Становление Героя Щита 12 (ЛП) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Анеко Юсаги СТАНОВЛЕНИЕ ГЕРОЯ ЩИТА 12

Начальные иллюстрации



Пролог. Утро Героя Щита

Как ни странно, встаю я рано. Даже раньше, чем рабы. Если, конечно, не занимаюсь всю ночь изготовлением лекарств.

Меня зовут Иватани Наофуми. Раньше я был студентом в современной Японии, но когда читал в библиотеке книжку под названием «Сказание о Четырёх Священных Орудиях», меня, увы, призвало в параллельный мир Героем Щита.

Задача Героев в этом мире — противостоять волнам, которые грозятся разрушить его. Как мы потом выяснили, на самом деле волны — это то, чем заканчивается попытка слияния двух миров. Поначалу мне казалось, что стать Героем — всё равно что в сказку попасть, но потом из-за коварного заговора на меня навесили фальшивых обвинений и вышвырнули на улицу без гроша в кармане.

Именно поэтому я сильно изменился… и перестал доверять людям. Правда, с тех пор, как заговор вскрылся, а преступников покарали, потихоньку пошёл на поправку.

Потом ещё много всякого случилось. У меня не получилось наладить дружбу с другими Героями. Потом началась долгая вереница событий, связанных с вторжением Лингуя…

После окончания вышеупомянутой вереницы получилось так, что перед следующей волной образовалась длинная пауза.

Я решил воспользоваться отсрочкой, чтобы по примеру Кадзаямы Кидзуны (Священного Героя из параллельного мира, в который я ходил в ходе вторжения Лингуя) вырастить отряд бойцов, который будет сражаться с волнами. Для этого я с помощью моей правой руки и без пяти минут приёмной дочери Рафталии восстановил её родную деревню, заселил её порабощёнными селянами и начал их тренировать. После этого, правда, тоже возникло немало проблем.

Те, что мешали деревне, остались позади, так что восстановление идёт полным ходом.

— Итак.

Я выглянул в окно, чтобы посмотреть на рассвет… вернее, на предутренний полумрак. И увидел, как Рен усердно тренируется с Мечом.

Ах, да. Рен теперь тоже живет в деревне.

Рен попал сюда Героем Меча из какой-то другой Японии, в которой изобрели технологию VRMMO — сетевых миров, в которые можно погружаться целиком.

Поначалу он изображал из себя крутого невозмутимого парня, но после некоторых событий вроде бы пошел на поправку и взялся за ум.

Если бы он сейчас дрых у себя дома, я бы пошел и прошептал ему на ухо пару ласковых, но раз он настроен всерьёз, значит, в этот раз не соврал.

Я вышел из дома и обратился к Рену:

— Что, с самого утра тренируешься?

— Это ты, Наофуми? Доброе утро. Ага, я должен работать над собой, если хочу стать сильнее!

После поражения остальных Священных Героев в битве против Лингуя мы какое-то время присматривали за ними, после чего те без вести испарились.

Первым делом мы обратились за помощью к Елене, бывшей спутнице Героя Копья Мотоясу, но не смогли поймать его. На обратном пути встретили Рена и попытались схватить… но Ссука ввела его в заблуждение и заставила поверить, что это из-за меня на Рена спустили всех собак.

Рен сбежал, но благодаря этому случаю Мотоясу понял истинный характер Ссуки, и его всё-таки удалось поймать.

И всё бы хорошо, но когда Фиро попыталась подбодрить павшего духом Мотоясу, тот съехал с катушек и начал следовать за ней по пятам.

Я перечисляю только факты, и даже сам понимаю, что получается полная чушь.

Короче, Мотоясу свихнулся.

Мы воспользовались порталом, чтобы убежать от него.

Следующие несколько дней были относительно спокойными, однако затем в моих краях объявились разбойники.

Я, разумеется, пошел с ними воевать, где и выяснил, что возглавляет их Рен, которого из-за обмана Ссуки поглотило Проклятие.

Потом мы… Не очень хочется вспоминать, но ладно. Нас выручил спятивший Мотоясу, решивший выкурить Рена, чтобы помочь мне и Фиро.

Поначалу мне казалось, что Рен зашёл слишком далеко и что поймать его уже не получится, но Эклер поговорила с ним посредством клинков и сумела успокоить.

Рен наконец-то проникся долгом по спасению мира и решил остаться у меня в регионе, чтобы учиться обращаться с мечом под руководством Эклер.

Вот только… Мотоясу всё-таки убежал.

Как я понял, он всё-таки пустил в дело все методы усиления, о которых я ему рассказал, так что, полагаю, с ним всё будет в порядке.

И в то же время… сдаётся мне, впереди нас ждут тяжёлые битвы.

Я и раньше об этом думал, поэтому решил просить помощи у военного советника, наставления которого помогли Эклер одолеть Рена… У неугомонной непобедимо адаптирующейся Бабульки, которую я во время путешествий вылечил от какой-то болезни.

Однако Бабулька сказала, что знает тренировки, которые прекрасно мне подойдут, но через которые я буду проходить отдельно от Рена и остальных.

— Если я правильно помню, ты с нами и Эклер не тренируешься, да?

— Ага.

— Всё равно держись, Наофуми.

— Что значит «держись»?.. Ты ведь тоже… хотя, да, прости.

Когда мы нашли Рена, он несколько раз использовал Проклятие алчности, за которое приходится расплачиваться.

Алчность карает тем, что вытягивает удачу и не даёт накапливать богатства. К богатствам относится и экипировка, поэтому Рен во время битвы с нами носил дешёвые, превратившиеся в хлам доспехи.

Мой Блад Сакрифайс в качестве расплаты наносит урон и накладывает проклятие, которое похищает характеристики.

Получается, что и Рен прямо сейчас пропитан проклятием.

Если я правильно помню, его проклятый навык, Голд Рибеллион, в качестве расплаты забирает деньги.

Проклятие он тоже накладывает — оно портит всё, к чему притрагивается Рен, а также понижает качество всего дропа до минимального.

Да, мы поймали Рена, но в наш отряд он вступил в плачевном состоянии.

К тому же оказалось, что во время битвы с Эклер ему пришлось расплатиться и с Проклятием чревоугодия.

Он начал битву на 95 Уровне, а закончил на 85.

Похоже, тот навык в качестве расплаты требует Уровень…

Конечно, Рен полон энтузиазма, но не думаю, что в таком состоянии сражаться ему будет легко.

— Ладно, до скорого.

— Ага.

Рен снова принялся размахивать Мечом, а я зашагал по своим делам.

Я зашёл в хлев, где мы держали монстров. Я хотел покормить их и размяться… вернее, поиграть.

Конечно, я поставил нескольких рабов ухаживать за монстрами, но по утрам занимаюсь ими сам.

— Ита-ак, чем займёмся сегодня?

Монстры радостно заголосили.

Иногда я гоняю их, бросая палки, иногда играю в догонялки и так далее.

Некоторые рабы любят в этом участвовать, так что встают пораньше, делают свои дела и ждут у хлева.

Разумеется, играть получается только с теми монстрами, которые не в разъездах.

Похожие на червей дюны работают у нас в полях, так что участвуют в играх каждый раз.

Они, кстати, отлично ладят с торкообразными.

— Гав-гав! Братец! Давай ещё! — Кил прибежала с зажатой в пасти палкой.

…Ага. Совсем озверела. В буквальном смысле.

Некогда Кил, как и Рафталия, была осиротевшей рабыней из этих краёв. Недавно Садина научила её принимать зверочеловеческую форму… и теперь она проводит в ней большую часть времени.

Выглядит она в ней как щенок сибирской хаски.

В последнее время мне кажется, что Кил стремительно приближается к тому, чтобы стать настоящей собакой…

Если после игр с монстрами у меня появляется хорошее настроение, я иду делать завтрак.

Сегодня мои рабы-поварята уже успели все помыть и нарезать, так что я решил помочь им приготовить еду и раздать жителям деревни.

Кстати, рабов в деревне стало ещё больше.

Это потому, что в моё отсутствие сюда заезжали люди работорговца и оставили ещё нескольких.

Новые рабы не из этих краёв, но я прикидывал, что ждёт нас в будущем, и понял, что нужны рабочие руки.

Мы не только поддерживаем жизнедеятельность деревни, но и как раз приступаем к дальнейшему её развитию. Мне хочется встретить волны максимально подготовленным, так что выбирать не приходится, берём всех.

Новые рабы после нанесения печатей поступили в распоряжение Кил и других рабов.

Старшие рабы уже и без моей помощи могут учить новичков основам.

Самый главный раб — Рафталия, на ступеньку ниже стоят Кил и другие рабы из, так сказать, первой партии.

Конечно, без наказаний не обходится, но в целом рабы ведут себя послушно, мороки с ними нет.

— Доброе утро, Наофуми-сама.

— Рафу.

— О. И вам доброе, Рафталия и Раф-тян.

Пришла Рафталия и привела на завтрак других рабов.

Она моя верная спутница. В свое время тоже была рабыней, но теперь стала Клановым Героем Катаны параллельного мира.

Она первая жительница этого мира, которая поверила в меня, а я стараюсь заменять ей родителей.

Когда я что-то делаю не так, она обязательно заявит об этом вслух… Короче, мы с ней как отец и дочь.

— Рафу.

Что же до Раф-тян, то она — сикигами… или, выражаясь терминами этого мира, фамилиар, которого я сделал из волоса Рафталии, когда мы пытались её разыскать в параллельном мире.

Она очень милая, похожа не то на тануки, не то на енота, и во всём меня поддерживает.

Я бы играл с ней постоянно, но Рафталии это не нравится.

Что-то в этом зрелище её страшно раздражает.

— Наофуми-сама, доброе утро, — подтянулась Атла.

Атла у нас появилась недавно. Когда я купил в Зельтбуле её брата, в подарок мне всучили эту хилую больную девочку.

Она, как и Рафталия, получеловек. Принадлежит к расе хакукообразных.

Хакукообразные вроде как считаются одной из элитных рас даже по меркам Шильтвельта, страны полулюдей, где поклоняются Герою Щита.

