Голова (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Annotation

...Особенно насмехался над ним один тип, с фоткой киношного Джеймса Бонда: он троллил его просто по-чёрному, жутко издевался.

«Брателло, - писал он ему в комментах. – Брателло, ну ты и дура-а-ак! Просто сказочный! Ты хату покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Донбассе сепарам отдать?.. Ай, молодца! Смотри только, чтоб тебе там шляпу от головы не отстрелили... Там это запросто! Ха-ха-ха! Да не забудь пару бинарных опционов с собой прихватить – там в них большая нехватка»

«Адрес! Давай свой адрес, уёбок!.. – заходился от злости Виктор. – Я тебя навещу, бандеровская гнида!»








Голова


- Вставай по зову Вовы,

Воюй и умирай!

Трудна, брат, и сурова

Твоя дорога в рай...


Алексей Михеев. «Ватная Ватага»

*        *        *

Ещё только входя в торговый зал «Альпари» и бросив взгляд на экраны с валютными парами, Виктор уже почувствовал, что рынок штормит. Что-то произошло, пока он спал... Наверняка прозвучало ожидаемое заявление Обамы об очередных российских санкциях за Украину.

Он включил монитор и перезагрузил свою торговую страницу. Оказалось, что во всех валютных парах американский доллар взлетел на десятки пунктов, а золото поднялось почти на сто!. А вчера перед уходом он как раз выставил на золоте ордер «вверх»! Ай, молодец! Закрываем с прибылью, пока не упало! Р-раз!! И полторы тысячи долларов в плюсе...

 День начался удачно, с выигрыша – такое бывало не часто. Виктор в азарте просидел за торговым столом до самого вечера, выставлял ордера и стоп-лоссы на разных парах, но ничего более удачного, чем на золоте, в этот день не случилось... Пошли в основном, проигрыши, хотя и мелкие.

Вечером позвонила Ленка, напросилась прийти. Ужинали вместе, с вином. Потом Ленка включила телевизор, а он, слушая его краем уха, бродил по социальным сетям: читал новости, писал комменты, возмущался.

Лишившись Крыма, Украина борзела не по-детски, пиндосы наглели на международной арене, а Правый сектор распоясывался на Донбассе... Да что ж это такое??

Когда они ложились в постель, Виктор был уже озлоблен на весь мир за антироссийские санкции, поэтому оттрахал Ленку так, как будто это была не Ленка, а враг России, какой-нибудь бандеровский укроп. Ленка только пищала, когда он загибал ей ноги за голову или заламывал за спину руки. «Что с тобой сегодня?.. – удивлялась она потом. – Изломал меня всю... Ты же раньше нежный был» «Извини. Я как-то... Больно было, что ли?» «Да ладно, ничего... Даже интересно»

На следующий вечер Ленка не приехала; он тоже не позвонил, и в одиночестве целенаправленно бродил по интернету в поисках таких мест, где записывают воевать на Донбасс. У него горел «пожар в сердце»... Он не сомневался, что такие пункты найдутся... И они нашлись.

*      *      *

На одном невзрачном сайте он оставил свои координаты и сведения о себе, в том числе возраст, рост, вес, ВУС (если служил) и т. д. Через пару дней ему перезвонили, сказали, что просьба его решена, в общем, положительно, и пригласили зайти с документами в их офис, по указанному адресу.

«Ух, ты!.. Еду! - задохнулся он от восторга. – Прощай, «Альпари»! прощай, Ленка!». Было тревожно и радостно одновременно.

В Гугле, в своём аккаунте Виктор скромно, со сдержанной гордостью написал о том, что едет на Донбасс. Он ожидал если не восторгов по поводу  его геройского шага, то хотя бы скупой мужской поддержки и одобрения. Но таких насмешек, которые на него посыпались, он не ожидал!..

Особенно насмехался над ним один тип, с фоткой киношного Джеймс Бонда: он троллил его просто по-чёрному, жутко издевался.

На фото в своём аккаунте Виктор был в шляпе – мужской велюровой шляпе, бывшей в моде в 50-х года. На этом снимке в шляпе он сам себе нравился, выглядел, как ему казалось, элегантно... Именно в шляпу этот тролль и вцепился.

