Становление Героя Щита 11 (ЛП) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Анеко Юсаги СТАНОВЛЕНИЕ ГЕРОЯ ЩИТА 11

Начальные иллюстрации



Пролог. Поход за покупками

— Прошу сюда, — пригласили меня спуститься по лестнице.

Мое имя — Иватани Наофуми. Я студент, которого призвало в параллельный мир Героем Щита.

Нахожусь я на подземном рынке рабов Зельтбуля, страны купцов и наемников. Хочу купить себе новых рабов.

Вскоре после связанной с Лингуем шумихи, я решил собрать побольше сил для противостояния Фэнхуану, следующему зверю-защитнику. С этой целью я получил у королевы титул и земли с деревней, которую собирался развивать.

Тут, однако, всплыл вопрос жителей Рулороны, односельчан Рафталии.

Все они считались подданными страны, но относились к полулюдям. Страна поработила их и долгое время над ними издевалась.

Мои усилия помогли свергнуть Подонка и Церковь Трех Героев, стоявших во главе дискриминации против полулюдей. Королева издала указ об освобождении рабов.

Но беда пришла не одна: указ немного запоздал, рабов уже успели продать в другую страну, где за них велись ценовые войны.

К сожалению, многочисленные попытки спасти жителей Рулороны сыграли на руку купцам, которые смогли безнаказанно задрать на них цены.

Также свою роль в ажиотаже сыграли слухи о моей верной напарнице Рафталии.

Как бы там ни было, в силу множества неудачных обстоятельств цены на рабов из Рулороны взлетели до небес.

Из-за этого нам пришлось зарабатывать деньги в нелегальном колизее Зельтбуля.

После многих… трудностей мы все-таки победили и благополучно выкупили всех рожденных в Рулороне рабов.

— Хочешь еще людей, Наофуми-тян?

— Нам не хватает рабочих рук… мы ведь еще и развиваться пытаемся, — ответил я Садине, обвившей мою руку.

Эта девушка, которую Рафталия считает своей старшей сестрой, тоже выступала в колизее и пыталась наскрести денег на спасение жителей Рулороны.

Сюда она пришла в получеловеческой форме, но у нее есть и зверочеловеческая, в которой она похожа на косатку.

Лицом она похожа на… легкомысленную японку-пьяницу?

Она настолько сильна, что сумела в одиночку победить меня, Рафталию и Фиро (пусть нас и ослабило проклятием, мы все равно вроде как гораздо сильнее заурядных авантюристов).

Нас в ходе той битвы как могли ослабляли, а Садину — усиливали, и на самом деле она, по собственному признанию, далеко не такая всемогущая. Впрочем, как я могу судить по ее ловкости и умениям, она все равно грозный противник.

За мою руку она цепляется не просто так — в свое время она якобы пообещала выйти замуж за того, кто сумеет ее перепить.

С тех пор, как я на ее глазах съел коголевую ягоду, основу всего спиртного этого мира, Садина начала со мной всячески заигрывать.

— Ого… а ты, оказывается, много думаешь о восстановлении нашей деревни.

— Еще бы. Чтобы спасти детей, их мало просто собрать.

Недавно ажиотаж привел к неприятному случаю — деревню атаковали охотники за рабами.

К счастью, я неплохо натренировал жителей деревни, и вместе мы смогли дать отпор.

Поэтому я буду и дальше убеждать рабов отказываться от наивной мысли о том, что кто-нибудь обязательно придет на помощь. Они должны уметь на деле постоять и за себя, и за деревню.

Жители этого мира вообще склонны полагаться во всем на Героев.

Они хоть задумываются, каким мерзавцем нужно быть, чтобы призывать людей из другого мира и просить все за тебя улаживать?

Впрочем, здесь могут сказываться многочисленные особенности этого мира, словно взятые из игр — существование Уровня, который растет от побед над монстрами, и так далее.

— Ой-й, ты просто душка. Я снова влюбляюсь.

— Хватит меня трогать! Я же сказал, я таким не интересуюсь!

— Сестренка Садина! Пожалуйста, прекрати! — предупредила ее Рафталия.

Рафталия некогда была девочкой-рабыней, но теперь стала моей напарницей, с которой мы уже через многое прошли.

В другом мире ее выбрала Клановая Катана, тем самым объявив достойной звания Героя.

Силы ей и правда хватает. Будучи Героем Щита, я не могу атаковать, так что вместо меня победы одерживает она.

Она в штыки воспринимает любые разговоры о любви и интиме — видимо, сказывается желание спасти как можно больше людей от надвигающихся волн.

Я ее неприязнь разделяю.

Правда, у меня она появилась из-за одной сучки, навешавшей ложных обвинений.

Кстати, Рафталия роскошно смотрится в костюме храмовой жрицы, но отказывается его носить, потому что предпочитает эффективные доспехи.

Лицом она тоже чудо как хороша. Уши и хвост как у енота добавляют пикантности, а одежда жрицы поразительно хорошо сочетается со всем этим богатством. Я даже тайно планирую разжиться костюмом жрицы с хорошими характеристиками, чтобы она ходила в нем всегда.

— О-хо-хо.

Однако Садина продолжала жаться ко мне, издеваясь над Рафталией.

Прекрати уже. Лучше успокой Рафталию, а то она недовольная.

— Уа-а-а… — подала жалобный голос Лисия откуда-то сзади.

У Лисии есть способность творить чудеса во время духовного подъема, а в остальное время она отвечает за мозговую деятельность.

В последнее время я ее что-то совсем не замечаю, хотя мне говорят, что она вовсю трудится.

Впрочем, я не удивлен, что она выпала из поля зрения, ведь в колизей мы ее не брали. Ей там выступать — форменное самоубийство.

— М? — Фиро недоуменно покрутила головой.

Это у нас девочка-Филориал, которую хлебом не корми, дай повозку потягать.

Если Филориала выращивает Герой, его развитие идет по особому пути, и он может принимать форму девочки-ангелочка с крыльями за спиной.

Пока Фиро не начинает говорить, она в самом деле похожа на белокурого ангелочка с голубыми глазками.

Характер беззаботный. Боевое чутье потрясающее.

Еще свежи в памяти воспоминания о том, как она отличилась в недавней битве.

Ей запретили использовать магию, но она исполнила песню, выученную в мире Кидзуны, и сумела переломить ход сражения.

В бою она надежная соратница.

— Рафу?

А это с плеча Фиро подала голос сикигами… вернее, фамильяр, которую я создал из волоса Рафталии и назвал Раф-тян.

Если бы Рафталия умела на манер Садины обращаться зверочеловеком, она выглядела бы точно как Раф-тян.

— У вас опять оскорбительные мысли, Наофуми-сама?

— Ого! Рафталия-тян умеет читать мысли Наофуми-тян! Я так завидую.

— Помолчи.

Лучше еще подумаю о Раф-тян — всегда помогает, когда устаю с ними разговаривать.

Мы с Раф-тян родственные души. Она всегда поддерживает мои злобные шуточки.

С самого ее рождения я мог всячески развивать ее силами треклятого Щита, который никак не отцепляется от руки, но в последнее время что-то совсем махнул рукой на боевые характеристики Раф-тян и вожусь с настройками шерстки и прочей ерунды.

Я пытаюсь добиться идеального кайфа от поглаживания Раф-тян.

Надеюсь, Рафталия этого не замечает.

…Кажется, я отвлекся.

Итак, мы пришли скупить дешевых рабов, которые нужны нам для развития деревни.

— Мы пришли. О да.

— Ох, наконец-то.

Когда мы спустились по лестнице к подземному рынку рабов, мне в глаза сразу бросилась на редкость изысканно оформленная клетка.

Внутри сидела… женщина-получеловек с рогами как у демона.

Кожа у нее смуглая, лицо довольно-таки симпатичное.

В плечах широка, грудью богата, в общем красавица что надо.

Вид у нее подозрительно здоровый. Видать, голодом не морят.

Такая рабыня мне не нужна.

Чувствую, таких как она продают для интима.

— Секс-рабынями не интересуюсь.

— Нет-нет, что вы, я из демонообразных, нас даже по меркам полулюдей считают могучими воинами, — на лице женщины появилась хорошо отрепетированная улыбка, и она помахала мне рукой.

— Ты-то?

Что-то мне рядом с ней неуютно.

Так и хочется найти повод дать ей в морду. Думаю, ей бы такой отзыв точно не понравился.

— Все равно нет. Ты явно слишком дорогая.

— Нет-нет, что вы, я стою совсем немного.

— И все-таки…

Не нравится она мне. Не хочу такую рабыню.

На самом деле я не собирался ограничиваться одними только детишками. Она и правда подходит по всем параметрам, но что-то меня смущает.

Тут я начал догадываться, что именно.

Она напоминает мне о Суке.

О бывшей принцессе Мелромарка, которая оклеветала меня, обвинив в изнасиловании, вскоре после призыва в этот мир.

Я тоже молодец… угораздило же в такое вляпаться.

— Желаете посмотреть следующего раба?

— Да. Увы, эта не подойдет.

— Ой, какая жалость, — произнесла Садина наигранным голосом и крепко прижалась ко мне прямо на глазах рабыни.

— Почему ей можно, а мне нельзя?! — воскликнула рабыня. Гордость задело?

Я совершенно не понимаю, с какой стати секс-рабыня так себя ведет.

С чего ей нужно, чтобы я ее купил?

— Просто ты не из тех рабынь, которые мне нужны.

— Педофил!

Еще и обзывается.

…Я укоризненно посмотрел на работорговцев.

У работорговцев, как я понимаю, семейный бизнес. С нами на рынок пришел тот, с которым мы вели дела в Мелромраке, и его зельтбульский коллега.

Они похожи друг на друга как две капли воды, различать приходится по фасону фрака.

Стоило посмотреть, как оба сразу отвернулись.

…Ладно, прощаю. Они мне много раз помогали.

Я снова посмотрел на женщину.

— И много ты обо мне знаешь, чтобы называть педофилом?

Рабыня замолчала.

Она явно что-то скрывает.

— Ох, неужели я так молодо выгляжу?

— …Сколько тебе?

— Двадцать три! Так что если что…

Фу, прекрати так часто подмигивать.

И что-то сдается мне, что Садина привирает.

— Нет, все верно, — подтвердила Рафталия. — Отец рассказывал, сколько сестренке лет.

— Разве девушкам не положено скрывать возраст?

— Положено, но я помню, несколько лет назад отец говорил о том, что сестренке Садине пора подыскивать жениха. Если учесть, сколько воды с тех пор утекло, сейчас ей вполне может быть двадцать три.

— Ух ты, неужели запомнила? Детская память — страшная вещь.

Вот именно такая речь заставляет меня считать, что она старше.

Она разговаривает, как бабка базарная.

Как бы там ни было, можно попробовать посмотреть на себя со стороны: до сих пор я покупал только детей, причем преимущественно девочек.

Так получилось потому, что я пытался искать выходцев из Рулороны.

— Судя по акценту и языку, она…

Лисия уже догадалась, откуда взялась рабыня.

Кстати, мне слова рабыни переводит Щит.

В этом мире, как и на Земле, существует множество разных языков, но Щит, к счастью, берет перевод на себя.

В странах, где живут преимущественно люди, обычно говорят на так называемом мелромаркском языке. А на других языках говорят…

— Ладно, не буду по этому поводу волноваться. Ты тоже не бери в голову, Лисия.

— Х-хорошо.

— Ведите дальше.

— Как скажете. О да.

— Ну почему?! Почему ты отказался?!

Пропустив вопли рабыни мимо ушей, мы зашагали дальше.

Глава 1. Зелье священного древа

— Вот следующая.

Нас подвели к клетке с еще одной рабыней из полулюдей. Опять же, сытой и здоровой.

Эта… еще девочка.

Но тоже машет ручкой и приторно улыбается.

— Эх… мимо.

— Что?!

Как я и думал, эта тоже возмутилась.

Да, она действительно ведет себя как ребенок по сравнению с предыдущей, но больно уж энергичная.

Я привык к рабам с мертвыми глазами, в которых давно угас свет надежды.

Даже Кил — и та меня до смерти боялась, пока Рафталию не увидела.

Ни за что не поверю, что эта девочка с мордашкой авантюристки-мечтательницы — на самом деле рабыня.

Мы пошли дальше.

Каждая рабыня вслух возмущалась, когда я отказывался их покупать.

Я догадался, что за чертовщина творится, и с прищуром посмотрел на работорговцев. Они дружно вытирали со лба пот.

— Эй, вы.

— Нам очень жаль, что мы не оправдываем ваших надежд, Герой Щита-сама. О да.

— Эх-х… ладно. Не хотелось, но придется, — пробурчал я и поманил очередную рабыню к прутьям.

Только подошла — схватил за грудки и переключился на угрожающий голос:

— Говори, что задумала. Тебе приказывает сам Герой Щита. Промолчишь — сотру твою страну с лица земли.

— Ай-й… П-папа сказал… чтобы я вышла замуж за Героя Щита-саму. А поскольку Герой-сама подпускает к себе только рабынь, мы заплатили деньги посредникам, чтобы они… — ответила рабыня.

Мой взгляд ее сильно напугал. Ну, маленькая девочка ведь, что с нее взять.

— …И ты согласилась?

— Э?

— Тебя хотят ради блага семьи отдать на милость незнакомого человека. Неужели ты согласна?

Выглядит она еще младше Рафталии в день покупки.

Вызывает отвращение сама мысль о том, что кто-то за счет маленькой девочки хочет чего-то добиться.

— Короче, возвращайся домой и скажи, что тебя раскусили. Если не уймутся, скажи, мол, Герой Щита помогает только тем полулюдям, которым действительно нужна помощь.

Кажется, тут таких как она целая толпа.

— В общем, я от их предложения отказываюсь.

Кажется, страна полулюдей Шильтвельт пытается сосватать мне своих девочек.

Они прислали сюда дочерей богачей и знати, чтобы меня подкупить.

— Я правильно помню, что в той стране слова Героя Щита считают непреложным законом? Может, мне им письмо написать? «Будете и дальше впаривать рабов — вам же хуже будет».

— О да, как вам будет угодно. Полагаю, они сразу прекратят, как только узнают о вашей воле.

— Великолепно, Герой Щита-сама. Меня восхищает проницательность, с которой вы раскусили фальшивых рабынь!

— Тоже мне достижение!

Да у них на лбу написано, что они ненастоящие!

Хоть бы самую малость попытались.

Скажем, подослали бы рабов, которых купили в кое-какой стране, исповедующей превосходство людей.

— До чего печально смотреть… — даже Рафталия не удержалась от вздоха. — Неужели они считают, что Наофуми-сама легко поддастся соблазну?.. Будь это так, я бы не страдала.

Хм? Что ты сказала?

— На твое счастье, с вами есть я. Я мигом излечу Наофуми-тян от мнительности в отношении женщин!

— Рафу! — заголосила Раф-тян, поддерживая энтузиазм Садины.

Ох, опять расшумелись. Лучше буду молчать.

— О? Кажется, Наофуми-тян не против! Значит, пора браться за дело.

Что?!

Я ее просто игнорирую, а она все воспринимает по-своему! Как же она задалбывает!

— Вот! Получай сиськи!

Садина обняла меня со спины и прижалась грудью.

— Отстань!

— Наофуми-сама, успокойтесь! Сестренка Садина, хватит!

— О?

Как только я рявкнул, Садина действительно отошла.

Но продолжила раздражать улыбкой до ушей.

— Уа-а-а-а…

— А мне-е можно вас сзади обнимать, господин-сама?

— Нельзя.

Фиро, видимо, решила, что мы играем, обратилась Королевой Филориалов и уже развела крылья в стороны.

Черт. Тактика «не обращать внимания» не помогает. И что тогда делать?!

— Эх… кто-нибудь еще есть? Если окажется, что мы зря пришли, я буду очень зол.

— Разумеется, есть. Более того, именно их мы собирались показать в первую очередь.

— …То есть иногда вы меня все-таки пытаетесь обмануть.

Господи, как же я не хочу иметь с ними каких-либо дел.

— Кого бы вам хотелось посмотреть, Герой Щита-сама?

— В первую очередь рабов для тонкой работы. Желательно более-менее способных сражаться.

У меня уже есть работники с ловкими пальцами, но нужны еще.

Мне очень нужны умелые рабы наподобие Имии, которую я учу создавать украшения.

— Как скажете. Прошу за мной.

— И никаких фальшивок, ясно?

— Да, разумеется.

Работорговцы привели нас к… рабам уже известной расы.

— Здесь у нас торкообразные.

Я подошел к клетке с кучей похожих на кротов полулюдей.

Может, Имия не родилась в Рулороне, но если удастся найти среди них кого-то, кто ее знает, с ними будет легче всего.

Примерно как с Кил было легко благодаря Рафталии.

Короче, спрошу.

— Кто из вас знает девочку по имени Имия?

— Слишком частое имя… О ком конкретно вы говорите? — ответил мне э-э… парень немного выше Имии ростом.

Хм-м… значит, Имий много? Жаль, я ее полное имя не помню.

Как же ее звали-то? Помню, какое-то дико длинное имя было.

А, с нами же Лисия. Вдруг помнит?

— Лисия, ты помнишь то длиннющее имя Имии?

— Уа-а-а…

Судя по реакции, не помнит.

— Ладно, придется потом ее саму сюда привести, — сказал я и собирался уже махнуть рукой, но тут заговорила Рафталия.

— Ее зовут Имия Люсрен Лисера Терети Квализ, Наофуми-сама, — выговорила она, ни разу не запнувшись.

Ничего себе у тебя память.

Хотя, у Рафталии все характеристики на высоте. Видимо, и память на имена тоже.

— Но ведь и вы держите в голове длиннющие названия блюд, Наофуми-сама. Помните из недавнего?

— А-а, ты про ту пародию на filet de sardines au basilic?

В переводе на нормальный это «сардины с базиликом».

В этом мире есть рыбы, похожие на сардин, но все-таки не сардины.

И базилика нет, приходится импровизировать с пряными травами.

Помнится, мы ими отмечали возвращение жителей деревни домой, благо отмечать уже было где.

Блюдо, к слову, французское.

— Такое запомнить не легче, чем имя Имии-тян.

— Ты так думаешь?

Запомнить название блюда нетрудно, это ведь сочетание ингредиентов.

А вот имя Имии пришлось бы зубрить.

— А, вот вы о ком! — снова заговорил парень.

— Ты ее знаешь?

— Еще бы я свою племянницу не знал.

Ого, мы нашли родственника.

Это нам повезло.

— Тут ваши с ней односельчане есть?

— Да, из нашей колонии полно.

— Значит, их всех и беру. Повидаетесь с Имией.

Я объяснил работорговцу, что беру парня и всех его односельчан.

— Как скажете. О да.

— А вы… кто такой?

— По мне не видно? Рабовладелец.

Если скажу правду, они ко мне все слетятся. Лучше промолчу.

— Опять врать приходится…

— С Имией… все хорошо?

— Она жива, здорова и трудится на благо деревни Наофуми-самы.

— Ясно. Жду не дождусь снова ее увидеть.

Паренек честный, молодец. Жаль только немного бесхарактерный.

А вот то, что длинное имя Имии пригодится — не ожидал. Кто бы мог подумать.

— О-хо-хо, кажется, станет шумно, — вмешалась Садина.

— Это точно. Кстати, давно спросить хотел, вы с Рафталией кем друг другу приходитесь?

— Мы с родителями Рафталии вместе бежали. Они хорошо ко мне относились.

— Ясно.

Получается, ни Садина, ни родители Рафталии — не уроженцы Рулороны?

Ну, неудивительно.

Скажем, регион, в котором я тружусь, осваивал только отец Эклер. Как я узнал, землю ему дали именно затем, чтобы он попытался наладить дружбу с полулюдьми.

Правда, когда он умер, регион быстро разорили.

— Ну… вроде бы, все…

Мы потратили огромную сумму, чтобы расплатиться с долгами Садины, так что в кошельке сейчас негусто.

На других рабов денег не хватит.

— Ладно, пора возвращаться.

— Пожалуйста, подождите. О да, — вдруг остановил меня зельтбулский работорговец.

— Чего тебе еще надо?

— У нас есть рабы, которых вам всенепременно нужно увидеть.

— Если их тоже прислала та страна, то я пас.

— Нет-нет… более того, они, так сказать, гвоздь сегодняшней программы.

— У меня почти нет денег.

— Эти рабы… похожи на сильнодействующие лекарства, если вы понимаете, о чем я. Мы верим, что вы сможете с ними совладать, поэтому отдадим задешево.

«Сильнодействующие лекарства»?

Это из тех, что могут сильно покалечить, если ими неумело пользоваться?

Так и быть, посмотрю. За просмотр денег не берут.

— Ладно, — сказал я и пошел следом за работорговцами.


— Прошу сюда.

Нас привели в огороженную часть рынка. Кажется, это карантинная зона для больных рабов.

Санитарные условия тут никудышные.

Я, конечно, не сестра милосердия, но совесть все равно грозилась довести до нервного расстройства.

Поэтому я сразу подошел к первой же клетке, показал склянку с лекарством и попросил раба подойти.

— У-у…

— Вот, поможет. Выпей.

— С-спасибо вам.

Я не вытерпел и начал помогать всем страдальцам, чтобы успокоить нервы.


Я много зарабатывал на продажах лекарств и знаю, что даю рабам действенные препараты.

— И как вы, надеюсь, понимаете…

— Премного благодарим и обязательно вышлем часть выручки!

— Премного благодарим и обязательно вышлем часть выручки!

— Хором не отвечайте, слушать тошно.

Дальше зельтбулский работорговец шагал вприпрыжку.

Прекрати, опять тошно стало!

В общем, уже скоро… мне на глаза попались они.

— Мы пришли, прошу.

В клетке сидело два получеловека.

— Ч-что за?! Я работаю на совесть и делаю все что говорят! Зачем вы пришли?!

Первый — мальчик лет где-то двенадцати. Так и лучится здоровьем.

— Ой, да ведь это же Фоур-тян.

— А ты… Надия!

Хм? Они знакомы?

Я спросил у Садины, и она кивнула.

— Когда я только прибыла сюда, мы с ним иногда сражались в колизее. Порой разговаривали после битв.

Раб-гладиатор, значит?

Да, я слышал, что в Зельтбуле люди порой попадают в рабство, где их заставляют сражаться.

Видимо, этот Фоур как раз из таких.

— А это кто? — я указал вглубь клетки.

— Не знаю.

В темноте сложно что-либо разобрать, но кажется, там кто-то лежит на соломенной подстилке.

И ему явно нехорошо.

— Кхо… кхо…

Ну ладно. Осмотрю сначала Фоура.

Первое, что бросается в глаза — цвет волос.

Смесь черных и белых. Уже по цвету волос и прическе можно сказать, что он куда ценнее многих рабов.

Глаза голубые… с вертикальными кошачьими зрачками.

Как ни странно, зрачки, голубая радужка и белки глаз внушают и наводят на мысль, что с этим парнем шутки плохи.

Выражение лица агрессивное.

Взгляд такой, будто он весь мир за врагов считает.

Уши напоминают кошачьи, но очень круглые и очень пушистые. Наконец, глаз остановился на полосатом черно-белом хвосте.

Он напоминал…

— Наофуми-сама. Мне почему-то кажется, что мы уже встречали похожих существ в мире Кидзуны-сан.

— Какое совпадение. Мне тоже.

— М-м-м… э-э-э… белых тигров?

О, Фиро еще помнит.

Да-да, этот паренек напоминает мне Бякко, против которых мы сражались в мире Кидзуны.

Еще мне сразу вспоминаются эксперименты Кё по скрещиванию людей и животных.

В общем, если бы он довел свое дело до конца, у него получился бы Фоур.

Передо мной, так сказать, крайне удачный результат скрещивания человека с белым тигром.

Хотя, наверняка он никакой не результат, а просто получеловек.

В общем, пока что мои впечатления не лучшие.

— Может, и ребенок, но явно дорогой.

— Восхищаюсь тем, что первое впечатление побудило вас дать финансовую оценку, Герой-сама.

Рафталия ничего не ответила, но чуть не потеряла равновесие.

— У тебя такой наметанный глаз, Наофуми-тян.

А тебя я игнорирую!

Впрочем, соглашусь — немного странно в первую очередь говорить о цене.

— Но вообще, мне кажется, он чем-то отличается от всех остальных рабов.

— Блестящий вывод. Он относится к одной из самых знаменитых рас полулюдей — хакукообразным.

— Хакукообразным?

— Поговаривают, это имя придумала самая первая четверка Священных Героев еще в незапамятные времена.

Слово «бякко» состоит из двух иероглифов. У первого помимо «бяку» есть чтение «хаку».

Иными словами, если неправильно прочесть слово «бякко», как раз «хакуко» и получится.

Значит, он принадлежит к древней расе полулюдей…

Это, конечно, неплохо… лишь бы он, повзрослев, не превратился в монстра на манер Лингуя.

Кстати, с какой стати его вообще прозвали в честь Бякко?

Как я уже убедился по Кальмире, вкуса у древних Героев не было совершенно.

…Сказал Герой, который назвал своего Филориала «Фиро».

— Ага… и что дальше?

— Мы хотели бы преподнести их вам в подарок.

— Он, конечно, выглядит крепким, но я пока не вижу, с какой стати ты назвал его «сильнодействующим».

В мире Кидзуны мы успешно победили нескольких Бякко.

И об открывшихся с них вещах я в первую очередь помню то, что они все с неприятными сюрпризами.

Рафталия рассказывала об открывшейся с них катане как о крайне сложной в использовании.

— Уровни и характеристики какие?

— Вот такие.

Я взял у работорговца бумаги и окинул взглядом.

Ага, брат и сестра.

Уровень… 32? Он кажется слишком юным для такого Уровня.

У меня в деревне все уже к 30 Уровню взрослеют.

— Не ожидал такого высокого Уровня. Я так понимаю, это какая-то расовая или индивидуальная особенность?

— Как видите, несмотря на Уровень, он еще ребенок. Особенность этой расы в том, что их предельный Уровень 60-й, а Повышать Класс можно с 50. После Повышения предельным становится 120-й. О да.

— Короче, вырастет — станет еще сильнее?

— Именно так.

Впечатляет. Значит, у него какая-то особая раса?

Даже Фиро не могла подняться выше 40 без Повышения Класса. Что же будет, если его прокачать?

Вот теперь мне становится интересно.

Кстати, его сестра 1 Уровня.

— Хакукообразные известны тем, что не раз срывали гениальные планы знаменитого Короля-мудреца Мелромарка исключительно за счет силы. О да.

Нет, про Подонка ты мне можешь что угодно рассказывать, но я-то его ни во что не ставлю.

Кажется, он и здесь занимался самодурством и насилием.

— Нашел с кем сравнивать…

— Но без него от Мелромарка бы камня на камне не осталось.

— …Как ты о нем хорошо отзываешься.

— Как бы там ни было, их раса входит в пятерку самых знаменитых. О да.

— Ясно.

Плевать я хотел на подвиги Подонка в его золотые годы, но, по-видимому, бойцов мне предлагают действительно отличных.

Способность сокрушать вражеские планы за счет грубой силы мне, как сражающемуся от защиты, очень пригодится.

Весь вопрос в том, действительно ли в них сокрыта такая сила.

Тут работорговец начал шептать мне на ухо, чтобы рабы не услышали:

— Однако под водой даже непобедимые хакуко бессильны против финообразных[1].

— …Ты на кого сейчас намекаешь?

Работорговцы дружно покосились на Садину.

— Хм?

…Теперь оказывается, что и Садина не абы какой получеловек, а элитный!

Мне, правда, вспоминается, что кандзи «косатка» состоит из элементов «рыба» и «тигр», так что некоторое отношение к тиграм она иметь может.

Впрочем, вернемся к переговорам.

— Хотя брат здоров как бык, сестру поразило наследственное заболевание. Она слепа, не ходит и настолько слаба, что долго не проживет. Тем не менее, брат очень дорожит ей.

Брат, который готов себя в рабство продать, чтобы опекать больную сестренку? Да он на главного героя книги тянет.

Такого идейного можно хоть злодеем в мангу вставлять — фанатов будет толпа.

Более того, его упорство подкрепляется расовой силой.

Что тут думать, надо брать.

— Хм-м.

— Я бы предложил вам сначала разделить их, потом впрячь брата в работу. Соврите ему, что положили сестру в больницу, а сами выбросите где-нибудь в глуши. Конечно, брат должен считать, что она жива. У вас ведь есть звери-подражатели, Герой-сама? Которые голос менять умеют?

Разве у меня есть какие-то монстры-пародисты?

У меня четыре типа тварей: копающие, катающие торговцев, пасущиеся и воюющие…

Он про Фиро? Я перевел на нее взгляд.

— Что-о?

— Фиро, подражать голосам умеешь? Голосу Мелти, например.

— Умею. «Фиро-тян, ты само очарование», — без промедления исполнила Фиро.

Да так хорошо, что я даже подумал, будто сама Мелти и сказала.

А вообще, какого черта?! Что за «само очарование»?!

Чувствую, надо будет с Мелти на эту тему побеседовать.

Я подал работорговцу знак, чтобы продолжал:

— Уверен, после такого брат будет до последней капли крови сражаться за на самом деле мертвую сестру. А вам останется просто снимать сливки.

До чего омерзительное предложение.

Я разочарован.

Если я на такое пойду, он меня однажды предаст, как пить дать.

Так и вижу, как во всю эту историю врывается Ицуки, спасает брата и на пару с ним идет меня убивать.

И я не шучу. Безусловно, разгромить их я разгромлю, но зачем врагов наживать?

— Так вот почему у вас рабы такие бесполезные. Смотрите и учитесь, как правильно с ними обращаться.

Я приказал работорговцам отпереть клетку.

— Ч-что ты задумал?!

— Да-да, я понял, ты у нас ребенок суровый и сердитый. Но пока помолчи.

— Что?! Какой я тебе ребенок?!

— На мой взгляд — самый обыкновенный.

Отмахнувшись от с чего-то привязавшегося брата, я вошел в клетку и зашагал к сестре.

— Нет! Не смей трогать Атлу!

Брат встал на моем пути. Я достал из кармана зелье и показал.

— Я просто дам ей лекарство.

Зелье, к слову, изготовил Щит.

У него настолько сложный рецепт, что сам я его просто не сделаю.

В списке оно появилось после того, как я освоил способность «чудодейственные рецепты лекарств» Щита Дерева Лингуя.

[Щит Дерева Лингуя 0/4 °C

Способность освоена… Бонус экипировки: Чудодейственные рецепты лекарств

Особый эффект: Дар древних растений, Благословение священного древа

Мастерство: 0]

Что делают особые эффекты — понятия не имею, но догадываюсь, что они как-то связаны с растениями.

Рецепт мне от Щита открылся только один.

Причем он требует безумную гору реагентов.

И лекарства, и улучшенные лекарства, и целебную мазь, и магическую воду, и лекарство восстановления духа, и так далее.

Помимо них нужно в исключительно точных пропорциях смешать несколько ядов, отфильтровать и добавить к ним… некую смолу священного дерева, знать бы еще, где она берется.

Я как-то попытался сделать зелье собственноручно, но потерпел неудачу.

Отправился за консультацией к аптекарю, а он на меня наорал, чтобы я больше не пытался.

В общем, лекарство настолько сложное и драгоценное, что даже через Щит его было очень трудно сделать.

И называется оно зельем Иггдрасиля.

Думаю, его мощь станет ясна, если я скажу, что непобедимо адаптирующаяся Бабулька их в свое время пила.

Как правило во всевозможных играх такие зелья называют «эликсирами».

Имя тоже под стать, ведь Иггдрасиль — название мирового древа.

— …

Кстати, а откуда у Бабульки взялись деньги на такие дорогущие зелья?

Она в свое время подрабатывала по всему миру за счет стиля непобедимых адаптаций?

А вот сын у нее вообще неприметный! Я его даже не замечаю!

Ну ладно. В общем, в руке у меня лекарство от всех болезней.

— Я буду вашим новым хозяином. А это — лекарство, которое спасет твою сестру. Отрабатывать будешь до гроба.

Аптекарь говорил мне, что стоит это зелье немало.

Вот только… я бы не смог скупить всех деревенских рабов, даже если бы начал ими торговать, да и запасов у меня нет.

В мире этих зелий так мало, потому что некоторые болезни иначе никак не вылечишь.

Они очень эффективные, и спрос на них огромный. Ходят слухи, что они и мертвого поднять могут.

У меня почти не осталось денег, и я надеялся впарить лекарство какому-нибудь страждущему, но так даже лучше.

Если учесть предстоящие битвы, сила мне сейчас важнее денег. С помощью зелья я навсегда превращу их в моих должников, которые будут слушаться каждого слова.

— …Вроде, и правда лекарство, — брат принюхался к зелью.

— Ты не знаешь, как оно пахнет?

Хотя, откуда ему знать запах этого зелья? Знал бы — не сидел бы в клетке.

Брат еще несколько раз втянул воздух, затем поднял взгляд и выпалил:

— Зелье Иггдрасиля!

— …Надо же, угадал.

У него и нюх как у собаки? Видимо, из-за таких мелочей их расу так ценят.

— Но… но оно может быть отравлено!

— Ты собираешься всю жизнь сомневаться в лекарствах? Так и не дашь сестренке ничего выпить?

— У…

— Если ты мне не веришь, то ладно, я не буду настаивать. Но разве этим ты поможешь сестре? Я все равно куплю тебя, как бы она ни страдала.

— Кх… — с досады протянул он.

— …Кто пришел? — девочка прокашлялась и повернула голову.

Работорговец сказал, что она слепая. Голос услышала?

— Здесь кто-то… очень сильный и добрый… кто пришел, брат?

— Т-тебе показалось.

— Но я… ощущаю огромную силу… вот только…

Девочка медленно повернула голову ко мне.

Брат скривился, но жестом разрешил мне подойти к ней.

Я приблизился к девочке, которую он назвал Атлой.

Да уж… у нее все тело перебинтовано, лица совсем не видно.

Вся кожа в воспалениях. Удивительно, что она вообще жива.

Лишь по ушам и хвосту можно еле-еле понять, что они с братом одной расы.

— Вот только… что? — спросил я, понимая, что она уже заметила меня.

Первое впечатление самое важное. Надо вести себя с ней надменно, как и с остальными.

— В глубине доброты и силы я чувствую печаль…

Печаль, говоришь…

Вспомнилось, как я психовал после того, как меня предала Сука, но на место тех воспоминаний тут же пришел образ Рафталии.

…Если бы я только сегодня пришел в этот мир, то наверняка счел бы ее весьма симпатичной.

Вообще, в манге и играх полно персонажей, которые разговаривают такими намеками.

Вот и больные девочки в таком же духе заговорили.

Слишком стараешься.

— Зачем… вы пришли сюда?

— Ты понимаешь, что я с тобой сделаю?

— Да… Вы возьмете меня в заложницы, чтобы мой брат работал на вас, да?..

Она говорит так, будто все понимает, и все равно… Точнее, так, будто уже смирилась со своей судьбой.

— Как вас зовут, человек с добрым голосом?

— Наофуми.

— Наофуми… сама.

Идеальное произношение[2]. Единственное, не считая Героев, существо в этом мире, которое сумело правильно выговорить мое имя.

В параллельном мире получилось только у Кидзуны. Ни Ларк, ни Грасс правильное произношение так и не освоили.

— Наофуми-сама. Прошу, позаботьтесь о моем брате.

— Атла?! Что ты несешь?!

Видимо, девочка понимала, что жить ей осталось недолго.

— Увы, я не собираюсь выполнять твою просьбу.

— Яс… но…

— Потому что заботиться буду о вас обоих. На, пей.

Кажется, Атла хотела что-то сказать, но все-таки кивнула молча.

Я поднес зелье Иггдрасиля ко рту девочки.

Ее брат сжимал кулаки, но не ворчал.

— К… м…

Атла пила, не сопротивляясь.

Хм? Что-то спецэффектов очень много, сработало явно не только привычное повышение эффективности.

И яркие какие. Видимо, я в последнее время набрал много новых эффектов. Всю ветку Лингуя благодаря Ост открыл, например.

Чувствуется, как мощь зелья растет на глазах.

— Уф… уф…

Кажется, лекарство сработало. Дышать Атле стало легче.

— Ч… что это? Словно… гора с плеч упала.

— Атла?

— Кожа… чешется… Внутри стало тепло.

— Лекарству нужно время, чтобы полноценно подействовать. Пока лежи, ты еще не раз будешь его пить.

— Хорошо… мне нечем вам помочь, но буду надеяться на вашу благосклонность.

Я встал и вышел из клетки.

— Так. Тебя, вроде, Фоур зовут? — я посмотрел на брата, тот сразу отвернулся. — Ну ладно. Атла, прости, что беспокою, но…

— Да-да! Меня зовут Фоур!

— Фамилия?

Фоур снова замолк.

С учетом расы они наверняка из какого-то знатного рода, а представиться не могут потому, что из семьи их выгнали.

А раз так, то и допытываться нечего.

— Ну ладно. Итак, ты отныне мой раб. Тебе ясно?

— …Ясно. Раз лекарство настоящее, я его отработаю. Мне зарабатывать в колизее?

Хм. Мысль неплохая, но не хочется ребенка в колизей отпускать.

Сначала я хочу его подразвить.

— Пока не решил. В любом случае, у меня на тебя другие планы, так что про колизей можешь забыть.

— И как я тогда должен расплатиться за лекарство?

— Я все устрою, просто делай как говорю. Не волнуйся, не обману.

Я зловеще ухмыльнулся, Фоур ответил пронзительным взглядом.

Вот так и должны разговаривать хозяин и раб.

— Учти, это дорогое лекарство. Гораздо дороже, чем рыночные зелья Иггдрасиля, — на всякий случай попытался я разжечь в нем чувство долга.

Нужно как следует навешать ему лапши на уши, чтобы не сбежал, когда решит, что уже за все расплатился.

Разумеется, сбежать я все равно не дам.

— Еще бы! Я уже понял по тому, насколько легче стало Атле! — с нескрываемым отвращением, но честно отозвался Фоур.

Кажется, к сестре у него болезненная привязанность.

Неужели он и правда все это время жил наедине с ней и считал всех остальных врагами?

У меня тоже был период «кругом враги» после предательства Суки, так что Фоура я отчасти понимаю.

— Но помни… сестренку я тебе никогда не отдам!

— Что за чушь ты порешь?

— Ты такой беспощадный, Наофуми-тян. Все-таки ты и правда замечательный человек!

— Ты сильно ошибаешься, если думаешь, что я радуюсь твоим комплиментам, Садина.

Я не Мотоясу, чтобы вестись на такую дешевую лесть.

Лучше веди себя как Рафталия, которая всегда пожалуется, когда я делаю что-то не так.

— Ну во-от, — раздражающе протянула Садина.

Тут вмешалась Рафталия:

— Вы пришлись по душе девочке, поэтому ее брат начал ревновать, Наофуми-сама.

— Рафу! — поддержала Раф-тян.

Хм, вот оно что. Значит, я неплохо так попутал.

— В-вовсе нет! Как она смеет так говорить?! Надия, ты тоже не лучше! — возмутился Фоур, показывая то на Рафталию, то на Садину.

Видимо, он так и не понял свое место. Значит, по возвращению в деревню его ждет спартанское воспитание.

Мне сказали, вырастет сильным. Жду с нетерпением.

Бабке лекарство помогало. Думаю, его сестре тоже поможет.

Если поправится… ну, найду чем занять.

— Не беспокойся. Наофуми-сама не такой человек, — Рафталия добродушно улыбнулась Фоуру.

— А, и да, Фоур-тян, меня зовут не Надия. Постарайся поскорее выучить мое настоящее имя.

Кажется, никакого напряжения между ними нет…

— Что же, предлагаю перейти к регистрации рабов. О да.

— Ага, давай.

Вот так мы получили в подарок брата и сестру.

Глава 2. Возвращение в деревню

— Ладно, с регистрацией закончили. Занимайте очередь, буду переносить всех в деревню.

Регистрация рабов завершилась без происшествий, так что я начал телепортировать их в деревню с помощью портала.

Разумеется, пока он перезаряжался, приходилось маяться от безделья и размышлять о вечном.

— Вот бы и ты телепортировать умела, Рафталия.

— У меня есть Манускрипты Возврата.

— Что толку посылать их к Песочным Часам?.. Хотя, оттуда их могла бы довезти Фиро. Однако…

Время перезарядки Манускриптов такое же.

Еще на ум приходит Линия Возврата Кидзуны. Интересно, а ее Рафталия знает?

— Кстати, я слышал, в Зельтбуле есть Звездный Герой. Он куда-то отлучился?

И королева, и ювелир, и работорговец обнадеживали тем, что здесь я смогу встретиться со Звездным Героем Зельтбуля, но пока что его вроде как нет в городе.

Разыскивать лень, но я попросил знакомых сообщить ему обо мне при случае.

Я даже не знаю, призвало его из другого мира или же он родился в этом. Интересно, что он думает о Священных Героях?

Впрочем, догадываюсь, что из-за поведения троицы всех Священных Героев кроме Щита считают либо самозванцами, либо бестолочами.

— В общем, Рафталия, я ко всему прочему попросил его встретиться с тобой, чтобы ты научилась Линии Возврата. Ты не против?

— Хорошо… надеюсь, наш разговор пойдет на благо миру.

— Поглядим.

Если бы удалось обсудить со Звездным Героем методы усиления, я бы и сам смог стать хоть чуточку сильнее… жаль, его нет.

— Ну ладно, Наофуми-тян. Предлагаю скоротать время свида…

— Портал Шилд.

Садину я перенес как можно скорее, чтобы не раздражала.

Она слишком нагло флиртует, я ее не выношу.

— С ней не поймешь, пошутила она про свидание или в самом деле приглашала…

— С сестренкой Садиной очень сложно сказать, когда она настроена всерьез.

— Это я уже понял. Рафталия, ты ведь не собираешься задумываться об амурных делах, пока не наступит мир во всем мире?

— Н-не собираюсь…

За подобными праздными разговорами я и коротал время до перезарядки портала.


Наконец-то настал черед Фоура и Атлы.

Фоур хотел, чтобы Атла отдохнула, пока не настанет их черед.

Он уложил ее спать, а потом постоянно носил компрессы.

— Спасибо, брат.

— Не благодари. Ты как?

— Мне… гораздо легче.

— Это хорошо.

— Наофуми-сама… мы еще долго тут будем? — спросила Атла, поворачиваясь ко мне.

— Нет, уже почти пора.

— Хорошо.

— Думаю, тебе стоит выпить еще лекарства.

Я переключился на Щит Дерева Лингуя, слил оставшееся зелье Иггдрасиля в склянку и дал Атле.

Кажется, ей стало еще лучше.

— Большое спасибо…

— Не бери в голову, — ответил я Атле, а затем взглядом сказал Фоуру «должен будешь».

— Гр-р-р… — с досады протянул тот.

Кстати… кого-то мне его манера речи напоминает. Или мне кажется?

Ну да ладно. Главное, чтобы зелья отрабатывал. Мне сказали, боец из тебя что надо, так что и работать будешь до упора.

— Наофуми-сама… — Атла взяла меня за руку. — Прошу, подружитесь с моим братом.

— Что ты, мы же не ссоримся! Правда же? — Фоур панибратски похлопал меня по спине.

Что это на тебя нашло? Не забывай про свое место.

— Тебя это тоже касается, брат. Это замечательный человек.

— К-как скажешь!

— Вот и славно, — Атла снова улеглась. Видимо, устала.

Может, лекарство действует, но она все равно больная и наверняка быстро устает.

— Меня в сон клонит.

— Мы окажемся в деревне в мгновение ока, там и отдохнешь.

— Бу-бух и до-ома. Я бы сама пробежалась, но это куда интереснее, вот увидишь!

Фиро, как обычно, совершенно не умеет объяснять.

Впрочем, я догадываюсь, что это она о портале.

— Я чувствую, что птица с повозкой очень… жизнерадостная и беззаботная. А еще она… сильна прямо как Наофуми-сама, — проговорила Атла, указывая на Фиро.

Ого, она разгадала, кто Фиро такая на самом деле.

Такое чувство, что ее незрячие глаза замечают нечто иное.

— Что такое, господин-сама?

— Да так. Рабыня Атла, которую я только что купил, слепая, но знает, что ты сильна.

— Э-хе-хе, меня похвалили.

— Я вижу, что она росла, впитывая вашу доброту, Наофуми-сама.

— Ага! — гордо откликнулась Фиро.

Доброту? Это я с кем там добрым был? Что ты вообще несешь?

Пока мы разговаривали, способность перезарядилась.

— Все, можно включать портал. Пора и нам возвращаться.

— Так точно, Наофуми-сама. Наконец-то мы возвращаемся домой.

— Это точно. Впрочем, работорговцы продолжат искать твоих односельчан, так что сюда мы еще будем приходить.

— Как я поняла, ажиотаж спал, но… так называемых детей Рулороны все еще продают задорого.

Думаю, большую часть мы уже разыскали, но не факт, что всех.

Некоторые дети могли превратиться из рабов в наемников, так что поиски продолжаются.

К тому же я не уверен, что Садина собрала всех, кто остался в рабстве.

Мне и в голову не приходило, что будет так тяжело доказать себе, что довёл дело до конца.

— Портал Шилд.

Я переместил нас в деревню.

В нос сразу ударил морской запах, характерный для рыбацких деревень.

— Значит… вот ваша деревня.

Хоть Атла ничего не видела, но все равно крутила головой.

— Ты прозрела, что ли?

— Нет, но я чувствую…

«Чувствуешь»?

Впечатляет. Такое чувство, что слепота ей совсем не мешает.

— В общем, Атла у нас в любом случае больная, так что жить будет в больнице. Фоур, неси ее вон туда, — я указал на здание, которому назначил роль больницы.

Его мы возвели затем, чтобы рабы могли получать там первую помощь в случае ранений.

— Л-ладно, — Фоур понес Атлу на своем горбу.

— Надеюсь, мы еще увидимся, Наофуми-сама.

— Отдыхай давай, я тебя еще навещу.

— Как скажете… идем же, брат.

— Ага…

Фоур не слишком уверенной походкой скрылся в указанном направлении.


— О-о, Имия!

— Дядя! Ох, сколько вас…

Имия радостно обнималась с родственниками.

Я слышал, ее родителей убили, но ладно хоть дядю удалось разыскать.

Похоже, новые рабы поладят с жителями деревни и без моей помощи.

Мы приступили к организации праздника в связи с появлением новых лиц.

Я до самого захода солнца готовил еду, чтобы поднять настроение новичкам.


На следующий же день новые рабы отправились тренироваться на монстрах.

Я решил, что первые несколько дней потрачу на то, чтобы поднять их до более-менее пристойного Уровня и дать им пообжиться в деревне.

Кил, Лисия и Рафталия охотно взяли над ними шефство.

