Становление Героя Щита 10 (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Анеко Юсаги СТАНОВЛЕНИЕ ГЕРОЯ ЩИТА 10

Начальные иллюстрации



Пролог. Барьер Лингуя

Попрощавшись с Кидзуной и остальными, мы переместились так же стремительно, как во время телепортации на волну. За мгновение картина перед глазами полностью переменилась.

Мы оказались… на уже знакомой равнине, откуда виднелся город под замком Мелромарк.

— Вот мы и вернулись, — с чувством проговорила Рафталия.

Ага, у меня тоже чувство, что мы домой пришли.

— Похоже на то.

— До-олго нас не было.

Похоже, Фиро думала точно так же.

— Наконец-то мы дома! — прониклась даже Лисия.

Но стоило нам дружно вздохнуть с облегчением… как Щит испустил в небо ослепительный луч… который словно растворился в воздухе.

— А!

— Ч-что это было?!

— Видимо, энергия Лингуя вернулась миру.

Прошло не так уж много времени.

Но впечатления у нас остались сильные.

Кажется, будто мы пережили очень долгую (хотя на самом деле не совсем) битву.

Существо по имени Лингуй должно было создать барьер для защиты мира, но его тело взяли под контроль. Ост попросила нас о помощи, и мы отправились в параллельный мир, преследуя Кё, который и захватил Лингуя, а также нанес миру много урона.

Там мы познакомились с Кидзуной, которая, как и я, оказалась Священным Героем. Вместе мы сразились с Кё, заставили его заплатить за все, отобрали энергию Лингуя и вернулись назад.

Задача зверей-защитников, в число которых входит и Лингуй, — за счет душ живых существ создавать барьеры, предотвращающие волны, которые происходят из-за слияния миров.

При достаточном количество энергии можно полностью обезопасить мир от волн, но даже если энергии не хватает, можно выиграть с ее помощью немного времени… вроде как.

Вернув энергию, мы выпустили ее в этот мир, чтобы она исполнила свое истинное предназначение.

Явление выглядело фантастически, и сдается мне, видно его было издалека.

Пока я думал и смотрел на Щит Души Лингуя, свет полностью покинул его.

Видимо, в нем больше не осталось ни капли энергии.

От не издавал даже тусклого свечения.

Индикатор Энергозалпа, особого эффекта Щита, показывал 0 %. Характеристики слегка снизились.

Щит словно говорил, что сделал свое дело.

— Ну, теперь надо узнать, что произошло.

— Правильно мыслите, Наофуми-сама, — ответила мне Рафталия.

Вместе с этой бывшей рабыней-получеловеком я сразился уже в стольких битвах, что без труда узнаю ее голос.

Я играю роль ее опекуна, но в последнее время, наоборот, часто сам полагаюсь на нее.

В параллельном мире ее избрала Клановая Катана, и она перестала быть рабыней.

В одеянии храмовой жрицы, которое ей удивительным образом подходит, она становится настоящей японской красоткой.

У нее есть звериные ушки и хвост, как у енота.

— Итак, до следующей волны осталось…

Я перевел взгляд на индикатор песочных часов перед глазами.

И увидел… что красный таймер не уменьшается.

Зато работает синий таймер.

Причем на нем пометка «8».

Как я помню по словам Ост, синий таймер отвечает за задержку перед появлением зверя-защитника.

Кто там следующий, Фэнхуан?

Стало быть, таймер показывает время до срыва печати Фэнхуана.

И осталось у нас где-то три с половиной месяца… даже не знаю, сокрушаться ли по поводу того, что такие яростные битвы выиграли нам лишь столько, или просто радоваться отсрочке.

— Кажется, печать следующего зверя-защитника развеется через три с половиной месяца.

— По… нятно. Я ожидала, что нам дадут больше времени.

— Ничего страшного. Это все равно больше, если сравнить с тем, что было.

Первая волна случилась через месяц после того, как меня призвало.

Вторая через еще полтора месяца.

Затем почти сразу же началась война с Церковью Трех Героев, потом был обмен информацией с Героями, волна Кальмирских островов, а затем события, связанные с Лингуем.

До волны Мелромарка должно было оставаться не так уж много… ведь с моего появления в этом мире уже прошло больше трех месяцев.

— Это примерно столько же, сколько я тут провел. В мире Кидзуны мы воевали где-то месяц.

— Правда-а?

— А если вспомнить о возрасте Фиро, три с половиной месяца времени нам вполне хватит.

Фиро — Филориал женского пола.

Вообще она сильный монстр, похожий на птицу и больше всего на свете любящий тягать повозки, но умеет превращаться в девочку-ангелочка.

Пока Фиро молчит, она кажется очаровательной девочкой с золотистыми волосами и голубыми глазами.

Ее точный возраст равен времени моего пребывания в этом мире минус месяц.

Другими словами, спустя три с половиной месяца она по сути будет вдвое старше, чем сейчас.

— Уа-а-а-а-а… похоже, времени отдыхать у нас не будет.

А вот это «уа-а-а-а-а» протянула Лисия. Она прирожденная главная героиня, поскольку ее характеристики зависят от эмоций.

В битве с Кё она проявила себя лучше всех.

Мой коллега-Герой по имени Ицуки исключил ее из отряда за слабость, а я подобрал. Если уж она способна так сражаться, слабой ее никак не назвать.

Прямо сейчас она способна проявлять свою силу лишь во время духовных подъемов, но я полагаю, однажды она расцветет и преобразится.

По всей видимости, она из тех, кто цветет не сразу. Наверняка, со временем и ее характеристики пойдут в гору.

— Это да. Если будем сидеть и думать, как именно становиться сильнее — опоздаем. К тому же, наш следующий противник — Фэнхуан. Нужно как следует приготовиться. Времени не так много.

— Есть!

— Рафу! — присоединилась к Лисии Раф-тян.

А, да, еще же она есть. Раф-тян — сикигами, созданный из волоса Рафталии.

Это очаровательное создание, помесь енота и тануки, очень похоже на то, как выглядела бы Рафталия, будь она животным.

Она на удивление умна, и потому полезна.

Тут я почувствовал, что Щит на что-то отреагировал. «Щит Фамилиара»?

Щелкнув по высветившейся иконке, я узнал, что только что освоил некий Щит Фамилиара.

По сути, полный аналог Щита Сикигами.

Кажется, он появился потому, что необходим для использования Раф-тян.

Ну, хорошо хоть она совсем не исчезла из-за несовместимости миров.

Как я узнал, у несовместимых элементов миров при переходе сбивается кодировка и они теряют все свои свойства.

Я бы сильно расстроился, если бы так случилось с Щитом Сикигами, а Раф-тян превратилась бы в неподвижную плюшевую игрушку. К счастью, обошлось.

— Наофуми-сама? Вы думаете о чем-то не том?

— Я радовался тому, что могу использовать Раф-тян и в этом мире.

— Эх…

Кажется, Рафталия немного недолюбливает Раф-тян.

— Правда, сбросились все ее усиления, так что придется начинать сначала. Впрочем, я уже многое про нее знаю, так что сделаю ее даже сильнее, чем она была.

— Рафу!

Как же меня радует настрой Раф-тян.

Даже на задние лапки встала, чтобы поддержку продемонстрировать.

— А… кажется, к нам приближается делегация из замка, — заметила Рафталия.

Пока мы с Рафталией переглядывались, из города выехала знакомая на вид повозка.

Кстати, с другой стороны от нас высились останки Лингуя.

Видимо, нас перенесло почти прямо к нему.

За месяц их успели частично переработать.

Всю плоть срезали, а горы на спине заросли зеленью.

Я вернулся, Ост…

Мне показалось, что останки Лингуя отреагировали и тускло сверкнули… наверняка померещилось.

— Ну, что… поговорим с теми ребятами, которые к нам приближаются?

— Есть.

— Нам есть о чем говорить, да и подарков мы захватили.

— Думаете, Мел-тян обрадуется?

— Вот уж не знаю.

Прямо сейчас Фиро носила пижаму в виде Филориала.

Кажется, она собиралась подарить ее своей лучшей подруге, второй принцессе Мелромарка по имени Мелти.

— Впереди у нас много работы. Рафталия, готовься.

Как нас, так и Кидзуну с ее друзьями ожидают множество трудностей.

Например, вопрос о том, как быть с троицей Героев, проигравшей Лингую и попавшей в плен.

Надеюсь, в этот раз достучаться до них получится.

— Есть.

— И еще… да, точно. Как закончим готовиться к битве с Фэнхуаном, попробуем съездить.

— К-куда вы собрались?

— Об этом… скажу попозже.

— Эх-х…

— Уа-а-а…

Я хитро подмигнул Рафталии, но к ее ответу присоединилась отчего-то перепуганная Лисия.

Ну вот. Неужели такого от меня не ожидали?

Пока мы тянули время, до нас добралась повозка в сопровождении колонны рыцарей.

Из повозки появилась королева Мелромарка и поклонилась нам.

— С возвращением, Иватани-сама.

— Давно не виделись.

Где-то месяц, если точнее. Королева за это время нисколько не изменилась.

Ну, внешне — точно.

— Итак, как все прошло?

— Думаю, вы все сами можете догадаться.

— По пути сюда мы видели, как в небе растворился луч ослепительного света. Я могу считать это доказательством того, что вы смогли вернуть энергию Лингуя, Иватани-сама?

— Да. Сила Лингуя на время защитит нас от волн, — сказал я, и рыцари испустили радостные возгласы. — Похоже, можно считать, что мы будем в безопасности до пробуждения Фэнхуана, следующего зверя-защитника.

— И сколько у нас есть времени?

— Три с половиной месяца. Может, не так уж много… но сколько есть, столько есть.

— Хорошо. Полагаю, вы сильно устали после битв в ином мире на вражеской территории. Попрошу со мной.

— …Да уж. Я тебя тоже расспросить хочу.

Я кивнул, королева шагнула в сторону, уступая нам дорогу.

Мы сели в повозку и выдвинулись в сторону замка.

Глава 1. Звездный Посох

— Ну же, Иватани-сама. Подданные королевства не скупятся на похвалу в вашу честь. Пожалуйста, помахайте.

— Ладно-ладно.

Правда, их благодарность такая громкая, что кажется фальшивой.

— Спасибо вам, Герой Щита-сама!

— Герой-сама!

Пока выделенная королевой повозкой ехала к замку, на улицах нам организовали нечто вроде триумфального шествия. Люди стояли вдоль дороги и махали руками.

Какие расчетливые.

Впрочем, и аниме, и история подсказывают, что обывателям вообще характерно такое простецкое мышление.

Я слегка махал в ответ, чтобы ко мне не возникало вопросов.

А вот если бы я так ехал пару-тройку месяцев назад, в меня бы мусор кидали.

Все считали Щита воплощением дьявола.

После окончания первой волны на меня вообще смотрели в духе «а ты тут чего забыл?»

Наверное, мне стоит радоваться, что мои усилия наконец-то оценили по заслугам, но что-то не дает покоя.

Сколько тут прошло времени после тех событий?

— Кстати, королева.

— Что такое?

— Сколько нас не было?

Я, конечно, и сам знаю, но на всякий случай уточню.

Мало ли, может, случился аналог сказки про Урасиму Таро, и на самом деле прошло уже несколько лет.

— Две с половиной недели.

— …Точно?

Надо же. Похоже, в мире Кидзуны время течет быстрее, чем в этом.

Своими словами королева ошарашила и Рафталию, и Лисию.

— Что-то не так?

— В мире, в котором мы оказались, прошло около месяца.

— Ясно. Значит, есть разница…

Не знаю, радоваться этому или нет. Выходит… мы сэкономили немного времени?

В конце концов мы добрались до замка, и нас провели в тронный зал.

— Что случилось с объединенной армией?

— Все разъехались по своим странам и заняты восстановлением.

Лингуй причинил немало ущерба.

Я и сам знаю, какие раны он оставлял за собой.

В Мелромарке его удалось остановить, но теперь на равнине за городом валяется гигантский труп, а за ним тянется гигантская пустошь.

— Давайте еще раз проговорим: в настоящее время Песочные Часы Эпохи Драконов остановились по всему миру.

— У меня красный индикатор тоже стоит.

— Хорошо.

— Но второй показывает три с половиной месяца, — добавил я, и все сразу помрачнели. — У нас три с половиной месяца. За это время мы должны подготовиться к битве с Фэнхуаном.

Я уже знаю, что он возродится.

— Это еще не все. В погоне за Кё, похитившим энергию Лингуя, я кое-что узнал в том мире.

Я рассказал королеве обо всем, что узнал в мире Кидзуны.

В их мире волны считаются явлением, происходящим при слиянии миров. Они полагали, что их мир не выдержит еще одного полного слияния и погибнет.

Пытаясь избежать этой участи, так называемые обладатели Кланового Оружия проникали в другие миры через разломы волн и пытались убить Священных Героев, играющих роль столпов миров.

Приближенные королевы всполошились.

— …Правда ли это?

— Сказать по правде, полный бред. Никто не проверял это мнение на практике, к тому же в том мире был обла… Священный Герой, не способный сражаться с людьми. Будь это правдой, Священные Герои в первую очередь должны быть сильны именно в битвах против людей.

Возможно, это все правда.

Однако Кидзуна так не считала.

— Мы обнаружили в том мире документ, предоставляющий иную точку зрения на волны. Лисия?

— Е, есть! — Лисия достала и показала копию книги, которую получила от товарищей Кидзуны.

— Мы не знаем, о чем там написано, но многие иллюстрации, по всей видимости, изображают волны. Возможно, мы многое узнали бы, расшифровав текст.

— …Как скажете. Что же, я попрошу другие страны направить сюда экспертов по расшифровке, чтобы мы смогли бросить на книгу все силы.

— Не забудьте включить в команду Лисию. Она знает язык того мира и, кажется, сама в деле расшифровки довольно хороша.

Откровенно говоря, головой работать у нее получается лучше, чем воевать.

— Уа-а-а…

— Этот подарок от Грасс. Ты уж постарайся.

Я хочу вырастить из тебя девушку, которая будет уметь все.

— Так вот, помимо этого я также смог наладить отношения со Священным Героем того мира. И до кучи заключил временное перемирие с Грасс и Ларком. Возможно, мы с ними еще встретимся, но вряд ли как враги.

— …Хорошо. Раз так, можно сделать вывод о том, что в отсутствие волн опасаться нам особо нечего.

— Еще мы притащили с собой вещей из того мира. Не знаю, будет ли от них толк, но взяли мы с собой немало, — сказал я и показал королеве мешок с подарками от Кидзуны и ее друзей.

Все они при определенном везении не только помогут нам сражаться с волнами, но и озолотят меня.

Там, внутри, инструмент, который позволяет пользоваться дропом на манер Легендарного Оружия; инструмент для призыва к волне; Манускрипт Возврата, работающий на манер навыка телепортации, и другие вещи.

— Еще у меня есть важное заявление, поэтому скажу его прямо сейчас, — я сделал шаг в сторону королевы и озвучил не то просьбу, не то заявление: — Мы должны за эти три с половиной месяца избавиться от проклятия, которое получили в ходе битв.

Прямо сейчас наши с Рафталией и Фиро характеристики значительно снижены из-за эффекта Олл Сакрифайс Ауры.

К тому же до полного избавления от нее еще немало времени.

— Прискорбно…

Откровенно говоря, ситуация оставляет желать лучшего.

Пока проклятие не спадет, участвовать в тяжелых битвах не выйдет. И даже в обычных побеждать станет непросто.

Как сказал лекарь из мира Кидзуны, на излечение уйдет около трех месяцев.

Я еще испробую самые разные методы лечения, но пока нам нужно что-то поделать с потерянными характеристиками.

Впрочем, я понимаю, что, узнав о методах усиления других Героев, стал просто невероятно силен.

К счастью, проклятие не навредило показателю защиты, так что все, быть может, еще обойдется.

— Через три с половиной месяца вырвется на свободу Фэнхуан, после него нас тоже ждут тяжелые битвы.

В мире Кидзуны монстры очень сильны. Как мне объяснили, это связано с волнами.

Ситуация будет становиться все хуже, и без Героев здесь не обойтись.

Я не смогу справиться в одиночку, и даже Рафталия, пусть и обладающая Клановой Катаной, не сможет сделать всего.

К тому же я обещал Фитории наладить отношения хотя бы со Священными Героями.

— С учетом предстоящих событий, нам необходимо вновь все обсудить в кругу Героев. Священных и Клано… тьфу, Звездных.

Как я понимаю, обладателей Кланового Оружия в этом мире зовут Звездными Героями.

Я хочу поговорить с ними и по возможности узнать об их методах усиления.

— … — Королева скрыла рот веером. — Я прекрасно поняла, о чем вы, Иватани-сама. Я постараюсь переговорить с Фобреем и другими странами и добиться возможности организовать переговоры со Звездными Героями.

Ее слова меня озадачили.

Только Звездными? А как же троица Священных?!

— Эй. Что случилось со Священными Героями? То есть, с остальными, — спросил я.

Королева отвела взгляд.

— Эй!

— П-прошу прощения, но… несколько дней назад…

Остальные Священные Герои это Герой Меча Амаки Рен, Героя Копья Китамура Мотоясу и Герой Лука Кавасуми Ицуки.

Они убедили себя в том, что оказались в мире игры, и полагались исключительно на свои знания об играх. Не слушая советов других, они бросили вызов Лингую, потерпели сокрушительное поражение и оказались в плену Кё, который превратил их в источник энергии черепахи.

Как я помню, незадолго до нашего перехода в тот мир мы оставили их на Эклер и непобедимо адаптирующуюся Бабульку.

Итак, что поведала королева:

Героев доставили в больницу, где они спали беспробудным сном.

Однако несколько дней назад врач заявил, что все Герои пришли в сознание.

Как он заявил, после осмотра и рассказа о случившемся… Герои вспомнили, что проиграли Лингую.

— И?

— Вечером того же дня… все Герои бесследно исчезли…

Я прямо почувствовал, как у меня щека дернулась.

Вот придурки! Свалили с помощью телепортации!

Зачем сбежали — не знаю. Мы ведь не стали бы их обвинять…

Хотя, опозорились они, конечно, знатно.

— Мы держим эту информацию в строгом секрете, однако среди жителей уже ходят слухи о том, что одной из причин усиления Лингуя стало как раз поражение трех Священных Героев. К тому же они обеспокоены их исчезновением после первой битвы.

— Эх… не знаю, куда они пошли, но передай своим, чтобы занялись их поимкой.

— Мы приложим все усилия. Герои, возможно, укоряют себя за то, что позволили нанести миру так много урона, поэтому я приказала солдатам проявлять осторожность при общении с ними.

Ну, придурки… когда вам уже надоест отравлять всем жизнь?!

— Больше всего меня беспокоит то, что некоторые страны могут попытаться завлечь сломленных после поражения Героев красивыми словами, а затем использовать их в попытках объединить мир под своим флагом.

— А-а, такие тоже есть?

— Разумеется, они немедленно окажутся под шквалом критики. Не только с нашей стороны, но и от Фобрея.

— Э-э… это ведь та крупная страна, которая собиралась провести первый призыв, да?

— Верно. Фобрей имеет тесные связи со Священными Героями. Если другая страна попытается осуществить то, что я сказала, войны не избежать.

Я считал, что в этом мире, в отличие от мира Кидзуны, вопрос войны не стоит так остро, но все еще может измениться.

Выходит, есть риск того, что Герои могут сбежать в другие страны, где ими воспользуются в качестве политических инструментов?

Я, сам того не зная, отверг множество приглашений, так что избежал подобной участи, но остальные вполне могут согласиться.

Вот ведь бестолковые Герои.

Мне, конечно, не стоит так говорить, я ведь тоже из их числа…

Значит, в нынешних условиях мы можем собрать лишь Звездных Героев?

Не знаю, враги они мне или союзники, но по крайней мере встретиться и переговорить с ними надо.

Нужно выполнить важную задачу: поделиться друг с другом методами усиления.

Правда, конечно, вопрос еще в том, удастся ли заставить их раскрыть карты.

Есть ведь примеры вроде Кё из мира Кидзуны.

Поэтому я пока не знаю, могу ли считать Звездных Героев своими союзниками.

Тем не менее, я хочу расспросить их о методах усиления и за счет этого выжить в условиях, когда мои характеристики снижены из-за проклятия.

— Ладно, с Героями разобрались. Далее, насчет разрушений… вы вообще сможете оправиться?

После этого вопроса помрачнела не только королева, но и ее окружение.

Ага. Значит, дела идут неважно.

— Объединенная армия также понесла серьезные потери в ходе операции внутри Лингуя.

— Прости, что не смог их защитить.

Будучи Героем Щита, я по-хорошему обязан думать, как не допустить каких-либо жертв. Однако солдат в конечном счете погибло немало.

— Не стоит… Наверняка они мечтали о такой смерти, к тому же все участники битв внутри Лингуя в один голос заявляют о том, что благодаря Герою Щита-саме им удалось избежать смерти.

— Приятно, конечно, слышать, но…

— Соседние страны тоже понесли значительный ущерб. На восстановление уйдет немало времени.

— …Ясно.

— Откровенно говоря, прямо сейчас нам достаточно сложно оказывать вам поддержку, Иватани-сама.

С этим придется согласиться. Если бы они заявили о щедрой поддержке после таких разрушений, я всерьез задумался бы, откуда у них столько денег.

— Мы постараемся предоставить вам как можно больше средств, но по сравнению с моим изначальным замыслом…

— Да-да, я понимаю. Если понадобятся деньги — сообразим как-нибудь сами.

Это как раз мне нужно помогать собирать вам деньги на восстановление… думаю, пора озвучить мой план.

— Кстати, тебе не обязательно поддерживать меня деньгами.

— Хорошо. Вы нам весьма поможете, если попросите оказать поддержку в каком-либо ином виде.

Мой план опирался на мысли, которые не раз приходили в голову, а также на те вещи, которые я узнал, пока путешествовал в составе армии двух миров.

— Можешь дать мне землю?

Глядя на Кидзуну и остальных, я много думал о методах противостояниям волнам.

В то же время я хотел по-настоящему достойно отплатить Рафталии.

Когда здесь установится мир, я не стану как дурак задерживаться и быстро вернусь домой.

Но как же Рафталия?

Для Рафталии этот мир — дом родной.

А значит, поверившей в меня спутнице, многое пережившей плечом к плечу со мной, нужен дом, где она могла бы жить счастливо до самой смерти.

— Землю? Я не против, но не могли бы вы пояснить причину такого решения? До сих пор вы казались мне человеком… простите за выражение, неприкаянным.

Ну, поверхностную причину сказать ей можно.

— Священный Герой мира по ту сторону волны так натренировал своих товарищей, что они способны сдерживать волны без участия Героев. Я решил, что нам такое тоже потребуется.

Конечно, с тем же Лингуем в конечном счете сражаться пришлось нам, но я могу только защищать, и без товарищей мне никак не обойтись.

— …Хорошо, Иватани-сама, я поняла ваши намерения.

— Сразу хочу заметить, что без помощи армии альянса мы не справились бы с Лингуем. Но даже с учетом этого, прямо сейчас сил армии альянса не хватит, чтобы победить волну. Откровенно говоря, они слабы.

— М…

Рыцари — ребята гордые, поэтому после моих слов сразу помрачнели.

— Я имел в виду в целом слабы. С учетом того, что Лингуй связан с волной, впредь нам весьма вероятно придется столкнуться с еще более сильными чудищами. Поэтому я подумал над тем, что хочу создать свою личную армию для противостояния волне… для чего мне нужны как деньги, так и территория, которая послужит базой.

— Хорошо, Иватани-сама, теперь мне ясен ход ваших мыслей. Пожалуй, сейчас самое время, благо вы заслужили награду, — королева закрыла веер и развернула карту. — …Полагаю, вы предпочли бы землю поближе к замку, но быть может, у вас есть какие-либо пожелания?

— Эту, — я уверенно ткнул пальцем в побережье рядом с портом, из которого мы отплывали в Кальмиру.

— Э?.. — Рафталия еле сдержалась, чтобы не обронить еще чего-нибудь.

— Хм-м… это ведь… та территория, которой в настоящее время правит леди Сеавет, не так ли?

— Ты имеешь в виду Эклер? Видимо, она везде успевает.

— Да. Я и сама выделила денег на восстановление этих земель, однако по последним докладам, сейчас они… не слишком благополучны.

— Ясно…

Эти земли понесли сильный удар в ходе волны, которая случилась до моего призыва.

Мне доводилось бывать там проездом. Я видел те пустоши с бесконечными развалинами.

Даже расти там всё стало хуже — возможно, из-за волны — так что восстановление обещало быть непростым.

Тем более, что им занялись только две с половиной недели назад.

— Я бы посоветовала вам выбрать другой регион. Первая волна превратила эти земли в руины.

— Мы в любом случае будем строить с нуля. Мне как раз легче работать не с уже развитой землей рядом с замком, а с той, где я смогу все сделать под себя.

— …Как пожелаете. Также, чтобы владеть землей, вам потребуется соответствующий титул.

— Я собираюсь вернуться домой после окончания волн, так что наследуемый можешь не давать. Потом земля все равно вернется Эклер… Да и я вообще без титула обойтись могу, если мне там никто мешать не станет.

Кто такая Эклер — я уже знаю, и если эта без меры серьезная девушка настроена поладить с полулюдьми, у нее обязательно получится.

— Так не годится. Вы слишком принижаете ваши свершения, Иватани-сама. Не давая возможности достойно вознаградить нас, вы даете другим странам повод критиковать Мелромарк.

Королеве, однако, мои слова не понравились.

— Я произвожу вас в графы.

— Э-э-э…

Щит перевел местный термин как «граф» и, если мне изменяет память, этот титул относится к наследуемым.

В свое время я страшно увлекался мангой о знати, где нахватался знаний о всяческих титулах.

Там, правда, не Средневековье было, а Новое время.

Самые старшие — князья и герцоги, за ними идут маркизы, графы, виконты и, наконец, бароны.

Далее, если я правильно помню, титул может присваиваться по праву рождения или по праву владения землей, и в моем мире, по крайней мере, в европейских странах, титулы назначались землевладельцам. Сословие титулованных землевладельцев называется аристократией.

При этом один аристократ может иметь несколько титулов, если владеет несколькими территориями.

Также к аристократам относят лишь тех, кто владеет территорией общей площадью не меньше десяти тысяч акров.

Не знаю, насколько все эти факты применимы к этому миру.

— Это на тот случай, если у вас будет ребенок, Иватани-сама. Например… с Мелти.

— Ни за что.

Ты настолько хочешь женить меня на Мелти?

Она еще девочка. Не стану же я влюбляться в десятилетнюю.

— Также прошу немного подождать. Мы сейчас же проведем церемонию.

— Так неохота…

— Что бы вы ни говорили, достойная награда за ваши подвиги — вопрос государственного авторитета.

Вообще, я могу согласиться с тем, что одними только деньгами Герою, остановившему злодея, причинившего столько ущерба, должное уважение не проявишь.

— Подумать только, что Герой Щита-сама, почитаемый полулюдьми, пожелает стать правителем земли Сеавет, известной в Мелромарке как наиболее толерантной к полулюдям. Отец Эклер был весьма популярным человеком, заслужившим мое доверие.

…Сдается мне, королева прекрасно понимает мой замысел. Она уже несколько раз бросала взгляд на Рафталию.

— Также это превосходная возможность показать себя с хорошей стороны другим странам. Я рассчитываю на вас.

— Как-то не по себе мне от таких почестей.

Королева вручила мне церемониальный меч.

Я думал, Щит отобьет его, но сложностей не возникло, поскольку он разрешает держать оружие в небоевых целях.

Я, видимо, должен извлечь его из ножен и вручить королеве. Та коснется лезвием моих плеч и на этом вроде все.

— Герой Щита Наофуми Иватани наделяется титулом!

Какие-то солдаты продудели в местное подобие фанфар.

Я медленно прошагал от входа к трону королевы.

Там картинно опустился на колено, склонил голову и преподнес королеве меч.

Та взяла его и коснулась моих плеч.

— Засим в честь ваших заслуг я по законам нашего государства произвожу вас в графы, — объявила королева и вернула меч. — Надеюсь, вы оправдаете ваш титул.

Я вернул меч в ножны и поднялся.

— На этом все. Конечно, я хотела бы устроить куда более торжественное мероприятие…

— Лень.

— Но предвидела вашу реакцию и остановилась на сокращенной церемонии. Однако населению будет объявлено о вашем титуле.

— Понял.

Сдается мне, больше я по городу так просто шастать не смогу.

Кстати, а где Подонок? Я уже почти и забыл о нем, но интересно, он здесь?

Подонок — муж королевы, какое-то время исполнявший обязанности правителя вместо нее. Раньше его звали иначе, но за преступления переименовали. Он один из тех, кто по религиозным соображениям навесил на меня ни за что собак.

…А, вон он. Смотрит на меня недовольными глазами.

Правда, королева ему такие искристые взгляды кидает, что он ни слова не говорит.

И тут я заметил… что на нем ошейник.

— !..

А-а, и каждый раз, когда Подонок пытается что-то сказать, он за него хватается.

Видимо, ошейник его душит. Во потеха. Я даже посмеялся.

— !!!

А его это, видно, сильно обозлило.

Но когда ему хочется что-то завопить, ошейник его душит.

Вот умора.

— Наофуми-сама?.. — попыталась предостеречь меня Рафталия.

Кажется, она ошейник еще не заметила.

— Да не, ты посмотри, какой прикол. Видишь?

— Ну… в вашем стиле, Наофуми-сама, — удрученно ответила она.

— Кстати, Иватани-сама. Вы выразили желание переговорить со Звездными Героями, не так ли?

— М? Ну, да…

Королева многозначительно посмотрела на Подонка.

Рыцари взяли его под руки, подвели ко мне и усадили на колени.

— Так давайте же поговорим об одном из них.

А Подонок нам для этого зачем?

— Жил в свое время великолепный человек, которого звали Руж. Когда 20 лет тому назад Шильтвельт задумывал захватить весь мир, он бросил им вызов и тем самым спас множество стран, включая Мелромарк.

— Сразу видно, что ты его уважаешь.

Если 20 лет назад, сейчас он уже довольно старый.

Из моих знакомых под участников тех событий могут попасть Бабулька, работорговец и ювелир.

Вернее, последние двое точно не воевали, а вот Бабулька вполне могла.

Когда я скормил ей лекарство, она ожила, и теперь за ней не угнаться. Правда, сдается мне, что королева не о ней.

— Однако люди запомнили его не как Героя Посоха. Они трепетали перед его разумом… и он вошел в историю как Король-мудрец.

— !..

Что-то Подонок весь извозился.

Хм-м… Король-мудрец, говоришь? Хороший был человек.

И раз умный, то… Я посмотрел на Лисию.

— Отец твой, что ли?

— Уа-а-а-а-а-а! — Лисия отчаянно замотала головой.

Видимо, не угадал.

— Лисия, ты знаешь, о ком она?

— А, да. Вот он… Король этой страны и есть Герой Посоха.

— А?

Я ошарашенно ткнул пальцем в копошащегося Подонка.

— Это благодаря ему Мелромарк и многие другие страны дожили до сегодняшнего дня.

Нет-нет-нет. Безмозглый придурок, помешанный на власти — Звездный Герой?

Быть такого не может! Причем я ни разу не видел его с посохом в руках.

Какой к черту Король-мудрец? Король-без-мозгов скорее.

— Смешно шутишь, Лисия.

— ! — Подонок шумно фыркнул и злобно уставился на меня.

— Я не шучу… мне даже кажется, что и нынешний его облик — некая уловка. Папа и мама всегда говорили, что Мелромарк процветает только благодаря королю.

— …И из-за него же твои папа и мама разорились.

— Уа-а-а…

— Наофуми-сама! — осекла меня Рафталия.

А что, правда же.

Мне от ее слов вспомнилась легенда о каком-то именитом полководце из моего мира.

Когда он сделал что-то непонятное, враги слишком много думали, решили, что это какая-то уловка и держались от него подальше…

Не верится, что и здесь то же самое.

— Да нет же. Он не может быть настоящим. Наверняка двойник, — уверенно выпалил я, указывая пальцем.

Тут терпение Подонка не выдержало, и он кинулся на меня с кулаками.

— Ни с места. Айсикл Призон.

— ?!

Подонок угодил в ледяную темницу и уставился на королеву.

— Может, он мертв уже, а Подонок занял его место?

— Вовсе нет, она сказала правду. Так ведь, Подонок?

— !

— Ах, да, ты ведь не можешь говорить из-за ошейника. Подумайте сами, Иватани-сама. Я превратила Суку в рабыню, но что помешало мне сделать то же самое с Подонком?

Кстати… мне казалось, что Подонок быстро сдался, поэтому легко отделался, но с другой стороны, наказали его действительно слабо.

— Как вам должно быть хорошо известно, ни Священных, ни Звездных Героев нельзя поработить.

— А-а… и поскольку ты не смогла сделать из Подонка раба, решила заткнуть его ошейником?.. И что, помогает?

— Да. Правда, он при желании мог бы с легкостью его сломать, но знает, что его в таком случае ждет наказание.

Стоило королеве сказать, как Подонок сорвал с себя ошейник.

— С меня хватит! Щи-и-и-ит!

Шумный как всегда.

— …Ладно, на этот раз прощаю. В общем, ты все слышал, Олткрей… ой, Подонок. Сообщи Иватани-саме способы усиления Посоха.

— С какой стати?! Я отказываюсь! Дать Щиту титул графа? Я такого не потерплю!

— …Что скажете? По возможности я хотела бы сохранить ему жизнь, — сказала королева, параллельно отвешивая оплеуху Подонку.

Пусть я и получаю от происходящего какое-то извращенное удовольствие, рациональная часть моего сознания вынуждена признать, что вытащить из Подонка его знания будет непросто.

Проще его убить и дождаться, пока у Посоха появится следующий обладатель.

Однако королева специально попросила меня пощадить его.

Какая сложная ситуация.

— Королева, постарайся расколоть его всеми возможными пытками. Пользы от Героя, который не готов сражаться ради блага мира, никакой.

— Что?! Бф! — по приказу королевы рот Подонка заткнули кляпом.

— …Хорошо.

— Времени у тебя…

Но только я собирался озвучить срок, как королева перебила:

— У нас появилась еще одна проблема. Моя дочь Сука.

М? Что-то произошло, пока меня не было?

Вопрос о Суке никак не связан с вопросом усиления Оружия.

У меня есть ощущение, что королева увильнула от обсуждения неприятной темы, но ничего, я ей при случае напомню.

— Если верить словам, которые произнес Китамура-сама, придя в сознание, она с высокой долей вероятности жива.

— Это да… нужно поскорее разыскать и поймать ее.

Как говорил Кё, спутницы Мотоясу бросили его перед самой битвой с Лингуем.

А значит, Сука однозначно выжила.

— Как прикажете.

Не знаю, собирается ли она возвращаться к Мотоясу. Ей не грозит теперь казнь за дезертирство?

— Для начала я хотела бы с ней переговорить. Вполне возможно, исход нашей беседы покажется вам весьма приятным, Иватани-сама…

— Хе-хе-хе, надеюсь, что так…

Мы с королевой поняли друг друга и злобно усмехнулись.

— Наофуми-сама!

— Да-да-да. Знаю-знаю…

Ну что ты мне даже на секунду расслабишься не даешь. Вот, бери пример с Раф-тян.

— Ра-фу-фу…

Она на меня уже какое-то время смотрит и зловеще ухмыляется.

— К слову, я и сама о многом хочу вас расспросить.

— Конечно, но сначала нам надо приготовиться.

Мы только-только из параллельного мира, нам многое надо сделать.

— До скорого, Подонок мирового масштаба. Отныне тебя навсегда запомнят как Короля-без-мозгов, пытавшегося поймать Героя в западню. Доволен новой славой?

— !!!

Когда мы выходили из тронного зала, Подонок изо всех сил наставлял на нас палец и пытался сломать темницу. Уверен, он попытался бы поколотить меня, но солдаты с него глаз не сводят. Королева свое дело знает.

Но все-таки. Он что, правда Звездный Герой?

Глава 2. Рабская доля

Я добрался до комнаты и прилег на постель.

Да уж, тяжеловато. Как ложусь, сразу тяжесть наваливается. Проклятие — штука мощная.

Сегодня мы с королевой до самого захода солнца обсуждали планы на будущее, но все-таки, что же ждет нас дальше?

— Кстати…

Я решил проверить свою экипировку… и, конечно же, увидел сбившуюся кодировку на доспехе.

Берберский Доспех отключился.

— Рафталия, Лисия, Фиро, у вас как? Проверьте экипировку.

— А, я уже … ее название было написано непонятными символами, и она, кажется, не работала, — заявила Рафталия, одетая в знакомую мне броню этого мира.

Кх… когда это она успела?

— Чем вы недовольны?

— Да так, ничем.

Тем, что тот наряд тебе очень шел. Тем, что он нравился мне куда больше доспеха.

Стоило мне мысленно проговорить настоящий ответ голосом обиженного ребенка, как Рафталия бросила на меня подозрительный взгляд.

— А. Название моего нагрудника тоже написано непонятными символами.

— Наденешь пижаму?

Кажется, у меня была запасная Пижама Пенгвлюка… кстати, где она?

Я ее сдал на хранение в замок, что ли?

— Уа-а-а.

— Что вы, Наофуми-сама. Лисия-сан повзрослела, и теперь пижама ей…

— Господин-сама, где Мел-тян? В комнате ее не было, — спросила Фиро, откинув капюшон пижамы.

Ну-ка, гляну.

О? А вот ее пижама, кажется, совместима с этим миром.

— Мелти? Кажется, королева говорила, что она стала ассистентом Эклер.

— Правда? Значит, завтра мы увидимся?

— Может быть.

По крайней мере, туда мы собираемся.

— Кстати, Наофуми-сама, — Рафталия придвинулась поближе. — Земля. Титул… вы сделали огромный шаг вперед.

— Я и без них Герой… так что мне так не кажется.

— …Что вы задумали, Наофуми-сама?

Рафталия смотрела на меня с недоверием.

Я вспомнил, как она чуть не воскликнула, когда я указал, какую именно землю хочу забрать.

— Ты сейчас о земле?.. Ровно то, что сказал. Я предвижу впереди тяжелые битвы, так что нам стоит на манер Кидзуны, Грасс и Ларка обзавестись собственным боевым отрядом.

— Но зачем вы выбрали территорию, пострадавшую от первой волны?

Стоит ли ответить ей честно? Или как раз наоборот?

Захотелось ответить снисходительно, так что обойдется без правды.

— Просто показалось, что на знакомой земле работать будет проще. Этот регион прочно ассоциируется с родителями Эклер, и мне казалось, никто не будет против, если он отойдет мне.

Между мной и Рафталией повисло долгое молчание.

Наконец, она медленно выдохнула и сдалась:

— Эх-х… хорошо. Сойдемся пока на этом.

— В первую очередь мы соберем рабов из числа твоих знакомых, Рафталия. Наверняка нам будет проще сражаться с людьми, которых ты понимаешь. Затем перейдем к обычным рабам. Как только обзаведемся более-менее приличными силами, перейдем к обучению солдат из замка.

Я хочу усилить рабов настолько, чтобы даже в случае битвы против отряда Грасс мы быстро расправились со врагами.

— В то же время… хе-хе-хе.

Если друзья Рафталии захотят вернуть свою драгоценную родину, им придется сражаться за меня. Можно сказать, я буду держать их территорию в качестве заложника.

— Вы опять корчите из себя злодея. Кажется, думаете о каком-то заложнике.

Хм. Видимо, меня раскрыли.

— Ха-ха, вы прямо как живущие душа в душу муж и жена, — вдруг необдуманно бросила Лисия.

Ну, с Рафталией я в этом мире знаком дольше всего, так что я могу отчасти понять ход мыслей Лисии, но-о…

Мы никак не муж с женой.

— О-о-о чем вы говорите?! — воскликнула Рафталия, заливаясь краской от стыда.

Ага, все-таки разговоры о любви в ее присутствии лучше не заводить. Зря на мину наступила, Лисия.



В свое время Рафталия была малолетней рабыней, а теперь стала вдвое добрее большинства людей и повсюду сует свой нос.

Мне нетрудно представить ее скорбь по потерянному дому и семье.

Рафталия сражается ради того, чтобы таких, как она, больше не было.

Перед ней стоит крайне благородная цель, и любви наверняка нет места в ее мыслях.

И вообще, она только снаружи кажется взрослой, а по возрасту все еще ребенок.

Ей еще рано о любви думать.

А вот Лисия влюблена в Ицуки и так или иначе обладает всеми девичьими чувствами.

— Вот да, Лисия. Рафталия такие шутки на дух не переносит. Осторожнее со словами.

— Н-Наофуми-сама…

Покрасневшая Рафталия быстро успокаивалась.

Вот и правильно, много сердиться — вредно.

— Э-э, а?..

Лисия озадаченно наклонила голову и смотрела то на меня, то на Рафталию.

— Что же, начиная с завтрашнего дня у нас будет много работы.

И тут я, прокрутив в голове грядущие события, кое о чем вспомнил.

— Кстати, Лисия. Помнишь, мы обсуждали сброс Уровня?

— Да.

— Может, не будем?

— П-почему вы передумали?

— Действительно, Наофуми-сама. Разве не вы говорили о том, что ей лучше заново развиться с первого Уровня, чтобы стать сильнее?

— Так-то так, но вы помните, что я видел характеристики Лисии и в мире Кидзуны?

— Да.

За время нашего путешествия я лично увидел, как меняются ее показатели с ростом Уровня.

— Так вот, скажу честно: сейчас ее характеристики почти не отличаются от тех, что я видел в мире Кидзуны. Что там, что тут никакие.

— Правда?

— Нет, разница, конечно, есть… но если сравнивать с Рафталией или Фиро…

— Уа-а-а-а…

— Так вот, Лисия. Я предполагаю, что в будущем твои характеристики значительно вырастут. Правда, не уверен, как на тебя повлияло Повышение Класса.

Рафталия и Фиро после него прямо расцвели.

Благодаря перу Фитории они смогли Повысить Класс как-то по особому, что пробудило в них всяческие таланты.

И эта база может сыграть серьезную роль в дальнейшем.

Сейчас Лисия неуклюжая, но быть может, во время Повышения Класса ей предлагало все-таки определиться с основной школой магии.

— Э, а?! В-вот как… м-м-м. Я… хочу ценить себя такой, какая я есть. Той, которую выбрал Ицуки-сама.

— Ясно… ладно.

Он тебя бросил, а ты до сих пор ему верна. Впрочем, я не против поддержать ее выбор.

Меня он устраивает.

Остаток того дня мы отдыхали и готовились к завтрашнему.


— Что же.

Позавтракав и коротко переговорив с королевой, мы начали собираться в путь.

— Куда мы едем?

— К работорговцу.

— Иватани-сама, — вдруг королева подняла руку. — Вы собираетесь выкупить односельчан Рафталии… самы?

— Да, а что?..

— В таком случае я заранее извиняюсь за весьма неприятную ситуацию, сложившуюся в результате наших действий.

— …

Что еще? У меня появилось настолько зловещее предчувствие, что щека задергалась.

Если честно, я даже не хочу слушать, что она сейчас скажет. Но должен, иначе мы не сдвинемся с места.

— Что случилось?

— Так вот. Вскоре после окончания битвы с Лингуем я восстановила леди Сеавет в правах и передала ей власть над территорией. Вместе с этим я издала указ всем аристократам страны о немедленном освобождении всех полулюдей, живших в регионе Сеавет.

— А-а…

— К счастью, в нашем распоряжении был один из односельчан Рафталии-самы, поэтому мы полагали, что без труда обнаружим в выживших прочих ее знакомых, однако…

Я уже успел догадаться, чем все закончилось. Честно, слышать эти слова вслух не хочу.

Рафталия уже успела вся побледнеть.

— Результаты оставили желать лучшего. Мы попробовать разобраться в чем дело… и узнали, что аристократы предпочли вместо исполнения приказа немедленно распродать полулюдей. До сих пор мы не смогли разыскать большую их часть.

Ну что за! Сколько еще изнанка этой страны будет пытаться остановить меня?!

Конечно, я и сам в онлайн-играх немедленно распродавал все вещи, которые разработчики обещали в будущем ослабить, так что отчасти ход мыслей аристократов понимаю.

И все-таки… эх. Бесят.

— В настоящее время, тот… торговец монстрами, которого вы обычно посещаете, занимается поисками друзей Рафталии-самы.

Короче, их у него нет… но он ищет.

Рафталия чуть в обморок не упала, но я успел ее поддержать. Вместе с этим я осознал, что придуманный мной план уже успел сесть на мель.

— К счастью, нам уже удалось спасти четырех, включая Кила-саму. Все они уже успели вернуться в Сеавет.

Четырех, включая Кила… да уж, немного.

С учетом того, сколько впереди работы, нам понадобится больше рук.

Но ничего не поделаешь.

— Видимо… привередничать пока не выйдет. Скупим всех рабов-полулюдей, которых отыщем.

— Наофуми-сама?!

— В четыре работника мы каши не сварим. Рук не хватит.

Нам еще столько всего предстоит сделать.

— Все равно другого выхода нет. Скупим всех дешевых, но более-менее толковых.

— Х-хорошо…

— Правда, сдается мне, куплю я опять детей…

Это, правда, отчасти хорошо. Например, тем, что они вырастут и окрепнут.

Мы попрощались с королевой и отправились к работорговцу.


Мы бродили по переулкам, кутаясь в плащи и, наконец, зашли в шатер, где не были уже очень давно.

— О-о?

Внутри мы обнаружили скучавшего и не особо милого мне работорговца, поджидавшего клиентов.

Разве королева не говорила, что он занимается поисками односельчан Рафталии?

Я высунул голову из плаща и поднял руку.

— Вот так встреча. Давно не виделись, Герой Щита-сама. Я наслышан о ваших подвигах.

— Да уж, давно.

— Я уже подумал, что вы забыли обо мне.

— Тебя попробуй забудь.

Тяжеловато забыть этого типа, который всегда находится на какой-то своей волне.

Сдается мне, он куда хитрее большинства торговцев.

Но оно и понятно, торговец таким товаром просто обязан схватывать все на лету.

Если подумать… в последний раз я приходил сюда, когда покупал когти Фиро.

Вскоре после того, как неудачно сходил к Песочным Часам, чтобы Повысить Класс…

Тогда он намекнул мне бежать в Шильтвельт или Шильдфриден.

Но разве он не работает тайно с королевой, если учесть ее слова?

— Ты столько всего вытворять умудряешься. Вот уж не думал, что ты тайно с властями сотрудничаешь.

— Я не соврал, когда сказал, что вы понравились мне с самого первого взгляда.

— Ладно, понял. Не будем об этом.

— Что же, чего желаете?

— Твой основной товар.

— О-о! — глаза работорговца ярко заблестели.

Не знаю, что именно ты предвкушаешь, но навоображал ты себе неправильно.

Небось, он просто обрадовался тому, что я, даже став знаменитостью, продолжаю пользоваться рабами.

