошках со стола аристократов или больше налогоплательщиков, трудящихся день и ночи ради чужого блага.

-Я приношу извинения за это досадный инцидент, - подошел к Олегу мэтр Диррии, наконец-то прекративший ругаться со своим оппонентом. – Не сомневайтесь, все виновные будут наказаны.

-Ничего страшного. Форс-мажор есть форс-мажор, его нельзя предсказать по определению, - фальшиво улыбнулся чародей, надеясь, что он все-таки ошибся в своих выводах относительно состояния простых рабочих на этой фабрике. Может, обладатели зачарованных молотов трудятся на особо вредном участке производств, а ущерб здоровью им компенсируют особо большой зарплатой? Интуиция подсказывала, что это совсем не так, но волшебник хотел знать точно. – Продолжим нашу экскурсию?

Предчувствия Олега не обманули. Практически все инструменты на фабрике прошли через руки гномов или их учеников из числа чародеев, снабдившие данные вещи способностью использовать прану владельца. Отличались лишь цели с которыми создавали подобные предметы, но не источник питания этого своеобразного волшебства. Рабочие, выглядящие примерно одинаково потрепанными, больными и изможденными, щедро платили своей жизненной энергией за то, что на производстве использовались суперострые резцы, невероятно надежный клей заставляющий срастаться предметы почти на молекулярном уровне, выжигающее на деталях нужный узор рунное клеймо и многое, многое другое…Исключения, в виде немногочисленных высокооплачиваемых специалистов, как правило из числа одаренных первого ранга, лишь подтверждали общее правило.

Глава 17

О том, как герой наблюдает чужие муки, лишается всего, что он заработал и общается с профессиональными чудовищами.

-Итак, наше слово таково: двести восемьдесят пять тысяч долларов, - один из старейшин клана, сильно напоминающий куда более длиннобородую и испещренную морщинами версию мэтра Дирри, внешне оставался совершенно невозмутимым. Словно это и не он озвучил тут сумму, на которую можно было бы отстроить с нуля или купить по сходной цене небольшой городок. Злодеем, спокойно выжимающим из рабочих все соки, этот пожилой нелюдь абсолютно не выглядел. И, скорее всего, таковым себя даже не считал. Он ведь не делал ничего, выбивающего за общепринятые рамки. Хуже всего по мнению Олега было то, что даже рабочие его фабрик придерживались примерно той же точки зрения. В конце-концов, насильно им пьющий жизненные силы инструмент в руки никто не запихивал и эти мужчины вполне могли бы попытаться найти себе лучшую работу. Сельское хозяйство, богатое рыбой море, на худой конец армия…Но нет, они шли на завод. А если бы решили уйти с завода, то сменяли бы шило на мыло. Чтобы внести в их жизнь существенные изменения требовалось меня всю систему общества, а как подступиться к столь фундаментальной задаче чародей себе даже не представлял. – Вот список описаний ваших артефактов с кратким обоснованием стоимости каждого из них. Если у вас найдутся аргументы, ведущие к изменению закупочной цены того или иного предмета, буду рад их выслушать. Но предупреждаю сразу, если нам придется расстаться с теми предметами, которые имеют пространственный карман, то о дальнейшем сотрудничестве придется забыть!

-Дедушка, а расскажи мне сказку…- В кабинет акулы капитализма, где проходило важное совещание, заскочило взлохмаченное и малость чумазое создание неопределенного пола, с трудом сжимающее в обоих руках большого плюшевого медведя. Вот только увидев удивленно уставившихся на него взрослых оно быстро поняло, что пришло не вовремя и испарилось с испуганным ойканьем.

-Благодарю, - Олег сделал вид, будто ничего не заметил и принял из рук смущенную старого гнома небольшую книжицу, страниц эдак на двести. Когда низкорослые нелюди успели столько написать, ему оставалось решительно непонятно. Разве только несколько групп работали отдельно со своей частью, а потом их результаты просто сшили воедино и просуммировали? – Проверять же результаты ваших стараний нет нужды. Я уверен, что оценка была проведена полностью адекватно.

А еще чародей спешил, очень спешил. Оставленному сторожить несколько уменьшившуюся в размерах груду сокровищ Стефану он доверял как себе. Но вот контрабандистам – нет, пусть даже и возглавлял их чудом отыскавшийся на чужбине соотечественник. Профессионально нарушающие закон личности могут и решиться попытаться присвоить чуждое добро, сочтя риск приемлемым. В конце-концов, сторож при богатствах всего один, и пусть он хорошо подготовлен, отлично снаряжен и до крайности бдителен, но не неуязвим. И потому чародею требовалось как можно скорее вернуться к «Балтике». Желательно, не с чековой книжкой или громадным сундуком монет, а чем-то более практичным.

-Отец, это безобразие! – В кабинет уверенным шагом вошла рыжеволосая и довольно симпатичная несмотря на малый рост гномка, потрясая какими-то бумагами. – Ты посмотри, что нам прислали из налогового департамента! И это после того, как его директору мы за последние тридцать лет уже четвертый загородный особняк построили!

