The Heavy Path (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог ==========

Голова ныла нещадно, виски будто пульсировали, а каждое неудачное движение отзывалось болью во всём теле. Да уж, не очень-то и удобно спать в кресле. Плед уже давно сполз с моих ног, книга валялась где-то на полу, а мокко остыл где-то часов восемь тому назад. За окном было серое зимнее утро, ничем не примечательное и совсем не терявшее от этого свою прелесть.

Я встала на ноги и потянулась, стараясь размять затёкшие от неудобной позы мышцы. Я снова зачиталась и даже не заметила, как заснула. На этот раз мной был проглочен «Коллекционер» Джона Фаулза. Это, я вам скажу, вещь…

Всё ещё прокручивая в голове сюжет заинтересовавшей меня несколько дней назад книги, я сложила плед и вернула его на законное место – то есть, на диван. Мурзик, большой серый котяра, крутился у меня под ногами. В общем, первое утро моего первого отпуска определённо задалось.

Я направилась на кухню и, уже стоя у кофеварки, включила радио. Сварив кофе и отрыв в холодильнике вчерашние блинчики, я уселась на стул и посмотрела в окно.

Новый Год уже, как говорится, наступал на пятки и дышал в затылок. Наверное, нужно купить ёлку и украсить её, позвать в гости друзей. Хотя вряд ли кто придёт – большинство моих сверстников справляет такие праздники своими семьями, так сказать, в узком кругу. А у меня ни котёнка, ни ребёнка, в мои почти тридцать!.. Иногда задумаешься над этим и становится как-то жутковато, что ли. Все мои подруги уже давно замужем (правда, некоторые уже побывали и в разводе, но все неустанно твердят, что брак – это счастье), а я вот всё никак не соберусь. И если бы не предлагали, так не в этом дело. Брак – это, в первую очередь, огромная ответственность. И перед собой, и перед мужем, и, возможно, перед будущими детьми. Нельзя строить отношения легкомысленно, идти на такой серьёзный шаг с бухты-барахты. Да и на одной любви счастлив не будешь! Должно быть взаимопонимание, уважение друг к другу, что ли. А я пока такого человека не встретила и, как мне всё чаще начинает казаться, уже не встречу. Грустно всё это, но жить как-то тоже надо.

Я даже подумывала в первое время о том, чтобы взять себе из детского дома ребёнка. Всегда хотела родить девочку, ну, а если родить не получается, то хотя бы воспитать из неё достойного человека. Но потом эти мысли сошли на нет, ведь растить ребёнка – это ещё большая ответственность, чем брак. Так что я коплю деньги, раз в год езжу за границу, читаю книги и живу, вроде как, припеваючи.

Наверное, нужно съездить сейчас за ёлкой. Приняв душ и одевшись, я взяла сумку и вышла на лестничную площадку. В подъезде царила тишина, даже коты в подвале моей старенькой «хрущёвки» не подвывали. Так что я спокойно спустилась вниз, на парковку, и села в свою «ладу». Машина хоть и не новая, но не жалуюсь – попробуй хотя бы на такую накопи, так ведь ещё страховка, бензин, платные парковки…

Я без происшествий выехала из своего двора и направилась к одной из «точек» торговли ёлками. Проблема была в том, что я хотела найти не сосну, а именно ёлку. Они и не особенно различаются, пока низкие, но ёлка, у которой ветви смотрят вниз, выглядит намного красивее и «новогоднее» сосны. В общем, поехала я искать ёлку.

Рядом с одной остановкой я действительно увидела мужчину (я даже сказала бы мужика, деревенского такого, в валенках и с бородой), который торговал ёлками. Не соснами, а вот именно нужными мне ёлками.

Я припарковалась у «Магнита» и резво кинулась к этому мужичку.

- Здравствуйте, а сколько за ёлку хотите?

На улице было довольно холодно, термометр, болтающийся у меня в машине, показывал двадцать четыре градуса меньше нуля. Не адские холода, конечно, но и не весна.

- За какую именно? Они ведь и размером различаются, и пушистостью, - важно сказал мужчина и махнул рукой в сторону отдельно стоящих ёлок. – Вот эти по восемьсот, вон те, - он показал на среднего размера ёлочки, очень пушистые и даже, как я уже успела заметить, с маленькими шишками на них, - тысячу двести, - но, увидев моё выражение лица от названной цены, улыбнулся. – Ладно, за тысячу отдам, если, конечно, вы брать собрались.

Я активно закивала. Цена меня вполне устраивала, так что я быстро выбрала нужную мне ёлку и рассчиталась за неё. Небольшая такая ёлочка, вполне поместится ко мне на заднее сиденье. Купила я и несколько еловых веток, правда, уже без шишек, за три охапки которых отдала всего шестьсот рублей и довольная пошла в сторону машины. Ёлочку мне помочь отнести отказались, а вот дать пакетик для веток – запросто. Поэтому я, нагруженная кучей хвои, которая пахла просто потрясающе, чувствовала себя неимоверно довольной и, может быть, даже счастливой.

Я загрузила свои покупки в багажник (а ёлку кое-как уместила на заднее сиденье) и подумала, что неплохо было бы заехать в какой-нибудь торговый центр – купить себе и Мурзику подарки на Новый Год. Нет, ну что поделать? Родственников нет, друзей поздравлю в какой-нибудь социальной сети, детей и мужа нет – так кого прикажете радовать? Вот, себе куплю какую-нибудь книгу, а Мурзику – новую игрушку. Везёт сейчас котяре – он при мне вышел гулять, прошмыгнув в форточку. Живём на первом этаже, почему бы и нет? Я свободу своего кота ограничивать не собираюсь, пусть хоть у кого-то из нас двоих личная жизнь сложится.

Вырулив на дорогу, я автоматически подметила, что на улице гололёд. Ну, значит, будем ехать немного помедленней, никуда ведь не торопимся. Остановившись на очередном перекрёстке, я принялась настраивать обогреватель – в машине заметно похолодало. Вдруг я слышу лязг тормозов, неожиданный толчок и темнота…

Я слышу рядом с собой голоса, чей-то крик: «Вызывайте скорую». А в голове засела просто до безумия глупая мысль: что случилось с ёлкой, не поломалась ли она?

Очнулась я в постели. Солнечный свет попадал мне прямо аккурат в глаза, так что проснулась я, скорее всего, именно из-за него. Я разлепила веки и села в постели, зевая. Я отчётливо помню аварию, но не чувствую даже лёгкого недомогания. Напротив, я впервые за несколько месяцев выспалась. Я огляделась, ожидая увидеть однотонные больничные стены, капельницу рядом с железной кроватью и тумбу, полную разных лекарств. Однако здравствуйте…

Я находилась в светлой комнате, оклеенной обоями с узорами из цветочных гирлянд, открытым белым окном, занавешенным яркими жёлтыми шторами, которые раздувались от налетавшего ветра. Из мебели в комнате был стол, заваленный книгами и какими-то тетрадями, шкаф, видимо служащий для хранения одежды, полки с просто огромными фолиантами на них, двуспальной белой кроватью с жёлтым постельным бельём, камином, возле которого расположилось уютное бежевое кресло, и большим тканым ковром на полу.

Я тихо села в постели и ещё раз огляделась. Так, это точно не больница и это точно не моя комната. Я уверена, что в этом помещении я не была ни разу.

Я тихо встала и кинула взгляд на прикроватную тумбочку. На ней стоял будильник, а так же лежала большая книга. Часы показывали половину шестого, и я нагнулась, чтобы прочитать заголовок фолианта. «История Хогвартса». Что за бред?..

Я, стараясь не шуметь, подошла к полкам с книгами и с удивлением прочитала их заголовки: «Окклюменция для начинающих», «Азы легилеменции», «История квидича», «История Магии, 1 курс», «История Магии, 2 курс», «Тёмные силы: пособие по самозащите» и тому подобные заголовки. Это чья-то шутка? Если да, то очень неудачная…

Интересно, а у меня хотя бы ссадины после аварии остались? Я подошла к зеркалу и тихо вскрикнула. На меня смотрела невысокая девочка с каштановыми волосами, карими глазами и несколькими веснушками на носу. Черты лица были мне крайне знакомы, как и заголовки книг…

- Гермиона Грейнджер?..

Это могло означать только одно. В той реальности Анна Орлова, невысокая рыженькая девушка с веснушками и серым котом Мурзиком умерла.

========== Глава 1 ==========

Боже, в это просто нереально поверить! Я в теле Гермионы Грейнджер! Мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы успокоиться, впрочем, сделать это пока что не удавалось. Подумать только! Я — я, просто Аня — попала в Поттериану! Это же просто шикарная возможность прожить жизнь совершенно по-другому, и как прожить! Но я тут же нахмурилась, вспоминая о том, сколько сложностей меня ожидает в этом мире.

Начать с того, что Гермиона уже начала учёбу в Хогвартсе, зарекомендовала себя перед учителями и получила определённую репутацию среди учеников. Потом, Гермиона — маглорожденная, так что меня ожидает куча грязи от чистокровных волшебников со Слизерина, в этом я уверена почти на сто процентов. Идём дальше… Гарри и Рон постоянно ввязываются в какие-то истории, которые обыкновенно никак безопасными не кажутся и ничем хорошим не заканчиваются, а Гермиона уже с ними дружит, следовательно, она будет втянута в их проделки с головой. Да и вообще, настоящая Грейнджер знала просто вагон всего, была настоящей ходячей энциклопедией, а я ещё даже колдовать не пробовала, да и есть ли у меня вообще магия — вопрос ещё не решённый.

Но не стоит забывать о хорошем. У меня есть мозг двадцатишестилетней девушки, в людях я, слава Богу, разбираться научилась, канон знаю просто от и до, так что я не пропаду. Да, и ещё меня приятно удивил тот факт, что все заголовки были на английском, но я понимала их так, будто это мой родной язык, следовательно, проблем с коммуникацией не будет.

Теперь нужно продумать мои дальнейшие действия. Сначала нужно узнать курс Гермионы, что не составляет большого труда. Я опять подошла к полкам и изучила корешки книг более внимательно. Здесь есть литература не только первого, но и второго курса. Значит я либо на втором курсе, либо на третьем.

Я закрыла одну из книг, лежащих на столе, и прочитала заголовок:

— История Магии, третий курс.

Отлично, значит, все книги у меня уже есть, я на третьем курсе. Впереди маховик времени, спасение Клювокрыла, больной ликантропией Люпин и ещё много всего интересного!..

Я, правда, никак не могла понять, почему же я всё-таки не умерла, почему оказалась в теле главной героини Поттерианы? Здесь, наверное, так же, как с маховиком времени: сколько я не пыталась понять принцип его работы, а точнее принцип воссоединения двух клонов, когда действие маховика заканчивается, всё равно так его и не поняла, только ещё больше запуталась. Магия логике, наверное, не поддаётся, так что забивать я себе этим голову не буду. Пока что.

Я быстро заправила постель и оделась в то, что висело на стуле — синие джинсовые шорты и белую футболку.

Так, если письмо со списком нужных учебников приходит двадцать пятого июля, то сегодня примерно начало августа, ведь Гермиона уже была на косой аллее и купила необходимые книги. Так, что я ещё помню об этом лете? Точно! Гермиона провела лето во Франции, откуда отправила Гарри подарок — набор по уходу за метлой — а сама она купила себе Живоглота. Значит, рыжий котяра должен быть где-то поблизости, но с ним я разберусь позже. Сейчас нужно сходить почистить зубы (Боже, я надеюсь, что я быстро найду ванную и не перепутаю зубные щётки) и почитать до завтрака учебники. За это лето я должна освоить программу двух курсов, ознакомиться с третьим и ещё, желательно, дотянуться до той любопытной книги об окклюменции…

Ванную я нашла быстро, щётку выбрала наугад, взяв красную из имеющейся ещё голубой и зелёной, и восхитилась ужасному вкусу зубной пасты. Такая противная…

Тихо вернувшись в комнату, я стянула с полки Теорию Магии и уселась в кресло, стоящее перед камином. День определённо начинался хорошо.

Так, что у нас в теории?.. Ну, здесь описано использование заклинаний, по большей части бытовых, типа Репаро, Редукто и тому подобных. Книга хороша тем, что она снабжена колдографиями, показывающими необходимые для заклинания движения. Я уже хотела попробовать пару-тройку простых заклятий, но именно здесь и начались проблемы. Ну, проблема номер один: я не могу найти свою палочку. Облазила всю комнату, вплоть до коробок, стеснительно прятавшихся под кроватью. В итоге догадалась посмотреть в кармане мантии и — о чудо! — я действительно нашла её там. Но наши проблемы только начинались… Я прекрасно помню, что ученикам магия вне Хогвартса строго запрещена. Но как тогда Гермиона перед первым курсом тренировалась в заклинаниях, ученики то и дело говорили о том, как мелко колдовали на каникулах, а Гарри вообще раздул свою родственницу и отправил её лететь в далёкие края?.. Ладно, последнее можно списать на стихийную магию, присущую детям, ведь Поттер палочкой на тот момент не пользовался, но как быть с первыми двумя? Ладно, скорее всего, министерство магии реагирует только на сильные и потенциально опасные заклинания, типа патронуса или, на крайний случай, авады, а на мелкие они просто закрывают глаза, возможно высылая сто тридцать пятое китайское предупреждение. Так что я думаю, что колдовать я могу, совершенно не беспокоясь о возможном отчислении.

Так, давайте-ка попробуем заклинание склеивания. Звучит оно «Апарекиум» и сопровождается резким движением в сторону разбитого предмета по секущей. Но что мне склеивать, если я ещё ничего не разбила? На глаза попалась копилка в виде розовой свиньи. Прости, хрюшка, но теперь ты мой подопытный кролик. Хрюшка смотрела на меня доверчивыми чёрными глазами-пуговками, так что от своей блестящей идеи я вскоре отказалась, решив попробовать отпирающие чары.

Подойдя к двери и закрыв её на защёлку, я направила на неё палочку и, сделав указанные в книге движения, произнесла:

— Алохомора!

Дверь тихо распахнулась, являя мне пустой коридор. Я радостно хлопнула в ладоши и прикрыла дверь, чтобы шумом не разбудить родителей. Рано радоваться, это заклинание одно из самых простых, а вот над Агуаменти придётся попотеть. Хорошо ещё, что тело «помнило» нужные движения, так что мне приходилось только концентрировать своё внимание на правильном произношении. Никогда бы не подумала, что это настолько сложно. Залив водой пол, я, наконец, приступила к следующим заклинаниям (хрюшке всё же пришлось погибнуть смертью храбрых, дабы потом я смогла отработать на ней этот чёртов Апарекиум). В принципе, у меня неплохо получается, поэтому я решила перейти к Трансфигурации, временно забив на Чары. Зря… Трансфигурация давалась мне крайне нелегко, все свои силы нужно было кидать на концентрацию, да и воображение приходилось держать в узде, а то у ручки, превращаемой в карандаш, могли неожиданно появиться, скажем, крылышки. А вообще, предмет довольно полезный. Ну, нужен тебе срочно ластик, а под рукой только карандаш. Р-раз, и ластик уже у тебя в руках, а потом можно снова трансфигурировать его в карандаш.

После трансфигурированного ластика я победно вскинула руки и, устало вздыхая, откинулась на спинку стула. Да уж, не сладко приходилось Гермионе… Столько учить, да ещё и умудряться всё это запоминать!.. Ну, я должна быть не хуже, ведь мне всё удаётся пока что даже слишком просто.

Я снова оглядела книги и со вздохом стянула с полки Историю Магии. Нет, так не пойдёт: если я буду читать всё подряд в хаотичном беспорядке, то совершенно ничего не выйдет — я просто-напросто всё забуду. Начать, наверное, стоит с Чар и, как таковой, Теоретической Магии. Да, она мне не слишком и по душе, я уверена, что История будет раз в десять интереснее, но Чары мне сейчас намного важнее. В конце концов, Грейнджер знала столько заклинаний, а мне пока до неё, как до луны.

Я потянулась за книгой и, устроившись в кресле, вновь принялась за чтение. Да, нужно признать, что я была не права… Чары — штука очень интересная и крайне полезная. Вот, например, «Колорум». Это ведь уникальное заклинание! Оно позволяет изменить цвет светового луча. Интересно, а можно использовать «Люмос» и одновременно «Колорум»?

Нужно обязательно попробовать, но это позже… А сейчас нужно разучить обязательные заклинания (тут их целый список).

За этим неблагодарным занятием меня застала заглянувшая в комнату женщина. Она была чуть выше среднего, темноволосая (её длинные волосы были убраны в пучок на затылке) и зеленоглазая. Кажется, это миссис Грейнджер. Да, она очень красивая… А вот мамой у меня язык её никак не поворачивается назвать. Хотя сама я приютская и всегда мечтала о семье, но… Она была очень чужой и какой-то далёкой, что ли.

— Миона, ты уже встала? А, ты читаешь, — она улыбнулась, показывая ряд идеально ровных белых зубов. Не зря она работает дантистом и содержит свою клинику.

— Да… мама, я встала, — я улыбнулась и помахала книгой. — Вот, поняла, что за лето многое забыла и решила повторить.

Джин понимающе кивнула и зашла в мою комнату, усаживаясь на кровать и разглядывая меня и стопки книг.

— Дорогая, ты не слишком усердствуешь в учёбе? Нет, я не имею ввиду то, что я против твоего обучения, но… Почему бы тебе немного не отдохнуть?

— Я отдохнула во Франции, — я повела плечами и прикрыла книгу. — Хватит уже отдыхать, скоро начнётся учёба.

— Да, ты права… Спасибо, что хоть в Париже ты наконец-то рассталась со своими книгами… чтобы затаскать нас по музеям, — рассмеялась… мама. У неё очень приятный смех на самом деле.

— Неужели я действительно такая настырная? — улыбнулась я.

