Становление Героя Щита 4 (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Анеко Юсаги СТАНОВЛЕНИЕ ГЕРОЯ ЩИТА 4

Начальные иллюстрации



Пролог. В бегах

— Вот привязался! Чёртов гаремщик, — раздражённо выругался я.

Впрочем, чего ещё ожидать: нас ведь разыскивают по подозрению в промывке мозгов Мелти.

Мы двигались по горной дороге среди лесных зарослей и старались не высовываться.

Нас преследовали.

— Чёрт! С тех пор как я пришёл в этот мир, со мной не случилось ничего хорошего! — проворчал я, невольно вспоминая всё, что со мной произошло.

Когда-то я, обычный студент второго курса, как и все вокруг считал себя отаку. Мне было двадцать лет.

А началось всё с того дня, когда я от безделья зашёл в библиотеку и нашел там книгу под названием «Сказание о Четырёх Священных Орудиях». Начал читать и очнулся уже в другом мире, в который меня призвали.

И стал одним из четырёх Героев, описанных в Сказании: Героем Щита.

Поначалу меня переполняло предвкушение, и я считал, что впереди лежит дорога славы и жизнь, о которой можно только мечтать. Но жители этого мира поймали меня в подлый капкан, обобрали до нитки и опорочили мое имя.

Мне пришлось жить в этом чужом мире одному, не имея возможности кого-либо атаковать, зато с грузом обвинения в изнасиловании, которого я и не думал совершать.

К тому же мир этот стоит на пороге гибели из-за бедствий, называемых «волнами».

Когда они приходят, меня насильно перемещает к ним, и я вынужден бороться с ними.

А что ещё хуже — в момент призыва у меня на руке появился Легендарный Щит, который я никак не могу снять.

Я часто возмущаюсь тому, что приходится сражаться ради тех же самых людей, что и подстроили этот капкан, но выбора мне не дали.

Из-за Щита нельзя взять в руки другое оружие, так что атаковать врагов тоже нет возможности.

В качестве компенсации Щит может поглощать монстров и всякие другие ресурсы, открывая и принимая всевозможные формы, тем самым усиливая меня.

Некоторые особенности этого мира напоминают об играх. Например, тут существует «магия Статуса», которая отображает характеристики, которые можно повышать вместе с Уровнем, набираемым убийствами монстров.

Хоть мне система Уровней и кажется немного оторванной от реальности, суть её предельно проста — чем больше ты работаешь над собой, тем сильнее становишься, и все твои усилия обязательно засчитываются. Я с самого детства любил мангу, игры и аниме, поэтому она мне знакома.

Сейчас у меня 39-й Уровень. Результат приключений.

— Так что? Мы оторвались?

— Они до сих пор преследуют нас.

— Чёрт!

Прямо сейчас за нами гонится тип по имени Китамура Мотоясу. Ему 21 год.

Его призвали сюда из современной, но параллельной Японии Героем Копья.

Среди всех Героев он самый симпатичный. Хоть я и мужчина, но признаю это.

И в то же время очень легкомысленный тип, который думает исключительно о женщинах.

Мотоясу, равно как и двое других Героев, раньше имели дело с играми со схожим мироустройством, поэтому все они хорошо разбираются в этой системе. Они знают правила, по которым она работает, и эффективные методы прокачки.

И, тем не менее, Мотоясу не делился со мной знаниями и даже был одним из тех, кто подстроил ту ловушку.

Если у него есть время заниматься такой ерундой, лучше бы потратил его на спасение мира.

Другие два героя — это Герой Меча Амаки Рен и Герой Лука Кавасуми Ицуки. Их тоже призвали из параллельных Японий.

Рену 16 лет. Он считает себя очень крутым, и, я думаю, вы сможете составить о нем верное мнение, если я назову его брюнетом-мечником.

Ицуки… кажется, 17. Внешностью он не цепляет, но производит впечатление весьма умелого парня.

Сейчас они меня, кажется, не преследуют. Наверняка это потому, что они начали подозревать что-то не то в происходящем.

— Может, мне скрыть нас с помощью магии?

— Давай.

Девушку, которая предложила спрятать нас заклинанием, зовут Рафталия.

Она енотообразная, поэтому у неё уши и хвост, как у тануки.

На вид ей все 18, ростом чуть пониже меня, и одного взгляда на её аккуратные черты лица хватит, чтобы понять — девушка она серьёзная. Хватит и для того, чтобы счесть её красавицей — настолько она хороша.

Волосы у неё длинные, светло-коричневые. Они слегка вьются и блестят. А ноги стройные настолько, что её можно принять за модель.

После того как меня призвали в этот мир, обвинили в преступлении и оставили без денег и друзей, я скопил немного мелочи и купил её в качестве раба.

Поэтому на неё нанесли рабскую печать, которая давала мне право даже убить её, если бы я того захотел. Как только она нарушала какое-либо установленное мной правило, печать светилась и причиняла ей боль. Предательство так шокировало меня, что я растерял веру в людей, и именно поэтому купил рабыню, которая никак не сможет предать меня. Благодаря печати, Рафталия так же не могла мне и лгать.

Поскольку я не в силах побеждать врагов сам, то дал ей оружие, чтобы она сражалась за меня.

На момент покупки она выглядела гораздо младше: от силы лет на десять.

Оказалось, что в этом мире рост Уровней у полулюдей приводит к резкому взрослению тела.

Из-за этого сейчас Рафталия выглядит совсем взрослой.

Я слышал, что именно по этой причине люди не уживаются с полулюдьми.

Всё было хорошо до окончания первой волны — мы с Рафталией вместе набирали уровни, покупали снаряжение и в итоге смогли пережить её. Но затем Мотоясу, услышавший о том, что у меня есть рабыня, потребовал дуэли один на один, несмотря на то, что мне нечем атаковать.

Король Мелромарка — призвавшей меня страны — вынудил меня принять участие в дуэли, и я проиграл, поскольку противники использовали нечестный приём. Но, даже освободившись, Рафталия сказала, что хочет быть со мной, поэтому мы с ней путешествуем вместе и по сей день, пусть она и снова стала рабыней.

На данный момент Рафталия не делает ничего, что заставило бы сработать её печать, а я не ставлю ей никаких серьёзных запретов. Хозяин и рабыня мы с ней только на бумаге.

Тем более что Рафталия… сама хочет быть спутницей Героя и спасти мир от волн.

Здесь играет свою роль то, что из-за волн она лишилась той деревни, где когда-то жила, а также своих родителей.

Так что, сражаясь с волнами, она пытается отомстить.

Герой, вынужденный сражаться с волнами, и рабыня, потерявшая из-за них всё… несмотря ни на что цель у нас одна.

Изначально я считал Рафталию просто рабыней, чем-то удобным, но теперь она моя правая рука, которой я полностью доверяю и питаю к ней отцовские чувства. Мне бы очень хотелось, чтобы она не рисковала собой, а жила себе мирной жизнью, но уж слишком она предана делу, чтобы я мог заставить её пойти на это.

Кстати, Уровень у неё 40-й.

— Доверьтесь мне.

— Прости, что опять прошу.

— О чём вы, Наофуми-сама? Я ваша спутница, вам незачем стесняться.

— …Да, пожалуй. Ох, какой же этот гад упрямый, — на автомате пожаловался я.

— И правда.

— А нам с Мел-тян что делать?

— Ты, Фиро, оставайся в форме человека. Если что-то случится, превращайся в Филориала. Мелти, веди себя тихо.

— Хорошо-о.

— Ты так сказал, будто я обычно слишком шумная.

— Ладно-ладно. Мелти, охраняй наши спины.

Только что я раздал указания двум девочкам.

Первая — Фиро.

У неё золотистые волосы, голубые глаза и крылышки на спине. На вид ей десять.

Её глаза чистые, искренние и ясные, щёки мягкие на вид, а выражение лица беззаботное.

Она одета в платье с бантом на груди. Одеяние простое, но отлично подчёркивает миловидность лица и крылышек за спиной.

Но на самом деле она нечто вроде королевы птицеподобных монстров, называемых Филориалами, которых запрягают в повозки.

В своей настоящей форме она похожа на помесь огромной совы и страуса и бегает очень быстро.

Её основной цвет — белый, но с розовым отливом.

Характер… наверное, «своенравный» подойдёт лучше всего? При этом она страшная обжора, и вообще — полная противоположность аккуратной внешности.

Ест она практически всё, включая прогнившее драконье мясо.

Встретился я с ней, когда мы с Рафталией пошли восстанавливать рабскую печать. Я согласился на предложение Работорговца сыграть в лотерею с яйцами монстров и выбрал то, из которого родилась Фиро.

Так что сейчас ей только два месяца.

Каким-то образом за это время она научилась перекидываться в ангельскую форму, которой пользовалась, когда не нужно таскать повозку.

Повозки она любит тягать больше всего на свете. Иногда ей кажется, что я её недооцениваю.

Недавно у неё появилась подруга, и теперь она, кажется, поняла, что в мире есть вещи поважнее еды, сна и игр.

Как бы там ни было, благодаря Фиро я смог стать катураем и заработать немало денег.

С точки зрения Фиро я её хозяин… а Рафталия — нечто вроде старшей сестры. А я считаю её… получается, дочерью, что ли.

Уровень у неё, как и у Рафталии, 40-й.

— Наофуми-сама… руку.

— Хорошо.

Рафталия распушила хвост, готовясь применить заклинание.

Я взял её за руку.

— А-а, сестрёнка и господин-сама распу-утничают. Я то-оже хочу.

— Не распутничаем! Помни о том, где мы.

— Но сестрёнка-а, ты господином-самой ни с кем не делишься-а.

— Ради всего святого, заткнись, или мы никогда от них не отвяжемся. Мелти, ты б ей сказала, что ли.

— Сама знаю. Фиро-тян. Пожалуйста, потерпи.

— Бу-у… ничего, сестрёнка Рафталия. Однажды я стану для господина-самы самой-самой.

— О чём ты говоришь?

— Быстрее, или нас поймают!

Наконец-то, Мелти.

Точнее, Мелти Мелромарк.

Роста они с Фиро примерно одинакового, но волосы у неё приятного тёмно-синего цвета, который сразу бросается в глаза. Собраны в два хвостика.

Взгляд волевой. Обычно она носит готического вида платье, но сейчас одета в простые крестьянские вещи. Черты лица, возможно, даже тоньше, чем у Рафталии, и в будущем из неё скорее всего вырастет настоящая красавица. Характера её я толком не знаю, но неприятная привычка цепляться к словам точно имеется.

Стоит заметить: только что она чуть не обиделась на то, что я попросил её вести себя тихо.

Поначалу она разговаривала крайне вежливо, но теперь от этих формальностей избавилась. Чую я, что чем больше мы будем с ней ходить, тем меньше она будет мне нравиться.

Хотя, быть может, этого и следовало ожидать.

Эта Мелти, на самом деле, — вторая принцесса той самой страны, чьи войска преследуют нас, а к нашей компании примкнула вынужденно, поскольку над её жизнью нависла угроза. И именно из-за этого нас и преследуют.

Королевство Мелромарк относится к Герою Щита недоброжелательно. Поэтому они, недовольные тем, что этот самый Герой Щита сколотил неплохую репутацию с помощью торговли, повесили на меня выдуманные преступления и объявили в розыск.

По их словам, я похитил Мелти, вторую принцессу и первую наследницу Мелромарка.

Может показаться, что нам достаточно сдать её властям и дело с концом, но не всё так просто. В стране есть люди, у которых достаточно возможностей и желания для попытки покушения на первую наследницу престола, и если мы просто вернём её королевской семье, она, скорее всего, умрет.

Как результат, теперь у нас с ней взаимовыгодное сотрудничество.

Нам нужно доставить целую и невредимую Мелти её матери, королеве страны, чтобы доказать нашу невиновность. Правда, чтобы жизнь мёдом не казалась, королева сейчас находится где-то за пределами страны, и как мы собираемся увидеться с ней пока непонятно.

Кроме того, Мелти — лучшая подруга Фиро.

Она обожает Филориалов и нашла с Фиро общий язык, так что подружились они практически моментально.

Она рассказывала, что мать поручила ей поработать посредником между мной и подставившим меня королём.

Случилось ещё много всего, и сейчас мы с ней относимся друг к другу не лучшим образом.

Мы даже по именам друг друга начали звать исключительно потому, что она разозлилась на то, что я называл её по титулу: второй принцессой.

К Рафталии она, как и Фиро, относится как к старшей сестре, на которую можно положиться.

Её Уровень — 19-й, на один больше, чем когда наше путешествие началось.

— Что это, Рафталия-сан? Что за заклинание вы читаете?

К Рафталии она обращается уважительно. Почему мне таких почестей не достаётся?

Пока я раздумывал об этом, Рафталия дочитала заклинание.

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и сокрой нас!» Олл Фёст Хайдинг!

Заклинание накрыло нашу компанию кучей опавшей листвы, спрятав таким образом от посторонних глаз.

Оставалось лишь сидеть, затаив дыхание.

Почти сразу же из-за угла показались наши преследователи — Мотоясу со своим отрядом.

— Куда они подевались? — спросил Мотоясу, Герой Копья.

— Мотоясу-сама, быть может, они ушли дальше?

У Мотоясу три спутницы. Все — девушки.

Как зовут ту, что говорила сейчас, я не знаю.

— Нам нужно двигаться вперёд.

— Но ведь у Наофуми есть Рафталия-тян. Может, они где-то поблизости прячутся?

Проницательная сволочь. Как угадал-то.

Однако чтобы обнаружить нас, ему понадобится применить либо навык Легендарного Оружия, либо магию.

Конечно, если он так сделает, будет неприятно, но я полагаю, что он не станет на каждом шагу разбрасываться заклинаниями.

— О? Я нашел следы! За мной! — громко позвал Мотоясу своих спутниц.

Следы вели вовсе не к нам. Не зря я попросил Фиро для подстраховки наследить. Похоже, они купились.

— Что же, давайте за ними. Ах… моя дорогая Мелти. Наверняка подлый Демон Щита промыл тебе мозги. Но я непременно спасу тебя.

Этот человек, только что упомянувший Мелти и назвавший меня Демоном — та самая сучья принцесса, которая и навесила на меня фальшивые обвинения. Она прикидывается авантюристкой по имени Майн София, но её настоящее имя — Малти C Мелромарк.

Она старшая сестра Мелти.

Больше всего эта мерзавка любит жить в роскоши и смотреть, как страдают другие.

Я предполагаю, что за всеми событиями, приведшими к нашему бегству, стоит именно она.

Как я понял, из-за отвратительной манеры вести себя она стоит позади Мелти в очереди на престол.

Во время прошлой битвы она настолько хотела обеспечить себя королевским будущим, что атаковала Мелти совершенно всерьёз.

Я про себя презрительно именую ее сукой.

Однажды она обязательно за всё поплатится!

— Двигайтесь дальше, Мотоясу-сама. Я скоро догоню вас, — отправив Мотоясу вперед, сука огляделась по сторонам. — Чем заниматься такой ерундой, мы могли бы просто выжечь этот лес.

С этими словами она достала из кармана склянку, открыла её и разбрызгала содержимое.

…Мне это очень не нравится.

Но если мы выпрыгнем и набросимся на неё, тут же прибежит Мотоясу, так что лучше сидеть тихо.

— Наофуми…

— Ш-ш.

Мелти обеспокоенно подёргала меня за плечо. Похоже, она уже поняла, что сейчас будет.

— Фёст Файер.

Сука зачитала заклинание, из её ладони вырвалось пламя и упало на содержимое склянки.

И вслед за этим оно вспыхнуло.

Так я и думал.

Сука решила поджечь весь лес, чтобы выкурить нас.

Принцессы так себя не ведут. Это уже поведение преступницы.

У неё что, совсем совести нет?!

Оставляя пламя бушевать за своей спиной, сука помчалась к Мотоясу.

Огонь же быстро распространялся, постепенно поджигая деревья. Я повернулся в ту сторону, откуда пришёл Мотоясу, и увидел, что и там поднимался дым.

— Наофуми-сама!

— Мелти, ты можешь потушить огонь магией?

— Здесь могу, но там, вдали, нет. Пока мы добежим дотуда, фронт слишком расширится.

Кх… сука оставляет за Мотоясу пожары.

Когда же ей надоест так нам досаждать?

Наверняка она потом заявит, что этот пожар — моих рук дело.

Что же делать? Разве у нас есть время заниматься пожаротушением?

— Господин-сама, я чую ды-ым.

— Да уж. Фиро, превращайся в Филориала. Нам нужно бежать.

— Угу!

— А что насчёт огня?

— Вряд ли это сильно поможет, но ты не можешь создать дождь с помощью магии, Мелти?

Мелти специализируется на магии воды. Поэтому я подумал о том, не сможет ли она хоть немного, но уменьшить ущерб от пожара.

— Я попробую, но на многое не рассчитывай.

Мелти сфокусировалась и зачитала заклинание:

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и ниспошли благословенный дождь!» Цвайт Скволл!

Как только Мелти закончила, в небе появились тучи, и начался дождь.

Но шёл он на довольно маленькой территории.

…Впрочем, всё лучше, чем ничего.

— Скоро тут везде будет огонь! Рафталия, Мелти, вы же не против бежать отсюда?

— Боже! Что творит моя сестра?!

— Наверняка пытается повесить на меня еще и это.

Начал подниматься дым. Надеюсь, дождь хоть немного, но уменьшит ущерб…

Фиро с отчётливым «пуфом» превратилась в Филориала, мы оседлали её, а затем быстро эвакуировались. Конечно, мы побежали в сторону от отряда Мотоясу.

Надеюсь, хаос, вызванный пожаром, поможет нам сбросить их с хвоста.


Глава 1. Город авантюристов-полулюдей

Отделавшись от Мотоясу и спустившись с гор, мы задумались над тем, что делать дальше.

— И вообще, «на юго-запад» — это, собственно, куда?

Прямо сейчас мы ехали на юго-запад, чтобы покинуть Мелромарк и встретиться с королевой, находящейся в соседней стране, но куда конкретно на юго-запад ехать никто не уточнял.

План, конечно, расплывчатый, но с учётом того, что мы едем в другую страну, первым делом, видимо, надо пересечь границу.

Кстати, а как Мотоясу смог нас отыскать?

Единственное, что приходит на ум — что он действует по сообщениям очевидцев.

…Может, это работа вражеских Теней?

«Тень» — название тайного разведотряда, подчиняющегося королеве, который уже несколько раз приходил нам на помощь.

Однако Тень — не отряд единомышленников, и, похоже, среди них есть те, кто действует против нас.

Как я понимаю, в настоящее время отряд разделился на две противоборствующие стороны — одна служит королеве и помогает нам, а другая служит Церкви Трёх Героев, пытается обвинить нас в похищении принцессы Мелти и стремится в конечном счёте от нас избавиться. Если они специализируются на разведке, то для них не составит никакого труда держать Мотоясу в курсе того, где мы находимся.

Тени-союзники, которых я пока видел, одеваются как ниндзя. Они занимаются разведкой, секретными операциями и ещё много чем.

— Ни минуты передышки не дают. Если мы не найдём, где можно переждать, пока отряд Мотоясу уйдёт куда подальше, то так и будем день за днём от них убегать.

Из-за этого придурка наше путешествие на юго-запад Мелромарка сильно осложнилось.

Мы не успели оглянуться, как оказалось, что сильно сбились с курса.

— Фиро.

— Что-о?

— Ты не чуешь этих Теней?

— М-м… но ведь поиски прячущихся людей — специальность сестрёнки Рафталии?

— Ты так думаешь?

— Это правда, Рафталия-сан?

Мы с Мелти дружно обратились к Рафталии.

— Мне неловко оттого, что вы возлагаете на меня такие надежды. Конечно, иногда я ощущаю какое-то беспокойство… но это происходит, лишь когда мы подъезжаем совсем близко к наблюдателю.

— Действительно. Мне тоже порой кажется, что за нами наблюдают издалека, но, боюсь, спрятаться от них мы вряд ли сможем.

Видимо, Мелти имеет в виду, что укрыться от взгляда Тени практически невозможно. Однако нам тоже помогают Тени, и благодаря их отвлекающим манёврам нам удаётся сбрасывать Мотоясу с хвоста.

К тому же… он не преследует нас по ночам. Скорее всего, дело в том, что сука не выносит ночных битв. Небось, жалуется, что бессонница — враг красивой кожи. Чёртова поджигательница.

Впрочем, лучше было бы, если бы они вовсе перестали за нами гнаться.

— А, — Мелти явно пришла в голову мысль, и она перевела взгляд на меня.

— Что?

— Тут неподалёку живёт один аристократ, мой хороший знакомый. Возможно, он согласится нас спрятать. Как насчёт того, чтобы переждать у него и бежать уже после того, как Герой Копья-сама окончательно потеряет след?

— Ты предлагаешь нам войти в город? Нам с тобой? В последнее время ещё и Фиро примелькалась.

Начнём с того, что меня знают все. Особенно после того, как всему Мелромарку показали моё лицо с помощью кристаллов, играющих в этом мире роль трёхмерных проекторов.

К тому же, на нас настучат и при виде Фиро. Поскольку недавно мы раскрыли противникам, что она умеет превращаться в обычного Филориала, теперь доносить будут и на подозрительных розовых Филориалов.

Я разглядел вдалеке деревню, а в ней — солдат Мелромарка.

— К тому же… аристократ, говоришь?

Мой вопрос отнюдь не риторический.

Знать Мелромарка питает глубокую ненависть к Герою Щита. Если прислушаться к словам Мелти и Церкви Трёх Героев, то окажется, что Герой Щита — национальный враг Мелромарка. Сколько бы доверия я ни отвоевал в ходе своих путешествий, на ненависти знати это, скорее всего, никак не сказалось.

— Думаю, мы будем в порядке.

— С чего бы?

— Он разделяет взгляды человека, которого моя мать считала своей правой рукой.

— И что это значит?

— Он пытался наладить отношения людей и полулюдей внутри Мелромарка.

— Так почему бы ему не заткнуть пасть твоему отцу и Церкви Трёх Героев?

Если в этой стране есть такие люди, то почему они не расправятся с навешанными на меня подозрениями?

Или он, как правая рука королевы, всегда с ней и поэтому не знает, что происходит внутри страны?

— Он правил районом, известным как Сеавет… но погиб на волне.

— Ух…

Насколько же жесток этот мир, если самые лучшие люди в нём умирают первыми?

— Волна застала его, когда он отдыхал на территории района. Говорят, он бился до последнего, защищая своих подопечных.

— Так вот оно как…

— Ага. Эта человек принёс себя в жертву первой волне Мелромарка.

Хм? Первой волне?

Я посмотрел на Рафталию. Если я правильно помню, она тоже под неё попала.

И Рафталия кивнула.

— Деревня, в которой я жила, находилась под протекцией правителя. Но когда он умер, и мы попытались восстановить деревню…

Ага, значит, так и есть.

— После гибели того феодала в Мелромарке начались гонения на всех, кто ратовал за налаживание отношений с полулюдьми. Говорят, отец лишил титула всех людей, которые разделяли мнение того человека. Ещё я слышала, что жители Сеавета столкнулись с ужасным насилием.

— …Государственные войска проявили инициативу, — с крайней неохотой отозвалась Рафталия.

Мелти тихонько кивнула. Она прекрасно поняла смысл этих слов.

— Когда мама вернётся, мы накажем их по всей строгости закона. Вообще, она уже просила об этом в письме, но эффекта, видимо, не добилась. Когда всё уляжется, расскажи мне о тех солдатах, Рафталия-сан.

— Хорошо.

— Всё-таки твой отец ничего хорошего не делает.

— Отец…

От моих слов Мелти пала духом.

Неудивительно, ведь и отец, и сестра Мелти стремились убить её.

Мелти уверяла, что её отца просто используют, однако трудно сказать, действительно ли король-подонок к этому непричастен.

Но что заинтересовало меня куда больше — что в Мелромарке, стране, исповедующей неприятие полулюдей, есть и знать, и королева, выступающие за улучшение отношений с ними. Я слишком мало знаю о том, чего именно они добиваются, и поэтому не могу даже строить догадок.

…Что-то я отвлёкся. Вернёмся к теме.

— Ты хочешь сказать, что здесь поблизости живёт кто-то, кто дружил с тем аристократом?

— Скорее всего. Я не видела его рядом с отцом, поэтому предположила, что его изгнали в особняк.

— Мы рискуем.

Похоже, у этого человека много врагов. С другой стороны, эти земли я немного знаю.

Можно сказать, что за время путешествий на повозке Фиро побывала в каждом уголке страны. Более того: я даже видел того человека, о котором говорила Мелти.

Я задорого продал ему дешёвое украшение — конечно, не как Герой Щита, а как святой с божественной птицей.

Помню этого интеллигентного знатного юношу. Умел блеснуть изяществом. Значит, буду его про себя называть красавчиком.

В тот раз я мысленно посмеялся над ним, но, быть может, он торговал со мной, зная, что я Герой Щита?

…Вполне возможно. Вёл он себя прилично. А ещё мне запомнилось, что в городе много авантюристов-полулюдей. Возможно, Рафталия сможет проникнуть в город, не вызвав подозрений.

— А вот в город входить слишком рискованно. Особенно вам, Мелти и Фиро.

— Почему? — Мелти удивлённо наклонила голову. Так, Фиро, а ты не повторяй за ней.

— Больно у тебя цвет волос заметный.

У Мелти очень характерные тёмно-синие волосы.

Они встречаются так редко, что её узнают даже переодетую.

А Фиро и в человеческом облике, и в облике Филориала, и в форме Королевы слишком заметна. И, что ещё хуже, — даже если мы все закутаемся в плащи, то всё равно будем привлекать внимание.

— Но ведь это и к тебе относится, Наофуми.

— Ну, тут не поспоришь.

— Слушайте, господин-сама-а. А что если вы на меня сядете, и я ночью перепрыгну через городскую сте-ену?

— Идея, может, и неплохая, но нас сразу же засекут дозорные.

— Однако если Рафталия-сан применит магию… правда, нас в любом случае смогут найти поисковым заклинанием.

— Что же нам делать? Ведь на этого человека и правда хочется положиться.

Можно, конечно, просто побежать дальше, но ежедневные битвы с Мотоясу быстро возобновятся.

К тому же я понимаю, что начал уставать. Мы воюем не только с Мотоясу. Бывает, что приходится отбиваться от авантюристов и солдат, пытающихся получить за нас награду. Хочется выдохнуть.

— Можно?.. — Рафталия подняла руку.

— Что такое?

— А что, если они сами догадываются, что мы попытаемся зайти в город?

Хм… очень может быть.

Похоже, что мнений о Герое Щита в этой стране два.

— Кстати, да. К тому же, Наофуми, возможно, авантюристы-полулюди согласятся нас выслушать.

— Это ещё почему?

— Ты забыл? Если Герой Щита — враг Мелромарка, королевства, исповедующего принцип главенства людей, то как к нему относятся полулюди?

Ах да. Да и среди недружественных Мелромарку стран есть страна полулюдей.

Поскольку Церковь Трёх Героев — фактически государственная религия Мелромарка, то весьма вероятно, что недружественная страна относится к Герою Щита гораздо лучше.

Возможно, полулюди даже согласятся нас выслушать.

Ещё можно вспомнить, что авантюристы-полулюди закупались у меня, даже когда я только начинал торговать. Что ж, попытка не пытка.

— Хорошо, как доедем до города, попытаемся обратиться к кому-нибудь из них.

— Есть.

— Надеюсь, у нас получится.

— Пое-ехали.

Таким образом, мы насколько могли осторожно двинулись в сторону ближайшего города, продолжая скрываться.


— П-простите пожалуйста!

— Э-эй!

Когда мы добрались до города, в котором, как мы предполагали, есть аристократ, который нас спрячет, мы встретили очередного авантюриста и попытались обратиться к нему из укрытия.

— Ну во-от… уже десятый. Что ты им сделал, Наофуми?

— Да откуда я знаю!

Стоит полулюдям заметить моё лицо, как они громко извиняются и убегают.

Что такое? Неужели дурная слава Героя Щита докатилась и до них?

Так у нас ничего не выйдет…

— Не похоже… чтобы он побежал стучать на нас.

— И правда. Он сбежал так же быстро, как остальные, но за нами так и не увязался ни один солдат.

Я ожидал, что они сообщат городской страже о том, что нашли нас, и будет погоня, но этого не происходило.

Ещё добавлю, что даже проходящие мимо авантюристы-полулюди при виде нас сразу пытались свернуть на другую дорогу, словно убегая.

— Может, я с ними поговорю?

— Ты справишься, Рафталия?

— Да.

— Если что — кричи, прибежим на помощь.

— Вас поняла.

— Сестрица, пока-а.

Так Рафталия пошла разговаривать с полулюдьми вместо нас.

Я немного волнуюсь. Местные явно нервничают, даже по походке видно.

Похоже, им очень неуютно в Мелромарке, пропитанном духом дискриминации такого рода.

Мне непонятно, что они здесь делают, но должна быть какая-то причина, по которой все они собрались здесь.

Наконец, Рафталия договорила и вернулась.

— Я снова с вами.

— И как успехи?

— Эт-то… я спросила, почему они убегают от вас, Наофуми-сама. Похоже, их предупредили о том, чтобы они не разговаривали с Героем Щита-самой.

— Что это значит?

— Я тоже подумала, что это звучит странно, переспросила, чтобы уточнить… и мне ответили, что это слова самого Героя Щита.

Это что, прошлый Герой Щита им такое наговорил? Вот тебе и раз.

Что же получается, Рафталия разговаривает со мной просто потому, что не слышала о Герое Щита или сама маловато знает о полулюдях?! Ну почему этот мир так несправедлив ко мне?

— Наофуми, ты не говорил полулюдям не приближаться к тебе?

— Не помню такого.

— Как странно. А мама рассказывала, что Герой Щита приказал не приближаться к себе, и молящиеся на него полулюди действуют в соответствии с этими словами.

…Чего?

— Потому что господин-сама сказал им не приближаться?

— Разве нет?

— Да не помню я такого. Может, это Герой Щита прошлого говорил?

— Точно нет. Значит, кто-то распространил ложную информацию?

Опять проделки Церкви?!

— Это произошло через несколько дней после того, как ты пришёл в этот мир, Наофуми…

…Это были такие тяжёлые времена, что я почти ничего не помню о них.

Я твёрдо вбил себе в голову, что все вокруг — обманщики, и не доверял никому из тех, кто пытался ко мне обратиться.

Возможно, я бросил эти слова кому-то, кто искренне предложил стать моим спутником?

— Наофуми? Неужели ты…

— …Так что? Мы сможем попасть в город?

Сменю тему. В противном случае я не вынесу взгляда Мелти.

— Да. У меня сложилось впечатление, что к нам относятся доброжелательно. Они считают, что Мелромарк творит глупости. Что дни Церкви Трёх Героев сочтены.

— Никто нас не сдаст?

— Я спросила нескольких полулюдей, все они сказали, что ни за что не будут доносить на Героя Щита-саму, если он будет рядом.

— Хм… конечно, опасность по-прежнему есть, но, может, попробуем?

В крайнем случае, быстроногая Фиро нас оттуда унесёт.

Надо только закутаться в плащи…

— Извините?

— Хм?

Кто-то обратился к нам, пока мы прячемся в кустах?

Я увидел, что неподалёку остановилась дорогая повозка, из которой к нам обратился галантный молодой человек в очках.

Ага, я помню его. Это тот самый красавчик… аристократ из города.

— Это ведь вы, принцесса Мелти и Герой Щита-сама?

— А, ага.

— Именно.

— Разговаривать прямо здесь неудобно, вы не согласитесь поговорить в моем особняке?

Видать, почуял наше приближение и сам выехал встречать. Надо же, какой вежливый.

— Если попытаешься выдать нас другим Героям — мало не покажется.

— Наофуми, при всём уважении…

— Мои подчинённые и варварская принцесса такое устроят…

— Что ты сказал?! — Мелти смерила меня испепеляющим взглядом. — Варвар здесь ты!

— О чём ты? Во всём мире не сыскать Героя интеллигентнее меня.

— Кстати, я хочу поблагодарить вас за то украшение, что вы продали. Несмотря на простоту материалов, я уверен, что дизайн самого Героя-самы оправдывает цену. Хоть я и заплатил в пять раз больше рыночной цены, это всё равно прекрасное приобретение.

…Взгляд Мелти жжётся.

— Приношу глубочайшие извинения, — Рафталия схватилась за голову.

— Ладно, Наофуми, идём. Но потом я во всех подробностях расспрошу тебя о том, что ты наделал.

— С чего я должен тебе о чём-то рассказывать?

— Для того чтобы впредь не повторять подобных ошибок. Тебя ведь и Демоном Щита называют по твоей вине, не так ли?

— Я слышал лишь сказания о моих славных подвигах.

— Перестань гордиться тем, что тебя считают преступником!

Хмпф. Я отнюдь не ощущаю вины за то, что обманывал своих врагов.

В конце концов, с их точки зрения любой умный поступок выглядит нечестным приёмом.

— Ну хватит вам, если вы будете шуметь, сюда прибежит Герой Копья.

М-м… Рафталия права. Я нехотя согласился поехать на повозке красавчика.


Я смотрел наружу из окна повозки. Хотя прошло только несколько дней, я уже успел соскучиться по городам. Пусть от этого и веет провинцией.

Как я и думал, здесь живёт много полулюдей. Авантюристов тоже порядочно.

Нас подвезли к особняку, мы спустились с повозки и вошли внутрь.

— Простите за вторжение, — Мелти поклонилась и пошла вперёд.

В официальной обстановке она соблюдает все правила этикета. Так же вежливо она разговаривает и в присутствии других Героев.

Лишь в разговоре со мной у неё портятся манеры. Меня это каждый раз озадачивает.

Хотя её, наверное, можно понять — я хорошего впечатления точно не произвожу.

— Наверняка вам тяжело постоянно бегать. Пожалуйста, отдохните здесь какое-то время.

Нас провели в столовую, где красавчик предложил отобедать.

Конечно, столовый этикет Фиро оставлял желать лучшего, но красавчик смотрел на неё с улыбкой.

— Как я понимаю, вы решили добраться до города после того, как отступление привело вас в мои земли?

— Ага. Мы думали где-нибудь укрыться, чтобы избавиться от Мотоясу… от преследования Героя Копья.

— Разрешите поинтересоваться. Неподалёку в горном лесу вспыхнул пожар, и, по сообщениям, его устроила цель Героя Копья, чтобы бежать от преследователей. Что произошло на самом деле?

Вот сука. Сама подожгла, но, как я и думал, всё свалила на нас.

Мелти схватилась за голову.

— Да уж, у твоей сестры даже рука не дрогнула. Она действует именно так, как мы и думали.

— Сестра… я и не думала, что она пойдёт на такое.

— Как я понимаю, настоящее положение дел отличается от донесений?

— Да, в пожаре виноват не я. Это дело рук принцессы, спутницы Героя Копья. Мы спрятались, чтобы подождать, пока они пройдут, и увидели, как она подожгла лес.

Красавчик испустил протяжный вздох. Как же далеко готова зайти эта женщина?

— Я вас понял. Постараюсь помочь вам, чем смогу… вам нужно ещё что-нибудь?

— Мы пытаемся придумать, как можно встретиться с королевой. Хоть нам и удаётся бегать от Мотоясу, эта погоня отнимает слишком много времени.

Красавчик какое-то время думал, а затем кивнул.

— Хорошо, я понял вашу ситуацию. Мы постараемся содействовать вам во всем, в чем возможно. Но… моё положение несколько шаткое, и сложно предположить, насколько я смогу вам помочь.

— Мы не ожидаем многого. Просто сделай всё, что в твоих силах.

Во-первых, я и сейчас не могу доверять ему, во-вторых, надолго оставаться не планирую.

— Я хочу немного отдохнуть. Ты ничего не можешь разузнать о передвижениях других Героев?

Мои враги — не только люди Мотоясу. Я не знаю, когда нас могут атаковать Рен и Ицуки, но если он может выяснить это, лучше положиться на него.

Естественно, есть немаленькая вероятность того, что за этим красавчиком наблюдает Тень от Церкви Трёх Героев. Как только мы соберём информацию и пополним запасы, нужно побыстрее сматываться отсюда.

Нам предстоит пересечь границу… и, по возможности, неплохо бы узнать, как этот путь максимально обезопасить.

— Я понял вас. Думаю, мне не составит труда выяснить, чем занимаются другие Герои, если вы согласны немного подождать.

— Не слишком усердствуй. Я собираюсь уехать уже завтра.

— Мы уезжаем так рано? Разве нам не стоит отдохнуть чуть подольше? — предложила Мелти, не соглашаясь со мной.

— Слишком высок риск, что о нас узнают. Если сейчас задержимся, возможно хлопот потом не оберемся.

— Т-так-то ты прав, но…

— Что же, тогда я прошу вас чувствовать себя как дома. В скором времени я доложу о перемещениях других Героев.

— Благодарю.

— Эх, а я так хотела отдохнуть…

— …Похоже, путешествие с Героем Щита-самой немного изменило вас, Мелти-сама.

— О-о чём это ты?

— Раньше вы всегда скрывали свои чувства и ставили официальные дела превыше всего. Полагаю, люди обрадуются тому, какой вы стали теперь.

С этими словами красавчик улыбнулся Мелти, словно его это действительно приятно удивило.

— Э-это вовсе не так.

— Что такое, Мел-тян?

— Не обращай внимания, Фиро-тян. Этот человек оценивает меня непонятно как.

— Хм-м.

— А как Мелти-тян вела себя раньше? — спросила красавчика Рафталия.

— Она всегда общалась подчёркнуто официально и заставляла себя разговаривать и действовать хладнокровно. Королева-сама очень переживала из-за этого, но, похоже, что дружба с Героем Щита-самой помогла ей вырасти как личности, и меня это несказанно радует.

— М-молчать!

— Подчёркнуто официально, говоришь?.. Кстати, во время нашей первой встречи она так с нами и разговаривала. Интересно, как она докатилась до нынешнего состояния?

— Вы не думаете, что это из-за вас, Наофуми-сама?

— Из-за меня? Да не может этого быть.

Дело не в том, что её изменило наше путешествие — сейчас она та, кто есть на самом деле. Она просто сбросила маску.

Впрочем, Мелти в любом случае осталась куда более приятным человеком, чем король-подонок или самовлюблённая принцесса-поджигательница.

— Всё из-за тебя, Наофуми!

— Не сваливай на меня вину, младшая сестра поджигательницы. У вас что, стервозность в крови?

— Что ты сказал?! Ты посмел сравнить меня с моей сестрой?! Я страшно оскорблена!

Мелти посмотрела на меня испепеляющим взглядом.

Похоже, она всё-таки ненавидит поджигательницу. Впрочем, полюбить её трудно.

С этой точки зрения Мотоясу — потрясающий человек. Правда, это отнюдь не похвала.

Однако Мелти, будучи её младшей сестрой, наверняка обладает некоторыми её чертами.

Может, она просто ещё ни разу не ощущала удовольствия от унижения других людей. Пожалуй, этого лучше вслух не произносить.

— Забери свои слова обратно, сейчас же.

— Ладно-ладно. Мелти, ты не похожа на поджигательницу. Сойдёт?

— Я не чувствую ни крупицы искренности!

— Ещё бы.

— Что ты сказал?!

Кажется, эта фраза прочно вошла в её лексикон.

— Ну-ну, хватит уже. Что бы ни сказал Наофуми-сама, это ничего не меняет, — успокоила её Рафталия, видимо, о чём-то догадавшись.

Фиро кивнула в ответ на эти слова. Какая у них странная взаимовыручка.

— Что же, раз вы доели, можете отдохнуть в вашей комнате. Я постараюсь собрать к завтрашнему дню как можно больше информации.


Нас провели в гостевую комнату, где мы и устроились.

Однако поскольку разговор прошёл слишком уж гладко, я то и дело проверял, что происходит за окном.

В еде не оказалось яда, но пока неизвестно, насколько мы можем доверять ему.

— Наофуми, расслабься хоть немного.

— Увы, но после того, как я оказался в этом мире, я твёрдо решил, что в такие моменты ни за что не стану просто отдыхать.

— Но ведь… тогда твоя усталость никогда не пройдёт.

— Меня уже как-то раз ограбили во сне. Если по неосторожности уснуть, нас могут и предать.

— О господи… ну почему ты настолько не доверяешь другим?

— Скажи спасибо своей сестре и отцу!

— Да знаю я, просто говорю тебе: пора начать хоть немного верить людям!

— И слышать ничего не хочу. Я буду отдыхать так, как считаю нужным.

— Ты не единственный, кто сердится на сестру и отца, Наофуми, так что успокойся!

— Кто ещё?

— Моя мать. Перед тем, как отправить меня сюда, она уничтожила фигурки и портреты отца с сестрой.

— Ого… ну, так ей и надо, раз не умеет выбирать мужчин и воспитывать дочерей.

— Ты смеешь оскорблять мою мать?!

Оказавшись с Мелти в одной комнате, мы начали вот так переругиваться.

Вот только её жизнь висит на волоске. Если она не будет осторожна, её и убить могут.

— Итак, Наофуми-сама, мы возьмём дозор на себя, так что ложитесь спать пораньше.

— М? А-а… ладно.

— Почему к словам Рафталии-сан ты прислушиваешься сразу?!

— Потому что Рафталия заслужила моё доверие.

— Значит, я его не заслуживаю?!

— Не то чтобы совсем не заслуживаешь…

Предавать меня ты не станешь.

Во-первых, твоей жизни угрожают, во-вторых, ты помогала нам в битве. Поэтому отрицать факт некоторого доверия к тебе я не могу.

Твои действия достойны титула второй принцессы и первой наследницы.

С этой точки зрения ты, возможно, и заслуживаешь доверия.

Но сейчас речь не об этом.

Помимо того, что Рафталию я знаю дольше, мы с ней вместе пережили гораздо больше всего, нежели с тобой.

Наверное, в этом и состоит секрет доверия.

— Мел-тян, я хочу побродить по этому дому, — вдруг заговорила Фиро. Её слова никак не связаны с нашим разговором.

— А-а, ну ладно. Давай сходим, развеемся. Рафталия-сан, мы с Фиро-тян погуляем по особняку.

— Побро-одим, — попыталась поправить её Фиро, но Мелти с улыбкой махнула рукой, после чего они вышли из комнаты.

Наконец-то стало тихо.

И я тут же ощутил весь груз усталости.

Я прилёг на постель, чтобы отдохнуть, доверив наблюдение Рафталии.


М-м… чутьё подсказало мне, что кто-то приближается. Сколько времени я проспал?

С тех пор как меня обманула сука, я даже сквозь сон чувствую, когда кто-то подходит ко мне, и сразу просыпаюсь.

— Если вы подойдёте ещё ближе, то разбудите Наофуми-саму.

— Э-э, но я хочу поспать с господином-самой.

Фиро, что ли? Видимо, вернулась с прогулки по особняку.

Наверняка она вместе с Мелти, раз они вместе ходили.

Опять стало шумно. А ведь мне только удалось заснуть…

— Нельзя. Я ведь тебе только что объяснила, почему.

— Э-э, но ведь ты рассказывала, что спала с господином-самой, сестрёнка Рафталия.

— Потому что если быть рядом с ним, когда он засыпает, то не потревожишь его.

— Значит, попрошу его, когда он проснётся.

— …Думаю, он не захочет.

А ты отлично меня понимаешь, Рафталия.

Я не смогу спокойно спать, если кто-то подойдёт ко мне во время сна.

Вот и сейчас меня разбудила подошедшая Фиро.

— Фха-а… — послышался сонный зевок Рафталии.

— Рафталия-сан, вам тоже стоит немного отдохнуть. Я побуду на часах.

— Тебе не трудно?

— Доверьтесь мне.

— Хорошо, тогда спокойной ночи.

Рафталия улеглась на соседнюю кровать и практически сразу заснула.

После этого Мелти с Фиро какое-то время тихо разговаривали о всякой чепухе.

Мелти всё пыталась заставить Фиро говорить тише.

— Слушай, Фиро-тян, — вдруг Мелти заговорила особенно тихим шёпотом.

— Что-о?

— Помнишь, мне только что сказали, что я всегда разговаривала с людьми официальным тоном?

А-а, это слова красавчика.

И правда, Мелти поначалу разговаривала с нами почтительно. Она собирается сказать, что это и есть её настоящая речь?

— Но… почему-то, чем больше я разговаривала с Наофуми, тем грубее становилась моя речь. К тому же если поначалу я общалась с ним нормально, то теперь только жалуюсь.

Голос её почему-то звучал очень печально.

Э? Неужели ей так тяжело?

— Когда Наофуми сегодня унизил меня, я и сама удивилась тому, как истерично заголосила… я словно перестала быть сама собой! Фиро-тян, я ведь правильно думаю, что со мной что-то не так?

— Эт-то-о…

Редко бывало, чтобы Фиро так задумывалась над ответом.

Думаю, Мелти ошиблась с выбором собеседницы. Ну что Фиро может ей ответить? Рафталия, может, и смогла бы. Возможно, тут стоило бы подняться мне и объяснить, что к чему, да только Мелти может ещё пуще истерику закатить, узнав, что я слышал их разговор.

«Ты подслушивал нас, притворяясь спящим?!»

Что-то в таком духе. Душу она отвести не сможет и отложит всё на потом.

Я не знаю, почему, но из-за того, что Мелти связалась со мной, в ней проснулось нечто, похожее на чувство справедливости, из-за чего она то и дело жалуется. Пожалуй, мне лучше не вмешиваться, а то ещё окажется, что я разворошил осиное гнездо.

— Мел-тян… что ты думаешь о господине-саме?

— Э? Что ты имеешь в виду?

— Ты ведь капризничаешь, только когда разговариваешь с ним?

— В-видимо, да.

— Получается, ты считаешь господина-саму тем, кому можно высказать всё, что угодно?

— Э? Д-даже не знаю.

— Знаешь, Мел-тян, я отлично вижу, насколько ты оживляешься, когда разговариваешь с господином-самой.

Ну и научилась ты задвигать, Фиро.

Собираешься сказать Мелти, что её мерзкая стервозная личность — это то, кто она и есть на самом деле?

Похоже, Фиро говорит о том, что хоть родительское воспитание привило ей почтительную речь, серьёзность и манеры, в разговорах со мной у младшей сестры суки расцветает её истинная натура.

— В-вовсе нет… это определённо не так! Не говори глупости, Фиро-тян.

— Я не думаю, что говорю глупости, Мел-тян. Давай просто позволим господину-саме ухаживать за нами.

— Зачем? Мне это не нужно!

— Э? Разве нет?

Вот о чём они спорят, а?..

Наверное… это мой сон. Мелти не стала бы разговаривать так тихо.

На этом я и остановился.


Когда я проснулся в следующий раз, Фиро спала на соседней с Рафталией кровати, а Мелти созерцала закат через окно.

Я поднялся с постели, и она перевела взгляд на меня.

Смотрела отчего-то робко, из-за чего мне вспомнился только что увиденный сон.

— Вижу, ты проснулся.

— Ага. Меняемся?

— …Не обязательно, не так уж мне и хочется спать.

— Ясно.

Впрочем, молча смотреть вместе с Мелти в окно странновато. В комнате повисла тишина.

— …Ты знаешь, Наофуми.

— Чего?

— Я много думала об этом с того самого момента, как мы пришли сюда. Я ведь могу заручиться помощью хозяина особняка и вернуться к отцу.

— Ты уверена?

Действительно, нас подозревают лишь в том, что мы похитили Мелти.

Пусть этого красавчика и понизили, если он доставит Мелти подонку, с ней всё будет в порядке… наверное.

Если он, конечно, сможет доставить её прямо к замку.

Но у него наверняка выйдет лучше, чем если бы вернуть её попытались мы.

— Более-менее… я не хочу доставлять вам излишние неудобства, к тому же мне кажется, что у меня осталось какое-то важное незаконченное дело.

Хоть она и маленькая, но голова у неё работает. Надо бы относиться к ней получше. Похоже, она хочет вернуться к королю-подонку, чтобы доказать нашу невиновность…

— Если сможешь гарантировать свою безопасность, это вполне разумный вариант.

— Конечно, я осознаю риск. Но это всё равно лучше, чем путешествовать вместе с людьми, в затылок которым дышит моя сестра.

С точки зрения Мелти, все люди суки — убийцы, посланные по её душу. А путешествие с нами — сплошная череда битв против них.

Значит, возможно, нам стоит отвлечь внимание противников, а Мелти в это время сбежит.

В конце концов, никто не говорил, что на встрече с королевой должна присутствовать ещё и она.

— Но это только идея. Я просто хочу, чтобы ты учитывал её.

— Понимаю. Я удивлён, что ты так тщательно все обдумала.

— Ты что, думаешь, что я ребёнок?!

— Я не об этом. Наоборот, я изменил своё отношение к тебе.

— Так, значит, раньше ты…

В итоге мы опять поссорились. Но я и представить не мог, что предложенный ею план воплотится в реальность так скоро.

Глава 2. Роковая знать

Кажется, это произошло сразу после захода солнца.

Я смотрел в окно и заметил, что к особняку подъехала повозка.

Мелти и Фиро тем временем снова куда-то утопали. Предварительно оповестив, что не успели облазить весь особняк.

Я же разбудил Рафталию и сказал ей быть готовой ко всему.

Что же делать?

Из повозки вышел полноватый мужчина, постучал в двери, а затем вошёл. За ним проследовал отряд из нескольких десятков солдат.

Прошло несколько минут. В дверь нашей комнаты постучала горничная.

— Что случилось?

— Вам нужно бежать, немедленно.

— Я уже видел, что творится снаружи, и понимаю, что происходит. Если вы собрались выдать нас, вам несдобровать.

Я всё же учитываю возможность того, что красавчик пригласил нас в свой особняк, чтобы обмануть.

От того, что нам скажет горничная, зависит вероятность того, что бежать мы будем через окно.

— Правитель соседнего города… вломился в наш особняк, предположив, что Герой Щита-сама находится здесь.

— Что?

Так этот мужчина из знати? Не думаю, что горничная врёт нам.

— Наофуми-сама, — тихо сказала Рафталия, и я выглянул в окно.

Снаружи мужчина вместе со своими солдатами грузил в повозку связанного красавчика.

Вот оно как. Не думаю, что красавчик нас таким образом обмануть пытается.

Мне говорили, его часто критикуют. Наверняка в этот самый момент его арестовывают по какому-нибудь мелкому поводу.

Что же делать? Если мы выбьем окно и попытаемся сбежать, жизнь красавчика окажется в ещё большей опасности.

— Пожалуйста, не могли бы вы сбежать незаметно ради нашего господина-самы? — попросила горничная, всё ещё стоявшая в дверях.

…Да уж, с учётом ситуации другого выхода у нас нет.

— Если вы не поспешите, сюда придут солдаты. Пожалуйста, вы ещё успеете сбежать через чёрный ход…

— Что с Фиро и Мелти?

— В настоящее время они готовятся уходить.

— Хорошо. Но если вы пытаетесь поймать нас в ловушку, будьте готовы — месть будет быстрой и внезапной.

Мы быстро собрались и направились к чёрному ходу вслед за горничной.

Но стоило нам добежать до кухни…

— Пожалуйста, спрячьтесь здесь!

Горничная почуяла людей и затолкала нас в комнату прислуги, дверь в которую находилась на кухне.

Затем мы услышали голоса с другой стороны двери.

— Ага, так вот ты где. Ты ничего от нас не прячешь? — раздался незнакомый мужской голос.

Скорее всего, это один из солдат из соседнего города.

— Мы подозреваем, что здесь остановился Демон Щита. Так что не вмешивайся в нашу работу!

— Кья! — воскликнула горничная. — П-подождите! Кухня — это наша…

— Молчать! Ты смеешь препятствовать выполнению нашей миссии?!

Вопль горничной вызвал смех солдат. До чего мерзкие типы.

— Как бы там ни было, внутри этого особняка может скрываться Демон Щита. Поэтому мы обыщем всё!

Один за другим раздавались тревожные звуки.

Пока они не приближаются к комнате, в которой мы прячемся… но что делать нам?

Что делать, если они найдут нас? И вообще, где Фиро и Мелти? Но, даже если мы воссоединимся с ними… сбежать незамеченными будет очень сложно. Я взглядом дал Рафталии понять, чтобы готовилась к худшему. В ответ она положила руку на рукоять меча, показывая, что готова ввязаться в бой в любую секунду.

Противник превосходит числом, но шансы на победу у нас есть. Жаль, конечно, красавчика, но…

Загрохотала дверь — кто-то попытался войти в нашу комнату.

— Мы нашли вторую принцессу! — вдруг зазвучал голос.

— Я — вторая принцесса Мелромарка, Мелти Мелромарк. Что вы здесь делаете с таким количеством солдат?!

А вот этот голос принадлежит Мелти. Очень отчётливый, строгий и даже угрожающий.

Совсем не тот истеричный тон, которым она разговаривает со мной. И я понимаю, что она переходит на него сознательно.

Я не слышу голоса Фиро — видимо, они не вместе.

Дверь нашей комнаты оставалась закрытой.

Что же делать? Они нашли Мелти. Нам стоит выйти?

— Где Демон Щита?! — прикрикнул на Мелти солдат.

— Молчать! С кем, по-твоему, ты разговариваешь?!

— Вот так встреча, принцесса Мелти-сама.

Я услышал, как солдаты дружно затопали, вставая по стойке «смирно».

— А… — обронила Рафталия и тут же зажала себе рот.

Что с ней? Рафталия вдруг резко побледнела и затряслась, обливаясь потом.

— Т-ты в порядке? — тихо спросил я её, и та нервно закивала.

Но с ней явно что-то не так.

— Вы играете здесь в прятки? Где укрылся Демон Щита?

— Увы, но Героя Щита-самы здесь нет.

— Хо-хо… и как это понимать?

— Я попросила Героя Щита-саму о том, чтобы он оставил меня здесь, а сам ушёл. Я останусь внутри страны и попытаюсь снять с него подозрения.

Она пытается привести в действие тот план, о котором рассказывала? Это безумие!

— Понятно… звучит вполне логично. Другими словами, вы здесь одни, а Демон Щита уже покинул особняк?

— Да, и я не имею ни малейшего понятия о том, куда он ушёл.

— Вы проверили весь особняк?!

— Т-так точно! Его здесь нет!

Говоривший с Мелти аристократ недовольно цокнул языком.

— Что же, раз нет, то нет. Принцесса Мелти-сама, попрошу отправиться с нами.

— Хорошо.

Их разговор продолжился и после этого, но голоса начали удаляться.

Эй, это что же, мы должны бросить Мелти? Не надо так шутить.

— Наофуми-сама.

— Знаю.

Мы поспешили к двери, но тут…

— Героя Щита-самы здесь нет! — во весь голос заявила Мелти.

Наверное, она поняла, что мы поблизости, и что готовимся в любой момент выскочить.

Кх… если мы выпрыгнем из комнаты сейчас, то пойдём против воли Мелти.

— Я собираюсь поговорить лично с королём, чтобы развеять подозрения. Немедленно отвезите меня в замок.

— Нет, сначала вы заедете в мой особняк. Там и поговорим. На всё воля Божья.

Мелти шумно вдохнула. Вот уж теперь нам точно незачем сдерживаться!

Мы тут же попытались открыть дверь, но нам помешала горничная.

— Пожалуйста… не дайте усилиям принцессы Мелти-самы пропасть впустую. В противном случае нашего господина-саму ждёт ещё более строгое наказание.

— Он ведь всё равно докажет, что ни в чём не виноват, так что… — попытался было ответить я, но горничная перебила:

— Пожалуйста… по крайней мере, пусть они думают, что Герой Щита-сама и господин-сама здесь ни при чём.

…Ясно. Если выяснится, что красавчик прятал нас, его убьют на месте.

Бегство порознь даст нам гораздо больше возможностей. Нам нельзя впутывать в это дело красавчика и его подчинённых.

Поэтому, чтобы дать ему как можно больше шансов, мы спасём Мелти позже… чтобы он смог заявить, что не имеет к происходящему никакого отношения.

Я ненавижу, когда меня предают, и ровно так же ненавижу предавать сам.

Конечно, сказать «да плевать я на него хотел» нетрудно, но я должен красавчику. Я не имею права навредить ему своими действиями ещё сильнее.

— Господин-сама просил сообщить, что Герой Копья-сама в настоящее время разыскивает Героя Щита-саму в совсем другом месте. Герои Меча и Лука тоже находятся достаточно далеко.

Мотоясу — не единственный мой враг. Знать этой страны — тоже сплошь опасные противники.

Горничная медленно отворила дверь.

— Где Фиро? Её увели вместе с Мелти?

— Вы о вашей златовласой спутнице, Герой Щита-сама? Её не было вместе с принцессой Мелти-самой.

Теперь мы кинулись искать Фиро по всему опустевшему особняку.

Вот привалило-то — мало нам того, что Мелти забрали, так ещё и эта девчонка пропала.

Ну и где же всё это время была Фиро? Как оказалось, на чердаке.

Она продолжала прятаться от нас, сколько бы я её ни звал, так что в конце концов пришлось выкурить её с помощью печати монстра.

Хорошо хоть она была поблизости.

— Ай-й… господин-сама, вы плохой.

— Ещё неизвестно, кто из нас хуже. Ты же виновата, что не выходила.

— Вот именно, Фиро. Что ты там делала?! — отругала её Рафталия, но Фиро отозвалась с совершенно ясным лицом:

— Ой? А где Мел-тян?

— Ты что, ничего не заметила?

