Шанс на искупление (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Пролог ==========

У каждого из нас есть своя историю, которую нам хотелось бы рассказать. И я не стала исключением. Правда, моя отличается от прочих…

Но прежде, чем начать, я бы хотела задать вам один вопрос: вы когда-нибудь задумывались над тем, каково это — умирать? Скажу честно, я — никогда. Мне думалось, что я смогу жить вечно. А как еще считают люди в молодости?

Но я умерла. Теплой весенней ночью, когда природа только пробуждается после долгого зимнего сна. Моя смерть была не самой приятной (Господи, разве смерть бывает приятной?).

Как я умерла? Меня убили! Я не помню имени своего убийцы, не помню, как он выглядел. Помню лишь одно — ту ужасную боль, которую я испытывала.

Однако, я вернулась назад. Обычным человеком. Могла дышать, думать, есть, спать, говорить и так далее. Но только назад во времени. Мне был дан второй шанс. Знаете, как

это бывает в фильмах…

Теперь мне необходимо все исправить… Только… Как это сделать?

========== 1 ==========

Мое имя Кристина Березова и от роду мне семнадцать лет. Я училась в одиннадцатом классе, и как и большинство девушек, с нетерпением ждала выпускной. Но вот только я умерла раньше, чем он наступил…

Думаю, для начала мне стоит рассказать, с чего все начиналось.

В то самое ясное весеннее утро, в день моей смерти, я, по своему обыкновению, проснулась по звонку будильника. Нехотя я выключила его, а после медленно поднялась, сев на край кровати. Ненавижу вставать по утрам. Я много раз думала о том, что бы было, если бы этим утром я сказала матери, что заболела и не пошла бы в школу. Осталась бы я жива? Или все же от судьбы невозможно убежать? Она все равно настигнет? Ответ на этот вопрос я уже не получу никогда.

Широко зевнув, я медленно подошла к окну, раздвинув шторы. Солнечный свет мгновенно наполнил комнату, от чего я невольно поморщилась. Вот моя сестренка, Анюта, влетела в мою комнату, звонко проговорив:

— Крисси, пора завтракать! — я бросила на нее недовольный взгляд. Моей сестре было всего лишь пять лет, и она, как все дети ее возраста, была жуткой непоседой. Мы часто ссорились. Скажем так: я ненавидела и любила ее одновременно.

— Да, иду-иду, — буркнула я в ответ, направившись на кухню.

Мать уже сидела за столом и ела запеканку. Я бросила на нее мимолетный взгляд — вчера вечером мы сильно поссорились и не разговаривали друг с другом. Впрочем, наши ссоры происходили часто. Все дело в том, что мать требовала от меня слишком многого. Она требовала от меня, чтобы я стала тем человеком, которым я никогда не была.

Она хочет, чтобы я превратилась в тихоню-заучку, которая вся свое свободное время проводит за учебой. Но я никогда не хотела так жить. Это не для меня.

Я та девушка, которую многие ненавидят, но не все могут сказать мне это в лицо. Потому что я отношусь к так называемым «королевам школы». Однако, этот статус я получила благодаря моей дружбе с Алисой Орловой — девушкой из богатой семьи, которая была весьма популярна и всегда находилась в центре внимания. Мать ее ненавидела и говорила, что она оказывает на меня пагубное влияние.

И вчера вечером я допоздна задержалась у нее. Домой я пришла позже положенного, а телефон мой разрядился. Мать встретила меня на пороге и была в ярости. Она сразу же начала кричать на меня, а молчать я не могла. В итоге мы поссорились, и я разбила ее любимую вазу. Я была зла на нее. Только спустя некоторое время, я поняла, что поступила неправильно. Ведь вина-то была исключительно моя, мать просто-напросто волновалась за меня, а я… И мне стало до ужаса стыдно. Тем более, своими криками, мы разбудили Анюту, которая выбежала из своей комнаты. На глазах у нее блестели слезы. Сестра всегда плакала, когда мы ссорились и умоляла, чтобы мы прекратили.

Мать тогда сразу же подлетела к ней, крепко обняв и тихо сказав что-то, а после поднялась вместе с ней в ее комнату.

Сейчас, вспоминая о том вечере, я невольно испытываю самое настоящее отвращение к самой себе.

— Может, ты поторопишься? Мне надоело каждый раз выслушивать за твои опоздания! — недовольно пробурчала мать, на что я бросила на нее мимолетный взгляд, полный недовольства.

Расправившись с завтраком, я поспешно оделась, а после направилась к выходу, понимая, что действительно опаздываю.

— Не забудь забрать Аню из садика! — крикнула мне напоследок мать.

Первым уроком была химия — мой самый ненавистный предмет. Благо, моей соседкой по парте была Регина Никитина — очень тихая девушка, круглая отличница. Я постоянно списывала у нее домашнее задание, а также постоянно просила ее помочь с контрольными. И я была не единственная. Все замечали Регину только тогда, когда она нужна. Родителей у этой девушки не было, и она жила с одной лишь бабушкой. Что же касается ее внешности… Ее красоту нельзя назвать классической, это уж точно. У Регины были длинные рыжие волосы, которые она обычно заплетала в какую-то замысловатую косу. Глаза ее были ярко-голубого цвета, словно весеннее небо. У нее была очень бледная кожа, а на теле ее было множество маленьких веснушек. Также Никитина была небольшого роста и очень худая. Носила же она обычно растянутые свитера с длинными рукавами. Говорила она всегда тихо и неразборчиво.

В школу я зашла по второму звонку, тяжело вздохнув, направилась к кабинету химии, приготовившись вновь выслушивать выговор от моей «самой любимой учительницы».

— Лидия Ивановна, извините, за опоздание, можно войти? — проговорила я типичную фразу, приоткрыв в дверь.

Наша химичка - пожилая женщиной, которой около шестидесяти пяти лет. У нее редкие, ярко-рыжие волосы. Губы она красила ярко-красной помадой. Она давно должна была уйти на пенсию, но, по всей видимости, муч… учить детей она очень любила.

Лидия Ивановна осмотрела меня с ног до головы, прищурившись, а после кивнула:

— Проходи, Березова, — буркнула она, и я поспешно села на свое привычное место. Регина же бросила на меня мимолетный взгляд, ничего не сказав.

Сегодня мы должны были писать какой-то тест. Вот Лидия Ивановна начала раздавать наши тетради. Я же толкнула в бок мою единственную надежду — мою тихую соседку по парте. Та же испуганно вздрогнула, а после внимательно посмотрела на меня. Дело в том, что она всегда опасалась меня. Потому что будучи в девятом классе, я узнала, что она влюблена в парня моей лучшей подруги Алисы Орловой. Тогда я заметила, что она что-то записывала в свой дневник, а когда я подошла, то она поспешно спрятала его, но последние строки прочитать я все-таки смогла. Конечно же, об этом я сразу же рассказала подруге, которая начала издеваться над тихой ученицей. Чувствовала ли я тогда свою вину? Нет. Совсем нет, ибо не понимала, какую боль я принесла Никитиной.

— Ты же учила? — спросила я у нее.

— Да, конечно, — еле слышно отозвалась Регина, а после вновь уставилась в учебник.

Однако, сегодня даже Никитина не смогла помочь мне. Лидия Михайловна заметила, что она помогала мне и пересадила меня на первую парту перед ней, которая сейчас пустовала. Списать никак не получится. Поэтому, по звонку я сдала пустой листок и поспешила удалиться из кабинета. Я знала, что из-за этого химичка позвонит моей матери, и меня ждет еще один скандал.

Вот ко мне подошла еще одна хорошая подруга — Ангелина Синицина, мы учились с ней в одном классе и дружили с начальной школы. Потому что именно этой девушке я могла доверить абсолютно любые секреты и не боятся, что она разболтает их.

— Знаешь, ты бы не была собой, если бы не опоздала, — проговорила Ангелина, подмигнув мне и широко улыбнувшись.

Я в ответ лишь кивнула, а после мы вместе направились на историю. Вот в коридоре я встретила Алису Орлову, которая сразу же крепко обняла меня, чмокнув в щеку. К сожалению, одноклассницами мы с ней не были — она училась в параллельном классе.

— Эй, Ангелина, сегодня вечером собираемся у тебя? — спросила та, подмигнув ей и толкнув в бок.

— Конечно, — отозвалась Синицина, — Моя мать вернется не раньше, чем завтра утром, — добавила она.

— О, отлично! С меня выпивка! — бодро проговорила Орлова, широко улыбнувшись, а после короткой паузы добавила, — Знаете, было бы неплохо, если бы мы пригласили парней… — В общем-то, Алиса никогда не отличалась верностью. Ее отношения никогда не длились больше двух месяцев. Что же касается меня, то на данный момент парня у меня не было, ибо я не встретила еще «того самого человека». Подруги же обещали непременно найти мне его. Но, увы, так и не нашли.

Вот Алису случайно задел Никита Астафьев — парень, над которым все постоянно издевались. Он учился в одиннадцатом «В», и у него никогда не было друзей. На уроках он постоянно прятался на последних партах и что-то старательно рисовал. Должна признать, что рисунки его были довольно-таки неплохими. В восьмом Никита классе был влюблен в меня, но… Взаимности он, конечно же, не нашел, а лишь получил новые издевки и насмешки.

— Извини… П… Пожалуйста, — еле слышно пробормотал он, не поднимая головы. Алиса же громко фыркнула, а после бросила в его адрес что-то оскорбительное, толкнув в ответ. Да так, что он отлетел к соседней стене. Я видела, как после этого к нему подошли и остальные ученики, начав, по своему обыкновению, оскорблять его и толкать.

Сейчас я думаю над тем, что я могла бы остановить это, заступиться за него… Но дело в том, что тогда меня волновало только одно — мнение общества. Ведь мы слишком часто зависим от него… Если бы я подошла к Никите Астафьеву, то это бы не очень хорошо сказалось на моей репутации. Я слышала, как звонко рассмеялась Алиса, и я невольно подхватила ее смех, а после мы продолжили свой путь.

Я с нетерпением ждала конца учебного дня. И когда прозвенел долгожданный звонок с последнего урока, то я пулей вылетела из класса.

После мы с Алисой и Ангелиной направились по домам, разговаривая обо всем на свете. А вечером я ушла на вечеринку к подруге.

И я даже думать забыла о том, что должна была забрать сестру из садика. Это, конечно же, послужило причиной для новой ссоры с матерью. Она громко кричала на меня, обвиняла во всем на свете, а я… Знаете, я должна была признать, что поступила неправильно… Что я во многом была неправа, но я этого не сделала. Я начала кричать на нее в ответ.

До тех пор, пока она со всей силы не ударила меня ладонью по щеке, оставляя ярко-красный след. Я почувствовала, как к горлу подступает удушливый комок. Да, мы часто ссорились, но до этого момента она никогда не поднимала на меня руку. Это было очень обидно. Это было очень обидно и больно.

— Ты наказана и сегодня вечером остаешься дома! — громко сказала она, не отрываясь смотря на меня.

Я же чувствовала, что еще чуть-чуть и расплачусь, как маленький ребенок, но плакать при матери мне совершенно не хотелось. Поэтому, я буркнула ей в ответ что-то неразборчивое, а после пулей побежала в свою комнату. Я закрыла дверь, громко хлопнув ею.

Вот я упала на кровать, закрыв лицо руками и расплакалась. Я слышала, как зазвонил мой телефон, но отвечать, конечно же, не стала.

Впрочем, в глубине души я понимала, что действительно заслужила этого.

Не знаю, сколько еще времени я так просидела, но дверь в мою комнату медленно открылась. Знаете, я ожидала увидеть на пороге свою мать, которая решила помириться, но нет… Это была моя сестра Анюта, глаза которой были красными от слез. В руках она сжимала свою любимую игрушку — старого и потрепанного плюшевого медведя. Лапа его свисала вниз и раскачивалась из стороны в сторону, словно маятник, а правый глаз отсутствовал. Раньше эта игрушка принадлежала мне, но повзрослев, я подарила ее сестре.

— Почему вы постоянно ссоритесь? — прошептала она, а из ее глаз вновь ручейком потекли слезы. Я почувствовала, как болезненно сжалось мое сердце. Смотря на сестру, мне хотелось плакать еще сильнее. Знаете, мы уже давно перестали быть настоящей семьей. С того момента, как отец ушел от нас. Это произошло три года назад, и я долгое время во всем обвиняла мать, не понимая, что в том, что их отношения развалились виноваты они оба. И это очень печально.

А также я понимала, что должна была прекратить эти постоянные ссоры. Хотя бы ради моей сестры… Она не должна каждый день смотреть на это, не должна плакать, обнимая любимого плюшевого мишку…

— Прости, Анюта, — лишь ответила я, опустив взгляд. А что я еще могла сказать?

Та лишь закивала, а после подошла ко мне, сев рядом. Я же крепко ее обняла, поглаживая ее по голове.

Не знаю, сколько мы так просидели, но вот сестру окликнула мать, и она поспешно поднялась со своего места, вновь оставив меня в одиночестве.

Однако, не смотря на все это, сегодня ночью я не собиралась сидеть дома. И в этом была моя ошибка. Если бы я осталась тут, то была бы жива… То со мной бы ничего не случилось.

Я сама себя загнала во тьму…

Впрочем, по сути, наш самый большой враг — это мы сами. Поэтому самая сложная битва в жизни — это битва с самим собой, которая может продолжаться всю жизнь.

И сегодня вечером моя собственная глупость взяла вверх над здравым смыслом. Потому что я лишь подумала о том, чтобы улучшить отношения с матерью, но… В действительности я бы так и не сделала этого. Потому что об этом я думаю после каждой нашей ссоры. Ссоры, в которой обычно виновата только я.

В конечном итоге, я решила, что сегодня уйду из дома через окно, только сначала дождусь, когда мать ляжет спать. В общем, план мой удался, и я поспешно рванула в сторону дороги, радуясь предстоящей встречи с подругами, которая так и не состоялась…

Потому что я встретилась со своим убийцей…

Было бы хорошо, если бы я помнила, хоть что-то. Но, как я и говорила, ничего, кроме ужасной боли я ничего не помню. Хотя… Нет, я помню еще кое-что. Я помню, как мое тело покидала жизнь. Знаете, это было похоже на падение в черную бездну, которая долго ждала меня, разинув свою черную клыкастую пасть.

Говорят, что, когда ты умираешь, то у тебя перед глазами проноситься вся твоя жизнь. Со мной так не было: перед глазами у меня пронеслись только те моменты, которыми я уж точно не могла гордиться: заплаканное лицо Регины Никитиной, которая отчаянно пытается вырвать свой дневник из рук Алисы Орловой.

Лицо Никиты Астафьева, который отчаянно закрывает тело руками от очередных ударов.

Лицо моей матери, когда я вновь грублю ей. Заплаканное лицо моей маленькой сестренки Анюты, которая крепко сжимает в ручонках любимую игрушку и умоляет нас не ссорится…

И лица других людей, которых я некогда обидела…

========== 2 ==========

Знаете, я не думала, что вновь проснусь, я не думала, что вновь начну дышать, но это случилось.

Я широко распахнула глаза. Должна признать, что в тот момент я думала, что все произошедшее со мной всего лишь страшный сон, который я как можно скорее забуду. Я думала, что сейчас в мою комнату с веселым смехом забежит Анюта и начнет будить, говоря, что я опаздываю в школу. А я, по своему обыкновению, пробурчу ей в ответ что-то неразборчивое, а потом нехотя поднимусь с кровати и направлюсь на кухню, где меня будет ждать мать. И тогда я извинюсь перед ней за вчерашнюю ссору, скажу, что осознала свою вину. Она же ответит, что простила меня и крепко обнимет. И все будет хорошо.

Но все изменилось после того, как я осмотрелась. Дело в том, что находилась я в какой-то незнакомой комнате, которая заметно отличалась от моей. Страх сразу же облепил все мое тело, и я подскочила с кровати, как ужаленная.

Но все стало намного хуже, когда я увидела свое отражение в зеркале, что висело на стене. Я ожидала увидеть свое собственное отражение: свои карие глаза, пухлые губы, аккуратный нос, но… На меня смотрели яркие голубые глаза, а лицо мое было усеяно веснушками. Длинные рыжие волосы же торчали в разные стороны, словно ежовые колючки.

Я невольно ахнула, пошатнувшись и зажав рот рукой. Теперь это все больше и больше походило на какой-то странный сон.

В зеркале вместо себя я увидела Регину Никитину. Ту самую тихую девушку, которую я тоже некогда обидела. Только сейчас ее лицо было более детским.

От этого я ущипнула себя за руку, стараясь проснутся и прийти в себя. Но этого не произошло: я по-прежнему видела перед собой Регину Никитину.

Как такое вообще возможно? Знаете, я больше верила в то, что после смерти моя душа попадет в Ад или в Рай, но я уж точно подумать не могла, что в чужое тело.

Я сделала шаг назад, сев на кровать. Вот я протянула руку к телефону, чтобы узнать сегодняшнюю дату и время. Увиденное ввело меня еще в больший ужас. Я нервно захихикала, словно сумасшедшая. Оказывается, я не только попала в чужое тело, но и переместилась назад во времени на два года. На два года… В девятый класс…

Я повернула голову и увидела, что на стеклянном небольшом столике лежал тот самый дневник Регины Никитиной. Я еще несколько мгновений смотрела на него, словно завороженная. Внутри у меня все болезненно сжалось — мне еще никогда не было так страшно.

Я протянула руку к той самой толстой потрепанной тетрадке, взяв ее в руки. Я прекрасно помнила, как остальные ученики швыряли ее из рук в руки, громко хохоча, а Регина пыталась отобрать ее, бормоча себе под нос что-то неразборчивое. Я же тогда стояла в стороне, спиной прислонившись к белой стене и наблюдая за происходящим. А когда ко мне подошла Алиса Орлова, то мы начали бурно обсуждать эту ситуацию и громко хохотать. Регина свой дневник забрать же не смогла, и ей оставалось только одно: выбежать из класса. Я знала, что всю перемену она проплакала в туалете. И никто, совершенно никто не пришел к ней для того, чтобы успокоить и сказать, что все будет хорошо. Она была совсем одна. Ведь люди часто не понимают, какую сильную боль они причиняют.

Несколько мгновений я тупо смотрела на эту тетрадку, в голове моей вертелось одно: как такое возможно и что мне делать дальше?

И я невольно заплакала. Слезинки медленно стекали по моим щекам, что были густо усеяны веснушками. Они капали на эту толстую тетрадку. Впрочем, смысла в этом не было. Мои слезы ничего не изменят, все останется прежним…

Вот в дверь постучали, и я невольно вздрогнула:

— Регина, пора в школу! — послышался чей-то голос, который, по всей видимости, принадлежал бабушке девушки. Я же тяжело вздохнула, поспешно вытирая слезы:

— Я, кажется, заболела, — пожаловалась я. После этих слов дверь со скрипом открылась и на пороге показалась бабушка. На вид ей было около шестидесяти лет. У нее были седые волосы, светло-голубые глаза. Она была очень худой и бледной, на ней был одет какой-то старый потрепанный халат с каким-то замысловатым узором.

А ведь теперь-то мне придется жить с этой женщиной, хотя я совсем ничего о ней не знаю. Да чего уж там — я даже имени ее не знаю.

Но самое сложное заключалось в том, что я должна вести себя точно также, как и Регина. Только… Это будет чертовски сложно, потому что я, Кристина Березова, никогда не была похожа на эту тихую девушку.

Я любила свою жизнь, любила своих подруг. Любила шумные вечеринки, любила совершать безумные поступки. Любила прогуливать уроки и хамить учителям.

Я просто хочу быть собой…

— Что случилось? — тихо проговорила бабушка, присаживаясь рядом со мной на кровать. Вот она бросила мимолетный взгляд на мой дневник.

— Голова кружится и тошнит, — не смотря на нее, проговорила я, — Можно мне остаться дома сегодня?

Пожилая женщина в ответ лишь задумчиво хмыкнула, еще несколько мгновений смотря на меня. А после та приобняла внучку за плечи, проговорив:

— Хорошо. Отдыхай, моя дорогая, — после этих слов бабушка поднялась со своего места.

— Спасибо, — еле слышно отозвалась я, проводив ее внимательным взглядом.

Смотря на эту пожилую женщину, я невольно вспоминаю свою бабушку, которая умерла два года назад. Впрочем, сейчас она должна была быть жива… Вот я бросила быстрый взгляд на календарь, понимая, что моя бабушка умрет ровно через две недели…

А ведь я ее никогда не ценила и не успела попрощаться с ней, сказав, что сильно люблю ее. Не успела, потому что думала, что она будет жить вечно. Но… Как оказалось, это мое самое большое заблуждение.

Моя бабушка жила в деревне за городом. Она часто звала меня в гости, но я… К стыду своему, я должна признать, что посещала ее не так часто, как стоило бы. Вместо того, чтобы проводить время с ней, я предпочитала компанию своих подруг. Я не ценила ее… И только после ее смерти поняла, какой ужасной внучкой я была.

И в это мгновение, в моей голове подобно молнии мелькнула мысль: возможно, что я попала в какую-то временную петлю. Возможно, какая-то неведомая сила удерживает меня на земле. Возможно, мне дали второй шанс для того, чтобы исправить все то, что я некогда совершила. Возможно, я должна переубедить саму себя не делать некоторые вещи. Возможно, я смогу изменить свою историю, находясь в теле Регины Никтиной. Возможно, тогда, той теплой весенней ночью я останусь жива. Возможно… Но чертовски сложно.

Но вопрос в том: как мне сделать это? Я должна помнить, что сейчас никто не будет считаться с моим мнением, потому что я теперь — тихая девочка-зубрилка…

Не могу же я подойти к самой себе и сказать: не делай то, не делай это, иначе через два года ты умрешь ужасной смертью! Да и вообще мысль о том, что мне придется подходить к самой себе заставляет меня содрогаться от ужаса.

Но я не просто так попала именно в этот год и в этот день. Потому что завтра Регина Никитина сделала бы последнюю запись в своем дневнике, а потом бы его забрали, разорвав на мелкие кусочки.

И думаю, вы уже догадались в чем заключалась моя первая ошибка. Но вот только решение этой проблемы было довольно-таки просто: я никогда не возьму этот дневник с собой в школу. Более того — я порву его на мелкие кусочки, чтобы никто и никогда не смог прочитать то, что в нем было написано.

Это — мой шанс на искупление, и я воспользуюсь им.

Я еще несколько мгновений тупо смотрела на эту тетрадку. Знаете, мне совершенно не хотелось уничтожать ее до того, как я прочитаю все то, что в ней написано. По крайней мере, так я смогу узнать Регину Никитину получше, а значит, тогда я хоть как-то смогу изобразить ее.

Вот я открыла первую страницу, начав внимательно читать. Записи девушки были не такими уж и короткими: она подробно расписывала, как проходил ее день, записывала все свои мысли и чувства. И знаете, не все они были из самых приятных.

Читая это, я понимала, насколько ужасно я повела себя по отношению к Регине. Она сильно любила парня Алисы, но также прекрасно понимала, что он никогда не обратит внимание на нее, серую мышку. А также Регина желала ему счастья, надеясь, что он найдет его рядом с Орловой. Однако, этого не случилось: они расстались спустя пару месяцев, и Алиса нашла себе новый предмет воздыхания.

Своим поступком мы лишили эту девушку самого дорогого, что у нее было — любви к этому парню. Мы осудили ее за то, за что никогда не должны осуждать. Ведь сердцу не прикажешь…

Вот я захлопнула эту толстую тетрадку, а после тяжело вздохнула, набрав в легкие как можно больше воздуха. Еще несколько мгновений я смотрела на нее, а после принялась разрывать ее на мелкие кусочки.

========== 3 ==========

Когда я расправилась с этим дневником, то мои мысли невольно вернулись к одному: как мне жить дальше и что мне делать… Но ответов на эти вопросы, по-прежнему не было.

Вот в дверь вновь постучали, и я поспешно запрятала обрывки тетрадки в стол, ибо не хотела, чтобы бабушка это видела. Иначе она задаст вопросы, на которые мне будет очень непросто ответить.

— Да? — отозвалась я.

— Я могу войти? — поинтересовалась пожилая женщина, от чего я еле удержалась, чтобы не издать тяжелый вздох.

— Конечно-конечно, — отозвалась я, и через несколько мгновений бабушка оказалась в комнате. Она медленно направилась в мою сторону, сев на кровать рядом со мной. Вот она мягко приобняла меня за плечи, а губы ее тронула легкая улыбка:

— Тебе уже лучше, дорогая? Может, тебе все-таки стоит покушать? — спросила она.

Типичный вопрос бабушки, ведь каждая только и думает о том, чтобы накормить своего драгоценного внучка. Но сейчас мне есть совершенно не хотелось.

— Спасибо за заботу, но я не голодна, — я выдавила из себя легкую улыбку, которая сейчас вышла очень фальшивой и наигранной. Конечно, ведь сложно улыбаться, когда душа твоя громко плачет. Но в жизни часто приходится скрывать свои настоящие чувства под масками.

— Точно? — она внимательно заглянула мне в глаза, почувствовав что-то неладное. Если верить дневнику Регине Никитиной, то бабушка ее была даже чересчур заботливой и всегда оберегала внучку. Вероятно, причиной этого послужила смерть ее дочери, которая погибла в автокатастрофе.

— Точно-точно, бабуль, — отозвалась я, быстро чмокнув ее в морщинистую щеку. Пожилая женщина же лишь улыбнулась, а после поднялась со своего места, сказав напоследок:

— Тогда я пойду. Если тебе что-то понадобиться, то сразу же зови, — я в ответ лишь кивнула, а после того, как дверь за ней закрылась, то я откинулась на подушку, тяжело вздохнув и уставившись в белый потолок, как будто могла найти там ответы на все мои вопросы.

Мне было страшно. Сейчас я боялась всего на свете. Я боялась, что если закрою глаза, то со мной вновь произойдет что-то ужасное. А знаете, что самое паршивое? Я ни с кем не могла поделиться своей историей, потому что меня сразу же упекут в психушку.

Весь день я пролежала на кровати, продолжая пялиться в потолок. А ночью я все-таки заснула, проснувшись на следующий день по звонку ненавистного будильника. Я нехотя открыла глаза, сонно хлопая ими, а после выключила его, медленно поднявшись с кровати.

Первое на что я посмотрела так это на календарь. Знаете, я страшно боялась, что вновь перенесусь во времени на год или два вперед, но этого не случилось. Хотя бы здесь все было так, как должно было быть.

Вот я подошла к окну, раздвинув шторы. Комнату сразу же наполнил яркий солнечный свет, от чего я невольно поморщилась. День обещал быть очень теплым. В любое другое время, такая прекрасная погода, безусловно, порадовала бы меня, но не сейчас. Мне казалось, что солнце светит как-то по-другому - оно больше не казалось мне таким ласковым… Теперь все было каким-то чужим и совершенно недружелюбным.

Вот меня окликнула бабушка, сказав, что завтрак давно готов. От этого я невольно вспомнила о своей семье, по которой уже успела соскучиться.

Знаете, сейчас я отдала бы все на свете, лишь бы моя сестренка Анюта вновь разбудила меня утром, прыгнув ко мне на кровать и сказав, что мать приготовила завтрак.

Тяжело вздохнув, я нехотя прошла на кухню, сев за стол. Еду я проглотила без всякого аппетита. Бабушка же заметила мое состояние, проговорив:

— Ты хорошо себя чувствуешь, милая? — она подозрительно прищурилась, не отрываясь смотря на меня.

— Да, все отлично, — отозвалась я, широко улыбнувшись, а после поднялась со своего места, направившись в свою комнату. Я поспешно оделась, направившись в школу.

Мое сердце бешено стучало, ведь сегодня я должна была встретиться с самой собой. Увидеть саму себя со стороны. Если честно, то это даже как-то жутко…

Но зато сегодня на первый урок я не опоздала, пройдя в класс до первого звонка. Первым уроком была физика. Вот я заняла привычное для Регины место — последнюю парту.

Для удобства я буду называть «себя нынешнюю» Кристиной. В общем, Березова, по своему обыкновению, опоздала на урок. Она пришла после второго звонка, и наша физичка сделала ей замечание, сказав ей, что если это продолжиться, то она непременно вызовет ее родителей в школу. Но это повториться. Повториться не раз. Потому что Кристина Березова всегда любила нарушать правила. И из-за этого и встретила свою смерть.

Вот девушка заняла свое место рядом со мной, бросив на меня мимолетный взгляд. А я же тупо уставилась на нее, не веря своим глазам. Я почувствовала острый укол страха. Боже мой! Сложно передать, что я чувствовала в этот момент.

— Что уставилась? — прошипела Кристина, бросив на меня взгляд, полный недовольства, от чего я невольно вздрогнула, а после уставилась в учебник, ничего не ответив. Я честно пыталась прочитать этот чертов параграф, но в моей голове, подобно рою диких пчел, крутились совершенно иные мысли.

— Никитина, иди, расскажи параграф, — от ее слов я вновь вздрогнула, подняв на нее взгляд. Знаете, я и физика всегда были вещами несовместимыми, и я совершенно ничего не знала, а получать плохие оценки не имела права.

Поэтому, я медленно поднялась со своего места на ватных ногах направляясь к доске. Но… Произошло чудо. Очередное гребанное чудо, которое я не могу объяснить никаким логичным способом… Я знала, что нужно говорить, я знала этот параграф. Потому что его некогда знала Регина Никитина. И поэтому я получила пятерку и похвалу от учительницы, но… От этого страх мой стал только сильнее.

Вот я вновь села на свое место рядом с Кристиной, опустив голову. Мне совершенно не хотелось смотреть на нее.

Почему именно мне выпали все эти испытания? Почему я должна проходить через все это? Почему я не могла просто умереть, навсегда покинув этот бренный мир? Или же это все — мой персональный Ад?

Весь урок я просидела, тупо уставившись в учебник и совершенно не слушая того, что мне нам рассказывала учительница.

А когда прозвенел звонок, то я подскочила со своего места, словно ужаленная. Сейчас я хотела уйти куда подальше, чтобы больше не видеть Кристину Березову. Однако, я не должна забывать о своей основной цели: я должна исправить собственные ошибки. Я должна остановить саму себя. Тогда, возможно, это все закончится, и через два года меня не убьют. Возможно, тогда все будет хорошо…

Впрочем, кого я обманываю?! Разве после всего этого что-то может быть хорошо?!

Вот я выбежала на улицу, всю перемну простояв в школьном дворе. Слезы же ручьями стекали по моим щекам, а я не могла их остановить. Вот прозвенел звонок на урок, который сейчас я ненавидела больше всего на свете. Потому что сейчас я вновь увижусь с самой собой.

Войдя в школу, я увидела, что Никита Астафьев сидел в вестибюле, низко опустив голову. И в это мгновение меня осенило: в этот день я вместе со своими подругами решили подшутить над этим парнем: мы спрятали его портфель, который ему пришлось долго искать.

Смотря на него, я почувствовала острый укол стыда. Каким странным он не был, но такого отношения он точно не заслуживал. Его история даже чем-то схожа с историей Регины Никитиной: он тоже любил. И его осудили за эту любовь.

Тяжело вздохнув, я направилась к нему. Вот я села рядом, еле слышно проговорив:

— Никита, что произошло? — спросила я.

Он, похоже, плакал. Слезы медленно стекали по его бледным щекам. Знаете, сейчас я чувствовала себя как никогда паршиво. Потому что в его слезах была виновата только я. Потому что именно я придумала это все. И подруги, конечно же, поддержали меня.

— Они… Они спрятали мои вещи, — еле слышно ответил он, давясь слезами.

— Кристина и ее компания? — спросила я. Еще чуть-чуть, и я бы заплакала также сильно, как и он.

— Да… Почему… Почему они постоянно издеваются надо мной?.. Чем я заслужил такого обращения? — проговорил он, громко всхлипывая. Вот Никита поднял на меня взгляд, и я внимательно посмотрела на него.

Почему я так поступала? Не знаю. У меня не было ответа. Но сейчас я готова была сквозь землю провалиться от стыда. Сколько раз Никита Астафьев плакал из-за меня?

— Ты не заслужил… Не заслужил, — прошептала я, а после короткой паузы добавила, — Пойдем, я помогу тебе найти твои вещи, — добавила я.

Да, мне придется прогулять урок, но это того стоило. Я должна исправить свою ошибку, искупить свою вину… Доказать, что заслуживаю того, чтобы жить.

— Ты это серьезно сейчас? — отозвался парень, а глаза его буквально просияли, — Неужели ты вправду хочешь помочь мне?

— Да, очень хочу помочь тебе, — ответила я еле слышно.

И Никита улыбнулся. Пожалуй, впервые за все эти годы я увидела его улыбку…

========== 4 ==========

Вот Никита медленно поднялся с лавочки, а я, не отрываясь смотрела на него. Знаете, его даже можно было назвать привлекательным. У него были яркие небесно-голубые глаза и черные длинные ресницы. На щеке у него была небольшая родинка.

— Надеюсь, что мы сможем найти его, — прошептал парень еле слышно, — В портфеле были деньги на подарок моей матери, — добавил он тем же тоном.

Я нервно сглотнула, а стыд мой с каждой минутой становился все сильнее и сильнее. Мне было известно, что мать его болела раком и умерла через год. Благо, мне было известно, где находился его портфель и найти его труда не составило. К счастью, все оказалось на месте, чему Астафьев был безмерно рад. К тому же, мы опоздали всего лишь на двадцать минут урока, а значит, все не так уж и плохо. Могло бы быть и намного хуже.

Мы распрощались в вестибюле. У меня сейчас должна быть химия, а у Никиты — английский язык.

— Большое спасибо тебе. Ты — первая, кто помог мне. Я навсегда твой должник, — проговорил он, а после поспешно удалился, сгорбившись. Я же проводила его внимательным взглядом. Теперь я сделала все правильно. Я помогла ему. И чувствую, помогу не раз. Потому что над ним я издевалась сильнее всего.

Вот я, тяжело вздохнув, направилась в сторону кабинета химии. Я не знала, что скажу химички насчет своего опоздания… Вот я постучала в дверь, а после чуть приоткрыла дверь, проговорив:

— Лидия Михайловна, извините за опоздание, можно войти? — я ожидала, что сейчас она спросит о том, где я пропадала, но мне сильно повезло — этого не произошло. Она просто внимательно осмотрела меня с ног до головы, прищурившись, а после ответила:

— Останешься на перемене и напишешь тест, — голос ее звучал совершенно спокойно. Я же заняла свое место, внимательно посмотрев на Кристину, которая буквально прожигала меня взглядом.

— Где тебя черт носил? Из-за тебя я получу по этому гребаному тесту два, и мою мать вызовут в школу! — прошипела она.

Да, я была такой. Да, я считала, что все мне обязаны. Да, я считала себя чертовой королевой, но наступил тот момент, когда моя корона слетела, и теперь я нахожусь в шкуре тихой девочки. Вы можете сколько угодно осуждать меня за подобное поведение, но поверьте, вы не сможете осудить меня сильнее, чем я осуждаю себя.

Смотря на себя со стороны, я невольно испытываю отвращение.

— Я тебе ничем не обязана, — огрызнулась я, – У тебя есть собственная голова на плечах.

Я видела, как в глазах Кристины мелькнула самая настоящая злость, и я знала, что меня ждало на перемене, но молчать я не собиралась. Это было не в моем характере. Даже сейчас я не позволю никому на этом белом свете унижать себя. Даже самой себе.

Впрочем, я должна была подумать о том, что каждое мое слово, сказанное в прошлом, сильно отразиться на будущее. И я уже раздавила одну бабочку. И раздавлю еще немало.

После того, как прозвенел звонок я осталась, сев на первую парту перед Лидией Михайловной. Благо, в моей голове по-прежнему были знания. За это я должна благодарить Регину, потому что сейчас последнее что мне хотелось — учить уроки.

Тест я написала довольно-таки быстро, а после поспешно удалилась, ничего не сказав учительнице. Я боялась, что она задаст мне вопросы, на которые ответить я не смогу.

Следующим уроком должен быть русский язык, и я поспешно направилась к кабинету, но войти во внутрь мне не дала Кристина Березова, преградив мне дорогу. Рядом с ней стояла Алиса Орлова, которая смотрела на меня взглядом, в котором не было ничего, кроме презрение. Она жевала жвачку и полностью вписывалась в образ «тупой блондинки» из комедий. Рядом с ней же стоял ее парень — Павел Ковалев, в которого и была влюблена Регина Никитина. Как хорошо, что сейчас он ничего не знал о ее чувствах. Хотя.. Честно говоря, я не понимала, как она могла любить его.

— Ты чего такая дерзкая стала, а? — прошипела Орлова, сделав шаг вперед в мою сторону. Я же бросила на нее мимолетный взгляд, полный презрения. Сейчас мне сложно поверить в то, что некогда эта девушка была моей лучшей подругой.

— Кто тебе разрешал так разговаривать со мной? — в тон подруге ответила Кристина, толкнув меня, от чего я почувствовала, как злость переполняет меня.

Сейчас я ненавидела себя больше всего на свете… И это чувство было довольно-таки странным..

— А почему мне нельзя? Чем ты такая особенная? По-моему самая обычная… — договорить я не смогла, потому что перед моими глазами появился какой-то яркий свет, а после я потеряла сознание, вновь провалившись во тьму.

***

Вот я услышала, как вновь зазвонил будильник и первое о чем я подумала, так это о том, что я вернулась в свое тело, и все что произошло со мной действительно оказалось страшным сном. Я думала, что моя жизнь вернулась в прежнее русло.. Но только после всего этого, я действительно изменюсь. Стану лучше. Поэтому я сразу же подскочила с кровати, выключив будильник, но стоило мне взглянуть в зеркало, и все мои надежды сразу ж рухнули. Я вновь встретилась взглядом с яркими голубыми глазами Регины Никтиной.

Я сразу же взяла в руки телефон, чтобы узнать сегодняшнюю дату и время. Увиденное повергло меня в самый настоящий шок, а страх захлестнул меня с головой. Угадайте, что я увидела? Время было семь утра того же дня!

Я потерла глаза, вновь посмотрев на дату, но ничего не изменилось. Мне оставалось лишь нервно захихикать.

Сейчас мне казалось, что Вселенная решила нехило-таки поиздеваться надо мной. И выбрала самые изощренные способы. Получается, что этот день начался для меня заново, но это же… Полное безумие! Я же сделала все правильно, я помогла Никите Астафьеву…

— Регина! Пора в школу! — из размышлений меня вывел громкий голос бабушки, от чего я невольно вздрогнула. Безумие… Безумие… Безумие… По-другому происходящее я описать не могла.

— Я иду-иду! — отозвалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно бодрее, но ничего не вышло. Мой голос дрожал.

Вот я заметалась по комнате, как дикий зверь в клетке. Я отчаянно пыталась понять, что со мной произошло. Зря, наверное, потому что в этих причудах судьбы, по всей видимости, невозможно разобраться.

Вот в моей голове, подобно молнии мелькнула мысль: ведь я не исправила судьбу Кристины Березовой! Да, я помогла Никите, но… Этого недостаточно. Как я не догадалась, что в этот раз ничего не будет так просто, как с дневником Регины?

Моя задача не дать самой себе совершить те ошибки, которые привели меня к ужасной и мучительной смерти. Но вся беда в том, что это невозможно.

Неужели одно и то же будет повторятся до тех пор, пока я не исправлю свою ошибку? Похоже, что все именно так. Это сводит с ума…

Как я, тихая Регина Никитина, смогу повлиять на королеву школу, для которой не существует никаких законов и моральных норм? Я ничего не смогу сделать… А если я вступлю с ней в конфликт, то упаду, а подняться уже не смогу…

Тем более, меня исправила только моя смерть… Не слезы Анюты, не просьбы матери, не бесконечные нотации от учителей..

— Регина! — вновь послышался голос бабушки. Я же тяжело вздохнула, прикрыв глаза и стараясь успокоиться. Еще несколько мгновений я простояла посередине комнаты, досчитав до десяти. Этот метод всегда помогал мне.

— Регина! — на этот раз бабушка зашла в мою комнату, — Ты точно хорошо себя чувствуешь? Ты же опаздываешь в школу! — она всплеснула руками, а я же еще несколько мгновений тупо смотрела на нее.

Вот я еле слышно вздохнула, а после направилась на кухню. Есть мне совершенно не хотелось, поэтому я без всякого аппетита проглотила свой завтрак, стараясь не смотреть на бабушку.

Поев, я поднялась в свою комнату, начав собираться в школу и попутно продумывая план своих действий на сегодняшний день. Думаю, единственное, что я смогу сделать для Никиты Астафьева — рассказать ему о планах Кристины Березовой и ее подруг. Возможно, тогда он придумает что-то и его портфель никто не заберет, и эта ошибка будет исправлена.

Но а если и это не сработает, то я буду переживать этот день бесконечное количество раз, пока не сделаю все правильно…

И сотни других, таких же дней…

========== 5 ==========

Я молилась всем существующим богам о том, чтобы этот день для меня закончился и наступило завтра. Знаете, а ведь… А ведь для многих людей завтра не наступит никогда — для них существует только сегодня. Второй шанс дается далеко не всем. Но самое печальное в этом то, что многие люди не умеют радоваться сегодняшнему дню. Многие откладывают на завтра те дела, которые можно совершить сегодня, не догадываясь о том, что все может резко оборваться. Я сама жила также.

Вот я вновь зашла в школу, бросив мимолетный взгляд на часы — я не опаздывала. Наверное, сейчас мне стоит найти Никиту Астафьева и рассказать ему о планах Кристины и ее компании.

Благо, мои поиски не заняли много времени. Точнее, они вообще не отняли у меня времени, ибо этот парень зашел в школу сразу же после меня. Вот я обвела его внимательным взглядом, подскочив к тому и резко схватив за руку, от чего Никита нервно вздрогнул, обернувшись. Я заглянула в его глаза — в них волнами плескалось беспокойство.

— Что такое? — прошептал он. Неужели он действительно считал, что Регина Никитина сможет навредить ему?! — Что тебе надо от меня?! — добавил он, дернув рукой.

— Я должна рассказать тебе кое о чем… Я слышала, что Кристина и ее подруги решили спрятать твой портфель. Решили вновь поиздеваться над тобой, — проговорила я, постоянно сбиваясь. Мое сердце бешено стучало, мне было страшно. Я боялась того, что вновь ошибусь, и этот проклятый день будет повторятся вновь и вновь. Куда бы я не бежала, что бы я не делала — все пришло бы к одному: к плачущему в фое Никите Астафьеву.

Парень же внимательно осмотрел меня, прищурив свои голубые глаза. Он молчал еще несколько мгновений, которые показались мне Вечностью:

— Почему ты помогаешь мне? — спросил Никита. Неужели он не поверил мне?

— Я… Я не думаю, что ты заслужил такого обращение к себе, — ответила я, опустив взгляд.

Астафьев в ответ задумчиво хмыкнул, а после его губы тронула легкая улыбка.

— Спасибо, что предупредила, — проговорил он, а после развернулся и побрел прочь. Я еще несколько мгновений простояла на своем месте, провожая парня внимательным взглядом, а после, облегченно вздохнув, побрела на урок.

Прозвенел первый звонок, когда я пришла в класс, заняв свое привычное место за последней партой. Вот я достала учебник физики, уткнувшись в него. Через несколько мгновений в дверь постучали, и я услышала голос Кристины, которая извинялась за опоздание. Вот она вошла в класс, сев рядом со мной. На этот раз я даже не посмотрела на нее.

— Эй, — она толкнула меня локтем в бок, от чего я сразу же обернулась, спокойно посмотрев на нее, — Ты же поможешь мне в случае чего? — спросила она. Знаете, это больше было утверждение, чем вопрос. От этого мне вновь хотелось сказать Кристине, что ей никто ничего не должен, но… Исходя из печального опыта прошлого, я знала, что мне не стоит ссориться с самой собой. Поэтому я лишь кивнула.

Думаю, мне не стоит рассказывать о том, что произошло далее — вы и без этого все знаете. А когда прозвенел звонок с урока, то я первая выбежала из класса, направившись в фойе. Я простояла там всю перемену, но Никита Астафьев так и не пришел. А значит, все получилось!

От этого мне хотелось запрыгать на месте от радости, но я удержалась и направилась на урок. Весь остаток дня прошел совершенно спокойно, и ничего ужасного не произошло.

Я старалась не обращать никакого внимания на Кристину, которая продолжала относиться ко мне так, словно я была ее собственностью. Это было обидно и унизительно.

В конце учебного дня, я, в прекрасно расположении духа направилась домой. Вот кто-то схватил меня за руку, от чего я вздрогнула, резко обернувшись. Это был Никита Астафьев.

— Ты была права. Они действительно хотели подшутить надо мной, но у них ничего не получилось. Благодаря тебе, — пробормотал он, низко опустив голову, — Спасибо большое, я даже не знаю, как тебя отблагодарить! — добавил тот, а щеки его залила краска.

Я же широко улыбнулась. Значит, я заслужила того, чтобы для меня все-таки наступило завтра.

— Не стоит благодарности, — ответила я просто, пожав плечами, — Я просто сделала то, что должна была сделать, — я продолжала улыбаться, и сейчас чувствовала себя счастливой. Счастливой настолько, насколько это возможно в моей непростой ситуации.

— Регина… — начал говорить он, подняв на меня глаза, — Можно попросить тебе кое о чем?

— Да? — я не знала, что он хотел от меня. Но, по всей видимости, теперь он считает меня своей подругой. Единственной подругой.

— У моей матери завтра день рождения… Не могла бы ты помочь мне выбрать ей подарок? — проговорил он еле слышно.

Я могла бы пойти с ним, конечно, но… Мне не хотелось совершенно случайно раздавить еще одну бабочку. Ведь я не знаю, как происходящее в прошлом отразиться на будущем…

— Я бы с радостью, но… Дело в том, что я обещала помочь моей бабушке, — проговорила я, опустив взгляд и покачав головой, — Прости.

Никита же еще несколько мгновений смотрел на меня, а после кивнул, широко улыбнувшись:

— Ладно, ничего страшного. Спасибо, — проговорил он, а после развернулся и поспешно пошагал прочь. Я же, тяжело вздохнув, направилась в сторону моего нового дома.

Сегодня у меня все получилось. Сегодня я смогла исправить ошибку, но вся беда была в том, что я не могу постоянно появляться в нужное время и в нужном месте.

Мне нужно найти другой способ…

Комментарий к 5

/Немного рекламы\

Приглашаю всех в мою группу В вк:

https://vk.com/club132441326

========== 6 ==========

Домой я пришла ужасно уставшей и единственное, что мне сейчас хотелось — завалиться спать. Бабушка же встретила меня в дверях, а на лице у нее играла широкая улыбка. Я еле слышно вздохнула: сейчас мне совершенно не хотелось разговаривать.

— Как прошел день, дорогая? — спросила она, на что я бросила на нее мимолетный взгляд, выдавив из себя улыбку, которая вышла фальшивой и совершенно ненастоящей:

— Все отлично, — отозвалась я.

Бабушка была настойчива:

— В последнее время ты ведешь себя не так, как обычно, — с тревогой заметила она, склонив голову набок.

Конечно, ведь я понятия не имею о том, как обычно вела себя Регина Никитина…

— Нет, все правда хорошо, — отозвалась я, заулыбавшись еще шире, а после я направилась в свою комнату, рухнув на кровать и уставившись в белый потолок, как будто могла найти там ответы на все вопросы.

Вот меня вновь окликнула бабушка, доложив, что обед готов. Я нехотя поднялась со своего места, пройдя на кухню.

— Регина, ты же знаешь, что можешь рассказать мне абсолютно все, — вновь начала говорить бабушка, после того, как я, поев, поднялась из-за стола. Уф… Как же сложно притворяется тем, кем ты не являешься на самом деле.

— Говорю же: мне нечего рассказывать, — ответила я, а в моем голосе были явные нотки недовольства, — Все хорошо, — добавила я уже спокойнее, мило улыбнувшись.

Бабушка в ответ лишь задумчиво хмыкнула, еще несколько мгновений внимательно смотря на меня. Казалось, что она могла заглянуть в самую душу, узнать все мои тайны и секреты.

— Люблю тебя, — проговорила я, продолжая улыбаться.

— Я тоже очень люблю тебя, Регина. Ты не представляешь, как сильно, — тихо произнесла она, а губы ее тронула легкая улыбка.

Еще несколько мгновений я простояла на своем месте, а после поспешно направилась в свою комнату, вновь рухнув на кровать. Я безумно устала от всего этого. Но… Мне придется научиться притворяться более умело, я должна узнать Регину Никитину получше.

Поэтому я и решила изучить вещи этой девушки, получше осмотреть комнату. Ничего интересного я не обнаружила, кроме старого семейного альбома. Глядя на него, я невольно вспоминала о своей семье… Моя смерть буквально убьет мою мать… А Анюта… Я должна сделать все возможное для того, чтобы вернутся назад. Я должна одолеть саму себя.

Вот я открыла первую страницу альбома и перед моим взором предстала довольно-таки старая черно-белая фотография, на которой, по всей видимости, была изображена бабушка девушки с ее мужем. Они стояли на фоне какого-то пруда, крепко обнявшись, а на их лицах играли счастливые улыбки. В руках бабушка сжимала букет каких-то цветов. Я еле слышно вздохнула: сложно поверить, что эта счастливая девушка на фотографии и та пожилая женщина — один и тот же человек. Время беспощадно: оно никого не щадит. А еще мне сложнее было поверить в то, что рано или поздно мое лицо покроется морщинами, волосы поседеют…

Несколько мгновений я рассматривала эту фотографию, а после перевернула страницу и моему взору предстала та же пара только на этот раз у девушки на руках был ребенок — по всей видимости, мать Регины. Она по-прежнему выглядела такой же счастливой. К моему горлу подступил удушливый комок: я знала, что мать Никитиной умерла, когда девочке не было и пяти лет. Она попала в автокатастрофу… А ведь… Эта пожилая женщина представляла для своей дочери совершенно иное будущее…

Я закусила нижнюю губу, сдерживая слезы, а после поспешно перевернула страницу: на следующей фотографии были изображены двое — по всей видимости, отец и мать Регины Никитиной. Они держались за руки, стоя напротив здания ЗАГСа. На них были роскошные праздничные костюмы… И они также подумать не могли, что через несколько лет встретят свою смерть… Которая окажется полностью несправедливой.

На следующий фотографии были изображены они же: только на этот раз рядом с ними была маленькая Регина. Она была одета в кружевное красное платье, а ее рыжие волосы были завязаны в короткие хвостики. Она широко улыбалась, как и ее родители…

Я тяжело вздохнула, а после перевернула страницу, внимательно рассматривая следующую фотографию. На ней была изображена Регина, только на этот раз она была не в компании родителей — рядом с ней стояла какая-то белокурая девочка, одетая в красное платье в черный горошек. Они обнимались. В руках у юной Никитиной был белоснежный плюшевый медвежонок, похожий на любимую игрушку моей сестры Анюты.

На следующей фотографии же была изображена Регина в компании семьи и друзей: они праздновали ее пятое день рождение… И это была последняя фотография в старом альбоме.

