Белоснежка и Охотник (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Глава 1. ==========

– Теперь ты видишь кто я? Видишь, почему ты не можешь сбежать, не можешь спрятаться.

Светловолосый мужчина навис над сжимающейся девушкой. Его ноздри расширялись, вдыхая сладкий запах страха.

– Кто ты такой? Почему ты так поступаешь со мной, Джеймс?

Изабелла Свон тяжело дышала, устав от бега и… страха за свою жизнь.

***

Ей было всего семнадцать, когда она познакомилась с ним. Произошло это поздно ночью – она возвращалась от одноклассницы домой и шла через темный и мало освещенный парк. Обычно именно в таких местах в фильмах и происходят все насилия, грабежи, убийства. И ее отец, шериф, кажется, тысячу раз говорил ей о самообороне, но Белла была молода, наивна и весела - она не думала, что подобное случиться и с ней.

– Красавица, не хочешь прогуляться? – грубый голос спустил ее с неба на землю. Белла замерла. Ее сердце затрепыхалось от страха. “Только не это. Пожалуйста, пусть все обойдется, пусть это будет не с ней”.

– Ну что, милая?

Белла мгновенно вышла из ступора и поспешила перейти на бег. Но не тут-то было.

– Куда же ты? – это был второй голос. Они не одни. Сегодняшний день должен был стать самым несчастным днём в жизни Беллы.

– Держи ее, скорее.

Белла, не оглядываясь, бросилась вперед, отчаянно надеясь, что сможет убежать. Но ее врожденная неуклюжесть погубила тот единственный шанс на спасение. Девушка споткнулась и больно ударилась о землю.

– Попалась, красавица. Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, – рассмеялся хриплый голос и схватил ее за капюшон толстовки. Нервно сглотнув, Белла закрыла глаза, ожидая всех тех последствий, о которых столько рассказывает телевизор.

– Так-так. Кто у нас тут?

В темном парке появилось новое действующее лицо. Мужчина. Изабелла слышала его, но не видела, все так же лёжа на земле.

– Мм, красивая девушка и два мужлана. Это так интересно. Возможно, я даже полюбуюсь на эту картину.

Он хохотнул, заставив Беллу сглотнуть вязкую слюну. “Пожалуйста, пусть все это прекратится”.

– Мужик, тебе здесь не рады. Иди отсюда, если не хочешь неприятностей. – Один из голосов, по-видимому, достал пушку, поскольку девушка расслышала характерный щелчок перезаряда.

– Свали по-хорошему, или мы тебе в этом поможем, – добавил его напарник.

– Как замечательно. Люблю прелюдию к смерти. Она так восхитительна. Ну что же, поиграем?!

Белла, приоткрыв глаза, пыталась уползти вперёд, но едва сделала два шага, как раздавшиеся выстрелы заставили ее вздрогнуть и остановиться. Пусть ее спаситель не умрет. Секунда, две… или это были минуты, и раздался крик одного неудавшегося насильника. Через какое-то время, второй крик разорвал давящую тишину. Белла замерла у самых кустов, надеясь, что ее не заметят, что она сможет спастись. Возможно, она была готова сорваться на бег, но природная осторожность не делать резких движений держала Беллу на месте.

Неожиданно кто-то положил ей руку на плечо и резко развернул к себе. В темноте Белла не могла точно разглядеть случившееся на поляне, но поняла, что ее спаситель вышел победителем. Возможно, он ее отпустит.

– Спа-спасибо большое, – прошептала она, откашливаясь и поднимаясь на ноги, – спасибо, что спасли мою жизнь.

– А кто сказал, что я спас? – он рассмеялся, и Белла заметила, что его лицо и руки были в крови. В груди свернулся клубок животного ужаса.

“Он убил. Он убийца. Так легко разделался с ними. Ему ничего не стоит сделать этого и со мной”.

– Пожалуйста, – сиплый голос на мгновение надорвался, – отпустите меня. Я никому ничего не скажу. Прошу вас, – это была ее последняя надежда.

Неожиданно для самой девушки он наклонился вперёд прямо к ее шее и глубоко вдохнул. Тело Беллы непроизвольно отшатнулось, мужчина схватил ее за руку с такой силой, что, казалось, кость руки превращается в пыль от одного его прикосновения.

– Ты так сладко пахнешь, мышка… - Белла сжалась от разливавшегося пламени боли, пронзившего руку. Сознание помутилось. – Ты знаешь, что ты необычайно привлекательна? – Голос раздался совсем близко от уха девушки, заглушая ее бешеное сердцебиение. – Идеальная жертва.

Его голос с жестокими, но вкрадчивым нотками завораживал ее. Как кролика удав. Она будто чувствовала, что это последний голос, который она слышит в своей жизни.

– Прошу вас… – шептала она, глотая всхлипы.

Он ещё несколько раз провел своим носом по ее гортани, прежде чем отодвинуться.

– Тебе повезло, что я насытился. Моя жажда убийств на сегодня утолена, – будничным тоном начал мужчина. – Я оставлю тебе жизнь. Ты все равно никому ничего не расскажешь, – усмехнулся персональный кошмар Беллы. – Можешь быть свободна… мышка.

– К-как? – Белла сама не поверила этому.

– Что? Не хочешь? Тогда можем поговорить по-другому, – он сдвинул свою руку на ее талию и ниже на ягодицы, нежно, почти не причиняя боли.

– Нет, пожалуйста. Спасибо… вам огромное.

Белла вырвалась из его объятий, но он ее не держал. Она отошла на несколько шагов, прежде чем остановится. Было что-то, что заставило ее повернуть в тот момент назад, что-то не поддающееся логике. Позже, сама девушка поразится этому глупому поступку.

– Как вас зовут? – неожиданно спросила она, зажмурившись, – я могу узнать… имя своего спасителя? Кому я обязана своей жизнью?

– Спасителя? – он кажется даже фыркнул, – ну что же, - смерив ее фигуру странным взглядом, он усмехнулся, - Джеймс. Мое имя Джеймс.

– Я Изабелла. Белла. Джеймс, – девушка на секунду поморщилась, – а что вы сделаете с ними? – голова дернулась в сторону лежащих на земле тел.

– А чем тебя они не устраивают? Холодные и мертвые они уже не причинят вреда.

– Но нужно же убрать трупы. Их найдут и тогда по ним могут выйти на вас, – ее отец был шерифом, она не может так рисковать. – Я не хочу, чтобы вы страдали за то, что спасли меня…

Хотя и напугали до потери сознания, отметила про себя Белла.

– Ты беспокоишься обо мне? – кажется его и в самом деле поставили в тупик ее слова.

– Конечно да. Вы хороший человек, Джеймс. Я верю в это. Я не жалею, что вы избавились от них. Может вам помочь? Я кое-что об этом знаю.

– Ну что ты, мышка. Я справлюсь сам. Поверь их не найдет ни одна собака. Я буду в безопасности. А теперь беги скорее домой, пока не нарвалась на новые неприятности.

Белла улыбнулась и поспешила исполнить его приказ. Тем вечером ее мама была на очередном свидание с Филом, поэтому они не видели возвращения дочери домой и то, в каком состоянии она была. Девушка закрылась в ванной и начала рассматривать себя внимательно. Ее одежда была грязной и местами порванной, лихорадочно блестели глаза, растрепанные волосы резко контрастировали с необычайной бледностью ее кожи, а на щеке остался кровавый подтек – своеобразная метка Джеймса ей на память. Белла разделась и осмотрела себя. На руке наливался свеженький темно бурый синяк от хватки мужчины. Прикоснувшись к гематоме, девушка замерла, прикрыла глаза и только тогда нервно выдохнула. Крупные градины слез прошлись по щекам, пережитый страх начал понемногу отпускать, выливаясь в беззвучную истерику. Дрожь сковала тело. Неужели она и в самом деле так легко отделалась? Или… Нет, она пережила этот ужас. И если девушка все забудет, последствия забудут о ней, так ведь?

Следующие несколько ночей ее кошмаром была та самая ночь. Вскакивая с кровати со слезами на глазах и с саднящим горлом от криков, она бежала в ванную, предаваясь истерике и зажимая запястьями рот в попытке заглушить всхлипы. Если бы Джеймс не пришел. Если бы он не успел или не стал ее спасать. И ледяная темнота вокруг. При мысли о Джеймсе что-то необычное клубилось в груди, смесь страха, благодарности и чего-то неопознанного, незнакомого ей ранее.

По дороге в школу Белла всматривалась в толпу, желая и боясь увидеть лица, едва напоминающие тех мужчин. Словно, теперь она опасалась всех людей, кружащих возле нее, как муравьи вокруг отвратительного муравейника. Всех, кроме… Джеймса, которого она так и не запомнила. Окунаясь в очередные кошмары, Белла хваталась за воспоминания о рычащих нотках его голоса, о пламенной боли в руке, над которой чувствовалась стальная хватка мужчины, теряясь в фантазиях и снах, она едва не забыла, что этот мужчина не один из причуд ее страшных сновидений, он настоящий.

Однако, когда пережитый ужас той далекой ночи стал казаться давно прошедшим, а лица мужчин слились в одну массу и покинули голову девушки, один из призраков прошлого появился наяву. Джеймс. Он нашел ее.

– Здравствуй, мышка, – глубокий голос раздался над ее плечом. Белла вздрогнула и медленно повернулась на звук.

Сегодня девушка должна была сидеть в библиотеке и готовиться к очередной контрольной по географии, которые она отчаянно не любила. Вот только… Она совсем не ожидала того, что к ней кто-то подойдёт. Кто-то такой, кто много ночей подряд присутствовал в ее снах и вносил смуту в душу. Нет, она его вряд ли когда-нибудь вообще поймет.

– Джеймс?

– Почему же столько неуверенности в твоём голосе? Ты не рада меня видеть?

– Ох, Джеймс. Конечно же рада. Ты даже не представляешь как. Я так тебе благодарна. Я все эти дни хотела встретиться с тобой, – она закусила губу.

Говорить об этом было странно, но слова сами вырывались. Белла даже удивлялась тому с какой легкостью она разговаривает с парнем.

– Ты не представляешь, как я этого хотел, – он рассмеялся.

– Правда? – сердце Беллы пропустило удар.

– Конечно.

Он отодвинул стул напротив нее и сел. Белла смогла его рассмотреть при свете дня. Все, что она смогла из себя выдавить при описании Джеймса - это “Хищник”, “держаться от него подальше”.

Джеймс стянул с себя кепку и Белла отметила, что он русоволосый блондин. Его волосы были собраны сзади в хвостик и.…ему шло. На глазах у него были солнцезащитные очки, поэтому их цвет она не смогла разглядеть. Он был бледнокожий…может быть даже слишком. Они похожи, – подумала Белла и зарделась.

– Как твои дела. Ты в порядке?

– Изабелла, каждый раз я вижу тебя и удивляюсь. Ты не очень общительна с посторонними и не имеешь друзей, но при этом ты так легко общаешься со мной. Не боишься, что я пришел исправить свою минутную слабость?

Он дотронулся до ее руки и по ней пробежали толпы мурашек.

– Я доверяю тебе, Джеймс. Разве мне нужно тебя бояться? – она задержала дыхание, боясь услышать ответ.

– Маленькая сладенькая мышка ты просто прелесть, – он рассмеялся и откинувшись на стуле продолжил, – никогда не встречал такого человека как ты.

– Спасибо.

– Не хочешь выйти из этого душного здания и погулять? – вдруг спросил он, протягивая ей руку.

“Что? Он приглашает меня…на свидание?” – это был первый парень захотевший с ней погулять. Пусть у нее и дрожали коленки в обществе Джеймса, она все же верила, что он не причинит ей вреда. Поэтому, география в миг была забыта.

– Да. Да, почему бы и нет?

– Отлично, – он с лёгкостью и какой-то животной грацией поднялся с места и подал ей руку. “Хищник”, вопил голос у нее внутри.

Белла быстро сдала книги и сжала его прохладную ладонь.

– Так как твое полное имя? Я Изабелла Свон, но пожалуйста, зови меня просто Беллой.

– Я знаю, Белла. Я все про тебя знаю, – пропустив эту фразу мимо ушей, Белла не придала ей особое значение. – Я Джеймс Визердейл.

– Ты француз? – в его акценте и в самом деле слышалось нечто не типичное для американцев.

– Oui, mon cher. Но я знаменит ещё и не только этим.

Джеймс рассказал ей совсем маленькую историю о том, что он родился во Франции в довольно обеспеченной семье, там же учился и вырос, едва ему исполнилось 25, уехал в Америку. Он был старше Беллы на 8 лет, но девушку это не особо тревожило. Белла верила ему, и сама не знала почему.

Джеймс был очень образованным, знал три языка: французский, английский и итальянский, знал все про высшее общество – он мог часами развлекать ее тонкостями о светском этикете, приправляя тонной саркастических замечаний и шуток, от которых Белле приходилось зажимать рот рукой, чтобы не смеяться в голос. Пожалуй, девушка никогда в жизни не была счастливее, чем в подобные минуты.

Однажды она поймала себя на мысли, что считает Джеймса своей судьбой. Он был необычен настолько, насколько это вообще было возможно, но именно его уникальность стала ключевым фактором, от которого Белла была без ума. Часто она даже не задумывалась, что именно делает его странным. Иногда казалось, что абсолютно все, начиная от его манеры общения и заканчивая предпочтениями во времени суток. К тому же, у Джеймса был свой собственный стиль, который так обожала Белла – потертые джинсы, рубашка, кожаная куртка и темные очки, они делали его диким, идущим против традиций и порядков. Ее захватывала таинственность Джеймса, то, что он навсегда остался в ее понимании Хищником. И маленьким плюсом в их общении стало то, что ей отчаянно завидовали одноклассницы. Бывшая серая ворона стала в глазах общественности желанной пташкой, потому что вниманием Джеймса владела только она. Что ж, Белла, ты действительно утерла нос этим стервам.

Рене знала, что у ее дочери появился молодой человек и первое время все желала с ним познакомиться, но девушка стояла на своем – упрямством она явно пошла в отца. Белла не знала как отреагирует ее легкомысленная мать на Джеймса. И как поведет себя тот. Иногда она совершенно не могла его понять. К слову, они больше никогда не говорили о той истории в парке, и девушка старалась не думать о том, что Джеймс убийца. Но где-то в глубине души поселилась мысль, что в тот раз он убил не только, чтобы спасти ее. Хищник всегда оставался хищником, и частенько это подтверждалось в его манерах, разговорах, отношении к людям. Влюбленная Белла решила, что эта сторона его характера являлась досадной мелочью, которую можно не замечать, или не акцентировать на ней внимание. Потому что каким бы “хищником” он не был, он все равно оставался ее Джеймсом. Кто бы мог подумать, девушка действительно растворилась в чувствах к мужчине, который однажды ее спас. Она верила, что он испытывает к ней нечто большее, чем просто влюбленность.

– Твои губы как мед, – шептал ей Джеймс, когда провожал ее домой вечерами. Впервые с ним она познала это чувство принадлежности кому-то. Беллу заводило это. Джеймс был собственником. Он обнимал ее слишком крепко, прижимал к себе близко, брал все и отдавал так же. Джеймс был словно злодеем дьявольского закона и одновременно его охранником. Белла подозревала, что он убил не только, чтобы защитить ее. Мурашки бежали по коже, когда она осознавала, что делал он это ради забавы. Девушке нужно было держаться от него подальше. Иногда внутри нее что-то кричало, предостерегая от дальнейших ошибок, но глупая мышка отчаянно нуждалась быть чьей-то, поэтому постоянно твердила, что верит ему. Она была влюблена в действительно плохого парня, но ничего не могла поделать с собой. Эта любовь была физической, неподвластной разуму. Все доводы прочь – милая мышка любила своего Хищника.

Спустя полгода отношений, Белла стала задумываться над тем, чтобы подарить ему ночь. Рене уже давно шутила на этот счёт, но тем не менее давала ценные советы о предохранении. Ее счастливая мама повторно выйдя замуж за Фила, теперь желала, чтобы и ее дочь нашла себе счастье.

========== Глава 2. ==========

Комментарий к Глава 2.

Дорогие читатели, первым делом хочу предупредить вас о серьезных изменениях в сюжете по сравнению с Сумерками. Концепция укуса и физиология персонажей слегка отличается от придуманной Майер. Так что, я вас предупредила. Приятного чтения)

“Это случится сегодня. Я готова. Я хочу этого. Я хочу Джеймса” – твердила себе Белла, собирая небольшой рюкзак.

Весь день Белла думала о нем, о том, как сделает сюрприз и придет к нему домой, что подарит ему всю себя, а он в ответ поклянется быть всегда вместе с ней. Сегодня, это должно случиться сегодня. Обычно Джеймс назначал им встречи сам, но девушка знала, где он живёт. Почти на окраине самого Финикса – около промышленных складов. В конце концов, в этом не было ничего странного - не у каждого есть средства снимать большие дома, к тому же, как сказал ей сам Джеймс, он не любитель сидеть на одном месте. Он кочевник. Даже это Белле в нем нравилось. Она лишь желала, чтобы он подольше был с ней.

Девушка вызвала такси. Ехать к нему было очень волнительно, но тем не менее хотелось этого не меньше. Изабелла верила, что сегодняшняя ночь будет идеальна. В голове крутилась масса сюжетов, каким именно должен быть вечер. От волнения сосало под ложечкой. Сегодня он скажет все, о чем она так долго мечтала. А как может быть иначе?!

Белла прошла несколько домов, прежде чем увидеть тот самый. Она была дома у Джеймса всего несколько раз, но запомнила его как никогда прежде. Серый и массивный, он возвышался над девушкой грозной тучей. Белые ставни окон были плотно закрыты, краска с фасада дома облупилась и висела ошметками, отрываясь под порывами ветра. Старый, немного обветшалый, но крепкий и родной дом встретил Беллу затянутой тишиной и тревогой, остудив пыл предвкушения. Отворив скрипнувшую дверь, она вошла внутрь. Темнота в коридорах взволновала девушку. Джеймс как-то обмолвился, что сегодня точно будет дома. Она не могла ошибиться. Но мог ли он ей соврать? Разочарование пустило в ее душе корни, хотя Белла отчаянно пыталась не расстраиваться.

– Джеймс. Ты здесь? – в тишине ее слова прозвучали слишком громко.

Она прошла дальше, надеясь, что Джеймс мог просто уснуть и не услышать ее прихода. И едва вошла в зал, как застыла в ступоре. Сердце пропустило удар, кровь схлынула с лица. На диване, вальяжно откинувшись, сидела рыжеволосая кареглазая модель. Ее белоснежная шуба резко контрастировала с темно-алым вином в бокале, которое та неспешно пила. Увидев Беллу, она усмехнулась, показав белые зубки.

– Ну здравствуй, милая. Ты знаешь куда зашла?

Ее голос сочился сладким медом, глаза блестели и словно переливались золотом, а губы растянулись в улыбке, не затрагивающей глаза. Она потянулась и встала так плавно, будто плыла по воздуху. Словно фея. Опасная фея. Белла заворожённо глядела на ее природную гибкость и пластику.

– Знаю. Я пришла к Джеймсу. Где он? – прежнее оцепенение спало, опаляя огнем ревности. Кровь прилила к щекам, отчего Белла раскраснелась, сдерживая рвущийся наружу гнев. Прежде всего надо было узнать, что эта девушка делает дома у ее парня. Это могла быть просто ошибка, недоразумение… Хотя обычно, все именно так, как кажется на первый взгляд. А в данном случае казалось все слишком отвратительным.

“Джеймс мой!” – твердил голос в голове у Беллы. – “Ни ты, ни кто другой его не получит.”

– О, милая. Его здесь нет. Но подожди, он скоро будет и тогда мы славно повеселимся, – мягкий смех девушки со стальными нотками опутал тишину комнаты. Все еще смеясь своим мыслям, рыжая вновь села на диван, поднеся ко рту бокал.

– А кто вы? – Белла, борясь со злым смущением, решила быть смелее. В конце концов, кто она такая, что распоряжается в доме Джеймса как хозяйка?! И почему сама Белла о ней ничего не знает?

– Я?

– Виктория. Я принес еще одного, – громкий голос Джеймса раздался у двери. Белла едва успела повернуть голову, как мужчина оказался рядом с ней. На его плечах лежал землисто-бледный человек, и то самое нутро Беллы, которое так отчаянно верило в Хищную сторону Джеймса, теперь твердило, что человек мертв.

…Мертв. Еще один? Что?!

Девушка в ужасе отшатнулась, не отрываясь смотря на труп, как вдруг ее плечи сжали сильные тиски рыжеволосой гостьи.

– Изабелла. Что ты здесь делаешь? – больше всего она боялась этого ледяного тона Джеймса, вымораживающего все ее внутренности. Подняв взгляд на его лицо, Беллу пронзило странно-тянущее чувство в груди - глаза мужчины горели рубиновым нечеловеческим огнем, а голова была неестественно повернута в ее сторону. Так обычно делал Хищник, просматривая свою Жертву.

– Дорогой. Где же наш обед? А то мой уже закончился, – рыжеволосая красавица оказалась рядом с диваном и небрежно пнула носком лакированного сапога обляпанную кровью руку человека. Беллу замутило.

“Да что здесь твориться?!” – прямо как в ту-самую-ночь-в-парке, ужас сковал все тело девушки, не позволяя сдвинуться с места, тогда как внутренний голос отчаянно уговаривал ее бежать отсюда. Это было мерзко.

– Как я скучала по нашим совместным охотам, жертвам, по их страху и сладкой крови, – практически мурчала Виктория. – Мне так тебя недоставало Джеймс. Мы видимся слишком редко, – она подошла к Джеймсу обнимая его одной рукой. Тот, кто лежал на его плечах был скинут на пол.

Белла будто не слышала ее слов, отказываясь впускать в себя омерзительность происходящего. Воздух в комнате сгустился и запах смесью железа и соли. Словно от удара, невольная свидетельница садистского безумия содрогнулась в резком спазме.

– Я так рада, что ты привел сюда эту простушку. Я чувствую жар ее крови – идеальная закуска, – она рассмеялась гортанным смехом. – Мы же убьем ее? О, как я хочу вновь ощутить этот восторг охоты, – язычок гостьи прошелся по белым зубам. – Только ты и я. Ну что… смерть человечку, – рыжая растянула губы в улыбке и наклонила голову, куча кудряшек рассыпались по ее хрупким плечам.

Белла зажмурилась, начиная дышать чаще.

– Виктория, немедленно покинь дом, – ледяной тон голоса Джеймса резанул слух, Белла вздрогнула. Неотрывно следя за любым движением Беллы, мужчина прищурил глаза. Это было плохим знаком. Происходило что-то, что девушка не понимала, и это пугало не меньше странного поведения ее мужчины.

Постепенно делая мелкие шажки в сторону двери, мышка мотала головой. Нужно было просто уйти отсюда. Сбежать. Как только она окажется подальше от своего кошмара, все встанет на свои места. Бежать, бежать, бежать…

– У-у-у, не будь мудаком, Джеймс. Я оставлю тебе немного. Хочу как раньше…ты, я и один испуганный смертный, кровь рекой и пошлые шалости… - рыжая со стоном закусила губу.

– Убери его отсюда, – рявкнул на нее блондин, на секунду оторвав свой взгляд от испуганной побледневшей Беллы. Вот-вот и ее вырвет.

– Изабелла убирайся. Поговорим после, – едва уделив ей еще толику внимания, мужчина решил все же не быть мудаком, как сказала Виктория.

– Ты отпускаешь девчонку? – взвизгнула рыжая, – ты просто хочешь ее для себя или защищаешь ее? Хотя… Чушь!

Когда он не ответил, Виктория взбеленилась. Эта смертная девчонка все портит! Пока Белла продвигалась к двери на негнущихся ногах, она в мгновение ока оказалась около нее и захлопнула дверь с такой силой, что, казалось, дерево пошло трещинами.

– Ты знаешь кто он такой? – опасно оскалилась Виктория, наклоняя голову. – А я-то думаю, что ты забыл в этом городишке, где так много солнца? Почему ты разделился с нами? Хочешь казаться нормальным, хочешь завлечь смертную к себе?

Рыжеволосая модель расхохоталась. Ее такие же, как и джеймсовы огненно-алые глаза сверкали яростью.

– Вампир решил…

Однако она не договорила. Джеймс ударил ее ладонью, и Виктория отлетела почти на другой конец комнаты. Она обнажила свои клыки (!) и зашипела на него.

Белла решила, что с нее достаточно. Дверь снова была свободна. Нужно бежать! И черта с два, она останется здесь еще хоть мгновение!

Девушка, пребывая в шоковом состоянии, резко развернулась и выскочила из дома. Куда бежать? Она повернулась в сторону доков. Ветер гудел в ушах, кровь бежала по венам, сердце бешено стучало, а в голове бились все те фразы, которые произносил ей Джеймс. И если раньше она считала это его фишкой, то теперь они обрели совсем другой смысл.

“Люблю прелюдию к смерти. Она так восхитительна.”

“А кто сказал, что я спас?”

“Ты так сладко пахнешь, мышка. Идеальная жертва.”

“Тебе повезло, что я насытился.”

“Поверь, их не найдет ни одна собака.”

“Никогда не встречал такого человека как ты.”

“Я все про тебя знаю.”

Его холодная кожа

То, что он почти ничего не ел

Его любовь к сумеречному времени суток

Его знание истории так как будто он… сам жил в то время. А что, если он в самом деле жил?

Его отлучки. Его скрытность. Его повадки. Его… Хищник.

Белла бежала изо всех сил, не зная, что как бы сильно она не бежала, жертва никогда не скроется от хищника. Даже самый быстрый бег не спас бы ее от ищейки, практически лучшего в мире, который выбрал свою идеальную жертву, свою цель, свою константу - не скрыться. Он будет идти за ней по пятам, преследуя в каждой тени и каждую минуту ее маленькой жизни. Он охотник, следопыт. Его дар, ее проклятье.

Белла остановилась у стены. Тупик. Ловушка. Ей не спастись.

– Попалась, – хриплый голос из ниоткуда заставил ее сердце стучать ещё быстрее. – Белла, Белла. Ну кто так сбегает. Тем более от меня. Ты делаешь ошибку, милая сладкая мышка.

***

– Кто я? Разве ты это ещё не поняла, моя Изабелла. Моя графиня. Моя идеальная жертва.

– В-вампир? – голос девушки дрожал. Она предположила первое, что всплыло в голову и то, что произнесла опасная Виктория.

– А почему так неуверенно? – он рассмеялся, – или ты до сих пор не веришь? А это зря. Вот он я во всей красе. Ну как тебе? - в доли секунды Джеймс оказался рядом. Твердая рука приподняла ее подбородок, заставляя смотреть ему в глаза. Ярко алая кровь пугала и завораживала. Металл и соль.

– Ну что? Таким я тебе нравлюсь больше? – он рассмеялся. – Этого ты ожидала?

– Ты чудовище, – прошептала она ему, боясь его удара или что ещё хуже. – Ты убиваешь людей, пьешь их кровь и не жалеешь об этом. Ты и меня убьешь?

– Ты права моя мышка. Я чудовище. Но такова моя порода. Мы все такие. От этого не сбежать. А вот что насчёт съесть…ммм. Белла, Белла, – он снова наклонил голову, поправляя локон ее волос за ухо, – ты даже не представляешь, что я хочу сделать с тобой помимо всего лишь “съесть”, – грубый палец прошелся по контуру губ Беллы. – Твоя кровь так сладка, так дурманит мой разум, так заставляет желать большего, – не выдержав, он впился в ее губы поцелуем и Белла вновь забыла все что хотела ему предъявить. Весь ее гнев и страх испарился как будто его и не было. Это был ее Джеймс – ее любимый. Он никогда бы не причинил ей вреда. А если и причинит… так тому и быть. Но черта с два он будет целовать так кого-нибудь другого!

Светловолосый вампир оторвался от припухших губ девушки и прижался к ее шее. Сначала это был лишь поцелуй. Долгий, напоминающий жажду путника в пустыне. Белла знала, почему он это делает. Это его любимый вид ласки. Она сама за эти полгода привыкла к тому, что ему нравится именно это. И одно такое движение вызывало в ней эйфорию. Но теперь все это было обоснованно. Логично. Правильно.

Белла выгнулась ему навстречу, обняв его руками, бессвязно шепча его имя.

– Ты поняла, что ты моя? Твоё тело, твоя кровь и твоя душа принадлежит лишь мне. Запомни это, – он оторвался от ее нежной шейки, покрытой укусами-поцелуями.

– Джеймс…ах, – Белла вскрикнула, когда вампир сильно сжал ее в объятиях.

– Ты запомнила? Тебе никогда от меня не скрыться. Я найду тебя везде. Ты моя.

– Ты убьёшь меня?

– Белла, Белла. Я буду наслаждаться тобой вечно. Твоё убийство не входит в мои планы. Таких, как ты, поистине мало. Я желаю тебя всю, – с губ девушки сорвался полувыдох-полустон. – Ты мой личный сорт героина. Не представляешь как я хочу испробовать тебя. Я сделаю все быстро. Обещаю. Ты даже не почувствуешь, – поглаживания неожиданно переместились на нежную кожу шеи бывшей жертвы.

– Ты этого хочешь? Я все выдержу, – шептала Белла, убеждая в этом прежде всего себя.

Белла смотрела ему прямо в глаза. Страсть затмила все ее предыдущие мысли. Она желала познать удовольствие с Джеймсом. Если ей суждено погибнуть вот так, то она была не против такого конца. Смерть от оргазма или смерть от укуса? С блондином возможно все.

– Я могу убить тебя, если начну. Остановиться… это мука.

Однако его руки сжимали ее собственные над головой, прислонив непослушное тело к бетонной стене и совершенно не давая шанса вызволиться. Это произойдет в любом случае.

– Я верю, что ты справишься…

Ее положительный ответ не многое менял в его планах. Он изнемогал от этой жажды почувствовать ее сладкий нектар. Целых полгода Джеймс испытывал себя, манил, запрещал и вот теперь то он добрался. Получив от нее положительный ответ, Джеймс вновь приник к нежной шее мышки. Медленная ласка перешла в более интимные прикосновения, посасывания и покусывания.

– Будь… ах… осторожен, – прошептала Белла закрывая глаза перед тем, как он вонзил в нее клыки.

Внезапно, мир взорвался на тысячу мелких частиц и закружил в невообразимом вальсе перед глазами. Каждая клеточка ее тела словно распалась на атомы воздуха и парила в небесах. За гранью понимания, она едва улавливала чьи-то громкие протяжные стоны, так и не поняв, что они принадлежали ей. Ноги стали ватными, а в животе зарождался пожар, который утолить мог только Джеймс, ее охотник и ее покровитель. Прокручивая в голове то, как Джеймс пил ее кровь продолжая ласкать, было невероятно горячо. Казалось, какие-то наркотики вливались в ее вены, зажигая, взрывая и вознося девушку на вершину экстаза.

– Джеееймс, – выкрикнула Белла, прежде чем невероятный поток энергии подхватил ее. Она сжала ногтями его куртку на спине. Ее руки были свободны? Ноги давно подогнулись и не держали ее, руки ослабели. Тело пульсировало в такт бьющейся крови. Почти на грани…

Он оторвался от ее шеи, напоследок лизнув ранки. Белла обессиленно повисла на нем. Кажется, она сходит с ума.

– Невозможно оторваться. Ты сладкая не только снаружи, но и внутри, – шептал Джеймс, поглаживая ее по волосам. В ответ Белла лишь хрипло дышала, приходя в себя.

– Ты тоже ощутила это, Изабелла? – он требовательно поднял ее голову вверх, – то, как я забираю твою кровь, как впиваюсь клыками тебе в артерию, как гублю твою жизнь выпиваю каплю за каплей. Тебе понравилось?

Белла лишь смотрела на него широко раскрытыми глазами не в силах произнести ни звука. Внутри нее вместе с ударами сердца так и билось “да, да, да!”. Глаза медленно закрылись. Она провалилась в темноту.

========== Глава 3. ==========

С трудом разлепив глаза, Белла села на своей мятой кровати. Голова гудела от напряжения, в теле чувствовалась легкая слабость. Смахнув с себя остатки тревожного сна, девушка поднялась с кровати, покачнулась и схватилась за голову. Мир кружился будто на карусели, на огромной скорости. Осторожно опустившись на мягкий ковер у кровати, Белла сжала виски. Нужно было выпить таблетку, чтобы унять боль и головокружение, но девушка не сдвинулась с места. В душе яркими красками расцветала смесь разочарования и тревоги, словно она забыла что-то важное, что-то, что обещала себе не забывать. Может, все дело во сне? Иногда ей и правда снились странные сны, которые, проснувшись, она и вспомнить не могла, но чувствовала их важность. Как бы Белла не напрягалась, кроме боли в голове ничего не откликалось. Точно, все из-за снов…

Выпив таблетку, девушке полегчало. Не став переодевать пижаму, она спустилась вниз на кухню, где уже завтракали Рене и Фил.

– Доброе утро.

– О, дорогая, доброе утро. Как спалось? Мы вчера немного задержались на тренировке Фила.

Белла нахмурилась, вспоминая, что вчера они только-только собирались на тренировку, и никак сегодня приехать не могли. Почувствовав подвох, в душе заворошился нехороший червячок.

– Ты же знаешь, его команда едет в тур по Америке и им нужно много готовиться… – Рене продолжала болтать про успехи Фила и не могла не улыбаться ему.

– Мам, – как бы невзначай поинтересовалась Белла, – так сколько вы были на тренировке? Я что-то даже не заметила, как время пролетело.

– О, это даже хорошо, детка. Не хочу, чтобы ты грустила в одиночестве, когда мы уезжаем, – разрезая очередной блинчик, Рене переглянулась с Филом. – Хотя нас и не было всего пару дней… Уверенна, ты нашла чем себя занять.

Пару дней. В конце концов, теперь понятно, почему так болела голова. Вот только… где она была весь вчерашний день и почему ничего не помнит? Пожав плечами, Белла сбежала от родных наверх в комнату, решив разузнать о своей амнезии у Джеймса. В любом случае, ей просто необходимо его сегодня увидеть.

Школы в субботу не было, так что ей предстоял целый день скуки. Джеймс не звонил. Где он? Белла успела надумать тысячу причин где он и почему не хочет поговорить. В итоге, накрутив себя до предела, должна была признать, что большинство ее тревог просто не соответствуют действительности.

Стук в дверь прервал ее размышления. Зашла Рене.

– Милая, ты знаешь, что Фил едет на матч и.…я не хочу оставлять его одного. Ведь мы и так редко видимся.

Белла понимала это. Она видела, как несчастна ее влюбленная мать, едва оказавшаяся вдали от мужа. Она скучала и переживала за него. Рене затрагивала эту тему, чтобы склонить дочь присоединиться к ним, но каждый раз Белла была непреклонна.

– Мам, я же тебе говорила много раз. Езжай с ним. Я уеду к папе.

– Белла, милая, я не хочу, чтобы тебе было плохо. Я знаю как ты не любишь дождь и сырость. Не жертвуй своим комфортом ради меня. Ты можешь…

– Я не поеду с вами, мам, – перебив мать, Белла посмотрела на нее взглядом “не глупи, я уже все решила “. – Нет, даже не проси. Вам лучше быть одним.

– Ты уверена? Белла, еще не поздно передумать.

– Я поеду к отцу. Я хочу этого. Хочу уехать, – твердо ответила Изабелла. Она всегда умела врать так, что, пожалуй, даже сама начинала верить себе. Не говоря уже о взрослых.

В голове отчетливо вспыхнула мысль о том, что она должна была вчера рассказать о переезде Джеймсу. Она это сделала? Белла не помнила. Телефон молчал. Беспокоить его девушка не стала – он не любил, когда она звонила ему сама, постоянно упоминая, что она умеет выбирать время, когда он занят. Поэтому, быстро набрав эсмску, не задумываясь нажала на отправить и откинула телефон в сторону.

“Позвони мне.”

– Спасибо, милая.

Рене обняла ее и, прежде чем выйти из комнаты сказала:

– Я позвоню Чарли, чтобы он уладил все дела в твоей новой школе, а сама пойду заберу твои документы. Середина полугодия не лучший момент для переезда, но все же…

– Все в порядке, мам. Спасибо.

Кто бы знал, что все так странно выйдет. Не прошло и трёх дней, как Белла была твердо уверенна, что уезжает в Форкс – самый крайний город штата Вашингтон, где она не была уже четыре года и который, по существу, не могла терпеть. Билеты куплены, рейс известен.

Вот только Джеймс все еще не знает. Он так и не позвонил. Неужели в тот день что-то случилось, а она напрочь забыла об этом? Может он ее бросил? Бывает же, когда человек сознательно старается забыть плохие воспоминания, особенно если они были серьезным потрясением. Вдруг и у нее эта избирательная амнезия отняла что-то очень важное, что-то настолько ценное, что она не должна была забывать. А что, если этим воспоминанием было их расставание? В глубине сознания Белла боялась этого больше всего. Она его любила. Даже несмотря на отъезд в Форкс, она хотела продолжать их отношения. У нее еще был шанс, что Джеймс может уехать с ней. Все равно родственников у него в Финиксе нет, его никто здесь не держит. Однако проступающие синяки на запястьях, смутно напоминающие крепко сжатые пальцы, словно хотели сказать: тебя бросили, Белла. Как бы больно от этого не было, она приняла решение.

Последний раз взглянув на идеально заправленную кровать, Белла сфокусировалась на сложенном листке бумаге, лежащем на покрывале. “Я рада, что встретила тебя”. И все.

Будто слова, написанные на бумаге, были сказаны вслух. Это было прощание. И хотя оно никогда не достигнет адресата, девушка ставила точку.

Дверь затворилась. Прощай Финикс. Прощай ее старая жизнь.

Комментарий к Глава 3.

Дорогие читатели, глава долго пересматривалась и в конце концов многое удалилось. Специально, чтобы не испортить дальнейшую интригу. Следующие главы будут больше. Спасибо что читаете! Нам важно знать, что вам нравится.

========== Глава 4. ==========

Март. Середина полугодия. Форкс. Город дождя и туч. Покидать знойный Финикс Белле не очень-то и хотелось, но счастье Рене и Фила было ей важнее. Где-то в глубине души она все еще была уверена, что стоит на их пути. Но, пожалуй, самой главной причиной ее побега из Финикса была попытка сбежать от себя, той, которую она больше не знала, от своих мыслей, кружащих голову и приносящих хаос в ее мир, от чувств и леденящих душу страхов. До Сиэтла самолет летел около 4 часов, после Белле предстояло еще несколько пересадок.

В Порт-Анджелесе ее встретил отец. Шериф Свон был похож на хмурую тучу, что царила на всей территории Форкса. Темные всклоченные волосы трепал усиливающийся ветер, но лицо шерифа было неизменно задумчивым, отчего можно было подумать, что центр этого хаоса погоды – сам Чарли Свон. Светлая кожа сильно контрастировала с темными глазами и черными усами, еще не тронутыми сединой. Под глазами залегли чуть заметные синяки. Белла поймала себя на мысли о том, как же молодо выглядит Чарли, и странно, что он до сих пор одинок.

– Ты почти не изменилась, – пробормотал он, беря чемодан дочери в руки. Вещей было немного – аризонский гардероб не подходил для Форкса, поэтому Белла взяла с собой самый минимум и деньги для покупки нового. А еще она мечтала о машине, надеясь присмотреть себе какую-нибудь поддержанную, но неплохую старушку, чтобы добираться до школы. Велосипеды в такую погоду были не для Беллы с ее то координацией и ощущением пространства.

Сейчас сидя в машине шерифа, Белла грустно глядела в окно. Поливал дождь. Как и должно быть обычно. Именно поэтому она и не желала перебираться сюда. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что за окном было очень красиво. Море зелени: листва, мшистые стволы деревьев, на земле — толстый ковер из папоротника. Даже просачивающийся сквозь листья свет казался зеленым. Похоже, Белла попала на зеленую планету из своей привычной засушливой пустыни.

– Рад видеть тебя, Беллз, – проговорил шериф, вытаскивая чемодан и сумку из багажника машины по приезду домой. Чарли Свон был ещё более неразговорчивым, чем его дочь.

– Я тоже рада встрече, папа, – Белла взглянула на дом, где ей придется жить, и вздохнула. Сам городок был ужасно мал, по сравнению с Финиксом так точно – всего 3 120 человек. И все друг друга знают. Где-то в глубине души Белла уже сейчас была уверенна, что этот город не для нее. Ей будет нелегко слиться с толпой и остаться незамеченной. Она будет словно новая игрушка, зверушка у местных подростков, да и взрослых тоже. Одна эта мысль заставляла ее разочарованно морщиться.

Похоже время не властно над домом, думала Белла, разглядывая небольшой двухэтажный коттедж светлых тонов. С прошлого ее визита в Форкс четыре года назад он совсем не изменился. Чарли отдал девушке “ее” комнату на втором этаже – там до сих пор висели старые рисунки, забытые платья и куклы.

Оглядев бледно-сиреневую спальню, Белла устало упала на кровать. Неужели она действительно сделала это? Теперь она будет жить с отцом здесь, в месте, которое всегда избегала. И не один месяц. “Милая, не забудь набрать меня, как приземлишься” – в голове всплыли напутственные прощальные слова Рене. А Белла совершенно забыла об этом. Нужно связаться с мамой прямо сейчас, иначе Рене напридумает себе всяких катастроф и будет ужасно волноваться. Белла похлопала себя по карманам и поняла, что они пусты. Вскочив с кровати, девушка спустилась вниз. В карманах куртки мобильника тоже не было. Осталась последняя надежда. Не могла же она его потерять? В чемодане не оказалось ни единого намека на телефон. Белла едва сдержала едкие слезы – адаптер был ее последней связующей нитью с Финиксом и… Джеймсом. А теперь ничего. Словно сама судьба решила оторвать две ее жизни друг от друга: предыдущую и нынешнюю. Никакого прошлого в ее новом мире. Может, так и будет лучше.

Разочарованная Белла спустилась вниз, разглядывая комнаты, стены коридоров и некоторые фотографии с отпечатком памяти когда-то счастливой семьи. Даже здесь ничего не изменилось. И в то же мгновение, ее взгляд приковала одна досадная мелочь, заставив вспыхнуть негодованием.

– Чар… папа! Что это за фотография? – в прошлый раз ее не было. Помимо фото со свадьбы Рене и Чарли, а также с маленькой Беллой, там висело несколько других, где Белла была одна. И если против запечатления ее с куклой или на велосипеде она была не против, то вот там, где она в платье в горошек сидит на горшке, ее смутила и разозлила.

– Тебе не нравится?

– Нет. Сними ее, – и слегка смягчившись добавила, – пожалуйста.

– Ты тут такой ребенок, – задумчиво пробормотал он, всматриваясь в снимок, но все же потянулся к стене.

– Я тут глупо вышла. Спасибо.

– Да.

Тем же вечером, услышав громкий гудок автомобиля перед домой, Белла спустилась и вышла на улицу. К отцу приехали друзья. Билли и Джейкоб Блэк.

Билли был отцом Джейка, поэтому сходства нельзя не заметить. Оба смуглокожие, черноволосые, темноглазые. Джейк был смущен, но улыбался так, словно впервые над Форксом появилось солнце. Белле казалось, что это единственная причина, почему человек может так радоваться.

Билли, в отличие от сына, был резок в разговоре, едко шутил и вел себя раскованно. Но не это привлекло внимание Беллы. Билли был в коляске, но удивительно хорошо себя в ней чувствовал, гнался за Чарли, спорил с ним о всякой ерунде и громко смеялся. Какое-то чувство всколыхнулось внутри девушки, но она не поняла что это. Быть может, уважение. Вот только к чему?

Друзья Чарли привезли с собой подарок. Чарли выкупил огромный рыжий пикап, что стоял теперь перед домом, и подарил его дочери. Собственная машина. Это было неожиданно, но чертовски приятно. Джейк, которого она знала с самого детства, объяснил, что тачка не совсем новая и помимо внешних несовершенств пару рычагов немного заедают, но ездить на ней очень даже можно. Белла была по-настоящему рада, что ей не пришлось тратить свои итак небольшие запасы денег после обновления гардероба еще и на машину.

Следующим утром Белла уже направлялась в среднюю школу Форкса. Она никого тут не знала и, честно, не особо горела желанием узнать. Ей хорошо было в Финиксе с Софи, приятельницей из школы, и с Джеймсом. Теперь, когда от былого счастья остались лишь воспоминания о Джеймсе, было куда сложнее. Каждую ночь он снился ей – его поцелуи, улыбки, прикосновения. Он не желал отпускать ее мысли. Белла словно сходила с ума, просыпаясь в пустой комнате и видевшая, как он сидит на кровати. Почему все случилось именно так? Что заставило Джеймса бросить ее? Может она сказала ему про переезд? Белла продолжала мучить свою память в надежде, что она вспомнит хоть еще что-нибудь. Что-нибудь о расставании, что-нибудь, что облегчит ее метания.

“Побольше цинизма. Людям это нравится”, – выдохнула она, повторяя как мантру свое новое кредо. Белла хотела измениться в этой школе. Ее здесь совсем не знают, а значит не имеют своего сложившегося мнения. Девушка решила казаться замкнутой одиночкой, чтобы никто и мысли не допустил приставать к ней. Все новенькие - игрушки, помнишь? А для этого ей нужно было создать себе соответствующий образ.

Однако побыть в одиночестве ей не дали. Пока она разбиралась в запутанных картах школы и расписании, выданном администрацией, к ней поспешил познакомиться Эрик Йорки – глаза и уши школы, то есть корреспондент местной школьной газеты. Черноволосый парень, с красивыми глазами, очень болтливый, на взгляд Беллы. Он попытался сделать из нее сенсацию, но девушка была категорически против – вот еще, не хватало еще большей известности, она здесь, и так, как на ладони. К тому же, нужно было сразу обозначить границы, за которые, если перейдет один, перейдут все.

Как ни странно, Эрик не стал настаивать и даже пригласил ее пообедать как-нибудь вместе. Белла отказалась. Она не привыкла, чтобы парни приглашали ее «гулять». Тем более она все ещё любит Джеймса. Который, кстати, сам бросил девушку, и Белле нельзя было забывать об этом. Но она все еще любила, даже такого, со всеми его недостатками, даже после того, как они “расстались”. Она безумно скучала по нему. И свернувшийся комок в животе ежедневно напоминал об этом.

Школьный день прошел как обычно за исключением того, что на первых порах она вынуждена была носить с собой направление, подписанное администрацией о принятии девушки в данную учебную группу. Это выглядело глупо, по меньшей мере, и жалко. И Беллу это искренне раздражало. Не обошлось и без новых, но все равно не слишком желанных знакомств.

Физкультура. Волейбол. Белла мялась в углу площадки, переминаясь с ноги на ногу. Остальные увлеченно играли, вот только ей было некомфортно. Во-первых, плохие воспоминания из старой школы. Вспомним хотя бы отличившуюся координацию Беллы. Во-вторых, новый народ, новое место, она явно здесь мешается. Свисток, подача, возобновилось движение. Отвлекшись от игры, девушка не заметила, как мяч приближался к ней. Вскинув руки и зажмурившись от неожиданности, Белла отбила мяч, который полетел на соседнюю площадку и с хлопком ударил по голове парня. Недолго думая, она побежала извиняться. Казалось, от стыда можно было сгореть. Промямлив извинения, девушка поостыла. Не так ведут себя одиночки из Аризоны. Парня, которого она ударила мячом, звали Майк Ньютон. Голубоглазый милый парень, хоть и чересчур улыбчивый. Это иной раз невероятно раздражало. Второй знакомой оказалась девушка, подбежавшая сразу после инцидента с мячом. Белла отнесла ее в категорию «популярность школы» и решила держаться от нее подальше. Джессика Стенли оказалась красивой, но слегка высокомерной, подтянутая брюнетка, такой самое место в черлидершах. Впрочем, это было не ее дело. Неловко распрощавшись, Белла постаралась занавеситься копной темных волос и поскорее смешаться с толпой.

Ночь. Густая темнота поглощала все силуэты в комнате, превращая в сплошную черную массу. Спящая девушка металась на кровати, комкая простыни и учащенно дыша. Волосы слиплись, падали на лоб. Кожа горела, хотя ладони были ледяными. Очередной виток сновидения выкинул девушку в реальность. Белла вскочила, слушая бешено колотящееся сердце и едва понимая где находится. Повторяя про себя, что нужно дышать, она попыталась вспомнить. Что ее разбудило? Он преследовал ее. Белла была уверена, что он догонит. Она боялась, но предвкушала это. Поворот за поворотом, улица за улицей, дыхание сбивалось, силы оставляли ее, но она продолжала бег. Это была словно игра. Игра на грани жизни и смерти. Но Белла радовалась. Она ждала, пока ее догонят. Наконец твердые пальцы резко развернули ее к себе и Белла взглянула прямо в глаза тому, кто ее догонял. В его алые, горящие опасным огнем, глаза. “Попалась. Белла, Белла. Ну кто так сбегает. Тем более от меня” – неясный шепот в ее голове до сих отдавался странным эхом и болезненно забытыми нотками. Похоже ей не стоило читать на ночь «Парфюмер» Патрика Зюскинда и при этом продолжать терзать себя мыслями о Джеймсе.

На следующий день, болтая с новыми знакомыми в кафетерии, которых все-таки пришлось потерпеть, Белла впервые увидела их. Пятеро. Они вошли в кафетерий как короли этой маленькой средней школы. Нет, для школы они были слишком хороши. Белла даже отвлеклась от поедания сельдерея. Все пятеро были абсолютно разными: три парня и две девушки, но было в них что-то общее. Они казались слишком бледными, слишком идеальными с благородными чертами лица – их лица разные и одновременно похожие, слишком недоступные. Точно звезды с неба. Белла смотрела на них широко открытыми глазами и ее память рождала совершенно странные воспоминания. Такая же прекрасная, словно модель с обложки журнала, рыжеволосая девушка что-то ей говорит. Черты лица рыжей модели, сначала изобразившие улыбку, были искажены яростью и презрением. Белла замерла, стараясь воспроизвести эти воспоминания вновь и вновь, но они ускользали, покрываясь дымкой тумана.

Они смотрели куда-то вдаль и не видели ни друг друга, ни остальных студентов.

– Кто это? – пробормотала она, не ожидая, что болтушка Джессика с физкультуры и тригонометрии услышит ее.

– Это Каллены. Они приемные дети доктора Каллена и его жены, – принялась вещать Джессика. Сплетни были ее любимым занятием. – Переехали сюда с Аляски несколько лет назад.

– Они сами по себе. И всегда вместе, – добавила Анжела Вебер – девочка с которой она сидела на географии и химии.

– Да, – хихикнула Джессика, пока Белла продолжала смотреть на них краем глаза. – Причем во всех смыслах. Блондинка – это Розали Хейл, а рядом с ней Эммет. У них роман.

Белла разглядывала идущую рука об руку парочку. Они казались слишком идеальными для этого города и школы. Особенно Розали – высокая, стройная, с длинными золотистыми волосами, фигурой фотомодели и с какими-то странными глазами. Королева льдов – так бы она ее назвала. Эммет казался качком спортсменом с очень мускулистым телом и веселой ухмылкой. Казалось бы, таких полно во всей школе, но Эммета она никогда бы не назвала обычным. И пока совершенно не знала почему.

– Это – коротышка Элис, – продолжала свой рассказ Джесс. – Она с Джаспером-блондином. Вид у него, конечно, какой-то болезненный.

И вправду. Эта Элис была миниатюрной брюнеткой с задорным ежиком и больше всего напоминала эльфа. Джаспер – высокий и достаточно мускулистый блондин, с которым она шла под руку выглядел так, словно не понимал, где находится.

– Доктор Каллен их приемный отец и сводник, – хохотнула Джессика.

– Удочерил бы, – подколола подругу Анжела. И Белла хмыкнула, представив эту картину. Но ее взгляд остановился на том, кто еще не был ей представлен.

– А это кто?

Последний зашедший за ними бронзоволосый парень уже сел за столик к своей семье. Он оказался самым молодым из всех.

– Это Эдвард Каллен. Конечно, он обалденный, но… похоже ему никто здесь не пара. Но меня это не колышет, – призналась со смехом Джессика. – Серьезно, только время потеряешь, – поспешила предупредить новую знакомую Джессика. Однако Белла была заинтригована не его бесспорной красотой и их таинственностью, а тем, что они похожи на рыжеволосую девушку из ее воспоминаний. Даже не так, их присутствие вызывает в ней воспоминания о модели.

– Я и не планировала, – Белла смутилась. – Они напоминают мне кое-кого. Очень важного.

– Твоего парня? – Джессика была рада послушать что-то новенькое.

– Нет. Это девушка. Красивая, высокая, рыжеволосая и… такая же как они. Кажется. Я ее знаю, знала. Не помню, – Белла не знала почему она вдруг говорит это, но заметив, как Эдвард повернулся к ней, она поспешила отвести взгляд и развернуться обратно к компании за столом.

Изабелла не видела, как Эдвард Каллен задумчиво разглядывал ее некоторое время, прежде чем нахмуриться. Он что-то сказал своим братьям и сестрам и те также обратили на нее внимание. Естественно, они слышали, как их обсуждают и усмехались. Однако последнее предложение новенькой Свон заставило их напрячься. Но, кажется, все обошлось. Однако к ней стоило присмотреться.

В тот же день Белла смогла ближе познакомиться с Эдвардом, но отнюдь не в приятном смысле. Они оказались соседями по парте на биологии. Едва девушка вошла в класс, как обнаружилось, что осталось только последнее свободное место. Мистер Мейсон взял ее формуляр и махнул рукой, чтобы девушка села, наконец, и все смогли бы начать урок. Место с Эдвардом Калленом. Однако Белл не радовалась такой удаче. Он ее пугал и раздражал. Когда она проходила мимо, парень окинул ее ледяным взглядом. От неожиданности Белла споткнулась и чуть не упала. Отличное начало.

Его миндалевидные глаза оказались черными как уголь. Он прикрыл свой нос рукой и отодвинулся на край парты, будто она была прокаженной. Весь урок пока они слушали лекцию по молекулярной биологии, он старался не шевелиться и даже не смотрел на нее. В конце занятия Белла еще раз взглянула него и горько пожалела: черные глаза полыхнули такой ненавистью, что она невольно сжалась. Однако Белла была уверена – проблема не может быть в ней. Этот Эдвард ее не знает, и они видятся так близко первый раз. А едва прозвенел звонок, так вообще сорвался с места и ушел в неизвестном направлении.

Биология была последним предметом на сегодня, поэтому Белла направилась в администрацию отдать формуляр с подписями преподавателей миссис Коул. Однако едва она открыла дверь, как наткнулась на своего старого знакомого “отодвинусь-ка я подальше”. Он просил замены биологии на любой другой предмет. Сам факт того, что он так отчаянно хотел избавиться от присутствия Беллы за одной с ним партой, взбесило. Впрочем, ничего у него не вышло – мест в других классах не было. Он выглядел очень раздраженным. А Белла втайне позлорадствовала над ним. Схватив сумку, Эдвард Каллен пронесся мимо нее на выход.

“Грубиян” – отметила Белла и постаралась выкинуть его из головы. Это было легко сделать, потому что уроки не давали заскучать. Преподаватели позволили лишь несколько дней на адаптацию, а после стали активно проверять ее знания. Белла обратила внимание на то, что “мистера говнюка” нет в школе целую неделю. Если бы ей было не плевать, она бы была рада, что не приходится видеть его черные ледяные глаза. Но ей было все равно.

========== Глава 5. ==========

Спустя пару дней Белла наконец-то выбралась в Порт-Анджелес. Поскольку покупка машины отменялась, все деньги она решила потратить на новый гардероб. То, что они купили с мамой в Финиксе, явно не хватит ей даже на несколько месяцев. Требовались вещи потеплее. А еще девушка решила купить новый мобильник. Пока она созванивалась с Рене по домашнему телефону, но все же Белла решила, что свой мобильник лучше, чем ничего.

В одном из таких звонков Рене, Белла узнала, что весной они могут купить дом во Флориде и конечно же ждут ее к себе. Белла не знала хорошо это или плохо. Но в любом случае Форкс до сих пор не завоевал ее любви. Обговорив все насущные дела, Рене как обычно свела разговор на ее любимую тему: влилась ли та в коллектив, понравилась ли ей школа, есть ли симпатичные мальчики. Они по умолчанию не обсуждали Джеймса. Белла обмолвилась, что они взяли паузу в отношениях, а Рене не стала влезать в их отношения.

В реальности загруженная учебой, уроками и чтением девушка старалась гнать от себя тревожные мысли, которые в конец замучили бы ее. Но едва наступала ночь, как от этих снов-воспоминаний было никуда не деться. Горячий шепот преследовал ее повсюду, заставлял просыпаться от кошмаров и возбуждения. Этот голос никак не оставлял ее в покое. Где-то глубоко внутри Белла была уверена, что это все Джеймс. Но почему он снится ей так? Что все это значит? Белла не знала, что с ней происходит, но хотела бы найти ответ на этот вопрос.

В школе к ней продолжали приставать мальчишки. Для них она и в самом деле была новой игрушкой. Несмотря на ее замкнутость и неразговорчивость, они продолжали приглашать ее на свидания в кино и на танцы. Однако она отказывалась от каждого предложения. Сейчас в жизни девушки был такой период, когда она совершенно точно не желала никаких романтических чувств. Она все еще не могла забыть…ровно как и вспомнить. У нее был тот, для кого она продолжала хранить свое сердце и будет это делать, пока время не сотрет каждое воспоминание.

Быть верной ему для Беллы очень легко. Каждый день она одна признавалась себе, что готова ради Джеймса на все. Он все еще ее, и она будет хорошей девочкой лишь для него. Он умудряется держать ее рядом с собой, даже находясь очень далеко отсюда. Он – причина из-за которой она не может открыться никому. Белла знает, что ради него она готова изменить все, потому что он – ее.

Однажды случилось то, что сильно напугало Изабеллу. Напугало и одновременно привлекло. Чарли был на дежурстве, пока она готовила себе завтрак. Острый нож, предназначенный для нарезки сыра, соскочил и задел нежную кожу на пальце. Белла смотрела на медленно капающую кровь словно завороженная. Ее вид больше не пугал девушку и не приводил в состояние паники, как когда-то давно. Она… манила ее. Красная, рубиновая жидкость капля за каплей покидала ее тело и Белла вместо того, чтобы испугаться, смотрела на нее не в силах оторваться. Девушка находила это… красивым. Еще несколько секунд полюбовавшись странной картиной Белла осторожно поднесла руку ко рту. Горячий металлический привкус наполнил ее рот. Она сделала пару сосательных движений языком. Восхитительно. Поняв, что вместо того, чтобы замотать палец и остановить кровотечение она начала слизывать свою кровь, Белла остановилась, отдернув руку. Что с ней происходит? Но девушка могла поклясться, что уже ощущала подобное. Как будто она уже… делала подобное.

Она постаралась выкинуть из головы эти порочные мысли. Не хватало еще ей сходить с ума в этом маленьком и мрачном городке.

Белла вновь увидела своего странного соседа по парте на биологии спустя неделю. На этот раз он был более дружелюбен.

– Привет. Извини мы не успели познакомиться на прошлой неделе. Я Эдвард Каллен. Ты Изабелла?

– Просто Белла, – она кивнула, подозрительно его разглядывая. Где эта ненависть? Где отчужденность и презрение? Сейчас он был почти… нормальным. – Ты больше не собираешься убивать меня взглядом? – этот вопрос все-таки сорвался с ее губ. “Вот дура”– Белла мысленно себя покляла.

Он покачал головой слегка улыбаясь и продолжил слушать мистера Баннера. У нее не было особого желания заводить с ним разговор, тем более шел урок. Сегодня они определяли фазы митоза на луковице. Белле хорошо давалась биология: она даже планировала слегка подтянуть химию и возможно поступить в медицинский. Однако вскоре несмотря на ее нежелание разговаривать Эдвард вновь обратился к ней. Он пытался…познакомиться с ней?

Любит ли она дождь? Ну, что сказать, холод и дождь Изабелла Свон после 17 лет жизни в довольно жарком и теплом Финиксе не любила. На его вопрос зачем же она переехала в самый мокрый город США, девушка растерялась. Белла не желала рассказывать свою подноготную почти абсолютно постороннему человеку, который неделю назад буравил ее ненавидящим взглядом, а теперь изображает саму невинность.

– Мама вышла замуж, и я не хотела мешать ее счастью. Решила пожить с отцом.

По ее мнению получилось вполне нейтрально и даже дружелюбно. По крайней мере Эдвард Каллен кивнул и они продолжили работу над фазами. Сама Белла больше всего хотела задать парню один вопрос. Носит ли он линзы? Весь урок ей не давало это покоя. Она была уверена, что в прошлую пятницу у Эдварда были черные ониксовые глаза. Сейчас же наоборот - золотисто-карие.

И лишь, когда мистер Баннер наградил их золотой луковицей за правильные ответы и самую быструю работу и они вышли из класса, Белла осмелилась задать его.

– Что? – непонимающе переспросил он.

– В прошлый раз они были черными, а сейчас нет. Так это линзы? – повторила свой вопрос Белла, глядя прямо ему в глаза.

– Нет. Это…что-то типа флюоресценции, – замялся Эдвард. Они как раз дошли до кабинета литературы, где у него проходили занятия, и он резко кивнув ей, поспешил зайти в класс.

Все равно, Эдвард Каллен очень странный, решила Белла. Что ж, с другой стороны это и не ее дело. Она не будет лезть в его жизнь, лишь бы и он не лез в ее.

Следующие несколько дней она избегала его, впрочем, и сам Эдвард не стремился восстанавливать их общение. Зато у нее никак не убавлялись назойливые поклонники и не менее назойливые неприятельницы. Если парни продолжали хоть и в чуть меньшей степени не давать ей прохода, глупо шутили, пытались флиртовать и составляли ей компанию в кафетерии, то среди девочек образовался некий коллектив, который был против нее. Белла не знала почему так. Она ведь не давала этому никакой причины. Но как пояснила ей Джессика играющая и за ту и за эту команду – Лорен Мэллори была не в восторге от Беллы из-за Тайлера.

Это просто был отдельный случай. Тайлер, как и Лорен, были едва ли не самыми популярными учениками школы и оба были неравнодушны к ней. Причем в совершенно разных смыслах. Тайлер наряду с Майком не давал ей проходу и пытался привлечь ее внимание. Лорен же нравился Тайлер, но он не обращал на нее внимание, поэтому она старалась испортить жизнь популярной Белле. Едкие оскорбления, смешки и презрительные взгляды ее не трогали. Белла была привычна к ним еще со старой школы. Но все равно было очень неприятно, что она была лишь разменной монетой в дурацких любовных отношениях.

Ее терпению пришел конец в тот день, когда в Форксе выпал снег. Выпавший белый покров к вечеру расстаял, а за ночь подморозился, из-за чего на дорогах образовался гололед. Был вторник. Середина недели и самый суматошный день. Почти проспав будильник, из-за того, что ночью она зачиталась новой книгой, Белла в быстром темпе принялась собираться в школу. Чарли дома уже не было. Выбежав на улицу, на ходу доедая бутерброд, Белла остановилась у пикапа. Она заметила шипы на колесах. Чарли пришлось вставать чертовски рано ради того, чтобы позаботиться о машине дочери. Девушка почувствовала теплоту в сердце. Все таки Чарли был хорошим отцом.

Закинув сумку на переднее сиденье, Белла медленно начала движение по мокрой и скользкой дороге. И все равно, на удивление, девушка приехала к школе

гораздо раньше звонка. Все однокурсники стояли на парковке, ожидая, когда можно будет войти в храм знаний, и Белла решила последовать их примеру. Она совершенно не желала толпиться у закрытого кабинета в душном здании. Вдев наушники в уши, она включила музыку и принялась перечитывать теоремы по тригонометрии. Сегодня ожидалась проверочная работа.

Проводив машины Калленов глазами – их средства передвижения было трудно не заметить, Белла вновь уставилась в тетрадь, прибавив громкость. Постукивая ногой в такт музыке, Белла резко остановилась. Даже сквозь льющуюся мелодию она услышала страшные звуки. Подняв голову, она с ужасом уставилась на приближающийся к ней на полной скорости пикап Тайлера. Визгливый шум тормозов становился громче с каждой секундой. События развивались столь стремительно, что Белла ничего не могла поделать. Страх сковал все ее тело. Она стояла не в силах пошевелиться, однако выброс адреналина подстрекнул ее запомнить каждую деталь того ужасного утра.

Темно-синий фургон Тайлера несся на нее со страшной скоростью, потеряв управление и скользящий беспорядочными зигзагами по парковке. Белла понимала, что не успевает даже закрыть глаза. Перед ней тут же возник образ плачущего Чарли. Однако буквально спустя секунду что-то сбило ее раньше, чем она оказалась вмята в фургон. Ударившись об асфальт, Белла ощутила, как Эдвард Каллен, который совсем недавно был на другом конце парковки, прижимает ее к себе. Она находилась в защищенном коконе объятий, не в силах пошевелиться. Ее пикап принял на себя основной удар машины Тайлера, но его передняя часть продолжала движение.

Руки Эдварда взметнулись прямо навстречу фургону и Белла поняла, что от соприкосновения их с машиной, бок пикапа смялся. Будто Эдвард был не человеком, а…терминатором. Она ошарашенно рассматривала себя, Эдварда, фургон, пикап и безмолвный вопрос так и висел на ее лице.

– Белла, ты в порядке? – он обеспокоенно рассматривал девушку перед собой.

– Как ты оказался рядом? – это единственное, что смогла произнести она севшим голосом.

– Я был рядом с тобой, Белла, – он пытался оправдаться, но девушка знала, что видела. Его не было рядом.

– Нет. Тебя не было. Я помню.

Белла была готова твердить это множество раз – она знала, что видела, и своего спасителя она наблюдала на другой стороне парковки вместе с его семьей. Не с ней. Кинув на нее еще один взгляд, Эдвард резко вскочил и перепрыгнул место аварии с необычайной лёгкостью. Она так и не дождалась от него ответа.

Целую минуту стояла гробовая тишина, а потом донеслись истерические крики и плач. Голова Тайлера высунулась из кабины, и он принялся судорожно извиняться и как-то оправдаться. Уроки на сегодня для них отменялись. Вызвали скорую и Беллу с Тайлером увезли в госпиталь. Отец был зол, да и Белла не в восторге. Вот теперь-то она заставит Тайлера прекратить свои преследования и дать ей спокойно выдохнуть и не вмешиваться в разборки с Лорен и ее компанией. Меж тем Чарли клялся лишить Тайлера водительских прав. Белла строго смотря на виновника аварии тем не менее старалась успокоить Чарли, уверяя, что все хорошо, что она в порядке. А когда этот же диагноз подтвердил доктор Каллен – приемный отец ее спасителя, он успокоился.

Белла пыталась поблагодарить Эдварда за свое спасение, через мистера Каллена, но тот отчего-то смутился и поспешил сменить тему. Что-то тут было нечисто. Подозрения мелким червячком уже забирались в ее сознание. Что скрывает Каллен? И стоит ли ей ожидать неприятностей от него?

– Белла, позвони маме. Она волнуется, – пробормотал Чарли, подписывая бумаги о выписке. Девушка машинально кивнула и вынула свой новый мобильник. И только спустя минуту поняла о чем просил Чарли.

– Ты ей сказал об этом? Зачем? – Белла расстроилась. Ну вот, не хватало теперь гиперзаботы от Рене. Теперь она еще долго будет вспоминать тот день, когда ее малышка чуть не погибла и при этом плача в трубку.

Чарли извиняюще пожал плечами и кивнул на стопку бумаг перед собой. Горько вздохнув, Белла вышла в коридор. Делать-то было нечего. Лучше оповестить Рене как можно раньше. Ведь с нее станется взять и прилететь в Форкс.

Набирая номер, Белла медленно брела по коридору. И услышанный разговор заставил ее затормозить и прислушаться к нему. Каллены. Каллены обсуждающие ее. Розали, Эдвард и доктор Каллен о чем-то беседовали на повышенных тонах.

– А что мне нужно было делать? Дать ей погибнуть? – это был Эдвард. Сердце девушки екнуло. Это не к добру.

– Это касается не только тебя, но и всех нас, – возражала блондинка.

Его семья все же знала о вкладе Эдварда в ее спасении. И это-то было странно – ведь доктор сам отрицал этот факт, упирая внимание на ее удар головой. Совершенно по неосторожности пальцы девушки соскользнули и она нажала на трубку. Пошел звонок. Звуки вызова были столь громки, что казалось их услышали все. Белла поспешила сбросить вызов и постаралась уйти, но ее уже заметили.

Эдвард оказался рядом очень быстро. Он внимательно смотрел ей в глаза, пытаясь понять что она слышала и что из этого поняла.

– Я была права. Это ты, – наконец выдохнула она, пытаясь вынуть руку из его мягкого, но крепкого хвата. – И тебя не было рядом.

– Белла, конечно же нет. Ты ударилась головой, – он провел пальцем по ее лицу, заправив прядь волос за ухо. – Тебе померещилось. Белла не заставляй меня сожалеть о помощи тебе.

– Послушай меня, мистер крутой Эдвард Каллен. Я не сумасшедшая. И не больная. Не делай из меня дурочку, послушно исполняющую каждый твой приказ. Ты. Ты остановил фургон. Гребаной рукой. Оттолкнул его. Такое не может мерещиться.

– Ты все равно никому не сможешь рассказать и никто тебе не поверит, – грубо бросил Каллен.

– А я и не собиралась болтать, идиот, к твоему сведению, – раздраженно бросила она, развернувшись. – Спасибо, Эдвард.

Какой бы злой на него и его скрытность она не была, не поблагодарить спасителя своей жизни Белла не могла. Тот хмыкнул за ее спиной и пошел к своим. Белла вновь нажала на вызов Рене, продолжая размышлять о том, как ему удалось это. Кажется Форкс не такой уж и скучный городок, и у Беллы будет чем заняться на досуге.

– Привет, мама…

Комментарий к Глава 5.

Дорогие читатели, простите за долгое отсутствие. Вначале у автора была сессия, а потом я легла в больницу со зрением - а там: не смотри, не пиши, отдыхай и все прочее. Сейчас постараюсь наверстать упущенное (в черновиках уже есть заметки).

========== Глава 6. ==========

После аварии прошло несколько дней. Уже на утро она несмотря на протест Чарли отправилась в школу. Напрасно Белла надеялась на то, что Тайлер успокоится и оставит ее в покое. Наоборот. Он, казалось, выбрал цель замучить ее до смерти своими извинениями и помощью везде, где только можно. Проводить до кабинета, даже если у них разные предметы? Пододвинуть стул в кафетерии? Помочь выйти из пикапа? Тот кстати был очень даже живой и на ходу в отличии от фургона Тайлера. Снять куртку? Поднести поднос с едой за столик? Все это было и не по одному разу. Каждый день повторялось снова и снова.