— М? В особняке стало шумно, и Мел-тян предложила поиграть в прятки. Она сказала, чтобы я ни за что не показывалась никому на глаза.

Так Фиро… совсем ничего не понимает?

У нас есть шанс бросить Мелти, направиться к границе и бежать в другую страну… откуда мы сможем положить конец происходящему.

В конце концов, Мелти и сама должна понимать, что сдавшись в плен Церкви Трёх Героев подписала себе смертный приговор.

Глупо надеяться на то, что вмешается Тень и спасёт её. Судя по тону того феодала, Церковь Трёх Героев во всём поддерживает его.

Они либо уничтожат её сами, либо передадут суке и Мотоясу, и её убьют уже они.

Наши враги — не идиоты. Они прекрасно понимают, что Мелти соврала.

Если они захотят выманить нас… то будут пытать красавчика.

Если мы бросим Мелти и бежим, то шансы на встречу с королевой возрастут многократно.

Своими действиями Мелти предоставила нам достаточно времени на побег.

Я… задумался над тем, что делать с этим шансом.

Может, убедить себя в том, что мы её не бросали, и спасти наши собственные шкуры?

Действительно, Мелти — младшая сестра омерзительной суки. Но в то же время она никогда меня не предавала.

Вот и сейчас: она выиграла время, чтобы мы смогли выбраться.

А значит… мне остаётся только одно.

Я должен ответить взаимностью человеку, который доверился мне, несмотря на опасность для жизни.

— Фиро. Внимательно выслушай, что я сейчас скажу тебе.

— Ладно. Что тако-ое?

— Мелти сдалась в плен. Чтобы защитить нас.

— Э?!

Фиро немедленно поняла, что случилось, звучно обратилась Королевой Филориалов и едва не сорвалась с места.

— Стой, куда собралась?!

— Мы должны немедленно спасти Мел-тян!

Я обратился к горничной:

— На всякий случай — куда увели Мелти?

— Думаю, в особняк правителя соседнего города. Он недалеко отсюда… наверняка они уже там.

Мои воспоминания о торговых временах не подвели — тот город действительно совсем рядом.

Рафталия, которую я тогда отправил торговать, столкнулась с открытой враждебностью, ничего не продала, и мы покинули город в тот же день.

И попали мы в него тоже со скандалом. Столько трудов насмарку…

Тогда я не стал задаваться никакими вопросами, но, если подумать, то возможное объяснение придумать нетрудно.

Во-первых, даже по меркам угнетающего полулюдей Мелромарка в этом городе дискриминация в их отношении особенно сильна.

Я не особо разбираюсь в делах этой страны, но вполне возможно, что я прав.

Во-вторых, власть правителя того города и близко не стоит с властью местного феодала.

Правитель соседнего города — в разы более важная фигура.

Откровенно говоря, здешний феодал властен лишь над городом, в котором расположен особняк, да несколькими деревеньками поблизости. С учётом двух вышеупомянутых причин, можно предположить, что на землях того правителя очень сильна вера в чистоту крови и подобные вещи.

А ещё, если я правильно помню, в том городе, которым правит тот аристократ, есть легенда.

Как там? Когда-то давным-давно Герой то ли одолел, то ли запечатал внутри него чудовище.

Во всяком случае помню, что этим город и прославился.

— У вас есть какая-нибудь карта того особняка?

— Некоторые из нас не раз бывали там. У нас есть карта, составленная с их слов. Она вас устроит?

Да, пожалуй, карта, составленная со слов очевидцев, нам не повредит.

С её помощью я смог набросать план атаки.

У особняка три этажа и есть внутренний двор. Мелти, скорее всего, заперли в комнате в дальнем конце второго этажа.

— Хорошо. Прости за все неудобства. Идёмте, Фиро, Рафталия!

— Есть!

— Ага!

Красавчика, владельца этого особняка, тоже арестовали.

Как мы можем облегчить его участь?

Нам нельзя выдавать себя за его союзников, и придётся сказать, что мы пришли забрать Мелти.

Что же до красавчика, скажем, что он отнял у нас Мелти.

В противном случае его запытают насмерть.

…Он правит городом, в котором на редкость много полулюдей по меркам Мелромарка. Мы должны сделать всё возможное, чтобы защитить их.


После этого мы поспешили вдогонку за повозкой, на которой увезли Мелти.

— Чёрт…

Полулюди в городе красавчика вне себя от гнева. Похоже, их правитель пользовался огромной популярностью.

Я подумал было о том, чтобы раскрыть им свою личность и повести за собой в атаку, но мне совесть не позволит вмешивать в это дело ещё кого-либо. К тому же этим мы бы дали противникам понять, что красавчик скрывал нас, и всё бы испортили.

Пожалуй, эффективнее всего будет действовать лишь нашим маленьким отрядом из меня, Рафталии и Фиро.

Именно в таком составе мы верхом на Фиро запрыгнули на стену, окружающую соседний город.

К счастью, только маскировочное заклинание Рафталии и ночная темнота позволили нам пробраться незамеченными.

— …Вон тот особняк на возвышении?

На городской возвышенности стоял огромный особняк. Самое место для феодала, правящего городом.

— Да… он самый, — тихо ответила Рафталия, кивнув.

— Что случилось?

— Ничего, — Рафталия вела себя странно. — В прошлый раз… я не обратила на это внимание. Но я уверена, что это он.

— Что с тобой такое, сестрёнка Рафталия?

Пока мы стояли на стене, Рафталия не сводила с особняка глаз и явно нервничала.

— Давайте приступать, пока ночь укрывает нас. Если мы не поторопимся, случится нечто страшное.

Нам удалось подобраться к особняку, пользуясь заклинаниями Рафталии и тем, что Фиро ловко перепрыгивала с крыши на крышу. Это не значит, что нас не могли обнаружить, но не будут же люди по ночам смотреть на городские крыши.

— Похоже, нас пока даже городские дозорные не заметили. А ведь им должны были сообщить, что теперь они сторожат вторую принцессу, находившуюся в плену Героя Щита.

— …Скорее всего, это потому, что ночью этот феодал творит с другими неописуемые вещи. Поэтому, даже если ему доложат о вашем появлении, он отреагирует не сразу.

— Ты что-то про него знаешь?

— Да. Этот город… не похож на другие. Он страдает от пристального взгляда феодала и его злодеяний.

— …Ты была здесь, будучи рабыней?

— Да, — тихо ответила Рафталия.

Видимо, этот феодал пытал Рафталию и оставил на её душе глубокие шрамы.

Страшно подумать, что такой тип может сделать с Мелти.

— Ты слышала, Фиро? Если мы не поторопимся, с Мелти случится что-то ужасное.

— Угу! Я обязательно спасу её!


Фиро перепрыгнула через высокий забор, ограждавший особняк от города.

— Гов! Гов!

К нам тут же подбежали почуявшие чужаков сторожевые монстры. Грубо говоря, это местные сторожевые псы.

Зовут их Гардиями. У них длинная чёрная шерсть, и они похожи на волков.

На спинах у них есть сигнализация. Монстры со встроенными свистками. Ими (а также лаем) они оповещают о чужаках.

— Заткнитесь!

— Го…

Фиро немедленно распинала подбежавших Гардий, и те притихли.

Пугает меня сила Фиро — монстры даже не успели просвистеть.

— Что такое?

На шум прибежал стражник.

— Ч-что за… угх!

— Простите, но вам придётся помолчать.

Не успел он поднять шумиху, как Рафталия вырубила его ударом рукоятью меча в живот.

Её движения стали очень точными. Мы теперь похожи на команду взломщиков.

— Господин-сама? Идёмте.

— У нас, конечно, есть карта, но… Рафталия, тебе есть что добавить?

— Мне знакомо… только подземелье.

— Ты думаешь, Мелти там?

Рафталия молча покачала головой.

Этот аристократ любит пытать полулюдей.

Вопрос в том, будет ли он запирать в подземелье вторую принцессу Мелромарка и станет ли пытать её.

Как бы там ни было, нам нужно проникнуть вовнутрь.

…Если подумать, наша здесь задача — вернуть Мелти.

Причём других Героев здесь нет. А уж от государственных войск мы как-нибудь отобьёмся…

Стоило мне об этом подумать, как из ворот особняка высыпала целая толпа стражников.

— Что с ними?

— Фиро, ты ничего не можешь разглядеть?

После вопроса Рафталии Фиро встала на цыпочки и посмотрела в сторону, в которую убежала стража.

И тут я заметил, что где-то возле городской стены горели факелы, а от городских ворот поднимался дым.

— М-м… эт-то, там, кажется, дерутся.

— Кто с кем?

— Эт-то-о, солдаты с полулюдьми?

Понятно. Видимо, некоторые авантюристы-полулюди, возмущённые похищением своего любимого правителя, пришли штурмовать город. Наверняка солдаты считают, что полулюдей веду я. Этим грех не воспользоваться.

— Отлично, солдаты сами покинули особняк. Теперь у нас есть возможность ворваться прямо с главного входа и вызволить Мелти!

— Да-а!

— Э? Наофуми-сама? Разве мы не будем действовать незаметно?

— Простых солдат мы одолеть сможем. Тем более, таких сопляков. Они нам не ровня.

Да, и Рафталия, и Фиро достигли 40-го Уровня, и без церемонии Повышения Класса сильнее уже не станут. Но, судя по тому, что я видел во время волн, солдаты государства уступают им в силе.

Время нанести ответный удар. Если они напали на особняк, то теперь мы отплатим им той же монетой.

— Кто первый встал — того и тапки. Кроме того, помни, что мы бегаем от других Героев потому, что хотим бежать из страны и встретиться с королевой. Но раз этих Героев пока нет, можно и небольшой погром устроить.

— Хорошо… я поняла.

— Тогда вперё-ёд! Бу-бу-ух!

По моей команде Фиро ринулась на таран и пробила дыру в стене особняка.

— Фиро, не стесняйся. Оставайся в этой форме и ломай все стены, какие понравятся!

Осторожничать нужно лишь с тем, что мы не знаем, в какой комнате заперли Мелти.

Наш план предполагает, что она на втором этаже, но мы могли ошибиться.

— Фиро, продолжай громить всё, что видишь. А мы с Рафталией пока спасём Мелти.

— Угу! Бу-ум!

Фиро убежала по коридору направо, а мы побежали на второй этаж через внутренний двор.

По пути я заметил в центре двора странный камень.

Что это? Надгробие?

Что за придурок ставит надгробие в центре внутреннего двора?

Хотя, речь о человеке, который развлекается тем, что терзает в подземелье рабов-полулюдей. Мне его не понять.

По всему особняку раздавался грохот беснующейся Фиро.

Итак… что же предпримет аристократ?

Узнав о том, что его особняк штурмуют, он может предположить одно из двух. Первый вариант — что Герой Щита пришёл спасать Мелти.

В таком случае он использует её в качестве заложницы.

Второй вариант — что негодующие полулюди пришли вызволять красавчика.

В этом случае он использует в качестве заложника его.

Мы, получается, присоединились к бунту полулюдей. Впрочем, погромом занимается Фиро, так что он наверняка быстро поймёт, кто на самом деле пожаловал в гости.

— Наофуми-сама! Сюда! — Когда мы пробежали через внутренний двор, Рафталия указала на дверь в конце коридора. — Это вход в подземелье.

— Ты думаешь, Мелти там?

— …Нет. Но там наверняка находятся рабы этого человека.

— Разве у нас есть время спасать их? К тому же ты им так медвежью услугу оказать можешь.

— Но мне… я должна…

Если они находятся в плену этого человека, то речь однозначно о полулюдях.

До того, как она встретила меня, с Рафталией происходили ужасные вещи.

Я слышал, ей пришлось пройти через многое. Наверняка она хочет рассчитаться со своим прошлым и друзьями.

У нас нет на это времени, но если мы упустим момент, то нам, скорее всего, не удастся спасти всех, кого мы могли бы выручить.

Наверняка Рафталия думает именно об этом.

— …Хорошо. Но сначала — Мелти. Наверняка враг уже понял, с кем имеет дело.

— Есть!

Послышался грохот, а затем топот ног Фиро по второму этажу.

Фиро… что ты там делаешь?

— Мел-тя-а-а-а-а-ан!

Голос Фиро эхом раздавался по всему особняку. Да уж, её не остановить.

Пока рядом нет других Героев, с Фиро не сможет справиться никто.

— Уничтожить наглецов!

Прибежало несколько стражников. Они заметили нас и встали в боевые стойки.

— Д-Демон Щита! Нужно срочно сообщить правителю-саме!

— Рафталия!

— Есть!

Рафталия выхватила клинок и побежала к стражникам.

Я побежал следом. Один из стражников по глупости попытался атаковать меня мечом.

Сейчас активен Змеиный Щит Химеры.

Как Герой Щита, я не могу атаковать. Зато мне доступны контратаки.

Змеиный Щит Химеры обладает контратакой под названием Ядовитые Змеиные Клыки (Средние).

Когда я отражаю вражескую атаку, украшения в виде змей на Змеином Щите Химеры оживают и кусают врага. Клыки этих змей отравленные.

— Н-не пробить! Ч-что за, щит ожил?! Гха!

Как я и сказал, в ответ на атаку стражника, украшения Щита укусили его, и он скорчился от боли.

Ядовитые Змеиные Клыки (Средние) отравляют сильно, так что и убить могут.

— Если вы немедленно не сбежите и не донесёте вашего товарища до больницы, или же не купите ему противоядие, он умрёт.

Вот что бывает с теми, кто недооценивает меня просто за то, что я умею лишь защищать.

— Гх…

— Чёртов Демон Щита!

Взвалив на себя отравленного товарища, стражники отступили.

Мы могли бы с лёгкостью перебить их, но наша цель — не резня. Мы пришли спасать Мелти.

Что же до красавчика — то он просто пытался защитить Мелти. Но как бы мне ни хотелось… трудно будет сделать вид, что он не имеет ко мне никакого отношения. Тем более что взбунтовались полулюди, души не чаявшие в своём правителе.

Мне, наверное, заявление надо сделать.

Я прикинулся предводителем атакующих полулюдей и спросил:

— Отвечайте, где вторая принцесса Мелти? И не думайте отвести нас к кому-нибудь, кто не имеет никакого отношения к вашему хозяину. Мы пришли забрать вторую принцессу Мелти, и отыщем её любыми средствами!

Угроза сработала, стражники провели нас в комнату, где мы увидели знатного толстяка и Фиро, которые как раз сверлили друг друга взглядами.

Феодал приставил нож к шее Мелти, не давая Фиро приблизиться. На полу лежал потерявший сознание красавчик.

Судя по всему… их пытали. По глазам Мелти видно, что она плакала.

Вот же мерзкий тип.

— Правитель-сама!

— Ах вы! Я не просил вас приводить Демона Щита ко мне! Предатели!

— Ну ты сказанул.

Если уж Фиро смогла добраться сюда в одиночку, то от твоей стражи всё равно никакого толку.

— Мел-тян!

— Фиро-тян! Не подходи. Я… решила. Этот человек отведёт меня к отцу.

— Ты и правда думаешь, что он это сделает?

— …

Мелти промолчала в ответ.

Нет, если бы он был порядочным человеком, то наверняка первым бы делом именно так и сделал, но этот тип взял её в плен со словами «на всё воля Божья». Скорее всего, он религиозный фанатик.

Церковь Трёх Героев, государственная религия Мелромарка, считает меня своим главным врагом обвиняет по-всякому.

Если Мелти права, и её отец ничего не знает о происходящем, то что начнётся, если узнает?

Поэтому никто из тех, кто работает на церковь, не отведёт её к отцу.

— Ха-ха-ха! Попробуйте сделать хоть шаг, и этот нож окажется в горле второй принцессы Мелти!

— Значит, на месте стоять можно?

— Что?

— Эрст Шилд!

Я применил навык и создал щит, отгородивший Мелти от феодала.

— Что за…

— Сейчас!

— Ага!

Воспользовавшись шансом, который дал ей появившийся щит, Фиро тут же подбежала к аристократу и пнула его.

— Гха!

Тот от её атаки мгновенно впечатался в стену.

— Рафталия!

— Есть!

Рафталия подбежала к Мелти и убедилась, что та не ранена.

— А теперь надо добить его.

— Наофуми-сама… я прекрасно понимаю ваши чувства, но… первым делом нужно подлечить пленников. К тому же Фиро его обезвредила.

— Не уверен.

— Угу… я старалась не бить со всей силы, чтобы не задеть Мел-тян, но этот толстый человек показался мне довольно сильным.

Ещё бы, он же из знати. Наверняка через Повышение Класса прошёл.

Я подбежал к красавчику и прочитал над ним заклинание, чтобы залечить раны.

Потом помог ему подняться и прошептал:

— Прости нас. Мы всё ещё делаем вид, что не имеем к тебе отношения. Если он узнает, что мы с тобой заодно, тебя будут пытать уже всерьёз.

— И я… извиняюсь перед вами за всё. Не беспокойтесь… он так или иначе не собирался оставлять меня вживых. Радуется поводу избавиться от всех полулюдей законным образом.

— Ясно…

— Я пытался вести с ним переговоры, но… очень прошу, остановите его.

Я и сам не собирался так этого оставлять.

Правда, к нам сбегалось всё больше стражи.

Но неважно. Нападение на знать Мелромарка — просто ещё один пример моих злодеяний.

Я еще надеюсь, что Рен и Ицуки поймут, что на самом деле происходит, но логично предположить, что этот случай окончательно настроит их против меня.

Стражники, увидевшие отброшенного пинком Фиро феодала, один за другим открывали рты в изумлении.

Когда я закончил оказывать первую помощь красавчику, он смог стоять на ногах уже без опоры. Затем он нашёл глазами на Мелти и улыбнулся.

— Я очень признателен за оказанную доброту и принцессе Мелти, и вам, Герой Щита-сама. Я знал, что слухи о вас — это просто слухи…

— Если останешься со мной, тебя затянет в бой.

Ещё один союзник мне только помешает. Он явно не умеет сражаться, а я далеко не всемогущий.

— Прекрасно понимаю вас. Позже я воспользуюсь помощью своих союзников, чтобы укрыться, пока всё не уляжется.

Меня радует, что он и сам понимает, что будет мешать.

Когда Рафталия убедилась, что Мелти и красавчик в порядке, она тут же вперилась взглядом в отброшенного феодала. Её хвост топорщился, и любой бы догадался, что она разозлилась не на шутку.

— Гх… за такое вы у меня одними лишь пытками не отделаетесь! Вы расплатитесь жизнями!

— …Ты ведь говорил это и всем полулюдям, которых убивал, да? — произнесла Рафталия леденящим душу голосом, неторопясь извлекая из ножен клинок.

— Конечно. Они же даже не люди! Да и жить им особо не хочется, раз они осмелились напасть на мой город!

— Так вот оно что… вот какой вы человек.

— Хм? Ты говоришь так, будто знаешь меня… а! Я вспомнил, ты та рабыня, которую я продал!

— Да… спасибо вам за ваше гостеприимство.

— Хе-хе-хе… вот уж не думал, что ты присоединишься к Герою Щита. Я хорошо помню твои плач и слёзы. Давненько я так не наслаждался. Теперь всё ясно, ты пришла, чтобы вновь вкусить отчаяния?!

— …Нет.

Рафталия посмотрела сначала на меня, а затем вновь на феодала.

Я увидел, что клинок в её руке слабо засветился.

Возможно, это техника Призрачного Клинка, которая позволяет Рафталии скрыться, а затем атаковать противника со спины, а может, её клинок наполнило что-то ещё.

— Я недостаточно порядочна даже для того, чтобы остановить Наофуми-саму. И поэтому я… не могу полностью отказаться от мыслей о мести.

Кстати, и правда. Рафталия предупредила меня, но не стала останавливать.

Это сразу показалось мне странным — ведь в душе она очень добрая девушка.

Теперь я понял. Я совсем забыл, но и у Рафталии есть человек, которому она хочет отомстить.

И раз так, то я хочу помочь ей в мести.

Я хочу поделиться с ней силой.

Как бы аморально это ни было, я хочу быть на её стороне.

В тот день, на том поле боя, когда против меня ополчились и сука, и Мотоясу, и король-подонок, и все остальные, Рафталия пошла против их воли и защитила меня. Она спасла меня.

А этот человек её ранил. И за это ему нет прощения.

— Возможно, я не могу защищать других так, как это делает Наофуми-сама. И понимаю, что моему желанию восстановить деревню не суждено сбыться. Но всё же… — Рафталия со свистом подняла на феодала меч и громко заявила: — Если я не остановлю вас, жертв вроде меня и Лифаны-тян станет ещё больше. И этого я не допущу!

— Хех… что же, получеловек, если хочешь пойти против меня, то будь по-твоему. Ты на себе почувствуешь всю глупость этой затеи!

Феодал взял у стражника кнуты и встал в боевую стойку.

Так он… кнутами дерётся?

К тому же чем-то мне эти кнуты не нравятся. Но чем?

— Господин-сама… какие-то это нехорошие кнуты-ы.

Фиро и Мелти встали возле меня.

— Хе-хе-хе… за эти долгие годы мои кнуты впитали много крови полулюдей. Сможет ли Демон Щита выдержать удары моего неповторимого оружия?

Ого, так они, получается, проклятые.

Прямо чувствуется, что эти вещи — из тех, что навлекут беду, если неудачно пропустить удар.

И всё-таки этот тип мерзавец. Такими штуками можно не только на противника, но и на себя проклятие наложить.

— Гха…

Феодал размахнулся и ударил кнутом одного из стражников.

Доспех бедолаги погнулся, а сам он упал на пол, отплёвываясь кровью.

Эти кнуты очень опасны. Если не соблюдать осторожность, нам придётся туго.

— П-правитель-сама?

— Что вы стоите? Немедленно убейте Демона Щита и его приспешников!

— Т-так точно!

Стражники тут же накинулись на нас.

Один из них размахнулся мечом, кинувшись к Рафталии.

— Не мешайте!

Рафталия прогнулась в спине, меч пронёсся в волоске от неё, а затем она, улучив момент, махнула клинком снизу вверх.

Выбитый из руки стражника меч воткнулся в потолок.

— А…

Воспользовавшись замешательством стражников, мы распинали их по сторонам и побежали на феодала.

— Бесполезные растяпы! На войне бы вас уже убили! — выругался феодал, замахнулся кнутами и попробовал попасть ими по Рафталии.

Та уклонилась от атаки и нацелила меч на противника.

— Кх!..

Однако, хоть она и уклонилась, кнут зацепился за стоящий в комнате стол, и его кончик полетел к спине Рафталии.

Какой ловкий тип.

Видимо, он хорошо натренирован использовать кнут в замкнутых пространствах.

— Не позволю! Эрст Шилд!

Поняв направление движения кнута, я оградил Рафталию от него.

— Не мешай!

Кх… кнут вновь изогнулся, обогнул щит и продолжил полёт к Рафталии.

Извивается, как настоящая змея.

Кнут зацепился за меч Рафталии, а затем попытался обвиться и вокруг руки.

Рафталия немедленно выпустила клинок и отпрыгнула.

— Хо… вижу, сноровки тебе хватает. Но ты ведь не думаешь, что сможешь одолеть меня голыми руками?

Голыми руками… конечно, руки у Рафталии довольно сильные, но я сомневаюсь, что она справится с феодалом без оружия. Он довольно крепкий.

Феодал подобрал клинок Рафталии кнутом, а затем размахнулся им.

Рафталия изогнулась, уворачиваясь от клинка, а затем сняла с пояса второй меч… магический. Но лезвие пока не призвала.

Магический меч — образец, подаренным нам Дядей-оружейником. Он способен превращать Ману в лезвие.

— У меня есть ещё вот это.

Феодал язвительно заулыбался.

— И что ты этим игрушечным мечом сделаешь?

Вот только он забыл одну важную вещь. Я не собираюсь просто смотреть на их бой!

— Не думай, что это будет так просто!

Я схватил кнуты.

При этом я сразу ощутил руками что-то странное. Затем по ним полилась боль, словно от ожога.

Как я и думал, это оружие проклято.

— Глупый Герой Щита! Зря ты схватил мои кнуты!

— Хмпф. Такая атака меня не остановит.

Да, кнуты обжигали меня, но эту боль я выдержу.

— Зато пока я держу их…

— Я могу атаковать!

Рафталия активировала лезвие магического меча и нанесла диагональный удар.

— Оп, — феодал, не выпуская кнутов из рук, отпрыгнул назад, уворачиваясь от клинка. — Ты довольно быстра. Однако, до меня тебе далеко.

Этот тип удивительно силён для толстяка.

Если он смог одним ударом избавиться от своего стражника, то мог бы в одиночку расправиться с волной.

Я вопросительно посмотрел на Мелти и красавчика.

— Этот человек… когда-то давным-давно сражался плечом к плечу с моим отцом в войне против полулюдей.

Понятно. Значит, он бывший военный? Тогда ничего странного в том, что у него есть познания в боевых искусствах.

Она упомянула, что он сражался против полулюдей. Мы в основном дерёмся против монстров, поэтому разница в опыте даёт о себе знать.

— Не думайте, что сможете одолеть меня просто потому, что остановили мои кнуты!

— Я бы мог сказать тебе что-то в таком же духе. Да, я могу лишь защищать, но теперь Рафталия может атаковать тебя, пока ей не надоест.

— Хмпф. Жалкой прислугой-получеловеком ты меня не напугаешь, как ни старайся.

— Рафталия.

— Есть!

По моей команде Рафталия кивнула и вскинула меч. Его лезвие вспыхнуло с новой силой.

— Фиро! — воскликнула Рафталия.

— Что-о?

— Мне нужны ваши с Мелти заклинания, чтобы победить этого человека.

— Хорошо-о. Давай, Мел-тян.

— Э, но… ладно.

Сначала Мелти нерешительно смотрела то на меня, то на аристократа.

Но затем она отбросила сомнения, кивнула и сосредоточилась.

— О? Так вот оно, промывание мозгов Демона Щита. Как низко использовать вторую принцессу Мелти в качестве пешки.

— Нет, мои мозги никто не промывал. Как принцесса, я… решила, что ты заслуживаешь наказания за неподобающее поведение.

— Глупцы…

— Хорошо, я начина-аю.

— Фиро-тян. Мы в помещении, и если ты применишь слишком сильное заклинание, все мы под него попадём. Будь осторожна.

— Угу, ла-адно!

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и выстрели в сие залпом воды!» Цвайт Аквашот!

— «Как источник силы, Фиро повелевает: расшифруй законы мироздания и разрежь сие яростным воздушным клинком!» Цвайт Вингкаттер![1]

Мелти и Фиро зачитали заклинания практически одновременно.

Из руки Мелти вылетел водяной залп, а из руки Фиро — воздушный клинок, и оба они имели целью своей феодала.

— Хмпф!

Чёрт, аристократ смог вырвать из моих рук один из кнутов и сбить им водяной залп, а от магии Фиро он просто увернулся.

— Сейчас!

Воспользовавшись моментом, Рафталия побежала к феодалу, выставив перед собой клинок.

— Так просто вам меня не одолеть!

Он же сразу замахнулся на неё кнутом.

И не надейся. Я шагнул вперёд и снова схватил извивающийся кнут, продолжая держать второй.

— Что?!

— Де-е-е-е-ей! — воскликнула Рафталия в тот же самый момент.

Одновременно с этим она подкинула ногой упавший меч стражника и метнула магический меч в грудь феодала.

Магический меч наносит урон Мане противника. Недавно Рафталия смогла с его помощью оглушить суку. Так что и на феодала он должен сработать.

— Кх… это ещё не все!

— Нет, вам конец! Ийя-а-а-а-а-а!

Меч звучно и глубоко вонзился в плечо феодала.

— Гха-а-а-а-а-а! Ты! Как жалкий получеловек смеет ранить меня! Меня, выжившего в войне против полулюдей!

— Вы сражались в войне с полулюдьми? Вот и рассказывайте об этом на поле боя. Сейчас мы не на войне!

— Не позволю! Я убью вас чего бы это мне ни стоило!

— Вы всего лишь трус, который сражается с теми, кто слабее вас! С какими полулюдьми вы сражались? Я знаю про детей и женщин… все они были слабы и беззащитны! Среди них не было ни единого бойца!

А затем Рафталия разогналась, разбила окно комнаты и вышвырнула феодала. Пронзивший плечо клинок она оставила в нём, а магический меч забрала.



— Х-ха-а-а-а-а!

— Чтоб тебя-а-а-а-а-а!

Я немедленно отпустил оба кнута и пронаблюдал за падением феодала.

Еле успел. Ещё немного, и меня бы утянуло вместе с ним.

— О-отряд Демона Щита одолел повелителя-саму!

Стражники от испуга разбежались.

— Я обязательно верну наш флаг… — тихо проговорила Рафталия, глядя на небо из окна, а затем подбежала ко мне. — Вы в порядке?

— М? А, да, в полном.

У меня всё ещё осталось немного святой воды, которой я лечил Рафталию.

Наверняка с таким проклятием она справится моментально.

Я подошёл к выломанному окну и окинул взглядом крыльцо особняка. Внизу лицом кверху лежал феодал.

Он, наверное… умер?

Судя по словам Рафталии, он мерзавец, убивавший рабов-полулюдей, так что такой конец этот человек заслужил.

— Что же, теперь воспользуемся шумихой и сбежим?

— Перед этим…

— Да, я помню.

Надо бы спасти рабов-полулюдей, которых он наверняка держал в заточении.

Если Рафталия так сильно хочет этого, то почему бы не согласиться.

Я повернулся к красавчику и попросил:

— Я слышал, этот тип любил держать у себя в подземелье рабов-полулюдей и пытать их.

— Боюсь, в этой стране таких аристократов очень много…

— Рабов можно спасти, но нас преследуют. Если мы попытаемся сбежать с истощёнными рабами-полулюдьми, то не сможем их спасти. Я понимаю, это будет непросто, но ты не можешь помочь?

Я полностью осознаю, что прошу очень многого.

Но это единственный способ исполнить желание Рафталии.

— С учётом всего произошедшего я сделаю всё возможное, чтобы помочь вам.

Красавчик мягко улыбнулся.

Учитывая, что он до сих пор нам не врал, ему можно доверять.

— Не волнуйтесь, меня поддерживают много полулюдей, и они с радостью нам помогут.

— Надеюсь на это.


После этого Рафталия повела нас в подземелье.

Дверь была заперта, но Фиро выбила её мощным пинком.

Стоило нам войти внутрь, как мы ощутили страшную вонь.

Я помню этот запах смерти — он доносился из того угла шатра работорговца, в который я не захотел идти.

Это… плохо.

— Мне тут о-очень не нравится, — недовольно заметила Фиро.

Мелти выглядела испуганной, но твёрдо решила увидеть всё сама.

— Нам сюда.

В полумраке виднелись пыточные инструменты, а также истлевшие останки.

Сколько же полулюдей здесь погибло?

Когда я подумал об этом, Рафталия подошла к маленькому скелету в углу комнаты, сложила перед собой руки и помолилась.

— Рафталия?

— Это… девочка, с которой мы играли в моей деревне. Её звали Лифана-тян, и она…

Рафталия со скорбью в глазах посмотрела на скелет, а затем спрятала лицо в руках.

Похоже… это была её подруга.

— Лифана-тян всегда была бодрой и весёлой… и она очень любила сказки.

От этих слов Мелти помрачнела.

Ещё бы, ведь она принцесса этой страны. Эта трагедия явно заставила её задуматься.

Некоторые вещи можно списать на волны, но не это.

Этот человек просто пользовался тем, что среди всего творящегося вокруг хаоса никому нет до него дела. Всё-таки нет в этой стране порядочных людей.

— Она была в разы женственнее меня и намного добрее…

— Ясно…

От мыслей об участи подруги Рафталии волей-неволей загрустишь.

Эх, если бы судьба сложилась иначе, и мы бы встретились, пока она была жива…

— Она мечтала выйти замуж за кого-то, похожего на Героя Щита-саму.

— …

Но этой мечте не суждено было сбыться, и она скончалась в этом холодном месте… и от этой мысли моя ненависть к толстяку вспыхнула с новой силой.

Наверняка она столько раз молилась о том, чтобы выжить.

Но вместо этого её ждала смерть в мучениях просто потому, что она человек лишь наполовину.

Я даже представить не могу, что она пережила.

По сравнению с ними мне вообще грешно на жизнь жаловаться. И всё же я хочу ей кое-что сказать:

…Мы отомстили за тебя.

— Что будешь делать? Заберёшь с собой?

Пусть от неё остался только скелет, но она заслуживает того, чтобы её хотя бы похоронили нормально.

— Да… я не могу оставить её здесь.

— Да уж.

Мы молча сложили останки в мешочек.

— Ты нашёл рабов?

— Нашёл, — ответил красавчик из глубины подземелья.

Закончив собирать, мы отправились вглубь подземелья, где отыскали единственного раба.

Всё его тело покрыто шрамами. Его явно жестоко пытали.

Взгляд совсем неживой.

Уши и хвост у этого раба — как у собаки. На вид мальчику лет десять.

Впрочем, хоть это и мальчик, выглядит он прямо-таки очаровательно. Хотя, в десять лет мальчики ещё могут быть похожи на девочек.

— Кто вы такие?

— Этот голос…

— Кто ты?

— Ты его знаешь?

— …Да. Это ведь ты, Кил-кун?

— Кто ты? Почему ты знаешь моё имя?

— Ты забыл меня? Я — Рафталия, только выросла немного.

— Э?! — Мальчик по имени Кил удивлённо поднял голову. — Ты врёшь. Рафталия-тян была ещё меньше меня, и уж точно не настолько красивой. Правда, я считал её милой…

Кил свесил голову так, словно говорил о мертвеце.

— Тебе наверняка сказали войти ко мне в доверие! Меня так не проведёшь!

У него мутные глаза, на лице застыло выражение отчаяния. Он напоминает мне Рафталию при первой встрече.

— Хорошо, давай я докажу тебе, что настоящая. За два месяца до катастрофы, Кил-кун, мы с тобой пошли в море, чтобы найти красивую ракушку и подарить её моему папе на день рождения. Ты едва не утонул, но сестрёнка Садина спасла тебя…

Видимо, воспоминания из детства. Я невольно улыбнулся.

Действительно, только Рафталия, участвовавшая в этих событиях, может о них знать.

Как там его, Кил? Наверняка теперь он понял, что перед ним настоящая Рафталия.

— Э? Так ты и правда… Рафталия-тян? — удивлённо спросил Кил, окидывая взглядом Рафталию.

— Именно. А ещё помнишь, когда ты наелся ядовитых грибов, у тебя разболелся живот, но упорно пытался скрыть это от остальных? А когда я поняла, в чём дело, потребовал, чтобы я никому не говорила. Корчась на земле, ага…

— А-а! Хорошо! Я верю! Это ты, Рафталия-тян!

Наконец, Кил признал Рафталию.

— Рафталия-тян, как ты стала такой взрослой… и красивой?

Хоть все и знают, что полулюди быстро взрослеют с набором Уровней, трудно не удивиться, когда видишь это своими глазами.

Я тоже изумился, когда маленькая Рафталия так выросла.

А уж теперь, когда можно сравнить её с ровесником — тем более.

— Ты знаешь, я стала рабыней Наофуми-самы, вернее, Героя Щита-самы.

— Э?!

Кил перевёл взгляд на меня.

Но, похоже, он настолько истощён, что не может сфокусироваться. Он меня вообще видит?

Я достал из кармана лечебную мазь и попытался использовать её.

— Не трогай… меня!

— Всё хорошо, успокойся. Тебе станет легче.

Далее, питательная добавка. Я понимаю, что нехорошо попусту тратить лекарства, но не могу же я бросить кого-то, кто так страдает у меня на глазах.

Пусть я и не такой добрый, как говорится в слухах о святом, но для друга Рафталии можно сделать исключение.

— У…

Поначалу Кил отказался от лекарства, но затем, видимо, сдался и нехотя выпил его. У моего Щита есть множество необычных свойств. Например, он повышает эффективность лекарств. Вот и сейчас этот эффект тоже проявился. В таких ситуациях мой Щит очень даже полезен.

Лицо раба порозовело. Видимо, ему полегчало.

Конечно, лечебные заклинания не всесильны. Большая часть ран затянулась, но истощение осталось. Однако Кил понял, что его спасли, и от усталости сразу же заснул.

— Моя страна позволила этому случиться, — мрачно проговорила Мелти. — После того как я столько времени провела за границей, наблюдая за работой матери, я думала, что понимаю и людей, и полулюдей. Но… этого я ни понять, ни простить не могу.

— Нет, ты закати истерику и кричи, что «ни за что не простишь», иначе на тебя не похоже.

— Я на самом деле не такая! Кем ты меня считаешь, Наофуми?!

На этом месте Мелти опомнилась и тут же прикрыла рот ладонью.

— Истеричной Мелти, у которой от ярости краснеет лицо?

— Что ты сказал?!

— Ладно, нам не стоит долго тут засиживаться. Уходим.

Красавчик вызвался понести Кила на себе, и мы покинули это место.


Мы продолжили разговор, когда поднимались по лестнице:

— Наша первоочередная задача — покинуть город. Однако такой толпой мы на спине Фиро не уместимся.

На ней и втроём ездить тяжело. А уж впятером точно не получится.

— Наверное, стоит сначала отправить на ней феодала-саму, Кил-куна и Мелти-тян?

— Хороший вариант.

Наверное, нам придётся опять прыгать через стену.

На входе в город какая-то шумиха. Видимо, туда лезть не стоит.

И тут я заметил перед собой кровавый след, ведущий во внутренний двор. Я посмотрел туда и…

— М?!

— Что-то случилось?

Я молча указал на двор. Рафталия поняла, в чём дело, и кивнула.

— Хе-хе, ха-ха-ха… я больше не собираюсь ограничивать себя в средствах вашего убийства!

Феодал, каким-то образом переживший падение со второго этажа, стоял и недобро улыбался.

Чёрт! Вот же настырный.

Он заливал хлеставшей из плеча кровью надгробие и зачитывал какое-то заклинание.

Плохо дело. Кил — всё ещё его раб. Толстяк вполне может его убить.

Что же делать… в конце концов, он ведь старый друг Рафталии, которого она наконец-то спасла. Если его убьют — всё пойдёт прахом.

Хотя… рабская печать работает не от магии, а от приказов, а если бы он хотел убить его, эта опция находится в настройках печати в Статусе.

Получается, он делает что-то другое?

— Его… нужно немедленно остановить! — взволнованно сказал красавчик.

— Что такое?

— Герой Щита-сама, вы слышали легенду этого города?

— Если ты о том, что тут что-то там победили или запечатали, то да.

— Да. Говорят, что печать, в которую Герой-сама прошлого заточил монстра, находится где-то внутри города, — добавила Рафталия.

Что-то у меня о-очень нехорошее предчувствие.

— Неужели она…

— Да. Знать этого города из поколения в поколение передаёт надгробие, служащее монстру печатью. И…

Дальше можно не слушать. Этот тип пытается снять печать.

— Отойдите.

— Хорошо.

Выгнав красавчика и Кила из внутреннего двора, мы приблизились к заклинающему печать толстяку.

— Вот мы и снова встретились, Демон Щита! — громко воскликнул он с безумным взглядом.

— Я не знаю, что это за печать, но прекрати сейчас же.

Рафталия и Фиро уже приготовились к бою.

Сейчас мы не в комнате, поле боя куда просторнее.

— Вы уже опоздали. Этот город так и жил бы в мире и спокойствии, если бы вы не приехали в него!

— Мире и спокойствии?.. Если бы ты по своей прихоти не похитил Мелти, этого бы не произошло!

— Это твоя вина, Демон Щита!

— Я не собираюсь слушать бредни надменного труса, издевающегося над беспомощными.

Не знаю, что запечатывает это надгробие, но процесс нужно как можно скорее остановить.

Лишние бои нам не нужны.

Будь на моём месте другие Герои, они наверняка бы обрадовались возможности поживиться редкими ингредиентами, но я не собираюсь будить лихо.

— Я не трус! Полулюди — презренные животные, они заслуживают смерти.

Всё… я окончательно перестал его понимать.

До этого я ещё думал, что можно понять человека, получающего удовольствие от причинения боли кому-то ненавистному, но если он желает им смерти, то тут я бессилен.

И ладно бы он хотел убить кого-то одного, но я совершенно не понимаю того, что он стремится убить абсолютно всех полулюдей.

Как бы там ни было, я не знаю, что он собирается сделать.

От одного взгляда на это надгробие у меня мурашки по коже. Мы должны немедленно остановить его.

Я шагнул вперёд и попытался было применить навык, чтобы обездвижить толстяка…

Но тут надгробие раскололось и разрушилось.

— Мне уже всё равно. Если я убью Демона Щита, Господь благословит меня! Ха-ха-ха-ха!

Феодал смеялся так, словно это не было не надгробие, а игрушка, но тут задрожала земля.

— Что за?

— Что же! Громи и разрушай, запечатанное чудовище! Истреби Демона Щита!

На землю внутреннего двора с небес пролился фиолетовый свет.

Я поднял голову и увидел, что запечатанное создание появляется из разлома, напомнившего о волне.

— Господин-сама!

Все перья на теле Фиро встали дыбом, а сама она смотрела вверх не в силах отвести глаз.

— Ч-что это?

Первыми из разлома показались ноги. Судя по острым когтям — принадлежащие рептилии. Затем тело, покрытое крепкой шкурой, и, наконец, голова с огромными, яростными глазами, да челюстями, явно способными разжевать металл.

Из разлома появился… двадцатиметровый хищный динозавр.

Глава 3. Тиранодракон Рекс

— Э-эй…

В небе неожиданно возник динозавр. Драконом его никак не назвать, тут налицо все признаки динозавра.

Конкретнее: он напоминал Тиранозавра Рекса… только гораздо больше и куда злее с виду.

Это и не монстр даже. Просто динозавр. И он… как раз выбрался из разлома в пространстве и приземлился на крышу особняка.

— Ха-ха-ха! Да славится наш Господь!

Под тяжестью гигантской туши особняк разрушился почти мгновенно. И, вместе с этим, динозавр раздавил толстяка, глаза которого казались уже совершенно безумными.

Так и помер фанатиком. Но под конец всё же добавил хлопот. И как нам это чудище валить?



— Всем временно отступить! Фиро, ты меня поняла?!

— Угу!

Фиро тут же усадила на себя спрятавшихся за дверью внутреннего двора красавчика и Кила и помчалась прочь.

Мы с Рафталией и Мелти дружно кинулись через внутренний двор к выходу из особняка.

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Гигантский яростный динозавр с лёгкостью крошил особняк.

— Я понимаю, что это параллельный мир, но тут что, даже динозавры есть?

Я думал, что раз они мне пока не встречались, то их тут и нет.

Хотя, если хорошенько подумать, раз тут есть драконы, то и в динозаврах нет ничего удивительного.

К тому же драконы от динозавров недалеко ушли.

— Он ведь просто хотел одолеть Наофуми. Зачем призывать такое?

— И правда. Замечу, что методы надо выбирать аккуратнее.

Он что, готов целым городом пожертвовать, чтобы не проиграть Герою Щита?

Другими словами, поражение Герою Щита для него хуже смерти… насколько же он меня ненавидит?

— Поспешите! Или он нас догонит!

Рафталия совершенно права.

— Фиро!

— Что-о?

— Увеличься в размерах, чтобы мы все на тебя залезли.

— Наофуми, я всё понимаю, но ты просишь невозможного.

— Нет-нет, я верю, что Фиро сможет.

— Э? Ты сможешь, Фиро-тян?

— Кстати… может, Фиро и правда сможет.

Фиро вместе с красавчиком и Килом бежала рядом с нами. Но…

— Э-э… я не могу-у стать настолько большой.

— Ясно.

Ну, неудивительно.

— Может, смогу, когда подрасту?

— Может быть.

Так ты ещё растёшь, что ли?

— Я же говорила, что это невозможно.

— Но ведь здорово было бы, если бы она смогла?

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Мелти обернулась, затем посмотрела на меня и быстро закивала.

Динозавр преследовал нас. Видимо, принял за убегающую добычу.

Сейчас не время разговаривать. Такими темпами, мы станем его ужином.

Земля дрожала под ногами, динозавр топотал за спиной… прямо сцена из фильма.

Оказалось, что бежать, пока у тебя земля под ногами содрогается от веса динозавра, не легче, чем во время землетрясения.

Теперь я понимаю тех ребят из фильмов, которые во время погонь умудряются упасть.

Не думал, что просто убегать настолько тяжело. А если споткнешься — всё пропало.

Сейчас нам пока помогает то, что динозавру мешают остатки особняка, но когда он окончательно разберется со стенами, мы сможем полагаться только на Фиро.

— Что будем делать? Сражаться?

— Здесь?! Посреди города?! Ты хоть представляешь, сколько будет ущерба?

— Да, но…

Не знаю, сможем ли мы победить его, но одним бегством мы ничего не решим.

— Ну, обычно в таких случаях принимают бой в каком-нибудь безлюдном месте, куда никого не эвакуируют.

Мы как раз выбежали из особняка. Прохожие вокруг понемногу начинали паниковать.

Интересно, поскольку я здесь, не будут ли потом рассказывать, что это происки Демона Щита?

Плохо дело. Если Рен и Ицуки не поленятся разобраться в случившемся, у них будут неопровержимые доказательства против меня.

Динозавр озирался по сторонам, словно потеряв добычу из виду.

Я уже было понадеялся, что мы воспользуемся этим замешательством и сбежим… но тут динозавр почему-то посмотрел в нашу сторону.

Что-то мне это о-очень не нравится. А, имя высветилось. Похоже, его зовут Тиранодракон Рекс.

В груди динозавра что-то засветилось, и вместе с этим засветился живот Фиро.

— Слушай, Фиро…

— Что-о?

— Ты не думаешь, что внимание этого чудища к нам как-то связано с твоим светящимся животом?

— М-м… я думаю, эта ящерка нацелилась на меня-а.

— Раз так, Фиро, то выведи его из города.

— Э? Наофуми, только не говори, что ты решил бросить Фиро.

— Нет, я прошу её отвести чудище в безлюдное место, а затем вернуться к нам.

— Но ведь он охотится на Фиро-тян. Я не думаю, что он от неё отстанет.

— …Может быть.

Я надеялся воспользоваться скоростью ног Фиро, но на роль приманки она не годится, что ли?

— Не-ет! Я хочу быть с господином-само-ой.

— Наофуми-сама, пожалуйста, не требуйте от неё невозможного.

— Хорошо, но…

— Тяжело вам с Героем Щита-самой, — вклинился красавчик, будто здесь и нет меня.

— Как бы там ни было, если он преследует Фиро, то нам, похоже, ничего не остаётся, кроме как вывести его за городскую стену и сразиться.

Трудно предсказать масштабы последствий, если мы решим сражаться посреди города.

А ближайшие ворота… как ни странно, совсем рядом. К тому же, Фиро может перепрыгнуть через стену.

— Короче, мы собираемся вывести его из города из соображений безопасности. Что насчёт вас? В идеале нам стоит разделиться, — обратился я к красавчику и Мелти.

К Килу обращаться бесполезно — он без сознания, но тащить его с собой мы не можем.

— Пожалуй, я возьму этого мальчика и сбегу… но сначала займусь эвакуацией.

— Сможешь?

— Как я понимаю, тут полулюди из моего города. Проблем не возникнет, я думаю.

С этими словами красавчик спустился со спины Фиро.

— Прости, что пришлось тебя здесь бросить.

— Ничего страшного, всё это случилось из-за тех хлопот, что я причинил вам, Герой-сама. Не беспокойтесь.

— Хорошо, как скажешь… а ты что решила, Мелти?

— Естественно, я пойду с тобой, Наофуми.

Было бы неплохо, если бы она смогла укрыться в доме красавчика. Изначально она и вовсе планировала вернуться оттуда к королю-подонку… но если в итоге её поймает очередной знатный тип, и её жизнь окажется под угрозой, то, в принципе, особой разницы между этим и путешествием со мной не заметно.

— Значит, договорились.

— У… — обронил Кил и открыл глаза.

Видимо, сознание до сих пор путанное, поскольку он никак не может сфокусироваться.

Он с трудом протянул руку к Рафталии.

— Кил-кун. Случилось кое-что ужасное, и нам нужно отвести опасность. Обещай, что выживешь, хорошо?

— Рафталия… тян. Нет. Не ухо…

— Кил-кун. Не волнуйся, я иду делать то, что должна. И… вот увидишь, однажды я обязательно верну наш флаг!

С этими словами Рафталия сняла браслет, который я когда-то ей сделал, и передала Килу.

— Идёмте, Наофуми-сама, пока он не причинил ещё больше вреда.

— А-а… ты и правда отдашь ему браслет?

— Я должна была задать этот вопрос вам. Простите.

— Нет, что ты, это твоя вещь, Рафталия. Делай с ней, что хочешь.

Скорее всего, она сделала это, чтобы подкрепить своё обещание. И раз так, то я ей ничего не скажу.

— Кил-кун. До свидания…

— Нет, Рафталия-тя…

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Рёв Тиранодракона резал слух.

Мы тут же бросились бежать, и я не услышал, что хотел сказать Кил.

— Вперёд!

— Есть!

— Так точно!

Мы дружно разбежались.

Поступь преследовавшего нас динозавра не давала тишине никаких шансов.

В сторону красавчика он даже не посмотрел.

Мы оседлали Фиро, пробежали по улицам, а затем перепрыгнули через стену.


— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Тиранодракон Рекс погнался за нами и пробил в стене дыру.

Мы выбежали в ночные луга. За нашими спинами дымился город.

Так. Это не моя вина. Хочется верить, что не моя.

— Как я и думала, он побежал за Фиро.

— И правда.

— Наофуми, нам нужно бежать, или он догонит нас.

— Знаю. Фиро, беги быстрее!

Сражаться нужно как можно дальше от города.

Даже если мы начнём выигрывать, чудовище может пуститься в бега, а если попадёт в город, то причинит ещё больше ущерба.

Поэтому мы вели динозавра за собой.

— Ещё немного.

Мы отбежали от города на такое расстояние, что теперь он едва виднелся вдали.

— Хорошо, скоро начнётся бой. Вы все готовы?

— Да, я готова в любое время.

— С тобой, Наофуми, даже дополнительные жизни не помогут.

— Фиро, ты знаешь, что делать?

— Угу, я не подведу!

— Начали!

По моей команде Фиро остановилась и развернулась.

Тиранодракон Рекс бежал к нам, земля дрожала.

Из его рта валил белый пар, а меж острых зубов стекала слюна.

Пожалуй, укус такой пасти не выдержу даже я.

Но я не собираюсь дать ему нас сожрать. Мы спешились с Фиро и приготовились к бою.

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Динозавр попытался проглотить нас прямо на ходу, не сбавляя скорости.

— Не так быстро! Эрст Шилд!

Когда Тиранодракон собирался уже укусить меня, я перегородил ему путь магическим щитом.

Вспоминается битва с зомбидраконом.

В тот раз получилось неплохо. Может, и в этот получится?

Раздался громкий лязг, и динозавр без особого труда раздробил зубами призванный щит.

Но этим он слегка подставился.

— Те-ей!

Бой открыла Фиро.

Она изо всех сил пнула его вверх по нижней челюсти.

Более того, сейчас она в когтях и бьёт гораздо сильнее, чем во время битвы с зомбидраконом.

Однако Тиранодракон после её пинка и не подумал запрокинуть голову, как это случилось с зомбидраконом.

— Ух… о-очень твёрдый.

— Будь осторожна!

Во время битвы с зомбидраконом противник воспользовался её уязвимостью после пинка и проглотил. В тот раз её спасла беззубость дракона и прогнившие внутренности, но сейчас она так легко не отделается.

— Угу!

Сразу после пинка Фиро отскочила от Тиранодракона, а затем, пользуясь своей скоростью, пробежала у него между ног, по пути пнув в живот.

Её боевые навыки значительно улучшились с прошлого раза.

— Цвайт Акваслэш!

Мелти нацелила своё заклинание на Тиранодракона.

В противника полетел клинок сжатой воды.

— Де-ей!

Рафталия резко приблизилась к врагу, вложила Ману в меч и нанесла удар.

Клинки Мелти и Рафталии вонзились в чудовище с приятными звуками… но Тиранодракон слишком огромный, такие раны его не убьют.

— Господин-сама, площадку!

— Понял! Эрст Шилд! Секанд Шилд!

Я создал рядом с Тиранодраконом два магических щита.

Щиты, создаваемые моими навыками, существуют 15 секунд. Мне кажется, что это мало, но для быстроногой Фиро…

— Тей! Ийя! То-о!

Фиро пользовалась магическими щитами, словно опорами, кружа вокруг Тиранодракона и постоянно пиная его.

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

Естественно, Тиранодракона это раздражало — он ревел, крутил головой и размахивал хвостом. Фиро успела увернуться до того, как её заденет.

Зато теперь в опасности оказалась Рафталия.

Я выступил вперёд и принял удар хвостом на себя.

— Гх…

— Н-Наофуми-сама!

Тяжёлый удар. Выдержать я его могу, но если он хвостом так бьёт, то сил пережить укус мне наверняка не хватит.

Плохо дело.

Благодаря неторопливости противника мы, пусть с трудом, но всё же можем сражаться, однако нам недостаёт решительного преимущества, которое помогло бы одолеть его.

Фиро отлично водит его за нос, но если даже у неё не хватает сил для решающего удара, то у Рафталии тем более не хватит.

Магия Мелти не настолько сильна, чтобы ожидать от неё многого. Она может поддерживать Фиро заклинаниями, но на смертельную рану противнику её не хватит.

Будь здесь игра, мы бы наверняка в конце концов истощили шкалу здоровья противника и победили бы… но, увы, это не игра.

Когда монстры понимают, что проигрывают, они сбегают. Конечно, нас бы его бегство спасло, но если он убежит куда-то, где живут люди, будет катастрофа.

К тому же, как я убедился во время атаки хвостом, он очень силен. Вряд ли кто-то кроме меня сможет выдержать его удары.

В худшем случае придётся положиться на Щит Гнева. С ним я наверняка стерплю его атаки, да и контратаковать смогу.

Щит Гнева — сильнейший и опаснейший из всех моих щитов.

Его породила моя ненависть к этому миру, и впервые я применил его, когда подумал, что зомбидракон убил Фиро.

Когда я использовал его, моё сознание застлала ярость, и я обезумел.

Из-за этого я проклял пытавшуюся спасти меня Рафталию, причем довольно сильно.

Этот щит даёт огромную силу, но велика и расплата за его использование. Его нельзя применять бездумно.

Но факт в том, что если бы я не пользовался им в самые критические моменты, то не дожил бы до сегодняшнего дня.

— Я в порядке.

— Хорошо… тогда я продолжаю.

— Будь осторожна!

— Есть!

Рафталия взмахнула клинком, атакуя Тиранодракона.

Но результат оставлял желать лучшего.

Фиро тоже бьётся изо всех сил, но я не уверен, что она долго протянет. Выносливость ведь не бесконечная.

Я не знаю, сколько выносливости у Тиранодракона, но никак не меньше, чем у нас.

Такими темпами в скором времени он отыщет брешь в нашей обороне, и мы попадём в очень неприятную ситуацию.

…Мне всё-таки придётся это сделать?

Не знаю, повлияло ли так Ядро Гнилого Дракона, но в определённый момент Щит Гнева эволюционировал и обзавёлся цифрой II. Из-за этого, когда я активирую его, проглотившая Ядро Гнилого Дракона Фиро приходит в неистовство.

Похоже, остаётся лишь… пойти ва-банк.

— Наофуми.

— Что?

Ко мне обратилась Мелти, стоявшая позади.

Может, из-за того, что она стоит в тылу, она видит что-то, чего не вижу я?

— Вокруг происходит что-то странное.

— М?

После слов Мелти я огляделся по сторонам.

И тогда я услышал вдали гвакающие голоса.

Что это?

Вокруг нас летали огоньки, напоминающие светлячков.

— М-м?

Фиро приставила крыло к голове, словно вслушиваясь.

— Что такое?

— Эт-то… я слышу голос, который говорит: «Я скоро буду, ждите».

— Кто это?

— Не зна-аю.

Они говорят, что во время битвы с Тиранодраконом что-то начало происходить?

Стоило мне задуматься об этом, как по сторонам начал озираться и сам динозавр, видимо, тоже что-то заметив.

— Наофуми.

— Что?

— Вокруг нас подняли барьер.

— Барьер?

— Угу. Ты же тоже видишь его, правда? Он похож на туман вдали.

Я вгляделся, и действительно: плотный туман кругом очерчивал место боя, закрывая от глаз происходящее снаружи.

— Мне кажется, это крайне мощный барьер.

— Что это такое вообще?

— Существует легенда про живой лес-лабиринт. Говорят, в нём хранится снаряжение, собранное древними Героями. По легенде, этот лес окружает магический туман, который не даёт людям приблизиться к нему.

— Интересные ты вещи знаешь.

— Моя мать любит такие истории, и однажды даже ходила в этот лес. И действительно: в тот раз всё точно так же заволокло туманом. Я очень удивилась.

Так это означает, что теперь мы не сможем сбежать, даже если захотим?

— Когда ты попадаешь в этот туман и бродишь по нему, то неизбежно возвращаешься туда, откуда пришёл… я уверена, что кто-то специально заключил нас в этот барьер.

Заключил в барьер… звучит зловеще.

Мне сразу же представилась сцена с убийцами, подосланными сукой и подонком, окружившими нас и ждущими, пока мы погибнем в бою с Тиранодраконом.

Короче говоря, теперь отступать нам некуда.

Я огляделся по сторонам. Все растения вокруг нас слабо фосфоресцируют.