Знаете, мне стоило хоть раз задуматься о том, что пережила эта рыжеволосая девчушка… Ведь она оказалась намного сильнее меня… И она заслуживает уважение, а не издевок со стороны окружающих. А ее бабушка… Она потеряла дочь, потеряла своего мужа и нашла в себе силы для того, чтобы жить дальше. И она заслуживает уважение не меньше.

Я почувствовала, как по моей щеке скатилась одинокая слеза, и я поспешно смахнула ее рукавом своей кофты, а после запрятала альбом. То, что я сегодня увидела помогло мне получше понять Регину Никитину, понять, почему она вела себя подобным образом.

Вот меня вновь окликнула бабушка, на этот раз она попросила меня помочь ей, и я сразу же согласилась, мгновенно исполнив ее просьбу.

Спать я отправилась довольно-таки рано. И сегодня мне совсем ничего не снилось.

***

Проснулась я по звонку будильника, сразу же выключив его. Вот я взяла в руки телефон, посмотрев на дату. И я смогла облегченно вздохнуть, когда увидела, что число все-таки сменилось, что время для меня вновь ожило.

Я сразу же подскочила с кровати, начав собираться в школу. На удивление, сегодня я находилась в прекрасном расположении духа и свято верила, что у меня получится исправить все мои ошибки.

Похоже, мое прекрасное настроение передалось и бабушке, на лице которой играла счастливая улыбка.

— Регина, как ты смотришь на то, чтобы съездить куда-нибудь на выходных? — спросила она за завтраком.

— Куда, например? — поинтересовалась я с любопытством. Впрочем, ее предложение нравилось мне всего лишь несколько мгновений, пока я не поняла, что выехать из города-то не смогу. Ведь, по сути, я привязана к нему. Если я попробую покинуть его, то день для меня, скорей всего, начнется заново…

— В парк развлечений, к примеру. Я давно обещала съездить туда, — проговорила она, пожав плечами.

Предложение было более чем заманчивое, но для меня совершенно бесполезное.

— Эта идея просто отличная, — тихо начала говорить я, а после короткой паузы добавила, — Но знаешь, последняя четверть самая короткая… Мне придется усердно учится. Может быть, нам лучше посетить его летом? — я выдавила из себя легкую улыбку.

Пожилая женщина же еще несколько мгновений внимательно смотрела на меня, а после проговорила:

— Хорошо, как скажешь, дорогая, — я видела, что она была расстроена.

Мне оставалось лишь подняться из-за стола и уйти в школу. Сегодня я пришла за десять минут до звонка и сразу же встретила Никиту Астафьева, который ждал меня:

— Доброе утро, Регина! — буквально пропел он, а глаза его сверкали ярче звезд на ночном небосводе. Я бросила на него мимолетный взгляд, осмотрев с ног до головы. Сегодня Кристина Березова и ее подруги ничего не должны были сделать ему… Если память меня не подводит, конечно. Но должны были причинить боль другому человеку — Алене Агеевой. Дело в том, что на физкультуре ей не достанется пары, а Алиса скажет ей, что никто не захочет иметь дело с такой толстушкой, как она. А Кристина, как обычно, посмеется, добавив что-то обидное от себя…

Лицо Алены станет пурпурным, и она убежит, заплакав. И после этого случая ее еще некоторое время будут поддевать другие. Впрочем, я должна признать, что она была не такой уж и толстой. Тем более, в десятом классе она заметно похудела — эта девушка занялась спортом и даже сдружилась с Ангелиной Синициной. И как-то раз я с ними даже играла в снежки и делала “снежных ангелов”. Конечно, в тот момент мы были не совсем трезвыми…

— Доброе утро, Никита, — отозвалась я.

Мы еще несколько мгновений проговорили. Парень спрашивал о том, какие у меня сегодня уроки, а еще он спросил, что я собираюсь делать сегодня вечером. Конечно, я понимала, к чему именно он клонит, поэтому и придумала глупую отмазку, сказав, что мы с бабушкой пойдем в гости на день рождения к ее старой подруге. Никита в ответ лишь тяжело вздохнул, пожав плечами.

Наконец, прозвенел первый звонок на урок, и я, попрощавшись с Астафьевым направилась на урок — русский язык. Благо, учителя в кабинете не оказалось.

Удивительно, но Кристина сегодня не опоздала. Она сидела на своем привычном месте, а рядом с ней стояла Ангелина Синицина. На ее лице играла счастливая улыбка, глаза ее ярко сверкали. Ведь в этот день ей предложил встречаться парень, который долгое время был ей очень симпатичен.

Вот я села на свое место, достав учебник. Березова же бросила на меня мимолетный взгляд, а после проговорила:

— Я видела, как ты мило беседовала с Никитой Астафьевым. Неужели ты наконец-таки нашла себе друга по уму? — она издала презрительный смешок. Я предпочла помолчать, пусть мне и отчаянно хотелось сказать в ответ что-то оскорбительное. Но по опыту прошлого я знала, что этого делать не стоит.

Ангелина же несколько мгновений просто стояла и смотрела на меня, а в глазах у нее появилось какое-то странное выражение. Должна признать, что Синицина была самой лучшей из нашей компании. Она никогда не оскорбляла Никиту Астафьева, не смеялась с Алены Агеевой… Наверное, мне стоило брать пример с нее, а не с Алисы, которая всегда получала огромное удовольствие от унижения окружающих.

Наконец, в кабинет зашла учительница русского, и Ангелина поспешно направилась на свое место. Урок для меня длился бесконечно долго, и я не могла дождаться, когда прозвенит звонок с него. А когда это все-таки случилось, то я пулей вылетела из класса, направившись в раздевалку для того, чтобы переодеться на физкультуру.

Однако, в коридоре я вновь встретила с Никитой, который уже начинал меня порядком раздражать. Он уже открыл рот для того, чтобы что-то сказать мне, но… Проходящий мимо Павел Ковалев толкнул его, отчего парень отлетел к стене, врезавшись в нее. Я ожидала, что к Астафьеву подойдут и остальные, но этого, благо не случилось. Тот же бросил на меня мимолетный взгляд, в котором не было ничего, кроме боли. У меня внутри все болезненно сжалось… Он не заслуживает такого отношения!

Вот парень вновь подошел ко мне, потирая ушибленную руку. Я же еще несколько мгновений смотрела на него. Я злилась. Злилась на всех тех людей, которых я некогда называла друзьями. И вообще… Как я могла иметь с ними что-то общее?

— Ты никогда не думал, что можешь дать им сдачи? Хватит позволять этим людям трогать тебя! Перестань быть жертвой, черт возьми! — проговорила я, а внутри меня, подобно лесному пожару, полыхал гнев.

— Но…

— Просто ответь им! И они все поймут. Ты думаешь, что кто-то перестанет трогать тебя, если ты просто не будешь на это реагировать?! Этого не будет никогда, поверь мне, — проговорила я, заметив удивление в глазах Никиты. Конечно, ведь он не ожидал от меня подобного.

А после я развернулась и поспешно удалилась, оставив Астафьева в одиночестве.

========== 7 ==========

Разговор с Никитой Астафьевым не выходил у меня из головы, и мысленно я постоянно возвращалась с к нему. Да, я считала, что была абсолютно права. Если этот мальчик поймет, что ему придется научится «показывать зубы», то я избавлюсь от множества проблем, ибо спасать его каждый раз не придется. Но вот только вся беда была в том, что он не найдет в себе силы для этого.

Я поспешно переоделась на физкультуру, а после направилась в зал. Там я сразу же заметила Алену Агееву, которая стояла в сторонке, разговаривая с одной из своих подруг. Вот в зал зашел наш физрук и велел нам всем построиться.

После разминки он велел нам построиться по парам для того, чтобы начать выполнять различные упражнения с баскетбольным мячом. Честно говоря, физкультуру я всегда ненавидела и обычно «забывала форму» и сидела на лавочке.

Я тяжело вздохнула, бросив мимолетный взгляд в сторону Алены, а после подошла к ней, проговорив:

— Ты не хочешь быть в паре со мной? — вот я посмотрела на Алису, которая не обратила на нас никакого внимания. Она беседовала о чем-то с Кристиной.

Агеева же внимательно осмотрела меня, а после отозвалась, слегка улыбнувшись:

— Я не против, — проговорила она. Проблема была решена. Весь урок мы усердно занимались, и в конце урока физрук объявил нам оценки. Он поставил нам пятерки.

После урока я поспешно переоделась, больше ничего не сказав Алене. Следующим уроком должен быть английский язык — предмет, который я ненавидела не меньше, чем химию. Все дело было в нашей учительнице — противной пожилой женщине шестидесяти пяти лет, которая красила волосы в платиновый блонд. Она всегда меня недолюбливала… Впрочем, это было неудивительно, ибо ей я хамила больше всего. Она постоянно звонила моей матери и жаловалась на мое поведение. Но я не прекращала.

Вот ко мне подошла Кристина, проговорив:

— Дай списать домашку, — она не просила, она приказывала, и это меня жутко раздражало. Благо, на английском она со мной не сидела — учительница рассадила нас, сказав, что не позволит, чтобы кто-то помогал Березовой.

Я ничего ей не сказала, а молча достала из портфеля толстую тетрадку, протянув ей. Кристина просто взяла ее, а после поспешно удалилась.

Я находилась в хорошем настроении ровно до того момента, пока не встретила в фойе Никиту Астафьева, который вжался в угол. Он был весь в крови: она стекала по его подбородку, окрашивая белоснежную рубашку в темно-алый цвет. Его губа и нос были разбиты. По всей видимости, он все же решил послушать мой совета и ввязался в драку, из которой победителем, конечно же, не вышел.

— Боже мой, — прошептала я, поспешно бросившись к нему и сев рядом. Парень же бросил на меня мимолетный взгляд, а глаза его были мутными от боли. Он прижимал к ранам платок, который был полностью в крови.

«Ты дура, Кристина. Ты никогда не поумнеешь. Ты всегда будешь совершать ошибки и никогда не пройдешь сквозь эту стену. Ты навечно в этом теле… Выхода нет… » — пронеслось у меня в голове

— Никита, что случилось? — произнесла я. Впрочем, этот вопрос прозвучал невероятно глупо.

— Я… Я решил послушать твоего совета. После урока ко мне подошли мои одноклассники… Начали издеваться, а я ударил одного из нас, он страшно взбесился и… Ты видишь, что из этого вышло, — еле слышно проговорил он, от чего я нервно вздрогнула.

— Тебе нужно сходить к медсестре. Ты весь истекаешь кровью! — я всплеснула руками, а после помогла парню подняться.

Впрочем, до медсестры мы так и не добрались. Перед моими глазами вновь промелькнула та яркая вспышка, от чего я нервно вздрогнула. Думаю, вы догадались, что произошло далее. Я вновь провались во тьму, в эту черную бездну, а очнулась утром в своей постели. Звенел будильник, а бабушка звала меня завтракать. Я же нехотя открыла глаза, сонно хлопая ими, а после приподнялась на локтях.

Я совершила ошибку и раздавила крупную бабочку. Мне нельзя было этого делать, и теперь мне предстоит все это исправить. Опять. И возможно, этот день повториться не один раз, пока я не найду единственное верное решение.

Думаю, вы знаете, как началось мое утро: я вновь поговорила с бабушкой, а после направилась в школу, чувствуя, как бешено стучит мое сердце. Может, мне вообще не стоит разговаривать с Никитой? Но… Я не могу просто смотреть на то, как над ним издеваются! Просто не могу!

Однако, Астафьев вновь встретил меня и находился в прекрасном расположении духа, и на этот раз я не испорчу его день.

— Доброе утро, Регина! — пропел он.

— Доброе, — вяло отозвалась я.

— Все нормально? — спросил он, а в его голубых глазах волнами плескалось беспокойство.

Конечно, все нормально. Не считая того, что я умерла и попала назад в прошлое, да к тому же в чужое тело! Все нормально, не считая того, что мне суждено переживать некоторые дни по несколько раз, пока я не найду правильное решение! Все нормально, не считая того, что каждый день мне приходится разговаривать с самой собой. Все нормально, не считая того, что с каждым таким днем я ненавижу себя все больше и больше.

— Да, конечно. Просто я сильно не выспалась, — проговорила я, выдавив из себя улыбку, которая вышла фальшивой и наигранной.

— Не хочешь немного прогулять сегодня после школы? Если ты, конечно, не занята… — спросил он, опустив взгляд, а щеки его густо залила краска. Я могла бы вновь отказаться, но не сделала этого:

— Конечно! Сегодня я полностью свободна, — проговорила я, вновь улыбнувшись.

Мне будет не трудно погулять с этим парнем, ведь от этого он будет чувствовать себя по-настоящему счастливым. Я сделаю доброе дело…

========== 8 ==========

После я отправилась на русский язык, войдя в класс по звонку. Я еле слышно вздохнула, посмотрев на Кристину. Думаю, далее вы знаете, что произошло и рассказывать об этом не имеет смысла. Однако, все свои ошибки я исправить смогла: Алена Агеева ушла из спортзала в прекрасном расположении духа, а Никита не был побит.

После окончания учебного дня, я встретилась с Астафьевым в фойе, который, по сути, теперь являлся моим единственным другом. Вот мимо меня прошла Кристина в компании её подруг, бросив на меня взгляд, в котором не было ничего, кроме презрения. Я в ответ лишь фыркнула, да так, что любая лошадь мне бы позавидовала. Никита же ещё несколько мгновений смотрел ей вслед, а в его глазах появилось какое-то странное выражение.

— Она слишком много о себе возомнила. Как и её подружки. Рано или поздно их корона треснет, — проговорила я.

Парень же предпочел промолчать. Мы вместе направились к школьным воротам.

— Куда сходим? — наконец, поинтересовался Никита, посмотрев на меня, а губы его тронула лёгкая улыбка.

— А куда ты хотел бы?

— Давай… В парк… Да, в парк, — проговорил тот, опустив взгляд, а щеки его густо залила краска.

— Почему бы и нет? — отозвалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно бодрее.

— Отлично! — отозвался Никита, а глаза его просияли.

Честно говоря, эта прогулка вышла намного лучше, чем я ожидала, а этот паренек открылся для меня с новой стороны: мы с ним весело хохотали, обсуждая все на свете. Он говорил мне о том, что в будущем планирует стать известным художником, показав всему миру, чего он стоит на самом деле. Я же ответила, что у него все получится. И да, я действительно в это верила. Если в этом мире существует хоть какая-то справедливость, то мечты Никиты должны сбыться. Хотя бы наполовину. Он спросил у меня о моих планах на будущее и в ответ получил неловкое молчание. Подумав, я ответила, что планирую стать юристом. В общем, так оно и было.

Добравшись до парка, мы плюхнулись на первую свободную лавочку. Сегодня стояла прекрасная погода: светило солнце, звонко пели птицы.

— Не хочешь покататься на качелях? — вдруг предложил Никита, кивком головы указав на них. Его предложение показалось мне заманчивым. Знаете ли, после своей смерти начинаешь намного больше ценить жизнь и радоваться мелочам.

— Хм… Твое предложение весьма заманчивое. Конечно же, я «за»! — после этих слов я сорвалась со своего места и бросилась к качелям, что были ярко-красного цвета. Никита же звонко рассмеялся, а после бросился следом за мной, и смех его был чертовски заразен. Вот я плюхнулась на качель и начала раскачиваться. Тёплый ветер дул мне в лицо и развевал длинные рыжие волосы. И я продолжала хохотать, словно сумасшедшая.

Сейчас я вспоминала о том, как мать водила меня в этот парк. С ней тогда был мой отец, тогда мы все были семьёй. Это было прекрасное время… И такое далекое.

Ничто не повторится дважды… Никогда.

Вот я ловко спрыгнула с качели, вновь внимательно посмотрев на Никиту, который решил последовать моему примеру. Знаете… При других обстоятельствах я бы… Впрочем, это не так уж важно.

После мы некоторое время просидели на лавочке, продолжая разговаривать. Потом он проводил меня до дома. На прощание он крепко обнял меня, еле слышно проговорив:

— Спасибо тебе за этот день. Он был самым лучшим в моей жизни, — я лишь слегка улыбнулась, ответив в тон ему:

— Это тебе спасибо, Никита. Поверь мне, в моей тоже, — и это было чистой правдой.

После я зашла в дом, на пороге меня сразу же встретила бабушка, а в её голубых глазах волнами плескалось беспокойство.

— Почему ты пришла так поздно? — спросила она, от чего я почувствовала острый укол стыда. Я должна была предупредить её о том, что собираюсь немного погулять после школы.

Ты конченая эгоистка, Кристина. Даже смерть не смогла тебя исправить. У тебя не будет будущего, если ты не научишься думать еще о ком-то, кроме себя любимой…

— Я… Гуляла с другом, — произнесла я, заметив удивление в глазах бабушки. Конечно, ведь у Регины Никитиной никогда не было друзей.

— Другом?.. — переспросила она.

— Да, его зовут Никита Астафьев, и он учится в восьмом классе. Мы подружились совсем недавно, — я слегка улыбнулась.

Бабушка же несколько мгновений молчала, склонив голову набок. Наконец, она заговорила, а губы её тронула улыбка:

— Регина, я очень рада, что ты наконец-то смогла завести друга, — через несколько мгновений она добавила, — Только будь добра: предупреждай меня о своих планах, я же волнуюсь, — улыбка с лица бабушки мгновенно испарилась. Я же виновато опустила голову, закивав:

— Прости, — тихо произнесла я. Та в ответ лишь кивнула. Поев, я направилась в свою комнату. Вот я устало откинулась на кровать, тяжело вздохнув. Что ждёт меня завтра?

Я и сама не заметила, как заснула, но вот только сегодня мой сон был не из самых приятных: мне снилась та тёплая весенняя ночь. Мне снилось, как я убежала из комнаты, спрыгнув на зелёную траву. Тогда я уже думать забыла о моей ссоре с матерью и слезах младшей сестренки Анюты. Я думала лишь о том, как весело провести время с подругами. Я знала, что мы с ними напьемся мягко говоря “в хлам” и обязательно включим музыку на всю. Возможно, мы устроим драку подушками или начнем танцевать. Мы будем хохотать и шутить, обсуждая все на свете. И мне будет весело рядом с ними. Конечно же, рано или поздно мне придется вернутся домой и выслушать очередной выговор от матери, но это уже перестало волновать меня.

Я помчалась вперёд, но вдруг споткнулась и упала. А потом я увидела, как ко мне метнулась какая-то тень. Я смотрела на нее, как завороженная. Мелькнуло лезвие ножа. Кровь. Казалось, что она была всюду. Она заливала улицу алыми ручьями, а я беспомощно барахталась в ней. Я тонула, захлебываясь ей, а та жуткая тень громко хохотала.

Я звала на помощь, но все было тщетно. Никто не пришёл. А после передо мной предстала другая картина: мои лучшие подруги, которые стояли напротив меня и о чем-то яро перешептывались. Заметив меня, они сразу же перевели свой взор на меня. Они тыкали в меня пальцем, бросали в мой адрес оскорбления, заливисто хохоча.

После этого я проснулась, сразу же подскочив с кровати. Сон казался мне таким реалистичным, страх нахлынул на меня холодной волной. Я мелко дрожала:

— Это всего лишь сон… Всего лишь сон… Сон. Да, именно так… — лихорадочно шептала я. Вот в комнату забежала бабушка, которая выглядела очень испуганной и взлохмаченной.

— Регина! Что случилось?! Ты так громко кричала! — произнесла она. Я же бросила на неё мимолетный взгляд. Казалось, что я потеряла дар речи — этот сон был слишком реальным.

— Регина! — вновь выкрикнула бабушка моё имя, от чего я нервно вздрогнула, сглотнув.

Наконец, я заговорила, и голос мой звучал тихо и приглушенно:

— Мне… Просто приснился плохой сон, — бабушка же сразу подошла ко мне, крепко обняв, от чего мне сразу стало намного спокойнее. Вот что на самом деле нужно любому человеку — любовь и поддержка.

— Мне надо попить воды, — прошептала я, отстранившись от бабушки и бросившись на кухню.

Постепенно я все-таки смогла прийти в себя, и страх отпустил меня. Однако, с наступлением темноты все изменилось: ужасные картины вновь всплыли в моей памяти, пусть я и отчаянно пыталась не думать об этом - все было тщетно.

Бабушка несколько раз спрашивала, все ли у меня хорошо, и я, конечно же, отвечала утвердительно.

В двенадцать часов ночи я отправилась спать, однако заснуть я так и не смогла. Перед моими глазами сразу же появлялись те ужасные картины.

Всю ночь я пролежала в кровати, тупо смотря в потолок. А когда зазвонил будильник, то медленно поднялась с кровати, выключив его. Вот я бросила мимолетный взгляд на календарь. Я боялась, что один и тот же день повториться и в третий раз, но этого не произошло.

Бабушка окликнула меня, и я, тряхнув головой направилась на кухню. Она не в коем случае не должна узнать о том, что я не спала всю ночь.. Потому что это может принести мне новые проблемы, а их сейчас и без того более чем достаточно.

========== 9 ==========

В класс я зашла ровно по звонку, учителя в нем еще не было. Первым уроком была география. Пожалуй, это был единственный предмет, который мне хоть немного нравился. Все дело в нашей учительнице, которая обладала мягким характером и постоянно жалела своих учеников. Конечно, от этого они наглели.

Кристина же сидела на своем привычном месте что-то старательно набирая на клавиатуре телефона. Я знала, что сегодня у той было назначено свидание с одним из самых привлекательных парней школы — Николаем Абакумовым. Он учился в одиннадцатом классе, с детства занимался спортом. Он был высокого роста, прекрасно сложен — говоря короче, девичья мечта.

Я заняла свое место за партой, достав все необходимые принадлежности. Я широко зевнула, прикрывая рот рукой. Усталость навалилась на меня с новой силой, и сейчас я бы все отдала лишь бы завалиться в кровать и просто спать… И меня больше не пугали все ночные кошмары, которые постепенно забылись, растворились.

Березова же, дописав свое сообщение, отложила телефон в сторону, повернувшись ко мне, а губы ее тронула презрительная усмешка. Еще несколько мгновений она молчала, а после проговорила:

— А ты, что встречаешься с Астафьевым? — я нервно вздрогнула, обернувшись, а глаза мои наполнились удивлением. Слухи распространяются с огромной скоростью. Я знаю, что многие начнут издеваться надо мной и всячески подкалывать.

— Что?!

— Я видела вас вчера вместе. Вы так мило беседовали. Такая сладкая парочка, — проговорила Кристина, а после толкнула меня локтем в бок, заговорщически подмигнув, — Ты можешь сказать мне. Обещаю, что никогда и никому не расскажу. Честно-честно, — добавила она, от чего я, не удержавшись, громко фыркнула. Мне хотелось хорошенько так проехаться кулаком по ее самодовольной морде, но нельзя…

— Мы с ним просто друзья. Неужели для тебя не существует такое понятие как «дружба»? — ответила я недовольно, скрестив руки на груди. Кристина же уже открыла рот для того, чтобы ответить, но в класс зашла учительница, и сейчас я была безумно благодарна ей за это.

После окончания урока Березова ничего не сказала насчет этого, а лишь сказала, чтобы я дала ей списать алгебру, что я и сделала. А после поспешно вышла из класса. В коридоре меня встретил Никита Астафьев, а на лице у него играла довольная улыбка. В руках у него был какой-то альбомный лист, сложенный в несколько раз.

— Привет, Регина! — пропел он. Мне же сейчас совершенно не хотелось с ним разговаривать. Мне вообще не хотелось разговаривать. Я устала, я хочу тишины и покоя.

— Привет, — отозвалась я, выдавив из себя улыбку, которая вышла очень фальшивой и наигранной.

— Как твои дела? — поинтересовался он. Ненавижу этот вопрос. Ненавижу его всеми фибрами души. Впрочем, я не одна такая. Многие люди отвечают, что у них все хорошо, когда на самом деле это далеко не так. Просто… Просто иногда проще солгать, чем объяснять, почему все плохо.

— Нормально, — отозвалась я, а после добавила, — Как твои?

— Отлично, — после Никита опустил взгляд, протянув мне тот самый лист, — Я приготовил тебе небольшой подарок. Очень надеюсь, что он тебе понравится, — еле слышно произнес он, а его щеки густо залила краска.

Я же поспешно развернула листок и невольно ахнула. Он нарисовал мой портрет, который был просто прекрасен! Мои рыжие волосы волнами спадали на мои хрупкие плечи, а на губах играла широкая и счастливая улыбка. Но больше всего меня поразили эти голубые глаза… Они… Казалось, что они были живыми.

Знаете, и этот подарок смог поднять мне настроение, пусть до этого я чувствовала себя весьма паршиво.

— Никита! Он прекрасен! — отозвалась я, а глаза мои просияли. Теперь я улыбалась, и улыбка моя была полностью искренней.

— Тебе правда нравится? — спросил парень, покраснев еще сильнее. Он смущенно переменился с ноги на ногу, уставившись в пол.

— Конечно. Спасибо тебе большое! — произнесла я, а после крепко обняла своего нового друга. Тот же вздрогнул от удивления, а после звонко рассмеялся.

Когда он отстранился от меня, то тихо проговорил:

— Я… Я очень рад, что ты оценила мое творчество. Я очень старался… Я не спал всю ночь для того, чтобы дорисовать его… Точнее, я начал рисовать его еще в тот день, когда ты помогла мне найти мой портфель, так я хотел отблагодарить тебя за то, что ты была добра ко мне, — еле слышно проговорил парень.

— Это так мило! — воскликнула я.

Вот прозвенел звонок на урок, и я, попрощавшись с Никитой Астафьевым направилась на алгебру. Остаток учебного дня прошел совершенно спокойно, ничего интересного не произошло, что было даже очень хорошо, ибо в моей жизни и так слишком много событий.

Когда я пришла домой, то бабушка сразу же встретила меня, а лицо ее озаряла широкая улыбка. Она сразу же обняла меня, поцеловав в щеку.

За обедом мы с ней впервые нормально поговорили: я рассказала ей о событиях прошедшего дня: рассказала ей о том, что получила две пятерки — по обществознанию и истории (спасибо знаниям Регины Никитиной), а еще я рассказала ей о портрете, который нарисовал мой новый друг. Бабушка была приятно удивлена этому, но еще больше она удивилась, когда я показала ей его. Она сказала, что этот паренек очень талантливый, и что я нашла себе достойного друга.

Я уже думать забыла о своих ночных кошмарах, и поднявшись в свою комнату, завалилась на кровать, чтобы немного отдохнуть. Однако, сделать это у меня так и не получилось: в комнату зашла моя бабушка, проговорив:

— Регина, я совсем забыла тебе сказать! Не могла бы ты, пожалуйста, отнести вещи в ремонт? — попросила она. Я же еле слышно вздохнула, поняв, что отдохнуть у меня все же не получится.

Вот я села на край кровати, а после произнесла:

— Конечно. Нет проблем, — отозвалась я.

Знаете, мне стоит привыкнуть к тому, что мое хорошее настроение чаще всего бывает испорчено. Я думала, что сегодняшний день так и будет прекрасным, что все будет хорошо, но нет. Дело в том, что этот ремонт одежды находился на девятом этаже двенадцатиэтажного здания, и я понятно дело, предпочла подняться туда на лифте, а не идти пешком. И несколько раз пожалела о том, что решила поберечь свои ноги, ибо встретилась с Кристиной Березовой.

Девушка осмотрела меня с ног до головы, а в ее взгляде не было ничего, кроме презрения:

— Ну, привет. Честно говоря, не думала, что встречу тебя здесь, — произнесла она.

Мне хотелось сказать ей, что я бы с радостью не виделась бы с ней лет этак сто, но вместо этого я просто-напросто поздоровалась с ней.

Вот кабина лифта резко остановилась, от чего я нервно вздрогнула, догадываясь, что именно произошло. Я застряла в этом проклятом лифте и проведу тут еще немало времени, но еще хуже было то, что я застряла в нем с Кристиной Березовой.

— Эй! Ну что за фигня такая?! — недовольно произнесла Кристина, нажимая на кнопку вызова диспетчера. Я же молилась всем существующим богам, что эта кнопка работает, но… Она тоже сломалась, от чего мне захотелось плакать.

Я не хочу провести остаток этого дня в компании этой девушки! НЕ ХОЧУ!

— Мы застряли… — прошептала я.

— Да ладно?! Прям Америку открыла! — огрызнулась Березова, а после поспешно достала телефон из своей сумочки, чтобы вызвать аварийную службу.

Я же прижалась к стене, понимая, что это случилось не просто так. Что я не просто так застряла в лифте именно с Кристиной… Так распорядилась судьба. И возможно, сегодня произойдет что-то такое, что все изменит.

========== 10 ==========

Я молчала, тупо уставившись в пол. Кристина же нетерпеливо переминалась в ноги на ногу. Похоже, сегодня она опоздает на запланированное свидание. Впрочем, отношения Березовой с Николаем Абакумовым длились не больше двух недель. После он нашел себе новую пассию — его одноклассницу. Мои подруги сразу же бросились меня успокаивать: они говорили, что этот парень меня просто-напросто не достоин, что я обязательно найду себе кого-то получше, но… Я должна признать, что не очень-то и расстроилась.

— Чертов лифт! — буквально прорычала Кристина.

— У тебя на сегодня большие планы? — поинтересовалась я.

— В отличие от тебя, у меня есть личная жизнь, — рявкнула она, бросив на меня взгляд, полный недовольства, — Сегодня вечером у меня свидание, которого я так долго ждала, но проклятый лифт все испортил! — добавила она.

Я же еще несколько мгновений смотрела на нее. Сложно описать то, что я чувствовала в этот момент. Внутри меня бушевала буря чувств. Мне было стыдно за то, что я некогда вела себя так. А еще я ненавидела себя за это. Но… Если все получится, и я вернусь назад, то все будет иначе. Я буду помогать людям, я перестану думать только о себе. Теперь для меня на первом месте будет семья, а не подруги.

— Значит, не судьба, — произнесла я, еле слышно, пожав плечами.

Кристина в ответ бросила на меня испепеляющий взгляд, а после, тяжело вздохнув, медленно спустилась по стене, сев на пол.

Думаю, вы знаете, о чем именно я хотела поговорить с ней…

— Можно вопрос? — тихо спросила я, на что Березова повернула голову в мою сторону, просто кивнув, — Почему ты делаешь это?

— Делаю что? — непонимающе поинтересовалась она.

— Издеваешься над всеми этими людьми? Например, над Никитой. Он же не сделал тебе ничего плохого, да и твоим подругам тоже… — я замолчала, ожидая ее ответа.

Наверное, это глупо. Наверное, это глупо пытаться повлиять на эту девушку, объяснить ей, что зачастую она поступает неправильно… Но… Попытка — не пытка. Тем более, если мой день не начался заново, то все не так уж и плохо. Да… Наверное.

Кристина же молчала, задумавшись.

— Он… Он. — она запнулась, замолчав. Конечно, ведь она сама толком-то и понимала, почему делала все это.

— … Ты не знаешь, — ответила за нее я. Березова же смотрела на меня, а в глазах у нее появилось какое-то странное выражение. Вот она подскочила со своего места, а в глазах у нее не было ничего, кроме злобы. Интересно, она злилась на меня, или же на себя?

— Я не должна отчитываться перед тобой за то, что я делаю! На все есть свои причины! — рякнула Кристина.

— Не должна, — отозвалась я, удивляясь тому, как спокойно прозвучал мой голос. Даже если я скажу ей что-то не то, то мой день начнется заново. Тогда я просто-напросто не поеду на этом лифте, я поднимусь на вверх по ступенькам, и этот разговор никогда не состоится. Никогда, — Но я думаю, что тебе стоит задуматься об этом, ведь ты часто причиняешь боль людям, которые не сделали тебе ничего дурного. Это неправильно. В этом мире есть вещи намного важнее, чем подруги и шумные вечеринки.

На этот раз Березова ничего не ответила, а лишь вновь уселась на пол, уставившись в одну точку. Больше мы не разговаривали.

Я не знаю, сколько прошло времени, но нас все-таки освободили, и я наконец-то покинула эту чертову кабину лифта. Кристина же поспешно удалилась.

Я надеялась, что мои слова оказали на нее хоть какое-то влияния. Я надеялась, что эта девушка задумается над ними… Потому что это — ключ к нашему спасению.

========== 11 ==========

Когда я наконец-таки добралась до дома, то меня сразу же встретила бабушка. В ее глазах волнами плескалось беспокойство:

— Я так переживала за тебя! — воскликнула она, крепко обняв меня, на что я лишь горько усмехнулась. Жаль, что она не знает, что обо мне не стоит переживать, потому что я уже мертва. Как бы мертва…

— Все нормально… Все нормально… — прошептала я, уткнувшись в ее плечо. От чего-то сейчас мне жутко захотелось расплакаться. Мне хотелось, чтобы бабушка бросилась меня успокаивать, поглаживая по голове и приговаривая, что все непременно будет хорошо. Так некогда делала моя мать, когда я, будучи совсем маленькой девочкой, разбивала колени…

— Тебе нужно отдохнуть. Этот день выдался очень тяжелым, — проговорила пожилая женщина, отстранившись от меня. Я в ответ лишь кивнула, поднявшись в свою комнату.

Вот я бросила мимолетный взгляд на тот самый портрет, нарисованный моим новым другом, и еле слышно вздохнула, а в моих ушах сразу же зазвучали слова, сказанные Никитой сегодня утром:

«Я… Я очень рад, что ты оценила мое творчество. Я очень старался… Я не спал всю ночь для того, чтобы дорисовать его…»

Должна признать, что никто и никогда не делал для меня ничего подобного… Вот я взяла в руки этот лист, а после прикрепила его на стену рядом с моей кроватью…

Я услышала шаги, а после повернула голову в сторону источника звука и увидела мою бабушку, которая держала в руках поднос с моим ужином:

— Портрет очень красивый, — еле слышно проговорила она, поставив свою ношу на стол.

— Да, — в тон ей отозвалась я. Честно говоря, есть мне совершенно не хотелось, но и бабушку расстраивать тоже, ведь, если я откажусь от еды, то она непременно решит, что я заболела, — Спасибо за ужин, — поблагодарила я ее, мягко улыбнувшись, а после принялась за еду. Пожилая женщина же еще несколько мгновений стояла на своем месте, смотря на меня, а после, шумно вздохнув, направилась в свою комнату.

***

Я спала так крепко, что даже не слышала будильник. Благо, бабушка разбудила меня, сказав, что я опаздываю на учебу. Я же, нехотя открыла глаза, сонно хлопая ими. На несколько мгновений мне даже показалось, что я нахожусь у себя в комнате и меня будит моя мать, но потом я вспомнила, что к чему.

Вот я медленно поднялась со своего места, широко зевнув, а после направилась на кухню, чтобы позавтракать. Бабушка, похоже, сегодня тоже находилась не в самом лучшем расположении духа и за столом не проронила ни слова.

И только уходя в школу, я поняла, в чем причина ее невеселого настроения:

— Ты же помнишь какая сегодня дата? — спросила она меня, на что я непонимающе уставилась на нее.

Пожилая женщина же еще несколько мгновений смотрела на меня, а после покачала головой, еле слышно проговорив:

— В этот день, десять лет назад погибли твои родители, — я же невольно вздрогнула. Знаете, а ведь моя бабушка, бабушка Кристины Березовой, тоже умрет меньше, чем через неделю… А я так и не смогла с ней попрощаться и сказать, как сильно я ее любила…

Я еще несколько мгновений смотрела на бабушку, а после тяжело вздохнула, направившись в школу.

И пожалуй, сегодня Регина Никитина впервые опоздала на первый урок, химию:

— Лидия Михайловна, извините за опоздание, можно войти? — проговорила я фразу, которую говорила бесчисленное количество раз. Учительница же удивленно посмотрела на меня, а после проговорила:

— Войди, Никитина.

Я поспешно заняла свое место рядом с Кристиной. Девушка же осмотрела меня с ног до головы, а в ее глазах появилось какое-то странное, непонятное для меня выражение. Весь урок Березова рисовала что-то на полях тетради. Похоже, сегодня и она тоже находилась не в самом лучшем расположении духа.

После того, как прозвенел звонок с урока, я начала поспешно собирать вещи. Вот Кристина схватила меня за руку, прошипев:

— Нам нужно поговорить, — я даже догадываюсь, что именно она хочет обсудить со мной…

Вот мы с ней вышли в коридор. Березова еще раз внимательно осмотрела меня с ног до головы, прищурившись, а после проговорила:

— Я не могу выбросить из головы то, что ты мне вчера сказала… — призналась она, от чего я невольно пожала плечами, стараясь выглядеть, как можно спокойнее, но на самом деле я была безумно счастлива. Значит, все это было неслучайно! Значит, у меня получилось что-то изменить, и теперь я на шаг ближе к своему спасению…

— Значит, ты на верном пути, — отозвалась я.

— Я чувствую, что сделала что-то неправильно… Что сделала что-то нечто ужасное, — проговорила она, еле слышно.

Ты все сделала неправильно. Ты всю жизнь совершала ошибки, а у ошибок прошлого долгое эхо…

— Все можно исправить… Если хорошо постараться, — проговорила я, а после поспешно пошагала прочь, не желая продолжать этот разговор, ибо боялась сказать что-то лишнее.

Однако, теперь в моей душе затеплился огонек надежды. Я чувствую, что с сегодняшнего дня все будет иначе.

Но знаете, я была абсолютно права, когда говорила, что мое хорошее настроение всегда бывает испорчено.

Направляясь на следующий урок, я заметила ужасную картину: двое парней прижали к стене Никиту Астафьева. Присмотревшись, я поняла, что это был никто иной, как нынешний парень моей бывшей лучшей подруги Алисы Орловой, а рядом с ним был его друг — человек, который всю свою жизнь руководствуется одним правилом: сила есть — ума не надо.

Самое ужасное чувство на земле — бессилие. Я понимала, что ничем не смогу помочь Никите, не смогу остановить этих парней… Но… Я не могу просто так стоять и смотреть, как его избивают. Просто не могу. Это выше моих сил.

Вот Павел Ковалев занес руку для того, чтобы ударить моего друга по лицу. Я почувствовала, как внутри у меня все болезненно сжалось, и я, против своей воли, выпрыгнула вперед, схватив того за руку:

— Нет! Не смей! — громко выкрикнула я. Все остальные ученики же остановились рядом с нами, чтобы понаблюдать за этой картиной. За

Павел же обернулся, а в глазах у него не было ничего, кроме удивления. Я же смотрела на Никиту — в его глазах светилась надежда. Он верил, что вся эта ситуация может закончиться хорошо, что произойдет чудо. Но… Это очень-очень маловероятно.

— Никитина? Ты? — Ковалев громко рассмеялся, легко оттолкнув меня в сторону, от чего я врезалась в учеников, которые наблюдали за нами.

Я услышала, как остальные звонко захохотали, выкрикивая самые разнообразные оскорбления. Они начали пихать меня, а потом… Потом перед моими глазами вновь мелькнула та яркая вспышка, и я провалилась во тьму. Все закончилось.

Очнулась я утром, только на этот раз меня разбудила не бабушка — я проснулась сама, а на глазах у меня стояли слезы. Я села на край кровати, вытирая их рукавом своей ночнушки.

Сегодня я впервые за всю жизнь испытала на себе, каково это жить, когда над тобой постоянно издеваются. И знаете, это самое ужасное чувство на земле. Впрочем, я должна признать, что заслуживала этого.

Вот в мою комнату зашла бабушка, чтобы разбудить. Заметив слезы на моих глазах, она села рядом со мной, приобняв за плечи. Она не спрашивала, что случилось, ведь она считала, что я плачу из-за родителей… Так проще… Так мне ничего не нужно объяснять.

— Регина, — прошептала она, — Тебе пора завтракать и собраться в школу.

В ответ я лишь кивнула, прикрыв глаза и стараясь успокоиться. В школу… Как же я ненавижу это место, и все, что с ним связано.

Бессилие… Сколько дней бы гребанных дней я бы не пережила, но помочь Никите Астафьеву я не смогу никогда. Общество всегда делилось на сильных и слабых. Так было и будет всегда. Сильные всегда берут то, что они захотят, делают все, что им только захочется. А удел слабых — терпеть, закусив губы и сдерживая слезы. Удел слабых — молчать и шарахаться от любого шороха… Удел слабых — никогда не привлекать к себе лишнего внимания, иначе это закончится плачевно.

Теперь ты понимаешь, каково это оказаться слабой, Кристина…

========== 12 ==========

На этот раз на я не опоздала и пришла даже до того, как прозвенел первый звонок.

После окончания урока, Кристина вновь подошла ко мне, сказав, что нам нужно поговорить. Я же еле слышно вздохнула, оглядев ее с ног до головы, а после кивнула. Знаете, в этот момент я думала только об одном: как мне помочь своему другу… И ничего умного я так и не придумала… Ведь все варианты заканчивались одним: нашим избиением.

— Я не могу выбросить из головы то, что ты мне вчера сказала, — проговорила Березова.

— Значит, ты на верном пути, — проговорила я равнодушно, направившись вперед по коридору. Девушка последовала следом за мной.

— Я чувствую, что сделала что-то неправильное… Что совершила нечто ужасное… Это не дает мне покоя, — проговорила Кристина. Я же внимательно заглянула ей в глаза и поняла, что она чертовски потеряна. И в это мгновение в мою голову забралась мысль о том, что я могу использовать ее, чтобы помочь Никите… Возможно… Нет, не думаю, что из этого получится что-то толковое… Но я должна попытаться.

— Если ты вдруг сделала что-то плохое в прошлом, то ты можешь исправить это прямо сейчас. Тебе никто не мешает сделать это. Главное — желание. Я не верю, что люди не меняются, — проговорила я, пожав плечами. Девушка же задумчиво хмыкнула, закусив нижнюю губу. Да, люди меняются. И я тому доказательство. Правда, к сожалению, бывает так, что человек становится тем, кем говорил не будет никогда.

Мы продолжили свой путь в полном молчании, пока не наткнулись на тех парней, которые приставали к Астафьеву. Я же бросила выразительный взгляд на Кристину, молясь всем существующим богам о помощи. Я хотела, чтобы произошло чудо. И… И она помогла бы этому парню… Сделала хоть что-то…

— Кристина… — прошептала я. Берёзова внимательно посмотрела на меня, а потом перевела взгляд на Никиту. Вот девушка еле слышно вздохнула, схватив Павла Ковалева за руку:

— Эй! — выкрикнула она, на что тот повернул голову в сторону Кристины.

— Что? — раздраженно спросил он, передернув плечами, — Неужели ты решила заступиться за этого недоноска? — добавил он, презрительно фыркнув.

— Зачем тебе он? Мне кажется, что этот отброс общества не достоин твоего внимания, ведь жизнь его и без того наказала! — приговорила Березова, презрительно поморщившись, — Тем более, Алиса тебя искала. Мне кажется, что тебе лучше провести время с любимой девушкой, чем с этим ущербным, — добавила она.

Я же часто заморгала. Неужели я действительно это слышала? Невероятно! Сейчас мне хотелось запрыгать на месте от радости, громко хлопая в ладоши, но я стояла на своем месте, словно вкопанная и внимательно смотрела на Ковалева, ожидая его дальнейших действий. Конечно, он мог отправить Кристину куда подальше и закончить начатое, но этого не произошло:

— Алиса искала, говоришь?! — задумчиво проговорил он, закусив нижнюю губу. Березова в ответ лишь кивнула, скрестив руки на груди, — Ну, ладно. Пусть этот живёт. Пока живет, — с усмешкой добавил Павел, а после сделал шаг назад. Никита мог вздохнуть спокойно.

— Толян, пойдём. Этот уродец действительно того не стоит, — обратился Ковалев к своему другу. Тот же согласно закивал, в последний раз толкнув Никиту, а после они поспешно удалились.

Я же ещё несколько мгновений стояла на своём месте, смотря вслед уходящим… Кристина… До сих пор не могу поверить, что она совершила подобное. Знаете, мне даже казалось, что она присоединиться к этим парням и начнет издеваться над Астафьевым… Это больше на нее похоже.

Никита же продолжал стоять на своем месте, вжавшись в стену. Глаза его были круглыми от страха, он тяжело дышал. Вот он тряхнул головой, а после медленно подошел ко мне:

— Я думал… Я думал, что они опять изобьют меня, — прошептал парень, опустив взгляд, — Но… Кристина вовремя вмешалась…

— Она заступилась за тебя, — проговорила я.

— И это удивительно! Никогда не думал, что она сделает нечто подобное, — честно говоря, я тоже не думала.

Знаете, в этот момент я задумалась о том, что бы было, если бы я рассказала Никите всю правду. Рассказала бы о том, что его новая подруга и есть та самая Кристина только из будущего и… немного мертвая.

— Она издевалась надо мной с того момента, когда узнала о моих чувствах к ней, — добавил Астафьев, от чего я нервно вздрогнула. Да, меня забавляла мысль о том, что этот паренек был влюблен в меня. И да, теперь мне чертовски стыдно. Вы даже не представляете насколько.

— Ты же ее больше не любишь? — поинтересовалась я еле слышно. Никита же еле слышно усмехнулся, заглядывая мне в глаза, а после покачал головой:

— Конечно же, нет. Я презираю ее всей душой и сердцем, — произнес он, и его слова для меня были подобны ножевым ударам. Я нервно сглотнула, а после произнесла, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно спокойнее:

— Пойдем на урок, — парень лишь согласно закивал.

В класс я зашла по звонку. Кристина обернулась в мою сторону, бросив на меня выразительный взгляд, а когда я села за парту рядом с ней, то еле слышно прошептала:

— Я сделала так, потому что чувствовала, что это правильно. Это сложно объяснить… но…

— Я понимаю, — произнесла я, не давая ей договорить. Березова в ответ лишь кивнула, а после уставилась в учебник.

Как не крути, но мы с ней связаны тонкой невидимой нитью. И это очень-очень хорошо. Потому что, возможно, она сама все исправит, а не я за нее.

========== 13 ==========

Сегодня ночью мой сон вновь были нарушен: мои ночные кошмары вернулись, и на этот раз оказались еще более ужасающими, чем прежде. Вокруг меня не было ничего, кроме темноты. Острый запах крови ударил мне в ноздри, и я поняла, что вся была перепачкана ею. От этого мое тело начала бить мелкая дрожь, а из глаз ручьями потекли слезы. Страх захлестнул меня холодной, мутной волной, и я ничего не могла поделать. Я пыталась проснуться, но ничего не получалось…

Вот ко мне навстречу вышла какая-то темная фигура. Вот она остановилась рядом со мной. О, если бы я могла рассмотреть лицо этого человека! Тогда бы я знала, кто именно меня убил, и кого мне стоит остерегаться.

Почему я не могу проснуться? Почему?! Я не хочу этого! Я хочу проснуться утром в своей постели и вновь направиться в школу!

— Ну, здравствуй, дорогая! — прохрипел незнакомец, от чего я начала плакать лишь сильнее и молиться всем существующим богам о том, чтобы это все поскорее закончилось. В этот момент я думала о том, что лучше бы умерла той теплой весенней ночью. Тогда всего этого не было бы. Тогда все для меня было бы навсегда кончено…

— Каждый получает то, что заслужил, Кристина, не так ли?! Рано или поздно придется ответить за каждый паршивый поступок, ведь от правосудия еще никто не убегал! И ты не будешь исключением! — человек громко захохотал, — О, как долго же я мечтал сделать это! — добавил он, а после мое тело пронзила острая боль, от чего я громко закричала.

И в этот момент я проснулась. Проснулась вся в холодном поту, а по моему лицу текли слезы. Я тяжело дышала, пытаясь успокоиться. Я говорила себе, что все это — всего лишь дурной сон… Впрочем, было ли это просто ночным кошмаром? Или это были скорее вспоминания? Воспоминания о моей смерти…

Вот я взяла в руки телефон, посмотрев на время. Было полшестого утра, рассветало. Вот я подскочила со своего места, бросившись к окну. Я поспешно открыла его, лихорадочно зашептав:

— Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон… Куда ночь, туда и сон…

Я еще несколько мгновений тупо стояла на своем месте и смотрела на то, как восходит солнце, окрашивая местность в разноцветные тона. И это было прекрасно. В этом и заключается красота самых обыкновенных вещей. А люди обычно не замечают ее, ведь они погружены в свои проблемы… Но… Жизнь проходит, дни пролетают словно искры… И однажды, обернувшись назад, можно понять, что ты никогда не жил по-настоящему…

Я сделала шаг назад, плюхнувшись на кровать. Вот я вновь взяла в руки телефон, и невольно ахнула, посмотрев на дату, на которую сначала не обратила никакого внимание. Знаете, что произошло? Я буквально «перескочила» на несколько дней вперед, и сегодня был тот день, когда должна была умереть бабушка Кристины Березовой. Безумие… Впрочем, мне не стоит пытаться найти логическое объяснение происходящему… Потому что его нет и никогда не будет.

Но… Понимаете, что это все значит? Моя задача — убедить Кристину посетить ее, попрощаться с ней. Исправить еще одну мою ошибку, которая, как мне кажется, была самой крупной…

Ох.. Если бы я могла что-то сделать, чтобы она осталась жива… Знаете, сейчас я была готова пожертвовать своей жизнью ради бабушки, но… Иногда ничего изменить нельзя, как бы сильно не хотелось. Ей суждено умереть сегодня. Предопределение — штука такая.

Вот я тяжело вздохнула, закрыв лицо руками. Вопрос в том, как я выполню мою новую задачу, которая кажется мне совершенно безумной. Да, мы с Кристиной Березовой связаны, но она не станет слушать меня. Или станет?..

Впрочем, у меня будет много попыток. Только вот мне совсем не хочется, чтобы каждый день начинался с ночного кошмара… Вот совсем-совсем не хочется… Но что-то мне подсказывает, что именно так и будет.

========== 14 ==========

Мой день лучше не стал.

На перемене, между первым и вторым уроком, ко мне подбежал мой одноклассник, который также принадлежал к так называемой «школьной элите». Он прилепил к моей спине оскорбительную табличку, связанную с Никитой Астафьевым… Ведь теперь все думают, что мы с ним встречаемся… Теперь все нашли новую причину для нашей с ним травли.

Первое и самое главное правило изгоев общества: никогда не привлекай к себе лишнего внимания, иначе это тебя погубит. Но я его нарушила… Ведь мне всегда нравилось идти против системы, не так ли?…

Вот другие ученики начали выкрикивать в мой адрес самые разнообразные оскорбления, кидать в меня скомканные бумажки, от чего мне захотелось убежать куда подальше, спрятаться так, чтобы меня никто и никогда не нашел. Я больше не могла сдерживать слезы и расплакалась, как маленькая девочка, пусть и прекрасно понимала, что этого делать нельзя. Потому что тогда надо мной начнут издеваться еще сильнее…

Оставаться в классе я больше не могла, поэтому пулей вылетела из него. Я выбежала в коридор, прижавшись спиной к белой стене, а слезы ручьями стекали по моим щекам, покрытыми множеством веснушек…

Корона треснула… И я сама себя казнила на этом троне…

Я знала, что сейчас все продолжают смеяться с меня, обсуждать и придумывать не самые лучшие прозвища. Как же это ужасно… Как же ужасно это все…

И знаете, я не думала, что единственной, кто попробует меня поддержать и помочь станет Кристина Березова. Я вообще считала, что она будет смеяться громче всех… Что она придумает самое обидное прозвище…

— Регина, — прошептала она, остановившись рядом со мной. Я же нервно вздрогнула, а после поспешно смахнула слезы рукой.