-Я занят, дочка. Выйди! Кхм-кхм, меня радует, что разные досадные инциденты не заставили нас упасть в ваших глазах, - старейшина изо всех сил старался казаться невозмутимым. – Золото мы можем в течении суток выдать на руки, либо перевести на счет любого банка мира, дайте только реквизиты. Ну а товары, если часть суммы захотите взять ими, будут отгружены немедленно. И даже доставку до указанного места в пределах штата сделаем бесплатно.

-Учитель, мне бы не помешал ваш совет, - Сунулся в кабинет еще один бородатый коротышка, вращая в руках какой-то громадный кристалл, но нарвавшись на злое рычание со стороны старейшины, в прямом смысле слова растаял в воздухе. Не то Олег удостоился видеть редкое исключение из правил, а именно могущественного чародея расы гномов, не то вызвавший у данного субъекта затруднение предмет обладал свойством телепортировать своего владельца…Куда-то. Хотя среди своих трофеев чародей его вроде не видел. Коротышки извлекли эту штуку из предмета с пространственным карманом, о наличии которых волшебник до сего момента даже не подозревал?

- Вы говорили, что интересуетесь летучими кораблями… - Дирри подвинул к Олегу еще одну книжечку, по толщине уступавшую отчету об анализе артефактов раза в два. - Что ж, вот брошюра, где перечислены доступные для продажи суда из тех, которые принадлежат нам или тем обитателям Майами, в честности которых мы полностью уверены.

-Это очень кстати, - принял чародей небольшой буклетик всего-то на пару-тройку десятков страниц, где помимо убористого текста встречались и фотографии судов с разных ракурсов. Первые листы он пролистал практически сразу, поскольку там шла реклама летающих лодок и недалеко ушедших от них малотоннажных катеров, яхточек, курьеров и прочей мелочи. А вот дальше шел транспорт посерьезнее, обладающий более крупным тоннажем. И вооружением. В этом мире без пушек столь ценный актив как воздушное судно мог бы передвигаться лишь в том случае, если его со всех сторон окружают утыканные пушечными стволами союзники. Ну, или на борту находится архимаг, который сам себе самоходная артиллерия. – А нет ли у вас заодно подобного перечня по наемным отрядам, которые базируются в Майами? Корабль – это хорошо, но ему нужна команда. Кстати, я предсказываю резкий рост цен на услуги подобного рода в самом ближайшем будущем, поскольку, скорее всего, будет собрана небольшая частная армия, дабы отправить её на выручку архипелагу Руа.

-Благодарю, мы уже в курсе данной возможности, - важно кивнул старейшина. – Но вот с командой для корабля, увы, мало чем можем помочь. Все же гораздо полезнее иметь своих солдат, чем кормить чужих….

-Босс, а куда щенков то девать? - Ради разнообразия, новым посетителем кабинета оказался не гном, а на редкость человекоподобный орк, у которого вместо левого глаза светился желтым светом магический протез.

-Пошел вон! – Не выдержал наплыва чересчур наглых посетителей один из правителей клана гномов, запуская в визитера схваченной со стола тяжелой серебряной чернильницей. Та с гулким стуком отскочила от лба орка, но своего содержимого не пролила ни капли. - И скажи моему секретарю, что он переведен в крысоловы! Да во имя ж всех подземных богов, есть что-нибудь, с чем в этом чертовом городе могут справиться без моей помощи?!

-Эй, пропустите! У меня срочное донесение! – Послышался из-за двери чей-то крик. – У нас на продовольственных складах, оказывается, шаром покати! Кто-то втихую все пиво из неприкосновенного запаса выжрал!

-В Майами есть несколько довольно неплохих кадровые агентств, а парочка из них специлазириуется именно на подборе нужного вам персонала. Вот адреса, - Пока старейшина приглушенно стонал, уперев голову в ладони, Дирри извлек из кармана записную книжку с карандашом и что-то активно принялся черкать на листочке. – Не всегда надежность, квалификация и лояльность найденных в таких местах сотрудников соответствуют заявленным данным, но указанные конторы имеют в штате менталистов и работают уже не первый век. Пока не только не прогорели сами, но и не были преданы огню кем-нибудь, кто серьезно на них обиделся.

-Что ж, обязательно воспользуюсь. Но в дополнение к обычным матросам мне бы хотелось получить некоторое количество палубных автоматронов. Но только тех из них, которые пока еще не обрели своей личности и сделаны новым способом, без человеческих жертв… – Олег решил немного понаглеть и посмотреть, как это отреагируют. А еще ему попалась описание довольно интригующего кораблика, к которому стоило бы присмотреться поподробнее. Небольшой трехмачтовый грузовой корабль, который прежний владелец явно пытался переделать в эрзац-крейсер. Четыре палубы: верхняя, артиллерийская, жилая, грузовая. По две очень мощных вращающихся артиллерийских турели по бокам носа и кормы. Восемнадцать обычных пушек с каждого борта. Листовая броня, покрывающая корпус. Сегментированный на десятки независимых отсеков баллон с паром. Дублированные магические двигатели, щиты и система энерговодов, а также целых три алхимических ректора, чтобы питать эфиром все это богатство. - И желательно, чтобы люди послужившие донорами для их личности проходили данную процедуру в первый, максимум во второй раз.

