На Перекрестке миров (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Глава 1 ==========


Полуденное солнце насквозь прокалило эту забытую Богом пустынную местность. Даже неприхотливые кактусы скукожились. На горизонте нарисовалась черная быстро движущаяся точка. Фонтанчики песка летели из-под копыт вороного коня. Его всаднику дела не было до жары и окружающей его местности. От быстрой скачки шляпа сбилась на затылок. Непосвященный мог бы принять его за человека, но маленькие рожки, прячущиеся в густых темных курчавых волосах, выдавали его происхождение.

Помощник шерифа Хок Фишер был полудемоном и сейчас находился в самом что ни на есть законном отпуске. Его мать — Оливия Фишер — чистокровный человек, а отец — неизвестный демон, от которого Хок унаследовал смуглую кожу, маленькие рожки, а также возможность чувствовать и видеть магию. Впрочем, на Перекрестке миров встречались и более экзотические полукровки и квартероны. Никакого участия в судьбе сына отец-демон не принимал. Мать так и не назвала его имени.

Маленький городок, затерянный посреди пустыни, утопал в поистине адской жаре и бездействии. Даже мухи отказывались жужжать. Вся жизнь сосредоточилась в маленькой таверне, где было немного прохладнее. Туда-то и направлялся всадник на вороном коне. Полудемонам тоже иногда хочется холодного пивка попить… Особенно будучи в отпуске. Дверь распахнулась от уже привычного для нее пинка и, попыхивая ароматной сигарой, он вошел внутрь.

О коне Хок не беспокоился, если найдется идиот, который попытается его увести, жителей городка ожидает незабываемое зрелище. Хок давно перестал вмешиваться в процесс. Но после общения с Угольком многие конокрады резко бросали свое недостойное занятие. Надо отметить, что кличку этому созданию придумала внучка шерифа — очаровательная девчушка десяти лет. Уголек, будучи полукровкой, обладал жутким характером и очень острыми зубами, а также, при необходимости, мог трансформироваться в опасную чешуйчатую клыкастую бестию. Обычно при встрече с конокрадом до этого не доходило, хватало просто жуткого характера.

Длинный плащ Хок повесил на предназначенный для этого крючок, а пояс с револьверами, рукоятки которых выглядывали из кобуры, снимать не стал. Значок, подтверждающий его статус служителя закона, лежал в кармане с момента отпуска. Револьверы представляли собой артефакты, выстрел из которых нес серьезную угрозу практически любому обитателю Перекрестка миров, будь то человек или демон, или еще какой-нибудь разумный, или неразумный. Главной особенностью этого оружия была возможность подстраивать свои характеристики под специфику того мира, где Хок в данный момент находился. В немагическом мире они становились обычными револьверами, хоть и с улучшенными точностными характеристиками. Дело оставалось за меткостью стрелка. А Хок прекрасно стрелял с обеих рук. Позвякивая шпорами, он прошел к своему любимому столику.

Помощника шерифа в таверне знали, как только он занял место за своим любимым столиком, ему тут же принесли запотевшую большую кружку его любимого пива, а потом еще одну, которую Хок не спеша смаковал. Блаженное ничегонеделание было прервано сигналом от служебного переговорного артефакта — норта, не уничтожаемого и зачарованного от потери и порчи, к великому сожалению помощника шерифа. Хок с ненавистью посмотрел на артефакт, продолжавший названивать. Быстро допив пиво, он ответил. Звонок не обрадовал, звонил шериф, Хока отзывали из отпуска, произошло зверское и ничем не объяснимое убийство.

Хозяин таверны, видя выражение лица Хока, отчаянно не завидовал тому преступнику, из-за которого помощника шерифа оторвали от заслуженного отдыха.

В тот момент Хок не знал, что к любимому пиву он вернется еще очень нескоро.


========== Глава 2 ==========


Помощник шерифа доехал до ближайшей портальной площадки, замаскированной от местных жителей живописными руинами, пользующимися очень дурной славой, и переместился в нужный мир Перекрестка, где произошло убийство.

Перекрестком назывался мир, из которого можно было попасть в наибольшее число соседних миров, объединенных сетью порталов, построенных и затем брошенных могущественной расой, исчезнувшей много веков назад. Что ей двигало, и зачем была построена такая масштабная сеть, не известно до сих пор. Они ушли, не оставив после себя записей, лишь существующая сеть порталов, работающая до сих пор, подтверждала существование этой могучей расы. Не из каждого мира можно было попасть в соседний, иногда приходилось делать по несколько переходов.

Порталы открыли не сразу, прошло много времени, пока обитатели миров научились ими пользоваться, но как только это произошло, в соседние миры потянулись ученые, торговцы, просто авантюристы и преступники всех мастей. Всю эту разношерстную толпу нужно было контролировать, на Перекрестке учредили управление сил правопорядка, в котором и служил сейчас Хок. Эмблема УСП даже если и не была знакома обитателям миров, всегда давала понять на интуитивном уровне, что перед тобой представитель сил правопорядка. Проблем с восприятием еще ни у кого не вызывала. Да, отношение было разным. Где-то уважительным, а где-то нет. Нарушители закона не спешили трепетать перед этим символом, продолжая свое черное дело. Но так было практически во всех мирах, за очень редким исключением. Хок к этому привык. Его часто осуждали за то, что он стреляет во все, что шевелится не по закону, но это было не совсем так. Да и в некоторых мирах по-другому нельзя — сожрут, иногда не только в переносном смысле слова.

При низком уровне развития населения порталы старались размещать в труднодоступных местах, хотя обычного любопытствующего портал не пропустит, нужно четко знать, куда направляешься.

С Перекрестка порталы вели как в миры, где победила технология, так и в магические миры.

***

На месте преступления его уже ждал шериф Гастингс и толпа экспертов, собирающих улики. Специальные артефакты фиксировали всю картину места преступления, позже можно будет посмотреть более подробно.

Район, где стоял дом, в котором произошло убийство, относился к вполне приличным. Здесь селились зажиточные семьи. Соседи о погибших отзывались очень положительно. Образцовая семья. А теперь весь дом залит кровью. В воздухе стоит тяжелый запах. На телах многочисленные колотые и резаные раны. Одежда мужчины в крови его жертв, на ножах только его отпечатки. Присутствия постороннего не чувствовалось.

Ситуация вырисовывалась следующая. Убийство и самоубийство произошли в доме, где проживала семья с детьми. Отец семейства убил свою жену, тещу, а потом, видимо осознав, что он натворил, покончил с собой. Хорошо, что дети были в гостях и ничего не видели. Сейчас их забрала вторая бабушка. С чем связано внезапное помутнение рассудка, и не находился ли убийца под действием какого-либо наркотика, предстоит выяснить экспертам. А пока Хок на месте преступления ощущал лишь остатки маскирующей магии и ничего больше.

В офис шерифа позвонили соседи, зашедшие в гости и обнаружившие трупы. А до этого момента никто, ничего не видел и не слышал. Дух-хранитель дома отсутствовал, что было очень странно. Все более ли менее обеспеченные семьи старались заводить себе эту сущность для охраны дома. Да, духа-хранителя можно изгнать, но для этого постороннему придется приложить массу усилий и уж точно процесс незаметным не будет. Другое дело, когда работают представители сил правопорядка или спецслужб.

Специальный амулет, имеющийся у каждого руководящего операцией офицера, позволяет усыплять духа-хранителя на время проведения спецоперации, если он пытается оказывать противодействие. Но чтобы получить этот амулет требовалось заполнить кучу официальных форм. Зато полностью исключался риск, что дух-хранитель нападет на сотрудников правопорядка. Далеко не всегда эта угроза была пустячной.

Хок еще раз внимательно осмотрел дом. Возможно, они что-то упускают. На полу в детской лежал темно-синий ковер с желтыми звездочками. Присмотревшись повнимательнее, помощник шерифа увидел отпечаток остроносого ботинка, который явно не принадлежал отцу семейства. Обладатель ботинка наступил в лужу крови и, не заметив этого, прошел по ковру. Отпечаток так же не принадлежал соседу, это проверили первым делом. Других отпечатков, указывающих на присутствие постороннего, в доме не было. Хок попросил экспертов поработать с отпечатком остроносого ботинка дополнительно. Маскирующая магия скрывает сам объект, а не воздействие его на окружающую среду. Так что, возможно, у этого преступления имелся свидетель, а то и соучастник.

В доме помощнику шерифа больше нечего было делать, и он отправился в центральный архив, нужно проверить, не было ли похожих преступлений.

Архивом заведовал Моро — таинственная сущность, лицо которой не просматривалось в глубине темного капюшона, а фигуру скрывал темный плащ. Когда Моро передавал запрошенное дело, то на его руках всегда были надеты черные перчатки. От заведующего архивом у большинства пробегал мороз по коже. По управлению упорно курсировали слухи, что этот плащ с капюшоном и перчатки — единственное, что материально у Моро. Голос из-под капюшона всегда звучал глухо, как будто шел издалека. Так или иначе, но Моро не раскрывал свою сущность и продолжал заведовать архивом на протяжении уже более ста лет.

У Хока как всегда при виде Моро по коже пробежал табун мурашек, но ответ на свой запрос он все-таки получил. Несколько массовых убийств с последующим самоубийством преступника зафиксированы в бедных кварталах, совершены они были не на территории их участка, но в центральный архив поступали данные по всем преступлениям.

Все эти события объединяло одно — убийства совершались ножом, а мотивы были совершенно неясны. Допустим, в бедном квартале члены одной банды могли что-то не поделить между собой, что привело к массовой резне. Но убитые до последнего не догадывались о своей участи, у многих на лицах застыло удивленное выражение. От этой информации дело понятнее не стало.

Дома Хока ждало сообщение от духа-хранителя, что соседка оставила овощи с мясом на ужин. Хок когда-то «вразумил» трех грабителей, напавших на Долорес, и теперь соседка считала своим долгом подкармливать помощника шерифа, особенно, если он задерживался со службы. Готовила она божественно. Хороший ужин несколько примирил Хока с несовершенством этого мира.


========== Глава 3 ==========


Утром, собираясь в участок, Хок, как обычно, нацепил кобуры с револьверами, надел свою любимую шляпу, а плащ остался дома по причине теплой погоды. Вообще, с кобурой и ремнем из кожи дикого Боргосского свинобраза связана отдельная история, произошедшая с Хоком во время учебы в Академии.

Так получилось, что мать воспитывала Хока одна. С его отцом Оливия познакомилась на одной из молодежных вечеринок, красавец-демон мигом вскружил голову молодой девушке, отношения их развивались довольно быстро, цветы, подарки. Подруги завидовали Оливии ровно до того момента, пока однажды демон не исчез бесследно, бросив девушку. А потом она обнаружила, что беременна. Академию пришлось покинуть и отправиться домой к родителям, которые довольно неоднозначно восприняли возвращение дочери, а когда выяснилось, что отец ребенка не человек, а демон, то дома разразился грандиозный скандал. Оливию забрала к себе тетя Милдред — сестра матери, пока страсти не утихнут. Но они и не думали утихать.

Когда Хоку исполнилось три года, тетя Милдред погибла от шальной пули, просто проходя по улице. Одна из местных банд ограбила банк, и теперь бандиты пытались скрыться от преследовавших их представителей закона.

Оливии приходилось много работать, чтобы обеспечивать себя и сына. Хок рос очень подвижным и не особо послушным ребенком, и мама старалась устроить сына в различные спортивные секции, чтобы ему было куда девать свою неуемную энергию, а на хулиганство сил и времени не оставалось. В школе Хок часто дрался с другими ребятами, он никогда не выступал зачинщиком драки, но всегда охотно давал сдачи напавшему на него противнику.

Каких-либо серьезных высот в спорте он не достиг, но к окончанию школы отлично плавал и бегал, а также владел на достаточном уровне приемами рукопашного боя. Что послужило хорошей базой при поступлении в Академию, где готовили представителей различных силовых ведомств, в том числе и для управления сил правопорядка.

Отдельной строкой шла верховая езда. В мире Перекрестка население передвигалось на всем, что могло ездить и возить на себе груз и пассажиров. Причем речь шла не только о различных механизмах и машинах, но и о животных, а также искусственно выведенных организмах. Этим увлекались, в основном, магически одаренные жители. Маг на ковре-самолете мог спокойно соседствовать с водителем грузового кара. Вообще, мир Перекрестка был очень пестрым, совмещая в себе все возможное и невозможное.

В одной из секций был огромный выбор различных существ, на которых можно было ездить верхом. Хок из любопытства попробовал поездить на всех. Тренер не запрещал. История мальчика и его мамы была хорошо ему известна. Без падений и травм не обошлось, но после выздоровления Хок заниматься не бросил.

На практике в Академии группу курсантов вместе с Хоком Фишером отправили на Боргосс, где проходили самые известные в этом секторе Перекрестка скачки на диких лошадях. Посмотреть на них было большой удачей. Для местных это было что-то вроде национального вида спорта.

Местные курсанты подбили приезжих на участие в скачках, поспорив, что никто из приезжих не продержится и двух секунд. Что было, в общем-то, не очень разумно, но кого это когда останавливало? Хок вызвался участвовать. Азарт захватил его, адреналин плескался в крови. Он не только продержался дольше пары секунд верхом на дикой лошади, чем однозначно выиграл спор с местными, но и занял третье место среди приезжих участников. В награду Хок получил из рук устроителей скачек ремень с кобурой из кожи дикого Боргосского свинобраза, а второй комплект ему подарили местные курсанты в качестве выигрыша в споре. По возвращению с практики Хока ждал выговор от директора Академии, но это нисколько не уменьшило его радости от победы.

***

По делу о резне в доме эксперты еще не успели составить заключение, как поступило новое сообщение с другого участка о похожем случае. Хок отправился на место нового преступления.

В этот раз убийство с последующим самоубийством произошли в доме известного банкира. Общественность встрепенулась, кто-то втихую злорадствовал, а толстосумы требовали немедленного расследования. Пока это не затрагивало финансовую элиту Перекрестка, эти преступления мало кого волновали. Ну подумаешь, бандиты друг друга поубивали — мир будет только чище, а теперь это затронуло их напрямую.

Обстоятельства этого преступления были такими: один из охранников — Питер Парк перестрелял остальных, а потом расправился с банкиром Сандерлином, членами его семьи и управляющим.

Тело первого охранника обнаружили в холле на полу. Питер Парк прошел мимо него, а потом выстрелил тому в затылок. Убитый охранник даже не достал свое оружие, значит, ничто не вызвало у него подозрений. Никого постороннего он не видел.

Со вторым и третьим охранниками убийца расправился в комнате отдыха, когда они отсыпались после смены. Охранник в коридоре также убит выстрелом в голову.

С семьей банкира и управляющим Питер Парк расправился в гостиной. Кровь его жертв впиталась в белую обивку дивана и кресел. Тело управляющего лежало на дорогом ворсистом ковре, пачкая его кровью. Они до последнего момента ни о чем не подозревали, судя по выражению лиц. Тела явно не перемещали.

Затем убийца покинул дом, поскольку был замечен несколькими свидетелями на станции аэротакси, там же он и совершил самоубийство, застрелившись из своего пистолета на глазах прохожих. Охранник стоянки не успел ему помешать. Из дома банкира пропала крупная сумма денег, которой при самоубийце-охраннике не оказалось.

Общего в этих делах, на первый взгляд, было мало, если в предыдущем случае убийства поражали своей жестокостью, то в этом — убийца действовал очень скупо и продуманно, один выстрел — один труп, ни одного лишнего движения. Выстрелов никто не слышал. Непонятным оставался лишь мотив самоубийства, он легко мог уйти. Но объединяла эти дела, помимо массового убийства, еще пара обстоятельств — дух-хранитель отсутствовал, хотя он точно должен быть в таком богатом доме, а также присутствие остатков маскирующей магии, которую почувствовал Хок.

Помощник шерифа внимательно изучил документы из дома банкира, среди них был и экземпляр договора с организацией «Мы защитим Ваш дом», занимающейся духами-хранителями. Хок отправился туда. В дирекции с ним сначала не захотели разговаривать, но потом, узнав причину, выделили одного из специалистов. Они прошли в ту часть здания, где располагался кабинет Дервуда. Помощник шерифа осмотрелся: минимально необходимый набор мебели, занимающий едва ли пятую часть комнаты, никакой индивидуальности в обстановке, хотя табличка на двери указывала на то, что это личный кабинет. Хок удобно устроился на гостевом стуле, а Дервуд занял свое место за рабочим столом. Больше в кабинете сидеть было негде.

— Духа-хранителя в доме банкира Сандерлина изгнали. Скажите, каким образом можно этого добиться, не привлекая внимания всей округи? — спросил помощник шерифа.

Сотрудник организации «Мы защитим Ваш дом» Дервуд задумался, посмотрел еще раз бумаги. Потом сосредоточился и прочел небольшую лекцию.

— Вы наверняка знаете, что духи-хранители бывают разных уровней от самого простого первого уровня до десятого, они отличаются своими возможностями. Наилучшую защиту дают духи-хранители как раз десятого уровня, как тот, что был в доме убитого банкира. Они с успехом противостоят взломщикам, грабителям, пожарам и потопам, легко могут отпугнуть враждебно настроенного недоброжелателя.

Дервуд задумался, нахмурился, между бровей пролегла морщинка.

— Я не знаю, с помощью чего можно изгнать духа-хранителя десятого уровня без лишнего шума, кроме как при помощи артефакта, разработанного в нашей фирме или у конкурентов. Изготовленный для силовых ведомств артефакт лишь усыпляет духа-хранителя, но не изгоняет его, — при упоминании конкурентов сотрудник скривился, как будто съел неспелый фрукт.

— Вы подозреваете кого-то из своих? — уточнил Фишер.

— Нет, но я должен доложить руководству об этой проблеме. Под угрозой интересы наших клиентов. Прошу меня извинить, — Дервуд поднялся и пошел к двери.

— Кто занимался разработкой таких артефактов?

— Кайл Мейлин руководитель лаборатории, но он сейчас в отпуске, — бросил Дервуд на ходу.

Хок отправился в участок, а по пути решил зайти к Кайлу Мейлину. Но того не оказалось дома. На звонок в дверь никто не отреагировал.

Дом стоял, окруженный зеленым газоном, по обе стороны от входа расположились клумбы с цветами. Хок не знал их названия. Но вот на то, что почту не забирали несколько дней — накопилась приличная кучка конвертов со счетами, он обратил внимание. Это шло в нарушение всех рекомендаций населению о том, как хорошо провести отпуск и избежать ограбления своего жилья. На конверте со счетом на воду отпечатался след остроносого ботинка. Одно из окон было приоткрыто, а цветы в вазе на столе давно завяли, что наводило на нехорошие подозрения. Но больше всего Хока насторожило отсутствие духа-хранителя в доме, его наличие всегда ощущалось, так или иначе, даже при отсутствии у гостя магических способностей. А еще Хок почувствовал все тот же знакомый след от маскирующей магии…

Помощник шерифа доложил Гастингсу о ситуации и вызвал группу со своего участка. Его подозрения оправдались, в подвале дома обнаружили тело владельца. Он был мертв уже несколько дней. Орудием убийства послужил обычный кухонный нож. С него сняли отпечатки ауры.


========== Глава 4 ==========


К Долорес приехала погостить племянница Розита на время отпуска. Молодая эффектная брюнетка работала парикмахером в одном из городов Перекрестка миров. К тетушке Долорес она изредка наведывалась отдохнуть от бесконечных капризных клиенток и сплетен их маленького городка.

— Тетя, а кто это? — спросила она, увидев в окно подходящего к подъезду разумного.

— Это Хок Фишер, помощник шерифа и мой сосед, — ответила Долорес, а заметив заинтересованный взгляд племянницы, скользнувший по симпатичному мужчине, добавила — даже не думай, вертихвостка.

— Он что женат?

— Разве что на своей работе, но он полудемон и разобьет твое глупое сердце.

Долорес знала о влюбчивости своей племянницы, а также о ее способностях связываться не с теми мужчинами.

— Так что даже не думай, — пригрозила тетя полотенцем прихорашивающейся перед зеркалом девушке.

Хок Фишер вполне устраивал Долорес в качестве соседа, но в качестве кавалера племянницы, а уж тем более зятя — ни за что.

Закончив наводить марафет, девушка выскочила за дверь. В ближайшем магазине началась крупная распродажа, и Розита решила себе ни в чем не отказывать.

Поднимающийся по лестнице Хок прошелся взглядом по стройной фигуре девушки.

— Даже не думай. Это моя племянница Розита, — Долорес пригрозила мужчине полотенцем.

— Уже не думаю, — весело отозвался Хок, поднимая руки и обезоруживающе улыбаясь. Обычно его обаятельная улыбка производила впечатление практически на всех женщин, но в этот раз не помогло.

— Вот и не думай, — полудемон по интонациям в голосе соседки понял, что она сердится по-настоящему.

Надо отметить, что женщины охотно заводили знакомство с бравым помощником шерифа, но такие отношения были не долгими, но часто довольно бурными. От одной из своих подружек Хок даже схлопотал по рогам в прямом смысле слова, и хорошо, что не сковородкой, Конни очень любила выяснять отношения. Они быстро расстались.

Отдельно можно упомянуть только Лауру Вайтли — красавицу-квартеронку, с которой Хок познакомился при следующих обстоятельствах. Помощник шерифа возвращался домой поздно вечером, в одном из темных переулков он наткнулся на пару грабителей, напавших на женщину и угрожавших ей ножом.

— Гони деньги, сука, — голос бандита был хриплым.

Женщина вскрикнула от испуга. На ее шее появилась тоненькая царапина, оставленная острым лезвием.

— Бросайте оружие, вы арестованы, — скомандовал Фишер.

Так его и послушались… Напавших на женщину Хок вразумил способом, казавшимся ему единственно верным в таком случае, а именно при помощи кулаков. Перехватив руку первого бандита, Хок заставил того выронить оружие, а затем ногой отшвырнул нож подальше в темноту. После сильного удара бандита повело. Второй бандит замахнулся на помощника шерифа, но не попал по подвижному противнику. Следующая попытка оказалась гораздо успешнее. А вот пара ответных ударов отправила бандита в беспамятство. А пока грабители пребывали без сознания, Хок вызвал наряд, доставивший их в участок. Потерпевшая отправилась с ними.

Дежурный офицер Хайли восхищенно присвистнул, когда она проходила мимо. Длинные густые темные волосы обрамляли красивое лицо. Женщина все еще была бледна после пережитого, руки мелко тряслись. Она никак не могла успокоиться. На шее красовался очень тонкий порез, скорее царапина, кровь уже успела свернуться. Хок пододвинул даме стул и дал стакан воды.

— Вот почему самые красивые женщины всегда достаются тебе, Фишер? — с нескрываемой завистью произнес Хайли.

Но, увидев красноречивое выражение лица помощника шерифа, дежурный счел за благо замолчать и приступить к своим прямым обязанностям.

— Оформляй этих «красавцев», — сказал Хок, передавая нож в специальном пакете в качестве вещественного доказательства.

Шериф Гастингс, глядя на побитых бандитов, поморщился, он не всегда одобрял методы своего подчиненного, но результат его устраивал.

Вот при таких обстоятельствах Хок и познакомился с очаровательной Лаурой Вайтли — владелицей маленького кафе. Вообще, красавица-квартеронка обладала сильным и независимым характером, но встреча с бандитами в темном переулке, а главное, нож у горла, изрядно ее напугали. Позднее, придя в себя после нападения, она вспомнила, что так и не поблагодарила помощника шерифа за помощь. А еще через некоторое время они познакомились поближе, и теперь периодически встречаются к обоюдному удовольствию. Подобные отношения их обоих вполне устраивают.


========== Глава 5 ==========


Наконец-то пришел ответ от экспертов. Они подтвердили, что убивший свою семью мужчина не находился под действием известных на Перекрестке наркотиков или заклятий. Но старший эксперт Найтлин обнаружил на шее самоубийцы следы от уколов, восемь из которых были расположены на равном расстоянии друг от друга, а девятый след располагался точно в центре этого круга. Подобные метки были обнаружены на шее и у Питера Парка, и у Кайла Мейлина, а также у членов бандитских группировок, напавших на своих товарищей. Это обстоятельство давало повод объединить эти дела в одно.

Но с чем они столкнулись, никто не знал. В крови помеченных людей эксперты ничего не нашли. Были опрошены самые известные ритуалисты Перекрестка, которые отрицали принадлежность этого символа к какому-либо известному им ритуалу. Аналогичный ответ дали специалисты по тайным обществам.

Хок Фишер надолго застрял в архиве у Моро, перебирая все известные источники, которые могли бы дать подсказку, с чем они имеют дело. Помощник шерифа ненавидел архивы всей душой. Несколько чашек крепкого кофе не помогли. Уже к вечеру Хок наткнулся на дело с грифом «Совершенно секретно», заведенное в одном из миров Перекрестка — Файсте, в котором магия органично дополняла развитые технологии. На папке был нанесен именно этот символ, обнаруженный на шее самоубийц.

Начальство запросило доступ к этому делу, который та сторона весьма неохотно дала, и то только после объяснения в виде чрезвычайной ситуации. В деле рассказывалось о секретных исследованиях, проводимых группой ученых. В процессе пытались получить очередной вариант суперсолдата, который не будет испытывать страха, боли и будет полностью подчиняться приказам командования. К проведению подобных исследований подтолкнуло увеличивающееся число дезертиров из армии и преступлений, совершенных ими.

Первоначально исследования проводились на преступниках, приговоренных к смертной казни. Но что-то в процессе пошло не так. Подопытные быстро выходили из-под контроля и пытались уничтожить наблюдателей. Также контроль мог осуществляться только на небольшом расстоянии. Военные признали результаты неудовлетворительными. Исследования запретили, глава лаборатории Мартин Покк был с этим категорически не согласен. Он считал, что может исправить ошибку, нужно только продолжить работу, требующую больших денежных и людских ресурсов. В финансировании ему отказали.

Контроль над подопытным осуществлялся при помощи прибора, изготовленного по последним технологиям Файста в сочетании с магией. На шее крепилась часть аппаратуры — блок К, оставляющая после себя следы в виде круга из восьми точек с девятой по центру. При помощи прибора Покк полностью подчинял себе человека, мог вызвать или увеличить агрессию, подавить страх подопытного, заставить его совершить любое действие, в том числе и убийство.

В деле имелись изображения Мартина Покка и его помощника Орфу Райза, а также приписка, что они оба погибли при пожаре в исследовательском центре. Все здание выгорело дотла. Снимки с места пожара прилагались. Но что-то Хоку не верилось в этот несчастный случай. Файст был соединен с разными частями Перекрестка несколькими порталами. Покк и Райз могли воспользоваться любым, чтобы уйти, а документы и подделать можно, тем более, что их считали мертвыми. Для Хока сделали копию снимков подозреваемых. Со снимка на него смотрел немного всклокоченный седовласый ученый, на вид лет шестидесяти, чистокровный человек. И судя по проекту и его последствиям, к нему был вполне уместен термин «сумасшедший». Орфу Райз обладал невыразительной внешностью снулой рыбы, неопределенного цвета чуть навыкате глаза только усиливали сходство.

Пока помощник шерифа сидел в архиве, на норт пришло сообщение еще о двух преступлениях. В одном случае был убит владелец ювелирного магазина и работавшие у него ювелир и продавцы. Убийства совершил охранник, а затем покончил с собой. Из магазина пропала крупная сумма денег. А в другом случае опять массовая резня в квартале, контролируемом одной из банд. Показательно, что оба эти преступления были совершены примерно в одно и тоже время. Если преступники не владеют телепортацией, то они явно разделились.

В офисе Хок долго рассматривал карту, на которую были нанесены все места преступлений, совершенных предположительно при помощи прибора, разработанного учеными. Учитывая ограниченный радиус действия устройства, Покк и его помощник всегда должны быть достаточно близко от места совершаемого преступления. Вряд ли они круглосуточно находятся под действием маскирующей магии. К тому же нужно еще выбрать место, подчинить себе исполнителя. В деле не говорилось о том, как происходит установка части устройства человеку, нужно ли для этого какое-то оборудование. Тем более, что на местах совершенных самоубийств ничего странного не находили. Значит, ученый забирает это с собой.

Хок вместе с шерифом Гастингсом просматривали материалы съемки с места самоубийства Питера Парка, сделанные камерами видеонаблюдения и артефактами с расположенного неподалеку магазинчика.

— Из показаний охранника станции аэротакси следует, что Питер Парк вел себя очень странно. «Казалось, он боролся с собой, а потом застрелился. Я не сумел ему помешать», — зачитал один из офицеров выдержку из протокола.

На экране было не очень хорошо видно лицо мужчины, Питер Парк стоял боком к камере. Артефакты на магазинчике зафиксировали сильную узконаправленную волну странной магии, которую не смогли идентифицировать, а уже после нее мужчина застрелился.

Теперь становилось приблизительно понятной причина самоубийства. Собравшиеся зале совещаний продолжили знакомство с материалами дела.

— Вот, смотрите, — Хок привлек внимание шефа к одному из моментов видео, — Смотрите за его рукой.

— Да, действительно.

После того как тело Парка упало на землю, к нему подбежали люди. Один из мужчин пытается приподнять его за плечи и что-то кричит остальным. На замедленной съемке было хорошо видно, что он провел рукой по шее в том месте, где находились следы от уколов, и что-то зажал в кулаке. За это время вполне можно успеть снять что-то маленькое и незаметное. Что-то очень маленькое. Мужчина в кадре не похож на Покка, он гораздо моложе, но вполне сойдет за Райза, если перекрасить и подстричь волосы.

— При нем нет сумки с деньгами, пропавшими из дома банкира.

— Он очень сильно рисковал всем, забирая это маленькое устройство. Даже вышел из-под действия маскирующей магии.

— Даже если бы технология изготовления этого приборчика навела на Покка или Райза, то они считаются погибшими. Может быть этих устройств очень ограниченное количество? — предположил Хок, — Иначе, зачем так рисковать?

Шериф пожал плечами.

— Возможно.

Они обсудили дальнейшие планы и разошлись по домам.


========== Глава 6 ==========


С утра по всем новостным каналам крутили одну и ту же запись. Орфу Райз с ненавистью смотрел на лицо помощника шерифа, которому поручили вести дело. Этот красавчик на экране раздражал его одним своим самоуверенным видом.

— Если вы видели этих людей, то обязательно сообщите в Управление сил правопорядка, — говорилось в записи. Далее шли снимки Райза и Покка крупным планом, а также упоминалась гарантия награды за ценные сведения.

С тех пор как Орфу Райз разругался с Покком, все пошло наперекосяк. Он, сидя за столом в маленькой кухоньке, вспоминал обо всем, что случилось за последние месяцы, и думал, как такое могло произойти с ним — перспективным ученым. Мысли были временами очень мрачными. Чай давно остыл.

Когда они удирали из Файста, то забрали с собой оба опытных образца прибора и все экземпляры блоков К, а затем устроили пожар в лаборатории, чтобы замести следы. А теперь все блоки К, кроме одного, остались у Покка. Изготовить новый Райз сам не сможет — нет ни материалов, ни оборудования. Деньги стремительно заканчивались.

Сначала после побега из родного мира они легко затерялись среди множества обитателей Перекрестка миров, осмотрелись, убедились, что все считают их мертвыми. Лаборатория горела очень хорошо, так что их никто не искал. Но позднее Покк решил продолжить эксперименты, довести прибор до ума и предложить его военным в любом другом мире, раз уж это изобретение не оценили на Файсте.

— Ты только подумай, какие открываются перспективы, — вещал Покк, — с Перекрестка миров можно перейти в любой другой мир. Документы у нас в порядке. А покупатели на этот проект найдутся, осталось только его немного доработать.

— Конечно, — с энтузиазмом воскликнул Райз, вынужденное бездействие и неопределенные перспективы его угнетали.

Покку и в голову не приходила мысль, что его изобретение не будет востребовано. А дополнительный комплект документов себе и ассистенту он заказал, когда почувствовал угрозу своему проекту со стороны военных. И не ошибся, документы пригодились.

Идея очень понравилась Орфу Райзу, ведь за этот проект им заплатят много денег. Он добросовестно ассистировал Покку. Тот достаточно отладил прибор, чтобы можно было попробовать провести испытание на очередном подопытном, в качестве которого был выбран мелкий преступник, проживающий в бедном квартале. Собственно, он сам напал на них и попытался ограбить и тем решил свою судьбу. Но Покк был начеку, флакон с аэрозолем быстрого действия был у него с собой, после дозы лекарства, распыленной в лицо, человек потерял сознание. Они установили подопытному на шею блок К. Если Райза сначала и смущал такой способ проведения исследований, то Покк быстро убедил его, что не важно, откуда они будут брать преступников — прямо с улицы или из тюрьмы, для науки результат будет один и тот же. Встал вопрос, а что они будут делать дальше с подопытным после проведения эксперимента, раньше эта проблема лежала целиком и полностью на военных и ученых не волновала. Но как оказалось, Покк и это продумал заранее, добавив прибору еще один режим, пожирающий уйму энергии, но вызывающий абсолютное подчинение объекта при помощи соответствующей магии. Подопытный совершал самоубийство по команде от ученого, уровень воздействия варьировался в широких пределах. Об этой функции Покк не говорил военным. Потом оставалось только забрать блок К.

Покк с головой погрузился в свои исследования, пробуя все новые и новые режимы работы прибора, пока, наконец, не устроил массовую резню в одной из местных банд. Райз добросовестно фиксировал все параметры эксперимента. Подопытный не испытывал страха, боли и продолжал убивать своих бывших товарищей, пока сам не умер от полученных ран. Покк был очень доволен результатами эксперимента. На его лице было написано мрачное торжество. Если бы Райз видел лицо своего начальника в процессе проведения эксперимента, то он бы ужаснулся, наблюдая неприкрытую радость, в такие моменты Покк выглядел настоящим безумцем, но ассистент был сосредоточен на показаниях приборов.

Они прятались за маскирующей магией, так что им ничего не угрожало, хотя они и находились достаточно близко от места проведения эксперимента, поскольку мощности генератора не хватало для передачи сигнала на большее расстояние.

Райзу надоело долгое ожидание, он считал, что прибор уже готов и его можно предложить потенциальным клиентам. Но Покк настаивал еще на серии экспериментов.

Раздосадованный Райз шел по улице и собирался выкинуть очередную листовку с рекламой конторы «Мы защитим Ваш дом», когда столкнулся с каким-то хорошо одетым служащим, спешащим по своим делам. Настроение было хуже некуда, вместо обещанных перспектив они жили в каком-то убогом доме, стоящем на самом отшибе. Деньги продолжали таять. У пешехода из кармана выпал дорогой бумажник с кредитками и наличными деньгами. Райз подобрал его и сунул себе в карман. Но служащий, хватившись бумажника, вернулся. На улице никого не было.

— Верните мне мой бумажник и тогда я не стану заявлять на вас шерифу, — в ультимативной форме сказал он Райзу.

Райз полез в карман за бумажником, но рука наткнулась на флакон с аэрозолем. Решение созрело мгновенно. У него при себе был только генератор маскирующей магии, сам прибор и блок К, без регистрирующей аппаратуры и прочего, все это осталось у Покка.

На всякий случай сделав вид, что помогает пьяному знакомому, Райз утащил мужчину с улицы в переулок между домами, где не было окон, закрепил блок К на шее и настроил аппаратуру, установив контроль над человеком. По команде тот отвел Райза к себе домой. Они спустились в подвал дома.

— Кто вы и как вас зовут? — спросил Райз.

— Кайл Мейлин, руководитель лаборатории в компании «Мы защитим Ваш дом», — ответил мужчина.

— Что разрабатывает ваша лаборатория?

— Артефакт для изгнания духов-хранителей.

Об этих духах Райз узнал из рекламной листовки, в их мире ничего подобного не было.

— У вас есть образец?

— Да.

— Отдайте его мне.

Дух-хранитель не реагировал на Райза, поскольку тот пришел вместе с хозяином и не угрожал ему, о назначении прибора в руках чужака дух-хранитель даже не догадывался.

— Как работает артефакт?

— Нужно нажать на кнопку, — голос Мейлина звучал спокойно и ровно.

Райз, получив артефакт, тут же его активировал. Дух-хранитель, живший в этом доме столько же, сколько и его владелец, был в одночасье изгнан. Артефакт работал без осечек.

Райз отвлекся от управления прибором и подчиненного человека, чего в его ситуации не стоило делать. Мейлин вышел из-под контроля и бросился на чужака, тот схватил первый попавшийся под руку предмет, оказавшийся кухонным ножом, лежавшим рядом с миской с какими-то овощами, и ударил нападавшего несколько раз.

Райз забрал блок К, попавшиеся на глаза ценности, протер все до чего дотрагивался тряпкой и перед выходом из дома задействовал маскирующую магию. Уходя он прошелся по конвертам, которые только что принес почтальон, не обратив на них внимания.

Райз с горечью вспоминал провал с охранником банкира. Тот под конец практически вышел из-под контроля, пока Райз искал деньги в доме, и добрался до станции аэротакси. Райзу пришлось увеличить уровень воздействия до предела, но он не учел, что охранник продолжит усиленно сопротивляться и сумеет выйти в людное место. В довершении всего Райз уронил сумку с деньгами. Он не заметил, как она выпала из-под действия маскирующей магии, и ее кто-то стащил, скорее всего, увидев бесхозный предмет, пока мужчина отвлекся на настройку прибора и контроль охранника. В довершении всего артефакт, создающий маскировочное магическое поле, разрядился. На подзарядку прибора и артефакта ушли последние средства. Хозяин квартиры, где он сейчас проживал, брал бешеные деньги за все, но молчал обо всех замеченных странностях. С ювелирным магазином все прошло гладко, но это не особенно порадовало Райза. Неудачи и поражения он всегда переживал особенно остро.

Очнувшись от грустных воспоминаний, Райз решил нанести визит этому Хоку Фишеру, прибор как раз зарядился, у него будет возможность поговорить о том, что известно следствию, каким выводам они пришли, и в каком направлении они будут двигаться…


========== Глава 7 ==========


Искать пару человек на многомиллионном Перекрестке миров — безнадежное дело. После выпуска программы новостей шериф Гастингс отправил Хока на улицу, поближе к криминальным районам, за ним незаметно следовали несколько сотрудников управления сил правопорядка в штатском.

Объявление в новостях преследовало несколько целей. Возможно, кто-то видел преступников и сообщит об этом. А так же шериф намеренно привлекал внимание к своему помощнику. Его лицо сейчас во всех новостях. На немедленный результат Гастингс не рассчитывал, так что этим парням придется походить за Хоком некоторое время.

Но информацию шериф получил даже раньше, чем планировал.

В участок пришел какой-то бедно одетый парень самого простецкого вида. Он искал помощника шерифа Фишера, сказал, что у него есть важная информация. Предупрежденный заранее дежурный проводил посетителя к Гастингсу.

— Что у вас есть, молодой человек? — спросил шериф.

— Я видел того деда из новостей.

— Речь идет об этом человеке? — шериф еще раз показал снимок Мартина Покка.

— Да, это он.

— Адрес места, где ты его видел, можешь назвать?

— Могу. А в новостях обещали награду за сведения…- протянул парень и выжидательно посмотрел на шерифа.

Гастингс кивнул дежурному офицеру.

— Сейчас оформим.

Парень назвал адрес, туда направили группу. Захват обошелся без сюрпризов. Мартина Покка арестовали на месте. Он не сильно отпирался, при таком количестве вещественных доказательств в виде скрупулезно оформленных отчетов об исследованиях, найденных при тщательном обыске, это было бы очень глупо.

На допросе Покк делал упор на то, что все свои исследования он проводил исключительно на преступниках, ни один законопослушный гражданин от его действий не пострадал, и требовал учесть это в качестве смягчающего обстоятельства.

— Это же просто паразиты на теле общества, я же сделал мир немного чище, — с жаром произнес Покк.

Гастингс за долгие годы службы чего только не насмотрелся, хотя их участок был еще относительно спокойным, но этот маньяк от науки внушал ему отвращение.

— Что вы можете сказать об убийствах в ювелирном магазине, в доме банкира Сандерлина, Кайла Мейлина? — спросил шериф, выкладывая снимки с мест преступлений.

— Я к ним не причастен. Спросите Орфу Райза, — с готовностью сдал своего ассистента Покк, мельком взглянув на лица жертв.

— В камеру его.

***

Хок почти полдня потратил на хождение по городу. Правда, за это время он арестовал мелкого воришку, выхватившего сумку у старушки. Тот выскочил прямо на помощника шерифа, даже долго ловить не пришлось. Сумку Хок вернул владелице, а воришку препроводил в участок. Больше ничего интересного за день не произошло.

Вечером, приняв душ, хорошо поужинав, повесив револьверы над кроватью, Хок завалился спать. Завтрашний день обещал быть очень хлопотным.