— Что? — в тон ей ответила я, заглядывая ей в глаза и пытаясь понять, о чем именно она думает.

— Я… Наверное, ты подумаешь, что сейчас я говорю совершенно неискренне, но это не так, правда, — начала говорить она, отчего я удивленно изогнула бровь, — Я действительно чувствую себя виноватой из-за того, что так относилась к тебе… Это неправильно! Потому что ты никогда не делала мне ничего дурного, напротив — ты всегда помогала мне. А я… Я вела себя, как конченая мразь. И мне стыдно. Чертовски стыдно, и я хочу извиниться за все это, — проговорила Кристина, опустив взгляд. Я знала, насколько тяжело дались ей эти слова, но… Было бы лучше, если бы она заступилась за меня публично, не дала бы моим одноклассникам оскорблять меня… Но она этого не сделала и не сделает никогда. Потому что Кристина Березова всегда была зависима от мнения общества.

— Я очень рада, что ты это поняла. Правда. И да, я принимаю твои извинения и прощаю тебя, — отозвалась я, выдавив из себя подобие улыбки. Кристина же еще несколько мгновений смотрела на меня, а после развернулась, чтобы уйти, но я не дала ей сделать это, схватив за руку:

— Подожди, — Березова в ответ лишь вопросительно изогнула бровь, — Знаешь, порой лучше провести вечер в компании семьи, а не с подругами… Потому что иногда люди вспоминают про своих родственников слишком поздно, — проговорила я. Это — моя попытка убедить Кристину навестить бабушку. И, возможно, не совсем удачная, но… Я сделала все, что в моих силах.

Девушка ничего не ответила, а лишь задумчиво хмыкнула, а после направилась в класс.

А спустя несколько мгновений прозвенел звонок на урок, но… Мне совершенно не хотелось возвращаться в класс, потому что я чувствовала, что все повториться вновь… Но… Выбора у меня не было.

Я тяжело вздохнула, прикрыв глаза, а после медленно вошла в кабинет, затравленно оглядываясь по сторонам. Однако, на этот раз никто не обратил на меня внимания. Наверное, мои одноклассники уже думать забыли о произошедшем.

Вот я села на свое место рядом с Кристиной Березовой, бросив на нее беглый взгляд. Вот в класс зашла учительница и начался урок.

Я была безразмерно рада, когда прозвенел звонок с последнего урока, но не тут-то было. Ко мне подошел Никита, предложив немного прогуляться, и я, не долго думая, согласилась, ибо считала, что мне нужно отвлечься от моих мрачных мыслей и вообще на время выкинуть из головы события прошедшего дня…

Мы с Астафьевым направились в городской парк, сев на одну из лавочек. По началу, все шло хорошо — мы с ним разговаривали на самые разнообразные темы, и мое настроение значительно улучшилось, но потом…

Потом он решил поцеловать меня. Но… Между нами не должно быть никаких романтических отношений, ибо таким образом можно раздавить слишком крупную бабочку… Но… Похоже, он влюбился в меня, и мне это совершенно не нравится, правда. Потому что я хочу быть лишь его подругой, хорошей подругой, которая всегда поможет ему и придет на помощь. И последнее что я хочу, так это разбивать ему сердце.

Что мне остается делать? Я могу лишь отдалиться от этого парня… И просто-напросто не пойти с ним гулять сегодня и завтра тоже, и послезавтра… Избегание - не самый лучший выход, конечно, но другого не дано.

Перед моими глазами вновь появилась та самая яркая вспышка, и я вновь провалилась во тьму. А точнее, в мой ночной кошмар.

Я вновь находилась в полной темноте, а ко мне подошла чья-то темная фигура. Слезы против моей воли потекли из глаз. Опять…

Пожалуйста, все, что угодно, но только не это… Пожалуйста… Я не хочу! Не хочу! Мне и без этого изрядно досталось сегодня!

— Всю жизнь, Кристина, всю мою жизнь ты издевалась надо мной! Но вот только с какой целью? Что ты от этого получила? — прошипел незнакомец, а после вновь нанес мне ножевой удар — он порезал мне руку, от чего я громко визгнула, а алая кровь ручьем потекла из раны.

И опять она, безысходность. Ты можешь кричать, ты можешь плакать и молить о помощи, но толку от этого не будет. Ты все равно умрешь, а этот человек получит удовольствие от твоих страданий… Ведь он так давно хотел услышать, как ты кричишь.

— Уважение подруг? Ну, конечно же! Их мнение всегда волновало тебя больше всего на свете, но ничего… Рано или поздно они тоже получат то, что они заслужили! — добавил незнакомец тем же тоном, а после мое тело пронзила острая боль, от чего я закричала еще сильнее, а после проснулась.

Неужели теперь каждое мое утро будет начинаться подобным образом? Неужели я недостаточно наказана?

Вот я подскочила с кровати и вновь подошла к окну, наблюдая за тем, как пробуждается город. Сегодня все вновь повторится… Мне вновь придется пережить эти издевки со стороны одноклассников и важный разговор с Кристиной Березовой… А еще сегодня я узнала, что, возможно, не одна я стала жертвой этого человека, ведь он обещал, что мои, уже бывшие подруги, тоже получат то, что они заслужили… Но вот только почему-то только я вернулась назад и попала в чужое тело.

Наверное… Я ничего не знаю наверняка…

— Хороший сон воскресни, плохой пополам тресни. У кого сон сбывается, а меня это не касается. Господь со мной, плохой сон не мой. Аминь, — лихорадочно зашептала я. Да, от этого мне действительно стало легче, и страх начал постепенно отступать. Я не хотела даже думать о том, что этот плохой сон как раз-таки мой и только мой…. Что эти кошмары — мои воспоминания о смерти.

Кто мог сотворить со мной подобное?

Я понятия не имела, пусть и часто думала об этом… Впрочем, если составить список подозреваемых, то он выйдет довольно-таки длинным…

========== 15 ==========

Я стояла около кабинета, не решаясь зайти в него. Мне не хотелось заново пережить то унижение, но… У меня не было другого выбора, иначе разговор с Кристиной Березовой просто-напросто не состоится, и мне придется пережить этот день еще раз… И очередной ночной кошмар.

Вот я тяжело вздохнула, сделав шаг вперед. Думаю, вы знаете, что произошло дальше. Это так странно… Странно переживать все вновь и вновь. К этому невозможно привыкнуть.

В итоге я опять выбежала в коридор. И я опять плакала, пусть и всеми силами старалась сдержать слезы… Но ничего не получалось. Мне было больно и обидно, и в этот момент я проклинала весь белый свет…

Вот ко мне вновь подошла Кристина, остановившись рядом со мной:

— Регина…

— Что? — машинально ответила я, смахнув слезы рукой.

— Я… Наверное, ты подумаешь, что сейчас я говорю совершенно неискренне, но это не так, правда, — начала говорить она, отчего я еле слышно вздохнула, — Я действительно чувствую себя виноватой из-за того, что так относилась к тебе… Это неправильно! Потому что ты никогда не делала мне ничего дурного, напротив — ты всегда помогала мне. А я… Я вела себя, как конченая мразь. И мне стыдно. Чертовски стыдно, и я хочу извиниться за все это,

— Я прощаю тебя, — совершенно спокойно ответила я, пожав плечами.

Кристина в ответ изумленно изогнула бровь. Мое равнодушие ее удивляло. Да чего уж там — меня оно удивляло не меньше.

— Но знаешь, что? Мне кажется, что ты не виновата. Я считаю, что ты просто-напросто жертва своего общества, ведь ты всегда думала о том, что подумают или скажут о тебе окружающие. И из-за этого ты часто забывала о важных вещах. Порой лучше провести время в компании семьи, чем с подругами. Потому что иногда бывает слишком поздно. Нельзя ставить друзей выше родственников. А особенно, таких друзей, как у тебя, — добавила я, прикусив язык. Возможно, последнее предложение было лишним, но… Мой день не начался сначала, а значит, все не так уж и плохо.

Березова же еще несколько мгновений удивленно смотрела на меня. На несколько мгновений мне даже показалось, что сейчас она ударит меня, но она ничего не ответила, а лишь развернулась и ушла. Я же еще несколько мгновений тупо смотрела ей вслед, не желая возвращаться в класс. Но мне все равно пришлось сделать это.

После окончания учебного дня ко мне подошел Никита Астафьев, предложив погулять. Но… Я вынуждена отказаться, потому что прекрасно понимала, чем именно закончится эта прогулка.

Но знаете, что? Я не могу убегать от него вечность. Тем более, в моем положении, ибо в будущем я еще не раз помогу этому пареньку…

— Регина, все нормально? — спросил он, отчего я тряхнула головой, отгоняя лишние мысли. Вот я еле заметно улыбнулась, но улыбка моя сейчас вышла очень наигранной и фальшивой.

— Да… Извини, но сегодня мне нужно домой. Я обещала помочь бабушке, — проговорила я, опустив взгляд.

— Жаль. Проводить тебя? — Астафьев был настойчив, но что-то мне подсказывало, что и в этом мне придется ему отказать.

— Спасибо, но не надо, — отозвалась я.

В глазах парня на мгновение мелькнула обида… Да, мне совершенно не хотелось обижать его, но переживать этот паршивый день еще раз хотелось еще меньше.

— Как хочешь, — наконец отозвался тот, пожав плечами и мягко улыбнувшись.

В ответ я лишь кивнула, а после поспешно удалилась, молясь всем существующим богам о том, чтобы этот проклятый день наконец-таки закончился.

========== 16 ==========

Я проснулась в день моего выпускного. Неудивительно, ведь в этот день я совершила очередную ошибку — напившись, я облила своего бывшего одноклассника шампанским, просто потому что он наступил мне на ногу. Его звали Женей. Дело в том, что он всегда страдал лишним весом. Он был небольшого роста, с маленькими, заплывшими от жира карими глазками и просто огромными щеками. Все его лицо было покрыто ярко-красными прыщами. Также он носил очки и был отличником в учебе, поэтому все обращались к нему только тогда, когда он был нужен.

Что же касается меня, то я нравилась ему некоторое время… Но я быстро убила его любовь ко мне, и этот парень начал обходить меня стороной.

И он тоже не заслуживал такого обращения к себе…

Я знала, что Регина Никитина не пошла на свой выпускной, но… На этот раз пойдет, потому что я не могу пропустить его.

Весь день я готовилась к этому знаменательному вечеру. И должна признать, что сегодня я выглядела просто прекрасно: на мне было надето красное платье до колена с кружевными рукавами. На шее у меня шикарное ожерелье, которое мне надеть посоветовала бабушка.

Глаза я подвела черной подводкой, а мои рыжие волосы водопадом спадали мне на плечи. По крайней мере, сегодня Регина Никитина будет серой мышкой, которую никто никогда не замечал — она будет самой настоящей королевой выпускного бала.

Если опять не произойдет нечто ужасное, что все испортит…

На тот выпускной, который я провела в своем теле, за мной заехал мой парень… Правда, мы с ним расстались спустя несколько недель, но это уже не так важно. Я помню, как напилась со своими подругами и ночевала у Алисы Орловой. Должна признать, что нам тогда было действительно весело.

Но на этот раз все будет иначе. В школу я добралась на такси и меня никто не встретил. Я прошла вовнутрь, и там встретила Никиту Астафьева, который сразу же поздоровался со мной, а голос его звучал довольно-таки бодро:

— Привет, Регина! Даже не верится, что этот вечер наконец-таки наступил! — я в ответ лишь улыбнулась. У меня впереди еще долгих два года…

— Да. Надеюсь, что сегодня все пройдет в лучшем виде, — отозвалась я, а мой голос прозвучал совершенно спокойно и равнодушно, отчего в глазах на парня на мгновение появилась обида…

— Ты не представляешь, как сильно я на это надеюсь, — я знала, что Никита был на выпускном в «моей прошлой жизни», но он у него не заладился с самого начала. Потому что компания парней, имеющая не самую лучшую репутацию, решила в последний раз поиздеваться над ним.

Но на этот раз этого не будет. Потому что я никому не дам в обиду моего друга.

Вот я заметила саму Кристину Березову, которая вошла в помещение в компании своего парня. Они держались за руки, а на их лицах играли довольные улыбки. На девушке было надето великолепное цвета морской волны, ее светлые волосы волнами спадали ей на плечи. Они были украшены диадемой… Я помню, как долго я готовилась к этому вечеру, ведь мне хотелось затмить всех. И у меня это получилось…

Я хочу быть собой! Я хочу вернуться в свое тело! Я — Кристина Березова, а не Регина Никитина. Я никогда не стану ей! Никогда! Я не хочу терять себя!

— Все нормально? — поинтересовался Никита, заметив то, как я уставилась на эту девушку. Я же часто заморгала, а после обернулась, бросив на Астафьева мимолетный взгляд. Мне пришлось выдавить из себя улыбку, которая сейчас получилась невероятно фальшивой и наигранной.

Сложно делать вид, что все хорошо, когда твоя душа громко плачет.

— Да, все прекрасно. Давай возьмем пунш? — предложила я.

— Конечно.

Вечер длился бесконечно долго. Никита что-то рассказывал мне, но я практически не слушала его, ибо сейчас мои мысли были заняты другим. Но вот пришло время медленного танца…

— Потанцуешь со мной? — предложил парень, а глаза его ярко сверкнули.

«Между вами не должно быть никаких романтических отношений!» — напомнила я себе, но, глядя в его огромные глаза цвета неба, отказать я не просто-напросто не могла.

— Разумеется, — еле слышно отозвалась я, мягко улыбнувшись, а после мы с ним закружили в прекрасном танце. Я всем телом прижалась к Никите, слушая биение его сердца и думая о том, как изменится моя жизнь после того, как я вернусь назад, в свое тело… Я могла с уверенностью заявить, что больше никогда не буду вести себя также, как и прежде… Никогда. Потому что я поняла свои ошибки.

Клянусь!

Я не знаю, сколько времени мы так кружили. Мне казалось, что время словно остановилось… Но вот Никита отстранился от меня, а его щеки густо залила краска…

Похоже, он начинает тебе нравится, Кристина… Но тебе придется заглушить свои чувства.

— Спасибо за танец, Регина, — проговорил он, слегка улыбнувшись.

— Это тебе спасибо, — в тон ему отозвалась я, оглянувшись по сторонам. Вот я заметила Женю, который направлялся в сторону Кристины, и не долго думая, подлетела к нему:

— Привет! — проговорила я, отчего тот удивленно осмотрел меня с ног до головы. Конечно, ведь раньше мы вообще не общались. Но… Сейчас я видела только единственный выход из сложившиеся ситуации: просто-напросто не дать этому парню наступить на ногу Кристине, задержать его.

Потому что сейчас мне не стоит разговаривать с ней… Она не в том состоянии.

— Привет, — отозвался он еле слышно. Никита же направился следом за мной:

— Привет, — проговорил он, изумленно уставившись на меня.

Ты не перестаешь удивлять, Кристина.

— Поздравляю с окончанием девятого класса! Осталось отмучиться еще два года и здравствуй долгожданная свобода! — бодро проговорила я, бросив мимолетный взгляд на Кристину, которая оживленно беседовала со своей подругой и парнем.

— Да… Тем более, я ухожу из вашей школы, — отозвался Женя, переступая с ноги на ногу, — Надеюсь, что моя жизнь изменится в лучшую сторону, — еле слышно вздохнув, добавил он. Я в ответ лишь горько усмехнулась.

Каждый ждет, что его жизнь изменится в лучшую сторону. Но чаще всего такие люди ничего не делают для этого, а лишь сидят на своем месте и ждут, когда их счастье наконец-таки придет. Но… Невозможно проснуться рано утром совершенно другим человеком… Невозможно просто стать счастливым. Путь к вершине всегда тернист…

— Я в этом уверена, — отозвалась я, вновь улыбнувшись.

Вот Кристина развернулась и ушла со своего места. Я знала, что сейчас они поедут до Алисы Орловой и продолжат свое веселье.

Женя в ответ лишь улыбнулся, а после медленно побрел вперед, дабы взять себе пунш. Смысла останавливать его больше не было.

Очередная ошибка исправлена.

========== 17 ==========

Домой я пришла ровно в девять часов, находясь в прекрасном расположении духа. Вот ко мне вышла моя бабушка, поздравив с окончанием девятого класса. Она крепко обняла меня, чмокнув в щеку:

— Ты — большая молодец, Регина, — еле слышно прошептала она, отчего я еле удержалась, чтобы не издать тяжелый вздох. Вместо этого я лишь слегка улыбнулась, сделав шаг назад.

— Спасибо, — отозвалась я, а потом медленно побрела в свою комнату.

Однако, сегодня ночью мои кошмары вернулись. Вот я вновь увидела перед собой мутный силуэт моего убийцы. Вот я напрягла зрение, отчаянно пытаясь разглядеть его лицо, понять, кем он является на самом деле, но ничего не получалось.

Ты никогда не узнаешь, кто он.

Человек пошатнулся, а после сделал несколько шагов вперед. На этот раз он не проронил ни слова — а лишь нанес мне ножевой удар, отчего я вновь громко закричала. Было ужасно больно.

А потом все это исчезло. Не было больше незнакомца… Вокруг меня больше не было той темноты… Я находилась в школе, находилась в фойе.

Как же я ненавижу школу.

Вот перед моими глазами молнией мелькнули воспоминания: вот я вижу Женю, которого избивает группа парней. Тот лишь вжался в угол, закрывая лицо руками. А они смеялись. Смеялись, продолжая наносить ему удары. Я бросилась вперед, желая остановить все это, но видение мгновенно растворилось, исчезло, как туман.

А потом перед моими глазами появился Никита Астафьев. Никита Астафьев, который сидел на последней парте что-то рисуя в своей тетради. Вот к нему подошла Алиса Орлова. Вот она схватила его тетрадь, начав перелистовать страницы и громко смеяться:

— О, Боже мой, — проговорила она сквозь смех, а после позвала своих подруг, которые начали рассматривать его рисунки… Впрочем, тут были и стихи, посвященные мне, Кристине Березовой…

Я видела, как Никита отчаянно пытался забрать у них тетрадь, но ничего не получалось… А ребята лишь продолжали смеяться над ним… Да чего уж там! Если бы я прежняя была бы там, то вела себя точно также, но… Не сейчас. После всего того, через что я прошла, я понимаю, что в этом нет ничего смешного.

В конечном итоге Алиса Орлова разорвала тетрадь Астафьева на несколько частей, бросив в него. А после она удалилась.

Как я могла называть ее лучшей подругой?

А потом я увидела перед собой Кристину Березову, которая тыкала в меня пальцем и громко смеялась. И мне хотелось плакать… Плакать, как маленькой девочке, у которой забрали любимую игрушку… Но я проснулась… Проснулась вся в слезах, вновь подскочив к окну и зашептав молитву:

— Хороший сон воскресни, плохой пополам тресни. У кого сон сбывается, а меня это не касается. Господь со мной, плохой сон не мой. Аминь…

========== 18 ==========

В этом мире непросто найти человека, который ненавидел бы лето. Многие любят его за тёплые деньки, танцы до рассвета, пляжный сезон, и конечно же, отпуск. Но в этот раз я пропустила это время года.

Когда я проснулась после очередного кошмара, то не сразу поняла, что лето скрылось за туманами и наступила сырая осень. Был конец сентября — кое-где листья на деревьях начали желтеть, а солнце уже не светило так ярко, как прежде. Оно больше не грело.

Я знала, что в это время мы, десятые классы, должны были пойти в поход. И, когда я пришла в школу, мне объявили об этой новости, которая меня совершенно не порадовала.

В походе Кристина Березова должна была вместе с друзьями подкинуть огромного такого жука в палатку, в которой разместились так называемые изгои общества. Я знала, что это их страшно напугает. А ещё я знала, что Милана, девочка из параллельного класса жутко боится насекомых… Из-за этого её придётся долго успокаивать и приводить в чувство.

А ещё лучше я знала, что мне придётся каким-то чудесным образом остановить их.

И на следующий день я была полностью готова к предстоящему походу: у меня на спине висел рюкзак, полный самыми разнообразными продуктами и вещами первой необходимости.

— Ох, удачи тебе, Регина, — говорила бабушка, провожая меня.

— Спасибо. Уверена, все будет хорошо, — приговорила я, выдавив из себя улыбку, которая сейчас получилась невероятно фальшивой и наигранной.

Возле школы я встретилась с остальными участниками похода. Из учителей с нами были наши физруки, (которые, кстати говоря, никогда мне не нравились) да учитель ОБЖ.

Вот ко мне подошел Никита Астафьев, а на его лице играла широкая улыбка. На спине у него висел рюкзак, который был даже больше, чем мой. Я же еле слышно вздохнула, глядя на него… Надеюсь, что у меня с первой попытки получится исправить свою ошибку прошлого…

— Привет, Регина! — проговорил он, легко коснувшись своей рукой моей руки, отчего я нервно вздрогнула, передернув плечами… В это мгновение я думала о том, как он поцеловал меня, и как все началось заново… О, если бы…

— Здравствуй, — наконец отозвалась я, бросив мимолетный взгляд на Кристину Березову, которая стояла недалеко от нас в компании своих друзей. Они вели оживленную беседу: шутили и громко смеялись.

Мы еще несколько мгновений разговаривали с Никитой, в ожидании, когда все наконец-то соберутся около школы и мы отправимся в путь. Вот учителя пересчитали учеников, а после наша колона двинулась в путь. Я, конечно же, шла рядом с Астафьвым…

— Регина, если что я могу понести твой рюкзак, — проговорил тот, опустив взгляд, а щеки его густо залила краска.

Я нравилась ему и в прошлой жизни, и в этой. По-моему, нам суждено быть вместе, а не наоборот!

— Спасибо, конечно, но не надо, — отозвалась я, мило улыбнувшись. Никита же еще несколько минут тупо заглядывал мне в лицо, а после просто пожал плечами. Однако, я видела, что он расстроился.

Спустя некоторое время мы покинули город, добравшись до того самого леса. Маленькая тропинка, извиваясь словно змейка, убегала вперёд, петляя среди деревьев-великанов. Пели птицы, но я не могла их видеть, отчего мне казалось, что пело само небо.

— Никому не отставать! — крикнул нам физрук, направившись вперёд.

Я же бросила мимолетный взгляд на молчавшего до сих пор Никиту. У него в глазах появилось какое-то странное, непонятное для меня выражение.

А что, если это он… Нет, бред. Мне даже не стоит думать об этом.

Мы продолжили свой путь в полном молчании. Сегодня стояла прекрасная погода: было довольно-таки тепло. Но совсем скоро придёт холодная зима, улицы города покроются белоснежными снегом… И придёт новый год, а вместе с ним новая надежда на счастье.

На самом деле этот мир совершенно не меняется — меняются люди и их жизнь. После моей смерти ничего, совсем ничего не изменилось: по-прежнему ярко светило солнце, пели птицы, дни сменяли друг друга…

От размышлений меня прервал Никита:

— Тут очень красиво, — прошептал он.

— Да, — в тон ему отозвалась я, кивнув.

Когда начало темнеть, мы расположились на лесной поляне. Вот мы установили палатки, развели костёр… Не хватает только страшных историй.

Я же устало плюхнулась на землю. Мои ноги ужасно болели и единственное, что мне сейчас хотелось — лечь спать. Но вот только не в палатке, а в своей теплой постели. А ещё мне сейчас отчаянно хотелось, чтобы моя мама, как в детстве рассказала мне перед сном прекрасную сказку о храбрых рыцарях, прекрасных принцессах и ужасных драконов. А я бы слушала её с открытым ртом… Закончив свой чудесный рассказ она бы поцеловала меня перед сном, пожелав доброй-доброй ночи. И я бы сразу же заснула и увидела бы прекрасный сон, в котором я обязательно была бы очаровательной принцессой… И счастливой, разумеется. Ведь это — самое главное в нашей жизни.

Однако, сегодняшней ночью я не буду спать, а буду ожидать, когда Кристина в компании своих друзей подойдут к палатке «изгоев общества». К моей палатке…

Наконец, все, поев и поговорив у костра, начали собираться спать. Вот Никита разместился в своей палатке вместе с остальными ребятами. Вот я заметила ту самую Милану, которая сейчас выглядела довольно-таки счастливой.

Сегодня она не будет плакать!

Вот я разместилась в своей палатке, поближе к выходу. Я дождалась, когда все наконец-то уляжутся, а после легко выскользнула из неё. Погода испортились: заметно похоладало, дул холодный ветер, развевая мои длинные рыжие волосы. Я невольно поморщилась, а после легко откинула прядь волос с лица.

Вот я услышала за своей спиной голоса, а после поспешно спряталась за палаткой.

— Может, не надо? Влетит же, — прошептала Кристина Берёзова моему однокласснику, который никогда не отличался умом. Тот же нервно передернул плечами, ответив:

— Не думал, что ты такое ссыкло.

Я знала, что эта девушка на самом деле боялась не того, что скажут учителя… Ей всегда было глубоко плевать на них. Все дело в нашем с ней разговоре, в нашей связи.

— Я не ссыкло, — отрезала она.

— Ну, значит, все, — ответил тот, пожав плечами. Я слышала, как хихикнула Алиса Орлова, стоя за спиной этого парня.

Вот я вылетела из темноты, понимая, что этот поступок был невероятно глупым… Но другого я как-то не придумала.

— Стой!

— Никитина? Господи, — парень громко расхохотался, — Неужели у тебя наконец-то голосок прорезался?

Я же бросила мимолётный взгляд на Кристину, молясь всем существующим богам о том, чтобы она помогла мне. Чтобы она сделала хоть что-то… Но она молчала, наблюдая за всем этим.

— Убери этого сраного жука! — громко выкрикнула я, — Иначе я расскажу все учителям и у вас будут очень большие проблемы.

— Лучше выкинь его, — проговорила Берёзова еле слышно, - Потом только хуже будет, а я думаю, что нам это не нужно, - добавила она тем же тоном, скрестив руки на груди.

Парень же ничего ей не ответил, а лишь толкнул меня, да так, что я шлепнулась на землю, пролетев несколько метров. Вот я попыталась подняться, но перед моими глазами появилась та самая, знакомая мне и ненавистная до чертиков белая вспышка, и мой день начался сначала.

Думаю, я сразу перейду к тому месту, где я пыталась остановить Кристину Березову и ее друзей от ошибки. Только вот на этот раз я решила действовать по-другому. Я решила рассказать об их планах нашему физруку. Да, может, это было самым лучшим решением, но другого я не придумала. Во всех остальных сценариях все заканчивается тем, что все для меня начинается заново.

Вот я подошла к учителю, еле слышно проговорив:

— Я хочу рассказать вам кое о чем.

— О чем же? — поинтересовался тот, вопросительно изогнув бровь.

Я же еще несколько мгновений молчала, опустив взгляд и переминаясь с ноги на ногу. Выдать ли мне Кристину? Сказать, что она тоже в этом участвует? Или же лучше не стоит? Ладно… В конце концов я же спасаю себя.

— Алиса и Коля решили подкинуть в нашу палатку жука. Таким образом они хотят подшутить над нами всеми, — наконец сказала я, заглянув в голубые глаза физрука. Тот в ответ лишь задумчиво хмыкнул, а после ответил:

— Опять они. Ладно, на этот раз эти засранцы получат по заслугам, — проговорил тот, а после развернулся и направился в сторону этих двоих, которые сейчас расположились у костра и о чем-то оживленно беседовали.

Вот учитель подошел к ним, сев рядом. Я не могла разобрать их слов, но я видела, что Алиса находилась в самом настоящем бешенстве.

Если она узнает о том, что это ты сдала ее, то ты, Кристина, нажила себе крупного врага. Ты же знаешь ее, она не остановится до тех пор, пока не уничтожит тебя.

Я видела, как Орлова подскочила со своего места, размахивая руками и пытаясь доказать свою невиновность. Коля же остался на своем месте и лишь молчал наблюдал за всем этим.

Вот я видела, как учитель развернулся и направился на свое прежнее место, оставив этих двоих в компании друг друга. Я же поспешно направилась к своей палатке. Там я и встретилась с Кристиной Березовой. Девушка схватила меня за руку, отчего я нервно вздрогнула, совершенно не понимая, что ей от меня нужно.

Неужели она узнала о том, что это я их сдала? Тогда мне крышка…

— Что? — прошипела я недовольно.

— Я знаю, что это ты рассказала про наш план, — начала говорить она. Меня словно холодной водой окатило, отчего я невольно пошатнулась.

Ладно, в лучшем случае все начнется заново, ты же знаешь.

— Я…

Но Березова не дала мне договорить:

— Почему ты не выдала и меня тоже? — спросила она, а ее глаза сверкнули в темноте.

Хороший вопрос. Но правду я тебе все равно не скажу.

— Потому что однажды ты помогла мне. Точнее, ты помогла Никите, — ответила я просто, пожав плечами. На самом деле я сделала это, конечно же, не по этой причине… Кристина в ответ лишь задумчиво хмыкнула, закусив нижнюю губу. Несколько мгновений она молчала, а после прошептала:

— Спасибо тебе, — вот она развернулась, чтобы уйти, но потом обернулась через плечо, добавив, — Не думай, я не расскажу Алисе о том, что это ты сделала. Я же не настолько тварь, — девушка горько усмехнулась, а после поспешно удалилась.

«Я же не настолько тварь… Я же не настолько тварь… Я же не настолько тварь…

Ее слова еще долго крутились в моей голове и я думала о том, что она сказала. Почему именно мне был дан второй шанс, чтобы все исправить? Почему не кому-то другому, кто заслуживает этого больше, чем я? Ответ на этот вопрос я не получу никогда.

Я тяжело вздохнула, а после направилась в свою палатку, забравшись в самую глубь. Вот я подложила руки под щеку, тем самым заменяя себе подушку. Интересно, где я проснусь в следующий раз? В этом ли лесу? Или же в совершенно другом месте? Может быть, я проснусь в следующем году? И проснусь ли я вообще?

========== 19 ==========

Удивительно, но в год около тридцати тысячи людей умирают во сне. Я помню, как в детстве боялась спать из-за этого, боялась, что больше никогда не проснусь, что никогда не скажу маме, как сильно я ее люблю, что никогда не увижу яркое солнце и голубое-голубое небо. Мать всегда меня успокаивала, отвлекала от таких мыслей… Но я не знала, что мне суждено было умереть совершенно не так. Какая жизнь — такая и смерть, не так ли?

Но я проснулась. Проснулась в этой палатке, в этом осеннем лесу. Неужели у меня тут остались какие-то незавершенные дела? Но я же… Я же сделала все то, что только возможно.

Палатка была пуста. Вот я еле слышно вздохнула, а после покинула ее. Вот я глубоко вдохнула свежий воздух, подняв глаза вверх. Сквозь густые ветви деревьев проглядывало голубое-голубое небо, а косые лучи солнца падали мне на лицо. Звонко пели птицы.

Этот мир прекрасен, черт возьми!

— Регина! Ты такая соня, — послышался за моей спиной бодрый голос Никиты, отчего я невольно вздрогнула, обернувшись.

— Просто я очень устала, — отозвалась я, слегка улыбнувшись.

— Мы все устали, — отозвался парень, шумно вздохнув, а после добавил, — Через час мы отправляемся в обратный путь.

Надеюсь, что я смогу добраться до дома без происшествий.

— Хорошо, — кивнула я.

Вот я увидела Алису Орлову, которая шла в мою сторону. Я видела, что она была зла. Следом за ней семенил ее друг Коля. Я видела, как напрягся Никита. Вероятно, он решил, что дело в нем, но нет. На этот раз нет.

— Маленькая дрянная сучка! — прошипела девушка, приблизившись ко мне. Ее глаза метали искры. Но я знала, что она меня не ударит, иначе наживет себе еще больше проблем. Но… По всей видимости, она узнала о том, что это я их сдала, и мои самые худшие опасения лишь подтвердились. Что мне остается делать? Да ничего. Повиноваться судьбе.

— Мы знаем, что это ты! — рявкнул Коля.

— Что я сделала? — проговорила я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно спокойнее. Если эти люди поймут, что мне страшно, то мне конец. Я бросила мимолетный взгляд на Никиту, который наблюдал за всем происходящим с круглыми от страха глазами.

— Алиса, она… — начал говорить он, но Орлова не дала ему договорить:

— Заткнись! Тебе слово не давали, убогое ты существо! — рявкнула она, отчего Астафьев нервно вздрогнул.

Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… Пусть все начнется заново, пусть я смогу все исправить… Я не хочу!

— Это ты сдала нас физруку! Теперь из-за тебя, мелкой рыжей сучки, у меня будет куча проблем. Ты думаешь, что я это просто так оставлю?! О нет, я тебя выживу, уничтожу! — девушка всплеснула руками.

Я даже и не заметила, как к нам подошла Кристина, внимательно осмотрев нас четверых. Несколько мгновений она молчала, а после проговорила, и голос ее звучал уверенно и спокойно:

— Это не она, Алиса. Угомонись, — Орлова же бросила на Березову испепеляющий взгляд. Знаете, если бы она могла убивать взглядом, то девушка была бы уже мертва.

Постойте, Кристина действительно решила бросить вызов своей лучшей подруге? Действительно решила заступиться за меня? Не могу поверить своим глазам! Может, я до сих пор сплю?.. Нет, не сплю.

— Что?! Я знаю, что это она! — проговорила та, вплотную приблизившись к Березовой, — Неужели ты ее защищаешь? Не ты ли совсем недавно издевалась над этой лохушкой? Что с тобой, Кристина? — прошипела та. Мне казалось, что еще немного, и эти девушки подерутся. Тогда проблем-то будет… — Решила в святошу поиграть?

— Алиса, это не она, — еле слышно отозвалась Березова, — Я точно это знаю.

Орлова же несколько мгновений молчала, а после фыркнула, да так, что любая лошадь ей бы позавидовала:

— Я это так просто не оставлю, — по-змеиному прошипела она, а после направилась прочь, жестом позвав своего друга за собой.

Я же еще несколько мгновений тупо стояла на своем месте, стараясь успокоиться. Боже, так и до психиатрической лечебницы недалеко…

— Кристина… — еле слышно прошептала я, стараясь подобрать слова для того, чтобы выразить все те чувства и эмоции, которые сейчас переполняли меня. Мне было грустно, страшно и радостно одновременно. Почему радостно, спросите вы? Да потому что Кристина Березова встала на мою сторону, впервые в жизни пошла против своей подруги… Впервые в жизни нагрубила ей, а ведь раньше она боялась сделать это. Боялась, что упадет в глазах своего общества, станет изгоем…

— Ничего не говори. Пусть эта Алиса идет куда подальше! Я долго думала над тем, что ты мне сказала и поняла, что порой мне нужно слушать саму себя, а не окружающих. Да, мне действительно плевать, — отозвалась она, а после поспешно удалилась.

Я же тупо смотрела ей вслед, прокручивая в своей голове все, что произошло.

— Ну, нихренасе, девочки, не даете! — проговорил Никита Астафьев, громко усмехнувшись. Я же бросила на него мимолетный взгляд, выдавив из себя легкую улыбку, которая потом переросла в знаменитую широкую улыбку Чешира, а потом и в безумный, истеричный смех.

Я смеялась. Просто смеялась, а на меня все смотрели. Они тыкали в меня пальцем, крутили пальцем у виска, но я продолжала хохотать.

Я не сумасшедшая, а просто мертвая девушка, вернувшаяся в прошлое.

========== 20 ==========

Домой мы вернулись довольно-таки поздно. Я находилась не в самом лучшем расположении духа, ибо ужасно устала, да и теперь проблем у меня только прибавилось. Алиса Орлова… Я не хочу идти в школу послезавтра (почему послезавтра, спросите вы? Дело в том, что нам дали один-единственный выходной, дабы передохнуть после этого путешествия) И через неделю не хочу, и через год… Вообще никогда.

Вот ко мне в комнату зашла бабушка, а на ее лице играла легкая улыбка:

— Расскажи мне побольше о том, как прошел ваш поход, — проговорила она, сев на кровать рядом со мной. Наверное, мне стоило улыбнуться ей в ответ. Но я не могла — мне хотелось плакать. Я уже говорила, что актриса из меня никудышная?

— Неплохо. Мы ночевали в палатках, сидели у костра, рассказывали друг другу самые разнообразные истории. Все так, как обычно бывает, — отозвалась я, пожав плечами.

— Все точно нормально, Регина? Может, что-то случилось? — в голубых глазах бабушки волнами плескалось беспокойство.

— Все хорошо, правда, — ответила я, все же выдавив из себя улыбку.

— Знаешь, в твоем возрасте я тоже ходила в поход в лес со своим классом. Это было незабываемое путешествие… Мы пели песни, рассказывали друг другу страшные истории, жарили картошку на костре и купались в речке… О, я бы сейчас все отдала для того, чтобы вернуться назад, в тот самый день, — проговорила пожилая женщина, опустив взгляд и покачав головой, — Господи, сколько лет прошло с того самого дня! Я знаю, что половина моих одноклассников уже давно мертвы… Я долгое время поддерживала связь со своей школьной подругой, Ларисой. Пока она не умерла два года назад от сердечного приступа… А знаешь, ведь когда-то мы с ней были девчонками… Мечтали о мальчиках, вели дневники, шили платья нашим куклам… — я нервно вздрогнула, слушая то, что она говорила.

Старость… Самое ужасное время.

— Цени молодость, Регина. Пока ты молода, ты можешь сделать абсолютно все, перед тобой открыты все двери. Не стоит тратить ее понапрасну, — проговорила она, а после поднялась со своего места, поцеловав меня в лоб. Вот бабушка развернулась и медленно покинула комнату, оставив меня наедине со своими мыслями.

Ее слова еще долго звучали в моих ушах. Знаете, мне не стоит говорить про молодость Регины Никитиной. Она провела ее в полном одиночестве, без друзей. При этом ей приходилось каждый день терпеть эти оскорбления и унижения. Она жила не так, как того заслуживает. А смогла бы она стать счастливой в будущем? Да, но только с тем условием, если бы она могла побороть все те комплексы и страхи, которые развились у нее с детства… А это сделать очень непросто, а иногда невозможно. Жестокость людей, которые нас окружают часто уничтожает наше будущее. Уничтожает наши мечты, все наши желания и надежды…

А смогла бы я, Кристина Березова, стать счастливой в будущем? Ведь моя жизнь была полностью противоположна жизни Регины Никитиной. Знаете, что я отвечу? Я не смогла бы. Потому что та дорога, по которой я шла, вела в темную бездну.

Рано или поздно я бы все равно оступилась. Рано или поздно на одной из шумных вечеринок я бы попробовала наркотики. А тогда… Тогда все было бы кончено.

Мнение, которое навязывает нам общество, часто является неверным. Мнение, которое нам навязывают окружающие, тоже. Прежде всего важно слушать себя и свое сердце и всегда оставаться собой. Самим собой. Ты — это ты. Ты никогда и не при каких обстоятельствах не должен потерять самого себя. Потому что тогда все будет кончено.

С такими мыслями я и заснула.

========== 21 ==========

Вы не поверите, но на следующее утро я проснулась в своей кровати, в своей комнате. Вся комната была озарена солнечным светом — косые лучи попадали мне на лицо, отчего я невольно поморщилась, закрыв лицо руками. Знаете, поначалу мне показалось, что я до сих пор сплю и вижу сон, но… Когда я со всей силы ущипнула себя за руку, то поняла, что это — реальность.

От этого я подскочила с кровати, подбежав к зеркалу, что висело на стене. Я. Я видела себя! Черт побери, я видела там себя, Кристину Березову! Больше не было этих небесно-голубых глаз Регины Никитиной, ее рыжих волос и мелких веснушек. Теперь я видела свои карие глаза, пухлые губы, аккуратный нос и длинные светлые волосы. Боже! Даже и не верится, что я смотрю в зеркало и вижу там свое собственное отражение!

Я невольно пошатнулась, едва не потеряв равновесие и не рухнув на пол.

Аня! Мама! Теперь я наконец-то смогу обнять их!

Но перед тем, как вылететь из комнаты я бросила взгляд на календарь, что висел на стене: до моей смерти оставался еще год. Значит, оставшуюся часть своего пути я должна провести в своем теле… Значит, я еще раз должна доказать, что заслуживаю того, чтобы жить… Но не думайте, я не собираюсь возвращаться к прежней жизни. И я больше чем уверена, что смогу пройти и эту проверку.

Я знала, что меня ждут проблемы с Алисой Орловой… И с ее друзьями тоже, но сейчас это было неважно. Важно то, что я смогу увидеть своих родных, сказать, насколько сильно я их люблю. Поцеловать маму и младшую сестренку и извинится за все.

Вот я пулей вылетела из своей комнаты. В коридоре я встретила Анюту, одетую в черное платьице в крупный белый горошек. Она уже собралась в садик:

— Крисси, почему ты проснулась так рано? У тебя же сегодня выходной, — проговорила она, глядя на меня.

Я же ничего не ответила сестре, а лишь крепко обняла я, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться, подобно маленькой девочке.

Она со мной. Она рядом. А это — самое главное.

— А ты не думала, что тоже можешь устроить выходной? — спросила я у нее, отстранившись, а на моем лице сияла широкая искренняя улыбка.

— Но мама…

— Мы у нее спросим. Уверена, что она не будет против. Я хочу показать тебе одно очень красивое место, — проговорила я, перебивая сестру. Глаза Анюты просияли: ей явно понравилась моя идея.

— Хорошо! — воскликнула она, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, — Пойдем! — она бросилась на кухню, а я побежала следом за ней.

Мама! Моя мама! О, как я по ней скучала! Знаете, я причинила ей столько боли. Каждый раз, когда мы ссорились… Я знала, что она плакала из-за этого, ночью, уткнувшись в подушку. Я знала, что она никогда не допустит, чтобы мы, ее дочки увидели слезы на ее глазах. Потому что она хочет всегда быть сильной для нас.

— Мама! Мама! Можно я сегодня не пойду в садик! Крисси хочет показать мне очень крутое место! — пролепетала она, схватив мать за руку. Глазенки сестры сверкали ярче звезд на ночном небосклоне.

— Что ты задумала, Кристина? — спросила у меня мать, подозрительно прищурившись. Я в ответ лишь широко улыбнулась, а после подошла к ней, чмокнув ту в щеку.

— Я просто хочу провести отличный день со своей младшей сестренкой. Разве в этом есть что-то плохое? — проговорила я. Наверное, мама удивлена. Очень сильно удивлена, ведь раньше я никогда не гуляла со своей сестрой. Да чего уж там — я часто забывала или просто не хотела забирать ее из садика.

Просто я принимала все как должное. Но я — не королева.

— Что с тобой, Кристина? — рассмеялась мать, — Кто тебя укусил?

Я просто умерла…

— Меня никто не кусал, — отозвалась я, рассмеявшись в ответ.

— Пожалуйста, мама! — Анюта нетерпеливо запрыгала на месте, задрав голову вверх и не отрываясь смотря на мать.

— Ох, ну ладно уж, — наконец, сдалась та.

— Спасибо! — отозвалась Аня, заключив маму в свои объятья.

Теперь все будет иначе. Я буду хорошей дочерью и сестрой. Клянусь.

— Отлично! Тогда мне стоит начать собираться, — проговорила я, направившись в свою комнату. Анюта же направилась следом за мной, напевая себе под нос какую-то детскую песенку.

Комментарий к 21

Приглашаю всех-всех в мою группу в ВК:

https://vk.com/club132441326

========== 22 ==========

Я, как и обещала, отвела мою младшую сестренку в то самое «крутое место». Это было озеро, что находилось за городом. Мы добрались до него на автобусе, который был полон пассажирами, отчего сидячих мест нам не досталось, и всю дорогу нам пришлось стоять. Но меня, и уж тем более мою сестру, это нисколько не печалило: сегодня у нас было прекрасное настроение. У Анюты от того, что я наконец-таки решила уделить ей время, у меня — потому что я вернулась в свое тело.

Но ничего не бывает без последствий, не так ли? Наверное, тебе, Кристина, стоило бы на секунду остановится и подумать: не разрушила ли ты своими поступками жизнь Регины Никитиной, этой робкой рыжеволосой девчушки? Там и без тебя все было хуже некуда.

— Крисси! Мы скоро уже приедем? — постоянно спрашивала у меня Анюта, хватая меня за руку. Я в ответ лишь кивала. А раньше я бы уже разозлилась на нее и наорала.

Когда мы наконец-таки добрались до озера, то Анюта с радостным визгом бросилась к недлинному мостику:

— Крисси, иди сюда! — позвала она меня. Я же еще несколько мгновений стояла на своем месте и смотрела вдаль. На другом берегу озера находился палаточный лагерь, где в летнее время было очень много отдыхающих. Сейчас же, листья на деревьях пожелтели. Они, кружаясь, падали на землю, покрывая ее пестрым ковром.

Знаете, а ведь в последний раз я была здесь с бабушкой…

— Крисси! — вновь позвала меня Аня, и я, тряхнув головой и отгоняя лишние мысли, подошла к ней. Сестра же уселась на край мостика. Она болтала ногами из стороны в сторону над водой, а на ее лице играла широкая, довольная улыбка.

— Тут так красиво, Крисси! — проговорила она, крепко обняв меня.

И я обняла ее еще крепче.

— Я так тебя люблю, — прошептала я еле слышно. Не помню даже, когда в последний раз говорила ей это. Обычной мой с ней диалог состоял из моих обзывательств в ее адрес.

— Я тоже тебя люблю, Крисси! Пусть ты часто бываешь такой букой! — воскликнула она.

Подул легкий ветерок, и листья березы, что находилась у самого берега, начали осыпаться. Они кружились в воздухе. Казалось, что они танцевали какой-то прекрасный танец. Золотистые листья падали в темно-синюю воду, и ветер нес их вперед.

Все мы — листья. Всех нас гонит ветер. Только не всех он приносит к нужному берегу.

Далее мы с сестрой все внимательно осмотрели. Анюта решила насобирать осенних листьев для гербария, и я вызвалась помочь ей. И в итоге я была осыпана разноцветными листьями. Но я в долгу не осталась: быстро собрав целую кучу листьев, я осыпала ими мою сестру, которая поначалу хотела удрать от меня, но не тут-то то было.

Она же решила отомстить мне. Аня начала меня щекотать. Она прекрасно знала, как сильно я боялась щекотки. Я начала громко возмущаться, щекотать ее в ответ. И вот я, вместе с ней, завалилась на землю, упав в кучу разноцветных листьев. Мы с ней громко захохотали. И этот веселый, задорный смех еще долго звучал в моей голове.

Этот день стал одним из самых лучших в моей жизни.

========== 23 ==========

Домой мы с Аней вернулись лишь под вечер. Мы обе были уставшими, но безумно счастливыми. На пороге нас встретила мама, спросив, как все прошло. Также она поинтересовалась, не ссорились ли мы, на что я отрицательно покачала головой, широко улыбаясь.

— Сегодня я приготовлю нам ужин, — сообщила я, а довольная улыбка не сходила с моего лица. Мать же удивленно посмотрела на меня.

Первый раз в жизни ты вызвалась помочь матери. Прогрессируешь, Кристина, прогрессируешь…

— Кажется, мою дочь похитили инопланетяне, — проговорила она, а после еле слышно добавила, — Что тебе надо от меня, Кристина? Или, может, ты опять провинилась, поэтому пытаешься загладить свою вину, чтобы я сильно не ругалась, когда наконец-таки узнаю, что произошло? — мать подозрительно прищурилась. Я видела, как нахмурилась моя сестренка Анюта.

Знаете, обидно слышать подобное от собственной матери. Но я могла понять, почему она говорила так. Я становилась хорошей дочерью только тогда, когда мне что-то было нужно, или когда я сильно накосячила и готовилась рассказать маме о произошедшем. Но это было в прошлом. Я была другой. Новая я всегда будет хорошей дочерью…

— Мне правда ничего не нужно от тебя, и я не сделала ничего ужасного, — проговорила я, опустив взгляд, а мои щеки залила краска. Я с радостью бы рассказала ей бы обо всем, что произошло со мной, но… Нельзя. Мне уж совсем не хочется оказаться в комнате с белыми стенами.

— Точно? Если ты скажешь сейчас, то я не буду ругаться. Обещаю, — отозвалась мать, бросив мимолетный взгляд на Анюту, которая смотрела на нас круглыми, как две полные луны глазами.

Я почувствовала, как к горлу подступил удушливый комок. Очень обидно, на самом деле.

Пожалуйста, поверь мне. Мне необходимо это.

— Просто… Я поняла, что во многом была неправа. Поэтому я решила измениться в лучшую сторону, стать другой. Я была ужасной дочерью и сестрой, но теперь я все исправлю. Обещаю, — проговорила я, заглядывая в голубые глаза матери.

— Крисси правда изменилась! — воскликнула Анюта, а ее глаза просияли. Мать же бросила на нее беглый взгляд, а после внимательно уставилась на меня.

— Ох, Кристина… — прошептала она, а после подошла ко мне и крепко стиснула меня в своих объятиях. Я же еле слышно вздохнула. Наконец-то я дома. Рядом с мамой и сестрой.

Я действительно приготовила нам ужин. Да, возможно, он получился не таким уж и хорошим — моя мать готовит в сто раз лучше, но самое главное то, что он сделан с любовью. Анюта же сказала, что мне стоит стать поваром, и что ничего вкуснее она никогда не ела. Я же широко улыбнулась, потрепав ее по белокурым волосам. Мать же звонко рассмеялась, и впервые за долгое время ее смех был искренним. Она выглядела счастливой.

И я заснула с широкой улыбкой на лице, даже не думая о том, что завтра меня ждет непростой день в школе.

========== 24 ==========

— Алиса тебя теперь, похоже, ненавидит, — проговорила Ангелина Синицина, скрестив руки на груди. Знаете, я безумно соскучилась по моей лучшей подруге. Настоящей лучшей подруге. Подруге, которая была лучше меня. Подруге, которая никогда не издевалась над окружающими, потому что у нее было собственное мнение. И это не делало ее хуже всех — напротив в школе ее все уважали.

— Да пусть делает, что хочет! Поверь, мне на нее глубоко плевать! — отозвалась я. И это было действительно так. Пусть эта курица делает все, что ее душеньке угодно. На этом раз наши пути точно навсегда разошлись, — Кстати, а где она? — добавила я.

— Она не придет. Типо заболела, — отозвалась подруга, показав в воздухе несуществующие кавычки, — Я надеюсь, что вы все-таки сможете помириться. Вы же так долго дружили… — добавила Ангелина, отчего я фыркнула так, что любая лошадь непременно бы мне позавидовала.

— Я не собираюсь с ней мириться. Не сегодня, не завтра, не через год, — пробурчала я, скрестив руки на груди.

Синицина же еще несколько мгновений внимательно смотрела на меня. Казалось, что у меня вырос третий глаз.

