Страшный сон Драко Малфоя (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

«Драко Малфой — омега. Сенсационное расследование Риты Скитер.»

С ненавистью отбросив свежий выпуск «Волшебного Пророка» на пол, я стиснул лицо ладонями с такой силой, что перед глазами запрыгали радужные круги и яркие белые искры. Несколько раз глубоко вдохнув, чтобы успокоить рвущееся из груди сердце, я подошел к окну и схватился похолодевшими пальцами за подоконник.

Страх. Растерянность. Злость. Да как они посмели?!

Потянувшись одной рукой к защелке, другой ослабив ворот чёрной хлопковой рубашки, я распахнул окно и бессильно оперся плечом о деревянную раму. Руки дрожали и не хотели слушаться, а кончики пальцев неприятно покалывало. Последний раз я испытывал это чувство лет в четырнадцать, но даже сейчас мог безошибочно определить, что за этим последует.

Откинув прилипшую ко лбу прядь волос, я подставил лицо навстречу осеннему ветру, который приятно холодил влажную кожу и вдохнул пряный запах реки, смешанный с ароматом уличного фаст фуда. Несмотря на глубокую ночь, Лондон, кажется, никогда не спал: внизу шумела музыка многочисленных ночных клубов, без устали сновали черные блестящие кэбы и канареечно желтые такси, мерцали неоновые витрины продуктовых лавок.

Отвернувшись от окна я снова вернулся взглядом к злополучной газете, которая с очередным сильным порывом ветра, улетела под письменный стол. С первой полосы, освещаемой тусклым лунным светом, победно улыбаясь и кокетливо поправляя причёску, на меня смотрела гребаная Рита Скитер. Большая любительница сунуть свое длинное магическое перо в чужие дела. Нужно было сразу послать её куда подальше и даже не мечтать, что это интервью хоть как-то поправит положение фамилии Малфой.

Тишину квартиры нарушил тихий стук. Гостей я не ждал, тем более посреди ночи, поэтому повторный стук заставил меня напрячься и неровной походкой подойти к входной двери. Осторожно, прильнув горячим ухом к холодной, шершавой деревянной поверхности, я затаил дыхание, стараясь уловить малейший шум по ту сторону. В этот момент стук, гораздо громче предыдущего повторился вновь, заставив меня отшатнуться и начать отчаянно искать в карманах волшебную палочку. Почему не сработали чары?

После суда, многие заклинания попали для меня под запрет министерства, но оповещающие щиты я умел выставлять мастерски. Достав из кармана волшебную палочку и заняв оборонительную позицию, я задержал дыхание и снова прислушался. Благодаря Кингсли и его мордредову надзору, любой работник министерства мог беспрепятственно передать информацию о моем местоположении репортерам… Чёртова Рита Скитер, заавадить бы тебя!

Стук повторился вновь, но его источник я уже не мог определить. Оглушающий, он словно раскат грома многократно отразился от стен квартиры, которые неожиданно потеряли параллельность, вслед за накренившимся полом. Не понимая, что происходит, я бросился к стоящему в центре комнаты дивану, но запнулся о ковер и ничком приземлился на пол, больно ударившись локтями.

Стук повторился.

Неохотно открыв глаза, я кинул невербальный темпус и потёр локти, на которые казалось бы приземлился мгновение назад.

Пять утра. Какого Мерлина?!

Приподнявшись над кроватью и сонно оглядев комнату, я удостоверился, что пол по прежнему перпендикулярен стенам и лениво откинулся на подушку. Очередной сон. В последнее время я все чаще просыпался посреди ночи, ощущая себя совершенно опустошенным. Эти сны повторялись так часто, что заставили меня истратить все запасы зелья для сна без сновидений. Перевернув подушку холодной стороной вверх, я раздражённо натянул лёгкое шерстяное одеяло до самого подбородка и попытался прогнать навязчивые мысли, но тишину вновь разрушил предательский стук.

Сова. Большая серая сипуха важно сидела на подоконнике и недовольно втягивала голову, пытаясь укрыться от моросящего дождя. Кому вдруг пришло в голову прислать письмо, да ещё и посреди ночи? Я-Драко Малфой. Последний представитель опального темного рода. Наследник разрушенного поместья и пустого сейфа в банке Гринготтс, волшебник, отправленный на постоянное место жительства в магловский район Лондона. Вот такая ирония судьбы: борец за чистоту крови, особо опасный пожиратель смерти каждое утро, по дороге в супермаркет, смиренно переводит магловских старушек через дорогу. Отец бы умер от сердечного приступа, узнав что стало с его единственным сыном.

Конечно, велика вероятность, что письмо прислала мама… С нашим прошлым спокойная жизнь в Англии была для неё недоступна, поэтому, еще до первого суда над отцом, я спешно перевел те крохи, что у нас остались, на счет во Французском банке и настоял на том, чтобы она покинула страну. А дальше последовала бесконечная череда выматывающих судов, отца приговорили к поцелую дементора, меня лишили титула и наследства, а доблестные авроры разграбили и без того разрушенный Мэнор. Поттер, конечно, постарался и меня оправдали, но стоило ли бороться за жизнь в крохотной квартирке, в не магическом районе Лондона? По словам Кингсли, все это было вынужденной мерой. И в чем-то я признавал его правоту, для маглов я был обычным человеком. Здесь никто не бросал вслед грязные ругательства, не провожал презрительным взглядом, здесь-я мог спокойно идти по улице, не боясь получить ступефай в спину. К тому же, среди огромного магловского муравейника было куда проще скрывать свою маленькую тайну.

Стук повторился вновь, выводя меня из состояния глубокой задумчивости. Мордредова птица! С неохотой откинув тёплое одеяло, я подошёл к окну, шлепая по деревянному полу босыми ногами. Открыв створку и, запустив наглую птицу внутрь комнаты, я тут же был поощрен веером мелких ледяных брызг, заставивших меня недовольно отпрянуть. Не видать тебе печенья, наглая морда! Сова же деловито протянула лапу для того, чтобы я освободил её от почты и, больно ущипнув меня за палец, упорхнула в густой лондонский туман, оставив после себя большое мокрое пятно. Хмуро оглядев светящийся горизонт, я закрыл окно и прижался горячим лбом к холодному стеклу. Очередной сон оставил после себя щемящее чувство беспомощности и одиночества, хотя я давно уже смирился с тем, что полагаться мне не на кого, но сегодня, этот страх в очередной раз обрёл плоть.

Схватив со стола стеклянный графин, я налил в стакан холодной воды и, облокотившись на подоконник, сделал жадный глоток, обводя квартиру блуждающим взглядом. Серые стены, много дерева и огромный бархатный диван изумрудно зелёного цвета-моя любимая часть интерьера. Никаких излишеств, только практичные магловский вещи. Но на что ещё я мог рассчитывать в своём нынешнем положении? К тому же, здесь не было хрустальных сервизов, лепнины и брюзжащих портретов в позолоченных рамах: всего, что я так ненавидел, живя в Мэноре.

Ещё раз пробежав глазами по смятой кровати, мой взгляд добрался до стола и остановился на письме. Взмахом палочки, просканировав почту на наличие темных чар, я убедился, что все чисто и взял влажный конверт в руки. Подпись отсутствовала, что не могло не насторожить. Работники министерства обычно не утруждали себя маранием бумаги, а предпочитали личные визиты, Забини бежал из страны, и я потерял с ним контакт, а Панси… Я перестал её интересовать, как только лишился титула и золота. К тому же, пергамент был слишком дорогой, для какой-нибудь рекламной рассылки. Задумчиво покрутив письмо в руках и еще раз взвесив все риски, я провел пальцем по краю пергамента, где бежала вязь с золотым тиснением и перевернул конверт, но не обнаружил на сургуче никаких оттисков. В нос проник аромат нового пергамента, чернил и миндаля. Засомневавшись на секунду в правильности своего решения, я заткнул голос здравого смысла, который буквально кричал о том, что кому-кому, а Драко Малфою уж точно не следует открывать письма от незнакомцев, и аккуратно вскрыл письмо с помощью магловского ножа. Не без раздражения отметив, что прикосновение к дорогой бумаге вызывало в моей душе непередаваемый трепет.

Палец за который цапнула сова все ещё немного саднило. Машинально облизав его, чтобы унять боль, я сморщился, почувствовав сладкий привкус крови и удрученно вытащил его изо рта. Нужно поискать заживляющую мазь. Слава богу, зельеваром я был отличным, а Министерство Магии после войны просто нуждалось в таких кадрах, поэтому мне позволили организовать в своей новой квартире крохотную лабораторию. Конечно же, лишь в рамках оказания посильной помощи Аврорату. Целыми днями я варил стандартный набор сертифицированных зелий, остальное же время посвящал изготовлению жизненно важных составов для себя. Огорчало в этой ситуации лишь то, что из-за надзора, я не мог ставить сложные защитные чары, поэтому раз в месяц, стабильно приходилось наблюдать пацана Криви, который приходил обновлять защиту над лабораторией.

На самом деле, его визиты не вызывали у меня сильного негатива, маленькая болтливая омега. Между делом, он рассказывал все министерские сплетни и всегда особенно подробно проходился по фигуре главного аврора. Ещё бы. Наш спаситель, золотой мальчик. Альфа. Мечта любой омеги. Я ненавидел его за тот цирк, что он устроил на решающем заседании суда. Решил, что я нуждаюсь в его защите, гребаный герой, мандрагору ему в задницу. Свой долг жизни за спасение из адского пламени я вернул ему еще в тот день, когда оборотни притащили святую троицу в Мэнор и не собирался быть обязанным снова. Меня бы оправдали без его помощи, но и эту победу золотой мальчик непременно записал на свой счёт.

Когда я видел его в последний раз? Кажется в день моего великого переселения. Авроры тут шастали толпами и растрепанную макушку Поттера среди них, я просто не мог не заметить. Небось, как и многие другие, приходил поглазеть на униженного аристократа и станцевать на костях былого величия фамилии Малфой.

Мысли о Поттере обжигали изнутри, заставляя вновь погружаться в воспоминания последних лет. Ему всегда все доставалось слишком легко. Василиск, кубок, девчонка Уизли. Чёртов Поттер всегда был на первых позициях. А что я? Наследник могущественного рода, обладатель несметных богатств, я должен был быть на его месте, но всегда оставался лишь в его тени. Став пожирателем смерти и впервые в жизни почувствовав себя нужным, я обрел миссию, в меня поверили. И что в итоге? Я облажался. Снова выбрал не ту сторону, но что мне оставалось, если рядом с Гарри Поттером места для меня не нашлось? Я ненавидел его и ненавидел себя, за то, что все эти годы упрямо тянулся к Поттеру, вопреки здравому смыслу.

В детстве я списывал свою ненависть на банальную зависть, позже, на ее место пришло презрение. На шестом курсе, обремененный задачами темного лорда, я постарался выкинуть Поттера из головы, но тот, будто назло, начал ходить за мной, словно тень. И когда, рискуя своей жизнью, несмотря на все противоречия, Поттер спас меня из адского пламени, что-то внутри окончательно сломалось. В тот момент я был настолько опустошен и одинок, что его поступок снес мне крышу, а глубоко в груди зародилось призрачное чувство надежды. Надежды на что? Что ему не все равно? У Поттера всегда была девчонка Уизли, а у меня не было никого, кроме матери. Как же смешно сейчас думать об этом. Поттер просто не мог бросить меня там, чертов гриффиндорец. А я вцепился в этот кусок памяти, словно клещ и много ночей подряд, лежа в холодной кровати, прокручивал его в голове, создавая шаткую иллюзию нужности.

Ну, а вскоре в силу вступило моё личное проклятие. Природа снова сыграла со мной злую шутку. Драко Малфой-омега. Омега, мать вашу?! Гребаный Поттер-альфа, а я-омега?! О его персоне без того грезила добрая половина Британии, а после вступления в наследие, когда он из бледного очкарика превратился в статного высокого альфу, за ним началась, настоящая охота. Ну, а я возненавидел его еще сильнее.

В подростковый период ситуация с наследием меня совершенно не напрягала, всех волшебников рано или поздно оно настигало. Наследие не влияло на род работы, но влияло на статус волшебника в обществе. Если единственный наследник влиятельного рода оказывался омегой, то род прерывался. Омега не могла возглавить род, а значит должна была взять фамилию своего альфы.

Слава Мерлину, удача хоть в чем-то оказалась на моей стороне, и наследие настигло меня, по меркам волшебного мира, слишком поздно. Это случилось, когда я уже полгода жил один, в своей новой лондонской квартире, и лишь поэтому смог сохранить произошедшее в тайне. Хорошо, что отец на тот момент был уже далёк от всего мирского. Для него, сильного альфы, это был бы непосильный удар. А мне, пришлось включить голову и спустя сотню экспериментов, всё-таки создать зелье, полностью скрывающее запах социальной принадлежности. Проблема осталась лишь в моем личном восприятии запаха альф, но и ее я решил, сведя до минимума контакты с волшебным миром, благо изготовление зелий для Аврората позволяло мало-помалу сводить концы с концами.

Воспоминания снова вскрыли старую душевную рану, и я не заметил, как с силой сжал в руках злополучный конверт, из которого выпал цветок-маленькая веточка голубых незабудок. Подняв с пола странный подарок, я трансфигурировал из стакана длинную узкую колбу и поставил нежные цветы около кровати, невесомо коснувшись крохотных лепестков пальцами. Милый подарок, но думать о нем не хотелось. Неожиданно начавшаяся мигрень заставила меня поморщиться. Вытерев тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот, я накинул на плечи ночную рубашку и лег в постель. Не хотелось думать, что в ходе последнего эксперимента я все-таки ошибся в пропорциях и зелье дало побочную реакцию в виде головной боли, но состояние стремительно ухудшалось. Поэтому, выпив болеутоляющую настойку и списав недомогание на нервное перенапряжение, я вернулся в холодную постель, и не заметил, как снова погрузился в беспокойный сон.

========== Часть 2 ==========

Утро выдалось не из лёгких.

Проспав до полудня, и поморщившись от настойчивого солнечного луча, начавшего светить в щель от незадернутой после ночного визита совы шторы, я наконец-то смог заставить себя открыть глаза. Порадовавшись отсутствию головной боли, я вылез из-под одеяла и уселся на краю кровати, поджав под себя холодные ступни, и обхватив плечи руками. Голова немного кружилась, а неприятное горькое послевкусие во рту вызывало жажду. Возможно, для улучшения самочувствия стоило бы выпить ещё и бодроперцовое зелье, но если это последствия моих экспериментов, и последняя версия состава не так хороша, как задумывалось, то от разоблачения это меня не спасет. Благо гостей я не ждал. Болтливый Дэннис Криви обновил защитные чары буквально пару дней назад, и даже, если из-за моей ошибки вся квартира пропахнет омежьей натурой, об этом никто не узнает.

Почувствовав, как от этой мысли улучшается настроение и довольно ухмыльнувшись, я лениво встал с кровати, о чем тут же пожалел-голову пронзил острый приступ боли. Что же такое?! Сжав виски пальцами, я остановился, чтобы прийти в себя и успокоить очередной приступ головокружения, и походкой пьяного матроса, направился варить порцию своего любимого утреннего кофе, дабы справиться с усилившейся жаждой.

Я любил кофе и всегда питал особую нежность к этому напитку. Он напоминал мне о доме и о маминых бранчах. Сначала, я медленно раскалял золотистый песок, засыпал в блестящую медную турку свежесмолотые ароматные кофейные зерна, потом заливал их чистейшей водой и с наслаждением наблюдал за тем, как два совершенно разных по своей сути вещества создают густой насыщенный вкусом напиток. По настроению, можно было добавить немного корицы или лимона, чтобы завершить утренний ритуал. Я наслаждался этим процессом, а потом и плодами своих трудов.

Вот и сегодня, налив в пузатую белую чашку ароматный напиток, я уютно устроился на подоконнике и принялся рассматривать вечно куда-то спешащих маглов. Сначала кофе, а потом разберемся с самочувствием.

Осень-только вступала в свои права, поэтому днем на улице все ещё было тепло, но в воздухе уже витал пряный аромат опавших, прелых листьев. Открыв окно и впустив в комнату легкий осенний ветерок, я поднёс кружку с напитком к лицу и, глубоко вдохнув горький запах кофейных зёрен с нотками пряной корицы, довольно зажмурился.

В этот момент в комнате громко завопили оповещающие чары. От неожиданности, кружка выскользнула из моих ослабевших пальцев, горячий напиток полился по ногам, заставляя подскочить со своего места, шипя от боли, после чего сорвалась с подоконника и полетела вниз. Мерлиновы подштанники! Перевесившись через край, я попытался разглядеть не убило ли внизу какого-нибудь нерадивого прохожего, но неожиданно почувствовал чьи-то сильные руки на своих плечах. Все произошло так быстро, что я даже не успел ничего сообразить, успел лишь подумать о том, что беспечно оставил волшебную палочку под подушкой. Ловкие руки схватили меня за голову и прижали к своей груди так, что я зарылся лицом в кашемировый свитер серого цвета. В нос снова ударил запах горького кофе, но теперь уже с нотками перечной мяты.

— Чёртов Кингсли! Я же предупреждал!

Поттер?!

От его дыхания по моей спине побежали мурашки, заставляя мелкие волоски на шее вставать дыбом. Какого хрена ему здесь надо? Черт, черт, черт! Почувствовав неконтролируемую волну паники, ведь я рассчитывал провести этот день совсем по-другому и уж точно не собирался принимать гостей, я попытался высвободиться из объятий, но голова предательски закружилась, заставляя меня снова схватиться ослабевшими пальцами, некрасиво растягивая его дорогущий свитер.

— Отвали, Поттер! — придя в себя и немного повозившись, я все же выпутался из объятий и тут же наткнулся на упрямый взгляд зелёных глаз.

— Если ты не перестанешь дёргаться, я тебя заколдую. Собирайся, нас ждут в Министерстве.

— Нет.

— Что значит-нет?

— Во что, по вашему мнению, я опять влип? — слабо понимая, что здесь происходит, я сделал шаг назад. Запах кофе с ментоловыми нотками дурманил голову не хуже магловской травки, а намокшие штаны неприятно липли к ошпаренным ногам, мешая сосредоточиться.

— Тише… — Гарри подошёл к окну и плотно прикрыл ставни. — Я тебе помогу, — он попытался взять меня за руки, но я спешно спрятал их за спину и сделал еще один шаг назад.

— Я не… Я не понимаю… — голос предательски дрогнул, а в ушах загудело так, будто там поселился рой диких пикси. Я физически ощущал, как с каждой минутой силы покидают меня.

— Успокойся, присядь. — заметив моё состояние, Поттер указал рукой в сторону дивана, а сам отправился в сторону кухни, после чего, вернулся со стаканом воды, который протянул мне. — Я говорил Кингсли, что тебя нельзя оставлять одного. Ну что же ты творишь, Малфой?

— Я не знаю…

Отодвинувшись подальше когда Поттер плюхнулся на диван рядом со мной, я нервно потёр нос рукой и попытался пригладить стоявшие дыбом волосы. Спокойно, Драко, не делай глупостей. Кажется, пока он ни о чем не догадывается.

— Малфой, я понимаю, тебе сейчас очень сложно, ты оказался в изоляции, но это не повод… — я невольно залюбовался ямочками на его щеках, которые возникали во время разговора, и пропустил мимо ушей заключительную часть фразы.

— Я чувствую себя так странно… — блаженно улыбнувшись, я потянулся руками к лицу своего гостя и схватил того за уши. — Поттер, а давно тебя раздвоило?

Парень отреагировал молниеносно. Ловко подхватив мое слабо сопротивляющееся тело под руки, он прошептал что-то себе под нос, и, прямо как есть, в пижамных штанах, запачканных кофе, я улетел в парную аппарацию. Конечно, на мою квартиру был наложен антиаппарационный барьер, но какое дело до этого великому Гарри Поттеру?

========== Часть 3 ==========

Видимо, во время перемещения я потерял сознание, потому что, когда очнулся, увидел перед собой белоснежный потолок больничной палаты.

Я в Мунго? Но почему?

Ощущал я себя вполне сносно, разве только что странное чувство тревоги доставляло небольшой дискомфорт. Попытавшись понять, что меня так тревожит, я подскочил на месте, когда вспомнил, что произошло сегодня утром. Чуть приподнявшись на локтях, я кинул взгляд на прикроватную тумбочку-палочки не было. Видимо она так и осталась лежать под подушкой. Черт!

В этот момент дверь палаты открылась и внутрь вошла целительница облаченная в халат лимонного цвета.

— Мистер Малфой, — она поприветствовала меня коротким кивком головы и села на стул, стоящий рядом с кроватью.

— Привет, Грейнджер… Или уже Уизли? Было бы странно, увидеть кого-то другого. — глубоко вздохнув я откинулся на подушку и предпочёл смотреть в потолок.

— Малфой, не время для сарказма, — она открыла папку, которую держала в руках и откашлялась. — Пришли твои анализы. Если бы не Гарри, мы бы могли не спасти тебя.

— Что значит не спасти? — я приподнял голову и бросил взгляд на сосредоточенное лицо девушки. — Я не болен.

— Тебя отравили. Ты три дня не приходил в себя.

— Не может быть! — тихо застонав, я закрыл лицо руками и перевернулся на бок. Три дня. Три дня я не пил свое зелье и лежал здесь беспомощной омегой. Черт!

— Когда Гарри перенёс тебя к нам, ты уже был без сознания. — голос гриффиндорки звучал кротко, я слышал, как тщательно она подбирает слова. — Экспресс анализ показал, что ты был отравлен магловским ядом. Гарри отправился обыскивать твою квартиру, ведь по данным Аврората, ты не покидал её последние пару дней.

Я снова издал протяжный стон, но смотреть на Грейнджер не было сил.

— В твоей квартире нашли неопознанное зелье, но отравило тебя не оно.

— Конечно не оно! Я отличный зельевар! — огрызнулся я в ответ. — Он все знает?

— Прости, что? — похоже мой вопрос озадачил новоиспечённую миссис Уизли.

— Поттер все знает? Понял, что я омега?

Гермиона на секунду замерла и аккуратно коснулась рукой моей ноги, заставив обернуться и обратить на неё внимание.

— Нет. Он не знает. Никто не знает. Твоим делом здесь занимаюсь только я. В эту палату не пускают никого, кроме меня. И быть омегой не зазорно, Малфой.

— Неужели?

— Но это не то, что сейчас должно тебя волновать, — быстро сказала Гермиона, — В твоём доме нашли конверт. Он был пропитан ядом, который должен был прикончить тебя за пару часов. Но неопознанное зелье, которое обнаружил Гарри и которое ты так же принимал, к твоему счастью послужило сильнейшим антидотом. Так что, Малфой, живём дальше. — гриффиндорка бросила беглый взгляд на наручные часы, дань магловскому происхождению, и поднялась со стула. — Через полчаса здесь будет Гарри. Я оповестила его о том, что ты очнулся. Согласно инструкциям он должен провести допрос.

Я протестующе замотал головой и почувствовал, как жар приливает к моим щекам.

— Мне нужно моё зелье. Поттер же оставил вам что-то для анализа? Да? Он не должен узнать, что я…

— Омега. — закончила за меня Гермиона. — Так вот для чего оно. — добавила она шёпотом. — Ты сам понимаешь, зелье я дать тебе не могу, все-таки ты находишься на лечении. К тому же у тебя есть целых двадцать минут на то, чтобы все обдумать.

— Палочку хотя бы верните! — выкрикнул я в сердцах, но получив в ответ многозначительный взгляд карих глаз, поник.

Громко хлопнув дверью, девушка покинула палату и оставила меня одного разбираться со своими мыслями и эмоциями.

Следующие двадцать минут я, словно загнанный книзл, ходил из угла в угол, нервно теребя край своей ночной рубашки. Я не знал, как на мою проблему отреагирует Поттер, но в глубине души надеялся, что воспитание не позволит ему затронуть эту щекотливую тему. К тому же, сейчас я практически не пахну. Да и вытяжки здесь отменные. Подняв руку к потолку, я поймал дуновение свежего воздуха и сдавленно засмеялся. Кого я обманываю? В этот момент за дверью послышались громкие шаги и, не придумав ничего лучше, спешно вернулся в свою кровать и укрылся тяжёлым одеялом с головой.

Услышав, как щелкнул дверной замок, я затаился. Громкий вздох ознаменовал, что Поттер уже уселся на стул, где полчаса назад сидела Грейнджер. Темнота давала иллюзию защищённости и меня вполне устраивало то, что Поттер не начинает разговор. Не знаю, сколько времени все это продолжалось, и этого ли он добивался, но вскоре воздух под одеялом стал спертым. Когда дышать стало практически невозможно, я еле заметно высунул кончик носа и с первого же вдоха задохнулся от терпкого аромата кофе. Живот предательски заурчал.

— Привет.

Медленно стянув одеяло с головы, я приоткрыл один глаз и увидел Поттера, который сидел в обнимку с подушкой. Незаметно осмотрев его с ног до головы, я нахмурился и попытался пригладить рукой собственные волосы. В отличии от меня, он выглядел просто отлично: чёрная магловская футболка выгодно оттеняла загар, а беспорядок на голове придавал образу беспечности. Заметив, как в его ухе блеснула маленькая золотая серёжка, я постарался не подать виду, что заинтересован этим фактом и показательно отвернулся от непрошеного гостя.

— Тебе нужно поесть, — Поттер кивнул в сторону стола, на котором стоял поднос с огромной кружкой ароматного кофе, румяным омлетом и булочкой с корицей, там же лежала моя волшебная палочка. Отказываться не было смысла, по ощущениям мой желудок уже доедал печень, и приподнявшись в кровати, усаживаясь удобнее, я взял в руки кружку с горячим напитком и сделал большой глоток, краем глаза, заметив, что Поттер уткнулся носом в подушку, которую до этого прижимал к груди. Неужели мой запах был настолько ему противен? Аппетит пропал вместе с настроением. Желание разговаривать — тоже.

Я медленно цедил кофе, стараясь не отрывать взгляд от кружки. Но Поттер, видимо, никуда не спешил. Он заинтересованно наблюдал за мной, иногда вздыхал, но разговор не начинал. Горечь и обида прожигала меня изнутри, нужно было, как можно скорее, покончить с этим никак не начинающимся допросом.

— И долго ты собрался тут сидеть? Задавай свои вопросы и проваливай.

Губы Поттера медленно растянулись в довольной улыбке.

— Я уже грешным делом подумал, что яд все-таки сработал. Ан нет. Все так же брызжешь желчью, Малфой.

Он откинул подушку в кресло, стоящее в углу, и взял с подноса зеленое яблоко. — Не возражаешь? — не получив ответа и пожав плечами, Поттер с аппетитом впился зубами в фрукт. — Я нашёл конверт в твоей квартире. Кто его прислал?

— Он не был подписан.

— Поэтому ты просто открыл его и оставил в квартире?

— К чему ты сейчас клонишь? — я вспылил. — Что мне не хватило мозгов проверить свою почту? Так вот, она-была чиста, а в ваших магловских штучках я не шарю!

— Это беспечно, Малфой. — Поттер встал со стула и выбросил огрызок в урну. — Ты знаешь, кто мог прислать тебя это письмо?

— Нет.

— А если подумать? Твой адрес известен лишь узкому кругу волшебников, — он отодвинул стул и сел прямо на кровать, заставив меня занервничать. Отставив кружку с недопитым кофе на тумбочку, я натянул одеяло до самого носа и поджал ноги к животу.

— Нет. И с чего ты взял, что это вообще был волшебник?

— Кто-то решил прикончить тебя, Малфой, и вряд ли это был тот магл, которому ты переехал ногу тележкой в продуктовом.

Вдруг взгляд Поттера из колюче изучающего стал рассеянным, а крохотный золотой гвоздик в ухе замерцал голубым светом.

— Понял. Выдвигаюсь. Пришлите Робертса, он хороший ищейка.

— Эээ… С кем ты разговариваешь? — я немного напрягся, но Поттер уже встал и направился к двери.

— Срочный вызов, — он дотронулся рукой до дверной ручки и обернулся ко мне с улыбкой. — И знаешь, Малфой, я рад что ты омега. Потрясно пахнешь.

С этими словами парень выскользнул за дверь, оставив меня сидеть с открытым ртом. К щекам прилила кровь и, казалось, что при желании, от меня можно было бы прикуривать. Коснувшись ледяными от волнения ладонями лица, я громко выдохнул и взъерошил волосы. Он сказал, что я потрясно пахну. Надеюсь, это не очередная идея Грейнджер из серии «пожалейте сирых и убогих». Мимолетная радость снова сменилась пустотой. Я не мог злиться, я не мог радоваться, я не мог ненавидеть этого человека. Я боялся поверить его словам, потому что за этой мимолетной надеждой всегда следовала боль. А может Грейнджер и права… Жалость-единственное, чего я достоин. С этими мыслями я взял с подноса свою волшебную палочку, сунул её под подушку и, погасив свет, крепко зажмурил глаза. Воздух палаты до сих пор хранил аромат кофе и перечной мяты.

========== Часть 4 ==========

Первым, что я увидел открыв глаза следующим утром, было задумчивое лицо Гермионы Грейнджер. Заметив, что я проснулся, девушка кивнула головой в угол комнаты, в попытке обратить моё внимание на что-то важное. Там, скинув кроссовки и забравшись с ногами в кресло, спал Поттер. Он был в той же одежде, что и в свой прошлый визит и, видимо, вернулся сюда прямиком с ночного рейда.

— Давно он здесь? — после сна мой голос был немного охрипшим, но я не хотел кашлять, боясь разбудить незваного гостя.

— Вернулся около трех часов назад, — Грейнджер нервно поёрзала на стуле. — Он переживает за тебя.

— Я что, сопливая хаффлпаффка, чтобы за меня переживать? — я заметил, как уголки губ Грейнджер едва заметно дрогнули, но улыбку она сдержала.

— Просто пойми, сначала этот инцидент с окном, потом покушение…

— Инцидент с окном? Я спокойно сидел и пил кофе, как в квартиру ворвался Поттер и я случайно выронил чашку. Мне просто было нужно убедиться, что внизу никто не пострадал, — я перешёл на сердитый шёпот.

— Надеюсь, что это правда, — девушка неожиданно схватила меня за руку своими тёплыми ладонями, так, что я даже опешил, но руку не убрал.

— Не будь слишком строг к нему. И… Не говори, что я заходила.

Встав на ноги, она бережно укрыла Поттера больничным пледом, который все это время лежал на её коленях и тихо вышла за дверь, оставив в моей руке стеклянный фиал. Моё зелье! Все же Поттеру очень повезло, жаль, что у меня никогда не было таких друзей. Откупорив склянку, я залпом выпил ее содержимое и поморщился от неприятного кислого вкуса, оседающего на языке. Возможно, в зелье больше не было смысла, но с ним я чувствовал себя защищённым.

Лежать больше не было сил. Сев на кровати, я нащупал босыми ступнями тапочки. Зачем Грейнджер делает это для меня…? Столько лет я открыто издевался над ней, принижал ее достоинство и никогда не упускал возможности побольнее задеть, так что единственное, чего я был достоин-это презрение. Подняв фиал с остатками зелья к потолку, я покрутил его в пальцах, и залюбовался переливами синих искр, которые заставили меня невольно вспомнить Хогвартс с его звёздным небом в большом зале. Взрослая жизнь отстой. Закинув склянку в тумбочку, я решил раскрыть шторы, чтобы впустить в палату солнечный свет, но за тяжёлыми серыми портьерами оказалась лишь такая же серая, безликая стена. Да у меня VIP палата! Недовольно поджав губы, я вернул шторы на место. Видимо, Поттеру все же поверили, сволочи, уж волшебное-то могли наколдовать.

Кстати, о Поттере. Я обернулся и посмотрел на мирно сопящего гостя. Тот до сих пор спал в той же позе и смешно хмурил брови. Осторожно ступая, я подошёл ближе и склонился над ним, наблюдая, как на голой шее мерно бьётся синяя венка. Его запах был настолько манящим, что мне хотелось либо заткнуть себе нос, либо окунуться в него с головой. Аккуратно дотронувшись одним пальчиком до кожи его щеки, я еле касаясь, провел вниз до подбородка. Это был сильный риск, ведь Поттер мог проснуться в любой момент, но я не мог отказать себе в этом маленьком удовольствии, потому что мечтал об этом уже слишком давно. В паху резко потяжелело и я безотчетно попытался избавиться от давящего напряжения, вызванного узкими пижамными штанами.

Отвернувшись от Поттера, я заметил в палате ещё одну дверь. Слава Мерлину, за дверью оказалась ванная. Большая комната с душевой кабиной, отделанная чёрным мрамором с золотыми прожилками. Интересно, в Мунго у всех такие палаты? Тихо проникнув внутрь, я скинул больничную пижаму и, включив душ, залез под упругие струи горячей воды. Запах Поттера преследовал меня, проникал в ноздри, щекотал горло, а член по-прежнему предательски упирался темно розовой головкой в живот. Подчиняясь инстинктам, я положил правую руку на ствол и медленно провел ладонью сверху вниз. Тело требовало разрядки и от первого прикосновения меня прошила волна сладкого удовольствия. Это было единственное удовольствие, которое я знал. К тому же, я не привык размениваться на всякую второсортщину, мне нужен был только Поттер. За свои девятнадцать лет, я не узнал о своём теле ровным счётом ничего. А став омегой, я не мог допустить даже мысли, что меня кто-то может запятнать. Уж лучше быть одному и довольствоваться своей правой рукой, чем быть чьей-то безвольной подстилкой.

Прижавшись лбом к холодной стене, я добавил горячей воды и, закрыв глаза, начал чаще водить рукой по члену, полностью отдаваясь ощущениям. Я нежно погладил головку большим пальцем, размазывая выступившую капельку смазки. Из-за того, что в соседней комнате сидел источник моих фантазий, а я не закрыл дверь, ощущения были особенно острыми. Почему бы просто не пойти и взять то, чего сейчас хочется больше всего… Я тихо простонал, представляя на месте своей руки ладонь Поттера, как он встаёт передо мной на колени и заменяет руку своими пухлыми губами. Тугой узел наслаждения внизу живота внезапно рассыпался тысячью разноцветных искр. Наслаждение накрыло меня с головой, в ушах шумело, а ноги не хотели слушаться, я прижался боком к холодной стене, продолжая ласкать опадающий член рукой. В моем мире не осталось звуков, в голове не осталось мыслей, только Гарри Поттер и острое удовольствие. На секунду я уловил лёгкое дуновение свежего воздуха и оглянулся в сторону двери, но та была по-прежнему плотно закрыта. Наверное, просто показалось. Я постоял под горячими струями воды ещё пару минут, наслаждаясь вербеновым запахом мыла, после чего перекрыл душ и утонул в пушистом белоснежном полотенце.

Одевать на чистое тело грязную пижаму не хотелось, конечно, можно выйти к Поттеру в чем мать родила, но… Хотел бы я при этом посмотреть на его лицо. Я улыбнулся своему отражению и нарисовал на запотевшем стекле смешную рожицу. После душа я чувствовал себя обновлённым, стоило сбросить лишнее напряжение, и жизнь сразу заиграла новыми красками. Я откинул влажную чёлку с глаз и огляделся. В углу комнаты обнаружился шкаф полный однотипных шерстяных пижам, которые сразу же мне не понравились. Это что, палата для гриффиндорцев? Красная клетка выглядела вызывающе, но выбирать мне не приходилось. Натянув на себя это безобразие, я вернулся в палату.

К моему сожалению, кресло было пустым. К сожалению? По-моему я должен был испытывать, как минимум, облегчение, что этот зануда свалил до моего возвращения. На столе рядом с креслом я нашел завтрак укрытый сохраняющими чарами: овсяная каша с ягодами черники, латте и пара круассанов с бужениной. Все, как в лучших домах Парижа. Если в Мунго всегда так кормят, это ли не повод наведываться сюда почаще?

Удобнее устроившись в кресле, которое всё ещё хранило тепло Поттера, я впился зубами в хрустящую булочку и недоуменно уставился на кружку. На пенке латте был нарисован человечек, летящий на метле. Рисунок был заколдован, поэтому волшебник то и дело изображал сальто и приветственно махал шляпой. Ухмыльнувшись, я сделал маленький глоток и зажмурился от удовольствия.

— Проснулся?

— Гиппогриф тебя задери, Поттер! — от неожиданности я дёрнулся, снова чуть не разлив горячий напиток. — Умеешь же испортить момент.

—Не выдумывай, — Поттер забрал чашку из моих рук, легонько задев своей грубой ладонью мою нежную кожу, и с наслаждением отпил ароматный напиток. Он специально нервирует меня?

— Эй, не наглей, это мой кофе, — я протянул руку вперёд дабы получить чашку обратно, но Поттер лишь усмехнулся и сделал второй глоток.

— Ну, чисто формально, это мой кофе. А ты находишься в моей палате.

— О, тогда это многое объясняет, — я оттянул рукав рубашки, намекая на цвет.

— Тебя сегодня выписывают, так что потерпишь. Твою квартиру оцепили, там работают мои ребята.

— На что ты намекаешь? — пришлось есть круассан в сухомятку, но сокращать дистанцию я не собирался. — Поттер, если ты больше не будешь пить, верни кофе.

— Вчера вечером было новое нападение, пострадала семья Мальсиберов. Им повезло гораздо меньше, чем тебе. — Поттер взмахнул палочкой и кружка снова наполнилась до краев горячим напитком. — Держи аккуратнее, не обожгись. До тебя были ещё три нападения, похоже, кто-то мстит семьям пожирателей, которым удалось избежать наказания. Министерство пытается замять эти происшествия, люди только оправились от войны, а тут какой-то сумасшедший травит всех налево и направо, и я уверен, что за всем этим стоит один и тот же человек. А, насколько, я знаю, Малфой, ты отлично разбираешься в ядах.

— Ты думаешь это моих рук дело?! Поттер, что ещё со мной не так? Я не ем младенцев на завтрак и не пытаюсь покончить с собой во время обеда. Оставьте меня уже в покое! Мой мир жесток, но я не монстр.