Хок не смог бы сказать, что именно его разбудило. Была глубокая ночь, стояла тишина, но что-то неуловимо изменилось. Полудемон далеко не сразу осознал, что духа-хранителя больше нет. Он так привык к его присутствию за все эти годы, а теперь его просто нет, как будто никогда и не было.

Около входной двери послышалась какая-то возня. Хок тихо встал, натянул штаны, осторожно, не производя лишнего шума, достал револьверы. Он услышал, как приоткрылась входная дверь, почувствовал присутствие маскирующей магии. Кто-то посторонний проник в его квартиру, не зажигая света, шел по коридору, несколько раз наткнувшись на углы в темноте.

Наконец чужак зашел в спальню, подошел к кровати и пшикнул аэрозолем на подушку, где предположительно должна была быть голова Хока. Полудемон в это время прятался в самом темном углу спальни, поджидая чужака. Его недружественные намерения не оставляли сомнений, а маскирующая магия была до боли знакомой. Ее следы Хок неоднократно замечал на местах преступлений. Он не сомневался, что к нему пожаловал или Покк, или Райз. Присутствие второго человека не ощущалось.

Пришелец нащупал ночник, мягкий свет залил спальню. Он понял свою ошибку слишком поздно. Хок услышал металлический щелчок и прицелился в центр места, закрытого маскирующей магией, скрывающей человека, но не защищающей его. Прогремел выстрел. Судя по болезненному вскрику, Хок в чужака попал. На шум прибежала группа, которая должна была страховать помощника шерифа. Райза арестовали, кровь на полу выдавала его местоположение.

Мартин Покк и Орфу Райз на закрытом заседании были осуждены судом Перекрестка миров и приговорены к смертной казни. В зал суда не пустили никого из журналистов. Все опытные образцы приборов и блоки К, техническая документация, записи — уничтожены.


========== Глава 8 ==========


По долгу службы Хоку часто приходилось бывать в разных мирах, в том числе и в техномирах, где развитые технологии победили магию, или магия в мире изначально отсутствовала. В таких мирах при высоком уровне развития технологий передвигаться на Угольке было неудобно. Он привлекал слишком много ненужного внимания. Для командировок в техномиры Управление выделяло служебный транспорт, соответствующий техническому уровню развития мира, в который направлялся сотрудник. Так что Хоку пришлось научиться водить самые распространенные в мирах Перекрестка виды автотранспорта. В техномирах Хок чувствовал себя достаточно комфортно.

Вообще, командировки в другие миры для Хока не были чем-то из ряда вон выходящим. Хотя для сотрудников, не принадлежащих к человеческой расе, полукровок и квартеронов, существовали определенные ограничения. Хока никогда не посылали в миры, где у власти находились религиозные фанатики. Хотя было проверено, что от святой воды, крестов и прочих религиозных символов ему хуже не становится, но его маленькие рожки привлекали ненужное внимание, либо местные чувствовали полудемоническое происхождение и создавали дополнительные проблемы. А сожжения на костре ни один сотрудник не переживет.

Хок давно присматривал себе личный автотранспорт. В некоторых мирах ему просто нравилось бывать, благо переход для сотрудников Управления сил правопорядка был бесплатным, даже если он отправлялся по личным делам.

В одном из маленьких автомагазинов, в крупный салон с его зарплатой можно было заходить только посмотреть, Хок обратил внимание на черный байк, украшенный черепом со светящимися красным глазницами.

Цена была удивительно низкой, что не могло не вызвать у Хока подозрений в том, что мотоцикл краденый. Помощник шерифа внимательно посмотрел на продавца.

— Почему такая цена?

— У нас сегодня акция на этот мотоцикл. Он не краденый, если вы об этом, — сказал продавец и предъявил документы.

Владелец магазина уже отчаялся продать этот байк. Несколько потенциальных покупателей умудрились с него упасть, практически врезаться в ограждение. Сам байк при этом даже не был поцарапан. Ну раз, ну два, но третий раз это уже система.

Хок недоверчиво посмотрел на них, но бумаги были в порядке на первый взгляд. Ему разрешили опробовать байк. При работе мотор издавал приятный рокочущий звук. Хок проехал по площадке. Мотоцикл ему очень понравился. Он уже решил приобрести его, как вдруг байк ощутимо взбрыкнул, проехал еще немного и практически встал на дыбы. Хок с трудом выровнял мотоцикл, остановился и заглушил мотор. Он не заметил, обо что поранил руку. На пальце набухла капелька крови. Это обстоятельство напомнило ему о знакомстве с Угольком. Хок не увидел, как глазницы черепа сверкнули красным.

В то время для нужд Управления закупили много новых ездовых животных самых различных видов. Сотрудникам предложили выбрать себе питомца по вкусу. Помощник шерифа в это время был очень занят очередным расследованием и праздник несказанной щедрости от Управления пропустил.

К нему в кабинет вбежала внучка шерифа Сьюзи вся в слезах.

— Дядя Хок, если ты не возьмешь Уголька себе, его убьют.

— Какого уголька, кого убьют? — уточнил Хок.

— Там, пойдем скорее, — девочка потянула его за руку к выходу.

В манеже находился красивый вороной жеребец с длинной гривой, злобно косившийся на сотрудников управления.

— Придется от него избавиться, он уже троих парней покалечил, — сказал один из мужчин.

Жеребец презрительно фыркнул. Заметив девочку, он подошел. Сьюзи протянула ему морковку, которую конь очень аккуратно взял.

— Дядя Хок, это Уголек. Смотри, какой он красивый.

— Фишер, не стоит даже пробовать. Послушай хороший совет. Эта тварь уже троих покалечила. Я остался надолго без напарника, Макс и Раймонд тоже еще неизвестно когда на службу выйдут, — сказал офицер Харрет, старательно не глядя при этом на Сьюзи. Уголек же удостоился очень злобного взгляда от него.

Но Хок рискнул. Он проехал на Угольке полный круг по манежу. Конь вел себя идеально. А вот потом начались сюрпризы. Животное взбрыкнуло, попыталось сбросить всадника. Но Хок и не думал расслабляться. Уголек попытался встать на дыбы, но всадник ждал чего-то подобного и не давал коню воли. Какое-то время они нарезали круги по манежу. Сьюзи очень переживала, сама не зная за кого больше. Через несколько кругов Уголек успокоился, перестал взбрыкивать, а проходя мимо Харрета, показал ему язык. Офицер чертыхнулся и махнул рукой. А когда Хок спешился, Уголек цапнул его до крови за руку. Никто не успел заметить, как обычные лошадиные зубы трансформировались в острые клыки и обратно. О подобных особенностях своего нового приобретения Хок узнал значительно позднее и при других обстоятельствах.

Вынырнув из воспоминаний, Хок отправился к продавцу. Такое поведение исправного мотоцикла можно было объяснить только одним — в него вселился какой-то вредный дух, что было не редкостью на Перекрестке миров. Существовала даже специальная служба по решению таких проблем.

— Почему вы не вызвали экзорциста?

— Мы вызывали, но он сказал, что там содержится лишь младший дух-хранитель, как положено для этой модели по документам.

— С этим духом явно что-то не так.

Продавец пожал плечами.

— Может быть, вы с ним поладите, — сказал продавец с робкой надеждой, — я предлагаю вам дополнительную скидку.

Он уже отчаялся когда-либо продать этот мотоцикл.

Хок мало того, что получил хороший мотоцикл со значительной скидкой, а еще и год бесплатного обслуживания. Но хозяин магазина был рад избавиться от капризной техники.


========== Глава 9 ==========


Офицер Дуглас Хикс был близок к панике. У них пропало уже несколько туристов, которые ушли погулять в заповедник и до настоящего времени не вернулись. Шериф Холлидей приедет из округа еще не скоро, а Хикс не знал, что ему делать. Он, конечно, провел все положенные по инструкции мероприятия, но люди продолжали пропадать.

Происшествия по времени практически совпали с началом грандиозного строительства на границе заповедника. Сначала пропала пара рабочих, строительство приостановили до выяснения всех обстоятельств дела. Владелец земли был весьма не доволен, но шериф Холлидей его убедил.

Вообще, место, где затеяли строительство, считалось проклятым, старожилы поселка рассказывали про него всякие ужасы, но Хикс не верил. Сам он родился очень далеко отсюда, а в поселок попал по распределению сразу же после окончания академии, так что он скептически относился к местным легендам.

На случай чрезвычайной ситуации существовала инструкция, на взгляд Хикса, пропажа пяти человек для их крошечного поселка — чрезвычайная ситуация. Дуглас Хикс позвонил по одному из номеров телефонов, оставленных как раз на такой случай. Он второпях немного ошибся номером, но не заметил этого.

На том конце провода ему ответил приятный женский голос.

— Вы позвонили на горячую линию. Мария Толк слушает. Еще раз повторите, пожалуйста, что у вас случилось.

— Говорит офицер Дуглас Хикс, поселок Лесной ручей, у нас пропали несколько человек в заповеднике. Требуется помощь.

— Ждите, помощь будет, — женщина положила трубку.

Дугласу Хиксу ничего не оставалось, как ждать. Прочесать всю территорию заповедника имеющимися силами не представлялось возможным. Он очень надеялся, что выделят вертолет. Конрад Маллоу и офицер Райтс еще не вернулись. Хиксу не давали покоя следы на месте исчезновения людей. Создавалось ощущение, что по земле протащили что-то очень большое, значительно больше пропавшего человека. Да еще эта слизь, про которую в лаборатории сказали, что это органика, и больше ничего. Что это конкретно они не смогли определить.

***

Шериф Гастингс вызвал Хока к себе.

— Из поселка Лесной ручей пришло сообщение о пропаже людей. Съезди, посмотри, что там происходит. Это техномир, население — люди. Подавляющее большинство не знает про межмировые порталы, так что осторожнее. Но кроме тебя послать некого. Заодно новый байк опробуешь, — подсластил пилюлю шериф.

Хок, выходя от шерифа, усмехнулся — не участок, а большая деревня. Про его новую покупку уже все знали.

Переход в другой мир прошел нормально. Ранее тут Хок не бывал, поэтому голова немного покружилась, усваивая наиболее распространенный местный язык. Это было своеобразным подарком от исчезнувшей древней расы — понимание местного языка будет автоматическим при переходе в новый мир, а местные жители будут понимать его.

Норт выдал карту с указанием нужного поселка. Маленький населенный пункт располагался на берегу живописного озера. Места тут очень красивые. Полудемон сориентировался на местности, и погнал байк в поселок Лесной ручей. В офисе шерифа его встретил взволнованный офицер Хикс — молодой человек худощавого телосложения. Он был близок к истерике, поскольку пропали еще двое полицейских.

— Здравствуйте, я помощник шерифа Хок Фишер, — полудемон представился и протянул офицеру руку. Тот машинально ответил на рукопожатие.

— Здравствуйте. Я Дуглас Хикс. Это я запрашивал помощь. Сколько человек прибыло с вами?

— Я пока один, если потребуется, то вызову подкрепление.

— Один?! — закричал офицер Хикс, — там огромный заповедник, который нужно прочесать в поисках пропавших. У меня просто нет больше людей. А сегодня пропали еще двое полицейских.

— Покажите на карте места, где пропали люди, — Хок старался говорить очень ровно и спокойно.

Дуглас Хикс показал на бумажную карту. На ней красными флажками были отмечены места, где предположительно пропали люди. Хок внимательно изучал карту, давая офицеру время прийти в себя.

— На местах исчезновения людей было что-то необычное? — спросил Хок.

— Да, немного крови, какая-то слизь и следы, как будто волокли что-то тяжелое. Вот фото. — Хикс уже достаточно пришел в себя и вполне мог отвечать на конструктивные вопросы.

Снимки были хорошего качества. Увиденное Хоку не понравилось.

— Вы знаете, что это? — уточнил Хикс, глядя на помрачневшее лицо помощника шерифа.

— Боюсь, что да, но предпочел бы ошибиться.

— Так что же это?

— Похоже на следы нордредина, это очень редкий вид крупных хищников.

— Это животное виновно в исчезновении такого количества людей?

— Надо проверить. В этой местности есть глубокие пещеры или заброшенные здания с подвалами? — спросил Хок.

— Пещер нет, насколько я знаю. Котлован под фундамент отеля только начали копать. После этого пропала первая пара рабочих. Есть заброшенный коллектор за городом. Там была стройка лет пять назад, но все забросили, тоже после пропажи нескольких рабочих.

— Коллектор сухой?

— В это время года да.

— Нам потребуются фонари.

Дуглас Хикс только сейчас обратил внимание на внешний вид помощника шерифа. Длинный плащ, шляпа, два револьвера необычного вида. Хикса охватила легкая зависть при виде байка приезжего. «Пижон», — подумал мужчина, но вслух ничего не сказал.

Хикс завел служебный мотоцикл, и они поехали за город осматривать заброшенный коллектор.

Мужчины зажгли фонари и спустились в коллектор. Луч то и дело выхватывал обшарпанные бетонные стены и мелкий мусор. Иногда Хок останавливался и прислушивался. Через некоторое время на полу начали попадаться кучки костей, судя по виду, от мелких животных. Хок и Хикс шли молча. Воздух не был особо затхлым. В месте, где тоннель раздваивался, офицер надломил палочку ХИС и бросил на пол. Слабый зеленый свет немного разогнал темноту, царящую в тоннеле. Мужчины, не сговариваясь, свернули налево. Костей на полу стало гораздо больше, они хрустели под ногами. Попадались даже явно человеческие кости, но довольно старые. Откуда-то потянуло запахом разложения. Еще не очень сильным, но уже вполне ощутимым.

— Логово твари совсем близко, чувствуете запах? — сказал Хок.

— Да. Ну и вонь.

— У него два сердца, нужно поразить оба, иначе тварь выживет. Стреляете во все, что шевелится, — жестко сказал Хок.

— Возможно, офицеры еще живы! — возразил Хикс.

— Если они здесь, то уже нет.

Хок отлично помнил, что нордредин размножается при достаточно большом количестве пищи. Единожды оплодотворенная тварь носит все в себе, а при благоприятных условиях откладывает яйца, из которых потом вылупляются личинки, в трупы крупных животных, человек ей тоже вполне подойдет для этих целей. А учитывая, сколько людей пропало за короткое время, то вполне возможно, что тварь уже не одна. При отсутствии пищи нордредин просто впадает в спячку на время от нескольких недель до нескольких месяцев. А так же он довольно медлителен в прохладном климате. Будь Лесной ручей гораздо ближе к экватору, в живых бы уже никого не осталось.

Хок не стал объяснять местному офицеру, что эта тварь обитает в одном из миров Перекрестка, ее ввоз в другие миры категорически запрещен. А вот как она сюда попала — большой вопрос. И это предстоит выяснить, после того как тварь будет уничтожена. Возможно, что не все в этом мире не подозревают о наличии порталов в другие миры.

— Нужно будет здесь все выжечь потом.

Хок осторожно шел вперед, посматривая периодически наверх. В этом тоннеле нордредину вполне хватит ума свалиться им на головы. Слух обострился до предела. Полудемон останавливался, замирал, вслушивался в тишину тоннеля. Однажды ему показалось, что услышал легкое шуршание. Но по усыпанному костями полу тихо передвигаться невозможно. Хок внимательно посмотрел наверх. Луч мощного фонарика выхватывал неровности и темные пятна на бетоне. То и дело на полу попадались черепа различных животных, а то и человеческие. Скорее всего, здесь скрыты тайны исчезновения многих людей. В коридоре появилось очередное ответвление, запах разложения усилился. Еле слышное шуршание раздалось снова. Хикс нервно оглядывался, луч света от его фонарика метался по сторонам.

Вот что-то темное промелькнуло. Помощник шерифа поднял фонарик повыше и замер. Такого крупного нордредина Хок еще никогда не видел. Больше всего животное походило на осьминога, но при этом являлось сухопутным. Он висел под потолком дальше по коридору и уже примеривался, как половчее схватить Хока длинными щупальцами. Из объятий твари он бы уже не выбрался живым. Звук выстрела разорвал тишину. Помощник шерифа всадил в эту тушу все шесть пуль. Звук выстрелов многократно отразился от стен. Хикс очнулся и поддержал огнем. Хок перезарядил револьвер. Тварь мешком свалилась на пол, перегородив проход. Лужа крови растеклась по полу.

— Осторожно, не подходите к нему, — сказал Хок.

Но было поздно. Хикс подошел к туше и пнул ближайшее щупальце. Другое щупальце мигом обхватило человека и начало сдавливать. Отчаянный крик Хикса эхом разнесся по тоннелю. Он пытался разжать обхватившее его тело щупальце, но силы были не равны. Хок выстрелил в нордредина еще шесть раз, только после этого туша конвульсивно дернулась, и удерживающее офицера щупальце разжалось.


========== Глава 10 ==========


На обратном пути Хикс сильно прихрамывал. Множественные гематомы еще долго будут «украшать» его тело. Хорошо, что обошлось без переломов, хотя врачу показаться не мешало бы.

Выйдя из коллектора, Хок обнаружил на земле следы от колес своего байка в местах, где он точно не ездил перед спуском в коллектор. Видимо, его транспортом заинтересовался кто-то посторонний и попытался присвоить. При переходе в техномир возможности духа-хранителя, живущего в мотоцикле, сильно ограничивались, но он по-прежнему оставался самой надежной защитой от угона. В мире Перекрестка угонщику пришлось бы весьма несладко. Хотя, судя по сильно взрытому колесами грунту, дух честно выполнял свои обязанности.

Хок вспомнил свою первую поездку на новом байке. Впечатления были еще очень свежи в памяти. Несколько раз в пути байк вставал на заднее колесо и всячески проявлял норов, чуть не спровоцировав аварию. Другие водители обложили полудемона отборными ругательствами. Собственно, дом его хорошего знакомого экзорциста был первым местом, куда поехал Хок сразу же после покупки. Том Фаер внимательно посмотрел на байк, поцокал языком:

— Интересное у тебя приобретение. Первый раз вижу такое, — сказал мужчина.

— А что не так? — спросил Хок.

— Да, понимаешь, дух-хранитель подселен по всем правилам, но он оказался не очень сильным, и в байк самовольно подселился еще один дух. И теперь они страшно не довольны соседством. Обычно они рады служить людям, в этом весь смысл их существования.

— В магазине меня заверили, что там живет младший-дух хранитель, как и положено для этой модели.

Фаер пожал плечами.

— Духи есть. Я могу одного выселить, а лучше обоих сразу и призвать другого. Правда, с учетом привязки духа к тебе это будет очень сложно, но выполнимо.

— Какой привязки? — удивился Хок.

— На крови.

Хок вспомнил, что умудрился поранить руку.

— И что ты мне посоветуешь?

— Лучше заменить, а то намучаешься ты с ними.

Глазницы черепа, украшающего байк, зажглись красным при словах Фаера. Дух явно не хотел быть выселенным и обреченным на вечное скитание без приюта, а то еще и развеянным. Иногда блуждающим духам удавалось самим вселиться в какую-нибудь вещь, но чаще всего в этом случае хозяева вещи вызывали экзорциста.

Байк мелко затрясся, между духами шла нешуточная борьба за место жительства. Фаер принес специальный контейнер, в который можно было отселить лишнего духа.

Победил сильнейший и в данном случае вреднейший из духов.

— Ну вот, теперь он один.

— Я думаю, какой из них остался, нет смысла спрашивать?

— Конечно. Тебе достался дух с самым скверным характером, которого я только видел, — экзорцист потер руки, — Выселяем?

Хок задумался. От духа пришло заверение, что он будет честно выполнять свои обязанности, а также просьба его не выгонять.

— Посмотрю на его поведение, — ответил полудемон.

Оставшись в одиночестве, дух вел себя практически образцово в отношении Хока, но это не распространялось на остальных.

Если Хикс и удивился увиденной картине, то вслух ничего не сказал. Хок связался со своим начальством.

— Шериф, я обнаружил нордредина около поселка Лесной ручей, имеются человеческие жертвы.

— Особь крупная? — уточнил Гастингс.

— Очень. Ей явно несколько лет. Возможно, успела отложить яйца.

Хок ясно представил, как у шерифа резче обозначились морщины на усталом лице при этом известии.

— Я отправлю людей, проверить работников портала, правда, ждать придется долго, — ответил шериф. — Без контрабанды тут не обошлось. А к тебе высылаю ищейку, если нордредин не один, то помощь не помешает.

Хок убрал норт в карман плаща.

— Вызывайте экспертов, — сказал помощник шерифа и добавил, — в помощь пришлют специалиста с обученной ищейкой на случай, если хищник не один.

К возвращению шерифа Холлидея из округа вокруг коллектора крутилась масса различных специалистов. Человеческие кости тщательно отобрали и сложили. Потом проведут идентификацию. Нашли останки туристов и пропавших полицейских, тварь еще не успела их сожрать целиком. Тела рабочих так и не нашли, возможно, самые свежие скелеты принадлежат им. Сюрпризом стало обнаружение скелетов с пулевыми отверстиями в черепах. Сразу же после этого прилетело большое начальство из округа. Коллектор явно использовали для сокрытия следов преступлений. Хок разворошил осиное гнездо. Была произведена масса экспертиз, отснято множество фотографий. Отчеты об исследованиях занимали половину шкафа.

Нордредина сожгли, так же как и тела погибших людей, в которые он успел отложить яйца. Хок настоял на этом после идентификации. Местные пытались возражать, но как только начальство из округа услышало об отложенных яйцах, что было подтверждено экспертами, то тут же дало отмашку на кремацию, а на территории с этого момента люди работали только в защитных костюмах. Хотя Хок считал эту меру уже излишней.

Шерифу Холлидею очень не понравилось, что на его территории хозяйничают посторонние люди, но сделать ничего не мог, а уж после визита начальства из округа, вынужден был оказывать всяческое содействие.

***

Вечером после возвращения шерифа Холлидея из округа ему позвонили.

— Шериф, мне кажется или вы о чем-то забыли? — спросил хорошо знакомый голос, который Холлидей предпочел бы никогда больше в жизни не слышать.

— Я ни о чем не забыл, но тут начальство и эксперты из округа, они мне не подчиняются. А еще пришлый помощник шерифа с широкими полномочиями, — шериф ненавидел оправдываться, но другого выбора у него не было.

Он прекрасно помнил, как опасен тот человек, с которым он разговаривал сейчас.

— Они не должны больше ничего найти. Как вы этого добьетесь, меня не касается, — в трубке раздались короткие гудки.

Шериф смотрел перед собой, но не видел даже своих рук, сложенных на столе. Он думал о том, что с ним будет в случае, если он не выполнит озвученное пожелание. О карьере можно забыть, если не о жизни. Свои интересы для звонившего превыше всего. Он спокойно перешагнет не только через шерифа, но даже через окружного прокурора. По чьему заказу убили предыдущего прокурора округа, знали или догадывались все, но доказательств не было.

Судебный процесс рассыпался как карточный домик. Свидетели отказывались от своих показаний, у экспертов произошел пожар, и все материалы по этому делу и ряду других сгорели дотла, старшего эксперта, который был уже в солидном возрасте, насмерть сбила машина на пешеходном переходе, и водитель скрылся с места ДТП.

Через пару дней эксперты закончили работать в коллекторе и уехали, а с ними отбыло и начальство из округа. Но пришлый помощник шерифа и не думал покидать их поселок. Чуть позже к нему присоединился сотрудник с ищейкой на поводке. Зачем нужна эта псина буро-рыжего окраса с темными подпалинами, шериф Холлидей не сомневался. Они будут искать другую тварь. Вежливый разговор с Хоком Фишером на тему, что дальше они сами разберутся, ничего не дал. Правда, шериф был уверен, что больше они ничего не найдут.


========== Глава 11 ==========


Хоку не понравилось настойчивое желание местного шерифа его выпроводить из поселка. С одной стороны терпеть чужаков на своей территории никому не хочется, а с другой — вызывает нехорошие подозрения. Тем более, что помощник шерифа был абсолютно уверен, что дело еще не закончено. От Гастингса пока не было никаких известий. Хок позавтракал в местном кафе и отправился на поиски пропавших, прихватив с собой бутерброды и бутылку воды.

С утра Хок и Кроули с ищейкой углубились в заповедник. Красота этих мест впечатляла. Сейчас они шли по одному из туристических маршрутов. Помощник шерифа решил начать с того места, где пропали первые туристы. Тропа здесь раздваивалась. В направлении коллектора они не пошли, а углубились в лес. Собака вела себя спокойно.

Хок предполагал, что нордредин спокойно жил в коллекторе до тех пор, пока его не потревожили рабочие, копавшие котлован под фундамент отеля. Шум работающей техники вполне мог вывести животное из спячки, в которую оно впадает в прохладное время года. Убедившись, что доступной пищи много, оголодавший нордредин начал охотится. Первыми ему попались рабочие, потом пара туристов, а затем полицейские. Но туристов изначально потерялось больше, чем нашли подходящих скелетов в коллекторе. Когда Дуглас Хикс запрашивал помощь, то речь шла о пяти пропавших, но тогда о том, что полицейские тоже пропали, еще ничего не было известно. Куда делись еще три туриста, предстояло выяснить.

Сейчас Хок и Кроули повторяли маршрут разыскиваемых людей, тела которых не были найдены. Самые свежие скелеты уже идентифицированы. Над остальными придется долго и упорно работать, но этим займутся местные.

Хоку же придется выяснить, кто и зачем привез в этот мир нордредина. Это преступление серьезно каралось по закону Перекрестка миров.

Лесная тропинка уводила их все дальше от поселка. Собака вела себя очень спокойно всю дорогу, но после очередного поворота вдруг забеспокоилась, нырнула за ближайший куст. Хок и Кроули поспешили за ней. На небольшой полянке нашлись следы нордредина. В этот раз, судя по следам, мелкое травоядное животное стало его добычей, которую эти хищники обычно утаскивают в свое логово.

Хок и Кроули шли за собакой, которая взяла след, уже довольно долго и сильно отклонились от туристического маршрута. Наконец, ищейка привела их к глубокому оврагу с почти отвесными стенками, в одной из которых имелся вход в нору. Прямо над ним росло высокое, толстое дерево. Очевидно, нордредин отвоевал ее у прежнего владельца и приспособил для себя. Сейчас дно оврага было сухим. Хок заснял это место на норт, сохранил координаты и отправил Гастингсу.

По стенке оврага посыпалась земля тонкой струйкой. Хок посмотрел наверх. На него смотрел местный шериф.

— Я предлагал вам уехать, но вы предпочитаете лезть в чужие дела, — сказал Холлидей и отошел от края, демонстративно повернувшись спиной к оврагу.

— Вы знаете, что делать, — бросил один из подошедших людей, стоящих по краям оврага, вооруженных разнокалиберным оружием.

Позиции Хока и Кроули были очень невыгодными. Ищейка первой нырнула в нору, мужчины последовали за ней, не раздумывая, хорошо, что вход, ограниченный толстыми корнями дерева, был достаточно просторным. Прозвучало несколько выстрелов, с досады пущенных им вдогонку с противоположной стороны оврага. Хок сомневался, что кто-то из тех людей полезет в нору за ними.

Снаружи посыпалась земля, сбоку от входа кто-то мелькнул.

— Лезь за ними сам, если хочешь. Все равно тварь их сожрет. А сами полезли — так нам возни меньше, — послышался голос одного из людей.

Щелкнула зажигалка, снаружи закурили. Хок не видел говоривших. Но он не сомневался, что их будут караулить снаружи.

— Мы сейчас их оттуда не вытащим, нас же просто перестреляют, — начал возмущаться другой голос.

Дисциплина у них явно не на высоте, хотя, что взять с простых бандитов. Но все может измениться, если появится кто-нибудь из ближайших подручных главаря банды. Шериф продемонстрировал, что не будет вмешиваться ни в каком случае.

Кроули отряхнул испачканную землей куртку. Помощник шерифа отошел подальше от входа, нора начала расширяться, и стоять уже можно было практически в рост, завернув за угол, надломил палочку ХИС. Бледно-зеленый свет осветил земляные стенки норы, кое-где из них торчали корни деревьев. Собака вела себя довольно спокойно, значит, нордредин очень далеко. Возможно, он даже спит, переваривая пищу. Но на такую удачу Хок не стал бы рассчитывать. Они потихоньку пошли вглубь норы.

***

Шерифу Холлидею была глубоко противна сложившаяся ситуация. Но на крючок он попал уже так давно и сильно увяз, что уже ничего изменить бы не смог. К тому же он не был уверен, что в его же офисе другие полицейские не стучат на него Нортону. Тот никогда не переставал контролировать обстановку, иногда напоминая о себе звонками, такими как был на днях, хотя чаще всего его просили ни во что не вмешиваться. Но сегодняшний случай явно показал, что Нортон ему не доверяет и решил проконтролировать все сам. Раньше он не присылал своих головорезов.

Когда Холлидей еще не был шерифом, а проработал в полиции всего несколько лет, он ехал с вечеринки в подпитии. Ему не стоило садиться за руль и тем более так гнать по трассе, но он вдрызг разругался с Линдой и хотел выпустить пар. Друзья отговаривали его от поездки, но он уперся.

— Ты пьян, давай вызовем такси.

— Да пошло оно все. Я сам доеду, не так уж я и пьян, — Холлидей со злостью захлопнул дверцу машины.

На ночной дороге Холлидей слишком поздно заметил человека, который появился перед капотом буквально из ниоткуда. Затормозить полицейский не успел, последовал сильный удар. Холлидей вышел из машины, подбежал к пострадавшему, убедившись, что перед ним труп, уехал с места происшествия. К утру алкоголь окончательно выветрился из его головы, и мужчина все вспомнил… После такого о карьере можно забыть. Он еще думал, как ему поступить, когда под дверь его квартиры подсунули желтый конверт из плотной бумаги. Из него выпали фотографии с места происшествия. Он узнал свою машину и себя около трупа. А потом полицейский впервые услышал голос Нортона по телефону.

— Нравятся фотографии?

— Кто это говорит? — голос Холлидея звучал хрипло.

— Это Нортон. Я надеюсь, вы понимаете, что произойдет, если эти снимки попадут куда следует?

— Да.

Он прекрасно понимал, что его удачно подставили, но факты есть факты. Карьера даже пошла в гору. Но Нортон не преминул напомнить о себе, поздравляя с новой должностью. Срок давности по тому ДТП со смертельным исходом еще не истек. Звонков не было какое-то время. Холлидей уже понадеялся, что Нортон умер, но его ожидания не оправдались. Он периодически напоминал о себе звонками и просьбами. А потом Холлидей получил очередной желтый конверт с данными по счету, открытому на островах на его имя. Сумма там значилась значительная. Даже если он не будет прикасаться к этим деньгам, у дисциплинарной комиссии возникнет куча вопросов об их происхождении. Тем более его перед этим настоятельно попросили убрать патрульных с одного из участков на пару часов.

Сейчас Холлидей оказался меж двух огней. Как легко исчезают неугодные Нортону люди, шериф знал.

Нортон может и не подозревать о существовании УСП, эмблему которого шериф видел у Хока Фишера. Но те точно заинтересуются пропавшим помощником шерифа. Холлидей не знал всех подробностей, полагая, что это просто очень засекреченный отдел полиции, но неприятности предчувствовал. Его жизнь была бы намного проще, если бы Хок Фишер отбыл из Лесного ручья целым и невредимым, даже несмотря на заваренную им кашу, которую еще неизвестно как расхлебывать. А еще проще, если бы Хок Фишер никогда не приезжал в Лесной ручей.

Холлидей точно знал, что из норы той твари есть два выхода…


========== Глава 12 ==========


Один из бандитов отделился от группы, караулить этого помощника шерифа около норы можно долго. Старший сказал избавиться от мотоцикла. Трою было жаль хорошую технику, но такой себе не оставишь — уж очень он приметный. Парень решил его спрятать, а потом отогнать в соседний город. Там знают, что делать в таких случаях.

Мотоцикл притягивал взгляд. Трою очень захотелось прокатиться, благо ключ остался в замке. Байк завелся без проблем. А дальше глазницы черепа зажглись красным, дух перехватил все управление на себя. Мотоцикл резко стартовал с места. Дух-хранитель повторил свой любимый трюк со подъемом на заднее колесо. Молодой бандит был не готов к такому развитию событий.

Дух вдоволь покуражился над парнем. Теперь Трой понял, почему его предупреждали, чтобы он не садился на мотоцикл. Он отшиб себе при падении все, что только можно. Болело буквально все тело, а мотоцикл просто уехал…

— Старший меня убьет, — прошептал парень, лежа на дороге. Вставать не хотелось.

***

Нортон от своих подручных узнал, что Хок Фишер нашел нору второго нордредина и сейчас там.

— Вам ничего нельзя поручить! — мужчина был очень зол.

— Мы все сделаем, шеф, не беспокойтесь.

Нортон подошел к бару, выбрал бутылку из имеющегося многообразия и плеснул в стакан виски.

Мужчина был сильно недоволен ситуацией. Ему ничего не удалось выяснить о личности этого Хока Фишера, даже пользуясь всеми своими связями. В лучшем случае ему говорили о каком-то секретном подразделении. А один из его очень хороших знакомых в администрации округа напрямую посоветовал не связываться, как только увидел фотографию помощника шерифа. Пояснять ничего не стал, сославшись на отсутствие допуска к таким сведениям. А «темных лошадок» Нортон очень не любил. От них всегда можно ждать неприятностей. Он предпочел бы устроить еще одно ДТП со смертельным исходом. А потом пусть хоронят то, что останется от Хока Фишера. Но эти идиоты умудрились упустить его.

Нортон был в курсе того, что случилось с первым нордредином, и не был уверен, что второго не постигнет такая же участь. Это сильно вредило его планам в районе Лесного ручья. Нортон допил виски и с силой швырнул стакан в стену. Животное обошлось ему очень дорого. А цель еще не достигнута. Мало кто сможет связать жуткую тварь, поселившуюся в коллекторе, с ним. Доказать все равно ничего не смогут.

***

Хок и Кроули шли вглубь норы вслед за собакой. Кроули включил мощный фонарик. Чувствовалось, что сначала нора принадлежала хищнику гораздо меньших размеров, а потом ее искусственно расширили. Более высокому Хоку пришлось идти немного пригнувшись. Как ни странно, костей под ногами они не обнаружили. Либо эта часть норы еще не обжита нордредином, либо у него столовая в другом месте. Они дошли до своеобразной развилки. Собака никак не могла определиться, какое направление выбрать. Кроули ее не торопил. Ищейка принялась все тщательно обнюхивать в поисках более свежего следа. Скорее всего, они уже очень близко от основного места обитания хищника. Мужчины утроили осторожность.

Ход то расширялся, то опять сужался, хорошо, что дополнительных ответвлений больше не попадалось. Зато появились кости на полу. Среди них попадались и человеческие, но не так много, как в коллекторе. Собака сделала характерную стойку. За следующим поворотом обнаружилась просторная искусственная пещера и нордредин. Размерами он сильно уступал тому из коллектора. Хок разрядил в тварь оба револьвера. Животное забилось в агонии. Они отошли подальше, чтобы не попасть под хаотичные удары щупалец. А потом Хок перезарядил оружие заново.

Облазив всю пещеру, мужчины нашли скелеты пропавших людей, рядом еще валялись грязные обрывки оранжевых жилетов, которые туристы обязательно надевали, идя на прогулку в заповедник, а также другие вещи, которые хищник не смог переварить. Они все были перепачканы слизью, образовавшейся после выделения нордредином пищеварительных соков, под действием которых мягкие ткани преобразуются в желеобразную массу, и животное просто ее всасывает. В результате от человека или животного, послужившего обедом нордредину, остается скелет. У этих животных нет зубов. Тот, кто привез сюда эту тварь, мог и не знать об особенностях процесса ее пищеварения, иначе не использовал бы для сокрытия следов своих преступлений. Как еще можно объяснить наличие скелетов со следами огнестрельных ранений в коллекторе?

Хок заснял все на норт. Затем мужчины двинулись на поиски выхода из пещеры. Ищейка спокойно трусила впереди. Проход становился все уже, Хоку приходилось сильнее пригибаться, чтобы не задевать земляной потолок головой. Впереди забрезжил свет, Кроули выключил фонарик. Этот выход из норы нордредина находился не в овраге. Мужчины увидели небольшую поляну, поросшую по краям высокими деревьями и кустарником.

Полудемон прислушался. Снаружи кто-то был. Потом раздались выстрелы. Хок заметил местного шерифа, который под прикрытием дерева вел перестрелку с кем-то, кого Хок не видел. Зато в его поле зрения попал еще один бандит, пытающийся обойти Холлидея сзади, сейчас ему мешали деревья. Хок, не задумываясь, подстрелил бандита. Шериф в этот момент попал в своего противника, который неосторожно высунулся из-за дерева, думая, что его подельник добрался до шерифа. Стрельба прекратилась. Холлидей сменил обойму. Получается, что он сделал свой выбор.

Хок и Кроули осторожно выбрались из норы, ищейка вышла за ними, принюхиваясь. Шериф поднял руки, демонстрируя мирные намерения.

— Я хочу предложить сделку, — сказал он.

— Что вы хотите? — уточнил Хок.

— Информация о местных делах в обмен на программу защиты свидетелей.

— Хорошо, — полудемон был уверен, что Гастингс согласится на это.

Стрельба в заповеднике привлекла внимание других бандитов, которых отправили караулить чужаков. На поляне появились новые действующие лица. В ходе ожесточенной перестрелки все бандиты были либо убиты, либо серьезно ранены.

Кроули получил пулю в ногу, шериф Холлидей был дважды ранен, Хоку крупно повезло в этот раз. Ему попался очень ловкий бандит. Одна пуля попала помощнику шерифа в шляпу, а другая в норт, а третья в руку. Не переложи он норт в верхний карман плаща, все закончилось бы плачевно. Поскольку артефакт является не уничтожаемым по своей сути, то он сработал в роли бронежилета, остановив пулю. Корпус аппарата даже не треснул, а сам норт продолжал исправно работать. Теперь у Хока на груди красовалась здоровенная гематома. Они вызвали помощь. Всех доставили в местную больницу. Во время операции эксцессов не было.

Зато потом Хоку пришлось охранять шерифа Холлидея, на которого было совершено покушение, практически сразу же после перевода из реанимации в обычную палату.

За время вынужденного безделья в местной больнице полудемон перезнакомился со всеми медсестрами в отделении. Новенькая медсестра сразу же привлекла его внимание, точнее ее стройные длинные ноги, практически не закрываемые коротким белым халатиком. Медицинские маски носили почти все медсестры, но вот дорогие туфли на высоких каблуках — нет. Он проследовал за ней в палату Холлидея. Хок схватил девушку за руку в тот момент, когда она пыталась вколоть что-то в систему шерифу. Лжемедсестра бросила шприц и ударила Хока по раненой руке.

С женщинами полудемон обычно не дрался, но конкретно эта продемонстрировала отличное знание приемов рукопашного боя. От производимого ими шума шериф проснулся и нажал кнопку вызова персонала. Хоку с трудом удалось вырубить диверсантку. В палату набился персонал больницы, прибежавший на крики дежурной медсестры. Полудемон связался с шерифом Гастингсом и вызвал помощь в связи с покушением на жизнь Холлидея. Брошенный лжемедсестрой шприц отправили на экспертизу. Лекарство, содержащееся в нем, спровоцировало бы сердечный приступ. Сейчас лжемедсестру допрашивали.

Как только Холлидея стало возможным перевозить, Гастинг забрал его на Перекресток миров вместе с Хоком и Кроули. Мотоцикл Хока отыскали и вернули владельцу.


========== Глава 13 ==========


Хока благополучно выписали из госпиталя к тому моменту, когда отработали всех сотрудников портала, ведущего в мир, где располагался поселок Лесной ручей.

Под подозрение попали двое: Тройси Бат и Корвин Лонс. Они получили довольно крупные суммы денег, примерно в то время, когда провезли нордредина. Так же сотрудники УСП проверяли всех контрабандистов, которые взялись бы за доставку этого животного. Наказание за подобное преступление было очень серьезным.

Но проверка Тройси Бата ничего не дала, он выиграл деньги в лотерею. Организаторов лотереи тщательно проверили, тираж не был подставным. В числе счастливчиков оказались и другие обитатели Перекрестка миров. Суммы были существенными, но не запредельными. Любой будет рад получить некоторую наличность, превышающую его ежемесячный доход в несколько раз. Эта лотерея пользовалась большой популярностью.

Корвин Лонс получил деньги в наследство от умершего дядюшки, обстоятельства смерти которого изучили досконально, но все было чисто. Смерть наступила от инфаркта, в его возрасте это не редкость. Тем более, что проблемы с сердцем подтверждались медицинской картой. Самые перспективные претенденты на роль сотрудника, пропустившего нордредина через портал, отпадали.

Бывший шериф Холлидей активно давал показания. Ему выделили крохотную квартирку в довольно приличном районе и небольшую сумму денег ежемесячно. Этого бы вполне хватило на скромную жизнь. Из его показаний, а также по данным от других людей, которых пришлось переселить на Перекресток миров по программе защиты свидетелей, вырисовывалась примерно следующая картина.