Что, чёрт побери, происходит?

И тут я увидел, что к нам бежит целая стая Филориалов.

Филориалы со всех сторон. От этой картины можно умом двинуться.

— Ух ты… Филориалы!

У Мелти от радости загорелись глаза.

Чёртова филориаломанка! Сейчас не время радоваться.

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

При виде происходящего Тиранодракон взревел и возобновил атаку.

Кх… других вариантов нет.

Я протянул руку к Щиту, намереваясь активировать Щит Гнева.

«Нет».

Протянутую к Щиту руку пронзило болью, словно её попытались отбросить обратно.

Я увидел, что Щит слабо засветился.

Вообще, мне даже не нужно прикладывать руку к Щиту, чтобы изменить его.

Я снова попытался активировать Щит Гнева.

Но…


[Превращение заблокировано из-за постороннего вмешательства]


Перед глазами неожиданно появился текст, а Щит Гнева не включился.

Вместо этого появился таймер — видимо, я смогу активировать щит, только когда он истечёт.

— К-кто здесь?!

Незнакомый мне голос заблокировал вызов Щита Гнева.

С какой стати он решил помешать мне?

«Всё хорошо, просто жди. Тебе… не нужно полагаться на эту силу».

— Кх…

— То-о!

Фиро пнула Тиранодракона в челюсть, приземлилась, а затем схватила меня с Рафталией и отступила к Мелти.

— Что такое?

— Э? Разве не было команды отступить?

Я не слышал. Это опять тот голос?

Нас окружали Филориалы. Им несть числа.

Во тьме светилось столько птичьих глаз, что начинать считать их просто страшно.

Что происходит?

Из возможных объяснений — битва между стаями Филориалов. А может, они пришли поохотиться на Тиранодракона?

Или же они приняли появление Фиро за посягательство на их территорию?

И тут толпа Филориалов разошлась в стороны, словно море перед Моисеем.

— Гва!

По живому коридору величественно прошагал Филориал.

Он похож на заурядного Филориала, но цвет у него небесно-голубой, и он чем-то напоминает Фиро в форме обычного Филориала.

Высотой он примерно два метра и напоминает страуса, как и все остальные впрочем.

Вот только мне кажется, что по сравнению с Фиро у него больше перьев. Сразу привлекает внимание гребень на голове.

Если цвета Фиро — белый и розовый, то у этого — голубой и белый, причём голубого больше.

За собой Филориал тянет роскошную повозку… которую венчает какой-то драгоценный камень.

Где-то я этот камень уже видел… но где?

Я посмотрел на камень в своём Щите. Его форма в точности совпадает с формой того, что на повозке.

— Э-это тот самый Филориал-сан!

— Ты знаешь его?

— Угу. Я встретила его незадолго до того, как мы повстречались, Наофуми.

— Ого…

Выглядит он внушительно — прямо босс этой стаи.

В отличие от Фиро в нём совсем не чувствуется беспечности.

Даже Тиранодракон напрягся, понимая это.

Он мог бы в любой момент попытаться загрызть птицу, но сначала решил оценить силу противника.

— Ух ты… вот это да-а. Я та-ак завидую.

Фиро не отводила от повозки восхищённого взгляда.

Мне она не нравится. Я бы в такую вычурную повозку не сел.

Даже представить не могу, что обо мне будут говорить, если я буду ездить на этом.

— Гва!

Вёзший повозку Филориал отпустил цепь и вышел вперёд.

Стая отступила за повозку.

— Что это? Что происходит?

— Гуэ-э-э-э-э-э! — громко заголосил тянувший повозку Филориал.

От его голоса все растения в округе загорелись зелёным, и поднялся ветер.

Да что происходит-то?

И тут я увидел, что тянувший повозку Филориал виден лишь чёрным силуэтом и стремительно растёт.

Ничего себе махина…

Силуэт всё набухал и набухал. Похоже, это какое-то превращение, но превращение Фиро по масштабам здесь и близко не стояло.

Вначале это существо было обычным Филориалом, но теперь выросло уже до шести метров.

Остановилось оно, лишь поравнявшись по размеру с Тиранодраконом. Причём теперь оно выглядит так же, как Фиро в форме монстра.

— Ух ты… какой огромный! — обронила Мелти, не в силах сдержать возбуждение.

По сравнению с нашей бело-розовой Королевой Филориалов, эта Королева бело-голубая.

Но, пожалуй, самое большое отличие от Фиро — гребень из перьев на голове, напоминающий корону.

— Простите, что так задержалась, Герой-сама… и девочка, которая любит Филориалов, — как ни в чём не бывало проговорила Королева Филориалов и повернулась к Тиранодракону.

Её голос очень напоминал голос Фиро. Может, немного пониже.

— Она умеет говорить!

— Я тоже умею.

— Да, но!..



— Ух ты-ы-ы-ы… какая большая…

— А-ага…

Мы ошарашенно смотрели на то, как гигантская Королева Филориалов сделала шаг вперёд, встав точно напротив Тиранодракона Рекса.

— Как я вижу, ты — всего лишь монстр, выросший благодаря частице императора драконов, но не сумевший слить её со своим телом, — объявила гигантская Королева Филориалов Тиранодракону. — Если ты сейчас же отдашь частицу, я не стану убивать тебя. Немедленно сдавайся.

В ответ на её голос Тиранодракон испустил полный злобы рёв.

А затем он бросился вперёд, намереваясь загрызть её.

— Тогда у меня нет выбора.

Гигантская Королева Филориалов вскинула ногу и пнула Тиранодракона.

Да… мне показалось, что она лишь легонько пнула его.

Тем не менее, Тиранодракона отбросило, словно мячик.

Тиранодракон упал на землю, а затем, пошатываясь, поднялся.

Потом он резко провернулся на месте, пытаясь ударить гигантскую Королеву Филориалов сильным хвостом.

— Медленно.

Королева с лёгкостью отразила удар крылом. Тиранодракон испустил очередной рёв, широко раскрыл зубастую пасть и попытался укусить противника.

— Те-ей!

Гигантская Королева Филориалов пнула его в челюсть.

Тиранодракон прокрутился в воздухе и — словно выброшенная игрушка — упал мордой в землю.

Гигантская Королева Филориалов тут же подбежала к нему и пнула в бок.

И огромное тело динозавра… взлетело!

— Тей, тей, тей!

Гигантская Королева Филориалов подпрыгнула и принялась без остановки пинать Тиранодракона в полёте.

Ничего себе! Я, как геймер, прекрасно понимаю, что она этим комбо удерживает его в воздухе!

Прямо как аэрокомбо из какого-нибудь файтинга. У меня в голове невольно появился счётчик проведённых ударов. К слову, дошёл он до отметки «35 HIT!».

После этого совершенно очевидно, что разница в силе между ними… просто колоссальная.

Комбо закончилось, Тиранодракон упал, а затем еле-еле поднялся на ноги.

И тогда перед ним появилась огромная магическая диаграмма.

— Пытаешься использовать магию, до которой ещё не дорос?

Гигантская Королева Филориалов встала в защитную стойку.

После того как Тиранодракон, как мне показалось, дочитал заклинание, он глубоко вдохнул, а затем выдохнул мощное пламя.

Вот это да. Оно настолько горячее, что чувствуется даже здесь, хотя стоим мы достаточно далеко.

Наверное, этот огонь не выдержал бы даже Щит Гнева.

Мощное пламя Тиранодракона летело точно в гигантскую Королеву Филориалов. Пусть Королева и огромна, но такой огонь изжарит её заживо.

— Слабо…

Гигантская Королева Филориалов выставила перед собой крыло, как руку. Пламя отразилось от неё, словно ударив в стену.

Что это за битва титанов такая? Им, по-моему, вообще до нас дела нет.

— Пора заканчивать.

Гигантская Королева Филориалов вскинула оба крыла.

Я… знаю это движение.

И стоило мне подумать об этом, как фигура Королевы расплылась в воздухе, а затем появилась за спиной Тиранодракона.

Ага. Это магия «Хай Квик», сильнейшая атака Фиро.

— ГЯА-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Ритмично раздавались звуки рвущихся тканей, и Тиранодракон Рекс разлетелся на мелкие лоскутки плоти.

Глава 4. Легендарная божественная птица

Выудив из мелко нашинкованного Тиранодракона нечто светящееся… вернее, ядро, гигантская Королева Филориалов подошла к нам.

— Простите, что заставила ждать.

— …

Я не знал, что сказать.

Гигантская Королева Филориалов перед моими глазами с лёгкостью расправилась с чудовищем, которому даже Фиро не смогла толком нанести никакого урона.

— Большая Филориал-сан…

Мелти смотрела на неё горящими глазами. Как у тебя всё-таки быстро настроение меняется.

Со мной ты постоянно истеришь, когда разговариваешь с другими — корректна и вежлива, а как только дело доходит до Филориалов, в тебе просыпается свойственное возрасту любопытство.

— Ты ведь Герой Щита-сама, не так ли?

— А-а, да.

Она настолько огромна, что мне оставалось лишь смотреть на нее снизу вверх да отвечать на вопросы.

Даже если бы она сочла нас своими врагами, шансов на победу у нас нет. Я не могу представить, что должно случиться, чтобы мы победили.

К тому же, если верить словам Мелти, вокруг нас развернули барьер, так что сбежать мы бы вовсе не смогли.

Кроме того, поскольку она — Филориал, то, скорее всего, сможет догнать нас, даже если мы попытаемся уйти на Фиро.

— Что тебе нужно от меня?

— Я хочу о многом поговорить. Впрочем, вам будет неудобно, если я останусь в этой форме, так что попрошу немного подождать.

Гигантская Королева Филориалов закрыла глаза, сосредоточилась и начала постепенно уменьшаться, затем спряталась крыльями… и, наконец, раскрыла их.

Перед нами предстала девочка ростом примерно с Фиро и с такими же крылышками на спине.

Волосы у неё серебристые с легким голубоватым отливом. Стрижка, кажется, называется каре.

Впрочем, в глаза сразу бросались три непослушные прядки на макушке.

Глаза у неё красные, но лишённые честолюбия.

Её лицо по привлекательности может поспорить с лицом Фиро.

Одежда — красно-белое платье в готическом стиле.

Фиро в человеческой форме носит бело-голубое платье, поэтому я невольно сравниваю их друг с другом.

— Что же, для начала представлюсь… я королева всех Филориалов этого мира, Фитория.

Девочка кратко кивнула. На фоне её голоса жест показался на удивление детским.

Как бы это описать? От того, как она разговаривала в форме человека, эта девочка напоминала ребёнка, старающегося казаться взрослым.

— Фитория?! Это же имя легендарного Филориала, — проговорила повергнутая в шок Мелти.

— Правда?

— Да. Говорят, этого легендарного Филориала вырастили Четыре Священных Героя, призванные сражаться с волнами ещё давным-давно.

— Давно, говоришь?.. Если давно, может, это переходящее имя?

Действительно: когда меня, Мотоясу и остальных призвали, нам рассказывали о том, что волны бывали и в древности.

Но если подумать, это очень старые легенды… вряд ли перед нами был кто-то, кто принимал участие в тех самых событиях.

Наверняка это имя королевы всех Филориалов передаётся из поколения в поколение.

Потому что в противном случае сколько ей лет-то?

— И сейчас, и в древности была одна Фитория, — объявила она, слегка наклонив голову.

Несмотря на всю её внушительность, некоторые черты в ней напоминали своей простотой Фиро.

— Хочешь сказать, ты жила ещё в глубокой древности?

— Угу.

Даже спорить не стала. Хотя, если вспомнить о Фиро, это вполне возможно.

Фиро выросла до своих размеров за каких-то несколько дней.

Интересно, сколько будет есть Фиро, если дорастёт до размеров Фитории?

Если подумать, мне никаких денег не хватит, чтобы её прокормить. Поэтому дальше я её растить не планирую. Если снова начнёт расти — придётся её бросить.

Хотя, конечно, если вспомнить, сколько я вложил в неё денег, на самом деле бросить её у меня рука не поднимется.

— Господин-сама, вы явно думаете о чём-то нехорошем.

— Действительно. Это лицо человека, который думает о чем-то, не относящемуся к делу.

— А вы хорошо его знаете. Я этого и не заметила.

— Скоро научишься.

Тише, массовка. И хватит читать мои мысли.

— Я думал о том, что если и ты так вырастешь, Фиро, то придётся тебя бросить.

— Бу-у!

— Бросить?! Ты в своём уме говорить такое?! Ты ведь сам только что просил её стать ещё больше!

— В разумных пределах. Такую огромную птицу я кормить не собираюсь!

— Наофуми-сама… она ведь не станет такой большой сразу…

— Это же Фиро, которая так вымахала за несколько дней. Может наступить повторный период бурного роста.

— …

— Рафталия-сан, почему вы молчите?! — обратилась Мелти к Рафталии, взяв её за руку.

Она боится того, что я могу оказаться прав.

— …Не волнуйтесь, чтобы дорасти до такого, ей потребуется немало времени, — успокаивающим тоном ответила Фитория, вскинув руку.

— А-а, ладно.

— За это время сменятся десять поколений Филориалов.

Это успокаивает. Если бы Фиро бурно доросла до размера горы, с ней было бы много хлопот.

Однако в то же самое время своими словами Фитория намекнула на свой возраст.

— Что же, Герой Щита-сама… тебе и твоим спутникам тоже стоит представиться.

М-м… да, действительно. Раз представилась она, мы тоже должны.

— Я Иватани Наофуми. Иватани — фамилия, Наофуми — имя. Я Герой Щита, но, как я понял, ты и так это знаешь.

— Угу.

Фитория перевела взгляд на Рафталию.

— Меня зовут Рафталия. Очень приятно познакомиться.

— И мне.

— А меня зовут Фиро, — сразу же вставила Фиро.

Мне показалось, Фитория окинула её очень внимательным взглядом, но затем её внимание переключилось на Мелти.

— Мы уже встречались, любительница Филориалов. Спасибо за то, что защитила меня в тот раз.

— Пожалуйста… моё имя — Мелти Мелромарк.

— Значит, Мел-тан.

«Мел-тан»… дурной у неё вкус.

Мне сразу вспомнились типы из моего мира, которые называют «тан» всех подряд.

Хотя, я и сам тот ещё отаку, и потому меня наверняка относят к ним же.

— Приятно познакомиться… Мел-тан.

Ну вот сама посмотри — видишь, какую рожу Мелти скорчила?

— Бу-у.

Фиро выступила вперёд, словно пытаясь защитить Мелти от Фитории.

Она ревнует? Похоже, ей не нравится, что её подружка разговаривает с другим своим другом.

Фиро, такое поведение может привести к разладу между вами, и подружку твою могут увести.

Или я слишком много думаю? Просто вспоминается сцена из одной легендарной игры, травмирующей игроков на всю жизнь.

…Кажется, если я промолчу, тут начнётся галдёж, так что вернёмся к разговору.

— Ну так что? Мы благодарны за то, что ты убила этого огромного монстра-динозавра… этого Тиранодракона, но что тебе нужно от нас?

— Я собираюсь рассказать вам о том, что происходит, но сначала нам нужно найти место, где мы сможем спокойно поговорить. Прошу сюда.

Фитория указала на свою повозку. Она хочет, чтобы мы куда-то поехали в ней?

— Нет, сначала…

— Что? — Фитория недоуменно наклонила голову.

Я перевёл взгляд на останки Тиранодракона Рекса.

Поняв, что я собираюсь сделать, Фитория насупила брови.

— Я не хочу, чтобы один из Четырёх Священных Героев впитывал в своё оружие что-либо, имеющее отношение к драконам…

Кстати, да, Филориалы вроде как не дружат с драконами. Похоже, королева Филориалов разделяет это мнение.

Но это не моё дело. Я пойду на всё, чтобы стать сильнее.

И уж тем более я не могу игнорировать ресурсы, оставшиеся после настолько сильного Тиранодракона.

— Я должен.

— …Хорошо. Я попрошу своих сородичей собрать их. Вы же садитесь в повозку.

— Доедут ли внутренности? Филориалы — прожорливые создания. Не хочу остаться с одними лишь костями.

— …Что же, делай, как тебе удобно.

— Благодарю.

— Ну ты и жадина, Наофуми.

— Говори что хочешь.

Я впитал в Щит разбросанные останки Тиранодракона Рекса.

Мясо, кости, чешуя, рога, зубы, другие органы. Думаю, я открыл немало новых щитов.

Вот только… мне не хватает то ли прогресса по веткам, то ли уровня, поскольку ни один новый щит так и не стал доступен.

Наверняка это потому, что для нас Тиранодракон — очень сильный противник. Если вспомнить, что я до сих пор не открыл ни одного щита с материалов, впитанных после зомбидракона, удивляться, наверное, нечему.

— Ты закончил? — спросила Фитория равнодушным голосом.

— Да…

— Хорошо. Как тебя, Фиро? Обращайся человеком и тоже садись в повозку.

— Э-э, но я хочу тянуть, а не ехать.

— Это моя повозка, и я не разрешаю.

Фитория отказала ей совершенно по-детски, словно не желающая делиться девочка.

Похоже, несмотря на всю напыщенность, в душе она от Фиро недалеко ушла.

— У-у.

— Фиро-тян, не надоедай Фитории-сан.

— Ла-адно.

Фиро неохотно обратилась человеком.

Да уж… в итоге мы всё же залезли в чрезмерно разукрашенную повозку Фитории.

Внутри просторнее, чем я думал. Впрочем… мы и правда собрались в ней ехать?

Я уже молчу, что вокруг нас целая стая Филориалов. Если мы так поедем, нас быстро заметят.

Хотя, Фитория вроде как поддерживает вокруг нас барьер, который не даст никому приблизиться.

Если бы Мотоясу прознал, что я здесь, сразу бы пустился в погоню.

— Портал!

Взявшись за повозку, Фитория что-то крикнула.

А в следующее мгновение панорама вокруг нас сменилась.

— Э?

— Э-э?

— Ч-что это?!

— Н-ничего себе.

Мне кажется, или у неё есть совершенно невероятная сила?

— Перемещение?

В играх порой бывают заклинания перемещения, позволяющие оказаться в заранее заданной точке.

Такие есть во многих популярных играх. Значит, и в этом мире тоже?

Впрочем… я никогда ещё не слышал о такой магии. Видимо, она очень редкая.

Легендарный Филориал… кажется, отчасти я начал понимать, почему её так зовут.

— Думаю, здесь мы сможем говорить спокойно.

Мы вышли из повозки и огляделись. Вокруг темно и практически ничего не видно, но, вроде как, мы в чаще леса.

Это поселение посреди леса? Или нет, древние развалины?

Здания вокруг нас давно обрушились и к проживанию явно пригодны не были.

На глаза мне попались каменные стены на месте замка и несколько каменных домов. И стены, и дома опутаны плющом, причём очень плотно — это место заброшено давным-давно.

А вокруг, похоже, всё-таки лес.

Из-за голубого барьера ничего толком не разглядеть. Я вижу, что вокруг нас кусты и деревья, но все они кажутся мне одинаковыми. Наверняка выбраться из такого леса будет трудновато.

— Где мы?..

— Говорят, это руины страны, которую защищали первые Герои… вроде бы.

— Ты и сама не уверена?

— Это было задолго до моего рождения. Но сейчас за этим местом присматриваю я.

— Это святая земля Филориалов? — спросила Мелти с горящими глазами.

— Ты права наполовину. В мой настоящий дом… людей лучше не приводить.

— Ясно.

— Мы в лесу?

— Угу.

— Какое всё ста-арое.

— Чувствуется дух истории.

— Красиво выразились.

«Старое» и «историческое»… хоть эти слова и принадлежали Фиро и Рафталии, я полностью согласен с их впечатлениями. Правда, из-за плотного тумана я не могу ничего толком разглядеть.

Кстати, выходит, она не провезла нас, а перенесла? Удобно, ничего не скажешь. А назад мы как вернёмся?

— Ну, раз ты нас сюда так переместила, можешь на обратном пути закинуть, куда попрошу?

Если повезёт, так можно отбиться от Мотоясу. Может, даже удастся переместиться сразу в страну полулюдей, чтобы не полагаться на помощь матери Мелти.

— Мы ведь только пришли, зачем вы сразу говорите об обратном пути?

— Потому что я здесь засиживаться не собираюсь.

— Э?! — недовольно воскликнула Мелти.

Чего тебе? Разговоры с Филориалами что, такой восторг вызывают?

Мне хочется поскорее выбраться отсюда. В конце концов, мы пока ещё в розыске.

— Сейчас… я думаю, вам стоит отдохнуть.

Фитория вскинула руку, и тут из темноты появился Филориал с телегой, полной дров. Фитория сложила их в костёр и подожгла огненным дыханием.

Ну, если здесь и есть враги, то только Филориалы.

Но Филориалы пригласили нас сюда и предложили отдохнуть — не думаю, что их стоит так уж опасаться.

К тому же уже глубокая ночь. Пожалуй, стоит отдохнуть и поговорить.

— Хорошо. Я согласен, что здесь отдыхать безопаснее, чем в чистом поле. Предлагаю принять предложение Фитории и устроить привал.

— Е-есть!

— Да уж, тяжёлый выдался денёк.

— И правда… интересно, Кил-кун в порядке?

— Наше беспокойство ему ничем не поможет. Если бы мы помогали жителям эвакуироваться, нас бы уже поймали.

— Согласна…

Мы расселись у костра и расслабились.

Я захватил с собой немного мяса Тиранодракона, чтобы сделать из него ужин.

Достав кухонную утварь, я приступил к готовке.

К счастью, оказалось, что колодец до сих пор рабочий. А раз удалось набрать воды, буду варить суп.

— Ладно, я чего-нибудь сварганю.


Приготовив еду, я поставил её перед остальными.

— …

Фитория с завистью смотрела на нас, засунув указательный палец в рот.

Из-за того, что мы переместились, Филориалов вокруг нас поубавилось, но их всё ещё много.

Кх… тяжело так есть.

— А-а… Наофуми?

— Наофуми-сама, мне тяжело есть, когда на меня так смотрят.

— И мне.

— М-м? Правда?

И Рафталия, и Мелти неуверенно озирались по сторонам.

И лишь Фиро как ни в чём не бывало накинулась на еду.

— Поешь с нами?

— Можно?

— Только ту огромную форму я не прокормлю.

— Не страшно.

Хотя я пригласил Фиторию, неожиданно заголосили остальные Филориалы.

— Тише.

Голос Фитории заставил остальных Филориалов замолчать, но они продолжили смотреть на нас угрожающими взглядами.

— Вкусно же!

— Вкусно.

Ого. Она обратилась ко мне с практически тем же лицом, что и Фиро. Сидя рядом, они выглядят как две сестры.

Хотя, их сложно счесть настоящими сёстрами — цветовая гамма всё же разная.

Если добавить к ним такую же очаровательную Мелти, то можно будет писать картину «три девочки на ужине».

— Согласна.

Хотя, Рафталия всё равно лучше всех.

Мелти, конечно, благовоспитанная, но теряет очки из-за компании двух Филориалов и их отвратительных столовых манер.

— Чего? — спросила Мелти, недовольно сведя брови.

— Ничего.

— Думаешь о чём-то нехорошем?

— Без комментариев.

— Значит, думаешь.

— Я думал о том, что из-за этих птичек ты и сама кажешься невоспитанной. Выбирай друзей получше.

— Что ты сказал?!

А-а, опять она за своё.

— Да ладно вам… меня другое беспокоит…

Рафталия посмотрела в сторону Филориалов, сверлящих нас завистливыми взглядами.

Угу, у меня из-за них тоже кусок в горло не лезет. Достало.

— А-а, как же вы надоели! Что там у вас, есть большая кастрюля?! Если есть — тащите сюда, приготовлю вам всем еды!

В конце концов, чтобы удовлетворить недовольство Филориалов, мне пришлось варить суп на всех.

Это заняло у меня несколько часов.

Пока я возился с приготовлением, Рафталия, Фиро и Мелти и уснули, а я из-за этого супа сильно устал.


— Фух…

Я мыл посуду, мысленно бурча о том, что мне с какой-то стати приходится угощать диких Филориалов, когда ко мне подошла Фитория.

— Что такое? Добавки уже не будет.

— Я знаю.

— Хорошо. Ну и? Чего тебе надо? В идеале я бы хотел отложить разговоры на завтра.

Я тоже хочу отдохнуть.

М? Вот Мелти даёт, пристроилась поудобнее рядом с Фиро и другими Филориалами и мирно спит.

Приятно, поди, когда за тебя другие работают. Хотя, она вторая принцесса, важный человек.

— Я тоже хотела, но сейчас как раз отличное время для разговора.

— На тему?

— Я хочу знать, как дела дошли до того, что запечатанный монстр вырвался на свободу.

— А? Выходит, ты пришла к нам на помощь, не зная обстоятельств?

— Дело в другом… я пришла потому, что мне доложили о появлении новой Королевы-кандидата.

— Королевы-кандидата… ты про Фиро?

Фитория кивнула.

— Можно тебя спросить?

— Что?

Этот вопрос крутился в моей голове с той самой поры, когда я начал воспитывать Фиро.

— Почему Фиро растёт не как остальные Филориалы?

Фитория назвала её «Королевой-кандидатом».

Другими словами, она что-то о ней знает.

— Потому что её воспитывает Герой.

Так я и думал. Фиро заметно отличается от других Филориалов и умеет превращаться в человека потому, что её вырастил я.

— Я ответила на твой вопрос. Теперь я хочу знать, что произошло.

— Я не уверен в том, что именно рассказывать. Что ты знаешь обо мне?

— Что ты — Герой, призванный для борьбы с нынешними волнами конца света, что ты противник религии страны, отторгающей полулюдей… и, пожалуй, всё.

— Ясно.

Видимо, об этом ей рассказали местные Филориалы?

Не знаю, насколько у Филориалов развито общение, но похоже, что собирать информацию у них получается не очень хорошо.

— Я не всесильна. Наоборот, временами даже забывчива.

— Если уж ты вслух об этом заявляешь, то мне нечем тебя подбодрить. Так вот…

Я рассказал ей о событиях, которые привели к уничтожению печати, сдерживавшей Тиранодракона Рекса.

По пути я рассказал ей и о том, как меня призвали, и об отношении, которое сложилось ко мне в стране после ложных обвинений, и о том, как я жил всё это время.

— Эх…

Фитория испустила протяжный вздох.

— Чего?

— Меня поражает, что Четыре Священных Героя нашли время на глупые ссоры, несмотря на волны конца света.

— Это их вина.

— Меня это не волнует. Я лишь сражаюсь, как завещал мне вырастивший меня Герой.

— Хм…

— Мне безразличны все конфликты между людьми и полулюдьми. Этот мир принадлежит не только им. Но я не могу допустить конфликтов между Героями, потому что из-за этого я не смогу выполнить желание вырастивших меня родителей.

— Кто они, твои родители?

Похоже, Четыре Священных Героя прошлого о чём-то попросили Фиторию.

Судя по её словам, в войну между людьми и полулюдьми она вмешиваться не собирается.

— Ты так говоришь, будто не собираешься кому-либо помогать, если только речь не идёт о Героях.

— Именно. Я рассорилась с людьми ещё очень давно. Когда начался конфликт, я решила никак с ними не контактировать. Единственная моя связь с людьми — через моих сородичей-Филориалов.

Как бы люди отнеслись к чудовищно огромному Филориалу-долгожителю?

Ценили бы? Нет, мне кажется, они отвергли бы создание, которое сильнее их, и которого они не понимают.

Хотя поначалу бы они наверняка молились на него.

Возможно, она, устав от власти, решила засесть в этой безлюдной крепости, окружив себя сородичами? Хотя, может, она путешествует с дикими Филориалами, приняв их облик?

Кстати, перед тем, как пойти спать, Мелти с гордостью рассказала о том, как познакомилась с Фиторией.

Вспоминая её рассказ, возможно, Фитория так и наблюдает за взаимоотношениями обычных Филориалов и людей.

— Неужели Четыре Священных Героя не знают о песочных часах? Я защищаю вверенную мне территорию, но Герои не участвуют в других битвах.

— Песочные часы? Как же, знаю.

— Тогда почему вы не участвуете в мировых волнах?

…Что? У меня очень неприятное предчувствие.

Я уже знаю, что в других странах тоже есть Песочные Часы Эпохи Драконов.

Неужели она хочет сказать… что волны за пределами Мелромарка считаются отдельно?

— Не знаю.

Волны и так происходят примерно раз в месяц.

Если они ещё и происходят по всему миру, мы не выдержим.

Хочется сказать всем этим странам, чтобы развивали самооборону, а не нагружали Героев.

Наверняка Герой прошлого попросил Фиторию о помощи именно поэтому.

Значит, сейчас она жалуется на то, что призванные для борьбы с волнами Герои толком в них не участвуют?..

— Я, в отличие от остальных Героев, на момент призыва ничего не знал. К тому же мне ничего не объяснили. Даже о том, что Песочные Часы Эпохи Драконов есть и в других странах, я узнал совсем недавно.

— …Ладно. Я поняла. Следующий вопрос.

— Чего ещё?

— Я чувствую на твоём Щите следы зловещей силы. Ты пользуешься Проклятой Серией?

— А ты догадливая.

Так держать, легендарный Филориал. Она распознала Щит Гнева, который как раз относится к Проклятой Серии.

— Да, эта великая сила, но велика и расплата за её использование. Однажды эта сила может поглотить тебя, поэтому тебе не стоит ею пользоваться.

— Но были битвы, в которых я не победил бы без неё. Не беспокойся, я умею её сдерживать.

Действительно, я уже принимал участие в нескольких боях, в которых не справился бы без Щита Гнева. Да, плата за его использование велика, но если держать Щит под контролем, то ничего страшного не произойдёт.

— Ты уверен?

— Да.

Фитория поднесла руку к Щиту и закрыла глаза.

— Придет время, Герой Щита, и ты уже не сможешь сдержать проклятый щит… с ним слился дракон, и в проклятом щите заточилось его сознание. Если ты применишь его возле противника, убившего того дракона, Щит может выйти из-под твоего контроля.

Щит Гнева эволюционировал из-за того, что я впитал Ядро дракона.

Выходит, в этом Ядре содержится драконий гнев?

Значит, щит стал сильнее из-за неё, но к кому обращена ненависть дракона?

…Видимо, к Рену, Герою Меча, который его и поверг.

Другими словами, Фитория говорит о том, что если я буду применять Щит Гнева возле Рена, то щит станет ещё сильнее, а расплата за его вызов — ещё чудовищнее.

Совсем недавно я сражался против Рена, но держался на расстоянии. К тому же, Рен не стремился атаковать меня всерьёз.

Скорее всего, поэтому всё обошлось… но похоже, что если я по-настоящему сражусь с ним, Щит Гнева может выйти из-под контроля и поглотить меня.

— И тем не менее, мне нужен этот щит, чтобы пережить грядущие битвы.

Я понимаю опасность. Но всё же, кое-что могу защитить лишь с его помощью.

Я собираюсь пережить битвы с волнами, дождаться, пока установится спокойствие, и вернуться в свой родной мир.

Сколько бы мне ни говорили, что это опасно, и мне нельзя его использовать, иногда всё-таки приходится это делать.

— …Хорошо. Перейдём к следующему вопросу.

— Похоже, ответ тебя не устроил.

Фитория кивнула. Видимо… она решила отложить вопрос.

— Мир страдает из-за волн. Почему Герои ссорятся друг с другом?

— Это не моя вина. Они и вся эта страна пытались отторгнуть меня.

— Я немного наслышана об этом. И всё же у Героев нет времени на ссоры.

— А ты настырная.

— Моя задача — защитить мир… но без Героев я не смогу этого сделать.

Неужели той невероятной силы, что ты продемонстрировала нам, не хватит для спасения мира от волн?

Как по мне, так она гораздо сильнее всех остальных Героев — Мотоясу, Рена и Ицуки — вместе взятых.

И, тем не менее, она не может спасти мир?

Хотя, наверное, и правда не может.

В каждом Герое дремлет значительный потенциал.

В конце концов, недаром же нас называют Героями. Будь мы бесполезны, никто бы не стал призывать нас в этот мир.

— Если честно, мне всё равно, как ведут себя люди и с кем сражаются. Но Героям ссориться нельзя.

— Почему?

Фитория молча покачала головой.

— Это… случилось очень давно, и моя память о тех днях потускнела, но важнее то, что ваше поколение Героев не ладит друг с другом. Я помню лишь то, что это ни в коем случае нельзя оставлять просто так.

Забыла за давностью лет?

Хотя, она же Филориал. Наверняка, на её память, как и на память Фиро, нельзя полагаться.

Но хоть что-то она помнит? Не знаю, что там, но у меня нехорошее предчувствие.

Вот уже какое-то время я ощущаю странное давление со стороны Фитории.

Несомненно, это жажда крови. И у меня от неё мурашки по спине.

— Я помню, что если Герои во время волн поссорятся друг с другом, то ради спасения мира их необходимо уничтожить и призвать новых.

Это то, о чём хотела сказать мне Фитория?

По сути она сказала, что если я не подружусь с другими Героями, она убьёт меня. Что по-другому мы не сможем одолеть волны.

…Это слова легендарного Филориала. Наверняка за ними что-то стоит.

В голову приходит лишь одно — это слова Героев древности.

Но…

— Я не виноват. Они даже не собираются дружить со мной, и я ничего не могу с этим поделать.

Да, речь идёт о суке, повесившей на меня ложное обвинение, короле-подонке, пытавшемся выставить меня изгоем, о винящих меня во всех бедах других Героях и обо всей стране в целом.

Я потратил столько усилий, чтобы заработать деньги и доверие, а меня обвинили в похищении Мелти, объявили в розыск и пытаются убить.

Я думаю, что выживу. Если я передам Мелти её матери, королеве Мелромарка, это нанесёт смертельный удар Церкви Трёх Героев. И как только всё закончится, я немедленно покину страну.

А вот подружиться с другими Героями совершенно невозможно.

— …Ясно, — обронила Фитория, словно смиряясь с мыслью, и при этом стала казаться ещё кровожаднее. — Тогда у меня не остаётся другого выхода.

Фитория отпрянула и ушла, растворившись в ночи. Как-то подозрительно быстро сдалась.

Не нравится мне это. Не думаю, что она так просто отступит.

Но я… никак не смогу начать доверять остальным Героям.

Глава 5. Фиро против Фитории

Как жарко…

— Гва-гва.

Повсюду слышны голоса Филориалов и шорох перьев. Что происходит?

Я проснулся и обнаружил, что эти птицы обступили меня со всех сторон.

— Ч-что за?!

— А-а! Господин-сама мо-ой!

А Фиро, руководствуясь своей непонятной ревностью, пытается их отогнать.

— Фха-а-а…

Проснулся я уже после полудня.

Если начну обед готовить, закончится тем же, чем и вчерашний ужин?

— А это правда, что ты сражалась с легендарным Королём Грифонов?

— Угу, сражалась. Строго говоря, Грифоны — чудовища, результат человеческой деятельности… их разведение привело к вымиранию летающих Филориалов. Но нам удалось победить этих опасных расплодившихся Грифонов.

— И Короля Драконов свергла тоже ты?

— Я. Было очень непросто: я рвала его на куски, а он всё регенерировал.

— Вот это да-а! А истории о том, что в святой земле Филориалов дремлет легендарный меч — тоже правда?

— Насчёт легендарного не знаю, но Священный Меч есть. Там хранится некоторое оружие Героев прошлого.

Мелти возбуждённо обрушила на Фиторию шквал вопросов ярко сверкая глазами.

А Фиро в это время дулась и на стенку лезла от ревности.

Какая милая сцена. Надеюсь, их дружбе это не повредит.

— Ладно, мы отдохнули. Тебе ещё что-то нужно? — спросил я у Фитории после обеда.

У нас нет времени пастись тут.

Похоже, Фитория может моментально перенести нас в другую страну, где мы сможем встретиться с королевой. Надо бы обсудить эту возможность.

— Что же, тогда…

Фитория поднялась, повернулась к Мелти и зачитала заклинание.

Оно создало вокруг Мелти клетку из ветра.

— Ч-что это?!

Мелти попыталась выбежать, но порезалась до крови о воздушные прутья.

— Что ты делаешь?! — Фиро уставилась на Фиторию полным враждебности взглядом.

— Мел-тан. Ты побудешь моей заложницей.

— П-почему?

— …

Фитория не ответила и молча посмотрела на нас. Атмосфера накалилась до предела.

Это… продолжение вчерашнего разговора?! Мне рассматривать это как то, что она решила и в самом деле убить меня, а затем и остальных Героев?

— Мелти-тян! — воскликнула Рафталия.

Кх… это что же, нам придётся сражаться с этим гигантским Филориалом?

Почему мы вообще должны сражаться с ней?

Да, ситуация возникла неприятная, но это не моя вина.

Похоже, тут волей-неволей придётся сражаться с помощью Щита Гнева.

— Тебе нельзя использовать проклятую силу.

Щит тут же окутало свечение.

Да плевать! Я попробовал сменить Щит насильно.


[Превращение заблокировано из-за постороннего вмешательства]


Перед глазами появилась надпись. Ночью случилось нечто похожее.

— Сначала послушайте.

— С чего я стану слушать кого-то, кто так делает?

— Потому что в противном случае я убью вас всех.

— Что?..

И она действительно сможет.

Между нами и Фиторией чудовищная разница в силе.

Мы ничего не смогли поделать с Тиранодраконом.

А она одолела его с такой лёгкостью, словно выкрутила руки младенцу.

Что будет, если мы сразимся с ней?

Скорее всего, проиграем.

— Я же сказал, что помириться с ними невозможно в принципе.

— Когда вы такое говорили?

— Она сказала, что убьёт меня, если я не помирюсь с остальными Героями.

— Помириться с ними? Это же…

Рафталия неловко нахмурилась. Нам никогда не удавалось достучаться до них. Глупо говорить о том, что мы сможем сделать невозможное.

— Я поняла… и раз так, — Фитория вскинула палец и указала им на Фиро. — То я сражусь один на один с Филориалом, воспитанным Героем Щита. Если я останусь довольна её силой, то отпущу Мел-тан и отсрочу ваш приговор.

— И в чём здесь смысл?

— Когда-нибудь поймёшь.

Чего она добивается?

— Я буду сражаться в этом облике. И Фиро — тоже.

Битва в человеческих обличиях? Раз так, то шанс на победу у Фиро есть.

В настоящих обликах у неё не будет ни малейшей возможности. Однако против слабой человеческой формы она сразиться сможет. К счастью, у Фиро есть кое-какое оружие, которое она может использовать и в форме человека.

— Хорошо-о!

Фиро сняла с крыльев Рукавицы Силы и шагнула вперёд.

Изначально их подарил нам Дядя-оружейник для того, чтобы и я смог тянуть повозку, но Фиро научилась вливать в них Ману и превращать в когти. Благодаря этому они послужили отличным оружием во время последней битвы с Мотоясу. Но…

— Эй, кто разрешал начать бой?!

— Вот именно, Фиро. Ты должна выполнять приказы Наофуми-самы.

— Но Мел-тян!

— Если она не будет сражаться, вы все умрёте. У вас нет выбора.

— Кх…

Похоже, она с самого начала планировала этот бой.

Я недоволен тем, что мне остаётся только смотреть. Возможно, она планирует задержать собой Фиро, нашу главную силу, и убить нас, но я не могу этому воспрепятствовать.

Остаётся лишь принять вызов.

— …Ладно.

— Что же, начинаем.

Фитория вскинула руку, и между Фиро и нами появилась стена ветра, оградив её и Фиро от всего остального.

— Внутри можно находиться лишь в форме человека. Нарушения исключены.

— Я обязательно спасу Мел-тян. Я не проиграю тебе, Фитория!

Не нравится мне просто смотреть… если ситуация станет совсем опасной, я всё же нарушу правила и помогу ей навыком.

— Я начинаю!

Фиро влила Ману в рукавицы, превратив их в когти, и побежала на Фиторию.

— Ийя!

Первый удар нанесла Фиро.

Она высоко подпрыгнула и попыталась пнуть Фиторию в живот.

— Недостаточно быстро.

Фитория с лёгкостью отбила пинок рукой.

— А!

От отдачи Фиро прокрутилась в воздухе, а Фитория сжала кулак и попыталась добить её.

— Оп!

Фиро выгнулась и увернулась от удара. Удар Фитории вошёл в землю, под её ногами образовался кратер. С какой же силой она била?

— Фиро-тян, держись! — громко болела за неё из заточения Мелти.

— Я не проиграю!

Фиро набросилась на Фиторию с когтями. Но тут фигура Фитории расплылась в воздухе.

— Медленно!

— Кьян!

Раздался (как мне кажется) звук удара, и Фиро отшатнулась.

— Ч… что?

— Ты слишком медлишь.

— У…

Редко от Фиро доносятся такие звуки.

— А ты очень быстрая. Но я не проиграю.

Фиро поставила руки одну над другой и помчалась вперёд… решила применить свою лучшую технику?

— Хай Квик.

Силуэт Фиро расплылся в воздухе, послышались удары…

— Я же сказала, ты слишком медленная.

Фитория неспешно помахала ладонью, а затем легонько покрутила рукой.

Но этого хватило, чтобы…

— А-а-а-а-а!

Фиро подлетела в воздух, вращаясь.

Она резко расправила крылья, чтобы зацепиться за воздух, а затем приземлилась.

— Мой козырь так легко отби-или.

— Мел-тан — твоя подруга, не так ли? Если не начнёшь сражаться всерьёз… — с вызовом заявила Фитория, поставив руки на пояс.

Она говорила так, будто Фиро разочаровывыет её.

А потом она уменьшила клетку, в которой заперта Мелти.

— А!..

Мелти тут же сжалась, чтобы ветер не поранил её. При виде этого Фиро утратила остатки спокойствия.

— Мел-тян! У…

Перья на её крыльях встали дыбом, Фиро подбежала к Фитории и размахнулась когтями.

Та не стала ни уворачиваться, ни защищаться. Атаки Фиро высекали искры, но не наносили ни царапины.

Ничего себе. Она с такой лёгкостью отбивает её удары…

Как же так? Она просто издевается над Фиро, сильнейшим бойцом среди нас.

Между ними пропасть как по опыту… так и, видимо, по Уровню.

— А теперь мой черёд!

Фитория контратаковала, размахнувшись кулаком. Её удар не попал. Он даже не задел Фиро…

Но при этом порвал ей одежду.

— Мантия Маны такого уровня не защитит тебя.

Затем она нанесла ещё несколько ударов.

Кх… я не могу помочь ей. Что мне делать?

Что ещё за Мантия Маны? Одежда Фиро сплетена из нитей, которую Тётя-волшебница сделала из Маны Фиро.

Так значит, сплетённое из Маны платье… называется Мантией Маны?

Из ладоней Фитории выросли светящиеся когти, и она накинулась на Фиро.

Яркий след рубящего удара пронёсся над её головой.

— Если бы ты была в форме Филориала, я бы попала, — как ни в чём не бывало обронила Фитория.

Её удар не оставлял Фиро времени на уклонение. Она слишком быстра. И слишком сильна.

— Я не проиграю!

Фиро вновь подняла ладони.

— «Как источник силы, Фиро повелевает: расшифруй законы мироздания и сдуй сие яростным вихрем». Цвайт Торнейдо!

Из ладоней Фиро в сторону Фитории полетел вихрь…

— «Как источник силы, Фитория повелевает: расшифруй законы мироздания и обезвредь созданный сим вихрь». Анти Цвайт Торнейдо!



Фиро окутало какое-то магическое поле, и её заклинание исчезло, словно она его вовсе не читала.

— Магическая помеха…

Эт-то, кажется, я читал об этом в Начальной Книге Заклинаний.

В теории, помешать заклинанию возможно, но для этого необходимо умение анализировать намерения противника.

Как я понимаю, эта система основана на определённом вмешательстве в шаблон заклинания. Необходимо понять эту систему, а затем отменить заклинание магией до того, как оно сработает.

Помехой нетрудно сводить на нет высокоуровневую магию, поскольку она требует достаточно длинных заклинаний, но провернуть такое с магией среднего уровня гораздо сложнее.

— Не проиграю!

Фиро храбро побежала на Фиторию. Но толку наверняка будет всё так же мало. Хм… Фитория назвала одежду Фиро Мантией Маны.

…Я — эксперт в деле защиты.

Одежда Фиро сама по себе сделана из Маны. Её можно латать, вливая новую Ману.

А значит, нетрудно предположить, что…

— Стой, Фиро!

— Что тако-ое, господин-сама? Я занята!

— Восстанови одежду Маной. А затем влей в неё ещё больше Маны! Так будет лучше.

— Угу, поняла!

Фиро недовольно отступила, приложила руки к платью и восстановила его.

Затем её платье начало слабо светиться.

Скорее всего, теперь её уровень защиты в человеческой форме возрастёт.

Фитория резко приблизилась к Фиро и ударила её по руке.

— Х-ха!

От силы её удара дрогнула земля. Фиро поймала кулак обеими ладонями.

— Гх… тяжёлый… но…

Разве смогла бы она выдержать этот удар, если бы я не сказал ей влить Ману в одежду?

Выстояв натиск, Фиро отбросила руку Фиторию в сторону и подпрыгнула.

Пользуясь краткой беззащитностью противницы, Фиро атаковала её когтями.

Фиро окутывал едва заметный ветер. Скорее всего, им она усиливала свои прыжки.

— Тей!

Фиро вложила в удар всю свою силу, и мне показалось, что она попала, но…

— Слабо.

От удара взметнулся сноп искр, но атака так и не нанесла Фитории значительного урона.

Как я и думал, пробить защиту она не может.

Плохо дело. Что я должен буду сделать, если Фиро проиграет?

Фиро уже не раз поглядывала в мою сторону. Ну не могу я тебе ничего посоветовать.

Вернее, я думал, что она просит совета, но похоже, дело не в этом. Она смотрела то на меня, то на Мелти.

…Так вот оно что.

Я молча приблизился к Мелти и прикоснулся к клетке.

Касание клинка ветра ощутимое, но выдержать его я смогу.

Фиро хочет, чтобы я уничтожил воздушную клетку и положил конец этой битве.

И действительно, при такой разнице в силе победить Фиро не сможет.

— Мелти.

— Н-Наофуми?

— Не дёргайся.

Я протянул руку к клетке и попытался было развеять её…

Как вдруг ветер отбросил меня от неё.

— Я не допущу жульничества.

В следующее мгновение я ощутил, как меня ударило в живот прилетевшим вихрем.

— Гф…

Он пробил мою защиту с такой лёгкостью?!

— Наофуми-сама!

— Гха!

Я упал на землю, перед глазами помутнело.

Кх… я посмотрел на живот. Броня испорчена, наверняка внутреннее кровотечение. Если я немедленно не соберусь с мыслями и не зачитаю заклинание лечения, будет плохо. Что же до брони… у неё есть Самовосстановление, и она починится… но от этого не легче.

— Господин-сама!

— Не отвлекайся.

— М-м…

— …Ты ещё можешь сражаться после того, как потратила столько Маны?

— Могу!

— Безрассудная… что ж, следующий удар станет последним.

Перья на крыльях Фитории встопорщились.

— С-с-с-с-с…

Затем она глубоко вдохнула. Она словно вбирала в себя частицы Маны (или как это называется), витавшие вокруг неё.

Она ещё и на такое способна?

Хотел бы и я такое уметь, но куда мне до неё — сейчас я могу пользоваться только самыми простыми заклинаниями. Вообще, я всегда считал, что подражание умелым людям — самая короткая дорога к совершенству.

Может показаться, что я занимаюсь плагиатом, но если подумать, то даже образование — лишь подражание великим умам далёкого прошлого.

Другими словами, мы с самого детства учимся жить, копируя других людей.

Угу, надо будет запомнить действия Фитории — когда я дойду до её уровня, то смогу их имитировать.

— Я тоже так могу!

Вот и Фиро решила повторить за Фиторией и начала вбирать в себя Ману.

— …Слишком медленно.

Но Фитория уже закончила сбор.

Она молниеносно приблизилась к Фиро и обрушила на неё шквал ударов.

— У-у… м… г…

Фиро перекрестила перед собой руки, уйдя в глухую оборону.

Фитория отступила на шаг, а затем прыгнула и пнула её в полете.

— Выдержишь ли это?

— Мкья-а-а-а-а-а-а-а-а!

Фиро не смогла удержаться на месте, отлетела, упала штопором. Ударилась о стену ветра, и та отбросила её обратно.

— Я н-не проиграю.

Избитая Фиро поднялась на ноги и вновь принялась собирать Ману.

— М-м…

Наконец, она закончила восстанавливать свой запас и сменила стойку, готовясь к следующему действию.

— Хай…

Фиро взмахнула крыльями, затем пригнулась и выставила когти вперёд.

Нетрудно заметить, что она настолько сконцентрировала в себе Ману, что та утекает ей за спину, сливаясь с ветром.

Скорее всего, это сильнейшая из всех её атак.

Но её подготовка занимает слишком много времени. В настоящем бою такое не применить.

— Квик!

Фиро бросилась точно на Фиторию со скоростью пули.

Она летела у самой земли вытянув вперёд когти и вращаясь. Никогда ещё я не видел такой скорости в её исполнении.

Обычно Фиро полагается на пинки и рубящие удары — колющие атаки для неё редкость.

Как бы это описать. Представьте себе летающего робота из какого-нибудь файтинга и самый сильный его приём.

— Ого…

Даже Фитория удивлённо округлила глаза.

Фиро влетела в платье Фитории. И немного, совсем чуть-чуть, но смогла порезать его.

Сразу после этого она замахнулась когтями противнице в лицо. И, опять же, совсем немного, но смогла его поцарапать.

На лице Фитории выступило немного крови.

И оттого, что атака Фиро заставила её пролить кровь, Фитория улыбнулась.

И тогда я понял. Я повернулся к Рафталии, наши взгляды встретились, и мы кивнули друг другу.

…Фитория попросту играет с нами. Она знает, что с её силой не может поспорить никто, и просто смотрит, чем ей может ответить Фиро. Именно поэтому она улыбнулась после атаки такой невероятной силы.

Легендарный Филориал.

Пожалуй, она достойна этих слов. Она с лёгкостью расправляется с Фиро, у которой нет и шанса на победу.

Конечно, я понимал, что нам ни за что не одолеть её, но это даже поединком не назовёшь.

— М-м…

Фиро тоже казалась недовольной — видимо, это и ей не нравилось.

— Хорошо, теперь мой черед.

Фитория шагнула вперёд и провела серию атак против Фиро.

Ничего себе, какая скорость! Она и раньше была гораздо быстрее Фиро, но те разы не идут ни в какое сравнение с этим.

Впрочем, до Хай Квика она не дотягивала, и глаз, пусть и с большим трудом, поспевал за её движениями.

— У… а-а-а!

Фиро не выдержала натиска, и её отбросило.

Фитория моментально встала туда, куда та должна приземлиться…

— Ха-а!

И изо всех сил отбросила Фиро ударом на место, где она только что находилась.

— Угх…

А затем Фитория… замерла на месте, словно в ожидании следующего шага Фиро.

Фиро приложила ладонь к попавшей под удар части тела и испустила магический свет. Видимо, зачитала лечебное заклинание, поскольку рана затянулась. Но её магия не слишком сильна. Это не более чем первая помощь.

— У…

Фиро с трудом превращала Ману в заклинание исцеления.

— Ну погоди-и у меня.

Закончив лечить себя, Фиро побежала к Фитории.

Мне кажется? Нет, не кажется. Движения Фиро стали ещё быстрее.

Фиро вложила всю свою силу в когти и атаковала Фиторию точно так же, как это делала она.

— Ха-а!

На третьем ударе воздушная стена, созданная Фиторией, дрогнула.

— И это всё?

— Акх…

…Какое-то время назад мне начало казаться, что Фитория ведёт себя так, будто учит Фиро сражаться. В то же время она совершенно не сдерживалась, когда атаковала сама, и именно поэтому я заметил это так поздно.

Да, это всего лишь тренировка. Мне казалось, что Фитория учит её… не смущаясь того, что может ненароком убить Фиро.

— Ну же… если не поторопишься, Мел-тан будет очень плохо.

Фитория вскинула руку в сторону Мелти.

Клетка сжалась ещё сильнее, подрезав волосы пленницы.

— Кья!

— Мел-тян! У-у…

Резко расправив крылья, Фиро попыталась протаранить Фиторию ещё быстрее.

— Та-а-а-а-а-а-а!

— Угу… что же, проходной балл ты набрала. А напоследок… попробуй пережить вот это.

Фитория остановила рывок Фиро одной рукой, а затем резко повернулась, пиная Фиро в бок.

— А-акью-у-у-у-у!

Фиро пролетела до самой границы клетки, даже более того — она пролетела стену ветра насквозь.

Несколько раз перекатившись по земле, она остановилась. Сейчас Фиро больше напоминала комок лохмотьев.

Я тут же подбежал к ней.

Но Фиро вскинула руку, словно останавливая меня, а затем с большим трудом встала на ноги.

— Я… ещё… не проиграла, — сказала она таким тоном, словно если я помогу ей, это сочтут за поражение.

А затем она из последних сил попыталась заставить своё дрожащее тело шагнуть вперёд.

Казалось, будто она может упасть в любой момент, и в то же время она явно не собиралась проигрывать ни за что.

— Если я проиграю, то уже не смогу вернуть Мел-тян!

— Фиро…

— Фиро-тян! Перестань! Хватит…

— Нет… я буду защищать тебя, Мел-тян, — отрезала Фиро.

Затем она, пошатываясь, подошла к Фитории и замахнулась рукавицей, когти на которой уже успели исчезнуть.

— Ийя-а-а-а-а-а!

Это был очень слабый удар. И тем не менее, за ним стояла очень сильная воля.

Кулак Фиро встретился с животом Фитории.

— …

Но, конечно же, не смог её сразить.

— Угу. Этого достаточно. Вполне.

С этими словами Фитория подхватила упавшую без сил Фиро. Одновременно с этим воздушная клетка вокруг Мелти развеялась.

— Фиро-тян!

— Мел… тян…

— Всё хорошо, я жива.

Фитория прочитала заклинание.

Раны Фиро начали затягиваться на глазах. Восстановилась и её одежда.

— Э?

Фиро тут же отскочила от Фитории и встала в боевую стойку.

— Всё уже закончилось.

— Ничего не закончилось! Я буду защищать Мел-тян!

— Угу. Но с Мел-тан… всё в порядке. Иди сюда.

Фитория поманила Мелти пальцем и показала ей встать рядом с Фиро.

Мелти подошла к Фиро, то и дело бросая на Фиторию напуганные взгляды.

— Теперь поняла? Твоё испытание окончено.

— Испытание?

— Это так. У меня были свои причины.

— Что?

Фиро недоуменно и чуть недоверчиво склонила голову в ответ на эти слова.

Как она быстро успокоилась — только что ведь сражалась.

— Фиро. Короче, тебя проверяли, — прокомментировал я, когда мы с Рафталией подошли к ним.

— Да… но если бы ты не справилась, я поступила бы именно так, как говорила перед началом битвы, — ответила Фитория ровным голосом.

Я не знаю, почему она так сделала. Но, благодаря битве с Фиторией, Фиро освоила несколько приёмов, которые помогут ей сражаться в форме человека.

— Фиро. Ты должна учитывать, против кого сражаешься. Я к тому, что если ты будешь пользоваться формой Филориала в битвах против людей, то станешь лёгкой мишенью.

— Правда?

И действительно, в форме Филориала Фиро огромна. Пусть она и умеет быстро двигаться, умелому противнику не составит труда попасть в неё.

К тому же, в форме монстра атаки Фиро состоят в основном из пинков.

Конечно, помимо них ей доступны таранные удары и магия, но они срабатывают против далеко не каждого врага.

Фитория словно указала ей на то, что не стоит постоянно сражаться в форме Филориала:

«Почему бы тебе не менять форму по ходу боя?»

Другими словами, Фитория предупредила Фиро, что ей не стоит полагаться на один и тот же стиль боя, и научила её другому.

— И в качестве доказательства того, что ты прошла моё испытание…

Фитория достала тиару и показала её Фиро.

— Что-о это?

— Награда за прохождение испытания. Наклони голову.

— Фиро-тян, сделай так.

Мелти взялась за подол платья и вежливо поклонилась.

О-о, а вот так Мелти совсем на принцессу похожа. Она отлично годится на эту роль.

— Так?

— Да-да.

Фиро поклонилась Фитории, и та надела на неё тиару.

— Фиро, я наделяю тебя правом моей первой наследницы.

— Наследницы?

— Это значит, что ты станешь следующей королевой всех Филориалов.

— Э-э…

— Вот это да, Фиро-тян!

Мелти возбуждённо осыпала Фиро поздравлениями. А вот сама Фиро выглядела недовольной.

А затем надетая на её голову тиара засветилась.

Свет словно разбился, разлетелся частицами…

И одна из прядей волос на голове Фиро резко встопорщилась.



— …

Мы с Рафталией не находили слов.

И это — награда?

— Э?

— Ты такая милая, Фиро-тян!

Мелти возбуждённо сделала ей комплимент… но сама Фиро, похоже, даже не поняла, что произошло.

Мелти, это совсем не красиво.

Хотя, погоди-ка. Я ведь отаку до мозга костей и должен был воспринять это как ахоге-фактор…

И всё же… на ветру покачивалось ахоге Фиро.

Мда, ничего не чувствую.

— Что-то случилось?

— Эт-то…

Я указал ей на голову, и Фиро осторожно ощупала её.

— У меня выросло что-то странное! Не-ет! — закричала Фиро и крепко схватилась за прядь.