Его слова зацепили меня. Почему рядом с Поттером я не могу контролировать свои эмоции, я же Малфой, где Мерлинова задница, моя аристократическая сдержанность?

— Я ненавижу тебя.

— Что?

— Я ненавижу тебя, Поттер, — последнее слово я, практически, выплюнул ему в лицо. Поттер помрачнел, но с места не тронулся.

— Ты напыщенный, самолюбивый козёл. Зачем ты припёрся ко мне? Зачем поселил меня в эту свою гребаную палату? Сначала врываешься в мою квартиру, потом… О-о-о, Мерлин, я все понял. Ты пришёл арестовать меня, решил, что я хочу сбежать от тебя в окно, а когда понял, что я сам отравлен, подумал, что я решил свести счёты с жизнью? Грейнджер… — на последнем слове я осекся, так как обещал Гермионе не говорить о её визите, и с силой поставив чашку на стол, вплотную придвинулся к Поттеру. — Вот почему у меня лучшая палата? Это жалость?

Поттер даже не сдвинулся с места, но я видел, как от гнева задрожали его ноздри.

— Не буду ходить вокруг да около, я пришёл попросить твоей помощи, Малфой. Мне в команду нужен толковый зельевар.

— То есть ты не отрицаешь?

— То есть ты согласен?

— То есть тебя не смущает работа бок о бок с человеком, который тебя ненавидит?

Поттер смерил меня странным взглядом и сделал шаг назад.

— Я сделаю все, чтобы изменить твоё мнение.

— Звучит, как вызов, — я не ожидал такой реакции от человека, на которого только что вылили ушат оскорблений, поэтому немного поубавил свой пыл.

— Отлично. Тогда собирайся, едем на Гриммо.

— В смысле на Гриммо? — я сразу вспомнил, как во времена Воландеморта на Гриммо собирался Орден Феникса.

— В твоей квартире идут работы, так что поживешь какое-то время у меня. Места там хватит всем.

— Оу… Неужели твоя Уизлетта не будет против пожирателя смерти в вашем доме? — я сел обратно в кресло, опасаясь, что Поттер может резко отреагировать на оскорбление своей невесты, но он не сдвинулся с места.

— Мы расстались больше года назад, Малфой. Ты что, не читаешь газеты?

Он резко повернулся и, не говоря больше ни слова, вылетел из палаты. Моё дыхание сбилось, мне стоило неимоверных усилий сохранять лицо в этом разговоре. Я подтянул ноги к животу и обхватил колени руками. И как я мог пропустить эту новость, ведь Пророк я получал ежедневно? Значит расстались… Хоть одна хорошая новость за последний год. Может теперь стоит попытать удачу? Я на секунду представил, как мы с Поттером мило завтракаем на большой и главное нашей общей светлой кухне, кормим друг друга булочками, и от досады сильно стукнулся лбом об острые колени. Малфой, что ты несёшь… У Поттера дома наверняка постоянно кто-то ошивается, и он вряд ли захочет есть булочки из твоих рук. Мысль, что теперь мне придётся жить с объектом своих желаний под одной крышей и на постоянной основе пересекаться с мракоборцами, большинство из которых ненавидят меня ещё со времен школьной скамьи, пугала до потных ладоней. Но в глубине моей души еще тлела надежда на лучшее.

Ну что же, Малфой, пусть это будет началом белой полосы в твоей отвратительной, черной жизни.

========== Часть 5 ==========

К сожалению, полоса оказалась не такой уж и белой. Началось все с того, что для перемещения на Площадь Гриммо 12, я должен был воспользоваться каминной сетью. Поттер, скорее всего, не хотел привлекать лишнего внимания к своей персоне и явно дал понять, что в дом Блэков, мы попадём инкогнито. Шумиха вокруг его имени уже немного улеглась, но перед домом до сих пор можно было увидеть парочку притаившихся в ожидании сенсаций писак. Камин же был для меня сущим адом, каждый раз меня неистово укачивало, и последние годы я пытался избегать данного способа перемещения. Но не говорить же Поттеру, что я могу запачкать ковёр перед его камином? Это было бы слишком унизительно, хотя с другой стороны, будет ещё более унизительно, если меня вывернет прямо ему на ботинки.

Пока я размышлял, как избежать пытки камином, Поттер снова забрал мою палочку и отправился утрясать бюрократические дела. Не успел я даже как следует продумать свою речь о нежелании передвигаться камином, как Гарри вернулся и уже тащил меня за рукав в сторону большой деревянной двери, которой оканчивался больничный холл.

— Мы что, не воспользуемся камином? — я выдернул рукав из захвата и остановился посреди больничного коридора. На мне до сих пор была та самая ужасная пижама красного цвета, в которой я выглядел словно гриффиндорский самозванец.

— Мм…? — Гарри рассеяно обернулся и уставился на меня непонимающим взглядом.

— Ну, я подумал, что ты не захочешь привлекать к себе лишнего внимания… Тем более я не лучшая персона для…

— Для чего?

Поттер задорно улыбнулся, и я ощутил, как в груди предательски защемило.

— Для обеденного променада.

Я сказал это достаточно громко, но Поттер уже ничего не слышал. Одарив меня загадочной улыбкой, он бодро зашагал к двери, около которой нас ждала молодая медсестра в лимонной мантии. И что означает эта его улыбка, могу ли я записать её на свой счёт? В школе я видел её тысячу раз, но до этого момента, она ни разу не была предназначена мне. Как же хотелось верить, что это все не просто хваленая геройская вежливость. Мерлин, как же он все-таки хорош. Я не мог оторвать взгляда от его широкой спины, обтянутой чёрной хлопковой футболкой. Служба в Аврорате явно шла ему на пользу, странно что при таком теле он до сих пор оставался один.

Стоп.

У меня перехватило дыхание и я остановился, как вкопанный, поражённый своими секундными догадками. Он же не сказал, что одинок. Он расстался с рыжей девчонкой, но ему ничего не мешает встречаться с кем-то, не обременяя себя отношениями. Вокруг Поттера всегда хватало поклонниц… И не только. Я издалека наблюдал, как он мило беседует с молоденькой медсестрой, а моё хрупкое чувство надежды рассыпается, словно карточный домик, сложенный дилетантом. Я видел, как он невесомо трогает кисти её рук, как шепчет что-то в лицо, от чего девушка смущается и прячет взгляд, я не слышал слов, но только слепой глупец не определил бы в каком русле движется их разговор. Ну и дурак ты, Малфой. Поттер просто проявил вежливость и бросил пару дежурных комплиментов, а ты уже его к себе в койку уложил и детей с ним нарожал. Во рту неожиданно стало солено, от злости я не заметил, как сжал зубы и прокусил губу. Я чувствовал себя обманутым, но ведь Поттер мне ничего не обещал, он действовал, как любой воспитанный волшебник, но внутри меня уже клокотала буря эмоций.

Я сорвался с места и практически бегом проследовал мимо сладкой парочки. Гнев захлестывал меня с головой, у меня всегда плохо получалось контролировать свои эмоции, но сейчас единственным моим желанием было причинить Поттеру боль.

Получи!

Задев со всей силы его локтем я вылетел из здания Мунго и громко хлопнул деревянной дверью, за которой оказался задний двор больницы. На улице уже смеркалось, а палочку Поттер мне так и не вернул, поэтому вернее всего было не принимать опрометчивых решений и просто дождаться, когда его высочество наконец уже выйдет из здания.

— Малфой, ты чего?

Долго ждать не пришлось, Поттер выбежал за мной следом. На его щеках играл заметный румянец, а очки съехали на бок, придавая лицу нелепый вид.

— Я что, случайно задел тебя? Извини.

Предсказуемо, на мой выпад Поттер никак не отреагировал, на секунду на его лице промелькнула тень огорчения, а между бровями залегла глубокая складка, но через мгновение все уже было по-прежнему. Только сейчас я заметил, что в руке он держал свою легендарную метлу и какой-то крохотный сверток.

— Зачем тебе метла? Неужели в свободное от поимки особо опасных преступников время аврор Поттер подметает задний двор Мунго?

— Не мне, а нам, — Поттер шутку не оценил, он отставил метлу к стене и начал разворачивать загадочный сверток.

— Не понял.

— Как ты выжил-то, такой непонятливый. Мы полетим на ней вдвоём. Гермиона сказала, что тебе показано чаще бывать на свежем воздухе.

— Поттер, ты умом повредился? Я пасс, — я попятился назад и уперся спиною в дверь.— Жду тебя у центрального камина.

Я было уже потянулся к дверной ручке, как заметил в руках Поттера тончайшую ткань мантии невидимки.

— Откуда она у тебя?

Мантия была шикарной, я читал про такие в древних книгах Малфой Мэнора, но никогда не видел их в живую, поэтому просто обязан был к ней, хотя бы прикоснуться.

Поттер, заметив мой маневр, ловко спрятал ткань за спину и сделал шаг назад.

— Но, но, но… Залезай на метлу, тогда получишь, — он потряс мантией перед моим носом и указал взглядом на Молнию.

— Поттер, ты что, извращенец?

— Брось, когда ты последний раз летал? Соглашайся, ты же ненавидишь каминную сеть и к тому же, на тебе антиаппарационный браслет.

— Прошлый раз тебе это не помешало. Откуда знаешь про камин?

— Издержки профессии, — он ухмыльнулся и, с лёгкостью подхватив довольно увесистую метлу, обхватил её ногами. — Ну же.

— Это отвратительно.

Поттер засмеялся и бросил мантию невидимку прямо мне в руки. — Отвечаешь за нашу конфиденциальность.

Я с лёгкостью поймал невесомую ткань и пропустил тончайший материал сквозь пальцы, у меня в руках была самая настоящая мантия невидимка, нежная, будто лепесток лилии, лёгкая, как пушистое облако, и прочная, словно китайский шёлк. Ну что ж, я ещё раз оглядел широкую спину Поттера, который в этот момент либо действительно любовался закатом, либо просто намеренно меня игнорировал. Это всяко лучше, чем камин, и признаться, я скучал по полётам, скучал по ветру в волосах, чувству невесомости от которого все внутри словно обрывается. К тому же, если Поттер втемяшил что-то в свою бестолковую голову, избежать этого вряд ли удастся.

Глубоко вздохнув, изображая полное недовольство сложившейся ситуацией, я не спеша подошёл к метле и, накинув на нас мантию невидимку, проконтролировал, чтобы она одинаково хорошо закрывала нас со всех сторон.

— Малфой, хватит изображать из себя мученика. Я понимаю, что моё общество, это последнее, чего бы ты сейчас хотел. Поэтому, чем быстрее ты водрузишь свою задницу на метлу, тем быстрее мы закончим со всем этим. Ты готов?

Я утвердительно мотнул головой в ответ на вопросительный взгляд зелёных глаз и попытался устроиться вторым пассажиром, стараясь, как можно дальше отодвинуться от такой манящей спины. Значит Поттер считает, что его общество мне противно. Забавно. Сначала пытается быть со мной милым, потом флиртует с медсестрой, а теперь явно раздражен тем фактом, что я недоволен его обществом.

— Малфой, ты все-таки решил свести счёты с жизнью? Придвинься ближе и обхвати меня руками. Я не кусаюсь.

Повинуясь командному голосу я придвинулся вплотную к Поттеру и обхватил его торс руками. В этот момент он оттолкнулся ногами от земли, и мы взмыли в небо, резко набирая высоту над сквером Мунго. Полузабытое чувство полёта прошило меня насквозь, мне будто вернули крылья, выпустили из клетки, а все мои проблемы остались далеко внизу. Город под нами уже зажигал редкие огни, но небо все ещё горело пожаром алого заката. Вид на вечерний Лондон завораживал, я невольно залюбовался облаками цвета фиалок и прижался щекой к выпирающим косточкам позвоночника Гарри Поттера.

Лететь нам было недолго, но видимо тот факт, что «Гермиона сказала, что тебе показано чаще бывать на свежем воздухе», заставил Поттера сделать дополнительный круг над городом. Из-за того, что на мне была надета только тонкая шерстяная пижама, а согревающие чары никто из нас наложить не удосужился, я почувствовал, как сырость оседает на одежду, и я начинаю быстро замерзать. Конечно, Поттеру было без разницы, он, буквально, источал тепло, я же был мерзляком и испытывал серьезный дискомфорт. Под предлогом, что я совсем не хочу болеть, я плотнее прижался к горячему телу и уткнулся ледяным носом в его шею. Мне давно не было так хорошо и спокойно, и я не понимал, что сильнее кружит мою голову: высота и чувство свободы или запах кофе исходящий от Гарри Поттера.

Ветер в ушах шумел так, что я не слышал ничего вокруг. На секунду мне показалось, что Поттер хочет что-то спросить и, чтобы попытаться что-то расслышать, я перегнулся через его плечо. В этот момент метла неожиданно провалилась в воздушную яму, и я нечаянно зацепил его ухо своими сухими губами. От неожиданности я отпрянул и почувствовал, как напряглись мышцы Поттера под футболкой. Вряд ли ему пришлась по нраву эта случайность, но мне было уже плевать, я, словно завороженный, хотел проделывать это снова и снова, отдаваясь новому чувству, затуманившему мой разум. Я провел руками по его животу сверху вниз, залез под футболку, в надежде согреть ладони о горячий живот. Поттер не сопротивлялся, только дернулся, когда мои ледяные пальцы коснулись его горячей кожи, тем временем моя рука огладила каждую выступающую мышцу пресса и скользнула вниз к линии пояса брюк, но случайно наткнулась на твёрдое препятствие. От неожиданности я отдернул руку и чуть не свалился с метлы. Я не был уверен, что почувствовал, и было ли это свидетельством возбуждения, но Поттеру явно не следовало знать, что сейчас творилось в моих собственных штанах.

Поерзав на метле, я постарался, как можно сильнее отстраниться от манящего тела, продолжая держаться одной рукой за его плечо. Нужно было абстрагироваться от сложившейся ситуации и перестать фантазировать, пришлось напрячь мозги и поразмышлять над тем, как улучшить основной состав моего зелья. Надеюсь, у Поттера в доме пристойная лаборатория, иначе придётся настоять на возвращении домой. Настоять на возвращении домой? Тебе самому-то не смешно даже думать об этом? Я украдкой взглянул на парня, пробежался взглядом по его напряженной спине и удрученно вздохнул, надеюсь, в этот раз обойдёмся без объяснений, а впредь я буду держать себя под контролем.

========== Часть 6 ==========

До места назначения мы добрались без происшествий. Когда внизу показалась ярко освещенная площадь Гриммо, Поттер сделал ещё один круг и бесшумно приземлился на тротуар. Все же не зря в школе его считали отличным игроком в квиддич, так управляться с метлой было под силу не каждому. Я снова погрузился в размышления о школьных годах и не сразу обратил внимание на то, как стоявшие вплотную друг к другу дома начали беззвучно разъезжаться в разные стороны, между ними будто из-под земли вырос ещё один такой же неказистый дом, словно близнец, закопчённый городским смогом. Поттер выглядел напряжённым, он бесшумно обернулся ко мне и схватил за предплечье, заставляя меня не торопиться. В этот момент я обратил внимание на лёгкое движение в кустах акации. Мы все ещё были скрыты мантией невидимкой и я понимал, что слезть с метлы по очереди, при этом не рассекретив себя, не получится. Поттер сразу же оценил возникшую ситуацию, недаром же возглавлял целый отряд мракоборцев, он выхватил волшебную палочку из кармана брюк и принял выжидательную позицию. Дом на площади Гриммо относился к магловскому району и за применение волшебства можно было легко схлопотать серьёзный выговор, поэтому рубить с плеча не стоило. Я же похлопал себя по карманам и понял, что моя палочка все еще находится у Поттера. Черт, непростительная безалаберность.

Кусты акации вновь шевельнулись и я мог поклясться, что видел, как на секунду между ветвями мелькнуло шустрое зелёное перо — неужели Рита Скитер? Просто так она бы сюда не приперлась, а это означает, что ей кто-то донес о том, что сегодня можно будет добыть горячий материал. Я придвинулся к Поттеру вплотную и соскользнув с метлы, потянул мантию невидимку за собой, оставив того без прикрытия. В этот момент площадь Гриммо озарилась белыми вспышками фотоаппарата.

Был бы я в другой ситуации от души бы посмеялся над выражением лица Поттера, но сейчас, это было явно не к месту. Выйдя из своего убежища, к нам приближалась разъяренная журналистка, в её идеальной прическе застряла пара веточек, а следом за ней семенил невысокий усатый волшебник с фотокамерой.

— Риииита, какими судьбами? — Поттер быстро сориентировался. Он ловко слез с метлы и, как ни в чем не бывало, преградил журналистике путь, прикрывая меня своим собственным телом.

— Мистер Поттер. Прекрасный вечер, не находите? — Скитер поднялась на крыльцо и одарила парня белоснежной улыбкой.

— Извините, но я не настроен вести светские беседы, у меня был тяжелый день в Аврорате. Говорите по делу или проваливайте.

От услышанного у меня в прямом смысле этого слова раскрылся рот, так как не каждый волшебник мог себе позволить разговаривать в таком тоне с самой Ритой Скитер, убийцей чужих репутаций, но Поттер похоже совсем не боялся за свою. Выждав небольшую паузу, он развернулся ко мне лицом и взглядом указал чтобы я продвигался в сторону входной двери. Скитер же в это время перешла в наступление.

— Из достоверных источников нам стало известно, что вы сегодня под свою ответственность забрали из больницы святого Мунго господина Малфоя, обвиняемого в череде отравлений бывших пожирателей смерти. Как прокомментируете этот факт? Вы снова покрываете преступника?

Поттер замер как вкопанный, я видел как его рука с силой сжала дверную ручку, но потом безвольно ослабла.

— Что вас связывает, мистер Поттер?

— Катитесь прочь.

Он резко толкнул дверь и та с силой ударилась о противоположную стену. Поттер в один прыжок преодолел расстояние которое разделяло их со Скитер и оказался нос к носу с дотошной журналисткой, надо отдать должное, но Скитер даже не дрогнула. Воспользовавшись минутным замешательством, я шагнул в черный проем и растворился в темноте прихожей. Одной рукой я нащупал ведущую на второй этаж лестницу и, стянув с себя мантию невидимку, уселся на гладкие ступени, аккуратно сложив мантию на рядом стоящую обувницу. Конец разговора я уже не слышал, но в этом и не было нужды.

Через мгновение Поттер вошёл в квартиру, он захлопнул дверь и в комнате воцарилась полная темнота. Поттер был зол, я бы даже сказал он был в ярости. Я не знаю сколько времени мы бы ещё просидели в темноте и тишине, но мне было просто необходимо разобраться во всем происходящем. Я набрал в лёгкие побольше воздуха и хотел было уже начать разговор, но неожиданно почувствовал, как ступени рядом со мной жалобно пискнули под весом человеческого тела. Постаравшись максимально отодвинуться, для того чтобы Поттер смог усесться рядом, я все равно ощущал плечом тепло исходящее от его тела. Мои глаза уже привыкли к темноте прихожей, поэтому я спокойно мог различить во тьме его белые руки которыми он подпер голову.

— Ты думаешь я сошёл с ума? — Поттер прервал молчание первым и одним взмахом палочки зажёг торшер стоящий в углу. Комнату залил приглушенный жёлтый свет, позволивший мне немного разглядеть эклектичную обстановку комнаты. Светлые стены, минимум мебели, на первый взгляд дом казался совсем нежилым.

— Зачем ты наврал? Тебе в команду не нужен зельевар, ведь я и так снабжаю зельями весь Аврорат.

Поттер проигнорировал мой вопрос, он снова взмахнул палочкой и в комнату звонко позвякивая влетела бутылка огневиски и пара невысоких бокалов, наполненных льдом. Он небрежно разлил напиток по стаканам и молча протянул мне один, второй бокал осушил одним махом, даже не поморщившись. Я взял стакан в руку и, сделав один большой глоток, почувствовал, как огненная жидкость опалила сначала горло, а потом растеклась теплом по всему телу.

— Добротный огневиски.

— Это Чарли прислал из Болгарии. — Поттер потянулся к своему уху и вынул из мочки крохотный золотистый гвоздик, служивший ему для связи с Авроратом. — Пошло все к черту, сегодня я выходной. — он бросил украшение на подставку для обуви рядом с мантией невидимкой и залпом осушил вторую порцию виски.

— Кингсли знает, что я не в больнице?

— Нет.

Я сделал очередной глоток обжигающего напитка.

— Ты действительно должен был меня арестовать?

— Да.

— Дерьмово…

Огневиски Поттера был гораздо крепче, чем тот к которому я привык и сделав еще пару глотков я почувствовал, как мысли начинают путаться, еще один глоток и моё настроение ощутимо улучшилось.

— Не пей больше свое зелье.

— Что? — от неожиданности я поперхнулся и уставился на Поттера. Его взгляд блуждал по моему лицу.

— Оно тебе не нужно. С ним я тебя совсем не чувствую. — он опрокинул в себя целый стакан и занюхал моим плечом.

— Поттер, ты надрался. — я попытался отодвинуться, но он последовал за мной. Меня не на шутку напрягала эта ситуация, я боялся дать волю своим чувствам, тем самым поставив себя в компрометирующую ситуацию. Близость сильного альфы и запах кофе в совокупности с виски туманили голову, и я не мог понять чего добивается Поттер, и можно ли считать его действия открытой провокацией.

Между нами повисло тягостное молчание, Поттер упивался огневиски, я же не мог отвести взгляда от его точеного профиля, полутьма и алкоголь играли со мной злую шутку делая черты его лица идеальными.

— И чем же я пахну?

Поттер заливисто хохотнул и посмотрел на меня, каким-то затуманенным взглядом.

— Дайка понюхаю.

Он схватил меня руками за воротник пижамы и уткнулся носом в мою голую шею, после чего разочарованно отпустил. — Ничем не пахнешь.

Теперь уже я хохотал.

— Понятно, что сейчас я ничем не пахну, а вообще? — значит зелье работает!

— Ооо, ты пахнешь лимоном, кедром, немного виски и… самую малость надменностью.

— Да ну тебя! — легонько толкнув Поттера локтем в бок, я удовлетворенно вздохнул.

— Значит нет никакого расследования?

— Расследование? То есть ты опять хочешь говорить о работе? — Он усмехнулся и отхлебнул из стакана очередную порцию виски. — Расследование никому не нужно, сейчас люди хотят лишь спокойствия. Ты наверное хочешь спросить почему я все это делаю? Почему ты до сих пор не в Азкабане?

Я затаил дыхание и не отрываясь наблюдал за Поттером.

— Потому что верю, что ты хороший человек. В тот день, когда я появился в твоей квартире, на тебя пришёл донос. Кингсли радовался, как ребёнок, хотел сразу отправить к тебе отряд, но я уверил его, что сам справлюсь. Кингсли просто не стал бы разбираться. — Поттер отставил стакан и взял мою ладонь в свою руку. Его кожа была горячей и грубой.

— Что будет дальше?

— Поживешь пока здесь, на доме сильнейшие чары, никто тебя здесь не найдёт. Сам я здесь не живу, так что…

— Так что я буду прозябать здесь в одиночестве… Звучит многообещающе.

— Для твоей безопасности я перееду сюда. Пока не поймаем настоящего отравителя.

— А если Кингсли прав? Что, если все это сделал я?

Поттер глухо засмеялся и взъерошил и без того беспорядочно торчащие во все стороны волосы.

— Ты прав, я надрался. Пойдём, покажу твою комнату.

— Что ты сказал Скитер?

Поттер на секунду замолчал и лишь сильнее сжал мои пальцы в своей руке.

— Что моя личная жизнь никого не касается. И я могу трахать кого заблагорассудится, даже если это бывший пожиратель смерти.

Он встал со ступенек и сладко потянулся оголяя тонкую полоску кожи на животе между штанами и краем футболки.

— Ладно, завтра мне предстоит тяжелый день.

Мозгом я понимал, что пора его отпустить, но сердце не хотело, чтобы этот вечер заканчивался, я слишком много времени провел в одиночестве, чтобы так просто позволить Поттеру уйти, я словно завороженный протянул руку и дотронулся кончиками пальцев до нежной полоски кожи на животе. Поттер тут же сложился пополам и уселся обратно.

— Щекотно же!

За то время, что мы не виделись он достаточно сильно изменился. Модная стрижка, небрежная щетина. Таким я его не знал, в моей голове прочно застрял образ неугомонного школьника, но сейчас передо мной был уже не тот мальчик с зелёными глазами и шрамом в виде молнии. Я смотрел на Поттера не отрываясь, пытаясь навсегда оставить в своей памяти его именно таким: пьяным, беспечным и каким-то домашним. Не знаю уж виски ли ударило мне в голову или я просто должен был задать этот вопрос, но язык больше мне не подчинялся.

— Почему вы расстались с Уизли? — я снова наполнил бокалы виски и протянул один Поттеру, лед в них давно растаял, но на это уже никто не обращал внимания.

— Мы просто поняли, что слишком разные. Она хотела славы, министерских приёмов, внимания прессы. Мне же все это было не нужно. Понимаешь?

Я отпил из стакана очередную порцию виски, обдумывая его слова, и почувствовал, как тяжелая голова Поттера легла на моё плечо.

— А ты? Почему предпочитаешь одиночество?

— С чего ты взял, что я одинок?

— Драко, брось. Я все про тебя знаю. А ещё, чувствую немеченую омегу.

Это был первый раз когда Поттер назвал меня по имени.

— И с чего такое внимание к моей персоне, Гар-р-р-ри? — я специально сделал акцент на имени, но похоже Поттеру не было дела до моих подколов. Повернувшись в его сторону я столкнулся с пристальным взглядом зелёных глаз.

— Я боюсь, что ты меня не поймёшь.

Неожиданно лицо Поттера оказалось непозволительно близко, в нос ударил манящий запах горького кофе вперемешку с виски и его губы еле заметно коснулись моих.

Я столько раз представлял этот момент в своих фантазия, а сейчас это происходило на самом деле и было настолько нереально, что я просто оцепенел. На мгновение я отстранился от него, любуясь очертаниями обветренных губ, контуром курносого носа, линией мужественный скул, его глаза были закрыты, так что я мог позволить себе эту маленькую слабость. Неожиданно Поттер отпрянул, будто осознал, что совершил глупость.

— Прости, я… Это все виски. Не бери в голову. — он резко вскочил на ноги, но от количества выпитого виски, пошатнувшись, осел обратно. — Прости. Тогда в душе, в Мунго, я случайно зашел. Просто я проснулся, а тебя нигде не было. И…

— Замолчи. — Я схватился рукой за его подбородок и впился в губы настоящим поцелуем. Медленно провел языком по обветренной коже, прошелся между губами, касаясь языком зубов и не встретив сопротивления жадно проник внутрь. Я чувствовал как на мои прикосновения отзывается его тело, как кровь в венах ускоряет бег, заставляя мою спину покрываться мурашками. Когда я нежно прикусил его за нижнюю губу Поттер издал стон от которого у меня окончательно сорвало крышу. Я запустил руки под его футболку ощущая под пальцами бархатистую кожу, огладил накачанную спину, переместил руки на грудь и легонько ущипнул напрягшийся от возбуждения сосок. Это было волшебно — ощущать, что чувства которые я испытывал все эти годы оказались взаимными. Руки Поттера тем временем пытались справиться с пуговицами моей пижамы, пальцы не слушались, поэтому в один момент он просто рванул рубашку на части и прильнул губами к моей шее. Пуговицы разлетелись в разные стороны и звонко запрыгали по полу. В этот момент я увидел зелёное свечение которое исходило со стороны подставки для обуви.

— Гарри, твой маячок, он светится.

Он на секунду отстранился и бросил рассеянный взгляд в сторону обувницы.

— Плевать.

В этом был весь Поттер, он отдавался моменту здесь и сейчас, и за это я был ему благодарен. Я притянул его обратно и запустил пальцы в жесткие волосы. Пижамные штаны совершенно не скрывали моего возбуждение, а мокрое пятно доставляло ощутимый дискомфорт вызывая только одно желание — поскорее от них избавиться. Сидеть на жестких деревянных так же ступенях было не совсем удобно, поэтому я поднялся на ноги, увлекая Поттера за собой, и переместился к стене. Не переставая жадно изучать языком такой манящий рот, я потянулся рукой к поясу его брюк и накрыл ладонью внушительный стояк, парень издал хриплый стон и подался бёдрами вслед за моей рукой, на ходу избавляясь от черной магловской футболки. В тот момент когда я уже почти справился с кожаным ремнем, комнату озарил яркий синий свет, а тишину разрушил громоподобный голос Кингсли: «Поттер, ты там совсем охренел? Мой кабинет, срочно. У нас ЧП.»

От неожиданности я буквально подпрыгнул на месте, волшебство момента рассыпалось, обличая жестокую реальность. Я глубоко вздохнул и вытер губы рукавом красной рубашки.

— Похоже там без тебя не справляются.

Поттер вымученно улыбнулся и обреченно вздохнул.

— Знал бы ты, как я от этого всего устал. — он натянул снятую минутой ранее футболку и призвал заклинанием два флакона антипохмельного зелья. Один пузырёк он протянул мне, второй выпил сам.

— Выбирай любую комнату на втором этаже, я постараюсь вернуться как можно быстрее. И помни, здесь тебе ничего не угрожает. — Он вставил в ухо свой маячок, накинул на плечи кожаную куртку и на мгновение замер, одарив меня странным взглядом.

— Спасибо. — Поттер целомудренно чмокнул меня в нос и вложил в ладонь мою волшебную палочку.

Сказав эти слова, он мгновенно трансгрессировал, оставив меня в пустом, незнакомом доме. Ну что же, день и вправду выдался богатым на эмоции, но только сейчас я ощутил насколько устал. Я поднялся на ноги и поплелся вверх на второй этаж. Особняк был старым и принадлежал могущественному тёмному роду, но слава Мерлину, никакая темномагическая тварь, не считая брюзжащего старого домовика, мне не встретилась. Я не стал осматривать дом, просто открыл первую попавшуюся дверь и даже не включая свет рухнул на кровать, благо на мне уже была одета пижама, пускай на рубашке и отсутствовал добрая половина пуговиц, меня это не тревожило. Сейчас мне было просто хорошо. Моё тело все ещё хранило запах Поттера, а губы до сих пор помнили его прикосновения. Я коснулся их кончиками пальцев и еле заметно улыбнулся. Завтра все будет по-другому.

========== Часть 7 ==========

Утро выдалось тяжёлым. Я медленно приоткрыл один глаз и взглянул на пыль плавающую в ярком в луче утреннего солнца. Голова просто раскалывалась. Во вчерашней эйфории я забыл выпить антипохмельное зелье и сейчас расплачивался за свой промах адской головной болью. Привстав на локтях, и схватив с прикроватной тумбочки склянку, я выпил противное, тягучее зелье и на мгновение зажмурился, но несмотря на отвратительный вкус я почувствовал, как боль отступает. И почему за каждый прекрасный вечер приходится расплачиваться головной болью?

Осознание того, что вчера произошло между мной и Поттером пришло не сразу. Я откинулся на подушку и счастливо улыбнулся, вчерашний вечер наконец-то расставил все точки над i. Поттер все-таки не равнодушен ко мне, хотелось открыть окно и прокричать всему миру о том, как я сейчас счастлив. Интересно, а где Поттер? Он в своей комнате или может уже готовит завтрак? Мне срочно захотелось его увидеть. Я подскочил с постели, вышел в коридор и побежал вниз по лестнице, прислушиваясь к посторонним звукам, но дом похоже был пуст. Услышав какое-то бормотание со стороны кухни, я вошёл внутрь, но обнаружил лишь домового эльфа, который тихо бранясь разбирал какое-то старое тряпье.

— Хозяин вернулся?

— Кричер хозяина не видел, распоряжений по поводу достопочтимого гостя хозяин не оставлял. — бросив на меня презрительный взгляд, домовик исчез с громким хлопком. Вот своенравная сволочь, совсем Поттер его распустил.

— Кричер!

Домовик не заставил себя ждать и с громким хлопком снова появился в центре комнаты.

— Кричер к услугам дорогого гостя. — эльф попытался изобразить поклон, но получилось как-то скомкано.

— Ты можешь узнать где сейчас твой хозяин?

— Хозяин там где ему и положено быть.

— В Аврорате? С ним все в порядке?

— Хозяин не нуждается в помощи Кричера.

— Ничего от тебя не добиться.

Пока я пререкался со строптивым эльфом в гостиной послышался какой-то шум, кажется сработала каминная сеть. Я со всех ног бросился в комнату и нос к носу столкнулся с самим Гарри Поттером. Под его глазами залегли тёмные тени, а лицо было усыпано мерцающими зелеными веснушками, похоже ночка выдалась жаркой.

— Привет. — я попытался робко приблизиться к нему, но Поттер ловко обогнул меня и направился на кухню.

— Как все прошло? — на душе у меня заскребли кошки, надеюсь все, что вчера было между нами произошло благодаря алкоголю?

Поттер взял со стола стакан, наколдовал себе воды и залпом осушил его.

— Мы поймали его. С тебя сняли все обвинения. Кингсли ждёт тебя в Министерстве. Камин открыт, так что можешь пользоваться. И да, — он начал подниматься по лестнице — Твоя квартира свободна. — проговорив последнюю фразу он окончательно скрылся на втором этаже, оставив меня одного, рефлексировать над остатками своего растоптанного самолюбия. Меня явно не хотели здесь больше видеть.

Да и пошло оно всё, тебя развели, Малфой. Великий Поттер оказался такой же паскудой, как и все вокруг. Ты конечно можешь вернуться в свою квартиру и продолжить ныть над тем какая у тебя несчастная жизнь, ведь именно этим ты и занимался последние пару месяцев, но не лучше ли попытаться хоть что-нибудь изменить? Хорошо, что вчера все не так далеко зашло, иначе пришлось бы просто удавиться.

Я проверил наличие в кармане волшебной палочки и взглянул на свою непотребного вида ночную рубашку. Камина в моей квартире не было, на ноге болтался антиаппарационный браслет, а просить Поттера, чтобы он одолжил хоть что-то приличное означало пасть перед ним еще ниже. Значит придётся этим синим министерским чулкам немного потерпеть мой разнузданный внешний вид. С этими мыслями я зачерпнул в кулак летучего пороха и вступил в зелёное пламя камина. Внутренности привычно скрутило и я мысленно порадовался тому, что до сих пор не позавтракал.

Через мгновенье я уже стоял посреди министерского атриума. Вокруг сновали кучки министерских работников, над головой летали стайки бумажных самолетиков, периодически сталкиваясь друг с другом и падая на пол. Только сейчас я понял, что не пил своё зелье уже более суток, а это означало, что омегой сейчас от меня разит за версту. Да и пускай. Хватит прятаться. Пора начинать жить.

Благодаря бесчисленным судам на которых я присутствовал, найти кабинет министра не составило никакого труда. Слава Мерлину место секретарши пустовало поэтому я беспрепятственно проник в приёмную и немного постояв под дверью, два раза стукнул костяшками по дереву, после чего вошёл в кабинет и в нос мне ударил удушливый аромат сандала.

— Министр. Доброе утро.

— Ааа… Мистер Малфой, рад вас видеть!

Ага, как же. Двуличная скотина, ещё вчера без разбора готов был упечь меня в Азкабан.

— Присаживайтесь. — он приблизился ко мне и я увидел, как дрогнули его ноздри — почуял.

— Мистер, Малфой, вы уже более двух лет находитесь под министерским надзором и за все это время вы достаточно хорошо себя зарекомендовали, поэтому я принял решение, что более вы не опасны для общества. — он взмахнул палочкой и антиаппарационный браслет на моей щиколотке растаял. — Мэнор мы, конечно, вернуть вам не в силах, но теперь вы можете вести полноценную жизнь законопослушного волшебника.

Вот двуличный ублюдок…

— Большое спасибо, министр. — я выдавил из себя свою самую благодарную улыбку и сглотнул набежавшую слюну, от запаха сандала меня начало тошнить. — Не посчитайте за нахальство, но всем известно насколько я хороший зельевар. К тому же я и раньше варил зелья для Аврората, так может найдется для меня свободное местечко, хочу, так сказать, поработать во благо Англии.

Кингсли отрывисто засмеялся и больно похлопал меня по плечу своей широченной ладонью.

— Для нас будет за честь принять на работу специалиста такого высокого класса. Дайте-ка подумать, кажется в отделе…

— Поттера. — закончил я за него. — Мы с ним отлично ладим и я хочу заниматься сложными делами, а не просто просиживать штаны в лаборатории. Прошу распределить меня в отдел аврора Поттера.

Министр задумчиво потёр начисто выбритый подбородок и хитро улыбнулся.

— Собственно, а почему бы и нет. Только учтите, у Поттера надолго никто не задерживается. Слишком уж он требовательный.

— Мне сгодится.

— Отлично. — Министр поправил стопку бумаг на своем столе и уселся за стол. — Я передам ваше дело мисс Флетчер. Так что, с завтрашнего дня можете приступать, минус шестой этаж, кабинет номер двести двадцать три. И поработайте, пожалуйста, над гардеробом.

Я усмехнулся и поспешил откланяться. Если Поттер решил, что так просто может играть чувствами, он быстро пожалеет об этом.

***

На следующий день я уже бодро шагал по темным коридорам Министерства Магии, наслаждаясь косыми взглядами теперь уже моих коллег. Я видел, как волшебники смотрят мне вслед, как шепчутся за моей спиной, выражая неприкрытое презрение. Плевать, Драко Малфой вернулся. Для того, чтобы произвести на Поттера неизгладимое впечатление, я выбрал костюм тройку темно серого цвета в крупную клетку и белую рубашку. Я знал, что костюм идеально на мне сидит и этот факт придавал мне немного дополнительной уверенности в себе.

Спустившись на минус шестой этаж, я подошёл к двери на которой красовалась золотая табличка с инициалами главного аврора Гарри Джеймса Поттера. Ну что же, Малфой, обратного пути у тебя нет. Я откашлялся, дважды стукнул костяшками пальцев по двери и выдержав ради приличия небольшую паузу вошёл в кабинет, в нос сразу же ударил запах крепкого кофе и я почувствовал, как предательски свело низ живота.