— Нет… нет! Просто ты если решила приобщиться к искусству — будешь приобщать всех, кто находится от тебя в радиусе километра, — мама продолжала смеяться, и я невольно рассмеялась вместе с ней.

— Ну, пойдём завтракать, — бодро объявила она и потащила меня в столовую, заставив оставить книгу в кресле. — Папа уже ушёл на работу — его срочно вызвали, а я уйду где-то через пол часа, так что можем позавтракать вдвоём.

Я кивнула и уселась на один из стульев, смотря на то, как мама хлопочет у плиты.

— Может чем-то помочь?

— Сиди уж, — говорит она и ставит на стол блюдо с оладьями и вазочку с джемом.

Я кладу себе на тарелку пару оладьев, попутно соображая, чем можно заняться после ухода мамы. Наверное, пойду на задний двор с пледом и книгами и буду лежать там и тренироваться в чарах. Только отвлекающие чары нужно будет наложить, а то, упаси боже, кто увидит….

— О чём задумалась? — спросила мама, пододвигая ко мне стакан с соком. Апельсиновый. Я отпила немного и покачала головой.

— Да вот, думаю, чем заниматься буду… Наверное, пойду на задний двор, расстелю там плед и буду лежать читать.

— Правильно, — поддержала меня мама, откусывая кусок от тоста с джемом и запивая всё это кофе. — А то бледная, как поганка, будто тебя дома не кормят и на свет Божий не выпускают, а так хоть загоришь немного.

Я улыбнулась и кивнула, поедая оладьи. Вкусно…

— Мам, а можно я сегодня схожу, погуляю?

Джин, казалось, подавилась оладьей, из-за чего ей пришлось прокашляться, и удивлённо посмотрела на меня.

— Да, конечно… Куда ты хочешь пойти?

— Может быть, пройтись по нашим, не магическим магазинам, — я задумчиво посмотрела в окно. — Я так долго нахожусь среди магов, что начинаю забывать, как выглядит обычный не магический магазин. Они так странно одеваются, — задумчиво добавила я, отпивая ещё немного сока.

Действительно, пройтись по магазинам не помешало бы. Гермиона, конечно, замечательная девочка, но если её вся её одежда такого же типа, что и та, которая сейчас на мне — я умываю руки.

Джин беззвучно рассмеялась и продолжила есть:

— Ты вообще представляешь, сколько лет я ждала от тебя этих слов? Я оставлю тебе денег, сходи, посмотри себе что-нибудь.

Я благодарно посмотрела на маму и, улыбнувшись, сказала:

— Спасибо.

Завтрак мы продолжили в молчании.

После её ухода я вымыла посуду и задумалась. Чёрт, я ведь совершенно не знаю, как себя с людьми-то вести!.. Да не только с магами, но и с маглами…

Ну, будем решать проблемы по мере их поступления. А сейчас я пойду в комнату — за книгой, потом найду плед и развалюсь на заднем дворе. Погода для Англии стояла совершенно нетипичная, светило тёплое солнышко, в саду цвели поздние розы, птички пели, по небу медленно плыли пушистые облака.

Всегда мечтала побывать в Англии и в этом году я должна была сюда поехать, сразу после Нового Года. Я загрустила, вспоминая о Мурзике, о своей маленькой квартирке… Одно радовало — как-то, наслушавшись от своей подруги, Марины, об ужасах полётов, я попросила свою соседку, бабу Валю, взять моего кота, если со мной что-нибудь случиться. Боже, как хорошо, что я додумалась до этого!..

А вообще, я дура. Полная идиотка, причём. Нужно было у мамы не денег на одежду просить, а число узнать! Ладно, как придёт — узнаю. Я подошла к окну кухни и распахнула его, вдыхая запах растущих под окном роз. Ляпота…

Так, нужно начинать действовать. Я поднялась в свою комнату и обула кеды, довольно удобные, между прочим. Теперь, спускаясь по лестнице, я задумалась. Куда пойти в первую очередь? И вообще, сходить сначала в магазин, пройтись, подышать свежим воздухом, на людей посмотреть или прихватить с собой книгу и, расстелив на заднем дворе плед, полежать и почитать? Да, выбор действительно нужно делать как можно быстрее, ибо в моём положении дорога каждая секунда.

По моему, выбирать необходимо то, что в данный момент мне нужно более всего, то есть то, что может принести мне больше пользы, поэтому я, вздохнув, отправилась на поиски пледа. Шопинг можно отложить и на потом.

Боже, Чары — это восхитительно! Англия — это восхитительно! Жизнь вообще прекрасная штука! Вы спросите, чего я так радуюсь? Боги, у меня всё получается! Как это странно — радоваться тому, что у тебя получился Люмос и унывать от того, что для Патронуса ты ещё слишком мало понимаешь… Но это реально крутые ощущения, можете поверить на слово. Я уже выучила около пятидесяти заклятий, перевалив за список первого курса. М-да, а люди на это девять месяцев тратили… Я начинаю себя бояться. Хотя, если хорошо подумать, то не стоит себя восхвалять (о Боже, это не то слово, которое я хочу употребить для описания того, что не нужно делать, но как-то по-другому не получается), ведь Гермиона оттачивала эти движения и формулы два года, а я лишь пытаюсь запомнить слова, которые стоит говорить под уже давно вызубренные и доведённые до автоматизма движения.

Ладно, теперь, можно ещё немного почитать, а потом устроить себе что-то типа теста: сразу написать эффект от заклинания, а потом заполнить получившиеся пробелы нужными формулами (по памяти, разумеется). Боже, сколько всего нужно сделать! Просто ужас.

Так, пора в магазин. Я забрала оставленные мамой деньги и отправилась на прогулку. Медленно бредя по асфальтированному тротуару, я оглядывалась и с удовольствием дышала свежим, чистым воздухом. Пройдя в выбранном наугад направлении где-то метров шестьсот, я вышла на более оживлённую улочку, с лавками, магазинами и кофейнями. Вау, ничего так…

Зайдя в один из магазинов, я убедилась, что он является магазином одежды и принялась ходить по разделам, рассматривая вещи. А ещё я убедилась в том, что цены здесь просто смехотворные, а одежда вполне качественная. Да уж, на деньги, которые оставила мама, я могу полностью обновить как минимум половину своего гардероба довольно-таки хорошими вещами… если я не набрела на секонд-хенд. Но нет, на вещах были фирменные значки и брелки с ценой, так что этот вариант отметался сразу. В чём же тогда дело?..

Я хлопнула себя по лбу, вспоминая, что живу я не где-то (а точнее, ни когда-то), а в 90-х. В нашей стране это были «голодные 90-е», так что чему я, собственно, удивляюсь? Курс валют был совершенно другим во всех поголовно странах, да и вещи стоили намного дешевле.

Я набрала себе ворох платьев, свитеров, рубашек и брюк и пошла в сторону примерочной. В итоге, минут через тридцать постоянной смены одежды, я оставила себе одно тёмно-синие платье чуть ниже колена, с широкой юбкой-солнцем и с рукавами до локтя, два свитера (один — белый, с крупной вязкой и длинными свободными рукавами, второй — полотняной, кремовый, с глубоким треугольным вырезом — буду носить с рубашками), две пары чёрных брюк, две юбки (обе чуть выше колена, одна — синяя, другая — чёрная, обе скроены «солнцами»), несколько белых рубашек с длинными рукавами и несколько пар гольфов (чисто белых, чёрных, серых, белых с полосочками наверху, на них я, в общем, оторвалась).

М-да, что-то я разошлась… Ну, что поделать, я дорвалась впервые за долгое время до магазина с одеждой. Страшно представить, что будет, когда попаду на Косую Аллею…

В общем, расплатившись за это на кассе, я потратила примерно половину финансов, выделенных мне мамой. Ну, я же транжира, значит, погуляю ещё. Зашла я и в обувной, где купила пару кед и балетки, зашла в книжный, где приобрела пару детективов и романов. Особенно гордилась покупкой «Шерлока Холмса», ведь это — одно из моих любимых произведений. Пока что не нашла «Коллекционера», но, возможно, он просто был позже написан. Я спрашивала о нём продавца, но тот лишь покачал головой, а мужчина, стоявший рядом, задумчиво так на меня посмотрел. Надеюсь и верю, что это был сам Джон Фаулз, и я

подала ему идею для названия…

Вернулась домой я где-то к обеду. Разобрав покупки, я отправилась в сад на качели, которые были привязаны к крепким ветвям довольно старого дерева, растущего вблизи ограды.

Родители вернулись около шести уставшие, голодные, но весёлые. Сели мы ужинать примерно через час, поэтому к концу ужина я уже заметно клевала носом. За столом образовалась уютная тишина, нарушаемая только стуком чайной ложки о стенки чашки.

— Мам, а какое сегодня число? — лениво спросила я, прикрыв глаза и наблюдая за такой же сонной мухой.

— Двадцать восьмое августа, а что?

— Какое??!!?..

Короче, трудно описать, что я делала все эти дни, уложив текст в несколько предложений.

Для начала я запаниковала и бросилась собирать чемодан (благо на нём уже стояли чары облегчения и расширения пространства). Потом я переоделась в купленные чёрные брюки и одну из уже имевшихся у меня ранее водолазок и кинулась вниз, к родителям. Нужно взять у них деньги и мчаться в Дырявый Котёл. Чёрт, ещё прихватить с собой Глотика… Мама слегка опешила от такого поворота событий, а отец постарался отговорить меня от дальнейших шагов. На вопрос: «Какой сегодня день недели?», я получила лаконичный ответ: «Четверг». Именно это заставило меня принять окончательное решение отправляться и я, обняв родителей и взяв в руки переноску, принялась отыскивать Живоглота. Кот не шипел и не вырывался, что довольно облегчило задачу засунуть его в переноску.

Потом я скомкано попрощалась с родителями и выскочила на улицу. Сначала переживала, как доберусь до места назначения, но, как я и ожидала, рядом со мной остановился автобус, который, как я помнила, довёз Гарри Поттера.

— Помощь волшебникам и ведьмам, попавшим в беду, — начал кондуктор и я лишь быстро закивала.

— Да… да, спасибо, — я быстро зашла в салон, а водитель занёс мой чемодан. К слову, никаких кроватей в салоне не обнаружилось, зато был один пассажир — милого вида старушка в шали, длинном платье и в чепце. Я, расплатившись за билет, который стоит всего два сикля (оставшимися магическими деньгами, найденными мною на дне чемодана ранее), я села рядом с окном.

— Куда вам?

«Вам» резануло слух, но я отозвалась, впрочем, от окна не отворачиваясь.

— Дырявый Котёл.

Кондуктор кивнул и мы тронулись.

Я вышла из автобуса, меня подташнивало. Мда, жизнь — боль, мир — тлен, тошнота — ужасное чувство. Едва стоя на ногах, я зашла в трактир и направилась к барной стойке.

— Гермиона?

Я повернулась на источник звука и увидела входящую в Дырявый Котёл миссис Уизли. Вау, а я и не заметила их. Может, аппарировали?..

— Здравствуйте, миссис Уизли! Рон… Джинни, привет… Фред, Джордж… Мистер Уизли… — я кивала знакомым лицам, обняла Рона, заставив того покраснеть, и Джинни.

— Мы не ожидали увидеть тебя здесь, — воскликнула она, сжимая меня в объятиях.

— Отсюда удобнее добираться до Хогвартса, — пояснила я, отстраняясь от подруги. — Вы здесь тоже поэтому?

Получив кивок, я перехватила поудобней ручку чемодана и обратилась к младшей Уизли:

— Может, поселишься со мной в одной комнате? Я не хочу жить до Хогвартса одна…

Джинни кивнула и вопросительно посмотрела на свою мать. Та улыбнулась и потрепала её по волосам:

— Почему бы и нет, дорогая. Просто расплатитесь за неё вместе и всё, — миссис Уизли достала несколько сиклей и отдала их Джинни, направляясь к хозяину Трактира.

Ну, примерно так я и попала в Дырявый Котёл.

Уже вечером, сидя в своей комнате вместе с Джинни, я наконец выпустила Живоглота и улеглась на кровать, принимая форму звезды. Всё как-то закрутилось безумно быстро. Прошёл всего один день, а я столько всего успела… уму непостижимо!

— Миона, ты… как-то изменилась, — осторожно заметила Джинни, разглядывая меня.

Я пожала плечами и пробурчала нечто невнятное. Но рыжая, похоже, сдаваться не собиралась, поэтому она села на кровать и потрепала меня по плечу:

— Гермиона, ты слышишь меня?

Я со вздохом села и внимательно посмотрела на подругу.

— Ну, я слушаю. Что ты хочешь этим сказать?

Уизли-младшая пожала плечами и уставилась в окно.

— Ну… Ты обняла при встрече Рона, хотя раньше этого не делала… Ты одета не так, как раньше, и волосы у тебя не топорщатся… Миона, скажи мне, — она испытывающее посмотрела мне в глаза, — ты влюбилась в Гарри или Рона? Или в кого-то из близнецов? В Фреда?!..

Её прервал мой смех. Я, упав снова на кровать, хохотала до слёз. Боже… Влюбилась? Я?!

— Не-ет, Джинни, — отсмеявшись, я снова села и посмотрела на недовольную подругу, — если я влюблюсь, ты узнаешь об этом одна из первых… и, надеюсь, рассказывать я тогда буду не о ком-то из близнецов.

— И не о Малфое, — усмехнулась она и я расхохоталась снова. Я — и в Драко Малфоя? Хрен там пел…

Мы ещё немного поболтали и отправились спать.

Утром я проснулась немного раньше и одела те же чёрные брюки, что и вчера, но кофту сменила на свитер — за окном шёл дождь, и даже в комнате было немного прохладно.

Сегодня должен приехать Гарри… Завтра мы поедем в Хогвартс. Никогда бы не подумала, что поеду туда.

Вскоре встала Джинни и почти не удивилась моему бодрствованию. Она оделась и мы, перебрасываясь ничего не значащими фразами, спустились вниз. За столом, завтракая, уже сидел мистер Уизли и близнецы.

— О, доброе утро, девочки, — обратился к нам отец семейства. — Садитесь, завтракайте…

— Ого, Грейнджер, рано ты встала, — отозвался один из близнецов. Скорее всего, Фред.

— У меня имя есть, Уизли, — отозвалась я, садясь за стол и накладывая себе на тарелку овсянки.

— И у меня, Заучка.

— Огребёшь, Уизли, — буднично предупредила я, наливая себе в стакан тыквенного сока и слушая кашель подавившейся Джинни. Ну, я не та Гермиона, привыкайте.

Близнец, казалось, такого напора не предвидел, поэтому на несколько секунд замолчал. Но таки нет, если его прорвало, значит прорвало. Про такие случаи наша учительница русского языка обычно печально говорила: «Словесный понос». Что же, в чём-то она была права.

— От тебя, что ли? — не унимался Фред (теперь я была точно уверена в личности говорившего). Мистер Уизли в разборки не лез, наблюдая.

— Ох, угомонись уже, шило в заднице, — вздохнула я и продолжила есть. Чёрт, овсянка какая-то гадкая, а ещё говорят: «Английская овсянка, Английская овсянка!». Не знаю, может её здесь просто так готовят, а может, я просто ничего не понимаю.

От печальных дум о еде меня отвлёк смех Джорджа и тихое хихиканье Джинни. Я удивлённо подняла брови.

— Вы чего?

— Шило… в заднице, — прохрипел сквозь смех брат-близнец Фреда. — Это самая точная характеристика, данная моему брату…

Фред обиженно засопел и навис над тарелкой с овсянкой так, будто она — вселенское зло… ну, или я.

Мистер Уизли тоже улыбнулся и завёл разговор о поступлении в Хогвартс, о предметах и о новом преподавателе, который появится у нас в школе.

— Кто это? — тут же заинтересовались братья, да и Джинни тоже перестала есть, с интересом глядя на отца.

— Он будет вести у вас Защиту От Тёмных Искусств, — загадочно сказал он. — Но имя я вам его не скажу.

— Профессор Люпин, — не подумавши, брякнула я. Джинни посмотрела на меня с недоумением, Артур Уизли — почти с ужасом.

— Откуда ты знаешь?

Я пожала плечами:

— Секрет.

— Врёшь ведь, Грейнджер, — протянул Фред, подпирая голову рукой и смотря на меня.

— Спорим?

— А давай, — согласился Фред, протянув ко мне через весь стол руку. — На что спорим?

— На желание, — многозначительно сказала я, заставляя сидящую рядом Джинни снова улыбнуться. Рыжий ухмыльнулся и схватил мою руку.

— Спорим, что преподавателем будет кто угодно, но не этот твой Люпин.

— Спорим, что преподавателем ЗОТИ будет именно Ремус Люпин, — весело воскликнула я, заставив Артура снова с подозрением покоситься на меня.

— Я свидетельница, — заявила Джинни и пояснила. — Ну, свидетельница вашего спора.

— Ладно, — согласилась я, — разбивай.

Младшая Уизли ударила по нашим рукам и Фред ещё раз ухмыльнулся. Наивный, ему казалось, что он уже выиграл это пари.

— Джордж, — хищно улыбаясь, протянула я. — А давай поспорим, что Рубиус Хагрид будет

вести у нас Уход за магическими существами?..

Ещё я успела на желание поспорить с Джинни и Роном, что вечером приедет Гарри. Ну, раз я знаю канон – нужно пользоваться!

Когда он действительно приехал, Джинни и Рон подбирали с пола свои челюсти, а Фред и Джордж приуныли, не будучи уже так уверены в своей победе.

Так, теперь нужно придумать интересное желание Рону и Джинни… Но это может понадобиться потом, да и в голову сейчас не лезет ничего интересного.