Садина помогала на охоте.

Что бы я про нее ни говорил, она невероятно сильна.

Как мне рассказывали, всех нападавших монстров она уничтожала одной только магией.

Так прошли два дня.

Глава 3. Альпиец

Ночь.

Я пришел в деревенскую больницу, чтобы проведать Атлу.

Она сразу пожаловалась на чесотку. Видимо, сказывается лекарство.

— Простите, Наофуми-сама, не могли бы вы… обновить мои повязки?

— Нет уж, этим займусь я! — Фоур оттолкнул меня.

Нельзя быть настолько повернутым на сестре, придурок!

— Неплохо бы по ходу дела обработать кожу мазью. Возможно, у Героя мазь сработает эффективнее. Что скажешь?

— Наофуми-сама, прошу.

— Кх…

Фоуру пришлось отойти. Я подошел поближе, чтобы приступить к лечению.

— …Хм? Кажется, истлевшая кожа почти исцелилась.

— Ч-что?! — Фоур недоуменно уставился на кожу Атлы.

Насколько же все плохо было, раз ты так поражаешься?

Впрочем, не спорю — на поправку она действительно пошла очень быстро.

А как только мы сняли повязки с лица…

— Надо же… — невольно обронила Рафталия.

Я, конечно, ожидал увидеть улучшения, но и сам подивился.

Результат превзошел все мои ожидания.

Оказалось, Атла — одна из красивейших жительниц деревни.

Пускай она долгое время провела в рабстве, но ее волосы сохранили блеск, а кожа — белизну и гладкость.

Если ее брату на вид 12–13 лет, то сама Атла выглядит еще младше… а без повязок — еще миниатюрнее.

Такое чувство, что она ровесница Мелти.

Работорговец готовил ей страшную судьбу, но такая рабыня вполне могла занять место среди товара для совсем других целей.

Если бы он, конечно, придумал, как исцелить ей кожу.

При этом я не особо понимал, что должен сказать.

Хотя по внешним данным Атла нисколько не уступала Рафталии и Фиро, все они были красивы по-разному. Несмотря на юный возраст, Атла выглядела утонченной, почти хрустальной…

— Так гораздо лучше. Спасибо вам, Наофуми-сама… вы нанесете лекарство?

Фоур с чего-то прослезился.

— У-у, до чего же красивой ты стала, Атла… ты так быстро похорошела…

Ты сейчас похож на отца невесты накануне свадьбы!

— По-моему ты идешь на поправку. Обойдешься и без лекарства.

— Вы уверены? — Атла ощупала лицо. — Моя кожа разгладилась.



— Ага.

— Благодарю вас, Наофуми-сама. Это ваша заслуга, — Атла вежливо поклонилась.

— Да ерунда.

Несколько рабов подглядывают в приоткрытую дверь. Я то и дело слышу, как они говорят «красавица».

Как вы вообще про Атлу пронюхали?

— Наофуми-тян! Ты откопал такую красотку, давай отметим!

Так это ты, Садина?!

— В общем, Фоур, ты понимаешь, да?

— …Да, — после моих слов Фоур опомнился и с досадой кивнул.

Его больной сестренке стало гораздо лучше, а значит, Фоуру придется вкалывать как следует.

— Наофуми-сама, — вновь подала голос Атла.

— Чего?

— Пожалуйста, поговорите со мной… я хочу привыкнуть к деревне. Чем вы здесь занимаетесь?

Хм…

— Я здесь воспитываю солдат, которые будут исполнять все мои приказы. Скоро и твой брат будет готов с песней отправиться на смерть…

— Наофуми-сама! — вмешалась Рафталия.

Ну чего ты шумишь, я просто хотел ее припугнуть.

Впрочем, Рафталия мои шутки всегда недолюбливала.

И кажется, виной тому мое поведение.

— Ладно. В общем, слушай…

Мы на пару с Рафталией рассказали Атле о жителях деревни и о том, чем планируем заниматься в ближайшее время.

Казалось бы, какая ерунда — уметь делать лекарство, но приятно, что удалось помочь больной девочке.

За разговором я и сам не заметил, что прошло уже порядочно времени.

— Что же, пора на сегодня закругляться.

— Уже?.. Но я хотела еще поговорить.

Стоило подняться, как Атла протянула руку, словно не хотела меня отпускать.

— Атла, не капризничай, — Фоур мягко остановил протянутую руку.

Вот только та тянула ее так старательно, что из-за Фоура потеряла равновесие и упала с кровати… но приземлилась на ноги.

— …

— Ой? — подала изумленный голос сама Атла. — Ну… ка.

И тогда она… поднялась с помощью Фоура.

— Ух ты… так вот, что значит «стоять»?

— А… Атла встала!

Что ты себя ведешь как альпийская девочка?[3]

Во, точно. Если бы я не знал имени Фоура, я бы впредь называл его Альпийцем.

Подобно тому, как Подонка по имени не называю.

Атла неуверенно переставляла ноги и улыбалась.

— Большое спасибо, Наофуми-сама. Большое спасибо, брат.

— Ох, Атла… ты и правда поправилась.

— Да, брат.

Еще несколько дней назад была такой хилой, что смотреть жалко было, но быстро ожила.

— Сила ваших лекарств поражает, Наофуми-сама.

— Чему тут удивляться? Я ведь и тебя в свое время вылечил, Рафталия.

— Вы правы, но…

Мощная штука — зелье Иггдрасиля… поставило на ноги девочку, которая, видимо, никогда в жизни не ходила.

Что Бабульке хорошо, то и Атле подошло.

— Итак, Наофуми-сама… чем прикажете заниматься? — спросила Атла.

— Ну как сказать. Я рассчитываю, что твой брат будет сражаться. Он ведь уже участвовал в походах за Уровнем?

— Да, ведь это моя работа.

— Да, он мне рассказывал.

— Чем ты сама хочешь заниматься?

Ходить она научилась, но многого я от нее пока не ожидаю.

— Я хочу тоже научиться сражаться.

— Атла! — перебил ее Фоур, он же Альпиец. — От тебя этого никто не просит!

Ну, я бы тоже возразил, если бы моя дражайшая болезная сестренка захотела воевать.

— Ты не понимаешь… Еще будучи совсем маленькой, я решила, что если когда-нибудь смогу ходить, то обязательно научусь постоять за себя.

— Н-но…

Атла говорила так уверенно, что Альпиец не знал, как ответить.

Хм-м… если я и дальше буду про себя называть его Альпийцем, то однажды обязательно проговорюсь.

Ладно, пусть будет Фоуром.

— Прошу, Наофуми-сама, научите меня сражаться… разрешите вступить в отряд для набора Уровня.

Хм-м. Я не ожидал такого развития событий, но оно меня радует.

Атла тоже из хакукообразных, а значит, может развиваться до 120 Уровня.

— Ладно. Что думаешь, Фоур?

— Тоже буду сражаться! Защищать Атлу — мой долг.

— Значит, ваши мнения совпадают. В связи с этим у меня есть предложение. Дело в том, что рабам Героя полагаются особые прибавки…

Я рассказал Фоуру и Атле о том, что сила Героя ускоряет рост рабов.

А значит, если они оба начнут развиваться с самого начала, то в конечном счете станут сильнее.

Правда, получится, что Фоур зря поднял пару Уровней и добрался до 34-го.

Впрочем, если взвесить все за и против, идея все равно здравая.

— Охо? Может, и мне к вам примкнуть? — в окно просунулась наша извечная пьяница.

— Ты обойдешься.

Кстати, как ты здесь напиваться умудряешься?

Садина говорила, что у нее 98 Уровень.

К слову, у Рафталии 87.

Конечно, я не могу просто взять и сказать, что Садина и без прибавок достаточно сильна. Любопытно было бы поработить ее, развить сначала и посмотреть, насколько мощной она станет.

Вот только страшновато мне… если Садина станет еще сильнее, я уже не смогу отбиться, когда она набросится с похотливыми целями.

— Но я хочу стать сильнее. Ну пожалуйста, Наофуми-тян.

А с другой стороны… не стоит оставлять ее без присмотра и давать время спланировать что-нибудь нехорошее.

Если удастся сделать ее сильнее, то почему бы и нет?

— Ладно, раз уж настаиваешь. Значит, в ближайшее время пойдем сбрасывать вам Уровни.

— Ура-а.

— Короче говоря, Фоур, если хочешь стать по-настоящему сильным, придется сбросить Уровень. Согласен?

— Н-но…

— Иначе Атла тебя за счет прибавок обойдет… — попробовал я надавить.

Садине возвращаться на нынешний уровень придется долго, но Фоур продвинулся совсем недалеко. Усадить на Фиро — мигом отыграется.

— Я хочу быть сильнее брата.

— Гр-р… — Фоур в смятении посмотрел на Атлу.

Если хрупкая сестренка сможет побить Фоура, он, наверное, никогда не оправится от позора.

— …Ладно. Я сброшу Уровень.

— Как скажешь. Ладно, время уже позднее, так что расходитесь по домам и отдыхайте. Атла, раз ты теперь ходячая, будешь жить с Фоуром.

— Но я хочу поговорить с вами, Наофуми-сама.

— Темно уже. Ложись спать, копи силы на завтра.

Возможно, ноги Атлы работают только пока действует лекарство.

Наверное, ей сейчас лучше как следует отдохнуть.

— Атла, наш дом ждет… Пошли, — проговорил счастливый Фоур и потащил ее за руку.

— А-а, Наофуми-сама! Отпусти меня, брат! Я хочу быть рядом с Наофуми-самой!

Какие они непохожие. Надеюсь, мороки с ними не будет…

— Чудесно, Наофуми-тян! Время нам остаться в темноте наедине!

— Иди помогай Рафталии укладывать рабов!

— Идем, сестренка Садина. Некоторые рабы все еще боятся темноты, нам придется их убаюкать.

— Рафу, — Раф-тян запрыгнула на плечо Рафталии и помахала лапкой.

«Что-то у меня совсем нет времени с ней играть…» — невесело отметил я и тоже пошел к себе домой.

Глава 4. Щит Щита

Фиро умчалась к Мелти. Лисия скрылась в своей комнате и засела за расшифровку книги из мира Кидзуны.

Я остался один.

«Приятно, когда вокруг тишина», — подумал я и занялся созданием лекарств на продажу.

Но уже скоро в дверь постучали.

— Кто?

Я открыл дверь и увидел Атлу, хотя совсем недавно лично наблюдал, как брат тащит ее спать.

— Я хочу… ночевать в вашей спальне…

— У тебя же брат есть.

Причем он из тех, кто все уши мне провоет, если о таком узнает.

Обойдусь без скандалов, спасибо.

— Мой брат уже крепко спит, поэтому… не могли бы вы со мной на ночь поговорить?

Крепко спит? Фоур? Ты его вырубила, что ли?

Разве эта невинная девочка на такое способна?

Может, я ей и нравлюсь, но ночевать с чужими людьми я не люблю.

С тех пор, как меня во сне ограбили.

Хоть я и понимаю, что пора бы уже оставить моральную травму в прошлом, но все равно предпочел бы ей отказать.

— Нет.

— Тогда я буду спать перед дверью вашего дома.

— Почему?

— Не хочу спать где-либо еще.

…Да что с ней такое? У меня вторая Садина появилась?

Похоже, она не знает, когда остановиться.

— Ладно уж. Спи на кровати Рафталии.

— Хорошо.

Я воспользовался тем, что хозяйка кровати занята, и пригласил Атлу в свою комнату.

…Что-то я волнуюсь за Фоура.

Надо бы его проведать, как Атла уснет.

Я проводил ее до кровати и уложил.

— Вы не собираетесь ложиться, Наофуми-сама?

— Нет, мне нужно смешивать лекарства на продажу.

В целом, торговля у нас идет неплохо. Производительности одного только Щита уже не хватает.

Скоро придётся учить подопечных создавать лекарства.

Как бы мне ни хотелось организовать цикл производства и торговли, обходящийся без моего вмешательства, сейчас для этого не хватает людей.

Соседний город тоже помогает продавать лекарства, но прибыли пока недостаточно.

Я мог бы торговать и просто травами, только вот они дешевые.

Закупаюсь я основательно, так что в Щите уже накопилось полно всяческой травы.

Правда, если я правильно помню, скапливается у меня та трава, которую навык оценки признает ядовитой, а также та, которая повышает эффективность ядов или устойчивость к ним.

— Вы так много работаете, Наофуми-сама.

— Денег хочу, вот и работаю.

— Но… благодаря вам я могу ходить.

В комнате повисло молчание.

Как же неловко, когда работаешь из шкурного интереса, а труды возвращаются добром.

С этой девочкой очень тяжело общаться.

Она, в отличие от Рафталии, не навязывает мне свои идеалы, а видит хорошее во всех моих чертах.

Боюсь, если я в шутку скажу ей «ну-ка раздвигай ножки», она их и правда сию же секунду раздвинет, а потом и сама на меня накинется.

Прямо как Садина!

Причем я уже боюсь, что Атла и без намеков с моей стороны наброситься может.

Прямо сейчас она к делу переходить не собирается, но сдается мне, соответствующие зачатки в ней есть.

Во я попал… Если так подумать, оставаться с ней наедине опасно. У меня уже мурашки по коже!

— Наофуми-сама.

— Ч-чего?

— Рафталия-сан говорила, что выступает в роли меча, который сражает врагов вместо вас. Это правда?

— Есть такое.

С самого моего появления в этом мире Щит постановил, что я могу только защищать.

— Рафталия старается ради меня, а я в нее верю.

Рафталия изо всех сил противостоит волнам и сражается на благо мира.

Ее усердие вдохновляет меня на подвиги.

Ей я доверяю больше чем кому-либо еще в этом мире.

— У меня сложилось впечатление, что ваши крылья защищают всех жителей деревни, Наофуми-сама.

— Крылья, говоришь?

Я, по-твоему, мама-птица, прикрывающая крыльями птенцов?

А живем мы, получается… в гнезде. Сразу Фиро вспомнилась.

— По-моему, все они живут под вашей защитой и ждут, пока смогут покинуть гнездо.

— Пусть покидают, лишь бы деревню защищали. Иначе печать их накажет.

Здесь родина Рафталии.

Уверен, когда мы возродим деревню, Рафталия сможет здесь жить и после того, как я вернусь в свой мир.

У нее останутся Кил и Садина.

Фиро я собираюсь оставить на Мелти.

А за Раф-тян будут ухаживать всей деревней, она будет им символом.

Без боя они не сдадутся, да и вообще любого, кто посягнет на деревню спасшего мир Героя, ждет неминуемая гибель. Даже страну.

— Жители деревни много рассказывали о ваших великих подвигах. Мне показалось, они очень… гордятся вами. Они уважают вас как человека, который не сдастся перед лицом любой опасности и обязательно выстоит.

— А, ну… да. Не буду скромничать, сделал я немало.

— Но кто защищает вас, Наофуми-сама?

— Чего?

В смысле? Кто защищает Щит? Зачем?

Чтобы кто-то там меня защищал… Надо же такое придумать.

Какой идиот станет защищать Героя Щита?

Впрочем, я дотянул до сегодняшнего дня благодаря помощи других людей.

И об этом нельзя забывать.

— …Ну, есть такие.

Рафталия, Фиро, Мелти, королева… многие люди помогали мне, когда моя репутация и жизнь оказывались под угрозой.

— Поэтому я решила, что если Рафталия-сан — ваш меч, то я стану вашим щитом.

— Щито-ом… так себе затея.

Служить кому-то щитом — не самая приятная работенка.

Сколько уже раз я мысленно жаловался на свою долю?

Иногда приходится проходить через муки и боль, но сколько на это ни жалуйся — лучше не станет. Так и свихнуться можно.

Тем не менее, стоит подумать, что я защищаю Рафталию, Фиро и прочих дорогих мне людей, как недовольство рассасывается.

Стать моим щитом… Ничего себе она перед собой цель поставила.

Возможно, на нее повлияло то, что она всю жизнь жила под защитой других.

Поэтому образ защитника у нее в голове овеян ореолом романтики.

Она, так сказать, признала Рафталию моей правой рукой, а сама захотела стать левой.

Впрочем, злиться на такие слова я не могу.

— Не доросла ты еще до таких слов.

— Да, но я обязательно стану сильнее. Начну заниматься уже с завтрашнего дня!

— Да-да, удачи.

Еще немного, и Атла мирно засопела.

Неужели ей было настолько важно поговорить со мной на эту тему?..

— Ну ладно.

Я взял Атлу на руки и отнес домой к Фоуру… который и в самом деле крепко спал.

— …Эй.

— Кх…

— Со звуком «кх» только персонажи в манге спят! Живо вставай!

— А-а?!

Я уложил Атлу на постель, затем вместе с Фоуром вышел на улицу.

— Приглядывай за сестренкой, а то она ко мне притащилась, мол, хочу с тобой спать.

— Ч-что?! Т… так значит, ты ее уже… уф! — Фоур вылупился на меня так, словно я его родную мать прирезал. Он так разозлился, что даже печать сработала.

— Будто она хоть кому-то нужна.

— Ах ты! Смеешь называть мою сестру непривлекательной?!

— А-а-а! Как вы задолбали! Не интересуюсь я этим!

— Врешь! Надия к тебе вон как липнет, да и вообще ты всегда в окружении женщин!

Черт, и ведь не поспоришь!

От мечты устроить себе гарем я давно избавился!

Видимо, надо впредь выбирать, с кем разгуливаю по улицам.

И тут я вспомнил, что никогда не задумывался о половой принадлежности спутниц.

— Они могли бы и мужчинами быть. Разница только во внешности.

— Ч-что?! Неужели ты… — Фоур побледнел и попятился от меня.

Он меня не так понял? Держу пари, принял за гея.

— Я таким не интересуюсь! — воскликнул Фоур. — Не подходи!

— Я тоже не интересуюсь!

Господи, как же с ними тяжело!

И все-таки странная у него сестра… «станет моим щитом», значит?

Глава 5. Подонок и хакуко

На следующее утро рабы так настойчиво просили приготовить им что-нибудь лично, что я согласился.

На этот раз я занимался только готовкой, а всю подготовительную работу доверил рабам-поварятам.

— Та-ак, а вот и ваша долгожданная еда.

— Ура-а!

Эх… вроде, и вымахали, а внутри ничуть не изменились… зато Рафталия и внутри повзрослела.

— Ох, Наофуми-тян! У меня с тобой щечки, как у хомяка будут.

— Ну-ну. Не вздумай с утра напиваться.

— Да уж не буду.

Хм? Кажется, шумно не только на раздаче.

Кто шумит?.. Опять Фоур и Атла?

— Я доем угощение Наофуми-самы, даже если придется вылизать тарелку!

— Не вздумай, Атла! Это неприлично!

«…Туда я на пушечный выстрел не подойду», — подумал я, продолжая наполнять тарелку за тарелкой.

Рабы ставили их на подносы и уносили к столам.

Чувствую себя поваром в школьной столовой.

Как же их… много стало.

Да, теперь у меня и помощники есть, но даже трех больших кастрюль хватает на раз…

Из рассуждений меня вытащило…

— Хм? А ты еще кто?

Ко мне подошло нечто незнакомое с таким видом, будто я и ей еды дам.

На вид ей… около пятнадцати. Вроде обычный человек.

Главное, что бросается в глаза — сонное выражение лица и такие же глаза.

И глаза, и волосы серебристого цвета. Кожа бледная, да и вообще она какой-то тощей кажется.

У нас конечно много всяческих полулюдей, есть командированные из замка стражники, но такую одежду я вижу впервые.



— Кстати, и правда, кто это? — начали перешептываться рабы, заметив незнакомку.

— Рафталия, она из деревни?

— Нет… и на стражника не похожа.

— Охо-о?

— Рафу?

Тут объявилась Фиро:

— Господин-сама, я верну-улась!

— О, Фиро! Есть будешь?

— Угу! Меня уже Мел-тян покормила, но все равно буду.

…Во обжора.

— Ой? Это же сестрица Пьеро?

— Хм…

«Сестрица Пьеро»? Это знакомая Фиро, что ли?

Она в последнее время выезжает торговать без меня. Видимо, в ходе поездок познакомилась.

— Но почему она зде-есь?

— Фиро, ты ее знаешь?

— Вы уже забыли ее, господин-сама?

Значит, ее не только Фиро знает, но еще и я знать должен?

Стоит с сонным видом, еду клянчит. Не припоминаю…

— Еды… ж-ж-ж.

Что за? У нее шум поверх голоса.

Кажется, начал вспоминать. По спине мурашки пробежали.

— Кто ты такая, что тебя Фиро знает? Отвечай.

— М-м.

Тут незнакомая девушка вытащила из-за спины ножницы и показала.

Нет, ножницы мне ничего не говорят.

Но вдруг они превратились в моток ниток. Следом девушка достала из кармана весьма знакомую маску.

— Теперь… должно стать ясно.

— Ты?!

И то, и другое принадлежало загадочному Мёрдер Пьеро, с которым мы несколько дней назад заодно с Садиной бились в тайном колизее!

Он выступал в маске и непонятной одежде, так что сразу я её не признал.

Хотя следовало бы, ни у кого другого шум песка на речь не накладывается!

— Мёрдер Пьеро?! Как ты сюда добралась?!

— …Пешком?

— Не в этом смысле «как»! И зачем вопросительная интонация?!

Комедию ломаешь?

И хватит уже сквозь шум говорить.

— М-м…

Мёрдер Пьеро убрала клубок и маску, снова взяла поднос и протянула.

— …У меня тут не благотворительная раздача.

— …Ясно.

Она снова запустила руку в карман… и что-то мне передала.

Я разжал кулак. Два серебряных.

Да я ведь не в том смысле, что еда платная… И кстати, два серебряных это очень много.

В этом мире на тридцать медяков можно устроить себе шикарный ужин.

По крайней мере, в хороших ресторанах столько берут.

По японским меркам за такие деньги там дадут аналог хорошего рыбного пира.

Я попытался донести мысль до Мёрдер Пьеро, но она продолжала молча смотреть меня.

— Эх… ладно.

Совсем с толку сбила. Так и быть, сначала накормлю, потом буду разбираться.

Я навалил в тарелку еды и протянул Мёрдер Пьеро. Она с безразличным видом переместилась за стол и начала есть.

— О-хо-хо, — развеселая Садина пристроилась рядом с ней и попыталась разговорить.

Девушка, впрочем, почти не отвечала, так что в основном Садина говорила сама с собой.

— Как думаете, кто она такая?

— Понятия не имею. Потом разберусь, сначала надо с раздачей закончить.

Буянить не буянит, да и понятно, что Садина на самом деле подсела приглядывать.

Прочие жители деревни хоть и замечали ее, но особо не удивлялись — уже привыкли к постоянным пополнениям.

Что она здесь вообще делает?

Наконец, я закончил раздавать еду и сам сел за завтрак.

— Наофуми-тян, ее хозяин разорвал с ней контракт, так что теперь она свободна и пришла сюда в надежде, что ты ее наймешь.

По-видимому, в колизее она сражалась просто из-за денег.

По ходу боя она, получается, сбежала. Ну и зачем мне такой наемник?

— Наемниками не интересуюсь.

Я занимаюсь тем, что тренирую деревенских рабов, нанимать всяких сомнительных личностей не хочу.

— …Ясно. А друзьями?

— Мне кажется, или ты меня не слушаешь?

— Простите, а зачем это вам? — спросила Рафталия, стараясь тщательно выбирать слова.

— … — Мёрдер Пьеро вновь затихла.

— Кстати, я еще помню, как в колизее ты сказала «Постарайся, чтобы тебя не убили». Это к чему было?

— Подд~~~~.

И снова шум, похожий на звуки песка.

Ну что за дела? Такое чувство, что я разговариваю с ней по мобильнику, но связь хандрит.

— Что происходит, Наофуми-сама? — подошла Атла в компании Фоура.

Что вы тут забыли? Если доели — двигайте домой и собирайтесь в путь.

Мне твоего брата еще в замок тащить, чтобы Уровень сбросить.

— Да вот, одна тут… Мы с ней в Зельтбуле в колизее воевали, а она в друзья напрашивается.

— Правда? — Атла повернула лицо к Мёрдер Пьеро. — Я чувствую две силы — одна едва уловимая, словно готовая исчезнуть, другая ясная и чистая. Я не думаю, что она плохой человек, Наофуми-сама.

— Может, и так, но…

У меня какое-то такое впечатление и сложилось, но слишком уж у Атлы сложные описания.

— Не можешь объяснить, что ли?

Мёрдер Пьеро покачала головой.

— Я хочу ~~~~ть здесь, пока не ~~~~тся волны. И готова помочь, если потребуется.

Как же раздражает общаться с человеком, когда его фразы приходится угадывать.

С ней слишком сложно разговаривать.

— Тогда такой вопрос: кто ты? Что у тебя за оружие такое?

Мёрдер Пьеро немного подумала, затем несколько раз открыла рот.

Но услышал я лишь:

— ~~~~ и ~~~~, ~~~~.

Все остальные слова съел шум песка.

Да что с ней такое?

— Возвращаясь к теме колизея… если учитывать все твои слова… ты либо Звездный Герой, либо обладатель Кланового Оружия, да?

Я не совсем дурак.

Я сразу понял, что у нее не просто «необычное оружие».

Оно с легкостью изменяет форму и умеет сковывать противника загадочной силой. На такие фокусы способно только Клановое Оружие.

Потому что из рассказов королевы я знаю, что ее оружия нет в списке Звездного.

— Отсюда я делаю вывод, что ты предупреждаешь меня о том, чтобы я остерегался обладателей Кланового Оружия, которые могут прийти в этот мир, чтобы убить меня.

В ответ на мои слова Мёрдер Пьеро размашисто закивала.

Неужто угадал?.. Кстати, получается, меня она слышит хорошо.

Ясно все. Она прибыла в этот мир убить Священных Героев, прямо как Грасс и ее товарищи, однако теперь оказалась взаперти из-за барьера Лингуя.

— Ты считаешь, что мы слабы, но я пользуюсь всеми методами усиления Священных Героев. Просто сейчас на мне висит ослабляющее проклятие.

Однако на этот раз Мёрдер Пьеро замотала головой.

— Этого ~~~~чно. Ты должен быть еще ~~~~.

— Ну да, ну да. В общем, я во всем этом не слишком разбираюсь, но представляю, что такое волны… и знаю, что ты пришла убить Священных Героев и продлить жизнь своему миру.

Мёрдер Пьеро снова замотала головой.

— Я не собираюсь ни ~~~~ ~~~~, ни ~~~~ть другие миры.

На этот раз шум песка разбушевался так, что чуть не поглотил всю ее фразу.

Да что такое?

Может, она использовала проклятую серию, и та отобрала у нее дар речи?

— Прости, я тебя плохо слышу, — сказал я, и Мёрдер Пьеро замолкла.

— Что скажете, Наофуми-сама? — спросила Рафталия.

— Ей нельзя доверять. Возможно, она просто отыгрывает союзницу, а в самый нужный момент предаст.

Она может просто изображать неприкаянную странницу, чтобы втереться в доверие, дождаться удобного случая и убить.

Хоть мы и выяснили, кто она, доверять ей я все равно не могу.

— … — Мёрдер Пьеро молча смотрела мне в глаза.

Есть у нее что-то во взгляде, что напоминает о Рафталии и Фиро.

Злобы я в нем не ощущаю. Коварства тоже.

Тем не менее, доверять ей глупо, да и зачем она здесь, если не хочет меня убивать?

Пусть дожидается волны и уходит восвояси.

— ~~~~ ночлег. Если нужно, заплачу.

Вот подлизывается — и помогать хочет, и денег подкинуть.

Тяжело просто взять и отказаться, хоть и понимаешь, что ничего просто так не бывает.

Надеется прирезать во сне, как пить дать.

— Бесплатный сыр только в мышеловке бывает. Ты меня плохо поняла? Проваливай.

— …Ладно, — Мёрдер Пьеро расстроенно свесила голову. Доев, она встала из-за стола.

Она определенно напоминает мне Грасс после того, как мы с ней помирились.

На самом деле, эта девушка могла прийти в наш мир вовсе не затем, чтобы охотиться на Героев.

Возможно, она на манер Ларка и его товарищей просто хотела стать сильнее и искала здесь всевозможные материалы.

Как я помню из их слов, умения и прибавки к характеристикам, полученные в другом мире, действуют везде.

Я вспоминаю, как сам оказался в мире Кидзуны. Мой Уровень сбросило до первого, но некоторые прибавки к характеристикам действительно сохранились.

Быть может, она действительно не собирается никого убивать, и просто оказалась в растерянности от того, что не может вернуться домой.

Но кое-что не дает покоя. Атла говорила о какой-то «едва уловимой, словно готовой исчезнуть» силе.

— …

Мёрдер Пьеро уходила так медленно, что позавидовали бы самые хитрые депутаты[4], и постоянно оборачивалась.

…Думаешь, я тебя окликну?

Я молча смотрел в ответ. Она проходила несколько шагов и оборачивалась снова.

— Э-э… Наофуми-сама?

— Не обращай внимания. Она просто надеется, что я ее окликну.

— Так чего ты ждешь, раз все понимаешь? Ну давай, Наофуми-тян, она и правда сильная.

— Не хочу, чтобы меня во сне зарезали. Да и не доверяю я ей.

— Ох-х… какой тяжелый случай, — вздохнула Садина одновременно с тем, как Мёрдер Пьеро вновь обернулась.

— И не надейся, что окликну.

До чего же неудобная ситуация.

С одной стороны, ее можно было бы оставить, а затем прикончить, если предаст, но мне и без нее хватает мороки.

Тем не менее, Мёрдер Пьеро продолжала оборачиваться до самого выхода из деревни.

— Надоела, проваливай!

Когда она, наконец, оказалась за деревенской чертой, я начал убирать посуду.

— Простите, а… — вдруг заговорила Рафталия. — Как именно Мёрдер Пьеро здесь оказалась?

— Сказала, пешком пришла, но явно через портал прилетела.

— Получается, она и раньше у нас бывала?

…Хороший вопрос.

Надо было спросить.

А вообще… я так зациклился на мысли прогнать ее поскорее, что забыл даже воспользоваться ее желанием подружиться и расспросить, откуда она так хорошо умеет сражаться с Героями. Теперь жалею.

— Думаете броситься в погоню?

— На это она и рассчитывает. Если она в самом деле не думает с нами сражаться, то так и быть, спустим с рук. Но будем сохранять осторожность.

Как-то я слишком мягко с ней обошелся.

С учетом того, что она могла на мою жизнь покушаться.

Откровенно говоря, я боюсь, что она может столкнуться с троицей.

Нужно поскорее отыскать горе-Героев, пока их не убил враг вроде Мёрдер Пьеро.


Позавтракать позавтракали, теперь можно и делом заняться.

— В общем, пора навестить замок Мелромарк. Давненько я там не был. Со мной идут Рафталия, Фоур и Садина. Будем сбрасывать вам Уровень, как и договаривались.

— Я хочу с вами, Наофуми-сама.

— …Хорошо, Атла, и ты.

Боюсь, Фоур будет много возмущаться, что ее не взяли, так что прихвачу-ка и его сестру.

Фиро сразу после завтрака умчалась к Мелти.

Мне очень хотелось взять еще и Раф-тян, но она уже примкнула к Лисии, которая вызвалась помогать жителям деревни.

— Портал Шилд!

Я переместил нас в замок Мелромарк.

По прибытию Садина тут же заметила гору, вернее, тушу Лингуя, отлично видневшуюся за стенами.

— Ого… давненько я не была в столице Мелромарка. Ничего себе, какие за городом изменения.

— Так ты тут бывала?

— Ну, я ведь в этой стране живу, — пояснила Садина, не сводя глаз с Лингуя.

Кстати, приглядевшись, я заметили, что с панциря срубили деревья. Осваивают гору потихоньку.

Люди — сильные создания.

Всегда пытаются наладить жизнь после катастроф.

— Куда мы теперь?

— Сначала к королеве заглянем. Не думаю, что Уровень нам сбросят просто так, без подготовки.

Я решил сначала навестить королеву.

Все-таки сброс Уровня, в отличие от Повышения Класса — процедура исключительная.

— То есть, в замок? Снаружи я его видела, а вот внутри не бывала.

Будто бы тебя впустили в святая святых страны, исповедующей превосходство людей.

— Да, в замок. Сейчас мы, кстати, во внутреннем дворе.

— Каждый раз поражаюсь размерам замка, — заметила Рафталия.

— Ага, у Ларка примерно такой же огромный. Но полулюдям тут не особо уютно.

— Да. Здесь много добрых людей, но я все равно чувствую себя неуютно.

— Еще бы, — усмехнулась Садина.

Стражники уважительно поклонились нам, но на Садину косились с опаской.

Как правило, Садина разгуливала в зверочеловеческой форме.

Солдатам не нравится, что у меня такая спутница?

При этом на вечеринку в честь окончания волны они пригласили всех авантюристов… впрочем, полулюдей среди них было немного. Все-таки недолюбливают тут полулюдей.

Каждый раз про это вспоминаю.

Королева относится к ним нормально, но предрассудки населения так просто не искоренишь.

— Что же, давайте искать королеву.

Скорее всего, сидит у себя в кабинете и сверлит взглядом документы.

Отловив слугу, я спросил, где искать хозяйку замка. Оказалось, ей уже доложили о нашем появлении, и она скоро сама к нам придет.

Значит, остается ждать? Ну ладно, отдохнем пока во дворе.

— Ждем тут.

— Ладно. Атла, тебе не трудно стоять? Присядешь?

— Я в порядке, брат.

Бдух.

Кажется, за моей спиной что-то упало.

Обернувшись, я увидел Подонка, глазевшего на нас с отвисшей челюстью.

— О…

Вот ты где… Но почему полуголый? Почему в одних трусах и мантии? «Новое платье короля» вспоминается.

— Чего так вырядился? Наказали? Проспорил?

Я не сдержал ухмылку. И чего меня никто не предупредил, что тут такая потеха будет?

И в довершение всего — со спины у него свисает листок.

«Наказан кругом по замку. Не помогать, как бы ни просил». И подпись королевы.

Что он натворил?

— Наконец ты показал свою суть, Щит! — во всю глотку прокричал он и наставил на меня палец. — Все сюда! Убить Щита! Стереть демона с лица земли!

Подонок схватил какую-то бумажку и побежал ко мне.

Путь ему перегородили недоумевающие стражники.

И остановили.

— Пустите! Разве вы не видите?! Щит ворвался в замок и привел с собой хакуко! Твари! С дороги! Щита нужно уничтожить!

…Я, конечно, слышал, что хакукообразные успели насолить Подонку, но такой бурной реакции не ожидал.

Да и ругается так, что хоть сейчас в цитатник.

— Ой? — Атла повернулась на голос.

— А… — еще секунду назад Подонок в гневе топал ногами, но вдруг замер и… какого черта?

Он застыл с очень странным выражением лица.

Не то плачущим, не то смеющимся, вообще не разобрать.

— Ой? Это ты, брат? У тебя появился двойник? — спросил Атла, глядя то на Фоура, то на Подонка.

— Что ты несешь, Атла?

Как Атла вообще умудряется путать Подонка с Фоуром?

Казалось бы, Фоур у тебя перед самым носом.

Нет, они, конечно, оба шумные и немного похожи друг на друга, но слишком уж различаются.

Возрастом и ростом, например… хотя, Атла ни того, ни другого не видит.

— … — Подонок вдруг будто бы успокоился, развернулся и медленно побрел обратно.

— Эй, ты, — окликнул я его, но тот не ответил.

Что произошло?

— Что с ним? — удивилась даже Рафталия. — Из него словно дух высосало.

— Кажется, Атла-тян его очень удивила.

— Похоже на то, — ответил я Садине.

Такое чувство, что он не Атле, а смерти в лицо посмотрел.

— Что здесь случилось? — спросила королева, появившаяся во дворе спустя несколько минут.

Я объяснил, что Подонок поднял бучу, едва увидел Фоура, но затем заметил Атлу и скрылся.

— Ясно… кто бы мог подумать, что случится такое.

— Ты знаешь, что на него нашло? Никогда его таким не видел.

— Атла-сан — это вы? Разрешите на вас посмотреть?

— Хорошо.

Атла шагнула вперед. Королева внимательно осмотрела ее лицо.

— …Вот оно что. Теперь я понимаю.

— Что-нибудь прояснилось?

— Это длинная история. Вы не возражаете?

— Я бы отказался… но больно уж интересно, чего это он.

— Не волнуйтесь, я постараюсь опустить как можно больше подробностей.

Королева принялась объяснять, почему Подонок вдруг затих при виде Атлы:

— У Героя Посоха Ружа была незрячая сестренка… Ее звали Люсия, она родилась гораздо позже него.

— Ничего себе.

— Его настоящее имя — Руж Лансерз Фобрей. Он считался одним из законных наследников престола Фобрея, в очереди стоял тридцатым.

— Фобрей — это который крупнейшее государство этого мира? А он, получается, принц?

— Далеко не старший, но да. Однако затем он отказался от прав на престол… после того, как хакукообразные убили его родителей и всех, кто был ему дорог.

Драматичная, однако, у Подонка жизнь выдалась.

Так вот почему он так ненавидит хакукообразных вообще и Фоура в частности?

— К счастью, сам Руж и его сестра были в отъезде, поэтому избежали печальной участи. Фобрей, однако, по политическим мотивам не стал предъявлять Шильтвельту претензии по тому случаю. Именно поэтому Руж возненавидел как Фобрей, так и Шильтвельт, а затем сразу переехал в страну, известную ненавистью к полулюдям.

Королева взяла паузу, а затем перешла к рассказу об истоках борьбы Подонка:

— Скрыв королевское происхождение, Руж стал офицером армии втянутого в войну Мелромарка и одерживал одну искусную победу за другой. В конечном счете, его избрал Звездный Посох, и о нем стали говорить, как о Герое.

Восхождение как по учебнику. Аж завидно.

Тут королева немного смутилась.

— Именно тогда его сила и проницательность покорили мое юное сердце.

— Хватит его хвалить, продолжай.

— Вскоре после этого его невыносимо очаровательная сестренка попалась в лапы хакуко… Она исчезла без следа, но оставила после себя такую лужу крови, что ее объявили погибшей. Руж поклялся отомстить и через какое-то время сверг короля Шильтвельта, которым на тот момент тоже был хакуко.

— И?.. Как все это связано с реакцией Подонка?

Я, в принципе, догадываюсь.

Скорее всего…

— Как вы, несомненно, догадались, Атла-сан совершенно неотличима на вид от дражайшей сестры Ружа.

— Так я и думал.

— Так и есть.

В связи с этим у меня есть мысль на правах догадки.

Вполне возможно, Атла и Фоур — дети дорогой сестренки Подонка. Хакуко не убили ее, а забрали в Шильтвельт и изнасиловали.

Правда, в таком случае возникает куча других вопросов — например, почему их не использовали для политического торга?

Может, похититель сестры влюбился в нее на манер слащавой мыльной оперы?

Мне трудно представить, что именно произошло, но суть моих измышлений в том, что Атла не просто так спутала Подонка и Фоура. Все они могут оказаться родственниками.

Если так подумать, есть еще нерешенный вопрос с тем, откуда Фоур брал деньги на лечение Атлы.

— Я полагала, таких удивительный совпадений не… хотя, бывают, — высказалась Рафталия.

— О? Разве твоя встреча с Наофуми-тян — не удивительное совпадение? По-моему, так и есть.

Не-е, нашу с Рафталией встречу подарком судьбы не назвать.

Это просто Садина в знаки судьбы верит после того, как узнала, что я не пьянею.

— Фоур, Атла, вы наполовину люди?

— Я не знаю… всю сознательную жизнь я провела без родителей… наверное, моему брату известно больше.

— А я слышал только то, что у нас с ней великий дед. Нам говорили никогда не называть наших фамилий, отца я помню плохо — погиб на войне, когда мы были совсем маленькими. Тем не менее, мне кажется, мы родились в богатой семье. Многие заботились о нас и помогали.

— А потом какой-то вассал на вас руки нагрел?

В этом мире полным-полно всяческих подонков. Наверняка им не повезло на такого наткнуться, он их в рабство и продал.

— Не было такого. Когда кончились деньги на лечение Атлы, вассалы даже дома продавали и делились частью денег.

Разорялись, чтобы помочь Атле?.. Ничего себе верность. Повезло им с вассалами.

— Дед, говорите? — спросила королева, глядя на лицо Фоура. — Судьба преподносит удивительные сюрпризы.

— В смысле?

— Ваша фамилия… случайно не Феон?

— А… нам приказали не называть ее, но да. А что?

Королева кивнула с понимающим видом.

— Служите Герою Щита верой и правдой. Ваш покойный дед будет счастлив.

— Вот еще!

Эх… Фоур на такое не согласен. Добровольно он за мной точно не пойдет.

— Откуда ты знаешь моего деда?

— Ваш дед погиб от руки того самого человека, что скандалил здесь несколько минут назад.

— Ч-что ты…

А-а, вот оно что… выходит, рожа Подонка обусловлена тем, что он столкнулся с внуками заклятого врага, один из которых как две капли воды похож на покойную сестру.

— Многое ли вы знаете о вашем дедушке?

— Родители говорили о его величии, но не более. А он, оказывается, королем Шильтвельта был?

— Понятно… простите за бестактный вопрос.

— … — Фоур не знал как реагировать.

Он так растерялся, неожиданно узнав что-то, о чем не рассказывали родители?

Тьфу ты, что я как бюрократ говорю. Задумался о своих истоках, другим словом.

Впрочем, ни сам он, ни Атла вопросов больше не задавали.

— … — Фоур просто молчал.

— Что бы ни случилось, я всегда буду на стороне Наофуми-самы! — а Атлу правда словно не проняла.

— Прошу прощения за недавний скандал, Иватани-сама, — сменила королева тему. — Как вы?

— Ну, все идет по плану.

— Вы сейчас о восстановлении региона? Да, я наслышана о ваших успехах и очень рада, что вы пришли именно сейчас.

— Это с чего бы?

— Сначала я бы хотела выслушать вас. Что побудило вас нанести мне визит?

— У меня появились рабы, которые хотели бы сбросить Уровень и развиться заново, — объяснил я, и королева охотно кивнула.

— Как скажете. Я распоряжусь, чтобы служители приготовили процедуру. Полагаю, приготовления завершатся еще до того, как вы доберетесь до Песочных Часов Эпохи Драконов.

— Это радует. Теперь выкладывай, что там у тебя.

Королева раскрыла веер, прикрыла рот и объявила:

— Из соседних с Мелромарком стран приходят свидетельства очевидцев, видевших Священного Героя. С их помощью мы обозначили границы области, где он вероятнее всего будет находиться ближайшие несколько дней.

— Что? Ты уверена? — переспросил я.

— Да, — королева кивнула. — Мы полагаем, у нас появилась возможность обнаружить Героя Копья Китамуру-саму.

Мотоясу… Я немного обеспокоен тем, что всплыл вдруг именно Мотоясу, но выбирать не приходится.

— Дело в том, что мы обнаружили спутницу Героя Копья.

Одна все-таки нашлась?

Судя по речи королевы, речь явно не о Суке. Значит, одна из двух других.

Я их называю Баба-номер-раз и Баба-номер-два.

Не очень понятно, говорите?

Увы, я не знаю их имен, да и вообще толком с ними не общался.

Даже вспоминать их не хочу, но припоминаю, что обе были склочными и надоедливыми.

— Мертвую?

— Нет. Долгое время один из аристократов нашей страны выражал беспокойство относительно пропавшей без вести дочери, но недавно она как ни в чем не бывало появилась на пороге и с тех пор помогает матери по дому.

Ну ничего себе!

Прямо анекдот какой-то — пропавшая без вести дочь объявилась как ни в чем не бывало.

— О которой спутнице идет речь? — спросила Рафталия.

— Об одной из баб Мотоясу, но не о Суке.

— О? Она ваша подруга? — вмешалась Садина.

— Не смеши.

— «Сука»? Ничего себе имя, — высказался Фоур.

— Хе-хе… — усмехнулся я.

Моя заслуга.

— Наофуми-сама, это не повод для гордости…

— Быть окрещенной Наофуми-самой — великая честь. Уверена, она по праву заслужила это имя.

— Атла-сан. Не скажу, что ты неправа, но твое толкование несколько озадачивает… — ответила как всегда серьезная Рафталия.

Вернемся к теме.

— И вы ее не арестовали?

— Мы ее допросили. Мы надеемся, что вы встретитесь с ней, выманите с ее помощью Героя Копья и сумеете его уговорить.

Понятно… Если Мотоясу надеется с ней воссоединиться, то он…

Метод рискованный, но ради шанса отловить Мотоясу можно попытаться.

— Ты уверена, что она согласится помочь? Она может предать и слить наши планы Мотоясу.

— Тени не сводят с нее глаз. Как нам кажется, пока она настроена на сотрудничество.

— Хм…

Возможно, она таким образом хочет заключить сделку с законом, чтобы сберечь свое доброе имя и положение.

С учетом того, каких мразей себе понабрал Мотоясу, такое мышление как раз в их духе.

— Ладно. Как только разберемся со сбросом Уровня, вернемся в деревню, а оттуда выдвинемся.

— Хорошо. Вот куда вам нужно.

Королева развернула карту и объяснила, где искать спутницу Мотоясу.

— Отлично, идем Уровень сбросим — и домой. У нас появились важные дела.

— Надеюсь, нам удастся его уговорить.

— Ну… будем оптимистами.

Ох, и волнуюсь я.

Глава 6. Влияние тренировок

Мы сразу же пошли к Песочным Часам и поприветствовали солдата на входе.

Приказ королевы они уже получили и могли начать ритуал в любое время.

— Начнем с тебя, Садина.

— Хорошо-о! Сделаю все что в моих силах.

Хм? Как и во время Повышения Класса, в зале стояли ассистенты, но я заметил еще и носилки.

Озадачившись, я обратился с вопросом к ближайшему солдату.

— За сбросом следует отдача. Мы полагаем, на реабилитацию потребуются несколько дней.

Похоже на правду. Со мной такое бывало — когда резко снижаются характеристики, тело будто свинцом наливается…

Наверное, если бы я вернулся на первый уровень, тоже не смог бы двигаться как следует.

— Но случаи всякие бывают, — заметил солдат, а затем приступил к ритуалу.

Песочные Часы засветились и начали вливать силу в магические диаграммы.

Вся эта картина очень напоминает Повышение Класса.

— О мир, в сем зале есть жаждущий выпустить свою силу на волю и избрать новую стезю. Дай же ему шанс проложить этот путь.

Садина встала в диаграмму и помахала рукой.

— Смотри, Наофуми-тян. Сейчас я перерожусь.

…Какая она спокойная.

Наконец, из Садины что-то вылетело и развеялось в воздухе.

— Вот и все. Как вы себя чувствуете?