Лорен буквально открыла на Беллу охоту. Когда этого не видел ее «защитничек», блондинка с зелеными глазами и острым маникюром делала все, чтобы Белле было не комфортно находиться в классе. Особенно та старалась показать, что сама Белла из себя ничего не стоит и ее популярность лишь дутая и скоро превратится в унижения и насмешки. Помогали ей в этом ее подпевалы Кэролайн и Моник. К удивлению Изабеллы, столь же популярная Джессика оставалась нейтральной и не участвовала в этих «Тайлер не твой» играх. Возможно это было и из-за того, что Белла помогала ей на тригонометрии. Чтобы отвлечься от школьных дрязг и ссор, Белла надевала наушники и до самого звонка на урок слушала музыку, читала книгу или изредка разговаривала с Анджелой. Девушка избрала путь игнорирования гордой блондинки. И к слову сказать данный способ почти помогал. По крайней мере с каждым днем, Мэллори все реже и реже обращала на нее внимание.

— Тайлер, — окликнула своего верного рыцаря Белла.

— Да? Тебе помочь, Белла? Все что угодно! Давай я донесу твою сумку, — с готовностью высказался тот.

— Благодарю вас, о верный рыцарь Тайлер Кроули. Вы верно служили моей семье несколько поколений, и я ни разу в вас не усомнилась, — начала она говорить, подражая книжным героям недавно прочтенного романа. — Теперь, властью данной мне, я освобождаю вас от вашей службы. Вы можете быть свободны.

Майк — лучший друг Тайлера уже смеялся в голос. Даже девочки рядом подхихикивали. Дело обстояло в столовой, поэтому данную картину могли наблюдать все желающие.

— Но Белла…

— Тайлер, прошу, по хорошему, отвали от меня, — слегка грубо добавила она. — Я хочу просто учиться, ходить по коридору как простая школьница, а не как звезда приехавшая в Форкс на несколько дней, хочу сама одеваться, носить свою сумку и поднос с едой. Разве это так сложно? Ты уже загладил свою вину. Достаточно. Дай мне отдохнуть от тебя.

— Как скажешь, госпожа Изабелла, — хохотнул он, ничуть не обидевшись. — Помните, ваш покорный слуга Тайлер Кроули всегда к вашим услугам.

Белла фыркнула, пытаясь не засмеяться и величественно махнула рукой. Тот взял ее руку, изобразил поцелуй и с поклоном исчез с ее пути. Белла видела как хохочут Майк, Эрик, сам Тайлер и еще несколько их друзей. Неужели она наконец сможет вздохнуть спокойно?

Теперь в школе стало легче дышать. Было ли дело в том, что удушающая забота и внимание Тайлера прекратились или дело в том, что у Мэллори появился парень Коннор — девушка не знала. Возможно и то, и это.

Одновременно со страстями крутящимися вокруг ее персоны, Белла в течении нескольких дней старалась подкараулить Эдварда одного, но он то постоянно исчезал, когда она оказывалась рядом, то находился в компании всей своей странной семьи — а к ним она решила не приближаться. Впрочем уже на третий день Белла плюнула на все это. Если он такой упертый, то и она покажет свой характер. Она еще его подстережет, пускай для этого пройдет не одна неделя.

Спустя несколько долгих ночей без снов и кошмаров, Белла вновь погрузилась в то, что она так боялась и жаждала увидеть.

Она вновь бежала по темным улицам, но картина была гораздо полнее чем раньше. Это был Финикс. И место недалеко от дома Джеймса. Ее Джеймса. Страх подгонял ее вперед. «Беги. Беги. Осталось совсем чуть-чуть». Однако она знала, что не сбежит. Она остановилась и повертела головой. Вокруг все было скрыто пеленой-туманов и Белла видела лишь то, что находилось прямо перед ней. Он оказался рядом с ней очень быстро. Настолько быстро, что она едва-едва могла заметить его движение. Как и Эдвард несколько дней назад, когда тот оттолкнул злосчастный фургон. Буквально несколько секунд и его твердая рука приподняла ее подбородок, заставляя заглядывать ему в глаза.

«Кто я? Разве ты это ещё не поняла, моя Изабелла? Ты моя. Ты запомнила? Тебе никогда от меня не скрыться. Я найду тебя везде. Я буду наслаждаться тобой вечно». А затем его поцелуи, что лишали ее разума, заставляли таять и желать большего… гораздо большего.

Белла вновь очнулась посреди ночи. Было очень жарко. Слишком. Даже не смотря на прохладную погоду Форкса и отнюдь не теплые ночи. Девушка раскуталась и подошла к окну. Холодный воздух охладил ее разгоряченную кожу.

«Опять Джеймс. Почему ты преследуешь меня?» — в сердцах воскликнула Белла. Он, казалось, ни на миг не отпускал ее. Его пугающие темные глаза, жестокие и нежные пальцы, мягкий акцент, который практически не ощущался, огромные знания, чувство юмора, жестокость и нежность — все это было ей дорого. И ее память создавала невероятные картины вплетая явь и выдумки, заставляя ее мучиться от ночи к ночи.

«Не снись мне так больше, прошу тебя! Не потому что это неприемлемо, а потому что мне потом не хочется просыпаться» — молила его Белла, зная, что все равно не добьется успеха. Видения не желали исчезать или прекращаться.

Биология второй по расписанию в пятницу была идеальным шансом, но… Белла его упустила. Девушка вошла в класс, а Эдвард уже сидел на своем месте, рассеянно глядя перед собой. Она села рядом, ожидая, что тот повернется к ней, но тот предпочитал делать вид, что не замечает ее появления.

— Здравствуй, Эдвард! — язвительно произнесла Белла, показывая, что рада его видеть. Каллен кивнул и стал с повышенным интересом разглядывать пустую доску.

Вот и весь разговор, и больше ни слова. Белла не стала навязываться и продолжала наблюдать за ним, когда только видела рядом: на стоянке и в столовой, на английской литературе и изредка истории, которую тот предпочитал прогуливать. Каллен делал вид, что они не знакомы и им совершенно нечего обсуждать. Но тем не менее Белла замечала, что его глаза меняют свой цвет. С каждым днем они становились темнее, золотистые крапинки пропадали, заменяясь на черноту. На биологии она больше не перекидывалась с ним ни словом, хотя очень этого хотела.

Ее сны не отпускали ее…

Теперь они участились и стали совсем странными. Белла сходила с ума. Она верила в это. От этого сна было не проснуться. «Ты не спишь» — твердило ей подсознание. Эти голоса никак не оставляли ее в покое. И в каждом из них был Джеймс. Он был тем, кто не желал ее отпускать, кто догонял, кто целовал, кто сжимал и кто пугал. Белла словно вспоминала секунда за секундой тот день, что выпал у нее из памяти, не взирая на головную боль, сопровождающую эти попытки. Она собирается и идет куда-то. Потом ищет Джеймса. Она идет к нему. Все покрывается темным дымом, а после вновь повторяется то, что заставляет ее сердце биться сильнее. Но происходит то, что окончательно заставляет ее сомневаться в своем здравомыслии. В этот раз в ее снах появляется Эдвард Каллен. Вернее, не так. Появляются его супер способности, но воплощаются они в ее Джеймсе. Его скорость, его сила, его красота и обаяние, его опасность.

Она пристально следит за своим сердцем. Она всегда держит глаза широко открытыми. Она готова рискнуть своей свободой. «Я готова на все ради тебя» — отчаянно шепчет она ворочаясь с бока на бок, измученная бессонницей.

Белла теперь ненавидит и обожает эти ночи. Ждет их как сумасшедшая и в то же время оттягивает момент сна. Глядит в темное окно, читает, размышляет, кусает губы.

Однажды принимая ванну, девушка вновь режется. На этот раз виновато слишком острое лезвие бритвы. Белла делает это совершенно непредумышленно. Краткий миг боли сменяется странным чувством опустошенности. Порез глубже, кровь ярче и насыщеннее и взгляд Беллы все сильнее обращается к нему. Капля за каплей сводят ее с ума. Это ненормально, но она ничего с собой не может поделать. Она не ощущает боли совсем — ее тело трясет от предвкушения и наслаждения. Она подносит руку с каплями на ней к лицу. Сладкий запах крови и железа наполняет ее легкие. Она позволяет стечь капелькам на лицо. От носа и по губам. Белла судорожно слизывает их, наблюдая за собой в зеркало. Она больная, но это так… возбуждает.

А затем во снах приходят укусы, поцелуи и кровь. Огромная сумбурная каша, которая никак не хочет восстанавливаться. Она заболевает этим. Эти тайны манят ее, и она решает сделать все, чтобы раскрыть их.

***

Джеймс потянулся и хрустнул костяшками пальцев. Уже скоро. Он вытянул в себя воздух, наполненный различными запахами. И только он мог различить различные оттенки, недоступные не то что людям, но и обычным вампирам.

Вся ярость, которую ощутил Джеймс, когда понял, что его мышка исчезла из-под его контроля, постепенно отпускала его. Лишь холодный расчет заполнил все его мысли. Растерзанный буквально в пыль телефон остался лежать рядом с закрытым домом той, что должна была ждать его. Одинокая записка с ничего не значащей фразой так и осталась лежать на идеально заправленной кровати.

Все его старания пропали втуне, когда Виктория нарушила его план и пришла раньше назначенного времени. Стоило ему отлучиться, чтобы спровадить старую подругу и не дать ей совершить убийство его сладкой мышки, как эта девчонка пропала. Всего три дня. Три гребаных дня и она исчезла. Исчезло ее сладко бьющееся сердце, испуганное личико и восхитительная кровь. Джеймс с силой ударил по столбу. Одно лишь воспоминание о том, что он потерял вновь лишало его контроля над собой.

Пока одна оставалась в том заброшенном доме-складе, бывшем его убежищем, Джеймс сделал выбор в пользу другой. Инстинкт охотника ревел в нем — хватай, удержи, пей. Он поддался ему. Изабелла дрожала прижатая к стене заброшенного склада. Ее сердце колотилось как ненормальное. Ее сладкая кровь в миллион раз усиленная страхом пела для него. Он желал вонзить в нее свои клыки и испить. Однако ее смерть и превращение не входили в его планы. О, нет. Он желал наслаждаться ею вечно.

Джеймс втянул в себя воздух. Виктория была близко. Осталось каких-то несколько дней и он будет рядом с рыжеволосой подругой. Пора вновь объединять их клан.

«Ты убьешь меня?» — заданные осипшим голосом слова рассмешили его и заставили доказать, что смерти ей он никак не желал. Джеймс показался ей во всей своей красе — опасный хищник, которого она должна была избегать, но его маленькая мышка попалась в опасные сети и теперь было поздно что-то менять.

Его рыжеволосая подруга — слишком импульсивная, страстная и жестокая вампирша любившая азарт и игры так же, как он, была опасной противницей. Она умела играть в охотника и жертву также хорошо, как и он, и сейчас она совершенно точно не хотела, чтобы Джеймс ее догнал. Маленькая стерва. Виктория обиделась на его пренебрежение ей и ее желаниями в пользу какой-то смертной. И пока она не помучает его вдосталь, Джеймс не сможет отыскать свою помощницу. Куда она подалась на этот раз? Соединенные Штаты кончились. Совсем скоро он дойдет до Бразилии — любимой страны Виктории. Вероятно там они и встретятся.

«Ты этого хочешь? Я все выдержу» — обреченный тон и покорность сметали все сомнения. Нет ничего лучше такой Изабеллы. Он пил ее кровь, стараясь не сорваться, не убить, не осушить, не дать яду проникнуть в ее кровь и лишить ее хрупкой жизни. Еще не сейчас. Еще рано. Он не насладился ей такой. Джеймс хотел ее живой. Джеймс остановился, когда почти полностью осушил ее. Белла смотрела на него глазами испуганной лани. Ее губы были приоткрыты, а облачко легкого пара выдавали то, что она еще дышит. Она не кричала, как другие, не умоляла его пощадить, не вырывалась и не молила о смерти. Она принимала его таким, каким он был с его потребностями и желаниями. И она… наслаждалась им.

Джеймс был готов сам поверить в это. Изабелла потеряла сознание от потери крови и слабости раньше, чем он вызнал правду. Подхватив легкое тело, он помчался к ее дому. Второй этаж, левое окно — всегда приоткрытое на ночь, впустили его как к себе домой. Впрочем, так это и было. Он очень давно повадился следить за ней по ночам. Ведь тогда он подзуживал свой аппетит, заставлял клыки удлиняться. Джеймс манил себя и запрещал. Играл сам с собой. Это был словно мазохизм в вампирской интерпретации. Сейчас девушка была однозначно жива. Ее грудь поднималась в такт дыханию. Поддавшись неясному порыву, Джеймс даже переодел ее в пижаму и укрыл легким пледом. Последний раз оглядев съежившееся тело на большой кровати, Джеймс выпрыгнул в окно. Сейчас ему предстояло объяснение с Викторией.

Вампирша в нетерпении ожидала его объяснений. Она не спеша прикончила того самого человека, послужившего началом всего. И войдя в пустынный и покрытый пылью дом, он обнаружил красавицу лениво рассматривающую свое отражение. Да, Виктория была обворожительна сверх меры. Ее красота когда-то пленила Джеймса и объединила их вместе с Лораном. А ее дар способствовал их единству.

Ему пришлось обмануть требовательную вампиршу и сказать, что человечка мертва. Иначе Виктория захотела раскопать причину того, почему Джеймс помешался на ней. Но дело в том, что он — превосходный ищейка просто не имел ответа. Кто эта смертная? Почему она так действует на него? Почему ему хочется пить и пить ее кровь? Ответа на это просто не существовало.

И лишь в соседнем округе, Виктория раскусила его план. Она разозлилась на Джеймса. Тогда ему в приказном порядке пришлось сообщить рыжеволосой спутнице, чтобы она и думать не смела приближаться к Изабелле, иначе поплатится. Джеймс осознавал, что поступил глупо и нерационально, но одна мысль о том, что Виктория захочет испить ее сладкой крови, лишала его ясности мысли. Изабелла и ее кровь должна принадлежать лишь ему одному. Виктория была умной, жестокой и упрямой. Она с какой-то легкостью согласилась уйти даже не предъявив ему обвинений. Джеймсу стоило задуматься об этом раньше. Но его заботило лишь одно — Финикс и темноволосая сладко сопящая мышка, что туманила его разум, заставляя желать ее.

Он вернулся, чтобы поставить все точки над и. Джеймс был готов на все что угодно, лишь бы сохранить ее себе, но… наткнулся на пустоту. В прямом смысле. Изабелла его оставила. Ярость разливалась по его венам. Запах Свонов в доме был слабым — словно там уже несколько дней никто не жил. Он крепко дернул входную дверь и вырвал замок. Так и есть — коттедж пустовал. Некоторая мебель была прикрыта белой тканью. Второй этаж и комната справа оказалась предсказуемо пуста. Джеймс с силой ударил косяк, заставив тот покрыться трещинами.

На ее идеально заправленной постели лежала одинокая записка. Единственная выбивающаяся из общего порядка деталь. «Я рада, что встретила тебя». Ни подписи, ни инициалов, ни разъяснений. Она намеренно оставила. Сделала сознательное усилие, чтобы его покинуть. Все затянулось алой дымкой.

Джеймс вновь ощутил ту ярость, что сжигала его изнутри. Он втянул в себя воздух, раскладывая его на малейшие атомы. Сладкий отголосок его мышки полыхнул огнем в его груди. Он взял след. Тонкий шлейф ее аромата привел его в аэропорт. А дальше полная тишина. Словно вакуум. Ее запах растворился в миллионах других.

Алые глаза полыхали. Кулаки были крепко сжаты. Любой, кто увидел бы его сейчас инстинктивно понял бы — подходить нельзя.

«Тебе от меня не скрыться, Белла. Никому ещё не удавалось. Я найду тебя и привяжу к себе навечно. Заставлю страдать и желать меня. Ты ещё будешь моей, мышка» — практически прошипел вампир, развернувшись к своему складу-дому. Ему пора покидать ненавистный Финикс.

Он сможет ее найти. Он уже делал так много раз. Стоит ему оказаться неподалеку от Беллы — он ее выследит. Сама судьба сделала так, чтобы он смог ее выследить. Вновь ударив кулаком об асфальт, Джеймс развернулся. Кажется его ждало славное приключение. Пора найти Викторию и Лорана — свой клан.

Яркие огни Рио-де-Жанейро привлекли его. Еще раз сделав глубокий вдох, он понял, что пришел. Да. Виктория оставалась на месте. Она ждала его. Но для начала ему нужно было подкрепиться. Джеймс усмехнулся — не дело заявляться к Виктории с черными глазами.

Джеймс потянулся, обнажив свой оскал.

— И кто у нас тут? — глумливо рассмеялся он

— Что вы делаете? Что вы хотите от меня? — человек напротив отчаянно пах страхом. Как обычно. Это даже становилось скучным.

— Ничего личного, но ты должен помочь мне, — Джеймс бросился вперед, впиваясь в сонную артерию. Алая жидкость текла ему горло, наполняя живительной силой. Должна была наполнять. Но Изабелла его отравила. Теперь любая кровь, кроме ее была для него отвратительной. Словно животная. Она давала силу, но была отвратительной на вкус: горькой, пресной, пустой. Джеймс никогда не отказывался от еды, а потому осушив в несколько глотков безвольное тело, откинул его прочь. Теперь ради того, чтобы вновь ощутить полноту и вкус жизни, он обязан найти свою пугливую мышку. Ощутив знакомый аромат, Джеймс распрямился.

— Сегодня славная ночь, не правда ли, Виктория?

========== Глава 7. ==========

Целую неделю девушке не давала покоя эта тайна, которая напрямую коснулась ее самой. Белла вместо того, чтобы общаться с Чарли или одноклассниками практически все свободное время проводила за разгадыванием загадки, которую подкинул ей Эдвард. Для этого ей даже пришлось открыть комиксы о супергероях. Ну а что? Сейчас уже можно предлагать любые варианты.

Девушка, сама того не замечая, игнорировала любопытные и тайные взгляды украдкой от мистера Одиночество. Несколько раз они ещё встречались в коридорах школы, но Белла задумчиво проходила мимо молодого человека. Ее уже даже не раздражали вечные ядовитые подколы Лорен.

И лишь в конце недели, когда у них ожидалась биология Эдвард сам подошёл к ней. Этот урок проходил не в школе. Их класс мистер Баннер вывез в ботанический сад вместе с другими желающими поехать учениками. К ее огромному сожалению, им нужно было ехать обязательно.

Тихо плетясь в конце группы, отстав от веселящихся Майкла, Тайлера и девочек, Белла прокручивала у себя в голове то, что успела прочитать этим вечером в интернете. Она фыркала про себя, смеясь над своей очевидной глупостью, но, дело было в том, что других вариантов пока не существовало.

— Белла? — тихий голос позади заставил ее остановиться. Это был Эдвард Каллен собственной персоной. Кто-то наконец вновь обрел голос и речевые функции.

— Ты снова со мной разговариваешь? Да неужели? Верно медведь в лесу сдох, — ее голос так и сочился “восторгом”. Эдвард неожиданно запнулся и внимательно посмотрел на нее. Что на этот раз? Девушка пнула небольшой камушек в теплице, отворачиваясь от него.

— Прости, — сокрушенно проговорил он. — Знаю, что веду себя грубо, однако так будет лучше.

Наконец Белла решилась посмотреть на Эдварда. Его лицо было очень серьезным. Интересно, лучше для кого? И что под этим лучше он имел в виду? Разве сама Изабелла напрашивается на что-то большее, чем общение? Вернее даже не так. Разве она что-то хочет от этого несомненно красивого, обворожительного и таинственного Эдварда Каллена, кроме как сказать то, что она хочет услышать?!

— Не понимаю, о чем ты, — Белла внимательно смотрела ему в глаза. Сегодня они вновь были светлыми. Что же с ним происходит? Девушке хотелось спросить и об этой его особенности.

— Нам лучше не быть друзьями, — пояснил он мрачным голосом без намека на улыбку. — Поверь мне.

Глаза Беллы сузились, а внутри завелся червячок гнева. Как будто она только и бегает по школе за Калленом и просит одарить ее своим вниманием. Нет. Ей не нужно ничего такого. Абсолютно. Она признавала, что Эдвард умный и начитанный парень и с ним наверняка было бы интересно поговорить, но в данный момент совершенно не стремилась к этому.

— Жаль, что это не пришло тебе в голову раньше, — съязвила она, стараясь задеть его. — Если бы меня сбил тот фургон, тебе бы не пришлось сейчас ни о чем жалеть.

— Думаешь, я жалею, что спас тебе жизнь? — он смотрел прямо на нее, не отводя взгляд.

— Не думаю, а знаю совершенно точно! — продолжала стоять на своем Изабелла. Просто из принципа. На самом деле она верила, что Эдвард спас ее потому что мог и потому что не хотел, чтобы она погибла.

— Ничего ты не знаешь! — разозлился вдруг Каллен, хватая ее за руку.

Белла резко отвернулась, выдергивая конечность, чтобы сдержаться и не высказать ему все, что накипело. Выдохнув несколько раз, она сжимала и разжимала ладони, прежде чем решиться и пройти мимо него на улицу. Экскурсия мистера Баннера все равно заканчивалась.

У автобуса ее вновь догнал Каллен. Сейчас он снова был в благодушном настроении, будто бы и не желал две минуты назад откусить ей голову в приступе возмущения, и похоже жаждал высказать все, что запланировал. Однако им помешали. Улыбчивая темноволосая девушка являющаяся приемной сестрой Эдварда вприпрыжку оказалась рядом с ними.

— Привет. Ты поедешь с нами? — у нее был очень приятный голос. Белла не слышала раньше, как она разговаривала. И она была милой. В отличие от Эдварда с его постоянно меняющимся настроением.

— Нет. Автобус забит, — перебил ее Эдвард, явно не желая, чтобы они пересекались, и поспешил запрыгнуть на подножку.

Белла поправила лямку рюкзака на плече и пошла к соседнему автобусу. Краем уха она услышала шепот Элис, вернее ее начатое предложение: “Не сегодня, Эдвард”.

Девушка пожала плечами — видимо семейный разговор. С одной стороны, Белла жутко хотела узнать с чем связаны их тайны и избранность, отчего они ведут себя так будто спустились с неба на землю. А с другой, Белла совершенно точно не желала влезать в дела целой семьи. Но беда состояла в том, что Эдвард сам заставляет ее вмешиваться. Он то отталкивает ее, то пытается сблизиться, приоткрывает завесу своей тайны и вновь закрывается ото всех. Белла только только начала привыкать к его игнорированию, как он вновь разбудил ее любопытство.

Обычно Чарли возвращался с работы вечером не считая выходных дней или круглосуточных дежурств. Сегодня был самый обычный день, поэтому девушка, возвращаясь из школы старалась приготовить отцу вкусный ужин. В первые дни, он ещё возил ее в кафе, где с удовольствием уминал картофель, ростбиф и гамбургер, поливая все это кетчупом. А между прочим, чаще всего данное перечисление блюд составляло его обычный прием пищи. Белла содрогнулась. Как так можно не заботится о своем здоровье? Несколько раз перекусив с ним таким образом, Белла взяла на себя роль кормилицы. Тем более Чарли обожал рыбалку и рыбу вообще, поэтому Белле в кратчайшие сроки предстояло научиться кулинарным изыскам именно с этой составляющей.

— Привет, пап, — Белла поцеловала в щеку приехавшего отца, провожая его на кухню. Там на тарелке уже лежала обожаемая Чарли жареная рыба и свежие овощи для разнообразия.

— Спасибо, Беллз, — улыбнулся ей Чарли. — Чтобы я без тебя делал? — усмехнулся он, уплетая рыбу.

— Ну не знаю, — рассмеялась девушка, попивая чай маленькими глотками, — возможно уже лежал бы в больнице с несварением желудка.

— Мама звонила? — поинтересовался он.

— Ага. Два раза, — добавила Белла, желая смутить его.

Рене теперь взяла в привычку звонить ей как можно чаще. После того случая, она все ещё через раз напоминала, что может приехать к ней в гости или вообще приглашала Беллу вновь жить с ними. Девушка неизменно отказывалась.

— Прости, Беллз, — извиняюще улыбнулся тот. — Очень вкусно, — добавил Чарли, доедая последний кусок.

Вымыв посуду за Чарли, Белла поднялась на второй этаж и принялась загружать компьютер. Ей нужно было распечатать доклад по географии, который она должна завтра рассказывать вместе с Анжелой. Едва Белла закончила с ним, как сон вырубил ее. Девушка была удивлена, что эта ночь не принесла ей совершенно никаких воспоминаний. И неизвестно почему, ей было не по себе, когда она проснулась рано утром. Словно какая-то ее важная часть пропала из ее жизни.

Едва войдя в кафетерий, после той самой географии, Белла бросила сумку за стол, где ещё было два свободных места и принялась копаться в поисках бумажника. Она не обратила внимания на Эрика Йорки, плюхнувшегося рядом с ней, пока тот совершенно серьезно не предложил им выбраться всей компанией куда-нибудь на природу.

— Кто за то, чтобы съездить на пляж на выходных? Ла Пуш, — выразительно протянул он, оглядывая как мальчишек, так и девчонок за столом. Белла заинтересованно подняла голову.

— Ла Пуш? — название было ей очень знакомо. Кажется там находилась индейская резервация, где жили Блэки. Белла так и не навестила их за прошедшие несколько недель, что жила здесь. А ведь, кажется, Джейкоб был бы очень рад увидеть ее вновь.

— Это пляж в резервации квилетов, — добавила тихо Анжела лично ей, подтверждая ее догадки.

— Ла Пуш, детка, это Ла Пуш, — смеясь поведал ей Эрик, вставая на стул ногами и изображая из себя профессионального серфера. — Я покоряю не только интернет, — поиграл он бровями под всеобщий смех.

Даже Белла не удержалась — настолько комично изображал из себя серфера Эрик.

— Мы пас, — практически одновременно протянули Лорен и Кэролайн. — Соревнование по волейболу всего через четыре дня. Нам нужно готовиться. Кстати, Джесс и тебе тоже.

Но девушка отмахнулась от дружеского совета, предпочтя отдых с друзьями дополнительному часу или двум тренировок.

Услышав, что они не поедут, Белла уже практически была согласна с поездкой. Она была не прочь выбраться куда-нибудь с новыми приятелями, тем более Белла практически была уверена, что Чарли даст добро. Все что связано с Ла Пуш и Блэками принималось им крайне положительно.

— Белла, если не хочешь плавать и кататься на доске, можем просто посмотреть на китов. Это тоже очень интересно, — шепнула ей Анжела, думая, что та сомневается насчет поездки.

Это предложение было гораздо интереснее, чем лезть в холодную воду в неудобных комбинезонах. Тем более девушка ещё не видела море так близко и этих величественных млекопитающих.

Отлучившись за едой, Белла вернулась в тот момент, когда Джессика отчитывала Эрика за то что тот в прошлый раз встал на доску и сразу же шлепнулся в воду. Пообещав клятвенно подумать и спросить разрешение Чарли, девушка удостоилась улыбок друзей.

На самом деле решение уже было принято ей. Как Белла и предсказывала, Чарли, услышав про Ла Пуш и друзей, в числе которых была Анжела Вебер, оказался совсем не прочь ее поездки. Пообещав отцу не лезть в холодную воду и при случае передать привет Джейкобу, если тот снова будет гулять на пляже, Белла получила четкие распоряжения о поведение на воде и рядом с водой. И в которой раз пообещала вернуться к десяти вечера. Шериф шутливо пообещал засечь время.

До пятницы Изабелла вновь была избавлена от навязчивой компании “нам лучше не быть друзьями” Эдварда. Хотя почему-то будто какой-то частью своего сознания отмечала, что с нее не сводят взгляд. И не всегда этот взгляд принадлежал Эдварду. Очень часто Белла натыкалась на улыбающиеся глаза Элис и та всегда ей махала.

Не желая оставлять ту самую Загадку, Белла продолжала свои поиски на просторах сети. И однажды Гугл предложил ей нечто совершенно необычное — вампир. Задумывались на мгновение, девушка вбила в поиск это слово. Вампиры правда или быль? Но спустя буквально десять минут, Изабелла закрыла все что было написано про них. Абсолютно различная информация и скорее художественная чем научно-популярная. Значит этот вариант можно было не рассматривать.

Злосчастная пятница и все тот же кафетерий любили устраивать ей сюрпризы. Пока девушка собирала себе овощную композицию на тарелке — сегодня был разгрузочный день - к ней вновь подошел Каллен. Настолько бесшумно, что от испуга Белла даже выронила яблоко. То покатилось по столу и почти упало на пол. Почти. Эдвард одной ногой, точнее легким ее движением подкинул его вверх и поймал ладонями. Вот это реакция!

— Эдвард, на перемены в твоем настроении у меня аллергия, — бросила она сквозь зубы, не желая вновь злиться на него. Однако он не понял, что ему не рады.

— Белла, я лишь сказал, что нам нельзя дружить, а не что я не хочу, — попытался оправдаться парень. Белла смерила его пронизывающим взглядом. Что это должно означать сейчас?

— Ну, хорошо. И что все это значит? — она ждала его объяснений, которые помогли бы пролить свет на его “нельзя, не хочу”.

— Если ты умная, то будешь держаться от меня подальше.

Ну что он за человек такой? То сближается, то старается оттолкнуть ее. Это раздражало. А ведь почти рассказал ей.

— Ну допустим я не умная. Что с того? Ты скажешь мне правду или нет? — эту тему Эдвард стоически избегал, предпочитая находить более важные занятия. Белла была уверенна, что и сейчас он поступит точно так же. Оглянувшись на свой стол, она заметила внимательные взгляды Джессики и мальчишек. Ясно — ее ждут расспросы.

— Нет. Наверное, нет. Я подожду твоих вариантов, — спокойно продолжил он.

Ну, конечно. Разве могло быть иначе? Хотя возможность поотгадывать, уже была существенным сдвигом вперёд. Изабелла раздумывала какую же идею, над которой она так долго размышляла, произнести первой. Но в итоге пришла к мнению, что все они одинаково неправдоподобные и…

— Уф… Я подумала о радиоактивных пауках и криптоните.

— Это про супергероев? А если я не герой, а злодей? — он наклонился к ней ближе. Белла почти кожей ощутила его прохладное дыхание. Когда так делал Джеймс ее сердце волновалось гораздо больше. Ах, ну вот зачем она вновь его вспомнила? Только сделала ещё хуже: вновь всколыхнула начавшуюся затягиваться рану. Тряхнув головой, Белла прогнала появившийся там образ и вновь вернулась к своему собеседнику.

— Это же притворство. Чтобы отшить посторонних, Эдвард. Просто маска. Не хочешь со мной общаться и не надо.

Лучше всего показать свой характер или хотя бы свою твердость. Она вдруг ощутила себя такой глупой, что стояла рядом с Калленом и обсуждала Человека-паука. Развернувшись, девушка направилась к своему столу. Там уже жаждали всех подробностей.

— О чем болтала с Каленном? — тут же спросил вездесущий Майк, когда она подошла к столу.

— Приглашала его на пляж, — буркнула Белла первое попавшееся, желая, чтобы тот отстал от нее. Эдвард, а вернее их столь глупый разговор вновь подпортил ей настроение.

— Что? Серьезно? — воскликнул Майк будто-бы уязвленный самой этой мыслью.

— Не бойся. Он отказался, — добавила Белла. Все равно они не поверят, если она сообщит им, что пошутила. Она впрочем была уверена, что золотой мальчик никуда бы не поехал.

В этот день она вновь столкнулась с Эдвардом около класса биологии. Уже прозвенел звонок на урок. А мистер Каллен шел из кабинета.

— Что? Прогуливаешь? — вместо приветствия своего соседа по парте спросила Белла, сама не зная зачем.

— Иногда это полезно, — он усмехнулся краешком губ и поспешил слиться с толпой. Белла пожала плечами и вошла в класс.

И едва началось занятие, девушка поняла или вернее нашла оправдание его прогулу — не каждому по душе подобное. На данном уроке они проверяли свою группу крови.

Мистер Баннер стал объяснять для чего это нужно и даже показал на примере Майка.

— Нанесите по капельке на каждый зубец аппликатора… — он сжимал палец Ньютона, пока не потекла кровь. Белла судорожно глотнула, чувствуя, как алая жидкость манит ее. Она готова была любоваться ей вечность. Видимо со стороны все казалось совсем по-другому.

— Мисс Свон, вам плохо? — Белла вздрогнула услышав громкий голос преподавателя над самым своим ухом. Она отвела взгляд от Ньютона и его пальца. Мистер Баннер кажется идентифицировал ее ненормальную и странную реакцию на кровь по-своему.

— Я знаю свою группу крови, — быстро пробормотала Белла, избавляясь от своеобразного транса. — Можно мне в медпункт? — может прокатит и ее отпустят с урока. Ей нужно было срочно проветриться и хорошенько подумать над всей этой ситуацией. С каких пор ее так заводит кровь? Однако ответ уже бил набатом в голове — как только она приехала в Форкс. Как только по неизвестной причине рассталась с Джеймсом. Как только что-то произошло в тот самый злополучный вечер, который так часто ей снится.

— Да, конечно, мисс Свон, можете быть свободны. И обязательно посетите миссис Стивенсон, Изабелла, — предупредил ее преподаватель, подписав ей записку с освобождением со своего урока.

— Итак, как вы видите…

Белла покинула класс, осторожно прикрыв дверь за собой и старалась передвигаться по коридору как можно быстрее. Естественно, ни в какой медпункт она не пошла. Делать ей больше нечего. Белла ведь не больна на самом деле. Правда же?!

— Белла? Решила последовать моему примеру? — на выходе ее поймал Каллен. Рядом стояла его сестра Элис.

— Конечно, — она постаралась выглядеть естественно. — Знаешь, я и кровь…мы в некотором роде…мм…не ладим.

— Ты боишься крови? — на его лице выступила удивленная улыбка.

— Очевидно, как и ты, — решила поддеть она его, напоминая о прогуле занятия.

— С чего ты это взяла? — попыталась оправдаться парень, но Белла лишь неопределенно пожала плечами и двинулась вперед к своему пикапу.

До дома она добралась быстро. Все тревожные мысли ее давно покинули. Приготовив Чарли ужин, Белла села за домашнее задание. Завтра ожидалась поездка в Ла Пуш, поэтому лучше расправиться с уроками заранее.

========== Глава 8. ==========

Свежий холодный морской ветер сильно пах йодом. Над волнами кружили пеликаны, а высоко в небе — одинокий орел. Туч прибавилось, они потемнели, грозя испортить погоду и настроение. Хотя…кажется их компании его не могло испортить ничего. Все кроме самой Беллы и Анжелы надели специальные костюмы для серфинга. Пока мальчишки храбрились идти или не идти, Белла ела лакричные палочки.

– Я все жду, что Эрик пригласит меня на бал, – едва слышно обратилась к ней Анжела, – но он… молчит.

– Так пригласи его сама, – посоветовала ей Белла. В этом же нет ничего такого. Тем более парни со школы они такие… парни. Их не стоит стесняться. Вот если бы она мечтала пойти на танцы с Джеймсом, то, наверное, никогда бы не осмелилась его пригласить первой. Это если бы они не встречались полгода. – Действуй. Ты сильная и независимая.

– Да? – кажется она внушила Анжеле некую уверенность в своих силах.

Едва к ним подошли успевшие освежиться в холодненькой водичке мальчишки, как Белла увидела спешивших к ним смуглокожих парней. Девушка не без труда узнала в одном из них Джейкоба Блэка – сына Билли.

– Хэй, Белла, – он обрадовался, увидев ее, – как жизнь?

– Ребята, познакомьтесь это Джейкоб. Джейкоб это Джессика, Анжела, Майк и…Тайлер, – последний как раз только-только подошел. Эрика нигде видно не было.

– Белла, мы как раз очень жалели, что Каллен не смог с нами поехать. Почему его никто не пригласил? – на лице Тайлера она увидела притворное удивление. Странно, что он прямо не указал на ее неудавшуюся попытку. Вернее, по их мнению попытку. Парень еще не мог принять тот факт, что Белла вдруг стала общаться с замкнутым Эдвардом и не обращает на них и их подкаты внимание.

– Без понятия, Тайлер, – она сверкнула своей улыбкой.

– Этот парень псих, – вставил Майк, слушая их перепалку.

– Это точно, – хохотнул один из друзей Джейкоба.

– Вы знаете его? – Белле стало интересно откуда подростки из резервации, почти не бывающие в Форксе, могут знать пусть и достаточно известных, но держащихся обособленно Калленов.

– Каллены сюда не суются, – пробормотал второй и решил на этом закончить разговор.

Обдумывая его странную фразу, Беллу вдруг пробрало на авантюру. Она надеялась, что Джейкоб ещё не избалован женским вниманием, а потому не поймет для чего она это делает.

– Хочешь прогуляться по пляжу? – предложила она, глядя на Джейкоба из-под опущенных ресниц. Парень с готовностью согласился.

Волны накатывали одна за одной. Серые тучи низко сидели над морем. Крик чаек иногда перебивал посторонние звуки.

– Что он имел в виду про Калленов? Почему они сюда не суются?

– Это просто старинная страшилка, Белла, – рассмеялся Джейкоб, жалея, что они затронули эту тему.

– Но я хочу знать. Скажи, я умею хранить тайны, – может быть Джейкоб невольно поможет ей в этом.

– Ну хорошо. Ты знаешь, что по легенде квилеты потомки волков? – начал он, задумчиво глядя на мокрый песок.

– Волков? Серьезно? Диких волков? – удивилась она. Серьезно, она впервые слышала такие легенды.

– Да. Это легенда нашего племени.

– Ну и причем здесь Каллены? – подняла бровь Белла.

– По этой легенде они потомки враждебного клана. Мой прапрадед вождь увидел, как они охотятся на нашей земле. Они заявили, что они другие и мы заключили с ними договор. Они обещали не соваться на нашу землю. А мы поклялись не рассказывать кто они бледнолицым, – он хихикнул, намекая на нее.

– Но они же только недавно переехали.

Откуда тогда про них существуют легенды в этом месте?

– Или вернулись, – предположил Джейкоб, пожимая плечами.

Белла прокрутила в голове все недолгие разговоры с Эдвардом, попыталась вспомнить, что знает о нем и его привычках. И все, что она смогла обнаружить это его большие знания, его вежливость и… галантность что ли, его странный язык и речь, словно он из другого века. Ну что за чушь она напридумала? Белла рассмеялась над самой собой и поблагодарила Джейкоба. Она пообещала, что когда-нибудь выберется вместе с Чарли к ним в Резервацию.

Но подходя к микроавтобусу Майка, на котором они сюда добрались, Белла невольно возвращалась мыслями к Эдварду. Что-то же должно быть? Он не мог рассказать ей о себе, но явно дал понять, что ждёт ее предположений. Эта тайна манила ее больше, чем уроки физкультуры, литературы и тригонометрии вместе взятые. Белла решила не отступать от своего.

Девушка вернулась домой даже раньше, чем они запланировали. Не желая сидеть на месте, Изабелла вдела наушники в уши и решила прогуляться недалеко от дома. Темный лес под окнами так и манил ее в свою глубь. Девушка сопротивлялась ему как только могла. Однако теперь будучи совершенно растерянной и не понимавшей что происходит, она поддалась соблазну. Пробираясь меж деревьев, Белла старается разложить все по полочкам, но мысли медленно, но верно текут в другом направлении. Она закрывает глаза и вместо многолетних вечно зеленых елей и дубов, оказывается в теплом Финиксе, сидящей за столом уютной кофейни. Напротив нее сидит тот, о ком она не перестает мечтать, тот кто сломил ее барьеры, тот кто разрушил ее природную скромность, кто украл ее сердце.

Вернувшись в дом, Белла попыталась заняться домашними делами, но все будто валилось у нее из рук. Может Джейкоб был прав? Может легенды квилетов, живших тут не один век и содержат в себе хоть крупицу правды? Что-то же должно быть? Что представляют из себя эти легенды? Какие тайны Джейк посчитал слишком бредовыми, чтобы быть правдой и что можно рассказать ей? Ближайший магазин, в которой книга оказалась в свободном доступе находился в Порт-Анджелесе. Изабелла твердо решила в ближайшие дни съездить туда и купить ее. Такой день на ее удивление выдался совсем скоро.

Понедельник, то есть будущий учебный день был примечателен еще и тем, что на небе светило солнце, разогнав все тучи прочь. Очень редкое явление для Форкса. Однако Белле даже стало немного некомфортно. Она уже настолько привыкла к серости и влаге, что ей казалось, что яркие лучи прожигают ее кожу. Ей хотелось закутаться от них.

Сегодня они обедали на улице. Джессика вообще сняла куртку и старалась загореть под редкими лучами солнца. Подбежавшая к ним Анжела крепко обняла Беллу и сообщила, что она решилась пригласить Эрика на бал и тот согласился. Белла была за нее искренне рада. Она оглядела присутствующих на поляне школьников, ища кое-кого. Правда ей этого не удалось.

– Его здесь нет, – Джессика заметила ее поиски.

– Почему? Он что боится солнца? – поинтересовалась Белла с улыбкой. Откуда кстати Джесс знает об этом?

– Нет. Погода разгулялась и Каллены исчезли. Доктор Каллен с женой устраивают походы, пикники и прочее. Я пыталась вытащить предков, но это гиблое дело, – потягиваясь, добавила она.

– Кстати, скоро бал. Нам нужно съездить в Порт-Анджелес пока все платья не раскупили, – мгновенно переключилась Джесс на свою любимую тему.

– Порт-Анджелес? – кажется Белла нашла того, с кем она может съездить за компанию. Книгу получится приобрести даже быстрее.

Сговорившись с девочками, Белла выбрала дату – вторник. На следующий день, предупредив Чарли, что она едет с подружками в Порт-Анджелес и получила отеческое благословение. Девочки решили ехать с Джессикой, т.к у Анжелы машины не было, пикап Беллы кажется приказал долго жить, а вот иномарка Стенли была самой удобной из всех. Джесс вела машину гораздо быстрее чем шериф Свон, поэтому в городе они были уже в четыре часа с учётом того, что выехали в два. Девочки, жившие в этой местности давно знали, где можно закупиться, поэтому поспешили в определенный, нужный им магазин.

Пока Анжела и Джессика искали и примеряли одно платье за другим, Белла сидела в кресле и пыталась начертить себе карту до книжного магазина. Она ведь все равно не идет на танцы… так почему бы не заняться тем, что будет не в пример полезнее?

– Как думаете, что означают полуофициальные наряды? – спросила Анжела у них. В пригласительном билете стояла именно эта приписка. Белла пожала плечами. Она ни разу не была на танцах в школе. В начале, потому что ей не с кем туда было идти, а потом…у нее появились совсем другие интересы.

– Ты ни разу не была на танцах? – кажется Джессика до сих пор не могла в это поверить. – Значит и парня у тебя не было, – она хитро скосила глаза.

Белла лишь улыбнулась, стараясь не выдать все свои секреты.

– Так что… был или нет? – насела на нее Джессика.

Анжела как благородная подруга поспешила отвлечь ее от вызнавания личной жизни Беллы. Пока Джессика отвлеклась на выбор аксессуаров, Белла повернулась к окну. В его отражении она заметила себя. Белла выдохнула и грустно улыбнулась. Она скучала. До боли.

– Так значит был, – звонкий голос Джессики раздался прямо над ней.

– И если Белла не хочет нам ничего говорить, значит нам нужно оставить ее в покое, – вновь заступилась за нее Анжела.

– Я хочу в книжный магазин. Встретимся в ресторане, ладно? – все равно она им не помощница. Белла не понимала всей прелести подбора платьев. Как по ней, все то, что девочки примеряли раньше шло им так же как и те, что красовались на них сейчас.

Обговорив место и время встречи, Белла покинула “Роскошные наряды Элеонор”. Вздохнув свежий воздух, Белла расправила плечи. Как хорошо просто пройтись не привлекая к себе внимания. Ей уже хватило сальных взглядов проходящих не так давно парней.

По своей импровизированной карте Белла довольно скоро нашла нужный магазин. Однако пока она совершила нужную покупку, солнце уже село за горизонт. На улице было темно. Без дневного света, Белла не могла найти нужное направление. Она явно свернула не туда, поскольку местность становилась более пустой, вместо магазинов и лавочек попадались заколоченные двери и склады. Неожиданно ей навстречу попались четверо молодых людей, одетых слишком неформально и слишком грязно, чтобы быть туристами. Парни явно были старше нее, громко смеялись и толкали друг друга в бока.

Изабелла постаралась избежать их внимания, но не тут-то было.

— Эй, ты! — крикнул один из них, проходя мимо. Девушка вздрогнула и ускорила шаг. Грубый хохот несся ей вслед. Белла зашагала быстрее, чувствуя, как ее колотит нервная дрожь. Что-то подсказывало ей, что этим парням нужны не ее деньги.

Фонарей совсем не осталось, когда Белла поняла, что забрела совсем не туда куда было нужно ей. Посредине улицы стоял чернявый крепыш с дружком и криво ухмылялся. Сердце девушки колотилось со страшной силой. Она поняла, что он поджидает именно ее. Ее не преследовали, а специально гнали в ловушку. Все повторялось снова. Она будто вновь вернулась на несколько месяцев назад в тот день, а вернее ночь, когда познакомилась с Джеймсом. Только вот теперь никто ей больше не поможет.

Резко обернувшись, Изабелла бросилась к противоположной стороне улицы, сердцем чувствуя, что делает это напрасно. Шаги позади нее зазвучали быстрее.

– Не будь несговорчивой, крошка, – просюсюкал здоровяк, а дружки мерзко заржали.

– Эй малышка, куда же ты побежала?

– Как дела, подружка?

– Потусим?

Из темноты появилось еще несколько парней. “Только не снова” – молилась про себя Изабелла, пытаясь сбежать. Они стали хватать ее за руки, убеждая выпить и развлечься. Белла пыталась уйти, но ей не позволяли. Девушка поняла, что в этот раз все может закончиться очень плохо. Яркий свет фар разрезал ночную темноту, заставляя ее крепко зажмуриться. Однако знакомый голос Эдварда заставил ее очнуться. Он буквально приказал ей честь в машину, а сам вышел вперёд. Белла не видела и не слышала, что он сказал или сделал, но после этого ее несостоявшиеся насильники поспешили разбежаться. Сев за руль, Эдвард сделал предупреждающий наезд, чем окончательно расчистил пустынную улицу.

– Надо бы вернуться и головы им поотрывать, – почти прорычал Эдвард, впиваясь в руль.

Белла вздрогнула, расслышав в его голосе слишком знакомые нотки. Ее память тут же воспроизвела подобную ситуацию. Джеймс разобрался с ее обидчиками кардинально. Он бы сделал это ради нее. Белла уже была уверена в этом на все сто процентов.

– Н-нет, не надо, – ее голос все еще дрожал от пережитого страха и адреналина.

– Ты не знаешь о каких гнусностях они думали, – продолжал яриться ее спаситель.

“Не трудно догадаться” – добавила про себя Белла, постепенно успокаиваясь.

– А ты знаешь? – кажется у нее вновь появился голос.

– О другом можешь поговорить? Отвлеки, чтобы я не вернулся, – перевел тему Эдвард Каллен, внимательно следя за дорогой.

“А Джеймс бы вернулся” – мелькнуло у нее в голове и Белла с новой силой ощутила, как ей его не хватало. “Он бы поотрывал головы ее обидчикам и разделил с ней радость победы” – это было бы совсем в его характере. Белла ущипнула себя за руку, надеясь, что боль ее отвлечет. Она скосила глаза к Эдварду, но тот упрямо смотрел на дорогу и не замечал ее телодвижений.

Они подъехали к ресторану, где договорились встретиться с девочками, как раз в тот момент, когда те выходили. Анжела и Джессика поначалу растерялись, увидев ее в компании Каллена, но потом расслабились. Они были совсем не против того, чтобы Белла покинула их тесную компанию и поужинала с Эдвардом. Они уже наверняка надумали невероятно романтичную историю про их тщательно скрываемые отношения. Теперь ещё несколько дней она будет вынуждена оправдываться перед ними за то, чего на самом деле не было.

– Белла, если хочешь я могу накормить тебя. А после отвезу домой. Это в конце концов мой долг.

Девушка растерялась. Однако вот он почти идеальный случай, чтобы узнать хоть что-то, чтобы окончательно соединить все точки и понять всю картину целиком.

– Да. Да, я бы не отказалась поужинать.

– Ну что же, до завтра Белла, – попрощались девчонки и сели в машину не переставая хихикать, когда их взгляды останавливались на обворожительном Эдварда Каллене. Изабелла прошла в ресторанчик за своим спасителем.

========== Глава 9. ==========

Слащавая официантка так и пожирала Каллена глазами, пока принимала их заказ. Белла закатила глаза, смотря как он источает мед и патоку, обращаясь к “Эмбер – чем я могу вам помочь”. Ему не следовало ослеплять и поражать ее своими манерами и изысканной внешностью.

– Ваши равиоли с грибами, – наконец ей принесли ее заказ. Эдвард не заказал себе ничего. Белле было неловко вот так сидеть с полной тарелкой, тогда как ее спаситель сидел лишь со стаканом колы.

– Точно не хочешь есть? – нужно было спросить его чисто из вежливости.

– Нет. Я на особой диете, – пробормотал он, улыбнувшись. Белла нахмурилась. Еще одна странность связанная с ним.

– Как ты узнал, где я? – этот вопрос поистине интересовал ее. Неужели он следил?

– Я не знал, – он все так же продолжал отрицать очевидный факт.

– Ну все, – Беллу по-настоящему стали раздражать такие его ответы, когда он отрицал абсолютно все и при этом что-то хотел от нее. Она резко встала из-за стола, чуть не опрокинув равиоли.

– Постой, – кажется Эдвард мгновенно передумал.

– Белла, я… хочу… всегда заботиться о тебе, – его негромкий голос наконец нарушил напряженную тишину. – Я старался держаться от тебя подальше, но при этом всегда был поблизости, когда тебе понадобилась помощь, – он смотрел ей прямо в глаза. Белла чувствовала себя неловко. Очень. – Когда я услышал, о чем думают эти подонки, – глухо прорычал Эдвард, – и понял, что они хотят с тобой сделать.

Склонившись над столом, Каллен закрыл лицо руками. Движение было таким стремительным, что Белла испугалась. Но потом… Постой что?

– Услышал? Думают? Ты что, читаешь мысли?

А вот это было совсем не круто. Настолько невероятно и опасно для нее, в том числе, насколько вполне могло быть правдой.

– Я могу прочесть мысли любого в зале, – он подтвердил ее догадки, – любого, но не твои, – опередил он ее.

Кажется, все это время Изабелла слишком крепко сжимала в руке вилку, что костяшки побелели. Ей в очередной раз повезло. Ну, конечно же, он не может ее читать, потому что за этот вечер наверняка бы догадался, о чем и о ком она думает.

– А почему ты не слышишь меня? – любопытство Беллы побороло страх и опасения. Его золотистые глаза загадочно вспыхнули.

– Не знаю, – пробормотал Эдвард. – Единственно возможное объяснение – твой разум устроен иначе, чем у остальных. Если сравнить с радио, то твои мысли текут на ультракороткой волне, а я способен ловить только длинные.

– Хочешь сказать, что у меня мозги набекрень? – слегка опешила Белла. Вот так объяснение.

– Я слышу голоса, а ты беспокоишься о своем душевном здравии! – рассмеялся Эдвард, глядя на нее.

Интересно, а что еще он может делать? И вообще один он такой или вся его семья с странностями? Белла бы с точностью ответила, что Розали похожа на фантастического суккуба, который заставляет влюбляться в нее, а Эммет на очень сильного человека.

Оплатив ее ужин, Эдвард галантно предложил довезти ее до дома. Конечно же, она согласилась, ведь альтернативы у Беллы не было. Замерзнув без куртки на улице и так и не отогревшись в ресторане, Белла попросила его включить печку. Тот без вопросов согласился. Некоторое время они ехали молча. Девушка обдумывала как бы корректнее начать спрашивать его о его странностях, но пока все, что приходило ей в голову звучало слишком глупо.

– Спасибо, я уже согрелась, – наконец ответила Белла потягиваясь к обогревателю в машине.

Эдвард сделал тоже самое. Их руки соприкоснулись. Лед. В машине было жарко, а его кожа была все такой же холодной, будто бы он только с улицы. Она отдернула конечность. Каллен не произнес ни слова. Изабелла тоже предпочла ничего не говорить.

Они въехали в Форкс так и не объяснившись друг с другом. Неловкая тишина была прервана необычной для Форкса картиной. Проезжая полицейский департамент, Белла заметила полицейские машины с мигалками. Ее отец был там. Что случилось так поздно в таком маленьком городе?

Эдвард сам остановился у места происшествия. Он так же заметил своего отца – Карлайла Каллена.

– Карлайл, что случилось? – подошел он к своему отцу.

– Уэйлана Форджа нашли в лодке у причала. Я обследовал его труп. Напал зверь, – он странно посмотрел на своего сына.

– Белла, пойди в участок, – обратился к ней доктор Каллен, – Уэйлан был другом твоего отца.

Да. Это тот “поддатый Санта” на ее четвертом дне рождении, с которым она разговаривала буквально на второй день приезда в Форкс. Бедный Чарли. Он наверняка очень переживал. Каждый житель Форкса так или иначе был ему близок. Она кивнула Эдварду и прошла внутрь.

Так и есть. Отец сидел за компьютером и разглядывал совместное фото с Уэйланом.

– Как ты?

– Я знал его тридцать лет, – выдохнул Чарли, сжимая ее руку. Белла молчала – сейчас были не нужны слова.

– Беллз, – Чарли наклонился в стол и вытащил перечный баллончик, – носи с собой это. И старику будет спокойнее.

Белла не стала спорить с ним, хотя для защиты от диких животных баллончик явно не годиться.

Тусклый ночник, компьютер и книга преданий квилетов были ее сегодняшними спутниками. Белла закуталась в плед и уселась на стуле поудобнее. Открыв книгу, она погрузилась в неспешное чтение, пока не дошла до странной картинки с такой же странной надписью – череп хладного демона. Сердце девушки забилось чаще. Вот оно. Но к ее огромному сожалению, в книге, ни о чем, кроме как о вечных врагах квилетов, сказано не было.

С силой захлопнув Легенды, Белла пододвинула к себе мышку. “Череп хладного демона” – вбила она в поиск. По этому запросу обнаружилось информации куда больше чем она ожидала.

Хладный демон Апотамкин, демоны ночи: Египет – напиток бессмертия, Индия – бич Ганга, Перу – расчленение демона. И из каждой подобной глупой статьи она находила не менее важное подтверждение своих догадок: напиток бессмертия, живые мертвецы, скорость, сила, холодная кожа, бессмертны, пьют кровь, вампиры.

Каждое определение всплывало в ее памяти картинами, раньше существовавшими по отдельности, но теперь зависящие друг от друга. Холодная кожа, особая диета, игнорирование крови, нелюбовь к солнцу, скорость, сила, красота.

– Уф, – Белла отпрянула от компьютера. Это же не реально. Неправда. Фантастика. Это… это то, что происходит на самом деле. Эдвард вампир. Настоящий. И она только что вторглась в его личную жизнь. Только что разузнала то, что знать ей было не обязательно и может быть даже опасно.

В комнате стало как-то жарко и душно. Белла подошла к окну и открыла его настежь. Прохладный апрельский ветер обдал ее лицо. Она вдохнула поглубже. На ночном небе висела полная луна. Переодевшись в легкую пижаму и поворочавшись в кровати, она встала. Белла спустилась вниз и выпила холодной воды, однако легче ей не стало. Ее до сих пор мучали эти тревожные знания. Девушка включила ночную лампу у кровати и нашла музыкальный плеер. Вдев наушники в уши, Белла окунулась в слова, постепенно подпевая им. Приоткрытое окно все еще мало ее остужало, поэтому она подошла к нему ближе и распахнула шире. Холодный ветер постепенно охлаждал ее кожу.

«Будешь ли страдать из-за меня?

Слизывать мою кровь со своих губ, доказывая, что я нужна тебе как воздух?

Посадишь ли ты меня на диван,

Засунув свои пальцы мне в рот?» — пела она вместе с девушкой в плеере. Полная луна подмигивала ей.

«Ты выглядишь так круто, когда читаешь меня как открытую книгу.

Давай мы станем чуть-чуть безрассудными,

Из-за тебя я еле-еле стою на ногах.» — край темного леса манил своей неизвестностью. Белла напрягла глаза. Нет. Ей показалось, что между деревья кто-то стоял.

«Но в этот раз я знаю, чего хочу,

Потому что опасный человек лежит сейчас в моей кровати.

Ты видишь его силуэт?»

У нее перед глазами разворачивалась совсем иная картина. Белла идет по бордюру покачиваясь из стороны в сторону, однако несмотря на то, что порой она страшно неуклюжая, она не боялась. Сзади нее шел тот, кто всегда ее поддержит и поймает. Так и выходит. Белла не может удержать равновесие, но в ту же секунду сильные руки подхватывают ее. Она разворачивается и слегка поднимаясь на носках касается его прохладных губ. Мимолетом и только. Может ей нравится его дразнить?

«Но в этот раз я знаю, чего хочу,

Давай, зажги сигарету, разведи огонь в моих мыслях,

Разведи огонь в моих мыслях.» — он лишь смеется над ее застенчивостью. Он берет ее руки в свои и оборачивает их вокруг ее талии. Они так стоят довольно долго. Просто стоят и ничего более. Но Белла чувствует, что это важно для него. Она готова стоять так вечность.

«Солжёшь ли ты для меня?

Прижмешь ли меня к стене?

Будешь ли умолять или стоять на коленях?

Засунешь ли иголку в свои голодные глаза ради меня?»

Его глаза и в самом деле часто выглядели слишком голодными. Когда он смотрел на нее и в его черных словно обсидиан зрачках отражалась она. В эти моменты она хотела либо убежать от него подальше, либо позволить ему делать все, что он захочет.

«Не забудь меня, не забудь меня,

Я бы не ушла, даже если бы ты захотел этого,

Ведь, когда мы только встретились,

Ты сказал, что я стану твоей во что бы то ни стало»

На их третьем свидании почему-то в том самом треклятом парке, где они познакомились при страшных обстоятельствах, он сделал это. Его губы были напористы и сильны, а не сведущая в поцелуях и ласках Изабелла только и могла, что плавиться от его умелых прикосновений. Сжав ее талию, он слегка приподнял ее над землей, носки ее кедов едва касались поверхности. Он смотрел ей прямо в глаза и на полном серьезе говорил: «Ты будешь моей, Изабелла Свон, во что бы то ни стало». Она ему поверила. Она всегда ему верила. Он никогда ее не обманывал.

«Не забудь меня, не забудь меня,

Я бы не ушла, даже если ты…» — убийца. Это слово пульсировало в ее мозгу. Перед Беллой стали проноситься каждые мгновения их встреч, их разговоров, их планов и их мечт. Пока память не восстановила картину той самой ночи, о которой она забыла, покидая Финикс.

— Джеймс. Ты здесь?

Рыжеволосая модель в белоснежной шубе с бокалом вина

— Где он?

— Виктория. Я принес еще одного

А на его плечах лежал человек. Мертвый человек.

— Изабелла. Что ты здесь делаешь?

Голос как лед и нечеловеческий огонь в глазах.

— Мы же убьем ее? О, как я хочу вновь ощутить этот восторг охоты. Только ты и я

— Изабелла убирайся. Поговорим после…

Рыжеволосая Виктория обнажает клыки и шипит.

Белла бежит. Она ощущает ветер за спиной и свой страх.

— Попалась

Хриплый голос словно из ниоткуда.

— Белла, Белла. Ну кто так сбегает. Тем более от меня. Ты делаешь ошибку…

— В-вампир?

— А почему так неуверенно? Или ты до сих пор не веришь? А это зря…

Белла не может оторвать взгляд от его глаз.

— Ну что? Таким я тебе нравлюсь больше? Этого ты ожидала?

— Ты и меня убьешь?

— Это моя порода. Мы все такие. От этого не сбежать. Белла, Белла ты даже не представляешь, что я хочу сделать с тобой помимо всего лишь «съесть». Твоя кровь так сладка…

— Ты поняла, что ты моя? Твоё тело, твоя кровь и твоя душа принадлежит лишь мне. Запомни это.

— Джеймс…

— Тебе никогда от меня не скрыться. Я найду тебя везде. Ты моя.

— Белла, Белла. Я буду наслаждаться тобой вечно. Твоё убийство не входит в мои планы… Я сделаю все быстро. Обещаю. Ты даже не почувствуешь.

— Ты этого хочешь? Я все выдержу.

— Остановиться…это мука… Это произойдет в любом случае.

— Я верю, что ты справишься.

Белла закрыла глаза перед тем, как он вонзил в нее клыки. Она ожидала все что угодно, но не этого. Истинное наслаждение, восторг, экстаз. Казалось, какие-то наркотики вливались в ее вены — настолько умопомрачительно это было.

— Невозможно оторваться. Ты сладкая не только снаружи, но и внутри. Ты тоже ощутила это, Изабелла? — он требовательно поднял ее голову вверх. — То, как я забираю твою кровь, как впиваюсь клыками тебе в артерию, как гублю твою жизнь выпиваю каплю за каплей. Тебе понравилось?»

Но она ничего не ответила. Она потеряла сознание. И очнулась через сутки. А спустя два дня уехала в Форкс. Джеймс ее не бросил. Он открыл ей свою природу и… дал ей время на раздумья. А она вместо этого подло сбежала, не оставив своего адреса.

— Не может быть, — девушка отшатнулась от окна. Только сейчас она поняла, что замерзла. Кончики пальцев были ледяными. Из наушников лилась новая песня, смысла которой она не разбирала.

Он тоже. Ее Джеймс был таким же как Эдвард. И теперь вероятность существования вампиров была практически доказана. Возвращаясь памятью к той ночи, она все больше и больше проклинала себя. Она испортила все сама. Джеймс ее любил. Он не хотел, чтобы она уезжала. Она предала его доверие, его любовь. Белла возненавидела себя как никогда раньше. Что она за человек такой? Ее самобичевание не затрагивало совсем того аспекта, что ее Джеймс оказался не человеком — странным существом «вампиром», о котором Белла узнала лишь сегодня, и то с подсказками Каллена. Ее это не волновало. Не сейчас.

Зато теперь ей стало понятно все остальное. Ее странные желания, неясное томление и мечты. Ее любовь к крови. Раньше она брезговала смотреть на нее, думая, что та пахнет железом и солью. А теперь ей казалось, что она идеальная прелюдия для наслаждения. Белла оказалась словно собака Павлова — эту тему им недавно объяснял мистер Баннер. Джеймс одним своим укусом привязал ее к себе. Теперь подобные ассоциативные цепочки «кровь — наслаждение» ее мозг считает чем-то вроде нормы. И вновь, едва подумав об этом, Белла ощутила необъяснимую дрожь в теле. Но вопреки всему она больше не желала случайно обрезаться, чтобы попробовать ее. Она желала, чтобы рядом с ней был тот, кто сделает это за нее. Кто вновь покажет какое это блаженство. Чтобы Джеймс был рядом.

— Я скучаю, — прошептала она в темноту, зная, что никто ее не услышит.

А вот тот, кто позволили ей погрузиться в эту тайну, тот, кто помог ей обнаружить это, остался где-то на задворках памяти. Разве сейчас это важно?

Комментарий к Глава 9.

* песня, что поет Белла ночью: Halsey - Trouble, если кому интересно.

========== Глава 10. ==========

Той же неспокойной и полной открытий ночью, Изабелла опять увидела сон о Джеймсе. Но в этот раз, он не был тем абстрактным набором картин и диалогов. Сейчас он обрел яркость, четкость и полноту действий. Белла будто бы вновь окунулась в свои ожившие воспоминания.

Его твердый и завораживающий голос шептал и заставлял метаться ее по ставшей разом неудобной кровати. “Изабелла. Белла. Сладкая мышка. Я уже иду за тобой. Тебе от меня не скрыться. Скоро ты будешь в моей власти. Ты забыла кто я? Я охотник, а ты моя Белоснежка. И я никогда не бросаю свою добычу. Уже совсем скоро. Наслаждайся своей свободой пока можешь”.

Она вскакивала с кровати и смотрела на часы. Час ночи. Три. Пять. Время тянулось бесконечно медленно. Девушка желала, чтобы все это было правдой или же наоборот никогда не случалось.

А затем, практически под утро, пришли другие картины. Только снился ей прошедший вечер. Она спасается от насильников, бежит от них, но темный тупик не оставляет ей выбора. И вместо ярких фар “вольво”, она понимает, что слышит жестокий смех. Все замирают. Она резко останавливается и медленно оборачивается в надежде понять, что происходит. Крик раздается справа. Один из ее обидчиков исчезает будто бы по волшебству. Насилие уже не входит в планы парней. Теперь они опасаются за себя. Белла оказывается в каком-то второсортном ужастике, где излишне много спецэффектов и мало сюжета. Но ее это не волнует. Второй. Третий. Ужасные крики и мольбы о помощи. Девушка вертит головой, желая обнаружить ее спасителя или же ее погибель. Но темнота скрывает действующего героя. Белла его не видит, но чувствует. Теперь она знает – ей нечего опасаться. Осталось всего двое. Они схватили ее, выставив как щит. Белла, несмотря на почти парализующий ее страх, заливается полубезумным хохотом. Она знает, что случится сейчас. Они все пожалеют об этом. Светловолосый вампир выходит из темноты. Его лицо и одежда в крови, клыки обнажены, а глаза даже в темноте горят алым огнем. Он приближается медленно. Страх жертв его заводит.

Картина сменяется и теперь Изабелла остается одна. Вернее, она так думает. Сзади идет сильно подвыпившая группа людей. Они опускают ей сальные шуточки и смеются над своими остротами. Они еще не знают, что это последняя их ночь. Белла сама охотник. Она, а не ее заманивают в ловушку. Она замедляет шаг, стараясь показать свою хрупкость и беззащитность. Те, кто сильны, считают себя королями мира. Они кайфуют, ощущая, что их жертвы гораздо слабее и беспомощнее их, что они могут распоряжаться их телами по своему усмотрению. Одинокий свет фонаря является ее ориентиром. Она останавливается, спотыкаясь, и приседает, чтобы поправить пряжку туфли. На ней каблуки? С каких это пор? А когда вновь поднимается и оглядывается ─ видит себя словно в отражении. Теперь Белла ощущает себя бесплотным призраком, наблюдающим за всем со стороны. Она видит “себя” ─ горячую и молодую девушку в короткой кожаной юбке и топе, на длинных шпильках и с вечерней слегка растрепанной прической. Здесь она явно старше своих семнадцати лет. Здесь на ее лице в одно мгновение появляется жесткая ухмылка. Она что-то шепчет одними губами и с жадностью наблюдает открывшуюся ей картину. Она наслаждается появившемся участником драмы. Она наслаждается тем, как Джеймс убивает.

Белла просыпается вся в поту и с быстро колотящимся сердцем. Увиденное ей было так же ужасно, как и прекрасно. Она устала от всего этого. Каждую ночь она становится заложником своих воспоминаний и желаний. И теперь, когда правда открылась, стало еще хуже. Она думает, что сходит с ума. Разве можно этого желать? Посмотрев на часы ─ в этот раз уже шесть утра, Белла делает глубокий вдох и несколько раз ударяет сжатыми кулаками по подушке.

– Ты измучил меня, – кричит она в предрассветную пустоту, зная, что никто не услышит ее. – Не проходит и дня, как ты являешься мне снова и снова. Каждую ночь я вновь и вновь возвращаюсь назад. Кажется, у меня скоро разорвется сердце. Ты превращаешь меня в одержимую. И даже не подозреваешь об этом, – она подносит ладонь к лицу и вытирает появившуюся на лице влагу. Слезы? В такие моменты Белла ненавидит себя, Джеймса, свою жизнь и Калленов. Зачем ей все это? Почему она не может жить спокойно? Что теперь об этом говорить? Она все равно не может вернуть время вспять.

Больше Белла спать не собирается. Кажется, она исчерпала свой лимит на сон. Но и вставать она не желает. Устало откинувшись на подушки, она смотрит в белый потолок, пытаясь найти там неведомые ответы. Но их нет. В таком ленивом ничегонеделании проходит час. Будильник оповещает ее о подъеме. Сегодня даже Чарли заметил, что она выглядит неважно. Но что Белла может поделать? Лишь воспользоваться косметикой, чтобы скрыть эти выделяющиеся синяки. В который раз за последнюю неделю.

Медленно проезжая по полупустынному городу, Белла механически отметила окончательно сошедший снег. Ну конечно, сейчас середина апреля ─ давно пора. Пикап медленно, но верно везет ее по дороге. Белла нахмурилась, пытаясь не уснуть за рулем. Все таки нескольких часов полных снов и воспоминаний просто ничтожно мало, для здорового отдыха. Девушка прикусила губы, пытаясь понять сегодняшние действия. Первым делом, ну конечно же, не считая занятий, у нее стоит Каллен. Эдвард дал достаточно подсказок, чтобы ожидать ответ. И Белла его непременно даст. Ведь теперь, в трех вещах она была абсолютно уверена. Во-первых, Эдвард был вампиром. Пускай он еще не признался ей в этом прямо, но дальше скрывать было бы просто глупо. Во-вторых, Джеймс, её Джеймс, с которым она успела расстаться, также принадлежал к этому виду. И какая-то его часть, возможно даже большая, страстно желала ее крови. А Изабелла так же страстно мечтала ее отдать. И, в-третьих, она все еще любила своего покинутого вампира. Как бы не опасалась его, она все еще безоглядно желала следовать за ним с единственной надеждой, что он ее не забыл.

Наконец-то эта суматошная среда подошла к концу. Всего четыре урока, но и они казались ей вечностью. Не спасали даже расспросы Джессики и Анджелы относительно ее свидания с Калленом. Как бы она не твердила обратное. Теперь отныне девочки считали, что она встречается с самым горячим и свободным парнем школы. Белла старалась найти глазами Эдварда. Ему нужно было показать, что она ждет именно его и его ответов.

Когда в двенадцать дня прозвенел последний звонок, Изабелла стремительно покинула класс. Идя по заполненным коридорам, она старалась отыскать Каллена. Ей это не удалось. Девушка уже успела заметно расстроиться. Но выйдя на крыльцо, она обнаружила молчаливого и стоящего в отдалении бронзоволосого парня. Белла не знала как это произошло, но найдя его глазами, она словно дала понять ему – она его ждёт. Девушка чувствовала, что ей нужно идти вперед, и он последует за ней. Ведь сегодня Эдвард Каллен расскажет ей все, что она хочет знать. Потому что несмотря на то, что Белла знает правду о существовании вампиров, она является полной невеждой в этом вопросе. Кроме общеизвестного факта о том, что они пьют кровь, ей было недоступно ровным счётом ничего.

Подъем в гору сквозь лес дался ей на удивление легко. Белла сама удивилась откуда в ней появились силы и энергия. Она не оглядываясь шла вперед, зная, что не одна в мрачном, холодном и темном лесу. И лишь, когда вокруг не было ни намека на посторонних, случайно загулявшихся школьников или влюбленных парочек, она остановилась. Оборачиваться не было нужды.

─ Ты невероятно быстр и силен, ─ сглотнула она.

─ У тебя бледная ледяная кожа, ─ поежилась девушка, ощущая вчерашнее мимолетное прикосновение.

─ Твои глаза меняют цвет. И иногда ты говоришь так, будто ты из другого времени, ─ она не дала ему ничего ответить. Впрочем Эдвард продолжал молчать.

─ Ты никогда не пьешь и не ешь. Ты избегаешь солнца. Сколько тебе лет? – буквально на одном дыхание выпалила Свон. Всю дорогу она размышляла о том, с чего ей лучше начать и лучше этого монолога, ничего в голову ей не пришло.