Тем не менее, известная раса не спасла Атлу от того, что наследственное заболевание чуть её не прикончило.

Однако когда я напоил её зельем Иггдрасиля, она быстро пошла на поправку, и теперь даже ходит, хотя до этого не могла.

Раньше ей приходилось заматываться в повязки из-за воспалённой кожи, но и этот недуг прошёл, а Атла превратилась в одну из красивейших девушек… девочек деревни.

Просто удивительно, что слепая, неспособная подняться, умирающая девочка смогла оклематься.

— А, это ты, Атла? Где Садина?

Садина — девушка-косатка. И еще пьяница.

Она умеет обращаться зверочеловеком и, как правило, в этой форме и разгуливает. В общении с другими рабами отыгрывает заботливую старшую сестру.

Она очень опытный боец, в своё время нам пришлось немало попотеть, чтобы одолеть её в Колизее.

Ей очень нравятся люди, которые могут пить больше неё, а поскольку на меня алкоголь не действует, она постоянно меня домогается.

Атла, как и Садина, сильно ко мне привязалась, поэтому они часто ходят вместе.

— Не знаю. Слышал, брат? Сейчас же отпусти мою руку и иди искать Садину!

— Нет, Атла! Если я тебя отпущу, ты пойдешь за ним!

Атлу держит за руку и не даёт подойти ко мне её брат, которого я приобрёл вместе с ней как многообещающего бойца. Зовут его Фоур.

Альпиец и сисконщик… точнее, конечно, заботливый старший брат, но выходки сестры сводят его с ума.

При этом он один из самых взрослых моих рабов.

— Посмотри-ка, что в небе, брат.

— М?

Вдруг Атла классическим, всем известным приёмом усыпила бдительность Фоура.

И как только он отвлекся, ткнула его пальцем в живот.

— Тей!

— Гха-а-а!..

Застигнутый врасплох, Фоур схватился за живот и застонал.

Может показаться, что из Атлы боец лучше чем из Фоура, но это лишь потому, что так оно и есть.

По словам непобедимо адаптирующейся Бабульки, из-за своей слепоты Атла хорошо чувствует Ци и Ману, благодаря чему безошибочно находит наиболее уязвимые точки на теле противника.

Поэтому тычки у неё поистине смертоносные.

— …Но я всё равно тебя не отпущу!

— Какой ты упрямый, брат!

Странные они… во всех смыслах.

— Кончайте дурачиться, завтракайте и в путь! Атла, у тебя тренировка после завтрака.

— Жду не дождусь!

— Ну-ну, — я повернулся к Фоуру. — Ты тоже как следует тренируйся и набирай Уровень, а то за сестрой не угонишься.

— Кх… ладно! — согласился Фоур, сверля меня взглядом.

Я ещё помню, как недавно по ним… вернее, по Фоуру попал навык Мотоясу, и он накинулся на Атлу. Правда, он только крепко обнимал её, чтобы та не сбежала.

В любом случае, я убедился, что Атла для него — не просто сестра.

— …

Ещё тут могла бы быть Фиро, но она убежала играть с Мелти и явно вернется нескоро.

Фиро моя вторая спутница. Она относится к Филориалам, монстрам-птицам… но может обращаться человеком.

В человеческой форме она выглядит голубоглазой белокурой девочкой с крыльями на спине.

Больше всего Филориалам нравится тягать повозки, а если их воспитанием займётся Герой, их развитие пойдёт по особому пути. Фиро прирождённый боец и заслужила моё доверие тем, что много раз выручала в трудных ситуациях.

Она очень беспечная и прожорливая.

После того, как она попыталась утешить Мотоясу, тот стал охотиться за ней как за объектом своих воздыханий.

К тому же он похитил её любимую повозку, в связи с чем последние несколько дней Фиро себе места не находит.

— В общем, всем завтракать и за работу! У меня всё, — отдал я приказ почти одновременно с тем, как до нас дошла девочка с заспанными глазами… и ещё одно сомнительное создание.

— М-м-~~~~…

Её зовут Сэйн, и она обладательница Кланового Оружия из параллельного мира (не из мира Кидзуны). Кажется, она Герой Шитья. Её Оружие — клубок и ножницы.

Впервые мы встретились в зельтбульском колизее, где она сражалась против нас под именем Мёрдер Пьеро.

Но судьба распорядилась так, что теперь она живёт у нас.

На вид ей… где-то пятнадцать лет. Невысокая. Волосы серебристые.

На мой взгляд она довольно милая, но не настолько, чтобы бросаться в глаза.

Её родной мир погиб, а теперь виновные в этом пришли в этот, чтобы убить Священных Героев. Сэйн пытается этого не допустить и изображает моего телохранителя.

— Доброе утро, Иватани-сан, — заговорила вместо Сэйн её игрушка.

Как я понимаю, она может пользоваться самолично сшитыми игрушками как фамилиарами.

При этом, несмотря на все познания Сэйн в шитье, во время работы над игрушками она допускает недочёты.

Например, ей взбрела в голову кощунственная мысль научить игрушечную Раф-тян разговаривать.

А ведь Раф-тян тем и хороша, что ничего кроме «рафу» не произносит.

Если бы она заговорила, вмиг растеряла бы половину шарма.

Я объяснил свою позицию Сэйн, и она запретила игрушке разговаривать.

Сейчас эта игрушка лежит у меня рядом с кроватью.

Сэйн тем временем сделала новую, на этот раз в форме Кил.

Буду её называть Кил-номер-два.

— Доброе ~~~~.

Гибель мира повредила функцию перевода Оружия Сэйн, так что её речь иногда сбивается на шум.

— И тебе доброе. Кстати… что-то больно уж здорово твои игрушки разговаривают.

— Позвольте я объясню, — сказала Кил-номер-два и указала на украшение, свисающее с ошейника. — Мы подобрали амулет-переводчик с трупа недавно поверженного вами спутника врага моей хозяйки и воспользовались им.

Как я уже вскользь упомянул, существуют путешественники по мирам, пытающиеся убивать Священных Героев.

Недавно они напали на меня.

Оказалось, уничтожение других миров приносит им огромные награды, так что ни о каком примирении, как в случае с Кидзуной и Грасс, речи и быть не могло.

В ходе своих похождений они обрели способность, которую я как геймер назову «респауном». Она позволяет им воскресать после смерти. Кстати, сражались они неплохо, битва была не из лёгких.

К счастью, мы обнаружили условия, при которых респауниться невозможно, и смогли их добить.

Инструмент, о котором говорит Кил-номер-два, как раз нашёлся на трупе одного из противников.

— Я, конечно, думал его изучить…

— Если хотите, могу отдать.

Вижу, Сэйн не собирается цепляться за добычу… но без этого украшения с ней тяжело разговаривать.

Сейчас её фамилиара можно использовать как посредника.

И к тому же мы ещё не изучили принцип действия украшений из мира Кидзуны, а они будут поважнее.

Безусловно, неплохо было бы знать, как работает переводчик, но мне все языки переводит Щит, так что знания помогли бы одной только Сэйн. В общем, не самая приоритетная задача.

— Как понадобится — попрошу, а пока держи у себя.

— Как скажете. С вашего позволения буду пользоваться дальше.

— А почему не сама Сэйн?

— Конфликт с Клановым Оружием. Даже у меня оно работает только чудом.

Эх… самой Сэйн этот инструмент бесполезен?.. Вроде, и полезная вещица, но пользоваться ей тяжеловато.

Наверное, я её тоже надеть не смогу.

— Понял. Ну ладно, Сэйн, ты тоже за завтраком?

Сэйн кивнула и протянула поднос.

Я положил ей еды, она ушла за стол и молча начала есть.

Вот такая у нас оживлённая деревня.

Глава 1. Мгновенный расцвет

Итак, рабы позавтракали и приступили каждый к своей работе.

Кто-то упражнялся с мечом, кто-то учился магии, кто-то уехал торговать, кто-то помогал отстраивать деревню и так далее.

У меня на каждый день разные планы. Сегодня я после завтрака собирался тренироваться вместе с Атлой.

Фоур отправился на охоту поднимать уровень. Рафталия подменила Атлу на дозорном посту.

А вот почему я буду тренироваться вместе с Атлой — это целая история.

Началась она с того, что я вызвал в деревню непобедимо адаптирующуюся Бабульку:

— Значит так, Бабулька, я тоже хочу учиться!

Лисия и Эклер достигли видимых успехов, поэтому и мне захотелось всерьез взяться за обучение.

Кстати, я понимаю, что обращение «Бабулька» не очень вежливо, но прозвище уже прижилось, так что ничего не поделать.

— Как пожелаете, но вы никуда не продвинетесь, пока не начнёте чуять Ци.

— Ага… так я и думал…

— Я уже немного научилась чуять.

— О-о, послушница Рафталия делает успехи, — Бабулька посмотрела на Рафталию так, словно видела её достижения насквозь. — Значит, послушнице Рафталии можно перейти к следующему уровню обучения!

— А мне, значит, опять в горах медитировать? И зелье силы жизни пить…

Я, конечно, понимаю, что без скучных тренировок всё равно не обойтись, но…

За последнее время на нашу голову свалилось столько проблем, что хотелось бы научиться поскорее… но удастся ли?

— Нет. Есть один достаточно грубый метод, который может помочь вам, Святой-сама.

— Так бы сразу и сказала! Боли я не боюсь.

Для меня важнее всего стать сильным быстро.

— Но тут вам нужна не я, а некто, кто чует Ци гораздо лучше меня. Уверена, в поединках с этим учителем вы наверняка уловите суть.

— А-а, ты про Атлу? Ты как-то говорила, что у неё талант.

Эклер передала мне слова Бабульки о том, что ей нечему учить Атлу.

— Именно.

Бабулька посмотрела на Фоура, который стоял рядом со мной. Тот опасливо перевел взгляд на Атлу.

— Ой? О чём это вы?

— Я полагаю, ты сможешь научить Святого-саму чуять Ци.

— Тем более на прошлой охоте ты показалась мне сильнее Фоура.

— Что?! Но я сильнее!