— Я хочу купить рабов-полулюдей, и подешевле. Чем меньше Уровень, тем лучше.

— На какую сумму рассчитываете?

Может, на Лингуе я не заработал, но еще до начала тех событий королева передала мне пять тысяч серебряных.

— В пределах пяти тысяч серебряных монет. Сюда входит плата за тех, которых ты разыскиваешь.

— Инвестируете в ваше новое предприятие?

— В очередной раз попрошу не задавать вопросы, на которые уже знаешь ответ.

Вот серьезно, сколько он вообще знает?.. У меня уже чувство, что он и будущее насквозь видит.

— Попрошу за мной.

Работорговец повел нас вглубь шатра.

Фиро пошла было за нами, но остановилась.

— Ты чего?

— …Что-то я туда не хочу.

Видимо, почуяла характерную мрачную атмосферу и амбре.

Я-то привык, но тоже не скажу, что находиться там приятно.

— Ладно. Подождешь здесь?

— Угу.

Фиро кивнула и принялась обнюхивать лотерею с яйцами.

Вот тут мы с тобой и познакомились.

Предупредив напоследок не есть яйца, я отправился следом за работорговцем.

По пути мы прошли совсем рядом с клеткой, где когда-то сидела Рафталия.

— …Вот то место, где моя судьба изменилась… — с чувством проговорила она… но, если подумать, прошло не так уж много времени.

Даже не полгода.

— Я сделаю вам значительную скидку.

— Какой ты щедрый.

— Меня вдохновляет то, что вы собираетесь заняться весьма интересным делом! Вы ведь наверняка станете человеком успешным?

— Ну… типа того.

— А я смогу заработать, стоя в тени Героя Щита-самы.

— В смысле?

— Думаю, вы и сами поймете, если вспомните явления, сопровождавшие легенды о божественной птице.

А-а… да, Рафталия ведь прекрасно проявила себя.

Наверняка армия очень высоко о ней отозвалась, а если работорговец заявит, что взялась она именно отсюда, то сможет неплохо заработать.

— Но не дай бог народ из-за этого односельчан Рафталии раскупит.

— Нет-нет-нет, об этом и речи не идет. Итак, выбирайте!

— Я возьму…

Наверное, всех, кто хоть как-то приглянулся?

— Этого и этого. И еще вон того. И того, что рядом. И этого еще, с одеялом. И вот этого.

Я начал с двух крепких на вид мальчиков. Потом выбрал двух рабов, державших друг друга за руки и дрожавших — явно друзей. Затем выбрал трясущегося под одеялом в уголке клетки, а напоследок — стоявшего у решетки и смотревшего на Фиро.

У Эклер уже есть четыре, я приведу шесть, итого десять. Для начала неплохо.

— Да, кстати, я буду заниматься регистрацией рабов еще и на месте, так что возьму с собой кого-нибудь, кто умеет это делать. Рабство ускорит их рост.

— Меня восхищает ваш глазомер, Герой-сама. Могло показаться, что вы тыкали наугад, но выбрали очень качественных рабов. Чудесно!

— Уа-а-а-а…

— Наофуми-сама? Вам не стоило подойти к процессу выбора бережнее?

— Я взял не только крепышей, но и тех, с кем придется поработать. Эй, ты, с одеялом. Живо сюда.

Он явно страдает от истощения, а дрожит от ужаса.

Работорговцу пришлось подать знак. Появился крепкий мужик, открыл клетку и лично вытащил из нее ребенка с одеялом.

— О-отпустите!

— О-о…

Мы сорвали одеяло, под которым оказалась… девочка-крот.

— Таких зверолюдей называют торкообразными, у них очень ловкие пальцы. Поскольку они очень плохо переносят свет, чаще всего ими пользуются в качестве ночных сторожей. Эта, конечно же, пока еще ребенок.

— А-а-а… — торкообразная от страха тут же забилась в угол и сжалась в комочек.

Кажется, Рафталия за нее сильно переживает.

Так что я оглядел торкообразную получше.

Ну, что тут сказать, крот он и есть крот. Человекоподобный, словно оборотень. Только не волк, а крот.

Роста невысокого — где-то мне по пояс. Наверное, подрастет еще.

Ловкие пальцы, говоришь… это будет кстати, работы планируется много и всякой.

— Если вас интересуют рабы с ловкими пальцами, замечу, что енотообразные, к которым относится ваша подопечная, тоже этим славятся.

Я посмотрел на Рафталию.

Если подумать, я ее ничему не учил… максимум, на что она способна — снимать шкуры с мертвых монстров.

Сама она не вызывалась чему-то учиться. Возможно, просто неуклюжая от рождения.

— Вы сейчас подумали что-то оскорбительное?

— Да нет…

— Так или иначе, торкообразные идеально годятся для любой тонкой работы руками. Кроме того, они очень покорны. От всей души советую!

Я снова перевел взгляд на трясующегося торкообразного ребенка.

— Мне кажется, или в этой стране как-то многовато садистов?

На кого из рабов ни посмотри — у всех следы от кнута.

— О да, но с этим ничего не поделать, если учесть долгую историю войн против полулюдей.

— То есть, аристократы, принимавшие участие в войнах, нынче вымещают накопившуюся злость на детях?

Наверное, и пресловутый аристократ, терзавший Рафталию, был из таких.

— Более того, некоторые даже предлагают сдачу рабов в аренду по низкой цене специально для покупателей-садистов. Мы тратим серьезные деньги на выкуп тех, что совсем потеряли товарный вид от такого обращения.

Да уж, тьма у этой страны глубокая.

Наверняка эти аристократы будут кривиться при виде того, как я пытаюсь восстановить деревню полулюдей.

— Разумеется, закон запрещает жестокое обращение с кем бы там ни было.

— Нелегальный бизнес, значит… сдается мне, де-факто он вполне себе легальный.

Ровно та же мысль мелькает у меня каждый раз, когда смотрю на этот шатер, притаившийся в глубине переулков.

— Мое заведение, в свою очередь, предоставляет исключительно адекватные услуги.

Адекватные, говоришь… работорговец так хвастается и пытается предстать образцовым купцом, что становится в моих глазах еще более подозрительным типом.

Чего же ты тогда торгуешь замученными рабами, если весь такой из себя хороший?..

— Кстати… он и правда… получше, — тихо высказалась Рафталия.

Все-таки получше в сравнении с другими?

Я посмотрел на спину торкообразной.

…Шрамы еще хуже, чем я ожидал. От постоянных ударов они покрывали спину в несколько слоев.

— Цвайт Хил.

Я применил исцеляющее заклинание, чтобы затянуть раны.

Правда, они очень глубокие, и на полное исцеление уйдет еще немало времени.

— Э?

— Мне тут сказали, у тебя пальцы ловкие.

— …Не знаю, — ответила торкообразная, пряча взгляд.

Ну, лучше уж так, чем если бы соврала, что все умеет.

— Если я тебя научу, будешь работать?

— …Буду, если прикажете. Только… пожалуйста, не бейте… — чуть ли не в слезах выдавила из себя торкообразная и снова свернулась.

Ну, рабыни они такие.

— Бить рабов не в моем вкусе. Если захочется порки, проси кого-нибудь другого.

— Э?..

А-а-а, как же меня такое бесит!

— Короче, я тебе оставлю лекарств, подлатай их и зарегистрируй в мои рабы.

— Я сгораю от нетерпения при мысли о том, как вы с ними поступите. Да, разумеется!

— И замолчи уже! У меня пока другие дела есть. Работай.

— Хе-хе-хе. Становится интересно. О да.

Оставив работорговца возиться с рабами, мы с Рафталией и Фиро пошли обратно ко входу.

Фиро побежала к нам, как только заметила.

— Вы всё-ё?

— Да… но их еще надо подготовить. У нас есть и другие дела, пока они возятся.

Мы вышли из шатра.

Сегодня я собирался навестить далеко не только его.

Глава 3. Знакомцы

Мы накинули плащи и вышли на улицу.

Да уж, город сильно пострадал. Нескоро затянутся раны, оставленные Лингуем.

Повсюду следы нападений Фамилиаров.

И, наконец, мы нашли то, что искали.

Уф. Слава богу. Эта лавка пострадала меньше других и работала как обычно.

Туда-то, к Дяде-оружейнику, мы и зашли.

— Добро пожаловать.

— Рад, что ты жив-здоров.

— Это же… парень!

Я снял капюшон и раскланялся с Дядей.

Он, к моей радости, оказался цел и при всех конечностях.

— Чего ты в плаще?

— Не хочу внимание привлекать.

— О да, ты у нас теперь знаменитость.

Вот именно поэтому.

Может, я не Ицуки, но меня тоже раздражает радостное: «Герой Щита-сама!»

Я мог бы купаться в лучах собственной славы, но почет среди жителей этой страны мне не интересен.

К тому же, сейчас и без того слишком много дел. Тратить время на всякую ерунду я попросту не могу себе позволить.

— Или тебе по нраву галдящая толпа? — ответил я Дяде, окидывая взглядом магазин. — Кажется, твое заведение особо не пострадало.

— Ага. Всех до него охочих я разогнал.

— Это радует.

— А твою новую спутницу теперь прям и не узнать. Когда я её первый раз видел, на девчонку смотреть жалко было.

— Это точно, — кивнул я Дяде. Он в свое время для меня многое сделал.

— Ты, правда, все никак не соберешься забрать последнюю часть своего заказа. Она у меня тут уже давно пылится.

И Дядя-оружейник вынес нам небольшой меч.


[Рапира Пенгвлюка

Качество: Высокое

Дополнительные эффекты: Повышение Ловкости, Повышение Маны, Кровоотталкивающий жир]


А-а-а… это ведь тот самый клинок, который я когда-то заказал для Лисии.

— Еще чего-нибудь думаешь?

Лисии будет в самый раз. Или можно еще Эклер отдать.

— На замок теперь расходы не свалишь. Пожалуй, пока что я нам ничего не стану заказывать.

— Ну, дела… Тут-то около замка все еще куда ни шло, а вот земли подальше и соседние страны сильно пострадали.

— Как у твоего магазина-то дела?

— У людей еще свежи в памяти события. Кто может — запасается оружием.

— Работаешь, значит.

— Именно. Торговля так хорошо идет, что у меня запасники пустеют даже.

— Короче, пришел к успеху.

— Да, но… как-то немного не по себе мне: в основном-то скупают те, кто пользоваться не умеет.

Ну а им куда деваться? Если человек не чувствует себя в безопасности, он уж попытается достать себе хоть меч, пусть даже отроду его в руках не держал.

Видимо, по той же причине сразу после катастроф скупают всю еду и воду. В неспокойные времена это происходит с оружием и броней.

И я пока не вижу толп распоясавшихся мародеров, так что беды в этом нет.

— Тогда тебе сегодня ничего не надо?

— Сложный вопрос.

Я думал, не заказать ли у Дяди крупную партию оружия для рабов.

Королева в курсе моих планов, и я могу уговорить её отдать мне старое оружие.

А вот чтобы обеспечить их чем получше, понадобятся материалы, с которыми у меня нынче туго.

С одной стороны, непонятно, нужно ли так волноваться из-за рабов… а с другой, у подержанного оружия свои изъяны.

Ну, если что, обсужу этот момент с Дядей.

— Королева дала мне землю, так что работы у меня будет завались.

Дядя пришелся бы очень к месту — он мог бы делать оружие для рабов, да и не только. Стоило попробовать его к нам пригласить.

— А я-то здесь при чем, парень?

— Если я скажу, что нам нужны люди, понятнее станет?

Переедь он поближе, затраты быстро окупились бы с лихвой.

Я уже знаю, что руки у него золотые, так что торговля пойдет как надо.

— Но у меня есть эта лавка…

— Я все понимаю и не настаиваю. Но может, ты… согласишься приютить у себя пару учеников? По крайней мере, подумай.

— А-а, ты об этом… я тебя понял, парень, но не уверен, что мне с моим уровнем стоит набирать учеников.

Отлично, начало положено. Теперь я могу отправить к нему на обучение каких-нибудь полулюдей с ловкими пальцами.

Ремесла приносят деньги. Хотя я, конечно же, не собираюсь как-либо в конечном счете вредить Дяде.

— Не скромничай. Я верю в твои силы.

— Ха-ха, а я стараюсь оправдывать твои ожидания.

— В общем, дай знать своим знакомым, что у меня много работы для них.

Я объяснил Дяде, куда уезжаю, и вкратце рассказал про деревню, которая станет нашей базой.

Наверняка немало людей заходят воспользоваться возможностью расширить свое дело с нашей помощью.

Благо наша земля не так уж далеко от замка.

Если среди них удастся отыскать надежных людей, мы от этого только выиграем.

— Ладно-ладно. Ну, я волновался за тебя, а тут такая возможность. Может, и я присоединюсь.

— Я не забываю о долгах. К тебе, Дядя, будет особое отношение, так что обдумай все.

— Ладно-ладно, — отмахнулся Дядя и пристально посмотрел на меня. — Это ведь еще не все?

— Как догадался?

— Ты никогда не приходишь по мелочам.

— Ага…

Не очень хотелось ему её показывать, но я все-таки снял с себя плащ.

Дядя увидел и сразу все понял.

— Что за черт? — изумился он при виде Берберского Доспеха.

Я снял его и положил на прилавок.

— Погоня за преступником, из-за которого Лингуй и взбесился, привела нас в другой мир. Там Варварская Броня не работала, поэтому мы нашли местного кузнеца, попросили её переделать и получили так называемый Берберский Доспех, который не работает уже здесь.

Дядя внимательно осмотрел Берберский Доспех.

Мне казалось, он проверял его по частям и наблюдал за реакцией.

— Ядро доспеха работает как положено… а с остальным надо разбираться.

— Придумаешь что-нибудь?

— Что-нибудь да смогу. Только время дай.

— Ага, надеюсь, у тебя все получится.

— Еще бы, я ж твой главный мастер. Кстати, материалов с той твари у нас выше крыши, раздают всем желающим. Если повезет, приспособлю еще и их.

Да уж, останков Лингуя у них должно быть порядочно…

Если считать их подарком Ост, меня даже совесть… хотя, нет, все-таки чуточку гложет.

— Я даже могу еще кучу всего в придачу сделать, если пообещаешь потом заплатить.

— Ты серьезно?

— Сам парень-щитовик оставил мне на переделку броню из любопытных неизведанных материалов, какие тут вопросы. К тому же, как я вижу, делал её настоящий мастер своего дела.

— Ага…

У меня нет денег, а он так щедр сегодня… все-таки Дядя-оружейник из тех, кому действительно важно отплатить за их доброту.

Я честно очень хочу сделать его главным кузнецом нашей области.

Сейчас-то может тут остаться, но когда у нас дело пойдет, спрошу еще раз.

— В общем, в первую очередь я, конечно, займусь броней… а потом, наверное, щиты. Хуже от них тебе точно не станет.

— Это да. В крайнем случае я их скопирую себе.

— Вот и я об этом. Короче, броню я забираю.

— Забирай.

— А, да, — Дядя вытащил из доспеха ядро и отдал мне. — Подержи его у себя пока.

— Ты уверен?

— Его можно и в готовую броню вставить. Закреплю, как заплатишь за работу.

— Спасибо.

— Тебе есть что пока носить?

— Спрошу в замке какой-нибудь старый доспех. В общем, работай.

— Ага! Так, еще что есть?

Я кивнул.

— Еще вот…

На прилавке появились Нагрудник небесной девы и одежда Рафталии из того мира.

Что делать с ночнушкой Фиро — я пока не придумал. Потом займусь.

— Что тут у нас? Нагрудник и… одежда жрицы?

— Броня из другого мира. Как и Доспех, они перестали работать. Не посмотришь?

Если их удастся починить, они снова станут прекрасной экипировкой.

А с учетом того, как эта одежда Рафталии идет, я готов кое-чем ради неё поступиться.

— Нагрудник сделан из пижамы Фиро. Кстати, нынешняя ночнушка Фиро тоже из неё, но она работает, так что трогать не надо.

— Опять сложные задачки… А одежда жрицы? Её юная леди носила?

Я кивнул, а затем шепнул Дяде, чтобы Рафталия не услышала:

— Она ей так идет, что я хочу и к этому миру её приспособить. Можешь сказать, что ничего другого ей сделать не сможешь?

— Вот в чем ваш замысел, Наофуми-сама?..

Кажется, меня раскрыли. Надо было прийти без Рафталии. План потерпел крах.

— Парень. Неужели тебе так понравилось, как юная леди выглядит в одеянии жрицы?

— Относительно. Хватит, если я признаюсь, что могу расписывать её прелести до вечера?

— Наофуми-сама, не надо.

— Может, эта одежда и была хорошей броней в мире, из которого ты вернулся, у нас свои правила и ограничения. Тебе бы с этим к швее или в ателье…

А-а, к той девушке, похожей на фанатку додзей, которая делала одежду Фиро?

Интересно, как она?

— Ладно, возьму пока, но ничего не обещаю.

— Понимаю. Сделай, что сможешь.

— Наофуми-сама, вам не кажется, что вы начали воспринимать меня в качестве манекена?

— Считай это гордостью отца, воспитывающего дочь.

— Наофуми-сама, это что вы имели в виду?

От ответов на неудобные вопросы я благополучно ушел.

Зная мастерство Дяди, в успехе можно не сомневаться.

— Ну, пока все. Как улажу денежные вопросы, загляну еще. Надеюсь, ты успеешь закончить.

— Ага, пока! Этот твой доспех меня многому научит, я думаю.

— Хорошо бы вышло что-нибудь толковое.

И мы оставили Дядю в его лавке.

Глава 4. E Float Shield

— Итак…

Было бы неплохо обсудить с королевой ближайшее будущее.

А так как мне все равно нужно попросить у неё старые доспехи, я вернулся в замок и спросил, где королева.

Оказалось, после совещания она отправилась в кабинет и работает с документами.

Там я её и нашел, за заваленным бумагами столом.

— Королева.

— Это вы, Иватани-сама? Что-то случилось?

— Я могу взять обмундирование со склада?

— Да, я не против. Однако в ходе недавней битвы большая часть пострадала.

— Я понимаю, но хочу использовать их у себя, если здесь они не нужны.

Теперь надо бы сходить посмотреть, что там есть вообще.

— Что же, Рафталия, Фиро, Лисия.

— Что?

— Грузите добро в повозку. Разбирать будем по приезду, так что старайтесь выбирать вещи полегче. Фиро, грузы теперь на тебе.

— Е-есть!

Девушки покивали и отправились на склад без меня.

Фиро тоже пострадала от проклятия, и я не знаю, сможет ли она таскать тяжести…

Может, еще Филориала завести?

— Кстати, Иватани-сама, я как раз собиралась послать за вами. На тренировочной площадке перед складом сложены кое-какие материалы с Лингуя, воспользуйтесь ими.

— Ладно.


После визита к королеве, я пошел в сторону склада и увидел, что тренировочная площадка в буквальном смысле завалена останками Лингуя.

— Ничего себе…

Я удивился тому, что в куче отыскались даже огромные глаза и куски мозга.

Вот только… мерзко как-то смотреть, я ведь с ним так сдружился.

Но стоило об этом подумать…

— Ч-что за?!

Куски Лингуя вспыхнули и сами впитались в Щит!


[Требования к Щиту Панциря Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Шкуры Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Плоти Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Крови Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Лимфы Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Имуннитета Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Мышц Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Сердца Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Миокарда Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Артерии Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Сердечного Глаза Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Глаза Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Дерева Лингуя выполнены!]

[Требования к Щиту Фамилиара Лингуя (тип: летучая мышь) выполнены!]

[Требования к Щиту Фамилиара Лингуя (тип: йети) выполнены!]

И так далее…


[Душа Лингуя слилась со Щитом!]

[Ветвь принудительно освоена!]


Щитов открылось столько, что больше в ветви Лингуя ничего, считай, и не осталось.

Все новинки могут похвастаться хорошим показателем защиты.

Надо же… все щиты Лингуя взяли и сами открылись…

Ну ты даешь, Щит Души Лингуя.

На фоне ветви Лингуя в древе щитов теперь видно изображение Лингуя.

Так, что там есть?..

О? У одного из свежеосвоенных щитов нашелся новый навык:


[Щит Панциря Лингуя 0/4 °C

Способность освоена… Бонус экипировки: Навык 「E Float Shield」

Особый эффект: Гравитационное поле, Восстановление души К, Сопротивление магии (Сильное)

Мастерство: 0].


«E Float Shield»… «Е» это сокращение от «Эрст»?

Что это за навык?

Я переключился на щит и попробовал:

— Э Флоут Шилд!

Возник парящий в воздухе щит, перед глазами появилось слово «ON».

«…Так это что, клон Эрст Шилда?» — подумал я попытался подойти к щиту… однако тот сдвинулся вместе со мной.

Что за? Способность создает постоянный Щит, завязанный на мне?

То есть это нечто среднее между Эрст Шилдом и Щитом Метеора?

Затем я решил узнать, сколько времени навык действует.

…Щит не пропадает. Навык действует долго.

Хм-м…

Я крепко задумался, а Э Флоут Шилд начал вращаться.

Это еще что такое?.. И вообще, не отвлекай давай. Вон с глаз моих.

Стоило об этом подумать, как Щит действительно подвинулся в сторону.

…Волшебный щит, который летает, куда я захочу? Удобная штука.

Поудобнее Чейн Шилда. Правда, тот еще может сковывать противника, так что разница между ними есть.

Отлететь он может максимум на метр от меня.

Переключатель «ON/OFF» наводит на мысль о том, что это полупассивный навык.

Дух он потребляет… понемногу раз в 30 секунд.

Терпимо. Если не использовать ничего другого, автоматическая регенерация Духа компенсирует потраченное. Наверное, это и правильно, материалы с Лингуя должны были принести пользу.

— Чейндж Шилд, — Э Флоут Шилд послушно изменил форму.



О-о… довольно удобно получается. Жаль только, что больше одного щита создать нельзя.

Прочие щиты попроще, но прибавок к характеристикам и сопротивлениям в сумме дают немало.

Жаль только… что Щит Души Лингуя так и остался слабее прежнего, будто напоминая, что уже выполнил свою миссию.

Ну, что уж теперь, он мне и без того хорошо помог.

— Наофуми-сама!

Я проверил щиты и сел отдохнуть, и тут ко мне подбежали Рафталия и остальные.

— Вы закончили?

— Да. Осталось только еще раз наведаться к работорговцу.

— Ясно. Что, идем?

— Да-а! — Фиро обратилась Филориалом и задорно потянула повозку.

Чувствуется напряжение. Все-таки из-за потерянных характеристик вес повозки большеват для неё.

— О? Вы уже собрались? — королева прогуливалась по двору, заметила нас и подошла.

— Более-менее. Остальное отправь нам попозже. Нам понадобится много мяса на еду.

Мы будем поднимать Уровень рабам, и какое-то время они будут есть как не в себя.

Конечно, я и сам умею достать еды, но у меня много других дел. Для начала — подготовка места.

— В таком случае я выделю отряд солдат для помощи в ваших делах. Используйте их по своему усмотрению.

— Ага, спасибо. Нам пора, надо еще кое-куда заехать.

— Если что, дайте знать. Мы поможем.

— Ладно. Прямо сейчас нам нужны строительные материалы и охрана от грабителей. Мы выдвигаемся сегодня ночью.

Слухи о том, что Герой покинул город в повозке, груженой рабами, ударят по моей репутации, так что придется ехать в ночь.

Когда-то я считал, что Фиро страдает куриной слепотой, но оказалось, что глаза её прекрасно работают и в темноте, так что сложностей быть не должно.

— Как прикажете.

Кивнув королеве, я двинулся из замка в сторону шатра.


Рабов закончили регистрировать, теперь они совершенно одинаково дрожали от страха.

Наверное, это от отсутствия четких указаний.

Рафталия поначалу тоже пугливой была. А Фиро — капризной.

Теперь у меня вдруг стало больше рабов. Воспользуюсь накопленным опытом.

— Отныне все вы — мои рабы. Ничего страшного в этом нет, если будете меня слушаться. Тогда ничего плохого с вами не случится. Но…

Если обходиться с ними слишком мягко, они не смогут меня уважать.

— Лентяев я ненавижу. Запомните: я продам каждого, чья работа меня не устроит! — объявил я.

Работорговец тут же подал знак своему слуге, и тот ударил в гонг.

…Ну кто тебя просил, а? Смотри — ты их до смерти перепугал.

Хотя… боятся они, скорее всего, меня.

— Ай-й-й!

Ого! Как они умилительно трепещут!

— Эх… опять вас не так поняли…

— Уа-а-а-а-а.

— Еще я, кстати, хочу их торговать научить, мне ездовые животные нужны.

— О да, я с радостью пожертвую вам Филориалов!

— Нет, вот этого не надо. Одного можно, но я хочу и других монстров.

— Не любите Филориалов?

— Мне нужен кто-то попроще в обращении, чтобы даже эти детишки справились. И еще хотелось бы монстров, которые были бы полезны в поле.

В городах я видел, как в повозки запрягали не только лошадей и Филориалов, но и быков, и каких-то гигантских гусениц.

И еще, если я воспитаю и кучу Филориалов, и у меня появится толпа Фиро, что тогда будет?..

— Господин-сама, я хочу е-есть!

— Господин-сама, я хочу е-есть!

— Господин-сама, я хочу е-есть!

Только представил — сразу в дрожь бросило. Обойдусь. Если и выращивать Филориалов, то только по одному за раз.

За ними глаз да глаз нужен.

Они хороши тем, что из них выходят хорошие бойцы, но мы пока на этапе возделывания земли. Мы не сможем прокормить целый выводок этих прожорливых тварей.

Замок ломится от запасов мяса Лингуя, но не гонять же их сюда каждую кормежку.

Если я так поступлю, потому что «могу», потом наверняка не смогу свести концы с концами и по уши влезу в долги.

— Понятно… позволите мне выбрать на свой вкус?

— Валяй.

— Вы хотите приобрести яйца или уже взрослых особей? Уточню: яйца дешевле.

— Пока давай яйца.

— Как скажете.

Работорговец отправился в сторону шатра, где держал животных.

Я тем временем настраивал условия для рабов.

Хм… как я погляжу, тут есть даже ограничения, связанные с работой.

Чем занять эту ораву — решу позже.

Я выглянул из шатра и заметил, что начало темнеть.

— Лисия, я даю тебе новую должность.

— К-какую?

— Отныне ты будешь вместе с Рафталией и Фиро помогать мне воспитывать рабов и животных, которых мы сегодня купили.

— А-ага…

— И ты будешь главной.

У неуклюжей Лисии есть серьезные задатки лидера. Ей бы только научиться анализировать обстановку.

На всякий случай я буду отправлять с ними Рафталию и Фиро в качестве телохранителей, однако моя задача — вовсе не воспитать высокоуровневых, но бесполезных в бою рабов.

Им важно получить опыт настоящих битв.

Поэтому постепенно я буду отлучать их от Рафталии и Фиро.

В этих условиях Лисия точно проявит силу, которую не измерить Уровнем.

— Конечно, ты при этом будешь продолжать обучение у непобедимо адаптирующейся Бабульки.

— Есть! Похтара…

Опять язык прикусила. Ну что она за человек.

— Я выбрал вам яиц, как вы и просили, Герой Щита-сама, — работорговец вернулся с яйцами в руках.

— Ага, спасибо. Ну что…

Хм-м… надо бы еще кое-что сделать.

— В первую очередь… — я повернулся к потиравшему руки работорговцу и объявил: — Устроим ужин.

Фиро притащила с собой из замка мясо Лингуя, и я приготовил его прямо в шатре.

Часть пожарил, из части сделал суп и жаркое.

Вкус у мяса Лингуя немного необычный.

— О! Ничего себе вкусное!

— Как? Оно даже вкуснее, чем мамина еда!

— Ага! Интересно, что это?

— Наофуми-сама очень вкусно готовит.

— Угу! Я то-оже обожаю еду господина-самы.

Рабы радостно принялись уплетать мою стряпню.

— Шедеврально. Чувствую, я от вашей еды растолстею, Герой-сама. О да.

Хоть я их и не приглашал, работорговец со своими прихвостнями тоже примкнули к толпе. Сделаю вид, что не заметил.

На них я не готовил, но возражать не стану, раз они нас пока приютили.

— Будете меня слушаться — еще готовить буду. Работайте как надо, — сказал я, и рабы дружно кивнули, продолжая жевать.

Это вам авансом.

Скоро вы у меня будете сильно заняты, так что нужно хорошо питаться.

Закончив с ужином, мы добрались до выхода из города. Уже совсем стемнело, и мы с рабами, работорговцем и его компанией выдвинулись в путь.

Глава 5. Сеавет

Фиро мерно катила повозку до рассвета. На утро мы уже увидели окрестности родной деревни Рафталии.

— Господин-сама, мы на ме-есте.

Как сказала королева, Эклер жила не в самой деревне, а в ближайшем к ней городе.

Скоро мы добрались до этого видавшего виды местечка.

— А…

У ворот нас встретил солдат… да не абы какой, а тот доброволец, который вызвался помочь мне со второй волной.

— Герой Щита-сама!

— Давно не виделись.

— Да! Я был поблизости во время нападения Лингуя, но не смог поговорить с вами…

Он заслуживает уважения только за то, что умудрился выжить в ходе тех битв.

Я впечатлен, что он может рассказать об участии в сражении, в котором столько народу полегло.

— Мне обо всем сообщили. Вы собираетесь встретиться с Эклер-самой и Мелти-самой?

— Да. Думаю, мне стоит с ними по меньшей мере поздороваться.

— Прошу сюда, — сказал солдат, и мы вошли за ним на территорию полуразрушенного города.

Есть тут и совсем обвалившиеся дома, и более-менее целые. Видимо, город сильно пострадал из-за волны.

…Небольшой такой городок.

В особняке правителя ничего особенного не заметно. Относительно других городов мелковат.

Паренек переговорил с привратником, и тот сразу открыл ворота.

— Ё! Ха! — послышался голос откуда-то со двора.

Я вышел из повозки и направился туда.

Где увидел Эклер, Бабульку, Кила и еще трех детишек в самый разгар тренировки.

— Иватани-доно!

Эклер заметила мое появление, прервала тренировку и помахала рукой.

— А, я чую Мел-тян! — Фиро бросила повозку и побежала в здание.

— Как вы?

— Давно не виделись, братец Щита! Правду говорят, что ты победил негодяя в ином мире и вернулся сюда?

— Да, мы его прикончили. Как-нибудь расскажу, как он сдох.

— Кх-х… я так хотел пойти с тобой! — Кил пнул землю от досады.

Тебя мы не взяли потому, что тебя, безрассудного, ранили бы, и мне пришлось бы лечить.

— Как твоя рана, Кил-кун?

— Уже зажила! Благодаря тебе зараза не ушла глубоко!

— Давненько я тебя не видела, Кил-кун, — с улыбкой обратилась к Килу подоспевшая Рафталия.

Остальные дети отступили на несколько шагов и обомлели.

— Смотрите! Вот наша Рафталия-тян!

— Не может быть…

— Это — Рафталия-тян?

— Как изменилась.

— Рафу, — подала голос Раф-тян, вскарабкавшись на плечо Рафталии.

— А, это был голос Рафталии-тян.

— От кого?

— Что это за зверь? Почему он говорит голосом Рафталии-тян?

— Э-э… пожалуйста, не обращайте на неё внимания.

— Это сикигами… ну, по-вашему фамилиар из волоса Рафталии. Прошу любить и жаловать.

— О-о! Двойник Рафталии-тян?

— Кил-кун! Ради всего святого, прекрати!

Я краем глаза приглядывал за воссоединением Рафталии со старыми друзьями, а сам в это время подошел к Эклер и непобедимо адаптирующейся Бабуле.

— Как у вас дела? Пытаетесь восстановить регион?

— М-м… с этим немного… — Эклер сразу сникла.

— Послушница Эклер усердно тренируется… однако в деле помощи этой земле похвастаться успехами не может.

— О как…

С восстановлением все настолько плохо, что даже Бабуля это понимает.

Теперь понятно, зачем ей помощь Мелти.

— Я надеюсь возродить эту землю, ведь это наследство отца… но у нас мало людей. Времени уйдет немеряно.

— Ну, за счет одних только связей твоего отца многого не сделаешь. Тем более, вы тут и от Церкви Трех Героев вроде как пострадали.

— …

Здесь тьма народу полегла, включая семью Рафталии.

А сама она после этого попалась работорговцам.

— Поскольку многие из прежних жителей этой земли погибли, вряд ли сюда возвратятся выжившие. К тому же порабощенных успели распродать до того, как страна их конфисковала, так?

— Верно… мы прикладываем все усилия к тому, чтобы вернуть их, но…

— Ну, вернешь их, а дальше что? Соберешь десять… ну ладно, двадцать человек, поставишь посреди руин города и скажешь: «А теперь, товарищи, стройте город заново»?

— … — Эклер замолчала.

Я что, угадал? Планировать надо.

— Эх… — невольно вздохнул я.

Эклер очень серьезная женщина и великолепный рыцарь, но таланта наместника маловато.

— Так, а где красавчик, который брал под опеку Кила? Или какой-нибудь высокопоставленный чиновник? Нам нужен кто-то, кто вдолбил бы в тебя правила воссоздания городов! — выпалил я, тыча в Эклер пальцем.

— Что?!

Тут появилась Мелти. Вернее, её притащила Фиро.

— Мел-тян, здесь господин-сама!

— Фиро-тян, не кричи, я вижу.

— О, Мелти, ты как раз вовремя. Ты ведь не настолько двинулась, чтобы доверить ей управление регионом?!

— Ничего себе приветствие!

— Что вас во мне не устраивает?! — воскликнула Эклер, сводя брови.

— Ну как что… Эклер. Думаю, Мелти меня поддержит в том, что ты ни черта не смыслишь в делах землевладения.

— Что?!

— Я сам в этом не особо разбираюсь, но по крайней мере понимаю, что нужно для управления и обеспечения жителей области.

Я жестом попросил Эклер сесть.

Мелти мягко повторила за мной.

Что до Рафталии… пусть пока поговорит со старыми знакомыми.

Скоро времени на разговоры у них не будет.

— Начнем с того, что управление регионом начинается не с того, что тебе дали землю. Население этой земли тоже нужно учитывать.

— Это я и сама знаю. Именно поэтому пытаюсь вернуть местных жителей.

— Еще раз спрашиваю — что им с того, что ты их просто вернешь?!

Я нарисовал на земле человека и назначил его населением.

— Для возрождения региона нужны четыре вещи: рабочие руки, одежда, еда и жилье!

В первую очередь — еда. Здесь, в параллельном мире, её проще всего достать охотой на монстров.

Во вторую — жилье… дома и так далее. В третью — одежда… сюда же в нашем случае относится и обмундирование.

— Я понимаю твое желание в первую очередь поселить на этой земле бывших местных жителей, но это невозможно. У тебя нет столько людей, чтобы можно было отдавать кому-то предпочтение.

— Э-это я понимаю. Принцесса Мелти уже говорила об этом.

— Говорила, однако к нам и добровольцы особо не идут. Я полагаю, матушка рассчитывает, что с появлением Наофуми свою помощь предложат жители Шильтвельта.

— Да, это было бы просто прекрасно, но давайте смотреть правде в глаза. У нас нет времени ждать их. Обходиться придется теми, кого можно завлечь здесь.

Эх… ну, мы сейчас все-таки не в деревне Рафталии, поэтому мне хотя бы не нужно расписывать им по пунктам, что надо делать.

— Я не знаю, что входит в обязанности аристократов этой страны, но прямо сейчас вам нужно обеспечить людям просто спокойную жизнь. Кто станет заниматься возрождением бесперспективных руин?

Эклер свесила голову.

— Пока меня не было, ты что, только тренировками занималась?

— …В принципе, ты угадал.

— Не только! Я пыталась собрать еще людей при помощи Кила и остальных!

— Я уже сообщила матери. Скоро в особняк прибудут хорошие люди из числа её подчиненных. Они помогут с восстановлением зданий, — доложила Мелти.

Ну, видимо, чем-то полезным она все-таки занимается.

— Полагаю, после отстройки города вы собирались заняться окрестными деревнями? — спросил я. Мелти и Эклер кивнули в ответ. — Эх… ну, дело ваше. Я вообще-то тоже титул получил, но восстановление города, так и быть, оставлю на вас.

— Э? Разве ты не поможешь нам, Наофуми?

— Я собирался заняться восстановлением деревни неподалеку по своему вкусу. Для этого нам с вами придется сотрудничать, так что не думайте, что я бросаю вас на произвол судьбы.

Мне незачем стоять начальником над Мелти и Эклер, раздавая указания.

Мы можем работать параллельно.

Если у меня все получится, в городе появится больше людей.

— Так что…

Я щелкнул пальцами. Из повозки выскочил работорговец со своей свитой. Они быстро схватили как Кила, так и остальных детишек.

— Ч-что вы задумали?

— П-прекратите!

— А-а, вижу, вы еще не забыли.

Еще бы, уже успели побывать в рабстве.

— Братец Щита! Неужели…

— Кил, ты уже знаешь, к чему это я. Да-да, вы все будете помогать мне отстраивать деревню. Для этого вы все станете моими рабами, чтобы я мог вас усиливать.

— Д-да, я понимаю, но…

— Наофуми-сама! Мне не нравится такое насилие… — обратилась ко мне обеспокоенная Рафталия.

— Не волнуйся, это просто формальность.

— Не-ет! Больше не хочу быть рабом!

Детишки отчаянно вырывались.

Но подчиненные работорговца и не думали их отпускать.

— Иватани-доно!

— Что, благие намерения вернут вашу деревню? Вы хотите ждать, пока Эклер и Мелти отстроят её заново? Вы правда думаете… что так сможете вернуть её? — спросил я.

Детишки заворчали.

Да-да, всё вы прекрасно понимаете.

Кого потеряли, уже не вернуть.

А если будете полагаться на Эклер, лучше никому не станет.

— Если вы станете моими рабами… вырастете такими же сильными, как Рафталия, сильно отличившаяся во время битвы с Лингуем.

— Я, конечно, слышал… но это правда?

— И кстати, Кил ведь тоже стал сильнее?

— И правда, пока я не видела Кил-куна, он стал гораздо сильнее.

— Е-еще бы. Я ведь набирал Уровень, будучи рабом братца Щита, — Кил гордо выпятил грудь.

— Правда, потом бросился в бессмысленную атаку и угодил в больницу. Впредь не делай так.

— Ага! Наломал дров — меня с собой не взяли. Больше такого не повторится!

— В общем, все вы — избранные Героем Щита. Станьте моими рабами… вернее, учениками Героя, и займитесь возрождением деревни.

— Взял и термин поменял…

— Я тоже ученица Героя, господин-сама?

Важно дать им понять, кто тут главный.

Этот мир кишит лентяями.

Возможно, они все еще думают, что столь желанный мир настанет, даже если они будут просто тихонько ждать.

— Я могу выбрать кого-нибудь другого. Но… готовы ли вы снова стать рабами, когда беда постучится в дом, а вы не сможете ей сопротивляться?

— Братец Щита… я понял! Я пойду с тобой! — выпалил Кил и встал передо мной.

Не мне говорить об этом, но Кил вообще склонен принимать решения на эмоциях.

— Я верну нашу деревню!

— Отлично. Что скажут остальные? — спросил я.

Рафталия и её односельчане переглянулись.

— Наофуми грубоватый, но заботливый, — поддержала меня Мелти. — Скажу честно… мы не можем содержать вас вечно. Мы надеемся, что вы пойдете к Наофуми и под его руководством станете самостоятельными.

— Принцесса Мелти… — Эклер свесила голову, словно слова Мелти заставили её крепко задуматься.

— А что такого? Раз уж Наофуми приехал сюда, нам стоит заняться своей работой и помогать друг другу восстанавливать регион, разве нет?

— …Хорошо. Итак, товарищи Рафталии. Вы вольны сделать любой выбор. Мы поможем вам, чем сможем, — объявила Эклер.

Следом вперед шагнула Рафталия и добавила:

— Я думаю… нам лучше не сидеть сложа руки, а делать что-то самим. Так ведь? — Рафталия бросила взгляд в сторону деревни, а затем указала на флаг на крыше особняка. — Тогда мы потеряли наш флаг… но теперь он у нас перед глазами. Я хочу вернуть флаг на место… вместе. С вашей помощью!

Её друзья еще какое-то время подумали и…

— Угу! Ладно!

— Внешне Рафталия-тян изменилась, а внутри — нисколечки!

— Это да. Говорит точно так же, как в деревне.

— Итак, вернем тот флаг все вместе!

— Да! — дружно ответили дети.

А вот подручным работорговца, судя по лицам, неловко.

Не привыкли к такому.

— Итак, приступим к церемонии нанесения рабских печатей. О да.

— Я буду гонять вас, как скот. Уже предвкушаю… хе-хе-хе, — пробормотал я, и работорговец резко ожил.

— О да, во мне пробудился энтузиазм! Я восхищен вашим планом вселить в них надежду, а затем пожинать плоды!

Я все не пойму — он действительно простак или в самом деле наслаждается людскими страданиями?

Что же, таким образом я стал официальным владельцем земель Эклер. Время взяться за деревню.

Глава 6. Кормежка

Всем рабам, за исключением Рафталии и Лисии, я выставил ограничения построже, чтобы печать немедленно карала их за несерьезное отношение к работе, однако…

Первый день мы потратили на то, чтобы очистить территорию от обломков зданий.

— Этот дом мне очень дорог! — заявил Кил и отказался слушаться.

По всей видимости, мы наткнулись на дом Кила, но его развалины нам мешали.

— Я рад, что ты его ценишь, но смотри: крыша рухнула, стены обвалились. Увы, этот дом не из тех, которые можно починить.

Я попытался отыскать в деревне что-то, чем еще можно воспользоваться, однако все более-менее ценные вещи слишком проржавели, чтобы пустить их в ход.

Радует, что хоть колодец не пострадал.

И поле… прибраться на нем немного — и можно пользоваться.

— Я могу понять, что ты хочешь сохранить его на память, но он мешает нашим работам, так что от него надо избавиться.

— Но…

— Кил-кун! Прекрати капризничать, — осекла его Рафталия.

Ну, я все равно не дал бы ему меня остановить.

— Ты ведь тут раньше жил, да?

— Да!

— Значит, дом, который мы построим на этом месте, будет твоим. Но ты будешь жить в нем не один. Там поселятся и другие люди, а отвечать за него будешь ты.

— У-угу… — неуверенно согласится Кил.

— Вот и славно… давай, Фиро!

— Е-есть!

Пользуясь уснувшей бдительностью Кила, Фиро на полной скорости врезалась в дом и в пару пинков переломала несущие колонны.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а?!

Оставив Кила тянуть одну и ту же букву, я переключил внимание на только что прибывших солдат, которые доставили строительные материалы, заказанные у королевы.

Они привезли камень, древесину и… гипс?

— Вы собираетесь возродить эту деревню, Герой Щита-сама? — спросил солдат, явно уже успевший обо всем разузнать от Эклер и Мелти.

— Да, и мне до захода солнца нужна крыша над головой. Знаю, что прошу многого, но все же.

— Сделаем, не сомневайтесь.

— Делайте. Значит, солдаты займутся строительством. Рафталия, Фиро, Лисия.

— Здесь.

— Что-о?

— Что такое?

Девушки откликнулись сразу же.

— Прямо сейчас время обеда. Как закончим, отправляйтесь вместе с рабами истреблять монстров.

— Так точно.

— Угу.

— Постараюсь.

— Разделитесь на несколько отрядов. Если убивать толпой, опыта будет идти мало.

Вообще, я этот момент не изучал. Как там идет опыт в групповых сражениях?

Делится на участников? Или все получают как за убийство в одиночку? Не могу сказать.

— Кто-нибудь в этом, кстати, разбирается?

— А-а… — Лисия неуверенно подняла руку.

— Ну да, Лисия, кто же еще. И?

— Эт-то… опыт достается всем участникам группы. Количество получаемого опыта зависит от Уровня, особенностей участников и так далее, но все получают по справедливости. В группе не должно быть больше шести человек, иначе количество опыта начинает падать.

А-а, вот теперь я понял, почему тебя выгнали из отряда Ицуки.

Вслух я это говорить не стал, иначе она испустит очередное «уа-а-а», а оно меня бесит.

Значит, если охотиться большой группой, нужно разделиться на отряды по шесть человек, и все будет хорошо.

— Если хотите, можете взять с собой Эклер и Бабульку.

— Хорошо. Я займусь составлением отрядов.

Я дал Рафталии права командира отряда.

У меня появилось десять новых рабов. Четверо достанутся Лисии, а Рафталии и Фиро по трое.

Кил уже более-менее сильный, так что отправлю его с Лисией.

— Ладно, я пошел обед готовить. Возвращайтесь к работе.

— Есть!

Девушки разошлись заниматься кто чем может.

— Разве Рафталия-тян не будет тебе помогать? — удивился Кил, уже оправившийся от потрясения и следивший за тем, как я потихоньку приступаю к готовке.

Быстро он. Видимо, потому что ребенок?

— Рафталия-тян ведь прекрасно готовила.

— Рафу.

— Эт-то… — Рафталия удрученно посмотрела на меня.

Чего? Что тебе от меня надо?

Видимо, желание покрасоваться перед другом все-таки победило, поскольку она неуверенно предложила:

— Вам помочь?

— М? Редко ты вызываешься. Я не заставляю, не хочешь — не надо.

— Нет, просто… вы так ловко управляетесь, что я попросту не могла вам чем-либо помочь, Наофуми-сама…

— …Ясно. Тогда разделывай мясо. Возможно, Клановая Катана справится с этим лучше кухонного ножа.

— Хорошо.

С учетом того, что мне помогает Рафталия, сегодня мы будем есть…

Ну, думаю, можно мясо на гриле пожарить.

— Жилы срезай, иначе жеваться плохо будет. Ты, конечно, не Кидзуна, но если навык разделки туш освоила, найдешь их без труда.

— Есть.

Еще можно супчик навернуть. С ним, конечно, больше возни из-за того, что надо снимать навар, но все-таки…

Продуктов у меня под рукой немного, поэтому о разнообразии блюд говорить не приходится.

Можно было бы еще что-нибудь овощное… но слишком долго над едой колдовать тоже не нужно — все равно рабы мгновенно всё сожрут.

Ну, жалко столько времени тратить, но раз уж мне помогает Рафталия, можно еще пожарить мясо в пряных травах.

— Как вкусно запахло.

— Угу. Еще надо суп сделать.

— Есть.

Мы забросили мясо в воду и занялись готовкой супа.

— Рафталия.

— Что такое?

— Раз уж на то пошло, приготовим гамбургеры. Сделай мне фарш.

— Х-хорошо.

Работа у нас шла полным ходом.

Вообще, если подумать, мы с Рафталией по сути никогда вместе не готовили.

Я слышал, родители учили ее готовить. И действительно — работала она ловко.

— Может, ты какие-нибудь семейные рецепты знаешь?

— Знать-то знаю, но… с нашими продуктами мы ничего не сделаем.

— Ладно, попробуем в другой раз, когда их у нас побольше будет.