Подобные магические роботы у гномов нашлись. Но стоили дорого. А приглянувшееся Олегу судно – еще дороже, пусть даже не являлось новеньким и, по уверениям коротышек, они на него давали большую скидку. Оставив ненадолго старейшину разбираться с делами, которые сыпались на него словно из рога изобилия, чародей и мэтр Дирри прогулялись к ангару, внутри которого и находился летучий корабль. Бывший грузовоз, который какие-то охотники на вампиров переделали в боевое судно, явно сошел со стапелей не один год назад, но выглядел вполне себе крепким. Покрывающая его корпус броня в некоторых местах пестрела царапинами и выщерблинами, но вся она находилась примерно в одинаковом состоянии, а следовательно капитальному ремонту машина не подвергалась. Проверка выбранных наугад узлов машины подтвердила их исправное состояние, ну а плохо замытые пятна крови на досках палубы или спустя рукава восстановленную после погрома обстановку внутренних отсеков волшебник счел совсем незначительным недостатком. Он слегка сочувствовал прежним владельцам судна, почти поголовно вырезанным залетевшими в гости высшими кровососами, однако какой бы жестокой не являлась та рукопашная схватка, системам корабля она повредила куда меньше, чем проигранная артиллерийская дуэль с каким-нибудь неприятелем.

Вернувшись к страдающему от наплыва посетителей и важных дел старейшине, Олег подтвердил свое желание заключить сделку. И по итогам короткого торга сумма причитающихся ему выплат сократилась аж на двести семьдесят тысяч долларов. Остаток же казавшихся неимоверно огромными капиталов, чародей разделил на две неравные части. Большую, предназначенную для дальнейших покупок, он взял банковскими чеками, удобными для хранения, а меньшую куда более надежным в расчетах золотом. Чуть подсластило пилюлю ему то, что за назначенную ими дикую цену коротышки обещали в течении двух часов доставить на борт не только готовых служить новому хозяину автоматронов, но и запасы топлива, запчастей, провианта и боеприпасов. Причем половину магических роботов они, по просьбе чародея, отправили на борт «Балтики» при помощи большой воздушной лодки, чтобы те составили компанию Стефану. На всякий случай. А еще итоговая сумма могла бы оказаться и поменьше, если бы Олег не заказал десятикратный боекомплект для установленных в полусферах носовых и кормовых турелей орудий калибром шестьдесят миллиметров. Ядра и порох в данном мире продавались, в общем-то, свободно, но вот с добычей снарядов для скорострельных, точных и убийственно мощных артиллерийских систем могли возникнуть сложности. Где-нибудь в России их, скорее всего оказалось бы не достать без связей в верхах. В Китае, ну исключая Пекин и несколько наиболее развитых промышленно-торговых центров, такого товара просто не имелось. А вот США в этом плане оказались несколько более демократичными, при наличии больших денег у того, кто желает с ними расстаться в обмен на современное оружие.

-Орион Инкорпорейтед – люди крупным и мелким оптом. Дешевые, обычные, не сильно дорогие. – Дожидаясь вызванного гномами такси, Олег принялся перечитывать записку, сунутую ему гномом-артефактором. Как оказалось, Дирри не только внес туда адреса нужных контор, но и чиркнул туда их краткую характеристику. Правда, весьма своеобразную. - Бетельгейзе Инкорпорейтед – маги и магические существа, иногда попадается даже четвертый ранг. Сириус Инкорпорейтед – бандиты и тюремная шваль, есть неумехи, есть опытные головорезы.…Хм, ну эти мне точно не нужны, даже если они дешевле, чем нормальные солдаты и матросы. И, судя по названиям, у всех этих кадровых агентств один хозяин. Просто офисы в разных местах, видимо, чтобы клиенты и соискатели разных категорий друг с другом особо не пересекались.

Такси, представлявшее из себя не какую-то там карету, а настоящий лимузин, пусть и с паровым двигателем, в самые короткие сроки доставило Олега до нужного адреса и даже согласилось подождать за лишнюю пару долларов. Единственное, что огорчало чародея в поездке по улицам Майами – красотами города толком полюбоваться не удалось. Стекла в машине были, но темные, толстые и бронированные, способные остановить пулю и помогающие сохранять внутри холодный воздух несмотря на жаркое тропическое солнце. А сделать их опускающимися конструкторы по какой-то причине не захотели.