— Не смей принижать меня перед лицом Наофуми-самы, брат, — сказала Атла и ткнула Фоура в бок.

— Гха?! — тот от тычка весь выгнулся. — Гх…

— Как видишь, Фоур, сейчас ты слабее Атлы. Хочешь, чтобы я изменил своё мнение — иди учеником к Бабульке.

— Спасибо за всё, брат.

— А-Атла?!

Я тоже изумился, что вся благодарность брату-воспитателю уместилась в такую короткую фразу.

— Кх… Ладно. Обещаю, я стану сильнее! — сказал Фоур. Его лицо просто горело энтузиазмом.

По сути, Атла подтолкнула Фоура к развитию.

В этом смысле она повела себя правильно.

— А я буду тренироваться вместе с Наофуми-самой! — заявила Атла и повисла у меня на руке.

Хотелось бы, чтобы она ко мне не липла, но раз уж она будет моим партнером, придется проявить снисхождение.

— В общем, разобрались. Рафталия, вы с Бабулькой идёте отдельно…

— Нет! — вдруг возразила Рафталия.

С чего бы? Она ведь только что рвалась учиться?

— Хм… соперничество может помочь послушнице Рафталии достичь лучших результатов. В конце концов, именно соперничество порождает стремления.

Бабулька почему-то согласилась.

Не знаю, насколько она права, но сюжеты известной мне манги её слова поддерживают.

— Итак, Святой-сама, я прошу вас основательно запастись зельями силы жизни. К тому же более поздние тренировки по-хорошему всё равно нужно проводить в горах. Рассчитываю, что в ближайшем будущем вы согласитесь.

Раньше за счёт зелий силы жизни нам удавалось обходиться без поездок в горы. Тренировки проходили в деревне или в соседнем городе. Благодаря этому Эклер и Лисия смогли так хорошо выучиться.

Рен собирается в будущем учиться у Бабульки на пару с Эклер, и я пока не представляю, сколько зелий потребуется ему. Бабулька полагала, что он может учиться вместе со мной, однако Рен отказался идти по легкому пути и вместо этого решил тренироваться с Эклер ради взаимной пользы.

В общем, как-то так мы с Рафталией и Атлой оказались товарищами по тренировкам.

И моя первая задача — научиться чуять Ци.

— Ладно, Атла, я уже говорил, какие атаки от тебя нужны. Теперь бей.

— Как скажете!

Я поймал тычок Атлы. Послышался отчётливый щелчок. Что-то вошло в мое тело и взорвалось.

Я ощутил ровно то же, что чувствовал, когда меня ударила Бабулька.

Хорошо, что я переключился на щит послабее. Если бы атака пришлась на более крепкий щит, мне было бы гораздо больнее.

— Гх…

Я захватил незваного гостя внутри тела Маной и вытолкнул наружу.

Правда, Бабулька говорила, что это неправильный метод.

— П-пока сложновато, но вроде получается. Давай дальше.

— Хорошо! Тей-тей-тей!

По ходу дела Бабулька постоянно давала советы.

При этом я не просто принимал тычки от Атлы, но и на её примере осваивал, как применять эти умения в настоящем бою.

Рафталия, как и я, тренируется через битвы с Атлой.

— Наофуми-сама…

— Как говорит Бабулька, если Атла так и будет меня бить, со временем я научусь чуять Ци. Приходится терпеть.

После множества ударов я вымотался и присел передохнуть.

— Теперь ваш черёд, Рафталия-сан, — Атла поманила Рафталию ладонью.



Зачем такой вызывающий жест?

Рафталия в силу своего характера тоже выглядела предельно серьезной, хоть и держала в руках всего лишь деревянную катану.

— Победа будет за мной.

— Я этого не допущу.

Шаг навстречу… еще шаг… у них во время каждой тренировки стоит такое напряжение, будто они сражаются всерьёз.

Может, они путают тренировку с битвой? Или это я подхожу к обучению недостаточно серьёзно?

— Ха-а!

Рафталия подскочила к Атле и махнула Катаной сверху вниз. Та увернулась в последнюю секунду и резко выбросила вперед пальцы.

Но Рафталия ушла от удара, выгнув спину. Поднимая клинок, она взмахнула им горизонтально. Атла резко пригнулась и нанесла ответный удар… который Рафталия быстро приняла клинком. Раздался громкий звук удара.

— Это ещё не всё!

От следующего резкого тычка Атлы Рафталия отмахнулась рукой и тут же в качестве контратаки вновь ударила деревянной катаной сверху вниз.

— Тц! Какая вы упорная! — Атла кувыркнулась назад, чтобы разорвать дистанцию. — Мне достаточно нанести всего один удар, чтобы победить. Конечно же, сразу после этого меня ждёт ещё одна тренировка с Наофуми-самой. А вы будете сидеть и тихонько смотреть на неё, Рафталия-сан.

— Ну уж нет, Атла-сан! Это вы пропустите удар моей Катаны и будете наблюдать, как я тренируюсь с Наофуми-самой!

Рафталия приблизила вторую руку к деревянному лезвию и… Она что, вливает в него энергию? Не могу сказать, поскольку не чую Ци.

— Вижу, вы настроены всерьез.

— Как и вы!

Они посмотрели друг на друга… и метнулись навстречу. Когда они столкнулись, посыпались искры.

Они просто отыгрывают битву, да? Но всерьёз не дерутся, хоть и очень похоже.

— Вы как всегда сильны.

— Но до вас мне еще далеко.

Так и пришлось сидеть и смотреть за удивительно напряженным поединком.

Кстати, Бабулька сказала, что наблюдение за их битвами — тоже часть моего обучения.

Поэтому я сидел, наблюдал и думал о всяком.


Подошло время обеда, который я тоже приготовил сам. Я бы рад тренироваться круглые сутки, но, увы, не получается.

— Братец опять обалденной еды приготовил!

Кил от радости обратилась собакой и виляет хвостом.

Чего же ты у нас такая весёлая, псина в набедренной повязке?

Впрочем, ладно. Твоё хорошее настроение мне только на руку.

— Ладно, пообедать пообедали. Я ещё собирался сегодня зайти к Дяде-оружейнику, так что собирайтесь.

— Есть.

— С радостью!

На этом мы закончили тренироваться и порталом отправились в столицу.

Глава 2. Алхимик

Мы вошли в оружейную лавку… и увидели за прилавком дядю Имии.

— А, Герой Щита-сама!

— Йо. Как у вас дела?

— Что ни делаем — всё сметают с полок. Часть выручки идёт в счёт платы за ваше снаряжение, Герой Щита-сама.

О-о! Это очень кстати.

У меня в последнее время постоянная нехватка денег. Я пока не настолько богат, чтобы оплачивать снаряжение.

Поэтому я очень обрадуюсь, если стараниями дяди Имии новая экипировка достанется мне задёшево.

— Спасибо. Что-то я и Имию, и тебя, и прочих умельцев вашей расы совсем замучил.

— О чём вы? Мы не устаём благодарить вас за то, что дали нам плодотворную работу!

Дядя Имии — зверочеловек из торкообразных. Представители этой расы похожи на кротов.

В своё время я купил у работорговца саму Имию, а так как она оказалась очень ловкой, я решил закупить ещё рабов той же расы. Среди пополнения отыскался родственник Имии, её родной дядя. С тех пор я его «дядей Имии» и называю.

У него и своё имя, конечно, есть, но я его забыл. Длинное какое-то.

Я собирался отправить дядю Имии учеником к Дяде-оружейнику, чтобы он потом делал снаряжение рабам, а оказалось, что они дружат, поскольку в прошлом учились у одного мастера.

— Мы круглые сутки спорим по поводу особенностей материалов с той горы. Прошлой ночью даже подрались.

— Ну вы даёте!

Значит, прошлой ночью он поспорил и даже подрался с Дядей… а наутро как ни в чем не бывало встал за прилавок? Насколько же они друг другу доверяют!

— Что там такое? — спросил Дядя, появляясь из глубин лавки. В руке его был молот — видимо, мы его от работы оторвали. — О, парень! Как ты?

— Потихоньку-полегоньку… Учусь и тренируюсь. Как там с обновками дела?

— Тебя не было считанные дни. Думаешь, мы что-то успели? Ты только за этим зашёл? — спросил Дядя.

Я задумался. Затем вспомнил про Рафталию и Атлу, зашедших в лавку со мной.

— Хм-м…

Денег у меня нет, но наверняка через дядю Имии я обеспечил себя возможностью немного закупаться в кредит.

А раз так, можно попросить об одной вещи, которая мне недавно пришла на ум.

— Слушай, Дядя, помнишь, ты показывал мне Метеоритный Щит?

— М? Да, а что? Он может сделать тебя ещё сильнее?

— Нет, я не об этом. Я и так вовсю пользуюсь Щитом Метеора.

Сказать по правде, Щит Метеора выручает меня с тех самых пор, как я его освоил.

В ходе прошедших битв я убедился, что это действительно полезный навык, с которым я не расстанусь еще долго.

К тому же его наверняка можно усилить с помощью примочек для Щита.

— Я спросить хотел — ты этим щитом сильно дорожишь? Привязан к нему?

— М-м… вообще, я не хочу продавать его просто потому, что материал больно уж редкий, а что?

— Правда? Значит, могу я тебя кое о чём попросить?

— О чём? К чему ты клонишь?

Я посмотрел на Рафталию и предложил:

— Ты можешь переплавить щит… и сделать Метеоритную Катану?

Дядя и Рафталия кивнули, словно сразу поняли мой замысел.

— Я уже давно на катану юной леди засматриваюсь. Она, значит, тоже как твой Щит?

Кстати, я ведь до сих пор не рассказал Дяде про Катану Рафталии.

Рафталия расчехлила Катану и показала Дяде.

— Это так называемое… Клановое Оружие из другого мира. Как нам кажется, в этом мире им соответствуют Звёздные.

— Понятно. То есть, ты считаешь, что если переделать Метеоритный Щит в катану, юная леди тоже станет гораздо сильнее?

— Верно. Что скажешь?

— Наофуми-сама заказывает вам оружие? Как же завидно. Я тоже хочу оружие!