Поттер как и предполагалось корпел над какими-то министерскими бумагами.

— Доброе утро, мистер Поттер. Зельевар Драко Люциус Малфой прибыл в ваше распоряжение по приказу Министра Магии. — я по-хозяйски взял стул и глядя на его ошеломленное лицо уселся прямо напротив.

— Мистер Малфой…

В этот момент дверь его кабинета вновь отворилась и в комнату вошёл мой старый друг — Дэннис Криви. Заметив меня, его глаза испуганно расширились, он попытался ретироваться, но Поттер уже протянул руку, чтобы получить очередную партию документов.

— Привет, Дэннис. Смотрю тебя повысили. — и почему мне так везёт, сначала он донимал меня бесконечными разговорами в моей квартире, теперь будет мозолить глаза здесь.

— Малфой. — Поттер зло сверкнул глазами.

— Да, Поттер. — я нагло перегнулся через стол и вплотную приблизился к его лицу. — Появились какие-то распоряжения?

Парень отпрянул от меня, как от прокаженного, его щеки покрылись легким румянцем, он резко вскочил со своего места и отвернулся к наколдованному окну. Неужели Поттер решил поиграть в игру, в которую сам не умеет играть? Это будет занятно…

— Запас кроветворного и костероста на исходе. — Поттер облокотился на подоконник. — Мистер Криви проводит тебя в лабораторию. Произведи переучет и начинай варить недостающие составы.

— Слушаюсь. — я бросил последний взгляд на широкую спину, обтянутую аврорской мантией, и в мозгу невольно всплыли воспоминания того самого вечера. Я сделал что-то не так? Или Поттеру просто нужно было снять стресс? Что черт возьми происходит? Встав из-за стола, и не говоря больше ни слова, я последовал за пацаном Криви, осматривая темные министерские коридоры. Сегодня маленькая омега не была так болтлива, как в обычные дни, хотя меня вполне устраивало её молчание.

Войдя в лабораторию и проводив взглядом стремительно удаляющуюся фигуру Дэнниса Криви, я пришел в ужас от увиденного: грязь, пробирки без надписей, истлевшие ингредиенты и невероятная грязь. Весь день я провел за чисткой пригоревших котлов, утилизацией прокисших зелий, составлением списка недостающих ингредиентов и сортировкой трав, изредка отвлекаясь на кофе и бутерброды. Похоже, что прошлый зельевар совершенно не заботился о поддержании порядка на своём рабочем месте. Некоторые зелья давно перезрели и были попросту опасны, другие я так и не смог опознать, в разных углах беспорядочными кучами валялись разные ингредиенты и порой я искренне удивлялся тому факту, как здесь до сих пор ничего не рвануло.

На часах уже было глубоко за полночь, когда порядок в лаборатории наконец то был достигнут и моя душа перфекциониста успокоилась. Я только собрался погасить камин, который давал приятный тёплый свет, как неожиданно дверь в лабораторию отворилась и на пороге в луче люминесцентного света я увидел Поттера. Выглядел он мягко говоря не очень: красная мантия аврора порвана, на щеке большой кровоточащий порез. Я видел, как он отшатнулся, когда заметил меня, но потом сделал вид, что просто потерял равновесие.

— Я думал тут никого нет.

— Я как раз собираюсь уходить. — я отряхнул ладонью запылившийся костюм и продолжил с интересом наблюдать, как Поттер медленно ходит перед каминной полкой тщетно пытаясь что-то найти. Он выбрал пару склянок, которые я определил, как бодроперцовое зелье, после чего задумался.

— Где здесь ранозаживляющая мазь?

— Проходи, садись. — я еле заметно улыбнулся и кивком головы указал направление в котором теперь находились табуретки, но Поттер предпочёл усесться прямо на кафедру. Честно говоря, мне самому пришлось немного покопаться на каминной полочке прежде, чем я найду заветную баночку.

— Она немного выдохлась, но работать будет. Ваш штатный зельевар не очень-то заботился о чистоте котлов и свежести ингредиентов.

— У нас в штате отродясь не было зельевара. — Поттер взял из моих рук баночку с мазью и щедро смазал порез на щеке, после чего одним махом опустошил фиал с бодроперцовым зельем. — Все зелья варил нам ты, в своей квартире. Это комната только номинально считалась лабораторией, мы использовали её больше, как хранилище.

— Погоди… Но я сегодня полдня посвятил чистке котлов от какой-то пригоревшей чёрной дряни.

— Говорю же, здесь никто и никогда не работал.

— Поттер, не держи меня за дурака. Этой лабораторией пользовались. Причём судя по всему зельевар имел довольно смутное представление о своём ремесле.

Поттер задумчиво потёр переносицу и протянул мне баночку с мазью. — Поможешь?

— Как я могу отказать своему начальнику?

Поттер ухмыльнулся и принялся снимать аврорскую мантию, только сейчас я заметил, что на спине она была изорвана, а под слоями одежды на коже красовались глубокие кровоточащие раны.

— В тот вечер, когда я был гостем в твоём доме, тебя срочно вызвали в министерство, не расскажешь, как поймали отравителя? — Я зачерпнул холодную мазь пальцем и принялся щедро покрывать ею порезы, наблюдая, как от прикосновения моих ледяных пальцев кожа Поттера покрывается большими мурашками.

— Он сам пришёл. Сдался с поличным, совесть похоже заела старика.

— Старика? И какова была его мотивация?

— Пожиратели убили всю его семью, поэтому как бы банально это не звучало, но он просто мстил.

Раны под моими пальцами уже давно затянулись, но я продолжал наслаждаться прикосновениями к бархатистой коже, то поднимаясь к плечам, то опускаясь до поясницы. Дыхание Поттера участилось, и я решил, что сейчас лучший момент для выяснения отношений, но Поттер меня опередил.

— Малфой, соблюдай субординацию. Кстати, ты не хочешь перекусить? Я не ел с самого утра…

— В прошлый вечер, ты почему-то не вспоминал про субординацию.

— Какой вечер? Ты зельями надышался?

Я резко перевернул Поттера к себе лицом и оказался между его ног.

— Во что ты играешь, Поттер? Не делай вид, что между нами ничего не произошло.

Поттер действительно выглядел растерянным, я видел как пот мелкими каплями собирается на его висках, и мог со стопроцентной уверенностью сказать, что он не понимает меня.

— Вечер после Мунго. Виски. Поттер не пугай меня, это было позавчера.

— О чем ты говоришь? После Мунго я оставил тебя в одной из комнат для гостей и вернулся на работу.

Что мать твою происходит? Это же не было сном, все было на самом деле. Или я просто схожу с ума?

— Что ты помнишь о дне когда выкрал меня из Мунго?

— Выкрал? — Поттер смотрел на меня как на дурочка с ярмарки. — Мне делегировали тебя. Распоряжение министра…

Мне пришлось пойти на крайние меры. Я не стал дожидаться когда Поттер закончить свою речь и просто коснулся его губ своими. Поцелуй вышел скомканным и пришёлся куда-то в уголок губ, но Поттер не отпрянул. Он просто завис, как будто в его мозгу что-то заклинило.

— Гарри? — я коснулся ладонью его щеки, но он не отреагировал.

— Мерлин!

Я потряс парня за плечи, но тот никак не отреагировал и продолжал невидящим взглядом смотреть сквозь меня.

Думай, Малфой, думай.

— Кричер!

Я конечно не надеялся, что из этого что-то получиться, но спустя мгновенье посреди лаборатории уже стоял злобный домовик.

— Твоему хозяину нужна помощь. Перенеси нас к Гермионе Грейнджер.

— Старый Кричер не знает никого по фамилии Грейнджер.

— Ты издеваешься? Перенеси нас в дом к Гермионе Уизли!

— Как будет угодно другу молодого хозяина. — домовик коснулся моей руки своими узловатыми пальцами и нас тут же закрутило в вихре аппарации.

Приземление было не самым удачным, точнее оно было совсем не удачным. Поттер повалился на пол ничком словно тряпичная кукла, утягивая меня за собой.

— Что за нахрен. Ну-ка отойди от него!

Как знал, что обязательно наткнусь на этого рыжего придурка. Я поднялся на колени и увидел перед собой растрепанного Рона Уизли, который направлял свою волшебную палочку прямо мне в грудь.

— Позови Гермиону, она все поймёт. — я попытался выставить руки вперёд в жесте примирения, но Уизли был настроен более чем серьёзно.

— С каких это пор я должен слушать какого-то хорька.

Начинается. Столько времени прошло, а он все никак не может угомониться. Хотел бы я посмотреть на его лицо, когда он узнает что я целовался с его драгоценными Поттером. В этот момент на моё счастье в комнате появилась Гермиона.

— Боже мой, что случилось? Гарри! — она бросилась на колени перед нами и начала осматривать Поттера. Я было уже открыл рот, чтобы попытаться все объяснить, но Гермиона прервала меня.

— В Мунго все расскажешь. Нельзя терять ни минуты. Помоги!

Я неуклюже поднялся на ноги и злобно глянул на рыжего. Вместе с Гермионой мы подтянули Поттера под руки и потащили к камину, волоча грязными ботинками по дорогому персидскому ковру. Через секунду камин вспыхнул зелёным пламенем оставив в гостиной не успевшего даже опомниться Рона Уизли.

========== Часть 8 ==========

Уже три часа я не находил себе места. Гермиона не возвращалась, а остальные медведьмы старательно меня игнорировали. Молчаливую компанию мне составлял лишь храпящий Рон Уизли, который не смог бросить друга в беде и прибыл в больницу Святого Мунго через мгновенье после нас. Единственное, что мне оставалось в сложившейся ситуации это нервно мерить больничный коридор шагами и пить воду из одноразовых бумажных стаканчиков. Противоречия разрывали меня изнутри: с одной стороны я не мог винить себя в произошедшем, ведь чисто теоретически я не сделал ничего, что могло бы навредить Поттеру, но с другой стороны все это произошло из-за меня. Неожиданно двери медицинского бокса отворились и я побежал навстречу взволнованной Гермионе.

— С ним все в порядке?

— Всё потом, скажи, у тебя есть с собой то самое зелье?

— Прости?

— Ну то самое… Малфой я не хочу орать. Зелье которое ты принимаешь.

Я похлопал себя по карманам пиджака и к нашей удаче, обнаружил несколько полных склянок позапрошлой варки.

— Вот, держи.

— Спасибо. Не вини себя.

Схватив фиалы из моих рук, Гермиона снова скрылась за дверьми бокса для особо тяжёлых случаев. Не знаю сколько времени я ещё провёл в изучении больничных стен… может час, может два, но я должен был увериться, что с Поттером все будет хорошо. Я уселся на стул рядом с Роном Уизли и устало потер глаза, мысли в голове путались, создавая причудливые образы, а в глаза будто насыпали песка, но я не мог позволить себе заснуть. Не мог. Заснуть…

Очнулся я от того, что моих плеч коснулось что-то тяжёлое.

— Я заснул? — передо мной стояла уставшая Грейнджер и пыталась заботливо обернуть вокруг меня шерстяной плед. Под её глазами залегли тёмные тени, а лицо на фоне лимонной мантии выглядело неестественно бледным.

— Уже почти утро, отдохни ещё немного. Благодаря твоему зелью с Гарри все хорошо… теперь хорошо. Ты молодец.

— Что значит благодаря зелью? Его что, отравили? — я оглянулся и понял, что в коридоре мы остались один. — А где Уизли?

— Рон поехал в министерство, ничего толком даже не объяснил. — Гермиона устало потерла переносицу и стянула с рук резиновые перчатки. — Такое чувство, что мы отдаляемся. Он всегда был против моей работы и в частности ночных дежурств, но я не могу по-другому. Я ведь и работу эту выбрала только из-за него. Если с ним что-то случится… Я… А он… Будто не хочет меня понять. — Гермиона зажмурилась, пряча слезы, и уселась на соседний стул. К такому разговору я точно не был готов.

— Может быть он просто хочет проводить с тобой как можно больше времени? А работа крадёт тебя у него.

— Ха, как же. — Гермиона усмехнулась и украдкой вытерла сбегающую по щеке слезинку. — Наверное поэтому мы каждые выходные проводим в Норе, где все свободное время он пропадает играя в квиддич с Джорджем?

Я не знал, что ответить на этот вопрос. Их отношения всегда казались мне идеальными — лучшие друзья вырастившие любовь, но видимо даже у самых образцовых пар порой находятся свои скелеты в шкафу.

— Всё наладится. Вот увидишь. Уизли и Поттеру повезло, что у них есть ты. — Я легонько коснулся ее плеча и испытал странное чувство — оказывается говорить приятные слова не так уж и сложно, особенно когда тебе отвечают искренней улыбкой.

— Спасибо. — Гермиона улыбнулась и шмыгнула носом. — Прости, гружу тебя тут своими проблемами. Я выяснила, что Гарри был отравлен тем же ядом, что и ты. Магловским ядом. Но ещё интереснее то, что я обнаружила свежее вмешательство в его память. Кто-то затер целый кусок и заменил его фальшивым воспоминанием, к сожалению прошлые воспоминания пока восстановить не удаётся, скорее всего это было что-то важное, возможно что-то связанное с работой, но тот, кто это сделал не оставил ни одной зацепки. — она устало откинула голову назад и заправила за ухо выбившуюся прядь волос. — Не замечал за ним в последнее время никаких странностей?

Конечно же замечал! Но я не мог вот так просто раскрыть Гермионе всю правду, ведь это была не только моя тайна.

— Да нет, не замечал вроде. Его ранили чем-то отравленным? Когда он пришёл в лабораторию за зельями, вся его спина была покрыта глубокими порезами.

— Не похоже, я подозреваю, что яд попал в кровь с пищей. Хорошо, что в этот момент ты оказался рядом.

— Да уж… Ты сказала, что яд схож с тем, которым отправили меня, у меня в голове не укладывается, как это возможно? Яд магловский, его не так-то просто достать, и как он мог попасть вместе с пищей, если Поттер ничего не ел с самого утра. Сначала рейд, потом лаборатория… Подожди-ка. — мысли хороводом закружились в моей голове. — В лаборатории он выпил какое-то зелье.

— К чему ты клонишь? — Гермиона привстала и взволнованно заглянула в мое лицо.

— Не думай даже, пусть этим делом занимаются Авроры!

— Мне нужно кое-что проверить.

Я подскочил со своего места и направился прямиком в Министерство Магии, не обращая внимания на тревожные крики девушки. Поттеру стёрли воспоминания. И не абы какие, а воспоминания связанные со мной, и мог это сделать только волшебник от которого Поттер не ожидал такого поступка, тот кто смог застать его врасплох. Но кто и откуда мог узнать, что мы сблизились?

Я переместился в министерство по каминной сети и уже спешил по пустым тёмным коридорам в нужном мне направлении. Заметив в конце коридора приоткрытую дверь ведущую в лабораторию, я прибавил шагу и незаметно приглушил тусклое освещение в коридоре. Я слышал звон множества разбивающихся пробирок и видел в щель между дверью и стеной хаотичные отблески люмоса. Приблизившись к двери практически вплотную, я наложил на себя дезиллюминационные чары и затаил дыхание — шум в комнате стих. Я попытался вспомнить, когда последний раз использовал боевые заклинания и удрученно покачал головой, у меня слишком давно не было подобной практики. Сунув нос в щель между дверью и косяком, я принюхался и уловил до боли знакомый запах альфы, клянусь, этот запах был мне знаком, но вспомнить кому он принадлежит я не мог. Попытавшись избавиться от наваждения, я достал волшебную палочку и приготовился к атаке. Конечно, вызвать подкрепление и просто сидеть в засаде было бы гораздо разумнее, но когда я был разумным? Волшебник который был внутри комнаты мог трансгрессировать в любую минуту, поэтому ждать было нельзя. Перебрав в памяти все боевые заклятия которые могли бы спасти мне жизнь я ворвался внутрь лаборатории: первым заклинанием зажёг в лаборатории свет, но оценить обстановку не успел, меня ослепили разноцветные вспышки, от которых я увернулся прыжком за кафедру, но видимо одно из заклинаний все же попало в цель, руку прошило острой болью, а дезиллюминационные чары растаяли. Высунувшись из-за кафедры, я запустил в противника экспеллиармусом, но вновь промахнулся. Оглядевшись вокруг, я увидел на полке под столешницей склянки с перуанским порошком мгновенной тьмы. Это было рискованно, но времени на раздумья не осталось, заклинания сыпались как из рога изобилия и разбивались об огнеупорное покрытие кафедры разноцветными искрами. Схватил склянку здоровой рукой, я кинул ее в угол откуда сыпались заклинания и тут же бросил следом связку сложных чар. Кажется сработало, я услышал глухой удар обездвиженного тела об кафельный пол который означал, что в этой схватке я временно одержал победу, оставалось только дождаться когда рассеется тьма.

Ожидание нервировало, если я ошибся и напал на аврора при исполнении меня ожидает большая взбучка, но с другой стороны он напал первым, и к тому же, я был уверен, что преступник всегда возвращается на место своего преступления. Ждать пришлось недолго, через пару мгновений тьма отступила, а я увидел красную мантию которую венчала огненная шевелюра.

Нихрена же себе… Рон, мать твою, Уизли! Кончено! Он ненавидел меня всем сердцем, Гарри ему доверял без оглядки, на войне потерял достаточно родных и друзей, чтобы мстить пожирателям, которые избежали правосудия, да и навыки зельевара у него были так себе. Вроде бы все сходились, но цветок, дорогая почтовая бумага, магловский яд. Конечно я был в курсе всех этих слухов касаемо нездоровой любви его отца к магловский вещам, но Рон был слишком ленив, чтобы идти против закона. Ещё раз окинув взглядом обездвиженное тело, я первым делом забрал его палочку и сунул ее за пояс брюк, применив связывающее заклинание, я водрузил рыжего на трансфигурированный из сломанного табурета стул. Нужно было вызвать кого-то из авроров, но я не был уверен что мне поверят. М-да… Ситуация. Я присел на корточки перед подозреваемым и отодвинув со лба рыжую челку, заглянул в его лицо.

— Ну и урод же ты, Рон Уизли. Что заставило тебя пойти на это? У тебя прекрасная семья, статус, деньги. Ты должен быть благодарен Мерлину за то, что тебе досталась такая чудесная женщина, как Гермиона Грейнджер, — здесь меня конечно самого немного кольнула совесть, ведь в школе я имел совершенно другое мнение о нечистокровной волшебнице. — Ладно все эти отравления, я вполне могу себе объяснить твоё желание мстить, но Поттера то за что? Я понимаю, что по твоему мнению мы с ним не пара и да, я признаю, что был тем ещё говнюком в школе, но я изменился. Неужели я не достоин счастья?

— Не достоин. Империо!

========== Часть 9 ==========

Открыв глаза, я не увидел ровным счётом ничего. Либо я ослеп, либо в том месте где я очутился царила непроглядная тьма. В носу защекотало от запаха затхлой воды и пыли и я дважды чихнул, больно стукнувшись затылком о какой-то выступ.

Что мать его, происходит?

Я попытался собраться с мыслями, но ничего не получилось, последнее что я помнил — это был пристальный взгляд карих глаз Рона Уизли. Точно! Вспышки воспоминаний словно кадры фильма вихрем понеслись перед глазами: Мунго, Поттер, лаборатория, я возомнил себя Аврором и попытался поймать предполагаемого отравителя, но кажется у него был сообщник… Черт, куда я опять влип?

Да, Малфой, говорила же тебе Гермиона — не суйся, и куда только поперся…

Я попытался пошевелиться, но не смог, Мерлинова задница! Я лежал на руке в которую попало заклинание, связанный по рукам и ногам магическими путами, а пол подо мной был настолько холодным и влажным, что я уже не ощущал собственное плечо. Попытавшись перевернуться на спину, я взвыл от прошившей раненую руку боли и добился лишь того, что в бедро впился острый выступ, делая получившуюся позу ещё более неудобной.

Не знаю сколько времени мне бы еще пришлось бороться с холодом и затекающими конечностями, но вскоре я услышал звук приближающихся шагов. Так, Малфой, соберись, у темного Лорда и не в такие передряги попадал. Я сделал глубокий вдох для того чтобы немного успокоиться, и начал считать каждый звонкий удар каблука с металлической набойкой о каменный пол, когда в комнате щёлкнул дверной замок и яркий свет ударил мне в глаза, заставив зажмуриться, я был полностью готов к встрече со своим палачом.

— Привет, Малфой. Узнаешь родные стены?

После продолжительного времени проведенного в полной темноте глаза немного слезились и я нервно оглядевшись, понял, что нахожусь в подвалах Малфой Мэнора, в нос ударил до одури знакомый запах маленькой болтливой омеги.

Криви!

Наблюдая, как ко мне медленно приближается темная фигура парня, я предпринял отчаянную попытку освободиться, но очередной рывок не принес результата и я добился лишь того, что магические путы врезались в нежную кожу запястья ещё сильнее.

— Спасибо за помощь. Без тебя мой план не был бы таким идеальным. — Парень зажёг в помещении несколько свечей и поставив передо мной стул вальяжно уселся на него.

— Ну же, Малфой, не молчи. Тебе понравилось?

— Что мне должно было понравиться?

— Убивать… Неужели ты не помнишь, как час назад собственноручно прикончил Рона Уизли? Нет? — Криви размашисто пнул ногой мою израненную руку и заливисто расхохотался. — Конечно нет, ты же был под Империо. Но ничего страшного, одной смертью меньше, одной больше… На твоей совести и так достаточно загубленных жизней.

Я убил Рона Уизли? Зажмурившись, я впился зубами в губу, чтобы подавить стон вызванный вспышкой боли в плече. Память все ещё не вернулась ко мне до конца, но я был полностью уверен, что не смог бы причинить рыжему вреда, я не убийца!

— Что ты несешь? Какие еще загубленные жизни? — я взглянул на помутившегося рассудком парня и внутренне сжался, когда тот снова занес надо мной ногу в тяжелом армейском ботинке, усиленном блестящими металлическими вставками.

— А как же семья Руквудов? Или крошка Нотт? Или ты забыл старика Мальсибера? Их кровь теперь на твоих руках. — Криви повторил удар, который в этот раз пришелся по ребрам и, упиваясь моей беспомощностью, обречённо вздохнул. — Ты наверное хочешь узнать как мне все это удалось? Нет? Жаль… Потому что я все равно расскажу. Ты же знаешь, что мои родители маглы? Хотя откуда, тебе же есть дело только до своей задницы. Когда отец узнал, что Колин волшебник он был просто поражен: все эти сборы, совы, волшебные палочки и прочее мракобесие, но потом он даже смирился, пока по нашему адресу не посыпались вереницы колдографий странного парня, сделанные Колином. Для того, чтобы не нервировать отца я воровал письма из Хогвартса и прятал их в нашей спальне, ночами смотря на парня со шрамом и представляя себя на месте Колина. Слава Мерлину, на следующий год я тоже получил заветное письмо и впервые увидел того самого Гарри Поттера своими собственными глазами. Это был восторг, за прошлый год я так сроднился с ним, что увидев в живую просто сошел с ума! Все года мы с братом следовали за ним словно тени, но так и не удостоились даже толики его внимания. А потом была битва, меня эвакуировали, но в суете я потерял Колина из виду, а потом нам сообщили, что его больше нет, убитый горем и разрываемый обидой я поставил перед собой две цели: отомстить за брата и любой ценой заполучить Гарри Поттера, но если с местью все было просто, то завоевать внимание Поттера было гораздо сложнее, тем более когда постоянно слышишь фамилию Малфой из его уст.

Я затаил дыхание и продолжил внимательно слушать.

— Я специально вызвался выполнять грязные работы в твоей магловской квартире, хотел посмотреть, что же такого нашел в тебе мой золотой мальчик, но не увидел в тебе ничего привлекательного: обычная бета с поджатым хвостом, но каждый раз при упоминании фамилии Поттер я видел, как загораются твои глаза. Признаюсь, меня это сильно нервировало, ведь я имел на него свои планы, поэтому я решил убить одним выстрелом двух зайцев: красиво завершить свою месть и убрать конкурента. Это я послал тебе отравленный конверт, зная твою слабость к дорогим вещам не сложно было заставить тебя взять его в руки, для подстраховки я дополнительно отравил цветок, на случай если воздействия через кожу окажется недостаточным. Кстати, ты оценил мой выбор? Незабудка… По моему очень символично. Но ты выжил! — резко вскочив с своего места Криви отшвырнул стул и принялся мерить комнату мелкими шагами. — Тогда я перешел к плану «Б» и написал на тебя донос, зная, что Аврорат давно и безуспешно пытается напасть на след отравителя, не сложно было предположить, что с бывшим пожирателем смерти да еще и отличным зельеваром церемониться никто не будет, но Поттер снова все испортил. Он же всегда тебя покрывал, до последнего не верил, что ты способен на убийство. Жаль, что теперь ему придётся разочароваться. Когда я узнал, что он сам взялся за твое дело, я проник в Мунго чтобы завершить начатое, но и тут он буквально не отходил от твоей палаты ни на шаг, к тому же, растрепал всему больничному персоналу, что кажется впервые в жизни влюблен и наконец-то нашел свою омегу. Не сложно было догадаться о ком идет речь, правда?

От его слов по всему моему телу побежали мурашки, неужели Поттер действительно влюблен в меня? А если все же я — не та самая омега? Мерлин, почему все так сложно?

— В этот же вечер я узнал, что Поттер собрался выкрасть тебя из Мунго. Я нашёл сумасшедшего деда и под империусом заставил того явиться в Аврорат с повинной, естественно это подразумевало вызов всех Авроров имеющих отношение к этому делу для составления протокола, таким образом я сумел выследить Поттера в одном из пустынных коридоров и затереть часть его воспоминаний о вашей последней встрече. И да, —он наклонился к моему лицу и злорадно усмехнулся — Чтобы ты знал, все свои магловские яды я варил прямо в Аврорате, под носом у министра и из ингредиентов которые воровал в твоей квартире. — Криви вернул стул на место и снова уселся передо мной.

— Поттер тебя убьёт. — Я попытался дотянуться до парня связанными ногами и пнуть как можно сильнее, но ребра полыхнули огнем заставляя меня подтянуть колени к животу. Судя по всему Криви это зрелище не слабо забавляло, я смотрел на его ухмыляющееся лицо и злость затмевала мой разум, но не находя выхода растворялась, оставляя после себя осадок беспомощности.

— Поттер отравлен и вряд ли будет плакать когда я убью тебя.

— Вот именно! Поттер отравился твоим ядом! Ты чуть не убил волшебника, которого любишь!

— Это все теперь неважно. Мой план не имеет изъяна.— он наигранно выставил перед моим носом свою руку и начал загибать по одному пальцу. — После многочисленных судов ты повредился умом и начал травить своих бывших дружков направо и налево, а каким ядом ты это делал всем будет плевать, к тому же все ингредиенты уже имеются в твоей квартире — раз. После случайного отравления Поттера ты полетел в министерство заметать следы — два. Там на тебя напал Уизли, потому что видел насквозь твою гнилую душонку, но и его ты хладнокровно убил — три. После чего ты совершенно помутился рассудком и покончил жизнь самоубийством в отчем доме, на развалинах былого величия фамилии Малфой. — С этими словами парень встал со стула и направился к выходу из комнаты, но неожиданно остановился. — По-моему очень прозаично получилось. Как ты считаешь? Хотя можешь не отвечать. Меня не интересует мнение такого слизняка, как ты. Знаешь, я долго размышлял над тем, как тебя убить. Авада в этом случае была бы вершиной гуманности, да и к тому же мне наконец удалось достать немного яда тентакулы — Парень похлопал себя по карманам брюк и выудил небольшой пузырек, заполненный бурой жидкостью. — Давно хотел его испытать, но разумно ли переводить этот ценный продукт на такое отребье, как ты? — с этими словами он опустился передо мной на колени и с помощью чар, залил в мою глотку все зелье без остатка. — Оно будет убивать тебя медленно, так что не надейся на лёгкую смерть.

Дверь закрылась с глухим хлопком оставив меня неподвижно лежать на ледяном каменном полу, истекать кровью и ждать, когда яд подействует. Я чувствовал, как сердце в груди колотится будто бешеное, разнося по венам ядовитый состав. Нужно успокоиться, во что бы то ни стало. Во рту остался противный вкус желчи который раздражал горло, заставляя меня кашлять. Я лежал на полу и хаотично соображал, я знал каждый уголок этого дома, каждую трещину фундамента, каждое дерево в саду, в его стенах происходило и хорошее и плохое, но Малфой Мэнор всегда оставался для меня особенным местом. Местом где я был счастлив.

После того, как отца осудили я больше не хотел здесь появляться, все ценное конфисковало министерство, остальное разворовали, что-то частично разрушили, а я хотел что бы Мэнор остался в моей памяти таким, каким был в разгар своего величия. Но судя по всему сюда мародёры не добрались, потому что в этой комнате все ещё была хоть какая-то неказистая мебель и даже картина пугающая чернотой своего нутра, хозяин которой давно уже сюда не заглядывал.

Время шло. Я ощущал, как силы с каждой минутой покидают меня, но в тоже время я чувствовал, как параллельно ослабевают чары наложенные Дэннисом Криви и я могу свободнее шевелить руками, связанными за спиной. Мою палочку он конечно забрал, но в рукаве у меня все еще оставался козырь — палочка Рона Уизли. Рон… Гермиона точно этого не заслужила. Неожиданно, я почувствовал, что магические путы на моем теле пали и я могу свободно шевелить ногами и руками! Я поднялся на ноги, придерживая раненую руку и выхватил из-за пояса палочку Рона, выпустив в потолок сноп зелёных искр — она меня слушалась. Голова шла кругом и мне пришлось на секунду прислониться к шершавой стене, жаль, что я отдал все свое зелье Гермионе, вдруг против этого яда оно бы тоже сработало.

В этот момент за дверью снова послышался шум приближающихся шагов. Я прислонился к стене так, чтобы входящий не мог заметить меня за полотном двери и принял выжидательную позиции — без боя я не сдамся, пошёл в жопу Дэннис Криви. В этот момент мир в моих глазах покосился и закружился так, будто я попал в случайный вихрь аппарации, я осел на пол и последним, что увидел перед тем, как упасть в черную пропасть было взволнованное, бледное лицо со шрамом в виде молнии.

— Я люблю тебя. — Прошептал я одними губами и тьма передо мной сомкнулась.

========== Часть 10 ==========

Я очнулся в до боли знакомой палате: серые стены, плотно зашторенные окна и красная колючая пижама в клетку.

Так это все было сном? Слава Мерлину! Конечно же, это был сон, сон в котором я умер…

Испытав необычайную волну облегчения, я зажмурившись, сладко потянулся. Запах свежесваренного чёрного кофе распространившийся по палате заставил мой желудок издать жалобный стон. Почему я такой голодный? Приподнявшись над подушкой в поисках завтрака я наткнулся на взгляд двух взволнованных зелёных глаз — а вот и источник запаха.

— Как ты себя чувствуешь? — Поттер подал мне стакан воды и дождался пока я вдоволь напьюсь.

— И тебе доброго утра.

—Не в настроении? У тебя что-то болит? — он предпринял попытку дотронуться рукой до моего лба, но почему-то стушевался и осел на стул, который поставил рядом с кроватью.

— Конечно я не в настроении, сколько можно меня здесь держать? Я прекрасно себя чувствую.

— Скажешь за это спасибо Гермионе… И за свое прекрасное самочувствие, и за чудесный, на минуточку — не фиолетовый, оттенок кожи.

— В смысле? — сердце в груди неожиданно пропустило удар, сглотнув образовавшийся в горле ком, я взглянул на бледные тонкие кисти рук. — Значит это был не сон? А раз я не умер… меня ждет Азкабан?

— Ты там что-то забыл? Только скажи, мои ребята…

— Хватит паясничать! — мой голос сорвался на крик, но на лице Поттера не дрогнул ни один мускул. — Я убил Рона Уизли!

В палате повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь мерным жужжанием зеленого жука, который, как завороженный кружился под лампой дневного света.

— Пожалуйста, успокойся и позволь мне все тебе объяснить. — Поттер отставил стул к столу и, присев на край больничной кровати, взял мою холодную руку в свою горячую ладонь. — Ты же помнишь своего дедушку Абраксаса?

Я качнул головой выражая согласие и оперся спиной о изголовье кровати.

— Так вот, та картина в подвале-по мнению твоего деда этот портрет вышел слегка неудачным, поэтому он в сердцах закрасил его чёрной краской и вынес в самую дальнюю комнату подвала Малфой Мэнора.

— Он был там все это время?

— Ага. Но малютка Криви этого не учёл.

Упоминание Дэнниса Криви привело меня в бешенство, меньше всего я сейчас хотел слышать эту фамилию из уст Гарри Поттера.

— У тебя с ним что-то было? — я постарался придать своему голосу будничный тон, продолжая отрешенно наблюдать за попытками глупого жука достичь источника света.

Поттер засмеялся и только сильнее сжал мою ладонь пальцами.

— Неужели тебе так важно спал ли я с ним?

Закусив губу, я демонстративно отвернулся и проигнорировал компрометирующий вопрос, Поттер же окинул меня странным взглядом и еле заметно усмехнулся.

— Нет. Если между нами что-то и было, то только в его фантазиях…

Я облегчённо вздохнул и расслабился, обида, которую я безосновательно себе выдумал испарилась, оставив после себя чувство легкости и спокойствия: Мерлиновы кальсоны, Малфой, перестань улыбаться!

— Тебе очень сильно повезло, что в момент твоего похищения Абраксас как раз заглянул в Мэнор. Он слушал вашу перебранку, и как только понял, что это вовсе не брачные игры и его дражайшему внуку грозит настоящая опасность, сразу же бросился за помощью. На твою удачу он нашел меня в Мунго, к тому моменту я уже был на ногах и чувствовал себя вполне сносно. Он рассказал нам с Гермионой о Криви, о Роне и о том, кто на самом деле стоит за всеми отравлениями. Кстати, Гермиона просила передать, что твоё зелье произвело фурор среди колдомедиков и я уверен, что ты должен продолжать работать над ним.

Я смущённо поерзал в кровати и спрятал довольную улыбку, все же глупо было отрицать факт своего превосходства.— И что было дальше?

— Я вызвал отряд Авроров и мы отправились в Мэнор. Второй отряд отправился в министерскую лабораторию.

— Гермиона меня не простит.

— Рон в порядке.

— Как это? — Я не поверил своим ушам.

— Похоже Криви просто повернулся на теме ядов, — Поттер на автомате провел большим пальцем по нежной коже моего запястья, заставив меня напрячься. — Ты отравил Рона, но Дэннис просчитался, его никогда не направляли в рейды, а следовательно откуда ему было знать, что у каждого боевого Аврора в зубе стоит безоар, как раз для такого случая.

— А как же ты? Почему яд подействовал на тебя? — я напряженно закусил губу и отмахнулся от назойливого жука, потерявшего интерес к лампе и спикировавшего прямо мне на голову.

— Гермиона ошиблась, яд попал в мой организм не с едой, а через мазь, которой ты смазал мои раны. И да, я хотел бы извиниться, что не поверил, когда ты сказал, что кто-то использовал лабораторию. Все свои эксперименты с ядами Криви проводил именно там…

Последнюю фразу мы проговорили в унисон, отчего я немного смутился, но продолжил смотреть на Поттера немигающим взглядом, в этот момент зеленый жук совершенно обнаглев, чуть ли не сел мне на нос. Отмахнувшись от него рукой я не рассчитал силу и сбил несносное создание на пол.

— И откуда ты тут взялся? — поднявшись с кровати, Поттер аккуратно схватил жука двумя пальцами, и выпустил в коридор, плотно закрыв дверь палаты.

— Благодаря Абраксасу мы прибыли вовремя, но Криви оказал сопротивление, в этом случае мы были обязаны действовать по инструкции… Моим ребятам пришлось его ликвидировать.

— Так вот почему чары пали.

— Именно. — Поттер медленно вернулся на свое место и придвинулся ближе —И главное, что я успел. — он медленно приблизился к моему лицу и коснулся губ осторожным поцелуем. Это было так неожиданно, но в тоже время так нужно мне сейчас, что забыв обо всех рамках приличия, я отчаянно схватил его за плечи и впился в губы ответным поцелуем. Мыслей в голове не осталось, а внизу живота сладко затянуло, все что сейчас для меня существовало это мягкие губы Гарри Поттера и его влажный язык, настойчиво изучающий мой рот. Когда губы уже заболели от поцелуев, Поттер отстранился и скинув кроссовки, залез ко мне под одеяло.

— Этого не может быть. — Я провел рукой по его колючей щеке и снял очки. — Ведь Криви стёр твою память…

— Неужели, ты поверил, что это так работает? — Поттер смущенно улыбнулся и почесал нос, — Я всегда испытывал к тебе симпатию, ещё со времён школы. И дело даже не в том, что я альфа, а ты омега. Я испытывал к тебе чувства ещё до вступления в силу наследия, но тогда все это казалось мне невозможным: ты слизеринец, а я гриффиндорец, твой отец пожиратель смерти, а я мечтал служить в Аврорате. А потом…ты меня просто возненавидел, хотя я и пытался сделать все, чтобы ваша семья отделалась малой кровью, но в твоих глазах я наверное просто тешил свое самолюбие.

В воздухе повисла неловкая пауза, мне нужно было столько всего ему сказать, но это оказалось не так-то просто, собравшись с мыслями, я выпалил на одном дыхании:

— Я не ненавидел тебя. Никогда. Я ненавидел себя, за то что остался на обочине жизни, а у тебя было все: друзья, слава, карьера, а я был просто смешон.

— Слава? Карьера? И чего мне все это стоило? А Джинни… Я любил её, но только как друга. А потом этот донос, твое имя в сводке, я сам не понимал, что со мной происходит, но как только снова представил, что тебе грозит опасность, внутри меня что-то сломалось.

Я уже было хотел высказать свое мнение касаемо его последней фразы, но Поттер меня опередил:

— И нет, это была не жалость… А потом эти твои провокации в министерстве, знал бы ты, как сложно было на них не реагировать.