-Хм, гильдию наемников со звучным названием Орион Инкорпорейтед как-то я себе иначе представлял, - мысленно отметил Олег, когда такси привезло его к стоящему на окраине города и внешне ничем не примечательному белому одноэтажному домику с красной крышей, внутри которого вряд ли бы нашлось место больше чем для двух-трех комнат. Хотя вот участок перед строением оказался просто образцовым: просторный и идеально ровный зеленый газон, а также ряд деревьев с кронами подстриженными в форме куба. В растительности даже не чувствовалась магии, похоже за неё отвечал садовник, а не друид, способный любые кустики превратить в почти непроходимую линию обороны. – И персонала в подобной конторе ожидал бы более…Брутального.

-Добрый день, компания «Орион Инкорпорйтед», рада приветствовать вас, – улыбнулось увешанному оружием и броней боевому магу сидящее за большим столом блондинистое голубоглазое создание в почти не скрывающей высокую грудь полурастегнутой синей рубашке и крохотной черной мини-юбке. Судя по виду девушки, самым большим актом жестокости в её жизни являлся акт депиляции волос на ногах, и у Олега невольно зародились сомнения, а туда ли он пришел. Табличка с адресом дома и вывеска перед входом записке мэтра Дирри вроде соответствовала, но может гном-артефактор чего-то напутал? Или просто наемники с прежнего места переехали? – Чем я могу вам помочь?

- Мне нужны люди, - попытался вернуть себе самообладание боевой маг.

-Для хозяйственных работ, постельные игрушки или материал для магических практик? – Звонким веселым голосом осведомилось чудное создание не переставая улыбаться. Олег рефлекторно просканировал её ауру…И абсолютно ничего выдающегося в ней не обнаружил. Сотрудница кадрового агентства то ли очень искусно притворялась обычной молодой девушкой человеческой расы, то ли и в самом деле являлась ей. Чародей склонялся ко второму варианту. Профессиональные шпионы, конечно, могли обмануть дилетанта вроде него. Вот только чего им было делать за конторной стойкой этого места? Инородных включений, характерных для каких-нибудь заклятий дистанционного контроля, в развитом лишь на уровне обывателя энергетическом теле сей особы не обнаружилось. По всей видимости, она просто являлась профессионалом в выбранной области, способным с приветливой улыбкой ломать чужие судьбы.

-Нет, в экипаж воздушного корабля, - Олег бы мог обучить матросов с нуля. Не в первый раз, да и наука данная не относилась к числу особо сложных. Вот только времени на это у него сейчас не было, а потому сегодня ему предстояло потратиться на найм тех, кто уже умел это делать. – Меня интересует в первую очередь два десятка человек, умеющих работать с парусами и столько же грамотных канониров.

Большому кораблю требовалась большая команда, чтобы он мог не только лететь куда нужно, но и хоть как-то участвовать в бою. А чародей пока еще не планировал учиться оказываться одновременно в нескольких местах. Вообще-то на купленное им судно такого количества народа было даже маловато слека, однако, часть наиболее простых и физически сложных работ могли и автоматроны выполнять. К тому же, если вдруг наемники попытались бы поднять бунт, прознав о перевозимых в трюме сокровищах, то полусотне простых людей оказалось бы очень сложно справиться с капитаном, его первым помощником в лице Стефана и двумя десятками магических роботов, даже используй мятежники на всю катушку эффект неожиданности.

-Чудесно, вы пришли куда надо, - еще шире улыбнулась блондинка, чуть приподнимаясь со своего места и наклоняясь вперед, чтобы продемонстрировать немаленькую грудь в самом выгодном ракурсе. В голове у Олега во вспышке пророческого озарения возникла твердая уверенность сразу в нескольких фактах. Первое, девушка получает какую-то долю, пусть и очень мелкого, от принятых заказов. Второе, если для заключения более выгодного контракта надо будет отдаться клиенту прямо на рабочем столе, она это сделает без малейших колебаний. Для того она сюда и села, чтобы всеми силами производить хорошее впечатление о компании. И третье, рано или поздно красотке может оказаться суждено стать бонусом к какой-нибудь серьезной сделке по продаже рабов или рабочего материала для чернокнижников, и тогда её судьба не станет особо отличаться от той, которая ждет остальной живой товар. А блондинка это знает, но готова рискнуть ради возможности покрасоваться перед богачами и могущественными магами, чьей содержанкой можно стать, причем если надо будет доказать свою верность кровью и расчистить себе место в гареме, без малейших душевных колебаний прирежет, придушит или отравит успевшую надоесть новому хозяину конкурентку. – Вы сможете найти у нас нужных людей, только пожалуйста, ответьте сначала на пару вопросов, чтобы можно было составить оптимальную форму договора и наиболее отвечающися вашим нуждам персонал. Раньше уже работали с нашей компанией или какими-нибудь её сателлитами? Планируются ли действия за пределами страны? Желаете подобрать персонал для длительного найма или экипаж нужен для разовой акции?