— Ты сама не своя. В последнее время, ты ведешь себя очень странно, — проговорила девушка, а в ее глазах появилось какое-то странное, непонятное мне выражение, — У тебя точно все хорошо? — добавила она, а в ее зеленых глаза волнами плескалось беспокойство.

Никто не хочет верить в то, что ты изменилась, Кристина.

— Все отлично, — ответила я, выдавив из себя улыбку, которая сейчас получилась ужасно фальшивой и наигранной.

— Ладно, — кивнула подруга, — Но ты же знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне — я выслушаю и постараюсь помочь, — добавила она, приобняв меня за плечи.

Я знала это. Знала, что она — единственная из моих друзей, на кого я могла положиться. И была безмерно благодарна ей за это.

— Спасибо, — прошептала я.

Вот прозвенел звонок на урок, и Синицина, направилась на свое место.

Удивительно, но сегодня Регина Никитина опоздала: в класс она зашла после звонка. Я надеюсь, что никто из друзей Алисы Орловы не нападал на нее. А если и да, то я найду этих людей и покажу им, где раки зимуют. Потому что теперь я должна оберегать эту девчушку. Потому что я виновата перед ней. Виновата за все ее страдания.

А еще я должна оберегать Никиту Астафьева. Правда, я сильно сомневаюсь, что он захочет иметь со мной хоть что-то общее, после всех тех гадостей, которые я ему сделала.

Но во что бы то не стало докажу ему, что изменилось. Что я — его друг, а не враг.

— Все нормально? — спросила я у Регины, отчего та нервно вздрогнула, бросив на меня беглый взгляд.

— Да, все чудесно.

— Друзья Орловы не трогали тебя? — быстро проговорила я.

— Нет, — ответила Никитина. И она тоже смотрела на меня так, как будто у меня появилась вторая голова и третий глаз. Вот черт!

Что, никто в этом классе не верит, что люди меняются?

========== 25 ==========

Благодаря мне у Регины Никтиной появился друг в лице Никиты Астафьева. Ох… Никита-Никита. Я знаю, что мы не сможем стать друзьями. Слишком много воды утекло… Этот парень ненавидит меня и презирает. А если я попробую улучшить с ним отношения, то он решит, что я опять решила поиздеваться над ним.

Ведь никто не верит, что я изменилась.

Однако друзья Алисы не трогали Регину, и мне не пришлось защищать ее. Но зато моему взору предстала другая картина: двое парней прижали к стене хрупкую девушку из восьмого класса. Она была отличницей, и конечно же, тихоней. Общество считало ее странной, а то и вовсе сумасшедшей. Как вы уже поняли, друзей у нее не было, а вот врагов — хоть отбавляй.

Вот ко мне подошла Ангелина, взяв меня под руку:

— Идем, что ты уставилась-то на них?! — проговорила подруга, усмехнувшись.

Но… Но… Я же могу помочь этой хрупкой девчушке, или по крайней мере, попытаться.

«Впрочем, это уже и не твоя забота, Кристина. Сейчас не ты и не твои друзья причиняют ей вред. Ты не делаешь ей ничего дурного. Это — не твой грех. Совесть не будет тебя мучить. Будь, как Ангелина. Просто пройди мимо», — сказал мне мой внутренний голос — экий чертенок на плече.

И я уже хотела сдвинуться с места, пройти мимо, но… Что-то удержало меня на месте.

Бездействие — тоже преступление, Кристина. Сейчас ты же могла быть на ее месте. Сейчас эти парни могли бы унижать именно ТЕБЯ. Если ты можешь помочь этой девушке, то ты должна сделать это. Потому что в этом и есть твое искупление.

И я сорвалась со своего места, бросившись к парням. Ангелина что-то сказала мне, но я не разобрала ее слов. Это было неважно. Сейчас мне плевать на то, что подумает обо мне подруга.

Я буду поступать так, как будет правильно.

— Не трогайте ее! — проговорила я, схватив одного из парней за руку. Его звали Антон, и он учился в одиннадцатом классе. Знаете, а ведь несколько лет подряд я была по уши влюблена в него… Сейчас мне стыдно вспоминать это.

— О, Березова. С каких это пор ты стала защитницей убогих? — отозвался тот, обернувшись через плечо и криво усмехнувшись, — Как будто не ты совсем недавно издевалась над Астафьевым!

То, что я делала раньше не важно, важно то, что я делаю сейчас.

— Она такой же человек, как и вы, — ответила я, понимая, что мой аргумент прозвучал невероятно глупо. Понятно дело, что эти парни думают, что они лучше всех. И, конечно же, они даже человеком эту хрупкую девчушку не считают.

Когда-нибудь и вас жизнь накажет. Нужно лишь немного подождать.

— Пффф, — подал голос второй.

Девушка же смотрела на меня широко раскрытыми глазами, в которых светилась надежда. Я должна во что бы то не стало помочь ей!

Вот в наш увлекательный разговор вмешалась Ангелина:

— Ой, да хватит вам уже, — проговорила подруга, а после поспешно добавила, — Знаете, на этой перемене в буфете продают самые вкусные пирожки. Насколько я знаю, вы их обожаете, — она широко улыбнулась.

Да, они эти пирожки действительно любили. Пару раз они даже сбегали с урока, чтобы приобрести их.

— Пирожки, говоришь? — глаза Антона просияли.

— Именно. Знаешь, перемена коротка, да и желающих их приобрести много, — добавила Ангелина Синицина, продолжая улыбаться.

Я же говорила, что она всегда была лучше меня.

— Пошли, Сань. Лучше пирожков пожрем, чем с этой возиться будем, — отозвался Антон бодро, бросив презрительный взгляд в сторону хрупкой девчушки-отличницы. Я же внимательно смотрела на него.

И парни действительно ушли. Боже, почему я не додумалась до этого? Понятно дело, что им плевать на мои речи о морали и о том, что правильно, а что нет. Пирожки для них намного важнее.

Ангелина же проводила их внимательным взглядом, а после проговорила:

— Знаешь, Кристина, ты действительно ведешь себя очень странно, — отозвалась она. Я думала, что подруга вновь начнет расспросы в духе: «что у тебя случилось? Ты же знаешь, что можешь рассказать мне абсолютно все», но, благо, обошлось без этого.

— Пошли уже на английский, — добавила она, кивком головы указав в сторону лестницы, что вела к нашему кабинету.

========== 26 ==========

Сегодня я забрала Анюту из садика, не забыла о ней, как в мой последний день. Сестренка встретила меня с радостной широкой улыбкой на лице. Она крепко обняла меня за шею, повиснув на ней. Раньше меня это бы непременно взбесило, но не сейчас. Я безумно счастлива, что она рядом со мной, здесь и сейчас. Я могу обнимать ее, могу разговаривать с ней.

Цените все моменты, которые проводите с близкими вам людьми. Потому что однажды они могут уйти из вашей жизни, чаще всего — не по своему желанию. Или же вы уйдете из их жизни. Тоже, не по своему желанию.

— Помнишь, что ты мне вчера обещала? — отлипнув от меня, проговорила Аня, хитро прищурившись. Я в ответ лишь пожала плечами. Каюсь, но я действительно не помню.

Часть тебя прежней всегда будет с тобой, Кристина.

— Ты обещала, что купишь мне самое бооольшое мороженое, когда заберешь меня из садика! — воскликнула сестра, подпрыгнув на месте.

Я в ответ лишь широко улыбнулась, проговорив:

— Ах, это! Конечно же, — голубые глаза Анюты просияли, и она еще раз подпрыгнув на месте, схватила меня за руку, потащив за собой до ближайшего магазина.

Сестра поспешно выбрала себе фруктовое мороженое в вафельном рожке. Я же выбрала себе пломбир.

— Спасибо, Крисси! — весело проговорила она, сверкнув глазами и стиснув меня в своих объятьях.

— Эй, не хочешь немного прогуляться? — предложила я.

— Ты еще спрашиваешь?! Конечно же, хочу! — воскликнула Аня.

Мы с ней направились в городской парк, тот самый, в котором я некогда гуляла с Никитой Астафьевым… О, как я скучаю по этому тихому и робкому мальчику!

Природа осенью необычайно красива: земля под нашими ногами была покрыта разноцветным ковром. Пестрые листья медленно падали с деревьев-великанов, медленно кружа в воздухе. Небо было затянуто темными тучами, скоро опять пойдет серый дождь.

— Крисси, давай завтра сделаем кораблик?! — предложила моя сестра, пальцем указав на оранжевый лист, который, словно гонимый ветром корабль, плыл по темно-синей луже.

В детстве я часто пускала кораблики по воде, да и сама скакала по этим лужам, как какая-то антилопа. Мать постоянно ругала меня за это. Но знаете, мои корабли всегда тонули. Белоснежная бумага мгновенно промокала,

становилась некрасивого темно-серого цвета. Может быть, на этот раз все будет иначе? Или моим корабликам суждено идти ко дну?

— Давай, — еле слышно отозвалась я.

Аня же радостно захлопала в ладоши, звонко рассмеявшись.

***

Домой мы с ней пришли только тогда, когда на город опустились серые сумерки — он медленно тонул во мгле.

Мать сразу же спросила у нас, где мы так долго пропадали, и когда я рассказала ей о нашей сегодняшней прогулке и о планах на завтра, она обрадовалась тому, что я наконец-таки начала уделять время своей младшей сестренке.

Спать я отправилась довольно-таки рано, укутавшись в мое пушистое одеяло — осенние ночи очень холодные.

Мне так хотелось провести завтрашний день с Аней, пустить с ней кораблик по луже. Но вопрос в том: проснусь ли я вообще осенью? Может быть, я очнусь летом? Или же весной?

И я вновь зашептала молитву. Так мне было спокойнее.

Господи, благодарю,

за грядущую зарю,

Если я умру во сне, позаботься обо мне.

И я заснула. Мирно. До восхода алого солнца.

***

Однако нашим с Анютой планам не суждено было сбыться: утро следующего дня выдалось очень пасмурным и туманным: моросил серый дождь. А к вечеру дождь зарядил с огромной силой, и пойти на улицу пускать кораблики мы не смогли. Сестра страшно расстроилась, но я успокоила ее, сказав, что мы сможем сделать это завтра, или же послезавтра. Ведь у нас еще будет много дней для этого.

Если будет…

========== 27 ==========

Мы так и не пустили бумажные кораблики по темно-синей луже. В следующий раз я проснулась зимой, когда за окном огромными белоснежными хлопьями валил снег. Подружки-снежинки медленно кружили в воздухе, танцуя какой-то причудливый танец. Честно говоря, я просто обожала зиму.

В детстве я часто играла в снежки со своими друзьями и сестрой, делала огромных снежных баб. Я часто валялась в белоснежном снегу, громко хохоча. Мы катились на санках с горок. Говоря короче, веселились, как только могли.

И, конечно же, я любила зиму за прекрасный и волшебный праздник Новый Год, который я просто обожала. Каждый раз, под бой курантов, я загадывала желание и свято верила, что оно сбудется. Правда, все мои пожелание были невероятно глупыми…

Каждый раз я, вместе с Анютой и мамой, наряжала новогоднюю вечнозеленую ель. И в такие моменты мы были самой настоящей семьей. Мы шутили, веселились, обсуждали все на свете.

Правда, я должна признать, что частенько думала о своем отце. Думала о том, как хорошо было бы, если бы он был вместе с нами. Конечно же, он звонил мне, поздравлял с Новым годом, и на этом все заканчивалось. Никаких подарков отец мне и сестре никогда не дарил, да и вообще не навещал нас. Он делал это только из-за какого-то чувства долга. На самом деле для отца мы с сестрой не имели никакого значения.

Конечно, ведь у него теперь есть новая жена. И, возможно, в скором времени у меня появится сводный брат или сестра.

Интересно, как он отреагировал бы на новость о моей смерти?

Вот я тряхнула головой, отгоняя лишние мысли. Я не умру. Я все исправлю, и буду жить. Сейчас не стоит думать об этом. Не стоит раньше времени накручивать себя и загонять во тьму.

— Крисси, давай сегодня вечером слепим снеговика? — проговорила сестра, бросившись мне на шею, а на ее лице сияла широкая улыбка. Ее предложение пришлось мне по душе.

— Конечно, давай, — в тон ей отозвалась я.

— Я так рада, что ты изменилась… — прошептала Анюта, нахмурив брови, — Теперь вы не ссоритесь с мамой, — добавила она, отчего я нервно передернула плечами. Не хочу вспоминать про свои ссоры с матерью. Я хочу стереть это из памяти. Ведь я так мерзко себя вела по отношению к ней.

— Ты не представляешь, как я рада, — также тихо прошептала я.

После сестру окликнула мать, и та пулей бросилась к ней. Я же поспешно оделась, направившись в школу.

Алиса Орлова меня действительно ненавидела. Удивительно, как быстро люди из лучших друзей превращаются в заклятых врагов. На одной из перемен эта девушка подошла ко мне, скрестив руки на груди. Она смотрела на меня с высока, ожидала, что я начну извиняться перед ней. Молить ее о том, чтобы она меня простила… Но этого не будет. Никогда.

— Ты не хочешь мне ничего сказать? — недовольно спросила она.

— Не хочу, — буркнула я.

Слово за словом и дело подошло к драке. Честно говоря, я действительно хотела этого. Хотела вырвать волосы и выцарапать глаза этой мерзкой сучке, которая считает себя гребаной королевой. Богатые родители и симпатичное личико не делает тебя лучше всех. Жаль, что раньше я этого не понимала.

Алиса первая ударила меня по лицу. Я же увернулась и бросилась на нее, пытаясь сбить с ног. Я чувствовала на себе пристальные взгляды остальных учеников. Знаете, наверное, мне стоило сдержаться… Ведь до учителей новость о нашей драке рано или поздно дойдет, и она вызовет в школу наших родителей.

И тогда у моей семьи появятся крупные проблемы.

Потому что Орлова — единственная и горячо любимая дочь в их семье. Как жаль, что они не смогли нормально воспитать ее, сделать из нее достойного человека, а не дрянную сучку.

— Давай, Алиса! — кто-то из учеников поддерживал явно ее.

— Я за Кристину! — но были и те, кто был на моей стороне.

Вот я прижала моя бывшую лучшую подругу к стене, со всей силы ударив ее локтем в бок. Злость придавала мне сил.

Не знаю, чем бы это все закончилось, если бы чья-то рука не схватила меня за плечо, оттащив от Алисы. Обернувшись, я заметила за своей спиной моего одноклассника — Матвея.

— Хватит, остынь, — прошептал он.

Вот я легко дотронулась рукой до своего лица. Моя щека была рассечена острыми ногтями моей соперницы. Я поспешно вытерла кровь рукавом. Наверное, сейчас я выгляжу ужасно: мои светлые волосы торчат в разные стороны, как ежовые колючки, косметика размазалась по лицу…

Впрочем, Алиса выглядела не лучше. Она смотрела на меня испепеляющим взглядом. О, если бы она могла бы причинять мне боль одним взглядом, то сейчас бы я валялась на полу и орала во все горло.

— Если ты еще раз подойдешь ко мне, то так просто не отделаешься, — прошипела я, смотря на бывшую лучшую подругу.

Орлова же поспешно вытерла кровь с разбитой губы, продолжая смотреть на меня. Возможно, мы еще не раз подеремся. Я очень сомневаюсь, что она так просто отстанет от меня.

Вот к нам подлетела Ангелина Синицина, смотря на происходящее круглыми, как две луны глазами.

— Да какого черта с вами происходит?! — одними губами прошептала она.

Что, никогда не видела, как друзья становятся заклятыми врагами? Что, никогда не верила, что я смогу ударить Алису?

— Пойдем, сходим к медсестре, — прошептал над самым моим ухом Матвей. Я знала, что этот парень тоже не очень-то и жаловал Орлову. Он говорил, что она — не более, чем шлюха. Только строит она из себя…

Я же обернулась через плечо, заглянув парню в глаза. Наверное, мне действительно лучше убираться отсюда, пока сюда не сбежались и учителя. Иначе потом проблем не оберешься.

— Идем, — отозвалась я, направившись на второй этаж, к кабинету нашей медсестры. Я не знала, что скажу ей насчет того, что произошло со мной…

Однако я гордилась собой. Потому что сегодня в первый раз я смогла дать отпор Алисе Орловой. А до этого момента я была не более чем ее тенью. Девочкой, которая соглашалась с каждым ее словом.

Но теперь все иначе.

========== 28 ==========

Медсестры на месте не оказалось. Вот всегда так! Она постоянно где-то бродит, пока мы ученики страдаем. Да к тому же эта особа редко отпускает кого-то домой. Чаще всего — дает какие-то там таблетки, которые обычно не помогают.

Вот я тяжело вздохнула, прижимая ладонь к щеке.

Вот Матвей достает из кармана своих брюк белоснежный платок и протягивает его мне:

— Почему вы подрались? Насколько мне известно, совсем недавно вы были лучшими подругами? — проговорил он, криво усмехнувшись. Чувствую, нашу драку еще долго будут обсуждать… Но самое страшное в этом то, что мою мать могут вызвать в школу. И я вновь расстрою ее.

— У меня были на то причины, — холодно отозвалась я, — И да, спасибо, — добавила я, прижимая платок к щеке. Он мгновенно пропитался кровью, став ярко-алого цвета. Матвей же еще несколько мгновений внимательно смотрел на меня, заглядывая в глаза. Наверное, пытался понять, о чем именно я думаю.

— А ты изменилась, Кристина. В последнее время ты ведешь себя не так, как раньше, — протянул он.

— Надеюсь, в лучшую сторону? — горько усмехнувшись, произнесла я.

— Пока что не знаю, — отозвался парень, а после похлопал меня по плечу, проговорив, — Похоже, наша медсестра уже не придет. Надо идти на урок. Давай, умойся и приди уже в себя, а то видок у тебя паршивый, — добавил он.

Я ничего не ответила, а лишь молча последовала его совету.

Когда я зашла в класс, то все дружно обернулись в мою сторону и начали оживленно перешептываться. Я же выпрямилась, отбросив назад выбившуюся прядь волос. Плевать. Пусть обсуждают и осуждают меня, сколько угодно.

Вот я села рядом с Региной Никитиной, достав из сумки учебники и тетрадки. Рыжеволосая девушка же еще долго буравила меня взглядом, а после еле слышно произнесла:

— Зачем ты сделала это? — я же внимательно заглянула в ее голубые, как небо глаза. Сегодня эта девчушка была бледнее обычного.

— Скажем так… В последнее время у нас с Алисой появилось много разногласий… И другого решения нашего конфликта не было, — недовольно пробурчала я, нервно передернув плечами.

— Из-за меня? — тише сказала она.

Из-за меня, Регина. Из-за меня и только из-за меня… Ты тут не при чем.

— Нет. Даже не думай о том, чтобы винить себя в этом. Дело исключительно во мне, — отрезала я, на что рыжеволосая девчушка лишь кивнула, а после уставилась в учебник.

— Просто… После того, как ты заступилась за меня в горах… — пролепетала она, но договорить не успела, потому что в класс зашла наша учительница.

— Я же сказала: забудь, — прошипела я.

В общем-то, до конца учебного дня у меня больше не было никаких проблем. Как оказалось, Алиса Орлова сразу же ушла домой после нашей с ней драки. А я осталась. И упорно делала вид, что ничего не произошло.

Пока ко мне не подошла обеспокоенная Ангелина. В ее карих глазах волнами плескалось беспокойство, и я поняла, что мои самые худшие опасения подтвердились.

Алиса рассказала обо всем своим влиятельным родителям. И теперь у меня и у моей семьи будут проблемы.

Ну, или просто у меня.

Потому что, Кристина, надо думать головой, а не задницей.

— Тебя вызывают к директору. Это срочно, — хрипло проговорила подруга, легко дотронувшись рукой до моего плеча.

========== 29 ==========

Честно говоря, раньше в кабинете директора я бывала часто. Из-за того, что зачастую грубила учителям на уроках, из-за того, что прогуливала учебу, или же приходила ко второму, а то и к третьему уроку. А еще я умудрялась оговариваться с нашим директором, полностью седым мужчиной пятидесяти пяти лет… Конечно же, когда мы с матерью возвращались домой она наказывала меня. До седьмого класса она вообще наказывала меня при помощи ремня, но это не особо-то помогало. Я лишь сильнее злилась на нее, а мое желание сделать все наперекор ей становилось все сильнее и сильнее.

Но потом мать нашла другие рычаги воздействия на меня: она просто-напросто перестала отпускать меня гулять с подругами. Иногда, если я провинилась не слишком крупно, лишала интернета на неделю.

Но я все равно находила выходы: сбегала из дома, тайком брала ее телефон для того, чтобы зайти в Вконтакте.

Даже и не знаю, что она сделает со мной сейчас… Представляю, как она удивиться, когда узнает, с кем я подралась…

Вот я медленно зашла в кабинет директора, бросив на него мимолетный взгляд. Он сидел за столом, постукивая пальцами по столу. Моя мать же сидела на стуле напротив него, а рядом с ней расположился отец Алисы Орловой — адвокат крупной юридической фирмы нашего города. Рядом с ним стояла его дочь, скрестив руки на груди. Я же осмотрела мою бывшую лучшую подругу с ног до головы презрительным взглядом, невольно поморщившись. Господи, какая же она все-таки мерзкая…

Да уж… Можете ли вы после этого назвать меня умной? Когда же я научусь думать, прежде чем что-то делать?

— Явилась, наконец-то, — процедил отец Алисы, Руслан Николаевич.

— Здравствуйте, — сквозь зубы проговорила я.

— Что у вас произошло? — спросил у меня директор, внимательно заглядывая в глаза.

«Да ничего особенного… Просто кто-то не умеет воспитывать свою дочь должным образом. Просто чью-то дочь даже человеком сложно назвать, ведь она ведет себя хуже, чем животное.»

— Она первая напала на меня! — пискнула Алиса, указав на меня пальцем. Фу, некультурно же так делать!

— Да? А ничего, что ты угрожала мне? Да и не только мне? — прошипела я, словно змея. Орлова же наградила меня испепеляющим взглядом, громко фыркнув.

— Слова ничего не значат. Значения имеют только поступки, — произнесла она, приложив руку к раненной щеке… Ну, все понятно. Теперь она будет упорно изображать из себя жертву. Она хочет превратить меня в чудовища, но… Все знают, какая она на самом деле. В особенности, наш директор, которому она грубила побольше, чем я прежнее.

— Вы… Вы же были лучшими подругами, — непонимающе прошептала моя мать. О… Кажется, это было так давно… Я уже смутно помню те времена. Когда-то я восхищалась этой девушкой, но сейчас осталось лишь презрение.

— Ключевое слово «были», мама — проговорила я, громко фыркнув.

— Неважно, кем вы были раньше, важно, кто вы сейчас, — медленно проговорил Руслан Николаевич, буравя меня взглядом своих холодных бледно-голубых глаз, — Ваша дочь, Ирина Викторовна, навредила моей дочери, оставив на ее теле повреждения.

— Вы называете это повреждениями? А ничего, что она тоже разбила мне губу? — прервала я его, фыркнув так, что любая лошадь бы мне позавидовала. Он может даже не пытаться включать в себе юриста. Не прокатит. Потому что его дочурка ни разу не белая.

Руслан Николаевич же еще несколько мгновений смотрел на меня, а после покачал головой. Алиса же молчала и не отрываясь смотрела на меня. Надеется, что отец опять все уладит, что она сделает все, как надо…

Но сегодня я не буду виноватой. Потому что на этот раз я действительно не в чем не виновата…

Дискуссии продолжались еще около двадцати минут. Отец Алисы Орловой упорно пытался выставить меня виновной, но в конце понял, что это бесполезно. Моя мать все время молчала, но я приводила аргументы, почему не только я невиновна в данном конфликте… В итоге мы сошлись на том, что мы обе во всем этом виноваты.

Директор сказал нам, чтобы мы извинились друг перед другом, и чтобы он вообще нас вместе никогда не видел.

Как хорошо, что он тоже недолюбливал Алису Орлову и ее гадкое семейство…

— Извини, — сквозь зубы процедила я. Моя бывшая подруга же еще несколько мгновений молчала. Она не хотела говорить этого, не хотела унижаться… Но сегодня нам обоим придется наплевать на собственную гордость.

— Алиса, — c явным нажимом сказал Руслан Николаевич, отчего девушка громко вздохнула, а после отозвалась, а в ее голосе не было ничего, кроме недовольства.

— Извини меня, Кристина, я больше так не буду, — она закатила глаза.

— Извинения приняты, — отозвалась я, криво усмехнувшись.

О, это не конец… Далеко не конец…

Вот мать поднялась со своего места. Она даже не смотрела на меня… Боже, я опять ее разочаровала. Ну почему? Почему все складывается именно так, а не иначе?

— Пойдем, дочка, — проговорила она, кивком головы указав на дверь.

— Да, идем, — как можно бодрее отозвалась я, а после добавила, смотря на нашего директора, к которому я чувствовала нечто вроде благодарности, ведь считай он помог мне. Помог избежать более крупных проблем с семейством Орловых, — До свидания! — добавила я, а после поспешно удалилась, чувствуя на себе испепеляющий взгляд бывшей подруги.

========== 30 ==========

— Кристина, я тебе всегда говорила, что от этой девушки тебя ждут только одни неприятности, — сказала мне мать, стоило мне только зайти в дом. Вот она тяжело вздохнула. Боже, она выглядела такой уставшей. А я чувствовала себя такой виноватой.

— Прости, что я тебя не слушала, — прошептала я, опустив взгляд. Плевать мне на Алису. Пусть делает, что хочет. Но моя мама…

— Ох, Кристина, — она подошла ко мне, крепко обняв. О, как же давно мы с ней не обнимались! Впервые за долгое время мы стали семьей, и между нами не было вражды. По крайней мере сейчас я ее не в чем не обвиняла.

***

На следующий день, стоило мне только зайти в школу, как ко мне подлетел Матвей, а в его глазах было какое-то странное, непонятное мне выражение:

— Я слышал тебя вчера к директору вызывали. Из-за твоей драки с Алисой, — проговорил он, заглядывая мне в глаза. Господи, когда вы уже угомонитесь и перестанете обсуждать это? В конце концов его это никак не касается.

— Да, это так, — кивнула я, пожав плечами.

— И что сказали? — продолжал допрашивать меня Матвей. Я же криво усмехнулась в ответ, а после отозвалась:

— А что они могли сказать, собственно говоря? Мы извинились друг перед другом и обещали больше так никогда не делать, — парень в ответ понимающе кивнул.

— Но на этом все не закончится, не так ли? — глухо проговорил он. Что ему от меня нужно?

— А ты как думаешь? — фыркнула я.

— Слушай, Кристина, я не думал, что когда-то скажу нечто подобное, но… Если вдруг тебе понадобится моя помощь, то ты можешь на нее рассчитывать. Поверь мне, у меня есть причины для того, чтобы ненавидеть Алису Орлову также сильно, как и ты, — произнес Матвей, легко коснувшись своей рукой моей руки. Я же резко отдернула ее, заглядывая в его голубые глаза и пытаясь понять, о чем именно он думает.

Безусловно, мне нужен союзник. И этот парень может сгодиться на эту роль.

— Спасибо, — ответила я, выдавив из себя легкую улыбку.

Матвей в ответ лишь кивнул, а после поспешно удалился, заняв свое место.

На перемене мои одноклассники обступили меня плотным кругом и начали допрашивать меня насчет моих отношений с бывшей подругой. Я отвечала коротко и нехотя. И, конечно же, лгала. Лгала, потому что причину, по которой мы теперь с ней враждуем никто и никогда не должен знать.

Ангелина же говорила, что мы должны помириться, что все должно быть точно также, как было раньше. Наивная. Как прежде уже не будет никогда. Слишком много воды утекло.

Конечно, Алиса в покое меня не оставила. Сегодня, на уроке физкультуры, она напакостила мне. Когда я вернулась в раздевалку после того, как прозвенел звонок с урока своей школьной формы я не обнаружила.

Понятно дело, кто в этом виноват. И я даже прекрасно знаю, куда она ее закинула.

В наш душ, что находился в раздевалке. Не знаю, купался ли в нем кто, но воняло там, как в канализации.

Я поспешно достала оттуда свою форму и невольно поморщилась. Конечно же, она полностью провонялась этим мерзким запахом. Ну ничего, Алиса, я еще отыграюсь. Поверь мне, так просто я ничего не оставлю. Не позволю тебе унижать меня точно также, как ты унижала Никиту Астафьева и Регину Никитину.

Оставаться в школе я больше не могла, поэтому я решила отпроситься у медсестры, ссылаясь на плохое самочувствие после урока физкультуры. Честно говоря, раньше я делала это довольно-так часто, поэтому вероятность того, что она оставит меня на уроках невероятно высока.

Но все обошлось: женщина сказала мне, чтобы я шла домой. Я в ответ лишь кивнула ей, выдавив из себя улыбку.

Однако, когда я выходила из школы, то столкнулась с очередной неприятностью. В школьном дворе стояла группа парней-одиннадцатиклассников, друзей Алисы Орловой. Они сразу же заметили меня и понеслось:

— Шмара!

— Шкура!

— Страшилище!

— Курица!

Глупо было реагировать на их высказывание, поэтому я просто закусила нижнюю губу, ускоряя шаг.

========== 31 ==========

В следующий раз я проснулась через десять дней. Бросив беглый взгляд на календарь, я отметила, что до моего самого любимого праздника, Нового года, осталось всего лишь три недели, которые пролетят незаметно.

Если я проснулась именно в этот день, значит, сегодня произойдет что-то значимое, не так ли? Но вся беда в том, что я не знаю, что именно. И эта неизвестность меня пугает. Очень пугает.

— Крисси, пора вставать! — от размышлений меня прервал громкий крик сестры, ворвавшиеся в мою комнату. На ее лице играла широкая улыбка. О, совсем скоро мы с ней и с матерью купим прекрасную вечнозеленую ель. Совсем скоро воздух будет искриться волшебством…

Не смотря на все, я всегда верила в чудеса, всегда верила, что желания, загаданные мною на Новый Год рано или поздно сбудутся. Впрочем, обычно мечты так и оставались мечтами. Но надежду невозможно убить, она продолжала жить в моем сердце. Детская надежда на то, что этот мир — прекрасен, что в нем полно добра, что в нем все еще осталось волшебство. Думаю, эта некая наивность сопровождает каждого из нас всю жизнь… Ну, или до той поры, пока вас не предали и не втоптали в грязь. Пока ваши мечты не раскололи на части, оставив лишь острые осколки.

— Я уже проснулась, Анюта, — отозвалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно бодрее.

За завтраком сестра начала уговаривать мать остаться дома, но ничего не вышло. Та говорила, что до зимних каникул и так осталось совсем немного и прогуливать сейчас не стоит.

— Тем более, Кристина на следующий год сдает экзамены и заканчивает школу, — добавила мать, кивком головы указав на меня. Учеба? Как будто я когда-то училась…

Однако я согласно закивала, потому что сегодня я должна была пойти в школу. Если я этого не сделаю, то мой день вновь начнется заново, чего бы не очень-то и хотелось.

Я поспешно доела свой завтрак, а после направилась в свою комнату, приготовившись к новому школьному дню. В первую очередь морально.

Знание порой хуже, чем незнание. О, если бы я хотя бы примерно знала, чего мне следует ожидать…

— Кристина, сегодня я заберу Анюту из садика, — проговорила мать, провожая меня на учебу. Я в ответ лишь кивнула.

Однако ничего ужасного со мной сегодня не произошло. По крайней мере на первых двух уроках. Из-за эпидемии гриппа половина нашего класса отсутствовала, в том числе и Ангелина Синицина, девушка, которую я смело могу назвать своей подругой, ведь она до сих пор не отвернулась от меня. Удивительно, ведь Алиса Орлова уж точно всеми возможными способами настраивала ее против меня.

Также сегодня отсутствовала моя рыжеволосая соседка по парте. Она тоже заболела, а значит, сегодня мне не стоит рассчитывать на чью-то помощь. Надеюсь, что на химии меня не спросят, иначе мою мать вновь пригласят в школу на беседу с моей классной руководительницей.

Перед началом первого урока ко мне подошел Матвей, спросив, не против ли я, если он подсядет ко мне, пока Регины нет в школе. Я, конечно же, согласилась, потому что этот паренек учился намного лучше меня. Ведь я уже даже успела забыть, когда в последний раз открывала учебник.

— И чур ты со мной на химии, — еле слышно сказала я моему новому соседу по парте. Тот же бросил на меня мимолетный взгляд, а после кивнул, а его губы тронула кривая усмешка.

— Хоть в чем-то ты осталась прежней, Крис, — тихо проговорил он.

Но так получилось, что на химию я не попала. Но обо всем по порядку.

На перемене в вестибюле я заметила Никиту Астафьева, который разместился на лавочке, крепко сжимая в руках свой портфель. Он был бледен, словно мертвец, его тело содрогалось от кашля. Грипп. Парня он не обошел стороной, но только вопрос в том: что он делает в школе, когда ему нужно лежать дома с градусником?

Я знала, что с отцом у Никиты были не самые лучшие отношения… Он всегда считал его недостаточно хорошим.

Думаю, я должна помочь Астафьеву. По крайней мере, попытаться. Потому что когда-то он был моим лучшим другом. И знаете, сейчас я бы отдала все на свете, лишь бы вернуть те времена. Но ничего больше не повторится. Потому что он никогда не сможет до конца простить меня, Кристину Березову, девушку, которую он некогда любил, и которая не принесла ему ничего, кроме боли.

— Эй, — я подошла к нему, легко коснувшись своей рукой его руки. Тот лишь нервно вздрогнул, уставившись на меня своими мутными от боли глазами.

— Кристина? Что ты хочешь от меня? — спросил он, крепче сжимая в руках свой портфель. Я понимаю его недоверие… Он думает, что даже сейчас я хочу подшутить над ним, причинить ему боль. Опять забрать у него портфель, закинуть его куда подальше…

— Ты выглядишь не очень хорошо. Грубо говоря, паршиво, — мягко проговорила я, заглядывая в голубые глаза парня. Тот лишь склонил голову набок, вопросительно смотря на меня, — Мне кажется, тебе надо пойти домой. И не приходить в школу, пока полностью не поправишься, — говоря это, я чувствовала у себя в груди какое-то странное, незнакомое мне ранее чувство, которому я не могла дать определения:

— Хотя бы потому, чтобы не заражать других. А то знаешь, у меня достаточно планов на праздники, и я не хочу, чтобы такие, как ты их сорвали, — добавила я ворчливо, скрестив руки на груди. Ведь разве он поверит, что я действительно забочусь о нем? Проявляю теплые чувства? Хочу помочь?

Никита же еще несколько мгновений смотрел на меня, а после просто кивнул, ничего не сказав. Я расценила его жест, как согласие с моими словами и посчитала, что он пойдет к медсестре, и она отпустит его домой.

Вот ко мне подошел Матвей, положив руку мне на плечо:

— Крис, ты чего зависла? Не стоит тратить время на этого чуднОго, — проговорил тот, громко усмехнувшись.

Думал, что я опять издеваюсь над Астфьевым?

— Да-да, идем, — машинально отозвалась я, разворачиваясь на триста шестьдесят градусов, оставляя Никиту в полном одиночестве.

Но все было не так уж и просто. Перед моими глазами вновь пронеслась та ненавистная белая вспышка, и я провалилась во тьму.

Что я опять сделала не так-то?!

========== 32 ==========

Перейду сразу к тому моменту, когда я вновь подошла к Никите Астафьеву. Наш разговор не сильно-то отличался от предыдущего. Вот ко мне подошел Матвей, положив руку мне на плечо и проговорив:

— Крис, ты чего там зависла? Не стоит тратить свое время на этого чуднОго, — конечно, если я еще хотела хоть немного сохранить свою хорошую репутацию, то должна была уйти вместе со своим одноклассником. Но это невозможно. Легких путей нет. Только вот что говорить Матвею — не знаю.

То, что действительно хочу помочь? А разве он поверит мне?

— Никита, тебе помочь добраться до медсестры? — выпалила я, игнорируя слова Матвея. Тот же удивленно посмотрел на меня непонимающим взглядом. Так, как обычно смотрят на умалишенных.

— З-зачем? — проговорил Астафьев, с опаской поглядывая на меня.

— Надо, — я взяла его за руку, потянув на себя. Тот отдернул ее, как от огня, а его глаза стали полными, как две луны.

— Ну, я это… Пошел, короче, — бросил мне Матвей, а после развернулся и оставил меня наедине с Никитой. Пусть уходит. Одной неприятностью меньше.

Боже, как же странно я сейчас выгляжу…

— Ты действительно хочешь мне помочь? — хрипло спросил Никита, — Зачем?

— Сказать тебе честно? — я тяжело вздохнула, опустив взгляд, — Мне действительно очень стыдно за то, что я постоянно издевалась над тобой и остальными. Это неправильно, поэтому я хочу искупить свою вину, — я горько усмехнулась, а после добавила, — Поэтично, конечно, но это правда так, — парень же продолжал непонимающе смотреть на меня.

Думаю, я уже почти искупила все свои грехи… Почти…

— Я…

— Клянусь, я не причиню тебе вреда, — тихо произнесла я, не давая Никите договорить, — Тем более, ты сам видел, что я заступилась за Регину, там, в лесу, — добавила я, тяжело вздохнув.

Боже, как же сильно я хотела рассказать кому-то всю правду о себе. Рассказать о том, что со мной случилось. Но я вынуждена молчать, и это — часть моего наказания.

— Ладно, — наконец отозвался Никита, кивнув. Вот он поднялся со своего места, накинув портфель на плечо. Вот мы медленно направились к кабинету нашей школьной медсестры.

Благо, на этот раз она оказалась на месте. Женщина встретила нас с явным недовольством, сказав, чтобы больше не видела в школе Никиту. По крайней мере, ближайшие две недели, потому что такие, как он только и делают, что разносят инфекцию. Также медсестра дала ему какие-то таблетки от температуры и выписала справку, которую парень должен отдать своей классной руководительнице:

— Березова, будь добра, проводи его до дома, а то не дай Бог еще в обморок шлепнется, — добавила женщина, внимательно смотря на меня. Я же нервно вздрогнула, передернув плечами. Никита внимательно смотрел на меня, а в его глазах появилось какое-то странное, непонятное мне выражение.

Интересно, он захочет, чтобы я проводила его?

— Да, конечно, Наталья Викторовна, — отозвалась я, кивнув и выдавив из себя легкую улыбку.

Также медсестра протянула мне бактерицидную маску, чтобы я тоже ненароком не заразилась гриппом. Впрочем, я думаю, мы итак достаточно контактировали, так что вероятность того, что я уже заражена невероятно высока. Конечно, болеть в праздники мне не хотелось, но что поделаешь?

— Идем, Никита, — проговорила я, кивком головы указав на дверь. Парень в ответ лишь кивнул и в скором времени мы удалились.

Однако стоило нам выйти в школьный двор, как Никита замер на месте, а в его голубых глазах волнами плескался страх. Что опять произошло-то?

— Кристина, понимаешь, я не могу пойти домой, — хрипло прошептал он, отчего я вопросительно подняла бровь.

— Почему?

— Отец сказал, что я должен учится. У нас с ним… Всегда были сложные отношения, — да, я знала об этом. После смерти матери жизнь этого паренька стала намного хуже, ведь его папаня всегда считал его недостаточно хорошим. И неважно, что Никита был круглым отличником, да и в придачу прекрасно рисовал.

— То есть пойти домой ты не можешь? — кивнула я, хмыкнув и закусив нижнюю губу.

В общем-то… Он может пойти ко мне, да. Думаю, мать против не будет. Скажу, что это мой друг.

— Никита, ты можешь пойти ко мне, — проговорила я, улыбнувшись. Астафьев же посмотрел на меня так, как будто вместо меня тут появился какое-то невиданное чудовище.

— Серьезно? Ты сейчас серьезно? — еле слышно спросил он.

— Да.

— Но… Почему ты так добра ко мне? — вновь спросил он, но ответ на этот вопрос я дать не могла.

— Я уже рассказала о своих мотивах. Так ты согласен, или же нет? — недовольно проговорила я, скрестив руки на груди и прищурившись. Никита же еще несколько мгновений колебался, а после согласно кивнул.

Комментарий к 32

Автор будет рад отзывам :З

========== 33 ==========

Никита чувствовал себя очень неловко. По вполне понятным причинам. Да и я сама чувствовала себя подобным образом. Подумать только, совсем недавно я всячески издевалась над этим бедным пареньком, а теперь проявляю нечто похожее на заботу! И все изменил всего лишь один день, день моей смерти. Всего лишь один плохой день отделяет старую Кристину Березову от новой Кристины Березовой.

— Проходи, располагайся, чувствуй себя, как дома, — проговорила я, взмахнув рукой.

Никита в ответ лишь кивнул, а после разместился на небольшом диванчике, что находился в гостиной.

— Если хочешь, то можешь включить телевизор, — добавила я, направляясь на кухню, чтобы заварить парню горячий чай.

Спустя несколько мгновений я вернулась назад с полной кружкой этого напитка, поставив ее на небольшом стеклянном столике перед Астафьевым. Тот же непонимающе смотрел на меня, пытаясь понять, о чем именно я думала.

А мне, в свою очередь, хотелось бы узнать его мысли тоже. Но чужая душа — потемки.

— Спасибо, — еле слышно отозвался парень.

— Не за что. Считай, что таким образом я приношу тебе свои извинения за все то, что я сделала для тебя, — произнесла я в тон ему.

Парень же посильнее укутался в теплый плед, попивая чай. Я же разместилась в кресле неподалеку от него. Телевизор он так и не включил.

Мы молчали, тишину нарушало только мирное тиканье часов. Тик-так. Тик-так. Так-так… Я не могу долго слушать этот звук, он буквально сводит меня с ума. Поэтому я первая решила прервать воцарившиеся тишину:

— Если тебе еще что-то понадобится, ты обращайся, не стесняйся, Никита.

— Зачем ты делала это, Кристина? — наконец сказал парень, внимательно заглянув мне в глаза. Конечно же, я понимаю, о чем именно он говорит. Но ответа на этот вопрос у меня до сих пор не было. Да, я частенько пыталась анализировать свои прошлые поступки, но приходила только к одному заключению: я поступала так только потому что так делали все.

Не хотелось выбиваться из коллектива. Даже когда дело доходит до унижения кого-то другого.

Даже когда приходится наплевать на все моральные принципы.

— Сказать по правде? Я не знаю, — отозвалась я, неопределенно пожав плечами. Никита в ответ лишь задумчиво хмыкнул, прикусив нижнюю губу:

— А если хорошо подумать? — тихо спросил он.

Скажу что-то лишнее — мой день повторится в третий раз…

— Так делали все… Мои друзья, а я повторяла за ними. Тогда мне казалось, что иначе просто быть не может, — честно призналась я, прикрыв глаза и ожидая, когда перед ними вновь пронесется та яркая вспышка света. Но ничего не произошло. Я по-прежнему сидела в кресле, в одной комнате с Никитой Астафьевым.

Боже, никогда не думала, что дойду до такого.

— Никогда не думал, что ты не имела собственного мнения, — горько усмехнувшись, отозвался парень. От его слов я нервно вздрогнула.

Да, не имела. Но теперь у меня оно на все есть.

— Прости меня, если сможешь, — сказала я, и эти слова дались мне с большим трудом. В прошлом я никогда не перед кем не извинялась. Гордость не позволяла. Признать свою вину и искреннее раскаяться — всегда чертовски сложно.

Да и к тому же, что можно изменить словом из пяти букв? Совершенно ничего. Оно не способно излечить кровоточащие раны на сердце. Не способно склеить осколки разбитой вдребезги души.

— Сложно просто так взять и забыть обо всем, Кристина, — тяжело вздохнув, отозвался Никита.

Он ненавидит и презирает меня. И имеет на это полное право.

— Я понимаю, — эхом отозвалась я.

Повисло неловкое молчание, которое продолжилось всего лишь несколько секунд, но мне казалось, что прошла целая Вечность. Но вот Астафьев вновь заговорил:

— В любом случае ты изменилась. Важно, кто ты сейчас, Кристина, — он выдавил из себя легкую улыбку. Неужели… Неужели это значит, что он все-таки прощает меня?

— Так ты прощаешь меня? — Никита не ответил. Он лишь опустил взгляд, уставившись в пол. А я не стала на него давить, мне хватило и этого.

Конечно, я могла бы обвинить во всем Алису Орлову, сказать, что это она виновата в том, что я поступала так паршиво по отношению к людям, что меня окружали. Что она настраивала меня против Никиты, Регины… Но это по меньшей мере глупо. Вина только моя.

Только ты должен отвечать за свои поступки. И никто другой.

========== 34 ==========

Повисло неловкое молчание. Никита молчал, и я молчала, потому что не знала, что тут могу еще сказать. Я извинилась, но этого мало.

Слова ничего не значат, значение имеют лишь поступки, не так ли, Кристина. Удивительно, что эта фраза чертовски правдива, учитывая, кем именно она была сказана.

— Ваши отношения с Алисой… Я слышал, что она планировала какой-то заговор против тебя. Будь осторожна, — наконец, глухо проговорил Астафьев, отчего я нервно вздрогнула. Господи, опять она. Орлова не успокоиться. Никогда. И я тоже. Никто из нас не отступит, и эта вражда будет продолжатся еще очень-очень долго.

— Спасибо, что предупредил меня об этом, — отозвалась я, выдавив из себя улыбку. Конечно, я упорно делала вид, что мне плевать на бывшую подругу, что я ее совсем не боюсь, но на самом деле у меня на душе скребли кошки.

Потому что у нее больше союзников. Алиса всегда была популярнее меня. Особенно, сейчас, ведь из меня теперь поддерживают всего лишь двое человек: Матвей и Ангелина. И то я не уверена, что последняя на моей стороне. Она может отступить, бросить меня, ведь Орлова также является ее подругой.

Кончено, у меня еще есть Регина, да Никита, но я не думаю, что те, над кем все так долго издевались смогут мне помочь. Да и вообще я не могу назвать их своими друзьями…

— Она та еще змея. Зря ты связалась с ней, — проговорил парень, — Почему именно ее ты выбрала себе в подруги?

О, если бы я знала… Алиса была крутой девчонкой, вокруг которой всегда кружились парни, а все девушки мечтали стать ею. И я не исключение.

— Я уже много-много раз пожалела об этом, — отозвалась я, скрестив руки на груди. Никита в ответ лишь тяжело вздохнул, а после бросил беглый взгляд на настенные часы, проговорив:

— Спасибо за гостеприимство, но мне пора идти. Иначе отец меня хватится, — парень медленно поднялся со своего места, небрежно бросив плед на диванчик. Честно говоря, мне совсем не хотелось, чтобы он уходил…

— Проводить? — спросила я, слегка улыбнувшись.

Астафьев ответил мне той же улыбкой:

— Спасибо, не нужно, — я расстроилась, но не показала этого, а лишь улыбнулась еще шире, проводив того.

Ох, Никита, Никита… Надеюсь, когда-то ты простишь меня.

***

Мои ночные кошмары вернулись ко мне. Мои страхи облепили меня, и я тонула в этом болоте.

Мне опять снилась моя прошлая жизнь. Мои подруги: Алиса и Ангелина. Они вновь издевались надо мной, говорили, что я ничтожна, что они дружили со мной только из самой обыкновенной жалости. Что я слишком убогая для того, чтобы жить и быть счастливой. Сейчас они напоминали мне каких-то безобразных ведьм…

Но потом подруги исчезли. Я вновь оказалась во беспроглядной тьме. Темный силуэт моего убийцы направлялся ко мне, раскачиваясь из стороны в сторону. Я напрягла зрения, отчаянно пытаясь рассмотреть его, понять, кто он, но все тщетно. Это скрыто от меня.

Когда придет время ты все поймешь, Кристина.

Еще один ножевой удар. Острая боль пронзила все мое тело, мне хотелось кричать, но крик, кажется, застрял в моем горле. Все это бессмысленно.

«Это всего лишь сон, всего лишь сон», — упорно твердила я себе, ведь обычно после этого ты просыпаешься в своей мягкой постели. Но нет. Все оставалось прежним.

Прошлое не отпускает.

Разве я и без этого недостаточно наказана? Почему я вижу воспоминания о своей смерти, но ничего не могу узнать? Не могу хоть немного приподнять эту завесу тайны?

— Ох, Кристина, Кристина… Ты так отчаянно пытаешься быть хорошей, а точнее убедить себя в том, что это действительно так, — проговорил мужчина, издав хриплый смешок, — Но на самом деле тебе глубоко плевать и на Никиту Астафьева и на Регину Никитину. Тебе есть дело только до себя самой. Ты помогаешь им только ради себя. Ведь в них твое спасение, — продолжал говорить незнакомец, отчего мое сердце болезненно сжалось.

Нет, это не так. Это совсем не так. Я делаю исключительно из добрых и светлых побуждений. Да, именно так…

Наверное.

— Это не так! — пискнула я.

— Глупая, глупая, Кристина. Ты всю жизнь только и делала, что занималась самообманом. Ты никогда никому не была нужна. Всем плевать на тебя, — продолжал говорить мужчина, и его слова были для меня подобны ножевым ударам.

Но это не так. У меня есть мать и сестра. Они любят меня, не смотря ни на что. Пусть я и большую часть жизни вела себя, как конченая тварь.

Убийца продолжил сыпать в мой адрес подобного рода оскорбления, а я пыталась не слушать его. Хотя, знаете, это сложно. Особенно, когда попутно он причинял тебе не только душевную боль, но и физическую.

Что из этого хуже, решайте сами.

Проснулась я под утро, от того, что моя сестренка Анюта, прыгнула на мою кровать и начала будить меня, вцепившись в плечи.

Я же широко распахнула глаза. Этого ужасного незнакомца больше нет. Рядом со мной только моя любимая сестра.

— Крисси, почему ты плачешь? — спросила она меня, а в ее голубых глазах волнами плескалось беспокойство.

Действительно, я плакала. По моим щекам ручьями стекали слезы. Я поспешно вытерла их рукавом моей ночнушки, а после выдавила из себя легкую улыбку.

Забудь о своих снах, Кристина, забудь. Они тянут тебя на самое дно.

— Все хорошо, Анюта, все хорошо, — прошептала я, опустив взгляд, а после добавила, — Мне просто приснился плохой сон.

Та же еще несколько мгновений смотрела на меня, чуть склонив голову набок, а после крепко обняла меня, прижавшись ко мне. Я ответила ей тем же, поглаживая ее по светлым волосам.

========== 35 ==========

И вновь новый учебный день. Благо, до Новогодних каникул осталось еще совсем немного… Впрочем, о чем это я? Не факт, что я встречу Новый Год. Возможно, я опять совершу так называемый «прыжок» во времени и проснусь в марте, к примеру? Так не хочется пропустить любимый праздник…

Когда я зашла в класс, то сразу же поздоровалась с Ангелиной, которая уже вышла с больничного:

— Привет, — бросила я ей, отчего та наградила меня таким странным взглядом. Так обычно смотрят на умалишенных.

— Ага, — сухо отозвалась она.