День прошёл очень сумбурно, поэтому я и не заметила, как Джинни уже начала зевать и предложила ложиться спать. Я, разумеется, согласилась. Завтра меня ждёт много интересных (и не очень) дел…

Комментарий к Глава 1

А вот и доработанная версия фанфика о попаданцах. Почитав отзывы и решив таки исправить косяки, я переписала фик. Надеюсь, что получилось лучше. Это две пробных главы, так что, если будут положительные отклики - буду писать дальше, если нет - начну снова подчищать косяки. Всем добра :3

========== Глава 2 ==========

На поезд мы сели без происшествий и даже не столкнувшись ни разу с Малфоем. Поместились мы в одно купе с Гарри и Роном, спровадив Джинни к Невилу и Полумне. В купе сидел ещё один мужчина, разумеется, это был Люпин, о чём я не преминула сказать Рону, обратив внимание на надписи на вещах. Я незаметно сунула палочку в боковой карман чемодана — так, на всякий случай.

Гарри же, успокоившись, принялся рассказывать нам про Сириуса Блэка. Я решила тут же рассказать кое-что Поттеру.

— Гарри, это не правда, — начала я и мальчик с удивлением уставился на меня. — Только пообещай меня не перебивать и не спрашивать источник, из которого я это всё узнала, — попросила я тихо, смотря в глаза другу. Он напряжённо кивнул:

— Обещаю.

Я глубоко вздохнула и, стараясь привести свои мысли в порядок, как можно увереннее начала:

— Гарри, Сириус Блэк был знаком с твоими родителями… Более того, он был близким другом твоего отца, Джеймса Поттера. И он был… и сейчас есть, разумеется… короче, он твой крёстный, вот, — стараясь не отвечать на ошарашенный взгляд Гарри, я продолжила. — Короче, они дружили семьями — Блэки и Поттеры — но потом, после твоего рождения, твоих родителей убили… Это сделал Питер Петтигрю, а не Блэк, хотя Сириуса осудили за убийство, которого он не совершал… Они дружили втроём: Сириус, Джеймс и Ремус, — зачем-то добавила я, отводя глаза в сторону.

Кто-то прокашлял, и я испуганно подняла взгляд на смотревшего на меня профессора Люпина.

— Откуда у вас такие сведения, мисс?

Я неожиданно бодро выдала:

— А я много чего знаю… Скажем, то, что вы — наш будущий профессор ЗОТИ, что Хагрид будет вести у нас Уход за магическими существами, что Питер Петтигрю — крыса Рона, что тот-кого-нельзя-называть скоро воскреснет… Ой, — я прикрыла рот ладонью и покраснела. — Чёрт, я сболтнула лишнего…

— Почему я должен тебе верить, — неожиданно спросил Люпин. Я взглянула в эти уставшие глаза. В них плескалась боль и… надежда? Боже, он действительно хотел мне верить!

— Вы больны ликантропией, — шёпотом заявила я, заставляя того вздрогнуть. Вдруг поезд остановился и свет погас.

— Ведьма, — прошептал Рон.

— Идиот, я действительно ведьма, а ты — маг, — зло шикнула я и снова посмотрела на Люпина. Сейчас сможет помочь только он. — Профессор, через несколько мгновений тут будут Дементоры. Нужно подождать несколько мгновений, пока Гарри не впадёт в оцепенение, а затем прогнать их. У меня Патронус ещё довольно слабый, здесь можете помочь только вы.

Люпин озадаченно кивнул и вдруг заметно похолодало. Окна покрылись инеем, стало трудно дышать. Я пожалею о том, что всё рассказала потом, а сейчас мне нужны союзники, чтобы изменить ход этой истории.

В коридоре показалась тень и тёмная, скелетоподобная рука открыла дверь, и чёрный балахон вплыл в комнату. Дальше происходило нечто действительно страшное: это нечто будто высасывало из Гарри всю душу. Подождав с секунду, Люпин выбросил вперёд руку с палочкой, вызывая сноп белого цвета, разрезавший пустоту, образовавшуюся совсем рядом. Интересно, как он сделал это?..

Фигура в балахоне покинула нас, а Люпин принялся приводить Гарри в сознание. Свет дали и поезд тронулся, Гарри постепенно пришёл в себя и Люпин, дав ему кусок шоколада, отправился к машинисту.

— Вы слышали, как кто-то кричал? — наконец спросил Гарри и Рон отрицательно помотал головой. Он выжидающе взглянул на меня, и я вздохнула.

— Гарри, Дементоры — самые страшные существа. Они питаются страхами, ненавистью, да вообще любыми эмоциями. Ты пережил нечто ужасное — поэтому они к тебе и тянутся. Гарри, никто здесь не кричал. Ты слышал крик своей матери… Ты запомнил его.

Мы приехали в Хогвартс. Гарри молчал, изредка поглядывая на меня и задумчиво задерживаясь на мне взглядом, Рон же, казалось, начал меня побаиваться. Чёрт, неужели я всё испортила? Нет, мне нужны союзники, а Люпин — неплохой кандидат.

Спели гимн школы и после аплодисментов Дамблдор начал свою речь.

— Поттер, — раздалось за спиной моего друга. — Поттер!..

Ну вот. Началось.

— Чего?

Мальчики повернулись к говорившему одновременно.

— Говорят, что ты потерял сознание в поезде? — Малфой довольно скалился, а его дружок, сидящий рядом с ним, изобразил падение в обморок.

— Говорят, что ты — гей, — опередив своих друзей, негромко сказала я, — но не всему же верить? Хогвартс слухами полнится, Малфой.

— Заткнись, Грязнокровка, — прошипел он, слегка краснея.

— Нарываешься?

— На что с тобой можно нарываться, Грейнджер, — презрительно спросил он.

— Уложу на лопатки без магии, учти, — спокойно предупредила я, но Господи, кто бы знал, как дорого доставалось мне это спокойствие. Я хотела просто встать из-за стола и отвесить ему хорошую оплеуху, что, наверное, было довольно хорошо заметно по моему взгляду. Малфой отвернулся, прикрывая это смешком, а я подперла голову рукой, слушая директора.

Когда он объявил об изменениях в преподавательском составе, мне показалось, что я услышала стук челюстей о стол обоих близнецов Уизли. Если даже и нет, то это значит, что воображение у меня хорошее.

После ужина я встала из-за стола почти что первой и направилась к выходу. Пароль от гостиной нам уже сказали старосты, так что я намеревалась спокойно дойти до своей спальни и разобрать вещи. Я шла по коридорам, мысленно удивляясь количеству арок и ниш в этом замке. О Боги, да тут изнасиловать можно и никто ведь и не услышит, и не увидит! Я помотала из стороны в сторону головой, отгоняя навязчивые мысли. Не хватало ещё накаркать подобное. Как там говориться? Тьфу-тьфу-тьфу и постучать по дереву? Я оглянулась в поисках чего-нибудь деревянного и тихо ойкнула от того, что меня тянут за руку как раз в такой закуток. Отлично, додумалась…

Меня прижали к стене, держа запястья обеими руками. Я приоткрыла глаза и еле сдержалась, чтобы не заржать. Передо мной стоял до чёртиков доведённый… Малфой.

— Малфой? — я фыркнула и посмотрела в глаза моему недонасильнику.- Ты начерта меня в коридорах зажимаешь? На людях «грязнокровка», «грязнокровка», а в тёмных коридорах, подальше от всех…

— Заткнись… Просто заткнись!

Ой, кажется, я опять наговорила лишнего. Нет, ну, а как тогда объяснить его поведение?.. Мимо прошествовало приведение, в котором я узнала Почти Безголового Ника. Он на мгновение остановился и озадаченно посмотрел в нашу сторону.

— Мадам… Вам помочь? — неуверенно спросил он, косясь на разъярённого слизеринца. Было видно, что ему это не очень-то и надо, но для галочки спросить вроде как требуется.

— Нет, всё в порядке, спасибо, — поблагодарила я, стараясь не смотреть в лицо своему врагу.

— Мне тут в любви признаются, не могли бы вы оставить нас наедине?

Приведение кивнуло так, что его голова чуть не отвалилась, и, поправив воротник, прошествовало дальше. Повисла тишина.

— Ты сдурела?! — чуть ли не заорал Драко. — Теперь об этом завтра же будет знать вся школа!

— Успокойся, блин, — я поёрзала; стена была шершавой и адски холодной. — Кто поверит, что ты обжимался со мной в коридорах?

Драко медленно кивнул, вроде бы как соглашаясь с моим заявлением и тут же снова пришёл в ярость.

— Ты начерта меня геем назвала?

Я удивлённо похлопала глазами. Господи, так он из-за этого? М-да, что-то я стала часто Боженьку вспоминать…

— Эээ… Ты обиделся, что ли?

Малфой удивлённо посмотрел на меня:

— Ты реально думаешь, что нет?

Чёрт, об этом я как-то не подумала. Ну, давайте не будем врать: пошлые шутки в России — это своеобразный стиль общения, как и всеобщий взаимный стёб. Такое у нас общество, ничего не попишешь… Но я же правда не думала, что Малфой воспримет всё так близко к сердцу!

— Ну, — я отвела глаза в сторону, стараясь побыстрее придумать более-менее язвительный ответ. — Ты ко мне, как к девушке, интереса раньше не проявлял, да и на других не заглядывался… Да и вообще, я не со зла! Не думала же, что это тебя обидит. Короче, извини меня…

Я увлечённо разглядывала его свитер, когда он резко отпустил меня и даже отошёл на шаг. А потом резко изменился в лице.

— Ну что опять не так-то? — Я взмахнула руками. — Я же извинилась!

На его лице читалось полнейшее недоумение. Казалось, что сейчас над ним должно появиться окошко с песочными часами или надписью «Loading».

— Именно. Ты извинилась, — оторопело согласился он и продолжил тупо пялиться на меня. Я передёрнула плечами.

— Ну… Раз инцидент исчерпан, то я пойду?..

Он так же оторопело кивнул, продолжая смотреть в одну точку. Ну что с ним не так?..

Я развернулась и собралась уже уходить, как до меня долетел его голос:

— Грейнджер!

— Чего? — я развернулась.

— Ты… тоже извини… за «грязнокровку»… — неуверенно сказал он и быстро прошёл мимо. Но Боги, я уверенна, что он услышал:

— Извинения приняты.

— А теперь повтори ещё раз, — Джинни, я и Луна сидели на одной кровати, переговариваясь; Лаванда и Парвати ещё не пришли.

Джинни поселили к нам, а Луна зашла просто так, «на огонёк».

— Я извинилась… Он извинился… Что в этом настолько удивительного?

Джинни развела руки в стороны и озадаченно посмотрела на меня.

— Ты это сейчас серьёзно?

— Да.

— Кто ты и что ты сделала с нашей Гермионой?

От вопроса стало очень даже неуютно, поэтому я не стала на него отвечать.

— В общем, это неожиданно, — заключила Луна и задумчиво посмотрела на меня. — Я надеюсь, ты не влюблена в него.

Я ударила по своему лбу рукой. М-да, такое в голову может прийти исключительно Лавгуд.

— Давайте ложиться спать? — предложила я.- Завтра рано вставать, а выспаться хотелось бы.

— Давайте, — согласилась Луна и, попрощавшись с нами, направилась к двери.

— Луна!

— А? — она отстранённо посмотрела на меня.

— Не говори никому, пожалуйста.

— Хорошо…

Что же, понадеемся на её честность. Слишком много событий за этот день, пора спать. Уже лёжа в постели, я лениво подумала о том, что завтра хорошо бы встать пораньше…

Проснулась я действительно рано. Солнце уже скупо светило в наше окно, Лаванда и Джинни ещё спали, а Парвати рылась в своём чемодане. Она испуганно посмотрела на меня, видимо, подумав, что она меня разбудила. Я села в постели и потянулась, отмечая, что вчера забыла задёрнуть полог. Ну, ничего страшного, это упущение будет в следующий раз исправлено. Я зевнула и встала с кровати, морщась от ощущения холода.

— Сколько сейчас времени? — шёпотом спросила я, стараясь не разбудить спавших.

— Около шести утра, — так же тихо ответила мне Парвати и продолжила рыться в своём чемодане. Я же, накинув на себя приготовленный с вечера халат, вышла из комнаты и вошла в «туалетную комнату для девочек». Она была отделана в бело-голубых тонах и пахла хлоркой. Интересно, маги тоже таким образом дезинфицируют помещения?

Никого не встретив на своём пути, я быстро почистила зубы и умылась. Поднялась в комнату как раз в то время, когда Патил уже достала свой красный длинный халат и, надев его, наверное, направилась туда же, откуда недавно пришла я.

А я открыла свой чемодан и убрала вещи на полки. Чемодан я сунула под кровать, таким образом заканчивая распаковку своих вещей. Одела купленную недавно белую блузку, чёрную юбку, тоже купленную ранее и короче форменной сантиметров на семь-восемь, серый свитер с гербом факультета и серые гольфы. Расчесалась, убрала с одежды шерсть Живоглота, мурчавшего и ластившегося ко мне на протяжении всего процесса одевания.

Скоро в комнату вернулась Патил, окинув меня проницательным и слегка удивлённым взглядом.

— Ты будешь надевать мантию? — задумчиво спросила я.

— Нет, конечно, — удивилась она и вытащила из чемодана свежую блузку. — Мантии носим только на пиры и разные мероприятия, ты что, забыла?

Я кивнула и потрясла головой, выходя из оцепенения.

— Да просто не с той ноги, наверное, встала, — задумчиво изрекла я, направляясь к окну.

— Хотя бы то, что завтрак с семи до восьми ты помнишь? — посмеиваясь, спросила Парвати.

— Помню, — я не соврала. Вчера об этом говорил староста. Правда, слова обращались к младшекурсникам, в расчете на то, что они ещё этого не знают, но вот и мне пригодилась эта информация.

Я собрала сумку и, перекинув одну лямку через плечо, тихо вышла из комнаты. Честно говоря, видеться ни с кем не хотелось, слишком уж красноречивой была реакция Джинни, да и моей соседки по комнате на смену привычного всем вида.

Ну, пока что мне сопутствует удача, ибо никого я в гостиной не встретила. Идя к Большому Залу, я размышляла, как долго я смогу выдавать за Гермиону и когда пробьётся моё настоящее «я». Как показывал печальный опыт, это этого момента оставалось не так уж и много времени…

Отрываясь от мыслей ввиду того, что я могу просто попасть не на ту лестницу, я благополучно прошла на нужный мне этаж и даже сумела тихо пробраться в Большой Зал… Моя радость была не долгой. Ко мне подлетело два рыжих существа и хором воскликнули:

— Как ты это сделала?

В голову закрались страшные мыслишки на счёт моего переселения в тело Гермионы, разговора с Люпином, разговором с Малфоем… О Боже, как много я уже успела натворить и как о многом я жалею!

Кажется, я побледнела, и мне потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Сделала «что»? — сказала я делано равнодушно и устремилась на своё место. Близнецы Уизли (а два рыжих недоразумения, чуть не сбивших меня с ног прямо на пороге, оказались именно ими), последовали за мной.

— Как ты узнала про Люпина?

— И про Хагрида?

Я задумалась. Чтобы им такого сказать, чтобы отстали? Усевшись за стол и придвинув к себе тарелку с овсянкой я уж было понадеялась, что они от меня отстанут… но не-ет, это были бы не Уизли, если бы они не приклеились, как банный лист к одному месту. Они уселись рядом, с двух сторон от меня, полностью отрезая пути к отступлению и подпирая голову рукой просто до безобразия идентично.

— Не делайте всё синхронно, это ужасно раздражает, — злобно бросила я, заслужив снисходительную усмешку одного из них. Ага, значит, это Фред.

— Ну?

— Баранки гну.

— В смысле баранки?

— Забейте…

Парни несколько секунд молчали, переваривая информацию, но вскоре уже снова начали засыпать меня однотипными вопросами:

— Как тебе это удалось?

— Ты заранее знала?

— Откуда?

— Какое желание нам загадаешь?

— Да, насчёт желания… давай что-нибудь нормальное…

— Точно! Малфоя мы целовать точно не будем, — предупредил тот, который предположительно Джордж.

— А то говорят, что он у нас голубенький, — тот, который предположительно Фред, многозначительно поднял брови.

— Не изнасилуйте его в каком-нибудь коридоре, — раздражённо буркнула я.

Братья удивлённо переглянулись и фыркнули.

— Грейнджер, ты когда такой стать успела?

— Моя детская девственная психика не перенесла двух лет в Хогвартсе, — заметила я. — Так вот, теперь принимайте такую, какая есть.

Близнецы помолчали ещё немного, переваривая информацию и опять стали засыпать вопросами. Наконец я не выдержала.

— О Боги!.. Ну, вы ходили на занятия Трелони?

— Этой сумасшедшей? — Фред фыркнул. — Конечно, ходили, а что?

— Я как Трелони, но круче, — философски заметила я, продолжая поедать овсянку.

— Да ну, — оба с сомнением покосились на меня. — Ну, давай, Сивилла Трелони, предскажи нам что-нибудь.

Я задумалась. Их нужно чем-то поразить, чтобы отстали. А что я могу сказать о близнецах? «Извини, Фред, но ты относительно скоро помрёшь, а твой брат лишиться уха»? Боже, нет, нужно что-нибудь менее ужасное…

— Посмотри мне в глаза, Фредерик Уизли, — зловещим голосом вещая, я повернулась к близнецу. Он даже побледнел. Вау, я ещё и поэт. Однако…

— Я Джордж, — он поднял руки вверх.

— Ничерта ты не Джордж, — я зловеще покачала головой. — Я знаю, что ты Фре-ед, — зловеще тянула я, пытаясь не засмеяться.

В глазах рыжего плясали весёлые огоньки, было видно, что он сам еле сдерживается, но мой цирк прекращать пока не собирается, видимо, не хочет. Я пристально смотрю в его «честные» глаза. Они у него красивые, голубые… Так, о чём это я? Ах, да, зловещее пророчество. Я ещё секунды две для приличия посмотрела на Фреда, а потом резко повернулась к его брату. Он сидел с лёгкой полуулыбкой на губах, но от моего резкого поворота слегка шарахнулся. Я тоже в глаза ему посмотрела, для приличия пощурилась, а потом отвернулась снова к столу. Впереди маячила макушка Гарри, пора было с этим завязывать.