«Брателло, - писал он ему в комментах. – Брателло, ну ты и дура-а-ак! Просто сказочный! Ты хату покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Донбассе сепарам отдать?.. Ай, молодца! Смотри только, чтоб тебе там шляпу от головы не отстрелили... Там это запросто! Ха-ха-ха! Да не забудь пару бинарных опционов с собой прихватить – там в них большая нехватка»

«Адрес! Дай свой адрес, уёбок!.. – заходился от злости Виктор. – Я тебя навещу, бандеровская гнида!» «Ладно, хорошо, уговорил... Встретимся! - смеялся тот. – Только давай лучше у памятника Пушкину... А то, хочешь, у Жюкова, маршала победы? Давай в шесть часов... В шесть часов вечера после войны. Только приходи в шляпе, чтоб я тебя узнал... Если, конечно, не отстрелят. Без шляпы не приходи! Лучше уж без головы приходи, чем без шляпы...» «Укропская сволочь! – плевался Виктор. – Стрелять вас, не перестрелять! Мочить всех в сортире!.. Я приду! Я и без головы приду! Меня и смерть не остановит...»

*       *      *

Через несколько дней в том полуподвале, где его записывали, ему вручили билет на Ростовский поезд и отпечатанный список вещей, которые необходимо брать с собой.

Настал день отъезда, и Виктор, собрав вещмешок и коротко простившись с Ленкой по телефону, отправился на вокзал. Ленка была просто в шоке и тоже называла его дураком...

В вагоне он сразу заметил ещё троих парней в камуфляже, которые наверняка ехали с ним по одному адресу.

- Здорово, братцы, - поприветствовал он их. – Куда путь держим?

- Укроп косить, - криво усмехнулся один. – Небось, и ты туда же?

Узнав, что туда же, мужики покивали, познакомились, а потом открыли вещмешки, вытащили  и разложили припасы, достали водку... Бутылки не было только у Виктора.

«Странный ты мужик, - сказал ему один, когда выпили. – Кем работал-то раньше?» «На бирже торговал... Акции, валюта, опционы...» «Ни хрена себе! – удивлялись парни. – Не пыльная работка!.. А чего ты там забыл тогда, у укропов этих?.. Мы-то заработать едем. Псы войны, слыхал о таких, ха-ха? А ты-то что?» «Как что?.. Я за свободу Донбасса...» «Ха-ха-ха!.. -  беззлобно смеялись мужики. - Ну, пацан, ты даёшь!..»

*     *     *

В Ростовском пункте назначения их отправили в бывший пионерский лагерь, поселили в большой палате. Встретил их бородатый мужик, назвал себя командиром группы, позывной Борода. Приказал построиться.

- А чего тут строиться?.. Нас всего четверо, - сказал парень со шрамом над губой.

- Построиться, - повторил борода, холодно глянув на мужика. – Кому что непонятно?

- Вы поступаете на военную службу, - ронял он увесистые слова, когда они всё же построились, насмешливо посматривая на прибывшую четвёрку. – Дисциплина! Приказ начальника – закон! Повторять приказ дважды я не буду, запомните. Кому это в лом – досвидос! На вокзал и домой. Вас сюда никто не звал, и деньги просто так платить вам не будут. Вы моя группа. Пооботрётесь тут немного, немного постреляем... Познакомитесь с гранатомётами, РПГ, миномётами, и поедем на место.

- А где наше место? – спросил кто-то.

- На передке. Сменное дежурство, через две недели.

- А как там, на передке? Горячо? – приставал мужик.

- По-разному... Увидите!

- А потери какие? – не унимался этот мужик. – Сколько в день выбывает?

- Бля-а!.. – не выдержал Борода. – Ты забодал! Раньше смерти не помрёшь... Или уже домой собрался?

Через три дня тренировок они получили оружие и боекомплект к нему. «Каски и броники получите на месте» - сказал Борода.

 Из двух малых групп скомплектовали большую, человек в десять, посадили в грузовик. Командир без знаков различия сел в кабину; Борода с ними, в кузов. Выехали уже ближе к вечеру...