Дёрг!

— Ай?!

Она резко выдернула её.

Ну ты даёшь, Фиро… наверняка было больно.

— Больно-о!

Несмотря на боль, Фиро выглядела довольной тем, что выдернула непослушную прядь.

Прыг!

Вот только на месте выдернутой тут же вскочила ещё одна.

— Опять появилось!

— Э-э?!

Фиро в слезах дёргала раз за разом появляющиеся пряди, но в итоге сдалась и свесила голову.

Мерзкая всё-таки прядь.

— Смирись, она будет торчать, сколько бы ты ни дёргала. Чем дальше будешь расти, тем больше их будет.

— Э-э?.. Так и дальше будет?..

У Фитории таких целых три.

С какой целью легендарный Филориал сделал с Фиро такое?..

И тут мне пришло в голову посмотреть статус Фиро.

…Её характеристики заметно возросли.

Скорее всего, эта прядь как-то зачарована на повышение характеристик.

С учётом того, что Фиро не может повышать уровни, подарок хороший.

— А теперь для Героя Щита…

— М? И мне тоже?

Фитория подманила меня пальцем.

Нет, стоп. Если я подойду к ней, у меня тоже ахоге отрастёт?

— Мне ахоге не надо.

— Ахоге?

Объяснять не буду. Им наверняка не понравится.

— Кое-что получше. К тому же я вылечу тебя.

— Хм-м…

Не знаю, что она собралась подарить мне. Надеюсь, не очередную странную вещь.

Отказаться мне, похоже, не дадут, так что я подошёл. Фитория приложила руку к моему животу и зачитала заклинание исцеления. До этого самого момента я ощущал остаточную боль, но теперь она полностью прошла.

— Подай Щит, — с этими словами Фитория жестом показала мне, чтобы я повернул его горизонтально.

— Так?

Я выставил Щит параллельно земле. И тогда Фитория выдернула одну из своих непослушных прядей, а затем положила её на Щит.

Щит бурно отреагировал и впитал её.


[Серия Филориалов принудительно освоена!]


— А? Принудительно освоена?

Я открыл ветки и увидел, что загорелись все щиты со словом «Филориал» в названии.

В списке бонусов экипировки появились Повышение Базовых Показателей Филориалов, Увеличение Характеристик, Ускорение Роста (Малое, Среднее и Большое), увеличения для слабо растущих характеристик (Малые, Средние и Большие) и другие.

Но самое интересное — Повышение Навыка Наездника (Малое, Среднее и Большое). Видимо, благодаря этому я смогу лучше сражаться верхом на Фиро.

Однако некоторые Щиты я до сих пор не могу использовать из-за нехватки Уровня. Тем не менее, похоже, что и эти Щиты уже освоены — осталось только выполнить их условия.

Можно считать, что таким образом я выполнил условия для всех щитов, имеющих отношение к Филориалам.

— Да уж, спасибо.

— Пожалуйста. Однако мне ещё нужно с тобой кое о чём поговорить, Герой Щита.

— О чём?

— Скажу, когда останемся наедине.

Какие странные у неё подарки.

Это что же получается, сила Филориалов сосредоточена в этих непослушных прядях?

Впрочем, мне стоит радоваться, ведь пока что Фиро не может поднимать свой Уровень.

— А, а-а… — Мелти стесняясь обратилась к Фитории.

— Что?

— Вы ведь сделали это для того, чтобы проверить Фиро-тян, да? Это ведь ничего больше не значит?

— Верно. Ты тоже чего-нибудь хочешь, Мел-тан?

— Эт-то, я хочу покататься у тебя на голове, когда ты станешь большой! — попросила Мелти с плохо скрываемым возбуждением.

— …Хорошо, — несколько удивлённо ответила Фитория.

Она похлопала Мелти по голове и начала расти. Вместе с этим она нежно обняла её и расцвела в улыбке. Какая, однако, широкая душа.

— Ух ты-ы…

И, как Мелти и просила, Фитория усадила её на голову.

— Как же высоко! — радостно воскликнула Мелти.

— Герой Щита и остальные, попрошу немного отойти.

— Ладно.

Мы отошли.

И тогда… Фитория увеличилась примерно до 18-метровой высоты.

Сколько же она расти может? Она уже размером со здание.

— Здорово, здорово! — доносился издалека голос Мелти.

Видимо, высота её ничуть не смущает.

Нет, всё-таки, насколько может вырасти этот Филориал?

Или она сама по себе такая большая и просто уменьшает себя до размеров Фиро?

— Ух… — донёсся восторженный голос Мелти. — Наверное, я сплю…

— Хотел бы, чтобы это было так.

Этот Филориал играючи одолел Фиро, которая смогла, ни много ни мало, и дракона завалить… её сила не знает границ.

— Что же, день только начался, и я хочу, чтобы вы отдохнули.

— Ну… ладно, если ты потом перенесёшь нас туда, куда мы хотим.

— …Об этом мы тоже потом поговорим, а пока отдыхайте. Это и моих подданных касается.

— Гва!

— Э-э? Они говорят о празднике рождения новой королевы. Они обо мне? Не решайте за меня такие вещи-и!

— Поздравляю, Фиро-тян! А-ха-ха-ха, Филориалы так радуются!

Филориалы окружили их и подняли в воздух.

— И-и меня?!

И Рафталию тоже.

Что-то у меня такое ощущение, будто мы попали в аналог сказки об Урасиме Таро в параллельном мире.[2]

Праздник Филориалов, ради которого мы целый день проводим на их святой земле…

Прямо как дворец дракона из сказки. Если и здесь по возвращению окажется, что прошло много лет, обо всех подозрениях в отношении меня уже наверняка забудут.

Глава 6. Умиротворение божественной птицы

Почти сказочный день подошёл к концу. Рафталия, Фиро и Мелти забрались в приготовленное Филориалами гнездо и мирно заснули.

Повторяя события прошлой ночи, Фитория вновь заговорила со мной.

— Чего тебе надо?

— Продолжения вчерашнего…

— Какая ты настырная. Я же сказал, что это невозможно.

И тем не менее, сегодня днём она доказала, что её жажда крови самая настоящая. Хоть никто этого вслух и не говорил, но я понимал, что Фиро чудом выцарапала нам право на жизнь.

Эта девочка обладает такой силой, что может обращаться с Фиро, как с младенцем. Пожалуй, она сможет прикончить всех четырёх Героем махом, даже если все мы объединимся.

— Действительно ли ты пытался… подружиться с ними?

Вопрос Фитории заставил меня замолчать. Если отвечу, не подумав, меня могут и убить.

…Мотоясу абсолютно уверен в том, что я злодей. Но что насчёт Рена и Ицуки?

После того как меня начали подозревать в похищении Мелти, мы один раз сразились, но с тех пор я их не видел.

Я понятия не имею, где они находятся, но незадолго до расставания они начали смотреть на происходящее недоверчиво.

— Действительно ли ты пытался развеять подозрения?

И тут я понял, что толком ничего не сделал.

Особенно это касается подозрений в том, что я пытался изнасиловать суку — руководствуясь гневом, я крепко вбил себе в голову, что мне никто и никогда не поверит.

Я пытался сказать, что обвинение ложное, но мне не поверили. Поэтому я в ответ перестал верить им.

Но что, если у меня появятся доказательства? Как изменится их мнение?

Наши отношения слишком испорчены, чтобы я мог с ними поговорить. К тому же я не хочу делать никаких шагов навстречу людям, которые оттолкнули меня, толком ничего и не знающего об этом мире.

Наверняка они думают лишь о том, что раз этот мир похож на знакомые им игры, то уж здесь они добьются того, что станут круче всех.

Но неужели я не могу понять хода их мыслей?

Так. Ну-ка, о чем я подумал, когда только пришёл сюда?

Иногда я и сам задумываюсь о том, что тогда произошло. Попробую-ка представить ход мыслей Рена.

Поднялся шум: суку пытались изнасиловать. Рен ничего не знает о суке, но видит, что она красивая.

Два мнения: подозреваемого, то есть, меня, и девушки, называющей себя жертвой… которому верить?

Я бы на его месте, не зная ничего другого… согласился с мнением самопровозглашённой жертвы.

В моем мире тоже бывали похожие случаи.

Мужчин в переполненных поездах вдруг хватали за руки и кричали, что они маньяки-извращенцы.

На самом деле они, быть может, и не делали ничего такого, но окружающие вполне могут сдать его в полицию. Даже если беднягам удастся доказать, что за обвинениями ничего не стоит, для их социального положения это не пройдёт бесследно.

То, как меня подставила сука, очень похоже на один из таких случаев.

— Хм…

Кажется, гнев мой отчасти рассеялся.

Как Рен и Ицуки ничего обо мне не знают, так и я не знаю ничего о них. Да и к Мотоясу это тоже относится.

Впрочем, Мотоясу только о бабах и думает.

Это, похоже, новый способ взглянуть на происходящее.

Поскольку я предполагаю, что Рен с Ицуки пытаются разобраться в происходящем, с ними стоит поговорить, если мы встретимся.

Пожалуй… надо будет попробовать, когда выпадет шанс.

Если получится… то мы сможем помириться, пусть и хрупкий это будет мир.

Но, конечно, это уже после того, как я отомщу суке и королю-подонку.

— Ты помнишь разговор о том, куда именно я выведу вас отсюда?

— Да.

— Я собиралась перенести вас поближе к другим Героям.

— А ты сама с нами пойдёшь?

С её силой мы вполне сможем переломить ход игры.

К тому же она требует, чтобы я помирился с Героями. Поэтому её можно об этом попросить.

— Я не намерена более вмешиваться. Я хочу увидеть, был ли смысл в уже случившемся вмешательстве.

— Какая ты капризная.

— Пока что я не вижу ценности в нынешних Героях. Сейчас мои надежды возложены лишь на Фиро.

Конечно, она смотрит на нас всех свысока, но если Фитория думает о спасении мира, то убийство не ладящих друг с другом Героев и призыв новых… тоже выход.

Да, это жестоко.

Но я чувствую, что она считает, будто по-другому этот мир не спасти.

…Возможно, мир находится в куда большей опасности, чем кажется мне… нет, всем Героям?

— К тому же у меня есть и другие дела.

— Это какие?

— Спасение мира от волн. В конце концов, они происходят не только в местах, где живут люди.

— Песочные часы есть и в безлюдных землях?

Фитория кивнула. Вот этого мне знать не хотелось. Так и людьми это всё не ограничивается?

— Например, та земля, за которую отвечаю я. Я бы хотела попросить вас о помощи, но сначала вы должны стать сильнее.

Выходит, что у Фитории появилось немного свободного времени, которое она потратила на нашу тренировку и разговоры?

Мне нужно завоевать её расположение, чтобы пережить будущие волны? Видимо, она имеет в виду, что убьёт меня, если я не справлюсь.

Выразилась она, конечно, очень неприятно. Выкрутиться и сбежать не получится.

— Я хочу, чтобы вы по возможности договорились друг с другом. У меня нет времени налаживать отношения между Героями.

— Ты так говоришь, будто конфликты между Героями возникают часто.

— За долгие годы такое уже несколько раз случалось.

— …Понял. Но ведь в таком случае все стараются по возможности уладить всё благополучно?

— Бывали и иные исходы.

— Какие?

— Если во время волны не хватает одного из Героев, справиться с ней становится в разы сложнее. Поэтому в таких случаях в перерывах между волнами ради спасения мира Героев убивают, чтобы призвать новых.

Кх… этого я тоже знать не хотел. Получается, судьба мира зависит от жизней Героев?

А новых можно призвать, лишь когда умрут все четверо. Неприятно.

Она поручила мне договориться с ними и грозится убить, если не получится.

Какие же тяжёлые приказы даёт королева Филориалов.

Пока я думал, Фитория поднялась на ноги и развернулась.

— …Я не знаю, на которой волне это случится, но однажды миру придётся пожертвовать всей жизнью, что он носит в себе.

— …

— Перед Героями встанет выбор — принимать ли участие в этой битве. И я жду именно этого.

— Выбор?

— Что важнее — люди или мир. Если ты не можешь поладить с другими Героями и не хочешь выполнять свою миссию, просто доживи до этого. Когда это случится, ты сможешь выбрать мир, принести огромную жертву, но выполнить свою миссию.

— Что, если я выберу людей?

— …Это тернистый путь, но Герои прошлого хотели идти именно по нему. Именно поэтому текущая ситуация никуда не годится. В одиночку тебе будет слишком трудно, Герой Щита.

— Хм-м… сколько же ты об этом знаешь? Расскажи-ка поподробнее.

— Даже я многое забываю. И всё же помню, что спасение мира и спасение людей — разные вещи.

Мир — не то же самое, что люди?

Как я успел уяснить, Фитория часто говорит о том, что люди ей безразличны. Но что такое «спасение мира»? Я понимаю, что это как-то связано с волнами, но больше мне не известно ничего.

Но как бы там ни было, это время неумолимо приближается.

Возможно, это и есть последняя из волн. Тогда мне и придётся сделать выбор.

Конечно, я не считаю себя обязанным сражаться ради «спасения людей», но ради Рафталии и остальных я наверняка выберу путь битвы.

— Это ещё одна причина, по которой ты должен заручиться поддержкой других Героев.

— Могу лишь пообещать сделать все возможное. Я не знаю, смогу ли отплатить тебе за награду.

Новые щиты и усиление Фиро. После такого Фиторию стоит хоть немного, но слушать.

— Вы прошли моё испытание. Поэтому моё мнение о тебе, Герой Щита, куда лучше, чем об остальных Героях.

— Почему?

— Если Герой Щита смог воспитать Фиро, новую Королеву, он не может быть злодеем.

— Но я злодей, — бездумно вырвалось у меня..

Ведь я… купил себе маленькую рабыню и заставлял её сражаться вместо меня, хоть она совершенно не доросла до такого.

Как минимум, хорошим человеком меня не назвать.

— …

Я замолчал, а Фитория посмотрела в звёздное небо и прошептала:

— Я не буду развивать эту тему. Но помни, что именно Фиро стала лучом надежды, что спас тебя.

Фитория собиралась убить меня, если бы Фиро не прошла её испытание.

И она смогла бы. Даже меня ранило в ходе боя.

— …Хорошо.

— Я верю, что у тебя есть сила, которая позволит тебе договориться с другими Героями. К тому же, вы слишком… слишком слабы. Такими темпами скоро вы умрёте и без моей помощи.

— Неужели впереди нас ждут настолько тяжёлые битвы?

— Угу. И наконец, если ты… настаиваешь на том, что должен использовать тот щит…

Фитория положила ладонь на мой доспех.

И тут мне показалось, что броня стала легче.

Ядро дракона, украшавшее Варварскую Броню, приняло форму, напомнившую мне о сфере Инь-Янь.


[Варварская Броня (+1?) (Укреплённая божественной птицей):

Повышение уровня Защиты Устойчивость к дробящим атакам (Средняя) Устойчивость к огню (Высокая) Устойчивость к ветру (Высокая) Устойчивость к тьме (Высокая) Восполнение здоровья (Малое) Увеличение запаса Маны (Среднее) Увеличение Ловкости (Среднее) Чары магической защиты Защита от помутнения рассудка Самовосстановление]


— Что это?

— Это поможет сдержать порчу, распространяемую проклятым щитом. Но… полностью сдержать её невозможно. Пользуйся им как можно реже.

— Лучше особо не рассчитывай. Как и на то, что я смогу договориться с другими Героями.

— Прошу тебя…

И тогда Фитория, впервые на моих глазах улыбнувшись, прижалась ко мне.

— Отойди, ты тяжёлая.

Но Фитория и не думала отступать.

— …

Она лишь продолжала молча прижиматься ко мне.

И почему-то мне показалось, что она вот-вот заплачет.

Я задался вопросом: «Почему?»

А затем подумал над возможным ответом. Фитория говорила, что её воспитал Герой прошлого.

Где он сейчас? Либо вернулся в свои миры, либо давным-давно умер от старости.

…Так Фитория считает меня кем-то вроде опекуна?

Ну, что тут поделать.

Я погладил Фиторию по головке. В ответ та крепко обняла меня.

Возможно… её единственная надежда в этой жизни — обещание, которое она дала тому Герою.

Обещание защитить мир… дело, выполнение которого растянулось на долгие годы.

Это объясняет и рвение, с которым она относится к своей миссии.

Интересно, сколько людей она узнала за свою почти вечную жизнь? Мы ведь говорим об этом мире. Возможно, её обманывали столько раз, что она утратила веру в них. Может, именно поэтому она доверяет лишь Героям?

Эта девочка какая-то нескладная. Должно быть, ей очень тяжело казаться настолько угрожающей.

И когда такая девочка просит тебя подружиться с другими Героями, отказать ей слишком тяжело.

Пожалуй, придётся хоть немного, но постараться.

В конце концов Фитория так и заснула, прижавшись ко мне, и засопела во сне почти так же, как Фиро.

…Вскоре задремал и я. А перед тем как уснуть, думал о том, что однажды и Фиро — уже после того, как меня не станет — будет точно так же обнимать следующего Героя, представляя меня на его месте.


— Большое вам спасибо!

Мелти и Фиро бодро махали руками на прощание.

На следующее утро Фитория сказала, что сейчас самое время отправляться в путь, и пригласила нас в повозку.

После этого она перенесла нас из святой земли Филориалов на тот же самый луг, где мы сражались с Тиранодраконом Рексом. Значит, остальные Герои где-то поблизости?

— Так что, другие Герои рядом?

— Я чувствую отклик неподалёку отсюда… — ответила Фитория, глядя на свою повозку. Какой-то странный ответ.

Затем Фитория приняла облик обычного Филориала, помахала нам на прощание и убежала.

— Какое удивительное приключение получилось, Наофуми-сама.

— Действительно. Ну что, Фиро…

— Угу.

Кстати, Фитория напоследок сделала Фиро небольшой подарок.

Телега. Правда, деревянная и не слишком хорошая.

Как-то неловко перед Фиторией. С другой стороны, она и сама на нас много чего взвалила.

Фиро заявила, что купленная мной повозка нравилась ей больше, но согласилась и на телегу — выбирать-то не приходится.

Обратившись Королевой Филориалов, Фиро потащила телегу.

— Выдвигаемся.

— Есть!

— Е-едем!

— Давай, Фиро-тян!

Мы сильно отклонились от маршрута, но нашей целью пока остаётся юго-западная граница страны.


— А ведь почти доехали…

Мы смотрели на каменный форт, построенный для наблюдений за границей… другими словами, на пограничную заставу.

На её вершине стояли пограничники и осматривали окрестности.

Людей через заставу проезжало немного… но пограничники тщательно досматривали повозки и багаж.

— Что-то они на удивление дотошные.

— Так ведь это из-за нас? К тому же, солдат тут меньше, чем на северо-восточной заставе, так что всё нормально.

— Так-то оно так, но…

Почему-то перед заставой стоит Мотоясу. Вместе с поджигательницей.

Шёл бы ты куда-нибудь в другое место. Всё равно ведь не собираешься меня слушать.

Хотя, Фитория только что сказала мне, что в нашем непонимании может быть виновата моя убеждённость.

Впрочем, здесь есть и корень зла в лице суки, и из-за неё нам, возможно, не удастся договориться.

С другой стороны, если мы хотим обойти его, нам в любом случае придётся встретиться с ним лицом к лицу.

Остаётся слабая надежда на то, что присутствие Фиро, Мелти и Рафталии поможет разговорить его.

На обход заставы уйдёт несколько дней… и к тому же наша цель уже перед самым носом.

А самое главное — это всего лишь Мотоясу. Если судить по нашему опыту, с ним мы как-нибудь справимся. Если не удастся договориться, просто пробьёмся через заставу.

Да… пробьёмся силой.

— Мелти, финишная черта уже близко. Прости, но через заставу придётся пробиваться. Ну, попутно разговаривая с Мотоясу.

Я догадываюсь, что она будет возмущаться, но придётся потерпеть.

— Хорошо.

— М? Что такое?

— Ты о чём?

— Я ожидал, ты скажешь мне не делать этого, чтобы не производить плохого впечатления.

— … — Мелти резко отвернулась в сторону и недовольно пробурчала: — Если наша страна докатилась до такого, интенсивная терапия такого уровня ей необходима.

Это она о том, что феодалы этой страны скорее выпустят на свободу монстра, способного разрушить город, нежели проиграют Щиту?

Выходит, Мелти умеет принимать решения. Это мне нравится.

Чем продолжать жизнь в бегах, лучше пробиться в лоб — так ущерба будет даже меньше.

— Хорошо, тогда вперёд! Все готовы?

— Полностью.

— Моё тело рвётся в бой.

— Я тоже полностью готова.

— …Поехали!

Я взмахнул рукой, и Фиро побежала, утягивая за собой телегу.

Мы побежали прямо на заставу.

— Мы засекли Демона Щита!

Вот и привычное приветствие.

Мы тут готовимся пойти на уступки, а слышим такое.

Конечно, слова Фитории заставили меня переосмыслить происходящее… но, может, я ошибаюсь?

— Блокируйте проезд!

Перед проездом заставы тут же выскочило несколько рядов острых кольев.

На телеге особо не проберёшься.

Но Фиро и не думала тормозить.

— Наконец-то ты пришёл!

Мотоясу направил на меня Копьё.

А на Фиро ты его не направляешь потому, что феминист?

Стоило мне об этом подумать, как Копьё засветилось.

— Майн!

— Есть!

Сука зачитала заклинание.

— Цвайт Файер!

— Эрст Джевелин! А теперь…

Магия суки догнала созданное навыком Мотоясу светящееся копьё, а затем он метнул его в нас.

— Составной навык: Эрст Файер Ленс!

В нас полетело огненное копьё.

Вот чёрт!

Я немедленно запрыгнул Фиро на спину и применил навыки:

— Эрст Шилд! Секанд Шилд!

Созданные мной щиты приняли на себя удар навыка Мотоясу.

Но полностью заблокировать его не получилось. Фиро отпрыгнула в сторону, бросая телегу. Рафталия и Мелти тоже выпрыгнули из неё, держась за руки.

Судя по навыку Мотоясу, он совсем себя не сдерживает?

К тому же, что это сейчас было? От слияния магии и навыка получается «составной навык»?

Видимо, это нечто вроде атаки зачарованным мечом.

До сих пор он его против нас не применял. Сдерживался?

— Какого чёрта ты творишь?!

Я-то собирался переговорить с ним перед тем, как бежать из страны, а он атаковал нас, не дожидаясь ни слова?

— Майн!

— Да, я помню!

Сука бросила взгляд в сторону солдат.

И тогда вокруг нас появилась искрящаяся магическая клетка.

— Кья?!

— Что-о это?

— Ч-что за?

Сорокаметровая квадратная клетка, сотканная из молний.

Это… магия? Или эту клетку сделали с помощью какого-то инструмента?

— Наконец-то я нашёл тебя, Наофуми. Теперь ты не уйдёшь.

— Мотоясу…

Мотоясу сверлил меня таким взглядом, словно утверждал, что прикончит.

Что с ним такое? В нём ни капли привычного легкомыслия.

— Наофуми, если я правильно помню, этот магический инструмент называется Клеткой Пленяющих Молний, — пояснила Мелти, оглядывая клетку. — Это стационарная ловушка, которая заключает в себя как цель, так и заклинателя.

— И заклинателя? В чем смысл такой ловушки?

— Смысл в том, чтобы цель заклинателя не смогла уйти.

Понятно. Значит, это контрмера против Фиро — мы ведь всегда полагались на её быстрые ноги.

— Я смогу её сломать, но мне потребуется время.

— А как она по-хорошему отключается?

— Нужно отобрать ключ у того, кто применил инструмент…

Я слез с Фиро и уставился на Мотоясу.

— Вы собираетесь сражаться?

— Сначала попробую поговорить, но похоже, что дойдёт и до этого.

Рафталия вытащила меч и встала в боевую стойку.

— Рафталия, твоя броня не внушает доверия. Не могла бы ты отступить?

— Но…

— А я бу-уду сражаться?

— Да, если дойдёт до битвы.

Похоже, что красавицы — слабое место Мотоясу. Конечно, он только что атаковал нас в полную силу, но наверняка понимал, что мы уклонимся от атаки.

— Мелти, ты можешь сломать клетку?

— Я попробую… но ты не особо на это рассчитывай.

— Хорошо. Рафталия, защищай Мелти и следи за происходящим.

— Есть!

Я выступил вперёд, намереваясь говорить с Мотоясу от лица нашей группы.

— Мотоясу, слушай меня.

Наверное, я иду на это из-за предупреждения Фитории.

Мотоясу ничегошеньки не знает. Им манипулирует сучья принцесса.

В противном случае ему бы и в голову не пришло попытаться «спасти» Рафталию.

Однако поскольку он и сам по себе не обременен интеллектом, я предполагаю, что на самом деле он не стремится мне навредить.

— Думаешь промыть мне мозг своим Щитом?!

Ох, он до сих пор верит в существование промывающего мозги щита?

Если честно, он настолько безмозглый, что мне и в самом деле кажется, будто ему кто-то промыл мозги.

Но в то же время он Герой Копья. Когда меня перенесло в этот мир, я читал книгу под названием «Сказание о Четырёх Священных Орудиях», где говорилось о том, что Герой Копья «заботится о своих друзьях».

Другими словами, он в них не сомневается.

В то же время на его стороне — сука и король-подонок. А этот придурок им слепо доверяет.

— Мотоясу-сама, нам нужно как можно скорее спасти Мелти и других бедолаг, попавших под промывание мозгов Демона Щита, — подлила масла в огонь сука. До чего же мерзкая женщина.

— В этот раз всё будет по-другому. Я сдерживаться не собираюсь.

— …Это мои слова.

Если подумать, то на второй день и по окончании первого месяца пребывания в этом мире мне пришлось хорошенько наглотаться дерьма из-за Мотоясу.

Это мой шанс отомстить ему.

Тьфу, да что я опять за своё. Надо учиться на ошибках!

— Так вот, слушай меня. Разве у Героев есть время на разборки между собой? Где Рен и Ицуки? Если не хочешь подумать о том, почему преследуешь меня один, то ты круглый дурак!

Раз он считает меня злом, то напомню ему о Рене и Ицуки, которые не гоняются за мной.

Возможно, это заставит Мотоясу задуматься о том, что что-то здесь не так.

— После того как ты убил их… я ни за что тебе не поверю!

— А?

Убил? О чём это он?

Это наш-то отряд убил Реца и Ицуки? Как?

— Эй, Мотоясу, о чём это ты? Что значит «убил»?

— То и значит, ты обманул Рена и Ицуки, а затем убил!

— А? Ну-ка объясняй, что это значит!

— Делаешь вид, что ни при чём?! Я всё знаю! Ты освободил монстра, запечатанного в городе неподалёку, с его помощью поймал Рена и Ицуки в засаду и убил!

Так вот что рассказали Мелромарку, пока мы были в гостях у Фитории?

Как я понимаю, от Рена и Ицуки успели избавиться — решили, что им не надо, чтобы они совали нос не в своё дело.

Не знаю, кто это сделал — король-подонок или же Церковь Трёх Героев, но кто-то успел нашептать Мотоясу о том, что во всём виноват я!

— Ты ошибаешься! Подумай, у меня ведь нет ни единой причины убивать Рена или Ицуки.

— Замолчи. Я тебе не верю. И сдерживаться больше не собираюсь! Пусть даже ты защищаешься девушками, но ради Рена с Ицуки я готов замарать руки!

…Бесполезно. Он непробиваем. Мотоясу твёрдо уверен в том, что я — преступник, убивший этих двоих.

Чёрт, меня опередили.

Прости, Фитория. Кажется, жителям этой страны всё же наплевать на мир.

К тому же похоже, что от Четырёх Священных Героев, призванных сражаться с опасностями, грозящими этому миру, осталось только двое.

Видимо, Мотоясу не остановится, пока не убьёт меня.

Но я не собираюсь умирать.

Я переключился на Змеиный Щит Химеры и выставил его в сторону Мотоясу.

У Мотоясу есть сука и ещё две спутницы. К тому же на их стороне солдаты, пришедшие из заставы. Конечно, благодаря клетке они, надеюсь, не смогут вмешаться, но и нам сбежать будет непросто.

С нашей стороны есть мы с Фиро на передовой, Мелти, пытающаяся обезвредить ловушку, да защищающая её Рафталия.

— Я отомщу за всех!

— Пойми, наконец, что тобой манипулируют!

Ничего. Сейчас я уже не тот, что прежде.

Пусть Мелти и не может сражаться, у меня есть Рафталия и Фиро.

Сейчас, когда Щит может показать себя во всей красе, я не проиграю.

Что же… пришла пора выяснить, кто сильнее в честном поединке!

— Уо-о-о-о-о-о!

Так начался бой, на который каждый из нас поставил своё будущее.

Глава 7. Битва Щита и Копья

— Фиро, ты бери Мотоя…

Как только началась битва, я попытался проруководить Фиро.

Но Мотоясу, решивший не сдерживаться даже против девушки, всё так же решительно направил на неё Копьё.

— «Как источник силы, я, следующая королева, повелеваю: расшифруй законы вселенского мироздания и обрушь на сие огненный дождь!» Цвайт Файер Скволл!

Зачитав это весьма надменное заклинание, сука выпустила в нас магию огня.

— Наофуми! Фиро-тян! «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и помешай огненному дождю, направленному на сие!» Анти Цвайт Файер Скволл!

Перед тем как приступить к взлому клетки, Мелти подавила заклинание среднего уровня, зачитанное сукой.

Но аннулировать его действие у неё не получилось, и дождь на нас всё-таки пролился.

На мгновение всё вокруг нас превратилось в море огня. К счастью, задело оно лишь нас с Фиро, стоявших на передовой.

— Я не позволю вам безнаказанно пинать Мотоясу-саму.

Сука совершенно не сдерживала силу своих заклинаний.

Мелти, конечно, тоже хороша в магии, но такой противник ей не по зубам.

Между сукой и Мелти громадная пропасть, именуемая Уровнем, — первая, всё-таки, уже долгое время находится в команде Мотоясу.

— Фиро, ты в порядке?!

— Угу, цела и невреди-има.

Огненный дождь ей, похоже, нипочём.

Ну а я… спокойно пережил похожий дождь, ещё когда меня залили им рыцари во время волны. Вот и сейчас от него ни горячо ни холодно.

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и ниспошли благословенный дождь!» Цвайт Скволл!

Мелти вызвала дождь, чтобы защитить себя и Рафталию.

— Итак! Мотоясу-сама, сконцентрируйтесь на Демоне Щита! Мы удержим птицу магией.

Сука и остальные спутницы начали зачитывать заклинание.

— Я пошла-а!

Фиро же, не обратив на этот процесс никакого внимания, понеслась к Мотоясу.

— Стой, Фиро!..

Нельзя бросаться на них, не зная, что тебя ждёт!

— Винд Тэкл![3]

В Фиро, вот-вот собиравшуюся сбить Мотоясу, полетел крупный шар воздуха.

— Хо!

Фиро с отчётливым «пуфом» приняла человеческий облик, тут же надела рукавицы, превратила их в когти и накинулась на Мотоясу.

— Кх…

Тот выставил перед собой Копьё, защищаясь от атаки.

Понятно. Значит, битва с Фиторией научила Фиро сражаться в форме человека. Благодаря этому она смогла уклониться.

— Получай! Та-а-а-а-а-а-а!

Фиро наносила резкие удары когтями по Мотоясу. После каждого удара она подавалась назад, напоминая своим стилем боя кошачий. Это совершенно уникальная манера, доступная лишь ловкой Фиро. Раньше она полагалась лишь на сильные пинки ногами, но теперь, благодаря Фитории, смогла развить технику боя до такого высокого уровня.

— Прости, Фиро-тян! — Мотоясу направил Копьё на Фиро и применил навык: — Копьё Метеора!

Ещё чего! Я тут же встал перед Фиро, чтобы защитить её, и вскинул Щит.

Только я успел заметить, что Мотоясу высоко подпрыгнул, как его Копьё засветилось, а затем он метнул его в нас.

В нас полетел сгусток энергии, принявший форму копья.

— Гх?!

Я принял его самой крепкой частью Щита.

Мощный удар с глухим звуком врезался в Щит, и ударная волна прошила меня насквозь.

Кости неприятно затрещали. Он совсем спятил, сразу использовать сильнейшую атаку?

Ну, хотя, в настоящих битвах смысла придерживать их напоследок нет никакого.

— Ну, как тебе?! И это ещё не все! Хаотичный Выпад! Копьё Парящего Дракона!

Мотоясу применял навыки один за другим. Он бил не переставая, даже не обращал внимания на Ядовитые Клыки, особый эффект Змеиного Щита Химеры.

Чёрт… набрал тут Уровней и думает что ему всё можно!

— Майн! И остальные!

— Есть! Цвайт Файер!

— Цвайт Эар Шот!

— Слейтесь, огонь, ветер и мой навык! Составной навык: Эрст Бёрст Флэр Лэнс![4]

— Гф…

Части тела, которые я не успел защитить, отозвались сильной болью.

Даже не знаю, что бы со мной стало, не обладай Варварская Броня устойчивостью к огню и ветру. Спасибо Фитории за укрепление.

И смотреть не нужно — и так понятно, что я истёк кровью.

Как я понимаю… времени на исцеляющую магию они мне давать не собираются.

— Шилд Призон!

Я заключил Мотоясу в темницу из щитов.

— Великая Мельница!

Мотоясу покрутил Копьём, словно посохом, срезав появившиеся щиты.

Кх… его сила атаки уже давно превзошла мои защитные показатели. Я не могу остановить его.

Не будь у навыков времени восстановления, он сразу продолжил бы свой натиск.

Если мы так и будем защищаться, победа нам не светит.

— Господин-сама!

Фиро подняла перед собой руки и побежала на Мотоясу.

— Не мешайся, пожалуйста! — Мотоясу попытался ударить Фиро в живот рукоятью Копья.

Но перед этим я успел зачитать заклинание:

— «Как источник силы, я, Герой Щита, повелеваю: расшифруй законы мироздания и защити сие!» Фёст Гард!

Раздался твёрдый звук, и Копьё Мотоясу, которым он старался бить не в полную силу, отлетело от живота Фиро. После битвы с Фиторией Фиро наверняка запомнила, что во время битвы в форме человека нужно укреплять одежду для дополнительной защиты.

А в сочетании с моим заклинанием она получается довольно крепкой.

— Не может быть! Такая твёрдая?!

— Я не проиграю!

Фиро не стала упускать такую возможность и набросилась на Мотоясу.

— Это неприятно, но и я не могу отступить!

Мотоясу увернулся и попытался контратаковать, но Фиро отступила на шаг и зачитала заклинание:

— «Как источник силы, Фиро повелевает: расшифруй законы мироздания и сдуй сие яростным вихрем». Цвайт Торнейдо!

— «Как источник силы, я, следующая королева, повелеваю: расшифруй законы вселенского мироздания и обезвредь созданный сим вихрь». Анти Цвайт Торнейдо!

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и обезвредь созданный сим вихрь». Анти Цвайт Торнейдо!

Все три спутницы Мотоясу дружно кинулись подавлять заклинание Фиро, превратив его в лёгкое дуновение.

Фиро приковала к себе взгляды всех противников. Я схватил Мотоясу за руку, чтобы остановить его.

— Отпусти!

— Ты за кого меня держишь?! Фиро!

— Угу. Хай Квик.

Фиро быстро переместилась и оказалась за спиной пойманного Мотоясу.

— Гх…

Один за другим послышались звуки, с которыми она изрезала его когтями.

— Не думайте, что победите так легко!

Вырвавшись из моей хватки, он с разворота направил Копьё мне в лицо.

Ну и скорость! Мне удалось увернуться, и оно лишь оцарапало мне шею, но опасность была нешуточная.

— Ха!

— А-а-а-а-а!

Рафталия сразила одного из солдат, оказавшегося внутри клетки.

Похоже, солдаты всё же нашли способ пробраться внутрь и теперь пытались подгадать момент, чтобы напасть на Рафталию и Мелти, но их так просто не проведёшь. Себя они защитить могут. Вот только надолго ли их хватит?..

Что же делать? Если бы мы сразили Мотоясу, то как-нибудь пробились бы, но нам мешает сука.

Положение аховое. Во многом исход боя определится тем, что закончится быстрее: моя выносливость или же Мана суки и её помощниц.

— М?!

Вот же шлюхи… они ещё и пьют магическую воду, чтобы восстановить Ману.

Плохо дело… выходит, мне нужно терпеть, пока у них не кончатся запасы магической воды.

— А ты довольно силен. Это и есть та сила, которой ты убил Рена и Ицуки?!

— Я же сказал, это неправда! Выслушай меня!

От частого использования навыков у Мотоясу сбилось дыхание. Но и я получил немало урона!

И чувствую, как по мне стекает кровь.

— К тому же, своей силой я обязан не дотошному знанию мира, а тяжёлой жизни в нем. Я, в отличие от тебя, не радуюсь этому миру и не хочу стать в нём сильнее всех.

Со времени попадания в этот мир, мне приходилось полагаться на метод проб и ошибок.

Я не отказывался ни от чего, что сделало бы меня сильнее. Жадно кидался на все бонусы экипировки, какие только попадались мне на щитах. Так неужели… всё равно проиграю просто из-за того, что мне не повезло с классом?

— Нахалка!

— Что?!

Мотоясу сразу же переключил внимание. Возглас принадлежал суке. Мы с ним тотчас оглянулись на неё.

Плечо одной из его спутниц пронзил магический меч.

О-о, теперь им будет не так просто использовать магию.

Рафталия решила поддержать нас, ушедших в глухую оборону.

Что же до Мелти… она продолжала работать над уничтожением клетки, параллельно отбиваясь магией от наступающих солдат.

И тем не менее, они подбирались к ней всё ближе.

— Готовьтесь, вторая принцесса!

— Мел-тян!

— Гха-а-а-а-а-а!

Заметив, что Мелти не справится в одиночку, Фиро приняла облик Королевы Филориалов и раскидала солдат. Двигалась она очень быстро, хотя до уровня Хай Квика не дотягивала. За это тоже нужно поблагодарить битву с Фиторией.

— Вы так сосредоточились на Наофуми-саме и Фиро, что ваша защита никуда не годится!

— Ах ты!

Потерявшая товарища сука тут же замахнулась мечом на Рафталию.

— Нам уже приходилось сражаться на мечах. Вам меня не одолеть!

Рафталия со звонким звуком отбила колющий удар суки.

Да, сражается она неплохо. Остаётся надеяться на то, что Мелти сможет разломать клетку.

— Майн! Кх…

Мотоясу бросился было к суке, но я перегородил ему дорогу.

— Послушай меня, Мотоясу. Всё происходящее — заговор твоей сучьей принцессы и Церкви Трёх Героев. Рена и Ицуки убили не мы.

— Будто я тебе поверю! С дороги!

Я вновь попытался заговорить с ним, но Мотоясу, как обычно, не слушал. Похоже, у его заботы о друзьях есть и обратная сторона — слепая вера в них. Он упорно отказывается верить мне и слушать.

Что же делать? Мне нечем атаковать его, а если на него нападёт Фиро, то ей придётся отвлечься от защиты Мелти. Конечно, она не откажется прийти мне на помощь, но…

— Наофуми-сама! — воскликнула Рафталия, распушив хвост.

И этого хватило, чтобы я понял, на что она намекает.

И правда, Мотоясу сам показал нам, как это делается.

Я нарочно пропустил Мотоясу, только и ждавшего момента, чтобы кинуться к суке, а затем полностью синхронизировался с Рафталией.

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и сокрой сие!» Фёст Хайдинг!

Я сфокусировался, и перед глазами высветилось название навыка.

Ага, так вот как это работает.

— Хайдинг Шилд! Чейндж Шилд!

— Что ты делаешь с ними?! Паралайз Спир!

Мотоясу запустил навыком в Рафталию, но…

— Что?!

Между ним и Рафталией неожиданно возник щит.

Да, это наш с Рафталией составной навык.

Хайдинг Шилд. Навык, создающий невидимый магический щит.

Я воспользовался Чейндж Шилдом, чтобы в результате получился щит с контратакой.

Мой выбор пал на Щит Пожирателя Душ. Его эффект называется Пожиранием Души.

— Гха!

Щит Пожирателя Душ вцепился в Мотоясу, затем превратился в магический шар и прилетел ко мне.

— Ты высосал мои очки Духа?!

Так и думал. Эффект Щита Пожирателя Душ — контратака, похищающая Дух.

Не знаю, сколько Духа у Мотоясу, но благодаря этим очкам я смогу протянуть ещё немного.

— Не думайте, что Наофуми-сама слаб, — сказала Рафталия, а затем использовала Хайд Мираж и скрылась.

— Где она?!

— Мотоясу-сама! Доверьтесь мне.

Сука попыталась развеять заклинание невидимости Рафталии, но та уже успела отойти на значительное расстояние.

— Не недооценивайте нас! — В этот раз Мотоясу понёсся уже на меня, словно обезумевший кабан. — Лови!

Обозлившись из-за выражения облегчения на моём лице, Мотоясу применил навык. Если я правильно помню, это движение соответствует Копью Метеора.

Усиленная броня улучшила зрение, так что… это может сработать.

Я схватил световое копьё за рукоять.

— Н-невозможно! Поймал, Копьё Метеора?!

— У тебя пластинку, что ли, заело, одним и тем же навыком кидаться?! Какой идиот будет дважды подставляться под одну атаку, дурень?!

Сработали Ядовитые Клыки (Средние), контратакующий эффект Змеиного Щита Химеры, и укусили Мотоясу.

— Угх… моё тело…

Наконец-то яд начал действовать.

Мотоясу вдруг вытащил из Копья зелье.

Э? Откуда ты его достал?

— А ну стой!

— Не недооценивай меня!

Я протянул руку, чтобы помешать ему, но Мотоясу успел воспользоваться моим замешательством и выпить лекарство.

— Фух… не думай, что твой яд такой эффективный.

Как он достал антидот из копья? Не понимаю как это работает.

— Говоришь, яд не сработает, да?.. Вот только мне кажется, я уже убедился в том, что на тебя работает много что ещё.

Мотоясу не нашёлся, что ответить, ведь он так и не смог ничего противопоставить скорости Фиро.

— Так что заткнись и послушай меня хоть немного! Мы к Рену и Ицуки даже не притрагивались! Что мне тебе сказать, чтобы ты понял, что всё это — заговор женщины у тебя за спиной?

— Да кто станет слушать твои россказни?! Я верю лишь своим спутницам, которые верят в меня!

Спутницам? Ты хотел сказать, бабам.

Что ж, я сделал всё возможное для выполнения обещания Фитории.

Вернее, всё, что мог сделать без Щита Гнева.

— Вижу, переговоры зашли в тупик. Мне не хотелось использовать этот метод, но…

Я с важным видом протянул руку к Щиту. Действительно, пока ситуация складывается не в нашу пользу.

Если Мелти не сможет уничтожить эту магическую клетку, то со временем прибывающие на помощь солдаты задавят нас числом. Если мы не успеем сбежать до этого момента, нам крышка.

— Не забывайте обо мне-е.

Я скомандовал Фиро помочь Рафталии.

— Думаю, после нашей недавней атаки ты станешь осторожнее, не так ли?

— Кх…

— Мелти.

— Чего?

— Ты понимаешь, о чём я?

— …Понимаю.

Вот что я придумал:

С помощью магии Рафталии я создам невидимый щит с эффектом контратаки, а если Мотоясу попытается сдвинуться, я создам ещё один составной навык и смешаю какой-нибудь контратакующий щит с заклинанием Фиро или Мелти.

Простые заклинания нам сбивают, но что насчёт такого способа?

— Что же до атак твоих товарищей, то они основаны на огне и ветре. На меня они почти не работают… понимаешь, к чему я?

Никогда не знаешь, что может пригодиться. Оказалось, что благодаря подарку Фитории я оказался в куда более выгодном положении, чем Мотоясу.

— К тому же, ты ведь должен понимать, что у меня есть и козырь в рукаве?

Мотоясу уже видел Щит Гнева.

Но сейчас я его не использовал, а он уже держится против нас с трудом.

Что же случится, если я всё-таки использую Щит Гнева?

Конечно, Фиро в таком случае впадёт в безумие, но на это можно закрыть глаза.

— Это ещё не конец! — Мотоясу бесстрашно метнул Копьё. — Эрст Джевелин!

Брошенное Копьё полетело в меня.

— И не надейся!

Я схватил прилетевшее Копьё. Оно тихо звякнуло, а рука отозвалась лёгкой болью.

Как только я схватил Копьё и подавил его импульс, оно моментально переместилось обратно в руку Мотоясу.

— Мел-тян.

— Ага. Фиро-тян, нам нужно действовать слаженно!

— Хорошо-о!

Мелти и Фиро дружно вдохнули и зачитали заклинание:

— «Как источники силы, мы с Фиро (с Мелти) повелеваем: расшифруй законы мироздания и…»

— Составное заклинание?!

Сука с подружками переменилась в лице.

Что это такое?.. Хотя, я же об этом в книге заклинаний читал.

Некоторые сильные заклинания требуют одновременного участия нескольких магов и одновременного чтения заклинаний.

Составные заклинания тоже относятся к этой категории.

Эти заклинания, требующие как минимум двух заклинателей, позволяют добиться куда более сложных эффектов, чем заклинания одного мага.

Самые сильные из составных заклинаний называют магическими ритуалами, и с их помощью, вроде как, можно использовать настолько масштабную магию, что они годятся даже для очень серьёзных войн…

— «…смети сие бурей!» Тайфун!

Магия, вылетевшая из рук Мелти и Фиро, соединилась в единое целое, превратившись в небольшой, но явно очень сильный вихрь, наполненный паром, который полетел в отряд Мотоясу.

Естественно, обезвредить эту магию они не смогли, и им оставалось лишь выдержать её.

— Кх… я защищу вас!

Мотоясу встал впереди, выставил перед собой Копьё и принял на себя удар водного вихря Мелти и Фиро.

— Гха-а-а-а-а-а-а-а!

Но не выдержал, и его подбросило в воздух.

Впрочем, на этом сила заклинания Мелти с Фиро исчерпала себя, и вихрь исчез.

Мотоясу плюхнулся на землю, но тут же снова вскочил.

— Я… я не могу здесь проиграть. Если я проиграю, то Демон Щита овладеет и принцессой Мелти, и Рафталией-тян, и Фиро-тян.

…Должен признать, его уверенность в том, что он до сих пор воюет на стороне справедливости, заслуживает похвалы.

Но всё же, почему он считает меня злодеем?

Неужели Мотоясу видит во мне кого-то вроде промежуточного босса игры?

Как-то неприятно. Какой я тебе к чёрту босс?

— Я обязательно спасу их. И отомщу за Рена и Ицуки.

— Как жалко, что олух-бабник докатился до такого.

Неужели он не понимает, что никакого промывания мозгов нет в принципе?

Эх, его бы энергию, да в другое русло… такой талант пропадает.

— Кх…

Он не может сразить нас. Его спутниц втаптывают в грязь.

Если у него и после этого не пропадает боевой дух, то воля у него и правда геройская.

Но как же можно так слепо верить в свою правоту и ни в чем не сомневаться?

— Тебе не победить меня. Сдавайся и слушай.

Это уже дело принципа. Пока я не достучусь до недр его каменной башки, мы не сможем двигаться дальше.

…Если не появится возможность сбежать, конечно.

— Мелти, я благодарен тебе за поддержку, но мне нужно, чтобы ты сломала клетку побыстрее.

— Я как раз этим занята!

— Мотоясу-сама! Если мы не одолеем Демона Щита, он сбежит! Пожалуйста, спасите Мелти и принесите голову Щита!

— Я знаю!

Он не знает, что его союзница стоит за всем. Наверняка на самом деле ей нужна голова Мелти.

Пойми наконец, Мотоясу. Настоящая злодейка под самым твоим носом.

Но сука так просто не сдастся.

Я бросил взгляд на Рафталию, и та кивнула.

Я просил её скрыть себя Хайд Миражем и в этот раз заткнуть уже суку.

У неё всё ещё есть магический меч, который она использовала в прошлый раз. Если отключим суку, сможем сбежать.

…Конечно, мне очень хотелось бы, чтобы по пути она прикончила её.

Но если мы хотим доказать нашу невиновность, делать этого нельзя.

Пожалуй, убийство придётся отложить. Сначала я докажу нашу невиновность и сделаю что-нибудь с королём-подонком.

Потому что в противном случае я буду ничем не лучше него.

Тот не остановится ни перед чем ради того, чтобы устранить неугодного. Он готов пожертвовать даже своей роднёй.

Хочу ли я быть как он? Нет, я обязательно докажу, что не виноват!

— Это ещё не конец… я ещё не проигра-а-а-а-а-а-а-а-а-а-ал!

Мотоясу выставил Копьё и кинулся на нас готовый пасть смертью храбрых, но не опозориться.

— Фиро!

— Угу!

Но не успели они столкнуться друг с другом… как раздался неожиданный звук.

Кстати, что-то солдат вдруг стало не видно и не слышно. Что-то не так.

И тут я вдруг услышал аплодисменты.

— Надо же… как я предполагал, воля Копья весьма сильна. У тебя отлично получилось задержать его.

А в следующее мгновение воздух наполнило давление сильнейшей магии.

Глава 8. Приговор

Перья на спине Фиро встали дыбом, она приняла форму Королевы Филориалов, тут же отбежала назад, схватила Мелти, усадила её на спину, а потом протянула крыло пытавшейся скрыться Рафталии.

— Э…

— Мел-тян!

— Ч-что случилось, Фиро-тя…

— Уа-а-а-а-а-а!

— Я — принцесса! По какому праву какой-то монстр смеет идти на такую нагло…

Затем она приблизилась к Мотоясу, суке и их спутницам на такой скорости, что силуэт её расплылвался в воздухе (может, Хай Квик применила?), после чего пинками свалила их в одну кучу.

Да ладно? Кажется, победа над Мотоясу дастся нам куда легче, чем я предполагал.

Но тут я заметил, что Фиро тяжело дышит.

Более того, я понял, что её пинки не нанесли никакого урона ни Мотоясу, ни его сучьим помощницам.

— Эй, Фиро-тян, что ты… фбхе!

Фиро собрала всех — и врагов, и союзников — у моих ног.

— Господин-сама! Защищайтесь изо всех сил! Используйте чёрный щит! Иначе мы не выдержим!

— О-о чём ты…

— Неважно, торопитесь! Прикройте нас щитами сверху!

— Кх! Хорошо!

Подгоняемый Фиро, я резко переключился на Щит Гнева, установил Щитовую Темницу, а также применил Эрст и Секанд Шилды.

Кажется, всё началось почти сразу после того, как вокруг нас возникла Темница. На нас вдруг пролился сильнейший свет.

— Гх…

Импульс страшной атаки сотряс всё моё существо.

Укреплённые Эрст и Секанд Шилды смело моментально, и даже Щитовая Темница трещала по швам.

— Фиро-тян? Ты в порядке?

— Угу. Ни то ни сё, но в порядке.

На голове Фиро светилась непослушная прядь, она же гребень. Это её заслуга?

Обычно, когда я переключаюсь на Щит Гнева, Фиро впадает в безумие из-за съеденной Сердцевины Дракона, но теперь она, похоже, научилась сдерживать её.

Вот ведь удружила королева Филориалов — в который раз уже нам её сила помогает.

Пожалуй, какой бы невозможной ни казалась её просьба о переговорах с другими Героями, в ней может быть смысл.

Над головой раздался лязг, и я направил Щит в небо, чтобы защитить нас.

Темница разбилась, и свет обрушился на меня. Нас освещал луч такой мощи, что Щит блокировал его лишь отчасти.



Фиро прикрывала перьями всех, кого свалила у моих ног, удерживая их на месте.

— Угх-х-х-х-х…

Свет постепенно резал мою выносливость.

— Ещё немного… всё!

Свет исчез так же мгновенно, как появился, и я опустил Щит.

Одновременно с этим поднялась и Фиро, выпустив на свободу всех, кто скрывался под её перьями.

Земля вокруг… выжжена дотла.

Защищавшая когда-то государственную границу крепость превратилась в руины, а вокруг нас образовался кратер, словно от удара метеорита. По его периметру стояли ухмыляющиеся солдаты и смотрели на нас.

Нас только что пытались уничтожить магией вместе с Мотоясу и его суками? Что происходит?

— К-какого…

— Вы спокойно пережили попадание составного группового магического ритуала высокого уровня: «Приговор»? Впечатляет, Демон Щита.

Я повернулся на голос, и встретила меня улыбка Архиепископа — того самого, с которым повстречался в столичной церкви. Позади него — несколько дюжин церковнослужащих, да немного примешавшихся в толпу рыцарей.

— Ты!..

Архиепископ смотрел как на нас, так и на отряд Мотоясу.

Подкрепление? Нет, их атака определённо накрыла бы и отряд Мотоясу. Значит, не подкрепление?..

Заклинание, которое они только применили, настолько мощное, что даже Щит Гнева с трудом смог сдержать его. Кстати, Фиро, ты перестаралась… если уж Мотоясу так упорно отказывается слушать нас, нам его отряд не нужен. Ему как раз небольшое прижигание пошло бы на пользу.

Всё равно остальные Герои уже мертвы… ещё один погоды не сделает. Тем более если он не хочет никого слушать.

Говоря простым языком, ты могла ограничиться защитой Рафталии и Мелти.

Ну да ладно. Куда важнее понять, что задумал Архиепископ.

— Ты применил такое сильное заклинание по области, в которой находился Герой Копья и принцессы этой страны… о чём ты думал?

— Герой Копья… говорите?

Эти типы молятся на Меч, Копье и Лук. Я был уверен, что они не стали бы подставлять их под удар… но Архиепископ продолжал смотреть на нас всё с той же улыбкой, не меняя ни на йоту выражения лица.

Не знаю, как описать это, но впечатление неприятное. Он словно носит улыбающуюся маску, которую не снимает даже тогда, когда на его глазах умирают люди. Выражение его лица способно на небольшие изменения, но я не могу понять, что стоит за этим выражением. Вот как-то так.

Кстати, если подумать, кто-то должен был избавиться от Рена и Ицуки.

Мотоясу верит, что это сделал я, но это неправда, а значит настоящим преступником является кто-то ещё.

Выходит, этого типа и можно считать тем самым преступником?

— Это мы — Герои, что защищают мир от волн и спасают людей, которые верят в нас. Те же, кто создают стране проблемы, а уж тем более те, кто смотрят свысока на верующих — лишь самозванцы, выдающие себя за Героев, — ответил Архиепископ так, словно говорил о чём-то совершенно обыденном.

— Ч… то? — Мотоясу ошарашенно таращился на Архиепископа.

— Что же до кандидаток в королевы, то во имя справедливости их придётся… нет, вернее, Демон Щита уже убил их. Сейчас они — не более чем ожившие мертвецы, и волноваться о них нет нужды.

— У меня… нет слов, — даже Рафталия остолбенела, не в силах даже разозлиться в ответ на такое абсурдное заявление.

Прежде, при нашей последней встрече, Архиепископ казался мягким и достойным человеком, но, видится мне, то было лишь первое, обманчивое впечатление.

— Хоть я и благодарен Демону Щита за приобретение святой воды, теперь он ведёт себя слишком агрессивно. Поэтому я, как представитель Господа нашего, явился дабы свершить очищение.

Да-а, ну и оправдание. Короче, получается, он продал мне святую воду по общей цене по доброте душевной, но как только я начал угрожать им, так решил убить? Получается, в тот раз он ещё не показывал себя во всей красе?..

Возможно, он сделал так, чтобы не вызвать подозрений.

— Что это за шутки?! Я — следующая королева! Щит меня вовсе не убивал!

— Нет-нет, всё уже решено. Не беспокойтесь, принцесса Малти, мы уже подготовили вам замену, которая и унаследует страну. Пути Господни неисповедимы.

Сука, поняв, что дело запахло жареным, громко возмутилась происходящим, но быстро поняла, что ей нечего противопоставить планам Архиепископа, и бледнела на глазах.

— Это ведь… шутка?..

— Ха-ха-ха, отнюдь. Такую мещанку, как вы, и правда стоит убрать из этого мира.

— Что это значит?! Вы обманули нас?! — воскликнул истерзанный Мотоясу, наставляя на Архиепископа Копьё. — Разве мы сражаемся не ради спасения принцессы Мелти и всей страны?!

— Да, именно так. Все это — часть священной войны за эту страну и, в конечном счёте, за весь мир. Это битва за авторитет и влияние, в которой наша церковь истребит Демона Щита, искушающего людей, и трёх Героев-самозванцев, заставляющих людей сомневаться в их вере.

— Самозванцев, говоришь?.. — пробормотал я.

Выражение лица Архиепископа как-то скорчилось, а затем он с явным недовольством в голосе ответил:

— Верно… действия Героев-самозванцев вызвали бедствия в разных уголках страны и привели к тому, что вера страны пошатнулась. Самозванец Меча распространил эпидемию и нарушил баланс природы, Самозванец Копья выпустил на волю запечатанное чудище, а из-за бесцеремонных действий Самозванца Лука пострадал наш послушник.

Ага, мне приходилось исправлять за ними последствия этих событий.

Не знаю, о каком именно поступке Ицуки он говорит… но наверняка о свержении богача, установившего чрезмерные налоги. Весьма вероятно, что он жертвовал значительную долю своего состояния церкви.

Вспоминается феодал, выпустивший на волю чудовище — он, вроде бы, тоже фанатик Церкви Трёх Героев.