-Я у вас впервые, территорию США мое судно точно покинет, а касательно сроков работы – будем смотреть в каждом конкретном случае. С кем-то придется попрощаться, а кто-то и останется, – неопределенно покрутил рукой постепенно отходящий от пророческого озарения Олег, разглядывая маленькое, миленькое, юридически грамотное и до мозга костей профессиональное чудовище, по своей жестокости и холоднокровности способное дать фору абсолютному большинству ужасных монстров, заполняющих собою бестиарии. Вот разве только возможностей у блондинки было маловато, однако она всячески работала над тем, чтобы расширить свой арсенал, пока ограничивающийся смазливой внешностью, знанием законов, отсутствием брезгливости и абсолютной безжалостностью. Большинство подобных ей личностей, порожденных жестокостью окружающего мира, сходило с дистанции, утратив красоту или гибло, сунув нос в дела слишком опасных персон, однако некоторым везло подняться вверх. И тогда реки крови, проливаемые ими, превосходили самые смелые мечты вампиров или буйнопомешанных маньяков. - С кем-то придется попрощаться, а кто-то останется. Мне не нужны супер-работники с завышенными требованиями, хватит и обычных крепких профессионалов. Зато вдобавок к жалованию могу предоставить им медицинское обслуживание, избавляющее от любых старых травм немагического характера. Полагаю, это компенсирует отсутствие хорошей истории найма и соблазнит некоторых ветеранов, не скопивших достаточно денег на оплату услуг мага-целителя.

-В таких случаях наша фирма обычно заключает месячные контракты, а о продлении их ваш экипаж должен будет заботиться самостоятельно. – Деловито кивнула блондинка. - Найм матроса вам обойдется в пятнадцать долларов, канонир в двадцать. Расовая принадлежность имеет значение?

-Если они могут справляться со своими рабочими обязанностями в полном объеме и понимают английскую или русскую речь, то мне безразличен их цвет кожи, строение глаз или форма ушей, - Олег не хотел бы получить полкоманды пигмеев…Впрочем, за пределами архипелага Руа такой экзотики, наверное, не водилось. А вот какие-нибудь лепреконы, сбежавшие в Новый Свет подальше от европейских инквизиторов, могли попасться. Или гоблины, которые тоже традиционно имели крайне слабые физические кондиции. А вот кентавры наоборот славились своей силой и выносливостью, да только как с четырьмя копытами вместо нормальных ног лазить по мачтам или с конким крупом протискиваться через узкие люки?

-Отлично, - чародею даже на секундочку стало интересно, что за сборная интернациональная солянка соберется на борту купленного им корабля. Однако пророческий дар радовать своего обладателя какими-нибудь полезными знаниями больше не собирался. Устал, видимо. - Будут ли у вас какие-то особые пожелания?

-Да, - согласно кивнул Олег, передавая девушке оплату услуг в виде банковских чеков, которые он взял у гномов вместо золота. - По крайней мере, трети из них было бы неплохо приступить к своим обязанностям уже сегодня. Сколько придется доплатить за срочность?

Контора, где можно было бы нанять одаренных, располагалась буквально на соседней улице. Олег дольше на сиденье такси устраивался, чем к нужному месту по кратчайшему маршруту ехал. Вот только Бетельгейзе Инкорпорейтед располагалось не в маленьком особнячке, а небольшом амфитеатре, поостренном как уменьшенная копия римского Колизея. И тот отнюдь не пустовал! Судя по азартным выкрикам сотен человек, разместившихся на трибунах, прямо сейчас на песке арены шел достаточно зрелищный бой, чтобы зрители полностью позабыли про свой разум и вопили, словно огромная стая диких обезьян. Впрочем, стоило лишь Олегу пройти через охрану и оказаться в кабинете местного управляющего, как звуки мгновенно отсекло магическим барьером. А вот на саму схватку оттуда открывался отличнейший вид благодаря шикарным окнам во всю стену…Скорее всего, с односторонней прозрачностью. Вряд ли местный менеджер по персоналу хотел бы регулярно находиться под наблюдением всех желающих.

На песке арены сражались двое магов, которых Олег мысленно отнес ко второму рангу. Один был постоянно маневрирующим аэромантом, вместо полета буквально скользившим над землей туда-сюда и почти постоянно атакующий соперника слабыми, но многочисленными заклинаниями в виде слабеньких разрядов молний или небольших смерчей. Противостоял ему американский аналог русских витязей, а именно упакованный в массивные зачарованные латы рослый детина, который стоял на одном месте и защищался от вражеских чар большим щитом, где была оставлена прорезь для ружейного ствола. Ранее гигант даже восседал верхом на могучем скакуне, правда, механическом… И сейчас железный конь никуда больше скакать не мог, поскольку две передние ноги ему в районе колен перерубило.