Когда совсем стемнело, на фоне светлого закатного неба показались конусы терриконов. «Донбасс, - сказал кто-то. – Шахтой пахнет...» «Коксом» - поправил другой. После полуночи они прибыли в тёмный посёлок с неизвестным названием. Разместились на бывшей турбазе. «База Сосновка, - сказал Борода. – Южное направление... Здесь пока ночуем»

*     *     *

Боестолкновение их ГБР произошло на третий день, во время ночной вылазки. Хотели что-нибудь подстрелить, крупное, типа БТРа, навести, короче, укропам шороху. Хотя бы и блиндаж завалить – тоже дело: с собой взяли два гранатомёта. До укропских позиций на этом участке были близко, метров триста-четыреста...

Виктор шёл в конце группы через минное поле по тропке, которую знал только командир, Борода, когда неожиданно послышался свист, и невдалеке, сбоку рванула мина...

Он был единственный, кто остался стоять после свиста мины. Все остальные уже лежали, уткнув морды в землю. Большой и острый как гильотина осколок в мгновение ока пересёк ему шею, и голова его отлетела в темноту.

Безголовое тело с автоматом в руках постояло некоторое время, обильно орошая кровью свой камуфляж, и рухнуло без единого звука.

- Чёрт!.. У нас двухсотый! – выругался бородатый командир, посмотрев через плечо, и развернулся, чтобы ползти обратно. – Отходим!

Мины с тягучим свистом продолжали прилетать и рвались поблизости. Было ясно, что их засекли. Группа начала отползать к лесополосе.

- А с этим что?.. Не утащим, блять... Да он без головы! – ощупал труп боец с позывным Бес.

- Бес, пошукай голову, - приказал бородач. – Фонарь не включать! Автомат его забери, а тело оставляем. Самим бы уйти!

- Нашёл!.. Она тяжёлая, блин...

- Давай её в пакет.

*     *     *

Небо над лежащим в траве телом посветлело, степь вокруг стала насыщаться красками. Близился рассвет. Кровь, струящаяся из перерубленной шеи, утихла, потом остановилась совсем.

Ворона села поблизости, с интересом поглядывая на тело...

Вдруг безголовое тело шевельнулось; ворона отпрыгнула. Руки и ноги у тела начали неуверенно двигаться, как у лежащего робота-трансформера, и двигались так до тех пор, пока тело не оказалось на четвереньках. Тут тело застыло, фиксируя это положение, потом, приседая на ноги, поднялось и встало вертикально.

Руки принялись ощупывать туловище, огладили грудь, похлопали по ногам: всё было цело... Наконец, они дошли до плеч, шеи, и не обнаружили головы... Где?? Где голова? и как же без неё?? Нужно искать!

Тело вновь опустилось на четвереньки и принялось ползать и ощупывать траву вокруг. Это продолжалось долго, больше часа... Головы не было.

В полном отчаянии зомби, наконец, поднялся на ноги, и решил идти дальше так. Определив по какому-то внутреннему компасу направление движения, он развернулся вокруг вертикальной оси и неспешно зашагал в сторону базы, переваливаясь с ноги на ногу.

*     *     *

- Дывись, командир, хто це?.. – удивился наблюдатель на украинской стороне.

- Чего, Петро? – откликнулся его командир-напарник.

- Та вон по-над посадкою йде... Видкрыто йде, серед дня, не ховаеться!

- А, вижу... Совсем обнаглели сепары. Дай-ка бинокль...

- Трымай... Бачишь?

- Бачу... Не пойму только, что у него с головой?.. Неси винтовку с оптикой! Сейчас разберёмся...

Снайпер прицелился; раздался выстрел. Тело покачнулось и сделало шаг в сторону.

 - Аха, влучив! – обрадовался Петро, и тут же, поражённый, ахнул: тело, не смотря на попадание, продолжало неспешно шагать своим путём вдоль лесополосы.

- Он в бронике... – выругался стрелявший командир. – В голову надо было. А головы я не увидел... Где у него голова, Петро??

- Голова?.. Не бачу... Нема.

*      *      *

На бывшей турбазе Сосновской, оборудованной под базу батальона, в дальнем деревянном павильоне, подальше от глаз бойцов, был устроен морг, куда санитарные машины свозили двухсотых с передка. Санитары, как обычно поддатые, выносили накрытые тела из сарая, и укладывали в приехавший за двухсотыми грузовик из города. Подняв  в кузов последнего, санитары отряхнули руки, закурили...