Все ясно. Алиса. Она поговорила с ней и пропесочила ей мозги. Нет у меня больше Ангелины.

— Все нормально? — спросила я, чуть склонив голову набок и внимательно заглядывая в ее большие голубые глаза. Та же стыдливо опустила взгляд, — Я же знаю, что что-то случилось. Говори прямо, подруга, — я сделала особый акцент на последнее слово.

— У меня-то все нормально, — еле слышно проговорила она, а после добавила уже громче, — А вот у тебя — нет. Я думаю, тебе стоит обратиться к психологу.

— Мне? — я ахнула от удивления. Теперь они меня уже в психи записали? Из-за того, что я не хочу мириться с тем, что творит Алиса Орлова? Из-за того, что я заступилась за Регину Никитину?

— В твоих действиях нет никакой логики, — продолжила Ангелина, — Ты поссорилась с Алисой из-за какой-то ерунды, носишься к Астафьевым и остальными изгоями общества, — на ее слова я громко фыркнула.

Если она называет причину нашей ссоры с Орловой ерундой, то все действительно очень плохо. Я заступилась за девочку, которая не сделала ничего плохого. Разве это ерунда?

Да и в конце концов чем Никита Астафьев и Регина Никитина хуже остальных? Они такие же люди, как и мы все. Со своими недостатками и своими достоинствами.

— Изгоями общества? А ты скажи, почему они хуже тебя, меня или же Алисы? Наоборот они лучше вас. Намного лучше. У них по крайней мере есть хоть какие-то моральные ценности, — прошипела я, бросив испепеляющий взгляд в сторону моей уже бывшей подруги.

Я до конца верила, что Синицына меня не бросит, но… Для нее авторитет важнее дружбы.

Ангелина молчала. Не знала, что ответить.

О, если бы она с Алисой оказалась на моем месте…

— Молчишь?! Неудивительно, ведь ты… — и прежде чем я успела договорить, девушка перебила меня, и голос ее звучал невероятно спокойно:

— Кристина, уж поверь, не тебе осуждать меня. Разве не ты была инициатором всех шуток над Астафьевым? Тебе нравилось издеваться над ним, а теперь ты резко изменила свое мнение и начала строить из себя ангела. Но только ты ни разу не белая, — я нервно вздрогнула от ее слов.

Она права, да. Я так делала… Но я делала это давно, это было в прошлом. Теперь я совсем другая, и это — главное.

Наверное, другая. Ведь, может быть, тот незнакомец из сна был прав?

Я не выдержала всего этого, и сорвавшись с места, выбежала из класса. Плевать, что я пропущу первый урок. Раньше я так часто делала, и я знаю, что нужно говорить учителям, чтобы они не звонили матери.

Я поднялась по лестнице на третий этаж школы — самое тихое местечко. Я присела на ступеньки, уткнувшись головой в колени и заплакала. Больше я не могла сдерживать слез.

Я могу бесчисленное количество раз убеждать себя в том, что мне нисколько не жаль о моем прошлом, о моей дружбе, но в глубине души я понимала, что это не так. Очередной самообман…

Мне было жаль нашей дружбы. Когда-то я с Ангелиной и Алисой были, как сестры. Мы делились друг с другом своими секретами. У нас были собственные шутки. Мы втроем постоянно находили приключения на свою пятую точку, руководствуясь тем, что «будет, что вспомнить».

Мне действительно было хорошо с ними.

А потом все это рухнуло.

Потом я умерла.

И, может быть, не только я, ведь в моих снах тот страшный человек говорил мне о том, что подруги тоже заплатят за то, что совершили.

Вот я услышала чьи-то торопливые шаги по лестнице и, подняв голову, заметила Регину, которая направлялась ко мне. В ее голубых глазах волнами плескалось беспокойство. Кажется, сегодня она была бледнее, чем обычно.

Я же поспешно вытерла слезы рукой, а после еле слышно проговорила:

— Регина? Что ты здесь делаешь? — рыжеволосая же еще несколько мгновений молчала, а после присела рядом со мной, отозвавшись, а в ее глазах появилось какое-то странное, непонятное для меня выражение:

— Я слышала твой разговор с Ангелиной… Ты действительно лучше их, — я вздрогнула от ее слов.

Действительно ли я лучше?

— Правда? — криво усмехнувшись, спросила я.

— Да. По крайней мере, ты нашла в себе силы для того, чтобы признать свои ошибки, а они — нет, — ответила Регина, а ее губы тронула легкая полуулыбка.

Только для этого мне пришлось умереть. А после своей смерти начинаешь многое понимать, знаете ли…

— Отставь их в прошлом, Кристина. И не обращай внимания, — добавила Никтина, но с этим я вынуждена с ней не согласится. Она не права. Если я буду молчать, то просто-напросто повторю ее судьбу.

Глупо полагать, что если перестать обращать на них всякое внимание, то они угомоняться и потеряют интерес к моей персоне. Так легко превратится в жертву.

— Я должна отвечать им. И ты тоже, — вырвалось у меня, и я сразу же пожалела о своих словах. Последний раз, когда я сказала подобное, то Никиту хорошенько так избили… Ну, а мой день начался заново.

Но сейчас ничего не произошло. Я по-прежнему сидела на лестнице с Региной Никитиной.

— Ладно, Кристина, пойдем уже на урок. Обещаю помогать тебе, — отозвалась Никитина, слегка улыбнувшись и легко коснувшись рукой моей руки.

И я улыбнулась в ответ.

Она простила меня. Простила за все. Она действительно не держит на меня зла.

— Спасибо тебе, Регина, — отозвалась я, а после мы вместе с ней отправились в кабинет на русский язык.

========== 36 ==========

Оставшиеся часть дня прошла относительно спокойно: Ангелина больше со мной не разговаривала, да и я сама старательно избегала ее. Потому что на самом деле разговоры с ней причиняют мне невероятную боль.

Когда прозвенел звонок с последнего урока я вместе с Региной вышла из кабинета. И тогда девушка предложила мне то, чего я от нее точно никогда не ожидала.

— Не хочешь немного прогуляться? Поскольку новогодние каникулы совсем скоро, нам задают не так много домашней работы, и свободного времени хватает, — ее губы тронула легкая улыбка, а я же тупо смотрела на нее, как будто вместо девушки передо мной стояло какое-то невиданное и ужасное чудовище.

Я не заслуживаю этого. Не заслуживаю ее дружбы и поддержки. Ее и Никиты.

Мне стыдно. Стыдно за то, что я совершила. Впрочем, гораздо хуже, когда ты не испытываешь стыда, и совесть тебя не мучает. Такой человек безнадежен.

— Ты сейчас серьезно? — спросила я, чуть склонив голову набок. Регина в ответ лишь кивнула, продолжая улыбаться:

— А почему бы и нет? Тем более, погода сегодня стоит чудесная, — отозвалась она просто. Да, погода сегодня действительно радовало. Все улицы были укутаны белоснежной пеленой, а легкий снежок все продолжал и продолжал идти. А самое главное — особенно холодно не было. Всего лишь четыре градуса мороза.

— Хорошо, я только «за», — отозвалась я, улыбнувшись.

В это мгновение мое сознание яркой вспышкой пронзили воспоминания. Помню, как перед Новым Годом я с Алисой и Ангелиной ходили по магазинам, искали подходящие подарки для своих друзей и родных. Помню, как я с ними резвилась в снегу. Мы дурачились, как трехлетние дети, а прохожие смотрели на нас, как на сумасшедших.

А еще я помню, как мы втроем праздновали Новый Год… И под бой курантов я загадала, чтобы мы всегда были подругами, чтобы мы никогда не расставались. Но жизнь распорядилась иначе.

Мы стали друг для друга чужими людьми. Стоит ли после этого верить в чудеса?

И стоит ли не верить? Ведь человек без надежды — мертвец. Людям нужно во что-то верить для того, чтобы чувствовать себя живыми, чтобы не утонуть в темном болоте своих собственных проблем и неудач.

— Тогда идем, — проговорила Регина, а ее голос звучал довольно-таки бодро.

Мы отправились в парк. В тот самый парк, в котором я некогда гуляла с Никитой Астафьевым, когда находилась в теле рыжеволосой девчушки. Странно, правда?

— Как красиво, правда? — проговорила Никитина, задрав голову вверх и смотря за тем, как снежинки кружат в воздухе, танцуя свой замысловатый танец. Я последовала ее примеру.

Действительно, очень красиво. Зима — прекрасна. Никогда не понимала, почему некоторые люди не любят это время года… Зимой воздух искрится от волшебства. Если в этом мире и существуют чудеса, то они могут произойти только зимой. Да, именно так… Я уверена в этом.

Вот Регина сорвалась со своего места, завалившись спиной в снег. Она развела руки и ноги в стороны, а после, не сгибая их, провела ими в разные стороны. Снежный ангел… C Алисой и Ангелиной мы делали тоже… Правда, тогда мы были пьяными в хлам…

— Кристина, присоединяйся ко мне! — крикнула она мне, отчего я внимательно посмотрела на нее.

Опять дежавю.

Я еще несколько мгновений колебалась, а потом послала все в темный и непроглядный лес и плюхнулась в белоснежный снег, повторяя все действия моей новой подруги.

Регина первая аккуратно поднялась с земли, а с ее лица не сходила улыбка. Она одобрительно посмотрела на своего снежного ангела, а после подошла ко мне, протянув мне руку:

— Хватайся, я помогу тебе встать! — весело проговорила она, а ее голубые глаза сияли ярче звезд на ночном небосводе.

Я и Регина Никтина… Я и Регина Никтина… Я и Регина Никтина… Господи, в голове не укладывается.

Я улыбнулась в ответ рыжеволосой, а после схватилась за ее руку и поднялась с земли, отряхнувшись. Мой снежный ангел получился прекрасным. Но у Регины лучше.

— Эй, не хочешь сделать фотографию на память, Кристина? — проговорила Никитина, толкнув меня локтем в бок. Я же задумчиво хмыкнула. Предложение действительно хорошее.

— А почему бы и нет? — отозвалась я, тряхнув головой и отгоняя навязчивые мысли о своих бывших подругах прочь. Сейчас это неважно. Надо жить здесь и сейчас.

Я поспешно достала из сумки телефон, запечатлев наших прекрасных снежных ангелов. Регина же внимательно смотрела на меня, чуть склонив голову набок, а после проговорила:

— Пойдем, я научу тебя делать кота из снега! — весело сказала она, схватив меня за руку.

Это так по-детски… Однако иногда полезно вновь почувствовать себя ребенком…

========== 37 ==========

Сегодня во сне я увидела свои воспоминания, которые, конечно же, оказались не совсем радостными. Удивительно, но они никак не были связаны с моим паршивым поведением в прошлом.

Мне снилась моя первая и последняя поездка на море, которая началась просто прекрасно, но закончилась, увы, совсем не хорошо.

Я помню свою радость, когда впервые увидела море. Мне тогда было всего лишь семь, и я собиралась пойти в первый класс.

Я, как зачарованная, сидела на каменистом берегу, поджав ноги и наблюдая за тем, как сизые волны накатывают на брег.

Мать же зашла в воду, поманив меня за собой. Я, конечно же, моментально сорвалась с места, бросившись следом за ней. Мы весело плескались в тёплой соленой воде. Я тогда громко и звонко смеялась. Я была счастлива и не хотела думать о том, что совсем скоро мне придётся возвращаться домой. В родной город, в мои каменные джунгли, в которых мне суждено провести всю свою жизнь.

Однако тогда я даже подумать не могла, что море может быть не таким тёплым и ласковым. Что в одно мгновение оно может превратится в жестокое и совершенно равнодушное к чужой боли.

На следующий день моей поездки погода резко изменилась: небо затянуло темно-серыми тучами, с моря дул холодный ветер. Поднялись огромные волны, и купание, конечно же, было запрещено.

Я и моя мама пришли на пляж для того, чтобы подышать свежим морским воздухом. Наверное, лучше бы мы никогда туда не приходили бы. Лучше бы мы целый день провели в своём номере…

Волны заинтересовали меня, мной овладело детское любопытство. Море по-прежнему казалось мне добрым и ласковым, и я не понимала, что это — стихия. Жестокая и равнодушная.

И не смотря на строжайшие запреты моей матери, я все же зашла в воду, взяв пример со взрослых дядечек, которые заходили по щиколотку в воду.

Ведь если с ними ничего не случится — значит и со мной тоже. Так думалось мне.

Все произошло так быстро, что никто толком понять не смог, что именно произошло. Меня сбило огромной волной, и я плюхнулась в ледяную воду, отчаянно замахав руками. Но разве умела ли я плавать?

Я попыталась встать на ноги, но меня вновь сбило чёрной волной, и я погрузилась под воду. До моих ушей донесся испуганный возглас моей матери, которая звала на помощь.

А меня все сильнее и сильнее затягивало под воду, сознание начинало мутнеть, а лёгкие, как будто наполнились огнём.

Было очень страшно. И больно.

Меня чудом удалось спасти, вытащить на берег. Я не знаю, как я не умерла там… Наверное, это всё-таки судьба. Мне было суждено умереть не так, не утонуть в ледяной тёмной и мутной воде. Мне суждено умереть от рук человека, который ненавидел меня всем сердцем и душой. Что из этого лучше, решите сами.

Я помню, что, когда я очнулась, вся мокрая и дрожащая от только что пережитого кошмара, мать крепко прижала меня к себе, а по её щекам стекали горячие слёзы. Она не потеряла меня тогда, но потеряла меня потом. Через десять лет после произошедшего… Господи, что же случилось с ней, когда она узнала о том, что произошло со мной? О том, что я нарушила её запрет и навлекла на себя страшную беду?

Я это уже никогда не узнаю. По крайней мере, я надеюсь на это. Потому что больнее всего наблюдать за страданиями близких тебе людей, не в состоянии что-либо сделать.

После того случая я ужасно боюсь воды. Может, вам это покажется смешным, но я даже в бассейне не решалась поплавать. Потому что перед моими глазами сразу же яркой вспышкой проносились воспоминания о моёй единственной поездке на море. И мне казалось, что в такие моменты в моих лёгких катастрофически не хватает кислорода… Я начинаю задыхаться.

Наверное, лучше бы мне стоило так боятся тёмных улиц и людей, которым я некогда причинила боль.

Воспоминания мгновенно исчезли, и я вновь оказалась в непроглядной тьме.

— Глупая, глупая, Кристина, — пророкотал столь знакомый и столь ненавистный голос. Я же забормотала себе под нос молитву, надеясь, чтобы мой очередной ночной кошмар поскорее закончился.

И в это мгновение перед моими глазами мелькнуло лицо моего убийцы. Всего лишь несколько секунд, и я проснулась в своей постели, а за окном ярко светило зимнее солнце.

Конечно же, я не смогла рассмотреть его. Не смогла понять, кто именно это был.

Но я могу с уверенностью заявить, что отлично знаю этого человека. Что он всегда был рядом со мной.

Он был мне чертовски знаком, но я не могу вспомнить, кто он. Не могу понять, как бы я не пыталась.

Наверное, ещё не время. Мне суждено узнать эту информацию в другое время…

Когда придёт время я все пойму. Все встанет на свои места, выстроится в одну ровную цепочку.

А пока остаётся только ждать.

Всему своё время, Кристина, всему своё время…

Но одно я знаю точно: тот, кто убил меня бродит, где-то рядом. Возможно, он притворяется моим другом, собираясь вонзить нож в спину.

========== 38 ==========

Я больше не плакала после своих ночных кошмаров. Может быть, я просто привыкла к ним, и теперь они не пугают меня так же сильно, что и раньше. Или, быть может, я научилась быть сильной…

Когда я пришла в школу, то меня сразу же встретил Матвей, а в его глазах было какое-то странное выражение, непонятное мне:

— Доброе утро, — коротко сказал он, а его губы тронула легкая улыбка.

— Доброе, — хоть оно и ни разу не доброе, но да ладно.

Говорят, что утро вообще добрым не бывает, но я думаю, что бывает. Идеальное утро для меня — проснутся не по звонку будильника рано утром, а проснутся, когда тебе угодно. И проснутся в объятиях любимого человека. Человека, для которого ты действительно дорог… И провести в его компании целый день.

— Я видел, что ты вчера гуляла с Региной… С каких пор вы стали подругами? — спросил парень, отчего я презрительно поморщилась. Да, Матвей поддерживал меня. Да, мы с ним сдружились в последнее время. Но если он надумает осуждать меня за дружбу с Никитиной, или же вовсе — говорить, что ее общество не для меня, то мы с ним сильно поссоримся.

Потому что больше никто не смеет указывать мне, что правильно, а что нет. Мнение общества для меня больше ничего не значит.

— А что, мне нельзя с ней дружить? — прошипела я.

— Просто… Это странно, — пробормотал Матвей задумчиво, а спустя несколько мгновений добавил, и теперь на его лице играла улыбка, — Но это не так важно. Дело в том, что в субботу я устраиваю вечеринку и буду рад увидеть тебя там, — проговорил он, отчего я задумчиво хмыкнула, закусив нижнюю губу.

В общем-то я пообещала себе, что больше не хожу на вечеринки… Да и тем более там по-любому будут мои бывшие подруги… Ангелина уж точно будет, а я не хочу лишний раз с ними контактировать…

— Матвей, кто там будет? — поинтересовалась я, улыбнувшись.

Я думаю, что мне было бы неплохо отвлечься от своих мрачных мыслей и немного повеселиться. Да… Но вот только я боюсь одного: теперь я не самая популярная девушка в школе, и многие будут не рады видеть меня на вечеринке. Я не хочу, чтобы у меня за спиной перешептывались, осуждали меня… Это очень обидно.

— Не бойся, там не будет Алисы. И Ангелины тоже. Да и вообще никого из нашего класса не будет, за исключением Максима, — проговорил друг совершенно спокойно. Максим — это лучший друг Матвея. Неплохой паренек. По крайней мере, ничего против меня он не имеет. Да и вообще он не самая яркая личность в нашем классе: большую часть времени он молчит, а его круг общения состоит только из Матвея. Меня всегда удивляло, почему он тоже не оказался в обществе неудачников.

Почему Матвей с ним общается, спросите вы? Ответ на этот вопрос очень прост: этот парень любит, когда его слушают, а Максим это прекрасно умеет.

— Точно?

— Да. Обещаю, — проговорил друг, и я ему поверила.

— Тогда я приду, — сказала я.

И я действительно приду. С высоко поднятой головой. Потому что я не могу прятаться от общества и боятся осуждения. Наоборот мне нужно попытаться завести новых друзей. Пусть даже самых неожиданных.

Мне нужны союзники в войне против Алисы, которую она первая решила начать.

— Отлично! — проговорил парень, а после развернулся, направляясь в сторону своей парты.

А я же села на свое место, поприветствовав Регину, которая несколько мгновений внимательно смотрела на меня.

Наконец, она проговорила:

— Я слышала, что он говорил обо мне… — прошептала она, опустив взгляд.

— Он попытался поговорить о тебе, но я ясно дала ему понять, что не собираюсь обсуждать эту тему, — проговорила я, положив руку на плечо рыжеволосой девушке.

— Кристина… — начала говорить она, но я не дала ей договорить, взмахнув рукой:

— Не думай об этом. Мне плевать, что окружающие думают о том, что мы с тобой сдружились, — сказала я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно увереннее.

А действительно ли тебе все равно, Кристина?

Я тряхнула головой, стараясь не думать об этом. Бесконечный самоанализ ужасно утомляет.

— Спасибо, — прошептала Никитина.

Я хотела сказать, что это я должна ее благодарить, но приход учителя помешал мне сделать это.

========== 39 ==========

Домой я пришла не в самом лучшем расположении духа: я страшно устала. Устала от всего этого.

Ангелина больше не обращала на меня никакого внимания, словно меня больше не существует вовсе. Я навсегда исчезла из ее жизни. Позиция Синицыной даже хороша: по крайней мере мы не будем враждовать с ней, как с Алисой.

А еще я страшно волновалась по поводу вечеринки, которая будет послезавтра, в субботу. Я действительно боялась, что надо мной начнут издеваться. Но еще больше я боялась того, что расплачусь, как маленькая девочка, на глазах у всех гостей. Я покажу свою слабость, и издевательства надо мной лишь усилятся.

Я боюсь этого.

На самом деле, я много чего боюсь.

Боюсь утонуть.

Боюсь осуждения.

Боюсь остаться в полном одиночестве, без поддержки людей, что окружают меня.

Боюсь, что мать окончательно разочаруется во мне, поймет, что я никчемная дочь.

Боюсь, что с моими родными что-либо произойдет, ведь человеческая жизнь так хрупка.

Боюсь, что не смогу исправить всех своих ошибок. Боюсь, что больше никогда не вернусь назад, что уйду навсегда, в эту непроглядную тьму.

Боюсь своих ночных кошмаров. Боюсь, что они вновь повторятся.

Господи, да я тону в своих собственных страхах, словно в болоте. Я не знаю, как мне выбраться отсюда.

Кристина, ты не разу не думала о том, что тебе действительно лучше умереть?

Ведь твоя жизнь превратилась в огромное болото…

Я яростно тряхнула головой, отгоняя назойливые мысли. Я должна верить в лучшее, а не размышлять подобным образом.

В мою комнату влетела моя сестра Анюта, плюхнувшись рядом со мной на кровать. Она широко улыбалась. Она, как и все дети, была счастливой, отчего я даже немного завидовала ей. У нее нет никаких проблем. Она может целыми днями резвиться, играть в свои детские игры и не о чем не думать.

— Крисси, Крисси, знаешь, что я придумала? — проговорила она, хитро прищурившись. Я же еле слышно вздохнула, еле сдерживаясь, чтобы не прогнать ее. Сегодня у меня не было настроения для этого, но повторять ошибки прошлого я тоже не должна.

— Что же? — спросила я, а мой голос прозвучал совершенно равнодушно, но она, кажется, не обратила на это никакого внимания.

— Давай слепим огромного снеговика, — она подняла руки вверх, описывая в воздухе дугу и показывая его размер.

Я несколько мгновений молчала, раздумывая над ее предложением, а точнее, думая, как бы ей отказать, не обижая ее. Но в моей голове не было никаких мыслей, кроме как отправить ее в темный-темный лес.

Нагрубишь ей и лишний раз докажешь самой себе, что ничего не стоишь. Что ты осталась той же пустышкой, что и была раньше.

— Анюта, я… День выдался очень тяжелым, я правда очень устала… — начала говорить я. Сестра же не дала мне договорить, протараторив:

— Если ты будешь киснуть, то лучше от этого никому не станет, — проговорила она, посмотрев на меня с явным осуждением, отчего я почувствовала острый приступ раздражения. Если я говорю, что не хочу — значит, я не хочу.

— Аня, — строго сказал я, — Отстань от меня.

— Нет! Я никуда не уйду, пока ты не согласишься, — моя сестра всегда была очень упряма. Она скрестила руки на груди, изобразив недовольную мину.

— Аня! — прикрикнула я на нее, отчего та лишь схватила меня за руку потянув на себя:

— Не будь букой, Крисси, пойдем! — не отставала она. Я же тяжело вздохнула. Она явно не отвяжется от меня, а значит, мне остается лишь одно — слепить вместе с ней этого проклятого снеговика.

— Ладно уж, уговорила, — недовольно пробурчала я. Голубые глазенки девочки просияли. Она мгновенно соскочила с кровати, радостно проговорив:

— Ура! Ура! Ура! — она вприпрыжку поскакала одеваться, а я медленно поплелась следом за ней.

Стоило нам выйти во двор, как Анюта мгновенно слепила снежок, кинув его в меня. Она попала мне в руку, отчего я недовольно скорчила нос, но отвечать ей не стала. Однако сестра так и не поняла, что я не в том настроении, чтобы играть в ее детские игры. Она вновь бросила в меня снежок.

Впрочем, мне кажется, она все прекрасно понимала. Она просто хотела развеселить меня, поднять мне настроение.

От этой мысли приятная теплота разлилась по всему моему телу.

И я слепила снежок и бросила его в сестру.

Та недовольно надула губы, ответив мне тем же. Еще несколько мгновений мы резвились в снегу. До тех пор, пока я не повалила свою сестру, нависнув над ней. Анюта же заливалась громким смехом:

— Я победила! — проговорила я довольно.

— Ага, — произнесла та.

Я же медленно поднялась на ноги. Сестра могла бы продолжить свою игру, если бы я не напомнила ей, что совсем-совсем скоро солнце зайдет и будет темно, отчего снеговика слепить мы не успеем. Та же задумчиво хмыкнула, а после согласно закивала.

Анюта начала катать первый снежный ком, а я — второй. В скоро времени основа нашего снеговика была готова, и мы аккуратно уложили снежные комы. Наш снеговик был почти готов.

— Я принесу краски! И шарфик! — весело проговорила сестра, — А ты — сделай ему глаза, нос и рот! — добавила она, вприпрыжку бросившись в сторону дома. Я же согласно кивнула.

Помню, в детстве я часто лепила снеговиков вместе со ребятами, что жили по соседству. Жаль, что мы давно перестали общаться. Некоторые — переехали, с другими же у нас разошлись интересы… В жизни так часто бывает. Люди уходят. Стираются из памяти.

Вот я нашла маленькие камешки, сделав своему снеговику рот. Он широко улыбался, словно клоун в цирке. А камешки побольше послужили ему глазами.

Ах, нужно сделать ему руки! Еще некоторое время я искала небольшие палочки, и когда нашла камешки, то у нашего с сестрой снеговика появились руки. Носом для снеговика также послужил крупный камень темно-серого цвета.

Надеюсь, что завтра погода будет такой же морозной и наш снеговик не растает. Впрочем, зная мое везение…

Наконец, вернулась Анюта. В руках она держала мой старый шарф в красную и белую полосу, старую широкополую шляпу, которая некогда принадлежала моему отцу. При переезде он решил оставить ее у нас. Удивительно, почему мать ее до сих пор не выбросила…

— Я не нашла красок… — проговорила она расстроенно. Я в ответ лишь махнула рукой, проговорив, а на моем лице впервые за весь день появилась легкая, едва заметная улыбка:

— Ты посмотри, какой он красавец! Краски не нужны, — сестра в ответ лишь широко улыбнулась.

А после она нацепила на него мой старый шарф, а я — шляпу. Снеговик был готов. Я сделала несколько шагов назад, внимательно смотря на свое творение. Анюта же радостно запрыгала на месте, захлопав в ладоши:

— Давай покажем его маме?! — спросила она у меня. Надеюсь, что мать сильно не занята, уж очень я не хочу отвлекать ее от дел из-за какой-то ерунды.

— Она свободна? — спросила я у Ани, отчего та закивала:

— Да! Она телевизор смотрит, программу новостей, — ответила та, заглядывая мне в глаза. Ну, раз так…

— Тогда позови ее, — проговорила я, отчего сестренка мгновенно сорвалась с места, вернувшись спустя несколько мгновений в компании мамы:

— Смотри, что мы с Крисси сделали! Правда он такой красивый?! — проговорила Анюта, мгновенно оказавшись рядом со мной и схватив меня за руку. Я в ответ лишь улыбнулась, смотря на маму. Она тоже улыбалась.

Господи, как же редко я вижу на ее лице улыбку! Я так хочу, чтобы она чаще улыбалась, чтобы все ее мечты и надежды стали реальностью… Чтобы она больше никогда не грустила…

— Да, — еле слышно отозвалась мама, продолжая улыбаться.

И мое настроение стало намного лучше…

========== 40 ==========

На следующий день в школу пришел Никита Астафьев, который теперь выглядел вполне здоровым. Хорошо, что его отец все понял… Хорошо, что он вновь не отправил сына в школу больным.

Регина была очень рада тому, что он пришел. Увидев его в коридоре, после первого урока, девушка кинулась к нему, крепко обняв, а ее голубые глаза сияли ярче звезд на ночном небосводе. Похоже, он ей очень нравится. Как и мне, честно говоря.

Я же последовала следом за рыжеволосой, остановившись напротив Никиты. Тот же внимательно осмотрел меня с ног до головы, а после проговорил:

— Привет, Кристина, — в его голубых глазах было какое-то странное выражение. Ох, как же мне хотелось узнать, о чем он думает! Что он на самом деле думает обо мне! По-прежнему ненавидит и презирает? Или же он действительно поверил в то, что я изменилась? В то, что я больше никогда и не при каких условиях не причиню ему боль…

— Привет, — отозвалась я, а мои губы тронула легкая улыбка, — Как ты? — добавила я, на что Астафьев улыбнулся мне в ответ:

— Уже намного лучше, — отозвался он. В этот момент мимо меня проходила моя уже бывшая подруга — Ангелина. Она наградила меня презрительным взглядом, демонстративно зацепив меня плечом. Я же почувствовала приступ раздражения, и еле удержалась, чтобы хорошенько не ударить ее.

Не хочу обзавестись еще большим количеством неприятностей. Если я еще раз с кем-то подерусь, то директор не поверит в то, что я не в чем не виновата.

— С ней ты тоже поссорилась? — добавил парень, с явным любопытством смотря на меня. Почему он спросил это?

Ненавижу говорить на эту тему. Потому что мне сразу же хочется расплакаться, как маленькой девочке.

Сложно просто так взять и забыть всех своих друзей. Забыть все то, что произошло с нами…

— Да, — глухо отозвалась я. Регина же бросила на меня долгий взгляд, в котором не было ничего, кроме жалости.

Господи, как же я ненавижу, когда меня жалеют!

Никита опустил взгляд, и ничего мне не ответил.

Это неловкое молчание прервала Регина:

— Не хотите немного прогуляться сегодня после уроков? — я же внимательно посмотрела на нее, а после пожала плечами. Я-то только «за», ибо сидеть дома наедине со своими мрачными мыслями я не очень хочу.

Никита же еще несколько мгновений смотрел мне в глаза, отчего я невольно опустила взгляд. Согласится ли он?

— Регина, это предложение очень хорошее, но я не могу, — наконец, произнес Астафьев, отчего я нервно вздрогнула, — Я обещал помочь отцу.

Я видела, что Никитина очень расстроилась от такого ответа, ведь она ожидала не этого. Да и я тоже. Даже более того — слова Никиты меня больно ранили. Потому что я прекрасно понимала, что на самом деле он не занят, у него нет никаких дел. Просто-напросто он не хочет гулять со мной.

Он не хочет, чтобы я находилась рядом с ним. Потому что он по-прежнему меня презирает. Он ожидает от меня удара в спину.

Но почему? Почему? Почему все складывается именно так? Ведь я так стараюсь поступать правильно?

Что мне еще нужно сделать, чтобы все исправить?

— Очень жаль, — Регина опустила взгляд, покачав головой. А Никита продолжал смотреть на меня, не отрывая взгляда.

— Мы еще обязательно погуляем. В другой раз, — отозвался парень, переводя взгляд на рыжеволосую девушку.

Когда меня не будет рядом…

Я готова была расплакаться… Мне было очень обидно. Но в ответ я лишь широко улыбнулась:

— Конечно, Никита. Вся жизнь впереди, — произнесла я.

Впрочем, я не знаю, что произойдет со мной, когда я наконец-таки проснусь тем самым теплым весенним днем… Я надеюсь, что я буду жить, и со мной ничего не произойдет, но все может пойти не так…

Я уже не в чем не уверена.

Прозвенел звонок на урок, и мы распрощались. Сейчас еще и химия… Мы будем писать очередную контрольную.

Надеюсь, что Регина сможет мне помочь… Конечно, я вежливо попрошу ее об этом, я не буду воспринимать все, как должное. Потому что раньше я не понимала, что никто никому в этом мире ничего не должен.

Но я попрошу мою новую подругу не только об этом. Я попрошу ее еще кое о чем…

***

Мне повезло, и контрольная по химии не состоялась. Дело в том, что наша учительница заболела, и ее замещала другая. Весь урок она рассказывала нам новую тему, но, конечно же, никто ее особо и не слушал, каждый был занят своими делами. Даже Регина не записывала ничего в тетрадь. Она что-то рисовала и пребывала в каком-то задумчивом состоянии.

Предполагаю, это из-за Никиты…

Вот ко мне на парту прилетела записка, и я поспешно развернула ее. Она была от Матвея.

«Надеюсь, ты не забыла о завтрашней вечеринке и не передумала», — было написано в ней. На самом деле, я думала о том, чтобы не пойти и остаться дома. Но я поспешно отгоняла эти мысли прочь. Потому что я должна там присутствовать, я должна вновь почувствовать себя живой.

Я должна перестать боятся!

«Конечно. Я приду, не беспокойся», — поспешно написала я ответ, а после передала его Матвею. Мой друг же довольно улыбнулся.

Наконец, прозвенел долгожданный звонок с урока. Я, внимательно смотря на Регину, проговорила:

— Мне нужно с тобой кое о чем поговорить, — рыжеволосая бросила на меня внимательный взгляд, задумчиво хмыкнув, а после отозвалась:

— Да, конечно, — она слегка улыбнулась.

Никогда подумать не могла, что когда-то буду дружить с этой девушкой, буду доверять ей.

Мы отошли в тихое местечко, а после я заговорила:

— Регина, знаю, моя просьба покажется тебе странной… И если ты не хочешь, то можешь не делать этого… — начала еле слышно говорить я, тщательно подбирая слова.

— Кристина, что-то случилось? — перебила она меня, а в ее огромных голубых глазах волнами плескалось беспокойство.

— Ты можешь поговорить с Никитой обо мне? — наконец выпалила я. Регина же удивленно посмотрела на меня, приподняв бровь.

Пожалуйста, согласись. Пожалуйста, помоги мне. Я должна узнать, что этот парень думает обо мне. Пожалуйста, Регина… Пожалуйста…

— Да… Конечно, — задумчиво произнесла она.

— Правда? — мои глаза просияли.

— Только что мне нужно узнать? — добавила Никитина.

— Как он относится ко мне. Презирает ли, ненавидит… Для меня это очень важно, правда, — протараторила я, опустив взгляд и стараясь не смотреть на Регину. Я боялась, что она задаст еще вопросы, на которые я не смогу ответить…

— Я не думаю, что он ненавидит тебя… — прошептала та, покачав головой.

А я думаю, что ненавидит. Ведь я сделала ему столько дерьма.

— Но я сделаю то, о чем ты просишь. По крайней мере, попытаюсь, — добавила рыжеволосая, а ее губы тронула легкая улыбка. Я же почувствовала, как тепло разливается по моему телу. Регина, я так благодарна тебе!

Она — прекрасный человек, у нее чудесная душа… Но станешь ли ты когда-либо такой же хорошей, как она, Кристина?

— Спасибо тебе! — воскликнула я, а после крепко обняла свою рыжеволосую подругу.

========== 41 ==========

Мне опять снились кошмары, но только на этот раз в них я видела не своего убийцу — я видела завтрашнюю вечеринку. Вот меня в дверях встречает Матвей, крепко обнимая меня и по-дружески чмокнув в щеку. Он говорит, что рад меня видеть и проводит меня вовнутрь. Дом полон людей, играет громкая музыка, душно.

И стоило мне войти, как все разом прекратили все разом прекратили все свои занятия, уставившись на меня, как будто на моем месте стояло какое-то странное инопланетное существо. Гости начали перешептываться, тыкать в меня пальцем. А Матвей же по-прежнему стоял рядом со мной, а на его лице играла довольная улыбка.

Чему он улыбался? Почему он не хочет помочь мне? Почему никто не хочет помочь мне?

Вот ко мне подбегает Ангелина Синицина, а в руках она держит бокал с каким-то алкогольным напитком. Она останавливается напротив меня и несколько мгновений заглядывает мне в глаза, стараясь разгадать, о чем я именно думаю.

— Ты сучка, Кристина! Я тебя ненавижу! Мы все тебя ненавидим! — громко выкрикивает она, и все остальные гости подхватывают ее слова. На меня со всех сторон сыпятся самые разнообразные оскорбления.

— Мы хотим, чтобы ты поскорее подохла! Валялась в сырой земле, а твое тело пожирали черви! — продолжала говорить она, а я чувствовала, как к моему горлу подступил удушливый комок. Я прижалась к Матвею, ища у него поддержки, но он остался совершенно равнодушен к происходящему.

Он… Он специально все подстроил, не так ли?

Вот Ангелина выплескивает на меня содержимое своего бокала. Ее действия подхватывают остальные, а я срываюсь с места, отчаянно стараясь убежать. Но ничего не получается: толпа окружила меня плотным кольцом.

Они оскорбляли меня, они били и толкали меня, попутно обливая своими напитками.

А потом я проснулась, и этот кошмар закончился. По моим щекам стекали слезы, и я не могла прийти в себя после увиденного, мне было очень страшно.

Может быть, этот сон был вещим, и мне действительно стоит остаться дома? Посмотреть с сестрой какой-нибудь веселый мультик, или же комедию? Поиграть с ней в компьютерные игры?

Господи, с каких это пор я начала искать во снах какие-то знаки? Сны — всего лишь отражение нашего сознания. По крайней мере, в этом случае…

А сновидение о моем убийце — всего лишь воспоминания из прошлого, не более. Ведь иногда во снах мы видим свое прошлое.

Пришло время забыть все свои страхи. Я приду на эту вечеринку с ровной спиной и высоко поднятой головой. Без мрачных мыслей, с хорошим настроем. И я буду веселиться, как и все.

Всё будет хорошо. Нет, все будет просто отлично.

***

Сегодня Матвея в школе не оказалось — вероятно, он начал готовится к предстоящей вечеринке с самого утра. Но сейчас меня интересовал не он — меня интересовала Регина Никитина. Я надеялась, что сегодня она поговорит с Никитой обо мне, и я наконец-таки узнаю все правду. Неважно, насколько ужасной она будет, я готова ко всему.

Тогда, возможно, я найду способ, как исправить то, как парень относится ко мне.

— Кристина, он сегодня не пришел в школу, — шепнула мне моя рыжеволосая подруга, стоило мне только сесть рядом с ней за парту.

Почему все складывается именно так? Ну, ладно, я подожду до понедельника, или до вторника… А, может быть, до следующей субботы, кто знает, когда он появиться в школе.

Можно ждать сколько угодно, лишь бы был смысл.

Возможно, Никита Астафьев не захочет говорить обо мне…

— Очень жаль, — глухо отозвалась я, покачав головой. Конечно же, многие ученики нашей школы частенько делают субботу своим выходным днем.

— Я позвоню ему сегодня, узнаю, как у него дела, — тихо отозвалась девушка, а ее щеки густо залила краска.

Она влюблена в этого парня, а ему, как я думаю, она тоже симпатична. По крайней мере, когда я находилась в ее теле, Астафьев чуть было не поцеловал меня. Правда, тогда мой день начался сначала, но это неважно. Ведь возможно, этот парень — ее судьба. Они же так похожи! Но вся беда в том, что эти двое очень-очень скромные, и первый шаг друг к другу они сделают не скоро. Потому что их будут одолевать сомнения в духе: «А вдруг он не чувствует ко мне то же самое, что чувствую я? Что же я потом делать буду, когда скажу ему те самые заветные слова?» Но жаль, что такие люди не понимают, что упускают свой шанс на счастье.

И в этот момент мою голову посетила гениальная мысль! Я могу помочь им сделать первый шаг друг к другу. Я могу свести их! Могу помочь им обрести свое счастье! Тогда отношение Никиты ко мне непременно изменится, и он точно простит меня за все, что я сделала. Я еще раз докажу ему, что изменилась.

Надо поговорить на эту тему с Региной…

Я надеюсь, что она доверят мне.

Хотя у нее есть множество причин не делать этого.

Решено! Наш серьезный разговор состоится на следующей перемене!

***

— Регина, извини, за нетактичность, но я тут заметила, что ты неровно дышишь к Никите, — выпалила я, толкнув моя подругу в бок и заговорщически подмигнув ей. Та же непонимающе уставилась на меня своими огромными голубыми глазами, остановившись.

Раньше такие разговоры с моими лучшими подругами были вещью обыденной. Алиса — очень любвеобильная натура, у нее каждый день новый предмет воздыхания. И чаще всего я помогала ей в любовных делах.

А она, в свою очередь, пыталась найти мне парня. Но толку от этого не было.

Но для Регины такие разговоры очень непривычны… Господи, как же это прозвучало нетактично!

Наверное, затея была действительно паршивой. Тупая же я бошка!

Что, если она не питает к нему никаких романтических чувств? Может быть, для Регины Никитиной Никита Астафьев — не более чем хороший друг?! А я ошиблась со своими догадками… Крупно так ошиблась.

Очень стремно получится…

— Эээ… — пробормотала она, а ее щеки пылали огнем. Нет! Я все-таки не ошибалась! Все же кое-что в делах сердечных я еще понимаю!

— Я никому ничего не скажу, клянусь, — положив руку на сердце, сказала я, отчего Регина покраснела еще больше, старательно рассматривая пол под своими ногами.

— Ну… Ээээ… Никита… Он очень мил ко мне, а еще он очень добрый… И вообще интересный собеседник… Он тоже любит рисовать, как и я… Мы с ним очень похожи… — пробормотала рыжеволосая девчушка, отчего я невольно улыбнулась, умиляясь ей.

— То есть он тебе все-таки нравится, — заключила я, отчего Никитина лишь кивнула.

— Но… Я не знаю, взаимны ли мои чувства… Может быть, я ему совсем не нравлюсь… Я… Некрасивая! — выпалила она, отчего я фыркнула так, что любая лошадь мне бы позавидовала.

Красота — вещь вообще очень странная. Ведь красота для каждого разная. Поэтому никто не имеет никакого права судить о чей-то внешности.

— Что за бред ты несешь, Регина? — недовольно пробурчала я, скрестив руки на груди, — Ты очень красивая, — и прежде чем она что-то ответила мне, я поспешно добавила, — И даже не смей спорить со мной, это бесполезно.

Регина же в ответ лишь тяжело вздохнула, пожав плечами. Неудивительно, что она считает себя уродиной, ведь ей всю жизнь об этом говорили.

Но мне кажется, важно не то, как ты выглядишь, а как ты себя ощущаешь.

— Но…

— Никаких «но», Регина, — проговорила я, — Ты должна признаться ему.

Я знала, что она этого не сделает. Наверное… Если я правильно думаю, то тогда все пойдет по моему плану. Я помогу моей рыжеволосой подруге. Сделаю доброе дело.

— Может, ты поговоришь с ним обо мне? А я — о тебе? У тебя… Во всяком случае больше опыта во всех этих делах, — пробормотала Регина, отчего я заулыбалась, как Чеширский Кот.

— Я постараюсь, конечно, — проговорила я, пожав плечами, — Давно я не была Купидоном! — добавила я.

Никитина же еще несколько смотрела, а потом воскликнула, и ее голубые глаза просияли:

— Кристина, спасибо тебе! Я так тебе благодарна! — я видела, как в нашу сторону посмотрели девушки из параллельного класса — тоже королевы школы. Они презрительно поморщились, а после начали перешептываться, обсуждая нас, но мне было плевать, пусть делают все, что захотят.

Хватит ныть, пора действовать!

========== 42 ==========

Когда я пришла домой после школы, то сразу же начала готовится к предстоящей вечеринке, ведь мне хотелось выглядеть просто ослепительно, быть королевой вечера. Матери же я сказала, что пойду к подруге на всю ночь и вернусь только под утром. Поначалу она не хотела соглашаться, но я заверила ее в том, что все пройдет хорошо, и я не натворю глупостей.

В качестве своего наряда я выбрала расклешенную черную юбку выше колена и полосатую кофту.

Мои светлые волосы волнами спадали на плечи. Что же касается макияжа, то я решила особо не заморачиваться. Я подвела глаза подводкой и накрасила верхние ресницы.

Вот в мою комнату вбежала сестренка, бросившись ко мне:

— Крисси, ты уходишь? Я думала, что ты останешься дома, и мы с тобой и с мамой посмотрим какой-нибудь фильм! — проговорила она, опустив взгляд. Казалось, еще чуть-чуть, и она вовсе расплачется… Но я не должна допустить этого.

— Да, сегодня вечером меня не будет дома, я уже договорилась с подругой о встречи, — мягко сказала я, положив руку на плечо Анюте, — Но не расстраивайся: мы обязательно посмотрим фильм. Завтра вечером, например, — добавила я, а мои губы тронула легкая улыбка.

— Но я хотела сегодня! — пискнула сестра. Я же нервно передернула плечами, но воздержалась от того, чтобы бросить в ее адрес пару колких слов.

— Извини, Анюта, — добавила я тем же тоном, надеясь, что она отстанет от меня и найдет себе другое занятие на вечер.

— Ну, ладно, — пробубнила она, а после развернулась и побрела прочь. Я проводила ее взглядом, издав тяжелый вздох. Честно говоря, я не могу дождаться, когда она наконец-таки повзрослеет.

Я накинула на плечо небольшую черную сумочку, а после выскочила из комнаты.

— Кристина, помни, ты обещала мне, что все произойдет без происшествий! — крикнула мне мать перед тем, как я ушла.

В общем, я сама очень сильно надеялась, что все пройдет без лишних неприятностей. Точнее, я отчаянно пыталась убедить себя в этом, но на самом деле ничего не получалось. Я вновь и вновь возвращалась к мыслям о своем сне, и я боялась, что он — не просто отражение моего разума, а мое будущее.

Вот я добралась до дома Матвея, позвонив в дверь. Я нетерпеливо переступала с ноги на ногу, закусив нижнюю губу. Наконец, парень появился в дверях, а на его лице играла широкая, довольная улыбка. А еще от него воняло алкоголем. Мда уж… Вечеринка только началась, а он уже успел напиться.

— Крис, привет! Я уже думал, что ты не придешь, — проговорил друг, а после крепко стиснул меня в своих объятиях, отчего я почувствовала, как в моем животе вновь завозился этот противный червячок страха.

Пожалуйста, пусть мой сон не станет реальностью… Пожалуйста!!!

— Как же я могла пропустить вечеринку года? — отозвалась я, а мои губы тронула легкая улыбка.

— Пойдем в дом, я познакомлю тебя с ребятами, — весело сказал Матвей, а его глаза ярко сверкнули в полумраке. Я в ответ лишь кивнула, а после последовала следом за ним.

Играла громкая музыка. Некоторые ребята расположились на диванчике, что-то активно обсуждая, другие же — танцевали. Третьи же предпочли подняться на второй этаж и там уединиться.

Матвей, крепко обхватив мою руку, подвел меня к группе ребят. Они же, завидев меня, дружно повернули головы в мою сторону, улыбнувшись. Они все были мне незнакомы, за исключением Максима.

По крайней мере, я думала, что они меня не знают…

— Кристина Березова? Да ладно?! — проговорил какой-то рослый широкоплечий парень. У него были светлые волосы и серые глаза. Я внимательно посмотрела на него, пытаясь понять, кто он такой. Но ничего, не помню его совершенно.

— Мы разве знакомы? — отозвалась я, стараясь выглядеть как можно спокойнее. Матвей же молчал, продолжая держать меня за руку. Я надеюсь, что он заступиться за меня, если произойдет что-то ужасное? Я надеюсь, что смогу на него положиться…

— Лично — нет, но я много наслышал о тебе. Говорят, ты подралась с этой дрянной сучкой Алисой, — сказал тот, отчего я могла вздохнуть спокойно. А то я уже подумала, что этот паренек является другом Орловой… И приготовилась к худшему.

— Да.

— За это я тебя уже уважаю! — воскликнул тот, похлопав меня по плечу. Удивительно, что он не спросил меня о том, что послужило причиной нашей ссоры… Этот вопрос сопровождает меня все это время, и мне всегда очень сложно отвечать на него, — Меня зовут Костя, — добавил тот, а с его лица не сходила широкая улыбка.

И я улыбнулась в ответ.

— А меня зовут Наташа, я совсем недавно перешла в вашу школы, — проговорила миниатюрная светловолосая девчушка, протягивая мне руку, — Я учусь в девятом «А», — добавила она. Я же пожала ей руку, сказав, что я очень рада нашему знакомству. И это на самом деле было так.

Еще одного парня, что стоял рядом с Костей звали Артемом, он учился в параллельном классе.

Вот к нашей небольшой компании присоединилась еще одна темноволосая девушка, которая, по всей видимости, была девушкой Кости. Она чмокнула его в щеку, сказав что-то неразборчивое. Заметив меня, она широко улыбнулась:

— Привет! Мы незнакомы, меня Аленой звать, — проговорила та, а после поспешно добавила, — Я не из вашей школы.

— Меня зовут Кристина, — отозвалась, я продолжая улыбаться.

И не прошло нескольких минут после нашего знакомства, как мы начали звонко смеяться. Мы обсуждали все на свете, и я прекрасно чувствовала себя в компании этих ребят, хотя поначалу я была более чем уверена, что буду лишней. Но нет. Я смогла влиться в эту компанию, и мои сны остались просто снами.

И, конечно же, я выпила. За одним алкогольным напитком последовал второй и третий.

Еще несколько мгновений, и я уже вовсю танцую в компании ребят, ритмично двигаясь под зажигательную музыку.

И я действительно счастлива. Впервые за долгое время.

========== 43 ==========

Я с Наташей сидела на подоконнике, свесив ноги и болтая ими из стороны в сторону. Все остальные члены нашей компании же разбрелись кто куда: Костя и Алена решили уединиться, отправившись в более тихое место. Артем же очень заинтересовался какой-то длинноногой шатенкой, и весь вечер всячески ухаживал за ней. А что касается самого хозяина вечеринки, Матвея… То я понятия не умею, куда он запропастился. Но я уверена, что этот паренек познакомился с какой-нибудь очаровательной девушкой и решил провести оставшиеся часть ночи в ее компании.

— Все же это так круто, что мы с тобой учимся в одной школе! — проговорила не совсем трезвая Наташа, которая выпила в два раза больше, чем я.

Однако эта девушка оказалась близка мне по духу. Мне было комфортно рядом с ней, наши суждения во многом похожи. Но больше всего мне нравился ее оптимизм — на ее лице постоянно сверкала счастливая улыбка, а глаза радостно блестели. Пожалуй, она чем-то напомнила мне меня саму. Меня прошлую. Ту Кристину Березову, которая умерла теплой весенней ночью. Ту Кристину Березову, которая не о чем не задумывалась, а жила всего лишь одним днем и радовалась жизни, не желая ничего в ней менять.

— Теперь мы сможем видеться каждый день, — проговорила я, похлопав свою новую знакомую по плечу. Та в ответ лишь широко улыбнулась:

— Пойду возьму еще выпивку, — проговорила она, а после соскочила с подоконника.

— А может, тебе уже хватит? — еле слышно сказала я. Девушка в ответ лишь громко фыркнула:

— Ой, да ладно! Не будь ты занудой, — ответила белокурая девчушка, махнув на меня рукой, а после поспешно скрылась в толпе, оставив меня в одиночестве. Правда, не надолго. Вот откуда ни возьмись, появился Матвей. Он медленно подошел ко мне, раскачиваясь из стороны в сторону, и от него ужасно воняло алкоголем, и этот запах смешивался с не менее противным запахом сигарет. Да, этот парень курил. Насколько я знаю, впервые он попробовал это в тринадцать лет…

Я же невольно поморщилась.