— Тяжеловато стало, но двигаться могу.

Бывшая наёмница вперевалку вышла из диаграммы и подошла ко мне. Ничего себе она крепкая!

— Теперь ты, Фоур.

— Скорее, брат! Наофуми-сама повелевает.

— Ох, Атла… л-ладно!

Мне его даже жалко стало.

Фоуру тоже успешно сбросили Уровень.

И он тоже вышел на своих двоих.

— Что-то они себя очень уж хорошо чувствуют после сброса Уровня. Может, и не нужны никакие носилки?

— А если бы я ходить не смогла, ты бы меня на руках нес? — парировала Садина.

— Я не хиляк! — заявил Фоур.

— Ну вы оба даете.

Впрочем, действительно ли они в порядке, мы все-таки проверили, постучав по их рукам. То есть, не «мы», а Атла.

— !!!

Видать, ему все-таки тяжело.

— А-ха-ха, щекотно! — а вот Садина, кажется, действительно в добром здравии.

Может, натренированные тела легче переносят сброс?

А у Садины и Фоура они как раз такие.

Они оба закаляли свои тела, и я сейчас не об Уровне.

По всей видимости, те, кто не пошел по легкой дорожке и не полагался исключительно на прибавки к характеристикам, переносят это гораздо проще.

Они не пренебрегали тренировками.

Как и Рафталия. Может, сброс лишает Уровня и характеристик, но плоды тренировок не теряются.

Еще им наверняка помогает Щит.

Короче говоря, носилки нужны только всевозможным магам и тем, кто набирал Уровни исключительно за счет сильного покровителя.

Например, отпрыскам аристократов, которые нанимают себе авантюристов и повышают с их помощью Уровень.

Это не самый плохой и даже довольно эффективный метод, которым я отчасти пользуюсь для тренировок жителей деревни.

Его минус в том, что как только Уровень дойдет до предельного, дальше приходится либо закалять тело, либо на манер Бабульки проходить через всякие особые тренировки.

У Героев ограничения по Уровню вроде нет, но мне, пожалуй, все равно стоит думать о тренировках.

Раз уж в этом мире существуют Уровни и Статус, вполне возможно, что физические упражнения или частое использование магии могут повышать некоторые характеристики.

Отсюда можно сделать вывод, что Фоур, Садина и прочие бойцы, работавшие над собой с самого детства, становятся за счет тренировок значительно сильнее.

Не знаю, насколько я прав, да и засиживаться в этом мире, чтобы это выяснить, не собираюсь. Буду тренироваться только пока не прекратятся волны — все равно после возвращения в родной мир Уровень и характеристики мне не понадобятся.

И Щит.

Если этот прицепившийся паразит, который приходится переключать на Книжный, чтобы хоть как-то скрыть, не отцепится еще и после возвращения, я начну считать его самым настоящим проклятием.

Над человеком, который всегда приходит на работу с какой-то странной книгой, будут смеяться без остановки.

…Что-то меня на опасные мысли потянуло.

И бессмысленные — нечего делить шкуру неубитого тануки.

Пусть сначала окажется, что Щит и в самом деле остался, разбираться буду уже потом.

— Ладно, пора возвращаться в деревню и готовиться к поездке, — сказал я и переместил нас домой. — Садина, Фоур, Атла, живо поднимать Уровень. А нам пора в дорогу. Найдите мне Фиро.

— Ладно-ладно. Я не подведу, Наофуми-тян, — сказала Садина и пошла… к морю.

Ты… точно в одиночку справишься?

— Понял. Идем, Атла. Можешь просто стоять в сторонке, я от тебя ничего не прошу.

— Нет! Наофуми-сама! Я хочу с вами!

— Прости, но сначала Уровень. Научись хоть немного за себя постоять, потом будешь говорить.

Нам предстоит встреча с Мотоясу.

Если он разойдётся, Атла одними только травмами не отделается. Ее я с собой взять не могу.

— И правда. Когда я подниму Уровень и стану сильнее брата, Наофуми-сама станет моим безраздельно. Буду стараться.

— Что ты за бред несешь? — переспросил я.

— Вот именно! Пожалуйста, прекрати! — воскликнула Рафталия.

Во-во. Кстати, чаще всего она в таком ключе обращается ко мне.

Похоже, психика у Атлы на удивление стойкая.

И куда только подевалась та болезная девочка?

Когда мы усадили Фоура, Атлу и других жителей деревни на повозку, запряженную подданной-Фиро-номер-один, примчалась и сама Фиро.

— Вы звали, господин-сама?

— Да. Мне нужно кое-куда попасть. Сможешь нас отвезти?

— Угу!

С собой я беру… Рафталии и Фиро хватит.

Лисия сейчас с Эклер тренируется у Бабульки. Стиль непобедимых адаптаций определенно пойдет ей на пользу.

Тем более, Мотоясу Лисию недолюбливает, так что лучше ее оставить, чтобы не осложнять переговоры.

Раф-тян вся деревня холит и лелеет, ей и без меня хорошо будет.

— Ладно, поеду с Рафталией и Фиро. Едем верхом, все равно не торговать.

— Но повозка-а!

— Ох, ну ладно.

— Наконец-то поедем с моей повозкой. С моей повозкой!

С тех пор, как я обзавелся порталом, Фиро чаще всего катила арендованные повозки.

Из-за этого ее собственная много времени простаивала.

О ней вспоминали, только когда Фиро ездила торговать.

Ладно, неважно.

— Значит, поторгуем на обратном пути.

А теперь нужно как можно скорее встретиться с подручной Мотоясу

Мы загрузились в повозку Фиро и отправились по адресу.

Глава 7. Операция по поимке Героя Копья

— Елена! Как я рад тебя видеть целой и невредимой!

Мы прибыли по нужному адресу со всей возможной скоростью и увидели, как Мотоясу по-дружески обращается к Бабе-номер-раз, стоящей за стойкой крупного магазина.

Сами мы, к слову, спрятались в переулке неподалеку от магазина, и наблюдали оттуда.

Черт побери! Добыча заявилась еще до того, как мы успели все обсудить!

Теперь ни о каких приготовлениях не может быть и речи.

— О, да ведь это же Герой Копья-сама, — холодным тоном отозвалась Баба-номер-раз.

Вот только… я почему-то помню, что она была истеричной и недалекой. Не ожидал такой реакции.

Я думал, она даже в отрыве от Мотоясу будет больше походить на злодейку.

Тем не менее, ее отношение все равно озадачило Мотоясу.

— Ч-что с тобой?

— Я не очень понимаю ваш вопрос.

— Я так волновался за тебя.

— «Так» волноваться не стоило. Скорее, это я удивлена, что вы живы.

— Конечно, я жив. Не могу же я умереть, когда рядом вы?

До чего же Мотоясу легкомысленно отвечает.

А вот Баба-номер-раз холодеет на глазах.

Взгляд у нее уже ледяной. Когда говорят «смотрит, как на мусор» — именно это и имеют в виду.

— Наофуми-сама, а вы не собираетесь подойти и вмешаться?

— Хочется, конечно, послушать, но так и быть. Схожу потолкую.

— М-м?

Фиро увидела Мотоясу и тут же пнула воздух.

Все еще помнит мой приказ пинать его, как увидит.

— Идем, нам снова пора спасать мир!

— Прошу прощения, но я унаследовала семейный магазин и уже не смогу никуда уйти, — равнодушно ответила баба.

Она и не думает с ним соглашаться.

— Н-но ведь… — Мотоясу прекрасно уловил намек и недоумевал.

Еще бы, до сих пор ведь все было так, как ему хотелось.

Я ему даже завидую.

Может, я стал графом и получил землю, но день ото дня живу тем, что готовлю еду рабам; по сути исполняю для них роль мамы. Меня даже за глаза Героем Кастрюли называть начали.

Точнее…

«Эх-х, все-таки Герой Кастрюли отлично готовит».

«Поаккуратнее с выражениями, он Герой Щита, а не Кастрюли».

«О, точно. Просто я уже смотрю на Щит, а вижу крышку кастрюли».

«Кажется, тебе пора в больницу».

«Ха-ха-ха».

Какая к черту крышка кастрюли?

Я вам это припомню, солдатики. Будете у меня принимать самое активное участие в восстановлении деревни.

Впрочем, это все неважно. Вернемся к Мотоясу.

— Что с тобой, ну? Ты сама на себя не похожа, Елена.

— Как раз таки похожа… Я устала и решила, что пора закругляться.

— А?

— Мотоясу… нет, Герой Копья-сама. Путешествий в вашей компании с меня хватит.



— Ч-что ты с…

— Остались в прошлом времена, когда при вас были слава и деньги. Что вы из себя представляете сейчас?

— Э-э, но ведь я Герой.

— …Если честно, я устала быть вашей спутницей.

— Ч-что я не так сделал?

— То, что вы везде и постоянно охотились за девушками, словно считали их характеристиками в Статусе, но совершенно не понимали их.

Мотоясу бледнел на глазах.

Что, впервые сталкиваешься с тем, что тебя отшили?

Не могу смотреть без улыбки…

— Наофуми-сама, вам смешно?

— Еще бы, смотри, какой он бледный.

А баба, кстати, не постеснялась выговориться.

Хоть Мотоясу и, казалось бы, Герой.

— Чем тратить время на попытки вернуть меня, возвращались бы вы поскорее в замок.

— Гх… — Мотоясу уже не знал, что сказать.

— Ваша звезда закатилась. Хотите быть со мной — прославьтесь на манер Героя Щита.

Баба-номер-раз отшивала Мотоясу так, словно превратилась в олицетворение самого ненавистного мне типажа.

«Я ни в чем не виновата, дело в тебе», — будто говорила она ему.

Да-а, будь она героиней в какой-нибудь эроге, я бы кипел от ярости.

Но поскольку под раздачу попал Мотоясу, мне вместо этого было очень весело.

Вот тебе за то, что называл читером!

— Наофуми-сама! — обозлилась Рафталия.

Кажется, если я продолжу смеяться, она меня бросит и оставит на Садину.

А вот этого не хочется.

— Ч-что происходит? Раньше ведь ты была куда активнее.

— Так-то так, но…

Мотоясу так увлекся разговором, что до сих пор нас не заметил.

— Ты же шутишь, правда?

— Нисколько не шучу.

Баба-номер-раз нас заметила. Кажется, она понимает, зачем мы тут.

— Эй, Мотоясу, — бросил я.

— Н-Наофуми?! — тот резко обернулся.

— Йо. Возвращаюсь я, понимаешь, из параллельного мира с победой и языком на плече, а ты, оказывается, полон сил. Здорово всю работу на других сваливать, да?

Честно сказать, если бы хоть ты согласился меня послушать, всё могло бы сложиться иначе.

Хватит за юбками гоняться, выполняй Геройский долг.

— Гх… Это ты меня сдала, Елена?!

— Не марай мою репутацию. Я всегда была на стороне победителей.

— Говоришь, как мразь последняя. Я бы на месте Мотоясу сейчас плюнул на справедливый суд и заколол бы тебя Копьем.

Я вроде как пришел уговаривать Мотоясу, но ощущение такое, будто мы вместе припёрлись допрашивать Бабу-номер-раз, чтобы потом наказать.

— Что ты сказал, Наофуми?! Ты задумал навредить Елене?!

…Я вроде как за тебя вступился.

Опять же, не устаю повторять о том, как я ему поражаюсь.

Неужели ему настолько нужны женщины?

— Вот, уходи и стань сильным, как Герой Щита. Пройди по его стопам.

— Е..Елена!..

Значит, она позаботливее Суки будет? Правда, все равно мразь.

Мотоясу понял, что ситуация складывается не в его пользу, и схватился за Копье.

Думаешь здесь потасовку устроить?

— Послушай, Мотоясу.

— Прости, есть дела поважнее. Я должен доказать, что не виноват.

— Не виноват… Я тебя не убивать пришел. Если на то пошло, без тебя с волнами будет тяжело бороться. В очередной раз напомню: я спец по защите, но атаковать не могу.

— Я не слабый!

— Ты послушай!

— Я отыщу своих товарищей и спасу мир!

— Еще раз, я… а-а, как ты задолбал!

Я всего-то пришел сказать, чтобы ты научился правильно развивать оружие и стал сильнее, чтобы не досаждать ни мне, ни стране, ни остальному миру. А в остальном можешь вести себя как хочешь.

При условии, что будешь сражаться с волнами, конечно.

— Короче, я тебя не судить пришел, а просто поговорить.

— Отказываюсь!

— Помнишь, ты мне то же самое говорил? А как сам запел теперь, оказавшись на моем месте? У тебя есть оправдания своему поведению? У меня-то были.

— Нет!

— Ну ты…

Мотоясу так и будет упрямо отвергать все мои предложения?

— Живым я не дамся!

— Я тебя не арестовывать пришел! Просто поговорить!

Бесполезно. Придется все-таки захватить его силой.

Хватит ли срезанных на треть характеристик, чтобы совладать с Мотоясу?

Со мной Рафталия и Фиро. Думаю, справлюсь.

Пусть Мотоясу и набирал Уровни, а также усиливал Оружие своими способами, но он все равно слабее нас.

Судя по всему, он остался один, так что самое главное — не дать ему сбежать.

— Пожалуйста, не сопротивляйтесь, — Рафталия извлекла Катану.

— М-м? — Фиро стояла в форме монстра и недоумевала.

— Рафталия, обнули ему Дух.

Портал тратит Дух. По-хорошему, следовало бы придумать способ помягче, но времени привередничать нет.

Как вообще можно заблокировать телепортацию?.. Пока что я знаю, что она не работает рядом со зверями-защитниками. К тому же местность можно зачаровать какой-то магией, запрещающей телепортацию.

Поначалу я даже думал приготовить ловушку, которая запретит телепортацию и даст шанс уговорить Мотоясу.

А он взял и заявился слишком рано.

Значит, теперь нам нужно быстро вырубить его и оставить без Духа.

Мы медленно надвигались на Мотоясу. Когда он вдруг вскинул копье.

— Портал Спир!

Черт! Вух — и образ Мотоясу исказился. Через секунду его и след простыл.

— Сбежал все-таки?

Как я и предполагал… поймать Героя — задача крайне тяжелая.

— …Как думаете, куда он переместился? — спросила Рафталия.

— Понятия не имею, — ответил я, а затем обратился к Бабе-номер-раз, точнее, видимо, Елене: — Что же, давно не виделись… если вообще виделись. Может, лучше сказать «рад знакомству»?

— …Может быть.

— Думаю, ты уже обо всем рассказала людям из замка, но теперь давай и мне говори, что у вас произошло.

— …Ладно.

Елена испустила долгий вздох и приступила.


Далее с ее слов.

Мотоясу, Рен и Ицуки отправились в страну, где в плену печати томился Лингуй, ни капли не сомневаясь в том, что им удалось меня обставить.

— 60 Уровня хватит с запасом, зато из материалов делается потрясающее Оружие, — рассказывал Мотоясу Суке и ее подружкам, показывая пальцем на марширующего вдалеке Лингуя.

Естественно, все мирные жители поступали ровно наоборот и разбегались с пути гигантской черепахи.

— Ха-ха-ха! Зря убегаете! Как Герой Копья, я в мгновение ока одолею Лингуя! — гордо объявил Мотоясу, поднимая над головой Копье.

— Что… Герой Копья?!

— Да. А теперь, простите, пора бы пройти этот сценарий. Смотрите, насколько я сильнее какого-то там Героя Щита!

Мотоясу побежал к Лингую, аки Дон Кихот, штурмующий ветряную мельницу.

По ходу дела он оглядывался на жителей, которые пытались понять, перевешивает ли слабая надежда на Мотоясу страх за собственную шкуру.

— Да, он выглядит жутким, но не бойтесь, вам просто кажется! За мной!

— Есть!

— Мы идем!

Елена и остальные тоже побежали к Лингую.

Дальше все наперекосяк.

Лингуй призвал Фамильяров, чтобы собрать очередной урожай жизни.

Мотоясу и его спутницы бежали со всех ног, чтобы помешать ему.

Наконец, они подобрались к морде черепахи.

— Пора! Копье Грозового Удара! — применил Мотоясу коронную технику.

Однако, несмотря на оглушительный грохот, на лице Лингуя появилась лишь маленькая царапина, да и та почти сразу заросла.

— Э-э, что? Копье Метеора!

От налетевших Фамильяров Мотоясу отбился, но с самим Зверем-защитником ничего поделать не мог.

— Вам не кажется…

— Неужели…

— Быть такого не может…

Сука, Елена и Баба-номер-два начали перешептываться.

И что самое показательное — Лингуй шел дальше, не обращая на Мотоясу внимания.

Он словно не видел в нем ни малейшей угрозы.

А в меня он потом изо всех сил разряжал сильнейшие атаки и гравитационную магию.

Похоже, он решил, что с Мотоясу справятся даже Фамильяры.

Что понятно — по человеческим меркам, Мотоясу пытался заколоть его зубочисткой.

Даже не верится, что Рафталия, Фиро, Эклер и Бабулька смогли нанести монстру такие раны.

К тому же я знаю, что после победы он просто возродился бы.

Выходит, Мотоясу проиграл, как и говорил Кё.

— Н-ну ладно! Я отвлеку его на себя, поддержите магией! Вперед!

Издав боевой клич, Мотоясу побежал на супостата, но Елена махнула на битву рукой и сбежала.

Она убегала со всех ног и по ходу дела отбилась от Суки и Бабы-номер-два.

После того, как Лингуя остановили и шумиха улеглась, Елена вернулась домой.

Мать сильно обрадовалась, увидев дочь живой, а затем все-таки заставила унаследовать магазин, чтобы та не занималась опасными авантюрами.

Встреча и разговор с отцом еще только предстоят, но по крайней мере мать поставила жизнь дочери на первое место.

Я мог бы такого о ней рассказать государству, что ее казнили бы за особо тяжкие… Но у ее отца много связей, и к тому же она решила сотрудничать со следствием и помочь выманить Мотоясу.


Наконец, Елена закончила рассказывать.

— Даже не верится, что он выжил после встречи с таким чудовищем. Поразительно.

— Ты говоришь об этом человеку, который победил Лингуя?

— А-а, так это вы его, что ли, убили? Вот это вы даете. Не повезло мне. Кто бы мог подумать, что ты выкарабкаешься с такого дна… Не того я выбрала, не того, — Елена тяжело вздохнула.

Казалось бы — врезать этой сучке надо за такие слова, но она так заливается, что слушать ее, как ни странно, приятно.

— Ну ладно, Мотоясу-сама мне много чего надарил, да и Уровень я подняла. Главное — стерпеть жизнь помощницы в семейном деле.

— Эй, ты…

— Вы стали заметно спокойнее, — вмешалась Рафталия. — Во время нашей прошлой встречи вы были намного вспыльчивее…

— А, мы ведь с тобой спорили перед поездкой на Кальмиру. Утомилась же я в тот раз.

Так это была игра? Она просто изображала согласие с мнением Суки?

Если бы я играл ее подхалима, мне бы желчь живот проела.

— М-м?

Кстати, в последнее время Фиро больно уж приноровилась «м» тянуть.

— В общем, я сообщу, если он заявится снова, но сдается мне, что не заявится.

— Да уж… Ты точно не знаешь, где там Сука?

— Не знаю. Но мне кажется, она слишком упрямая, чтобы умереть.

Мотоясу фиг поймаешь, Суки след простыл.

А что до Елены, то ее и не накажешь, получается — государству с Мотоясу она действительно помогла…

Кстати, выходит, что она сказала «мы ни при чем, просто делали, как скажет Герой!» и ее не смогли засудить?

Хотя… думаю, обвинить бы ее все равно было возможно, просто королева не настолько злодейка.

Вопрос в том, как быть с Мотоясу.

Чтобы он не вырвался из плена, нужно наложить на него эффект, который в играх часто именуют «молчанием».

Причем оно должно быть вечным, иначе Мотоясу исчезнет сразу после истечения срока действия.

Слушать меня этот придурок, видимо, не намерен.

Как еще можно помешать ему телепортироваться?

…В мире Кидзуны Манускрипт Возврата ограничивался в настройках Песочных Часов, но здесь такого, кажется, нет.

Если я не поймаю его в надежный капкан перед тем как разговаривать, он сразу же сбежит, поскольку добровольно слушать не станет. Хуже всего то, что он где-нибудь помереть может.

— Ладно. Спасибо за помощь.

— Да ладно, можешь не благодарить… А, кстати, я тут слышала, ты начал по-крупному торговать.

— Ага. Мне нужны деньги.

— Может, и мне скоро придется ходить к тебе торговать… правда, так лениво.

— Смотря что продавать собралась. Кстати, что-то ты больно ленивая.

— Я просто пытаюсь облегчить себе жизнь.

И что в ней только Мотоясу нашел?.. И в Суке, раз уж на то пошло.

— Какой удивительный человек, — поделилась впечатлениями Рафталия.

— Надеюсь, ты не станешь как она.

— Не стану!

— Хочу побе-егать.

Чего это ты?

Кстати, такое чувство, что Фиро на Елену даже не посмотрела.

Видимо, ей скучно.

— Ладно, бывай.

— До свидания.

Елена еще раз глубоко вдохнула, поставила локоть на прилавок, подперла подбородок и погрузилась в скуку.

Вот ведь лентяйка.

В целом, операция по поимке Мотоясу закончилась провалом.

Глава 8. День, когда кончилась игра

— Хм?

Провалив переговоры с Мотоясу, мы покатили обратно в деревню.

По пути я рассчитывал немного поторговать товарами, загруженными в повозку Фиро… но в одной из деревень услышал шумиху перед домом стражи.

И я бы не обратил на нее внимания, вот только…

— С какой это стати их оправдывают, а меня подозревают?! — донесся до меня знакомый голос и вынудил остановить повозку.

Зеваки уже успели столпиться. Спрошу-ка.

— Что происходит?

— Говорят, Герой поймал каких-то разбойников и приволок сюда, но его в чем-то подозревают.

…Что-то мне эта история напоминает.

Я, правда, тех разбойников ограбил и отпустил.

— А! Так это же Герой Щита! — наконец-то узнали меня.

Ну еще бы, за моей спиной знаменитая повозка и Фиро.

Я пробрался через толпу и увидел источник шумихи.

Гнусно ухмыляющихся разбойников и Рена, спорящего со стражниками.

…Я уже догадываюсь, что произошло. Тем более, что и со мной эти хулиганы обошлись так же.

Ладно, так и быть. Я отделился от толпы и подошел к Рену.

— Йо, — сказал я как можно нейтральнее, чтобы никого не спугнуть.

— Ты ли это, Наофуми?! — Рен замахал рукой, явно радуясь встрече.

— …И тебя давно не видел.

Вообще-то я обращался не к тебе, а к разбойникам… но ладно, ты очень удачно подвернулся.

Надо постараться, чтобы он не сбежал от меня, как Мотоясу.

Буду вести себя осторожно, чтобы не разбудить лихо.

Разбойники при виде меня разом побледнели.

Оно и понятно… это уже наша третья встреча. Думаю, они меня хорошо запомнили.

И на этот раз у меня достаточно власти, чтобы они все-таки оказались в руках стражников.

— Ничему вас жизнь не учит. Вы правда надеетесь, что если противника недолюбливают, вам удастся выставить себя потерпевшими?

— З-заткнись!

О. А не провести ли эксперимент?

Конечно, это я натравливал Фиро на людей, но источник слухов — именно эти ребята.

— Фиро.

— Что-о? — спросила Фиро, перепрыгивая через толпу.

Разбойники побледнели еще сильнее.

— Сожри их.

— М?

— Что вы ей приказываете?! — вмешалась Рафталия, но я не обратил внимания.

Поскольку Фиро тащила повозку, то объявилась в облике Королевы Филориалов. Внушительнее не придумаешь.

Вот только Фиро, кажется, не очень поняла, чего я от нее хочу.

Она всего лишь шагнула к разбойникам, но те тут же бросились к стражникам.

— Мы преступники! Спасите!

Как быстро сознаетесь… неужели настолько боитесь Фиро?

Но надо еще выяснить, где их логово, и конфисковать оттуда все ценности.

Как я уже убедился, эти ребята неплохо знают свое дело, поэтому быстро поднимаются с колен и снова накапливают богатства. Я даже задумался, не отпустить ли их еще раз, чтобы потом снова урожай собрать.

Пожалуй, все-таки не выйдет.

— Мы разбойники! Мы все расскажем, все отдадим, только не отдавайте нас на прокорм птице!

— Господин-сама, у меня нехорошее предчувствие. Мне кажется?

— Давай, не тормози. Откуси кому-нибудь голову.

— М-м…

В толпе послышались перешептывания:

— Божественная птица ест людей?

— Нет, я слышала, Герой Щита-сама просто хорошо умеет запугивать людей.

— А-а, вот оно как. Помню, мне тоже рассказывали, как деревенские детишки играли с птицей.

Вот и выяснили. Поздравляю, Фиро, на самом деле тебя никто не считает воплощением обжорства.

А кем именно будут считать впредь — монстром или человеком — выбирай сама.

— В общем, вы их слышали. Эти типы пытались свалить вину и на меня, когда страна плохо ко мне относилась, так что трусите их безо всякой жалости.

— П-понятно… — откликнулись стражники с немного растерянными взглядами.

— Награда за них будет?

— А, да, но… сначала нужно разыскать их главаря.

— Где ваша б…

— Вот! Посмотрите на карту!

Радует, что они такие понятливые.

— Отлично. Фиро, бери Рафталию. Идите туда и всех перебейте.

— Угу!

— Так точно, но вы справитесь с Героем Меча сами?

— Лучше я поговорю с ним один, так ему будет спокойнее.

Поскольку у Рена тоже есть портал, он может сбежать от меня в точности как Мотоясу.

И раз он может сбежать, лучше сосредоточиться на увещеваниях.

— …Как скажете. Хорошо, мы идем.

Я вручил карту Фиро и Рафталии, и они отправились в путь.

Стражникам я сказал, что скоро к ним доставят остальных разбойников, и попросил отдать деньги Рафталии.

— Пришел Герой Щита-сама и все уладил.

— Здорово ему удалось заставить лживых разбойников во всем сознаться.

— Сколько мы с ними промучались.

— Да уж.

Вот именно. Не всегда справедливые поступки приводят к справедливому наказанию негодяев.

— Тэк-с. Давно не виделись, Рен.

— Ага-а… — ответил тот, осторожно пятясь назад.

— Стой, я не собираюсь тебя арестовывать, просто хочу поговорить. Разве Герой Щита сможет с тобой что-то сделать в одиночку?

Рафталию и Фиро я прогнал как раз затем, чтобы казаться безобидным.

Иначе он бы и правда остерегался меня.

— П-понятно… Просто меня все подряд подозревают непонятно в чем, — обиженно пояснил Рен.

Мне кажется, вы заслужили далеко не только подозрения.

Меня вот ни за что ни про что демоном обзывали.

Правда, за это надо сказать спасибо Подонку, Суке и Церкви Трех Героев.

— Давай сядем где-нибудь в трактире и поговорим?

Надеюсь, его удастся уговорить. Ну почему и этот объявился до того, как я успел хоть как-то подготовиться?

Мы вместе с Реном зашли в трактир, сели у стойки и заказали выпить.

Хм? К напитку подали коголевую ягоду, и бармен на меня с надеждой смотрит.

Так и быть. Я бросил ягоду в рот.

— Он настоящий!

— Ничего себе!

Меня теперь всегда будут по коголевым ягодам узнавать? Сложно сказать, хорошо ли это.

Когда я их ем на глазах Садины, она страшно радуется.

— Видать, тяжело тебе приходится, — попробовал обратиться я к Рену безобидными словами.

Сложно сказать, что на уме у загнанного в угол одиночки.

Скажем, я до встречи с Рафталией и Фиро думал лишь о мести.

— Да уж… Как прихожу в гильдию, на меня сразу кричать начинают, мол, немедленно возвращайся в замок. Плюнул на них, искал подработки с убийством монстров и поиском преступников, но с награды требуют откаты. А теперь еще вот это!

Самопровозглашённый крутой в открытую злился и ворчал.

Ну, я его понимаю, сам через это прошел.

— Приходится сводить концы с концами за счет продажи дропа… но как же все достало. Все без исключения против меня ополчились. С какой стати я этот мир защищать должен?

Мне даже грустно стало — неужели в нем нет ничего, кроме жажды признания? Видимо, он до сих пор считает, что находится в игре.

— Люди, что с них взять. Мне, когда я был демоном Щита, пожалуй, еще тяжелее приходилось, — уподобил я его ощущения своим, чтобы изобразить понимание.

— П-понятно… — Рен кивнул. Видимо, немного все-таки оттаял.

Как бы мне ни хотелось, чтобы он почувствовал себя в моей шкуре, нельзя допустить, чтобы он пал духом и помер где-нибудь.

Кстати, он ведь слабый до ужаса.

— Итак, о чем поговорим?

Если честно, сколько бы я ни задумывался, на ум не приходит ни одной темы, которую я захотел бы с ним обсуждать.

Конечно, надо сказать ему, чтобы следил за волнами, и расспросить о случившемся во время битвы с Лингуем, но здесь нужно быть осторожнее, чтобы не задеть.

— … — Между нами повисло молчание.

Сейчас Рен в таком состоянии, что всякие разговоры о мире, недавних и давних событиях может принять за хвастовство.

Ладно, попробуем так. Расскажу ему, что случилось с Мотоясу, и попытаюсь поймать на «но ты, кажется, не такой».

— Пару часов назад видел Мотоясу. Пытался убедить, что мы с государством наказывать вас не собираемся, но он не стал слушать ни меня, ни свою выжившую спутницу. Взял и сбежал.

Если говорить точнее, Елена его в открытую отшила, но об этом промолчу.

— …Ясно. Значит, спутницы Мотоясу выжили? — пробормотал Рен на тон ниже.

— Кстати…

А у него, выходит, все умерли?

Кё об этом говорил… или нет?

Нет, он сказал, что Герой Меча пер напролом «кабанчиком».

— … — я продолжал молчать.

— Когда я обогнал тебя и пошел сражаться с Лингуем… — начал Рен мрачным голосом.


Из слов Рена выходило, что в игре по ходу события страна получала настолько непоправимый урон, что на борьбу с ним приходилось бросать все государственные силы.

«Ой, да что ты оправдываешься, ты ведь просто психанул и сбежал», — захотелось парировать мне, но я стерпел.

В игре босса убивали на 60ом Уровне. Рен, переваливший уже за 80ый, решил, что с легкостью одержит победу.

…Ну прямо как Мотоясу.

Наверняка надеялся обставить меня и получить с Лингуя крутое оружие.

Конечно, Рен действительно силен.

Но силой своей распоряжается настолько плохо, что после Кальмиры мне уже в подметки не годится.

Итак, Рен засек на горизонте Лингуя и показал на него товарищам.

— Вот он! Вперед!

— Он такой огромный… неужели мы сможем победить?! — спросил один из них, дивясь размерам черепахи.

— Сможем! Сейчас мы с вами достаточно сильны! — со всей уверенностью выпалил Рен и побежал навстречу Лингую.

По пути он видел вспышки навыков, но решил, что это сражаются какие-то авантюристы и не придал особого значения.

В полной уверенности, что только он один способен одолеть эту зверюгу, Рен поднял меч.

— Хандред Сорд!

Следом за навыком, требующим длительной подготовки, он применил и более быстрый:

— Громовой Меч!

Однако серьезного урона Лингую атаки не нанесли…

Тут полная аналогия с Мотоясу, в подробности можно не вдаваться.

Рен продолжал озадаченно размахивать мечом.

Он не сдавался и продолжал верить, что убьет Лингуя и спасет людей.

— Уо-о-о-о-о-о-о-о!

…Опомнился он уже когда вокруг лежали трупы товарищей.

Причем настолько обезображенные, что Рен не мог разобрать, кто есть кто.

В сознании разливалось смутное понимание того, что спутники мертвы.

— Н… не может быть… они ведь все были 80 Уровня…

В голове крутилась только одна мысль: «Быть такого не может!» Какое-то время он просто не мог сдвинуться с места.

Он молился, чтобы здесь, как и в игре, оказалась функция воскрешения спутников.

Но все-таки даже Рен понимал, что их уже не вернуть.

Он стоял на месте, погруженный в отчаяние, пока кто-то не подкрался и не вырубил его сильным ударом.

Скорее всего, один из Фамильяров Лингуя.

Очнулся он уже в больнице.


— Я проиграл, потому что они были слишком слабыми. Слабость их убила… умели бы работать в команде — победили бы, — тихо заявил Рен о том, что ни в чем не виноват.

…Это уже не лечится.

Наверняка его спутники, до конца верившие в Героя Меча, в гробах переворачиваются.

— Я не виноват. Все произошло потому, что они оказались слабее, чем я думал. Я не виноват. Не виноват!

…Настаивает он, чтобы сбежать от того, что натворил.

Я бы с радостью оставил его без сочувствия.

Но надо постараться не разозлить, чтобы не сбежал.

— Ты… ничего не мог поделать, — выговорил я неискренние слова.

Любому очевидно, что на самом деле всему виной беспечность Рена.

Он ломится вперед, полагаясь на воспоминания об игре, и огораживает себя оправданиями от мыслей о собственной вине.

Сколько на то время было сил у Рафталии и Фиро?

Хочется верить, что их и без меня не застали бы врасплох и не убили.

У них ведь у обеих огромный талант.

Но даже Лисия, как показала практика, может выжить в бою против Лингуя, если ей правильно распорядиться.

Как же хочется сказать Рену, чтобы он на себя посмотрел, прежде чем судить других.

Хочется, но придется потерпеть.

— Рен. Я считаю, тебе стоит послушать меня, стать сильнее, найти новых спутников и сражаться с волнами. До освобождения Фэнхуана осталось два месяца и три недели.

Время еще есть.

Если он будет действовать, как я говорю, и хорошенько постарается, то еще успеет наверстать упущенное.

Конечно, если честно, мне хотелось бы его вслух отругать.

Но всему миру будет хуже, если он умрет.

Если Священные Герои не объединят усилия, волны и Фэнхуан уничтожат этот мир.

…Правда, если верить Ост, мир можно спасти ценой многих жертв.

Но не факт, что случай с Лингуем не повторится снова.

— Ага.

— Если тебя со всех сторон зажимают, можешь пожить у меня в деревне. Помнишь Рафталию? Вот, это ее родина. Там же случилась самая первая волна, поэтому сейчас мы ее восстанавливаем. Если хочешь, я тебе даже спутников выделить могу. Только будь с ними аккуратнее.

— Ты серьезно?

Похоже, Рен считает мои слова жестом доброй воли.

Это хороший знак.

Можно захомутать его нужными словами, приручить, а потом научить толковым методам усиления.

И тогда его уже просто так не убьют.

После чего можно будет уже и не держать его в деревне.

Однако сейчас ему важнее всего научиться быть сильным.

Когда он послушает нас, наверняка расширит кругозор.

— Хорошо.

— Прекрасно! Значит…

Как только я уже собирался перейти к конкретике, в дверях трактира появилась одна знакомая фигура.

— Посиди пока тут.

— Что такое?

Вот на это дело Рена с собой брать попросту опасно.

В зависимости от того, как все пойдет, он может начать подозревать меня.

При всем моем к нему отношении, чутье у Рена что надо. Он может такого наслушаться, что все мои усилия прахом пойдут.

— Да так, мелочь. Давай лучше поедем в деревню после того, как вернутся Рафталия и Фиро. А я дойду до повозки, у меня там важная вещь одна.

— Хм?

— Заодно тебе вкусняшку принесу, а ты пока тут отдохни.

У меня и правда там есть копченое мясо, которое я заготовил на случай приступа голода у Фиро.

Фиро оно очень нравится. Уверен, Рен тоже оценит.

— Выпей пока, в общем, развлекайся.

Мне нужно, чтобы ты остался тут.

— Ладно, — Рен кивнул с немного поникшим видом.

А я встал и быстрым шагом погнался за фигурой.

Глава 9. Нарекаю тебя Ссукой

Я преследовал цель в одиночку.

Вот бы со мной была Рафталия… Но я сам послал ее охотиться на разбойников, так что ничего не попишешь.

Даже Раф-тян бы сгодилась… жаль, не взял.

Кажется, моя цель сама кого-то преследует.

Или, если точнее, ждет удобного случая, чтобы с кем-то заговорить.

Поэтому бродит и бродит по безлюдным местам.

Куда ты меня ведешь?

Черт… Рафталии нет, поэтому приходится прятаться в тени зданий.

Прятки дико бесят, но я боюсь, цель попросту сбежит, если я с ней заговорю.

Если она где-то засядет, нужно будет дождаться возвращения Рафталии, придумать на пару с ней план, поймать в засаду и взять живьем.

— Как же быть… Лишь бы не получилось как вышло с Еленой.

У меня было чувство, что цель меня попросту не замечала — она беспокойно расхаживала, глядя куда-то перед собой.

«Что там тебя гложет, дуринушка?» — без конца задавал я мысленный вопрос, пытаясь разобраться, куда он там глядит.

Вдруг дуринушка застыл как вкопанный.

А когда я увидел, на что он пялится, то и сам дара речи лишился.

Сука в компании Бабы-номер-два… разговаривала с Реном в трактире.

О чем вы там говорите?

Оставив дуринушку (Мотоясу) стоять столбом, я зашагал в направлении Суки.

Или, если говорить прямо, я пошел ее ловить.

Мотоясу ловить бесполезно, он может сбежать через портал, но не Сука.

Кстати, что ты там Рену нашептываешь?!

— Оружие настоящего Героя — не Копье. Еще во время первой встречи с вами я поняла, что именно вам суждено спасти мир, Рен-сама.

Ничего себе, как Суку понесло.

Мне аж захотелось подбежать и дать ей в рожу.

Я шел в трактир быстрым шагом, плюнув на Мотоясу.

— К тому же Герой Копья… как и Щит, принуждал нас иметь с ним отношения. Я не могла противиться ему… но теперь наконец-то обрела свободу и немедленно отправилась искать вас.

До чего раздражающая реплика. И сильное желание крикнуть: «А чем ты раньше думала?»

Сколько там месяцев ты провела с Мотоясу?

Я даже невольно покосился на него. Он пребывал в такой прострации, что даже не заметил, как я прошел мимо.

— Гр-р-р…

Ух ты, с каким лицом он на них смотрит.

— Но королева много раз предупреждала, что от тебя нужно держаться подальше…

Рен, разумеется, осторожничает. Еще бы, после таких-то скандалов.

— Вы не знаете, какова моя мать на самом деле, Рен-сама. Ее называют лисицей Мелромарка. Она готова делать деньги на моих унижениях, лишь бы помочь проклятому Щиту. И пытается взять под крыло еще и Копье, — подлила Сука масла в огонь.

Я сначала обомлел, а потом затрясся от злости.

— К тому же именно демон Щита, решивший подлым образом снискать мирскую славу, тайно захватил власть над Лингуем, убившим ваших спутников!

Чего ты сказала?

Я у тебя во всем виноват? Впрочем, как обычно.

Ну все, теперь ты точно труп.

— Т-так вот в чем дело… это потому он был таким сильным?!

Что?! Ты ей веришь?! Она же явно полный бред несет!

И тут Сука обняла Рена и погладила по голове.

— Рен-сама… я знаю, потеря спутников стала для вас очень сильным ударом… не нужно сдерживать слез. Я пойму. Пусть хоть весь мир обвиняет вас в случившемся, но не я. Я верю, что вы сражаетесь на благо мира.

Как же ловко она втирается в доверие к несчастным.

Секунду, она что, процитировала Рафталию?

Вот сволочь! Взяла и осквернила наши с ней драгоценные воспоминания!

Ты у меня заплатишь!

Но когда я уже собирался гневно окликнуть ее…

— Ни с места! — крикнул Мотоясу и бросился вперед.

Ненависть у него прямо из глаз сочится.

Как там это называется, нетораре?

Хотя, нет…

— О, Копье, — Сука с печатью крайнего омерзения на лице смахнула волосы за спину и смерила Мотоясу взглядом. — И что же тебе здесь нужно?

— Это мои слова! Что это значит?! Зачем ты охмуряешь Рена?! Я столько искал тебя.

— А-ха-ха, я похожа на дуру, которая побежит сломя голову на чудовище? Вы только послушайте, Рен-сама, — Сука вжалась в Рена и начала врать на голубом глазу: — Когда нависла опасность, Герой Копья со словами «отвлеките его, чтобы я сбежал» попытался подставить нас под удар. Мы испугались и сбежали. А он погнался следом с криками, что не простит дезертиров.

— Ложь!

У меня голова разболелась. Кстати, что-то мне выражение лица Мотоясу напоминает.

Уж понятно, что. Я в тот день так же выглядел!

Опять ты за свое, Сука?..

Теперь пытаешься обратить козни против бедовой троицы?.. Ты уже не просто Сука с большой буквы «С», а Ссука сразу с двух!

Самая настоящая ведьма.

Может, прикончить ее, а потом сказать, что сопротивлялась при задержании? Или лучше натравить на нее Мотоясу!

Хоть он и слабый, но уж с Ссукой совладать должен.

— Ну же, Рен-сама! Герой Копья привел на подмогу демона Щита! Они сговорились взять вас живьем!

Да, отличный план. Так и сделаем!

Вот черт! Будь со мной Рафталия, не пришлось бы полагаться на Мотоясу, и живой бы отсюда эта мразь точно не ушла!

— Ты и правда собирался так сделать? Ты такой же подонок как Наофуми, если не хуже. Предатели недостойны называться Героями.

— Не слушай слова Стервы, Рен! Верь мне!

— С чего я тебе поверю?!

— Правильно! Каждую ночь он принуждал нас спать с ним… грозил, что иначе убьет моего отца! И доказательство этому — то, что он всегда называл меня Стервой!

— Ты врешь! Я так… так волновался за тебя!

— Как ты посмел перевирать ее имя?!

— За все остальные имена наказывают!

Я был бы рад еще постоять и посмотреть на горе Мотоясу, но терпеть больше не могу.

— Это же надо уметь так много врать, Ссука.

Ссука вскинула бровь. Даже встретив самого ненавистного ей человека, она держала себя в руках.

Как и я.

— Жаль, но придется тебе умереть. В наказание за попытку рассорить Героев.

Она слишком далеко зашла. Пожалуй, даже королева согласится с тем, что она заслужила смерть.

Нет бы просто вернуться в замок… она что, только и умеет что ссорить Героев?!

Первым на мои слова отреагировал Рен.

— Не подходи к Майн! — воскликнул он и замахнулся мечом.

Он высек из моей руки несколько искр.

Послышались вопли.

Еще бы, подрались два Героя. Прочие посетители спасались бегством.

— Хорошенько подумай, Рен. Кому лучше верить — мне или Ссуке?

Я вот не припоминаю, чтобы хоть раз ему лгал.

Может, не рассказывал все начистоту, но обманывать не пытался ни разу.

— Молчи! Отойди от Майн! Меч Метеора!

Хм. Не знаю, как там сейчас у Рена с силой атаки, но за спиной у меня Мотоясу.

Если его убьет рикошетом, будет неприятно.

Я выставил Щит, чтобы поглотить удар.

Мотоясу тоже встал в боевую стойку. Та еще обстановочка, но деваться некуда.

— Мой тебе совет, Рен — не верь Ссуке. Она именно такая, как рассказывала королева.

Она обожает подставлять людей и смотреть, как они страдают.

Наверняка и Рена она обманет и бросит.

Как Мотоясу!

— Посмотри на Мотоясу. Видишь, какой он несчастный? Разве так выглядит человек, пытавшийся пойти на такое?

— Я уже знаю, что Мотоясу работает на королеву! Это вы с королевой во всем виноваты, Наофуми!

— Ты полагаешься на мнение одного человека?

— Я буду сражаться ради тех, в кого верю!

— Остынь. Я тебя знаю, ты обо всем догадаешься, если хоть немного подумаешь. И вообще, я ведь тебе поверил.

Я проглотил столько слов, которые хотел сказать, подошел и заговорил с тобой.

— Заткнись!

Эх… бесполезно. Он действительно считает, что прав.

Отчасти я его понимаю.

Я поначалу тоже считал Ссуку странноватой, но убеждал себя верить ей.

Тем более, у Рена сейчас помутненный рассудок.

Ему хочется верить Ссуке, которая задвигает такие сладкие речи.

Вот Рен и решил довериться не мужчине, а женщине — не мне, а Ссуке!

— Все-таки ты и правда корень всего зла, Наофуми! Это из-за тебя погибли мои спутники, и из-за тебя ко мне везде относятся враждебно!

Что-о?!

Честное слово, я услышал звук, с которым лопнуло мое терпение.

Очень жаль, что рядом не оказалось Рафталии.

Возможно, в ее присутствии я бы смог сохранить хладнокровие.

— Ах во-от оно что. Ну что ж, раз ты так высказываешься, давай-ка и я выскажусь. Легко во всем обвинять других, да? А почему спутники поумирали? Да потому что ты постоянно считал, что находишься в игре. Ты побежал в бой сломя голову. Прежде чем винить других, начни винить в смерти спутников себя.

— Что?! — воскликнул Рен с перекошенным от гнева лицом.

Больше я терпеть не намерен.

Я не собираюсь заискивать с типом, который верит только самой удобной правде.

— Если тебе нечего сказать своим покойным товарищам кроме «я не виноват»… тебя не просто Героем, человеком нельзя назвать.

Ладно бы он пытался выставить себя в лучшем свете и настаивал бы на том, что сделал ради них все что мог. Но «я не виноват»?

Неужели мое мнение о нем оправдалось? Неужели он в самом деле эгоистично играл в «наставника младших согильдийцев»?

Бросился в самоубийственную атаку на босса, который ему не по зубам, погубил товарищей и еще умудряется говорить, что они сами виноваты — мол, нечего быть такими слабаками… Кажется, я не ошибся. Он и правда уверен, что играет в игру.



— Этот мир — не игра. Если продолжишь забывать об этом, нам всем будет хуже.

— З-заткнись!

— Грызи локти сколько угодно, но мы не вернемся домой, пока волны не прекратятся. Конечно, если на то пошло, жители этого мира просто-напросто взяли и похитили нас, назвав это «призывом Героев». Да, мы ничем не провинились. Но никакие капризы не изменят того, что мы должны сражаться и выживать.

— Кх!..

— Как-то раз ты произнес в мой адрес: «Убегаешь, когда прижали? Вот же ничтожество». Теперь уже я спрошу тебя: Что, сам в ничтожество превратился?

Ты сам это заслужил.

До самой смерти спутников ты не задумывался, грозит ли им опасность… Даже я перед сражением с Лингуем тщательно разобрался, осилим ли мы его, а вот он смотрит на мир исключительно через знания об игре.

Он из тех игроков, которые ни в чем не будут разбираться сами, а просто прочитают в интернете руководство и пойдут сражаться.