На зависть Атлы можно не обращать внимания. Она всё равно голыми руками дерётся, зачем ей оружие?

— В принципе могу.

— Сделаешь?

— Да. Всё равно я не представляю, куда эту диковинку девать. Ради вас могу и переделать.

— Мне его потом в печку бросить? — уточнил дядя Имии у Дяди.

Тот кивнул, но…

— Вот только понимаешь… катана… — Дядя вдруг погрузился в раздумья и посмотрел куда-то вдаль.

— Что такое?

— Понимаете, Герой Щита-сама, наш наставник делал великолепные катаны, — пояснил дядя Имии, тоже начав смотреть мечтательным взглядом.

— Ещё бы! Его все знали в первую очередь как создателя катан.

— О как!

Кажется, мне тоже доводилось слышать о кузнецах, которые специализируются на каком-то конкретном оружии.

Скажем, в моём мире в далекой древности в Европе была даже строгая классификация, и кузнецам запрещали делать «чужое» оружие.

Но тут, конечно, другой мир и другие правила.

Допустим, наш Дядя-оружейник в принципе берётся за любые заказы. Но это не значит, что они на пару с дядей Имии способны сделать что угодно.

— Конечно, наставник сказал, что я полностью освоил наше ремесло. Но я пока не могу сказать, что превзошёл его.

— Хм-м…

Дядя уже рассказывал мне об их наставнике — известном мастере, попавшем в передрягу из-за любви к женщинам.

Видимо, он из тех людей, кому трудности с характером не мешают быть искусными.

А теперь оказывается, что он специалист по катанам.

— Материалы искать не надо, много времени не уйдёт. Заходи денька через два-три.

— Хорошо. Сколько я тебе буду должен?

— Ты же всё равно не будешь её покупать, да? А мне это полезный опыт. Подержать дам бесплатно.

Вот этим мне Дядя нравится! Меня радует его щедрость. Поэтому я считаю, что должен обязательно с ним рассчитаться.

— Спасибо. В будущем жди крупного заказа на снаряжение для всей деревни!

— Как скажешь.

— Ты, кстати, говори, если нужна редкая руда или ещё что-нибудь. Ну… до скорого.

— До свидания.

— До скорого.

— Ага. Меня радует, что вокруг тебя всё больше народа и шумихи, парень.

Мы попрощались с Дядей и сразу вернулись в деревню.


— Господин-сама, с возвращением! И остальные тоже.

О? Фиро вернулась. Она встретила меня первой, прибежав в форме Филориала.

— А, Герой Щита. Здравствуйте.

Следом меня поприветствовала одна из рабов, занимающихся животными.

Странно, редко кто ко мне подходит.

— Герой Щита, нам очень мешает настырная гостья.

— Чего?

Следом объявились Эклер и Рен.

Эклер тоже кажется озадаченной. Что у них произошло?

— Нет-нет, не надо меня прогонять, я слежу за монстрами.

— Они несколько раз чуть не сбежали!

— Что случилось? — спросил я, обращаясь к Рену.

— Не знаю, но там вроде бы к тебе.

— …Сам бы поговорил.

— Да я бы мог… вот только… — сказал Рен как-то туманно.

— Гостья очень странная. Она немедленно потребовала встречи с вами, Иватани-доно.

— Эх-х… кто такая?

— Скандальный алхимик из Фобрея.

…Ась? Фобрей — это вроде как огромная страна, почитающая всех Священных Героев.

У нас в гостях алхимик из тех краёв?

— Недавно королева сообщила, что в Мелромарк прибыла алхимик, изгнанная из Фобрея за ересь.

Ничего себе персонаж.

— Да таких подозрительных личностей надо сразу в шею гнать!

— Королева намекнула, что даже яд в разумных дозах становится лекарством, — вставил Рен. — Я подумал, тебе стоит с ней поговорить.

Хм. Логично.

— Иватани-доно, ещё она сразу попросила изучить ваших монстров, как только увидела их…

— О-о… а это, значит, знаменитая священная птица?!

Вдруг к телу Фиро прилипла непонятно откуда взявшаяся женщина.

— Ч-что за?!

— А-а!

— К-когда она успела?! Я даже не заметила!

— Невероятная скорость… только мой разъярённый брат мог бы с ней сравниться!

— Г-господин-сама-а! — завопила Фиро.

На Мотоясу она реагировала примерно так же.

— О-о, она ещё и разговаривает? Значит, это та самая мутация, которую в народе называют Королевой Филориалов?

У гостьи длинные платиновые волосы и коричневая кожа. Похожа на обычного человека. На вид ей где-то 25.

Все нужные выпуклости у неё есть. По меркам моего мира она похожа на взрослую развратную девушку в белом халате. Правда, одна взрослая развратная девушка у нас уже есть — Садина.

— Какой глубокий пух. Интересно, какая она изнутри?

Алхимик (?) открыла клюв Фиро и схватила её за язык. Как Фиро ни сопротивлялась, девушка управлялась с ней легко, будто с младенцем.

— М-м!

Наконец, алхимик (?) вовсе засунула голову ей в рот, но тут Фиро всё же удалось её выплюнуть.

— Не вырывайся, тебя тяжело осматривать! Веди себя тихо.

Фиро уже собиралась пнуть нахалку подальше, но вдруг та откуда-то достала шприц и швырнула в неё.

Фиро не сумела увернуться, и игла вонзилась в неё.

— Фня-а… — Фиро тут же шлёпнулась на землю. — Н-не могу пошевелиться…

— Т-так, хватит…

— Подожди, не отвлекай. У меня самый разгар осмотра!

— Но я её хозяин, и мне не нравится, когда у меня не спрашивают разрешения на подобные манипуляции!

— О?..

Эти слова заставили алхимика (?) переключить внимание с Фиро на меня.

— Так ты, стало быть, Герой Щита-сама?

— Д-да, это я… а ты кто?

— Я? Я Ратотиль Антрея. Друзья зовут меня Рато.



— П-понятно. Меня зовут Иватани Наофуми, Иватани это фамилия.

— Очень приятно, Наофуми-сан, — ответила Рато, снова впившись взглядом в неподвижную Фиро. — Ты не будешь против, если я её осмотрю?

— Г-господин-сама! Не-ет!

Хм… Если я соглашусь, наверняка узнаю о Фиро много нового, вот только сама Фиро прежней уже не будет.

— Эх… пока против.

— Какая жалость.

Фиро оправилась и медленно поднялась с земли.

— Ух ты. Кажется, мне понадобятся препараты посильнее, если я захочу её изучить.

— Не-ет! Мел-тян, на помощь!

Фиро сбежала. Чувствую, вернётся она не скоро.

— Так это ты жаждешь со мной поговорить? Что тебе нужно?

— Да, я. Я уже успела увидеть много интересного. Растения из одной известной деревни, местных монстров…

— Ну…

— Тут всё такое интересное. Я была бы рада здесь основательно повозиться.

— «Повозиться», говоришь…

Что она задумала?

Кажется, она знает про Биорастение и понимает всю подноготную.

— Мне сказали, ты скандальный алхимик из Фобрея.

— Скандальный? Чушь! Они не понимают ни своей бестолковости, ни моих исследований.

Кажется, типаж безумного ученого создавался как раз под неё.

— Им хватило наглости назвать мои работы преступлением против богов и выгнать из страны! Но боги — это ведь Священные и Звёздные Герои!

— Поэтому ты решила получить одобрение Священных Героев?

Я посмотрел на Рена, тот покачал головой.

— Нет.

— …Тогда что ты здесь забыла?

— Вообще, я пришла изучить Лингуя, но теперь меня интересует совсем другое, — разгоряченно заявила Рато и попыталась схватить меня за руку.

Я увернулся.

— Не трогай меня. Я ненавижу таких женщин.

— Ах, вот оно что. Хорошо, не буду. Но можно мне хотя бы монстров трогать?

Монстров… их у меня, кстати, новых не появляется.

— У них у всех развитие идет по удивительным путям. Я бы очень хотела за ними понаблюдать.

Тут согласен. У всех наших монстров с развитием что-то не так.

Сейчас они в районе 25 Уровня и по размерам заметно превосходят диких монстров.

Вон, например, три гусеницы-переростка, известные как гусеницанды, легко валят стволы разросшегося Биорастения, а рабы смотрят.

…Стоп. Три? Но ведь я покупал двух.

Раз, два… три! Один лишний!

Что происходит?! С утра было два!

— Кто?! Кто без разрешения размножил гусеницандов?!

— Ой! — опомнилась встретившая нас рабыня и попыталась загородить лишнего монстра.

— Поздно спохватилась!

Так ты тоже преступница? Причем она прячет не просто гусеницанда, а самого огромного из тройки!

Ещё с утра этого монстра не было, а значит, она выращивала его втайне от меня.

Видимо, прятала в полях или где-то в Биорастении, которое уже в лес превратилось.

Но при этом, открыв окно Статуса, я обнаружил, что новый монстр числится за мной!

Любительница монстров пытается закрыть телом гусеницианда, но тот слишком большой. И ещё это Биорастение на фоне…

Где-то я это уже видел…

— Что-то мне сцена из старого аниме вспомнилась…

Видимо, в мире Рена оно тоже было. Хотя, не об этом сейчас речь.

— Его нет! Вам показалось!

— Да не спрячешь ты такую тушу!

И хватит уже разговаривать как Девочка из долины!

Тем более твой гусеницанд больше других и активно ползает!

— Живо признавайтесь!

Рабы выстроились и свесили головы. Тут вперёд вышла Атла.

Ты-то куда собралась?

— Вас ждет наказание. Каждый из вас будет лично наказан по приказу Наофуми-сама. И начну я…

— Так, Атла… отойди и помалкивай. Я пытаюсь выяснить, что произошло.

Что Атла собиралась с ними сделать?

И почему мне кажется, что в её голову могут прийти куда более ужасные наказания, чем в мою?

— Ну, рассказывайте.

— Понимаешь, братец… мы вовсе не собирались тебя злить, — Кил прикрыла собой любительницу монстров.

— Но как вы… умудрились записать его на меня?!