Вот парень остановился рядом со мной, широко улыбаясь. Его глаза ярко сверкнули в полумраке. И мне совершенно не нравился его взгляд. Вот совсем. Потому что он смотрел на меня так, как обычно хищник смотрит на свою жертву.

Вот черт.

— Крисс! Тебе понравилась вечеринка, милая?! — пропел он, похлопав меня по плечу.

Милая? Ладно, по-моему, мне пора валить отсюда. И как можно быстрее, потому что я не хочу нажить себе новых неприятностей.

Матвей — всего лишь мой друг, не более. Я никогда не рассматривала его, как парня. Он всегда казался мне через чур самовлюбленным и ветреным. У него было много поклонниц, каждой из которых он уделял достаточное количество внимания.

— Да, вечеринка отличная. Спасибо, что пригласил, — проговорила я, выдавив из себя улыбку, а после соскочила с подоконника, — Извини, но мне нужно отойти на пару минут, — добавила я, а наигранная улыбка не сходила с моего лица.

Я попыталась уйти, но Матвей не оставил мне такой возможности. Он легко прижал меня к стене, навалившись на меня всем своим телом.

Черт… Ну почему все складывается именно так? Что-то мне подсказывает, что мне придется хорошенько так ударить этого парня, чтобы он отвалил от меня. Однако тогда я могу потерять еще одного друга. Нет, конечно, я могу надеяться на то, что Матвей слишком пьян и ничего не вспомнит на утро, но все же…

— Матвей, пусти меня! — рыкнула я, попытавшись оттолкнуть его от себя. Но все тщетно. Этот парень в два раза крупнее и сильнее меня.

Почему я всегда ввязываюсь в такие вот паршивые ситуации? Мда уж, даже утопленнику везет больше, чем мне.

Надеюсь, что Наташа придет мне на помощь. Наверное…

Ее что-то долго нет, и я боюсь, что она и вовсе забыла обо мне. Или же заболталась с кем-то.

— Зачем, Крисс? — прошептал он, наклонившись к самому моему лицу, отчего я сильнее вжалась в стену, отворачиваясь от него, — Я думал, что тоже тебе нравлюсь, — добавил он.

Мне хотелось послать его ко всем чертям и сказать, что он мне никогда не нравился и никогда-никогда не понравится, но разум говорил мне, что это будет огромной ошибкой с моей стороны. Я только разозлю этого парня.

Не поверите, но сейчас я молилась о том, чтобы перед моими глазами вновь появилась та самая белая вспышка и мой день начался заново. Тогда бы я ушла с вечеринки пораньше. Или не пошла бы вовсе. Правда, тогда бы я не познакомилась со столь прекрасными людьми…

— Матвей, отпусти, — прошипела я, вновь попробовав оттолкнуть его, но тот лишь схватил меня за запястья, с силой сжимая их.

— Мне больно! — проскулила я, на что тот лишь криво усмехнулся, а потом наклонился ко мне, поцеловав в шею. Я же продолжала извиваться, словно змея, надеясь, что Наташа сейчас придет и поможет мне.

Мои попытки ударить его заканчивались неудачей… Ну все… Почему это должно произойти? Почему этот чертов день не начинается заново?!

Однако на помощь ко мне пришел тот, от кого я совершенно не ожидала поддержки. Максим, друг Матвея. Он искал своего друга и нашел его, но только вот ему тоже совершенно не понравилось то, что происходило.

Поэтому парень сразу же бросился к своему другу, рывком оттолкнув его от меня:

— Какого хрена ты творишь?! — проговорил тот, сверкнув глазами, — Ты же знаешь, что это статья? — навряд он задумывался об этом. Матвей из тех, кто привык добиваться своего…

Парень сразу же бросился к Максиму, толкнув его и бросив в его сторону парочку оскорблений. У меня была возможность убежать куда подальше, и я ей воспользовалась. Спустя пару мгновений я оказалась на другом конце дома, там, где лежали мои вещи.

На часах было четыре часа утра. За окном еще темно. Ненавижу темноту. Не хочу вновь оказаться на этих темных пустынных улицах…

Но и оставаться в одном доме с Матвеем я тоже не хочу. Потому что боюсь, что он закончит то, что начал.

Я схватила свою сумку, а после бросилась к двери. Я слышала, что Артем, который стоял совсем рядом со мной в компании своей новой подружки, крикнул мне:

— Эй, Кристина, ты куда?!

Я лишь поспешно высочила на улицу, хлопнув дверью. К горлу подступил удушливый комок, и я невольно расплакалась, как ребенок у которого отняли любимую игрушку.

Будь проклят этот Матвей! Он все испортил! Почему всегда, когда у меня хорошее настроение должно произойти что-то плохое? То, что разом все испортит.

Я, сгорбившись, шагала по темным улицам, пошатываясь из стороны в сторону. Было страшно. Дул прохладный ветер. Мне казалось, что еще немного и из-за угла выскочит мой убийца. Он легко схватит меня, утащит в свое убежище и будет мучить меня, причинять невиданную боль. А я буду кричать и молить Бога о том, чтобы все поскорее закончилось.

Но я добралась до дома без происшествий.

Вот я достала из сумки ключ. Дверь со скрипом открылась, и я, на ватных ногах, вошла вовнутрь, продолжая плакать. Я так устала от всего этого! Устала от этих проблем!

Как я теперь буду учится с Матвеем в одном классе? Я даже на него спокойно смотреть не смогу, не то что разговаривать!

Прощай еще один друг. Я уже привыкла прощаться с людьми, которые для меня что-то значили.

Я привязалась к Матвею. Этот парень поддерживал меня. Он был моим другом. Но он относился ко мне не как к подруге. И уверена, что когда-нибудь он вновь прижмет меня к стене в каком-нибудь темном переулке, и тогда никакой Максим меня уже не спасет.

Вот я прошла в свою комнату и без сил рухнула на кровать, уставившись в потолок. У меня уже не осталось сил на то, чтобы плакать и злится на весь мир, поэтому я просто заснула. И сегодня ночью мне ничего не снилось.

========== 44 ==========

Когда я пришла в школу утром понедельника, то ко мне сразу же бросился Матвей. Я же нервно вздрогнула, невольно отшатнувшись от него. Конечно же, он извинится, но это — всего лишь слова.

— Крис, прости меня за то, что случилось на вечеринке, — проговорил он, почесывая затылок и переминаясь с ноги на ногу. Парень старательно прятал глаза, рассматривая пол под своими ногами. Я в ответ лишь тяжело вздохнула, — Я был пьян и не понимал, что я творю. Мне… Ты не представляешь насколько мне стыдно! — воскликнул он, отчего все наши одноклассники дружно обернулись, с явным любопытством наблюдая за всей этой сценой.

— Я надеюсь, что мы сможем остаться друзьями… Забудем обо всем, что произошло, — добавил он уже тише, — Мне правда дорога дружба с тобой.

Разве могла я не простить его?

— Ох, Матвей, — прошептала я, покачав головой, — Конечно же, я прощаю тебя. Забудем это, — добавила я, выдавив из себя легкую улыбку.

Я не прекращу общения с ним, но все дело в том, что теперь я буду по-другому относится к нему, не так, как раньше.

— Правда? — глаза парня просияли, — Значит, друзья? — добавил он, протягивая мне руку.

— Друзья, — Матвей в ответ лишь улыбнулся так широко, что Чеширский кот непременно бы ему позавидовал.

Вот прозвенел звонок на урок, и я села за пустую парту. Регина сегодня не пришла в школу. Нужно позвонить ей, спросить, что у нее произошло…

Однако вот мне на телефон прошло сообщение от Никитиной: «Я сегодня пропущу первый урок. Дело в том, что я у стоматолога. Ты сможешь встретить меня в вестибюле на второй перемене?» — я лишь облегченно вздохнула. Значит, Регина придет. Отлично. И, возможно, сегодня она поговорит с Никитой Астафьевым, и я наконец-таки узнаю всю правду.

«Конечно», — поспешно написала я подруге свой ответ, засунув телефон в сумку.

Урок тянулся мучительно медленно. Я же пропускала слова учительницы мимо ушей, раскрашивая клеточки на полях тетради. Мне нравилось это делать, хорошо помогало скоротать время.

Наконец, прозвенел долгожданный звонок с урока, и я, поспешно собрав все с парты, рванулась прочь из кабинета, чтобы встретить Регину. Однако в коридоре я встретила мою новую подругу с вечеринки — Наташу. Завидев меня, та широко улыбнулась, бросившись ко мне:

— Крис, привет! — она крепко обняла меня.

— Привет, — ответила я, улыбаясь ей в ответ.

— Почему ты так неожиданно ушла с вечеринки? — спросила она, отстранившись от меня и склонив голову набок. Ну, начинается. Что, сказать ей правду? Тогда она полезет к Матвею… А я пообещала парню, что больше не буду вспоминать об этом и вообще поднимать эту тему.

Но что мне ответить Наташе?

— Прости, мне нужно было срочно уйти… — пробормотала я, старательно пряча глаза. Подруга же подозрительно прищурилась, смотря на меня.

— Ну, ладно, — отозвалась она, махнув рукой, — Пойдем, я тебе тааакое расскажу, — пропела девушка, взяв меня под руку.

Знаете, Наташа заговорила меня до такой степени, что я даже думать забыла про то, что обещала Регине. И вспомнила я о ней только тогда, когда прозвенел звонок на урок. Мне было стыдно, чертовски стыдно.

Однако сегодня я с ней так и не встретилась. Перед моими глазами вновь пронеслась столь знакомая и ненавистная яркая вспышка света, и все для меня началось заново.

Мне хотелось плакать… Ведь, по сути, я не так уж и сильно изменилась. Прошлая Кристина Березова не умерла, она осталась где-то внутри меня. И периодически она возвращается… И я опять совершаю ошибки, я вновь превращаясь в эту чертову эгоистку, которой глубоко плевать на то, что чувствуют окружающие ее люди. Эгоистку, которая не понимает, какую сильную боль причиняет людям своими необдуманными поступками…

«Признай уже, в Регине Никитиной ты видишь всего лишь свое спасение, а не подругу», — нашептывал мне ненавистный голос в моей голове, который я отчаянно пыталась заглушить. Убедить себя в том, что все, что он произносит — всего лишь ложь. Жалкая ложь.

Мне еще многое предстоит изменить в себе… Если, конечно, некоторые мои, так скажем, недостатки вообще возможно искоренить.

Но перейдем к тому моменту, когда я оказалась рядом с Наташей и сильно увлеклась разговором с ней.

-… Пойдем я тебе тааакое расскажу, — пропела подруга, отчего я лишь покачала головой. Подруга же непонимающе уставилась на меня, приподняв правую бровь.

— Что такое? Что-то не так? — проговорила она.

— Просто я обещала своей подруге, что встречу ее в вестибюле. Она немного опоздала, — отозвалась я, на что Наташа лишь широко улыбнулась:

— Ой, что ж ты сразу же сказала! Пойдем, встретим твою подругу! — бодро проговорила она, на что я лишь улыбнулась.

Однако, когда я пришла в вестибюль моему взору предстала не самая лучшая картина: Костя, тот парень, c которым я познакомилась на вечеринке, прижал бедную рыжеволосую девчушку к стене, отчего я почувствовала прилив гнева. Какого хрена она ему сделала?! Чем она ему не угадила, мать его?!

Я мгновенно подлетела к Кости. Наташа же что-то спросила у меня, а после последовала следом за мной.

— Ты что творишь?! — прорычала я, положив руку на плечо парню. Тот в ответ лишь обернулся через плечо:

— Чё тебе надо, Березова? — криво усмехнувшись, бросил мне в ответ Костя.

— Отпусти ее! Что она тебе сделала? — в глазах Кости появилось удивление. Он повернулся ко мне лицом, сделав шаг назад от Регины. Кажется, я влипла… Опять… Надеюсь, что этот парень не будет ненавидеть меня так же сильно, как это делает моя бывшая лучшая подруга, Алиса Орлова.

— Она специально зацепила меня, понимаешь?! — прорычал он, сузив глаза.

— Я… Я не… не… Специально, — прошептала еле слышно рыжеволосая девушка, заикаясь, а на ее глазах блестели слезы. Господи, когда же это прекратиться?

— И вообще тебе какое дело до нее? Неужели она твоя подружка? — проговорил Костя, хрипло рассмеявшись.

Не знаю, чем бы это все закончилось, если бы в разговор не вмешалась бы Наташа.

— Ой, ну вы еще подеритесь здесь из-за этого, — проговорила она, громко фыркнув и закатив глаза, — Костя, ты вроде бы взрослый парень, а ведешь себя, как первоклассник, — вновь заговорила подруга с явным укором смотря на того, — Что-то непохоже по ней, чтобы она намеренно толкала тебя, или еще что-то. Всему виной ее природная неуклюжесть, — она легко коснулась рукой плеча парня, а ее губы тронула легкая улыбка, — И если у тебя выдалось не самое лучшее утро не стоит срывать свою злость на остальных. Нервные клетки не восстанавливаются же, ну, — Наташа продолжала улыбаться, как не в чем не бывало. Господи, научи меня точно также выходить из всех конфликтных ситуаций, а не наживать себе новых неприятностей.

— Прости меня… — вновь подала голос Регина, смахивая слезы рукавом своей старой растянутой белой кофты.

Костя же еще несколько мгновений молчал, по очереди смотря на всех нас. Наконец, он тяжело вздохнул, махнув рукой в сторону Никитиной.

— Ой, ну и хрен с вами, — отозвался он, а после внимательно посмотрел на рыжеволосую девчушку, — Если еще раз толкнешь меня, то просто так не отделаешься, — после этих слов Костя развернулся и поспешно побрел прочь.

Я же облегченно вздохнула, сейчас я готова буквально расцеловать Наташу.

— Спасибо тебе… — еле слышно прошептала Регина, сделав шаг в сторону своей спасительницы.

— Ой, да не благодари, — отмахнулась она, продолжая улыбаться, — Меня, кстати, Наташей звать, а тебя как? Я недавно перешла в вашу школу и не со всеми тут знакома, — добавила она, протягивая руку Никитиной.

Девушка же еще несколько мгновений молчала, а после отозвалась:

— Меня Региной зовут. Я учусь в одном классе с Кристиной, — пробормотала она, робко пожав руку своей новой знакомой.

— Круто! — отозвалась Наташа, а после кивком головы указала на часы, что висели в вестибюле, — Уже скоро звонок прозвенит. Пойдемте на урок уже, — добавила она, сорвавшись с места. Все остальные же последовали ее примеру.

Настроение на весь день было окончательно испорчено. Потому что я не знаю, как мне изменить себя, исправить то, что, кажется, вообще невозможно исправить.

========== 45 ==========

— Откуда ты знаешь эту девушку? — именно это спросила у меня Регина, как только мы зашли с ней в свой класс на урок алгебры. Я не говорила рыжеволосой о том, что собиралась посетить вечеринку Матвея, не видела в этом особой нужды, ведь эта девушка совершенно не интересуется подобным, да и я теперь тоже. У меня аллергия на эти сраные вечеринки, потому что до хорошего они не доводят. Если бы тем теплым весенним днем я бы не пошла на нее, то осталась бы жива, и ничего из этого не было бы.

— Мы познакомились с ней на вечеринке у Матвея, она была в субботу, — отозвалась я, слегка улыбнувшись.

Я видела, как помрачнела Регина. Ей явно не нравился мой друг, но она не могла сказать мне об этом прямо. Наверное, она думала, что Матвей рано или поздно предаст меня или сделает какую-нибудь пакость, ведь этот парень тоже довольно-таки популярен. А она ненавидит всех, кто пользуется популярностью.

— Она вроде бы хорошая, — пробормотала Регина.

А, может быть, она просто-напросто ревновала меня к Матвею… У друзей всегда так бывает. Например, раньше я всегда ревновала Ангелину к Алисе. Мне хотелось, чтобы моя подруга была только моей подругой, что только я и никто другой не должен рассказывать ей свои секреты. Что никто другой не должен быть близок с ней настолько сильно, как и я.

— Да, очень, — с улыбкой отозвалась я.

— Сегодня я попытаюсь поговорить с Никитой о тебе, — проговорила рыжеволосая, опустив взгляд, а ее бледные щеки густо залила краска, — А ты попробуй поговорить с ним обо мне… Конечно, ты можешь сделать это завтра или послезавтра… Или вообще на следующей неделе, когда тебе удобно будет… — еле слышно проговорила она, постоянно сбиваясь.

Ох, первая любовь. Она прекрасна!

Хотелось бы и мне найти свою любовь. Настоящую любовь, про которую пишут в чудесных сказках. Может быть, чистая и светлая любовь сделает меня лучше, уничтожит ту тьму, что внутри меня.

— Конечно, Регина. Не беспокойся об этом, ты можешь мне доверять, — отозвалась я, толкнув ее локтем в бок и по-заговорщически подмигнув ей, отчего та покраснела еще сильнее.

— Спасибо, Кристина, — ответила она.

— Пока что тебя меня еще не за что благодарить, — в ответ я просто пожала плечами, а после прозвенел звонок на урок.

А всю следующую перемену я провела в компании Наташи, когда Регина отправилась к Никите, чтобы поговорить с ним. Я с нетерпением ждала ее возвращения. Господи, еще совсем немного и я узнаю всю правду.

Наташа же в свою очередь заговорила со мной на тему Никитиной, чтобы узнать побольше о ней. Правда, рассказывать мне было особо нечего.

— Она всегда такая тихая? Почему она не могла поставить на место этого недоумка? — недовольно пробормотала подруга, скрестив руки на груди. Зачем она спрашивает меня об этом? Как будто я могу дать ей ответ на этот вопрос. Не все же такие бойкие и общительные, как она.

— Регина всегда такая. Сказать по правде, в классе она никогда не пользовалась популярностью, никто никогда не обращал на нее внимания, — проговорила я, пожав плечами и тяжело вздохнув, — Но она очень хороший человек, на нее я всегда могу положиться, — добавила я, отчего Наташа понимающе закивала.

— Ой, знаешь я ее очень хорошо понимаю. В начальной школе я тоже была самой непопулярной девочкой в классе, — проговорила подруга, махнув рукой.

С трудом верится, конечно…

— Правда? По тебе не скажешь, — честно сказала я, отчего блондинка в ответ лишь горько усмехнулась.

— Это сейчас я такая, — пожала плечами Наташа, а после поспешно добавила, — Раньше я была другой. Очень стеснительной и застенчивой, да и еще носила эти дурацкие очки и брекеты. Тяжело даже припомнить, какие прозвища мне давали, но я часто плакала из-за этого, а дать сдачи не могла. Но потом в наш класс пришел новенький мальчик, который стал моим соседом по парте. Он научил меня не боятся и всегда давать сдачи. Не знаю, что бы я делала без него, — в глазах девушки появилось какое-то странное выражение.

Теперь я знаю, почему она вступилась за Регину. Она видела в ней себя прошлую.

— А где сейчас этот друг? — спросила я, и мигом пожалела о том, что сделала это. Наташа мгновенно помрачнела.

— Он умер. Утонул. Несчастный случай, — та опустила глаза, покачав головой. Дура, я, дура! Кто ж меня за язык-то тянул! Вечно все порчу!

— Мне очень жаль, что так получилось, — проговорила я, положив руку на плечо Наташи.

— Я пообещала ему, что больше никогда не буду плакать, и я стараюсь сдерживать свое обещание. Но, порой, воспоминания о нем не дают мне спать по ночам, — проговорила Наташа, а после тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли, — Но не будем о печальном. Расскажи мне лучше что-то о себе, о своем прошлом, — попросила она, отчего я нервно передернула плечами.

Мне будет стыдно говорить об этом. Потому что мое прошлое — это сплошные унижения тех, кто слабее меня. Мое прошлое — это заблуждение. Мое прошлое — лучшая подруга Алисы Орловой, ее собачка, которая выполняет все ее указания и отчаянно пытается стать хоть чуточку похожей на нее, не понимая, что с каждым днем, с каждым мгновением лишь сильнее теряет саму себя.

Мое прошлое — сплошные ошибки.

Мое прошлое — недокоролева, которая думала, что ей все должны.

Моя смерть — собственная глупость.

Моя смерть — плод моего мерзкого поведения.

Я только открыла рот, чтобы ответить на вопрос Наташи, как прозвенел звонок на урок. Девушка же лишь махнула рукой, а после быстро проговорила:

— Ладно, расскажешь на следующей перемене. Я побегу, а то сейчас химия, а ты же знаешь, какая у нас химичка, — я в ответ лишь кивнула, а после направилась в кабинет.

Регина уже сидела на своем месте, дожидаясь меня. Увидев меня, она поспешно проговорила:

— Я поговорила с Никитой о тебе, — она обернулась, смотря на учительницу, что уже зашла в наш класс. Да, похоже, сейчас она уже никак не сможет рассказать мне о том, что Астафьев думает обо мне. А ждать до следующей перемены — чертовски мучительно.

— Расскажу тебе все на перемене, — добавила Регина, отчего я лишь тяжело вздохнула.

========== 46 ==========

Время тянулось мучительно медленно, я не могла уже дождаться, когда прозвенит этот чертов звонок. Мое сердце бешено стучало, не смотря на то, что была зима и в классах у нас было довольно-таки прохладно, мне было очень жарко. Я буквально каждую секунду смотрела на часы, что висели прямо над доской. Учительница рассказывала нам новую, по всей видимости важную тему, но я ее не слушала, пропуская ее слова мимо ушей. По инерции я записывала ее слова в тетрадь, совсем не думая об этом.

— Березова, ты хорошо себя чувствуешь? — спросила у меня Елена Константиновна, отчего я невольно вздрогнула.

— Да, все нормально, — отозвалась я, не смотря на нее. Регина же бросила на меня выразительный взгляд.

Казалось, прошла целая Вечность, как прозвенел этот проклятый звонок с урока. Я поспешно подскочила со своего места, запихивая свои вещи в сумку:

— Давай я помогу тебе, — сказала я Регине, а после запихнула ее учебники в портфель. Та лишь внимательно посмотрела на меня, задумчиво хмыкнув и закусив нижнюю губу.

Наконец-таки, мы с ней вышли в коридор, для того, чтобы поговорить. Сердце, пойманной птицей стучало в груди. Казалось, что еще немного и оно выпрыгнет из нее. Мне было страшно. Страшно от того, что Никита, возможно, меня по-прежнему также сильно ненавидит, и все мои старания оказались напрасными. Что я просто топчусь на одном месте, не в силах сделать шаг вперед.

— Как все прошло? Что он сказал обо мне? — протараторила я, положив руки на хрупкие плечи Регины Никитиной. Та же наградила меня таким взглядом, что казалось перед ней стояла не я, а какое-то трехглазое чудовище из фильмов ужасов, — Господи, не томи! — воскликнула я, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.

— Боже, Кристина, не волнуйся ты так из-за этого. Все не так ужасно, как ты думаешь, — проговорила рыжеволосая, широко улыбнувшись, — Никита не ненавидит тебя, потому что у него больше нет причин для этого, — уже тише проговорила Регина, отчего я облегченно вздохнула. Хоть какой-то прогресс. По крайней мере есть хоть какой-то толк от моих стараний.

— А что конкретно он сказал? — спросила я, сделав шаг назад и внимательно заглядывая в голубые глаза Никитиной. Сейчас я улыбалась, а мои глаза сияли ярче звезд на ночном небосводе. Казалось, моей радости не было предела. Я так старалась заслужить уважение со стороны Никиты. Господи, я так старалась!

— Сказал, что ты сильно изменилась за прошедший год, что тебя теперь не узнать. Ты стала менее эгоистичной и перестала считать себя «гребаной королевой, которая творит все, что ей хочется», — проговорила Никитина, улыбнувшись.

— Правда?! — радостно воскликнула я, всплеснув руками. Боже, так сложно описать то, что я чувствую в этот момент! Меня переполняет столько эмоций, и все они — положительные!

Наконец-то всю эту тьму осветил маленький лучик света. Хоть что-то хорошее за все время.

— Да. Правда… — Регина замолчала, опустив взгляд, — Он не может доверять тебя и считать тебя своей подругой. Потому что он не уверен, что ты до конца изменилась… Но я думаю, что доверие появится со временем, если ты проявишь терпение… Ведь дружба подобна прекрасному цветку, а для того, чтобы он распустился нужна плодородная почва, — проговорила девушка.

Ну, по крайней мере, он не ненавидит меня.

Хотя, честно говоря, я думала, что он никогда не простит все то, что я сделала ему. Он любил меня, а вела себя, как конченая сучка. Я была его первой любовью!

Но я не та, кто ему нужен. Я больше чем уверена, что его судьба — Регина Никитина, они очень похожи, у них много тем для разговора. Им нравится рисовать, им нравится читать, а еще они умеют слушать.

— Спасибо большое тебе! — воскликнула я, стиснув подругу в объятиях. Та в ответ лишь улыбнулась, сказав, что мне не стоит благодарить ее за такой пустяк. Но это совсем не пустяк, для меня это много значит. Очень много.

— Кристина, а когда ты… — проговорила Регина, отстранившись от меня и опустив взгляд, старательно рассматривая свои ноги, — Когда ты поговоришь с ним обо мне?.. Я понятия не имею, нравлюсь я ему… Может быть, я всегда буду лишь его хорошей подругой… Может быть, он вообще… — но я не дала ей договорить, перебив девушку:

— Не «может быть», дорогая, — отдернула я ее. Зачем гадать, если можно узнать правду? Я обязательно поговорю с Никитой, но уж точно не сегодня, потому что будет очень подозрительно, если и я буду говорить с ним о чувствах сейчас. Завтра… Или послезавтра. Я дождусь удобного момента, и все сделаю в лучшем виде.

Уверена, Регина ему очень нравится.

«А, может быть, он тебя до сих пор любит, Кристина?» — молнией пронеслось в моей голове.

А, может быть, он болен Стокгольмским синдромом?

Даже не стоит думать об этом.

— Конечно же, я не забыла о своем обещании, Регина, — произнесла я, похлопав ее по плечу, — Но сегодня говорить с ним не стоит. Мне кажется, хватит уже разговоров по душам, — добавила я, улыбнувшись.

— Да-да, как скажешь, Кристина, — пробормотала подруга.

Комментарий к 46

Группа: https://vk.com/club132441326 Буду очень рада вашему появлению :З

========== 47 ==========

Сегодня ночью разбудил меня, благо, не очередной кошмар, а бешеный вопль моей соседки — тети Оли, тучной женщины сорока пяти лет. Она в сердцах называла своего мужа «козлом», говоря, чтобы его ноги больше не было в ее доме.

Они постоянно ссорились. Дело в том, что ее муж, дядя Саша верностью никогда не отличался, он раз за разом изменял ей, а тетя Оля раз за разом прощала его. Тогда этот мужчина на неделю-две становился порядочным семьянином, но потом все повторялось снова и снова.

Слышала их вся улица, определенно. Знаете, я буду очень рада, когда они наконец-таки навсегда разойдутся и наступит долгожданный покой.

Вот в мою комнату вошла моя сестренка Анюта, а на ее глазах блестели слезы. Я внимательно посмотрела на нее, не понимая, что случилось. Может быть, ей приснился кошмар?

— Аня, что случилось? — спросила я у нее. Девочка же лишь села рядом со мной на кровать, крепко сжимая в объятиях свою столь любимую игрушку — плюшевого медвежонка. Она всегда спала с ним в обнимку, говоря, что он спасает ее от ночным кошмаров.

— Дорогая, расскажи мне, что произошло, — попросила я ее, притягивая к себе. Та еще несколько мгновений молчала, а после еле слышно отозвалась:

— Соседи… — она всхлипнула. Я непонимающе приподняла бровь. И что дальше? Они постоянно ссорятся, в этом нет ничего страшного и сверхъестественного.

— Дядя Саша и тетя Оля часто скандалят, — проговорила я.

— Крисси, дело в том, что я… Я сразу вспоминаю наших родителей… — промямлила она, — Они… Тоже так часто ссорились… А потом папа ушел… Я скучаю по нему… Я так хочу, чтобы они с мамой помирились, и он вернулся назад. Крисси, скажи: он может вернутся?.. Он может быть рядом с нами, как раньше?.. Я хочу, чтобы он снова качал меня на качелях… Хочу играть с ним! — вот оно что! Знаете, мне бы тоже этого хотелось, но, к сожалению, их пути навсегда разошлись. Отцу плевать на нас, мы ему не нужны.

Он больше никогда не будет играть с ней. Не отвезет на ферму своего отца. Не будет гулять с ней за руку в парке. Никогда не сходит с ней в парк аттракционов.

Но разве могла я сказать сестре об этом? Могу я просто взять и разрушить ее надежду? Мне кажется, это будет жестоко по отношению к ней. Уверена, она подрастет и сама все поймет…

Поймет, что люди часто ошибаются.

Выбирают себе в пару не тех людей, а потом страдают из-за этого.

Не желают замечать их недостатков, пока они не становятся слишком явными.

Пока жизнь с этим человеком не становится невыносимой.

Пока лицо этого человека не становится тебе страшно противно, что ты не хочешь видеть его каждый Божий день.

— Анюта, я правда не знаю, — отозвалась я. Сестра в ответ лишь тяжело вздохнула, покрепче прижимая к себе любимую игрушку. Она продолжала плакать, а я не знала, как ее успокоить.

Даже тетя Оля уже наконец-таки успокоилась. Ну, или ее муж просто собрал все свои вещи и удалился.

По крайней мере, криков мы их больше не слышали, но от этого Аня плакать не переставала. Хотелось бы мне, чтобы моя мама познакомилась бы с прекрасным человеком, который будет ценить и любить ее. И тогда она вновь оденет на себя роскошное белоснежное платье невесты.

Она будет счастлива. На этот раз по-настоящему.

Хотелось бы мне, чтобы ее новый муж любил бы меня и Анюту, как своих родных детей, но я не уверена, что нечто такое возможно. Этот мир слишком жесток.

— Анюта, перестань плакать! — строго сказала я, — Ты же не хочешь расстроить маму? — добавила я, пусть мне и самой отчаянно хотелось расплакаться.

Ненавижу своего отца за то, что он бросил нас. За то, что теперь мы для него — пустое место.

Сестра в ответ лишь отрицательно покачала головой, поспешно вытирая слезы рукавом своей любимой полосатой пижамы. Я подарила ей ее на день рождение, и она сразу же понравилась Анюте, что она не желала ее снимать.

— Значит, иди спать, тебе завтра в садик рано вставать, — тем же тоном сказала я, отчего девочка тяжело вздохнула.

— Крисси, а можно я останусь с тобой? — еле слышно спросила она. Разве я могла ей отказать? Надеюсь, что мне вновь не присниться кошмар, и я не начну орать во все горло от страха.

— Да оставайся ради Бога, но только не плачь, — произнесла я, а после откинулась на кровать, устало вздохнув и прикрыв глаза. Анюта же последовала моему примеру, не отпуская плюшевого медвежонка. Его, кстати говоря, мне подарил отец на третье день рождение.

Я бросила мимолетный взгляд на часы. Было почти четыре часа утра. Господи, я уже чувствую, какой злой и невыспавшиеся буду на протяжении всего дня.

— Крисси… — прошептала сестренка, отчего я повернула голову в ее сторону, смотря на нее и ожидая, что она вновь будет говорить про нашего отца, а эта тема для меня была одной из самых ненавистных, — Спокойной ночи, — благо, я ошиблась.

Я внимательно всмотрелась в ее лицо, отметив про себя, что плакать сестра перестала. Хороший знак.

— Спокойной ночи, солнышко, — отозвалась я, а после тише добавила, — Люблю тебя, — мне хотелось, чтобы она поняла, что не стоит жалеть о нашем с ней отце. Да, его нет рядом, но помимо нее у них есть я и мама, которые жизнь готовы отдать за Анюту.

Не стоит жалеть о том, кто этого даже не заслуживает.

— И я тебя, Крисси! — уже весело отозвалась она. Господи, у детей так быстро меняется настроение. Они могут плакать, а буквально через несколько секунд широко улыбаться и носиться туда-сюда на огромной скорости.

Однако у меня эта ночь оставила неприятный осадок и заснуть, как бы я не старалась, так и не смогла.

========== 48 ==========

Теперь моя относительно спокойная жизнь окончательно закончилась: Алиса Орлова вышла с больничного, а значит, наша война будет продолжатся, ведь она никогда не потеряет к этому интерес.

Да и Ангелина теперь будет всячески ее поддерживать.

Мне остается лишь верить, что теперь я действительно не одна, что Матвей, Наташа и Регина придут мне на помощь в трудный момент.

А, может быть, и нет, ведь я чаще всего ошибаюсь в людях.

Когда я прошла мимо Алисы, которая стояла с Ангелиной и о чем-то оживленно беседовала, Орлова бросила на меня лишь взгляд, полный презрения. А я лишь гордо выпрямилась, высоко подняв голову.

Однако, к моему удивлению, больше никаких пакостей она мне не делала. Затишье перед бурей?

К концу учебного дня ко мне подошел веселый Матвей, который намеревался пойти со мной домой. Он встретил меня в вестибюле.

Обычно я хожу с Региной, но сегодня ее ждала бабушка, с которой она собиралась пойти за покупками.

Следом за парнем семенила Наташа.

— Пойдешь на Новогодний бал? — спросила у меня блондинка, а на ее лице появилась широкая улыбка. Нет, не пойду. Мне там нечего делать. По-любому там будет алкоголь. И пьяный Матвей. Да и вообще я решила, что больше никогда и не за что не пойду на подобные мероприятия. С меня хватит.

— Нет, — отозвалась я, покачав головой. Подруга заметно погрустнела.

— Почему? — спросила она, и мне было чертовски тяжело дать ей ответ на этот вопрос.

— Да, Крис, почему? Я думал, вы, девушки, ждете этот бал целый год, — с усмешкой произнес Матвей, отчего я едва ли не сказала ему, что все это из-за него. Если бы он не распускал свои руки на вечеринке…

— Пойдем! Как же я без тебя буду?! — проговорила Наташа, насупившись и скрестив руки на груди.

— Я… — я не знала, что им ответить, не хочу рассказывать им о всех своих страхах. Да в принципе я вообще никогда не делилась с кем-то своими проблемами, мне всегда это тяжело давалось. Ненавижу чувствовать себя слабой, ненавижу, когда кто-то мне сочувствует и смотрит с явным сожалением.

— Я обещала сестре съездить с ней на ледовое шоу. Она целый год говорила мне про него, — отозвалась я, покачав головой.

— А твоя мама не может составить ей компанию вместо тебя? — проговорил Матвей, прищурившись.

— Нет, она работает, — я лишь бессильно развела руками, отчего Наташа тяжело вздохнула:

— Нам будет очень не хватать тебя! — проговорила она.

Я… Я просто боюсь идти на этот чертов Бал! И ничего не могу с собой поделать, пусть и отчаянно пытаюсь уничтожить в себе все свои страхи, которые медленно, но верно уничтожают меня изнутри.

— Может быть, что-то изменится, и я смогу прийти, — пробормотала я еле слышно, опустив взгляд.

— Я надеюсь на это, — пробурчал Матвей, а в его голосе я слышала явные нотки недовольства, — А сегодня вечером ты-то хоть свободна? Я, Наташа и Макс планировали пойти на каток, и я буду рад, если ты присоединишься к нам, — добавил он, а его губы тронула легкая улыбка. Я в ответ лишь криво усмехнулась.

Думаю, это занятие явно не для меня. В последний раз я ходила на каток, когда мне было всего лишь десять лет. Компанию мне составил мой отец, который перед нашим с ним походом просмотрел множество видеоуроков на тему: как правильно кататься на коньках. Правда, ему они совершенно не помогли. Да и мне тоже.

В итоге мы набили множество синяков, а после, разочарованные, пошли домой. С тех пор я твердо решила, что больше никогда не пойду на ледовый каток.

И я мне не особо-то хочется позориться перед своими друзьями.

— Знаешь, Матвей, это не для меня. Мне все это не нравится, — честно сказала я, так и не придумав нормальную отмазку. Парень в ответ лишь громко фыркнул, как самый настоящий конь.

— Ты не умеешь кататься? — прямо спросила Наташа, весело расхохотавшись, — Что ж, не беда. Раньше я занималась фигурным катанием, так что я могу научить тебя всему, — она дотронулась своей рукой до моей руки, а после добавила, — Друзья же для того и нужны, чтобы помогать друг другу!

— Ой, Крис, да это действительно не проблема! Будет весело, уверен! — конечно, им-то будет весело! А вот мне очень.

Хотя… Живем же один раз, не так ли? Наверное, мне стоит принять их предложение и провести время с пользой. Научиться чему-то новому, на время забыть о своих проблемах. К тому же будет, что вспомнить в старости! Впрочем, я всегда говорю себе именно это, когда собираюсь сделать какую-нибудь глупость.

— Соглашайся давай! — нетерпеливо проговорила Наташа, толкнув меня в плечо.

Ладно! Была не была! Может быть, мой второй поход на каток будет более удачным, чем первый. Когда приду домой посмотрю еще несколько видеоуроков в интернете…

— Хорошо, — согласилась я, кивнув, а мои губы тронула легкая полуулыбка.

— Ура! — воскликнула Наташа, а ее глаза просияли, — Тогда сегодня в пять около Ледового Дворца!

========== 49 ==========

— Может, позовем Регину? — именно с этими словами встретила меня Наташа. Матвей же лишь страдальчески закатил глаза, а его лучший друг, Максим, предпочел помолчать. Честно говоря, я не думала, что Никитина согласиться составить нам компанию на ледовом катке.

— Я не думаю, что она согласится. Да и нужна она нам здесь, — не удержался Матвей, отчего я бросила в его сторону взгляд, полный презрения. Хотя бы при мне не говорил бы так.

— Она говорила, что сегодня будет занята, — отозвалась я, отчего Наташа лишь пожала плечами, скорчив грустную гримасу.

— Жаль. Ну, ладно, — отозвалась она, — Пойдемте уже! — добавила она, а после бросилась к зданию Ледового Дворца.

Все те видеоуроки, просмотренные мной, не особо-то и помогли. Как только я взошла на лед, то мои ноги сразу же разъехались в разные стороны, и я шлепнулась на лед, больно ударившись спиной.

— Ой! — взвизгнула Наташа, протянув мне руку и помогая подняться.

— Я же говорила, что это все не для меня, — процедила я сквозь зубы, сто раз пожалев, что пришла сюда.

— Да брось ты. Ты бы видела меня, когда я впервые сюда пришел, — сказал Максим.

Знаете, пожалуй я — самое неуклюжий человек на всем белом свете. Потому что я даже не смогла нормально пройти по краю катка, держась за ограждение. Только вот на этот раз мне повезло и я не шлепнулась на лед, набив себе парочку новых синяков. Спасибо Матвею, который вовремя меня подхватил. Наташа же тоже была рядом со мной, бесконечно давая мне все новые и новые советы, которые, честно говоря, мне мало помогали.

И вот в мое обучение вмешался Максим, который большую часть времени молчал и наблюдал за моим позором.

— Знаешь, в чем твоя проблема, Кристина? Ты слишком зажата, слишком боишься упасть и удариться, но именно это сейчас и происходит, — проговорил он, криво усмехнувшись, а после короткой паузы добавил, — Тебе надо почувствовать лед… Попробуй представить себя грациозным животным, которое двигается в своей естественной среде, — добавил он, заглядывая мне в глаза.

Возможно, он прав…

— Да, Крис, он дело говорит, — отозвался Матвей, которому уже явно надоело обучать меня. В конце концов они пришли сюда кататься, и я им все испортила.

— Пошли, — проговорил Максим, протянув мне руку, отчего я удивленно посмотрела на меня. Куда я ему к чертям пойду?

— Ты уверен, что это хорошая идея? — спросила я, руками вцепившись в бортик. Даже сейчас мои ноги разъезжались в разные стороны.

— Я научился именно так, — спокойно отозвался он, — Доверься мне, все получится, — добавил он.

Я в ответ лишь тяжело вздохнула, а после взяла того за руку.

— Давай же расслабься, перестань боятся упасть. Ничего страшного произойти не может, — еле слышно отозвался он.

Я же прикрыла глаза, переводя дыхание. Если я себе что-то переломаю, то виноват будет только Максим и никто другой!

Все же я смогла немного расслабиться, настроив себя на волну позитива. Крепко уцепившись в руку парня, я сделала несколько робких шагов по льду. И… Я не упала!

Мы сделали еще несколько весьма неуклюжих шагов. Пару раз я даже пошатнулась, но Максим не дал мне упасть.

— Уже лучше. Помни: избегай резких движений и двигайся плавно. Это, как в танце, — еле слышно сказал тот. Я ненавижу танцевать. Хотя, помню, в детстве мать отправляла меня в танцевальный кружок, но ничего хорошего из этого не вышло. Я была самой худшей в группе, и когда все выступали на сцене, я просто сидела в ряду зрителей и наблюдала. Моя преподавательница говорила, что я еще не готова к этому, но, возможно, в следующий раз я непременно попаду на сцену, и зрители будут хлопать мне. Но этого так не произошло, поэтому я забросила танцы и постаралась забыть о моих днях, проведенных там.

И даже на вечеринках я старалась практически на танцевать. Мне казалось, что я выглядела очень неуклюжей, что я была хуже всех. То ли дело Алиса… Она всегда была такой грациозной.

Однако мой прогресс в катании на коньках был на лицо. Сохранять равновесие теперь стало не так сложно. Максим оказался действительно неплохим учителем.

— Крис, у тебя хорошо получается! — воскликнула Наташа, а ее глаза просияли.

— Продолжай в том же духе! — подбодрил меня Матвей.

Только вот я не думаю, что смогу удержать равновесие, если Максим вдруг отпустит мою руку. Тогда я запаникую и опять упаду на лед, но подняться на этот раз будет уже намного сложнее.

Мы с парнем сделали еще несколько шагов, а после он проговорил:

— Я отпущу тебя. Попробуй сама, — проговорил он, а его губы тронула легкая улыбка. От его слов меня словно холодной водой окатило. Нет!

— Я… Я сразу же упаду! — воскликнула я.

— Нет, не упадешь. Просто не забывай моих советов, — мягко проговорил тот.

— Если что я тебя поймаю! — весело бросил мне Матвей.

— И я! — в тон ему добавила Наташа.

Я лишь тяжело вздохнула, а после кивнула. Максим в ответ вновь улыбнулся, а после отпустил мою руку, сделав пару шагов назад. Поначалу меня сразу же охватила паника, и я вновь пошатнулась, но не упала. Вот я сделала несколько робких, маленьких шажков по льду, полностью контролируя каждое мое телодвижение.

И я не упала. Я действительно стояла на льду, без опоры… Мое лицо озарила широкая, довольная улыбка. Наташа же весело рассмеялась. Наконец-то!

Жаль, что долго покататься на коньках у нас не получилось — наше время вышло. А жаль, ведь я только-только чему-то научилась! Обязательно еще как-нибудь приду сюда. Желательно с Максимом, ведь он — более чем прекрасный учитель. Я очень благодарна ему за то, что проявил терпение.

— Спасибо тебе! — выкрикнула я, готовая заобнимать этого парня до смерти.

— Не благодари, — спокойно отозвался он, пожав плечами.

После мы с ребятами перекусили в кафе, что находилось возле Ледового Дворца. Я заказала себе молочный коктейль и булочку со сгущенкой. Я страшно проголодалась!

И сегодня, совершенно привычная еда, показалась мне самой вкусной на всей планете, это все от того, что мое настроение сейчас стало намного лучше, чем было с утра! Я уже даже подумываю о том, чтобы пойти на Новогодний Бал. Живем один раз, в конце концов! Тем более я не знаю, что со мной будет дальше… Кто знает, как все сложится.

Это я убеждена в том, что сделала все для того, чтобы продолжить жить, но, возможно, кто-то на небесах считает, что это далеко не так.

Поев, мы распрощались друг с другой, и я направилась домой.

========== 50 ==========

Когда я пришла домой, уже стемнело. Стоило мне войти в дом, как ко мне навстречу сразу же выбежала моя сестра, а на ее лице сияла широкая улыбка:

— Крисси, я так ждала тебя! — воскликнула она. Что она задумала на этот раз?

— Привет, Анюта, — отозвалась я, а мои губы тронула легкая улыбка.

Моя сестренка же внимательно огляделась, убедившись в том, что мать нас не видит и не слышит, а после произнесла:

— Крисси, я узнала, что мама подарит нам на Новый Год! Я даже подарки нашла, — прошептала она. Жаль, что Анюта уже давно не верит в Деда Мороза. Ровно с того момента, как увидела, что мама клала наши подарки под елку, пока мы спали. Она сильно расстроилась из-за этого.

А я же правду узнала намного позже, чем моя сестра. Мне было десять, когда я обнаружила, что подарки нам приносит не добрый Дедушка Мороз, а моя мама. Я нашла их в шкафу за неделю перед праздником. Хотите смейтесь — хотите нет, но я до десятилетнего возраста верила в эту сказку. Точнее, хотела в нее верить. Потому что это давало мне надежду, что в этом мире существует волшебство, что все то, что пишут в сказках может быть реальным.

Одноклассники часто заявляли, что никакого Деда Мороза не существует, но я всегда возражала им, отчего они просто-напросто смеялись с меня.

Да и сейчас в глубине души я верю в это. Хотя, я уже давно выросла из того возраста, когда веришь в чудеса.

— И что же она подарит? — спросила я.

— Мне — бооольшую, — сестра сделала пасы руками в воздухе, показывая ее размер. И, конечно же, она сильно преувеличивала, — Говорящую куклу. Я о ней таак долго мечтала! — протянула сестра, а ее глаза сверкали ярче звезд на ночном небосводе.

— Как круто! — проговорила я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно бодрее. Я знала, что сестра будет ужасно надоедать мне с этой куклой, постоянно включая ее. Небось она будет петь какие-нибудь глупые песенки, а сестренка — подпевать. Раньше в таких ситуациях я просто-напросто забирала у нее игрушку, пряча ее туда, где Анюта ее никогда не достанет. Та, конечно же, сразу же начинала плакать и жаловаться маме, но надоедливую игрушку я ей все равно не отдавала. И мы ссорились. Но сейчас я не могу так поступить, потому что я встала на путь исправления. Придется терпеть все это.

— А тебе она подарит серебряную цепочку, там еще красивая подвеска в виде птицы, — прошептала сестренка.

Вау, мне это нравится уже больше. Обычно мне дарили всякие безделушки, от которых не было абсолютно никакой пользы.

— Лучше подарка и придумать нельзя, — проговорила я, широко улыбнувшись.

— А что мы подарим маме? Наша воспитательница говорит, что самый лучший подарок — сделанный своими руками! — воскликнула сестра. Вообще, я считаю, что лучший подарок — это любовь.

— Да. У тебя есть предложения? — спросила я. Обычно я не участвовала во всем этом. Сестра дарила маме всякие рисунки и открытки на праздники, а я же — шаблонные поздравления. Я даже не думала о том, чтобы сделать нечто оригинальное и красивое.

— Нет… — покачала головой Анюта, заметно расстроившись.

— Ладно, я подумаю об этом, — отозвалась я, направляясь в свою комнату. Надо посмотреть в интернете идеи подарка на Новый год для матери… Нет! Я должна сама придумать что-то необычное, что-то, что ее действительно порадует.

***

А еще я хорошенько подумала над тем идти ли мне на Новогодний Бал, или же остаться дома. Все тщательно взвесив, я решила, что мне все же стоит посетить это мероприятие. Руководствовалась тем же, чем когда собиралась посетить ледовый каток: живем-то один раз. Тем более, возможно, мне осталось жить от силы год…

Уверена, что на этот раз никто не испортит мне праздника. Даже пьяный Матвей, которого я просто-напросто не подпущу к себе слишком близко. Все пройдет хорошо. И никакая Алиса и Ангелина тоже не испортит мне праздник. Я буду сиять.

Наташи сегодня в школе не оказалось: у нее внезапно разболелся живот, и она осталась дома. А вот Матвей и Максим сегодня пришли. Вот я направилась к ним для того, чтобы сообщить им о своих планах.

-… Я же говорил, что выиграю! Он мне теперь сотку должен! — донесся до моих ушей возглас Матвея.

— О, Крис, привет! Как дела? — заметив меня, проговорил тот, обернувшись. Максим лишь кивнул в знак приветствия.

— Привет. Я решила, что все-таки пойду на Новогодний Бал. Мама сказала, что сходит с сестрой вместо меня, — доложила я, на что друг лишь широко улыбнулся, толкнув меня локтем в бок:

— Я знал, что ты передумаешь! — довольно произнес он, улыбнувшись так, что Чеширский Кот ему бы непременно позавидовал бы.

— Чур, я зайду за тобой! — добавил Матвей, отчего я нервно вздрогнула. Как-то не хочется мне идти с ним до школы… Особенно после того, что произошло на вечеринке.

— Да-да, хорошо, — отозвалась я, выдавив из себя улыбку, которая вышла фальшивой и наигранной.

— Я рад, что ты все-таки придешь, — проговорил Максим, слегка улыбнувшись.

Вот прозвенел звонок на урок, и я направилась на свое место. Сегодня я планировала поговорить с Никитой Астафьевым о его чувствах к моей рыжеволосой подруге. Правда, я до сих пор не придумала, как сделать это… Да и вообще я не уверена, что у меня все получится. Боюсь спалиться, да и к тому же выставить себя полной дурочкой.

— Кристина, ты обещала, что поговоришь с ним, — еле слышно прошептала мне Регина, озираясь по сторонам, а ее щеки пылали.

— Да-да, я все прекрасно помню, — отозвалась я, улыбнувшись.

— Наверное, я тебе уже достала… Но мне очень хочется поскорее все узнать, — протараторила она. Надеюсь, Регина понимает, что напрямую я у него ничего спрашивать не буду. Я попробую поговорить с ним о нашей общей подруге и по его ответам все понять. А первый шаг навстречу к нему она должна сделать сама. Сказать ему чертову правду!

Но еще больше я боюсь облажаться. Вдруг я неправа, и Никита нисколько не любит ее?

Мне будет тяжело сказать ей правду. Сказать: «Извини, но ты ему не нравишься, как девушка». Это разобьет ей сердце.

Да, он пытался меня поцеловать, когда я была в теле Регины. Но ключевое слово меня. Мое поведение было совершенно другое.

— Нет, ты меня нисколько не достала, — наконец, отозвалась я, натянуто улыбнувшись, а после уставилась в учебник. На перемене я во что бы то не стало поговорю с Никитой Астафьевым.

========== 51 ==========

Я говорила это множество раз, но скажу вам еще раз: я дура, я конченная дура, каких еще надо поискать. Я — тупая идиотка, в голове которой нет ни одной умной мысли. Все мои идеи — невероятно глупые. И вообще я умею только одно: все портить. О, если бы мой день начался сначала. Да лучше бы я вообще перенеслась назад во времени на пару недель назад! Никогда бы не заговорила с Региной о Никите, и все было бы просто прекрасно. Но нет. Я решила, что смогу немного поиграть в Купидона, заодно сделав парочку хороших дел для своих друзей. Думала, что смогу найти им любовь, сделать счастливыми.

Господи, да я бы сейчас все отдала для того, чтобы все для меня началось сначала! Не было бы этой чертовой вечеринки, не было бы моего разговора по душам с Региной Никитиной!