У некого Нортона, имелся свой интерес в районе поселка Лесной ручей. Он дважды пытался купить землю рядом с заповедником, но его обошли на торгах. Первого владельца земли Клайсьери, попытавшегося начать строительство, Нортон просто разорил. Но так, что прямых доказательств не было. Все делалось через подставные фирмы. Клайсьери был вынужден продать землю в районе Лесного ручья. В то время как раз и был сооружен коллектор. Но Нортона опять обошли. Землю выкупил его давний конкурент — Роледрин. У него был свой стабильный и налаженный бизнес, надежные деловые партнеры, его так просто не разоришь.

Когда именно предприимчивый делец Нортон прочно связался с криминалом, Холлидей не мог сказать. Тот умел прятать концы.

А потом началась череда несчастных случаев на стройке, страдали люди, ломалась техника. Но служба безопасности Роледрина вычислила того, кто устраивал диверсии. Этот человек, понятное дело, работал на Нортона.

Нортон никогда и ни перед чем не останавливался. Идея прикупить какое-нибудь хищное животное, которое будет наводить ужас на рабочих и жителей поселка, созрела у него давно. Ему посоветовали одного контрабандиста, который может достать все, что угодно.

В баре было сильно накурено. Звучали пьяные голоса. Место встречи и условия не понравились Нортону, но он был очень заинтересован в этом контрабандисте. Мелкий человечек невзрачной наружности наводил на мысли скорее об очередном посреднике, чем о самом исполнителе. Он лениво потягивал пиво, сидя за отдельным столиком в баре.

— Что вы мне можете предложить?

— Все, что угодно. Мароло может достать все, — ответил он, самодовольно ухмыляясь.

— Мне нужно взрослое хищное животное. Достаточно неприхотливое в содержании.

— У меня большой выбор, но я бы посоветовал вам взять нордредина.

— Никогда о таком не слышал.

— Это очень большая редкость, но он абсолютно неприхотлив в содержании.

Мароло очень рисковал, нордредина он должен был доставить совершенно другому покупателю в другом мире, но тот внезапно умер, поговаривали, что от ядовитого укуса цинского долгохвоста. Любитель экзотических животных из разных миров не правильно оценил опасность своего нового приобретения. А долго держать такой товар, как нордредин, нельзя, да и упускать деньги совсем не хочется. Сейчас контрабандист усиленно искал покупателя, так что ему повезло, что Нортон искал себе хищника.

Они сошлись на пятистах тысячах.

— Постараюсь доставить зверя на этой неделе, приготовьте для него пещеру или глубокую нору. Мясо он ест абсолютно любое. Вы можете быть уверены, что такого животного нет больше ни у кого.

Мароло принял Нортона за любителя экзотики.

Бармен, который поделился этими сведениями, а так же предоставил запись самих переговоров, сделанную скрытой камерой, получил жилье и новые документы от УСП, а также денежную ренту. Сейчас он и сам не мог бы сказать, что заставило его сделать эту запись. Бармен сильно рисковал, но уж очень ему не нравился этот тип — Мароло. Узнав, с кем разговаривал контрабандист, Торнтон хотел было уничтожить запись. Если Нортон узнает, что кто-то сует нос в его дела, то ему не жить. Но потом передумал и спрятал подальше на всякий случай и забыл о ней на несколько лет. А когда поднялась эта шумиха с нордредином из коллектора, бармен начал искать того, кому можно передать запись. Местные полицейские доверия не внушали, впрочем, как и начальство из округа. Но народ в баре активно обсуждал покушение на шерифа Холлидея и то, как его спас приезжий офицер. Ему-то бармен и передал запись. А потом к нему пришли люди с предложением переехать на новое место жительства.

— Понимаете, я многих людей видел за свою жизнь. А он какой-то искусственный. Все фальшивое, — рассказывал Торнтон Гастингсу, — Не буянит, платит аккуратно, а все равно что-то не то чувствуешь. Подвох какой-то.

— Фальшивый говорите? — уточнил шериф.

— Да.

Шерифу стало интересно, и он решил провести следственный эксперимент.

— Сейчас вам покажут группу сотрудников в рабочей обстановке и за обедом, посмотрите на них и скажите, кто из них вам покажется фальшивым, — сказал Гастингс.

— Хорошо, — бармен удивился, но согласился выполнить это задание.

После полуторачасовых наблюдений Торнтон указал на троих сотрудников.

— Не могу объяснить, что с ними не так, — неуверенно сказал он.

Гастингс усмехнулся, из всех сотрудников, работавших сегодня в офисе, бармен выбрал трех метаморфов, вынужденных на работе принимать человеческий облик. Дома они могли выглядеть, как угодно. Возможно, им следует искать не человека, а именно метаморфа.

Торнтон предпочел открыть новый бар на Перекрестке миров. А ходят к нему люди или иные разумные, бармену было безразлично. К расовому многообразию он со временем привык.


========== Глава 14 ==========


Хок с головой погрузился в статью о нордрединах. Сейчас об этих тварях он знал, наверное, больше всех в участке. Но как животное протащить незаметно для служащих через портал не представлял. Зачем древние вообще проложили портал к Лесному ручью, оставалось загадкой для Хока. Идею с подкупом работника станции пришлось отбросить. Все сотрудники, получившие весомый доход, были проверены, а ради пары монет никто не стал бы рисковать и покрывать контрабанду нордредина. Слишком серьезная ответственность за это преступление, а учитывая многочисленные человеческие жертвы, то срок давности рассматриваться в суде не будет.

К счастью, Лесной ручей особой популярностью у жителей Перекрестка миров не пользовался, к тому же действовало ограничение, через портал пропустили бы только разумного, имеющего внешний вид, максимально похожий на человека, чтобы не шокировать жителей Лесного ручья. Исключение составляли метаморфы, им несложно притвориться кем угодно.

Дата примерного появления нордредина в поселке была известна. Хок проверял журнал регистрации, в который были занесены все, воспользовавшиеся этим порталом жители Перекрестка миров и его гости. Больше всего помощника шерифа интересовали люди с крупногабаритным грузом. В дамскую сумочку взрослый нордредин просто не поместится.

Дело осложнялось тем, что они искали метаморфа, а он может выглядеть как угодно. Когда метаморфов попытались обязать регистрировать наиболее часто принимаемый облик, они возмутились ущемлением своих прав. А то, что не все метаморфы являются законопослушными гражданами, остальных мало волновало. Но если метаморфа ловили на использовании чужого облика в преступных целях, то ему за это полагался солидный тюремный срок и большой штраф в пользу того, чей облик был использован.

Помощник шерифа отправился к специалистам по нордрединам проконсультироваться насчет возможностей перевозки этих животных. В расследовании они что-то явно упускают. Не заметить такую тварь просто невозможно.

На кафедре биологии было шумно, девушки разных рас в белых халатах наперебой начали предлагать свою помощь Хоку. Обаятельный полудемон произвел на них впечатление. Пока не пришла преподаватель — высокая стройная светловолосая женщина и не разогнала всех по местам.

— Кто не сделает сегодня лабораторную работу и не отчитается по всем задолженностям, зачет не получит.

Девушки со вздохом отправились на занятия. Некоторые украдкой оглядывались на Хока.

— Доктор наук Райна Норгис, — представилась женщина средних лет в стильных очках, — чем я могу вам помочь?

— Меня интересует, каким образом возможна перевозка взрослых нордрединов, — ответил Хок.

Оказалось, что статья, опубликованная в научном журнале, которую изучал помощник шерифа, не содержит всей информации. О чем его с радостью просветила Райна Норгис — специалист по нордрединам.

— Кто-то опять занялся контрабандой?

— Да. Нордредин стал причиной смерти нескольких людей в одном из миров. — Хок показал снимки из коллектора, сделанные около поселка Лесной ручей.

На лице доктора наук не дрогнул ни один мускул. Она внимательно рассмотрела снимок самого нордредина.

— Первый раз вижу такой крупный экземпляр. Обычно они гораздо меньше, — произнесла женщина с сожалением в голосе.

— Какой минимальный размер и вес может иметь взрослая особь?

— Все зависит от места обитания и наличия доступной пищи. При недостатке питания нордредины крупными не вырастают. Вашего очень интенсивно кормили, — сказала Райна Норгис, кивнув на снимки.

— Его перевезли контрабандой, мы пытаемся установить как именно.

— Взрослых животных обычно не перевозят. Проще перевезти личинки и вырастить на месте. При отрицательных температурах взрослые нордредины впадают в состояние анабиоза. Эта информация не является закрытой, так что контрабандист мог этим воспользоваться. Теперь вам придется проверять все контейнеры с замороженным мясом, — сказала доктор наук с плохо скрываемой злорадной усмешкой, видимо, Хок произвел на нее не самое лучшее впечатление.

Когда за помощником шерифа закрылась дверь кабинета, Райна Норгис сняла очки и помассировала виски. Голова болела с самого утра, а тут еще и этот полудемон пришел со своими вопросами. Райна Норгис терпеть не могла мужчин, а красавчиков в особенности. Когда-то в студенческие годы она имела неосторожность встречаться с одним демоном, наигравшись, он ее бросил накануне выпускного бала, променяв Райну на красивую, но неимоверно глупую девицу. В дальнейшем Норгис неоднократно получала различные пакости и мелкие подлости от коллег-мужчин, и как специалиста ее признавать определенно не хотели. Но она сделала карьеру, несмотря на все препятствия.

Сейчас женщина выглядела обеспокоенной, скрывать информацию о нордрединах от УСП она не считала нужной, будет только хуже, если такой факт всплывет. Она не единственный специалист в этой области, хотя и самый заслуженный. Ей есть чем гордиться. Ее многочисленные научные труды на эту тему занимали половину стеллажа.

Но доктор наук вспомнила об одном разговоре, произошедшем лет шесть или семь назад. К ней обратилась женщина с вопросом о нордрединах, представилась корреспондентом из журнала «Современная наука», сказала, что пишет статью на эту тему. В тот день Райна Норгис получила разгромные замечания на свою работу от одного из коллег-мужчин и была крайне возмущена и расстроена. Внешне это ни в чем не выражалось, лицо она научилась держать давно, но на душе скребли кошки. Явный интерес к теме, неординарные вопросы со стороны журналистки позволили Райне расслабиться, она рассказала о нордрединах намного больше, чем обычно выкладывалось в печати. В том числе и о состоянии анабиоза, который пока был мало изучен. Через некоторое время она поинтересовалась, вышла ли статья, но в журнале ей ответили, что никого не посылали за материалом по нордрединам. Так что обладателями ценной информации могли стать те же контрабандисты.

***

Хок предполагал, что контрабандист, перевозя нордредина, использовал облик другого разумного. Помощник шерифа отправился побеседовать с людьми, которые воспользовались порталом, ведущим в Лесной ручей.

Первым на очереди был мелкий торговец различными диковинками. Его лавка располагалась на одной из тихих улочек города. Покупателей, судя по всему, было не много, и торговец откровенно скучал. Он очень долго вспоминал, но, порывшись в записях, подтвердил, что ездил в Лесной ручей лет пять назад.

— Поездка оказалась не очень удачной. Я рассчитывал приобрести больше интересных предметов, но у Клайсьери не оказалось ничего особенного. Обычные вещи, хоть и высокого качества. Я приобрел у него пару картин с пейзажами и все. — сообщил торговец.

Хок поставил в своем списке галочку напротив его фамилии. Торговец метаморфом не был.

Второй на очереди оказалась старушка Майджери Кендин. Она утверждала, что никуда не ездила уже давно. Но по данным книги регистрации она выезжала в Лесной ручей с целью захоронения своей умершей собаки. Труп животного перевозился в контейнере-холодильнике.

Небольшой чистенький домик, окруженный садиком с фруктовыми деревьями, где жила Майджери Кендин, произвел на помощника шерифа благоприятное впечатление, как и его хозяйка — аккуратная пожилая женщина в старомодном платье. Но дух-хранитель в доме был слабеньким и охранял только сам дом, а в сад при желании мог попасть кто угодно.

— Да, у меня действительно умер мой Лаки, я его похоронила в саду под деревом, но кто-то разрыл могилу и украл его. Я ходила в участок, заявление подала, но они даже не стали меня слушать, — на глазах старушки навернулись слезы.

— Кто мог видеть, что вы хоронили Лаки?

— Сосед Тори Тойки, он даже помог вырыть яму. А также я рассказала своим соседкам — Лизе Эббот и Майе Кот. Они очень сочувствовали моему горю.

Хок прикинул в уме, что об этом событии местные кумушки рассказали половине улицы. Забор вокруг участка не очень высокий, случайный прохожий вполне мог стать свидетелем похорон несчастного Лаки. Старушка показала Хоку фотографии довольно крупного пса темно-серого окраса.

— А вы ничего не подозрительного слышали в день, когда украли Лаки?

— Нет, я крепко сплю.

Помощник шерифа вернулся к порталу в Лесной ручей. В день, когда «Майджери Кендин» совершила переход в Лесной ручей, дежурить должен был Прай Райт, но он страдал с похмелья, и его друг — Таноко Яриий вызвался его заменить. Начальник портальной станции посмотрел на такую замену сквозь пальцы. Потом они все равно поменяются обратно. От Прая Райта ушла жена, а ранее он не был склонен к запоям. Рассказывая это, начальник станции чувствовал себя неловко.

— Я могу поговорить с ними? — спросил Хок.

— Да, конечно. Я дам адреса.

Дома друзей находились рядом и имели общий задний двор. Таноко Яриий оказался тейранцем. Серокожий гигант возвышался над Хоком на добрую голову. У этой расы старики находились в огромном почете, а все, что связано с похоронами и смертью, тем более. Помочь другу в затруднительной ситуации считается для тейранцев большой честью, а тут речь шла не только о потере лица, но и, возможно, работы.

То, что замена одного дежурного на другого подстроена, Хок уже не сомневался. Таноко Яриий был идеальным вариантом для предприимчивого метаморфа. Тейранец никогда не стал бы придираться к несчастной старушке, даже с учетом должностной инструкции. Он, скорее всего, проверил контейнер на сканере, убедился, что там замороженная органика, а вскрывать его не стал из уважения к горю пожилой женщины. Тем более, что в документах был указан мертвый пес.

— Расскажите о событиях, предшествующих вашему обмену дежурствами на станции, — обратился Хок к обоим друзьям.

Таноко Яриий и Прай Райт молча мрачно переглянулись. Визит представителя УСП не нес ничего хорошего.

— От меня ушла жена. Таноко меня отговаривал, но я все равно пошел в бар, очень хотелось напиться, хотя я обычно себе этого не позволяю, — начал свой рассказ Прай.

Из его слов выходило, что к нему подсел незнакомец, он очень сочувствовал его горю и все подливал спиртное в стакан Прая.

— Я сам не заметил, как напился вдрызг. Утром мне было так плохо, что я позвонил Таноко и попросил меня заменить.

— Как выглядел тот незнакомец? Он мог быть метаморфом?

— Может быть и мог, мне тогда было все равно с кем разговаривать.

— У вас есть знакомые метаморфы, которые могли быть в курсе того, что от вас ушла жена?

— Мы не скандалили, она просто ушла. Я специально никому не рассказывал только Таноко и тому типу в баре. На нашей улице много метаморфов. Наоборот, чистокровные люди здесь редкость, — ответил Прай.

Мужчина зря недооценивал любопытство соседей, кто-то что-то мог видеть и рассказать другим, а уж обсудить за спиной и подавно.

Хок вернулся к шерифу Гастингсу, рассказал ему все, что удалось узнать за сегодня. Теперь у аналитического отдела прибавится работы.

***

Аналитики просеяли буквально по крупицам всю информацию об окружении Таноко Яриия, Прая Райта и его жены, Майджери Кендин, проверили всех соседей, убили на эту работу несколько недель, но совпадение нашли. Один из одноклассников Тори Тойки — Макс Майроло в то время жил по соседству с Праем Райтом и, к тому же, был метаморфом.

Хок отправился поговорить с Тори Тойки.

— Как давно вы виделись со своим одноклассником Максом Майроло? — спросил Хок у Тори Тойки.

Мужчина задумался.

— Довольно давно, он часто исчезает надолго. Он же коммивояжер. Зато столько миров посмотрел, мне и не снилось.

— А где он может быть сейчас?

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросил Тори Тойки.

— Мы пока не знаем, — уклончиво ответил Хок.

— У Макса домик на окраине. В последнее время его дела шли неважно.

— Спасибо за информацию.

Похоже мужчина не знал что его друг занимается контрабандой.

***

Группа оцепила домик предполагаемого контрабандиста. Снаружи строение выглядело обшарпанным и нуждающимся в ремонте, хотя забор был высоким, сплошным и крепким в противовес самому дому.

— Макс Майроло!

На крики и звонок в дверь никто не отозвался. Хок задействовал артефакт, усыпляющий духа-хранителя, наличие которого было сложно заподозрить в этой развалюхе.

Один из бойцов выбил дверь, и группа рассыпалась по дому, проверяя все помещения. Хозяина дома Хок застал в момент смены внешнего вида. Зрелище довольно неприятное. Черты лица потекли и смазались, тело вытянулось. Скорее всего, он намеревался сбежать, но не успел. Аргумент в виде револьверов в руках Хока был весомым.

— Вы арестованы за контрабанду животных и использование облика другого разумного в преступных целях.

В подвале дома, оказавшемся очень большим по площади, группа обнаружила других животных, относящихся к редким видам, запрещенным к вывозу из миров их обитания. Преступление было на лицо.

Макса Майроло доставили в участок.

Допрос вел шериф Гастингс. Хок стоял, прислонившись к стене, и слушал сбивчивый рассказ контрабандиста. Разговорчивым он стал после того, как ему продемонстрировали снимки из коллектора с многочисленными скелетами людей, которых по приказу Нортона скармливали нордредину. До этого Майроло, более известный в определенных кругах как Мароло, разговаривать отказывался. Приглашенный адвокат, узнав суть дела, предложил сделку со следствием. Мароло подтвердил, что доставил нордредина человеку по имени Нортон, как они и договаривались тогда в баре.

Он также рассказал, что его друг Тори Тойки сообщил ему о смерти соседского пса, когда Мароло зашел к нему в гости в тот день и не застал хозяина дома в назначенное время. Они собирались попить пива. И тогда Мароло пришла в голову мысль, как провернуть это дело с доставкой нордредина через портал. Он знал о дружбе Таноко Яриия и Прая Райта, а также о культурных особенностях тейранцев, а про сбежавшую жену за спиной Райта не судачил только ленивый.

— Я честный контрабандист, я никого не убивал. С нордрединами я больше не связывался. Очень хлопотное занятие.

— Сколько нордрединов купил Нортон? — спросил Гастингс.

— Одного взрослого. Я его поймал сам, а не выводил из личинки. Клиент хотел получить взрослое животное и быстро.

— Откуда тогда взялся второй нордредин?

— Я тут не причем, они неплохо размножаются, когда много пищи и тепло.

Контрабандист побледнел, представив себе последствия.

— Я не думал, что его выпустят в коллектор, богатые коллекционеры редких животных обычно так не поступают.

***

Нортон находился в своем офисе и наблюдал за суетой на улице через панорамное окно. Какие-то люди в незнакомой ему форме окружили здание, в самом здании располагались офисы нескольких крупных компаний, а самому Нортону, имевшему и вполне легальный бизнес, принадлежал целый этаж. Шум в приемной убедил Нортона, что все происходящее не шутка и явились явно по его душу. Дверь кабинета распахнулась от хорошего пинка, и на пороге показался Хок Фишер, которого Нортон считал съеденным нордредином.

— Вы арестованы.

Наручники защелкнулись. Нортон оставался спокойным. Не менее чем через полчаса его адвокат будет на месте и во всем разберется. Арестовывали его уже не раз и не два, но всегда потом выпускали. Адвокат стоил хороших денег, но дело свое знал. Нортон позволил себя увести и посадить в машину.

Нортон забеспокоился только тогда, когда увидел, что они едут по дороге, ведущей в лес, а не в городской округ. Пульс участился. Капли пота выступили на висках. Машины остановились около домика лесника, живущего в заповеднике. Нортона вывели из машины и повели на огороженную высоким забором территорию.

— Что происходит? Кто вы такие? — спросил он.

— УСП, — Хок продемонстрировал значок, — Вы нарушили законодательство Перекрестка миров и вас будут судить.

— Я имею право на адвоката.

— Адвоката вам назначат на месте.

Нортона провели через портал, располагающийся в пристройке к дому. Точнее пристройка была возведена позднее вокруг станции портала, чтобы не привлекать внимание.

— Вы ничего не сможете доказать, — к Нортону вернулось его хладнокровие.

— Кое-что доказать мы сможем. За покупку контрабандного нордредина уже полагается солидный срок, а учитывая, что животное жило без присмотра, убивало и ело людей… — выражение лица Хока не обещало ничего хорошего, намекая на очень крупные неприятности.

Нортон серьезно забеспокоился. Учитывая, что он не был знаком с законодательством Перекрестка миров, предположения он мог строить бесконечно. Собственно, о самом Перекрестке миров он тоже ничего не знал. Нортона доставили в участок.

Через пару часов прибыл назначенный местный адвокат — мелкий мужчина с обширной лысиной и большим портфелем в руках.

— В чем конкретно меня обвиняют, и что вы можете сделать, чтобы вытащить меня отсюда? — спросил Нортон.

За последний час он прокручивал различные версии в голове, кто мог его сдать. Связать его и покупку нордредина было очень сложно. Забирать животное ездили подручные, они же расплатились наличными.

— Я изучил материалы дела. Учитывая многочисленные человеческие жертвы, боюсь, что ничего. В самом лучшем случае вы можете рассчитывать на двадцать пять лет заключения в городской тюрьме. Условия там сносные. И в вашем случае это хороший выход. Упоминание того, что часть людей была уже убита до того, как попала на обед к нордредину, ничего не изменит, а лишь увеличит срок и ухудшит условия содержания, — сообщил адвокат, направляясь к выходу.

Суд рассмотрел все материалы дела. Макс Майроло получил срок за контрабанду редких и опасных животных и за использование чужого облика в преступных целях. Суд учел его сотрудничество со следствием и пошел на смягчение приговора. Нортон был осужден на двадцать пять лет и теперь знакомится с многообразием обитателей Перекрестка миров, из числа нарушивших закон.

Таноко Яриий получил выговор за нарушение должностной инструкции. Эти события повлекли за собой коррекцию инструкции и увеличение числа рабочих мест. Теперь всех служащих портальных станций выпускали на дежурство не менее чем по трое, чтобы особенности культуры или религии не мешали им исполнять свои должностные обязанности.


========== Глава 15 ==========


Лаура Вайтли сквозь сон услышала, как звякнул норт, и перевернулась на другой бок. Утром, окончательно проснувшись, женщина обнаружила, что постель со стороны Хока пуста и давно остыла.

Сегодня выходной, ей так хотелось провести его вместе с Хоком только вдвоем, но он опять исчез, как и в другие дни. Лаура встала и пошла в душ, повернула кран до упора. По дну ударили шумные струи воды. Прохладная вода освежала, но, к сожалению, не избавляла от мыслей, против воли лезущих в голову. У ее младшей сестры уже давно семья и двое детишек, а у Лауры вечно ничего не клеится. Хок ее устраивал, как мужчина, но женщина прекрасно осознавала, что заветное предложение руки и сердца не прозвучит. Этот полудемон и семья с детьми — два несовместимых понятия. Умом понимала, но в душе зрела обида, притаилась змеей вокруг сердца и не отпускала. Нет-нет, да и напомнит о себе. Как вот сейчас.

С недавних пор за красавицей-квартеронкой начал ухаживать мужчина из дома напротив. Тим Ральф Бьерн не обладал особо яркой внешностью, как у Хока, но был очень вежлив и внимателен. Имел вполне мирную профессию бухгалтера. С таким мужчиной можно избежать казусов при знакомстве с родителями, а Хок, то отсутствовал в нужный момент, то оказывался с побитой физиономией. Ее мама бы точно не оценила здоровенный фингал под глазом у избранника дочери и сбитые костяшки пальцев. Это случалось редко, но в самый неподходящий момент. Помощник шерифа не самая спокойная профессия, а уж с характером и способностями полудемона влипать в различные неприятности и подавно.

Лаура пила кофе с круассаном. Хок так и не позвонил. Настроение испортилось окончательно. Впрочем, он никогда не звонил, будучи на работе, отнимающей у него огромную часть времени и сил. Лаура решила пойти прогуляться, чтобы развеяться. Женщина не удивилась, встретив на улице Тима, составившего ей компанию.

***

Звонок норта разбудил помощника шерифа рано утром в законный выходной. Он знал, что шериф Гастингс не станет его беспокоить просто так. Хок потихоньку собрался и вышел, стараясь не разбудить Лауру.

В офисе уже все собрались. Вызвали, как оказалось, не только Хока, но и бригаду экспертов. Значит, случилось что-то экстраординарное. Полудемон поздоровался с присутствующими и занял свободный стул. В зале находился также какой-то незнакомец. Когда все собрались, шериф Гастингс сделал объявление:

— Я собрал всех вас, чтобы сообщить, что у нас новое дело. Из мира Траймарс пришел вызов. Принц Рассильской империи Эйтан Адальнари настаивает на проведении расследования силами УСП, что уже необычно само по себе. Рассильцы очень закрытая раса. О том, как себя вести с ними, вам расскажет Рикберто Мираал.

— Добрый день, — голос приглашенного специалиста был хрипловатым после долгого молчания, — При общении с рассильцами вам следует знать следующее: чистокровные рассильцы являются очень сильными магами и воинами, полукровки также обладают магическими способностями, но не столь выраженными. Обращаться к знатному рассильцу нельзя ни при каких обстоятельствах, нужно ждать, когда он заговорит первым. Этого может и не произойти.

В зале загудели: как в таких условиях вести расследование и проводить опрос свидетелей?

Рикберто Мираал подождал, когда шум уляжется, и продолжил рассказывать.

— Эйтан Адальнари средний среди принцев империи. Рассильцы имеют по несколько жен, разговаривать с ними категорически запрещено. Вам предоставят доступ во дворец и разрешат опросить слуг.

Речь специалиста по расоведению была прервана появлением Моро. Заведующий архивом редко покидал свою территорию. Всех присутствующих привычно посетило ощущение потустороннего холода. Черный плащ с капюшоном полностью скрывал фигуру Моро. На кого именно он смотрит, было невозможно понять, но Хоку казалось, что взгляд этого существа, назвать его человеком полудемон не мог даже мысленно, обращен прямо на него.

— Некоторые рассильцы обладают даром прорицания, но никогда не видят свою судьбу и судьбы кровных родственников. Если рассилец предложит задать вопрос оракулу — кайраш, то не отказывайтесь, но будьте крайне осмотрительны. Это большая честь и не меньшая ответственность. Отказ будет расценен как оскорбление. Задать можно единственный вопрос и только в самом крайнем случае. Гнев потревоженного из-за ерунды оракула будет страшен. Ритуал, довольно долгий, и провести его согласится не каждый. Но иногда это единственный шанс узнать правду.

Рикберто Мираал был крайне недоволен вмешательством Моро в свой рассказ, но оспорить его слова не мог.

Все, что до сегодняшнего дня об этой расе знал Хок, сводилось к одному: лучше оказаться с разъяренным шипохвостом в маленьком замкнутом помещении, чем иметь дело с рассерженным рассильцем. Шансов выжить больше именно в первом случае. С ними никогда не спорили даже заносчивые вейронцы, которые прославились абсолютным пренебрежением опасностью.

— Рассильцы предоставили свой транспорт, — сообщил Гастингс.

***

От портала помощника шерифа с группой экспертов и их снаряжением доставили во дворец. Величественное строение произвело впечатление даже на Хока, равнодушного к архитектуре в целом. Многочисленная охрана, состоящая, в основном, из полукровок, не давала ни на минуту расслабиться. Группу провели на место совершенного преступления.

Комната поражала отделкой. Само помещение было визуально разделено на несколько зон. Сиреневые стены из тайсонского камня прекрасно сочетались с бассейном из того же материала, но чуть более темного оттенка, ковер с длинным ворсом, лежащий на полу, полностью глушил шаги. В углу расположились широкая тахта и столик на низких кривых ножках, на нем стояли графин и полный бокал с вином, ваза с местными фруктами. Всюду были разбросаны яркие небольшие подушки.

Лишним здесь было только тело молодой женщины, неподвижно лежащее на полу около столика, ее полупрозрачное одеяние мало что скрывало. При жизни она была очень красивой. Сейчас смерть наложила свой отпечаток на ее лицо. Длинные светлые волосы разметались по ковру, около левой руки лежал пузатый бокал, упав на мягкое, он не разбился, в нем еще оставалось немного вина рубинового цвета.

В углу неподвижной статуей замер рассилец. Богато украшенное вышивкой длинное одеяние и широкий пояс выдавали в нем представителя знати, а тонкий венец на голове мужчины, говорил о том, что перед ними принц.

Все, вошедшие в комнату, замерли. Как себя вести в этой ситуации, никто не знал.

Сопровождающий из местных низко поклонился принцу и тоже застыл неподвижно. Он не ожидал, что Эйтан Адальнари будет присутствовать лично при осмотре места происшествия.

Помощник шерифа внимательно рассматривал принца. Худощавое телосложение, темные волосы и тонкий нос — типичны для представителей этой расы. Рассильца окутывала слабая аура магии, но Хок сильно подозревал, что окажись они противниками, то он не успеет даже выхватить револьвер, не то что выстрелить, как в него прилетит какое-нибудь смертоносное заклинание.

«А он не так спокоен, как хочет казаться», — подумал Хок. Полудемон видел, как на виске рассильца бьется жилка. Взгляд проницательных темных глаз остановился на помощнике шерифа. Принц очнулся от своих раздумий, их группу заметили.

Пауза затянулась. Эйтан Адальнари повелительно махнул рукой. Эксперты сочли это указанием приступить к работе.

Погибшая женщина принадлежала к расе тайнари. Эксперты изъяли бокал с остатками вина, взяли пробу вина из другого бокала и графина.

Эксперты, осматривая тело женщины, не обнаружили на нем никаких видимых повреждений, следов борьбы. В комнате тоже разрушений не наблюдалось. Некоторый хаос, скорее всего, был присущ помещению изначально. Женщина что-то сжимала в правой руке.


========== Глава 16 ==========


Незадолго до происшествия.


Смутное беспокойство охватывало Эйтана Адальнари с самого утра. Он не был самым сильным прорицателем среди рассильцев, но видения его посещали достаточно регулярно, а в последнее время — образ мужчины с эмблемой УСП на одежде. Видения представляли собой сцены из жизни этого полудемона, причем не будущего, а именно происходящего в настоящее время или недалекого прошлого. Они не несли ничего угрожающего. Принца даже позабавила сцена с взбрыкивающим мотоциклом. Получается, что помощник шерифа может принести какую-то пользу для рассильцев в целом или лично для Эйтана Адальнари. Его интересовала эта загадка. Мало ли полукровок расселилось по разным мирам, почему именно этот помощник шерифа? Но принц знал, что нельзя вмешиваться в естественный ход вещей, поспешность может только навредить. Он терпеливо ждал, когда жизнь столкнет их на одной дорожке. Это случилось, но при очень печальных обстоятельствах для Эйтана Адальнари.

Утреннее видение было очень четким. Бокал с остатками вина, падающий на ковер, но принц не придал этому значения. Сегодня должен был состояться совет, на котором отец обязал его присутствовать, как и всех остальных принцев, достигших совершеннолетия. Эйтан Адальнари был шестым по счету сыном из тринадцати в большой семье императора Рассильской империи — Адельгона Адальнари, взойти когда-либо на престол для него было маловероятным событием. Совет касался дел империи и затянулся до позднего вечера. А когда принц вернулся в свои покои, занимающие практически половину этажа во дворце, то обнаружил, что его пятая жена — Эфри мертва.

Гнев, боль, сложно сказать, чего было больше в его душе в этот момент. Эфри он любил. Если первых трех жен ему выбирал отец, исходя из династических интересов, то четвертую жену — Юнису и пятую — Эфри Эйтан выбирал сам. Обычно в таких случаях служба безопасности дворца самостоятельно проводила расследование. Тем более, что речь шла о пятой жене, которая не была рассильянкой, а принадлежала к расе тайнари. Но Эйтан Адальнари приказал вызвать представителей УСП. Начальник службы безопасности дворца Борегер вынужденно подчинился, хотя и был сильно уязвлен в душе недоверием принца.

***

Сейчас Эйтан Адальнари наблюдал, как посторонние расхаживали по его покоям. Принц собрал всю волю в кулак, присутствие бесцеремонных иномирян раздражало, хотелось выплеснуть весь свой гнев и всю боль от потери в одном смертоносном заклинании. Среди этой толпы он заметил полудемона из своего видения. Все стало на свои места. Этот нахальный тип в шляпе и длинном плаще должен сыграть важную роль в расследовании. Иначе, зачем он здесь?

Полудемон его не подвел. Именно помощник шерифа нашел крошечный флакончик, закатившийся под одну из подушек, в изобилии лежащих на полу.

Собрав все улики, эксперты удалились.

***

Хоку и другим офицерам предстояло опросить целую армию слуг, благо на это имелось официальное разрешение от рассильцев. Их проводили в другое помещение. Судя по реакции начальника службы безопасности дворца, потянувшего воротник формы, они остались без присмотра со стороны Эйтана Адальнари. Хок сильно сомневался, что в присутствии принца слуги будут откровенно отвечать на вопросы. Для начала на все вопросы пришлось отвечать самому Борегеру.

Вопросы были стандартными для таких случаев: как зовут покойную, кем она приходилась Эйтану Адальнари, где тот был, когда умерла женщина, не ссорились ли они. Начальник службы безопасности, глядя на нахального полукровку, задающего такие вопросы, был готов задушить его голыми руками, но приходилось сдерживаться. УСП не простит нападения на сотрудника при исполнении им служебных обязанностей. Это происшествие тенью ляжет на репутацию принца, ведь именно он пригласил представителей УСП. Все показания записывались на специальный артефакт.

Из рассказа Борегера Хоку стало известно, что женщину звали Эфри, она приходилась пятой женой принцу, который весь день был на совете, собранном императором, о ссорах между супругами он не знает.

— Совет проводится регулярно? — уточнил Хок.

— Нет, император сам назначает дату, — ответил начальник службы безопасности, выдохнув, решив, что неудобные вопросы закончились.

— Кто мог желать смерти Эфри?

— Пятая жена, хотя она и благородного происхождения, это незначительная фигура. Она никому не интересна, ее дети не могут претендовать на особо высокую должность при дворе императора.

— У принца и Эфри есть дети?

— Нет.

— У принца личный штат слуг?

— Не совсем, про слуг лучше расскажет Гринли, — Борегер, пользуясь случаем, отошел от помощника шерифа.

Отравления при рассильском дворе не были такой уж редкостью, правда, обычно эти попытки обнаруживались на более ранней стадии. Всю пищу и напитки пробовали специальные слуги. Об этом Борегер «забыл» упомянуть, а помощник шерифа не догадался спросить. Борегер знал о том, что представляет собой распорядитель. Подобную маленькую месть можно считать недостойной, но начальник службы безопасности не смог удержаться.

Гринли оказался высоким худым стариком, на голову выше Хока. Он рассказал о слугах все, что знал, а также о жизни дворца. Из его показаний следовало, что в покои принца могли спокойно пройти до десяти слуг, не вызвав подозрений.

Вино принес один из личных слуг принца и разлил по бокалам. Слугу допросили. Он подтвердил, что принес любимое вино принца, которое наливал из специального бочонка другой слуга. Слуга, принесший вино, был бледным и обильно потел. Всем присутствующим было давно ясно, что речь идет об отравлении.

Хок ждал результатов экспертизы. Ему очень хотелось поговорить с принцем, но это было невозможно. Основной версией следствия сейчас было отравление. Судя по ее одеянию, женщина ждала мужа, она же не сумасшедшая назначать свидание кому-то в покоях принца. Но почему она выпила вино раньше его прихода, хотя оба бокала были полными? Эйтан Адальнари обнаружил Эфри уже мертвой.

В мозгу Хока теснился ряд вопросов: Кто добавил яд в вино? Могло ли быть так, что именно этот бокал предназначался принцу, а женщина выпила из него по ошибке? Если пятая жена такая незначительная фигура, то нет смысла ее убивать. Хок очень надеялся, что эксперты быстро установят вид яда.

Отчет экспертов ошеломил помощника шерифа. В бокале, из которого пила Эфри, был обнаружен яд айсонской гадюки, его следы остались также и во флакончике, найденном Хоком. Все бы ничего, но стоимость такой порции яда равнялась годовому бюджету их офиса. Помощник шерифа еще раз посмотрел на цифры. Все было правильно. Ниже стояло примечание от эксперта, что айсонская гадюка практически повсеместно истреблена рассильцами. Остатки популяции можно найти только в очень отдаленных от столицы болотах.

Расовой особенностью рассильцев является иммунитет к большинству ядов, за исключением яда айсонской гадюки, пыльцы черного цветка и сока из плодов дерева сойри. Наиболее сильным из перечисленных отравляющих веществ является яд айсонской гадюки. Из-за ее редкости и трудностей с отловом цена на этот яд очень высока. Кто-то явно не поскупился. Целили однозначно в принца, ради тайнари не имело смысла тратить такую значительную сумму денег, у этой расы нет иммунитета к ядам. Подошло бы и что-то менее дорогое.

Далее в отчете экспертов было указано, что в правой руке женщина сжимала прядь светлых волос, перевязанную розовой ленточкой. Ленточка из шелка высокого качества, в обычном магазине не купишь. У Эфри волосы одной длины, не похоже, что это ее локон, хотя цвет волос тот же. Результаты генетической экспертизы будут позже.

Наличие этих улик серьезно меняло дело.

От Гринли Хок узнал, что Эфри не имела собственных средств, все ее счета оплачивал муж. Старик все сокрушался, как можно не знать таких простых вещей, и продолжал поучать Хока. Тому приходилось молча выслушивать лекцию, остальные сотрудники потихоньку сбежали обедать. Помощник шерифа продолжал слушать старческий чуть дребезжащий голос, записывающий артефакт пискнул, сообщая, что место закончилось. Хок заменил артефакт новым.

Слуги вздохнули с облегчением, когда Гринли переключился на иномирянина. Старик оказался кладезем информации. Под конец своей долгой лекции он сообщил Хоку, что видел слугу, который не должен был заходить в покои принца, и даже устроил разнос, что он ходит без дела, когда надо работать.

Помощник шерифа вежливо поблагодарил Гринли за содействие, хотя в душе очень хотел его пристрелить. Вот не мог старый пень сразу рассказать о важном. Ищи теперь этого слугу по всему дворцу! А еще Гринли утверждал, что тот слуга заходил в покои принца до того, как принесли вино, то есть он никак не мог быть отравителем. Но с другой стороны, его вообще не должно было там быть. За ним послали, но было уже поздно. Гринли опознал труп.

На теле погибшего обнаружили колотую рану. Следы борьбы отсутствовали. Выражение лица мужчины было удивленным, удара он явно не ожидал. Кто-то заметает следы.


========== Глава 17 ==========


После того как обнаружили труп слуги в одном из подсобных помещений дворца, Гринли схватился за голову. Он уточнил по документам точное имя убитого — Илнио и выяснил, что тот принадлежал к числу личных слуг третьего принца — Бертиира Адальнари. Чаще всего Илнио выступал в роли посыльного.

Хок еще раз осмотрел кладовку, ставшую местом совершения убийства. Она явно была не самым посещаемым помещением во дворце, на полках кое-где скопилась пыль, на полу обнаружили отпечатки остроносых сапог, не принадлежавших убитому. Лужица крови на полу довершала картину.

В связи с невозможностью обратиться с вопросом к высокопоставленным рассильцам, Хоку предстояло только догадываться, зачем Илнио приходил в покои шестого принца, и посылал ли Бертиир Адальнари слугу к брату. В это время все принцы были на совете, так что слуге-посыльному просто нечего было делать в покоях Эйтана Адальнари. Все эти обстоятельства не облегчали расследование и без того сложного дела.

По информации от экспертов, флакончик с ядом принес именно Илнио. Они обнаружили остатки ауры, свидетельствующие о том, что флакончик находился у слуги достаточно долгое время. Это более надежный метод, чем отпечатки пальцев.

Вырисовывающаяся картина совершенно не нравилась Хоку. Подозрение падало на третьего принца Адальнари или это очень старательно пытались внушить. Опять придется разговаривать с начальником службы безопасности об отношениях между принцами, как с практически единственным доступным источником информации, а тот не слишком охотно помогает следствию.

Версию о том, что слуга мог действовать самостоятельно, Хок отмел сразу — яд слишком дорогой. А еще оставалась загадка с прядью волос, зажатой в руке женщины.