Вообще, я всегда мечтал о том, чтобы какая-нибудь знакомая девушка приготовила мне еду.

Вот только большая часть моих знакомых готовить не умела…

Буду с нетерпением ждать того дня, когда узнаю вкус блюд семьи Рафталии.

— Н-Наофуми-сама, я боюсь, что если приготовлю вам что-нибудь, вы только и будете делать, что указывать на недостатки блюд…

О? А вот такого ответа я не ожидал.

— Я по-твоему что, гурман?[1]

— Разве нет?

— Конечно, нет.

Я не из тех, кто будет жаловаться повару на еду.

Что у Рафталии за мнение обо мне сложилось?

Конечно, я стараюсь быть для нее идеалом, но разочарован, что она считает меня гурманом.

И вообще, разборчивость в еде больше к лицу Фиро и Рафталии. Особенно Фиро, она постоянно вкус еды комментирует.

— Тогда… в следующий раз попробую.

— Ага, буду ждать.

— Рафу, — мне запомнилось, как Раф-тян запрыгнула Рафталии на плечо и подала голос.


— Вот, этот обед мы приготовили вместе с Рафталией. Ешьте скорее — и в поход.

— Ух, такая вкуснятина!

— Угу! Вкуснотища!

Рабы заулыбались и жадно вцепились в еду.

Солдат, ремонтировавших дом, мы тоже накормили.

— Что за… никогда в жизни не ел такого аппетитного жареного мяса!

— Не может быть! Это ведь мясо той же самой черепахи… но когда его подавали в замке, оно не было таким вкусным.

Сила прибавок Щита безгранична.

А может, свою роль сыграли и прибавки от Катаны Рафталии, добавившиеся к моим.

Не зря я возился с солью и специями перед тем, как мясо на гриль забросить?

Гамбургеры разошлись в мгновение ока.

Каждый из рабов съел немало.

А если они еще к возвращению Уровень поднимут… надо будет к этому времени наготовить еще еды.

— Ну что, народ, сейчас я раздам вам оружие, которым вы будете сражаться! — заявил я.

Рабы оробели, но я все-таки вручил им подержанное оружие с замковых складов. Большинству достались короткие мечи. Девочки-рабыни при виде лезвий побледнели совсем как Рафталия в первый день.

— Помните: тех, кто не будет сражаться, ждет мучительная боль. Считайте, что сражаетесь за то, чтобы вернуть вашу деревню.

— Мы знаем, братец Щита! Мы справимся, вот увидишь!

Ну, боевой дух у него есть, это радует.

— Меня не заставляли выбирать вас. Я просто выбрал эту землю в качестве своей базы. Однако Рафталия так прилежно выполняла мои приказы, что я решил наградить ее, пригласив вас. Помните об этом.

Я привык к ненависти со стороны других. Да и вообще, я тут не благотворительностью заниматься собираюсь. Когда все закончится — я вернусь домой, так что мне даже не нужно ломать голову над тем, что останется после меня. Достаточно будет оставить Рафталии дом, где она могла бы провести тихую жизнь.

— Он грубый, но хороший человек. Пожалуйста, не думайте о нем плохо.

А вот это лишнее, Рафталия.

Сейчас я должен быть воплощением зла.

— Так… Фиро, грузи останки монстров на телегу, потом привезешь сюда. Применений им мы найдем море.

Пока что в основном кулинарных.

— Е-есть! Господин-сама, каких монстров вам хочется?

— По возможности тех, которых на мясо легче пустить. Если найдешь монстров, похожих на овец, я смогу из них сосиски сделать.

— Ла-адно. Попробую поискать!

Я указал на повозку и скомандовал рабам садиться.

Рабы с неохотой заняли места, и Фиро повезла их на охоту.

— Не слишком разгоняйся.

— Е-есть.

Повозка покатилась вперед, грохоча колесами.

В любом случае, из-за проклятия Фиро не сможет толком скорость развить.

— Так, а вы давайте дом чините.

— Т-так точно.

Отправив солдат на стройку, я нагрузил Щит смешиванием и вернулся к приготовлению еды.

Купленные монстры еще не вылупились.

Нужно наладить поставки продуктов, пока у нас не кончилось мясо Лингуя…


Рабы под командованием Рафталии и остальных вернулись с охоты вечером.

Выглядели они измотанными. Следом за повозкой ехала прицепленная телега, груженая монстрами. Были среди них и заказанные мной овцы.

— У-у…

Гу-у-у-у-у…

Гр-р-ру-у-у-у…

Гу-гу-грю-у-у-у-у…

— Есть хочу…

Животы урчали, словно моторы.

От быстрого роста тела требовали питания и жаловались на голод.

— С возвращением. Они хорошо воевали?

— Да, они все отлично постарались.

— Уа-а… я устала.

— Ну, если не отлынивали, то прекрасно. Еда ждет.

Я вывалил на стол рагу и стейки из мяса Лингуя.

Я знал, что этим все кончится. Уж чего-чего, а продуктов я взял про запас.

Сделал целую гору, но и она наверняка разлетится мгновенно.

— Ур-ра-а!

Рабы возбужденно слетелись к столу и приступили к ужину.

— Господин-сама, а где моё-ё?

— Вот.

Я достал порцию Фиро — где-то в полтора раза больше еды, которую я приготовил рабам.

— И всё-ё? Я хочу еще.

— Если хочешь — иди охоться и ешь добычу.

— Бу-у… — Фиро надулась.

Увы, но я и без этого приготовил гору еды. У моих возможностей тоже есть предел.

— Спасибо за еду!

Что за?! Они все сожрали, пока я разговаривал с Фиро?!

Детский аппетит — страшная вещь… но надеюсь, они насытились.

— Ну что, детишки. Идите спать, завтра рано вставать.

— …Ла-адно.

Солдаты из замка за полдня залатали один из домов. Туда я затолкал рабов. Остальные по моему замыслу должны были ночевать в еще одном уцелевшем доме.

Стекол в нем не осталось. От дождя защитит, но не от ветра.

— Наофуми-сама, я буду ночевать с ними.

— Да, пускай они к тебе привыкают.

— Есть!

Рафталия отправилась с рабами, чтобы провести побольше времени со старыми друзьями.

Фиро, к слову, уже вовсю носом клюет.

Лисия тем временем занята расшифровкой книги, которую получила от товарищей Кидзуны. Выносливость у нее что надо.

Я тем временем начал мешать препараты, которые понадобятся для следующей части плана.

В промежутках проверил Уровень каждого из рабов.

В среднем они добрались до 15-го. Характеристики растут равномерно.

Если вспомнить, как взрослела Рафталия, всех их — даже не годящихся в бойцы — нужно дотянуть хотя бы до 30-го.


Через какое-то время в дверь постучали.

— Простите…

У входа стояла Рафталия… с одной из девочек-рабынь.

— Что такое?

— Эт-то…

Рафталия мялась и смотрела на меня, словно пытаясь что-то донести.

Чего надо? Хочешь, чтобы я сам догадался?

— Описалась, что ли?

— Нет. Ну же, скажи Наофуми-саме.

— Эт-то… понимаете…

Тут у девочки заурчало в животе, и она от стыда уставилась в пол.

— Эх-х… понял. С остальными детишками то же самое, да?

— Спасибо вам.

Я отправился к полевой кухне и приступил к делу.

Как же быстро у них аппетит просыпается.

Я кое-как разделал монстров, привезенных с охоты, насадил мясо на шампуры и зажарил.

Мелких монстров просто жарил целиком, чтобы не заморачиваться.

Как только войдем в ритм, нужно будет сразу же организовать отряд поварят, иначе у меня вообще времени не останется.


Так или иначе, до следующего дня мы дотянули.

— Так, товарищи, слопавшие два ужина. Хочу вам вот что сказать: наших запасов еды становится меньше день ото дня. Чтобы их восполнять, нужно охотиться. Другими словами, что вы с охоты притащите — то и будете есть. Всем всё ясно?

— Ага!

…Надо же, какие честные.

Мне даже немного не по себе стало. Впрочем, раз они так рвутся в бой, сложностей возникнуть не должно.

— На всякий случай: больше еды пока нет и до ужина не будет.

— …Ла-адно.

Вчера была жуткая ночка.

Сколько я ни готовил — они просили еще и еще, причем не шутили, а действительно успевали проголодаться.

У меня уже такое чувство, что я после приезда сюда только и делаю, что еду готовлю.

Я им кто, мама?

Как более-менее вырастут — научу пользу работой приносить.

А пока придется терпеть.

— Спасибо за еду!

— На здоровье. А теперь идите охотиться до вечера.

— Есть!

По сравнению со вчерашним днем, рабы грузились в повозку Фиро с куда более радостными лицами.

Фиро нынче как бешеная не гоняет, так что не думаю, что их укачивает.

…Надеюсь, по возвращению они будут уже на подступах к 20 Уровню.

Мне нужна помощь с поставкой продуктов.

Есть один способ решить нехватку, но им надо пользоваться осторожно, чтобы ситуация не вышла из-под контроля с непредсказуемыми последствиями.

Тем не менее, все-таки пришла пора пустить в ход инструмент, который уже не раз меня выручал.

Глава 7. Применение Биорастению

— Мы вернулись!

Рабы возвратились грязные, но довольные.

Выглядят они пободрее вчерашнего. Зато Лисия, наоборот, кажется измотанной.

По Рафталии и Фиро не скажешь, что они устали.

Ну, они даже несмотря на проклятие довольно сильны.

— Отлично. Сегодня тоже на славу поохотились?

— Угу!

— Разумеется!

Дети так быстро ко всему привыкают. Второй день — и уже освоились.

— Ну, как я и обещал, вот ваша еда.

— Ура-а!

Рабы похватали ужин и с остервенением принялись за него.

— Итак, Рафталия.

— Что такое?

— После ужина я хочу кое-чем заняться… и ты наверняка отчасти разозлишься на меня за это.

— Ч-что вы сделаете?

— Джунгли. Я же рассказывал, как они нам и Кидзуне помогли?

Тут Рафталия все поняла и побледнела.

— Вы собираетесь посадить его?

— Да, тут все равно ведь пустоши. Оно будет кстати.

— Но…

— Конечно, в будущем из-за него могут возникнуть проблемы с истощением почвы… но я заказал у работорговца животных для полевых работ.

— Я… понимаю. Без жертв не обойтись.

— Рад, что ты такая понятливая.

— Это неизбежный шаг, если думать об эффективности.

Да уж, Рафталия эффективность ставит во главу угла. Правда, еще она почему-то заботится о нашем имидже в обществе.

Тут мне, правда, вспомнились жалобы Ларка на сложности с воспитанием Рафталии.

Он говорил, что она пристрастилась сбивать у купцов цены на мой манер.

Если бы я был беспристрастным наблюдателем, я бы, конечно, посетовал на то, что ей надо исправляться.

— Я еще, кстати, поэкспериментировать хотел на тему того, можно ли тут выращивать лекарственные травы.

— Погодите. Вы снова собираетесь изменить его?!

— Да. Я надеюсь собирать с него плоды, которые можно продавать.

Моему плану нужны деньги. Силами десяти рабов деревню не отстроить.

Не хватит даже тех рабов, которых я заказал у работорговца.

— Конечно, я не буду во все тяжкие вдаваться, чтобы мороки лишней не было. Пока рабы не подрастут и не смогут улаживать вопросы сами, нам от него будет нужна в первую очередь еда.

— Эх… пожалуйста, будьте осторожны.

— Да знаю я.

Конечно, я не стану ставить нас всех под угрозу, но все, что в моих силах, сделать должен.

К тому же по моему плану деньги я потом буду и от рабов получать — от тех, кто сражаться не может.

Стоило, кстати, о них вспомнить, как оказалось, что они всё доели.

— Спасибо!

— На здоровье.

До меня донеслись обрывки веселых разговоров.

Прошла всего пара дней, а они уже более-менее привыкли к новой жизни.

Наверное, помогает то, что четверо из них — местные, и для них это родина.

По крайней мере, такая жизнь по ним наверняка бьет меньше, чем рабская.

— Так, ребятки, а теперь нам надо поговорить кое о чем важном. Слушайте сюда.

— Чего-о? — Фиро навострила уши вместе с остальными.

— В общем, идите за мной.

Я отправился в поле, по пути убедившись, что никто не отбился.

— У меня в руке семя. Недавно растение, которому оно принадлежало, устроило небольшой переполох в деревне к юго-западу отсюда.

Дети начали шушукаться — не иначе, кто-то уже успел услышать сплетни от солдат.

— Я взял его семена и переделал. Вы ведь прошлой ночью проголодались и просили еды?

— У-угу… — Кил кивнул.

— Надеюсь, вы понимаете, что я не могу готовить вам каждый день.

— Но… вы так вкусно готовите, Герой Щита-сама!

— Да-да! Каждый день бы ел.

— Если я буду готовить вам еду, то не смогу заниматься своей работой. Впрочем, конечно, я буду вас угощать в обмен на старания.

В деле освоения земли и реконструкции деревни продовольственный вопрос стоит на первом месте.

А значит, решение напрашивается само собой.

— Так вот. Смотрите, что надо делать, если проголодаетесь до того, как я что-либо приготовлю.

Я уронил семя на землю и полил его.

Семя проклюнулось и начало расти на глазах.

Когда Биорастение выросло где-то до трех метров, на нем появились красные, похожие на томаты плоды.

— Я ограничил ему параметр разрастания, но оно все равно за ночь должно занять все поле. Ваша работа — ухаживать за ним.

— К-как?

— Вырубать ростки, которые появятся снаружи границ. Правда, территорию я ему выделяю крупную, так что в ближайшее время можно не трогать. Сбор урожая тоже на вас.

— Эти плоды… можно есть?

— Да, в юго-западной деревне ими наверняка даже сейчас питаются.

Я их и в замке видел на правах местных деликатесов. Наверняка и в более сложной кулинарии им есть место.

— Ешьте их, как проголодаетесь. Но главное: если с растением что-то случится, немедленно сообщите ближайшему взрослому. У меня все.

Я сорвал томат покрупнее и вручил Фиро.

Вечно голодная Фиро тут же его слопала.

Затем и рабы потянулись.

— Ничего себе…

— Угу.

— Я думал, у нас не выйдет отстроить деревню, но благодаря ему мне кажется, у нас все получится.

Мне кажется, или они на меня как-то странно смотрят?

Если разумно распорядиться этими плодами, значительная часть продовольственного вопроса рассосется.

А без его решения я ни за что не получу через три с половиной месяца боеспособную армию.

Пришло время использовать все знания, связи и даже вещи, которые я успел скопить в этом мире.

Итак… жребий брошен.


На следующее утро я раздавал указания, поглядывая краем глаза на Биорастение, старательно пытавшееся заполонить все поле.

— Ай…

Рабы дружно жаловались на ломоту… растут, стало быть.

Тут я решил проверить их Уровни.

Как я планировал, за вчерашний день они добрались до района 20-го. Дальше будет интересно.

Глава 8. Моря (к/чка)

Прошло еще несколько дней.

— А-ха-ха!

Рабы пристрастились карабкаться по Биорастению, словно по деревьям.

Все они добрались где-то до 30-го Уровня и несколько повзрослели.

Правда… по какой-то причине остановились в районе 14–15 лет.

Они выглядят заметно моложе Рафталии. Можно ли их в таком возрасте в битвы бросать?

Я думал, они похорошеют лицом, но нет — внешность у них средняя.

Конечно, они смотрятся получше других детишек… но до Рафталии им далеко.

Остается надеяться, что правильное питание еще даст плоды.

Только Кил выглядит гораздо симпатичнее других мальчиков.

У него лицо теперь чуть ли не девичье. Он кажется девушкой-пацанкой, хотя мужчине такое явно неприятно было бы услышать.

Имия, та торкообразная девочка, более-менее оттаяла.

Подружилась с Килом и часто с ним играет.

— Э-эй, братец Щита! Что-то мне мясо и овощи надоели.

— Ну-ка не капризничай!

Кил в последнее время вообще меня не стесняется.

Его бы, конечно, отчитать, но он четко выполняет все, что ни попрошу, и придраться никак не получается.

Многие рабы привыкли ко мне и уже спокойно рассказывают мне о жизни в неволе, а под конец разговора даже благодарят.

И я, конечно, рад их настрою, вот только…

— Сходи-ка на море, налови рыбы и приготовь ее, братец!

— С каких это пор я твоим братцем стал?!

Кил меня уже нисколько не боится. Надо бы ему выговор сделать.

«Братца Щита» я еще потерплю, но просто «братца» нет. Вот только он уже твердо решил меня так называть.

— Эх… будь с нами сестрица Садина, мы бы каждый день рыбу ели!

Хм-м. Помнится, мы как-то говорили о ней с Рафталией.

Она назвала Садину «морским получеловеком».

Похоже, Садину обожали все, поскольку все выходцы из деревни Рафталии ее порой припоминают.

Раз такой повод, можно бы о ней расспросить.

— Рафталия, я уже слышал о Садине, но кто она такая?

— Сестренка Садина — рыболов. И еще одна из сильнейших бойцов нашей деревни.

— Ясно… значит, волна ее…

Я едва успел остановиться и проглотить слово «убила».

Весьма вероятно, что она попыталась сразиться с волной и погибла в битве.

— Пожалуй, если бы сестрица Садина была с нами, мы бы ни в какое рабство не попали.

— …Погодите. Она была настолько сильной?

— А то! Я никогда не видел, чтобы она проигрывала. На мой взгляд, она даже сильнее леди-рыцаря!

Сильнее Эклер?.. Да уж, тогда она и правда сильна.

В таком случае, однако, возникает вопрос:

— Тогда как так получилось, что волна разрушила вашу деревню?

— Эт-то… сестренка Садина в то время была в море вместе с другими рыбаками.

Понятно. Значит, начало волны она пропустила.

Волны приводят ко всевозможным катастрофам. В том числе на море.

…Я на всякий случай запомню их слова, но сдается мне, она погибла от побочных эффектов волн.

Трудно поверить, что она выжила, но ни разу не возвращалась в родную деревню.

Конечно, это я поднял тему, но лучше ее здесь же и закрыть.

— Ну, братец! Как насчет моря?

— Хм… тебе так сильно хочется рыбы?

Кил очень кстати сменил тему.

— Которую ты приготовишь — да!

— И я хочу!

— И я!

…Такое чувство, будто я вырастил толпу Фиро.

Хорошо, что птенец Филориала еще не вылупился.

— Ладно. Сегодня ловим дары моря. А Фиро плавает и ищет морских монстров.

— Е-есть!

Так мы с рабами отправились к морю.

Погода стояла теплая, как раз для плавания.

Наверняка выходцы из этой деревни к морю привыкли и плавать умеют.

Вскоре мы достигли пляжа.

— Кья-ха-ха!

Рабы быстро поскидывали с себя одежду, оставшись в одном белье, похватали гарпуны и побежали в море.

— Рафу!

О, и Раф-тян вместе с ними в воду побежала.

Интересно, а если у нее в способностях порыться, какие-нибудь прибавки для подводного плавания отыщутся? Очень хочется посмотреть, как она будет хвостом на манер корабельного винта крутить.

Здесь я, однако, обратил внимание на одну проблему, которая заставила прервать ход мыслей.

— Фиро! Поймай Кила!

— Э? Ла-адно.

— А?! За что?!

Кил уже почти добежал до моря, но тут Фиро обратилась Филориалом и поймала его.

Тот и глазом моргнуть не успел. Попытался было вырваться, но крылья Фиро его не отпускали.

— Да что такое, братец?!

— Начнем с того, что на поверхность всплыл один факт, который вынуждает меня переосмыслить отношение к тебе.

— Что не так-то?!

Остальные рабы заметили шумиху и посмотрели в нашу сторону.

И, кажется, поняли, что происходит.

Имия, на плече которой сидела Раф-тян, подошла к Килу и спросила:

— Кил-кун… может, ты на самом деле Кил-тян?

— Рафу-фу.

— А? Ты чего? Я парень.

Грудь Кила была обмотана лентой из ткани, а вместо трусов он носил набедренную повязку. Рафталия подошла к нему и до странного уверенным движением ощупала вышеупомянутую повязку.

Что-то я в последнее время перестал понимать ее действия.

— Кил-кун… ты знаешь, чем мужчины отличаются от женщин?

— А?

— Так вот… у мужчин есть… — Рафталия нагнулась и что-то прошептала ему на ухо.

— Да ты гонишь. Я бы на месте бога так не делал. Это ведь столько мороки!

— Тогда посмотри на других мальчиков, а лучше на Наофуми-саму. Видишь, он по-другому устроен, и грудь у него не выпирает.

— Ты чего, спятила? Вырасту — отрастет. А грудь у меня просто опухла. Ерунда, пройдет.



«Отрастет»… во придумала.

…Что за семья у нее была, пока она не стала рабом?

Итак, у нас реверс-трап… в сознании тут же появилась Кидзуна и помахала рукой со словами «звал меня?»

Нет, не звал. Я крикнул воображаемой Кидзуне «проваливай!», и та с обиженным «за что?!» испарилась.

Нет, ну, серьезно. Может, она и говорила о себе в мужском роде, но должна была ведь понимать, что девочка?

Или, во всяком случае, это точно вскрылось бы, когда она стала рабом.

Хотя, может, ее хозяину было неважно? Может, она попалась торговцу, который продавал рабов извращенцам и поэтому не стал ничего ей рассказывать. В этой прогнившей стране наверняка ведь нашелся кто-то как раз с таким фетишем.

Поэтому в глазах торговца улов вроде Кил казался редкостью, которую можно продать подороже.

Хотя мне тот сволочной аристократ показался в первую очередь садистом.

Правда, садистами они могут быть и поголовными, судя по следам побоев на телах остальных рабов.

— Н-но папа говорил, что если мальчик считает, что он мужчина, он останется мужчиной, что бы ни случилось…

Видимо, отец был мужественным моряком. Дочь пыталась подражать ему и так и не поняла, в чем разница между мужчинами и женщинами.

А вообще, эта цитата уже сама по себе — перефразированное «ты девочка».

— Я думала, Кил-кун симпатичный, а он… девочкой оказался.

— Но она все равно классная. Какая разница, какого она пола?

Девочки уже принялись весело обсуждать новость.

Нет, конечно, свои почитатели у красавиц, одевающихся в мужские наряды, есть, но… как быть девочке, которая мечтала стать моряком?

— Но… но зачем вообще существуют мужчины и женщины! Не понимаю!

Кил вся в смятении от того, что ее половая принадлежность в корне пошатнулась.

М? Фиро? Ты куда пошла?

— Эт-то… самцы отличаются от самок для того, чтобы могли с ними спариваться, ага? Это когда…

И Фиро ответила ошарашенной Кил.

Она рассказала ему роли мужчины и женщины в очень подробных… и умопомрачительных выражениях.

Это был не просто рассказ, а самая настоящая церемония соблазна, которая вполне могла претендовать на место в пантеоне фетишей…

Я бросил взгляд на Рафталию, но она замотала головой.

Кто тогда, Лисия? Стоило на нее посмотреть, как она воскликнула: «Это н-не я!»

Фиро в принципе не умеет что-либо объяснять. Научить ее таким соблазнительным выражениям мог только кто-то другой.

Значит, кто-то из лагеря Кидзуны. Вероятнее всего — похотливый Ларк.

— Ты-то это все откуда знаешь? Ларк научил?

— Не-е. С самого начала знала.

Генетическая память?

Быть такого не может… Наверняка просто уже успела с каким-нибудь диким Филориалом спариться.

Вот он ей и нашептал всякого. Ну или пока была хамминг ферри, тоже вариант.

— Вы думаете о чем-то нехоро-ошем! — разочарованно возразила Фиро.

Да плевать. Теперь надо следить, чтобы она мне яиц не отложила.

— Бу-у!

Что-то ты часто спорить со мной начала.

— Рафу?

— Тебе, Раф-тян, этим всем заниматься не надо. Тебя я никому замуж не отдам.

— Почему вы разговариваете с Раф-тян, словно вы ее отец?..

— Скажите и мне так, господин-сама-а.

Пф. Вот еще. Ты можешь за Мелти выйти, разрешаю.

По ходу разговора и Рафталия, и все остальные залились краской до ушей.

Мальчики… вообще в море попряталась. Вы там в порядке?

— Н-не-ет! Я отказываюсь так делать! Я с братцем так ни за что не буду!

— Кто тебя заставляет ко мне лезть?

Попрошу не выражаться так, словно я вас всех в качестве секс-рабов скупил.

Черт. Взбесился.

Как меня раздражают детишки, в которых интерес к любви проснулся.

— Хватит обсуждать ерунду. Я ввожу новое правило. Никаких любовных отношений.

— Э?! — дружно воскликнули рабы.

Пусть говорят, что хотят, нельзя значит нельзя. Я хочу получить армию, а не решить демографический кризис.

У меня нет времени сидеть с вашими детьми, которых вы мне как кролики наплодите.

И вообще, у нас три с половиной месяца! Ничего вы наплодить не успеете!

— Всей этой чепухой занимайтесь, когда будет мир во всем мире и не будет меня.

— Но почему?!

— «Почему»? Разве неясно? Потому что мне это не нравится. Рафталии, кстати, тоже.

— Рафталия-тян?!

— Э?! — почему-то воскликнула Рафталия.

А-а, это она так попросила на нее стрелки не переводить? Понял.

— Моя цель — сражаться с волнами. Я собираюсь набирать из вас добровольцев, которые будут сражаться вместе со мной.

— Э?! С волнами?!

— Именно. Меня призвали сюда, чтобы я остановил волны, отобравшие у вас дома и семьи. Так что если хотите с ними сражаться, я вам такую возможность дам.

Я собираюсь набрать еще больше рабов и сделать из них несколько отрядов.

— Правда, сначала нужно будет одолеть монстра по имени Фэнхуан.

В идеале после него нужно будет сделать боевые отряды, но только из добровольцев. Не у всех есть способности к битвам.

После моих слов Кил заговорила уже обиженным голосом:

— Наверняка ты так сказал только потому, что я якобы девочка.

— А? Ты чего так решила? Посмотри, кто меня окружает, — ответил я, показывая на Рафталию, Фиро и Лисию.

— Т-точно, у тебя ведь одни девушки! Так ты не врал, когда говорил, что ненавидишь любовь?!

О, Кил взбесилась! И чего ей не нравится?

— Рафталия могла бы быть мужчиной, мне все равно.

— Э?!

— Э-э?!

— Господин-сама, а я?

— И ты могла бы быть самцом.

— Бу-у!

Что вы все недовольные? Надо бы прояснить ситуацию:

— Есть такая вещь, как равенство полов. Это значит, что я никого не выбираю по тому принципу, что они мужчины или женщины. Я одинаково отношусь ко всем, кто приносит пользу.

— Ясно… значит, братец Щита — би. И людьми себя тоже не ограничивает, — пробормотала одна из рабынь. Ты-то где такого нахваталась?

— Нет же…

— Что-о такое? Что такое «би»?

А вот про это Фиро не знает.

Стало быть, все-таки генетическая память? И мне кажется, или рабыня поглядывала на Раф-тян и Фиро, когда говорила про «людьми себя не ограничивает»?

— Сейчас объясню. Когда меня продавали, я слышала, что…

— Не рассказывай! Короче, если неудачно влюбитесь, потом сражаться не сможете, а мне это не надо. Поэтому запрещаю.

Кил и остальные нехотя закивали, не особо согласные с моими увещеваниями.

— Так значит, я тоже буду сражаться, если постараюсь?!

— Да. Но поскольку тебе и после волн надо чем-то заниматься… Точнее, даже не так. Поскольку ты можешь прийтись по душе поклонникам таких как ты, давай-ка ты будешь учиться на катурая.

— Почему?!

— Ты здесь самая симпатичная и ничего не боишься. Торговля — это твое.

— М-мое?! Н-не хочу я!

— Не бойся. Просто продолжай в том же духе. Люди — существа еще вреднее монстров, и с ними еще веселее.

— Братец Щита, ты так выразился, что теперь я как раз боюсь!

Что я не так сказал?

Короче говоря, Кил явно будет отлично смотреться в торговом отряде.

Нарядить ее парнем и отправить торговать украшениям — к ней наверняка все женщины слетятся.

А если и Рафталию рядом посадить, еще и мужчины с кровно заработанными расстанутся.

— А… Кил.

— Чего?

— Так ты со мной поначалу не ладила потому, что любила Рафталию? Увы, судьба сложилась так, что ты девушка. Однако однополые отношения… битвам никак не помешают, так что ладно, разрешаю.

До появления Лингуя Кил относилась ко мне с некоторой опаской.

Небось, думала, что я все на свете делаю ради Рафталии.

— В-в-вовсе нет! О чем это ты, братец?!

Кил в дрожь бросило. Смотрела она при этом на…

— …Наофуми-сама?

К нам подошла Рафталия, широкая улыбка которая просто сочилась кровожадностью.

Хм… как я и думал, тему любви рядом с ней поднимать нельзя.

— Ладно, довольно. Все свободны, идите рыбу ловите.

— Е-есть!


Через какое-то время Кил и остальные вернулись на берег.

— Братец Щита! Наловили!

Обрадованная Кил протянула мне сетку с ракушками, рыбой и прочим.

— Ага, вижу.

Железную пластину я уже разогрел. Осталось разделать и зажарить.

— Я сделала сасими, как меня научили в мире Кидзуны-сан.

Рафталия тоже потрудилась и показала свое умение.

Лишь бы в рыбе паразитов не было… ну, насколько мне показывает навык оценки, все с ней в порядке.

Таким образом, сегодня я… снова занимался готовкой. Если честно, готовить еду мне надоело.

Ах да, скоро ведь начнут вылупляться монстры.

Продуктов у нас накопилось с запасом, так что сложностей не возникнет.

— Если все всё доели, давайте возвращаться.

— Ла-адно!

В деревню мы вернулись уже после полудня.

Первым делом — яйца.

Уже вчера они были на такой стадии, что нам удалось провести ритуалы подчинения.

Я отправился в сарай, который мы переоборудовали в склад, и уставился на яйца монстров.

— Чем занимаешься, братец?

— Помнишь, мы делали запас по продуктам? Вот это были приготовления к этой стадии.

— О-о.

— Проблема в том… что у нас появится Филориал.

Они, конечно, великолепно тягают повозки, но я волнуюсь о том, что в нашем полку появится еще одна прожорливая тварь.

— Я? — Фиро недоуменно склонила голову.

— Не ты. Новый, из яйца.

— У Фиро-тян будет братик или сестренка?

— Здорово!

Боже, как шумно стало… они только кажутся похожими на старшеклассников, в душе те же дети.

Или школьники себя так ведут?

— Наверное, в категорию школьников их отнести можно…

— Господин-сама, вы не хотите, чтобы новый Филориал был как я?

Трудный вопрос задаешь, Фиро.

Если на него неудачно ответить, она может подумать, что я ее не люблю.

— Я хочу монстра, на котором можно ездить, и который может тягать повозки. Я не хочу обжору.

— Хм-м. Тогда-а не волнуйтесь, — заявила Фиро, чем привлекла мое внимание. — Если вы не захотите, она не будет как я.

…Непослушная прядь на голове Фиро задергалась и указала на яйцо, словно стрелка.

Это к чему было? Что-то не так?

— Вам нужно, чтобы родилась подданная Фиро?

«Подданная»?!

Хотя… с точки зрения Фиро все остальные Филориалы — ее подданные?

— Тогда я сейчас так и сделаю. Одного вашего желания может не хватить.

— …Ты так можешь?

— Угу!

Фиро коснулась яйца Филориала и влила в него Ману.

— Теперь она не станет, как я, пока я не прикажу.

— А-а… спасибо.

Теперь у меня чувство, что мы лишили новую жизнь возможности выбора…

Но с несколькими Фиро тут стало бы слишком шумно. Придется так.

Возможно, если эксперимент удастся, выращивание Филориалов можно будет доверить Фиро.

Через какое-то время яйца вылупилось.

— Пи!

Во-первых, один цыпленок Филориала. Сиреневенький.

Во-вторых, две гусеницы… эти, как вырастут, тоже смогут повозки тягать.

Называют их «гусеницандами». Попробовал впитать скорлупу, но ничего не случилось.

В третьих, три червя, которых называют «дюнами». Им, как я понял, можно доверить возделывание земли.

Я настроил ограничения в меню и…

— Вот. Берите их и повышайте им Уровень.

— Е-есть!

Рабы похватали коробки с монстрами словно детишки, которым родители купили новых питомцев. Затем они дружно погрузились в повозку.

Маленький Филориал сел на голову Фиро и уже вовсю весело щебетал, хоть и родился буквально только что.

…Пришел я, значит, в параллельный мир, и нянчу в нем такую толпу.

Себя я постоянно убеждаю об этом не думать и считаю свой труд инвестициями в войну с волнами.

— Ах, да.

— Что?

— В скором времени я планирую организовать отряд, который будет заниматься готовкой и прочей работой, требующей сноровки, так что те из вас, кто хочет учиться готовить — скажите сейчас. По возможности я бы брал тех, у кого не очень получается сражаться.

Хоть Рафталия и начала помогать мне, рук нам не хватает.

— Тогда я…

— И я…

Из повозки выпрыгнула Имия и еще одна девочка.

— Вы уверены?

Девочка, если мне не изменяет память — та самая, которую Рафталия ко мне ночью голодную привела.

А Имия… Имия вся шерстью покрыта. Сдается мне, будет много жалоб на волосы в еде.

Поручать ей готовку нельзя… может, чему-нибудь другому научить?

Вроде как у нее ловкие пальцы — может, она уже нашла себе занятие по душе?

— Угу… я люблю готовить. А сражаться… не очень…

— Ясно. Не, будет непросто, но ты уж постарайся, — ответил я и посмотрел уже на Имию.

— Эт-то… я хотела бы работать пальцами.

— Ясно. Ну, потихоньку чему-нибудь научитесь, но и Уровни набирать придется, без этого никак.

— Я понимаю.

Имия и девочка кивнули и встали рядом со мной.

— До свидания, — Рафталия помахала нам.

— Ага, удачи.

— Можешь ни о чем не волноваться, Рафталия-тян, — тихо ответила девочка-будущий повар, махая в ответ.

— А?

О чем это она?

— Хорошо?

— Я не волнуюсь!

Что за? А-а, она убеждает Рафталию, что я не стану ей угрожать?

— Ладно, мы поехали.

— Пое-ехали!

Колеса зашумели, повозка отправилась в путь.

— Ну что… будете мне помогать.

— Ага!

Я начал учить их готовить и заниматься другой работой.

— Братец Щита, ты такой ловкий.

— Что?

— Так ловко разделываешь рыбу и монстров!

Приятно такое слышать.

— Это Щит каким-то загадочным образом придает еде вкус, на самом деле я не особо умелый, так что лучше вспоминай, чему тебя учили родители.

— Угу! Значит, я смогу научить братца Щита, как готовить вкусную еду!

«Чему учили родители»… черт, я не слишком деликатно высказался. Ладно хоть ответила девочка с улыбкой.

Наверное, ничего страшного не случилось, если она улыбается…

Правда, теперь получается, что это я учусь, а не она… но ладно.

— Камни обтачивать как-то так?

— Да. Для первого раза у тебя вполне неплохо получилось.

Имию я, с учетом ее врожденных способностей, решил учить смешивать лекарства и делать украшения.

Глава 9. Вывеска со Щитом

Прошла неделя с тех пор, как я взял на себя управление деревней… точнее, детским садом.

Большую часть домов отремонтировали, так что пришла пора переходить к следующей стадии.

Как и обещала Фиро, новый Филориал до очаровательного послушно тягает повозку.

Как же приятно, когда животное не надоедает.

Однажды я проснулся рано и в отличном настроении. Рабы еще спали, так что я решил немного поиграть с новым Филориалом, как в свое время с Фиро. Только швырнул вдаль палку, как откуда-то нарисовалась Фиро и перехватила ее.

— Господин-сама, я первая успела!

Я налаживаю отношения с новым Филориалом. Не мешай!

— Рафу!

— Давай, Раф-тян!

Когда я метнул палку в следующий раз, Раф-тян сбила Фиро с толку иллюзией.

— А, сто-ой!

Фиро убежала прочь с моих глаз. Ей померещилось, что палка улетела в какую-то невообразимую даль.

Гусеницанды тоже подросли, но повозки им сделать мы пока не успели.

Они травоядные, поэтому питаются Биорастением.

Нам удается скармливать им мешающиеся отростки, так что этим они нам тоже очень помогают.

Двух зайцев одним выстрелом. К тому же работорговец специально выбрал мне спокойных и послушных.

Их главный недостаток — скорость. Ползают они медленно; разве что в соседние города и деревни посылать.

Дюны также успели подрасти, и мы уже доверили им работу с землей.

Они тоже оказались тварями послушными. Как я слышал, дикие дюны предпочитают в случае опасности зарываться в землю и ни с кем не сражаться.

Прирученные могут вступить в бой, если им приказать, но толку в битве от них немного.

Что же… пора готовить наших катураев?

— К-как я выгляжу?

Мы сделали Кил два наряда.

Первый — похожий на мужской кожаный доспех, который она сама захотела.

А вот второй — для сбивания с толку: кружевное платье. Правда, старое и дешевое.

Кил надела его и спросила моего мнения.

— Отлично. Смущайся, строй из себя недотепу и торгуй.

— Братец! Зачем ты заставляешь меня так делать?!

— Чтобы денег заработать. Без них мы не вернем твоих друзей.

— Ясно… Но все-таки, братец, мне так стыдно в таком ходить…

Кил собиралась в первый поход. На этот раз повозку поведет Фиро, а я буду наблюдать лично.

По моей задумке, они с Рафталией должны были торговать лекарствами.

— Так, Лисия, прокачка на тебе.

— Т-так точно!

Мне совершенно необходимо, чтобы рабы научились торговать.

Без этого мы вряд ли заработаем денег.

Мы отправимся в трехдневное путешествие по стране в повозке, украшенной вывеской со Щитом, чтобы о нас пошли слухи.

Для этого я приготовил внушительные запасы лекарств, и, если что, могу лично кого-нибудь ими напоить, чтобы вылечить особенно тяжелый случай.

— В доро-огу!

— А… погоди, братец! Меня все еще укачивает!

Мы отправились в дорогу, наплевав на жалобы Кил.

Остаток дня мы должны были ежечасно оказываться в другом городе или деревне. Если Фиро будет гнать на полной скорости — успеем.

Как давно я не торговал. Люди в первом городе смотрели на повозку, словно на старого друга.

— Так вы все это время были Героем Щита, Святой-сама?

— Ага… не думаю, что у меня получилось бы торговать, если бы вы знали.

— Простите, что так получилось.

— Да ничего страшного.

Не думаю, что они извинялись искренне.

Уверен, попади я в какую-нибудь историю, начали бы дружно орать, что я дьявол во плоти.

Я не считаю, что клиент всегда прав.

Вообще, это выражение вроде как придумали артисты и смысл в него вкладывали немного другой.

— Я получил землю и теперь собираюсь повсеместно продавать лекарства и прочие мелочи, чтобы собрать денег на помощь стране и противостояние волнам. Покупайте, буду рад. Ищите повозки, на которых есть вывески со Щитом.

Одной из таких вывесок мы украсили и нашу повозку.

— Вы и правда заботитесь о стране и людях, Герой-сама.

Думаю, товары под такой маркой найдут больше покупателей.

Наверное, здесь пригодилось бы сделать из подопечной Фиро еще одну Королеву Филориалов и посылать ее ездить по городам с повозкой.

Но-о… я не хочу шума и капризов.

Будь у меня кто-нибудь, кто бы ей занимался — другое дело, но не думаю, что такая идея имеет хоть какие-то шансы.

— Ох, конечно же мы купим их ради Героя Щита-самы!

— Ага!

Хорошо, что меня все знают. Слава, в том числе и добрая, распространяется быстро.

Уже в следующем городе народ вышел меня встречать. И как только узнал?

— Братец… я все правильно делал? — смущенно спросила Кил, когда мы закончили торговать.

— Да. У тебя пока не получается дежурно улыбаться, как Рафталия, но твои неуклюжие гримасы покорили некоторых прохожих.

— Это типа похвала?

Наверное, в любом мире людям бывает приятно посмотреть на наивность и неопытность.

У Рафталии и Фиро все получается прекрасно, так что продолжаем зарабатывать в том же духе.

Даже из самых поганых и дешевых травок Щит создает лекарства «обычного» качества.

А если взять эти «обычные» исходники и руками сделать из них более сложное зелье, результат получится еще более качественным.

Можно рассчитывать, что продажи будут неплохими.

За эти три дня мы неплохо заработали. К тому же по пути купили немало травы, из которой я Щитом сделал лекарства.

Кил и другие рабы учились, как правильно торговать и, по всей видимости, потихоньку осваивались. В ближайшее время нам понадобятся еще повозки для торговли.


Незадолго до того, как мы закончили новые повозки…

— Добрый день, Герой Щита-сама.

В деревню приехал работорговец.

В последнее время он вообще часто сюда заезжает. Но оно и понятно, ему ведь приказано искать рабов, которые здесь родились. Кстати, он и с рабами порой разговаривает — надеется и им кого-нибудь продать? Если что, какие-никакие карманные деньги я им даю.

— Раз ты приехал, стало быть, привез рабов?

— К глубочайшему сожалению, нет.

— Тогда какого черта?! Проваливай!

Мне в него солью кинуть? Если окажется, что ему просто было скучно, и он заехал бесплатно поесть, я его прибью.

— Меня пугает ваша реакция, ведь я всего лишь заехал безо всякой на то причины.

— Просто я замечал за тобой попытки сделать из меня личного повара!

— На самом деле я пошутил.

— Ты нарываешься, что ли?

— Нет-нет, я пришел пригласить вас, Герой Щита-сама.

— …Пригласить?

Работорговец картинно вскинул руки. Вот нравится ему переигрывать.

Я уверен, что ничего хорошего сейчас не услышу.

— Да. Поиски внутри страны оказались столь бесплодными, что я решил поинтересоваться у родственников… В результате чего услышал, что всех их выкупили в Зельтбуле. О да.

— Ах вот оно что…

Короче говоря, работорговец выяснил, куда подевались рабы, и пришел ко мне с докладом.

Вот нельзя было сразу сказать?

— Сколько времени уйдет на дорогу?

— Что же… обычно туда плывут на корабле, но ваш знаменитый Филориал сможет доставить вас туда примерно за полторы недели.

Полторы недели на Фиро… далековато.

Но не так далеко, как до страны, где пробудился Лингуй.

Кстати, а ведь в свое время Герои говорили, что в магазине Зельтбуля отличное оружие.

Значит, они там уже побывали.

Ааа, так вот почему у них такой низкий Уровень был?

В противовес удивительно сильному Оружию.

— А на корабле?

— Две недели.

— Хм…

Я глянул на обитателей деревни.

Все они старательно занимались ее восстановлением.

Рафталия читала лекцию о том, что нужно знать катураям. Фиро дремала.

Самые боевые из рабов, в том числе Кил, все свободное время проводили в соседнем городе, где их учила Бабулька.

И вообще, даже если я уеду, вечерами смогу навещать с помощью портала. Буду слушать доклады и говорить, что делать дальше.

— Что же, надо съездить.

— Я знал, что вы так ответите!

— Рафталия, Фиро, соберите всех.

Я созвал народ, и уже скоро все были в сборе.

— Я собираюсь в Зельтбуль, так что в дневное время меня в деревне не будет. Со мной едут Фиро и…

И, если честно, больше мне никого не надо. Остальных я могу потом прихватить.

— Рафталия, в дневное время отвечаешь за деревню.

— Э? Вы оставите меня здесь?

— Э-хе-хе, сестрицу не беру-ут.

— Рафу.

Фиро и Раф-тян в последнее время постоянно вместе.

Ну, я бы и без Фиро обошелся, но мне нужно на чем-то ехать.

— Чуть больше недели и только в дневное время, не волнуйся.

— Но…

— И вообще, в последнее время мы часто действуем порознь. Я рассчитываю на тебя, так что не подведи.

Неужели Рафталия так сильно беспокоится за меня?

— …Ладно. Если что-то случится — немедленно возвращайтесь.

— Если станет совсем невмоготу, иногда буду брать с собой.

— Хорошо. Действительно, грех не использовать ваш замечательный навык телепортации.

Вечерами я все равно буду возвращаться. Да и не обязательно Рафталии здесь каждый день торчать.

— Ну, я поехал.

— До свидания, Наофуми-сама!

Таким образом, я принял предложение работорговца и отправился в Зельтбуль.

Глава 10. Зельтбуль

Поездка прошла без приключений, мы добрались до столицы Зельтбуля.

— Как тут многолюдно.

Здесь шумно и оживленно, даже по сравнению со столицей Мелромарка.

Разумеется, в день приезда я взял с собой и Рафталию, и Лисию.

Мне очень многое не дает покоя, и я хочу быть готовым к бою.

Каждый день я ночевал в своей деревне, поэтому ощущения, что я приехал в какую-то даль, не возникло.

Итак, Зельтбуль… Первое, что бросилось в глаза в этой стране — каменные колизеи.

— Кстати, а что это за страна такая? Я мало про нее знаю.

— О да, давайте я вам расскажу! — обрадовался работорговец и пояснил: — Зельтбуль живет торговлей и наемниками. Именно это приходит в голову любому, когда речь заходит о Зельтбуле.

— Да, это я уже понял.

— Полагаю, вам известно, что наемники — люди, которые зарабатывают на жизнь сражениями. Столица Зельтбуля, помимо всего прочего, имеет тесные связи с гильдией авантюристов, а также контролирует торговлю как оружием и доспехами, так и расходными материалами вроде лекарств. Ни в какой другой стране деньги не обладают такой силой.

Учитывая какие картины открываются мне из повозки, остается только согласно кивнуть.

Если столица Мелромарка просто кажется оживленной, то этот город производит куда больше разнообразных впечатлений.

Оживленные торговые улицы то и дело сменяются трущобами.

— Кстати говоря, у Зельтбуля нет короля. Им управляет совет крупных купцов.

— О как…

Республиканская форма правления, значит?

Ну, недаром ведь Зельтбуль называют страной наемников. Вполне возможно, в этом обществе больше всего ценится эффективность.

— Будьте внимательны, Герой-сама. Темная сторона Зельтбуля очень глубока. Поговаривают даже, что эта страна стоит в тени любой войны.

— Ясно.

— Здесь же находится штаб-квартира моей семьи. Она здесь неплохо зарабатывает.

— …Я догадывался.

Мне вчера даже кошмар снился.

Что передо мной вдруг появилась целая толпа из дюжин клонов работорговца и стала наперебой советовать всяческих рабов и монстров.

— Но наибольшую известность стране приносят колизеи, открытые во многих местах.

— Колизеи?

Если я правильно помню, это слово означает арену.

Там сражаются наемники, а люди делают на них ставки.

— Они прославляют Зельтбуль на весь мир. Я уверен, вам стоит посмотреть бои, которые там проводятся.

— Я подумаю. Кстати, куда нам?

— Полагаю, нам стоит свернуть с главной улицы вон в тот переулок.

— Хорошо. Фиро?