Я почувствовал как краска приливает к лицу, но не мог отвести удивленного взгляда от таких же красных щек Гарри Поттера.

— Пока не услышал твои последние слова…

— Я…Я… Мерлин, почему так стыдно? — я закрыл лицо ладонями и сдавленно пискнул.

— Ну раз уж мы заговорили о стыде: я подглядывал за тобой в душе… И мне очень понравилось.

Он провел рукой по моей груди сверху вниз, цепляясь пальцами за круглые пуговицы пижамы и сжал руку на привставшем члене, вырывая из моего горла приглушённый писк, который утонул в очередном настойчивом поцелуе. Только сейчас я осознал, как нуждался в Поттере, в его запахе дурманящем голову, в этих неловких прикосновениях позволяющих мне чувствовать себя живым.

Не отрываясь от поцелуя, Поттер справился с пуговицами моей пижамной рубашки гораздо лучше, чем в прошлый раз и взглянув на меня затуманенным взглядом, спустился невесомыми поцелуями по нежной коже живота к линии пояса и коснулся губами члена прямо через ткань пижамных штанов. Я зашипел и попытался отстраниться, но Поттер схватил меня за бедра и одним движением стянув красные пижамные штаны, прильнул горячим языком к чувствительной головке, вбирая член в рот до самого основания. Мерлин, это было одновременно и чертовски приятно и почему-то до ужаса стыдно.

— Иди сюда… — Я потянул Поттера на себя, повалил на спину среди подушек и одеял и усевшись сверху, начал медленно избавляться от его одежды, изучая каждый изгиб его тела. Едва касаясь, я провел пальцами по нежной коже плеч, коснулся напряжённых сосков и стремительно спустившись ладонями по линии живота, обхватил внушительный член рукой. В ответ на мои ласки Поттер хрипло застонал и невольно толкнулся бёдрами в мой кулак. Наблюдая за тем, как исказилось его лицо в гримасе удовольствия, я слышал гортанные стоны, которые разрушали тишину палаты и не мог оторвать взгляда от лиловой шелковистой головки которая то появлялась, то исчезла в моей ладони.

— До чего же ты красивый — я взглянул на Гарри Поттера и растворился в глубине зеленых глаз, его пальцы были повсюду, они гладили мой живот, сжимали бедра, вновь возвращаясь к члену. Почувствовав, как рука Поттера скользнула к моим ягодицам я смутился и на мгновение отстранился.

— Что-то не так? — он притянул моё лицо к себе и широко лизнул чувствительного местечко на шее — Доверься мне… — от его шёпота по моей спине побежали мурашки, он одним движением перевернул меня на живот, подложил под бедра подушку и неожиданно я ощутил его горячий язык между своих ягодиц. Громко застонав от нахлынувших на меня чувств, я попытался расслабиться и вскоре почувствовал, как на смену языку пришла влажная головка, а его пальцы с силой впились в мои ягодицы, оставляя на тонкой коже синие отметки. Ожидаемой боли не последовало, я почувствовал, как мои мышцы плотно обхватили член и упёрся руками в изголовье кровати. Поттер не спешил, он медленно раскачивался, давая мне время привыкнуть к новым ощущениям, пока не нашел верный угол проникновения.

— Ещё! — очередная волна удовольствия зародившаяся внизу живота прошила моё тело, заставляя выгибаться навстречу движения. Между нами не осталось стеснения, наслаждение затмевало разум, вытесняя из головы все мысли и я больше не мог контролировать свои стоны. Мне нравилось отдаваться, нравилось принадлежать Поттеру, быть с ним одним целым. С каждым толчком я чувствовал приближающийся оргазм, он словно океан захлестывал меня волнами и казалось будто вот-вот, ещё чуть-чуть и я захлебнусь. Очередной сильный толчок и мир вокруг меня взорвался фейерверком, я зажмурился до разноцветных искр перед глазами и кончил, содрагаясь всем телом. Почувствовав мой оргазм, Поттер толкнулся последний раз, впился зубами в мою шею, присваивая безвольную омегу и излился внутрь издавая гортанный рык.

— Мой.

========== Часть 11 ==========

Осознание того, что только что между нами произошло пришло ко мне не сразу. Я лежал, прижатый тяжёлым телом Гарри Поттера, и пытался привести загнанное дыхание в норму, а в голове тем временем билась лишь одна мысль: Поттер поставил свою метку, вот так запросто, даже не спросив моего мнения! Но ведь это на всю жизнь и я не хотел, чтобы это произошло так быстро. Не то чтобы лежа длинными бессонными ночами, в своей одинокой магловской квартире, я никогда не мечтал об этом, но когда все случилось по настоящему я испытал страх. Метка — это знак принадлежности, а я пока не готов принадлежать кому-то кроме себя. Ощущение счастья растаяло словно утренний туман, принося с собой состояние вялой апатии. Не правильная ты омега, Драко Малфой, ой не правильная. Я удрученно вздохнул и попытался выбраться из удушающих объятий Поттера.

— Всё хорошо? — смена моего настроения конечно же не могла укрыться от парня, он виновато поцеловал место укуса и заправил за ухо упавшую на мое лицо прядь платиновых волос.

— Зачем ты это сделал? — я с силой ткнул себя пальцем в припухшую кожу.

На секунду Поттер замер, не сводя с меня удивленного взгляда и нахмурился.

— Я альфа. Я имею полное право пометить свою омегу.

— Свою? Давно ли я стал твоим?

Он нервно хохотнул и подскочив с кровати, начал собирать разбросанные по полу вещи. — Я в душ. Хочешь ты этого или нет, теперь ты принадлежишь мне, а значит вечером я заберу тебя на Гриммо. — с силой бросив собранные в неаккуратный ком вещи обратно на пол, он скрылся за дверью ванной комнаты.

— Узурпатор. — проследив за его обнаженным силуэтом, я лениво откинулся на подушки и погрузился в тягостные размышления.

«Что с тобой не так, Малфой? Ты всю свою сознательную жизнь хотел заполучить Поттера — ты его получил…»— тонюсенький голос взявшийся из ниоткуда в моей голове, слишком похожий на противный голос Пэнси Паркинсон, привел свой первый довод.

«Я хотел быть с ним, а не принадлежать ему.» — возразил я голосу разума.

«Так может следует поставить в этом выражении знак равенства?»

«Я боюсь. Боюсь стать вещью, игрушкой которая всегда ждет дома. Боюсь снова оказаться использованным. У Поттера нет границ, ему доступно все, чего он только пожелает, а я — никто.»

«Ты хороший зельевар, метка пожирателя смерти — это не конец, при должном рвении ты можешь достичь определенных высот» — глупый голос уже порядком мне надоел.

«О да, конечно, была одна метка, стало две. Класс.»

«Содеянного уже не вернешь, Поттер ни разу не давал тебе повода в нем сомневаться, так что просто поверь ему.» — я еще раз прокрутил в мыслях последнюю фразу и почувствовал слабое облегчение. Может и вправду из этого может получится что-то стоящее?

Поднявшись с кровати, я отыскал в складках одеяла свои пижамные штаны, но поразмыслив, отбросил их в сторону, раз уж мы теперь одно целое, к черту формальности. Уверенным шагом я направился в сторону ванной и открыв дверь ахнул от представшей перед глазами картины: Поттер все ещё стоял под душем, капли струйками скатывались по его плечам, рисуя призрачные дорожки на широкой смуглой спине, задерживались в ямочках над ягодицами и срывались вниз. И что я завёлся, ради этого зрелища я был готов хоть целую вечность прожить в этом ужасно безвкусном доме на Площади Гриммо, лишь бы как можно чаще наблюдать это совершенное тело.

Приблизившись, я вошел в душ и обнял Поттера за талию, коснувшись губами чувствительного местечка между лопатками. Я знал, что он все ещё злился, но мне было плевать, огладив его плечи, я спустился по спине, рисуя пальцами абстрактные узоры, и одним резким движением перевернул Поттера к себе лицом. Закрыв глаза, я дотронулся губами его губ, но парень не ответил, тогда я целомудренно коснулся его щеки, спустился цепочкой поцелуев по шее и впился зубами в нежную влажную кожу над ключицей. От неожиданности Поттер зашипел и с силой сжал руками мою талию.

— Теперь ты тоже принадлежишь мне. — я прошептал эту фразу, щекоча дыханием его шею, но тут же был схвачен рукою за подбородок и встречен требовательным ответным поцелуем, вызвавшим приятное щемящее чувство внизу живота. Тем временем в ванной раздался смущенный голос Гермионы Грейнджер. Резко обернувшись, я чуть не поскользнулся на мыльной пене и увидел на полу беспокойный патронус выдра, сияющий тусклым синим светом.

— Гарри, Рон просил передать, что срочно ждёт тебя в Аврорате. И верни мистера Малфоя в кровать. — выдра сделала еще пару кругов по комнате и растворилась в воздухе.

— Это уже становится отвратительной традицией. — Поттер разочарованно покачал головой и коснувшись моих губ в последний раз, перекрыл воду.

— Почему Рон сам не послал тебе сообщение? — выйдя из душа я привычным движением достал из шкафа свежую красную пижаму и натянул её прямо на влажное тело, Поттер же призвал из палаты свой скомканный кулек и очистив одежду заклинанием быстро оделся. — Все еще дуется на меня. Считает, что я сделал неправильный выбор.

— А ты? Ты, как считаешь? — я замер в ожидании ответа, но Поттер будто не услышал моего вопроса.

— Отдыхай, я вернусь к восьми вечера. Но сначала загляну в твою квартиру, чтобы забрать вещи. — он целомудренно чмокнул меня в нос и вышел из комнаты. Удрученно вздохнув, я попытался избавиться от вновь возникшего липкого чувства страха, но выходило все хуже. Заметив на столе взявшийся из ниоткуда завтрак я завернулся в одеяло, которое до сих пор хранило запах Гарри Поттера и принялся за странного вида кашу.

— Тук-тук. Можно? — подняв голову, я увидел стоящую в дверях Гермиону Грейнджер.

— Конечно. Я…

— Ты не в чем не виноват. — перебила меня девушка. — Главное, что Рон и ты… Вы оба в порядке. — Гермиона вошла в комнату, плотно закрыв за собой дверь, и привычно устроилась на краю кровати. — Ну как ты себя чувствуешь?

— Нормально, спасибо, что снова спасла мою задницу.

— Это ты себе спасибо должен сказать. Твоё зелье просто гениально! Магический мир ещё не видел такого универсального противоядия и я думаю, что ты просто обязан его запатентовать.

— Запатентовать?

Гермиона улыбнулась и расправила складки на своей юбке. — Я вижу у вас все серьёзно?

Мерлин, я и забыл про метку, но скрывать её теперь наверное не было смысла.

— Похоже на то… — пожав плечами, я дотронулся пальцами до припухшей кожи.

— Я всегда знала, что он увлечён тобой. Все эти драки, слежки, он спас тебя из адского пламени рискуя собственной жизнью — это так романтично…

— Он презирал меня все школьные годы, а теперь выясняется что это была симпатия? И все было бы прекрасно, если бы не вот это. — я снова ткнул пальцем в место где виднелась метка. — Я будто вещь.

— Не выдумывай, Гарри отличный парень. И вы очень подходите друг другу, но на вашем месте, в не магических районах, я бы свою связь не афишировала. — Она сжала мою руку в знак участия, встала с кровати и направилась к выходу. — В восемь у нас выписка, так что будь готов.

— Отлично. — я победно вскинул в воздух руку с сжатым кулаком. — Гриммо-трепещи.

Гермиона рассмеялась и махнув на прощанье рукой скрылась за дверью.

Время без Поттера тянулось бесконечно долго. Оглядев комнату скучающим взглядом, я заметил на прикроватной тумбочке свежую прессу, но как ни странно первые полосы не пестрили новостями ни о поимке отравителя, ни о покушении на Поттера, да и моя фамилия даже ни разу не мелькнула в сводке. Похоже волшебников сейчас больше всего волновало где купить новые силуминовые котлы и кто одержит победу в приближающемся матче между Пушками Педдл и Нетопырями Ньюкасла. Да, Малфой, ты стал совсем не интересен людям. Гермиона права, доработаю зелье и презентую его волшебному сообществу, это отличный шанс вернуть нашей фамилии былое величие. Нашей фамилии… Как долго она еще будет моей…

Я отложил газету и заметил на тумбочке одинокий зеленый конверт. Неужели письмо от мамы? Не церемонясь, я порвал дорогую бумагу и взял в руки благоухающий дорогими духами лист пергамента.

«Дорогой Драко!

Сожалею, что не смогла быть рядом с тобой в этот чудесный и такой долгожданный для нас день! Но прошу пояснить, почему я узнаю об этом с первых полос газет? Мне, как твоей матери очень неприятно осознавать, что ты отдаляешься от меня.»

С каких ещё первых полос газет? Я отбросил письмо и снова взял в руки Волшебный Пророк, но пролистав пару страниц вновь не обнаружил никаких новостей связанных с моим именем. Что-то здесь явно не так…

— Апарекиум! — я коснулся кончиком палочки первой страницы, заставляя исчезать наложенные на газету чары. Гиппогриф тебя задери! С первой же полосы на меня смотрел растрепанный худощавый парень: порванная пижама, растерянный взгляд — день когда я пришёл в министерство. И когда они все успевают? Я же не видел ни одного репортера. Взглянул в конец статьи я увидел лаконичную подпись Риты Скитер. Ну конечно, кто если не она.

«Сегодня, взгляды всего волшебного сообщества прикованы к фигуре печально известного наследника рода Малфой. Мы все давно озадачены вопросом наследия юного представителя опального темного рода, но неужели сегодня правда наконец-то стала известна? Драко Малфой — омега?

Мы взяли интервью у нескольких очевидцев и вот, что они говорят…».

Дальше читать не было смысла: сплетни, гротеск и раздувание фактов. Не то чтобы увиденное меня расстроило, ведь я сам принял решение раскрыть миру свое наследие, но на душе было неспокойно. Грела лишь одна мысль, что кому-то (надеюсь Поттеру) пришло в голову заколдовать прессу, в попытке уберечь мою и без того расшатанную психику. Я отложил газету и вернулся к чтению маминого письма.

«Вчера со мной связалась семья Флинтов. Ты должен понять, что сейчас мы не в самом лучшем положении, а Маркус сильный Альфа и он был бы отличной партией для тебя.»

Чтоооо? Маркус Флинт? Тот самый второгодник с кривыми зубами? Я не слышал о нем с момента его выпуска из Хогвартса. По слухам их семья иммигрировала из Англии как только Темный Лорд возродился.

«Я понимаю, что не должна была этого делать без твоего ведома, но я приняла их предложение о вашей помолвке. Флинты богаты, у них огромный дом и к тому же, помолвка — это отличный шанс поправить наше материальное положение. Они пригласили нас погостить к себе, так что завтра я возвращаюсь в Англию и по моему приезду мы вместе отправимся в Илфорд. Целую, Н. М. До встречи, сын.»

Я ещё раз перечитал последние строчки, что бы убедиться, что глаза меня не обманывают, но нет, все было именно так, как я понял. Мной вновь хотели воспользоваться, как будто пройдя сквозь все страдания я не заслужил покоя. Я бросил письмо обратно на тумбочку и, осев на кровать, задумался: я не мог поехать в Илфорд, я не мог признаться маме в связи с Поттером, я должен скрыть метку. А ведь Поттер даже не обмолвился о чем-то большем. Обычно волшебники долго не спешат с меткой, сначала заключают магический брак и если понимают, что сделали правильный выбор — закрепляют свои отношения таким образом. Но у Поттера ведь все наперекосяк! Метка —это знак принадлежности, а если для него это просто игра? Поиграет и выбросит, как сломанную игрушку? Перед глазами предстало нагло ухмыляющееся лицо со шрамом: «Ты не нужен мне, Малфой. Решил, что я правда могу полюбить такое ничтожество, как ты?». Мои руки похолодели и я снова почувствовал, как липкое чувство страха сжирает меня изнутри— никому не нужна порченая омега.

В памяти всплыл школьный образ Маркуса Флинта — здоровенный парень пренебрегающий гигиеническими процедурами. Мерлин, ну за что мне все это? Я зажмурился и жалобно заскулил. Когда уже все это закончится? Взяв в руки волшебную палочку, я одним движением уничтожил и письмо и Пророк, не хватало еще, чтобы Поттер прознал про грандиозные планы матушки, касаемо моей задницы, которая к слову теперь даже мне не принадлежит.

***

Часы висящие на стене мерно отсчитывали секунды, с каждым мгновением неумолимо приближая большую стрелку к цифре восемь. Вечер вступал в свои права, а Поттера до сих не было. Я не знал что мне делать, смиренно ждать когда он вернётся или плюнуть на все и отправиться в свою лондонскую квартиру. Вздохнув, я переоделся в серый брючный костюм, заботливо вычищенный медведьмами, проверил волшебную палочку и вышел за пределы палаты. В коридоре было прохладно, пахло чистотой и зельями. Немного походив по холлу я приблизился к окну и отрешенно начал наблюдать за бегущими по своим делам магами и ведьмами в разноцветных мантиях. Поттер так и не появился. Не появился он ни через десять минут, ни через полчаса, ни через час. Ждать больше не было смысла. Он не придёт. Я провел пальцем по дорожке оставленной дождевой каплей на стекле и поежился. Нравится чувствовать себя использованным, Малфой? Сколько можно оступаться? Неужели жизнь тебя ничему так и не научила? Я поднял воротник рубашки, крутанулся на каблуках и аппарировал в самый центр своей магловской квартиры.

Слава Мерлину, авроры сняли с квартиры все барьеры иначе неизвестно чем могла бы закончится эта спонтанная аппарация в расстроенных чувствах. Но то, что предстало перед моими глазами — повергло меня в шок, я просто не узнал свою доселе уютную квартиру. Диван перевернут, одежда вывернута из шкафов на пол и хаотично разбросана неаккуратными кучами, я кинул взгляд в угол с лабораторией и ужаснулся: фиалы разбиты, ингредиенты смешались, а часть моих запасов похоже вообще конфисковали! Я пнул ногой одинокий медный чайник и проследил за тем как тот закатился под шкаф. Поттер здесь не появлялся… Как горько! Я с силой взмахнул волшебной палочкой и вещи закружились в магическом вихре, сталкиваясь друг с другом, приходя в негодность. В жопу Поттера, в жопу Гриммо, завтра я встречу маму и отправлюсь в Илфорд.

Я открыл окно и глубоко вдохнул влажный лондонский воздух, ветер принес с собой звуки музыки и громкие голоса посетителей бара на первом этаже. В голову закралась опрометчивая идея. Я поменял костюм на уже привычные чёрные магловский джинсы, накинул на плечи черную кофту с капюшоном, захватил кошелёк с магловскими деньгами и сломя голову бросился вниз по лестнице.

Лишь бы не передумать.

========== Часть 12 ==========

Дверь бара на первом этаже отворилась и я оказался в тёмном помещении, заполненном густым сигаретным дымом. Выбрав свободный столик в самом дальнем углу и протиснувшись сквозь разгорячённую толпу отдыхающих маглов, я устроился на жёстком деревянном стуле, и накинул на голову капюшон.

В баре было темно и душно, маглы толпились у барной стойки и активно обсуждали происходящее на экране висевшего на стене телевизора. Заказав себе пинту нефильтрованного ирландского эля, я жадно отпил ледяной напиток. Мерлин, и почему я снова поверил Поттеру? Я доверял ему, а в итоге стал просто очередным номером в его кровати. Конечно, не мечта ли трахнуть заклятого врага, а потом просто перешагнуть и пойти дальше? Я не заметил, как опустошил первую кружку и жестом попросил официанта принести ещё две. Мир вокруг меня кружился в вихре пятничного хоровода, кажется маглов совершенно ничего не тревожило: они пили пиво, танцевали и хохотали, и только я, восседая в своём углу чернее тучи, омрачал этот маленький праздник жизни. Получив заказанное пиво, я залпом осушил вторую кружку и утер рот рукавом кофты. И почему мне раньше не приходило в голову посетить это место?

— Привет.

Подняв глаза, я увидел перед собой двух нетрезвых парней. Я угрюмо оглядел их и подобрал ноги с противоположного стула, по телу пробежала неприятная дрожь — один из них был до боли похож на Поттера: спортивное тело, растрепанные черные волосы и только глаза вместо изумрудно зеленых поражали своей чернотой.

— Кругом занято, а ты один. Мы присядем?

Я махнул головой в знак согласия и немного отодвинулся.

— Я Чак, а это мой друг Шон. — первым ко мне обратился рыжий парень с густой бородой цвета меди, одетый в зелёную рубашку. — Мы ирландцы, приехали посмотреть как наши завтра надерут вашим задницу. — парень заливисто расхохотался, потирая бока огромными красными руками и ткнул своего друга локтем в бок. — Да, Шон? Жду не дождусь завтрашнего дня. — тот лишь сдержанно улыбнулся и бросил в мою сторону странный взгляд из-под опущенных ресниц.

В воздухе повисла напряжённая пауза, видимо от меня ждали, что я тоже представлюсь.

— Меня зовут Др… Дерек. — Мерлин, чуть не ляпнул лишнего!

В футболе я не смыслил ровным счётом ничего да и беседу поддержать не мог, поэтому просто сделал очередной большой глоток, искоса наблюдая за переговаривающимися парнями. Один крупный рыжий сплошь покрытый веснушками, с непристойными шутками и излишне громким смехом, другой явно спортсмен, молчаливый и слишком сдержанный на фоне своего бесшабашного спутника. И что может их объединять кроме любви к сомнительному виду спорта? Я сделал очередной глоток ледяного напитка и почувствовал, как содержание алкоголя в моей крови непреклонно приближается к отметке максимум, а все мои тревоги уходят на второй план, пуская на их место безмятежное спокойствие. Меня уже не так раздражали суетливые и излишне громкие маглы, навязчивая музыка и мои странные собеседники. Проследив за тем, как рыжий Чак одним махом осушил вторую кружку пива и направился к барной стойке за добавкой, я принялся выводить пальцем знаки на запотевшем стекле пивной кружки.

— Ты не похож на местного.

— Что?

— Откуда ты? Ты не похож на англичанина. — Шон придвинулся ближе, чтобы я мог лучше слышать его, тем самым заставил меня напрячься.

— Ты ошибаешься, я родился в этих краях. А вот ты, в отличии от своего друга совсем не похож на ирландца.

— Я родился и вырос в Уилтшире.

— Ооо. Земляк — я отсалютовал парню пивной кружкой и улыбнулся своей самой доброжелательной улыбкой.

— Неужели? — Шон загадочно улыбнулся в ответ, заставив меня на долю секунды позавидовать его белоснежной улыбке — В какой школе ты учился? Я бы точно тебя запомнил.

— О нет, я только родился в Уилтшире, а потом мы с родителями переехали…в Африку. — Мерлиновы кальсоны, Малфой, что ты опять несёшь? Причём тут Африка?

— Всегда мечтал побывать в Намибии.

— Да, там классно. — я кисло улыбнулся и сделал ещё один глоток.

— С твоей внешностью ты наверное пользовался там особой популярностью? — Шон усмехнулся и протянул мне тарелку с жареным арахисом.

И зачем я ляпнул про Африку? Нужно было заканчивать эти посиделки пока я совсем не заврался, плохая была идея напиться в ночь перед маминым приездом. Я бросил в рот несколько солёных орешков и сделал большой глоток пива пытаясь допить все одним махом, но не рассчитал и чуть не захлебнулся. Пиво хлынуло в нос, потекло струйками по подбородку собираясь блестящими каплями на чёрной кофте, я закашлялся и поставил пустую кружку на стол. Стараясь не запачкаться пивными брызгами, Шон подскочил со своего места и я сам не понял, как это произошло, но когда опомнился парень уже заботливо вытирал моё лицо бумажными салфетками.

— Тебе не кажется, что здесь совсем нечем дышать, может выйдем на свежий воздух? — он склонился над моим ухом, одним этим нехитрым жестом вызвав моё беспокойство, его лицо, так похожее на лицо человека которого я люблю было непозволительно близко. Я соскользнул со стула и отряхнул джинсы от кусочков влажной бумаги.

— Отличная идея.

Расплатившись с барменом за выпивку, я вышел на мощеную улицу ночного Лондона. Шон стоял поодаль от входа в бар, в его руках мелькал оранжевый огонёк тлеющей сигареты.

— Пройдёмся? — он схватил меня за локоть и потянул в сторону набережной. Голова немного кружилась от выпитого алкоголя, зато мир уже не казался таким враждебным, я втянул носом влажный ночной воздух и уловил дурманящий запах свежесваренного кофе. Неужели уже утро? Я обернулся, но не заметил поблизости открывшихся кофеен.

— А как же твой друг? Разве он не будет тебя искать? — я поскользнулся на влажной плитке мостовой и чуть не упал, подвернув левую ногу, на что Шон с силой сжал мою ладонь и загадочно улыбнулся.

Я шёл по темным лондонским улицам, ведомый незнакомцем, а из головы не шёл образ растрепанного Гарри Поттера. Мы виделись сегодня утром, но казалось, что прошла уже целая вечность. Когда мы достигли места в тени раскидистого каштана Шон неожиданно остановился, одним рывком прижав меня спиной к дереву, он схватил моё лицо руками и впился в губы требовательным поцелуем.

— Что ты творишь? — я попытался высвободиться из захвата, но не смог справиться с сильными руками вжимающими меня в жёсткую кору дерева.

— Мне показалось ты не против? Я видел, каким взглядом ты смотрел на меня. — он дотронулся губами до чувствительного местечка за ухом, заставив волосы на моей шее встать дыбом. Я зажмурился от захлестнувших мою пьяную голову противоречивых чувств, а перед глазами снова всплыло хмурящееся лицо Поттера. Все это неправильно, происходящее не приносило мне удовольствия и уж тем более не возбуждало. Нет, так нельзя, я попытался освободиться от рук блуждающих по моему телу, но Шон не собирался сдаваться.

— Я как только тебя увидел — мне сразу крышу снесло. — он схватил меня пальцами за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза.

— Драко?!

Я зажмурился и инстинктивно втянул голову в плечи-этот голос я не мог не узнать.

Из тени ближайшего дерева на нас надвигалась чёрная фигура Гарри Поттера.

— Эй, парень, ты что-то попутал. — Шон отстранился от меня и закрыл своей спиной.

— Это ты что-то попутал. Обливиэйт.

В сумраке мелькнула зелёная вспышка, озарившая набережную тусклым светом, которая попала точно в цель. Парень пошатнулся, оперся рукой о стоявшее за моей спиной дерево и схватился за голову.

— Развлекаешься, значит, Малфой? — Поттер надвигался на меня словно разъяренный гиппогриф, не сводя взгляда с выбранной жертвы.

— Поттер, ты применил магию в отношении магла. — я отскочил от обескураженного Шона и попятился в сторону ближайшего переулка.

— Плевать. Я действую в рамках инструкции. — он в два больших прыжка настиг меня у куста магнолий и, схватив за капюшон, затащил в дальний угол переулка.

— Что ты себе позволяешь? — я сказал эту фразу скорее ради приличия, потому что сама ситуация не на шутку меня распаляла.

— Это ты, что себе позволяешь? Забавно было наблюдать, как ты стелешься перед ним.

— Стелюсь? Ну и сволочь же ты… Я ждал тебя! — я со всей силы оттолкнул его, схватив за плечи, но в итоге лишь получил коленом в пах.

— Так ждал, что готов был лечь под первого попавшегося магла?

— Не неси чушь. Я пытался вырваться.

— Так же, как сейчас? — Поттер надавил коленом на мою промежность, вырывая из горла сдавленный стон. — Неужели он был также хорош?

Покраснев я отвернулся, стараясь не смотреть Поттеру в глаза, и предпринял очередную попытку вырваться, но лишь почувствовал боль от его пальцев на своих запястьях.

— Это ты не явился в назначенное время, а не я.

— Меня задержали.

— Кто-то типа Дэнниса Криви?! — прошипел я в ответ.

На секунду между нами повисла гнетущая пауза, я попытался привести свое дыхание в порядок, а Поттер не сводил своего немигающего взгляда с моих искусанных губ. Когда напряжение между нами достигло максимума, я медленно приблизился к его лицу и аккуратно коснулся своими губами его губ. Ответа не последовало, я попытался высвободить руки, но встретил сопротивление перебороть которое был не в силах.

— Ещё раз выкинешь подобное — убью.

Одним рывком Поттер поднял меня за талию, заставив обхватить его ногами, и впился в губы жадным поцелуем. Мои руки блуждали по его телу то останавливаясь на мускулистой спине, то пытаясь пробраться пальцами под рубашку. Я чувствовал его стояк через тонкую ткань брюк, но добраться до него не мог из-за неудобной позы. Наслаждаясь скомканными ласками я потерял над собой контроль и сильно укусил Поттера за нижнюю губу, после чего виновато зализал укус. Поттер издал глухой рык, вернул меня на землю и одним движением расстегнув джинсы, выпустил жаждущий ласки член на волю, опустился передо мной на колени и размашисто лизнул головку языком.

— Не нужно. — я попытался отстраниться понимая, что не смогу долго продержаться, но Поттер не остановился. Он схватил меня за бедра и в один момент я задохнулся от остроты нахлынувших чувств. Не знаю, что он пытался мне доказать, но через мгновенье я с хриплым стоном кончил, притянул его к себе и впился в губы благодарным поцелуем, после чего уткнулся холодным носом в его шею, вдыхая пьянящий аромат кофе.

— Завтра приезжает мама.

— Отлично. — Поттер зарылся пальцами одной руки в мои волосы, другой притянул меня к себе еще ближе

— Что я ей скажу?

— Скажи, что я люблю ее сына.

========== Часть 13 ==========

Крепче прижав меня к себе и уткнувшись носом в мою макушку, Поттер аппарировал нас в мою крохотную магловскую квартиру в самом сердце Лондона. Приземление оказалось не совсем удачным, запутавшись в спущенных штанах и поскользнувшись в темноте на том, что ранее мне казалось табуретом, я ойкнул от неожиданности и растянулся на полу, утягивая Поттера следом за собой. Прижатый тяжелым телом, я выгнулся ему навстречу и потерся подбородком о небритую щеку, услышав тихий шепот:

— Ты мой. Только мой.

Взглянул в помутневшие от желания зеленые глаза, я схватил гриффиндорца за подбородок и принялся в ответ покрывать его губы жадными поцелуями, нетерпеливо стягивая влажную одежду. Все что происходило между нами снова было не правильно, я понимал, что буквально еще пару часов назад корил себя за то, что позволил своим чувствам одержать верх над разумом, но сейчас, расслабляясь под умелыми ласками, все переживания последних дней растворялись, оставляя после себя веру в лучшее. Путаясь в переплетениях рук и ног, Поттер медленно избавлялся от моей пропахшей табаком и горелым маслом одежды и со вкусом то облизывал, то покусывал постепенно обнажающиеся участки кожи, доводя меня до исступления. Когда с одеждой было покончено, я прижался к горячему телу, боясь растерять ощущение невозможного счастья и замер, стараясь сохранить этот момент в своей памяти навсегда. Почувствовав мое секундное замешательство, Поттер прижал меня к себе с такой силой, что перед глазами сверкнули белые искры.

— Какой же ты у меня глупый.

— Нехорошо подслушивать чужие мысли, Поттер.

— Все твое-мое.

Одним движением он закинул мои ноги себе на спину, смочил слюной член и начал медленно погружаться. Все связные мысли из моей головы сразу же куда-то испарились, делая выставленный минутой ранее ментальный блок полностью бесполезным. Невероятно… Поттер обхватил мой член рукой и задвигал в такт движениям бедрами. Быстрее… еще…еще быстрее… Я едва слышно всхлипнул, когда Поттер сменил ритм, стараясь продлить удовольствие и забрызгал его грудь тягучей, жемчужно белой спермой.

***

— Поттер! Где ты там застрял? Мама прибудет с минуты на минуту! — я в спешке натянул на себя чёрные классические штаны и, подбежав к зеркалу, попробовал пригладить торчащие во все стороны белоснежные волосы. Мерлин, ну как мы могли проспать?! Хотя, что значит как? Я вспомнил, сколько раз за ночь ощущал чужие горячие губы на своих ягодицах и низ живота приятно свело истомой. Только ради этих воспоминания я был готов приобрести омут памяти и бесконечно смаковать их в мельчайших подробностях.

Справившись с наваждением и со штанами, я накинул на тело черную хлопковую рубашку, и последний раз полюбовавшись отметкой на своей шее, застегнул воротник до самой последней пуговицы. Мама и так будет в шоке, увидев Поттера в моей квартире, так что для новостей о метке придётся подобрать более подходящий момент.

— Поттер, гиппогриф тебя задери?! — я подошёл к двери в ванную комнату и дёрнул за ручку, но та не поддалась. — Если ты сейчас же не впустишь меня, я применю алахомору!

Прислонившись ухом к шершавой поверхности двери, я прислушался к звукам исходящим с той стороны и еще раз с силой дёрнул медную ручку. На этот раз дверь ванной комнаты легко отворилась, чуть не ударив меня по лбу, являя встревоженное лицо Гарри Поттера:

— Прости, меня вызвали в Аврорат. Кингсли бушует, похоже вчерашний инцидент с маглом не остался незамеченным.

— Но…

— Знаю… Я вернусь, как только смогу. — он провел ладонью по моему лицу и коснувшись губами кончика моего носа, растворился с громким хлопком.

— Что б тебя!

В этот момент в гостиной комнате, служившей мне одновременно и спальней, и кухней, раздался громкий звук свидетельствующий о повторной аппарации.

— Мама… — выбежав из коридора, я бросился в объятия высокой светловолосой женщины и, вдохнув такой родной аромат ванили и лилий, сильнее сжал хрупкую фигуру в своих объятиях.

— Драко, милый! Я так скучала!

Насладившись близостью и выпустив мать из объятий, я отошёл на шаг назад и залюбовался её строгим синим платьем, расшитым сапфирами, высокой элегантной прической и большим дорожным чемоданом.

— Налить тебе кофе? — бросившись к плите, я почувствовал, как мой собственный желудок издал жалобный стон. — Ты завтракала? Может сходим в кофейню? За углом продают отличные булочки «Челси».

— Спасибо, милый, но у нас совсем нет на это времени. — мама оглядела мою неприбранную после вчерашнего разгрома квартиру и коснулась носком туфли осколков бывшего заварочного чайника. — Тебе еще нужно собрать вещи, а Флинты ждут нас как раз к обеду.

— Мам…

— Отец Маркуса прекрасный человек, он обещал прислать дюжину домовиков, чтобы…

— Мама… — я прервал её грубее, чем мне хотелось бы и виновато опустил глаза.

— Я не смогу поехать в Илфорд.

На секунду женщина замерла и между нами повисло тягостное молчание.

— У меня кое-кто появился.

— Ох, милый Драко… — она развернулась на каблучках, поправив дрожащими руками складки на платье, и быстрым шагом отошла к окну, избегая моего взгляда.

— Родной, ты же сам знаешь, как тяжело было у нас с финансами в последнее время…

— И? — только сейчас я посмотрел на изысканное синее платье с другой стороны — оно явно было нам не по карману.

—А Флинты… Они очень богаты… К тому же Маркус глуп, а его отец так стар…

—Не тяни, пожалуйста.

—Непреложный обет. Я дала непреложный обет. Деньги на помолвку уже потрачены. Свадьба состоится в апреле.

Взглянул на поникший силуэт матери, я обречённо вздохнул: лучшего момента уже не будет. Медленно потянувшись пальцами к вороту рубашки, я расстегнул пуговицу за пуговицей и оголил метку, оставленную Поттером.

Ахнув и прижав руки к лицу, мама осела в ближайшее, не заваленное обломками домашней утвари, кресло. Опустившись на колени, я уселся перед ней на пол и участливо сжал ее руку в своей ладони. — Обет можно обойти?

Мама отрицательно покачала головой и вытерла платочком сбежавшую по щеке слезинку.

— Мы что-нибудь придумаем. Малфои и не из такого дерьма выбирались.

В этот момент позади меня раздался хлопок и, взглянув на исказившееся мамино лицо, я безошибочно определили гостя источавшего сильный аромат горького кофе.

— Леди Малфой, доброе утро.

Почувствовав, как на мои плечи легли тяжёлые ладони, а макушки коснулся невесомый поцелуй, я потерся щекой о горячую руку, выражая свою нежность. В очередной раз сдавленно всхлипнув, мама разразилась громкими рыданиями, и спрятала заплаканное лицо в ладонях. Глядя на представшую перед ним картину, Поттер позади меня ощутимо напрягся и выпалил на одном дыхании:

— Что у вас здесь происходит?

========== Часть 14 ==========

— М-да. Натворили вы делов. — внимательно выслушав рассказ моей матери, Поттер уселся рядом со мной на пол и обхватил колени руками.

— Что нам делать? — задав этот вопрос почти шёпотом, я положил свою голову ему на плечо и устало зевнул.

— Что делать? Ехать в Илфорд. Леди Малфой, вы можете передать Флинтам, что ваше прибытие придётся отложить на пару дней?

Мама утвердительно покачала головой и неподобающе громко шмыгнула носом.

— Отлично. — Поттер взмахнул волшебной палочкой и посреди комнаты возник сияющий патронус олень. Он величаво сделал круг и, качнув витиеватыми рогами, умчался за пределы квартиры, оставив после себя слабое свечение.

— Кого ты вызвал? — происходящее мне не нравилось, ситуация вышла из-под контроля и я снова ощущал себя марионеткой в чужих властных руках.

— Рона. Раз уж мы не можем обойти обет не понеся потерь, сделаем так, чтобы Флинты сами от тебя отказались.

— Поясни. — поднявшись на ноги, я направился к плите. Поставив чайник на огонь, я обхватил себя руками за плечи и поежился — погода за окном полностью отражала моё эмоциональное состояние. Ещё вчера меня распирало от невероятного счастья, а сегодня я снова попал в ловушку меланхолии. Ещё раз пробежав глазами по тяжёлым тучам, готовым вот — вот разразиться проливным дождём, я вернулся взглядом к напряжённой фигуре Гарри Поттера. — Ну же?