– Мне семнадцать, Белла, – его тихий и вкрадчивый голос раздался совсем близко. Буквально над ухом. Она вздрогнула от этого чуть прохладного дыхания на своей коже, но продолжила стоять на месте.

– И давно тебе семнадцать? – от волнения ее пальцы выбивают чечетку по напряженной ноге.

– Уже да, – вот его окончательное признание, его карт бланш ей.

– Я знаю кто ты, – теперь она готова сказать ему это без всякого опасения. Своими словами он подтвердил все, что только можно.

– Скажи. Скажи мне это. Громко, – Эдвард словно умолял ее об этом, будто был не в силах произнести сам.

– Вампир, – выдохнула она и повернулась к нему лицом.

– Так задай свой главный вопрос. Что мы едим? – он склонился над ней. Его холодные пальцы прикоснулись к ее шее. Белла вздрогнула. Не те прикосновения она ждала. Не те пальцы на своей коже мечтала почувствовать вновь.

– Ты не убьешь меня, – почему-то Изабелла была в этом уверена. У него была тысяча шансов, но он сделал все в точности наоборот.

Эдвард оскалился и схватил ее за руку. Девушка растерялась, поэтому не сопротивлялась. Он резво начал дальнейшее восхождение, потянув ее за собой. Через несколько метров, после многочисленных коряг и ее неуклюжих падений, он подхватил Беллу на руки и побежал. Мир ускорил свое вращение. Они двигались так быстро, что, казалось, деревья сливались в сплошную монолитную стену. У нее перехватило дыхание. Белла не знала как далеко они продвинулись и как быстро двигались, но вскоре парень остановился, опустив ее на землю. С непривычки у нее даже кружилась голова. Но когда она пришла в себя, то приоткрыла рот от удивления.

Они добрались до вершины. За границы облаков. Туда, где меж огромными ветками проступал солнечный свет. Эдвард вышел вперёд прямо под них. Белла испуганно вскрикнула. Все ее познания о вампирах были связаны с кровью и боязнью солнца и отлучки Эдварда и его семьи на учебе в те дни, и привычки Джеймса гулять по вечерам, косвенно подтверждали этот факт. Но вопреки всем известным ей легендам, солнечные лучи не обжигали его, не заставляли кожу плавиться. Он… светился. Будто бы тысяча мелких бриллиантов покрыли все его тело. Завораживающий, манящий блеск. Именно поэтому ее Джеймс не показывался в яркие и солнечные дни на улице. Возможно, он опасался, что всем будет известно, что он другой. Но Белла знала, что для нее он все равно… прекрасен.

─ Прекрасен? Это кожа убийцы. Я убийца, Белла, ─ кажется, она произнесла последнее слово вслух. И очевидно, Эдвард был не в восторге от своей природы. – Я самый опасный хищник в мире. Все что есть во мне привлекает тебя. Мой голос, мое лицо, даже мой запах.

Отчасти она была согласна с ним. Но лишь отчасти. “Нет, Эдвард. Не самый” ─ твердил ей внутренний голос. “Есть еще один ─ тот, что привлекает меня гораздо больше.” Сейчас она была как никогда рада, что Эдвард не может читать ее мысли.

─ Я бы и без этого обошёлся, ─ он переместился так быстро, что Белла слегка растерялась, когда потеряла его фигуру из вида.

─ От меня не убежать. Меня не победить, ─ он вырвал дерево с корнем и кинул его в камни – то разлетелось в щепки. Белла впечатлилась его необыкновенной силой.

─ Я создан убивать, ─ почти прошептал он. ─ И я убивал людей.

─ И пусть. Это не важно, ─ Белле на самом деле было все равно: убивал он или нет. Кого волнует это сейчас? Как сообщил ей Джеймс в ту ночь ─ это их порода. Они не могут без этого. Они хищники. Пускай она такой не являлась, но с радостью бы избавилась от Лорен или Кэролайн. И это только здесь, в Форксе.

─ Я хотел убить тебя. Я никогда не испытывал такой жажды людской крови, ─ продолжил он, будто признаваясь в темном грехе.

“А вот это неправильно” ─ теперь Изабелла испугалась. Совсем чуть-чуть. Она постаралась не показывать этого, но видимо вышло плохо. Девушка все ещё помнила, как интимен и сладок тот процесс. Если Эдвард хочет этого… значит она нравится ему? Она совсем запуталась. Но одно было ясно. Белла считала и будет считать этот процесс нечто личным, принадлежавшим только двоим. И она не хочет давать кровь Эдварду. Ей кажется, что это сродни измене, что она осквернит запятнает себя этим поступком. Но она все еще любит Джеймса и будет верна ему так долго, как сможет.

─ Тогда почему… ─ Белла замолкает, не зная, как правильно сформулировать вопрос. Но Эдвард и без нее находит ответ.

─ Моя семья отличается от нас подобных. Мы не используем людей, как пищу. Мы убиваем только зверей, ─ в мгновение ока он оказывается сидящим на дереве. Невероятно. ─ Мы обуздали жажду. Но ты…и твой запах… наркотик для меня.

Постой что? Пищу? Но разве укус убивает? Какая же она дура! Белла абсолютно точно вспомнила о чем предупреждал ее Джеймс. Если не остановиться, то осушишь человека до смерти. Но почему ее кровь необычайно привлекает вампиров? Дело ли в ней самой или в них? – судорожно размышляла девушка, пытаясь найти глазами Эдварда.

─ Ты ведь не будешь пить мою кровь? ─ “скажи нет, скажи нет”.

─ Нет, Белла это убьет тебя, ─ кажется она выдохнула от облегчения.

“Но с другой стороны: почему? Почему Эдвард верит в это? Может быть потому что он и его семья никогда не пробовали этого? Может они знают, что это возможно, но также осведомлены о том, что выдержки остановиться хватает далеко не каждому. Ей повезло и в этом.

─ Я тебе верю, Эдвард, ─ она расслабилась, стараясь успокоить слегка нервничавшего вампира.

─ Ты интересна мне, Белла. Позволь быть рядом с тобой.

Девушка смотрела на своего соседа по парте совершенно другими глазами. Да, он был необычайно красив, галантен, вежлив и бесспорно богат. Он был окружен аурой одиночки, но ужасно привлекательного одиночки. Эдвард правильно высказался ─ все в нем привлекает жертв. Но Белла отказывается быть жертвой, как и кем-то большим. Теперь ей известно гораздо большее и она может сделать правильные выводы. “Пожалуйста, только не влюбись” – умоляла и себя и его Изабелла. Ей бы не хотелось ощущать себя предательницей. Она покинула, пусть и невольно, одного вампира, чтобы в итоге оказаться с другим. Они ведь могут быть просто друзьями, просто общаться без этой тайны дамокловым мечом, висевшим над ними. Правда же?

========== Глава 11. ==========

***

— Сегодня славная ночь, не правда ли, Виктория?

Рыжеволосая девушка мягко спрыгнула с высокой крыши, оказавшись за его спиной.

— Что ты здесь забыл, Джеймс? — едко спросила она. — Что выпил свою человечку и решил вновь присоединиться ко мне?

Ясно. Она все еще была обижена на него. Сильно обижена, раз больше трех недель гоняла его по Америке и Бразилии.

— Брось, крошка, — усмехнулся Джеймс, подходя ближе к застывшей словно прекрасная восковая фигура красавице. — Я знаю тебе больше ста лет и ты никогда раньше не обижалась на то, что я не поделился с тобой своей едой.

— И что же ты мне собираешься сказать, Джеймс? — приподняла бровь Виктория. — Кажется, у тебя появился новый интерес. И тебе совершенно не интересна ни я, ни мои дела.

— Оу, да ты ревнуешь, Виктория, — хохотнул вампир. — От тебя я такого не ожидал. Ты сравниваешь себя и…ее?

Джеймс знал, как успокоить излишне нервную Викторию. Нужно было лишь сыграть на ее самолюбие.

— Да ты прав, мой друг. Кто я и кто она? — оттаяла Виктория, успокаиваясь. — Так что? Где твоё нынешнее большое увлечение? Она таки сыграла свою роль? И теперь маленькая овечка покоится в холодной земле?

Девушка хищно улыбнулась, подходя ближе к Джеймсу. Ее холеные ручки с острым маникюром коснулись его груди. Джеймс был спокоен как и всегда. Виктория была вспыльчивой, излишне агрессивной, недоверчивой — в силу ее дара, но при этом быстро отходила и была необыкновенна верна ему.

— Твой острый ум никогда не подводил тебя, моя принцесса, — прошептал Джеймс ей на ухо, стараясь отвлечь ее от посторонних мыслей. — Теперь она не наша забота. “Пока не наша”. Я пришел именно к тебе.

Виктория отстранилась от него и посмотрела прямо в глаза. Она не была наивной дурой, как считали многие, видя ее красоту и хрупкость. Она не была слабой и зависимой. Она прекрасно понимала, что Джеймс врёт ей. Но рыжеволосая вампирша была увлечена той причиной, по которой блондин делает это. То, что серая мышка все еще жива было ясно с первых же минут. А вот причина, заставившая Джеймса сохранить ей жизнь, невероятно манила ее. Да, решено. Виктория притворится, что поверила ему. Но лишь до тех пор, пока она не поймет все причины побудившие его.

— Как скажешь, милый. Ну что? Какие у тебя планы? — чарующе улыбнулась она. — Устроим совместную охоту?

— Ты читаешь мои мысли, моя королева, — обнажил клыки Джеймс. Жажда уже жгла его гортань. И несмотря на то, что кровь Изабеллы была для него лучшим нектаром, он не собирался отказываться от обычной пищи.

Виктория ухмыльнулась и рванула вперёд. Она уже учуяла пьяных туристов.

— Джеймс, ты невероятно жаден, — рассмеялась она, когда вампир прикончил третьего человека. Она было задумалась на мгновение, что эта человечка зародила в Джеймсе зерно сомнения и тот не дай бог перейдет на животную кровь. Но нет. Все осталось по прежнему.

— Стараюсь не отставать от тебя, Виктория, — он головой указал на второго лежащего мужчину с остекленевшим взглядом и головой повёрнутой под странным углом.

— Какие они были аппетитные. Жаль, что так мало, — Виктория облизала губы, убирая последние остатки крови. Теперь она вновь была той моделью, привлекающей к себе жертв одним лишь своим видом.

— Нам нужно найти Лорана. Виктория, не знаешь ли где он? — Джеймс просто оттер лицо рукавом. Про их третьего члена клана Джеймс спросил лишь для проформы. На самом деле все трое знали местонахождения друг друга хотя бы примерно. Но все-таки затеять разговор с Викторией сейчас было лучшим решением.

— Конечно, знаю. Я же постоянно нахожусь с ним — язвительно фыркнула она, включаясь в игру. — Успокойся, Джеймс. В последний раз он был где-то в Сибири или около того. Зачем нам Лоран?

— Мне нужна помощь всего клана. Я ищу кое-кого, — хмыкнул он. — Поторопись, Виктория. Отправляемся в Сибирь.

Джеймс был уверен, что помощь Лорана в их деле просто необходима ему, ровно как и Виктории. Его мышка все равно никуда не денется. Осталось совсем немного. Он предвкушающе улыбнулся.

***

На следующее утро под окном дома Беллы раздался автомобильный гудок. Это однозначно был не Чарли – во-первых, он был на дежурстве и приехать никак не мог, а во-вторых, он никогда не сигналил ей. Девушка в одной полуодетой штанине подошла к окну. Все таки любопытство это ее порок. Как она и думала, около крыльца стоял серебристый “вольво”, а ее хозяин опирался на капот автомобиля. Она покачала головой, при этом не переставая улыбаться. Почему она так странно реагирует на Каллена? Стоило получше узнать его, как она прониклась к нему некоторой симпатией. А ведь он совсем недавно был просто богатеньким… ко… засранцем ни во что ее не ставящим. Ладно, тут его оправданием может служить его тайна.

Закрутив волосы в пучок и окончательно одевшись, Белла на бегу прихватила сэндвич и выскочила за дверь. Эдвард, как настоящий джентльмен держал ее рюкзак, пока она запирала входную дверь. А после даже пожелал приятного аппетита. Белла лишь усмехнулась – было крайне удивительно видеть его в хорошем расположении духа и не кривящим от нее нос.

С головокружительной скоростью они неслись по утреннему городу на машине Эдварда. Белле было немного не по себе. Вчерашним днем между ними исчезли почти все преграды, но как вести себя сегодня, она не знала и ждала, пока заговорит он.

– Что, сегодня вопросов не будет? – пошутил Эдвард.

– Разве они тебя не раздражают? – удивилась девушка. Впрочем вчера он достаточно спокойно принял ее любопытство.

– Скорее не вопросы, а твоя реакция, – уточнил он.

– Я что плохо реагирую? – вот это новости. А как нужно было?

– Наоборот, хорошо, в том-то и проблема. Ты ничего не боишься, это ненормально! Приходится гадать, что ты думаешь на самом деле.

– Я всегда говорю то, что думаю, – буркнула Белла впиваясь зубами в сэндвич.

В ответ он лишь рассмеялся.

– И этим сводишь меня с ума.

И только подъехав к школе Беллу осенило.

– Подожди, но раз мы едем вместе одни, то, как же твоя семья?

Раньше они приезжали в основе своей на его машине или Белла замечала только ее.

– Они взяли машину Розали, – спокойно ответил Эдвард, показывая на новенький красный кабриолет с откидным верхом.

– Вау! – шумно выдохнула она. — Если у нее такая машина, зачем она ездит с тобой? Не хотите выделяться?

– И как, получается? – он вновь усмехнулся своей белозубой улыбкой.

– Без особого успеха, – засмеялась она, выбираясь из машины.

– Зачем же вам эти машины, если хотите быть как все?

– Маленькие слабости, – улыбнулся Каллен, – любим быструю езду.

– Снобы, – фыркнула Белла, оглядывая парковку перед школой. Время до занятий еще было, и студенты только-только начинали подъезжать.

– Раз уж я нарушаю все правила и мне гореть в аду, – Каллен подошел совсем близко и закинул ей руку на плечо – словно они какая-нибудь парочка влюбленных.

Белла заметила с каким нетерпением на нее смотрит Джессика и жаждет подробностей и как недовольны этим фактом семья Эдварда – нахмуренное выражение лица Роуз и задумчивое Элис, Белла видела даже оттуда.

Весь сегодняшний день Белла больше не пересекалась с Эдвардом. Их эпичная прогулка до дверей школы была единственным волнующим подростков всех возрастов знаком. Однако Джессика и мальчишки как осы на сладкое налетели на нее с вопросами. Кто-то хотел узнать подробности, а кто-то был недоволен тем фактом, что она сблизилась с таинственным Эдвардом. Белла лишь загадочно улыбалась, не желая делиться “горячими” подробностями. Впрочем от недостатка информации, Джессика уже выболтала всем желающим, что она и Эдвард встречались в Порт-Анджелесе несколько дней назад.

– Привет. Идешь на ланч? – Эдвард догнал ее после урока испанского по пути в кафетерий.

Эдвард взял ее рюкзак и пошел рядом. В столовой они сели за отдельный столик и Белла со стоическим безразличием отметила, как на них пялиться добрая половина учащихся. “Ну какой ужас” – она слегка смутилась, а потом расправила плечи. Чего-то подобного она и ожидала. Эдвард Каллен просто не может остаться без внимания.

– Готова вновь мучить меня своими вопросами? – он улыбнулся ей краешком губ, и Изабелла поняла, что после уроков их ожидала повторная прогулка в лес. Сейчас Изабелла вела себя как истосковавшийся по воде путник в самом сердце пустыни, только в ее случае это была информация.

***

– Только умирающий может стать таким как ты? – спросила она стараясь удержать равновесие идя по камням. Эдвард вновь показывал ей невиданные ранее красоты Форкса.

– Нет. Все дело в Карлайле. Он бы не поступил так с тем, у кого есть выбор.

– И давно ты такой? – ее по-настоящему заинтересовал этот вопрос.

– С 1918. Карлайл нашел меня, когда я умирал от гриппа. Испанки. Он обратил меня, а потом свою жену Эсми.

– Что ты чувствовал? – Белла закусила губу. Какого это когда тебя обращают? Она знала, что укус приятен – это было проверено на собственном опыте.

– Жгучая боль пронзила все мое тело. Но Карлайлу было тяжелее. Немногие из нас смогли бы удержаться.

– Удержаться от чего? От того, чтобы убить? Это ведь просто… укусить.

Белла и впрямь была растеряна. Она кажется совсем запуталась в вампирской физиологии…

– Не совсем. Всего капля людской крови почти лишает рассудка, туманит мозг, влечет, убеждает пить до конца. Остановиться потом трудно.

– Это больно? А кто-то может остановиться? – ее интересовала каждая мелочь, способная помочь ей узнать Джеймса получше.

– Белла, что ты задумала? – он оглядел ее подозрительным взглядом. – Не смей даже думать об этом.

“Думать, о чем? О том как Джеймс пьет мою кровь? О том какое это блаженство? О том, что все что я думала об этом было…неправдой?”

Она лишь рассеянно улыбнулась. Накрапывающий дождик буквально за минуту превратился в ливень и Эдвард, подхватив ее на руки, перенес их в какое-то подобие сухой пещеры, где они и пережидали непогоду.

– Так почему ты не убиваешь людей? Из-за Карлайла? – прикусив губу спросила Белла.

– Не только из-за него. Я не хочу быть монстром. Моя семья… мы вроде вегетарианцев среди вампиров. Мы пьем лишь кровь животных. Она не полостью удовлетворяет голод, или в нашем случае – жажду, но ее достаточно для поддержания жизни. В большинстве случаев, – зловеще добавил Эдвард. – Иногда сдерживаться особенно сложно. Мы стараемся. Как правило, у нас получается. Но и ошибки бывают.

– На что это похоже? – Белла хотела бы спросить про кровь человека, но почему-то не осмелилась задать этот вопрос. Эдвард понял ее по своему.

– Это было бы сродни тому, если бы человек ел, но только тофу. Силу даёт, но нет… насыщения. Другое дело выпить твоей крови, к примеру, – он рассмеялся.

Белла нервно хихикнула, стараясь успокоиться. Вскоре может произойти то, что он и впрямь решиться на это. Хотя, судя по его рассказам, их семья очень старается избегать соблазнов.

– Эдвард, – она постаралась перевести тему, – а все вампиры умеют читать мысли? Или хотя бы все в твоей семье? Как действует твой дар? На что это похоже? Есть ли у него ограничители или может быть усиливающие факторы?

– Нет, мои родственники так не умеют, – улыбнулся он ее настойчивости. Кажется, последний внутренний барьер упал с этими словами. Не узнают. – Мысли удобнее читать вблизи. Чем знакомее «голос», тем с большего расстояния я могу его слышать. В среднем — в радиусе нескольких миль. Это все равно, что находиться в большом зале, где полно народу и все разговаривают одновременно. Очень похоже на негромкий гул, шум, звучащий где-то на заднем плане. Когда он начинает меня раздражать, я просто его отключаю. Гораздо проще казаться «нормальным», когда слышишь только голоса людей, а не голоса, вперемешку с мыслями.

Белла кивнула, запоминая несомненно интересную информацию. Дождик закончился и Эдвард вновь подал ей руку. В этот раз они стояли около горного ручья. Внизу была огромная пропасть.

– Я уже выяснила, что солнце вам не страшно и что ты не ешь обычную еду, – начала перечислять Изабелла. – А где вы живете? Вампиры ведь есть ведь по всему свету? Интересно кто-нибудь из людей видел их?

– Есть и другие вампиры. И мы иногда их встречаем. Однако нас не так уж и много. Если наша раса увеличится, то прокормиться будет нечем. Это все понимают. Белла не смей никогда заводить разговоры с вампирами, – неожиданно предостерег он ее. – Таких как я мало, гораздо больше других. Они видят в людях лишь еду и способ утолить постоянную жажду. Ты погибнешь после такой встречи.

“Но она ведь жива. Все еще. Джеймс не может быть настолько плохим вампиром. Он питается кровью людей, она сама была тому свидетельницей, но при этом он не убил ее и даже укусил только спустя полгода знакомства и лишь потому, что больше скрывать было нельзя” – уже было вырвалось из ее рта, но она вовремя образумила себя. Каллен не должен узнать ни о чем. Эдвард не заметил её заминки или же не обратил на это внимание. Девушка согласно кивнула, прекращая эту не слишком приятную для него тему.

– Возвращаясь к силам… у многих вампиров развиты необычные даже для них способности, — меж тем продолжал свой рассказ Эдвард. — Мы зовем их даром. Например, моя сестра Элис, она видит будущее. Однако будущее субъективно и изменчиво, поэтому постоянны лишь уже принятые решения.

– А еще кто в твоей семье… одаренный?

– Джаспер. Он может управлять эмоциями и настроением. Больше никого.

– И как понять будет ли человек обращенный вампиром с даром или нет? – спросила Белла садясь на камень у ручья и вытягивая ноги.

– Карлайл предположил, что дары передаются вампиру, если, будучи человеком, он был предрасположен к этому. Именно поэтому чаще всего распространены ментальные дары. Однако существуют и физические – например сверхсила даже для вампира, более яркая красота или например талант трекера или ищейки. Их на самом деле много.

“Интересно, а Джеймс обладал каким-нибудь даром?” – мелькнуло у нее в голове. Белле, казалось, что да. Она не знала о нем настоящем практически ничего, но словно чувствовала, что и в этом плане он был особенным.

– Ты не жалеешь, что открылся мне? – задумчиво произнесла Белла. Она давно поняла, что людям запрещено знать о вампирах. И кажется Эдвард совершил ошибку, когда решил сблизиться с ней.

– Изабелла, – Эдвард шутливо взъерошил ее волосы, наклоняясь ближе. – Белла, я не смогу жить, если причиню тебе боль. Ты вообразить не можешь, что я чувствую, когда представляю тебя, бледную, холодную, неподвижно лежащую на земле… – Каллен пристыженно опустил глаза. – Не видеть твоего румянца, блеска в глазах, когда ты разгадываешь глубинный смысл моих слов… Ради чего тогда жить? – В печальных глазах застыл вопрос. – На всем свете для меня нет никого дороже твоей жизни. Отныне и навсегда. И я не жалею, что открылся тебе. Так я спас тебе жизнь.

“Вау. Вот это поворот” – мелькнуло у нее в голове. Ей несомненно было приятно, что ее жизнь дорога Эдварду, но она не желала давать ему никаких ложных шансов. Одна сейчас любые слова были лишними, ведь по сути он не делал никакого признания, поэтому Белла лишь смущенно опустила глаза в пол. Лишь бы он не привязался к ней а том самом смысле. Она пока даже если захочет, не сможет ответить тем же.

– Расскажи мне о своей семье, Эдвард? Сколько вас? Семеро? – она попыталась перевести тему и довольно успешно.

– Да. Но несмотря на то, что я выгляжу младше всех – я первый сын Карлайла. Сначала он обратил меня. Потом свою жену Эсми – она замечательная женщина. После была Розали и Эммет. Причем гораздо позже я догадался, что Розали Карлайл хотел создать как пару для меня.

— И почему не вышло? — полюбопытствовала Белла, впрочем отмечая, что холодная красавица Роуз не подошла бы ему.

— Для меня, Розали всегда была сестрой. Как и я для нее братом. Спустя два года, после своего обращения, она привела в дом Эммета, — продолжил Эдвард. — Он умирал. Розали просто принесла и его и сказала Карлайлу — обрати его. Так у меня появился брат. Они быстро сошлись. Для Эммета Роуз является ангелом, спасшим его и он готов выполнять любые ее капризы. Знаешь какое их любимое развлечение? — с улыбкой спросил он.

— Предположение об охоте явно не верно? — рассмеялась Белла, смотря в его глубокие карие глаза.

— В точку, — хмыкнул он. — Они часто уезжают от нас пожить в одиночестве, как молодая супружеская пара. Честно, за все время, мы побывали на восьми их свадьбах. И они явно не собираются останавливаться, – хохотнул он.

– А Элис и Джаспер?

– Элис и Джаспер совершенно особенные. Они пришли к нам по собственной воле уже будучи вампирами. Элис ничего не помнила о себе до того, как очнулась другой. А вот Джаспер в нашей семье сравнительно недавно и с трудом приспосабливается к нашим правилам. Ты, наверное, заметила, как неловко ему находится среди людей. Для него все люди одинаковы. Он пока не чувствует разницы во вкусе и запахе, – Эдвард внезапно замолчал и сконфуженно на нее посмотрел. – Прости!

– За что? Это совершенно нормально, – отмахнулась Изабелла. – Так значит не каждый из вас так сильно реагирует на..мм…кровь?

– Я разговаривал с братьями, когда впервые встретил тебя и чуть не осушил в тот день на биологии, — признался он.

— Как видишь, Джаспер не смог ничего сказать. А вот Эммет говорил, что у него встречались подобные случаи.

– И как же поступил Эммет? – поинтересовалась Белла. Впрочем, проявлять любопытство, очевидно, не стоило. Лицо Эдварда потемнело, руки сжались в кулаки. Он потупился, и девушка поняла, что ответа ждать не следует.

Эдвард поднял уставшие, полные страдания глаза.

– Даже у самых сильных есть маленькие слабости.

Белла удивилась, обнаружив такую реакцию парня. Кажется, его по-настоящему очень сильно беспокоил данный факт. Даже Изабелла была более-менее равнодушно к данному аспекту вампирской биографии. Это было странно.

Комментарий к Глава 11.

Если кому интересно, обращение (в кровь попадает яд) и укус (просто укус) вещь совершенно разная, так что и реакция на них разная.

Собственно пока никакого движения, одни лишь разговоры, но уже совсем скоро…

Заметите ошибки, ПБ в вашем распоряжении) Приятного чтения!

========== Глава 12. ==========

С того разговора в лесу прошло уже несколько дней. Эдвард теперь часто заезжал за ней по утрам или даже просто так, естественно, когда Чарли не было дома. Она пока так и не решилась познакомить их. Однажды, когда она мыла свою старушку, погруженная в музыку, и не видела никого и ничего, Эдвард прыгнул в багажник пикапа. Даже сквозь наушники Белла услышала громкий шум. А если бы его увидели соседи? Или Чарли, который в это время был где-то в доме?

– Ты с ума сошел? Нельзя ли по-человечески? У меня же соседи!

Он лишь рассмеялся.

– Белла, завтра я отвезу тебя к себе. Познакомишься со всей семьей, – безапелляционно добавил он

– Что? К твоей семье? А если я не понравлюсь им?

Эдвард осмотрел бок пикапа, и увидев вмятину после аварии, одной рукой выправил ее.

– Белла, ты оказывается боишься не логово жутких вампиров, а их неодобрения, – рассмеялся он, подкалывая ее.

– Разве они не удивятся, если ты приведешь в гости… кого-то вроде меня? Они знают, что мне известно про…

– Они давно уже все знают. Вчера мои милые родственнички заключили пари на то, привезу ли я тебя обратно, – Эдвард улыбался, но его голос звучал серьезно. – Не понимаю, как можно делать ставки против Элис?! Так или иначе, у нас нет секретов друг от друга. Какие секреты, если я читаю мысли, а Элис видит будущее?

Белла кинула в него тряпкой, что протирала окно. “Нахал”. Неожиданно Эдвард резко повернул голову в сторону дороги и к чему-то прислушался. Белла ничего не увидела.

– Что случилось? – озадаченно спросила она.

– Осложнение. Я заеду завтра, – всего одно слово и Эдвард поспешил сесть в свой вольво. Белла смотрела как его серебристая машина отъезжает от дома. Навстречу ему по дороге ехал знакомый пикап Блэков.

– Привет, Джейкоб, – она с улыбкой поприветствовала вылезшего парня. – Приехали в гости к пикапу?

– Вообще-то мы в гости к вашему телеку, – со смешком добавил Билли, который уже сидел в каталке. – И плюс Джейкоб давно к тебе напрашивался, – сдал он своего сына.

– Отлично, папа. Спасибо, – смутился Джейк, но на его лице сияла улыбка.

– А что скрывать-то? – он оглянулся, заметив выходящего из гаража Чарли. В его руках уже были две пачки пива в бутылках. Намечался очередной бейсбольный матч.

– А вот и пиво! – приветственно взмахнул тот рукой с зажатой пачкой, открывая дверь в дом ногой и оставляя ее открытой.

– Отлично. Жареная рыба по индийским рецептам, – Билли передал ее сыну и пропустил вперед Джейкоба.

Однако прежде, чем проехать вперед, Билли замешкался. «Осложнение» Эдварда смотрело на нее с тревогой. Неужели Билли узнал Каллена? А если да, то верит ли он в легенды, над которыми смеялся его сын? Судя по лицу Билли, ответ был очевиден. Верит.

– Белла, кто он? – осторожно начал старый индеец.

– Это? Это Эдвард Каллен, мой друг, – пробормотала она, опуская взгляд.

– Осторожнее с такими друзьями, – предупредил он ее и покатил к дому.

***

— Доброе утро, пап! — позевывая сказала Белла, спускаясь на кухню.

— Какое утро, уже полдень, — бросил Чарли взгляд на часы.

— Ну имею я право раз в год поспать подольше? — фыркнула Белла и чмокнула его в небритую щеку, — мог бы и разбудить…

— Я подумал: имеет дочь право раз в году поспать подольше? — передразнил он, подергав ее за почти расплетенную за ночь косу. — Иди завтракай. Или сразу пообедай, как хочешь. Я сегодня буду поздно — уже давно собирались с Сэмом выбраться на рыбалку. Не хочешь со мной?

Белла замялась, не зная, как повежливее придумать отказ. Она совсем недавно привыкла к непогоде Форкса, но вот рыбалка, кажется, так никогда и не займет в ее сердце нужного места. Тем более Эдвард собрался познакомить ее со своими. Этого она ждала гораздо больше, чем мёрзнуть на холодном апрельском ветру у открытого водоема в компании двух мужчин, погруженных в свои думы.

— Спасибо, пап, но я лучше побуду здесь.

— Ты уверена? Может мне остаться с тобой? — все же он хотел быть хорошим отцом и не желал, чтобы его дочь скучала в одиночестве.

– Папа, ни в коем случае не меняй планы! У меня столько дел: уроки, стирка, потом схожу в библиотеку, по магазинам пройдусь. Прогуляюсь по Форксу, а ты езжай и как следует отдохни!

– Правда? – он еще сомневался.

– Конечно! К тому же у нас кончается рыба. Осталось года на два, не больше!

– Белла, как мне с тобой повезло! – с облегчением воскликнул Чарли.

– Взаимно! – засмеялась она. Хорошо, что Чарли уезжает. Не нужно придумывать, как познакомить с ним Эдварда.

Едва Чарли покинул дом, как Белла побежала наверх наводить марафет. Она все же собирается не решать задачки у Джессики, а знакомиться с семьей вампиров, поэтому нужно выглядеть достойно. Впрочем, уже довольно скоро, она услышала пронзительный гудок на подъездной дорожке. За ней приехали.

Загрузившись в автомобиль, Белла лихорадочно рассуждала – спросить ли Эдварда о квилетах или умолчать? Но, в конечном итоге, решила, что это не так уж и важно. Лучше расспросить о том, что поистине интересно – она осведомлена еще не обо всех способностях вампиров.

– Могу я спросить, чем ты занимался?

– Нет, – усмехнулся Эдвард. – Сегодня все еще моя очередь!

Они договорились чередовать вопросы и ответы, чтобы было интереснее.

На этот раз он расспрашивал о ее близких, в основном, о Рене, ее характере, хобби и об их отношениях. Затем они плавно перешли на других родственников, ее немногочисленных друзей и к ее огромному неудовлетворению – мальчиков. Белла замялась, не зная, что ответить. У нее не было мальчиков, с которыми она встречалась до Джеймса. А Джеймса, она была уверенна, мальчиком назвать было никак нельзя.

– Значит, ты еще не встретила парня своей мечты? – переспросил он ее, когда Белла просто мотнула головой, отгоняя навязчивую мысль. “Встретила. И успела потерять. В этом вся я.”

– И почему вы расстались? – Эдвард додумал все сам. Он даже не отрицал того факта.

– С чего ты взял, что мы расстались? – неохотно откликнулась она.

– Он тебе не звонит. Ты тоже. В разговорах ты его не упоминаешь, а Джессика Стэнли не думает о тебе и о ком-то неизвестном. Все просто. И ты только что подтвердила, что в твоей жизни был кто-то кого ты любила. Из-за него ты плохо спишь? – вдруг спросил он.

– С чего ты взял, что я плохо сплю? – она сощурила глаза. Он, что, опять следил за ней?

– Ты выглядишь немного измотанной и уставшей, словно видишь кошмары, – пробормотал он, прекращая эту тему.

“Эдвард, мы еще не договорили” – пообещала себе Белла.

Фактически Каллены не являлись жителями Форкса, поскольку их особняк – а это был именно что особняк, находился за городом посреди леса. К нему вела отсроченная дорога. Белла уже издалека увидела изумительное строение, никак не подходящее под архитектуру Форкса. Он оказался величественным, стильным и очень древним. Светло-бежевого цвета, трехэтажный, дом свидетельствовал об отличном вкусе хозяев. Белла не заметила ни одной машины, зато где-то невдалеке журчала река. Вот это настоящая глушь!

Эдвард взял ее под руку и повел внутрь. Тяжелая дверь открылась, и Белла так и застыла очарованная. Ничего похожего на мрачное обиталище вампиров: очень просторно, светло и уютно! Южная стена так и вовсе оказалась прозрачной, и Белла смогла увидеть раскидистые кедры и лужайку, спускающуюся к неторопливой реке. Главным украшением западной части дома была широкая лестница, ведущая на верхние этажи. Да уж, в отсутствии вкуса Калленов не упрекнешь: высокий сводчатый потолок, оштукатуренные стены, пушистые палевые ковры на деревянном полу…

Эдвард медленно вел ее по дому, проводя экскурсию.

– Комната Розали и Эмметта, кабинет Карлайла, комната Элис, – показывал на закрытые двери Эдвард.

По высоким ступеням они поднялись на второй этаж. Деревянные перила были гладкие, как шелк и все в единой цветовой гамме.

– Ну что? Как тебе? – обратился к ней Эдвард с вопросом, пока Белла изумленно рассматривала очевидно древний и подлинный деревянный крест на стене.

– Гробов и вправду нет? – уточнила она “разочарованно”. – Знаешь, я ехала сюда только из-за них.

Эдвард рассмеялся и вдруг прислушавшись к чему-то своему пробормотал:

– Ну я же просил их.

Ими оказалась его семья. Они прошли на кухню, где Белла увидела почти всех Калленов. Все такой же молодой и представительный Карлайл. Рядом с ним, должно быть, Эсми — единственная, кого Белла еще не видела. Очень бледная и красивая, как и все Каллены с тонким лицом и высокими скулами и копной темных кудрей. Розали и Эммет так же стояли рядом. Все они были заняты готовкой.

Заняты чем?

– Белла, мы готовим итальянский обед, – к ней улыбаясь подошла Эсми Каллен. – Ты же голодна?

– Белла, это мать моих стремлений и целей – Эсми, – представил их Эдвард. Эммет и Карлайл улыбнулись ей из-за стола.

– Присоединишься к нам? – улыбнулся Карлайл.

Белла была не прочь отведать итальянской кухни, но она не захотела смущать хозяев. Тем более Эдвард предупредительно сжал ее руку. Ну хорошо. Она, впрочем, не очень-то и голодна. Интересно, где Элис и Джаспер? Сейчас Белла смотрела только на недовольную Розали и смеющегося Эммета.

– Спасибо, я не голодна, – она постаралась быть милой.

Миска салата в руках Розали Каллен лопнула.

– Прекрасно, – яд в ее голосе был слышан всем.

– Я…я знаю, что вы никогда не едите, – начала Белла.

– Не слушай Розали, как и я, – выступил Эдвард на ее защиту.

– Да. Давайте сделаем вид, что для нас опасности она не представляет, — та раздраженно сбросила с себя руку парня…эмм…мужа?!

Белла и не собиралась рассказывать о них. Никому. Никогда. Эта тайна погибнет вместе с ней. Что собственно она и попыталась им доложить, но иногда ее красноречие подводило, поэтому вышло что-то вроде: ” Я никогда…никому..не”

– Но проблема в другом. Они постоянно на виду, – Эммет неожиданно поддерживал свою любимую в этом вопросе.

– И пусть она знает. Что пострадает вся семья, если это кончится плохо.

Белла ничего не успела ответить на возмущения Роуз. На кухне появились новые действующие лица. С легкомысленной улыбкой на лице с ветки дерева, растущего неподалеку спрыгнула Элис. На ее лице сияла улыбка. Белле уже нравилась ее непосредственность.

– Белла, дорогая, – пропела девушка приятным сопрано и подбежав к ней, сжала в объятиях.

– Элис – Белла, – кисло улыбаясь, познакомил их Эдвард, ожидая от нее подвоха.

– Привет, Белла, – хоть ее взгляд ничего не выражал, но улыбка была дружелюбной. – Рада наконец c тобой познакомиться! Ты вкусно пахнешь, – рассмеялась она.

Эдвард мрачно посмотрел на сестру.

– Я знаю, – Белла решила проявить все свое дружелюбие, – Эдвард много раз говорил мне об этом.

– Элис…

– Брось. Мы с Беллой подружимся, – колокольчики в ее голосе необычайно привлекали. Девушка улыбнулась. Элис казалась очень миленькой.

– Здравствуй, Белла, – поприветствовал ее Джаспер. И девушка отметила, что он и впрямь был несколько заторможен.

Эдвард желая разрядить обстановку, поспешил увести Беллу от общего внимания.

– Я знаю, они немного странные, но…

– Эдвард, прекрати. Твоя семья вся хорошая. Без исключения, – добавила она, выделяя это слово. Даже несколько резкая и надменная Розали пришлась ей по душе. Это правильно, что она заботится о своей семье. Белла бы тоже переживала за Чарли в таком случае.

Эдвард продолжил свою экскурсию. На третьем этаже, куда они поднялись находилась его комната. И перед ней висело объемное полотно с… шапочками выпускника.

– Тяжело постоянно учиться? – задумчиво произнесла Белла, разглядывая необычную композицию.

– Скорее скучно. Они и те же уроки, задания, учителя. Но я не жалуюсь. Хоть какое-то развлечение в нашей долгой бессмертной жизни.

– А чем бы ты хотел заниматься, если бы у тебя был выбор?

– Мне нравится музыка. Я бы стал музыкантом, – твердо ответил он, открывая дверь в свою комнату. Белла изумленно разглядывала ее. Сама комната была небольшой, зато там не было кровати, но стояло множество книжных полок с книгами, музыкальными пластинками, дисками и кассетами.

– Ничего себе. Как ты их раскладывал?

– По алфавиту или году выпуска, – он усмехнулся и Белла глазами нашла маленькие циферки “1950”

– Нравится музыка пятидесятых? – она указала на диски.

– А то. Самая лучшая. В отличие от шестидесятых и семидесятых. Восьмидесятая тоже ничего. Но больше всего я люблю классику, – он включил послушать ей Дебюсси. Белла узнала Лунный свет. Рене тоже любила ее.

– Значит моя надежда на гробы пропала втуне? – доверительным шёпотом произнесла она, пододвигаясь ближе на одинокой и единственной софе.

– Увы, – улыбнулся он кончиками губ, – я вообще не сплю.

– Вообще не спишь? – ошеломленно переспросила она.

– Никогда! – прошептал Эдвард, задумчиво глядя на нее. Его золотые глаза завораживали. Поймав себя на том, что она начисто забыла, о чем думала, пялясь на Каллена, Белла постаралась отпрянуть. Уфф. Таким образом он заставит ее забыть обо всем на свете.

– Какие секреты хранит эта маленькая головка? – спросил он подходя ближе. Белла поднялась на ноги.

– Эдвард, знаешь, в этом и заключается вся прелесть секрета: ты знаешь, что обязан хранить его. А я не обязана тебе ничего объяснять. И страшным зубастым чудовищам знать его не обязательно, – она по-детски показала ему язык и рассмеялась, когда он состроил обиженное лицо.

– Вот это ты зря сказала! – кровожадно заявил он. И, глухо зарычав, обнажил ровные нижние зубы.

Белла рассмеялась, глядя на то, как он пытается изобразить хищника. Его тело словно сжалось в пружину – настоящая пума перед прыжком.

Она “испуганно” начала пятиться назад, поднимая руки вверх.

– Не уйдешь!

Белла не заметила его быстрых движений. В одну секунду она стояла на месте, а в другую уже лежала на софе. Его сильные руки смягчили ей падение. Белла попыталась выбраться из его объятий, но “пума” не позволил этого, прижав всем телом. Тут-то Белла не на шутку испугалась, а Эдвард злорадно улыбнулся.

– Что ты сказала?

– Ты страшное зубастое чудовище! – сквозь зарождающийся смех ответила она. Все обошлось. Он, конечно же, был несерьезен.

– Вот так-то лучше. И лучше тебе не злить меня…

– Можно нам войти? – послышался из коридора тихий голос, прервавший их ролевую игру.

Эдвард поспешил приподняться и протянул ей руку. Белла удобнее устроилась на софе, ожидая гостей.

– Заходите, – гостеприимно пригласил он. Его ничуть не смущало то, что они были немного не в подобающем виде.

Дверь приоткрылась, и вошли Элис и Джаспер. Покачивая бедрами, она вышла на середину комнату и грациозно опустилась на пол. Джаспер в смущении застыл в дверном проеме. Парень пристально смотрел на Эдварда, будто спрашивая, что происходит.

– Звуки были такие, будто ты решил съесть Беллу на обед, вот мы и пришли, надеясь на угощение! – весело сказала Элис.

– О, вы пришли слишком рано, – ответила за него Белла. – Видите мы только начали.

– Простите, делиться нечем, самому мало! – подыграл ей Каллен, крепко прижимая ее к себе.

– Какая жалость, – улыбнулась Элис. – Значит нам нужно найти другой обед, – она цокнула языком так же грациозно поднимаясь.

Эдвард как галантный кавалер помог ей подняться на ноги.

– Мы собрались на охоту, – нехотя произнес Джаспер. – Я, Элис, Розали и Эммет. Ты к нам присоединишься?

– Эдвард, мне как раз нужно домой. Чарли скоро вернется. Так что я тоже пожалуй пойду.

Тот кивнул. Спустя еще несколько минут, попрощавшись с Карлайлом и Эсми, Белла и Эдвард уже мчались по вечерней дороге. Своей семье он дал полчаса на их прощание, прежде чем они отправятся на охоту.

Комментарий к Глава 12.

И снова, если заметите недочёты, ПБ в вашем распоряжении. Приятного чтения!

========== Глава 13. ==========

На следующей неделе Белла еще раз посетила Калленов. Правда, в этот раз Розали и Карлайла не было дома. Первая была в Сиэтле, а второй в больнице. Эсми сидела перед гигантским холстом и увлеченно рисовала какие-то чертежи. Она была архитектором. Только в этот день Изабелла поняла слова Эдварда о том, что Эсми создаёт им дом. Она думала, что это в переносном смысле, что-то вроде уюта и домашнего очага, а оказалось, что все дома, где жили Каллены, а Эдвард показывал их фото, были спроектированы Эсми. Понятно почему они их так любят.

Сразу же с порога ее увлекла за собой Элис вместо исчезнувшего по семейным делам Эдварда. Девушка отвела ее в свою комнату и принялась болтать как давняя подружка. Вначале Белла смущалась, но теплые слова и улыбка Элис заставили ее расслабиться. Вампирша все расспрашивала ее о гардеробе, о том что она любит или не любит носить, о том, как она относится к каблукам и прочему. Белла отвечала честно, не скрывая этого не совсем приятного факта. Она не слишком-то любила всю эту модную одежду, практически не имела своего стиля и совершенно не понимала почему люди тратят столько денег и сил на это бессмысленное занятие. Она в принципе в нем не нуждалась – наряжаться ради девчонок в школе Белла считала ниже своего достоинства, а Джеймс… ему было все равно что на ней надето, будь то джинсы и кеды или платье и шпильки. Каблуки девушка не носила в принципе, поскольку иногда ее координация давала сбои, а в кедах удобнее было удержать равновесие или же упасть, не сломав при этом ногу.

Однако Элис расцветала с каждым сказанным словом. Девушка была помешана на моде, дизайне и вкусе. Она загорелась желанием сделать из Беллы настоящую красавицу. Изабелла посопротивлялась только из принципа. Она знала, что таким людям вроде Элис и Джессики лучше не перечить открыто. И только, когда наступит подходящий момент, потихонечку уйти, оставив за собой последнее слово. Именно поэтому она сидела в комнате-гардеробе Элис и смотрела на новое платье, которое “будет очень хорошо сидеть на твоей фигуре и выгодно подчеркнет грудь”.

Либо Эдвард освободился раньше, либо пожалел ее, но он выкрал Беллу из “коварных” лап сестры. Причем выкрал в реальном смысле. Через окно. Пока Элис отлучилась вглубь комнаты, он появился за окном снаружи и подал ей руку, заговорчески подмигивая. Белла улыбнулась. Она подошла ближе и в ту же секунду оказалась в его объятиях. Элис услышала их и появилась практически мгновенно, но Эдвард был быстрее. Он успел ускользнуть от рук своей обиженной сестренки и прыгнул вместе с ней на ближайшее дерево. Там он аккуратно пересадил ее на спину и принялся демонстрировать свои акробатические способности. У Беллы перехватило дыхание. Она никогда не знала, что Форкс и север Вашингтона такой красивый. Тысячи и десятки тысяч деревьев, горы, туман, море. Это было самое лучшее ее приключение.

***

– Апчхи, – чихнула Белла и услышала приглушенный голос.

– Будь здорова!

“Голос? Но я ведь одна в комнате”. Девушка развернулась к окну. На ее подоконнике сидел Эдвард Каллен собственной персоной.

– Эдвард? – она даже растерялась. – Что ты здесь делаешь?

Он моментально оказался в ее комнате.

– Любопытство не порок, – сконфуженно произнес Эдвард.

– Ты шпионил? – Белла надеялась, что ее вопрос прозвучал достаточно сердито.

– А что еще делать ночью? – это было не очень хорошо. Даже совсем не хорошо. Белла хорошо знала себя, и тщательно скрываемая ото всех сторона, даже от Чарли, ее всегда раздражала.

– И часто ты это делаешь? – поинтересовалась она, не сводя с него глаз.

– Почти каждую ночь…

Столетний вампир поступил глаза, а Белла и впрямь потеряла дар речи. Что он только что сказал?

– Зачем? – удивление в ее голосе было неподдельным. Она наконец-то смогла произнести хоть что-то.

– Когда ты спишь, за тобой очень интересно наблюдать, – объявил Эдвард будничным тоном. – Ты разговариваешь! И ты милая.

– О нет, – простонала она, заливаясь краской. Голова закружилась, и ей даже пришлось ухватиться за край письменного стола. О том, что она разговаривает во сне, она, конечно же, знала и всячески пыталась себя излечить. Белла знала какие сны ей сняться и с кем она могла разговаривать там. Девушка совершенно точно не желала, чтобы Эдвард узнал о нем. А если она выдала его тайну во сне?

– Ты очень злишься? – настороженно спросил он.

– Что ты слышал? – хрипло пробормотала она, надеясь, что болтала она не много.

– Ты скучаешь по маме и очень за нее беспокоишься. Дождь мешает тебе спать. Раньше ты постоянно говорила о Финиксе. Иногда негодуешь, что здесь слишком много зеленого, – негромко хохотнул он.

– Только это? – Белла сжала кулачки. Пусть будет только это.

– Его ты зовешь чаще, – чуть слышно добавил Эдвард. Они оба поняли – кто такой “он”. – Ты до сих пор его любишь?

– Часто? – обречено вздохнула она.

Он не ответил. Белла также не горела желанием продолжать эту тему – она сама знала, что да. То, что Эдвард не упомянул о нечто более важном, что она скрыла от него, означало, лишь, что он не знал об этом. Она сохранила тайну Джеймса даже во сне. Пусть теперь это будет для нее утешением.

То был вечер пятницы и все выходные Белла больше не видела Эдварда. Пробормотав, что они увидятся позже, он исчез в ночи. Белла надеялась, что он ушел охотится, а не обиделся на нее. Хотя, с другой стороны, это она обязана на него обижаться.

Но, в любом случае, всю субботу она переживала на эту тему – даже домашнее задание и то давалось ей с трудом, а потом… просто успокоилась. Какое ей дело за его душевное здоровье? Тем более, Белла же на самом деле не виновата в том, что ее подсознание реагирует таким способом на сильные воспоминания? В воскресенье она со спокойной совестью разобралась со всеми долгами и даже уснула ни о чем не тревожась.

В понедельник Эдвард вновь был в благожелательном настроении, так же шутил и старался ее рассмешить. Они сидели вместе в кафетерии и он провожал ее до классов, хотя его предметы были совершенно в другом конце школы. Белла была довольна. Ей бы не хотелось с ним ссориться.

***

– Привет Аризона, – на парковке возле кафе, куда она приехала для очередной встречи с отцом, ее поймал Майк Ньютон. – Так ты…ты с Калленом, да?

Белла закатила глаза. Пусть Майк и встречался с Джессикой с недавних пор, он все еще хотел, чтобы Белла обратила на него свое внимание. Или просто-напросто ревновал ее к Эдварду. Для всех местных мальчишек Каллен был врагом номер один, поскольку именно на него западали все красивые девушки школы.

– Это паршиво. Просто он смотрит на тебя плотоядно, – попытался оправдаться Майк.

Она лишь усмехнулась, не обращая на него внимание, и прошла мимо. Чарли уже ждал ее внутри.

– Извини, что опоздала. Биологический проект.

Тот лишь кивнул, сворачивая газету. Их заказ еще не принесли, поэтому Изабелла могла сказать, что сидел он недолго. Впрочем не прошло и минуты, как заказ подали. Для нее Чарли выбрал салат из шпината, а себе стейк и печеную картошку.

Едва они только приступили к еде, как за окном раздалось пение Майка. Он вилял своей задницей под окном, стараясь привлечь ее внимание и смутить ещё больше. Так он развлекался с Тайлером и Смитом.

– Дружок тебя вызывает, – добродушно усмехнулся Чарли. – Это ничего. Иди погуляй с ними. Я сегодня пораньше лягу.

Она закатила глаза, обещая себе стукнуть Майка как следует в понедельник. И высказать все, что думает о его безответственном поведении перед лицом шерифа.

– Я тоже.

– Белла, погуляй. Сынок Ньютона положил на тебя глаз, – продолжал настаивать Чарли, поедая картошку.

Майк уже не выкручивал пируэты возле окна и отошел к своим друзьям.

– Да. Мы сдружились, – улыбнулась Белла краешком губ. Пускай они и были идиотами без мозгов и с шилом в заднице, но они были ее приятелями.

– В нашем городе полно молодежи. У тебя есть ухажер?

“Чарли ты серьезно? Ты хочешь поговорить об этом?” – чуть ли не крича про себя, возмутилась Белла. С кем с кем, а говорить со строгим и излишне опекаемым ее Чарли на эту тему, она не собиралась.

– Кхмм… о парнях поговорим? – кашлянула она, желая смутить отца. Тот понял ее намек более чем.

– Это лишнее. Я просто часто оставляю тебя одну. Найди себе компанию, – попытался исправиться он.

“У меня уже есть компания” – но Белла не стала говорить про свое близкое знакомство с Калленами. Пока не время.

– Я люблю быть одна. Наверное, пошла в папочку, – усмехнулась она, глядя на отца. Чарли принял это как достойное объяснение.

Дальнейший обед они окончили практически в тишине лишь нарушаемой тихим гулом говорящих, постукиванием столовых приборов о посуду и редких ничего не значащих фраз. Однако Белла продолжала размышлять о том, почему же она не хочет говорить отцу про Эдварда. В чем причина ее скрытности? Впрочем, ответ пришел довольно скоро. Она не хочет быть связанной. Одно дело если она дружит с ним и Элис, а другое, если об этом знают посторонние взрослые – одноклассников она в расчет не брала.

Отец обязательно подумает, что Эдвард ее парень, а тот обязательно прочтет его мысли. И Белла… не хотела, чтобы он огорчился. Кто он для нее? Однозначно друг. Изабелла не видела в нем того, кто похитит ее сердце… по крайней мере пока. Возможно, должно пройти еще несколько месяцев, чтобы она точно похоронила надежду на воссоединение с тем, с кем прервала свои отношения.

Эдвард был вредным, милым, с хорошим чувством юмора, галантным, вежливым, интересным, конечно, со своими тараканами в голове, но он… не был Джеймсом. В который раз Изабелла вспоминала светлые волосы, в которые она любила зарываться пальцами, глаза цвета оникса и… голода (правда раньше она считала, что голод тот был иного плана – отчего по ее телу бегала толпа мурашек), его опасную улыбку, сильное и красивое тело, которое действовало на нее почище любых афродизиаков. Ее любимый вампир-убийца. Как иронично. Она все ещё до безумия влюблена в того, кто в любой момент может просто взять… и съесть ее. В прямом смысле.

И этот вампир, кому она по собственной воле доверилась, кому подарила первый кровавый поцелуй и позволила укусить ее, вампир, что убил ради нее, что защитил ее от своей опасной подруги, вампир, что отличался от нынешнего как небо и земля, навсегда останется в ее сердце. Даже если надежда на новую встречу угасает с каждой минутой.

Тем вечером Белла вновь разговаривала с Рене по телефону. Спустя такое время, она перестала звонить ей два раза в день, но все же продолжала делать это чаще, чем необходимо и чаще, чем они смогли бы соскучиться. Фил все так же надрывался на тренировках, однако ее мама была счастлива. Белла поняла, что хоть кому-то она сделала лучше, когда уехала в Форкс. Рене и в самом деле хотелось провести время с Филом наедине, даже если это будут бейсбольные тренировки.

Тем не менее, Рене сказала, что если в Джексонвилле, а именно там они и находились, все устроиться, то они решат снять там дом. Белла искренне порадовалась за свою ещё слишком молодую в душе маму и пожелала ей счастья. Сама девушка после долгих и обильных размышлений приняла решение не переезжать каждые полгода с места на место, а спокойно доучиться здесь в вечно зеленом и пасмурном Форксе. За несколько месяцев она уже привыкла к его предсказуемой погоде и даже научилась любить ее. Однако это же Рене. Она всегда ищет скрытый смысл в ничего не значащих словах.

– У тебя появился парень? – Белла засмеялась и вдруг обнаружила, что в комнате снова не одна. Эдвард вновь нарушил ее личное пространство, забравшись через окно. Сейчас он стоял в углу и абсолютно точно слышал весь их разговор, судя по его легкой улыбке.

– Нет, мам. Все хорошо. Давай я потом позвоню – у меня много уроков. Развлекайся там, – Белла поспешила закончить разговор, смутившись оттого, что Эдвард слышал все эти бредовые предположения Рене.

– Ты снова это делаешь? – она постаралась быть серьезнее, но злиться на него отчего-то не могла.

Он улыбнулся, разводя руками.

– Ничего не могу с собой поделать. Ты такая… привлекательная.

Белла сглотнула, чувствуя, что обстановка накалилась. А ее короткая шелковая пижама вряд ли помогает им в этом. “Эдвард, молчи. Ничего не говори. Не продолжай. Не дай мне понять, что я тебе нравлюсь. Ведь ты мне нет. Ты мой друг. Я не люблю тебя… пока”. Девушка думала, что такими темпами он может добиться того… чего хочет.

Но он продолжил, не обращая внимания на ее крик в голове. Иногда она жалела, что он не слышит ее мысли.

– Как бы мне хотелось, чтобы ты поняла всю сложность и запутанность моего положения, – прошептал он, подходя ближе.

– С одной стороны, я рассказал тебе о своих потребностях и предупредил, что от такого мерзкого существа лучше держаться подальше… Думаю, в какой-то степени ты способна меня понять. Хотя, не страдая пагубными пристрастиями, ты не сумеешь представить себя на моем месте.

– Однако, – холодные пальцы легонько коснулись ее губ, заставляя дрожать, – есть и другие… потребности и желания. Те, о которых лучше не говорить.

– Эдвард, ты понимаешь, что… – Белла замялась, не зная как помягче сказать, что ему не на что надеется. По крайней мере, сейчас, пока в ее сердце еще жива старая кровоточащая рана.

– Ничего не говори, Белла. Позволь мне… – он потянулся к ней и прижался своими губами к ее. Белла не двигалась. Ей было и страшно, и приятно. Но совсем не так, не так, не так…

“Почему он? Почему он всегда со мной? Почему я не могу забыть его и найти того, кто будет любить меня, того кто при случае не убьет меня. Того, кого я полюблю в ответ так же сильно!”

Она отстранилась. Возможно, слишком поспешно, чем следовало. Эдвард понял ее.

– Прости, Белла. Я виноват. Мне не стоило этого делать, – отшатнулся к дальней стене.

– Ничего. Забыли, – она отвернулась, намереваясь лечь спать. Эдвард пожелал ей спокойной ночи и выпрыгнул в окно.

Кажется Эдвард в действительности все понял. Они больше ни разу не обсуждали эту тему. Совсем. На утро он сделал вид, что ничего не было. Они просто друзья. На следующий день все было как ни в чем не бывало. Он также заезжал за ней по утрам в школу. Они продолжали сидеть за одним столом на биологии и частенько в столовой. Эдвард все также шутил и рассказывал многочисленные истории прошлого, она ещё несколько раз навещала всех Калленов хотя и до сих пор не нашла общего языка с красавицей Роуз. Белла постепенно успокаивалась. Все было хорошо.

Комментарий к Глава 13.

По такой оптимистичной концовке понятно, что вот совсем скоро это хорошо… а что случится дальше, узнаете совсем скоро.

========== Глава 14. ==========

Все изменило то приглашение на бейсбол с семьей Калленов. Бейсбол в грозу, нужно отметить. Вообще, девушка не слишком любила данную игру, но правила знала назубок – спасибо отцу заядлому любителю этого вида спорта. Однако собраться с Калленами неким подобием семейно-дружеского пикника ей хотелось. Все равно заняться в Форксе больше нечем.

– С каких это пор вампиры играют в бейсбол? – ухмылялась она после того, как Эдвард отпросил ее у Чарли.

Так случилось, что их знакомство стало чем-то обыденным. Чарли даже не удивился. Или не подал виду. Он ценил доктора Карлайла и уважал его детей-подростков, считая их абсолютно не проблемными детьми. Он еще не знал, что эти подростки старше его раза в три. Просто однажды вечером Чарли, возвращаясь домой гораздо раньше обычного, застал подвозившего ее Эдварда. При этом он отметил, что пикап дочери стоит в гараже уже некоторое время. Сложив дважды два, он пригласил друга дочери на ужин. Эдвард Каллен произвел на ее отца самые приятные впечатления – его галантность и вежливость покорила строгого шерифа так же как и его забота о девушке. Правда после этого разговора Белле пришлось ещё несколько раз повторять, что Эдвард не ее парень. Вроде бы он поверил ей. Поэтому теперь Чарли лишь пожелал им хорошей игры, все еще скептически относясь к тому, что Белла и бейсбол совместимы.

– Это американская традиция. А мы американские вампиры. Тем более скоро гроза. А мы играем только в грозу. Поймёшь почему, – он усмехнулся, отвечая на ее невысказанный вопрос и легким движением надел на голову кепку бейсболиста.

Поле для бейсбола находилось недалеко от водопада, посреди густого и труднопроходимого леса. Изабелла вообще была не уверена, что Форкс они не покинули – так долго ехали. До места игры без вездеходов добраться было трудновато. Но, тем не менее, Белла предвкушала завораживающее зрелище. Игра должна быть потрясающей.

Эсми назначила ее судьей, предупредив, чтобы девушка смотрела в оба – вампиры любят жулить. Белла посмеялась, обещая быть самым зорким и справедливым ампайром. И первой в ее справедливости убедилась Розали.

Удар светловолосой вампирши по мячу, поданному Элис, сопровождался громом. Увидев это зрелище воочию, девушка восхищённо присвистнула. Ясно для чего нужна гроза. Было впечатляюще.

– Теперь ясно зачем нужна гроза, – смеялась удивлённая девушка, глядя на довольную Эсми.

Розали соревновалась с Эдвардом и, как предупредила ее Эсми, у нее не было шансов. Так и вышло. Роуз не успела до базы каких-то доли секунды.

– Ты в ауте, – пожала плечами Белла. Она была честной судьей. К тому же Эсми следила за точностью игры своим вампирским зрением.

Та чуть не испепелила ее взглядом. Однако смягчил ситуацию Эммет.

– Брось, крошка. Мы же играем, – приобнял он ее за плечи, целуя в макушку. Та фыркнула, но моментально остыла.

Следующим бьющим был Карлайл. Эдвард и Эммет вместо того, чтобы бежать за мячом устроили свое показательное выступление. Они прыгнули в воздух одновременно и столкнувшись грудью, с хохотом повалились на землю. Все это сопровождалось звуками грома и молниями. У Карлайла был хоум ран.

Удар Джаспера был таким же, как и прочие – впечатляющим. Белла, наверное, так никогда и не привыкнет к такому их развлечению. Однако и он не смог вернуться в дом. Эммет ловко забрался по дереву и перехватил мяч.

– Мой орангутанг, – добавила Розали, с нежностью и какой-то гордостью глядя на своего любимого. Белле стало немного завидно. Совсем чуть-чуть.

Удар Розали был последним. На ней игра неожиданно прервалась. Элис замерла на месте. “Она, как никто другой, чувствует приближение нам подобных и знает, представляют ли они опасность” – пронеслось у Беллы в голове. Кажется, сейчас была подобная ситуация.

Туман над лесом скрывал тех, кто пришел к ним.

– Они хотят увидеть нас, – вынесла вердикт темноволосая вампирша, обеспокоенно оглядывая всех собравшихся.

– Уходим, – Эдвард схватил Беллу за руку и с силой повел к джипу.

– Поздно, – остановил их Карлайл. Белла видела, как нервничают Каллены. Неужели все так серьезно? Неужели ей и впрямь стоит бояться тех других вампиров? Она знала одного с красными глазами и вопреки тому, что твердили Каллены, он не причинил ей вреда. Значит другие очень даже могут?

– Белла, распусти волосы, – приказал Эдвард, заслоняя ее собой.

– Не поможет. Я чуяла ее через все поле, – поддакнула Розали, убив все ее светлые надежды.

Кто они? Кто сюда идёт? Кого ей нужно опасаться?

– Зря я привез тебя. Мне очень жаль, – прошептал Эдвард, мысленно будто прощаясь с ней.

“Мне уже жалко, что я пошла с тобой” – в сердцах было выкрикнула она, но промолчала. Сейчас не время нагнетать и так непростую ситуацию. Белла впервые видела, как Каллены нервничают.

– Помалкивай и держись рядом. Все обойдется, – успокаивал и ее и себя Эдвард.

Белла не сразу увидела тех, кто пришел. Однако, когда смогла разглядеть, ее сердце сделало кульбит. Не неизвестный. Это был он. Он нашел ее. Или вовсе не искал? Вместе с ним была та рыжеволосая девушка Виктория, желавшая ее смерти и темнокожий, впервые виденный ею мужчина.

“Ну зачем? Зачем ты пришел? Зачем опять нарушил мое душевное равновесие?” – чуть ли не плача, шептала мысленно Белла. Ведь только сейчас все стало…

Когда они познакомились, Белла была невинной, словно чистая река. Но потом стала одержимой лишь им одним. Рядом с Джеймсом ее бросало в жар, а когда он уходил, она словно замерзала. Сейчас прошло уже четыре месяца, девушка старалась не думать о нем, о них; ее сердце постепенно оттаивало, у нее был другой парень на примете. Эдвард был почти идеален во всем. Джеймс же, она была уверена, наделал множество ужасных дел в своей жизни.

По своей глупости, еще не зная какую тайну он скрывает, она надеялась, что сможет его спасти, но раз за разом осознавала, что просто падает в омут. Внутри него пылал огонь, но сердце его было холодно. До тех пор, пока он не смотрел ей прямо в глаза. Изабелла знала абсолютно точно, что он совершал поступки, о которых лучше сейчас молчать. Белла пыталась забыть об этом всём снова и снова, погрузиться в мир, который не будет связан с ним, но он не оставлял ее в покое практически ни на одну ночь.

И сейчас Белла была уверена, как она поступит, следует ему произнести ей хоть слово. Она вновь задержит дыхание и нырнет в него еще глубже. Весь сейчас она стоит здесь для него. Она хочет, чтобы он бросился к ней навстречу.

Белла знала и чувствовала, что Джеймс ищет ее. Его глаза осматривали все поле, то и дело останавливаясь на ней. Девушка ощущала странные мурашки страха и предвкушения по коже. Ее взгляд то и дело приковывали его алые глаза, в которых, казалось, кипит вся энергия жизни. Джеймс был зол. Очень. Она видела, как двигаются его костяшки пальцев. Она знала, что это означает.

Интересно, что он сделает? Заставит ли ее признаться в их знакомстве или продолжит играть свою какую-то неизвестную ей роль. Или… он пришел отомстить ей. Девушка тяжело сглотнула, стараясь не дышать. Лучше не думать. Все что угодно, лишь бы не осознавать, что она больше не нужна ему. Что он пришел стереть с лица земли свою ошибку.

– Думаю мячик ваш, – произнес темноволосый мужчина, крутя его в руках и кинул его Карлайлу. – Я Лоран. Это Виктория и… Джеймс.

Белле казалось, что последнее имя он специально произнес для нее. Она замерла, словно газель перед хищником, стараясь не упустить ни единой детали их разговора и поведения. Джеймс совсем не изменился. Она не контролировала себя. То и дело натыкаясь на его мраморную и неподвижную фигуру в отдалении, ее сердце сделало кульбит и сладко замирало, трепеща от восторга. Не думай, не думай, не думай.

Пока Лоран вел неспешную беседу с Карлайлом, взгляд Беллы метался от одного вампира к другому, пытаясь отыскать хоть малейший намек на истинную причину их появления тут – почти на самом краю мира. Джеймс не произнес еще не слова. Однако, Изабелла была почти уверена, что именно он являлся инициатором их сегодняшней встречи. Ведь, вспоминая ту самую ночь в старом доме в Финиксе, она отмечала с какой легкостью он отдавал приказы Виктории и как она подчинялась ему. А это значит, что для нее и, вероятно, для всех них он был авторитетом. Белла думала какого же им сейчас? Ведь Виктория и Джеймс как никто помнят ее запах, а на поле, по словам Роуз, он силен. Они чего-то ждут. Тянут время. Размышляют.

– Итак, примите троих игроков в игру? – Лоран выглядел доброжелательным. Ничего в его голосе не говорило на скрытый намек. – Бросьте, всего одна игра.

– Конечно, почему нет? – наконец согласился Карлайл после того, как смерил их внимательным взглядом. – Подмените тех, кто собрался уехать. Подавайте.

Он кинул мяч, и Виктория ловким движением поймала его, даже не моргнув.

– Осторожно. У меня коварный бросок, – она рассмеялась грудным голосом и подмигнула своими рубиновыми глазами.

– Я думаю мы справимся, – усмехнулась Джаспер и Эммет, ожидая сильной и интересной игры.

Осторожно один за одним Каллены стали расходиться по своим позициям, открывая Беллу и Эдварда Джеймсу. Тот продолжал стоять, и не двигаясь, пристально наблюдал за ними. Наконец и он отмер.

Но стоило ему сделать маленький шажок, как Эдвард своей поспешностью всё испортил. Он взял её руку в свою, нежно сжимая, словно говоря, что рядом. Поднявшийся ветер всколыхнул её распущенную шевелюру, обнажая шею. Белла уже не видела лица Джеймса, но с уверенностью могла бы точно описать его выражение: горящие яростью глаза, сжатые кулаки и оскаленные клыки.

Он резко развернулся к ним.

– Закуска.

Белла верила, что он сказал это просто так, что на самом деле он её пугал. Но его лицо и движения, словно, говорили ей об обратном.

Каллены встали на её защиту. Игра не состоялась. Лоран с сожалением вернул мячик Калленам и предупредил, что они уходят. Они покинули поляну так же быстро, как и пришли.

– Увози отсюда Беллу. Быстрее, – приказал Карлайл, и Эдвард поспешил исполнить его.

Он пристегнул её ремнем безопасности и уселся за руль.

– Джеймс ищейка, – начал он свое объяснение. – Он помешан на охоте. Я читаю его мысли. Моя реакция на поле его завела и разозлила. Он хочет твоей крови и сделает все, чтобы добраться до тебя, – Эдвард с силой ударил по рулю.

Сейчас девушка вновь радовалась как никогда тому, что Эдвард не может прочесть её. Разозлила? Получается… Джеймс ревновал ее? Или это что-то связано с вампирским чувством собственности и ускользнувшей добычей? Но… с другой стороны, Джеймс все ещё хочет с ней встретиться? Она была готова к этому. Готова была дать ему всё, что он захочет, всё что попросит, что она сама так отчаянно жаждет ему подарить. Лишь бы он ждал ее. Она все объяснит. Она попытается извиниться.

– Куда мы едем? – встрепенулась она, когда Эдвард вывернул на трассу.

– Подальше от Форкса. Сядем на паром до Ванкувера, – не отрываясь от дороги произнес Эдвард.

“Уехать? Вот так просто? Ни за что! Ни тогда, когда я вновь встретила его”.

– Я хочу домой. Отвези меня. Сейчас же, – крикнула на него Белла. Иначе было нельзя.

– Домой нельзя. Он найдет тебя по запаху. Домой он и заявится.

– Но там мой отец…

– Это не важно, – осадил ее Эдвард.

“Неважно значит? Эдвард, ты козел!”

– Нет, это важно, – Белла разозлилась. Какое он имеет право указывать ей на то, что жизнь Чарли не важна?! – Эдвард Каллен, немедленно вези меня домой. Из-за нас Чарли может пострадать.

Белла так не думала – ее Джеймс не убьет ее отца, а вот насчет его спутников она сомневалась.

– Сначала я отвезу тебя подальше, – продолжал настаивать вампир-защитник, не понимая, что она не желает этой защиты.

– Нет. Эдвард. Вернись. Отвези меня обратно. Это ты виноват во всем. Я хочу домой. Отвези и оставь меня в покое. Я справлюсь сама.

Белла была готова закатить ему истерику, лишь бы тот сделал все по ее. Она не желала видеть его сегодня. Сейчас девушка вообще жалела, что согласилась поехать на матч. Но с другой стороны… увиделись бы они, если бы не это? Если все и в самом деле так, как она хочет думать, то Каллену там будут не рады.

Едва они подъехали к дому, как Белла выпрыгнула из джипа. Она не желала, чтобы Эдвард оставался сегодня с ней. Девушка, сказать честно, беспокоилась за него. Кто знает Джеймса на самом деле? Он ведь может вспылить и навредить Эдварду, и тогда за него отомстят уже все Каллены – она была в это уверена.

– Оставь меня в покое, Эдвард, – бросила она захлопывается дверь перед его лицом. – Уходи. Я буду в порядке. Не нужна мне твоя забота.

– Белла? Что случилось? – Чарли обеспокоенно посмотрел на нее, поднимаясь с дивана.

– Ничего не случилось. Я хочу уехать отсюда, и я уеду.