— По секрету попросили продавца рабов.

— РАБОТОРГОВЕЦ!

И когда он только успел?!

— Зачем он вообще…

— Всё-таки это первое яйцо, которое мы нашли!

— А?

Подытожу рассказ.

В ходе одной из охот, на которой рабы набивали Уровень, они наткнулись на гнездо монстров и прихватили оттуда яйцо.

Они дотащили его до деревни, и тут встал вопрос, как за ним ухаживать.

— Ты про это знала, Рафталия?

— Нет!

— Мы знали, что Рафталия-тян обязательно расскажет тебе.

— Разумеется! Что на тебя нашло, Кил-кун?..

Кил продолжила рассказ.

Разумеется, рабы понимали, что яйцо вылупится, пока не нанесена печать. Но пока они раздумывали, в деревню удачно заехал работорговец.

Рабы скинулись мелочью, которую я им давал на жизнь, и уговорили работорговца нанести печать.

Тот посоветовал записать монстра на меня, чтобы он лучше рос и развивался… и вот результат.

Мда. Я специально не давал гусеницандам поднимать уровень, чтобы они не слишком вымахали, но лишний прямо-таки здоровый. Раза в полтора больше других. И что теперь делать?

— Не убивайте-е!

— Помолчи, долинная!

— Что значит «долинная», братец?!

— По-моему, она напомнила Наофуми персонажа одной из сказок его родного мира, — хладнокровно пояснил Рен мои слова. Я не против, объяснять всё равно было лень.

Эх-х… вот ведь учудили.

Девушка, без конца цитировавшая Принцессу из Долины, всё ещё пыталась закрывать собой гусеницанда.

— Запомните, ваша самодеятельность вредит в первую очередь мне, а не вам! Если очень хотелось воспитать монстра — сказали бы мне!

У меня полно монстров, купленных у работорговца, не хватало ещё, чтобы вторая стая появилась.

— Сама и будешь за ним ухаживать. Замечу, что на кого-то оставила — сразу продам!

— Е-есть!

Ну что за дела… ни минуты покоя.

— Ты прямо как нянька, Наофуми, — вдруг выпалил Рен нечто совершенно возмутительное.

— ЧТО-О?!

Какая я нянька?! Не смей так ошибаться!

Я пристально взглянул на Рена и уже собрался как следует замучить его вопросами, но тут раздался голос Кил:

— Видишь?! А я говорил, что братец разрешит!

— Что? Ты говорила, что если братец Щита узнает, то сразу продаст. Как сейчас помню: «Он родную мать за деньги продаст, так что никому не рассказывай». Не забыла, Кил-тян?

— Я тебе не «тян»!

— Эй, вы…

Одна лучше другой… стоп, секунду. Если мне не изменяет память, Кил говорила про «первое» яйцо.

— Надеюсь, больше яиц нет?

— Есть, — рабы кивнули.

— Есть?!

Не знаю, откуда в них вдруг проснулся талант находить гнезда монстров, но в подвалах их домиков нашлась целая куча яиц монстров.

— Мы думали накопить денег, чтобы работорговец и их пометил.

— Вы что… собирались всю эту кучу высидеть?!

Это была бы катастрофа. Хотя, вру, с маленькими монстрами совладать не так сложно.

— Да…

Кстати… я и не знал, что у диких монстров тоже есть яйца.

Бесполезные можно пустить на еду. Правда, чувствую, рабам это не понравится.

— И что, все гусеницанды?

— Понятия не имею. Их тут откуда только нет.

Рато положила руку мне на плечо.

— …Чего тебе? Я занят. Поговорим по…

— Ты мне разрешишь проводить исследования, если я буду бесплатно распознавать яйца?

Хм… «бесплатно». Это слово быстро пробуждает во мне расчётливость.

Но в то же время бесплатный сыр, говорят, бывает только в мышеловке. И как быть?

— Нет! — вдруг возразила любительница монстров, которую я отныне переименовываю в Долинку.

Похоже, как только разговор заходит о монстрах, она начинает отчаянно упираться.

— Так, погодите… дайте подумать.

Рато может оказаться ценным союзником. Нам бы пригодился эксперт по монстрам. Работы ей здесь море.

К тому же, если я не сильно наглею, она вроде как алхимик, а значит, ей можно поручить дальнейшую работу над Биорастением.

А с другой стороны, как-то подозрительно вовремя она объявилась…

— Вы с ней точно не сговорились, чтобы меня уломать?

— Нет!

— Наофуми. Я, конечно, согласен, что как-то странно вышло, но тут ты явно не прав.

Хм… Да уж, «странно вышло», но прикопаться действительно не к чему. Зайдём с другой стороны.

— Какова твоя цель, Рато? Если меня устроит ответ, я соглашусь.

— Цель? Создать сильного монстра.

— О как…

Создать сильного монстра… проще некуда.

Любой, кто играл в игры, где есть синтез или перераспределение характеристик, сможет её понять.

Впрочем, с учетом того, что речь идет о живых созданиях, можно понять и отвращение жителей Фобрея.

— Для этого я должна анализировать монстров, придумывать новые алхимические формулы и заклинания. Однако тамошние глупцы заявили, что боги мне такую ересь не простят, разнесли к чертям лабораторию и переубивали все мои образцы.

— Гм… то есть, если я правильно понимаю, ты укротительница монстров, которая изучает возможности их усиления с помощью алхимии?

— …В принципе правильно.

Хм. Она не любит, когда её не понимают, но согласна, чтобы её считали укротительницей?

Я считал её помешанной, но она, кажется, умеет и со стороны на себя смотреть. Наверное, она из тех, кто психует, только когда встаёшь у неё на пути.

— Хотелось бы услышать приземлённую точку зрения. Что скажешь, Эклер?

— М? Я? — озадаченно переспросила не терявшая бдительности Эклер.

— Да, ты. У неё не слишком опасные исследования?

— Лично я в этом не очень разбираюсь. Однако, глядя на Фиро-доно, могу сказать, что монстры вполне могут стать сильными бойцами.

Ответ настолько же честный, насколько бесполезный.

Есть у меня подозрение, что официально такое не поощряется… как же быть?

— Рато, ты что, собиралась создать боеспособных клонов Лингуя?

— Да, эта мысль в вашем стиле, Герой Щита… Кстати, какой у вас титул?

— У Иватани-доно? Граф.

— Понятно. Интересное предложение, Граф. Я подумаю.

— Вот к слову об этом. Ты слышала, что мы ходили в параллельный мир?

— Конечно. Все знают, что вы отправились в погоню за врагом и успешно одолели его.

— В том мире мы видели созданных алхимиком клонов аналога Лингуя.

Я ни за что не доверюсь человеку, который попытается пойти по тому же пути в этом мире.

Поэтому пытаюсь подловить её. Если и она хочет того же самого — выгоню.

— …И что? Исследования других людей меня не интересуют, — с честным видом ответила Рато, проводя рукой по волосам. — Хотя клонирование зверя-защитника когда-то и меня волновало. Если это кому-то удалось, я, может, посмотрела бы выкладки, но не более.

Хм. Поначалу я думал, что Рато сумасшедшая, но теперь вижу, что ей вроде бы можно доверять.

Подражать одному мерзавцу её, кажется, не тянет.

— Я, правда, пока не понял. Ты занимаешься тем, что в игре называлось приручением монстров? — спросил Рен, раскапывая знания об игре.

— Если нужен конкретный пример моей цели, я скажу так: Филориалы.

Странно, по-моему, обычные Филориалы не так уж сильны… возможно, она подразумевает существ уровня Фитории.

Вот Фитория действительно устрашающе сильна.

Во время битвы с Лингуем она нас всех защищала. Именно тогда весь мир узнал, что она не просто легенда.

— В ходе самостоятельных исследований у меня появилась теория, что Филориалов создали Герои. Они задумывались как божественные птицы, способные потягаться по силе с драконами. Я тоже хочу создать существ, которые останутся нашим потомкам! Монстров, которые будут помогать людям!

Ясно… выходит, её цель — лично создать монстра, который войдёт в легенды.

— Филориалы обитают везде и всюду перевозят людей. Я тоже хочу создать полезного монстра!

— В принципе, я тебя понимаю.

Я много играл в игры о выращивании монстров.

…И даже втайне от Рафталии подумываю о том, нельзя ли как-нибудь развить Раф-тян.

Если Рато заслужит достаточно доверия, чтобы я дал ей некоторую свободу, можно будет с ней этот момент обсудить.

— Я не выношу лжецов. Мне придется поработить тебя, чтобы ты не могла лгать. Всё еще согласна?

— Поработить… опять ты за своё, Наофуми.

— Да, я твёрдо стою на своём.

— Что же, если этого хватит, я с радостью расстанусь с человеческим достоинством, — удивительно быстро согласилась Рато.

Только выразилась так себе…

Впрочем… теперь я начинаю ей доверять.

Если станет рабыней, её нетрудно будет наказать за ложь.

— Хм-м…

Выражаясь иначе, с её помощью нам могут открыться пути усиления монстров.

Весьма ценный кадр.

А благодаря рабской печати она не отвертится от работы, даже если в будущем с ней начнутся проблемы.

Может, она даже придумает, как толково распорядиться яйцами, которые принесли в деревню рабы.

Рато будет где экспериментировать, а у меня появится ещё один ценный союзник в битве против волн.

— Учти, я буду многое требовать от монстров. Буду напрягать их, как рабов. К которым, кстати, и ты относишься.

— Все бывают рабами — и монстры, и люди, и полулюди. Это не повод ставить одних выше других из жалости.

Хм-м… интересно она о предвзятости рассуждает.

Я слышал, что в моём мире заграничные женщины, требуя равноправия с мужчинами, протестуют и против привилегий. Наверняка им очень не понравились бы японские представления о равноправии, где в центре столицы ходят специальные поезда только для женщин. Видимо, Рато рассуждает примерно так же.

— Я не выношу любви к одним существам, соседствующей с презрением к другим.

— О как…

— И я не согласна с теорией, по которой монстры появились в мире из-за волн. Ведь монстры, как и Герои, сражаются против них!