Но обо всем по порядку. В общем, на перемене я подловила Никиту в коридоре и завела с ним разговор. Постепенно я спросила у него про нашу подругу, хотела понять, что именно он чувствует к ней. Поскольку они оба обожают рисовать, то я решила заговорить именно про это.

— Как тебе рисунки Регины? Мне кажется, они прекрасны, — проговорила я, улыбаясь и стараясь, чтобы моя улыбка не выглядела фальшивой.

— Да, она очень талантлива, — отозвался Никита, а после короткой паузы добавил, — Мы многому можем поучится друг у друга, — добавил он.

— А еще она говорила, что пишет стихи. Честно говоря, она никогда не давала мне их читать, говорила, что они недостаточно хороши, — я горько усмехнулась. Никитина стеснялась показывать их кому-либо. И зря.

— Она не говорила мне об этом. Я тоже люблю поэзию, — проговорил Никита, а в его глазах появилось какое-то странное, незнакомое мне ранее выражение.

— Может быть, тебе она даст почитать их, — Господи, в этот момент я чувствовала себя конченной идиоткой. Я улыбалась во все тридцать два зуба, отчаянно пытаясь скрыть за улыбкой свое волнение.

— Возможно, — тихо отозвался Никита, а после добавил, — Тебе не кажется, что она немного изменилась после того, что произошло в походе? — этот вопрос был очень неожиданным для меня, отчего я нервно передернула плечами. После похода я вернулась в свое тело, и, конечно же, Регина изменилась. Она стала прежней.

— Нет, я не заметила, — пожала плечами я, делая вид, что понятия не имею, о чем именно он говорит. Пожалуйста, Никита, не начинай говорить обо мне. Не говори о том, как сильно изменилась я.

— Внутри нее зажегся какой-то огонь, а потом он внезапно потух, — прошептал тот, покачав головой.

— Да ну, глупости, — улыбка мгновенно исчезла с моего лица, потому что я поняла, что к чему. На самом деле… На самом деле ему нравилась я. Пусть я даже была не в своем теле… Ему всегда нравилась я… Я была его первой любовью, и, похоже, осталась до сих пор.

Никита видит во мне то, что не видит в других…

Он питает симпатию к моей личности. Не к личности Регины.

А я зря обнадежила эту рыжеволосую девочку. Она поверила в то, что этот парень ее действительно любит, но по его ответам я поняла одно: она для него — просто хорошая подруга, с которой он может обсудить интересные для него темы. Но не предмет любви. Я опять ошиблась. На этот раз сильно.

Что я скажу этой девочке?

Она его действительно любит… А раны от первой любви всегда самые глубокие…

Иногда они начинают гнить…

Хотя с другой стороны она должна знать правду.

Правда, она убьет в ее душе надежду.

Никита… Да чего уж там таить — меня до сих пор тянет к нему. Мне симпатичен этот парень.

Но мне не стоит показывать своих чувств по отношению к нему. Хотя бы потому что теперь это будет подло по отношению к моей рыжеволосой несчастной подруге.

Впрочем, она рано или поздно найдет свое счастье. Когда-нибудь…

Кристина, а не значит ли это то, что тот день, когда ты с Никитой гуляла в парке начался сначала, не из-за того, что этот парень — не твоя судьба? Он — не судьба Регины.

Возможно, все совсем по-другому. Я сделала не те выводы, даже толком не подумав головой. И вот к чему это все привело.

— Да и ты после похода сильно изменилась. Наверное, так на тебя смена окружения подействовала. Без Алисы ты — очень приятный человек, — отозвался Никита, а его голос прозвучал как-то тихо и приглушенно.

— Спасибо… — рассеянно прошептала я. Астафьев же еще несколько мгновений внимательно смотрел на меня, а после развернулся и побрел прочь.

А я же, низко опустив голову, побрела в класс для того, чтобы пересказать Регине наш разговор.

========== 52 ==========

Стоило мне только войти в класс, как Регина сразу же бросилась ко мне. Ее голубые глаза сияли, губы растянулись в довольной улыбке. Она верила, она надеялась, что я скажу ей о том, что этот парень ее любит… А что скажу я? Что она оказалась слишком тихой и неприметной даже для этого парня?

Честно говоря, я так и не придумала, что скажу.

— Ну что, что он сказал? — нетерпеливо проговорила она, а в ее глазах светилась надежда.

Правда разобьет ей сердце, но она всегда лучше сладкой лжи самой себе, не так ли?

— Регина… — прошептала я, опустив взгляд и не в силах посмотреть на нее, — Я поговорила с ним о тебе, как ты и просила. Он сказал, что ты очень хорошо рисуешь… Еще я рассказала ему о том, что ты пишешь стихи, и Никита очень хочет их почитать… — Никитина же прожигала меня внимательным взглядом. А не могла посмотреть на нее. Посмотреть ей в глаза и увидеть в них жгучую боль.

— Я ему правда нравлюсь?.. Или ты ошиблась? — перебила она меня, а ее голос звучал как-то тихо и приглушенно.

Я тяжело вздохнула, собираясь с мыслями.

Раз, два, три… Говори!

— Я… Я не знаю, правда… Он отзывался о тебе, как о очень хорошей подруге… Никита очень ценит дружбу с тобой… — заикаясь еле слышно произнесла я. Регина в ответ лишь горько усмехнулась.

— Да, я все поняла… — отозвалась она, а ее голос задрожал. Ненавижу это! Ненавижу, когда кто-то плачет! Ненавижу!

— Спасибо, что поговорила с ним, Кристина, — я же подняла на нее глаза, внимательно заглядывая в бледное лицо девушки. Она же отвернулась от меня, старательно пряча слезы. Ей очень больно. Я понимаю. И, поверьте мне, я виню себя во всем этом. Кто ж меня за язык-то тянул…

Вот Регина медленно развернулась, а после побрела прочь из класса. Я не стала ее догонять и пытаться успокоить, потому что не видела в этом никакого смысла. Здесь поможет только время.

Я устало упала на стул, тяжело вздохнув. Мне самой ужасно хотелось плакать.

— Крис, у тебя все нормально? — раздался за моей спиной голос Матвея, и я, вздрогнув, обернулась, заглядывая в глаза парня.

— У меня — да. Просто я очень устала, — ответила я, отчего тот лишь присел на стул рядом со мной.

— Вы поссорились с Региной? — он легко коснулся своей рукой моей руки. Это, конечно же, очень мило, что он пытается заботится обо мне, но сейчас я хочу побыть одна, наедине со своими мыслями. Тем более, Матвей непременно устроит допрос, но я не собираюсь отвечать на его вопросы. Ведь этот парень не умеет держать язык за зубами. Я не хочу, чтобы Максим или Наташа знали о том, что произошло сегодня.

— Мы не ссорились, — бросила я, а в моем голосе можно было расслышать явные нотки раздражения.

— Ты же знаешь, что всегда можешь положиться на меня? — еле слышно спросил он.

— Да, конечно, — в тон ему ответила я, выдавив из себя улыбку, — Спасибо.

Матвей в ответ лишь кивнул, улыбнувшись, а после поднялся со своего места, направляясь к Максиму. И я была этому рада.

По звонку в класс вошла Регина, я обернулась, бросив в ее сторону мимолетный взгляд. Она была бледнее обычного, а ее длинные рыжие волосы торчали в разные стороны словно ежовые колючки. Девушка заглянула мне в глаза, а на ее губы тронула легкая, еле заметная улыбка:

— Все хорошо, Кристина, все хорошо, — прошептала она, присаживаясь рядом со мной и доставая учебники из сумки.

— Все будет хорошо, — отозвалась я, пытаясь убедить нас обеих в этом.

========== Регина ==========

Регина поднялась на третий этаж школы — самое тихое место. Девушка прижалась спиной к белой стене, тяжело дыша. Слезы застилала глаза, и она до крови прикусила нижнюю губу, чтобы успокоиться. Она не должна плакать. Она должна постараться не плакать.

Сейчас Регина хотела лишь одного — вернутся в детство и остаться там навсегда. В то время, когда она действительно была счастлива. Тогда ее родители были живы. Мама каждый день читала ей сказку на ночь, пела колыбельную. Папа гулял с ней в парке, качал на качелях, а Никитина громко и звонко смеялась, но потом их не стало. Всего лишь один плохой день. Всего лишь один день перевернул всю жизнь с ног на голову.

Из-за смерти родителей Регина и стала такой. Она замкнулась в себе.

А потом и лучшая подруга девушки переехала в другой город, оставив ее. У Никтиной осталась только одна бабушка, которую та безумно любила и всегда заботилась. Даже через чур окружала ее своей заботой, потому что боялась, что она тоже рано или поздно ее покинет… Ведь она стара…

Если с ней что-то случится, то Регина не представляет своей дальнейшей жизни.

Долгие годы Никитина была для окружающих всего лишь пустым местом. Умной девушкой, у которой можно было списать домашнее задание или контрольную. Девушкой, которую можно использовать в своих целях сколько угодно, ведь она так и не научилась говорить людям «нет».

Одиночество съедало, и Регина часто плакала в подушку. Она молила Бога о том, чтобы в ее жизни появился друг. Верный друг, который всегда будет рядом с ней, которой протянет ей руку помощи в трудный момент.

И чудо произошло. Жизнь Никитиной действительно изменилась в лучшую сторону: в ее жизни появился Никита Астафьев, парень, который полностью разделял интересы девушки. Они были ужасно похожи. Они были одинаково несчастны. Они были одиноки. До этого момента. До их встречи.

Да к тому же Регина стала хорошей подругой с Кристиной Березовой, ее соседкой по парте, которая оказалась не такой уж плохой. Даже более того — она была по-своему несчастна, потому что всю свою жизнь жила в заблуждении. Она думала, что нужна своим подругам, но стоило ей сделать что-то, что им не понравилось, и они навсегда отвернулись от нее.

Никитина действительно сопереживала ей, она поддерживала ее. А Кристина оказывала поддержку ей. Регина привязалась к этой девушке и решила доверить ей свою тайну, рассказать ей, что она действительно влюбилась в Никиту Астафьева, своего лучшего друга. Девушка надеялась, что ее чувства окажутся взаимными, ведь они так похожи. Она успела убедить себя в этом, она даже написала записку-признание, которую намеревалась передать парню.

Но все вновь обернулось против нее. Регина даже и не знает, как было бы лучше: знать правду или же нет?

Девушка действительно поверила, что ее серая жизнь совсем скоро станет цветной, но этого не произошло. И она больше не верит, что это когда-нибудь случится. Наверное, одиночество — ее удел. Наверное, она никогда не найдет человека, который разделит с ней жизнь. Наверное, она уже никогда не сможет выбраться из своей скорлупы. Никогда не сможет пройти сквозь эту стену.

Регина привыкла слушать тишину. Потому что она — ее верный друг.

Девушка сжимала в руках ту самую записку-признание. Она еще несколько мгновений смотрела на нее, а слезы ручьями стекали по ее бледным щекам.

Вот Никитина разорвала ее на мелкие-мелкие кусочки, выкинув в урну.

Она не винит никого в том, что произошло. В конце концов никто не обязан ее любить…

Регина быстро смахнула слезы рукой, улыбнувшись, а после медленно направилась в класс. Она будет делать вид, что ничего не случилось. Она будет дальше дружить с Никитой, будет оказывать ему поддержку. Она останется его лучшей подружкой. И она сделает все для того, чтобы он был счастлив.

Ведь если человек любит, то самый большой подарок для него — счастье в глазах дорогого существа.

Когда Никитина вошла в кабинет, то Кристина сразу же обернулась в ее сторону, а в ее голубых глазах не было ничего, кроме сочувствия.

Она действительно беспокоится о своей подруге…

— Все хорошо, Кристина, все хорошо, — прошептала Регина, улыбнувшись, и ее улыбка была искренней.

— Все будет хорошо, — отозвалась Березова.

========== 53 ==========

Домой я пришла в ужасном расположении духа и сразу же устало рухнула на кровать, уставившись в белый потолок.

Господи, как же я устала от всего этого. Не знаю, как я теперь буду смотреть в глаза Регины после того, что я сегодня узнала. Но самое страшное в том, что когда-нибудь она может узнать о том, что я до сих пор нравлюсь ее возлюбленному.

В мою комнату, подобно молнии, влетела моя сестренка, плюхнувшись рядом со мной на кровать, а на ее лице играла широкая, довольная улыбка. Я лишь закатила глаза. Сейчас я была не в том настроении, чтобы играть с ней в ее детские игры.

— Крисси, я тааакое придумала! — пропела она, радостно подпрыгнув, отчего я почувствовала подступающее раздражение. Неужели так сложно понять, что сейчас я не очень-то настроена на разговор?

— Аня, не сейчас! — рявкнула я, отчего сестра сразу же опустила голову, вмиг погрустнев.

— Но…

— Я сказала не сейчас! — повторила я, сама толком не понимая, что я творю. Анюта же еще несколько мгновений смотрела на меня, а ее голубые глаза наполнились слезами. Только в этот момент я поняла, как сильно ее обидела.

Ох, какая же я идиотка… Мне всегда нравилось вымещать свою злость на других.

Сестра пулей вылетела из моей комнаты, я еще несколько мгновений тупо смотрела ей вслед, не зная, что делать дальше.

Конечно, маленькие дети все очень быстро забывают… Конечно, если сейчас я подойду к ней и извинюсь, то на ее лице вновь засияет счастливая улыбка, и она расскажет мне свою идею. Конечно, она обо всем забудет…

Но я опять нагрубила ей. Все вновь и вновь возвращается к старому. Я вновь и вновь обижаю близких мне людей.

И снова и снова вляпываюсь в новые неприятности.

Когда наконец-таки я смогу выбраться из этого темного болота?

Я тяжело вздохнула, прикрыв глаза, перевела дыхание. Ладно, что сделано, то уже сделано, а поскольку мой день не начался сначала, значит, все не так уж и ужасно.

Вот я прошла в комнату моей сестры. Анюта сидела на кровати, крепко сжав в руках своего любимого плюшевого медвежонка, а из ее глаз ручьями текли слезы. Заслышав шаги, она подняла голову, бросив в мою сторону мимолетный взгляд, а после обиженно отвернулась.

Я села на край кровати, но Аня лишь отодвинулась от меня, крепче прижимая свою игрушку к груди.

— Вечно ты так! — буркнула она мне, всхлипывая, — Если у тебя плохое настроение, не надо делать так, чтобы у всех было такое! — добавила она.

— Анюта, я не хотела… Прости меня, — прошептала я, легко коснувшись своей рукой ее руки. Та ответила мне долгим, задумчивым взглядом.

Я же еще несколько мгновений молчала, а после проговорила, выдавив из себя широкую улыбку Чеширского кота:

— Что ты там придумала? Мне так интересно узнать! Наверное, что-то очень-очень крутое! — воскликнула я, отчего моя сестра вмиг перестала плакать, а ее глаза просияли. Она бережно отложила в сторону своего любимого плюшевого медвежонка, сев поближе ко мне.

— Подарок нашей маме! — воскликнула она.

Я бросила беглый взгляд на календарь, что висел на стене. До Нового года осталось совсем немного времени, на следующей неделе уже состоится Новогодний Бал.

Но только в этом году моей любимый праздник не такой счастливый, как прежде. Воздух больше не искрится от волшебства, я не чувствую той прекрасной, сказочной атмосферы. Все так изменилось.

Наверное, в этом году в моей душе погибли чудеса. А я даже не заметила.

— Что же ты такое придумала, Анюта? — спросила я, продолжая улыбаться.

— Мы сделаем ей звездочку из картона! Она таааак обрадуется! — с явным восторгом проговорила моя сестра. Звездочка из картона? Ну что же, не такая уж и плохая идея. По крайней мере, раньше мы ничего подобного не дарили.

— Думаю, еще мы можем нарисовать ей открытку, — предложила я, отчего глаза моей сестры просияли. Она любила рисовать. Помню, как она разрисовала мне мою любимую белую майку, за что я сильно ее отругала и поставила в угол.

— Давай я нарисую, а ты напишешь поздравления? А то… Я еще плохо буквы знаю…

— Да, конечно, — отозвалась я.

— Давай прямо сейчас начнем? — моей сестре явно не хватало терпения. Ну что ж, думаю, так я смогу немного отвлечься от своих мыслей…

— Хорошо.

— Ура! — воскликнула довольная сестра, а после поспешно достала все необходимые для рисования вещи. Я же отправилась в свою комнату, села за стол, достала листок бумаги и начала писать на нем свое Новогоднее поздравление. Поверьте мне, в этом году у меня есть, что сказать.

Дорогая мамочка!

Мы хотим поздравить тебя с прекрасным праздником Новым годом и пожелать тебе всего самого наилучшего. Оставайся такой же прекрасной, как и сейчас. Мы тебя очень любим!

Также мы обещаем тебе, что будем во всем тебя слушаться и больше никогда не огорчать тебя. Мы обещаем тебе, что больше никогда не будет ссорится и будем жить в мире. А еще мы хотим поблагодарить тебя за все. Мы хотим поблагодарить тебя за то, что терпела все наши выходки все эти годы. Что ты заботилась о нас, всегда поддерживала нас своими советами, ты была нам поддержкой и опорой. Ты выдерживала все наши капризы. Ты была нашим самым близким человеком!

Спасибо тебе за все. Спасибо тебе за бессонные ночи, которые ты провела у наших кроватях. Спасибо за сказку на ночь. Спасибо за поцелуй перед сном. Спасибо за доброе утро. Спасибо за теплый какао. Спасибо тебе за любовь.

И еще раз с Новым годом, наша любимая мамочка!

Я еле слышно вздохнула, а после аккуратно взяла листочек в руки, еще раз прочитав написанное. Конечно, я никогда не была хорошим писателем, да и красивые поздравления писать не умела… Но я очень старалась передать все свои чувства сквозь это письмо. Я хотела, чтобы мама счастливо улыбалась, читая его.

Когда я пришла в комнату Анюты, то ее открытка была почти готова. Заметив меня, она сразу же подбежала ко мне, схватив меня за руку и потянув к своему рабочему месту:

— Крисси, смотри, что я нарисовала! — воскликнула она.

Я же внимательно посмотрела на ее рисунок. На нем была изображена наша семья, водящая хороводы вокруг елки. Тут была я, тут была сама Анюта и наша мама, а еще… Тут был наш папа…

— Аня, почему ты… — но сестра не дала мне договорить, перебив меня:

— Может быть, если я его нарисую, он вернется к нам… — прошептала она, отчего я лишь еле слышно вздохнула.

Хотелось бы верить в то, что это действительно возможно. Но сколько красивых рисунков не нарисуй, сколько желаний не загадай — он не вернется, потому что он счастлив с другой.

Со временем Анюта все поймет. И я надеюсь, что в ее сердце не родится ненависть к своему отцу. Испепеляющая ненависть, которая будет бушевать у нее внутри подобно лесному пожару. Ненависть, которая в первую очередь уничтожит ее саму.

— Зачитай мне свое поздравление! — попросила меня сестренка, а ее голубые глаза сверкали ярче звезд на ночном небосводе, — Я бы и сама прочитала, конечно, но… Я еще недостаточно хорошо читаю… — пробормотала она. Точнее, моя сестра еще вообще еще не читает, да и буквы толком не знает, хоть ей отчаянно и хочется быть взрослой. Такой же, как и я.

Парадокс: дети всегда хотят стать взрослыми, а взрослые — детьми.

Я тихо прочитала Анюте свое поздравление, отчего та захлопала в ладоши, подпрыгнув на месте — до того оно ей понравилось. Впрочем, я была уверена, что ей любое мое поздравление пришлось бы по душе.

— Тебе надо стать писательницей! — воскликнула она, отчего я лишь звонко рассмеялась.

Мне бы стать вновь живой… Не хочу, чтобы этот Новый Год оказался для меня последним. А потом я смогу уже подумать о том, кем мне быть.

— Давай вклеим мое поздравление в твою открытку, — проговорила я, отчего Анюта лишь согласно закивала.

Однако слова сестры не выходили у меня из головы, ведь я могу многое рассказать людям. Я могу поделиться с ними своими мыслями…

Я действительно смогу сделать этот мир лучше.

Своими книгами я смогу вдохновлять людей.

Я буду писать чудесные сказки, которые учат только добру.

Я буду писать любовные романы, где главные героя находят свою любовь и становятся счастливыми.

Я буду писать о сильных людях, которые смогли справиться со всеми своими проблемами, восстать из пепла, подобно птице Феникс.

Я буду писать о таких, как мои друзья — Регина и Никита. Я хочу рассказать всему миру о том, как часто мы недооценивает прекрасных, талантливых людей.

Я это действительно хочу. И если все получится, то я буду медленно, но верно идти к своей цели.

Мое имя войдет в историю.

Кристина Березова, девушка, которая смогла изменить мир, начав с самого малого — себя самой.

========== 54 ==========

На следующий день я проснулась в день перед Новогодним Балом. Вот я бросила ненавистный взгляд на календарь, а после на часы. Ох, ненавижу это. Никогда не знаешь, когда проснешься в следующий раз. Надеюсь, что небеса не отберут у меня чудесный праздник Новый год.

Когда я пришла в школу, сев на свое привычное место рядом с Региной и поздоровавшись с ней, в кабинет сразу же влетела Наташа, а на ее лице играла широкая улыбка:

— Ты не передумала еще? — спросила она у меня, отчего я отрицательно покачала головой.

— Нет, конечно, — отозвалась я, улыбнувшись.

— А ты, Регина, ты пойдешь на Новогодний бал? — спросила у нее Наташа, внимательно заглядывая в глаза моей подруги. Думаю, зря это она. Мне кажется, ответ и так очевиден, учитывая ситуацию с Никитой Астафьевым.

Никитина повернула голову в сторону девушки, бросив на нее мимолетный взгляд, а после еле слышно отозвалась:

— Нет, я не пойду, — всем своим видом она показывала, что больше не хотела разговаривать на эту тему. Думаю, Наташа это поняла, но просто так отставать не планировала. Регина была ей интересна.

— Почему это? Неужели ты Новый Год не любишь? — спросила у нее девушка, подойдя поближе к Никитиной.

— Люблю, но я не думаю, что… Я просто не хочу идти, — тем же тоном ответила моя рыжеволосая подруга, отчего я бросила на Наташу выразительный взгляд, в котором ясно можно было прочитать: «Отстань от нее, пожалуйста, ты же видишь, что она не хочет и не захочет пойти на этот праздник. Она не такая, как мы».

Моя подруга ответила мне таким же выразительным взглядом, в котором ясно читалось: «Я не оставлю ее просто так. Потому что эта тихая девочка ужасно напоминает мне меня прошлую. И я хочу помочь ей.»

— Да ладно тебе. Пойдем! — воскликнула Наташа, а ее голубые глаза сверкали ярче звезд на ночном небосводе, — Обещаю, будет весело. Негоже встречать Новый Год одной. Ведь как его встретишь — так его и проведешь, не так ли? — весело добавила она, продолжая улыбаться своей фирменной улыбкой Чеширского Кота.

— Регина, если ты придешь на завтрашний праздник, то я буду очень рада этому, — проговорила я, легонько толкнув мою подругу локтем в бок. Та же молчала, опустив взгляд. По всей видимости, обдумывала наше предложение, или же ожидала, когда мы потеряем к ней всякий интерес и оставим в покое.

— Ну так что? Ты согласна? — не отставала Наташа.

Наконец, Регина, еле слышно вздохнув, отозвалась:

— Если вы так настаиваете, то я приду, — проговорила она, на что Наташа радостно захлопала в ладоши, подпрыгнув на месте.

— Ура! Я рада, что ты наконец-то согласилась! — воскликнула она.

Никитина в ответ лишь кивнула, а ее губы тронула легкая улыбка.

Если уж она придет на Новогодний Бал, то я постараюсь сделать все для того, чтобы этот вечер стал для нее одним из самых лучших, потому что сейчас эта рыжеволосая девчушка нуждается во мне больше чем когда бы то не было. Я хочу, чтобы она поняла, что совершенно не одна, и что она еще найдет свою любовь. Нужно только подождать.

Да и к тому же я чувствую свою вину из-за той ситуации с Никитой.

========== Наташа ==========

Наташа вновь проснулась от очередного кошмара. Глаза застилали слезы, она тяжело дышала. Каждую ночь раз за разом ей снился один и тот же сон — ей снился ее умерший лучший друг, тот, кто был для нее самым близким человеком на всем белом свете. Тот, кого она так и не смогла спасти. Которого на просто-напросто не смогла спасти. Наташа каждый день говорила себе это, говорила, что в его смерти нет ее вины, но это не помогало. Каждый раз, когда она засыпала, он являлся к ней во сне.

У него была безобразная кожа болотного цвета, а его глаза подернулись белой пеленой. Он скалит свои белые, как жемчуг зубы, в широкой улыбке, а в его волосах запутались водоросли. Одежда на нем была полностью изорвана.

Наташа смотрела на него, как зачарованная, а ее тело била крупная дрожь, она была не в силах пошевелиться и просто смотрела на него. Ей казалось, что сейчас он обхватит своими сморщенными от воды руками ее шею. И задушит ее, а труп выкинет в воду, утащит за собой. И вскоре девушка превратится в такой же труп, эпидермис набухнет и сморщится от воды и клочьями, будет слазить с мяса.

Ее никогда не найдут. Она будет покоится на дне. В тишине. До той поры пока хищные рыбы не разорвут ее на куски.

Уже бывший лучший друг отомстит Наташе за свою смерть…

Но он не двигался с места, а просто тупо уставился на нее. Вот он поднял руку и указал на нее, а после пророкотал:

— Теперь я мертв, ахахахаха, — он громко рассмеялся, отчего девушка сделала шаг назад, и зацепившись о какой-то камень, упала на землю, поранив ногу. Она сразу же прижала руку к больному месту, а слезы ручьями стекали по ее бледным щекам.

«Я не виновата, я не виновата, я не виновата», — повторяла она себе эти слова как мантру.

— Я мертв из-за тебя, Наташа, — добавил он, прекратив смеяться, а после схватился руками за свое лицо, рывком сдирая с нее кожу и оголяя мясо, — Если бы ты что-то сделала, то я бы не был таким, — девушка закрывает глаза, бормочет себе под нос, что все это — всего лишь страшный сон, ночной кошмар… С наступлением рассвета все страхи отступают.

И, конечно же, она пыталась убедить себя в том, что она нисколько не виновата в гибели своего лучшего друга.

Она пытается убедить себя в том, что он сам не винит себя в ее смерти, что он никогда бы не сказал своей лучшей подружке такие ужасные слова. Ведь ему известно, что она сделала все ради его спасения.

— Но ты ничего не сделала, — пророкотал он, а после сделал несколько шагов в сторону Наташи. Та попробовала отползти назад, но какая-то невиданная сила навеки приковала ее к этому месту, и она просто тупо смотрела на парня.

— Сейчас ты узнаешь, каково это — оказаться на речном дне, запутаться в водорослях. Узнаешь, каково это отчаянно пытаться спастись. Ты узнаешь, каково это — когда воздух заканчивается и твои легкие начинают гореть огнем. Ты все это узнаешь, моя милая лучшая подружка, — говорит он, а в его голосе не было ничего, кроме безграничной злобы и ненависти.

Куда же делся тот милый и добрый парень, который был для Наташи опорой и поддержкой? Парень с прекрасной душой…

Он грубо хватает девушку за руку, обжигая ее холодом. Она упирается, она плачет:

— Пожалуйста, не делай этого! Ты же знаешь, что я нисколько не виновна! — она молит его о пощаде, но тот лишь качает головой:

— Ты просто трусиха, — он невероятно силен, и никакие сопротивления Наташи не помогают. Он легко поднимает ее с места, а после тянет к реке. Та плачет, она кричит, зовет на помощь, но никто ее не слышит. Речной берег пуст.

Она пытается его ударить, но тот, кажется, этого даже не замечает, а лишь тащит ее к воде.

За собой. На дно.

Там они будут вместе.

Навечно.

Никто не найдет ее труп.

Она оставит родителей одних.

Он хватает ее шею, погружая голову в воду и не давая ей возможности поднять ее, вздохнуть. Наташа пытается его ударить, пытается приподнять голову и сделать глоток кислорода, но бывший лучший друг лишь ломает ей шею. Громкий хруст.

И девушка просыпается. Каждый раз она просыпается именно на этом моменте.

Она больше не может заснуть. Она лишь сидит на кровати, смотря в окно. Серебристый свет луны наполнил всю комнату, было полнолуние.

Наташа вспоминает слова молитв. Каждый раз она молится за своего друга, молится за его покой. Она думает, что так он действительно ее простит, или же она простит саму себя за то, что тот умер.

Девушка верит, что у каждого своя судьба. Его судьба — утонуть.

А еще она прекрасно помнит свое обещание: больше никогда не плакать, больше никогда не давать людям обижать себя.

Она должна светить.

Ее друг говорил, что у нее в груди есть маленькое солнышко, но пока что оно светит слишком слабо из-за туч. Но стоит ей только улыбнутся, и тучи рассеиваются, а ее маленькое солнышко ярко сияет. Оно делает людей счастливее.

И у той девушки, за которую Наташа заступилась в школе тоже в груди тоже есть свое маленькое солнышко, но из-за туч оно тоже не может светить. И она хочет помочь ей, точно также, как ее умерший друг помог ей.

Потому что она этого заслуживает.

Девушка откидывается на подушки, смотря в белый потолок. Сон бежал ее.

Наконец, утром, в ее комнату вошла ее мать:

— Дорогая, просыпайся. Пора завтракать, — говорит она, отчего Наташа сразу же села на край кровати, а ее лицо озарила широкая улыбка:

— Да, конечно, мам, — она старается чтобы ее голос звучал как можно бодрее. Никто, даже мама, больше не видел ее слез.

Она не знает про ночные кошмары дочери, потому что та это скрывает. Она не хочет расстраивать ее.

Она знает: мама непременно запишет ее на курсы к психологу, но Наташа не уверена, что он сможет помочь ей. Она знает: если человек не захочет, чтобы ему помогли, то это уже никто не сможет сделать.

А проблема этой девушки в том, что она не может простить саму себя.

========== 55 ==========

Матвей, как и обещал, действительно зашел за мной. Причем, немного раньше, чем мы с ним договаривались, отчего другу пришлось подождать меня полчаса. Моя сестра Анюта проявила к его персоне невероятное любопытство, она начала задавать ему свои не особо умные вопросы, а потом повела в свою комнату, показывая ему все свои игрушки.

Наконец, я была полностью готова к сегодняшнему вечеру. На мне было пышное красное кружевное платье чуть ниже колена, которое я приобрела вчера вечером. Оно приглянулось мне с первого взгляда, и я, недолго думая, купила его. Мама говорит, что я выгляжу в нем просто восхитительно.

Мои светлые волосы волнами спадали на мои плечи, а в качестве украшения я выбрала диадему. Я подвела глаза и выделила ресницы черной тушью.

Мама сказала мне, что я буду королевой Новогоднего бала, а сестренка сказала, что я напоминаю ей принцессу из сказки.

— Матвей, мы можем идти! — проговорила я, а на моем лице сияла довольная улыбка.

Парень обернулся ко мне, осмотрев меня с ног до головы:

— Крис, выглядишь потрясно, — проговорил он, ослепительно улыбнувшись.

— Крисси, ты такая красивая! — воскликнула Анюта.

— Спасибо, — поблагодарила я их, а моя улыбка стала еще шире.

Надеюсь, что Алиса не задумала испортить мне этот вечер, ведь если она захочет опозорить меня прилюдно, то Новогодний Бал для нее — самое то. Только в таком случае она должна быть готова к тому, что я непременно отвечу ей тем же.

Спустя некоторое время мы уже добрались до школы. Войдя в хол, где и будет проходить само мероприятие, я бросила беглый взгляд на толпу, ища глазами Наташу или же Регину. Последняя интересовала меня больше всего. Действительно ли она пришла на праздник? Или же просто обманула нас для того, чтобы мы оставили ее в покое?

— Привет! — услышала я знакомый женский голос за спиной. Наташа. Я обернулась, посмотрев на нее, и сразу же заметила рядом с ней Регину Никитину. Она была одета в легкое шелковое голубое платье, которое идеально подчеркивало ее цвет глаз. Ее длинные рыжие волосы были собраны в высокий хвост. Наташа же была была одета в платье светло-розового цвета с рюшами на юбке. Ее волосы были заплетены в какую-то замысловатую косу. На шеи у нее красовалось серебряное ожерелье.

— Привет, — еле слышно проговорила Регина.

— Привет, — отозвалась, а после внимательно посмотрела на Никитину, добавив, — Я так рада, что ты все-таки пришла!

Девушка в ответ опустила взгляд, пробормотав что-то неразборчивое.

— Я еще сегодня и выступаю! — радостно проговорила Наташа, а ее глаза ярко сверкнули. Да, сначала у нас будет небольшое представление (сценарий которого повторялся из года в год), а потом будут танцы и прочее веселье.

— Желаю удачи, — проговорил Матвей, похлопав подругу по плечу.

— Она мне понадобится! — проговорила блондинка, бросив беглый взгляд на парня, — Господи, я так волнуюсь!

— Эй, все будет хорошо, — проговорила я, улыбнувшись и стараясь подбодрить подругу. Та лишь кивнула мне в знак благодарности.

— Никита сегодня не придет, — сообщила мне Регина, не смотря на меня. Может быть, это даже и к лучшему. По крайней мере ничто не будет напоминать моей рыжеволосой подруге о моем с ним разговоре. И мне тоже.

— Максим, кстати, тоже, — произнес Матвей, пожав плечами, — Говорит, что у него нашлись какие-то более важные дела, — он криво усмехнулся.

Этот вечер действительно оказался не таким уж и плохим. После того, как закончилось небольшое представление, где Наташа, кстати говоря, отлично справилась со своей ролью, мы начали веселиться.

Оказывается, Матвею удалось протащить в школу бутылку вина. И мы, спрятавшись в самом тихом месте школы, выпили.

Наташа ни на шаг не отходила от Регины и всячески пыталась ее развеселить и разговорить. Она хотела, чтобы эта девушка вылезла из своего панциря и начала веселиться вместе со всеми. И, кажется, у нее действительно что-то получалось. Удивительно.

Алиса же сегодня была занята более важными делами, чем месть мне. Она пришла на Новогодний Бал в компании двоих парней и весь вечер провела рядом с ними. На ней было одето очень короткое обтягивающее черное платье. Должна отметить, что ее спутники часто лапали мою бывшую подругу, и той это, кажется, очень нравилось.

Ангелину я за весь вечер так и не заметила. Неужели она решила пропустить Новогодний Бал? Странно, на нее это совсем непохоже, ведь раньше она так любила подобные мероприятия. Бывшей подруге очень нравилось наряжаться.

И вот пришло время для медленного танца. И меня пригласили.

— Крис, не хочешь потанцевать со мной? — проговорил Матвей, легонько толкнув меня локтем в бок. Я же бросила на него внимательный взгляд, припоминая ситуацию на вечеринке. Но только сегодня он не так пьян, а значит, ничего ужасного не случится, если я потанцую с ним. Наверное…

— Конечно, — кивнула я. Парень протянул мне руку.

— Регина, ай-да танцевать?! — вдруг сказала Наташа, отчего моя рыжеволосая подруга непонимающе посмотрела на нее.

Я видела, что некоторые девушки, которых не было пары танцевали со своими подругами. Ничего ужасного в этом не было, конечно.

Бросив беглый взгляд на танцующие парочки, я не заметила там Алису. Я криво усмехнулась. Наверное, она так и не смогла определиться, кто из двух парней нравится ей больше всего. А парни не смогли поделить ее.

А, может быть, они уже и вовсе покинули вечеринку, решив продолжить свой вечер дома у кого-то из них.

— В смысле? — произнесла Регина, продолжая смотреть на Наташу тем же непонимающим взглядом.

— Ну, из парней нас никто не пригласил, как видишь, — отозвалась подруга, — Но это не значит, что мы тоже не можем потанцевать. Пошли, ничего страшного в этом нет, — та легонько подтолкнула девушку в центр.

— Но… — пробормотала Регина.

— Пошли-пошли. Не стоять же нам просто так! — воскликнула Наташа.

— Ну… Ладно, — пробормотала рыжеволосая девчушка, поняв, что сопротивление здесь бесполезно.

А я же кружила в медленном танце с Матвем, прижавшись к нему.

Раньше никогда не могла подумать, что буду танцевать с этим человеком.

Да и вообще не думала, что мы сможем стать близкими друзьями. Матвея я воспринимала только как приятеля.

— Крис, ты — королева этого вечера, — еле слышно прошептал парень, отчего я нервно вздрогнула, а после мои губы тронула легкая улыбка.

— Спасибо, Матвей, — прошептала я.

Сегодня не случилось ничего ужасного, сегодняшний вечер был прекрасен. Думаю, не только для меня.

Сейчас мне ужасно хотелось, чтобы время остановилось, хотелось и дальше танцевать с ним медленный танец и ни о чем не думать. Не думать о том, что это последний раз, когда я с кем-то танцую.

Умереть молодым — ужасно.

Я хочу увидеть весь мир, я хочу сделать множество самых немыслимых вещей, которые я буду вспоминать всю жизнь.

Я хочу, чтобы в старости воспоминания о молодости грели мне душу.

Мы еще несколько мгновений кружили в танце, а после музыка замолкла, и я отстранилась от Матвея, а мои губы тронула легкая улыбка:

— Спасибо за танец, — еле слышно прошептала я.

— Это тебе спасибо, — отозвался он в тон мне.

Я еще несколько мгновений внимательно смотрела на него. Вот парень сделал шаг вперед, наклонившись ко мне, но…

— Это было круто! — воскликнула Наташа, подойдя к нам в компании Регины.

Я бросила на нее беглый взгляд, кивнув. Матвей же явно был недоволен ее появлению.

А Новогодний Бал тем временем подошел к концу, и все начали собираться домой. Мой друг обещал проводить меня до дома, сказав, что мне лучше не ходить по темным улицам в одиночку. От его слов я нервно вздрогнула, припомнив причину своей смерти.

Я вообще теперь не очень люблю оставаться в темноте. Иногда я даже сплю с включенным светом.

— Если тебе несложно, — отозвалась я, улыбнувшись.

========== 56 ==========

Я в компании Матвея медленно шла по заснеженным улицам, глубоко вдыхая свежий морозный воздух. Шел мелкий снег. Я подняла глаза вверх, наблюдая за тем как подружки-снежинки в свете фонаря кружат в причудливом танце. Там красиво. Я могла наблюдать за этим целую вечность.

— Как ты планируешь встречать Новый год? — вывел меня из задумчивости голос Матвея. Я бросила на него мимолетный взгляд. Честно говоря, у меня не было никаких особенных планов на этот праздник: я хотела провести его с семьей. Нарядить елку, сделать оливье, загадать желание под бой курантов, смотреть на салют… И мечтать… Мечтать о лучшем будущем.

— С семьей, — произнесла я, пожав плечами, отчего друг задумчиво хмыкнул.

— Мы с ребятами планировали собраться вместе и сходить куда-нибудь, — проговорил он, толкнув меня локтем в бок и по-заговорщически подмигнув мне, — Буду рад, если ты присоединишься к нам.

Ну что ж, хорошее предложение.

— Хорошо, — отозвалась я, улыбнувшись. Глаза Матвея сверкнули в полумраке.

Мы продолжали свой путь, разговаривая обо всем на свете. И вот, наконец, мы добрались до моего дома.

— Спасибо, что проводил меня, — проговорила я, заглядывая в глаза Матвея. Честно говоря, я ожидала, что по дороге со мной что-то произойдет. Что-то, что вновь все испортит, но нет. Все было просто прекрасно. Даже и не верится.

— Ой, та не за что, — проговорил парень, почесывая затылок и опустив взгляд. Я уже развернулась, чтобы уйти, как тот резко схватил меня за запястье.

Я обернулась в его сторону, бросив на него вопросительный взгляд:

— Крис, я хочу тебе кое-что сказать… Ну… В общем… — он по-прежнему не смотрел на меня.

В это мгновение моя голова закружилась, перед глазами все поплыло, и я ожидала, что вновь появится эта треклятая яркая вспышка, и все для меня начнется сначала. Этот чудесный вечер останется только в моих воспоминаниях. Я так не хочу этого!

Но вместо яркой вспышки перед моими глазами мелькнули мои воспоминания о смерти. Такие же туманные и размытые, что и прежде. Вот я ссорюсь с мамой, вот я уже успокаиваю мою младшую сестренку, которая крепко прижимает к груди старую игрушку. А вот я уже спрыгиваю вниз, собираясь убежать. Конечно, не очень грациозно, но я очень рада, что ничего себе не сломала.

Вот я иду по темной улице, а на моем лице играет довольная полуулыбка. Я представляю себе, как же круто будет на вечеринке у подруги. Возможно, я встречу там свою любовь и буду счастлива всю жизнь.

Но потом появляется он — этот безобразный черный человек, личность которого скрыта от меня. Он хватает меня, прижимая к носу какой-то платок с резким запахом. Я теряю сознание, а когда прихожу в себя, то вокруг меня нет ничего, кроме кромешной тьмы.

А потом боль. И злобный смех мучителя.

Моя голова начинает кружится еще сильнее, боль наполняет все мое тело. Я пошатнулась, и едва было не упала, если бы Матвей не подхватил меня, помогая удержать равновесие.

Ужасные видения исчезли. Я часто моргаю, стараясь прийти в себя.

Черт…

— Крис, у тебя все нормально? Что случилось? — спросил Матвей, а в его голосе я слышала явные нотки беспокойства.

Я тряхнула головой, окончательно приходя в себя. Странно… До этого момента у меня не было таких приступов.

— Голова закружилась, — одними губами прошептала я, — Ничего страшного, я правда в порядке, — отозвалась я. Впрочем, мое состояние навряд ли можно охарактеризовать именно так.

Но если я все еще дышу, значит, я в полном порядке.

— Ты уверена? — спросил Матвей, а в его глазах волнами плескалось беспокойство.

— Да-да, не беспокойся, — я выдавила из себя легкую улыбку.

Парень еще несколько мгновений внимательно смотрел на меня, а после пожал плечами, тяжело вздохнув.

— Так что ты хотел мне сказать? — спросила я, стараясь перевести тему.

— Уже неважно, Крис, — проговорил Матвей, махнув рукой, — Иди домой, тебе нужен отдых, — произнес он, мягко улыбнувшись и подтолкнув меня в сторону моего жилища.

— Ладно, — отозвалась я, пожав плечами, — Тогда до встречи! — добавила я, помахав ему рукой на прощание.

— Пока, — бросил мне парень, который, должна отметить, заметно погрустнел.

Я поспешно направилась к дому, а моя голова по-прежнему болела, в ушах звенело. И только оказавшись дома, в тепле и в компании своей семьи я задумалась о том, что все-таки хотел сказать мне Матвей…

Это было что-то важное.

Что-то чертовски важное…

Возможно, от этого зависит мое будущее.

Почему все казусы происходят со мной в таких ситуациях? Почему все всегда так-то?

========== 57 ==========

Когда я пришла домой, то сразу же без сил рухнула на кровать, прикрыв глаза и тяжело вздохнув. Голова до сих пор ужасно болела, в ушах звенело. Знаете, только сейчас я задумалась о том, что мои видения были не случайными, учитывая тот факт, что посетили они меня в тогда, когда я находилась рядом с Матвеем. Видения о моей смерти…

Невольно начинаешь задумываться о том, что, возможно… Возможно, это был он. Возможно, это он отправил меня на тот свет…

Но каков его мотив? Я не помню, чтобы сделала ему что-то ужасное… Или же сделала, но просто забыла об этом?.. В прошлом я сделала много гадостей людям, большей половины которых, я уже давно не помню.

Нет! Матвею просто-напросто не за что меня убивать. Я не грубила ему, я не подставляла его, я не вредила ему, я всегда относилась к нему, как к своему другу. Ну, почти всегда… Да, пару раз я грубила ему, из-за Алисы, ибо парень ее ненавидел, да и ненавидит до сих пор.

Эти видения — случайность, никак не связанная с Матвеем. Я в этом уверена.

Просто потому что я не вижу смысла ему убивать меня. Особенно, сейчас.

Это был кто-то другой. Кто-то, кого я сильно обидела в прошлом. Здесь, знаете ли, большой список получается.

С этими мыслями я и заснула, а проснулась я в следующий раз тридцать первого декабря, в день перед Новым годом.

========== Матвей ==========

Матвей проснулся от воплей родителей, которые в очередной раз решили начать свое утро с ссоры. Так было почти всегда. Каждый гребанный день они находили причины для того, чтобы закатить скандал, и парень искреннее не понимал, почему они до сих пор не развелись. Возможно, все дело в деньгах. Возможно, в чем-то другом. Плевать. Ему глубоко плевать на них. Они уже давно перестали быть семьей, давно перестали заботится о своем сыне, предоставив его самому себе.

«Делай, что хочешь!», — всегда говорили они, пренебрежительно махая в его сторону рукой.

Матвея это всегда обижало и задевало, и он с нетерпением ждал своего совершеннолетия, дня, когда он наконец-то сможет покинуть этот ненавистный дом, стать свободным. Больше он не будет просыпаться из-за очередной глупой ссоры родителей, не будет чувствовать себя чертовски не нужным.

А самое главное, ему не придется притворятся любящим сыном, когда к матери, или к отцу приходят его друзья. Ему не придется широко улыбаться им, делать вид, что они ему приятны. Ему больше не придется лицемерить.

Следующим летом он планирует устроиться на работу, заработать себе на жизнь самостоятельно, чтобы больше никогда не зависеть от средств родителей.

Но сейчас, в этот прекрасный день, ему не хотелось думать о них, ведь сегодня Матвей планировал погулять с друзьями, а еще больше ему хотелось встретить в их компании Новый год… Но ему придется остаться с родителями, придется сидеть с ними за одним столом и фальшиво улыбаться. Придется говорить тост, желать каждому из них процветания в Новом Году, а про себя думать, что они уже безнадежны. Эти двое упорно губят друг другу свои жизни.

Парень взял в руки телефон, поспешно написав сообщение Кристине Березовой: «Надеюсь, ты помнишь, что обещала мне», — он поспешно отправил его.

Пожалуй, именно эту девушку он больше всего хотел сегодня видеть. Именно с ней он хотел встретить Новый Год, а не с ненавистными родителями. Но, к сожалению, та тоже решила, что останется со своей семьей.

Да, она была ему симпатична, пусть поначалу все началось с глупой шутки. Они подружились из-за того, что некогда Матвей поспорил на нее со своими друзьями. Тогда Кристина еще была «королевой» школы, дружила с Алисой Орловой. Она была совершенно другой.

А Матвей всегда был излишне самоуверен. Он думал, что ему хватит всего лишь два дня для того, чтобы очаровать эту особу, которая казалась ему типичной глупой куклой Барби. И он проиграл этот спор.

Кристина Березова держала его от себя на расстоянии, парень был для нее всего лишь другом. Возможно, все дело в ее лучшей подруге, которая ненавидела Матвея и постоянно говорила девушке, чтобы та держалась от него подальше. Да и вообще много гадостей говорила о его персоне.

Поначалу она просто-напросто задела самолюбие парня, который думал, что способен заинтересовать любую девушку. Более того — он считал, что все представительницы женского пола совершенно одинаковы. Но это оказалось далеко не так.

И он сам того не заметил, как влюбился в эту Кристину Березову.

Да и в последнее время все идет как по маслу. Девушка поссорилась со своей лучшей подругой, они стали врагами. Тогда-то она и обратила внимание на Матвея, тогда-то они смогли сблизиться, стать хорошими друзьями. Матвей уверен: она доверяла ему. И, возможно, он нравился ей.

Он хотел узнать о ее чувствах после Новогоднего Бала, но Кристине неожиданно стало плохо, отчего тот решил немного повременить с этим. Он может признаться ей в любви сегодня, например, предложить ей стать его девушкой.

Конечно, Матвей не отрицал, что все дело в обыкновенном спортивном интересе. Может быть, когда он получит то, что он хочет, то разлюбить ее, она потеряет для него всякий интерес… Кто знает, кто знает…

Вот парень достал из шкафа свой подарок на Новый год, который он приготовил для Кристины Березовой. Это был браслет, украшенный подвесками, тематика которых была так или иначе связана с прекрасным зимним праздником. Тут были и звездочка и пряничный человечек, и снежинка, и елочка, и карамельная трость. А еще здесь было сердце.

Матвей был уверен, что она будет в восторге от такого подарка. Иначе быть не может, ведь всем девушкам нравится наряжаться, нравятся все эти побрякушки.

А еще он уверен, что сегодня вечером Кристина Березова станет его девушкой.

========== 58 ==========

Я взяла в руки телефон. У меня было два сообщения: первое от Матвея, а вот второе меня удивило, ведь я не ожидала получить его от этого человека. Оно было от Никиты Астафьева. И первым я открыла, конечно же, его.

«Кристина, я хочу поздравить тебя с наступающим Новым годом и пожелать тебе всего самого наилучшего! Пусть все твои желания и мечты станут реальностью.», — я широко улыбнулась, почувствовав, как мое сердце ускорило бег. Я не думала, что он поздравит меня… Правда, не думала.

«Спасибо тебе большое, Никита. Я тоже поздравляю тебя и желаю тебе успехов во всех твоих начинаниях в Новом году!», — написала я, поспешно отправив сообщение, а улыбка Чеширского кота не сходила с моего лица.

Вот я открыла второе сообщение от Матвея. Он спрашивал, пойду ли я сегодня гулять с ним и с ребятами. Конечно же, я пойду. Не хочу встречать Новый Год в одиночестве.

Я отправила другу сообщение с утвердительным ответом, и через несколько мгновений он ответил: «Во сколько ты сможешь?». Я же задумчиво хмыкнула, вспоминая свои планы на сегодняшний день. Думаю, вечером я буду полностью свободна. Утром же я с мамой и сестрой куплю новогоднюю ель, и мы украсим ее.

«В пять», — отправила я сообщение. Матвей ответил также быстро, написав мне, что его устраивает это время, да и остальных ребят тоже.

Я тяжело вздохнула, вспоминая события Новогоднего Бала. Мне известно, что этот парень влюблен в меня, но… Я не думаю, что наши чувства полностью взаимны. Как я и говорила раньше, Матвей для меня — всего лишь хороший друг, не более. И я не уверена, что мое отношение к нему станет другим.

Вот в мою комнату влетела Анюта, протараторив:

— Крисси! Вставай, пора ехать за елкой! — ее глаза сияли, словно звезды.

— Да-да, — отозвалась я, отложив в сторону телефон и поднимаясь с кровати. Я поспешно направилась на кухню, позавтракав. Мать же поделилась с нами своими планами на сегодняшний день: сейчас мы поедем по магазинам купим елку и продукты. Я спросила у нее, можно ли мне погулять с друзьями сегодня вечером. Честно говоря, я думала, что она не отпустит меня, аргументируя свое решение тем, что я должна остаться дома для того, чтобы помочь ей с готовкой.