Я направил Фиро в переулок, о котором говорил работорговец.

Стоило заехать… как на Фиро накинулась сетка.

— Хе-хе-хе, какой у вас редкий монстр!

Появились неотесанного вида мужчины.

Они что, не знают про Фиро?

Кого-то они мне напоминают.

— Не-ет!

— Гха-а-а-а-а-а?!

Один из придурков, поймавших голову Фиро в сеть, попытался ее увести, но улетел от пинка.

— Ч-что за?! Не брыкайся! Гха?!

— Эта тварь опасная! Быстрее задушите… нгху-у-у-у-у?!

Оп-па, Фиро укусила одного из придурков за голову.

Тот какое-то время дергался, но потом обмяк.

Видимо, сознание потерял.

— Ч-чудовище!

— На помощь!

Фиро выплюнула добычу и порвала сетку.

— Какой-то он недосоленный. Наверное, не слишком здоровый.

— …

Я уже боюсь, что она так действительно людоедом станет.

Кажется, ее развитие пошло по какому-то неправильному пути.

— Фиро, людей есть нельзя, — сказала Рафталия.

— М-м?

Она же все-таки Филориал. Может, у нее интеллект развивается с задержкой?

Это плохо. С учетом того, что мне от нее надо, лучше бы он никогда и не развивался.

— Фиро, запомни, дети вкуснее взрослых. И мягче.

— Рафу. Рафу-рафу.

— Что вы сказали, Наофуми-сама?! Раф-тян, не подыгрывай ему.



Я попытался донести до Фиро знания, которые почерпнул у персонажей-чудовищ из игр и ранобэ.

Однако та покачала головой.

— Не-ет!

— Вот, такие слова на нее действуют.

— Ох… Я даже не знаю, поняла она вас или нет…

— Короче, Фиро, ради твоего же блага запомни, что людей можно есть только понарошку, когда пытаешься их запугать.

— Угу. Я и сама подумала, что если так сделаю, они разбегутся.

Хм… она понимает, как работают угрозы? На удивление смышленая.

Слишком умная она мне не нужна, но пока что у нее мозгов в самый раз.

— А откуда ты про соленый вкус знаешь?

— Лизала.

…Остается молиться, чтобы ей так и не довелось по-настоящему отведать человечины.

Работорговец попросил остановить повозку у дома знакомого. Мы вышли и отправились за ним.

Прошли по каким-то переулкам и оказались перед крупным колизеем.

Внешне он напоминал каменный купол, а у входа стоял мускулистый мужик.

Судя по длинной очереди — заведение популярное.

— Нам сюда.

Работорговец провел нас к заднему входу и перекинулся парой слов со сторожем.

Тот отошел в сторону, пропуская нас.

— Этот колизей — всего лишь прикрытие для рынка рабов, которыми торгуют под землей. О да.

— О как…

— То же самое относится к большей части колизеев этой страны. Конечно, выставляемый товар зависит от организации, которой колизей принадлежит.

— И что продает ваша?

— В первую очередь рабов, разумеется. Хотя, одними ими не ограничиваемся.

Мы шли по колизею и скоро увидели лестницу вниз.

Пока спускались, сверху донеслись радостные возгласы.

Видимо, дела у колизея идут неплохо.

— Похоже, вам и колизей деньги приносят. Что там проводится?

— В основном поединки бойцов, но случаются и чемпионаты обжор и так далее.

— Туда бы Фиро послать.

Мне даже интересно посмотреть, как далеко она сможет зайти.

— М-м? Я буду выступать?

— Может быть.

И сэкономим на еде, и заработаем. Хотя, конечно, есть риск того, что можем проиграть.

— Уверен, представление получится интересным. О да, — отозвался работорговец, показывая следующему сторожу какие-то странные жесты.

Ты, если что, на идею и натолкнул.

— И? Долго еще идти?

— Мы почти на месте, — ответил он.

Мы спустились по лестнице и оказались в каменном коридоре, полном клеток.

Их тут даже больше, чем в шатре. Внутри есть как люди, так и полулюди.

Вдали темницы виднелась маленькая комната.

И там нас ждал… еще один работорговец.

— О-о, мелромарковец.

— О-о, дядя.

Я не поверил своим глазам. Работорговцы обрадовались встрече и крепко обнялись.

Работорговец всегда казался мне неповторимым упитанным джентльменом в очках и фраке, однако второй оказался обладателем точно такого же лица и телосложения. Вся разница сводилась к фасону очков и фрака.

— Наофуми-сама, мне кажется, у меня двоится в глазах.

— Какое совпадение, у меня тоже.

— Уа-а-а…

Он говорил, что у них семейный бизнес, но их ведь вообще друг от друга не отличить.

Приехали. Кошмар оказался вещим.

В одном аниме вроде как были больницы, которыми управляли сестры-близнецы, но это…

Если у них и характер одинаковый, я запутаюсь.

— Итак, Герой-сама, представляю вам моего дядю, который вас и пригласил. О да.

— Какая приятная встреча, Герой Щита-сама. Я весьма рад знакомству. Должен признать, ваши глаза вот-вот меня покорят. О да.

— Хватит!

У меня уже мурашки по коже. Хочется сбежать отсюда подальше.

Удерживает лишь то, что в таком случае пропадет весь смысл этой поездки.

— Этот чудесный голос, так подходящий рабовладельцу… я в восторге. Не желаете ли выйти замуж за мою дочь?

Я попробовал вообразить себе еще одного работорговца, но женского пола.

— Ради всего святого, не надо…

— Вот именно. Неужели вы пригласили Наофуми-саму ради сальных шуточек?! — выпалила Рафталия и приставила ладонь к рукояти катаны.

Действительно, мы пришли искать ее односельчан. Неудивительно, что она злится.

Давай, покричи на них еще, и они заткнутся.

— Ха-ха-ха, я же не всерьез.

— Вредный ты человек, дядя.

— Уж получше тебя, ха-ха-ха.

Они дружно рассмеялись. В дрожь бросает…

— Давайте-ка к делу.

— Неужели вы так торопитесь? Я надеялся подружиться с вами, Герой-сама. О да.

— Подружитесь, если придешься ему по душе, дядя. О да.

Сколько еще этих «о да» будет?

Они меня уже достали. Можно я пойду отсюда?

Я совершенно не понимаю, как работает их чутье и интуиция. Но почему-то каждый раз соглашаюсь с их словами.

При этом, правда, всегда подозреваю в тайных намерениях.

— Хе-хе-хе… мне по душе мрак, что окружает вас. О да.

— Я тебе что, воплощение зла?

— Нет-нет, но вы прирожденный рабовладелец. Моя интуиция готова в этом поклясться.

— Я уже говорил тебе о его харизме. Он способен выжимать из рабов все соки, но они все равно с радостью побегут ради него на смерть.

«Братец, я есть хочу».

«Господин-сама, куша-ать».

«Герой Щита-сама, я голодная».

И почему мне на ум пришло, как рабы требуют у меня еды?

Это и есть ваша харизма?.. Нет уж, не буду задумываться.

— Хватит уже. Выкладывайте, что вам известно о нужных мне рабах.

— Как пожелаете. Итак, дядя, что с рабами, о которых я спрашивал? — спросил работорговец работорговца.

И тогда работорговец вытер… нет, так не пойдет. И тогда зельтбульский работорговец вытер вспотевший лоб.

— С этим делом вышла одна неприятная история. О да.

— В смысле?

— Я тоже приступил к поискам рабов по приказам из Мелромарка. Я правильно понимаю, что речь идет о рабах деревни Рулорона в регионе Сеавет?

— Правильно, — ответила Рафталия.

Регион достался мне от Эклер и все еще назван в честь ее семьи… а вот деревня Рафталии, видимо, называется Рулорона. Впервые слышу.

— И что, есть какие-то сложности?

— Многочисленные. О да.

— Ч-что случилось? — Рафталия побледнела.

У меня тоже появилось нехорошее предчувствие. Точнее, предчувствие того, что нас сейчас втянут во что-то, что мне не понравится.

— Понимаете, дело в том, что в настоящее время покупатели в Зельтбуле готовы платить баснословные деньги за любых рабов, рожденных в Рулороне мелромаркского Сеавета.

— …С какой стати?

Как так произошло, что на нужных мне рабов такой ажиотаж?

Если это судьба, твердо решившая вставлять мне палки в колеса на каждом шагу, то я уже хочу прибить того, кто мне такую судьбу уготовил.

Впрочем… судьба не властна над торговлей. У ажиотажа должна быть причина.

И она в том, что эти рабы пережили волну?

Нет, вряд ли, иначе они стоили бы дорого с самого начала.

— Когда начался ажиотаж?

— Разговоры про Сеавет и Рулорону начались примерно месяц назад. О да.

Месяц… на тот момент я был в мире Кидзуны. Если сделать поправки на разницу в течении времени, получается, все началось после победы над Лингуем.

— …Так это мы во всем виноваты?

Герой Щита возглавил армию альянса, победившую Лингуя, разрушителя королевств.

А правая рука Щита — рабыня Рафталия — родилась в Рулороне.

Конечно, как только Щит пропал без вести, преследуя врага, все внимание мгновенно переключилось на рабов.

Народу не особо известно, кто такая Рафталия, поэтому они ориентировались только на два факта: «выходец из Рулороны» и «получеловек». Возможно, это я уже лишнего додумал, но в принципе все сходится.

— Вы достойны вашей славы, Герой Щита-сама. О да.

— Значит, я угадал?..

— Мы можем лишь предполагать, но считаем такую возможность весьма вероятной.

Черт, вот уж не подумал, что героические свершения мне аукнутся…

— Однако я помню, что все началось с того, что некий купец предложил за них крупную сумму. Постепенно сплетни о Герое-саме приковали всеобщее внимание к рабам из Рулороны, а затем ажиотаж стал самостоятельным. Люди начали скупать за огромные деньги любых полулюдей из Рулороны, причем не всегда на самом деле родившихся там. О да.

Стало быть, сейчас уже бывает не совсем ясно, действительно ли рабы, которыми торгуют на рынке, родились в Рулороне.

Подобное может происходить не только с рабами. Вся эта история вообще напоминает мне принцип, по которому на фондовых рынках раздуваются пузыри.

А они со временем лопаются… японская иена — живой тому пример[2].

В один прекрасный день иена вдруг начала расти в цене.

Все начали ее скупать. От этого рост цены на иену стал ажиотажным.

Кто-то, конечно, продавал, но покупателей было гораздо больше. Вот иена и росла в цене…

И односельчане Рафталии мне сейчас эту иену очень сильно напоминают.

— Но ведь рабов-полулюдей как грязи. Как мошенники еще не сбили цену, торгуя фальшивыми Рулоронцами?

— Очень верное замечание. Именно поэтому от рабов требуют говорить на языке Мелромарка и диалекте Сеавета.

И что мешает обучить рабов и тому, и другому?

Хотя… слова, которые ты слышишь вокруг себя в детстве, въедаются очень крепко.

Скажем, был у меня один знакомый, который говорил на диалекте, но свято верил, что пользуется стандартным языком.

Так что те, кто в этом разбираются, быстро все поймут.

Наверное отчасти поэтому высокая цена и держится.

Все-таки ограничение в одну деревню довольно жесткое.

— О нет… — Рафталия отступила на несколько шагов и чуть не упала в обморок.

Я успел ее придержать.

— …И? Денег, которые я выделил, хватит?

— Если честно, я сомневаюсь. О да.

— Уже скоро начнется тайный аукцион по продаже рабов. Вам следовало бы собственными глазами увидеть его, Герой-сама. О да.

Да что тут происходит, если даже работорговцы не могут их выкупить?

А ведь мне казалось, этим заведением заправляют довольно богатые люди.

— Уа-а-а-а… — протянула Лисия.

— Короче, давайте поглядим.

— Тогда попрошу за мной…

Мы накинули плащи и, следом за работорговцами, вышли на улицы вечернего Зельтбуля.

Мы шли переулками мимо каких-то магазинов и скоро добрались до трактира.

Работорговец обратился к трактирщику:

— Мне бутылочку «Гуднайт Вайнри».

Трактирщик насупил брови и бросил взгляд на нас.

— Желаете к нему чего-нибудь?

— «Луз Виннер Мани», пожалуйста. О да.

Трактирщик открыл перегородку и проводил нас к дальней двери.

За которой мы увидели… лестницу вниз.

Это были некие пароли, что ли?

В конце концов мы пришли в какой-то подземный зал, где нас усадили на места для почетных гостей.

— Сегодня собрание здесь. О да.

— П-понятно…

Тут какая-то арена для нелегальных поединков?.. Выглядит это место так, словно тут сейчас будут оперу исполнять.

У меня ощущение, что я попал в концертный зал, где должен выступать популярный певец.

— Для начала, Герой-сама, вам следует ознакомиться с тем, как подавать сигналы во время покупок на аукционе.

У-у, во я попал.

Работорговец объяснил мне, как с помощью руки называть цену.

К тому времени, как он разъяснил обозначения для повышения ставки на медную, серебряную или золотую монеты, а также жесты, показывающие повышение ставки в 2, 5 и 10 раз, аукцион как раз начался.

На сцене появились люди, полулюди и зверолюди самых разных рас.

Дети, взрослые, старики, мужчины, женщины. Выбор предлагался богатый, причем к каждому рабу прилагалась подробная родословная.

И не менее подробное описание места рождения, Уровня, познаний в магии и так далее.

— Представляем вашему вниманию этого раба. В десяти битвах в колизее он одержал семь побед…

В свете софитов оказался раб довольно крепкого телосложения.

— В колизее… он что, наемник?

Не знаю, что думать по поводу его успехов. Наверное, за него будут дороже просить.

— О да. Отъявленных должников продают в рабство, чтобы они сражались в колизее.

— О как…

Я посмотрел на Рафталию.

Она внимательно вглядывалась в рабов на сцене.

— А теперь — гвоздь сегодняшней программы! Раб-получеловек из Рулороны!

Вспыхнул свет.

Вот наше сокровище? На сцене стоял ребенок-получеловек и дрожал от страха.

— …Нет, — Рафталия покачала головой. — В моей деревне его не было. Был похожий, но это не он.

— Фальшивка?..

Их тяжело друг от друга отличить, так что почему бы не воспользоваться ажиотажем, приписать его к Рулороне, а потом разыграть невинность, когда обман раскроется.

— Итак, начальная цена — двадцать золотых!

Двадцать?! Ничего себе!

— Двадцать пять!

— Тридцать!

Она еще и вверх поползла.

Это до чего ажиотаж дошел, что обманку за такие деньги покупают?! Мне так на настоящих рабов не хватит!

— Уа-а-а-а….

— Н-Наофуми-сама?.. Вы выглядите еще хуже меня.

— А-а-а…

Более того, сейчас аукцион ведется за истощенного ребенка.

Если мы будем сидеть и ждать, пока пузырь лопнет, настоящие к тому времени помрут от голода.

Казалось бы, во время ажиотажа драгоценных рабов надо холить и лелеять, но глаза говорят мне другое.

Вполне возможно, что так же небрежно относятся и к настоящим выходцам из Рулороны, доводя их до смерти от истощения.

А если вспомнить судьбы Рафталии и Кил, их еще и мучить могут.

Плохо дело… и деньгами тут фактически не поможешь.

Королева Мелромарка говорила, что не может поддержать меня финансово; она и сама по рукам связана восстановительными работами.

— Даже если мы и отыщем настоящего… то не…

В голове промелькнула мысль махнуть на все рукой.

Но и Рафталия, и Раф-тян смотрят на меня с надеждой в глазах.

Я не могу им отказать.

— Нам нужно срочно заработать денег…

Покупать поодиночке за счет выручки от торговли?

Нет… слишком долго. Более того, выручки просто не хватит.

Каждый вечер нам придется дежурить на тайных аукционах. И даже если нам повезет отловить купца, приобрёвшего настоящего выходца Рулороны, вряд ли он выставит цену меньше той, по которой купил сам.

Воспользоваться авторитетом Героя Щита… не выйдет. Ажиотаж и без того в самом разгаре, а если продавцы узнают, что рабов пытается скупить известный человек, цены взлетят еще выше.

Попытаться вломиться в дома к покупателям и отбирать у них рабов?

Тоже не вариант. Ограничения, которые они выставляют в условиях печати, могут убить рабов. Риск слишком велик.

Распространить сплетни о низком качестве выходцев из Рулороны, чтобы пузырь поскорее лопнул?

На это тоже уйдет немало времени.

Можно поплакаться Шильтвельту и Шильдфридену, странам полулюдей, и попросить их выкупить рабов.

Но это самая крайняя мера.

К ней я прибегать не хочу.

Потому что страны могут воспользоваться рабами в качестве заложников, чтобы заманить меня к себе.

Слишком велик риск впустую потратить в Шильтвельте время на подготовку к волнам. А уж в худшем случае я или даже Рафталия можем пострадать от придворных интриг.

…Мы должны заработать бешеные деньги за очень короткое время.

Как это сделать?

Тайный аукцион…

Зельтбуль, страна наемников и торговцев…

Кажется, работорговец говорил, что так про Зельтбуль думает каждый.

— Послушай…

— Что вам угодно?

— Какие деньги можно заработать в колизее?

Может, мы ослабли из-за проклятия, но все равно намного сильнее рядовых авантюристов, рыцарей и солдат.

Если я скрою свою геройскую сущность и приму участие в битве, перед которой поставлю на себя все деньги… это же будет прямо как победить, поставив на темную лошадку.

— От самых скромных до самых крупных. О да.

— Я спрашиваю про крупные. Если мы тайно запишемся бойцами колизея и переживем самое опасное испытание, сможем на заработанное купить ажиотажных рабов?

— Один момент.

Работорговец и его дядя начали о чем-то шептаться.

И наконец…

— Полагаем, это возможно, но не можем обещать, что вы выживете. Это опасная тропа.

— Хе, я не против.

Подумаешь, смертельная опасность. Я таких уже целую гору пережил.

Я сражался против волн, против заговоров, против церкви, против Лингуя и против врагов из иного мира.

Столько раз оказывался на пороге смерти, но все-таки продолжал жить.

А теперь… пришло время сразиться в колизее ради спасения родины Рафталии.

— …

Рафталия смотрела на меня с мольбой в глазах, словно сама не знала, что делать.

И Раф-тян тоже.

Лисию моя решимость вогнала в легкую панику, а Фиро крутила головой, не особо понимая происходящее.

— Не волнуйся, Рафталия. Мы обязательно спасем твоих односельчан.

— Наофуми-сама…

Рафталия посмотрела на меня так, словно я ее от смерти спас.

Ну, она должна понимать, что обычно я себя так не веду.

Однако у меня есть причины так поступить ради нее.

— Но денег выкупить дорогих рабов у меня нет. Не скажу, что это лучший из способов, но мы выкупим их за счет денег, заработанных в колизее. Прости, что придется спасать их грязными деньгами, но ничего другого нам не остается.

Рафталия уверенно кивнула.

Таким образом мы решили воспользоваться связями работорговцев и бросить вызов опасностям колизея.

Глава 11. Охотники за рабами

Наша первая задача — наскрести денег на ставку.

Очевидно, поставить нужно как можно больше.

Кроме того, нужно скрывать, что я Герой Щита, иначе много за мою победу не дадут.

Правда, нам в любом случае не хватает денег, чтобы быстро разбогатеть на победе…

Я подумывал над тем, чтобы подзаработать на перевозке людей в Мелромарк.

Помнится, в свое время некоторые игроки в онлайне так зарабатывали.

Наверняка кому-то да захочется в мгновение ока оказаться в Мелромарке, до которого в противном случае плыть целых две недели.

Вопрос в ценнике… даже если сильно заломить цену, придется остановиться на стоимости билета в районе от одного до пяти золотых.

У разных пассажиров разные возможности, к тому же важно разрекламировать себя.

Трудность с этим планом в том, что такое перемещение между странами незаконно, но этот вопрос можно решить с таможенниками Мелромарка. Другой минус в том, что пока я буду так зарабатывать, стану слишком известным.

И плюс есть ограничение Щита — за один час можно переместить не более шести человек.

По возможности я бы не хотел прибегать к этому методу.

Мы вернулись на подземный рынок рабов.

— Что такое?

— Уа-а-а.

Лисия никак не могла успокоиться, так что я покачал головой.

— Успокойся, Лисия. Тебя я в это втягивать не собираюсь.

— М-м-м…

К слову, Фиро выглядит довольно кисло. Видимо, ей не нравится, как здесь пахнет.

— Даже если мы попробуем сделать ставку на редкостях из мира Кидзуны, нам потребуется время, чтобы эффективно продавать их.

В свое время нам потребовалось немало усилий, чтобы доказать чудодейственную эффективность лекарства восстановления духа.

Сейчас у меня есть Манускрипты Возврата, но их не так много, к тому же если учесть, что эта вещь всего лишь позволяет перемещаться к Песочным Часам, много на них не заработать, даже наладив производство.

Еще есть устройство для просмотра дропа, но мы все еще исследуем его.

Нам нужно научиться производить его, и хотя технология нам известна, ее еще нужно воплотить в этом мире.

— Что же, тогда я подаю документы на участие в турнире. О да.

— Да, опасность меня не пугает. Подписывай на самое прибыльное.

— Мне уже не терпится узнать, к чему приведет ваше решение, Герой Щита-сама. О да.

— Я сейчас не в духе. Проваливай, пока я помалкиваю.

— Невероятно, что ваш взгляд так быстро стал демоническим… я в восторге.

— Надо бы навестить деревню.

Ситуация изменилась. Я должен вернуться, чтобы что-нибудь придумать.

— Действительно. Кил-куну и остальным нужно объяснить происходящее.

— И это будет нелегко.

Они все с горящими глазами работают, надеясь отстроить деревню, и мне не хочется им объяснять, что на спасение односельчан уйдет огромная сумма.

Правда, из односельчан в деревне сейчас только четыре человека, включая Кил.

— В любом случае, сходить придется. До скорого, работорговец.

— Буду с нетерпением ждать нашей завтрашней встречи. О да.

Как бы мне ни хотелось больше никогда его не видеть, иначе деревне не помочь. Кое-как заставив себя помахать рукой, я применил навык портала и переместился в деревню.


И тут же обомлел.


— Ч-что за?!

— Что здесь происходит?!

Ровно то же самое произошло и с Рафталией, и с Фиро, и с Лисией, и с Раф-тян.

Первым, что я увидел, было горящее здание. Вторым — размещавшихся в деревне солдат из замка, которые куда-то бежали с оружием наперевес.

— Эй! Что случилось?!

— А! Герой Щита-сама! Охотники за рабами! Они напали на нашу деревню!

Когда солдаты увидели меня, им сразу полегчало.

Охотники за рабами?! Они даже сейчас не могут успокоиться?!

Вот сволочи!

Как я уже говорил работорговцу, я сейчас не в духе. Я их в клочья порву.

— Не может…

— Рафталия!

Рафталия уже выхватила катану и побежала в сторону шума.

— Фиро! Присоединись к Рафталии, истребите всех охотников! Лисия, лечи всех раненых и охраняй тех, кто не может сражаться. Солдаты, добегите до города и сообщите Эклер и остальным!

— Е-есть!

— Уа-а-а-а!

— Мы уже отправили человека!

Ответ солдат меня успокоил. Они отреагировали лучше, чем я ожидал.

Я бросился следом за Рафталией.

Тут я заметил, что охотники окружили деревню со всех сторон.

В деревне десять рабов. Еще есть гарнизон из стражей, но в ночное время им не уследить за таким количеством охотников.

И тем не менее… мы должны победить.

— Сдавайся, крошка!

— Ха-а!

Рафталия в мгновение ока сразила напавшего охотника.

— Гха…

Тот тут же упал лицом в землю, отплевываясь кровью.

…Кажется, через Повышение Класса он не проходил.

Или проходил, но против клинка Рафталии оно совершенно бесполезно.

— Защитим деревню! Впере-е-е-е-ед! — послышался голос Кил.

Одетая в доспехи, она как могла сражалась против охотников вместе с другими рабами.

Я волновался за них, но воспитание под моим началом дало эффект. Сражаться они могут.

Сейчас они примерно на уровне Рафталии до того, как она прошла через Повышение Класса.

Хочется верить, что по характеристикам они не уступают охотникам за рабами и прочим бандитам.

— Кончайте сопротивляться, или мы начнем сражаться всерьез! А-а…

Один из охотников собирался замахнуться на Кил мечом… но вдруг под его ногами открылась яма, и он оказался по шею в земле.

«Что за?» — только и успел, что подумать я, и тут из земли показалась Имия.

— Спасибо, Имия-тян! — бросила ей Кил и показала большой палец.

А-а, так Имия выкопала в земле яму?

— Гва-а-а-а!

Подданная-Фиро-номер-один яростно пинала охотников, стараясь защитить рабов.

Остальные монстры тоже сражались как могли.

— Сейчас!

Заметив возможность напасть на Кил и Имию, оставшиеся охотники бросились в атаку.

— Эрст Шилд!

Однако я помешал им навыком.

— Щит Метеора!

Затем тут же создал барьер, который оградил Кил от опасности.

— Братец!

— Вижу, сражаетесь вы неплохо.

— Ага! В этот раз… мы обязательно защитим нашу деревню!

Глаза Кил горели решимостью.

Правильно. Вы больше не никчемные рабы, которые не могут постоять за себя.

Теперь у вас есть сила дать отпор мерзким охотникам за рабами и защитить деревню.

— Мы научились сражаться благодаря тебе, братец!

— Ясно-ясно. Имия, как я погляжу, тоже старается.

— А… да!.. — с гордостью отозвалась она.

— Ха-а-а-а-а-а!

В Рафталию тем временем словно бес вселился. Она горела яростью и истребляла нападавших охотников одного за другим.

Била она их не насмерть, но продолжать бой сраженные уже не могли.

— Рафу-у-у-у-у…

У Раф-тян вся шерсть дыбом встала. Она подстраивалась под Рафталию и помогала чем могла.

Порой она кусала охотников, порой шлепала хвостом по лицу, а иногда сбивала их с толку иллюзиями.

— Отлично! Так, народ! Теперь, когда я здесь, бояться нечего! Пусть эти твари послужат примером всем остальным!

— Да-а! — воскликнули в ответ рабы. Монстры тоже что-то провыли.

— Кх… какого черта Герой Щита вернулся? Разве ты не в отъезде?! — проворчал один из охотников, как раз скрестивший клинки с Рафталией.

Видимо, он сражаться умел и чередовал атаки мечом с магией.

Он довольно силен…

— Наверное, вы специально рассчитывали напасть в мое отсутствие, но увы, с Героями это не сработает. Мы умеем телепортироваться.

Наивно полагали, что раз я уехал, то в деревне появляться не буду?

— Рафталия!

— Что?!

— Можешь создать столько света, чтобы всю деревню осветить? Я хочу пересчитать охотников, к тому же так мы подадим сигнал городу.

— Есть.

Рафталия оттолкнула от себя врага, отскочила ко мне, зачехлила Катану и начала читать заклинание.

— Фиро!

— Угу! Я всех защищу!

Фиро тем временем принялась распинывать охотников.

Боевой отряд из Кила и остальных рабов тоже старался сражаться с ними.

Правда, затем им попался тот умелый охотник за рабами, и против него явно нужна Фиро, поскольку рабы не справляются.

— Щит Метеора! Эрст Шилд! Секанд Шилд! Аттак Саппорт!

Я встал на передовую и защитил как рабов, так и Фиро несколькими навыками, чтобы выиграть достаточно времени.

Затем схватил надоедливого охотника за руки и толкнул его к Фиро.

— Гха!

Конечно же, ее пинка ему хватило.

— Рафу!

Раф-тян распушила хвост, словно поддерживая заклинание Рафталии.

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и освети округу!» Дритт Лайт!

Рафталия создала шар света и запустила его в небо.

Магический свет осветил деревню, словно сигнальная ракета. Думаю, он послужит хорошим ориентиром солдатам из города.

Пока свет горел, я считал охотников.

Раз, два, три… много.

Даже тех, кого удалось подсветить, немало.

Их тут не пара десятков.

Пожалуй, в одной только деревне человек пятьдесят.

Вообще, здесь сейчас только пять выходцев из этой деревни, включая Рафталию. Зачем же собирать такую большую толпу?

Меня поражает их бесчестность.

Впрочем… если учесть, что каждого из этих рабов можно продать в Зельтбуль не меньше чем за 30 золотых, еще бы тут не собралось любителей быстрой наживы.

— Ха-а!

Закончив читать заклинание, Рафталия тут же снова бросилась в бой.

Сражается, словно обезумевшая — это как раз про нее.

Еще бы, ведь она защищает дорогое ей место.

— Крепкие Клинки: Размытый Крест!

Рафталия уже выхватила вторую катану и безжалостно громила охотников.

И что-то мне подсказывает, что не одного меня завораживает красота ее смертоносного танца.

— Вот это Рафталия-тян дает…

— Она словно танцует.

Другие обитатели деревни тоже засматривались на нее.

— Не отвлекайтесь! — крикнула Рафталия.

Рабы опомнились и вернулись к отражению атак.

— Кх…

И тут появился, по всей видимости, главарь охотников — тип в немного закопченном доспехе.

— Что за балаган?!

— Это же!

И Рафталия, и Кил, и другие выходцы из деревни потеряли дар речи.

Они что, знают его?

— Если будете так долго мешкать, ничего у нас не выйдет! Ну, что там? Сколько наловили?

— П-понимаете… — замялся один из охотников.

Внутрь деревни вошли и другие опытные бойцы из их числа.

— Тц! — главарь звучно цокнул. — Да уж, с тем, что Герой Щита не вернется в деревню, мы просчитались! Но все-таки, это всего лишь Щит. Подгадайте момент и схватите парочку!

Он, видимо, из тех начальников, что требуют от подчиненных невозможного?

Впрочем, куда больше меня волновала реакция Рафталии и остальных.

— Это они! Они!

Лицо Кил исказилось от ярости еще сильнее.

Рафталия сохраняла рассудок, но я знал, что и она на самом деле злится.

Ее с потрохами выдавал вздыбившийся хвост.

— Рафталия, Кил, вы знаете их? — спросил я и выставил Щит в сторону главаря.

— Да. Они… солдаты Мелромарка, которые пришли в нашу деревню и убили всех взрослых!

— О?.. Вот уж не думал, что сбежавшая енотообразная малявка объединится с Героем Щита, — бывший солдат Мелромарка, а ныне главарь охотников на рабов, видимо, вспомнил Рафталию и медленно перехватил меч.

Похоже, обращаться с ним он умеет.

Не думаю, что Кил и прочие рабы смогут с ним совладать.

— Иватани-сама! Вы в порядке?! — Тут подоспели Эклер и остальные солдаты. — Вы?!

— Как сказала Рафталия, он бывший солдат. Эклер, ты знаешь его?

— Да, это охотники на полулюдей, которые пришли разорять регион после того, как он пострадал от волны. Я слышала, они бежали из страны после того, как вы доказали вашу невиновность.

— Ясненько. Значит, сбежавшие от правосудия солдаты? — сказал я и поймал на себе недовольные взгляды солдат-охотников.

Итак, что дальше?

Сложность ситуации в том, что рядом Кил и другие рабы, не прошедшие Повышение Класса.

К счастью, никто пока не угодил в плен охотников.

С другой стороны, охотники нападают внушительной толпой. Я-то выживу, а вот уцелеют ли остальные — сказать сложно.

Я физически не смогу удерживать на месте больше трех-четырех человек.

Поэтому защитить Кила и остальных от пятидесяти с лишним охотников будет непросто.

Впрочем, среди них не так много Повысивших Класс, к тому же все они на передовой. Может… удастся с ними расправиться?

Кстати, Рафталия и Кил давно ждали такой возможности.

Источник их бедствий пришел к ним сам.

Охотники начали понимать, что ситуация складывается не в их пользу, и потихоньку готовились бежать.

Зато ни Кил, ни Рафталия, ни остальные даже не думали об отступлении.

— Тц! Возомнил тут о себе из-за Щита. Это из-за тебя нас начали преследовать!

— Жалость-то какая. Что-то не верится мне, что начавшие порабощать жителей региона просто потому, что погиб его аристократ, поступали по справедливости.

— Как раз по справедливости! Неужели ты не понимаешь?!

О? Что-то коса на камень нашла.

…А-а, понял.

— По убеждениям еретической Церкви Трех Героев? Увы, они больше не действуют.

— Ах ты-ы-ы-ы!

Кричать-то они кричат, причем громко, а вот в атаку не спешат.

Понимают, что на меня нападать совершенно бесполезно?

Хотя, нет, я по их глазам вижу, что они что-то задумали.

— Вот вам!

Охотники дружно начали стрелять в здания зажженными стрелами.

Вот сволочи…

— Немедленно тушите!

Черт, вот поэтому неприятно сражаться в меньшинстве.

И все же мы не собираемся стоять и молчать.

— Рафталия… и Кил. Вы справитесь с ними?

— Да… — Рафталия кивнула.

— Я всех спасу! — ответила Кил полным уверенности голосом.

— Хорошо… тогда отомстите им! — я тихонько прочитал заклинание и усилил Рафталию и Кил: — Цвайт Аура!

Получив прибавки ко всем характеристикам, Рафталия и Кил побежали прямо на главаря охотников.

— Фиро — распинывай всех в окрестностях деревни! Подданной это тоже касается!

— Е-есть!

— Гва!

Фиро и подданную-Фиро-номер-один я отправил бегать вокруг деревни и заниматься засевшими там охотниками.

— Иватани-доно!

— Я понимаю, что они твои бывшие соратники, Эклер, но сдерживаться не позволю! Вали мразей!

— Так точно!

Эклер кивнула, за ней кивнули солдаты и встали в стойки.

— Вы, ребята, наверное, надеялись на легкую наживу, но, увы, просчитались. Вы думали, что втопчете в грязь тех, кто живет здесь… но втаптывать будут вас, — бросил я, подбежав к Рафталии.

— Тц! Народ! Отступаем!

Главарь поднял меч и приказал отступать, а Рафталия и Кил бросились в атаку.

Главарь остановил клинок Рафталии мечом, а от Кил попытался отбиться пинком.

Однако она разглядела намерения противника и увернулась, сместившись на полшага вбок.

— Терья-а-а-а-а!

— Кх!

Главарь пытался оттолкнуть Рафталию вместе с ее Катаной, но не смог. Меч Кил оцарапал ему доспех.

— Черт! Не зарывайся, полукровка-а-а-а-а!

В точке соприкосновения мечей прогремел небольшой взрыв.

Магия?! Как он ловко придумал.

Я заметил притаившегося позади охотника, читавшего заклинания.

— Это еще не конец!

Рафталию взрыв нисколько не смутил. Она прокрутилась на месте и попыталась срубить врага.

— Оп!

Но у того со зрением оказалось все в порядке.

Правда, он забыл одну важную деталь.

— Увы, ты ошибся с выбором цели. Если бы в твою дурную голову не пришло напасть на деревню, которую защищает Герой Щита, ты прожил бы подольше.

Он забыл про меня.

Я схватил его за грудки и подтащил к себе.

— Кх… отпусти!

— Еще чего… ты у меня больше не будешь уворачиваться и почувствуешь каждый удар. Так сражается Герой Щита!

Я подал знак Рафталии и Кил взглядом.

— Идем.

Рафталия убрала Катану в ножны и в следующий раз извлекла ее, уже нанося окончательный удар:

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

— Это тебе за всех!

Клинок Кил попал в цель немного позднее.

— Гха-а-а-а-а-а-а!

Брызги крови долетали до меня, но мне было все равно.

Он должен понести наказание.

Я толкнул обмякшего главаря, и тот упал на землю, чуть не потеряв проломленный доспех.

— Ик! — испуганно воскликнули остальные налётчики, понимая, что не на тех напали.

Хоть я и не переключался на Гневный Щит, им я все равно наверняка кажусь чудовищем.

— Пора искупать грехи… Месть.

Дальше они, можно сказать, и не сопротивлялись.

Большую часть охотников повязали.

Главарь чудом выжил после атак Рафталии и Кила.

Я полагал, они его убили, но, видимо, добивать не стали.

— Добьете?

— Нет…

Видимо, Рафталия хотела сдать его стране, чтобы тот предстал перед судом.

— Итак…

Я окинул взглядом повязанных охотников за рабами, сваленных посреди деревни.

Они собрали такую толпу… из отъявленных мразей.

— Черт! Они какие-то монстры!

— Мы слышали, что они набрали несколько уровней, но мы должны были победить!

Младшие охотники вовсю ругали старших.

Да уж, точно мрази. В том, что они проиграли, виновато, конечно, начальство, ага.

— Увы вам, ребятки. Покровительство Героя подразумевает и такую защиту.

— Кх…

— Победа… мы победили!

«Уо-о-о-о-о-о!»

И Кил, и остальные рабы радостно заголосили.

Одинаково радовались и Имия, и девочка, любившая монстров.

Было уже неважно, кто родился здесь, а кто нет.

Их все равно объединяли одни и те же душевные травмы.

Наверняка им потом будет приятно вспомнить, что они одержали победу над подлыми охотниками за рабами.

— Да, мы победили… у меня такое чувство… что теперь мы вернули себе тот флаг, — прошептала Рафталия, крепко сжимая рукоять меча и глядя куда-то вдаль.

— Флаг?.. Он так тебе нужен?

— Нет, я не имела в виду, что…

— Эх ты, Рафталия…

— Прошу прощения, — виновато обратилась к Рафталии Эклер. — Я не покидала регион, но не смогла предотвратить атаку…

— Не бери в голову. Лучше скажи, Эклер, в этой деревне когда-то был флаг?

— М? Если мне не изменяет память, мой отец в свое время подарил ей свой флаг.

Понятно. Вот о чем говорила Рафталия.

— Эклер, ты можешь наградить их за победу, установив в деревне флаг?

— Наофуми-сама?

— Ваши усилия после возвращения наконец-то принесли плоды. Теперь ваша деревня заживет, не так ли, Рафталия?

Рафталия закрыла глаза, словно погружаясь в воспоминания. Наконец, она снова открыла их и кивнула.

— Хорошо. Будьте любезны.

Вроде как Кил и остальные тоже к этому флагу привязались.

Я помню, как они радовались, когда я для разнообразия решил приготовить им тот детский обед с флажками.

Рабы очень берегли те флаги.

И теперь я разобрался, почему.

— Итак… — я прервал разговор Рафталии и остальных и вновь посмотрел на повязанных охотников. — Что с ними будем делать?

— Как правило, в таких случаях преступников конвоируют в замок, где им назначают достойное наказание.

— Хм… сдается мне, тут на преступный сговор тянет.

— Разумеется, я согласна с тем, что они совершили тяжкие преступления. Вероятно, их ожидает сброс Уровня, а затем принудительные работы.

— Не казнь?

— Их главаря мог бы ждать смертный приговор, однако… — Эклер вгляделась в лицо главаря охотников. — Он из рода, который состоит в Мелромарке на хорошем счету. Чтобы казнить его, уйдет много сил и времени.

— А если мы его сами убьем, это вызовет недовольство знати и пошатнет власть королевы? — спросил я.

Эклер кивнула.

Даже в монархической стране без сложностей не обходится.

Солдаты, видимо, тоже все понимали и потому слегка ухмылялись.

Вы что… не понимаете, в каком положении оказались?

— Родословные требуют уважения. В худшем случае, он может превратиться в очень удобную фигуру, которой будут играть кровные родственники королевы. Поскольку власть растеряла значительную часть силы после инцидента с Лингуем, я не могу исключить такого варианта.

— Дальние родственники королевы?..

Ну да. Королевская кровь течет ведь не только в королеве и ее дочерях.

Есть, в конце концов, какие-нибудь приближенные к ней семьи. Если у них появится хороший символ движения, они могут устроить революцию, захватить замок и сместить монарха.

— Вероятно, они будут настаивать, что «пропавшие в результате волнений в стране солдаты наконец-то отыскались, но на них навесили безосновательные обвинения».

— В то время как он однозначно виноват, ага. Мне не хочется проблем, так что, может, стереть его с лица земли и сказать, что он оказал сопротивление?

Оставлять их в живых вредно. Это нам потом однозначно аукнется.

В разы лучше каким-либо образом избавить от них мир.

— Возможно, ваш авторитет как Героя допускает успех такого мероприятия, однако я хотела бы посоветовать не идти против правил страны.

— И согласиться на принудительные работы вместо затянутого смертного приговора?

С учетом того, что они напали на земли отца Эклер, пострадавшие нас за такое не простят.

— Я понимаю… и сама не хочу их прощать. Однако…

— Казалось бы, почему их не может судить местный аристократ?

— На самом деле такое допускается. Например, мы можем самостоятельно определить судьбу его подчиненных.

— Казнить, однозначно.

Можно даже королеве не сообщать.

— Однако я не могу понять, откуда вдруг взялось столько охотников на рабов. Мы не можем казнить их, пока они не сознаются.

— А. Кстати, об этом… Ну, раз такое дело, надо бы сказать остальным. Всем собраться!

Я поднял руку и собрал вокруг себя жителей деревни.

И объяснил им, как в Зельтбуле видят их деревню.

— Вы хотите сказать… они задумали напасть на жителей этой деревни и продать их в Зельтбуль, пользуясь ажиотажем?!

Эклер посмотрела на охотников еще более суровым взглядом.

— Но ведь… получается, сюда больше никто не вернется? — обратилась ко мне обеспокоенная Кил.

— Не волнуйся. Я собираюсь что-нибудь придумать, чтобы всех их скупить. Вопрос, однако, в том, что подобные нападения могут повториться.

Подумать только, что ажиотаж прибавит нам хлопот таким вот образом.

Я должен придумать, как остановить рост цен на рабов этой деревни.

Вот и еще одна головная боль появилась.

Нужно будет поставить тренировку рабов на первое место.

Пока что им еще не хватает Уровня на Повышение Класса.

— Братец! Если ты будешь выступать в колизее, будем и мы!

Кил, окрыленная победой, шагнула вперед. К ней присоединились другие добровольцы.

— Хм-м… я был бы не против, но слишком уж рискованно.

Да, взять их с собой — вариант, но я опасаюсь худшего из сценариев: что в них после прибытия в Зельтбуль опознают детей Рулороны.

Если их похитят в таком людном городе, вряд ли я смогу их отыскать.

Конечно, есть рабская печать, но и Зельтбуль не олухи населяют. Перепишут и будут жить припеваючи.

Моя цель — выиграть много денег и скупить рабов.

Дело настолько срочное, что я уже не гнушаюсь сбором денег через участие в битвах колизея.

Однако чтобы план дал плоды, мне нужны деньги на ставку.

Ставка и сама по себе должна быть крупной.

Безусловно, я, как Герой, считаю, что ни я, ни мои подопечные ни за что не проиграют, но надеяться на множество битв не выйдет — постоянные победы быстро обесценят участие в тотализаторе.

Может, я почти никогда и не ставил на скачки, но знаю, что если поставить на выигрышную лошадь, много не заработаешь.

Заработать на колизее можно лишь пока я не успел прославиться.

С этими мыслями я посмотрел на охотников, и тут мне в голову пришла идея.

— У меня отличная мысль.

Я широко улыбнулся.

Рафталия заметила это, все поняла и вздохнула.

— Вы собираетесь сделать нечто сомнительное, да, Наофуми-сама?

— Да. Я их кое-куда свожу. Буду через час.

Я применил портал и переместился в Зельтбуль один.

Где…

— О? Разве вы не собирались вернуться в деревню, Герой Щита-сама?

— Да, но у меня появилось дело. Давай со мной.

Как только прошел час и портал перезарядился, я переместил в деревню себя, работорговца и его помощников.

— Наофуми-сама? А-а… куда вы… — Рафталия посмотрела на работорговца и склонила голову.

Остальные жители деревни смотрели с интересом и ждали, что будет. Эклер и солдаты при виде работорговца нахмурились.

— Так, Эклер, мы их стране еще не отдали, верно?

— Верно, но… что вы задумали, Иватани-доно?

— Помолчи и смотри. Я придумал, куда их деть.

— Будьте осторожны, Эклер-сан. Как правило, подобные сцены заканчивается тем, что Наофуми-сама произносит нечто невероятное.

И куда только подевалось доверие Рафталии ко мне?

Хотя, я и сам согласен с тем, что в такие моменты предлагаю нехорошие вещи.

Я помню, как она сокрушалась после рассказов о торговле лекарством восстановления духа.

Правда, виду старалась не подавать, потому что Кидзуна тем случаем гордилась.

— Ты понимаешь, что будет, если нас хоть пальцем тронут? — пригрозил мне главарь охотников.

Кажется, он наивно полагает, что смерть ему не грозит.

Убедил, небось, себя в том, что я ни в коем случае не поставлю власть королевы под угрозу.

— Можешь не волноваться. Я исполню ваше желание и оставлю вас в живых.

Младшие охотники вздохнули с облегчением. Главарь недоуменно покрутил головой.

Видимо, он поумнее.

— Ты можешь поработить их, работорговец?

— Конечно, могу. О да.

— Неужели вы задумали сделать из них рабов, чтобы они помогали с восстановлением деревни и защищали жителей от других охотников?

До чего же ты наивная, Эклер.

Конечно, это тоже вариант. Никто не мешает выставить в печати строгие ограничения, которые убьют их при непослушании.

Но у ее предложения есть фатальный недостаток:

— Что, если их дружки подгадают момент и освободят их? Так легко они у меня не отделаются.

Видимо, охотники рассчитывали именно на это. Улыбки пропали с их лиц, на их место пришло недоумение.

— Это просто затем, чтобы заставить их оказаться со мной в группе. Так будет проще сделать то, что я хочу.

— Ч-что вы задумали? — спросила дрожащая Лисия.

Ты все еще здесь? Ну ты и незаметная.

— Я отправлю их в Зельтбуль. А там продам. Как рабов.

— Что?! — воскликнула Эклер и потеряла дар речи.

Рафталия устало вздохнула.

Наша задача — наскрести как можно больше денег на ставку для колизея.

Другими словами, не просто необходимый минимум, а сколько вообще удастся.

Однако если я продам охотников в качестве рабов, их может выкупить знать Мелромарка, чтобы спасти. Если не повезет, знать попросту отпустит их, и они сбегут.

Именно это вообразили себе охотники, поскольку вновь успокоились.

Видимо, надеются, что много денег за них все равно никто просить не будет.

Но я не собираюсь ограничиваться легким наказанием.

— Так, работорговец. У тебя ведь есть родня в Шильтвельте?

— О да, разумеется, есть.

— Ясно. Вот им и продадим. И распишем как… «охотников за рабами, охотившихся на полулюдей в бывшем Сеавете, но пойманных Героем Щита».

Охотники дружно побледнели.

Зато работорговец улыбнулся от уха до уха.

Во-первых, рабы, «пойманные Героем Щита», сразу заинтересуют покупателей из стран, где Героя Щита почитают как бога. Во-вторых, Сеавет служил мостом дружбы между Мелромарком и Шильтвельтом. Таким образом, убийцы полулюдей из этого региона — порабощенные преступники с дурнейшей репутацией.