Девушка зашла в свою комнату и принялась складывать все необходимые вещи. Ей нужно поторопиться. Эдвард сказал, что отправится за помощью. Ей нужно уехать быстрее. До того, как к ее дому вернуться Каллены. В сумку легли несколько вещей и документы. Белла не рассчитывала сбежать по-настоящему. Ей нужно было лишь знать, что Чарли в безопасности и не вмещается в вампирские разборки.

Он пытался ее отговорить. Отец любил ее и не хотел, чтобы она его покидала. Даже предложил найти совместное занятие, чтобы было не так тоскливо. Белле не оставалось ничего другого, как ранить его сердце.

– Ты знаешь, что если я не уеду сейчас, то застряну здесь как мама.

Она выскочила из дома и села в пикап. Слезы жгли лицо. Она чувствовала какую боль причинила отцу, но так было нужно. Она не планировала на самом деле уезжать из города прямо сейчас. Ей нужно было встретиться с Джеймсом. Она знала, что теперь он найдет ее и даже… ждала этого.

Едва она выехала за пределы Форкса, как остановила пикап прямо на трассе. Сумка сиротливо осталась лежать в машине. Белла выскочила из кабины и развернулась к лесу. Густая темнота и темные тучи не позволяли разглядеть ничего дальше нескольких метров. Ее слух, казалось, обострился. Что-то звало ее оттуда. Она продолжила всматриваться в манящую темноту. Несмотря на то, что он был тесен и опасен все в ней кричало: “Беги туда”.

Она едва справлялась с желанием броситься в ту же секунду в этот ужасающий и пугающий лес. Джеймс поймает ее. Он ищейка, как утверждал Эдвард. У нее не будет шанса скрыться. И все равно ее тело судорожно дрожало, оно жаждало послушать этот внутренний голос. Сглотнув вязкую сладковатую и густую слюну, она с силой сжала руки.

“Беги”. Белла сорвалась с места.

Всего несколько десятков метров – настолько она углубилась, как словно услышала и почувствовала, что за ее спиной кто-то есть. Этот кто-то и не думал скрывать факта своего нахождения. Он намеренно изображал шум, желая показать, что догоняет ее и ей не спрятаться. Беллой владел не страх того, что он сделает с ней, когда настигнет, а предвкушение этого. Она слышала, как громко колотится ее сердце.

Он будет гнаться за ней вечно. Она знала это совершенно точно. Весь его вид на поле говорил об этом. Его обжигающий алый с черными вкраплениями взгляд твердил это. Он заявил свои права еще тогда – в Финиксе, и сегодня у Беллы не будет права выбора. Она будет его. Он никогда ее больше не отпустит. Что бы это не означало.

Но Изабелла больше не боится. Стоя в самом центре “шторма”, она готова встретиться с ним лицом к лицу, жаждет вкусить это приторное тепло, жаждет того, что он припас для неё. Она готова…

Комментарий к Глава 14.

ПБ все ещё в вашем распоряжении.

Сегодня выложу ещё одну главу)

Надеюсь, вам придутся по душе данные события.

========== Глава 15. ==========

Джеймс как и любой благовоспитанный вампир, если таковы и являлись, любил охоту. Данное умение было у него в крови. Он был рожден, чтобы быть хищником. Он любил загонять жертв, наслаждаться из страхом и криками. Кровь, наполненная адреналином, была самая вкусной… не считая крови его Изабеллы. Один раз он попробовав ее, всякая другая потеряла тот насыщенный аромат и вкус, меркла перед тем коротким воспоминанием. О, нет, он не собирался отказываться от обычных жертв, но теперь он потерял былую жажду действий.

Джеймс и не знал, что подобное возможно. Нет, за время своего столетнего отшельничества он выявил множество талантов вампиров. И одним главным достоинством оказалось возможность пить и не убивать. Впрочем, в то время, когда он пресытился настолько, что просто был не в силах осушить крестьянина и бедолага остался жив… ненадолго, данное умение было самым жалким из всех талантов вампиров. Джеймс вообще был не уверен, что об этом известно многим. Вампиры по своей сути хищники и никто из них не задумывался о том, чтобы оставить жизнь людишкам – их интересовала лишь алая жидкость, тушащая пожар в их горле. А если и находились такие слабаки, то они умирали. Мало кто выживал без крови. Мало, но все же…

Джеймс ударил кулаком по стволу дерева, пристально вглядываясь окна дома напротив. Дома, куда сбежала его мышка. Ну что же… он мог похвалить ее сообразительность. Кто бы мог подумать, что она выберет самый конец мира? Сейчас Джеймс был на взводе. Еще чуть-чуть. Совсем скоро. Жди.

Виктория и Лоран были поблизости. Они ждали его решений. Скоро.

Изабелла. Его наивная пугливая мышка осмелилась бросить ему вызов. Он открылся ей и не прошло и трех дней, как она исчезла. Не для того он терпел. Не для того превозмогал жажду, чтобы обнаружить пустой дом. Сбежала. От него. Самообладание покидало его. Клыки начали удлиняться. Она покинула его тогда, когда он ждал больше всего. Он был достоин ее жертвы, достоин ее чувств, ее крови. Схватить ее. Заявить об обладании, отметить, испить… взять ее.

Глубокий вдох. Совсем скоро. Лоран уже на пути к Калленам.

Долгие четыре месяца они искали ее. Лоран присоединился к ним с явной неохотой. Он не слишком любил, когда его отвлекали, а Джеймс понял, что в тот момент, когда они встретились все вместе, тот уже был занят нечто поистине интересным. Но отказать одному из клана было нельзя. Таковы правила. Начались поиски. Джеймс знал, что Виктория делает все возможное, чтобы замедлить их. Когда-то давно эта рыжеволосая красавица выказала желание сойтись, аргументируя, что они идеальная и долгоживущая пара. Для него это было не так. Виктория была хорошей подругой, если таковые вообще есть в вампирском мире, но вот как любовница она его не привлекала. В отличие от… Поэтому сейчас она выказывала свой характер, пытаясь разгадать истинные причины джеймсовой одержимости смертной. Но и без ее усилий оказалось, что не так-то легко найти человека, если не знаешь куда он уехал. Джеймс был превосходным ищейкой, и вскоре они вышли на след ее матери. Та колесила с новым мужем по стране, не задерживаясь в одном городе надолго, но вот дочери с ней не было.

Он почуял ее запах на границе с Канадой. Спустя несколько месяцев он почти достиг своей цели. Однако его мышка не скучала, убежав от него. Джеймс следил за ней прежде чем обнаружил ее в компании других вампиров. Других желтоглазых вампиров. Они отвергали свою природу и пили животных. Ей нравятся вегетарианцы? Джеймс скривился от отвращения. С кем связалась его мышка? Он следил за ней долгое время. Выжидал идеальный момент. Пока все его планы не разрушились одним неучтенным фактором. Он бы понял, если бы Белоснежка просто общалась с его видом. Это даже нормально. Но не тогда, когда его Изабелла нашла ему замену. Эдвард Каллен – едва достиг столетия. Слабый противник. Быстрый, но слабый. Джеймс стал рассчитывать все способы избавиться от него.

Виктория и Лоран вмешались вовремя. Джеймс понимал, что ему не выйти победителем просто потому, что Эдвард не один. Его клан придет ему на помощь. А против них им не выстоять. Прежде чем выйти к ним на поле, они узнали все, что требуется, чтобы отмести малейший шанс вступить в схватку.

Не показывать их знакомства. Вот был план Джеймса. Напугать Калленов, дать им увести и спрятать Изабеллу… или же покинуть ее. Он почти сдержался там на поле, когда ощутил ее бесподобный аромат. В нем все еще были сильны воспоминания о ее аромате и вкусе крови. Виктория и Лоран играли свои роли превосходно. Это он повернул их план вспять.

Эдвард Каллен претендовал на его Изабеллу. Он хотел ее для себя. Рано или поздно он бы испил ее крови – Джеймс видел это по его глазам. Он не дал бы тому и шанса. Все его мысли были полны лишь желание испить ее крови и жаждой растерзать того, кто защищал Беллу. Она должна быть с ним и только.

Одно он мог сказать точно. Это помогло. Каллен отошел и его Белла прыгнула в страшный пикап. Она покидает Форкс, а он идет за ней. Он поможет ей сделать верную остановку. Однако его мышка оказалась гораздо умнее чем он думал. Она остановилась и вышла. Так даже удобнее. Она умная девочка и знает куда нужно бежать. Чувствует, как ему это необходимо.

***

Белла остановилась у дерева, прижавшись к толстому стволу спиной. Дальше некуда бежать. Ее колотила мелкая дрожь. Она готова его встретить. Готова…

– Изабелла, – хорошо знакомый голос мрачным шепотом пронесся по поляне. Белла оглянулась в поисках Джеймса. Но так и не смогла его увидеть. – Белла, Белла, моя маленькая мышка. Ты хорошо спряталась?

– Я не пряталась, – почему ее голос так хрипит?!

– Конечно же ты не пряталась, – он кротко рассмеялся, заставив Беллу судорожно сглотнуть. – Ты и не смогла бы этого сделать. Хотя так пыталась. Но одного ты не учла…

– Джеймс, я не пряталась, – осмелев вновь произнесла она. – Я не знала, что ты хочешь видеть меня… еще.

– Не знала? – он тут же оказался рядом, и его рука приподняла ей голову. – Эта отговорка глупа даже для тебя, крошка Белла. Придумай оправдание лучше. Ты испугалась и сбежала, захотела отказаться от всего этого.

Его тон давил и подчинял, бархатный и опасный голос заставлял прислушиваться и соглашаться со всем что он говорит.

– Нет. Джеймс я забыла все. Понимаешь? Я проснулась однажды утром и поняла, что не помню прошедший день. Все, что было мне доступно это твой смутный голос, твердивший мне, чтобы я ушла. Я звонила тебе, писала, но ты не отвечал. Что мне нужно было делать? Ты бросил меня. Я была в этом уверена, – чуть ли не плача, пыталась объяснить ему Белла.

– А потом мы уезжали. Я хотела рассказать тебе об этом. Думала ты поедешь со мной.

– Это конечно все очень складно, – после непродолжительной тишины ответил он, – однако меня интересует другое. Я звонил тебе. Да, на твой телефон. И ты молчала. Тот, кто хочет знать ответов – ищет их.

– В аэропорту я, видимо, потеряла телефон. Приехав сюда, я обнаружила пропажу. У меня не было ни единого способа связаться с тобой. И к тому же, – чуть всхлипнула она, – я действительно думала, что ты бросил меня. Мне казалось, что я рассказала тебе о переезде и ты решил закончить наши отношения. Мне было очень плохо без тебя. А еще хуже всего было то, что ты приходил ко мне во снах. Они были тусклыми, многое в них было непонятно, мне снилось то, чего нет на самом деле, а потом я делала просто сумасшедшие вещи.

– И что же тебе снилось, сладкая Белла? – казалось ему и в самом деле было интересно. От былого гнева не осталось и следа. Лишь ленивое любопытство.

– Бег, охота, страх и кровь. Виктория и ее смех. Я убегала от тебя, долго, но ты всегда догонял. А потом ты… кусал меня. Я думала я схожу с ума.

– И тебе это нравилось? Там во снах? – почти промурлыкал он, склоняясь совсем близко. Холодное дыхание опалило шею. Она поежилась не сводя с него взгляд. Кажется, Джеймс верил ей.

– Очень, – выдохнула она и прикусила губу. – Даже несмотря на то, что я просыпалась от кошмаров и страха. Это было ненормальным. Ты был обычным, а потом вдруг такое. Но я ждала каждую ночь, чтобы вновь увидеть тебя.

Белла подняла на него взгляд. Голодные глаза затягивали в свои омуты – и вот уже в который раз вместо страха Белла почувствовала, как внизу живота образуется узел, а кровь бешено несется по венам.

– И ты вспомнила? Все? До единой детали? – его голос был тверд, он жаждал ответов.

– Да. Совсем недавно. Воспоминания вернулись ко мне неожиданно. Ты представляешь, что я ощутила? Я боялась. Это словно нырнуть в холодный океан без подготовки и остаться там без помощи. Я была растеряна. Последнее, что я помню – это тебя. И все. Но я так надеялась, что ты придешь. Очень.

– И надеялась ты в объятьях Каллена? – он с силой провел своими ногтями по коре дерева, и Белла увидела, как там появляются полосы.

– Мы друзья, Джеймс, – судорожно оправдывалась она. – Он учится со мной в школе. Он спас мне жизнь и тем самым раскрыл свои вампирские способности. Не все, но мне стало интересно. Это произошло очень давно. Тогда я еще ничего не помнила. В конце концов, я разобралась со всем. Эдвард и его семья постепенно объяснили мне все про них и… про тебя. Потому что одно твое прощальное слово… оно не говорило мне ни о чем. И тогда-то я поняла…

– Что же ты поняла, моя мышка? – его голос вновь лился патокой.

– Я люблю тебя, – выдохнула она, распрямляя плечи. Она сказала это. То, что так и не было произнесено в Финиксе почти полгода назад, теперь озвучено здесь – в густом и труднопроходимом лесу Форкса.

– А как же монстр? Убийца? Охотник? Каллены должны были все тебе рассказать. Предупредить. Нагнать страх. Я же безжалостное чудовище, убивающее бедных людишек, – хохотнул он, тем не менее не давая отстраниться.

– Мне плевать. Ты это ты. Ты мой Джеймс и я люблю тебя. Мне все равно что ты ешь и где живешь, чем занимаешься и… и кого убиваешь. Такова твоя природа и ты не можешь иначе. Я не боюсь тебя.

Белла верила своим словам.

– Изабелла, Изабелла. Ты как всегда слишком наивна. И как всегда преданна и глупа. Ты еще пожалеешь, что связалась со мной. Но и без меня ты больше не проживешь. Я больше не отпущу тебя, Белоснежка.

– И не нужно, – она поднялась на носочки, желая оказаться ближе к его лицу, – мне так хорошо с тобой.

С последним словом Белла прикоснулась к его губам. Холодные, но родные. Возбуждение накрыло ее с головой, рождая и воспламеняя запретную страсть, что таилась в ней и что она так и не подарила ему.

Джеймс тут же перехватил инициативу. Белла оказалась прижата к стволу. Его руки приподняли ее, с легкостью удерживая на весу. Ее ноги в поисках опоры обернулись вокруг его талии, а его губы заняли активную позицию. Он терзал ее рот своим, не давая отстраниться, отказаться, сбежать. Он словно подтверждал свое обладание той, кого наконец догнал, той, что будет принадлежать ему вечно.

Белла не сопротивлялась. Ее руки скользили по его голому прохладному торсу, его волосам, его лицу. Она скучала. Только сейчас она окончательно поняла, что наконец-то дома. Что теперь ни Виктория, ни Эдвард не смогут их разлучить. Никогда.

– Ты моя, Изабелла. Ты это понимаешь? Моя навсегда. Я не отпущу тебя. Если ты вновь сбежишь, то я найду тебя и там, а после прикую тебя к себе. Ты меня слышишь? Тебе от меня никуда не деться.

– Я люблю тебя, Джеймс, – шептала она в перерывах между поцелуями. Он так и не отпустил ее на землю, а она этого не просила. Белла наслаждалась им. Она была согласна на все что он предложит.

– Я рада, что ошибалась, – наконец произнесла она, становясь на ноги, но не отпуская своей твердой опоры.

– В чем ты ошибалась, мышка? – Джеймс с любопытством высматривал что-то на ее лице.

– Каллены рассказали мне все о вас, – на этих словах он зарычал, – не таких как они. Они предупредили, что вы опасны, смертоносны и не остановитесь ни перед чем, в желании утолить жажду. Я боялась, что так и будет. Боялась нашей встречи, думала, что больше не нужна тебе. Но я рада, что ошиблась.

– Ты знаешь о нас все? Что ж, с их стороны это похвально, – хохотнул он, – рассказать тебе правду. Но, учти, Изабелла, жалкими животными, как твои вегетарианцы, я питаться не буду, – выплюнул Джеймс. Само слово животные его раздражало.

Животными? Зачем ему это? Не сразу сообразила Белла. Она и представить не могла Джеймса иначе. Тогда он был бы не Джеймсом, а кем-то другим.

– Зачем? Ты тот, кто ты есть, – улыбнулась она. – Я не буду тебя менять, если ты сам этого не захочешь. Но Джеймс… Виктория.

– Что с ней не так?

– Она не убьет меня? Она меня ненавидит. Она хотела меня выпить при первой встрече. Она говорила, что с едой играть грешно. Она думает так же? Она же любит тебя и попытается мне отомстить, – выдвинула последний аргумент Белла. Она до сих пор опасалась этой хищной красотки.

– Виктория? Виктория лишь приятельница из нашего небольшого клана.

– Только приятельница? – Белла недоверчиво подняла бровь, демонстрируя свой скептицизм. Она точно помнила, как эта рыжеволосая модель ластилась к нему. С ее стороны это было больше, чем приятельство.

– Конечно. Ты сомневаешься? Если так хочешь, то и это будет под вопросом. Если она причинит тебе боль, моя мышка, то я…

– Ты встанешь на мою сторону, а не на ее? Я всего лишь человек, Джеймс. А ее ты знаешь… сколько? Десять лет? Двадцать?

– Вообще-то сто, – он усмехнулся, поймав ее шокированный взгляд. – Изабелла, ты человек, но ты мой человек. И она это знает. Я всегда приму твою сторону. Против любого.

– Но почему? – Белла была счастлива, но тем не менее обескуражена.

– Потому что я знаю, что ты всегда будешь права. А выпить тебя хочет не только она, – хмыкнул Джеймс. В свете луны Белла заметила его острые клыки. Невиданный ранее порыв наслаждения пронзил все ее тело. Она вспомнила ту единственную ночь.

– Ох, – выдохнула она, когда ощутила его прохладные прикосновения к ее разгоряченной коже. И тем не менее, поддаваясь какому-то инстинкту внутри себя, легонько выгнулась навстречу.

– Я чувствую твое желание, мышка. Ты жаждешь этого так же, как и я, не правда ли? Ты изнемогаешь ощутить мой укус, зная, что он принесет тебе боль и наслаждение.

– Джеееймс, – его имя сорвалось случайно. Белла была готова умолять, чтобы его слова сбылись поскорее, но что-то не давало ей покоя…

– А как же остальные? Каллены думают, что ты хочешь меня убить. Эдвард собрался увезти меня далеко на юг. Я сопротивлялась.

Воспоминания, приведших их друг к другу событий, нахлынули на нее, как ушат ледяной воды.

– Я видел тебя. Следил за твоим домом. Он убежал в лес. Не волнуйся, их сейчас отвлекают. Наша Вики в твоей одежде едет в другую сторону. Твоего пикапа больше нет на дороге. А Лоран их дезинформировал. Мы здесь совершенно одни, – холодный палец вновь прочертил один лишь ему известный узор на шее.

– Но Элис видит будущее, а Эдвард читает мысли. Они разгадают ваш план, – воспротивилась Белла.

– Мы предусмотрели и это. Они лишь отвлекают их. Скоро мы будем далеко. А пока…

Он склонился над ее шеей. Белла лишь крепче вцепилась в его плечи руками. Откинув лежащие в беспорядке темные кудри, он коснулся обнаженной кожи. Ноги перестали ее держать. Всего один поцелуй и она уже забыла обо всем. Белла не сразу сообразила, когда острые клыки пронзили ее кожу. Она вздрогнула, ощутив горячую волну шедшую по всему телу. Экстаз – вот что значит давать кровь Джеймсу. Белла вцепилась в его плечи крепче, бессвязно шепча что-то бессмысленное.

Когда наслаждение от укуса затихло, Джеймс вновь овладел ее губами. Теперь они содержали нотки ее крови и это… будоражило. Белла отдалась страсти с головой, не замечая ничего вокруг себя. И тем неожиданнее для нее было, что Джеймса откинула какая-то невидимая сила.

Она плавно опустилась на землю, открыв глаза. Джеймс уже стоял на ногах и чуть ли не рычал на Эдварда. Эдварда? Что он здесь делает? Белла потерла глаза. Так и есть.

– Белла, я велел тебе быть дома. Что ты творишь? – его крик с нотками беспокойства разнесся по поляне.

– Ты один, но, потому что ты быстрее, чем другие, – расхохотался Джеймс, – быстрее, но не сильнее.

Эдвард кинулся ему навстречу, впечатывая Джеймса в ствол дерева. Белла вскрикнула.

– Эдвард нет. Джеймс, пожалуйста. Отпусти его. Остановитесь, – кричала она, переводя взгляд с одного на другого.

– Убить тебя силы хватит, – прорычал Эдвард, не обращая на нее внимание и откидывая Джеймса назад.

Белла выбежала вперед и раскинула руки.

– Эдвард не смей. Прекрати сейчас же. Не трогай его.

– Слышал, что сказала девушка, Эдвард? Ты должен отойти, – Джеймс оказался рядом и Белла взяла его за руку. – Каллен, ты опоздал. Где-то на год. Эта мышка моя. Правда же крошка?

Джеймс склонился над ее шеей, даря ей поцелуй туда, где совсем недавно были его клыки.

– Белла? Что происходит? – недоумение в голосе Эдварда было неподдельным.

– Прости, Эдвард. Так нужно. Джеймс не причинит мне вреда. Поверь. Уйди, прошу тебя.

Она была готова умолять любых богов, лишь бы эти двое не устроили драку. Она не хотела ничьей смерти.

– Кажется, мы вовремя. Разомнём кулаки? – громкий голос появившегося Эммета разрушил все ее надежды. Белла замерла в объятиях Джеймса. Это плохо. Калленов было больше. Белла видела, как тут же появилась Розали, Элис и все остальные. Кто прибежал, кто прыгнул с деревьев. Постепенно они окружили их. И все смотрели на них. Белла крепче обняла Джеймса за талию. Твердая рука мужчины прижала ее к себе собственническим жестом.

– Белла? Что происходит? – мелодичный голос Элис пронёсся по поляне. Ее подруга была в недоумении. Она не видела этого будущего вообще.

– Пожалуйста. Это Джеймс. Мой Джеймс, – продолжала настаивать она. На глазах появились слезы. – Он не причинит мне вред. Я люблю его. Уходите. Я буду в порядке. Пожалуйста.

– Ты его не знаешь, Белла. Он убийца, – не сдавался Эдвард. он не мог поверить в слова той, что была ему небезразлична. – Он убивает людей. Он убьёт тебя. Я видел в его мыслях желание выпить тебя.

– Каллен ты опоздал, – оскалился Джеймс, – я уже ее выпил.

Белла будто чувствовала, как взгляды всех Калленов были направлены на нее. Она постаралась закрыться волосами, чтобы не чувствовать смущения. Казалось, они влезают в ее личную жизнь.

– Я знаю. Эдвард, пожалуйста, не беспокойся. Я в порядке. Это не так как ты представляешь. Я не страдаю и не умру от того, что поделюсь с Джеймсом своей кровью. Я сама хочу этого. И он знает, когда остановиться.

Остальным похоже было очень интересно. Белла мельком отметила, что они настроены не слишком воинственно. Главное, чтобы они не навредили Джеймсу.

– Но, Белла, милая. Ты и в правду не знаешь ничего о нем, – Элис пыталась ее отговорить, все еще считая, что она выдумывает.

– Элис, я познакомилась с Джеймсом в Финиксе год назад. Мы встречались полгода, а потом я переехала. Сейчас он нашел меня. Я знаю о нем все, Элис, Эдвард. Пожалуйста, уйдите отсюда. Он не причинит мне вреда. Мы уедем сегодня же, если вы беспокоитесь.

Она переводила взгляд от одного вампира на другого и чувствовала себя подопытной мышкой в мышеловке.

– Ты не боишься смерти? Или надеешься, что он обратил тебя? Тебе так нравится бессмертная жизнь? Вот зачем ты ей так интересовалась, – довольно грубо вставил Эдвард, все еще не веря в то, что Белла по своей воле идёт с Джеймсом. Вдруг помимо ищейки у него есть и другой талант, подчиняющий себе людей. Но в его голове так и мелькала фраза: “Это он” – тот, кто вскружил голову его Белле, тот кто ей снился, тот кого она все еще любила. Почему бы ей не выбрать Джеймса простого человеческого парня, а не древнего и злого вампира, не ценящего человеческую жизнь?

– Нет, Эдвард, это не так, – покачала головой Белла.

– Я планирую оставить ее человеком ещё очень долго время, – рассмеялся Джеймс и Белла вновь начала таять только от одного его голоса. – Можешь не беспокоиться о ее бессмертной душе, Эдди. Моя Изабелла нужна мне человеком.

Сердце девушки воспарило. Джеймс признался в этом перед другими. И не постеснялся ее. Белла в общем-то знала для чего ей быть живым человеком, но не имела никаких возражений по этому поводу.

Каллены не знали, что делать. Эта картина не вписывалась в их мировоззрение и понимание. Очевидно, тут что-то не так. Если они, отказавшиеся от человеческой крови и убийств не всегда могут сдерживать свои порывы, то, как это доступно тому, кто не желает пить ничто иное, нежели кровь людей? И мало того, что тот пьет, не убивая и не превращая Беллу, так девушке это все нравится. Карлайл впервые встретился с таким феноменом и желал разгадать загадку крови девушки и ее отношений с этим кочевником.

Элис все еще тревожно осматривала свою подругу, желая заглянуть в ее будущее и узнать всю правду. Эдвард, Элис была уверена, уже прочел мысли Джеймса. И судя по тому как он нахмурился, но не стал предпринимать что-то серьезное, Джеймс и в самом деле не желал девушке ничего плохого. Эммет, конечно, хотел размяться, но не стал бы идти против семьи. А Розали…

– Мы зря ее пытаемся спасти, – фыркнула Роуз, но при этом впервые в ее словах не слышалось презрение или злобы. Она была… довольна?! Неужели, потому что Белла выбрала судьбу человека? Или она не хотела видеть именно Свон рядом со своим братом, считая, что тот достоин лучшей девушки. – По-моему ей неплохо рядом со своим красноглазым. Идемте домой.

Белла расслабилась. Эммет согласился со своей женой. Элис не стала бы вредить ей ни в какой степени, а Джаспер так же ее поддержит.

– Изабелла, мне бы не хотелось, чтобы ты исчезала надолго из нашего внимания. Прости мое любопытство, но ваши отношения… интересны. Я никогда не встречал подобного. И мне бы хотелось разузнать об этом поподробнее, – он улыбнулся самой доброжелательной улыбкой и Белла поняла – все обошлось.

– Однако вам не следует здесь охотиться, Джеймс, – обратился Карлайл к вампиру напрямую. – Лоран и Виктория могут принести нам некоторые затруднения. Этот городок слишком мал, чтобы здесь спрятать огромное количество смертей.

– Это ваша территория, Карлайл. Мы помним об этом. Не беспокойтесь. Мой клан не доставит вам проблем.

Прошло совсем немного времени и Джеймс разговаривает с представителем Калленом будто бы ничего и не произошло, будто бы и не хотели они устроить драку совсем недавно.

– Счастливо, – Карлайл удовлетворенно кивнул. Он был счастлив, что сегодня не пришлось никого убивать. – Эдвард идём домой. Девушка сделала свой выбор, и мы не в силах ее заставлять, – обратился он к сыну, зная, что тот воспримет это как удар по самолюбию. Карлайл любил всех своих детей и не хотел видеть их несчастными, но в то же время, он не желал рушить узы любви, которые наблюдал прямо сейчас.

Эммет пожелал Белле удачи и взяв Розали под руку растворился в темноте. Элис же, напротив, подошла к ней.

– Белла, милая, я буду скучать по тебе. Помни, мы все еще подруги и останемся ими на века, – она загадочно улыбнулась, – к тому же можем общаться по электронной почте, когда разъедемся в разные стороны. Я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, Элис. И буду очень сильно скучать. Конечно, мы будем общаться, – пообещала Белла.

Коротко стриженная девушка-эльф хихикнула и взяв под руку молчаливого Джаспера, помахала ей рукой. Джаспер без слов поддержал свою жену. Он дрался с подобными Джеймсу и знал, что их не победить. Он был рад, что им не пришлось сражаться и что его Элис была в безопасности. Они убежали так быстро, что Белла едва смогла их заметить.

Эсми с такой же теплой улыбкой подошла к ней и обняла. Белла привязалась к матери Эдварда и ей бы не хотелось, чтобы та считала ее предательницей своего сына. Эсми, впрочем, так никогда и не думала.

На поляне остался лишь Карлайл и молчаливый Эдвард. Последний никак не хотел поверить, что это ее собственный выбор, но по видимости мысли Джеймса убедили его в обратном. Она и впрямь выбрала не его. Ну что ж… такова судьба. Эдвард не будет пытаться завоевать Беллу вновь, потому что знает, что это бесполезно. К тому же его семья, как это ни странно, поддержат и девушку, и ее выбор.

– Эдвард…мы друзья? – Белла не хотела расставаться вот так, зная, что он затаит на нее обиду.

– Конечно, Белла – он улыбнулся лишь кончиками губ, прежде чем махнуть ей рукой и поспешить сбежать. Белла почувствовала, что Джеймс расслабился, когда понял, что Эдварда рядом нет.

– Я бы не хотел терять с вами связь, Джеймс, Белла, – еще раз повторил он. – Не возражаете, если мы будем изредка видеться?

– Мы можем звонить друг другу, – улыбнулась Белла. Джеймс лишь равнодушно пожал плечами. Его сейчас волновала лишь Белла и ее теплое тело рядом.

– Отлично. Прощай Изабелла Свон. Мне было приятно познакомиться с тобой.

Комментарий к Глава 15.

На ваш суд)

ПБ все еще доступна.

========== Глава 16. ==========

Едва исчез последний Каллен, как Джеймс подхватив Беллу на руки, побежал вперед не обращая внимания на деревья и темноту. Довольно скоро они оказались на пустынной ночной дороге. Вдали виднелись одинокие огни Форкса. Машин не было.

И только сейчас оставшись наедине с ним, без всяческой внешней угрозы, переживаний и неизвестности… Белла поняла, что не знает, что делать дальше. Вот совсем. Это не Финикс. Джеймсу будет здесь неудобно, потому что совсем рядом обитают Каллены. А уезжать она бы не очень хотела. Хотя бы пока не окончит школу.

– Джеймс, что будем делать дальше? – наконец осмелилась произнести она. Как-то сразу забылось с какой лёгкостью и непринужденностью они общались в Финиксе. Сейчас между ними стояла стена различий их видов и может просто неизвестности. Она не знала.

– А что ты хочешь, мышка? – он погладил ее по волосам, убирая растрёпанные пряди за уши. Этот заботливый жест был так далеко от его образа грозного дикого кочевника.

– Я сбежала от Чарли и нагрубила ему. Я люблю его и не хочу, чтобы он страдал. К тому же, у меня еще год старшей школы, – едва слышно протянула она.

– Значит отвезем тебя к нему. А что не так с твоей жизнью? Продолжай делать то, что делала, но с одним условием. Рядом буду я.

Белла улыбнулась, чувствуя, как любовь к ее вампиру переполняет ее. Она все еще не могла поверить – они встретились.

– Значит я могу закончить эту школу? А потом поехать в колледж?

– Изабелла, не делай из меня монстра. Я не собираюсь запирать тебя в подвале и пить твою кровь, – хохотнул он, прижав ее к себе сильнее, – хотя…

– Спасибо, Джеймс, – Белла прильнула к нему в поцелуе, забывая обо всех насущных проблемах. – Это важно для меня, – она все-таки отстранилась.

– Ты сказал, что я нужна тебе такой. Человеком. Я ценю это – я сама хочу вырасти, и понимаю для чего ты сказал это Калленам, но… – она глубоко вздохнула, прежде чем на одном дыхание высказать все, о чем думала последние несколько минут, – ты ведь обратишь меня, когда придет время?

А если нет? А если он хочет ее лишь из-за крови? Если ему будет все равно на ее желание быть с ним вечно? Если она нужна ему не так сильно, как она думает и тот предпочтет наблюдать ее старость и смерть, нежели обратит. Или в один прекрасный момент…

– У тебя не должно возникать такой мысли, Белла, – он строго посмотрел ей в глаза и у Беллы, кажется, вновь исчезли все сомнения. – Конечно, я обращу тебя, но позже… скажем лет через шесть. Ты будешь идеальной вампиршей – подстать мне.

“Я покажу тебе как быть созданием ночи и наслаждаться своей властью”. Он уже ощущал в его мышке тот потенциал, раскрыв который, он выпустит наружу ее самую чувственную страсть. Скоро неизвестно кто станет более изящным и безжалостным убийцей.

– И никакой Виктории? – ревниво спросила та, ощущая это древнее как мир чувство к красивой вампирше.

– Абсолютно. Так же, как и никакого Каллена поблизости, – он вновь обнажил клыки, показывая свои серьезные намерения.

Белла улыбнулась. Она счастлива. Разве может быть жизнь прекраснее?

Приближающийся свет фар оповестил их, что к ним кто-то движется. Белла хотела отойти с пустынной трассы, но Джеймс ее остановил. Не доезжая нескольких метров, автомобиль затормозил, и в ярком свете фар Белла смогла разглядеть свой старый пикап. За рулём сидела Виктория, а Лоран стоял в багажнике.

– Ну что, Джеймс, ты получил свою человечку? Теперь мы можем быть свободны? – Виктория говорила это с недовольным лицом. Она не одобряла такого увлечения Джеймса человеком, но так до конца и не смогла разгадать природу этой одержимости. Возможно, скоро. Возможно, это лишь временное помутнение, желание подчинить, завоевать, отобрать. Возможно, они узнают, что эта нелепая девчонка, так похожая на глазастого оленёнка, отдаст свою жизнь Джеймсу.

Конечно, когда-то давно Виктория была влюблена в этого мужчину. Ее тянуло на его мрачную и опасную красоту. Вампирша была уверена, что именно она и объединила их клан. Лоран всегда стремился к силе, а она и Джеймс были идеальными ее компонентами. Но со временем к ней пришло понимание, что это лишь её домыслы. Джеймс никогда не подтверждал её намеки и не давал обещаний. Несмотря на это, она все ещё в глубине давно замершего сердца лелеяла надежду на воссоединение. Но пока… пока это лишь беспочвенные мечты. Даже если она превосходит человечку в разы, Виктория не посмеет напасть на джеймсову игрушку, за которой он долгие для вампира месяцы мотался по всему миру. Однако, если бы вегетарианцы убили бы Джеймса из-за нее, то Виктория сделала бы все, чтобы отомстить и Калленам и смертной.

– Виктория, Лоран, благодарю за помощь. Теперь Белла со мной и Каллены нам не помеха. Если хотите можете идти. Мы свяжемся позже. Мне нужно проводить Беллу домой.

– Джеймс, твоя игра зашла слишком далеко. Ты знаешь, что с тобой сделают Вольтури, если узнают про человечку? – Лоран был настроен гораздо серьёзнее. Теперь, когда азарт игр и погони прекратился, он мог рассуждать логически. И выводы его отнюдь не радовали. Он знал Вольтури: был знаком с ними лично, чтобы ответить однозначно – с ними играть опасно.

– Знаю. Но я готов к этому. Белла станет вампиром, но позже. Мы всё обсудили. Вольтури нам не помеха.

Джеймс не высказывал и доли той тревоги, которая застыла на лице Лорана, поэтому тот успокоился. Их лидер знает, что делать. А он, пожалуй, отправится куда посевернее. Да, Джеймс и Виктория сорвали его с места, где он начал плодотворное общение с одной ледяной красоткой, но надеялся и на другие знакомства. Карлайл сообщил, что в Денали – самом сердце Аляски живут его знакомые. Среди них три свободные, молодые и обворожительные вампирши. Он не прочь навестить их прямо сейчас.

– Удачи, друг, – моментально оттаял темнокожий вампир и, улыбнувшись, исчез так, что глаза Беллы не уследили за ним.

– Если он пострадает из-за тебя, я убью тебя, – прошипела ей Виктория и, мимолетно обняв Джеймса, так же убежала, оставив их наедине.

– Они твоя семья? – Белла впервые видела, как такие вампиры как Виктория и Лоран заботятся друг о друге так же, как Каллены.

– Не семья. Клан. Мы не похожи на Калленов в этом смысле, но общие черты есть и у нас. Мы кочевники. Не сидим на месте, всегда путешествуем. Часто это происходит по отдельности. Но мы знаем как связаться друг с другом и всегда поможем членам своего клана. Этот закон действует у всех вампиров, мышка.

– Джеймс, все хотела спросить… – Белла на секунду замолчала, прежде чем выдохнуть этот вопрос, – сколько тебе лет?

Этот вопрос не давал ей покоя с тех пор, как она все вспомнила и крупица за крупицей узнавала информацию. Джеймс явно старше Эдварда – он знаком с Викторией сто лет и естественно, был вампиром до того, как они встретились. Но, все же, ей казалось, что он младше Карлайла с его тремястами с чем-то годами. Джеймс рассмеялся. Это было бы нелепо, если бы не было по истине интересно. Они ведь знакомы уже больше полугода (и не важно, что четыре из девяти месяцев были потеряны), а она так и не в курсе каков он на самом деле. Белла поняла, что сегодня начинается новая страница в их жизни. Теперь ей предстоит раскрыть всю его бессмертную натуру, так скрываемую раньше от непосвященной ее.

– Я родился в 1780 году. Сейчас мне 228, – рассмеялся он.

Да. Она так и знала. Меньше трехсот, но явно больше ста. Да, Джеймс порядочно пожил в этом мире.

– Старик, – рассмеялась она и не ожидала, как Джеймс прервет ее очередным требовательным поцелуем. На этот раз она оказалась прижата к капоту. Но, едва почувствовав голой кожей холодный металл, она смогла совладать с собой.

– Джеймс, постой. Погоди. Давай вернёмся домой. Машина не лучшая идея. Мне неудобно.

Изабелла понимала, что сейчас они не могут зайти так далеко, хотя ей отчаянно хотелось этого. Вот уже сколько месяцев. Он зашипел, но тем не менее отпустил ее, хлопнув по попе.

– Я ещё доберусь до тебя, мышка.

В его голосе зазвучало обещание, которому Белла безоговорочно поверила. Джеймс не имел привычки шутить такими вещами. Почувствовав, что заливается краской, она опустила взгляд вниз. Ей хотелось ответить что-то вроде “буду ждать”, но она вовремя прикусила язык.

Джеймс сел за руль, не дав ей выбора. Впрочем, Изабелла и не возражала. Однако поехали они к ее удивлению не в сторону Форкса. Огни маленького городка удалялись с огромной скоростью.

– Куда мы едем? Дом же в другой стороне, – поинтересовалась Белла.

– Моя дорогая, ты предлагаешь заявиться к отцу вот так вот посреди ночи, растрёпанная, раскрасневшаяся, словно… словно ты отлично порезвились в своем пикапе? К тому же с кем-то кто не знаком твоему шерифу? – ухмыльнулся Джеймс и Белла машинально захотела ударить его ладонью, засмеявшись. Но даже смотря на дорогу, он поймал ее пальцы и поцеловал. Девушка осознавала, что он безусловно прав.

– Тебе ещё учиться и учиться. Охотники так не поступают, – продолжил он, отпустив ее ладонь. – Мы создаём тебе легенду. Куда ты уезжала? В Сиэтл? А мы съездим в ближайший город. Там ты, допустим, остановилась в мотеле и… встретила меня. Я, как твой верный кавалер, приехал к тебе из самого Финикса. Представляешь, мне даже пришлось продать свой дом, лишь бы не разлучаться с тобой, – хохотнул он, издеваясь над будущими слушателями.

– Я убедил тебя, что твой отъезд не самая удачная идея, – меж тем продолжил он. – К тому же я планирую жить недалеко от тебя, сладкая. Ты вернёшься завтра утром и со всей своей пылкостью будешь жалеть, что решила уехать. Ну, как тебе план?

– Идеален, – Белла и вправду была довольна идеей Джеймса. Девушка задумчиво смотрела в окно, размышляя о том, как круто повернулась ее жизнь всего за год. Кто бы мог подумать, что она, Изабелла Свон, полюбит вампира и возможно даже не без взаимности (она хочет верить что, что чувства собственности и принадлежности Джеймса означают любовь), сбежит от него и познакомиться с подобными ему, а потом вновь встретит того, кто отнял ее сердце. Такое могло быть лишь в какой-то нереальной сказке. Но она и не хотела иного.

– Думаешь, мы засветло выберемся из города? – с презрением спросил Джеймс, чем вывел ее из ступора. Что? Засветло? Но поняв, что оскорбляют ее автомобиль, не могла сдержаться. Это же ее автомобиль.

– Этот пикап в дедушки годится любой твоей машине. Прояви немного уважения! — огрызнулась Белла и тут же прикусила язык. У Джеймса есть машина?

Собираясь с мыслями, Белла взглянула на приборную панель и, увидев показания спидометра, окаменела. Лишь сейчас она заметила, как на самом деле быстро они движутся. Пока она не замечала, все было хорошо, но стоило об этом подумать, как ее стало тошнить.

– Ты что, с ума сошел! – заорала она,забыв о стеснении и испуге. – Сбавь скорость!

– Что случилось? – Джеймс, кажется, сам испугался ее внезапного крика. Однако на тормоз не нажал.

– Сто шестьдесят километров в час! – Белла в панике посмотрела в окно, но не увидела ничего, кроме темного стоящего по обоим концам дороги леса. Из-за огромной скорости он казался монолитной стеной.

– Расслабься, мышка, – закатил глаза Джеймс.

– Хочешь, чтобы мы разбились? – продолжала паниковать Изабелла.

– Ничего не случится!

– Куда ты так спешишь? – постепенно успокаиваясь спросила Белла. Однако спасательную ручку над головой не отпустила.

– Я всегда так передвигаюсь, – усмехнулся он, поворачиваясь к ней вполоборота.

– Смотри на дорогу! – взвизгнула она, отчаянно не желая превратиться в лепешку. Ему-то явно ничего не будет, в отличие от ее хрупкого тела, которое, даже споткнувшись, может сломать ногу.

– Изабелла, я ни разу не попадал в аварию, даже штрафов не платил! – похвастался он и постучал по голове. – У меня здесь встроенный радар!

– Очень смешно! Особенно если учесть, что я дочь полицейского и воспитана на уважении к законам! К тому же, если пикап разобьется в лепешку, ты просто встанешь и пойдешь дальше.

Она таки озвучила главную проблему.

– Очень может быть, – усмехнувшись, ответил он. – Этот старичок крайне ненадежен. А мне не хотелось бы, что ты превратилась в лепешку, – и стрелка спидометра поползла вниз. – Довольна?

– Почти, – фыркнула она.

– Ненавижу ползать, как улитка! – пробормотал он раздраженно через пять минут такой езды.

– Сто двадцать километров в час – это скорость улитки?

Он лишь усмехнулся, говоря, что больше не сбавит. Белла поняла, что скорость – это слабина всех вампиров. Что Эдвард, что Джеймс тащились по быстрой езде. Или дело в том, что они мужчины?

Мотель Ракушка был первым увиденным ими мотелем в Порт-Анджелесе. Джеймс остановил пикап и вышел наружу. В ту же секунду он оказался около ее двери и подал ей руку, как галантный кавалер.

– Я не иду внутрь, – бросил он. – Пойди закажи себе комнату на ночь. Я приду к тебе позже.

Белла кивнула – в такие моментах лучше не перечить, и зашла в здание. Ее комната была на 3 этаже. Она знала, что вампиры могут забираться по стенам, поэтому открыла окно для Джеймса настежь. Через минуту тот уже был внутри.

– Почему ты не захотел зайти со мной? – полюбопытствовала она, поудобнее расположившись на двуспальной кровати.

– Людям свойственно придумывать всякие глупости. Я не хочу, чтобы тебя обсуждали здесь, увидев в моей компании.

Белла непонимающе оглядела Джеймса с ног до головы. Для нее он был идеален. Но потом она и в самом деле отметила, что у Джеймса нет обуви, что его глаза горят рубиновым огнем, что рубашка расстёгнутая. В общем, он был одет однозначно не по погоде. Девушке стало приятно, что он заботиться о ней больше, чем она сама.

Мотель был так себе, но спать в нем было можно. Однако, честно говоря, Белла совсем не желала засыпать, особенно когда рядом с ней лежал ее мужчина. Белла держала его руку не желая расставаться даже на минуту. Но постепенно ее глаза слиплись и сквозь дрему она еле-еле разобрала тихие слова:

– Сладких снов, мышка. Я приду утром.

Белла проснулась, когда солнце было высоко, но, как и всегда скрыто облаками. Джеймса рядом не было. Она взглянула на часы – десять утра. Прождав еще некоторое время, девушка успела испугаться, что Джеймс ушел. Она собрала свои немногочисленные вещи, причесалась и умылась. Но когда и после этих действий номер мотеля не был нарушен нежданным гостем, Белла решила спуститься вниз. Едва она протянула руку к двери, как позади нее скрипнули ставни и ее обдало потоком прохладного воздуха. Джеймс вернулся.

“Бог ты мой, разве он может быть ещё прекраснее” – Белла закусить губу, смутившись от подобных мыслей.

– Ух ты, – это было единственное, что она смогла произнести. Джеймс изменился почти до неузнаваемости. По крайней мере, с тем кочевником, как он выглядел вчера было не сравниться.

– Твои глаза… – Белла тут же отметила цвет его глаз. Они были не алыми, а карими. Но как? Разве это возможно?

– Линзы. Ненавижу их, – поморщился он, подходя ближе. – Но мне предстоит знакомство с твоим отцом. Я должен выглядеть представительно. Я сыт, поэтому черный цвет вернется лишь через несколько дней. К тому же ты явно не захочешь, чтобы я перекусил мистером Чарльзом Своном.

Это было настолько мило, что Белла забыла все, что хотела сказать. Ради нее он пошел на такой шаг. Кажется, влюбиться сильнее невозможно.

– И ты подстригся. Тебе очень идёт, – наконец выдавила она, стараясь не пожирать его глазами слишком сильно. – Но разве такое возможно?

– Похоже ты не все знаешь о вампирах, – усмехнулся Джеймс, проводя пальцами по короткому светлому ёжику, – Каллены были не очень хорошими учителями? – хмыкнул он. Она лишь пожала плечами.

– Я принес тебе завтрак, – Джеймс протянул ей пакет из Старбакса с горячими круассанами. Тебе нужно подкрепиться.

– Спасибо, – Белла улыбнулась, забирая еду. Она и в самом деле была голодна. Тем временем, Джеймс лениво уселся на край деревянного стола и принялся говорить.

– Когда нас обращают, все наши физические параметры замирают. У нас не могут отрасти волосы или ногти. Однако такой вот парадокс. Если ты остригаешь то, что у тебя есть, ты скоро вновь вернёшься к этому. Меня обратили, когда у меня согласно моде того века были длинные волосы. Спустя долгое время отшельничества я решил их обрезать. Получилось. Но лишь на короткое время. Через месяц или около того они вновь достигли своей изначальной длины. Точно так же происходит и с краской для волос. Мы можем экспериментировать с цветом и оттенком, но едва попадём под дождь или влагу, как прощай искусственная красота.

Элис ей такого не рассказывала. Интересно, почему? Такие подробности были гораздо интереснее, чем разговоры о бессмертной душе Эдварда.

– А ты? Как часто тебе нужно… питаться? – смутилась она, дотронувшись до едва заметных и чувствительных следов на шее.

– Я смотрю, ты больше хочешь меня накормить, чем сама поесть, – он провел пальцами по ее шее и Белла почувствовала легкую дрожь, пробуждающую в ней нечто древнее и дикое. – В тебе так много вопросов, Изабелла. Я буду разгадывать тебя вечность. Но сейчас вынужден тебя разочаровать, – он убрал руку, – твоя питательная кровь действует на меня как сильнейший энергетик. Я насытился надолго. К тому же тебе нужны силы. Потерпи несколько дней.

– А если же тебя интересует чисто научный интерес, то вампирам нужно охотиться раз в три дня. Чем больше перерыв, тем сильнее жажда и тем мучительнее остановиться. Но, – пожал он плечами, – как ты понимаешь, сдерживаться и ограничивать себя нам нет нужды, поэтому наш обед происходит дважды в неделю. Особые гурманы любят трапезничать ежедневно.

Белла согласно кивнула, благодарная за смену темы, и впилась в последний круассан. Одновременно с этим радуясь, что Джеймс не может читать ее мысли и надеясь, что не прочтет ее по глазам и движениям. Кажется, она и в самом деле будет ждать этих нескольких дней даже больше, чем он.

Она спустилась одна также в одиночестве, как и поднималась сюда. Кивнув регистраторше и сдав ключ, девушка выскочила на улицу. Джеймс уже ждал ее у пикапа. Он вновь сел за руль. “Здравствуй быстрая езда и прощай содержимое желудка” – подумала Белла, уже ощущая легкую тошноту.

– Тебе нужно выкинуть эту развалюху, – ворчал он, развивая скорость, но при этом, не превышая 120 километров в час, – это не машина, а посмешище.

– Это хорошая машина, Джеймс. Мне она нравится, и я не буду ее менять, – Белла хотела отстоять свое право обладать тем, чей ей хочется.

– Нет. На ней же совершенно невозможно ездить. Я куплю тебе другую. В ближайшее время, – кивнул ей Джеймс, когда увидел мигающую лампочку – “замените масло”.

Белла хотела воспротивиться и уже даже открыла рот, но совершенно неудобный вопрос решил вырваться помимо ее воли.

– У тебя есть деньги? – она тут же стыдливо опустила голову. Впрочем, голос разума тут же ее оправдал, почему ей должно быть стыдно? В Финиксе Джеймс всячески показывал ей, что он не нуждается в финансах, несмотря на его не слишком шикарное жилище. К тому же она знала, что Каллены были довольно обеспеченными, но что насчёт других вампиров? Так что все очень даже по теме.

– Я сказочно богат, лапуля. Ты не будешь ни в чем нуждаться. Все вампиры обеспеченные. У нас были века, чтобы накопить состояние.

– Я даже не знала, что ты водишь машину, – переключилась Белла. В Финиксе у него не было своего транспорта, но Белла не считала это чем-то плохим.

– Я вожу не только ее, – он усмехнулся одними губами, вгоняя ее в краску своими ассоциациями. – О чем ты подумала, Белла? – “шокировано” произнес он и рассмеялся, видя, как девушка прикусила свою губу.

Оставшийся до Форкса путь Белла готовила слова, что скажет Чарли, убеждая себя, что он ее никогда не простит, что она видела его глаза. Джеймс же велел ей не сомневаться в себе. Едва пикап подъехал к дому, как дверь отворилась и на порог вышел Чарли. Белла выпрыгнула из кабины и сделала несколько шагов вперёд.

– Беллз… – больше Чарли не произнес ничего. Он просто подошёл к ней и обнял.

– Прости, папа. Я сожалею, что сказала тебе такое. Я вернулась, – сквозь слезы пробормотала она, утыкаясь в его черную шевелюру.

– Давно простил, Беллз. А кто это сидит за рулём? Эдвард? – мгновенно переключился шериф, заметив, что дочь приехала не одна.

– Нет, пап. Это мой парень, – Белла сжала кулачки, чтобы сейчас все прошло хорошо. – Я встречалась с ним в Финиксе, но мой переезд на время разъединил нас. Вчера вечером он позвонил мне и решил сделать сюрприз – он продал дом и приехал сюда. Ко мне, – с чистой совестью лгала Белла, продолжая сочинять правдоподобную легенду. – Мы встретились в Порт-Анджелесе и он помог осознать, что я не права, уезжая от тебя вот так вот.

Девушка была почти уверенна, что услышав такой рассказ, Чарли Свон уже был готов принять ее парня. А еще, что Джеймс слышал ее и явно улыбался.

– А как же Эдвард Каллен? Я думал он твой молодой человек, – принялся выспрашивать он.

– Папа, Эдвард не мой парень, – сделав круглые глаза пробормотала Белла. Сколько раз ему нужно было это повторять? Но, кажется, Чарли так и не поверил ей про Эдварда. – Он лишь друг. И не говори о нем при Джеймсе – он ревнует. И будь, пожалуйста, помягче – он дорог мне.

Чарли символически показал свой нимб над головой и усмехнулся. Он готов был сделать все, чтобы его дочь осталась с ним.

– Так значит его зовут Джеймс? – Чарли поднял взгляд на пикап откуда уже выходил молодой человек его дочери. Шериф мгновенно оценил его внешний вид. С первого взгляда было ясно, что он серьезный и ответственный человек.

Белла зачарованно уставилась на Джеймса. Как такой, как она, достался этот идеальный мужчина? Белла видела, как он старался делать из себя человека, хотя это было ему несвойственно: он чуть сутулился, поднимал плечи словно дышал и шел не так плавно. Если бы девушка не знала, что он репетировал походку в мотеле, то ни за что бы не заподозрила в ней неестественности.

– Добрый вечер, мистер Свон, – протянул он руку Чарли и тот пожал ее, не сказав ни слова по поводу его прохладной кожи. Возможно потому что на улице было прохладно, а возможно потому что Белла сквозь зубы бормотала про чертов сломанный кондиционер. –Позвольте официально представиться. Джеймс Визердейл. Как вам должно быть уже известно, ваша дочь – моя избранница.

– Здравствуй, Джеймс. Я Чарли Свон. Проходите в дом, – удовлетворенно улыбнулся Чарли Свон. Первое впечатление было приятным. Но проверить его следует очень хорошо. Он не собирается отдавать свою малышку в руки неизвестно кого. Нет и нет. Ружье он держит не просто так.

Белла не знала, что он может быть таким. У Джеймса оказывается было много времени, чтобы научиться притворяться, скрываться, лгать. Если бы Белла его не знала лучше, то ни за что бы не догадалась, что то, что он сказал Чарли была ложь.

– Итак, Джеймс, ты знаком с моей дочерью… сколько? – начал свой допрос Чарли.

– С сентября прошлого года, сэр, – с готовностью произнес тот.

– И сколько же тебе лет, Джеймс Визердейл? Ты не выглядишь подростком.

– Мне 25, сэр, – кротко ответил он.

– Ты в курсе, что Изабелле нет 18? – допрашивал Чарли как настоящий шериф.

– Папа… – Белла готова была провалиться сквозь землю.

– Конечно в курсе, мистер Свон. Я знаю об Изабелле все. Не волнуйтесь, ваша дочь со мной счастлива.

В подтверждение его слов, Белла сжала его руку и улыбнулась отцу.

Пока Джеймс рассказывал о себе, девушка размышляла о том, как может сложиться ее дальнейшая жизнь. Джеймс обещал, что она закончит школу здесь. Но до ее окончания ещё целый год. Что они будут делать так долго? Где будет жить она и Джеймс? Где он будет питаться? Ведь он не пьет животных, а в Форксе убивать нельзя. Кстати, а можно ли питаться и не убивать? Она мысленно принялась составлять список вопросов, которые непременно задаст Джеймсу. А потом куда? Она должна будет учиться, получить какую-нибудь профессию. Ведь если Джеймс ее не обманывал, а она верила ему, то он обратит ее, но позже. Сейчас Изабелла бы не согласилась на это. Она понимала как сложно было Эдварду быть вечным старшеклассником. А мир ведь большой. Гораздо лучше, когда ты можешь покупать себе пиво и билет на самолет без разрешения родителей, чем вечно подделывать нужные документы.

Перед ее глазами замелькали пальцы.

– Беллз, прием, – смеялся Чарли, – опять уснула с открытыми глазами. В детстве часто так делала, когда ей читали скучные сказки, – пояснил смеющемуся Джеймсу мужчина.

– Или когда я рассказывал о средневековой Франции, – поддакнул тот.

“Что? Они спелись? Так быстро? И как Джеймсу удалось так быстро понравиться ее отцу?”

– Я сказал твоему отцу, что нам пора. Помнишь, мы хотели съездить в кино сегодня днём?!

– А? Да, конечно. Пока пап, люблю, – прощебетала девушка, мгновенно поднимаясь с места. Джеймс тут же взял ее за руку.

– До свидания, мистер Свон. Я верну ее вовремя.

– Счастливо.

Второй раз за сутки ярко рыжий пикап покидал Форкс. Едва они проехали табличку: “Вы покидаете Форкс. Счастливого пути!”, он остановился и вынул линзы.

– Я хотел это сделать каждую секунду моего пребывания в твоём доме. До чего же они ужасны. Невозможно видеть – заметна каждая трещинка.

– Ты хорошо справился. Спасибо, Джеймс. И знаешь, тебе так лучше, – она накрутила одну прядь на палец, опуская взгляд, – мне нравятся твои глаза.

Белла смотрела в окно, наблюдая за пролетающими мимо деревьями и редкими встречными машинами. Вскоре они оказались в Порт-Анджелесе. Кажется, скоро этот город будет известен ей так же хорошо, как и Форкс.

И как девушка и думала, в кино они не пошли. То была лишь отмазка для Чарли. Впрочем ей было все равно. Но какого же было ее удивление, когда она увидела место их прибытия. Джеймс привез ее к… автосалону. Ну нет! Белла хотела воспротивиться, когда поняла для чего они здесь. Угроза приобрести новый автомобиль перестала быть угрозой.

Выйдя из кабины, Белла услышала противный скрежет. Обежав пикап, девушка увидела ухмыляющегося Джеймса и огромную вмятину на кузове пикапа. Она даже возмутиться как следует не успела.

– Изабелла, представляешь, кто-то испортил твой пикап. Он был такой старый. Удивительно как он выдержал нашу езду. Как хорошо, что мы оказались рядом с автосалоном.

Белла сжала кулаки от негодования. Вот он… – она даже не могла подобрать нужного слова. Наглец. Но обаятельный наглец.

– Верни моему пикапу его нормальный вид, Джеймс. Это подарок Чарли. Я не могу его выкинуть.

– Прости, но это невозможно. Этот пикап погиб еще году в восьмидесятом. Тебе совершенно не подходит этот транспорт. Ты скорее превратишься в лепешку именно на нем, – Джеймс подошел к ней и приподнял ей голову. – Теперь буду выбирать я.

Белла пришлось смириться. Мысленно она согласилась с Джеймсом по поводу пикапа. Старичок прожил долгую и насыщенную жизнь. Но сдаваться вот так вот она не собиралась. Девушка улыбнулась. Азарт захватил все ее существо. Она тоже умеет шутить и мстить если не то пошло. Она еще помучает Джеймса. Если он хочет купить ей автомобиль – она не будет возражать. Однако как следует помучает его. Зря что ли она целыми днями изучала марки машин, их технические характеристики и всевозможные свойства, когда собиралась переехать в Форкс?!

Nissan Qashqai дымчато-синего цвета теперь был ее. Спустя три часа прогулки по небольшому центру, самодовольная ухмылка Джеймса сменилась закатанными глазами. Теперь он понял каково это ходить с рассерженными и полными праведной мстёй девушками по магазинам. На самом деле, девушка и сама порядком устала от этого представления, но она была обязана отыграть свою роль на отлично. Ей это удалось. Ему еще крайне повезло, что Белла ненавидит магазины одежды и в особенности многочасовые шоппинги. Да она же просто идеальная девушка, если так посмотреть.

Поэтому отомстив за его своевольное решение с пикапом, она выходила из автоцентра с видом королевы. Но, едва эйфория после удачной мести утихла, Белла подумала, что скажет Чарли насчет ее нового транспорта. Да и вообще что ей с ним делать. Автомобиль это не букет цветов и даже не путевка на море.

– Джеймс… я не могу ее принять, – она закусила губу, смотря на ключи, врученные продавцом.

– Изабелла эта машина только твоя. Мне не нужен транспорт, чтобы передвигаться. Тем более уже поздно, мышка. Ты сама выбрала.

– Но, Джеймс. А что я скажу…

– Придумай что-нибудь. Всегда можешь сказать правду, – он усмехнулся, подводя ее к водительской двери. – Надеюсь, ты не забыла, как управлять нормальным автомобилем?

– А что с пикапом? Его же нужно куда-то деть. Не бросать же его тут! – Белла все еще не хотела отходить от своего рыжего монстра.

– Отдашь мне ключи. Я ночью пригоню тебе в гараж, если тебе дорого это железо.

Белла согласно кивнула и потянулась к его щеке. Но он ловко повернул голову так, что ее губы оказались в его плену. Больше Белле не хотелось никуда ехать. Но у Джеймса было больше выдержки и совсем другие планы. Она еще не знала, что светловолосый мужчина не привык сдаваться так скоро. Он подтолкнул ее к открытой двери “ниссана”.

Следующим пунктом их свидания был кафетерий на набережной. Когда-то недалеко отсюда она ужинала с Эдвардом и выпытывала его тайны. Как давно это было.

– А теперь, моя хитрая и мстительная Изабелла, пришла моя очередь, – ухмыльнулся Джеймс ведя ее за руку к “ниссану”. На этот раз водителем снова был он. – Готова испытать все то, что испытывал я?

У Беллы в голове пронеслось все от крови, убийства и боли до…, но она не ожидала, что это окажется очередной магазин.

“Серьезно?” – весь ее вид выражал недоверие. Но Джеймс непреклонен. И тогда уже девушка взмолилась, когда он заставил примерять ее платье за платьем, смеясь над каждым ее мученическим стоном. Не успела она обрадоваться тому, что в одном отделе они закончили, как пошли туфли и украшения. Белла знала, что Джеймс в курсе ее нелюбви к каблукам, а значит он издевался над ней. Ну, ничего, у нее еще будет шанс отомстить.

Единственное, в чем она смогла одержать победу – это покупка белья. Вернее, наоборот, игнорирование данного магазина. Ее щеки были цвета спелого помидора, когда Джеймс все-таки сдался. Они поехали домой. Тем не менее Белла задумалась над тем, что ей совершенно точно необходимо купить несколько комплектов… просто, потому что надо. Для себя. Да.

Комментарий к Глава 16.

Возможно, слишком сладко, но уж что есть)

ПБ - для вас.

========== Глава 17. ==========

– Поверить не могу, что ты меня уговорил, – шипела Белла на ухо Джеймса, когда они шли по дорожке к школе. Вернее, не в саму школу, а на школьный бал. С самого начала девушка была против этой идеи, но Джеймс почему-то решил, что им обязательно нужно туда прийти. Несмотря на то, что он настоял на покупке платья несколько дней назад, она не думала, что это самое платье ей когда-нибудь пригодится.

Пока Джеймс парковал машину, Белла осталась сидеть на лавочке, поправляя локоны.

– Белла! Привет, – раздался звонкий голос Джейкоба. Он значительно подрос с прошлого раза. Очень подрос.

– Джейкоб, – она на самом деле была рада его видеть, – ты здесь и… знаешь, когда-нибудь анаболики тебя погубят.

Он лишь фыркнул на ее заявление.

– Представляешь, папа обещал заплатить двадцать долларов, чтобы я пришел к вам на выпускной! – пристыженно сказал Блэк.

– Да, верится с трудом! – пробормотала она. – Ну что ж, надеюсь, ты прекрасно проведешь время! Кого-нибудь себе нашел? – спросила Белла, с интересом разглядывая идущую ко входу в школу стайку девушек в ярких платьях.

– Угу, – пробормотал Джейк, – но у нее есть парень…

Заглянув в черные глаза, Белла все поняла, и им обоим стало неловко. Зря она в свое время так необдуманно дала ему малейший намек на то, что он нравится ей. Не обремененный женским вниманием, Джейк нашел себе объект поклонения. И, к сожалению, им оказалась она.

– Кстати, ты хорошо выглядишь, – галантно заметил Блэк после некоторого молчания.

– Спасибо! Так зачем отец тебя прислал? – поинтересовалась Белла, радуясь, что они сменили тему. В глубине души, девушка представляла его ответ. И это Билли Блэк еще не знал про Джеймса.

Парень смущенно отвел глаза – вопрос ему не понравился.

– Он велел передать тебе это: мы следим за тобой. Но я против этого “мы”. По-моему, мой старик сходит с ума.

Белла заставила себя засмеяться. Хотя Джейкобу явно было неловко. Да, кажется, квилеты были осложнением любых вампиров. И если она собирается продолжать отношения с Джеймсом, а иного и быть не может, то похоже ей придется прервать редкие встречи с Джейкобом. Дружбы или даже подобие ее не может быть между враждующими видами.

– Изабелла? – Джеймс появился тут как тут. Его темно карий взгляд (он вновь надел ненавидимые им линзы и поклялся, что этот раз последний) буквально прожигал молодого парня.

– Джеймс, познакомься это Джейкоб мой приятель. Джейкоб, это Джеймс – мой парень.

Последнее слово она выделила специально для Джейка.

– Ага. Ладно. Я пошел тогда, – пробормотал смущенный Джейкоб от такого пристального внимания. Ему явно было неловко.

– Пока. И пусть заплатит, – кинула ему в спину Белла. Тот повернулся и напоследок улыбнулся ей.

– Зачем ты напугал мальчика? – пожурила его Белла, стараясь не смеяться.

– Мальчика? Этот мальчик пожирал тебя глазами, – Белла покраснела – ее платье с открытой спиной и каблуки делали ее совсем непохожей на себя и по словам Чарли невероятно обаятельной.

– Вот видишь, – надула губы Изабелла, когда они прошли арку, где продавались билеты и фотографировались парочки, – не нужно было нам идти на танцы. Джеймс, я не могу танцевать, – это был ее последний аргумент. Но и он не сработал.

– Бал – это важный обряд. Не хочу, чтобы ты его пропустила, – отрезал он и подхватив под руку, завел ее внутрь.

– Ты смерти моей хочешь, – выдохнула девушка, наблюдая как бойко танцуют ее одноклассники. Она так ни за что не сумеет. И Белла боялась опозорить такого представительно, и красивого, и взрослого и… в общем ее Джеймса.

– Что-что, а смерть твоя в мои планы не входит, – он прикусил ей край уха и Белла вздрогнула.

Изабелла оглядела танцпол и ее взгляд тут же оказался прикован к двум идеальным парам, кружившимся в центре. Эммет и Джаспер в безупречного покроя смокингах, Элис в черном шелковом платье с геометрическими вырезами, обнажающими белоснежную кожу. А Розали… Розали превзошла саму себя! Облаченная в ярко-алое платье с глубоким декольте плотно облегающим ее стройные бедра и спускающемся к полу, она была похожа на королеву этого бала. Девушка была уверена, что Роуз ей и станет. На ее фоне все остальные девушки, казались нескладными дурнушками. Эдварда в их числе не было. Белла выдохнула с облегчением.

– Хочешь, я тихонько запру дверь, а вы расправитесь с беспечными горожанами? – заговорщицки зашептала она, желая как можно дальше оказаться от всего этого.

– А сама ты на чьей стороне? – уточнил Джеймс, скептически разглядывая ее.

– Я-то? Конечно, с вампирами! – рассмеялась Белла.

– Что угодно, только бы не танцевать, да? – поддел ее Джеймс, тем не менее крепко сжимая руку девушки.

– Что угодно! – подтвердила она и ее мысли унеслись в совершенно другом направлении.

– Впереди целый вечер! – предупредил Джеймс, уверенно ведя ее в центр. Теперь Белла испуганно вцепилась в его руку. Ведь они шествовали в самый центр танцпола, где их непременно ожидали сотни любопытных взглядов.

Изабелла улыбнулась вампиршам, когда они оказались рядом, а те ей в ответ. Элис так вообще оторвалась от Джаспера и помахала им рукой. Сегодня у четверых из пяти Калленов был настоящий выпускной. В школу они больше не вернутся. По крайней мере не в эту и не так скоро.

– Давай уйдем, Джеймс, – взмолилась девушка, желая оказаться в тишине и избавиться от этого страшного оружия под названием каблуки. Ее ноги уже начали гудеть и ей казалось, что она вот-вот споткнется и опозорится.

Издали ее заметили ее школьные друзья, подзывая к себе. Готовая уйти в любой момент Белла – два законных танца они оттанцевали, горестно вздохнула.

– Вот черт, – выдохнула она сквозь зубы под тихий смех Джеймса. Но, нацепив радостную улыбку, повернулась к Джессике и Майку.

– Джессика, Майкл, привет. Как вам бал? – на ее лице вновь сияла чуть смущенная улыбка, ничуть не напоминающая вымученную гримасу несколькими секундами назад. Белла чувствовала, как смеется Джеймс у нее за спиной, который был единственным участником этого маленького театра.

– Супер. А кто это с тобой? – полюбопытствовала Джесс, подбегая к ней и сжимая в объятиях. Она почему-то ожидала в компании тихони Беллы совсем другого молодого человека, но вот его здесь не оказалось, зато с мисс “только не физкультура” был “ого-го” какой. Джессика даже прикусила губу от зависти, мельком взглянув на Майка. Ни в какое сравнение. И почему таким тихушницам достаются такие… такие?!

– Это Джеймс – мой молодой человек. Джеймс, это Джессика и Майкл и вон там за диджейской стойкой Эрик и Анжела – мои друзья, – она указала рукой на другую парочку, уже махавшую ей руками. Белла хотела, чтобы официальная часть быстрее закончилась и они наконец-то смогли уйти.

– Ребят, нам пора. Классный вечер, – она улыбнулась и взяв Джеймса за руку, поспешила уйти, не желая попасться в паутину вопросов Джессики. Она была уверена, что та обязательно подкараулит ее в ближайшее время и выспросит все подробности.

– Так на чем мы остановились? – спросила она, наконец оказавшись на прохладном ночном воздухе.

– На том, что нам срочно нужно уехать, – прошептал Джеймс и повел ее к машине. Ее “ниссан” был сегодня в руках Джеймса. Его стиль вождения все еще пугал Беллу. Даже пристегнувшись, она боялась влететь в лобовое стекло. И как у него это выходит?

Когда их машина пронеслась мимо дома Беллы и Чарли, девушка слегка повлажневшими пальцами сжала вечерний наряд. Она знала, что к этому все идет. Знала, ожидала, но все равно боялась. Это как прыгнуть в неизвестность, зная лишь, что рядом будет рука, которая либо вытащит тебя, либо погубит.

Они остановились у совсем небольшого коттеджа на краю города. Кто-то сдавал его, а Джеймс внес предоплату. Он отворил ей дверь и даже подхватил на руки перенося через порог. “Как невесту” – пронеслось у нее в голове совершенно безумная мысль.

На столе уже стоял организованный ужин – бутылка вина, сыр и фрукты. Джеймс предусмотрел, казалось, все. Как бы не старалась Белла, ее взгляд то и дело падал на стоявшую в отдалении кровать. Они устроились на кожаном диване и Джеймс даже налил ей бокал. Сам он не пригубил ни капли. Лишь смотрел на нее столь пристально и глубоко, что Белла чувствовала его взгляд, пронзающий ее насквозь. Стараясь подавить смущение, она закусывала клубникой. Но это ей не очень помогало.

Это был не первый ее алкоголь, но тем не менее, Белла вдруг осознала, что действует он на нее похлеще, чем все ее предыдущие разы. Неизвестно почему, но ей хватило всего два бокала, чтобы девушке захотелось, чтобы Джеймс касался ее как никогда прежде. Целовал, как никогда раньше. Кусал так как хочет и столько, сколько хочет. Она больше не была напугана, скорее находилась в предвкушении. Она больше не стыдилась. Изабелла понимала, что жаждет чего-то непристойного. Простые разговоры и даже легкие поцелуи уже не приносили должного удовлетворения.