Помощник шерифа отправился поговорить с родителями Эфри. Хотя дочь не жила с ними с момента выхода замуж, но он считал, что они могут что-то знать о найденном локоне. Это явно что-то личное.

Хоку часто по долгу службы приходилось бывать в семьях, которые потеряли своих близких, а иногда и самому приносить плохое известие.

Родители Эфри проживали в элитном районе. Дом из белого камня располагался посреди небольшого зеленого тенистого парка. Хока встретил слуга и проводил к Рекмунду и Джилир Адельуг — родителям Эфри. Светская красавица и отставной военный, принадлежащий к местной аристократии, типичные представители расы тайнари — высокие и светловолосые. Но сейчас Хок видел только серьезно обеспокоенную мать.

При виде эмблемы УСП, на лице женщины отразилась такая безумная надежда, что Хок почувствовал себя особенно неловко.

— Вы нашли ее, мою Джигрид? — спросила она.

— Джигрид?

— Мою младшую дочь. Вы ведь за этим пришли?

Хок не знал, как в этой ситуации сообщить, что их дочь Эфри мертва. Рекмунд, почувствовав неладное, подошел к жене и взял ее за руку.

— Скажите правду, — бывший полевой командир был готов к любым новостям.

— Я расследую дело о смерти Эфри. В ее руке мы нашли вот это, — Хок показал локон.

Услышав о смерти старшей дочери, Джилир Адельуг закрыла лицо руками, плечи сотрясались от рыданий. Рекмунд обнял жену.

— Это волосы вашей младшей дочери?

— Да это ее. В день, когда Джигрид пропала, у нее были розовые ленты. Она не вернулась из школы, — Рекмунд, казалось, разом постарел на десяток лет.

— Вам поступали требования выкупа от похитителей?

— Нет.

Рекмунд увел жену в другую комнату, а потом вернулся в гостиную, где его ждал Хок.

— Расскажите, от чего умерла Эфри. Я должен знать.

— Яд айсонской гадюки в вине. Жертвой должен был стать ее муж.

— Я предупреждала мою девочку насчет рассильцев, но она ничего не хотела слушать, — с горечью в голосе произнесла Джилир, незаметно вернувшаяся в гостиную, — Эфри очень любила Джигрид.

Супруги показали помощнику шерифа снимок своей младшей дочери. С него на Хока смотрела улыбающаяся светловолосая девочка-подросток. Ее нужно найти как можно скорее, возможно, Джигрид еще жива. Хок попрощался с супругами и быстро вернулся во дворец.

В связи с новыми обстоятельствами, связанными с похищением Джигрид, у Хока мелькнула мысль, а что если ребенка похитили не ради выкупа, а для того чтобы шантажировать Эфри? Своих средств у нее не было, и похититель должен был знать об этом. Вино принесли позже, чем Илнио доставил флакон с ядом. Локон, скорее всего, тоже принес он. Если бы вдруг слуга каким-то образом вернулся в комнату и добавил яд в вино, то флакончик забрал бы с собой, Илнио незачем оставлять такую улику против себя и того, кто его послал. Но посыльный не возвращался, иначе попался бы на глаза бдительному Гринли, следящему за слугами в этой части дворца. Тем более что попасть в коридор, ведущий к покоям принца, можно было лишь двумя путями: по коридору для слуг, за которыми следил Гринли, и через основную часть дворца, находящуюся под наблюдением внутренней охраны. Они Илнио не видели. Коллеги Хока уже успели опросить охрану, после того как было найдено тело слуги. Следов борьбы не было. Выходит, что Эфри выпила яд сама. Но кто прислал отраву, и вынудил ее это сделать?

***

Узнав, что помощник шерифа получил отчет от экспертов, Эйтан Адальнари поинтересовался ходом расследования.

— Что вы узнали? — внешне принц был спокойнее статуи, но его внутреннее волнение выдавала магия, видимая полудемону. Магическое поле вокруг принца пульсировало.

— Ваша жена умерла от яда айсонской гадюки, принесенного Илнио, который служил вашему брату Бертииру Адальнари. Скорее всего, ее шантажировали, угрожая жизни похищенной младшей сестры. Эфри приняла яд сама.

При этих словах Хока и так мало выражающее эмоции лицо принца застыло. О напряженных отношениях Эйтана с братом во дворце догадывались многие. Но он ни за что бы ни поверил, что брат мог попытаться его отравить. Это не его стиль. Бертиир слишком горяч и вспыльчив. Скорее Эйтана ожидал бы вызов на поединок, если бы их отец категорически не запретил принцам выяснять отношения друг с другом подобным образом еще в детстве.

Принц желал знать правду. Но он прекрасно понимал, что следы этого преступления ведут туда, куда помощнику шерифа из УСП никогда не добраться, а проводи расследование начальник службы безопасности дворца, Эйтан Адальнари не узнал бы даже того, что сообщил ему Хок Фишер. Значит, смерть Эфри останется безнаказанной, чего Эйтан никак не мог допустить. Он любил жену, а она сделала свой выбор между его жизнью и жизнью своей сестры, выбрав свою смерть.

— Тот, кто приказал похитить Джигрид, и прислал яд, — продолжил Хок.

— Ты имеешь право на один вопрос кайраш. Не ошибись, — предупреждение прозвучало зловеще. — Ритуал состоится в полдень.

***

Слухи о кайраш быстро разошлись по дворцу. Многие осуждали Эйтана Адальнари, не вслух конечно, а очень тихим шепотом и то между собой, что он даровал право на вопрос кайраш иномирянину. Напряжение, висящее в воздухе, можно было буквально почувствовать. На неправильный или несвоевременный вопрос оракул мог и рассердиться, это принесло бы неприятности обитателям дворца. В последнее время кайраш все реже давал ответы на вопросы, пребывая в плохом настроении.

Помещение, где стоял оракул, произвело впечатление на Хока своей древностью. Дворец строился явно вокруг статуи, а стены этой комнаты появились уже потом. Серые камни, казалось, помнили мир еще до появления в нем рассильцев. Хок почувствовал себя маленькой песчинкой перед лицом вечности. Подобные рассуждения были не свойственны полудемону — любителю хорошей драки и быстрой езды. Хок стряхнул с себя наваждение этого места. Они пришли сюда по делу. Он должен узнать все об отравителе и найти Джигрид. Магия пронизывала каждый камень, теперь он увидел это.

Хок не умел так же хорошо скрывать свои чувства, как Эйтан Адальнари. Принц видел быструю смену эмоций на лице помощника шерифа.

Дымок от сжигаемых на жаровнях трав улетал куда-то вверх. Кроме пряного аромата ничего не ощущалось. Принц прочитал заклинание на древнем языке, а потом указал на Хока. Тот понял, что ему предстоит задать вопрос статуе оракула.

— По чьему приказу похитили Джигрид Адельуг? — неожиданно для Хока его голос прозвучал хрипло.

Оракул долго думал. Хок уже начал беспокоиться, что неправильно сформулировал вопрос. В этой ситуации мог быть подвох. Допустим, приказы исполнителю отдавал не лично принц, а через доверенное лицо, о котором никто не знает. И они будут искать его вечность. Но к счастью, оракул понял его правильно.

— Реаэль Адальнари приказал похитить Джигрид Адельуг, — пророкотала статуя.

Ответ, казалось, не сильно удивил Эйтана Адальнари. У принца стало легче на душе от того, что Бертиир не причастен. Он прекрасно знал о подлом характере своего младшего брата, но никогда бы не подумал, что тот пойдет на такое преступление с отравлением и попыткой подставить старшего брата, бывшего, несмотря на вспыльчивый характер, любимчиком отца.

Хок впервые видел промелькнувшие на лице принца сильные эмоции. Основной среди них была решимость.

— Расследование окончено. Ваша группа должна покинуть Рассильскую империю.

— Мы должны спасти девочку.

В помещении с оракулом кроме Хока и Эйтана Адальнари никого больше не было. Помощник шерифа осознал, что нарушил инструкцию по общению с рассильской знатью. Но слово уже прозвучало. В глазах принца промелькнул гнев, чтобы тут же угаснуть.

— Чувство долга превыше страха смерти… — задумчиво произнес принц, по-своему оценив ситуацию, — пойдем.

Эйтан Адальнари вел Хока какими-то длинными переходами, иногда с их дороги отскакивали слуги, идущие куда-то по делам. Помещения, занимаемые принцем Реаэлем, куда они пришли, выглядели не менее роскошно, чем покои принца Эйтана, но куда более безвкусно, даже на взгляд Хока.

Эйтан Адальнари продолжал идти вперед, открывая одному ему известные двери. Принц Реаэль обнаружился в четвертой по счету комнате. Он был крайне недоволен и даже напуган вторжением принца Эйтана, но быстро справился с эмоциями.

— Мне стало известно, что ты приказал похитить младшую сестру моей пятой жены, шантажировал Эфри, а также хотел отравить меня, — голосом принца Эйтана можно было заморозить небольшое озеро, столько холода в нем было.

— Кто посмел меня обвинить? Этот выскочка из УСП? — Реаэль презрительно кивнул в сторону Хока.

Младший принц старался держаться вызывающе, но за этим скрывались неуверенность и страх. Он осознавал, что гораздо слабее брата.

— Кайраш сказал свое слово.

Принц Реаэль побледнел как полотно, услышав об оракуле. Это было очень серьезное обвинение, разбрасываться которым не стал бы ни один рассилец.

— Мне жаль, что мой брат поступил как последний трус, напав исподтишка. Я жду тебя вечером на поле чести. Только поединок смоет позор с нашего рода.

Хок, пока принцы разговаривали, наугад открыл одну из дверей. Она вела в гардеробную. Свет зажегся автоматически при открытии двери. Часть вещей весела неаккуратно, Хок сдвинул их в сторону. В задней стене обнаружилась еще одна маленькая дверь. Ключа у помощника шерифа не было, но такие мелочи его никогда не смущали. Дверь он выбил. За ней оказалось длинное и узкое слабо освещенное помещение, на полу шипели три раскормленные айсонские гадюки, потревоженные вторжением, а на комоде сидела сжавшись в комочек светловолосая девочка-подросток с заплаканным лицом, вряд ли она пробыла здесь очень долго, скорее всего, тайнари перевели сюда совсем недавно. Помощник шерифа не любил бюрократию от всей души, но сейчас он заснял на норт помещение, девочку и гадюк на полу, поскольку в данный момент Джигрид ничего не угрожало.

Хок застрелил змей и вынес девочку из комнаты.

Принцы, услышавшие выстрелы, закончили выяснять отношения.

Когда Хок шел по дворцу, ведя Джигрид за руку, на них все оглядывались, но препятствий не чинили. Начальник службы безопасности попробовал что-то сказать, но помощник шерифа так на него посмотрел, что Борегер надолго забудет, как лезть с расспросами к служащим УСП. Заложницу и аж трех айсонских гадюк обнаружили на подотчетной ему территории. Это дело рассильцев, они сами разберутся, что с ним делать. Хок вернул ребенка родителям, а потом с группой отправился на Перекресток миров. Для них это дело было закрыто.

***

Вечером того же дня состоялся поединок между Реаэлем и Эйтаном Адальнари на поле чести. Так называлась специальная огороженная площадка за пределами дворца.

Эйтан Адальнари был спокоен как статуя. Его противник наоборот очень нервничал, впрочем, это было заметно только принцу. Посторонних не пустили посмотреть на поединок, присутствовал только сам император. Поединки на поле чести проводились по очень строгим правилам — без применения магии, только сталь, как в древние времена. Сигнал гонга ознаменовал начало поединка.

Для Эйтана время ускорилось, как всегда в бою. Его меч покинул ножны и совершил длинное красивое движение, повинуясь руке мастера, голова Реаэля покатилась по песку. Он не успел защититься, предпочитая удары исподтишка открытому бою. Тело младшего принца упало, кровь впитывалась в песок. Восприятие Эйтана вернулось к обычному. Любой посторонний разумный не успел бы ничего понять.

— Ты должен будешь отправиться в качестве посла на Перекресток миров сразу же после похорон Эфри, — сказал Адельгон Адальнари перед тем, как покинул поле чести.

Это было изгнание. Императору наверняка уже доложили о причинах поединка, но он не мог оставить все как есть. Если его дети начнут убивать друг друга, это не приведет ни к чему хорошему. Так что отправка на Перекресток миров была лучшим выходом.

***

К похоронам Эфри все было готово. Ее обрядили в белое платье, всюду стояли цветы. Казалось, природа тоже скорбит по красавице тайнари. С неба падали капли дождя, стекая по лицу Эйтана Адальнари. Дождь, а может быть и слезы туманили зрение. А он вспоминал, как познакомился с Эфри на балу в посольстве тайнари. Она была самой красивой среди присутствующих девушек. Если бы он только знал… Он хочет помнить ее такой, как на том балу, когда аккуратно вел в танце.

***

Узнав, что Эйтана Адальнари отправляют в качестве посла на Перекресток миров на длительный срок, а может быть и пожизненно, первая и вторая жены принца — чистокровные рассильянки устроили истерику. Они ни за что не хотели покидать дворец. Третья жена Оэлу, тоже рассильянка, подошла к вопросу, оставаться бесправной приживалкой во дворце свекра или последовать за мужем, гораздо практичнее.

Она скомандовала служанкам собирать вещи. Оэлу решила, что отправится на этот Перекресток миров, где бы он ни находился вместе с мужем. Для четвертой жены — Юнисы, которая принадлежала к расе рунечу, вопрос тоже не стоял. Она тряхнула гривой роскошных рыжих волос и отправилась проследить за служанками, чтобы они не забыли что-нибудь.

Принцу предстояло провести в качестве посла на Перекрестке миров очень много лет, если не всю оставшуюся жизнь.


========== Глава 18 ==========


Командировка в Рассильскую империю закончилась для Хока вполне благополучно. Там время летело для него незаметно. Вернувшись домой, он обнаружил солидный слой пыли в квартире. Остаток дня пришлось потратить на уборку. Да и духа-хранителя все-таки следовало завести взамен изгнанного Орфу Райзом. На помощь в этом вопросе ему пришли специалисты компании «Мы защитим Ваш дом». Подселенный дух, к счастью, оказался самым обычным, внимательным и заботливым. Хок сообщил ему, что соседка Долорес может заходить в любое время. Узнав о его возвращении, добрая женщина принесла ему вкусный ужин.

На предстоящие выходные шериф Гастингс пригласил своего помощника и еще нескольких общих знакомых за город на барбекю. У шерифа было не так много друзей, и они иногда устраивали подобные выезды. Полудемон позвонил Лауре, но трубку никто не взял. Он не знал, что в этот момент красавица самозабвенно целовалась с Тимом и просто не слышала звонок, поскольку аппарат остался в сумочке, брошенной в прихожей.

Хок заехал в офис, написал отчет о командировке в Рассильскую империю, а потом навестил Уголька на конюшне. Сначала полудемон был легонько укушен. Как он посмел так долго отсутствовать, когда бедный конь тут страдает. А потом милостиво прощен за принесенное угощение.

Хок еще раз позвонил Лауре, но трубку она не взяла.

***

На барбекю Хок отправился верхом. И сейчас наблюдал, как внучка шерифа Сьюзи каталась на Угольке. Этот кошмар коневода с удовольствием возил девочку. Постороннему взрослому он не позволил бы даже приблизиться, а не то чтобы забраться в седло. Шериф точно знал, что ребенок в безопасности в такой компании, и не волновался, глядя на внучку.

Гастингс и Хок сидели в раскладных креслах и курили толстые сигары, наблюдая за выкрутасами Уголька на поляне под счастливый смех Сьюзи.

Зажаренное на решетке мясо давно было съедено. Все гости разбрелись небольшими группками по поляне и обсуждали последние новости и события, произошедшие с общими знакомыми. У кого-то родился ребенок, кто-то открыл свое дело. А Хок, глядя на резвящегося Уголька, вспоминал, как первый раз увидел его в трансформе. Конь был полукровкой от породистой лошади, за которой не досмотрели, и неопределенного до сих пор вида твари, тайком проникшей на конюшню.

В тот день Хоку не повезло, они с группой поехали брать банду, разбойничающую в одном из миров Перекрестка. На ее счету было несколько крупных ограблений. Этот мир находился на не очень высоком уровне технического развития, так что использование техники исключалось полностью, а магия отсутствовала в мире изначально. Помощник шерифа только обзавелся Угольком и привыкал к его возможностям и характеру.

Банду, состоящую, в основном, из бывших каторжников, вычислили, но кто-то, видимо, их предупредил о визите УСП. Операция по задержанию преступников вылилась в погоню с перестрелкой. Несколько сотрудников УСП были ранены. А недобитые бандиты устремились к убежищу в горах. Их путь пролегал через пустынную равнину, поросшую невысокой жесткой травой. Хок и оставшаяся часть группы преследовали их.

Впереди маячили горы. В небе парила крупная хищная птица, высматривая добычу. Ее печальный крик раздавался над головами группы довольно долго. Яркое солнце слепило глаза. Если преступники скроются в горах, то их уже не найти своими силами. Сотрудники УСП не знают местных троп. Хок немного вырвался вперед. Уголек был гораздо резвее и выносливее лошадей его коллег. Дорога вела в узкое ущелье, преступники проехали здесь совсем недавно, следы в пыли указывали на это, так же как и совсем свежий лошадиный помет. Азарт погони бурлил в крови.

То, что его заманили в ловушку, Хок понял слишком поздно. Сзади обрушились камни, а когда пыль осела, полудемон увидел, что путь отрезан. Они с Угольком оказались запертыми в узком и длинном ущелье. Выстрел эхом отразился от стен. Ему не дадут остаться здесь и подождать, когда группа разберет завал. Оставалось только идти вперед. По Хоку пока больше не стреляли.

Практически отвесные стены не оставляли надежды выбраться отсюда. На фоне яркого голубого неба Хок иногда видел головы преследователей, за ним следили, его вели, не нападали, но и не упускали из вида. Подобное поведение указывало на возможные неприятности в будущем. Только Хок попытался повернуть назад, как последовал предупредительный выстрел. Стрелка он не видел. Помощник шерифа прекрасно понимал, что бандиты с ним играют. Воды во фляге оставалось все меньше.

Ущелье начало потихоньку расширяться, Хок вышел в небольшую долину, запертую в горах. Сочная зелень радовала глаз после пыльных камней, он пошел к озеру, видневшемуся впереди. Вспорхнули птицы, потревоженные вторжением, расселись на невысоких тонких деревцах, окружающих озеро.

Бандиты пропустили его к воде, выстрел так и не прозвучал. Помощник шерифа не верил, что преступники закончили свои игры, видимо, он пришел в нужное им место. Хок выпил воды и набрал полную флягу, Уголек тоже попил. А потом принялся общипывать листву и ягоды с ближайшего куста, не обращая никакого внимания на колючки. Через некоторое время конь начал проявлять беспокойство. Полудемон пока не чувствовал непосредственной опасности, а затем обратил внимание, что стало очень тихо, птицы умолкли и попрятались кто куда. Уголек крутился на месте и всхрапывал.

Из густой тени от подножия горы к Хоку, крадучись, направилась стая каких-то не очень крупных животных с темной короткой шерстью, высотой в холке примерно до колена полудемону. Они не решились подойти сразу, высматривали и вынюхивали на расстоянии потенциальную добычу.

Тупые морды этих животных с приплюснутыми носами не вызывали желания познакомиться с ними поближе. Стая окружила его и постепенно сжимала кольцо, не скрывая своей хищнической природы. Вожак издал хриплый вой, особи, стоявшие в первом ряду, ринулись в атаку. Хок выхватил револьверы и выстрелил с обеих рук. Убитые хищники упали в траву, окрашивая ее темной кровью. Хок развернулся так, чтобы со спины его прикрывал колючий куст, немного обгрызенный Угольком. Вожак хрипло пролаял еще раз, стая поддержала его переливчатым воем, и несколько крупных животных бросились на Хока. Прозвучали выстрелы. Одна пуля — один труп. Такой счет устраивал полудемона.

Стая, несмотря на потерю нескольких особей, не убежала, а недалеко отступила. И теперь с утробным рычанием опять начала подходить ближе. Хок выстрелил в вожака, выделяющегося на общем фоне особо крупными размерами и белым пятном на груди. Хищник дернулся и затих. Откуда-то подходили еще животные и присоединялись к стае.

Хок своим поведением сломал им весь сценарий охоты. Обычно жертва обращалась в бегство, видя приближающихся хищников. Все крупные деревья были давно вырублены, а остальные не подходили в качестве убежища. Хотя эти животные могли несколько дней караулить добычу, пока она не падала к ним, обессилевшей от жажды и голода. Сейчас хищники недоумевали, почему этот двуногий не убегает, а еще огрызается с громкими звуками, после которых кто-нибудь падает, чтобы уже никогда не подняться. Уголек крутился на месте и всхрапывал, другая лошадь давно бы уже сбежала, бросив хозяина. Хок пристрелил подобравшихся слишком близко тварей, и теперь воспользовался возможностью перезарядить револьверы. Со спины его прикрывал большой колючий куст, через который животные не полезут, и нервничающий Уголек, с которым творилось что-то неладное.

Он странно дергался, под шкурой перекатывались мускулы, на глазах удивленного и обеспокоенного Хока, даже забывшего на минуту о хищных тварях вокруг, конь трансформировался непонятно в кого. Шкура видоизменилась, превратившись в прочную чешую, голова тоже трансформировалась, а вслед за ней и челюсти, обзаведшиеся длинными и острыми клыками. Уголек угрожающе всхрапнул и ринулся на врагов. Часть животных попала под удары копыт, некоторых Уголек просто загрыз, благо теперь его зубам могли позавидовать многие хищники. Хок продолжал стрелять так, чтобы не попасть в Уголька. Остатки стаи просто сбежали.

Уголек протоптался еще раз по недобитым хищникам. А потом выбрал себе тушку поупитаннее и начал ее поедать, отрывая куски мяса. Хок чистил оружие, стараясь не смотреть на это безобразие. Уголек еще раз попил воды из озера, зайдя поглубже. А потом подошел к Хоку и улегся рядом, уткнувшись в него мордой.

— Ты у нас герой и всех спас. Но как же ты меня напугал, обалдуй. Давай превращайся обратно, — ласково сказал Хок, потрепав Уголька по морде.

Вид у того был растерянный и смущенный. Немного успокоившись, он трансформировался обратно в коня. Помощник шерифа очень надеялся, что хищники не вернутся в ближайшее время. Он не сомневался, что бандиты наблюдали за ним, и завтра придумают что-то еще.

Полудемон и Уголек спокойно проспали всю ночь, устроившись на другом берегу озера, подальше от трупов. А утром помощника шерифа разбудили выстрелы. Местный проводник провел группу другой тропой, а они уже атаковали бандитов, прячущихся в долине.

Вынырнув из воспоминаний, Хок подозвал Уголька, пора собираться домой.


========== Глава 19 ==========


Лаура была буквально на седьмом небе от счастья, в душе все цвело и пело. Она, наконец-то, получила долгожданное предложение руки и сердца от Тима. Изящное колечко украшало ее палец. Для приличия она немного подумала, но согласилась. Где-то на границе сознания мелькнули воспоминания о Хоке, чтобы тут же исчезнуть. Полудемон неизвестно где находится и когда появится, а Тим здесь и сейчас. Знакомство с родителями прошло просто замечательно. Маме очень понравился спокойный и воспитанный бухгалтер. Теперь вся женская половина семьи усиленно готовилась к свадьбе, выбиралось платье, прическа, а также куча ну очень нужных мелочей. Отец только добродушно посмеивался, глядя на это. Хотя за дочь волновался ничуть не меньше.

В один из дней Хок отправился к Лауре. Они довольно давно не виделись после его возвращения из Рассильской империи. Красавица-квартеронка была не одна, в квартире находился еще какой-то тип, чувствовавший себя явно как дома, и сразу же не понравившийся Хоку.

— Хок, познакомься это Тим, — Лаура не знала, как себя вести в этой ситуации. На визит полудемона она точно не рассчитывала, погрузившись в подготовку к свадьбе с головой.

Лаура отправила Тима в комнату, а Хока отвела в гостиную. Мысли немного путались. Зная о взрывоопасном характере помощника шерифа, она решила подстраховаться. Не то чтобы она ему не доверяла, но осторожность не повредит.

— Я не вовремя? — уточнил полудемон.

Женщина смутилась и замялась.

— Тим сделал мне предложение. Мы собираемся пожениться, — на одном дыхании выпалила она.

— А фамилия у этого Тима есть?

— Тим Ральф Бьерн. Он бухгалтер.

— Ты уверена, что хочешь этого?

— Да, — ответила Лаура.

— Что ж, желаю счастья, — Хок развернулся и ушел.

В душе бушевала буря отрицательных эмоций. Задетое самолюбие, собственнические чувства и оскорбленное мужское эго тоже вносили свою лепту. Его променяли на какого-то мягкотелого типа с кабинетной работой. Бухгалтеров Хок не любил.

Раздался звонок норта, в одном из баров произошла драка, постепенно перерастающая в массовую. На предотвращение беспорядков вызывали всех, кто был поблизости. Бар располагался примерно в квартале от того места, где сейчас находился Хок. Выпустить пар ему сейчас совсем не повредит.

Уже на подходе помощник шерифа услышал громкие крики и звук бьющегося стекла. На тротуар через разбитое окно бара, располагавшегося на первом этаже здания, выпал мужчина. Он отряхнулся от осколков стекла и бросился обратно внутрь. Хок, не тратя время, тоже зашел через разбитое окно.

Драка была в самом разгаре. Хозяин бара, прячущийся за стойкой, подсчитывал убытки в виде сломанной мебели и разбитых кружек. Никто из сотрудников УСП еще не успел подойти. Хок оказался ближе всех к месту происшествия. Настроение было паршивее некуда, так что, когда его появление заметили очень нетрезвые посетители бара, он был даже рад. Ближайший полукровка с коротким ежиком зеленых волос бросился на помощника шерифа. Первый удар Хок пропустил, а потом пошел молотить всех попадающихся под руку драчунов. Клокотавшие в душе эмоции нашли выход. Несколько раз ему чувствительно прилетело по спине, кажется, об него сломали стул.

Организм вошел в особое состояние, когда тело действует само, как было заложено на тренировках, без участия разума. Тот лишь отстраненно констатирует факты. Часть участников драки, попавших под удары помощника шерифа, или выбывали или искали более подходящего противника, но на их место вставали новые. Хотя некоторые предпочитали отлежаться в сторонке. На Хока бросился здоровенный детина, до этого употребивший достаточно горячительного, чтобы напасть на представителя закона, решивший, что огромная сила даст ему преимущество перед тренированным помощником шерифа. Но бугай явно забыл поговорку, что «Чем больше шкаф, тем громче падает».

После впечатляющей демонстрации превосходства хорошей подготовки над грубой силой, бугай сполз на пол, а массовая драка пошла на убыль. Хок хорошо выпустил пар. Негативные эмоции поутихли. Когда адреналин схлынул, начали давать о себе знать многочисленные ушибы, полученные в драке, сбитые костяшки пальцев саднило.

Когда прибыло подкрепление, большая часть участников драки в зале были в сильно побитом или крайне помятом состоянии. Кто-то попытался сбежать через разбитое окно, но Хок не дал этого сделать. Бармен, пользуясь тем, что все внимание посетителей направлено на помощника шерифа, закрыл дверь на замок. Он не хотел, чтобы причинившие ему убытки разумные избежали ответственности за свои действия. Уж возмещение стоимости испорченного имущества он с них стрясет. Бармен в этом не сомневался.

Кто был зачинщиком драки, выяснит следствие.

Гастингс долго ругал своего помощника за нарушение всех инструкций. Но Хоку было все равно. Видя бесплодность своих попыток достучаться до разума полудемона, шериф бросил это неблагодарное занятие и отправил подчиненного в госпиталь. Там ему диагностировали трещины в нескольких ребрах, многочисленные ушибы и оставили на лечение.

***

Свадебная церемония Лауры Вайтли и Тима Ральфа Бьерна была очень красивой. Мама невесты плакала от радости за свою дочь. Все приглашенные гости от души поздравляли молодоженов.

В один из вечеров, возвращаясь домой, Лаура и Тим наткнулись на уличных грабителей.

— Гоните деньги, живо, — при виде двух мужчин, не отягощенных интеллектом, но явно знающих толк в уличной драке, Тим сам отдал бумажник.

— Ты тоже, — грубо сказал один из грабителей Лауре. Та молча отдала сумочку.

Грабитель забрал кошелек, а сумку бросил.

— Ходу, — нападавшие скрылись в вечерних сумерках.

А Лаура думала, что будь сейчас здесь Хок, все было бы иначе. Женщина расплакалась.

Они пошли в участок и заявили об ограблении. Дежурный принял у них заявление и отправил к другому сотруднику, который записал показания. В участке Лаура узнала, что Хок находится в госпитале после участия в пресечении массовой драки. На душе у квартеронки скребли кошки.

Она старалась запретить себе сравнивать этих двух мужчин, своего мужа и Хока, так непохожих друг на друга ни по характеру, ни внешне. Но у нее ничего не получалось. Разница слишком сильно бросалась в глаза.


========== Глава 20 ==========


Эйтану Адальнари опять было видение, в котором присутствовало странное узловатое дерево, тянущее голые ветви к багровому небу. Под деревом стояла большая клетка, в которых обычно держат животных. С тех пор как умерла Эфри, он начал относиться к видениям гораздо серьезнее. То, что это не просто повторяющийся сон, Эйтан понял сразу. Видение каждый раз дополнялось новыми подробностями. Изначально присутствовало только само дерево, потом добавилась клетка, а потом уже ее обитатель. К какой расе он принадлежал, Эйтан не знал. Ранее с подобными существами принцу сталкиваться не приходилось. До недавнего времени он очень редко покидал Рассильскую империю. На Перекрестке миров многие расы были для него в новинку, слишком уж пестрым было местное население.

У обитателя клетки тело было покрыто короткой шерсткой, имелся довольно длинный хвост с кисточкой на конце, голова с пушистыми ушками напоминала скорее кошачью, но тем не менее принц был уверен, что это не животное. Откуда шла такая уверенность, Эйтан бы не смог ответить. Да, разумных обычно не держат в клетках, но это при условии, что их, например, не похитили…

Принц, а теперь еще и посол Рассильской империи на Перекрестке миров, приказал своему секретарю Адару Джеранду связаться с помощником шерифа Хоком Фишером из УСП.

***

Хоку уже надоело лежать в госпитале, физически он чувствовал себя хорошо, а пострадавшее самолюбие хирурги все равно не лечат. Так что звонку от некого Адара Джеранда, приглашающего его в дом посла Рассильской империи, даже обрадовался. Хотя очень надеялся, что ничего криминального у принца на этот раз не произошло. О его назначении на должность посла гудело все управление и терялось в догадках, что же такого натворил принц, раз его отправили из империи.

Дом посла был поскромнее ранее виденных Хоком апартаментов принца во дворце его отца, но тоже производил впечатление красотой отделки. Секретарь проводил помощника шерифа в кабинет посла.

Эйтану Адальнари на новой должности пришлось привыкнуть к тому, что иномиряне не станут ждать, когда посол сам к ним обратится. Лицо рассильца выражало спокойствие, но Хок видел, как пульсирует магическое поле вокруг принца, то увеличиваясь, то уменьшаясь в размерах. И поэтому ждал, когда принц сам расскажет ему, зачем вызвал.

— Я думаю, что некого разумного похитили и держат в плену, — произнес Эйтан Адальнари.

— Вы получили какие-то документы или записи? — уточнил Хок.

— Мне было видение. Я не самый сильный прорицатель среди рассильцев, но в том, что видел, уверен.

— А предположительно кого похитили? — при этих словах помощника шерифа принц немного нахмурился.

— Мне не знакома эта раса. Но по описанию художник нарисовал место и похищенного, — Эйтан Адальнари кивнул на стол, где лежал рисунок, изображающий клетку с неким существом и корявое дерево на фоне багрового неба.

Присмотревшись повнимательнее, Хок чуть не выругался вслух. Если художник не ошибся, то похищен молодой тойги, у взрослых нет такого пушка на ушах. А это грандиозный скандал с последующим членовредительством, если не убийством. У этой расы дети — самое ценное, что есть. Если хочешь спровоцировать войну с тойги, то укради их ребенка.

— Это все, что было мне показано, — продолжил рассилец.

— Это уже произошло или еще может произойти? — уточнил помощник шерифа.

— Это, скорее всего, уже произошло, видения начались на той неделе, а окончательную картину я увидел только сегодня.

Хок поблагодарил Эйтана Адальнари, в душе надеясь, что принц ошибся, иначе их ждут большие проблемы. Тойги будут мстить за своего ребенка, а беспорядки никому не нужны. Секретарь упаковал рисунок и отдал Хоку, отправившемуся в свой участок. «Да, подкинул принц задачку», — подумал помощник шерифа. Он даже не предполагал, в каком из миров Перекрестка может находиться похищенный.

Уже после ухода полудемона Эйтана Адальнари посетило очередное видение, в котором Хок, посадив перед собой молодого тойги, удирал верхом на черном коне от преследователей. Это вселяло некоторую уверенность, что история закончится благополучно.

***

В офисе проходило экстренное совещание. Хок успел только к самому его окончанию из-за визита к принцу. Шериф распределил группы по направлениям и поставил каждой свою задачу. Оказалось, что, пока Хок был в госпитале, в УСП обратились Горана и Дадор Ингуини, семейная пара тойги, с заявлением, что у них пропал сын. Сначала они пытались искать его своими силами, не привлекая УСП, но не преуспели. А теперь время было упущено.

Тойги вполне антропоморфны. Представители этой расы отличаются высоким ростом, цвет шерстки, покрывающей тело, варьируется от светло-песочного до темно-коричневого. Обычно острые когти спрятаны, но в минуты волнения, как сейчас, тойги могут выпускать их. Семейная пара сидела на стульях в кабинете шерифа. На столе красовались длинные царапины от когтей, кто-то не сдержал эмоций.

— Вам поступали требования выкупа или угрозы? — уточнил шериф.

— Нет, — в один голос ответили супруги. На матери лица не было, а ее супруг выглядел очень сердитым, он считал, что они зря теряют время, сидя в офисе, когда нужно искать Каора.

В поисках подростка были задействованы все группы, но пока даже его следов не обнаружили. Семья не самая богатая по меркам тойги, их туники украшены лишь причудливой вышивкой, но не драгоценностями, так что большого смысла похищать мальчика не было, а неприятностей преступник получит по полной программе. Законы тойги в этом плане очень суровы.

***

Когда родители пропавшего Каора ушли, Хок рассказал Гастингсу о разговоре с рассильским принцем и показал рисунок. Шериф задумался, он не особо верил в видения, но сейчас эта версия ничем не хуже, чем любая другая. Вот только, что это за место?

Хок отправился в архив к Моро. Если где и можно найти полную информацию, то только в центральном архиве. Да и сам заведующий может подсказать что-то дельное. Рисунок Хок захватил с собой.

При виде заведующего архивом Хока как всегда обдало холодом вдоль позвоночника. Помощник шерифа показал Моро рисунок.

— В каком мире может это находится?

Моро надолго задумался. Ушел в самый дальний угол архива, заставленный уж совсем древними стеллажами, а потом вернулся с очень ветхой книгой. Ее было страшно брать в руки.

— Здесь описаны все миры, к которым ведут порталы, построенные древними, — важно сообщил Моро.

Хоку ничего не оставалось, как взять книгу и сесть за стол. Через несколько часов, когда шея окончательно затекла, а строчки текста со старомодными завитушками начали расплываться перед глазами, он обнаружил в книге упоминание порталов в несколько миров, о которых раньше даже не слышал. Придя в офис, помощник шерифа сверился с официальной картой сети порталов, соединяющих миры Перекрестка. Миры с подобными названиями отсутствовали на этой карте, но точно были на схеме в старой книге.

По сути, порталы не нуждались в служащих, которые выполняли скорее роль таможенников, а работали вполне автономно. Разумный, решивший воспользоваться порталом, должен лишь точно знать место, куда направляется. Наличие официально незарегистрированных порталов хорошо объясняло контрабанду, исчезновение нескольких подозреваемых по «громким» делам и другие ранее не понятные вещи. Осталось только найти нужный.


========== Глава 21 ==========


Хок скопировал для себя схему порталов из старой книги и, захватив копию рисунка дерева с клеткой под ним, отправился на поиски. Только в городе станции порталов имели вполне узнаваемый и стандартный вид. Располагающиеся вне города станции могли быть замаскированы подо что угодно. И раз уж контрабандисты успешно ими пользуются столько лет, то входы в порталы запрятаны очень хорошо. На схеме место портала было отмечено весьма условно. Хок осматривал все подозрительные руины и пещеры, попадающиеся ему по пути. Но магией пока и не пахло. Любой активный портал создает небольшой магический фон, даже если непосредственно сейчас им никто не пользуется.

Хок на поиски портала выехал ранним утром. Сейчас они с Угольком находились уже очень далеко от города. Впереди показались очередные развалины старого города. Стены разрушенных домов были выбелены солнцем, окна с выбитыми стеклами слепо смотрели перед собой. Уголек осторожно шел по заваленным мелким камнем улицам. Чтобы проверить эти развалины, нужна целая армия. Но Хоку это место казалось очень перспективным, здесь можно спрятать все, что угодно.

Стены одного из домов были относительно целыми, а мусора перед ним по сравнению с окружающими строениями гораздо меньше. Хок спешился и вошел в дом, Уголек пошел за ним. Интуиция не обманула полудемона, откуда-то несильно тянуло магией. Помощник шерифа нашел вход в подвал. Вниз вела неширокая лестница с выщербленными ступенями. Хок медленно спускался, Уголек шел за ним. Арка портала выглядела, так же как и на обычной станции. Пройдя через нее, полудемон оказался в другом мире. Здесь арка портала располагалась в маленьком домике. Мир имел легкий магический фон.

Яркое голубое небо и пышная зеленая растительность ничем не напоминали картину, показанную Хоку рассильцем. Сохранив на норт координаты местного портала, полудемон отправился осмотреться.

Помощник шерифа ехал уже довольно долго, но характер местности не менялся. Все та же равнина, поросшая ярко-зеленой травой, без признаков жилья или других строений. В небе проносились птицы. Зачем древние разместили здесь портальную станцию, Хок так и не понял.

Далее местность начала меняться, появились редкие деревца и кустарники. Чем дальше уезжал Хок от портальной станции, тем больше становилось деревьев непривычного вида. А потом Уголек остановился перед густым лесом, всем видом показывая, что лезть в чащу он не намерен.

Хок двинулся вдоль границы леса. Пока он ехал, не попалось ни дороги, ни даже узкой тропинки, указывающей на то, что местность обитаема.

Через некоторое время Хок выехал к неширокой реке, здесь уже явно отпечатались следы животных, приходивших на водопой.

Уголек с удовольствием попил воды. Но вдруг тревожно всхрапнул. Широкая тень накрыла Хока. Он посмотрел наверх, одновременно выхватывая револьвер из кобуры. К помощнику шерифа приближался дирижабль, который Хок видел только на картинках в книгах. На Перекрестке миров эти летательные аппараты не использовались. Получается, разумная жизнь здесь все-таки есть.

Аппарат остановился, по веревочной лестнице к Хоку спустился местный житель. Он не был вооружен, но помощник шерифа не сомневался, что его страхуют с дирижабля товарищи.

— Кто вы и что здесь делаете? — спросил местный житель.

— Я помощник шерифа Хок Фишер, разыскиваю пропавшего подростка.

— Здесь никто не живет, вы находитесь в заповеднике. Вам лучше покинуть эту территорию.

— Я ищу это место, — сказал Хок, убрав револьвер, доставая из нагрудного кармана рисунок.

Смотритель заповедника долго рассматривал картинку, но так и не смог определиться, к какому виду принадлежит дерево.

— Очень необычная мутация, у нас не растет ничего подобного. Я бы запомнил.

— Какого размера ваш заповедник? Возможно, нечто подобное есть дальше?

— Заповедник занимает всю цепочку островов. Но вам лучше покинуть его, скоро начнется миграция лессингов. В это время они сбиваются в большие стада и становятся очень опасными.

— Как часто вы совершаете облет территории? — уточнил Хок.

— Ежедневно. Если бы в заповеднике начали хозяйничать посторонние, мы бы заметили.

Хок развернул Уголька и отправился в обратный путь. Ему стоит поискать другой портал. Контрабандисты и торговцы людьми вряд ли стали бы проворачивать свои дела в регулярно патрулируемом заповеднике.

Единственным существом, довольным этой прогулкой, был Уголек. Ему давно не выпадала возможность побыть на природе и побегать вволю. Сейчас он наверстывал упущенное. Хок наслаждался быстрой ездой.