- Смотри, Серый... А это что за жмур у забора лежит? Почему не в сарае?..

- Не знаю... Ух, ты! безголовый... Когда его принесли-то?

- А хер знает... Я не видел. Вишь, лежит себе в тенёчке, отдыхает... Будто сам пришёл, ха-ха... А чего ж голову-то не приложили? Некомплект.

- Давай загрузим... Последний будет. Документы проверь.

- Есть. Виктор Белов, прибыл только как неделю. Эх, жаль пацана... И смартфон у него цел! Смотри, «Леново»!..

- Забирай, у меня свой неплохой... Грузим!

*     *     *

Комбриг, позывной Батя, могучий красавец под два метра ростом, и начальник его штаба, позывной Гром, ничем на свой позывной не походивший, поблёскивая золотыми погонами, ездили по передку, ходили по окопам и блиндажам, говорили с низовыми командирами, успокаивали. Денег батальону не платили уже два месяца, среди бойцов начались недовольства, ропот...

- Деньги будут! – рубил комбриг. – Они уже есть! Заминка только с банком... Я на них нажму. На днях все всё получат!

- Хорошо бы, - устало говорил майор, привалившись спиной к стенке блиндажа и не выказывая к начальству особого пиетета. – И что, сразу за два месяца?

- За сколько задолжали? За два? Значит, и получите за два.

- Вашими бы устами... – усмехнулся майор.

- Не усмехайся, комбат. Я сказал, значит всё... Как у вас тут обстановка? Как противник? Потери есть?

- Да как противник... Мину вот вчера пульнули нам в блиндаж. Один двухсотый, два трёхсотых... Да группа БР ночью под обстрел попала – тоже один двухсотый. Всех отправили на базу.

- Вы им ответили, укропам этим?.. Правильно! Ладно, майор... Не падать духом! Деньги будут... завтра. Ну, или через два дня. Ещё вопросы?..

- Вопросов нет, товарищ комбриг... Счастливого пути! Только... может, оставите нам БТР? А вы на нашем газике поедете... Нам-то броня нужнее, сами понимаете.

- Не вопрос, - резко ответил комбриг, поморщившись при этом, как от зубной боли. Но не жмотиться же  ему тут, на передке, раз его Батей прозвали... Пусть берут.

*     *     *

Когда газик уже ехал по центральной улице Донецка, личный охранник комбрига нащупала под сиденьем объёмистый пакет, в котором было что-то круглое.

- Что-то подложил нам тут майор, - сказал начштаба, тыкая ногой. – То ли арбуз, то ли бомбу... Ну-ка, Сергей, что там?

Охранник развернул пакет и сразу же,  чертыхнувшись, отбросил:

- Голова!

- Что?? – Батя скривился и зажал нос – попахивало. – С ума этот майор сошёл, что ли?.. Или пошутил так?? Выброси немедленно!

- Прямо на улицу Артёма?.. Нас не поймут, - усмехнулся начштаба. – Решат, что мы на ходу головы режем и по улицам катаем... кегельбан.

- Коля, сворачивай на проспект Мира, - приказал Батя водителю. – На мосту остановишь.

На мосту через Кальмиус охранник вышел из машины, размахнулся и забросил пакет подальше в воду.

*     *      *

В Донецке стоял чудесный тёплый день. Майское солнце пригревало, зеленела молодая травка, птицы распевали во всё горло, а солнечные блики на воде веселили глаз. На той стороне Кальмиуса высились красивые цветные многоэтажки; вдали, по мосту вдоль бульвара Шевченко весело бежали машины.

По берегу пруда бродила юная парочка. Скамейки, стоявшие среди разросшихся, уже зелёных кустов, были пусты, вокруг не было ни души.

- Ирка, ну смотри, никого ж нет... – приставал к девушке паренёк. – Давай, а?

- С ума ты сошёл, Лёшка!.. А если появиться кто?..

- Да брось ты всё бояться!.. Любишь ты меня или нет, в конце концов?..

- Люблю - и что?..  А если увидят?..

- Да кто увидит?.. Давай, Ириш, приспусти джинсы... Ну чуть-чуть...

- Прям тут, что ли?.. – стыдливая Иринка попыталась переключить внимание своего друга на что-нибудь другое. - Вон, смотри, что-то плавает там...

