Царь Юрий. Объединитель Руси (fb2)


Настройки текста:





Георгий Лопатин Царь Юрий. Объединитель Руси

Часть первая ВСЕЛЕНЕЦ ОБЫКНОВЕННЫЙ

Глава первая Знакомство


1

Голову нещадно ломило и при этом не менее жестоко тошнило.

«Сотрясение…» — поставил очевидный диагноз Юрий, тем более что ему было не впервой.

Шарахнулся он однажды башкой при падении об пол и симптомы прекрасно знал, правда тогда было не столь погано, благо пол в школьном спортзале деревянный, причем старый, как результат доски хорошо прогибались и пружинили.

«Но хоть жив и то радость…»

А мог и не выжить. Били «твердым тупым предметом» со знанием дела и даже странно, что не убили, ведь цель похоже была именно в этом. Оно и неудивительно, кому нужны свидетели дорожного разбоя? А Юрий их хорошо запомнил, по крайней мере сможет узнать на опознании. Удивляло, что не провели контроль, ножичек в бок и вся недолга, раз уж из ствола шмалять не захотели.

«Похоже, моя черепушка оказалась несколько прочнее, чем можно было подумать», — снова подумал он.

Тем временем пострадавший переключился с изучения внутреннего состояния на исследование внешнего мира в котором было что-то явно не правильно.

Для начала запахи. Дымили костры, на них что-то варили и жарили. Мясо пахло вкусно Ну и звуки. Пчелиным роем гудели многочисленные голоса, кто-то смеялся. Совсем близко, раздался чей-то фырк, точнее лошадиный.

«Откуда тут лошади? — удивился Юрий и открыл глаза. — Разве что деревенские меня нашли…»

Рядом скрипнул снег.

Юрий чуть повернул голову, чтобы посмотреть на своих спасителей не давших ему окоченеть в придорожном сугробе и сильно об этом пожалел, голова буквально взорвалась острой болью, в глазах помутилось и его стошнило.

— Тьфу ты… тьфу… — отплевывался он от поганого привкуса желчи.

Отплевавшись он вновь рухнул на спину, как лежал до того и только сейчас осознал, что лежит в санях на медвежьей шкуре если судить по цвету шерсти и укрытый овчиной. Лишь на краю сознания удивился этому обстоятельству и только (не саням удивился раз деревенские подобрали, а именно шкурам, точнее медвежьей, ведь стоит такая шкурка не дешево, чтобы ее в санях в качестве коврика использовать), потому как общее состояние организма не способствовало проявлению каких-то излишне бурных эмоций.

Послышались резкие и где-то даже радостные крики. Юрий их не разобрал. Со слухом было что-то явно не так, то опять же неудивительно при сильном сотрясении. Может область отвечающая за распознавание речи задета?

Снова послышался скрип снега, только на этот раз более резкий, быстрый и судя по всему двигалось сразу несколько человек. Это он определить смог.

Собственно в том, что не ошибся, убедился буквально спустя пять секунд. Над ним нависло сразу три бородатых человека. Вполне себе русские, волос светлый, да и лица славянские. Хотя само наличие бород конечно удивило. Не носят нынче такие пышные, даже в деревнях… Пусть и аккуратные, но со странной модой а-ля абрек, что возникла в последнее время не соотносились, так как были все же несколько более пышными.

И в доспехах. В пластинчатых таких, на кольчужной основе. Юрий вспомнил, что такие вроде назывались дощатыми.

Поверх накинуты какие-то не то кафтаны, не то шубы, да на головах вместо шлемов меховые шапки с дорогим мехом. Ну и мечи с поясов свисают в богато отделанных ножнах.

«Реконструкторы что ли какие-то развлекаются? — подумал он. — Или даже кино снимают?»

— Ну что брате, очухался? — с легкой кривоватой усмешкой спросил тот, что стоял в центре.

Был он молод, лет так под тридцать. Хотя возможно его еще сильнее старила бородка, а-ля Николай Кровавый. А вот крайние реконы были уже в годах. Суровые такие дядьки под пятьдесят. Лица жесткие, морщинистые, глаза холодные — волчьи, в общем реальные убивцы. Даже странно, что такой ерундой страдают… но выглядели очень органично. Законченно даже.

Чем-то этот человек, назвавший его панибратски братом, Юрию сильно не понравился. Бывает такое, что с первого взгляда кто-то вызывает стойкую антипатию, даже чувство гадливости. Вот и здесь так же произошло.

С тем выражением утверждавшим, что лицо — зеркало души, Юрий был полностью согласен, как и в целом с теорией психиатра Ламброзо по этому поводу, и если судить по лицу этого центрового — брезгливо-высокомерного, то душа у него была с гнильцой. В этом он не раз убеждался на собственном опыте.

Юрий не раз сталкивался с таким типом людей. И в школе, и в институте, и всегда с ними были какие-то проблемы. Очень уж они охочи до подстав и всяких пакостей, при этом властолюбивые, жадные и завистливые. Сами, как правило, на прямой конфликт не идут, так как можно и в рыло схлопотать, но вот