Полудемон услышал нарастающий шум за спиной. Похоже, обещанные лессинги решили мигрировать именно сегодня… Сбоку замелькали бурые спины животных. Угольку они не понравились, и конь наддал еще. Чтобы не оказаться окруженным бегущим стадом, полудемон направил Уголька чуть в сторону. Скачка продолжалась, Хок пригнулся к шее коня. Один из самцов заметил бегущего сбоку Уголька и взревел дурным голосом, низко наклонив рогатую голову, погнался за ним. Стадо продолжало бежать вперед в одном им известном направлении, как всегда во время миграции.

Помощник шерифа, видя преследователя, взял еще больше в сторону. Отогнав конкурента подальше, животное успокоилось и вернулось к своим, проревев напоследок что-то наверняка обидное. К домику с портальной станцией Хок вернулся с рекордной скоростью. В крови бушевал адреналин после бешеной скачки. Лессинги обогнули строение по большой дуге. Уголек сделал несколько кругов вокруг домика, отходя после быстрого бега. Это небольшое приключение закончилось благополучно.

***

Шериф Гастингс ломал голову над загадкой пропавшего тойги. Он никак не мог придумать подходящий мотив для этого похищения. Семья Ингуини вовсе не богата, да и требования выкупа не поступали. Родители Каора рассказали, что их сын был на дне рождения своего кузена Литира Браниюша, там находилась практически вся молодежь. Для них заказали праздничный обед и артистов, чтобы развлекать гостей. Но из всех детей пропал только их сын. Сколько всего народу присутствовало на празднике, Ингуини сказать затруднились.

А Гастингс мысленно подсчитывал, сколько времени займет опрос всех тойги и приглашенных артистов, в надежде, что кто-нибудь вспомнит, кто последним видел мальчика, да и где ему взять такое количество сотрудников. С этим похищением явно было что-то не так. Шериф очень надеялся, что Хок сможет обнаружить мир, изображенный на рисунке, переданном им Эйтаном Адальнари, и выйти на местных правоохранителей. Возможно, они помогут в поисках.

А что, если должны были похитить совсем не Каора? Шериф сам с большим трудом отличал одного тойги от другого. Для представителей подавляющего большинства разумных рас все тойги были на одно лицо.

— Кто из врагов вашей семьи или семей ваших родственников пошел бы на похищение ребенка? — спросил шериф у Ингуини.

Супруги задумались, у них в голове не укладывалось, что кто-то может решиться на такое преступление.

— Никто из тойги не пошел бы на такое, — решительно ответил Дадор Ингуини, — дети очень большая ценность для всех тойги.

— А не из тойги? Кто-нибудь из вашей семьи ведет крупные дела с инорасниками? — уточнил шериф.

— Разве что Оастан Браниюш, — ответил тойги, — у него свой бизнес, связанный с торговлей драгоценными камнями.

«При таком бизнесе не обойтись без врагов» — подумал шериф и спросил:

— У вас есть снимок кузена Каора?

Горана Ингуини, покопавшись в сумочке, достала стопку снимков с праздника. На одном из них Каор был запечатлен вместе с кузеном Литиром. Шериф ни за что не различил бы двух подростков. На его взгляд они были похожи как близнецы.

Гастингс отправил одного из сотрудников, поговорить с Оастаном Браниюшем.

Выяснилось, что у Браниюша имеется несколько серьезных конкурентов среди представителей других рас. А не так давно ему предлагали слияние его фирмы с одной из компаний, от которого Браниюш решительно отказался. Собственно, он вообще отказался объединяться с кем бы то ни было.

Теперь УСП предстояло разгадать загадку, кто из совета директоров компании-конкурента решился бы по похищение ребенка тойги, или бизнес здесь не при чем, а имеют место другие мотивы.


========== Глава 22 ==========


Уголька полудемон оставил в конюшне, принадлежащей УСП, тому был необходим отдых после бешеной скачки.

Хок отправился в офис, доложил шерифу о результатах поиска.

— Незарегистрированные порталы действительно существуют. Один из них ведет в заповедник. Мы с Угольком еле удрали от мигрирующих лессингов. Смотрители заповедника заверили меня, что посторонних у них нет. Осталось проверить еще несколько порталов.

— Продолжай поиски мальчика в этом направлении. Заказчика будут искать другие. Если не будет никаких результатов, то начнутся волнения среди тойги, а нам это совсем не нужно.

Хок отправился домой, душ, горячий обед от Долорес и несколько часов сна были ему жизненно необходимы.

***

Шерифу Гастингсу предстояло выдержать настоящий бой с адвокатами компании-конкурента Браниюша. Было потрачено очень много времени, нервов и сил, но конкуренты оказались ни при чем. Похищение ни Каора, ни Литира они не заказывали. Высокое начальство еще и заставило шерифа извиняться перед советом директоров этой компании за необоснованные подозрения. Надо ли говорить, что Гастингс был зол, как голодный шипохвост.

УСП просматривало биографии всех, кто когда-либо имел дело с Оастаном Браниюшем буквально по событию, все, что можно было узнать, всю доступную и не очень доступную информацию. Отдел аналитиков трудился не покладая рук. Но это дало определенные результаты. У УСП появился подозреваемый, некто Изенно — старатель, который пытался продать часть добытых камней Браниюшу, минуя компанию.

Добыча драгоценных камней в разных мирах контролировалась несколькими компаниями. Часть добычи старатели могли реализовать сами, но большую часть у них скупали представители компании по заниженным ценам. Такой порядок установился уже давно. Владельцы торговых домов обычно не доверяли старателям, предпочитая иметь дело с представителями компании. Все камни имели сертификаты и сомнений в своем происхождении не вызывали.

Оастан Браниюш отказался покупать камни у Изенно. Сделка предполагалась на вполне приличную сумму, но тойги предпочитал иметь дело с проверенными поставщиками, круг которых был уже давно определен. Старатель очень рассчитывал на эти деньги, но ему пришлось уйти ни с чем. Подобные ситуации не были редкостью. Но Изенно был очень раздосадован и зол, отдавать свои камни за бесценок представителю компании ему не хотелось, но подходил срок выплаты кредита за дом, а камнями банк плату не возьмет.

Сотрудники УСП проверили алиби Изенно, ему повезло или не повезло, это с какой стороны посмотреть. Мужчину сбил мотоциклист, и старатель находился в городском госпитале с переломами, так что подозрения с него сняли. Угрюмый Изенно на организатора похищения не тянул. Да и в его биографии темных пятен не было, обычный работяга, каких много.

УСП было вынуждено искать другого подозреваемого.

Изенно пожаловался шерифу:

— Я принес документы на отличные камни, пусть не самые большие, но все-таки и не мелочь, сами камни у меня лежат в банке в специальной ячейке. Я не идиот, чтобы таскать их с собой. Но меня заставили очень долго ждать в приемной. А в это время эти бездельники-клерки обсуждали праздник, который Оастан Браниюш устраивает для своих детей. Раз он так богат, что может оплатить столь грандиозное празднество с приглашенными артистами, огромным тортом, фейерверками, то вполне мог бы и купить у меня камни. — Сказал Изенно раздосадовано и добавил, — да он потратил на праздник больше денег, чем стоит мой дом.

— Вы кому-нибудь еще говорили о празднике? — спросил шериф.

— Соседу по палате, но он давно уже выписался.

— Как звали вашего соседа?

— Бертши, кажется. Он асконец.

Так в поле зрения следствия попал некто Бертши. Его биография была более чем цветистой, описание его преступлений занимало толстую папку в архиве у Моро: мошенничество, кражи, подлог.

Похищением разумных он ранее не занимался. Но не в его характере было отказываться от денег, которые сами шли в руки. Да и осведомители намекали на некоторые проблемы у Бертши. Так что не исключено, что тот мог рискнуть и ввязаться в авантюру с похищением мальчика с целью получения выкупа. Тем более что это было не так сложно реализовать на празднике, как оказалось.

Бертши нашли и допросили, но он все отрицал, пока ему не показали нескольких тойги, дежуривших перед участком.

— Посмотри вниз. Видишь тех тойги? — спросил офицер спокойным ровным голосом.

— Вижу, — нервно кивнул задержанный.

— Это мы, возможно, поверим, что ты не похищал мальчишку, а они — нет. А как тойги относятся к своим детям, ты знаешь… Да и обычаи у них очень интересные…

Бертши не нужно было обладать богатым воображением, чтобы представить, что с ним сделают разъяренные тойги, если узнают, что он причастен к похищению.

— Хорошо, я все расскажу, — сказал Бертши, беспокойно оглядываясь.

Офицер придвинул записывающий артефакт поближе.

— Я поручил украсть Литира Браниюша, но исполнители ошиблись и притащили не того пацана. Я их выгнал. Куда они его дели потом, я не знаю. Это все.

— Зачем тебе нужен был мальчик?

— Его отец довольно богат. Он бы хорошо заплатил за своего сына.

— Кто исполнители?

— Нердзо и Рунгот.

Эти личности были хорошо известны в УСП. Папки с их личными делами были не тоньше, чем у Бертши.

***

Хок выспался, забрал из гаража мотоцикл и поехал искать еще один незарегистрированный портал.

Основную часть пути Хок проделал по главной дороге, а затем ему нужно было свернуть в сторону. Сухая земля легко ложилась под колеса мотоцикла, небольшой пыльный шлейф тянулся за ним. В этот раз портал так же оказался в развалинах дома, расположенного в заброшенном шахтерском поселке.

Хок перешел в другой мир, который встретил его низкими тяжелыми тучами, через которые едва пробивался солнечный свет, холодным пронизывающим ветром, несшим отвратительный запах. Полудемон повязал нос и нижнюю часть лица шейным платком, дышать стало немного легче. Казалось, этот мир пережил какую-то техногенную катастрофу.

Здесь станция портала была расположена так же в развалинах. Но стоило Хоку немного проехать по заваленной мусором улице, как совсем рядом с ним пуля попала в стену дома, а потом еще одна. Видимо, помощник шерифа очень не понравился кому-то из местных обитателей. По нему еще несколько раз выстрелили. Он проигнорировал подобную просьбу остановиться и заехал в ближайшее укрытие, благо развалины изобиловали ими. Затем Хок увидел высокую тощую фигуру в длинном плаще с капюшоном и респираторе. Разумный был вооружен винтовкой неизвестной Хоку модели.

Сбоку подтягивались еще несколько подобных существ, они ловко скрывались в руинах, пока первый стрелок заставлял Хока пригнуться. Помощник шерифа выстрелил в ответ, а затем сменил укрытие, со второго этажа разрушенного здания вид был гораздо лучше. Подбиравшихся к нему противников он заставил залечь несколькими выстрелами. Перезарядил револьвер. Остатки стены, за которой Хок прятался, выглядели не очень надежными, но отсюда было очень хорошо видно прячущихся бандитов. Они не успели заметить, куда он делся. Чем полудемон и воспользовался. Он прицелился в ближайшего противника, выстрелил, бандит дернулся и затих. Хок выстрелил еще несколько раз и сменил укрытие, перезарядил револьвер. Бандит с винтовкой вновь открыл огонь, пользуясь этим, его уцелевшие товарищи подобрались ближе к Хоку. Один из них обнаружил спрятанный мотоцикл. Дух-хранитель не позволил украсть технику, бандит поплатился за попытку увести мотоцикл. Хок подстрелил еще одного противника.

Пальба привлекла внимание других обитателей этих развалин. Хок выстрелил еще, заставляя бандита с винтовкой залечь. Полудемон вернулся к своему мотоциклу, самый умный из бандитов ждал его здесь, укрывшись за бетонным блоком. Выстрелы прозвучали одновременно. Но Хок был точнее, а возможно, и просто удачливее. Пуля, выпущенная из оружия бандита, прошла высоковато и лишь испортила любимую шляпу полудемона, в то время как его пуля пробила бандиту голову.

Помощник шерифа вернулся к порталу. В этом мире нечего делать в одиночку. А для того, чтобы обыскать эти развалины, нужна целая армия. Не удивительно, что этот портал забросили, если всех так встречают.


========== Глава 23 ==========


Где-то


— Говорил я тебе, не надо связываться с этим Бертши. Мерзкий ублюдок нам даже не заплатил. Пусть сам бы разбирался со своими проблемами. От тойги одни неприятности, — зло произнес Нердзо — один из мужчин, сидящих под пологом, натянутом между высокими деревьями.

— Успокойся ты, деньги мы все-таки получили, а пацана не найдут, — ответил ему Рунгот.

— Не доверяю я этим торговцам, — бросил первый, отхлебывая из фляги. Теплая вода плохо утоляла жажду.

— Они уже далеко. Не паникуй, — ответил второй. Ему уже порядком надоели метания товарища.

Компаньоны чаще всего промышляли незаконными делами, за ними числилось и похищение детей с целью получения выкупа. В последнее время их финансы вообще пришли в плачевное состояние, так что, когда к ним обратился некто Бертши с просьбой привезти ему Литира Браниюша — мальчишку-тойги, они согласились.

Но все пошло наперекосяк. В доме, куда они легко проникли под видом приглашенных артистов, оказалось слишком много подростков тойги, поскольку для большинства жителей все тойги на одно лицо, то неудивительно, что горе-похитители ошиблись и украли не того мальчишку. Бертши выгнал их, не заплатив. Каор видел их лица и наверняка запомнил, поэтому они решили избавиться от парня, а заодно поправить свое финансовое положение, продав похищенного работорговцам, которые вопросов обычно не задают. В некоторых мирах рабство существует вполне официально, а дети-тойги большая редкость.

— Надо разделиться и залечь на дно на некоторое время, — после долгого молчания произнес Рунгот.

Его напарник кивнул, соглашаясь, и начал пересчитывать деньги, полученные от работорговцев.

— Вот твоя доля, — сказал Нердзо, передавая купюры напарнику.

Из мира, где они сейчас находились, можно было попасть в несколько соседних, минуя сам Перекресток, хоть и с некоторыми неудобствами, поскольку порталы располагались далеко друг от друга.

***

Каор проснулся от того, что замерз. Под утро всегда было очень прохладно. Ему снилось, что он дома, и мама зовет его завтракать. Но это был лишь сон. Мальчик не мог уже точно сказать, сколько времени он провел в этой клетке. Дни были похожи один на другой, как близнецы.

А все так хорошо начиналось. Для его кузена Литира устроили грандиозный праздник на день рождения. Были и большой торт, и артисты, и даже фокусники. Именно фокусникам он и попался. Каор провалился в ящик под сценой во время представления, там чем-то неприятно пахло, и он уснул. А очнулся уже в другом месте, от громкого спора троих мужчин, один из которых отказался за него платить, заявив, что он не Литир. Фокусников без грима Каор узнал скорее по голосам.

Похитители еще поругались, но видя, что заказчик непреклонен, ушли, забрав ящик с Каором с собой. Мальчик слышал, как они совещались, что теперь делать с ним.

— Мы не можем его отпустить, он нас видел, — сказал один из похитителей.

— Да. А еще нам очень нужны деньги, и, кажется, я знаю, кто нам заплатит за мальчишку.

Каор приуныл, родители были не так богаты, как Браниюши, чтобы он мог рассчитывать на то, что они смогут предложить похитителям большую сумму. Он попытался пошуметь, чтобы привлечь внимание. Может быть его спасут, но вызвал лишь гнев похитителей. На лицо опустилась вонючая тряпка, и сознание уплыло.

В следующий раз Каор очнулся уже здесь, в клетке под толстым узловатым деревом. За прошедшие дни он изучил каждую складку на его коре. При попытке сбежать из клетки, его поймали и отлупили, а потом не кормили целый день.

Время тянулось очень медленно. Где-то в самой глубине души еще жила надежда, что его ищут и обязательно спасут. Но время шло, а родители так и не приходили. Тоска накатывала волнами. Кроме него были и другие пленники, но они с ним не разговаривали. Или не понимали языка, или делали вид, что не понимали. Потом клетку с Каором переставили на другую сторону дерева, и возможность общаться с другими пленниками или хотя бы видеть их пропала.

***

Хок доложил шерифу Гастингсу о визите в очередной мир.

— Там, скорее всего, произошла катастрофа. В воздухе какая-то дрянь. От портала удалось отойти всего на пару кварталов, дальше в одиночку делать нечего. У местных есть огнестрельное оружие. Думаю, что это не единственная банда, промышляющая в этом районе.

— Продолжай искать мальчика. У нас есть имена исполнителей, но пока их не нашли.

На следующий день Хок вывел Уголька из конюшни. Их путь лежал к третьему порталу, обозначенному на схеме из старой книги. Он располагался в стороне от основных дорог.

Портал располагался в небольшой пещере. Угольку внутри не понравилось, но он последовал за хозяином через арку портала. На той стороне стояла глубокая ночь. Темное небо все было усыпано огоньками далеких звезд. Арка портала находилась на горном плато, камни, из которых она была сложена, мягко светились в лунном свете. Хок отошел чуть в сторону от арки. Перспектива ехать в ночь по неизвестной местности его совсем не радовала.

На схеме из старой книги от этого портала вела пунктирная линия к еще одной точке. Второй портал помощник шерифа решил тоже проверить.

Через несколько часов начало светлеть. В рассветных сумерках Хок отправился в путь. От арки в нужном направлении вела широкая дорога, плиты, образующие ее, были очень плотно подогнаны друг к другу. Ни травинки не пробивалось между ними. Прохладный ветерок заставил полудемона поежиться. В этом мире он пока не обнаружил никого живого, кроме мелких зверьков, шныряющих в траве, растущей около кромки дороги.

Окончательно рассвело. Характер окружающей местности не очень изменился. Хок надеялся засветло добраться до второй арки. Сейчас они остановились на завтрак. Хоку пришлось довольствоваться бутербродами и кофе, а Уголек, частично трансформировавшись, поймал себе пару мелких зверюшек и с аппетитом их съел, только косточки захрустели. Полудемон проигнорировал гастрономические пристрастия своего коня. Они побывали в стольких переделках, что Хока было уже трудно удивить чем-либо.

Помощник шерифа постепенно приближался к конечной цели своего путешествия. Все было слишком спокойно. Это могло означать лишь одно — в дальнейшем его ждут грандиозные неприятности.

***

Очередное видение настигло Эйтана Адальнари за завтраком. Он очень ясно увидел Хока Фишера верхом на Угольке, увозящего мальчика-тойги, преследующих его разумных, а также, как пули попадают помощнику шерифа в бок и в бедро. Одежда моментально пропиталась кровью.

Очнувшись от видения, принц обнаружил расплывающееся по белоснежной скатерти пятно от виноградного сока. Стакан он опрокинул, будучи поглощенным видением. Вокруг стола засуетились слуги, устраняя последствия. После переезда на Перекресток миров его способности к прорицанию усилились, картинка получалась на удивление точной.

В офисе шерифа раздался настойчивый звонок. Гастингс только что вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Кого еще несет в такую рань, — проворчал он, но трубку снял.

— Отправляйтесь на помощь Хоку Фишеру. Он ранен, — прозвучал в трубке требовательный голос, привыкший приказывать.

О поисках незарегистрированных порталов Хок докладывал только Гастингсу лично, знать о том, где сейчас находится его помощник, мог только один человек, а точнее рассилец — Эйтан Адальнари.

— Я отправлю людей. Спасибо за помощь, — ответил шериф, но в трубке раздались лишь короткие гудки.

Принц не сомневался, что его приказ будет выполнен.

***

Арку портала было видно издалека, прятаться здесь совершенно негде.

Хок шагнул под арку, Уголек пошел за хозяином сам.

От арки, расположенной в этом мире, шла хорошо наезженная грунтовая дорога. Помощник шерифа осмотрелся по сторонам, мир был явно обитаем: множество следов на земле, небрежно брошенный мусор. Стоило проявить осторожность. Он чувствовал, что время буквально утекает как песок сквозь пальцы.

Довольно быстро стемнело. На фоне кроваво-красного заката Хок увидел дерево с рисунка, который передал ему Эйтан Адальнари. Помощник шерифа спешился и отправился на разведку. Уголек остался его ждать, пощипывая траву. Хок был уверен, что умный конь никуда не уйдет.

Лагерь, казалось, не охранялся. Горели костры. Разумные ходили между клетками, разговаривали, где-то слышался негромкий смех. Но у большинства мужчин на поясе висело оружие. Хок пытался высмотреть клетку с молодым тойги. Его не было видно среди обитателей клеток, стоящих близко.

Хок осторожно переместился в сторону от пленников. Не нужно им знать о его присутствии. Они могут его невольно выдать, и тогда конец миссии по спасению Каора. «Ну, где же мальчишка?» — подумал Хок. Он прополз еще дальше по периметру лагеря. В том, что это работорговцы, помощник шерифа уже не сомневался. Во всех клетках, насколько он мог видеть, находились только разумные.

В сторону Хока двинулся один из праздношатающихся по лагерю мужчин. Полудемон затаился.

— Что там, Бальтазар?

— Не знаю, я слышал какой-то шум. Пойду, посмотрю.

Мужчина отошел, чтобы вернуться уже с фонарем. Он осветил место, где Хок находился совсем недавно.

— Наверное, показалось, — неуверенно сказал Бальтазар.

Хок перевел дух. Ему сейчас особенно важна тишина, пока он не обнаружил и не вытащил мальчика. Одна из клеток стояла отдельно. В ней-то Хок и нашел тойги. Хок обследовал замок. Без ключа он будет возиться очень долго, да и без шума вряд ли получится.

Осталось дождаться, когда лагерь уснет. Прошла пара часов, показавшаяся полудемону вечностью. Хок наблюдал за обитателями лагеря. У одного из мужчин, одетых побогаче остальных, на поясе болталась внушительная связка ключей. Он по-хозяйски обошел лагерь, раздал какие-то указания и удалился в свой фургон, выглядевший удобнее остальных.

Лагерь постепенно затих, осталось лишь несколько часовых, бродящих около клеток и иногда выходящих к границе лагеря. К клетке с тойги никто не подходил.

Хок решил нанести визит хозяину лагеря. Часового около фургона помощнику шерифа удалось снять без лишнего шума. Он усадил его, прислонив к колесу. Дверь не была заперта на замок, внутри фургона — темно, полудемона встретил мощный храп хозяина. Хок осторожно подсветил себе нортом, переведенным заранее в беззвучный режим. Связка ключей лежала на стуле, рядом с топчаном, на котором спал крупный мужчина. Хок осторожно взял ключи и тихо ушел, притворив за собой дверь. Обратный путь показался вдвое более долгим, чем к фургону. Хок замирал от каждого шороха, никто не должен его обнаружить. Как назло, один из часовых двинулся в сторону особенно глубокой тени от фургона, в которой прятался сейчас полудемон. Хок приготовился к броску. Но часовой постоял и вернулся к костру, огонь которого не сколько освещал, сколько сгущал тени вокруг. Помощник шерифа тихо выдохнул.

Каор проснулся от шороха рядом со своей клеткой. Кто-то ковырялся в замке.

— Только не шуми, Каор, — произнес неизвестный шепотом.

Здесь мальчика никто не называл по имени и никогда о нем не спрашивал. Значит, за ним пришел кто-то, посланный его родителями. Его нашли. Надежда, угасшая было в его сердце, проснулась вновь. Он кивнул, не надеясь, впрочем, что его жест увидят в темноте. Вот звякнул, открываясь, замок, дверца чуть слышно скрипнула и отворилась. Каор выбрался наружу, стараясь не шуметь.

Они очень тихо шли прочь от лагеря, хотя тойги хотелось бежать как можно быстрее.

Хок и Каор дошли до того места, где полудемон оставил Уголька, поправил седло, посадил мальчика перед собой.

Со стороны лагеря донесся какой-то шум, замелькали огни. Видимо, отсутствие Каора обнаружили, или, что вероятнее, нашли убитого охранника.

Погоню снарядили очень быстро.

Уголек бежал изо всех сил, но хорошо отдохнувшие за день животные, принадлежащие работорговцам, нагоняли его.

Вдогонку прозвучало несколько выстрелов. Хок выстрелил в ответ, по-видимому, удачно, преследователи немного отстали. Но потом стрельба с их стороны усилилась, бок и бедро полудемона обожгло болью. Одежда быстро набухла от крови.

Около портала их почти нагнали, но Уголек, повинуясь команде хозяина, прошел сквозь арку.

А на той стороне их уже ждали. И если Хок был очень рад видеть своих сослуживцев, а Каор — родителей и многочисленных родственников, то работорговцы от встречающих в восторг не пришли. Нападение на сотрудника УСП при исполнении каралось по закону.

Хока доставили в госпиталь и прооперировали. Его жизни больше ничего не угрожало. Каора забрали родители.

А работорговцев ожидает долгий судебный процесс, обусловленный разницей в законодательстве, принятом у тойги, и в мире, откуда пришли торговцы разумными.


========== Глава 24 ==========


Для тойги, проживающих на Перекрестке миров, Хок Фишер после спасения Каора стал, если не национальным героем, то около того. Всю диаспору, конечно, в госпиталь не пустили, но Каор и его родители смогли навестить помощника шерифа, а еще приходили официальные лица, которые вручили ему памятную награду, считавшуюся у тойги очень почетной.

После выписки из госпиталя, Хок отправился в посольство Рассильской империи, поблагодарить Эйтана Адальнари лично за своевременно отправленную помощь.

Полудемон не знал, что в посольстве готовится большой прием по случаю очередной годовщины образования Рассильской империи. Тщательно вышколенные слуги готовили все к предстоящему мероприятию. И без того красивое здание обрело особенно торжественный вид.

Адар Джеранд проводил Хока в кабинет, но принца там не оказалось. Лицо секретаря приняло озадаченное выражение. Он видел Эйтана Адальнари не так давно, и через приемную тот не проходил. Другого выхода из рабочего кабинета не было. Во всяком случае, секретарь о нем не знал. Спрятаться в кабинете было негде, да и не стал бы посол Рассильской империи прятаться. Подобные розыгрыши были совершенно не свойственны Эйтану Адальнари.

Адар Джеранд не знал, что сказать Хоку по этому поводу.

Помощник шерифа обратил внимание на странную магию, исходящую от одной из дверей в кабинете.

— Говорите, нет другого выхода? А эта дверь куда ведет? — спросил полудемон.

— Я не знаю, — растерянно ответил секретарь.

Он не помнил никакой другой двери в кабинете, хотя смотрелась она вполне органично и по стилю не отличалась от той двери, через которую они попали в помещение.

Хок решительно распахнул эту непонятно откуда взявшуюся дверь и шагнул в полутемный коридор, скрывающийся за ней. Вход закрылся у помощника шерифа за спиной, подтолкнув его вперед. Он толкнул дверь, но она, казалось, срослась со стеной. Ручка с этой стороны отсутствовала, также как и замок… Удар с ноги не принес ожидаемого результата. Хотя полудемон помнил, что дверь открывалась внутрь кабинета, когда он выходил.

Выбора не было, и Хок пошел вперед. Коридор слабо освещался небольшими лампами, расположенными через равные промежутки на потолке. По сторонам коридора располагались двери, большинство из них были заперты. В комнатах, в которые смог заглянуть Хок, стояла разнокалиберная мебель, не сочетающаяся между собой, лежал различный хлам. Все было покрыто приличным слоем пыли. После украшенного к празднику здания посольства контраст особенно бросался в глаза. Принца нигде не было. Зато присутствовала странная магия, то едва уловимая, то вполне отчетливая. И чем дальше шел помощник шерифа, тем больше усиливалось присутствие этой магии. Ощущения были не очень приятными, тревожными.

Хок пошел дальше, обстановка начала меняться, у коридора появилось ответвление, стены выглядели старше, а пыли стало больше. Скорее всего, он попал в самую старую часть здания. На пыльном полу помощник шерифа заметил следы. Возможно, они принадлежат принцу, но не исключен вариант, что здесь блуждает кто-то еще.

Здание посольства снаружи не выглядело настолько большим, а Хок ходил уже более получаса. Впереди послышался какой-то шум. Мимо полудемона пробежало непонятное лысое существо с множеством лапок, ростом примерно до середины бедра взрослого человека, и скрылось за поворотом коридора, дробный топот постепенно затих. Помощник шерифа обнаружил, что сжимает револьвер в руке. Он не помнил, когда успел выхватить оружие, но не стал убирать его обратно в кобуру.

Пол коридора стал еще более старым, он давно сменился с мозаичной плитки, принятой у рассильцев, на рассохшиеся доски, которые скрипели при каждом шаге. Двери, располагавшиеся в этой части коридора, пребывали в очень плохом состоянии, часто висели вообще на одной петле или через дыры в них можно было рассмотреть, что находится в комнате. Следов в пыли стало гораздо больше. Встречались отпечатки маленьких лапок, примерно как у комнатной собачки. Потом Хоку попалась на глаза крыса, обычная серая крыса, обитающая практически во всех мирах, где ему довелось побывать. Вот только ее размер превышал все ранее виденные им экземпляры. Крыса проводила помощника шерифа немигающим взглядом красных глаз.

Эта комната была началом целой анфилады комнат и залов. Где-то сохранились остатки некогда богатого убранства, теперь выглядевшие изрядно потрепанными, где-то предметы обстановки не сохранились, а по стенам бежали трещины. Следующий зал наоборот поражал пышностью декора. А в следующем помещении стены представляли собой нагромождение геометрических фигур, расположенных в хаотичном порядке, чудом еще не развалившихся. Создавалось впечатление, что кто-то экспериментировал с обстановкой, воплощая все свои, даже самые безумные фантазии.

Хок старался не всматриваться в этот хаос, детали отвлекали, сбивали с мысли. Ближе к следующему залу он почувствовал уже знакомую магию рассильского принца. Судя по ее концентрации, Эйтан Адальнари ведет серьезный бой.

Хок распахнул дверь. Увиденная им картина поражала своей нереальностью. Рассильский принц действительно сражался с существами, больше похожими на порождение ночных кошмаров, чем на живых обитателей этого мира.

На принца наседали сразу трое многоруких существ. Он выпустил несколько воздушных лезвий, отсекших ближайшему монстру пару конечностей. Принц лавировал по залу, уворачиваясь от противников, запустив очередную серию воздушных лезвий, визуально напоминающих быстро вращающиеся тонкие диски. Чувствовалось, что магию он экономил, а у дальней стены зала на полу, заляпанном неопрятной бурой жижей, очевидно, заменявшей существам кровь, лежали уже поверженные им монстры.

По потолку к Эйтану Адальнари с одной стороны подбирался огромный паук, а с другой стороны, существо, напоминающее гигантскую сороконожку. Хок расстрелял паука, а оставшиеся пули потратил на сороконожку, оказавшуюся очень живучей. Помощник шерифа перезарядил револьверы. Несмотря на стрельбу, монстры не обратили на него никакого внимания. Принц кивнул, давая понять, что видит Хока и рад поддержке. А потом опять переключился на монстров. Воздушные лезвия выстроились в сложный узор и полетели к противникам принца. Сначала ничего не происходило, а потом на пол упали монстры, перерезанные пополам, воздушные лезвия, выполнив свою задачу, исчезли.

На поясе у Эйтана Адальнари висел богато украшенный меч, бывший скорее деталью костюма, чем серьезным оружием.

— Откуда ты здесь? — спросил принц после обмена приветствиями.

— Пришел поблагодарить за своевременную помощь с работорговцами, — ответил Хок.

— Ты уже отблагодарил, — сказал принц, кивнув на трупы паука и сороконожки.

— Что это за место?

— Я не знаю, но предполагаю, кто за этим всем стоит, — ответил принц, — несмотря на нашу репутацию, враги у рассильцев есть. Он надеется измотать меня.

Хок обратил внимание, что дверь, через которую он зашел, исчезла. Остался только путь вперед. Помощник шерифа обратил внимание, что принц уже порядком устал.

Чем дальше они шли, тем больше становилось монстров. В следующем зале на них напали полчища крыс, Эйтан Адальнари применил какое-то незнакомое Хоку заклинание. От принца пошла волна очень агрессивной магии, при столкновении с которой крысы рассыпались прахом, заклинание действовало очень широким фронтом, но, очевидно, требовало большого расхода сил. Рассилец побледнел, на висках выступили капельки пота.

В следующем зале на них напали глиняные истуканы, которых Хок просто и без затей перестрелял. На осколки они рассыпались просто замечательно. Даже в этой непонятной ситуации револьверы сохранили свои свойства. Полудемон снова перезарядил оружие. Это были последние патроны.

А в последнем зале их ждал тот, кто устроил все это безобразие. Само помещение было просто выставкой варварской роскоши. Старинные доспехи и оружие здесь соседствовали с изящными вазами, которые в свою очередь стояли рядом с картинами в золоченых рамах, стены были обиты пурпурным шелком, обилие позолоты в отделке раздражало. Все предметы не сочетались между собой, но, видимо, отражали представление хозяина этого странного места о прекрасном.

— Финиаб, — принц практически выплюнул это слово.

Хок не понял, это личное имя сидевшего перед ними существа или название расы. С подобными созданиями помощник шерифа раньше не сталкивался. Серая кожа, покрытая бородавками, жабья большеротая физиономия, глаза навыкате, придававшие этому разумному еще большее сходство с амфибиями.

— Не ожидал, что вы сюда доберетесь. Вам понравились мои зверюшки? — проквакал финиаб, — но это ничего не меняет. Ты умрешь, рассилец. И твой друг тоже. Принадлежность к УСП ничего для меня не значит.

В руках их противника появился водяной шар. Магией от него фонило так, что Хоку было больно на него смотреть. Причем весьма не безобидной магией. Помощник шерифа увидел, как сконцентрировалось магическое поле вокруг принца, он явно приготовился дать серьезный отпор противнику, несмотря на усталость.

Полудемон не стал дожидаться развития событий, как только магический водяной шар полетел к ним, выстрелил с обоих револьверов в финиаба. Шар распался мелкими брызгами. На жабьей физиономии поверженного противника застыло удивленное выражение.

— Это не по правилам, — серьезно произнес принц.

— Наверное, мне следовало арестовать эту жабу и препроводить в тюрьму, — покаянно сказал Хок, не испытывая, впрочем, ни капли раскаяния.

Они переглянулись и рассмеялись.

Выход из этого зала располагался за троном финиаба. Они попали обратно в кабинет принца в посольстве, а дверь, закрывшись за их спинами, растаяла, как будто ее никогда не было.

На молчаливый вопрос секретаря принц произнес лишь одно слово:

— Финиаб.

Адар Джеранд понимающе кивнул и позвонил в колокольчик, прибежала целая армия слуг, тут же засуетившаяся вокруг принца, испачканный кровью чудовищ и местами порванный наряд которого, теперь совершенно не подходил для праздника.

Ближайший слуга одежной щеткой заодно почистил плащ Хока, смахнув с него пыль и паутину, не задавая лишних вопросов. Не так важно, где они были и что случилось, главное, что их господин жив. Слуга был абсолютно уверен, что без помощника шерифа в этом вопросе не обошлось.

Вернувшись в офис, Хок отправился к Моро, узнать кто же такие эти финиабы.

— Откуда ты о них узнал? — удивленно спросил Моро.

— Да вот, пришлось столкнуться на узкой дорожке.

Заведующий архивом его не разочаровал, принеся толстенную книгу, написанную, наверное, еще задолго до рождения самого Моро.

— Вам очень крупно повезло, что финиаб не воспринял тебя всерьез. Рассильцу пришлось бы туго. Скорее всего, вы бы не выжили. Финиабы очень сильные маги, не слабее рассильцев. А лабиринт финиаба еще надо умудриться пройти.


========== Глава 25 ==========


Придя утром в офис, Хок застал сослуживцев активно обсуждающими какую-то новость. Судя по накалу эмоций, произошло что-то экстраординарное.

— А что случилось?

— Разве ты не знаешь? — ответил Хайли, — из Айсинкора пришло приглашение. Они ждут группу наших специалистов для обмена опытом.

Теперь Хоку стал понятен возникший в офисе ажиотаж. Он начал припоминать все, что узнал об этом мире в Академии.

Айсинкор — добровольно практически изолировал себя от контактов с другими мирами Перекрестка. Порталы исправно работали в обе стороны, но население не желало идти на сближение с другими расами. А те в свою очередь не очень комфортно чувствовали себя рядом с телепатами. Мало кому захочется, чтобы твои сокровенные мысли стали известны другому человеку.

Хок так и не вспомнил ничего важного, что слышал об Айсинкоре, об этом мире на занятиях упоминали лишь вскользь, но на глаза попалась брошюрка, принесенная, несомненно, Моро. В ней содержались краткие сведения о мире. Информацию о климате и географии помощник шерифа пролистал. Его больше интересовало население.

В Айсинкоре живут, в основном, представители только одной расы — ирсы. Высокие светлокожие голубоглазые, реже зеленоглазые, блондины. Расовая особенность — телепатия.

Все общество делится на три касты — воины, жрецы и ремесленники. Из представителей первой касты формируется служба охраны правопорядка и армия, вторая отвечает не только за религию, но и занимается наукой и исследованиями, а на третьей — держится все производство, строительство, сельское хозяйство и животноводство. Положение ирса в обществе вне зависимости от касты определяется силой телепатических возможностей, присущих данному разумному.

Далее в брошюре перечислялись признаки принадлежности к разным кастам. Красная полоса на одежде означала принадлежность к воинам, зеленая — к жрецам, а коричневая — к ремесленникам.

Хок закрыл брошюрку. Всех позвали в конференц-зал. Шериф Гастингс после приветствия сообщил всем присутствующим:

— Долгое время Айсинкор не поддерживал отношения с Перекрестком миров. Но на днях мы получили приглашение поучаствовать в программе обмена опытом. Руководство УСП выбрало сотрудников, в основном, с нашего участка, хотя в группе будут и представители других участков.

Не все были в курсе этой новости. По залу пронесся шепоток, впрочем, быстро стихший.

— Сейчас формируются списки тех, кто отправится в Айсинкор. Эта поездка считается служебной командировкой и оплачивается соответственно. Я знаю, что не все хотят общаться с телепатами, но это хорошая возможность выяснить, что нас ждет в будущем, раз они добровольно вышли из практически полной изоляции.

В конце дня список командируемых сотрудников был сформирован. В него вошли фамилии нескольких экспертов в различных областях: Илзен Гаррет, Энальд Свон, Альбимар Лард, Норуна Тайд; пресс-секретарь по связям с общественностью Витгер Ройс. Руководителем группы назначили шерифа с соседнего участка Дарина Вингреда, а в конце списка Хок с удивлением обнаружил свою фамилию. Каким опытом ему предстояло делиться с ирсами, не указывалось.

Шериф Гастингс настоял, чтобы все взяли с собой парадную форму. Все-таки визит носит официальный характер. Хок не надевал свою форму со времен выпуска из Академии. С тех пор он немного раздался в плечах, пришлось приобретать новый комплект. Надевать форму он очень не любил, хотя она сидела на нем как влитая, предпочитая удобные джинсы и рубашки. Однако восхищенный взгляд женщины, работавшей на складе, обращенный на него, Хок успел заметить. Это несколько примирило его с необходимостью приобретения парадной формы. К счастью, их не обязывали носить форму во время всей поездки.

Вернувшись домой, Хок быстро уложил вещи, попрощался с Долорес и отправился к порталу, ведущему в Айсинкур.

***

В Айсинкуре их встречала солидная делегация, состоящая, в основном, из представителей касты воинов, отдельно стояли жрецы и ремесленники. Местное время отличалось от времени на Перекрестке миров. В Айсинкуре обед уже давно прошел. Этот мир не обладал своей магией, во всяком случае, Хок ее не чувствовал.

После обмена приветствиями их группу рассадили по открытым легковым машинам и повезли к гостинице. Нервозность от первой встречи прошла. Телепаты вели себя очень культурно, вторжения в свои мысли никто из УСП не заметил и не почувствовал.

С Хоком в машине ехал словоохотливый местный житель Мираеф, принадлежащий к касте ремесленников. Он рассказывал обо всех достопримечательностях, которые они проезжали. Архитектура поражала воображение разнообразием, величественные храмы соседствовали с памятниками, а те в свою очередь с обычными домами и магазинами, но вместе с тем город смотрелся на удивление гармонично.

— Это храм богини Динио — покровительницы урожая, а это памятник одному из основателей города Аримеру Линмунду. Всего к основанию Мираона причастны десять семей.

Колонна машин выехала на широкую площадь, вымощенную узорной плиткой.

— Сейчас вас доставят в гостиницу, вы сможете немного отдохнуть и пообедать, а завтра состоится официальное знакомство.

В гостинице их встречали уже другие ирсы. Одна из представительниц касты жрецов, судя по зеленой полосе на одежде, уронила ручку, закатившуюся под стойку, и наклонилась, чтобы ее поднять. Элегантный комбинезон обтянул красивую фигуру. Приезжие не смогли не обратить на это внимания.

Мужская половина группы с Перекрестка миров промолчала, но, очевидно, слишком громко подумала. Самый гневный взгляд Элано достался Хоку. Девушка покраснела и скрылась за дверью в служебное помещение.

Встречающая сторона срочно зашлась в приступе кашля, особенно представители касты воинов. Ильмиф Эдно, возглавлявший местную делегацию, подал знак рукой. Невозмутимый представитель касты жрецов принес коробку с браслетами.

— Так и знал, что понадобятся, — сказал он.