— Поэтому, когда Самозванцы Меча и Лука начали совать нос не в свои дела, я удалил их, — добавил Архиепископ так, словно говорил о какой-то общеизвестной истине.

— Что?!

Эй, Мотоясу, чего так удивляешься? Мог бы сразу догадаться.

— Я завёл Меч и Лук в назначенное место и стер их с лица земли Приговором. И это — тоже воля Божья.

Рен и Ицуки… как я и предполагал, они почуяли, что происходящее выглядит неестественно и решили провести независимое расследование.

Наверняка… Ицуки уже почти поверил Рену.

Он узнал бы о том, что замышляют эти типы. И когда Ицуки понял бы глубину их замыслов, наверняка начал бы действовать во имя справедливости или что-то в таком духе.

Получается, их переиграли и прикончили упреждающим ударом?..

— Ты убил их?! Рена?! Ицуки?! Сражавшихся ради этого мира?! — воспылал гневом Мотоясу и заговорил угрожающим голосом.

Неужели вы настолько сдружились? Я, к сожалению, не ощущаю к ним сочувствия.

Меня беспокоят лишь слова Фитории о том, что если часть Героев исчезнет, то миру будет грозить опасность…

— О чём вы, какие убийства? Я бы предпочёл, чтобы вы называли это избавлением от демонов-самозванцев, что обманывали нас.

— Что?..

— А королю и королеве мы сообщим следующее: Герои-самозванцы пытались захватить власть над страной. Нам удалось спасти страну, но, увы, в тяжёлом бою принцессы… понимаете?

Да-а… ну и бред. На это вообще можно купиться? Хотя-я… зная подонка, он, как ни странно, может и поверить, что я всех переубивал.

Если нас здесь подведут сила и воля…

В истории моего мира есть бедняги-правители, которые узнавали правду слишком поздно.

Некоторые из них развязывали войны не считаясь с ценой, а в результате их самих казнили.

Я не знаю всей правды, но одно могу сказать точно.

Они придумали себе оправдание и пытаются уничтожить нас.

— Наофуми, перемирие. Мне нужна твоя сила, — не найдя, что возразить Архиепископу, обратился ко мне обомлевший Мотоясу.

— Какая эгоистичная просьба. Только не говори, что уже забыл, как обвинял во всём меня. И вообще, ты хоть помнишь, сколько раз я до тебя достучаться пытался?!

Я не спущу ему с рук то, что он как последний болван разряжал в меня все свои навыки и отказывался слушать.

И вообще, он до этого самого момента искренне верил в существование промывающего мозги щита.

— Прошу тебя! Я должен… почтить их память. Я не могу простить его!

— Да-да. Вот и дерись с ним в одиночку.

Даже не смей говорить, что забыл о том, сколько я из-за тебя натерпелся.

— Неужели ты не поможешь мне? Неужели он тебя совершенно не беспокоит?!

— Ещё как беспокоит. Я собираюсь во что бы то ни стало сделать из него кровавое месиво. Но при этом, Мотоясу, я не обязан помогать тебе.

Атака сломала клетку, и сейчас самое время сесть на Фиро да бежать со всех ног.

Прости, Фитория, но даже если мы помиримся, поверить ему я не смогу.

И я, пусть и не совсем всерьёз, хочу ему кое-что сказать.

— И вообще, — я показал Мотоясу направленный вниз большой палец и улыбнулся. — Сдохни, чёртов болван, думающий одной только промежностью.

— Ах ты-ы-ы-ы-ы! — Мотоясу, пошатываясь, занёс кулак.

— Ты уверен, что хорошо подумал, прежде чем меня ударить?

Сейчас у меня активен Щит Гнева. А значит, его атака может спровоцировать Проклятие самосожжения, которое его и добьёт.

— Гх…

Конечно, я бы не дал ему сработать, чтобы не задеть Рафталию, Фиро и Мелти.

— Как я и предполагал, Самозванец и Демон Щита не ладят друг с другом.

— Нашёл кого «другом» называть.

— Заткнись! Ты мне не нужен! Я сам его убью!

— Хе-хе-хе, ты всё ещё надеешься, что сможешь победить меня?

Архиепископ улыбнулся и приказал одному из своих слуг принести оружие.

Это ещё что такое? Похоже на крупный меч…

Он сверкает серебром и богато изукрашен… выглядит очень круто. Вот только из самого центра его торчит четырёхугольный драгоценный камень, который мне чем-то не нравится. В целом он производит впечатление… этакого святого меча, вроде тех, которые находишь ближе к концу игры.

— Э… это же…

Сука и Мелти дружно побледнели.

— Наофуми! Будь осторожен, это…

— Начну я с Демона Щита. Да падёт на тебя кара Божья, — провозгласил Архиепископ и, не обращая внимания на расстояние, быстрым взмахом опустил меч.

А затем по земле к нам пробежала волна. Я тут же выставил перед собой Щит, защищаясь от неё.

— Гх…

Удар оказался такой силы, что меня едва не отбросило назад. Копьё Метеора Мотоясу тут и близко не стояло — урон просто умопомрачительный.

На наших глазах землю украсила глубокая трещина.

Так, ну-ка стоп. Разве у меня выбран не Щит Гнева?!

Этот Щит способен с лёгкостью выдержать сильнейшие атаки Мотоясу и других Героев. Что же это за оружие, которое в состоянии нанести такой урон с этим Щитом?

— Наофуми, это артефакт далёкого прошлого — попытка создать дубликат оружия Легендарных Героев.

Глава 9. Дубликат

— Это дубликат?

Да ведь он сильнее оригинала!

Ну-у, поскольку это меч, тут уместнее сравнение с Реном… который хоть и сильнее Мотоясу, но не настолько. Максимум — раза в полтора. С таким Щит Гнева ещё может справиться.

Но та атака, которую только что применил Архиепископ, намного превосходит этот уровень.

— Но откуда у него… я слышала, что все дубликаты были утеряны много веков назад…

— Утеряны, как же, их наверняка украли. Причём украла их Церковь Трёх Героев.

Произведённое в огромном количестве, но утерянное и неизвестно где находящееся оружие… напоминает параноидальные теории о ядерном арсенале одной страны из моего мира.

Кстати, раз это дубликат Легендарного Оружия, то получается, что и меч Рена когда-нибудь таким же сильным станет?

Не знаю, как такие слова звучат из уст Героя Щита, но разве человек, единолично управляющий такой силой, не опасен для мира? Даже дубликат этого оружия обладает потрясающей мощью. Я даже не понимаю, зачем им вообще понадобилось призывать Героев.

Кстати, хороший вопрос. Задам-ка его.

— Если у вас есть такое, то и не призывайте Героев. Наклепаете оружия, и волны будут вам нипочём.

После моих слов Мелти покачала головой.

— Возможно, это оружие и сравнимо по силе с Легендарным… но его использование требует чудовищного количества энергии.

— Серьёзно?

— Да, чтобы зарядить его на один удар, необходимо, чтобы несколько сотен магов читали над ним заклинания целый месяц. К тому же, производить такое на сегодняшний день невозможно, технология затерялась в веках… можно сказать, это тоже своего рода Легендарное Оружие.

— Ничего себе.

Помнится, видел я нечто похожее в одном аниме. Там был робот-снайпер, к винтовке которого для зарядки пришлось подвести энергию со всей Японии. Здесь нечто похожее? Ну, будь их целая куча, начался бы хаос.

— Год за годом наши последователи не щадили животов своих, чтобы наполнить этот артефакт силой. Мы призвали это оружие для священной войны. И время этой войны настало!

Священная война, говоришь?.. Вижу, подготовились вы на славу, что уж тут.

Значит… это ослабленная копия сильнейшего меча Героя древности? Считалось, что он был утерян много веков назад, но на самом деле они долгие годы вливали в эту штуку Ману, чтобы сейчас, в самый критический момент, пустить в дело?

Вот придурки! Нашли чем заняться.

Хотя… с другой стороны, это доказательство того, насколько их положение отчаянное. Если выдержим, у нас появится шанс нанести ответный удар. Осталось лишь выстоять.

— Что же, не вижу смысла более испытывать оружие. Пора воспользоваться им по-настоящему.

Архиепископ направил клинок вперёд. И тогда меч вдруг превратился в копьё. Но даже в этой форме он выглядел роскошно. Если бы мне сказали, что оба орудия делал один и тот же человек, я бы охотно поверил.

— Он и превращаться может?

— Ясное дело, ведь это Легендарное Оружие. Меч, Копьё, Лук… чем же мне нести избавление?

Попытался бы я сбежать… вот только не уверен, что от врага с таким оружием сбежать возможно.

Та волна долетела до нас так быстро, что я не успел бы даже увернуться от неё.

И похоже, что в тот раз он атаковал не всерьёз… а значит, если они применит какой-нибудь навык Лука, то даже Фиро вряд ли сможет от него убежать.

— У силы наших последователей тоже есть предел. По возможности я желаю ограничиться одним ударом.

Послушники и рыцари, пришедшие поддержать Архиепископа, дружно направили на нас своё оружие.

Превращённый в копьё дубликат засветился, а затем из него появилось копьё с тремя наконечниками из чистого света.

— …Копьё Луга, один из сильнейших навыков?! — воскликнул Мотоясу, Герой Копья.

Скорее всего, так назывался навык из его игры.

Получается, это высокоуровневое умение.

Даже один взмах этого копья способен нанести огромный урон. А уж навык нас и прибить может…

Сбежать невозможно, защититься Щитом… не получится, если верить Мотоясу и другим Героям.

Получается, ситуация безвыходная… но я не намерен сдаваться.

— Фиро!

— Угу!

Фиро моментально уловила замысел, схватила меня и изо всех сил швырнула в сторону Архиепископа.

И в тот самый момент, когда Архиепископ оказался в зоне досягаемости моего навыка, я громко воскликнул:

— Шилд Призон!

Архиепископа скрыла темница щитов.

Теперь нужно применить Смену Щита (Атака), чтобы использовать Айрон Мейден…

— …Что ты пытаешься сделать?

Архиепископ даже не вышел из стойки — темницу сломали волны избыточной энергии, расходящиеся от навыка.

Да ладно?! Нет, стоп, надо сохранять хладнокровие.

Шанса применить Айрон Мейден у меня нет. Значит, остаётся лишь одно:

Испепелить его Проклятием самосожжения.

Но чтобы применить его, мне понадобится пережить удар этим копьём в ближнем бою…

Хотя, нет. Я могу спровоцировать контратаку и кое-чем ещё.

— Фиро, метни мне Мотоясу!

— Э?!

— Есть!

Фиро в точности последовала приказу и швырнула Мотоясу в мою сторону. Кстати, я до сих пор не приземлился.

— До-а-а-а-а-а-а-а! — вопил летевший ко мне Мотоясу.

— Мотоясу, ударь меня!

— А-а-а?! Понял, дошло!

Как ни удивительно, соображает он быстро.

Я развернулся к Мотоясу, и он выбросил вперёд Копьё. То с лязгом ударилось о Щит.

Отлично, этого хватит.

— Копьё Метеора!

По пути он решил ещё и запустить в противника навыком.

— Глупец.

Но Копьё Метеора ушло в никуда, не сумев преодолеть окутывающий Архиепископа непонятный барьер.

— Чего?!

— А теперь мой черёд!

Проклятие самосожжения, заиграв вокруг меня чёрным пламенем, достигло Архиепископа.

Защищающий его барьер развеялся, и огонь…

— Тщетно!

Прислужники Архиепископа начали дружно распевать:

— «Как источник силы, наш Господь повелевает: расшифруй законы мироздания и призови чудо, что очистит проклятие!» Групповое очищающее заклинание: Святая земля!

Всё вокруг заполнил белоснежный свет, и от моего Проклятия самосожжения не осталось и следа.

Как так-то?! Хотя, я понимаю, что с точки зрения атрибутов божественная магия — полная противоположность проклятой.

Неужели та святая вода, что я купил, каким-то образом обманула мой навык оценки? Очень может быть.

Впрочем, я всё равно слышал, что полное излечение от проклятия требует сильной святой воды. А эта магия развеяла его моментально…

— Эрст Шилд! Секанд Шилд!

Перед самым приземлением возле Архиепископа я призвал по опорному щиту себе и Мотоясу, после чего мы немедленно отступили.

— Эй, команда Мотоясу, немедленно используйте исцеляющую магию! Сейчас нам враждовать смысла нет!

— Т-так точно! Цвайт Хил!

И мои, и его раны затянулись. Это нам очень пригодится.

Печально, что приходится работать рука об руку с Мотоясу. Но если мы не победим этого врага вместе, то оба не выживем.

— Господин-сама! Я тоже нападу!

— Будь осторожна!

— Угу!

Фиро обратилась человеком и побежала на Архиепископа. То же самое сделали и мы с Рафталией, а также Мотоясу.

Я не обязан смиренно ждать, пока Архиепископ прикончит нас.

Пусть Проклятие самосожжения и не сработало, это необязательно рассматривать как признак того, что пора опускать руки.

К счастью, техника Архиепископа требует долгой зарядки, так как он до сих пор стоит на месте и целится в нас копьём.

— Хай… Квик!

Фиро зачитала Хай Квик на бегу и возникла за спиной Архиепископа.

Но когда она взмахнула рукой, послышался звон, словно её кулак наткнулся на что-то твёрдое.

— У-у… кре-епкий.

Дубликат создаёт какой-то барьер, который мешает атаковать.

— Копьё Метеора!

Яркий луч полетел в Архиепископа словно падающая звезда, но и он не смог к нему пробиться.

— Используй свой Файер Ланс или как там его!

— Ах, да. Майн!

— Я приговариваю тебя к смерти за то, что ты пошёл против следующей королевы!

Сука воспылала гневом и начала читать заклинание. Вся её группа занялась тем же самым.

— Мотоясу-сама, я поддержу вас заклинанием. Цвайт Пауэр![5]

Эй, вы бы хоть в Фиро чем-нибудь бросили. Неужели неясно?!

— Спасибо вам!

Мотоясу раздражающе подмигнул своим бабам, а затем применил навык… заметно медленнее по сравнению с прошлым разом.

— Ветропламенное Копьё Метеора!

Копьё Метеора, окутанное ветром и пламенем? Видимо, его применение требует значительной задержки.

В ветре мелькнуло пламя, древко засияло как метеор, а лезвие вспыхнуло. А затем ветер придал этому пылающему снаряду дополнительное ускорение.

…Никакого изящества. Мотоясу выбросил Копьё вперёд так, словно оно очень массивное.

Примени он такое против меня, я бы даже защищаться не стал — тут увернуться раз плюнуть.

Эта техника годится только против стационарной цели. Значит, вот какой козырь припас Мотоясу?

К тому же его только что усилили заклинанием. Неужели можно рассчитывать на результат?

Но… раздался лязг, и удар не смог пробить барьер Архиепископа.

— Кх…

Сразу после этого Мотоясу отпрыгнул назад и схватился за лоб, словно у него закружилась голова.

— Вы в порядке, Мотоясу-сама?!

— Да, просто… Дух и время восстановления…

Видимо, расплата за такие сильные навыки тоже велика.

Его применение занимает значительное время, а сам удар получается медленным. Но если он не пробил врага с его помощью, то насколько же тот крепок?

Если я применю Проклятие самосожжения, его нейтрализуют, а атаки Фиро и Мотоясу не работают.

— Архиепископ-сама!

— Мы разворачиваем защитное заклинание!

— «Как источник силы, наш Господь повелевает: расшифруй законы мироздания и призови благословение, что защитит сие!» Групповое очищающее заклинание: Крепостная Стена!

Послушники Церкви Трёх Героев решили поддержать Архиепископа — нам явно не собираются делать поблажек.

«Крепостная Стена»? Вокруг Архиепископа появился световой барьер, похожий на стены форта.

— Та-а-а-а-а!

Рафталия на пару с Фиро попытались атаковать, но световой барьер помешал им.

— Фиро-тян! Рафталия-сан! Я тоже…

Мелти применила свой фирменный Акваслэш, но и от него толку никакого. По-моему, он вообще не нанёс урона.

Не успел я решить, что надо оставить Архиепископа и переключиться за прислужников за его спиной, как…

— Что же, пора заканчивать этот балаган. Осталось совсем немного.

Копьё в руках Архиепископа заискрилось, возвещая о том, что навык готов к применению.

— Здесь закончится ваш путь. Прощайте, Демон и Самозванец.

Копьё ярко вспыхнуло, а Архиепископ улыбнулся. Он выглядел таким довольным, словно только что изгнал из кого-то беса.

— Мел-тян!

Фиро тут же прикрыла собой Мелти. Рафталия схватила меня за руку.

— Вот и всё?.. — пролепетал поникший Мотоясу.

— Я-я стану следующей королевой этой страны. Я не потерплю такого… — а сука даже перед смертью всё никак не успокоится.

Остальные спутницы Мотоясу совсем раскисли и заревели.

Шанс, пусть даже самый ничтожный, пережить эту атаку есть только у меня…

Пан или пропал. Мне остаётся лишь выйти вперёд и держаться.

Естественно, я делаю это не ради них.

Я защищаю Рафталию, Фиро, Мелти — всех, кто доверился мне.

Подняв Щит наизготовку, я шагнул вперёд.

— Я буду с вами.

Рафталия тоже шагнула вперёд и взяла меня за руку.

Спасибо тебе, ты была со мной.

Вряд ли ты знала, что тебя купит в качестве рабыни тип, которого называют Демоном Щита, и силой втянет в бесконечные битвы.

— Прости… что я завёл тебя сюда…

— Нет, Наофуми-сама. Я верю, вы сможете защитить всех.

— …Ты права. Кем бы ни был тот Герой Копья древности, это — его техника.

Не сейчас, не здесь. Так всё не закончится.

Вот он — шанс нанести ответный удар тому, кто стоит за всем.

Копьё Луга… этот навык носит имя легендарного копья из кельтской мифологии, но я отобью его.[6]

Архиепископ занёс копьё и…

— Хандред Сорд!

— Лук Метеора!

И тут на его голову обрушился дождь из мечей, а также яркая стрела.

— Что это?!

Архиепископ прервал свой навык и отбился от нападения другим навыком. Кажется, он называется Великой Мельницей.

Я поднял взгляд в направлении голосов. А там…

— О? Но ведь божественный Приговор должен был принести вам избавление. Почему вы ещё здесь?

Там стояли отряды Рена и Ицуки. Так они не умерли?!

Так они всё ещё живы?!

— Было бы неприятно ни с то ни с сего умереть от твоей руки. Ты хоть попытался найти наши трупы?

— Мы оказались в шаге от гибели. Но кое-что всё же успели, — отозвались Рен и Ицуки, готовые вступить в бой по первой необходимости.

— Ну-у, ещё бы ему захотелось искать трупы после такого крупномасштабного заклинания. Эта штуковина смертельная.

Я окинул взглядом то место, куда попала первая атака.

Пожалуй, если эта атака оставляет после себя такой кратер, шанс отыскать в нём трупы почти нулевой. От них и следа не останется. Хотя, я её вообще-то пережил.

Но затем, когда я посмотрел на Рена, моё тело будто резко потяжелело.

Щит Гнева начал восставать, обнаружив столь ненавистного ему врага.

Похоже, права была Фитория: гнев дракона проявляет себя, когда мне на глаза попадается Рен.

Но я должен держаться… сейчас нельзя терять рассудок.

— Но как вы… — обратился к Рену и Ицуки Мотоясу таким голосом, словно говорил с ожившими мертвецами.

Меня же интересовал другой вопрос — как так удачно получилось, что все Герои вдруг собрались в этом захолустье?

— Нас спас отряд под названием «Тень».

— Да, и мы были на волосок от смерти, — зачем-то повторил Ицуки.

— Э? Разве Тень — не те самые ребята, которые говорили нам, где искать Наофуми? Они ведь работают на Церковь.

Меня всегда удивляло, как он умудряется разгадывать маршруты, которые мы выбираем для бегства. Ответ оказался ожидаемым.

Получается, что отряд Мотоясу всё это время узнавал, где мы находимся, благодаря Теням Церкви Трёх Героев?

Кстати…

— …Кажется, они говорили, что Тень — не единая организация.

— Да. Те Тени, что спасли нас, говорили, что действуют по приказу королевы.

Понятно. Значит, Тень всё же помогает нам.

Видимо, можно считать, что королева — враг Архиепископа. По крайней мере, сейчас, в этот самый момент, когда все Герои выступили против него, она вряд ли находится на его стороне.

И всё же… они появились так вовремя, словно у нас тут старая еженедельная манга.

Я даже задумался, не нарочно ли они самого эффектного момента ждали.

В таком случае Мотоясу, получается, её главный герой.

А я — его заклятый враг?.. Даже не смешно.

Или — как вариант — никем не понятый, но на самом деле друг и товарищ. Как раз в духе манги.

Увы, я никак не собираюсь становиться товарищем Мотоясу…

— Скоро прибудет армия и арестует всю Церковь! Сдавайтесь! — победным тоном воскликнул Ицуки.

Но Архиепископ и бровью не повёл.

— Сколько бы людей вы ни привели, наша победа неизбежна. Численность армии не сыграет никакой роли! — Архиепископ снова встал в боевую стойку и возобновил навык.

— Это мы ещё посмотрим.

— Да.

Оба Героя побежали на Архиепископа и применили свои навыки.

— Меч Метеора!

— Лук Метеора!

В Архиепископа полетели клинок и стрела из чистого света.

Но тот, укрытый барьером, переждал их со спокойной невозмутимостью.

Спутники Рена и Ицуки тоже поспешили разрядить в него свои навыки и заклинания, но вокруг Архиепископа вновь появился барьер, и в итоге он не получил ни царапины.

— В итоге Самозванцы оказались способны только на это?

— Что за…

— Да уж, будет непросто. Я и не предполагал, что он приберег такое.

— Вам что, нечем его прихлопнуть?! Так какого чёрта вы вообще сюда припёрлись?!

Просто поздороваться зашли?! Да ну вас.

— Ты и правда думаешь, что мы пришли, не подготовившись?

— Не слишком ли вы недооцениваете нас?

Оружие Рена и Ицуки засветилось. Но атаковали они далеко не сразу.

— Громовой Меч!

— Сандер Шут! [7]

Барьер Архиепископа разбился вдребезги.

— Мы выиграли вам время для атаки.

О-о, они смогли пробить барьер, с которым могло расправиться только моё Проклятие самосожжения. Всё-таки, несмотря ни на что, эти два Героя на голову выше Мотоясу. Ну что, у нас получится?

— Я бы… тоже смог. Но Духа…

— После драки кулаками не машут.

И вообще, если у тебя есть такой сильный навык, почему ты не применил его против меня?

Ах да, такие навыки занимают слишком много времени, и я бы успел раскусить тебя? Кстати, его стихийное Копьё Метеора тоже было весьма неторопливо.

Ну да ладно, если мы хотим нападать, это надо делать сейчас!

— Все в бой! — воскликнул Рен, и все дружно напали на Архиепископа.

— Я первая! — впереди всех помчалась Фиро. Ещё бы, по скорости с ней никто не сравнится.

— Дерья-а-а-а! — Мотоясу тоже побежал на Архиепископа и выбросил вперёд Копьё.

— Получай! — за ним и Рен размахнулся Мечом.

— Не ослабляйте натиск! — Ицуки натянул тетиву и выпустил стрелу.

— Наофуми-сама, я тоже пойду.

— Да и я в сторонке стоять не стану!

Рафталия и Мелти тоже присоединились к атаке.

Архиепископ неподвижно стоял, принимая все атаки. Кажется, он даже не пытается защищаться.

Герои и их отряды раз за разом атаковали, но он стоял всё с тем же хладнокровием.

— …Глупцы. Вы думаете, что сможете одолеть меня, владельца Легендарного Оружия? Я даже не получаю урона.

Послушники времени не теряли и тут же залечивали раны Архиепископа заклинаниями.

Плохо дело. Если мы не прибьём его за один раз, приспешники моментально вылечат его.

— Что же. Приступайте к чтению Приговора, — скомандовал Архиепископ.

Послушники кивнули и принялись зачитывать заклинание.

— Все, кто примкнули к Самозванцам — на стороне зла.

Во даёт. Совсем офанател. Ты боль хоть ощущаешь?

— А теперь пора покончить с этим.

Архиепископ всерьёз вознамерился убить нас.

Похоже, в этот раз он начал заряжать ещё более сильное Копьё Луга.

— Наофуми, — обратился ко мне Рен.

— Чего?

— Мы должны объединиться и победить его.

— Честно говоря, я бы с радостью отказался с вами сотрудничать…

Но сбежать от этой атаки невозможно. К тому же вместе с ней заряжается Приговор, та самая чудовищная магия. Второго раза хватит, чтобы добить даже меня.

— Сначала вам нужно прибить тех, что сзади. В противном случае у нас нет шансов. Вы поняли?

— Да.

Отряд Рена незамедлительно побежал в тыл к противнику.

Однако назвать противников мелкими сошками язык не поворачивается — больно там грозные и сильные ребята.

Даже с учётом Рафталии и Фиро Герои сражаются в меньшинстве и с большим трудом.

Тем временем Архиепископ заряжает свой навык, а послушники готовят сильное заклинание.

— Всем: это священная война. Будьте готовы умереть во имя справедливости.

— Есть! — отозвались фанатики и ринулись в бой.

Меч, Копьё, Лук и спутники Героев атаковали их, но враги сохраняли хладнокровие, даже истекая кровью.

Они бежали, пока им позволяли ноги. Лишившись ног, они продолжали атаковать руками. Лишившись и их — магией.

Фанатики продолжали бороться до самой смерти.

Вот психи!..

— Кх… это невозможно.

Их слишком много. Против нас такая толпа, что вспоминаются игры серии Dynasty Warriors.

Конечно, главный наш враг — Архиепископ, но помогает ему слишком много бойцов.

Пусть мы и можем победить любого из них по отдельности, но поверженных немедленно лечат заклинаниями, и они возвращаются в строй.

Будь здесь игра, побежденные выбывали бы навсегда, но это взаправду.

Пока враги дышат — их лечат. К тому же, если они дышат, то и сами зачитывают заклинания исцеления.

Конечно, мы можем убивать их, но это займёт слишком много времени.

— Я сейчас подойду. Кто-нибудь, ударьте меня, только всерьёз. Моя атака может задеть и вас, так что немедленно отойдите.

Моё Проклятие самосожжения — единственная наша эффективная атака. Значит, мне нужно подобраться к врагам поближе. Послушники заняты чтением Приговора и помешать мне не смогут.

Если не сдерживать эффект, им можно поджечь целую толпу.

— Хорошо.

— Ну, тогда попробуем!

Герои отдали своим спутникам указания стоять в сторонке и использовать магию. Что же до тех, кто не умеет её использовать — им поручили охранять магов на случай, если эффект всё же решатся прервать.

Нападающий — Герой, поддержка лишь от магии, все остальные — защитники. Ну, ожидать чего-то от такой конфигурации не приходится.

— Я начинаю!

Я побежал точно к послушникам.

У меня нет богатого арсенала атак, и решающий удар я могу нанести лишь одним единственным способом.

— Наофуми!

Мотоясу ударил Копьём о мой Щит, запустив Проклятие самосожжения.

— Уо-о-о-о-о-о!

Те послушники, что не читали Приговор, тут же применили очищающее заклинание, обезвредив проклятие, но полностью подавить его не смогли, и некоторые из них немного подгорели.

— Гха-а-а-а-а-а-а-а-а!

Проклятое пламя замедляет исцеление. Думаю, если атаковать их в этом состоянии, у нас будет шанс.

Я быстро применил Эрст Шилд и Чейндж Шилд, чтобы создать Верёвочный Щит, а затем воспользовался его канатом, чтобы отступить к остальным Героям.

«Особый эффект: Канат» этого щита позволяет выпускать верёвку, над которой я обладаю полным контролем, поэтому я быстро отступил, обмотав её вокруг руки и использовав как буксир.

— Громовой Меч!

— Копьё Молний!

— Сандер Шут!

И в тот же самый момент Герои разрядили в послушников свои самые мощные навыки.

И все они похожи на молнии.

Их атаки прошли сквозь Архиепископа, добрались стоявших за его спиной послушников и смели их.

— Гха-а-а-а-а-а-а!

Толпу раскидало как осенние листья, но по Архиепископу атака словно вовсе и не сработала — судя по его физиономии, он почти не получил урона.

Насколько же он силён? Я и про самого злодея, и про этот его дубликат.

— Достаточно фарса, — Архиепископ улыбнулся с видом победителя и направил на нас копьё.

— Всем собраться в одной точке! Точнее, за Наофуми, используйте его в качестве щита!

— Эй, ты шутишь?!

Все моментально собрались в одной точке, словно сговорившись. Ага, именно у меня за спиной…

— Этот навык — дисперсионно-самонаводящегося типа. Он создаёт тысячи снарядов, которые пронзают как друзей, так и врагов. Поэтому, чтобы минимизировать урон, нужно собраться в одной точке.

— Ясно…

— Ну, ему ещё должно быть можно задать количество целей.

Выходит, это навык типа «укажи цели и стреляй»? Неприятно.

— Копьё Луга!

Архиепископ применил навык и разрядил его в нас!

В нашу сторону полетел ослепительной яркости свет.

— Я не проиграю!

— Вот именно!

— Народ, мне нужна ваша помощь!

— Меч Метеора!

— Лук Метеора!

— Копьё Метеора!

Оружие Рена, Ицуки и Мотоясу вспыхнуло, и они разрядили свои навыки.

Три ярких огонька слились друг с другом и превратились в мощный луч.

Затем его усилили и спутники Героев боевой магией.

— Фиро, Мелти! Вы тоже помогайте!

— Угу!

— Наофуми! Ты тоже помогай!

— Я только защищать умею, чего ты от меня хочешь? Рафталия тут тоже не поможет.

— А… да, у меня пока нет боевой магии, которая обладала бы хоть каким-то видимым эффектом, — извиняющимся тоном согласилась Рафталия.

Вот он — вред от того, что у нас такие странные способности. Я специализируюсь на защите, а поскольку сейчас Герои подавляют атаку сами, толку от меня нет. Рафталия же владеет магией иллюзий, совмещающей магию света и тьмы, но может лишь скрывать себя и освещать пространство вокруг себя.

Мелти бросила в нашу сторону холодный взгляд, а затем присоединилась к атаке Героев.

— Готовьтесь!

Два потока искрящейся энергии столкнулись друг с другом.

— Дава-а-а-а-а-а-ай!

— Ну же-е-е-е-е-е-е!

— Дерья-а-а-а-а-а-а!

Тройной Метеорный навык, превратившийся в единый луч, раз за разом сталкивался с атакой Архиепископа.

Благодаря помощи спутников мы медленно, но верно отталкивали её от себя.

— Хе-хе… это всё, на что вы способны?

Улыбка не спадала с его лица ни на миг.

Неужели он пока бил не в полную силу?!

— Не может быть… но мы ещё не проиграли!

— Да! Мы всё ещё живы.

— Вот именно. Давайте увеличим натиск!

Троица Героев вложила в навыки все свои силы.

Им удалось отдавить атаку Архиепископа ещё немного.

Отлично… но что это? Почему меня не покидает нехорошее предчувствие?

— Пожалуй, пора приступать, — тихо пробормотал Архиепископ и напрягся.

А затем копьё, которое он держал в руке, начало мерцать и вспыхивать.

Видимо, сейчас он выпустит очень сильную атаку.

— Берегитесь!..

Чёрт! Прямо сейчас мне ваши смерти не нужны!

Эх, постигни вас такая смертельная опасность в других обстоятельствах…

Я прервал навыки Героев, оттолкнув их с пути, и встал перед ними.

Луч света пронзил меня… мне показалось, что от боли и грохота я сойду с ума.

Но луч не прошил меня насквозь. Я защитил товарищей.

— Ха-а… ха-а…

— Наофуми-сама!

— Наофуми… — Рен ошалело посмотрел на меня.

То же самое делали и остальные Герои, и их спутники.

— Любопытно… я и не думал, что вы сможете устоять. Ты не разочаровываешь, Демон Щита, — проговорил Архиепископ, безмятежно вращая в руках копьё.

— Вы… в п-порядке?

Я посмотрел назад помутившимся взглядом и увидел, что за мной образовался V-образный кратер. Если бы я не защитил их, часть бы наверняка умерла. К счастью, все укрылись за моей спиной, и никто не пострадал.

— Цвайт Хил!

В меня сразу же полетели сильные лечебные заклинания, и раны затянулись.

Ну и атака — выдержала попадание сильнейших навыков трёх Героев и пересилила их.

— Гх… мой Дух…

— И мой.

— Аналогично.

Все трое сразу же потянулись за лекарством восстановления Духа — видимо, шкала опустела.

Но на полное её восстановление времени им не дадут.

До меня донеслись разгневанные голоса. И тут я заметил ту самую армию, посланную истребить Церковь Трёх Героев, о которой говорил Рен. Если не сплоховать и воспользоваться их поддержкой, мы их всех здесь и вырежем.

— Видимо, мне придётся возиться ещё и с ними.

— ?! Стоп! Стойте!

Рен громко приказал армии остановиться, но уже слишком поздно. Архиепископ переключился на меч, а затем вонзил его в землю.

Вокруг него тут же началось землетрясение, а под ногами подоспевшей армии выступила магма.

— А-а-а-а-а-а-а!

Армию разметало, словно пыль на ветру.

Он разгромил её одним ударом? Ничего себе силища.

— Ха-ха-ха-ха-ха, это было весело. Благодаря этому Легендарному Оружию я смогу стать богом. Герои не нужны! Я стану самим Господом! Братья мои, казним же всех, кто пытается присвоить титул старого Господа.

— Есть!

…Только я думал, что чаша весов склонилась в нашу сторону, как всю армию уничтожили, и теперь мы не можем ничего.

Лезвие меча в руках Архиепископа вспыхнуло пламенем, напоминавшим по форме феникса.

Наверняка этот навык превосходит даже Копьё Луга.

Всё плохо… видимо, армия не рассчитывала, что Архиепископ мог прятать такой козырь.

Если нам не повезёт, он всех нас одним ударом прикончит.

— Что же, братья мои. Я объединю силы с вашим Приговором.

Похоже, вознамерился напасть одновременно с послушниками.

С другой стороны, это значит, что у нас появилось немного времени, но я не знаю, когда в нас полетит следующая мощная атака.

— Так это конец?..

Остальные Герои мертвецки побледнели. Наверняка они рассчитывали на победу, но эта надежда оказалась слишком безрассудной…

Пожалуй, сейчас, с Реном и Ицуки, ситуация даже хуже, чем когда он одолел нас с Мотоясу. Теперь можно сказать, что мы и правда испробовали всё, что могли.

Но действительно ли я сделал всё возможное? Неужели у меня нет ещё кое-чего, на что я могу пойти?

Есть. Ведь наверняка мой Проклятый Щит в такой тяжёлой ситуации может перейти на следующий уровень.

Я несколько раз предупреждал об этом Фиторию… иногда других вариантов и правда нет. Если я не переживу этот бой, ни о каком будущем не может быть и речи. Ну, раз мы всё равно все умрём, можно и рискнуть.

— Рен, подойди-ка на секунду.

— Что ещё? У тебя есть какой-то план?

Рен и правда подошёл, глядя на меня с недоверием.

Ту-дум, ту-дум.

Биение Щита усилилось, и он задрожал.

До сих пор я намеренно сдерживал его — ядро того самого дракона, что сразил Рен — но сейчас позволил ему взять верх.

Перед глазами вновь развернулись воспоминания, а Щит кричал о том, что хочет растерзать врага, стоящего предо мной.

Правильно… больше. Нужно больше ярости!

Я попытаюсь выжать из Щита Гнева, которым управляю благодаря Рафталии, как можно больше ярости.

— Рафталия, руку…

— Есть.

Она взяла мою ладонь, и я протянул руку с Щитом к Рену.

Затем я перевёл взгляд на суку с Мотоясу и оживил в голове всю свою подавленную ярость по отношению к ним.

И вспомнил то самое чувство: ненависть ко всему, забвение от ярости, чёрную пелену, накрывающую мир.


[Эмоциональный взрыв вызвал Эволюцию! Проклятая Серия: Характеристики Щита Гнева увеличились! Щит Гнева превратился в Гневный Щит!]


[Гневный Щит III: Способность не освоена… Бонус экипировки: Навык 「Change Shield (Атака)」 「Iron Maiden」 「Blood Sacrifice」

Особый эффект: Проклятие тёмного сожжения, Увеличение физической силы, Неистовый гнев дракона, Рёв, Безумие сородичей, Общая Мана, Покров гнева (Средний)]


Душа моя мгновенно переполнилась тьмой.

Глава 10. Гневный Щит

— !..

Я прокричал в небеса что-то невнятное.

Ненавижу! Что именно? Да всё, что есть на этом свете!

Ненавижу всё в нем с такой силой, что схожу с ума.

Да я испепелю всё дотла с помощью этой силы!

Мир перед глазами заполнился красным и чёрным, всё сущее стало объектом моей ненависти.

— !..

Чей-то голос что-то кричит, пытается образумить меня, но я не могу разобрать слов. Будто слушаю из-под толщи воды.

— !..

Ещё и трогают. Как же бесит. Сожгу их к чертям!

— Господин-сама, вы правда ненавидите в этом мире всё-всё-всё?

Я ненавижу всё — оно лишь обманывает, издевается и пытается убить меня!

— Правда? Вы правда-правда так думаете?

Да, и что с того?!

— Выходит, вам ненавистны и те дни, которые вы проводили со мной и сестрёнкой Рафталией?

Голос… заставил меня вспомнить.

Маленькую девочку, что служила мне, что поклялась хранить мне верность во что бы то ни стало, что трудилась ради меня, несмотря на раны… память о ней закрыла всё поле зрения.

А ещё — создание, что вылупилось из яйца, выросло и твердило о том, как любит меня.

— Это… не…

— Неправда, верно? Ведь вы так старались ради нас, господин-сама.

Тьма понемногу отступала, мой взгляд прояснялся.

Что-то пропитывало моё сердце, словно пламя гнева гасила вода.

— Поэтому, господин-сама, я съем ваши гнев и ненависть.

Мир окончательно прояснился, и я огляделся.

— Наофуми-сама!

— Ты в порядке?!

Кажется, после моего вопля прошли считанные секунды.

Рафталия обеспокоенно звала меня по имени, а Рен теребил за плечо.

— Господин-сама, вы в порядке?!

— Это ты меня успокоила?

— Угу. Я видела, как вам тяжело.

Обратившаяся Королевой Филориалов Фиро обнимала меня сзади. Приглядевшись, я заметил чёрные ожоги на всех её конечностях. Её тело уже не выдерживало мощи Щита Гнева после Эволюции. Наверняка ей очень больно. Но она продолжает переживать за меня, невзирая на свои страдания.

— И я, и сестрёнка Рафталия, и Мел-тян, и все-все-все — мы верим в вас, господин-сама. Поэтому держитесь.

— Да… точно. Ты права.

Не время захлёбываться гневом.

В конце концов, ещё немного, и я смогу уничтожить один из корней зла. Осталось лишь немного потерпеть, и дальше станет легче.

Я должен… уничтожить эту сволочь, которая пользовалась мной, Мелти, другими Героями и всем остальным так, как ему вздумается!

— …Пора.

— У тебя даже на такой случай осталось что-то ещё?

— Да. У моего сильнейшего щита появилась новая способность.

— Да что у тебя за щит такой? Он и раньше выглядел зловеще, а теперь совсем кошмарным стал.

Когда Щит Гнева II, оформленный в драконьем стиле, обратился Гневным Щитом, то стал куда более угрожающим. Форма морды изображённого на нем дракона обернулась демонической, а выступы щита погнулись.

— Возможно, когда-нибудь этот навык ощутите на себе и вы. А пока что освободите место, чтобы я применил его.

— Ну ты и… ладно, ничего не поделаешь. Придётся положиться на тебя.

— Согласен. Мне тяжело довериться вам, но других вариантов у меня нет.

— Придётся рискнуть.

— Мы с Фиро… остановим их магию.

Герои кивнули, а мы повернулись к Архиепископу.

— Надо же, вы продолжаете тщетное сопротивление… но для вас всё кончено. Все приготовления завершены. Пришло время для последнего удара.

Вокруг всё явственнее ощущалась Мана. В небе висел плотный шар света, готовый вот-вот обрушиться на нас.

— Вперёд! — воскликнул я, и герои побежали на Архиепископа.

— Фиро, дай мне сесть и прыгай!

— Е-есть!

Фиро откликнулась на мою команду, усадила меня на спину и высоко подпрыгнула.

— Составной групповой магический ритуал высокого уровня: Приговор!

С неба полился очищающий свет!

— Н-на-а-а-а-а-а-а!

Я поднял Щит над головой.

Свет с гулом ниспадал с небес и освещал меня.

Но пробить Гневный Щит III он не смог. Я не пропустил ни лучика.

— Приговор не нанёс урона?! Как это возможно?!

На лице Архиепископа читалось чистейшее удивление. Наконец-то его улыбчивая маска спала.

Я заплатил немалую цену, чтобы воспользоваться этим щитом. Должен же я хоть как-то оправдать этот шаг.

— Немыслимо. Но этого тебе уже не пережить! — Архиепископ занёс клинок, а затем взмахнул им. — Феникс Блейд![8]

Из лезвия клинка вылетел феникс и устремился ко мне.

— Вот ещё!

Я выставил Щит перед собой. А затем я сосредоточился на читающей заклинание Фиро, чтобы объединить с ней усилия.

В голове сам собой всплыл текст заклинания. Это что, ключ к активации «Покрова Гнева (Средний)»?

— «Как источники силы, мы, Герой Щита и сородич, повелеваем: расшифруй законы мироздания, поглоти этот огонь и обрати его в силу». Рас Файер![9]

Сейчас мой гнев — наша сила.

Феникс врезался в меня и попытался было вспыхнуть, чтобы испепелить, но я обратил его пламя в силу.

— Что?! Ты поглотил мой навык?!

Барьер Архиепископа быстро пал под сильным пинком Фиро в сочетании с натиском навыков остальных Героев.

— Вперё-ёд!

Решающий рывок Фиро!

Хоть она и находилась в форме Королевы Филориалов, но всё равно завращалась на манер той атаки, которую пыталась применить против Фитории.

Она вложила в придуманный по ходу боя с Фиторией навык достаточно сил, чтобы от него был прок, и накинулась на Архиепископа.

Архиепископ превратил меч в копьё и выставил его перед собой.

А затем начал вращать его. Что-то мне это не нравится.

— Зона Транса?! — изумлённо воскликнул Мотоясу.

Ещё один продвинутый навык Копья?

— Гх… никому не дозволено перечить Господу. И этот Господь — я!

Все атаки, включая натиск Фиро, отскочили от Архиепископа, а копьё засияло.

— Гх…

— Больно!

Свет копья Архиепископа коснулся нас, и по всему телу распространилась такая боль, словно что-то пыталось проесть себе дорогу изнутри.

Контратакующий навык?! Да какой же он упорный!

— Но тебе нас не остановить!

— Ты уверен в этом?

На этот раз Архиепископ переключился на громадный лук, а затем резко отпрыгнул.

— Не уйдёшь! Фиро!

— Угу. Хай Квик.

Фиро поравнялась с Архиепископом в мгновение ока и пнула его.

Но у неё не получилось — только что стоявший перед ней Архиепископ вдруг исчез.

Тебе не уйти. Сегодня ты падёшь.

Куда ты делся? И стоило мне об этом подумать, как я вдруг заметил, что Архиепископов стало много!

Хм? Послушники Церкви Трёх Героев приняли форму Архиепископа?!

— Мираж Арроу?! — послышалось от Ицуки. — Этот навык создаёт иллюзии для обмана противника! Будьте осторожны!

Кх… так мы теперь не знаем, где наша цель?!

Я увидел, что нас окружали уже дюжины фальшивых Архиепископов.

— Хе-хе-хе. Хоть ты и удивил меня, пора с этим всё же заканчивать.

Армия Архиепископов вскинула луки, нацеливая на нас какой-то мощный навык.

— Это — сильнейших из всех навыков, поражающий одну цель. Познай же его, Демон Щита.

Луки засияли. Чёрт. Полагаю, я смогу выдержать удар, но контратаковать мне нечем.

— «Как источник силы, я, королева, повелеваю: расшифруй законы мироздания и заточи сих в клети изо льда». Олл Дритт Айсикл Призон![10]

Ноги всех Архиепископов вдруг оледенели.

А затем все фальшивые Архиепископы вновь приняли свои истинные облики.

— Пора.

Кто это был?! Нет, сейчас не время думать об этом. Сейчас у меня лишь одна цель — победить его. Сразить истинного Архиепископа, оставшегося в своём облике.

Блад Сакрифайс!

И, конечно же, перед глазами появился текст. Его я и зачитал:

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — вопли, достойные жертвоприношения Господу! Кричи же от боли и стань агнцем в челюстях дракона, порождённых моими плотью и кровью!» Блад Сакрифайс… гха-а!

Ч-что за?!

Стоило мне применить навык, как всё тело закровоточило, мускулы рвались, а кости скрипели.

Это что… навык камикадзе?!

Архиепископ увидел, какие увечья я причинил самому себе, и заулыбался.

Но в следующее же мгновение под ногами его разверзся ржавый тёмно-красный капкан.

…Вернее, его следует назвать металлической головой дракона.

Основное отличие от обычного капкана состояло в том, что вгрызающихся в тело частей несколько. Пожалуй, лучше всего описать эту конструкцию как появившуюся из земли драконью голову с несколькими рядами зубов хищника во рту.

— Что…

Раздался металлический лязг, и капкан в виде драконьей головы сомкнулся вокруг Архиепископа.



— Гхья-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Его вопли отдавались эхом.

Внутри капкана мелькнула чёрная фигура и алые брызги.

— Меня так просто не…

Если бы первым ударом капкана всё и закончилось, Архиепископ отделался бы серьёзными ранениями. Как только челюсти разомкнулись, он сразу применил навык, пытаясь разрушить их, но не смог даже повредить.

Второй удар. Третий. На дубликате Легендарного Оружия появились трещины. На четвёртом ударе дубликат с металлическим лязгом сломался. Но капкан, словно насмехаясь над своей жертвой, всё продолжал кромсать её.

Ещё и ещё и ещё… всё быстрее и быстрее.

Зрелище… отвратительное.

— Гха… гаха… Г-Господь… с-спаси…

Наконец, когда от Архиепископа осталось одно лишь кровавое месиво, капкан ушёл в землю, словно личинка муравьиного льва, поймавшая добычу.

— …

Каждый из нас смотрел на эту сцену, затаив дыхание.

Все до единого навыки Проклятой Серии кровожадны. Видимо, потому, что эти щиты разъедают душу.

И от того, что только что произошло, я вынужден согласиться с Фиторией.

Хоть и запоздало, но я и сам понял, что этим постоянно пользоваться нельзя.

— А… Архиепископ-сама проиграл Демону… — пробормотали обомлевшие послушники Церкви Трёх Героев в полном отчаянии.

— …Ваша песенка спета.

На послушников с бодрым кличем налетело подкрепление и всех повязало.

Теперь в нашей победе можно не сомневаться.

Но… едва я проводил взглядом подкрепление, как соскользнул с Фиро и упал на землю.

Блад Сакрифайс. Новый навык, который принёс с собой Гневный Щит.

Он очень силён, но расплата за его использование оказалась слишком велика…

— Господин-сама?!

Увидев меня в луже крови, Фиро сразу же обеспокоенно обняла меня.

В какой-то момент на мне снова оказался Змеиный Щит Химеры.

— Какая ужасная рана! Кто-нибудь! Спасите господина-саму!

На крики Фиро подбежала женщина, похожая на командира подоспевшей армии.

— Мама?! — с удивлением воскликнула Мелти при виде неё.

Точно, во главе армии та самая женщина… форму которой принимала «я есть», когда сопровождала Мелти.

Из-за веера, правда, не могу толком разглядеть её лица, но я определённо прав.

— Ваши действия в этой битве достойны изумления, Герой Щита-сама.

Видимо, это она остановила для меня Архиепископа.

— Всем! Высший приоритет — лечение Героя Щита-самы. Это королевский приказ. Герой Щита-сама должен выжить во что бы то ни стало!

— Есть!

Ко мне приблизился медицинский отряд и начал зачитывать заклинания.

— Дритт Хил.

Меня окутал свет. Но… боль и не думала отступать.

— Э-это проклятие… причём настолько сильное, что…

Изумление настигло весь медицинский отряд, но затем он зачитал заклинание снятия проклятий. Вдобавок меня обрызгали святой водой.

Но… снова ничего не помогло.

— Мы проведём тщательное обследование! Торопитесь! Тебя это тоже касается!

Королева отдала указания медицинскому отряду и Фиро, чтобы меня поскорее унесли.

— У…

Тело скрипит и просто кричит от боли. Но я не имею права потерять здесь сознание.

Ведь я до сих пор не знаю, на чьей стороне королева.

— Так это… ты… королева?

— Да, я королева Мелромарка, Мирелия Q Мелромарк. Прошу прощения за то, что так задержалась с приходом на помощь.

— Слишком… поздно.

Как бы там ни было, у тебя ведь есть власть? Ты ведь истинный правитель этой страны?

Ты ведь наверняка знала обо всей подноготной этой истории?

Мне столько всего хотелось ей сказать.

Я мог бы сколько угодно рассказывать об одной лишь ненависти к сволочам, которых ты называешь мужем и дочерью.

— И правда… всё это — моя ошибка.

— Мама…

— Мам, что ты перед этим извиняешься?!

Едва королева увидела, что сука ткнула в меня пальцем и возмутилась, как затряслась, а на лбу её проступили вены.

— Малти… готовься. По возвращении в замок нас ждёт разговор.

Кажется, от её слов задрожал даже воздух.

Хоть она гневается не на меня, но даже по моей спине пробежал холодок.

Королева щёлкнула пальцами: за спиной суки сразу возникла Тень и повязала её.

— Мам, что за?!

— Заставьте эту бестолочь замолчать.

— Есть!

— Нахал-м-м-м!..

Суке заткнули рот тканью, а затем увели.

— Ч-что вы делаете с Майн?! — запротестовал ошарашенный Мотоясу.

— Я — мать этой Майн… вернее, Малти, и по моему приказу она направится в замок вместе со мной. Что же, Герои, эта битва окончена. Давайте возвращаться в замок — отдохнёте в дороге.

Аура, которую испускала королева, заткнула не только Мотоясу, но и остальных Героев.

Ну, сейчас даже я возмущаться не стану. Слишком уж тяжёлой была битва.

— Что же до вас, Герой Щита-сама… вернее, Наофуми Иватани-сама, то ваше лечение имеет наивысший приоритет, так что прошу вас не волноваться. Скоро мы всё приготовим.

Медики готовили заклинания и приносили разнообразные лекарства, святую воду и прочие вещи.

Чувствую я, что в моём старом мире меня б уже на скорой везли.

— Но…

«Но почему ты здесь?» — захотелось спросить мне. Она ведь была в стране к юго-западу отсюда.

— Почему я всё время находилась за пределами страны и не могла вступиться за вас? Почему я оказалась во главе армии подкрепления, хотя должна находится в юго-западной стране?.. Нам о многом нужно поговорить. Но всё это подождёт до вашего выздоровления.

— Наофуми-сама!

Подбежала Рафталия, расплакавшаяся от беспокойства, и прильнула ко мне.

— Я думала, у меня сердце не выдержит! Вы ведь в порядке, правда?!

— Ну… не знаю…

Кажется, ранен я более чем серьёзно.

Я не могу стоять, моё тело изнывает от страшной боли, и я жутко измождён.

Поняв, что всё закончилось, Фиро приняла форму человека. Они вместе с Мелти собирались быть со мной, пока меня переносили бы в повозку.

— Какие ужасные раны… пройдите сюда.

Медики обратились к Фиро, увидев страшные чёрные ожоги на её конечностях.

— Не-ет! Я буду с господином-самой.

Но Фиро не хотела принимать их помощь — мои раны беспокоили её больше.

— Всё хорошо, Фиро-тян. Эти люди хотят вылечить Наофуми, — шепнула Мелти волнующейся Фиро и погладила её по головке.

— Но господин-сама…

— Ты ведь не думаешь, что Наофуми захочет, чтобы ты так и осталась с этими ранами?

Фиро вопросительно склонила голову и посмотрела на меня.

Ну что с ней поделать? Обычно такая капризная до невозможности, а тут вон как разнервничалась.

— Я в порядке, иди лечись, — выдавил я из себя указание для Фиро.

Кивнув, Фиро ушла к медикам лечиться. Они читали не исцеляющие заклинания, а предназначенные для снятия проклятия.

— Какое же сильное… — обронил один из лекарей.

Да, пожалуй, проклятия у меня мощные.

Жуткая всё-таки вещь, Проклятая Серия.

Поскольку она настолько сильна, я постоянно использую её, чтобы выползать из передряг. Но расплата за использование Блад Сакрифайса выходит далеко за рамки обычного проклятия. Фитория совершенно права — этим я гроблю своё тело.

— Быстро готовьте Святую землю!

Они применят то заклинание, что обезвредило Проклятие самосожжения?

Так значит, тут послушники не только Церкви Трёх Героев собрались… из какой они церкви? Вот бы была Церковь Щита — явно были бы солидные ребята.

Пока я раздумывал об этом, мои веки потяжелели, а в глазах начало темнеть.

— Наофуми-сама!

— Наофуми!

Рафталия и Мелти растолкали меня.

— А-а, чего?

— Пожалуйста, оставайтесь в сознании.

— Что ты говоришь так, будто я при смерти? Не волнуйся, не умру.

Хотя, я и правда на пороге смерти.

Мне совсем не хочется здесь умирать, но как же я устал.

Дайте мне… хоть немного поспать.

Хотя, мне нельзя. До надежного и безопасного места ещё далеко. Но с другой стороны, в своём состоянии я всяко никуда не уйду.

А раз так…

— Рафталия, если что-то случится, хватай Мелти и бегите на Фиро.

— Хорошо. Но в таком случае мы сбежим вместе, Наофуми-сама.

— Прости. Похоже, завтра я не смогу сделать завтрак. Дай мне немного отдохнуть.

Пока я говорил, мой взгляд заволокла темнота, а сознание начало погружаться в сон.

— Наофуми-сама! Вам нельзя спать! Наофуми-с…

Часть, вырезанная из ранобэ

— Рафталия, если что-то случится, хватай Мелти и бегите на Фиро.

— Хорошо. Но вас я тоже с собой возьму, Наофуми-сама. Поэтому проснитесь, пожалуйста, как бы тяжело ни оказалось.

— Ладно. Я просто немного вздремну… в случае чего — будите.

Эти слова мне знакомы.

…Вспомнил.

Я говорил их, когда Рафталия была еще ребёнком и кричала по ночам.

В те времена от Рафталии всего приходилось добиваться приказами.

— Прости. Похоже, завтра я не смогу сделать завтрак.

— …Не волнуйтесь. Потому что пришёл мой черёд защищать вас, пока вы спите, Наофуми-сама.

После её слов мой взгляд заволокла темнота, а сознание погрузилось в сон.

Глава 11. Королева

Минуло два дня.

— У-ух… почему так тяжело?

— С… с…

— М-мн… господин-сама…

— Какая ты боль… шая… Фиро-тян…

Первое, что обнаружилось по пробуждении: я лежу в постели, рядом спят Рафталия, Фиро и Мелти, дружно навалившись на меня.

— Какого чёрта?! А ну просыпайтесь!

Я немедля растолкал эту троицу и отругал. Они казались слегка расстроенными, но улыбались.

Меня отвезли в крупный город неподалёку от замка Мелромарк, там и лечили.

Проклятие Блад Сакрифайса оказалось настолько серьёзно, что даже в специализированном госпитале признали, что полностью вылечить его не могут.

Я спросил, что мне в таком случае делать. Оказалось, что такие проклятия — которые не берут ни магия, ни лекарства — сами исчезнут со временем, как заживающие раны.

Тело способно самостоятельно избавляться от ожогов и прочих повреждений, но такое лечение сопровождается упадком сил.

Я открыл окно Статуса и увидел, что все мои характеристики за исключением защиты сократились где-то на треть.

Похоже, проклятие Блад Сакрифайса заключается в том, что до полного исцеления мои характеристики будут снижены.

Конечно, цель свою оно выполнило, но расплата будет нелёгкой.

— И когда заживёт?

— По оценкам медиков, где-то через месяц.

Месяц… слишком долго. Там уже и волна на носу будет.

— Как самочувствие?

Пока я тоскливо вздыхал от уровня средневековой медицины, меня пришла проведать королева.

Как минимум, она делает вид, что моё состояние ей небезразлично.

— …

Я и сейчас ей не доверяю… но это она приказала вылечить меня, когда я потерял сознание.

Королева расспросила врача о моём состоянии.

— Понятно. Значит, он уже может пойти со мной?

— Куда ты собралась?

— В замок, разумеется.

Королева прикрыла рот веером, на лбу у неё проступили вены. Вид получился на удивление грозный.

— Мама очень сердита… — дрожащая Мелти спряталась за моей спиной и только выглядывала из-за неё украдкой.

Я чувствую напряжение в воздухе. Значит, оно вызвано её злостью?

— Как я понимаю, не ради того, чтобы казнить меня?

— Нет нужды совершать нечто настолько неразумное. Я лишь хочу, чтобы вы присутствовали, когда это произойдёт, Иватани-сама.

— Что ты задумала?

— Это сюрприз, который ожидает вас по прибытии в замок. Нам о многом нужно поговорить, но я предпочту ответить на вопросы после, Иватани-сама.