Как они выглядят в глазах жителей Шильтвельта?

Как воплощение зла, не дающее покоя.

А если это самое воплощение попадет на рынок в качестве рабов… что с ним станет?

Уж понятно, что — их купят для вымещения гнева, чтобы они страдали так же, как в руках рабовладельцев страдали Рафталия и ее односельчане.

Другими словами — они в буквальном смысле будут расплачиваться жизнью.

— Ч-что за?! Продать нас Шильтвельту?! Разве может Герой так поступить?! — закричал главарь охотников.

— Во всяком случае, я поступаю лучше, чем государственные солдаты, которые убивают местных жителей и продают их в рабство. Или вы хотите сказать, что не знаете, через какой ад приходится проходить рабам?

— Это другое! Мы ничего не сделали, чтобы с нами так поступать!

— Чего? С другими так поступать — это пожалуйста, а с вами — уже нельзя?

Я так удивлен, что слова с трудом в голову приходят.

Вроде бы солдаты должны знать, что могут умереть на войне… а эти боятся того, что попадут в рабство и будут проходить через пытки и муки? Что за бред?

— Подарю ка я вам одну из моих любимых поговорок из моего мира: «Стрелять могут только готовые к тому, что стрелять будут в ответ».

На самом деле это цитата из одного крутого детектива[3].

Не готовым самим вкусить мучений нельзя причинять их другим.

— Что за чушь?! От страданий и смерти полулюдей есть толк! Не смей ставить их в один ряд с нами, настоящими благородными лю-м-м-м!

Он меня достал, так что я заткнул его кляпом.

Приятно посмотреть на их лица, скованные страхом.

Не так приятно, как на поклоны Суки и Подонка, но все равно отомстил я достаточно.

Это из-за вас мои подопечные стали рабами.

А теперь пришел уже ваш черед побыть в их шкуре.

— Эклер. Я знаю, ты серьезный человек, и наверняка не одобришь мое решение, но они должны получить по заслугам. А затем я на вырученные деньги верну деревне ее жителей.

— Кх… — с досадой протянула Эклер, но как-либо еще возражать, видимо, не собиралась.

Она должна понимать, что если мы сдадим охотников стране, они могут отделаться слишком легко.

— И еще, Эклер… это будет показательным примером. Другие охотники на рабов будут знать, что с ними станет, если они сунутся сюда.

Без сурового наказания они продолжат нападать и дальше.

Возможно, среди охотников есть отчаянные типы, которые готовы напасть, рискуя быть убитыми.

Но сколько из них готовы рискнуть попаданием в рабство и долгими мучениями?

Наверняка нападения охотников прекратятся, как только они поймут, что смерть — далеко не самое страшное, что ждет их в этом мире. И как только осознают, что деревня под защитой Героя Щита.

— Наофуми-сама…

— Может, ты и разочарована во мне, Рафталия, но я не отступлю. Я пойду на все, чтобы спасти твоих односельчан.

Возможно, ей не понравится, что ее новый дом будет построен на грязные деньги.

Конечно, мне тоже хотелось бы повести себя как заправский главный герой и заработать деньги честно.

Но сейчас у нас нет времени выбирать методы.

Пока мы сидим, сложа руки, где-то умирают от голода бывшие жители деревни.

Мне нельзя останавливаться… хотя бы ради поверившей в меня Рафталии.

И пусть даже сама она этого не хочет.

— Братец… — робко обратилась ко мне Кил.

— Прониклась ко мне презрением? Но помни, что он — их главарь. Я хочу похвалить тебя за желание поучаствовать в битвах колизея, но пока ты должна ждать и тренироваться. Грязную работу оставь на меня.

Я повернулся к подопечным спиной и зашагал вперед.

Вот именно — всю грязь я беру на себя.

— Вам пока рано подвергать себя опасности. Вы ведь хотите защищать деревню, да?

— Да…

Думаю, продав такую толпу рабов, заработаю я немало.

Внезапное нападение — штука неприятная, но в итоге благодаря ему мы сделаем шаг вперед.

Я стоял и молча смотрел на тикающий таймер восстановления портала.

Глава 12. Универмаг

Пока я раз в час переправлял порабощенных охотников в Зельтбуль, успело наступить утро.

Урывками поспать мне удалось, но спалось плохо. Выспаться не вышло.

— Что же, я свяжусь со своими местными родственниками. О да! — работорговец, которого я переправил вместе с первой партией, тут же вышел на связь с Зельтбульской родней. — О да, по всей видимости, они с радостью приняли ваше предложение. Местная знать из сами знаете какой страны уже завалила нас запросами на рабов, предоставленных Героем-самой, в настоящее время их уже распродают на предварительных аукционах.

— Ого…

— По этой причине у нас появляется возможность заплатить вам еще до фактической продажи рабов. О да.

Видимо на манер древних времен под долговые расписки продали.

Хотя, у них прямая связь с теми аристократами есть, так что здесь все-таки немного другое.

— Мне даже хочется похвалить себя за то, что все так гладко прошло.

— Уже сегодня предоставленных вами рабов отправят в Шильтвельт. О да.

Такое чувство, будто стае голодных псов кинут кусок мяса.

В Мелромарке порядочных людей нет, но и в Шильтвельте зла хватает.

И я не лучше, раз этим злом в своих целях пользуюсь.

Пока мы с работорговцем разговаривали, Рафталия удрученно вздыхала.

Впрочем, охотники за рабами понесли достойное наказание. И мы даже получили тайное одобрение королевы.

Кстати, Мелти с утра расстроилась, узнав, что королева тайно одобрила мой план.

По словам королевы, передача преступников Шильтвельту очень обрадует полулюдей, что может сыграть на руку в переговорах.

Мы вернулись к подземному рынку рабов, чтобы снова все обсудить.

— Короче, если я правильно понял, мы собрали достаточно денег, чтобы сделать ставку в колизее.

Как и вчера, я взял с собой Рафталию, Фиро, Лисию и Раф-тян. Таким составом и будем думать.

— Сомнительными методами… но тем не менее, так и есть, Наофуми-сама.

— …Я готов к некоторой опасности, чтобы по-крупному заработать. Однако мы должны понимать все правила и нюансы участия в колизее.

Неприятно будет обнаружить, что нас подписали на какую-нибудь сверхопасную резню.

Кроме того, надо помнить, что один я ни за что не выиграю.

Я ведь все-таки Герой Щита, способный только защищать.

Кстати, я думал о том, чтобы пригласить поучаствовать непобедимо адаптирующуюся Бабульку, но она заявила, что в свое время так прославилась в колизеях, что ей запретили в них участвовать.

У нее весьма загадочное прошлое.

— Как правило, битвы проходят в турнирном формате. Если вы планируете участвовать лично, Герой-сама, я бы порекомендовал командные поединки. О да.

— Еще бы…

— Команда может состоять из трех или пятерых человек.

Трое… значит, я с Рафталией и Фиро.

Лисию я с самого начала не хотел бросать в бой, так что вариантов нет.

При необходимости можно заменять Фиро на Раф-тян.

Если выставлять пятерых, Раф-тян будет с нами постоянно, а в качестве пятого… придется взять Кил?

Впрочем… пять человек — не лучший вариант.

Раф-тян не особо сильна, а Кил и остальные хоть и стали сильнее, но все еще неопытны. Если они заработают в колизее шрамы, я потом не смогу Рафталии в лицо смотреть.

— Также я могу посоветовать выдвинуть ваших подопечных на бои один на один. О да.

— Посоветовать можешь, но сколько на таких боях можно заработать?

Рафталия, будучи обладательницей Кланового Оружия иного мира, с легкостью одолеет кого угодно.

…Кстати, мне кажется, или наше участие в турнире колизея напоминает одну очень известную мангу?

— Если сравнивать призовые деньги и ставки, командные бои получатся выгоднее.

— Значит, это наш выбор. Не хочу размениваться на мелочи.

Со мной Рафталия и Фиро смогут сражаться увереннее.

При условии, что в боях нет каких-то хитрых правил, разумеется.

— Что же… тогда я запишу вас на участие в турнире нелегального колизея, который состоится в ближайшее время.

— К участникам какие-то требования предъявляются?

— Все эти вопросы мы уладим своими силами. О да.

Остается понадеяться на работорговца… и предупредить, что мы не потерпим никакого жульничества.

— Правила какие? Если окажутся слишком сложными или направленными на обогащение владельцев колизея, мы отзовем заявку.

— Битвы трое на трое, ограничений по Уровню и расе нет. О да.

— Как все просто.

Простые условия меня радуют.

Осталось разобраться только с одним моментом, который работорговец, видимо, намеренно опустил: с условиями победы и поражения.

Я взял у него не то буклет, не то листовку с описанием правил колизея.

Буклет написан на множестве языков, в том числе на мелромаркском.

Условия победы: смерть противника, потеря им сознания или признание им поражения.

А еще…

— Последний пункт — самый важный. О да.

— Про то, что бойцы сражаются своим оружием?

— О да! Спонсор следующего колизея — гильдия оружейников Зельтбуля.

Тайный колизей, который спонсирует гильдия оружейников… это насколько же мощное оружие там можно будет встретить?

Ну, у нас с собой Легендарный Щит и Клановое Оружие из иного мира, так что нам жаловаться не приходится.

— Почему бы вам, раз на то пошло, не полюбоваться на битвы текущего тайного колизея? О да, вы многое для себя почерпнете. Однако время проведения битв совпадает со временем аукциона по продаже рабов. Как поступите?

Ну, я не удивлен… Но всё же решить вопрос, что именно я хочу посмотреть, было несложно.

— Так… Рафталия, ты не сходишь сегодня на аукцион, чтобы проверить, нет ли там твоих односельчан?

Я, конечно, мог привлечь Кил или других рабов, но не стоит травмировать их психику такими зрелищами.

…Конечно, в отношении Рафталии так тоже можно сказать, но все-таки.

— Хорошо, как скажете.

— А вообще… лучше составить список, кем сегодня торговали. Рафталия, сможешь?

Я дал Рафталии перо и листок.

Розыск будет куда эффективнее, если мы будем полагаться не только на глаза Рафталии, но и на связи работорговца.

— Т-так точно!

Рафталия взяла канцелярские принадлежности и тут же принялась записывать.

Наверняка не все рабы могут появиться на аукционе. Некоторых держат для себя.

Нужно вычислить их хозяев, чтобы заявиться к ним в гости на переговоры.

— Уа-а-а…

— Так, поскольку мы собираемся бросить вызов опасностям колизея, следует подумать над силой Рафталии.

— Е… есть.

В мире Кидзуны Рафталия скопировала и получила от монстров немало разновидностей Катаны, но здесь ей доступны не все.

В ее дереве немало пробелов, к тому же Оружие она усиливала неважно.

К счастью, она все еще может пользоваться катаной, которую получила из останков Магического Дракона, однако нехватка характеристик пока не дает ей сносно использовать клинки четырех богов.

Из-за этого она постоянно ходит с Катаной Магического Дракона.

Это достаточно универсальное оружие, аналогами которого постоянно пользуются и Грасс, и остальные. Но даже если этого клинка хватает для битв, без новых она не будет получать прибавки к характеристикам и другие навыки.

Плюс, она до сих пор не усилила боевую катану до нужного уровня.

— Знаешь какие-нибудь известные магазины оружия в Зельтбуле, работорговец?

— О да. Вас проводить?

— М-м… ладно, давай.

А то я в этом густонаселенном городе и потеряться могу.

— Хорошо, я отправлю с вами кого-нибудь.

Крепкий на вид подручный работорговца вызвался добровольцем.

— Что же, идем.


По совету работорговца нас привели к вроде как крупнейшему магазину Зельтбуля.

Он такой здоровый, что похож на универмаг.

— О? Уж не вы ли это, Герой Щита-сама?

На первом этаже меня узнал один старый знакомый.

— Нет, не я.

Да-да, меня всячески зазывал к себе тот самый ювелир, с которым я в свое время познакомился.

Я сделал вид, что знать его не знаю.

— Здесь принадлежащий мне магазин. Я буду крайне рад, если вы удостоите его взглядом.

Он пригласил меня таким тоном, словно хотел сказать, что однажды я этот магазин унаследую.

И кажется, если я сейчас промолчу, он решит, что я с этим согласен.

Я вздохнул и повернулся к нему.

— Здоровая у тебя лавочка.

— Да, Герой-сама. Не хотите ли посетить?

— Я пришел за оружием и броней.

— Тогда вам на второй этаж. Но не интересуетесь ли вы выставленными на первом этаже украшениями?

Я прокрутился на месте.

Весь этаж полон прилавками с до невозможного блестящими украшениями. Смотреть больно, если честно.

— Не интересуюсь. Я их сам делаю.

— Так я и думал. Кстати, Герой-сама, вы пользуетесь умениями, которым я вас обучил? Если ваше мастерство притупится, вы не сможете сделать хорошее украшение, когда это потребуется.

— Я иногда практикуюсь. И украшения мне не раз жизнь спасали.

Недавно я вот вернулся к изготовлению крышек для щита и ножен для Рафталии.

Сложность, правда, в том, что здесь они у меня получаются не такими качественными, как в мире Кидзуны.

Хай Квик при извлечении Катаны из ножен стал слабее, и теперь значительно уступает навыку Фиро.

Видимо, причина тому — в том, что в этом мире нет материалов, из которых делались те самые ножны.

Поэтому я как раз экспериментирую с тем, чтобы создать ей что-то иное.

Также я делаю рабам всяческие украшения из останков монстров.

В последнее время меня очень радуют украшения из костей.

Они крепкие и дают на удивление серьезные прибавки. К тому же почти не теряют качество после зачарования.

Минус в том, что сами чары получаются довольно слабыми.

— Смотри. Это, правда, не лучший образец.

Я достал наугад одно из украшений и показал ювелиру.

— Ого! Это украшение из кости?

— …Нормальные люди таких не делают?

— Почему же, делают, просто… Хм-хм. Задорого его не продать, но стремящимся к эффективности авантюристам понравятся такие прибавки.

— Дешевые, но как раз поэтому отлично подходящие для отработки дизайна.

— Кстати, Герой-сама, я слышал, вы получили землю.

— …Если думаешь открыть у меня филиал, то пожалуйста.

— Ловлю вас на слове! — воскликнул ювелир, зловеще сверкая глазами.

Видимо, ничто человеческое мне не чуждо, поскольку мне сразу захотелось передумать.

— Не вздумай мешать нашему развитию. И кстати, тебе придется мне платить.

— Я прекрасно понимаю. Хе-хе-хе…

Почему-то среди известных мне торговцев многовато зловещих типов. Нужно будет присматривать за ним, если он к нам в самом деле приедет.

— Как идет торговля украшениями?

— Очень хорошо. Случилась такая катастрофа… Люди поняли, что только сами способны защитить себя.

Видимо, деньги текут рекой.

— Также хорошо продаются Кальмирские украшения из Миракской руды, распространению которых вы поспособствовали.

А-а… это он про то, что я предложил тому мошеннику.

Я и сам удивился тому, что в последнее время начал встречать эти украшения.

— Ладно, пойду за оружием.

— Буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи.

— Да-да.

— …И постарайтесь не разгромить тайный колизей. Я предположил, что вы победите, и отказался от какого-либо участия в нем.

— !..

У меня мурашки по спине пробежали.

Что у него за информаторы такие, что он уже обо всем знает?!

— Буду болеть за вас.

— Эх…

Как же выматывают разговоры со зловещими торговцами.

— Уа-а-а-а… это был очень известный торговец.

— Значит, он не врал.

— Я слышала, он одним взглядом может так проклясть, что дела идти не будут…

— Не волнуйся, он ко мне ненависти не питает.

Более того — я всерьез боюсь, что он завещает мне свой магазин.

За этими разговорами мы добрались до второго этажа.

— О-о… вот это да-а. Все такое блестящее.

Оружие выставлено тут на манер автомобильного шоу-рума.

Блеск сразу же приковал взгляд Фиро. Все-таки она монстр-птица, хоть и находится в человеческой форме.

Оп-па… а вот Меч Метеора, Копье Метеора и так далее. А, но они не на продажу, хотя трогать можно.

Вот их Рен и Мотоясу в свое время и скопировали.

О? Тут и оружие Лингуя выставлено. Видимо, Мелромарк продает материалы с него другим странам, чтобы насобирать на восстановление.

До меня доходили слухи, когда я катурайствовал. Якобы работать с этими материалами очень тяжело.

Тем не менее, хотя этот магазин и торгует почти тем же, что есть в Мелромарке, цены тут просто до неприличия задраны.

Даже странно, что в таком большом магазине все оружие выглядит каким-то примитивным.

Видимо, у каждой страны свои вкусы.

Хм-м… смотрю на щиты и понимаю, что они почти те же самые, что в магазине Дяди…

Есть, правда, и те, которых я еще ни разу не видел. Потрогать, что ли?

— А, можно вот эти щиты пощупать?

— Конечно, конечно.

Получив одобрение продавца, я попробовал взять в руки щиты, которыми Дядя не торговал. Сработало копирование оружия.

Шипастый Щит, Щит-Фрисби, Драгоценный Щит, Платиновый Щит…

Что нашел, то скопировал.

— Видишь катаны, Рафталия?

— А, да. Кажется, они выставлены вот здесь.

О-о, не зря это столица торговли.

Даже импортное восточное оружие есть.

Рафталия сжала рукоять одной из выставленных на продажу катан.

При этом все-таки промолчала, поскольку сложно сказать, как отреагируют сотрудники магазина на фразу «позвольте я скопирую». Наверняка сочтут нас ворами.

— Хм?

Мое внимание привлекло одно оружие с пометкой «не для продажи».

Одноручный меч… явно сделанный из материалов с Лингуя.

Попробовать его оценить?


[Меч Лингуя

Качество:…]


Не выходит. Моего навыка не хватает, чтобы полностью оценить его.

Наверняка он примерно на уровне Тати Бякко.

— Кстати, Рафталия.

— Что такое?

— Ты можешь использовать мечи?

— А, нет. Мечи, к сожалению, не могу…

Все-таки скопировать его не выйдет.

Тут нужен Рен, Герой Меча.

…Интересно, Рен может использовать катаны?

Если так подумать, это тоже холодное оружие, да и вообще Рафталия и Рен сражаются похожим образом.

Когда мы найдем и поймаем Рена, надо будет его обо всем хорошенько расспросить.

Короче, сразу видно, что этот Меч Лингуя — серьезная штука. До того серьезная, что его даже трогать не разрешается.

Видимо, его собираются продать с молотка. Впечатляет. Здесь действительно живут настоящие мастера.

Расскажу потом об этом Дяде-оружейнику.

— Господин-сама-а, — протянула Фиро из уголка с когтями.

— Чего тебе?

— Тут сто-олько когтей.

— Еще бы.

Вот только Фиро нужны разные когти в зависимости от того, в какой форме сражаться.

В последнее время ей стало хватать когтей, рассчитанных на человеческую форму, но все-таки…

— Не похоже, что тут есть чем поживиться.

Когти Собакурта она потеряла с концами.

Поэтому теперь использует запасные Когти Кальмийского Пса.

Кстати, ночнушку она подарила Мелти и теперь осталась без нее.

Впрочем, она Фиро особо полезной и не была. Ее главная функция состояла в том, чтобы активировать все эффекты, которые я даю Филориалам.

Так вот, среди выставленных на продажу когтей чего-либо уровня Когтей Кальмийского Пса не нашлось.

Были когти из магического серебра, довольно мощные на вид, но ради них я раскошеливаться не стану.

Что же до Лисии, с ее Рапирой Пенгвлюка вообще ничего не сравнится.

Все-таки я дошел до стадии, когда все оружие нужно заказывать.

Теперь о броне… я нашел доспех, который мог бы помочь Рафталии.

Однако…

— Что такое?

— Может, купить тебе хорошей брони?

— Вы не думаете, что она нужна скорее вам?

— Ну…

Я все еще ходил в подержанном доспехе из магического серебра, взятом у королевы.

Замковый кузнец даже переоформил его в стиле моей любимой Варварской Брони.

Видимо, им хотелось во что бы то ни стало сохранить мой образ, пусть я и не собирался носить доспех долго.

В любом случае, доспех был сделан из магического серебра и мог похвастаться достойными характеристиками на фоне других общедоступных доспехов. Покупка нового не принесла бы серьезных улучшений.

Лисии… доспех не нужен. Все равно в колизее она выступать не будет.

Я подумывал над тем, чтобы дать ей последнюю пижаму, но Лисия, кажется, стала увереннее в себе и сделала выбор в пользу подержанного нагрудника.

— Рафу?

Что же до Раф-тян… мне хотелось бы нацепить на нее котелок, чайничек или капюшон, но таким тут не торгуют.

Я пришел сюда за оружием и броней, а теперь думаю, что зря ходил.

— Кажется, ничего толкового тут не купишь. Возвращаемся.

— Уже-е?

Я подошел к окну и посмотрел на улицы Зельтбуля.

Наверное, если долго бродить по местным магазинам, что-то откопать и получится.

В таком многолюдном городе просто обязаны быть всякие припрятанные товары.

Зельтбуль с виду напоминает мне рынки из всяких онлайн-игр.

С другой стороны, шататься без дела мне тоже не хочется…

Мне нужно знать наверняка, куда идти.

— В общем, идем обратно к работорговцу.

— Как скажете. Возвращаемся.

— Е… есть.

— Тут ве-есело.

— Рафу.

Таким образом, поглазев на ассортимент местного магазина оружия, мы направились обратно в сторону подземного рынка.

Глава 13. Тайный колизей

Наступила ночь, работорговец отвел меня в зал тайного колизея.

Я пошел один. Рафталия и Раф-тян следили за торговлей рабами на аукционе.

Лисию я отправил исследовать другую часть города, а Фиро поручил поработать ее телохранителем.

Днем я решил заглянуть в тот колизей, которым заправлял работорговец, и он показался мне несколько похожим на футбольный стадион.

Этот, в свою очередь, явно делался так, чтобы напиваться за просмотром.

Зрительские трибуны на проверку не отличались от подземной пивной, ну а собственно колизей, на манер старых RPG, выглядел как арена, обнесенная высоким забором.

Вокруг также виднелись игровые автоматы и столы для покера, так что тайный колизей больше походил на подземное казино.

Впрочем, конечно, колизей был здесь главной изюминкой, и арена сразу приковывала к себе взгляд.

Что сегодня за программа — я не знаю, но битва уже в разгаре.

Та-ак… а вот и тотализатор.

Ставки уже не принимались, так что зрителям оставалось только смотреть.

Прямо сейчас сражаются… О? О-о?!

— Панда…

В колизее сражалась антропоморфная панда.

А против нее… антропоморфная слониха. Ничего себе битва.

— Ха! У тебя, кроме размеров, и нет ничего!

— Пф. А ты только и можешь, что перекатываться.

Кажется, у слонихи небольшое преимущество.

Я ощущаю какую-то дрожь под ногами.

Это магия? Я чувствую течение Маны.

Панда тоже пользуется магией, поскольку вокруг нее выросла бамбуковая роща.

Несмотря на внушительные размеры, панда ловко скакала по бамбуку и быстро двигалась внутри рощи.

Слониха тем временем раздраженно рубила пресловутый бамбук.

…Я перевел взгляд на самых ярых болельщиков.

— Давай! Да, вот так!

— Вали ее, Расазуса!

— Ну же, Эльмеро! Черт, нет!

Судя по их доспехам, они авантюристы… или наемники. Таких, кстати, много.

Конечно же, есть и аристократы с купцами. Рядом со мной их как раз толпа.

У барной стойки тоже оживленно… вот здесь нам и предстоит сражаться?

Зоопарк, честное слово. Правда, о надземных колизеях то же самое сказать можно.

Тут я поймал на себе недобрый взгляд бармена.

Видимо, он так и будет глядеть, пока я не закажу чего-нибудь.

— Мне кружку.

Ничего мне от нее не станет, я ведь не пьянею.

Я взял полную кружку в руки и продолжил смотреть на бой.

За спиной, правда, началась какая-то возня.

— М-м… м-м! Пха-а! Ну-ка, пей до дна! — послышался веселый голос.

— У-у… кх, я еще не сдался!

Затем послышались возгласы болельщиков.

Кажется, там накал страстей не хуже, чем на арене.

Обернувшись, я увидел кольцо зрителей. Они скандировали «до дна!» и хлопали в ладоши.

— Я… я смог! У…

Что-то грохнулось на пол.

Послышались аплодисменты.

— Э-эх! Очередной слабак! Тут кто-нибудь может меня победить? — послышался боевой голос.

— Тебя, Надия, никто не перепьет!

— Вот-вот!

— Ну-у, все равно зрелище что надо было!

— Ладно, пойду-ка я за выигрышем. И деньги за пиво обратно попрошу.

Толпа разошлась и унесла с собой проигравшего.

Что за бредовое состязание. Что веселого в том, чтобы напиваться на скорость?

Я уже успел потерять интерес и снова посмотреть в сторону арены, как снова раздался голос девушки, победившей в состязании:

— О? Я тебя здесь раньше не видела. Первый раз тут? Кажется, тебе не особо весело.

Я перевел взгляд, не поворачивая головы.

И увидел дальневосточную красавицу с длинными черными волосами, приятными чертами лица и гладкой, как у Рафталии, кожей.

На вид ей где-то 25, наверное.

Волосами и кожей она напоминает мне Грасс, но сходства между ними не так много.

И черты, и выражение лица Грасс излучают серьезность и суровость, однако эта девушка такого впечатления нисколько не производит. Скорее, она ближе к тому, чтобы быть заботливой старшей сестрой.

И она… не человек. У нее черные руки и ноги.

Такое чувство, будто черной резиной обтянуты.

Одежда у нее очень откровенная… грудь едва прикрывает короткая жилетка, на бедрах как там его, фолд? В общем, кусок ткани, который порой смахивает на набедренную повязку.

За спиной у нее гарпун.

Я молча отвел взгляд. Мне с ней обсуждать нечего.



— А-а, так ты на бой смотрел? — обратилась она ко мне, с чего-то сев рядом.

Затем, видимо, поняла безмолвное «не говори со мной» и перестала лезть.

Вместо этого злорадно ухмыльнулась, подперла рукой подбородок и проговорила:

— …Сегодня победит Саса-тян. Кажется, Эль-тян еще ничего не заметила.

— А?

На арене сражались Расазуса и Эльмеро.

Видимо, «Саса» это какая-то кличка?

— А-а, ты меня плохо понял? Сегодня победит Расазуса-тян.

Насколько я сам могу посудить, слониха по имени Эльмеро старается изо всех сил и одерживает верх над пандой.

А если учесть силу и все прочие факторы, то слониха явно побеждает по всем фронтам.

Ставки тоже в основном на нее.

Однако…

— Ха-а-а-а-а! Бамбу Кло! — раздалось заклинание, и панда вонзила когти в пол.

Послышался утробный грохот, из земли вырос огромный бамбук, пронзил слониху и поднял ее под потолок.

— Гха!

Наконец, бамбук рассыпался в щепки.

От падения слонихи содрогнулся весь зал.

Слониха не двигалась, вокруг нее разливалась лужа крови.

Умерла, что ли?

Стоило подумать, как к арене принесли носилки, лекарь зачитал заклинание, и слониху унесли.

Появился судья и поднял руку панды.

— Победитель — Расазуса!

Зал огласился ревом зрителей.

Судя по коэффициентам тотализатора, поставившим на панду есть от чего радоваться. Заработали они неплохо.

— А ты внимательная.

Арену тут же начали прибирать. Панда ушла в комнаты бойцов.

— Ну, есть такое.

Я тоже подозревал, что панда готовит заклинание, но и слониха наверняка вела себя осторожно.

Она и сама несколько раз применяла мощные техники.

— Ты ведь ни на кого не ставил?

— Нет. Я пришел в темный колизей на разведку.

Кажется, она… хорошо разбирается в делах колизея. Пожалуй, с ней стоит поговорить.

— Вот как? Хочешь и сам поучаствовать?

— Вообще, да. Ставки — во вторую очередь.

Ставить я собираюсь только потому, что на нашу победу никто не рассчитывает.

— Надо было тебе пораньше прийти… главные сегодняшние поединки уже давно кончились.

— Уже?

— Да. Смотри — видишь, там монстра готовят?

Я посмотрел туда, куда она указала пальцем.

Там как раз разделывали и готовили монстра, похожего на динозавра.

Уже готовые куски поедала знать, соблюдая все правила этикета.

Вот это — гвоздь программы?

— Они готовят монстра, проигравшего в главной сегодняшней битве.

— И против таких сражаются?

— Да. Это место славится тем, что здесь никто не обещает, что все выживут.

Ну, колизеи вообще существуют как раз для того, чтобы утолять потребность в захватывающих дух развлечениях.

Раздумывая, я продолжал смотреть на монстра.

Отчего он… умер-то вообще?

…Не похоже, чтобы его зарезали.

Сейчас, когда монстра уже разделали, сказать наверняка может быть непросто, но, судя по голове, белкам глаз и коже, его убила магия.

Сильное огненное заклинание? Что-то подсказывает, что я могу ошибаться.

— Итак, ты хочешь выступить в колизее? Давай-ка я тебе про все-все-все расскажу, — продолжила жизнерадостная девушка.

Она меня немного раздражает.

— А, нам еще пива, и побольше.

Взяла и пива зачем-то заказала!

Столик, у которого я сидел, весь заставили бутылками.

— Платишь ты.

— Это мы еще посмотрим. Итак, что тебе интересно?

— Ну, что следует знать и остерегаться. И самое главное — когда следующий крупный чемпионат.

— Ясно все. Тогда слушай, что я тебе скажу. Следующий чемпионат — командный. Сражаться будут команды из трех бойцов. Ограничений по Уровню нет, оружие можно приносить свое.

— Это я и сам знаю. Мне интересны всякие подковерные моменты, которые я должен знать. Правда, я не знаю, можно ли тебе верить.

Мнение какого-то там незнакомца я учту, но не более.

Девушка взяла мою кружку и налила в нее пива.

Видимо, она так намекает, что ничего не скажет, если я не выпью. Ну, я и выпил залпом.

— Ого… ну ладно. Остерегаться следует в первую очередь участников, которые выставляют в боях диких неподконтрольных монстров.

— …

И в чем смысл?

Выставлять в колизее диких монстров… не скованных печатью?

Что-то здесь нечисто. Ну же, думай.

Я посмотрел на монстра на кухне. Видимо, это был один из них.

Чего больше всего опасаются бойцы?

Я слышал, что жители этого мира как правило ограничены сотым Уровнем.

И наверняка в колизее участвует высокоуровневый народ.

В надземных колизеях, в том числе в том, которым заправляет работорговец, есть градации по уровням, но тут никаких ограничений нет.

Итак… почему бойцы, достигшие предельного уровня, должны опасаться диких монстров?..

Мне вспомнилась битва Фитории против Тирандодракона Рекса.

До чего сильным был наш противник в тот раз?

Не то чтобы мы вообще ничего не могли против него сделать, но я еще тогда понимал, что для нашего отряда такая битва будет чрезвычайно тяжелой.

Если бы авантюристы могли побеждать таких монстров, нам бы не приходилось эвакуировать жителей.

— …Понял. То есть, у диких монстров нет ограничений по Уровню, и кто-то может выставить тварь с Уровнем выше сотого?

Наверное, будет проще понять, если провести аналогию с играми.

Что, если против трех бойцов сотого Уровня выйдет монстр двухсотого?

Бой будет не из простых. Группу вообще прикончить могут.

Даже в известной игре про охоту на монстров были битвы в формате колизея, и они отличались высокой сложностью.

Правда… не думаю, что против нас выставят что-либо уровня Лингуя.

Какой вообще нужен Уровень для победы над черепахой?

Я, будучи Героем, справился на 75-м, но только потому, что мои прибавки фактически учетверяли характеристики. Рафталия и Фиро тоже заработали серьезные прибавки от ускорения роста и Повышения Класса, благодаря чему смогли достойно показать себя.

Без меня они бы точно не справились. Лингуя можно считать боссом рейдового уровня.

И без помощи Ост мы бы его не убили.

Даже по самым грубым прикидкам, если обычный авантюрист захочет выступить против Лингуя в одиночку и победить, ему понадобится…

Я не слишком хорошо разбираюсь в характеристиках авантюристов, но, видимо, ему потребуется где-то 250-й Уровень.

Безусловно, если против Лингуя будет сражаться целая группа, требования будут пониже.

Но все равно высокие. 200-й Уровень, не меньше.

Причем если собрать всяких недотеп вроде Лисии в ее «спящем» состоянии, Лингуя никакой толпой не завалить.

Даже если взять монстра 120-го Уровня, один… и даже три авантюриста максимального Уровня не факт, что смогут одолеть его.

Разницей в Уровне и базовых характеристиках пренебрегать не выйдет.

Достаточно посмотреть на Рафталию и Фиро, чтобы понять, что между «человеком 100-го Уровня» и «монстром 100-го Уровня» есть огромная разница.

А если монстров будет трое… что тогда?

Видимо, это и есть та самая «опасность», о которой все говорят, когда речь заходит о тайном колизее, где нет правил.

— Это ты правильно догадался. Аристократы из разных стран любят развлекать себя тем, что ловят диких монстров, выпускают на арену и смотрят, победят они или проиграют.

Девушка продолжала весело прихлебывать.

Она столько пьет, что мне даже не верится, что она только что пыталась напиться на скорость.

— В этот раз монстр был один, но дальше — командный чемпионат. А значит, их будет трое.

Вот теперь я осознал весь ужас местных правил.

Да уж, готовиться нужно вовсе не к битвам против людей и полулюдей.

Нужно будет поговорить об этом с Рафталией и Фиро.

…Девушка налила мне еще кружку. Стало быть, еще не закончила.

— И еще кое-что. В некоторых случаях враг может оказаться в более выгодных условиях, чем ты.

— В смысле?

— Например, когда в битве участвует нечто летающее, бой могут решить провести в клетке, чтобы внести интригу.

Получается, администрация колизея может давать фору одной из сторон, чтобы битва получилась интересной?

— Неприятно от такого пострадать.

— Но ведь есть помощь зрителей? Они могут помочь бойцу, на которого поставили.

Другими словами, случается и такое, что кто-то хочет помочь темной лошадке победить, ставит на нее крупные суммы и поддерживает так, чтобы битва развивалась благоприятным образом… как же неприятно.

Это уже не мошенничество. Просто здесь не бывает честных боев.

Наверное, поэтому тут с другой стороны и выигрыши такие крупные…

— Следующий турнир спонсирует гильдия оружейников, так что они наверняка будут бросать бойцам дорогущее оружие.

Риск того, что в ходе битвы враг переключится на более сильное оружие. Риск того, что против нас выставят монстров…

— Правда, зрителям строго запрещено напрямую атаковать бойцов, так что за это можешь не переживать.

— …А не напрямую? Магию поддержки там использовать?

— Бывает, что можно, если денег поставил.

Кажется, лучше сразу отделаться от наивной мысли о том, что по ходу битвы можно думать только про непосредственного врага.

С этими мыслями я снова осушил свою кружку.

Мне от ее слов пить захотелось. Пиво расплескалось по животу.

— Все это есть в книге правил. Главное — просмотреть ее.

Я глянул в секцию правил боев.


«На этом турнире разрешены следующие формы поддержки: …»


— А ты крепкий. Мне даже интересно становится, — повеселела девушка, глядя, как я пью пиво.

— Ну-ну.

— В принципе, это все, что тебе надо знать.

— Ясно.

Больше тут оставаться незачем. Я встал, собираясь уйти.

— Ох, ты уже ходишь? Давай еще выпьем.

— Не буду. Как бы там ни было, ты мне помогла. В качестве благодарности пиво оплачу я.

Наверняка она именно что хотела помочь дилетанту в лице меня в обмен на пиво.

Вообще, я скупой, и незнакомцев, как правило, не угощаю.

Однако не буду спорить с тем, что она помогла мне. Потраченные на нее деньги — инвестиция, которая может дать плоды в будущем.

— Я не потому тебе помогала.

— Слабо верится… у меня последний вопрос.

— Какой?

Тем временем начался следующий бой, и зрители поддерживали бойцов делом, как и говорила девушка.

— Как ты узнала, кто победит в той битве?

Сначала я думал, что упускаю что-то из виду в силу незнания правил, но вопрос не решился сам собой. Я не замечал, чтобы бойцам из предыдущей битвы помогал кто-либо из зрителей.

— Это у меня интуиция такая.

— Интуиция…

Вообще, я понимаю, что интуицию принижать не стоит.

Фиро волей-неволей заставила меня осознать силу звериной интуиции.

— Если что еще заинтересует — приходи. Я тут каждый вечер и буду рада тебе помочь, — беззаботно проговорила она.

Она точно не думает как-либо меня подставить?

— Вот только участвовать в тайном колизее не советую, — добавила она напоследок, пробудив во мне легкое чувство тревоги…

Глава 14. Бойцовское имя

Что же, собутыльница поделилась со мной сведениями, а я успешно зарегистрировал нас как участников.

До начала оставалось несколько дней.

Я уже вернулся к работорговцу, где нашел Фиро. Мы сидели и вместе ждали Рафталию.

Лисия вроде как все еще занимается расследованием и сбором информации.

Благодаря настойчивости и ловкости работорговца в нас все еще видят безымянных наемников.

Пра-авда… полагаю, за то, что регистрация прошла так легко, следует отчасти поблагодарить ювелира.

Сейчас мы в нелегальном мире Зельтбуля, где возможно все, так что лучше будет считать, что такое происходит постоянно.

В отличие от поединка, который мы наблюдали вместе с собутыльницей, поединки во время чемпионата вроде как проводятся не только по ночам, а круглые сутки…

Дело в том, что главная прелесть этого события — огромное число участников.

В первый день мы будем сражаться всего лишь один раз.

Я считал, что в таких отборочных поединках организаторы постараются поскорее вымести всяких слабаков, однако работорговец пояснил, что купцы, замешанные в масштабных чемпионатах, стремятся поддержать деньгами каждую битву, и организаторы подстраиваются под них.

В общем, мышление японца тут не работает.

Поскольку я не хочу, чтобы нас раскрыли в первый же день, мы с Рафталией и Фиро будем выступать в масках и таком снаряжении, чтобы никто даже наши расы не разобрал.

— Кстати, призеры чемпионата получают денежное вознаграждение и прочие призы.

— Так-то да, но…

Действительно, победителям платят неплохо, 150 золотых монет. Не слишком ли расщедрились?

Однако вокруг самих поединков крутится гораздо больше денег.

Я приказал работорговцу ставить деньги на нас незадолго до окончания приема ставок.

Нельзя некстати портить коэффициенты.

Мы должны выглядеть черной лошадкой, которая вдруг одержала победу.

Кстати, бойцам вроде как платят за каждый выигранный бой.

Правда денег там кот наплакал.

— Хорошо. В таком случае я поставлю все деньги на победу в чемпионате.

— Но можно ставить и на конкретные битвы, да?

— О да, некоторые так и зарабатывают.

И этот вариант, мне, кстати, больше нравится.

Как-то скучно выходит — один раз поставил и сиди жди.

Я лично люблю делать ставки, опираясь на прогнозы.

— Осталось еще немного скопить.

В основу ставки лягут деньги от продажи охотников на рабов, но их нам не хватит.

К тому же нам нужно внимательно следить за коэффициентами.

— Ты говорил, в официальном колизее… вроде как есть состязание обжор. Может, Фиро туда отправить?

— М-м? Что-о мне делать?

Возможно, недостающую сумму удастся скопить, использовав Фиро в качестве гладиатора-обжоры.

— О да, победителям этого состязания платят, но чемпион получает лишь 20 серебряных монет.

— Не так уж плохо, хотя и немного… к тому же Фиро могут запомнить, если она будет участвовать в состязаниях колизея…

— Тогда ее можно привлечь к участию в гонках Филориалов. О да.

— Гонках Филориалов… вот мы и пришли к скачкам.

Вот эта затея поразумнее.

Я всегда считал, что на скачках можно разбогатеть, так что почему бы и нет?

Будем еще и здесь темной лошадкой.

— Сложность в том, что до участия в прибыльных гонках необходимо победить в местных, а если учесть сезонность крупных гонок, участие в них получится принять лишь через месяц. О да…

— Хм… ну, если Фиро сможет разок заработать на маленьких гонках, сбрасывать их со счетов не стоит…

— С заработком будут сложности из-за правил ставок. О да.

Я надеялся записать малоизвестную Фиро в качестве гонщицы и разок сорвать куш.

Однако если я поставлю на нее крупную сумму, это сразу сдвинет коэффициенты… подобная схема работает только если есть другие сильные противники или же когда общий фонд ставок достаточно крупный.

Как пояснил работорговец, на гонках, как и на многих других турнирах, поставленные деньги распределяются между победителями.

То есть мне незачем ставить крупную сумму, если так же не поступят и остальные.

Зарабатывать на официальных мероприятиях тоже нельзя, иначе нас опознают.

— Эх… ладно. Видимо, пока нам остается наблюдать за аукционом, а в остальное время возвращаться в деревню, чтобы торговать и тренировать рабов.

— О да, именно так. Кстати, Герой-сама, — обратился ко мне работорговец, заполнявший документы на участие.

— Чего?

— Что насчет бойцовского имени?

— Хм…

Действительно, если мы запишемся как «Герой Щита и компания», никакой анонимности не выйдет.

Или если я запишусь под своим настоящим именем.

…С учетом того, что ювелир уже обо всем знает, я и без того сильно рискую. Видимо, придется придумать себе имя, которое никак не даст понять, что это я.

— Команда Рок Валли.

— И что же это значит?

— Это моя фамилия в переводе на английский… короче, вариант имени из другого мира.

Вообще, если подумать, среди названий навыков много английских… казалось бы, но это наверняка переводы Щита.

Скажем, Рафталия и Фиро во время чтения заклинаний наверняка пользуются мелромаркским.

Я об этом постоянно забываю.

В любом случае, не думаю, что кто-то разберет, что «Рок Валли» означает «Иватани».

Про это смогут догадаться разве что попаданцы из других миров вроде Рена, Ицуки и Мотоясу.

И все-таки… я не знаю, что моя кличка означает в этом мире, и от этого немного боязно.

Судя по тому, как работорговец крутит головой, я, быть может, с произношением ошибся?

Если бы сказал «Рок Велли», Щит перевел бы по-другому?

Тут с аукциона вернулись подавленные Рафталия и Раф-тян.

— Ну как?

— …Нашли.

— …Ясно.

В этот раз удачно сходили.

— Насколько цену раздули? — спросил я, и Рафталия свесила голову.

— Продали за… 95 золотых монет.

…Я уже понятия не имею, как далеко зайдет ажиотаж.

Хотелось бы, конечно, лопнуть этот пузырь, но пока придется действовать как задумали.

— Короче, нам остается только вернуться в деревню и готовиться к участию в колизее.

— Да… мы обязательно победим! — Рафталия посмотрела на меня полным решимости взглядом.

У нас остался только один способ вернуть односельчан Рафталии — через битвы.

— Рафталия, я думаю, во время боев нам лучше называть друг друга по псевдонимам. Что скажешь?

— Я понимаю. По каким?

— Хм… меня называй Рок.

Так точно никто не догадается, что я Герой Щита.

А вот как быть с Рафталией и Фиро?

— Рафу?

Нужно что-нибудь этакое. Боюсь, если я назову ее «Раф-тян 2», она разозлится.

— Вы опять о чем-то нехорошем думаете?

— М-м… в общем, Рафталия, ты Сигараки[4], а Фиро — Якитори[5].

— Нет! — возмутилась Фиро.

Да ладно, хорошее же имя. И запоминающееся.

— Наофуми-сама, это все-таки слишком, не находите? Видите, как Фиро не понравилось?

Ну, раз Рафталия против, придется поменять.

— Ладно, Рафталия. Тогда ты…

— Секунду. Зачем вы решили поменять мой псевдоним? Он что, тоже неприличный?

Так ты только про Фиро, что ли?

— Может быть. Пусть Фиро будет… Хамминг.

Раз уж она была монстром под названием хамминг ферри в мире Кидзуны.

В этом мире никто про это не знает.

— Наофуми-сама? Вы меня слышите?

— Фиро, во время битв называй меня «господин-сама», а Рафталию «сестрица», не иначе.

— Е-есть.

«Господинов» в мире много, никто не поймет, о ком она.

— Наофуми-сама!

Мы должны выкупить как можно больше односельчан Рафталии, и ради этой цели я ничем не поскуплюсь.


Мы вернулись в деревню. Когда мы окончательно подготовились к грядущему, до начала чемпионата оставался один день.

Фиро много играла с жителями деревни, еще раз убедилась в том, что хочет защищать их, и вовсю рвалась в бой. Рафталия тем временем как следует поработала над Катаной Магического Дракона.

Наконец, мы оказались в комнате ожидания тайного колизея Зельтбуля.

Впереди нас ждут несколько дней битв. И так до победы.

Колизеи Зельтбуля блюдут конспирацию изо всех сил. В послужных списках участников очень много фальсификаций. Как я слышал, по этой причине ставят в основном на известных бойцов.

Даже богачи не смотрят в сторону новичков, победа которых принесла бы им огромные деньги.

Ну, в любом мире достаточно скупердяев, которые только и думают о том, как останутся без денег после поражения.

— Это наш первый бой. Постарайтесь не привлечь слишком много внимания.

Как рассказал работорговец, сегодня днем прошла церемония открытия чемпионата и объявили списки противников.

Я уже успел позавидовать бойцам, попавших в рамки рассеивания[6]. Они присоединятся к турниру лишь во второй половине.

Нам вот придется сражаться с самого начала, и определенную несправедливость я ощущаю.

Правда, она ни в какое сравнение не идет с тем, что меня через несколько дней после призыва оставили без денег и обвинили в преступлении, которого я не совершал.

Близилось начало битвы.

Шел ранний вечер… чемпионат открыли в полдень, так что времени прошло немало.

Наши противники — какие-то мафиози, записавшиеся как «семья Топака».

Ставки были уже сделаны… но все равно если я сейчас вдруг во всеуслышание признаю себя Героем Щита, вражескую команду начнут поддерживать изо всех сил.

Нам совсем не нужно, чтобы им дарили шедевральное оружие и обвешали всеми заклинаниями поддержки, которые только вспомнят.

В худшем случае еще и организаторы турнира подключатся, чтобы дать им какую-нибудь фору.

Мы должны произвести впечатление не слишком выделяющейся и тем не менее сильной команды.

Как же быть. Попробовать разгромить противников быстро, чтобы им никто не успел помочь?

А может, разыграть тяжелый бой и урвать победу будто бы чудом?

…В любом случае, сначала надо выяснить, на что наш противник способен.

— В общем, Фиро, ты иди первая. Рафталия, стой в тылу и… если можешь — наколдуй на зрителей иллюзию.

— Мне воева-ать?

— Ага.

— Зачем нам обманывать зрителей?

— Чтобы не привлекать внимания. В общем… если сможешь внушить им, что мы едва держимся, будет прекрасно.

— Думаю, смогу, но… может, лучше не надо?

М-м… конечно, это не против правил, но нам же хуже будет, если организаторы решат остановить бой.