Другими словами, он трус.

Он вообще хоть раз хоть что-то обнаруживал сам?

— Игра закончилась. Твои знания бесполезны.

— Нет! Я… Я не виноват!

— Не дайте словам Щита смутить вас, Рен-сама! — вставила Ссука, вмешиваясь в разговор.

Кончай мне глаза мозолить.

— Проваливай, Ссука! Помалкивай, если тебе жизнь дорога!

Ссука тут же вскрикнула — видимо, поняла, что я не шучу. Однако все равно попыталась открыть рот.

— Ясно. Значит, не дорога. Шилд Призон!

Я создал клетку из щитов, и уже через мгновение Ссука оказалась взаперти.

Отлично, осталось переключиться на Проклятую Серию и добить ее Железной Девой.

Но тут хладнокровие ударило по тормозам.

Разве можно переключаться на Гневный Щит, когда рядом ни Рафталии, ни Фиро?

Если поддамся гневу, Проклятие Темного Сожжения S так разыграется, что и Рена испепелит.

— Я не виноват! Освободи Майн!

— Еще чего. Она единственная, кто умудряется раздражать меня наравне с Мотоясу.

Вот каждый раз чуть что, сразу «освободи, освободи».

Будешь так настаивать, возьму и освобожу. От жизни.

— Еще, Рен, ты мне как-то говорил, что «такое не прощают». Если ты не хочешь посмотреть в глаза правде сам, придется высказаться мне. Такое не прощают, Рен. Ты самый настоящий убийца.

— Молчи! Заткнись! Ничего не говори!

Рен трясся так, словно кричал самому себе.

Мне вспоминается, как он признал за собой вину в отравлении деревни, повлекшем смерть многих людей. Когда он услышал, что случилось, немедленно отправился посмотреть своими глазами.

Ответы уже пришли ему на ум. Он просто отказывается с ними соглашаться. Или, точнее, считает, что не может с ними согласиться?

Но на самом деле он все понимает.

— Я знаю, ты не нарочно. Но так получилось, что ты выжил. И покуда ты жив, у тебя есть обязанности.

— Заткнись! Не говори!

— Я буду говорить. Снова и снова. Ты ведь сам все прекрасно понимаешь. Ты знаешь, что должен сделать. И я могу с уверенностью сказать, что вера словам мерзкой бабы в это «что-то» точно не входит.

— Молчи-и-и-и-и-и! Я верю Майн!

Рен вновь замахнулся мечом. Я прикрылся Щитом.

Удар вышел подозрительно легким.

Хм?

— Получай!

Рен повел меч вверх и попытался рассечь мне лицо.

И я… даже не стал защищаться.

В ушах раздался металлический лязг. Я увидел ухмылку Рена.

А затем он вытаращил глаза, не веря случившемуся.

— Не… не может быть…

— Вижу, в руках у тебя меч из материалов с Лингуя, который ты так сильно хотел… Но как-то он слабоват.

Я пережил нападение Рена, не сделав ровным счетом ничего.

Безусловно, у меня выбран усиленный до предела Щит, но Рен все равно слишком слаб. Уверен, Рафталия на его месте смогла бы меня ранить.

Притом, что она обладатель Кланового Оружия, которое развивается заметно хуже по сравнению со Священным. И притом, что проклятие на треть снизило ее характеристики.

— Рен-сама, нам нужно отступить!

Тц… Пока мы спорили, закончилось действие Шилд Призона.

Я должен что-то сделать, пока он не включил портал.

По-хорошему тут бы я пустил в ход Рафталию или Фиро, но пока приходится действовать одному.

— Мотоясу! Ты уже понял, что происходит? Сейчас же выруби Ссуку!

— Л-ладно!

— Ложь! Ты читер! Ты присвоил себе всю силу!

В который уже раз он меня читером называет. А на самом деле сам желаешь им стать.

Но я подавил желание упрекнуть его вслух. Не до того сейчас.

— Посмотри правде в глаза! Ты проиграл из-за…

Раз за разом он пытался рубить меня, но удары не наносили никакого вреда.

— А-а-а-а-а-а-а-а!

Совсем с катушек съехал. А ведь казалось бы, тебе должно хватить хладнокровия все спокойно обдумать!

Черт побери… Он в сердцах называет меня читером, но на самом деле просто уже соображать не может, настолько себя в угол загнал.

Ладно, плевать на Рена, нужно поскорее прикончить Ссуку.

Потому что я уверен — она что-то задумала.

— Чего завис, Мотоясу?! Живее!

— Д-да понял я!

Видимо, посыл до Мотоясу все-таки достучался. Он перехватил копье и зашагал вперед.

Скорее всего, у него сейчас в голове такой же бардак, как у Рена.

Однако меня он вроде бы слушает, так что пусть прикончит за меня Ссуку.

— Рен-сама! — громко воскликнула Ссука, выдернув Рена из смятения.

Видать, догадалась, что иначе ей конец?

Дерьмо. Нет бы и дальше меня атаковать…

Рен осознал всю тяжесть ситуации, кивнул Ссуке и применил навык.

— Понял! Меч Вспышки!

Меч вспыхнул и ослепил меня.

— У… — Мотоясу, кажется, тоже ослеп и не может двигаться.

— Кх… ах ты!

Перед глазами все мелькает.

Я вытянул руку в надежде схватить Ссуку, но опоздал. Рен обхватил ее и Бабу-номер-два руками, затем взмахнул мечом.

— Меч Телепорта!

Рен начал расплываться в воздухе так же, как Мотоясу.

И Ссука вместе с ним.

— На этот раз тебе удалось сбежать, Ссука, но я тебя и на краю земли достану. Жди и трепещи.

— Хмпф! — фыркнула та в ответ на мои слова и окончательно пропала с глаз.

До чего же неприятный навык.

Ну ладно. Я повернулся к оставшемуся рядом Мотоясу.

Тот свесил голову и бессильно выдохнул.

Такое чувство, что душой он где-то далеко-далеко.

— Что такое? Решил не убегать?

— С меня хватит… Я верил, искал, а в ответ слышал лишь такое… В городах и селах меня встречают холодные взгляды… Я так устал…

У него помутненный взгляд человека, оставившего всякую надежду.

Теперь я волнуюсь, как бы его Проклятие не поработило.

— Короче, ты идешь со мной в замок. А потом как следует выслушаешь меня, раз уж наконец-то понял, что к чему.

Уж теперь он должен был осознать, каким мерзавкам доверился.

Появление общего врага должно сплотить нас.

И от того, что он научится методам усиления, выиграем мы оба.

— …Да-да, как знаешь. Тащи куда угодно. Хочешь убить — так убивай… — обреченно согласился Мотоясу.

— Разве я говорил, что хочу тебя убить?..

Ну-у, после случившегося он, наверное, и правда мог так решить.

— Люди считают, что я обязан им помогать, и кидают камни за малейшие огрехи… Стерва и Елена, которым я верил, на деле оказались совсем другими людьми… Мне уже плевать…

Вера в друзей помогла ему выкарабкаться, но теперь он увидел их истинный облик и отчаялся?

…Солнце заходит.

Может, лучше в деревню? Но в любом случае нужно дождаться Рафталию и Фиро.

— Ладно, пусть во всем буду виноват я… Доволен?

— Да не ты виноват… Иначе зачем я в другой мир ходил?

Во всем виноват Кё, никак не Мотоясу.

— Оставь меня одного…

Возможно, в деревню его брать не стоит.

У меня там много шумных, они Мотоясу взбесить могут.

Увидит, как Атла и Садина ко мне ластятся, сравнит со своей судьбой и еще сильнее расстроится.

Ладно… придется сегодня ночевать здесь. Подождем, пока Мотоясу в себя не придет.

— Мы вернулись, Наофуми… сама?

Тут подоспели и Рафталия с Фиро, закончившие разбираться с разбойниками.

— Что случи-илось?

— Короче…

Я объяснил Рафталии и Фиро, что произошло в их отсутствие.

— Почему она настолько… — узнав, что Ссука начала ее плагиатить, Рафталия несказанно изумилась.

— Я ей этого не прощу!

Фиро тем временем тыкает поникшего Мотоясу пальцем.

Ну разве можно так унывать просто потому, что узнал истинную сущность девушки?

Хотя, быть может, он действительно устал от такой жизни.

Мне, на самом деле, плевать, и я бы с радостью еще поглазел на страдающего Мотоясу, но Рафталия уже смотрит на меня укоризненным взглядом.

— Что такое, Наофуми-сама?

— Да так, ничего. Пошли в гостиницу.

— Мы не вернемся в деревню?

— У нас тут Мотоясу… он может сорваться, если его задеть. Если он увидит мои успехи и сравнит со своими, может и руки на себя наложить.

— К-как скажете.

— Вернемся в деревню и доложим королеве потом. А сейчас у нас отличная возможность отдохнуть.

Атла, Садина — в деревне полным-полно забот.

Мне и самому нужно хоть одну ночь отдохнуть и набраться сил.

Итак, в ту ночь мы решили ночевать в одной гостинице с Мотоясу.

Глава 10. Утро нового дня

В гостинице не кормили, так что я решил поужинать в трактире и заодно прихватить с собой Мотоясу.

Очутившись в трактире, Мотоясу тут же сел за угол стойки, заказал алкоголя и принялся напиваться, не поднимая головы.

Вот, что происходит с теми, кто думает лишь о женщинах, но остается без них?

К нему сразу приблизилась одна вертихвостка.

— Не хочешь выпить со мной?

— …Прости, я хочу побыть один. Не приставай.

Да-а, тяжелый случай.

Но ведь Ссука всегда такой была. Неужели ты ей настолько доверял?

Мы заказали себе снеди. Покушать тут можно плотно и дешево — самое то.

Многие блюда, как я погляжу, полагаются на томаты из юго-западной деревни.

Вкусно поев, Фиро повеселела, примкнула к местному менестрелю и начала петь.

— Давай еще песню, деточка!

— Угу, сейча-ас.

Фиро совсем разошлась и вовсю пела под аккомпанемент. Причем голос у нее и правда красивый.

Потом еще нашла общий язык с менестрелем и затянула нечто странное, напоминающее заглавную тему какого-нибудь аниме.

Это она в мире Кидзуны такого нахваталась?

Кстати, мне кажется… или собравшаяся перед сценой толпа как-то странно на нее смотрит?

Точнее…

— …Наофуми-сама, мне доводилось слышать истории о монстрах, пение которых сбивает с толку моряков и заставляет их сажать корабли на мель.

— Какое совпадение, я почему-то тоже о них подумал. Возможно, будучи хамминг ферри она научилась какой-то магии, полагающейся на песни.

Отчасти я уже видел эту способность в колизее.

Она и без того уже освоила много песен, к тому же сочетает их с напевами менестреля и создает все новые.

Ну а способность завораживать пением наводит на мысли о гарпиях и сиренах.

Во всяком случае, пустые взгляды ее слушателей именно такие ассоциации и вызывают.

Наконец, Фиро допела, по трактиру прокатились аплодисменты.

Зрители отчаянно скандировали «бис!», но Фиро уже устала. Громко отказавшись, она спустилась со сцены.

Ей даже букет цветов подарили — настолько понравилось выступление.

И до кучи каких-то морковок.

Поскольку Фиро всегда больше всего радуется еде, народ уже привык еду в первую очередь и дарить.

Набрав целую охапку подарков, Фиро с чего-то решила подойти к Мотоясу.

— Что такое? Почему такой ки-ислый? На себя не похо-ож.

Кстати, а ведь внешность Фиро ему очень нравилась. Пока Мотоясу не упал духом, он постоянно строил ей глазки.

Помнится, он называл себя фанатом ангелочков. Видимо, она напоминает ему какого-то персонажа из игры.

Правда, он вообще чуть ли не всех женщин ангелами считает.

— … — Мотоясу с превеликим раздражением взглянул на Фиро, затем перевел взгляд обратно.

Не обратить внимания на Фиро… когда она в такой очаровательной форме…

Да-а, тяжелый случай.

— Может, ты голодный, поэтому невеселый? Сейчас спою, и развеселишься.

Фиро вернулась на сцену и вновь запела.

Только что ведь не хотела?

Ого, какой ритм приятный. И кстати…

— Надо же, как много песен знает Фиро. По-моему, в репертуаре хамминг ферри такого не было.

— Это потому, что она побывала во многих городах Мелромарка, Наофуми-сама. Петь она любила всегда. В каждом трактире слушала песни менестрелей и запоминала наизусть.

Действительно, она частенько пела под настроение.

— Детишкам из деревни очень нравятся ее колыбельные.

— А, да, точно же. Она ведь убаюкивает всю деревню, когда с Мелти не ночует.

Фиро пела и плясала, не отрывая взгляда от Мотоясу.

У меня от её выступления тоже настроение поднимается. Вспоминается заглавная тема одного фантастического аниме про превращающиеся самолеты.

Откуда она её знает?

От Кидзуны? Она тоже геймер и наверняка увлекается аниме.

Но в первую очередь фанатеет от рыбалки, конечно.

Закончив петь, Фиро вернулась к Мотоясу.

— Ты особо не лезь к нему. Он сейчас на всех женщин волком смотрит.

— Ла-адно, — откликнулась Фиро, копаясь в подарках. — Вот, съешь это и сно-ова становись жизнерадостным рабом похоти.

С этими словами она протянула ему морковку и цветок, словно подшучивая.

Сама Фиро у нас рабыня любопытства.

Увидела, что Мотоясу как-то странно поник, и сразу интерес изо всех щелей попер.

Возможно, что и некогда вялые деревенские дети напрашивались взять их с собой, потому что подслушали мои ворчания на тему «надо уломать Мотоясу».

Из раздумий меня вырвало то, что Мотоясу вдруг посмотрел на Фиро и задрожал.

— У… Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — разревелся он и вцепился в Фиро.

— Ня-а-а-а-а-а-а-а-а-а?! — разумеется, что было сил завопила Фиро.

Она тут же попыталась выкрутиться из объятий Мотоясу, но тот вцепился в нее на удивление крепко и никак не отпускал.

— У-у… у-у-у-у-у-у-у-у…

Мотоясу и в самом деле разрыдался.

— Господин-сама-а! На по-омощь! — Фиро в слезах посмотрела на меня и вытянула руку.

…Что происходит?

— Какого ты творишь?..

Я подошел, чтобы освободить Фиро, и увидел, как Мотоясу ревёт ей на грудь, ничуть не считаясь с её воплями.

С Ссукой не срослось, переключился на Фиро?

Нет, он, конечно, никогда не стеснялся вслух заявить о любви к ее внешности.

— Превратись. Мотоясу испугается и отстанет.

— У-угу!

Истинный облик Фиро должен пробудить в нем моральную травму.

Во всяком случае, к этой форме он никогда не решался приблизиться.

Фиро послушалась совета и обратилась монстром.

Однако…

— С-с-с-с, уф-ф-ф… запах Фиро-тян… нюх-нюх-нюх-нюх.

Мотоясу держался теперь уже за Филориала и шумно вдыхал.

Фу, мерзость!

— Не отпускает! Он не отпускает меня, господин-сама!

Чтобы Мотоясу вцепился в Фиро в форме Филориала и не отпускал?

«Как такое может быть?!» — спросил бы я, но уже сам догадался.

Поэтому скажу!

— Вот что получается, когда утешаешь отчаявшегося человека сладкими речами! Сама за ним теперь ухаживай!

— Секунду, Наофуми-сама. Вы хотите сказать, что я по аналогии должна за вами ухаживать?!

— Что ты мелешь, Рафталия?!

Похоже, у Рафталии тоже крыша поехала.

Вообще, я по сути негласно приказал ей развеселить Мотоясу. А теперь пытаюсь спихнуть на нее всю ответственность?

И вообще, я тоже вон к Рену со словами утешения полез, но не прокатило. А у Ссуки прокатило, что обидно.

…Короче, у нас у всех крыши поехали.

— Не-ет!

— Фиро-тан… Фиро-тан… — Мотоясу начал тереться о нее щекой.

Фиро тем временем пыталась отлепить его своей богатырской силой, но Мотоясу держался как утопленник за соломинку и приклеился не хуже банного листа.

Когда Фиро напрягается, я слышу, как начинается рваться пушок, и от боли она не может продолжать.

Она на удивление чувствительна к боли.

— На по-омощь! — молила она в слезах, но что я тут сделаю-то?

— Хм-м… Мотоясу.

— Фиро-та-ан.

Все, конец. Он меня не слышит. И Фиро тоже не слышит.

Мотоясу наконец-то сломался.

У него что… новый фетиш появился?

Он уже не против Фиро в форме Филориала? Куда подевалась моральная травма после пинков по яйцам?

— Господин-сама-а!

Я собирался взять Мотоясу с собой, но не в таком же состоянии.

— Либо ты за ним ухаживаешь, либо все объясняешь и отпускаешь.

— Угу!

— Наофуми-сама, он ведь не прирученный монстр, чтобы его отпускать…

— В общем, Мотоясу, я рад, что ты ожил. Доверься методам, о которых я тебе рассказал, и становись сильнее!

— Так точно! Фиро-та-а-а-ан…

Фиро выскочила из трактиру наружу. Прицепившийся Мотоясу исчез вместе с ней.

— Да-а-а… — протянула потрясенная Рафталия.

— Короче говоря… С доставкой Мотоясу в замок придется повременить. Честно говоря, я удивлен, что он так быстро поборол страдания…

Вот уж не думал, что любвеобильный олух по имени Мотоясу пересядет с Ссуки и ее товарок на Фиро…

Боже, я что, в юмористы затесался? «Пересядет» — это такой намек на то, что на Фиро можно ездить?

— У меня появилось чувство, что страдания рядом с этим и близко не стояли…

— Да ладно тебе, Фиро изобразит злодейку, и Мотоясу снова станет как прежде. Как только к нему вернется слух, она скажет что-нибудь наподобие «я подошла потому, что хотела тебя съесть», он и поправится.

— …Но хватит ли Фиро актерского мастерства?

Вот уж не знаю.

Может, стоило приказать ей произнести именно эти слова… Беспокойно как-то.

— Как-нибудь образуется, — выговорил я после молчаливых раздумий.

— Уж надеюсь…

— Ну, д-должно.

Есть у меня нехорошее предчувствие, но мы должны так поступить, чтобы не казаться злодеями.

Хотя, что я волнуюсь, это же Мотоясу.

Уже завтра он снова будет гоняться за женщинами.

Вернувшись, Фиро сказала, что сбросила Мотоясу с обрыва.

Беспощадная она.

Перьев потеряла немало. Пришлось буквально срывать его с себя.

Я ожидал, что теперь-то смогу отдохнуть… но затем наступило утро следующего дня.


— Итак, мы отложили вопрос с поимкой Мотоясу на потом. Предлагаю доложить королеве и возвращаться в деревню.

Как же великолепно в деревне утром, когда на тебя не нападают озабоченные Герои.

Вчера я растратил значительную часть скопившегося стресса и спал как младенец.

Но сегодня уже много дел, так что расслабляться нельзя.

— Как скажете.

— Господин-сама, я хочу домой… — сказала Фиро с напуганными глазами.

Кажется, у нее развилась боязнь Мотоясу. Она его и раньше недолюбливала, а теперь все стало еще хуже.

Вот только зачем она к нему полезла, если недолюбливала?

— Кстати… зачем ты его утешила? Понимаю, что ради меня старалась, но все-таки.

— Он был грустный, я его подбодрила так же, как детишек из деревни.

Да уж… и на Мотоясу твой метод сработал лучше чем ожидалось.

Раз он в тебя так вцепился.

— Если встретим его еще раз — отошьешь ровно так, как я тебе скажу.

— Ла-адно.

— Хорошо. Мне пора готовить завтрак, так что давайте собираться. Фиро, мы с Рафталией уйдем порталом, а ты отвези в деревню повозку.

— А-а! Копейщик пришел!

— Да ты шутишь. Даже Мотоясу не… — отозвался я, открывая дверь…


— Доброе утро, отец.


…Я с грохотом захлопнул дверь.

Откуда у меня Мотоясу перед номером?

Почему он так говорит?

Какой я ему отец?.. Я не помню, чтобы усыновлял великовозрастного дуринушку.

Тем более Мотоясу. Что-то явно не сходится, как ни крути.

Я приставил ладонь ко лбу и свесил голову.

— Что это было?..

— Что произошло, Наофуми-сама?

— Короче…

Я только проснулся, и голова у меня пока еще соображает плохо.

Поняв, что внятно объяснить все равно не смогу, я отступил в сторону, чтобы Рафталия подошла к двери.

Рафталия озадаченно склонила голову и открыла дверь.

— Ар-р-р-р! Что енотовидная свинья делает в комнате Фиро-тан?!

Бдух!

— Уф?!

Рафталия молниеносно поразила Мотоясу рукоятью Катаны и закрыла дверь.

Енотовидная свинья… ничего себе, как день начинается.

С откровенных оскорблений.

— М-м… — Рафталия встала в ту же позу, что и я. — Я вас поняла. И что нам делать?..

— Начнем с вопроса о том, сколько времени он уже там стоит.

— Несколько минут назад я слышала за дверью какой-то шорох, но не думала, что кто-то будет ждать столько времени.

— Я слышал какие-то звуки, но думал, что это авантюристы по коридору шастают. Значит, это был Мотоясу?

Он неплохо смотрится для человека, которого скинули с обрыва.

— Фиро.

— Нет!

— Пока ты как следует не выскажешься, он так и будет за нами бегать. Отправь его заниматься усилением Оружия и битвами с волнами.

— У-у… — Фиро поморщилась и открыла дверь.

— О-о, Фиро-тан! — Мотоясу прыгнул в комнату, но Рафталия остановила его, схватив за лицо. — Пусти, енотовидная свинья! Ты не помешаешь обнять мою дорогую Фиро-тан!

— … — Рафталия взглядом подала знак Фиро. Хоть она и улыбалась, ее лицо все равно выглядело жутко.

Что на Мотоясу нашло?

— Э-э-э, я подошла потому, что хотела тебя съесть. Ты все не так понял.

— Любовь всегда начинается с недопониманий, Фиро-тан. Не бойся, я все учел.

— Не-ет!

Даже не дрогнул. Не помогло.

Я застыл, не понимая, как быть, и тут Мотоясу посмотрел мне в лицо со всей серьезностью.

— Я прошу руки вашей дочери, отец.

— Какой я тебе отец?!

Безусловно, я воспитывал Фиро всю ее жизнь, но какая она мне дочь, раз умеет превращаться в здоровенного монстра?

— Отец. Когда ваша дочь спасла меня, я узнал истинный смысл любви. Обещаю, со мной она будет счастлива. Отдайте же мне ее!

— Еще раз, я ей не отец! Да, я воспитывал ее, но с какой стати обязан тебе отдавать?!

— Не-ет! Господин-сама, спасите-е! Мел-тя-ян!

Фиро запаниковала! Сожалею, но Мелти здесь нет.

— Что?! Родителям греховно так относиться к собственным детям, отец!

— Ты меня вообще слышал?

— Никакие оправдания не изменят того, что вы состоите в порочных отношениях, отец!

— Заткнись уже!

Рафталия вытолкнула Мотоясу из комнаты и закрыла дверь.

Все даже хуже, чем я думал.

Кажется, мы травмировали его так сильно, что раны уже никогда не затянутся.

— Впусти, енотовидная свинья! Я знаю, ты держишь Фиро-тан и отца в заложниках!

— Успокойся уже!

Мотоясу барабанил в дверь, не переставая.

У меня уже голова раскалывается…

С ним и без того не получалось разговаривать, а теперь он еще и на голову больной.

Как быть с Мотоясу, который так крепко к нам прицепился?

Скорее всего, причиной его перевоплощения… послужила доброта Фиро.

У загнанного в угол человека в голове совсем нешуточный бардак.

Это касалось меня. Это касается и Рена.

Не знаю, как именно вчерашний поступок подействовал на Мотоясу, что с ним случилось такое, но в конечном счете душу мы ему спасли.

Вообще, если подумать, Мотоясу всегда был романтичным типом.

И судя по его реакции, он может оказаться из тех, кто верит, что любви надо добиваться.

…Но мне-то до этого какое дело? Думать о Мотоясу — только время терять.

— Что вы расшумелись?! — услышал я из коридора голос, по всей видимости, авантюриста-постояльца.

— А ты чего расхрюкалась, свинья?! Проваливай!

— С-свинья?! Как вы смеете!

…Бабник Мотоясу оскорбил девушку.

Наверное, совсем уродина. Мне стало интересно, и я подсмотрел сквозь щель.

Мотоясу вовсю ругался со вполне симпатичной девушкой.

Если мне не изменяет память, она в трактире танцовщицей работает.

Не могу представить, чтобы прежний Мотоясу так себя повел.

Что у него в голове перемкнуло?..

Кстати, может, он вместо Рафталии и той девушки видит нечто иное? Что-то мне даже интересно стало.

Уж не поразило ли его Проклятие?

— Как нам быть? Мы даже из комнаты выйти не можем.

— Фиро, ты в ответе за тех, кого…

— Не-е-ет!

И что теперь делать? Мотоясу так просто не отвяжется.

— Предлагаю бежать через окно. Объясним хозяину гостиницы, что происходит, потом свалим. А повозку…

— П-поняла.

Если мы пойдем за повозкой, Мотоясу обо всем догадается.

— Моя повозка-а…

Фиро поняла, что я пытаюсь сказать, и встревожилась.

Вот ведь придурок этот Мотоясу.

Как с ним такое случилось — ума не приложу.

Почему нам приходится бегать от него? Должно ведь быть наоборот.

— Повозку придется бросить, чтобы Мотоясу не привлек стук колес. Потом найдем время и заберем!

— Ладно… — огорченная Фиро нехотя кивнула.

Она настолько ненавидит Мотоясу, что согласилась пожертвовать повозкой? Это же насколько он ей осточертел?

В общем, мы унесли ноги из гостиницы.


После чего телепортировались в замок.

Чтобы доложить королеве о Ссуке.

…Фиро до сих пор беспокойно озирается.

— Если Мотоясу появится, мы заметим. Ты слишком нервничаешь.

— Понимаю, но кажется, что он рядом, фу!

У нее развилась фобия. Признания Мотоясу в любви возымели обратный эффект.

Все-таки мне кажется… что Мотоясу в замок точно не придет.

В столице его все знают, спрятаться он нигде не сможет.

Мотоясу не учился магии и полагался на магические кристаллы. Не думаю, что репертуар его заклинаний сильно изменился.

Вряд ли он освоил магию маскировки как у Рафталии.

И даже если освоил — Рафталия наверняка его обнаружит.

Может оказаться, что он выучил какой-нибудь маскирующий навык, перед которым Рафталия спасует, но, зная Мотоясу, ничего умнее чем «побежать к Фиро со всех ног» он не придумает.

Думаю, прямо сейчас он сидит у повозки и ждет нас.

— Хватит, не бери в голову.

— У-у…

Шли приемные часы, так что королеву мы нашли в тронном зале, где и объяснили суть случившегося.

— Вот, можешь что-нибудь поделать со своей ссучьей дочерью? А то мне ее уже убить при встрече захотелось.

Ссука явно затеяла нечто нехорошее. По-моему проще и быстрее будет объявить награду за ее голову.

— Все-таки я… рекомендовала бы привести ее ко мне живой.

Чувствуется, что она со снисхождением относится к дочери-преступнице, раз все еще просит доставить ее живой.

— …Мне не совсем понятно, как именно она пересекла государственную границу, — продолжила королева. — У нее ведь не было влиятельных помощников, вроде родителей другой спутницы Героя Копья.

— С учетом рассказа Елены и поведения Мотоясу мне тоже показалось, что она прибыла из другой страны.

На любой заставе ее, как бывшую принцессу, непременно узнали бы в лицо.

Тем не менее, она как-то прорвалась… Через горы перешла?

Ссука-то? Разве станет эта мразь, никогда не марающая свои белы рученьки, прорываться в страну через грязь и мучения?

Просочилась нелегалом? Спряталась в грузовой повозке? Ничего другого на ум не приходит.

— Может, выкуришь ее рабской печатью?

— Не знаю, как ей удается блокировать ее… но я не могу. К тому же я хотела бы обратить ваше внимание на другую проблему.

— Какую?

— В ходе наступления Лингуя была разорена территория, служившая государственной тюрьмой… Мы удостоверились, что большая часть преступников погибла, однако…

— Однако что?

— Возможно, некоторые могли уцелеть.

— Эх…

Государственные преступники выжили и сбежали. Да, неприятно получилось.

— Интуиция подсказывает мне искать связь между описанным вами скандалом и приверженцами Церкви Трех Героев, которых мы благодаря вашим усилиям посадили в тюрьму.

…Что? Хочешь сказать, руководство Церкви Трех Героев сбежало из тюрьмы? Вот это уже очень плохо.

Они все прячутся где-то внутри страны? Чем раньше найдем, тем проще будет.

Хоть и бесит, что на голову постоянно сыплются неприятности, хорошо что я о них заранее узнаю.

И да — весьма вероятно, что они сотрудничают с Ссукой.

Наверняка именно их усилиями она пересекла границу.

— Может, все-таки убить ее без лишних слов?

— Я бы предпочла не идти на этот шаг… — возразила королева, явно придя к тому же выводу. — Нам важно заставить ее рассказать о выживших сторонниках Церкви Трех Героев.

— Понятно… Если хочешь, чтобы я взял ее живьем, собери о ней как можно больше сведений.

— Разумеется.

— …Кстати, вы не клеймите преступников рабской печатью?

— Клеймим, однако тюремный надзиратель, считавшийся их владельцем, тоже погиб во время нападения Лингуя.

А-а, понятно. Нет больше того, кто мог бы наказать их через печать.

Как-то много мороки привалило!

— Есть и более старая причина, по которой я прошу вас захватить ее живьем.

— Какая?

— Выражаясь предметнее, она инструмент, способный предотвратить войну. Своего рода жертва, которую мы могли бы принести, оторвав от сердца.

Она прямым текстом назвала Ссуку «жертвой». Может, как раз поэтому та держится подальше от замка?

Хотя, что это я… королева ведь не злодейка. Она наверняка предпочитает мирные методы, не прибегающие к насилию.

Потому что иначе зачем тратит столько усилий, чтобы успокоить меня?

— Она искренне, всеми фибрами души ненавидит такую участь. Настолько, что корчится от одной мысли, решительно отказывает, молит о пощаде и сбегает из замка без задней мысли. От такой судьбы ее спасло лишь согласие сопровождать Героев.

— Ого… то есть, теперь она отказалась от спасения?

Вот ведь дура. Паразитировала бы на Мотоясу спокойненько.

— Само описание наказания, которое ее ожидает, способно вынудить знатную женщину наложить на себя руки… иными словами, оно хуже смерти.

Хм… вроде и хочется узнать о чем она, а вроде и лучше такие вещи не знать.

— Никакие угрозы не действуют на нее лучше этой. Правда, на этот раз угрозами она не отделается.

— Ладно-ладно. В общем, я постараюсь по возможности захватить ее живьем, а ты за это сверху приплатишь.

— Иного выхода нет. Как родитель, я предпочту согласиться с вашим мнением о том, что главное — не дать ей ничего натворить.

Королева кивнула и отдала приказ подчиненным.

Ссуку объявили в розыск живой или мертвой.

Сложность в том, что она с Реном.

Остается надеяться, что он не возглавит по глупости вражеские силы.

Глава 11. Собака в набедренной повязке

Поговорив с королевой, мы вернулись в деревню…

— С возвращением, братец! — встретил меня голосом Кил щенок в набедренной повязке, и я решил, что глаза играют со мной злую шутку.

С учетом внешности я бы отнес щенка к сибирским хаски.

Густая шерстка с головы до пят покрывала тело примерно 80-сантиметровой высоты.

В щенки я его занес потому, что и лицо, и многие другие детали никак не вязались с образом взрослой собаки.

Итак, щенок носил набедренную повязку и горделиво стоял на задних лапах.

— К… Кил-кун?

— Ну ты…

— Хе-хе, клево же? Это меня сестрица Садина научила.

Кил с гордостью выпятила грудь… Однако остальные жители деревни явно не разделяли ее радости.

Что клевого в том, что ты превратилась в домашнее животное?

Тебя жалко уже за то, что на щенка похожа.

Я так понимаю, ее научили превращаться в зверочеловека, да только человеческого в ней почти не осталось, одно собачье.

Садина смотрит с гордостью в глазах.

Бесишь. Дико бесишь.

— Я разглядела в Кил-тян способности и научила.

— Способности, значит…

— Какой Кил-кун миленький! — Лисия взяла Кил на руки и принялась гладить. В последнее время она почти не попадается мне на глаза, но сейчас у нее, видимо, перерыв в тренировках.

Как я понимаю, в последнее время она постоянно тренируется прямо у Бабульки.

Даже когда я поручил ей собирать информацию о колизее, она все равно выкраивала время на обучение. Сама Бабулька заявляла, что опыт битв в ином мире поможет таланту Лисии раскрыться.

И я обеими руками за то, чтобы Лисия научилась управлять той силой, которую показывала в битвах с Кё.

— А-а! Отпусти, сестрица Лисия! — требовала Кил, но Лисия и не думала прекращать.

Я ее понимаю. Сам бы с радостью потискал Кил-щеночка.

— И что? Много у нас в деревне тех, кто может превращаться в зверей? И как это на характеристики влияет?

— Эффект зависит от расы, но как правило характеристики вырастают. Например, как у меня.

— Ага…

— Но эта способность встречается крайне редко. В деревне ей почти никто не обладает.

— Ясно. А Рафталия?

— Нет, Рафталия не может.

Если бы у Рафталии была зверочеловеческая форма… она бы превращалась в Раф-тян?

Или в ту форму, которая стала прообразом сигараки.

Я так долго смотрел на Рафталию, что она поморщилась.

— Вы думаете о чем-то оскорбительном? Полагаете, я в зверочеловеческой форме выглядела бы как Раф-тян?

— Это правда, братец? — задумчиво поинтересовалась Кил.

Я картинно отвернулся, делая вид, что не понимаю их.

— Ох, неужели настолько приятно? — спросила Атла, объявившаяся на пару с Фоуром.

— Да-а, Кил-кун такой милы-ый.

Неудивительно, что Атла озадачена — она лишь слышит Кил, но не видит, как она выглядит.

— Я не милый! Я крутой!

— Нет уж, сейчас ты скорее миленькая. Настолько, что можешь потягаться с Раф-тян, — буркнул я, и Кил почему-то сникла.

— Раф-раф, — Раф-тян прибежала на шум и встала рядом с Кил.

Вот они — символы нашей деревни.

Не Фиро же.

— Но… я думал, буду казаться крутым…

— Тогда сиди в обычной форме.

Хотя и она скорее милая — сказывается женственное лицо.

Садина мерзко ухмыльнулась, а затем всех огорошила:

— Кстати, у Фоур-тян способности есть.

— Талантливый попался Альпиец.

— Что еще за Альпиец?! Наофуми-сама, вы о Фоур-куне?!

— Да, я ему такую мысленную кличку дал после того, как послушал. Может, сделать ее официальной?

— Уверена, у этого слова оскорбительные истоки, — подколола меня Рафталия.

— Ну, может быть.

— Ч… то?.. — медленно протянула Атла.

Чего такое? Я тебя задел, что ли?

— А… Атла?

— Ты подтолкнул Наофуми-саму к тому, чтобы он придумал кличку и через нее проникся к тебе симпатией, брат. Ты пытаешься украсть его сердце. Я завидую и ревную.

— Ч-чего?! Мне такое и в голову не приходило!

…Да ну их.

Я пропустил высказывания парочки мимо ушей и решил проверить, как у жителей деревни с Уровнями.

О? А они довольно неплохо продвинулись.

Лисия… э-э-э, застряла на 69?

На момент битвы с Лингуем… у нее был 68, доставшийся в наследство от Ицуки. Потом рост остановился, потому что мы были в мире Кидзуны.

После возвращения я поручил ей воспитание рабов… но все равно она растет слишком уж медленно.

Да и в мире Кидзуны медленно росла. Но должна ведь в скором времени взять 70?

Видимо, сейчас она расплачивается за то, что до 69 Уровня домчалась просто невероятно быстро.

Может, это и есть первые признаки того, что она скоро зацветет? Надо бы за ней приглядывать.

Ну да ладно. В общем, почти все, кто старался побольше охотиться и сражаться, уже добрались до 40 Уровня.

Близится время Повышения Класса. Пора бы их собрать и сводить к Часам.

— В общем, вам тоже пришла пора Повысить Класс.

— О-о! Уже пора?! — оживилась Кил после моих слов.

— Да, я заметил, что некоторых из вас можно Повышать, и тебя в первую очередь. Все за?

— За! — наперебой закричали взбодрившиеся рабы.

— Ну хорошо, тогда идем. Угадай, что от тебя понадобится, Фиро.

— Угу! Но копейщик…

— Да что ты его боишься? Ежу понятно, что до Песочных Часов он не дойдет.

Мы сбежали порталом, и мне хочется верить, что Мотоясу до сих пор стоит в гостинице и ждет, пока мы выйдем.

Кстати, надо бы оставить рабов с ловкими пальцами у Дяди-оружейника, пусть учатся.

— Где там торкообразные?

— Что вам?

Торкообразные тут же собрались. Эти среди рабов самые ловкие и очень помогают с деревенскими работами.

Благодаря Имии, которая поселилась в деревне одной из первых, они очень быстро со всеми подружились.

Я слышал, они собираются выкопать нору на окраине деревни, чтобы в ней жить.

— У вас Уровни уже приличные?

— Да. Те, кто изначально мог им похвастаться, уже достигли 30-го, — ответил за всех дядя Имии.

Сама Имия делает большие успехи в изготовлении украшений и повседневной одежды, так что ее я предоставил себе самой.

— Понятно. Если кто из вас хочет научиться кузнечному делу — отправляйтесь с нами. Я оставлю вас учиться у моего знакомого.

— Кузнечному делу? Лично я точно за, — вызвался дядя Имии.

О, у тебя к этому способности есть?

— Я был деревенским кузнецом. На что-нибудь да сгожусь.

— Ясно, тогда ты со мной.

— Как скажете.

— В ближайшее время мне также понадобятся шахтеры. Кто хочет?

— В этом деле мы все мастера.

Какие отличные работники. Моя задача — расширить репертуар их умений и обеспечить условия для жизни. В общем, пойти по пути Кидзуны.

— Понял. Пусть остальные пока налегают на работу и прокачку.

— Есть! — дружно откликнулись кроты.

— Используй Линию Возврата, Рафталия.

— Это потому, что ваш портал еще не восстановился?

— Именно. Да и к Песочным Часам ты нас доставишь быстрее.

— Хорошо. Значит, мы отправляемся в путь, как только все соберутся.

Немного подождав, мы покинули деревню при помощи телепортации.

Глава 12. Решение

Навык Рафталии перенес нас к Песочным Часам.

— А-а! Герой Щита-сама?! — испугались стражники нашего неожиданного появления.

Тем временем, в замке стража уже привыкла к нашим регулярным визитам.

— Я пришел Повысить Класс спутникам.

— К-как скажете.

Судя по началу ритуала, он нисколько не изменился с тех времен, когда через него прошли Рафталия и Фиро.

— Фиро.

— Что-о?

— Возможно, тебе придется выходить наружу.

— Э-э?..

— Ты ведь помнишь, что было с тобой и Рафталией?

Общее повышение характеристик это неплохо, но все зависит от каждого конкретного случая. Из-за этого при проведении ритуала нам придется решать, где должна находиться Фиро.

— У-у… ладно. Там ведь нет копейщика, да?

Отлично, она согласилась.

— Если увидишь — зови меня.

— Но вы ведь не сможете защитить меня, господин-сама.

Черт… она хочет узнать, что я смогу против него сделать.

— Соглашайся, Фиро, я тебе помогу, — попыталась уговорить ее Рафталия.

— Ла-адно, — кивнула Фиро с кислым видом.

Чертов Мотоясу, из-за тебя у Фиро психологическая травма…

Ну ладно, перейдем к Повышению Класса.

— Попрошу внимания.

— Что такое, братец Щита?

— Для начала вопрос: вы понимаете, в чем состоит ритуал Повышения Класса?

— Тыщу раз слышал!

Рабы переглянулись и закивали.

— Ну так вот, я приверженец того, чтобы вы сами выбирали свое будущее. Разумеется, это не изменит того, что все вы будете работать над восстановлением деревни и подготовкой к волнам.

— О чем ты, братец?

— До сих пор я старался прокачивать преимущественно тех, кто желал сражаться с волнами, но теперь прошу вас подумать о том, что будет после волн.

— … — Рафталия молча смотрела на меня.

Правильно, я восстанавливаю деревню, потому что забочусь о тебе.

Однако все остальное, что касается их будущего, они должны решить сами.

— Повышение Класса, которое вам предстоит, может как расширить ваши возможности, так и сузить их. Это всем понятно?

Рабы кивнули, и я задал следующий вопрос:

— В ходе Повышения может произойти одна непредвиденная вещь. Вам могут попросту не дать выбора — ваше развитие автоматически пойдет по пути наибольшего прироста характеристик.

— Это правда?

Я уверенно кивнул.

— В числе пострадавших — Рафталия и Фиро.

И та, и другая подняли руки.

— У непослушной пряди… то есть, гребня Фиро есть дурная привычка делать выбор за вас. Однако выбор, который делает прядь, дает больше всего характеристик.

— Серьезно?!

— Да. Но помните, не все в вашей жизни будут решать боевые характеристики. Если у вас есть свои желания, выбирайте путь сами.

Я не хочу, чтобы они становились сильнее просто потому, что так сложилось.

Поэтому им нужно знать о возможном вмешательстве в ритуал.

— Хоть я и считаю, что с нынешними способностями Рафталии и Фиро им все по плечу, но не могу обещать вам то же самое.

Мои спутницы Повысились не до идеальных сверхлюдей. Да и не думаю я, что в этом мире существует «идеальное» Повышение.

И именно поэтому…

— Выбирайте так, чтобы потом не сожалеть.

Рабы начали перешептываться.

— Хорошо, братец, но я… хочу стать как можно сильнее. Если ты говоришь правду, никакой выбор мне не нужен, — высказалась Кил самой первой.

В последнее время она стала наставницей других рабов.

Видимо, ее многому научила рана, которую она получила в битве против Фамильяров Лингуя.

Вот и в битвах она теперь на рожон не лезет, как мне рассказывали.

Думаю, она послужит отличным примером того, как на рабов влияет изучение зверочеловеческой формы.

Но тут голос подал парень, стоявший рядом с Кил:

— Я… хочу сам выбрать свое будущее.

— Хорошо. Короче, делитесь на две группы — те, кто хочет выбирать, и те, кто нет, — скомандовал я, и рабы начали строиться. — Тех, кто отказался от выбора, Повысим первыми. Решившие выбирать пока отойдите. Фиро?

— Гото-ова.

— Чур, меня! — Кил подняла руку, затем коснулась Часов.

У нее хвост дыбом — видимо, сильно взволнована.

Проявились магические диаграммы, перед глазами высветилась иконка.

— А?!

Прядь покинула голову Фиро, пересекла поле зрения и вмешалась в Повышение.

Повалили клубы дыма.

…Характеристики Кил подскочили так же резко, как в свое время характеристики Рафталии.

Правда… кажется, у Рафталии множитель все-таки был побольше.

Наверное, сказывается разница в тренировках — Рафталия ведь все свободное время отжимается и так далее.

— Ого… Во мне столько силы. Кажется, мне теперь все по плечу.

За Кил последовали и другие рабы из тех, кто решил не выбирать.

Вскоре они закончились.

— Так, Фиро, теперь выходи наружу.

— Угу, ла-адно.

Наступил черед тех, кто сам захотел выбирать свое будущее, так что Фиро пришлось покинуть здание.

Надеюсь, оттуда она вмешаться не сможет.

И действительно — дальше Повышения проходили без сюрпризов.

— Братец, братец! Посмотри, какой я сильный! Сходи со мной на охоту и оцени!

— Пожалуй, ты права… Мне стоит лично увидеть, насколько сильнее вы стали.

Все они участвуют в поединках с Рафталией, Фиро, Лисией и Эклер под руководством Бабульки, но полного представления об их умениях у меня все равно нет.

— Тогда давайте возьмем в замке напрокат повозку, чтобы Фиро нас отвезла куда-нибудь, где много монстров?

— Не-ет, мне стра-ашно…

Она теперь уже и ездить никуда не хочет, потому что боится Мотоясу?.. Тяжелый случай.

— Да что ты. Если попадется — пнешь его как обычно и дело с концом.

Конечно, у Мотоясу крыша немного съехала, но опасности он не представляет.

— Наофуми-сама, Герой Копья ведь не совсем злодей… Более того, на злодейку скорее тянет Фиро, которая так много пинала его во время путешествий…

— Он называл тебя енотовидной свиньей, а ты все равно его защищаешь?.. Я отлично воспитал тебя, Рафталия.

Меня её забота за душу тронула. Может, и я добрее становлюсь?

Как приятно, что Рафталия выросла нравственной девушкой.

— Почему на вашем лице такое непривычное выражение восхищения?..

— Бу-у… — Фиро почему-то недовольно надулась.

— Короче, Фиро, если встретишь Мотоясу — пинай по-старинке. Уверен, он только рад будет.

— Ла-адно.

— По-моему, такие обсуждения не каждый день услышишь.

— Ты совершенно права, Кил-кун. Обязательно помоги нам остановить Героя Копья, если он все-таки появится.

— А-ага. Не совсем понимаю, о чем вы, но постараюсь!

Такое чувство, будто Рафталию в моем плане что-то не устраивает.

— Я понимаю вашу позицию, Наофуми-сама… Но все-таки, пинать это немного…

— Пф. Как ты не понимаешь, что иначе головной боли будет еще больше? Может и так получиться, что до охоты на монстров дело не дойдет.

Похоже, этот аргумент ее все-таки убедил.

— В общем, Фиро, езжай как обычно. И не унывай — скоро я тебе новую повозку закажу.

— Правда?!

У Фиро глаза заблестели.

Ну, купить куплю, но много ездить с ней не получится.

К тому же я не обещаю, что она будет лучше старой.

— Да, правда.

— Тогда-а я постараюсь! Буду пинать копейщика!

Фиро умчалась в замок за повозкой.

— Простите… — неуверенно обратился ко мне дядя Имии, поднимая руку.

— Не волнуйся, по пути заскочим.

— С-спасибо.

Уже скоро Фиро вернулась с повозкой за спиной, и мы сели на борт.

— Первым делом двигай к оружейнику.

— Ла-адно.


Повозка, запряженная Фиро, привезла нас к магазину оружия.

Я выбрался наружу и пошел к Дяде.

— А, парень.

Тот, как обычно, дежурил за прилавком.

Его вид меня успокаивает. Видимо, я ему все-таки доверяю.