Она жаждала смотреть на него и его реакцию, когда ее платье упадет на пол. Она его впечатлит? Она хочет ощутить, как он проберётся ей под кожу, обольстит… и они согрешат.

Девушка поднялась на ноги, слегка качнувшись. Туфли давно скинуты и валяются где-то посреди комнаты-гостиной. Всего один взгляд на любимого человека (или почти человека) и Белла уже готова умолять его делать, что угодно. Джеймс словно прочел ее мысли, а, возможно, все это написано на ее лице. Словно сам дьявол скрывается за его ухмылкой.

Его горящие глаза не отрываются от нее ни на секунду. Белла готова держать пари, что он будет играть только и ради победы. Небеса ее возненавидят… Она делает шаг вперед. Осторожное движение плечом обнажает его от ткани.

– Ты боишься, – его завораживающий шепот не отрицал и не спрашивал, а утверждал. – Не бойся. Тебе все понравится.

Белла готова была кричать, что ей все равно. Что она верит. Что готова. Но вместо этого изо рта вырывается едва слышный стон. Она оказывается на кровати так быстро, как только это возможно. Но даже падение на нее было нежным. Джеймс напряжен. Это заметно по его движениям, по телу, даже глаза сосредоточены и внимательны, возможно, даже слишком. Однако, прежде чем окончательно потерять голову, Белла смогла вспомнить о самом важном.

Предохранение. Какой бы ни была Рене беспечной и невнимательной, одно единственное правило она вбила в голову дочери подростка уже давно. И даже сейчас Изабелла была не готова расстаться со своими принципами. Особенно, когда слышала столько рассказов о незапланированных беременностях и прочих неприятностях со здоровьем. Честно, Белла не интересовалась о такой возможности как беременность у вампиров у Калленов (Эй, Элис, а если я вдруг пересплю с твоим братом или кем-то вашего вида, я не смогу вампирской гонореей заболеть или подарить вам маленького вампиреныша?) и с Джеймсом об этом было говорить откровенно неловко, поэтому она не смогла бы ответить даже себе возможно ли это. Интернету с его фэнтези рассказами доверять в таком вопросе было нельзя. Не то чтобы она была против ребенка, тем более от Джеймса, но не в восемнадцать же лет.

– Джеймс, пожалуйста, – она протянула ему хрустящий квадратик, хранящийся в ее клатче последние несколько дней, – ради меня.

– Мы не болеем крошка, – попытался вразумить ее Джеймс, недоуменно разглядывая это приспособление предохранения от возможных последствий, но Белла на удивление была тверда в этом вопросе.

– Пожалуйста…

Он с едва слышным рычанием вырвал из ее руки предназначенную защиту, тем самым соглашаясь с ее условиями.

– Мы созданы друг для друга, – шепнула Белла, тут же осознавая всю истинность своих слов. Все было идеально и в этом можно было не сомневаться. Даже их кожа – зима и лето.

По ее коже будто пусти ток, когда Джеймс опустил руки ниже.

– Навсегда, – подтвердил он и осторожно толкая ее на мягкую кровать. Сомнений больше не осталось. Ровно, как и мыслей ни о чем-либо другом…

Разбудили ее легкие прикосновения к позвоночнику. Белла тут же вспомнила, где находится – в белоснежной комнате с огромной кроватью. Она не торопилась открывать глаза, наслаждаясь неспешной лаской. Ей хотелось, чтобы и дальше все оставалось таким же идеальным. Прохладная кожа Джеймса охлаждала излишне разгоряченное тело и лежать в его объятиях – нет ничего проще и естественнее. С чего она так волновалась? Теперь все ее глупые и никчемные страхи растворились в тумане, не оставив и тусклой дымки.

Джеймс уже давно понял, что она не спит, судя по его продолжительным поглаживаниям. Не открывая глаз, Белла прижалась к нему покрепче. Он также молчал, продолжая чертить свои неизвестные узоры на спине. Белла бы лежала так вечно, если бы не ее естественные порывы. Живот издал противный звук. Белла тихонько засмеялась – вот так желудок всегда может испортить лучший момент.

– Никуда не денешься от человеческой природы, – произнес он таким серьезным и хрипловатым голосом, что в ней вновь пробудились воспоминания, от которых ее бросило в жар.

Она открыла глаза и увидела его слегка напряженное лицо и скулы. Его глаза были серьезны.

– Джеймс? – внезапно ее голос сел. – Что случилось?

Белла вновь и вновь стала прокручивать прошлую ночь, вспоминая что могло произойти, чтобы ее Джеймс был тревожен. Но она не нашла ни единой причины этому. Они подходили идеально друг другу даже здесь. Еще одна причина для тайной радости. Они идеально совместимы не только физически, но и духовно. Словно огонь и лед, которые не уничтожают друг друга, а соединяются самым причудливым образом.

– Ты сильно пострадала? – наконец-то произнес он и Белла удивленно приоткрыла рот. Пострадала? Она? Да она себя лучше никогда не чувствовала. Слегка затекли мышцы, но и только. Все тело было наполнено воздушной легкостью.

– С чего ты решил? В жизни себя лучше не чувствовала.

– Посмотри на себя, Белла.

Девушка была вынуждена приподняться на локтях. Представшая картина пугала и завораживала. Вокруг летал “снег”. Поймав снежинку, Белла опознала в ней пух. Оглянувшись, она заметила, что от кровати мало что осталось. Разорванные подушки, повреждённый матрас, капли крови. Но именно это напоминало о том, какая замечательная ночь была у них.

Белла опустила взгляд на свои руки и поняла, о чем говорил Джеймс. На ее коже расцветали багровые синяки. Они поднимались до плеча и переходили дальше, на грудную клетку. Высвободив руку, она ткнула пальцем гематому на левом предплечье – синяк на мгновение пропал и тут же проявился снова. Чуть-чуть побаливает и только. Совсем не страшно. Белла попыталась восстановить всю картину прошедшей ночи досконально – но ничего не вспомнила. В смысле, ничего такого, о чем ей стоило беспокоиться. Никакой боли, никаких сильных прикосновений. Наоборот, ей хотелось, чтобы еще ближе, теснее, крепче…

– Джеймс все в порядке. Это была моя лучшая ночь. Не смей даже сомневаться в этом. Ничего кроме наслаждения, – Белла потянулась к его губам.

Волнения сразу забылись. Он откинул ее на пух, похоже намереваясь “съесть”, но ее живот был другого мнения. Издав еще один протяжный вой, он напомнил, что им пренебрегать не стоит. Джеймс рассмеялся, помогая ей подняться.

Стыд как не вовремя накрыл ее с головой. Она стояла полностью обнаженная перед ним не в силах закрыться.

– Да вы скромняжка, Изабелла, – протянул он насмешливо, окидывая ее горящим взглядом – А нынешней ночью были совсем другой. Такой отзывчивой, покорной, активной я бы сказал. А какая у тебя кровь, – он прикрыл глаза вспоминая тот экстаз, когда вновь ощутил божественный нектар его Изабеллы. Она высвободилась и поспешила отыскать свое платье, оставленное где-то на полу. И только вновь взглянув на себя в зеркало, где и обнаружился искомый объект…

– Ты только посмотри на меня, – в притворном ужасе произнесла она смотря на свое отражение. И нет ее смущали совсем не синяки и отметины. – Я же этот пух за всю жизнь не вычешу.

– И ее волнует только пух, – фыркнул он подходя ближе. Джеймс совсем не стеснялся своей наготы. А вот Белла вновь зарделась. Благо ее спаситель желудок прервал то, что могло бы случиться вновь. Спешно натянув платье. она поспешила за облачившимся в одежду Джеймсом. Он обещал ее накормить. А это было в приоритете.

Белла опасалась, что скажет Чарли, когда увидит, что она вернулась не в одиннадцать вечера, как планировала, а в одиннадцать утра. Синяки предупредительно были скрыты кофточкой – за это она не переживала. Поэтому заходя в дом, она с силой сжимала входной ключ. Но вместо рассерженного Чарли, она заметила на столе одинокую записку:

“Беллз, детка, вынужден выйти на дежурство. Приеду завтра к обеду. Хорошо повеселилась? Позвони, как проснешься. Люблю, папа”.

Она обернулась к Джеймсу. Тот стоял с хитрой улыбкой на губах.

– Это ты, да? Ты все сделал, да?

– Что именно сделал? – Джеймс делал вид, что совершенно не в курсе, о чем она спрашивает. Но Белла-то была почти уверенна, что именно ее коварный вампир подстроил внезапное дежурство именно Чарли. Он подготовился заранее.

– Ты знаешь, что, – она ткнула в него пальцем, но тот его вовремя перехватил, – спасибо, Джеймс.

Ее взгляд переместился на часы. Почти двенадцать.

– Чарли сейчас приедет, – испуганно вскрикнула она. Одетая лишь в платье, с каблуками в руках и растрепанной с пухом в голове прической, она явно не была похожа на только что проснувшуюся в своей постели девушку. Метнувшись на второй этаж, она начала шарить по полке с одеждой. Нужно переодеться. Первым попавшимся был старый спортивный костюм.

Спускаясь вниз и одновременно отчаянно вычесывая следы их бурной ночи из головы, Белла увидела, как рядом с Джеймсом стоит горячая кружка с чаем, а рядом стоят еще две. Дверь отворилась слишком быстро и девушка только смогла кинуть расческу под стол.

– О, Беллз, доброе утро, – позевывая, вошел Чарли. Белла уже ожидала нового допроса о том, почему же она забыла позвонить. – Как спалось? Вижу, что прекрасно, соня, – улыбнулся он, проходя в ванную. – Хорошо, что написала.

Что? Написала? Она? И снова Джеймс сидит как ни в чем не бывало.

– Здравствуй, Джеймс. Хорошо, что ты приехал проведать Беллу. Это достойный поступок с твоей стороны.

– Папа, хочешь перекусить? – наконец она вновь обрела голос.

– Спасибо, Беллз, я не голоден. Перекусил на работе. Теперь мечтаю лишь о мягкой кровати, – протянул он, проходя в свою спальню.

– Сладких снов, пап, – протянула она, вытирая слегка повлажневшие ладони о штаны. Еды в холодильнике не было, и ей повезло, что Чарли был сыт.

Повернувшись к своему вампиру, она кинула на него полный праведного гнева, возмущения и облегчения взгляд.

– А теперь ты мне все объяснишь, – но вместо объяснений ее губы вновь оказались заняты, а сама она уже удобнее устраивалась на его коленях. “К черту объяснения”.

Комментарий к Глава 17.

Я думаю, не стоит указывать, что часть текста взята из Рассвета.

Продолжение постараюсь выложить поскорее, но мне нужно сильно постараться, чтобы отредактировать его как можно лучше.

========== Глава 18. ==========

– Да, мама, у меня все хорошо. Нет, мам, приезжать совершенно не обязательно, – Белла закатила глаза, стараясь не смотреть на Джеймса, вальяжно устроившегося на ее кровати и сейчас прекрасно слышавшего все причитания Рене. – Я рада, что Фила взяли в основной состав и тебе очень нравится во Флориде. Но я не поеду туда. Мне нравится Форкс. Я хочу здесь жить.

– Форкс? Милая, но там же постоянно дождь, – Рене попыталась сделать последнюю попытку.

– И он не так плох, как мы считали раньше, мам.

– Я так скучаю по тебе, моя малышка, – Белла слышала в ее голосе плаксивые нотки. Та всегда пыталась воздействовать на нее жалостью, если не удавалось настоять на своем.

– Я тоже очень скучаю. Но не поеду жить к вам. Останусь здесь.

– Миссис Дауэр, Белла сама навестит вас, – раздался громкий голос Джеймса. Белла удивлённо на него уставилась. Что он задумал на этот раз?

– Это Джеймс? Милая, передай ему привет. Что он сказал? Ты приедешь ко мне? – естественно, она все прекрасно расслышала.

– Хорошо, мама. Я приеду. Этим летом. Совсем скоро. Ты покажешь мне Флориду, а потом я вернусь в Форкс к папе, – наконец сдалась она, но при этом явно намекнула, что против переезда в Джексонвиль.

– Я закажу тебе билет. Люблю тебя, дорогая, – от ее панических ноток не осталось и следа.

– И я тебя, – Белла положила трубку.

– И как тебе удалось очаровать моих родителей так быстро?

Он лишь обезоруживающе улыбнулся, закинув руки за голову.

Доверие Чарли тот заполучил буквально за несколько дней знакомства. Ее отец считал, что Джеймс очень правильный, надёжный и верный человек, что никогда не даст ее в обиду и от него нет никаких проблем. Ну, конечно, в чем-то Чарли был прав, а кое в чем ой как ошибался, но Белла решила не поправлять его. Чем меньше он будет знать, тем спокойнее ей будет.

Однажды она сбегала вниз по лестнице. Был вечер, и Джеймс должен был вот-вот приехать. Они договорились, что “ниссан” пока будет на его попечении и он же будет ее водителем. Оказывается, если привыкаешь ездить быстро – а с ним по другому и не получалось, то вскоре подобная езда прекращает тебя нервировать. Поэтому сейчас Изабелла уже не паниковала, видя как стрелка спидометра зашкаливает положенные нормы. Кстати, пикап сиротливо стоял в гараже – Джеймс сдержал свое слово, и на утро после покупки нового автомобиля, тот обнаружился у их дома.

Девушка удивленно приподняла брови, заметив в кухне Билли Блэка на своей неизменной коляске. Джейка с ним не было. Кажется, он опять стал разговаривать с отцом. После того, как папа по доброте душевной поделился со старым другом новостью, что у Беллы появился “друг” (а Чарли преподнес это именно в таком свете) – Эдвард, тот воспринял это крайне негативно. В общем, они поругались, поскольку Чарли очень уважал всех Калленов и не терпел, когда их оскорбляли.

Белла захотела провалиться под землю, когда прислушалась и узнала о чем так старательно вещает ее папа.

– Джеймс замечательный парень, Билли. Он очень подходит моей дочери. Ты же знаешь, какая она порой неловкая. А он всегда ее поддержит. Он очень образован для своего возраста и к тому же Рене его одобрила.

Девушка увидела, как собеседник ее отца улыбнулся одними губами и посмотрел на нее. В его глазах она увидела одобрение и понимание. Похоже Блэк действительно не знал о Джеймсе, иначе бы смотрел не так доброжелательно. А потом она разозлилась. Почему ей интересно мнение каких-то квилетов и их легенд? Почему она хочет быть для всех хорошей девочкой, нравится каждому и не перечить старшим? Так не пойдет. Она хочет вести себя…как Виктория. Вот кому плевать на всех – она считает себя богиней и ведет соответственно. И она поменяется в первую очередь для себя. Иначе она не Изабелла Свон.

С Рене Джеймс наконец-то познакомился спустя неделю после вечера танцев. Они общались по веб камере и все были довольны. Рене тем, что дочь посвятила ее в свою личную жизнь, а Белла, что в любой момент связь может прерваться. Ее заботливая и излишне суетливая мама была в восторге, когда узнала, что Джеймс приехал к ней из самого Финикса. И лишь один его внешний вид, пара улыбок и комплиментов, и ее наивная мама растаяла. Она уже любила Джеймса только потому, что Белла была с ним счастлива. Теперь для нее он был современным Ромео. Миссис Дауэр считала, что вручила дочь хорошему человеку.

Подсуетившись, Рене выслала им номера всех рейсов и ближайшие вылеты и даже переслала ей на карточку некоторую сумму на билет. Она напомнила, что Чарли тоже вложится, но Белла воспротивилась. Джеймс уже купил им билеты в Джексонвиль на середину июля. Им осталось всего какая-то неделя для того, чтобы подготовиться. Белла очень волновалась за своего вампира и солнечную Флориду. Однако тому, казалось, было все равно.

– Моя заботливая Белоснежка, я живу на свете более двух веков, и ты считаешь, что я никогда прежде не бывал в штатах, где полно солнца и нет дождей?

Он хорошо подготовился. Изабелла ловила себя на том, что сидит с глупой улыбкой на губах просто уставившись на него. Она до сих пор поверить не могла. Он выбрал ее. Она ему нравится. Он ее хочет. Навсегда. После той ночи, когда она очнулась вся в синяках, но в потрясающем настроении, они больше не повторяли нечто подобное. Нет, поцелуи и куда более эротичная прелюдия не делась, но до постели они не доходили. Белла была готова умолять Джеймса сделать это снова и снова. Но ее природная скромность, проявляющаяся только с ним, пока еще останавливала ее, к тому же девушка была в состоянии бороться с желаниями своего тела. Однако она понимала, что это ненадолго. И, в конце концов, если Джеймс вновь не станет ее завоевателем, то это сделает она.

Как когда-то было обещано Элис, Изабелла писала ей по электронной почте, но та почему-то не отвечала. Белла не знала причин. Дело ли в том, что она могла ошибиться в адресе или в том, что девушка просто передумала… Даже Чарли не видел Карлайла в госпитале. В общем, после того выпускного Каллены будто пропали из города. Но Свон и сама не сильно жаждала возобновить их общение. Не сейчас. Пока ей хватало своего вампира.

Флорида была именно такой, какой ее расписывала Рене. Жара, солнце, море и влажный воздух. Все так отличалось от Форкса и даже от Финикса с его сухим климатом. Белле после стольких месяцев жизни в пасмурном Вашингтоне, было несколько некомфортно. А еще, больше того, она опасалась за Джеймса, что бы тот ни говорил. Он постоянно смеялся над ее суматошностью и даже не старался что-то предпринять или как-то скрыться. Впрочем, уже потом, отметила Белла, он выбирал такое время, когда солнце либо скрывалось за облаками, либо садилось за горизонт. Яркие лучи ни разу не выдали в нем того, Хищника, который безбоязненно представлялся ей.

Как Изабелла и предполагала, Рене была вне себя от счастья, когда наконец-то познакомилась с Джеймсом. Тот завоевал ее сердце повторно буквально за один лишь вечер. Иногда Белла его ревновала, потому что порой он уделял внимание ее матери больше, чем ей. Она не признавалась бы в этом даже себе, но где-то в глубине боялась, что он… укусит Рене. Но, день за днем ничего ужасного не случалось, и она успокоилась.

В последний день их отдыха, Джеймс исчез на целый день – и лишь они оба знали зачем и почему (крови Беллы было не достаточно, чтобы кормить вампира даже дважды в неделю – она стала замечать некоторую слабость и вялость, поэтому Джеймс стал комбинировать свою диету). Тогда-то Белла на целый день осталась с Рене. Она выслушала много комплиментов, пожеланий любить друг друга до гроба, предостережений о ранних свадьбах и беременностях, и даже беспокойства по поводу проблемы молодого человека со здоровьем (солнцезащитные очки служили оправданием непереносимости сетчатки солнечного света – Джеймс как и обещал больше не надевал линз). Короче говоря, Белла призналась, что любит свою маму, но жить ей лучше с ненавязчивым Чарли. День прощания в аэропорту был одновременно и грустным и радостным. Грустным, потому что прощание не может обойтись без слез. Радостным, потому что они снова останутся наедине без излишне шебутной Рене.

Едва приехав в Форкс, Белла тут же получила известия от Чарли. Эту новость обсуждала, наверное, каждая домохозяйка. Каллены уехали из города. Карлайлу предложили более высокооплачиваемую работу на Аляске и тот, забрав своих выпустившихся детей и сына школьника, переехал. Девушка была ошеломлена. Так скоро. Она ведь так и не попрощалась с Элис. По словам Чарли, темноволосая сестра Эдварда, в которой девушка признала Элис, приходила к ним домой, но узнав, что Белла во Флориде со своей матерью, передала ей привет и уехала. Изабелла расстроилась. Ведь никакой записки, сообщения или уведомления от нее не было.

Когда ты счастлив, время проносится незаметно. Не успела Белла насладиться их отношениями и некоторой свободой, как настала пора идти в школу. Начало сентября было ознаменовано и еще одной значительной для нее датой. Вернее, даже двумя. Первая – ее день рождения. А второе – своеобразная годовщина их встречи. Единственное, что продолжало огорчать Изабеллу в их отношениях – это отсутствие интимности.

Школьные будни подхватили ее и закрутили в водоворот новых знакомств, старых сплетен и нудных занятий. Девушка узнала, что Джессика рассталась с Майком и теперь они только друзья, Эрик и Анжела продолжают встречаться, Кэролайн сломала ногу на тренировке и теперь лежит в больнице в Порт-Анджелесе, а Лорен отчаянно завидует ей, а вернее ее парню.

Раньше, если ты завоюешь такого красавца, как Эдвард Каллен – считалось просто верхом твоей обаятельности, а сейчас, по причине отсутствия оного, любой достойный кавалер будет уже достижением. Когда девчонки заметили Джеймса, его машину и его демонстративное проявления чувств, они обступили Беллу со всех сторон. Как же, она и рядом кто-то лучше прыщавого Зака. Но только теперь девушка была готова к расспросам и умело отбивалась от наглых и завистливых подростков. Она игнорировала обидные обзывательства, подначенные Лорен и с высоко поднятой головой продолжала постигать необходимые знания. Даже Джессика слегка отдалилась от нее, когда вместо полных сплетней и горячих подробностей Джеймса и их встреч, она получила совет не лезть не в свое дело. Лишь Анжела все также была тактична, тиха и не лезла с советами как ей жить, с кем спать и кто она после этого.

***

Четыре месяца. Они вместе уже четыре месяца. Это время было самым сладким и дорогим для нее. Четыре месяца назад Белла подарила свою невинность. И именно столько же времени прошло пока они вновь не оказались в объятиях друг друга.

Джеймс обладал более сильной волей и Изабелла так и не поняла чем же он руководствовался до этих пор, но больше никаких романтических ужинов с продолжением у них не было. Джеймс окончательно снял дом на краю Форкса, но жил там редко. Охотился он далеко от места своего жительства, как и обещал когда-то Калленам. Белла много раз была у него в гостях, но они… играли в шахматы, смотрели фильмы и пили вино, вернее пила она. Девушка была готова взвыть от досады. Что же произошло? Дело ли в том, что она… не подходит ему? Может Джеймсу она не интересна?

Этот вопрос и прозвучал спустя четыре месяца в порыве отчаяния, и Белла получила очень исчерпывающий ответ. Он подхватил ее на руки и, казалось, готов был съесть. Белла не знала какой бес в нее вселился, но она судорожно пыталась избавить Джеймса от рубашки. Тот лишь посмеивался, продолжая целовать ее и так же освобождал от одежды. Вопросы были не нужны.

Все оказалось до банальности просто. Джеймс боялся. Он считал ее тело хрупким и боялся повредить его еще сильнее, сдерживал свою страсть изо всех сил и следил за реакцией Беллы. Та, в силу своей природной скромности не могла показать того, как сильно она жаждет новой близости. Они оба запутались, но теперь, Белла считала, для нее наступила новая жизнь.

Теперь, Белла практически не ночевала в родном доме. Ей уже исполнилось восемнадцать, и Чарли сказал, что он не в праве ей запрещать общаться с любимым человеком, но все же попросил не забывать своего старика.

Больше на ее теле не было таких синяков. Вернее, настолько обильных. Но ей по-настоящему было плевать на некоторое несовершенство. Если и появлялись маленькие гематомы, она умело скрывала их одеждой. Для этого правда пришлось постигать эту сложную науку под названием шоппинг и все, что с ним связано, но она справлялась. Она должна быть лучшей. Сам Джеймс хоть и оставался недовольным ее мерами предосторожности, все же не противился им. Как потом он пояснил, предложенный ею способ в некотором роде ограничивает его, заставляет помнить, что она человек, а не вампир. Однако сладость укуса это не затмевало. Все в ней жаждало этих моментов.

Лёжа обнаженными на их кровати в том самом доме, любовники обнимались. Белла никогда еще не чувствовала себя счастливее.

– Тебе хватает моей крови? – она повернулась к нему лицом. Все таки данный вопрос рано или поздно должен был быть озвучен.

– Мне тебя никогда не хватит, Белоснежка. Каждый раз я боюсь не остановиться. Твой нектар травит меня, подчиняет. Но я ни за что не откажусь от него.

Именно поэтому Джеймс ограничивался несколькими глотками, хотя Изабелла жаждала большего. Много большего. Она была уверена, что если бы ей предложили смерть на выбор, то она выбрала бы именно этот вариант.

– Знаешь, однажды Эдвард меня спас, – начала Белла, сама не зная почему, решив рассказать эту историю. Но, едва Джеймс услышал имя своего соперника, с силой сжал ее руку так, что на ее коже проступили синяки. Он до сих пор питал отвращение к ее старому другу, который когда-то давно открыл ей свою тайну.

– Не упоминай его имя при мне. Особенно, когда мы в постели.

– Не ревнуй, Джеймс. Я только твоя, – Белла погладила его по щеке, чувствую разливающееся тепло в груди. – Помнишь, как мы познакомились? Я тогда думала, что точно не доживу до своих восемнадцати, – хмыкнула она. – В тот раз в Порт Анджелесе я вновь попала в беду. Но только тебя не было рядом. В тот день Эдвард признался мне, что присматривал за мной и что он может читать мысли.

Она погрузилась в воспоминания, неспешно водя пальцем по его бледной груди.

– Парней было в два или три раза больше, чем в тот вечер с тобой. Они окружили меня. Я боялась, что не смогу спастись. Эдвард приехал вовремя. Он распугал их, но не убил. Потом в машине он просил меня отвлечь его от того, чтобы он не вернулся и не поотрывал им головы. И знаешь что? В тот момент я подумала о тебе. Я представила, что ты бы вернулся и сделал как и должно было быть. Тогда я была не осведомлена о вашей натуре, но даже инстинкт внутри меня твердил, что ты на такое способен. Ты не представляешь, как меня напугали те мысли, но ни о чем другом я думать не могла.

– Ты жаждала это увидеть, моя сладкая мышка? – с ухмылкой и даже некоторым предвкушением спросил он. Кажется, совсем скоро он сможет показать ей каково это быть связанной с вампиром на самом деле.

Белла замялась. Это вообще нормально?

– Ну, конечно же, ты этого желала. Как могло бы быть иначе, – смакуя данный факт произнес Джеймс елейным голосом. – Моя кровожадная Изабелла. Я покажу тебе то, что ты хочешь увидеть. Однажды ты выйдешь со мной на охоту. И поймёшь какое это чистое наслаждение.

***

С каждым новым днем Белла отчетливо понимала, что Каллены в любом случае не согласились бы жить рядом с ними. Ведь, как просчитала девушка, они могли задержаться в Форксе еще на несколько лет. А может они не желали видеть ее?! В любом случае, без компании Элис и даже без Эдварда было скучно. Уроки и занятия с каждым днем приносили ей все меньше и меньше радости. Белла училась на автомате, поскорее желая оказаться рядом с Джеймсом. Тот к неизменной зависти и ревности “королев” школы, уделял внимание ей одной. Всего лишь однажды он посмотрел на Лорен так плотоядно, что эта дерзкая девица сумела смущенно потупиться. Но еще неделю твердила всем и каждому, что она вот-вот отобьет парня у неудачницы, как за глаза она называла Беллу. Сама же девушка тихо посмеивалась, зная, что означал тот взгляд и что Лорен нужно было отнюдь не радоваться, а бежать. Лишь данное слово о запрете убийств на чужой территории спасло ее жизнь.

И именно этот запрет возненавидела Белла, когда Джеймс стал исчезать иногда на несколько дней ради охоты. Ей стал противен и Форкс и эта местность. Она с нетерпением ожидала, когда они покинут его и уедут… ну хоть бы в Сиэтл – крупный город, где так легко избавиться от трупа, другого, и где Джеймс не исчезал бы так надолго. И ей уже было все равно – красные у него глаза или нет, даже возможные жертвы ее больше не пугали и не заставляли задумываться о мимолетной человеческой жизни.

Месяц летел за месяцем. Осень. Зима. И вот уже последний холодный месяц сменился мартом, когда Белла поняла, что ей нужно выбирать куда она хочет поступить. Каллены так и не появились здесь. Впрочем, и других вампиров кроме Джеймса она больше не видела. Целыми днями Белла думала, что ей нравится больше всего. С одной стороны, ей хорошо давалась биология и она могла бы стать врачом, но с другой, она боялась своей будущей жажды крови. Никто не обещал, что она сможет бороться с ней так же, как и Карлайл, если выберет себе медицинскую сферу. В конце концов, Белла остановила свой выбор на английской литературе. Ей нравилось читать, и она вполне могла бы изучать ее на досуге, особенно когда у нее будет очень много времени. Джеймс не вмешивался в ее выбор. Ему было все равно какую человеческую профессию она осваивает. Однако Белла знала, что он одобрит ее выбор. Он всегда одобрял.

***

– Попрощайтесь со школой. Теперь в вашей жизни начинается новый период, полный приключений и взрослых забот. Удачи вам! – крикнул с трибуны свою речь директор.

Выпускники подкинули свои шапочки, прижимая к своей груди аттестаты. Они свободны.

Комментарий к Глава 18.

События развиваются, чуть быстрее, но так нужно.

========== Глава 19. ==========

Кровь забрызгала половину лица Джеймса. Его глаза горели черным обсидиановым цветом. Мышцы напряглись. Сухожилия вздулись.

“Боги, только посмотрите на него. Он великолепен” – Белла была в восторге, пожирая его тело глазами. Он впился клыками в шею человека и делал жадные сосательные движения, не отрывая от нее своего взгляда. Весь его вид как будто говорил – я посвящаю тебе эту смерть.

Продолжая улыбаться, Белла медленно подходила к нему. Она стояла совсем близко и между ней и Джеймсом был лишь обезличенный мужчина. Он оторвался от своей добычи и протянул к ней руку. Белла взяла ее и тут же ощутила, как ее притягивают ближе. Они уже соединялись в поцелуе. Изабелла ощущала как его клыки царапают ее язык, как живительная жидкость течет по ее и его горлу, соединяя их ещё ближе. Это был восторг. Блаженство. Так было и будет с ним всегда.

Кто бы мог подумать, что она, Изабелла Свон, будет наслаждаться подобным зрелищем еще несколько лет назад. Но сейчас… к черту границы, к черту все моральные устои и правила, к черту то, что ограничивает их.

Покинув Форкс, Изабелла с радостью погрузилась в городскую суету. Рядом был тот, кто не давал ей забыться и тот, к кому она жаждала возвращаться. Как и планировала, Белла выбрала колледж с уклоном в изучение английской литературы. Рене и Чарли одобрили ее выбор. Мама сказала, что всегда знала, что ее малышка, которая вместо балета и уроков вокала выбирала книги, всегда будет ученой. Чарли просто порадовался, что дочь нашла свое место в жизни. Как и всякий отец, он не желал отпускать ее от себя, но она убедила его, что уже выросла и может сама решать где ей жить и чем заниматься. Тогда Чарли вытребовал с нее обещание, что она время от времени все-таки будет навещать своего старика. Белла пообещала.

Джеймс предоставил ей право выбора при покупке дома. Ему не доставляло особой радости жить оседлой жизнью, но он был готов смириться с тем, что Изабелле нужны ее года. Лишь одно его успокаивало – Сиэтл был не в пример больше и там не жил другой клан вампиров, соответственно, территория была пуста и свободна. Охотиться можно было безбоязненно. Изабелла также оценила данное преимущество. Джеймс был теперь с ней постоянно.

Учиться ей нравилось. Девушка поняла, что правильно выбрала свою специальность. Она изучала литературу разных веков, развивала свой словарный запас и к тайному облегчению самой Беллы, теперь не стеснялась показаться рядом с начитанным и умным Джеймсом. Она строила себя сама. Правда, показываться особо было негде, но на частых студенческих вечеринках или мероприятиях от колледжа, ей было не стыдно за саму себя.

27 сентября. Эта дата – ее собственный маленький праздник. Два года назад именно в этот день состоялось ее неудавшееся убийство, именно в этот день ради нее убили двух негодяев, и именно в этот день ее пригласили на первую студенческую вечеринку. По-настоящему, Изабелла так и не сблизилась со своими однокурсниками. Она даже не старалась для этого. Все считали ее зазнайкой, заучкой или богатенькой сучкой. Она не жила в общежитии, водила дорогую машину, не болтала по пустякам, не старалась понравится всем и каждому, не делала шагов к сближению, но тем не менее пользовалась определенной популярностью у обоих полов. Сама себе она иногда казалась той же Лорен.

Ее пригласила Мелори Буш – девушка, что хотела узнать ее поближе, а в особенности ее парня. Даже в колледже ничего не изменилось. Любая, кто видел ее Хищника был готов отдать все, что угодно, чтобы оказаться с ним. Она знала – так действует вампирское притяжение на жертву, но неизменно продолжала ревновать всех и каждого к ее Джеймсу.

Она согласилась. Почему бы и нет?

На самом деле было здорово. Она наконец-то стала настоящей студенткой, отметив свое взросление. А возвращаясь, слегка подвыпившей в полном одиночестве, она наткнулась на них. Ей не повезло… или повезло, как посмотреть, что их дом находился в отдалении от многонаселенного центра и добираться туда приходилось долго. Сегодня Джеймс отправился на охоту. Она сама отправила его, чтобы он не скучал без нее. И, возможно, поступила не слишком умно.

– Эй, красавица, не хочешь прогуляться с нами?

– Поверь, тебе понравится.

– Я гарантирую, что ты будешь в восторге, – загоготал последний.

“Не обращай внимание и все обойдется” – твердила себе Изабелла. Волна страха облила ее с ног до головы.

– Ну что, крошка. Соглашайся.

Они были совсем близко. “Просто иди вперед. Игнорируй. Игнорируй.”

Но, когда ее схватили за руку, она дернулась в сторону и побежала. Но куда ей в не совсем трезвом состоянии против троих или сколько их там огромных мужланов, желающих воспользоваться невинной девушкой совершенно безнаказанно. И почему ей всегда везло на таких людей?

Она смогла оторваться, но лишь на некоторое время. Она совершенно не знала этот район и что уж говорить бегать была не любительница тем более на каблуках. Все-таки трое. Они загнали ее в угол, как испуганную лань. Сильно выпившие с грязными мыслями и отсутствующей совестью, они не знали причин отступить.

Как и в самый ее первый раз, Он появился словно из ниоткуда. Его холодный смех разносился эхом по подворотням. Белла выдохнула с облегчением. Оказывается, она все это время была не одна. Ее ангел хранитель следил за ней.

Джеймса не было видно до поры до времени. Сначала тот первый – инициатор их развлечений исчез в малоосвещенной местности, лишь его затихающий крик разнёсся в темноте. Затем второй. Хруст костей и булькающий звук совсем рядом, заставил третьего, совсем не настроенного на игры в любителя девочек в коротких юбках, броситься бежать.

Когда и он исчез во мраке, Белла выдохнула с облегчением. Теперь ей оставалось лишь ждать. Она знала, что беглеца ждёт неудача. С той поры, когда, одурманенные алкоголем, они пошли следом за беззащитной девушкой, не интересуясь ее мнением и согласием.

Белла с какой-то жадностью и нетерпением наблюдала, как Джеймс впился в шею беглеца, не жалея его. Горло дернулось, глотая живительную кровь. Мужчина орал, задыхаясь от ужасной боли. Джеймс рассказывал ей, как сделать так, чтобы жертвы страдали или были в восторге. Везде есть свои особые приемы. И с этими он не заморачивался. Ведь только она достойна того, чтобы познать всю прелесть бытия с вампиром. А Белла улыбалась. Он был прекрасен. Прекрасен своей дикостью, прекрасен своей опасностью. Ее Охотник. Белла впервые наслаждалась подобным с виду ужасным зрелищем. И ей это нравилось. Как говорилось, с кем поведешься…

Когда обед окончательно затих, Джеймс оторвался от него и подошёл к ней.

– Не хочешь попробовать? – шептал он завораживающим голосом, от которого по всему ее телу шли мурашки. Восхитительное ощущение.

– Да…

Белла приникла к его губам. Металлический едва солоноватый привкус лишь дразнил ее вкусовые рецепторы. Кровавый поцелуй – так она его назвала.

Следующий раз наступил также внезапно, но уже не столь неожиданно. В какой-то степени, Изабелла сама возжелала этого. Джеймс лишь посмеивался и повторял, что наконец-то она поняла всю прелесть его жизни. Он учил ее, как быть идеальной, опасной и непредсказуемой.

Сиэтл просто кишел теми, кто верил в свою несокрушимость, вседозволенность и обаятельность. Иначе зачем они вообще шли на это? Белла тщательно выбирала жертву. И пока девушка дрожала от страха, волнения и ожидания чего-то неизвестного, Джеймс следил за ней. Незримо контролировал. Учил.

Поначалу было трудно. Но, наверное, именно ее страх и неподдельные эмоции, так возбуждали негодяев. Затем, когда в игру вступал Джеймс, становилось гораздо легче справиться с собой.

На пятый раз она уже без лишней паники могла пройти мимо нужных мест и людей. Естественно, местами теми были клубы, бары, отдаленные парки, спальные или преступные районы. Но каждый раз разные. Она не желала, чтобы кто-то догадался об их маленьких экспериментах.

Изабелла. Если раньше она ненавидела это имя, предпочитая краткое и простое – Белла, то теперь никто бы не назвал ее так. Та самая Мелори, что когда-то пригласила ее на первую вечеринку, сказала, что Белла это имя простушки, а она напоминает королеву.

По прошествии нескольких лет, она полностью освоилась в огромном городе. Знала, где можно и, где нельзя. Знала, как можно и как лучше не делать. У Изабеллы появился свой собственный стиль. Потребовались годы, чтобы она обрела свою индивидуальность. Она уже не считала каблуки – орудием пыток. Теперь она в основном надевала их. Яркий макияж, короткие юбки, шорты, обтягивающие брюки, свободные блузки, пиджаки и все прочее. В общем, что угодно только не кеды и джинсы. Это уже не её.

Сама девушка считала себя гадким утёнком, который расцвел поздно. Угловатость некогда подростковой фигуры исчезла полностью. Теперь её фигура обрела округлость, налилась в тех местах где нужно, волосы отрасли. Вначале Белла хотела отрезать их, чтобы голова не так напрягалась и ей было бы легче и удобнее за ними ухаживать, но Джеймс запретил. Ему нравилось играться с ними, зарываться пальцами в пышную шевелюру и нравилось наблюдать, как на них ведутся те, кому не суждено больше встретить рассвет.

Но не все однако может идти запланированным путем. Шел четвертый год ее обучения. Последний. Изабелла намеревалась навестить отца в Форксе, но кое-кто серьёзно подкорректировал ее планы. И этим кем-то оказалась Виктория. Все такая же блистательная, яркая и обворожительная. Она тут же изменила свое решение. К черту сюрприз. Она останется в Сиэтле.

Однако и это было неосуществимо. Виктория внесла в их жизнь смуту. Вампирша решила остаться неподалеку. А Джеймс был не против. Иногда, Изабелла считала, что он наслаждается ее ревностью, поэтому и привечает свою старую подругу. После совместной охоты, где Виктория по-другому, несколько оценивающе взглянула на Изабеллу, она предложила им отправиться отдохнуть. Джеймс согласился. Он устал от Сиэтла. Несмотря на то, что он мог с лёгкостью преодолеть огромное расстояние, чтобы развлечься где-то иначе, Джеймс ничего не предпринимал. Все ради нее.

Пунктом назначения Виктория выбрала Сан-Паулу. Изабелла впервые выбралась за пределы страны. Несмотря на не слишком приятное соседство, она была счастлива.

***

Когда она взмахом руки потребовала у официанта ещё раз наполнить ее бокал вином, Джеймс усмехнулся.

– Ты всегда так пьешь, мышка?

– О, дорогой, если тебя это беспокоит, то я буду пить ещё чаще, – она почти залпом выпила рубиновую жидкость.

– Плохая девочка, – он тут же оказался у нее за спиной и твердо забрал бокал. – Кажется, кто-то также страстно желает напиться. Но его вино должно быть слаще и гуще чем то, что подают здесь. Не в курсе, где его достать?

Изабелла содрогнулась. Вино и страсть не лучшая компания. Сейчас она была готова отдаться прямо на этом столе посреди престижного ресторана в крупнейшем городе Бразилии, доставляя ему удовольствие.

– Без понятия. Возможно, тебе стоит обратиться к Виктории? – она легко дернула плечом, откидывая одинокую прядь назад.

Джеймс понял ее игру. Она ревновала его к старой подруге. Что тут сказать, он обожал ее ревность.

– Да? Возможно, так и стоит сделать, – Джеймс обернулся в поисках рыжеволосой вампирши. Та сидела за соседним столиком и прямо сейчас глубокий вырез на ее платье, почти обнажающий упругие полушария, соблазнял ее сегодняшний обед. Виктория чудо как хороша.

Белла с неожиданной для себя силой схватила его за рубашку и притянула ближе, отрывая заинтересованный взгляд.

– Никакой… Виктории… в ближайшем… будущем… Джеймс, – буквально прошипела она.

Изабелла не могла себя сдержать, когда увидела, как Джеймс слишком долго рассматривает свою приятельницу. Именно с ее стороны девушка ощущала конкуренцию за сердце Джеймса. Она не была такой вечно молодой, сильной, здоровой и красивой, какой была Виктория, а значит проигрывала ей по всем параметрам.

Ее уха коснулись прохладные губы.

– А ты мне запрети, – обманчиво ласковый тон лишь раздразнил ее.

– Да? Ну что же, – хмыкнула она, – Сантьяго де Брион очень ждет моего звонка. Пожалуй, я осчастливлю его своим вниманием. А ты развлекайся со своей подружкой, милый.

Сантьяго де Брион был довольно обеспеченным, красивым своей знойной бразильской красотой и явно заинтересованным в ней мужчиной. Он увидел ее несколько дней назад в подобном ресторане, оказывал внимание и не оставлял попыток познакомиться. Лишь безразличие со стороны Беллы спасало его от гибели от рук вернее клыков Джеймса.

Изабелла не ожидала, что хватка на ее плече усилится. Одно мгновение она сидела на стуле и вот теперь они движутся на выход. Бросив официанту сквозь зубы, что оплата на столе, они покинули ресторан. Когда яркие огни фешенебельного заведения остались позади, Джеймс подхватил ее на руки и побежал.

Они оказались в доме за какие-то минуты. Не было произнесено ни слова. Джеймс кинул ее на кровать не заботясь причиняет ли ей боль или нет. Он был взбешен. Только он мог играть с чувствами своей красотки. Не она. Никто не смеет ограничивать его и ставить условия. Тем более она.

Укус был болезненный, но лишь какое-то время. Ее тело уже привыкло к этому и научилось находить удовольствие в малейшей боли. Белла выдохнула и выгнулась, давая больший доступ к телу. Какой Сантьяго? Ей нужен один лишь Джеймс Визердейл. Ее Охотник.

Больше эту одежду они не наденут, где-то на периферии сознания подумала она, обхватывая руками крепкие плечи Джеймса и царапая его ногтями. Все равно ее следы никогда не остаются…

– Ты стала слишком дерзкой, малышка. Но мне нравится это. Я никогда не соскучусь с тобой, Изабелла, – смеясь ответил он, поглаживая ее взмокшие волосы. Каждая ночь для них особенная. И даже это никогда не надоест.

– Но именно поэтому ты меня и любишь, – с ленцой протянула Белла поудобнее устраиваясь в его объятиях. Ревность это лучшее топливо для любви. Даже если она нечаянно может послужить причиной смерти.

– Именно поэтому и люблю, – хмыкнул он ей куда-то в затылок.

– Серьезно? – Изабелла даже приподнялась на локтях, глаза удивленно распахнулись, внимательно вглядываясь в кровавые глаза. Он не шутит?

– Что тебя так удивляет, моя Белоснежка? Я что, ни разу не произносил этого? – удивленно произнес он.

– Ни разу, – прошептала она, все еще нервничая по этому поводу. Ей казалось, что их чувства не настоящие, что им когда-нибудь придет конец.

– Да? Ну что же, видимо, мне придется исправиться, – мягко улыбнулся он, отчего ее сердце сладко екнуло. – И начну, пожалуй, я прямо сейчас. Я люблю тебя, Изабелла Свон.

Разве нужны еще слова? Разве может она быть счастливее?

========== Глава 20. ==========

Что в них такое? Почему Джеймс так изменился едва в его жизни появилась эта простушка? Сейчас Виктория, конечно, не назовет так эту Изабеллу, но четыре года назад она же была почти полным ничтожеством. Слабая, пугливая, да с вкусной кровью, но вкусной не настолько, чтобы взять ее себе. А сейчас Джеймс убьет любого, кто посмеет тронуть его собственность.

Где-то глубоко внутри рыжеволосая и опасная вампирша завидовала ему. Она собственными глазами наблюдала как ведут себя те двое. Теперь Изабелла Свон стала идеальной парой для ее Джеймса. Красивая, безрассудная, опасная, но с живой кровью, которую он пьет из ее плоти. Узнав об этом, Виктория была ошарашена. Никогда она ещё не видела подобного. И тем сильнее стало ее желание испытать это.

Все, с кем она сходилась в течение веков, считали её всего лишь вампиршей не способной к серьезным действиям и поступкам, за что часто лишались своей бессмертной жизни. Она не позволяла им оскорблять себя. По существу, она была в несколько раз старше их всех*. Она пережила те времена, когда ее били, унижали, заставляли. Она не только пережила, но стала бессмертной и всемогущей. Она отомстила всем, но так и не нашла своего душевного покоя.

Райли. Райли Бирс. Что в нем было такого, что заставило ее следовать за ним? Обычный человек. Да, его кровь была… неплохой. Но какого-то сногсшибательного аромата, заставляющего ее терять голову, она не ощущала. Однако вместо того, чтобы выпить его, Викторию что-то остановило. Она смогла сдержать свои порывы и продолжала внимательно изучать его в течение следующих месяцев, пытаясь понять, что именно заставило ее усомниться.

День за днём, ночь за ночью словно верный охотник, словно сталкер она следовала за ним по пятам. Почти сжав его шею руками и впиваясь клыками в его бледную кожу, она отступала.

Он был миловидным, сильным для человека и физически старше ее на несколько лет. Она часто замечала его в приюте для детей-сирот (Виктория знала, что такое остаться без родителей и сестры и в каком-то роде сочувствовала им, совсем чуть-чуть, а забота Райли о них казалась ей милой).

Виктория стала его неотъемлемой и невидимой тенью. Он ничего не знал и не подозревал. Но ничего не исчезает бесследно. Терпение Виктории иссякло, когда одним дождливым вечером она следовала за Райли до самой мостовой. Он встречался с заказчиком и передавал тому какие-то чертежи. Однако заказчик решил не мелочиться – ночь, дождь, склады и водоем. Что может быть лучше, чем избавиться от ненужного человека, не заплатив ему? Все эти человеческие разборки всегда привлекали ее. Виктория с жадностью наблюдала бы, если бы вместо Райли на месте жертвы был другой – любой другой. Она бы сама развлекалась, завлекая их в ловушку, предварительно испугав и заставив бежать от своей смерти. Сейчас же перед ее глазами застыла красная пелена – жалкие людишки осмелились схватить ее добычу. Они поплатятся.

Не зря Виктория была безжалостной и смертоносно опасной вампиршей. Она не собиралась миндальничать с ними.

Тяжёлые капли дождя со стуком падали на мостовую. Время замедлилось. Виктория прыгнула сверху, впечатывая одного в асфальт. Его тело с переломанным позвоночником не представляло для нее интереса. А тот второй, что уже нажал на курок пистолета и ранил её человека, был обречен на муки. Виктория бы наслаждалась той болью, что причиняла своей жертве очень долго, растягивая удовольствие от вытягивания крови, если бы не расслышала стон-крик Райли. Тот скукожился на мокрой дороге и ничего не соображал. Сладкий запах его крови заставил ее закончить свой обед гораздо быстрее. Она втянула воздух и с силой отдернула себя от того, чтобы не сотворить это. Она знала, что если избавит его от мук сейчас, то никогда не разгадает той тайны, что он дарил ей одним своим существованием. Поэтому подхватив раненого Райли Бирса на руки, Виктория спустя несколько минут уже была на заброшенном складе, где в данный момент она изредка переживала солнечные дни.

Относительно бережно опустив раненого Бирса на диван, Виктория принялась расхаживать из стороны в сторону. В ней боролись два чудовища. Всего миг и его жизнь прервется. Или сделать так, чтобы ее яд начал свое действие. Спасение или смерть?

– Ангел, – его сиплый голос, прервал ее измышления. Виктория прекрасно расслышала все из дальнего конца комнаты, но предпочла приблизиться.

– Ты пришла за мной? Я умираю? Я рад, что мой ангел хранитель именно такой, – он пытался улыбаться, но удавалось ему это с трудом. Отголоски боли виднелись на его красивом лице.

– Ты уверен, что я ангел, мальчик? – она обнажила свои окровавленные клыки, проведя по ним языком, смакуя недавний вкус.

– Мне все равно, – он прикрыл глаза, – на пороге смерти я могу представить, что самое прекрасное существо, спасшее меня, является ангелом.

Виктория замерла. Райли Бирс был кем-то, кого ей хотелось разгадать. Он не боялся ее. Она решила – он будет жить. Она не позволит ему выйти отсюда, пока не разберётся с ним. Она излечит его людскими средствами, но оставит его здесь. Это будет даже интересно.

Райли был при смерти. Он помнил, как совершил самую большую ошибку в своей жизни – поехал на пристань поздно вечером. Его предупреждали, что это не благонадежные люди и что лучше не связываться с ними, но деньги ему были нужны сильнее, чем чьи-то предубеждения. Совсем скоро он пожалел об этом. Огнестрельное ранение в плечо, и он был уверен, что умрет вот так вот. Никому неизвестный и ненужный – Райли Бирс. Без семьи. Без родных. И с недавних пор без друзей. Однако его спас ангел. Смертоносный ангел. Она убила его врагов и отнесла его в безопасное место. То, что рыжеволосая красавица была никем иным чем ангелом, было ясно сразу. Настолько хрупкая и прекрасная девушка не может так быстро двигаться и поднимать тяжести. Ее не могло существовать в реальности.

Его воспалённый мозг едва мог воспроизвести все остальные моменты, когда он лежал в бреду. Ангел появлялась часто – она подносила ему лекарства и еду. Зачем в раю лекарства? Он не знал сколько прошло времени, когда адская боль утихла, дыхание стало лёгким, а зрение прояснилось. Он не умер. Но тем не менее ангел не исчез, оказавшись плодом его больного воображения. Она оказалась его надзирателем.

– Кто ты? Почему я здесь? – спросил он, когда осознал, что боль не туманит его разум и он не сошел с ума.

– Райли Бирс, – по месту, где они находились разнесся ее сладкий голос, – я Виктория. И я решила оставить тебя себе.

– Оставить? – он непонимающе нахмурился. В каком это смысле?

Она лишь рассмеялась грудным чуть хриплым смехом, отчего он вздрогнул. Ангел? А не ошибся ли он? Но она уже исчезла.

Пока он поправлялся, Виктория исправно приносила ему еды и лекарств и исчезала в неизвестном направлении. Едва она появлялась, он не мог отвести от нее взгляд: рыжие кудри, будто пожар, светлая кожа, миловидные черты лица, стройная фигура. Она была ожившим произведением искусства. Эротической фантазией. Он бы непременно захотел увидеть ее вновь, если бы не причина его нахождения неизвестно где. Он даже не знал – в Сиэтле ли он до сих пор.

Склад, где он оказался был почти пуст и тёмен. Несколько окон под самой крышей говорили ему, когда день, а когда ночь. Он не знал сколько лежал в предсмертной горячке, но с тех пор, как начал осознавать себя, находясь в ясном сознание, прошло уже семь дней. С каждым днем Райли удавалось вставать, ходить, двигаться и разминать затекшие конечности больше. Рана на плече затягивалась. Только необычайное везение (и он готов был поставить на то, что этим везением оказалась рыжеволосая красавица) заставило пулю пролететь насквозь, не задев важных органов, мышц и сухожилий. А ещё он часто вспоминал свое давнее желание получить начальное медицинское образование. В каком-то роде оно ему помогло. Райли знал, как сделать так, чтобы тело восстанавливалось быстрее.

Когда он полностью оправился от раны, Райли начал исследовать небольшой склад. Ничего кроме необходимых удобств для него там не оказалось. Абсолютно пустое здание. Он попытался сбежать. Тогда после трёхдневного отсутствия, Виктория вернулась вновь.

– Хочешь умереть? Сдохнуть как последняя собака? Так давай! Вперёд! – она рассмеялась, указывая рукой на сплошную стену, где едва можно было рассмотреть очертание двери. Но он был уверен, что на самом деле двери не было – лишь муляж.

– Умереть? Виктория зачем я здесь? Почему ты спасла меня и держишь тут? Ты работаешь на них?

– Какой ты глупый, Райли Бирс. Я сама по себе. А вот ты будешь здесь пока я не изучу тебя всего или…

– Или?

– Или убью тебя, – жёсткие нотки в ее голосе испугали его. Он поверил, что эта девушка с внешностью ангела способна на это. А затем она рассмеялась, будто бы тысячи колокольчиков прозвенели на этом пустынном складе, озаряя все своим звоном. И Райли не мог сказать, какой же смех этой таинственной Виктории был опасней.

Однако эти угрозы не смогли остановить желание Райли обрести свободу. Он напрасно надеялся, что Виктория лишь шутила. Но каждый раз, когда та приходила и приносила ему еды и обнаруживала, что он вновь ищет выход из своей темницы, приходила в ярость.

Однажды девушка с такой силой сжала его руку, что Райли подумал, что она может треснуть. Однако та остановилась до того, как он смог это проверить.

Но и его терпения не хватило на дни и дни в одиночестве взаперти. Однажды он все-таки вышел из себя. Виктория не прекращала пугать его безжалостными картинами его смерти. Но она никогда не исполняла своих угроз. Он был ее экспонатом, игрушкой и Райли желал понять в чем смысл этого. Что она от него ждёт?

– Тебе сколько? Двадцать три? Двадцать четыре? Молодая! Здоровая! Весь твой трёп про смерть всего лишь трёп. Просто чертовы разговоры ни о чем. Ты сумасшедшая, если хочешь играть со смертью.

– Трёп? – она расхохоталась ему в лицо. – Милый Райли как ты слеп! Ты разве не понял, что я не человек? Что мои разговоры о смерти очень даже осуществимы? И мне гораздо больше двадцати трёх, как ты сказал. Хотя мне несомненно приятно: это второй твой комплимент за четырнадцать дней наших свиданий.

Райли с ужасом в глазах наблюдал как она слишком быстро оказалась на другом конце затемнённого склада и одной рукой подняла диван на котором он спал. Безграничная сила. Скорость. Красота.

– Ты серьезно этого не понял, красавчик? – Виктория была удивлена не меньше него.

Когда она оказалась рядом с ним, он внимательно разглядывал ее лицо, а точнее одну его часть. Ее глаза. Раньше казавшиеся черными или карими с янтарными вставками, они оказались насыщенно кровавого цвета. А ещё она продемонстрировала свои бритвенной острые клыки. Виктория оказалась вампиршей – девушкой убийцей из древних сказок и легенд.

Она голосом не допускающим противоречий сообщила, что он, Райли Бирс, будет находится здесь пока она не решит иначе.

Райли был растерян и напуган. Новые подробности о Виктории сбили его с толку. Он теперь не знал – чему верить, а чему нет. То, что было написано в книгах, выдумка или правда?

А меж тем дни шли за днями, но ничего так и не происходило. Вернее ничего не менялось в его положении пленного. Только лишь с одним исключением: теперь Виктория была рядом с ним гораздо чаще. Они много разговаривали. А как иначе? Он бы уже давно сошел с ума в этой тишине и одиночестве. Вампирша, когда не угрожала или не злилась была необыкновенно мила и красноречива.

Иногда она рассказывала ему о своей юности, о том, как была простой служанкой, и как ее хозяин избивал ее каждый день. Райли не мог поверить, что разговаривает с тем, кто жил несколько веков назад. Виктория также поведала ему о своей прекрасной сестре Анне и о том, как та обратила ее. Правда, теперь та давно мертва. Но девушка, кажется, не сильно-то и скучала по ней.

С каждым новым прожитым днем, когда они разговаривали как нормальные люди, Райли понимал, что чем дольше он находится с ней, тем больше она ему нравится. И уже наплевать кто она в действительности. Он видел в ней нечто хорошее, что она пыталась скрыть от всех и себя, в частности. Для Райли Бирса – Виктория была тем, кто затмевал его разум, манил за собой и готов был все отнять.

Он не знал сколько бы так продолжалось времени пока не расслышал стук каблуков. Виктория всегда передвигалась бесшумно. Кто это мог быть? Неужели она привела подруг?

***

– Джеймс мне нужна твоя… Изабелла.

Виктория вновь ворвалась в их жизнь как необузданный ураган, внося смуту и неизвестность. После небольшого отдыха в Бразилии она поселилась где-то неподалеку, но Джеймс не говорил где, да и Изабелла не спрашивала.

Виктория умела найти самый подходящий момент. Изабелла с недовольным видом оторвалась от шеи Джеймса, а точнее от выцеловывания на ней своих меток, которые все равно никогда не проявлялись на коже, в отличие от его. Она уставилась на нарушевшую их спокойствие рыжеволосую подружку Джеймса, ревность к которой все еще душила ее, хотя по большей части была совершенно безосновательной.

– Виктория? – Джеймс поднялся, приподнимая Беллу и ставя ее на ноги. – С каких пор тебе нужна Изабелла?

Его красные глаза зажглись неподдельным интересом. Он прекрасно знал о взаимной “любви” своих дам и теперь жаждал услышать, что же заставило Викторию обратиться именно к Изабелле.

– Она человек. Мне нужен кто-то именно с живым сердцем, кто-то, кто тесно общается с нами и кто-то, кого я не захочу выпить, находясь в гневе. Одно дело не требует отлагательств. Это не займет много времени. Просто нужно предъявить ее одному… человеку.

– Человеку? Виктория? Неужели и ты пошла по этой кривой дорожке? – рассмеялась Белла, желая поддеть рыжеволосую модель – ведь этого не могло произойти. Но, как оказалось, все-таки могло.

– Не твоё дело, наживка, – шикнула она, впрочем, без явной агрессии в голосе. Однако, увидев в позе Джеймса желание услышать от нее больше подробностей, она все же продолжила.

– Не тебе одному хочется развлечений. Да, это человек. Он был ранен. Я его спасла. Сейчас он на том складе… – что это за склад было понятно лишь им двоим, – и он скажем так… не в восторге от того, что я оставила его себе.

– Ты его похитила? – изумилась Белла. Впрочем, это было в стиле Виктории. Уже то, что она спасла человека говорило о том, что он стал ей очень интересен.

– Просто не оставила ему выбора и все, – пожала она плечами, не понимая что в этом такого. – Он умирал. У меня было три варианта. Выпить, обратить или оставить человеком. Я решила выбрать третий. Хочу знать, чем так привлекает, тебя Джеймс, Изабелла.

– И сколько ты его, кхм, лечишь, Виктория? – спросил Джеймс, скрывая улыбку. Изабелла решила, что обязательно его расспросит, когда они останутся одни – похоже, что-то подобное уже было в ее жизни.

– Около тридцати дней, – фыркнула та.

– Ты похитила человека месяц назад и держишь его взаперти? – не выдержала Белла. – Да ты сумасшедшая. И, конечно же, он хочет сбежать, – добавила она тоном, не терпящим возражения. Впрочем, их бы и не последовало. Изабелла оказалась права.

– Он считал меня ангелом, когда думал, что умирает. Теперь считает иначе. Он боится и хочет уйти. Однако не для того я его спасла и сохранила ему жизнь, чтобы дать вот так просто скрыться, – раздражённо бросила она.

Джеймс сжал руку Изабеллы, прерывая дальнейшие расспросы. Дальше лезть не следовало. Иначе Виктория не оценит такой помощи. Белла пообещала, что непременно вызнает все, что хочет и одарила Джеймса соответствующим взглядом. Тот же лишь усмехнулся ей той самой ухмылкой, от которой кончики ее пальцев поджимались. Изабелла тут же представила каким способом она будет выпытывать из него все тайны и секреты рыжеволосой охотницы.

– Отлично. Что нужно сделать? – не желая тянуть резину, перешла сразу к делу Белла.

– Увидеться с ним. Поговорить. Показать, что ты жива и мне доверяешь. Поулыбаться и исчезнуть как можно дальше.

– Да. Хорошо. Отлично. Поулыбаться, показать, что ты ангел и уйти, – съязвила она. – Дай мне время на подготовку, – Белла указала на свой внешний вид. Он и в правду не располагал к доверительным разговорам с посторонними людьми: коротенький шелковый халатик, из-под которого виднелась ночная комбинация, растрёпанные после сна и бурной ночи волосы и видимые следы на шее от поцелуев и укуса и всему телу.

Валяй – говорила вся ее поза, но Изабелла отметила, с каким нетерпением барабанят острые ногти Виктории по столешнице. Лучше было не медлить. Пока Изабелла приводила себя в порядок, Джеймс остался с подругой.

Мужчины любых возрастов любят девушек в платьях и с красивыми фигурами – Изабелла взяла это на заметку давным давно. Сейчас же Белла обладала и тем, и другим. Ее шкафы в некотором роде были полны самой разнообразной одежды, правда по большей части той, в которой не стыдно показаться рядом с представительным Джеймсом. Она надела юбку-карандаш, лодочки, свободную блузу и шейный платок – главный атрибут ее нынешнего гардероба. Эта часть ее тела теперь тщательно скрывалась от посторонних, словно одно из интимных мест. Впрочем, для нее оно именно таковым и оставалось.

Подновив свой макияж, Изабелла вернулась в общую комнату, где ее уже ожидали вампиры. Она с явным удовольствием отметила, как загорелись страстью глаза Джеймса, едва тот увидел ее. Она словно могла прочесть все его мысли: прогнать Викторию и продолжить то, на чем они остановились. Раньше Изабелла бы так и поступила, но сейчас в ней взыграло женское любопытство – увидеть человека Виктории и к тому же ответить услугой на услугу, ведь она одна из их клана. Джеймс сказал, что он считает только так.

В ответ на явное желание в его глазах, Белла помахала голодному вампиру пальцем, дразня его и поспешила за Викторией. Ведь, чем быстрее она встретиться с человеком Виктории, тем быстрее окажется с Джеймсом наедине.

Вампирша привела их на заброшенный склад у пристаней Сиэтла. Пустынное и тихое место. Она вошла внутрь. Глаза долгое время привыкали к сумраку и тишине. Лишь стук ее каблуков нарушил могильное спокойствие. Не знай она, что Виктория не шутит такими вещами, она бы подумала, что вампирша над ней издевается. Но вскоре, она смогла определиться с нужным направлением и даже обнаружить того, кого ей следовало очаровать.

– Привет, – Белла старалась быть как можно более милой, чтобы понравиться ему. – Я Изабелла Свон.

– Привет. Я Райли Бирс. Ты одна из них? – парень был красив. Чертовски красив. Если бы не Джеймс, она бы обратила на него свое внимание. Определенно.

– Из них? – переспросила Изабелла, словно бы не понимая, кого он имеет в виду.

– Ну…ээ… вампиров. Такая же как Виктория, – пожал он плечами.

– Ах, ты про это! – беспечно махнула она рукой, будто данная тема была меньше всего ей интересна. – Нет, я не такая. Я человек. Но я пришла поговорить с тобой. По просьбе Виктории.

– Откуда ты ее знаешь? – Райли подвинулся, предлагая ей место на диване рядом с собой. В его глазах Изабелла заметила неподдельный интерес и восторг. Да тут было поздно что-то предпринимать. Судя по всему, бедняжка Райли Бирс по уши влюбился в свою пленительницу, а та так этого и не поняла. Ну, значит она поможет открыть ей глаза.

– Нас познакомил Джеймс, – и, видя его непонимание, добавила, – мой молодой человек. Вот он один из них, как ты выразился.

– Ты встречаешься с вампиром? И ты не боишься? – он просто жаждал услышать все, что связанно с вампирами и Викторией в частности.

– Чего мне бояться? Джеймс самый потрясающий человек, если его так можно назвать, – улыбнулась она, незаметно прикасаясь к своей шее.

– Но ты же можешь умереть. Вампиры же они только и хотят выпить крови. Или…что они вообще хотят? Что хочет Виктория от меня?

Да, Райли боялся, что его чувства останутся без внимания и она лишь посмеется над ним. Нужно прояснить все основные моменты.

– Что ты знаешь о вампирах? Если я хочу ввести тебя в курсе дела, то должна знать все, что тебе известно.

Райли поведал ей все, что знал. Кое-что было верно – видимо он почерпнул это из рассказов Виктории, а кое-что было откровенным бредом. Белла смеясь вспоминала как когда-то давно она мучила Эдварда Каллена своими расспросами. Но все указывало лишь на то, что Виктория увлеклась своими исследованиями и позабыла о том, что Райли не игрушка, а человек и он тоже должен знать обо всем.

– Нет, Райли. Ты молодец. Гораздо сообразительнее чем была когда-то я, когда повстречала Джеймса. Представь, прошло около года прежде чем я узнала все, что нужно знать. Конечно, сейчас я не буду рассказывать тебе о себе – это мелочи, – улыбнулась она ему подбадривающее.

– Но поверь мне, все не так страшно, как считаешь ты. И кстати, не бойся спрашивать об этом Викторию. Она на самом деле довольно неплоха. И к тому же хорошая подруга.

Джеймс бы посмеялся, узнав, что она выгораживает Викторию.

– Я точно знаю, что она будет не против этого, – она подмигнула Райли, но лишь так, что ему одному был понятен это жест. Не нужно Виктории знать, что завоевывать парня уже не следует. Он уже ее. Но Изабелла не хотела сдаваться так просто. Вернее, не хотела, чтобы Виктория получила все на готовой тарелочке. Пусть потрудится как следует.

– Самое главное, можешь мне поверить, ты уже знаешь. Ты будешь жить. Виктория, она скажем так, не отличалась человеколюбием до некоторых пор, а ты ей понравился.

Она наклонилась к Райли Бирсу и обняла его совсем по дружески.

– И, кстати, не бойся требовать от нее нормальных вещей типа дивана или мебели, если она планирует держать тебя здесь еще долго, – крикнула она в сторону окна, где мельком заметила рыжие волосы. – Ты не игрушка, а живой человек со своими потребностями. Она тебя не укусит.

Белла была готова поспорить, что услышала тихий хмык Виктории. Но самое главное она выполнила. Теперь осталось лишь самой вампирше приложить некоторые усилия.

***

Сегодня на ее голове красовалась шапочка выпускника. Изабелла наконец-то отмечала окончания обучения. Теперь она полностью свободна. Ей почти исполнилось двадцать три. А значит совсем скоро она и Джеймс станут полноценной вампирской парой. По крайней мере она на это надеялась. Теперь Изабелла была довольна собой и не представляла себя более идеальной вампиршей. Сейчас она молода, привлекательна, обаятельна и пока еще физически моложе Джеймса. Все факторы были на ее стороне.

– Изабелла Свон, – ее вызвали на трибуну читать речь для выпускников. Девушка поднялась с гордо поднятой головой. Она сама не слушала себя, рассказывая про большую ответственность, про дальнейшую жизнь и про их судьбу. Главное, что ректору понравилась ее речь. Он, наверное, хлопал громче всех.

Они отмечали всем потоком в специально заказанном ресторане. Милое светло бежевое платье и легкий макияж делал ее моложе ее лет. Сегодня, Изабелла не желала выряжаться, ожидая того, что после ночи выпускного, ей придется выкидывать платье.

Она сбежала с праздника, словно золушка, самая первая, едва стрелка часов минула полночь. Легкое платье развевалось от ночного ветра. Она шла по темному переходу, ожидая свое посвящение. Сегодня Изабелла исполнит главную роль. Не только, как наживка, прозванная так Викторией, но и как одно из действующих лиц.

– Что вы от меня хотите? – “дрожащий” голос испуганной девицы разнёсся в темноте.

Изабелла вступила в игру. Ей уже не доставляло трудностей отыскать любителей лёгкой добычи и уж тем более не мучила совесть, когда она, а вернее Джеймс отнимал их жизни. Такие люди были ее недостойны.

– Не строй из себя целку, малышка. Как будто не знаешь зачем мы здесь. Сама же виляла своим славным задком.

Хриплый прокуренный голос был уверен в своей правоте.

– Вы сами все такие, – поддакнул ещё один. – Будто мы не знаем. Все ваши юбочки, туфельки, макияж. Все это, чтобы сбить нас с пути.

– Сами напрашиваетесь на хороший… – третий любитель девочек в юбках не договорил. Где-то упала труба, создавая отвратительный шум. Это был знак. Она наконец-то развернулась на сто восемьдесят градусов и стала подходить медленными шажками.

– Если вы так хотите, то я все сделаю, – кажется по Изабелле плакал театральный факультет. Она сама была довольна своей ролью, отточенной годами.

– Хорошая малышка. Иди ко мне, – захохотал, по-видимому, главарь банды.

Белла улыбнулась той самой улыбкой “я глупая кукла”, не прекращая движения. Осталось несколько шагов. Мужчины, вальяжно раскинувшись, ожидали ее, не предпринимая никаких действий. Похоже, они ожидали сопротивления, но такая победа была для них в разы слаще. Она подтверждала, что все их домыслы были правдивы. Все эти девки…

Снова раздался шум и подул холодный ветер. Глаз человека не разобрал ничего постороннего, но Изабелла знала, что это Джеймс. Она много раз наблюдала такие его шуточки. Они поежились, настороженно переглядываясь.

– Вы боитесь? – Белла похлопала ресницами, видя, как они переглянулись. – Это всего лишь ветер.

Она подошла совсем близко. Ее хрупкая рука коснулась груди одного из них.

– Тебе будет приятно. Сначала больно, но эта боль будет мимолетна. Потом ты почувствуешь, как жизнь покидает тебя. Не бойся. Так бывает со всеми. Смерть приятна. Хочешь убедиться в этом?

– Что ты творишь, сучка? – второй оказался агрессивнее. Он толкнул Беллу в плечо, отчего она пошатнулась, и в тот же момент отлетел прямо в металлический столб, осев на землю.

– Как это невежливо. Такая красивая девушка предлагает вам такое наслаждение, а вы…тсс… отказываться это так глупо.

Тусклый свет единственного фонаря проявил Джеймса. Его улыбка оскал и алые глаза вызывали опасность.

– Кто вы? – оставшийся без дела мужчина, окончательно струхнувший, решил сбежать.

– Всегда одни и те же вопросы, – издевательски хохотнул он, протягивая руку Изабелле. Та, слегка поморщившись от боли в плече, подошла ближе.

– Кто вы? – вторила ему девушка, чувствуя себя богиней.

– Что вам нужно? – ухмылялся он.

– Зачем вы это делаете? – Белла обняла одной рукой Джеймса. – Приятного аппетита, милый, – девушка “клюнула” его в щеку, отходя на несколько метров подальше. И с таким же удовольствие смотрела, как Джеймс расправляется с неудавшимися насильниками.

Той же ночью, а вернее рано утром лёжа обнаженной в кровати после бурных ласк, Изабелла размышляла о том, что ждёт ее дальше. Она уже давно не живёт с Рене и Чарли – лишь изредка связывается с ними по веб камере. Она закончила школу и вот сегодня с размахом отметила выпуск из колледжа. Весь мир теперь у ее ног. И Джеймс был готов дать ей ещё больше. Сама же девушка теперь мечтала лишь о том, чтобы стать его женой. Интересно, как проходят вампирские свадьбы?