В воде, у самого берега, в тине, плавало что-то странное.

- Что за фигня?.. – заинтересовался Лёшка. Он подошёл к воде и стал рассматривать. Потом нашёл палочку, и стал ею крутить в воде это штуку.

- Ирка, да это голова!.. – вскричал он. – Гляди...

- Ай-й!! – заорала и отскочила Ирка, когда подошла поближе. – Ужжа-асс!!

Лицо головы густо заросло чёрной щетиной, рот был раскрыт, глаза полузакрыты. Вид её был ужасен; на лице отразилось предсмертное страдание...

Лёшка чрезвычайно возбудился и достал телефон для съёмки.

- Гляди, какая прелесть... – бормотал он, щёлкая голову с разных ракурсов. – Ирка, а давай мы селфи сделаем с головой?

- Селфи?. С головой?.. Вот идиот.

- Иди сюда, присядь рядом...

Они присели на корточки, и Лёшка поднял камеру так, что в зазор между их юными лицами из воды заглядывало лицо с того света... Наделав кучу снимков и насладившись видом мёртвой головы до упора, Лёха вернулся к проблеме секса.

- Ириша, давай-ка я тебя тут, на виду у этой головы потрахаю... Это будет круто, а? На всю жизнь запомнишь!..

- Лёш, страшно же... – возражала только для проформы уже возбуждённая Ирка. - Какое лицо жуткое! Смотрит...

- Не боись, Ирка, – говорил Лёха, спуская с неё джинсы. – Мёртвые головы только способствуют сексу!

Обнажив её юную попку, он присел и впился поцелуем в её самое интимное место. Вспыхнувшая тут же страсть к воспроизведению жизни затмила их разум, и восторжествовала над смертью... Совокупление свершалось стоя, было коротким и бурным, на пике ощущений.

Потом они, немного очумевшие от секса, уселись отдохнуть на лавочку, и минут через пять процесс был продолжен уже в неспешном режиме. Иринка, сидя на своём Лёшике верхом, время от времени оглядывалась через плечо на плавающую в тине голову, и стоны её тогда становись громче, а движения экспрессивнее.

*     *     *

«Джеймс Бонд», который троллил тогда этого биржевого спекулянта Виктора, работал компьютерщиком в одной ремонтной фирме, был примерно одного с ним возраста, но противоположных политических взглядов. Зарабатывал он неплохо, тоже тусовался по ночным клубам, и тоже жил в Москве. Снимал небольшую конуру в пределах МКАДа, и был, в общем-то, доволен жизнью...

О тех, с кем приходилось виртуально общаться в соцсетях, он обычно забывал, если, конечно, это были не девушки, с которыми знакомство могло продолжиться в реале. Но одного типа, в шляпе, который решил поехать воевать на Донбасс и с гордостью объявил об этом в сети, он запомнил.

«Жив, интересно, этот дурик? – думал он иногда. - Или уже шляпу от головы отстрелили?.. Ну, тупые путиноиды!..»

Однажды, путешествуя по социальным сетям, он наткнулся на жутковатую фотку с мёртвой головой, которую поместил в Фейсбуке один юный придурок.

В тине пруда плавала страшная, заросшая щетиной человеческая голова, и кто-то тыкал в неё палочкой... И ещё они делали с ней селфи: на берегу два лица с вытаращенными от восторга глазами - пацана и девчонки, и между ними, в воде – голова.  Подпись под фотками гласила: «Голова укропа». Автор страницы был из Донецка.

Димке показалось, что в этом мёртвом лице есть что-то знакомое. Присмотрелся, и его как током ударило! Он вспомнил это лицо... Оно было тогда чисто выбрито, и оно было в шляпе. Это был тот самый тип, которого он доставал и троллил тогда в Гугле, тот диванный вояка, который решился-таки взять оружие всерьёз...

*    *    *

Прошёл месяц или полтора... Однажды, летним вечером, когда уже наступали сумерки, и стали зажигаться фонари, Димка бродил возле памятника Пушкину: он забил тут стрелку с одной случайной знакомой.

В сквере за памятником, на скамейке он краем глаза заметил странного человека... Странность заключалась в том, что, не смотря на жаркий летний вечер, был одет он в строгий костюм с галстуком и в шляпу, которая была очень низко надвинута на глаза. Лица было не видно совсем...