— Скучно, — изрекла я и с видом вселенской скорби принялась тыкать в овсянку.

— И что же ты узнала, — весело спросил Джордж.

— Если хотела просто посмотреть кому-то из нас в глаза, можно было бы сделать это более простым способом, — я фыркнула и, подперев голову рукой, выловила взглядом в толпе слизеринцев белобрысую голову Малфоя. Как-то нехорошо он на меня глянул, ой не хорошо… Пора заканчивать этот балаган.

— Вы хотите открыть свой магазин волшебных вредилок, на подобие Зонко, где-то на Косой Аллее. А до седьмого курса учиться не собираетесь и планируете уйти на шестом, но пока никому об этом не говорите, потому что боитесь получить леща от мамы, — я самодовольно улыбнулась, глядя на их ошарашенные лица.

— Надо поговорить, — бросил Фред, вставая. Через мгновение они ушли. Ещё через мгновение ко мне подошли Гарри и Рон.

Рон, похоже, рядом со мной садиться боялся, но всё-таки сел. Кажется, его что-то интересовало.

— Что они от тебя хотели? — с интересом спросил рыжий.

— Замуж за одного из них предлагали выйти, — буднично отозвалась я. — Вот, думаю, от кого предложение принимать: от них, Малфоя или от тебя, Гарри?

Кажется, Поттер поперхнулся и теперь пытался начать нормально дышать.

— Ты серьёзно? — просипел Рональд.

— Нет, — ответила я, допивая сок. — Если бы это была правда, я бы орала на весь Большой Зал, что вы полные идиоты.

— Так Малфой же вроде гей? — сказал кто-то, сидящий слева от меня.

М-да, как я там говорила? Хогвартс слухами полнится…

Боже-Боже-Боже-Боже-Боже!.. Я правда не виновата, но кто же ему объяснит-то?! Так, здесь поворот налево, здесь — направо, а вот и нужная дверь! Почему у кабинета ЗОТИ стоят слизеринцы? Неужели у нас… спаренный урок со Слизерином? О Боги, не-ет, за что мне это?! Малфой уже близко, я слышу его топот, и мне ничего не остаётся, как схватить за плечи стоящего неподалёку Гарри и развернуть его лицом к этой белобрысой змеюке.

— Гарри, просто стой, тебя-то он не убьёт… надеюсь, — начинаю вопить я, наплевав на гордость и вцепившись в Поттера.

— Уйди с дороги, Поттер, — орёт Малфой и пытается обойти преграду в виде офигевшего грифиндорца. Ага, хрен там пел, я десять лет так от подруги спасалась, так что меня этим не проведёшь.

— Гарри, дорогой, я так люблю тебя, Господи, что хочешь сделаю, ПРОСТО НЕ СХОДИ С МЕСТА!..

Гарри секунду тупит и выдаёт самый что ни на есть гениальный вопрос:

— Гермиона, у тебя всё нормально?

— У меня сейчас всё будет нихера не нормально, если ты отойдёшь, — довольно громко говорю я и вновь двигаю друга, загораживаясь от Малфоя.

— Поттер, просто отойди, — прерывающимся от злости голосом орёт Драко. — Просто отдай мне Грейнджер и мы разойдёмся.

Впереди я вижу идущего Люпина. Господи, спасибо! Вот моё спасение!.. Бросаю Поттера, надеясь, что Драко отвлечётся, но не-ет же, он всё увидел, всё просек и ломанулся за мной.

— ПОМОГИТЕ! НА-СИ-ЛУ-ЮТ! — заорала я что было мочи на весь коридор, несясь стремглав на профессора, который, мягко и без мата, был в шоке.

— Грейнджер? Малфой?!

— Профессор, — затараторила я, прячась за его спину. Подло? Да. Низко? Да. Умно? Да-а-а. — Он гоняет меня по всем этажам, причём бежит за мной с таким лицом, будто хочет потренироваться на мне в непростительных…

Драко останавливается и зло смотрит на меня, выглядывающую из-за спины Люпина. Быстро мы с профессором общий язык нашли, ничего не скажешь.

— Мне убить тебя сначала за то, что ты распустила слух о моей ориентации, или за то, что ты распустила слух о наших с тобой отношениях? — зло выдохнул Драко, заставляя Ремуса усмехнуться. Чего это он? Но, ладно, не важно, это сейчас не самая важная проблема — это вот эта блондинистая змеюка, стоящая аккурат передо мной.

— Э-э-э… Я ничего не распускала? — полувопросительно сказала я и, видя его бешенство, поспешно добавила. — Это… это случайно получилось, вот.

Раздался спасительный звонок на урок, и я тихонько, рядом с всё ещё загораживающим меня Люпином, забрела в класс.

Урок прошёл, в принципе, нормально, если не считать того, что я была вызвана «на ковёр» к МакГонагалл. Минерва тут же приветливо мне улыбнулась и предложила изучать больше предметов, как я и планировала в прошлом году. А точнее, все предметы. Ну и, разумеется, без помощи Маховика времени не обойдётся.

Я, конечно же, согласилась, вежливо поблагодарив и, выслушав инструкции по применению этого артефакта, я распрощалась с деканом и поспешила на урок. Там уже вовсю шла работа над изгнанием боггарта. Что же, мы пока что пробовать не будем, мы просто посмотрим.

Боже, этот взгляд просверлит во мне дыру. Ужас какой-то… Ну кто меня вообще за язык тянул?.. Ну шло бы всё, как и шло, а я… дура, что тут сказать?

Следующим для меня уроком было Прорицание и Уход за магическими существами. На что бы мне пойти вначале? Поразмыслив, я отправилась на УЗМС (вау, оставлю эту аббревиатуру, а то названия некоторых предметов такие большие). Задумавшись о пользе аббревиатур, я слабо отвечала на аргументы Рональда о том, что я не могу быть в двух местах одновременно. Разумеется, не могу… Конечно, Рон, я не могу делать этого…

Так мы дошли до кучки людей, стоящих вокруг Хагрида. Его «Та-да-да-дам» и навстречу нам выходит Клювокрыл.

Хагрид старается внести в тупые головы моих сокурсников, что такое это животное, где живёт и с чем едят… Ладно, с последним я переборщила — гиппогрифа поди съешь.

— Ну, кто хочет подойти погладить Клювика? — радостно спросил лесничий. Я синхронно с остальными ребятами отошла на несколько шагов так, чтобы Гарри остался впереди. Пока всё идёт по плану, точнее, по канону. Но я не хочу допускать вообще суда над Клювиком — а как это сделать?

Не пустить к нему Малфоя просто нереально, а вот тихо вправить ему, лежащему на земле, мозги вполне мне по силам. Отлично, значит, будем придерживаться этой стратегии. Вот, Гарри поклонился, покатался и довольный сошёл на землю. Барабанная дробь…

— Тупая скотина, — расслышала я из тирады Драко, кинувшегося прямо на гиппогрифа. Ох, зря, ох, зря-я…

Ну, дальше всё чисто по канону — Драко падает от удара в плечо и вопит. И тут мой выход.

Я опережаю Хагрида и кидаюсь к нему, угрожающе шепча:

— Та какого чёрта ведёшь себя как девчонка? Неужели хочешь доставить лишнее удовольствие Поттеру? — а знаете, помогло. Он резко поднялся, отряхнулся и с ненавистью посмотрел на Гиппогрифа.

Малфой буркнул мне что-то типа «без тебя бы разобрался» и снова встал в ряд учеников. За моей спиной угрожающе зафырчал гиппогриф. Э-э-э… я забыла о нём…

Медленно развернулась в нему лицом и медленно поклонилась. Всё, сейчас меня съедят так же, как тех хорьков, которых кидает этой животине Хагрид. Но нет, представляете, мне повезло! Он как-то скомкано поклонился в ответ и подошёл к Хагриду. Мне, для приличия, похлопали и я, отвесив всем театрально низкий поклон, встала рядом с Роном.

— Это было… круто, — восхитился он.

— Спасибо, — я улыбнулась.

Дальше подходили ещё некоторые, в общем, урок прошёл быстро. Драко был мрачнее тучи и время от времени поглядывал на меня так, будто я — источник всех его бед. А пока остальные пытались найти общий язык с это летающей животиной, у меня было время подумать. Как предотвратить войну? А нужно ли вообще её предотвращать?..

Вообще-то, мне не очень нравится Дамблдор, так же как, впрочем, и Волдеморт… Ну вот и за кого, так сказать, играть? Ох, сложно это всё, честно говоря, ох, сложно…

Я не заметила, как прозвенел звонок на урок и мы пошли на Прорицания. Ну, я, Гарри и Рон пошли к лестнице, а я пошла в кабинет Рун. Чёрт, как же я могла забыть — Не УЗМС в одно и то же время с Прорицанием, а у Прорицаний с Рунами! Ну, в общем, я пошла на Руны, потом — на Прорицания, после них я отправилась на Историю Магии. А, да, в перерыве между Рунами и Историей был обед…

День пролетел до ужаса незаметно и тяжело, ведь мне приходилось практически учиться заново (благо учителя пока не спрашивали, думая, что я знаю правильный ответ). Нам задали огромное сочинение по Истории в два пергамента, на что Рон буркнул, что я сделаю на четыре. Хорошо, я напишу на пять листов, без проблем.

Как я уже и говорила, я часто ловила на себе злые взгляды Малфоя, но была в них какая-то… заинтересованность, что ли?.. Это было довольно странно, но понимать, что ты интересна этому белобрысому аристократу… определённо, самооценку это поднимало.

На зельях мне прилетела птичка из бумаги. В ней, идеально ровным почерком, было сказано, а точнее, написано, чёрным по белому:

Приходи сегодня вечером после отбоя на Астрономическую Башню. Выясним, наконец, это недоразумение.

Интересно, какое именно недоразумение он имеет ввиду? То, что с ориентацией? Или то, что с отношениями? Или то, что сегодня было? Чёрт, судя по его взгляду — всё и сразу. Выглядит так, будто он мне, как у нас говорят, «стрелку забивает». Оставалось ещё только подписать снизу: «Приходи одна» или «Я приду один». Короче, что-то типа в этом духе.

Всё время до ужина я просидела в библиотеке, готовя то самое огромное сочинение, размера кое-достигало в пять страниц. Подумать только! Наш учитель мог превратить даже самые интересные, самые кровавые восстания гоблинов в вереницу скучных имён и дат. Нет, это определённо, талант! Не талант, а талантище прямо-таки!

На ужине я сидела вместе с Гарри, Роном и, что странно, с Парвати, которая подсела ко мне и начала увлечённо болтать о Травологии. Ну, у каждого свои заскоки, я полагаю. К нам неожиданно для всех подключился Невил, который, как у нас говорили, «в этом шарил». Так что ужин прошёл вполне сносно. Ну, это мой второй ужин в Хогвартсе, а столько впечатлений… И ни с кем ведь не поделишься! Проскочила странная мыслишка сделать Драко хранителем моей тайны, впрочем, я скоро от этой довольно глупой затеи отказалась.

Поэтому сейчас я сидела и упорно строчила на своём пергаменте, старательно списывая из учебника. Почему-то я почти уверена, что Бинс даже и половины не прочитает, просто поставит «Превосходно» и всё. Ну, я надеюсь на это, потому что к пятой странице я начала писать откровенную белиберду и приводить факты чуть ли не из воздуха.

Когда сочинение было готово, я уложила вещи в сумку и пошла к гостиной Грифиндора. Ну, дошла вроде как без происшествий — и то хорошо. Переоделась в то синие платье, которое недавно покупала, и чёрные балетки, улеглась на кровать и задвинула полог. Ну, я типа сплю. Полог непроницаем для света, поступающего как снаружи, так и изнутри, поэтому остаток времени до отбоя я просто читала историю, перейдя уже на второй курс. Интересный предмет, между прочим, если его не рассказывает Бинс.

Примерно через час все улеглись и, ещё минут через тридцать, раздался звон колокола — отбой. Я поудобней устроилась и принялась ждать. С терпением у меня туго поэтому, наложив отвлекающие чары, двинулась в сторону башни.

Честно говоря, идти в темноте и шугаться каждого шороха, было очень страшно. Я шла, опираясь о стену, взбираясь по многочисленным ступенькам огромного восьмиэтажного замка. Вот, кажется, проход в сторону Астрономической Башни. Начерта я вообще сюда иду?.. Не знаю… просто чтобы «прояснить ситуацию».

Блин, действительно стрёмно. Вот, я доплелась до это башни. На подоконнике сидит оно — это белобрысое чудовище. Я медленно подхожу и тихо снимаю с себя чары, тыкая знакомого палочкой в плечо.

— Ку-ку.

Драко вздрагивает и резко поворачивается ко мне, направляя свою палочку в мою сторону.

— А… это ты.

— О чём хотел поговорить?

На несколько мгновений в помещении воцаряется тишина и он не очень уверенно, но серьёзно спрашивает:

— Кто ты такая?..

Однако здравствуйте…

Комментарий к Глава 2

Здравствуйте, дорогие читатели :3

Одна глава уже написана, а вот и вторая :D

Я надеюсь, что вам нравится - не забывайте оставлять комментарии и делиться вашим мнением по поводу этого фика.

P.S. Мой рекорд по количеству страниц в одной главе побит - их девять.

========== Глава 3 ==========

Вот я ожидала чего угодно, но никак не этого!

— Я?.. — неуверенно смотрю на него. — Гермиона Джин Грейнджер, а ты кто?

Малфой нетерпеливо взмахивает рукой и качает головой.

— Ты не Грейнджер, это стало понятно ещё в Большом Зале, на пиру. Грейнджер не сказала бы ничего подобного! Потом, Грейнджер не стала бы шутить, извиняться, не стала бы бегать от меня по всему Хогвартсу, прячась за Поттером или профессором Люпином. Нет, Грейнджер бы послала в меня какое-нибудь малоприятное заклинание, а она это могла, поверь мне, — всё это время он ходил взад и вперёд. — Потом, Грейнджер никогда не стала бы шипеть на меня из-за моей же слабости, не стала бы спорить с Уизли, общаться с этой… как её? — он нахмурился, припоминая что-то. — Парвати, точно! Так кто ты тогда такая? На тебе нет личины, ты не под оборотным зельем, ты прекрасно ориентируешься в Хогвартсе, знаешь многое наперёд… Что ты вообще такое? — слегка истерично закончил парень.

М-да, игра приняла совершенно неожиданный оборот. Вот Малфой — совершенно не тот, кому я хочу доверять, ну вот совершенно. Я глубоко вздохнула. Но он единственный, кто опознал во мне чужеродную душу, кто понял, что я — это не я. Чёрт, всё слишком сложно.

— Я… ну, в общем… это долгая история…

— Я никуда не тороплюсь, — меланхолично заявил блондин.

— Ну почему? — настала моя очередь истерить. — Почему именно ты? Не Гарри, не Рон, да даже не родители! Все думали, что я — Гермиона. Слегка странная, более раскрепощённая, да, но Гермиона! Так почему именно враг этого бедного персонажа понял, что я — ни я?

Драко спокойной выслушал всё сказанное и подвинулся к одной из стен оконного проёма (на подоконник он успел сесть, пока я ходила тут по кругу и руки заламывала). Приняв это, как приглашение присесть, забралась с ногами на широкий подоконник, уткнулась носом в колени и начала свой рассказ.

— Я из России, из две тысячи семнадцатого года. Был декабрь, двадцать девятое декабря. Мне было двадцать шесть лет, меня звали Анна Орлова, я была обычным человеком. Ну… Тогда я поехала на машине за ёлкой, потом решила купить себе подарок на Новый Год… Я до сих пор не знаю, как так получилось, но я попала в аварию. Помню сильный толчок, помню визг тормозов, помню крики… Короче, момент аварии я запомнила довольно хорошо, но ни ощущения оторванных конечностей, — Малфой на этих словах поморщился, — ни чего-то подобного я не почувствовала. И теперь представь мой ужас, когда я, вместо того, чтобы проснуться в больнице или уже умереть, очнулась в совершенно незнакомой мне комнате, узнала, что я — Гермиона Грейнджер, один из персонажей моих любимых книг…

Ещё пол часа ушло на объяснение моего странного поведения, рассказ о том, что я знаю «канон» и что в нашем мире выпущены книги и фильмы, и что его, Драко Малфоя, я тоже признала почти сразу…

Я всё так же сидела, обхватив руками колени и уткнувшись носом в складки платья. Было довольно холодно, но хуже то, что было страшно. Это был первый человек, которому я рассказала о своей «великой и ужасной» тайне. Если он настучит Дамблдору — мне хана. И ладно бы он что-нибудь говорил, так ведь молчит, сволочь.

— Я могу как-то помочь?

ЧТО?!

— Помочь?! — я удивленно таращусь на сгорбившегося блондина.

— Да.

— Зачем тебе это?!

Он несколько мгновений молчит и неохотно объясняет:

— Я не хочу, чтобы у моей матери была такая судьба… Она достойна лучшего.

Я удивленно киваю и вдруг вижу не Слизеринского Принца, не наследника древнего магического рода, а маленького потерянного мальчишку, желающего оградить от опасности свою мать.

— Тогда… я могу доверять тебе?

— Ну вроде как.

Я хихикнула, вспоминая одну из общеизвестных фраз. Кажется, словосочетание «ох уж это вро-оде» подходит под любое место… или время, чёрт его знает, как будет правильно.

Я смотрю в окно, прислоняясь щекой к стеклу.

— Обещай не трогать Клювокрыла.

— Обещаю, — немного неуверенно отвечает он.

За окном видны звёзды. Чудесное место, на самом деле, башня Астрономии. Хочется сидеть здесь, пить чай и читать, смотря на небо. Только вот холодно очень, а так всё прекрасно.

— Можно я буду звать тебя Аней? — тихо спрашивает блондин.