-Редко у меня бывают такие гости, - навстречу чародею поднялся худощавый мужчина в бело-золотом камзоле с широкими кружевными рукавами. Аура у него была чуть менее насыщена энергией, чем у самого Олега, но не настолько, чтобы счесть данного человека подмастерьем. Половину лица мужчины занимала искусно сделанная золотая маска, а вторая оказалась вся покрыта чудовищной мешаниной багровых рубцов, казавшихся настолько свежими, словно они секунду назад вспухли…По-видимому, нанесли эти раны очень непростым оружием, раз полностью излечить рану не получилось. А то, что пряталось под слоем металла, находилось в еще более худшем состоянии. – Меня зовут Фридрих. Желаете подать анкету в наше агенство, мистер…

-Коробейников, - Олег бестрепетно пожал протянутую ему ладонь и почувствовал, находящийся под щегольскими белыми перчатками холодный и жесткий металл. Да и в походке его наметанный глаз чародея отметил некую неестественность. Похоже, местный управляющий являлся магическим киборгом, значительную часть тела которого заменили имплантанты. – И нет, я тут по несколько обратному поводу. Хотел бы нанять себе в команду четыре-пять техномагов первого-второго ранга и хорошего аэроманта.

Битва на арене постепенно затихала, поскольку силы сражающихся подходили к концу. Все медленнее и медленнее метался туда-сюда спасающийся от вражеских выстрелов аэромант, почти полностью отказавшийся от использования боевых заклинаний. Но и его соперник, чья броня и щит были серьезно измочалены, палить куда попало не спешил. Видимо, патроны кончались.

-Насколько хорошего? – Деловито уточнил Фридрих, с лязгом механических суставов усевший обратно и машинально бросил взгляд себе за спину, чтобы проверить, как там идут дела у дуэлянтов, один из которых как раз и представлял из себя специалиста нужной направленности.

- Скажем, подмастерье, уделявшего действительно много времени созданию попутного ветра. – Олег не был уверен, что этого хватит, но мог дать твердую гарантию повышения цены найма на порядок, если он запросит истинного мага. А ведь у него осталось не так много денег! – Виртуозного владения боевой магией или звания мастера меча не нужно, на моем судне главным аргументом в бою являются пушки, а не экипаж.

Внезапно события на арене приняли абсолютно неожиданный для Олега поворот. Очередной выстрел прикрывающегося щитом тяжеловеса не только попал в свою цель, но и перегрузил защитные барьеры аэроманта, сшибив его на землю и разворотив прикрывающий левое плечо наплечник мага воздуха. Победитель ринулся к поверженному сопернику…Но вместо того, чтобы его добить, принялся останавливать кровь, опередив в этом даже выскочивших на песок санитаров. А после исцеления полученной раны, недавние противники как ни в чем не бывало удалились в одном направлении, активно жестикулируя и чего-то друг другу объясняя. Их бой оказался не дуэлью, а скорее жесткой тренировкой в полный контакт.

-Что ж, думаю это выполнимо, - магический киборг прищелкнул пальцами и в стене открылась небольшая ниша, откуда выбралась стайка механических пауков, тащащих папки с бумагами. – Вот, ознакомьтесь с досье тех обладателей нужных специальностей, что сейчас ищут работу, а после я приглашу выбранных вами людей для консультации.

Обратно в гавань Олег вернулся уже сильно после захода темноты. Уставшим, но довольным, поскольку он не ехал, а летел. Пусть всего лишь на небольшом катере, но это исключительно потому, что внутренние правила Майами запрещали перемещения над городом частных воздушных судов без специального разрешение. Но тем не менее его новый корабль, размеры и боевая мощь которого среднестатистического пирата отпугнули бы сами по себе, уже выполз из ангара и был готов подняться к облакам в любую секунду! Правда, настроение портило практически полное исчезновение только-только появившегося денежного запаса. Маги, работающие с кадровым агентством, тоже потребовали у потенциального нанимателя оплату авансом на месяц вперед. И была она немаленькой. Трое ведьмаков, скорее являющихся техниками с возможностью использовать артефакты, просили по двести пятьдесят долларов, а парочка обладателей той же специальности второго ранга требовала все шестьсот золотых монет американской чеканки. Но все они меркли перед старым и склочным аэромантом-подмастерьем, что запросил аж две с половиной тысячи! Но согласился умерить свои желания в два раза, в обмен на помощь с мучающими его возрастными болячками.

Стефан обнаружился на том же месте, где Олег своего друга и оставил, а занят маг-егерь был очень важным делом. Ужинал при свечах, используя в качестве держателей для последних десяток обступивших его двухметровых стальных гигантов. После того, как маг-егерь получил доступ к нормальной еде в больших количествах, жевал он практически без остановки, пытаясь вернуть свои прежние пухлые формы. Причем не без успеха. Килограмм сорок сибирский татарин уже набрал, и на достигнутом останавливаться явно не собирался. Судя по штабелю покрытых следами жира и крошек белых картонных коробок, достигающим колена сибирского татарина, вынужденный путешественник открыл для себя одно из самых главных блюд фастфуда, а именно пиццу. Или она фастфудом не считалась? Чародей, если честно, не был уверен в этом вопросе.