Долинка надулась и посмотрела на Рато. Кажется, она не настолько любит животных, чтобы ставить себя на один уровень с ними.

— Я понял твою цель. Ты считаешь монстров грозной силой и хочешь с их помощью воевать против волн, так?

— Да!

— А как тебе такое?.. — я достал семя Биорастения и показал Рато. — Это растение, но его можно изменить так, что оно станет почти монстром. Ты сможешь как-нибудь переработать его, чтобы можно было создавать полезные лекарственные травы?

— Для меня это проще простого.

Хм… кажется, наши мысли во многом сходятся.

— Наофуми-сама? Неужели вы согласитесь пустить её к нам?

Рафталия ей всё ещё не доверяет.

Впрочем, в Рато и правда подозрительности не меньше, чем похвального стремления влиться ко мне в доверие любыми средствами.

— Почему бы не дать ей испытательный срок? А там посмотрим, что будет.

Нам как раз не хватает специалистов.

Плюс уже есть Сэйн — удачный пример неожиданного пополнения. Будет странно, если с Рато не повезет, раз повезло с Сэйн.

Я пожал руку Рато.

— Буду многого от тебя ждать.

— Простите, — вмешалась Эклер. — Если вы закончили, у меня к вам срочное дело.

— Что? Ещё какое-то? Мы же вроде всё обсудили?

— Ой, точно! Герой Щита! Вам нужно кое-что увидеть! — воскликнула ещё и Долинка.

Ты до сих пор здесь?

— Мы кое-что нашли, пока тебя не было, Наофуми.

Да что такое?.. Эклер повела меня к выходу из деревни, рабы остались позади.

Кроме Рато. Она удивилась и пошла за нами… И кроме Долинки, которую я тоже не звал.

Глава 3. Филориалы и драконы

На выходе из деревни нас встретила гора деревянных ящиков.

— Откуда они? Вчера их тут не было.

— Для начала внутрь загляни.

Я открыл один из ящиков и заглянул внутрь.

В ящике было много всего. Оружие, яйца монстров и ещё куча всяких разностей.

— Что это? Рабы накупили ерунды на деньги, которые я им давал? Кто-то оставил груз рядом с деревней? Или это всё, что ты награбил непосильным трудом, Рен?

Ещё недавно он был главарём банды разбойников. Я посмотрел на Рена, но тот замотал головой.

— Нет. У моих такого никогда не было.

Хм… даже у Рена никаких догадок.

…Неужели Мотоясу? Может, это он так решил сделать Фиро подарок?

С него станется.

— Прочитать не забудь.

— В смысле?

Я еще раз осмотрел крышку открытого ящика. Потом на остальные. Похоже, они все исписаны. Почерк до ужаса корявый.

«Герою Щита-саме. Отдайте это несчастным рабам».

— И как это понимать?

— По-моему, это пожертвование. Я уже посмотрел, некоторое оружие очень качественное. А среди прочего есть хорошие травы, камни и древесина.

— …Кому это могло понадобиться?

— Вероятно, Шильтвельту или Шильдфридену. Особенно если судить по качеству чернил и тому, что писавший явно незнаком с местной письменностью.

— Нам ничего не будет, если мы возьмем?

— Отыскать, кто это сделал, всё равно невозможно. Все меры предосторожности приняли, даже отметки на оружии уничтожили. И даже если мы вдруг найдем «негодяя», вряд ли сможем наказать.

Сдаётся мне, посылка как-то связана с тем, что мы продали в Шильтвельт охотников за рабами.

Короче, это посылка, чтобы меня умаслить? Вряд ли от меня что-то требуется взамен.

— Любой, кто доставляет неудобства Наофуми-саме, заслуживает тысячи смертей. Давайте казним их всех!

— Атла, ты перегибаешь. Да и какие это неудобства?

Можно взять и сделать вид, что так и надо.

— Вот это нам в буквальном смысле привалило, — сказал Рен.

— Это точно. Так, а что насчет яиц? Можешь распознать, Рато?

— Здесь всё подряд, начиная от кролепиров и заканчивая редчайшими монстрами. Но главное…

Ух ты. С первого взгляда?

— Вот это.

Рато указала на крупное яйцо в одном из ящиков.

Интересно, что это? Яйцо чудовища уровня Лингуя?

— Чьё оно?

— Летающего ездового дракона. Причем редкого, сильного и дорогого, как полагается.

Вот тебе раз… даже как-то неловко такие подарки получать.

— Дракон? Круто же.

— Ага! Ой… — Долинка сгоряча поддержала Рена, но тут же опомнилась, замолкла и отвернулась.

Чего это с ней?

Впрочем, уже скоро она вновь заулыбалась.

Зато Рато не в духе. Не любит драконов?

— Как здорово, что у нас в деревне будет дракон!

— Ты, Долинка, как я погляжу, драконов любишь? А вот Рато нет.

— «Долинка»?!

— Наофуми-сама придумал ещё одно великолепное имя! Я так завидую!

Опять Атла ерунду говорит.

Не буду обращать внимания. Я ей иногда говорю, чтобы помалкивала, но она опять начинает.

Рабыня, которую я назвал Долинкой, посмотрела на меня.

— Почему?

— Потому что я твоего имени не знаю.

— Ты её в честь аниме назвал, да?

— Именно.

Настаивала, что никакого гусеницанда нет, вот и заработала кличку. Пусть ещё спасибо скажет.

— Наофуми-сама и дальше будет тебя так называть, пока не скажешь своё имя. Лучше представься сейчас! — поторопила её Рафталия.

— …Виндия, — сказала Долинка.

— Ага, ясно. Хочешь быть Долинкой?

— Нет!

— Разумеется, не хочет, Наофуми. И не жалко её тебе? — вступился за неё Рен, однако Долинка-Виндия посмотрела на него недобро.

— Ну ладно…

— Нужно попросить всех представиться… А то мало ли какие вы ещё имена выдумаете, Наофуми-сама, — добавила Рафталия.

— Разве это так плохо?

Мне казалось, в прозвищах ничего такого нет.

— Что-то мы отвлеклись. Вернёмся к теме.

— В следующий раз будьте внимательнее… И да. Что будем делать? — невесело откликнулась Рафталия.

Дракон… наверняка Фиро будет против.

Мне его никто не навязывает, но если возьму, может до истерики дойти.

Как же сложно получать дорогие подарки.

Однако вернуть его невозможно, а выбросить жалко. Только и остаётся, что смириться и взять.

— Короче, давайте возьмём. Будет кто жаловаться — сделаем морду кирпичом. Кстати, как там у ездовых драконов с регистрацией и печатью?

— Нужна высокоуровневая печать монстра. В ящик даже положили все необходимые инструменты… Если хочешь, я могу сама на тебя записать, Граф…

— Давай… Кстати, почему ты так не любишь драконов?

Рато раздраженно поморщилась.

— В брачный период высший дракон кидается на всё подряд.

— Чего?

— Ты знаешь, что многие земли, где живут драконы, заражены порчей? Туда очень опасно ходить.

— Правда?

Я в горах драконов бывал… когда на востоке избавлялся от забытого Реном трупа. И ещё когда мы ходили гонять разбойников.

Там и правда была куча драконьих трупов, распространявших заразу.

Вот уж действительно, «заражённая порчей земля».

— Понимаешь, драконам всё равно с кем спариваться. Поэтому там, где они живут, сразу появляются существа с примесью драконьей крови.

— Видимо, ничем хорошим это не заканчивается.

В фэнтезийных играх часто встречаются дракониды и прочие полудраконы. Довольно неприятные создания…

— Ага, драконы не любят покидать свои владения, поэтому вся экосистема катится к чертям. Даже ездовые драконы, если на то пошло — грязнокровки, гибрид с более слабыми монстрами.

Хм… помнится, Япония тоже в свое время пострадала от вторжения иностранных видов.

Когда в японские озёра выпустили чёрных окуней, они чуть не истребили несколько видов рыб, которые за пределами страны не встречаются. Видимо, в этом мире похожие проблемы. На которые накладывается то, что гибриды истребляют или доводят до полного вымирания некоторые виды монстров.

— Но хуже всех — чистокровные драконы, известные как Императоры. Вот этим действительно совершенно всё равно. Они даже людей насилуют.

— Какие мерзкие твари.

Хм? Виндия вдруг надулась.

— Нет, они благородные!

Чего это ты за драконов вступаешься? Хотя она вообще о любых монстрах без конца трещит.

— Отсюда и появилась одна из ныне существующих рас полулюдей: аотацуобразные.

«Аотацу»… Ао — синий, тацу — год дракона… А, нет, просто дракон тоже может быть «тацу»… Синий дракон… Сэйрю?

У нас уже есть «хакуко» вместо Бякко, так что почему бы и нет? Наверняка опять какой-то Герой придумал.

— Ну, это да. Пока брачный сезон не настал, чистокровные драконы благородные и тихие.

— Ясно. Короче, тебе это яйцо не нравится, потому что оно драконье?

— Вроде того. В настройках печати, которую наносят на драконов, есть пункт про запрет размножения — обязательно поставь галочку. Иначе он всю деревню заразит.

Что-то я озадачен.

Как человек, который за свою игровую карьеру уничтожил тьму драконов, я никак не могу понять — если они настолько плодовиты, то почему еще не уничтожили всех людей и полулюдей?..

— Император драконов вам этого не простит! — возмутилась Виндия.

Император драконов. Впервые я услышал этот термин от Фитории, но и потом он периодически всплывал.

Причем даже в мире Кидзуны было дело.

— Да, разумеется, король всея драконов сойдет со страниц сказок и нас накажет. Тот самый, который сражался с Королевой Филориалов.

— Я слышал о нём в параллельном мире, здесь он тоже есть?

— Это просто легенда. Хотя про него, как и про Королеву Филориалов, поговаривают, что они действительно существуют… А-а, и последняя вроде как остановила Лингуя, да?

Видимо, суть легенды в том, что когда легендарный дракон будет угрожать людям и полулюдям, явится Королева Филориалов и убьёт его.