— Только не при других.

Он кивает и старается подавить в себе зевок. Нет, ну, а что он хотел? Время-то позднее. Я прикрываю глаза и зеваю. Холодно. Блондин чем-то шуршит в принесённой с собой сумке и через несколько мгновений на мои колени падает что-то колючее. Испуганно открываю глаза и стараюсь рассмотреть в бледном свете луны предмет.

Это шарф. Зелёно-белый слизеринский шарф. Э?

— Надень, здесь холодно. И давай расходиться по спальням — поздно уже, — тихо говорит Малфой и соскальзывает с подоконника.

Я обматываю шею шарфом и осторожно встаю на пол, прислушиваясь. Не очень-то хочется встретиться здесь с кем-то из преподавателей.

— Спокойной ночи.

— Спокойной.

— Когда отдать шарф?

— Завтра.

— Хорошо.

Драко ныряет в темноту первым, и какое-то время я слышу его удаляющиеся шаги. Подождав несколько минут, я бреду к гостиной Грифиндора. В замке как-то прохладно и неуютно, поэтому я с удовольствием вошла в тёплую и светлую гостиную своего факультета. На первый взгляд комната была пуста, освещал её лишь центральный камин, у которого виднелась чья-то фигура.

Стараясь не шуметь, я медленно побрела к лестнице. Лучше не привлекать к себе внимания, лучше не привлекать к себе…

— И где ты была?

Я чертыхаюсь и оборачиваюсь на голос.

Один из близнецов, скрестив руки на груди, стоит рядом с камином. Господи, ну почему не Гарри, не Джинни, не Рон, а именно один из близнецов?! Неужели Вселенная настолько меня не любит?..

— Тебе-то какое дело, Уизли?

— Чей это шарф?

Я нервно сжимаю один из краёв вязаного предмета.

— Это допрос?

— Ты исчезаешь сразу же после ужина, и никто не знает куда, по просьбе Гарри и Рона я сижу здесь уже час и жду тебя. И тут ты заявляешься посреди ночи растрёпанная, с красными глазами и в слизеринском шарфе. Что я должен подумать?

— Что это лично моё дело, — огрызнулась я.

— Чей это шарф?

— А тебе не плевать?

— Нет, не плевать! Где ты шлялась вместе с слизеринцем?

— Шлялась?..

— А как это ещё можно назвать? Отбой был несколько часов назад, так что не трудно догадаться, чем вы там…

— Уизли, ты идиот, — кричу я, чувствуя, что ещё немного, и я разревусь. — Как ты вообще мог подумать о таком?!

Парень хмуриться и делает шаг в мою сторону.

— Не подходи ко мне!.. Ты. ты…

— Тс, Грейнджер. Ты сейчас перебудишь весь факультет.

— Ты практически назвал меня шлюхой!

— Я не называл тебя так, — кажется, я его довела.

— Козёл ты, Уизли.

Я пробежала по лестнице и захлопнула дверь в спальню. Полог Джинни дрогнул и из него высунулась сонная рыжая.

— Что?.. Кто шумит?..

Не обращая внимания на подругу, я села на свою кровать и задёрнула полог. Свернувшись в клубок под одеялом, я разревелась. Боже, ну почему всё так сложно? Я уткнулась носом в вязаную ткань и медленно вдохнула. Пахнет мятой.

Кажется, я уснула довольно быстро.

Утром меня тормошила Джинни.

— Гермиона, что случилось? Почему ты спишь в одежде и… эээ… чей это шарф?

— Хоть ты об этом не спрашивай.

Рыжая озадаченно кивнула.

— Через пятнадцать минут завтрак, может, пора уже вставать?

— Может и пора, — меланхолично согласилась я.

Девушка медленно покачала головой и отошла от моей кровати. Я же переоделась в свежую, пока ещё не мятую, одежду, а шарф сунула в сумку. Сегодня у нас Зелья, Трансфигурация, Магловедение и Чары. Зелья и Чары до обеда, а Магловедение и Трансфигурация — после. Да, день будет довольно короткий, с большими перерывами. Этому можно только порадоваться.

Я расчесалась и мельком взглянула на себя в зеркало. Ух, да я страшнее любого боггарта. Бледная кожа, тёмные круги под глазами, уставший вид. Похоже, Уизли добился, чего хотел.

Я медленно спустилась по лестнице и увидела скандалящих Рона и Фреда? Или Джорджа? Да плевать.

— Ты не имел никакого права так её называть!

— На ней был шарф этого ублюдка!

— А почему ты решил, что это именно его шарф?!

— А чей ещё, Рон? Паркинсон? Ты что, настолько тупой?!

— Обсуждайте меня, пожалуйста, когда я этого не слышу, — устало попросила я, заставляя обоих вздрогнуть.

— Миона… вот скажи, чей это был шарф?

— Вы чего так доебались до этого куска пряжи? — кажется, это прозвучало пугающе бесцветно.

— С каких пор ты используешь такие выражения, Грейнджер? — близнец скрестил на груди руки.

— С тех самых пор, Уизли, как ты назвал меня шлюхой. Скоро начну обжиматься со всеми подряд, желательно при тебе. Надо же оправдывать свою репутацию, — я направилась к выходу из гостиной.

— Извини меня! — крикнул он.

— Да пошёл ты, Уизли.

На завтраке было скучно. Я ковырялась в тарелке с омлетом и медленно жевала тост с джемом. Короче, всё было до ужаса банально. Проходя мимо, Драко кивнул мне. Я кивнула в ответ. Было тоскливо.

Рядом села Джинни и выжидающе посмотрела на меня.

— Что?

— Ничего.

— Тогда не сверли во мне дыру.

Рыжая передёрнула плечами и принялась за свой завтрак. Скоро рядом сели Гарри и Рон. Последний был крайне раздражён.

— Гермиона… Надо поговорить, — начал Гарри, отложив вилку и смотря на меня.

— Это очень важно?

— Нет, но…

— Тогда не сегодня.

Гарри удивлённо поднял брови, а рыжий принялся ему что-то объяснять. Боже, как же тоскливо…

Я мотнула головой, отгоняя депрессивные мысли. Я в теле Гермионы Грейнджер и мне нужно сделать ещё тысячу и одно дело, а я сижу и раскисаю. Так определённо не пойдёт. Так, сейчас у нас спаренные Зелья со Слизерином, потом отдельные Чары… Так, дальше я иду на Древние Руны, использовав маховик. Дальше у нас большой перерыв, обед, потом идут Магловедение и Трансфигурация. На Магловедение я хожу из Грифиндора одна, так что можно будет отдохнуть от косых взглядов своего факультета, а на Трансфигурации МакГонагалл и так никому говорить не даст. Ну, в принципе, день обещает быть интересным. Сегодня у нас должна быть практическая работа по Зельям, так что на завтраке задерживаться не стоит.

С этими мыслями я встала, отряхнула от невидимых глазу пылинок юбку, и направилась к выходу из Зала, в подземелья. В кабинете уже было пара слизеринцев и несколько человек из моего факультета. Под удивлённые взгляды однокурсников я уселась за последнюю парту и достала учебник и пергаменты. Главное не заснуть над зельем, главное не заснуть над…

— Миона, разве ты не сядешь с нами?

Рон. Как всегда вовремя…

— Рональд, сегодня у нас практика, если ты не забыл. И я собираюсь варить это зелье не с тобой.

— А с кем ещё? — щурясь, спросил он.

— Ты реально думаешь, что мне больше не с кем варить его?

Рон, краснея скорее от злости, чем от смущения, фыркнул.

— Разумеется.

Что?.. Тише, Аня, успокойся… Спокойно… Этот идиот действительно полагает, что со мной больше никто не согласится работать?

Все собравшиеся с удовольствием наблюдали за нашей перепалкой, не собираясь вмешиваться. Я только набрала в лёгкие воздуха чтобы наорать на него, как меня прервали. Довольно бесцеремонно, причём.

— Грейнджер.

Узнаю этот голос из тысячи.

— А?

Малфой стоит, скрестив руки на груди, и смеясь смотрит на Уизли.

— Давай работать в паре.

— А давай.

Гарри, качая головой, уселся рядом с Роном и принялся отчитывать его, Паркинсон откровенно посмеивалась над реакцией слизеринцев, а вот я уже начала жалеть о принятом решении. Гермиона никогда бы не согласилась работать со слизеринцем, это факт. Ай, ладно, когда меня это останавливало? Я уже и так порядочно налажала.

Я положила голову на стол и глубоко вздохнула. Только бы не уснуть…

— Ань, не спи.

— Не называй меня так при других.

— А ты не ори на весь кабинет.

— Придурок.

— Грязно… дура.

Я потянулась и полезла в сумку за историей Хогвартса.

— Мне кажется, я где-то об этом читала…

Малфой уселся рядом и с удивлением посмотрел на книгу, кажется, не улавливая ход моих мыслей. Пролистав почти в конец, я нашла портрет Полной Дамы и подвинула книгу к Драко и ткнула пальцем в текст.

— Читай.

— Настоящее имя Полной Дамы — Розита Грифиндор. Она была сестрой Годрика и невестой Салазара, но была убита маглом. Считается, что именно поэтому Салазар Слизерин был против нахождения в школе маглорожденных. Он ненавидел их…

Я кивнула и постаралась подавить зевок.

— Так что вся концепция чистокровности основывается на безутешном вдовце… или почти вдовце. Как называется человек, который потерял невесту?

Драко, казалось, не слушал. Он задумчиво тарабанил пальцами по столу, продолжая смотреть на портрет молодой девушки в розовом тяжёлом платье.

— И что ты хочешь от меня?

— Что бы ты перестал называть меня грязнокровкой.

— Если я скажу, что подумаю, ты не успокоишься?

— Нет. Пообещай.

— Обещаю.

— Не скрещивай за спиной пальцы, Малфой, я всё вижу.

Он фыркнул и поднял руки.

— Ладно-ладно, обещаю. В конечном счёте, ты же не Грейнджер.

— Я хуже, — елейным голоском отметила я, убирая книгу и раскрывая учебник зелий. Итак, сегодня мы будем варить амортенцию. Чует моё сердце, будет весело…

— Гермиона, просто поговори со мной!

Я, прижимая к себе учебники, со всех ног неслась на Чары. Сзади тащился Рон, поминутно меня окликая.

— Ну я же уже извинился…

— Да отвали от меня уже, — зло бросила я, заворачивая за угол. Достал.

— Какого чёрта ты сидела с этим хорьком?

— Отвали.

— Гермиона! Ну прекрати уже! Он три года называет тебя грязнокровкой, а ты… — Рон замолчал, потупившись. Он впервые сказал подобное в сторону своей подруги, понятно. И теперь ему стыдно. Замечательно.

— Рональд Биллиус Уизли, это просто не твоё дело.

Кажется, подействовало. Я же зашла в кабинет Чар. Отлично, скоро Магловедение, на котором я могу расслабиться и просто записывать. Правда, перед ними будут Древние Руны, но это ничего — предмет довольно лёгкий и к тому же интересный, так что протяну.

В конце дня чувствую себя как выжатый лимон. Поужинав, я засела в библиотеке, набрав несколько десятков книг для «лёгкого чтения». Зачем? Я до сих пор не поняла, как оказалась здесь. И это нужно выяснить как можно скорее.

Комментарий к Глава 3

Пока что не вычитано, возможен вагон ошибок.

Ребята, мне тяжело говорить, но это - последняя прода за июль. Дело в том, что я уезжаю в другой город, а с интернетом там будет плоховато. Спасибо всем тем, кто ждал эту главу, которая получилась довольно маленькой, кто поддерживал меня на протяжении написания этой работы. Я обязательно её продолжу, но через месяц.

С любовью, Эскрибка :3

========== Глава 4 ==========

- А-а-ань!..

- Нет.

- Ну А-ань…

- Я сказала - нет.

- Ну А-аня-я!..

- Нет.

- Ань, ну пойдём со мной в Хогсмид?

Я резко торможу и разворачиваюсь лицом к Малфою.

- А теперь представь, что подумают друзья Герми, когда она пойдёт в Хогсмид со слизеринцем. С Драко-мать-его-Малфоем!

Блондин повёл плечами и раздражённо фыркнул.

- А тебе не плевать, что они подумают?

А ведь верно. Крыса Рона уже поймана и передана в аврорат, профессор Люпин запасся зельем на весь учебный год, так что контроль он не потеряет, Драко Клювика не тронет, Гарри предупреждён на счёт кубка огня. Фактически, я сделала всё, что хотела сделать на этом курсе, теперь можно и для себя немного пожить.

- Я подумаю, - критически осмотрев моего нового друга, наконец ответила я.

Блондин раздраженно сморщился и кисло поглядел на потолок.

- Ты же в курсе, что ты первая девушка, которая отказала мне?

- Всегда приятно быть первой, - парировала я, открывая дверь библиотеки.

- А что мы здесь ищем? – полюбопытствовал Малфой.

- Всё, что хоть как-то объяснит то, что я здесь.

Блондин удивлённо приподнял брови, но кивнул.

- А зачем тебе это?

Я задумалась. И правда, зачем? Что я хочу узнать?

- Ну-у… Наверное, я хочу быть уверена, что в один прекрасный момент не проснусь в своей квартире или, скажем, в больничной палате…

- То есть ты не хочешь возвращаться?

Я остановилась и медленно покачала головой.

- А почему?

- Ну… Просто… Не сказать, чтобы я была там счастлива. Я приютская, детей нет, мужа нет, одна только толстая жопа с ушками, - смотря на поднявшего брови Малфоя, я фыркнула. – Кота я так называю своего.

- Бедный кот, - пробурчал слизериец и задумчиво посмотрел на меня. – Знаешь, я тоже не хочу, чтобы ты уходила.

Отстранённо кивнув, я прошла к своему любимому месту – подоконнику. Там, как раз рядом с ним, стояли почти все нужные мне книги (я успела их переставить так, чтобы мадам Пинс этого не заметила). Драко молча следовал за мной, ловя удивлённые взгляды однокурсников. Ага, Слизеринец с Грязнокровкой. Весело.

Взяв нужную стопку и отдав как минимум половину Драко, я уселась на широкий подоконник и кивнула на его вторую половину. Парень безропотно сел и открыл первый фолиант. На несколько часов мы погрузились в чтение.

- НАШЛА!

- Шшшшш…. Мадам Пинс где-то рядом…

- Драко, Боже, я нашла, я поняла, я поняла!.. – Я на радостях кинулась обнимать новоиспечённого друга, заставляя того на секунду напрячься, но через мгновение уже, ухмыляясь, хлопать меня по спине.

- Ну и что же ты поняла?

- Что я ничего не поняла, - констатировала я. Из объятий вырываться не хотелось. Было тепло, уютно, хотелось спать. За последнюю неделю я почти не спала, всё читая, читая, ища хоть что-то, что поможет мне пролить немного света на произошедшее. А теперь усталость навалилась совершенно неожиданно.

- Мм, ты тёплый, - пробормотала я, устраиваясь поудобней и заставляя парня улыбаться.

- Не помешаю?

Лол. В проходе стоял Поттер.

Я выпрямилась и спрыгнула с подоконника, направляясь к другу. Ситуацию надо исправлять. Срочно. Обняв Поттера, я улыбнулась и указала в сторону книг.

- А я тут нашла кое что интересное… Хочешь взглянуть?

- Потом, - отмахнулся парень и выжидающе глянул на меня. – Поговорить надо.

- Ладно… Драко, подождёшь?

Получив кивок и убийственный взгляд а-ля «Придёшь – убью», я потащила Гарри из библиотеки. Если и есть место в Хогвартсе, где никто ничего не подслушивает, так это Выручай комната.

Остановившись перед «дверью» и походив для приличия раза три, я представила себе гостиную своего домика за городом. Толкнула дверь и обомлела.

Я как будто попала к себе домой. Плетёные кресла стояли у камина, в котором весело горел огонь, на полках были мои давно забытые, а от того не менее любимые книги и фотографии, мой недовязанный плед лежал на диване. Те же циновки на полу, те же картины, даже подушки на диване лежат именно в таком беспорядке, в каком я их и оставляла. Виднелась лестница, рядом с которой висел (именно, у меня крепление было на стене) велосипед; за окнами была тёплая июльская ночь.

- Где мы?

- У меня дома… - оторопело заключила я, но, вспомнив о том с кем разговариваю, уселась на одно из плетёных кресел и выжидающе глянула на стоящего на циновке друга. – Ну?

Парень сел на соседнее кресло и неуверенно повёл плечами.

- Кхм… Я хотел спросить… Гермиона, ты же понимаешь, что ведёшь себя очень странно?

Непонятно откуда взявшаяся информация, эта одежда, дружба с Малфоем, - на этом моменте он скривился, заставляя меня хмуриться. – Что случилось? Ты же знаешь, что можешь доверять нам? Ну, если не нам, то хотя бы мне…

Я сцепила руки в замок и задумчиво уставилась на огонь. В дневнике у Гермионы я нашла одну любопытную запись, датированную шестым июля. Она звучала до безумия просто, но от этого не менее страшно: «Сегодня я чуть не утонула». Пожалуй, это можно использовать в своих целях.

- Понимаешь, Гарри, - осторожно начала я, стараясь подобрать слова, - во Франции со мной случилось нечто очень странное… - Гарри выпрямился и перевёл взгляд с огня на меня. – Я тогда пошла на пляж вместе с родителями, вошла в воду раньше них… и что-то потянула меня вниз. Нет, я не начала сама тонуть, а вот именно нечто пыталось утопить меня. И вот тогда, когда я уже погрузилась на дно… Я вдруг увидела это. Знаешь, такое ощущение, будто фильм смотришь. Увидела тебя, меня, Рона, Того-кого-нельзя-называть… Увидела Драко, Нарциссу, своих родителей, Джинни, смерть Фреда… И мне стало так страшно. Когда меня откачали, я тут же приняла решение – в этом году всё будет по-другому. Не будет глупой вражды с Малфоем, не будет смерти твоего крёстного. Я решила, что всё исправлю и пока что мне это удавалось… Теперь ты понимаешь? Гарри, ну скажи хоть что-нибудь!