Комментарий к Глава 20.

* Виктория действительно жила очень долго с 1550. Она в действительности старше Джеймса. Можно сказать, что она почти древняя вампирша. И я считаю, что вампиры возраста Карлайла (300 лет) уже довольно старые и их не так много. Опять таки Вольтури не в счёт. И именно поэтому Виктория обращает внимание на то, что все с кем она встречалась, были моложе ее.

Райли Бирс. Для тех, кто не знает, это обращенный ею помощник в Затмении. Здесь она пошла по другому пути, поскольку не жаждала мести Изабелле.

========== Глава 21. ==========

– Джеймс, – скучающе протянула Изабелла, рассматривая свой новенький аттестат. Пока она не собиралась работать. – Мне осточертел Сиэтл. Я хочу уехать отсюда.

– Куда ты желаешь, Белоснежка? – тут же откликнулся блондин. Он точно так же изнемогал сидеть на одном месте постоянно. – Бразилия? Канада? Франция? Италия? Китай? Англия? Выбирай страну.

– С каждым днём я становлюсь все старше. Совсем скоро я буду выглядеть для тебя не такой молодой и красивой, как сейчас. Я хочу насладиться всем пока еще человек.

Для нее отсчет пошел на часы. Девушка уже начала выбирать дату, а Джеймс лишь посмеивался над ее торопливостью.

– Так и будет, Изабелла. Ты успеешь все. Я сохраню тебя для себя, – он собственнически сжал ее талию, пододвигая к себе вплотную, и уткнулся носом в ее шейную артерию. Несмотря на то, что он плотно пообедал сегодняшней ночью он никогда не отказывался от ее крови. Казалось, наоборот, она его манит больше, чем любой другой напиток. Белла сама была необычайно счастлива дарить ему всю себя. Вот уже почти шесть лет она ни разу не жалела, что пошла через тот темный парк и встретила его…

– Давай съездим в Канаду. Потом в Коста Рику, а затем в Бразилию, – оказывается Изабелла все еще скучала по яркому и жаркому солнцу, густому воздуху и зною. Особенно теперь, когда знала, что Джеймсу оно не может навредить. Нужно лишь соблюдать меры предосторожности.

Что-то словно оказывало на нее влияние. В одно мгновение она ощущала себя свободной, парящей, лёгкой, а в другое ощущала крепкую связь с мужчиной рядом с ней. Он потянулся к ней и посадил ее боком на колени. Ощутив себя в его объятиях, Белла почувствовала чуть ли не облегчение, словно она… истосковалась по его близости. Ещё большая связь с этим вампиром.

– Отдыхай. Я закажу билеты, – он поцеловал ее в висок и укрыл пледом.

***

Он великолепен и знает об этом.

Отдых в Торонто шел полным ходом. Изабелла упивалась чужой культурой, достопримечательностями, красотой, а Джеймс людьми.

В момент убийства Джеймс обернулся и у нее перехватило дыхание от благоговения.

Она не смогла бы ощущать себя счастливее. Иногда Белла представляла их как Бонни и Клайда, только занимались они не грабежами. Ну почти.

Белла уже сидела на украденном ей байке, ожидая, когда тот закончит свою трапезу. Нужно же ей забрать компенсацию? Все равно скоро она его бросит. Джеймс, как когда-то давно сообщил ей, что может управлять любым транспортом, не врал. Поэтому уже около года Изабелла ловко справлялась с двухколесным конем.

Дерзкий вампир подмигнул ей своим рубиновым взглядом. Она никогда не хотела его больше, чем сейчас.

***

Очередь Бразилии наступила сразу после Коста Рики с ее пляжами, коктейлями и уютными бунгало. Там было классно отдохнуть обычным людям, но для них белые пляжи и океанские волны не представляли сильного интереса. Впрочем, Изабелла не забывала делать многочисленные фотографии и отправлять их родителям. Рене и Чарли были рады за них. И, как по секрету сказала ей мама, она ждет того момента, когда они отправят им приглашение на свадьбу. Все-таки уже пора.

Бразилия с ее яркими огнями, песнями и танцами завораживала. Они вылетели туда сразу же из Коста Рики. Изабелла едва успела собрать чемодан. Джеймс с усмешкой сказал, чтобы вещей много не брала, поскольку его невесте нужно будет обновить свой гардероб. Таким ненавязчивым способом он сделал ей предложение. Эти его своеобразные вампирские ухаживания ей до безумия нравились. Он не спрашивал ее, а утверждал. Естественно, она была согласна. Согласна вот уже с 17 лет, с тех пор, как впервые подарила ему свою кровь.

Но саму свадьбу они решили отложить еще на несколько месяцев. Джеймс пообещал положить к ее ногам весь мир, т.е организовать кругосветное путешествие. А Изабелла стала задумываться о том, чтобы сама свадьба была только для них одних. Она представила, тихо ужаснувшись при этом, что может устроить Рене из какого-то маленького мероприятия и поежилась. Нет, всем будет лучше, если родители узнают об этом из фотографий.

Видя ее судорожные сборы, Джеймс шутливо пообещал, что если она возжелает, то они будут венчаться по несколько раз в год, поэтому сильно переживать не стоит. Изабелла взяла его слова на заметку. И это замечание всколыхнуло в ней другое воспоминание: Розали и Эммет Каллены, а вернее рассказ Эдварда про их развлечения. Кажется, с таким настроем скоро и она будет наслаждаться подобными играми.

Они поселились в Рио де Жанейро в самом шикарном отеле, открывающий вид на гору Корковаду и статую Христа-Искупителя. Жизнь с Джеймсом подразумевала под собой любовь к его образу жизни, а если быть точнее к ночной жизни. Сама Изабелла удивлялась, как она до сих пор могла учиться днём, если ночи у них были заняты совсем другим. Поэтому сейчас, казино, клубы, бары и рестораны – были открыты для них. Изабелла жаждала надевать свои лучшие наряды, украшения и обувь. Джеймс нещадно баловал ее самолюбие дорогими подарками. Возможно, в какой-то мере, они испортили ее.

После того, как она очаровывала одного или сразу нескольких мужчин, а Изабелла заметила, что выбирали они только их (дело ли в ли, что среди женщин было меньше преступниц или в том, что та тактика, которой они придерживались, была направлена на мужчин, она не знала), она шла дальше. Прогулки по людным местам, лунным паркам, пляжам или заливам дарили ей, а вернее ее дорогим украшениям и демонстративным зелёным купюрам, восхищённые взгляды… и не только. Она все ещё удивлялась, как много в этом мире людей с черным сердцем, заботящимся только о себе.

***

Изабелла Визердейл. Теперь она представлялась лишь так, не стесняясь своего обручального кольца. Пока они ещё не женаты официально, но ничего не мешает ей всячески демонстрировать данный факт. После Рио пара отправилась в путешествие по другим красивым городам Южной Америки. С каждым городом пропадала их яркость и уменьшалось население, но их это не останавливало. Изабелла просто наслаждалась своей жизнью.

Она не желала эту поездку. Ну, в самом деле, кому с чемоданом дизайнерских вещей понравится эта дыра посреди тропических джунглей?! Но Джеймс на ее удивление оказался тверд. И, возможно, лишь его настойчивость позволила понять девушке, что она обязана сделать до того, как навсегда застынет.

Это было небольшое село близ густых джунглей в Перу. Ей казалось, что данный населенный пункт был гораздо меньше того же Форкса. Там от силы насчитывалось тысяча человек. И, между прочим, данная деревня считалась самой большой среди подобных, раскиданных по всем джунглям. Джеймс позволил ей не участвовать в его играх здесь. Она не испытывала восторга бродить по лесам. Милее всего для нее все ещё оставались большие города.

Однако, оставшись одна в специально снятом домике, Изабелла пожалела об этом. Коренные жители вели себя очень странно. Едва она выходила наружу, как они принимались перешептываться и показывать на нее пальцем. Она даже подумала, что шарфик сполз и обнажил странные следы на шее, но нет – все было в порядке. А совсем старое поколение смотрело на нее будто на прокаженную, и едва она собиралась к ним обратиться, как те принимались усердно молиться, по крайней мере, их падение на колени, возведение рук в небо и несуразное бормотание можно было принять за молитву. Их речь была для нее непонятной, а английский они не знали. Даже испанский, что она какое-то время изучала в школе и в колледже, они не принимали или же просто не желали с ней говорить. Нет, с нее определенно хватит таких потрясений. Она хочет в цивилизованную Европу.

А вот вернувшийся Джеймс лишь рассмеялся, заслышав ее претензии, и пояснил их поведение. Дело было вовсе не в одежде и правилах поведения, как она было подумала, а в легендах племени. Издревле считалось, что в бескрайних лесах Амазонки водятся демоны. Они были прекраснее любых существ и также безжалостны к людям и себе подобным. Старики верили, что вампиры – как их называют сейчас, с внешностью ангела, но черными душами живут среди людей. И если верить написанным трактатам, то очень многое указывало на демоническое происхождение Джеймса. Они были не в праве запретить им посещать их деревню, поскольку доказательств ни у кого не было, но вот опасаться – всегда пожалуйста. И ещё больше старейшин смущало то, почему она, Изабелла Свон, все ещё жива, находясь рядом с ним. Именно данный факт вызывал противоречия старого и молодого поколения.

Желание наслаждаться красотами дикой природы пропало в ней окончательно. Однако, Джеймсу здесь нравилось, поэтому Белла скрепя сердце дала ему неделю, прежде чем они отправятся дальше. И пока он искал что-то своё или просто отдыхал душой на просторах тропических лесов, Изабелла составляла дальнейший план их путешествия. На первом месте у нее стояла Англия.

Впрочем, когда Джеймс сообщил ей, что эта ночь последняя ночь здесь, Изабелла возжелала отправиться с ним. Девушка вспомнила, как когда-то давно держалась руками за крепкую спину Эдварда Каллена и тот демонстрировал ей красоты Форкса. Тогда это было безумно страшно. Сейчас же вошло в привычку.

Ради ее собственного удобства, на Изабелле был спортивный костюм и удобная обувь, но даже она не помогла ей избежать мошек, комаров и топей. Она возненавидела природу. А, когда Джеймс учуял добычу, стало не до возмущений. Изабелла решила поучаствовать, но она не учла одного – то был не город со своими людьми и потребностями, а густой тропический лес с богатствами в виде природных ресурсов.

Ее глупая причина – заблудилась в лесу, лишь вызвала их гнев. Четырем контрабандистам было плевать, что она туристка и довольно обеспеченная к тому же. Они злились, что она сорвала им планы. Значит помеха должна быть уничтожена. Когда ствол прижался к ее виску, хруст веток секунду спустя остановил их. Всего лишь мгновение, но и его хватило, чтобы она оказалась на свободе.

Джеймс был не в настроении играть, тогда как Изабелла могла погибнуть. Он спрыгнул вниз и тут же сломал шею одному из них. Белла вырвалась и поспешила спрятаться за деревья, отдавая контроль в руки Джеймсу. Не только Джеймсу…

В мгновение ока на том злосчастном куске природы появились новые действующие лица – вампир и вампирша местных кровей. И пока Изабелла сидела прислонившись к стволу гигантского дерева, трое вампиров расправились с контрабандистами.

Возможно лишь то, что Белла бросилась в объятия к Джеймсу спасло ее от неминуемой гибели от клыков жаждущей перекусить парочки. Их поцелуй прервал хриплый мужской голос, говорящий на плохом, но достаточно понятном английском.

– Кто вы? Зачем вы пришли сюда?

– Джеймс Визердейл. Моя невеста – Изабелла Свон. Как видите, мы охотились здесь, прежде чем отправиться дальше. Никто не сообщил мне, что данная территория занята.

Парень, на вид которому было не больше двадцати шести лет, внимательно ее разглядывал. Его молодая спутница молчала.

– Она и не занята. Мы тоже здесь впервые за много лет. Я Науэль. Это моя тетя Уйлин. Почему человек не боится тебя?

Изабелла ощущала его оценивающий и внимательный взгляд на себе. Казалось, он был готов на все, чтобы докопаться до правды.

– Я люблю Джеймса. Зачем мне его бояться? Он не причинит мне вреда, – просто и возможно чуть наивно произнесла она, желая, чтобы тот понял о чем она говорит.

– Ты знаешь о его природе? – удивление темноволосого вампира было неподдельным. Девушка все так же молчала с чуть хмурым лицом.

– Естественно, она знает. Изабелла моя невеста, – фыркнул он.

– Ты убьешь ее, – покачал головой Науэль. – Ты знаешь, что, если соединишься с ней, она понесет дитя и умрет?

– Что? – Белла не ослышалась? Возможно, он неправильно произнес эту фразу или она не так расслышала. Ведь дети между их видами невозможны. Это известно всем. Правда же? Она растерянно взглянула Джеймса. Тот был ошеломлён не меньше.

– Это невозможно. Вампиры не могут иметь детей, – наконец вынес он свой вердикт.

– Могут. Я тому прямое подтверждение, – вторил Науэль.

После этих слов парень предложил всем четверым пройти к нему домой, ведь разговор посреди джунглей в кругу обескровленный тел был не лучшим вариантом.

Джеймс, Изабелла и новые знакомые вампиры отправились в их убежище – доме на ветвях деревьев. Белла слушала внимательно рассказ Науэля и время от времени присоединявшейся к нему Уйлин. Та разговаривала чуть лучше, но, по большей части, предпочитала молчать. Оказалось, что Науэль действительно является полувампиром. Его мать Прию изнасиловал вампир и та зачала ребенка. Его тетя Уйлин, оказавшаяся его настоящей биологической тетей, не смогла убедить сестру убить плод, и стала заботиться о сестре. Они ушли глубоко в лес, где Уйлин добывала Прие кровь – та не могла принимать обычную еду.

Науэль рос в утробе Прии очень быстро. Потребовалось всего несколько месяцев, прежде чем телу девушки был нанесен серьезный ущерб. Мальчик, зачатый родителям разных видов, ломал кости своей матери, истощал ее тело, убивал изнутри. Девушка не смогла родить сама, а Уйлин не смогла ей помочь. Ребенок выбрался из ее чрева, прорывая его своими клыками. Прия скончалась, так и не увидев своего отпрыска, а вот Уйлин пообещала отомстить и убить дьявола, погубившего ее сестру. Но она не смогла. Совсем юная тогда девушка поняла, что никогда не сможет причинить вред дитю ее любимой сестры. Уйлин взяла малыша на руки и не ожидала, что в поисках пищи, маленький демон укусит ее, неосознанно вводя свой яд. Началось обращение. Спустя три дня она очнулась вампиршей. Рядом с ней лежала мертвая сестра и ее очень даже живой ребенок. Уйлин приняла решение воспитать Науэля как сына.

В целом, сам полукровный вампир сказал, что ему около ста пятидесяти лет. Он не только прекратил свое старение в таком благоприятном возрасте, но и вырос гораздо быстрее обычного ребенка. Помимо этого, Науэль обладал некоторыми положительными качествами вампиров, избавившись от их недостатков. В частности, он мог питаться как вампир и как человек, мог ходить под солнцем, не боясь блеска своей кожи, и у него было кровообращение – билось сердце, текла кровь, наличествовал румянец.

Они остались у гостеприимных вампиров на целые сутки. Изабелла жаждала узнать все подробности. Науэль поведал, что однажды его нашел его отец и объявил, что у него есть три сестры. Такие полукровка с точки зрения Жуана – идеальная раса. Науэль ненавидел его, хотя очень тепло относился к сестренкам.

Вскоре, Изабелла поняла почему она до сих пор не забеременела. У них ещё ни разу не было незащищенного секса. Казалось бы, глупое предостережение девушки шесть лет назад спасло ей жизнь и подарило года. Но теперь… теперь она желала подарить своему вампиру что-то гораздо большее, чем кровь. Что-то, что не сможет подарить другая вампирша. Дитя.

– Ты счастлива? – встревоженно обратилась к ней Уйлин напоследок. Она все ещё недоумевала как возможно все это. Она помнила, как была счастлива сестра в объятиях своего ангела, знала об его красоте и могуществе, но в то же время видела как меняется Прия после каждого ночного свидания. И ей это не нравилось.

– Конечно, счастлива, – Изабелла и не могла бы ответить иначе. – Это были лучшие шесть лет моей жизни.

– Как ты живёшь с ней? Ее кровь привлекает даже меня, – спросил Науэль, то и дело поглядывая на пару перед собой. Он был очарован Изабеллой и, видя ее, представлял себе свою мать. Она ведь могла быть точно такой же. – Она сладка и насыщена. Шесть лет ада: обладать ей и не иметь возможности испить.

Джеймс не преминул похвастаться новым знакомым, что это его не останавливало. Науэль был впечатлен гораздо больше его тети. Что-то подобное она подозревала. Изабелла заверила его, что Джеймс не пьет больше необходимого и его яд не попадает ей в кровь. Но похоже, многие вампиры просто не знали об этом. Они кусают ради крови, ради жизни, ради убийства. Кому нужны другие изыски?

Они ещё какое-то время разговаривали на общие темы, Науэль желал знать подробности, а Уйлин переживала за ее здоровье. Сама же Изабелла окончательно и твердо решила, что пойдет на один опасный и, возможно, даже смертельный шаг.

Джунгли Амазонки они покинули следующим вечером. Однако путешествие на этом не закончилось. Индонезия. Китай. Англия. Швейцария. Исландия. Россия. И, наконец, Франция. Париж. В этом городе любви Джеймс объявил ей, что они обвенчаются по всем правилам. Ей уже исполнилось двадцать три года буквально две недели назад и она ожидала новой значимой для нее даты.

Венчание в Париже. Что может быть лучше для влюбленных, ожидающих, что весь мир открыт перед ними? Они выбрали свою дату. Двадцать седьмого сентября. Два праздника в одном. После того разговора в джунглях, они больше не обсуждали данную тему. Но Изабелла чувствовала, что и Джеймс был бы не против их общего ребенка. Впрочем, пока ни один из них не делал шаг вперёд. Ещё рано.

Джеймс позволил ей хлопотать над самой церемонией. Белла выбрала время, фотографа, украшения и даже служителя. Она немного волновалась, желая, чтобы все прошло идеально. Сам же жених, Изабелла заметила, был не в настроении. Вернее, он очень часто прислушивался к чему-то, исчезал на некоторое время и с его лица не сходило чуть мрачное выражение. Но на ее вопросы он не отвечал.

Белое подвенечное платье, простая прическа, кружевной под цвет платья чокер на шею – ее отличительная черта, и не вычурный макияж. Изабелла была прекрасным образом невесты в свой самый главный день. Фотограф, снявший всю подготовку и некоторые кадры после, был отпущен. Сама церемония не предполагала присутствия на ней чужих людей. Однако, ожидавшая от своей свадьбы чего угодно, девушка не могла и предположить, что на нее нагрянут неизвестные и отнюдь не желанные гости.

– Претр готов вас принять, – сообщила появившаяся из ниоткуда молодая девушка. – Пройдёмте за мной.

Кстати, чтобы вот так вот без очередей и заявлений в определённое время провести церемонию, Джеймсу пришлось потрудиться. Даже святые отцы любят большие пожертвования.

– Объявляю вас мужем и женой, – наконец закончил мужчина в темной рясе. – Можете скрепить ваш священный союз поцелуем.

Окунувшись в поцелуй, Изабелла краем глаза заметила, как в узкой боковой двери исчезает претр и они остались одни. Останавливаться молодожены не собирались.

– Примите и наши поздравления, – весёлый голос молодого мужчины нарушил интимность этого события.

Белла испуганно отпрянула. Недалеко от них стоял высокий темноволосый мужчина. Его неестественная красота и грация выдавали в нем вампира.

– Да. Свадьбы – это такое важное событие, что мы не вправе им мешать, –

рядом с ним появилась красивая брюнетка с ярким макияжем, подчёркивающие ее кровавые глаза и облаченная в темную мантию с необычным украшением на груди.

– Жаль, что они часто плохо заканчиваются, – новый мужской голос возник справа от них.

– До нас дошли слухи, что ты, Джеймс, нарушил закон, – сладко улыбнулась девушка.

– Да, мы видим здесь человека. И она осведомлена о тебе. Аро недоволен, – покачал головой самый первый.

Джеймс предупреждающе сжал ее руку. Изабелла видела, как тревожно мечутся его глаза от одного на другого, но внешне он оставался спокоен.

– Деметрий, Феликс и…

– Сильвия, – улыбнулась брюнетка.

– И Сильвия. Рады видеть вас на своей свадьбе. Мы ожидали вашего визита в ближайшее время, – начал он как ни в чем не бывало.

– Как… необычно, – хмыкнул высокий и представительный Феликс.

– Позвольте представить… Изабелла Визердейл – моя жена. Белла, это Деметрий, Феликс и Сильвия Вольтури.

“Вольтури? Те самые?”

Когда несколько лет назад Лоран упомянул их в своем разговоре, Белла заинтересовалась ими. Она не слышала название такого клана от Калленов. Джеймс мимоходом объяснил ей, что Вольтури сродни правящему клану среди вампиров. Больше всего они чтут закон и безжалостно карают тех, кто его нарушает. Самый главный из них – не открывать свое существование людям. Если человек знает о вампирах, то он либо должен стать закуской, либо одним из них.

Джеймс убедил ее не думать об этом, поскольку рано или поздно она станет подобной ему. Но, похоже, их нашли раньше, чем это произошло. И сейчас она может быть в серьезной опасности. Наверное поэтому Джеймс был так взволнован несколько дней. Он ощущал близость других вампиров.

– Я думаю Аро захочет встретиться с вами, – ухмыльнулась Сильвия, рассматривая свои ногти.

– Мы с удовольствием встретимся с ним, – ответил Джеймс несколько расслабившись. Похоже, он нашел какой-то выход.

– Вот и чудненько, – захлопала в ладоши вампирша, изображая из себя счастливого ребенка. – Следуйте за нами, – мгновенно изменился ее тон, став жестким и серьезным.

Если бы они были в это время в Италии, как хотели в самом начале, то вопроса с перемещением бы даже не стояло. Но другая страна и человечность Изабеллы заставили их воспользоваться воздушным транспортом. Путь Вольтури лежал в древний город, принадлежавший вампирам – Вольтерру. Самолёт приземлился в Риме.

Темные плащи скрывали тела и лица их сопровождающих, поэтому они не опасались быть скомпрометированными солнечным светом. Джеймс же был лишён подобной защиты. Все их вещи были оставлены в Париже в номере отеля, поскольку времени, чтобы собраться, им не предоставили. Они до сих пор были в той одежде в которой венчались. Изабелла надеялась, что они туда ещё вернуться. Поэтому Джеймс ещё во Франции в аэропорту приобрел себе головной убор и перчатки. Эти меры предосторожности были кстати – прибыли они днём.

До нужного места они добирались на автомобиле. И снова в этом была виновата ее человечность. Она замедляла Вольтури, отчего те приходили в ярость, но избавиться от нее не позволял приказ Аро. Все они недоумевали, почему их лидер не отдал приказ уничтожить отступника на месте.

Пока они ехали, Джеймс в пол-голоса рассказал ей об их сопровождающих. Тем было, собственно, все равно, о чем они разговаривают. Они выполняли свой приказ – не более. Оказывается, Джеймс был знаком с двумя из трёх вампиров, прибывших к ним на церемонию. Некоторое время назад, ещё до встречи со своим кланом, он жил в Италии, где и встретил Вольтури. В свите правителей уже был один из лучших трекеров – Деметрий, поэтому его услуги им не понадобились. Феликс же – самый сильный вампир, близкий друг Деметрия и личный телохранитель Аро частенько был на виду. Вампирша Сильвия была ему неизвестна. Похоже, данная девушка оказалась в свите Вольтури после того, как он покинул гостеприимную Италию.

Всего за два часа тонированный джип довёз их до Вольтерры. Джеймса и Изабеллу окружили их сопровождающие и повели по запутанным коридорам куда-то вглубь здания. Девушка удивлённо рассматривала дизайн помещений. Средневековые залы предназначенные для туристов, умело сменились современными удобствами для “сотрудников”, в число которых входил и лифт. Перед ним в приемной сидела молоденькая девушка, очевидно, человек, исполняя обязанности секретарши.

Двери зала распахнулись, пропуская гостей внутрь. Изабелла внимательно смотрела вперед. На тронах посреди залы восседали трое мужчин.

– Как приятно видеть тебя вновь, Джеймс, – фальшиво улыбался им темноволосый вампир, сидящий посреди. Его соседи молчали.

– До нас дошли слухи, и как мы видим, необоснованные, что у тебя появился человек, – медленно произнес брюнет справа.

Изабелла вздрогнула. Его глубокий и серьезный тон пугал ее. А ещё больше их отношение к ней. Будто она была не человеком, какими были и они сами, пусть и много лет назад, а домашней зверушкой.

– Ай, ай, ай, Джеймс. Нехорошо нарушать закон, – оскалился сидящий в центре мужчина. Очевидно, тот самый Аро, о котором упоминали их сопровождающие.

– Ты знаешь, что это значит, – грубо бросил невероятно привлекательный блондин слева. Изабелла подумала, что он самый красивый и, вероятно, самый жестокосердный из всех.

– Аро, Маркус, Кай, Изабелла моя жена…

– Тебе известны порядки, ищейка, – прервал Джеймса Аро. – Люди или еда, или одни из нас. Не может быть других выходов. И тем более мы не женимся на еде.

– Пожалуйста, – протянула Изабелла, чуть охрипшим и испуганным голосом. Она боялась за них. Было ясно, что ничего хорошего им не светит. – Я люблю его. Не нужно смерти.

– Любишь? – расхохотался Аро, чуть пристав со своего места. – Ты знаешь что это такое? Кто он такой?

– Да, люблю. Всем сердцем. И я знаю про него все, – упрямо продолжила она.

– И тебе все равно, что он монстр?! Что он чудовище?! Что убивает таких как ты, осушает их кровь?! – поразился он, насмешливо глядя на пару перед ним.

– Он ведь поступит с тобой так же. Рано или поздно ты ему надоешь, и тогда, он вонзит свои клыки в твою нежную белоснежную шейку.

Услышав последнее предложение, Изабелла облегчённо выдохнула. Может быть, если она покажет, что она не умрет от этого, то они пощадят их?

Белла в пол оборота развернулась к Джеймсу. На ее лице играла лёгкая полуулыбка.

– И пусть. Для меня нет никого лучше него.

– Это и в самом деле любовь. Я чувствую между ними связь, – протянул темноволосый соправитель, по всей видимости Маркус. Как помнила Изабелла рассказ Джеймса, именно он обладал даром видеть связующие людей нити.

– Вампир полюбил смертную. Как смешно, – с ленцой протянул блондин. Остался лишь Кай.

– Это так мучительно находиться с ней, когда ее сердце бьётся так сильно, кровь по венам течет быстро, аромат столь силен, а жажда не даёт покоя, – принялся размышлять в слух Аро.

– Скажи, Изабелла, ты не боишься его? Он и в самом деле ни разу не пытался выпить тебя? Ведь я вижу его глаза – они такого же цвета, как были ранее, – и тут же ответил сам на свой вопрос, – ну конечно же нет, иначе тебя бы здесь не было.

– Самый сильный хищник на планете заботится о моей безопасности. Чего мне бояться?

Больше Изабелла ничего не стала говорить. Она лишь протянула руки к шее и отодвинула кружевной чокер в сторону. Ее светлая нежная кожа с чуть заметными синяками и видимыми проколами предстала перед тройкой правителей.

– Он пил из меня и продолжает это делать. Я все ещё жива.

Неужели и столь древние вампиры были не в курсе, что укус возможен без убийства?! Неужели они и в самом деле не задумывались о таком, рассматривая людей лишь как еду?! Так все и было. Их шокировало это не меньше чем когда-то Калленов.

– Ах, Джеймс, ты такой затейник, – рассмеялся Аро, – как это… необычно. И какого это, когда он пьет? – любопытство легко читалось по его лицу. Весь его вид выражал нетерпение.

Белла подыскивала выражение, которым она смогла бы описать все свои чувства, но, видимо, Аро Вольтури понял все без слов.

– Выражение твоего лица, милая Белла, говорит нам о многом, – улыбнулся он.

Белла кивнула, подтверждая его догадку. Ей нравится. Нет, не просто нравится…

– Этот акт… глубоко приятен, – решил поддержать ее Джеймс. – По-моему, он связывает нас.

– Соединяет нас, – подтвердила девушка, ласково улыбаясь своему мужу. Подумать только! Уже мужу. Ну почему все сложилось именно так?

– По крайней мере, на меня это действует это именно так, – и, понизив голос, он словно признался, – кажется, она хочет этого даже больше, чем я.

Белла мечтательно улыбнулась. Она в его власти. Всегда была и всегда будет.

– И как ты справляешься с жаждой? Даже я отсюда ощущаю этот восхитительный запах, этот божественный аромат, – словно зачарованный, Аро оказался рядом с ним, проведя пальцем по её шее.

– Это нелегко, – Джеймс сжал её руку, – но за шесть лет я привык к этому.

– Шесть лет? – удивлённо переспросил Аро. – Я хочу увидеть всё собственными глазами.

Он протянул свою ладонь Изабелле и та неуверенно подала свою. Некоторое время ничего не происходило.

– Это потрясающе, – рассмеялся Аро. – Я не вижу ничего. Милая Изабелла нечитаемая. Все интереснее и интереснее.

Он некоторое время размышлял поглядывая на них обоих, пока..

– Вы позволите? Джейн, дорогая, она твоя, – он махнул рукой в сторону и вперёд вышла блондинка в черной мантии.

Джеймс было дернулся, но вокруг него возникла стража Вольтури. Изабелла поняла, что сейчас происходит что-то, что может решить их судьбу. Она молила Джеймса не предпринимать ничего серьезного. Она выдержит любую проверку, лишь бы их отпустили.

В полной тишине тронного зала было хорошо расслышано ее единственное слово:

– Боль

Однако, Белла, которая, видимо, должна была почувствовать это неприятное чувство, ничего не ощутила. Вернее, только лёгкий зуд на кончиках пальцев и все. Вскоре и он прекратился, словно, ничего и не было. Джейн повторила свой эксперимент ещё несколько раз, все больше злясь от неудач, но без изменений.

– Я впечатлён, – Аро, кажется, был в восторге от своей находки. – Изабелла, ты будешь сильной вампиршей. Надеюсь, вы не думаете, что мы отпустим вас просто так? – его тон мгновенно стал серьезным.

– Какими бы намерениями Джеймс не обладал, он нарушил закон, – отрезал Кай.

– Ему повезло, что прекрасная Белла оказалась не болтливой особой. Однако, милая, твоё превращение не стоит под вопросом. Или смерть или вечная жизнь. Ты уйдешь отсюда будучи вампиршей, – покачал головой Маркус.

Изабелла бы ни за что не упустила этот шанс, но сейчас ее тревожило что-то большее, чем возможность обращения. Но она не желала озвучивать причину, поскольку не знала получится у них или нет.

– Аро, дайте нам ещё немного времени. Прошу вас. Мы ни в коем случае не подорвем вашего доверия, и в положенный срок Джеймс обратит меня. Я не желала застывать слишком молодой, поэтому упросила его подождать. Мы обещаем, что скоро все изменится.

Аро переглянулся со своими братьями, а после кивнул.

– Помните, Вольтури следят за вами. Делайте то, что должны и не забывайте о ваших обещаниях. Я жду тебя, Изабелла, в твоей новой прекрасной форме.

Гораздо позднее, когда гости покинули резиденцию Вольтури, сидящий на троне Маркус со скучающим выражением лица обратился к своему брату.

– Для чего был весь этот цирк? Мы могли бы казнить его на месте. Наши законы никто не вправе нарушать. Да, мы бы не узнали о новом таланте, но когда тебя это останавливало?

– И вправду, Аро, – поддержал его Кай. – С каких пор мы так милосердны?

– О, мои дорогие, – улыбнулся древний вампир, зачарованно глядя на яркое пламя в камине, – всё имеет свои причины. И у моей есть даже имя – Элис.

А в пламени меж тем догорало бумажное письмо, посланное вампиршей несколько лет назад, всего с одним единственным предложением: “Аро, я не знаю, когда и где это произойдет, но Джеймс Визердейл и его подруга тебе пригодятся – оставь их в живых”.

========== Глава 22. ==========

Только когда они оказались в безопасности номера парижского отеля, Изабелла облегченно выдохнула. Они справились?

– Знаешь, кажется, мне совершенно точно достаточно приключений, – покачала головой Белла. Нет, однозначно, она хочет домой. Подальше от могущественных кланов и опасности.

– Рад, что ты это поняла, Белоснежка, – хмыкнул Джеймс, внимательно осматривая их номер. – Но почему ты отказалась от столь великодушного предложения Вольтури?

– Джеймс, – Белла мяла в руках легкую ткань платья, глядя в пол, – я хочу быть как Прия.

– Прия? Индианкой? Или мертвой девушкой? – фыркнул он, разряжая напряженную обстановку.

– Дурак, – хихикнула она, запустив в него подушкой, от которой он с легкостью увернулся. – Мамой. Я хочу быть мамой. Хочу родить ребенка. От тебя.

– Ты уверена? Ты готова рискнуть ради этого малейшего шанса? Ради возможности подарить жизнь, но в то же время умереть?

Они не обсуждали эту тему еще ни разу, но Изабелла знала, что Джеймс был бы рад стать отцом.

– Да. Я готова, – выдохнула она, напряженно глядя прямо в глаза своему новоявленному супругу.

– Я всегда поддержу тебя, – он с нежностью зарылся в ее темные волосы и успокаивающе огладил плечи. – И не позволю тебе погибнуть, как Прие полтора века назад. Ты выживешь и станешь самой прекрасной вампиршей на планете.

– Спасибо тебе, Джеймс. Мы будем восхитительными родителями. Поверь мне, – она потянулась за поцелуем, вовлекая их обоих в чувственные игры…

– Воу. Вот это страсть, – протянула Изабелла, с любопытством осматривая номер отеля. Этой ночью они пошли на самый ответственный и серьезный шаг. Изабелла отказалась от защиты. Впервые за шесть лет совместной жизни они были едины и телом и душой. Прошедшей ночью Джеймс был ненасытен. Будто бы сам дьявол вселился в него. Она подозревала, что если бы не ее слабое тело, то ее вампир мог бы заниматься любовью несколько дней подряд. Девушка размяла затекшие ото сна конечности.

– Наконец-то мы избавились от этого кошмара, – довольно протянул Джеймс. Он и не скрывал, что ненавидит презервативы, созданные для защиты от людских болезней или незапланированных беременностей. Тоже людей. И лишь беспокойство о здоровье своей мышки сподвигли его на этот шаг. Впрочем после встречи с Науэлем Джеймс признал, что это был их самый обдуманный поступок. Чтобы произошло если бы Изабелла не настояла на своем? Она могла бы стать матерью уже в свои неполные восемнадцать, еще в Форксе. – Как ты? Можешь двигаться? – он подал ей руку, отмечая на ее теле характерные узоры.

– Вроде бы, да, – улыбнулась она, подходя к зеркалу. – Ну, что? Мы вновь вернулись на шесть лет назад и я вновь буду разукрашенной Барби? – капризно протянула Изабелла, видя отчетливые синяки, ранки от укуса и следы поцелуев. Их брачное ложе, на котором они скорее всего уже завели ребенка – пока это было неизвестно, представляло из себя место, будто бы растерзанное животными.

– И тебе это нравится, мышка, – вторил ей вампир с возобновленной страстью рассматривая ее тело. Как всегда чертовски привлекательная и как всегда он жаждет ее для себя. Вечно.

– Нравится, – зачарованно повторила она, направляясь к Джеймсу. он подал ей руку и рывком опрокинул на кровать. Кажется, консуммация брака продолжалась. Изабелла была не против.

***

– Как ты считаешь? Мы уже? Я..? Он..? – она положила руку на свой совершенно плоский живот, интересуясь произошло ли то, что должно было произойти.

– Все возможно, – его рука медленно передвигалась от бедра к животу, накрыв руку последней. – Знаешь, я даже почти уверен, что все вышло. Мы очень старались.

Изабелла улыбнулась, вспоминая их старания. Да, эти старания не сравнятся с тем, что было ранее. Определенно лучше.

– Ты на самом деле хочешь ребенка? – Белле был очень важен этот вопрос. Если только она мечтает о нем?

– Несомненно. Это будет моя и твоя часть и она или он будут идеальны, – не медля ни секунды ответил Джеймс. Он не позволил ей сомневаться в их чувствах.

– А если я умру? – обеспокоенно продолжила девушка. – Если мы не успеем? Если мое тело не выдержит?

– Я ни за что не допущу подобного, мышка, – поцеловал ее висок Джеймс. – Нам нужен будет доктор. Я не смогу потерять тебя из-за ребенка.

– Доктор? В смысле человек? – удивилась девушка. Разве люди могут помочь им в такой ситуации?

– Конечно же, нет, Изабелла. Вампир. Один из нас. Тот, кто поможет тебе и нам.

– Но кто? Я не знаю никого, кто согласился бы на это? Или ты опять хочешь навестить Вольтури? – подняла она бровь. Джеймс признался, что лишь чудо помогло избежать им смерти. Обычно, подобные случаи они не рассматривали в своем замке, а исполняли приговор сразу же. Лишь необычный дар Изабеллы, который обещал возвысить ее в мире бессмертных, спас их обоих. Она понравилась Аро настолько, что тот дал им второй шанс.

– Кажется, моя мышка стала страдать потерями памяти слишком часто. Может ей тоже необходим доктор? – расхохотался Джеймс, уворачиваясь от острого кулачка своей жены. – А если серьезно? Ты просто не можешь этого забыть.

Изабелла нахмурилась. “Доктор. Вампир. Знаком. Карлайл Каллен” – тут же пронеслось у нее в мозгу. Но доктор Карлайл и Джеймс?

– Каллены? – вопросительно протянула она, все еще сомневаясь в этом варианте. Джеймс до сих пор не мог даже и слышать имени Эдварда, хотя она изредка подзуживала его им, когда хотела заставить ревновать. А с остальными они связь так и не возобновили. Однажды, покинув Форкс, те туда так и не явились. Чарли очень сожалел, что такие положительные люди уехали, а вот его друзья Блэки были этому рады. Кстати, изредка Белла получала свежие сплетни про жителей Форкса. Так, она узнала, что Джейкоб, с которым, в связи с прибытием Джеймса, она прекратила и так редкое общение, открыл свою автомастерскую и вроде бы давно живет с подружкой по имени Ли старше его на несколько лет*. Чарли все еще хотел попенять ее за то, что она не стала лучшей подругой младшего Блэка. Но ее это не колышело. Помимо Джейка у нее были совсем другие интересы – она перевела взгляд на самый главный интерес.

– В точку, мышка! Наконец-то твоя головка родила верную мысль.

Белла была готова обидеться, но в ту же секунду передумала. Она поняла, что ради нее и ее здоровья Джеймс забудет о разногласиях и недопонимание с Калленами. Вопрос стоял в другом. Где они найдут их?

– Джеймс, а ты знаешь, где они находятся? Чарли сказал, что в Форксе они больше не появлялись.

– Мышка, об этом тебе стоит волноваться в самую последнюю очередь, – шепнул он ей куда-то в шею, поднимаясь вверх и поцелуями прочерчивая прямую линию. Да, возможно, позже она допросит его. Позже. Гораздо позже…

***

– Так где же сейчас Каллены? – все же насела на Джеймса Изабелла, когда они окончательно поняли, что это произошло. Она ждет ребенка. Прошло всего пять дней, но резко ухудшившийся аппетит, переменчивое настроение и тест на беременность убедили ее, что это не кишечный грипп.

– В США, – кивнул Джеймс. Белла удивлённо на него взглянула. Неужели он действительно знал о них? И действительно был согласен ради нее выйти с ними на контакт? Некоторое время она думала, что он шутит.

– Джеймс, мы серьезно обратимся к Калленам? К вегетарианцам? С которыми ты не желаешь общаться? И все ради меня?

– Именно из-за тебя мы и обратимся к ним, – Джеймс захлопнул крышку чемодана и помог подняться ей с кресла. Они покидали Париж и направлялись прямиком домой. Вернее в США. Как такового дома у них не было, но пока Изабелла наслаждалась миром и Джеймсом, ее это не волновало.

– Они, как это ни странно, единственные, кому я могу доверить твою жизнь. Нам нужна будет их помощь. Я не допущу твоей смерти. И смерти младенца тоже.

“Как же я его люблю” – призналась себе Изабелла Визердейл. “И ничто в этой жизни не сумеет меня переубедить”.

По дороге к аэропорту Изабелла наконец-то закончила отбор фотографий со свадьбы, которые прислал им фотограф. Все-таки не зря она не поскупилась на дорогого мастера своего дела. Почти все свидетельства их брака были качественные и красивыми. Недолго думая, Изабелла отправила Рене и Чарли по десятку фотографий и принялась ожидать звонков: от отца с поздравлениями, а от мамы еще и с возмущениями почему же ее не позвали на свадьбу, которую она так жаждала.

Собственно ждала она недолго. Первые полчаса Изабелла слушала “плач” мамочки, а после ее искренние поздравления. Рене была в восторге от свадьбы в городе любви и даже понимающе кивала, когда услышала, что они не смогли бы пригласить гостей в другую страну. Чарли был более краток. Он просто поздравил ее обещал как-нибудь навестить свою теперь уже замужнюю дочь. Изабелла отговорила его, аргументируя это тем, что они пока путешествуют и еще не знают в каком месте окажутся завтра. Тот согласился с ее доводами.

Изабелла не смогла скрыть радости, когда по прошествии двух недель она обнаружила едва заметный бугорок в области живота. И, нет, она не поправилась. Там рос ее ребенок. Уже так скоро. Сколько же на самом деле длится беременность от вампира? А Калленов пока было не отыскать.

На данный момент семья Визердейл обитала в Северной Дакоте. И Джеймс ничего не предпринимал. Белла даже на всякий случай связалась с Чарли, но и он не знал их местоположения. Ей пришлось врать, что она очень хочет вновь начать общение с Элис, поскольку если бы всплыло имя доктора Карлайла, то она бы не отвертелась небольшой аллергией. Почта Элис все так же молчала.

Джеймс обожал каждое утро прикасаться к едва заметному животу губами и шептать слова приветствия на разных языках мира. Изабелла считала это настолько милым, что хотела бы навсегда запечатлеть этот момент. Грозный и смертоносный вампир ведет себя так, как будто это его единственная радость. К небольшому огорчению Беллы, Джеймс запретил ей выходить с ним на охоту. Несколько дней она страшно скучала и начала было подумывать о работе – диплом у нее все же был, но вскоре передумала. Вместо этого Изабелла с явного попустительства Джеймса нашла себе новое занятие – опустошение его кредиток. Того это ничуть не смущало.

– Ну, так где же они сейчас, Джеймс? Скоро будет три недели и я уверена, живот будет становиться виднее с каждым днем. Когда наступит тот срок, когда я превращусь в раздувшуюся корову? Прости, милый, это не про тебя, – шепнула она своему ребенку. – Нам нужно найти Калленов быстрее, – не выдержала она напряженного ожидания.

– Орегон. Они в Орегоне, – фыркнул он, поглаживая ее живот. Сквозь обтягивающую майку уже в действительности проступала небольшая выпуклость. Но пока ее было легко скрывать.

– Так что же ты молчал? – раздраженно всплеснула она руками. Иногда у нее случались такие неконтролируемые вспышки гнева или апатии.

– Белоснежка, я все знаю и у меня все под контролем, – спокойно протянул он, выуживая из кармана куртки сложенные вдвое билеты. – Завтра вечером нас ожидает комфортабельный рейс первым классом.

– Почему сейчас? Почему так рано? А как же вещи? Мне нужно собрать кучу всего. Джеймс, так нечестно, – надула она губы. И не позлиться и не порадоваться.

– Иди ко мне, мышка, я покажу что тебе не стоит волноваться, – обворожительно обратился он к ней, отчего ее коленки подогнулись. Но нет. Она не сдастся.

– Мне нужно собирать вещи, Джеймс. Я занята.

Она демонстративно поднялась на ноги и прошествовала в другую комнату. Вот еще. Она не станет легко управляемой марионеткой в его сильных, и красивых, и заставляющих обратить на него внимание, и… в общем в его руках.

***

– И откуда если не секрет тебе известно их местоположение? – обратилась к нему Изабелла, когда они сели в самолет, который доставит их в Орегон. Белла знала, как тяжело найти вампиров, особенно, когда те не желают находиться. За время их путешествия Науэль и Уйлин были первыми и единственными. Хотя, может быть, дело в том, что Джеймс умело избегал встреч со своими сородичами. Ведь все могло сложиться так, что Вольтури узнали бы о них гораздо раньше.

– Элис, – бросил одно единственное слово светловолосый мужчина и покрутил в руке бокал с шампанским, что дала ему улыбающаяся стюардесса.

– Джеймс, не беси меня, – Белла ударила его кулачком в плечо, но он, поймав ее руку, прикоснулся к ней губами.

– Моя мышка в ярости? – его вкрадчивый голос рождал тысячи мурашек по всему ее телу. – Храбрая малышка хочет поиграть? – Белла очнулась от его гипнотизирующего голоса, поняв к чему все идет. А она была не настолько озабочена, чтобы нарушать все доступные правила приличия. Они же в самолёте!

– Джеймс! – вскрикнула она, намереваясь запротестовать, но его уверенная хватка сообщила ей, что это бесполезно. – Что, прямо здесь?

– А чем тебя не устраивает бизнес класс? – усмехнулся он, подавая ей руку. Изабелла оглянулась – в салоне они были одни. Стюардессы приходили только с важными сообщениями или по вызову, поэтому сейчас им ничего не помешало. Белла бросила сумочку на сиденье и с легкой улыбкой проследовала за своим супругом. Ну, что, еще одно тайное желание исполнено.

– Так откуда ты знаешь, где их искать? – выдохнула Белла, восстанавливая дыхания и поправляя шарфик на шее. Она надеялась, что санузел остался цел после их игр. По крайней мере, никто их так и не потревожил. Значит сегодня она не сгорит со стыда под осуждающими взглядами стюардесс.

– Помнишь нашу встречу в лесу?

– Это ту, где ты так напугал меня и чуть не устроил битву до смерти с Эдвардом? – переспросила она лишь для проформы. Конечно же, она до сих помнила это будоражащее до глубины души событие.

– Так вот, – продолжил он с ленцой, откидываясь в кресле и закинув нога на ногу, – при вашем бурном прощании, Элис сунула некую записку мне в руку. И… не хочешь узнать о чем там говорилось? – усмехнулся он, видя как она отчаянно зевает. Лететь еще было часа два, а все о чем она мечтала – это теплая кровать.

– А? Что? Продолжай, – Изабелла уткнулась ему в грудь, слушая монотонный убаюкивающий голос Джеймса.

– На том крохотном листке бумаги был записан номер телефон и несколько слов. “Когда Белле понадобится помощь, свяжись со мной. Я буду ждать”. Я даже подозреваю, что она писала это второпях, прямо посреди той поляны.

– Что? – она даже проснулась. – Элис дала мне номер телефона, а ты умолчал?! – возмущению ее не было предела. Девушка-то думала, что вампирша просто-напросто передумала с ней общаться. Что забыла ее.

– Забыл, – фыркнул Джеймс, но Белла знала, что вероятнее всего он совершенно осознанно не желал давать ей знать об этом. Изабелла сделала вид, что поверила, но про себя пообещала, что обязательно отомстит ему. Да. Как только выспится.

– Я звонил ей несколько дней назад. Она ответила, что чувствовала, что мы скоро захотим навестить их. Ясновидящая произнесла, что ждёт нас там, где бобер летит на собственных крыльях.

– Как ты догадался, что это Орегон? – позевывая, продолжала разговор Белла.

– Мышка, я живу на свете уже очень долго. Я был свидетелем того, как он становился частью соединённых штатов.

Белла цыкнула. Его никогда нельзя было подловить – казалось, он знал мир лучше любого другого.

– И где именно мы их найдем? Орегон большой.

– Мы направляемся в Портленд. Туда, где люди не загорают, а ржавеют. И потом, крошка, ты разве забыла, что я лучший ищейка? Для меня не составит труда отыскать вегетарианцев в пределах округа или даже штата.

Оказалось, отыскать Олимпийский клан на достаточно большой территории даже Джеймсу было не так легко, как они предполагали. Или же, что было более вероятно, он специально медлил, оттягивая их воссоединение. И лишь когда Изабеллу стало тошнить от любой еды, попадавшую ей в рот – особенно от мяса, составляющего львиную долю ее рациона, он ускорил поиски.

Все же в поисках данной семьи-клана были свои собственные нюансы. Если бы они придерживались образа жизни обыкновенных вампиров, то, естественно, выбрали бы многонаселенный город, где можно укрыться и не испытывать недостатка в еде. Отвергающие же свою вампирскую природу Каллены, требовали иного подхода. Поэтому, по законам логики, начинать их поиски стоило с небольших населенных пунктов, отдаленной местности и огромных акров земли, где обитает их обед.

Изабелла беременна вот уже три недели и три дня. Срок, как оказалось, был достаточно существенным. Если она не прикрывалась одеждой, то животик был хорошо заметен. Несмотря на небольшой дискомфорт, причиняемый ее телу полукровным ребенком, девушка была счастлива. Особенно когда почувствовала малейшее движение внутри себя. Ее и Джеймса крошка говорил, что жив. А еще он очень любил голос своей мамы, поэтому Изабелла довольно часто читала ему сказки и рассказывала обо всем на свете.

Наконец Джеймс принес новости. Он нашел их.

Национальный заповедник Ампква находился в южной части штата близ побережья Тихого океана. Климат и леса там были идеальными для проживания вампиров.

Сидя в машине, которую вел Джеймс, Белла разглядывала местность. Леса, леса, горы, озера. Ей нравилось здесь. Несмотря на то, что она зареклась жить в настолько унылых и безлюдных местах, тут было уютно. Впрочем, после того, как одинокие домишки сменились абсолютно девственной природой, Изабелла зевнула и решила отдохнуть. Теперь подобные вспышки усталости и необыкновенной бодрости были обыденным для нее состоянием. Она понимала, что ее тело подстраивается под живущего в ней человека, и поэтому не сопротивлялась. Почти до самого прибытия она продремала, положив руку на живот, ощущая слабые толчки. Ей снились чудесные сны о том, что ее зовет детский голосок, пол которого она не смогла определить. Джеймс посмеивался над ее богатой фантазией, но, тем не менее, его свободная рука часто лежала рядом с ее.

На второй день беспрерывной езды они въехали на территорию заповедника и проехали гораздо дальше официально разрешенных туристических путей. Изабелла почему-то была уверена, что эта обширная территория была выкуплена Калленами ещё много лет назад, чтобы менять свое место жительства. Позже ее догадки подтвердились.

Когда вдалеке показался большой, деревянный, одинокий, но чем-то напоминающий коттедж Калленов в Форксе дом: такой же гармоничный и красивый снаружи, полный воздуха и света, Изабелла громко выдохнула. Пока они подъезжали она устроила сеанс психоанализа и убеждала себя, что все будет хорошо и что здесь их ждет помощь. Ну что же, пора…

Комментарий к Глава 22.

* Ребят, я извиняюсь перед тем кому нравится Джейкоб Блэк, но главной роли в истории он занимать не будет. Я не стала описывать то, что он оборотень, поскольку сама Изабелла этого не знала, как и Чарли. Геном оборотня активировался у носителей этой крови, как только они встретили Калленов, поэтому совсем уж убрать волков из повествования не удалось, но о них гг не знают. Можете считать, что Джейкоб как ему и подобает обернулся, но ровно как и в каноне ушел из стаи и создал свою собственную. Бедняжка Лия не смогла жить рядом с Сэмом. А то, что они не парочка (или парочка XD), Чарли не ведает.

========== Глава 23. ==========

Комментарий к Глава 23.

Песня для полного ощущения главы, особенно ее второй части (можно слушать на повторе) Cold - Aqualung, Lucy Schwartz

Изабелла плавно вышла из новенького черного и тонированного БМВ Джеймса. Она никоим образом не старалась показать, что что-то ей мешает. Облаченные в лаковые лодочки цвета вина, ноги, бархатный алый топ с глубоким вырезом, кожаная юбка и шарфик на шее – делали ее только краше. Удлиненный жакет умело скрывал ненужные пока подробности. Такой ей Элис бы точно гордилась – хихикнула она про себя. А вот сейчас у нее будет шанс это проверить.

Едва она покинула автомобиль и сделала несколько шагов, Джеймс оказался рядом. Сопроводил он свое появление легким хлопком ниже спины. Вот, наглец. Знает же, что они идут прямо к Калленам и так и норовит показать свое обладание ей. Но именно это в нем ей и нравилось.

“Будь вежливой и милой. Улыбайся. Разузнай обстановку. Молчи. Понравься им” – твердила она себе.

Дверь коттеджа отворилась, когда до лестницы ведущей внутрь осталось каких-то несколько шагов. Их появление не осталось секретом.

– Белла? Это ты? – раздался удивленный голос, появившейся в дверном проеме Эсми. По всей видимости, либо Элис не рассказала никому об их приезде, либо они не ожидали увидеть ее именно такую. Ну, что сказать… возраст меняет каждого. Той семнадцатилетней простушки больше не было.

– Милая, здравствуй! Как ты изменилась, выросла, похорошела! Тебе идут года, – она обняла ее, улыбаясь. Мать семейства совсем не изменилась. Конечно, она ведь навсегда останется той девушкой, какой ее обратили – все такой же красивой, молодой и излучающей тепло и доброту.

– Здравствуй, Эсми, не против, что мы заехали в гости? – Изабелла пыталась взять себя в руки, справляясь с неизвестно откуда накатившим волнением. Ее тревожило как примут ее и ее супруга в кругу давних знакомых.

– Конечно, нет, дорогая. Элис рассказала, что возможно, скоро к нам приедет наша старая знакомая. Я и подумать не могла что ей будешь ты. Проходите, – она отворила дверь шире. – И ты Джеймс тоже.

Джеймс не стал доставать чемоданы из багажника. Сначала стоит разузнать обстановку и получить согласие на помощь, а после думать о том, как им жить.

– Белла, – из дома буквально вылетела Элис и крепко сжала ее в объятиях. – Я так рада, что ты приехала. Я так скучала.

Потом она отодвинулась от нее и смерила оценивающим взглядом.

– И ты изменилась. Наконец-то я вижу тебя в хорошей одежде и без этих ужасных кед.

– И ты все ещё человек, – сказала появившаяся рядом красавица Розали. – Я скажем честно, не верила, что у такого как он, – она указала на Джеймса, – хватит выдержки оставаться с человеком так долго. Но даже я готова признать, что ошибалась. Поздравляю вас.

Изабелла сжала руку Джеймса, ненавязчиво демонстрируя обручальные кольца. Она видела как расцвела Элис, заметив их, и как улыбнулась Розали – по-настоящему, искренне. Белла даже на секунду моргнула. Она так может?

– Здравствуй, Белла. Как поживаешь? Ты счастлива? – к ней медленно подошел Эдвард. Изабелла и забыла какой у него приятный тенор, такой можно часто услышать в рекламе дорогих автомобилей. Его лицо, в отличие от сестер и матери, было серьезным и без намека на улыбку. Она была готова поспорить, что он не слишком был рад видеть ее и, в особенности, Джеймса.

– Здравствуй, Эдвард, – Белла решила, что в любом случае будет невежливо проигнорировать ее друга-вампира, пусть даже он больше может так не считать. – Очень, – это все что ей нужно было произнести, чтобы хватка Джеймса на ее плечах расслабилась, а Эдвард мрачно кивнул.

– А ты выросла, Белла, – хохотнул весельчак Эммет, разглядывая ее. Затем подхватил ее под руки и даже немного покрутил в воздухе. Она смеялась, видя недовольного Джеймса. Кажется, ей вновь предстоит выслушивать лекции о том, что вегетарианцы даже как друзья ей не пара. Но Изабелле даже нравилось это. Она знала, что в любом случае они не уедут отсюда по причине какой-то глупой ревности. Потому что причина поездки все ещё оставалась серьезной.

– Белла Свон, ты похорошела, – одарил ее комплиментом малоразговорчивый Джаспер. Выглядел он гораздо лучше чем в те года, когда она видела его. Было видно, что он привык к своему образу жизни и не испытывает трудностей. Больше он не выглядел мрачным, болезненным и обремененным какой-то тайной. Девушка улыбнулась. Она итак это знала. Прощай дурнушка Белла старого разлива. Девушка сильно постаралась, чтобы стать новой Изабеллой под стать своему вампиру.

– Изабелла Визердейл, – поправила их Белла с улыбкой, беря правую руку Джеймса в свою и демонстрируя их кольца. Если их кто и не видел, то теперь были осведомлены о важном факте ее биографии. – Но можете по-прежнему звать меня Беллой.

– А по мне все такая же, – фыркнула Роуз, но девушка видела, что сейчас та не имеет ничего против нее. Нет никакой предвзятости и ожидания подвоха с ее стороны.

– Ну и как тебе замужняя жизнь? – поинтересовалась Элис, увлекая её за собой. – Сколько ты уже госпожа Визердейл? Расскажи мне все, Белла. Я жажду услышать все подробности о тебе. Я не видела тебя шесть лет. Я ужасно скучала, – щебетала она, ведя ее за руку в общий круг. Джеймс неотступной тенью шел следом, не отрывая взгляд от младшего Каллена.

– Элис, ты замучаешь меня, – рассмеялась Белла, окунаясь в атмосферу семьи и дружбы. – Я замужем всего ничего – около месяца. Эй, а раз ты знала, что я приеду, то наверняка знаешь и все эти подробности?

Элис рассмеялась.

– Дорогая, я ясновидящая, но не умею жить жизнью других людей. Я лишь видела некоторые важные подробности твоей жизни. Еще в Форксе я отчетливо поняла, что нам нужно расстаться на долгое время, чтобы ты вновь нашла меня. Так было нужно. Ну и еще кое-что по мелочи, – замялась она и Изабелла поняла, что обязательно расспросит ее об этом.

– Ну, хорошо, – ничуть не расстроившись этим подробностям, принялась щебетать Белла. У нее действительно было что рассказать девушкам, пока они ждут главу семейства. – Окончив школу, я уехала в Сиэтл. Там я получила степень по английской литературе и мы с Джеймсом отправились путешествовать по миру.

Белла кратко рассказала любопытствующим Калленам некоторые подробности об особенно понравившихся ей странах. Не забыла она упомянуть и о Париже и Италии.

– Белла, – Элис осталась верна старой привычке, – скажи, а вы встречали кого-то… необычного? – когда услышала про достопримечательности древних городов Италии, о которых она лишь читала, поскольку некое обстоятельство не позволило им насладиться теми красотами.

Изабелла задумалась на секунду. Вольтури могут считаться кем-то странным? Скорее всего, да. Она медленно качнула головой, отмечая, как переглянулись Джеймс и Элис. Кажется, они знают что-то своё. Белла просто обязана узнать что эти двое имели в виду. А меж тем Карлайл Каллен так и не появился.

– Элис, Эсми, вы, наверное, уже поняли, что мы приехали не просто так, – протянула она, оглядывая всех собравшихся и пытаясь собраться с мыслями. Те кивнули. – Дело в том, что нам, мне действительно нужна помощь Карлайла. Все зависит от его согласия.

Вампиры переглянулись и Изабелла заметила, как Эдвард раздраженно отвернулся от Джеймса. Похоже, тот, как и обещал, начал шутить над ним и вместо истинных мыслей стал показывать картинки фривольного содержания, которые Эдварду абсолютно точно не понравились. Выяснилось, что Карлайл появится только ближе к вечеру. Он продолжал работать доктором и сейчас отсутствовал по уважительной причине.

Чем дольше длилось ожидание Изабеллы, тем беспокойнее она становилась. Руки то и дело ложились на живот, но она отдергивала их, стараясь не привлекать внимание Калленов. Ещё не время. Элис уже утащила ее в свою комнату, чтобы выпытать подробности. Джеймс прошел за ними, не выпуская ее из вида ни на мгновение. Особенно вампиршу интересовал день венчания. Элис безапелляционно заявила, что просмотрит тысячи и тысячи фотографий, но поймет как прошла ее свадьба. После получаса громких разговоров, шуток и смеха к ним присоединилась Роуз, Эсми и все остальные Каллены. Темноволосая любительница подиума и дизайнерских вещей комментировала каждое фото, несмотря на то удачным оно оказалось или нет, и большинство комментариев содержало подобные фразы: “ученица выросла” или “ученик превзошел учителя”.

И пока парни посмеивались над обсуждениями модных журналов, последних новинок из новинок мод – новой темой для разговора находившихся в комнате дам, Элис уже вовсю рассказывала, как жили они все это время и почему же между ними не было связи. Оказалось все настолько просто, что такого, наверное, не могло и быть. Виновата во всем была почта. Ящик Элис заблокировали и та так и не смогла его восстановить. А потом частые переезды и время сделали свое дело. Но Элис точно знала, что они еще обязательно увидятся, поэтому не стала переживать и искать связи. Но почему-то Изабелла была уверена, что дело не только в неисправности почтового ящика. Все дело было в том, что она человек. Каллены, пусть даже и меньшая их часть, все ещё опасались гнева правящего клана и поэтому, когда предстал выбор, многие поддержали то, чтобы Изабелла Свон не появлялась в их жизни снова. Девушка могла понять это. Они семья, а семья заботиться о нуждах друг друга и о себе.

– Карлайл вернулся, – объявил Эммет, прислушавшись к чему-то за окном. И вправду, спустя минуту в дом вошел глава семейства. Изабелла взволнованно соскочила с колен Джеймса. И когда она там успела оказаться?

Они спустились вниз. Джеймс держал ее за руку, оказывая незримую поддержку. Сообщить Калленам о таком важном событии решила она самолично. И теперь, кажется, немного жалела. Лишь бы все обошлось. В ответ на ее мрачные думы, она ощутила легкий толчок внутри. И именно он, как ни странно, успокоил ее.

– Что тебя привело к нам, Изабелла? Я чувствую, что это что-то важное, – после приветствия и обмена общими фразами, начал Карлайл. Его обеспокоенный взгляд явно дал понять, что он знает, что они приехали не для того, чтобы показать фотографии. Проблема была гораздо серьезнее. Но даже Эдвард не смог вызнать причину истинного обращения Визердейлов. Джеймс продолжал умело избегать прямого чтения мыслей. В гостиной, где собрались все Каллены – что существенно облегчало ей задачу: не нужно было несколько раз повторять то, что она собралась поведать, наступила тишина.

– Да, Карлайл. Вы единственные кому мы можем довериться, и я верю, что вы поможете нам, – выдохнула Белла. Джеймс опустил руки на ее живот.

– Что случилось? – его обеспокоенный взгляд вновь обвел ее с ног до головы. Девушка вывернулась из объятий мужа и повернулась к внимательно наблюдающим за ней вампирам боком, распахивая жакет. Она знала точно, что обстоятельство, приведшее их к ним, было хорошо заметно. Изабелла замерла, ожидая реакции. Та не заставила себя ждать.

– Как такое возможно?

– Я ведь прав и это…?

– Что это?

– Так вы поможете мне? – Белла вопросительно взглянула на Карлайла. Тот сидел нахмурившись и о чем-то размышлял.

– Я правильно понял и ты, Белла, не просто беременна от неизвестного парня, а тебе удалось зачать ребенка от своего супруга. Вампира.

Изабелла подтвердила. Напряжение буквально можно было почувствовать.

– Нужно вытащить это? – резко спросил Эдвард во все глаза, рассматривая свою бывшую возлюбленную. До этих пор в нем еще теплилась надежда на их воссоединение пускай и в просто как друзей, но теперь…

– Ещё раз попробуешь оскорбить моего сына или дочь, тебе не жить, Каллен, – прошипел Джеймс, сверкая алыми глазами.

– Это не “это”, Эдвард Каллен, – разозлилась Белла. Она сама не поняла почему, но необычайная ярость накрыла ее с головой. Он не смеет говорить такое о ее крошке. – Это наш с Джеймсом ребенок. И я ни за что не позволю его вытаскивать. Я прошу лишь помощи в родах. Он развивается слишком быстро. Сейчас ему уже три недели.

Розали хлопнула брата по затылку и подошла ближе.

– Можно? – выражение ее лица можно было описать как “восторженное”.

Изабелла кивнула. Вампирша приложила руки к ее животу и тут же почувствовала ответ. Похоже Роуз понравилась крохе.

– Здравствуй, крошка, это я, твоя тетя Розали. Я уже тебя жду, – кажется, Белла нашла ключик к сердцу с виду холодной блондинке. Ребенок. Вот чего так не хватало в жизни прирожденной королеве красоты.

– Но как это возможно? Мне неизвестен ни единый случай подобного. Это опять что-то связано с твоей особенностью, ровно как и с кровью? – Карлайл и впрямь был сильно удивлен. Он все еще придерживался варианта, что именно кровь Изабеллы содержит что-то, что так манит вампиров и, возможно, поэтому она может пережить укус им подобного. А то, что Джеймс продолжает пить из нее, было ясно невооруженным взглядом.

– Белла, я его не вижу. И не вижу твоего будущего, – мигом добавила погрустневшая Элис. Она была тревожна. Девушка поняла что за необходимость заставила подругу приехать к ним. Она была в опасности. И даже похуже, чем в окружении Вольтури. Элис, едва только спросила Беллу про то самое необычное, пересеклась с глазами ее супруга. Он кивнул ей. Лишь они одни знали, что обозначает это жест. Благодарность. Элис поняла, что ее видение было правдиво, и она поступила так, как должна была. Несколько лет назад провидица увидела неясную встречу Джеймса, Беллы и Вольтури. И Элис знала, что должна была сделать. Она знала, что делают с теми, кто открывается человеку и не хотела, чтобы подруга погибла. Аро всегда был к ней благосклонен и не уставал приглашать присоединиться к нему, ведь это “завораживает, видеть то, что когда-то только произойдет”. Она неизменно отказывалась, ведь обратное означало разлучение с семьей. Тем не менее, записка была отправлена. И теперь она ничуть не жалела, что сделала это, даже если ради этого она пообещала Аро свои услуги. Вот только Изабелле вновь угрожала опасность. И она не может ничего предпринять. Словно некий кокон ограждает ее подругу от ее дара.

– Я изучал древние легенды, но нигде об этом не говорилось. Ты точно, уверена, что хочешь это… дитя? – замялся Карлайл. Он не представлял кто может родиться от подобного союза и опасался за результат. – Ты уверена, что он родится? – ему хватило такта называть будущего ребенка он, а не “это”.

– Карлайл, я уверена в этом, – не позволила она им усомниться. – Никому кроме меня нельзя решать: рожу я его или нет. Но, на самом деле, вам нет нужды бояться за него. От союза человека и вампира могут быть дети. И дети, неотличимые от нас: две руки, две ноги и голова. Такие дети будут наполовину вампирами наполовину людьми. Все просто.

Белла видела удивленные и внимательно прислушивающиеся к ним лица. Все хотели знать подробности.

– Я и Джеймс специально решились на такой шаг прежде чем… прежде чем…

– Прежде чем Вольтури увидят обращенную Изабеллу, – добавил Джеймс строго, обвивая ее руками и не давая приблизиться ни одному. Он защищал свою собственность. – Однако проблема состоит в другом. Ее смертное тело может не выдержать столь стремительного роста плода. Она может умереть еще до родов. Ваша задача не позволить ей этого. А моя же – ввести ей яд, едва только младенец появиться на свет. Того требует закон… и Аро.

Все ждали подробностей, однако Джеймс не произнес боле ни слова, а Белла решила, что пока не хочет говорить об этом. Впрочем, им пришлось рассказать про путешествие в Перу и встречу с индейцами тикуа и Науэлем. Карлайл, кажется, до сих пор не верил, что подобное возможно. Он задавал множество вопросов, желал записать каждую секунду разговора, желал понять почему природа распорядилась так, что вампир мужчина может иметь потомство, а женщина нет. Изабелла несколько часов была окружена внимательными слушателями.

Каллены согласились. Они не могли иначе. Им предоставили место в свободном коттедже. Джеймс припарковал машину – она им не понадобиться ещё долгое время, и принес вещи. Началось долгое ожидание. Теперь Изабелла Визердейл стала невольной подопытной доктора Карлайла Каллена. Но она не противилась. Любая помощь была ей необходима. Эсми, так некогда любившая готовить, вновь обосновалась на кухне. Она старалась, чтобы их человеческая гостья ни в чем не нуждалась. Сама Изабелла делала отчаянные попытки не избавиться от еды, попадавшей ей в рот. Но с каждым днём это становилось труднее и труднее.

Джеймс, когда был дома, всегда находился рядом, поддерживая ее. Ему выдвинули условия такие же как и в Форксе. Нет убийствам рядом с домом. Тот скривившись, согласился. Но территория заповедника Ампква была столь огромна, что Джеймс иной раз удалялся на три дня. После такой срок стал закономерностью. Он питался на всю дальнейшую неделю.

К огромному удивлению Изабеллы, настроение в доме разделилось на несколько лагерей. Первый, куда на первых порах входила Элис, Эдвард, Джаспер и Карлайл были не в восторге, что Изабелла решилась на этот отчаянный шаг. Некоторые, потому что переживали за ее жизнь, а некоторые просто потому что считали, что ничего хорошего от союза человека и вампира не родиться, как бы они не переубеждали их. Второй лагерь – Розали, Эсми и Эммет всецело поддерживали девушку. Эсми, как бы она не скрывала, очень волновалась за ее здоровье, но тем не менее не стала осуждать. Эммет всегда, не считая того единственного дня их знакомства, поддерживал Беллу. А вот Розали… Роуз была единственной, кто всецело была “за” рождение этого ребенка и за решение супругов. Девушка, бывшая когда-то холодной королевой, преобразилась. Теперь она по праву стала считать себя ее сестрой и уже примеряла роль тётушки-нянюшки-крестной матери. Роуз было все равно, что никакого родства между ними не было. А однажды, в порыве откровенности, светловолосая вампирша призналась, не ожидавшей таких подробностей Изабелле, что она просто… завидовала ей.

Все дело было в том, что у нее был выбор. Выбор: жить как человек или превратиться в вампира. Розали ни за что бы не согласилась на свою судьбу, осознавая она в то время, когда умирала на холодной земле изнасилованная и искалеченная своим женихом и его дружками, что ее ждёт. Девушка мечтала стать матерью. Мечтала родить ребенка. А теперь, она, Изабелла, исполняет мечту Роуз. Ещё в то время, когда Каллены жили в Форксе, Розали не могла понять, что же хочет Белла, какую цель она преследует. Мисс Хейл-Каллен подозревала, что девушка играет чувствами и эмоциями Эдварда в надежде стать воспеваемой в сказках и легендах бессмертной. Тогда она ещё не подозревала об истинной истории Изабеллы и Джеймса – подумать только, красноглазого вампира. Но в ту судьбоносную ночь, Розали открылась правда, пусть и поняла она ее только несколько лет спустя. И была невероятно горда, что Белла выбрала и, на ее взгляд, правильно. К тому же, решилась на такой опасный шаг лишь бы стать матерью. Если бы у Розали был такой шанс, она бы не медлила ни секунды. Теперь блондинка яростно защищала свою новую подругу от печальных, докучливых и прочих неприятных вопросов и взглядов второй половины семьи Каллен.