— И всё-таки… странно, что драконы такие плодовитые, но нам до сих пор ни разу не попадались. Кроме, разве что, Тиранодракона Рекса.

— Ну и битва же тогда была! — поддакнула Рафталия. — Но мы потом с ним ещё раз встретились, в колизее.

А. Ну, да, но там бой за секунду кончился, в голове не остался.

— Драконы как правило обитают в малолюдных пограничных регионах. Может, ты там просто не бываешь, Граф?

Я бываю там, куда ведут основные торговые маршруты… Так что действительно, в горы и пещеры я почти не забирался.

Ну вот сходил разок перед тем, как за Реном погнаться.

И как раз тогда нам довелось сразиться против полудраконов.

— А ты, Рен?.. Хотя, ты точно видел.

— Ага… положился на знания из игр, прикончил… и в результате столько ущерба. Даже не знаю, как возмещать…

Рен теперь настолько серьёзно раскаивается, что сразу приуныл. Чувства ответственности у него с избытком.

— Зато я знаю — просто продолжай честно трудиться, чтобы спасти мир!

— Понимаю, но всё-таки…

— Ты ведь понимаешь, что расплатиться жизнью у тебя не выйдет?

Если хоть кто-то из Четырёх Священных Героев умрёт, мне же будет хуже.

Я не только слышал об этом от Фитории, но и в некоторой степени ощутил в мире Кидзуны.

Нельзя, чтобы Рен умер.

— … — Виндия без конца сверлила Рена взглядом.

— Ничего удивительного, — сказала Рато. — Драконы не любят покидать свои владения, поэтому их не встретить, если специально к ним не ходить.

— Ясно. Как бы там ни было, я стараюсь не упускать такие возможности, так что вырастить попробуем.

— Чем дальше мы отстраиваем деревню, тем меньше она похожа на мою родину! — воскликнула Рафталия.

Хм. Рато разбирается и в монстрах, и в растениях… она всё больше и больше напоминает мне фермера.

Кстати, если её назначить ответственной за сельское хозяйство… начать собирать урожай с Биорастения… и получать какой-нибудь доход с монстров… у нас тут получится полный аналог одной известной игры про фермера.

— Выращивать драконов очень тяжело. Поймёшь все тяготы, через которые проходят наездники.

— А-а, наездники, помню, видел во время битвы с Лингуем. Не очень-то они сильные были.

Вспоминается, как они с воплями падали на землю после залпов фамилиаров Лингуя.

— Я не знаю, чем всё кончится, если ты начнёшь выращивать дракона, Граф. Особенно если посмотреть на развитие твоего Филориала.

— Хм… Да, действительно. Это надо учесть.

В общем, мы решили вырастить ездового дракона.

Но оказалось, он вылупится не сразу после ритуала печати — нужно подождать.

Рато наотрез отказалась ухаживать за яйцом до рождения, так что забота о нём свалилась на меня.

— Какого чёрта я должен таскаться с этим яйцом?!

Теперь мне приходится носить яйцо на себе, чтобы греть.

— Почему не Рен?! — выпалил я и уставился на Рена.

— Не… я его испортить могу, если притронусь.

Ах да, на нём же проклятие. Нельзя забывать, что из-за Проклятой Серии он теперь портит все, к чему прикасается. И поэтому старается лишний раз ни к чему не притрагиваться.

— Нет! Только не Герой Меча! Герой Щита, ухаживайте сами! — настойчиво попросила Виндия.

Не понимаю я, откуда в ней столько враждебности к Рену… но пусть.

Буду считать это одной из тягот на пути к получению дорогого дракона.

— Где Раф-тян?!

— Зачем тебе здесь Раф-тян?

— Хочу погладить, чтобы развеяться.

Раф-тян в такие минуты — лучшее лекарство.

Но почему её нет?! Как потом оказалось, она дремала в деревне.

— А-ха-ха-ха! Ну ты даешь, братец! — захохотала Кил, тыча в меня пальцем.

— Ах ты! Чёрт побери! Не, я отказываюсь! Хватит ведь и одной печати?!

— Нет, только так можно стать монстру родителем. Без этих приготовлений он будет иногда игнорировать приказы, так что терпи! — раздражающим тоном ответила Рато.

Неужели с драконами столько мороки? Мне тут же захотелось от него избавиться.

— Ты уверена?

— Да! Верь мне, я учёный.

— Когда ты так говоришь, я как раз перестаю верить…

— Чего-чего?

— Ничего. Ясно, говорю.

Как же меня всё это задолбало.

И надо же было именно сейчас вернуться Фиро… причем вместе с Мелти.

В самый неподходящий момент. Такое ощущение, будто главный школьный задира меня в одних трусах увидел.

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Ты чего, Наофуми?

— Заткнись, вторая принцесса!

— Ты обещал, что не будешь меня так называть!

— Сначала прекрати смеяться, дура!

— Дура?! Ты назвал меня дурой?!

— Мелти… — удрученно протянула Рафталия.

От её жалости мне ещё больнее.

Тут еще и Атла подключилась:

— Я не знаю, кто ты, но я уничтожу любого, кто досаждает Наофуми-саме.

— Ну уж нет, это нам слишком дорого обойдется!

Дерьмо… как я до этого докатился?

— Кстати, Граф, какого пола нужен дракон?

— Чего?

— Пол можно выбирать по своему усмотрению с помощью температуры окружающей среды яйца. Тебе лучше самец или самка?

Кажется, припоминаю, что у некоторых пресмыкающихся примерно так пол и определяется.

Значит, и драконов это касается?

— Зная тебя… самку? Она ведь потом может мутировать, как Филориал, и научиться превращаться в человека.

— Ты это к чему? По примеру Кил решила, что я себя специально женщинами окружаю?

Я покосился на Фиро.

— Что-о?

Как же поступить с учетом того, что развитие дракона может пойти по особому пути?

Что, если дракон обратится человеком с характером как у Фиро? Тогда с началом брачного сезона у меня появится еще одна головная боль.

Поэтому, чтобы оградить себя от возможных последствий…

— Самца.

— Даже не знаю, стоит ли спрашивать, почему ты так ответил, глядя на Фиро-тян, — пробурчала Мелти.

А то ты не догадываешься. Самого себя обезопасить пытаюсь.

— Хорошо. Этим я сама займусь, неси себе спокойно. Еще денька два-три так проходишь, он и вылупится.

— Ну-ну. Дерьмо! Пусть только кто-нибудь попробует засмеяться!

— Удачи тебе, Граф.

Мы вернулись в деревню и поселили в ней алхимика.


Обычно днем у нас достаточно времени, чтобы сходить на охоту, если не случается непредвиденных событий.

Сегодня же я ходил в город, знакомился с Рато и разбирался с подарками. Так что времени не осталось.

Ближе к вечеру я приготовил ужин и накормил подопечных.

— Братец, братец! Добавки!

— Если останется.

— Ясно ведь, что не останется! Приготовь ещё!

Приготовить достаточно еды для Кил и других прожорливых растущих рабов — тяжкий труд.

Когда ужин закончился, на улице совсем стемнело.

— Ох, брат! Отпусти.

— Нет.

— Короче, Фоур, Атла на тебе. Надеюсь, хотя бы сегодня она не сбежит.

— Ага…

Как только Фоур вернулся с тренировки, я отдал ему Атлу.

— Наофуми-сама-а! Тебе не удержать меня, брат, вот увидишь!

— Не отпущу!

Даже не знаю, считать их отношения хорошими или плохими…

Но свято место пусто не бывает. Как только брат с сестрой ушли, на плечо запрыгнула Раф-тян и сразу же объявилась Садина.

— Наофуми-тян! Давай развлечемся.

— Опять ты, пьянчуга?

— Добрый вечер, сестрёнка Садина.

— Ох, Рафталия, тебе уже скоро спать пора.

— Кстати, да. Детям лучше ложиться пораньше.

— Хватит считать меня ребёнком!

Вот такими разговорами мы и коротаем вечера.

Я занимаюсь накопившейся работой, а Рафталия и Садина ошиваются рядом, пока, наконец, не уходят укладывать боящихся темноты рабов.

— Наофуми-тян, а как насчет того, чтобы хорошо провести время после того, как детишки уснут?

— Вот ещё!

— Да ла-адно тебе, — протянула Садина, начиная раздеваться, но тут Рафталия вцепилась в её плечо и посмотрела зловещим взглядом.

— Сестрёнка Садина?

— Вот тебе раз.

Садина хихикнула. Всё-таки, ей когда-нибудь надоест?

— Какая жалость. Но помни, я всегда готова.

— Валите спать!

Достала… Кстати, Садина очень быстро набирает Уровень и уже достигла 62-го. Кажется, её методы даже эффективнее, чем привязывание рабов к Фиро.

Во всяком случае, сбросившийся в один с ней день Фоур пока еще 39 Уровня.

— Идём уже, сестрёнка Садина.

— Ну ла-адно. Пока, Наофуми-тян.

— Ну-ну.

Ну и денёк выдался. Встал пораньше, успел поиграть с монстрами, а потом всё дела. Где же тут время на прокачку взять?

…Можно ходить на охоту с невероятно шустрой Садиной, хотя сдаётся мне, это всё равно что дьяволу душу продать.

Может, попробовать Рена с ней отправить? Правда, он плавать не умеет.

Я подумал закруглиться на сегодня и пойти спать, но тут в дверь постучали.

— Наофуми, ты тут?

Только ушли Рафталия с Садиной, как заявился Рен.

— Чего тебе?

— Ну… когда мы днём со всем разобрались, я всё-таки сходил на охоту с Эклер и рабами. Кажется, я понял, какое проклятие оставило чревоугодие.

— М? Разобрался всё-таки?

По окну характеристик Рен так и не смог выяснить, в чем состоит это проклятие.

Мы прорабатывали варианты по очереди… но на это ушло время.

— Как мы с тобой и думали, проклятие чревоугодия… не даёт набирать опыт.

— Ух…

Поскольку чревоугодие требовало расплачиваться за навыки очками опыта, нам сразу показалось, что оно могло запретить набирать очки.

— Ты точно не слишком близко сражался?

— Точно.