Вот даёт королева: пытается создать ситуацию, в которой я не смогу отвертеться от похода в замок.

Хоть и хочется отказаться, но, если я хочу добиться цели и доказать свою невиновность, нужна её помощь.

Кажется, Мелти как-то говорила об этом.

Что королева крайне рассержена на суку и подонка. Если я правильно помню, она их портреты в клочья порвала или как-то так.

И я догадываюсь, что она задумала.

Но, конечно, пока не знаю, оправдает ли она мои ожидания.

Но у меня нет причин отказываться.

Правда, возникает ощущение, что этим чем-то она сможет обелить своё положение жены подонка и матери суки.

— Хм…

…Ну, учту слова Мелти и схожу, что ли?

— Эх… тебе просто нужно, чтобы я пошёл с тобой?

— Наофуми-сама?! — обеспокоенно воскликнула Рафталия.

— Я не думаю, что нам позволят отказаться. Придётся сходить. С учётом того, что королева помогла с лечением, я не думаю, что она нам враг.

— Да, я очень хочу, чтобы вы присутствовали при этом.

Она явно из тех, кто может помочь, если наши пути совпадут.

Я не знаю её целей, но если она захочет пойти против нас — что ж, придётся воспользоваться Гневным Щитом ещё раз.

— Повозка божественной птицы также находится у меня. Я возвращаю её вам со всем багажом.

— Правда?!

После слов королевы Фиро выскочила вперёд.

— Да. Она стоит перед госпиталем, можете убедиться в этом сами.

— Ура-а! Мел-тян, пошли!

— Ага!

Фиро и Мелти тут же выбежали из палаты.

Любят же они повозки. Проводив их взглядом, я посмотрел на королеву.

— Что-то не верится.

Я никак не могу отделаться от чувства, что за её необоснованной добротой ко мне что-то стоит.

Она обратила против себя Церковь Трёх Героев — более того, благосклонно отнеслась к Демону Щита — и хотелось бы знать, какую выгоду она извлекает.

По крайней мере, не верится, что она действует из высоких побуждений, вроде совместного противостояния волнам. Я внимательно вглядывался в её лицо, силясь разобраться в намерениях, и… мне кажется, или у неё дрожат руки, а вместе с ними и веер?

— Олткрей… Малти… это ещё далеко не конец…

Несомненно, она вне себя от гнева.

Вдруг откуда ни возьмись появилась Тень и повесила на стену портреты суки и подонка.

Королева вскинула руку, пронзила портреты призванными сосульками, а затем испепелила огненным заклинанием.

— Этого совершенно недостаточно. Я хочу вскоре увидеть, как их лица исказит ужас…

…Хорошо, только прямо здесь беситься не надо. Я тебя понял.

Конечно, это была не какая-нибудь икона, но я понял, что она сердита на мужа и дочь настолько, что готова жечь их портреты.

Я понимаю её эмоции. Что ж, хорошо, поверю ей. По крайней мере, пока.

— Ладно, сделаем по-твоему.

— Благодарю вас, Иватани-сама.

Услышав моё согласие, королева улыбнулась. Я разглядел за этой улыбкой неколебимую волю.


— О-о! Малти, Мелти! Поздравляю с победой над Щитом и возвращением. Но почему Малти связана, и рот замотан?

Когда мы добрались до замка, королева указала суке и Мелти войти первыми, а мы пошли следом.

Остальные Герои тоже здесь. Правда, им не слишком нравится то, что меня поставили во главе. Однако после того, как королева сказала полную достоинства речь о моих заслугах в случившемся, никто не решился жаловаться.

Кстати, по пути мне рассказали, что затем случилось с Церковью Трёх Героев.

Похоже, что в столице ещё далеко не все знают о смерти Архиепископа, и сама по себе Церковь ещё действует… но только на первый взгляд. На самом деле она по факту уже оцеплена, а её высшие чины пойманы и арестованы.

— Потому что меня раздражает, когда она разговаривает. В следующий раз я его зашью, — заявила королева, цокая каблуками.

Стоило подонку заметить за королевой меня, как его лицо исказилось от гнева.

— Что он здесь делает?! Казнить его немедленно!

— Не сметь!

Видимо, приказы королевы обладают большей силой, поскольку гвардейцы не подчинились словам подонка. Вернее, они явно думали над тем, выполнять ли его, но рыцари, вошедшие вместе с королевой, смотрели на них так, что гвардейцы не посмели сделать и шага.

— Гн-н. Эта королева — самозванка! Арестовать её!

— Дорогой… ты не узнаёшь меня?.. Моё терпение иссякло! «Как источник силы, я, королева, повелеваю…»

— О?! Это заклинание…

— «…расшифруй законы мироздания и заточи сие в клеть изо льда!» Дритт Айсикл Призон!

Подонок оказался заточён в появившуюся из ниоткуда ледяную клетку.

Он что-то кричал королеве изнутри, но ледяные стены не пропустили ни звука.

— Боже… насколько же разум его утратил остроту?

Королева звучно закрыла веер, и ледяная клетка исчезла.

— Эта магия, эта Мана! Ты действительно моя жена! Но что с тобой?! — сказал подонок королеве, словно не веря глазам своим. — Неужели Щит?!

Ты что, вообще все проблемы на меня списывать будешь?!

Отвали от меня. Вот поэтому я и не хотел приходить в замок.

— Нет. Боже, неужели ты ещё веришь, что у Героя Щита-самы есть такая сила, дорогой?!

Королева подошла к супругу и… отвесила ему пощёчину.

Ошарашенный ударом подонок затрясся, но почему-то продолжал сверлить меня взглядом.

— Я ведь говорила тебе, что Иватани-сама ни в чём не виноват?!

— Угх!

Ещё одна пощёчина.

Не успел он хоть что-то возразить, как королева наградила его следующей.

— За то время, пока я была заграницей и оставила правление на тебя, ты трижды проигнорировал мои указания ценить всех Героев в равной степени. Ты что, войну развязать пытаешься?!

— Н-но…

— Никаких «но» нет и быть не может! Сейчас, в то самое время, когда народ должен объединиться против волн, ты наоборот!..

Королева бранила подонка, не давая ему вставить и слова.

Я невольно подумал, что этим она показывала другим Героям, что главнее подонка.

— Что же, а теперь пришла пора заново представиться. Я — королева Мелромарка, Мирелия Q Мелромарк. Может показаться, что у Олткрея весомый титул, но он лишь регент, так что не стоит верить его обещаниям.

— А… ага…

— Приятно… познакомиться…

— Да уж… ничего себе…

Обронили в ответ Герои. Их такое совершенно ошарашило.

— Сегодня я собираюсь уделить вам немного своего времени, Герои.

— Что-то случилось?

— Это мы обсудим за столом.

— А что насчёт Майн? — спросил Мотоясу, с тревогой глядя на суку, кляп которой по-прежнему не позволял ей разговаривать.

— Ей незачем говорить, поэтому я заставила её помолчать. Это понятно?

— Н-но ведь… это же жестоко?

— Не жестоко. Но если вам так хочется послушать её бессмысленные отговорки, что ж, будь по-вашему.

Королева щёлкнула пальцами, и путы суки развязали. Та сразу же потянулась к верёвке, удерживавшей заткнувший её рот кусок ткани.

— Гн-н… — раздосадовано протянул подонок, словно стыдясь того, как его унизили перед Героями.

— Что ещё за «гн-н»?! Мы ещё не договорили!

— Я не виноват! Это всё Щит!

— Вот-вот! — поддержала подонка сука. — Мам! Этот извращенец меня чуть не изнасиловал!

— И что с того?

— Что… значит «что с того»?! Мам, он хотел украсть мою невинность! По-твоему, это пустяк?!

— Но ведь ты уже тогда не была девственницей. Что, думаешь, я ничего не знаю? Невинность ты свою потеряла ещё…

— Что?! — Мотоясу явно не верил тому, что слышит.

— Э-это неправда! Моим первым мужчиной был Мотоясу-сама!

— Как наивно полагать, будто я не в курсе твоих дел. К тому же, если бы между тобой и Героем Щита — то есть, Иватани-самой — действительно что-то было, от тебя было бы больше проку…

Королева мельком посмотрела на меня.

Я? С этой чёртовой сукой?

— Издеваешься что ли?!

— Но теперь ты уже не годишься. Остаётся надеяться на Мелти. Они были вместе в горе и радости. Возможно, у них получилось, — неожиданно выдала королева.

— Что ты такое говоришь?! Мелти ещё совсем маленькая!

— Именно!

Конечно, вслух соглашаться с подонком крайне неприятно, но с какой стати между мной и Мелти должно что-то быть?

Хм? Чего? Рен и Ицуки как-то странно на меня смотрят.

Я сильно разочарован. Ну не лоликонщик я. Я не настолько низок, чтобы хотеть маленькую девочку!

— Вот-вот! О чём ты говоришь?! — присоединилась сама Мелти.

— О чём вы-ы?

— Фиро-тян, тебе об этом лучше не знать!

Ладно, им я отвечать не буду.

— Нет! Мелти должна стать женой Иватани-самы, Героя Щита!

— Что?!

— Неужели ты не понимаешь, дорогой? Что это долгожданный шанс обезвредить наших заклятых врагов?

— О чём ты?

— О чём вы говорите?

— Да, нас тоже заинтересовало.

Вслед за недоумевающим королём к королеве обратились и Рен с Ицуки.

— Дело в том, что…

Я уже понял в чём дело. И королева сказала именно то, о чём я подумал.

Похоже, что Шильтвельт молится на Героя Щита. Поэтому они заклятые враги этой страны.

И если их дражайший Герой Щита… — то есть я — стану мужем принцессы Мелромарка, то эта страна станет домом их идола. Конечно, трудно сказать, что именно подумают жители Шильтвельта, но наверняка в этом случае их можно будет склонить к союзничеству. А уж если принцесса охмурит ничего не подозревающего Героя Щита и родит от него — будет совсем идеально.

Затем остаётся уговорить страну наладить отношения — и получится де-факто вассал.

— Неужели вам не противно так использовать собственную дочь?! — возмущённо заявил Ицуки и шагнул вперёд.

— Использовать?.. Я не вижу здесь проблемы. Разве в ваших мирах нет политических браков, Герои?

— Я слышал, в прошлом они были, но это не значит, что они допустимы!

— Ничего страшного. Я вижу, что между Мелти и Иватани-самой установились хорошие отношения… Мелти, работай над тем, чтобы затащить Героя Щита Иватани-саму в постель.

— Н-ни за что! — запротестовала Мелти в ответ на совет королевы, красная, как помидор.

Что ж, ей наверняка неприятно, что её в таком возрасте используют в политических целях.

Ну и я, конечно, тем более и пальцем о палец не ударю ради процветания этой страны.

— О? А Тень рассказывала, что у вас с ним есть шансы.

— Плохо смотрела.

— Что ты сказал?! Я что, настолько лишена обаяния?! А…

— Чего? А-а… настолько неприятно, когда тебя держат за ребёнка?

Какой трудный подросток.

— …Я понимаю. После всего, что я сейчас увидел, мне уже нечего сказать, — Ицуки, как ни странно, решил согласиться и отступить.

— Почему вы отступили, Герой Лука-сама?!

— Но ведь вы и правда ладите друг с другом, не так ли? Что скажете? Мелти ведь будущая королева.

— Я не собираюсь задерживаться в этом мире.

— Это тоже не проблема… мы можем довольствоваться и тем, что Мелти родит от вас ребёнка, Иватани-сама.

…Неприятно это слышать.

Другими словами, с их точки зрения, как только кто-нибудь в королевской семье родит от Героя Щита, я могу возвращаться в свой мир.

Теперь я понимаю, почему её называют опытным дипломатом — она готова и на такие грубые методы.

Ну и мышление у неё. Это что, манга какая-то?

— Все это — результаты того, что мои бестолковые муж и дочь ухватились за представившуюся возможность. Все твои действия вплоть до решения самой примкнуть к Наофуми-саме, были правильными. Тебе оставалось лишь подружиться с ним и держать в узде всю оставшуюся жизнь. Тогда бы твои шансы стать следующей королевой стали неоспоримыми.

— Ни одна дура за этого урода не выйдет! Он пытался меня изнасиловать!

Что ты сказала, мерзкая сука?

Кажется, пора напомнить тебе о твоём положении…

— Он не урод!

Дружно воскликнули Рафталия, Фиро и, почему-то, Мелти.

Что с вами всеми такое? Особенно с тобой, Мелти!

— Что такое? Я сказала чистую правду. Ваше возмущение — лишь доказательство того, что я права.

— Я тоже считаю, что то, что ты лишилась невинности ещё очень давно — чистая правда.

— Этого всё равно никто не докажет. Можешь спросить у Мотоясу-самы. Он подтвердит, что я была девственницей.

— Малти, если собираешься лгать, так хоть постарайся, чтобы поверили все. Может, ты и обманула Героя Копья-саму, но меня тебе провести не удастся… к тому же ты всегда любила подставлять других людей и радоваться этому как…

Королева стала выговаривать суке. Но здесь и дураку понятно, что сука лишь прикидывается, что слушает её, а на самом деле пропускает все мимо ушей.

Наверняка выслушивать нотации от матери для неё — дело привычное.

— А когда в заговор втянули и твою сестрёнку, ты не стала защищать её, а сама примкнула к заговорщикам и даже попыталась передать Мелти Церкви.

Э? Так сука не с Церковью, а просто воспользовалась ситуацией? Значит, и подонок тоже?

Выходит, они и в самом деле просто два идиота?..

— Наверняка всё это время ты только и думала о том, как бы стать следующей королевой.

— В-вовсе нет!

Ну-у… любой бы так подумал, услышав, как ты зачитывала то заклинание. На самом деле вместо той фразы можно подставить что угодно, что указывает на занимаемую должность или просто на себя.

И если сука подставила на её место «следующая королева», то заклинание сработало бы лишь в том случае, если бы она была железно уверена в своих словах. Я и сам был озадачен услышав их.

— Вот именно! Майн вовсе не такая! — попытался вступиться за неё Мотоясу, но королева не слушала его.

— Ты лжёшь!

— Нет, это правда!

— Тогда пусть твоё тело подтвердит, что ты говоришь правду.

Королева дала указание рыцарям. Те схватили суку за плечи и скрутили. Придворный маг принёс знакомый сосуд — в таких держат чернила для создания рабов.

— Ч-что вы задумали?! — воскликнул Мотоясу, поняв, что атмосфера накалилась.

Стража замка отрезала от него суку, а маг начал ритуал.

Королева уколола свой палец иглой и смешала кровь с чернилами.

Я… понял, что она собирается сделать.

— Не-ет! Отпустите меня!

— Если докажешь свою невиновность — немедленно отпущу. Герои, надеюсь на понимание.

«Не поймут», — подумал было я, но Рен и Ицуки стояли столбом, изумлённые происходящим.

Похоже, уже и сука поняла, что сейчас будет. Она отчаянно вырывалась, но солдаты держали крепко. А вот Мотоясу, наоборот, понял лишь, что сейчас случится непоправимое, и приготовил Копьё.

— Прекратите-е-е-е-е-е-е-е!

Вот ещё.

— Шилд Призон!

Обуздав гнев и подавив желание переключиться на Гневный Щит, я лишил Мотоясу свободы перемещения.

Рен и Ицуки шагнули было вперёд, но солдаты перегородили им дорогу, и они не решились пойти против них.

— Не-ет! Не трогайте меня! За кого вы меня принимаете?!

— За первую принцессу. Вернее, ты будешь ей, если докажешь свою невиновность.

С этими словами королева взмахнула рукой, отдав тем самым приказ.

На грудь суки капнули чернилами, и печать въелась в её тело.

— Кья-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Сука какое-то время вопила, а затем печать исчезла, словно её и не было.

Её печать не похожа на печать Рафталии. У Рафталии она постоянная, словно татуировка, а у суки не оставляет и следа.

— Это печать раба высокого уровня. В обычных условиях она не видна и проявляется только после нарушения правил, чтобы наказать раба.

То есть, она работает по принципу печати монстра Фиро?

— Одно из условий — нападение на Иватани-саму. Не смей даже притрагиваться к нему!

Сука уставилась на королеву заплаканными глазами.

— Что ты делаешь с Майн?!

Высвободившись из темницы щитов, Мотоясу встал перед сукой, защищая её, и вперился взглядом в королеву.

— Что же, Малти… первый вопрос: «Пытался ли Иватани-сама изнасиловать тебя?»

Это… очень неплохой способ заставить её говорить правду. Я когда-то и сам использовал его на Рафталии.

Теперь она не сможет солгать нам.

А если попытается — печать раба активируется и будет мучить её.

Если, конечно, предположить, что печать настоящая, и сама королева не обманывает нас.

— Да! — подтвердила сука, вскинув брови.

Сразу же проявилась печать, и сука схватилась за грудь.

— Больно-больно-больно!

Не выдержав боли, сука упала на пол и начала перекатываться.

— М-Майн!

Мотоясу пытался поднять её на руки, но эффект печати не ослабевал.

— Пока ты не скажешь правду, боль не исчезнет.

— П-поняла. Герой Щита меня не насиловал! Не насиловал! Я соврала!

Как только сука созналась, рабская печать пропала мгновенно.

— Вот видишь? Я же говорила, что так и есть?

— Как ты смеешь так говорить после того, как выпытывала из неё слова? — обозлился Мотоясу на королеву. Видимо, он считает её злодейкой. — Ты наверняка приказала ей солгать этой своей рабской печатью!

— Хорошо, Герой Копья-сама, тогда предлагаю временно записать Малти и в вашу собственность. Тогда вы сможете сами убедиться в том, как работает рабская печать.

— Давай! Я докажу, что она невиновна!

Мотоясу смешал свою кровь с теми же чернилами, которыми суку превратили в раба. Затем их снова нанесли ей на грудь, меняя владельца.

— Теперь вы должны понять, как работает регистрация раба. Можете проверить настройки самостоятельно.

Глаза Мотоясу забегали. Закончив проверять настройки, он кивнул и спросил суку:

— Майн. Наофуми ведь пытался изнасиловать тебя?

— Д-да! Ай, ай!

Она опять солгала, и печать опять активировалась. Сука вновь повалилась на пол.

— Н-не может быть…

Мотоясу бледнел на глазах.

— Продолжим. Это ты украла вещи Иватани-самы?

— Этого я не делала! Кья-а-а-а-а-а!

Она что, вообще не может не лгать?..

Я ошарашенно смотрел на то, как сука от боли перекатывается по полу.

— И это тоже ещё не все. Это ты подожгла лес, преследуя Иватани-саму?

А-а, так она знает об этом? Хотя, если она понимает истинную суть этой женщины, то не может не знать.

— Нет… гья-а-а-а-а-а!

Её рёв превратился в вопли. Перестань уже, ты так умрёшь.

И всё-таки, она что, действительно только врать может?

— Тот пожар устроила Майн?! — Мотоясу начал дрожать. — Э-это неправда! Майн не пошла бы на такое!

— Китамура-сама, вам стоит понять это. Эта девочка — прирождённая лгунья. Она обожает прятаться за чьей-то спиной и принижать других.

— Она не такая! Это его вина! — воскликнул Мотоясу, ткнув в меня пальцем.

Всё-таки не понимает он, что если не научится различать настоящую веру и слепую, то когда-нибудь сильно поплатится за это.

— Всё случившееся подстроено моей дочерью Малти — это из-за неё мой муж, Олткрей, использовал свою власть для препятствия Иватани-саме.

Мотоясу всё продолжал гневно тыкать в меня пальцем, но Рен и Ицуки согласно кивали.

— Если как следует подумать…

— А есть ли другие доказательства?

— Доказательств сколько угодно. Если желаете, я могу их представить.

— Вы настолько уверены в этом? Действительно, вся череда событий брала начало от Майн-сан. К тому же она атаковала Мелти-сан, которую должна была защищать… но с какой целью?

— Первая наследница нашего государства — Мелти. Поэтому она хотела избавиться от неё, чтобы занять место следующей королевы.

— Понятно, тогда и я согласен.

Рен закивал. Ага, я ведь и сам говорил тебе этом.

Великий поборник справедливости Ицуки тоже кивал.

— Вы заодно с Наофуми? — удивился Мотоясу.

— Да. Во время вашей дуэли тебе помогли магией со спины, но все вокруг делали вид, что не замечали этого. И вообще, если подумать, весь этот эпизод с дуэлью довольно туманный.

— К тому же, на следующий день, когда нам раздавали деньги, его попытались их лишить. Я не могу не считать это подозрительным.

Наконец-то правда вышла на свет.

Ветер наконец-то подул мне в спину. Можно считать, что свою невиновность я доказал.

— Твой черёд, Олткрей.

Почувствовав на себе взгляд королевы, подонок вздрогнул и попятился.

— Чем занимался ты? Без суда и следствия обобрал до нитки Героя Щита, которого наша страна должна была опекать в особом порядке, и выбросил из замка… у меня нет слов. В своё время ты бы, несмотря на всю ненависть, нашёл бы в себе мудрость поддержать его…

— В-во всём виноват Щит!

— Он не насиловал Малти. Мы только что доказали это. Что ты на это скажешь?

— Гн-н… Щит — зло!

Ты что, ничего другого говорить не умеешь?! Насколько же тебе хочется всё на меня спихнуть, подонок?

Ты сам масла в огонь подливаешь.

— Боже… в своё время ты был мудрее… в своё время! — королева хлопнула ладонью по лбу. Кажется, у неё не осталось сил даже на гнев. — Как я понимаю, оправдываться вы не собираетесь в принципе.

Сука и подонок отвели взгляды, делая вид, что происходящее их не касается.

Просить у меня прощения они также не намерены.

И, конечно же, меня это бесит. Зачем королеве потребовалось, чтобы я здесь присутствовал?

Они ведь и не думают раскаиваться.

Кстати, а почему она и подонка в раба не превратила? У этого есть какая-то причина?

Хотя… он ведь, в отличие от суки, не врёт.

— Я много думала над тем, удастся ли всё уладить без этого, но вы не оставляете мне выбора.

Королева то открывала, то закрывала свой веер. А потом указала им на суку и подонка, и объявила:

— Я навсегда лишаю вас титула членов королевской семьи.

— Что?!

— Мама?!

И сука, и подонок изумились. Кажется, они считают, что не заслужили настолько сурового наказания.

А я считаю, что оно уместно. Меня это даже повеселило. Хочу ещё.

— Наофуми-сама… почему вы улыбаетесь?

— А как ты думаешь?

— Нет, отчасти я понимаю, но…

— Мама это… всерьёз.

— М-м?

Фиро вопросительно наклонила голову. Видимо, она совсем перестала понимать происходящее.

В конце концов, она всё же глупенькая. Сферы интересов — еда, Мелти и повозки.

А вообще, почему это я о Фиро задумался? Самое интересное ведь перед глазами происходит.

— За что?!

— За то, что проступки ваши вышли далеко за рамки простительного. Если бы вы искренне раскаялись, то я бы смогла уговорить Иватани-саму простить вас, но…

— Думаешь, я простил бы их?

— Я много думала над тем, как доказать вам их искренность так, чтобы вы это сделали.

Искренность… это, конечно, неплохо, но то, что происходит сейчас радует куда больше.

— Что станет с этой страной, если я перестану быть принцессой?!

— Она ничего не потеряет. Откровенно говоря, вы — брак этой страны.

— Ух…

— Как может мать говорить такое дочери?! — в гневе воскликнул Мотоясу.

— Разве вы не понимаете? Они заслужили это. Более того, в ходе произошедшего Мелти показала, что достойна унаследовать страну. Малти, ты проиграла.

Ну-у, с Мелти в роли наследницы у страны куда больше шансов на светлое будущее, чем с сукой.

Возможно, за такой срок она пережила слишком многое, но, благодаря случившемуся, заметно повзрослела.

Вот только почему она в разговорах со мной постоянно возмущается?

— А если я перестану быть королём, знать не станет молчать.

— Я уже заставила их молчать. Если ты думаешь, что эти три месяца я провела стоя в стороне и ничего не делалая, то сильно ошибаешься.

— Что?..

Подонка это так ошарашило, что больше он из себя ни слова выдавить не смог. Только по-рыбьи хватал ртом воздух.

— В конце концов, по какому праву ты единолично решил призвать Героев?! Давай начнём с этого.

— …Что это значит?

— Разве вам не показалось это странным, Герои? Что первый человек в государстве не присутствовал во время призыва?

— И правда.

Действительно, вряд ли правитель страны стал бы доверять такое важное дело кому-то другому.

К тому же она бы при помощи своей хитрости смогла завоевать наше расположение и извлечь из нас куда больше пользы.

По крайней мере, в том состоянии, в котором я был, когда только пришёл в этот мир, я бы с лёгкостью поддался на её уловки.

Она бы даже смогла заставить меня поверить, что наш с принцессой политический брак на самом деле по любви.

— Сначала я должна на правах вступления кое-что сообщить. На совещании стран всего мира мы были выбраны… страной, которая проведёт ритуал призыва Четырёх Священных Героев четвертой.

— Ну-ка стоп! — выпалил я, когда слова королевы застали меня врасплох.

Героев призывают несколько стран? Да ещё и по порядку?

Если я правильно понимаю смысл сказанного, эта страна умудрилась очень серьёзно проштрафиться.

— Объясни подробнее.

— Хорошо.

И королева объяснила.

Когда со всех концов мира хлынули сообщения об ущербе от волны, правители всех стран собрались на совещание.

Конечно же, на конференции собрались и противоборствующие страны, такие как Мелромарк и Шильтвельт, но, поскольку речь шла о том, что сбылось древнее пророчество и приближается конец света, все понимали, что разборки между странами должны отойти на второй план, пока опасность не минует.

В ходе конференции решили, что королевство Мелромарк проведёт ритуал призыва Героев четвертым.

Кстати, чаще всего в ходе ритуала призывается лишь один Герой. Нередки случаи, когда они и вовсе не появляются.

И, разумеется, советом обговорили и то, что призванные Герои отправятся в другие страны.

— И? Как получилось, что Героев призвала эта страна?

— Чаще всего ритуал призыва Героев проводится в строго обозначенном месте в строго обозначенное время, с использованием фрагментов святых реликвий, но…

Но, видимо, в отсутствие королевы Героев призвали без её разрешения.

— Церковь Трёх Героев с древности была государственной религией этой страны, и я всегда полагала, что это достаточно консервативная организация. Но оказалось, что они разработали на удивление масштабный план.

— И он, как я понимаю, создал серьёзную проблему?

А именно: все Герои, призванные спасать мир, оказались в одном и том же месте.

— Да… поэтому в адрес Мелромарка было много критических замечаний.

— И вообще, о чём ты думала, когда оставляла страну на попечение этих людей, которых хлебом не корми — дай войну развязать?

Это очень серьёзный просчёт. У неё отвратительные заместители.

Рен и Ицуки кивнули, соглашаясь со мной. Правда, их спутники явно хотели возразить.

Мелти на эту тему тоже высказывалась. Один из деятельных аристократов, управлявших в частности деревней, где жила Рафталия, погиб на волне.

— Что значит «этих людей»?!

— Молчать! — рявкнула королева, затыкая подонка.

— Майн и её отец — вовсе не такие плохие люди! — запротестовал Мотоясу.

— Мотоясу-сан, вы так полагаете потому, что вас ценили больше остальных. Но мы согласны со сказанным.

— И правда, к нам действительно относились по-разному.

— С наместниками возникла серьёзная проблема. Когда случилась первая волна, я была за границей. На тот момент страной правил человек, которого я заслуженно называла своей правой рукой благодаря его искусности во внутренней политике…

— Но?

— Но он погиб в волне… а ведь полулюди возлагали на него столько надежд…

— Можно задать вопрос?

— Слушаю, Амаки-сама.

— Почему на службе в стране, исповедующей принцип отторжения полулюдей, состоял человек, столь доброжелательно к ним относившийся?

После вопроса Рена королева прикрыла рот веером и ответила:

— Мы проводили реформы, направленные на примирение с полулюдьми, что позволило бы избежать войны с Шильтвельтом. Параллельно с нами и Шильтвельт организовал на своей территории зону безопасного проживания людей.

Понятно, значит, обе страны пытались демонстрировать дружеские намерения и делали шаги навстречу друг другу, чтобы избежать войны?

— Вы на удивление честны с нами, — заметил Ицуки, недоверчиво глядя на королеву.

— Считайте это знаком моего величайшего расположения, как представителя мира, что призвал вас против воли. Вы ведь не захотите помогать тому, кто не разговаривает с вами честно и открыто?

После ответа королевы Рен с Ицуки переглянулись и кивнули друг другу.

— Впрочем… я полагаю, Олткрей уже успел продемонстрировать предвзятую благосклонность по отношению к Герою Копья-саме и относительную честность — к Героям Меча и Лука. В связи с этим впредь вам может показаться, что с Героем Щита-самой обращаются лучше, чем с остальными, но попрошу учесть, что это исключительно ради возмещения ущерба того времени.

— П-понимаю.

— Действительно, хоть вы и доказали невиновность Наофуми-сана, он ещё не получил никакой компенсации. Я согласен.

— Вернёмся к теме. Из-за Олткрея зона безопасного проживания полулюдей оказалась уничтожена.

Королева изо всех сил пнула подонка по ноге.

— Гн-н-н-н…

— В результате сообщение об этом поступило ко мне одновременно с новостью о призыве Героев!

Королева отвесила подонку ещё несколько пощёчин.

— Фгх…

— А затем оказалось, что ты командировал на должность правителя тех земель то никчёмное существо! Я постоянно получала доклады о непонятных смертях и необъяснимых событиях. Во всех них была виновата Церковь Трёх Героев, но ты!..

— Гф…

— К тому же не прошло и дня с момента, когда Герои отправились в путь, как ты осмелился подозревать Героя Щита в преступлении!

— Гха!

— Кроме того, нельзя забывать и о фактах дискриминации в отношении Героя Щита! Попробуй понять, сколько раз мы из-за этого чуть не оказывались втянуты в войну!

— Гхе!

— И о чём ты думал, когда после окончания второй волны попытался конфисковать рабыню Героя Щита?!

Ух… она совсем взбесилась.

— Из-за твоих единоличных решений в Шильтвельте и Шильдфридене начались волнения, и обе страны готовились к войне!

Что-то мне… стало немного жаль королеву.

Все люди, на которых она полагалась, погибли, и ей пришлось защищать страну в одиночку.

Да уж. Как ей хватило красноречия, чтобы справиться с этой задачей?

Хотя со стороны просто кажется, что какая-то женщина, которой по внешнему виду не дашь и тридцати, в истерике колотит своего мужа.

Кстати… она ведь мать суки и Мелти? Рано же она забеременела.

— И в конце концов, как ты посмел эгоистично попросить о том, чтобы встретиться с Мелти?!

— Гн!

— Если ты попросил об этом так прямо, тебе ведь наверняка подсказал это кто-то ещё, так? И факт, что именно это и привело к случившимся событиям!

И тогда королева в ярости заявила:

— Я объявляю учение Церкви Трёх Героев ересью! Отныне государственная религия Мелромарка — Церковь Четырёх Святых!

— Ч-что ты сказала?! Ты хочешь выбросить на помойку традиции, существовавшие с самого основания страны?

— Они — ересь, если создают только проблемы, а значит не стоят и ломанного гроша!

Церковь Четырёх Святых?

— Что это?

— Религия, которая почитает каждого из Четырёх Священных Героев в равной степени, — пояснила Мелти.

Ну, если подумать, в этом мире множество легенд о том, как его спасали Четыре Героя, так что наверняка должна быть такая церковь.

— Церковь Трёх Героев изначально отделилась именно от Церкви Четырех Святых… но если объяснять остальное, придётся пересказать всю историю страны.

— Ого…

Если в Шильтвельте молятся на Щит, то в других странах логичнее всего религия, почитающая все четыре орудия.

Другими словами, Мелромарк с глубокой древности ненавидел Героя Щита именно из-за того, что ему поклонялся враждебный Шильтвельт.

Я так понимаю, что именно из-за этого бога вражеской страны объявили демоном, их религию — ересью, а свою собственную — единственно верной. Похоже, так и появилась Церковь Трёх Героев.

— Фух…

Видимо, от столь тщательного выговора и избиения подонка королеве полегчало, поскольку затем она вновь повернулась ко мне и прикрыла рот веером. Ей что-то от меня нужно?

— Я хочу рассказать ещё… многое, но об этом мы поговорим с Иватани-самой позже.

— Нет, спасибо… обойдусь без пересказов эпосов.

— Майн и король не такие плохие, как вы о них рассказываете! Это фальсификация! — выпалил затихший было Мотоясу, шагнув вперёд. Он явно скоро взорвётся.

Все ещё пытаешься убедить кого-то?

Тут за меня вступились Ицуки и Рен:

— Но я согласен со многим из того, что было сказано. То, что нас всех пытались убить — факт, к тому же многие детали того, что произошло за последнее время, уже доказаны.

— Да, я тщательно изучил вопрос и нашёл множество доказательств того, что для дискриминации Наофуми нет никаких оснований. Даже наоборот: я полагаю, он достоин похвалы, так как сумел добиться действительно хорошего отношения к себе внутри страны. Я уверен, что его отряд сделал себе имя не с помощью промывающего мозги щита, а благодаря собственным усилиям. Именно Наофуми остановил эпидемию, начавшуюся по моей неосмотрительности. Думаю, уже это — достаточная причина для того, чтобы доверять ему.

— Действительно. К тому же, после того, как мы увидели оружие Архиепископа, нетрудно догадаться, кто на самом деле выдавал себя за меня и похищал награды за выполненные поручения.

— Гн-н-н-н… — Мотоясу раздосадовано сжал кулаки и уставился на меня.

— Китамура-сама, если вы хотите и дальше выражать протест, я попрошу вас подкреплять слова доказательствами.

— …Хорошо. Я отыщу доказательства прямо сейчас! Майн, идём.

— Увы, но наш с Малти разговор ещё не окончен. Вам придётся подождать, пока мы не договорим, Китамура-сама.

Стоило королеве произнести эти слова, Мотоясу обступили рыцари, стараясь выпроводить из тронного зала.

— Ч-что за?! Майн!

— Герой Копья-сама. Пожалуйста, покиньте помещение.

Мотоясу вежливо вывели из тронного зала.

Думаю, даже он не такой глупец, чтобы прибегать к насилию здесь.

— Что-то мы постоянно отвлекаемся.

— Приношу извинения.

— Не думаю, что вам стоит переживать по этому поводу — это вина Мотоясу-сана.

Видимо, даже Ицуки ощущал, что с Мотоясу обращались лучше, чем с остальными, так как он не стал мешать рыцарям.

— Как бы там ни было, мои муж и дочь заслуживают куда более серьёзного наказания.

Подонок и сука моментально побелели. Пришло время платить по счетам.

— Вы недовольны?

— Р-разумеется!

— Ещё бы! Мам! Я не виновата!

— …Я ведь только что отреклась от уз твоего родителя. Ты лишена наследства. Можешь идти на все четыре… хотя нет, сначала выплати свой долг перед страной.

Королева всердцах чуть не прогнала её, но затем передумала.

Вслед за этим она передала суке бумагу с написанной на ней суммой. Сука тут же стала ещё бледнее.

Так она не только сука, но и деньги транжирила, как последняя стервозина? Так я и думал.

— Но я не могу столько заплатить!

— Это деньги, которые ты по малейшему поводу требовала у гильдии. Не думай, что можешь тратить средства государственной казны, и тебе за это ничего не будет. К тому же я учла сумму, необходимую для возмещения убытков от устроенного тобой пожара. Отныне ты в буквальном смысле станешь рабыней нашей страны…

— Нет!

— Если тебе это не нравится — помоги Героям спасти мир. Если хорошо проявишь себя, я ещё подумаю.

Заткнув суку, королева повернулась к подонку:

— Что ты делаешь вид, будто ты здесь ни при чём? Тебя это тоже касается, Олткрей.

Подонок дёрнулся и попятился назад. Он даже не пытается перечить королеве.

Вот и вёл бы себя достойнее.

— Выбирай: ты либо будешь сражаться на передовой против волн и командовать войсками, либо превратишься в авантюриста.

— Кх… королева, жена моя. Меня просто обманывали. Прошу, прояви милосердие.

Кто там тебя обманывал?! Церковь Трёх Героев? Может, я? Хочешь выкарабкаться за счёт суки?

— Вот-вот, мам. Дай нам время.

— Всё милосердие и время, которое я могла бы дать вам, уже исчерпано. Ах да… есть способ ещё лучше.

Королева подманила меня к себе. И я, только этого и ждавший, шагнул вперёд.

— Иватани-сама. Как вы предлагаете наказать этих людей? Я даю вам право выбора.

— Смертью! Казнить их.

Глава 12. Время платить по счетам

Я выпалил это рефлекторно, непреднамеренно. Видимо, так пропитался ненавистью к ним, что она лезет даже из подсознания.

И, если честно, других вариантов кроме смертной казни попросту нет. По-другому с моей обидой на вас не справиться.

— С учётом того, что они стояли во главе этого огромного скандала, смертная казнь действительно неизбежна.

— И правда. Как я понимаю, их преступления уже затрагивают международные отношения.

В таких вопросах Рен и Ицуки тоже проявляют жёсткость.

Вот только для вас это посторонние люди, да и ответственность нести не вам, так что можете говорить, что хотите.

— Гн-н! Ах ты…

— Что это за шут…

Королева жестом велела им умолкнуть.

— А разве… вам хватит их казни?

Потоки магической энергии, окутывающей королеву, потекли в меня.

Когда говорят, что по спине пробежал холодок, имеют в виду именно это. Я на самом инстинктивном уровне понял, что имею дело с поистине… опасным человеком.

— Разумеется, их смерть неизбежна. Но приятнее всего будет убить их в тот момент, когда они сполна вкусят страданий, добьются успеха и улыбнутся своей долгожданной свободе.

— Ну ты… хотя, продолжай.

— Я говорю о том, что казнь — слишком мягкое наказание. Если они могут нам пригодиться… то куда приятнее будет чесать их за ушком, словно верных псов, пока они сами не отойдут в мир иной.

Если она настолько безжалостна к своей семье, то, быть может, у королевы есть тёмная сторона — как и у её страны впрочем.

— Это случайно не она здесь главный злодей? По крайней мере, ощущение такое возникает.

— Действительно. Можно я заберу свои слова обратно?

Быстро же вы стороны меняете, товарищи Герои!

— Я хочу, чтобы вы рассматривали это, как проявление остатков моего самоконтроля.

— А-а… вот оно что.

Другими словами, она хочет хоть как-то избежать убийств. При этом она согласна на любую альтернативу.

— Если вслед за скандалом с Церковью Трёх Героев королева использует свои полномочия, чтобы казнить членов королевской семьи без суда и следствия, это непременно повлияет на мнение о нас других государств.

— Но разве этих полудурков, поставивших под угрозу весь мир, не следует показательно распять на кресте для демонстрации другим странам?

— Щи-и-и-ит… ах ты-ы-ы-ы-ы!..

Королева проигнорировала заголосившего подонка и заявила:

— В обычных условиях я бы так и поступила. Но к Олткрею это неприменимо.

— Почему?

— В своё время этот глупец был потрясающим человеком. Может, сейчас он старый маразматик, но тогда… его имя гремело и за рубежом, поэтому мы не можем так просто убить его…

Не знаю, как именно подонок заработал себе имя, но суть проблемы более-менее понятна.

Он слишком известен.

И вообще, мне всегда казалось, что с учётом его политики непонятно, как ему доверили столько прав.

Похоже, в прошлом он добился такого успеха, что обзавёлся сильным тылом. Он и сам говорил «знать не станет молчать».

Наверняка сверху будет очень забавно смотреть на то, как этого мужа лишат былой славы и смешают с грязью, но всё же оставят в живых.

— Хорошо. Будь по-твоему.

— Премного благодарна.

— Но их жизнь должна превратиться в ад. Это принципиальное условие.

— Да, разумеется… итак, с какого наказания вы предлагаете начать?

Надо подумать… что угодно, кроме убийства, значит?

— Можно, конечно, оторвать им руки и ноги…

— Наофуми-сама…

Рафталия бросила на меня многозначительный взгляд.

Наверняка она считает, что пусть я и вправе так сделать, и что они вполне заслужили такое, это всё же перебор.

Что бы такое им устроить?.. Такой момент, а я не могу определиться.

Если я упущу этот шанс, то, выходит, зря столько времени ждал его.

— …Нао-фуми-сама, — умоляющим голосом обратилась ко мне заплаканная сука, сложив ладони перед собой.

Интонация, которой она произносит моё имя, несколько отличается от интонаций Рафталии и Мелти. Мне кажется, или она его как «Нао Фуми» произносит?[11]

Из её глаз льются слёзы и поблёскивают на свету. К тому же щёки у неё покраснели. Может показаться, что она и в самом деле раскаивается.

Ну и актриса. Ничего не подозревающего типа с лёгкостью бы провела.

Ставлю на что угодно, именно с таким лицом она и прибежала к Мотоясу.

И кстати, она впервые произнесла моё имя…

— Прошу вас, оставьте ваши глупые мысли о мести. Месть рождает лишь месть. Всё, что вам нужно — терпение, Нао-фуми-сама. И, по возможности, смягчить отношение к ситуации королевы.

— Ух…

Рен оторопел и перевёл взгляд на суку. То же самое сделал и Ицуки, но ещё и озадаченно почесал щеку. Мелти приставила руку ко лбу и склонила голову. Рафталия сокрушённо закатила глаза. Фиро… ты чего в таком недоумении головой вертишь?

Что же до меня…

…Хе-хе.

— Так вот…


В тот же самый день глашатаи верхом на лошадях, Филориалах, драконах и прочем гужевом транспорте начали ездить по городам и весям, зачитывая следующее объявление:

«Как ответственные за недавние события, Олткрей, король Мелромарка, и принцесса Малти отныне навечно переименованы в Подонка и Суку соответственно! Любого, кто по какой-либо причине посмеет назвать их иначе, ждёт суровое наказание!»

Так же быстро по городам и селениям развесили объявления, текст которых гласил ровно то же самое.

И вся страна — все люди, вне зависимости от своего положения — узнав об этом, единодружно восклицали:

— А?!



— …Какой идиот будет это терпеть?!

— Как ты посмел пойти на такое, Демон?! — лицо суки исказилось в гневе.

Теперь жители этой страны всю жизнь будут говорить о них, как о принцессе Суке и короле Подонке.

Надо же, как приятно. Честно, никогда не думал, что доживу до такого дня.

— Вы заслужили это… — тихо проговорил Рен, который удивляться больше не мог.

— Я тоже так думаю. Да, это ужасное наказание, но неплохой компромисс, как мне кажется, — вторил ему Ицуки.

— Ах ты-ы-ы-ы-ы! — завопил Подонок, лицо которого покраснело ещё сильнее.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Вот о такой гримасе я и мечтал!

— Месть рождает лишь месть… всё, что нужно — терпение… какой высокий слог. Вот и претвори слова в жизнь, Мал… в смысле, Сука.

— Заткнись! Я никогда не соглашусь на такое! — выпалила она, готовая в любую секунду наброситься на нас, да только стража ей не позволяла.

— Ах да, у Суки ведь был и псевдоним, которым она пользовалась, когда выдавала себя за авантюристку. Что сделаем с ним?

— «Стерва».

— Стерва?..

Рен и Ицуки тут же притихли. Оба выглядят ошеломлёнными. И я могу их понять.

— Что же, тогда отныне как авантюристка она будет известна под этим именем. Соответственно, своё старое имя она уже не сможет использовать нигде.

— Я убью тебя! Подгадаю момент и убью!

К собственному удивлению, даже после такого свирепого заявления я ничего кроме радости не чувствую.

Страдай!

— Попробуй, если сможешь. Только помни: если хоть пальцем тронешь — тебе конец!

— Да, поэтому я и лишила её прав. Если попытается так сделать, печать раба убьёт её.

Понятно. Даже если бы королева приказала казнить члена королевской семьи, ей могло бы помешать звание принцессы, — но когда новость о том, что Суку исключили из рода, станет общеизвестной, её можно будет убить, как только она что-то натворит. Эффективность потрясающая. Это мне очень нравится.

К тому же, Сука попросту не сможет атаковать меня напрямую. Я давно уже думал над тем, как заставить её почувствовать себя на моем месте, без возможности атаковать.

— Нет-нет-нет, это уже перебор, — высказался Ицуки, но мне всё равно, что он думает.

— Ух, здорово.

— А теперь мне бы хотелось исполнить желание Иватани-самы, чтобы заручиться его поддержкой.

— Это какое?

— До начала шумихи вы просили Подонка о том, чтобы он пал ниц перед вами, помните?

Королева хлопнула в ладоши. Подонка и Суку сразу же скрутили Тени и рыцари, после чего поставили на колени.

— А ну, прекратите! Кто я по-вашему…

— Вот именно! Я —…

— Вы — авантюристка и генерал, не так ли?

Королева поставила на место завозмущавшуюся парочку.

— Кланяйтесь в пол. Конечно, Суки это тоже касается. Если откажешься — пущу в дело печать раба.

— К-королева! Я… на такое… я не стану унижаться! Не стану-у-у-у!

— Что за шутки? Почему я обязана кланяться перед н… а-а-а-а-а-а-а! Больно-о!

Конвой обступил Подонка и Суку со всех сторон, а затем протёр их лбами пол.

Даже несмотря на активировавшуюся печать раба, Сука всё пыталась сопротивляться.

Даже Тени возле них начали тихо нашёптывать:

— «Просим»…

— Нуо-о-о-о-о-о-о-о!

— А-а-а-а-а-а-а!

Сука и Подонок пронзительно завопили.

— Заткните их! — скомандовала королева, и их рты замотали тканью.

— Фм-м-м-м-м!

— М-м-м-м-м-м!

Они яростно сопротивлялись, но ничего не могли сделать против целой толпы.

— «Прошу вас, Герой Щита-сама, помогите нам вашей силой!» Как-то так.

— «Герой Щита-сама, пожалуйста, сражайтесь ради нашей страны».

Ничего себе, как их голоса пародировать умеют.

— Как вам такое?

— Как мне? Ну…

Их заставили упасть ниц предо мной и произнести такие слова… конечно, мне приятно, но…

Приятно, но… это не совсем то, чего я просил.

— Ну, похоже, раскаиваться они не собираются, так что придётся довольствоваться этим, — пробормотал Ицуки.

— Тебе не кажется, что это перебор? — отозвался Рен.

Если вы не собираетесь вмешиваться, то можете смотреть, сколько хотите. Посмотрите своими глазами, кто здесь злодей.

Хотя Подонка и Суку продолжали прижимать к полу, они по-прежнему вопили, словно были не в силах вынести унижение.

Через некоторое время Подонок всё же успокоился, и его отпустили.

Что-то он… выглядит шокированным, словно изнасилованная девушка, а из глаз его почему-то текут слёзы.

Неужели поклон мне — такое унижение для тебя?

О, даже Рен решил подойти и помахать рукой перед его лицом. Правда, заметив, что тот никак не реагирует, он тут же отошёл обратно. А вот Сука до сих пор сопротивляется.

— Что ж, пожалуй, на этом пытки можно прекратить, — королева подняла руку. — Выставьте их вон из тронного зала.

— Есть!

И их тут же выгнали из помещения.

Я обернулся. Рафталия смотрела на меня как-то странно, Мелти стояла с кислым видом, а Фиро почему-то выглядела весёлой… по их лицам я сразу понял, что они во мне несколько разочаровались.

Они не собирались жаловаться, но считали, что я зашёл слишком далеко.

— На этом мы пока закончили с наказаниями. Амаки-сама, Кавасуми-сама и их спутники могут чувствовать себя в замке, как дома. Что же до Иватани-самы, то его я попрошу остаться — мне нужно обсудить с вами кое-что ещё.

— А-ага…

— Что-то не очень я хочу доверять человеку, который способен на такое…

— Нет, погоди. Пожалуй, с точки зрения наказания за тот хаос, в который они ввергли страну, эти двое ещё легко отделались. Наказание просто показалось нам суровым оттого, что мы видели его своими глазами.

— …Может, вы и правы.

Рен и Ицуки вышли из тронного зала, переговариваясь друг с другом. Вместе с ними вышли и их спутники.

— Итак, в обмен на такое наказание я хочу попросить вашей помощи, Иватани-сама.

— Ну-у…

Если уж ты пошла на такое, то у меня нет причин отказываться.

Конечно, можно решить, что человеку, который ни во что не ставит своих родственников, доверять нельзя, но начали-то всё они. Сами виноваты.

— С чего бы начать? Ах, да. Давайте начнём с разговора о легендарных Героях, — приступила к разговору королева. — Я считаю себя приверженцем легенды о Четырёх Священных Героях. Но легенда этой страны отличается от неё.

— И чем же?

— Если вы говорили с Мелти, то наверняка уже отчасти понимаете это, Иватани-сама? — спросила королева, и я согласно кивнул. — Как вы правильно поняли, в легенде этой страны нет места Легендарному Щиту. Строго говоря, его стёрли из легенды, и вместо этого рассказывают о Демоне.

— …Ясно.

В Сказании о Четырёх Священных Орудиях, той книге, что я читал, когда меня призвали этот мир, не было описания Щита.

Я полагал, это значит, что ту часть истории предстоит написать мне своими действиями в этом мире, но… видимо, та книга написана в соответствии с легендой этой страны?..

Что-то тут не так. Мне кажется, я ошибаюсь в своих суждениях, но пока приму всё как есть.

— По легенде подвиг, совершённый Героем Щита, состоит в том, что он установил мир между людьми и полулюдьми. Между делом он поссорился с остальными Героями, но в конце концов сумел с ними помириться.

Понятно. Значит, полулюди безоговорочно доверяют мне потому, что по легенде я — их союзник?

— Как вы понимаете, наша страна исповедует принцип превосходства людей. Несмотря на наличие зоны безопасного проживания, полулюдям у нас приходится несладко.

— Ага…

За проведённые в этой стране три с лишним месяца я уяснил, что здесь есть целое сословие полулюдей-рабов.

— По этой причине отношения с Шильтвельтом у нас из рук вон плохие. Наши страны испокон веков постоянно вступают в затяжные войны друг с другом.

Шильтвельт — страна, признающая главенство полулюдей и использующая людей в качестве рабов. Эти две страны подобны воде и маслу.

Действительно, я не могу представить, чтобы они ладили друг с другом.

— Далее, как вы наверняка уже поняли, Иватани-сама, государственная религия Шильтвельта в своё время отделилась от Церкви Четырёх Святых. Их Церковь Щита поклоняется только Герою Щита.

— Я догадывался об этом. Так это правда?

— Да… а что до того, как на свет появилась Церковь Трёх Героев… полагаю, это вы понимаете и сами, Иватани-сама.

Религии Мелромарка и Шильтвельта откололись от Церкви Четырёх Святых, образовав Церковь Трёх Героев и Церковь Щита.

Судя по словам королевы, они воюют уже долгое время. А значит…

— Получается, меня призвало в самое сердце вражеских земель.

Необходимость почтительно обращаться с вражеским святым, как с Героем — проблема, решить которую сможет не каждый.

Наверняка в учениях Церкви Трёх Героев описаны многие злодеяния, приписанные Герою Щита.

В религиях моего мира тоже есть нечто похожее. Боги вражеской религии — демоны твоей.

Такое часто встречается.

Выходит, Подонок потому так люто на меня озлоблен, что ему приходилось воевать с Шильтвельтом?..

— В результате расследования мне удалось прояснить, что всему виной заговор Церкви Трёх Героев. Если вы не против, я опущу рассказ обо всех трудностях, с которыми мне пришлось столкнуться по пути.

— Могу только посочувствовать.

— Премного благодарна… наверняка Мелти тоже понимает, о чём я говорю.

— А-ага!

— Но самая главная проблема состоит в том, что призыв Четырёх Священных Героев является ещё и церемонией, позволяющей оценить опасность имеющейся ситуации.

— …И вы призвали всех четырёх за раз?

— Да… и это означает, что ситуация предельно серьёзная.

— Но раз всё настолько серьёзно, почему другие страны попросту не напали на Мелромарк?

— Благодаря моим переговорам… и не только. Большую роль в этом сыграли вы, Иватани-сама, а также остальные Герои.

— Мама очень постаралась. Она чуть ли не горела на переговорах.

— Мелти.

— Ч-чего?

— Что ты такая вежливая? Смотреть противно, поистери хоть немного.

— Что ты сказал?!

— Хе-хе, наконец-то Мелти начала вести себя, как подобает возрасту? Как её мать, я крайне довольна. Я не стану говорить ей, чтобы она брала пример со своей сестры, но Мелти с самого детства так фокусировалась на государственных делах, что её характер совершенно не проявлялся.

— М-мама, это не так!

— Я хотела бы, чтобы к тому времени, как повзрослеешь, ты как следует подружилась с Иватани-самой и разобралась в себе.

— Мама!

Мелти явно разозлилась. Такими темпами мы так и будем топтаться на месте.

— Почему Церковь Трёх Героев тянула до последнего, чтобы попытаться убить меня?

— Вероятно, они решили, что Демон Щита падёт от рук их трёх божеств.

— Так они просто ждали, пока другие Герои станут сильнее?

— Не стоило бы так говорить, но Герои… не слишком думают о последствиях, поэтому Церковь считала, что сможет ими манипулировать.

— Ну, тут не поспоришь.

Они до сих пор не избавились от ощущения, что играют в игру. Они видят зло, которое должно быть наказано, исключительно впереди, да ещё и через надетые на глаза розовые очки, никогда не сомневаясь в союзниках.

— Разумеется, мы пытались действовать. Многие страны приглашали Героев к себе. Особенно вас, Иватани-сама.

— Так получается, что…

Я вспомнил то, о чём мне когда-то говорила Мелти. О том, что когда пребывал в смятении, то слал к чертям всех, кто пытался ко мне приблизиться. Королева, видимо, поняла, о чём я думаю, и кивнула.

— Впрочем, благодаря этому мне удалось уладить ситуацию при помощи большого количества ложной информации.

— …Чего?

— Главам других стран я сказала, что Герои заняты истреблением гноя нашей страны.

Если ей удалось предотвратить войну в таких условиях, она действительно поработала на славу.

Мне приходилось управлять гильдией в сетевой игре, и я знаю каково это, когда кто-то из её членов пускается во все тяжкие.

Чтобы нормализовать ситуацию у меня ушло много сил. Обычно в таких условиях человека просто исключают из гильдии, но когда сделать это возможности нет, главе приходится очень трудно.

— Решающую роль сыграло то, что вы решали проблемы, которые создавали внутри страны другие Герои, Иватани-сама.

Другие Герои разжигали проблемы, а я носился по всей стране и как заправский пожарник тушил за ними. Это и пошатнуло веру жителей страны.

— Почему остальные Герои не замечали дискриминации в отношении к Герою Щита?

— Рядом с Китамурой-самой действовала Сука, а Амаки-саму и Кавасуми-саму кормила ложной информацией гильдия. Люди склонны верить информации, полученной от хороших знакомых.

Информации, полученной от хороших знакомых… да, только это и остаётся, когда нет других оснований для суждений.

Если бы они знали, что информация лживая, то отвергли бы её и поддержали меня.

А если нет — то им приходится так думать. Ага. Выходит, мне и правда удалось достучаться до Рена и Ицуки.

— Но когда я уже расставила сети и собиралась вернуться в королевство, произошёл этот инцидент. Я не предполагала, что в распоряжении Церкви Трёх Героев есть дубликат Четырёх Священных Орудий.

Пожалуй… трудно предугадать, что у противника есть такое оружие.

— Архиепископ — глупец… он мог превратить дубликат в щит, когда вы атаковали его, Иватани-сама. Возможно, это спасло бы ему жизнь…

— Так его и в щит можно было превратить?

— Да. Но я слышала, что эта копия способна выдавать максимум четверть той силы, что владели настоящие Герои.

— Это была только четверть?!

Когда мы подрастём, то будем вчетверо сильнее него?.. Это как-то слишком.

Наверняка это просто не подкреплённая ничем легенда… хотя, если вспомнить силу Фитории, может быть, так оно и окажется.

Говоря откровенно, мы, возможно, и правда слишком слабы.

Если мы немедленно не приступим к тренировкам, то не сможем сопротивляться волнам.

— Из-за долгого мира Подонок тоже утратил былую хватку. Он очень талантлив, но сейчас все его действия обусловлены лишь ненавистью.

Да-а… так он и правда исключительно против меня всю эту надзорную сеть развернул, чтобы я до Шильтвельта не добрался?

— Что же до ближайшего будущего… я хочу помогать вам всем, чем смогу, Иватани-сама. Или вы всё ещё хотите отправиться в Шильтвельт, поведать им правду и развязать войну?

— Хм-м…

Получается, королева считает, что должна вступаться за меня, кем бы я ни был?

Хотя… откровенно говоря, мне очень хочется здесь с ней и распрощаться. Но меня удерживает обещание, данное Фитории.

Из-за Проклятой Серии, слова Фитории нельзя просто проигнорировать.

— Кстати, я хотела бы сообщить вам, что вас ждёт в случае, если вы направитесь в Шильтвельт или Шильдфриден.

— Хм?

Что она хочет сказать?

— Во-первых, вас со всех сторон окружат принцессы, аристократки и прочие юные леди из числа полулюдей, образовав тем самым гарем.

— Фу, мерзость!

Они так сильно хотят от меня ребёнка, что завалят силой? Из-за Суки у меня такое поведение не вызывает ничего, кроме рвотного рефлекса.

Я не подпущу к себе ни одну девушку с такими мыслями.