Поттер молчал и вдруг поднялся, сжимая меня в объятьях.

- Прости, - сдавленно прошептал он. – Я не знал, что всё так серьёзно… Извини нас.

- Ничего, Гарри, - я похлопала друга по спине. – А теперь, если ты не возражаешь, я вернусь к книгам… и к Драко.

Поттер фыркнул и отпустил меня. Поправил очки и кивнул.

- Идём.

- И что он от тебя хотел? – немного раздражённо поинтересовался блондин, как только спина Гарри крылась за одним из стеллажей.

Я подождала ещё секунд тридцать, а потом снова залезла на подоконник, раскрывая у себя на коленях нужный мне фолиант.

- Интересовался, почему я себя веду так странно… но об этом потом, смотри, что я нашла.

Я ткнула в один из абзацев и придвинула книгу к Драко.

- Доказано, что случаи перемещения из так называемых «параллельных вселенных» невозможны, ибо это противоречит самим законам и догмам магии. Разумеется, и по сей день есть те, кто считает, что это возможно. Одной из таких волшебниц была Аманда Грейсток. Научный труд волшебницы опровергнут. Кто автор книги? – закончив читать, парень посмотрел на корешок. – Альбус Персиваль Дамблдор.

- Готова поспорить, что именно он этот труд и «оспорил», - зло бросила я, вырывая книгу из рук парня и листая в самый конец. – Вот, смотри, тут есть сноска редактора… Аманда Грейсток. Считается троюродной правнучкой Салазара Слизерина и двоюродной бабушкой Абраксаса Малфоя. Признана невменяемой и помещена в магический псих. диспансер. Скончалась в 1949 году в возрасте сто сорока лет. Она была твоей родственницей… Ты знал?

Парень покачал головой и задумался. Потом взял у меня из рук книгу и, так же, как делала и я несколько секунд назад, начал водить пальцем по сноскам.

- Мм.. Вот, здесь есть название труда. «Меж звёзд». Такое бредовое название.

Я фыркнула и достала из сумки пергамент, на который записывала всю сколько-нибудь полезную для себя литературу из библиотеки. Да, на составление этого пергамента ушло два дня, но это того стоило.

- В свободной секции такого нет.

- В Хогвартсе наверняка её вообще нет. Если её оспорил Дамблдор, то она считается тёмной и запрещённой.

Я нахмурилась и, спрыгнув с подоконника, стала мерить свободное пространство шагами.

- Ну и что нам тогда делать? Ой, то есть мне… - я виновато посмотрела на блондина. – Проблемы то мои, я не имею права тебя втягивать.

- Считай, что уже втянула, - отмахнулся он и взял с подоконника мой список. – Всё равно это слишком интересно, чтобы отказываться от такого на половине… Нет, я помогу тебе.

Здорово. Нет, серьёзно, это очень здорово. Если мне поможет Малфой, то я смогу найти хоть что-то.

- Не «Малфой», а «Драко», - автоматически поправил меня слизеринец, роясь в куче пергамента. Мда, я сказала это вслух.

- Слушай, если она действительно была моей родственницей, то эта книга должна быть в библиотеке мэнора. Можем аппарировать туда на выходных и взять, если хочешь.

Я поёжилась и неуверенно посмотрела на Драко.

- Не забывай, что я в теле грязнокровки, - на последнем слове Драко поморщился. – Твои родители вряд ли будут рады.

- Отец уезжает на эти выходные в Италию, к отцу Забини – кажется, они перекупают какие-то акции – а мама уезжает к своей подруге на Лысую Гору и вернётся только через две недели…

- Лысая Гора? Серьёзно? Ты хоть представляешь себе, сколько мне о ней бабушка рассказывала? – я ошарашено уставилась на парня.

- Твоя бабушка была волшебницей?!

- Нет, скорее ведьмой, - я улыбнулась, вспоминая бабушку. – Она сушила травы, верила в домовых и прикармливала их хлебом и молоком, а они, как она потом говорила, заплетали ей на лошади косички (никогда не верила, что это делают именно они), её никогда не кусали змеи, она не плутала в лесу… Мне кажется, что она просто знала больше, чем другие маглы, вот и всё.

Драко внимательно выслушал меня, а потом спрыгнул с подоконника.

- Ну, как бы там ни было, а завтра мы аппарируем ко мне и поищем книгу…

Я кивнула и, собрав стопку, вопросительно глянула на парня, который успел отобрать у меня как минимум половину книг.

- Так получится быстрее, - объяснил он и скрылся за поворотом.

Пожав плечами, я принялась расставлять книги по местам.

Хогсмид выглядел очень красиво. Сегодня третьекурсников уже отпустили в эту волшебную деревню, хотя в каноне (по крайней мере, если мне не изменяет память, то в фильме точно) это произошло только зимой…. Но я, как уже говорила, могу ошибаться – в последнее время события канона начали стираться из моей памяти, поэтому скоро пришлось всё это записывать.

С Драко я идти отказалась, объяснив это тем, что завтра проведу с ним целый день, но зато сегодня я пошла с Луной, Джинни, Невилом, Роном и Гарри. Было весело: мы играли в догонялки (совершенно магловские, между прочим), потом посетили Визжащую Хижину, зашли к мадам Розмерте и выпили по стакану сливочного пива. Затем побывали в Зонко, где встретили близнецов Уизли. Фред, одетый в красный вязаный свитер с буквой «Ф», кидал в мою сторону расстроенные взгляды. Чего это он? А, точно, мы же так и не помирились. Ну, ситуацию пришлось исправлять путём улыбок и непринуждённых разговоров. Возвращаясь в Хогвартс, мы немного отстали от остальной группы и теперь шли чуть позади.

- Извини меня? – неожиданно попросил Фред.

- Да давно уже простила, - я улыбнулась и посмотрела на идущего рядом парня. – На тебя невозможно долго обижаться.

Фред усмехнулся и потрепал меня по голове.

- Ведёшь себя, как ребёнок.

- Я и есть ребёнок, идиот, - улыбнулась я и подавила зевок. Нет, определённо стоит подольше спать, а то так скоро с ног валиться буду.

- Мм, Грейнджер… А что ты делаешь завтра?..

Тадададам… Неожиданно. Очень неожиданно.

- Гуляю, - осторожно ответила я.

- Одна?

- Нет…

- А с кем? – Фред слегка расстроено посмотрел в сторону Рона. Эээ, ну не думает же он, что я с ним буду убивать завтрашний день? У меня есть дела поважнее… и поинтересней.

- С Драко, - всё-таки лучше сразу сказать правду. Наверное. Но это не точно. Ох, чует моё сердце, сейчас будет скандал…

- Понятно, - сухо ответил рыжий и в несколько шагов догнал своего близнеца, оставляя меня одну.

ЭТО ВООБЩЕ КАК ПОНИМАТЬ?!

Вернулись мы как раз к ужину. МакГонагалл разрешила в форму не переодеваться и поэтому мы сразу отправились в Большой Зал. Странно, я заметила, что многие Когтевранцы и Пуффендуйцы сидят не на своих местах. Правда здесь чаще употребляют названия «Райвенкло» и «Хаффлпафф», но не суть важно. Важно то, что по факультетам мы обязательно сидим только на каких-то важных мероприятиях, а так можно, кажется, садиться куда угодно. Новость меня довольно обрадовала, ибо сидеть рядом с источавшим враждебность Фредом мне не улыбалось, а потому я направилась к Полумне, усаживаясь около неё. Девочка отреагировала на это довольно положительно и тут же начала втирать мне что-то про мозгошмыгов.

После ужина я решила пройтись до Астрономической башни, ведь на звёзды я так пока что и не посмотрела. По счастливой традиции меня снова утянули в одну из ниш.

- Ну, чего тебе надобно, старче?

Малфой приложил палец к губам и, притянув меня к себе, спрятался за гобеленом. Через несколько мгновений рядом послышались голоса.

- Ну, я только что видела её здесь… Куда она делась?!

- Не знаю… А начерта она тебе?

- Поговорить надо.

Кто-то хихикнул, и шаги раздались уже у самого гобелена.

- О чём тебе с грязнокровкой то болтать, Пэнс?

Ага, значит одна из них – Паркинсон. А вторая, скорее всего, Астория. Мээ, я уже успела нажить себе врагов.

- А чего она шатается рядом с моим Драко? – Малфой еле сдержал смешок.

Серьёзно? Они из-за этого на меня так взъелись?..

- Ага, как будто ей Поттера мало.

Э… ЧЕГО? Железным усилием воли я заставила себя не выйти и не объяснить этим идиоткам на пальцах, кого мне хватает, а кого – нет. Ну, тут меня скорее не воля удержала, а Драко.

- Ты слышала? – шаги, было удалившиеся, снова направились к гобелену.

- Нам конец, - весело прошептал Драко.

- Конец – это только начало, - немного громче, чем хотела, ответила я.

Выступ, на котором мы сидели, казался просто адски холодным, и задней мыслью я даже порадовалась, что нас скоро обнаружат – отморозить себе зад я хотела в последнюю очередь.

Раз… шаги останавливаются прямо напротив этого гобелена… два… кто-то начинает отодвигать ткань… три… Драко быстро наклоняется ко мне и в последний момент целует меня куда-то в уголок губ… Стоп. ЧТО?!

- ГРЕЙНДЖЕР?!

Драко лениво отстраняется от меня и, приподнимая одну бровь, смотрит на подошедших.

- Что, Паркинсон, Гринграсс, отсутствие личной жизни восполняем путём подглядывания за другими? Неужели всё настолько плохо?

Девушки краснеют и зло смотрят на меня.

- Ты…

- Здрасте, - с готовностью протягиваю руку.

- Ты!..

- Я, - киваю головой и стараюсь сдержать подступающий смех.

- Я ещё с тобой разберусь, - хрипит Паркинсон и, развернувшись, удаляется.

Как только девушки скрываются за поворотом смысл сдерживаться пропадает и я тихо хихикаю.

- Малфой.

- М?

- У тебя есть десять секунд… Раз…

- В смысле? – парень удивлённо приподнимает брови.

- Два…

- Ты же не хочешь сказать, что…

- Три…

- … ты хочешь убить меня из-за «поцелуя».

- Четыре…

Блондин показывает пальцами кавычки в воздухе.

- Ты что, серьёзно?

- Пять…

Киваю.

- Шесть…

- Грейнджер, ну не тупи – зато они ушли.

- Семь…

- Да прекращай уже!

- Десять!

- Ты пропустила две цифры, - на бегу кричит парень.

- Ничего, это для профилактики, - отвечаю я.

Определённо, в Хогвартсе весело. А вот когда пойдут слухи будет ещё веселее…

Комментарий к Глава 4

Всем драсти :3

Я таки вернулась и принесла вам сразу несколько глав :)

========== Глава 5 ==========

- Миона, ну и что это значит?!

Я лениво заворачиваюсь в одеяло, стараясь укрыться от криков Джинни.

- Ты встречаешься с ГАРРИ?

- Нет, - зеваю и зарываюсь глубже в подушки.

- Ты встречаешься с Фредом?!

- Не-е-ет, - натягиваю одеяло до ушей. Боже, ну отстаньте от меня, ну пожа-алуйста, ну хоть разочек…

- ТЫ ВСТРЕЧАЕШЬСЯ С МАЛФОЕМ?!

- Да-а, только дай поспать…

- ЧТО?!

- Сегодня, после завтрака встречаюсь, - неохотно объяснила я и попыталась задёрнуть полог. Безуспешно.

- Да не в этом смысле! Ты вообще знаешь, что такое отношения?

- Отвали, пожалуйста, Джин… Я спать хочу…

Джиневра уселась ко мне на кровать с видом психолога, общающегося с душевнобольным.

- То есть, вы с ним не встречаетесь?

- В том плане, в котором имеешь в виду ты – нет… А теперь можно я посплю ещё хотя бы десять минут?..

- А почему тогда весь Хогвартс гудит о том, что вы целовались?..

- Брехня, - раздосадовано говорю я, а про себя отмечаю, что неплохо было бы начистить личико Паркинсон.

- А почему тогда Малфой это не отрицает?

- ЧТО?!

Кхм, спускаясь в гостиную Грифиндора, я прикидывала в уме, сколько казней навлёк Моисей на Египет и смогу ли я наслать хотя бы столько же на определённого человека. Прекрасные мысли для четырнадцатилетнего ребёнка.

Ага, во-он там стоит Рон и переговаривается о чём-то с Гарри. Ой, он тоже меня заметил. Надо сматываться, надо…

- Миона!

Чёрт.

Я резко разворачиваюсь и, уцепившись покрепче за сумку, быстрым шагом иду к портрету Полной Дамы. Только бы успеть дойти до Зала, а там я что-нибудь придумаю…

- Миона, подожди!

Чёрт, нужно идти быстрее.

Выбегаю в коридор и прыгаю на уже отошедшую от площадки лестницу. Фу-ух, теперь её придётся ждать минуты три как минимум, так что я смогу немного подумать и решить, что говорить друзьям.

Тихо захожу в Большой Зал. Теперь нужно срочно решать, что делать дальше. Можно «подыграть» Драко и притвориться его девушкой, можно, напротив, найти себе «парня». Вон, того же Фреда попросить, правда он, скорее всего, не согласиться… Хотя… Он же должен мне желание!

Подлетаю к говорящим с Анжелиной близнецам и хватаю того, который при моём появлении резко отвернулся. Ручаюсь, это – Фред.

- Чего тебе, Грейнджер?

Фи, какие мы грубые.

- Желание. Срочно. Идём.

Тяну его из Большого Зала и заворачиваю в один из проходов. Он стоит, скрестив руки на груди, и смотрит на меня так, будто я – вселенское зло.

- И?

- Нужна помощь.

Выгибает бровь и смотрит куда-то за моё плечо.

- У любви всей своей жизни попроси.

Эээ… У кого? Оборачиваюсь и натыкаюсь взглядом на раздражённого слизеринца. На очень раздражённого слизеринца. Чёрт, Штирлиц ещё никогда не был так близко к провалу. Сейчас будет скандал. Надо что-то делать.

- Так, о чём это я… Ах, да, желание! Ты можешь не подпускать ко мне сегодня Рона? Вообще никак, ни под каким бы то ни было предлогом. Сможешь?

- Ладно… Но тогда мы квиты.

Усиленно киваю головой и толкаю его в сторону Большого Зала.

- Иди, старче, иди… Только помни – он меня сегодня даже видеть не должен…

Убедившись, что он скрылся за поворотом, я вздыхаю и опускаюсь на каменный пол. Как же меня задолбало решать проблемы, которые создала не я, вот кто бы знал!

- И что это было?

У-ух, сколько яда в голосе. Ну, друг мой ситный, теперь разберёмся с тобой.

- У меня такой же вопрос. Я хотела нормально поспать, а тут меня будит моя соседка и орёт в ухо, что мы с тобой «встречаемся».

- Кажется, это ты говорила, что «Хогвартс слухами полниться»?

- Да, говорила, но я же не знала, что ты не будешь отрицать наш «поцелуй», - огрызаюсь я, показывая в воздухе кавычки.

- А зачем отрицать то, чего не было? – кричишь ты.

- Ничего себе не было! А вот Паркинсон и Гринграсс видимо посчитали, что очень даже было, раз растрепали всем. АБСОЛЮТНО ВСЕМ, МАЛФОЙ. ТЫ ХОТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ СЕБЕ, КАК К ЭТОМУ ОТНЕСЁТСЯ РОН?! ДА ОН СНАЧАЛА ПОПЫТАЕТСЯ МЕНЯ УБИТЬ, А ПОТОМ, КОГДА НЕ УДАСТСЯ, НАСТРОИТ ПРОТИВ МЕНЯ ВЕСЬ ФАКУЛЬТЕТ. И ГАРРИ С ДЖИННИ В ТОМ ЧИСЛЕ!

Слёзы брызнули у меня из глаз и я, вытирая их рукавом свитера, почти шёпотом продолжила.

- Я не хочу снова остаться одна, Драко… это очень страшно, на самом-то деле…

Ненавижу плакать при других. И себя я ненавижу. Ничего не меняется, ничего, ничего, ничего! В первой школе гнобили за то, что приютская, во второй – за то, что бабушка «ведьма», в институте со мной никто не общался, и только на работе вроде как нашла друзей. А здесь… здесь я думала, что всё будет по-другому, всё будет намного лучше… а теперь стало только хуже.

Шатаясь, я встала, собираясь уйти в свою комнату и хорошенько выплакаться, но мне не дали. Драко осторожно притянул меня к себе, обнимая.

- Тише, маленькая, не плачь. Всё будет хорошо… Я тебя не брошу, слышишь? А если надо – с Уизелом поговорю.

Я улыбнулась, отчётливо представляя себе этот «разговор».

- Прости, - прохрипела я. После слёз и крика на моего друга голос осип. Надо будет дойти до мадам Помфри.

- Это ты меня извини…

- Кто ты и что ты сделал с Драко Малфоем, - усмехнулась я.

Парень фыркает и щёлкает мне по носу.

- Идём, умоешься, а потом на завтрак. Ты же не забыла – нам нужно ещё найти этот фолиант… «Меж звёзд» он называется?

Киваю и позволяю утянуть себя к ближайшему туалету. Плакса Миртл была рада приходу Драко, а вот он, похоже, уже пожалел о том, что сунулся сюда. Минут через десять мы уже были на завтраке.

Нельзя сказать, что наше появление кого-то шокировало, но вот заинтересовало – слово правильное. Держа меня за запястье, блондин потащил меня к столу Грифиндора и, убедившись, что я уселась, ушёл. Честно говоря, это было лучшее, что он мог сделать на данный момент. Поэтому я спокойно поела, поболтала с Джинни и Луной (которая села с Джиневрой ещё до моего прихода) и успешно игнорировала вопросы Гарри. Правда Джин меня всё равно выловила на выходе из столовой и задала всего один вопрос.