— Дождёмся Рона и я все объясню. — он поднялся на ноги и подал руку моей матери, — Идёмте, нужно составить письмо. Надеюсь это подарит нам пару суток форы.

Мама на секунду замерла и кинула недоверчивый взгляд в мою сторону, но приглашение Поттера все-таки приняла. Проследив за тем, как одним взмахом палочки Поттер восстанавливает испорченную ранее мебель, она уселась за стол и призвала свои письменные принадлежности из дорогого кожаного чемодана.

Чайник на плите издал пронзительный свист, заставляя меня выбраться из задумчивости и достать из шкафа четыре белые фарфоровые чашки. Разлив заварку и добавив немного сахара с молоком, я наполнил их до краёв дымящимся кипятком. Открыв холодильник, я осмотрел кусок плесневелого сыра и удручённо захлопнул дверцу, заглянул в шкафчик с печеньем, но и там кроме крошек ничего не нашлось. Пригодных для еды продуктов в доме не осталось. Проследив за тем, как Поттер, открыв окно, привязывает к ноге большого чёрного филина зеленый конверт, я проводил птицу задумчивым взглядом и вернулся к вопросу пропитания.

— Теперь у нас есть два дня, чтобы продумать план и довести его до идеала. — Поттер мягко мне улыбнулся, подошёл ближе и, притянув к себе, чмокнул в висок. Испытав мимолетное ощущение спокойствия, которое дарили мне его прикосновения, я уткнулся носом в горячую шею и, прикрыв глаза, вдохнул любимый аромат кофе. Со стороны письменного стола послышался очередной всхлип.

В этот момент в комнате раздался хлопок аппарации и перед нами предстал смущенный Рон Уизли в мокром от проливного дождя жёлтом дождевике, держащий в руках несколько полных бумажных пакетов с большими мокрыми пятнами.

— Привет. — он угрюмо окинул всех присутствующих взглядом и сгрузив пакеты на письменный стол, поприветствовал маму сдержанным кивком головы. — Здесь все, как ты просил: пакет Малфоевского конфиската, ингредиенты по списку и мамины тыквенные булочки. — на последних словах интонация его голоса приобрела благоговейные нотки, а сам он еле заметно облизнулся.

— Спасибо, Рон, я твой должник. — выпустив меня из своих объятий, Поттер помог мне отлевитировать на стол заново согретый чарами чай и жестом пригласил всех собравшихся к столу.

***

Введя Рона в курс дела, Поттер устало откинулся на спинку стула и заложил руки за голову.

— То есть, ты предлагаешь мне поехать в Илфорд и свести с ума всю чету Флинтов? — я отпил ароматный бергамотовый чай и отставил кружку на стол, все о чем я сейчас мечтал это вкус кофе на своём языке, и не важно будет ли это напиток или кожа сидящего напротив меня Поттера.

— Ну почему же сразу свести с ума. Ты просто должен сделать все возможное, чтобы затея со свадьбой не показалась отцу Маркуса такой привлекательной.

— Но как же метка? Любой альфа сразу распознает подлог.

— Не распознает. Ты будешь пить свое зелье — оно полностью скроет твой запах.

— А феромоны непокрытой омеги возьмём во вредилках Уизли.

— В точку, Рон. — Поттер перегнулся через стол и радостно дал пять довольному собой рыжему Уизли.

— А метку скроем косметическими чарами! — добавила воодушевленная Нарцисса.

Я нахмурился и сложил руки на груди. План Поттера не внушал мне доверия, но другого выхода из сложившейся ситуации я не видел. На секундочку я представил себя в большом чужом доме, в окружении людей видевших во мне лишь выгоду и поежился от жадного взгляда Маркуса Флинта. Мерлин… Откуда все это в моей голове?

— А что если он будет приставать ко мне? А он будет. — я взглянул на Поттера и отметил, как напряглись желваки на его челюсти.

— Мы что-нибудь придумаем. Поверь мне. Настоишь на том, что до свадьбы в вашем роду «это» — не принято. Попросишь отдельную комнату. Не знаю… Оставишь мне запас твоего зелья и я буду каждую ночь пробираться в их дом и дежурить под дверью. — Поттер протянул свою руку через стол, выражая желание коснуться меня, но я проигнорировал этот жест и лишь плотнее сомкнул руки на груди.

— Легко вам всем размышлять. А я опять попал в какую-то заварушку… И отмечу, совсем не по своей вине. Сначала чуть не помер от рук взбесившегося фанатика, а теперь… — я резко подскочил со своего места, и больно ударившись мизинцем о деревянный табурет, зашипев, подошёл к окну.

— Прости. Я хотела как лучше. Мне показалось, что ты раздавлен. — я почувствовал, как моей спины коснулись нежные материнские руки и недовольно дёрнул плечом.

— Ты привык жить в роскоши… И мне было больно смотреть, как с каждым письмом ты теряешь тягу к жизни. А тут новость о твоём наследии, предложение Флинтов. Я подумала, что это отличный шанс вернуть тебя в привычную среду и обеспечить защитой сильного магического рода.

— Я уже не маленький. Не нужно было решать, что для меня лучше, а что хуже. — я повернулся к матери и, взглянув в глаза полные слез, притянул её в свои объятия. — Больше никогда так не делай.

В этот момент Рон Уизли прервал нашу идиллию тихим покашливанием и выдержав для приличия недолгую паузу обратился к Поттеру:

— Я не очень понял последнюю часть плана. Ты хочешь, чтобы Малфой поехал со мной в Нору?

— Что? — я отпустил мать и уставился на Поттера немигающим взглядом.

— Именно. Завтра мы отправимся туда вместе.

— Нет! Я против!

— Что, Малфой, брезгуешь? — рыжий Уизли сморщил нос и буквально выплюнул эти слова мне в лицо.

— Да причём здесь это? Мы уже не в школе, все давно изменилось. Мы — изменились!

— Вот именно. Поэтому, если Гарри доверяет тебе, в Норе тебя встретят как желанного гостя.

— Вот и отлично. — Поттер удовлетворённо хлопнул в ладоши, прекращая нашу перепалку, и бросил быстрый темпус, который показал, что время неумолимо приближается к ужину.

— Время уже позднее, а нам ещё многое нужно сделать. Леди Малфой, я снял вам номер в лучшей гостинице Лондона. Так что если вам удобно, Рон может вас туда сопроводить.

Я попрощался с мамой и проследив за тем, как Уизли утягивает её в вихрь аппарации, махнул рукой на прощанье.

С их исчезновением в комнате стало слишком тихо, будто ради шутки кто-то накинул на меня сферу тишины. Бросив взгляд на задумчивого Поттера, я отправился собирать со стола грязные чашки и недоеденные булочки. Тишина убивала. Переступив с носка на пятку, я все же подошёл к Поттеру, стоявшему лицом к окну, и обнял его со спины, уткнувшись носом в толстый вязаный свитер.

— Рон принёс все конфискованные в твоём доме зелья. Их вполне хватит для реализации нашего плана. — Гарри дотронулся до моей руки своей ладонью и слегка отклонился назад, давая мне возможность покрыть его шею невесомыми поцелуями. Обернувшись со скоростью Василиска, он подхватил меня за плечи и, с силой прижал к видавшему виды голубому платяному шкафу спиной.

— Почему ты всегда попадаешь в неприятности? — он пробрался пальцами под хлопковую рубашку и погладил живот горячими ладонями, заставляя моё тело покрываться мурашками. — Как только это все закончиться, я привяжу тебя к себе и больше никуда не отпущу. Понял? И я не хочу больше ничего слышать.

Я придушенно вздохнул и, расстегнув ремень его брюк, проник руками под грубую ткань, сжимая ладонями упругие ягодицы. Взглянув в почти чёрные от желания глаза, я решительно поцеловал его, прикусывая нижнюю губу до крови и начал избавляться от одежды, отбрасывая её ногой в дальний угол. Шкаф больно впивался деревянными ручками в спину, доставляя мне сильный дискомфорт, поэтому немного повозившись, я перенял инициативу и заставил Поттера переместиться на пол, устраиваясь на тонком ковре. Словно в тумане, я слышал, как Гарри выстанывает моё имя, чувствовал, как до синих отметин сжимаются его пальцы на моих ягодицах и хрипло кричал, кончая.

Какое-то время после, я просто лежал на его груди и, прильнув ухом к влажной коже, высчитывал каждый удар спешащего сердца.

— А что, если у нас не получится?

— У нас не может не получиться.

========== Часть 15 ==========

Вдохнув полной грудью воздух наполненный ароматами луговых трав и прелых листьев, я обхватил пальцами шершавую ладонь Гарри Поттера, и крепко сжал её в своей руке. Ну что же… Была не была…

Аппарировав этим утром из моей Лондонской квартиры, мы оказались стоящими на высоком холме, посреди бесконечных зелёных лугов, все ещё покрытых разноцветными редкими пятнами полевых цветов и зеркальными блюдцами крохотных озёр. Посреди всей этой красоты высился большой деревянный дом, с заросшим садом и блестящей на солнце крышей.

— Добро пожаловать в Нору. — улыбнувшись какой-то особенно нежной улыбкой, Поттер потянул меня за руку, но перед входом на участок остановился, чтобы разгладить невидимые складки на моей джинсовой куртке.

— Мне кажется или дом выглядел немного иначе? — пробежав глазами по красным свежеокрашенным стенам, я зацепился взглядом за белоснежные наличники и попытался посчитать этажи, но бросил эту идею, зажмурившись от яркого солнца.

— После победы все участники военных действий получили хорошую денежную компенсацию, грех было бы не отремонтировать на эти деньги дом. Верно? Только вот с садом проблемы… — Поттер улыбнулся и указал пальцем куда-то в чащу кустов чёрной смородины. — Мистер Уизли по прежнему питает особую слабость к этим агрессивным говнюкам.

Проследив взглядом за садовым гномом похожим на сморщенную круглую картофелину, тащившую в свою нору блестящий жёлтый резиновый сапог, мы с Поттером прыснули со смеху и оперлись о деревянный забор.

— Не переживай. — Гарри провел рукой по моему плечу и мазнул большим пальцем по голой шее. — Они хорошие люди.

— Я уверен… — продолжая наблюдать за потугами несчастного создания, я машинально пригладил торчащие в разные стороны волосы, но тут же одернул себя. Я не укладывал их гелем с тех самых пор, как Малфой Мэнор оккупировали пожиратели смерти во главе с красноглазым чудовищем, но до сих пор никак не мог избавиться от этой детской привычки, выдававшей мое сильное волнение.

— Миссис Уизли! — Поттер крикнул это так громко и неожиданно, что я подпрыгнул на месте и оцепенел.

— Всё будет в порядке, пойдём. — ласково взяв меня за подбородок и невесомо чмокнув в нос, Поттер отстранился и первым вошёл на территорию дома, придерживая для меня скрипучую деревянную калитку.

В этот момент на крыльце появилась пухлая рыжеволосая женщина, одетая в зелёное клетчатое платье и вязаную синюю жилетку, следом за ней из дома вывалились ещё две ярко рыжие головы: заспанный, недовольный Рон и улыбчивый Джордж.

— Гарри! — заметив нас в самом начале участка, женщина бросилась нам навстречу по садовой дорожке мощеной диким камнем и сгребла в охапку смущённого Поттера. — Мерлин, как же ты возмужал! Сколько же времени я тебя не видела? — она ощупала его со всех сторон и видимо удовлетворившись результатом, перевела свой взгляд на меня.

— Драко, это миссис Уизли.

— Ну какая миссис Уизли, зови меня Молли.

— Очень приятно. — я искренне улыбнулся и протянул ладонь в знак знакомства, но тут же был заключён в такие же крепкие материнские объятия. В нос проник аппетитный аромат пирога с патокой и сушёных яблок, вызывая какие-то далёкие детские воспоминания. — Какой же ты худенький! Совсем тебя Гарри не кормит.

— Ну миссис Уизли! — Поттер незаметно ущипнул меня за задницу и, подмигнув, проследовал в дом следом за рыжеволосой женщиной.

Немного задержавшись, я ещё раз оглядел запущенный зелёный сад, покосившийся на один бок сарай для метел, массивный деревянный стол, предназначенный для трапезы большой семьи и испытал странное чувство радости. Само это место будто источало умиротворение, пропитывало все вокруг и заставляло бесконтрольно улыбаться.

— Драко? Идём!

***

В доме пахло едой и малиновым вареньем. Пройдя в гостиную, я огляделся и, встретившись взглядом с недовольным Роном, буркнул сдержанное «привет».

— Жаль, что Джинни на сборах, хотел бы я посмотреть на её лицо…

— Рон! — в комнату вошёл радостный Джордж, — Оставь нашего гостя в покое. — он пожал мне руку и шумно втянул воздух носом. — Улетно пахнешь, Малфой, понятно почему Гарри на тебя запал.

— Скажешь тоже… — я почувствовал, как к щекам приливает кровь и поспешил усесться за стол, подперев голову ладонями.

— Вот ещё… И ничем он таким не пахнет!

— Малыш Ронни ревнует? — Джордж бросил на брата томный взгляд и игриво вздернул брови. Такой провокации Рон не выдержал и запулив в довольного парня клубком синей пряжи, покраснел словно редиска. — Я щас тебе покажу, кто здесь ревнует!

В этот момент, громко позвякивая, в комнату влетел огромный, пузатый медный чайник, начищенный до блеска и несколько разноцветных чашек. Следом за ними на столе расположились фирменные тыквенный булочки и кекс с патокой.

— Угощайтесь, дорогие мои. — миссис Уизли захлопотала вокруг, разливая горячий чай в разномастные глиняные чашки. Ещё минуту полюбовавшись собравшиеся компанией, женщина откланялась, сославшись на неотложные дела в саду, оставив нас в тишине нарушаемой лишь мерным тиканьем больших настенных часов.

— Ну что? — первым заговорил Джордж, — Начинаем операцию под кодовым названием «Сведи с ума названного тестя»?

— Не, не, не… — запротестовал Рон, пытаясь целиком запихнуть в рот большой кусок кекса, — Лучше «Страшный сон Малфоя».

— Тогда уж «Страшный сон Флинтов»!

Братья дружно прыснули и, громко хохоча, уставились на безэмоциональное лицо Гарри Поттера, наблюдавшего всю эту вакханалию опершись о потертый комод в углу.

— Прекратите, дело-то серьёзное. — он встал со своего места и присел рядом со мной, положив ладонь на моё колено. — Насколько нам стало известно, до войны семья Флинтов не была замечена в аристократических кругах. Бежав из Англии, они обрубили все контакты с британским министерством магии, поэтому нам не удалось достать никакой информации о том, где они скрывались и чем занимались все это время, но вернулись они уже с высоким титулом и большим счётом в банке.

— То есть Малфойчика они не зря выбрали? — встрепенулся Рон. — Решили прибрать к рукам статусную игрушку с распродажи.

— Рон!

— Разве не так?

— Выбирай, пожалуйста, слова. — рука Поттера сжалась на моем колене, но спустя секунду вновь расслабилась. — В их понимании Драко должен стать украшением семейства.

Рон тихо фыркнул и недовольно сложил руки на груди.

— То есть нам нужно научить Малфоя плохим манерам?

— Именно, Джордж. Флинты должны получить полную противоположность своих ожиданий.

— Справимся!

***

Солнце неумолимо катилось к закату, когда я, измазанный грязью, сплошь покрытый ссадинами и репейными колючками, устроился рядом с тёплым боком Поттера за большим деревянным столом, в саду под раскидистым буком.

— Отлично полетали! — Джордж с силой хлопнул меня по плечу и вновь принюхался. — Никак не могу уловить последнюю нотку… Это виски?

— Джордж, отвяжись. — я отмахнулся от назойливого парня рукой и, запихнув в рот огромный кусок кекса с изюмом, смачно облизнул с пальцев сладкую сахарную глазурь.

— Если ты вот также будешь есть перед Флинтами на их многочисленных званых ужинах, у нас точно все получится…— Поттер стёр большим пальцем прилипшие к моей щеке крошки и демонстративно погрузил его в рот. Почувствовав легкое напряжение в штанах, я поерзал на лавке, в попытке утихомирить заинтересовавшийся член и во избежание казусов, кинул свою куртку на колени.

— Вы такие милые…

— Что?

— Милые, говорю. — Джордж почесал веснушчатый нос и погрустнел. — Прям как мы с братом…

В воздухе повисла тягостная тишина, наверное в это время каждый думал о своём: о потерянном, о приобретенном, о том, что навсегда останется в памяти. Склонив голову Поттеру на плечо, я с наслаждением глубоко вдохнул влажный, густой, насыщенный ароматами трав и кофе воздух.

— Если у нас все получится… — Поттер поставил чашку с травяным чаем на стол и коснулся моей руки. — Давай построим дом? Недалеко отсюда. Разобьем большой сад, если хочешь можем даже взять в аренду у мистера Уизли пару садовых гномов?

Я смущённо фыркнул и зажмурился. Слишком давно я не чувствовал себя таким счастливым, как сейчас.

========== Часть 16 ==========

Утро выдалось не из лёгких. Открыв глаза и приподняв голову над подушкой, я увидел перед собой сморщенное лицо старого домовика с огромными карими глазами, смотревшими прямо мне в душу. От неожиданности, подскочив на месте, я отпрянул, чуть не свалившись с кровати.

— Гость проснулся. — пробубнил тот скрипучим голосом и с громким хлопком растворился в воздухе.

Мать твою… Нельзя же с утра так пугать!

Оглядевшись по сторонам, я не узнал комнату в которой оказался, но зато узнал противного домовика — Гриммо Двенадцать. В этот момент, дверь в комнату с противным скрипом отворилась, являя мне радостное лицо Гарри Поттера.

— Это твоих рук дело? — недовольно бросив в того подушкой, я схватился одной рукой за голову, которую пронзила тупая боль. — Мерлин, что вчера было?

— Поверь мне, это личная инициатива Кричера. Гости в нашем доме большая редкость, так что тебе придётся смириться с его слабостями.

— Можно мне антипохмельное? — я поморщился от его звонкого голоса и потёр пальцами виски.

— Нет.

— В смысле-нет?

— Сегодня вы едете к Флинтам, так что твоё плохое настроение будет нам только на руку.

Тихонечко заскулив, я зыркнул на излишне активного Поттера испепеляющим взглядом и, укрывшись одеялом с головой, завалился обратно, в объятия перьевых подушек.

Засидевшись вчера до позднего вечера, встретив мистера Уизли и обсудив с ним проблемы работы магловских тостеров, мы проигнорировали голос здравого смысла и отправились в магазин всевозможных вредилок Уизли. Там, под довольные улюлюканья Рональда Уизли, Джордж притащил невероятных размеров бутылку Огденского, которую мы по дружески разделили на четверых, закусывая канареечными помадками и жарко дискутируя на тему последних новостей из Хогвартса. Вчерашний вечер был настолько же прекрасен, насколько было ужасным сегодняшнее утро.

Провалявшись в кровати до самого прибытия мамы, я лениво вылез из-под одеяла, потянулся всем телом и направился в душ. Включив комфортную по температуре воду, я зажмурился от удовольствия и встал под упругие струи с головой, пытаясь собрать ускользающие из головы мысли. Вода уменьшала боль, даря телу бодрость и это было моим единственным спасением на сегодняшний день. Выйдя из душа и обернувшись в белое пушистое полотенце, я направился в комнату, но на пороге был встречен раздраженным Гарри Поттером. Не говоря ни слова, он затолкал меня обратно в ванную и, наложив на дверь максимальное количество заглушающих чар, с силой прижал к стене.

— Меня уже ждут. — прошептал я в его приоткрытый рот и заглянул в почти чёрные от возбуждения глаза.

— Потерпят… — одним движением схватив меня за волосы, он впился в мои губы требовательным поцелуем, вырывая из горла глухой стон.

— Мне правда нужно собираться, прости.

Наблюдая за тем, как тухнет огонь в его глазах, вызывая внутри меня неоднозначные чувства и заставляя ощущать себя виноватым, я ласково провел рукой по его колючей щеке.

— Вот. — он протянул мне осколок зеркала, умещавшийся на ладони и сделал шаг назад. — С помощью этого зеркала сможешь увидеть меня в любое время. Если конечно захочешь…

Вложив в мою руку волшебный предмет, Поттер уверенным шагом направился к выходу из комнаты, но я остановил его, схватив за рукав свитера.

— Что ты со мной делаешь… — притянув парня к себе, я уткнулся носом в его грудь и вдохнул дурманящий аромат альфы, чувствуя, как чужие руки избавляются от тяжёлого, мокрого полотенца и по хозяйски сжимают ягодицы.

— Даже не думай, что я так просто тебя отпущу… — с этими словами, я стянул с Поттера ненужный свитер, справился с дурацкой пряжкой и, встретив затуманенный желанием взгляд, опустился перед ним на колени.

***

Часы в гостиной пробили ровно полдень, когда я спустился в прихожую с полным чемоданом зельев собственного производства, комплектом худшей одежды четы Уизли и множеством бутыльков с феромонами непокрытой омеги, любезно подаренными мне Джорджем.

Подойдя к зеркалу, я оттянул воротник старой футболки и взглянул на идеально ровную кожу в том месте, где ранее красовалась метка, и удовлетворённо вздохнул — мамины косметические чары справлялись со своей задачей на сто процентов. Сделав шаг назад, я покрутился вокруг своей оси, чтобы полностью оценить составленный Поттером образ: чёрная потерявшая цвет футболка, более напоминающая ночную сорочку, рваные на коленях серые джинсы и кислотно зелёные кеды — ну чем не наследник влиятельного темного рода? Удовлетворившись своим отражением, я подхватил дорожный чемодан, и вышел в гостиную где меня уже ожидала мама и нервно курсирующий из угла в угол Гарри Поттер.

— Пора. — констатировал он, когда лежащая на столе трость, присланная сегодня утром чёрным филином, засияла призрачным светом, означая, что портключ активирован. — На счёт три.

Я утвердительно качнул головой и не говоря ни слова прильнул губами к губам Гарри Поттера, пытаясь напоследок сохранить это ощущение в своей памяти в мельчайших подробностях.

— Не переживай. Мы увидимся гораздо раньше чем ты думаешь. — сказав эту фразу, Поттер странно улыбнулся и подтолкнув меня к столу, досчитал до трех. Бросив последний взгляд на его лицо, я дотронулся до деревянного предмета, почувствовав, как засосало под ложечкой, и очутился внутри аппарационного вихря, вынесшего нас с матерью к железным воротам большого каменного поместья.

— Всё в порядке? — подхватив потерявшую равновесие женщину под руку, я поморщился от головной боли и подпрыгнул на месте, когда рядом с нами с характерным хлопком предстал домовой эльф, завернутый в голубую шелковую штору.

— С прибытием в поместье господина Флинта. Прошу следовать за мной. — эльф поклонился, чиркнув по земле своими длинными дрожащими ушами, выражая почтение дорогим гостям и, открыв высокие кованые ворота, засеменил по дорожке обрамленной колючей живой изгородью. Проследовав за ним, мы поднялись на высокое каменное крыльцо, обрамленное мраморными статуями и вошли в дом оказавшись посреди богатого холла, украшенного множеством картин в позолоченных рамах, антикварной мебелью и невероятного размера хрустальной люстрой, свисающей с потолка. В этот момент к нам на встречу по деревянной винтовой лестнице скатился невысокий полный мужчина, одетый в черный фрак и сияющие чистотой ботинки. Воздух заполнил запах табака и мимозы.

— Ну наконец-то! Леди Малфой. — он схватил мать за руку и смачно чмокнув в щеку, обернулся ко мне и придирчиво осмотрел с ног до головы. Он недовольно буркнул что-то в седеющие усы и втянув носом воздух удовлетворённо улыбнулся:

— Рад вас видеть, мистер Малфой. Разрешите представиться, отец Маркуса — Джозеф, но вы можете звать меня просто папа Джо. — он громко расхохотался глубоким басом, так что зазвенели хрустальные звенья люстры и довольно потёр руки, призвав домового эльфа щелчком пальцев. — Маркус сейчас играет в квиддич, так что Мирта проводит вас в ваши комнаты и оповестит, когда нужно будет спуститься к ужину. А пока отдыхайте и приведите себя в порядок. — мужчина ещё раз окинул мою фигуру оценивающим взглядом и скрылся за большой дубовой дверью под лестницей.

— Неплохое начало. — взглянув на маму, я тепло улыбнулся и коснулся рукой её плеча. — Мы справимся.

***

Войдя в комнату которую так любезно выделило мне семейство Флинтов, я удивлённо огляделся и присвистнул: шёлковые бирюзовые стены, панорамные французские окна с выходом на балкон и огромная двуспальная кровать, покрытая одеялом из фиолетовой драконьей кожи.

— Вот это уровень!

Бросив сумку с вещами на пол, я развалился на кровати и достал осколок подаренного Поттером зеркала, но сколько бы не смотрел на его ровную гладь, видел в нем лишь свое отражение. Как ты работаешь? Потеряв счёт попыткам заставить зеркало заработать, я аккуратно положил его обратно в карман джинс и вышел на балкон. Солнце неминуемо катилось к горизонту окрашивая небо во все оттенки оранжевого, причудливо подсвечивая розовым светом редкие деревья которыми был засажен участок позади дома. Подойдя к каменному парапету, я снова достал осколок, но увидел лишь свое бледное лицо. В груди предательски защемило — неужели я скучаю? Поттер, так неожиданно ворвавшийся в мою жизнь и перевернувший все буквально с ног на голову, сейчас был для меня недосягаем и, как оказалось, это жутко меня нервировало. Вернувшись в комнату, я немного покопался в чемодане и достал тот самый кашемировый серый свитер, что был на Поттере в нашу первую встречу, который я наглым образом стащил из шкафа. Любовно расправив его руками, я уткнулся носом в нежную ткань и вдохнул запах которого мне так сейчас не хватало. В этот момент в комнате раздался хлопок, заставивший меня позорно спрятать свитер за спину и сделать вид, что я просто разбираю чемодан.

— Мистер Драко Малфой. — Мирта услужливо поклонилась и уши её мелко затрепетали. — Вас ожидают за ужином. — сдавленно пискнув она растворилась в воздухе снова оставив меня в одиночестве.

Ну что ж. Игра началась.

Подойдя к большому зеркалу стоящему в углу комнаты, я придирчиво себя осмотрел и вместо чёрной футболки надел ярко красную с чёрными магловскими надписями. Ещё раз обновив косметические чары и растрепав волосы как можно сильнее, я достал из чемодана фиал с духами и щедро набрызгал на себя искрившуюся синими блёстками жидкость. Воздух наполнился ароматом весеннего ландыша и озона. Хм… А у Джорджа неплохой вкус…

Проверив наличие в кармане волшебной палочки и машинально погладив карман хранивший заветный осколок, я решительно вышел в темный коридор, освещаемый редкими светильниками и спустился в обеденный зал. Войдя в просторное помещение с каменными колоннами и большим столом по центру зала, я встретился взглядом с взволнованной мамой и направился к ней, но был перехвачен сильной рукой Джозефа и усажен на соседний с Маркусом стул.

— Насколько я помню вы хорошо знакомы?

— О да… — я бросил косой взгляд на высоченного угрюмого парня и незаметно отодвинулся. Флинт никогда мне не нравился: огромного роста, с бегающими серыми глазами и ужасным прикусом, который превращал его и так не блистающее красотой лицо в нечто неописуемое. Не спорю, в школе мы тесно общались, но в этом была определённая выгода, сейчас же эти связи меня совсем не интересовали. Обежав присутствующих за столом глазами, я отметил, что кроме мамы и четы Флинтов на сегодняшнем застолье больше никто не присутствует. Отлично, скромный семейный ужин, то что нужно для начала. Заметив на столе большую тарелку с тарталетками, я перегнулся через остальные блюда, ловко схватил одну пальцами и без стеснения засунул в рот. За столом на секунду возникла оглушающая тишина, которая тут же была разрушена громоподобным смехом Маркуса, радостно последовавшего моему примеру и потянувшегося своими огромными руками к блюду с тарталетками.

— Маркус! — подала голос женщина сидевшая по правую руку от Джо и кинула грозный взгляд сначала на меня, потом на сына.

Парень тут же сконфузился и бросив набранные тарталетки обратно на позолоченное блюдо, грустно занял свое место. Что-то я не припоминаю, чтобы раньше этот огромный детина был настолько глуп… Нет, конечно, умом он никогда не блистал, но и не отождествлялся по уровню развития с горным троллем. В этот момент, с громким хлопком в самой середине холла возник домовой эльф, на полусогнутых дрожащих ногах, он подбежал к хозяину поместья и что-то залепетал, нервно теребя длинные уши узловатыми пальцами.

— Простите. Я на секунду откланяюсь. — Джо многозначительно глянул на жену и быстрым шагом удалился из зала, громко стуча каблуками по мраморному полу.

В зале снова повисла тягостная тишина. Я смотрел на маму, мама смотрела на расстроенного Маркуса, тот в свою очередь скучая, гонял вилкой по тарелке зелёную горошину упавшую с одной из тарталеток. М-да…

— Драко… — первой молчание прервала мать Маркуса: высокая женщина, с чёрными волосами облаченная в красное бархатное платье. — Расскажите нам о себе, чем вы занимались после войны?

— Ээээ…— я схватил со стола бокал с соком и сделал жадный глоток, чтобы собраться с мыслями. В этот момент дверь в зал с грохотом отворилась, разрушая возникшую за столом тишину громкими ругательствами.

— Родная! — в комнату влетел запыхавшийся Джозеф и указал пальцем куда-то в глубь дверного проема. — Ты помнишь дядюшку Гаррета?

— Гаррет? Это тот, на которого в детстве напал акромантул? — женщина удивилась и отпрянула от мужа, когда в зал вошёл высокий мужчина в синем классическом костюме, с забранными в хвост длинными чёрными волосами. Он поклонился присутствующим и бросив на меня заинтересованный взгляд улыбнулся одним уголком рта.

От этого взгляда внутри меня все похолодело, лицо мужчины было обезображено широкими бордовыми шрамами, видимо нарушившими его мимику. Он по хозяйски отодвинул стул и, устроившись напротив меня, не стесняясь положив себе в тарелку огромную порцию жаркого из баранины, принялся за еду не особенно утруждая себя соблюдением светского этикета.

— Гаррет, давно ли ты вернулся? — Джозеф недовольно шевельнул усами и занял свое место за столом.

— Уже как три дня. Все никак не мог добраться до своих дорогих родственничков, — мужчина хрипло рассмеялся и забрызгал дорогую белоснежную скатерть томатным соусом, вгоняя Леди Флинт в отчаяние. Наблюдая за этим представлением, я отодвинулся ещё дальше, ловя на своём теле жадный взгляд бегающих чёрных глаз дядюшки Гаррета.

— Гаррет путешествовал по Африке. — пояснила леди Флинт всем присутствующим и нервно расправила салфетку на своих коленях. — Мы не видели его около двух лет.

— Ну раз уж теперь вся семья в сборе, давайте обсудим предстоящее событие. — прервал жену воодушевившийся мистер Флинт, пытаясь сменить тему разговора и доливая себе в бокал красного вина.

— Это что за событие? Неужели Джо наконец-то решился сбрить усы? — мужчина в синем костюме расхохотался и вытер рот салфеткой.

— Вообще-то наш Маркус решил связать себя узами брака. — парировала его колкость миссис Флинт.

— Вот с этим что ли? — Гаррет бросил на меня презрительный взгляд и сплюнул на пол. — Получше партии не было?

— Спасибо, но я не голоден. — слушать оскорбления от незнакомого мужика не было сил, встав из-за стола я направился в сторону выхода из дома, игнорируя недовольный ропот пробежавший между собравшимися гостями. Вопрос свадьбы меня не интересовал, я все равно сделаю все возможное, чтобы она не состоялась.

Накинув на себя лёгкие согревающие чары, я вышел во двор и увидев небольшой зеленый пихтовый парк, обрамленный живой изгородью, я уверенным шагом направился в его сторону. Солнце давно уже село, а влажные сумерки, вступающие в свои права, превращали очертания деревьев в пугающие чёрные тени. Войдя на территорию парка, я прошёлся вдоль живой изгороди, касаясь ладонью колючих веток и мелких прохладных листочков и, проникнув в самую глубь лабиринта, прижался спиной к густой зелёной стене. Кто бы мог подумать, что расставание с Поттером окажется для меня таким сложным испытанием. Простояв так какое-то время, я достал из кармана осколок зеркала и погладил его поверхность большим пальцем, больше всего сейчас я хотел увидеть своего альфу, прижаться щекой к его широкой спине и погрузиться в спокойный сон, но мои мечтания прервал хруст сломанной ветки.

— Кто здесь? — спрятав зеркало в карман, я достал волшебную палочку и задержал дыхание. С обратной стороны изгороди на меня надвигалась тёмная высокая фигура, освещаемая тусклым лунным светом.

— Драко?

— Что вам нужно?

— Решил прогуляться? — мужчина приблизился ко мне и закурил палочкой магловскую сигарету. Воздух наполнил запах крепкого табака, вынуждая меня сделать шаг назад.

— А что? В этом доме это запрещено?

В ответ на мою колкость мужчина хрипло усмехнулся и со смаком глубоко затянулся, выпуская дым ровными сизыми кольцами:

— Всегда любил таких дерзких. — проронив эту фразу, он быстрым шагом проследовал мимо меня, заставляя поморщиться, и выпустив в мое лицо облачко едкого дыма, бесшумно скрылся в темноте.

Мерлин… Сделав глубокий вдох, я выхватил обломок зеркала из кармана и яростно начал тереть его идеально ровную поверхность о край футболки — ну где этот чёртов Поттер?!

========== Часть 17 ==========

Простояв ещё какое-то время в одиночестве, я оперся спиной о зелёную изгородь и медленно осел на влажную холодную землю, наколдовав крохотный голубой огонёк, который тут же привлёк внимание толстого садового гнома. Важной походкой, он приблизился к висевшему в паре десятков сантиметров над землёй светящемуся шару и, подпрыгнув, попытался схватить его своими крохотными ручками. Почему-то живя в Малфой Мэноре я никогда их не замечал, а сейчас один только взгляд на это пыхтящее чудо вызывал внутри меня тёплые воспоминания о Норе: задорный смех добродушного Джорджа, пирог с патокой и момент когда во время игры в квиддич мы свалили Рона с метлы прямо в куст репейника. Вспомнив его недовольное красное лицо, я тихонечко рассмеялся и до боли сжал в руке волшебную палочку. Ну почему Поттер не выходит на связь? Снова покрутив в руках предательский осколок, зеркала, я заглянул в его глубь, и в шоке отпрянул, когда вместо серых напряжённых глаз на секунду увидел хитрые чёрные. Этого не может быть… Я снова внимательно вгляделся в отражение, но ничего подобного больше не произошло, видимо отблески света от моего огонька сыграли с воображением злую шутку. Широко зевнув, я потёр глаза и спрятал осколок зеркала обратно в карман. Пора возвращаться в дом, сегодня был долгий и не самый приятный день. Порывшись в карманах джинс, я обнаружил старый обломок крекера и бросил его на землю прямо перед гномом, не веря своей удаче тот сразу же потерял интерес к огоньку и, схватив добычу, скрылся в глубине изгороди, издавая смешные скрипучие звуки. Забавные все же существа…

Войдя в дом, я прислушался к шуму исходящему из обеденного зала и убедившись в том, что путь до спальни свободен, аккуратно прокрался на второй этаж, стараясь не привлекать лишнего внимания к своей персоне. Сбросив одежду, я второй раз за день принял душ, чтобы смыть с себя липкое чувство усталости и, облачившись в свою любимую зелёную пижаму, устроился в холодной кровати.

Половину ночи я провалялся без сна, поминутно бросая взгляд то на осколок зеркала который не выпускал из рук, то на большой диск бледной луны, показавшийся среди жемчужных облаков. А что если это вовсе никакое не волшебное зеркало? Поттер просто издевается надо мной? И нет никакого плана и никто не собирался помогать мне расторгнуть помолвку, Поттер просто хорошо провел время и счастлив, что так легко от меня отделался. Но что тогда значили его последние слова? Зачем давать мне это гребаное зеркало, обещать скорую встречу и пропадать?

С силой отбросив осколок на соседнюю подушку, я укрылся одеялом с головой и поджал холодные ноги к животу. В голове тут же замелькали воспоминания последних счастливых дней: горячие требовательные руки, счастливые зелёные глаза, я вспомнил, как долгими бессонными ночами Поттер шептал мне на ухо всякие глупости о нашем будущем, как предлагал построить дом… И этот его взгляд… Машинально коснувшись пальцами метки над ключицей я рывком скинул одеяло. Нет! Подскочив с кровати, я вышел на балкон в одной тонкой шелковой пижаме и поежился от сильного порыва осеннего ветра. Поттер не мог так со мной поступить, он хороший человек и всегда таким был. Он — гриффиндорец, в конце то концов… Просто это чёртово зеркало сломалось.

Подойдя к краю балкона, я окинул взглядом блестящие в лунном свете макушки высоких деревьев и глубоко вдохнул свежий воздух наполненный ароматом опавшей листвы и хвои. Судя по тому, как ведёт себя мой названный жених, Джозефа вряд ли можно напугать отвратительным поведением, его вряд ли напугает хоть что-то из того, что я могу вытворить, но зачем тогда им вообще понадобился именно я? Официального титула меня лишили, сейф пуст, я даже фамилию свою после свадьбы потеряю… Поттер ошибся — Флинты явно преследуют какие-то другие цели. Ещё этот сальный дядюшка. Я поежился, вспомнив изучающий взгляд его чёрных глаз и принял решение вернуться в постель, пока совсем не отморозил уши, пожалев, что забыл волшебную палочку в кровати. Последний раз пробежав взглядом по верхушкам кустов, обрамляющих каменную дорожку под моими окнами, я замер когда заметил блеск золотых пуговиц среди плотной растительности.