— Это артефакты, блокирующие непроизвольную передачу мыслей вовне. Поскольку вы не можете не думать, а блокировать свои мысли самостоятельно не умеете, то всем будет гораздо лучше, если вы воспользуетесь ими, — сказал Эдно, показывая приезжим содержимое коробки.

Группа в полном молчании надела браслеты, при этом все косились в сторону Хока, как будто он один был виноват в случившемся. Впрочем, на этом инцидент был исчерпан, и их проводили по комнатам.

Ильмиф Эдно не стал упоминать, что браслеты, помимо своей основной функции подавления передачи мыслей, выполняли еще одну — в них были встроены передающие маячки. А специальный прибор фиксировал местоположение каждого носителя.

***

Элано пыталась успокоиться, но даже умывание прохладной водой не помогло. Щеки продолжали гореть. Она злилась на приезжего.

— Как он вообще посмел обо мне так думать?! — воскликнула она.

— Успокойся, Эла, восхищения твоей фигурой в его мыслях было больше, — сказала Тиана, работавшая в этой гостинице. Она не знала, как угомонить подругу.

— Они варвары, некультурные варвары, даже не умеют блокировать мыслепередачу, — продолжала возмущаться девушка.

— Они вообще не умеют пользоваться мыслеречью, — ответила более рассудительная Тиана.

— Ты предлагаешь все так оставить?

— Мне даже стало интересно посмотреть на того, кто тебя так разозлил.

Элано мыслеречью передала картинку с Хоком Тиане.

— А он ничего, — отметила девушка, чтобы подразнить подругу, и добавила, — конечно, он варвар, но все равно ничего.

Элано брызнула в Тиану холодной водой. Та фыркнула как кошка. Девушки рассмеялись.


========== Глава 26 ==========


Всех приезжих накормили поздним обедом и отправили отдыхать. Номер в гостинице, куда проводили Хока, очень ему понравился. В таких условиях полудемону еще жить не доводилось. Собственно, в аналогичном номере он был лишь однажды, при расследовании убийства. Тогда жертву нашла горничная. Проживание за счет принимающей стороны являлось несомненным плюсом, в противном случае Хоку бы такой номер не достался. Рядовым сотрудникам УСП не оплачивали дорогое жилье в командировках.

Большая светлая комната была отделана в темно-синих тонах, но не казалась мрачной. На кровати могло комфортно разместиться человека четыре и еще бы осталось место. Покрывало глубокого синего цвета лишь подчеркивало белизну постельного белья.

Полудемон разобрал вещи, убрал их в шкаф. В ванной комнате обнаружился махровый халат, тапочки и большая стопка белоснежных полотенец. Душ находился за перегородкой из толстого непрозрачного стекла. Хок повернул краны, настраивая температуру, мощная струя воды ударила в поддон. Мужчина разделся и встал под душ.

Пока Хок мылся, ему показалось, что он слышит посторонние звуки из номера, но из-за шума воды не мог быть в этом точно уверен.

Хок выключил воду, вытерся и вышел из ванной комнаты, завернувшись в полотенце.

А в комнате его ждал сюрприз, точнее даже два. На кровати сидели две местные жительницы в одном нижнем белье. Девушки были похожи как близнецы. Их фигуре позавидовали бы многие популярные модели с Перекрестка миров. Цветовых меток белье не имело, да и вообще мало что скрывало, так что определить, к какой касте принадлежат девушки, не представлялось возможным. Хок заметил пачку презервативов, которой раньше на прикроватной тумбочке не было. В цели их визита он не сомневался.

— Я Нисса, а она Лисса, — сказала одна из них, делая приглашающий жест рукой, — идем к нам. Мы давно тебя ждем.

Перед приглашением, исходящим от таких красавиц, Хок устоять не смог. Местное гостеприимство ему очень нравилось.

Утром полудемона разбудил настойчивый стук в дверь. Пришлось выпутываться из одеяла, объятий блондинок, которые не хотели его отпускать, искать штаны и идти открывать дверь.

Хмурое начальство — это не то, что хочется видеть с утра после весьма приятно проведенной ночи.

— Не знаю, где ты был, но ты пропустил всю официальную часть. Это недопустимо. Собирайся, у нас мало времени, завтрак уже ждет, — буркнуло начальство.

Шериф Дарин Вингред заметил девушек и наградил Хока очень гневным взглядом. Круто развернулся и ушел, оставив полудемона, которого считал источником различных неприятностей, разбираться со своими гостьями.

— Кто это был? — спросила любопытная Нисса.

— Начальник нашей группы.

Девушки выразительно хмыкнули и рассмеялись, убегая в ванную.

— Чур, мы первые.

Надо сказать, что управились они быстро. Хок практически не опоздал к завтраку.

Когда помощник шерифа спустился, в столовой собралась вся группа. С местными растениями полудемон не был знаком, поэтому ничего не заподозрил, когда один из экспертов протянул ему тарелочку с зеленым фруктом, порезанным кружочками.

— Попробуй.

Хок, не раздумывая, сунул кусочек в рот. Оказалось, жуткая кислятина.

— За что?! — возмутился Хок.

— Да рожа у тебя слишком довольная.

Полудемон не сомневался, что шериф уже рассказал про девушек остальным. Иначе с чего бы такая реакция?

— А завидовать нехорошо, — ответил Хок, запивая коварный фрукт.

Мысли вернулись к девушкам. Съеденная кислятина качественно прочистила мозги, его осенило. Он вспомнил, что Нисса и Лисса стояли в заднем ряду встречающей делегации. Тогда он не обратил на них должного внимания, лишь взглянул мельком.

***

Лисса и Нисса, возвращаясь домой, не сомневались, что отцу уже наябедничали, что они не ночевали дома. Ольтен Линмунд, представитель касты воинов, после смерти жены вышел в отставку и занимался воспитанием дочерей, стараясь вырастить их так, чтобы они умели ставить перед собой цели и, главное, достигать их.

Сейчас он пытался хмуриться и изображать строгого родителя, но девушки его слишком хорошо знали, да и скрыть что-то от телепаток трудно. А поскольку сестры были близнецами, то их способности усиливались в разы, когда они были рядом. Лисса и Нисса находились на одной волне с рождения.

— За вами ухаживают молодые ирсы из самых известных семей, а вы выбрали чужака, который вернется в свой мир, выполнив миссию здесь.

— Да, ухаживают, но все они думают лишь о преимуществах, которые можно получить, женившись на нас. Многие хотят войти в одну из семей-основателей столицы, — Нисса не скрывала своего разочарования и обиды.

— А Хоку все равно, к какой семье мы принадлежим. Он об этом даже не подумал, — добавила Лисса.

— Будьте осторожны. Я за вас очень волнуюсь.

— Да, папа, — ответили близняшки.

Отец не возражал, когда они захотели присоединиться к группе, которая будет работать с УСП, а то у сестричек в последнее время на уме были лишь развлечения. Он слишком много разрешал им с детства, хотя и много требовал. Представителю Десяти семей не посмели отказать. Да и Лисса и Нисса в паре были самыми сильными телепатками из их касты.

***

Переодевшись и позавтракав, Лисса и Нисса отправились к своему начальнику Ильмифу Эдно. Ему уже обо всем доложили.

— Когда я рекомендовал вам познакомиться с кем-нибудь из группы, я не имел в виду настолько близкое знакомство, — начал шеф, как только девушки вошли, — мы должны узнать о жизни на Перекрестке миров как можно больше.

— Все будет в порядке. Мы все выясним, — заверили его.

— Сегодня запланировано несколько лекций от приезжих экспертов.

— Тогда мы заберем Хока, ему там все равно делать нечего, — сказала Нисса.

Ильмиф Эдно уже пожалел, что связался с этими вертихвостками, но спорить с представителями Десяти семей нельзя.

Лисса хмыкнула про себя, прочитав его мысли и поделившись ими с сестрой. Зря он считает их такими легкомысленными, просто у девушек были свои планы. Они очень хотели попасть на Перекресток миров. А для этого нужно знать как можно больше. В этом они были полностью солидарны с начальством.

Время, приятно проведенное с Хоком, не помешало сестричкам немного покопаться в его голове, тихо и незаметно. Они выяснили все, что смогли, но это не мешало проверить.

***

И если Тиана думала, что Элано отказалась от мысли сделать какую-нибудь пакость Хоку, благодаря ей, то это было не так. Изменить свои намерения ее заставило то, что она увидела, как близняшки Линмунд увели Хока перед началом обещанной лекции экспертов, невзирая на неудовольствие обоих начальников, мнимое возмущение у местного и реальное — у приезжего. Связываться с представительницами Десяти семей ей было совсем не с руки. Семья Элано не могла похвастаться таким положением в обществе.

Дарин Вингред был крайне недоволен подобным положением дел.

— Да что эти девицы себе позволяют? — тихо, сквозь зубы прошипел он.

Но один из местных ему объяснил, что девушки принадлежат к очень привилегированной семье и могут творить практически все, что им захочется. За исключением уголовно наказуемых деяний.

— Вам придется с этим смириться, — философски заметил представитель касты жрецов.

Шерифу пришлось остаться наедине со своим недовольством.

— Может быть, он выяснит что-нибудь важное о местной жизни, — не терял надежды один из экспертов с Перекрестка миров.

— Держи карман шире, мы тут работаем, а он развлекается, — ответил другой.

Шерифу оставалось лишь махнуть рукой. Хока ему не исправить, а местных девиц и подавно. Но он обязательно отметит этот факт в отчете о поездке.


========== Глава 27 ==========


Хоку не улыбалось оказаться в роли игрушки для избалованных девушек. Но они опять удивили. Лисса и Нисса отвели его к оружейникам. В местном магазине были представлены различные виды стрелкового оружия, а также имелся свой тир.

Хозяин магазина великодушно дал Хоку пострелять из всего, что привлекло внимание гостя их мира. Браслет на руке полудемона блокировал самопроизвольную передачу мыслей вовне, но не препятствовал их считыванию. Оружейник старался действовать аккуратно, его интересовали все оттенки впечатлений гостя об представленных образцах. Многое не скажешь вслух.

Дополнительно Лиссу и Ниссу страховали ирсы, находившиеся в подчинении у Ильмифа Эдно.

Хок перепробовал и оценил все представленные образцы, что-то ему откровенно не понравилось, а кое-что он считал уже устаревшим, хотя и достаточно удобным. Местное оружие не могло составить конкуренцию его револьверам. Хок так увлекся процессом, что не заметил, как в его мыслях аккуратно покопались. Оружейник был искренне огорчен, что выставленная продукция не понравилась потенциальному покупателю, сотрудники местных сил правопорядка насторожились. По их меркам в магазине было представлено самое лучшее оружие, имеющееся в Мираоне.

Далее, следуя своему плану, Лисса и Нисса отвели Хока в местный спортклуб. Помимо задания от Эдно у них был свой интерес. Именно этот клуб был выбран вовсе не случайно. Его любил посещать Бавальд Андерлерд, в которого близняшки были когда-то влюблены, но выяснили, что интересуют этого молодого ирса только как средство получения возможных привилегий, а не как красавицы, умницы и просто замечательные девушки. Подобного они стерпеть не могли и ждали удобного случая. И вот сейчас он представился. Лисса и Нисса нисколько не сомневались, что репутация Бавальда Андерлерда, местного чемпиона по рукопашному бою, после столкновения с Хоком будет сильно подмочена, если не совсем уничтожена.

Хок помнил о пожелании руководства присмотреться к местным реалиям.

— Это один из самых популярных спортивных клубов. Зайдем? — спросила Нисса.

— Зайдем, — Хок был не против посмотреть, как тренируются местные спортсмены.

Они посетили различные залы, где занимались ирсы, посмотрели одну игру в мяч, а потом девушки отвели Хока в зал, где проходили тренировки по рукопашному бою. Местные парни не удержались от того, чтобы проверить на прочность приезжего.

И если вначале ирсы рассчитывали на свои телепатические возможности, то они крупно просчитались. В поединке Хок впадал в состояние, подобное трансу, тренированное тело действовало само без участия разума, наблюдавшего как бы со стороны за происходящим. При этом полудемон всегда помнил, что поединок учебный, и контролировал силу ударов. Местные парни оказались слабоватыми противниками для него. Это было слишком очевидно. Привыкшие рассчитывать больше на силу своих телепатических возможностей, они допускали досадные ошибки. Им было сложно вести поединок против разумного, который практически не думает, а просто наносит удары, причем весьма неожиданные. Обычно поединок между ирсами сводился к тому, что более телепатически сильный противник «считывал» своего соперника и легко блокировал удары. Физическая форма при этом играла второстепенную роль.

Бавальд Андерлерд был очень уверен в своих силах, предыдущих противников Хока он и сам легко побеждал.

Полудемон сразу же почувствовал разницу, как только новый противник вышел против него. Этого молодого ирса отличала от остальных чрезмерная самоуверенность и неприкрытое самодовольство, и хотя его техника боя была получше, чем у остальных, первый же обмен ударами показал, что ему тоже особо нечего противопоставить тренированному бойцу. Хок прощупал его оборону несколькими скупыми ударами, а от ответных попыток просто увернулся. Молодой ирс разозлился и потерял над собой контроль, что было замечено всеми присутствующими. Он вновь и вновь нападал на Хока, но не мог по нему толком попасть. Удары пролетали впустую, полудемона там просто уже не было. Над предыдущими противниками он так не издевался. Отчего-то Хоку уж очень этот хлыщ не понравился. Со стороны это смотрелось как нападение маленькой собачки на крупную сторожевую, что тоже не могли не заметить окружающие. Вроде бы и цапнуть хочет, но не достает. Хотя рост у противников был примерно одинаков, как и телосложение.

Сотрудники местных сил правопорядка, наблюдавшие за этим безобразием, сделали свои выводы. Парням, присутствующим в зале, было далеко до действующих оперативников по подготовке, но наблюдатели были уверены, что и Хок показал далеко не все, что умел.

За Бавальда Андерлерда местные не волновались, убедившись, что приезжий границ не переходит, а небольшая взбучка молодому выскочке не повредит.

Когда Хок и близняшки уходили из спортклуба, девушки выглядели просто неприлично довольными. Бавальд Андерлерд был посрамлен.

Они погуляли по городу, пообедали в местном уютном кафе. А ближе к вечеру отправились назад в гостиницу. Сопровождающие из касты воинов давно примелькались Хоку, но они не делали попыток приблизиться и никак не ограничивали перемещения прогуливающейся троицы. Хок на подобное поведение со стороны местных махнул рукой.

Однако он не учел, что Бавальд Андерлерд не простит публичного унижения. В одном из переулков к прогуливающимся Хоку и девушкам подошли трое типов криминальной наружности, подобных им Хок арестовывал неоднократно в разных мирах, и напали практически без предупреждения.

— О, какие цыпочки! Что это вы тут забыли? — заржали бандиты.

Не ожидавшие нападения девушки растерялись. Слишком далеким был мир представительниц Десяти семей от обитателей городского дна.

Сверкнуло лезвие ножа. Хок, не задумываясь, перехватил руку бандита с оружием, заставляя его выпустить. Сейчас он совершенно не жалел своих противников и действовал гораздо жестче, чем в спортклубе. К тому моменту, когда подоспели местные оперативники, помощник шерифа уже упаковывал нож нападавшего в пакетик для вещдоков, который нашелся в кармане. Побитые бандиты постанывали на земле, но дергаться никто не решался.

Местные правоохранители доставили девушек домой, а Хока отвезли в гостиницу, поблагодарив за оказанную помощь и забрав у него изъятый у бандитов нож.

Ольтен Линмунд сразу заметил, что дочери подозрительно тихие. Им пришлось все рассказать.

— Они же нас просто пугали? Да? — взволнованно спрашивала Нисса. Ее мир перевернулся сегодня.

— Я в этом не уверен, — ответил отец. Его дочки уже давно взрослые, чтобы скрывать от них такие вещи.

Наблюдатели получили небольшую взбучку от Ильмифа Эдно.

— Вы должны пресекать подобные инциденты впредь. Вы выяснили, откуда взялись напавшие?

— Там все было под контролем. Выяснили. Их нанял Бавальд Андерлерд.

— Этого еще не хватало, — процедил Эдно сквозь зубы. — Хорошо, я сообщу Ольтену Линмунду сам.

***

На следующий день после происшествия девушки позвонили Хоку, пригласили на ужин и сообщили, что с ним хочет познакомиться их отец, и предупредили, что форма одежды парадная.

Костюма для ужина у помощника шерифа не было. Ближе к вечеру Хоку пришлось упаковываться в парадный мундир, как наиболее подходящую к случаю одежду. За полудемоном прислали машину.

Красивая форма и награды произвели должное впечатление на девушек. Хоку пришлось рассказать о том, за что были получены медали. Особенно Ниссу и Лиссу впечатлила история спасения Каора.

— И часто на Перекрестке миров похищают детей? — спросил Ольтен Линмунд.

— Иногда такое бывает, — вынужден был признать Хок, — у нас не самое спокойное место, но мы работаем над этим.

В голове помощника шерифа непроизвольно замелькали воспоминания о произведенных им арестах и расследованных делах. Эти мысли не стали тайной для любопытных телепаток. Они считывали самые яркие воспоминания Хока практически без проблем. Но как же им не понравилось увиденное. Слишком много различной мерзости и грязи. В своем мире они были благополучно изолированы от всего этого. Близняшки вынужденно признали, что Перекресток миров опасное место, а вчерашний случай показал им, что и они не застрахованы от нападения даже в родном мире. Если бы с ними не было Хока, они, скорее всего, не отбились бы от бандитов. Телепатия телепатией, но постоять за себя нужно уметь. Ирсы, наблюдавшие за ними в тот день, безусловно, вмешались бы, но кого-нибудь успели бы ранить.


========== Глава 28 ==========


Как только Гунарду Андерлерду стало известно о том, что его сын нанял бандитов для того, чтобы они напали на офицера УСП, он впервые за много лет открыл бар и выпил стакан чего покрепче. Немного отпустило. Гунард вызвал самого лучшего адвоката. Больше он ничего не мог сделать.

Семья Андерлердов не принадлежала к числу Десяти, и к своему нынешнему положению — членству в Совете Гунард шел очень долго. А теперь такое пятно на репутации. Участие Бавальда в этом происшествии замять не удалось, поскольку бандиты сдали своего нанимателя сразу же, как только им объяснили, насколько глубоко они вляпались. За нападение на представительниц одной из Десяти семей положено серьезное наказание, да и УСП покушений на своих сотрудников не прощает. В надежде на смягчение приговора бандиты на допросе заливались певчими птичками. Дело получило нехорошую огласку.

И все это накануне важного заседания по вопросу выхода из изоляции и присоединения к мирам Перекрестка. У каждого из членов Совета было свое мнение по этому поводу. Переговоры шли уже не первый день, а к единому мнению Совет так и не пришел. Вопрос уже решили поставить на голосование. Но председатель Зеган Риобберт из касты жрецов пока не вынес решение.

Бавальда Андерлерда арестовали, теперь он давал показания. Вот с чем-чем, а с доказательством вины у телепатов проблем не было. Образ Бавальда Андерлерда очень ярко читался в памяти бандитов.

На заседании суда при оглашении приговора Бавальду Андерлерду и бандитам присутствовала вся семья Линмунд. Гунард Андерлерд не заметил на их лицах никакого злорадства или плохо скрываемого торжества. Ольтен Линмунд выглядел очень спокойным. Приговор его, по-видимому, устроил, а дочкам больше ничего не угрожало. Гунард Андерлерд уходил с тяжелым сердцем, его единственный сын будет сидеть в тюрьме вместе с бандитами.

***

На следующий день после суда состоялось очередное заседание Совета по вопросу выхода из добровольной изоляции и присоединения к мирам Перекрестка. Сегодня присутствовали представители всех Десяти семей, обычно они никогда не собирались в полном составе. Но вопрос был чрезвычайной важности.

Зал Совета представлял собой большое круглое помещение. Стены были расписаны фресками, изображающими основание Мираона, а также десятерых отцов-основателей. Их имена навсегда вошли в историю их мира.

В центре зала стоял круглый стол с креслами для представителей Десяти семей и председателя. Для всех остальных членов Совета места располагались амфитеатром. В составе Совета одинаково были представлены все касты.

— Мы все знаем, зачем здесь собрались. У каждого было время подумать и решить, что, по его мнению, лучше для ирсов, — начал свое выступление Ольтен Линмунд, — недавно мы пригласили представителей УСП в Мираон. И вот, что нам удалось выяснить: мы несколько отстаем от Перекрестка миров в технологическом плане, наши телепатические возможности, которыми все так гордятся, могут играть против нас. Дополнительно стоит задуматься о том, как обезопасить самих себя при контактах с обитателями Перекрестка миров. Даже с одним не телепатом сложно общаться, когда на нем отсутствует браслет-ограничитель. Неконтролируемые мысли и образы буквально оглушают. А на Перекрестке миров проживают несколько сотен различных рас. Нам нужно тщательно подготовиться и не принимать скоропалительных решений. Ведь может попасться противник, который не думает, а действует.

В зале зашумели.

— Как такое возможно? В любом случае мысль первична. Только животное, не обладающее разумом, может напасть без предупреждения.

— Этому есть доказательство.

В зал Совета пригласили молодых ирсов, которые были свидетелями поединка Хока с Бавальдом Андерлердом или сами участвовали в спарринге. Они поделились своими впечатлениями с присутствующими.

— Это только единичный пример, но исходя из личного общения с Хоком Фишером, могу сказать, что для него подобные ситуации не редкость. Этот помощник шерифа, хоть и отмечен несколькими наградами, не самый выдающийся представитель Перекрестка миров.

— Возможно, вы правы, опасность есть. Но мы должны преодолеть технологическую отсталость, возникшую из-за изоляции. В этом нам очень пригодится опыт Перекрестка миров, — сказал представитель касты ремесленников, — нельзя отказываться от будущих возможностей просто потому, что мы сейчас не готовы к временным трудностям.

Членам Совета пришлось долго осмысливать полученные сведения. Хотели даже перенести голосование из-за обнародованных фактов, но передумали. Хотя возможно кто-то и изменил свое мнение.

В результате голосования мнения разделились. Половина присутствующих ирсов проголосовала за выход из изоляции, а другая половина — против. Голос председателя должен был стать решающим. Но Зеган Риобберт колебался.

— Я должен все еще раз обдумать, — сказал он и вышел из зала.

Заседание Совета завершилось. Следующее запланировали через день, давая председателю время на размышления.

***

Он смотрел на ирсов, собравшихся в зале, слушал их разговоры. В сложившейся ситуации имелись и плюсы, и минусы, они уже были сегодня озвучены практически все. Свое решение он давно принял. Он знает, что лучше для его касты. Теперь все окончательно встало на свои места. А сейчас не жалел, что пришел на это заседание Совета. Ведь он получил такую замечательную подсказку.

***

Заседание Совета должно было уже начаться, практически все уже собрались, но Зеган Риобберт еще не пришел. А без председателя заседания обычно не проводились. Тем более что его голос должен был стать решающим по обсуждаемому вопросу.

В доме Зегана Риобберта на звонок никто не ответил. А когда представители сил правопорядка вскрыли дверь, то обнаружили хозяина дома мертвым в своей постели. Тело уже успело остыть.


========== Глава 29 ==========


Ильмиф Эдно прибыл на место преступления вместе с группой приезжих специалистов, поскольку было принято решение не прерывать обмен опытом. К тому же они могли оказать неоценимую помощь.

Хок осматривал дом Зегана Риобберта. Обстановка не впечатляла, не то чтобы крайний аскетизм, но грабитель бы сюда не полез. Минимум мебели. Более ли менее обставленными были рабочий кабинет и спальня. В спальне имелась дверь, которая вела в ванную комнату. Она была приоткрыта. Вода перекрыта, а свет выключен.

Тело Зегана Риобберта лежало на кровати, одна рука свешивалась. Никаких следов борьбы. Создавалось впечатление, что председатель Совета просто мирно скончался во сне. Но уж очень несвоевременно.

Пока эксперты снимали отпечатки пальцев и ауры с мебели и других поверхностей, Хок обратил внимание на Элано, старательно записывающую что-то. Сегодня на девушке была строгая юбка, выгодно подчеркивающая длинные стройные ноги. Сейчас она отошла к комоду, чтобы не мешать экспертам. Этот предмет мебели уже осмотрели. Кроме Хока никто не заметил, как из-под дальнего угла комода выбралось черное существо, и, резво перебирая многочисленными ножками, устремилось к девушке, задрав хвост, на конце которого имелось внушительное жало. Живность внешне напоминала скорпиона, которого полудемону приходилось видеть в пустыне в одном из миров, отличия были значительными разве что в размерах. Эта тварь была очень крупной, даже если не учитывать длину хвоста. Помощник шерифа, не раздумывая, выстрелил. Все в комнате вздрогнули и обернулись к нему, Элано взвизгнула, увидев на полу подергивающиеся останки черной живности, и начала оседать на пол в предобморочном состоянии. Ближайший коллега успел ее подхватить.

— Откуда он мог здесь взяться?

— Что это за тварь?

— Скорп очень ядовит. Его укус смертелен. Я должен поблагодарить вашего коллегу за меткость, — сказал Ильмиф Эдно.

— Это местный вид?

— Да, они обитают за городом.

— Теперь мы предположительно знаем причину смерти, — сказал один из экспертов, показывая крошечную ранку на руке Зегана Риобберта.

— Несчастный случай?

— Я сомневаюсь, что скорп сам мог заползти в дом практически в центре города. Да еще и накануне такого важного для всех ирсов выбора.

— Что теперь будет с результатами голосования? — спросил шериф Дарин Вингред.

— Их аннулируют, потом будут выбирать нового председателя Совета. А это займет много времени согласно регламенту.

— Председателя выбирают из представителей Десяти семей или им может стать любой ирс?

— Любой, обладающий достаточным влиянием.

— Дверь не была взломана, окна тоже целы.

— В доме найдены отпечатки нескольких ирсов. Нужно установить их личности.

Хок осматривал ванную комнату, помогая коллегам в их поисках. Вдруг скорпов несколько. Внимание помощника шерифа привлекла небольшая толстая решетка, ранее закрывавшая вытянутое прямоугольное вентиляционное отверстие в стене, а теперь лежащая на полу. Хок снял это на норт и позвал коллег. Ранее это отверстие не рассматривалось, но с обнаружением скорпа оно приобретало совершенно другой смысл.

Ширины отверстия как раз хватило бы, чтобы скорп пролез. Эксперты сняли отпечатки с решетки, расположенной на улице. Стена ванной комнаты выходила на задний двор с давно нестрижеными цветочными кустами.

К экспертам, осматривающим вентиляционное отверстие, подошел пожилой сосед покойного.

— Что вы здесь ищете? — грозно сказал он, а потом, увидев кастовые метки воинов на одежде, осекся.

— В этом доме произошло преступление. Вы что-нибудь видели?

— Вчера вечером рабочий чистил вентиляцию, больше ничего.

— Как он выглядел?

— У меня плохое зрение, я рассмотрел только комбинезон, кастовую метку и ящик с инструментом. Но этот ирс показался мне очень странным. Такой сильный телепат не стал бы работать простым рабочим.

— Насколько сильнее вас?

— Я бы сказал, что на десяток пунктов.

Эта информация мало что дала приезжим, зато местные оживились.

— Поясните, пожалуйста, — попросил один из экспертов с Перекрестка миров.

— У свидетеля довольно высокий уровень телепатической силы. Жаль зрение очень плохое. Мы имеем весьма примерный облик подозреваемого.

Хоку приходилось работать и с более приблизительным описанием.

— Но уровень силы телепата — это совсем другое. Чем больше сила, тем выше положение в обществе, тем больше шансов получить хорошую работу. Вы не чувствуете уровень силы, но ирс всегда знает, с кем имеет дело при контакте.

— Значит, нам надо искать сильного телепата, которого не устроили результаты голосования или он сам хочет стать председателем Совета. Результаты ведь еще не оглашали?

— Нет.

— Что же, круг сужается.

— Интересно, кому-нибудь Зеган Риобберт успел сообщить о своем выборе?

Выяснилось, что к председателю накануне приезжали представители всех трех каст: от воинов — Эолерд Брандира, от жрецов — Тенлерд Рунра, а от ремесленников — Лиаро Грифде, ранее уже выступавший на совете. Никто из них не отрицал, что пытался склонить Зегана Риобберта на свою сторону, приводя различные доводы, которые тот не мог бы счесть несправедливыми или надуманными. Собственно, они приехали все втроем практически одновременно. Хотя это было и не по правилам, пытаться повлиять на выбор председателя. Но поскольку они прибыли втроем, то возмущаться не имело смысла.

— Скорее всего, вы последние, кто видел Зегана Риобберта живым.

— В котором часу вы разъехались? — уточнил Ильмиф Эдно.

— Ближе к обеду.

— Он кому-нибудь сказал о своем выборе или дал это понять каким-либо образом?

— Нет.

— Вы с кем-нибудь обсуждали свой визит сюда?

Представители каст воинов и жрецов дали отрицательный ответ. А Лиаро Грифде отметил, что по дороге домой перекинулся парой слов с Дорвидом Темэ тоже из касты ремесленников.

— Я был очень расстроен. Сказал, что не уверен, что смог убедить председателя в нашей правоте.

— Дорвид Темэ — член Совета?

— Да.

— Кто наиболее вероятный претендент на пост председателя в сложившихся обстоятельствах?

— Каждый из нас троих обладает достаточным влиянием, чтобы занять место Зегана Риобберта, а также Ольтен Линмунд мог бы попробовать.

Оперативники первым делом навестили Дорвида Темэ. Он не стал отрицать свою вину, каким бы он ни был сильным телепатом, сопротивление лишь усугубит его наказание.

— Где вы были вчера вечером? — спросил Ильмиф Эдно.

— Я хотел лишь процветания нашему миру. Зеган Риобберт вечно сомневался, откладывал важные решения. Под его руководством мы бы просидели в изоляции еще очень долго. Для развития нам нужен дополнительный толчок. Будущее за технологиями.

— Зеган Риобберт мог обнаружить скорпа раньше, тогда ничего не произошло бы.

— Да, я положился на случай. Но скорпы в это время года обычно агрессивные, так что шансов у председателя было очень мало. Скорпа просто так не обнаружишь потому, что он не думает, а сразу жалит.


========== Глава 30 ==========


Программа по обмену опытом подошла к концу, и группе предстояло вернуться на Перекресток миров. Перед отъездом к Хоку забежали попрощаться близняшки.

— Мы надеемся, что скоро все изменится. Папа выдвинет свою кандидатуру на пост председателя Совета, — сказала Нисса.

— Возможно, мы еще приедем на Перекресток миров, — добавила Лисса.

Но Хок был абсолютно уверен, что отец их не отпустит, тем более, если станет председателем Совета. Девушки без труда прочитали его мысли.

— А это мы еще посмотрим, — заявили они.

Группа покинула мир телепатов, а Хок задумался, о чем он будет писать в отчете. В том, что коллеги растреплют о его приключениях в Мираоне, он не сомневался.

Придя утром в офис, Хок сел было писать отчет, но его вызвали к шерифу Гастингсу.

— С возвращением, — сказал шериф вместо приветствия, — у рассильцев что-то случилось. Отправляйся в посольство. Подробностей они не сообщают.

— А отчет о поездке?

Шериф махнул рукой.

— Потом напишешь.

Хок отправился в посольство. Там его встретил встревоженный секретарь.

— Эйтан Адальнари велел разыскать вас как можно скорее и передать вот это.

Адар Джеранд протянул Хоку плотный конверт. В нем был лист бумаги с названием мира, координатами места и всего одним словом «финиаб».

Хок вернулся в офис.

— Похоже, принц опять влип в неприятности, — Хок показал записку Гастингсу.

— Отправляйся на место, там разберешься.

Мир, куда предстояло отправиться полудемону, был магическим, так что Хок забрал Уголька из конюшни, байк привлечет совершенно не нужное внимание.

Дорога от портала до нужного места заняла не так много времени. Уголек был рад размяться. Свежая зелень радовала глаз, на небе ни облачка. Хок обратил внимание на местный магический фон. Столь насыщенный магией мир ему еще не попадался. Прибыв на место, координаты которого были указаны в записке, помощник шерифа застал странную картину. Группа рассильцев во главе с принцем, вооруженная до зубов, охраняла какую-то древнюю развалюху. Строение было настолько ветхим, что должно было рассыпаться от одного хорошего пинка.

Принц был внешне спокоен, но Хок отлично видел, что магическое поле вокруг него чуть ли не искрит. Значит, ситуация еще хуже, чем кажется. После обмена приветствиями Хок спросил:

— Это вход в логово финиаба? Составить компанию?

— Боюсь, в этот раз тебе придется прогуляться одному, — в тон ответил Эйтан Адальнари, — ни один рассилец не может туда войти.

— Как это? Дверь еле держится, — удивился Хок.

Принц кивнул ближайшему охраннику на строение. Тот подошел, подергал дверь, но она даже не шелохнулась.

— Финиаб украл у нас очень ценную реликвию — Око оракула. Теперь рассильцы не могут проводить кайраш.

Хок присвистнул. Ситуация еще хуже, чем он думал.

— Пока мы здесь, финиаб не может выйти, но и мы не можем войти к нему. Он так зачаровал двери.

— А вход в лабиринт только один?

— Да, таковы правила, — ответил рассилец.

— Возьми, — сказал Эйтан Адальнари, протягивая Хоку старинный предмет, от которого фонило магией, — этот артефакт всегда будет указывать на Око.

В руках полудемона артефакт принял вид обычного компаса, Хок надел его.

— У финиабов лабиринты сильно отличаются. Но в одном можно быть абсолютно уверенным — друзей там нет. В лабиринте, построенном по правилам, всегда имеются подсказки, надо только уметь их видеть. Я не могу доверить эту миссию больше никому.

Хок порадовался, что захватил дополнительные патроны.

Дверь в лабиринт финиаба открылась с одного пинка полудемона. Принц поморщился, но ничего не сказал.

Хок вошел в лабиринт. Дверь за его спиной захлопнулась. Внутри помещение мало чем напоминало видимый ранее лабиринт. Этот финиаб был аккуратистом. Никакой пыли, пол не скрипит, светильники развешаны как по линеечке. Полудемон медленно пошел вперед. Неизвестно, что ждет его здесь. По пути он заглядывал во все комнаты. Но здесь царили чистота и порядок. Никакой сломанной мебели, двери все целы. Магия этого места отвлекала, рассеивала внимание. Хок сбросил наваждение.

Коридор закончился. Двустворчатые двери распахнулись перед полудемоном. За ними оказался просторный зал без окон. Компас показывал вперед. Хок шагнул в зал. Двери за его спиной захлопнулись. Заскрежетал металл. Как только полудемон сделал шаг от двери, в его сторону направились рыцарские доспехи, ранее спокойно стоявшие вдоль стен. Они вынимали оружие из ножен и целенаправленно шли к Хоку. Полудемон обратил внимание, что движутся они довольно медленно, так что этот зал он просто пробежал, не став тратить патроны. Рыцари постояли около дверей, бряцая оружием, но за пределы своего зала не пошли.

На стене около ближайшей двери висело старинное оружие, наподобие того, что было у рыцарей. Лабиринт беспрепятственно пропустил его в следующую комнату. Этот зал был абсолютно пуст. Гладкие стены без украшений, ровный пол, выложенный большими черными и белыми плитками в шахматном порядке. Что здесь опасного? Но лабиринт быстро убедил его, что расслабляться рано. Как только полудемон наступил на ближайшую клетку, на поле появились фигуры. В переднем ряду стояли пехотинцы, вооруженные старинным оружием. За ними располагались другие фигуры: пара белых рыцарей на могучих конях, высокие башни, боевые слоны с мощными бивнями, украшенными драгоценными камнями, представительная дама в диадеме, а также маленький толстенький дедок в короне. А за ними виднелась дверь, ведущая из этого зала. В шахматы Хок играть не умел. Просто пробежать, как в первом зале, ему не давала магия этого места. Ходить придется по правилам. Около Хока тоже появились фигуры только черного цвета. Игра началась.

К счастью помощника шерифа, норт в этом месте работал без перебоев. Шахматы в нем были. Хок начал играть за белых, повторяя ходы противника, а затем передвигая черные фигуры по подсказкам норта. Общими усилиями этот раунд остался за Хоком. Насколько он мог судить, оружие перед входом в комнату являлось своеобразной подсказкой. Если бы он что-нибудь выбрал из предложенного, то оказался бы на месте фигуры, которой принадлежало оружие. В этой партии он занимал место короля. При попадании фигур на одну клетку между ними завязывалась настоящая схватка. И далеко не всегда напавшая фигура выходила победительницей. После того, как черные фигуры одолели белого короля, поле очистилось, и Хок смог пройти дальше.

В следующем зале пол тоже состоял из черных и белых плиток, но они располагались хаотично, что никак не вязалось с аккуратистом-финиабом. Хок осторожно наступил на черную плитку, ничего не произошло. Другие клетки рядом были только белыми, он осторожно наступил на белую плитку одной ногой, пробуя ее прочность. По, казавшемуся таким надежным, мрамору побежали трещины. Хок перепрыгнул на соседнюю черную клетку. По полу прошла рябь, часть плиток перевернулась другой стороной. Весь намеченный было Хоком маршрут к противоположной двери пошел насмарку. Хок выругался. Ему пришлось прыгать через три клетки, а потом зигзагами пробираться к двери. Один раз рябь на полу прошла как раз в момент прыжка. Приземлился полудемон уже на белую плитку, которая проломилась под ногами. Он успел схватиться за край и повис. Кое-как выбрался из ловушки. Спина взмокла. На лбу выступили капельки пота.

— Уф!

Целая плитка поднялась откуда-то из глубины и заняла свое место. Пол снова стал сплошным. Хок от души выругался. Финиаба, создавшего этот лабиринт, он уже был готов убить. Полудемон столько не прыгал со времен Академии, когда их гоняли по полосе препятствий.

Очередная смена цвета у плиток чуть не застала его врасплох. Интервал времени между ротацией цветов стал уменьшаться. Ему не стоило здесь задерживаться. Хок допрыгал до двери. Стоило ему коснуться ручки, как вдруг весь пол пришел в движение. К двери катился своеобразный вал из плиток, они меняли свой цвет на белый, лишь под его ногами оставалась полоска черного цвета. Хок быстро покинул комнату. Сюда он не сможет вернуться.

Впереди коридор раздваивался. Компас поколебался, но показал направление на Око. Полудемон свернул в коридор, освещаемый старинными факелами. Здесь стены были отделаны шершавым камнем, присмотревшись повнимательнее, Хок заметил своеобразные щели, слишком ровные, чтобы оказаться случайностью. Он снял со стены длинный факел и провел перед предполагаемой ловушкой. Из стены, ожидаемо, выскочило острое лезвие, отрезав часть факела. Откатившаяся деревяшка активировала еще две ловушки. Он пробежал часть коридора, уворачиваясь от своеобразных маятников, только это были не мешки с песком, которые сбрасывали с бревна в грязь, как на тренировках, а острые лезвия, могущие рассечь тело пополам, если он не будет достаточно расторопен. Одежда обзавелась несколькими разрезами, не предусмотренными портным. Это было слишком близко.

Стрелка компаса поколебалась, но выбрала новое направление.

— Он кругами ходит?! Только этого не хватало!

Новый коридор, казалось, был без сюрпризов. С потолка на толстых цепях свисали массивные светильники в старинном стиле с множеством декоративных кованых элементов. Пройдя больше половины, Хок обнаружил впереди пролом, а дно терялось где-то в темноте. Более ли менее целый участок пола располагается прямо перед дверью. Вдоль стены шел узкий бортик. Хок осторожно пошел по нему. Где-то на середине пути камень под ногами начал крошиться. Полудемону, извернувшись, удалось ухватиться за прочную толстую веревку, при помощи которой опускали и поднимали светильник. Он поднялся наверх, ухватился за светильник, раскачавшись, спрыгнул на целый участок пола.

Наверное, финиабу надоели эти аттракционы. Перед следующей комнатой на стене висели факелы, хотя коридор был и так неплохо освещен. В укромном углу лежала еще связка будущих факелов. Хок уже научился различать такие подсказки. Он взял все и открыл двери. Каменный пол был усыпан змеями, они шипели, переползали с места на место. Полудемон не сомневался, что финиаб выбрал очень ядовитую разновидность. Хоть не айсонская гадюка и то ладно. Хок зажег один факел и бросил в гущу змей. Они расползлись, давая дорогу. Некоторые уползали нехотя, но ядом не плюнула ни одна. Действуя подобным образом, он дошел до противоположной двери, ведущей из этого гадюшника.

В следующей комнате Хока ждал зеленокожий гигант с двуручным мечом. С ним полудемон разобрался быстро — несколько пуль, и враг рухнул на пол. Хоку уже основательно надоел этот лабиринт.