— Как там броня и щиты? Есть подвижки?

— Никаких. Да и материалы с Лингуя все какие-то неподатливые.

— Хм…

— С ними так сложно работать, что сейчас мне хочется все бросить и оставить то, что уже получилось. Вот, посмотри.

Хм… Так у тебя только с оформлением сложности?..

— Этим материалам очень легко добавлять всякие свойства и благословения. К тому же они такие твердые сами по себе, что достаточно просто обрубить по форме, и уже толк будет.

Ага, вспоминаются те кое-как сделанные, но дорогущие образчики, которые я видел в Зельтбуле.

Скажем, там были копье и меч с клинками, похожими на черепашьи панцири. Их тоже по форме обрубали?

— Я, правда, не уверен, можно ли это вообще называть оружием. Ведь для их создания ни капельки ума не надо. Что дальше? Будем называть бесформенные куски дубинками и ими воевать?

— Больная тема, да?

— Ну, честь мастера — это, конечно, мало кому интересный вопрос. Да и с доспехами тот же маневр не срабатывает.

— Серьезно?

— Ага. Видишь ли, эти материалы ни в какую не желают ладить с чарами Легкого шага.

Если я правильно помню, чары Легкого шага снижают вес брони.

Тут мне вспомнился особый эффект «Гравитационное поле», который часто встречается у щитов, связанных с Лингуем.

По всей видимости, этот эффект позволяет управлять силой тяжести.

Если и материалов с Лингуя это тоже касается, то нечего удивляться тому, что с Легким шагом они не дружат. В щитах это свойство пригождалось, а теперь оказалось весьма вредным.

— Да и сами по себе материалы тяжелые.

Еще бы — черепаший панцирь создан отражать вражеские атаки… ценой веса.

— Мне приходила в голову мысль сделать доспех тоньше… Но от этого пострадает драгоценный показатель защиты.

— Понятно.

Непростые ему достались материалы. Я, в принципе, догадывался, что у него пока ничего готового не будет…

— Пока у меня есть два прототипа. Смотри.

Дядя провел меня вглубь магазина и показал плоды трудов.

Первый оказался обычным на вид щитом, сделанным из черепашьего панциря. Разве что очень уж огромным и толстым.

— Ты про вот это?

— Ага.

— Можно я подержу?

— Валяй.

Я попробовал взять щит и удивился неимоверной тяжести.

Просто поднять могу, но сражаться будет тяжеловато.

Размахивать им нельзя. Поставил на пол, и глухой стук раздался на весь магазин.

А теперь о главном.

Копирование оружия не сработало.

Другими словами, щитом это изделие не считается. Точных критериев я не знаю, но пожалуй, он… относится к стенам.

Но Щит все-таки слегка щелкнул, так что до щита прототип не дотянул лишь немного.

— Что скажешь?

— Кажется, это не щит.

— Ага, я тоже считаю, что он никуда не годится.

— Где второй?

— Вот.

На этот раз Дядя показал тончайший полупрозрачный щит из самых верхних слоев панциря. Прямо загляденье.

Попробовал взять в руку — и почти ничего не ощутил, настолько легкий. Вот этим можно сколько угодно махать.

Однако… Щит снова не отреагировал, хотя этот прототип вполне смахивал на его сородича.

— Эх-х. Вижу, тебя он тоже смутил.

— Что с ним не так?

— Я пытался сделать предельно легкий щит. Получился щит с нулевой защитой. Ломается от первого удара.

Одноразовый щит? Точнее…

— Ты что, тарелку сделал?

— Мне на это даже сказать нечего. Когда я сделал его, а потом увидел то же самое в посудной лавке, чуть не расплакался.

— Но он тяжелее, чем кажется.

— Еще бы. Такой сложный материал…

— Ты бросаешься в крайности. Нельзя что-то более умеренное сделать?

— Я и сам об этом думал, но боюсь, с такими неподатливыми материалами получится ни рыба ни мясо.

Видимо, с ними и правда непросто работать. А ведь так хочется пустить наследие Ост на что-то полезное.

Можно попробовать нейтрализовать негативные эффекты материалов бонусами Щита… но боюсь, не выйдет.

Неужели нам никто не поможет?

— Кстати, в Зельтбуле…

Я решил рассказать дяде про Меч Лингуя, который видел во время поездки в Зельтбуле. Если вкратце, мой рассказ состоял из того, что он даже выглядел шедеврально.

— Раз уж ты так расхваливаешь, должно быть, он и правда хорош… Поглядеть бы самому — сразу бы понял, кто и как выковал…

— Это такой тонкий намек «сходи купи»? Обойдешься, у меня таких деньжищ нет.

Конечно, Дядя мог бы распродать свой ассортимент и наскрести, но должно ведь быть наоборот.

Кстати, а ведь можно открыть торговлю всяким уникальным и редким оружием, которое падает с монстров.

Пожалуй, его из-за редкости можно продавать задорого.

Потом подумаю.

— А, да, Дядя. Я тут тебе раба привел на обучение.

— Кого?

Со мной вошла целая толпа, но я показал на дядю Имии.

— Давно не виделись… вижу, ты все-таки закончил учебу и открыл свой магазин?

— О-о! Уж не ты ли это, Толлинемия?!

Какое длинное имя.

— Вы знакомы?

— Да.

— Уже давно.

Оказалось, в свое время дядя Имии и Дядя-оружейник учились в одной и той же именитой мастерской.

— Но я, правда, так и не доучился, бросил на полпути. Надо было семье помогать, растить племянников и племянниц.

— Да я понимаю, тем более, дела у учителя неважно шли.

— У именитого мастера?

Как-то подозрительно.

— Крупные переговоры и связи с женщинами. Наш учитель часто на почве романтики голову терял.

Видимо, их учитель был кем-то вроде Мотоясу. Я теперь даже буду представлять себе Мотоясу на месте наставника Дяди.

Правда, настоящий Мотоясу уже свихнулся и помешался на Фиро.

Кстати, что у дяди Имии за жизнь такая?

Не понимаю, как он потом еще и в рабство угодить умудрился.

Наверное, я мог бы выведать у него лично, но не собираюсь заставлять кого-либо вспоминать черные полосы из жизни.

— Ну, раз вы друг друга знаете, можно долго не расшаркиваться.

— Это да, но… я и не думал, что моим наставником в кузнечном деле окажется именно он.

— Я тоже удивился. Думал, возьму уж на обучение ученика, раз парню Щита обещал, а он вот как мне работу облегчил.

— Сразу воспоминания накатывают.

— Сколько тебе за него заплатить, Дядя? Включая проживание и так далее.

— Он у меня жить будет? Не надо денег, он мне трудом оплатит.

— Спасибо за щедрость.

— Э-э… Только я не хочу от переработок сдохнуть.

— Нашел, о чем волноваться, ты и так в рабстве. Тебя я смогу с чистой совестью посылать руду копать.

Да, он получил немало прибавок, так что к работе подготовлен получше обычных полулюдей и зверолюдей.

Дядя его тоже по-спартански обучать будет?

Кстати, дядя у Имии постоянно ходит в драном пальто и похож на деревенщину. Ему бы еще трубку, или хотя бы сигарету, но он не курит.

— Работать будешь столько же, сколько в старые добрые времена.

— Тогда точно сдохну.

— Ха-ха-ха, не волнуйся, это проще чем кажется.

Дядя-оружейник и дядя Имии сразу же приступили к работе, не отвлекаясь от разговоров.

Думаю, все у них будет хорошо.

— Ладно, у меня еще другие дела есть.

— Понял. Он у меня научится всему, что надо знать оружейнику.

— Ты, кстати, что думаешь — переехать к нам в регион или научить его всем премудростям и выпустить в мир?

Иными словами, вопрос в том, насколько у дяди Имии хватит мастерства. Либо он будет заправлять делами в столице, либо сравняется с Дядей-оружейником и будет работать у нас. А от этого уже зависит то, кто будет делать броню и оружие жителям деревни.

— Честно, я пока не думал. Надо сначала разобраться, что он умеет.

— Ну, я довольно много работал с металлом.

— Ты давай не скромничай, а показывай, как умеешь молотком махать.

— Тебе понравится.

С ним он разговаривает по-дружески, не как со мной.

Сразу чувствуется, что встретились два старых друга. И это здорово.

Значит, дядю Имии зовут Толлинемия… Буду сокращать до Толли.

— Ладно, если мне что-то понадобится — загляну. Если понадоблюсь я — обращайтесь либо в деревню, либо в замок.

— Как скажешь, парень.

— Я рад, что осиротевшая Имия выглядит такой счастливой. Я постараюсь научиться и сам приносить вам пользу, Герой Щита-сама.

— Удачи.

Надеюсь, вдвоем вы освоите непокладистые материалы Лингуя.

Мы покинули лавку Дяди.

Глава 13. Нападение за нападением

Выехать-то мы выехали…

Но он все-таки появился.

— Не-е-е-е-е-е-е-е-ет!

— Фиро-та-а-а-а-а-а-а-а-а…

Я со вздохом проводил взглядом улетевшего Мотоясу. Уже в третий раз за сегодня.

Хоть и понимаю, что он пользуется телепортом, но все равно впечатлен, что ему уже трижды удалось нас догнать.

В первый раз рабы даже вскрикнули. И Рафталия тоже.

Ну ладно, при виде улетающего от пинка человека можно и покричать.

— Братец с копьем улыбался, пока улетал… жуть какая…

— У меня кошмары будут…

— Я боюсь… боюсь…

Что же ты моим рабам психику травмируешь, Мотоясу?

А может, это я виноват, что приказал пинать.

— Как думаете, куда он направляется, Наофуми-сама?

— Понятия не имею.

Я гадал, как нам поймать сломленного Мотоясу, но раз уж он попадается так часто, голову можно не ломать. Когда-нибудь мы до него достучимся.

Пока я предавался раздумьям, повозка привезла нас в безлюдные горы… Вдруг я заметил, что вдалеке кто-то стоит.

— Там Мотоясу?

— Не-ет, что вы.

Ого, ничего себе у Фиро зрение.

А ведь нам до него еще ехать и ехать.

— Короче, этого не пинай. Езжай дальше.

— Ла-адно.

Фиро продолжила бежать, не сбавляя скорости.

Я надеялся, что удастся проехать мимо, но незнакомец вдруг расставил руки в стороны и перегородил нам путь.

— Чего ему? Хочет, чтобы мы остановились?

Может, приключилось чего.

Фиро поняла намек и остановилась рядом с незнакомцем.

— Что надо?

Когда я ездил торговать, меня порой тоже останавливали.

Как правило, просили либо помочь раненому, либо прогнать напавших монстров.

На вид остановившему нас парню… сложно сказать сколько. Низенький он.

Хоть и низенький, но кажется взрослым… пожалуй, ему двадцать с чем-то. Не разберешь. Волосы коричневые.

У него вполне располагающее к себе лицо комика-шалуна, обожающего пошлый юмор.

Он человек, но выражение лица прямо-таки крысиное.

Из-за плаща одежду разглядеть не могу.

Однако на плаще видны пятна от какой-то красной жидкости.

Он что, ранен?

— И-хи-хи-и… Ну-ка остановитесь.

— Мы уже.

Какой надменный тип.

Вставать перед движущейся повозкой в надежде её остановить — довольно опасно, если что.

— Я чего спросить хотел, это ведь повозка, на которой едет Герой Щита?

Королева все-таки подсуетилась и вывеску с Щитом на повозку прикрепила.

Чтобы все знали, что это я.

— Да. Я Иватани Наофуми, Герой Щита… Чего надо?

Как правило, после этого меня просят о помощи.

Однако незнакомец отреагировал совсем не так, как я ожидал.

— Ага! И-хи-хи-хи, ну что же… Умри!

Парень распахнул плащ и бросил в меня магический снаряд.

Какого черта? Он из Церкви Трех Героев?

— Щит Метеора, — создал я защитный барьер, чтобы встретить атаку.

Не скажу, что легкомысленно отношусь к нападениям, но среди обитателей этого мира крайне мало тех, кто может меня ранить.

Показатель защиты проклятие не затронуло. Наверное, это единственное, что меня в нем успокаивает.

Короче говоря, нападать на меня глупо и смешно.

Но с другой стороны, на ум невольно пришла Мёрдер Пьеро.

Далеко не факт, что она такая одна. На всякий случай я запрыгнул на спину Фиро и выставил Щит.

Но не думал, что это окажется правильным решением.

Не долетев самую малость до барьера, магический снаряд вдруг раздулся и взорвался.

— Что?!

— А-а!

Основная часть взрывной волны обрушилась на Щит, но крышу повозке все-таки сорвало.

Какого черта? Сколько у него силы атаки?!

— Попался!

Парень выхватил меч-шамшир и набросился на нас с Фиро.

— Цвайт Аура! — тут же поднял я характеристики Фиро заклинанием.

— В бо-ой!

Фиро сделала обратное сальто, пытаясь пнуть противника. Меня она при этом не сбросила.

Однако парень заблокировал атаку мечом.

— Что там происходит?!

Рафталия выбежала, выхватила Катану и набросилась на незнакомца.

— О-о! Мне, конечно, рассказывали, что при тебе и красотки, и маленькие девочки… И-хи-хи-хи, все-таки Герой Священного Оружия не может без гарема.

Как этот ихихикающий мерзавец меня раздражает.

Свободной рукой он хладнокровно достал еще один меч и поймал им Катану Рафталии.

Да ладно? Может, характеристики Рафталии и пострадали, но в бою она все равно очень сильна.

Обычно она первым же ударом выбивает мечи из рук противников.

— ?! — Рафталия словно спохватилась и тут же встала в стойку для навыка. — Крепкие Клинки: Размытый Крест!

Крестообразный взмах двумя катанами — одна из сильнейших техник Рафталии.

Если парень и с ним совладает, значит, он правда силен.

— Ох!

Рафталия напала одновременно с пинком Фиро, так что парень решил отойти на шаг назад.

Вот еще!

— Эрст Шилд! — я призвал ему за спину щит, чтобы он никуда не ушел.

— Ух! Защита: Земляная Стена!

Прямо перед Рафталией из земли вдруг выросла стена.

Рафталия, конечно же, прорубилась сквозь стену и попыталась дотянуться еще и до врага, но тот успел пригнуться, и клинки прошли над ним.

Так что, тоже можно?! Похоже, разбрасываться щитами не стоит — как я вижу, боец он опытный.

— Магический Снаряд: Призыв Метеорита!

Парень сложил из рук странный символ и прочитал заклинание.

Прочитал очень быстро!

Но я не скажу, что так уж удивился. Вон, Подонок-номер-два вообще без слов колдовал.

— Братец! — воскликнула Кил, оправившись, наконец, от шока.

Мне, правда, совсем не до рабов.

У нас над головами появился здоровенный падающий метеорит.

Он несется на полной скорости! Что это за магия такая?!

Никогда о такой не слышал. Возможно, этот тип, как и Мёрдер Пьеро, пришел из другого мира.

Впрочем, сейчас надо думать о другом. За моей спиной Кил и остальные рабы.

Заклинание с большим радиусом поражения их всех…

— Фиро, Рафталия! Задержите его!

— Угу!

— Есть!

— Секанд Шилд! Дритт Шилд! Шилд Призон! Цвайт Аура, что уж там!

Секанд Шилд я создал в качестве платформы для себя, а третий поместил в небе.

Затем прибавил ко всему прочему Э Флоут Шилд и прикрылся Щитом.

Цвайт Ауру я наложил на Рафталию, надеясь выиграть хоть немного времени.

— Отменяющий Залп: Земля!

Рафталия пережила заклинание незнакомца.

Однако…

— Ч-что со мной?!

Ее скорость резко упала.

— И-хи-хи-хи, никогда не видела отмену магических прибавок? Неужто ни разу против людей не сражалась?

Такое чувство, будто он намеренно сочится невозмутимостью.

Черт… да, я опасался, что подобное может когда-нибудь произойти, но не так же внезапно!

— Что?.. — Рафталия недоуменно склонила голову.

Но меня сейчас больше волнует не она, а вопрос о том, как быть с метеоритом!

Небесный снаряд пробил Дритт Шилд и темницу, затем расколол Э Флоут Шилд.

И упал на меня.

— Гх…

Тяжелый импульс прошел сквозь Щит и распространился по телу.

Но кажется, выдержать я все-таки смогу.

— Что ты делаешь с братцем?!

Кил и остальные схватились за оружие, явно собираясь броситься в атаку.

— Нет! Стойте в тылу! — крикнул я, но они не остановились.

— Какие вы медленные. Я-то думал, придется попотеть. И-хи-хи-хи-хи.

— Кил-кун! — воскликнула Рафталия одновременно с тем, как незнакомец, объявивший Кил слабой, замахнулся на нее шамширом.

Рафталия бросилась наперерез, но успеет ли — вопрос очень спорный.

Мне показалось, она двигалась куда быстрее, чем несколько секунд назад… и все равно, кажется, не успевает.

Вот дерьмо! Если даже Повысившиеся рабы не смогут совладать с парнем… нам больше ничего не останется.

Я словно в замедленной съемке смотрел, как шамшир приближается к груди Кил…

Но тут между ней и клинком появились огромные ножницы и с лязгом предотвратили удар.

— А?!

Я не поверил своим глазам.

Ножницы держала Мёрдер Пьеро.

— Спайдер Веб!

— Тц!

Мёрдер Пьеро тут же обвязала шамшир нитями, но незнакомец оборвал их и отпрыгнул назад.

— Вы в пор~~~~? — обратилась Мёрдер Пьеро к рабам. Поверх ее голоса вновь слышался шум.

— А-ага!

Как только Мёрдер Пьеро прикрыла собой Кил, попавший в меня метеорит взорвался.

Уф… выдержать выдержал, но было очень больно.

Доспех серьезно пострадал.

Я спрыгнул с Секанд Шилда, приземлился и наставил Щит на незнакомца.

— Надо же, к нам заявилась Клановая обладательница из мертвого мира собственной персоной. И-хи-хи-хи, неужели ты еще жива?

Видимо, парень узнал Мёрдер Пьеро, глядевшую на него с ненавистью в глазах.

«Мертвого мира»?

— И все-таки я уже понял, что Священные в этом мире слабаки. Будет и легко, и весело, и-хи-хи-хи.

Да кто он такой? Разговаривает, словно пришелец из иного мира.

Но при этом в нем… нет гордыни Кё, нет чувства вседозволенности Подонка-номер-два, и нет ответственности Ларка.

— Ты обладатель Кланового Оружия?

— А? И-хи-хи, хотел бы быть, да не выбирают.

— Он ~~~~зник Героя ~~~~ из другого м~~~, — пояснила Мёрдер Пьеро.

Короче, он кто-то вроде Кил или Фиро? Ну, или Терис.

Приглядевшись получше, я заметил на груди парня загадочный амулет.

Возможно, это украшение-переводчик.

— Как я расстроен — не передать. Ну-ка давайте, чтобы я не заскучал, и-хи-хи!

— Хотите сказать… нам не хватает сил? — спросила Рафталия, наводя на него Катану.

— Если честно, вы куда слабее, чем я думал. Я вас так одной левой сделаю.

— Тогда как вам такое?!

И тут Рафталия… на невероятной скорости подскочила к нему и замахнулась Катаной.

— Ох ты ж! Что за дела? Откуда такая прыть?! — противник изумленно вытаращил глаза.

Я тоже удивился. С чего вдруг Рафталия так ускорилась?

— Вы серьезно просчитались, когда отменили наложенные эффекты.

Просчитался? Что-то я не заметил.

Хотя, секунду. Развеивая наложенные эффекты, он отключил все прибавки.

Но и те эффекты, что понижали характеристики, могли исчезнуть вместе с ними.

— Вы отменили даже висевшее надо мной проклятье.

— Черт!

Рафталия так яростно насела на парня, что он ушел в глухую оборону.

— И-хи! Неплохо! А теперь мой ход!

Противник выставил перед собой руку, явно намереваясь прочитать заклинание, но Рафталия накинулась с новой силой.

Незнакомец кидал заклинания почти что тихочтением, но никак не мог попасть.

Рафталия то отбивала залпы клинком, то просто уворачивалась, и уверенно загоняла парня в угол.

Видимо, наш противник не особо силен… но настораживает то, что у него нет Кланового Оружия.

— Кх… и-хи-хи, кажется, мне лучше отступить.

— Думаешь, мы тебя отпустим?

— Вот именно, вам не уйти, — бросила Рафталия и кинулась в погоню.

К ней подключилась и Мёрдер Пьеро. Видимо, решила, что пора.

— Уйти, еще как уйти. Всегда имей запасной план.

Парень коснулся амулета. В его груди появился магический снаряд, который он тут же метнул в землю.

Яркая вспышка заволокла все вокруг. На мгновение мы все ослепли.

Он не Герой, но столько всего умеет… пожалуй, лучше рассматривать его как усиленную версию Терис.

Черт. Похоже, мы его так действительно упуст…

— Гха-а!

Что за?..

Проморгавшись, я увидел, что Мёрдер Пьеро вонзила ножницы в грудь парня.

— Когда собираешься ~~~~ ~~~~. Вот поэтому…

— И… И-хи. Неплохо, неплохо! Но в следующий раз все будет по-другому!

Мёрдер Пьеро выдернула ножницы. Хлынула кровь, незнакомец упал на землю.

Он… мертв?

Мёрдер Пьеро щелкнула ножницами, повернулась ко мне и шагнула в сторону.

Словно приглашала лично убедиться.

Я окинул жертву Мёрдер Пьеро взглядом.

Как я понимаю, он пришел из другого мира. Возможно, с помощью его трупа удастся выяснить что-нибудь важное.

Но тут мои мысли прервал тусклый свет, полившийся из тела.

Что за? Это еще не конец?

Я приготовился ко всему, однако тело просто растаяло в воздухе, словно мираж.

— Что это было? Какого вообще…

— Они — ~~~~ ~~~~ ~~~~ ~~~~.

Я вижу, что Мёрдер Пьеро очень старается все объяснить, но ее речь похожа на испорченную пленку. Ничего не могу разобрать.

Наконец, ей и самой надоело. Смирившись, она сменила тему:

— ~~~~ в порядке?

— Ага, но… как-то ты подозрительно вовремя вмешалась. Уж не заодно ли ты с ним?

— Наофуми-сама… вы не думаете, что слишком мнительны?

— Вот именно, братец.

Рафталия и Кил со мной не согласились.

Я понимаю их позицию и сам хочу ей доверять.

Но она все равно появилась слишком уж вовремя.

Не могу отделаться от мысли, что она заранее договорилась с парнем, чтобы втереться в доверие.

Я понимаю, что перебарщиваю, но слишком уж за многих нынче отвечаю.

И поэтому не могу доверять без оснований.

— Нет, я ~~~~.

Мёрдер Пьеро коснулась моего плеча и что-то из него вытащила.

Иголку-жучок?

— Я воткнула ее и следила ~~~~. С ее помощью я в ~~~~ момент могу прибежать на помощь.

— Это метка для телепортации, что ли?

Мой портал переносит в запомненные места, а у Мёрдер Пьеро, получается, к иголке?

— Кстати, когда ты успела…

— ~~~~ в колизее.

— А-а, прямо посреди битвы, что ли?! Погоди, так ты выходит следишь за мной?!

О, Мёрдер Пьеро отвела взгляд. Ее бросило в холодный пот.

— Не хочу смотреть, как убивают Священного ~~~~. Хочу по возможности помочь ~~~~.

Я так понимаю, Мёрдер Пьеро пытается навязать свою помощь, однако…

— Твои ~~~~ники пострадали из-за проклятия?

— Да… но теперь вернулись, — ответила Рафталия, зачехляя Катану.

— Нам сильно повезло, что вражеское заклинание отмены наложенных эффектов развеяло в том числе и проклятие.

Но я не думаю, что он так ошибется и в следующий раз.

К тому же я не уверен, что он такой один.

Если появились охотники на Священных Героев, мне нельзя целую вечность страдать от проклятия. К тому же охотники могут прикончить Рена, Мотоясу и Ицуки, если их не отыскать как можно скорее.

Пожалуй, как только они согласятся освоить методы усиления, о которых я рассказывал, у меня сразу гора с плеч упадет.

— Наофуми-сама, Мёрдер Пьеро-сан действительно спасла Кил-куна и остальных. Почему бы вам не согласиться хотя бы взять ее с собой?

— Хм-м…

Меня немного покоробило от того, что Мёрдер Пьеро, оказывается, следила за нами, но в любом случае ее действительно стоит держать поближе к себе, даже если она и пытается затащить нас в западню…

— Братец. Эта девушка сильна?

— Не в ясности речи, но скорее да.

Кстати, к чему были те слова противника?

«Клановая обладательница из мертвого мира»?

— Можешь пояснить, что тот парень имел в виду, называя тебя Клановой обладательницей из мертвого мира?..

Мёрдер Пьеро свесила голову.

И посмотрела на ножницы.

— ~~~~ моего мира убили, и мир ~~~~, — тихо прошептала она, и я разглядел на ее лице горечь.

Вспоминается легенда, которую я слышал в мире Кидзуны.

Грасс в свое время пыталась убивать Священных Героев иных миров, чтобы защитить собственный.

Получается, Мёрдер Пьеро — уцелевшая жительница одного из проигравших миров?

Быть может, искаженная речь — следствие того, что Клановое Оружие погибшего мира постепенно теряет силу.

Она могла потерять родной мир, пока путешествовала по другим, но не погибнуть, а продолжить странствия через разломы волн.

Теперь все сходится.

Получается, она просила нас приютить ее в деревне, пока не придет следующая волна.

— Эх… ладно. Но помни, я тебе не доверяю, и буду внимательно следить.

— Хорошо…

— Тем не менее, ты нам помогла. Спасибо.

— …Угу, — Мёрдер Пьеро кивнула.

Я отвел от нее взгляд и посмотрел на Кил.

— Так вот. Мы вроде как собирались проверить, насколько сильнее стали Кил и остальные, но теперь нам совсем не до этого.

— Дико обидно, но я понимаю, братец.

— Начнем вот с чего. Как тебя зовут, Мёрдер Пьеро?

Не верю, что она выступала под настоящим именем.

Думаю, не зря спросил. По имени будет проще обращаться.

— Сэйн Лок.

Хм. У Ссуки старый псевдоним тоже на «йн» заканчивался. Теперь я этой девушке еще меньше доверяю.

Для справки, раньше Ссука в качестве авантюристки представлялась как Майн София. А нынче как Стерва.

— Добро пожаловать в команду, что ли.

— Спасибо…

Так в нашей деревне появился еще один житель.

Глава 14. Официальный запрос

После возвращения в деревню Сэйн засела где-то на окраине и занялась шитьем.

Пожалуй, ее можно считать Клановым Героем Шитья.

Похоже, она делает плюшевые игрушки.

Зачем они ей?..

Впрочем, мысль дальше не пошла. Я вдруг осознал, что нужно посильнее налечь на розыск Мотоясу, Рена и Ицуки.

Не думаю, что кто-то из них совладает с таким противником.

Однако прошла почти неделя, но мы не смогли отыскать даже Мотоясу, упрямо преследовавшего Фиро.

Я всю неделю жил в постоянной готовности отражать вторжения из иных миров.

Ну и Сэйн вроде как всегда начеку.

Как же неприятно, когда понятия не имеешь, откуда ждать нападения.

Тем временем появилась другая проблема: судя по докладам, на вверенных мне землях обосновались разбойники.

Но не подумайте, что я всю неделю бездельничал.

Я и рабов во главе с Кил тренировал, и разъезжал по торговым делам.

Нельзя же постоянно жить в страхе.

— М?

Я прохаживался по деревне, раздумывая над решениями насущных вопросов, и вдруг наткнулся на знакомых.

На робкую, несчастную на вид девушку и на волевую даму в аскетичном доспехе.

Другими словами, на Лисию и Эклер.

— Мы только что вернулись.

— Приветствую, Иватани-доно.

Кажется, они недавно с Бабулькой в поход ходили, чтобы там заняться тренировками всерьез.

— О-о. Вы что, уже закончили учиться?

— Еще нет, но меня попросили помочь вам, Наофуми-сан.

— Как и меня.

Что она имела в виду под помощью?

— Хоть какой-то толк от вашей учебы есть?

— Мы с Лисией дошли до этапа, на котором нас попросили набраться опыта настоящих сражений. Полагаю, обучение еще продолжится.

Набраться опыта?.. Теперь понятно. Вот ведь подкинула работы Бабулька.

Точнее, в первую очередь я должен жаловаться на Эклер.

Ты вообще работать собираешься?

Она у нас вроде как исполняющая обязанности наместника, но Мелти постоянно жалуется, что она все свободное время проводит у Бабульки.

Она что, всю работу на нас с Мелти спихивает?

— Тем не менее, я уже освоила ранний стиль непобедимых адаптаций.

— А меня пытаются научить сразу всему…

— Ранний?

— Как нам говорили, ранний способен освоить любой, но поздний требует особых талантов.

— О как… — протянул я, приглядываясь к Эклер.

— Что такое, Иватани-доно?

— Тебя все устраивает? А то боюсь, сделают из тебя плохо обученную девочку для битья.

— Ч… За кого вы меня считаете? Я поспевала за нашим учителем даже после того, как Лисия-доно уже рухнула без сил.

— Сравнивать себя с Лисией…

— Уа-а-а…

Подозреваю, Лисия стала сильнее, но выносливости у нее вряд ли прибавилось.

В самом примитивном, числовом понимании.

— Стиль, которому нас учат, полагается не столько на мастерство, сколько на владение телом и умение управлять потоками Маны и Ци. Уловить его суть было довольно трудно.

Я знаю, что Бабулька очень сильна, и доверяю ей, но ее стиль мне во многом непонятен.

Правда, если закинуться зельем жизненной силы как допингом, вроде как становится понятнее…

— Я уже во многом разобралась, — заявила Лисия.

— О? Освоила тот прием, которым могла пользоваться только против Кё?

— К-кажется. Я научилась отчасти воспроизводить те ощущения.

— Так ведь это же прекрасно, — ответил я, и Лисия застыла с недоумевающим видом.

Ее это уже не удивляет?.. Павер левел, так сказать, повысила?

Того и гляди, научится меня выносить одним ударом.

В одной известной мне манге так и было.

…Надеюсь, обойдется.

— А что насчет тебя, Рафталия? Ты ведь постоянно со мной. Ничего, что тренировки забросила?

— Понимаете… — ответила Рафталия, смутившись. — Как уже говорила Грасс-сан во время наших совместных тренировок, я уже более-менее освоила суть. Однако Клановое Оружие не позволит мне освоить стиль на уровне Эклер-сан и Лисии-сан.

— Ага… Но Бабулька ведь говорила, что с его помощью можно усиливать навыки?

— Так и есть. Когда я вкладываю в них силу, они становятся мощнее.

Значит, и Рафталия в какой-то мере способна на такие выкрутасы? Я и сам припоминаю, что начал постигать самые основы.

А Фиро, если верить словам Рафталии и Грасс, уже сама во всем прекрасно разобралась.

— Возможно, мне следовало бы пройти настоящий курс обучения…

— На нас могут напасть в любую минуту. Нельзя жить в постоянном страхе, но все-таки…

Обстоятельства не позволяют отпустить Рафталию на тренировки.

Если на то пошло, мне и самому не помешало бы поучиться… жаль, времени нет.

— Бабулька на эту тему что говорит?

— Учитель говорила, что Рафталии-сан как правой руке Наофуми-сана еще многому нужно научиться.

— Понятно…

С Рафталией все становится легче. Мы очень много воевали плечом к плечу и в бою понимаем друг друга с полуслова.

Тем не менее, неплохо бы нам с ней, раз такое дело, вместе поучиться.

Правда, нужно будет выкроить время с этими опасениями по поводу нападений.

— Какие у вас планы, Иватани-доно?

— Ну, если постоянно буду осторожничать — вообще никуда не выберусь. Я подумываю сходить поистреблять расплодившихся монстров, приближающихся к людским поселениям. Заодно можно заняться просьбой Мелти, которая просила разобраться с местными разбойниками.

— Хм.

— И как твое «хм» понимать? Это по-хорошему твоя работа.

— У… — Эклер затихла. Я попал в точку.

Короче говоря, я решил, что надо бы и мне сил поднабраться, так что неплохо бы регулярно ходить за опытом.

Да, характеристики у меня снижены, но разве это мешает поднимать Уровень?

— В-в таком случае я отправлюсь с вами. Разумеется, Лисия тоже.

— Очень кстати. Как раз покажете, чему научились.

Тэк-с, со мной пойдут Рафталия, Лисия, Эклер… и Фиро, чтобы было на чем ехать.

С боевой точки зрения состав безупречный. Если мы с кем-то не совладаем, то тут уже никакие перестановки не помогут.

Да и если что, на помощь примчится Сэйн.

Одна из ее иголок торчит у меня из доспеха.

— И еще… Атла.

— Да, что вы хотели? — объявилась она, стоило произнести имя.

Возникла так быстро, словно в засаде ждала.

А ведь раньше была больная беспомощная девочка…

— Чего надо?! — Фоур недобро посмотрел на меня.

Эта парочка у всех на слуху.

До Повышения Класса им еще далеко, но мне хочется увидеть, на что они способны.

А вообще, что за грубый ответ? Я ведь всего лишь Атлу позвал.

— Я иду набирать Уровень, вы со мной.

— Так точно. Я с нетерпением ждала, пока вы возьмете меня с собой, Наофуми-сама.

— Атла! От тебя никто не просит…

— Помолчи, брат, — когда Фоур попытался поскандалить, Атла ткнула его пальцем в грудь.

— Гф…

И Фоур вдруг скрючился, схватившись за живот.

Что за дела? Такое чувство, что Атла сильнее него.



Что это сейчас было?

Такое чувство, что она его в уязвимую точку ткнула.

— Иватани-доно. Учитель говорил, что Атлу-доно незачем обучать стилю непобедимых адаптаций. По её словам, слепота в значительной степени помогает раскрыться врождённому таланту.

Бабулька проверяла всех рабов, которые поселились в деревне.

Она у меня всего лишь военный советник, так что с нами не живет.

Как я понимаю, у нее наметанный глаз, который видит таланты насквозь.

Незадолго до приобретения Атлы она высоко отзывалась о способностях Фиро и Садины.

Выходит, Атла тоже сильна?

Да еще и сильнее брата, который ничем не болел?

Впрочем, если подумать, Атла хоть и слепая, но умудряется вести полноценную жизнь. Понятие Ци ей прекрасно знакомо.

Быть может, она окажется даже более выгодным приобретением, чем ее брат.

— Так… думаю, этого должно хватить. Рассчитываю на вас всех. Давайте собираться.

— Где именно видели разбойников, Иватани-доно?

— Говорят, недавно они организовали шайку и укрепились в одной долине.

Я развернул карту и объяснил Эклер, куда мы едем.

Их крепость так и просит, чтобы ее взяли штурмом.

— Хе-хе… как же нам повезло, что они скучковались.

— Почему вы так улыбаетесь, Иватани-доно? Я не припомню, чтобы вы так раньше смеялись, — с некоторым отвращением заметила Эклер.

Неужели я так мерзко смотрюсь?

Если разбойники — значит, успели скопить немало ценностей. Таких ограбить — милое дело.

Еще и получим награду за выполнение официального запроса. Двух зайцев одним выстрелом.

— Вижу, вам очень нравится охотиться на разбойников, Наофуми-сама.

— Это очень выгодно. К тому же я хочу поработать на благо региона.

Эклер уставилась на меня с подозрением в глазах.

Да ну тебя. Не тебе меня бранить, женщина, предпочёвшая тренировки администрированию.

— По всей видимости, нам в первую очередь нужно повязать главаря, который у разбойников недавно появился.

Бандиты, с которыми мы имеем дело на этот раз — довольно неприятные ребята, поскольку действуют как организованная группировка.

Вчера мы наткнулись на них, когда возвращались после торговли, поймали, они нам все и разболтали.

— Главаря?

— Судя по показаниям одного пленного разбойника, недавно у местных бандитов появился своего рода босс, и о нем говорят, что он весьма силен.

Разбойники и на торгующих рабов нападать пытались, но встретили отпор.

Мои подопечные стали довольно сильными, теперь я за них спокоен.

— У них есть сильный предводитель, но наши обращают их в бегство? — удивилась Эклер.

— Вот это самое интересное. Я не до конца разобрался, но вроде как их главарь — человек крайне мнительный. Он почти не видится с разбойниками, хотя на деле очень силен и легко побеждает любого авантюриста в бою один на один.

— Что-то я не совсем понимаю…

Ну что ж. Начальники — они такие.

Его можно было бы назвать благородным словом «стратег», но он ко всему прочему мелочный. Из таких как он получаются очень неприятные враги.

И именно поэтому я так серьезно задумываюсь над тем, чтобы избавиться от него.

— Как мне рассказали, он заставляет разбойников нападать на цели, чтобы они врассыпную разбегались. На отбившихся от толпы он охотится лично.

Вот только… зачем ему настолько муторная тактика?

Непонятно, чего он добивается.

— Поэтому ловить подручных бесполезно, до главаря мы так не доберемся. Так что наша задача — отловить конкретно главного.

— Хм. Какие неприятные разбойники.

Ну, тут согласен. Противник действительно сложный.

Покуда главарь жив, он найдет себе сколько угодно людей.

Если он настолько тщательно подходит к своему делу, я не удивлюсь, если у них и баз несколько.

Тем не менее, охота на разбойников — дело прибыльное.

— В общем, мой план такой: мы будем ездить по территории, где встречаются разбойники, и по пути охотиться на монстров.

— Есть.

— Хорошо.

— Так точно.

Тут к нам подошла Раф-тян.

— Рафу.

— О, Раф-тян.

Давно не виделись. Ну держись, сейчас от души поглажу.

Она так занята развлечением рабов, что мы с ней почти не видимся.

Одна из ее прелестей — как раз умение держаться на почтительном расстоянии. Возможно, так она пытается не злить Рафталию.

— Рафу!

— Во-от, ты у меня молодец.

— Наофуми-сама? Почему вы вдруг выглядите таким веселым?

— Так ведь весело же.

Как же здорово, что Раф-тян такая миленькая.

В последнее время не удается ей заниматься, так что надо гладить, пока минутка выдалась.

— Эх…

— Хочешь с нами на охоту, Раф-тян?

— Рафу!

О, так и рвется в бой. Может, взять ее с собой?

Хоть веселее будет.

— Иватани-доно… Держись, Рафталия.

— Спасибо…

Кажется, Эклер утешает Рафталию. Что случилось?

— Рафу?

— Ладно. Сгоняйте кто-нибудь за Фиро, она сейчас с Мелти в соседнем городе. Пора поохотиться на монстров и разбойников! — скомандовал я, и все тут же начали готовиться к поездке.


— Так хорошо сражаешься, что тебя не узнать.

Похоже, усилия Бабульки дали заметные плоды. Лисия шла во главе, истребляя монстров.

Человек, знакомый со старой Лисией, наверняка решил бы, что ему мерещится.

Даже я глазам не верил.

Помимо небольшого меча, известного как Рапира Пенгвлюка, она сражалась метательным ножом с привязанной ниткой, а также кнутом.

Лисия либо метала нож одновременно с тем, как обвивала противника кнутом, либо притягивала монстров с помощью ножа и накалывала на рапиру.

Как она сказала, этот колющий удар называется Вяжущим Проколом и относится к стилю непобедимых адаптаций.

Конечно, название умудряется сочетать простоту с ощущением того, что его придумал школьник, однако в остальном прием выше всяческих похвал.

К тому же она стала быстрой.

Лисия и раньше становилась сильнее, когда испытывала духовный подъем, но сейчас превзошла даже тот уровень.

Не говоря уже о том, что нож она метает исключительно метко.

Если примешает ещё бронебойные приемы, будет совсем кошмар.

Кажется, мне тоже пора браться за тренировки всерьёз.

Тренировки отошли на второй план, как только мы заключили союз с Ларком и его товарищами… но лучше подготовиться на тот случай, если в будущем опять встретятся враги с такими же атаками.

Кстати, сейчас у Лисии 70 Уровень.

Она долгое время проторчала на 69, но наконец-то преодолела порог.

До следующего уровня ей нужно не так много опыта, как между 69 и 70, но все равно немало… Я ожидал, что именно 70 Уровень Лисию и раскроет, но он особых изменений не принес.

Что не мешает мне удивляться тому, насколько сильной она стала на фоне жалких характеристик.

Сдается мне, если бы ее сейчас увидел Ицуки, сразу позвал бы обратно.

Правда, не во всеуслышание — раздутая гордость не позволит.

— Вы уверены? У меня пока нет ощущения, что я чего-то добилась…

А сама она, стало быть, ничего не замечает? Видимо, в глубине души осталась сама собой.

Тут мои мысли прервало то, что Эклер заколола мечом очередного монстра.

Она тоже прекрасный боец, хоть и уступает Лисии. И стала даже сильнее по сравнению с прошлым разом.

— Как у вас здорово получается, Эклер-сан, — похвалила ее восторженная Рафталия.

— Мне до тебя далеко, Рафталия. Впрочем, в изучении стиля непобедимых адаптаций я действительно на шаг опередила тебя. Надеюсь, нагонишь.

— Да, я обязательно догоню вас.

Кажется, между Рафталией и Эклер намечается крепкая дружба.

Пока я на них смотрел, подошла Атла.

— Смотрите, Наофуми-сама.

— Смотрю.

Осталось выяснить, на что способна она.

Стала ли сильнее брата?

— Атла! Этим я займусь…

— Не мешай, брат.

— А-а!

Когда Атла ткнула Фоура, тот вновь согнулся и упал на землю. Затем встала ему на спину, словно на подставку.

Прямо на нее на всех парах несся здоровенный кабан, которых здесь называют Бритвоспинами. Однако Атла остановила его натиск одной рукой.

Даже не рукой, а одним пальцем, коснувшимся пятачка.

Судя по Бритвоспину, он хотел бы броситься наутек, но не мог сдвинуться с места.

Что за дела? Такое чувство, что у Атлы какая-то сверхъестественная сила.

— Прости.

Тык.

Атла прыгнула на Бритвоспина и ткнула его в лоб.

У кабана тут же закатились глаза, и он упал, пуская пузыри.

А? Неужто помер?

[EXP: 70]

…Опыт начислило.

Прямо какой-то секретный удар ассасина. Причем мне почему-то показалось, что это не просто какой-то вырубающий прием, а именно что атака, которая нанесла слишком много урона.

Возможно, она разворотила ему весь мозг, хотя выглядело так, словно она просто ткнула кабана в лоб.

— Получилось!

— А-ага…

Такие вот они, гении. На мой взгляд Атла гораздо сильнее и Лисии, и леди-рыцаря.

Она еще и безоружная.

Я вспомнил, что так и не приучил ее к оружию.

Подарить-то подарил, как и остальным рабам, но она им не пользуется.

Местные монстры где-то… 40 Уровня. С нашим составом победы даются легко.

Я потыкал пальцем Фоура, все еще исполнявшим роль подставки Атлы.

До чего жалкий старший брат.

— То-о! — Фиро весело распинывала монстров в форме Королевы Филориалов. Как и всегда, в бою она себя чувствует как рыба в воде.

Монстры бодро уничтожаются и без помощи моего Щита.

Может и стоило бы что-то сделать, да вот не вижу, что.

Мои подопечные стали настолько сильны… что я кажусь тут лишним.

— Что-то случилось, Наофуми-сама?

— Да нет.

— Рафталия, давай приведем каких-нибудь монстров, на которых Иватани-доно смог бы проявить себя. В противном случае Садина-доно все-таки заберет его себе.

— Есть!

— Да не нужна мне ваша забота! И чего ты так резво согласилась, Рафталия?!

Вот ведь Эклер сказанула.

С какой это стати я поддамся на уговоры той пьянчуги?!

— Ладно. Раз уж на то пошло… Хейт Риэкшн!

Чтобы хоть чем-то заняться, я побрел в сторону более сильных монстров, по пути привлекая внимание окрестных тварей навыком.

В глубине долины нам наконец-то начали встречаться драконоподобные монстры.

Тут я вспомнил, что драконы обитают ближе к границе.

Кажется, мы пришли совсем не туда, где хозяйствуют разбойники.

Впрочем, все равно неплохо бы посмотреть, как далеко удастся зайти.

«Да и прибавки к характеристикам от поглощения новых материалов будут кстати», — подумал я, но драконьи щиты мне упорно не открываются.

Вспоминается, что и Щит Магического Дракона открылся с большой неохотой.

— Иватани-доно!

— Наофуми-сама! Давайте!

— Наконец-то мой черед.

Дошло дело до твари, которых я схватил и обездвижил. Остальные подскочили с разных сторон и добивали.

А потом мы снова вернулись к индивидуальной охоте на монстров послабее.

Уровень так или иначе подняли все, но об одном случае следует рассказать особо.

Одна моя спутница взяла 71 Уровень, и ее характеристики сильно выросли.


Имя ей — Лисия Айвиред.


Я бы решил, что дело в тренировках, но помнил, что закалка никакого отношения к характеристикам не имеет и повлиять на их рост не может.

До самого конца дня мы не встречали разбойников и сражались лишь с монстрами. Она успела взять и 72 Уровень, который снова увеличил характеристики на треть.

Теперь по характеристикам она примерно как половина Рафталии до обретения Клановой Катаны.

Может показаться, стать половиной Рафталии вместо трети — не такое уж большое достижение, но такими темпами она уже к 75 Уровню нагонит старую Рафталию.

Похоже, расцветать Лисия начинает на 71 Уровне.

И вот теперь от нее уже можно ожидать пользы в бою.

Глава 15. Парень в маске

— В общем, Уровень мы с вами поднабрали, пора всерьез приступить к розыску разбойников. Как ограбим, снова пойдем за опытом, — объявил я, когда мы перебили достаточно опасных тварей.

— Секунду! Что вы собираетесь делать с конфискатом?! — воскликнула Эклер.

— Как я верну людям добро, если я не знаю, чье оно?

Вспоминается, как мы на похожую тему спорили во время охоты на Лингуя.

— Если найдешь хозяев — верну. Но как ты докажешь, что вещи принадлежали именно им?

Немного подумав, Эклер обреченно выдохнула:

— Эх… Неужели наместник обязан быть таким же решительным, как и вы, Иватани-доно?

— Вот скажи, Рафталия, разве плохо грабить награбленное?

— А? Разве плохо? Виноваты те, кто награбил добро, разве нет?

— Рафталия?

— Хм… Что-то Эклер убедительнее говорила.

Но это не значит, что я собираюсь отказываться от замысла.

— Как бы там ни было, сокровища разбойников принадлежат мне. Они профинансируют восстановление деревни.

Тем более, нам могут срочно понадобиться деньги на покупку каких-нибудь рабов.

Денег много не бывает.

— …Хотите сказать, без этого не обойтись? И что мне… тогда делать?..