- Ты его любишь?

Я покачала головой и глазами указала на Лаванду, которая крутилась поблизости.

- Потом объясню.

Встретились мы у камина в комнате МакГонагалл, которая удивилась, но на посещение мэнора разрешение дала.

- Молодые люди, вы должны вернуться до ужина и отчитаться лично мне. Вам понятно?

Получив кивок, она отошла от камина. Интересно, а что мы скажем ей, когда вернёмся? «Профессор, мы ходили в библиотеку Малфоев и взяли оттуда…»; заметив острый взгляд МакГонагалл, пытающейся посмотреть мне в глаза, я представила себе исключительно ровную, белую стену и пока мы заходили в камин, я всё размышляла: из какого она будет материала? Короче, забив голову всякой ересью, я сжала руку Драко и шагнула в сноп зелёного огня.

Если не считать того, что я эпично вывалилась из камина вся в золе, то «полёт нормальный». Ну, если это можно назвать полётом. И если это подходит под определение нормального.

Я огляделась и с удивлением обнаружила, что стою в спальне. Большая двуспальная кровать с белым постельным бельём и под зелёным балдахином, тяжёлые зелёные шторы на окнах, тёмные шкафы с книгами, кресло у камина, зелёный ковёр на полу…

- Мы где?

- В моей комнате. А теперь топай за мной и, желательно, побыстрее. Нам ещё нужно найти эту книжку.

Я кивнула и пошла вслед за блондином. Внутри (а пока я видела Малфой-мэнор только изнутри) поместье не казалось мне таким уж зловещим. Большие окна от потолка до пола, высокие потолки и бесчисленное множество пейзажей и портретов, конечно, наводили тоску, но ужаса не вызывали. Невольно я задумалась: сколько же поколений Малфоев жили здесь? Сколько же людей ходили по этому коридору?.. Поёжившись, я поспешила нагнать Драко и теперь шла прямо за ним. Чем дальше мы шли, тем прохладнее становилось.

- Не замёрзла? – неожиданно поинтересовался он.

Я покачала головой и, спохватившись, быстро ответила:

- Нет, всё нормально.

- Эльфы часто проветривают поместье, поэтому в коридорах всегда холодно… да и в галереях тоже. Нам сюда, - он остановился перед массивной деревянной дверью и толкнул её.

Наверняка здесь стояли чары расширения пространства. Потому что если их тут не было, то эта библиотека была, наверное, на самую малость меньше библиотеки Хогвартса… Казалось, что череда огромных тёмных шкафов не кончалась; чтобы достать до верхних полок приходилось пользоваться магией или же взбираться по лестницам, которые стояли тут же. Но больше всего меня поразил удивительный порядок: на шкафах, на книгах, на столе и на полу не было ни одной пылинки. Неужели здесь всё убирают домашние эльфы?..

- Мама не переносит вида грязи, - объяснил парень и вдруг остановился.

- Книга может быть где угодно, так что давай…

- Акцио «Меж звёзд», - книга прилетела парню в руку, а я улыбнулась.

- Похоже, я тупею.

- Похоже на то, - парень протянул мне книгу, больше похожую на древний фолиант и мотнул головой в сторону стеллажей. – Я сейчас ещё пару книг найду, и пойдём туда, откуда пришли.

Почему он не хочет оставаться в библиотеке? Это же такое чудесное место… Но скоро мои были заняты уже другим. Я отлично помнила слова МакГонагалл. Молодые люди, вы должны вернуться до ужина и отчитаться лично мне.… А вот мне интересно, как я должна буду оправдать своё нахождение здесь?

- Ань, идём?

Из-за стеллажей вышел Драко, неся в руках «пару книг», количество которых, кажется, перевалило за десяток.

Я кивнула и направилась к выходу из комнаты, придерживая другу дверь. Другу. Чёрт, а я ведь и не подумала о том, как наши отношения теперь будут развиваться на публике. Продолжим играть?

- Не зависай, - голос блондина раздавался уже где-то в конце коридора и я, закрыв дверь, отправилась догонять Драко.

- Хозяйка? – тоненький голосок заставил вздрогнуть.

Передо мной стояло тощее маленькое существо с бородой до пола, в белой рубахе-косоворотке и лаптях; с лица мне приветливо мигали маленькие чёрные глазки.

- Хозяйка пришла, - гаркнул он густым басом чисто на русском. Стоп. НА РУССКОМ?

- Драко, - крикнула я. Послышался грохот (кажется, он уронил книги) и громкий топот. Через несколько мгновений он стоял рядом со мной.

- Что случилось? Кто это?!

Существо приветливо кивнула блондину, и повернулось ко мне.

- Домовой я. Мы здесь, значит, уже десять лет тебя поджидаем, как покойная хозяйка велела. Она ить сказывала мне тогда у твоей колыбельки ищо: «Умрёт моя правнученька, ох умрёт, родненькая» и заливалась она, значит, слезами. Долго она так посиживала, да на первом твоём годку говорить мне, значится так: «Сторожи, Пахом, Аннушку, а я слетаю в Англию, значит, про должок напомню». Достала она кулончик чудной какой-то: песочные часики какие-то, да всё в кружочках. Вышла она в чисто поле рядом с нашей избой-то, а я её не услушал да подглядываю… А она покрутила эту штучку и пропала, а появилась уже из лесу. Вышла она из лесу уже в другом платьи, значит, в другом платочке и говорит мне тогда: «Пахом, бес тебя подери, что ж ты тут забыл-то?!». Испужался я тогда знатно, а она побранила-побранила, да перестала. Успокоилась она, значится, пришла в избу, взяла тебя на руки и до-олго так смотрела. А потом и говорит мне…

- Что он несёт? – изумился Драко. Точно, он же не понимает ни слова.

- Погоди, он договорит и я расскажу, - стараясь совладать с голосом, я снова посмотрела на Пахома. – Продолжай, пожалуйста.

- Ну так, значит, говорит она мне: «Пахомушка, родненький, стара я уж стала, скоро и мой срок, как бы ни был он велик, да выйдет. Слушай меня внимательно, дорогой: отдай ей, значит, вот эту тетрадь, приведи её к избе моей, покажи да расскажи всё, но (тут она, значиться, так нахмурилась и пальцем-то затрясла, шо из меня чуть душенька-то не вылетела!) сделай это только тогда, когда она мою книгу искать начнёт. А не начнёт – ну и чёрт с ней с тетрадью». И отправила меня сюда, к Наташе…

- Нарциссе, - автоматически поправила я. Драко, услышав имя матери, заметно напрягся.

- Ну Нарциссе, так Нарциссе, - согласился домовой и продолжил. - И вот значится, я как только тебя, хозяюшка, с книжкой-то Бабушкиной увидел, то понял – пора.

- Охринеть, - заключила я, опираясь о Драко. – И что же это за тетрадка?

- На вот, Аннушка, погляди (она мне туда смотреть запретила, сказала, что убьёт это меня).

Взяв в руки тетрадь я едва не прослезилась. Это был крайне знакомый мне почерк. Почерк человека, который воспитал меня, который научил готовить, показал травы, научил ловить рыбу, сушить и молоть зерно, отличать жабу от лягушки… Моя бабушка, хоть и приёмная бабушка, но сделала для меня всё, что смогла. Я со слезами на глазах открыла тетрадь.

Вдруг на меня накатила ужасная слабость. Ноги подкосились, тетрадка будто впилась в руки, голова начала болеть нещадно. Навалилась темнота.

Комментарий к Глава 5

Ошибки в речи домового допущены СОЗНАТЕЛЬНО, не надо исправлять их в п/б :3

========== Глава 6 ==========

Дом стоял на опушке леса. Большой такой, построенный из камня и дерева, с деревянными окнами, старомодной резьбой на крыше и кустами белых роз под окнами. В саду этих цветов тоже было навалом: они оплетали своими побегами высокий забор, налегали на скамьи и стелились по земле. Почти все розы уже отцвели, но на некоторых кустах ещё оставались бутоны.

Пахом, суетясь, провёл нас в большую гостиную. Мебель стояла в чехлах, на которых был вековой слой пыли. Мда.

Поднявшись по лестнице, я набрела на хозяйскую спальню, гостевую, детскую и кабинет, совмещённый с библиотекой. Внизу я нашла кухню, столовую, лесенку в подвал, саму гостиную и… всё. Вся мебель стояла в белых чехлах, на полу оставались следы от ног (такой там был слой пылищи), но всё было довольно крепким, и ни одного поломанного предмета я не нашла.

Драко ходил по дому, фыркал и открывал окна, Пахом таскал в ящик дрова, а я, найдя в подвале метлу, таз и кучу тряпок, принялась за уборку. Где-то к вечеру всё было сравнительно прибрано, и Пахом был отправлен в далёкие е… края. Домовой для приличия немного поломался, но было видно, что ему оставаться здесь больше не хочется.

Спровадив домового, я пошла на кухню – посмотреть, что вообще у нас есть из еды. Результаты не радовали.

- Дра-ако-о, - трагично тяну я.

- А?

- У нас в холодильнике мышь повесилась.

- В смысле? – парень, до этого кажется разбиравший чемодан, появился на кухне и заглянул в холодильный шкаф. Именно холодильный шкаф, ибо электрические приборы в магических домах и селениях не работали. А это был этакий буфет с рунами охлаждения. Умно, ничего не скажешь.

- Нет тут никакой мыши, что ты несёшь?

- Я несу счастье и радость, но не суть. Это что-то типа крылатого выражения. Если расшифровать, то получиться «если кто-то из нас не пойдёт в магазин – мы умрём голодной смертью».

- Пожалуй, вариант с мышью мне больше нравится, - задумчиво протянул Драко. – А что если вызвать моего домашнего эльфа?

- Так не интересно, - я покачала головой и задумалась. – Хотя… Ладно, давай. Но у меня есть условие.

Блондин смотрел на меня а-ля «не тебе здесь права качать, женщина», однако молчал.

- Не проси принести готовую еду. Мы будем готовить.

- Зачем тебе это? – недовольно спросил блондин.

- Стараюсь отвлечься, - кажется, мой голос дрогнул. За прошедшее время я ни разу не вспомнила об Аманде.

Он понимающе кивнул и вызвал эльфа. В общем, через пару минут у нас была курица, картошка, куча специй, бутылка чего-то непонятного, оливковое масло, грибы, молоко, мука, сахар и соль, разрыхлитель теста и недовольная Винки, которая всё порывалась начать готовить. В итоге она тоже пошла домой. Драко же уселся на табурет и, облокотившись локтями о стол, посмотрел на меня.

- Ну и что мы с этим будем делать?

- Запечём курицу и пожарим картошечку с грибами, - я улыбнулась, вспоминая то, как готовила её в первый раз. Только тогда под ногами тёрлась другая жопа с ушками. Теперь вместо Мурзика рядом со мной крутился Живоглот.

Кое-как разобравшись с неким подобием плиты мы таки умудрились приготовить нечто съедобное. Хах, «мы» - слишком громко сказано. Я умудрилась приготовить нечто съедобное, ибо Драко со скорбным выражением лица пояснил, что скорее всё испортит, нежели поможет. Ну бывает, что.

Есть мы сели, когда стрелка часов уже перевалила за десять вечера.

- Как думаешь, что мы сейчас делаем в школе? – неожиданно спросил Драко.

Я задумалась.

- Ну… Я, скорее всего, буду дописывать эссе по Травологии вместе с Невилом, а потом пойду печь тыквенные пироги вместе с Хаффлпаффцами… Что? – я удивлённо подняла брови, смотря на скептично настроенного Малфоя. – Я, честно говоря, всегда хотела попасть на этот факультет…

- И что бы ты там делала? Пироги пекла?

Я кивнула и вновь задумалась. А реально перейти на другой факультет? Я озвучила свой вопрос вслух.

- Не думаю, - Драко покачал головой, отпивая из стакана сок. – Шляпа никогда не ошибается, поэтому ни у кого и мысли такой не возникало. Хотя, если учесть, что ты – это уже не ты, то можно попробовать… Но это вызовет слишком много подозрений, так что я думаю лучше не стоит.

Закончив есть, я оставила посуду мыть себя и пошла разбирать вещи. Мысль о том, что я буду спать в спальне, которую изначально готовили для Аманды, поначалу вызывала во мне отвращение. Но, напомнив себе, что я двадцать лет фактически жила с ней под одной крышей, я открыла дверь.

Это была очень милая, хорошенькая комната. Она была отделана в тёплых, оранжево-жёлтых тонах. Двуспальная кровать с пологом, камин, большой толстый ковёр на полу, тёмно-оранжевые шторы, задёрнутые и не пропускавшие в комнату лунный свет, большой шкаф, софа, кресло у камина, туалетный столик… всё это дышало очарованием прошедшей эпохи.

Я надела пижаму в полоску и бухнулась на кровать, зарываясь в подушки. Хорошо, что я догадалась выстирать и высушить постельное бельё в комнатах. Спать пока что не хотелось, поэтому я раскрыла Историю Магии за третий курс и углубилась в чтение.

Кажется, через несколько минут я задремала, потому что бой часов в гостиной разбудил меня. С удивлением я обнаружила, что дверь в мою комнату распахнута. Радовало то, что дрова в камине ещё не догорели, а то было бы совсем жутко. Решив пойти на кухню и выпить воды, я встала с кровати и нащупала ногами тапочки, мельком взглянув на темноту, которую открывал проём двери. И чуть не заорала. Там кто-то стоял.

Когда фигура попала в свет камина, я выдохнула.

- Малфой, у тебя мания, что ли, меня в темноте пугать? – проворчала я, стараясь одеть тапок. Кажется, я перепутала ноги. Вот чёрт.

Малфой тем временем, держа в руке что-то похожее на бутылку, продефилировал к постели и уселся на неё. На меня дохнуло перегаром. Ага, значит вот, что это была за бутылка.

- Ну и что ты здесь делаешь, алкоголик доморощенный? – фыркнула я, наконец справляясь с тапками. Оставаться рядом с пьяным слизеринцем не хотелось вообще.

- Как так можно жить? – неожиданно выдал Драко с нотками истерики в голосе. – Как так вообще можно жить?!

Ох, вот успокаивать Малфоя ночью, в пустом доме мне совершенно не улыбалось.

- Семья ждёт от меня поступков, которые прославят наш род, а я просто хочу жить, - продолжал он, тупо уставившись на огонь. – Не хочу принимать метку, не хочу выполнять какую-то миссию Волдеморта… Ничего не хочу…

Я вздохнула и уселась рядом, выслушивая блондина. Чует моё сердце, сегодня он наговорит столько, что завтра захочет меня убить… жаль, что диктофона у меня нет.

- Мы что-нибудь придумаем, Драко… Я обещаю.

Он улыбнулся уголками губ и снова приложился к горлу. Так, нужно отнимать у него спиртное, а то так и до алкогольного отравления не далеко. Но парень сам поставил бутылку на пол и упал спиной на кровать, бездумно глядя в потолок.

- Выходи за меня? – неожиданно выдал он.

Кхм, простите, что?!

- Не, спасибо конечно, но нет, - сбивчиво начала я, маша руками. – Ты мне нравишься и всё такое, но как друг. Да и замуж я в принципе не собираюсь…

Драко вздохнул и снова сел, тря виски. Господи, да когда ж ты отсюда уйдёшь-то, а? Я демонстративно зевнула и поёрзала. На что я надеялась? Ни черта не помогло.

- Поцелуй меня? – сбивчиво попросил он.

- Малфой, ты сдурел? Тебе что из слов «ты нравишься мне как друг» не понятно было?! – я развела руками и сдула с лица мешающуюся прядь.

- Это значит «нет»? – убито спросил он.

- Идиот, - проворчала я, разворачивая его лицо к себе. – Если тебе грустно, то можешь просто выговориться мне… но только не надо напиваться больше, ладно?

Он убито кивнул и поднял на меня глаза. Ну, теперь я поняла, что значит «читать по глазам». Бедняга, он выглядел таким разбитым. Поддавшись очередному порыву, я наклонилась и чмокнула его куда-то в район щеки. Зря. Иногда у меня такое ощущение, что я всё в своей жизни делаю зря.

Парень резко притянул меня к себе, целуя. Шикарно… Я ведь просто хотела поспать, а завтра почитать эти «Меж звёзд», с которых всё и началось. Мысли медленно ускользали, сосредотачиваясь исключительно на мягких губах блондина. Когда воздуха стало катастрофически не хватать, он отпрянул и постарался побыстрее смыться из комнаты. Ага, щас.

Пересиливая головокружение, я схватила его за конец рубашки и потянула к себе. Ой, кажется, я слышу треск ткани… Плевать.

- Ну и куда ты пошёл, горе луковое?

Он медленно обернулся и виновато посмотрел на меня, но, вздохнув, уселся на край постели.

- Сердишься?

Я задумчиво покачала головой.

- И как давно?

- Что?

- Как давно я тебе нравлюсь?

Драко покраснел, пряча лицо в руках и передёргивая плечами.

- Ты… мне… не…

- Мерлин, да не отрицай ты очевидного! Как давно?

- Не знаю, - неохотно начал он. – Наверное, с того вечера в башне Астрономии.

- Ночи, - автоматически поправила я.

- Что? – не понял он.

- Тогда была ночь, а не вечер.

- Да без разницы, - немного зло оборвал меня Малфой. – Всё равно вместе мы быть не сможем… я-то тебе безразличен.

Я пожала плечами, размышляя. Нет, к нему я определённо что-то чувствую. Это не любовь, нет, но скорее всего симпатия. И симпатия скорее романтического характера, чем дружеского… Всё слишком сложно.

- Может и сможем, - задумчиво протянула я, поджимая под себя ноги.

Драко скептически выгнул бровь.

- Будешь встречаться с нелюбимым?