***

– Так вы с блондиночкой теперь подруги? – спросил Джеймс, целуя ее в висок и обнимая за талию. Они живут в гостеприимном доме Калленов без малого месяц. И пока лишь Розали с мужем и Эсми продолжали поддерживать ее. Как бы не желала иного Элис, она все ещё с опаской наблюдала за растущим животом девушки. Каждый раз она прислушивались к своему дару и печально качала головой, когда не было никаких результатов. Но, тем не менее, всегда была готова помочь ей. Эсми же не менее печально провожала ее взглядом, видя как меняется тело Изабеллы, давая жизнь ее полукровному ребенку. Джаспер и Карлайл желали изучить суть ещё не рожденного младенца. А Эдвард… Эдвард был сам по себе. Он часто молчал и проводил в доме не так уж много времени. Словно все, что напоминало ему о Белле и его неосуществимом счастье, причиняло ему нестерпимую боль.

– Роуз знает, чего я хочу, – улыбнулась Изабелла, – именно она безоговорочно поддерживает меня. Даже Элис все ещё хмурится, когда видит мой живот, – пожаловалась ему Белла. И именно это причиняло ей наибольший дискомфорт. Она бы хотела, чтобы Элис была на ее стороне.

Ее ребенок сильно вырос. Теперь, по прошествии полутора месяцев никакими кофтами было не скрыть факт ее беременности. Рассматривая себя в зеркало, Изабелла отмечала, что ее срок соответствует полноценным шести месяцам человеческой беременности. Однако, к ее огромному неудовольствию, изменилось не только ее телосложение. Вся она. Ее тело было истощено. Теперь она не выглядела той роковой женщиной, что нравилась себе и окружающим. И даже макияж на первых порах не спасал ситуацию. Сейчас она отказалась от этого. Иной раз ей было трудно подняться ни то что что-то делать. Теперь Белла выглядела… больной. Она сама это осознавала. Волосы потускнели и стали ломкими, ногти быстро ломались, стали видны ребра и позвонки, под глазами залегли синяки и проступили скулы.

– О чем ты думаешь? – поглаживая ее сильно округлившийся живот, спросил Джеймс. Изабелла никогда бы не подумал, что Джеймс будет прилежным отцом, но как оказалось, она ошибалась. Он был с ней рядом почти все время, ревностно охраняя от тех, кто ее притеснял, как он считал. Единственные его отлучки на охоту воспринимались ей тяжело и она с нетерпением жаждала его возвращения. Ещё одним неприятным фактором связанным с Джеймсом и ее беременностью стало то, что он больше не пил из нее. Ровно как и не делил постель. На первых порах, это было безопасно, но Карлайл строго настрого запретил это сейчас. Все, что вредит ее телу, будь то перенапряжение или потеря крови, отрицательно сказывалось на ребенке.

– Знаешь, беременность всегда пугала меня. А сейчас нет. Пускай я выгляжу так… непрезентабельно, но я счастлива. Это чудо, и я его чувствую.

– Ты прекрасна в любом виде, Белоснежка, – опровергнул ее слова Джеймс, заставив улыбнуться. – Я счастлив, что ты досталась мне, а не этому… – он скривился. Джеймс патологически не мог терпеть Эдварда. Даже если он и не появлялся дома, а если и появлялся, то старался быть как можно дальше от нее. Впрочем, именно сейчас, Изабелла тоже не горела желанием видеть этого вампира. Некогда завоевавший ее дружбу, сейчас он был далеко от себя прошлого. Он до сих пор был против ее ребенка и никогда не называл его иначе, чем “это”.

– Как ты считаешь… кого мы ждём?

– Я думаю мальчика, Джеймс. Я не знаю почему, но, мне кажется, что это сын. А как ты считаешь? – никакие исследования не позволяли им узнать пол ребенка.

– Я почему-то думаю, что это девочка. Идеальная копия тебя и меня. Мои способности и твоя внешность. Такая же красавица и опасная искусительница, как ее обожаемая мамочка, – польстил он ей. Хотя, Изабелла отмечала, что это было несомненно приятно. Она не могла сказать точно кого она бы хотела – сына или дочь. Любой ребенок от Джеймса будет желанен ею.

Джеймс помог ей добраться до кровати и бережно уложил в постель. С каждым днём подниматься самой ей было труднее и труднее. На утро она не обнаружила своего супруга – он ушел охотиться. Нынешним вечером его глаза полыхали чернотой. Джеймс итак задержался на несколько дней, потому что она плохо себя чувствовала.

А к вечеру она обнаружила редкого гостя на пороге своей комнаты. Отложив журнал, Изабелла внимательно оглядела Эдварда. Тот тоже молчал.

– Ну и кого ты ждёшь? – наконец тихий голос нарушил тишину.

– Мы не знаем, – попыталась улыбнуться Белла, но она уже поняла, что ничего из этого разговора не выйдет. Как и их предыдущие попытки. – Карлайл говорит, что ультразвуковое исследование его не видит, а иглы не проходят сквозь кокон. Я думаю, что это мальчик, а Джеймс, что девочка, – тепло улыбнулась Изабелла, прикладывая руку к сильно выступающему животу. – Скоро узнаем.

– Не нужно узнавать, – раздражённо ответит тот. Она так и знала, что ничего толкового из этого не выйдет.

– Эдвард, что с тобой? Почему ты так относишься к моему ребенку? Чем он тебе насолил? – пора выяснить это раз и навсегда.

– Он губит тебя, Белла. Ты не видишь? Ты умираешь. Твой ребенок пьет все твои силы.

– Эдвард, я справлюсь. У меня хватит сил выносить его до конца, – Изабелла верила в это. Но всякий раз, когда думала о неизбежном, допускала страху проникнуть в ее сознание. А что если…?

– Да прекрати ты. Это ты можешь говорить своему упырю, – Эдвард аналогично не мог терпеть Джеймса и особенно его натуру. – Но меня не обмануть. Я вижу, что с тобой делает… оно. Это убийца, Белла.

– Ты ошибаешься, – девушка ласково улыбнулась, глядя на обтянутый туникой большой живот. Спорить сейчас у неё не было сил.

– А если ты умрёшь? Если он не сможет тебя спасти? В чем тогда смысл? Ты довольна, что посвятила ему свою жизнь? Я любил тебя, Белла. Но ты выбрала его. Я бы никогда не допустил… этого, – он указал ей на живот. Но она не могла бы ответить точно, имеет ли в виду он ее беременность или следующее за этим запланированное обращение. – Пожалуйста, Белла. Живи. Не дай ему погубить тебя.

– Эдвард, – Изабелла помолчала. Она не знала как помягче ответить на его чувства и страхи, – все будет хорошо. Обещаю. Тебе не о чем волноваться.

Он развернулся и поспешил уйти.

– Эдвард….не уходи. Ты ведёшь себя глупо.

– Я знаю, чем все кончиться и не собираюсь на это смотреть, – он вышел, с силой хлопнув дверью. Изабелла лишь поморщилась. То, что Эдвард все ещё что-то чувствовал к ней, было ясно. И печально. Она не хотела бы, чтобы они становились врагами. Изабелла до сих пор помнила то, что связывало их когда-то и не желала бы, чтобы это ушло из их жизни.

***

– У тебя ребро треснуло, но осколков нет, – произнес Карлайл после того, как Изабелла чуть не упала, попытавшись подняться самостоятельно, – ничего не повреждено.

– Пока, – рядом с ней в медицинском кабинете находились Элис и Эдвард. Именно они были теми, кто помог ей. Джеймс, к ее величайшему сожалению, вновь был на охоте, но на этот раз обещал достать то, что должно ей помочь. – Оно ломает тебе кости, Белла. Оно ломает тебя изнутри.

– Эдвард, – остановила его сестра, видя, как девушка не хочет ничего слышать.

– Карлайл, скажи ей то, что сказал всем нам, – не обратил внимание на предупреждение Элис бронзоволосый вампир.

Белла обратилась в слух. Любая новость о состоянии ее здоровья была для нее важна.

– Плод не годится для твоего тела. Он слишком силен. Не даёт тебе питаться нормально. Он истощает тебя. Мы не можем это остановить или замедлить. Твоё сердце, вероятнее всего, не выдержит и откажет ещё до родов.

– Я знала на что иду, Карлайл, – Белла не знала многих подробностей о протекании подобной беременности, поскольку необразованная и юная Уйлин мало что могла сказать про свою сестру, но тем не меннее была готова к этому. – Я хочу моего ребенка. Я продержусь столько, сколько смогу. Я уверена, у меня все получится.

Однако и ее сознание с каждым днём наполнялось сомнениями и небезосновательными. Срок родов с каждым днём неумолимо приближался. Шло начало третьего месяца. Но шансов выжить, не то что родить, это не прибавляло. Она чувствовала боль и слабость. Ее организм действительно не справлялся с беременностью. Сломанное ребро болело немилосердно, а она ничего не могла с этим поделать. Изабелла практически не могла есть обыкновенную пищу, даже кулинарные изыски Эсми – ее тело отторгало. Но она была голодна. Сильно. А от одного воспоминания о мимолетных кровавых поцелуях с Джеймсом, она готова была глотать слюни. Изабелла, кажется, начала понимать чего хочет ее малыш. То маленькое дополнение Уйлин про диету Прии с каждым днём всё сильнее отпечатывались у неё в мозгу. Она жаждет крови. Ее ребенок жаждал крови, как и его отец. Белла лишь надеялась, что Джеймс понял этот факт быстрее ее и когда вернётся, принесет ей то, в чем она так отчаянно нуждается.

Так и вышло.

– И каковы твои мысли, Джеймс? – спросил Карлайл, когда тот наконец вернулся и услышал произошедшие за три дня новости. Новое падение его не обрадовало. До родов, если таковые и произойдут в конце третьего месяца, оставалось три недели.

– Я предполагаю, что Изабелле нужно нечто большее, чем обычная еда. На самом деле, я практически уверен в этом, поэтому принес это.

– Кровь? – воскликнула она вместе с Элис, разглядывая пакетик с алой субстанцией внутри. Белла даже попыталась привстать, но ей это не удалось. В который раз.

– Да. Первая отрицательная. Позаимствовал в ближайшей больнице, – хмыкнул Джеймс, чтобы каждый понял как именно он позаимствовал. – Наш ребенок хочет вонзить в кого-то свои маленькие клычки, и за неимением этого кого-то, осушает свою маму. Но сейчас мы все исправим. Пей, Белла, – он протянул ей вскрытый медицинский пакет ёмкостью один литр.

Элис было хотела перелить ее в бокал, но Изабелле было не до этого. Едва она ощутила знакомый металлический запах, как ее желудок требовательно заурчал. Под напряжёнными взглядами Калленов, она с силой втянула в себя жидкость, ощущая как питательная смесь наполняет организм. Изабелла была готова поспорить, что почувствовала, как ее тело меняется. Сердце перестало колотиться как сумасшедшее. Боль от сломанного ребра, саднившая в боку, утихла. Вечно ощущаемый голод притупился. Лекарство, способное продлить ей жизнь, было найдено.

Изабелла видела, как с каждым глотком и видимым изменением расслабляются лица Карлайла, Роуз, Элис и Эсми. Опасность позади. По крайней мере пока.

В день она выпивала по три пакета крови. Карлайл взял на себя роль добытчика крови, поскольку, работая в больнице, ему было легче всего вынести ее. Джеймс старался оставаться с ней как можно дольше, но и он не мог ничего поделать со своей природой. Особенно сильно он не желал отлучаться на последних сроках, боясь пропустить начало. Вскоре, вся мусорная корзина была доверху наполнена пачками из-под крови. Изабелла чувствовала себя лучше. Она даже смогла подняться, правда, с помощью, и сделать несколько шагов. Медицинское обследование подтверждало, что ребенок жив. Но каждый живущий в доме ожидал неминуемую грозу.

========== Глава 24. ==========

Внимание: Немного флешбеков

Вторая ночь без Джеймса на его вынужденной охоте, ознаменовалась еще одним событием. К ней в комнату вновь зашел Эдвард. Изабелла не знала, что он задумал, но была готова к худшему.

– Белла, прости меня, – вина на его лице была неподдельной. – Я бросил тебя, тогда как должен был поддерживать, как это делали все мы.

Он был последним. Даже Карлайл и Джаспер больше не обсуждали “нормальность” подобного ребенка, лишь следили за ее здоровьем, внимательно мониторя жизненные показатели матери – ребенок сквозь кокон им был недоступен. Но больше всего ее утешало, что Элис вновь стала той прежней подругой.

***

Chimes at midnight

Will you come and play

You can hide but

If you run away

I will find you

I’ll come and find you

I will find you

I’ll come and find you

– Отличная колыбельная младенцу, – звон колокольчиков нарушил сосредоточенную тишину в комнате. Элис впорхнула внутрь, поднося бокал с кровью. На ее лице сияла улыбка, так не напоминающая гримасу вины и волнения, еще виденному ей недавно.

– Элис? Привет, – улыбнулась Белла, стараясь показать, как рада она видеть подругу, чуть смутившись, что ее застали за таким занятием. Но она развлекала себя как могла. От сонетов ее уже тошнило, а заняться чем-то нужно было. Ребенку все равно как она поет.

– Ты уже вошла в роль заботливой мамочки. Мои поздравления, – она обняла полу-сидевшую девушку. – Прости меня, дорогая, я сомневалась. Я не должна была отрекаться от тебя, даже если считала, что ты поступила неосмотрительно. Я твоя подруга и ты должна была ощущать мою поддержку.

– Элис, все в порядке, – через силу улыбнулась Изабелла, смаргивая слезы. Эмоциональный фон тоже дал трещину. Иногда она могла заплакать просто так.

– Ну, что, продолжим радовать кроху? Ты знаешь продолжение? – воскликнула обрадованная вампирша. Белла удовлетворительно кивнула.

Something wicked singing in the wind

Devils dances waiting to begin

Hear it calling hear how it whispers

I will find you

I’ll come and find you

***

Теперь Элис не отставала от Роуз и уже те двое не выпускали ее из вида. Они постоянно находились рядом то вместе, то поодиночке, но с той поры, когда Изабелла вновь обрела подругу, ей стало гораздо веселее. Она вспомнила, как девушки, и не скажи что столетние, а то и больше, вампирши, делали ей маникюр, расспрашивая о личных никому не известных секретиках и делились своими. Все, лишь бы она не ощущала себя в коконе одиночества и не думала о плохом.

– Мне становилось тааак скучно, когда Джеймс уходил охотиться, – недовольно протянула девушка, удобно устроившись на подушках и подставив руку под умелые пальчики Элис. “Без меня” – но последнюю фразу она вовремя проглотила. Изабелла не горела желанием, чтобы они узнали, что Белла будучи человеком не только разделяла взгляды Джеймса, но и активно их поддерживала. Пускай их личная жизнь будет только их. – Особенно плохо и тоскливо было в начале. Я так скучала. Обычно он удалялся дня на два-три. И эти дни тянулись тааак долго – приходилось развлекать себя самой.

– И какое развлечение ты себе выбрала? – полюбопытствовала Роуз, закончив педикюр. Теперь ее ногти, впервые за время беременности так изуродовавшей ее тело, были похожи на прежние.

– Джеймс видя, как мне скучно, – продолжила она, хихикнув, вспоминая тот момент, – предложил такой вариант.

– Ну? Какой?

– Давай не тяни, Белла, – рассмеялась Элис, уже предвкушая нечто грандиозное.

– Кхмм, – откашлялась девушка, делая голос грубее, стараясь показать, что это говорит Джеймс, – а не можешь ли ты развлекать себя покупками через интернет?

– А ты?

– Я сказала, что ооочень постараюсь, – с ленцой закончила Изабелла, поглаживая взбунтовавшийся живот. Ребенок был неспокоен, причиняя маме боль. – И до сих пор его не разочаровываю.

– Да ты просто злая королева, Белла, – рассмеялась Элис, нанося на последний ноготь ей кроваво-красный лак. – Все. Теперь не двигайся. Пусть высохнет.

***

– Я уже простила тебя, Эдвард Каллен, – покачала головой Белла. Как бы она не хотела, но забыть то, что раньше их связывало до сих по не могла. А еще она не желала уходить – такие мысли посещали ее все чаще, находясь с кем-то в напряженных отношениях. – Не хочу, чтобы ты ненавидел меня, или моего мужа, или тем более ребенка. Я хочу видеть тебя другом, как раньше в Форксе. Надеюсь, у нас получится.

Пусть так. Пусть временно, но может быть, если в доме, где она живет будет не такая напряженная обстановка, ей будет легче. В глубине души Изабелла не была уверена, что примирение ее и Эдварда имеет долгосрочные перспективы. У них такое уже случалось.

– Я в этом уверен, Изабелла, – он улыбнулся, присев перед ее кроватью и положив руки на живот. – Говорят, первый год очень тяжёлый, – он усмехнулся, – ты готова к этому?

Едва Джеймс вернулся, как девушка поспешила обрадовать его этой новостью. Однако он воспринял их применение без восторга и лишь пристальнее стал охранять ее от посторонних. Его красные глаза то и дело следили за движениями Эдварда, и каждый в доме понимал, что это чистая, ничем незамутненная ревность.

– Однажды, Изабелла, я дойду до своего предела, – сквозь зубы проговорил Джеймс, провожая глазами Эдварда, который принес ей кровь и внимательно следил как она пьет, стараясь, чтобы она не пролила ни капли. И едва тот покинул ее комнату, как он откинул ее волосы назад и поправил сползший рукав домашней футболки, оголяющий ее ключицу. Все ее вещи стали ей велики – настолько истощилось ее тело. Однако, несмотря на его резкие слова, прикосновения были нежными. – И лучше тебе попросить милосердия для своего вегетарианца прежде, чем я голыми руками разорву его на части.

– Джеймс…

Белла прикусила щеку изнутри. Она обожала, когда он ее ревнует, пусть даже беспочвенно. Это еще раз доказывало глубину его чувств. Конечно, Белла не хотела, чтобы объект его ревности пострадал, но, тем не менее, ей нравилось, когда он говорил подобное. Иногда она думала, что видя ее такой Джеймс испытывает отвращение, но он раз за разом доказывал обратное.

***

По всем подсчётам день х или роды должны были начаться со дня на день. Крови, запасенной Карлайлом, остался всего один пакет. Три дня назад Изабелле стало настолько плохо, что Карлайл решил, что начались роды. Однако это был новый скачок роста малыша. Но именно это и не давало вампирам выбраться на охоту. Они разделились на две группы и по очереди оставались с ней во избежание ужасного. Никто не знал когда именно должно произойти то, что должно, но все надеялись на чудо. Сейчас с ней осталась вторая половина семейства – девушки, Джаспер и Джеймс. Все остальные больше не могли терпеть мучающую их жажду.

Последний пакет с кровью ей не понадобился. Элис и Розали помогли ей подняться с кресла, чтобы немного пройтись – в ином случае у нее болело все тело. Но едва она протянула руку к наполненному стакану, как очередное ребро не выдержало нагрузки. Боль была адская. Слезы непроизвольно брызнули из глаз. Изабелла закричала, падая на пол. И лишь одна мысль крутилась в голове – лишь бы с ребенком все было в порядке. Джеймс успел подхватить ее до того, как она ударилась головой с неизбежным летальным исходом. Белла поняла – началось. Девушка мало что помнила из своих родов. Лишь некоторые слова и фразы мало что значащие или незначащие совсем ничего.

– Розали..

– Морфий..

– Отслойка плаценты..

– Самим придется…

Изабелла была готова и одновременно не готова к той боли, что она ощутила. Ее рвало кровью, тело изгибалось под разными углами, спазмы сопровождались треском и хрустом костей. Замутненным взором она глядела на свой покрытый синяками, оставленными толчками младенца, живот.

– Вытащите его. Быстро. Он задыхается, – все что она смогла прокричать. Единственное, что ее волновало это дитя. Пусть он живет. Пусть родится. Роуз уже вколола ей судя по обрывкам фраз морфий, однако, он так и не подействовал. У Джеймса в руках блеснул острый скальпель. Прежде чем вводить вампирский яд, следовало извлечь младенца.

Едва он опустил руку, как, словно из ведра, хлынула ярко алая кровь. Ее было очень много. Белла закричала. А ещё, кажется, Розали чуть не сорвалась. На удивление сильный волей Джеймс ударил ее и велел уйти, раз она не справляется. Голос Джаспера сообщил, что он поможет. Роуз и сама не сопротивлялась. Джеймс же был привычен к виду ее крови и достаточно хорошо сдерживал себя. Или по крайней мере прилагал к этому огромные усилия. Страх за жизнь и здоровье помогал ему. Возможно, на это повлияло и то, что Джеймс совсем недавно охотился.

– Держись, Белла, – твердила ей обеспокоенная Элис. Сквозь боль и спазмы слышала глухой голос девушки роженица. – Заставляй сердце биться.

Она кричала, плакала, умоляла. Ребенок должен родиться и должен родиться живым. Глаза то и дело закрывались, морфий не действовал. Особо сильную боль она почувствовала, когда очередной раз выгнулась. Кажется, позвоночник хрустнул. “Пожалуйста, живи, только живи” – умоляла малыша Белла почти в бреду. Она знала, что будет трудно. После такого не выживают, но они все надеялись на чудо, надеялись, что современная медицина и умения Карлайла позволят ей пережить рождение. Однако Карлайла не было, а ее тело отказывало ей самой. Последнее, прежде чем окончательно потерять сознание, Белла слышала отвратительный, словно железо проводит по железу, звук.

Она вновь открыла глаза, когда ощутила, что тянущая и режущая боль отступила, что ее дитя родилось. Живот ощущался пустым. Едва различая перед собой очертания, Изабелла разглядела Джеймса всего в ее крови. Он держал на руках крошечный комочек. Его. Сердце билось редко, словно каждый удар был последним. Белла боялась неизбежного, боялась оставить Джеймса и своего малютку одного.

Раздался плач крохи. Она кинула взгляд на запеленутый и испачканный кровью сверток.

– Это девочка, – шептал Джеймс, восхищённо разглядывая дочь.

– Дай мне, дай мне ее, – охрипший голос звучал, словно чужой.

Джеймс передал малышку Изабелле. Она едва ощущала свои руки. А то, что находилось ниже талии с каждой секундой переставало двигаться. Будто омертвело, замерзло. “Наверное, это морфий” – отрешенно подумала она.

– Карли. Моя девочка, – нежно шептала Изабелла. Они не обсуждали имя ребенка, но Изабелла всегда мечтала назвать свою принцессу именно так. Джеймс, она была уверенна, не против. Неожиданно острая боль в груди вызвала ее вскрик. Малышка укусила ее. “Это ничего. Это славно. Она чудо. Джеймс будет любить ее так же, как и меня”. Глаза Беллы медленно закрывались. Ей хотелось одного – спать. Сердце стучало совсем медленно и тихо.

– Белла. Белла, – ясновидящая трясла его жену, пока он сам держал на руках их дочь. Что-то пошло не так. Джеймс прислушался. Сердце. Оно не билось. “Она не может умереть” - словно дикий зверь ревел в его голове. Он не отпустит ее. Ни за что. Никогда на свете. Она не покинет его. Нужен яд.

– Держи ее, – Джеймс с силой пихнул ребенка на руки Элис, беря в руки шприц с ядом. Вначале это, потом укус. Джеймс давно разобрался с тем, почему происходит так, что укус не становится катализатором оборота. Контроль. Каким-то образом возможен контроль над ядом, над мыслями, над действиями. Однако сейчас Джеймс был уверен, что едва его клыки коснуться ее измученного тела, как яд попадет в кровь. Меж тем в комнату, где проходили роды, вошла пришедшая в себя блондинка. Она забрала ребенка и пока Элис вновь вводила яд в сердце, он делал ей прямой массаж – нужна была сила. Нужно было заставлять ее сердце биться. “Нужно запустить его вновь, нужно заставить его биться” – молил про себя мужчина.

Ничего не помогало. Его жена была неподвижна.

– Не смей от меня уходить, – рычал он в бессильной злобе, понимая, что сделать ничего не получается. – Изабелла Мари Визердейл, ты не оставишь меня. Ты будешь жить, хочешь ты того или нет.

Джеймс склонился над ее мертвым телом. Укус. Один. Второй. Шея. Руки. Ноги. Любая доступная часть тела, лишь бы ввести яд как можно больше, как можно глубже.

Боль была безумная. Изабелла орала внутри себя. Ничего не соображала, не понимала. Ее вновь и вновь засасывало во тьму. Небытие казалось ее спасением. Однако оно отступало и боль вновь нахлынула в ее тело. Она будто купалась к кислоте или ее тело разделывал маньяк-мясник. Все горело. Огонь. Вот она единственное, что ее окружало. Изабелла не слышала ничего, будто она находится в каком-то вакууме, где плавиться один на один со своей болью. Тело менялось, выгибалось, дергалось. Лучше смерть, чем это. Чернота то накатывала, то отступала, уступая место адской боли. Хотелось орать. Царапать и рвать когтями его, чтобы только облегчить все это. И единственная мысль, которая ещё билась в ее голове, заставляя сражаться, держаться, жить была – Джеймс. Она не могла вот так его оставить. Предать его. Покинуть. Он был тем, кто заставлял ее сердце биться. Ее константой. Ее верной тенью, оберегом, ее охотником, любовью всей ее жизни.

Потом в беспросветную боль хлынуло другое воспоминание – маленькое тельце, хрупкие пальчики и тоненькое маленькое тельце. Ее дочь. Та, ради которой она страдала. Та, что она так жаждала. Та, что соединит ее и Джеймса навсегда лучше любых колец и обещаний. Их общая жизнь. Она не предаст их. Она выживет всем назло. Боль словно яростное цунами давило на нее, но ее тело оставалось неподвижным. Морфий – это было единственным возможным объяснением, о чем смогла подумать Белла. Она горела, будучи парализованной на той поверхности, на которой лежала. Изабелла не знала сколько прошло времени: секунды, минуты, часы или годы. Все это смешалось в одну большую огненную кучу. Лишь бы не ощущать это. Лишь бы забыть. Белла молила, чтобы все прекратилось, но никто не внял ее мольбам. Ее тело менялось. Сначала она расслышала свое сердцебиение – частое, резкое порывистое. Затем редкие вдохи. И лишь после неизвестно через сколько времени – огонь стирал все границы, глухие голоса будто из-под купола.

– Карлайл, она жива? – это ее муж, ее Джеймс. – Вдруг мы что-то не то сделали?

– Джеймс, успокойся. Все будет в порядке. Действует морфий. Послушай ее сердцебиение, – Изабелла была готова сама подтвердить это, но чувствовала, что если откроет рот, то заорёт, чем лишь сильнее напугает всех присутствующих.

– Едва ли ты помнишь свое обращение, Джеймс, но у меня большой опыт в этом – почти вся моя семья жива благодаря мне. Это нормально, поверь мне. Жди. Ее тело меняется. Осталось совсем немного.

“Немного” – одно единственное слово билось набатом в ее голове. Немного это сколько? Час? Два? День?

– Она будет обворожительна, – мелодичный, словно перезвон колокольчиков, голос Элис вынудил ее напрячь слух. Он стал гораздо яснее, чем тогда, когда Белла слышала Карлайла.

– Красавица. Моя Белоснежка. Ты справилась.

“Это Джеймс? Почему я никогда не замечала, как глубок его голос? Как он переливается, как меняется его тембр и оттенок? – Изабелла старалась думать об этом, нежели о той муке, все ещё не отпускающей ее тело.

– Осталось совсем чуть-чуть.

Карлайл? Почему она ощущает его так близко, но так далеко, словно он говорит на другом конце комнаты.

– Сейчас позову всех, – это снова Элис.

Чем больше шло времени, тем больше она отвлекалась на мелочи: кто идёт к ней, что говорят, что делают, где находятся. Теперь, слушать было ее любимым развлечением, хоть как-то отвлекающим от того, что творилось с ее телом.

И вдруг тишина. Полная. Абсолютная. Словно разом выключили все звуки. Ее сердце больше не билось. Не было того оглушительного, а затем все более медленного и медленного темпа. Не было и боли. Как по волшебству она исчезла. Было… необычно. Совсем. А ещё Изабелла ощутила, что ее тело вновь ее. Что теперь она не заключённая в коробке боли, а вновь человек… вернее, уже вампир. Пора…

Она открыла глаза. Резко. И поднялась так будто робот – плавно и быстро. Девушка вытянула вперед руки, разглядывая их. Она была совершена. Гладкая белоснежная и такая мраморная кожа словно светилась изнутри. Ногти были идеальными. А затем она повернула голову вправо. Все было таким четким. Ярким. Совершенным. Ее глаза уловили пылинки в воздухе, жужжащую муху на окне и трещинки в полу.

– Изабелла, – этот родной голос поддерживал ее все время ее нескончаемых мук.

Белла хотела сделать вдох, совершенно автоматически, потому что без воздуха она не могла, но поняла, что… не может. Ее организм не принимал его. Легкие не нуждались в нем и не ждали. Но, тем не менее, сам воздух был наполнен чужими запахами, которые она могла разобрать. В основном это был спирт, какие-то лекарства, но вскоре к нему примешались и другие. Божественный аромат… лилий, ванили, яблок и корицы. Тысячи оттенков запахов витали вокруг. Изабелла раздула ноздри, с наслаждением вдыхая их и не могла поверить, что справилась.

Она вытянула руку и прикоснулась к его коже. Та была идеальной. Где ее прохлада, где кажущаяся неестественность? Теперь она ощущалась как самое лучшее, что ей удавалось нащупать.

– Как прекрасна, – его шепот несуществующими мурашками разнесся по телу. Изабелла слушала эти слова словно музыку. Это ее мужчина, ее охотник, который наконец-то дождался ее. В одно мгновение Белла уже обхватила его руками и ногами, углубляя поцелуй. Раньше это было потрясающе. Сейчас в разы, на порядки лучше, чувственнее, глубже. Джеймс не сопротивлялся. Он обнимал ее в ответ, терзая ее губы своими. Они потерялись во времени.

– Воу-воу, кажется они сейчас съедят друг друга, – раздался веселый голос… Эммета?

Изабелла повернулась и зашипела на него.

– Глядите-ка, пиявочка скалит на меня свои клычки, – продолжал хохотать он.

Изабелла оглядела всю комнату. Там стояли все Каллены до единого. Однако почему-то они были обеспокоены. Она видела, как задумчиво лицо Карлайла, как пристально в нее всматривается Джаспер и как Элис прикусила губу. Все они чего-то ждали. И защищали. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что они опасались… ее. Неизвестно как поведет себя новорожденная вампирша, оказавшись в компании себе подобных. Но Изабелла не чувствовала от них никакой опасности. Совершенно. Она расслабилась, не отпуская руку Джеймса, готового защищать ее от всего мира.

“Ручка, голова, малышка, ее дочь, ее первое прикосновение, ее укус” – тут же всплыли у нее в голове.

– Карли! Моя дочь! Где она? – она оглядела всех Калленов тут же находя глазами светловолосую Розали. Почему-то Белла была уверенна, что та у нее. Но Роуз стояла к ней спиной и разглядеть дочь Белла не могла. Зато она отчетливо услышала тихое сердцебиение. Теперь ее ребенок был единственным, у кого оно было.

– Белла, – перезвон колокольчиков Элис заставил обратить внимание на вампиршу, – тебе нужно сначала поохотиться.

Едва она услышала слово “охота”, как горячая волна обожгла ее гортань. Огонь. Не такой сильный как был, когда она превращалась, но тоже доставляющий много неприятностей.

– Изабелла, идем, – Джеймс протянул ей руку, выводя из дома, – сначала попьешь, а после познакомишься с ней.

Его голос был мягок, но непреклонен. Она шла следом, то и дело оборачиваясь и ища глазами Розали.

Джеймс сопровождал ее всю дорогу. Они бежали наперегонки, минуя целые лесные километры реки, замерзшие озера и скалы. Все было настолько красиво, ново, необычно. Холодный воздух не обжигал ее легкие или кожу. Изабелла вдыхала потрясающие запахи и звуки – она могла видеть и слышать все: стало оленей неподалеку, пару лис или похожих животных, кто-то копошится под землей и хлопанье крыльев над головой. Быть вампиром было просто несравненно. Вдруг ветер переменился.

Ее обдала теплая волна с ароматами мокрой земли и приближающегося дождя. Белла ощутила как горло схватила новая спазма… гораздо острее чем была там в доме. До нее донесся божественный аромат, сбивающий с толку, заставляющий принюхаться и взять след. Восхитительный запах принадлежал человеку.

Изабелла повернулась в ту сторону откуда доносился аромат. Втянув воздух, она практически разложила его на атомы. Острое зрение уловило едва заметное движение на камнях. Турист. Один. Поднимается в гору. Любитель – его защитная экипировка была слаба. Никто его не хватится. Сорвался. Бывает. Будут знать, как подниматься одни. Она хищно втянула воздух. О, какой сладкий аромат крови. Идеален.

– Дерзай, мышка, – Джеймс хлопнул ее по попе, тем самым давая разрешение начать охоту.

Каких-то нескольких секунд ей хватило, чтобы добежать и вскарабкаться по скале. Ее голые стопы и пальцы ловко цеплялись за каменную поверхность, позволяя взбираться все выше и выше. У человека не было и шанса. Изабелла сделала последний рывок и оказалась у него за спиной. Ее рука сжала его горло и, кажется, она сломала ему шею. Плевать. Белла впилась в шею зубами. Райский напиток тек ей в горло, успокаивая зудящий жар внутри. Прохладная жидкость была ее спасением. Очень скоро ее не осталось. Полностью пуст. Она сделала еще несколько сосательных движений, прежде чем выпустить добычу из рук. Мужчина полетел вниз. Белла прыгнула за ним следом. Несмотря на огромную высоту, она плавно приземлилась на землю, едва касаясь стопами холодной почвы. Джеймс уже был рядом.

– Что ты задумала? – его очень интересовала ее деятельность.

– Нужно избавиться от улик, – протянула она, – тело вскоре найдут и найдут отпечатки моих клыков – я была не слишком аккуратно, – Изабелла усмехнулась, демонстрируя слишком покорёженную шею мужчины. Обычно такими делами всегда занимался Джеймс, но теперь пришла и ее пора заботиться об их ужине.

– Моя кровожадная валькирия, – Джеймс подошел ближе, – не стоит беспокоиться. Люди глупы. Он сорвался со скалы. Ты видишь в каком он состоянии? – Изабелла оглядела лежащий труп с ног до головы. Он и в самом деле был… непрезентабельным. Падение сыграло с ним злую шутку и сейчас существовала большая вероятность, что его даже не смогут опознать – настолько все было искажено.

Вампирша кивнула, отходя в сторону. Жажда отступила. Она была полностью сыта.

– Хочешь еще? – спросил Джеймс.

Она отрицательно покачала головой. Когда не было отвлекающего фактора в виде зудящей потребности в еде, она ощутила совершенно иные желания.

– Хочу тебя, – едва эти слова сорвались с ее губ, как Изабелла оказалась лежащей спиной земле едва покрытой снегом. Синее платье, в которое ее, видимо, нарядили во время превращения, задралось вверх. Джеймс ласкал ее губы, и она ощущала как делится с ним оставшейся от туриста кровью. Бесподобно.

Сколько раз она любовалась его красотой? Сколько дней, недель, часов и минут она мечтала быть с ним гораздо ближе, чем обычно? Сколько она мечтала видеть это совершенство принадлежавшим только ей? Изабелла думала, что знала его хорошо. Очень хорошо. Она думала, что ничего не может быть лучше, чем быть с ним. Она ошибалась. Человеческие чувства не сравнимы с вампирскими. Она плавилась и таяла от его прикосновений, движений, поцелуев. Все в нем было идеально. И это все было ее до самого конца.

Комментарий к Глава 24.

Примерный перевод In The Groove - Chimes at Midnight: Куранты бьют полночь. Вернись и поиграем. Ты можешь скрыться, но, Если ты убежишь, я найду тебя. Я приду и найду тебя. Зловещее пение в воздухе, Демоны танцуют в ожидании. Услышь это. Услышь, как он шепчет: я найду тебя. Я приду и найду тебя.

========== Глава 25. ==========

Изабелла точно не могла сказать сколько прошло времени, но единственное, что она поняла – наступил вечер. Солнце садилось за горизонт, скрытое грозовыми тучами и сияние ее новой кожи прекратилось. Те самые грозовые тучи, растущие так быстро, сообщили зазевавшимся любовникам, что сейчас не лучшая пора наслаждаться красотами природы. Здешняя местность была очень коварна. Теплые ветра с океана и горные гряды играли погодой на свой лад. Обильный снегопад мог запросто смениться затяжными ливнями, солнцем или ветром. И именно поэтому, несмотря на конец декабря, нельзя было сказать, что принесет новый день в эту местность.

Изабелла оторвалась от своего супруга, ища взглядом лежавшее где-то в отдаление платье. Долгожданное воссоединение супругов произошло, наверное, лучше чем всякое ожидание подобного. Единственным самым сильным огорчением новообращенной вампирши стало то, что Джеймс больше не мог ее кусать. Вернее не так. Это было возможно, однако ощущалось все совершенно по другому, недели, когда она была человеком. Вампирское строение кожи оказалось не предназначено для прежнего удовольствия. Только в битвах и схватках их можно ранить, и, если бы Джеймс попытался вонзить свои клыки в ее шею, как делал это ранее, то она бы не ощутила прежнего сносящего голову удовольствия.

Это поразившее ее до глубины души открытие, Изабелла обнаружила, когда автоматически склонила голову, открывая доступ к шее, в ответ ощутила лишь теплое прикосновение губ. Теперь температура их тел была одинакова. Восхитительно. Джеймс, смеясь ответил, что если она захочет, то он всегда готов предоставить свои услуги. Она захотела. Было необычно, но определенно не так плохо, как это описывалось. Изабелла, кажется, даже поняла, что время от времени она будет просить этого сама.

– Сколько я была без сознания? – задала вопрос Белла, приводя свое нашедшееся местами грязное местами рваное платье в относительный порядок.

– Три дня. Это были самые мучительные три дня в моей бессмертной жизни, – признался ей Джеймс с посмурневшим лицом. – Ты умерла Изабелла. Если бы яд не подействовал как должно, ты могла бы никогда не очнуться.

Джеймс под напором своей жены обмолвился, что ради спасения жизни Изабеллы и Карли ему пришлось выломать себе клык, чтобы разрезать родовой пузырь, иначе Карли могла бы не родиться. Сам же процесс восстановления неотъемлимой для вампиров части был крайне неприятным. Изабелла могла лишь посочувствовать.

– Эй, мы знали на что идем, когда решили зачать Карли, – успокаивающе погладила его плечо Белла, предпочитая не упоминать, что они были мучительными не только для него. – Кстати, как она? Я видела ее лишь раз. Она чудо, правда?

Перед глазами тут же возник образ маленького человечка, который держал на руках Джеймс. И теплая волна накрыла ее с головой.

– У нас самая лучшая дочь, Изабелла Визердейл. Полувампир, получеловек. В ней все идеально. Мои волосы, твои глаза и улыбка и, конечно же, мое обаяние и любовь к красной жидкости, – хохотнул он.

– Ну, конечно же, от тебя, умник, – смеялась Белла. – Она пьет кровь?

– Предпочитает, по крайней мере, ее. Карлайл пробовал давать ей какую-то странную мерзко пахнущую жидкость для детей, но она капризничает и требует своего.

– Требует? – Изабелла изумленно слушала Джеймса о его недолгих днях, проведенных в компании с дочерью.

– Она очень упрямая. Очень. И хоть пока не умеет разговаривать, умеет доходчиво донести, что ей хочется на обед.

Изабелла чувствовала, как ее сердце сжимается от любви к своей недавно рожденной крошке.

– В каком смысле изъясняется? Ей же всего три дня, – но затем Белла вспомнила, что говорил ей Науэль и Уйлин. Она будет расти очень быстро. – Джеймс, сколько ей сейчас? Как сильно моя дочь выросла?

– Карли растет с каждым часом и умнеет, естественно. А что насчет разъяснений… ты увидишь все сама. Ну что, готова к новому забегу? – он ущипнул ее за мягкое место и сорвался на бег. Изабелла засмеялась и рванула следом.

Измерить время для нее пока было нереально. Изабелла считала, что бежала как обычно, но на самом деле, скорость была гораздо больше. Сейчас она не могла с точностью до секунды определить свои возможности: как быстро она двигается, сколько пробегает или проходит – все временные рамки сместились. Единственно, что она смогла бы сказать – это то, что до коттеджа Калленов они бежали наперегонки с ливнем.

На крыльце ее уже встречало все семейство. Изабелла была искренне рада видеть из всех, ведь они столько для нее сделали. Они спасли ее. они приютили их и дали кров. Сейчас Каллены по праву могут назваться друзьями семьи Визердейл.

– С первой охотой, – поздравил ее Карлайл. – Проходи в дом.

– Правда восхитительное ощущение? – добавил Джаспер, когда она скользнула внутрь.

– Я хочу увидеть ее, – Изабелла была готова ответить на все вопросы, но после.

– Розали…

– Белла, ты уверена, что справишься? Девочка пахнет… как человек. У нее есть кровь и бьется сердце, и такой умопомрачительный запах, – обеспокоенно добавил Карлайл.

– Карлайл, – она с негодованием уставилась на него, – это мой ребенок и я не буду его есть. Как вообще можно было подумать об этом? Она часть меня.

– Ну что же… Розали, иди к нам, – крикнул он куда-то наверх. Изабелла несмотря на это недопонимание все равно была благодарна им всем. Они переживали за нее и ее дочь, не зная что стоит ожидать от новообращенной мамы.

Блондинка плавно выплыла на лестничный пролет. На ее руках удобно устроилась крошечная девочка. Ее дочь. Изабелла с удивлением рассматривала малышку – та выглядела как пятимесячная, а не новорождённая. Она и впрямь очень быстро росла. Девочка с любопытством разглядывала окружающих ее людей, но, когда она остановила свой взгляд на ней, ее личико исказила гримаса недовольства и она захныкала, изворачиваясь. Изабелла даже растерялась. Что не так? Только сейчас она поняла, что не знает каково это – быть мамой. Тогда как Джеймс, держащий ее за плечи, засмеялся, не разделяя ее страхов и волнений от слова совсем.

– Она требует тебя. Наша дочь скучала.

Едва Изабелла неуверенно подошла, вернее переместилась с огромной скоростью к Роуз и протянула руки, как девочка замолкла. Розали без вопросов передала ребенка ей, правда не отрывая от нее свой излишне обеспокоенный взгляд. Белла бережно устроила ее на сгибе локтя и ладони.

– Моя Карли… – девушка ощущала просто невероятную любовь к этой крохотной малышке.

– Карли Леа Визердейл, – добавил подошедший к своим женщинам Джеймс.

Леа. Красивое имя. Изабелла и не думала оспаривать выбор второго имя для дочери. Дело в том, что первое она дала самостоятельно, не интересуясь мнением Джеймса. Как-то так получилось, что они не обсуждали его. Она сама не знала этого. Нет, давным давно, казалось бы в прошлой жизни, Изабелла обмолвилась, что ей нравятся редкие имена, и если бы у нее родился ребенок, она хотела бы дать ему возможно французское и красивое имя. Сама же Белла в особо сентиментальные дни размышляла совместно с Элис и Розали над именем для ребенка, но они так и не пришли к окончательному результату. И теперь ей было несомненно приятно, что Джеймс не только позволил ей дать их дочери имя “Карли” – оно довольно своеобразное, но и учел ее когда-то давно озвученные пожелания.

– Карли Леа. Замечательное имя. Привет, моя хорошая.

Девочка вдруг засмеялась и протянула свою ручку к ее лицу. Изабелла с удивлением обнаружила, что едва Карли коснулась ее, как перед глазами возникли картины. Это были звуки ее голоса, когда она разговаривала с дочерью в утробе, ее колыбельные, прочитанные сонеты, неясные картины, виденные ее дочерью внутри нее, а затем и ее саму, когда Карли только появилась на свет, ее отчаянный шепот, ее улыбку и вкус ее крови.

– Как она делает это? – изумленно прошептала Белла, целуя кроху. Так вот, что значили те слова Джеймса. Поразительно!

– А как я могу найти кого-либо по запаху или как Элис видит будущее и Эдвард, – Джеймс поморщился, – читает мысли? Это ее дар. Наша дочь родилась очень талантливой. Вся в своих родителей.

Изабелла сразу же воспроизвела, поведанные Джеймсом подробности, в памяти – теперь казавшейся совершенной, в какой момент времени ее превращения появился Карлайл и остальные и что они сделали. Доктор, на ее удивление, увидев вызов Розали с сигналом тревоги, тут же направился в дом, прервав охоту. Они пришли, когда Изабелла уже находилась без сознания, плавясь от боли и мук, но под действием морфия оставаясь совершенно неподвижной и казавшейся мертвой.

Карлайл успокоил нервничающих детей и похвалил за правильно принятые роды и спасение жизни Изабеллы. Без их прямого вмешательства – ребенок не мог родиться. И лишь экстренные меры, предпринятые Джеймсом, разрезавшие плодный пузырь, спасли жизнь обеих. Оставалось каких-то несколько секунд. Однако Эдвард, увидев состояние Изабеллы, а посмотреть там было на что – Белла запомнила каждую деталь, транслируемую ей дочерью, был не в восторге от того, что Джеймс допустил подобное, что чуть не убил свою жену. Он не смирился с тем, что Джеймс дотронулся до нее и допустил возможность появления того, кто убивал ее изнутри. Эдвард за время превращения девушки ни разу не взглянул на малютку. Их разговор на повышенных тонах чуть не перерос в полноценную драку. И сейчас он сверлил счастливых супругов внимательным чуть нахмурившимся взором, предпочитая молчать.

– У тебя потрясающий самоконтроль, Белла, – одобрительно отметил Карлайл, заметив, как она нянчится с дочерью. – Обычно у новорожденных сильная тяга к крови. Мы все опасались, что тебе нужно больше времени, прежде чем познакомить с Карли. Как ты себя ощущаешь? Ты достаточно поела?

– Я не голодна, Карлайл, – протянула Изабелла, не отрывая взгляда от Карли Леа.

Тем временем ее дочь продолжала “кинопоказ”. Она докладывала своей матери все, что произошло с ней за это время. Улыбку Розали и ее слова, Элис, Эсми, Карлайла и ненавистное детское пюре, Джеймса и пакетики с кровью, колыбельные и сказки, что убаюкивали ее, а еще те картины, где была она. Много ее. Карли видела неподвижно лежащую Изабеллу – сначала измученного истощенного человека, покрытого синяками и укусами, со сломанным позвоночником (!) и множественными переломами, затем постепенно меняющуюся. И вот уже ее тело напиталось жизнью, исчезли внешние раны, наполнилось кровью и силой, налилось красотой ее новое обличье. Подобное видение зачаровывало. Малышка ждала свою мамочку. Изабелла, не отрываясь, знакомилась с миром своей дочери.

– Белла, скажи, кто был тем, кого ты выпила? Это… человек? – раздался нерешительный голос Эдварда позади. Впрочем, вампир уже знал ответ на свой вопрос. Он прочел его в мыслях Джеймса. Тот с восхищением вспоминал, как его Изабелла охотилась.

– Да, Эдвард. Моей первой пищей стал какой-то турист, – беспечно ответила она.

Эдвард кивнул, с неизбежным огорчением на лице. По правде говоря, он надеялся, что девушка, обратившись, не станет забывать моральные нормы, что она вспомнит, что совсем недавно сама была человеком. Но, видимо, он ошибался. Красноглазый вампир ее испортил. Эдвард помнил, как открыл ей свою душу в туманных лесах Форкса и она была солидарна с ним, но не теперь. Как быстро людей меняет время и любовь. Ему следовало бороться за свои чувства, не стоило отступать, нужно было пытаться завоевать ее, сделать так, чтобы она была счастлива. Но его малодушие и страх за ее человеческую жизнь от его руки не позволили ему этого. И теперь Эдвард будет жалеть всю оставшуюся вечность.

– Что, всего один? – воскликнул весельчак Эммет. – И тебе его хватило?

В отличие от брата тот совершенно не смущался того, что она не вегетарианка. Все они понимали, что новорожденным очень трудно сдержаться и в любом случае, кто они, чтобы диктовать свои правила жизни. Каллены были не в праве осуждать кого-то, кто живет не так как они. Это должно прийти само по собственной воле, а не по принуждению.

– Не знаю. Я была не особо голодна, – пожала плечами Изабелла. – Та самая жажда, о которой вы столько говорили, показалась мне почти несущественной. Возможно, так только в первый раз?! – она вновь поцеловала Карли, и девочка засмеялась.

– Нет, Изабелла, ты не права. Именно поэтому новообращенные очень опасны, сильны и практически непобедимы, поскольку все их существо направлено на то, чтобы выпить, погасить огонь в горле. Ты, как всегда, полна противоречий! – Карлайл был воодушевлен новой тайной. – Что ты ощущала, когда очнулась? Голод? Спазмы? Огонь? Нестерпимое желание вцепиться в теплую плоть? Может быть запах своей дочери? Она пахнет соответствуще. Или ее сердцебиение?

– Пока вы мне не напомнили об охоте, – она прервалась и оглядела всех присутствующих, – я совершенно ничего не чувствовала. Вернее, все мои чувства были обострены и направлены на другое, – она покраснела, расслышав отчетливый хмык Джеймса и смешок Эммета. – И лишь после небольшое жжение, а не сводящую с ума жажду. Сейчас даже его нет. Я будто человек, как и раньше. Но более совершенный человек. А моя Карли пахнет как самый чудесный ребенок.

Девочка внимательно смотрела на свою маму.

– Беллз, дай ее мне, – попросила Роуз, не вытерпев, что ребенка, пусть и не ее, нет на ее руках так долго. Изабелла не сопротивлялась. Она была не против, чтобы Розали нянчилась с Карли, как и она.

– Вероятно, у нее все же есть дар, Карлайл, – добавил Джаспер удовлетворенно. – Мы все-таки были правы тогда в Форксе. Эдвард ведь все так же не может читать ее мысли. Правда же, брат? – тот кивнул. – Теперь и я вероятнее всего с трудом смогу повлиять на ее настроение. А ну-ка, – он нахмурился и Белла явственно ощутила волну искусственной радости и спокойствия. Она точно не принадлежала ей. Двинув плечом, она избавилась от морока. Все стало как прежде.

– Я был прав. Она сопротивлялась мне, – воскликнул он возбужденно. Изабелла вперила в него возмущенный взгляд. – Полегче, Белла, это же для твоей безопасности и безопасности твоей дочери. Хотя, определенно, опасности никакой не было. Он запоздал с предостережениями.

Изабелла не могла поверить, что ранее меланхоличный Джаспер может быть таким. Но только сейчас она присмотрелась к нему повнимательнее. Открытые участки кожи вампира были изуродованы шрамами, следами укусов и когтей, не заметные человеческому глазу, но отчетливо видимыми вампирами. У Джаспера было запоминающее прошлое. Очень.

– Возможно, ее воля столь сильна, что она может закрываться от любого дара вампиров, – меж тем продолжил его размышления Карлайл.

– И, соответственно, управлять своей волей по желанию. Кто может в первые часы после пробуждения утолить жажду всего одним кхм человеком? – добавил молчавший до этого Эдвард. Его заинтересовал дар новообращенной Беллы. Неспособность читать ее мысли волновала его еще в Форксе.

– Вы слышали что-нибудь о таком раньше? – полюбопытствовала Элис, присоединяясь к беседе.

– Тогда почему Джеймс ее чует и чуял? – спросила Роуз, покачивая на руках успокоившуюся и довольную встречей с мамой Карли.

– Я ищейка, – вставил свою лепту Джеймс, пока Изабелла переводила взгляд с Роуз на Калленов. – Мой дар не ментальный, как ваш. Он скорее… физический. Возможно, моя Изабелла способна ставить разновидность ментального щита, который действует не на всякий дар. Существует такая возможность, что она сможет развить свою способность гораздо больше и стать практически неуязвимой для любых даров вампиров.

– Да, – обрадовалась предмет серьезного обсуждения. – Ведь Аро и Джейн, пусть даже я и была человеком, не смогли повлиять на меня.

– Тебе пытала Джейн? – в ужасе переспросила Эсми.

Каллены были в курсе, что они посетили Вольтури, но что там произошло – нет. Белла так и не соизволила поделиться теми подробностями, хотя Джеймс как-то обмолвился, что Элис была в курсе развития событий в солнечной Италии. И именно ее косвенное вмешательство помогло им когда-то.

– Нет. Она не смогла. Я оказалась жутко сильной и все такое, – ухмыльнулась Изабелла, хвастая. – На самом же деле они проверяли как сильна моя способность в человеческом теле и размышляли стану ли я обладать ей и после… обращения, – мгновенно посерьезнела Белла.

– И Джеймс тебя не защитил? Ты стояла перед одной из самых жестоких стражей Вольтури и просто… ждала? – Эдварда это очень покорежило. Изабелла знала, что Эдвард всегда был благороднее, справедливее и, она была уверена, окажись она с ним в подобном положении, Эдвард бы поспешил вмешаться. За что непременно бы поплатился. Ни Аро, ни Джейн не были способны оценить благородные порывы вампира.

– А что он мог сделать? – осадила его Изабелла несколько раздраженно. – Аро бы не позволил ему вмешаться и тогда пострадали бы мы оба. Я не желала, чтобы Джеймса убили на моих глазах. Вы вообще видели Вольтури? Они не из тех кто похлопает в ладоши при виде подобного цирка и отпускают с миром. И кстати, – она решила немного смягчить их рассказ, – мы, в каком-то роде, были их гостями, – “гостями под конвоем”. – Я была уверена, что все обойдется и нас не убьют. Ну, по крайней мере, после.

– То есть вначале тебя то есть вас привели как пленников? – Эсми выудила основную мысль. Все могло быть по-другому.

Поразмыслив какие-то доли секунд и встретившись взглядом с Джеймсом, Изабелла, коей выпала роль докладчицы, поняла, что сейчас вполне можно было рассказать все, что с ними приключилось в “гостеприимной” Италии.

– Да, на самом деле можно так сказать, – девушка принялась докладывать все, что с ними приключилось с момента заключения брака и встречи с вампирами до того, как они покинули жаркую Италию. Испытания Аро и Джейн, его восхищение, презрение Кая и отрешенность Маркуса. Признание в любви и необычайная щедрость правителей, давших им срок – иначе не было бы Карли. Изабелла вновь наткнулась на полный благодарности и радости взгляд Розали. Она больше самой Беллы радовалась возможности обрести “дочь”. Ведь вампирские законы запрещают не только воспитывать смертных детей – по причине их смертности и главного условия хранить тайну, но и обращать этих самых детей. Бессмертный младенец несет погибель как сотням, а то и тысячам людей, будучи одержимый одной лишь жаждой и сведенный с ее ума, так и своему создателю.

Об этом (и кто бы мог подумать – кто-то решался на такое действо, как обращение маленького ребенка) ей поведал Карлайл в беспокойные месяцы беременности. Поначалу они думали, что ребенок зачатый от вампира все же будет более похожим на того самого бессмертного младенца, за создание которого следует смертная казнь. Карлайл поведал один не слишком приятный эпизод в своей жизни, свидетелем которого он стал. Его старая знакомая – Саша Денали из дружеского клана, сейчас обитающего на Аляске, когда-то давно создала себе сына Василия. Ее без всякой жалости казнили Вольтури. Ее “сын” вырезал за ночь всю деревню.

Денали. Изабелла вспомнила почему ей так знакомо это название. Оно было связано с Лораном. Спустя несколько лет после той ночи в Форксе, Белла спросила Джеймса о его клане. Ведь с темнокожим и статным вампиром Лораном они больше не виделись, в отличие от последующих встреч с Викторией. Джеймс удовлетворил ее любопытство и сообщил, что Лоран нашел себе подружку на Аляске. Некая Ирина Денали, между прочим вегетарианка, поразила его в самое сердце и он стал оказывать ей знаки внимания. Так в их небольшом клане образовалась новая смешанная пара вампиров с разным взглядом на кровь. Ирина, несмотря на то, что полюбила настоящего вампира (того кто ни в чём себя не ограничивает), не изменила своим взглядам и продолжает питаться животными. К слову сказать, Изабелла все равно так и не увидела ни Ирину, ни Лорана, но теперь у нее впереди было очень много времени и она обязательно наверстает упущенное.

– Так что Вольтури все еще ожидают нас. Мы планируем навестить их, как только Карли Леа более менее подрастет. Скажем так… через месяц.

– Так скоро? – Розали больше всего не хотела покидать Карли. Она бы, Изабелла почему-то сама в это верила, скорее сама последовала бы за ними – все, лишь бы оставаться рядом с малышкой. И ей было бы все равно, что девочка растет слишком быстро. Каких-то несколько лет и от белокурой малышки не останется и следа. Она станет юной и очаровательной вампиршей. Белла вновь взяла на руки свою дочь уже тихо посапывающую. Совсем скоро она уснет, как самый настоящий ребенок. Роуз укачала ее.

Изабелла хотела было возразить, что они никогда не планировали оставаться с Калленами навсегда, но совершенно неожиданно почувствовала, как ее пальцы сжались в тисках маленьких клычков. Боли не было. Она с изумлением глядела, как ее дочь, только что посапывающая у нее на руках, покусывает ее пальцы, используя их в виде тренажера для растущих зубок.

– Ты голодна, милая? – с беспокойством спросила она у нее, когда смех вампиров, наблюдавших это шоу, затих. Карли будто бы ее понимала. Она вновь протянула крохотную ручку и Изабелла увидела картинку: ярко алая жидкость и необычайно вкусные и питательные ощущения после ее приема.

– Ну так и есть, маленькая прожора, – заворковала Розали, подходя ближе. – Элис, принеси, пожалуйста, бутылочку с кровью.

Вампирша кивнула и, Изабелла все еще не могла привыкнуть, что время для них теперь понятие относительное, оказалась рядом уже с требуемым. Эти три дня, что Изабелла провела в беспамятстве, пока ее тело проходило изменение, Карлайл перепробовал множество способов кормления маленькой полувампирши. И, как показала практика, она не терпела обычную человеческую еду, предпочитая то, что первым попало ей в рот и что было более сильным инстинктом, доставшимся ей от отца – кровь. И теперь, по крайней мере, пока она не подрастет до возраста пятилетней девочки, Изабелла не намеревалась ограничивать ее в выборе еды. Она сама сейчас почувствовала, едва подумала о крови, как желудок свело сладкой судорогой. Но, тем не менее, она не желала бросить все и бежать охотиться.

– Она часто делает таким образом, – поделился с ней Джеймс, с любовью глядя как его дочь кушает. – Особенно обожает пальцы Розали. Каждый раз, когда чувствует голод или хочет чего-нибудь пожевать, сует чьи-либо руки себе в рот. Роуз в восторге даже от этого.

Блондинка и не собиралась смущаться. Она действительно обожала ребенка уже сейчас и Изабелла чувствовала, что если они задержаться здесь еще на какое-то время, то тетушка Роуз, ставшая крестной матерью малышки, страшно избалует девочку.

– Как считаете, Карли Леа не ядовитая? – мимоходом поинтересовался Эммет. Проверить на них не было никакой возможности, а приводить сюда человека для такого теста было нецелесообразно.

– Нет, – ответила Изабелла. Она помнила укус Карли, едва та только родилась. И если верить словам Джеймса, что лишь взрослые и хорошо контролирующие себя вампиры способны укусить, не превращая человека в себе подобного, то Карли Леа таким даром не владела. А яд на то он и яд. Безболезненно такие превращения не проходят – Изабелла убедилась на собственном опыте. Она поежилась, вспоминая дни, кажущиеся вечностью, когда она сгорала заживо. И после укуса дочери она не ощутила ничего кроме мимолетного неприятного чувства, который по сравнению с болью во всем теле, был просто ничтожным.

Она пояснила это интересующимся Калленам, добавив рассказ Науэля про его сестер.

– Есть еще такие дети? Помимо Науэля, – Карлайл выглядел заинтересованным. Да, с их стороны вышла промашка, поскольку они не рассказали о неизвестных им еще полувампишах. Теперь доктор Карлайл, похоже намеревающийся написать научный труд про вампиров, жаждущих получить потомство от смертных, не отстанет от них, пока не вызнает все мельчайшие подробности.

Тяжело вздохнув, Изабелла пустилась во все тяжкие, пока Джеймс на пару с Элис, Розали и присоединившийся к ним Эсми присматривали за спящей Карли.

========== Глава 26. ==========

Изабелла знала, что ее дочь будет быстро расти гораздо быстрее, чем обычный человеческий ребенок. Ну, конечно, с ее-то генами! Но все равно не ожидала, что это будет так быстро. Неделя после рождения Карли и ее собственного обращения превратился во вторую, третью, а затем и в месяц. Они все еще оставались жить с Калленами. Всех устраивало такое положение дел.

И теперь, глядя на свою крошку дочь, Изабелла отметила, что ей действительно хватило каких-то три месяца, чтобы превратиться из клетки в нормального младенца. Да, прошла всего неделя после ее появления на свет, и их славная дочь выглядит как годовалый ребенок. Такими темпами еще через неделю она начнет ходить, а сама девушка не успеет насладиться всеми прелестями материнства. Впрочем, иногда Изабелла посмеивалась, понимая, что некоторые отдали бы все, чтобы этот период воспитания ребенка прошел как можно быстрее. Но ей самой будет не хватать ее малышки именно такой. Как и Розали.

Пока Изабелла привыкала быть вампиршей, изучала свое тело, свои способности, свой дар и училась его контролировать, училась охотиться аккуратно и тихо, Карли находилась в заботливых руках своих теть. Сейчас Изабелле и в правду пока многое, что она делала человеком, давалось с трудом. Элементарно сесть на стул или открыть дверь, не сломав ее при этом. Она опасалась, как бы Карли не пострадала от ее гиперсилы. Поэтому тренировалась она часто. Джеймс был хорошим учителем. Он вообще был хорош во многом…

А вот для Элис и Розали каждый день начинался с показа мод. Карли ни один наряд не надела дважды – во-первых, потому что моментально из всего вырастала, а, во-вторых, потому что “тети”, превратившиеся в таковых с легких слов Эммета, задались целью соорудить детский фотоальбом, охватывающий годы, а не недели. Они делали тысячи снимков, запечатлевая каждый шаг на ускоренном пути ее развития. Элис пояснила для чего она так старается – однажды ей придется представить родителям свою дочь и они просто не поверят в то, что за год та вырастет как за все три. Это было логично. На первых порах, фотографии будут единственным вариантом.

Карлайл не отставал от них. Но только он интересовался скорее физиологическим аспектом их принцессы. Замеры проходили каждые четыре часа. И каждый раз они отличались от исходных. Чем больше дней жила Карли, тем медленнее она росла. Казалось, тело начинает останавливать свое развитие. Так если за первые дни она выросла почти на пять месяцев, то через неделю она увеличивалась лишь на пару миллиметров за ночь.

***

– Розали, мы ещё как-нибудь приедем к вам, – улыбнулась Изабелла, прощаясь с гостеприимным семейством спустя два месяца. – Только в этот раз мы должны обязательно оставить номера друг друга.

Джеймсу и ей в самом деле опостылело сидеть на одном месте. Лично она ощущала дискомфорт от того, что не может нормально охотиться, не может жить на полную катушку, не может уединиться с Джеймсом, не может остаться со своей семьёй.

– Привози свою принцессу, Белоснежка, если хотите закрыться с Джеймсом дней на десять, – хохотал Эммет, не смущаясь тычка от жены и грозного взгляда от Изабеллы.

Данный аспект был отдельной темой для разговора. Выделенная спальня для Джеймса и Изабеллы не спасала их от идеального слуха вампиров. Соответственно им пришлось забыть о наслаждении друг другом в столь комфортных условиях. Поэтому они стали отлучаться ночами, когда Карли спала, как самый настоящий ребенок. Охота всегда рождала страсть. Так у них было всегда. Так было запрограммировано ее тело и мозг и она не желала отказываться от этого. Теперь их не стесняла ни темнота, ни холод, ни земля. Хотя девушка малодушно мечтала о комфортной постели, а не голой земле, покрытой талым снегом.

И именно в такой интимный для супругов момент их застал Эммет. Успешно завершившаяся охота и распаленная страсть заставила их позабыть, что они не единственные вампиры в окрестности и что их могу обнаружить. Да, как бы не пытался поговорить с ней Эдвард насчет правильности и неправильности их способа питания, Изабелла стояла на своем. В некотором роде ей было неловко убивать людей ни в чем не повинных, но вспыхивающая внезапно жажда мешала новоприобретенному контролю. Однако она была твердо настроена на то, что вернувшись в большой город, они с Джеймсом продолжат свою традицию и, возможно, когда-нибудь передадут ее Карли Леа.

Плохо контролируемая сила Изабеллы с корнем вырвала мешающееся дерево из земли, чем привлекла внимание любопытного, с практически отсутствующей совестью и привычкой лезть в чужую жизнь, вампира к ним на поляну. Правда об этом они узнали лишь по возвращению домой.

– Мне всегда будет мало, – шептала Изабелла, нежась в объятиях Джеймса. – Нам ведь не нужно спать, есть, переводить дыхание. Как же нам остановиться?

Джеймс ухмылялся и твердил, что прекрасно обойдется без перерывов и смотрел на нее так призывно, что молодая девушка была готова окунуться с головой в их любовь, но лишь мысль о Карли Леа заставляла ее к сожалению откладывать их “свадебное путешествие”. Несмотря на то, что Изабелла была уверенна, что о дочери есть кому позаботиться, она не желала покидать ее, как и девочка жаждала внимания обоих родителей.

– Надо же уже все что ли? Много деревьев переломали? – ехидно оскалился Эммет на крыльце коттеджа, наслаждаясь восходящим солнцем. Он добавил еще мало кому известные подробности, чем выдал факт своего присутствия на той злосчастной поляне.

Изабелла вначале опешила, потом смутилась и лишь напоследок разозлилась. Она сама не поняла, как так получилось, что она молниеносно схватила огромный камень и запустила его в сторону вампира. На ее удивление, он поймал его с небольшим запозданием. Джеймс решил понаблюдать за первой полноценной схваткой своей обожаемой жены. На лице Изабеллы возникла предвкушающая мстительная улыбка. Но их так не вовремя прервала выпорхнувшая Элис с задорной улыбкой на лице. Было ясно, что все они, кто находился внутри, слышали все до последнего слова.

– Белла, не слушай его, – прощебетала Элис. – Эммет всем так говорит. Ты не слышала его шуток про нас с Джаспером. Просто, Эдвард рассказывал, что у Розали с Эмметом было все так запущено, что они дней десять не могли подойти к ним ближе, чем на пять миль. Серьезно. И вот теперь он постоянно шутит над нами. Мы уже все привыкли.

Изабелла с сожалением прервала так и не начавшуюся схватку, но не отложила эту идею. Теперь она загорелась желание проверить насколько она сильна. Ведь Карлайл твердил, что новообращенные вампиры в первый год жизни превышают по силе, скорости и прочим параметрам, в том числе по жажде, более старых вампиров. Вообще, чем старше вампир, тем лучше он контролирует свои потребности. Тому было множество примеров.

Еще несколько раз Эммет встречал их неизбежными шуточками и смешками. И все эти несколько раз Изабелла сдерживалась. Возможно, он и сам желал проверить ее на прочность. Джеймса же это абсолютно не трогало. Он был равнодушен к подначиваниям подобного типа и даже с удовольствием сам наблюдал за исходом противостояния.

– Я все больше вам поражаюсь. Что вы там делали? Считали национальный долг? – раздались ехидные смешки здоровяка, на этот раз лежащего на плоской крыше.

– Эммет. Нет, – ее терпение подошло к концу. Изабелла с неизбежной точностью и грацией оказалась на крыше прямо перед вампиром. Он так и не подумал спуститься.

– Я вообще не уверен, что она новорожденная. Такая ручная. Джеймс, иногда я думаю она всегда была такой или ты ее приручил? – хохотнул он, уворачиваясь от ее броска и опускаясь на землю.

– Эммет, не нарывайся. Она пока еще самая сильная в доме, – а вот появились и свидетели. Джаспер не мог оставить без внимания определенно точно начавшуюся схватку. На этот раз Изабелла решила, что одолеет его раз и навсегда. Постепенно вышли все. Джеймс занял самое удобное для просмотра место.

Как и показала практика сквозь века, прямое сражение новорожденного и давно обращенного завершилась ничьей с небольшим перевесом в ее сторону. Хотя сама Изабелла еще ни разу не сражалась так профессионально. Карлайл пояснил – ее тело полно собственной человеческой крови. И если бы она перешла на животную кровь, то вскоре бы этот эффект пропал. Но она питалась как и все вампиры, а значит всегда будет чуточку более сильной.

– Так. Стоп. У меня есть идея, – воскликнула вдруг Элис, хлопнув в ладоши. – Армреслинг. Обожаю этот спорт.

Эммет хрустнул костяшками и вызывающе ей подмигнул. Он был настоящим профессионалом в этом деле. Еще никому не удавалось победить его. Изабелла не собиралась сдаваться. Она одолеет его и выбьет им право на уединение. Зрители собрались вокруг огромного булыжника притащенного самим же Эмметом откуда-то из леса. Ей понадобилось около минуты, чтобы стереть вызывающее выражение с его наглого лица и, как говориться, “уложить его на лопатки”. Условие было выдвинуто тут же. Эммет, цыкнув, все же согласился. Никаких шуточек про секс и их личную жизнь.

Через несколько дней, отметив два месяца жизни Карли Леа, которой сейчас физиологически было около трех лет, они решились – пора. Собрав все накопившиеся у них за несколько месяцев жизни вещи – в основном это был гардероб Карли, семейство Визердейл село в машину.

– Потерпи, моя крошка, – ворковала над Карли Изабелла, – скоро мы найдем тебе вкусного человека, и ты больше не будешь пить этих грязных животных.

Грязных животных? Обнаружилось все не сразу. Но, как водится, делать было нечего. Дело в том, что пока Джеймс и Изабелла были на охоте и не могли брать с собой крошку Карли, та вынуждена была оставаться с Калленами. Донорская кровь подошла к концу. Даже Карлайл был не всесилен вечно добывать ее из резервов больницы. Недолго поразмыслив, Карлайл нашел, казалось бы, идеальный выход. Он постепенно стал заменять кровь человека на кровь животного. Изабелла однажды попробовала ее ради интереса – ощущения были отвратные. Можно было пить лишь при самой сильной нужде. И как интересно Каллены такое терпят? Как однако сильна их сила воли.

Может быть Изабелла и Джеймс так никогда бы и не узнали об эксперименте Калленов, но Карли Леа была требовательной и упрямой малышкой. Она показала мамочке то, что она хочет. В ее возрасте, на тот момент двух лет, она не могла говорить или просто этого не хотела. Изабелла буквально ощутила огромное желание дочери попить вкусную кровь, которую она ела раньше, а не ту, что сейчас.

Конечно же, с этим вопросом они обратились к Калленами. Карлайл объяснил их проблему, сообщив, что в ближайшей местности больницы не располагают свободной донорской кровью. Девочка еще не могла самостоятельно охотиться, а кормить ее нужно было – человеческая твердая пища помогала утолить голод и нормально усваивалась организмом, но Карли встречала ее с тем же мученическим выражением, что появлялось у Изабеллы в свое время при виде цветной капусты и фасоли.