Чего там, Эклер что-то покоя не дает? Что стряслось?

Я вообще думал, что она прицепится к моим словам… Но мне же легче, когда не спорят.

— Эх…

— Рафу?

О? Рафталия и Раф-тян синхронно крутят головами.

Здорово они! Сразу настроение поднялось.

— Не могу отделаться от чувства, что восстановление вашей деревни продвинулось куда дальше города, Иватани-доно.

— Хорошо там, где нас нет. Не бери в голову.

Город, в котором живет Эклер, благодаря Мелти и помощи других аристократов тоже уверенно возрождается.

Тем более, мне не хватает рабочих рук.

До города нашей деревне пока далеко — одни только дома да поля.

— Нет… такими темпами вы уже скоро…

— Если тебе это так важно, то кончай тренироваться и помогай Мелти!

Что за дела, почему эта прожженная вояка вдруг мне завидует?

Ты либо военным делом занимайся, либо в политику подавайся.

— В общем, как я сказал, с монстрами мы пока закончили. Теперь охотимся на разбойников.

Мы засели на холме рядом с излюбленной дорогой бандитов.

— Как всем прекрасно известно, разбойники не могут быть выше 40 Уровня. Сражайтесь как обычно.

Нельзя Повысить Класс, если страна тебе не доверяет, поэтому всевозможные бандиты высоким Уровнем похвастаться не могут.

Впрочем, всегда может попасться какой-нибудь бродяга, Повысивший Класс где-нибудь в Зельтбуле.

Однажды я с таким уже сталкивался, ещё когда вовсю разъезжал и торговал.

Полагаю, чтобы Повысить Класс в Зельтбуле, нужно отличиться в колизее.

Но если человек там зарабатывает, зачем ему подаваться в разбойники?

Впрочем, я в этом не разбираюсь.

— Мы разделимся на пары и будем искать их логово. Про главаря пока известно слишком мало.

Самый простой способ его отыскать — найти логово и вытрясти из разбойников всю правду.

В первую очередь для этого нужно нескольких повязать.

Итак, пары… нужно подобрать достаточно дружные и сбалансированные сочетания.

— Фоур и Атла, Рафталия и Эклер, Фиро и Лисия. Идите и ищите. Если не нравится, разделитесь по-другому.

А я зашагал в обнимку с Раф-тян.

— Раф-тян пойдет со мной. Пора тебя гладить.

— Рафу.

— Но почему?! — возмутилась Рафталия.

— Можно, конечно, и толпой ходить, но мне интересно проверить повадки главаря на деле. Вдруг он не воспримет Раф-тян всерьез, решит, что я один, и попытается напасть? Ты ведь предупредишь Рафталию если что, Раф-тян?

— Раф! Рафу-рафу!

Будучи фамильяром, Раф-тян может посылать Рафталии сигналы тревоги.

Поэтому прямо сейчас я хочу, чтобы Рафталия ходила отдельно.

Да и Раф-тян вроде бы интересно со мной ходить.

Конечно, если наткнусь на монстров, победить их будет нелегко, но если что, я с легкостью сбегу.

Никто ведь не заставляет меня сражаться ни с монстрами, ни с налетчиками.

В самом крайнем случае можно позвать Сэйн.

— Хорошо, как скажете. Идем.

— …Есть.

Похоже, слова Эклер Рафталию все-таки убедили.

— На тебя и твою проницательность, Атла, я особенно рассчитываю. Отыщи логово разбойников.

— Как прикажете. Идем же, брат!

— Кх…

Фоур, как обычно, смотрит на меня волком.

Впрочем, сестра все-таки утащила его за собой искать бандитов.

— Мы тоже пойдем.

— Господин-сама, я пошла.

Лисия нисколько не всполошилась и отправилась вместе с Фиро на поиски.

— Итак…

Мы с Раф-тян приступили к поискам логова разбойников.

У меня работа самая простая — меня ведь никакими засадами не возьмешь.

Я прохаживался по лесным тропам, от нечего делать развлекаясь с Раф-тян.

— Рафу-у-у-у-у-у! — вдруг встревоженно заголосила она и выставила палец.

Чего? Я обернулся, но никого не увидел.

Однако затем передо мной возникла черная фигура, и я рефлекторно выставил щит.

— Асассинг Сорд!

— Что?!

Щит испустил сноп искр. Судя по силе импульса, противник использовал довольно мощный удар.



Любой другой на моем месте наверняка бы умер.

— Что тебе надо?!

Я взмахнул Щитом, отбиваясь от налетчика.

И увидел того, кто только что пытался меня прикончить.

— Настоящей честной битвы!

— Какого… — обомлел я, увидев совсем не того, кого ожидал.

Да, у него на лице маска, отдаленно напоминающая череп, но и телосложение, и голос, и оружие выдают его с потрохами.

Амаки Рен. Против меня стоял Герой Меча, сжимая в руке зловещий черный клинок.

— Тц!

Возможно, мне просто мерещится, но что-то с ним не так. Снаряжение стало хуже, взгляд за маской более мрачный.

Точнее, все гораздо серьезнее.

Может, не мне о таком судить, но у него зрачки расширенные. Такое чувство, будто крыша поехала.

— Р-Рен?!

— Хайд… Сорд.

Рена окутало маревом, и он исчез.

Что происходит? Фальшивый Рен? Кто-то путает меня магией иллюзий?

В любом случае, кто бы это ни был, он крайне подозрительный тип, раз умеет использовать скрывающие навыки.

Поэтому я тут же встал в стойку.

— Рафу! — Раф-тян сказала, откуда ждать атаки.

Вообще, интересный он тип. Требует «настоящей честной битвы», но набрасывается со спины и прячется с помощью навыков.

Или «настоящей» в том смысле, что пользоваться можно всем?

В любом случае, у него подозрительно подавленный голос.

Но ладно. Пока надо думать о битве.

— Хейт Риэкшн! — применил я навык для привлечения внимания монстров.

На Кальмире я также выяснил, что у него есть еще один интересный эффект.

А именно: с его помощью можно снимать слабые формы маскировки со всех вокруг.

Выяснили мы это, когда я применил Хейт Риэкшн сразу после того, как Рафталия применила Призрачный Клинок.

В итоге я случайно отменил ее маскировку.

Так что прячущихся я отыскать могу.

Рен появился слева-сзади. Видимо, опять пытался зайти за спину.

Получилось довольно глупо, и меня это немного разозлило.

Если уж прячешься, то первым делом как следует отойди.

Впрочем, раз на раз не приходится. Не думаю, что Раф-тян и нынешнюю Рафталию я найду так же легко.

— Кх…

— Так ты… все-таки Рен? Что с тобой случилось?

— …

Я надеялся, что это и правда иллюзия… Не думал, что он притаился именно здесь.

Неужели разбойников возглавляет Ссука?

…Ей бы очень подошло.

Не идет ей образ принцессы.

Ей как раз в пираты или разбойники нужно подаваться.

— Сила Ракшасы: Меч Метеора!

Рен замахнулся клинком, словно применял обычный Меч Метеора.

Из острия вылетели черные искры.

Я прикрылся от них Щитом.

…Не такие уж и сильные. Выстоял без труда.

Да-а, Рен все еще слабак… Нет бы освоить методы усиления.

И тут он заметил, что я отвлекся на мысли.

— Чейн Байнд! Чейн Нидл!

Кх… Щит помог, но легкую тупую боль я все-таки ощутил.

Как же тяжело, когда приходится защищать еще и Раф-тян.

Рен воспользовался моментом и применил еще навык:

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — обезглавливание! Отчайся и умри беззвучно, ибо голова твоя отделится от тела!» Гильотина!

Из земли вдруг выскочили цепи и обвились вокруг меня. Более того, затем они все вдруг покрылись шипами и впились в кожу. И наконец, появился огромный клинок гильотины, норовящий меня обезглавить.

Такое чувство… что эта атака — родственница Айрон Мейден, которая есть у Гневного Щита.

Кх… Так просто не дамся.

— И не надейся! — я разорвал цепи и поймал руками падающее лезвие.

Больно, черт побери. Кажется, кровь пошла.

Наконец-то ему удалось пробить мою защиту?

Тоскливо… без использования всех методов усиления на большее его навыки не способны.

…У меня весь Дух отобрало.

— Рен… давай прекращай уже. Убери меч, пока я не разозлился.

— Наофуми-сама! — примчалась Рафталия на сигнал тревоги от Раф-тян и тут же накинулась на Рена.

Отлично, займи его пока!

— Меч Портала!

— Ах ты! Стоять!

Но Рен все-таки успел улизнуть через телепортацию, мне не удалось его схватить.

Ч… что это было?

Какой-то монстр или человек прикинулся Реном?

Ничего себе монстр, если ему удалось мою защиту пробить.

Для этого нужно на манер Бабульки владеть бронебойными или пропорциональными атаками.

С самого начала он был в невидимости, а затем использовал Асассинг Сорд.

Как можно догадаться по навыку, это специальная смертоносная атака для убийств «из стелса».

Кажется, такие есть во многих играх.

Ими пользуются не воины, рыцари и прочие традиционные бойцы, а всевозможные убийцы, ниндзя и лазутчики.

И что-то эта стезя не очень вяжется с образом Рена.

К тому же он использовал какой-то зловещий клинок, вызывающий стойкие ассоциации с Проклятой Серией.

И кстати… он так неожиданно напал… Решил прикинуться нападающим исподтишка ганкером из онлайн-игр?

…Неужели это он — главарь разбойников?

Его повадки в точности соответствуют тому, что я слышал…

Да и мало ли что творится в голове у игрока в какие-то там VRMMO.

И в довершение ко всему — прóклятая атака.

Если бы под нее попал не я, цель бы не просто умерла, ее бы надвое разрубило.

Может, меня бы он тоже прибил, если бы не помощь Раф-тян.

Аж тошнит.

— Вы в порядке?

— Да, но…

— Я тоже все видела, — к нам подошла негодующая Эклер. — Как это понимать?..

Я решил первым делом исцелиться заклинанием.

Кстати, хочу заметить, что Гильотина не просто так проклятая, рана болит ужасно.

Еще и заживает плохо…

Таким образом, всего за полчаса с момента начала розыска у меня появились большие опасения на тему того, чем все закончится.


Логово мы все-таки отыскали, но Рена там, конечно же, не оказалось.

Значит, правду сказали, что он позорно нападает на одиночек.

— Итак… как же поступим дальше.

— Вот уж не думала, что главарем окажется Герой Меча…

— Наверняка за ним стоит Ссука.

— Бывшая принцесса?.. Сколько еще глупостей она собирается совершить?..

Ссуку мы в логове тоже не нашли. Возможно, спряталась где-нибудь еще.

Значит, попробуем расспросить разбойников… Хм?

— Погоди-ка.

Я внимательно вгляделся в лицо одного из главных разбойников этого логова.

Да я же его уже видел.

Причем недавно… Это ведь один из тех, кого поймал Рен.

Что он здесь делает?

— Тебя… разве не поймали?

Тут снова все те разбойники, которым угрожала Фиро.

Когда мои спутники ворвались в логово, они вели себя развязно, но как увидели меня — сразу начали озираться по сторонам и дрожать. Я сразу показал пальцем на Фиро.

— Ра-фу-фу, — Раф-тян зловеще усмехнулась.

Как же приятно, что она меня с полуслова понимала. Вот бы Рафталия такой была.

— Ну что, Фиро, кус…

— Сдаемся!

Вот так штурм и закончился.

Остальные разбойники поначалу потешались над ними и не понимали, чего нас бояться.

Разумеется, мы быстро поставили их на место.

— Как так получилось, что разбойники хорошо вас знают, Иватани-доно?

— Ирония судьбы постоянно сводит нас вместе. Мы познакомились еще до того, как с меня сняли ложные обвинения. Я не мог сдать их страже, поэтому просто забрал все сокровища. Потом наткнулся, когда меня подозревали в похищении Мелти. В тот раз я у них в логове ночевал.

— Получается, вы при всем желании не могли отдать их под суд?

— Вроде того. Наконец, неделю назад мы встретились, когда их повязал Рен. А эта встреча уже четвертая.

— …Но почему эти разбойники здесь?

— Это я и пытаюсь выяснить.

Всех, кто не пожелал сдаться, мои спутники разметали в мгновение ока.

Поскольку сегодня со мной внушительный отряд, победа далась особенно легко.

— Д-да кто они такие?! Что за чудовища?!

— Н-невероятно. Они сильны как главарь, а может, даже сильнее.

— Я вам за лесть не доплачиваю. И вообще, платить будете вы.

— Почему вымогателем оказываетесь именно вы, Наофуми-сама?!

Рафталия уже отточила мастерство метких ответов.

Нам бы с ней дуэтом выступать.

— Кх…

— Ну так вот. Как вы занимаетесь разбоем, если вас недавно поймали?

Если подумать, подозрительно даже то, что они здесь.

Должны ведь сидеть где-нибудь в тюрьме.

— Действительно, — поддержала меня Рафталия. — Как так получилось?

— …Повозку, в которой нас перевозили, атаковали разбойники, вот мы и сбежали.

— О как.

Ничего себе случайность.

Напасть на конвой преступников… Неужели какие-то приятели пришли им на помощь?

Просто удивительно, как плохо в этой стране с охранниками.

Надо будет сообщить королеве.

— Точнее, это был главарь.

— РЕ-Е-Е-Е-Е-ЕН!!! — не сдержавшись, закричал я.

Вот же придурок. Чем он думал, спасая разбойников?!

Нет, даже не так. Зачем он спасал разбойников, которых сам же и повязал?

Театр одного актера какой-то… Или я смысл этого термина не так понимаю?

— Ох… что он вытворяет?.. — Рафталия глубоко вздохнула.

Я с ней согласен. Эклер от таких новостей вообще чуть не упала.

— И когда же это случилось?

— Где-то… с неделю назад.

Почти сразу после нашей встречи с Реном.

…Ссука не стала терять времени? Завладев Реном, сразу организовала преступный синдикат?

— Понятно. С Реном… то есть, с вашим главарем случайно не было рыжей бабой с тонной штукатурки?

— Ох, Наофуми-сама… Хотела бы я пожаловаться на ваши описания, но иначе о ней действительно не рассказать.

— Бабы? Главарь всегда один.

— Ну, да, он всегда от всех в сторонке держался. Даже от собственных спутников.

Рен придерживается стиля, который в онлайне называют соло-игрой.

— Почему-то мне даже стало его жаль…

Рен настолько одинок, что даже Рафталия думает о нем с сочувствием. Но сейчас-то у него наверняка Ссука есть.

Тем не менее, я не думаю, что разбойники пытаются ее укрыть.

Сдается мне, они ее действительно не видели и не слышали.

Стало быть, она все-таки не с Реном?

Мне вспомнилось, что он сражался в плохонькой экипировке.

Охота на авантюристов должна приносить неплохие деньги. Не думаю, что он продал хорошее снаряжение, потому что не хватало на еду.

Может, преподнес в дар обожающей роскошь Ссуке?

Хм-м, но тогда непонятно, почему у разбойников в логове так много сокровищ.

— Что же они задумали? — гадала Рафталия.

Либо Ссука и ее товарка руководят делами из тени, либо они уже бросили Рена.

Но с этим можно будет разобраться уже после того, как мы его поймаем.

Рен у нас перед носом маячит, и в первую очередь заняться надо им.

— Мне показалось, у Рена был клинок Проклятой Серии. Приближаться к нему нужно с большой осторожностью.

— Согласна…

— Только непонятно, о каком именно Проклятии идет речь.

И внешний вид, и мощь навыков однозначно указывают на Проклятую Серию.

Чем больше мы про нее поймем, тем яснее будет поведение Рена, так что надо подумать.

Итак, о каком именно проклятии идет речь?

У меня вот гнев… Что-то подсказывает, что если есть другие разновидности, они тоже относятся к смертным грехам.

А с другой стороны, он использовал… как там, Гильотину?

У него, как и у меня, пыточно-казнящий арсенал, но сами инструменты другие.

Хотя казалось бы, у другого Проклятия и репертуар мог бы быть другой.

— Мой Гневный Щит, он же бывший Щит Гнева, может быть основан на системе семи смертных грехов. В этом мире она есть?

Рафталия родилась в деревне, так что с такими вопросами лучше обращаться к Эклер.

— Да. В легендах о Героях упоминаются грехи.

Скорее всего, в истоках этих легенд рассказы таких же как я пришельцев из других миров.

Вполне возможно, все попаданцы из других миров подобными вещами увлекаются.

— Давай сверим список. Семь смертных грехов это гордыня, зависть, гнев, уныние, алчность, чревоугодие и похоть, так? — спросил я, и Эклер кивнула.

— Вы совершенно правы, Иватани-доно.

В моем случае Проклятие родилось из гнева и ярости на Ссуку, Подонка и весь мир.

В случае Рена… ну уж явно не из похоти.

Остальные более или менее подходят, и выбрать из них непросто.

— Кстати, а как так получилось, что никто не говорит о том, что Герой Меча возглавляет разбойников?

— Возможно, дело в маске, Наофуми-сама?

— Отчасти я согласен…

Он и меч мог так переключить, чтобы никто не догадался.

Слухи о том, что разбойников возглавляет Герой Меча, казались бы всем такими нелепыми, что они исчезали бы, так до меня и не доходя.

— Но неужели никто из вас не узнал Героя Меча по голосу?

— Он пригрозил убить нас, если мы проболтаемся. И вообще если мы хоть что-то сделаем!

А, ну да. Рен тоже любил оберегать секреты.

Возможно, именно поэтому маску и нацепил.

— Если честно, я даже рад, что вы нас захватили. Наконец-то этот кошмар позади.

— Да, и я…

«Что Рен с ними сделал?» — думал я, занимаясь присвоением награбленного.

— Неужели все Герои таковы? — вздохнула Эклер.

— Вот еще. Не ставь меня на один уровень с ними.

— Иватани-доно… Неужели и это — одна из обязанностей правителя региона?

— Опять ты за свое? Сколько раз еще сказать, что я понятия не имею? Ты что, знакома с трудами отца только понаслышке?

— Неужели и у отца была темная сторона?.. — опять непонятно о чем задумалась Эклер.

Попрошу потом Рафталию и Садину ей помочь.

— Как бы там ни было, сейчас речь о Рене. Мало того, что он без нашего присмотра может кому-нибудь навредить, ему могут попасться убийцы Героев. Мы должны так или иначе поймать его.

Нужно выбить из Рена его дурь, из-за которой он считает, что находится в игре, и при первых же сложностях верит лишь тем, кто приходит к нему с лестью.

Я вот подозреваю даже тех, кто хорошо ко мне относится.

Точнее, их я подозреваю в первую очередь.

Если не выясняешь, что за людьми стоит, потом не удивляйся неожиданным подножкам.

Надо придумать, как поймать Рена живым.

— Как же… сложно схватить человека, который вовсю пользуется Проклятием.

— Согласна, сложно, — поддержала Рафатлия. — Тем более, что брать нужно живьем. Без этого у нас бы оставались варианты.

— Возможно, он видит во мне некоего босса и пытается победить ради опыта.

— Самое страшное, что вы, возможно, правы…

Я слышал, что за убийство людей в этом мире тоже дают опыт.

— Если он действительно хочет опыта, возможно, в нем разыгралось чревоугодие?

Он всегда любил набирать Уровень. Да и вообще люди вроде Рена к такому склонны.

Если предположить, что он потерял контроль над чревоугодием, то мог даже во мне с Раф-тян разглядеть легкую добычу.

— Или алчность… Возможно, он захотел завладеть всем, чем можно, поэтому заручился поддержкой разбойников и копит сокровища.

Вообще, Проклятие алчности я бы даже с некоторой радостью взял на себя, но оно мне не досталось.

— Мысленным самоистязанием занимаетесь?

— И как ты только угадываешь?

— Долго вас знаю.

Снимаю шляпу перед проницательностью Рафталии. Неужели у меня всё на лбу написано?

Как бы там ни было, мы не знаем даже того, отличается ли вид Проклятия от Оружия к Оружию.

Что там еще, гордыня?

В онлайн играх мне часто встречались люди, которые боготворили уровень, а низкоуровневых игроков ни во что не ставили.

Быть может, на деле Рен лишь отыгрывает благородное одиночество, которое на самом деле — лишь отражение эгоизма.

Но я скорее поверю, что такое Проклятие досталось Ицуки.

— Ты знаешь, Эклер, помимо системы с семью смертными грехами есть и другая, с восемью.

— Ой, я про нее слышала, — Лисия робко подняла руку.

И про нее знает?.. Насколько же Герои прошлого любили говорить о грехах?

Им всем по четырнадцать лет, что ли, было?

В общем, семь смертных грехов — это новая система, а в древности их было восемь.

Чревоугодие, похоть, алчность, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордыня.

Разница в том, что вместо зависти печаль и тщеславие.

Позднее печаль объединили с унынием, а тщеславие с гордыней. Наконец, добавили зависть и получили новую систему.

— Если здесь действует старая система восьми грехов, возможно, мы имеем дело с тщеславием — стремлением выглядеть хорошо, но не быть хорошим на деле.

— Вы так считаете, Наофуми-сама? Я не совсем уверена…

— Разве Герой Меча так сильно переживает за свой образ? Отчасти он за него действительно волнуется, но довод достаточно слабый.

И Рафталия, и Эклер усомнились в моем выводе.

— Ну, это мое мнение. Или чутье пришельца из другого мира. Если выразиться иначе… Вот скажите, Эклер, Лисия, тут существуют карточные… или настольные игры, имитирующие битвы против монстров?

— А, да, — ответила Лисия. — Они используются в качестве обучающих пособий, на основе которых разъясняют, как люди становятся сильнее в битвах.

— Обучающих пособий?.. Ладно, сойдет. Короче говоря, мы с Реном и прочими пришельцами много играем в такие «пособия». Но вы ведь понимаете, что хорошо играть в пособия — еще не значит быть сильным?

Кивнули все, и Лисия — в первую очередь.

Кажется, ей эта тема близка.

— Я полагаю… в вашем мире в подобные пособия одновременно играют от силы несколько человек, но Герои приходят из миров, в которых можно играть с людьми со всего света.

— Уа-а… Неужели вы играли в такой большой компании?!

— Только у Ицуки особый случай, но в целом близкий.

Ицуки увлекался консольной игрой.

Впрочем, я в подробные расспросы не вдавался и не знаю, была ли она хотя бы отчасти сетевой.

— Понятно. Теперь мне ясно, почему Герои-доно так хорошо разбираются в нашем мире, — подытожила Эклер. — Без предварительно обретенных знаний не обошлось.

Силу из сетевых игр нельзя назвать настоящей. Привязанность к ней — тщеславие в чистом виде.

Тем не менее, опыт из тех игр сказывается, да и бесполезной такую силу тоже не назвать.

Скажем, у меня в онлайне были друзья, которые нашли работу через связи из игр. Даже меня сетевые знакомые пару раз приглашали устроиться в фирму после окончания университета.

Те, с которыми я встречался в реале.

Не знаю, говорили ли они всерьез, но чертовски приятно слышать, что «нашей компании пригодились бы твое бесстрашие и твоя харизма как главы гильдии».

Сейчас мне, конечно, кажется, что они лестью пытались превратить меня в мальчика на побегушках.

Но мне тяжело представить, чтобы на Рена, с учетом его характера и отношения к товарищам, кто-то возлагал бы такие же надежды.

Мне проще всего вообразить, что он отыгрывал игрока-одиночку, кичившегося редким снаряжением с боссов.

Любой, кому удается подержать бразды правления гильдией, отчетливо осознает, что игрокам незачем стремиться к тому, чтобы стать сильнее всех остальных, а бахвальство добычей не несет никакой пользы и только раздражает.

Тем не менее, кому-то нравится именно такой стиль игры. Можно даже поспорить, что именно на таких людях администрация делает деньги.

— Если человек принимает свою фальшивую силу за настоящую и ломится вперед, даже не пытаясь вырасти как личность… Его силу с чистой совестью можно назвать тщеславной, согласны?

Другой вопрос в том, действительно ли слово «тщеславие» лучше всего подходит именно Рену.

Кажется, в отношении Ицуки оно уместнее.

— В то же время мы не можем рассуждать о Проклятых Сериях в целом, поскольку не понимаем, как именно они пробуждаются. Например, я хоть и не могу точно сказать, как именно… но грешу довольно часто.

— Хм… Другими словами, с нашими размышлениями расходится и мешает сделать уверенный вывод то, что многие из ваших грехов так и не проявились, Иватани-доно?

Вот именно… Нельзя сказать, что Проклятие достается за злодеяния, поскольку я совершил слишком много грехов.

Однако проявился из них один только гнев.

Если бы Проклятие реагировало на поведение, я бы в первую очередь боялся алчности. Я настолько алчный, что даже сам это осознаю.

Что же до гнева, то в последнее время я его не так уж и боюсь — научился сдерживать, да и спутники всегда готовы прийти на помощь.

Неужели я ошибся, решив, что Проклятие вызывают эмоциональные срывы?

Я и сам под угрозой, пока не найду точный ответ.

А вообще, алчность — это что? Жажда денег?

Когда я задумываюсь о сваленных за моей спиной сокровищах, то кажусь себе чистым сгустком алчности.

Куда уж дальше? Совсем безграничная алчность, что ли?

Тем не менее, Проклятие меня не заражает. И тому должна быть какая-то причина.

В общем, мы более-менее сошлись на том, что Проклятие Рена — чревоугодие, алчность, гордыня или тщеславие.

Выбор более-менее сузился. Возможно, теперь удастся выйти на какую-нибудь мысль.

Сдается мне, нельзя Рена надолго в таком состоянии оставлять.

За навыки Проклятой Серии приходится расплачиваться.

Можно ли его как-то обезвредить до того, как он начнет ими вовсю пользоваться?

— ?..

— Рафу?

Рафталия и Раф-тян дружно обернулись, посмотрели на вход в логово и заморгали.

— Что такое?

— Ничего… мне показалось, там кто-то прячется.

Поскольку Рафталия и Раф-тян владеют магией иллюзий, они обладают и определенной устойчивостью ко всевозможным маскировкам.

Собственно, Раф-тян мне Рена и нашла.

В последнее время они стали настолько сильными, что порой обнаруживают даже Теней, отправленных присматривать за мной.

— Нашла кого-нибудь?

— Сложно сказать. Он прятался очень искусно… и сбежал, как только мы заметили.

— Рен, что ли? Что-то дела все хуже и хуже.

— Думаю, Героя Меча я бы узнала. Полагаю, это был кто-то другой.

Выходит, кто-то тайно следил за тем, как мы разоряем логово?

Если еще и сбежать смог, то неясно, как за таким угнаться.

— Иватани-доно, я полагаю, нам стоит доложить властям.

— Думаешь, они согласятся провести магический ритуал, чтобы противники не сбегали?

— Да.

Разумная затея, как мне кажется.

Мы ничего не добьемся, если противник будет сбегать порталом.

На этот раз я упустил Рена, но к следующей встрече мы должны будем как-нибудь отключить ему портал.

Если бы мы могли бить на поражение — обошлись бы без сложностей, но взять цель живьем — задача не из простых.

Тут на ум пришел эпизод из Зельтбульских событий.

— Сэйн, — позвал я Мёрдер Пьеро, решив, что раз уж она за нами смотрит, может и откликнуться.

Не успел и глазом моргнуть, как она появилось прямо передо мной.

— Что такое, ~~~~?

Говорить с ней, конечно, сложно, но главное, что мои слова она более-менее понимает. Важнее всего то, что мне не особо хочется на нее полагаться.

— О-откуда она взялась?!

Ах да, я ведь Эклер ничего не рассказал.

— Чего ты так удивляешься? Я тоже порой телепортируюсь и возникаю внезапно. Можешь считать её… моей личной Тенью.

Лень рассказывать о том, что она Герой из другого мира и так далее. Хватит и такого.

— Мы не принимаем ее за врага, можете не нервничать, — коротко пояснила Рафталия.

Конечно, это не значит, что я ей верю, но вижу, что она действительно пытается меня защищать.

Быть может, ей действительно стоит доверять.

Хм? Рядом с Сэйн в воздухе висят две плюшевые игрушки.

Одна похожа на Раф-тян, и размером точно как она.

Вторая напоминает Садину в зверочеловеческом облике.

Когда я уставился на игрушки, Сейн показала на них пальцем и взглядом спросила «надо?»

— Да, надо. Потом дашь ту, что на Раф-тян похожа.

— Зачем она вам сдалась, Наофуми-сама?! — резко вмешалась Рафталия.

— Рафу.

Тебе жалко, что ли? Я ее буду на ночь рядом с подушкой класть для душевного спокойствия.

— Я — ~~~~, фамилиар С~~~~-самы. Очень рада познакомиться, — проговорила плюшевая Раф-тян и поклонилась.

…Не-е-е.

Раф-тян хороша как раз тем, что говорит только «рафу».

— Не годится. Ты не понимаешь всей прелести. Раф-тян, которая знает человеческую речь, уже не Раф-тян. Переделай, чтобы непохоже было.

— Ясно. Сделаю ~~~~, чтобы не говорила.

Еще непонятно, с какой стати вторая игрушка похожа на Садину.

Сэйн немного повозилась с игрушечной Раф-тян, и та прекратила двигаться.

— Почему игрушки Сэйн-сан считаются за фамилиаров?!

Кстати, хороший вопрос. Но вернемся к теме.

— Помнится, у тебя был навык, отключающий навыки противника.

— Угу, с помощью ~~~~ я могу запечатать чужие навыки.

— Ты же все равно подсматривала. Догадываешься, что я попрошу? — спросил я, и Сэйн кивнула.

— Мне нужно поймать убегающего ~~~~?

— Именно. Справишься?

Сэйн кивнула со всей возможной уверенностью.

— Только не вздумай убить. По-моему, даже с проклятым Оружием он гораздо слабее нас.

— …Настолько слаб?

Я отвел от Сэйн взгляд и кивнул.

— Это очень печально…

— Не напоминай…

Он напал на меня исподтишка смертоносным ударом, но я все равно выстоял. Он применил навык уровня Айрон Мейден, но я отделался только болью.

Прекрасно понимаю чувства Грасс, когда она с нами сражалась.

Он слаб, и с этим никак не поспоришь.

Самое трудное — взять его живьем, одновременно и не убив, и не упустив.

Вот бы Рена можно было ослабить, а потом, как в одной знаменитой серии RPG, кинуть шарик, чтобы закрыть его внутри.

— Значит, ~~~~ пошла?

— Да, удачи. Он любит нападать исподтишка и наверняка клюнет, если будешь ходить одна. Справишься?

— Угу.

Сэйн быстрым шагом покинула логово разбойников… и почти сразу вернулась.

— Что случилось?

— Там ~~~~! — встревоженно воскликнула Сэйн, показывая пальцем.

— Какого черта ты живой?! — крикнул я, увидев того самого типа, которого прикончила Сэйн. Теперь ещё и с компаньоном.

Глава 16. Плюсы вторжений

Это что, призрак? Да нет, на вид вроде живой.

Выходит, во время битвы с Сэйн умер какой-то двойник?

Созданный магией, например.

Если так, то мороки нам, получается, добавилось изрядно.

— Ага, Герой Щита! И-хи-хи, пора выместить на тебе злость за ту смерть!

— О как… Оказывается, в этих краях и правда Священный ошивается?

Спутник хихикающего вторженца оказался рослым и крупным мужчиной, вооруженным кусаригамой[5].

Низенький паренек на его фоне выглядит полной противоположностью.

Судя по словам здоровяка, они пришли в логово разбойников, разыскивая Рена, а наткнулись на нас.

А вообще, с какой стати он на меня злится, если в тот раз напал первым?!

— Наофуми-сама! — встревоженно воскликнула Атла.

— Враги?! — встрепенулся и Фоур, вскакивая в боевую стойку.

Однако Атла перегородила ему путь рукой и повелела отступить:

— Нет, брат. Разница в силе слишком огромна! Нам с тобой такие враги пока не по зубам!

— Н-но…

— Если попытаешься броситься в бой, будешь только путаться под ногами Наофуми-самы.

Ого. Может, Атла и не видит, но чутье у нее развито здорово.

Если честно, эти враги способны даже мне неприятности доставить.

Атла и Фоур действительно будут путаться под ногами, если присоединятся.

— Нам с тобой лучше всего отступить и стараться оградить от вреда захваченных разбойников.

— Какая ты догадливая. Правильно, отойдите. А этими займемся мы.

— Есть! — Рафталия выхватила Катану.

— Рафу! — Раф-тян запрыгнула на мое плечо.

— Это тот самый враг, о котором вы рассказывали, Иватани-доно?!

— Уа-а-а…

Эклер и Лисия тоже встали в боевые стойки.

— Вы все мне ни к черту не сдались, но уж такую мелочевку осилю, и-хи-хи.

Итак, рядом со мной Рафталия, Фиро, Раф-тян, Эклер, Лисия и Сэйн.

Атла и Фоур поняли, к чему все идет, и послушно отступили, за что я им очень благодарен.

Сейчас мне никакие лишние хлопоты не нужны.

Противников двое… у нас огромное численное преимущество.

Однако враг владеет магией на удивление высокого уровня.

И умеет двигаться не хуже Рафталии… К тому же теперь у него помощник…

Хотелось бы верить, что в авангарде достаточно меня с Рафталией.

— Вы пытаетесь истребить Священных Героев?

— И-хи-хи, вроде того.

— Из-за того… что вам велят легенды вашего мира?

Если они согласятся выслушать — сможем обойтись и без боя.

Удастся ли их на манер Кидзуны уговорить не сражаться с другими мирами и заключить пакт о ненападении?..

— А-а… Значит, кое-что ты все-таки разумеешь?

— С ними ~~~~ договориться! — Сэйн размахнулась ножницами и набросилась на высокого.

— Хмпф! — тот остановил их и что было сил замахнулся кусаригамой.

Сэйн резко отскочила и спаслась, но цепь вражеского оружия намоталась на ножницы.

— Сочувствую, но мы уже решили, что Священные Герои этого мира должны умереть.

— …Чтобы продлить жизнь вашему миру?

Грасс нападала на нас, потому что верила в легенды.

Поэтому я предположил, что и этими врагами движет то же самое.

Не знаю, что именно они ответят, но в подобных противостояниях всегда стоит попытаться в первую очередь достучаться словами.

Даже если совсем не поможет, можно разжиться ценной информацией.

— Продлить жизнь? Ты что, не знаешь, что наш мир выживет в любом случае? — проговорил коротышка с блеском уверенности в глазах. — И-хи-хи-хи. Ладно уж, расскажу, все равно вы до волны не доживете. Уничтожение миров, чтобы ты знал, дает огромную прибавку к опыту и открывает кучу возможностей. Мой Клановый обладатель называет их бонусами.

…Что за дурацкая причина. И ради нее вы губите миры?

Впрочем, новость довольно важная.

— И один из этих бонусов позволяет вам запросто воскресать?

— И-хи-хи, разумеется!

— Хватит уже с ними болтать. Сам же видишь, они надеются с тобой подружиться.

— Ага. Священные — они такие бывают. И-хи-хи.

«Не очень то и надеюсь», — подумал я.

И тогда дуэт самодовольно выпалил:

— Наш мир — сильнейший!

— Ч-что? Сильнейший мир? О чем это они? — недоуменно переспросила Эклер.

Рафталия и Лисия тоже в растерянности.

Но я уже понял смысл их слов. Есть люди, которые гуляют по другим мирам и губят их ради своего блага.

Потому что за уничтожение других миров полагаются огромные бонусы.

Еще я понял, что против нас не Герои — не Священные и даже не Клановые.

…Возможно, одна из этих «возможностей» как раз и помогает им общаться с Эклер и остальными.

А судя по напряженному лицу Сэйн — именно эти ребята погубили её мир.

Раз так, о примирении не может быть и речи.

Единожды убившему легче снова решиться на убийство. Наверняка единожды погубивших другой мир это тоже касается.

Заработав в награду возможность воскресать после смерти, они по сути полностью попали в условия онлайн-игры.

Как же победить, когда твоя смерть навсегда, а вражеская — нет?!

Против нападений этих зомби, которые восстают после каждой гибели, мы ничегошеньки поделать не можем!

Не знаю, сойдет ли это за план, но опыт и знания игровых механик подсказывают, что у них есть некая точка сохранения. Пока мы ее не разрушим, они так и будут воскресать.

Эти ребята куда неприятнее Кё, в этом можно не сомневаться.

…Кстати, наверняка Кё и другой гениальный обладатель Кланового Оружия из мира Кидзуны именно к этому и стремились.

Здорово, наверное, обрести такую силу за победу над другим миром…

Да, это аморальный шаг, на который я не хочу идти, но с учетом предстоящих событий о нем стоит поразмыслить.

Только учесть, что моя задача — дожить до конца волн.

— … — Сэйн уставилась на меня.

Ну, как раз поэтому ее мир разрушили, а ее саму превратили в бездомную.

Кидзуна бы наверняка сказала, что других как Сэйн больше быть не должно, а я бы с ней согласился.

— И-хи-хи, начинаем! — коротышка выхватил шамшир и резко подлетел ко мне. — Умри!

Он направил острие клинка точно в мое горло.

Но на пути возникла Катана Рафталии. В то же мгновение к противнику полетел клинок Эклер.

— Оп! — коротышка чудом увернулся и сложил из рук какой-то знак.

Я тут же схватил его за руки, пытаясь помешать, но противник уже успел применить заклинание:

— Бомба!

Эпицентром взрыва стал сам коротышка.

Думаю, это одно из тех удобных заклинаний, которые нисколько не вредят заклинателю.

— Кья-а-а-а!

— Кх-х-х…

Пламя взрыва выплеснулось наружу и врезалось в меня мощным ударом.

Стоявшие позади Рафталия и Эклер отлетели на несколько метров.

Им удалось сгруппироваться и приземлиться, но урон все равно вышел серьезным.

Бой только начался, а я уже успел прочувствовать, насколько ловок наш противник.

— То-о!

— Те-ей! Вяжущий Прокол!

Фиро, Лисия и Сэйн тем временем занялись здоровяком.

Фиро, видимо, по достоинству оценила размеры противника, поэтому обратилась Королевой Филориалов.

— Хай Квик! — Фиро ускорилась и попыталась снести врага пинком.

Молодец! Поддержу ее заклинанием.

— Цвайт Аура! — я вскинул руку и поднял ей характеристики.

Фиро тут же ускорилась еще сильнее.

— Рафу! — Раф-тян решила до кучи поддержать ее магией иллюзий и создала несколько копий.

Разберется ли враг, где настоящая?

— Хм? Эй, ты! — крикнул здоровяк коротышке. — Отмени-ка эти заклинания!

— И-хи-хи… эти ребята становятся только сильнее, если им отменять поддержку.

Видимо, ему пошел на пользу горький опыт того, как он сам себя загнал в угол, отменив в прошлой битве прибавки к характеристикам Рафталии вместе с проклятием.

— Ого… какая у них способность. Интересно! А как вам такое?

За мгновение до того, как пинок Фиро достиг цели, перед ней появилась незримая стена. Волны разошлись по воздуху, словно по воде.

— Ч-что это? Эта стена не похожа на барьеры господина-самы… Я словно море пнула.

— Куда ушла моя атака? Я словно ничего не задела!

Фиро и Лисия изумились одновременно.

Что это еще за защитный прием?!

Сэйн и ее фамилиары тоже попытались атаковать, но и они потерпели неудачу.

Эти ее фамилиары — просто переоформленные марионетки, которыми она пользовалась в колизее?

Со вкусом переработала, ничего не скажешь.

Игрушка в виде Раф-тян старательно колотила хвостом и пыталась царапать, но все без толку.

Игрушка в виде Садины, как я понял, плавает по воздуху и пытается таранить.

— Как-то вас даже жалко за то, что вы ничего не понимаете. Это поглощающий щит. Он впитывает все ваши атаки.

— Э-э?

Черт побери. У этих ребят целый арсенал умений на все случаи жизни.

— Ну-ка не отвлекаться!

Коротышка закрутился с шамширом и кинулся на меня, напомнив коронный Спайрал Страйк Фиро.

Черт… до чего вредный тип!

Я изо всех сил удерживал его, но он продолжил попытки пробиться сквозь мою защиту.

— Ихи! Видимо, не зря тебя называют Священным Героем защиты. Ну и твердый ты!

— Мой черед.

Разумеется, я вступил в бой с Щитом Магического Дракона.

Когда меня атакуют, он отвечает обидчику Магическим выстрелом.

А поскольку противник бил часто, и то и Щит стрелял постоянно.

Снаряды вылетали один за другим и попадали точно по коротышке.

— Ай, ай, ай! Черт! Значит, часто атаковать нельзя?

Не успел я его все-таки поймать, как коротышка прекратил ухмыляться и отскочил.

— Не уйдете! Ха-а! — Рафталия занесла Катану за плечо.

— Ихи… опять ты? Честно, ты уже надоела.

— Не забывай и про меня! — Эклер быстрым колющим ударом оцарапала коротышке щеку.

— Может, они и слабые, но дело свое знают… Их не стоит недооценивать, — заметил здоровяк. — А Герой Щита просто непробиваемый. Может, позовем сам знаешь кого?

— И-хи-хи, я думаю, тут бы скорее пригодился спец по борьбе с бронированными Героями.

— Попался! — Эклер нашла брешь в защите противника и пробила ее… э-э, куда более сильным колющим ударом, чем я когда-либо видел в ее исполнении.

— О-о! Весьма неплохо.

Она прошила коротышке плечо, и я ожидал, что он поморщится от боли… но вместо этого пораженная часть тела на мгновение растворилась в воздухе, и противник сместился вбок.

Это какая-то возможность, прилагающаяся к воскрешению?

Раздражает ужасно.

— То-о! — Фиро от всей души попробовала пнуть здоровяка по лицу.

— Хм, неплохо. Но меня не победить!

В ответ тот размахнулся кусаригамой, но Фиро инстинктивно увернулась от цепи.

— Звяк-звяк! — а затем швырнула во врага припрятанный под крылом моргенштерн.

Это та самая игрушка из колизея Зельтбуля, которая при попадании вызывает огненные столбы?!

Ты где его прятала?! Его вообще с собой опасно брать!

Вообще, я моргенштерн давно не видел, и уже решил, что Фиро его потеряла, а она, оказывается, под крылом прячет.

Впрочем, задумка сработала на славу. Пленка резко вздрогнула и лопнула.

— Те-ей!

— В бой!

Фиро тут же повторила пинок, а Лисия метнула нож.

— Пробили щит? А вы сильнее, чем кажетесь. Наконец-то достойное развлечение.

— Как видишь, — откликнулся я. — Ты еще успеешь изменить мнение о том, что мы слабые.

Вот что с ними не так? Дело даже не в том, что они считают свои налёты игрой, а в том, что хотя на кону — жизни, не собираются сражаются всерьёз.

Они наслаждаются битвой и ни секунды не сомневаются в своей победе.

— И-хи-хи-хи… что-то у нас застой намечается. Для победы нужно больше людей.

— Ты не уйд~~~~.

— Ну нет, еще раз умирать не хочу.

Сэйн выпустила из клубка нить, но коротышка вновь принялся читать заклинания.

— Пожалуй, и мне пора усилить спутников магией, — заявил я.

Действительно, битва заходит в тупик. Но нельзя сказать, что наши атаки на них не работают.

Самая сильная среди моих спутниц — Рафталия.

Возможно, если соединить ее сильнейшие навыки с Аттак Саппортом, врагов удастся одолеть.

— Цвайт Аура! — поддержал я Рафталию и сосредоточился, будто собираюсь читать это заклинание и дальше.

Враги изучают нас.

Чем меньше они поймут о наших возможностях к концу битвы, тем лучше.

Весь их мир существует затем, чтобы убивать Священных Героев и становиться сильнее.

Уже понятно, что мы с ними никогда не договоримся.

— Рафталия, ты поняла, к чему я? Сейчас я использую Аттак Саппорт.

— Есть, — Рафталия кивнула и зачехлила Катану.

Чтобы затем ускориться и применить мощный навык.

— Фиро, Лисия. Простите, больше их держать порознь не надо. Как только прикажу — разрядите сильнейшие атаки в одного из них. Эклер — помоги Рафталии. Сэйн, ты знаешь, что делать.

— Е-есть.

— К-как скажете.

— Так точно.

— ~~~~.

У меня достаточно бойцов, чтобы врагов не приходилось держать порознь.

Да, у них много неприятных способностей, но наши атаки против них работают.

Однако у них то ли устойчивость к боли, то ли некое сходство с расой Грасс. Иногда есть ощущение, что мы против дыма сражаемся.

Даже удивляюсь, как Сэйн коротышку прикончить умудрилась.

Может, я и не представляю, куда их лучше бить, но добить все равно надо.

Конечно, мне не очень хочется кого-либо убивать, но враги не скрывают, что пытаются нас прикончить.

А значит, нельзя давать слабину.

— И-хи-хи, Герой Щита. В следующий раз тебе точно конец! — коротышка отскочил к здоровяку и начал читать заклинание.

— Не уйдете!

— Получай! — я швырнул Аттак Саппорт, который попал в барьер вокруг здоровяка и пустил по нему рябь.

— Звяк-звяк!

— Ха-а!

Следом барьер пал под натиском моргенштерна Фиро (непонятно, когда она его подобрала) и броска Лисии.

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

Рафталия просочилась в брешь и нацелилась на коротышку… но здоровяк прикрыл его собой.

Из его руки хлынула кровь.

— До чего острый… это же Клановое Оружие!

— И-хи-хи, похоже, что да. Может, эти Герои и умеют действовать в команде, но…

— Не уйдете! Фор Кросс! — Эклер атаковала врагов светящимся клинком.

Она вновь пробила брешь в не успевшем толком зарасти барьере и поразила обе цели!

…Которые понимали, что все равно не увернутся, встали в защитные стойки и попросту впитали урон.

Черт… какие неприятные противники.

— Бывайте! Порта…

— Не ~~~~те!

Тут Сэйн наконец применила Скилл Сил — из клубка вылетела нить и обвилась вокруг врагов.

— Тц. Она мне помешала.

— Да порви ты эту нитку.

— И без тебя знаю.

Сэйн посмотрела на меня.

Видимо, попросила добить, пока не убежали.

— Аттак Саппорт!

Еще один бросок. А затем пусть их кто-нибудь ударит!

Отлично, Аттак Саппорт попал в здоровяка!

— Ха-а! — Рафталия накинулась в две Катаны. — Тройной Порыв!

Она за мгновение провела три парных колющих атаки. Короче, шесть дырок.

Если повезет, конечно.

— Хмпф!

Здоровяк ловко перехватил кусаригаму так, что перед ним появился защитный крест.

Атаки Рафталии высекли искры, но своего не добились.

— Живее!

Враги разорвали путы Сэйн.