Следующая комната представляла собой шикарно обставленную спальню, в которой его ждала красавица, прикованная за ногу к широкой кровати. Она умоляла спасти ее от жестокого финиаба, но Хок не купился на просьбы притворщицы. Слишком уж расплывчатый у нее облик, объединявший в себе внешность тех женщин, с которыми когда-либо был близок Хок. Конни вдруг преобразовалась в блондинку Лиссу, а та сменялись Лаурой, и так далее. Яркий калейдоскоп замелькал перед глазами. Каждая умоляла ее спасти. Магией фонило особенно сильно. Хок, помня, что девушек тут быть не может, прошел дальше. Красавица прошипела проклятье ему в спину.

Финиаб обнаружился в своей сокровищнице. Все предметы тщательно подобраны, каждый стоял на своей полочке. Драгоценных камней в этом месте было особенно много.

— Добрался все-таки, — проквакал финиаб.

— Как видишь. Ты арестован по обвинению в краже Ока оракула, принадлежавшего Рассильской империи.

Вместо ответа финиаб швырнул в Хока огненным шаром. Помощник шерифа, падая на пол, выстрелил с обоих револьверов. Обе пули попали в цель. Под финиабом растекалась лужа крови.

— Сопротивление при аресте лишь усугубляет вину, — отметил Хок.

Полудемон потушил свой рукав. Компас уверенно показывал на один из камней. Хок забрал его и сунул в карман.

Дверь из логова финиаба располагалась за креслом.

Когда Хок вышел, вокруг царила ночь, темное небо этого мира было сплошь усыпано звездами. Уголек радостно бросился к хозяину. Он успел соскучиться.

Напряжение буквально висело в воздухе. Рассильцы чего-то ждали. Олицетворением спокойствия и уверенности был лишь Эйтан Адальнари. Хок подошел к нему и отдал камень. Над поляной раздался слаженный вздох облегчения. Полудемон выглядел уставшим, одежда была испачкана и местами порвана, рукав прожжен.

Уголек презрительно фыркнул на рассильцев. Как они посмели сомневаться в его хозяине.

В обратный путь они отправились все вместе.


========== Глава 31 ==========


Хока наконец-то отпустили в отпуск. Он отправился в мир Онгодо в маленькую таверну, где подавали самое лучшее пиво. И даже успевал к местному празднику, когда жители устроят скачки на лошадях, а потом мужчины будут соревноваться в силе, ловкости и меткости, а девушки наденут свои самые яркие наряды, будут петь и танцевать всю ночь. На улице будет жариться мясо на углях, а пиво будет литься рекой. В прошлом году ему не удалось побывать на празднике из-за чокнутого ученого Покка, но в этот раз он надеялся, что все получится.

Онгодо встретил его жарой, обычной для этого времени года. Солнце палило нещадно. Уголек бодро нес своего хозяина к маленькой таверне, где каждый получит угощение по вкусу: Хок — любимое пиво, а Уголек — местных корнеплодов, которые так замечательно хрустят.

Но их мечтам было не суждено сбыться. Когда Хок подъехал к таверне, около нее уже толпился народ. Мужчины сжимали в руках оружие, паники не наблюдалось, наоборот, на лицах застыло выражение мрачной решимости. Готовились они явно не к празднику.

— Что у вас случилось? — спросил полудемон.

— А, это вы. У нас убили двоих. Давно такого не было, — сказал хозяин таверны Умберто Ловкий.

— Местных? — уточнил Хок.

— Да. И ведь не последние стрелки были, — сказал Умберто, поправляя шляпу.

— Кого подозреваете?

— Да в том то и дело, что следы на месте странные нашли. Отпечатки ботинок, но над телом как будто зверь потрудился. Кровью все залито, а тела как когтями располосованы. Но здесь не водится таких крупных животных. Наши женщины напуганы.

— Жертв уже похоронили?

— Первого да, третьего дня как. А Фернандо еще нет, только этим утром нашли.

— Я хочу взглянуть на тело.

— Хосе, проводи.

От толпы отделился смуглый парень. Он проводил Хока к месту совершенного преступления.

В доме, стоявшем на отшибе, еще не убирали. Крови как на бойне, забрызган даже потолок, не говоря уже о стенах. Глубокие раны на теле несчастного Фернандо наводили на мысли о когтях, но в этой местности действительно не водились такие крупные хищники. Здесь слишком мало пищи. Убитый успел расстрелять все патроны, перед тем, как погиб. Разряженный револьвер и горсть патронов валялись рядом с телом, а в стенах Хок нашел следы от пуль. На полу отпечатался след ботинка с нехарактерным для местных протектором.

Помощник шерифа снял на норт все и отправил экспертам в офис. Ответ пришел довольно быстро. «Высылаем ловцов. Это Грири — Ночной охотник».

— Только этого не хватало! — воскликнул Хок и выругался.

— Вы знаете, кто это сделал?

— Это ночной охотник. Та еще тварь, — выражение лица помощника шерифа было мрачным, — сюда выслали профессиональных ловцов, но пока они доберутся, пройдет время.

— Надеюсь, бури не будет, — медленно произнес Хосе, глядя на небо.

В городке обстановка была напряженной, нервозной, это чувствовалось. Люди чаще оглядывались, раньше здесь двери беленых известью домиков вообще не запирали, разве что на ночь, а теперь все дома закрыты наглухо, даже ставни.

Хок то и дело ловил на себе взгляды, полные надежды и опасений. Он знал, что может отсюда уехать в любой момент и его никто не осудит. Он не местный. Но Хок не смог бы так поступить. У них очень мало шансов против Ночного охотника. Это очень быстрая и ловкая тварь, разумная, назвать это существо человеком Хок не мог, несмотря на антропоморфность. Ночного охотника он видел только на картинке, но помнил о жутких острых когтях на верхних конечностях, прекрасном ночном зрении, а так же о том, что тварь предпочитала охотиться по ночам. Людоедом она не была. Дневной свет ей мешал, но не являлся непреодолимым препятствием. Люди для Ночного охотника лишь объект, он играет с ними как кошка с мышкой, а потом убивает, когда наиграется. Ночной охотник превосходит человека практически по всем параметрам. Лишь нескольким расам удается конкурировать с ними на равных.

На Перекрестке смогли лишь ограничить их возможности покидать родной мир, но это не всегда работало. Добиться этого удалось, заплатив слишком высокую цену. Была настоящая бойня с применением всего известного на тот момент оружия и техники против тварей, цель жизни которых убивать.

Все эти события произошли задолго до рождения Хока в отдаленном мире, успевшем попросить помощи у Перекрестка, иначе об угрозе бы так и не узнали, пока не стало бы слишком поздно. Не все порталы известны. Так что некоторые единичные особи умудрялись пробираться в обитаемые миры. До сих пор существуют отряды ловцов, отличающиеся усиленной подготовкой и обеспеченные самым лучшим оружием. Один из таких отрядов и ждал Хок.

Чем ближе к вечеру, тем сильнее нервничали люди. На городской площади разожгли костры. Твари свет не нужен, а им поможет. Женщины заряжали все имеющееся в городке оружие. Жители собрались в домах поблизости от таверны. Из взрослых спать никто не собирался. Мрачная решимость застыла на их лицах. Детей уложили в самых крепких домах, их остались охранять несколько вооруженных мужчин. Матери тоже взялись за оружие.

За пределами площади тьма казалась еще гуще. Вот что-то мелькнуло на пятачке, освещенном пламенем костра. Тварь исчезла в темноте, чтобы провести когтями по закрытым оконным ставням. Звук был отвратительный. Находящиеся в доме люди нервно переглянулись. Самые маленькие дети проснулись и заплакали.

Ночной охотник мог перемещаться практически бесшумно, если хотел. Но он нарочито задевал когтями стены дома, черепицу на крыше. Люди, находящиеся на улице, заметили сгусток темноты, практически сливающийся с ночью, прогремели выстрелы.

— Он только начал свою игру, — сказал Хок, — Ночной охотник будет кружить, выбирая жертву.

— Что нам делать?

— Ждать и быть начеку. Рано или поздно он нападет.

Все старались держаться в пределах прямой видимости друг друга. Но вот из темноты выскочила стремительная тень, раздался крик боли, а за ним выстрел. Один из мужчин, зажимал рукой рану от когтей. Рукав быстро набухал кровью. Ночной охотник нанес удар и снова скрылся в темноте. Раненого перевязали. Тварь еще несколько раз делала подобные выпады. Она играла с людьми, забавляясь их страхом и жалкими попытками дать отпор. До сих пор по ней никто не попал.

Через некоторое время тварь оторвала одну из ставней в доме, где укрылись люди. Когтистая лапа разбила стекло и попыталась зацепить ближайшего к окну человека. Хосе не растерялся и выстрелил в темноту. Оконный проем забаррикадировали мебелью. Все отошли от стен и сгрудились в центре. Мужчины держали окна и дверь под прицелом. Дети тихонько плакали, а матери пытались их успокоить.

Хок не знал, что сейчас происходит в домах, он слышал выстрелы, но прекрасно понимал, что долго так продолжаться не может. Люди не выдержат такого напряжения, когда не знаешь, откуда в этот раз придет быстрая и неуловимая тварь, чтобы нанести удар и снова исчезнуть.

Они поддерживали костры всю ночь. Пару раз тварь делала своеобразные вылазки, но ее встречали слаженные выстрелы, к сожалению, безрезультатные.

Когда небо начало сереть, совсем рядом с Хоком вынырнул Ночной охотник, полудемон упал на землю, уворачиваясь от удара когтистой лапой, одновременно стреляя из обоих револьверов. Тварь исчезла, как будто ее не было, но Хок был уверен, что смог ее зацепить. В этом мире его оружие лишилось своей магической начинки, но пуля в организме еще никому здоровья не добавляла.

Утром на месте, где произошла стычка с тварью, помощник шерифа нашел несколько капель засохшей крови. Значит, он все-таки попал.


========== Глава 32 ==========


На норт пришло сообщение, что помощь уже в пути. На одну из портальных станций совершила нападение пара Ночных охотников. Убила дежурную смену. Подоспевшие ловцы ликвидировали угрозу. Официальные власти Ночных охотников от всего открещиваются, говорят, что это проделки преступников. Но все прекрасно понимают, что это не так. Охрану порталов усилили.

Но Хок сильно подозревал, что все решится сегодня ночью. Ночной охотник мог бы долго терроризировать этот городок, но прибытие профессиональных ловцов поставит точку в этой истории.

Подсчитали потери. Несколько раненых, кое-кто серьезно. У некоторых началась лихорадка. Грязь с когтей попала в рану.

— Что еще следует ждать от этой твари? — спросил Умберто Ловкий.

— Ночной охотник будет крутиться тут, пока не наиграется, а потом уйдет.

— Для него это только игра?

— К сожалению, да, — ответил Хок.

— Он может подстеречь кого-нибудь одного и утащить с собой, чтобы потом убить. Это хищник, ему нравится играть с жертвой.

— Он людоед?

— Нет, во всяком случае, в досье об этом ничего нет.

Днем приехали ловцы, привезли оружие и оборудование: датчики движения, приборы ночного видения и прочее.

— Мы не знали, что здесь офицер УСП, — сказал Андре Хорт, капитан группы ловцов. Его рукопожатие было крепким и уверенным. Хок в долгу не остался.

— Я в отпуск приехал.

— Отпуск в этой дыре? Я думал, в УСП платят лучше.

— Чтобы ты понимал в хорошем отпуске, — ответил Хок.

— Ну, смотри. По мне так пляжи Айсоры лучше. Или у тебя тут родственники? — сказал ловец, обратив внимание на смуглую кожу Хока.

Внешне он мало отличался от местных, разве что наличием рожек, но Хорт не мог их видеть под шляпой.

— Нет.

Разговор прервался, а Уголек показал в язык в спину удаляющемуся ловцу. Хоку было по большому счету наплевать, что думает о нем Хорт. На пляже в Айсоре полудемон был. Песок, жара, красотки в купальниках, холодные коктейли, но нет местного колорита. Лениво валяться на песке не для него, хотя плавать он любил.

Хок проехался по округе, поискал следы. Уголька эта тварь в любом случае не догонит. Полудемон нашел место предыдущей лежки Ночного охотника. Далековато он забрался. Но сейчас здесь и близко никого не было. Хок вернулся в городок и завалился спать после плотного завтрака. Ночью опять предстояло дежурить. Хорошо, что ловцы приехали.

Они в течение дня закрепили датчики, настроили аппаратуру. Со стороны это выглядело, как будто они просто общаются с местными и выполняют мелкий ремонт домов. Но Хок сомневался, что тварь наблюдает за ними на солнцепеке.

Хорт внимательно изучил следы от когтей на стенах.

— Мы имеем дело с молодой особью. У взрослых когти больше.

— Ты хочешь сказать, что это натворил подросток?

— Ну не подросток. Такого бы не выпустили свои же. Скорее всего, он недавно отметил совершеннолетие и удрал.

— Это хорошие новости или плохие? — спросил Хок.

Хорт пожал плечами.

— Это как посмотреть. У него нет ни тактики, ни стратегии. Он просто развлекается. Нам будет сложнее подловить его, поскольку никогда не знаешь, что взбредет в голову неуравновешенному Ночному охотнику. При этом он сильнее и быстрее человека, хотя и недотягивает до взрослого представителя своей расы.

Как только сумерки опустились на городок, люди попрятались по домам. Сейчас им было спокойнее, поскольку прибыла команда ловцов.

Хоку выдали прибор ночного видения и рацию. В этот раз все происходило немного по-другому. Но не было неожиданных наскоков и атак, тварь кружила вокруг городка, как будто высматривая конкретную жертву. От ближайшего местного Ночной охотник просто отмахнулся когтистой лапой. Человек упал с громким криком. Лицо и грудь мужчины были располосованы острыми когтями. Выстрелить он не успел. Кровь заливала одежду, превратившуюся в лохмотья. Раненого унесли.

Хок медленно перемещался по периметру площади, он заметил, что тварь движется по кругу за ним, пока больше ни на кого не нападая. Выходит, Ночной охотник выбрал себе жертву на сегодняшний день. Полудемон поделился своими наблюдениями с Хортом.

— Продолжай движение. Мы страхуем.

Хок не меняя траектории, чтобы не вызывать подозрений у хищника, продолжал обходить площадь. Он дал знак Хосе, чтобы тот не подходил близко. Полудемон несколько раз останавливался, проверяя, идет ли хищник по-прежнему за ним или предпочел другую цель. Ночной охотник пока остановил свой выбор на Хоке. Местные его не видели без приборов ночного видения. Люди поняли, что помощник шерифа что-то задумал, и не подходили, стараясь не мешать. Постепенно местные отошли к центру площади.

Хок продолжал вести хищника, боясь спугнуть, подставляя под выстрелы ловцов. Теперь охотник и дичь поменялись местами. Вот только Ночной охотник еще не знал об этом. Если он и заметил изменения, то у него явно не хватило опыта оценить их последствия. Дома ненадолго скрыли тварь от Хока, а потом хищник выскочил практически прямо перед ним. Помощник шерифа выстрелил с обоих револьверов, падая на землю. Ловцы поддержали его огнем. Пулеметная очередь поставила точку в этой истории. В самых крайних случаях разрешалось использовать оружие, опережающее развитие технологий в регионе, команда Хорта при уничтожении Ночных охотников как раз подпадала под такой параграф.

Утром все рассматривали труп хищника. Длинные когти, худощавое телосложение, кожа гораздо темнее, чем у местных жителей, огромные глаза. Одет во все черное. При свете солнца он не казался таким уж страшным, пока не вспоминались его скорость и ловкость.

Команда ловцов собиралась уезжать. Местные уговорили их остаться на праздник, который решили все-таки провести, несмотря на печальные события.

— Мертвым не нужна наша скорбь. Они всегда живут в нашем сердце, — сказал хозяин таверны.

Праздник начался на следующее утро с соревнований мужчин, кто дольше продержится на необъезженной лошади, потом будут скачки на своих лошадях, а потом соревнования в стрельбе. Женщины приготовят угощение на всех. А вечером будут танцы. Музыканты настраивали свои инструменты.

Городок оживал, стряхивал с себя пережитый ужас. Жители спешили по своим делам. То тут, то там мелькали яркие наряды женщин. Скоро эта история с Ночным охотником позабудется, а потом обрастет небывалыми подробностями и будет неоднократно рассказана приезжим гостям, приукрашиваясь с каждым разом.

— Ты же не будешь в этом участвовать? — спросил Хорт полудемона, кивая на загон с лошадьми.

— От чего же?

— На необъезженной лошади?

— Ну да.

— Да ты псих.

Хок только рассмеялся. Он уже неоднократно принимал участие в таких состязаниях. Правда, местного чемпиона ему еще не удавалось одолеть ни разу.

Полудемон занял второе место, удержавшись на дикой лошади чуть-чуть дольше Хосе. Местный чемпион и в этот раз оставил первое место за собой. Команда ловцов с ужасом и восхищением смотрела на Хока. Для Хорта такой поступок был немыслимым. Полудемон был страшно доволен. Азарт подстегивал к участию в следующем соревновании.

Но зато в скачках они с Угольком заняли первое место. Хитрюга до последнего не показывал всего, на что был способен, а перед самым финишем поднажал, опередив местного чемпиона. Хок не хотел было участвовать в состязаниях по стрельбе. Но местные его уговорили. Итог был закономерен. Они поделили первое место с Хосе, опередившим, неожиданно для самого себя, остальных мужчин. Потом все разошлись по домам, пережидая самую сильную жару. Хок успел сполоснуться и теперь блаженствовал с кружкой любимого пива.

Когда жара спала, женщины выставили угощение, которое пришлось по вкусу всем. Аромат жареного мяса дразнил обоняние.

А вечером Хок лихо отплясывал под задорную мелодию. Танцевал он ничем не хуже местных. Может быть, где-то этот танец и посчитали бы примитивным, но тут он был более чем уместным. Даже Хорт отметил повышенный интерес местных дам к Хоку. А тот точно знал, что сегодня будет ночевать не один…


========== Глава 33 ==========


Где-то


Финиабы, будучи яркими индивидуалистами, очень редко собирались вместе для принятия каких-либо решений. Но обсуждаемая ситуация затронула интересы многих.

Эта раса издревле враждовала с рассильцами. Лабиринт финиаба, служивший ему и жилищем, и сокровищницей, всячески укреплялся магией, оснащался различными ловушками. Поскольку финиабы тащили себе все, что им нравилось. Внутри хозяин все обустраивал по своему вкусу, но существовало несколько правил. Нарушать эти правила было нельзя. Для каждой ловушки должна быть подсказка, другое дело, если ее не заметили или не смогли воспользоваться, то тут хозяин лабиринта не виноват.

У финиабов существовала древняя легенда, которая объясняла существование лабиринтов и правила их построения. Среди представителей обеих рас уже тогда имелись сильные маги.

«В далекие времена, когда миры еще не были объединены порталами, одному финиабу приглянулась драгоценная чаша, изготовленная прославленным мастером — рассильцем. Финиаб не придумал ничего лучше, как украсть чашу, а она предназначалась для правителя, который рассвирепел, когда узнал, что его обокрали.

Финиаб и не подумал расстаться с добычей. Несколько дней он удирал от преследовавших его рассильцев, остановился отдохнуть около большого камня. Когда погоня уже почти настигла его, он создал дверь в пространственный лабиринт и укрылся в нем. Так появилось первое правило лабиринта: вход в лабиринт всегда привязан к материальному объекту.

Но рассильцы не испугались трудностей и неизвестности и пошли за ним в лабиринт. Финиаб, спасая свою жизнь, устраивал различные ловушки на их пути, но магия, которая всегда была послушным орудием в руках финиаба, воспротивилась его незаконным действиям и всегда оставляла подсказку, как обойти ту или иную ловушку. Так появилось второе правило лабиринта.

В конечном итоге, рассильцы настигли финиаба в конце его лабиринта, убили и забрали драгоценную чашу. С тех пор вражда между двумя расами не прекращалась».

— Вы все знаете, почему мы все здесь собрались, не только для того, чтобы вспомнить древние легенды. Произошло то, что не должно было произойти. Двое наших сородичей погибли не от рук рассильцев, а от пули полудемона, — проквакал самый представительный финиаб.

Остальные согласно покивали.

— Мы все любим собирать коллекции, — все присутствующие поддержали говорившего одобрительным гулом. Кому приятно, что тебя называют вором? Коллекционером быть гораздо приятнее.

— Один из нас совершил ошибку и присвоил очень ценный для рассильцев предмет. Так уже бывало не раз, но он нарушил правила, ограничив рассильцам доступ в свой лабиринт. Владелец вещи имеет право попытаться вернуть свое, пройдя лабиринт. Мы сознательно идем на риск. Но без этого скучно. Ограничение доступа в лабиринт — величайшее открытие в магии, но оно нарушает правила.

— Рассильцы тоже нарушили правила и позвали на помощь постороннего.

Мнения разделились. Финиабы спорили до хрипоты.

— Хок Фишер вообще не имел права убивать, вещь ему не принадлежала.

— И такое бывало в нашей истории, наши лабиринты часто подвергались разграблению со стороны рассильцев. Кроме них никто больше не может справиться с нами.

— За исключением Хока Фишера. Но он действовал не совсем честно.

— Он не маг, использование оружия и артефактов не запрещено правилами.

— Он не имел права заходить в лабиринт.

— Магия пропустила его.

Они спорили долго, но так ни к чему и не пришли.

Но финиаб, который организовал этот сбор, даже не предполагал, во что это выльется.

***

Отпуск пролетел слишком быстро. Утром, собираясь на работу, Хок почувствовал знакомую магию. Входная дверь в его квартиру стала дверью в лабиринт финиаба. Помощник шерифа прошелся по квартире. Все двери подходящего размера в его жилище, за исключением платяного шкафа, холодильника и двери в туалет, превратились во вход в лабиринт финиаба. А учитывая то, что вход в лабиринт всегда один, то его обложила целая компания финиабов. Можно было бы рискнуть и попытаться пройти лабиринт, но чутье подсказывало ему, что сегодня этого делать не стоит.

Помощник шерифа сообщил об этом начальству. Попасть сегодня на работу было проблематично. Этаж высоковат, чтобы выбираться через окно. Хорошо, что шериф Гастингс в курсе, кто такие финиабы, он пообещал оформить день без прогула. Хок позвонил Долорес и предупредил, чтобы она к нему не заходила сегодня. Он не рассказал подробностей, чтобы не волновать добрую женщину. Наверняка она подумала, что у него очередная пассия.

Хок связался с посольством Рассильской империи и сообщил о том, что практически все двери в его квартире стали входами в лабиринты финиаба. Кому как не рассильцам знать, что делать в такой ситуации.

Трубку взял секретарь, узнав, что происходит, Адар Джеранд, изменился в лице. Финиабы еще никогда не объявляли охоту так открыто, а тем более не на рассильца, с которыми у них давние счеты.

— Если снять дверь с петель, вход в лабиринт останется привязанным к двери или нет? — спросил Хок.

— Не думаю. Никто никогда этого не проверял. Лучше не рисковать, — ответил секретарь.

Адар Джеранд доложил Эйтану Адальнари о ситуации, в которую попал Хок. Посол как раз завтракал в компании своего давнего знакомого. Он привез важные документы и должен был сегодня отбыть в империю. Он был в курсе, кто такой Хок Фишер и что он вернул Око рассильцам.

— Я думаю вам не о чем волноваться. Хок Фишер сам справится с ситуацией. Он прошел лабиринт дважды, справится и сейчас, — сказал Теари Альбире, отпив чаю.

— Я так не считаю. Он много сделал для рассильцев, рискуя жизнью, — возразил Эйтан Адальнари.

— Вы ничем не обязаны этому полудемону. Возвращать украденное и рисковать жизнью — его работа, — спокойно отметил Альбире и добавил, — у принцев не бывает друзей вне их круга.

Эйтан Адальнари всегда умел держать лицо. Сейчас он не узнавал Теари, с которым был знаком с детства. В этот момент никто не понял бы, что он думает на самом деле. Друзей у принцев действительно не бывает. Но есть долг и честь. Он мысленно прикидывал, сколько из его телохранителей могут справиться с финиабом один на один. Это под силу далеко не каждому рассильцу. Выходило, что пять вместе с ним самим. Секретарь сказал, что финиабы заняли все подходящие двери в жилье Хока Фишера. Эйтан Адальнари даже приблизительно не представлял, как живет помощник шерифа и сколько дверей в его доме. И хватит ли рассильцев, которых он намеревался взять с собой, для того, чтобы обезвредить все лабиринты финиабов.

Теари Альбире все-таки что-то почувствовал.

— Вам не стоит вмешиваться. Хок Фишер справится сам. Но о наглости финиабов я обязательно сообщу в столице.

— Обязательно сообщите, — ответил Эйтан Адальнари и отправился к выходу.

Все это время Адар Джеранд, присутствовавший при разговоре, не находил себе места. Внешне это ни в чем не проявлялось. Секретарь давно научился держать свои эмоции при себе, но он считал необходимым помочь полудемону, который по их вине попал в такую ситуацию. Секретарь вызвал машину для принца и его телохранителей.

***

Хок никогда не был домоседом, и вынужденное заключение в собственной квартире его совсем не радовало. С голоду он, конечно, не умрет, холодильник ему оставили, но приятного мало. Он пил кофе, смотрел телевизор

Через некоторое время Хок пошел в туалет, сделав свои дела, он открыл дверь, но она вела уже не в его квартиру, а в лабиринт финиаба. Его подловили.

Хорошо, что хоть с оружием Хок не расставался, ожидая неприятности.

Он сделал всего один шаг вперед, и пол под его ногами провалился. Хок при падении ударился головой и потерял сознание.


========== Глава 34 ==========


Дух-хранитель, живший в квартире Хока, пребывал в панике. Он почувствовал угрозу хозяину и попытался предотвратить проникновение чужой магии в квартиру, но ему не хватило силенок справиться с финиабом, от духа-хранителя просто отмахнулись как он назойливой мухи. После чего он некоторое время был в шоковом состоянии, но теперь пришел в себя. А его хозяин исчез, дух-хранитель не знал, что ему делать.

Долорес возилась на кухне, когда к их дому подъехала машина представительского класса, на таких машинах к ним обычно не заглядывали. Наверное, кто-то ошибся адресом. Но серьезно выглядевшие иномиряне зашли именно в их дом.

Долорес осторожно посмотрела в дверной глазок. Рассильцев она ранее вживую никогда не видела. Но пришедшие изрядно напугали ее своим опасным видом. Угроза, исходящая от них, ощущалась почти на физическом уровне. Долорес уже собралась звонить в УСП. Но ее опередили.

Адар Джеранд, почувствовав, что за ними наблюдает соседка, позвонил в дверь. Вежливый секретарь с безупречными манерами произвел на Долорес благоприятное впечатление.

— Не беспокойтесь, мы пришли помочь Хоку Фишеру. Ему угрожает опасность.

— Он просил сегодня к нему не заходить. А что случилось? — в голосе Долорес явно звучало беспокойство, что не укрылось от внимательного Джеранда.

— Однажды он нам очень помог, вернув украденную у нас очень ценную вещь, а теперь воры решили отомстить.

Впечатлительная женщина побледнела. Она, конечно, знала, что преступники всегда имеют зуб на представителей УСП. Но одно дело просто знать, а другое, когда они приходят к твоему соседу.

— Вы откроете нам дверь?

Зачем ломать двери, когда можно просто войти. Адар Джеранд был уверен, что принц одобрит это решение.

— Да, конечно, — ответила Долорес.

Дух-хранитель впустил посторонних в квартиру по просьбе соседки, надеясь, что они помогут найти его хозяина. С другой стороны, не впусти он их, то от него также отмахнулись бы. Слишком неравны силы.

Адар Джеранд остался успокаивать переволновавшуюся женщину.

— С Хоком Фишером все будет в порядке, вот увидите.

Долорес кивнула и тяжело опустилась на табуретку на кухне. От полученного известия все валилось из рук. От переживаний ее отвлек запах подгоревшей выпечки из духовки. Пирожки надо было срочно спасать.

Эйтан Адальнари с телохранителями вошел в квартиру Хока Фишера. Дверь за ними закрылась. Хитрые финиабы привязали к ней вход в свой лабиринт с той стороны. В квартиру можно попасть беспрепятственно, а вот выйти — уже нет. Сразу попадешь в лабиринт.

Рассильцы рассредоточились по квартире. Хока нигде не было. Какой дверью он воспользовался и зачем, оставалось загадкой. На столе стояла чашка с недопитым кофе. В квартире был порядок, так что финиабы сюда не входили, а ждали, когда помощник шерифа сам пойдет в ловушку. Они никогда не нападают открыто. Особенно, если учитывать, что входная дверь в квартиру была зачарована только с одной стороны, то, скорее всего, он воспользовался свободной дверью, не зная, что его уже подстерегает коварный финиаб. Никто из рассильцев не способен видеть сквозь препятствия, а Хок Фишер даже не маг, так что он не мог знать, что дверь зачарована с той стороны. Собственно, рассильцы тоже только узнали, что такое возможно. Финиабы оказались изобретательными. Впрочем, это объясняло, почему они не почувствовали ничего, когда украли Око. Вход в лабиринт был с другой стороны.

Эйтан Адальнари догадывался, как все произошло и как подловили Хока. Низость финиабов возмущала рассильца до глубины души. Даже на войне есть определенные правила. Ну, ничего. Сейчас они им покажут, что не стоит переходить границы дозволенного. Принц был настроен весьма решительно. Его состояние передалось и остальным. Телохранители выбрали себе по одному входу в лабиринт финиаба. Старший в группе выбрал входную дверь. Ее стоило освобождать в любом случае. Финиаб не сможет привязать вход в свой лабиринт к другому объекту, пока внутри находится посторонний.

Эйтан Адальнари закрыл за собой дверь в туалет, а когда открыл ее, чтобы выйти, то оказался в лабиринте финиаба.

Рассильца насторожил участок пола, который располагался сразу же около входа в лабиринт. Он его перепрыгнул. Обычно ловушки не начинались так рано, но своему чутью он доверял. Сам лабиринт показался Эйтану Адальнари довольно простым, он дошел до сокровищницы, перебив нескольких монстров-охранников, но финиаба не нашел. Его тела тоже. Впрочем, и Хок ему не попался. Но это еще ни о чем не говорило. Они могли разминуться, полудемон мог зайти в другой лабиринт, пытаясь решить проблему самостоятельно. Причины могли быть разными.

Но вот чего не ожидал принц, так это обнаружить на самом видном месте в сокровищнице финиаба револьверы помощника шерифа. Хок ни за что не расстался бы с ними по доброй воле. Неужели он опоздал?

Ненависть к финиабам волной поднялась из глубины души и достигла апогея. У рассильского принца не было друзей в обычном смысле этого слова. У принцев не бывает друзей. В детстве его окружали выбранные его родителями дети, которые составляли ему компанию в играх и на прогулках. А позднее — все окружающие делились на членов семьи и подданных. Последние были обязаны выполнять его приказания. Эти традиции складывались веками. Да, многие пытались завоевать его расположение, чтобы получить выгоду для себя. Но и только. Знакомство с помощником шерифа привнесло нечто новое в привычную для принца картину мира. Могли бы они при других обстоятельствах стать друзьями? Слишком разные по складу ума, воспитанию и отношению к жизни, но они сражались рядом.

Эйтан Адальнари отправился назад в лабиринт, чтобы узнать, что случилось с Хоком, найти финиаба и убить.

***

Хок не видел, как над ним наклонился хозяин лабиринта.

— Посмотрим, чего ты стоишь без своих револьверов, — проквакал финиаб. Оружие Хока он унес с собой.

— Они станут хорошим пополнением моей коллекции.

Финиаб мог убить помощника шерифа сейчас, пока тот без сознания. Но это было слишком просто. Этим не похвастаешь перед остальными. Финиабы очень редко, но собирались, чтобы похвалиться пополнением коллекции, потешить свое самолюбие.

Хок очнулся, голова гудела. Он потрогал шикарную шишку на затылке, поморщился. Как ни странно, полудемон лежал на полу в коридоре в лабиринте финиаба, хотя он отлично помнил, что куда-то провалился. Потолок над ним был целым. Все эти штучки с магией пространства Хоку ужасно не нравились. Он проверил оружие, обе кобуры были пустыми. От души выругавшись, он встал и пошел вперед. Выход из этого логова сам к нему не придет. Норт был на месте, но в данном случае это мало что меняло.

Хок дошел до развилки коридора и свернул направо. Дальше коридор ветвился и петлял, полудемону казалось, что он ходит кругами. Но пока ему не встретилось ни одной ловушки. Наконец, после многочисленных поворотов Хок оказался перед большой двустворчатой дверью. По обеим ее сторонам стояли рыцарские доспехи, Хок позаимствовал у них алебарду. Чутье подсказывало, что стоят они тут не для красоты.

За дверью его ждал монстр, крупный, но не слишком проворный. Его маленькие, заплывшие жиром глазки, следили за Хоком. С оскаленной морды капала слюна. Алебарда оказалась к месту. Револьверы решили бы проблему значительно быстрее и проще, но он справился, даже не привычным оружием.

От монстров в другой комнате ему удалось отгородиться огнем. В зале был большой кувшин какого-то очень горючего масла и чадящий факел. Неглубокая канавка в полу подсказала Хоку решение.

Когда помощник шерифа зашел в следующий зал, тяжелые двери за его спиной захлопнулись. Раздался громкий металлический щелчок, Хок подергал дверь, она оказалась заперта снаружи. Увидев предлагаемых противников, он мысленно взвыл. Сейчас Хок был не в самой лучшей форме. У противоположной стены стояли воины, одетые во все черное, вооруженные разнообразным холодным оружием.

По сигналу финиаба, вышедшего на балкон, располагавшийся над этим залом, воины молча пошли в атаку.

— Посмотрим, чего ты стоишь без своих револьверов, — проквакал хозяин лабиринта.

Хок приготовился к бою, из которого он, скорее всего, не выйдет живым, но просто так он сдаваться не собирался.

Воины нападали по трое. Хок вертелся ужом, нанося удары, уклоняясь от оружия нападавших. Даже будь он в лучшей форме, ему все равно пришлось бы тяжко, группа работала слаженно, сейчас Хок получил несколько порезов. Один из нападавших выбыл из игры, но помощник шерифа не сбрасывал его со счетов. Возможно, это просто уловка. Причем полудемон чувствовал, что с ним пока просто играют. Долго он так не продержится. Помощник шерифа усилил натиск на одного из тройки. Перехватить руку с оружием и заставить его выпустить. Увернуться от удара и ударить в ответ. Программа была простой. Отработанные на бесчисленных тренировках приемы не подвели. В результате длинный нож перешел к Хоку, тут же одним противником стало меньше. А полудемону достался и второй трофейный нож, находящийся у поверженного врага за поясом.

С третьим противником пришлось повозиться. Хок получил очень глубокий нехороший порез. Рубашка тут же намокла от крови. Но его противник затих, полудемон выдернул оружие из тела. Он устал. Очень устал.

Как только Хок разделался с первой тройкой воинов, ему навстречу выступила вторая. Они двигались медленно, рисуясь перед хозяином, но неотвратимо. Именно их желание покрасоваться и спасло Хоку жизнь. Дверь на балкон за спиной финиаба открылась. Из нее вышел Эйтан Адальнари. А в руках у него были револьверы, которые он перекинул Хоку. Ситуация мгновенно изменилась. Воины попятились от вооруженного полудемона и скрылись за дверью, ранее ими охраняемой.

— Ты все равно ничего не стоишь без своих револьверов. Так не честно, — истерично кричал финиаб, — это нарушение правил.

— Еще пожалуйся. Финиабы первыми нарушили правила, — поставил точку в разговоре рассилец.

Хозяин лабиринта бросил парализующим заклинанием в Эйтана Адальнари и пустился бежать по коридору, довольно резво для такой туши, переваливаясь с боку на бок.

Хок остался ждать, пока принц выйдет из состояния паралича. Он, как мог, перевязал свои раны. Воины могли вернуться, вооружившись чем-нибудь поосновательнее, несмотря на его револьверы. Здесь не стоило оставаться. Когда заклинание паралича развеялось, принц спрыгнул вниз. Они пошли к выходу из зала.

В коридоре их никто не ждал. Созданные финиабом слуги и монстры разбежались. Мужчины приближались к сокровищнице, когда в них полетело заклинание, выпущенное финиабом. Хок выстрелил, но заклинание попало по нему и принцу, ударилось о выставленную последним защиту и рассыпалось жгучими искрами, превратившимися в жалящих насекомых, которые атаковали их. Заклинание оказалось с двойным дном, даже умирая, коварный финиаб отомстил. Пока принц подбирал контрзаклинание, их изрядно покусали. В глазах Хока двоилось, голова кружилась. Его повело. Эйтан Адальнари помог полудемону добраться до выхода из лабиринта. Рассильца выручила устойчивость организма к большинству ядов. Чего нельзя было сказать о полудемоне.

К этому моменту самый старший из телохранителей уже справился со своим финиабом. Входная дверь была свободна. Он ждал остальных. Из двери туалета вышел Эйтан Адальнари с раненым Хоком, который был практически без сознания. Скорая помощь приехала быстро. Помощника шерифа доставили в госпиталь.

***

Если финиабы думали, что подобная выходка легко сойдет им с рук, то они ошибались. Самые лучшие из воинов Рассильской империи отправились на розыск входов в лабиринты. После нескольких стычек, потери были с обеих сторон, но финиабы были вынуждены перенести входы в свои лабиринты в самую глухую местность, где рассильцы их не достанут.


========== Глава 35 ==========


После выписки из госпиталя Хока ждала обычная рутинная работа: несколько арестов зачинщиков драк в барах, мелкий воришка, стащивший кошелек у покупателя в супермаркете — ничего интересного.

После всех событий, связанных с ловушкой, устроенной финиабами Хоку, УСП заключило договор о сотрудничестве с Рассильской империей. При подозрении на участие в преступлении финиабов или обнаружении входа в лабиринт там, где он способствовал совершению преступления, сотрудники УСП вызывали рассильцев. Этот пункт ввели в должностную инструкцию для всех сотрудников, обладающих магическими способностями или видящими магию.

Один из миров Перекрестка запросил помощь в поиске пропавших подростков. Слишком загадочным было исчезновение. Хока командировали на место, чтобы оценить обстановку и помочь в поисках.

Прибыв в городок Андлейф, помощник шерифа отправился к местным полицейским ознакомиться с делом. Байк он оставил на стоянке около участка. Мелкий провинциальный городишко со своими обычаями и местными легендами не произвел на Хока никакого впечатления. Он за время своей службы видел таких немало.

Глава местного участка, шериф Олсен Ярмору, седой мужчина средних лет рассказал Хоку о том, что пропало уже шестеро подростков.

— Тела не нашли, возможно, дети еще живы, хотя прошло уже несколько дней.

— Дети пропали одновременно? Вы кого-нибудь подозреваете?

— Нет, требований выкупа не было. У родителей алиби. Сначала пропали двое, а потом остальные четверо.

— Дети из благополучных семей? А куда могли пойти подростки в вашем городе? Есть ли в Андлейфе какое-нибудь место типа заброшенного дома или еще что-нибудь аналогичное, пользующееся популярностью у молодежи?

— Все дети из благополучных семей, им не было смысла убегать из дома. Дом семьи Харрис проверили в первую очередь. Все члены этой семьи умерли при странных обстоятельствах, но ничего криминального, никакой загадочной болезни медики тоже не обнаружили.

— Записи сохранились?

— Да, можете ознакомиться в архиве.

— Хорошо.

— А в дом семьи Харрис все в детстве лазили, но там ничего нет. Просто дом, со всей обстановкой. Его так и не смогли продать из-за репутации. Разве что приезжий купит.

— А что еще есть?

— Болота прочесывают волонтеры. Но пока никаких следов.

Помощник шерифа решил осмотреть дом, тем более что у него такая таинственная и жутковатая репутация, наверняка подростки там были.

Хок в сопровождении одного из местных офицеров — Патрика Джонсона отправился в дом семьи Харрис. Мотоцикл он оставил на подъездной дорожке. Череп на байке мигнул красными огоньками глазниц — дух-хранитель, живущий в нем, дал понять хозяину, что бдит.

— Интересная сигнализация, — отметил местный офицер.

Хок привык к тому, что его байк всегда привлекал внимание людей, в каком бы мире он не оказался.

Дорожка была довольно чистой, только желтые листья, принесенные ветром, лежали на ней. Кусты роз вокруг дома давно никто не стриг. Сам дом, на взгляд Хока, не казался совсем заброшенным — окна и дверь целы, стены не разрисованы граффити, создавалось впечатление, что хозяева просто уехали на месяц в отпуск. Но дом пустовал уже много лет.

Когда подошел ближе, помощник шерифа почувствовал присутствие слабенькой магии, даже сходу и не определить, что это такое. На финиабов не похоже, вольготно они чувствовали себя только в мирах, наполненных магией, а этот мир пошел по технологическому пути развития.