Каким-то образом Карлайл знал, как выцедить кровь животного, но не знал как проделать такое с человеком, к тому же людей в этих местах с наступлением зимы было не так чтобы уж много – выручал пока горнолыжный сезон. У них просто не было выбора, и, пообещав своей крошке, что как только они добудут любимую ею первую отрицательную, то непременно дадут попробовать ее своей крохе самой первой.

***

– Проказница, – улыбалась новоиспечённая мама, смотря картинки Карли Леа. – Может быть скажешь это вслух? Нет? Ты точно уверена?

Малышка покачала головой, смеясь и изворачиваясь на ее руках. Джеймс видя их копошения лишь посмеивался. Сейчас их дочери было всего четыре месяца, но на вид никто бы не дал ей меньше трех лет. Формой тела она больше не напоминала младенца, была гораздо тоньше и изящнее, с пропорциями, приближенными к взрослым. Белокурые локоны струились до талии. У Изабеллы рука не поднималась их остричь. Говорила Карли Леа свободно, грамматически правильно, выговаривая все звуки, хотя предпочитала «показывать», если ей что-то было надо. Она уже умела не просто ходить, но и бегать, и танцевать. И даже читать.

Когда их телефон разорвался от многочисленных звонков с поздравлениями от Калленов – все-таки малышке исполнилось шесть месяцев, и девочка хохотала слушая групповое и личное поздравление веселых дядь и теть, Изабелла думала, что пришла пора. Неофициальный срок, что дали им Вольтури подходил к концу. Нужно было как можно скорее избавиться еще от одного груза на сердце. Иначе их могут найти против их воли. И тогда неизвестно, что они могут сделать с ними и с Карли, если решат, что она бессмертный ребенок. Да, сейчас маленькая полувампирша была идеальной. Ее, кожа, волосы, глаза, походка, ее способности: она бегала столь же быстро, прыгала, ловила снежинки или падающие листья, – все это указывало на ее нечеловеческую природу. И Изабелла помнила, что Вольтури не слишком терпеливы и склонны докапываться правды, если подумают, что их обманули.

Возможно, после этого даже стоит навестить Викторию и наконец-то повидать таинственного Лорана.

Да, однажды у Эммета возник вопрос насчет остальной части клана Джеймса. Они не могли привыкнуть к тому, что эти кочевники, по большей части, путешествуют по отдельности и лишь в момент опасности, скуки или нужды объединяются.

– Эй, ребят, а где ваша сексуальная дамочка с коварным броском? Ай, Роуз, детка, это же я так. Я люблю только тебя, – начал оправдываться он, получив сильный тычок локтем куда-то под ребро.

Изабелла и не думала что-то скрывать от них. Тем более это даже не было тайной. Виктория вовсю наслаждалась своим Райли и их совместной жизнью. Она таки добилась своего. Несколько месяцев своеобразных ухаживаний и вот парень уже считался ее молодым человеком. Правда их выдержки хватило ненадолго. Виктория несколько раз пила прямо из него, но самоконтроля у нее было гораздо меньше, чем у Джеймса. Поэтому, устав от постоянных синяков и неудобных ощущений (все-таки здесь важен опыт), Райли решил, что желает стать вампиром. Виктория с радостью исполнила его заветное желание. Ей уже было не важно – пьет она кровь напрямую или нет. Гораздо больше ее интересовали их чувства и, что скрывать, интимная жизнь. Изабелла видела ее после того, как Райли Бирс полностью освоился в своей новой форме, и выражение ее лица говорило, что она не будет об этом сожалеть. Определенно.

Джеймс купил билеты в Италию. Холодная волна страха раз за разом накатывала на нее, пока она думала, чем может обернуться их путешествие. Иной раз малодушная мысль – укрыть существование Карли, возникала у нее, но Изабелла стоически ее откидывала. Они не смогут скрываться семь лет или около того, пока Карли полностью не вырастет. Гораздо проще и надежнее – убить двух зайцев или чего покрупнее одним выстрелом. Она предстанет перед правителями в своей новой форме и расскажет всю правду о Карли Леа. Науэль, живший так далеко и скорее всего даже не осведомленный о правящей верхушке вампирского мира, был не против если про него расскажут и если его слова послужат кому-то добром. Единственное условие поставленное полувампиром, касалось не вмешивания его сестер в это.

А вот сама девочка радостно носилась по их очередному дому, хохотала, болтала и явно жаждала такое путешествие. Ее привлекала возможность познакомиться с другими вампирами, кроме как мамы с папой. Несмотря на их частые переезды из города в город (и все благодаря Карли – она пока еще росла слишком быстро – если бы они задержались на одном месте больше недели, то люди вокруг заподозрили бы неладное), девочка продолжала грезить странами, о которых повествовали книги и родители. Она с удовольствием отбирала себе гардероб, отбраковывая некрасивые или маленькие вещи, и активно примеряла новые. Джеймс – этот любящий и гиперзаботливый вампир-отец, с удовольствием наблюдал, как его принцесса перенимает у матери ее любимое занятие “покупки в интернет-магазине” и не собирался ее останавливать, готовый в любой момент сыпать доллары под ее маленькие ножки. Сама Изабелла, едва у них выдавалась свободная минутка, продавала старые вещи Карли по всему миру. Но не потому что им не хватало средств, а просто от желания заняться чем-то и не везти за собой сотни чемоданов. Карли с подачи Элис и Розали понимала толк в моде и все ее вещи были качественными, красивыми и целыми – некоторые она даже не надевала.

Волна липкого и противного страха сидела где-то в желудке. Изабелла думала, что ей нужно было выпить больше, чем обычно, но было уже поздно. Шагая по коридорам замка Вольтури, она держала на руках Карли. Так ей было спокойнее. Джеймс незримой тенью охранял их обеих. Сейчас все отчетливее она осознавала, что Карли наполовину человек, что если не присматриваться к ней никто и не скажет, что она наполовину вампир. Она еще слишком мала для допустимого превращения в вампира возраста – шестнадцать лет. И прямо сейчас Вольтури могут разделиться на два лагеря – те, кто посчитает ее человеческим ребенком и те, кто решат, что они нарушили главнейший закон.

– Эй, зайка, не спи, мы почти пришли, – но ее дочь, кажется, это совсем не беспокоило. Она преспокойно сосала кровь из бутылочки – Джеймс овладел навыком, ранее доступным только Карлайлу, сладко причмокивая и вертя головой по сторонам. Ее приводило в восторг абсолютно все.

– Да, моя милая, тут чудесно, – пробормотал Джеймс за спиной, “услышав” ее вопрос от прикосновения к себе. Он по праву мог гордиться своей дочерью и не мог иначе. Сейчас в ее шесть месяцев ей можно было дать три с половиной года: для трех крупновата, а для четырех маловата. И она несомненно была умнее, чем иногда хотела казаться, подстраиваясь под редко встречаемых человеческих детей.

Белла покрепче сжала малышку, когда они подошли к месту, где восседала человеческая секретарша, пахнущая слишком сладко. Все та же. Даже странно. Она оглядела пришедших гостей и подорвалась сообщить своим нанимателям об их приходе. Хотя Изабелла была уверена – Вольтури знают о них, едва они вошли внутрь, а то и едва они въехали в священный город.

Так и было. Аро, Маркус и Кайус, как было более правильно, все также восседали на своих тронах, глядя на каждого вошедшего с долей презрения и высокомерия. Обычно те, кто входят в это зал, живыми не возвращались. Они были небольшим исключением. Вокруг тронов по краям зала, закутанные в черные плащи, стояли стражи. Изабелла отметила знакомую блондинку, причиняющую боль, и Феликса.

– Изабелла Визердейл, – воскликнул Аро с преувеличенной радостью, хлопнув в ладоши, – я рад тебя видеть у нас с ответным визитом.

– Вы не затягивали. Отрадно видеть, что вы чтите нашу любезность. Приветствуем тебя в наших рядах, – все также меланхолично протянул Маркус. И лишь сейчас взглянув на древнего вампира иными глазами, Изабелла поняла, что на его лице лежит древняя печаль. Что-то случилось в его жизни, отчего он стал таким.

– Бессмертие тебе идёт, – добавил Аро, прежде чем приступить к самому главному. Допросу. – А кто это у тебя на руках, Изабелла? Ты принесла нам десерт? Очень мило с твоей стороны.

Нет. Все похолодело у нее в груди. Она так и знала, что Карли примут за человека. Джеймс крепко сжал ее руку. Ее выдержка и необычайный самоконтроль иной раз не подчинялась ей и она могла сорваться. Спрашивали ее, а потому Джеймс решил не вмешиваться.

– Здравствуйте, Аро, Кай, Марк. Как видите, мы вас не обманывали, – начала она с приветствия. – Позвольте представить вам нашу дочь – Карли Леа Визердейл.

– Дочь? Ах, Белла, Белла. Как жаль. Ты такая молодая бессмертная, а уже нарушаешь законы. Нельзя воспитывать человеческих детей. И нельзя их обращать в столь малом возрасте, иначе вас ждёт уничтожение, – он усмехнулся, предвкушая их оправдания.

– Ни один закон не был нарушен, – твердый голос Джеймса раздался в тишине. Его взор был упрям и глядел прямо на правителей.

– Мы видим ребенка. Не надо считать нас глупцами, – отозвался Кай.

– Девочка не бессмертна, Аро, как вы могли бы подумать. И, одновременно с этим, не смертна в том самом смысле слова. Она особенная. Мы готовы это подтвердить. Вы можете сами в этом убедиться. На ее щеках румянец человеческой крови, однако она пьет кровь и если присмотреться, ее глаза напоминают наши, – Изабелла продолжила излагать свою мысль.

– Мы подождем, – улыбнулся одними губами Аро, сложив пальцы в замок, приостанавливая своего брата. Весь его вид изображал благодушие. Правитель был вдохновлен очередной загадкой, привнесенной в их скучную и долгую жизнь молоденькой девушкой Изабеллой.

– Это подделка, – не успокаивался жестокий блондин. Его раздражала ложь и тщетные попытки оправдаться. Он знал, что такого не может быть, а потому не считал нужным слушать эту глупость.

Аро махнул в его сторону рукой, успокаивая. Он был куда гуманнее. Или так могло показаться на первый взгляд.

– Я соберу правду по последней крупицы. Но получу ее от главного персонажа этой истории. Джеймс, поскольку ребенок цепляется за твою новообращенную супругу, я полагаю ты в этом замешан.

Джеймс внимательно посмотрел на Изабеллу и Карли и сделал первый шаг к их трону. Аро сжал его руку, внимательно смотря в его глаза. Он прочитал все, что было ему доступно. Все, чтобы понять…

– Я хочу с ней познакомиться, – ошарашенно добавил Аро, переводя взгляд на стоявших в одиночестве Изабеллу с дочерью на руках. Та все также молчала, но Изабелла слышала мысли и чувства, транслируемые Карли. Та была спокойна и чуть взбудоражена таким важным событием в своей жизни.

– Конечно, Аро, – кивнула она и поспешила подойти ближе, останавливаясь рядом с Джеймсом. – Милая, подойди к Аро, – Изабелла опустила дочь на пол. Та уверенными, но маленькими шажками направилась к правителям, без страха глядя прямо на них. В руках она сжимала наполовину опустошенную бутылочку с кровью.

– Братья, я и в самом деле слышу, как бьётся ее сердце. Но вы только посмотрите на ее глаза… – пораженно молвил правитель, рассматривая их. Глаза Карли и впрямь все больше и больше приобретали цвет глаз отца. В тени или, возможно, для человеческого глаза цвет ее радужки был необычного карего цвета. Но вот при ярком свете и тем более вампирским зрением этот восхитительный оттенок алого был отчетливо заметен. Изабелла придерживалась мнения, что когда Карли начнет самостоятельно охотиться, то они и вовсе превратятся в алые.

– Здравствуйте, Аро, – улыбнулась она, без страха смотря на правителя.

– Здравствуй, милая. Позволь мне, – он протянул руку, желая прочесть малышку, но Карли решила все по-другому. Вместо этого она протянула свою маленькую ручку приложила свою ладошку к его щеке. Тот замер просматривая ее воспоминания.

Через минуту Аро отпрянул. Изабелла крепко сжимала ладонь Джеймса. Сейчас решалась их судьба.

– Магнифико. Наполовину смертная, наполовину бессмертная. Зачатая и выношенная этой новообращённой, пока та ещё была человеком.

– Невероятно, – неверяще выдохнул Кай. Вампир ожидал, что, прибыв с таким грузом, эти двое вампиров, что уже однажды нарушили закон, сделают тоже самое, и они наконец-то избавятся от проблемы. Но судьба любит смеяться над ним.

– Ты считаешь, они лгут, брат? – Аро смерил Кая пронзительным взглядом.

– Аро, Карли Леа вам не враг. Ее существование не угрожает нам. Она одна из нас. Поверьте, мы знаем, что говорим.

– Изабелла, Джеймс, вы не беспокоитесь, что ваша дочь умрет так скоро? Сколько ей? – нарушил тишину Маркус.

– Недавно Карли исполнилось шесть месяцев. Она быстро растет, но скоро это прекратится.

Изабелла наткнулась на вынудивший ее продолжать взгляд Аро и перевела взор на Джеймса. Тот с готовностью продолжил пояснение. Все же он обладал большим красноречием. Джеймс вкратце рассказал про их южно американское путешествие и встречу с двумя индейцами племени тикуна.

– На данный момент Науэлю около ста пятидесяти лет, но его физический возраст замер в пределах двадцати лет. Он полностью достиг своего развития к семи человеческим годам, а после перестал стареть, – внесла свою лепту Изабелла, крепче прижимая к себе дочь.

– Как интересно. И чем же питается этот Науэль? – допытывался Аро, невольно проникшись интересом. Он чем-то напоминал ей Карлайла, с одним лишь исключением – более жесток и любит распоряжаться человеческими судьбами.

– Кровью, но может и человеческой едой. На самом деле, кровь предпочтительнее. Карли первый месяц была невероятно капризной особой, требуя себе любимую пищу. Причем только первую отрицательную, – Изабелла не могла не улыбнуться, слушая повествование Джеймса. Она погладила Карли по ее светлым волосам.

– Джеймсу пришлось потрудиться, добывая нужное дочурке.

Они сознательно не упомянули Калленов, хотя, скорее всего, их вклад было уже не скрыть. Аро прочел его из мыслей Джеймса. Но ни слова об их помощи правитель так и не произнес. Сейчас это было неважно.

Изабелла вновь передала бутылочку с жидкостью Карли, и та вцепилась в соску своими маленькими клычками. Те появлялись у нее по желанию и не всегда их можно было разглядеть.

– Эти дети так похожи на нас, – изумлённо молвил Маркус, с каким-то трепетом наблюдая за открывшейся картиной.

– Она ядовита? – Кай смерил их требовательным и немного грозным взглядом. Его интересовала ее способность обращать людей.

– Нет. У Карли нет такой способности. Как и у сестер Науэля, – добавила Изабелла.

– Есть ещё другие?

– Он говорил, что да. Три его сестры. Всем примерно столько же лет, как и ему.

– Мы ждём продолжения, Изабелла, – потребовал блондин и на этот раз его брат не прервал его.

– Его отец вампир Жуан вскоре отыскал его и захотел, чтобы он присоединился к его семье, – продолжил рассказ Джеймс. Он знал, как сообщить так, чтобы те самые сестры Науэля были вне интересов Вольтури. Он не терпел своего жестокого отца, погубившего столько невинных девушек в ходе своих экспериментов, и поэтому был не против если его остановят. – Науэль отказал. Так он узнал, что у него есть сестры и они не могу обращать людей. Как поведал нам полувампир, Жуан пытался создать новую расу бессмертных сверхлюдей.

Аро, впрочем, как и Марк с Каем хмурились, переводя взгляд с Беллы на Джеймса и Карли. Наконец они решили.

– Вы правы. Здесь нет никакой опасности, – улыбнулся Маркус сверкающей любопытными глазками девочке. Сейчас ее заинтересовал вампир стоящий у самого входа, а, возможно, то было его украшение.

– Разберемся здесь, а позже и до южан доберёмся, – выразительно глядя на Аро, добавил Кай.

– Братья мои, судя по всему, девочка не представляет для нас угрозы. Особенно рядом с такими родителями как Джеймс и Изабелла. Эти полувампиры мало чем отличаются от нас. А с этим Жуаном нужно побеседовать, – согласился Аро.

Изабелла поняла, что они выдержали этот день. И снова оказались победителями. Судьба им благоволит. Сейчас они были живы и свободны, а Вольтури спокойны и увлечены новым разбирательством. Изабелла ни капли не жалела, что сдала Жуана. Науэль очень грубо отзывался о нем и не стал бы жалеть о его смерти. Сестры – да. Но девушка была уверена, что таких уникальных детей Вольтури никогда не уничтожат – уж скорее пригласят к себе.

– Вы можете быть свободны, – кивнул Аро с торжественным тоном, – если, конечно, милая Изабелла не примет наше приглашение войти в свиту Вольтури…

– Милая, нет. Нам пора, – Белла невольно нарушила ход его речи. Карли капризничала и не желала уходить их этого полного чудес места. А еще она хотела спать. Перелет и смена часового пояса плохо сказался на ее организме. Пока она еще нуждалась в каждодневном отдыхе.

– Что такое? – изумился вампир, подходя к девочке и беря ее руку. – Ну, конечно же, ты можешь остаться погостить, дитя. Мы тебя не гоним, – рассмеялся он и кивнул куда-то в сторону. – Хайди, проводи наших гостей в их комнаты.

Вошедшая вампирша поражала своей красотой, сравнимая лишь с красотой Розали. У нее были длинные волосы цвета красного дерева, красивая фигура, длинные ноги и шелковистый голос. Ее глаза отливали сиреневым оттенком – Изабелла поняла, что она носит синие линзы. Одета Хайди была вызывающе – короткая юбка и ярко алая блузка. Но позже причина подобного была раскрыта. Хайди приводит в клан людей. И, конечно же, не на экскурсию.

***

– Благодарю, Аро, но нам действительно пора, – тепло улыбнулась вампиру Изабелла. Страх, испытываемый рядом с ними, практически исчез. Карли махала рукой всем своим новым знакомым, сидя на руках Джеймса.

Подумать только, они провели в Вольтерре три дня. И за эти три дня Карли нашла себе поклонников. Особенно к ней привязались Хайди и Челси, твердя, что она чудо, настоящая красавица и приглашали к себе, как только она вырастет. А вот реакция Джейн их изрядно повеселила.

– Что это она? Эй, ты, отпусти меня. Ты, маленькая букашка, – бурчала светловолосая вампирша, когда Карли обняла ее за ноги. Ей поступил приказ не обижать девочку, поэтому создать иллюзию боли на ребенке было нельзя. Нет, Джейн решила, что она определенно не любит детей.

А вот силач Феликс определенно пришелся по душе маленькой похитительнице сердец. Однажды Изабелла услышала его вопрос. “Будешь моей невестой?” Карли Леа принялась выспрашивать его кто такие невесты, что они делают и как ей можно стать. В ходе этого допроса, хитрая полувампирша обрела подарок – кулон Вольтури в виде буквы “V” и пообещала, что когда-нибудь обязательно приедет в гости.

– Благодарю, Аро, но я желаю остаться со своей семьёй, – еще раз ответила Изабелла на его предложение присоединиться к ним, поскольку ее талант сыграл бы им неплохую службу.

Тот не стал настаивать. Он был уверен, что с этими вампирами они еще встретятся.

Комментарий к Глава 26.

========== Глава 27. ==========

Гаррет сидел на крыше здания, рассматривая вечно спешащих и занятых людей. На его губах играла умиротворенная улыбка. Жажда в данный момент была утолена каким-то пьяным бродягой. Неожиданно его внимание привлекла женская фигура вдали. То, как плавно она двигалась, как уверенно себя вела, натолкнуло Гаррета на мысль, что она вампирша. Мужчина поспешил за ней, желая разгадать эту тайну. Прав он или нет? Как одинокий кочевник он нередко встречал других вампиров, но девушки не входили в эту категорию. Все они, если таковы и встречались, состояли в своих кланах анклавах или были заняты. А меж тем ему хотелось ощутить то забытое ещё человеком чувство, когда твоё сердце принадлежит другой.

Неожиданно его незнакомка изменилась. Гаррет с удивлением наблюдал, как их той ночной хищницы, что была эта темноволосая красавица ранее, она превращается в “жертву” – доступную и лёгкую добычу для смертных мужчин. Гаррет усмехнулся. Она определенно была его вида. И она была на охоте. Он решил посмотреть издали и полюбоваться тем, как вампирша будет действовать. Та уже поймала кого-то на крючок. Устрашающего вида крупный мужчина следовал за ней по пятам. Гаррет знал, о чем тот думает. Такие всегда надеются на лёгкую добычу, ведутся на доступность, одиночество и легкость. Он отчётливо разглядел пистолет в его кобуре – если бы вампирша была человеком, то, вероятнее всего, она бы не выжила после такой встречи.

Темноволосая незнакомка в открытой одежде, тем не менее, продолжала свой путь, пока они не достигли малоосвещенного тупика. Гаррет жаждал шоу. Тень ночи и высота здания создавали ему неплохое прикрытие.

– Что вы делаете? – даже ее голос был как у настоящего человека – такой же испуганный и дрожащий. Может быть она сама совсем недавно была человеком, раз не забыла все их повадки. – Что вы от меня хотите? Мой отец..

– Заткнись, сучка, – оборвал он ее. – Сама согласилась. Никакого отца у тебя нет, маленькая шлюшка. Делай, что велено, иначе прострелю насквозь.

Гаррет ждал развития событий. Почему она ничего не делает? Кого ждёт? Впрочем, ответ пришел тут же. Как глуп он был, раз упустил это из виду. Ну, конечно, вампирши не путешествуют в одиночку. Очень редко. У нее был напарник и, вероятнее всего, муж.

– Кажется, я вижу нечто интересное, – новый мужской голос вступил в игру. Самого вампира не было видно зрителям – он скрывался в темноте, лишь его силуэт в тени и твердый устрашающий голос, был доступен действующим лицам. – И мне это не нравится. Отпусти девушку.

Гаррет был уверен, что этот-то точно являлся вампиром. Он даже не пытался скрыть этого факта. Гаррет сидел практически напротив него и видел его алые глаза.

Тот, кто заставлял вампиршу вытащил свою пушку и представил к ее груди, угрожающе предупредив.

– Двинешься с места, пристрелю эту красотку.

Светловолосый вампир усмехнулся и сделал шаг вперёд. Слишком медленный для вампира и даже, пожалуй, для человека. Он играл. Гаррету нравилось такое.

– Предупреждаю в последний раз, я пристрелю ее, а потом тебя, – Гаррет был уверен, что этот делал ещё и не такое. Его сердце не издало ни малейшего дополнительного удара – он был спокоен и не блефовал.

– Изабелла, ты в порядке? – тем временем продолжил вампир, не обращая внимания на человека, совсем скоро станущим его обедом.

– Джеймс? Кажется, да, – в ее голосе больше не звучало той паники и страха. Она смеялась.

– Кто вы черт возьми? – взревел мужчина и в тишине отчётливо прозвучал щелчок предохранителя. Тот был настроен серьезно. – Я выстрелю. Ещё шаг и я размозжу ее по этой стене. Она должна мне кое-что.

– Изабелла, я думаю он твой. Слышала? Ты должна ему кое-что, – отчетливо усмехнулся Джеймс. – А я пожалуй посмотрю на это. Обожаю тебя.

– И я тебя, любимый. Смотри сколько хочешь.

– Конченные вуайеристы. Пошло все на х… – кажется, то состояние, что нагнетали эти охотники, настроило жертву на нужный лад. Тот разозлился, был в недоумении, но явно желал закончить этот цирк. Он развернул девушку к стене и спустил курок. Раздался громкий выстрел, впрочем, заглушенный шумом огромного города. Однако, каково же было удивление смертного человека, когда тот обнаружил, что его жертва не только не мертва, но еще и невредима. Пули не могут пробить кожу вампира. На ее прекрасном лице сияла улыбка, в одно мгновение обернувшаяся звериным оскалом. Алые глаза блеснули даже в темноте. Гаррет обожал так пугать своих жертв.

Она расхохоталась грудным смехом и ее тонкие руки легли на плечи “обеду”.

– Милый, ты меня разозлил, – ее сладкий голос не сочетался с выражением ее лица. – Я ненавижу, когда в меня стреляют. Знаешь ли, это довольно неприятно. Ты портишь мою одежду. Знаешь сколько она стоит? – Изабелла начала болтать с испуганным человеком как давняя подружка. Тот дергал головой не в силах пошевелиться – крепкая хватка вампирши не давала ему и шанса уйти. – И сейчас ты будешь наказан.

Она протянула вторую руку к зажатому холодными пальцами оружию и одним нажатием превратила его в мятый комок железа. Тот с глухим стуком упал на землю.

– Кто…

– Кто я? О, милый, тебе совсем не обязательно этого знать. Эта информация тебе не пригодиться. Совсем.

Гаррет видел, как она улыбалась и будь он на месте смертного, обязательно бы испугался. Вампирши обладают непревзойденной красотой и коварством.

Одним движением она откинула его слишком далеко к стене. Тот сполз на землю, пытаясь приподняться. Да он живуч! Однако, неплохо. Она, впрочем, оказалась рядом слишком быстро. И его уже ничего не могло спасти. Вампирша опустилась перед ним на корточки. Ее пальчики прошлись по его ноге. Резкий удар и Гаррет расслышал хруст и вопль боли.

– Джеймс, не хочешь присоединиться? – спросила она у своего напарника. Засмотревшись на нее, Гаррет и забыл, что совсем рядом находится еще один вампир.

– Наслаждайся, Белоснежка. Я найду себе другого, – раздалось из темноты. Светловолосый Джеймс больше не появился.

Она пожала плечами и придвинулась к онемевшему от страха, скулящему от боли, но все еще живому человеку совсем близко. Он ничего не говорил. Вся его бравада закончилась тогда, когда этот смертоносный ангел одной рукой испортила его оружие. Возмездие пришло.

– Тебе никогда не говорили, что твои игры плохо кончатся? Знаешь, можешь считать меня ангелом возмездия. Сейчас ты перестанет страдать, и… покормишь меня.

Вампирша шептала эти роковые слова прямо ему в губы и проведя пальчиком с идеальным маникюром по его шее, в ту же секунду впилась в нее с особой жестокостью, не заботясь о том, что чувствует этот человек. Гаррет поморщился. Даже он представлял, что должен испытывать этот человек. Его крики затихали с каждым новым глотком опасной Изабеллы.

Гаррет усмехнулся. Больше ему нечего тут наблюдать. Жаль только, что у нее есть компания. Он бы непременно познакомился с ней. Изабелла – замечательное имя.

***

Он перестал дёргаться. Изабелла последний раз втянула в себя кровь и откинула его дальше. Джеймс уже был рядом. Он находил себе пищу гораздо быстрее. Он протянул ей руку и Изабелла взяла ее. У нее во рту все еще ощущался чудесный вкус этой живительной крови. Она прижалась к Джеймсу губами, передавая кровь и ему. Кровавый поцелуй всегда сводил ее с ума.

– Хочу тебя… сейчас, – простонал она, оторвавшись от своего вампира. Ее не смущало, что рядом с ними лежит труп.

– Желание дамы, закон, – ответил Джеймс, вновь приникая к ней губами…

Изабелла поправила на себе короткую юбку. Да, Джеймс всегда был на высоте. С каждым днем она любила его ещё больше.

– Ты знаешь, что тут был ещё один вампир? – спросила она у него, когда они покидали тот переулок. Лежащий там любитель “сучек”, теперь наслаждался вечной тьмой с простреленным горлом. Инсценировка – что тут сказать.

– Естественно, знаю. Но он ушел ещё до того, как ты закончила пить. Ему было интересно посмотреть на тебя и твою игру. Ах, это любопытство, – притворно зевнул Джеймс.

Изабеллу, впрочем, не волновал он. Они уже несколько раз встречались с такими же кочевниками как они. Без этого было никак. Вампиры обитали по всему миру.

Наконец они достигли своего очередного пентхауса. Изабелла тут же прошла в комнату Карли. Только-только затевался рассвет, но ее дочь уже не спала. Белла обнаружила ее на высоком шкафу с книгой в руках. Она напевала затейливую песенку.

This is how it starts

Little bit of wine

Fire in my heart

Gonna make you mine

Give me something real

Something more than love

Something I can feel

I want to suck your blood

Vampire

– Какая чудесная песня, дорогая, – похвалила ее Изабелла, с улыбкой глядя на белокурую копию ее и Джеймса. Голос дочери был не в пример лучше ее прошлого. Сейчас об этом уже не скажешь. – Не хочешь спуститься к нам?

Девочка оказалась рядом мгновенно, отложив все дела и сияя белозубой улыбкой на устах.

– С днём рождения, малышка, – тепло улыбнулась ей Изабелла. Сегодня их Карли Леа исполнился год. Правда для всех остальных она выглядела как семилетний ребенок. Самый лучший ребенок несравнимый ни по красоте, ни по уму, ни по талантам.

Месяц назад Джеймс как-то обмолвился, что совсем скоро Карли Леа будет в состоянии пойти на свою собственную первую охоту. Теперь малышка не жаждала ничего кроме этого также сильно. Сама же Изабелла нервничала. Она желала, чтобы ее дочурке понравилась охота так же как им. Все же существовала вероятность, что Каллены хоть немного, но повлияли на ее восприятие. Впрочем, если судить по тому, что Карли продолжала пить приносимую ей кровь с удовольствием, зная откуда ее берут и не испытывая никаких мук совести по этому поводу, то такая вероятность была ничтожна мала.

– Да-да, будет тебе подарок, – рассмеялся Джеймс, видя ее вопрос.

– Милая, помнишь, что мы тебе обещали? – начала Изабелла издалека, желая, чтобы Карли сама догадалась о подарке.

Карли, взяв за руки обоих родителей стала беззастенчиво показывать, перечисляя всевозможные вещи, начиная от щеночка и заканчивая своей собственной машиной.

– Хитрюга, – рассмеялась Изабелла, потрепав ее по светлым локонам. – Сейчас тебя ждёт другой сюрприз.

Девочка тут же оказалась на шее у Джеймса, крепко его обнимая.

– Правда? Сюрприз? Что за сюрприз? Мы едем к Роуз?

Карли Леа обожала Роуз и Элис и с нетерпением ждала каждой поездки. Пока количество этих поездок равнялось двум, но Карли, как и их “тети” останавливаться на достигнутом не собирались. В основном те сеансы связи между ними устанавливались во время многочисленных переездов. Так, Визердейлы были в курсе где сейчас Каллены – им уже было пора выбирать новое место жительства, а те были в курсе куда их любимая полувампирша подевалась вновь. Совсем скоро, решила Изабелла, как только Карли Леа овладеет нужными ей навыками, они отпустят дочь погостить у Калленов недельку. Им с Джеймсом иногда не хватало времени, чтобы побыть наедине так долго, как они желают.

– Нет, милая. Сюрприз другой. Ты стала совсем большой девочкой. Может быть, теперь ты догадалась что это значит?

Карли принялась вышагивать по комнате, перечисляя все возможные варианты. Ее взросление могло означать что угодно. От поступления в человеческую школу, что собственно было нереально, до…

– Это правда? Я могу пойти с вами? Это ведь тот самый сюрприз?

Она догадалась. Какая умница.

– Конечно, Карли, – похвалили Джеймс ее сообразительность. – Мы обещали тебе, что сегодня ты сможешь показать все свои умения, детка.

В одно мгновение Карли была рядом и в то же самое исчезла. Вернулась она скоро. На ее каре-алых глазах блестели крупные слезы. Губы дрожали. Растрепанные волосы дополняли картину испуга и тревоги, изображенному на ее совершенном лице. Она готова была расплакаться в ту же секунду.

– Ну, как вам? – еще мгновение и перед ними вновь находится веселая полная жизни и энергии девочка. – Я хороша?

– Ты лучше всех Карли, – похвалила ее Изабелла. Так вот для чего ей книги по актерскому мастерству и психологии. Она училась. Как и у всякого ребенка в ней сильна была тяга к знаниям, но вот дело в том, что эти знания были на порядок выше, чем у годовалых и уж тем более семилетних детей.

Карли готовилась к этому долго. С тех пор как она осознала, что сон ей нужен все меньше и меньше, что есть она способна лишь раз в сутки и то свою стандартную норму, приносимую родителями, она с нетерпением ожидала их положительного ответа. Девочка знала куда уходят папа и мама по ночам. Как там не знать этого, если от нее ничего не скрывают, если тети с удовольствием шепчутся об этом и дяди шутят?! Это было совершенно естественно для Карли. Поэтому она решила стать очень хорошей в этом, а для этого нужно было учиться. Карли и училась. Если она все сделает идеально, то родители отвезут ее на целую неделю прямиком в Лос Анджелес. Она хотела походить по этому городу с Элис и Роуз. И вот теперь ей нужно было лишь одобрение иногда слишком опекающих ее родителей.

– Когда мы идём? Сейчас? Сейчас? – она волчком закрутилась вокруг родителей.

– Карли, имей терпение, – осадила ее Изабелла. – Мы пойдем вечером. Так тебе будет легче сделать все. И легче найти жертву.

“И легче избавиться от нее твоим маме и папе” – прочла она в ее словах. Да, это на самом деле имело смысл. Но как же долго тянется день, когда чего-то ждешь больше всего на свете.

Остаток дня непоседливая Карли выбирала себе одежду. Казалось бы, долго ли нужно это ребенку? Но Карли была исключением из любых правил. Она обожала свою одежду, свой вкус и привитый Элис и Роуз стиль. Девочка могла часами перебирать многочисленную одежду и все равно находить в ней какой-нибудь изъян. Наконец, нужное платье было выбрано, а в белокурые косички вплетены голубые ленты.

Чем ближе двигался день к своему закату, тем меньше тревоги отражалось на лице Изабеллы. Она верила в свою дочь и ее способности. Вампирша была уверена, что Карли Леа покажет все, на что она способна и что усвоила за время своих уроков. А если что-то пойдет не так… ну что же, она и Джеймс будут рядом.

Джеймс лишь с улыбкой смотрел как его дочь носится по квартире из одного угла в другой и каждый раз в новой одежде. Слишком уж Элис ее разбаловала, что той все не нравилось. Сама Изабелла была в некотором ступоре, когда Джеймс с несвойственной ему лёгкостью согласился, чтобы Карли гостила с Калленами. Лишь в следующую поездку к ним Белла поняла причины такого поступка. Только вот откуда Джеймс все узнавал раньше, чем она? Эдварда Каллена – причины их главного конфликта не было дома. Как заявили члены его семьи – он пожелал пожить отдельно от Калленов и “подумать над своей жизнью”. Всем было ясно, что Эдварду это и впрямь требовалось. Он не мог смириться со своими внутренними демонами и только время и одиночество позволит этому вегетарианцу познать мир с самим собой.

Они оказались на другом конце города, где начинался не самый благонадежный район, едва солнце село за горизонт. Свет неоновых вывесок и огни дорог здесь были не видны. Все, кто оказывались в этом районе были либо преступниками, либо их жертвами. Поцеловав Карли, Изабелла прыгнула на крышу старого заброшенного дома. Джеймс оказался рядом, приобнимая ее за плечи. Он приготовился наслаждаться зрелищем. Вампир был уверен, что его дочь будет идеальной охотницей и именно сейчас раскроет весь свой потенциал. Сама же Карли Леа практически умоляла родителей не вмешиваться и позволить ей сделать все самой, даже если им покажется, что что-то пошло не так. Кажется, у юной полувампирши был свой собственный план.

Светло голубое платье с рюшами, в тон ему балетки, кудряшки, ленточки и маленькая сумочка делали из Карли настоящую конфетку. Изабелла не могла наглядеться на то, как прелестна, умна и хитра была их дочь. Не прошло и получаса, а она, кажется, уже нашла свою первую идеальную жертву.

Карли прислонилась к стене и плакала. Слезы, текшие из ее глаз, были совсем как настоящие. И только лишь они знали, как умело Карли может демонстрировать подобные чувства. Она закрыла глаза ладошками, размазывая солёную жидкость по лицу.

– Малышка, ты потерялась? – каркающий прокуренный голос вскоре отыскал источник звука. Уже издали о нем нельзя было сказать ничего хорошего. Его маленькие и блеклые глаза судорожно метались по темным улицам, подмечая каждую деталь. Но все было чисто.

– Да-да, – она начала всхлипывать, рассказывая почему оказалась именно тут. – Я шла по улице с фонарями. Мама отошла. Я оглянулась. А там шарики. Я пошла к ним. А потом я испугалась и шла дальше и дальше. А мамы все не было. Я б-боюсь.

Столь бессвязный, но характерный для семилетних детей рассказ в момент тревоги убедил чернокожего мужчину, что теперь он тут властен.

Изабелла ухмылялась, глядя на актерские таланты дочери. И в кого она интересно такая? Часть ее материнского сердца переживало за дочь, а вторая часть знала, что Карли способна без всякого труда убить этого человека. Джеймс же просто любовался своим продолжением легкими касаниями, поглаживая обнаженное плечо своей жены. Кажется, его даже заводила такая прелюдия.

– Работаете ночными рыцарями или перешли на детей? – хмыкнул незнакомый мужской голос из темноты. Изабелла отпрянула от супруга и оглянулась. Перед ними предстал темноволосый вампир. Ярко-алые глаза выдавали в нем одного из своих. Кочевник. Одинок. Но его предположение о том, что Изабелла покусилась бы на жизнь ребенка, привели ее в ярость.

– Да как ты смеешь, ты… – она обнажила клыки в предупредительном оскале, намереваясь напасть, но твердая рука Джеймса ее остановила. Его заинтересовал этот вампир.

– Я Гаррет. А вы, я так понимаю, Изабелла и Джеймс. Я видел вас предыдущей ночью. Отличная игра, – он усмехнулся, добродушно поднимая руки вверх. А вот и причина. Скука и интерес.

– Правильно понимаешь, Гаррет, – сухо добавил Джеймс. – Это моя жена Изабелла. А насчёт этого, – он неопределенно махнул рукой в сторону, где Карли все ещё изображала потерявшуюся девочку, – смотри сам…

– Пойдем, я отведу тебя к твоей маме, малютка, – уловила Изабелла мужской голос и тут же переключилась на свою дочь, оставив Гаррета на Джеймса.

Смертный протянул ей руку.

– У меня болит нога, – пожаловалась Карли, вновь начиная плакать и показывая на абсолютно здоровую конечность.

– Ну, ничего. Я тебя понесу. Хватайся за меня, – Изабелла хотела сама раскроить его череп только за то, какие мысли водятся в его голове о ее дочери. Но Карли уже протянула руки. Белла решила запретить ей играть в такие игры. Пускай лучше нападает просто так.

– А теперь внимание, – усмехнулся Джеймс, давая понять их новому знакомому Гаррету, что представление ниже началось.

Едва Карли Леа оказалась на руках мужчины, как тут же преобразилась. Она с силой обхватила его туловище ногами и вцепилась в его шею. Тот заорал, пытаясь отодрать от себя ребенка. Но Карли была сильнее и настойчивее. Никакие его тщетные попытки не смогли бы остановить ее. С каждым глотком Карли становилась все более жадной и беспощадной. Горячая кровь прямо из источника наполняла ее тело силой. Она расцветала, губя этого погрязшего во грехах мужчину. Наслаждаясь столь божественным для нее нектаром, она уже не обращала внимание на то, что тело вместе с ней упало на землю. Карли продолжала наслаждаться до тех пор пока не осушила его полностью.

– Мамочка, я все, – она безошибочно обратилась к ней, поднимая свою голову. Светлые кудряшки так трогательно обрамляли ее голову, а на лице не было видно ни капли. Она оказалась старательной ученицей.

– Ты моя крошка, – Изабелла моментально оказалась около нее, напоследок переломав уже давно не дышащему ублюдку ноги. Будет знать как думать так о Карли.

– И даже не проронила ни крошки. Какая умница, – похвалил появившийся тут же Джеймс. Он обнял дочь.

– Кто она? – Гаррет прервал их семейное воссоединение. Привлекательный, скучающий и заинтересованный вампир был ошарашен увиденной картиной. Он ведь был почти уверен, что слышал два бьющихся сердца там внизу. Так почему же увидел совсем другое? Неужели они осмелились…

– Это наша дочь. Карли, познакомься это Гаррет. Американский вампир до кончиков клыков.

– Здравствуйте, Гаррет, – протянула она со свойственной ей мелодичностью. Весь ее облик был столь прекрасен, что навевал на определенные мысли.

– Вы в курсе, что нарушили закон? Вы создали бессмертное дитя. За это вас покарают Вольтури.

Гаррет хоть и жил в Соединенных Штатах и никогда не бывал на континенте, был наслышан о правящем клане вампирского мира. И его устрашал сам факт того, что он мог стать невольным соучастником, который скрыл преступление. Казни Вольтури славились своей жестокостью и беспощадностью ко всем, кто преступал законы.

Название Вольтури было хорошо знакомо девочке. О них столько раз говорили мама и папа, когда она была совсем малышкой. А потом маленькая полувампирша помнила свое недолгое путешествие в Италию и красивую леди Хайди, которая не хотела, чтобы Карли уезжала. И даже веселого Аро, которого почему-то опасались и мама, и папа. Она точно знала, что они хорошие. Они подарили ей украшение и приглашали в гости, когда Карли окончательно вырастет.

– Аро сказал, что я хорошая, – протянула Карли, надув губки и не слишком выходя из своего образа куклы.

– Карли наполовину человек наполовину вампир. Я родила ее, когда была человеком. Вольтури знают о ней. Никто не причинит ей вреда, – огрызнулась Изабелла. Ей осточертело каждый раз, когда они встречали вампиров говорить одно и то же.

– Невероятно. Разве такое возможно? – Гаррет был явно в шоке. В его голове не укладывался тот факт, что существует кто-то еще так похожий и не похожий на вампира и при этом Вольтури не сделали ему ничего плохого.

– Карли, покажи ему, – подтолкнул ее Джеймс вперёд. Лучше раз и навсегда окончить этот спор. На самом же деле, Джеймс любил шокировать окружающих и заставлял в некотором роде восхищаться его слишком талантливой и необычной дочерью. На его лице мелькнула усмешка, когда он видел выражение лица Гаррета от картин Карли.

– Это восхитительно. Никогда не видел такого идеального ребенка, – улыбнулся Гаррет, приседая на корточки, чтобы находиться лицом к лицу к маленькой девочке. Кажется, Карли завела себе еще одного поклонника.

***

– Ты уже уходишь, Гаррет? – недовольно протянула Карли. Ей нравилось играть с красивым вампиром. Он рассказывал ей сказки об Америке начала прошлого века и о войнах, которые тут происходили. Он развлекал ее пока мама с папой отсутствовали. Было весело.

– Мне пора, малышка. Наши дороги рано или поздно разошлись бы. Возможно, совсем скоро мы еще увидимся.

Карли умоляюще взглянула на родителей. Она не хотела расставаться с Гарретом. Тот тоже предпочел бы еще немного провести время с этим милым ребенком, но нарушать спокойствие чужого клана-семьи было не в его правилах.

– Кхм, Гаррет, – Изабелла сдалась быстрее чем следовало, – не будешь ли ты против посетить с нами Аляску? Мы давно хотели перебраться куда-то по севернее.

– Аляска? – медленно переспросил вампир, задумываясь над необычным приглашением отправиться куда-то вместе. – Я слышал там есть замечательный заповедник. Почту за честь.

– И не только, – едва заметно усмехнулся Джеймс. Он помнил, что именно в том ледяном краю Лоран нашел себе пару. Ирина Денали была красивой вампиршей, пусть и вегетарианкой. Но помимо нее в клане Денали, в непосредственной близости от которого они будут проживать, есть еще две свободные вампирши. И Гаррету будет лучше найти там себе кого-нибудь, пока терпению Джеймса не пришел конец. Ему еще повезло, что он не бросал жадные взгляды на его жену. Изабелла принадлежит лишь ему. Ему и их дочери.

Комментарий к Глава 27.

vampire - lazy boy empire

Так всё начинается

Немного вина

Огонь в моем сердце

Сделает тебя моей

Дай мне что-то реальное

Нечто большее чем любовь

Нечто, что я могу почувствовать

Я хочу твою кровь

Вампир

========== Глава 28. ==========

Изабелла была в чем-то виновата перед своими родителями, но она не могла поступить иначе. По прошествии почти двух десятков лет, она виделась с ними очень редко. А как иначе? Если ты выбираешь вечную жизнь и молодость, то стоит быть готовой к тому, что прошлую стоит забыть, оставить навсегда позади себя. Люди не должны знать всей правды. Они постепенно избавляются от эмоций, некогда окружавших их бренные тела. Семья и друзья. Все они становятся призраками, о которых можно лишь грезить. И забыть. Время стирает каждое лицо, каждое имя. Вампиры одиноки. И в этом некого винить.

Изабелла не смогла бы появиться перед Рене или Чарли спустя какое-то время будучи все такой же двадцатитрехлетней да к тому же с ребенком. С внучкой. Которая буквально по прошествии нескольких лет со свадьбы родителей выросла на добрый десяток лет? Пришлось бы выдумывать новую ложь, что-то вроде того, что Карли приемная, а Изабелла этого не желала. Поэтому она поступила проще – “уехала” из Америки.

Для Рене и Чарли, к которым она все еще хранила былые теплые чувства, было известно, что Джеймс может себе позволить такое и знали, как сильна в них стасть к путешествиям. Конечно, они расстроились, когда узнали, что не могут видеть свою внучку чаще. Да, Изабелла не смогла утаить от своих человеческих родителей, что они стали бабушкой и дедом, но тем не менее не знакомила их лично. Все, что было им доступно – это многочисленные фотографии, сделанные Элис и Роуз и несколько минут по веб камере. Иначе было нельзя.

Для всех без исключения было лучше, что семья Свон-Дауэр так и не узнает правду.

***

Пришло то время, когда Карли физиологически не выросла больше ни на миллиметр. Она остановилась в своем развитии. Ей было около двадцати человеческих лет. Она была столь же умна, какой и казалась. Она изучала множественные науки и мечтала пойти в человеческий колледж. Мечтала увидеть мир. Начать путешествовать самостоятельно. Изабелла и Джеймс дали такое разрешение, когда ей реально исполнилось двадцать лет. Ведь именно тогда семья Визердейл “вернулась” с Дальнего Востока.

Карли Леа решила, что желает познакомиться с родственниками по линии матери. Она отправится к своим бабушке и дедушке самостоятельно. Это будет ее действительно первое путешествие. Изабелла “заболела”, а Джеймс вынужден был сопровождать ее в больницу в Швейцарии. Им не следовало показываться некогда знакомым людям такими, какими они были.

Карли никогда не говорила маме и папе, что… в тайне поддерживала связь с родственниками. Она мечтала понять, каково это быть настоящим человеком. Притвориться, что ты обычная, как все. Что ты подросток, который обучается в колледже, что мечтает о парне и своей собственной машине. Что ты не пьешь кровь, чтобы насытиться, и не можешь жить вечно.

Первым делом Карли сделала сюрприз бабушке Рене и ее мужу Филу. Они все также жили во Флориде. Увидев повзрослевшую и похорошевшую девушку, Рене не признала ее вначале: ведь на фотографиях Карли до сих пор выглядела маленькой белокурой принцессой, тогда как на самом деле была обворожительной молодой леди, заставляющей сердца парней замирать от восторга, а девушек завистливо смотреть ей вслед. Но позже, когда ситуация разъяснилась, Рене не желала ее отпускать еще очень долго.

С дедушкой Чарли все было и проще и сложнее одновременно. У него тоже была своя семья. Давно была. Правда родных теть или дядь Карли так и не дождалась. Зато познакомилась с приемными. Ли и Сет Клируотеры. Их мать – Сью, после смерти своего супруга, который был лучшим другом Чарли, сблизилась с ним. И Карли даже была рада, что всегда одинокий Чарли, по давним рассказам матери, нашел себе спутницу жизни – такую же, как он. Сью была настоящей жительницей Форкса. Она обожала рыбалку, леса и их родную природу и совершенно точно не желала покидать родные места.

Чарли был рад увидеть внучку – ее он узнал быстрее, поскольку, по его мнению, она была очень похожа и на Изабеллу и на Джеймса, и очень сожалел, что она редко к нему приезжает. А вот дети его Сью, Карли поежилась, почему-то очень странно себя вели в ее присутствии. Они подозрительно смотрели на нее, пытаясь выявить какие-то недостатки и полувампирше даже казалось, что они… принюхивались к ней. Но раз за разом не могли ничего обнаружить. Сама же девушка морщила носик. Почему-то от Ли и от Сета, выглядивших на несколько лет старше нее, странным образом пахло собаками. Ее радовало, что в доме Чарли они появлялись всего несколько раз.

За неделю своего непродолжительного отдыха у шерифа Свона в штате Вашингтон городе Форкс, Карли ещё ни разу не пообедала как ей хотелось. Скрепя сердцем она была вынуждена есть еду. Она с трудом сдерживала себя, когда в ее рот попадала обычная пища и боролась с тем, чтобы не выплюнуть ее. Она ненавидела ее. Что может быть лучше чем кровь? Причем уже любая. Даже животная сейчас сойдёт.

Была ещё одна тайна, в которой она не желала признаваться маме и отцу. Когда она начала самостоятельно ездить к Роуз и Элис, каких-то несколько лет назад, она пробовала разную кровь. В том числе и животную. Как и предупреждала мамочка – она была отвратительная, но ради улыбки своих дядь и тёть она делала это. Глаза ее все равно не могли изменить свой цвет – алый не уберется из ее радужки никогда. Но именно он ее всегда радовал. Даже надевая цветные линзы, цвет их всегда был ярче благодаря этому оттенку алого.

Однажды она всё-таки не вытерпела. Чарли вытащил ее и Сью на рыбалку продолжительностью несколько дней. Карли не смогла отказать им. Дедушка убедил ее, надавив на жалость: ведь она скорее всего не увидит его очень долго. Если вообще увидит.

Они отъехали от Форкса не очень далеко, но при этом углубились в темный и дикий лес. Огромное озеро было хорошо знакомо Свонам. Ночью, когда те заснули, Карли выбралась из палатки и побежала. Бежала она долго и с удовольствием – бег был ее любимым занятием. Как было приятно не сдерживать себя. Она обожала скорость и ласкающий ее кожу ветер. Однако, когда ее зубы впились в дикого льва, ее трапезу прервал грозный рык.

Карли подняла глаза и обомлела. Перед ней стоял громадный волк в каре-красных оттенках. Но она не нападала. Карли чувствовала, что волк не просто животное и что он может причинить ей вред гораздо больший чем она ему. Впрочем, инстинкт самосохранения полувампирши твердил ей: беги. Она бросилась вперёд, невзирая на то, куда бежит. Зверь ринулся следом. Вскоре даже ее способностей перестало хватать, чтобы петлять сквозь непроходимые валежники. Карли затаилась в ветвях. Но и там ее обнаружили. Волк, тот кто без устали гнал ее вперед, стал человеком. Оборотень – похолодело у нее в груди. Отец рассказывал про людей-волков столь безжалостных и жадных до крови, что они не остановятся ни перед чем. Но ведь сейчас не полнолуние. Тогда кто же он?

– Эй, ты. Спускайся, вампирша. Я знаю, что ты там. Я не обижу тебя. Я Джейкоб. Джейкоб Блэк. Я охраняю эту территорию. Ты в курсе, что зашла не туда, куда тебе следовало?

Карли решила ему поверить. Она не ощущала от него враждебности. а еще… он был красив. Она мягко спрыгнула вниз, оказавшись у него за спиной.

– Я К…Леа, – она специально не стала называть свое первое имя. – Я не знала о том, что это территория занята, – все, что она запомнила из уроков отца, это то, что если территория занята каким-нибудь кланом, ее лучше обойти. Она медленно оглядела его с ног до головы. Голый торс. Кожаные шорты, обхватывающие напряженные мускулы, смуглая кожа и темные волосы. Лет двадцать шесть.

– Кто ты такой? Оборотень? Но почему ты… разумный? – она обошла его по кругу на приличном расстоянии. Очень симпатичный. Почти как… Паоло. Ее погибший возлюбленный. Человек. Он знал о ней все, как бы странно это ни звучало, но в тоже время молодого мужчину невероятно заводило то, что он стал причастен к этой тайне. Все твердил о том, что же они скажут своим детям о них. “Мамочка упырь, а папочка живёт в ее удовольствие.” Карли сглотнула горький комок. Если бы она имела яд, она бы спасла его. Глупые опасные увлечения людей и их слишком короткая жизнь. Но сейчас прошло уже слишком много времени, чтобы об этом сожалеть.

Джейкоб хрипло рассмеялся и провел рукой по короткому ёжику волос. Мускулы напряглись, а где-то внутри нее черезчур озабоченная вампирша облизнулась.

– Нет. Я не оборотень. Я изменяющийся. Наша раса живёт здесь очень давно. С тех пор как пошли первые колонисты. Я коренной житель Форкса. Это наша особенность. А кто ты, Леа? Я видел, как ты пила кровь, но твоё сердце… бьётся. Ты пахнешь… не так мертво. И выглядишь как человек. Слишком идеальный, но человек.

Он сразу приступил к допросу. Девушка смутилась от его похвалы. Идеальная. Ее много кто так называл, но тем не менее именно его слова тронули ее больше всего. Она поняла. Хотя Карли никогда не знала про таких жителей этих лесов, она вспомнила почему он показался ей знаком. Его запах. Запах Джейкоба был почти идентичен тому, что она ощущала от Ли и Сета. Они родственники?

– Спасибо, Джейкоб. Я вот такая особенная. Прости, не знала, что здесь запрещено охотиться. Понимаешь, я такая голодная. Я сейчас живу с родственниками людьми и ни за что не смогла бы их укусить.

– Именно поэтому я тебя не убил, Леа. Мы не терпим упырей на нашей территории, – отрезал он жестко.

– Кхм, – пожалуй, ему не стоит знать, что животные это скорее исключение, чем правило, – ладно. Хорошо поболтали. Скоро рассвет и мне нужно добраться до места.

– Места? Ты где-то здесь живёшь? Давай я провожу тебя, – Джейкоб выглядел добродушно, несмотря на недавнюю угрозу об убийстве. Похоже она понравилась ему, несмотря на то, что он действительно считал ее вампиром. Да, этот перевёртыш, кажется, вряд-ли видел реальных вампиров – возможно лишь сказки и легенды о них.

– Да. Я тут с дедушкой Чарли и с его женой Сью, – она неопределенно махнула рукой вокруг. Сейчас трудно было сказать как далеко она от их ночной стоянки.

– Чарли Свон? – ошарашенно переспросил он. – И Сью Клируотер? Ли не говорила, что у Чарли есть ещё… Постой, так ты дочь Беллы? – изумление отчётливо отразилось на его лице.

– Ты знаешь Ли? И мою маму? – присвистнула Карли. Она была права, что в каком-то смысле Ли и Сет родственники этому волку. А маму она обязательно расспросит почему она скрывала такого необычного парня от нее.

Они разговорились. Оказалось, что Джейкоб какое-то время дружил с Изабеллой, когда она только переехала сюда, а потом, когда у нее появился парень, они перестали общаться. Карли же не стала рассказывать о маме все… лучше не раскрывать ее многочисленные секреты. Тем не менее он желал знать как получилось так, что Леа оказалась полувампиром. Тайна ее рождения уже не являлась такой страшной тайной. Наверное, многие вампиры были в курсе возможности зачать ребенка полукровку, но тем не менее не спешили этого делать. Вольтури – и этим все сказано. Поэтому, помедлив совсем чуть-чуть, Карли в кратце изложила главную мысль.

Впрочем, Джейкобу и того хватило. Его лишь волновало сколько лет ей самой и превратилась ли его Белла в пиявку. Карли раздражало слово пиявка и она пообещала каждый раз называть его псом, если он не успокоится. Джейкоб виновато улыбнулся и исправился. Оставшийся путь по бескрайнему лесу, они разговаривали на посторонние темы. Карли Леа услышала от него кое-что, что ее заинтересовало. Ее запах. Именно с помощью него Джейкоб-волк нагнал ее. Он напоминал запах вампира: холодного тела с душком мертвечины и сладким запахом человека. Это смущало и сбивало с толку, но тем не менее вело к своей цели.

На прощание Джейк сказал ей, что ему было приятно познакомиться с внучкой Чарли – его ценили в этих местах. Но вот самой Карли лучше не появляться в этой местности слишком часто, поскольку другие охранники леса не такие понимающие, как он. Они ненавидят вампиров. И каждый будет заинтересован ее природой. А такое, как он пояснил, лучше скрывать от совета. Джейкоб не желал вреда ни Чарли, ни Белле. Карли была с ним согласна.

И именно его предостережение натолкнуло девушку на то, что если она хочет пожить среди людей, при этом не выдавая свою тайну, она должна замаскироваться. А для этого Карли должна сделать так, чтобы никто не смог ее учуять.

Когда-то давно у нее уже получалось что-то похожее. Карли сбежала от родителей на самостоятельную охоту, когда ей исполнилось два года, естественно, предварительно не предупредив их. Ведь она уже взрослая. Они отыскали ее довольно скоро, но это не избавило Карли от наказания. Родители добавили, что смогли ориентироваться лишь по догадкам, а не запаху. Он у нее отсутствовал. Она каким-то образом скрыла свой запах, как Изабелла выставляла щит против ментальных даров вампиров. Тогда Карли представила, что у нее появился другой дар обратный маминому и папиному. Но эта теория не подтвердилась в то время. Карли как не пыталась больше не смогла повторить это. Однако теперь она хочет вновь заняться своим образованием.

***

– Да? Карли? Как твои дела? Не скучаешь там одна? – ворковала Изабелла, вновь услышав голос своей единственной дочери. Карли уже как сорок пять лет была полностью самостоятельна. Изабелла и Джеймс до ее полноценных двадцати путешествовали вместе, пока однажды Карли не взбунтовалась. Она жаждала свободы, восхищения, работы, жизни как у людей. Они согласились. Теперь дочь жила своей жизнью. А они своей. Джеймс не имел ничего против – они были кочевниками и запрещать дочери такой образ жизни не могли и уж тем более не хотели.

Поэтому наступило такое время, когда Изабелла все реже созванивалась по телефону с Карли, и то только по давней традиции, чтобы узнать о самочувствии друг друга и вновь услышать отказ от переезда к вечно молодым и занятым родителям.

– Понимаешь, мам, я в каком-то смысле не одна, – даже по телефону было слышно, как потупился ее голос.

Не одна? Изабелла подняла бровь. Хорошо, что Джеймс этого не слышит. Он был крайне против парней-людей Карли, хотя и не мог этого объяснить.

– Детка, кого ты нашла себе пока мы с папой не видели тебя? Сколько кстати? Год?

– Три, мама, – рассмеялась Карли, ничуть не обижаясь на ее “забывчивость”. Практически единственная в своем роде полувампирша знала, что мама и папа наслаждаются друг другом и путешествиями, как когда-то давно, ещё до появления дочери. Для них время идет не так как у людей.

– Да, ты права, солнце. Где ты кстати работаешь сейчас? Все ещё моя коллега? Или нашла место поприличнее?

Скука это такое дело, что рано или поздно тебе хочется заняться хоть чем-то. Карли не стала себе отказывать. В свои полноценные семнадцать лет она решила отправиться в колледж. Потом в другой, третий и ещё несколько. Все это девушка перемежала с временными работами года на два, посещениями Калленов и путешествиями. Не так давно, а именно пять или около того лет назад Карли Леа осваивала себе профессию преподавателя, как и ее мама, которая время от времени все-таки работала по специальности. От скуки, да.

– Нет, мам. Я переоценила плюсы этой неблагодарной деятельности. Сейчас я чиню машины. Кстати, как там папа?

– Карли Леа Визердейл, не переводи тему, – воскликнула Изабелла, понимая, что дочь хочет перевести тему от своего “я не одна”. – С папой все чудесно. Он передает тебе привет. Как всегда. Но неужели ты вновь пошла по стопам Розали? Тебе не хватило прошлого раза?

Роуз как-то заразила свою любимицу транспортом. И если Элис тщательно следила за вкусом Карли, то Розали обучала ее тонкостям автомеханика. Карли так понравилось это еще и потому что она находилась в окружении множества мужчин, которым было так здорово путать мозги. Они не могли устоять перед ней. Механиком она становилась дважды… или трижды.

– Нет, мама. Я обожаю машины… – пауза тишины, – мне пора. Давай я перезвоню тебе?

Карли так и не дождалась ответа Беллы. Она отключила вызов и обернулась. На входе в автосервис стоял он. Единственный мужчина, после Паоло, кто смог украсть ее сердце. И родителям лучше не знать о нем. Эдвард Каллен – тот, о ком не стоило говорить вслух.

***

Это случилось неожиданно. Бостон. Карли жила там последние несколько лет под своим вторым именем. И именно тогда она пожелала вновь пойти в колледж. Но лишь проезжая мимо старинного строения, оказавшееся старшей школой, какая-то неведомая сила заставила ее остановиться. И прежде чем начать обучение в колледже, Карли решила вновь окунуться в атмосферу школьного духа. Побыть той юной мисс Дейл (свою фамилию она также сокращала), какой не была уже давно.

С ним она познакомилась на одном из уроков. Органическая химия. Место было лишь с ним одним. Карли с первого взгляда поняла, что этот парень – один из них. Слишком идеальным он был. Но его глаза и привычки – все это выдавало в нем не истинного вампира, а воздерживающегося. Карли он заинтересовал. Любопытства ради она скрыла свой запах, став “человеком”. Да, после того непростого разговора с таинственным Джейком в лесах Форкса, она до автоматизма отработала свой действительно новый открывшийся дар. Теперь никто и ничто не мог узнать бы в ней не человека, пока она сама этого не возжелала бы.

А лишь узнав его имя, Леа предпочла молчать уже из принципа. Ведь он был Калленом. А если точнее – Эдвардом Энтони Мейсоном Калленом. Единственным Калленом, которого она так и не видела в своем детстве. Тем, кого ее семья упоминала нехотя. Тем, кто когда-то был другом ее матери. И тем, кто бы против ее рождения.

Сначала было интересно. Азарт играл в ее крови. Эдвард был замкнутым одиночкой. Привлекательным одиночкой. Карли знала, что он может читать мысли и наверняка читал и ее. Но она была хитрее. Девушка знала как ловко избежать этого. В присутствии Эдварда она думала о чем угодно, но лишь бы не о его и о своей природе, и о родителях, и о его семье. А потом все пошло наперекосяк. Она не поняла, когда это случилось, но раз за разом вампирша ожидала его внимательных взглядов, улыбок, его старинных ухаживаний, так не характерных для этого времени. Всего, что он готов был дать ей. И так хотелось ей укусить его. Отметить свою принадлежность ей. Эдвард Каллен – был тем, кто нарушил ее душевное спокойствие.

***

Разве можно устоять? Разве можно остановиться и подумать?

Эдвард готов был нырнуть в свои чувства вновь. Она его околдовала. Леа. Такое красивое и редкое имя, как и его. Наполовину француженка, наполовину американка. Утонченная блондинка с восхитительными манерами и совершенно не женственными привычками. Одно занятие химией в последнем классе старшей школы Бостона и он не может думать ни о чем кроме нее. Эдвард наконец-то понял, что хотел в своей жизни так сильно. Любовь. Он мечтал об этом ответном чувстве, присущем только людям и воспеваемым ими в веках. То, чего ему не удалось получить от Изабеллы Свон много лет назад, потому что сердце той было уже занято. И то, что теперь давило на него с новой силой.

“Что я хочу выпить? Тебя.”

Он смотрел на ее улыбающееся лицо со смесью восхищения и страха. Она предлагала ему напиток, а все о чем он мечтал это попробовать ее. Эдвард до сих пор за столько лет не убил ни одного человека и уж тем более не вкусил их кровь, но сейчас не мог мечтать ни о чем другом. Леа. Его рок и его фантазия.

Даже если ему вновь придется отказаться от нее, он будет благословлять тот день, когда она изменила ход его истории. Жизнь и смерть. Они всегда приводили лишь к любви и сожалению.

Безумство, внутри него, казалось, растет с каждым днем. Он опасность. Опасность для нее.

– Эдвард, идем туда, – она тянет его за руку на очередной аттракцион, а он лишь плотнее сжимает зубы.

Он не может помочь ей узнать свои секреты. И не может рассказать о них. Он знает, чем это может окончиться. Но ему всегда нравилось играть с огнем. Сейчас он едет на грани и эта скорость, с которой он падает в пропасть, перетекает в красный. Горячая кровь, бегущая по ее венам, не улучшает его состояния.

Малыш, я хочу прикоснуться к тебе,

Хочу высосать твою волю.

Я буду охотиться за тобой

И приведу тебя в свой ад.

Эдвард уже в аду. Они в караоке-баре. Ее голос такой же подстать ей – нежный, покоряющий, заставляющий желать ее еще больше. И слова этой песни отнюдь не успокаивают его.

Малыш, я хочу тебя,

Хочу чувствовать тебя каждой клеточкой своего тела.

Парень, я буду любить тебя,

Я ворвусь в твою душу…

“Ты уже там, Леа. Ты уже в моей душе. И на это раз я не откажусь от тебя.”

Желание, я голодна,

Надеюсь, ты утолишь мой голод?

Как сильно ты меня хочешь? Как сильно ты меня хочешь?

Эдвард смотрел, как Леа скользит по холлу отеля: она двигалась так грациозно, что не вполне походила на человека. Так может выглядеть только бессмертная, но она человек. Вампир был поражен тем, насколько богатой и спокойно-уверенной она казалась: так выглядят настоящие аристократки. Никто и не заподозрил бы ее немного робкую, немного упрямую натуру – такую, какой ее знал лишь он. Сейчас она будто бы была облачена в плащ самообладания.

А потом она вдруг изменилась.

Эдвард не знал, чем это было вызвано: то что она заметила его или ей просто захотелось пошутить, – но ее взгляд стал жарким. У нее был такой вид, будто ей нужен мужчина. Он. Эдвард среагировал на это. Все его существо среагировало. Но это подействовало не только на него. Любой мужчина, находившийся поблизости и наблюдающий эту картину, отреагировал так же. Эдвард собственнически обвел глазами холл. Но Леа, казалось, не замечает того, что ее чувственная походка и движения притягивали к ней жаждущие взгляды мужчин. Они замолкали на полуслове, поворачивались и смотрели, околдованные. Их пульс и дыхание ускорялись. Даже женщины не избежали подобного. Их завистливые взгляды были устремлены на ее грудь, губы и глаза.

Сегодня он осознал, что не только вампирши могут быть настолько привлекательными, что заманивают своих жертв в ловушку. Сегодня Эдвард и сам был на втором плане.

И неожиданно на него накатила необъяснимая ярость. Неужели все они рассчитывают, что она даст им то, чего они жаждут? Эдварду повезло, что в это время Леа сдавала ключ на стойку регистрации и не видела, как внутри него оживает зверь. И этот зверь желал убить всех мужчин, которые смотрят на его Лею и сделать ее полностью его. Признаться ей. И не дать уйти. Удержать. Он чувствовал, что она согласиться. Он старался не читать ее, но иной раз ее мысли волей неволей становились явными. Она была готова признаться самой себе, что любит его.

И сейчас, ловя ее манящий взгляд, он уловил отголосок ее сокровенных мыслей. “Желание. Адреналин. Бег. Охота. Кровь”. Секунда и она вновь размышляет о том, какую марку машины хочет приобрести в следующий раз.

Внезапно пришло понимание. Нахлынуло на него холодной волной. Все, что он готов был отрицать. Все, что он считал бредом и фантастикой. Все, что не давало ему найти ответы на такие простые вопросы. Почему она живет одна? Почему никогда не говорит о родителях? Он знал, что они у нее есть – видел несколько пропущенных от “мама”. Почему у нее много денег, что она позволяет себе жить либо в отелях, либо снимает коттеджи? Почему она столь умна, что школьная программа не представляет для нее никаких трудностей? Почему его отлучки на несколько дней никогда не смущали ее? Словно так и должно быть. И, наконец, почему ее глаза при свете дня и не скрытые линзами отливают алым?

Леа – вампирша. Она обладает неким даром, маскирующим ее под человека. Лишь одно вызывало его недоумение – как случилось так, что солнце не выдает ее принадлежность к их виду? Женщины-вампиры всегда возрождались красивыми: это было инструментом их защиты и приемом хищника. С помощью своей красоты они управляли окружающими и использовали ее (красоту) для убийства. И Леа, возможно даже неосознанно, сейчас использовала свои способности, делая то, что дано ей от природы. А он, Эдвард Каллен, вампир, которому больше ста шестидесяти лет, реагирует на это именно так, как и положено.

– Леа, мне кажется, ты должна что-то рассказать мне. Прямо сейчас.

Эдвард не знал сработает его блеф или нет. Но это все, что ему оставалось, поскольку ее мысли больше не содержали никаких подсказок для него. Но она его не разочаровала. Медленно. Откровенно медленно она потянулась к нему через всю машину и ее алые губы оказались рядом с его ухом. Он с силой сжал руль.

– Я хочу изменить тебя. Отбрось ту часть себя.

Горячий шепот одновременно с нежным прикосновением ладони к его руке позволил мыслям, воспоминаниям и картинам прошлого нахлынуть на него лавиной. Вся ее жизнь пронеслась у него перед глазами. Леа. Карли Леа Визердейл. Любимая племянница его семьи. Дочь Изабеллы Свон и Джеймса Визердейла. Камень преткновения с его подругой, причина его отчуждения от родных. И его яд.

***

– Мама, что ты скажешь, если я отвечу, что я полюбила кое-кого, – начала Карли издалека. То, каким тоном это было сказано, показало, что на самом деле все серьезнее, чем кажется.

Лишь однажды Карли затевала такой разговор. Он был смертным и знал про Карли. Правда, как потом пояснила им дочь, когда приехала к ним в гости, он погиб совершенно нелепой смертью где-то на развалинах старого здания, так и не дожив до своих двадцати пяти. Изабелла все же облегченно выдохнула, узнав об этом.

– Так что ты хотела мне сообщить? Кто он, тот кого бы ты хотела представить нам?

– Мам, ты его знаешь, – выдохнула она в трубку, нежась под ласковыми прикосновениями пальцев Эдварда. – И я хотела бы, чтобы сначала об этом узнала ты, а потом папа…

– Не томи меня, Карли Леа Визердейл. Кто твой избранник? Я тоже не могу ждать целую вечность, – улыбнулась Изабелла в трубку. Для них слово “вечность” обладало иным значением. Интересно, кого же она знает? Это предложение намекало на то, что Карли познакомилась с вампиром.

Она выдохнула.

– Здравствуй, Изабелла…

– Эдвард…

Столь знакомый, даже после стольких лет отсутствия голос, привел ее в замешательство. Эдвард Каллен? Ее дочь полюбила того, кого не смогла она? Похоже судьба-таки любит каламбуры. Джеймс будет просто сочиться восторгом. Ненавистный ему Каллен скоро может стать его зятем. Но она сделает все возможное, чтобы поддержать свою дочь. Даже если ее избранник Эдвард.

И теперь Изабелле предстоит новая миссия. Подготовить своего супруга к этому известию. Да, Карли Леа всегда их удивляла.