— Ихи, я даже малость испугался. Портальный Свет! — сказал коротышка, и обе фигуры исчезли.

— Тц! Сбежали!

Дерьмо… от таких битв всё настроение к черту!

Хотя можно пожаловаться, что столкновение именно здесь — это тоже ни в какие ворота!

— Кто это такие? — спросила Эклер.

— Судя по словам Сэйн и их ответам — убийцы из параллельного мира. Причем пытающиеся с эгоистичной целью уничтожить этот мир.

За уничтожение миров полагаются награды… Скорее всего, Грасс и ее товарищи не знали про это, поскольку никогда не добивались успеха.

Сколько же нужно битв между мирами, чтобы обрести способность воскресать после смерти?..

— Волны происходят, когда между собой сталкиваются два мира. Это значит, что Герои разных миров могут сражаться друг с другом. Полагаю, эти ребята пытаются доказать, что сильнее всех.

Крайне дурацкая причина.

К тому же они оказались не Клановыми и не Священными Героями… То есть против нас воевали бойцы уровня Фиро или Лисии.

Что же будет, когда придет главарь таких сильных противников?.. Явно не Священный Герой, им запрещено, но какой-нибудь Клановый.

Чего говорить, такой меня и прикончить может.

— Короче говоря, нельзя оставлять Рена без присмотра, когда вокруг разгуливает такое. Мы должны как-то поймать его, — заявил я, приступая к первой помощи товарищам.

— Вы уже рассказывали о сути волн, но я не думала, что против нас встанут такие враги…

— Их очень сложно понять. К тому же оказывается, что они умеют воскресать.

— Согласна, они много дурачатся, но при этом чудовищно сильны. Более того, бессмертны. Я считаю, нам необходимо в ближайшее время обсудить меры борьбы с ними, Иватани-доно. Необходимо разобраться, как именно им удается воскресать.

— Я понимаю, но сначала Герои.

— Правильно, — поддержала мое мнение Рафталия. — Нужно как можно скорее поймать остальных Священных Героев.

— Они очень сильные, но мне кажется, Уровень у них маленький, — предположила Фиро.

Она вполне может оказаться права.

Опыт подсказывает, что они перебрались в наш мир, наспех набрали Уровень и бросили нам вызов.

Перед нами действительно сложный вопрос. Что важнее — поскорее выкурить врагов, раскрыть секрет воскрешения и добить… или же найти и захватить Героев?

Чем дольше мы медлим, тем хуже наши дела.

Нам с Рафталией[6] и Фиро еще долго ждать, пока спадет проклятие, уменьшающее характеристики…[7]

Сэйн не особо сильна, а в Эклер я не уверен, хоть она и освоила стиль непобедимых адаптаций.

Лисия пока развивается. Не знаю, какой она будет на 100 Уровне, но надежды у меня огромные.

Отсюда загвоздка: даже если мы выясним, как именно воскресают враги, и как их нужно убивать, не факт, что у нас получится довести дело до конца.

Поэтому я решил, что Герои сейчас важнее.

Если уговорить их стать сильнее по моим методам — головной боли сразу поубавится. А если еще переговорим со Звездными Героями, можно будет выдохнуть с облегчением.

— Наофуми-сама.

— Да, Атла?

Атла подошла, чтобы убедиться, что мы не пострадали.

— Я… отчетливо осознала, насколько слаба. Я хочу стать сильнее.

— Не забивай себе голову, Атла! Я и один справлюсь!

— Посмотри правде в глаза, брат, — осекла Фоура Атла и нахмурилась. — Мы с тобой слишком слабы, чтобы сражаться наравне с Наофуми-самой. Что бы ты ни говорил, сейчас даже ты можешь лишь путаться у него под ногами… Мы должны подумать о том, как стать сильнее.

— А-Атла?! Кх… значит, мне нужно стать еще сильнее?!

Слова Атлы разожгли энтузиазм Фоура.

Хакуко считаются элитными полулюдьми, так что они действительно станут сильнее.

С учетом того, что нам предстоит, хотелось бы их обоих поскорее развить.

— Я тоже постараюсь приносить вам пользу, Иватани-доно. Я не потерплю, чтобы подобные личности уничтожили наш мир!

— Да, я тоже, но сейчас наша главная задача — поскорее поймать Рена. В общем, Сэйн, как мы и договаривались, ты…

Но когда я уже собирался отправить ее в путь…

Я ощутил, как что-то пронеслось мимо меня на огромной скорости.

Как же надоело… что проблемы возникают одна за другой.

Глава 17. Соблазн

— Это еще что такое?!

Опять те двое? Может быть, Рен?

— У… Ч-что это? — Рафталия приложила ладонь ко лбу, замотала головой и огляделась по сторонам.

— М-м? У меня внизу живота какое-то странное чувство!

С Фиро тоже что-то не так?

Мимо нас пронеслось нечто вроде ударной волны, но урона не нанесло.

Однако есть и те, кто отреагировал на нее странным образом.

— Атла-а!

— Наофуми-сама-а! Отпусти меня, брат! Отпусти!

— Атла, Атла, Атла!

— Уа-а-а-а?!

— Н-не понимаю… кх, что происходит?

Обернувшись, я увидел, что остальным как-то не по себе.

Э-э, лучше сделаю вид, что не вижу, что происходит с хакуко.

Такое чувство, что если я хоть кому-то из них помогу, будет только хуже.

Что-то я… не догоняю.

Похоже, на Лисию и Эклер волна подействовала слегка. Они просто стоят так, словно не находят себе места.

Что случилось? Я пока не могу понять, как на это отвечать.

— Господин-сама… уф-ф, уф-ф…

Что-то Фиро… смотрит на меня налившимися кровью глазами… Не пора ли делать ноги?

Судя по ней и хакуко, их всех чем-то околдовали?

— Рафу! — Раф-тян шлепнула Фиро по щеке. Та заморгала и пришла в себя.

— Ой? Что случилось?

— Раф!

Следом Раф-тян запрыгнула Фиро на голову и начала что-то делать.

Видимо, создает какой-то барьер.

У Раф-тян вообще много полезных способностей.

— Смотрите, ~~~~, — Сэйн вытянула палец.

— Что там?

— Лучше просто посмотрите, — сказала она одновременно с тем, как я увидел взметнувшиеся в воздух клубы пыли.

— Иватани-доно!

— Наофуми-сама!

— Вижу. Не знаю, что там происходит, но нам нужно пойти и посмотреть.

Мы дружно побежали разбираться, что стряслось.

— Брат! Отпусти!

— Атла-а!

Э-эм-м… они, пожалуй, пусть тут остаются. Тем более им по Уровню нельзя.

Наши недавние враги всерьез собирались убить Героев. Детишкам будет безопаснее переждать вдали от меня.


— Терья-а-а-а! Получай! Ты слаб! Слишком слаб!

— Д… дерьмо!

Мы добрались и увидели…

— Мотоясу?!

— А, падре! Я делаю все, что в моих силах!

Судя по словам Мотоясу, ему стало только хуже. Он приветливо махал рукой, а второй скрещивал оружие с Реном.

Не беси. Какой я тебе «падре»? И не маши рукой по ходу боя.

— Т-ты чего творишь?

— Падре, ты говорил, что надеешься взять Рена живьем, поэтому я выманил его и не даю сбежать.

— Наофуми-сама! Вам не кажется, что наши враги искали в логове разбойников как раз Героя Копья?..

— Скорее всего, ты права.

Он подслушал нас и решил взять дело в свои руки!

Ему удалось разминуться с нами и столкнуться с основным противником.

Только вот ты тоже в розыске, Мотоясу!

Что-то у меня голова разболелась.

— Меч Портала!

А, Рен нас заметил и пытается сбежать!

— …

Между нами и Реном повисло молчание.

То ли навык Рена дал осечку, то ли еще что, но за его возгласом ничего не последовало.

Неужели та подозрительная волна каким-то образом помешала ему?

— Ха! Ха! Ха-а! Тебе не уйти от силы Соблазна!

Значит, все-таки Мотоясу.

Кстати… наконечник копья Мотоясу почему-то скрывают пиксели цензуры… У меня точно с глазами все в порядке?

Судя по названию навыка… и тому, как вел себя Фоур… он создал поле, которое соблазняет всех попавших в него?

Да, такой прием как раз в его стиле.

Хм? Кстати…

А ведь Мотоясу, если посмотреть, чудо как хорош собой.

Вокруг него блестят искорки, а пейзаж за спиной постепенно окрашивается в розовый.

Ой, я не могу… такой красавчик… даже я не буду против, если он насадит меня на свое копье…

— …Тьфу, какого черта! — я замотал головой, чтобы прийти в себя.

Уф, еле успел. Еще немного, и я перешел бы черту.

В общем, поле вокруг себя он создает исключительно мощное.

— Вы в порядке, народ?!

— Д-да, — ответила Рафталия.

На нее поле, кажется, почти не влияет.

Ну, у нее очень высокая устойчивость к разного рода иллюзиям, так что и соблазн она успешно отражает.

Если бы она поддалась на соблазн Мотоясу, тут даже я бы сник.

Хорошо, что она у меня такая стойкая.

Слава енотообразным и тануки, ловко обманывающим людей.

— А… ага.

Ответ Эклер меня немного встревожил. Хочется верить, с ней действительно все в порядке.

— Я н-не могу, у меня есть Ицуки-сама.

Лисия реагировала очень странно. Кажется, она делала выбор между Ицуки и Мотоясу.

— Я в порядке, господин-сама!

— Рафу!

Ты в порядке только благодаря сидящей на тебе Раф-тян, Фиро.

В прошлый раз ведь попыталась на меня накинуться.

Ну а Сэйн…

— Я в п~~~~.

С ней все хорошо.

С одной стороны, не хочется стоять в поле Мотоясу, но не можем же мы упустить шанс, который он нам дал.

— Тэк… В общем, Рен, кажется, догонялки закончились.

Я не очень представлял, как вести себя в такой ситуации, но если Рен действительно не может сбежать, это нам только на руку.

Мотоясу вроде как за нас, так что его пока можно не опасаться.

— Фиро-та-ан!

— Не-ет!

Ох, Фиро увидела Мотоясу, тут же попятилась, а затем пустилась в бегство.

— Стой. Фиро. Куда собралась?

— Рафу-у-у-у-у…

— Хоть Раф-тян оставь!

Так с Раф-тян и сбежала…

Что за дела? Чем дальше, тем меньше у меня людей.

Теперь вот остались только Рафталия, Эклер, Лисия и Сэйн…

Сможем ли мы таким составом поймать и Рена, и Мотоясу?

— Пришло время расплаты, Рен! — выпалил Мотоясу.

— Расплаты? Это мое слово.

Разговор начался даже без меня.

Ладно, поскольку Мотоясу вроде бы на нашей стороне, поймать Рена будет попроще. Жаль только, Рен как обычно не хочет смотреть правде в глаза.

— Не думал, что по мою душу придет тип, без группы ни на что не способный.

— Нашел что сказать, одиночка, — огрызнулся я, рассердившись. — Надеюсь, ты еще помнишь, чем кончился прошлый бой.

— Я не проиграю трусам, которые нападают толпой на одного!

— А ты у нас сама храбрость, нападаешь исподтишка на человека, который не может атаковать.

— Сам виноват, что не заметил.

— Выкуси, заметил. Как раз благодаря спутнику, которых у тебя нет.

Как я и думал, Рен играет по своим правилам.

Разговаривает он довольно странно. Такое чувство, будто глубины сознания на поверхность всплыли.

Он сейчас ничем не отличается от убежденных в собственной непобедимости малолеток, которых полно в онлайновых играх.

Хотелось бы вслух сказать, что ему нужны подручные, если он надеется победить, да он все равно не послушает.

— Нападаю!

— Ты пого…

Не успел я договорить, как Рен оттолкнул Мотоясу и побежал к нам.

— А, стоять! — запоздало крикнул Мотоясу.

Пожалуй, первым делом Рена надо остановить, затем приказать Рафталии и Эклер атаковать.

Они, кстати, уже обо всем догадались, и обе отступили за меня.

Сэйн тоже держится позади.

А Лисия… эй, чего стоишь с потерянным видом? Готовься к битве!

Я немного волнуюсь, но кажется, основная часть спутников работать в команде готова.

Рен замахнулся клинком на меня и… а, нет, не на меня. Сменил цель и побежал на Лисию.

Так… а вот это уже явно ненормально.

Рен либо растерян, либо не в ладах с собой.

— Уа?! — воскликнула Лисия, неожиданно оказавшись в опасности.

Он что, будет выбирать того, кто кажется ему слабее всего?..

Конечно, в первую очередь устранять слабых — хорошая тактическая основа, но разве он сам не говорил, что хочет честной битвы?

Кроме того, он серьезно ошибся.

Потому что прямо сейчас Лисия…

— Рья-а-а-а-а-а! — испустил Рен клич и замахнулся на Лисию.

— Уа-а-а-а-а-а!

Лисия присела, но не от страха. В следующее мгновение она метнула нож с веревкой в ближайшее дерево и с его помощью резко отпрыгнула.

И одновременно с прыжком метнула в Рена четыре железных прута.

— Он так внезапно напал… — протянула Лисия.

— Ты еще внезапнее.

Ничего себе маневр. Буквально за мгновение уложилась.

Может, она ходит в параллельный мир и там воюет?

Хотя, наверняка увернулась просто потому, что разглядела замысел противника.

— Прекрасный маневр, Лисия-сан, — поддержала меня Рафталия.

Еще бы — такой прекрасный прыжок.

Кстати, откуда она эти прутья взяла? Стиль непобедимых адаптаций подразумевает ношение тайного оружия?

— Кх… — прутья Рена не пронзили, но заставили подать раздраженный голос.

— Обо мне тоже не забывайте!

— Если честно, я бы с радостью забыл.

Не хочу плясать под дудку Мотоясу.

И вообще я бы был признателен, если бы он отступил.

А вообще, раз уж он сейчас никуда не убегает, самое время его порасспрашивать.

Рена. О том, кто за ним стоит.

Не Мотоясу. Сдался мне он.

— Эй, ты. Где Ссука?

— … — в ответ Рен скривился и вложил в клинок столько зловещей силы, что она чуть ли не вытекла наружу.

— Кажется, этого говорить не стоило, Иватани-доно.

Гм… от неосторожных вопросов может стать хуже? Тяжело будет из него что-либо выудить.

А ведь так хотелось хотя бы узнать, где Ссуку искать.

— Короче, Рен. Я тебе не враг. Тебе незачем слушать ту мразь и отыгрывать главаря…

— А-А-А-А-А-А-А!!! — взревел Рен, не дав мне закончить, занес над головой Меч и кинулся в бой. — Как ты только смеешь называть себя Героем, демон?! Я покараю тебя!

Он совсем связь с реальностью потерял? Это ты сейчас в шаге от поражения!

— Пробудись, моя мощь! Придай мне сил посреди битвы!

Ой-ой! Ой, больно стало! Ой, мурашки по спине.

Нельзя же настолько пафосного школьника отыгрывать!

— Я убью его!

— Не вздумай! — остановил я Мотоясу, уже занёсшего Копье для решающего удара.

Меч Рена столкнулся с Щитом.

Хм… Как я и думал, атаки у него довольно слабые.

Скорее всего, если я голой рукой поймаю лезвие Меча, мне ничего не будет.

Может, если показать ему, какая между нами разница в силе, он все-таки сдастся?

— Я стану сильнее всех. Да… Моя жажда не знает границ… Здесь и сейчас во мне пробудится новая сила и уничтожит тебя… Моя жажда безгранична! Именно за ее счет я стану сильнейшим! Я пробужу силу, одержу победу, обновлю экипировку, соберу деньги, впитаю мощь и стану сильнейшим во всем мире! Этот мир будет моим!

…У него все дома?

Он еще и повторяется. Да-да, «жажда», я понял.

«Пробужу силу»? Но ведь у него уже есть сила Героя Меча…

Неужели проклятие настолько портит рассудок?

Он деградировал до типа, от речей которого уши вянут.

Меня после той парочки еще и омерзение стало пробирать, когда слышу о стремлении стать сильнейшим.

…Я уже более-менее начал догадываться, что за проклятие поразило Рена.

Алчность.

Но как? Его алчность какая-то предельно жалкая и мелочная.

Разве можно ее назвать настоящей?

Настоящая алчность — это ведь бездонная жадность.

Безграничная жажда, стремление обладать всем.

В случае Рена она свелась всего-то к стремлению стать сильнее.

Конечно, от этого он не перестает быть алчным.

Однако поддавшегося настоящей алчбе человека должна терзать более уродливая, всеобъемлющая жажда.

Но Рен замкнулся на силе… А-а, кажется, я понял, в чем дело.

Ему, так сказать, процесс важнее результата.

Алчность можно описать так: тебе захотелось А, ты получил А. Как получил А, захотелось Б, получил Б. И так далее.

Однако для Рена сила стала самоцелью. Он стремится к ней не потому, что хочет с ее помощью чего-то добиться.

Цель и средство поменялись местами.

Со мной похожее было, поэтому я его отлично понимаю.

Когда я занимался торговлей, я набирал деньги на покупку нового снаряжения… но порой деньги и для меня становились самоцелью.

Неужели такой мелочи достаточно, чтобы открыть Проклятую Серию?

Впрочем, мои мысли объясняют и то, почему у меня проклятие алчности не проявилась.

Как бы я подобную алчность ни взращивал, гнев бы она никак не переборола.

Это малая, временная алчность.

В том, что меч Рена относится к Проклятой Серии, сомневаться не приходится.

И раз так, что-то заставило проклятие проявиться.

В моем случае поводом стало вмешательство Ссуки в нашу с Мотоясу дуэль.

Однако прямо там я Щит Гнева вызывать не стал. Впервые он включился во время битвы с зомбидраконом, когда мне показалось, что Фиро погибла.

А теперь и у Мотоясу появилось с виду проклятое оружие… Может, Проклятая Серия пробуждается, когда владелец Легендарного Оружия получает сильную психологическую травму?

И у меня, и у Мотоясу обстоятельства были те еще.

Нас обоих бросило в такое отчаяние, что мы даже руки могли на себя наложить.

Однако Героям нельзя умирать.

Смерть Героя может привести к гибели мира.

О самоубийстве не может быть и речи.

…Кажется, это и есть ключ к разгадке.

Выходит, что Проклятая Серия — защитный механизм на случай, если Герой получит душевное расстройство?

А с другой стороны… Даже если я прав, что заставило Рена дойти до ручки?

Когда мы виделись в позапрошлый раз, он был достаточно спокоен, чтобы с ним разговаривать.

Правда, настаивал на том, что его спутники погибли из-за собственной слабости.

— Я сильнейший Герой, который спасет мир!

…Раздражение от слов Рена прервало мысли.

Почему у тебя все фразы такие дурацкие?! Хватит уже!

Не знаю, проклятие за него говорит или еще что, но нам надо его заткнуть.

— Спасешь? Вот и спасай, идиот! Как ты собрался его спасать, возглавляя местных разбойников?!

Сильнейший? Который спасет мир?

Это говорит главарь бандитов, который нападает на всех, кто не понравился, и с переменным успехом побеждает?

Если думаешь, что прогнившее общество можно так спасти, то пожалуйста!

Но мир ты этим не спасешь и волны не остановишь.

— Ты меня уже по горло достал проповедями о своей силе! Я не собираюсь больше слушать придурка, который, завладев такой мелочью, объявил себя царем горы!

— Это еще не конец! Далеко не конец! Почувствуй мою силу!

Меч Рена изменился.

Эволюция?

Помнится, и у меня в свое время Щит Гнева превратился в Гневный Щит.

В том, что условия похожие, сомневаться не приходится.

А значит, клинок Рена только что мог стать заметно сильнее.

— О да, я постиг новое умение! Сила Ракшасы: Меч Метеора!

Ты же им уже пользовался, причем против меня!

Прекращай выдавать уже известные техники за только что освоенные.

Даже в хрестоматийной манге так не делают.

Что с тобой такое?

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — сокрушение! Познай божественный удар, который напоят мои богатства!» Голд Рибеллион!

Рен вознес Меч к небу. Откуда ни возьмись слетелись сокровища и собрались над нами в гуманоидную фигуру.

В ужасно безвкусную и зловеще выглядящую золотую статую.

Да уж, если такой удар пропустить, испугом я не отделаюсь… К тому же не все мои спутники смогут сбежать.

Эх-х… неужели все-таки придется его блокировать?

Так и тянет вздыхать. И кстати, куда подевалась Сила Ракшасы: Меч Метеора?

Применил-то он совсем другой навык.

Приемы у него все подлее и подлее. Возможно, это тоже разновидность алчности — жажда победы.

Думаю, он… использовал навык уровня Блад Сакрифайса.

И наверняка серьезно поплатился… Ага, так вот почему у него такие нищенские доспехи?

— Получай!

— Все назад!

— Т-так точно!

— Вы справитесь, Наофуми-сама? С вашими текущими характеристиками?..

— Сбежать-то все равно не успею…

Был бы у меня какой-нибудь летающий спутник, я бы еще подумал.

Вот бы Фиро умела летать, как в мире Кидзуны… К моменту нашего возвращения она стала достаточно сильной, чтобы перевозить меня.

Пока я мечтал, статуя опустилась, и я встретил ее Щитом.

Тяжелый импульс эхом прокатился по всему телу.

Кх… Не знаю, в проклятии ли дело, но пробирает здорово.

— Рафталия!

— Есть! — Рафталия приложила ладонь к зачехленной катане, встала в стойку для иая и побежала ко мне. — Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

Катана покинула ножны с чистым звоном, нанесла меткий удар и вновь вернулась в чехол.

В статуе появилась длинная борозда. Послышался звяк, и золото начало крошиться.

Уф… надеюсь, больше он так не будет.

— Иватани-доно…

— Ну, да, я может, и крепкий, но и у меня есть рамки.

Я бы с радостью просто убежал от этой атаки, если бы все спутники успели выбежать из зоны поражения вместе со мной.

С другой стороны, жаловаться тоже бессмысленно.

Чем теснее наши ряды, тем меньше возможности для спонтанных решений.

Дополнительная маневренность нам бы не помешала.

Но можно посмотреть и с положительной стороны — теперь у нас, как и Кидзуны, стало много бойцов.

…Ладно, вернемся к Рену.

— Черт… я стану еще, еще сильнее… Я одолею вас, даже если пожертвую ради этого всем!

— Хватит уже!

Рен занес Меч и начал меня кромсать. Он бил то сверху, то сбоку, по диагонали…

А я постоянно уклонялся от атак, блокировал их или отводил.

Подыгрывать ему я не собираюсь.

Он верит лишь тем, кто предлагает ему удобные оправдания, не верит мне и надеется обрести силу, размахивая проклятым оружием?

Он так и собирается ко всему относится, как к игре, как это было с Лингуем?!

Он не выдержал и забросил изучение стиля непобедимых адаптаций. Верит, что никаких других методов усиления не существует.

С меня хватит.

Может, проще его расчленить и посадить под замок?

И держать в живых.

— Мне его убить?

— Я же сказал, нет!

Судя по Мотоясу, ему просто не терпится поскорее прикончить Рена.

Кстати, с какой стати ты к нам примкнул?

— Сэйн. Запечатай ему все навыки. Затем мы дружно набросимся и вырубим его. Но если будет упрямиться…

Хоть я и не договорил, товарищи вроде бы поняли мой замысел и без слов.

— Похоже, другого выхода нет… — печально согласилась Рафталия.

— Нет. Пожалуйста, не спешите.

Лишь один человек выступил против.

— Иватани-доно… разрешите мне сразиться с Героем Меча один на один.

— Зачем?

— Еще после нашей прошлой битвы у меня в отношении Героя Меча появилась пара мыслей. Надеюсь, я смогу их донести с помощью клинка.

— Ты понимаешь, сколько дурного пафоса сейчас было в твоих словах?

— …Да. Мое терпение тоже на исходе. Я хочу поговорить с самовлюбленным Героем Меча по душам. Разрешите сразиться один на один.

— А в этой даже больше. Если я увижу, что тебе грозит опасность — тут же вмешаюсь. Согласна?

Может, мне не слишком по душе рыцарский дух Эклер, я не хочу терять хорошего бойца… и, как бы странно это из моих уст ни прозвучало, товарища.

Я не буду наивно клясться, что не допущу на пути к миру никаких жертв, но по крайней мере смерти по таким дурацким причинам терпеть точно не намерен.

Конечно, я… переживаю за Эклер. Может, она и умелая, но против нее Герой.

— Поскольку его Оружие усилено, я наложу на тебя поддерживающую магию. Откажешься — запрещу сражаться, потому что дуэль выйдет нечестной.

— …Хорошо. Благодарю за стремление к честности поединка.

Я поддержал Эклер Цвайт Аурой.

Будь здесь Садина, мы бы наложили на нее Воплощение громовержца.

Но сейчас мне больше нечего предложить.

Потому что Сакрифайс Ауру… на нее накладывать точно не стоит.

Приняв мое благословение, Эклер указала клинком на Рена!

Тот, правда, снова попытался побежать на Лисию, так что Эклер пришлось перегородить ему путь.

— Это наша вторая битва, Герой Меча Амаки-доно, — она направила острие точно на противника. — Если желаешь сразиться с Иватани-доно или Героем Копья Китамурой-доно, победи сначала меня!

— Пф! Уж кто-кто, а ты мне точно не ровня!

— Тогда закончим же дуэль, так и не завершившуюся в тот раз! Знай же, Герой Меча, мое имя — Эклер Сеавет. Клинком, данным мне королевой, я выправлю твой наивный характер!

Слова Эклер ознаменовали начало битвы.

Глава 18. Вспышка

Мы все отошли на почтительное расстояние и сели смотреть на поединок.

…Один только Мотоясу выглядит так, словно только и ждет удобного случая, чтобы прикончить Рена.

— Мотоясу, не мешай.

— Как скажешь, падре!

Он нам, конечно, помогает… но надо бы и его как-то урезонить.

Впрочем, если он меня слушает, с ним будет попроще, чем с Реном. Правда, есть желание сбежать от него подальше.

Эклер резким выпадом попала в плечо Рена.

Не проткнула, но очко ей засчитать можно.

— Хм, и это все, на что ты способен? Ты стал даже медленнее, чем раньше, — с вызовом бросила Эклер.

Рен вытаращил глаза и сжал Меч еще крепче.

— Я… не проиграю. Я сильней-ший. Ра-ди си-лы я пож-ру все.

Рен заговорил по слогам. Зловещий одноручный меч в его руках… превратился в черный двуручник.

Причем черная аура вокруг оружия стала еще сильнее.

С Эклер точно все будет хорошо?

Я не удивлюсь, если Меч усилился настолько, что уже превосходит мою защиту.

Приглядевшись, я разглядел на оружии несколько украшений.

Гарда гравирована изображением чего-то собакоподобного… лисы? На рукояти видна гравировка в виде свиньи.

При этом я обратил внимание, что после превращения Меча речь Рена изменилась.

Теперь он грозится все «пожирать».

Возможно, в нем пробудилось чревоугодие.

— Я стану сильнейшим! Даже сейчас, в этот самый момент, я становлюсь сильнее. Я обрету силу поистине запредельную, уничтожу вас и сожру ваши очки опыта!

Рен занес Меч и побежал.

Бегает он неуклюже, но быстро.

— Дерья-а-а-а-а! — Рен принялся махать оружием как попало. Даже намека на какой-либо боевой стиль нет.

Эклер то выгибалась, то пригибалась и уверенно избегала клинка.

— Твои атаки монотонны. Сколько бы сил ты в них ни вкладывал, они не одолели бы меня даже в прошлой битве!

Ого… Ну, она права — двигается он быстрее, но так же безыскусно.

Видимо, если провести с мечом столько же времени, сколько Эклер, увернуться от его взмахов будет проще простого.

Мне вспоминается битва Садины и Рафталии.

Садина тоже предугадывала все движения Рафталии и уворачивалась в самый нужный момент.

Видимо, Эклер научилась делать то же самое.

— Кх… да попадайте же! Каждая из моих атак должна сокрушать всё и вся!

По характеристикам Рен бы ее победил.

Но он не может попасть из-за разницы в умениях.

— Почему?! Почему я не могу попасть?!

— Еще бы ты попадал, не вкладывая в атаки никакого усердия. Нападать безыскусно — все равно что не хотеть попасть по цели.

— Замолчи-и-и-и-и-и!

Как бы поступили на ее месте Рафталия или Фиро?

Они не стали бы сдвигаться в последнюю секунду и уповали бы просто на скорость.

Битвы плечом к плечу со мной привели к неизбежному результату — нападать Рафталия научилась куда лучше, чем защищаться.

Во многих битвах она даже не пытается уворачиваться и просто прячется за меня, зная, что я выстою перед любой атакой.

Возможно, нам пора всерьез заняться тренировками.

Спрошу-ка Лисию, однокурсницу Эклер, чтобы лучше понять происходящее.

— Как тебе битва, Лисия?

— Уа? Ну, понимаете, все атаки Героя Меча-самы однообразные. Любой опытный боец с легкостью их избежит.

— Хм…

Ну, тут не поспоришь. Может, Рен и быстрый, но от такого, пожалуй, даже я бы увернулся — настолько примитивны его атаки.

Грубо говоря, у него два приема: взмах вертикальный и взмах горизонтальный. Иногда он изламывает траекторию атаки, но момент излома пропустить невозможно.

Ларк и Грасс намного искуснее него.

Рен по сравнению с ними кажется ребенком с игрушечным мечом.

Проклятие ведь только характеристики усиливает.

Мне даже кажется, что до проклятия Рен еще хоть как-то пытался изгаляться.

— Что же, это все, на что ты способен? Значит, пора бы мне приступить к делу.

— Кх… это еще не все! Я выиграю всухую!

Ничего себе фразочка. Он думает нападать и нападать, не давая противнику нанести ответный удар?

Ах да, помнится, Рен говорил о том, что в его VRMMO щитовики — мертвый класс.

Это как раз потому, что их убивали, не давая никак ответить?

Кажется, он говорил, что в его игре защищались, уворачиваясь… но что-то тут нечисто.

В классических сетевых играх насмешливое отношение к защитным классам в первую очередь проявляется в битвах против других игроков.

Однако и Мотоясу, и Рен, и Ицуки кажутся мне полными дилетантами в деле битв против людей.

Возможно, они действительно играли в такие игры. Но в этом мире другие правила.

В этом я уже уверен.

— Получай! — Рен остервенело опустил Меч.

Как только острие коснулось земли, послышался грохот, а от ног Рена побежало лезвие.

Ух ты, раскалывающая землю атака. Довольно мощная, стало быть.

— Попался!

Эклер в очередной раз попыталась пронзить плечо Рена колющим ударом.

Но раздался лишь стук, острие отскочило.

Похоже, он стал еще крепче.

— Хе-хе-хе… Этот меч обладает сильным эффектом самолечения. Все твои жалкие атаки бессмысленны. Покорись и признай поражение, — Рен злорадно усмехнулся и сверкнул глазами.

Видимо, насмехается над тем, что Эклер не может нанести решающий удар.

Но в объяснения зачем пустился?

У меня вон прошлый доспех тоже с эффектом самолечения был, и что теперь?

— Хм… Может, ты и мягче Иватани-доно, но хочешь сказать, что любая рана мгновенно заживет? Неприятно, — пробормотала Эклер, глядя на острие своего клинка.

Она еще даже не вспотела. Видимо, пока уверена в своих силах.

— Смирись с поражением и стань очками опыта! Сила Ракшасы: Меч Метеора!

Опять?!

Но поскольку меч двуручный, навык сработал иначе. Во все стороны разлетелись черные звезды.

Когда Эклер уворачивалась от них, ее фигура на мгновения расплывалась в воздухе.

— Э-это же одна из защитных техник стиля непобедимых адаптаций, Марево!

…Ага. Здесь уровень пафоса тоже не изменился.

— Лисия, прекрати отыгрывать комментатора. Я в этом настолько не разбираюсь, что мне даже не пришло в голову спросить «что это было?!»

— Наофуми-сама… может, вы и правы, но умения Лисии-сан и Эклер-сан подталкивают к мысли о том, что нам с вами тоже следует тренироваться, не так ли?

Дело говоришь, Рафталия.

У меня такое чувство, что я им уже уступаю.

Хотя совсем недавно такого еще не было.

— Пожалуй… Кажется, пора всерьез браться за тренировки.

Если их стиль учит так двигаться, на его изучение стоит бросить все силы.

Конечно, я помню, что из-за Геройского Оружия толком его освоить не выйдет, но вреда от изучения точно не будет.

Пожить, что ли, в горах, чтобы потом выживать проще было?

— Это еще не конец! Чейн Байнд!

— Хмпф!

Рен призвал цепи и метнул их в Эклер, но та несколькими взмахами меча разрубила призванный металл.

— Что?!

— Значит, Точка действительно способна легко уничтожить как крепкие цепи, так и вражескую защиту.

— Это не конец! Познай силу моих сильнейших навыков! Хайд Сорд!

Фигура Рена растворилась во тьму.

У тебя совсем фантазия в отношении атак кончилась? Куда подевались Громовой Меч, Хандред Сорд и так далее?

Если не будешь экспериментировать со своим богатым арсеналом, никогда Эклер не победишь.

— Слабо. Ци не может уследить за исчезновением Рафталии, но за твоим…

Эклер взмахнула клинком горизонтально.

И этого хватило, чтобы развеять навык Рена и вытащить его из невидимости.

Ого… впечатляет.

— Мнение Эклер мы услышали, а ты что скажешь, Рафталия?

— Ну… это ведь главное, на что я способна.

Ну да, не очень приятно, когда твой конек оказывается слабоват.

Мне, например, стало бы неприятно, если бы противник пробил мою защиту.

— Теперь твой черед отразить мою атаку.

Эклер пригнулась, затем метнулась к Рену и выбросила клинок вперед.

Рен решил, что защищаться не надо… А, нет, все-таки отпрыгнул.

— Бесполезно.

Однако Эклер все равно догнала его.

— Фор Кросс!

Сверкающий клинок быстро высек крест.

Эклер называет такие приемы техниками магического меча. Они не относятся ни к навыкам, ни к заклинаниям.

Конкретно этот прием она уже применяла в прошлой битве.

— Фх…

Атака Эклер попала точно в цель.

Я увидел, как нечто светящееся словно прошло сквозь Рена.

Однако раны затянулись мгновенно. Рен стоял как ни в чем не бывало и ухмылялся.

— Весьма неплохо, тебе все-таки удалось меня ударить. Пожалуй, придется сражаться чуточку серьезнее.

…Что за чушь он несет?

Пытается сказать, что только делал вид, будто проигрывал по всем фронтам?

Не смеши. Это мы бы тебя одним махом прихлопнули, если бы воевали всерьез.

Кстати, его самого Серия разве не проклинает?

Во всяком случае, двигается он как обычно.

Спрашивать у него не хочу, а то еще ответит «на меня проклятие не действует — более того, именно оно придает мне сил!»

— Что за вздор? Неужели ты настолько не уважаешь противника, что даже в настоящей битве не сражаешься в полную силу? Довольно отыгрывать невозмутимость, глупец!

Эх… опять Рен разозлил Эклер.

Они друг другу прямо прирожденные враги.

Ну да ладно. Как я понимаю, Эклер разглядела, что Рен блефует.

Хоть он и быстрый, но его движения все равно предсказуемы. Поэтому от скорости никакого проку нет.

Но и у Эклер не все так радужно. Ей не хватает сил.

Фирменная Бабулькина техника пропорциональной атаки хорошо работает только против чрезвычайно бронированных целей вроде меня.

Безусловно, Эклер прекрасно владеет клинком, но против зараженного Проклятием Героя мало что может.

Вообще, все ее новые умения какие-то странные. Их словно придумывали специально для битв против Героя Щита.

Я не знаю, откуда произошел стиль непобедимых адаптаций, но если он родом из Мелромарка, вполне возможно, что его задумывали для победы над Героем Щита, примкнувшего к враждебной стране.

— Мои атаки пожирают все, даже твои очки опыта!

— Но от них нет никакого толка, поскольку ты не попадаешь!

Что-то битва зашла в тупик.

Рен не может попасть, Эклер не может пробить.

Если бой затянется, преимущество перейдет к Рену.

Хотя пока он не попадает, его атаки не ослабевают.

Пока что я вижу, что у Рена есть все шансы победить.

— Ты там как, Эклер? Не проиграешь из-за того, что так и не сможешь ничего сделать?

— Дайте время, Иватани-доно! Еще немного, и я выведу Героя Меча на чистую воду!

На чистую воду… Видать, есть в мире вещи, которые не понять человеку со Щитом.

Стоило погрузиться в мысли, как Эклер обратилась к Рену:

— Итак, Герой Меча. Расскажи, какова твоя цель? У Иватани-доно, к слову, вернуться в свой родной мир.

— Не надо меня упоминать!

Он ведь вспомнит, что пытается стать сильнейшим, и снова нападет на меня!

Во дает… Хм? Кажется, Рен колеблется.

Да ладно? Неужели она нашла, за что зацепиться?

— Я… я…

— Назови цель. Ради чего ты пытаешься стать сильнее?!

Ну-ка, ты сейчас напрашиваешься на какой-нибудь дурацкий ответ.

У Рена сейчас взгляд безумца, он уже ни о чем не думает.

— Я не выдержу, если не стану сильнейшим! Во всем мире, во все времена, во всех параллельных измерениях не будет никого сильнее меня! Так клянется моя алчность и пожирающее очки опыта чревоугодие! — выпалил Рен, черная аура вокруг него стала еще гуще.

Что он задумал?

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — быть сожранным заживо во имя бога! Разложись во гнили, которую я призываю, жертвуя силой самой земли!» Стронг Диклайн!

Рен крепко сжал кулаки. Из его тела вылетели какие-то огоньки и ушли под ноги.

Земля вокруг задрожала, а под ногами Эклер вовсе раскололась.

А-а, так это какая-то разновидность недавней атаки? Правда, с текстом на манер Блад Сакрифайса.

Внутри разлома появились клыки и попытались вцепиться в Эклер.

— От твоей атаки слишком легко увернуться! Иватани-доно бы попал!

— Хватит сравнивать его со мной! Не забывай, он хочет меня убить!

— Наофуми-сама, давайте вы посмотрите молча?

— Но…

— Еще раз, не волнуйтесь. Мне кажется, все кончится благополучно. Верьте в Эклер-сан.

Ты уверена? Это какое-то чутье людей, искушенных в военном ремесле?

Ну ладно, если уж Рафталия настаивает, так и быть, поверю.

Эклер тем временем успешно увернулась.

Эта атака — ну прямо копия Блад Сакрифайса.

А… хотя, не совсем.

Из земли выскочили какие-то странные штуки, испускающие серые миазмы.

Выглядят они так же мерзко, как и та золотая статуя.

От этих клуб наверняка даже мне бы плохо стало.

Эклер они, впрочем не задели. Сдается мне, этот навык действует по принципу Блад Сакрифайса — если противник увернулся, расплатиться все равно придется.

Скажем, если бы я в тот раз неправильно оценил ситуацию и промахнулся, финал вышел бы плачевным.

Да уж. Сделаю мысленную заметку — если уж использовать, то только будучи в полной уверенности, что не промахнешься.

Я глубоко проникся помощью королевы. Это она держала Архиепископа на месте, чтобы я смог попасть.

— У-уа-а-а-а… что это такое?!

— Понятия не имею. Но лучше это не трогать.

Мы достаточно далеко, чтобы быть в безопасности, но земля перед нами превращается в жижу.

Зона поражения обрастает грибами и плесенью и источает жуткий смрад.

А затем из гнилой земли… уже больше похожей на пруд, вылезло нечто, похожее на чудовищную муху.

Прямо выставка прóклятых навыков.

Похоже, муха тоже нацелилась на Эклер.

Наконец, она решилась и набросилась.

— Целься лучше. И нападай решительнее. Решающая атака Иватани-доно потому и вышла внушительной, что он вложил в нее чувства Ост-доно и бил наверняка. Именно его решимость я считаю истинной силой.

Эклер попросту… перепрыгнула едкую муху и приземлилась прямо перед Реном.

Муха еще какое-то время бесцельно летела вперед, затем наконец распалась и исчезла.

И что-то мне кажется… на ее пути землю заразило особенно сильно.

Вот хочет Рен как можно сильнее нагадить, да?

— Что же, спрошу еще раз. Что ты хочешь сделать после того, как станешь сильнейшим?

— После… того?!

— Именно. Допустим, ты стал сильнейшим или к чему ты там стремишься. На что ты пустишь эту силу?

— Кх…

Рен не может ответить.

Так вот оно что. Вот почему алчность Рена такая слабая.

Я-то думал у него просто цель и средство поменялись местами.

А оказалось, цели у него… и у его алчности попросту нет.

Возможно, как раз поэтому у меня алчность не пробудилась.

Я зарабатывал, потому что хотел денег.

Но деньгами я интересовался исключительно как средством выживания в этом мире, не более.

Я все равно собираюсь вернуться домой, все мои деньги превратятся в благодарность Рафталии за оказанную помощь.

Конечно, на самом деле я был бы не против пожить в роскоши, но появись у меня деньги на сладкую жизнь, я бы потратил их на экипировку и строительство.

С чревоугодием та же история.

Я полагаю, оно развилось у него как ответвление стремления стать сильнее, но, опять же, пожирание вражеского опыта занятие само по себе бесцельное.

«Буду сытым, как стану сильнейшим». Ерундовое какое-то чревоугодие, прямо «буду сытым, как наемся».

Ему далеко до настоящего чревоугодия, до невыносимого бесконечного голода, который не способна утолить никакая пища.

Мое проклятие — гнев.

Во мне живет сводящая с ума ярость, направленная против несправедливости.

Если точнее, она направлена против всего этого мира в целом и Ссуки в частности.

Мне хочется верить, что гнев уляжется, как только я вернусь в свой мир… но сдается мне, что я и в реальности буду злиться безо всяких причин. Придется терпеть и сдерживать себя.

Хороший вопрос — что причиняет больше страданий: нескончаемая всепоглощающая злоба или несбыточное желание стать сильнейшим?

…Возможно, в последнее время мне легче сдерживать гнев, потому что Ссуке и Подонку я в той или иной степени отомстил. А возможно, перепады чувств уже превратились в часть характера.

— Я… Когда я стану сильнейшим, я… с-спасу мир!

— Не отвечай мне словами задания, которое возложили на тебя другие! Они звучат как отговорка! — отмахнулась Эклер от ответа Рена.

Еще бы — у него так глаза бегали, пока отвечал.

— Если ты ни в какую не желаешь признавать, чего именно хочешь, за тебя выскажусь я.

— Что?!

Рен не на шутку опешил.

— Ты не хочешь стать сильнее, — назидательным тоном заявила Эклер. — Ты просто хочешь вернуть все, что потерял!

— У…

— Ты хочешь вернуть товарищей, людей, доверие и все прочее, что потерял в порыве безрассудства. Поэтому стремишься к той силе, которую видишь и понимаешь — к званию сильнейшего!

— З-заткнись!

— Но ни боги, ни даже Герои, будь они богами во плоти, не могут того, что желаешь ты. Так действительно ли тебе нужно стремиться стать сильнейшим?!

— ЗАТКНИ-И-И-И-И-ИСЬ!!!

Рен изо всех сил замахнулся мечом на Эклер.

Может, пора вмешаться?

Я уже шагнул было вперед, но Эклер вытянула руку в сторону, словно приказывая не встревать.

А затем в последнюю секунду изящно увернулась от атаки Рена.

…Впечатляет.

— На самом деле ты все понимаешь. Ты знаешь, что сейчас не время бездельничать и загнивать!

— Молчи, молчи-и-и-и-и-и! Не смей мне указыва-а-а-а-а-ать!

Рен не остановился и вновь накинулся на Эклер.

— Я отвечу тебе клинком за всех павших, но веривших в тебя до самого конца товарищей! — Эклер подняла меч на уровень груди, затем выбросила в Рена. — Техника стиля непобедимых адаптаций! Многослойное сокрушение!

В Рена попала целая комбинация ударов Эклер.

Я чувствую течение Маны… или это Ци? Я в этом плохо разбираюсь.

Еще я вижу какие-то спецэффекты. Пожалуй, все-таки Ци.

Изнутри Рена начал раздуваться светящийся шар.

Такое чувство, будто атака Эклер уничтожает его изнутри.

Похоже, это фирменная Бабулькина техника пропорциональной атаки. Во всяком случае похожа на ту, что она на мне показывала.

Если пропустить атаку такой силы, да еще и пропорциональную, мало не покажется.

У меня, как у особенно уязвимого к пропорциональным ударам, холодок по спине пробежал.



— Гха!

— Ты слаб, Герой Меча. Поэтому ты должен признать свою слабость, чтобы стать сильнее, — объявила Эклер и зачехлила меч. — Ты не вернешь того, что потерял. Ты должен жить и сражаться за тех, кто пал. Я готова помочь, чем могу.

Красуется Эклер здорово, хотя на деле практически не нанесла Рену урона.

Он, как ни крути, все-таки Герой, к тому же с двумя активными Проклятыми Сериями.

Для Эклер бой выдался довольно напряженным.

Любая атака Рена могла ее располовинить.

— У… гха…

И тут Рен упал в обморок.

О-о, ну прямо как в аниме. Хотя, казалось бы, силы у него еще были.

— От грехов не сбежишь. Ради твоих павших товарищей я буду вставать на твоем пути каждый раз, как надумаешь убежать.

— У…

Рен хоть и лежит, но истекает слезами.

Но в остальном не двигается. Все-таки без сознания?

Огромный меч вновь принял обычный облик, ничуть не грозный.

Наконец, Эклер обернулась.

— Вижу, психологические атаки и у тебя неплохо получаются, — сказал я.

Осыпать похвалой не в моем стиле.

Вроде выразился вполне безобидно.

— Как вы ужасно выражаетесь… — со вздохом откликнулась Эклер.

Ну а что? Не физически же ты его сразила.

— Вы испортили нам всю сцену трогательного примирения после разговора на клинках, Наофуми-сама, — с прищуром заявила Рафталия.

— Правда?

Но ведь серьезно, она его психологическим ударом победила.

— О-о-о, а вы молодцы, и-хи-хи!

И тут… в самый неподходящий момент из ниоткуда появилась сбежавшая парочка.

Что вы тут делаете?!

Вы по законам жанра не должны были вернуться! Бежали бы себе!

— Только начали убегать, а тут глядь! дым какой-то пошел. Смотрим — а это еще Герои.

— Кх…

Плохо дело. Рен и Мотоясу намного слабее меня.

Рен к тому же в обмороке и сражаться не может.

— Это еще кто?

Мотоясу почему-то застыл истуканом. Никак не догоняет, что за типы вдруг появились рядом с Реном и Эклер.