-Ну, как слетал? – Осведомился Стефан, запихивая в рот очередной кусок пищи. – Стоило оно того?

-Думаю да, - кивнул Олег. – Во всяком случае, я впервые в жизни оказался обладателем четверти миллиона, а если быть точным, то двухсот восьмидесяти пяти тысяч долларов!

-Двести восемьдесят пять тысяч долларов?! – Стефан изумился названной сумме настолько, что даже перестал жевать. Или, может, просто наелся? Судя по количеству лежащих рядом с ним картонных коробок коробок из под пиццы, в которых остались только кроши, съеденного за сегодня сибирским татарином хватило бы на то, чтобы устроить маленький праздник всей команде «Балтики». – Откуда ж такие деньги? Я думал, то чего мы отгрузили коротышкам, потянет сотни на полторы максимум!

-Среди артефактов обнаружилось несколько довольно любопытных игрушек со свернутым пространством, в которые гномы вцепились намертво. Ведь в свободную продажу такие вещи вообще почти никогда не попадают, слишком они редкие. Жаль только, полезного внутри нашлось маловато, в основном вампиры использовали их для хранения крови, зелий и боеприпасов. – Олег подозревал, что скоро контрабандисты города Майами взвоют от зависти к своим новым конкурентам. Низкорослым, бородатым и дьявольски успешным в том, чтобы протаскивать мимо таможни сотни килограмм лишних грузов каждым своим рейсом. Впрочем, чем там нелюди будут заниматься с полученными артефактами, его уже не сильно волновало. Куда меньше, чем судьба работников на их предприятиях и опасения того, что тяжелая промышленность в России может работать теми же бесчеловечными методами. - А у тебя тут, смотрю, все нормально? Пока я отсутствовал происшествий не было?

-Да как сказать…. Пиццу вот ребята заказали на всю команду и даже мне принесли коробочку…Только я свою порцию заставил сожрать первого помощника Евдокима, ну того краснокожего, а сам забрал себе то, что предназначалось остальным. - Стефан все же решил доесть свой обед плавно переходящий в ужин, засунул в рот очередную порцию пищи и проглотил, практически не жуя. – Он заснул даже раньше, чем его успели у меня из рук утащить. Я уж думал, до драки дойдет, но тут посланные тобой железные истуканы прибыли вместе с несколькими гномами. Боюсь, больше нам на борту не рады. Во всяком случае, взгляды некоторых матросов на это намекают. Думаю, если бы мы не стояли в гавани, а меня получилось бы взять тихо и быстро, они бы могли решиться устроить штурм и передел нашего имущества.

-Тогда хорошо, что больше не придется злоупотреблять их гостеприимством и отягощать морально нестойких личностей своим пребыванием на борту. Теперь у нас есть свой собственный мини-крейсер…Ну или вооруженный до зубов грузовоз, это как посмотреть. – Похвастался Олег, но почти сразу же приуныл. – Кораблик, если честно, не самый вместительный для своего класса, пусть даже наш старый «Котенок» сошел бы для него за спасательную шлюпку...И стоил мне целых двести семьдесят тысяч. Но это вместе со всеми орудиями, защитными барьерами, запасом топлива и двумя десятками палубных автоматронов!

-Сколько-сколько?! – Несмотря на уточнения, челюсть у Стефана все равно чуть не отвисла от названной суммы. – Ты сошел с ума?! Или там гальюн отделан золотом, а капитанской каюте прилагается парочка лучших шлюх этого города?!

-Эй, все расходы с моей доли. Включая те, которые вдобавок ушли на аванс для команды, - Олега, если честно, тоже шокировала та скорость, с которой ушли деньги, превышающие весь его совокупный доход, полученный за долгое ведение боевых действий во главе собственного отряда. – И потом, у нас теперь есть маленький карманный крейсер, а такой козырь в рукаве всегда пригодится…Прежний хозяин очень старался переделать свой грузовоз в нечто стоящее, поскольку промышлял рейдами на территорию вампиров и успел сделать целых три рейса, прежде чем нарвался на патруль. От которого, прошу заметить, судно все же смогло удрать, пусть даже потеряв три четверти команды, включая капитана с его помощниками.

-И с чего вдруг ты решил довериться остаткам этих охотников на нежить? – Стефан подозрительно покосился на фигурки, мелькающие у края палубы воздушного судна. И абсолютно зря. Копошащиеся на катере люди никакого отношения к тем, кого нанял Олег, не имели. Это было просто летающее грузовое такси, которое могло на себя погрузить самодельную лодку и охраняющих её автоматронов.

-Старая команда разбежалась. Сейчас вместо них на борту группа наемников. – Олег понимал и разделял сомнения своего друга, однако другого выхода из сложившейся ситуации придумать не мог. – Ну а где еще я мог бы найти людей, желающих и умеющих управляться с боевым кораблем, вот прямо сейчас? Причем с учетом того, что нам придется воевать с датчанами. Эм…Нам же придется? Леди Маргарет удалось договориться?