Что ещё за хрень?

Приглядевшись, я смог разглядеть в темноте едва различимый высокий тёмный силуэт, скрывающийся среди теряющих листву ветвей. Неужели слежка? Боятся, что я сбегу? Но я же не дурак, я не хочу смерти собственной матери. Тогда зачем? Я медленно сделал шаг назад, потом ещё один и ещё… Пока совсем не скрылся из поля зрения таившегося внизу волшебника и бесшумно закрыл стеклянные двери спальни. Сломя голову я бросился к кровати, схватил волшебную палочку и набросив на балкон сетку самых сильных запирающих чар, что знал, прижался спиной к противоположной стене. Чтобы хоть как-то успокоить бешено бьющееся сердце, я достал из чемодана успокоительную настойку и накапал горькое зелье прямо в рот. Поморщившись от тошнотворного вкуса, я кинул склянку обратно в чемодан и зацепился взглядом за серый кашемировый свитер. На глаза навернулись непрошенные слезы, которые я незаметно смахнул рукой-никто мне здесь не поможет, никто. Проглотив образовавшийся в горле ком, я натянул свитер принадлежащий Поттеру прямо поверх пижамной рубашки, засунул под подушку волшебную палочку и, погрузившись в собственные скорбные мысли, забылся беспокойным сном.

***

Проснувшись следующим утром, я поморщился от яркого солнечного света и бросив быстрый темпус понял, что бессовестно проспал завтрак. Ну и пусть, была бы моя воля вообще бы туда не спускался. Пересилив себя и встав наконец то с кровати, я первым делом выпил зелье для сокрытия своего настоящего запаха и щедро распылил на себя омежью настойку. Этот запах чистоты начинал нравиться мне все больше и больше. Заглянув в чемодан, я лениво выудил ужасный вязаный красный свитер с жёлтой буквой «Р» на груди и придирчиво его осмотрел: пара дырок в районе локтя, проеденный молью ворот и растянутые шерстяные манжеты. То, что нужно. Удовлетворённо хмыкнув, я натянул его через голову и пригладил руками наэлектризовавшиеся волосы. Надеюсь сегодняшний мой образ порадует Джозефа гораздо сильнее вчерашнего. Засунув волшебную палочку в задний карман джинс, я взял в руки осколок волшебного зеркала и привычно покрутив его в пальцах спрятал в тот же карман. Мерлин… И почему я так и не научился вызывать телесного патронуса. Может послать Поттеру письмо с совой? Здесь же должна быть совятня? Нет, Малфой. Ты здесь всего лишь один день, ничего плохого ещё не произошло, а ты уже впадаешь в крайности. С этими мыслями я вышел из спальни и отправился на завтрак. Проходя длинными плохо освещенными коридорами, я неспешно разглядывал вычурные картины, пока не увидел впереди приоткрытую дверь и сбавил шаг.

— Он нам не подходит. — голос первого мужчины был вкрадчивым и почти шептал.

Я замер посреди коридора и обратился в слух.

— Что значит не подходит? — второй же был явно недоволен мнением своего собеседника.

— Джозеф, посуди сам, мы не можем пойти на такой риск.

— Риск? Мерлин… Ты меня не слышишь? Ладно, иди. Вернёмся к этому вопросу после игры.

Услышав быстрые приближающиеся к двери шаги, я наколдовал дезиллюминационные чары, затаил дыхание и вжался в стену. В этот момент тяжёлая деревянная дверь резко распахнулась и в коридоре возник дядюшка Гаррет, в нос ударил концентрированный запах табака, заставляя меня поморщиться.

Мужчина на секунду остановился и заинтересованно принюхался. Мерлин, какой же я дурак, совсем забыл про запах! Оглядев холл блуждающим взглядом, Гаррет криво улыбнулся и проследовал мимо, как бы невзначай задел своей рукой мою ладонь, но будто не заметив этого быстрым шагом преодолел коридор и скрылся за углом. Сердце бешено колотилось, я оперся рукой о стену и, проследив взглядом за его высоченной фигурой, поежился и натянув рукава свитера до самых кончиков пальцев, отменил чары и стремглав бросился вниз, в обеденную залу. Мерлин, он точно меня заметил, точно! Но почему не выдал? Теперь он не нравится мне ещё больше, скользкий дядюшка Гаррет. Спустившись вниз, я не обнаружил за обеденным столом никого кроме скучающего Маркуса. Он медленно жевал яичницу, периодически вздыхая, но увидев меня воодушевился и нетерпеливо заерзал на стуле:

— Ты поиграешь со мной в квиддич?

— И тебе доброе утро. — буркнув приветствие себе под нос, я уселся с другой стороны стола и машинально налил в фарфоровую чашку крепкий кофе, но с помощью палочки тут же заставил напиток исчезнуть. От проникшего в нос манящего запаха в груди возникло непрошенное щемящее чувство — кофе и Поттер имели в моей голове слишком тесную связь. Справившись с наваждением, я окинул взглядом стол полный разной еды, положил на тарелку жирный стейк и жадно впился в него зубами.

— Так ты проиграешь со мной в квиддич?

— Нет. Я не играю.

— А я играю.

— Отлично.

— Папа сказал, что скоро меня возьмут в сборную, если мы…

— Маркус!

Обернувшись на прервавший речь парня громкий голос, который эхом отразился от высокого потолка, я встретился взглядом с разъяренным Джозефом.

— Я же сказал тебе привести себя в порядок! — выхватив палочку, он трансфигурировал мой драный свитер в белую рубашку, а джинсы в чёрные брюки. Холодок пролетевший над головой означал, что изменения коснулись и моей небрежной причёски.

— Джозеф, оставь парня в покое. Какое тебе дело в каких обносках он таскается? — в этот момент в зал вальяжной походкой зашёл Гаррет облаченный в лёгкий костюм серого цвета и небрежно оперся о плечо мистера Флинта.— Главное не то что снаружи, а то, что внутри.

— Действительно. — Джозеф нервно скинул его руку со своего плеча и наколдовал себе стакан воды. — Странно было бы услышать что-то другое от человека чьё лицо больше похоже на задницу гриндилоу!

— Гриндилоу! — восторженно отозвался эхом Маркус и громко расхохотался.

— Я в этом больше не участвую. — оглядев свой новый наряд я встал из-за стола и на ходу принялся расстегивать пуговицы рубашки. — Я буду носить то, что нравится мне, а не то, что кажется вам уместным.

Направившись в сторону лестницы ведущей на второй этаж, я окончательно снял рубашку и бросил её под ноги будущему тестю, но был остановлен громоподобным: «Стоять!».

— Сегодня вечером состоится приём, на котором будет объявлено о вашей с Маркусом помолвке. Так что, будь добр привести себя в порядок, иначе этим займутся мои домовые эльфы.

— Как скажете, папА’. — не оборачиваясь, я бегом бросился вверх по лестнице и остановился лишь когда достиг двери собственной спальни. Единственное чего мне сейчас хотелось это спрятаться в своей комнате и никогда больше не видеть никого из этих «милых» людей. Прислонившись к двери спиной, я закрыл глаза и пару раз глубоко вдохнул, чтобы выровнять загнанное дыхание, но когда вновь их открыл дернулся от неожиданности — передо мной стоял довольный дядюшка Гаррет.

— Что вам нужно? Что вы за мной все время таскаетесь?

— Что мне нужно? — мужчина криво усмехнулся и потянулся руками за спину.

— Не делайте глупостей… Я видел вас вчера под своим окном. Я все расскажу. — я сжал волшебную палочку в руке и одним рывком прижал мужчину к стене, приставив деревянный кончик к его обезображенному шрамами горлу.

— Тише, тише. — Гаррет медленно поднял руки вверх и завёл их за голову. — Как же я по тебе соскучился.

Одним движением мужчина разжал кулак и, достав крохотный пузырёк с зельем, поморщившись, выпил его без остатка. То что начало происходить дальше ввело меня в ступор. Сделав шаг назад, я словно завороженный наблюдал за тем, как бледнеют и втягиваются красные шрамы, как хищные черты лица мужчины растекаются невнятными пятнами, образуя на своём месте новые, как чёрные глаза превращаются в зелёные, длинные волосы в короткие, а на гладкой коже лба проступает крохотный шрам в виде молнии.

— Поттер!.. Я тебя убью!

========== Часть 18 ==========

— Поттер?.. Я тебя убью!

Глядя на довольное, улыбающееся лицо парня, я с силой схватил его за воротник костюма, затащил в свою спальню и наложил на дверь сотню заглушающих, заперающих и охранных чар.

— Ты что себе позволяешь? Дал мне этот гребанный осколок, а сам? Да я с ним в обнимку спал, боясь пропустить момент когда ты соизволишь появиться! А оказалось, что ты все это время был рядом?!

— Поверь, это было очень сложно…

— Да что ты говоришь?! — я с силой толкнул Поттера руками в грудь и впечатал его спиной в стеллаж с книгами, которые тут же посыпались на пол.

— Драко…

— Нет, не Драко. Инкарцеро…

Поттер не вымолвил ни слова и лишь чувственно прикусил нижнюю губу, когда кисти его рук обвили прочные магические путы.

— Что ты узнал?

— Ничего.

— Не ври. Я слышал ваш разговор с Джозефом сегодня утром. Вы обсуждали меня? — я медленно приблизился к парню, опалив горячим дыханием его шею, и прошептал в призывно раскрытые губы: — Зачем ты раскрыл себя, если ничего не узнал?

— Не смог… Больше…

— Прости? — я завёл связанные руки Поттера за голову и заставил его расставить ноги шире, надавив коленом на пах.

— Я хочу тебя.

— Не расслышал.

Поттер приглушенно простонал и вопрошающе взглянул на меня чёрными от похоти глазами.

— Ещё вчера ночью, когда я увидел тебя одного, в этом парке, такого беззащитного, знал бы ты чего мне стоило не сорваться… Я всю ночь не мог перестать думать о тебе…

— Поэтому торчал под моим окном? Я видел тебя, медные пуговицы твоего пиджака сияли в кустах словно глаза Гримма.

— Неужели тебе это не льстит?

— Льстит? — я тихо рассмеялся и провел большим пальцем по влажным, приоткрытым губам. — Я чуть с ума со страха не сошёл.

— Не думал, что дядюшка Гаррет такой страшный. — Поттер поймал мой палец своими губами и с чувством принялся посасывать, не сводя затуманенного взгляда с моего рта.

— Я плохо на тебя влияю… — отложив волшебную палочку, я начал медленно расстегивать мелкие пуговицы висевшей на Поттере рубашки, не забывая ласково проходиться пальцами по оголяющимся местам, задевая напрягшиеся от возбуждения соски.

— Ты сводишь меня с ума.

— Что сказал Джозеф? — я сгреб рукой напрягшийся член Поттера вместе с болтающимися словно мешок штанами и удовлетворённо улыбнулся, когда тот зашипел сквозь зубы и подался бёдрами мне навстречу.

— Ничего… Касаемо тебя.

— Поттер?

— Пожалуйста…

Расправившись с пуговицами, я спустил рубашку с его широких загорелых плеч и оставил её висеть на запястьях, а когда справился с брюками и бельём, сделал шаг назад, чтобы полюбоваться совершенным телом. Просящий, голый Поттер, связанный магическими путами — что может быть ещё более сексуальным? Предав своим заколдованным штанам прежний, привычный вид чёрных рваных джинс, я медленно, не сводя взгляда с раскрасневшегося лица Гарри, расстягнул непослушными пальцами сначала пуговицу на джинсах, потом молнию и приспустил штаны так, чтобы они оголяли тазовые косточки и вены тянувшиеся из паха.

— Драко…

— Ммм?

— Развяжи меня…

— Для чего? — Поттер издал протяжный стон, когда я наклонился к нему и прошептал эту фразу ему в шею и с силой прикусил нежную мочку уха.

— Я хочу…

— Этого? — накрыв его возбужденный член своей ладонью, я медленно оголил головку и провел по влажной коже большим пальцем. Поттер отозвался тихим рычанием и уткнулся носом в мою шею, размашисто облизав языком место где должна была быть его метка.

— Ты моя омега. Ты должен мне подчиняться…

— Да что говоришь… — оттолкнув его обратно к стеллажу, и, уронив ещё пару книг, я наколдовал черную широкую полосу ткани и повязал ему на глаза. Потом, аккуратно взял за связанные руки, медленно отвёл в сторону кровати и уложил на спину, устроившись между ног, начал оглаживать все его тело своими горячими руками, избегая пространства ниже пояса, вызывая череду мурашек пробегающих по его коже.

— Ниже… Пожалуйста… — такому Поттеру нельзя было отказать. Я скользнул ладонью по плоскому животу, немного покружил пальцами по убегающей вниз тёмной дорожке волос, обхватил член ладонью у самого основания и слизал языком вязкую каплю собравшуюся на кончике головки, заставив Поттера издать гортанный рык:

— Прости…

Одним движением, он разорвал магические путы, словно их и не было, скинул с глаз повязку и, схватив меня за волосы, придавил собственным телом, увлекая в жадный собственнический поцелуй, одновременно пытаясь избавиться от моих штанов и ботинок. Он целовал меня то горячо и требовательно, то нежно и расслабленно, изучая языком мой рот и не встречая ответного сопротивления. От этих ласк я потерял счёт времени, полностью погружаясь в эти будоражащие ощущения, забывая о Флинтах, о непреложном обете, о приближающейся собственной свадьбе с нелюбимым человеком. В один момент Поттер прекратил пытку поцелуями и резко, без подготовки, вошёл в меня, заставляя тело выгнуться дугой и продолжил движение, с каждым толчком вырывая из моего горла громкий, неконтролируемый стон. Возбуждение накатывало волной, собиралось жаром в груди и растекалось по всему телу, концентрируясь острым желанием в паху. Время будто остановилось, застыло для нас двоих, стерло все рамки приличия, звуки и границы, оставляя только наши стоны, хриплое дыхание и гулкий стук ударов собственного сердца.

— Я не смогу без тебя. — Поттер уже еле сдерживался, но пытался говорить ровно, — Ты мне нужен. Ты всегда был мне нужен, маленький засранец. — он впился пальцами одной руки в мое бедро, оставляя на бледной коже малиновые разводы, другой ладонью накрыл мой жаждущий ласки член и ускорился: — Я люблю тебя. Люблю…

Сдавленно всхлипнув, я вгляделся в его чёрные зрачки, поглотившие всю зелёную радужку, схватил голову за растрепанные волосы, притянул к себе, зажмурив глаза и моё тело прошила огненная волна, закрутила в болезненный спазмах, заставляя впиваться ногтями во влажную от пота шею Гарри Поттера и бессвязно шептать его имя, чувствуя внутри себя пульсирующую плоть, слыша сдавленные стоны и ощущая на себе его дрожащее от оргазма тело.

Шевелиться не хотелось, я расслаблено начал перебирать пахнувшие мылом и табаком пряди волос, которые минутой ранее сжимал в своём кулаке, досадно отмечая, что Поттер больше не источает аромат кофе.

— Ты взял моё зелье?

— Пришлось немного одолжить… Для моего плана.

— Слава Мерлину, а то я уже решил, что теперь все в нашем доме пропахнет табаком.

Громко фыркнув, Поттер приподнялся на локтях и одарил меня мечтательной улыбкой:

— Неужели тебя совсем не привлёк запах дядюшки Гаррета? Мы с Джорджем очень старались подбирая этот аромат.

— Откуда вы вообще его взяли? — я поправил рукой прилипшие ко лбу пряди чёрных волос, очертил контур шрама в виде молнии и щёлкнул Поттера пальцем по носу. — Я имею в виду дядюшку.

— Пока ты валялся помирая от похмелья, я смог навести кое-какие справки. Дядюшка обнаружился в Африке, где по предварительным данным сгинул пару лет назад. Моим ребятам ничего не стоило выменять несколько прядок его волос и пару флаконов с воспоминаниями на так называемую свободу… Все таки контрабанда гиенового дерева — веская причина оказать посильную помощь Аврорату в расследовании особо важных дел.

— И что вам стало известно? — я вытащил затекшую ногу из-под тяжёлого тела и уютно устроился под тёплым боком Поттера, натягивая на нас лёгкое фиолетовое покрывало.

— К сожалению, Гаррет не смог рассказать нам откуда у Флинтов все эти богатства, он достаточно давно отдалился от семьи. Но в одном ты можешь быть уверен, Маркус уж точно не претендует на твою задницу. — Поттер с силой хлопнул меня ниже спины и по хозяйски сжал в руке ягодицу.

— Это я и сам понял. Но какие цели в таком случае они преследуют?

— Это мы и постараемся сегодня выяснить. А сейчас, — он чмокнул меня в висок и заключил в удушающие объятия, — Нам пора собираться. Не можем же мы пропустить приём в честь твоей помолвки с Маркусом?

— Очень смешно… — поднявшись вместе с ним с кровати, я закутался в покрывало и наблюдал за тем, как Поттер приводит себя в порядок: натягивает костюм дядюшки Гаррета, выпивает оборотное зелье и снова надевает на себя личину сумасбродного волшебника.

— Иди сюда… — он протянул мне худую ладонь с узловатыми пальцами и, притянув к себе, коснулся моих губ своими тонкими сухими губами, обезображенными алыми шрамами.

— Это так странно…

— Не привыкай. Веди себя сегодня как планировали ранее, а дальше-разберёмся. — Поттер нежно провел ладонью по моей щеке и, крутанувшись на месте, растворился, оставляя после себя стойкий запах табачного дыма и дурманящего запаха секса.

Бросив быстрый темпус, я определил, что до вечера осталась ещё пара часов и с разбегу завалился обратно на кровать, чтобы вдоволь насладиться ощущением безграничного счастья. Понежившись в кровати пару десятков минут, я сладко потянулся и отправился в душ, напевая себе под нос незамысловатую мелодию. Наполнил ванну до краёв, я щедро добавил ароматного масла вербены и погрузился в обжигающую воду. Пролежав так до тех пор пока пушистые белые шапки пены практически совсем не осели, я укутался тяжёлым махровым полотенцем, и вызвав домашнего эльфа, попросил того подать для меня горячий чай и сладкие булочки с корицей. Выразив эльфу своё желание, и проследив за тем, как поклонившись до самого пола тот исчез с громким хлопком, я склонился над своим дорожным чемоданом, силясь найти в нем хоть что-то подходящее для столь важного приёма. И чего таить, я планировал стать гвоздём этой программы.

Выудив из чемодана старые магловские чёрные джинсы, черную футболку с белым потертым принтом в виде черепа который незамысловато перекликался с меткой на моем предплечье которую я сегодня не собирался скрывать косметическими чарами и широкий пояс из сияющей кожи дракона, я покрутил в пальцах тяжёлые серебряные браслеты, но взвесив их на ладони, поморщился и кинул обратно. Разложив одежду на кровати, я достал из потайного кармана чемодана заветную бутылочку из синего стекла со стертым чернильным названием и от души распылил её содержимое на свое голое тело. Комнату тут же заполнил манящий аромат гортензии, мускуса и ещё чего-то неуловимого. Мысленно поблагодарил Джорджа за его неуемную фантазию, я надел штаны и футболку, взъерошил рукой белоснежные, лежащие ровными прядями волосы и, довольный собой, вышел на балкон, укутавшись в фиолетовое покрывало по самый подбородок.

Вдохнув морозный, наполненный запахом хвои воздух, я облокотился на каменные перила локтями и заметил в далеке, на фоне едва заалевшего неба несколько чёрных точек, стремительно приближающихся и увеличивающихся в размерах. Прищурившись, я попытался распознать приближающиеся к дому объекты и осел, когда узнал две кареты, запряженные чёрными худыми фестралами. На дверях обоих красовался яркий герб дома Паркинсон. Вот так новость… Надеюсь, Панси все такая же толстая и прыщавая, иначе до собственной свадьбы я не доживу и буду безжалостно раздавлен лавиной низкосортных издевательств. Хотя о какой свадьбе вообще может идти речь? Я машинально коснулся пальцами метки и в груди сладко защемило… Если только с Поттером… В этот момент рядом со мной раздался хлопок и очередной эльф, облаченный в парадную цветастую штору тонким голосом оповестил меня о том, что приём начался. Обновив косметические чары и ещё раз обильно набрызгав на одежду феромоны подаренные Джорджем Уизли, я подмигнул своему отражению в зеркале, вышел из спальни и направился в сторону холла, откуда доносилась тихая мелодичная музыка.

========== Часть 19 ==========

Преодолев длинный тёмный коридор, я быстро достиг широкой каменной лестницы ведущей вниз и сбавил шаг, прислушиваясь к многочисленным голосам, доносящимся из холла. Судя по всему, приглашенные гости не испытывали дискомфорта, они весело обсуждали мелкие сплетни, радостно смеялись и выкрикивали друг другу редкие приветствия. Подбодрив себя тем, что внизу, среди всех этих людей точно есть Поттер, который не даст меня в обиду, я вышел из тени и медленно начал спускаться, мысленно считая каждый удар бешено бьющегося сердца.

Холл был сильно магически расширен и украшен множеством цветов. С потолка свисали крупные ветви белых орхидей, перекликающихся с цветочным орнаментом на шторах и скатертях, на натертых до блеска серебряных подсвечниках красовались пучки омелы, а снующие туда сюда домовики в шелковых голубых наволочках, разносившие напитки, водрузив на плоские головы блестящие серебряные подносы, раздавали гостям крупные цветки белоснежных лилий, источающие ванильный аромат. В углу я заметил большой медный патефон, исполнявший какую-то лирическую мелодию и несколько пар, кружащихся в медленном танце.

Моего появления будто никто не заметил, ни одна голова не повернулась на движущееся чёрное пятно среди всего этого белого, сияющего великолепия. Спустившись в толпу и хорошенько оглядевшись, я поймал себя на мысли, что не узнаю никого из присутствующих: высокие статные женщины блистающие множеством драгоценных камней, мужчины облаченные в костюмы из дорогой ткани, все словно на подбор. Я — волшебник который с детства вращался в самых влиятельных кругах магического мира и знавший все древние рода Британии, сейчас был поставлен в тупик: ни одного знакомого лица, ни одного узнаваемого аромата и судя по реакции толпы, точнее её отсутствию, я был этим людям также неизвестен. Прислушавшись к диалогу стоявшей рядом со мной пары, я уловил незнакомый мне язык и, нахмурившись, отошел к стене. Но ведь я точно видел подлетающие к дому кареты с гербами рода Паркинсон. Не могло же мне показаться?

Снова окинув холл пристальным взглядом, но не обнаружив ни Панси, ни матери, ни четы Флинтов, ни, мать его, вездесущего Поттера, я отправился лавировать между гостей и подхватив бокал шампанского с пробегающего мимо подноса, сделал жадный глоток, но тут же сморщился от ударивших в нос колючих пузырьков. Проходясь среди гостей, медленно поглощая многочисленные закуски и алкоголь, я начал рассматривать окружающих меня людей более детально. Все они были иностранцами, причем языка на котором изъяснялось значительное большинство присутствующих я не знал, судя по дорогим украшениям и нарядам каждый из них имел хороший достаток и не считал дурным тоном показывать этот факт на публике. Снова пробежавшись глазами по однотипным фигурам, я помрачнел. Быстрый темпус показал, что с момента начала приёма прошёл уже час, я изрядно напился и меня здесь никто не знает, а значит весь этот маскарад напрасен. Класс.

Достав из кармана осколок зеркала, я попытался призвать Поттера, но у меня снова ничего не получилось, зеркало молчало, показывая мне лишь собственные раскрасневшиеся от обилия шампанского щеки. Положив осколок обратно в карман, я медленно обвел толпу скучающим взглядом и заметил среди однотипных светлых нарядов мелькнувшее синее платье и растрепанную белоснежную прическу — мама! Бросившись через весь зал на ватных от выпитого шампанского ногах, я практически достиг цели, но был перехвачен чьей-то сильной рукой и увлечён на темный открытый балкон. От быстрой смены освещения глаза заслезились, но, постаравшись, я разглядел перед собой взволнованного дядюшку Гаррета.

— Поттер?

— Тише.

— Что за уродские очки? — я потянулся пальцами к странного вида переливающимся всеми цветами радуги очкам, но парень ловко увернулся.

— Почему меня не пр-гласили на вашу вечеринку?

— Иди сюда, — он притянул меня к себе и заключив в объятия, чмокнул в макушку. — Я не могу ничего тебе рассказать.

— Что? — проговорил я куда-то в складки колючего шерстяного пиджака цвета сухой травы и попытался высвободиться из захвата, но не смог — выпитое шампанское было против.

— Драко, послушай, — он схватил меня за плечи и до боли сжал пальцами, — зеркало с тобой?

Я утвердительно кивнул головой и машинально коснулся рукой кармана, где лежал волшебный осколок.

— Замечательно. Это портал. Когда придёт время, он автоматически перенесёт тебя в защищённое место, главное ничего не бойся.

— Ничего не бойся? — я заливисто рассмеялся и ткнул Гаррета, то есть Гарри, кулаком в плечо. — Поттер, я не изнеженная хавлпафка, а бывший пожиратель смерти. Я убийца.

— Ага… — мужчина ласково перехватил мою руку и сжал в своих грубых ладонях.

— Ты видел кареты Пар… Пар… Паркинсонов? — икнув, я пошатнулся и облокотился на каменные перила.

— Ну зачем ты так надрался? — дядюшка Гаррет тихо чертыхнулся, похлопал себя по карманам, но видимо не найдя искомого нахмурился и снова взял меня за руку. — Стой здесь, пожалуйста. Никуда не уходи, — Поттер бросил на меня обеспокоенный взгляд и скрылся за тяжелой шторой отделяющей уличный балкон от холла.

— Ну почему ты все время убегаешь?

Голова плохо соображала, поэтому, справившись с приступом головокружения, я глубоко вдохнул морозный вечерний воздух и поежился от пробирающего до костей сильного холодного ветра. В этот момент в холле раздались радостные крики, музыка стихла и я услышал голос мистера Флинта, грохочущий под воздействием соноруса. Оттолкнувшись от перил, я шатающейся походкой вошёл в зал и увидел наверху лестницы радостного, раскрасневшегося Джозефа, сияющегося Маркуса и улыбающегося себя, облаченного в серый классический костюм. Что за нахрен? В голове будто поселился рой пчёл, я не мог разобрать ни слова из того, что говорит мистер Флинт, в глазах все плыло, но в толпе я смог разглядеть бледное мамино лицо. Я помахал ей рукой, пытаясь привлечь внимание, но в этот момент над поместьем раздался первый невероятно громкий хлопок. Тут и там, среди толпы ошарашенных гостей, с характерными хлопками начали появляться боевые авроры в алых мантиях, холл озарился разноцветными вспышками заклинаний, а я почувствовал, как зеркало в кармане начало нагреваться. Не отдавая себе отчёта, я выхватил осколок из кармана джинс и одним прыжком достигнув хрупкой фигуры матери, которая будто меня не видела, вложил его в ее руку именно в тот момент, когда предмет вспыхнул бледным зелёным светом и сработал унося леди Малфой в безопасное место.

Пригнувшись, я быстро достал из кармана волшебную палочку и оглянулся в поисках Поттера. Тут и там сверкали разноцветные лучи заклинаний, одни достигали своей цели, заставляя волшебников падать на пол, другие сталкивались со стенами, оставляя глубокие безобразные дыры. Пригнувшись, я бросился в сторону дверей ведущих на улицу, но споткнулся о чьё то тело и, больно стукнувшись головой об мраморную плитку, растянулся на полу, выронив палочку из ослабевших пальцев. В этот момент в здании раздался оглушающий взрыв, закрыв голову руками, я почувствовал как на спину сыпятся крупные куски штукатурки, а в нос забивается мелкая пыль от которой перехватывает дыхание и режет глаза. Подняв голову и прокашлявшись, я огляделся по сторонам и увидел Поттера, точнее дядюшку Гаррета, который сражался на палочках с каким-то высоким черноволосым волшебником в зелёном костюме. Отыскав свою волшебную палочку среди обломков и пыли, я запустил экспеллиармусом в сторону сражающихся, но промахнулся. В глазах двоилось, а голова раскалывалась, я дотронулся рукой до лба и увидел на ладони кровь, видимо, когда я упал, ударился сильнее, чем мне показалось. Шатающейся походкой, я начал пробираться через обломки и обездвиженные тела, держась дрожащей рукой за голову, и из последних сил выставил вокруг Поттера сияющий щит. В этот момент волшебник в зелёном костюме отвлёкся, бросил в мою сторону растерянный взгляд и упал словно подкошенный, скатившись по лестнице к моим ногам и уперевшись в потолок остекленевшим взглядом. Я отшатнулся, сделав шаг назад, и поскользнувшись на луже крови, выронил волшебную палочку из вспотевших пальцев, осел на колени перед бездыханным телом, почувствовав, как к горлу подступает тошнота, а в глазах предательски темнеет.

— Драко? — Поттер заозирался, будто бы я был невидимкой и метнулся в противоположную сторону. — ДРАКО, гиппогриф тебя задери…

В этот момент, очередной громкий удар сотряс стены каменного дома с такой силой, что я буквально почувствовал, как пол подо мной мелко вибрирует, а с потолка большими белыми хлопьями осыпается штукатурка. Я попытался докричаться до Гарри, но из пересохшего горла вырвался лишь нечленораздельный хрип. В этот момент перекрытие, прямо надо мной с громким трески лопнуло, грозясь с минуты на минуту обрушить многотонную конструкцию из дерева и камня, засыпая все вокруг опилками, пылью и кусками бетона. Нужно аппарировать. В груди предательски защемило, но встать и бежать не было сил, я взглянул на потеряно озирающегося Поттера, в одно мгновенье призвал потерянную палочку, но не успел. За меня это сделал кто-то другой, спасая от участи быть погребенным заживо под многотонными перекрытиями поместья Флинтов и унося в парную аппарацию.

========== Часть 20 ==========

Перед глазами замелькали, сменяющиеся с невероятной скоростью, яркие пейзажи и, чтобы купировать приступ тошноты, я зажмурил глаза, стараясь сконцентрироваться на том, чтобы удержать палочку в дрожащих пальцах. Приземление было болезненным. По инерции, я отлетел вперёд и затормозил коленями об пол из дикого камня, чувствуя, как неприятно начинает щипать ушибленные места. Схватившись руками за голову, я вытер со лба выступившую испарину и, справившись с приступом тошноты, обернулся, нацелив волшебную палочку на своего спасителя. Комната была тускло освещена догорающим камином, что не играло мне на пользу.

— Кто ты?

Передо мной стоял высокий волшебник, облаченный в классический костюм и, морщась от боли, держался рукой за лиловый фингал под глазом. В этот момент дверь позади меня отворилась, заставляя обернуться и чертыхнуться от негодования, когда мне на шею с радостным воплем кинулась моя собственная копия.

— Эй, тише. — шикнул мужчина за моей спиной и, воспользовавшись моим замешательством, выхватил волшебную палочку, видя, что я готов к атаке.

— Малфойчик!

Освободив меня от своих цепких объятий, моя излишне эмоциональная копия пошатнулась и начала стремительно изменяться, теряя точечные черты лица, белоснежные волосы и изящность фигуры.

— Панс? — я не поверил своим глазам, когда окончательно приняв свой настоящий вид передо мной предстала бывшая, горячо любимая однокурсница, а из-за спины вышел улыбающийся Блейз. — Забини?

— Ну привет, дружище, — парень подал мне свою смуглую руку и помог подняться с колен.

— Ничего не понимаю…

— Неужели? — Панси хихикнула и, грациозно взмахнув волшебной палочкой, залечила кровоточащую рану на моем лбу, схватив за подбородок и удовлетворишись результатом колдовства. — Хотя чего я удивляюсь.

— Прости?

— Ой, да все знают, что он никого и в грош не ставит, — Панси махнула рукой, поправив слишком большой, спадающий с плеч костюм и манерно уселась на стул, нагло улыбаясь. — Мы все для него лишь способ достижения цели, чёртов зануда, мандрагору ему в задницу.

— Панс! — Блейз призвал ещё пару стульев и пригласил меня занять один из них. — Не ляпни подобное в его присутствии.

— Вы что оба работаете на Аврорат?

— Ага, — Паркинсон щелчком пальцев вызвала домового эльфа и принялась что-то объяснять нерасторопному домовику. — Под прикрытием. Да, Блейз?

— Вроде того. Не поверю, что ты был не в курсе операции.

— Может перестанете изъясняться загадками? Я был в поместье Флинтов лишь потому, что мама дала обет. А Поттер обещал помочь мне расстроить помолвку.

— Обет? — Панси заливисто засмеялась и схватилась за бок. — Не было никакого обета. Помолвка — да, но все остальное лишь хорошо продуманный план.

— План?

— Флинтам нужен был зельевар, чтобы варить запрещёнку для команды по квиддичу, где играет их драгоценный сыночек. Если бы они взяли в этом году кубок, то получили бы просто колоссальные деньги. Тут и твоё наследие удачно подвернулось. Джозеф, когда прознал, что ты омега, сразу же связался с леди Малфой, а она обратилась в Аврорат. Конечно, какая мать захочет отдавать драгоценного сыночка в цепкие жирные пальчики Маркуса Флинта. Благодаря Поттеру, нам удалось накрыть самую большую международную группировку по сбыту контрабанды, — Панси вскинула руку в воздух и дала пять довольно улыбающемуся Блейзу Забини.

— Почему он мне сказал? — устало откинувшись на спинку кресла, я сжал пальцами виски и попытался справиться с очередным приступом тошноты.

В этот момент, с громким хлопком в комнате возник эльф с полным подносом горячих бутербродов и стеклянным графином тыквенного сока.

— Потому что ты мог бы все испортить. Слишком вспыльчивый и инфантильный.

Я зло глянул на Паркинсон и, схватив самый большой бутерброд с ветчиной и сыром, жадно откусил, перекладывая горячий хлеб в пальцах.

— Что? Это не мои слова, — девушка пожала плечами и последовала моему примеру. — Поттер сказал, что нам нельзя так рисковать. Поэтому на завершающем этапе операции было принято решение обеспечить тебе невидимость и подменить мной. Вряд ли кто-то, кроме меня смог бы справиться лучше, — она гордо вздернула нос и убрала упавшую на лицо прядь чёрных волос за ухо.

—Так вот почему гости не обращали на меня никакого внимания!

— Ага. Какие-то новые разработки Уизли в сфере зелий. Всем, кто был в теме, конечно, раздали противодействующие очки, но во время боя они только мешались. — махнув рукой Панси стряхнула крошки с колен и взялась за следующий бутерброд.

Вспомнив наш последний диалог с Поттером на балконе и те самые уродские окуляры, я нахмурился и закусил губу — пазл сложился. Вот почему Поттер не видел меня во время боя, наверное, к тому моменту он уже был уверен, что осколок волшебного зеркала давно перенёс меня в безопасное место, а остальным раздали очки для подстраховки.

— Спасибо, — я узнал достаточно, для того чтобы покинуть это место, но встав, пошатнулся и осел обратно на стул — адреналин в крови постепенно сходил на нет, а вот количество алкоголя видимо не уменьшалось.

— Обращайся, — Блейз, тепло улыбнувшись, протянул мне фиал с восстанавливающим зельем и мою волшебную палочку. — Выпей, станет легче.

— Спасибо. Я могу отсюда аппарировать?

— Нет, — Панси удивлённо округлила глаза и указала пальцем на зелье. — Выпей и отдыхай. Не хватало, чтобы тебя ещё расщепило. К тому же, Поттер никаких распоряжений касаемо твоей персоны не давал.

— Поттер мне не указ, — взяв из рук Блейза склянку, я покрутил её в пальцах и незаметно положил в карман. Восстанавливающее зелье? Как же, неужели они решили, что изменив цвет, они заставят меня не отличить снотворное от восстанавливающего?

— Ага, — встав со своего места, Панси размяла затекшие ноги и направилась к выходу. — Пошли, Блейз. В этот раз я протокол за тебя писать не буду.

Кисло улыбнувшись, Забини лениво поднялся со своего места и, тепло обняв меня, скрылся за дверью следом за недовольно причитающей подругой.

Оставшись в одиночестве, я оглядел темную комнату и, встав на ноги, принялся нервно вышагивать из угла в угол, периодически останавливаясь возле камина и наблюдая за медленно тлеющими углями, мерцающими всеми оттенками красного. Что этот Поттер себе позволяет? Мать мою ещё сюда приплел… И неужели он действительно считает меня инфантильным? Для чего тогда нужен был весь этот маскарад? Слишком много вопросов и мало ответов. Я вспомнил наш совместный поход в Нору и в груди неприятно защемило — от души наверное посмеялись: Малфой в шмотках которые носили все дети Уизли по очереди. Я с силой пнул ногой сложенные у камина поленья и, зашипев от боли, схватился за ноющую ступню. «Они хорошие люди, не переживай», — спародировал я голос Поттера, утрируя высокие ноты. — Они хорошие лицемеры!». — мой громкий возглас отразился от голых каменных стен и эхом прокатился по печной трубе, беспрестанно повторяя окончание фразы.

Ну что у тебя за жизнь, Малфой? Время идёт, а ты все так же остаёшься марионеткой в чужих руках: сначала отец, потом лорд, теперь Поттер. А есть ли принципиальное различие? Представив Гарри в образе темного Лорда с тростью отца в руках, я поежился и уселся обратно в кресло, залезая на него с ногами, и обхватывая руками саднящие колени.

В этот момент дверь в комнату с силой распахнулась, с грохотом ударившись ручкой о противоположную стену, и к моим ногам бросился взволнованный, покрытый пылью и брызгами крови, Гарри Поттер.

— Драко! — упав на колени, он схватил моё лицо ладонями и, убедившись, что со мной все в порядке, притянул к себе. — Почему? Почему ты меня не послушал?

— Это имеет значение? — я отпихнул руки, державшие меня за шею и попытался встать.

— Драко?

— Достаточно уже глумиться надо мной.

— О чем ты? — Поттер отпрянул, словно мои слова были пощёчиной, и попытался взять меня за кисти рук, но воспользовавшись моментом я сумел выскользнул из кресла.