Ладно, так и быть.

— Тем не менее, Рафталия, пусть они все-таки подумают, что это я атакую противников. Никто не должен понять, что я Герой Щита.

— Что насчет навыков и так далее?

— …Мне придется пользоваться ими как можно реже. Твои навыки народ наверняка примет за техники собственного сочинения.

До сих пор я во всех битвах разбрасывался навыками направо и налево, так что теперь чувствую себя неуютно.

Тем не менее, лучше все же беречь нашу тайну, чтобы никто не мешал побеждать.

— Время почти подошло. Рафталия, Фиро, не забывайте хоть чуть-чуть скрывать лица. И про прозвища помните.

Фиро я дал маску, скрывающую глаза, и бандану.

Рафталии — шлем, который закрывал часть лица и звериные уши. Хвост ей, естественно, тоже спрятали.

Ну а я нацепил железную маску на все лицо.

Раздался звук гонга, и мы шагнули из комнаты на арену.

Послышались возгласы зрителей. На трибунах было куда больше людей и оживления, чем когда туда приходил я.

Удивительно, что в «тайном» колизее так много народа…

А, правда, почти все зрители в масках. Видимо, аристократы, тайно сюда выбравшиеся.

Зловещая картина получается. Наверное, если их всех переубивать, у кучи стран будут проблемы.

Пока я раздумывал об этом, с противоположной стороны вышли трое мускулистых и явно знающих свое дело наемников.

— ВПЕРЕДИ БОЙ КОМАНДЫ РОК ВАЛЛИ ПРОТИВ СЕМЬИ ТОПАКА-А-А-А-А-А! — прокричал во все горло ведущий, оживив зрителей.

— Ха! С бабой и ребенком? Вот так цирк.

— Ну-ка, если мы устроим всякое с бабой и ребенком на глазах этого типа, зрители наверняка ведь обрадуются?

— Обязательно. Короче, давайте сначала дружно его.

Вот мерзавцы. Еще и губы облизывают, твари.

…Думаю, они могли бы потягаться во вредности с теми грабителями, которых я встречал во времена торговли.

— …Справишься?

— Угу!

Лучше считать, что зрители нас не поддержат.

Впрочем, первая битва — она и есть первая. Это не крупный бой, не стоит так глубоко задумываться… наверное.

Я слышу голоса зрителей и по их глазам вижу, что им и правда интересно, случится ли то, о чем говорили эти типы. Возможно, еще больше им понравится, когда победят хилые на вид девушки.

Если мы более-менее прославимся, поддерживать будут уже нас.

— ИТА-А-А-А-А-А-АК! НАЧАЛИ-И-И-И-И-И-И-И-И!

Вновь раздался звон гонга. Битва началась.

…И в ту же секунду семье Топака кто-то поблизости швырнул похожие на моргенштерны орудия. Судя по всему, весьма хорошие.

Наверняка кто-то подарил их в надежде, что теперь они поколотят ими меня.

— Цвайт… Аура, — шепотом поддержал я Фиро.

Затем взял ее под мышки и усадил на плечи.

Она тут же поняла, зачем, уселась поудобнее и выставила вперед когти.

Подсадил я ее не просто так.

У меня есть удобная способность под названием «Повышение характеристик наездника на владельце (Среднее)».

Она ненадолго повышает все характеристики любого, кто усядется на меня.

В человеческой форме Фиро довольно легкая и мои движения не сковывает.

— Что-о мне делать, господин-сама?

— Хороший вопрос. Думаю, хватит показать и части того, на что мы способны.

Если проявим себя во всю мощь, привлечем излишнее внимание.

В битвах колизея лучше вести себя иначе.

Как рассказывал работорговец, против нас не самая известная команда, так что церемониться с ними незачем.

Ага, я уже придумал, какие слова скажу им напоследок.

— Ладно. Разберемся с ними быстро и в полную силу!

— Ла-адно, — Фиро сосредоточилась, готовясь к Хай Квику.

— Это еще что за поза такая?! Вы сюда поиграть пришли?

— Да мы их в два счета порвем, ха-ха-ха-ха!

— Чую, сегодня будем пить хорошее пиво! А потом еще и с бабой развлечемся!

Семья Топака дружно побежала ко мне с оружием в руках.

Они замахнулись моргенштернами, явно сделанными каким-то известным оружейником. Я принял удары Щитом.

В следующее мгновение грузы моргенштернов вдруг вспыхнули и испустили пламя.

Они и такое умеют?.. И правда, неплохое оружие.

Я отмахнулся от пламени плащом, но тут огонь вырвался у меня из-под ног.

Правда, у меня такая высокая защита, что на него мне плевать.

— Горячо!

А вот Фиро стало жарковато.

Кажется, она даже чуть руки и ноги вытянула, чтобы не терпеть вместе со мной.

Огненный столб все еще есть, но меня он не обжигает.

Я взмахнул плащом. Столб на мгновение развеялся, но уже через секунду вновь появился.

Эффект еще и продолжительный?.. Действительно отличное оружие.

— Ха-ха-ха-ха! Вот это мне по нраву!

Один из наемников чуть отошел от огненного столба, раскрутил моргенштерн и нанес им горизонтальный удар.

Я просчитал траекторию, вытянул левую руку и схватил оружие за цепь.

— Что?!

— Братан! Черт! Получай!

— Ха-а-а-а-а!

Видя, что я не сдаюсь, семья Топака подошла ко мне и замахнулась дареным оружием.

О-о! Это вы очень кстати собрались.

— Готова, Хамминг?

— Угу, полностью гото-ова.

— Отлично!

Я подтащил к себе наемника, чье оружие держал за цепь, а затем… изо всех сил швырнул Фиро.

— Давай!

Она применила Хай Квик одновременно с броском, затем тут же использовала Спайрал Страйк и ворвалась в столпившуюся семью Топака.

— А-а-а-а-а-а-а-а?!

Фиро грациозно приземлилась.

Смотрелась она очень круто, словно только что коронную технику применила. И крылышки на спине сейчас очень кстати.

Даже зрители затаили дыхание.

После небольшой паузы израненная семья Топака попадала на землю.

Фиро находилась под действием Цвайт Ауры, сидела у меня на спине и применила Хай Квик и Спайрал Страйк одновременно.

Может, ее характеристики и сократились на треть, смогут ли эти типы выдержать атаку такой силы?

— Хм? Что, уже кончились? Вы Уровень хоть набрали? Не рановато ли вам в колизей? — громко проговорил я с беспощадной улыбкой, водружая ботинок на лицо врага.

Видимо, зрителям такое поведение пришлось по душе. Еще мгновение назад они молчали, а теперь вдруг разразились аплодисментами.

Чудо-моргенштерн, призывающий огненные столбы, так и остался у меня в руке.

Нам нужно продолжать делать вид, что бой закончился так быстро просто из-за неподготовленности противников.

Считается, что все бойцы здесь высокоуровневые, но какой Уровень считать высоким, зависит от чемпионата.

Когда ограничений нет, определение начинает размываться.

— Н-не может быть… — простонал один из наемников.

— …Утихомирь его.

— Е-есть! Тей!

— Угф?!

Фиро протопталась по семье Топака и вырубила каждого.

Поединок прошел легче, чем я предполагал.

— ПОБЕДИТЕЛЬ — КОМАНДА РОК ВАЛЛИ-И-И-И-И-И-И-И-И-И! — объявил ведущий, убедившись, что наши противники потеряли сознание.

Как я и предполагал, требование убивать или вырубать противников добавляет хлопот.

Хотелось бы иметь пределы арены, за которые можно было бы вышвыривать врагов, но на этом турнире таких правил нет.

— Уф… — тихо произнесла Рафталия, все это время поддерживавшая нас магией со спины. — Как вы и просили, я внушила им, что решающий удар был за вами.

— Молодец. Спасибо.

Теперь подозрений в том, что я — Герой Щита, возникнуть не должно.

Я помахал рукой, объявляя себя победителем, затем с каменным лицом подобрал оружие семьи Топака и вернулся в комнату ожидания.

— А-а… Наофуми-сама? Зачем вам их оружие?

— М? Подумал с собой прихватить.

Никто не стал возмущаться, да и к тому же это колизей. Соперников тут убивают.

В правилах не сказано, что у врагов нельзя отбирать оружие.

Конечно, тот купец, что поддержал противников оружием, выглядел раздосадованным, но при этом вполне держался.

— Пользуйся им как следует! — бросил он мне, когда мы уходили.

Видимо, он понимал, что если мы будем побеждать с этим оружием, то прославим его магазин и обогатим ассоциацию.

Правда, я могу сражаться только Щитом, а Рафталия — только Катаной.

Остается Фиро, но она привязалась к когтям.

Но может, все-таки спросить?

— Фиро. Попробуешь это оружие?

— М-м?

Видимо, не хочет. И кстати, не факт, что она им сможет нормально пользоваться, даже если и научится размахивать направо и налево.

— В общем, Фиро. Швыряй это оружие в противников в самом начале боя.

— Ла-адно!

Пожалуй, если она швырнет моргенштерн со всей своей чудовищной силой, противников более-менее удастся впечатлить.

Что потом с ним делать — пока не представляю.

Может, пущу на благо деревни, а может, и продам.

Вообще, если я буду хоть раз пользоваться отобранным у противников оружием, то буду таким образом рекламировать обокраденных торговцев. Со временем они могут начать и сами меня поддерживать.

О, а отличная ведь идея.

Ну да ладно, нечего нам пока тут торчать.

Тем более в комнату уже подтянулись участники следующей битвы. Что дальше — пойти на трибуны или отдыхать?

За победу, как и ожидалось от первого раунда, мы получили немного.

Фиро, видимо, приняла моргенштерн за новую игрушку, поскольку без конца им размахивала.

— Звяк-звяк!

Смотреть на нее, конечно, забавно, но это ведь все-таки оружие.

— Поосторожнее, это опасная штука. Следи, чтобы груз ни во что не попал.

— Ла-адно.

В конце концов, мы вернулись в деревню, чтобы Фиро поиграла с новой игрушкой вместе с остальными.

Оружие и правда забавное — призывает огненные столбы при каждом ударе.

Детишки заявили, что хотят развести с его помощью костер.

Пришлось предупредить, чтобы пожар не устроили.


Новый день, новая битва.

— Сегодня против нас…

Вообще, есть ли смысл каждый раз разбираться, как называется команда противников? Мы ведь все равно метим в чемпионы.

Мои мысли прервал гонг. Мы вышли на арену.

…Я увидел, кого против нас выставили, и тут же встал в стойку.

Три грифона в клетках.

— Куэ-э-э-э-э!

Как они в бой-то рвутся. Вот вы какие, опасные дикие монстры?

Против грифонов мне воевать не приходилось…

«Элитный Грифон», — высветились имена монстров перед глазами. Видимо, некая высокоуровневая разновидность грифонов.

Я не знаю, какой Уровень нужен авантюристам, чтобы одолеть их, но сегодняшний поединок обещал быть любопытным, поскольку зрителей собралось больше, чем вчера.

…Неприятный попался противник.

Вот и то, о чем предупреждала собутыльница.

— У-у… — Фиро начала угрожать монстрам.

Видимо, Филориалы и грифоны не особенно ладят.

Кажется, я читал в фэнтези, что грифоны враждуют с лошадьми.

Видимо, гордость ездовых животных приводит к конфликтам.

Филориалы еще и с драконами на ножах. Как-то много у них неприятелей.

Впрочем, Фиро хотя бы раззадорилась.

— Можешь с ними полегче, Хамминг?

— У-у…

Не сработало. Сдерживаться она не собирается.

— Ладно, Хамминг. Как начнется бой — кидай в них моргенштерн, который я тебе дал. И ни в коем случае не вздумай обращаться Филориалом.

Фиро называли божественной птицей, так что если она покажет свою истинную форму, зрители и знать наверняка признают в нас отряд Героя Щита. Более того — они узнают, что мой монстр умеет превращаться в человека, что привлечет еще больше внимания.

Я надеялся одолеть как можно больше противников, пока до этого не дошло.

Но ладно. Придется отказаться от отыгрыша невесть откуда взявшейся, но на деле очень сильной темной лошадки.

А вот то, что я Герой, лучше пока все-таки скрывать.

К Героям и безвестным претендентам требования очень разные.

— Ла-адно.

Что дальше?

— Ты сможешь одолеть их, Ра… Сигараки?

— Я попробую.

— ДА НАЧНЕТСЯ БИТВА-А-А-А-А-А-А!

Раздался звук гонга, и клетки с грифонами дружно открылись.

— Куэ-э-э-э-э!

Монстры сразу выскочили из клеток, уставились на меня и ринулись вперед на огромной скорости.

Кажется, они вот-вот наскочат.

Аристократы в масках, сидевшие среди зрителей, оживленно перешептывались и смотрели на нас с любопытством.

Вероятно, причина тому в том, что в первом раунде наши противники безжалостно растерзали своих соперников.

На их когтях все еще видна налипшая кровь.

— Я могу прикончить их за один удар.

— Это хорошо. Будет неприятно, если им чем-нибудь помогут.

Рафталия поднесла руку к рукояти Катаны.

— …Цвайт Аура, — шепотом произнес я, чтобы поддержать Рафталию заклинанием.

Рафталия кинулась вперед.

Может, она и пострадала от проклятия, с ее прибавками от Уровня она все равно двигалась очень резво.

Когда сильно фокусируешься, время словно замедляет ход.

Конечно, это и к Элитным Грифонам относится, но…

— Те-е-е-е-е-ей! — Фиро изо всех сил метнула в монстров моргенштерн.

— Куэ-э-э-э?!

Такого они, видимо, не ожидали, поскольку захлопали крыльями и попытались увернуться.

Моргенштерн попал в крыло одному из грифонов. Вспыхнул огненный столб.

— Ха-а-а-а! — Рафталия же выхватила клинок и ускорилась еще сильнее. — Быстрый Клинок: Размытый Штрих! Укол Катаной: Смертельный Удар Первого Типа! Второго Типа!

Она провела молниеносную серию атак, задев как главного грифона, стоявшего немного впереди, так и более низкорослых, следовавших за ним.

Это, конечно, не Леска Кровоцветия Кидзуны, но покромсала она их все равно быстро.

Рафталия покрутила Катаной, чтобы смахнуть с нее кровь, и убрала в ножны.

— Прошу прощения. Увы, вам не хватило скорости.

Лидеру грифонов рассекло грудь, другие два рухнули на землю, испуская брызги крови.

Не слишком эффектно получилось?

Плюс, конечно, в том, что навыки Рафталии выглядят куда убедительнее моих откровенно неуклюжих попыток атаковать. К тому же, хоть ее движения и наводили на мысли об использовании навыков, на первый взгляд ничем не отличались от серии быстрых взмахов.

Скажем, если бы я вдруг создал в воздухе Щит, все сразу бы поняли, что я Герой Щита.

Или, может, решили бы, что это заклинание такое? Хм-м, я пока с уверенностью сказать не могу.

Обомлели и зрители, и ведущий.

— П-ПОБЕДИТЕЛЬ — КОМАНДА РО-О-О-О-О-О-ОК ВАЛЛИ-И-И-И-И-И-И! — проорал, наконец, ведущий.

После небольшой паузы и зрители разразились аплодисментами.

Такое ощущение, что бой завершился слишком быстро, и они только сейчас успели переварить случившееся.

— Я и правда не в форме. Такие простые противники, но все равно пришлось использовать навыки, чтобы расправиться за один удар.

— Ясно.

— Звяк-звяк! — Фиро подобрала полюбившийся ей моргенштерн и ушла с арены.

Помахав зрителям, в комнату ожидания вернулся и я.

— Не выделяться куда сложнее, чем я думал.

— Действительно. Простите меня.

— Не бери в голову, ты выполняла мой приказ.

Я считаю, у нас не было выхода. Может, я и поступил опрометчиво, но никаких травм допускать не хочу.

— Ну что, Фиро, ты в деревню?

— Угу! Кстати, а где сестрица Лисия?

— Я поручил ей изучать колизей.

Лисия на пару с Раф-тян добывает информацию о сильнейших командах.

Интересно, сколько ей удастся выведать?

Может, ее интеллект сможет принести какую-нибудь пользу.

— Пока-а! Я буду вести себя хорошо-о.

Какое тут может быть «хорошо», когда ты постоянно играешь с моргенштерном и привязываешься к нему все сильнее? Хорошие девочки, чтобы ты знала, огненные столбы не вызывают. Ты в буквальном смысле играешь с огнем.

— Ага, пока, не заигрывайся особо с этой штуковиной.

— Ла-адно.

Я отправил Фиро в деревню порталом.

Раз — и она пропала с глаз.

— Сегодня вечером тебе опять придется поработать, Рафталия.

— Да… Меня ожидают несколько мрачных часов.

— Пожалуй.

Без денег мы не можем выкупить ее односельчан. Ей должно быть неприятно бессильно наблюдать, как ее друзьями торгуют, но с другой стороны, если мы не выясним, куда рабы подевались, потом не сможем никуда пристроить выигранные деньги.

— Но ничего, ты делаешь полезное дело. Удачи.

— Я понимаю. Вам тоже удачи, Наофуми-сама.

— Ага.

Я же, как и Лисия, остался в колизее, чтобы посмотреть на другие битвы.

Если бы за меня болела Раф-тян, мне бы было куда приятнее на душе.

Глава 15. Нападение и заговор

Хоть я пока не успел стать завсегдатаем, но отправился в тот же трактир, где в прошлый раз встретился с собутыльницей.

Народу была толпа. Поединки все еще продолжались, так что посетители смотрели в основном на арену.

Такое ощущение, что тут собрались ожидающие своей очереди наемники, чтобы обменяться информацией.

— О?

Стоило выбрать наугад столик и заказать пива, как передо мной нарисовалась веселая собутыльница.

Тц! Она уже на меня глаз положила!

— Я смотрела твой бой. Ты весьма неплохо продвинулся.

— Как догадалась?

Я же специально сражался в неудобной железной маске. Как она меня раскусила?

— По телосложению и походке сразу поняла.

Ну, это да. В аниме маски настолько эффективны, что тебя и мать родная не узнает, а вот в реальности всем сразу все понятно. Можно даже сказать, что плохо знаешь человека, если не узнаешь его в маске.

Выходит, я зря старался?

— Кстати говоря, мы ведь до сих пор не представились друг другу. Я Надия.

— …

Если скажу ей настоящее имя — меня раскроют.

Как быть? Представлюсь бойцовским, пожалуй.

— Рок.

— Ага. Значит, Рок-тян. Ну что, Рок-тян, привык к чемпионату?

— У меня получается лучше, чем я ожидал.

Сражаться, скрывая настоящую силу, куда сложнее, чем мне казалось. В конце концов я уже наполовину раскрыл, кто я такой.

Не понимаю, как Ицуки такое нравится.

Я скрываю силу лишь затем, что иначе нам придется действительно несладко. В противном случае я бы отправлял Фиро крушить всех противников.

— Ты привлёк всеобщее внимание, когда в мгновение ока разгромил грифонов.

— Так это и правда был важный бой?..

Надия подтвердила мою догадку и заказала еще больше пива, чем в прошлый раз, решив продолжить разговор уже за выпивкой.

Насколько же она пить любит?

— Пха!

Тут к нам подошли какие-то наемники, но моя собутыльница прогнала их взмахом руки.

Она говорила, что я теперь выделяюсь, так что им, возможно, хотелось меня о чем-то спросить.

— Так что, Рок-тян? Хочешь, я дам тебе вторую лекцию относительно того, что нужно знать о турнирах?

— И что же?

Я чего-то не знаю?

— Ну, есть одна проблема, которая постоянно возникает во время турниров. Точнее, есть одна мысль, которую участники должны постоянно держать в голове.

— Так?

— В официальных колизеях такого не происходит — больно много участников, да и дисквалифицировать могут за такое.

— Что ты сказать-то хочешь?

Надия налила пива в кружку и протянула мне.

Это приказ? Эх… ладно.

Я взял кружку и выпил пиво залпом.

Какой у него фруктовый вкус. И даже фрукты внутри плавают.

Получается этакий фруктовый коктейль. Его вкус показался мне смутно знакомым.

— Уф… ну и? К чему клонишь? — я поставил опустевшую кружку на стол.

— М-м… интересно…

Она все нагоняла таинственности, но раскалываться явно не хотела.

— Как ты здорово пьешь, Рок-тян.

— Для меня это что вода. Я не пьянею.

Надия изумленно вытаращила на меня глаза.

Чего с тобой?

— Ясно… ну, тогда давай поговорим. А вообще, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Давай-ка сходим ночным воздухом подышим.

— А как же поединки?

— Следующие несколько поединков проведут среди бойцов, которые ни за что не дойдут до финала. Я их всех вчера уже видела.

Хм… вспоминается, как интуиция подсказала Надии победителя.

Возможно, она действительно права…

Да и правильно она говорит — здесь мне не дают покоя пристальные взгляды наемников.

Наверное, лучше пусть за боями наблюдает неприметная Лисия, а мне стоит поскорее уйти отсюда.

Я ведь пытаюсь скрывать свою личность.

Я встал из-за стола и вышел из колизея вслед за Надией.


Ночью по Зельтбулю разгуливали такие толпы, что звание «города, который никогда не спит» он заслужил по праву.

Есть тут и множество всяческих борделей.

Судя по вывескам, одни специализируются на людях, другие на полулюдях и так далее.

Питейных заведений тоже навалом, все как на подбор шумные.

Впрочем, Надия заявила, что хочет подышать воздухом, и шагала вдоль оросительного канала, проложенного вдоль переулка.

Все эти каналы тянутся к морю. Там порт, куда прибывают корабли.

Из-за этого ночной ветерок тут с легким запахом морской соли.

Каналы в переулках переплетаются друг с другом, напоминая Венецию.

Наверное, тут и правда приятно прохаживаться.

— Так вот, Рок-тян, возвращаясь к теме.

— Ну?

— Ты привлек к себе относительно много внимания, но что важнее — заметил ли ты, что начало происходить во время первого раунда?

— Хм?

Я вспомнил таблицу первого раунда, составленную Лисией.

Мне было интересно лишь то, что в нем победили мы. Может, я что-то упустил?

Хм-м… кстати, наш поединок перенесли на более раннее время.

Я, помню, даже удивился. Неужто схватка перед нами закончилась так быстро?

Да и в этом раунде перестановки были, как я успел заметить по таблице второго раунда.

— Многие бойцы не пришли.

Может, они просто заявили свое участие, но в день битвы не явились?

Как раз потому, что организаторы так обращаются со временем?

Неприятно пропустить свой поединок от всех этих перестановок. Что же у вас такой диспетчер никудышный?

Впрочем, хоть я и пытался придумывать невинные объяснения, настоящий ответ уже пришел мне в голову.

— Правильно. А знаешь, почему?

— …

Ее тон содержал в себе такой недвусмысленный намек, что у меня холодок по спине пробежал.

И именно тогда раздался «звяк», и нас обступили недружелюбно выглядящие мужчины.

Кх… мы угодили в ловушку?

Я сейчас один. Пережить атаки и добежать до людной улицы?

Хотя, если выбрать щит с контратакой, я и отбиться смогу.

Вот же сука! Она еще поплатится за то, что так меня подста…

— Ой. Вы правда думаете, что этого хватит, чтобы остановить меня?

— Молчать! Мы что, должны стоять в стороне, когда два таких лакомых кусочка бродят непонятно где?!

Главаря этих негодяев… я уже видел в трактире.

Он, видимо, наемник. Драться явно более-менее умеет.

— Надия и Рок Валли! Ничего личного, но вам придется сдохнуть!

Мужчины издали боевые кличи и побежали на нас.

Я выставил Щит перед собой, готовясь принять удар, однако…

— Что ж, детишкам нетерпение позволительно, но шутки кончились, — пробормотала Надия, выхватила гарпун и зачитала заклинание: — «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и порази сих молнией». Олл Дритт Чейн Лайтнинг!

Острие гарпуна Надии испустило несколько молний таких ярких, что я чуть не ослеп, и поразило ими мужчин.

— ГЬЯ-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

— Агх-х-х-х-х-х…

Ничего себе она быстрая! Среагировала как опытный боец.

Искрящие молнии двигались как будто живые и мигом срубили всех наших противников.

— И что, никто больше не пришел? Так даже не интересно.

Мужчины еще долго стояли на месте, парализованные.

Наконец, они рухнули с закатившимися глазами. И я узнаю их состояние!

Точно так же выглядел монстр, которого подавали в трактире в день нашей первой встречи с Надией!

— Это… не конец!

— О?

Один из мужчин, пострадавший меньше прочих, все же поднялся и бросился к Надии.

Я ему совсем не интересен?

Ну, помогать Надии я не обязан, да и не нужна ей помощь, судя по тому, что я только что видел.

Она быстро прокрутила перед собой гарпун, ударила мужчину острием в живот и уверенно шагнула вперед.

— Гха…

Раздался звук глухого удара, и противник улетел во тьму переулка.

Я услышал стук от удара об стену… и снова воцарилась тишина.

— Пожалуй, достаточно.

Надия покрутила гарпуном, словно позируя после легкой победы, и вновь повесила его за спину.

— Теперь понятнее стало?

— …Еще бы.

Бойцы не являются потому, что на них нападают?

Засады надолго травмируют… или даже убивают участников чемпионата.

Некоторым наверняка удается отбиться, но желающих поохотиться на бойцов, видимо, немало.

Еще бы — в этом чемпионате, к тому же нелегальном, крутится очень много денег.

А-а, это вот поэтому ставки принимаются сильно заранее? Потому что некоторые из бойцов не являются?

Система изначально проработана с учетом того, что некоторые из участников не будут сражаться.

Как люди вообще этому тотализатору верят? И ведь продолжают ставить на результаты турнира.

— Ты неплохо сражаешься, Рок-тян, но еще можно демонстрировать противникам такую силу, чтобы они осознали, что победа им не светит.

— Потому что иначе ко мне будут приставать такие ребята?

— Они на самом деле в любом случае не отвяжутся. Тут ведь денежки замешаны.

Надо сказать… она сильна. Я думал, Надия просто пьянчуга, но ошибался.

— Нужно быть осторожнее, они будут нападать со всех сторон и любыми способами, какие только придумают. Ты торчал в колизее таким наивным раззявой, что просто умолял напасть на тебя. Вот я и напала.

Надия с какой-то стати взяла меня за руку.

— Если следовать твоей логике, ты тоже готова идти к победе любыми возможными способами.

— Да, и даже испробовала один из них на тебе, Рок-тян.

Чего? Что ты такое сделала?

Надеялась, что цепь молний еще и меня достанет?

Увы, даже если бы заклинание срикошетило, я бы ничуть не пострадал.

Или ты какой-то яд в пиво подмешала?

Но у меня есть навык обнаружения ядов, я бы обязательно понял.

Можно сказать, способности Щита защищают меня от любых покушений.

А она хочет сказать, что все равно что-то сделала?

Пока я думал, Надия с чего-то приложила мою руку к своей груди.

Грудь у нее, кстати, достойная. На мой взгляд, даже больше чем у Рафталии.

Кстати, если подумать, женскую грудь я трогаю впервые.

— Вот тебе мои сиськи.

…Она что, совсем дура? Я уже волноваться было начал, но тут же остыл.

Собрался с силами и освободил свою руку.

— О?

— Ну? Что ты со мной пыталась сделать?

— Ну-у. В общем, сейчас я в качестве извинений признаюсь тебе в любви!

— Если ты сейчас же не прекратишь эти шуточки, я пойду по своим делам.

— Какой ты весь серьезный, Рок-тян, — проворковала пьянчуга с жизнерадостной улыбкой.

Как же мне хочется, чтобы она перестала…

— Я подмешала тебе коголевую ягоду в пиво.

— А-а… и что? И все?

— Их и убийцы используют. Особенно в трактирах.

Да, вроде как эти ягоды превращают воду в алкоголь.

Когда я занимался торговлей, мне их дарили в каждой деревне, словно тут так принято.

Меня ими отравить невозможно, вот Щит и не реагирует.

А вообще ими что, правда кого-то убивать пытаются?

Это же прямо без пяти минут мышьяк получается.

Который на меня, правда, не действует.

Надия ловко обняла меня и поцеловала в ухо.

— Ты чего?!

Она со мной заигрывать пытается? Ну-ка отвали!

Надия отошла от меня на несколько шагов, обернулась и проговорила с каким-то непонятным взглядом — не то беззаботным, не то обеспокоенным за меня, не то что-то предвкушающим:

— Буду молиться о том, чтобы мы не встретились в колизее.

Затем Надия исчезла в зельтбульских переулках, оставив после себя цоканье обуви…

— Надеюсь, ты все-таки откажешься…

…и эти слова.

Что происходит?

Я совсем не понимаю ее отношения — то она пытается отравить меня, то рассказывает об опасностях битв тайного колизея, то волнуется за меня, то пытается соблазнить.

А в конце концов просит отказаться от участия?

Увы, я никак не могу.

Я покинул переулки и отправился к работорговцу и Рафталии.


— Односельчане были? — спросил я у Рафталии, ждавшей меня у входа.

— Сегодня не было.

— Ясно, это хорошо.

Вскоре вернулась Лисия в сопровождении охранявших её подручных работорговцев.

— Уа-а-а… там было так страшно.

— Рафу!

— Там могло быть и опасно, если бы тебя участницей сочли. Есть там ребята, которые готовы на все ради победы.

— Уа-а-а!

В целях безопасности я перенес нас порталом в деревню.

Там к нам сразу же подбежала Фиро — видимо, по запаху нашла.

— С возвращением, господин-сама.

— Ага. Время уже позднее, дети уснули?

— Угу. Я им колыбельную спела, теперь они ворочаются и бормочут, что больше не съедят.

Какой стереотипный сон.

— Кстати, Рафталия, ты сама-то как? Поговаривают, что на бойцов колизея идет охота.

— Э? А-а, так вот чего они от меня хотели. Я не стала разбираться и в целях самозащиты их всех порубила…

…Уже успела отбиться?

Если ты отразила нападение, завтра наши соперники по колизею, видимо, не явятся.

Но все-таки, «порубила»?.. Куда ты у меня катишься, Рафталия?

— Ты их убила, что ли?

— Что вы, я же не злодейка… но еще пару-тройку дней они с места от боли не сдвинутся.

А это, видимо, совсем другое дело?

Вот и Рафталия выросла несгибаемой.

— Что насчет вас, Наофуми-сама?

— Насчет меня… я встретился в трактире со знакомой, она предупредила опасаться нападений, если мы хотим двигаться дальше. Ничего другого узнать не удалось. А тебе, Лисия?

— А, да! Мне удалось посмотреть документы, касающиеся старых боев тайного колизея!

— О…

Теперь мы узнаем, кто в них постоянно выигрывает, и кого стоит опасаться.

— Бойцы бывают самые разные, однако в этом турнире участвует кое-кто, с кем точно надо осторожнее. Битва, если она будет, однозначно окажется не из легких.

— Но не безнадежных?

— Д-да…

Лисия лично видела наши поединки.

При всем мраке и пороке, что окружает чемпионат тайного колизея, ему до смешного далеко до ужасной мощи Лингуя.

Противники кажутся мне откровенно слабыми даже по сравнению с Кидзуной и Грасс.

Мы сражались с отрядом Грасс плечом к плечу и больше ничего не боимся.

— Ну и? Что это за боец?

— Так вот, самое удивительное то, что она всегда сражается одна, даже на групповых турнирах, и непременно либо побеждает, либо занимает очень высокие места. Вообще, их таких двое, но второй в этом турнире не участвует.

Насколько бесстрашным нужно быть, чтобы в одиночку выступать на групповом турнире?

Какой-то из Звездных Героев тайком участвует в битвах колизея, что ли?

Почему бы и нет? Тут даже пропавшая без вести троица Героев могла бы очутиться.

— И все-таки, как звать?

— А, да, бойцовское имя — «Надия».

…Ась? Моя собутыльница, что ли?

«Во дела», — подумал бы я, но… могу поверить после того, как увидел ее познания в магии и скорость движений.

То есть мы с самым опасным противником уже познакомились, пусть и случайно.

— Что такое, Наофуми-сама?

— Да так, ничего.

…Если нам все-таки придётся сразиться, нужно будет вести себя осторожно.

Глава 16. Надия

Благодаря тому, что общее число матчей относительно сократилось, мы стали сражаться в колизее дважды в день и уверенно побеждали.

На следующий день после нападения противники, как и ожидалось, не пришли.

Я из-за этого даже задумался над тем, не попытаться ли нарочно спровоцировать еще нападения.

Наши противники и их спонсоры рассчитывали получить преимущество, используя всякие грязные приемы, однако за нашими спинами тоже стояли хорошо знакомые с изнанкой Зельтбуля люди: семья работорговца и ювелир.

Последний мгновенно примкнул к нам, стоило показать вещицы, полученные в мире Кидзуны.

Нюх на деньги у него отличный. Надеюсь, его удастся уговорить на производство имитаторов функции дропа и призывателей к волнам.

Так вот, союз работорговцев и ювелира в зародыше гасил любые мерзкие и опосредованные попытки нам навредить.

Кстати, от работорговца я слышал, что немало людей испугалось слухов о том, что мы с Надией приятели.

Наша популярность как бойцов заметно выросла, и мы стали одними из фаворитов.

В основном потому, что наши битвы заканчивались практически сразу одновременно с началом.

Тот тип, что вбросил на арену моргенштерн, превратившийся в игрушку Фиро, теперь болеет за нас каждый бой.

Недавно он нам еще одно оружие бросил. Его Фиро тоже метала в противников.

Итак, мы продолжали идти по головам соперников.

Большая часть участников чемпионата уже выбыла, поединков осталось немного. Пришло время полуфинала.

— Против кого завтрашний бой?

— Завтра долгожданный бой. О да, — ответил работорговец и, обливаясь потом, протянул мне бумажку с описанием завтрашних боев.

Где напротив нас значилось имя… Надии. Судя по всему, она вступила в турнир через рассеивание.

Наконец-то пришел ее черед?

— Это ведь та, о ком говорила Лисия-сан?

— Именно.

— М-м? С ке-ем завтра деремся? — полная любопытства Фиро посмотрела в листок.

— Надия использует магию молний, но она не маг. Она очень опасный боец, способный сражаться и в ближнем бою. Что понятно, ведь она даже в групповых турнирах участвует в одиночку.

— Насколько же она сильна?

Ну… ее битвы похожи на наши.

Стоит ведущему объявить начало, как враги уже лежат.

Разумеется, мы тоже прославились, когда начали побеждать по той же самой схеме.

— Победим ее, и останется только финал. До выкупа жителей деревни осталось еще немного!

— Да! Вот только… молнии, говорите…

— Уа-а-а…

— Ну, Лисия, ты хорошо поработала. Бери Раф-тян и болей за нас.

— Рафу, — подала голос Раф-тян, взбежав на плечо Лисии.

Правильно. Завтра мы идем только за победой.


Наступил следующий день, мы сидели в комнате ожидания и слушали оживленные голоса, доносившиеся с трибун тайного колизея.

Наш следующий противник — именитый монстр, в одиночку побеждавший на групповых чемпионатах.

Впрочем, я не думаю, что она окажется сильнее Лингуя или Кё.

Тем не менее, в этом бою малейшая ошибка может стоить нам жизни.

Если победим сегодня, завтра примем участие в самой ожидаемой битве — в финале. Ее даже вроде как заранее рекламируют.

Расписание, конечно, жутко плотное.

— Господин-сама-а. Когда-а уже начало?

— Пора бы уже. Идем?

— Есть. Победим сегодня и завтра — и вернем детей.

Сегодня нужно быть особенно внимательным.

Возможно, все не так просто, как кажется на первый взгляд. Нужно учитывать все возможные варианты.

Например, что, если в неписанных правилах чемпионата с самого начала было имя победителя?

Нас поддерживают довольно влиятельные люди, так что пока что с серьезными помехами сталкиваться не доводилось.

Но мало ли, что может случиться по ходу битвы.

Например… что, если Надию усилят магией ритуального уровня?

Нельзя такое исключать.

— Всегда смотрите в оба! Нападайте быстро… и решительно!

— Есть!

— Я постара-аюсь!

Мы вышли на арену к изголодавшимся по зрелищам аристократам.

По трибунам сразу прокатилась волна возгласов.

Надия уже поджидала нас.

— Ох. Вижу, ты все-таки не послушал моих слов и пришел.

— Увы, у нас есть цель, и мы должны победить, чтобы добиться ее.

Пока шли последние секунды до начала боя, Надия подошла ко мне и протянула руку.

— Ладно, как хочешь. Я буду атаковать в полную силу, так что и ты не сдерживайся.

— Я не собираюсь проигрывать. Даже тебе.

Стоило пожать руку Надии, как та вдруг обняла меня и прошептала на ухо:

— …Потому что хочешь выкупить рабов из Рулороны?

Что за?! Она знает, зачем мы здесь!

Кто ей разболтал — ума не приложу.

Но факт есть факт. Она понимает нашу цель.

— Думаешь сорвать куш? Неплохой вариант. Но в любом случае проигрывать я не собираюсь.

Кажется, она уверена, что рабов я собираюсь перепродать и озолотиться.

Поправлять ее незачем.

Главное, что деньги нужны мне на выкуп односельчан Рафталии.

— Как и я, — ответил я Надии.

Она кивнула и отошла.

— А ТЕПЕРЬ МЫ НАЧИНАЕМ БОЙ КОМАНДЫ РО-О-О-О-О-ОК ВА-А-А-ЛЛИ-И-И-И-И ПРО-О-ОТИВ НА-А-А-А-АДИ-И-И-И-И-И-И-И! — во все горло проорал ведущий.

Каждый раз замечаю, что он во время этих воплей голос срывает.

— ИТА-А-А-А-АК! ДА НАЧНЕ-Е-Е-Е-ЕТСЯ… ПОЛУФИНА-А-А-А-АЛ!

Раздался оглушительный звон гонга.

— Что же, я нападаю! — Надия направила на нас гарпун, явно собираясь прочесть заклинание.

— Не дади-им!

— Вот-вот!

Рафталия и Фиро бросились атаковать на упреждение, как мы и договаривались.

Они обе молниеносно сократили расстояние. Рафталия замахнулась Катаной для атаки сверху вниз, а Фиро попыталась подскочить вплотную и рассечь Надию горизонтальным ударом когтями.

— Оп!

Однако та отступила на несколько шагов, словно полностью просчитав их движения. Клинки пролетели от нее в волоске… неужели не задели?!

— Это еще не все!

— То-о!

Рафталия перевернула лезвие Катаны и попробовала провести колющий удар снизу. Фиро набросилась в очередной раз, теперь уже скользя к противнику.

— Вы очень честно сражаетесь. Но по мне такими атаками не попасть.

Надия отвела клинок Рафталии гарпуном. При этом она воткнула его в землю и прокрутилась вокруг, словно на шесте. Она не только уклонилась от выпада Фиро, но и оттолкнулась от ее спины.

— Что?.. — Рафталия обомлела.

— О-о! — восторженно протянула Фиро.

Уже сейчас понятно, что она весьма опытный наемник.

Оказывается, она не просто так знаменита!

Надия просчитывает все наши движения. Ничем другим я ее прыть объяснить не могу.

— Здорово-здорово! Господин-сама! Давайте как обычно!

— Давай!

Фиро запрыгнула на мои плечи и приготовилась к Хай Квику.

Рафталия тем временем продолжала наседать на Надию.

— Ха-а-а-а-а-а!

Вот только та видела ее движения наперед и уворачивалась в самый последний момент.

— Кажется, ты не умеешь сражаться катаной. Твои выпады слишком примитивны. Ты что, пользуешься ей как мечом? Жаль твою катану.

Насколько же она сильна?

Черт, неужели нам не хватает характеристик, чтобы разгромить ее в лоб?..

Ладно, ничего не поделать. Пока Фиро сидела на моих плечах, я потихоньку начал начитывать усиливающую магию:

— «Как источник силы, я, Герой Щита, повелеваю: расшифруй предания и всецело поддержи сие». Цвайт Аура!

Я поднял характеристики Рафталии. Теперь нужно не упустить возможность поддержать еще и Фиро, а затем за один рывок разгромить противника.

Однако мой план… не сработал. В тот самый миг, когда заклинание почти достигло Рафталии, Надия… посмотрела на меня и сразу применила… заклинание:

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй предания и развей поддержку сему». Анти Цвайт Аура!

— Что?!

Я сразу понял, что едва не наложившуюся на Рафталию Цвайт Ауру развеяло.

Я составил и выпустил заклинание, но его отменили до того, как оно успело достичь Рафталии.

Так, секунду!

Я, конечно, слышал, что заклинания Дритт-уровня можно прерывать, но помешать Цвайт-заклинанию, да еще и такому короткому? Насколько же она умелая?!

Итак, Надия подавила мою Цвайт Ауру.

Я на несколько секунд впал в ступор, пытаясь переварить случившееся.

Рафталия, надеявшаяся на поддержку от заклинания, бросилась в бой, но клинок задел лишь воздух.

— Что?..

— Попалась!

Надия перехватила гарпун, пригнулась и выбросила его вперед. Она вложила в удар столько же сил, сколько во время битвы с наемниками.

— Кх! У… угф…

Импульс отправил Рафталию в полет и впечатал в стену арены.

Я даже услышал, как треснула кладка.

— Ра… Сигараки!

Еле сдержался. Мало того, что она умеет отменять заклинания поддержки, но если бы еще и наши имена узнала, страшно даже представить, какие атаки бы на нас обрушила.

— Я… я в порядке, — Рафталия поднялась и схватилась рукой за раненое гарпуном плечо. — Кх…

Надия пользовалась паузой, чтобы читать какое-то заклинание.

— Бросить звякалку?

— Не надо. Не хватало еще, чтобы она и его в дело пустила.

Ей и гарпуна хватает, чтобы побеждать.

А если еще и моргенштерн заберет, мы уже вряд ли выпутаемся.

Сейчас нужно поскорее вернуть Рафталию в строй.

Я достал из кармана целебную мазь, подбежал к Рафталии и подлатал ее как лекарством, так и заклинанием.

Исцеление Надия не отменила — видимо, когда магия применяется вплотную, помешать ей невозможно.

— Спасибо вам, Нао… Рок-сама.

— Пожалуйста… но что нам с этим чудищем делать?!

Хоть наши характеристики и снижены, мы все равно гораздо сильнее обычных авантюристов. Тем не менее, Надия настолько сильна, что ни Рафталия, ни Фиро не могут до нее дотянутся.

А ведь бой должен был закончиться с первым же их выпадом.

Я открыл Статус и увидел, что некоторые характеристики расплываются перед глазами.

Я и без этого догадывался, что арена каким-то образом заколдована.

Кем? Надией? Зрителями-толстосумами? Коварными организаторами?

…Придется мне выйти вперед, чтобы ее остановить.

— Мне пора-а? — спросила Фиро, закончившая готовить комбинацию из Хай Квика и Спайрал Страйка.

— Да. Можешь больше не сдерживаться.

Я надеялся по возможности разобраться с Надией по-тихому, но она не из тех противников, которых можно победить спустя рукава.

— Сигараки, я обездвижу противника щитом. Затем вы с Хамминг нападете вместе. Понятно?

— Т-так точно.

Исцеляющая магия подействовала, Рафталия может продолжать бой.

Мы должны выстоять, или все пойдет насмарку. Нам нужна победа.

Я медленно зашагал к Надии.

— О? Вы изменили строй? Наконец-то твой черед, Рок-тян?

— Да. Обычно лучшее оставляют напоследок, но сегодня я в качестве особого одолжения сражусь с тобой уже сейчас.

Обычно Рафталия и Фиро расправлялись с противниками еще до того, как я успевал до них дойти, но в этой битве такая тактика не сработала, и мне придется вмешаться лично.

— Ну ладно, я уже почти закончила колдовать… попробуешь выстоять?

— …Давай!

Я побежал вперед. Фиро все еще сидела у меня на плечах.

Пусть проклятие и понизило мои характеристики, бегаю я все равно довольно быстро.

Я несся к Надии и чувствовал, что время замедляет свой ход.

Надия тоже не стала мешкать. Она направила на меня гарпун и начала читать заклинание.

Не знаю, что именно ты собралась применить, но я выдержу что угодно!

— Не советую принимать в лоб. Так и умереть можно! «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и погуби сие небесной молнией!» Дритт Тандербёрст!

Надия бросила в меня огромных размеров молнию.

Магическую атаку столь плотную, что я чуть не ослеп и не оглох от вспышки и грохота.

Я знаю одну магию, поражающую врага молнией с небес: магический ритуал «Суд».

Ее использовал архиепископ Церкви Трех Героев, надеясь поймать нас в засаду.

Сейчас же Надия выстрелила в меня заклинанием похожей мощности.

Ну и монстр же она.

Мне даже хочется ее спросить, какого черта она не была с нами во время сражения с Лингуем!

Как бы там ни было, я прижал Фиро к себе, закутался в плащ и побежал дальше.

Заклинание Надии столкнулось со мной.

При обращении с молниями мешкать нельзя. Только вспышка появилась — и вот молния уже рядом со мной.

Причем мощности в ней столько, что будь на моем месте кто-то другой, от него бы одни угольки остались.

— Получай! Вот настоящая сила нашей группы!

Я почувствовал, как меня сковали электрические оковы, развеял их взмахом Щита и тут же что было сил бросил Фиро.

— Ч-ЧТО-О-О-О-О-О?! ОН ПРИНЯЛ В ЛОБ СМЕРТЕЛЬНУЮ МАГИЮ НАДИИ И ОТРАЗИЛ ЕЕ?! — проорал ведущий, за ним загудели трибуны.

Но мне не до них! Я думаю лишь о том, чтобы победить Надию!

— Та-а-а-а-а-а!

Фиро вложила всю накопленную Ману в Хай Квик и Спайрал Страйк, после чего устремилась к Надии.

— Ого! Впечатляет. А ведь это был мой коронный удар! — громко воскликнула Надия, не то взволнованная, не то обрадованная тем, что Фиро летела к ней даже быстрее ее собственной молнии.

Неужели она сможет просчитать натиск Фиро?

— Как я видела в ходе битв, она может поддерживать такую скорость в течение трех секунд и пользуется ей, чтобы нанести противнику один сильный удар.

— То-о!

— Поэтому…

Надия словно знала, что я метну Фиро в ответ на ее… нет, не так. Она словно знала, что я попытаюсь напасть на нее, пользуясь задержкой от чтения заклинания.

Надия перехватила гарпун и применила еще одну магию.

Будто отдавая выпущенной в меня молнии еще один приказ.

Заклинания она читает невероятно быстро. Разве можно так успевать?!

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и ниспошли молнию, что защитит и поддержит меня!» Дритт Лайтнинг Спид!

Я еще многого не знаю о магии.

Раздался грохот, молния ударила в саму Надию и словно наполнила силой. Ее тело заискрилось.

Она не стала блокировать натиск Фиро и начала уворачиваться скоростным движением.

Плохо дело. Я полагаю, Фиро рассчитывала лететь по прямой.