Но мои опасения оказались напрасными: мама разрешила мне немного погулять, но только с тем условием, чтобы я вернулась домой не позже восьми часов вечера. Думаю, этого времени вполне хватит.

Вскоре мы поехали за покупками. Анюта находилась в приподнятом настроении, она громко разговаривала с нами, обсуждая все на свете. Вот она подскочила к полке с игрушками, пальцем указав на большую говорящую куклу:

— Хочу такую! — воскликнула она, с надеждой уставившись на мать. Я же еле слышно вздохнула, закатив глаза. Эта игрушка стоила недешево, поэтому я не уверена в том, что мы сможем ее приобрести. А это значит, что сейчас сестра устроит «концерт». Сейчас она начнет плакать и вопить, чтобы мы купили ей эту несчастную куклу, — Мама, купи! Купи! — добавила она тем же тоном.

— Доченька, сейчас я не могу купить ее, — мягко сказала мать, отчего Аня обиженно надула щеки, встав в позу «руки в боки». Ну, начинается. В такие моменты я хочу посильнее ударить ее. Не могу дождаться того момента, когда моя младшая сестра наконец-то станет взрослой.

— Но я хочу сейчас! — завопила она на весь магазин, а на ее глазах заблестели слезинки.

Пожалуйста, только без этого!

Я думала, что мама начнет объяснять ей, что сегодня покупка столь дорогой игрушки невозможна, но она ничего не сказала, а лишь пошла дальше. Анюта же еще несколько мгновений непонимающе смотрела на нее. Она побрела следом за матерью, продолжая просить купить эту куклу, продолжая плакать.

Думаю, ей скоро надоест. Не реагировать на ее поведение — самый лучший выход.

Благо, слушать ее нытье мне пришлось недолго — сестра отвлеклась на что-то другое, и вовсе забыв про эту куклу.

Вот мы купили все необходимые продукты, а потом и приобрели новогоднюю ель. Всю дорогу домой Анюта говорила про нее, но я ее не слушала: мои мысли были заняты сегодняшним вечером.

Я думала о Матвее. Думала, что он хотел сказать мне…

Наконец, мы добрались до дома. Мы установили елку, а я, тем временем, достала коробку с игрушками. Анюта радостно запрыгала на месте, а ее глаза ярко сияли. Вот я достала из коробки первую игрушку — это был стеклянный заяц с морковкой в лапах. Он был моей самой любимой елочной игрушкой. Я часто играла с ним. Мама говорила, что именно он приносил мне конфеты и прочие гостинцы.

Ему было лет почти столько же, сколько и мне. Краска в некоторых местах уже начала слазить, но я не хочу выкидывать столь дорогую для меня вещь. Некая память о моем беззаботном детстве, о временах, когда я верила в сказку.

О временах, когда я была другой…

Да впрочем-то с каждой елочной игрушкой у меня было связано какое-то теплое воспоминание из детства.

На моем лице играла легкая улыбка, настроение было просто чудесным.

Бодрый голос сестры вернул меня к реальности:

— Крисси, помоги мне с гирляндой! — проговорила она, схватив меня за руку, — А то я не достаю, — добавила она, опустив взгляд.

Я лишь кивнула, а после подключила гирлянду к электросети. Мне понадобилось еще несколько мгновений для того, чтобы обернуть ее вокруг веток дерева. Еще несколько мгновений и ель зажглась яркими огнями. Анюта же весело засмеялась, и я рассмеялась вместе с ней.

— Осталось только звездой украсить макушку елки! — добавила она, протягивая мне золотистую пятиконечную звезду.

— Куда же новогодняя ель без нее! — воскликнула я, взяв ее в руки. Вот я встала на носочки, аккуратно поставив звезду.

Теперь все готово.

— Она такая красивая! — восхищенно проговорила Анюта.

Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит.

Надеюсь, Новый год будет лучше предыдущего.

— Да, она прекрасна, — отозвалась я, а после бросила беглый взгляд на настенные часы. Было четыре часа дня, мне уже пора собираться! Не хочу заставлять ребят ждать меня.

— Анюта, мне надо идти! — бросила я сестре, а после рванула в свою комнату, поспешно натягивая на себя джинсы и мой любимый полосатый свитер.

В общем-то, я не особо-то и опоздала, но все же опоздала. На десять минут. Наверное, это у меня в крови. Кто-нибудь научу меня пунктуальности!

Наташа, Матвей и Максим ждали меня на площади в центре города, стоя под огромной елью, которую каждый год устанавливают в нашем городе. В Новогоднюю ночь она вся сияет яркими огнями, вокруг нее водят хороводы, играет громкая музыка, слышится веселый смех. Незнакомые люди поздравляют друг друга с Новым Годом, желают друг другу всего самого наилучшего.

— Крис, если бы ты не опоздала, то я подумал бы, что тебя украли инопланетяне, подменив тебя на другую такую же девушку, — проговорил Матвей, криво усмехнувшись. Я ответила ему широкой улыбкой.

— Привет, Кристина! — бодро отозвалась Наташа, а после крепко обняла меня, а на ее лице, как и всегда сверкала широкая улыбка Чеширского Кота.

Она всегда такая веселая, такая солнечная. Я так рада, что познакомилась с этой чудесной девушкой!

— С наступающим, — проговорил Максим, слабо улыбнувшись.

— Спасибо, и тебя, — отозвалась я весело.

— Мы думали пойти в зимний парк! — весело проговорила Наташа, отстранившись от меня, — Ты согласна, Крис? — добавила она, чуть склонив голову набок.

Еще бы мне быть против!

— Конечно, нет.

— Тогда идем! — отозвалась подруга, схватив меня за руку.

========== 59 ==========

Я отлично провела время с ребятами: мы гуляли по аллеям парка, любуясь на зимние красоты. С неба шел мелкий снег: снежинки танцевали в воздухе свой причудливый танец, покрывая землю белоснежным ковром. Новогодний снег искрился при свете фонарей. Всюду слышался веселый смех, играла веселая музыка.

— С наступающим! — крикнула нам какая-то молодая светловолосая девушка в шапочке Деда Мороза. Я обернулась, поблагодарив ее и поздравив в ответ. Та лишь широко улыбнулась, продолжив свой путь.

Весь город сверкал от ярких новогодних огоньков, а воздух искрился от волшебства. На несколько мгновений мне даже показалось, что я попала в чудесную, добрую сказку.

Время, проведенное с ребятами, пролетело незаметно, вскоре мне пришлось возвращаться домой. Наташа страшно расстроилась из-за того, что я не смогу остаться с ними подольше:

— Не хочу прощаться с тобой так рано! — воскликнула она, крепко обняв меня, — Обязательно погуляем еще на каникулах! — добавила она, внимательно посмотрев на меня.

— Разумеется, — отозвалась я, улыбнувшись.

— Я провожу тебя, — вызвался Матвей. Я подозревала, что он хотел сказать мне то, что не сказала на Новогодний Бал. От этой мысли мое сердце ускорило бег.

— Не откажусь, — произнесла я.

— А мы с Максимом тогда еще немного погуляем, — весело сказала Наташа, толкнув парня локтем в бок и по-заговорщически подмигнув ему. Тот в ответ лишь кивнул, а его губы тронула легкая улыбка.

Мы лишь кивнули, а после направились в сторону моего дома. На удивление, Матвей не сказал мне ничего особенного — мы разговаривали на привычные для нас темы. До тех пор, пока мы не добрались до моего жилища. Тогда-то парень достал из кармана своей куртки какую-то небольшую коробочку.

— Крис, у меня есть для тебя небольшой подарок, — проговорил он, загадочно улыбнувшись. Мое сердце бешено стучало.

Матвей открыл коробочку, и моему взору предстал браслет, украшенный множеством подвесок. Все они так или иначе были связаны с Новым годом — этим прекрасным, волшебным праздником. Он… Он такой красивый!

— Матвей… Это… Очень мило с твой стороны! — проговорила я, а мои глаза ярко сверкнули в темноте, — Спасибо большое тебе! — добавила я, и после этих слов крепко обняла своего друга.

— Не благодари, — отозвался он, когда я отстранилась от него. Вот он взял мою руку в свою руку и надел на нее свой подарок.

Я прекрасно осознавала, что это — попытка завоевать мое сердце. Наверное, после всего этого я должна была по уши влюбится в Матвея, но… Это не так.

— И еще… — еле слышно прошептал он, заглядывая мне в глаза. Кажется, я прекрасно понимала, что он хочет мне сказать, и знаете, я не хочу этого слышать. Хочу, чтобы мой день начался заново… Потому что я не хочу разбивать сердце этому парню и рушить нашу дружбу, которой я сильно дорожу.

— Кристина, ты мне уже давно нравишься, — добавил он, опустив взгляд, — В общем, я не мастер красивых речей… Но ты будешь моей девушкой? — спросил он, отчего я невольно вздрогнула. Вот и что я ему сейчас скажу?

Я подумаю? Мне надо все решить? Или же сказать ему что-то в духе: «извини, но ты не для меня, я не люблю тебя и не думаю, что когда-то полюблю»?

Все-таки первый вариант привлекал меня больше всего.

— Я… Мне нужно время для того, чтобы подумать над этим, — проговорила я, опустив взгляд и упорно рассматривая землю под своими ногами.

— Да, хорошо, я подожду, сколько угодно, — отозвался он, заметно погрустнев и пожав плечами.

========== 60 ==========

Весь вечер я думала о том, что сказал мне Матвей. Я думала, что мне ответить ему. И ничего не смогла решить, не знала, как мягко объяснить ему всю ситуацию и остаться в полном порядке.

Возможно, это он убил меня, теперь я не исключаю и этот вариант. Впрочем… Я сильно в этом сомневаюсь. Мой друг — весьма самоуверенный и амбициозный человек. Мне прекрасно известно, что он не очень-то и уважает своих родителей и хочет поскорее уехать от них. Он хочет зарабатывать деньги самостоятельно, он хочет открыть свой бизнес. Я знаю, что у него есть свои цели в жизни, и он не настолько глуп, чтобы все это перечеркнуть, убив девушку, которая ему отказала.

Жаль, что наша дружба после этого не будет прежней.

Когда до наступления Нового года осталось всего лишь полчаса, я все-таки решилась на то, чтобы написать сообщение Матвею:

«Я долго думала над твоим предложением и теперь готова дать тебе свой честный ответ. Возможно, он разобьет тебе сердце, и я причиню тебе боль, но и зато я скажу правду. Она всегда лучше сладкой лжи, не так ли?

Извини, но я не разделяю твоих чувств. Матвей, ты для меня — хороший друг, которого я очень ценю. Я всегда буду рядом с тобой и помогу тебе, если ты будешь в этом нуждаться. Я люблю тебя, как друга, но не как парня.

И я надеюсь, что после того, как я отправлю тебе это сообщение, мы останемся с тобой друзьями. Лучшими друзьями.», — мои руки дрожали, а сердце бешено стучало. Вот я нажала кнопку «отправить», и отложила телефон в сторону, ожидая ответ.

Минуты тянулись бесконечно долго. Я нетерпеливо ходила по комнате, дожидаясь долгожданной смс.

И, наконец, Матвей ответил. Я сразу же схватила в руки телефон, поспешно открывая сообщение:

«Я не могу заставить тебя полюбить меня. Но это не значит, что наша дружба на этом закончится.», — таков был текст. Наверное, я должна была вздохнуть с облегчением, подумать, что ничего не изменится, но на самом деле это далеко не так. Просто-напросто этот парень не мог бы ответить мне иначе.

Но обычно в таких ситуациях друзьями не остаются.

«Значит, друзья?» — написала я, и через несколько минут получила утвердительный ответ. Вот я отбросила в сторону телефон, взглянув на часы. Новый год наступал на пятки старому году, осталось всего лишь несколько минут до него.

Я постаралась выбросить из головы все свои мрачные мысли, мне необходимо думать только о хорошем. Ведь как Новый год встретишь — так его и проведешь, не так ли?

— Кристина, пора садиться за стол! — окликнула меня мать.

— Да-да, я иду! — ответила я ей, а после направилась в зал, по центру которого стоял праздничный стол.

И под бой курантов, тогда, когда старый год сменяется новым, я загадала одно-единственное желание. То, чего я хотела больше всего на свете. То, во что я верила. Я пожелала, чтобы весь этот кошмар закончился, чтобы я смогла наконец-то пройти сквозь эту стену и остаться живой. Не бояться смерти. Стать писателем. Я хочу, чтобы у меня было будущее. Я не хочу умереть той теплой весенней ночью. Я не хочу терять людей, которые дороги мне.

Я еле слышно вздохнула, надеясь, что мироздание исполнит мое новогоднее желание.

***

Матвей злился. Злился на эту Кристину Березову, которая все-таки отказала ему, которая написала, что не любит его, не смотря на все, что он сделал для нее. Он поддерживал ее, он помогал ей, он делал все для того, чтобы она чувствовала себя счастливой. Если бы не он, то эту девушку многие бы сейчас недолюбливали. Если бы он не пригласил ее на эту вечеринку, то Кристина никогда бы не познакомился с Наташей, которая стала ее хорошей подругой.

Матвей уговорил ее пойти на Новогодний Бал и позаботился о том, чтобы этот вечер оказался для нее хорошим.

Но все без толку. Эта девушка раз за разом отправляла его в «френдзону», и это ужасно злило Матвея.

Он тряхнул головой, отгоняя мысли о ней. Ему не стоит встречать Новый год с такими мрачными мыслями.

Правда, иначе не получится, ведь весь дом полон гостей. Друзья родителей, которые напились так и не дождавшись боя курантов. Некоторые уже давно спали, уткнувшись лицами в тарелки. Другие же несли свой пьяный бред. Матвей же закрылся в своей комнате, стараясь не обращать на них никакого внимания.

Вот он глянул на часы: совсем скоро полночь. Наверное, ему пора за стол.

Он молча занял свое свободное место. Под бой курантов он загадал свое желание: чтобы все его планы стали реальностью, чтобы он устроился на работу и навсегда уехал из родительского дома. Чтобы он больше никогда не видел их пьяные лица и их друзей. Он хотел быть свободным. И Кристина Березова больше не входила в его планы.

Может быть, она будет его подругой, но их отношения, не смотря на ее надежды, не будут прежними. Потому что он не собирается бегать за ней, он убьет в себе все свои чувства.

***

Наташа с прогулки пришла в десять часов вечера, получив выговор от родителей. Да и ей самой было стыдно, что она пришла позже положенного. Она должна была помочь им с приготовлением к празднику, но потеряла счет времени.

Новый год напоминал ей о ее погибшем друге. Они всегда праздновали его вместе. Да, Наташа упорно пыталась отогнать от себя назойливые воспоминания, но получалось у нее, мягко говоря, не очень.

Но она все равно улыбалась. Но теперь, когда она пришла домой, ей можно снять эту маску солнечной девочки. Ей хотелось плакать. Ей хотелось, чтобы весь мир почувствовал ее боль и горечь.

И под бой курантов девушка загадала одно-единственное желание, которое загадывала на протяжении уже нескольких лет: отпустить прошлое и простить саму себя. Она хочет двигаться дальше, она хочет забыть все это, выкинуть из головы. Она больше не хочет просыпаться ночью от очередного ночного кошмара.

***

Регина сидела за небольшим столиком со своей бабушкой. Они всегда праздновали Новый год только вдвоем, ведь больше у них никого не было.

Рыжеволосая девушка наложила себе в тарелку самой разнообразной еды, налив в стакан свой любимый апельсиновый сок. До Нового года осталось всего лишь несколько минут.

Регина свято верила, что в следующем году все будет иначе, что ее жизнь станет другой. Она надеялась, что когда-нибудь она будет праздновать Новый год не только наедине с бабушкой. Она надеялась, что когда-то их дом будет полон гостей, он наполнится звонким смехом.

И под бой курантов Регина загадала свое желание: чтобы ее жизнь изменилась в лучшую сторону, чтобы она наконец-то смогла найти человека, который будет по-настоящему любить ее. Тот, кто никогда ее не отпустит и будет рядом с ней. В любой ситуации. Чтобы не случилось.

Разве она не заслуживает немного любви? Разве она обречена на вечное одиночество?

В этом мире должна быть хоть какая-то справедливость, не так ли?

***

Никита Астафьев не праздновал Новый год вовсе. Даже более того — он ненавидел этот праздник, ведь мать умерла в канун этого праздника, и тогда жизнь этого парня стала хуже некуда. Отец его ненавидит, да он всегда его ненавидел, но ради матери иногда делал вид, что это не так. Но сейчас это притворство не к чему.

Никита закрылся в своей комнате, старательно рисуя свой очередной рисунок. Его отец же вместе со своим другом, который был конченным алкашом, кстати говоря, расположились в соседней комнате, накрыв на стол. Конечно же, большую часть праздничного стола занимали крепкие алкогольные напитки.

Они громко смеялись, бормоча себе под нос что-то неразборчивое.

Впрочем, они пили два дня подряд и не разу так и не протрезвели.

Никита тяжело вздохнул, покачав головой. Пожалуй, если бы он еще верил чудеса, если бы он верил, что в этом мире существует справедливость, если бы он верил в то, что еще в этом мире все еще осталось добро, то он загадал бы, чтобы его жизнь резко изменилась. Чтобы отец стал относится к нему не как к пустому месту, чтобы он перестал ненавидеть и презирать его, чтобы он наконец-то одобрил его увлечение, а не говорил, что он занимается всякой ерундой, что лучше бы вместо своих рисунков, он бы сходил в спортзал или записался бы на какую-нибудь спортивную секцию. Футбол или бокс, например.

Никита хотел бы, чтобы кто-то назвал его талантом, чтобы кто-то по достоинству оценил бы его рисунки… Чтобы его вообще начали ценить.

Чтобы те, кто некогда издевался над ним захотят пожать ему руку.

Комментарий к 60

На правах рекламы. Еще один макси автора, который на данный момент для него в приоритете: https://ficbook.net/readfic/5887177

========== 61 ==========

Я думала, что в следующий раз проснусь утром первого января, но этого не случилось. Я пробудилась в тот день, когда до моей смерти оставалось всего лишь три дня. Понимаете? Скоро, совсем скоро я узнаю всю правду, я узнаю, смогла ли я исправить все свои ошибки. Смогла ли я доказать, что заслуживаю второго шанса.

Я нервно сглотнула, а мое сердце бешено стучало. А что, если я не справилась? Что, если через три дня меня не будет в этом мире?

Я не хочу умирать, я боюсь смерти, я боюсь, что будет со мной дальше. Я ужасно боюсь всего этого…

Я не хочу оставить мать и сестру одних, я не хочу бросить своих друзей! Я не хочу во второй раз испытать всю эту невыносимую боль! Я не хочу, чтобы перед моими глазами вновь пронеслись воспоминания моей жизни… А, точнее, воспоминания моих жизней, ведь их было две. Одна — неправильная, низкая, а другая — ее полная противоположность.

Я поспешно вытерла слезы, что ручейками стекали из моих глаз, рукавом своей ночнушки, а после начала собираться в школу.

— Кристина, у тебя все в порядке? — спросила у меня мать за завтраком, отчего я нервно вздрогнула, внимательно посмотрев на нее, а после лишь кивнула. Она не стала продолжать допрос, пусть и видела, что я вру, что что-то явно не так. Я рада, что она решила руководствоваться правилом: захочет — сама расскажет.

Я могу сравнивать свое сегодняшнее состояние с падением в черную-черную бездну, которая ждет меня, разинув свою клыкастую пасть. Я просто падаю и мне не за что зацепиться. Падаю туда, где вечно темно. Где не светит солнце.

Когда я пришла в школу, то меня как обычно, c широкой улыбкой на лице встретила Наташа, спросив, как же у меня обстоят дела. Ненавижу этот вопрос, если честно. В последнее время мне все сложнее и сложнее на него отвечать.

Конечно же, я ответила, что у меня все хорошо. Подруга же внимательно заглянула мне в глаза, а после начала рассказывать мне что-то про какого-то Олега, который учился в параллельном классе. Он ей очень нравился, и она собиралась признаться ему в своих чувствах. Я же поддержала ее.

Первые два урока прошли, как обычно, но когда мы пришли в столовую, то я заметила весьма неприятную сцену.

Мой бывшая лучшая подруга, Алиса Орлова склонилась над какой-то худенькой и бледной девушкой, она явно насмехалась над ней, а та, конечно же, не могла дать отпор этой чертовой «королеве школы».

Рядом со мной сидел Матвей и Максим, которым, по всей видимости, было глубоко плевать на всю эту сцену. Но не мне. Теперь не мне. Потому что я знаю, что могу помочь этой девчушке, я могу дать отпор этой девушке, которая слишком многое о себе возомнила.

Я медленно поднялась со своего места.

— Крис, ты чего? — услышала я от Матвея, но пропустила его вопрос мимо ушей.

Алиса взяла в руки стакан с какао, по всей видимости, собираясь плеснуть его в лицо этой девушки, но я помешала ей, схватив ту за руку.

— Не трогай ее! — прошипела я, отчего та обернулась в мою сторону, презрительно поморщившись.

— Березова, неужели ты до сих пор не поняла, что я всегда выигрываю? — отозвалась она.

Алиса, по всей видимости, хотела облить меня какао, но я не оставила ей такой возможности. В общем, в итоге наша «драка» закончилась тем, что она оказалась вся облита этим напитком. Ох, видели бы вы ее лицо… Если бы она могла убивать взглядом, то я, пожалуй, была бы давно мертва.

Я бросила мимолетный взгляд на ту девчушку за столом. Она наблюдала за происходящим с круглыми от страха глазами.

Орлова бросилась на меня с кулаками, и мы бы, непременно, опять бы подрались, если бы на Матвей, который вовремя ввязался во все это. Он оттолкнул от меня Алису, взяв меня под руку и уводя подальше от нее.

— Хватит! — шикнул он.

Алиса же вся мокрая и злая смотрела на меня с ненавистью. Я не жалею о том, что я сделала. Если вдруг мне суждено умереть, то хотя бы перед смертью я сделаю хотя бы одно доброе дело. Помогу этой хрупкой девушке, которая не может постоять за себя сама.

— Березова, ты пожалеешь о том, что сделала! — прошипела Алиса, а после поспешно удалилась из столовой, чтобы привести себя в порядок. Я же обвела внимательным взглядом остальных учеников.

Ребята за соседним столом широко улыбнулись, а после захлопали мне.

— Молодец, поставила на место эту сучку! — говорили они.

— Так ей и надо!

— Ей давно пора было преподать урок!

Я же довольно улыбнулась. Алису многие ненавидели, слишком многие, но боялись сказать ей об этом в лицо, дать ей отпор.

— Крис, да что на тебя нашло? — недовольно пробормотал Матвей, подтолкнув меня в сторону нашего столика.

Вот я заметила Никиту Астафьева, который внимательно наблюдал за всей этой сценой. Заглянув ему в глаза, я заметила в них какое-то странное, непонятное мне выражение.

========== 62 ==========

На следующей перемене ко мне подлетела испуганная и одновременно злая Алиса, которая крепко сжимала в руках какую-то бумажку. Я внимательно посмотрела на нее, не понимая, что происходит.

— Это ты написала ее?! — завопила она, протягивая мне какую-то записку. Я лишь задумчиво хмыкнула, покачав головой. Зачем мне писать ей что-то, если я могу прямо сказать Орловой о том, что я думаю о ней? Чтобы ее запугать? Так я могу сделать это и не анонимно.

— Алиса, это не я, — отозвалась я, пожав плечами, — Поверь мне, я могу сказать тебе все, что думаю о тебе прямо, — добавила я, криво усмехнувшись. Я видела, как эта девушка заметно побледнела, как-то съежившись. Думаю, я впервые видела ее такой… Такой напуганной. От ее былой самоуверенности не осталось ни следа.

— Но… Кто тогда?.. — еле слышно прошептала она, а ее голос звучал как-то хрипло. Алиса Орлова, так ли ты смела, как кажешься, или просто делаешь вид, а не самом деле ты трусливее кролика?

Я же внимательно прочитала эту записку, которая так сильно напугала эту девушку:

«Ох, Алиса, Алиса, я так давно наблюдал за тобой… И знаешь, что я понял? Ты не заслуживаешь всего того, что ты имеешь, ведь ты — далеко не хороший человек. Напротив — ты ужасна. Нет, ты омерзительна, ты вызываешь только отвращение. Да и твои так называемые друзья, уверен, тебя тоже ненавидят, просто боятся сказать тебе об этом. Боятся гнева Великой Королевы Этой Школы. Но ты забыла о главном: все возвращается бумерангом, Алиса. Правосудие рано или поздно найдет тебе, и тебе придется ответить за все то, что ты совершила. Ты не сможешь убежать от этого.» — я нервно сглотнула, дочитав последние строки.

Неудивительно, что она так сильно напугана. Да чего уж там — я и сама напугана. Ведь в моих снах эти же слова произносил мой убийца, причиняя мне невероятную боль. И, по всей видимости, он передумал убивать меня. По крайней мере, первой буду не я. Он выбрал Алису Орлову. Решил, что она больше заслуживает смерти.

Конечно же, она не самый лучший человек, но никто не должен отнимать у нее жизнь. Такого права нет ни у кого на этом свете.

Думаю, жизнь ее и так накажет, а все зло, как и написано, в той записке вернется бумерангом. В свое время, конечно же.

Но мне было страшно… Потому что, кажется, я догадывалась о том, кто именно это сделал. Кто убил меня в прошлый раз и написал записку бывшей подруге.

Пока что я не могу утверждать наверняка…

Алиса же тупо уставилась на меня. Кажется, еще немного, и она вовсе расплачется, словно маленькая девочка, у которой более взрослые дети отобрали и сломали любимую игрушку.

— Я — не автор этой записки, — проговорила я, отчего Орлова нервно вздрогнула, — Я не планировала пугать тебя или что-то еще. Думаю, тебе стоит подумать о том, скольких людей ты обидела и сколько из них захотят отомстить тебе, заставить тебя почувствовать то же, что чувствовали они, когда ты причиняла им боль, — я горько усмехнулась. У Алисы список получится еще длиннее.

Девушка же выхватила у меня из рук эту бумажку, а после бросилась прочь.

Я же тяжело вздохнула, прижавшись спиной к белой стене.

Я знаю, что не могу позволить этому человеку сделать с Алисой то же, что он некогда сделал и со мной. Но я понятия не имею, как смогу защитить ее и при этом не умереть самой. А еще я не знаю, стану ли я жертвой этого человека…

Что мне делать дальше?

========== Алиса ==========

Алиса Орлова была страшно напугана. После того, как она получила эту проклятую записку, девушка сразу же покинула школу, направившись домой. Она боялась, что в их школе действительно появился маньяк, который хочет убить ее, заставить заплатить за все те вещи, которые она совершила.

А гадостей она сделала за всю жизнь более чем достаточно. Она издевалась над слабыми, она ставила себя выше других, она предавала людей, она использовала парней в своих целях… Алиса думала, что ей все дозволено.

Но теперь это не так. Сейчас она сама находится в положении жертвы.

Когда отец вернулся домой с работы, а возвращался он обычно очень поздно, Алиса Орлова сразу же бросилась к нему, а на ее глазах блестели слезы.

— Что случилось? — сразу же спросил тот, не понимая, что произошло с его дочерью.

— Папа… — еле слышно прошептала она, а после протянула ему эту скомканную бумажку, — Вот. Мне страшно, — добавила она, а ее голос дрожал от слез, — Мне очень страшно…

Отец же взял в руки эту записку, задумчиво хмыкнув. Он бегло пробежался по ней глазами, а после протянул ее назад дочери, махнув в ее сторону рукой:

— Мне кажется, кто-то просто решил так пошутить над тобой, Алиса. Просто не реагируй на это и не показывай никому свой страх, — проговорил он, похлопав ту по плечу, — Не думаю, что убийцы планируют убийство именно так. Записка — их смертный приговор, ведь этого человека можно найти по почерку, — добавил он, но девушке от этого спокойнее не стало.

Почему он так говорит? Почему он не беспокоиться о ней? Ах, да! Она же забыла. Ее отец уже давно по-настоящему не заботится о ней. С тех пор, как в ее жизни появилась эта Анджела — его секретарша, молодая и пышногрудая брюнетка, с которой он зачастую задерживался на работе.

Теперь все его мысли заняты только ей одной. Он даже подумывает о том, чтобы уйти из семьи, жениться на ней.

Мать знает об этом, но у нее уже года два, как есть любовник. Поэтому ей глубоко плевать на похождения отца, да и Алисе было на самом деле глубоко плевать, потому что до этого момента ей жилось очень даже неплохо — дорогие вещи, высокое положение в школе, родители, которые своими деньгами способы решить абсолютно любую проблему, ведь нынче только деньги правят миром. Тот, кто имеет все всегда победит того, кто не имеет ничего.

Богатство — самое большое преимущество.

Но сейчас, когда Алиса Орлова явно напугана и нуждается в помощи отца, тот говорит, что ей не стоит вестись на так называемую «шутку». Только кто так шутить будет?

— Дорогая, если хочешь, то можешь остаться завтра дома. Если вдруг этот аноним напишет тебе записку еще раз, то я непременно разберусь с этим и начну беспокоиться. Но сейчас я считаю, что это — не более чем неудачная шутка, — проговорил отец, стараясь подбодрить дочь, только получалось у него, мягко говоря, паршиво.

Алиса лишь кивнула, а после направилась в свою комнату.

========== 63 ==========

Как только Алиса Орлова ушла, перед моими глазами промелькнула знакомая мне яркая вспышка света. Только на этот раз мой день не начался сначала — в этот раз все было иначе. Я проснулась утром, в день моей смерти. И знаете, что самое удивительное? Теперь я помнила все. Помнила абсолютно все о своей смерти и знала, кто убил меня. Знала и недоумевала, как этот человек решился на такой ужасный шаг. Как этот человек, который всегда казался мне добрым и спокойным, решил испортить себе жизнь, отомстив нам всем.

Меня убил мой друг, мальчик-художник, что прятался на последних партах и что-то старательно выводил в своей тетради — Никита Астафьев. Я горько усмехнулась, передернув плечами. Именно он написал эту чертову записку Алисе Орловой, решив, что она будет первой его жертвой. Знаете, сейчас я не могу сказать наверняка: планирует ли он и мое убийство тоже. Конечно же, мне хочется верить в обратное, но я не знаю, что в голове у этого человека.

И я понятия не имею о том, что мне делать дальше, как остановить его. Потому что я все еще хочу жить, но бросить Алису в беде я не могу.

Никита… Ох, Никита… У тебя было прекрасное сердце, у тебя была душевная красота, которая на самом деле во много раз важнее физической. У тебя есть талант художника…

Но общество превратило его в убийцу. В человека, который хочет одного — отомстить, он хочет, чтобы правосудие восторжествовало.

Я тяжело вздохнула, а из моих глаз ручейками текли слезы. В каком-то смысле я тоже виновата в этом… Я прошлая.

Но подождите, не стоит осуждать ту меня — вы лучше подумайте, не похожи ли вы на меня старую? Подумайте о том, что вы сделали. Подумайте о своих поступках и вспомните о людях, которые вы некогда обидели. Подумайте, до чего могут довести пару ваших колких слов, брошенные в сторону окружающих, которые кажутся вам слабыми и совершенно безобидными. Которых вы считаете всего грушей для битья, забывая о том, что у них тоже есть чувства, и им тоже больно.

Итак, у меня есть всего лишь двенадцать часов для того, чтобы все исправить. Для того, чтобы спасти Алису Орлову и Никиту Астафьева. Первую — от смерти, второго — от фатальной ошибки.

Надеюсь, что после этого все мои мучения закончатся, и моя жизнь наконец-таки станет нормальной. Не будет этих ужасных скачков во времени, мои дни не будут повторятся вновь и вновь.

И тогда я действительно напишу книгу. Напишу свою историю, чтобы обо мне узнал весь мир. Чтобы во мне некоторые люди смогли увидеть себя и исправиться. Ведь я так на вас похожа.

— Крисси, пошли завтракать! — в комнату влетела Анюта, плюхнувшись рядом со мной на кровать. Все именно так, как в то теплое весеннее утро… В день моей смерти, — Эй, почему ты плачешь? Что случилось? — добавила сестра, заметив слезы на моих глазах. Я лишь покачала головой, выдавив из себя улыбку:

— Аня, все хорошо, — произнесла я, а после медленно поднялась с кровати, вытирая слезы. Они сейчас не к чему, — Пойдем завтракать, дорогая, — добавила я.

========== Никита ==========

Никиту Астафьева все считали слабым мальчиком, который не способен дать отпор. Мальчиком, который ничего в своей жизни не добьется. И никто даже подумать не мог, что этот мальчик мечтал стать великим художником, мечтал стать известным на весь мир. Он обожал рисовать. В такие моменты он убегал от реальности, полностью погружаясь в свою работу. Мать всегда говорила сыну, чтобы он не забивал себе голову ерундой и мыслил реально. Она говорила ему, что его картинки никому не интересны, ведь в этом мире полно людей, которые рисуют не хуже его, а, может быть, даже лучше. Каждый раз он зажимал уши руками, не желая слушать всего этого. Знаете, когда это говорит чужой человек это не так обидно, но когда это делает родная мать, на поддержку которой этот парень всегда рассчитывал…

У Никиты не было друзей, которые могли бы поддержать его в трудный момент, дать ему ценный совет. Напротив, его все презирали, к нему относились, как к отбросу общества и никогда не уважали. Поначалу, в первом-втором классе, он пытался завести друзей, но ничего не получалось. Все считали его странным, недостойным дружбы с ними. И в конце концов он оставил попытки с кем-то подружится.

Вскоре мать заболела, а после умерла, оставив Никиту одного с отцом, который всегда ненавидел своего сына. Он часто говорил, что был бы очень рад, если бы он никогда не родился, ведь от него одни только неприятности. Он говорил, что Астафьев ни на что не годится.

Отец хотел, чтобы сын был великим спортсменом, поэтому в детстве он постоянно насильно записывал его на различные секции, но парень там долго не задерживался. Тренера прямо говорили, что спорт — это не для него. В конце концов отец смирился с таким положением дел, потеряв всякую надежду на то, что его сын будет, как он выражался «настоящим мальчиком, а не жалким сопляком, который хуже девочек.»

А Никита продолжал рисовать, веря в свою мечту. Правда, с годами его надежда на счастье таяла, как снег весной. И в его душе появилась озлобленность. Озлобленность на весь мир и людей.

Он ненавидел своего отца, сверстников, которые постоянно издевались над ним. Всех их. И он желала им одного — скорой и мучительной смерти. Он хотел, чтобы каждый получил то, что он действительно заслуживает.

Ведь в этом мире должна быть чертова справедливость! Но ее не было.

Время шло, эти люди по-прежнему были счастливы. Их все любили и обожали, они получали все, что хотели. Они продолжали унижать слабых, самоутверждаясь за их счет.

Они не заслуживали ни грамма счастья. Они заслуживали мучений.

И с каждым днем ненависть в душе Никиты становилась все сильнее и сильнее. Он зачастую не спал по ночам, смотря в белый потолок и продумывая свой план мести. Он отомстит каждому, кто когда-либо издевался над ним.

Никто не замечал перемен в нем. Конечно, ведь кому это надо? Все по-прежнему считали, что он — слабый мальчик, не способный дать отпор мучителю. Но в тихом омуте черти водятся, не так ли?

Никита продумал свой план долго. Однако начать его исполнение он решил с Кристины Березовой — девушкой, которая была его первой любовью и которая всегда смеялась над его чувствами. Никита сам не понимал, почему влюбился именно в нее. Почему не в кого-то другого? Кого-то с чистой душой и добрым сердцем? Почему его тянуло именно к этой девушке? Так или иначе, но он горько пожалел об этом, ведь она причинила ему так много боли.

Но потом Кристина Березова резко переменилась, стала совершенно другой. Она стала помогать людям, чего, кстати говоря, Никита никак не ожидал. Кристина однажды даже помогла ему, и Астафьев долго еще пытался понять, что именно ей надо от него. Может быть, это часть ее очередного мерзкого плана? Может быть, она с ее подружками опять захотела поглумиться над ним, опять довести до слез?

Он ждал удара в спину, но Березова осталась прежней. Она перестала быть эгоистичной стервой, думающей только о себе. И Никита решил, что он не будет трогать ее, ведь она этого не заслуживает. Он верил, что Кристина действительно поняла все свои ошибки и раскаялась. Тем более, он видел, как в школьной столовой она бросилась защищать совершенно незнакомую ей девушку, окончательно рассорившись с своей бывшей лучшей подругой, Алисой Орловой.

Эта девушка уже никогда не исправится, в ее сердце слишком много тьмы. Она всегда была хуже Березовой. Эта девушка тоже была в списке Никиты. На втором месте. На нее у него были особые планы.

Избалованная, глупая девушка, возомнившая себя королевой. Грош ей цена на самом деле. Она всегда издевалась над теми, кто слабее ее. Даже более того — она своих друзей-то ни капли не уважала. Никита знал, что за спиной она говорила о них гадости. В том числе, и о Кристине. А также она зачастую говорила гадости и о своих богатых родителей, которых тоже-то не особо уважала. Никита никогда не понимал этого: они полностью обеспечивали Алису, позволяли ей все. Они не ограничивали ей, как делал это отец Астафьева. Они всегда говорили ей, что она — прекрасна, что она — самая лучшая. А парню такого никогда не говорили.

Орлова утверждала, что никогда по-настоящему не дружила с Кристиной Березовой, а лишь использовала ее в своих целях, потому что знала: она стремится во всем быть похожей на свою лучшую подружку. Она предана ей.

Но Алиса все же ошиблась.

Никита с каждым днем все сильнее и сильнее ненавидел эту девушку. Ненавидел, и не спал по ночам, продумывая свой план мести.

Он твердо решил: она умрет. Она больше никогда не причинит боль окружающим. И потом Никита убьет всех остальных ее глупых подружек. Одну за другой. И тогда-то он будет счастлив.

Маленький мальчик с разрушенными мечтами и разбитым сердцем.

========== 64 ==========

Сегодня в школу я не пошла, а осталась дома, отчаянно продумывая план своих действий. Я должна была помочь Алисе, да и в каком-то смысле Никите. Оно того не стоит. Эта девушка того не стоит.

Мысли в моей голове беспорядочно кружились, как рой диких пчел. Некоторые мои идеи были весьма глупыми: я даже задумывалась о том, чтобы попросить Наташу или Матвея о помощи, рассказать им обо всем от начала до конца… Но потом я поняла, что они мне не поверят и подумают, что я так глупо пошутила. Ведь Никита Астафьев не очень-то и похож на убийцу.

— Кристина, как ты себя чувствуешь? Тебе уже лучше? Может, стоит вызвать врача? — мать вошла в мою комнату, а в её глазах волнами плескалось беспокойство. Я сказала ей, что у меня жутко разболелась голова.

Да, вид у меня, конечно же, был весьма болезненным. Бледное лицо, красные глаза, всклокоченные волосы.

— Мне уже немного лучше, спасибо, не надо врача, — отозвалась я, выдавив из себя улыбку. Только врачей сейчас не надо; я всегда ужасно боялась больниц.

Мать ещё несколько мгновений внимательно смотрела на меня, а после, кивнув, развернулась, оставив меня в одиночестве наедине со своими невеселыми мыслями.

Следующая ли я в списке Никиты? А вдруг он до сих пор так и не смог простить мне все то, что я ему сделала? Именно эти вопросы я постоянно задавала сама себе, пытаясь убедить себя в том, что мне не стоит беспокоиться о себе, что этот парень мой друг…

Кто ещё в его списке? Быть может, Ангелина Синицина, ведь она лучшая подруга Алисы, и Никита автоматически считает, что она ничуть не лучше своей подруги.

Время до вечера пролетело с огромной скоростью, а я ничего таки и не решила. Я была потеряна. И мне было чертовски страшно.

Время утекало, как вода сквозь пальцы.

Возможно, время моей жизни тоже. Ведь у этой истории может быть не самый счастливый конец.

План мой был прост, и, может быть, весьма глуп и наивен, но лучшего придумать я просто-напросто не смогла. Я приду к дому Алисы Орловой этой ночью, и я попытаюсь каким-то чудесным образом остановить Никиту.

И остаться живой.

Конец этой истории совсем-совсем близок.

========== 65 ==========

Ночь… Темно… Я медленно бреду по этим проклятым темным улицам, постоянно озираясь по сторонам. Сердце бешено стучит, грозясь вот-вот выпрыгнуть из груди. Страшно. Очень страшно. Мать думает, что я уже давно сплю в своей мягкой теплой постели, набираюсь сил для нового дня. Да, мне опять пришлось сбежать через окно, ибо иначе она меня никогда бы не отпустила, учитывая тот факт, что сегодня я прогуляла школу.

Наконец-то я добралась до дома Алисы Орловой. Знаете, вся ситуация казалась мне такой бредовой и даже комичной, что я еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться истеричным смехом психопата из популярных фильмов ужасов.

Главное — пережить эту ночь. Главное — подобрать нужные слова. Главное — быть убедительной и не показывать своего страха.

Помолитесь обо мне, пожалуйста…

Подул прохладный ветерок, и я невольно поежилась. Неожиданно, позади себя я услышала какой-то шорох и резко обернулась. Я… Черт, я видела перед собой моего друга — Никиту Астафьева. Он медленно брел вперед, низко опустив голову и спрятав руки в карманы своей куртки. Уверена, что при себе он держит лезвие ножа.

Да и не только это…

До сих пор не понимаю, как такой тихий и хрупкий мальчик может быть человеком, который совершил все это со мной. Наверное, ненависть дает людям невероятную силу. Наверное, все дело именно в этом.

— Никита, стой! — я вынырнула из темноты, оказавшись напротив этого паренька. Тот удивленно посмотрел на меня, а его глаза сверкнули в полумраке. Я видела, как он весь сжался.

Он может атаковать тебя…

Прямо сейчас.

Но только сейчас я готова к атаке и способна постоять за себя. А тогда нет. Тогда, в другой жизни, это было неожиданностью, но сейчас я готова ко всему.

Сегодня я не умру. Никто не умрет.

Самовнушение…

— Кристина… — как-то по-змеиному прошипел он, опустив взгляд и смотря на меня исподлобья, — Что ты тут делаешь? Что ты хочешь от меня? Что тебе надо? — уже тише добавил он. Конечно же, все эти вопросы были лишними, ведь на самом деле он прекрасно понимал, зачем я здесь. Ну, или по крайней мере догадывался. Навряд ли я бы пришла к дому бывшей лучшей подруги, которая стала моим главным врагом, просто так.

— Я знаю, что ты собрался сделать… Я все знаю, Никита, — прошептала я, сделав шаг назад. Сейчас главное — сохранять дистанцию.

Сердце бешено стучало, тело била мелкая дрожь, которую я отчаянно пыталась унять.

— Неужели ты здесь для того, чтобы меня остановить? — он криво усмехнулся.

Я готова была рассмеяться. До того вся эта ситуация казалась мне абсурдной. И, конечно же, я с трудом верила, что все это происходит со мной.

— Да, — тем же тоном отозвалась я, отчего Астафьев сделал шаг в мою сторону. Я же опять отступила, сверля его внимательным взглядом и внимательно наблюдая за каждым его телодвижением.

Никита издал хриплый смешок.

— Серьезно? — проговорил он.

— Да.

Парень рассмеялся. Наверное, он не думал, что я способна на такое. Не думал, что мне вообще есть какое-то дело до всего происходящего. Наверное, у меня всегда будет репутация конченой эгоистки, думающей только о себе.

— Зачем тебе это? Я думал, что ты будешь первой, кто поддержит мою идею. Разве ты не ненавидишь ее? За все то, что она тебе сделала? За все то, что она нам сделала? Разве эта девушка заслуживает всего того, что имеет сейчас? Разве она должна жить так? Сколько еще боли она причинит, если ее не остановить? Она должна быть наказана, Кристина, — прошипел он, а в его голосе не было ничего, кроме безграничной ненависти.

Неужели ты не понимаешь, что своим поступком накажешь не только ее, но и себя? Неужели ты не понимаешь, что это — далеко не единственный верный выход?

— Я презираю ее, это правда, — медленно проговорила я, тщательно подбирая нужные слова, — Но никто этого не заслуживает, и никто не имеет право отбирать чужую жизнь. Даже такой девушки, как Алиса, — проговорила я, понимая, что навряд ли мои слова прозвучали для Никиты убедительно.

— Это будет справедливо. Она заплатит, — коротко сказал Никита, сделав шаг в мою сторону, — Не пытайся меня остановить, Кристина. Я не хочу причинять боль и тебе тоже, потому что ты помогала мне. Ты исправилась, — добавил он.

— Я все расскажу! — вдруг выпалила я, и тут же осеклась. Дура, я, дура…

Астафьев изумленно изогнул бровь, а на в его глазах не было ничего, кроме самого настоящего удивления.

— Не расскажешь, — прошипел он.

Вот перед моими глазами пронеслась знакомая белая вспышка, и я провалилась в темную бездну. Честно говоря, я не знала, что меня ждет на этот раз. Начнется ли все сначала? Или же не начнется ничего?

***

— Никита, стой! — все начало повторяться именно с этого момента, именно с этих слов. Только на этот раз я не знала, что мне делать, как себя вести и что говорить. Страх нахлынул на меня холодной, липкой волной, и я ничего не могла с этим поделать. Мне было просто страшно.

— Кристина… — прошипел Никита, вплотную подойдя ко мне, отчего я невольно отшатнулась.

Думай же, думай… Ты должна что-то придумать.

Угрожать ему — это явно последнее, что я могу сделать.

Кристина, ты же знаешь, что я у него есть свои мечты. Ты же знаешь, что он любит рисовать и любить писать стихи. Надави на это, сделай акцент на этом. Объясни ему,

что он может многого достичь, если не свернет на эту темную дорожку, которая ведет прямиком в бездну.

— Не стоит делать это, — прошептала я, покачав головой.

— Неужели ты здесь для того, чтобы остановить меня? — Никита смотрел на меня с явной насмешкой.

А ты не думала, что он просто-напросто слетел с катушек и ему бесполезно что-либо доказывать? Что, если нужно было просто обратится в нужную организацию и прекратить все это?

Нет! Никита Астафьев — не безумец.

Ему еще можно помочь…

Его еще можно вернуть к свету. Потому что он не такой.

— Да, я здесь для этого, Никита, — он уже открыл рот для того, чтобы ответить мне, но я не дала ему сделать это, продолжив говорить и стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно и убедительно, — Ты не должен делать этого. Да, Алиса Орлова — конченая тварь. Да, она не уважает и никогда не будет уважать кого-то, кроме себя любимой. Да, она никогда не ценила людей, которые ее окружают. Да, она всегда издевалась над теми, кто слабее ее, — я сделала короткую паузу, внимательно смотря на Астафьева. Он молчал, смотря на меня с явным интересом и ожидая продолжения моей речи.

Слова имеют большое значение. Всего лишь одно неверное подобранное слово может все испортить.

— Но подумай в первую очередь о себе. Ведь этим ты испортишь в первую очередь свою жизнь. Алисе будет все равно, — проговорила я. Никита в ответ лишь громко фыркнул, покачав головой.

— Ты понятия не имеешь о том, насколько паршивая у меня жизнь, Кристина. Ты ничего не знаешь обо мне, — прошипел он, нервно передернув плечами. Но ведь все можно исправить, не так ли? Если ты еще дышишь, то можешь выкарабкаться из любого дерьма. Начать все с чистого листа, забыть о своем прошлом, как о страшном сне, — Поверь мне, хуже уже не будет.

— Я знаю, что ты — прекрасный человек и талантливый художник… — Астафьев не дал мне договорить, перебив меня:

— Какой толк от моих талантов, если меня все ненавидят и презирают? Ты не знаешь, что это такое, Кристина… Не знаешь, — рыкнул он с явной ненавистью. Думаю, он прав. Ему действительно приходится тяжело, и я не способна понять его, потому что не находилась в его шкуре. Но знаете, у меня был свой путь, который нельзя назвать легким. Мне пришлось через многое пройти и научиться бороться с трудностями.

Мы должны помочь друг другу…

— Не знаю… Но это не значит, что я не могу тебе помочь, — проговорила я, — Все можно исправить, если найти в себе силы для этого.

Никита молчал, опустив взгляд.

— Ты можешь стать великим художником. Ты можешь быть кем угодно… Если уйдешь сейчас, — последнее я добавила намного тише. Астафьев же громко фыркнул, а после сделал то, чего я от него никак не ожидала. Он просто развернулся и медленно побрел прочь, оставив меня в одиночестве. Я хотела броситься следом за ним, но что-то меня остановило. Я решила, что мне стоит отставить его наедине с самим собой, наедине со своими мыслями. Я свято верила, что мои слова произвели на него положительный эффект. И я улыбнулась. Широко улыбнулась и облегченно вздохнула, спокойно направившись домой. И я сразу же заснула, а с моего лица не сходила улыбка. Я думала, что это конец моего испытания. Я думала, что победила, и все сделала верно.

***

Как оказалось зря. Я — всего лишь глупая наивная дурочка, которая поверила в то, что смогла все исправить, излечить душу Никиту Астафьева.

Да, он не убил Алису Орлову. Да, он оставил ее и меня в покое. Он оставил всех нас, решив уйти сам.

Он порезал вены сегодня ночью, закрывшись в своей комнате. Его отец, по своему обыкновению, напился в хлам и не обратил никакого внимания на странное поведение сына. И, конечно же, он не вызвал скорую, пока не было слишком поздно. Этого парня никто не смог спасти. Не я, ни кто-то другой.

Я пыталась. Я пыталась все исправить и сделать его счастливым, но ничего не вышло. Он нашел свое счастье в смерти.

Наверное, мне стоит винить себя в том, что произошло. Или же нет… Я думаю, что в том, что произошло с Никитой Астафьевым нет моей вины. Я сделала для него все, что только могла сделать. Два года… Два года я отчаянно пыталась ему помочь, я пыталась быть ему другом, пыталась быть его опорой и поддержкой.

И в день его похорон, я крепко обнимала плачущую навзрыд Регину Никитину, а по моим щекам ручейками стекали слезы. Я пыталась успокоить мою рыжеволосую подругу, хотя сама громко плакала и не могла успокоиться. Его смерть изменила нас двоих. Кажется, в нас что-то сломалось, и все больше никогда не станет прежним.

— Я действительно любила его, — прошептала Регина, уткнувшись мне в плечо. Наташа говорила, что теперь он в лучшем месте. Она пыталась поддержать нас, потому что сама некогда потеряла лучшего друга.

— Он был прекрасным другом и хорошим человеком, — прошептала я ей на ухо, — Но мы должны жить дальше. Мы должны быть счастливы. Я думаю, он хотел бы этого.

***

Я сидела за письменным столом, крепко сжимая в руках ручку. Передо мной лежала толстая тетрадка, в которую я и собиралась записывать свою историю. Я твердо решила, что исполню своей замысел и поведаю свою историю всему миру. Я хочу, чтобы люди знали свои ошибки.

Я хочу, чтобы люди поняли, какую силу имеют слова и какую боль они приносят.

Я хочу, чтобы история Никиты Астафьева не повторилась вновь.