— Зачем нужно было мне врать? Для чего было устраивать весь этот цирк? Может и Криви был твоим гениальным планом? Если я сейчас пройду в отдел, не увижу ли я его в твоём кабинете?

— Что ты такое говоришь? — Поттер поднялся с колен, но не последовал за мной, когда я попятившись отошёл к камину.

— Мне все рассказали. Про план. Про обет. Доставляет удовольствие унижать других? Или это касается только меня?

— Драко, я не…

— Молчи, — сглотнув образовавшийся в горле ком, я отвернулся лицом к огню, чтобы спрятать влажные от обиды глаза.

— Ты все не так понял, — почувствовав тепло приблизившегося тела, я отстранился, избегая физического контакта и нацелил на него волшебную палочку. Я знал, как на меня влияет его близость и боялся передумать, снова попав в эту липкую паутину ароматов и прикосновений.

— Не подходи, — выпустив предупреждающий сноп красных искр, когда Гарри сделал шаг мне навстречу, я заставил его остановиться. — Это ошибка. Все, что было между нами ошибка, — я коснулся пальцами метки и сжал челюсти. — Я не хочу больше чувствовать себя использованным.

Проговорив последнюю фразу практически шёпотом, я кинулся через всю комнату к двери и заспешил по многочисленным тёмным министерским коридорам. Прочь от Поттера.

Прочь от обиды сковавшей горло.

Прочь, вопреки сердцу готовому разорваться на части.

Прочь.

========== Часть 21 ==========

Большие пушистые белые хлопья снега падали с неба, но касаясь земли тут же превращались в воду, которая собиралась на тротуарах широкими мутными лужами. Несмотря на разгар зимы, Лондон дышал теплом. В воздухе витал аромат свежей выпечки, застойной воды и табачного дыма.

Поежившись от очередного порыва влажного ветра, я поднял воротник своего серого шерстяного пальто и, раскрыв чёрный зонт, быстро пробежал по примыкающему к проезжей части тротуару, перепрыгивая множество грязных луж. Добежав до большой красной двери с позолоченной табличкой, я закрыл зонт, отряхнув его от крупных капель воды, и дёрнул круглую медную ручку, входя в большой светлый холл.

— Доброе утро, мистер Норд.

— Привет, Мэгги. — поставив зонт на специальную подставку, я отдал свое пальто в руки смуглой, черноволосой девушки, которая встретила меня лучезарной улыбкой и проследовал в глубину здания, несколькими тёмными коридорами. Зайдя в небольшой светлый кабинет и плотно закрыв за собой дверь, я накинул на плечи белоснежный медицинский халат, и начал медленно перебирать скопившиеся на столе бумаги.

Прошло уже больше четырёх месяцев, как я полностью оборвал все отношения с магическим миром, сменил фамилию, переехал в Ислингтон и открыл небольшую аптекарскую лавку, специализирующуюся на изготовлении магловских лекарств по рецепту. Больше четырёх месяцев, как я вернулся к уже привычному за последние два года амплуа среднестатистического магла, перестал пользоваться волшебной палочкой и попытался стереть из памяти все воспоминания связанные с именем чёртова Гарри Поттера. Отбросив стереотипы, которые так тщательно вбивались в мою голову с самого раннего детства и, приняв себя в мире маглов, я наконец-то смог наладить спокойную жизнь, а метка, о наличии которой я раньше так переживал, превратилась в обычный уродливый шрам над ключицей.

— Мистер Норд?

Мои размышления прервал тихий голос Мэгги, которая вошла в кабинет, держа в руках телефонную трубку. — Вас к телефону.

— Кто?

— Какой-то мужчина. Представился Майклом, сказал, что вы поймёте…

— Нет. Не знаю никого по имени Майкл…

Выждав мгновение, Мэгги понимающе кивнула и, приложив трубку к уху, скрылась за дверью, возвращаясь на свое рабочее место.

Конечно же я знал этого парня. Мы познакомились в прошлую пятницу, когда я опрометчиво принял решение посетить бар «Underground», чтобы пропустить пару стопок крепкого бурбона, после тяжёлой рабочей недели и немного расслабиться. Не спорю, мы приятно провели вечер за обсуждением последних городских новостей и даже обменялись визитками, но сейчас, на трезвую голову, я отчётливо понимал, что не готов к мимолетным знакомствам.

Бросив сортировку аптечных рецептов, предварительно отобрав из пачки бумаг самые сложные, я сложил их аккуратной стопкой и удрученно вздохнул, усевшись в черное кожаное кресло. Работать не хотелось. Повернувшись лицом к большому панорамному окну, я проследил взглядом за спешащими по дорогам разноцветными машинами, и широко зевнув, открыл ящик письменного стола. Здесь, под замком, я хранил лишь один предмет — мою волшебную палочку. Скучал ли я по магии? О да. Хотел ли я быть обнаруженным Гарри Поттером? Нет. Покрутив в пальцах палочку и, почувствовав, как волшебный предмет начинает отзываться на мои прикосновения, я поспешно положил ее обратно и повернул ключ — соблазн вновь ощутить силу, невидимым волнами проходящую сквозь тело и концентрирующуюся на кончиках пальцев был слишком велик. На самом деле, в глубине души я предполагал, что в большей степени тешу свое самолюбие, надеясь, что Поттер вообще хочет меня найти. Возможно ему просто плевать и он уже давно нашёл утешение в объятьях другой омеги. Подробностей личной жизни главного Аврора я не знал, так как давно отказался от волшебной прессы, из-за боязни увидеть на страницах газет то, что окончательно разобьёт моё и без того измученное сердце.

Решение вернуться в мир маглов было спонтанным, но каждый день я пытался уверить себя в том, что сделал правильный выбор. Этому миру было плевать альфа я или омега, пожиратель смерти или герой, здесь, я наконец-то смог почувствовать себя свободным. Свободным и несчастным. Бинго, Малфой.

Резко поднявшись на ноги, я пригладил уложенные в гладкую причёску, белоснежные волосы и уверенной походкой отправился в сторону приемной, где громко разговаривая с клиентом по телефону, что-то записывала в тетрадь всегда доброжелательная Мэгги. Объяснив ей на пальцах, что собираюсь покинуть аптеку, я достал из шкафа свое пальто, прихватил зонт и вышел на мощеную диким камнем улицу. Снег, активно падающий утром закончился, но небо по-прежнему было затянуто низкими серыми облаками. Череда сегодняшних размышлений снова ввергла меня в пучину грусти. Единственное, чего мне сейчас хотелось, это купить хорошего красного вина, заказать пиццу с обилием чеддера и закрывшись в своей одинокой квартире предаваться унынию и бытовому алкоголизму. Взяв направление в сторону ближайшего супермаркета, я поспешил через перекрёсток, периодически уворачиваясь от летящих из-под огромного количества машин брызг. Войдя в магазин, и с лёгкостью подхватив красную тележку, я с видом закоренелого магла отправился изучать винный отдел. Чего бы мне сегодня хотелось? Может Мерло? Взяв в руки изящную бутылку с тонким горлышком, я покрутил ее в руках: лёгкое и травянистое. Или строгое Каберне Совиньон?

— Здравствуй.

Чуть не выронив от неожиданности бутылку, я по привычке сунул руку в карман в поисках волшебной палочки, но не обнаружив оной, удрученно поднял взгляд на человека стоявшего рядом. — Майкл?

— Вот так совпадение! Я звонил тебе в офис, но какая-то девушка сказала, что ты больше не работаешь у них. — парень счастливо улыбнулся и потянулся ко мне руками, заставив отшатнуться.

— Прости. У меня фобия прикосновений.

— Гаптофобия? — Майкл округлил свои зелёные глаза и с ещё более выраженным интересом осмотрел мою фигуру снизу вверх. — Если хочешь, можем вместе поработать над этой проблемой?

Черт! Вспомнив визитку, которую я получил от парня в вечер нашего знакомства и которая отправилась в ближайшую мусорку сразу после нашего расставания, я нахмурился: точно… Психотерапевт. Черт! Черт! Черт!

— Спасибо, не уверен, что нуждаюсь в помощи. — дружелюбно улыбнувшись собеседнику, я демонстративно вернулся к выбору вин.

— Брось. — не унимался Майкл, — я знаю, как сложно признаться в том, что нуждаешься в помощи.

Эта беседа уже начинала меня угнетать, поэтому последнюю фразу я предпочёл проигнорировать.

— У тебя какой-то праздник?

— Что?

— Вино. Что-то празднуешь?

— Романтический вечер. — взглянув сначала на парня, потом на очередную бутылку в своих руках, я без раздумий положил её в корзину, где уже лежали две такие же бутылки из толстого зелёного стекла. Услышав мои слова Майкл тут же поник и замолчал. Мерлин, Малфой, ну что с тобой не так? Теперь ты испытываешь чувство вины из-за того, что одной фразой умудрился испортить настроение этому малознакомому человеку? Окинув взглядом фигуру парня, который делал вид, что внимательно читает этикетку на случайно взятой в руки бутылке, я покачал головой и тяжело вздохнул. Четыре месяца. Уже четыре месяца у меня новая жизнь, пора забыть Поттера и просто попытаться получать удовольствие от происходящего. — Составишь мне компанию?

— В смысле?

— Нет никакого вечера, я пошутил. Просто хочу напиться.

— Но.

— Да или нет?

— Да!

— Вот и отлично.

На кассе я расплатился магловскими деньгами за выбранные товары и в полном молчании покинул магазин, изредка бросая взгляд на излишне болтливого попутчика. Только сейчас я осознал, что в баре было слишком темно, чтобы я смог хорошо его разглядеть. Парень был выше меня ростом, с тёмными волосами и густой, но ухоженной щетиной, да и зелёные глаза… Пытаясь избавиться от очередного наваждения, я принялся разглядывать одежду своего попутчика: чёрные джинсы, куртка винного цвета и кеды. Как комично наверное выглядят два идущих рядом человека, когда один из них одет в классический костюм, а другой в вещи которые нужно носить на спортплощадке, благо до дома идти было всего пару кварталов и я не сильно напрягался, ловя изучающие взгляды прохожих на нашей паре.

Дойдя до длинного двухэтажного дома выстроенного из белого кирпича, я поднялся по ступеням, остановился возле изумрудно зелёной двери, с ручкой в виде головы льва и повернул ключ до характерного щелчка. На общем крыльце сегодня было чисто и я мысленно поблагодарил Роуз — мою соседку справа, что та наконец-то услышала мои просьбы и убрала многочисленные велосипеды своих детей об которые я спотыкался каждый раз, возвращаясь глубоко за полночь из очередного бара.

— Проходи… — махнув рукой, я пропустил своего гостя вперед себя и опешил, когда увидел, что в глубине квартиры горит свет, а за письменным столом, откинув голову на спинку кресла, мирно спит белокурая женщина. Мама?! Да, я оборвал все контакты с магическим миром, но, взяв теперь уже настоящий обет о неразглашении, раскрыл леди Малфой свою новую фамилию и адрес, все-таки она — единственное, что у меня осталось. Шум, с которым мы вошли в квартиру, разбудил дремавшую в кресле женщину. Увидев меня, она резко подскочила со своего места и кинулась мне на шею, заключая в тёплые, материнские объятия.

— Привет. — бросив мимолетный взгляд на Майкла, который пытался жестами выяснить, не лучше ли ему уйти, я успокоил его, отрицательно покачав головой.

— Драко, у тебя гости? — наконец выпустив меня из своих рук, леди Малфой переключила свое внимание на растерянного парня, но не успела задать лишних вопросов, так как, ловко вручив гостю пакеты с едой, я жестом направил его в сторону кухни. Дождавшись когда фигура парня скроется из виду, женщина тут же изменилась в лице:

— Драко?

— Мам, перестань.

— Нельзя пускать за порог всех подряд.

— Он друг.

— Он мне не нравится.

— Прекрати сравнить всех входящих в этот дом мужчин с чертовым Гарри Поттером.

От моей последней фразы мама задохнулась и замолчала, поджав губы: — Но Гарри…

— Замолчи. — это было выше моих сил. Впервые, за последние месяцы, мать решилась завести разговор на запретную для меня тему, но и сейчас спустя время, я остро ощутил, что не готов к этому.

Женщина осеклась и опустив взгляд в пол, начала нервно теребить в пальцах белый бумажный платок. Приблизившись, я обнял её за плечи и, уткнувшись носом в белоснежные волосы, вдохнул знакомый с детства аромат лилий и ванили: — Прости, пожалуйста, прости. Я не могу… Не хочу.

— Я зайду позже. — отстранившись и, не бросив в мою сторону не единого взгляда, леди Малфой проследовала в сторону выхода, на секунду задержавшись возле порога, повернула дверную ручку и плотно закрыла за собой зелёную дверь.

========== Часть 22 ==========

Хлопок, с которым закрылась дверь, заставил меня поежиться и устало закрыть глаза. Мама знала моё отношение к сложившейся четыре месяца назад ситуации, знала, о моем желании начать новую жизнь, знала, что я больше не хочу слышать имя главного Аврора из ее уст. Но по прежнему не была готова это принять. Понимая, что был слишком груб с матерью, я испытал болезненный укол совести, от которого защипало в носу и до боли сжал кулаки. Каждый раз, вымещая свою агрессию на близком человеке , я чувствовал невероятную злость на себя за то, что не могу измениться, не могу контролировать свой поганый язык.

— Мне наверное лучше уйти. — голос Майкла прозвучал вкрадчиво и тихо, вырывая меня из деструктивных размышлений. Он подошёл к камину и оперся рукой о полку, не отрывая взгляда от чёрных, прогоревших углей.

— Пожалуй… — скинув ботинки, я молча снял пальто, отложил зонт и уселся на пухлый диван изумрудного цвета — единственную вещь, которую я предпочел забрать из своей прошлой квартиры.

— Не стоит больше пытаться тебе звонить? — уже уходя, Майкл на секунду замер, остановившись около входной двери в ожидании моего ответа и провел пальцем по блестящей ручке, очерчивая раскрытую пасть льва. — Я все понимаю.

— Что ты понимаешь?

— Не хочу навязываться. — хлопнув дверью, Майкл покинул мою квартиру следом за матерью, оставив после себя давящую тишину, нарушаемую лишь редкими весёлыми криками детей, доносящимися из-за стены соседской квартиры.

Настроение безвозвратно испортилось. Резко встав на ноги, я проследовал на кухню, достал высокий стеклянный бокал на тонкой ножке, но покрутив его в пальцах, отставил прочь, так как совершенно точно был уверен, что в глубине холодильника ещё осталось немного крепкого Огденского виски. Выудив запотевшую пузатую бутылку, я плеснул янтарный напиток в низкий широкий стакан и направился в гостиную. Поставив алкоголь на стол, я сначала разжег камин, потом зашторил окна, скинул пиджак и, расстегнув рубашку, растянулся на диване в полный рост, пригубив обжигающий горло напиток.

Каждый гребаный день, четыре месяца подряд я размышлял над тем, что произошло в поместье Флинтов и к чему меня это привело. Иногда мне казалось, что я перегнул палку, не дав Поттеру толком объясниться, преувеличил масштабы обмана и просто сбежал, как трус. Чего я боялся? Боялся, что любовь окончательно сделает меня слепым. Боялся, вновь оказаться обманутым. Боялся, что никогда не смогу дать Гарри то, на что он рассчитывает. Вновь испытав приступ неконтролируемой, прожигающей внутренности агрессии, я со всей силы швырнул стакан с остатками виски в стену, наблюдая за тем, как некрасиво расползается тёмное мокрое пятно на серых обоях.

Резко встав с дивана, я направился к стоявшему в углу деревянном комоду, открыл нижний ящик и, взяв в руки крохотный свёрток, нерешительно развернул крафтовую бумагу. Тот самый осколок волшебного зеркала. Я аккуратно провел большим пальцем по гладкой, холодной поверхности и заглянул в его глубину, с надеждой хоть на секунду увидеть в отражении зелёные глаза. Но нет. На меня снова смотрел лишь я сам: гладкая прическа растрепалась, под глазами залегли тёмные круги. С разочарованием я кинул осколок обратно и раздражённо захлопнул ящик.

Каждое утро, я просыпался с мыслью, что в мире маглов смогу начать все сначала, забыть, выкинуть Поттера из головы, но оказался не прав. Если бы кто-то только знал, как замирает моё сердце каждый раз, когда я слышу звук хоть отдалённо напоминающий аппарацию. Замирает не от страха, а от надежды. Надежды, что обернувшись я встречусь взглядом с зелёными, как первая листва глазами, схвачу эту голову за растрепанные волосы и аппарирую туда, где нас никто никогда не найдёт. Поморщившись от щемящего чувства возникшего за грудной я медленно встал и отправился за очередным стаканом.

***

Наутро, после ночи проведённой на непригодном для сна диване, у меня болела не только голова, но и все тело, поэтому, первым делом прийдя в аптеку, я бросил в стакан с водой очередную шипучую таблетку, обещающую избавить меня от всех последствий вчерашних возлияний, и принялся корпеть над очередным сложным рецептом.

Проведя половину ночи в размышлениях и вновь придя к выводу, что зря живу ожиданиями, я пообещал себе забыть прошлую жизнь. В руках Поттера имелась достаточная власть, благодаря которой и при должном желании, он бы уже давно смог меня найти, несмотря на смену фамилии и отказ от волшебства, но… Я нажал на телефоне кнопку быстрого вызова и приложил трубку к уху. Спустя пару коротких гудков на том конце провода послышался весёлый девчачий голос.

— Мэгги, сможешь найти мне один номер? Мужчина, звонил вчера с одиннадцати до часу дня. Представился Майклом.

Получив положительный ответ, я прервал телефонный разговор и упал лбом на сложенные на столе руки. Мерлин, и зачем я все это делаю?

***

Я сидел за столиком в небольшом уютном кафе недалеко от Собора Святого Павла и неспешно пил бергамотовый чай. За последние месяцы это кафе стало моим любимым: приятная музыка, прекрасная, всегда свежая выпечка, удобные высокие кресла и никакого кофе в меню. Отпив горячий напиток и, бросив взгляд на настенные часы, я принялся разглядывать спешащих по улице прохожих. Все же не зря Лондон называют городом контрастов, дождей и туманов. Чопорный и дружелюбный, дорогой и нищий, пленительный и уродливый, на его улицах можно встретить как пахнущих дорогими духами деловых леди, облаченных в меха и золотые украшения, так и бедных студентов со стопками потрепанных книг в руках, кутающихся в тонкие вязаные шарфы. Старое в Лондоне смешивалось с новым, создавая неповторимый шарм и обаяние.

Сделав очередной глоток, я с наслаждением закрыл глаза, но когда открыл их вновь чуть не подпрыгнул на месте: из толпы на меня смотрели два зелёных глаза за стёклами круглых очков. В этот момент колокольчик над дверью издал тонкий мелодичный звук, привлекая моё внимание к входящему, и когда я снова смог сконцентрироваться на толпе бегущих по своим делам людей зеленоглазый мираж растворился. Успокоив дыхание и участившееся сердцебиение, я приветственно махнул рукой появившемуся в помещении парню и попытался искренне улыбнуться: — Добрый вечер.

— Добрый? Отвратительная погода. — отодвинув стул, Майкл скинул влажный от тумана плащ, заключил меня в достаточно формальные объятия и, заняв свое место за столиком, принялся греть покрасневшие от холода пальцы о горячую чашку чая. Сегодня он был облачен не в спортивную куртку, а в классический костюм цвета мокрый асфальт, чем сильно меня удивил. Заметив на себе изучающий взгляд, Майкл ухмыльнулся: — Это только ради пациентов.

— Ммм… — я сделал очередной глоток, — А то я ненароком решил, что ты пытаешься мне соответствовать.

Громко фыркнув, парень жестом подозвал официанта и принялся листать поданное меню. В этот момент колокольчик висевший над дверью надрывно пискнул и, подняв глаза, я почувствовал, как сердце пропустило удар, а низ живота свело болезненной судорогой. В нос тут же ударил сильный аромат кофе и мяты, заставляя меня нервно сглотнуть и спрятать лицо в ладонях.

— Ну привет.

— Мы разве знакомы?

— Еще как.

— Вы один из моих пациентов? Не припоминаю…

Вслушиваясь в диалог парней, я лишь сильнее сжимал лицо ладонями. Тысячу раз я смаковал это момент в своих фантазиях, но так и не смог к нему подготовиться. Мерлин! А запах кофе, который я так старательно избегал в повседневной жизни? Он пробуждал внутри что-то животное, заставляя кровь приливать к паху.

— Поттер? — наконец собравшись с духом, я взглянул на стоявшего перед столиком парня и, натянув свою самую надменную маску, буквально выплюнул эти слова ему в лицо: — Что заставило тебя притащить свою золотую задницу в такую глушь?

Лицо Поттера исказилось гримасой боли: — Ищу своего хорька…

— Сволочь. — подорвавшись со своего места, я с силой ударил парня кулаком в челюсть, вкладывая в этот жест всю накопившуюся боль и обиду. — Я тебя ненавижу.

Увидев завязавшуюся потасовку, немногочисленные посетители кафе повскакивали со своих мест, создавая излишне много шума. В этот момент Майкл попытался схватить меня за плечи, а какой-то рослый, лысый мужчина удерживал Поттера за руки.

— Неужели я все же тебе не безразличен? — сплюнув окрасившуюся алым цветом слюну прямо на пол кафе, Гарри хищно улыбнулся.

— Пошел ты!

— Не переживай, уйду.— вырвавшись из захвата, Поттер одернул воротник кожаной куртки, вытер запачканный кровью рот тыльной стороной ладони и, окинув Майкла презрительным взглядом, отправился в сторону выхода. — Не забывай, кому ты принадлежишь, омега.

— Что, мать твою, здесь происходит?! — прошептал Майкл, бросая нервный взгляд то на меня, то на входную дверь за которой только что скрылась фигура Гарри Поттера.

Кинув на стол достаточно денег для оплаты заказанного чая, я спешно схватил с вешалки пальто и, взяв за рукав ставшего невольным свидетелем произошедшего парня, настойчиво потянул к выходу: — Старые счеты.

========== Часть 23 ==========

Тепло попрощавшись с Майклом, извинившись за спектакль и пообещав объясниться позже, я первым делом направился в аптеку. Ограничивать себя в волшебстве, боясь, что Поттер сможет отследить мою палочку больше не было смысла. Открыв ключом дверь и проникнув в пустое, тёмное помещение, я бросился в сторону кабинета и, открыв ящик письменного стола, схватил волшебную палочку дрожащими от волнения пальцами:

— Люмос.

Та не отзывалась.

— Черт… Люмос!

Несколько минут ничего не происходило. Постучав палочкой по раскрытой ладони, я попробовал вновь, но — потерпел фиаско. Палочка больше не фокусировала мое волшебство, она больше меня не слушалась. Осев на письменный стол, я сжал пальцами виски и почувствовал, как защипало в носу:

— Гребаный Гарри Поттер!

***

Проснувшись от звонкого девчачьего голоса, я приподняв голову от письменного стола и схватился рукой за затекшую шею. Похоже, что находясь в расстроенных чувствах, я не заметил, как отключился и судя по состоянию шеи умудрился проспать всю ночь положив голову на сложенные на письменном столе руки. В коридоре послышались приближающиеся быстрые шаги и вскоре дверь кабинета распахнулась, являя радостное лицо моей молодой помощницы Мэгги, держащей у уха телефонную трубку.

— Ой. Простите, я хотела… Простите.

— Доброе утро, Мэгги. Все нормально. — расправив пальцами замявшийся воротник рубашки, я улыбнулся девушке и стряхнул со стола невидимые крошки. — Можно кофе?

— Кофе? — девушка нахмурилась и оперлась плечом о дверь, — Вы же его не пьете.

— Мэгги.

На мгновение девушка замерла, не сводя с меня изучающего взгляда и, ответив коротким кивком, продолжила свой телефонный разговор, скрываясь за дверью и оставляя в кабинете аромат сладкого, ванильного парфюма, напоминающего о матери. Наверное следует все-таки попросить прощения за свою грубость, но сначала разберусь с неожиданно возникшей волшебной дисфункцией. Встав из-за стола, я потянулся всем телом, разминая затекшие мышцы и снова взял в руки волшебную палочку:

— Ну давай, родная, — так как световые чары не требовали никаких особых жестов и вращений, я просто вытянул ее перед собой и сконцентрировался: — Люмос.

Секунда, вторая, третья… Не отрывая взгляда, я с надеждой смотрел на самый кончик волшебной палочки и издал радостный, победный клич, когда комнату наполнил мягкий свет от крохотного, нестабильного огонька. Расхохотавшись, я отменил заклинание и спешно спрятал палочку в карман брюк, когда снова услышал звук приближающихся шагов. Через мгновение дверь скрипнула, впуская в кабинет запыхавшуюся Мэгги:

— Мистер Норд, в холле какой-то мужчина, уверяет, что ему назначено. — она водрузила на стол большой стеклянный кофейник и поднос с двумя чашками.

— Ты же знаешь, что я не принимаю посетителей.

— Я так ему и сказала. — пожала плечами девушка и взглянула на меня большими удивленными глазами.

— И?

— Он сказал, что ему назначено на девять утра.

— Он представился?

— Нет.

— Ох, Мэгги… — я попытался расчесать пальцами спутанные волосы, — Как он выглядел ты хотя бы запомнила?

— Высокий, темноволосый, в очках… — начала задумчиво перечислять девушка, загибая пальцы, но я перебил её, не дав закончить.

— Пусть заходит.

Кивнув головой, Мэгги поспешно скрылась за дверью.

Налив полную чашку черного кофе без молока и сахара, я медленно подошел к окну и, отпив обжигающий напиток, замер в ожидании гостя. Я знал кто войдет в мой кабинет и не видел смысла бежать от этой встречи, после вчерашнего инцидента в кафе мне было плевать на все. Находясь лицом к окну, я услышал, как скрипнула дверь и нервно дёрнулся.

— Ты не ночевал дома. — голос Поттера дрогнул.

— Разве теперь это имеет значение? — отозвался я практически шепотом.

— Для меня-да. Ты был у него?

Задохнувшись от злости, я отставил кружку с кофе на подоконник и нервно обхватил себя руками.

— Да.

В кабинете повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь мерным тиканьем больших круглых часов с медным стрелками. Зная о великолепных способностях Поттера к легилименции, я выставил ментальный блок, чтобы скрыть свою наглую ложь, но не почувствовал ни намёка на вторжение в разум: похоже, что Гарри искренне верил каждому моему слову.

— Ясно.

— Что тебе ясно? — очередная волна злости заставила меня резко развернуться и вплотную подойти к парню. Только сейчас я заметил, как исхудало его лицо, а под глазами залегли глубокие серые тени. Поттер даже не дрогнул, лишь устало опустил голову, избегая смотреть в мои глаза и разгладил рукой невидимые складки на своем зелёном свитере. — Явился, чтобы снова унизить меня? А?

— Такие, как ты-не меняются. — Поттер сделал шаг назад, но я ловко схватил его за свитер, грубо растягивая дорогую ткань.

— Такие, как я?

— Ты знал, что меня отправили в Африку, знал! И что в итоге? Четыре месяца — вот сколько времени тебе понадобилось, чтобы найти мне замену.

— Ах это я виноват? Отлично! Я-использовал тебя ради карьеры? Я-устроил цирк в поместье Флинтов? Я-испортил тебе жизнь, выставив дураком? — не заметив, как повысил голос, я буквально кричал, все сильнее сжимая пальцы.

— Я хотел тебя защитить! — парировал Поттер с горечью.

— Поэтому отправил в логово врага? Конечно, почему бы не использовать Малфоя в качестве наживки?

— Наживки? — Гарри с силой вырвался из моего захвата — Твоя мать могла умереть!

— Но Панси…

Я прервался на полуслове и замер с открытым ртом.

— Панси? Что эта пустоголовая овца тебе наплела?

Сделав шаг назад, я осел в кресло, закрывая лицо руками, и услышал, как Поттер падает на пол, прижимаясь головой к моим коленям.

— Я ничего не знал про Африку.

— В тот вечер, когда ты убежал… — парень глубоко вздохнул и потерся носом о моё колено, — Я подумал, что найду тебя позже, дам время прийти в себя. Но тем же вечером, Кингсли дал задание всему нашему отряду отправляться в Африку, для зачистки. — Поттер погладил рукой мою ногу и сжал лодыжку ладонью, — Нам запретили поддерживать любые связи, а я не думал, что эта операция так сильно затянется. Вернувшись два дня назад, я нигде не смог тебя найти. Нарцисса молчала и выставляла сильнейшие ментальные блоки. Но разве может что-то помешать альфе найти свою омегу?

Убрав ладони от лица, я взглянул на вихрастую макушку и нежно коснулся пальцами торчащих в разные стороны волос. На секунду Поттер замер, будто боясь спугнуть, но успокоившись лишь сильнее прижался лицом к моим коленям.

— Как удалось обойти обет?

— Мистер Флинт пал в бою. — шёпотом ответил парень, поднимая голову навстречу движению моей руки.

— Не знал, что это так работает. — бегло осмотрев широкую линию плеч, небритый подбородок, впалые щеки, я нерешительно дотронулся ладонью до нежной загоревшей кожи шеи Гарри Поттера, задевая большим пальцем мочку уха.

— Поверь мне, Драко. Пожалуйста.

Медленно, словно не веря в происходящее, Гарри приблизился к моему лицу и невесомо коснулся моих губ своими, заставляя сердце резко ускорить ритм. Зажмурившись, я сжал кулаки и задержал дыхание, ощущая, как руки парня, не встречая сопротивления, легко пробираются под хлопковую рубашку. Робко ответив на поцелуй, я в одно мгновение потерял голову, вдыхая пьянящий запах альфы и застонал, от прошившей тело, словно разряд тока, волны возбуждения. Поддавшись этому чувству, я обхватил его голову руками, пропуская между пальцев мягкие пряди волос, и с силой укусил Поттера за нижнюю губу, но в миг отпрянул, когда ощутил прикосновения чужих рук к промежности.

— Нет. — попытавшись успокоить сбившееся дыхание, я с силой оттолкнул парня и, выбравшись из кресла, застегнул ширинку.

— Драко? — Поттер поднялся следом за мной, но уперся грудью в мою выставленную руку.

— Не приближайся.

— Что мне нужно сделать, чтобы ты поверил?

— У нас нет будущего. — отозвался я, пытаясь говорить ровным тоном.

— Что? — Поттер со свистом выдохнул и, схватившись за голову руками, принялся нервно расхаживать из одного угла комнаты в другой. — У тебя с головой все нормально?

— Я испытал достаточно боли, чтобы начинать сначала.

— Да ты просто эгоист… Слышишь? Я вижу тебя во снах каждую, мать его, ночь, с тех пор, как ты ушел. Поднял все связи, чтобы отыскать мистера Норда. И? Что я получил в итоге? Малфоя-в объятьях другого мужика! Достаточно боли?! — резко взмахнув волшебной палочкой, Поттер заставил с треском лопнуть стоящие на полке стеклянные банки, наполненные летучим белым порошком. Отшатнувшись, я уперся спиной в подоконник и, зацепив рукой чашку с недопитым кофе, опрокинул ее на пол.

В этот момент в дверь постучали, после чего в кабинет вошла взволнованная Мэгги. Мерлин! Неужели ни я, ни Поттер, никто из нас не удосужился наложить на кабинет заглушающие чары?

— Мистер Норд, у вас все в порядке? — голос Мэгги был тихим и напряженным, она взглянула сначала на меня, потом на многочисленные мелкие осколки, лежащие на полу.

— Все хорошо. Мистер Поттер уже уходит.

— Мистер Поттер уйдет тогда, когда посчитает нужным. — огрызнулся мне в ответ парень.

— Вызвать полицию? — Мэгги спешно покинула пределы моего кабинета и спряталась за дверью, так, что я видел лишь часть ее лица.

— Нет, спасибо. — подмигнув девушке, я усмехнулся, — Сами справимся.

Согласно кивнув, Мэгги помедлила, но все же закрыла дверь.

— Ну вот, ты напугал мою помощницу. — перешагнув разлившийся кофе, я достал волшебную палочку и устало сел в кресло, наблюдая за тем, как Поттер с помощью магии заставляет исчезнуть с ковролина грязное пятно.

— Не меняй тему. — справившись с беспорядком который устроил, Гарри бросил быстрый взгляд на часы и подошёл ближе, — Меня ждут в Аврорате, так что в семь вечера встречаемся у ресторана «London Shell Co».

— Я не приду. — буркнул я в ответ.

— Посмотрим. — властным движением, Поттер схватил меня за подбородок и, подарив смазанный поцелуй, стремительно покинул кабинет, оставляя меня наедине с головной болью и испорченными заготовками детской микстуры от кашля.

========== Часть 24 ==========

Сумерки стремительно опускались на город, принося с собой плотный серебристый туман и мелкий, назойливый дождь. Подняв воротник шерстяного пальто, я взглянул на серое, низкое небо и, поежившись от проникающей под одежду сырости, быстрым шагом направился в сторону церкви Святой Марии, где намеревался поймать такси. Весь остаток дня после того, как Поттер покинул аптеку, я провел в душевных метаниях: с одной стороны, я по-прежнему ощущал себя уязвленным, но с другой, разрывался от желания поверить в его слова, признать себя дураком и задохнуться от счастья, смыкая руки на его запястьях.

Поднявшись по невысокой гранитной лестнице, я вышел на оживленную улицу и, поймав чёрный, блестящий кэб, сухо поздоровался с водителем.

— Канал Регентов, пожалуйста.

— Ужасная погода, не находите? — бросил мне в ответ краснощекий, суетливый мужчина.

— Это Англия. — улыбнулся я и едва успел сесть в машину, как такси резко тронулось, пронося меня мимо многочисленных, украшенных яркими рождественскими гирляндами витрин в сторону вокзала Паддингтон.

— Как там говорится? Мудрый человек носит плащ и в хорошую погоду, а глупец вспоминает о нем только в дождь.- мужчина глухо рассмеялся и резко затормозил на светофоре.

Сдержанно улыбнувшись ему в ответ, я устало облокотился на подголовник и уставился в окно, наблюдая за тем, как мелькают голые ветви деревьев Парка Джозефа Гримальди, причудливо искаженные сбегающими по стеклу каплями воды.

Не скрою, решение отправиться на встречу с Поттером далось мне нелегко, поэтому, боясь снова потерять голову, я позвонил Майклу и назначил перекрестную встречу в баре на девять вечера. Полтора часа, на мой взгляд, было достаточным промежутком времени, для того чтобы прийти к какому-то решению. Вот только к какому? Последняя наша встреча спутала все карты, посеяв в моей душе очередное зерно сомнений. Не спорю, зная отношение Панси к нашей семье, можно было бы предположить, что стремясь окончательно меня размазать, девушка могла специально наговорить глупостей, но Блейз? Черт! Эти мысли тяготили: одна часть души рвалась навстречу Поттеру, испытывая изнуряющую боль, которая покидала меня лишь на время сна, другая тихо нашептывала, что Гарри обманщик и лицемер, заставляя ощущать себя полностью опустошенным. Вспомнив времена, когда меня напрягала лишь проблема неожиданного наследия, я расслабил ворот рубашки, расстегнув верхнюю пуговицу. Раньше, мне казалось, что в мире маглов я смогу выстроить новые отношение с партнером, которого выберу сам, но в итоге, я так и остался парнем не способным увидеть себя рядом с кем-то, кроме Гарри Поттера. И дело было уже не в метке, а в отрицании. Я не мог начать новые отношения, живя ожиданиями. Я не мог позволить другому человеку полюбить себя, зная Поттер может в любой момент появиться в моей жизни и я потеряю контроль. В конце концов, я банально устал выискивать знакомые черты лица в каждом парне, подсаживающемся ко мне за столик в баре, и с разочарованием осознавать, что их глаза не настолько зелены, а линия плеч не настолько мужественна. Иногда, мне казалось, что я просто схожу с ума не видя выхода из ситуации в которую сам себя загнал. Я не мог вернуться к Поттеру, но и жить без него у меня не получалось, как бы я не старался уверить себя в обратном.

Такси медленно затормозило останавливаясь возле Шелдон Сквер, выводя меня из состояния задумчивости и заставляя сердце пуститься в бешеный пляс. Расплатившись за поездку и, пожелав таксисту удачи, я застегнул воротник рубашки, плотнее укутался в красный шарф и вышел на мощеный диким камнем тротуар, отпуская автомобиль.

Близость воды ощущалась здесь особенно остро: влажный воздух наполненный пряным ароматом тины моментально оседал на одежде, проникал в ноздри и заставлял морщиться. Спустившись вниз, я вышел на набережную канала Регента и увидел тёмную фигуру, нервно переминающуюся с ноги на ногу, у входа на большую пришвартованную баржу.

— Не лучший вечер, для прогулки на катере, Поттер.

Фигура моментально отреагировала на мой голос и бросилась навстречу.

— Пришёл. — прошептал он хватаясь за мои ледяные пальцы и пытаясь согреть их в своих горячих ладонях. — Я так боялся…

— Вечер, в Лондоне пробки. — лениво растягивая гласные, я прервал парня на полуслове и нервно сглотнул: мне требовались колоссальные усилия, чтобы сохранять внешнее спокойствие. Близость Гарри, его запах, прикосновение к коже грубых ладоней, заставляли тело нервно дрожать, что естественно не укрылось от проницательного Поттера.

— Неужели нельзя было выбрать более подходящее место? Я весь продрог! — ответил я на его вопросительный взгляд и недовольно поежился.

— Идём. — усмехнувшись, парень крепко сжал мою руку в своей ладони: — Не знал, что теперь ты предпочитаешь красный.

Демонстративно фыркнув, я нахмурился и направился ко входу на сияющую разноцветными огнями, голубую баржу, следом за Гарри Поттером.

Сказать, что я был наслышан про этот ресторан, означает не сказать ничего. Высокий уровень сервиса, свежайшие морепродукты и вид на Сворачивающийся мост-идеальное место для тихого романтического ужина. Поднявшись на борт, мы передали верхнюю одежду в руки хостес и сели за крохотный, покрытый белой скатертью стол. Заметив, что Поттер не сводит взгляда с моего подрагивающего тела, я картинно взял в руки меню и начал бегать глазами по строчкам, совсем не вникая в смысл написанного.