— Судя по силе и скорости навыков в недавней битве… он гораздо слабее Героя Щита.

— Да, такую возможность нельзя упускать. Давай быстренько прикончим.

— Не позволю! — Эклер вскинула клинок и встала перед ними, защищая Рена.

Я и сам не собираюсь допустить, чтобы Рена и Мотоясу просто так прикончили. Мне же потом работы больше будет.

— Сдохните, Священные!

Коротышка начал читать заклинание, а здоровяк зашагал вперед, размахивая кусаригамой.

— Вы не посмеете!

— Стоять!

— Надеюсь, успею!

Мы с Рафталией бросились наперерез, а Лисия метнула нож с привязанной веревкой, надеясь задержать противников.

Может, поддержать ее Аттак Саппортом?

Чтобы применить Эрст Шилд, надо подбежать немного ближе.

Здоровяк тем временем уверенно приближался к лежащему Рену.

У Эклер не хватит сил остановить его.

— Кх… Я еще не до конца освоила этот прием, но выхода нет!

Эклер пригнулась и встала в стойку для какой-то техники.

Что она задумала?

— Иватани-доно, после этой атаки я не смогу сражаться, но время выиграю. Спасите Героя Меча!

— Как скажешь!

Видимо, у нее еще остался какой-то козырь.

И теперь Эклер хочет выиграть немного времени, чтобы я успел защитить Рена.

— Я тоже помогу! Тайная… — Лисия тоже сосредоточилась.

Хотел бы я сказать ей, что козыри надо пускать в дело раньше, но сейчас не до разговоров.

— Это твои враги, падре? Я им покажу! — Мотоясу выскочил вперед и встал рядом с Эклер.

— Беги, Мотоясу! Тебе с ними не справиться!

Да, он старательный, но сейчас его неосмотрительные действия могут нам сильно навредить.

Вот что мне делать, если Мотоясу убьют?!

— …техника стиля непобедимых адаптаций…

— Победа за нами!

Ухмыляющийся здоровяк замахнулся кусаригамой на Мотоясу и Рена одновременно с тем, как коротышка призвал в небо метеорит.

Надеюсь, Эклер и Лисия успеют!

Я бежал и на ходу фокусировал разум, чтобы как можно скорее поддержать Рафталию и остальных заклинаниями.

Ура! Я успел подбежать достаточно близко, чтобы защитить бедолаг.

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! — призвал я по щиту рядом с Реном и Мотоясу.

Надеюсь, хоть немного времени выиграл.

— Получай же! — Мотоясу выбросил копье сбоку от щита в сторону здоровяка.

Да не достанешь ты его, вокруг него загадочный барьер!

Будь у тебя хоть трижды проклятое оружие, ни у тебя, ни у Рена не хватит сил, чтобы…

По воздуху разошелся резкий звук лопающейся преграды.

Мне он показался значительно громче похожего звука, раздавшегося после многочисленных усилий Фиро и Лисии.

— Гха?!

Копье Мотоясу… с легкостью прошло сквозь барьер и без труда пронзило грудь здоровяка.

Проткнув противника насквозь, Мотоясу принялся размахивать им вместе с копьем, словно какой-то игрушкой.

— Что. За? — изумился даже коротышка, не говоря уж о здоровяке.

— У… гх… прекрати, черт тебя побери! — вращающийся здоровяк отчаянно пытался вытащить из себя Копье.

— Кажется, падает метеорит. Но ты можешь не напрягаться, падре, — Мотоясу посмотрел в небо на падающую глыбу. — …Сколько еще ты будешь цепляться за Копье? Не мешай! — крикнул он мужчине, которого сам же проткнул, смеряя презрительным взглядом.

— К-кончай нести бред! Гхо… — с трудом выдавил из себя раненый здоровяк.

Из его рта выплеснулось немного крови. Кажется, еще немного, и он сумеет вытащить Копье.

— Как я понимаю, вы враги падре. А врагов! Ждет! Смерть! — Мотоясу крепче сжал Копье. — Бёрст Ланс!

Наконечник Копья засветился красным.

— Что за-А-А-А-А-А-А-А!!! — проткнутый здоровяк заорал и предпринял еще одну попытку соскочить, но…

Раздался оглушительный грохот. Эпицентром взрыва оказался наконечник Копья.

— ГА-А-А-А…

На наших глазах здоровяка на Копье Мотоясу разорвало.

К счастью, обошлось без дождя из ошметков. Взрыв его попросту распылил.

— Ч-ч… что это за шутки?! — изумленно воскликнул коротышка.

Однако затем, видимо, тут же пришел в себя и мерзко ухмыльнулся.

— И-хи-хи-хи… вот уж не думал, что вы его убьете. Придется заморочиться с воскрешением.

У него напарник умер, а он улыбается… Видимо, действительно думает, что играет.

Характер хуже чем у Рена.

— Портальный Свет… кажется, не работает. Вот незадача.

— Ты следующий, — бросил Мотоясу.

— Ну попробуй, если сможешь!

Коротышка выхватил шамшир и выставил перед собой, готовясь встретить любой удар. Но когда он уже собирался побежать на Мотоясу… тот вдруг оказался у него перед носом.

Когда успел?!

Он по моим меркам слишком быстр, хотя надо сделать скидку на то, что из-за проклятия мои не связанные с защитой характеристики уполовинились.

— Н-Наофуми-сама?! Вам не кажется, что Героя Копья…

— Герой Копья-доно?!

— Уа-а-а-а…

Мотоясу, только что хладнокровно разорвавший человека в клочья, смотрел глазами безумца.

Так вот оно что. Мотоясу тоже пробудил Проклятую Серию.

Из-за неожиданного послушания Мотоясу я и забыл о том, что ему тоже психику перекосило.

— Ора-а!

— Слишком медленно! Умри, враг падре!

Мотоясу взмахнул Копьем горизонтально. Одним ударом он разрубил шамшир коротышки… и отрубил тому голову.

— Что за…

Выплеснувшаяся кровь обагрила Мотоясу.

Мотоясу всегда любил одеваться в красное, но теперь его одежда начала пропитываться кровавыми оттенками.

Он прикончил двух, как мне казалось, опаснейших противников с такой легкостью и скоростью, что я не знал, что и говорить.

— Мотоясу… ты… Откуда у тебя эта сила?

— Ты сказал абсолютную правду, падре.

— То есть, ты усилился способами, о которых я тебе говорил?

Мотоясу утвердительно кивнул.

Получается, прямо сейчас он использует методы всех Четырех Героев.

И поверх них усилен Проклятием.

Сдается мне, у него Копье четвертого уровня, как и мой Гневный Щит. А то и пятого.

Гневный Щит сильно помог мне в битвах против Лингуя и Кё.

Он очень крепкий и дает кучу прибавок. Интересно, как у Копья?

То, что бьет оно с поистине ужасной силой, я уже понял… В общем, прямо сейчас Мотоясу обладает чудовищными умениями.

У него далеко не та абы как развитая сила, которой пользовался Рен.

Союзник из него отличный, ничего не скажу.

Да уж, впечатляет. Мы в бою против них столько мучались, а он… расправился с ними быстро и жестоко.

— Я победил всех врагов.

— Это да.

Мы этой схватки не ожидали, но благодаря Мотоясу все же сумели защитить Рена.

Я все еще не пришел в себя от неожиданной развязки, но прямо сейчас нужно заняться Героем Меча.

— Давайте увезем отсюда Рена.

— Согласна, — Эклер покосилась на труп коротышки, затем помогла мне поднять Рена.

— Нужно положить его на повозку и отвезти в деревню.

— Хорошо. Если я правильно помню, повозка осталась рядом с логовом разбойников, — согласилась Эклер.

— Есть. Надо только позвать Фиро, — напомнила Рафталия.

— Интересно, куда она вместе с Раф-тян сбежала.

— Уа-а-а-а… что-о-о вообще произошло?

Только сейчас Лисия огляделась по сторонам и начала кричать.

Я тоже решил осмотреться.

Труп отдельно от головы, прогнившая земля… Да уж, чтобы все это побоище пересказать, пары слов не хватит.

Кстати, труп до сих пор не превратился в свет и не растаял.

Может, в этом что-то есть?

Хочется верить, мы разгадали секрет борьбы с воскрешающимися врагами…

— Так, Мотоясу. Ты идешь с на…

Когда я повернулся в сторону Мотоясу, тот уже куда-то подевался.

Тут я услышал какой-то писк и повернул голову.

Я увидел, что Мотоясу отошел в сторону и начал свистеть.


— Мотоясу! — попытался окликнуть я его.

— Что же. До скорого, падре, — ответил тот, обернувшись. — Когда дело сделано, герою следует уйти!

— Куда собрался?! А ну стоять!

У тебя в руках проклятое Оружие. Я не могу тебя так просто отпустить!

Не знаю, чем ты расплачиваешься за свою силу, но хорошего от нее не жди, это точно!

Но не успел я хоть что-то сказать… как сзади к Мотоясу что-то на огромной скорости подъехало…

Это… повозка Фиро?..

— А-а! Моя повозка-а!

О? А вот и сама Фиро бежит.

— Гва!

В повозку впряжены… э-э-э…

Три Филориала… красный, синий и зеленый.

— Засим откланиваюсь!

Мотоясу зацепился на борт несущейся повозки, словно человек, прыгающий на отходящий поезд, и уехал.

— Фиро-тан! Падре! Если попадете в беду, я всегда приду на помощь!

— Верни мою повозку-у!

Фиро разозлилась, надула щеки и побежала в погоню за Мотоясу.

Эх… ну, я ее понимаю. Сам бы разозлился, если бы кто-то присвоил мою вещь.

— Рафу!

Когда Фиро пробегала мимо меня, Раф-тян спрыгнула с нее мне на плечо.

— С возвращением, Раф-тян.

Непросто тебе, наверное, пришлось. Фиро взяла и увезла неизвестно куда.

Поскольку Мотоясу преследует Фиро, если ей повезет, она сможет его поймать.

Хотя, с учетом его нынешнего состояния, вряд ли.

— Раф! Раф-раф!

Раф-тян… залезла ко мне на голову и начала тыкать пальцем в воздух, словно как в тот раз, когда из Кё вылетела душа. Тут я и сам с трудом, но смог эти самые души разглядеть.

— А? Так вы нас видите, Герой Щита? И-хи-хи.

— Ого… впрочем, неважно. В этот раз мы проиграли, но в следующий прикончим вас всех! Вы поплатитесь за то, что сделали с нами.

Хм?..

Ну надо же… Кажется, я знаю, что с ними сделать.

— Сэйн. Кажется, я вижу там их души.

— Ясно… Души восст~~~~ ~~~~.

Все-таки шум никак не дает понять, что она пытается сказать.

Однако! Я и без нее знаю атаку, которая сейчас придется очень кстати.

Я поступлю с ними… точно так же, как поступил с Кё.

— Рафталия… Разруби эти души Призрачным Клинком.

— Е… есть!

— Ч-что?!

Голоса противников вздрогнули.

Наверняка они надеялись, что до их душ мы не доберемся, но не тут-то было.

Жалеть врагов, пытающихся истребить Героев, я не собираюсь.

Если их отпустить, однажды они вернутся и отомстят.

Лучше с ними разобраться, пока есть возможность.

А если убьем — что ж, нам же лучше. Будем наверняка знать, как бороться с воскрешением.

Мне только одно непонятно — обычно в онлайн играх воскрешаешься на точке сохранения, так?

Почему же они остались здесь?

И тут до меня дошло, что на самом деле происходит.

Это ведь из-за Мотоясу и Рена вокруг творится всякая чертовщина.

Может, их души остались здесь по той же причине, по которой не работают порталы?

— Хи?! Н-не подходите!

— В-вот-вот! Если вы нас отпустите, мы в качестве одолжения…

— Увы, тем, кто дает такие обещания, я не доверяю. Добей их, Рафталия.

— Есть. Призрачный Клинок: Душегуб!

Рафталия выхватила катану, открывшуюся благодаря останкам Пожирателя Душ, и разрезала ей воздух там, где я показал.

— ГА-А-А-А-А-А-А-А!

Парочка душ встретилась с Душегубом, превратилась в туман и развеялась.

Если они и после этого воскреснут, я удивлюсь.

Мы еще какое-то время смотрели на труп, но в свет он так и не превратился.

Теперь-то они… точно померли?

— …Вы смогли победить ~~~~? ~~~~ ~~~~ метод, — с облегчением выговорила Сэйн испорченные шумом слова.

Я не понял, что она пыталась сказать, но уловил ее чувства.

Мы одолели противников, упрямо оживающих несмотря ни на что.

Поэтому она испытала облегчение.

— Нам все-таки пришлось оборвать чью-то жизнь. Неприятно вышло, — пробормотала Рафталия, зачехляя Катану.

— Что поделать, эти ребята считали, что их мир самый сильный. Они не похожи на Грасс и ее товарищей, которых подгоняло чувство долга. Можешь их не жалеть.

Мне показалось, договориться с ними все равно не выйдет. Они напомнили мне разновидность людей, которых часто называют инфантилами.

Даже смертельные поединки для них — просто игра.

Они так спокойно разговаривают с противниками по ходу боя, поскольку знают, что смерть им нипочем.

Но мы не можем сражаться, пока у нас одна жизнь, а у противника бесконечно много.

Конечно, мне бы хотелось допросить их о том, с чего вдруг на нас свалилось столько передряг… Но пока лучше просто порадуюсь победе.

— Возможно, у них есть и другие союзники. Возвращаемся и смотрим в оба. Бдительности не терять.

— Так точно.

Мы дождались Фиро и все вместе вернулись в деревню.

Кстати, о ней. Она еще долго гонялась за Мотоясу, но в конечном счете выдохлась.

Во дела… Одни хлопоты с этим Мотоясу.

Впрочем, хочется верить, что раз теперь он мне помогает, то все-таки встал на путь исправления.

Да и сейчас он настолько силен, что его вряд ли кто-нибудь прикончит.

Эпилог. Примирение с Героем Меча

Мы привезли Рена в деревню еще до того, как он пришел в сознание.

— У… м… где я?..

— Очнулся? Ты в деревне, которой управляю я. Ты разорял земли, принадлежащие моему региону.

— П-понятно…

Проснувшись, Рен вел себя тихо и смотрел на нас с Эклер извиняющимся взглядом.

Рафталия не сводила с меня глаз и следила, чтобы я ничего не натворил.

Кстати, Фоур поправился сразу, как убежал Мотоясу.

— Эх ты… опустился до того, чтобы стать разбойником… кто ж так поступает?

— Виноват… — Рен смиренно согласился с моими доводами.

Кажется, лекция Эклер пошла ему на пользу.

— Для начала рассказывай, где прячется Ссука.

— …Прости, не знаю.

— Не рассказывай мне тут. Ты ведь с ее подачи стал разбойником?

— Нет, я… стал им сам.

Рен принялся рассказывать.

Оказывается, сразу после их с Ссукой бегства та привела его в город и сказала, что хочет кое с кем познакомить. Шли они недолго, телепортировались почти куда надо.

Там Рена представили одному мужчине.

Лицо показалось ему знакомым, но Рен так и не вспомнил, кто он.

Мужчина достал меч и предложил Рену сразиться.

— Хорошо. Потренируемся.

Рен немного поборолся с мужчиной… который затем начал разговаривать с Ссукой.

— Если честно… надежды на него ~~~~. Лучше уж ~~~~.

— Понятно. Тогда ~~~~.

— Но он ведь ~~~~?

— Это да. ~~~~ очень упрямый, эксплуатировать его ~~~~.

Рену не понравилось, что на него так пристально смотрят, но он верил Ссуке, так что когда та ему улыбнулась, он решил не обращать внимания.

— Что же, Рен-сама, вы ведь наверняка устали? Давайте снимем комнату в гостинице.

Ссука привела Рена в довольно дорогой отель.

— На самом деле мы уже долгое время мечтаем путешествовать с вами, Рен-сама.

— Да, именно! Вы всегда нравились нам больше, чем Герой Копья.

— П-правда? Тогда я спасу мир ради вас.

Рен снова наполнился решимостью сражаться, узнав, что кто-то в него поверил.

Его достал ополчившийся на него мир, и он уже надеялся, что будет защищать тех, кто верит…

…Аккурат до следующего утра, когда обнаружил, что у него украли все кроме Меча.

Вместо этого на столе он нашел записку.

— Вот эту, — протянул Рен бумажку.

Он ее на память сохранил?

Судя по ее состоянию, он ее уже успел смять, но прочитать все равно можно:

— Хм-м… «От тебя самого толку никакого, так что мы забрали все, что хоть как-то может пригодится. Спасибо, что спас от Щита и Копья, но если честно, твои внешность и характер не в моем вкусе. Если убьешь Щита — полюблю. Но тебе, скорее всего, всей жизни на это не хватит. О-хо-хо-хо».

Как же бесит… я сам не заметил, как порвал записку.

Чертова Ссука! До чего же она безнадежная!

И шустрая, всего за одну ночь в Рене разочаровалась.

Или она с самого начала с ним заискивала исключительно ради денег и экипировки?

Думаю, просто решила, что долго Рена водить вокруг пальца не получится.

— И тогда со мной, кажется, что-то случилось… перед глазами потемнело и появилось то, что ты называл Проклятой Серией.

Человек, которому он доверился, сразу же предал его. Понимаю.

Если бы Рафталия предала меня на следующий день после того, как я проникся к ней доверием, у меня бы Щит Гнева тут же эволюционировал.

— А потом… все пошло под откос. Выйдя из гостиницы, я побрел искать ценности… Я хотел украсть все, что получится, и нацепил маску, чтобы никто меня не узнал…

Затем он случайно напал на повозку разбойников, объявил их подручными и стал главарем шайки.

Очень простая и понятная история.

— Наофуми… я сам понимаю, что пытаюсь легко отделаться, но прошу прощения за все, что натворил.

— Прощение и так далее — это все ерунда, я тебя искал, чтобы взять под защиту. Если больше так делать не будешь — так и быть, закрою глаза, но ты, главное, слушай меня и становись сильнее.

Похоже, в нашем мире затаились люди, пытающиеся убить Священных Героев.

Если учесть, что нам предстоит, все Священные должны стать хоть немного сильнее.

По крайней мере я хочу усилить Рена, который вроде как должен быть сильнее меня.

— Ладно. Я постараюсь сделать все, что ты говоришь, и стать сильнее.

Хладнокровное воплощение гордости по имени Рен кланяется мне и извиняется.

…Видимо, и правда раскаивается.

Он так старается, что я все больше склоняюсь к тому, чтобы действительно его простить. Может, я слишком мягок?

— Я честно не думал, что Ссука — настолько ужасный человек. Смутно подозревал, не более. Она… была добра ко мне, поэтому я доверился и тем самым совершил непростительную глупость. Возможно, это был наш последний шанс поймать ее!..

Под конец Рен так распалился, что уже не стеснялся в выражениях.

Ну, она ведь его подставила. Я ненавижу ее так же, как и он.

Так что, в этом плане я ему сочувствую.

Можно сказать, у нас с ним появился общий враг.

— Ну, что поделать, она омерзительно хороша собой и прекрасно умеет проливать крокодильи слезы.

— Оскорбляете бывшую принцессу? Впрочем, я вас понимаю… — пробурчала Эклер и почесала затылок.

Вот только куда Ссука подевалась?

Как я понял из рассказа Рена, у нее есть сообщник.

Некто, кого Рен видел… как-то раньше контактировал?

Кто бы это мог быть?

Понятия не имею. Пожалуй, если мы хотим снова отыскать Ссуку, нужно думать про Ицуки.

Ссука уже обработала меня, Мотоясу и Рена. Скорее всего, затем примется за Ицуки.

Не знаю, что она задумала, но вряд ли что-то хорошее.

Одни неприятности в последнее время.

Еще может быть, что остались и другие типы вроде тех, которых прикончил Мотоясу.

— Значит, так.

Наконец, надо подумать над тем, как сделать Рена сильнее.

Он вроде как раскаивается. Неплохо бы привлечь его на нашу сторону.

На самом ведь деле Герои должны сражаться дружно, как Кидзуна, Грасс и их товарищи.

— Первым делом надо разобраться, как на тебе сказалось постоянное использование Проклятой Серии. А в остальном… слушай меня и становись сильнее. Ничего сложного там нет.

— Хорошо, Наофуми… прости, что сажусь тебе на шею.

— Не бери в голову. Мне достаточно и того, что вы станете сильнее. Пойми, в каком мы положении находимся.

— Ладно.

Я могу только защищать, атаковать приходится спутникам.

В бою мы хороши исключительно потому, что Рафталии повезло оказаться избранной Клановой Катаной.

Таким образом, за нападение должны отвечать остальные Священные Герои. Если Рен действительно станет сильнее и примкнет ко мне, он наверняка превратится в ценнейшего союзника.

— Я… посмотрю в глаза правде. Теперь я хочу сражаться, чтобы здесь воцарился мир, к которому стремились мои покойные спутники: Верт, Бактер, Терезия и Фари.

Наконец-то Рен начал меня слушаться.

Конечно, у меня все еще остаются опасения, но теперь хоть виден свет в конце тоннеля.

— Пожалуйста, Герой Меча-сама, не надо так убиваться. Вы не одни… здесь я, Эклер-сан и многие мои односельчане, — попыталась утешить его Рафталия. Видимо, решимость Рена оказалась ей близка.

— Спасибо, — тот кивнул в ответ.

— Герой Меча Амаки-доно, — Эклер шагнула к Рену.

Тот перевел взгляд.

— Что?

— Ты понял, что я тебе сказала?

— Да… Спасибо… что остановила меня.

— Хорошо. Я помогу всем, чем смогу. Ты согласен сражаться плечом к плечу?

Рен закрыл глаза и, наконец, кивнул.

— Возможно, я доставлю вам немало хлопот. Прошу, остановите меня, если я пойду по неверному пути.

— Так точно. Я буду вставать на твоем пути каждый раз, когда ты будешь оступаться, Амаки-доно.

— Спасибо. Э-э… и кстати, Эклер. Можешь называть меня по имени? — спросил Рен, протягивая руку.

— Рен-доно?

— Нет, без суффикса. Пожалуйста, научи меня сражаться.

— Хорошо, Рен. Но тренировки будут суровыми.

— Уж надеюсь.

Рен пожал Эклер руку в обстановке, норовящей вызвать скупую мужскую слезу.



— Вы опять думаете что-то неприличное, Наофуми-сама?

— Похоже, намечается крепкая мужская дружба.

— Эклер-сан женщина!

— Иватани-доно… ну вы даете.

— Наофуми, — обратился ко мне Рен, закончив смотреть Эклер в глаза.

— Чего?

— Прости, что не верил тебе.

…Проехали ведь уже? Ладно, пусть.

Конечно, я не собираюсь пускаться во взаимное вылизывание нанесенных Ссукой ран, но посочувствовать могу.

Рен вступил в клуб людей, пострадавших из-за мерзавки.

— Сегодня можешь отдыхать и набираться сил. С завтрашнего дня будет много дел. До встречи.

Я оставил Рена на Эклер и вышел.

Рафталия вышла следом.

— Мы сделали большой шаг вперед. Герой Меча начал смотреть в будущее.

— Это да. Мы постепенно копим силы для противостояния волнам… и Фэнхуану, следующему зверю-защитнику.

И силам, что пытаются прикончить Священных Героев.

Не думаю, что после такого они сдадутся.

Тяжело прогнать неприятные ощущения при мысли о том, что таких негодяев еще много.

У мира Кидзуны свои сложности, но у нас и своих хватает.

Вот и остается разбираться с ними по очереди, шаг за шагом…

— Ну что, Рафталия. Впереди еще много неприятной работы. Скучать не придется. Будем с тобой отбиваться от всех врагов, с которыми будем сталкиваться.

— Есть! Чем займемся в ближайшее время?

— …Конечно, нам очень важно восстанавливать деревню и набирать бойцов, но судя по успехам Лисии и Эклер, надо бы хоть ненадолго всерьез взяться за тренировки.

— Действительно… Садина в последнее время часто говорит, что у меня очень наивный стиль фехтования. Все чаще появляется чувство, что мне не хватает мастерства.

Конечно, я мог бы возразить и сказать, что это от пропавших из-за проклятия характеристик, но я согласен, что нам нужно закалять все умения.

То была всего лишь разведка боем.

Не Священные Герои и даже не Звездные. Так, пара спутников.

Не дело это, что они доставили нам столько хлопот.

Пока что будем заниматься, чем занимались, но в планы пора включать тренировки.

— Что же, тогда все решено.

— Есть!

Мы с Рафталией окинули взглядом уверенно отстраивающуюся деревню и вернулись к работе.

Глава магазина Toranoana. Альтернативный сюжет: если бы наутро они решили не убегать от Мотоясу…

— А ты чего расхрюкалась, свинья?! Проваливай!

— С-свинья?! Как вы смеете!

…Бабник Мотоясу оскорбил девушку.

Мне стало интересно, я подсмотрел сквозь щель и увидел, что она вполне симпатичная…

— Как нам быть? Мы даже из комнаты выйти не можем.

— Фиро, ты в ответе за тех, кого…

— Не-е-ет!

И что теперь делать? Мотоясу так просто не отвяжется.

Но, с другой стороны, бегство — тоже не лучший выход.

— Мы не сбежим, Наофуми-сама?

— Бегство ведь ничего не даст.

— Да, но…

В общем, пока надо попробовать с ним поговорить.

Хочется верить, что благодаря Фиро он… воспрял духом и просто излишне взбудоражен.

— Сама подумай, Фиро. Что станет с твоей повозкой, если мы уйдем через портал?

— У-у… переживу-у…

Настолько невыносим?

Сильно же отвращение ты к нему испытываешь.

— То есть ты согласна, что Мотоясу будет тереться щекой о твою повозку и лизать ее?

— Почему вы так выражаетесь, Наофуми-сама?!

— Не-ет!

Ага, все-таки не выдержала.

Если уж Мотоясу начал называть её «Фиро-тан», может и до такого дойти.

— Вы в своем уме называть людей свиньями?!

— Хватит уже хрюкать! Я, что ли, виноват, что от тебя как от свиньи воняет?! Или это не гостиница, а свинарник?!

— Что-о?! Я вас не понимаю!

Через дверь я услышал, как девушка ушла, а Мотоясу вновь затих.

Все, женщина ушла, Мотоясу успокоился?

Увы…

— Немедленно освободи отца и Фиро-тан, енотовидная свинья!

Мотоясу вновь принялся колотить по двери.

Я совсем не хочу с ним разговаривать. Ну почему так получилось?!

— Ну, давай, Фиро!

— У-у…

Я решился и открыл дверь.

— О-о, отец! Енотовидная свинья все-таки освободила тебя?!

— Я и не держала его в плену!

Как только Фиро робко выглянула у меня из-за спины, Мотоясу тут же прыгнул в её сторону.

— Фиро-та-ан!

— Не-ет!

— Эрст Шилд!

Мотоясу впечатался лицом в созданный щит и отлетел обратно.

— Фиро-тан. Твоя несравненная солнечная улыбка исцелила меня! Прошу, пойдем со мной!

— Не-ет! Повозку не отдам!

Фиро по отношению к нему уже ничего кроме отторжения не испытывает.

Впрочем, как и раньше.

Так и придется говорить, не зная даже, понимает ли он меня.

— Вот скажи, Мотоясу, ты и раньше бросался на женщин, требуя, чтобы они тебя любили? Куда делся прежний ты, который хитрыми замыслами завоевывал сердца множества тянок?

— «Тя… нок»? О чем это вы, Наофуми-сама? Как это понимать?!

Пока что я Рафталии отвечать не собираюсь.

После моих слов Мотоясу словно опомнился и разинул рот.

— А ведь правда. Я лишь признался Фиро-тан в своих чувствах, ни о чем не думая. Я должен ее завоевать!

«Разве можно такое говорить в присутствии Фиро?» — подумал было сказать я, но не успел. Мотоясу провел рукой по волосам, принял кричащую позу и протянул Фиро руку.

— Прекрасный цвет твоих перышек покорил меня. Умоляю, будь моей любовницей.

— Не-ет! Копейщик говорил, что у меня дурацкие перья!

— Но я все равно люблю тебя, Фиро! — воскликнул Мотоясу и снова прыгнул.

А поскольку Фиро прикрывалась мной…

До мурашек неприятно, когда взрослый мужик тебя лицом таранит.

— Наофуми-сама! — Рафталия выскочила вперед, готовая прийти на помощь, и Мотоясу тут же скривился.

— С дороги, енотовидная свинья! Я возмущен твоими попытками присвоить отца и Фиро-тан!

— Какая я вам енотовидная свинья?!

Зловещая аура вспыхнула вокруг Рафталии. И она от души влепила дуринушке рукоятью.

Ого… да она им пол проломила.

Голова Мотоясу пробила пол.

— Спасибо, сестрица!

Да уж, нечасто Фиро благодарит Рафталию.

— Какое странное чувство… По-моему, Фиро мне почти никогда такого не говорила.

Я с тобой согласен. Вы, конечно, дружите, но похвалой друг друга не осыпаете.

— Ха-а! — Мотоясу вытащил голову из пола, поднялся и посмотрел на Рафталию. — Невероятно! Ты и правда сестра Фиро-тан?!

— Что?

Ты же только что называл её енотовидной свиньей?

Мотоясу принял недавнюю кричащую позу, но теперь протянул руку уже Рафталии.

— Рад видеть, что и сегодня вы в прекрасном расположении духа, а ваша кожа упруга и прекрасна. Меня зовут Мотоясу, очень приятно.

— Я ни в коей мере не в прекрасном расположении духа! И… и к чему это вы?!

Вот это поворот. Он что, теперь в самом деле считает Рафталию и Фиро сестрами?

Ну, я-то в них вижу двух дочерей… Видимо, любовь в самом деле меняет людей.

В некоторое смысле Мотоясу меня восхищает.

Вот только что с ним дальше делать?..


Результат: загадочный Мотоясу… способен зайти очень далеко.

Послесловие

Спасибо, что купили 11 том. Настало время послесловия.

В 11 томе нашлось место… довольно разнообразным событиям. При этом удивительно, что из-за ревизии эпизодов у меня получается больше томов, чем я рассчитывала. В прошлый раз я упоминала Мотоясу, и в этот том смогла включить рассказ о его падении и безумии.


Про сюжет тома:

На мой взгляд различий с веб-версией меньше, если сравнивать с 10 томом. Однако в следующем их будет побольше, так что готовьтесь. Такими словами послесловия обычно заканчиваются, но мне еще есть что написать.

Если говорить конкретно о том, что появилось нового, к Наофуми присоединилась Мёрдер Пьеро из прошлого тома. Она обладательница поврежденного Кланового Оружия, но довольно сильна. Тем не менее, ее силы не хватило, чтобы одержать победу над отрядом Наофуми, к тому же ее Оружие работает со сбоями. Еще в этом томе мы узнали, что в мир Щита проникло множество коварных врагов. К счастью, Рена удалось спасти, но трудностей на пути Наофуми встанет еще много.


Про хакуко:

Итак, появились Атла и Фоур. Слепая больная Атла благодаря лекарствам Наофуми резко пошла на поправку и уже сейчас превосходит брата по силе. Она на редкость талантлива даже на фоне всей деревни. По меркам стиля непобедимых адаптаций по количеству скрытых сил она уступает только Лисии. Ну а ее брат сисконщик. И Альпиец, разумеется. Если бы Атла так не клеилась к Наофуми, он бы наверняка не стал ревновать и быстро подружился с Наофуми. Посмотрим, что будет дальше.


Про связь Подонка и хакуко:

Как я уже рассказала в тексте, Подонок ненавидит и хакуко, и Шильтвельт, и Героя Щита, которого там почитают. Увидев хакуко в замке, он решил, что нашел отличный повод нанести ответный удар, и подошел поближе, но увидел лица детей и утратил весь задор. Думаю, вы понимаете, что ему не стало по себе от вида точной копии его очаровательной сестренки, но со всеми полагающимися атрибутами хакуко. Со временем Подонку наверняка вновь предстоит спасать мир в образе Героя Посоха, но пока что ему пришло время подумать и поломать голову. Наверняка он уже заметил сходство между собой и Фоуром.


Про спутниц Героя Копья:

Сука у нас теперь Ссука. Но о ней как-нибудь в другой раз, а пока давайте про Бабу-номер-раз и Бабу-номер-два. О Елене в произведении было сказано уже достаточно (а еще больше в вебке). Она у нас, как видите, персонаж искренний, любящий комфорт и питающий большую страсть к лени. При этом у нее очень развито умение быстро принимать решения, поэтому за прилавком ей самое место. Ей сама судьба велела быть продавцом. Мужчинами она во всех смыслах пользуется прекрасно. Возможно, в этом отношении она даже искуснее Ссуки.

Баба-номер-два очень неприметная и постоянно ходит вместе с Ссукой… пожалуй, ее можно считать фанаткой Ссуки. При этом с Ссукой она, в отличие от Елены, хорошо ладит. Скорее всего, она какая-то подруга Ссуки из тех времен, когда та была принцессой. Она либо простодушная, либо глупая, либо надеется, что рядом с Ссукой ее ждет сладкая жизнь. К Мотоясу она относится, скажем так, без особой ненависти, не более.

Мне, как писателю, очень нравится метод, которым Ссука завоевала Рена. С точки зрения Щита она пошла на возмутительное святотатство, опорочив их с Рафталией прекрасные воспоминания. Кажется, впредь Щиту будет тяжело скрывать раздражение любыми действиями Ссуки.

Наверняка Мотоясу заработал сильную моральную травму, когда наконец-то прозрел. Впрочем, теперь у него новая любовь, так что рана… затянулась. Хотя с другой стороны вполне можно поспорить, что Мотоясу сломался уже настолько, что восстановлению не подлежит.


Про пробуждение Героя Копья:

Мотоясу и раньше считал Фиро обладательницей ангельской внешности и воплощением идеала. Поэтому когда та пришла утешить его, у Мотоясу окончательно съехала крыша. Он раскаялся и решил помогать Наофуми и Фиро. Однако при этом настолько пострадал от действий Ссуки и ее товарок, что заработал фобию и теперь не может толком разговаривать с противоположным полом. Теперь он будет в произведении на правах сумасшедшего. Вскоре после того, как Мотоясу сломался в веб-версии, я начала выкладывать историю с похождениями сломанного Мотоясу в качестве главного героя. Там он вновь возвращается в день призыва, при этом сохраняя воспоминания и силу, и пытается помогать Наофуми из тени. По сути, это история о том, как он, раскаявшись, пытается расплатиться перед Наофуми. Надеюсь, эта история тоже когда-нибудь выйдет на бумаге.


Про Кил (еще раз):

Итак, Кил наконец-то освоила зверочеловеческую форму и научилась превращаться в невысокого зверочеловека, похожего на щенка сибирской хаски. Уверена, этот очаровательный облик к сожалению для нее станет такой же важной усладой для глаз жителей деревни, как Раф-тян. Наофуми с тех пор будет про себя называть ее собакой в набедренной повязке, поскольку к пресловутой повязке она очень уж привязалась.


Про Дядю-оружейника и дядю Имии:

По сути, два бывших однокурсника. Оба усердно учились создавать оружие и доспехи у одного искусного мастера. Если так подумать, у них у обоих довольно много белых пятен в истории. В принципе, у меня в голове есть их предыстория… но доведется ли ее рассказать? Кстати, я всегда считала, что дядя Имии, будучи довольно работящим, несколько выше Уровнем, чем его товарищи, но застрял где-то в районе 35-го, так как знал, что Повышение Класса ему не светит. Возможно, ему стоит стать посильнее под руководством Наофуми? Хотя, обойдется.


Про расцвет Лисии:

В этом томе отчасти проявился талант Лисии не только в отношении стиля непобедимых адаптаций, но в отношении характеристик на Уровень. Держись, Лисия. Уже скоро настанет время показать Наофуми твою истинную силу. Впрочем, она уже прекрасно показала себя в бою против Кё, так что можно не волноваться. Лисия постепенно осваивает стиль непобедимых адаптаций и все больше становится похожа на ниндзю. Не переключайте канал!


Про новых врагов и Мёрдер Пьеро:

Я обнаружила у себя неприятную склонность — когда я придумываю «несложных» врагов мужского пола, у меня получаются одни и те же персонажи. Поэтому на этот раз я попыталась внести как можно больше разнообразия. Знаете такое аниме, где были низкорослые, похожие на крыс люди? Вот оттуда взяла первый образ.

Сражается коротышка в основном магией, но его главная сила — в возможности, если выражаться сетевым сленгом, респавниться — то есть, после смерти воскрешаться где-то в другом месте. Его напарник — здоровяк, бесстрашный мужчина. В силу своих размеров здоровяк преуспевает в ближнем бою, однако обладает и сильной защитной магией. Его прообраз — персонаж Absolute Defense из Breath of Fire V. Он подавляет все удары, слабее определенного уровня. Способность, к слову, до нечестного мощная. Он заявляет, что получил ее в качестве награды за уничтожение другого мира, но так ли это?..

В свое время Мёрдер Пьеро не смогла победить этих врагов, и потеряла родной мир. Судя по всему, на возможность респавна влияет уровень зараженности территории. Если земля поражена так, что с нее невозможно уйти порталом, не сработает и респавн. Поскольку Мотоясу и Рен в силу форс-мажорных обстоятельств осквернили поле боя очень серьезно, респаун не смог полноценно сработать. Наофуми успел найти и уничтожить души противников, тем самым окончательно их убив. Таким образом он исполнил одно из сокровенных желаний Мёрдер Пьеро. Впрочем, уничтожил он лишь вражеских пешек. Настоящий враг еще впереди.


Про Рена:

Поняв, что Ссука обманула его, Рен разочаровался во всем на свете и открыл Проклятую Серию, из-за которой выплеснулись таившиеся в глубине души чувства. Он поддался алчности и начал искать деньги и силу… Как прочитавшим 11 том уже известно, в подсознании Рена дремало желание стать сильнейшим. Однако в реальности он не мог даже поранить Наофуми, поэтому попытался одержать победу подлым методом… А потом и вовсе растерял все остатки умений из-за влияния Проклятой Серии. Воистину не стоило Рену в этом томе столько дурачиться. Впрочем, Эклер сумела урезонить его и физически, и психологически. Наконец-то Рен пришел в себя и начал смотреть в будущее. В будущем он может стать бойцом не хуже Наофуми и Рафталии… особенно Рафталии. Дождитесь следующего тома.


Про Эклер:

В этом томе Эклер, во многом похожая на Рена, бросает тому вызов, словно продолжая прерванную дуэль, и умудряется одержать воспитательную победу. Кстати, в веб-версии события развивались несколько по-другому. В вебке Эклер сразилась против Рена на правах чуть ли не врага Наофуми. В бумажной же версии она гораздо лучше знает, чем занимается Наофуми, поэтому бросает Рену вызов уже в кчестве союзника Наофуми. В некотором смысле Эклер кажется чудом то, как Наофуми умудряется осваивать вверенную ему территорию. Как Наофуми заметил, эффект «хорошо там, где нас нет» здесь налицо. Так что пусть прекращает полагаться в городских вопросах на Мелти и Её Величество, и сама берётся за дело! Нельзя круглые сутки тренироваться! Впрочем, что-то я уже как Наофуми разговариваю.


Про силу Мотоясу:

Поскольку теперь Мотоясу доверяет Наофуми, он включил методы усиления оружия и даже умудрился использовать их на Проклятой Серии, появившейся из-за избытка чувств. Как читателям вебки прекрасно известно, Проклятие Мотоясу — похоть. Соблазн в обмен на создание поля тратит либидо, но оно у Мотоясу безграничное, так что навык с его точки зрения практически бесплатный. Сам по себе навык соблазняет всех, кто находится рядом с ним. Впрочем, Наофуми с Рафталией от таких эффектов хорошо защищены, так что воевали без особых сложностей. Он также вызывает физиологическое возбуждение, от которого страдали Эклер и Лисия. Ну а Фиро, как вы уже знаете, держалась благодаря Раф-тян.


Прочее о томе:

Дописывать на этот раз пришлось немногое. Во многом это связано с тем, что в ключевые эпизоды произведение ничего нового особенно не вставишь. В 12 томе, однако, написанного с нуля будет намного больше, чует мое сердце. Кстати, на момент написания этого послесловия я активно выкладываю очередную вебку, так что приходится мне несладко. Смогу ли я включить в следующий том эпизоды, не вошедшие в вебку? Ну, посмотрим.


Из недавнего:

Я часто простужаюсь, что сильно мне мешает. Простуды не хотят уходить и мешают работать. Я также пытаюсь научиться писать быстрее, но на практике этого добиться не так-то просто. Хоть и стараюсь всегда держать себя в тонусе, но… Что же, попробуй догнать именитых авторов, которые советуют писать в день по 20 тысяч символов. Еще я, правда, слышала не слишком правдоподобную цель писать «по тысяче каждые 10 минут», но с таким объемом уже и редактор не справится. В любом случае, хочу писать быстрее.


Спасибо всем, кто прочитал. Надеюсь, мы еще увидимся в 12 томе.




Послесловие команды

Arknarok

Здравствуйте, с вами переводчик Щита. Спасибо, что прочитали 11 том.

Если вы помните, в прошлый раз я обозначил темы, к которым Юсаги обращается, когда ей не о чем писать. Давайте проведем ревизию.

Тема 1: трапы и трансы. На этот раз, к счастью, обошлось, хотя Сэйн на мой взгляд вполне себе андрогинная (в прошлом томе в ней вон даже девушку не признали). Ну и пара гомо-моментов в произведении была. А в остальном нас пронесло.

Тема 2: поднятая целина. Ну, на этот раз Юсаги разошлась еще сильнее. Работа с новыми рабами, обучение дяди Имии, сброс Уровня отличившимся и даже очередная сцена готовки, за которую Наофуми прозвали Героем Кастрюли! В общем, я надеюсь, что любители произведений о мирной жизни в параллельных мирах остались довольны.

Тема 3: Мотоясу. Вот ровно то, о чем я говорил в прошлый раз. Стоило Мотоясу очутиться в сюжете, как началось. И, как уже сказала Юсаги, с этим «началось» мы будем иметь дело и дальше. Если вы вдруг по какой-то причине недолюбливали Мотоясу, то теперь у вас не будет выхода! Либо вы его полюбите, либо дальше Щит будет тяжело читать.

Тема 4: зверодевочки. На сей раз у нас Кил, но наверняка кто-то и тигрят впишет в эту тенденцию. Садина пообещала, что Фоур еще освоит звериную форму, так что ждем в скором времени и первого зверомальчика!

Как видите, общие склонности в Щите остаются неизменными, однако в 11 томе Юсаги уже сложнее обвинять в отсутствии идей. Наконец-то вернулись такие персонажи как Ссука, Рен и Мотоясу, а сюжет сделал еще пару-тройку шагов.

Кстати, о Ссуке! Здорово я придумал, как быть с ее именем, да? В оригинале она из bitch стала witch (в японском эти слова почти неотличимы), но у нас в случае прямого перевода разница была бы слишком заметной. Тем не менее, я нашел отличный выход, а шутку о созвучии bitch и witch заменил на собственный юмор с «двумя буквами с»! Я гениален! Срочно кидайте донаты!

Ха-ха-ха… Ну ладно, шутки шутками, а донаты мне действительно не помешают. Если говорить прямо, Щит и все остальные мои произведения постоянно воюют за часы, которые я могу отвести на перевод. Чем привлекательнее Щит в моих глазах, тем скорее я включу его в план перевода. Просто и понятно.

Возвращаясь к самому тому, я хочу сделать несколько плевков в сторону Юсаги и ее редактора. Я все понимаю, они на этот раз пытались идти ближе к сюжету вебки, но уж не из-за этого ли в текст просочилось столько ошибок? То исчезающий на ровном месте метеорит (куда он вообще подевался?!), то путаница с именами в тексте, то неожиданно умеющий читать письма этого мира Рен… Ну, такова цена за то, что тома выходят настолько быстро.

На этом у меня всё. Всем спасибо, увидимся в следующем томе.

SaniOk MEDVED

Всем утра! Это «мифическое, бедное и замученное сознание, не укладывающееся в сроки». Определение досталось мне в комплекте с титулом редактора Щита.

Хотел написать многое.

Про недостаточный объём ранобэ, Про скудность описаний. Про косяки автора. Про удобство функции автоматического перевода. Добавить свои наблюдения и впечатления.

Но пока я пишу эти сроки, релиз задерживается. Поэтому список останется тизером на следующий раз. Который я могу и пропустить. =(До лета буду занят с универом.

Спасибо тем, кто читает. И отдельная благодарность тем, кто помогает с корректурой. Пока.

Примечания

1

Здесь ルカ種. Очевидно, ルカ это сокращение от イルカ, которое у нас «дельфин»

(обратно)

2

Атла произносит Наофуми через кандзи

(обратно)

3

Отсылка к сериалу «Хайди — девочка Альп».

(обратно)

4

Отсылка к грязной тактике, которая иногда используется в японском парламенте. По регламенту депутаты голосуют, подходя к урне и опуская в нее бюллетень. В случае, когда какая-то фракция хочет саботировать законопроект, депутаты могут идти к урне крайне медленно, затягивая заседание. Если кому интересно, на сегодняшний день рекорд принадлежит Симодзё Синъитиро, который в 1992 году умудрился шагать до урны 13 часов и 8 минут.

(обратно)

5

Оружие японских простолюдинов, буквально серп (кама) на цепи (кусари).

(обратно)

6

Прим. редактора: Если проклятие на Рафталии действительно развеялось в том бою — это косяк автора. А возможно, заклинание не развеивает эффекты, а отключает их на время своего действия. Как большой глаз бихолдера. Тогда всё сходится.

(обратно)

7

Прим. редактора: Блин. Забыл чайник на плите, и он сгорел к чертям… Как я теперь без чая?

(обратно)

Оглавление

  • Начальные иллюстрации
  • Пролог. Поход за покупками
  • Глава 1. Зелье священного древа
  • Глава 2. Возвращение в деревню
  • Глава 3. Альпиец
  • Глава 4. Щит Щита
  • Глава 5. Подонок и хакуко
  • Глава 6. Влияние тренировок
  • Глава 7. Операция по поимке Героя Копья
  • Глава 8. День, когда кончилась игра
  • Глава 9. Нарекаю тебя Ссукой
  • Глава 10. Утро нового дня
  • Глава 11. Собака в набедренной повязке
  • Глава 12. Решение
  • Глава 13. Нападение за нападением
  • Глава 14. Официальный запрос
  • Глава 15. Парень в маске
  • Глава 16. Плюсы вторжений
  • Глава 17. Соблазн
  • Глава 18. Вспышка
  • Эпилог. Примирение с Героем Меча
  • Глава магазина Toranoana. Альтернативный сюжет: если бы наутро они решили не убегать от Мотоясу…
  • Послесловие
  • Послесловие команды