Я передёрнула плечами и неожиданно для самой себя вспылила.

- Какого чёрта я вообще с тобой разговариваю? Ты пьяный в хлам, так что топай отсыпаться… и вообще…

Малфой снова наклонился ко мне, целуя. Вот же… слов нет. Ну, он просто в хлам, так что завтра, скорее всего, ничего не вспомнит. Так почему бы и нет?

Осторожно проводя языком по его губе, получаю в ответ улыбку. Ах ты сволочь слизеринская, до чего ж ты меня доводишь-то… Парень углубляет поцелуй, заставляя вздрогнуть и обхватить его шею руками, сокращая расстояние до минимума. Вот кто бы подумал, что я буду когда-то целовать Малфоя? Мысли медленно ускользают, а тепло, разливающееся по телу, отдаёт где-то внизу живота. Так, нужно прекращать, а то чёрт знает, чем это может закончиться.

- Драко, - задыхаясь, позвала я.

- М? – отозвался парень, уже покрывающий невесомыми поцелуями мою шею.

- Это может… слишком далеко зайти, - тихо сказала я.

Он остановился и виновато взглянул на меня из-под опущенных ресниц.

- Извини, я…

- Не извиняйся, - прервала его я, обнимая парня. – Просто сейчас слишком рано… давай спать?

Малфой кивнул и собрался уходить. Я проводила его взглядом до двери.

- Драко, - снова остановила его я.

Он, опираясь о косяк и стараясь не упасть, повернулся ко мне.

- Ч… чего?

- Останешься? – я похлопала рукой по кровати. Мээ, что я творю…

Он приподнял брови, но таки добрёл до постели и упал на неё, пробурчав что-то, отдалённо напоминающее «спокойной ночи». Цокнув языком, я вытащила из-под него одеяло и накрыла. Зачем я всё это делаю? Наверное, просто для того, чтобы снова не остаться одной. Я ведь не люблю его, так зачем же я?..

Помотав головой, отгоняя навязчивые мысли, я улеглась сама, прижимаясь к лежащему рядом парню. Я разберусь со всем завтра, а пока я просто посплю.

Комментарий к Глава 6

Фууух… Ну, я надеюсь, что три главы будут достаточным оправданием моего бездействия на протяжении месяца. Я жду отзывов - мне крайне важно ваше мнение))

========== Глава 7 ==========

Я проснулась намного раньше парня, что, в принципе, было довольно-таки очевидно. Встав с постели и потянувшись, я посмотрела на лежащего рядом блондина. Во сне он похож на ангела. Фыркнув из-за своей чёртовой сентиментальности, я задумалась. Можно просто притвориться, что спала в его комнате… а можно оставить всё, как есть.

Я поёжилась от перспективы выяснения отношений с трезвым Малфоем и покачала головой. Проблемы мне ни к чему. Возможно, это просто трусость, но… я не могу сейчас искать личного счастья. У меня много дел.

Жаль, что нельзя наложить на себя любимую обливейт. Не помнила бы ничего про мою «бабушку» и ладно — жила бы в магическом мире и радовалась. Но нет же, я слишком любопытная. Ай, да и ладно — всё равно, рано или поздно, я бы отыскала правду. Лучше сразу — меньше болеть будет.

Размышляя, я не заметила, как наткнулась на библиотеку Розье и комнату с фамильным древом. На дереве все портреты были тусклыми и выцветшими, кроме двух. Один — Анна-Мария Розье-Фейрфакс (то бишь я, прекрасно), а второй — некоего Александэра Вулфрика Арчибальда Розье. Перечитав имя ещё раз, я хмыкнула. Александэр, значит. Ну и имечко. Судя по семейному древу ему было тридцать четыре и он был одинок. Нужно найти своего единственного родственничка, что ли… Написать ему письмо?

Я фыркнула, представляя себе его лицо, когда он получит что-то вроде: «Привет, Алекс. Я — твоя единственная не сдохшая родственница. Меня зовут Анна-Мария Фейрфакс-Розье, здрасте.» Думаю, он будет скорее удивлён, чем рад. Очень удивлён.

Насколько я помню, Роулинг о роде Розье не распространялась и, как я думала до попадания вот сюда, род вообще вымер. Смешно — мне и моему… кузену род восстанавливать. Так, нужно сходить в библиотеку и узнать, где здесь собака зарыта.

Ладно, про собаку я неудачно пошутила, но узнать о появлении дома вообще, и рода в частности, хотелось.

Я беспрепятственно прошла в библиотеку, потягиваясь и разминая затёкшие суставы. Так, что мне нужно сделать… Спасти Сириуса Блэка — раз, разобраться с родом — два, вытащить из Азкабана тётку — три. Ох, а я не упоминала, что я хочу вытащить Беллатрису и перетянуть её на нашу сторону, нет? Думаю, она будет рада моему появлению — родственница, как никак, да ещё и наследница Кровавого Барона.

Я задумалась, глядя на фолианты. Что мне нужно для начала? Хм… библиотека здесь хорошая и, кладя руку на сердце, можно сказать — большинство книг запрещены. Для начала нужно узнать о банковских счетах Розье и Фейрфаксов, связаться с братом, восстановить кровную защиту дома… смогу ли я? Стиснув зубы и мотнув головой, я подошла к первому стеллажу книг. Смогу. Хватит строить из себя невинную дурочку — пора действовать.

Спустя часа четыре моя уверенность начала испаряться. Хотя, ладно, кое-что интересное я всё-таки нашла. Этот дом, оказывается, был построен не после удачного замужества одной сумасшедшей барышни (не будем пальчиком показывать), а являлся старинным родовым гнездом. Эвоно как… Как-то не слишком шикарно всё в этом родовом гнезде, однако. Впрочем, неважно. Так же узнала, что Розье были довольно опытными зельеварами, а Фейрфаксы больше числились по рунам. Они, вроде как, были артефакторами. Про Фейрфаксов известно ещё меньше, чем про Розье. Печально. Взяв несколько книг об Азкабане, я перешла на кухню, где уселась на подоконник. Что ж, чтобы оправдать Сириуса Блэка, нужно понять, как этот идиот сбежал оттуда. Нет, я знаю, что он — незарегистрированный анимаг, но это же надо додуматься: переплыть в облике псины через океан. Ладно, а как он из камеры то выбрался? Как его дементоры выпустили? Или они на анимагическую форму не реагируют?

На кухню зашёл заспанный и помятый Драко. Он потянулся и в недоумении посмотрел на меня.

— Помнишь что-нибудь? — опередила его вопросы я.

Парень нахмурился и украдкой взглянул на меня. Чего это он?

— Нет, — немного грубо отозвался он. — И не надо читать мне лекции на тему…

— И не собиралась, — оборвала его я, пожимая плечами. — Больно надо.

— Знаешь, друзья себя так не ведут, — огрызнулся он.

— Друзья? А откуда ты — ты — знаешь, как ведут себя друзья?

Блондин фыркнул и передёрнул плечами. Чёрт его знает почему, но бесить он меня начал знатно. Вот сейчас это восьмое чудо света усаживается рядом со мной и смотрит так, будто я ему должна. Миллион. В евро.

— У меня что-то на носу? — спрашиваю я как можно спокойнее.

— Ты когда-нибудь любила? — тихо спрашивает он.

Твою ж мать…

— Да, — осторожно отвечаю, медленно сползая с подоконника. — Кота, например, любила. Очень.

— Ясно, — сухо отвечает он и встаёт, отряхивая пижамные штаны.

— Господи, в кого ты такой бесявый? — вою я, вскакивая с подоконника и, поддаваясь очередному порыву, хватаю парня за плечи, встряхивая. — Малфой, не о чувствах сейчас думать надо, идиот ты доморощенный! За порогом война. Дамблдор плетёт интриги, Волдеморда набирает силы, Азкабан теряет свой статус неприступного. Понимаешь, Драко? Сейчас у нас с тобой куча проблем и только мы вдвоём можем их решить. Ну не надо забивать себе остальным голову, только хуже станет!

Блондин зажмурился и выдохнул.

— Ты в чём-то права, — неохотно признал он, осторожно сбрасывая мои руки со своих плеч. — Но что мы тогда забыли в этой дыре?

— Книги, — я глазами указала на фолиант. — МакГонагалл скажу, что ездила домой за книгами.

— Запрещёнными фолиантами? — хмыкнул он.

— Кто же их ей будет показывать? — усмехнулась я, подходя к подоконнику и сгребая талмуды в стопку. — Собирайся пока что — скоро стартанём.

Когда Малфой, фыркая, ушёл, я задумалась. Так, сейчас нужно собрать книги о крестражах, боевых заклинаниях, тёмномагических обрядах и подобном. Надо бы ещё, по-хорошему, перелопатить библиотеку Малфоев и Блэков, что труда в принципе не составит. Но это всё потом, всё потом, сначала нужно собраться.

Уложив вещи, забрав книги, ещё раз просмотрев комнаты, мы вышли на крыльцо. Уйдя за дом, я накинула на себя и Драко цепочку и отмотала на восемь часов.

— Почему так мало? — удивился парень.

— Нельзя отматывать больше восьми часов за раз, — объяснила я. — Нет, теоретически, конечно, можно, но могут возникнуть проблемы с психикой, так что не рекомендуется.

Он напряжённо кивнул. Я повторила манипуляции несколько раз и остановилась тогда, когда увидела себя и Драко. «Мы» зашли в дом и минут через пять появился недовольный домовик. Если он и удивился просьбе перенести нас в Хогвартс, а после отправиться сюда же, то вида не подал. Домовой всё сделал и с видом оскорблённого достоинства удалился. Кивнув друг-другу на прощание, мы разошлись по своим спальням.

Оказавшись в гостиной своего факультета, я, стараясь остаться незамеченной, осторожно пробралась в свою спальню. Парвати и Лаванда отсутствовали, а вот Джинни сидела на постели, поджав под себя ноги, и листала какую-то тетрадку. При моём появлении девочка со скоростью света убрала её под подушку и забегала глазами по комнате.

— Ты так быстро вернулась, — пробормотала она, доставая из тумбы учебник зельеварения. — Что-то случилось?

— А? Нет, я взяла из дома кое-какие книги.

Девочка с удивлением приподняла брови, когда я достала из сумки с чарами незримого расширения старинные талмуды.

— Ты ограбила библиотеку? Неожиданно…

— Никого я не грабила, — фыркнула я, передёрнув плечами. Джиневра меня бесила, причём знатно. Маленькая доморощенная дурочка, она каким-то образом влюбила в себя героя. Думаю, без зелий и помощи «Доброго Дедушки» не обошлось. По поведению Гарри было заметно — его чем-то опаивают, причём постоянно. Отсутствующий взгляд, странные всплески негатива рядом с Малфоем, пофигистическое отношение ко всему на факультете. Так, план со срочным оправданием Сириуса отменяется. Он предан Дамблдору до мозга костей и, вполне возможно, его тоже чем-то опаивали. Чёртов интриган…

— Ты чего задумалась? — тихо спрашивает Джинни.

— Мне нужно найти Гарри, — бросаю я и выбегаю из комнаты.

Срочно. Нужно найти этого придурка и поговорить. Брюнет нашёлся на Астрономической башне. Нащупав в кармане мантии беозар, я тихо подошла к парню.

— Поттер?

Парень посмотрел на меня слегка осоловевшим взглядом. Ясно здесь всё. Империо, зелье, и — вуаля — мальчик на побегушках готов. Интересно, кто его так? Дамблдор сам или Тонкс какая-нибудь? Если раньше я колебалась, то теперь я определённо выбрала сторону в этой битве. Обыкновенный ступефай в тёмном закутке мне в помощь…

***

— ГРЕЙНДЖЕР, Я ЗНАЛ, ЧТО ТЫ ТУПАЯ! Я ЧУВСТВОВАЛ ЭТО ПРОСТО ПЕЧЁНКОЙ С САМОГО ГРЁБАНОГО НАЧАЛА, — орал Малфой, стоя в Выручай-комнате и глядя на обездвиженного Гарри. — ТЫ СОВСЕМ ИЗ УМА ВЫЖИЛА? ИЛИ ТЕБЕ ПОИГРАТЬСЯ ЗАХОТЕЛОСЬ?

— Ой, да ладно тебе, угомонись, — я милостиво махнула рукой и заинтересованно посмотрела на лежащего на полу Поттера. — Как думаешь, твой отец успеет сюда до того момента, как он очнётся?

Бедный мальчик, кажется, дар речи потерял. Он просто глотал ртом воздух и хлопал глазами.

- К-кто? КТО??!

- Ну, этот… Люциус Абраксас Малфой. Я не думаю, что твоя мама будет заниматься подобным, у неё даже метки нет.

- Какая осведомлённость, мисс, - раздался сзади меня прохладный голос, из-за которого Драко перекособочило ещё сильнее.

Ох, чует моё сердце, зря я это сделала…. Тупая-тупая-тупая, в кого ж я такая? А?! Думать было поздно. Блондин, выслушав моё неясное блеяние насчёт пророчества и осведомлённости, схватил нас и аппарировал.

Комментарий к Глава 7

Предпоследняя

========== Эпилог ==========

Косые лучи солнца заглядывали в комнату. Я поморщилась от неприятного ощущения и перевернулась на другой бок, слыша приглушённый смех рядом.

— Когда морщишься, ты чем-то напоминаешь котёнка, — оповестили меня и притянули за талию к себе. Я с удовольствием вдохнула знакомый чуть горьковатый запах полыни и улыбнулась.

— Пока не проснёшься, правда, — тут же добавил мужчина, заставляя меня тихо рассмеяться и упасть на свою подушку.

— Сколько время?

Я открыла глаза и скосила их в сторону блондина. Сейчас он чем-то напоминал отца: платиновые пряди отрасли и теперь он заплетал их в косу или собирал в низкий хвост, тёмные ресницы трепетали, а серые глаза сейчас казались голубыми.

— Какая разница? К завтраку мы уже опоздали, мама опять будет дуться.

— Поймёт и простит, — я блаженно потянулась и подперла подбородок ладонью, перевернувшись на бок. — Ты не думал как-нибудь постричься? У тебя волосы скоро длиннее моих будут.

— Длинные волосы — признак аристократизма, — парировал Малфой.

— Прости, принцесса, я забыла, — я тихо рассмеялась и всё же села в постели.

Прошло уже пять лет с тех памятных событий. С помощью библиотеки Блэков и Розье, мы нашли способ соединить душу Тома обратно. Лорд на радостях порывался меня удочерить, хвала Мерлину, не успел. Вскоре, с помощью Риты Скиттер мы повесили все набеги и налёты на обывателей на Дамблдора, а Реддла выдвинули в кандидаты на место министра Магии. Не сразу, конечно, прошло два года с момента воссоединения души и тела, но это того стоило. Счастливый Том теперь вовсю кроил магический мир, устраивал центры ранней адаптации магглорождённых, приюты для «особенных» детей, занимался трудоустройством сквибов. Мы вовсю ему помогали.

Как только нашей блондинистой принцессе исполнилось семнадцать, мы заключили официальный брак. Дурашка, думал, что я от него куда-то убегу. К Поттеру, например, который вдруг обнаружил ко мне странную симпатию. Про нашу с Малфоем свадьбу шептали, что не обошлось без помощи семейного зельевара, что бедняжку (то есть меня) чем-то опоили и злой дядя (то есть старшая принцесса) быстро выдал меня замуж за своего сына. Рита, правда, быстро замяла скандал, но Драко теперь подобные намёки воспринимал близко к сердцу.

С Нарциссой мы так и не сошлись. Она продолжала вести себя, как великая снобистка. Моя дружба с Беллой только ухудшила положение вещей. Драко это не трогало, он привык к подобному поведению матери. Миссис Малфой благоволила только Астории Гринграсс… обидно.

Рита вышла замуж за Антонина Долохова, Драко теперь магический крёстный их сынишки. Белла и Том тоже поженились, чему я была очень рада. Из них получилась действительно эффектная пара, я до сих пор в шутку называла её Тёмной Леди. Белла родила дочку, назвала Аней. Я вовсю баловала крестницу, точно зная, кому передам свой Дар, когда придёт время. По мужской линии подобное не передавалось, а Малфою я ясно дала понять, что пусть обходиться сыном. Скорпиус (Боги, Малфой, почему именно это ужасное имя?) рос умненьким, милым малышом, уже загодя помолвленным с Анной Реддл.

Магический мир восставал из руин. После смерти Дамблдора, школу три года курировало Министерство. Оно подбирало преподавателей, редактировало школьные программы. Появилось множество новых предметов, чему я была несказанно рада.

Моя повесть подходит к концу. Сумбурная, деятельная жизнь наконец заменена тихой гаванью. Я живу в своём родовом домике Розье, меня часто навещает тот самый дальний родственник, увиденный мной на гобелене, родители Малфоя и Поттеры. Так мило, свадьбу Луны и Гарри я запомнила надолго. Джинни не долго кусала от злости губы, через месяц она уехала во Францию с выпускником Шармбатона, с которым активно переписывалась на каникулах. Больше мы о семейке Уизли не слышали. Гарри работает в Министерстве, он возглавляет отдел невыразимцев, Луна выпускает «Придиру», я занимаюсь благотворительностью и ращу сына.

Вы спросите, добилась ли я того, чего хотела? Да. У каждого попаданца есть великие планы по изменению и перекройке мира так и сяк, я решила плыть по течению и не заморачиваться, лишь кое-что подправляя. Вспоминая счастливые лица моих друзей, я понимаю, что ни о чём не жалею. Я всё сделала правильно.

Драко щёлкает меня по носу и тихо шепчет, что на завтрак можно и не спускаться — всё-таки это наш дом, домовики могут принести что-нибудь и сюда. За дверью слышится гомон и я почему-то уверена, что через несколько минут в спальню ворвётся Белла и заявит что-то экстравагантное, например, предложит идти за снежными бабочками вместе с Луной.

Я дома. Я со своей семьёй.