— Будьте добры бутылку португальского красного и плед.

Удивлённо подняв взгляд на Поттера, я отложил меню на стол и принялся разглядывать эклектичный интерьер плавающего ресторана. Я знал, что для того, чтобы попасть на борт этого судна обычному человеку приходилось бронировать стол за один, а то и два месяца, настолько популярным было это место, но сейчас мы были одни. Мысленно поставив галочку настойчивости Гарри Поттера, я схватил со стола бумажную салфетку и начал нервно теребить ее в руках. В этот момент судно с протяжным гудком тронулось с места, а к нашему столу подошёл официант, вручивший мне толстый белоснежный флисовый плед и разливший по бокалам красное тягучее вино. Дождавшись когда мы снова останемся вдвоём, Поттер взял в руку бокал и откашлялся.

— Стоп.

— Прости? — парень смутился и нахмурился.

— Не знаю, что ты хотел сказать, но позволь мне начать первым, я сегодня спешу.

На секунду Поттер замер, но потом неожиданно протянул руку и коснулся моей ладони: — Если ты думаешь, что я вот так просто отпущу тебя к нему, то ты ошибаешься.

— Поэтому выбрал магловский ресторан на воде? Не забывай, что я отлично плаваю.

Тихо рассмеявшись, Поттер отпил вина и отставил бокал: — Просто хотел тебя удивить.

— Ага, как же…

— Драко, я знаю, что поступил неправильно, но… — неожиданно парень подался вперёд и, зацепив локтем бокал, опрокинул его прямо на мои новые серые джинсы.

— Черт! — подскочив со своего места и, упав передо мной на колени, он принялся лихорадочно промакивать влажное темное пятно бумажными салфетками, будто нарочно пытаясь смутить меня ещё сильнее.

— Прекрати! — сделав шаг назад, я устало взглянул на расстроенного Поттера и в сердцах отбросил запачканный вином плед, сердце билось, как сумасшедшее, я не знал, чего ожидать от Поттера, поэтому испытал острое желание отстраниться. — Боюсь, что сегодня у нас диалога не получится.

На мгновенье между нами повисла тишина, нарушаемая лишь шумом рассекаемых лодкой волн, после чего Поттер бессильно опустил голову и глубоко вздохнул.

— Ну как же ты меня достал, Малфой. Ты-страдаешь, я-страдаю, если оба страдают-значит любовь жива и хватит пудрить мне мозги.— поднявшись с колен, он рассерженно схватил меня за руку и, несмотря на все мои попытки вырваться, затащил в туалет откуда немедленно аппарировал, унося нас в неизвестном для меня направлении.

***

Приземлившись на землю, я потерял равновесие и оперся руками о кованый железный забор.

— Что, мать твою, ты себе позволяешь? — достав волшебную палочку, я бросил в Поттера ступефай, разрезая сумерки красной вспышкой, но промахнулся и обомлел, когда свет озарил большой каменный замок. — Что это?

Опустив волшебную палочку, я метнулся к высоким кованым воротам и остановился как вкопанный, не в силах отвести взгляда от светящихся окон.

— Я купил его. — отозвался Поттер из-за моей спины.

— Как ты посмел? — сделав шаг назад, я поскользнулся на свежевыпавшем снегу и взглянул на Поттера. Тот в свою очередь держался в стороне, угрюмо опустив голову.

— Я купил его для нас. Я знаю, как это важно для тебя. — тихо отозвался парень.

Почувствовав, как защипало в носу, я нервно сглотнул и засмеялся. — Купив Малфой Мэнор, ты решил, что сможешь купить и меня?

— Мерлин, Драко! Что ты несёшь? — поперхнувшись воздухом, Поттер сделал шаг навстречу, но остановился когда кончик моей волшебной палочки упёрся ему в грудь.

— Радуйся, теперь он-твой.

— Драко…

— Я не изменю свое решение.

========== Часть 25 ==========

— Ещё одно твоё слово, Малфой и я за себя не ручаюсь. — схватив меня за руку, держащую волшебную палочку и с пугающей лёгкостью отведя её в сторону, Поттер вплотную приблизился к моему лицу. — Возомнил себя центром вселенной? Думаешь, что я так и буду безгранично таскаться за твоей задницей?

— Мне это не нужно. — ответил я, ощущая, как пальцы сильнее сжимаются на запястьях, причиняя боль.

Благодаря Поттеру моё пальто, собственно как и его куртка, остались на борту плавающего ресторана, что было совсем некстати из-за пронизывающего ветра, в момент заставившего меня дрожать.

В одно мгновение, издав глухой рык, Поттер воспользовался моей растерянностью и, схватив за плечи, с силой вжал спиной в стоящее позади меня дерево. Грубая кора ощутимо впилась в нежную кожу спины, словно на мне не было даже рубашки.

— Не нужно? — выхватывая палочку из моих пальцев и отбрасывая её на землю, Гарри буквально выдохнул эту фразу прямо мне в лицо.

— Может и это тебе не нужно? — проговорил он хватая меня за подбородок и размашисто проходясь языком по голой шее, опаляя кожу горячим дыханием и вырывая из моего горла сдавленный стон. — Или это?

Сжав ладонью мою промежность и воспользовавшись моментом, Поттер впился жадным поцелуем в мои раскрытые губы, проникая в рот языком. Почувствовав, как тело предательски отзывается на его прикосновения, я на секунду замер, но в момент отбросив все сомнения, застонав ответил на поцелуй, подлезая свободной рукой под его тонкий шерстяной свитер.

Сердце стучало в висках, отбивая сумасшедший ритм, я упивался запахом Поттера, выгибаясь всем телом навстречу прикосновениям, стонал в призывно раскрытые губы, сходя с ума от уже забытых ощущений. Не прерывая поцелуй, Поттер ослабил хватку и принялся расстегивать пуговицы на моей рубашке, но потеряв контроль просто рванул тонкую ткань в разные стороны и нетерпеливо сжал ладони на оголившейся талии, спускаясь ниже, пробираясь под пояс джинс и, обхватывая пальцами мой вставший член. Задохнувшись от прикосновений, я подался бёдрами навстречу ласкающим меня пальцам и впился ногтями в предплечья парня, когда тот отстранился.

— Скажешь, что и это тебе не нужно? — прошептал Поттер, одной рукой продолжая ласкать мой член, другой хватая за подбородок и заставляя смотреть в его практически чёрные глаза. — Не нужно?

Простонав, я зажмурился от нахлынувших чувств и попытался вновь поцеловать Поттера, но тот отклонился, проходясь большим пальцем по моим влажным припухшим губам.

— Отвечай!

— Поттер… — прошептал я, хватаясь непослушными пальцами за его ремень, пытаясь справиться с пряжкой.

— Не слышу. — парировал парень, погружая большой палец в мой рот и проходясь подушечкой по острому краю зубов. Обхватив палец губами, я принялся жадно ласкать его языком. — Даст ли он тебе то, что могу дать я?

Выпустив палец изо рта, я нахмурился и отстранившись, встретился с немигающим взглядом зелёных глаз. Начавшийся снег, мелкими хлопьями оседал на искаженном гримасой ненависти и похоти лице, мгновенно превращая колючие льдинки в блестящие капли. Только сейчас я заметил, что лицо его осунулось ещё сильнее: пухлые некогда щеки совсем провалились, под глазами несходят глубокие тени, а шрам выглядит неестественно воспаленным.

Не дождавшись ответа на свой вопрос, Поттер резко убрал руки с моего тела и одним движением развернул лицом к дереву, прижимая щекой к влажной, шершавой коре. В нос проник аромат древесной смолы и мха, а щеку начало неприятно саднить. С силой схватив меня за запястья и заломив руки за спину, Поттер всем телом прижался к моей спине, обжигая ухо горячим дыханием, уткнулся носом в шею и вжался бёдрами в ягодицы, вырывая из моего рта тихий стон.

— Надеюсь, у тебя дома есть омут памяти? — прошептал он, начиная покрывать поцелуями нежное место за ухом и продолжая тереться напрягшимся членом о мои ягодицы.

Почувствовав в ладони крохотный стеклянный фиал, я погладил пальцами гладкую поверхность, отмечая про себя что уже совсем не чувствую холода.

— Больше я тебя не потревожу, но ты знаешь где меня искать. — отпустив мои руки, Поттер тихо отступил и спустя мгновенье трансгрессировал с громким хлопком.

Осев на влажную землю, я, поморщившись, коснулся пальцами поцарапанной щеки, нашарил среди чёрной опавшей листвы, покрытой тонким слоем белого, подтаявшего снега волшебную палочку и крепче сжал в ладони крохотный стеклянный фиал с серебристый содержимым. Не знаю что хочет показать мне Поттер, но ему почти удалось меня убедить.

***

Конечно же ни о каком омуте памяти речи идти не могло, таких вещей в моём доме не водилось. Трансгрессировав в свою магловскую квартиру и бросив фиал с воспоминаниями на диван, я развёл в камине жаркий огонь и принялся нервно расхаживать из угла в угол, соображая о том, насколько корректно заявиться посреди ночи в новый дом матери и воспользоваться омутом памяти с учётом того, что я так и не попросил прощения за свою последнюю выходку.

В этот момент тишину комнаты разрушил мелодичный звук, заставивший меня замереть-сработал дверной звонок. В два больших прыжка, преодолев расстояние от камина до прихожей, я распахнул дверь и увидел перед собой Майкла, беззвучно хватавшего ртом воздух словно рыба вытащенная из воды.

— Черт! Прости! — из-за гребаного Поттера все мысли вылетели из моей головы и я совсем забыл про встречу, которую сам же и назначил. Многозначительно осмотрев меня снизу вверх и криво улыбнувшись, парень сложил руки на груди: — Всё таки ей повезло.

— Что? — только сейчас я осознал, что после встречи с Поттером не удосужился привести себя в порядок, поэтому теперь стою перед гостем в грязных штанах, рваной рубашке, с влажными от снега волосами и красной ссадиной на щеке.

— Твоей девушке повезло. — смущенно повторил Майкл. — Можно войти?

— Конечно. — пытаясь прикрыть оголенный торс тем, что ещё с утра называлось рубашкой, я смущенно отошёл от двери, пропуская парня внутрь квартиры.

— Прости, о какой девушке идёт речь?

— Та белокурая особа, с которой вы ругались. Я подумал…

— Нет, нет, нет. — засмеявшись, я включил в квартире свет и скрываясь за дверью гардеробной, сменил рваную рубашку на жёлтую толстовку с капюшоном, а запачканные серые джинсы на любимые чёрные. — Это моя мать.

— Что тогда с твоим лицом? — проходя на кухню, парень снял куртку, оставаясь в белой футболке и уселся на высокий барный стул.

— Небольшая потасовка. — отмахнулся я рукой, проходя следом за ним и доставая из шкафа два стакана и бутылку недопитого виски.

— Поэтому ты не пришёл?

— Эээ… Да. — вспомнив жаркие поцелуи от которых до сих пор горели губы, я поежился из-за побежавших по телу мурашек и испытал болезненный укол совести. Все таки Майкл был хорошим человеком и врать ему не хотелось. — Понимаешь… — пытаясь подобрать нужные слова, я разлил по стаканам янтарный напиток, но прервался на полуслове, потому что парень протянул мне два синих атласных конверта, украшенных серебряными перьями и витиеватой надписью.

— Ты будешь моим шафером? — выпали он на одном дыхании и покраснел. — Здесь два пригласительных, я подумал, что ты и эта женщина… Но раз нет… Можешь пригласить кого-то другого.

Поперхнувшись виски, я в недоумении уставился на протянутые пригласительные и замер, пытаясь судорожно сообразить, что происходит.

— Шафером?

— Ну да. Мы с тобой вроде неплохо поладили, сначала я конечно решил, что ты странный, но дружба с парнями у меня никогда не ладилась… К тому же Сьюзан сказала, что без шафера нельзя, поэтому-вот. — Майкл с особой нежностью погладил указательным пальцем лежащие на столе конверты и улыбнулся.

На секунду между нами повисла напряжённая пауза, после чего я громко рассмеялся. Мерлин, я решил, что этот парень подкатывает ко мне! Поттер, как всегда чертовски прав-я идиот! Взяв себя в руки и прекратив смеяться, я вытер выступившие на глазах слезы и согласно закивал головой:

— Да. Я буду твоим шафером.

— Спасибо! Большое спасибо! — с облегчением откинувшись на спинку стула, Майкл схватил наполненный виски стакан и одним махом его осушил, после чего глухо закашлялся:

— Никогда не умел пить.

***

Наконец-то, выпроводив своего нового и изрядно набравшегося друга за дверь, я подбежал к дивану и кинул быстрый темпус. Время стремительно приближалось к полуночи и было бы невежливо врываться в дом матери посреди ночи, да ещё и без приглашения, но любопытство съедало меня изнутри, заставляя сердце бешено колотится. Или всему виной было виски? Да к черту!

Схватив крохотный стеклянный сосуд непослушными пальцами, я крутанулся на месте и трансгрессировал прямиком к небольшому трехэтажному дому в самом центре деревни Грасмир.

В тот день, когда мать решилась наконец-то поставить меня перед фактом, что у неё появился мужчина и этот мужчина-магл, который держит небольшой гостевой дом в графстве Камбрия, я был шокирован. Но познакомившись с Филиппом и прибыв в озерный край, укрытый с одной стороны высокими горами, я буквально влюбился в многочисленные домики из серого дикого камня, словно списанные с рождественской открытки.

Зимой деревушка не пользовалась большой популярностью у туристов, поэтому я не боялся оказаться замеченным, но на всякий случай, как только ноги коснулись мощеной диким камнем стоянки, я неуверенной походкой ретировался в тень от балкона. Поежившись от холода и, накинув на голову капюшон, я подтянул сползающие джинсы и оглядел дом: ни в одном окне не горел свет, похоже, что малочисленные постояльцы и хозяева давно спали.

Под действием алкоголя, мой мозг сгенерировал гениальную идею-зачем тревожить мать, когда можно просто проникнуть в дом незамеченным? К тому же, я знал, что омут хранится на чердаке, а приоткрытая дверь на левом балконе просто кричала, что мой план не имеет изъяна.

Согнувшись пополам, я пробрался под окнами дома к водосточной трубе и, потерпев замерзшие ладони, обхватил трубу руками, упираясь ногами о неровную стену дома. Слава Мерлину, крепления выдержали мои нелепые потуги и спустя пару минут я уже стоял на широком каменном балконе. Вот только лунный свет сыграл со мной злую шутку-дверь оказалась плотно закрыта.

Черт!

Разозлившись, я приложил руки к стеклу, которое вмиг запотело от моего дыхания, и заглянул внутрь комнаты, но ничего не смог разглядеть. Да волшебник я, в конце концов, или нет? Сделав шаг назад и неуклюже крутанувшись на месте, я аппарировал прямиком на чердак.

Приземление оказалось не самым удачным. Зацепившись локтем за стопку табуретов, я повалился на спину и больно ударился затылком об пол, к тому же порвав толстовку.

— Мерлин, моя голова. — прошипел я, поднимаясь на колени и прислушиваясь к звукам в мирно спящем доме.

Тишина означала, что на мою удачу никто из постояльцев не проснулся, поэтому аккуратно пробравшись в самый дальний угол чердака, где стоял большой шкаф, который я помнил с самого детства. До сих пор для меня оставалось загадкой, как матери удалось спасти это приспособление из Мэнора и сохранить. Порезав палец о прихваченный с собой перочинный нож, я приложил окровавленную подушечку к замочной скважине искусно спрятанной среди резных створок.

Секунду ничего не происходило и я уже начал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, как вдруг пыльные дверцы с лёгким щелчком отворились, являя моему взору большую каменную чашу, источающую яркий белый свет. Сгорая от любопытства, я откупорил фиал и вылил его содержимое в сосуд, наблюдая за тем, как серебристая дымка принимает причудливые формы. Вдоволь налюбовавшись свечением и сделав глубокий вдох, я задержав дыхание и нырнул в омут памяти, забыв про осторожность, опрометчиво погружаясь в чужие воспоминания.

========== Часть 26 ==========

Незамедлительно окунув голову в невесомую, источающую слабый свет, субстанцию и ощутив знакомое чувство падения в пустоту, я зажмурился. Пользоваться омутом памяти было даже хуже, чем перемещаться каминной сетью, от использования которой, меня непременно мутило. Вскинув руки в попытке удержать равновесие, я почувствовал твёрдую почву под ногами и, открыв глаза, растерянно осмотрелся.

Мгла. Бесконечная, глубокая, наполненная шёпотом ветра и слоями призрачного серебристого тумана, пугливая мгла.

Что за черт?

Скинув капюшон и сделав шаг назад, я оступился-под ногами белый зыбучий песок. Он уползает. Убегает быстрыми струйками. Засыпается в ботинки, заполняя собой самые мелкие трещинки. Похоже, что за последние четыре месяца главного аврора Поттера не слабо помотало по миру. Сделав пару шагов в неизвестность, я заметил тёмную фигуру, стремительно двигающуюся в густом тумане.

Гарри!

Сердце в груди замерло, заставив меня сорваться с места и броситься наперекор движущемуся волшебнику, наблюдая, как с каждым шагом тот все сильнее вязнет в зыбучем песке. Когда до цели оставалось всего несколько метров, туман рассек ломаный зелёный луч. Пригнувшись, фигура оступилась, запуталась в множестве тяжёлых одежд и упала на колени, заставив меня вскрикнуть от ужаса. В один большой прыжок я достиг тяжело дышащей груды грязной одежды и отпрянул, когда встретился с парой белых, словно подернутых инеем глаз. Женщина. Я бы даже сказал старуха. Широкое лицо, расчерченное сетью глубоких морщин, покрывала замысловатая роспись татуировок и шрамов. Резко обернувшись, будто бы я стал причиной её волнения, она напряженно посмотрела в даль, заставив меня проследить за направлением ее взгляда.

Из густого тумана на нас надвигался мужчина. С каждым шагом которого, я все отчетливее узнавал в размытой фигуре Гарри Поттера. Его лицо, загорелое и изможденное, было искажено гримасой ненависти и отвращения. Резко взмахнув волшебной палочкой, он заставил клубы тумана причудливо взвиться и плечи женщины опутали магические веревки.

— Неужели ты решила, что сможешь уйти? — прошипел парень, опускаясь перед беглянкой на одно колено.

Скривившись, женщина издала протяжный стон, на который мгла отозвалась тысячью вторящих голосов, леденящих душу. Поежившись от ощущения побежавших по спине мурашек, я замер.

— Вы не ведаете, что творите. — прошептала женщина, поднимая белесые глаза на парня. — Не боишься возмездия, мальчишка?

— Не тебе меня судить. — парировал Поттер, выпуская в небо сноп красных искр, которые тут же осыпались вниз и померкли, не достигнув земли.

— Судить? — усмехнулась женщина, оголяя редкие потемневшие зубы. — Смерть всех рассудит.

— Я не боюсь смерти. — парировал парень, так громко, что мгла, словно сойка пересмешница, подхватила последнее слово и эхом понесла его на своих крыльях.

— Глупец. — прошептала женщина одними губами.

Туман вокруг словно стал плотнее. Воздух наполнился множеством клокочущих звуков и я физически ощутил присутствие чего-то неизвестного в окружающей нас серебристой бездне. Оно то приближалось, то отдалялось. Кружилось и загнанно металось.

— Смерть-лишь избавление. Гораздо страшнее потратить жизнь так, как это сделала ты. — прошипел Поттер женщине в ответ.

На что ведьма громко расхохоталась, картинно запрокинув голову назад. Поежившись от гулкого эха, повторившего отрывистые, лающие звуки, я натянул рукава толстовки до самых кончиков пальцев.

— Взгляни на себя! — женщина резко прервалась и приподнявшись, схватила Поттера за свободный край дорожной рубашки, сухой, жилистой рукой, притягивая к своему лицу — Я-свободна. А ты?

— Твоя свобода лишь дело времени. — огрызнулся Поттер.

— Неужели? — оскалилась женщина в ответ. — Время… — она ослабила хватку и, осев, зачерпнула в ладонь горсть мелкого, сыпучего песка, которую тут же развеяла по ветру тонкой струйкой. — Знаешь ли ты, сколько времени осталось в запасе у НЕГО?

— Что? — Поттер замер, словно оглушенный.

— Возмездие… — женщина невесомо провела ладонью по поверхности земли, ласково перебирая пальцами песчинки. — Никогда не знаешь кому выпадет бремя отвечать за чужие грехи.

— Ты не посмеешь. — голос Гарри дрогнул.

— Отчего же?

— Я убью тебя! — яростно крикнул Поттер, заставив меня отшатнуться, и, вскочив на ноги, навел на ведьму волшебную палочку.

— Я уже умерла. — горестно прошептала женщина. — Ты-убил меня, когда ваши люди порешили моих детей. Достаточно ли этого для того, чтобы сломать твою жизнь?

От этих слов Поттер задохнулся и, скривившись, отшатнулся будто получил удар в живот. Я не видел в руках этой женщины волшебной палочки. Я ничего не знал о магии такого характера, но Гарри, похоже, понимал с чем имеет дело.

— Это наши земли. — вкрадчиво продолжила ведьма. — Наши законы. У нас свои судьи и свои палачи. Вас же сюда не звали.

— Из-за таких, как ты страдают неповинные люди. — глухо ответил Поттер, вновь поднимая дрожащую руку, в которой он с силой сжимал волшебную палочку.

— Их страдания позволяли моему племени жить. — с вызовом отозвалась та. — Ты-не сможешь спасти всех, мальчишка… Но можешь спасти одного. — она подняла невидящие глаза к небу и вытянула правую руку вперёд. На её ладонь упала крупная капля воды, рассыпавшаяся тысячей брызг. — Начинается сезон дождей. Скоро пустыня превратится в бескрайнее аметистовое море. — констатировала она. — Лучшее время, чтобы начать новую жизнь.

Поттер молчал. Я видел, как дрожат его плечи, как он до белых костяшек сжимает в вытянутой руке волшебную палочку, как противоречия ломают, разрывают его изнутри. Сверкнула зелёная вспышка, многократно отразившаяся от призрачного тумана, и женщина расслаблено упала на землю.

— Уходи. — прошептал парень, бессильно оседая на колени. — Уходи!

Его крик разрезал тишину и заставил меня вздрогнуть. Освобожденная от пут, ведьма поднялась на ноги и невесомо коснулась его плеча, после чего незамедлительно скрылась в густой пелене тумана.

Ощутив жгучую боль за грудиной, я бросился к сломанной фигуре Гарри Поттера, но остановился, осознав, что это только воспоминания. В этот момент, невидимый крюк подхватил меня за живот и потянул вверх, заставляя зажмуриться от ожидаемого приступа тошноты.

Вынырнув из омута, я схватился дрожащими пальцами за каменную чашу и глубоко вдохнул. Утреннее солнце уже раскрасило чердак мягким розовым светом, предзнаменуя скорый восход. Придя в себя, я достал воспоминание Поттера из омута памяти и, закупорив фиал пробкой, спешно захлопнул створки шкафа и, крутанувшись на месте, аппарировал в гостиную Малфой Мэнора.

***

Оказавшись в темной комнате, освещаемой лишь одним камином, я огляделся. Несмотря на рассвет, шторы были плотно закрыты, отчего складывалось впечатление, что я попал в спальню глубоко больного человека. Поттер сидел в кресле, лицом к камину, так, что я видел лишь его вихрастую макушку. Попытавшись успокоиться, я несколько раз глубоко вдохнул, после чего, тихо ступая, подошёл ближе и, встав позади, положил ладони на спинку кресла по обе стороны от его головы. Парень даже не дрогнул.

На какое-то время, в комнате повисла гнетущая тишина, в которой я отчётливо слышал стук собственного, выпрыгивающего из груди, сердца. Не зная с чего начать, я нервно сглотнул, но Поттер нарушил молчание первым:

— Ты все же пришел… — проговорил он, не оборачиваясь.

— Ты должен мне многое объяснить. — прошептал я в ответ.

— Я ошибся. — его голос прозвучал глухо и скорбно.

Ощутив, как сердце пропустило удар, я коснулся ладонью своей груди и, обойдя кресло, опустился на пол, усаживаясь на ворсистый ковёр. Поттер безотрывно смотрел на пляшущие над почерневшими поленьями языки пламени, отблески которых, заставляли тени на его лице причудливо метаться.

— Потому что отпустил её?

— Нет.

Нахмурившись, я пододвинулся ближе.

— Не понимаю. — откладывая волшебную палочку и зажатый в ладони стеклянный фиал с серебристой дымкой воспоминаний, я уронил голову на его тёплые колени, покрытые красным шерстяным пледом, и закрыл глаза. На секунду Поттер замер, но вскоре, я ощутил, как в волосы погрузились его пальцы и принялись нежно перебирать пряди.

— Я не просто отпустил ведьму. — продолжил парень тихим голосом. — Она бы убила тебя… А я бы не вынес. Не смог. Понимаешь? — пальцы Поттера на секунду замерли, но спустя мгновенье, снова продолжили свое неспешное движение. — Я видел в её руках твою смерть.

— Ты нарушил приказ? — робко спросил я.

— Да к черту приказ! — раздраженно прошипел Поттер. — Один такой приказ уже разрушил мою жизнь, гребаный Кингсли!

— Что ты имеешь в виду?

— Флинты. — бросил парень мне в ответ.

— Значит Панси сказала правду?

— Может быть. — прошептал Поттер. — Когда Нарцисса обратилась к нам за помощью, министр даже слушать ее не хотел. Конечно, Аврорату нет дела до мелких семейных дрязг, я же не мог просто так отказаться от своей омеги. Пришлось поднять старые дела, опросить людей, навести справки в банке. Когда обнаружился факт того, что Флинты занимаются контрабандой запрещенных ингредиентов из Африки, министр прыгал от радости. Только под предлогом раскрытия синдиката, он согласился оказать помощь твоей матери.

Подняв голову, я бросил растерянный взгляд на усталое лицо парня.

— Почему ты не сказал мне? Почему все мне врали? — все это время я искал встречи с зелеными глазами, но Поттер упорно не сводил взгляда с жаркого огня.

— Я не знаю, Драко. Не знаю! Все произошло слишком быстро. Проще было разыграть спектакль с участием твоей матери и четы Уизли, чем бояться, что ты не справишься. Признаю, я поступил, как эгоист. — парень поморщился, будто эти слова отдавали горечью. — Но я не мог отдать тебя Флинтам. Не мог… Поэтому разрушил их жизни.

— Они были преступниками. — с жаром возразил я.

— Эти люди никого не убивали и не травили, не сбывали свои «травки» на черном рынке. Они просто хотели, чтобы их сын добился успеха. А вот я, все равно тебя потерял…

Ощутив, как горло сковывает предательский спазм, я снова упал головой на колени Поттера и замолчал. Гарри страдал. Страдал от того, что привык подчиняться приказам, от того, что черное и белое для него смешалось, страдал от того, что полюбил круглого идиота.

— Но я же здесь. Вот. — шмыгнув носом, я схватился руками за горячие грубые пальцы, и с силой сжал их в ладонях. — Куда же я денусь от своего альфы?

— Пару часов назад, тебе ничего не останавливало. — глухо ответил Поттер.

— Я дурак. Дурак, каких еще поискать. — ощутив уже знакомое щемящее чувство в груди, я уткнулся лицом в горячие ладони, которые до сих пор держал в своих руках. — Дайте мне второй шанс, господин главный аврор.

На секунду Поттер замер, а я ощутил, как напряглись его колени, и одним резким движением притянул меня к себе, заключая в крепкие, не терпящие компромисса объятия, касаясь холодным носом моей горячей шеи.

— Нет больше главного аврора. Только Гарри.

========== Часть 27 ==========

Небо окрасилось алым, будто кто-то очень неаккуратный опрокинул на белую скатерть стакан с вишнёвым соком.

Я сидел в кресле у огромного панорамного окна, завороженно наблюдая за тем, как большой, оранжевый диск солнца уходит за горизонт и задумчиво переворачивал страницы, лежащей на коленях книги, совершенно не заботясь о её содержании.

Прошло уже больше года с тех пор, как мы с Гарри перестроили Мэнор, но я до сих пор не мог налюбоваться видом открывающимся с мансардного этажа. Внизу, покуда хватало глаз, простирался зелёный яблоневый сад, обрамленный темно зелёными пихтами, а узкая речка, словно серебристая лента, разрезала его на две неравные части. Устало откинув голову на спинку кресла, я перевёл взгляд на зарумянившееся небо, прошитое лёгкими перистыми облаками, и сладко зевнул.

Внизу сработали оповещающие чары, заставившие меня раздраженно откинуть книгу, и поспешно спуститься в гостиную, навстречу волшебнику, которого я ждал уже больше четырёх часов.

— Поттер! — рассержено вскрикнул я, когда увидел устало улыбающееся лицо со шрамом. — Ты на часы смотрел?

— Привет… — поспешно скинув серый клетчатый пиджак, парень бросился мне навстречу и с силой сжал в объятьях, утыкаясь носом в шею. — Прости, Рита опоздала, пришлось давать интервью прямо в холле министерства.

Отпрянув от источающего сильный аромат кофе тела, я недовольно поджал губы и разгладил ладонью, залегшие на его белой рубашке складки.

— Объяснишь это Грейнджер, когда она спросит почему мы опоздали на крестины их с Уизли сына. — проговорил я, добираясь пальцами до сбившегося воротника и переводя взгляд на пылающие румянцем щеки.

— Она знает, как это важно для меня. — с жаром ответил Поттер. — Я не мог отказать Рите, понимаешь? — он расслабил руки, отстраняясь, и направился в сторону спальни.

— Ты неисправим… — попытавшись скрыть свое недовольство, тихо прошептал я.

Отказавшись от карьеры аврора, Гарри полностью погрузился в домашние дела. Первое время меня это даже смешило: он с энтузиазмом обустраивал теперь уже наш Мэнор, доводил до ума сад, приводил в порядок библиотеку и сам сортировал книги, но вскоре я стал замечать, как Поттер меняется. Он то бессмысленно слонялся из комнаты в комнату, то по десятому разу передвигал мебель в гостиной, то часами пропадал в подвале, после чего возвращался тихим и отрешенным. Поэтому, когда одним прекрасным утром, он со злостью отбросил Волшебный Пророк и разразился гневной тирадой посвящённой Кингсли, ранее известному своими пацифистскими реформам, я поддержал его. Поддержал его идеи по смене власти, поддержал желание выдвинуть свою кандидатуру на выборах, поддержал не смотря на то, что мне совершенно не нравилась вся эта затея, но наблюдать за тем, как с каждым днем мой Гарри превращается в жалкое подобие своей тени, я был больше не в силах. К тому же, в головах людей все ещё были свежи воспоминания о его подвиге, поэтому, сомнений в успехе у меня не возникало. Сам же я предпочел остаться вдали от политической суеты и не бросать свою магловскую аптеку.

— Где подарок? — вывел меня из задумчивости громкий крик Поттера из соседней комнаты.

— В шкафу. — ответил я, заходя в спальню, и наблюдая, как с верхней полки на чёрную вихрастую голову падает стопка чистых свитеров. — Был. Пока ты сюда не влез.

Неожиданно, в гостиной снова сработал камин. Хмуро глянув на перекладывающего разбросанные вещи парня, я вернулся в комнату и растерянно замер. Боевые авроры. Трое.

— Гарри? — прокричал я через плечо, разглядывая незнакомцев. — Чем обязаны?

— Нам нужен Поттер. — брезгливо бросил коротко стриженный мужчина с безобразным ожогом на лице.

Второй, высокий и худощавый, в это время, прошёл к комоду и, с силой вытащив верхний ящик, принялся хаотично выкидывать на пол важные документы.

— Какого хрена? — ошарашенно воскликнул я, бросаясь в сторону высокого аврора, но натолкнулся на волшебную палочку, которую выставил третий-полный мужчина в алой мантии.

— Заткнись, щенок. — прошипел он, хватая меня свободной рукой за плечо.

— Драко!

Появившийся в дверном проёме Поттер замер и выставил руку в предупреждающем жесте.

— Мистер Поттер, вам предъявлены обвинения в убийстве министра магии. — сухо проговорил первый аврор со шрамом и направил волшебную палочку в сторону Гарри.

— Что вы несёте. — я попытался вырваться из захвата, но почувствовал, как кончик волшебной палочки упёрся под ребра.

— Сегодня вечером, тело Кингсли Шеклболта было обнаружено в его кабинете. По показаниям секретаря, последним, кто посещал министра был сэр Гарри Поттер. Так же, нам известно, что между Поттером и Шеклболтом произошёл конфликт, сопровождающийся громкими ругательствами, после чего первый в спешке покинул министерство.

— Это не правда! — я растерянно посмотрел на Гарри, после чего дёрнул плечами, но добился лишь того, что толстые пальцы ещё сильнее впились в кожу. — Проверьте его палочку!

— У вас есть ордер на мой арест? — спокойно проговорил Поттер, не сводя взгляда с тучного аврора, который удерживал меня.

Замешкавшись, мужчина со шрамом достал из кармана смятый листок и отлевитировал его Гарри.

— Вас не учили держать документы в надлежащем виде? — взяв в руки бумагу, парень бегло пробежал взглядом по строчкам и на мгновение застыл, после чего поднял на меня отрешенный взгляд.

Почувствовав, как кончик палочки все сильнее упирается в бок, я зашипел и не успел среагировать, когда Поттер неожиданно пригнулся и, выставив щит, схватил меня за руку, для того чтобы молниеносно аппарировать.

Удар, с которым мы приземлились в высокую, зелёную траву, выбил из лёгких весь воздух и заставил меня закашляться. Тучный аврор лежал рядом. Несмотря на головокружение, я с силой отпихнул ногой потерявшего ориентацию мужчину, вырвав из его горла сдавленный стон, и откатился в сторону, чувствуя, как штаны напитываются холодной росой. В этот момент сумерки разрезал яркий, зелёный луч и мужчина обмяк, глядя в небо стеклянным взглядом.

— Что ты, мать твою, творишь? — почувствовав приступ паники, я судорожно сглотнул и, поднявшись на ноги, отшатнулся от сидевшего неподалёку Поттера, который растерянно замер глядя на запутавшееся в красной мантии тело, ярко выделяющееся на фоне изумрудной травы.

Поттер молчал. Я видел, как содрогается его тело, как трясутся плечи, как побелели костяшки пальцев.

— Нет. — проговорил я еле слышно. — Ты же не мог…

Сделав шаг ему навстречу, я застыл с вытянутой рукой, когда встретился с тяжёлым взглядом зелёных глаз.

— Меня подставили. — Поттер криво усмехнулся, заставив моё сердце сжаться в болезненном спазме. — Это не авроры. Рита предупреждала.

Резко подскочив на ноги и, заставив меня сделать шаг назад, парень огляделся. Я же, снова упал на колени и, запустив пальцы во влажные от садящегося тумана волосы, обречённо обхватил голову руками.

— Надо убираться. — тихо проговорил Поттер, садясь передо мной на корточки, и нежно убирая упавшую на мои глаза белоснежную прядь волос. — Они вычислят нас по аппарационному следу.

— Что теперь будет? — тихо проговорил я, поднимая глаза на исказившееся гримасой отчаяния лицо.

— Мы что-нибудь придумаем. — ответил Поттер, помогая мне подняться на ноги и с силой сжимая мои пальцы в своей ладони. — Я люблю те…

В этот момент тишину разрушил звук тысячи хлопков. Сумерки рассекли яркие разноцветные вспышки, осветившие зелёную поляну. Мгновение, и Поттер пошатнулся. Словно в замедленной съёмке я видел, как угасла жизнь в его глазах, как рот застыл в недосказанной фразе, как он упал назад словно большая сломанная кукла.

Нет.

Я осел на землю.

Нет. Нет.

Схватился своими горячими пальцами за его окаменевшую ладонь.

— Нет! — выкрикнул я, не замечая происходящего вокруг.

— Гарри… — сердце сжалось от боли и пропустило удар. — Пожалуйста, Гарри!

-Драко?

Открыв глаза, я подскочил на месте и вздрогнул от треска с которым приземлились, упавшая на пол книга. Передо мной стоял Поттер. Живой. Заходящее солнце раскрасило его лицо персиковым цветом и отражалось в чёрных зрачках оранжевой искрой.

— Ты кричал. Тебе что-то приснилось? — озабоченно проговорил он хмурясь. — Прости, я опоздал. Гермиона снова будет ворчать…

Не дав парню договорить, я всхлипнул и бросился к нему навстречу, с силой сжимая в своих объятиях тёплое, упругое тело, упиваясь терпким ароматом любимого кофе. — Пожалуйста, пообещай мне, что снимешь свою кандидатуру с выборов?

Поттер на мгновение замер после чего тихо вздохнул.

Не дав ему начать говорить, я схватился пальцами за его щетинистый подбородок, и впился в губы жадным, настойчивым поцелуем.

— Я так боюсь тебя потерять. — прошептал я отстранившись.

После чего с силой принялся сдирать с Поттера брюки, дрожа под ответным ласками. Связных мыслей почти сразу же не осталось. Кроме одной, которая настойчиво пульсировал в голове, мешая сосредоточиться. Мой страх потерять Поттера сегодня достиг апогея, но имел ли я право просить Гарри отказаться от своих идей? И хотел ли я снова видеть вместо привычного мне задорного парня, лишь его серую тень?

Сдавлено простонав, я начал двигаться навстречу сильным толчкам, скривившись от настигшего меня феерического оргазма, и устало откинулся затылоком на быстро вздымающуюся грудь Поттера.

— Так что тебе приснилось? — прошептал он, опаляя мою ухо горячим дыханием.

— Сон. Просто страшный сон.

Глубоко вздохнув, я повернулся лицом к Гарри, и уткнулся носом в его влажную от пота шею. Главное, что Поттер счастлив, а сны-не всегда сбываются. Даже самые страшные.