Да, Фиро может менять траекторию, но такими темпами Хай Квик закончится до того, как она доберется до противника. А одного Спайрал Страйка для победы не хватит.

— Кяу-у-у-у-у! — издала Фиро вопль, приближаясь к Надии.

Искры, окружавшие нашего противника, разрядились в нее, словно статическое электричество.

Может, Фиро вращается и пытается нанести сильнейший удар, но электричество проводит и боль чувствует.

— Лечу-у! — тем не менее, сдаться она отказалась.

Значит, мне остается…

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! Дритт Шилд!

Я загородил Надии путь, поставив щиты за спину, перед ногами и сбоку.

Щиты оградят Фиро от электричества и заставят Надию подставиться под удар.

— Ой, как интересно-то стало. Вы меня удивляете.

— Еще бы, в секрете держали.

У нее осталось два варианта — другой бок и верх. Проще всего будет помешать ей прыгнуть вбок.

Тут мое желание словно исполнилось. Надия пригнулась так, словно собиралась прыгнуть в сторону.

— Не уйдешь! Шилд Призон!

Последним отчаянным движением я призвал темницу сбоку от нее, перегораживая путь!

Ну, как тебе?! Даже Ларк не смог совладать с таким сочетанием!

Я не только защищаю, но и такие фокусы показываю!

Осталось, чтобы попала Фиро, а затем добила Рафталия.

— О-хо-хо, впечатляет. Вот только…

Надия вонзила гарпун в землю и с его помощью сделала сальто назад, скрываясь за щитом.

— А-а?! — Фиро влетела в мой щит, потеряв и скорость, и импульс.

Кх… у меня все еще остался Чейн Шилд!

— Че… — начал было я, но вдруг почувствовал в воздухе вокруг нечто странное.

Воздух словно стал плотнее… мне едва хватало сил шевелить рукой.

Что происходит?

Я огляделся по сторонам и заметил, что с пола арены поднимаются пузыри, словно мы на дне морском.

Но дышать я почему-то могу. Что за дела?!

— О? Кажется, мы все двигались слишком быстро, так что кто-то изменил арену заклинанием.

Чего?! Нашли время!

Жители могут влиять на ход боя с помощью пожертвований. Видимо, это как раз тот случай.

— Более того, это же ритуал «Океан», который создает подобие моей любимой подводной среды. Теперь я тем более не проиграю.

— Нет… — послышался сокрушенный голос Рафталии, которая уже выхватила Катану и бросилась добивать Надию.

— Дерьмо! Чейн…

— Увы, слишком поздно.

Надия отбросила гарпуном Фиро, от удара которой цинично защитилась моим щитом, затем продолжением того же движения остановила клинок Рафталии и сцепилась с ним.

Сколько же у нее боевого опыта!

Я отрезал ей путь к отступлению тайной комбинацией, а она сумела ловко выпутаться.

Возможно, сказываются характеристики или вмешательство зрителей, но пока что это самый умелый из противников, которые нам попадались.

— У… больно… но!..

Фиро ударилась о мой щит и получила еще один удар от окружившего Надию электричества, но все равно рвалась в бой.

Потрепало ее сильно.

— Продолжаем! Чейн Шилд!

Я не собираюсь молчать и стоять в стороне.

Кстати, в «подводной» среде молнии Надии распространяются шире.

Я надеялся, что они отключатся, но не тут-то было. Надия обрушила на меня еще одну атаку.

Мощной молнией!

Я ее пережил, а вот Рафталия и Фиро на моем месте так не смогут.

В любом случае, нужно обездвижить Надию, и тогда мои спутницы ее безнаказанно порежут.

— Поймал!

Окружив Надию связанными цепью щитами, я вцепился в ее тело и остановил.

— О! Какой ты решительный, Рок-тян!

— Хватит шуточек!

Пусть мне и удалось остановить Надию, она все равно направила руку на Фиро и зачитала заклинание:

— Цвайт Тандерболт!

— Не выйдет! Э Флоут Шилд! Чейндж Шилд!

Неприятно, что ее молнии рассеиваются, но остановить их я все равно смогу!

Создав Э Флоут Шилд, я силой воли переместил его так, чтобы он защитил Фиро.

Чейндж Шилдом превратил в Железный Щит, который наверняка сыграет роль хорошего молниеотвода.

— Ого.

Молния, которую выпустила Надия, попала в щит и зарядила его электричеством.

— Не забывайте обо мне!

Рафталия воспользовалась обездвиженностью противника, подскочила сзади и замахнулась клинком.

— Смело. Но тебе слишком легко помешать.

— Э? А?!

Не обращая никакого внимания на мою хватку, Надия перехватила гарпун свободными руками и зацепила им ногу Рафталии. Когда та попыталась удержать равновесие, Надия обратила усилия моей спутницы против ее самой и легонько толкнула ее гарпуном. Я увидел, как Рафталия шлепнулась на землю.

Черт. Правила подводной арены работают против нас.

— Теперь твой черед, Рок-тян.

Время действия Чейн Шилда закончилось. Теперь Надию сдерживал только я.

— Попробуй, если сможешь!

Даже проклятие не уменьшило мой показатель защиты.

Я и сильные заклинания практически не ощущаю.

— Дритт Тандер Гард.

Надия обрушила молнию на саму себя.

Видимо, это какая-то оборонительная магия, как раз для таких случаев.

Но я от нее даже не вздрогнул.

— О? Ты приготовился к сражению со мной?

— Так я тебе и сказал.

На самом деле я не готовился. Вся моя подготовка свелась к решению о том, что показателя защиты хватит, чтобы выстоять.

— Кстати, а сам ты меня бить не собираешься?

Видимо, Надию озадачило, что я просто держу ее голыми руками.

Увы. Хотел бы, но не могу.

Вместе с этим я ощущал на арене потоки Маны. Видимо, Надию поддерживали зрители.

Над псевдоводой появились грозовые тучи.

Странная, конечно, картина — тучи под водой. Такое только в параллельном мире и бывает.

Сколько уже можно Надию поддерживать?!

— У-у… меня искры отбрасываю-ют.

К тому же Тандер Гард Надии оказался таким мощным, что Рафталия и Фиро не могут к ней подойти. Хоть и хочется впитывать электричество через Флоут Шилд и Чейндж Шилд, но слишком его вокруг много!

— Ух… так даже… мне тяжело приходится.

Я посмотрел на Надию. Она улыбалась, но нервничала.

То ли молнии и ей урон наносят, то ли атаки Рафталии и Фиро ее вымотали.

— Как же неудобно.

Гарпун скрежетал, пытаясь вонзиться мне в спину, но я не чувствовал уколы. Одни только звуки.

Меня спасает то, что Надия не владеет на манер бесконечно адаптирующейся Бабульки какой-нибудь пропорциональной атакой.

Если бы владела, я бы так просто не отделался.

— Пора!

— И мне-е.

Рафталия и Фиро не стояли за стеной молний просто так. Они обе готовили сильные техники.

Стоят они чуть поодаль. Надеюсь, смогут дотянуться чем-нибудь дальнобойным.

— Катана Ветра: Вакуум! — Рафталия встала в стойку для иая, а затем выпустила в Надию воздушный клинок.

— Дритт Виндшот! — Фиро, в свою очередь, метнула сгусток сжатого воздуха.

На их пути стена молний. Видимо, они решили таким образом с ней совладать.

Навык Рафталии врезался в стену и пробил ее. Следом пролетел залп Фиро.

— Отлично! Вы молодцы! Аттак Саппорт!

Я призвал в правую руку шипы и вонзил их в Надию.

Может, сам я никакого урона и не наношу, но Аттак Саппорт вдвое усиливает мощь следующей атаки.

Выдержишь ли?

— О?

Надия взмахнула гарпуном, словно собиралась применить какой-то навык и сбить подлетающие снаряды.

Однако два заклинания одновременно она произнести не может.

А малой кровью от атак Рафталии и Фиро не отделаться.

— Ладно, придется так, — сказала Надия и… сломала гарпун?!

Из его половинок появились клинки… словно сотканные из Маны.

Я ощутил, как из гарпуна наружу выплеснулась вся магия.

В играх мне доводилось видеть подобное. Это какая-то сверхмощная атака, ради которой надо пожертвовать оружием.

В ходе атаки оно ломается и становится бесполезным.

Значит, в этом мире такое тоже бывает?!

— Берегитесь, иначе вам не поздоровится.

Надия метнула половину сломанного гарпуна в приближающиеся снаряды.

Обломок столкнулся с навыками.

А в следующее мгновение вспыхнул и взорвался.

— Кья!

— А-а!

Взрывная волна отшвырнула Рафталию и Фиро назад.

Надию успели окружить каким-то защитным барьером, так что ее просто обдало ветром. Как и меня.

Что-то эта зрительская поддержка уже ни в какие ворота не лезет! Эй, вы!

Одну только Надию и поддерживаете!

— Когда ты уже сдашься?!

— О-хо-хо.

— Я еще в строю!

— И я! То-о!

Рафталия с Фиро выбежали из поднявшегося песка и занесли оружие.

— О! Меня радует ваше упорство!

Надия поймала Катану Рафталии вторым обломком.

— Кх… — Рафталия пострадала от статического разряда, но не стала отступать, чтобы Фиро воспользовалась возможностью.

Я тоже дернулся, чтобы повернуть попытавшуюся сбежать Надию и подставить ее под удар когтей.

— Ого… впечатляет.

Однако все еще заряженный силой молний гарпун Надии на мгновение обратился молнией, вытянулся и отбросил Фиро обратно.

— Кья! У… чуть-чуть не хватило-о!

— А теперь вторую, — сказала Надия и… приложила оставшуюся половину гарпуна под грудь Рафталии.

При этом выглядела настолько непринужденно, словно дружески шутила, а не на жизнь покушалась.

— Э? А?! Кья-а-а-а-а-а-а!

Взрыв, словно от гранаты, отшвырнул Рафталию назад.

Тем не менее, она приземлилась на ноги и тут же выставила Катану перед собой.

— Значит, вы не настолько хилые, чтобы вас так просто одолеть. А крупный осколок я уже потратила. Правда, если бы он так близко взорвался, тут бы и мне нехорошо стало.

Что самое удивительное — сама Надия защитилась от недавнего взрыва с помощью моего плаща.

— Кх… почему она настолько сильна?

Полностью поддерживаю, Рафталия. Это каким же монстром надо быть, чтобы в одиночку так воевать?

И тут наконец-то поддержать решили нас. Рафталии и Фиро сбросили мантии.

— Что это?.. А, поняла! Фи… Хамминг! Надевай скорее! Они защищают от молний!

— Ура-а-а, здо-орово!

Они обе быстро облачились в подаренные мантии.

— Рок-тян, мне не нравится, что ты постоянно ко мне липнешь. Давай сражаться поинтереснее.

— Молчи! Нам сейчас не до этого.

К счастью, ты по сути осталась без оружия.

И я такую возможность упускать не хочу.

— Что же, жаль. Значит, первый шаг придется сделать мне.

Надия снова начала колдовать, нацеливаясь на Рафталию и Фиро.

Черт! Как же ей помешать?

Она толком не бьет меня, а когда бьет, мои контратаки звезд с неба не хватают.

Контратака Щита Магического Дракона под названием «Магический Выстрел К» тоже особо не помогает.

К тому же она не срабатывает в ответ на Тандер Гард, который сам по себе считается контратакой.

Если бы я мог отвечать контратаками на контратаки, все было бы гораздо проще.

Похоже, Надия наконец-то разобралась, как воевать против меня, пока я держу ее на месте.

Она целится сразу в двоих — наверняка заклинание будет бить по площади.

Может, окружить ее щитами, чтобы они все сразу в нее контратаками стрельнули?

Надия принялась зачитывать громким голосом, так что…

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! Дритт Шилд! Шилд Призон! Чейндж Шилд!

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и парализуй сие молнией!» Дритт Паралайз Тандер!

Что?! Это никакая не боевая магия, а обездвиживающая?!

Я просчитался!

Надеялся на контратаку от щитов, но они никак не отреагировали.

— Гх…

Высокоуровневая парализующая магия немного ослабила мою хватку.

— Ого, впечатляет. Обычно противников парализует так, что они и пальцем пошевелить не могут, — проговорила Надия.

Вместе с этим она не упустила возможность, вырвалась на свободу и отпрыгнула.

— Мне пришлось стать крепким, чтобы выжить.

Хорошо хоть я обзавелся устойчивостью к парализации.

Казалось бы, в подпольном колизее ничему нельзя удивляться… но все равно схватка получается тяжелой.

Неважно, как соотносятся наши характеристики, Надия все равно превосходный боец.

Не будь у нас проклятия, мы бы наверняка одолели ее, но не в два счета.

Она не из тех, кого можно победить, если только не обгонять по силе.

Но все-таки я удивлен, что бой проходит так тяжело. Что-то здесь не так.

Может… кто-то занижает наши характеристики заклинанием, а ее, наоборот, поддерживает?

Я еще помню странное чувство, которое охватило меня при виде окна Статуса.

«…Может, выжечь тут все Гневным Щитом?» — промелькнуло в голове.

Но мне не хочется просить его о помощи, и дело тут не только в уменьшившихся характеристиках.

К счастью, Рафталия и Фиро готовы продолжать бой.

К тому же им бросили нейтрализующие молнию мантии.

Если я смогу еще раз поймать Надию, в этот раз у нас должно получиться.

Тут, однако, кто-то бросил ей еще один гарпун.

Дерьмо… ну почему ей помогают в самые нужные моменты?!

— Давненько мне не приходилось настолько тяжело. И раз так… сражусь-ка я с вами всерьез.

Надия подприсела, зрители взбудоражились.

Видимо, ждут, что сейчас случится что-то интересное.

— БОЕЦ НАДИЯ СЕЙЧАС ИСПОЛЬЗУЕТ ДОЛГОЖДАННУЮ ЗВЕРИНУЮ ФОРМУ! ДАВАЙТЕ ВСЕ НАСЛАДИМСЯ НАСТОЯЩЕЙ БИТВО-О-О-О-О-ОЙ!

«Звериную форму»?!

Я припоминаю, что среди полулюдей есть так называемые зверолюди, еще больше похожие на животных.

Кроме того, работорговец как-то рассказывал, что некоторые полулюди способны по собственной воле обращаться зверолюдьми.

Такое превращение дает серьезную прибавку к характеристикам.

А стало быть, до сих пор Надия сражалась, спустя рукава.

Плохо дело…

Вокруг Надии собралась Мана. С земли поднялся туман, частично скрывший ее от глаз.

Наверное, лучше всего сказать, что мы видели в тумане лишь ее силуэт. Надия начала раздуваться с каким-то булькающими звуками. Поначалу я думал остановить ее превращение, но оно происходило слишком быстро.

Когда я добежал, оно уже завершилось.

И тогда Надия предстала нашим глазам.

Черный и белый цвет раскрасили все ее тело.

У нее появилась обтекаемая голова и мощный раздваивающийся хвост, необходимый рыбам для подводного плавания.

Кожа блестела, словно мокрая резина.

На спине появились акульи плавники, однако в целом внешность Надии не внушала ужас, в отличие от акульей.

Хотя существо, которое она напоминала, и использовалось за границей в качестве убийцы в фильмах ужасов, но куда реже по сравнению с акулами.

Куда больше о них снимали фильмов, где они дружат с детьми[7].

— Э? — изумилась Рафталия, но мне сейчас не до ее возгласов.

Нужно смотреть в оба и думать, как теперь быть.

Так вот, перед нами появилось любимое существо посетителей японских океанариумов.

Правда, в зверочеловеческой версии у него есть пара рук и пара ног.

Итак… против нас, насколько я могу посудить, млекопитающее отряда китообразных семейства дельфиновых… короче говоря, косатка.

Конечно, мне уже доводилось замечать в этом мире всяческих зверолюдей, но человека-косатку вижу впервые.

Она может показаться тяжеловесной и неповоротливой… но я уверен, что впечатление обманчивое.

Размером она примерно как Фиро в форме Филориала.

Или, выражаясь проще, довольно здоровая.

— Что же… приступим!

С учетом того, как Надия разила нас молниями, я предполагал, что она превратится в райдзю[8], нуэ или другого мифологического монстра.

Например, в дракона. Еще ей бы облик тигра подошел.

Но она оказалась водоплавающим зверочеловеком.

Куда важнее, впрочем, то, что до сих пор она не сражалась против нас всерьез.

Наверное, можно считать, что теперь она стала сильнее во всех отношениях.

Словно в доказательство этого, она стремительно перемещалась внутри псевдоморя во все стороны, лишь слегка двигая хвостом.

Да уж, за неправильно сложившееся впечатление приходится расплачиваться.

Наверняка она собирается в какой-то момент ускориться и броситься на нас.

Я так понимаю, она полагалась в основном на магию потому, что в форме зверочеловека побеждает грубой силой?

Видимо, ее тактика состоит в том, что она практически не принимает эту форму и оставляет ее для случаев, когда противник оделся так, чтобы защищаться от магии.

— Э… э-э… — Рафталия смотрела на мечущуюся Надию потерянным взглядом.

— Чего засмотрелась?! Сдохнуть захотела?!

Против нас противник, которого так просто не возьмешь!

— Ра… Сигараки! Очнись!

Я все пытался привести Рафталию в чувство, но она почему-то оставалась в прострации и никак не вставала в стойку.

— Сестрица! — пыталась Фиро, но тоже тщетно.

— Я начинаю! — Надия перехватила гарпун, ускорилась и устремилась к нам по прямой.

Я встал перед Рафталией и развернул многослойную защиту из щитов, но когда уже собрался призвать Щит Метеора…

— …Сестренка Садина?


Глава 17. Фарс

А?

Рафталия… явно обращалась к Надии.

Та в ответ замерла прямо перед нами, хотя еще секунду назад неслась на всех парах.

— …О?

Зрители увидели, что Надия замерла, и начали шуметь.

Так. Если я правильно помню, Садина была в их деревне рыбаком.

Очень сильная. Рыбак. Зверочеловек…

Да еще и водоплавающий. Действительно, слишком многое сходится!

Неужели Надия и есть Садина?!

Да ну, не бывает таких случа…

— Это ведь ты, сестренка Садина? Почему ты здесь?! — Рафталия расстегнула доспех, чтобы показать уши и хвост.

— Э-э-э… ты так выросла, что я глазам своим не верю. Неужели это ты, Рафталия-тян?

— Да, это я, сестренка Садина.

Видимо, такие случайности все-таки бывают.

Получается, нам несказанно повезло?

Перед нами ведь как раз односельчанка Рафталии.

Надия-Садина внимательно посмотрела на меня, затем задумчиво наклонила голову.

И, наконец, весело улыбнулась.

— Вот так встреча. Давайте тогда сделаем вид, что сражаемся, а на самом деле поговорим.

— Ладно.

— Итак, почему ты здесь сражаешься?

Садина делала вид, что сцепилась со мной оружиями, хотя на деле давила гарпуном совсем не туда, куда надо.

Рафталия и Фиро изображали бесплодные попытки подбежать к ней. Противнику будто бы удавалось каждый раз отбрасывать их обратно.

— Нам срочно нужны деньги, чтобы выкупить детей деревни. Мы завладели землей, на которой стояла деревня, — тихо объяснила Рафталия.

Мне очень не нравятся взгляды зрителей.

Еще бы — совсем недавно была такая эффектная схватка, а теперь мы лишь обмениваемся вялыми выпадами.

— Похоже, ты через многое прошла на пути к этому. И стала такой красавицей…

Садина занята комплиментами… по сторонам смотри!

— Короче, испусти еще раз молнии. Рафталия, Фиро, нападайте самыми эффектными приемами. Я тоже попробую применить навык покрасивее.

— Есть.

— Ла-адно.

Садина для красоты разрядилась молниями во все стороны.

Они достигли самых стен арены и наполнили ее оглушительным рокотом.

Я с показной поспешностью создал бастион из щитов, чтобы защититься от грозной на вид, но на деле слабой атаки, после чего передал инициативу спутницам.

Те тоже использовали самые эффектные умения, которые только знали.

Или, точнее, изображали красочный бой при помощи магии иллюзий.

Разговор тем временем продолжался.

— Почему ты с самого начала не сражалась в форме зверочеловека?

Так бы Рафталия сразу признала в ней Садину… По всей видимости, Рафталия не знала, что Садина умеет обращаться получеловеком. Если бы знала — обошлось бы без всех этих сложностей.

— Кто бы говорил, Рок-тян. Форма получеловека служит мне маскировкой.

…Ну, я ее понимаю. Сам ведь использовал шлемы и маски, чтобы скрывать лица.

Судя по словам Садины, облик получеловека для нее — маскировочный.

Даже интересно спросить, кем она себя ощущает.

Но это как-нибудь потом.

— Что будем делать?

Вернемся к теме.

Раз Садина нам не враг, с ней можно договориться и закончить бой.

— Мы поставили большие деньги. Ты должна нам проиграть.

— Не все так просто. Я серьезно потратилась, и мне тоже нужны деньги.

— Пропила?

— Нет-нет. С помощью одного торговца скупила деревенских детей.

Садина вкратце рассказала о случившемся… Оказывается, она приложила руку к ажиотажу вокруг детей Рулороны.

Купив нескольких детей из деревни, она спрятала их где-то в Зельтбуле.

С самого начала ей пришло в голову попросить нелегального торговца, с которым она завела знакомство, выставить объявление о покупке детей за крупные деньги, чтобы по-быстрому их разыскать.

Это вышло ей боком. Та сумма в конечном счете привела к ажиотажу.

Пытаясь наскрести денег на выкуп остальных, теперь уже резко подорожавших рабов, Садина заключила сделку с торговцем оружия, который гонял ее, например, участвовать в битвах тайного колизея.

«Что мешало ей купить рабов, пока они были в Мелромарке?» — сразу подумал я, а потом вспомнил, как там относились к полулюдям до роспуска Церкви Трех Героев. Ей пришлось бы несладко.

Наверное, ей и правда было проще заработать легких денег в Зельтбуле и там же разместить заказ.

Так вот, прямо сейчас ее работа состоит в том, чтобы дойти до финала этого чемпионата и проиграть противнику — темной лошадке, на которую поставлены крупные деньги.

Кроме того она в поисках денег залезла в долги.

Это же получается, что выкупленные ей рабы превратились в заложников!

— …Что же нам теперь делать? Если ошибемся, за мою голову назначат награду, а детей распродадут.

— Сколько ты задолжала?

Садина сообщила общую сумму долга.

Кх… много. Но моего выигрыша хватило бы.

Возможно, если она дотерпит… то что-нибудь придумать удастся.

Садина поняла ход моих мыслей, отпрыгнула и кивнула.

Ладно. Пора устроить фарс.

— Чейн Шилд!

Закружились связанные цепью щиты.

Садина попалась в них, тем самым будто бы открывшись для атаки.

Если бы она сражалась всерьез, то наверняка либо сломала бы их, либо просто не попалась бы.

— Сигараки! Хамминг! Добивайте! — приказал я как можно громче.

Рафталия и Фиро все поняли. Кивнув, они начали собираться с силами и копить Ману.

Садина дела вид, что пытается выпутаться, но не может.

Громко гремели цепи.

— Ха-ха-ха… это не простые цепи. Они не отпустят тебя, пока я им не прикажу, — поставленным голосом рассказывал я, выигрывая время для Фиро и Рафталии.

Зрители просто кипят.

Еще немного, и они все будут в восторге от битвы.

Садина стоит и улыбается.

Прекрати, контору спалишь.

— Ты зря надеешься, что такие оковы меня удержат!

— Хе-хе-хе, попробуй освободиться, если сможешь!

Еще немного потянули время и, наконец, Рафталия и Фиро закончили.

В то же мгновение Садина напряглась и порвала цепи.

— Что-о?! — завопил я, подстраиваясь под сценарий.

На самом деле я бы в такой ситуации, пожалуй, недовольно цокнул.

Даже я сам считаю, что переигрываю.

Зато зрителям очень понравилось, судя по громким возгласам.

— Но ты опоздала! Нападайте!

— Есть!

— Угу!

Появился огромный вихрь.

Интересно, Фиро понимает, что мы сражаемся понарошку?

Опасался я зря — она создала ветер куда более масштабный, чем получается у хорошо известного мне Цвайт Торнейдо.

Как только сработала магия, Рафталия сделала вид, что применила технику.

— Призрачные Катаны!

В вихре появилось и закружилось множество клинков.

Затем все они устремились к Садине, словно она их притягивала.

— Кху-у-у-у-у!..

Из Садины отличная актриса.

У нее прекрасно получается отыгрывать попадание в западню после освобождения от цепей.

И вопит так, словно ей в самом деле больно.

Я бы даже поверил, что ее в самом деле ранило, но Рафталия ведь ни за что не стала бы вредить старой подруге.

Прошло где-то полминуты, и танец ветра и клинков прекратился.

— …

Садина стояла на месте и изображала полную растерянность.

Наконец, она рухнула на спину.

Видимо, такого зрители не ожидали. Трибуны мгновенно окутала тишина.

— …Здесь мне не победить. Сдаюсь, — признала поражение Садина, якобы сделавшая все, что было в ее силах.

Глава 18. Показательный бой

После короткий паузы трибуны взревели.

— Вот мы и победили.

Конечно, под конец бой превратился в фарс, но оставил после себя немало хлопот.

Нам нужно как можно скорее связаться с торговцем, который платил Садине, и переговорить с ним.

Потому что иначе он распродаст односельчан Рафталии в счет уплаты долгов Садины.

Ну а за следующий бой… можно, наверное не волноваться.

Во всяком случае, не хочется думать, что там будет кто-то еще сильнее Садины.

— Да-а… вы меня сильно удивили, — притворно льстила нам Садина.

Ну, с учетом того, что результаты всех матчей были расписаны заранее, элемент неожиданности в чемпионате был очень кстати.

Правда, кажется, что организаторы боев мое мнение не разделили.

К ведущему подбежал посыльный и вручил сообщение.

— Э-Э-Э… Организаторы чемпионата очень признательны вам за эмоции, вызванные поединком. Поэтому мы хотим провести среди зрителей опрос, который поможет нам доставить вам еще больше удовольствия, — зачитал тот, подозрительно бегая глазами.

Видимо, он понимал, к чему шло дело, но спорить с начальниками не собирался.

Трибуны начали шуметь.

Никто не кричал о том, что бой «слили не по правилам», ведь в тайном колизее никаких правил нет.

Так что вместо этого они пытаются как-то ответить на случившееся под видом того, что «доставляют зрителям еще больше удовольствия».

Напрямую они нам навредить не могут из-за покровительства работорговца и ювелира.

Поэтому, видимо, попытаются прикончить, пока мы не покинули арену.

— Ответственные за проведение чемпионата желают обратиться к вам, — закончил ведущий.

После его слов на верхних трибунах, приготовленных для почетных гостей появилось несколько пухлых купцов. Их предводитель поднял руки, словно требуя аплодисментов.

— Леди и джентльмены. Мы, организаторы чемпионата, вышли к вам лично, потому что хотим, чтобы вы ушли еще более довольными, — неспешно объявил он.

Битва уже закончилась. Что ты задумал?

Впрочем, это ощущение мне уже знакомо.

Ощущение того, что сейчас случится что-то крайне неприятное.

Вообще, мне они не нравятся уже тем, что с самого начала решили, кто станет победителем чемпионата.

А теперь еще надеются нас какой-нибудь ерундой остановить… Вспоминаются козни Церкви Трех Героев.

В задней части трибун для почетных гостей повесили вывеску.

— Согласны ли провести показательный бой с участием победителей этой битвы?!

— А-а-а?! — возмущенно воскликнул я.

Рафталия, Фиро и Садина тоже несказанно изумились.

— Ох…

Дерьмо! Решили вот так с нами расправиться за то, что спутали планы?

Но как бы я ни кривился, зрители принялись вовсю аплодировать.

Плохо дело. Если мы откажемся, нас могут дисквалифицировать.

— Их противником стане-е-е-ет!

Торговец щелкнул пальцами, и на арене появились трое.

Хм? Что за? Разве нормальные люди так ходят?

На арене появился какой-то клоун с двумя… одетыми манекенами.

Клоун в маске, и я не вижу, кто под ней скрывается.

— …Рок-тян. Это весьма-а плохой поворот.

— Почему?

— Это очень известный боец. Он появился недавно и выигрывает турнир за турниром. Он очень силен. Я думала, в этом чемпионате он не участвует, но…

Они притащили бойца, который не участвует в турнире? Подкупили? Это, наверное, тот, о ком предупреждала Лисия.

В любом случае, сейчас с нами сверхмощная Садина, так что победить наверняка сможем.

— О ДА! ЭТО ЖЕ МЁРДЕ-Е-Е-Е-ЕР ПЬЕРО-О-О-О-О!

Типа клоун-убийца? Какое неприятное имя.

Хотя, я руководствуюсь только переводом, который предоставил Щит.

Трибуны вновь взорвались аплодисментами.

— Мы предлагаем провести показательный бой команды Рок Валли плюс Надия против Мёрдер Пьеро! Проголосовать за можно в течение трех минут! Ставки будут приниматься в течение десяти минут после начала битвы! Что скажете?!

Зрители тут же завели оживленные разговоры, поглядывая на нас… с кровожадным любопытством в глазах.

…Понятно. Наверное, не стоит рассчитывать, что кто-то выскажется против битвы.

— Более того, мы готовы прямо сейчас оплатить все победившие ставки на бой команды Рок Валли против Надии! Почему бы вам не заработать сегодня еще больше? Итак, просим всех согласных с битвой поднять руки!

Как только торговец договорил, большая часть зрителей подняла руки.

Кх… он их, по сути, уговорил.

— Как они только согласились на такое?!

— Рок-тян, посмотри на вывеску за его спиной…

— Чего? Что там такого написано?

Там надпись на нескольких языках. Я отыскал знакомые мне мелромаркские буквы и не без труда разобрал их.

— «В качестве особого исключения все ставки, поставленные на Надию, будут признаны выигрышными в случае победы Мёрдер Пьеро». Все поставившие на меня наверняка одобрят такой поворот. А ставил ли кто-то на твою победу в чемпионате до его начала, я даже не знаю.

Ну… я ведь специально сделался безвестным, чтобы заработать побольше на победе.

Думаю, кроме нас самих, работорговца да ювелира никто больше так не ставил.

— Но все-таки! Разве так можно? Я понимаю, что тут тайный колизей, но разве в нем можно вводить такие странные правила?

— Поэтому и проводится опрос, который пока склоняется к одобрению.

И организаторы хороши, и зрители не лучше!

Подстраивают правила под себя прямо на ходу.

Впрочем, если подумать о происходящем с точки зрения коммерсанта, то их можно понять.

Организаторы подкинули мне Садину в качестве убийцы, а она взяла и сдалась.

И теперь образовавшуюся яму нужно закопать.

Но как-либо навредить нам тяжело из-за покровителей.

Вот и остается с одобрения зрителей втянуть нас в еще один бой.

Но это последнее, что они могут.

Никаких других невыгодных нам условий организаторы не выставили.

Иначе зрители начали бы их подозревать.

Даже опроса хватило, чтобы озадачить некоторых из них.

Слишком уж грубый метод они выбрали.

Еще немного, и они сорвали бы с себя все покровы.

Или, если выразиться иначе, победим здесь — и первенство в чемпионате наше!

— Ладно! Давайте пока подлатаемся магией.

Думаю, перед началом боя стоит залечить все раны, которые удастся, и снова собраться с силами.

Поэтому я попытался подлечить Рафталию и Фиро заклинанием.

— Цвайт Хил.

Однако…

Что за? Магия не сработала. Ее словно подавили на манер того, как во время боя делала Садина.

— Рок-тян, слушай внимательно, это важно.

— Чего?

— Организаторы прервут любую магию, которую мы попытаемся применить.

— Так это не ты подавила мою магию поддержки?

— Нет, в тот раз это сделала я. Но теперь нет. У них несколько дюжин магов, которые полностью гасят нас. На арене постоянно действует подавляющее магию поле.

Сколько еще организаторы собираются мешать нам?.. Ладно, обойдемся без магии, подлечимся мазью.

До начала битвы две минуты.

Сколько успеем, столько успеем.

Но главное — с нами могучая Садина. Если она будет сражаться за нас, победим с легкостью.

— И еще кое-что, Рок-тян.

— Что?

— Возможно, ты и сам заметил, но во время нашей битвы организаторы тихонько поддерживали на вас ослабляющие эффекты. А на мне — усиливающие.

— Чего?!

— В общем, поскольку теперь я стала их врагом, не жди от меня той же силы, что и раньше, ладно?

Дерьмо! Да сколько же им пришло в голову способов подпортить нам жизнь?

Мне запретили использовать даже простейшую лечебную магию, приходится ограничиваться первой помощью.

А теперь еще и Садина вместо прибавок к характеристикам получила понижение.

Что-нибудь изменится, если я вслух возмущусь?

…Вероятнее всего, мои слова примут за отговорки и не станут слушать.

Тайный колизей все-таки.

А вообще, разве тут участвуют не ради быстрого обогащения?

Теперь я жалею о том, что повелся на заманчивые коэффициенты.

Ну а нашего противника наверняка тоже усилят.

…Полагаю, именно для этого они и объявили паузу в три минуты. Его усиливают как только можно.

Да и мне кажется, будто тело стало еще неповоротливее.

— Вы, Рок-тян, тоже довольно сильны. Наша битва меня удивила.

— Ну, еще бы.

Я один из Священных Героев, призванных сражаться с волнами. По-хорошему, обычные люди рядом с моей силой и близко стоять не должны.

Черт… да не будь на мне проклятия, я бы несмотря на всю ослабляющую магию им показал!

Хотя, погоди-ка… у меня ведь после мира Кидзуны остался щит, который здесь может пригодиться.

Я сейчас о линейке щитов Бякко. У них есть эффект под названием «Без поддержки».

Поскольку Бякко подобен Лингую, его щиты должны быть доступны.

Если ослабляющая магия тоже считается поддержкой, щит сможет ее нейтрализовать.

Я уже подумал было переключиться, но замер…

Мне не хватит ресурсов как следует улучшить щит. Попробовал усилить, чем мог, и проверил характеристики.

Мда-а… сомнительный выбор. Щит получился гораздо слабее полноценно усиленного Щита Магического Дракона.

Я проиграю по характеристикам даже с учетом отмены негативных эффектов.

— Ра… Сигараки.

— Что такое?

— Возможно, оружие Бякко сможет обезвредить магическую слабость.

Теперь уже Рафталия полезла в Статус.

— Мне недостаточно характеристик для того, чтобы как следует использовать тати Бякко. Кроме того, он не обладает эффектом «Без поддержки».

Ну, что поделаешь. Придется воевать чем воевали.

— Короче… — Садина бросила взгляд на организаторов, непринужденно помахала гарпуном и подмигнула мне. — Придется победить как получится.

— Ага.

— Есть. Мы одолеем этого противника и вернем деревенских детей!

— Победи-им.

Практически одновременно с тем, как Рафталия и Фиро поддержали нас, опрос закончился в пользу проведения показательного боя.

Мы фактически не можем применять магию, нас ослабляют, а врага усиливают.

Как же тяжело будет победить в таких условиях?

Я знал, что на честность можно не рассчитывать, но знайте все-таки меру.

Может, потом приказать работорговцу и ювелиру обанкротить этих ребят?

…Смогут ли они? Думаю, если прибавить ко всему прочему власть Героя, поквитаться выйдет.

Но в любом случае, сейчас нужно думать о победе.

Если проиграем, расправа будет похожа на месть за обиду.

Меня немного беспокоит, что организаторы ушли с трибуны еще до окончания опроса.

Бой нужно завершить поскорее. Уверен, ничего хорошего они не задумали.

— ИТА-А-А-А-А-А-АК! ДА НАЧНЕТСЯ-А-А-А-А! БИТВА-А-А-А-А!

Звук гонга объявил начало поединка против чудака по имени Мёрдер Пьеро.

Наша задача — поскорее разобраться с этим… кто он там, кукловод?

Марионетки побежали прямо к нам, щелкая суставами. Жутковатое зрелище.

— Вперед! Цельтесь в того, что сзади!

— Есть!

— Иду-у!

Поскольку Садина не могла использовать магию, то просто побежала следом за Рафталией, не покидая зверочеловеческой формы.

Может, она быстрая… но некоторая грузность все-таки видна.

По скорости она немного уступает Рафталии и Фиро.

Вид бегущих девушек дал понять, насколько Садине помогали усиливающие заклинания.

Впрочем, сейчас мне нужно думать не об этом, а о том, как обездвижить марионеток!

— Ха!

Я встретил подбежавших марионеток. Одна замахнулась на меня мечом, другая топором.

Тело ощутило импульсы ударов.

Но им не удалось пробиться сквозь защиту.

— …

— …

Мне не нравится, как они стучат суставами.

По всей видимости, Мёрдер Пьеро управляет ими через клубок, который держит в руках.

— Ничего личного, но нам хочется завершить поединок поскорее. Пожалуйста, потерпите!

— Мы победим!

— Прости, что тебе приходится отдуваться за меня, но у меня были причины. Потерпи уж!

Я и приказа отдать не успел, а Рафталия, Фиро и Садина уже накинулись на врага.

Полагаю, он силен… но вряд ли сможет с нами совладать.

Мы прорвемся через любые преграды, которые вам взбредет поставить на нашем пути!

Мы не можем проиграть!

— …Спайдер Нэт.

— Что…

— Э-э?

— О?

Оружие девушек резко остановилось, так и не коснувшись Мёрдер Пьеро.

Ч-что это было?!

— М-мое оружие… запуталось в нитях!

— Н-не распутать.

— Неприятно вышло.

В воздухе проявились нити, опутавшие их оружие.

А затем они же, словно повинуясь собственной воле, крепко опутали и самих девушек.

Боевое связывание? В этом мире есть еще и такая позаимствованная у пауков атака?

Возможно, ими обладают зверолюди, похожие на жуков.

Или обратившиеся людьми монстры наподобие Фиро.

Мёрдер Пьеро поднял клубок перед собой.

— Байнд Ваер.

Обездвиженные марионетки выстрелили в меня нитями.

— Черт! Пустите!

Я схватился за опутывающие нити и что было сил дернул. Вытянуть их получилось…

Но не порвать!

Я могу смириться с тем, что не смог разорвать путы — в конце концов, я вообще атаковать не способен — но все-таки эти нити какие-то подозрительно мягкие.

Что происходит?!

— Кх! Отпустите!

— Не-ет!

— Ра… Сигараки-тян, Хамминг-тян! Отпустите оружие!

Фиро и Садина без труда расстались с оружием, но Рафталия не могла отпустить Клановую Катану.

— Сигараки-тян!

— Я знаю, но… ладно! Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

Рафталия попыталась разорвать паутину навыком, но лишь высекла из нее искры.

Да ладно?! Из чего она сделана, что не поддалась навыку Рафталии?!

Или разница в наших характеристиках настолько безнадежная, что лезвие Рафталии уже не может навредить противнику?

Если я прав, можно сразу переключаться на Гневный Щит и начать все выжигать.

Я приставил руку к Щиту, без труда пересилив нить.


[Превращение заблокировано из-за постороннего вмешательства]


Перед глазами высветился текст.

Что за?

— Не выйдет.

Нити так опутали Щит, что он уже больше походил на клубок.

— Чейндж Сил Ваер…

— Кх… какого…

Я слышал, что он очень силен, но это уже ни в какие ворота не лезет!

У него есть атака, которой есть смысл пользоваться только против Героев!

— Фаер Паралайз Ваер.

Со всех сторон ко мне потянулись пылающие нити.

Дерьмо! Конечно, я даже жара не ощущаю, но противник явно пытается в первую очередь разобраться с командиром, то есть, со мной!

— На… Рок-сама!

— Скорее отключи Катану! Возьми вторую, ей и воюй!

— Т-так точно!

Потом отбеги подальше, пока он тебя окончательно не опутал!

Ладно… что теперь?

Во, освобожусь Щитом Метеора!

— Щит Ме…

— Скилл Сил.

Нить обвилась вокруг шеи. Нисколько не больно.

Но…

— Ч-что за…

Пытаюсь применить навык, но никак не могу выговорить название!

— Ч-что происходит?!

Здесь явно что-то не в порядке!

Даже если предположить, что Мёрдер Пьеро умеет использовать магию, как у него получается мешать навыкам?!

У меня есть устойчивость ко всевозможным эффектам, но если она не работает… очень вероятно, что дело как раз в нити.

В некоторых играх подобные «атаки с привязкой к объектам» могут пробивать устойчивость.

Возможно, в этом мире такое правило существует. Во всяком случае, против меня оно работает.

— Те-е-е-ей!

Фиро просочилась сквозь нити и набросилась на Мёрдер Пьеро голыми руками.

Тот даже не стал защищаться — либо не думал, что невооруженную Фиро стоит бояться, либо не мог отвлечься от опутывания меня и Рафталии.

— То-о!

Фиро «буфнула», обратилась Филориалом, перепрыгнула через нити и замахнулась пинком что было сил.

Застигнутый врасплох Мёрдер Пьеро резко повернулся к Фиро и метнул в нее несколько нитей.

— Не хватит!

По-видимому, враг надеялся, что огромная Фиро запутается в любом случае, так что плотную сеть создавать не стал.

Фиро в ответ обратилась человеком, включила собственное ускорение Филориалов, которому не могла помешать никакая магия, прошла через нити и все-таки пнула Мёрдер Пьеро, в самое последнее мгновение на секунду снова приняв форму Филориала.

— !

Мёрдер Пьеро встретился с ногой Фиро и улетел назад.

Однако вокруг него тут же собрались нити и образовали кокон. Он поглотил силу удара, и противник спокойно приземлился на ноги.

Кокон сразу распутался, собрался в большой клубок и укатился к краю арены.

— Это не конец! — подоспела Рафталия и замахнулась Катаной. — Призрачный Клинок: Душегуб!

— …Не выйдет.

— Уверен?

Клинок Рафталии прошел сквозь нити и достиг Мёрдер Пьеро.

— ?!

Я услышал, как его тело издало звук пересыпающегося песка.

Что это было?

…Неважно, мы должны продолжать.

Благо у Рафталии есть клинки для битв против призраков и прочих нематериальных противников.

— Хорошо… попробую так.

— Майнд Лайн.

На пути следующей атаки Рафталии встали только что созданные нити.

В прошлый раз Катана прошла насквозь, но теперь запуталась.

— Еще не все-е!

Фиро попыталась подбежать и пнуть противника еще раз, но в центре комнаты вдруг появились нити… а, нет!

Перед Фиро вдруг возникли марионетки, которые вроде как находились возле меня.

Черт! А я с места сдвинуться не могу!

— Теперь… попробую этим. Нидл Шот!

Теперь клубок выстрелил иголкой! С тянущейся от него ниткой, ага.

Какие-то все атаки сплошь вышивальные!

— Рок-тян! Как ты?! — обратилась подбежавшая Садина.

У нее нет оружия, она не может использовать магию. Выходит, она не может сражаться?

А вообще, когда на арене складывается такой перевес, разве зрители не должны поддерживать проигрывающих деньгами?!

Тут я заметил, что оружие нам все-таки сбрасывали, однако противник ловил его сетями.

Вся арена превратилась в паучье гнездо. Оружие до нас просто не долетало.

Насчет того, поддерживают ли нас магией, сказать сложно. Скорее всего, все попытки пресекаются организаторами.

Черт… Рафталия и Фиро так и проиграть могут.

Да и меня нити куда-то тянут.

Более того, они переставляют мне руки и ноги, пытаясь передвинуть.

Судя по тому, куда я иду… Мёрдер Пьеро надеется прикрыться мной от Рафталии.

Я полагал, Садина — на редкость талантливый боец, но видимо, нет пределов совершенству.

Правда, по моим ощущениям, нам мешают в первую очередь ослабляющие заклинания и запрет на магию. Без них бы мы победили с легкостью.

— Сестрица! М… м-м…

Фиро обернулась человеком, отпрыгнула и вдруг начала мычать.

А затем… вообще запела.

— Сейчас не до песен! — прикрикнул я на нее, но тут Фиро посмотрела на меня и начала показывать жесты.

Хм-м… она изображает прическу и манеру держать оружия… Кидзуны?

Эта песня… из тех, что она освоила в ее мире?

Я помню, что она умела петь, будучи хамминг ферри, но неужели и сейчас не разучилась?!

Что-то мне ее песня колыбельную напоминает!

Нити вокруг нее стали дергаться, будто их кто-то бил.

Наконец, они вспыхнули и вернулись в клубок Мёрдер Пьеро.

Как я и думал, нити уязвимы к магии.

— Фаер Сонг.

Фиро пела без аккомпанемента, но я почему-то слышал музыку.

Это ведь не магия, да? Помешать ей не смогут.

Затем Фиро глубоко вдохнула, обратилась Филориалом, сложила из крыльев рупор и крикнула:

— Эар Блок Войс!

Послышался «бух», и я увидел, как в Мёрдер Пьеро полетела какая-то ударная волна.

Ничего себе у тебя козыри в рукаве.

Почему против Кё не использовала?!

Возможно, потому, что обычная магия эффективнее.

— Спасибо, Хамминг! — воскликнула Рафталия и насела на Мёрдер Пьеро.

Она танцевала вокруг всех преград, что возникали у нее на пути и то и дело отключала клинок, чтобы он не запутался.

Пока она сдерживает противника… но надолго ли ее хватит?

Кх… мощность ослабляющей магии увеличивается прямо на глазах.

И Рафталия, и Фиро двигаются все медленнее.

— Рок-тян, — Садина развеяла перевоплощение, вырвавшись из оков, и подошла еще ближе.

Затем коснулась меня, опутанного с ног до головы.

— Чего тебе?

— Не подумай, что я забыла сказать, но мы все еще можем использовать магию.

— Что? Как?

— Разве тебя не учили?

Пришлось вспомнить знания, которые я почерпнул из книг во время путешествий.

Заклинание можно прервать только одному человеку. Несколько человек могут помешать одному, но не наоборот.

Значит, если применять заклинание группой…

Выходит, составная магия нам доступна даже сейчас.

Вспоминается, что Фиро ей несколько раз уже пользовалась.

Садина нагнулась к моему уху и прошептала:

— Мы с тобой можем объединить усилия и зачитать составное заклинание.

— Но противник может нам помешать, если заметит.

— Не заметит. Доверься мне.

Садина подмигнула и сосредоточилась.

— Соберись, Рок-тян, а я помогу. Мы применим усиливающее заклинание.

Ну, как скажешь. Я сфокусировался.

И почувствовал, как Мана Садины вливается в меня… какое странное чувство.

Примерно то же самое я ощущал, когда применял магию на пару с Ост… но не совсем.

Я закрыл глаза и увидел… какой-то кубик.

А рядом с ним… это что, статуя? Нет. Скорее, фрагмент головоломки.

Что за чертовщина?

— Никогда еще не применял составных заклинаний? В общем, тебе надо сплетать из Маны нужные формы.

Вот черт… подкинула работы.

— «Да сольются две силы, дабы поддержать сего. Да даруют сему силу сойти с пути поражения и проложить дорогу к победе…»

Я чувствовал, с какой легкостью Садина составляет детали головоломки и превращает их в слова заклинания.