Хок в сопровождении Патрика Джонсона вошел в дом. Внутри было пыльно, но не более того. Мебель стояла в чехлах. На полу отпечатались следы кроссовок. Значит, дети здесь все-таки были. При ходьбе полы скрипели. То и дело раздавалось потрескивание и прочие таинственные звуки, которые часто слышат в старых домах. Неприятно, но на детей должно было произвести впечатление, особенно поздним вечером, когда за окном темно, а фонарик дрожит в руках.

Офицеры осмотрели комнаты на первом этаже. Присутствия детей не обнаружили. Видно, что в дом часто лазили, но сама атмосфера дома отбивала охоту безобразничать. Иначе чем можно объяснить отсутствие рисунков на стенах и мусора.

Но в кладовке, вход в которую располагался в дальнем конце коридора, Хок нашел маленькую мумию в свитере, джинсах и кроссовках. Погибший сидел в углу, обхватив колени руками, голова запрокинута назад. И находился здесь очень давно.

— Вызывайте экспертов.

Шериф Олсен Ярмору отругал патрульных, которые осматривали дом в поисках пропавших детей. Пропустить такое, это не укладывалось у него в голове. Тем более что мумифицировавшегося подростка обнаружил приезжий пижон. Хок со своим своеобразным байком шерифу не понравился. Офицеры в его понимании должны выглядеть скромнее на службе.

В участке проверяли версии, кем может быть такая неожиданная находка. Эксперты установили примерный возраст найденного — четырнадцать — пятнадцать лет. При жизни мальчик плохо питался и, скорее всего, бродяжничал. Не удивительно, что его нет в списках пропавших, кто будет искать бродяжку.

Дом еще раз тщательно осмотрели. Шериф лично проверил каждую комнату, но больше сюрпризов не обнаружил и послал Джонсона проверить чердак.

— А подвал в доме есть? — уточнил Хок.

Олсен Ярмору мысленно чертыхнулся. Про подвал он забыл.

Все разошлись по дому в поисках входа в подвал. Повезло Хоку, шериф не знал, кого благодарить за то, что к ним отправили именно этого офицера на помощь.

Дверь в подвал обнаружилась за фальшивой стеной, перегораживающей коридор. Хок обратил на нее внимание, поскольку от стены тянуло магией. При простукивании звук указал на пустоту. Перегородку убрали в сторону.

Хок с шерифом спустились вниз. Старая лестница скрипела при каждом их шаге. Тем временем Патрик Джонсон нашел еще одного мумифицированного подростка на чердаке. Та же поза, что и у найденного в кладовке мальчика. Это для Андлейфа было уже чрезвычайным происшествием. Так городок был тихим и спокойным, разве что местные подерутся в баре после обильных возлияний, а тут такое.

Хок шел первым. Присутствие странной магии усиливалось. Но он не чувствовал пока ничего угрожающего, и это точно не финиаб. В подвале они нашли остальных детей. Они сидели в той же позе, что и найденный в кладовке мальчик, и ни на что не реагировали. Дети сидели порознь, даже всегда неразлучные близнецы Перкинс, что больше всего поразило шерифа. Он знал этих мальчишек с пеленок.

Всех детей доставили в местную больницу, теперь за их жизни борются врачи. Шериф предположил, что подростки находятся под действием какого-то наркотика, но проведенная экспертиза ничего не показала. У всех найденных было обезвоживание и сильнейшая простуда.

— Что, по-вашему, это может значить? — спросил Олсен Ярмору у Хока, — вы наверняка знаете больше нашего.

— Пока сложно сказать, — подумав, ответил Хок, — я должен изучить архивы. Да и с историей дома не мешало бы ознакомиться. То, что его заперли и заколотили двери и окна это хорошо, но если кто-то захочет туда забраться, то эти меры не помогут. Нужно уничтожить виновника смерти детей.

Хоку не давала покоя поза, в которой сидели дети. Они как будто мечтали о чем-то несбыточном. Но он никак не мог вспомнить, что он читал об этом.


========== Глава 36 ==========


Помощник шерифа внимательно изучил дело семьи Харрис. Все члены семьи умерли по очереди при загадочных обстоятельствах. Первой умерла девочка-подросток Эвани Харрис. Сначала она перестала нормально учиться, большую часть времени пребывая в мечтах. Родители все списали на подростковый возраст и возможную влюбленность. Девочка ничем не болела по заверениям врачей, но похудела, осунулась и постепенно угасла. Причину так и не установили. За ней ушли мать и отец, а потом и бабушка через некоторое время перестала выходить из дома. Соседи забеспокоились, но было уже слишком поздно. Приехавшие по вызову врачи и полиция констатировали смерть. Тело Маргарет Харрис обнаружили в гостиной в кресле-качалке. Она умерла во сне, сидя перед не разожженным камином. Хок внимательно рассмотрел фотографии. В деле были и прижизненные снимки членов семьи — вполне обычные люди. Но что-то их убило весьма загадочным образом. Следов постороннего присутствия в доме не нашли. Да еще эта странная магия заставляла Хока отнестись к делу со всей серьезностью.

Помощник шерифа вернулся на Перекресток миров. У Моро в архиве собраны данные по всем когда-либо совершенным преступлениям, а также самая большая база данных по всяким существам и сущностям, обитающим в различных мирах. Он показал заведующему архивом снимки, сделанные им на норт в подвале и кладовке.

Моро надолго задумался.

— А еще снимки с места преступления есть?

— Могу взять у экспертов. Они наверняка снимали.

— Я не уверен, но это похоже на действия ностата — сущности, которая живет мечтами и воспоминаниями, страхами, кстати, тоже может питаться, но мечты для нее предпочтительнее. Жертва ностата даже не замечает, как умирает. Она пребывает в своих мечтах, грезит наяву, а ностат питается. Сущность не материальна, но может доставить неприятности.

— Так вот почему он выбирал подростков. Как ее уничтожить?

— Нужно найти и уничтожить некий предмет, который является ее вместилищем. Это может быть что угодно: картина, ваза, статуэтка, любой ценный предмет, который будут бережно хранить, но не из металла. Я не представляю, откуда в техномире могло оказаться вместилище ностата.

— А как надолго она может покидать свое вместилище? И может ли она переселиться потом во что-то другое? — уточнил Хок.

— Об этом мне ничего не известно. Но лучше привезти все подозрительные предметы сюда. А там эксперты разберутся.

Хоку предстояло найти некий предмет, а еще выяснить, как он туда попал.

***

На следующий день Хок еще раз изучил опись того, что оставалось в доме. Его несколько раз выставляли на продажу со всей обстановкой. Какой-то дотошный служащий переписал даже чайный сервиз и скатерть. Среди имущества числилось несколько картин, упомянутый уже сервиз и несколько фарфоровых статуэток.

— Вещи из дома распродавали по отдельности или все осталось на своих местах? — спросил Хок у шерифа.

— А с чем связан ваш вопрос?

Шериф, насколько мог судить Хок, был упертым материалистом, рассказывать ему про наличие в мире различных сущностей — бесполезно. О них упоминается в фольклоре многих народов, но не все верят, называя бабкиными сказками. Хоку нужно было выдать Олсену Ярмору какую-то удобоваримую для него версию. Про ностата рассказывать нецелесообразно — не поверит. А шериф ему сейчас нужен в качестве источника информации.

Хок показал ему снимки с других мест преступлений, где отметился ностат, поза жертв не могла не броситься в глаза.

— Вы думаете, это серия? — спросил Олсен Ярмору.

— Возможно. На тех местах преступления были найдены различные предметы искусства.

— А причина смерти?

— Отравление неизвестным веществом с галлюциногенными свойствами, — Хок немного покривил душой, но жертвы ностата действительно видят галлюцинации.

Шерифа такой ответ, видимо, устроил.

— Имущество Харрисов не распродавали. Все картины на месте.

— Эти картины всегда были в семье или их купили незадолго перед смертью Эвани Харрис?

— Я не знаю, но можно уточнить в архивах. Харрисы наверняка застраховали свое имущество.

Шериф успел опросить тех детей, который пришли в себя после пребывания в подвале. Они сообщили, что видели очень яркие и необычные сны. Так что он поверил рассказу Хока о галлюциногенном веществе.

Патрик Джонсон сообщил Хоку, что картины были приобретены на распродаже после смерти владельцев дома в соседнем городе, наследник не стал в нем жить и выставил все на торги.

— А от чего умерли их прежние хозяева?

— Хозяин картин скончался во сне, но его смерти не придали значения, поскольку в его возрасте это неудивительно… — в кабинете повисла долгая пауза.

— У него было много предметов искусства, которые были распроданы, — добавил Джонсон.

— Необходимо проверить все оставшиеся вещи, а то эти смерти никогда не прекратятся. Знать бы как к нему попали эти предметы.

Хок вернулся в дом семьи Харрис, Патрик Джонсон отправился с ним. Помощник шерифа надеялся, что легко опознает вместилище ностата по магическому следу. Но то ли его чутье дало сбой, то ли вместилище было так запрятано, что Хок ничего не чувствовал.

На Перекрестке миров большинство домов оберегал дух-хранитель, так что завести подобную сущность было проблематично, рано или поздно дух-хранитель избавился бы от нее. Но в этом мире все обстояло иначе. Помощник шерифа не представлял, откуда здесь мог взяться ностат. Знать бы еще, как они размножаются, а то вдруг их тут несколько.

Хок обходил дом и присматривался ко всем предметам, которые подходили под описание, данное Моро. Они с Джонсоном сняли со стены в гостиной висевшую над камином картину, изображающую закат солнца и лес. В бывшей комнате девочки висела картина с собакой, а в спальне ее родителей — с морским пляжем и чайками, летающими над волнами.

— По описи не хватает еще одной картины, — сообщил Джонсон.

— Пойдем, поищем, — ответил помощник шерифа.

Они еще раз обошли весь дом. Магический след дразнил Хока, то, появляясь, то исчезая.

— Может быть она в подвале?

— Пойдем.

Мужчины отодвинули в сторону перегородку, закрывающую вход в подвал. «И кто ее только на место поставил», — подумал Хок.

— Что за чертовщина здесь творится?! — возмутился Джонсон, он точно помнил, что фальшивую стену на место не ставили.

Лестница все также скрипела под ногами. В свете мощного фонаря они осмотрели подвал, полки были пусты и покрыты тонким слоем пыли. Перекрытия поскрипывали над головой.

— Здесь ничего нет, — сказал Джонсон.

— Она должна быть здесь, больше негде. Мы все осмотрели, — возразил Хок.

Свет фонарика прошелся по стенам. В самом дальнем углу висела еще одна картина. Она изображала молодую девушку, которая сидела на берегу моря и мечтательно смотрела вдаль. Картина нисколько не пострадала от пребывания в таком неподходящем месте.

Хок не сомневался, что это полотно пришлось по вкусу ностату. Магия запульсировала вокруг него.

Когда они вернулись к оставленным в гостиной другим картинам, Хок почувствовал магический след и на них. Ностатов теперь было несколько. До этого они прятались, а теперь попытались отстоять свои вместилища. Сразу навалилось ощущение безысходности, тревоги, какой-то потери, но Хок решительно отогнал это наваждение. Ностаты были недостаточно сильны, чтобы заморочить голову полудемону. Он взял картины и понес их из дома, Джонсон поспешил за ним. Ему тоже было очень неуютно в доме. Хоку повезло, что временный напарник не обладает живым воображением.

Помощник шерифа отвез картины на Перекресток миров и сдал в отдел, занимающийся сущностями-паразитами. Осталось выяснить только один момент, как эти картины попали из миров Перекрестка в техномир.

Картины идентифицировали, они принадлежали кисти одного художника, который давно умер. Сами картины были проданы, а через пару дней дом коллекционера, купившего их, ограбили, вместе с другими ценностями были похищены и несколько полотен.

В техномире их продали местному коллекционеру, оценившему красоту по достоинству. Грабителю было безразлично, что вместе с картинами он привез ностатов в мир, незащищенный от таких сущностей. Грабитель, по-видимому, не обладал живым воображением и был не интересен ностатам в качестве пищи. А вот следующим владельцам картин не повезло.

В основном все грабители, бывшие соучастниками того преступления, сидели в тюрьме, от правосудия скрылся только один, который и продал картины старику-коллекционеру. В мире, лишенном магии, для ностатов требовалось больше пищи, чтобы поддерживать свое существование, поэтому владельцы их вместилищ жили так мало. В мирах Перекрестка эти паразиты были опасны лишь для детей и эмоционально неустойчивых личностей, местные же не обладали необходимыми знаниями, чтобы вовремя распознать опасность. Возможно, Харрисы что-то почувствовали и убрали картину в подвал, но это их не спасло.

Хок отвез шерифу Олсену Ярмору снимок последнего участника банды, ограбившей коллекционера.

— Картины оказались крадеными, — сказал помощник шерифа, — этот человек соучастник преступления.

Шериф помрачнел. Со снимка на него смотрел владелец одного из местных магазинов. Он приехал сюда много лет назад, выкупил магазин у прошлого хозяина и остался жить в городе.

— Я его знаю. Это Мэтью Старк.

Шериф за столько лет службы уже ничему не удивлялся. Хотя ему до сих пор было неприятно разочаровываться в людях. Друзьями они не были, но иногда перебрасывались парой слов. В магазине Старка отоваривались многие из их участка. Хок в сопровождении Патрика Джонсона отправился

— Вы арестованы, — Хок предъявил ордер на арест.

Увидев эмблему УСП, Страк помрачнел.

— Нашли все-таки. Не ожидал, что УСП когда-нибудь заглянет в эту дыру. Срок давности за кражу уже вышел.

— А за ввоз опасных предметов — нет.

На ввоз магических предметов в техномиры было наложено существенное ограничение. А о различных сущностях-паразитах и речи быть не могло.

Бывший грабитель не знал Хока и никогда о нем не слышал, но по одному взгляду понял, что сопротивляться бесполезно и лучше не усугублять свое положение.

Хок отвез арестованного на Перекресток миров. Суд приговорил Мэтью Старка к длительному тюремному сроку.


========== Глава 37 ==========


Томас Рини, как обычно в это время суток, был уже изрядно пьян. Он шел по улице, бессвязно горланя песню, то и дело спотыкаясь. Когда-то у него была семья и хорошая работа, но строительная фирма, в которой он работал, разорилась из-за махинаций, а жена ушла, забрав детей. Томас Рини все чаще начал заглядывать в бутылку, пока не спился совсем. Бывшие соседи давно перестали с ним здороваться, хотя когда-то пытались помочь, кто попыткой устроить его на работу, а кто просто едой и деньгами. Но деньги Томасом быстро пропивались, а с работы его выгоняли за прогулы. Из квартиры выселили за долги. Так что ночлежка для бездомных теперь постоянное пристанище, а по теплой погоде он часто ночевал вообще под мостом.

Томас Рини шел по ночной улице и не знал, что за ним пристально наблюдают. Сильные порывы ветра поднимали пыль, которая летела в лицо мужчине. Возможно, будет гроза. Он остановился, ругаясь и пытаясь протереть глаза. Ветер стих. Наблюдающий из темноты за Томасом Рини поморщился, уж очень ужасным был запах, шедший от человека. Он решил сменить объект охоты. Томас Рини не знал, чего только что счастливо избежал. Существо скрылось в темноте.

Мощные лапы легко несли его по ночному городу. Хотя существо и страдало от голода, но не настолько, чтобы есть такую отвратительно пахнущую добычу. Охотник уловил другой запах, сглотнул набежавшую слюну, скоро он будет сыт. Молодая женщина быстрым шагом шла по ночной улице, торопясь попасть домой до грозы. Ветер окончательно испортил некогда красивую прическу. Каблучки туфель звонко цокали по тротуару. Зря она отказалась от такси. Слезы душили ее. Но было уже поздно что-то менять. До дома осталась буквально пара кварталов. За спиной ей послышался какой-то шорох. Она испуганно оглянулась. Нет, показалось. Ускорила шаги. Издалека донесся голос пьяницы, горланившего песню.

— Тьфу, на тебя, напугал, — в сердцах сказала женщина.

Это было последнее, что она произнесла в своей жизни. Быстрая тень обрушилась на нее сзади, уронив на тротуар, удар мощной лапы легко сломал шею. Существо обвело взглядом вечернюю пустынную улицу, заметив пьяницу, в очередной раз поморщилось, а потом, взвалив труп себе на плечо, побежало прочь.

Кроме Томаса Рини этого никто не видел. Но взгляд горящих красным глаз будет преследовать его всю оставшуюся жизнь. Он мгновенно протрезвел от страха и заметался, не зная, куда бежать. Существо со своей страшной ношей скрылось в темноте.

Томас Рини дошел до ближайшего участка.

— Там здоровенное мохнатое чудовище с красными глазами убило женщину и унесло ее, — сказал он.

— Иди и проспись, — недружелюбно ответил дежурный Кройни.

— Да я правду говорю! — возмутился Томас Рини.

— Что тут у вас происходит? — Спросил другой дежурный, вышедший на шум.

— Да вот, допьются до мохнатых монстров, а потом ходят и баламутят, — ответил Кройни, показывая рукой на Томаса Рини.

Сильный неприятный запах, исходящий от последнего, не способствовал диалогу с офицерами. Томаса Рини выгнали из участка. Хотя он предпочел бы там остаться, пусть в камере, но зато подальше от красноглазого монстра. Он пошел прочь, искать безопасное место для ночлега. За свою жизнь он построил множество домов в городе, так что знал, в какой подвал можно спокойно залезть. Он выбирал дома, где не было духов-хранителей.

***

В понедельник в участок пришла взволнованная молодая женщина и сообщила, что пропала ее подруга — Кристин Бернс.

— Вы уверены, что ваша подруга именно пропала, а не укатила куда-нибудь с мужчиной? — спросил дежурный Хайли.

— Я видела Робина сегодня утром, он был один и сказал, что они расстались. А Кристин не приходила домой ночевать с пятницы. Это совсем на нее не похоже, — девушка разволновалась еще больше.

— Кто такой Робин?

— Это парень Кристин, бывший парень, — тихо заметила Барбара Винс.

— Пишите заявление.

***

Шериф Гастингс поручил группе расследовать обычное на первый взгляд дело о пропаже молодой женщины. Сейчас они сидели и обзванивали больницы и морги. Хок расспрашивал Барбару Винс о ее подруге.

— Кристин сказала вам в пятницу, куда она уходит?

— Да. Она собиралась на свидание с Робином.

— Как фамилия Робина?

— Стронг. Кристин надеялась, что он сделает предложение. Он сам пригласил ее в кафе и сказал, что у него очень важный разговор. Мы так долго выбирали ей платье и прическу, — подруга девушки всхлипнула, — а потом она пропала. Сначала я не волновалась. Они могли поехать к нему. Но когда Кристин не вернулась в воскресенье, а нам на работу в понедельник, я пришла сюда. Я ей звонила, но она не берет трубку. Вот ее снимок.

Со снимка на Хока смотрела молодая симпатичная рыжеволосая девушка.

— Мы будем искать Кристин, — заверил Хок Барбару, — возвращайтесь на работу, возможно, она с вами свяжется. В какое кафе она ходила?

— «Солнечная долина».

Хок отправился в кафе поговорить с персоналом. Официантка подтвердила, что видела Кристин Бернс в пятницу вечером с мужчиной.

— Они сидели вон за тем столиком, — показала она.

— Ссорились?

— Нет. Они сделали заказ. Девушка явно чего-то ждала, такая, знаете, надежда что ли, — официантка сделала неопределенный жест рукой, как будто он должен был пояснить Хоку происходящее. Помощник шерифа кивнул.

— А что мужчина?

— Не сказать, чтобы красавчик, но приятной наружности. Но видно не оправдал он надежд. Она ушла очень расстроенная.

— Они ушли вместе?

— Нет. Она ушла одна. Он потом посидел еще немного, расплатился и ушел.

— Девушка заказывала такси?

— Нет, насколько я знаю.

— Во сколько это примерно было?

— Около восьми.

— Спасибо. Мы с вами свяжемся.

Хок поручил группе проверить алиби этого Робина Стронга. Из показаний официантки не следовало, что он не смог бы догнать Кристин на улице. Тем более что такси она не заказывала.

В офисе Хок подошел к карте города. Отметил на ней кафе «Солнечная долина» и дом Кристин. Далековато, да и дорога проходит не везде по освещенным улицам. Но расстроенная девушка вполне могла пойти, куда глаза глядят.

Обзвон больниц и моргов ничего не дал, Кристин Бернс к ним не поступала.


========== Глава 38 ==========


Робина Стронга допросили. У него не было алиби на время после ухода из кафе «Солнечная долина».

— Когда вы видели Кристин Берс последний раз? — спросил шериф Гастингс.

— В пятницу. Мы расстались, я больше не видел Кристин.

— Она не вернулась домой в пятницу. Ее подруга подала заявление о пропаже.

— Мне очень жаль, что так случилось, — на лице Робина промелькнула тень беспокойства, — она отказалась от такси.

— Где вы были в пятницу вечером?

— У своей подруги Аманды Сойер. Я не имею никакого отношения к исчезновению Кристин, — сказал Робин и, видя осуждающий взгляд шерифа, зло добавил, — можно подумать, вы никогда не встречались с несколькими женщинами сразу.

Шериф не стал комментировать этот выпад. Он женился сразу же после окончания Академии и счастливо жил в браке до сих пор.

Робина Стронга отпустили с указанием не покидать город.

Хок взял список вещей, полученный от Барбары Винс, которые были на Кристин в день исчезновения. Группе предстоит кропотливая работа. Возможно, девушка стала жертвой ограбления.

***

Голод, жуткий голод, сводил внутренности. Прежняя охота была удачной. Но надолго добычи не хватило. Люди здесь в большинстве случаев ходят без оружия. Он еще не утратил осторожности и не рисковал нападать днем или на нескольких человек сразу. Он понимал, что будет обнаружен, а тогда придут вооруженные люди, и ему придется драться и убегать снова, иначе его поймают. А жить он хотел, а чтобы жить, нужно есть. Крупное поджарое тело требовало пищи, много пищи. Ночь хорошее время для охоты.

Он привык охотиться в лесу, красться среди деревьев, выслеживать добычу, в этих каменных джунглях ему не нравилось. Слишком неприятные запахи раздражали чуткое обоняние. Он помнил клетку, людей в белых халатах, боль. Они звали его просто Зверем или проектом Альфа. А потом в одну из ночей что-то случилось, дверь в клетку оказалась незапертой, и он вырвался на свободу. Сначала он просто убегал подальше от своих мучителей. Лес казался ему отличным убежищем от опасных двуногих. Сам Зверь мог свободно перемещаться как на двух, так и на четырех конечностях, лишь при ходьбе на задних лапах сильно пригибался к земле. Шерсть на загривке была длинной и жесткой, на спине мягче и короче, а на животе еще короче и светлее. В лесу он охотился на различных животных, ему не было достойных соперников. Мощные челюсти и острые когти всегда оставляли победу за ним. Но все хорошее быстро заканчивается, люди выследили его и организовали облаву. В последний момент зверю удалось спрятаться в огромном старом здании, а потом он попал в странное место, немного напомнившее ему лабораторию, из которой он сбежал. Такой же свет с потолка через равные промежутки, много дверей, но людей он не встретил. Здание выглядело заброшенным. Зверь проскочил через одну из странных арок. Сами люди слабы, у них нет таких мощных лап, как у него, таких острых зубов, но зато у них есть оружие, которое больно жалит.

Выскочив с другой стороны арки, он попал в совершенно другое место. Здесь не было никого, всюду лежала пыль, от которой зверь расчихался. И долго тер нос лапой. Поблуждав по зданию, он вышел на улицу. Полная луна заливала окрестности ярким светом. Ветер нес различные запахи, большинство были не знакомы. Он поймал какое-то мелкое животное с противным голосом и съел его. Жизнь постепенно налаживалась. Зверь не предполагал, что здесь будет так сложно с охотой. Дичи было очень мало. Иногда он набредал на стаю мелких животных, которые удирали от него с визгом или пытались удирать. Но мяса в них было слишком мало.

Зверь очнулся от воспоминаний. Очередной голодный спазм скрутил желудок. Он отправился на охоту. Темно, тихо, пустые здания без окон окружали его. Запахов было великое множество. Но особенно выделялся один. Опять этот отвратительный запах. Зверь поморщился и потер лапой нос.

Томас Рини спал, свалившись среди пустых коробок. Он достаточно много выпил сегодня и не дошел до ночлежки. Зверь отошел от источника противного запаха подальше. В пищу это однозначно не годится. Ветер принес еще один запах, который был гораздо лучше этого. Зверь пошел туда.

Человек, погремев ключами, Зверь помнил этот звук, так запиралась его клетка, торопливо пошел в сторону более освещенного места.

Сегодняшняя добыча оказалась толстой и неуклюжей, пахла не очень аппетитно, но есть хотелось слишком сильно, чтобы особо привередничать. Зверь легко подкрался сзади и сломал человеку шею. Жертва не успела ничего сообразить, как была мертва. Он не удержался и съел часть добычи на месте, хотя раньше так никогда не делал, но голод взял верх над осторожностью. А потом зверь перекинул останки себе на спину и унес.

Томас Рини не видел того, что случилось, он благополучно все проспал.

***

Следующий день принес тревожные вести. В одном из районов утром владелец склада, пришедший на работу, обнаружил засохшую кровь на тротуаре около дверей, а рядом связку ключей и обрывки одежды. Он вызвал УСП. Место глухое, работники складов стараются тут не задерживаться по вечерам.

Эксперты собрали образцы. Среди них было и несколько жестких волос. Куда делось тело погибшего, кто и зачем его убил, предстояло выяснить следствию. По следам капель крови патрульные дошли до моста через реку, протекающую в этом районе. Далее след обрывался. Служебная ищейка нервничала, поджимала хвост и отказывалась брать след. Подобное наблюдалось впервые. Специально выведенная порода отличалась отличным чутьем и редким бесстрашием.

Группу Хока перекинули на расследование этого дела. Происшествие кто только не обсуждал.

Томас Рини, разбуженный громкими голосами, выбрался из-за коробок. Патрульный подошел расспросить его, поморщившись из-за стойкого запаха перегара и немытого тела, исходящего от бездомного, впрочем, безо всякой надежды на помощь.

— Ты видел, что здесь произошло ночью?

— Нет, я спал, — ответил Томас Рини, но увидев засохшую кровь, сильно побледнел, что стало заметно даже под слоем грязи, — это все красноглазый монстр сделал, кроме него больше некому.

— Какой еще монстр? Пить нужно меньше, — патрульный, покачав головой пошел к остальным.

— Что там?

— Да пьяница чушь какую-то несет про красноглазого монстра.

— Что еще за монстр? — спросил Хок.

— Я видел монстра, огромного с красными глазами, — утверждал Томас Рини.

— Здесь?

— Нет, на другой улице, он напал на женщину, но в участке мне не поверили.

— Сможешь показать место, где было совершено нападение? — спросил Хок, а сам подумал: «Ну, а вдруг, мало ли». Своей интуиции он верил.

— Да, — Томас Рини надеялся на то, что ему перепадет какое-никакое вознаграждение за важные сведения. Хватит, чтобы поправить здоровье. Голова трещала.

Хок поморщился от стойкого запаха перегара. Не удивительно, что монстр не стал есть этого пьяницу.


========== Глава 39 ==========


На следующий день Хоку позвонили эксперты. Результаты анализа найденных на месте преступления волос принадлежали неизвестному животному. Ведущий эксперт никак не мог его идентифицировать.

— Какое-то животное определенно было на месте преступления, но его вид я не могу определить, — расстроенно сказал Карл Лесли.

На памяти Хока это было впервые.

— Значит, слова пьяницы о монстре не выдумка? — уточнил Хок.

— Похоже, что нет.

— Хотя бы приблизительно, с чем мы имеем дело?

— Это животное объединяет в себе черты нескольких хищников. Химерный генотип, больше я ничего не могу пока сказать. Надо поработать еще.

— Яйцеголовые опять упустили опытный образец? — пошутил Хок. Он даже не подозревал, как был близок к истине в этот момент.

— Похоже на то. Магия тут точно не при чем, — заверил эксперт.

Группе пришлось проверять все известные на настоящий момент лаборатории, занимающиеся исследованиями в области генетики. Откуда-то же монстр взялся. Скорее всего, подобные исследования велись в режиме строжайшей секретности.

В прессе о монстре не было ни слова, но, тем не менее, слухи циркулировали по городу, обрастая всякими несуразными подробностями, далекими от истины.

Из генетических лабораторий на запрос о проводимых исследованиях пришел закономерный ответ, что к выведению монстра они не имеют никакого отношения. А затем Хок обратил внимание, что несколько дней за членами его группы следует микроавтобус с крепкими молодчиками, очень похожими на военных, а с ними еще пара типичных сотрудников какой-нибудь лаборатории, не отходящих от своего драгоценного оборудования.

— Кто вы такие? Предъявите документы.

Коротко стриженный по старой армейской привычке мужчина достал из кармана удостоверение сотрудника одной из генетических лабораторий, располагающейся на Перекрестке миров. «Стивен Найт. Младший научный сотрудник» — прочел Хок. На ученого молодчик никак не тянул.

— Значит, это вы упустили монстра? — спросил Хок.

Хмурый бывший военный смерил помощника шерифа оценивающим взглядом.

— Нет, но мы поможем его поймать. У нас есть опыт.

От помощи Хок отказываться не собирался в данном случае, когда имеешь дело неизвестно с чем.

— Это животное стало причиной смерти, по меньшей мере, двух человек.

Стивен Найт пожал плечами.

— Нам хватит и образцов для исследований. На животное мы не претендуем.

Хок удивился такой покладистости, но вслух ничего не сказал. Прав на сбежавшее животное никто не предъявил.

Приказ начальника лаборатории был однозначным — раздобыть животное целиком. Но бывший военный не собирался идти на конфликт с законом.

О его словах, несомненно, донесут начальству, своих коллег он недолюбливал. Но его подход позволит без особого риска получить нужные образцы.

Стивен Найт не ошибся в своих предположениях. Вечером его вызвали к начальнику лаборатории.

— Я, кажется, ясно дал понять, что это животное мне нужно целиком, до последней шерстинки?! — Корбин Слейтер был очень зол, особенно когда его решения оспаривались.

Бывшего военного было не пронять такими проявлениями начальственного гнева.

— Лаборатории это не выгодно, — Стивена Найта иногда поражала бестолковость ученых в некоторых вопросах. Кроме своих пробирок вообще ничего не видят.

— Это еще почему?! — Корбин Слейтер начал закипать. Худое лицо раскраснелось, ноздри мелко подрагивали. Он думал только о возможностях, которые упускает из-за решения своего подчиненного.

— Это животное убило несколько человек. Вы никогда не сможете доказать, что это не ваша лаборатория упустила монстра, который теперь наводит панику в городе.

Об этом Корбин Слейтер не подумал. Признавать чужую правоту было трудно. Более крупная лаборатория, возможно, смогла бы и откупиться от прессы, но им лучше не привлекать к себе подобного внимания, а уж когда дело ведет УСП… Тем более что монстр действительно не их. А расплачиваться за чужие грехи — желающих нет.

По городу волнами расходилась паника. Жители боялись с наступлением сумерек выходить на улицу. Усиленные патрули не помогали.

***

Полная луна заливала окрестности серебристым светом. Легкий ветерок шевелил листья на деревьях. Хорошая ночь для романтиков. Зверю не сиделось в логове. Голод давал о себе знать, выгоняя на охоту. Он попил воды из большого резервуара и облизал морду.

Мощные лапы легко помогли преодолеть препятствие в виде высокого забора. Ночь полна разнообразных запахов. Он пошел на поиски добычи. Недалеко от забора на пустыре он наткнулся на мелкое существо, залившееся при его виде визгливым лаем и попытавшееся удрать, дрожа от страха. Одно движение мощных челюстей и визг оборвался. Зверь прожевал свою добычу, тонкие косточки хрустели на зубах. Что-то ему мешало. Он выплюнул ошейник с металлической бляшкой. Добыча была слишком мала, чтобы утолить голод. Зверь рысью побежал дальше. Ему хватит времени для охоты.

Но то ли люди стали осторожнее, то ли зверю просто не повезло сегодня, но его добычей стала лишь пара бездомных дворняг, которые подрались из-за кости.

***

Утром Хок собрал у себя все заявления о пропавших людях, чьи тела не были найдены, за последние пару месяцев. Потом, подумав, добавил к этой информации и данные о пропавших животных. На эту мысль его натолкнула Генриетта Тормаш, которая пришла подавать заявление о пропаже любимой собачки.

— Тоби пропал, понимаете, — говорила она дежурному, периодически всхлипывая, — сорвался с поводка на прогулке и сбежал.

— Где пропал Тоби?

— На углу улиц Клоя и Цветочной.

Насколько Хок помнил, дальше по улице Клоя располагался уже давно не работающий завод. Несколько гектаров земли, обнесенных высоким забором, с производственными помещениями, в которых спокойно можно спрятать не одного монстра, а целую армию.

На прочесывание территории заброшенного завода уйдет не один день, также понадобится очень много людей.

За группой Хока следовал уже знакомый микроавтобус. Помощник шерифа кивнул Найту. Вместе с Хоком ехал и сотрудник с ищейкой.

Транспорт оставили на пустыре перед заводом. Сотрудники УСП сосредоточились на предстоящей миссии. Ищейка нервно вздрагивала и поджимала хвост. Это могло означать, что монстр здесь был. Найденный ошейник с именем Тоби, а так же кровь на земле указывала на незавидную участь его обладателя.

Хок исходил из того, что монстр ведет ночной образ жизни и сейчас должен отсыпаться.

Ворота, ведущие на территорию завода, распахнулись со страшным скрипом, оповестив всех вокруг, что пришли посторонние.

Хок следил за поведением ищейки. Около ворот животное вело себя спокойно, значит, монстра поблизости нет. Собственно, центральные ворота зверю ни к чему. Они направились вокруг главного административного здания. Ищейка вела себя тихо, но когда они проходили мимо небольшого бокового входа, начала заметно нервничать. Недалеко от крыльца практически на уровне земли в стене располагалось отверстие, ведущее, по-видимому, в подвал. Оно уже давно лишилось закрывающей его решетки.

Сотрудники УСП достали оружие. Примкнувшие к ним сотрудники генетической лаборатории тоже были не с пустыми руками. Хотя Хок сомневался, что гражданская модель шокеров сильно им поможет.

Все удвоили осторожность и не зря. Зверь сегодня отсыпался, но чуткий слух уловил шаги над головой. Натура хищника требовала вступить в бой за свою территорию и прогнать чужаков от логова. А опыт говорил о том, что у этих двуногих могут быть опасные штуки, которые громко шумят и больно жалят. Зверь остановился в раздумьях. Он приподнялся на задних лапах, поводил головой из стороны в сторону, принюхиваясь и прислушиваясь. Он отчетливо слышал двуногих, которые переговаривались над его головой.

— Посвети, что там? — сказал один из сотрудников УСП.

Луч мощного фонаря прошелся по подвальному помещению. Он не попал на зверя, но заставил его поморщиться, напомнив о жизни в лаборатории. Он не хотел бы попасть туда снова.

— Ничего не видно.

Ищейка нервничала, все сильнее прижимаясь к хозяину.

— Зверь здесь был однозначно, посмотрите на ищейку.

Дыра в стене была не очень большой, но никто не представлял реальных размеров зверя, может быть он достаточно худой, чтобы протиснуться в отверстие. Здесь оставили ловушку, оснащенную устройством, которое подаст звуковой сигнал, если в нее кто-нибудь попадется.

Сотрудники УСП и лаборатории генетических исследований обошли здание по периметру, проверяя все возможные пути, по которым животное может покинуть здание. Другая часть сотрудников УСП рассредоточилась по территории, проверяя заводские помещения, согласно установленному еще в офисе графику.

Часть окон первого этажа была заколочена, а двери — целы, как ни странно. Вряд ли животное научилось их открывать и закрывать за собой. В холле на полу Хок заметил грязные следы больших лап, они вели вглубь здания. Сотрудники лаборатории оживленно загомонили, сделали несколько снимков, попытались прикинуть размер существа, оставившего такие следы. По их подсчетам выходило, что монстр ростом гораздо выше среднего. Стивен Найт с сожалением посмотрел на коллег и на шокер в своей руке. Он предпочел бы что-нибудь посолиднее и не гражданской модели, а крупнокалиберное.

Зверь слышал весь этот шум. Он очень тихо для своей комплекции поднялся по лестнице, выбрался из подвала, благо дверь в него не запиралась уже давно. Когти еле слышно цокали по плитке, которой был выложен пол. Он оценил пришедших двуногих. С ними было существо, которое почуяв его, затряслось от ужаса и заскулило.

Зверь заколебался, не зная, что предпринять. Он мог бы броситься на этих двуногих, часть из них выглядела совершенно не опасной, но в других он почувствовал такого же хищника, который не уступит и будет преследовать его. У них не было с собой длинных палок, больно жалящих на расстоянии, но это еще ничего не значило. Зверь чувствовал опасность, исходящую от двуногих. Он осторожно попятился, а потом поднялся выше по лестнице. Он помнил, что из здания есть другой выход. Сейчас он уйдет, а потом вернется и нападет на потревоживших его двуногих, которые сейчас его не видят.

Зверь поднялся выше и быстро побежал по длинному коридору, выскочил к дальней двери, болтавшейся на одной петле. Толкнув мордой дверь, прислушался и осторожно выглянул на улицу.

— Стой, ты это слышал? — спросил патрульный у своего напарника.

— Что слышал?

— Дверь скрипнула.

— Не уверен. Но пойдем, посмотрим.

Напарники тихо пошли на странный шум. Зверю не повезло, его заметили. Прозвучал выстрел, за ним еще один. Но зверь нырнул обратно в здание в спасительный полумрак. Дверь захлопнулась за ним.

— Мы нашли его. Главный административный корпус, — доложил начальству патрульный.

По связи прошло оповещение:

— Зверь в главном административном корпусе. Всем приготовиться.

Хок, услышав оповещение, тихо пошел вперед. Сейчас подойдет подкрепление. Стивен Найт последовал за ним. Работники лаборатории остались в холле под охраной сотрудника УСП с ищейкой и другим офицером. Пришедшая подмога рассредоточилась по зданию. Слишком много разных помещений, заваленных мебелью, слишком много мест, где можно спрятаться. Все это играло на стороне зверя.

Хищник осторожно шел по коридору, прислушиваясь к тому, что делают двуногие. Он чувствовал, что его обложили уже почти со всех сторон. Густая шерсть вздыбилась на загривке. Он просто так не сдастся. На первом этаже здания окна были заколочены, но не везде. Через грязное стекло падал тусклый свет. Все-таки время зверя — ночь. Свет выдавал его присутствие. Назад, туда, где темно. Большие лапы тихо ступали по плитке. Вверх или вниз в спасительную темноту подвала? Зверь задумался. Слух и нюх говорили ему, что недалеко находится двуногий. Он не даст ему удрать. Дверной проем пересекла быстрая тень. Это был тот самый, которого он определил как хищника. Зверь притаился, чтобы напасть. Мышцы напряжены, лапы готовы в любой момент оттолкнуться от пола и послать тело вперед в длинном прыжке.

В плохо освещенной комнате Хок успел заметить силуэт зверя, взметнувшегося в прыжке. Прогремели выстрелы. Туша упала, чуть-чуть не дотянувшись до Хока. Мощные лапы зверя с длинными когтями заскребли по полу в агонии. Помощник шерифа отскочил в сторону. На шум выстрелов прибежали другие сотрудники УСП. Зверь был мертв. Из-под туши растекалась лужа крови.

Позднее, когда эксперты осматривали подвал здания, пол которого был завален костями людей и животных, обнаружили туфлю, принадлежащую Кристин Бернс, остатки одежды рабочего со склада, а так же множество других вещей, владельцы которых числились среди пропавших.

Сотрудники генетической лаборатории набрали себе образцов крови и тканей монстра. Его происхождение предстоит определить экспертам.

Дело было слишком громким, чтобы про него можно было умолчать. В прессе появилась фотография Хока Фишера на фоне туши убитого монстра. Как репортеры умудрились просочиться на заброшенный завод, узнали немного позже. Один из сотрудников генетической лаборатории позвонил им и сообщил об уничтожении хищника, наводившего панику на город.

Хок по решению главы города получил очередную медаль, премию и внеплановый отпуск, которому он был рад больше всего.

Долорес страшно гордилась и показывала всем соседкам и знакомым снимок Хока в парадной форме с наградами.

Сейчас байк уносил полудемона прочь из города. Дорога ровно ложилась под колеса. Глазницы черепа зловеще поблескивали красным. До портала в один из миров Перекрестка ехать примерно час, а там планируется проведение масштабных любительских гонок на мотоциклах. Теперь у него есть возможность принять участие в этом мероприятии. А о том, что его ждет впереди, он не думал, его жизнь слишком непредсказуемая штука.