— Во-вторых, вы наверняка сможете обрести всё, что пожелаете. Если вы прикажете им склонить нашу страну к вашим ногам, их жители с радостью отправятся на смерть по вашему указу.

Хм… а вот это неплохо. Если бы не гарем…

Может… его я перетерпеть смогу? Но в то же время… если я хочу выжить, мне необходима помощь других Героев, так что они должны будут пойти со мной. Однако я не уверен в том, что они согласятся.

— Наверняка пока что вас всё устраивает. Но помните, что во всех странах вера и правители — очень тёмная тема.

— А?

— К сожалению, Иватани-сама… даже вы не защищены от неизвестных болезней…

— …А ты хорошо в этом разбираешься.

— Это то, чем закончился путь прошлого Героя Щита.

Вот этого я знать не хотел.

Получается, жители страны души не чают в Герое Щита, но её правителям не нравится, что он может делать всё, что захочет?

С другой стороны, вряд ли им приятно смотреть на то, как ничего не понимающий пришелец из другого мира громит их страну.

Впрочем, даже если я понимаю ход их мыслей, умирать мне всё равно не хочется. Что же делать?

— Кстати, Иватани-сама. Помните, был авантюрист, который пытался обманом заманить вас к себе?

— Да…

Это случилось через несколько дней после того, как я пришёл в этот мир. Тот тип потребовал у меня денег, чтобы стать моим другом. Я казнил его Шарами.

— Спустя несколько дней обнаружился его обезображенный труп.

— Гхе?!

Нехорошая история.

— К тому же несколько дней назад кто-то напал на капитана рыцарского корпуса и убил. Преступника ещё не поймали, но мы полагаем, что это…

Да уж, Шильтвельт и правда те ещё радикалы.

Такое чувство… что если попаду туда, то окажусь в аду и раю одновременно.

Естественно, если принять сказанное королевой за правду.

— И самое главное — я считаю, что вам безопаснее оставаться в стране, доверие которой вы уже заслужили.

— …

Но есть причины, по которым я не хочу помогать ей.

Мучения, что мне пришлось вытерпеть, так просто не забываются. К тому же мне неизвестно, сколько всего королева, пользуясь случаем, приукрасила в своём рассказе.

Хотя то демонстративное наказание и объяснения королевы опосредованно связаны друг с другом, она лишь сделала то, что сделал бы любой правитель на её месте.

И тем не менее она словно пытается сказать, что это было одолжение мне, и поэтому я должен помочь ей, что явно пахнет эгоизмом.

А самое главное — хоть я и признаю её власть, но о доверии речи не идёт.

Говорить можно что угодно.

По сути её слова сводятся лишь к тому, что ей не хочется отпускать меня в другую страну.

К тому же если она говорила правду, то мне вовсе не обязательно ограничиваться Шильтвельтом и Шильдфриденом — меня в любой стране будут ждать с распростёртыми объятиями.

Мелромарк ничем не лучше других.

— …

Пока я стоял в глубокой задумчивости, королева вдруг села передо мной на колени.

— Весь причинённый вам ущерб — целиком и полностью моя вина. И я полностью осознаю, насколько эгоистичны мои слова.

Затем королева низко поклонилась мне.

От этой картины Мелти совершенно обомлела, и даже Рафталия выпучила глаза.

Кажется, даже Фиро поняла, что на её глазах происходит нечто невероятное.

— Но у меня… нет, у всей нашей страны нет иного пути, кроме положиться на вас. Если вы попросите моей головы, чтобы унять ваш гнев, я с радостью пойду на это. Если захотите переименовать и меня — будь по-вашему.

— Мама…

— Но прошу вас, дайте нам ещё шанс. Клянусь именем Мирелии Q Мелромарк, что несправедливое обращение с вами больше не повторится. Я приношу магическую клятву о том, что обязуюсь относиться к вам лучше, чем к остальным.

Она…

Только что наказала Суку и Подонка при помощи своей власти, но оставила в живых, а теперь говорит, что согласна умереть?

Я бы понял, если бы она предложила головы Суки и Подонка, но её собственная голова мне не нужна.

Неужели положение Мелромарка в этом мире настолько шаткое?

Иными словами, судьба этого королевства сейчас в моих руках.

Если я захочу, то смогу натравить на него весь мир, и Мелромарк погибнет.

Но…

— Один раз.

— Что вы сказали?

— Один раз твои Тени спасли меня. К тому же ты помогла нанести решающий урон Архиепископу.

— Так значит?..

— Один раз я тебе поверю. Но в следующий — нет, ни при каких обстоятельствах.

— Благодарю вас от всего сердца, — отозвалась королева и вновь низко поклонилась.

Возможно, я был слишком мягок.

Но в то же время, если я буду сомневаться абсолютно во всем, то не смогу двигаться вперёд.

Я вспомнил слова Фитории.

У Героев нет времени сражаться друг с другом. Если мы не остановимся, тот гигантский Филориал придёт и убьёт нас.

Враги Героев — не страны, а волны.

Нельзя допустить войн между ними, иначе последующие волны всех сразу и уничтожат.

А самое главное — нельзя забывать о том, что остальные три Героя по сути проиграли предыдущей волне.

Мне незачем наживать себе ещё врагов.

До сих пор на меня нападали со всех сторон, но теперь ситуация изменится.

Всё равно, что станет с этим миром, но пока я не одолею волны, не смогу вернуться домой.

Поэтому мне нужно сконцентрироваться на волнах… и готовиться к битве с Грасс.

Тем не менее, можно считать, что это большой шаг вперёд.

Королева поднялась, прикрыла рот веером и сказала:

— Вы не могли бы скрыть наш разговор от остальных Героев? Они всё ещё дети. Трудно сказать, что случится, если они почувствуют, что я отдаю предпочтение вам…

Действительно, многое из того, о чём мы говорили, другим Героям рассказывать нельзя.

Не знаю, какую реакцию ожидать от Рена и Мотоясу, но Ицуки наверняка взбесится, узнав обо всём этом.

Самое главное: если ничего страшного не случится, то теперь я буду жить в куда более приятной среде.

— Хорошо. Тогда что касается их…

— Я понимаю. Отныне беру на себя полную ответственность за их действия.

— Хорошо. Наконец-то у меня стало на одного врага меньше…

— Приношу глубочайшие извинения… простите меня за то, что более ничем не в силах помочь человеку, которого призвали в этот мир против воли и вынуждают сражаться.

— Не надо про это. Пора думать о том, что дальше. Ты ведь хотела об этом и им рассказать?

— Да, и про это я расскажу на пиру, на который приглашены и вы, Иватани-сама.

— Хорошо.

Эпилог. Друзья навсегда

Королева дала знак подчинённым, после чего прошла в направлении лестницы в задней части тронного зала.

— Мелти… идём же.

— А… хорошо.

Сначала Мелти обернулась ко мне.

— Спасибо, что защитил меня…

А затем что-то тихо пробормотала. Кажется, «прости, что я так и не смогла быть честной с тобой».

Я не глухой, я услышал. Но мне хотелось, чтобы она сказала это вслух, так что я переспросил:

— А? Что ты сказала?

— …Хмпф. Наконец-то, а то с тобой, Наофуми, даже дополнительные жизни не помогут.

— Чего?

Да кто ты такая, чтобы мне такое говорить? Хотя да, принцесса.

Затем Мелти повернулась к Рафталии.

— Рафталия-сан, большое спасибо за то, что защитили меня. Вот увидите, по возможности я попрошу мать о том, чтобы она помогла восстановить вашу родину, зону безопасного проживания.

— Хорошо. Я рассчитываю на вас.

— За время этого путешествия я крепко-накрепко усвоила, что наша страна должна стать местом, где люди и полулюди могли бы дружить друг с другом. Я обязательно изменю её.

— Эй, Мелти! Ты ещё со мной не договорила!

— Замолчи, Наофуми.

Что?! Я хотел было возмутиться, но когда Мелти повернулась к Фиро, слова встали комом в горле.

Сильная независимая Мелти обливалась слезами.

— Что случилось, Мел-тян?! Тебе больно?

— Нет. Ничего… со мной всё в порядке, Фиро-тян, не переживай. Знаешь, Фиро-тян… я больше не смогу быть с тобой вместе.

— Ты куда-то уходишь, Мел-тян? — обеспокоенно спросила Фиро, видимо, поняв, о чём речь.

— Понимаешь, для нас Мелти живёт в другом мире. Наверное, мы больше никогда не сможем так с ней путешествовать.

Вряд ли нам дадут выгуливать будущую королеву.

— Это правда? — Фиро, едва не плача, повернулась к Мелти.

— …Да.

— Мы больше никогда не увидимся?

— …Нет, мы обязательно увидимся. Много раз. Но наверняка уже не сможем путешествовать вместе.

Мелти посмотрела на Королеву.

Та утвердительно кивнула.

— Но… это же значит, что мы расстаёмся, правда?

— Да. Но я буду рада встрече с тобой, Фиро-тян, в любое время.

Мелти разговаривает с Фиро сквозь слёзы.

Наше путешествие сильно отразилось на её характере.

— Не-ет! Я хочу быть с тобой, Мел-тян! Господин-сама-а!

— Как ты и просила, мы спасли Мелти. Перестань капризничать.

— Но-о!

— Фиро-тян. Не надо капризничать.

— У-у…

Мелти взяла закатившую истерику Фиро за руку.

— Казалось бы, совсем немного времени прошло… но почему они выглядят так, словно знают друг друга всю жизнь?

— Мел-тян…

— Мне тоже грустно расставаться с тобой, Фиро-тян. Но, как у тебя есть множество вещей, которые можешь только ты, так и у меня есть кое-что, что могу сделать только я.

— Но я не хочу-у, чтобы мы разошлись в разные стороны, Мел-тян.

— Фиро-тян, — Мелти погладила по щеке пустившую слезу Фиро. — Не переживай. Если ты захочешь увидеться со мной, ты всегда знаешь, где меня найти. Ведь мы с тобой друзья навсегда! Лучшие друзья!

— Ты останешься моим другом даже после того, как мы расстанемся?!

— Ага! Куда бы я ни пошла, ты останешься моим другом, Фиро-тян!

— Обещаешь?

— Обещаю!

Времени прошло немного, но похоже, что Фиро и Мелти крепко подружились. Благодаря этому даже наша обжора научилась стоять стеной ради подруги.

У Фиро появился хороший друг. Я уверен, их встреча очень важна.

Про себя я решил, что когда волны закончатся, Фиро я оставлю с Мелти.

Наверняка она будет хорошо обходиться с Фиро, так же, как Фиро хорошо обходится с ней.



Они обе обзавелись верными друзьями.

Глядя на их разговор Рафталия взяла меня за руку.

Я молча сжал её ладонь в ответ. Мне удалось изменить среду, что окружала меня.

И теперь у меня, наконец, появилось ощущение того, что я вышел на стартовую черту.

Если подумать, то тогда я остался ни с чем — на меня навесили обвинение, выгнали без денег и всячески травили.

Но теперь всё по-другому.

Теперь у меня условия не хуже… а то и лучше, чем у остальных Героев.

…Да, я избавился лишь от одного врага. Самая главная проблема — волны — ещё не решена.

Но я хочу верить, что всё стало гораздо лучше, чем было.

— Нет…

…Я могу в это верить.

Я действительно могу так думать, когда вижу своих товарищей.

Побочная история. Ужасный Филориал

— Кх… насколько же сильно это чудовище?!

— …

Я отважно сражалась со всякой живностью, появляющейся из волны.

— Нам что… придётся отступить?!

— Думаете, я дам вам уйти?

Я собралась с силами и пнула появившееся из волны существо.

— Гха-а-а-а-а-а…

Обычный человек от такого удара погиб бы моментально. Но мне кажется… мой противник выдержал.

…Я пнула слишком сильно. Но он оказался крепким… и исчез в разломе, но я не почуяла, что он погиб.

Он напоминал сгусток энергии. Я даже думала над тем, не пустить ли в ход своё оружие, но он не настолько силён, чтобы я сражалась всерьёз и в полную силу.

Волна утихла, разлом закрылся.

Это была волна тех Песочных Часов Эпохи Драконов, которую доверили мне, Фитории.

Мне поручили сдерживать волны этого мира, в который не заходят люди.

Об этом меня… попросил Герой прошлого.

— Фух…

— Фитория-сама-а! Мы закончили прогонять монстро-ов!

Мои Филориалы услужливо поклонились и сообщили, что истребили всех, кто появился из волны.

— Молодцы.

Я окинула взглядом место, по которому прошла волна.

…Почему Четыре Священных Героя не приходят сражаться против волн этого мира?

Хватит. Пожалуй, пора самой разобраться в происходящем. Иначе я не справлюсь.

Судя по рассказам моих подопечных, ритуал призыва Героев уже должны были провести. Но те никак не проявляют себя.

Пока что я могу защищать свою территорию, но землям людей без Героев приходится тяжко.

Их призвали, но чем же они занимаются?

Не понимаю.

— Беда-а!

— М-м?

И тут ко мне подбежали те самые подопечные, которым я приказала проводить странную девочку, которая пыталась защитить меня, пока я инкогнито патрулировала мир.

— Вы сопроводили ту девочку?

Эта девочка так хотела подружиться со мной, что дошла до самого гнезда драконов, где пыталась сражаться и защищать меня.

Сейчас это крайняя редкость. Люди — такие создания, которым необходимо так или иначе устанавливать господство над другими.

Меня они заставляли работать в своих корыстных целях, а затем отвергали, потому что я гораздо сильнее их самих.

Давным-давно, когда я ещё общалась с людьми, это меня очень раздражало.

Герой завещал мне защищать мир вместе со всеми, и я пыталась соответствовать, но люди забыли древние соглашения и пытались изгнать нас…

Раз Героев нет, то я не вижу смысла защищать их.

— А! Забы-ыли!

Эх-х… ну почему у моих подопечных так плохо с памятью?

Я хлопнула рукой по лбу.

— Для чего я вас посылала?

— Н-но-о…

— Никаких «но». Если вы будете себя так вести, я вас изгоню.

Изгнание для моих сородичей-Филориалов равносильно смерти.

Все дикие Филориалы подчиняются мне.

Вышедший из-под моей опеки Филориал — уже не Филориал.

Лучшее, что ему остаётся — одичать и умереть. Вот насколько важна моя опека.

— Н-не надо! Не хотим! Пожалуйста, пощадите-е.

— …И? Что за беда?

— Ах, да. Понимаете. Мы видели кое-кого, похожего на вас, Фитория-сама-а.

Я ощутила, как дрогнули пряди на моей голове.

Если Филориал принял тот же облик, что и я в форме Королевы… значит, этого Филориала воспитали Четыре Священных Героя.

Это доказательство того, что появилась потенциальная королева, моя наследница.

И… доказательство того, что Герои всё-таки здесь.

— Как она выглядит, какой у неё цвет? — спросила я у подопечных. Сначала нужно разобраться с внешностью.

— Эт-то-о, она белая. А ещё у неё с клюва вода стекала.

— Нет же, она краснова-атая. И крыльев у неё — не счесть.

— Она была ро-озовая. И голов у неё целая куча.

— Вы уверены, что это Филориал?

Я нарисовала в голове образ новой потенциальной королевы… белую в красных и розовых пятнах, с несколькими крыльями и головами.

Так и кажется, что она сейчас набросится на меня с пронзительным воем.

— У-у…

Меня затрясло, пришлось присесть и обхватить голову.

Это ведь уже не Филориал.

Но если её воспитывал Герой, это вполне возможно. Ведь меня тоже воспитывал Герой… и моя истинная форма заметно отличается от того, как выглядят другие Филориалы.

Это то, чего хотел добиться Герой? Или это какой-то гибрид?

Я не хочу встречаться с Королевой Филориалов с кучей голов и рук.

Я не хочу, чтобы она стала следующей королевой. Не хочу, чтобы она была моей наследницей.

К тому же, я не настолько страшная.

Странно, что она как я, но так отличается.

— Королева-сама-а, что будем де-елать? — спросили меня подопечные.

Если я хочу выглядеть достойно, то не должна сомневаться.

— Хм-м…

Я как раз заинтересовалась, чем же занимаются Герои, так что надо бы сходить да посмотреть.

— Хорошо, идём знакомиться с новым кандидатом в королевы. Всем пригото-овиться.

— Е-есть.

Я замаскировалась, приняв облик обычного Филориала, а затем направилась к границе Мелромарка, где мои подопечные приметили новую Королеву.


— Что будем де-елать?

— Если будем передвигаться большой толпой — люди нас заметят. Поэтому расходитесь кто куда и выясните, где находятся Герои.

— Е-есть.

Я раздала указания подопечным, а затем приступила к поискам и сама.

Раз такое дело… то лучше всего поспрашивать приручённых Филориалов.

Они всегда находятся рядом с людьми и знают, чем те занимаются.

Этим они отличаются от диких Филориалов вроде меня и моих подопечных.

Поэтому я забралась в уголок фермы Филориалов и спросила оказавшегося поблизости Филориала.

Он совершенно чёрный, и взгляд у него злобный.

Эт-то, у него на груди бирка с именем? На ней написано «Чёрная Молния» человеческими буквами.

— Привет.

— А?! Ты ещё кто?! Что тебе нужно от Чёрной Молнии? О? — чёрный Филориал выругался, а затем внимательно всмотрелся в меня. — А ты очень даже миленькая. Что скажешь? Если согласна стать моей, я могу сказать хозяину, чтобы сделал тебя моей самкой.

…Кажется, этот юнец ничегошеньки обо мне не знает.

Я обернулась. Один престарелый Филориал уже увидел меня, изменился в лице и со всех ног бежал сюда.

Но проучить нахала я всё равно должна.

Я размахнулась ногой и частично отключила маскировку.

— Бфе…

— Такое допустимо говорить только после того, как разберёшься, кто перед тобой. Иначе можно запросто лишиться головы.

Ох, какой звук был хороший. Надо бы заклинание лечения зачитать.

— И-и-и-и-и-и!

Чёрная Молния поджал хвост и сбежал.

— Королева-сама! Прошу вас, умерьте ваш гнев, — взмолился престарелый Филориал, низко склонив голову.

— …Хорошо. Я не так уж и злюсь. Но я хочу сказать, что воспитание того Филориала хромает.

— Я уверен, он раскается после вашего наказания.

— Ладно…

Престарелый Филориал принёс мне еды. Правда, она не слишком хорошая.

Впрочем, такую я не ела уже давно, и вкус навевал воспоминания.

Никогда не забуду, насколько вкусна бывает людская пища.

Герой, которому я обещала защищать мир, часто готовил еду. Она была очень вкусной.

— Говорят, что недалеко отсюда видели Четырёх Священных Героев и нового кандидата в королевы. Не знаешь, где они?

— Что до этого…

Престарелый Филориал рассказал мне о Героях, призванных этой страной.

Герой Щита совершил преступление, и его преследуют? Он путешествует вместе с девочкой с синими волосами?

Говорят, здесь какой-то заговор.

Хм-м…

— Это как-то связано с кандидатом в королевы?

— В настоящее время Филориала растит лишь Герой Щита. Я видел его. Он показался мне хорошим человеком.

— Ясно… как она выглядит?

— Как розовый Филориал.

— Сколько у неё крыльев и голов?

— Как у всех.

Глупые подданные-е… так и знала, что они все перепутали-и.

— Ты знаешь, где они?

— Увы… это всё.

— Что ж… простите за вторжение.

— Будем всегда рады вашему следующему визиту!

Оставив кланяющегося престарелого Филориала, я воссоединилась с подданными.

Они тоже добыли информацию. Говорят, те, кого мы ищем, бежали на юго-запад.

Поэтому на юго-запад Мелромарка отправились и мы.

…Где же они?

И стоило мне подумать об этом…

— ГЯО-О-О-О-О-О-О-О-О!

По спине пробежал холодок. Инстинкт сразу шепнул мне, что этот далёкий рёв принадлежит дракону.

И тогда я увидела, как злобный монстр, владеющий осколком императора драконов, пробил стену города людей и побежал.

Перед ним была розовая Королева Филориалов. На её спине — человек, вооружённый щитом.

Я нашла их. Мы побежали к отряду Героя Щита.

Я внимательно присмотрелась и вдруг ощутила знакомое чувство.

Да, я помню тот день… когда я только родилась, а Герой посмотрел на меня и улыбнулся.

Мне хватило одного взгляда, чтобы то тепло вновь окутало меня.

Угу. Этот боец с щитом однозначно Герой.

Но я чувствую в нём глубокую ярость, похожую на печаль. Наверняка у него есть Проклятая Серия.

Проклятие оружия Героев даёт им огромную силу. Я видела это не единожды.

Но расплата за эту силу — огромна, а сильнее всего болит раненая душа.

Наверняка этот человек с Щитом пробудил Проклятую Серию оттого, что его душа сильно болела.

Я хочу вылечить его душу. Я хочу спасти его.

Но хоть в моём сердце проснулись на миг такие эмоции, я быстро пришла в себя, и сознание снова словно покрылось корочкой льда.

У этого мира нет столько времени.

Я посмотрела на розового Филориала, что сражался рядом с Героем Щита против динозавра, владевшего осколком императора драконов.

Наверняка именно она — кандидат в королевы.

Как я и думала, голова у неё одна. Пусть она другого цвета и размера, но похожа на меня.

Однако, судя по той битве, что я вижу, она не кажется сильной.

…Честно говоря, мне тревожно.

— Санкчуари.

Чтобы помочь им, я зачитала заклинание Святой земли, из которой никто не может сбежать.

Я о многом хочу спросить их.

Почему они не принимают участие в волнах? Где остальные Герои?

Миру нужны Герои. Вам нельзя всё время сидеть в этой стране.

И в худшем случае… ради этого мира я готова замарать руки.


Потому что я обещала это моему Герою по имени… когда-то давным-давно…






Веб-контент

Встреча с Фиторией

(Глава 65. Легендарная божественная птица).


Через несколько дней после того как я начал обращаться ко второй принцессе по имени…

Благодаря Фиро мы заметно приблизились к противоположной Шильтвельту границе.

Но это предыстория.

В последнее время мы всё чаще и чаще натыкаемся на диких Филориалов.

Их крики в ночи, издалека напоминающие волчий вой, дико раздражают.

«Гнездо у них тут, что ли, неподалёку?» — подумалось мне сквозь сон.

Мы мирно спали, и тут посреди ночи:

— Гва-а!

— Гва-а!

— Гва-а!

— Фиро, заткнись.

— Это не я.

А ведь довольно близко кричали; если не Фиро, тогда кто?

Очередные дикие Филориалы?

— Эм-м… Наофуми-сама? Мне кажется, что кричало несколько Филориалов.

Послышался ещё один, на этот раз совсем рядом.

— Спасибо, что заметила. Фиро, сколько их поблизости?

— Я не знаю.

— Хорошо, а дальше?

— М-м-м. Много.

— Что?

Вся наша компания взволнованно уставилась на Фиро.

— Будьте начеку.

— Все-все твердят, что хотят встретиться со мной.

— Они что, этими криками с тобой общаются?!

— Угу, — ответила она, кивая.

Как-то от приближения такого оркестра криков печально становится.

Окружающие нас кусты затряслись, и за ними показались силуэты Филориалов.

— Что за чертовщина тут происходит?!

— Уа-а… Столько Филориалов!

При виде их глаза Мелти засияли.

— Эм, Мелти. Послушай, я хочу сказать тебе одну важную вещь.

— Что же?

— Филориалы всеядны. Нас с Фиро вряд ли это коснётся, но если они решат напасть, вас с Рафталией пустят на мясо.

— Что ты такое говоришь, Наофуми? Филориалы — монстры добрые. Они ни за что так не поступят.

А вот здесь её наивность работает против неё.

— Чёрт… Если нас повсюду будут преследовать дикие монстры, я так до королевы вообще никогда не доберусь.

Филориалы перестали прятаться и обступили нас со всех сторон.

Их тут столько, что и не счесть.

Даже в темноте можно заметить несметное множество светящихся глаз.

Всюду, куда ни глянь, только Филориалов и видно.

Что происходит?

Из возможных объяснений — битва между стаями.

Будучи прирученным Филориалом, вряд ли Фиро понимает саму концепцию территорий.

Или, может быть, они восприняли её, непохожую на остальных, как угрозу?

Но, поскольку они предупредили Фиро о том, что идут, полагаю, это неверно.

А что, если… они пришли пригласить её стать их повелительницей?

Вот это даже вероятно.

Ладно, предположим, что так.

— Фиро, с ними ты обретёшь своё счастье.

— Наофуми-сама, зачем вы так?!

— Фиро-тян нас оставит?!

— А что поделать? Вся эта толпа пришла за ней.

— Правда?!

— Уйти от господина-самы? Не-ет!

Фиро наконец-то поняла, о чём идёт речь.

Слишком поздно что-либо предпринимать. Либо мы сдаём им Фиро, либо это пернатое море нас затопчет.

— Фиро. Сделай это ради нас и ради них.

Когда всё разрешится, придётся купить нового Филориала. Надеюсь, следующий будет не таким капризным.

— Не-ет!

А пока продолжалась наша перебранка…

— Гва-а! — тут и там послышались крики.

И тогда толпа Филориалов разошлась в стороны, словно море перед Моисеем.

Что за?

— Гва!

По живому коридору величественно прошагал Филориал.

За собой он тянет роскошную повозку… которую венчает какой-то драгоценный камень.

Где-то я этот камень уже видел… но где?

Я посмотрел на камень в своём Щите. Его форма в точности совпадает с формой того, что на повозке.

— Гва! — поприветствовали Филориалы, поклонившись тому, что тянул повозку.

Филориал с повозкой же подъехал к нам, постукивая колёсами, и остановился.

— Ого… вот это пово-озка. Я та-ак завидую!

Фиро не сводила с повозки горящих глаз.

А мне не нравится. Больно вычурная.

Я бы предпочёл на таком не ездить.

— Гва!

Вёзший повозку Филориал отпустил цепь и вышел вперёд.

Остальные Филориалы отошли за повозку.

— Что это? Что происходит?

— Гуэ-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э! — громко заголосил тянувший повозку Филориал.

И, словно послушные этому крику, все растения в округе засветились зелёным, и поднялся ветер.

— А… они развернули барьер?! — отозвалась полным удивления голосом Мелти.

— Барьер?

— Да. Ты же тоже видишь его, правда? Пелена тумана вдалеке.

Я посмотрел за стаю Филориалов.

И действительно, там какой-то туман, за которым ничего не видно.

— Это очень мощный барьер типа святой земли-лабиринта.

— Что это такое вообще?

— Существует легенда про живой лес-лабиринт. Говорят, всё оружие Героев древности хранится там. Но магический туман не позволяет никому приблизиться.

— Интересные вещи ты знаешь.

— Моя мать любит такие истории, и однажды даже ходила в этот лес. И действительно: в тот раз всё точно так же заволокло туманом. Я очень удивилась.

Так это значит, бегством нам теперь не спастись?

Когда ты попадаешь в этот туман и бродишь по нему, то неизбежно возвращаешься туда, откуда пришёл… Кажется, мы попали на священные земли Филориалов.

Мелти безнадёжно очарована.

Учитывая, что эта девочка без ума от Филориалов, для неё это воплотившийся сон, наверное.

— Не время сейчас рты разевать!

Свечение от растений разгорелось до того ярко, что вокруг стало светло как днём.

Да что происходит-то?

И тут я увидел, что тянувший повозку Филориал обратился чёрным силуэтом и начал расти.

Ничего себе, громадина…

Силуэт всё набухал и набухал. Боюсь, когда-нибудь и Фиро такой станет.

Вначале это существо было обычным Филориалом, но теперь в нём уже шесть метров до макушки.

И… достигнув девятиметровой высоты, рост прекратился. Теперь оно выглядит так же, как Фиро в форме монстра.

Как Королева Филориалов (предположительно).

— Ух ты-ы… какой огромный! — заметила Мелти, не в силах сдержать возбуждение.

В отличие от нашей бело-розовой Фиро, эта Королева бело-голубая.

И ещё сильное отличие в том, что у неё на голове есть похожий на корону гребень, которого нет у Фиро.

— Куэ-э-э-э-э-э-э!!!

Одним лишь голосом она породила такую вибрацию, что аж кости задрожали.

— Угу. Угу. Поняла.

Фиро кивнула той несколько раз и повернулась к нам.

— Эт-то, понимаете, она просит прощения перед гостями-людьми.

Фиро может переводить её речь. Конечно, со своей расой просто общаться.

— Она говорит, что из-за древнего обета не может напрямую общаться с людьми. И надеется, что вы поймёте.

— …Ну, ладно. Но что ей от нас надо?

— Куэ-э-э-э-э!

— «Сперва давайте представимся. Я Королева Филориалов. Когда-то меня звали Фиторией».

— Фитория?! Это имя Филориала из легенд, — выпалила Мелти, охваченная шоком.

— Это ведь Герой Щита со своей свитой?", спросила она.

— А, ну да…

— "Прошу прощения за неожиданный визит. У меня к вам небольшое дело".

— И ч-что за дело?

У меня уже шея затекла, так высоко голову задирать.

— Куэ-э.

— Э… Не-ет!

Фиро скорчилась от недовольства. Что же там между ними за разговор?

— Куэ-э-э!

— Правда?! Хорошо. Понимаю.

— О чём вы говорили?

— Э-то, понимаете… Она хочет проверить мои способности, а для этого вызывает меня драться.

— Только Фиро?

Фитория ответила кивком.

— И она сказала, что если я сражусь с ней, то она даст мне что-то хорошее.

— Вы ведь не насмерть сражаться вздумали?

Фитория снова кивнула. Я с такими трудами пытался добраться до одной королевы… а добрался до другой.

— …Тогда решено?

— Куэ-э-э.

— Она говорит, "Спасибо, что выслушал мою просьбу, Герой Щита".

К чему такие сложности… говорила бы по-человечески с самого начала, раз можешь.

Фитория взмахнула крыльями, и Филориалы вокруг нас расступились, образуя большое кольцо.

— Куэ-э-э-э.

— Герой и его спутницы тоже должны отойти подальше, она сказала.

— Ладно-ладно.

Мы с Рафталией и Мелти встали у кольца из Филориалов.

— Куэ-э-э-э-э-э-э-э!

— На-ачали!

Фиро обратилась монстром и помчалась в атаку.


(Глава 66. Ахоге).


— Йа!

Первый ход за Фиро.

Вложив все силы в прыжок, она взлетела на высоту живота Фитории.

— Куэ!

Фитория отбилась крылом, как рукой.

— Ха! — а затем, не успела ещё Фиро коснуться земли, как та словно вдогонку ударила её крылом ещё и сверху.

— О-ой!

Фиро уклонилась, едва избежав удара.

— Фиро-тян, покажи ей! — громко скандировала Мелти.

— Гва-а-а-а-а-а-а! — а оппозицию ей составили Филориалы, которые подбадривали Фиторию.

— Я не проиграю-ю!

Фиро с новыми силами помчалась по Фитории.

— Куэ!

Последняя попыталась смахнуть с себя Фиро ударом крыла, но птица искусно этим воспользовалась, запрыгнула на крыло как на платформу и устремилась к её голове.

— Ничего себе! Потряса-ающе!

Хоть атака противницы и провалилась, Фиро всё равно восхищённо заметила:

— Очень быстрая. Но я не проиграю.

Перекрестив крылья, она приготовилась.

Собираешься удивить врага своими способностями?

— Хай Квик!

Очертания Фиро расплылись на глазах.

И в следующую секунду послышался град глухих ударов…

— Куэ!..

Как мне показалось, Фитория в ответ на нападение лишь неторопливо замахала крыльями вверх-вниз, но…

— Ва-а-а-а-а!

Фиро отправили в воздух — та даже закрутилась штопором.

Чтобы прекратить полёт, ей пришлось задействовать крылья.

— Так просто отмахнулась от моего сильнейшего приё-ёма…

— Куэ! — уперев крыло в бок, Фитория подразнила её.

Она словно говорит, что способности Фиро её разочаровали.

Удивительная птица.

Получила козырный удар Фиро в упор и не поморщилась…

— Вот это и правда легендарный Филориал, — восхитилась Мелти.

Не могу не согласиться.

Ведь и сказать-то нечего. Наш лучший боец для неё не опаснее ребёнка.

— Тогда попробую это!

Фиро снова перекрестила крылья.

— "Как источник силы, Фиро повелевает: расшифруй законы мироздания и сдуй сие яростным вихрем". Цвайт Торнейдо!

— Что?!

Фиро успела научиться магии среднего уровня?! Хотя, мне в обучении она едва ли поможет…

Если ты всегда знала, как это делается, так могла бы и раньше в бою использовать.

С такой магией мы бы в тот раз без проблем сбежали от Героев.

Торнадо сошло с крыльев Фиро, налетело на Фиторию и…

— "Куэ-куэ-куэ-куэ-э". Куэ-э-э-э!

Фиро немедленно окутало какое-то магическое поле, и её заклинание исчезло, словно она его вовсе не читала.

— Магическая помеха?

Эт-то, кажется, я читал об этом в Начальной Книге Заклинаний.

Магическое вмешательство. Вот только применение её требует от владельца достаточной силы и умения анализировать намерения противника.

Как я понимаю, эта система основана на определённом вмешательстве в шаблон заклинания. Необходимо понять эту систему, а затем отменить заклинание магией до того, как оно сработает.

Помехой нетрудно сводить на нет высокоуровневую магию, поскольку она требует достаточно длинных заклинаний, но провернуть такое с магией среднего уровня гораздо сложнее.

— Ого… Моя магия не рабо-отае-ет! Но я не проиграю!

С этими словами Фиро вновь помчалась навстречу Фитории, которая без промедления замахнулась на Фиро тяжелыми с виду крыльями.

— Ха!

Послышался глухой удар: Фиро блокировала массивные крылья, подставив свои.

— Гх… Тяжёлые… но…

Едва выдержав атаку, она отбросила в сторону крылья Фитории и подпрыгнула.

Как и рассчитывалось, крыльями Фитория защититься уже не успевала, а Фиро оказалась у неё на уровне головы.

Благодаря окутывающему Фиро ветру, её прыжки стали на порядок выше.

— Тей!

Прокрутившись в воздухе, она с размаху ударила соперницу в лицо.

Должна была.

Вот только.

— Куэ!

Вокруг Фитории точно так же заплясал ветер, и импульс удара отправил Фиро в очередной полёт.

Бш!

Тем не менее, этого хватило, чтобы с Фитории упало перо.

— Куэ-э!

При виде сбитого Фиро стремящегося к земле пера Фитория улыбнулась.

И тогда я понял.

Фитория пользуется лишь руками и магией. Больше ничем.

И до сих пор она не сдвинулась ни на шаг.

Что это за силища?

Легендарный Филориал. Своему званию она более чем соответствует, играючи расправляясь с Фиро.

У которой нет никаких шансов на победу.

— Бу-у… — заныла Фиро: то, что она расстроена, ясно читалось по лицу. — Я не проиграю!

Перья её встопорщились все до единого.

— С-с-с-с-с…

Затем она глубоко вдохнула. Понял, так Фиро поглощает витающие вокруг частицы Маны.

Разве так можно?

Потом она неподвижно застыла почти на полминуты.

— Хай…

Фиро взмахнула крыльями.

Клубящаяся за её спиной магия ветра стала видна невооружённым глазом.

Скорее всего, это сильнейшая из всех её атак.

Но подготовка занимает слишком много времени. В настоящем бою такое не используешь.

— …Квик!

Фиро бросилась на Фиторию со скоростью пули.

Она летела у самой земли с вытянутым вперёд клювом и вращалась. Никогда ещё она не двигалась настолько быстро.

Обычно репертуар её атак ограничивается пинками, и только изредка она пытается бить клювом.

Как бы это описать. Представьте себе летающего робота из какого-нибудь файтинга и самый сильный его приём.

— Куэ?!

Даже Фитория округлила глаза от удивления.

Ей пришлось сделать огромный шаг назад, и…

И конец.

Фитория свела огромные крылья… или, говоря по-другому, хлопнула ими, ловя Фиро так, как обычно убивают комаров.

— Кю…

Немного погодя Фитория распахнула "мухобойки", и нокаутированная Фиро свалилась замертво.

— Фиро-тян!

— Гва-а-а-а-а-а! — затрубили Филориалы.

Мы тут же пустились вслед за Мелти.

— Ты цела?

— Угу… ах…

Когда Мелти подбежала к ошалело водившей глазами Фиро, та пришла в себя.

Затем она быстро огляделась по сторонам, после чего свесила голову.

— Я проиграла.

— Но ты так хорошо сражалась. И смогла продержаться против Королевы Филориалов.

— Она даже не пыталась ответить, ведь я совсем не могла ей навредить.

И тут Фитория позвала расстроенную Фиро своим "куэ-куэ".

— Что-что ты мне даёшь?

О, нам собираются что-то подарить?

— Куэ-куэ.

— Я прошла? Что прошла?

Фитория выдернула перо из своей прекрасной природной короны и всучила его Фиро.

Вдруг оно засветилось и примостилось у Фиро на макушке.

Свет её словно разбился осколками…

И одна из прядей волос на голове Фиро резко встопорщилась.

— …

Мы с Рафталией не находили слов.

И что это было? Награда?

— Э?

— Фиро-тян, ты такая милая!

Мелти возбуждённо любовалась ею, в то время как сама птица даже не поняла, что произошло.

— Что-то случилось?

— Эт-то…

Я указал на её голову, и Фиро робко ощупала её.

— У меня выросло что-то странное! Не-ет!

Дёрг!

Э?!

Она резко выдернула прядь.

— Бо-ольно!

Несмотря на боль, Фиро была рада избавлению от непослушной пряди.

Прыг!

Вот только на её месте тут же вскочила ещё одна.

— Опять появилось!

— Э-э?!

Фиро в слезах дёргала раз за разом появляющиеся пряди, но в итоге сдалась и свесила голову.

Мерзкое же ахоге.

— Куэ-куэ.

— Как ты могла-а?!

— Что она сказала?

— "Не пытайся её вырвать, всё равно новые вырастут".

— Куэ-куэ.

— Эх… Так оно потом в это превратится… — Фиро зыркнула на перьевую корону Фитории.

С какой целью легендарный Филориал сделал с Фиро такое?..

И тут мне пришло в голову посмотреть статус Фиро.

…Её характеристики заметно возросли.

Скорее всего, эта прядь как-то зачарована на повышение характеристик.

С учётом того, что Фиро уже не может зарабатывать Уровни, награда хорошая.

— Куэ-куэ, — обратилась ко мне Фитория и поманила к себе.

— А это подарок господину-саме.

— Мне ахоге не надо.

— Ахоге?

Объяснять лучше не буду. Им наверняка не понравится.

— Куэ-куэ.

— Она сказала, это кое-что получше.

— Хм-м…

Без понятия, что это может быть. Надеюсь, не ещё одна странность.

По правде говоря, возможности отказаться у меня не было, так что я подошёл.

— Куэ-куэ.

Фитория кивнула на мой Щит и жестом показала "вверх".

— Так?

Я повернул Щит горизонтально. Фитория выдернула ещё одно перо из своей короны и положила на Щит.

Который бурно отреагировал и впитал пёрышко.


[Серия Филориалов полностью освоена!]


— Чего?

Я проверил древо умений: и правда, все щиты с "Филориал" в названии загорелись.

В основном это оказались простые бонусы к характеристикам и экипировке, кроме того Повышение Скорости, Повышение Базовых Показателей Филориалов, Ускорение Роста (Малое, Среднее и Большое), увеличения для слабо растущих характеристик (Малые, Средние и Большие), да щиты, до которых я пока не дорос.

Но самое интересное — Повышение Навыка Наездника (Малое, Среднее и Большое).

Жаль, но среди них оказалось немало щитов, для которых мне не достаёт Уровня.

Впрочем, приятно, что вся серия щитов Филориалов теперь у меня есть.

— Премного благодарен.

— Куэ-куэ, — с улыбкой кивнула Фитория.

Удивительным подарком меня удостоили.

Это что же получается, сила Филориалов сосредоточена в этих перьях?

Впрочем, стоит порадоваться, ведь пока что Фиро не может поднимать свой Уровень.

Кстати, Мелти ведь как-то обмолвилась, что по легендам Королева Филориалов сражалась плечом к плечу с Героями.

Неужели источником этой истории о божественной птице послужила Фитория?

И тогда, значит, Фитория дала мне это перо, зная, как работают орудия Героев?

— Куэ.

— "Свои дела я закончила, позвольте откланяться".

— А, а-а… — несмело обратилась Мелти к Фитории.

— Куэ?

— Позвольте пожать вашу руку!

Заветная мечта Мелти — встретиться и стать друзьями с легендарным Филориалом, неудивительно, что она с волнением в голосе отчеканила эту просьбу.

Руку пожать… будто с кумиром или спортсменкой встретилась.

— Куэ-куэ.

Её просьба изумила Фиторию, но она доброжелательно пошлёпала её крылом по голове, затем протянув его для рукопожатия.

И с чистосердечной, доброй улыбкой обняла её.

Какая щедрая.

— Ух ты-ы…

Кажется, Мелти ещё и решили побаловать, потому как следом она оказалась у Фитории на макушке.

— Та-ак высоко! — радостно воскликнула она.

Фитория сказала нам отойти, мы послушались.

И тогда она увеличилась вдвойне… до восемнадцати метров.

Размером она уже со здание.

— Здорово! — доносился издалека голос Мелти.

Не высоковато ли?

Это вообще ещё не вышло за рамки определения "Филориал"? Сколько ж она расти-то может?

Нет, наверняка либо эта форма, либо девятиметровая — её настоящий размер, она ведь формы меняет, а не удлиняется.

…Фиро тоже такой потом станет?

Я бросил на неё неверящий взгляд.

— Что такое?

— Ничего.

Если ты и правда в такую громадину вырастешь… это станет большой проблемой.

Расходы на пропитание зверюге таких размеров будут астрономическими.

Фитория живёт в дикой природе. Более того, она действующая королева всех Филориалов мира. В таких условиях за количеством корма дело не станет.

Но Фиро — домашний Филориал. Заботиться о ней приходится мне.

Снова модифицировать Биорастение, что ли?

Когда Мелти и Фитория наигрались, последняя снова превратилась в обычного Филориала, что тянул роскошную повозку, и помахала Мелти рукой.

— Понимаешь… Когда-то давно я поклялась, что с людьми могу обмолвиться только словами прощания.

— Понимаю.

Ну смотри, если это отговорка такая…

— Досвида-анья!

— Э?!

Голос такой же как у Фиро! Ух я эту птицу!

И она что, может разговаривать в форме обычного Филориала?!

Стоило Фитории исчезнуть, как вся стая разбежалась.

— Ха-а… — выдохнула Мелти от избытка чувств, всё ещё очарованная. — Словно сон…

— Лучше бы это был сон.

Увиденное нами до ужаса напоминало бой двух монстров.

Ведь она с Фиро сражалась играючи, а та, ни много ни мало, может и целого дракона в одиночку завалить.

Как бы там ни было, с нетерпением ожидаю следующей битвы, чтобы проверить, насколько Фиро стала сильнее.

С таким вот настроем мы и продолжили путешествие на юго-запад.

Завязка боя с Мотоясу

(Глава 67. Чаща.)


— Скоро уже доберёмся до юго-западной деревни.

Спустя два дня после боя монстров.

Мы недалеко от деревни, где Мотоясу сеял сорняки.

Кстати, как оказалось, Повышение Базовых Показателей Филориалов гораздо полезнее прочих бонусов к характеристикам.

Пока Рафталия с Фиро не могут повышать Уровень, им как воздух нужны любые бонусы к показателям, чтобы нам было проще сражаться.

Низкоуровневые щиты из ветки Филориалов я освоил — заняло это где-то по часу на каждый.

Конечно, можно сказать, что Фитория пожадничала, но лучше уж такое, чем ничего.

Особенно кстати серия Филориалов пришлась потому, что все другие доступные мне щиты я уже освоил.

Более того, от эффектов щитов Фиро стала ещё быстрее прежнего.

Ну что ж, здорово. Нам очень повезло…

А теперь проблема такая: деревня снова превратилась в сплошные джунгли.

— Это я виноват…

— Может и так.

Раздвигая растения, мы шаг за шагом пробирались через цветущую чащу.

Мелти очень удивилась, когда узнала, что всё это из-за меня.

Я, конечно, подозревал, что моё модифицированное семя Биорастения, что я дал жителям, может снова разбуяниться, но…

Теперь я не вправе осуждать Мотоясу.

— Ни одного странного монстра не повстреча-ала, — отрапортовала Фиро, сбегав на разведку.

— Понятно.

А я как раз переживал на тему того, что мы будем делать, если монстры окажутся ещё сильнее прежних.

Продираясь сквозь листву, мы неожиданно наткнулись на селянина.

— А, Герой Щита-сама.

Что делать? Бежать? Хотя, нет, я слышал, что в последнее время многие сельские жители не верят тому, что меня объявили в розыск…

Будь это не так, они бы выразили недовольство ещё когда…

— Благодаря вам, Герой Щита-сама, нас никто не беспокоит и не мешает работать.

— Что, простите? — не веря своим ушам, я завертел головой. — Здесь?

— Да. Вам не верится, что это и есть наши сельскохозяйственные поля?

— Тут же лес один, куда ни глянь.

— Благодарим вас за семя, Герой Щита-сама, с ним нам удалось разработать крупные фермерские хозяйства.

При этих словах селянин с гордостью поднял палец вверх.

Ветки деревьев полнились плодами, похожие на спелые помидоры.

— Единственно, на что жаловаться можем, это на малое разнообразие плодов, однако нынче они стали символом нашей деревни.

— А вы даром время не теряли.

Всего месяц прошёл?

Удивительно, как они быстро оправились.

— Так никаких проблем у вас не возникало?

— Не возникало.

— Тогда… всё замечательно, наверное?

Селянин растянул губы в улыбке.

Наверное, именно этого желал некогда живший на этой земле создатель Биорастения.

Теперь его мечта воплощается в жизнь на моих глазах. Или её.

…Хотя, на самом деле, картинка получилась странная.

— Так куда вы направляетесь, Герой-сама? Разве Шильтвельт не в противоположной стороне?

— Ну, мы сбежали и оказались здесь.

Я беспокоился: можно ли жителю выкладывать все карты, так что перестраховался и не дал ему никакой конкретики.

— Эх… Похоже, дело серьёзное.

— Тебе легко говорить.

Это ведь не твоя проблема.

— Не волнуйтесь, никаким солдатам мы вас не выдадим.

— Правда это или нет, но всё равно спасибо.

Гррр…

— Я проголода-алась.

Фиро глядела на молодые помидоры аки волк на стадо овец.

А ведь точно, ей местных продуктов надолго хватило.

— Прошу, — указал селянин на плоды побольше, приглашая Фиро отведать.

— Ура-а!

Пока Фиро жадно насыщалась, нам тоже досталось несколько штук.

Вкус у них какой-то помидорно… мандариновый. Так-то они вкусные, но по моим меркам странные.

А вон Рафталия и Мелти за обе щёки наминают, то и дело прерываясь на восхищённые комментарии.

Во время обеда нас навестили несколько жителей, и угостили уже домашней едой.

— Спасибо, что так о нас заботитесь.

— Пожалуйста.

— На всякий случай… вы всё-таки ближайшее время будьте с этим особенно начеку.

Я намекал на то, что растения всё же опасные.

— Хорошо.

На этом наш привал закончился.

— До встречи.

— И вам, Герой Щита-сама. Мы будем молиться, чтобы однажды вы смогли доказать свою невиновность.


Густой лес тянулся до самой границы — и пересекать её мы собирались не выходя из чащи.

Расставшись с жителями деревеньки мы не прошли и пятидесяти метров, как оказались в магической клетке.

— Кья?!

— В чём дело?

— Ч-что происходит?

Квадратная клетка ограничила площадь где-то в сорок квадратных метров. А сама она из молний.

Её… кто-то только что магией создал? Или это просто ловушка?

Неужели селяне её поставили?

Это поэтому они нас задержали?!

— Б-беда! Кто-то напал на Героя Щита-саму-у! — крикнули в направлении деревни заметившие всё это жители, и поднялся гул.

Так всё же… это дело рук кого-то другого?

— Наконец-то я нашёл тебя, Наофуми!

— Значит, это ты… Мотоясу!

И тогда из чащи вышла группа Мотоясу.

В джунглях скрывались всё это время?

Молодцы, постарались.

— Наофуми, если я правильно помню, этот магический инструмент называется Клеткой Пленяющих Молний, — пояснила Мелти, оглядывая клетку. — Это стационарная ловушка, которая заключает в себя как цель, так и заклинателя.

— И заклинателя? В чём смысл такой ловушки?

— Смысл в том, чтобы цель заклинателя не смогла уйти.

Понятно. Так это контрмера против Фиро — мы ведь всегда полагались на её быстрые ноги в своих побегах.

(Далее соответствует ранобэ)

* * *

— Мотоясу-сама, пожалуйста, спасите мою младшую сестру от Демона Щита и его техники промывки мозгов.

Стоп, сука, прекращай подливать масло в огонь.

— Герой Щита-сама! И… Копьё… — воззвал к нам селянин снаружи клетки.

На Мотоясу он посматривал с беспокойством.

Несложно догадаться почему. Это тот самый тип, что благими намерениями довел деревню до катастрофы, однако они боятся, что если будут жаловаться ему в лицо, то государство — вернее, Церковь Трёх Героев — устроит здесь зачистку.

— И вашу промывку мозгов я тоже развею.

До чего же самовлюблённый тип.

Он посмотрел мне в глаза и поднял Копьё.

— В этот раз всё будет по-другому.

— …Это мои слова.

Если подумать, то и на второй день, и по окончании первого месяца моего пребывания в этом мире мне пришлось немало вытерпеть из-за Мотоясу.

Неплохо ведь будет отомстить ему за всё прямо здесь и сейчас?

Я переключился на Змеиный Щит Химеры и занял боевую позицию напротив Мотоясу.

Его группу составляют сука и ещё две спутницы.

…Кажется, среди них должен быть ещё и мужчина… Но это же Мотоясу. Мужики в гареме не нужны?

С нашей стороны: мы с Фиро на передовой, за нами Мелти, пытающаяся обезвредить ловушку, и защищающая её Рафталия.

— Хоть люди и спорят, кто победит в битве щита и копья… но моя победа неизбежна! — заявил Мотоясу с самодовольной ухмылкой.

— В этот раз чтобы хлюзду[12] не включал. Небось, опять жульничать вздумал, а? Знай своё место, клоун!

Мотоясу уже было открыл рот, но передумал.

Похоже, слова нам больше не нужны.

Вот и прекрасно. Я уже не тот, что прежде.

Пускай Мелти сражаться не может, у меня есть Рафталия и Фиро.

И теперь, когда Щит может показать свой потенциал во всей красе, я не проиграю.

Что же… пришла пора выяснить, кто сильнее, в честном поединке!

— Уо-о-о-о-о-о!

— Уо-о-о-о-о-о!

Мы одновременно шагнули навстречу друг другу, а затем и перешли на бег.

Фрагменты боя с Мотоясу

(Глава 68. Битва Щита и Копья).

Зачитав высокомерный по содержанию текст заклинания, сука выпустила в нас магию огня.

— Наофуми! Фиро-тян! "Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и помешай огненному дождю, направленному на сие!" Анти Цвайт Файер Скволл!

Перед тем, как приступить ко взлому клетки, Мелти осуществила попытку подавить заклинание среднего уровня, зачитанное сукой.

Однако полностью избавить нас от него у она не сумела, и дождь всё-таки прошёл.

К счастью, задел он только нас с Фиро, стоящих на передовой.

Заросли затрещали в пламени.

Окружающий лес стал огненной стеной.

Завидев расходящееся зарево деревенские запаниковали.

— Я не дам вам безнаказанно пинать Мотоясу-саму.

* * *

Ну а я… уже перетерпел похожий дождь, когда меня залили им рыцари во время волны. Вот и сейчас от него ни горячо ни холодно.

Но одну проблему он всё-таки создал — окрестные Биорастения оказались в огне.

Что за псих будет швыряется магией огня в джунглях? Хоть бы подумала, что от твоего царства-то останется.

— "Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и ниспошли благословенный дождь!" Цвайт Скволл!

Мелти постаралась потушить полыхающую чащу, чтобы защитить себя и Рафталию.

— Спасибо, Майн, — выставил большой палец Мотоясу, выражая суке благодарность за прикрытие.

Даже подобные мелочи в его исполнении выбешивают.

— Итак! Мотоясу-сама, сосредоточьтесь на Демоне Щита! Мы удержим птицу магией!

Его спутницы под руководством суки заговорили заклинания.

— Я пошла-а!

Фиро же, не уделив вражеским заклинаниям и крохи внимания, помчалась прямо на Мотоясу.

— Стой, Фиро!..

Не знаю, что там у них задумано, но нельзя бросаться сломя голову!

— Винд Тэкл!

Покрытое ветровой вуалью гигантское тело птицы как раз тянулось к Мотоясу.

— Бфу!..

Результат предсказуемый: воздушный снаряд откинул её и закрутил, да так, что ей снова пришлось задействовать крылья, чтобы остановить вращение и совершить мягкую посадку.

— Неожиданно. Попробую ещё раз!

Фиро снова помчалась на Мотоясу, так и не усвоив урок. И снова непонятная мне принципом действия магия подорвала её.

Да, стратегия боя у тебя никудышная.

Если я отвлеку внимание Мотоясу на себя, Фиро сможет заняться…

— Получай, Наофуми! Копьё Метеора!

Только Мотоясу высоко подпрыгнул, как его Копьё ярко засветилось и сгустком энергии полетело на меня.

— Гх?!

Я принял его прочнейшей частью Щита.

Но даже с ним ударная волна протрясла всё моё тело аж до костей.

Он совсем спятил, сразу использовать сильнейшую атаку?

Ну, хотя, в реальном бою приберегать её на последний момент смысла нет никакого.

Во мне ныла каждая косточка.

Пожалуй, это тяжелейший удар, что мне когда-либо приходилось держать.

Атаку Грасс выстоять было легче помогал — Щит Гнева.

— Ну, как тебе?! И это ещё не всё! Хаотичный Выпад! Копьё Парящего Дракона!

Мотоясу применял навыки один за другим. Он бил не переставая, даже не обращая внимания на Ядовитые Клыки, особый эффект Змеиного Щита Химеры.

* * *

Кх… Его сила атаки уже давно превзошла значения моих защитных показателей.

Не будь у навыков времени восстановления, он сразу продолжал бы натиск.

Если мы так и будем защищаться, победа нам не светит.

Что же делать…

Из-за суки и её девиц Фиро к нам даже приблизиться не имеет возможности.

— "Как источник силы, Фиро повелевает: расшифруй законы мироздания и сдуй сие яростным вихрем". Цвайт Торнейдо!

— "Как источник силы, я, следующая королева, повелеваю: расшифруй законы вселенского мироздания и обезвредь созданный сим вихрь". Анти Цвайт Торнейдо!

— "Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и обезвредь созданный сим вихрь". Анти Цвайт Торнейдо!

Заклинание Фиро пересилило подавление трёх человек и достигло цели, пусть и потеряв по пути большую часть своей мощи.

— Хай Квик.

— Винд Тэкл!

Фиро попыталась было воспользоваться замешательством и в сию же секунду бросилась на Мотоясу. Но, вот незадача, её снова повалили на землю.

Ситуация… откровенно нехорошая.

Ясно как день, что эти трое отлично подготовились к сражению с Фиро и меры противодействия у них заранее обдуманы.

Мотоясу пришёл сюда полный решимости убить меня.

Пожалуй, радует лишь то, что Рафталия и Мелти в список его целей не входят.

Не знаю, может, они их недооценивают или считают, что могут избавиться от них в любой момент, поэтому незачем размениваться.

Скорее всего, они знают, что если отвлекутся ещё и на Рафталию, то уже не остановят Фиро.

Тот факт, что они её втроём еле сдерживают, тому подтверждение.

Мелти атакует магией. А значит, достаточно мешать ей лишь тогда, когда она пытается эту магию применить. К тому же её Уровень невысок, много она не сделает.

Рафталия наверняка остерегается вступать в ближний бой из-за проблем с бронёй.

То есть, нет. Она наверняка уверена, что если подойдёт к Фиро, то их обеих накроют магией.

Дела идут неважно. Во многом исход боя определится тем, что истечёт быстрее — моя выносливость, или же Мана суки и её помощниц.

— А?!

Вот же шлюхи… они ещё и пьют магическую воду, чтобы восстановить Ману.

Плохо дело… выходит, мне нужно терпеть, пока у них не кончатся запасы магической воды.

— Ну и крепкий же ты орешек. Как может какой-то там щитовик стоять на ногах после того, как я разрядил столько навыков?..

Мотоясу уже запыхался, но всё продолжал разряжать в меня свои навыки. И раны мои всё серьёзнее и серьёзнее!

Я чувствую, как по телу стекает кровь.

— Своей силой я обязан не дотошному знанию мира, а тяжёлой жизни в нём.

С тех пор как я попал сюда, во всём приходилось полагаться только на метод проб и ошибок.

Я не отказывался ни от чего, что могло бы сделать меня сильнее.

Я жадно кидался на все бонусы экипировки, какие ни попадались на щитах.

Неужели… я всё равно проиграю просто из-за того, что мне не повезло с классом?

— Кьяа-а-а-а-а-а-а!

— Что?!

Мотоясу тут же переключился. Крик принадлежал одной из его спутниц.

Мы повернулись в её сторону.

Из предплечья торчало лезвие меча, прошедшее со спины насквозь.