— Давай, Рок-тян, присоединяйся. Я помогу тебе, — проговорила Садина.

Блок, с которым я все еще возился, быстро обретал законченную форму. Однако те его части, которые должен был делать я, менялись медленно.

И все же… как странно.

Садина делает почти то же самое, что делала Ост…

Я сосредоточился на мысли об Ауре, и на мгновение увидел головоломку, которую показывала Ост.

— Не отвлекайся. Если мы не поспешим, Рафталии-тян придется несладко.

Фиро и Рафталия все еще держатся, но долго не вытерпят.

Я вижу, как Мёрдер Пьеро пытается нащупать в сетях сброшенное оружие, чтобы пустить его в дело.

Так что нам остается закончить заклинание, а затем попытаться закончить битву поскорее.

— «Мы взываем к тебе, о подземная мощь. Как источники силы, мы повелеваем: расшифруй законы мироздания и дай сему силы побороть преграды!»

Садина закончила читать и подняла руку. Над нами собралась черная туча.

Послышались раскаты грома.

— О, так вот что у нас с тобой получилось. Воплощение громовержца!

Мой рот тоже сам собой повторил за ней название заклинания. Зрение переключилось в режим выбора цели.

— Рок-тян. Ты ведь понимаешь, кого мы наделим силой?

— …Еще бы.

Я навелся на Рафталию, не раздумывая ни секунды.

Садина указала на нее пальцем, словно соглашаясь с выбором.

Туча перелетела к ней, затем опустилась.

— Кья! — изумленно воскликнула Рафталия.

— …Конец, — Мёрдер Пьеро выпустил еще нить, пользуясь моментом.

Но нить не смогла обвить Рафталию и отлетела в сторону.

Более того…

— У?!

Мёрдер Пьеро выгнулся от сильного электрического удара.

— Ч-что это?.. — даже Рафталия растерялась от такого поворота.

Не говоря уже обо мне.

По телу Рафталии бежали электрические разряды.

— Откуда у меня такая прибавка к характеристикам?!

— Ра… Сигараки-тян! Мы помогли тебе сильным составным заклинанием. Воспользуйся им с умом!

— Т-так точно!

— Я не сдамся.

Мёрдер Пьеро запустил в нее иглы с привязанными нитями, но и те отскочили от Рафталии. Затем она сама подскочила к противнику так молниеносно, что я с трудом поверил глазам.

— Я не пропущу удар! — Мёрдер Пьеро выбросил из клубка паутину и попытался отпрыгнуть.

— Не выйдет! Крепкие Клинки: Размытый Крест! — Рафталия выхватила оба клинка и обрушила их мощь на Мёрдер Пьеро.

Удар крестом легко перерубил нити, а затем достиг и противника.

— А-а-а-а-а!

Следом Мёрдер Пьеро поразило током и отбросило назад.

Но он не сдался и сумел приземлиться на ноги.

— Я то-оже сражаюсь!

Фиро снова вдохнула и выпустила в противника еще один Эар Блок Войс.

— У-у-у…

Может, песня Фиро — не самая грозная атака, но ударная волна получается более чем ощутимой.

— Теперь вам конец! Составной Навык: Клинок Императора Грома! — Рафталия занесла одну Катану и опустила.

По пути ее лезвие наполнилось ярким светом и засверкало…

А затем обрушилось на Мёрдер Пьеро словно молния.

— Гха…

Арена содрогнулась от волны. В месте удара образовался кратер.

Он выглядел так, словно кто-то применил магический ритуал «Приговор».

Посреди кратера в одиночестве стояла Рафталия.

Мы… победили?

Но если Мёрдер Пьеро повержен, почему нити держат меня так же крепко?

Рафталия смахнула кровь с клинка и проверила состояние противника.

— ?..

Она еще раз посмотрела на клинок. Затем потыкала Мёрдер Пьеро ножнами.

— Это же…

Когда Рафталия стучала ножнами по противнику, раздавался глухой стук.

Кажется, она… стучала по дереву.

Тут я заметил, что по полу перекатывается клубок, который Мёрдер Пьеро до того держал в руках.

Шар из ниток катился к краю арены. Точнее, к горе оружия, которое там запуталось.

Не нравится мне это…

— Скейп Долл.

Вдруг что-то разрезало ножницами кокон, опутавший оружие, и появилось на свет.

— Как я вижу, усилений ~~~~?

«Чем-то» оказался еще один Мёрдер Пьеро.

Рафталия перехватила клинок.

— …Этого ~~~~но. Тебе в принципе не хватает сил.

— Чего?

Ты так тихо говоришь, что я ничего не слышу!

— Если вам пришлось так измучиться, чтобы справиться со мной, тебе нужно стать гораздо ~~~~, чтобы никто не мог с тобой сравниться. Иначе ~~~~ погубит вас.

О чем ты вообще?

— …Я отработала свои деньги. На самом деле я не ~~~~ вам. Еще ~~~~

Ш-ш-ш.

…Мне показалось, или я слышу шум песка?

Он примешивается к словам.

— Постарайся, чтобы тебя не убили.

Эту фразу я услышал отчетливо. Мёрдер Пьеро помахал рукой и исчез в облаке дыма.

По моим ощущениям, ниндзя исчезают примерно так же.

Тут же исчезли все нити, опутавшие арену, а вместе с ними и марионетки.

— К-кто это был?

Мало того, что мы ничего не знаем о противнике, он выражался так, словно испытывал нас, а под конец вовсе бесследно исчез.

— МЁРДЕР ПЬЕРО ИСЧЕЗ! ПОБЕДИТЕЛЬ: КОМАНДА РОК ВАЛЛИ ПЛЮС НАДИЯ-А-А-А-А-А-А-А!

Аплодисменты начались вяло, но уже скоро превратились в бурю, к которой прибавился громкий рев.

Вам было без разницы, кто победит, да?

— Мы победили, Рок-тян.

— У нас получилось!

— Фиро непобедима.

— Тебя Хамминг зовут! — предупредил я Фиро, которая уже совсем страх потеряла.

Ну почему ты забываешь все, что я тебе говорю?!

— Но все-таки… как? Когда этот Мёрдер Пьеро успел поменяться местами с марионеткой?

— Скорее всего, когда замотал себя в кокон. Мне потом постоянно казалось, что что-то не так, — предположила Садина.

— Он очень, очень хорошо прячется. Может, магией? — продолжила Фиро.

Думаю, они обе правы.

Он и близко не проиграл, но ушел с таким видом, словно сделал то, зачем пришел.

И еще высказался в том духе, что нам не хватает сил…

Враг он нам или союзник?.. Не, точно не союзник.

Зловещая атмосфера, которая его окружала, напомнила мне о первой встрече с Грасс.

Если встретимся с ним еще раз — нужно будет обязательно выяснить, что у него за оружие.

Но пока важнее другое. Мы должны спасти односельчан Рафталии.

Мы помахали руками и быстрым шагом направились в комнату ожидания.

Глава 19. Тайная власть

Поручив подручным работорговца забрать деньги за победу, мы выбежали на улицы Зельтбуля следом за Садиной.

Садина пошла против договора, который заключила с коварным торговцем.

Мне нетрудно представить, как он ответит.

Продаст всех рабов из Рулороны, чтобы возместить убыток.

Правда, возможно, он планировал продать их в любом случае.

А поскольку мы такое терпеть не собираемся, то и бежим на всех парах.

— Кажется, они в самом деле старались ослабить нас.

— Это точно.

Стоило покинуть арену, и в теле появилась такая легкость… что я чуть спотыкаться не начал.

— Сюда, Рок-тян.

Мы побежали следом за Садиной.

И добрались до здания в жилом районе Зельтбуля, которое сторожили какие-то суровые типы.

Дом каменный, как раз в духе какого-нибудь купца. Напоминает дом Кидзуны.

У входа уже стояло несколько повозок.

Кажется, мы не ошиблись.

А изнутри доносится такой грохот, словно кто-то все верх дном переворачивает и что-то ищет.

— Этот дом принадлежит должнику, поэтому его сейчас обыскивают. Посторонним вход воспрещен! — крикнули наемники, стоявшие перед дверью.

— Увы, я не посторонняя, — ответила Садина и начала читать заклинание.

— Это же те, о ком нам говорили! — догадались наемники. — Ну уж нет, вам тоже нельзя. Сдавайтесь подобру-поздорову! Вам придется поплатиться за то, что вы сделали!

Отовсюду появились еще… с сорок наемников и обступили нас со всех сторон.

Даже магов с собой привели.

Как наивно полагать, что нас можно взять числом.

Вы хоть понимаете, с кем имеете дело?

Можете пытаться ослаблять нас заклинаниями, но мы-то больше не на арене.

Мы не в западне, и против нас не какие-то именитые бойцы. Рафталия и Фиро не проиграют.

— Вперед, звякалка!

— У, а-а-а-а-а!

Фиро обратилась Филориалом, привязала к ноге моргенштерн и начала косить наемников.

— С дороги!

— Гха!

Рафталия рубила их Катаной.

— Не повезло вам! Дритт Чейн Лайтнинг!

Ну а Садина поразила наемников цепной молнией.

Кажется, таким количеством магов ее не остановить.

Более того, затем Садина зацепила одного из сраженных наемников гарпуном и запустила его в остальных на манер шара для боулинга.

После этого снаружи дома воцарилась тишина.

— Пф. На узких улицах никакая толпа бы не помогла.

Откуда-то издалека в нас стреляют лучники, но их стрелы не могут пробиться сквозь Щит Метеора.

— Садина. Рабы, которых ты выкупила, не зарегистрированы на торговца?

— Не волнуйся, я заплатила за то, чтобы с них сняли печати, и предупредила их, чтобы в случае чего сразу бежали.

— То есть, внутри их нет? — уточнил я.

Садина посмотрела на здание.

— Хм-м? — Фиро наклонила голову. — Сестрица издает какие-то зву-уки.

— О? А ты внимательная. Я проверила, сколько людей внутри дома.

Ультразвуком?

Я как-то слышал, что дельфины, киты и иже с ними ориентируются под водой с его помощью.

А она, будучи зверочеловеком, умеет так же? Как удобно.

— …Все в порядке. Они не успели сбежать, окружены и находятся внутри.

— Ничего себе «в порядке»… но будем работать с тем, что есть! Рафталия!

— Есть!

Поскольку дверь предусмотрительно заперли, Рафталии пришлось срезать петли клинком.

Большое спасибо, что собрались в одном месте.

— Кх… Надия! Как ты посмела нарушить уговор!

— Так получилось. Я старалась, но мне попался неудачный противник. А сюда вообще Рок-тян прийти решил, а не я.

— Поэтому и говорить буду я. Привет и спасибо за все. Конечно, в колизее все решил опрос, да и вообще тайный колизей — такое место, где никогда не знаешь, что может случиться. На него я жаловаться не буду, но происходящее здесь — совсем другое дело.

— Как ты посмел! Это из-за тебя мой план сорвался! А поскольку эта нарушившая договор мерзавка… улыбается, несмотря на рабскую печать, мне пришлось конфисковать ее сокровища!

Видимо, он понимает, что положение у него незавидное.

Но ему только и остается, что злобно смотреть на Садину и объяснять, что именно он вытворял.

Кстати. «Улыбается, несмотря на рабскую печать»?

Я перевел взгляд на Садину, и та указала на свою грудь.

— Она на сиськах.

— Да плевать! Быстро показала!

Я сорвал ленту, которая прикрывала ее грудь, и увидел ярко сиявшую рабскую печать.

— Жадность погубила, не стоило выбирать дешевую печать. С этой совладать несложно.

…Вспоминается, как Фиро в свое время отключила печать монстра.

Видимо, опытный маг может с ней так или иначе справиться?

— Ты должна корчиться от боли при каждом шаге! Почему ты даже не морщишься?!

— Потому что такую боль перетерпеть, очевидно, нетрудно.

Э? Значит, она не подавляет печать полностью?

А, да, Фиро ведь испортила печать так, что она не включалась.

Но печать Садины работает.

Значит, она все еще ощущает боль, пусть и ослабленную… ну она дает.

— Вы думаете, вам сойдет с рук, что вы сегодня натворили?! Вы все покойники! Может, на этот раз вы добьетесь своего, но тайные гильдии Зельтбуля будут преследовать вас вечно!

— Не тут-то было, оружейник… — раздался голос за моей спиной.

Я обернулся и увидел ювелира с работорговцем.

С ними, кстати, немного перепуганная Лисия. И Раф-тян.

— Я так волновалась.

— Рафу.

— Еще бы. Откровенно говоря, сама по себе битва выдалась даже напряженнее, чем против Кё.

Садина прерывала магию, уворачивалась от навыков и вообще показала себя мастером боевого чутья.

Мёрдер Пьеро я бы тоже хотел задать пару вопросов… но ладно.

— Это… это ты, ювелир? — пораженный до глубины души торговец разинул рот и ткнул пальцем в ювелира.

— Я подумал, тоже пригожусь, поэтому пришел. О да.

— А ты здесь зачем?! Хотя неважно! Тайные гильдии Зельтбуля ни за что не пощадят их!

— Нет. Прости, но ассоциации Зельтбуля ничего не смогут с ним сделать. Если бы видел ту битву в колизее, то и сам бы все понял…

Он не стал досматривать битву. Экспромтом поставив нас в невыгодное положение, он сразу побежал конфисковать рабов.

— Я и весь мой клан считаем, что инцидент в тайном колизее не заслуживает внимания, и полным составом выступим против какого-либо наказания команды Рок Валли. О да.

— Аналогично поступит ассоциация ювелиров со мной во главе.

— Н-но почему?!

— Подобно тому, как ты пытался тайно обеспечить победу своему бойцу, тем же самым занимались и мы. О да.

— Что?!

— Ты ведь рассчитывал подзаработать на чемпионате… а потом как-нибудь по-тихому разобраться с Надией и продать с аукциона ажиотажных детишек?

— Уверена, что да. Поэтому я вела себя так осторожно и напрягла все связи, чтобы освободить детей от рабской печати.

Не уверен, что она говорит правду. Понять, о чем на самом деле думает Садина, очень сложно.

Что же ты такая спокойная, раз все понимаешь?!

— А теперь поговорим по существу. Буду называть тебя оружейником, не против? Завтра мы одержим победу в финале. Денег, которых мы заработаем, хватит, чтобы расплатиться по долгу Надии. Мы купим ей свободу, а ты сейчас же отдашь всех рабов из Рулороны.

— Что за чушь?! Какой дурак расстанется с таким богатством?! Ты хоть представляешь, каких денег стоят эти детишки?!

Ну, я прекрасно знал, что он не согласится.

— И вообще, с какой стати тебя поддерживает ювелир?!

Ах, да… я ведь не представился.

Видимо, ему не хватило кривляний ювелира и работорговца, чтобы догадаться, с кем он имеет дело.

— В колизее все уже догадались, кто на самом деле возглавляет твою команду, Рок-тян. Правда, они до сих пор спорят, настоящий ли ты.

— Ничего, расскажу ему. Если попытается разболтать — остальные наверняка подумают, что я самозванец и поднимут его на смех, — я смерил торговца взглядом, затем выставил большой палец и заявил: — Я Священный Герой Щита Иватани Наофуми, призванный сюда из иного мира. Я участвовал в битвах твоего колизея, чтобы забрать ажиотажных рабов Рулороны.

— Прекратите так выражаться, вы вредите своей репутации, — со вздохом обронила Рафталия.

— Репутации? Да плевать я на нее хотел. Мне сейчас не до осторожности в выражениях. Рабы Рулороны стоят таких денег, что их нужно вернуть как можно скорее.

— Т-ты шутишь?! — выпалил торговец, видимо, не поверивший ушам.

Вот незадача. Представиться представился, но пока не убедил.

— Хочешь доказательств, что я не лгу? Ну так получай: Эрст Шилд, Секанд Шилд, Дритт Шилд, Шилд Призон.

По пути я несколько раз поменял внешний вид Щита.

— Если думаешь, что это магия, то почему я не читал заклинаний?

— У меня есть отличный козырь, который обязан убедить его. О да, — сказал работорговец и протянул коголевую ягоду.

Мне ее съесть?

Я поднес ягоду к носу торговца, чтобы он хорошенько разглядел ее, а затем забросил в рот.

— Ого… — Садина почему-то мечтательно приложила ладонь к щеке.

— Теперь веришь?

— Невозможно… кх…

Силы покинули торговца, и он сел на пол.

Похоже, неуязвимость к коголевым ягодам — самый верный способ доказать кому-либо, что я Герой Щита.

Впрочем, наверняка об этом знают лишь купцы Мелромарка и прилегающих стран.

Вряд ли об этом известно каждому, но конкретно до оружейника слухи доходили.

— Вот такие дела. Ну что, сдаешься? А, и не думай, что тебе сойдет с рук то, что ты втянул нас в показательный бой.

— Ч-что тебе нужно?!

— Ну как что… возможно, где-то есть и другие выжившие из Рулороны. Сообщай, когда будешь находить их. Я даже согласен помочь материально и заплачу за них. Но тебе придется немедленно разорвать этот пузырь и опустить цены.

Я практически уверен, что это он извратил желание Садины и накрутил ценник рабов.

А теперь, когда преступник сдался, цены должны рухнуть.

Конечно, ажиотаж может продолжаться и самостоятельно, но вокруг меня собрались влиятельные люди. Что-нибудь придумают.

— Например, скажи другим, что за владельцами рабов Рулороны приходят убийцы, нанятые Героем Щита. Ты — живой тому пример.

Думаю, шумиху заметили многие. Для слухов этого вполне хватит.

— Если будешь поддерживать меня так же, как и эти двое, ничего плохого с тобой не случится. Согласен?

— Л-ладно…

Так завершились мои выступления на тайном колизее.

Конечно, был еще финал, но в нем мы одержали практически мгновенную победу, так что про тот поединок рассказывать нечего.

Эпилог. Флирт

Садина смогла собрать ни много ни мало пятнадцать рабов. Мне с трудом верится, что она купила их на выигранное в колизее.

Кстати, того раба, что Рафталия видела на аукционе, тоже выкупила она.

Как пояснила Садина, она просила односельчан ходить на аукцион вместе с торговцем, чтобы скупать всех товарищей.

Еще бы, тут надо знать, настоящих ли покупаешь.

Сама Садина освободилась от оков договора и тоже стала свободной.

— Что там, Рафталия? Переговорила?

— Да. Все они поверили рассказу. Я уже объяснила, что деревня теперь на вашей территории, и мы как раз заняты восстановлением.

— Ясно. Осталось только решить, порабощать ли их.

— Может, мы… вернемся к этому вопросу уже в деревне?

Хм… видимо, с намеком на то, что и эти дети по примеру Кил и остальных захотят стать сильнее, после чего запишутся в рабов добровольно.

Хорошо мыслишь, Рафталия.

— Хорошо. Пока попроси их вступить в группу. Я постепенно переправлю их в деревню порталами.

После слов Садины и Рафталии полтора десятка рабов радостно возвратилась в деревню через порталы. Кстати, сами порталы их поначалу очень удивили.

— Мы тоже пока что побудем в деревне. Я, если честно, устал.

— Есть.

После возвращения в деревню ее бывшие жители, включая Садину, разговаривали со старыми друзьями.

Фиро отправилась в город рассказывать Мелти о своих свершениях.

Надеюсь, она ей ничего лишнего не разболтает…

— Значит, Рок-тян, тебя на самом деле зовут Наофуми-тян?

— Ты так и собираешься называть меня «тян»?

Из-за этого суффикса и ее снисходительного тона у меня всегда складывалось ощущение, что она говорит со мной как с ребенком.

— Итак, Наофуми-тян, как далеко вы с Рафталией заходили?

— Заходили?

— Сестренка Садина!

Зачем она употребила это слово?

Рафталия ненавидит подобные шутки, и я полагал, что Садине об этом прекрасно известно.

Или она просто спросила о том, как далеко мы путешествовали?

— Недавно сходили в параллельный мир по ту сторону волны. Там она и нашла эту Катану… которая по меркам этого мира относится к Звездному Оружию.

— Ого… — Садина уставилась на Рафталию.

— Ч-что такое?

— И все? И больше Наофуми-тян с тобой ничего не делал?

— Н-нет.

— О чем речь? — присоединилась Кил, все еще не пришедшая в себя от счастья после встречи с односельчанами.

— Ничего, Кил-кун.

— Точно?

— Обсуждаем подвиги Рафталии, — пояснил я.

— Наофуми-сама рассматривает все именно так, поэтому волноваться не о чем.

Что за выражения такие? Еще немного, и я начну считать, что правильной была как раз первая догадка.

— О? Так значит… Ну, раз так, я забираю его себе, Рафталия-тян.

— О чем ты?!

— Да, какого черта?!

— Э?.. Я просто всерьез нацелилась на него, — ворковала Садина, по ходу дела обвивая мою руку.

Прекрати, противно.

Но сколько бы я ни отмахивался, она цеплялась снова.

Черт, до чего же упрямая!

— Я о тебе хороше-енько позабочусь.

— Сестренка Садина… ты в своем уме?

— Ага, — как ни в чем не бывало ответила она.

— А-а, так ты о любви к братцу? Ну, его в нашей деревне все любят!

— Я самодур и скупердяй! Сюсюкаться с вами и отыгрывать опекуна не собираюсь!

— Да-а, такими словами ты никого не убедишь.

Что это сейчас было, Кил?! Безмозглая ты все-таки.

Садина прекрасно понимала мое отвращение, но все равно в открытую заигрывала.

Я ничуть не сомневаюсь, что она просто издевается.

Мы ведь о девушке, которая заставила меня ее «сиськи» потрогать.

Разговаривать с ней всерьез — попусту силы тратить.

Но вот Рафталия всегда серьезна. Ей такие разговоры особенно не нравятся.

— Вот-вот. Так что, Кил-тян, помоги-ка мне его охмурить. Пусть Наофуми-тян станет моим мужем.

— Чего захотела!

Рафталия бледнела на глазах. Затем повернулась ко мне и спросила:

— Наофуми-сама… надеюсь, вы не… пили с сестренкой Садиной?

— Пил? Когда мы в первый раз встретились, она пила как не в себя, я просто за компанию. В следующий раз тоже пили, но Садина никогда в стельку не напивалась.

— Ну не-ет, ты меня в любом случае одолел, разве нет?

Рафталия с такой силой хлопнула себя по лбу, что запрокинула голову.

Что случилось?

— Наофуми-сама… в свое время сестренка Садина рассказала жителям деревни о своем решении.

— Ага-а… — Кил закивала.

Каком еще решении?

— Она сказала: «Моим мужем станет человек, который сможет меня перепить! Как только найду такого, он от меня никуда не сбежит, может даже не пытаться».

— Сестрица всегда была самой большой любительницей выпить во всей деревне. По слухам, она как-то раз выиграла региональное соревнование пьяниц и продолжила пить даже после его окончания.

— Ого…

— Поэтому нам всем кажется, что сестрица выбрала тебя будущим мужем потому, что ты смог ее перепить.

— Чего?

Кстати, Садина ведь подсунула мне пиво с коголевой ягодой.

И, кажется, как раз после этого стала вести себя вызывающе.

Так это и есть причина, по которой она захотела выйти за меня?

А я думал, просто издевается…

Когда я посмотрел на Садину, находившуюся в человеческой форме, одной рукой она смущенно держалась за щеку, а пальцем другой выводила круги на моей руке.

Вот дела. Не будь случая с Сукой, я бы уже поверил, что мое время настало и с радостью поддался.

— Как тебе удалось ее победить, братец?

— Я даже не знаю, побеждал ли. Она так себя ведет с тех пор, как я коголевую ягоду съел.

— А-а, понятно… — на разные голоса ответили жители Рулороны и закивали.

Видимо, Садину в их деревне знали все.

— Мне ведь их пару раз дарили, когда мы ездили торговать.

— Э? Это и были коголевые ягоды? А я думал, просто сувенир.

Видимо, все большую известность приобретает метод коголевой ягоды, позволяющий отличить настоящего Героя Щита от самозванцев.

По всей видимости, никто другой не может ее съесть без риска для здоровья.

Думаю, ягоды одновременно служат и подарком, и инструментом для наказания самозванцев.

— Так что вот тебе мои настоящие чувства! Спасибо, Наофуми-тян!

— Эй!

Садина устремилась прямо к моим губам.

Еле увернуться успел.



Тем не менее, она все-таки добралась до моей щеки и чмокнула ее.

— Ох, какая жалость. Ладно, губы в следующий раз.

— Прекрати!

Вот же черт! Еще бы немного, и она бы мой первый поцелуй присвоила!

Прости, но я в этом мире задерживаться не собираюсь!

Как только тут будет мир, сразу вернусь в Японию.

Мне кажется, или в воздухе что-то заискрило?..

Рафталия сверлит нас с Садиной на редкость недовольным взглядом.

Вот, Садина, видишь? Рафталия крайне серьезная девушка, поэтому такое поведение ее расстраивает.

— Ра… рафу…

— Уа-а-а…

— Сестренка Садина!

— О-хо-хо, я вся в предвкушении. Надеюсь, я буду приятно удивляться каждый день.

— А я надеюсь, ты будешь вести себя спокойнее…

— А, кстати, братец! Сделай нам еды!

— Еды!

— Еды!

— Еды-ы!

— Заткнитесь!

Как бы там ни было, теперь мы наконец-то приступили к тому, чтобы скупать односельчан Рафталии.

Я не знаю, выйдут ли из них бойцы, но помощники получатся точно.

Вот только никак не могу отделаться от мысли, что трудности наши далеко не позади…

Боюсь, мне придется тяжело в компании в открытую пристающей ко мне полу-зверо-девушки Садины, а также чутко реагирующей на ее домогательства Рафталии.

Глава магазина Toranoana. В мире Кидзуны, когда Наофуми узнал пол Кил…

— Кидзуна…

— Чего тебе, Грасс? — спросила я, забрасывая замечательную приманку Наофуми с помощью лучшей из моих удочек.

От ощущения разматывающейся лески у меня душа поет. Не знаю, можно ли его хоть с чем-то сравнить.

— Рыбу ловить нужно в меру.

Как всегда серьезная Грасс упорно мешала всецело отдаться рыбалке.

Хотя раньше она не жаловалась, пусть и рыбачила я не меньше.

— Да ладно тебе, я просто перерыв взяла.

— Не верю я тебе, ты ведь не отрываешься от удочки с тех самых пор, как Наофуми вернулся домой.

— Вот именно, Кидзуна-тян. Еще и Эснобарта от дел отвлекаешь.

У Эснобарта замечательная лодка. С его помощью мы мигом выбрались в нужное мне море.

— Но ведь среди ингредиентов рецепта Лекарства Восстановления Духа, который записал Наофуми, была и рыба, да?

Наофуми оставил нам рецепты, прежде чем его компания покинула наш мир.

Поэтому я и рыбачу.

— Но ты почему-то разозлилась, когда мы предложили ловить рыбу сетью. И когда попытались помочь навыками.

— Это ересь, я такого не приемлю.

Любая рыбалка — это вызов миру и поединок с рыбой один на один.

Какой варвар будет использовать сеть и пытаться ловить рыб косяками? А уж о том, чтобы глушить улов навыками, и речи быть не может.

— Не сворачивай с темы. Ты не прекращаешь рыбачить ещё с того времени, как ушел Наофуми.

М-м-м… ну я ведь не нарочно…

Я подергала удочку, чтобы приманка двигалась аппетитнее.

— Кидзуна-тян? Давай-ка ты не будешь рыбачить, пока с тобой разговаривают? Ты даже взгляд от поплавка не отвела.

— Но мы ведь нашли ту самую рыбу, о которой говорил Наофуми. А раз есть она, должны быть и похожие на нее. Разве вам не интересно, что будет, если мы пустим на реагенты самую здоровую?

— Н-ну… интересно, конечно… но который день подряд ты уже рыбачишь?!

— Если вспомнить, когда ушел Наофуми… где-то третий?

Не знаю, я все это время увлеченно рыбачила.

«Итак, у нас реверс-трап…»

Ой? Мне кажется, или Наофуми из воспоминаний вдруг обратился ко мне?

«Звал меня?» — решила спросить я и помахала рукой.

К сожалению, судя по его лицу, все-таки нет.

«Проваливай!» — рявкнул он.

«За что?!»

Наофуми из воспоминаний быстро растворился во тьме.

С чего вдруг мне такая чертовщина мерещится?

Такое чувство, будто он приходил крикнуть, чтобы я не маялась дурью и бралась за ум.

— Вот и нет, ты рыбачишь уже третью неделю.

— Ой? Правда, что ли?

Остальные дружно кивнули. Что-то мне и правда вспомнилось, как я постоянно по ночам рыбачила…

Как же быстро пролетает время, когда ты увлечен любимым делом.

— Конечно, благодаря тебе мы значительно продвинулись в исследованиях и вплотную приблизились к массовому производству Лекарств Восстановления Духа, но я все-таки считаю, что с нас хватит. Пора конфисковать эту приманку.

— Н-но ведь моя мечта еще не сбылась! Я еще не выловила хозяина морей!

— Я думала, ты мечтаешь о мире во всем мире! Кажется, нам о многом нужно поговорить, Кидзуна.

— У тебя и такие амбиции были?.. Ты, Кидзуна-тян, конечно, не паренек, но от тебя тоже в дрожь бросает…

Грасс и Ларк отчитывали меня с мрачными лицами.

Ну вот… кажется, это надолго…

Но как только я решила сдаться и смотать леску…

Как вдруг у меня клюнуло как никогда.

— О!

Я так бодро топнула, что Клановая Лодка Эснобарта накренилась!

— К-Кидзуна? Ты за что-то зацепилась?

— Зацепилась? Ну уж нет, это чувство я знаю. РЫ-ЫБА-А!

Я вжалась ногой в борт и начала быстро сматывать леску.

Кажется, чем больше я напрягаюсь, тем сильнее накреняется лодка…

— Кидзуна! Отпусти уже рыбу, ради всего святого!

— Что?! Она же тогда заберет наживку, которую подарил Наофуми!

— Пускай забирает, — ответила Грасс с потрясающей быстротой.

Она что, ревнует к ней?

Зря ты, Грасс, мы с тобой все равно лучшие друзья.

Впрочем, в иерархии ты все-таки на ступень ниже.

— Выражусь словами Рафталии-сан: ты думаешь о чем-то нехорошем?

— С чего бы это я… а-а!

Я расслабилась всего на мгновение, но улов не упустил момент и дернул так сильно, что я едва не выпала из лодки.

Меня перевесило через борт, и я встретилось с добычей взглядом.

Мне кажется, или она вся искрится статическим электричеством?! И при этом похожа на косатку?!

Разве такие монстры бывают?! Кажется, мы столкнулись с чем-то новым!

— Кидзуна! Кх… Ларк, я не могу больше терпеть! Идем!

— Ага! Только чур мы не будем мелочиться, как Кидзуна, и просто прикончим улов!

Грасс и Ларк атаковали электрическую косатку техниками!

Электрическая косатка взвыла и замедлилась!

— Еретики! Быстро отошли! Я сама её выловлю, вот увидите!

Я добуду её честно!

И такую-то добычу уж точно ни за что не упущу!

— Уо-о-о-о-о-о-о!


Эснобарт устало смотрел на всю эту кутерьму.

— Эх… А вот Наофуми-сан сейчас наверняка трудится на благо своего мира.

Он мечтательно посмотрел вдаль и вздохнул, словно Наофуми в далеком мире мог его услышать…

Послесловие

Спасибо, что купили десятый том.

Наконец-то мы дошли до двузначных чисел.

И все благодаря вам. Пользуясь случаем, выражаю благодарность.


Ну, раз десятый том, постараюсь про него побольше рассказать.


Про сюжет:

Сюжет идет по пути вебки, но значительно изменился.

Так или иначе, он посвящен освоению земли и управлением деревней. В вебке мне показалось, что темп повествования получился не лучший, так что в этот раз постаралась добавить побольше интересных сцен.


Главная причина изменений в сюжете состоит в том, сколько времени уходит на решение всевозможных проблем.

В ранобэ-версии каждый случай занимает немало времени.

В принципе, такие «задержки сюжета» начались еще с Кальмиры, и логично предположить, что за такое время какие-либо события происходят и в других частях мира.

Полагаю, дальше Наофуми еще усерднее займется освоением земли, управлением деревней, сбором войск и тренировками… хотя, кто знает?

Встреча с троицей Героев состоится чуть позже.


Про родину Рафталии:

Побочная история в первом томе обстоятельно описала, как ее разрушило.

А в этом мы наконец-то узнали, как она называется.

А попавшие в рабство жители… сплошь дети.

Всех взрослых просто переубивали.

Детишки многое пережили, но теперь под началом Наофуми отстраивают деревню.

Сам Наофуми утверждает, что не намерен проявлять мягкость, но на деле у него отлично получается присматривать за детьми, так что они быстро перестают его бояться.

Страшно даже сказать, но он действительно превращается в заботливого старшего брата… или даже приемного отца.

Монстры относятся к нему как Фиро. Он хорошо за ними ухаживает, а они быстро пропитываются доверием.


Про Кил:

И манеру речи, и траповость я наглым образом взяла у Кидзуны.

Впрочем, они все-таки отличаются характером и уровнем фамильярности.

Полагаю, Кил… еще изменится в будущем и сможет помочь Наофуми.

Особенно в торговле… жаль, что в бою ей покрасоваться не выйдет.

Кстати замечу, что во времена вебки Наофуми назначил ее среди рабов «командиром А».


Про Имию:

Кротообразная, у которой на самом деле очень длинное имя.

Обладает ловкими пальцами. Оказалась у Наофуми примерно так же, как и Рафталия.

Также похожа на Рафталию преданностью.

Надеюсь, она будет ладить с остальными и помогать строить деревню.

В вебке она стала швеей, но в этот раз я могу дать ей другую профессию. В вебке она была командиром В.


Есть еще командир С, но я пока не называла имени.

Правда, читатели вебки наверняка уже знают, о ком речь.


Про возвращение работорговца и ювелира:

Итак, пара отъявленных торговцев вернулась.

Мне даже кажется, что в каком-то смысле работорговцу в этом томе досталась особенно яркая роль.

Хоть я и не Наофуми, но мне тоже не хотелось бы оказаться на собрании их клана.

Думаю, в каждой стране свой ходовой товар.

В Мелромраке полулюди и монстры, в Зельтбуле люди и монстры.

Интересно, а есть страна, в которой торгуют и теми, и другими?

Что же до ювелира, то он тип хитрый и расчетливый… В первую очередь его интересуют сувениры, которые Наофуми принес из мира Кидзуны.

А поскольку Наофуми склонил его на свою сторону, дела у региона наверняка пойдут в гору.


Про аукцион рабов:

Вот к чему приводит нагромождение слухов — Наофуми и его товарищи не смогли выкупить баснословно дорогих рабов.

Как заметил сам Наофуми, вся эта ситуация напоминает типичный ажиотаж.

Друг на друга наложились несколько причин и задрали ценник.

И хотя их несколько, главная все-таки в том, что Рулорона — родина Рафталии.


Про колизей:

В колизее принимают ставки двух видов.

Первый: ставка на победителя чемпионата до его начала.

Эту идею я взяла из одной старой бесконечной игры про мирную жизнь[9].

Есть там крайне сложная игра, где можно сразиться с драконом после победы в чемпионате.

Если я правильно помню, тот чемпионат назывался Dragon Drop Cup.

Победить в нем невозможно, если не обладать особыми умениями.

Второй: знакомые всем ставки на исход конкретной битвы.

Думаю, эта система знакома всем, кто сталкивался с колизеями в обычных RPG.

Из недавних мне вспоминаются современные аркады со сканированием карточек.

Разумеется, первый вид ставок гораздо прибыльнее.

Второй больше годится для ежедневных ставок.

Но наверняка есть люди, которые сражаются в турнирах и ставят на свои отдельные бои.

Наофуми заработал много денег с помощью первого метода, но он мог зарабатывать и на втором.

Уверена, работорговец и ювелир тайно делали на него ставки по второму методу.

Они ведь знают, что он победитель Лингуя, разрушившего несколько стран.

Чемпионат в этом томе организовывала гильдия оружейников.

Разумеется, бывают и турниры, организованные работорговцами и ювелирами.

Возможно, от организаторов зависят и правила — наличие отборочных этапов или королевских битв.

Наверное, если бы Наофуми попал в более дружественный турнир, ему не пришлось бы так тяжко… или нет?


Про Садину:

Много пьющая девушка с характером старшей сестры.

Она крепко связана с Рафталией… и с ее родителями, раз уж на то пошло.

Как можно догадаться по ее внешности в форме зверочеловека, под водой она особенно сильна.

Правда, она и на суше хорошо сражается.

Вот только ей страшно не везет. Ее постоянно не оказывается там, где она по-настоящему нужна.

Будь она в деревне во время волны, уцелели бы не только родители Рафталии, но и отец Эклер.

Как и Наофуми, она сражалась в колизее под вымышленным именем, к тому же использовала форму получеловека, которую в Рулороне почти никто не видел.

Вероятно, ей не хотелось представляться настоящим именем в стране, в которой так плохо с правопорядком.

Она самая старшая из выживших обитателей деревни.

Со временем вы узнаете ее возраст. Между ней и Наофуми не такая большая разница.

У ее силы множество секретов. Возможно, все они раскроются со временем.

С одной стороны она замечательный человек, сражавшийся в колизее, чтобы защищать детей… а с другой — так часто выпивает.

Наофуми она наверняка считает идеальным мужчиной — он не только не пьянеет, но и пытается восстановить деревню, которую Садина защищала.

Крайне вероятно, что они быстро поладили бы, если бы встретились в других условиях.

Ну а для Наофуми Садина во многом очень ценна.

Так что держись, Рафталия. Не пропускай сильные удары Садины.


Про врага из показательного боя:

Он оказался весьма непростым.

И, конечно же, пользовался бойцовским именем.

Со временем я надеюсь поведать и тайну его (ее?) оружия, и смысл сказанных слов…


Про воплощение громовержца и составные заклинания.

В вебке Наофуми не применял составные заклинания.

И составные навыки тоже, если на то пошло.

Разумеется, если бы он плел заклинания вместе с другими Героями, получались бы очень интересные штуки.

Что же до воплощения громовержца, его прообразом стало… довольно похожее заклинание.

Из третьей части популярной RPG, прославившейся «системой вспышек»[10].

Заклинание наделяет цель силой грома, которая дает даже более весомую прибавку, чем Дритт Аура.

И вдобавок барьер из молнии… неплохая магия.

Кстати, если Наофуми попробует зачитать заклинание вместе с Мелти, получится «воплощение бога воды»?

А если с Фиро — «бога ветра»?

Где бы взять эксперта в огненной магии?

…Суку?

Конечно, есть и другие мастера огненной магии… но, видимо, до встречи с ними придется подождать.

Также я планировала наделить эту магию побочным эффектом, но отказалась от мысли.

Изначально воплощение громовержца причиняло страшную боль после окончания.

Так что Рафталии пришлось бы пару-тройку дней пролежать в постели.

Обошлась, конечно, но если начнут злоупотреблять — все-таки поплатится.

Конечно, любые заклинания, применяемые совместно с Наофуми, не могут быть боевыми.

Что еще составного он сможет применить — узнаете позже.


Про том:

В этот раз с нуля я написала только где-то половину.

Хотя по сути нового в томе только треть, так что мне было гораздо легче.

Структуру десятого тома я успела проработать, пока работала над девятым.

Следующий том постараюсь сделать еще интереснее.

Прошу прощения у всех фанатов Мелти. Я обещала вам ее выступление в десятом томе, но оно оказалось не таким ярким.

Я уже распланировала одиннадцатый том, но все еще вожусь с тем, какой будет его последняя битва.

С Мотоясу… придется немного подождать, наверное.

Потерпите, фанаты Мотоясу.


Что же до меня самой… недавно мне довелось впервые ощутить некоторые аспекты издательской жизни.

У меня впервые появились визитки, где я обозначена как писатель, но долго радоваться не пришлось.

Я посмотрела визитки коллег по цеху и редакторов, и вместо подумала, что «наконец-то» сама стала писательницей.

Надеюсь, останусь ей надолго.

Спасибо, что прочитали.

Надеюсь, увидимся в послесловии следующего тома.



Послесловие команды

Arknarok

Здравствуйте, с вами переводчик Щита. Спасибо, что прочитали 10 том.

Иногда поезд дальнего следования подолгу стоит на какой-нибудь станции. Ты смотришь в окно, минуты тянутся издевательски медленно, пейзаж вгоняет в сон… И вот когда, казалось бы, ты уже клюнул носом и погрузился в сон, мир за окном вдруг начинает проплывать мимо. На мгновение ты не понимаешь, что происходит, а потом приходишь в себя и понимаешь, что поезд таки тронулся с места.

10 том Щита производит похожее впечатление. После филлерных (будем называть вещи своими именами) 8 и 9 томов сюжет вдруг двигается с мертвой точки: Наофуми получает землю и титул, начинает потихоньку готовиться к грядущим событиям и заниматься делом. За последние два тома я так отвык от того, что сюжет может не стоять на месте, что даже растерялся и подумал, что Юсаги сорвалась с цепи. Впрочем, как оказалось, я несколько ошибся. В вебке события развивались еще быстрее, но об этом чуть позже.

Как мы все имеем (не)удовольствие наблюдать последние несколько томов, писать Юсаги действительно нечего. Но поскольку даже на автопилоте далеко не уедешь, ей пришлось придумывать, откуда взять темы для продолжения истории Щита. Темы нашлись в склонностях самой Юсаги.

Склонность номер один: трапы и трансы. Справедливо будет заметить, что один как-бы трап в лице Кидзуны у нас есть, но не слишком-то траповый. А вот Кил — это да, трап что надо. К слову, читатели вебки могли обратить внимание на один (возмутительный?) момент: в ранобэ-версии Юсаги вырезала фрагмент «лекции о половом воспитании» Наофуми, где он вслух разрешил Кил заниматься лесбийской любовью с Рафталией. Да что там, в вебке глава, посвященная этому вопросу, называлась «Однополые отношения разрешены».

Склонность номер два: тема поднятой целины. Небольшой отблеск этой склонности мы видели на Кальмире — помните упоминание четырех зверей-основателей острова? В Dimension Wave история освоения Кальмиры приведена в подробностях, но в Щите мы созиданием еще не занимались. Что же, пора приступать, поскольку Юсаги такие истории любит.

Склонность номер три: Мотоясу. «Он-то здесь при чем?» — спросите вы, ведь Мотоясу в томе не было. Действительно, не было. Но помните, я говорил о том, что в вебке события развивались еще быстрее? В изначальной версии Щита путешествие в Зельтбуль было несколько позже, а столкновение с Мотоясу — раньше. Из-за этого события могли бы развиться гораздо быстрее, однако Юсаги все-таки решила выделить перевоспитание троицы в отдельную арку 11–12 томов и несколько поменять хронологию событий. Что ж, ее право. (Может показаться странным, что я так часто упоминаю вебку, но я раз за разом убеждаюсь, что ранобэ Щита написано для читавших веб-версию, поэтому без отсылок к ней обходиться сложно.)

Склонность номер четыре: зверодевочки. Если Мотоясу — склонность потерянная, то эта — приобретенная (в том смысле, что в вебке Зельтбульских зверодевушек не было). Во всей красе она еще проявится в 13–14 томах, но мы и без этого уже успели познакомиться с несколькими персонажами, которые до того были известны только читателям Копья (которое офф-спин-скивел-альтернативная-история Щита). Видимо, зверодевочки Копья понравились и Юсаги, и читателям, поэтому теперь их и в основной истории будет больше.

Что же, думаю, на этом анализа тома достаточно (да и что в нем анализировать-то, господи?). На этом прощаюсь до следующего тома, а напоследок передаю привет нашему новому редактору Саньку!

SaniOk MEDVED

Всем привет!

Это Саня. Редактор. Подменяю Мелассу, пока она сражается в реале с кое-чем более страшным, чем буковки. Файто, Меласса-сан!

Предполагалось, что эта замена поможет релизить Щит с редактом. Но внезапная сессия, которую я к тому же проболел, отмела такие смелые предположения. Поэтому только пострелизный редакт, только хардкор! До Нового года буду доделывать то, что пропустил в учёбе и редачить другой тайтл. А уже в первых неделях января причешу десятый том окончательно. А ещё девятый есть… Простите за задержку. Мне очень жаль.

Большое спасибо тем, кто присылает найденные опечатки в Орфус. Пока в ускоренном темпе проверяешь смысл и стилистику, глаз замыливается.

Доброго здоровья Арку и удачи вам!

Примечания

1

Я знаю разницу между словами «гурме» и «гурман», но не хочу, чтобы читатели отвлекались на беготню в словарь.

(обратно)

2

Одно из важнейших событий в новейшей истории Японии — легендарный финансовый катаклизм 1991 года, когда лопнул раздувавшийся 5 лет пузырь. От его последствий Япония толком не оправилась до сих пор. Статья на Википедии «Японский финансовый пузырь» содержит все необходимые подробности (за исключением влияния современных событий вроде мирового кризиса 2008 года или паники на китайских биржах 2015 года, но это, строго говоря, уже не так важно).

(обратно)

3

«Глубокий сон» Рэймонда Чандлера.

(обратно)

4

Одна из разновидностей древних глиняных изделий. В том числе к ним относятся известные знаменитые глиняные статуэтки тануки. Собственно, иногда эти статуэтки как раз называют «сигараки».

(обратно)

5

Буквально «жареная птица».

(обратно)

6

В турнирах на выбывание — право заслуженных участников пропускать первые несколько ступеней.

(обратно)

7

Это такая жирная отсылка к фильму Free Willy, что я просто обязан написать об этом и добавить «да-да, мы все поняли, что речь об этом».

(обратно)

8

(via Wikipedia) Райдзю (яп. 雷獣 Райдзю:, «громовой зверь») — легендарное существо из японской мифологии, вероятное воплощение молнии.

(обратно)

9

World Neverland.

(обратно)

10

Речь о Romancing SaGa 3.

(обратно)

Оглавление

  • Начальные иллюстрации
  • Пролог. Барьер Лингуя
  • Глава 1. Звездный Посох
  • Глава 2. Рабская доля
  • Глава 3. Знакомцы
  • Глава 4. E Float Shield
  • Глава 5. Сеавет
  • Глава 6. Кормежка
  • Глава 7. Применение Биорастению
  • Глава 8. Моря (к/чка)
  • Глава 9. Вывеска со Щитом
  • Глава 10. Зельтбуль
  • Глава 11. Охотники за рабами
  • Глава 12. Универмаг
  • Глава 13. Тайный колизей
  • Глава 14. Бойцовское имя
  • Глава 15. Нападение и заговор
  • Глава 16. Надия
  • Глава 17. Фарс
  • Глава 18. Показательный бой
  • Глава 19. Тайная власть
  • Эпилог. Флирт
  • Глава магазина Toranoana. В мире Кидзуны, когда Наофуми узнал пол Кил…
  • Послесловие
  • Послесловие команды