На несколько минут Димон забыл о нём, оглядываясь в ожидании своей новой  знакомой, и вдруг увидел этого человека уже рядом: прямой и застёгнутый на все пуговицы, человек этот направлялся прямо к нему. Шагал он как-то странно, раскачиваясь, а шляпа сидела так низко, что казалось, она надета была прямо на шею...

И даже когда он остановился перед Димкой, лица его он всё равно не увидел: шляпа действительно была надета прямо на шею. Мужик этот был без головы...

Хотя разум его восстал и не желал этого признавать, Димка интуитивно сразу понял, что перед ним выходец с того света. Он даже хотел окреститься, но было как-то неловко, да и руки были непривычны к этим церковным глупостям.

Костюм в шляпе протянул ему руку, и Димка на автомате протянул свою... Кисть, которую он пожал, была обтянута сухой гладкой кожей, как перчаткой.

«Месяц тебя здесь дожидаюсь, - зазвучал в Димкиной голове, как в бочке, чужой внутренний голос. – У Пушкина, в шесть часов, ты говорил... А уже десять скоро! Это ты, Джеймс Бонд?..»

Дмитрий уже догадался, кто перед ним. Первый ужас прошёл, и он подумал: «А что он мне сделает?.. Зомби безголовый», и сказал вслух: «Это ты, брателло? Тот самый?»

«Тот самый, - прогудел в голове его ответ. – Тогда я тебя хотел найти, чтобы убить, как бандеровца. А теперь...» «А теперь что?» «Теперь эти бандеровцы мне похеру. Но плохо, что ты ошибся тогда... Ты говорил, что мне шляпу от головы отстрелят... А мне, вишь, голову целиком отстрелили. Я ж там без шляпы был... Нé хрен мне было там делать! Сидел бы дома, торговал бы сейчас на бирже... и голова была бы на месте. А теперь... где её искать? Без головы ни в рай, ни в ад не пускают... Так и мыкаюсь - ни туда, ни сюда... людей пугаю»

«А от меня чего хочешь?» «Не знаю... А куда мне деваться?.. Умереть бы нормально, по-человечески, да не получается... голова нужна в комплекте»

«Виктор тебя зовут, так?.. А ведь я видел твою голову, Витя! В фейсбуке один болван постил фотку с твоей головой... Я тебя там сразу узнал»

И Димка рассказал мертвецу, что он видел, и кого ему нужно искать. Душа Виктора, которая не могла покинуть земную, печальную для неё ныне, юдоль, возликовала.

«В Донецк направлюсь... Найду голову! Как доберусь?.. Как и до тебя добрался... Ночами иду, пешком. Днём нельзя: пугаются, кричат... Когда темно, им не видно, кто идёт: какой-то мужик в шляпе... Раз, под Москвой было, гопники поздним вечером окружили, хотели побить... Обоссались все, когда я шляпу снял. Ну, прощай...»

«Прощай, брателло... Надеюсь, доберёшься куда следует»

Тело неуверенно развернулось и, покачиваясь из стороны в сторону, зашагало в темноту сквера. «Безбашенный путник ночи! - красиво подумал Димка, глядя ему вслед. – Не завидую тем, кого он повстречает во тьме... А уж этих юных придурков, что с его головой забавлялись, заставит весь ставок там прочесать... Всю тину в нём переберут, пока не найдут!»

Дмитрий, проводив ушедшее тело взглядом, забыл и думать о девушке, которую он ожидал. Он направился к остановке, сел в автобус и, пребывая в состоянии полной прострации, поехал домой. В тот свет он уже верил абсолютно.

Дома он, ни о чём не думая, лёг в постель и заснул как убитый. Наутро всё уже казалось ему каким-то дурным сном, о котором он постарался забыть. И это ему почти удалось...

Но поздней осенью, когда он уже окончательно, как ему казалось, забыл обо всём этом, он случайно набрёл на тот самый аккаунт в фейсбуке, где были фотки с мёртвой головой. И опять вспомнил... И заметил, что уже два месяца как страница эта в фейсбуке не обновляется, и хозяин на неё не заходит.

КОНЕЦ