Поскольку Мелти расценили помехой совершенно несущественной, Рафталия решила оставить её одну и поддержать нас, ушедших в глухую оборону.

— Вы так сосредоточились на Фиро, что ваша защита никуда не годится!

Вдруг позади неё возникла фигура Рафталии.

— Ах ты!

Придя в бешенство при виде проткнутой мечом спутницы, сука замахнулась на Рафталию.

— Хайд Мираж!

За секунду до приближающейся смерти Рафталия произнесла заклинание и силуэт её рассеялся туманом.

Рафталия разработала технику магического меча под названием "Клинок Ускользающих Теней". Хайд Мираж — одно из заклинаний, которым наделяет её эта техника. Это магия использует иллюзии, чтобы скрыть её.

Техника её, в общем-то, из иллюзий и состоит.

— Не позволяйте себя обмануть жалкой магии иллюзий! "Как источник силы, я, следующая королева, повелеваю: расшифруй законы вселенского мироздания и развей иллюзии". Винд Флэшер![13]

Магия Рафталии скрывает её с помощью обмана зрения. Иллюзия подобна туману, и Рафталия появилась оттуда так, словно туман этот сдуло ветром.

— Нашла!

Сука занесла меч над Рафталией.

Рафталию… ранят?!

У неё нет брони. Лишь та одежда, которой поделились селяне.

Меч суки наверняка высокоуровневый. Если он попадёт в цель, так просто она не отделается.

Не время выбирать средства.

"Щит Гнева!" — я, ни секунды не сомневаясь, бросился к Рафталии, на ходу активируя щит Проклятой Серии.

— А, стой!

— Уо-о-о-о-о-о-о-о-о!

Только успеть… Только успеть… Успе-е-е-е-е-е-е-е-е-еть!

Мир замедлился до такой степени, что мог показаться застывшим. Отмахнувшись от всего, что пыталось разъесть мой рассудок, я применил навыки:

— Эрст Шилд! Секанд Шилд!

Меж Рафталией и мечом появились два щита.

Послышался лязг: меч суки удалось отбить.

— Ха-а… Ха-а…

Я успел… сам не знаю как.

— Лови!

Только я вздохнул с облегчением, как Мотоясу направил на меня навык.

Если я правильно помню, это движение соответствует Копью Метеора.

С учётом того, насколько Проклятая Серия укрепила мой доспех и тело, а также улучшило зрительную реакцию, у меня должно получиться.

Я с силой обхватил сияющий наконечник Копья.

— Н-невозможно! Поймал Копьё Метеора?!

— У тебя пластинку, что ли, заело, одним и тем же навыком кидаться?! Какой идиот будет дважды подставляться под одну атаку, дурень?!

Обнаружив нападение, Щит Гнева активировал контратаку. Проклятие самосожжения пришло в действие.

Мощь этого пламени прямо пропорциональна моему гневу.

А когда на моих глазах чуть не зарубили Рафталию, гнев меня чуть не поглотил. Тот всплеск выработал огромное количество силы.

— Йа-а-а-а-а-а!

Чёрное пламя обожгло все тело Мотоясу. Тот принялся тушить его, катаясь по земле.

Гх… Если не сменить щит, я рискую лишиться рассудка.

— Сейчас ты у меня!

Сука не усвоила прошлый урок и снова попыталась зарубить Рафталию.

Чёрт… откат навыков!

Уже почти!..

— Шилд…

Поздно!

Рафталию…

Нож убийцы в руках суки вошёл в тело Рафталии.

— Аха-ха-ха-ха-ха, посмела пойти против ме… Что?!

На месте Рафталии остался только размытый силуэт — сама она исчезла.

— Вашей магии не хватило, чтобы окончательно свести на нет мою иллюзию. Теперь моя очередь!


(Глава 69. Приговор).

Рафталия возникла точно за спиной суки и нанесла удар по диагонали.

Дзынь! Та едва успела с полоборота блокировать меч Рафталии своим.

Догадываюсь, что в тот раз она наложила на себя сразу две иллюзии.

— Что ты о себе возомнила, насекомое?!

— Держите людей за насекомых… а разве такие слова достойны правителя?!

Рафталия с сукой вступили в словесную перепалку не опуская скрещенных клинков.

За меч, что держит сейчас в руках, сука явно отсыпала порядочно золотых. И, тем не менее, она не могла переломить меч Рафталии.

Хотя возможно, что до сих пор он не сломался лишь благодаря мастерству хозяйки; надо поспешить ей на помощь…

— Меня ещё рано сбрасывать со счётов!

Мотоясу, до недавнего времени катавшийся по земле весь в чёрном пламени, поднялся и перегородил мне дорогу.

— Тебя ведь сильно пожгло. Думаешь, что сможешь победить в таком состоянии? Вижу, ты и меня сильно недооцениваешь.

Я не сдерживался с Проклятием самосожжения, и Мотоясу должен был получить от него серьёзный урон.

При каждом шаге он немного пошатывался.

— Ничего такого, что не смогли бы залечить исцеляющей магией.

— А у тебя есть кому её применять?

К какой магии у Мотоясу предрасположенность — мне неизвестно.

Мельком глянув на его спутниц, я увидел, что та, которую ещё не ранили, изо всех сил применяла лечебное заклинание на ту, которую ранила Рафталия.

Сука же скрестила клинки с Рафталией, ей сейчас совсем не до нас.

— Про меня не забыли-и?!

— Фиро?! Ты в норме?

Фиро должна была потерять самоконтроль ещё тогда, когда я переключился на Щит Гнева. Но, как ни странно, сознание полностью при ней.

Возможно, это отличительная особенность Щита Гнева, но с момента Эволюции он всегда имел форму Щита Гнева II.

Поэтому сейчас у меня есть и Гнев Дракона, и Рёв, и Безумие Сородичей.

Такое чувство, будто я намеренно выбрал Щит Гнева I, чтобы не сводить с ума Фиро… но у меня ведь так не получилось.

— А что?

Невзначай проскользнув взглядом по Фиро, я заметил… что ахоге на её голове светится.

— Я почему-то стала та-акой лёгкой!

При всём при этом тело её покрывал чёрный огонь, конечности все в чёрных ожогах.

А рассудок на месте…

Да уж, подарки Королевы Филориалов невероятны.

— "Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и исцели сие". Олл Цвайт Хил!

Спутница Мотоясу наконец закончила читать длинное заклинание и приступила к лечению.

Лечение по площадям, значит. Они и это умеют?

— Спасибо!

Вот только… Мотоясу, ты допустил один большой просчёт.

Исцеляющий свет пал на него и всю его группу.

— Отлично… А-а?

Магия лечения, которую с такой надеждой ждал Мотоясу, едва ли на него подействовала. Он обескураженно склонил голову.

— Что, небось, думал, что после моей атаки вот так раз и залечишься? Увы и ах. Я ещё и такое умею.

Забавно было наблюдать его недоумённую физиономию. Побочный эффект Проклятия самосожжения замедляет любое лечение.

Его долгожданная магия не принесла практически никакой пользы.

— Я считаю, исход предрешён.

Вернувшаяся в строй спутница бормотала заклинание, целясь в Рафталию.

— Фиро, — приказал я помочь той.

— Е-есть!

Фиро побежала гораздо быстрее прежнего.

Рафталия и её противница расцепили клинки, но только Рафталия попыталась выставить меч в защитную стойку, как подбежала Фиро и отбила заклинание рукой.

— Это ещё не конец!

Мотоясу жизнь так ничему и не научила — набросился на меня с Копьём.

— Эрст Джевелин!

Брошенное Копьё полетело в меня.

— И не надейся!

Я схватил прилетевший снаряд. Копьё слегка звякнуло, а рука отозвалась лёгкой болью.

Как только я схватил его и подавил импульс, оно моментально переместилось обратно в руку Мотоясу.

Дистанционный навык… действительно, Проклятие самосожжения не срабатывает от дальнобойных атак.

Он понял это с первого взгляда — какой-никакой, а геймер всё-таки.

— Я… я не могу здесь проиграть! Если я проиграю, то Демон Щита овладеет и принцессой Мелти, и Рафталией-тян, и Фиро-тян.

…Должен признать, его уверенность в том, что он до сих пор воюет на стороне справедливости, заслуживает уважения.

Но всё же, почему он считает меня злодеем?

Неужели Мотоясу видит во мне кого-то вроде промежуточного босса игры?

Как-то неприятно даже. Какой я тебе к чёрту босс?


(В веб-версии совместных заклинаний, за исключением поглощения Архиепископова феникса, не было. Также Архиепископ не называл себя богом, а в ранобэ сцена с отражением Копья Луга значительно дополнена. В веб-версии отсутствует фрагмент с появлением армии и выпилом её Архиепископом — последняя появилась уже после его поражения.)

Наказание и разговор с королевой

(Главы: 74. Королева, 75. Выговор, 76. Сука и подонок, 77. Падение ниц и 78. Соглашение.)


— Ясно. Значит, он уже может пойти со мной?

— Куда ты собралась?

— В замок, куда же ещё.

Королева раскрыла веер и спрятала за ним лицо, приобретя вид удивительно грозный.

— Мама страшна в гневе… — Мелти дрожала и пряталась за моей спиной.

Я чувствую её неприязнь. Значит, она вызвана злостью?

— Собираешься меня казнить?

— Ни в коем случае, Иватани-сама.

Её скрытая веером улыбка разрядила атмосферу.

Ну, раз меня во сне не убили, значит, наверное, можно не опасаться?

— Мне хочется, чтобы вы присутствовали, когда это произойдёт. Хо-хо-хо.

— Что ты задумала?

— Это сюрприз, который ожидает вас по прибытии в замок. Нам о многом нужно поговорить, но я предпочту ответить на вопросы после, Иватани-сама.

Кажется, она создала ситуацию, в которой я не смогу отвертеться от похода в замок.

Без неё мне свою невиновность не доказать, так что придётся последовать за ней.

Да и у меня нет причин отказываться.

— Позволь кое-что спросить.

— Я предпочла бы ответить уже после визита в замок, но… что вы хотели?

— Это правда, что… ты послала Мелти в эту страну, зная, что всё так обернётся?

Этот вопрос меня сейчас волнует больше всего.

Может статься, что всё случившееся подстроила королева, и к тому же, что по приезду в замок всех Героев поймают и убьют.

— …Правильно будет сказать, что я рассматривала такую возможность и опасалась её.

— Э?!

Мелти, продолжая дрожать, перевела взгляд на мать.

— Я не рассказывала об этом Мелти, но я отправила её не из-за того, что она хотела повидаться с отцом, а потому, что он сам истерично просил о встрече с ней. У него много навязчивых идей.

Он… подонок хотел встречи. И королева, несмотря на все подозрения, всё же позволила ей поехать?

— Если бы ничего не случилось, то ладно. А если нет… на подобный случай я проинструктировала Тень.

— Проинструктировала?

— Да, о том, что если он попытается убить Мелти и обвинить в этом Героя Щита, то её надо Герою Щита и доверить.

Королева щёлкнула пальцами.

Вокруг, откуда ни возьмись, появилась группа Теней.

— Печально слышать.

— …Прошу прощения за причинённые неудобства. Однако благодаря этому мы решили множество проблем.

— Я не о том. Что бы ты делала, если бы Мелти всё-таки убили?! — заявил я, тем самым раскрыв своё к ней сочувствие.

Сама Мелти стояла грустная, опустив глаза.

— За ней всегда следовали двое телохранителей, они же различными способами помогали вам, Иватани-сама.

— Понятно…

— Например, один из рыцарей, которые покушались на неё.

Одна из Теней вдруг превратилась в рыцаря, прямо как в аниме про неуловимого вора!

— Селянин.

Другая — в одного из жителей восточной деревни, что помогали нам.

— Торговец из соседней страны.

И даже тот чужестранец, что меня благодарил…

А ведь если подумать, с чего бы в таком месте появляться людям из соседней страны.

— Подробности объясню позже. К тому же, как я понимаю, когда над Мелти нависла угроза, Тени вмешались напрямую?

А ведь и правда… Тень была с нами и тогда, когда Церковь организовала на нас засаду.

Когда я думаю об этом сейчас, то понимаю, что тогда ситуация была действительно опасной.

Пусть нам с Фиро и не был страшен яд Теней на стороне Церкви Трёх Героев…

— Мама… ты знала, что меня могли убить?

— Всего лишь возможность, — категорично ответила королева, и Мелти повесила голову.

Конечно, чего ещё ожидать от родителя суки и жены подонка. Ей по определению не положено быть хорошим человеком.

— И вы называете себя родителями?

— Я не вправе это оспаривать, пусть биологически я и её мать. Оправдываться можно сколько угодно, но ведь это лишь слова… И всё же. Понимаете ли вы, как отразились на мне долгие годы жизни в качестве королевы этой страны?

Ух… её критикуют, а она совсем не поддаётся.

Могу только сказать, что они с подонком — два сапога пара.

— Но… Я верила в вас, Иватани-сама. Такой ответ вас устроит?

— …Беспринципная.

— В противном случае я не смогла бы защитить эту страну.

— Эх… тебе просто нужно, чтобы я пошёл с тобой?

— Наофуми-сама?! — обеспокоенно воскликнула Рафталия.

— Я не думаю, что нам позволят отказаться. Придётся сходить. С учётом того, что королева помогла с лечением, я не думаю, что она нам враг.

— Да, я очень хочу, чтобы вы присутствовали при этом.

Она явно из тех, кто может помочь, если наши пути совпадут.

Я не знаю её целей, но если она захочет пойти против нас — что ж, придётся воспользоваться Гневным Щитом ещё раз.

— Повозка божественной птицы также находится у меня. Я возвращаю её вам вместе со всем багажом.

— Правда?!

После слов королевы Фиро выскочила вперёд.

— Да. Она стоит перед госпиталем, можете убедиться в этом сами.

— Ура-а! Мел-тян, пошли!

— Ага!

Фиро и Мелти тут же выбежали из палаты.

Любят же они повозки.

Проводив их взглядом, я посмотрел на королеву.

— Что-то меня немного смущает.

Я никак не могу отделаться от чувства, что за её необоснованной добротой ко мне что-то стоит.

Она обратила против себя Церковь Трёх Героев — более того, благосклонно отнеслась к Демону Щита — и хотелось бы узнать почему.

А что за этим стоит — об этом я вообще не имею представления.

По крайней мере, не верится, что она действует из высоких побуждений, вроде совместного противостояния волнам.

Или я ещё чего-то не знаю?

— У меня есть цель. И я ничем не поскуплюсь на пути к ней. Возможно, наши взгляды на вещи отличаются, но я верю, что по отношению к тем двоим разделяю ваши чувства, Иватани-сама.

Разделяет мои чувства…

Хоть я и не знаю, о ком она, но у меня в голове сразу всплыли их лица.

После прихода в этот мир мне пришлось многое узнать.

И, по крайней мере, могу с уверенностью сказать, что женщина передо мной думает о том же, о чём и я.

— Хорошо, пока что я тебе доверюсь.

— Благодарю, Иватани-сама.

Получив моё согласие, королева улыбнулась.

И даже за этой её улыбкой чувствовалась сильная воля.

— Олткрей… Малти… это ещё далеко не конец…

* * *

— Что же, а теперь пришла пора заново представиться. Я — королева Мелромарка, Мирелия Q Мелромарк. Прошу любить и жаловать.

— А… ага…

— Приятно… познакомиться…

— Да уж… ничего себе…

Обронили в ответ Герои.

Их такое совершенно ошарашило.

— Герой Щита-сама, я хотела бы попросить вас сегодня уделить мне немного времени.

— Зачем?

— Обсудим за столом. Остальных же Героев попрошу ожидать в гостевой.

— А что насчёт Майн? — спросил Мотоясу, с тревогой глядя на суку, кляп которой по-прежнему не позволял ей говорить.

— Нам предстоит небольшой разговор о её нынешнем положении в этой стране. В зависимости от того, как сложатся обстоятельства, будьте готовы к тому, что вам понадобится новый спутник.

— Л-ладно…

Как того пожелала королева, троицу выпроводили из тронного зала.

Остались только Рафталия, Фиро, Мелти да я.

— Уф… — с облегчением протянул подонок: похоже, его сильно беспокоило то, что остальные Герои за всем этим наблюдают.

— Что ещё за "уф", а?! Мы ещё не договорили!

— Я не виноват! Это всё Щит!

— Вот-вот! — поддержала сука подонка, едва её развязали.

Раздражает.

— Мам! Этот извращенец меня чуть не изнасиловал!

— И что с того?

— Что с того?! Мама, он хотел украсть мою невинность! По-твоему, это пустяк?!

— А ты была девственницей? Думаешь, я ничего не знаю? Невинность ты свою потеряла ещё…

О, так она с самого начала никакой девой непорочной не была?

Если подумать, то на момент объявления меня насильником она прикидывалась авантюристкой, а принцессой представилась позже, ведь изнасилование… — вернее, попытка изнасилования принцессы, поскольку её спас Герой Копья — плохо сказалась бы на её репутации.

В таком случае, видимо, следует считать, что история о спасении Героем Копья относилась к авантюристке, а принцессу в обществе выставляли совсем другим человеком?

В общем, на деле сука и правда той ещё стервой оказалась.

Зашибись.

— К-как, откуда ты знаешь?!

— Как наивно полагать, будто я не в курсе твоих дел. К тому же, если бы между тобой и Героем Щита — то есть, Иватани-самой — действительно что-то было, от тебя было бы больше проку…

* * *

Ну и я, конечно, тем более ради процветания этой страны и пальцем о палец не ударю.

Оставь надежды уже.

— О? А Тень мне рассказывала, что у вас с Мелти есть шансы.

— Плохо смотрела.

— М!..

— Чего? А-а… настолько неприятно, когда тебя держат за ребёнка?

Ох уж этот переходный возраст.

— Как погляжу, надежда ещё есть. Что думаете? Мелти ведь будущая королева. Не хорошая ли перспектива — сломить эту страну изнутри своей марионеткой?

— При таком раскладе я и сам рискую стать твоей куклой. И вообще, больше всего я хочу поскорее убраться из этого мира.

— Это тоже не проблема… Просто позвольте Мелти родить от вас ребёнка, Иватани-сама.

(Допроса суки через рабскую печать не было ввиду отсутствия остальных Героев в зале.)

* * *

— Думаешь, я простил бы их?

— Я много думала над тем, как доказать вам их искренность так, чтобы вы это сделали.

Искренность… это, конечно, неплохо, но то, что происходит сейчас радует куда больше.

— Что станет с этой страной, если я перестану быть принцессой?!

— Останется Мелти. Она бесконечно достойнее тебя, страна с ней будет процветать.

Ежу понятно, что Мелти королевский престол заслужила куда больше суки.

И кажется, что в ходе наших злоключений она заметно выросла.

* * *

— С наместниками проблем не прогнозировалось. Когда случилась первая волна, я была в поездке по дипломатическим делам. Наши же внутренние я привела в порядок, а страну оставила на человека, которого заслуженно считала своей правой рукой, но…

— Но?

— Он погиб с волной… Этого человек был в глубоком почёте среди полулюдей…

Не повезло ему… Так поэтому за главных в стране остались только подонок и прочая ничего не смыслящая в политике шушера?

…И правда, не могли же в стране жить одни только бестолочи.

До сих поря считал, что на места назначены неопытные кадры.

Или, в крайнем случае, что им затыкал рот Подонок с помощью своей власти.

— В результате, сообщение об этом поступило ко мне одновременно с новостью о призыве Героев!

Королева отвесила подонку пощёчину.

— Фгх…

А-а, она вне себя от злости. Наверное потому, что несмотря на многочисленные проблемы не могла вернуться в страну.

* * *

— А я ведь сказала тебе не препятствовать Герою Щита! Ты хоть понимаешь, сколько раз мы из-за этого чуть не оказались втянуты в войну?!

— Гхо!

— И о чём ты думал, когда после окончания второй волны пытался конфисковать рабыню Героя Щита, которую я с таким трудом ему предоставила?!

Что?!

Что она только что сказала?

— Постой-постой, ты устроила мне встречу с Рафталией?

— Подробности потом. Я с ним ещё не договорила.

Ух… она сейчас совсем бешеная.

— Из-за твоих личных решений дворяне начали строить заговоры за твоей спиной в надежде взять власть в свои руки, по Шильтвельту прошла волна бунтов, а Шильдфриден начал готовиться к войне!

Что-то мне… стало немного жаль королеву.

* * *

Видимо, вдоволь отчитав и избив подонка, королева спустила пар, поскольку затем она вновь повернулась ко мне и прикрыла рот веером.

— Я хочу рассказать ещё… многое, но об этом мы поговорим с Иватани-самой позже.

— Нет, спасибо… обойдусь без пересказов эпосов.

— Это необходимо. Потому как Иватани-сама тоже послужил причиной многих проблем.

Ох… И каких же, интересно? Хотя, лучше не знать.

Если честно, я-то тоже не безгрешен.

Ну, я в поступках никогда не раскаивался, да и сейчас не намерен.

— Например, то, как вы спустили монстров на торговца.

— Хм…

— Тот скандал в таверне.

Надо же, сколько интересного она обо мне знает.

— И кто же замял всё это прежде, чем слухи добрались до моего мужа?

— Мне что, тоже выговор полагается? Спешу огорчить, но я не такой, как он.

— Нет-нет… Я просто хочу, чтобы вы выслушали.

— Я не считаю, что поступал неправильно.

— В этом я согласна. Благодаря вашим стараниям у меня получилось выкроить пару минуток на отдых. Глобальных проблем вы не создали.

— Хм-м…

— Как бы там ни было, мои муж и дочь заслуживают куда более серьёзного наказания.

* * *

— "Прошу вас, Герой Щита-сама! Одолжите нам вашу силу!"

— "Герой Щита-сама, пожалуйста, сражайтесь за нашу страну!"

Сказали Тени, имитируя их голоса.

— Как вам такое?

— Как мне? Ну…

Приятно, конечно, что их силой приклонили к земле и заставляют меня умолять, но…

Приятно, но… это не совсем то, чего я хотел.

— Тогда можете, например, наступить им на головы?

— О!

Чёрт, и как я сам не догадался.

— Наофуми-сама!

Пропустив слова Рафталии мимо ушей, я принялся втаптывать их головы в пол.

Возможно, Рафталия просила меня отказаться и стать в глазах общества показательным Героем.

Прости, но я не такой.

Да и не хочу я, чтобы народ ошибочно почитал меня за святого. Ну, с другой стороны, и обыкновенным человека, топчущегося на голове короля, вряд ли назовёшь.

Я не понимаю Рафталию. Унижение, что они сейчас испытывают, — ничто по сравнению с тем, что вытерпел я.

Поэтому позволь мне довольствоваться хотя бы этим.

Кстати, в итоге она так и не стала меня останавливать.

Наверняка и у Рафталии есть к Суке претензии.

Если подумать обо всех тяготах, которые мы испытали из-за Суки и Подонка, у неё нет причин вступаться за них. Так что результат предсказуем.

— М-м-м-м-м-м-м-м-м-м!

— Фм-м-м-м-м-м-м-м!

Сколько я их давлю и унижаю, а они всё не оставляют попыток сопротивления.

Через некоторое время Подонок всё же успокоился, и его отпустили.

Что-то он… выглядит шокированным, словно изнасилованная девушка, а из глаз его почему-то текут слёзы.

* * *

— Прежде всего, вы ведь хотели задать мне какой-то вопрос?

— Я хочу, чтобы ты рассказала мне о ритуале призыва Героев и Церкви Четырёх Святых, о прошлых Легендарных Героях и истории этой страны, обо всём твоём вмешательстве в покупку Рафталии и о том, почему ты до последнего скрывалась в тени.

У меня ещё другие вопросы есть, но интересны в первую очередь эти.

— Понятно. В таком случае, начну с разговора о Легендарных Героях.

* * *

— Теперь вернёмся к легенде. Когда на мир обрушилась первая волна, правители всего мира собрались на конференцию, темой которой стал призыв Героев.

Королева отлучалась в другую страну, представляя на всемирной конференции Мелромарк, и на ней же постановили, что стране выпадет шанс призвать их четвёртой.

Согласно традиции, Легендарные Герои призываются сильнейшими из стран, и первым должен был стать Фобрей.

Сколько Героев призовётся за раз — неведомо никому. Но страна, у которой это получалось, значительно возвышалась в глазах остальных.

Однако Четверо Легендарных Героев на призыв не отвечали.

И это неудивительно. В ходе расследования выяснилось, что святую реликвию подменили фальшивкой, а что ещё важнее — пришло сообщение о том, что Мелромарк призвал всех Четырёх Героев сразу.

Новость стала неожиданностью даже для самой королевы. Её страна проигнорировала порядок, определённый всем миром, каким-то образом подменила реликвию и провела ритуал самостоятельно.

— В результате расследования мне удалось узнать, что всему виной заговор Церкви Трёх Героев. Если вы не против, я опущу рассказ обо всех трудностях, с которыми пришлось столкнуться до этого момента.

— Могу только посочувствовать.

— Премного благодарна.

— Так что у них за реликвия была?

— На первый взгляд — обычный кусок металла. Но как мы ни старались, а определить, что это за металл, не смогли…

— Другими словами, люди из разных стран собираются вместе, используют реликвию и призывают нас?

— Да…

А если бы призыв провалился, реликвией воспользовалась бы другая страна, и так до положительного результата?

— Но самая главная проблема состоит в том, что призыв Четырёх Священных Героев служит ещё и церемонией, позволяющей оценить опасность возникшей ситуации.

— …И вы призвали всех четырёх за раз?

— Да… и это означает, что ситуация предельно серьёзная.

— Раз всё настолько серьёзно, почему другие страны попросту не напали на Мелромарк?

— Благодаря моим переговорам… и не только. Большую роль сыграли и вы, Иватани-сама, и остальные Герои. С ними нам тоже не помешает кое-что обсудить, только немного позже.

— А почему Церковь Трёх Героев тянула до последнего, чтобы попытаться убить меня?

— Вы нужны были живым, чтобы не разгорелась война. Возможно, они… надеялись, что о вас позаботятся волны.

Понятно, даже Церковь не верила, что мне хватит упорства выжить, если против меня ополчится весь мир.

— Или, как вариант, они ждали, пока другие Герои станут сильнее.

— Возможно и так.

Если меня быстро убить, разгорится война. Возможно, они опасались, что в таком случае пойдут прахом все их усилия по облапошиванию Трёх Героев.

— Плохо, так говорить, но Герои… не слишком думают о последствиях, поэтому Церковь сочла, что сможет ими манипулировать.

— Ну, тут не поспоришь.

Они до сих пор не избавились от ощущения, что играют в игру. Они видят зло, которое должно быть наказано, лишь перед собой, да ещё и через надетые на глаза розовые очки, и не сомневаются в своих союзниках.

— Разумеется, мы пытались действовать. Многие страны приглашали Героев к себе, особенно вас, Иватани-сама. Героям отправляли немало пожертвований. Но вы отвергли их все до единого.

— Чего?!

Мне этот абсурд не послышался?

— Вы не можете вспомнить, как от всего отказались? Это произошло на третий день после призыва.

— А?

Я попытался вспомнить третий день своего пребывания в этом мире.

В ту пору меня как раз обвинили, я был в смятении и слал к чертям всех, кто пытался ко мне приблизиться.

Неужели…

…среди них затесались и люди с благими намерениями?

Тогда для меня каждый, кто бы ни предложил что-нибудь хорошее, казался обманщиком, что лестью пытался втереться мне в доверие…

"Отвалите от меня!"

По-моему, ко мне подходили некоторые, кто вежливо приветствовали и говорили, что понимают, как мне тяжело…

Да ладно?

Получается, своими приказами отвалить я прогнал всех Шильтвельтских послов?!

Из-за того, что отвергал окружающих?..

А-а-а-а-а-а-а-а-а!!

Я упал на колени и схватился за голову.

— Вот и меня это озадачило. К тому же следом вы стали преступать закон и доставлять сплошные неудобства.

— Угх…

Королева посчитала меня какой-то шпаной. В её голосе явственно чувствовался укор.

— Впрочем, благодаря этому мне удалось уладить ситуацию при помощи большого количества заведомо ложной информации.


Другие герои создавали проблемы, а я носился по всей стране и как заправский уборщик прибирался за ними. Это и пошатнуло веру жителей страны.

— Теперь, когда Церковь Трёх Героев лишилась остатков влияния, мы обратимся за помощью к Церкви Четырёх Святых, чтобы они восстановили доброе имя Героя Щита в легенде.

Что тут сказать, Церковь Трёх Героев явно не страдала излишней избирательностью в методах.

* * *

— Идём дальше, с Рафталией… тьфу, с Работорговцем меня познакомила тоже ты?

— Вернее сказать, я поручила это Тени. Ведь я не знаю, что он за человек.

Кстати, ведь при нашей первой встрече он сказал слова, которые теперь кажутся мне странными.

"Был один клиент, который изъявил желание иметь в качестве раба героя, и я подошёл к Герою-саме в том числе потому, что рассматривал такую возможность, но затем передумал. О да."

Так он сказал на нашей первой встрече.

Клиент, который хотел Героя-раба. Звучит странно, хотя есть ли в этой стране такие типы — отдельный вопрос.

— О деталях я наслышана. Вспомните, пожалуйста, и подумайте хорошенько. Разве может кто-нибудь в здравом уме продать раба за какие-то двадцать серебрянников?

— Ну-у… наверное, нет.

Если подумать над тем, что он сторговался на цену, которая не вызвала бы подозрений, то наверняка изначальна цена раба была повыше.

Но подозреваю, что и цену за того Вервольфа он назвал ненастоящую.

По крайней мере, в его шатре всё оказалось намного дешевле, чем я того ожидал, побывав в прочих не связанных с работорговлей магазинах.

Да уж, вот от кого, а от Работорговца такого точно не ожидал.

Помогает мне у меня за спиной.

— В каких бы обстоятельствах мы с Наофуми-самой ни повстречались, я всё равно вам благодарна, — с улыбкой сказала Рафталия.

…Согласен. Что бы там ни творилось за сценой, оно не меняет того факта, что я выкупил Рафталию из рабства.

Если у Рафталии нет тёмных секретов, то всё нормально.

А самое главное, не доведись ей встретиться со мной, и она бы, скорее всего, там и умерла.

Наверняка тех рабов, включая Рафталию, продавали на убой.

К тому моменту я смог поднакопить денег, а работорговец выставил рабов, от которых хотел избавиться.

Ведь я бы что-то заподозрил, если бы мне с порога предложили отличного раба за бесценок.

Однако Рафталия превзошла все ожидания и выросла… в товар высшего сорта.

Если как следует подумать, Работорговец меня очень здорово выручил.

— Хорошо, следующий вопрос. Что не давало тебе вернуться в страну?

— Думаю, из прошлых разговоров вы уже поняли. Когда моё терпение практически иссякло, Олт… Подонок вдруг попросил о встрече с Мелти, а я воспользовалась этим шансом и растянула сети. Одновременно я готовилась поймать на горячем Церковь Трёх Героев.

И благодаря принятым ею мерам… победа оказалась за нами.

— Я не допускала мысли, что в распоряжении Церкви Трёх Героев есть дубликат Четырёх Священных Орудий.

* * *

— Кстати, вы помните авантюристов, которые пытались навязаться к вам в группу?

— Ага…

Это случилось немногим после того, как я пришёл в этот мир.

— Спустя несколько дней обнаружили их обезображенные трупы.

— Гхе?!

— А ещё помните солдата, который просил вас расписаться на его одежде?

(Если кто-то пропустил этот отрывок в Становлении Перевода, первоначально парнишка-маг из добровольцев попросил Наофуми расписаться.)

— Да.

Он попросил, я расписался. Неужели…

— Его убили?!

Парень всего лишь честно выполнял свою работу. Не хочу, чтобы его постиг такой конец.

— Нет… Но одежду с вашей росписью украли. Насколько мне известно, его преследовали каждый день, пока не добились своего.

Вот же ж… Очень неприятная история.

— Добавлю напоследок, что, как оказалось, одежду продали на чёрном рынке за баснословную цену.

Надо будет извиниться перед ним при следующей встрече.

— За тех солдат, что помогали вам, вступилась я, Иватани-сама.

— А-а, так вот почему их не наказали?

— А ещё несколько дней назад кто-то напал на капитана рыцарского корпуса и убил. Преступника ещё не поймали, но мы полагаем, что это…

Да уж, Шильтвельт и правда те ещё радикалы.

* * *

— Один раз я тебе поверю. Но в следующий — нет, ни при каких обстоятельствах.

— Большое вам спасибо, — отозвалась королева и снова низко поклонилась в знак признательности.

Возможно, я был слишком мягок.

Однако, если я буду сомневаться абсолютно во всём, то не смогу двигаться вперёд.

Я… никто не совершенен.

Враги Героев — не страны, а волны.

Если в следующий раз Грасс атакует и застанет сражающиеся друг с другом страны, ей ничего не будет стоить уничтожение всех нас.

Нельзя забывать, что на прошлой волне она разом разобралась с тремя Героями.

Мне незачем наживать себе ещё врагов.

До сих пор меня атаковали с двух фронтов, но теперь расклад изменится.

Одолею волны — смогу вернуться в свой мир.

Поэтому теперь я сосредоточусь на подготовке к волнам… и битве с Грасс.

Честно говоря, это довольно большой шаг вперёд.

— В дипломатическом плане нам ничто не угрожает?

— Если вы и правда согласны на условия, это решает большую часть проблем… и в настоящее время угрозы, пожалуй, нет. К тому же когда проблемы были, именно вы стали тем Героем-самой, на которого можно положиться. Я буду действовать в соответствии со своей клятвой вам, Иватани-сама, и поэтому надеюсь на сотрудничество.

— Ты полагаешься на меня во всем, но остальных Героев не накажешь?

— Верно. В конце концов, наказание Четырёх Героев только добавит критики в адрес нашего государства… к тому же, распространяя идею о вашем объединении, чтобы одолеть Церковь Трёх Героев, наказать их будет трудно.

— Понятно… какая досада.

Я-то надеялся, что ребята на своей шкуре ад прочувствуют. Но что ж, получат своё в другой раз, уж я прослежу.

Нам ещё многое нужно обсудить, но на сегодня, пожалуй, достаточно.

— Вы не могли бы сохранить наш разговор в тайне от других Героев? Они всё ещё дети.

* * *

— Ты будешь моим другом даже после того, как мы расстанемся?!

— Ага! Я навсегда останусь твоим другом, Фиро-тян.

Это всё, конечно, трогательно, но прощание… не рановато ли, если мы сегодня из замка уезжать не собираемся?

Да и с королевой мы ни о каких встречах не договаривались.

Но вслух я этого не скажу.

Так их дружба станет только крепче.

Они обе обзавелись верными друзьями.

Глядя на их разговор, Рафталия взяла меня за руку.

Я молча сжал её ладонь в ответ.

Послесловие

Здравствуйте, новые читатели.

Спасибо, те, кто покупает все тома.

И еще спасибо всем тем, кто купил тома после прочтения вебки.


В четвертый раз я начинаю послесловие одними и теми же словами. В следующий раз придумаю что-то другое.

Кстати, надо бы, наверное, не только про саму книгу писать. Буду отныне добавлять в конце что-нибудь еще.


О сюжете четвертого тома.

Дописать пришлось целый эпизод.

Зато продолжила, наконец, историю об аристократе, мучившем Рафталию в первом томе.


Снова о Мелти.

Есть в этом томе сцена, в которой Мелти тихо делится чувствами с Фиро, чтобы Наофуми не услышал.

Она сомневается, размышляет, никак не может унять собственные мысли и потому страдает.

В этом, видимо, ее шарм.

А еще она великолепна тем, что ладит с бесшабашной Фиро.

Как вы уже заметили, она вовсе не кичится своим положением.

Этим она заметно отличается от большинства подобных персонажей.

Если Сука обожает роскошь, то у Мелти есть перед ней плюс в том, что к роскоши она в целом безразлична.


Об имени навыка Гневного Щита.

В вебке Blood Sacrifice имел немецкое название: Blutopfer.

Мне казалось, имя выглядит круто, но оставить его помешали мысли о том, что читатели не поймут смысла слова, так что теперь название английское.

Сам по себе навык относится к типичному классу "пожертвовать собственным здоровьем, чтобы убить врага".

Это обоюдоострое оружие проклинает того, кто им пользуется.

В вебке навык превратился в козырную карту Наофуми, которой он пользуется в самые критические моменты. Интересно, что будет с ним в печатке?

Сработает ли правило, гласящее, что второй раз та же коронная техника не срабатывает?

Кстати, остальные Герои тоже смогут пользоваться подобными навыками, если их ярость дорастет до того же класса.


О Фитории.

В вебке Фитория не меняла форму и не разговаривала.

Этим она сильно отличается от Фитории из печатки.

Кстати, еще в вебке она еще сильнее напоминала Фиро голосом и мышлением.

Впрочем, она все-таки королева, а потому очень умная.

Да и Фиро, видимо, тоже, хотя постоянно дурачится и никак не хочет учиться.


О дубликатах Оружия.

Древние артефакты, созданные во времена, когда люди пытались имитировать оружие Священных Героев прошлого.

Но технология их создания уже давно утрачена.

Главная сложность с ними стоит в том, что пользоваться ими очень дорого. Ну, в томе об этом хорошо сказано.

Кстати, даже если бы Архиепископ и победил, дубликат все равно истощил бы запас энергии, и его пришлось бы заряжать с нуля.

И заряжался бы он несколько веков…

В общем, суть здесь в том, что в дело дубликат пустили лишь потому, что угроза нависла уже над существованием Церкви как таковой.


Об Архиепископе.

Наверное, их с Подонком нельзя назвать лучшими друзьями, но в лицо друг друга они наверняка знают.

Шаблон этого персонажа — серый кардинал, не участвующий в войне, но строящий козни.

В этом смысле он сильно отличается от Подонка, и даже противопоставляется ему.

Они добиваются одного и того же, но не могут объединиться друг с другом. Такие дела.

Также можно заметить, что если у Подонка есть причины ненавидеть полулюдей и Героя Щита, то у Архиепископа их нет.

И это, с точки зрения тех, кому ненависть предназначена, очень неприятная вещь.

Нельзя помириться с врагом, который ненавидит тебя безо всяких причин.

Он не из тех злодеев, с которыми можно подружиться и найти общий язык, а из тех мерзавцев, которые будут тебя ненавидеть во что бы то ни стало.

Наверняка Архиепископ не видел ничего плохого в том, как живут в его стране полулюди.

А Наофуми и его отряд с его точки зрения — назойливые вредители.

Поэтому его ненависть к ним граничит с безразличием… и этим сильно отличается от той бушующей ярости, что присуща Подонку.


О королеве.

Она же мать Суки и Мелти.

Хотя в Мелромарке царит дискриминация полулюдей, она прекрасно понимает Героя Щита.

Можно долго говорить об истории ее любви к Подонку, но лучше не будем. Скажу лишь, что она сильно расширила свой кругозор в ходе изучения легенд, истории Мелромарка и заграничных поездок.

Именно поэтому она не из тех, кто травит Героя Щита просто за то, кто он есть.

Как понятно из сюжета тома, ее план состоял в том, чтобы склонить Героя Щита на свою сторону.

Конечно, поведение ее тоже довольно сомнительное, но уж лучше такой правитель, который думает о будущем страны.

Правда, все ее планы пошли прахом, так что теперь ей приходится идти на все, чтобы загладить вину перед Наофуми.

Впрочем, ее это не сильно тревожит, ведь подобно тому, как Мелти без ума от Филориалов, королева проявляет огромный интерес к легендарным Героям.

К тому же о характере Наофуми ей многое поведало то, как он обращался с Мелти.


О составных заклинаниях и ритуалах.

Составные заклинания — те, что произносятся несколькими людьми одновременно. Ритуалы — те, где людей несколько сотен.

Это одна и та же категория заклинаний, отличаются они лишь масштабом.

Сильная сторона составных заклинаний — их тяжело подавить. Слабая — в том, что они сильно зависят от координации усилий.

Ритуалы — в первую очередь военная магия. Если проводить параллели с современным миром, они играют роль танков и пушек.

Во многом исходы воин решаются именно масштабом ритуалов каждой из сторон.

Конечно, на первый взгляд может возникнуть вопрос: "Зачем вообще Герои, если есть такая магия?!" но, как показал сам Наофуми в ходе тома, пережить ее все же можно, и как раз поэтому Герои нужны.

Скажем, какой-нибудь дракон бы ритуал тоже наверняка пережил.

А уж среди волн сильных врагов много.


О работе над томом и прочее.


Об аристократе из прошлого Рафталии.

На самом деле у меня в ходе работы над третьим томом появилась идея сделать его тем правителем, которого сверг Ицуки.

От идеи пришлось отказаться из-за нехватки страниц, но наработки удалось встроить в четвертый том.

Изначальный замысел состоял в следующем: после того, как Наофуми подслушивает разговор отряда Ицуки в трактире, он возвращается в гостиницу и узнает, что Рафталию похитили. Фиро чудом удается спастись, и они несутся в особняк выручать Рафталию…

Рядом с особняком они ждут ночи, примешиваются к отряду Ицуки, вламываются в особняк, побеждают аристократа и быстро сбегают. Как-то так.


О том, как писалась битва между Фиро и Фиторией.

В ходе работы над этим эпизодом у меня завис компьютер, да так, что потерялись все данные.

Хороши, что бэкапы остальных глав остались.

Что со мной было — словами не передать…

Столько текста коту под хвост… виртуальному коту.

Два дня работы насмарку. Причем сил в тот текст было вложено немало.


Начиная со следующего тома Наофуми сможет противостоять волнам на равных с остальными Героями.

Однако что именно случится — я пока не знаю.

Отсюда сюжет начнет постепенно отклоняться от веб-версии.

Может, отличия когда-нибудь удастся издать в формате сборника рассказов, но зря я, наверное, мечтаю.


Спасибо всем, кто читал.

Увидимся в послесловии пятого тома.

Послесловие команды

Soundwave

Снова здравствуйте, и первым делом хочу извиниться за крааааайне меееееедленную работу над томом, даже по меркам такого великого лентяя как я. Всё простаивало на мне. Сердечно извиняюсь и кланяюсь в ножки. Если кому интересно, сначала я уселся смотреть блича. Потом играть в ведьмака… а потом дико фейспалмил от анлейта и переводил по полглавы в день. А ещё часть работы по тому, которая прежде была за Арком, свалилась на меня. Так что такие дела.

Касательно тома… а что там говорить, том крайне сильный, том отлично заканчивает арку предательства и полноценно её раскрывает. И самое удивительное, что в главах, не относящихся к основной ветке сюжета, он мне понравился несколько больше: я сейчас говорю о разговорах с Фиторией. Особенно втором разговоре, где меня глубоко зацепило… лучший эмоциональный момент со времён конца первого тома (очередной раз не пожалел, что потратился на томики ранобы, хехе). А насчёт концовки — в целом я доволен, но только оттого, что Суку хорошенько пожгли электрошоком. А то, понимаете ли, читаешь в комментах очередной пост про "крутые пытки", а на деле оказывается "Наофуми-сама, вы позволили королеве заставить их поклониться, ах вы такой козёл, я разочарована"… И почему-то многие считают, что Нао, а в особенности Королева, перешли черту. Я — нет. Возможно, я соглашусь, что они пошли немного не в том направлении, что менять им имена и тыкать носом в пол — немного не то, и всё же, пусть даже мы опустим то, что пришлось пережить гг… Благодаря намеренным действиям Подонка деревню полулюдей перерезали, а выживших запытали до смерти. Благодаря Суке немало жертв обаятельности Героя Пикапа постигла не менее печальная судьба. В общем, очень надеюсь, что этой парочке ещё перепадёт. Ну да ладно, не мучениями едиными дышит развязка. К слову сказать (хотя я, наверное, отбираю слово у Арка), я редко когда радуюсь, узнавая, что из вебки вырезали какой-то большой кусок, но в этот раз, увидев, что встреча с Рафталией теперь полная случайность, одобрительно кивнул. Ибо случайности — это няшно! А Нао сделали чуть более принципиальным. Ну а характеры Героев всё продолжают развиваться, и, хоть Рен и Ицуки сумели нас ещё ближе к себе расположить, это всё ещё далеко не зенит раскрытия их личностей. А королева на злую тётку под стать Подонку совершенно не походит, что бы про неё Герои ни говорили. Мне она скорее напомнила Калантэ Цинтрийскую, а такие королевы на дороге не валяются.

Ну и, раз арка закончилась на такой мажорной ноте, напоследок вам две новости. Поскольку анлейт у меня уже в горле сидит (а я дотерпелся до того, пока в большинстве глав не стала неправильной или неполной буквально КАЖДАЯ строчка за мелкими исключениями), я откладываю дальнейший перевод на осень и, запасшись канатными щитами, иду штурмовать яп — по примеру Резеняна. И так уж выходит, что пятый том сильно перекомпилирован, и чтобы собрать воедино хоть две главы, придётся перевести три четверти тома, поэтому следующим релизом будет уже, скорее всего, том целиком.

Upd. Скорее всего, том будет только к новому году.

Спасибо всем, кто меня пинал, спасибо всем, кто страдал от ломки, рвал на себе волосы, но дождался конца и не ушёл читать говноанлейт, и спасибо всем моим коллегам. До нескорого.

Arknarok

Доброе утро. Наверное, мне тоже следует начать с извинений, так как окончание проекта "Становление Перевода Щита" отразилось на скорости выхода глав этого тома (но если кому интересно, то 69 глава вебки все же была сверена по СПЩ-шному методу). Впрочем, это не значит, что я не участвовал в релизе этого тома. Сверка продолжается уже в более сухом, рабочем порядке, не говоря уже о переводе эксклюзивных ранобе-вкусностей.

Итак, четвертый том завершает вторую арку Щита. Первая, к слову, закончилась сценой, в которой Наофуми выходит из тронного зала после окончания третьей волны, но в ранобе на этом не делается серьезного акцента. В противовес этому вторая арка заканчивается такой жирной точкой, что все мы понимаем, что если Щиту и суждено однажды превратиться в аниме, то его первый сезон на этом и закончится. Но это все перспективы далекого будущего, а пока давайте поговорим о томе.

С учетом огромного количества материала, вошедшего в третий том, мне, наверное, не стоит удивляться тому, что для четвертого написано так много дополнительных сцен. Поскольку про Фиторию Саунд уже рассказал, я напомню о приключениях Нао и его товарищей в первых двух главах. Если сцена с Фиторией еще как-то основана на событиях вебки, то это — стопроцентный эксклюзив, причем, по моему мнению, достаточно неплохой. Вебка достаточно слабо раскрывает характер Мелти в этих главах, но противостояние толстяку-аристократу активно старается исправить этот недостаток, и, на мой взгляд, у него это получается. И, конечно же, определенного прогресса в борьбе со своим прошлым добилась Рафталия, а это не может не радовать.

Прежде чем я вернусь к обсуждению отличий вебки от ранобе, мне хотелось бы сделать небольшое отступление и зачитать некоторые комментарии Юсаги, которые она в то время писала в качестве ответов на отзывы к Щиту.


О героях

"Меня весьма удивляет, что читатели считают остальных Героев кончеными подонками.

Безусловно, они изображены в не самом лучше свете, но на самом деле, каждый из Четырех Героев — вполне себе шаблонный главный герой.

Конкретнее:

Меч… читерный гений, хладнокровный герой.

Копье… читерный герой-гаремщик.

Лук… читерный герой, скрывающий истинную силу.

Щит… читерный (?) обманутый герой-торговец.

У каждого из них свои недостатки.

А теперь главное.

Если честно, то раздражающее впечатление, которое производят остальные Герои, основано на моем собственном опыте.

В свое время я писала фанфик по одной очень популярной новелле. Я попыталась ввести в игру нового главного героя, сохранив при этом старого и позволив ему вести себя так же, как и в оригинальной игре. И тогда я вдруг заметила:

На самом деле главный герой был эгоистичным и надоедливым типом…

Разумеется, от этого я его не разлюбила, но прониклась тем, что с другой точки зрения он может показаться невыносимым эгоистом…

Именно этот опыт и лег в основу Четырех Героев".


О сюжетных поворотах

"Иногда меня спрашивают, получит ли продолжение история с путешествием в Шильтвельт.

Однако на данном этапе таких планов у меня нет.

История приняла такой оборот, потому что бегство в другую страну будет воспринято как бегство от решения проблем.

Я полагаю, что такое бегство несовместимо с тем "восхождением", к которому я двигаюсь.

Разумеется, становление Героя может пройти и в другой стране, но суть истории не в этом.

Также Щит не стремится погубить этот мир. Он не раздумывает над тем, чтобы любыми средствами развязать войну. Разумеется, он мог бы развязать ее в случае крайней необходимости".


О Трех Героях

"Как я недавно писала, меня "удивили" отзывы о поступках Героев, но я прошу прощения — это высказывание не совсем адекватно выражает мои мысли.

Я опасалась обвинений в том, что меня будут обвинять либо в "травле", либо в "протекционизме" Героев, которые напомнят читателей их любимчиков… но этого не произошло, что меня изрядно успокоило.

Все они — главные герои сюжета, хоть я их и не описываю.

Неважно, кого бы я выбрала, всех их ждут тяжелые испытания, не легче чем у Щита. Ждите, уже скоро они начнутся.

На тему того, почему они никогда не извиняются за свои поступки — на моей памяти Герои, послужившие прототипами, извинялись лишь перед своими пассиями".


Вернемся к послесловию. Наверняка некоторые читатели могли заметить, что Юсаги вносит определенные изменения не только в сами события, но и в отношении к ним Наофуми. Не секрет, что в вебке он демонстрировал значительно более вредный характер, однако Юсаги, так или иначе, переосмыслила образ мышления Наофуми. Я с большим уважением отношусь к ее решениям и тщательно слежу за тем, чтобы все изменения, связанные с его отношением, передавались максимально точно. Тем не менее, мое уважение никак не отменяет того, что у меня есть и мнение, касающееся этих изменений.

Мне кажется, в решении Юсаги есть как плюс, так и минус. Плюс состоит в том, что к четвертому тому характер Наофуми уже достаточно сформирован, чтобы мы могли видеть действия, которые не сходятся с его жизненной позицией. Я считаю, что Наофуми обладает не только недостатками, но и осознанием этих недостатков, равно как и пониманием того, что с ними надо бороться. Да, он, возможно, был бы не против казни архиепископа, но мне понятно и его отвращение перед Блад Сакрифайсом. Мне понятно его желание отомстить Суке и Подонку, однако я полностью поддерживаю мнение, что королева сходу зашла слишком далеко в своем стремлении унизить их (и да, я помню, чья это была идея переименовать их, но, если бы королеве дали волю, она наверняка поступила бы гораздо хуже). Я считаю правильным, что Герой имеет в своем сознании черту, за которую нельзя переступать. Ее можно назвать чертой человечности/геройства/морали/чегохотите. Когда в книге Герой вдруг одобряет действия, выходящие за эту черту, это вызывает у меня недоумение и нарушает погружение в сюжет. Конечно же, я не считаю свой случай правильным и единственно возможным, и хорошо осознаю, что некоторым людям нравятся герои беспринципные. Однако послесловие здесь пишу все-таки я, а ваши мнения с удовольствием прочитаю в комментариях.

Что же до минуса этих изменений, то я также считаю их упущенной возможностью. Герой, обладающий чертой человечности со старта — это замечательно, но еще замечательнее — герой, вынужденный эту черту провести, а затем расквитаться со всеми своими поступками, ее перешедшими. Я понимаю, что у нас здесь "становление" Героя Щита, а вовсе не "исправление" и даже не "раскаяние", так что, наверное, мне не стоит жаловаться на эту тему, но сам факт того, что Юсаги старается следить за тем, чтобы Наофуми не допускал досадных ошибок, за которые придется расплачиваться, говорит о том, что этого аспекта истории ожидать не стоит в принципе. Это меня в некоторой степени расстраивает, так как я считаю, что такие элементы украсили бы историю. Но, опять же, я пишу послесловие, а не сам Щит.

Забавно думать об этом, но я пишу эти строки, пока за окном стоит июльская ночь, но следующее послесловие к Щиту маячит лишь в отдаленном будущем. К тому времени, как мы закончим работать над пятым томом, я надеюсь съездить в Японию, а вернувшись, увидеть, что Саунд прошел через тренировки в горах и стал матерым японистом. Впрочем, я планирую в любом случае помогать ему в работе над Щитом, хотя бы потому, что Юсаги пока сложно назвать профессионалом, и ее ломаный язык может довести до слез даже самого матерого мастера-толмача. Надеюсь, достаточно жирная точка, которую поставил этот том, поубавит число тех, кто изнемогает от ожидания продолжения истории (наивно, знаю).

До встречи осенью (надеюсь).

Melassa

День добрый!

А я тут редактуру оставшихся глав закончила вроде как, сижу теперь, думаю, что в послесловии-то писать. И что-нибудь написать хочется.

Нда. На дворе холодное свитерное лето, поддувает из-за шторы, кричат чайки, светает. Состояние задумчивое, потому что главы какие-то слишком серьезные для того почти шутливого произведения, которым Щит казался сначала. В принципе, и о прошлом героев, и о будущем, и о настоящем ребята уже сказали достаточно, тут добавить нечего. Почти.

У Арка вот приведены комментарии Юсаги о героях. К чему я — а к тому, чем тут занимаюсь. Кто-то умный сказал в контексте сценаристов, что, мол, о чем бы они ни писали, пишут о себе, — вот сейчас будет та же история на другой манер.

Что хочется сделать? Хочется вычесать-пригладить текст, чтобы ничего не выпирало и не мешало, чтобы он стал гладким, легким для чтения, чтоб смысл был четко виден и понятен как, не знаю, камни на дне ручья. Не пиши послесловия ночью! Не надо! Чтобы не потерялись моменты, в которых плохие — почти хорошие. Собственно, у меня только подобные перевертыши потом в голове и остаются: Мотоясу безоглядно верен, Рен и Ицуки стали очень уж похожи — наверное, умными и сильными легче быть вдвоем, а наш циничный Наофуми очень хочет верить людям и ищет для этого лазейки. Королева — у нее не было ни времени, ни сил следить за становлением характера старшей дочери, теперь она ищет меньшее зло, но трудно сказать, насколько преуспевает в этом. Король и Малти — здесь тоже сложно, но первый будто бы мало знал, а вторая то ли границы допустимого проверяла и допроверялась, то ли еще чего. Невеселые истории. Просто когда-то запала в голову идея, что действительно плохих людей очень мало.:) Не очень-то она удобная.

Проглядела вышенаписанное Анонсировала я четыре строчки, а понаписала всякого… побольше. Меж тем утро уже, молчать охота.

До встречи.

UPD: Привет анонимам!:D

Примечания

1

Крылорез 2.

(обратно)

2

Урасима Таро — главный герой японской легенды о молодом рыбаке, спасшем черепаху. По легенде та оказалась дочерью повелителя морей, которая приняла облик черепахи. Затем она пригласила Таро в подводный дворец, где тот провёл только несколько дней, а по возвращению домой обнаружил, что за время его отсутствия прошло 700 лет.

(обратно)

3

Wind Tackle, Ветряной Перехват. В оригинале было "Винг", но, судя по всему, автор просто не силён в английском.

(обратно)

4

Ускоренное Копьё Вспышки 1.

(обратно)

5

Сила 2.

(обратно)

6

Минутка справки. Копьё Луга — оружие авторства братьев-ремесленников из Племени богини Дану, приносящее гарантированную победу обладателю. "Перед появлением в Ирландии они побывали на северных островах, где получили свои несравненные эзотерические знания и откуда перенесли на остров свои четыре магических талисмана: Великий камень Фал, известный тем, что он издавал крик, если на него наступал будущий король, копьё Луга, приносившее победу в битве всякому, кто держал его в руке, меч Нуаду, поражавший всякого, против кого он был направлен; котел Дагды, насыщавший всех, кто садился вокруг него." (с) А. и Д. Рис "Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе" Дану — матерь богов, а Племя спустилось с небес, что объясняет совершенство их самих и их знаний. Кстати, в оригинале копьё называется "Брионак", но, так как слово это выдумано японцами, мы решили придерживаться официального.

(обратно)

7

Thunder Shoot, Громовой Выстрел.

(обратно)

8

Клинок Феникса.

(обратно)

9

Wrath Fire, Пламя Гнева.

(обратно)

10

Многоцелевая Ледяная Темница 3.

(обратно)

11

В оригинале "Нао" произносится катаканой, а "Фуми" хираганой, из-за чего "Фуми" похоже на глагол "топтать".

(обратно)

12

Мошенник.

(обратно)

13

Wind Flasher, Ветряной Проявитель.

(обратно)

Оглавление

  • Начальные иллюстрации
  • Пролог. В бегах
  • Глава 1. Город авантюристов-полулюдей
  • Глава 2. Роковая знать
  • Глава 3. Тиранодракон Рекс
  • Глава 4. Легендарная божественная птица
  • Глава 5. Фиро против Фитории
  • Глава 6. Умиротворение божественной птицы
  • Глава 7. Битва Щита и Копья
  • Глава 8. Приговор
  • Глава 9. Дубликат
  • Глава 10. Гневный Щит
  • Глава 11. Королева
  • Глава 12. Время платить по счетам
  • Эпилог. Друзья навсегда
  • Побочная история. Ужасный Филориал
  • Веб-контент
  •   Встреча с Фиторией
  •   Завязка боя с Мотоясу
  •   Фрагменты боя с Мотоясу
  •   Наказание и разговор с королевой
  • Послесловие
  • Послесловие команды