-Вроде бы да, - неуверенно протянул маг-егерь. – Она еще не возвращалась с переговоров…Но прислала мальчишку с запиской!

При помощи лебедки самодельную лодку из акульих позвоночников подняли на борт грузового такси. А после оттащили сначала до ангаров аэродрома, а после при помощи автоматронов затолкали в отдельный трюм, вообще-то являющийся корабельной тюрьмой. И только после этого друзья смогли дружно выдохнуть и со спокойным сердцем отправиться отдыхать, сочтя охрану доставшихся им богатств пусть не отличной, но как минимум удовлетворительной. Чтобы попасть на борт, а после быстро и незаметно расправиться с маго-механической охраной в таком количестве, требовался вор очень высокого класса. Возможно, в Майами такие даже имелись. Но идти на дело в первый же день после появления интересной информации, они бы точно не стали. Иначе при их работе во время действий без предварительной разведки слишком велик был риск превратиться из удачливого и довольного жизнью грабителя в уже абсолютно безразличный ко всем сокровищам этого мира свежий труп.

Глава 18

О том, как герой ищет иголку в стоге сена, испытывает тошноту из-за близости двух рас и радуется тому, что не зря он экономил на команде.

-Ага, так значит вот как оно тут все устроено, - Олег с любопытством разглядывал внутренности разложенного на столе зажигательного артиллерийского снаряда, который он раскурочил при помощи одного из нанятых недавно техномагов второго ранга. Возможно, Стен как чародей звезд с неба не хватал, однако десять лет службы артиллеристом в американской армии придали этому только-только начинающему седеть мужчине вполне достаточную квалификацию, чтобы он знал как обращаться с взрывоопасными предметами без риска оказаться разорванным на части внезапной детонацией. – Иглы в кончике при ударе ломаются на доли секунды раньше, чем все остальное и их осколки рикошетят от внутренних стенок корпуса, перемешивая сложенную внутри алхимическую смесь…Вернее, целых две разных смеси, которые по отдельности ведут себя весьма инертно, но при контакте взрываются и горят достаточно жарко, чтобы даже сталь пылала как пучок соломы. А чем их разделяют?

-Вот этой перемычкой из особо тонкой прозрачной резины, - на взгляд Олега протянутый ему материал больше напоминал полиэтилен. И, возможно, им и являлся. Просто Стен этого слова не знал. – Ею же и вся внутренняя поверхность снаряда покрыта. Эта штука абсолютно не пропускает воду или воздух, но прорвать её хватит сил даже мухе…

-Олег, мы взлетаем! – В корабельную мастерскую буквально ворвался Стефан, мимоходом задев бедром стол с разложенным на нем снарядом и чуть не перевернув его. Большая часть железок хоть и сдвинулась, но осталась на месте, а вот иглы покатились по гладкому дереву и одна за другой попадали вниз. Олег в принципе мог бы перехватить их телекинезом или просто ладонью, но ему не хватило скорости реакции.

-Ну и? – Чародей раздраженно нагнулся и принялся выискивать пропажу среди слоя устилавшей пол соломы. Зачем её понадобилось в таком месте стелить прежним хозяевам корабля он мог только догадываться, но как бы там ни было, на эту грубую замену мягкому коврику охотники на вампиров не поскупились. Не иначе как они по случаю купили у какого-то крестьянина целый стог сена…Или просто сперли его. – Если наша команда не способна поднять «Тигрицу» в воздух без моего непосредственного участия, то лучше бы нам никуда не лететь и остаться в воздушной гавани. Разорванный контракт с португальцами мы как-нибудь переживем, в отличии от провала на поле боя.

Олег категорически отказывался верить в Судьбу и то, что все на этом свете предопределено заранее. Однако когда оказалось, что подходящий ему по всем параметрам воздушный корабль носит имя «Тигрица», в голове чародея зародились нехорошие подозрения. В конце-концов, существованию божественных сил в данном мире имелись твердые доказательства. И кто-то из подобных сущностей, обладающих невероятным могуществом, вполне мог посчитать забавным немного поиздеваться над молодым боевым магом с крайне непростой биографией. Хотя, возможно, волшебник просто накручивал себя и тот факт, что все когда-либо принадлежавшие ему корабли в названиях несли нечто кошачье, являлся не более чем совпадением.

-Эй, ну это же вроде как торжественное мероприятие. Взлет собранной эскадры и всякое такое…- Стефан неопределенно покрутил в воздухе рукой. – В подобные моменты капитан должен быть на мостике судна, разве нет?

-Кому я должен, всем прощаю, - Олег поднял с пола иглы, а после принялся телекинезом ворошить лежащую под ногами солому. Он отчетливо помнил, что их было пять, да и креплений для них в кончике снаряда имелось именно столько. Четыре он нашел, вот только куда делась еще одна? Не мог же этот тонкий стальной стержень упрыгать в противоположенную ч