В своё время мы выяснили, что если Священные Герои будут сражаться бок о бок, то опыт не получат.

Чтобы этого не происходило, Герои должны сражаться не меньше чем в километре друг от друга.

Не слишком большое расстояние, но всё же немаленькое. Если нечаянно перейти границу — будешь без опыта.

Но если Рен и снаружи не получал опыта, скорее всего, дело как раз в проклятии.

Вот Рен даёт. Умудрился обвешаться как раз теми проклятиями, которые мешают развиваться.

Мы должны хоть частично снять его, потому что сейчас Рен по сути оказался в тупике.

— Что-то ещё, или ты только поэтому зашёл?

— Ещё я хотел, чтобы ты оценил мою писанину…

С учетом того, что нам предстоит, я решил научить Рена здешней письменности. Так он сможет читать книги заклинаний и изучать магию. Сложность в том, что проверять знания Рена могу только я, как знающий японский.

Интересно, а Лисию можно научить японскому? В параллельном мире она довольно быстро освоила язык.

— Иди спать, с утра рано вставать. Результаты завтра скажу.

— Хорошо. Ты бы тоже отдохнул, Наофуми. Устал, наверное.

— Эх…

Может, отправить его с кем-нибудь на Кальмиру, чтобы полечился в горячих источниках?

На нас с Фиро и Рафталией слишком мощное проклятие, нам не поможет, но у Рена Проклятое оружие не столь сильное.

Надо бы выкроить время и отправить его на острова, например, с Эклер.

Сейчас, после конца Оживления, там наверняка работают порталы, и даже если не работают, можно отправить Рафталию зарегистрироваться в подводном храме, а затем пусть переправит группу Линией Возврата.

— Думаю, в ближайшее время я тебя с Эклер и Бабулькой отправлю лечиться и тренироваться.

Тут недалеко, день на корабле. Послать с ним Эклер и Бабульку тоже будет нелишним. Тренировки, все дела.

Потерять всего день при изучении языка и магии не так уж страшно.

Тем более, учу его я. Будет слушаться — освоит быстрее меня.

— Хорошо, если ты настаиваешь.

— Постоять за себя сам сможешь, если про методы усиления не забудешь.

Рен не только усердно тренируется, но и воплощает в жизнь методы усиления, о которых я ему рассказал.

Эффект проклятия не мешает ему просто сражаться, так что надеюсь, случайное столкновение с охотниками за Героями его не убьёт… ключевое слово «надеюсь». Как раз на всякий случай я и отправляю его с Эклер и Бабулькой.

— В общем, готовься, скоро отправлю.

— Ладно, Наофуми.

Рен ушёл, а я лёг спать.

Вот так я и живу.

События, может, и меняются, но обычно жизнь у меня всегда такая напряженная.

Эх… надо бы найти время на прокачку Уровня. Кстати, спать с яйцом на спине очень неудобно.


Спустя два дня, днём.

— Наофуми-сама, — Рафталия смотрела на меня негодующим взглядом.

Мне тоже кажется, я немного переборщил.

— Неплохо у тебя получилось.

— Ага. Всего два дня — и такой успех. Все-таки я гений.

Мы с Рато поработали над Биорастением.

Результат превзошёл все ожидания. Всё-таки сказывается работа со специалистом.

Рато уже превратилась в мою рабыню. Я тут же настроил печать так, чтобы она не могла врать.

Печать, кстати, высокоуровневая. Сбежать она не сможет. Предаст — умрёт.

Я всё ещё отношусь к Рато настороженно, однако сама она с головой ушла в исследования и условиями вроде бы довольна.

Но не об этом речь.

Мы с ней занимались разработкой Биорастений, которые могли бы использоваться в качестве нехитрого жилья.

Мне хотелось расширить деревню, чтобы в будущем она могла принять новых рабов.

Так мне и пришла в голову забавная идея привлечь для решения задачи Биорастение.

Эксперимент удался. У нас появилось замечательное Биорастение, из которого прорастает дом.

Мы назвали его плющ-палаткой.

Знаю, что название смешное, но с тем, что растение работает, не поспоришь.

Бонусом идёт то, что растение фотосинтезирует и за день накапливает энергию. Ночью его цветы загораются, так что даже освещение есть.

Мои рабы быстро адаптируются ко всему. Даже на первый взгляд опасные плющ-палатки легко нашли жильцов.

Еще один плюс в том, что если дом мешает, от него легко избавиться с помощью гербицида.

Короче говоря, у нас появилось крайне удобное и крайне дешёвое жильё.

И теперь Рафталии не нравится то, что вся деревня по периметру обросла домами.

— Прости.

— За что вы извиняетесь?

— Ты ведь злишься на то, что твоя деревня превратилась в обитель зла, к которой обычный человек не подойдёт?

— Ну… я всё понимаю… это было неизбежно.

Что же касается Рато, ей очень понравились мои методы работы с Биорастением.

Она даже назвала их «революционными».

Не знаю насчет «революционности», но вся суть в том, что я просто перераспределяю характеристики с помощью Щита.

Как я понял, Щит оказывает огромное влияние на растение, поэтому наше с Рато сотрудничество состоит в том, что я по её указаниям примерно раскидываю характеристики, а дальше уже она сама занимается точной настройкой.

Прямо сейчас мы заняты разработкой Биорастения, с которого можно получать лекарственные травы.

В идеале я бы не отказался получать с них сразу лекарства, но Рато сказала, что это будет сложновато.

Разумеется, мы уже успели повидать множество неудач.

Например, наш первый прототип плющ-палатки оказался домом-людоедом.

Рато сразу предупредила, что дом опасный и что заходить нельзя, но Виндия и Фиро всё равно с горящими глазами побежали внутрь. Растение схватило их, однако мы на пару Рафталией сумели уничтожить его и освободили пленниц.

На нас весь день деревня странно косилась.

Кроме того я успел с помощью Рато оценить яйца монстров.

Она первым делом обратила внимание на то, что все мои монстры отлично развиваются, и спросила, в чём мой секрет. Я объяснил про прибавки Щита Монстровладельца. Рато пришла в восторг и ещё долго сверлила Щит взглядом.

— Вот оно как. Я уже слышала, что у Героев отлично получается выращивать монстров. Так вот в чём ваш секрет?

— Видимо. Кстати, остальных Героев это тоже касается?

Поскольку у нас есть Рен, я решил проверить. Действительно, соответствующее Оружие у него тоже открылось.

— Я уже говорила с Героем, но он мне про это не рассказывал.

— Вот как?

Видимо, не любит он тебя.

Как мне рассказывали, Звёздный Герой Фобрея — человек традиционных взглядов.

Наверняка он недолюбливает выходящие за общепринятые рамки исследования, работу над монстрами и особенно алхимиков вроде Рато, которые этим занимаются.

Рато на тему Героя распространяться не хочет, так что знаю я о нём по-прежнему мало.

Хотя мы его вроде приглашали обсудить важные темы. Хотелось бы, чтобы он не задерживался.

Помимо всего прочего мы вовсю придумываем новые разновидности Биорастения со съедобными плодами.

Вкус получается прекрасный, и сдаётся мне, разработку других съедобных разновидностей можно полностью оставить на Рато.

Воспитание монстров я доверил рабам, и уже в скором времени они смогут всерьёз заняться разъездной торговлей.

— Никак не нарадуюсь этим семенам. Благодаря им у меня уже и лаборатория есть.

Лаборатория Рато — крупное здание, модифицированная плющ-палатка.

Рато натаскала туда неизвестно откуда взявшиеся резервуары и объявила своей лабораторией.

Внутри резервуаров булькает жидкость и плавают монстры, похожие на тварей из какой-нибудь научно-фантастической книги.

От их вида у меня появились сомнения в том, стоило ли Рато у нас селить.

Замечу, что прошло всего два дня. Её подопытные мутируют очень быстро.

К тому же и лабораторию она построила за эти же два дня…

К слову, Виндия и Рато постоянно спорят на тему монстров.

Виндия полагает, что монстры должны становиться сильнее в битвах, а Рато полагает, что их нужно усиливать научными методами. Впрочем, я не скажу, что у них прямо ненависть друг к другу — обе считают, что монстров необходимо усиливать, и часто обсуждают различные методы.

Правда, поскольку Виндии не хватает ума, Рато над ней зачастую просто издевается.

— Что же, если ты не против, я буду заниматься работой над Биорастением, пока не надоест. Если понадобится помощь — скажи.

— Ага, мне ещё от тебя понадобится работа над монстрами.

Мне очень, прямо даже жизненно необходимо набрать сильных союзников.

Битва с Лингуем хорошо показала, что сражаться удобнее толпой. Поэтому, выражаясь проще, сильные монстры — это хорошо.

Щёлк, щёлк…

За спиной послышался звук. Кажется, дракончик скоро вылупится.

— Я чувствую биение жизни.

— О, Атла, ты и такое чуять умеешь?

Я спустил яйцо со спины и осмотрел.

— Он вылупляется? — поинтересовалась Рафталия.

— Видимо.

У дракона яйцо куда больше, чем было у Фиро.

Скорлупа растрескалась, дракон уже рвётся наружу.

— Кстати, чем кормят драконов?

— Может быть, мясом? — предположила Рафталия.

— А у нас оно есть?

Надеюсь, на деревенском складе еще осталось копченое или вяленое мясо…

— Зависит от дракона, — вмешалась Рато. — Этот всеядный.

Это радует.

Будем кормить плодами Биорастения — в последнее время мы их собираем в огромных количествах, поскольку я надеюсь в будущем экспортировать в основном их.

— Кюа-а-а-а-а! — заголосил дракончик, высунувшись из яйца.

Давненько я не видел, как рождаются монстры. Когда-то и Фиро такой была… хотя, нет, она была поживее.

Размером дракончик примерно с мою голову. Явно больше, чем новорождённая Фиро.

— Ну и странно же он выглядит.

Он такой пузатый, что похож на тыкву, а из спины у него тянутся до смешного маленькие крылышки.

Хвост толстый. Пара рогов на месте, а вот чешуёй дракончик пока не оброс.

Я поднял детёныша на руки и отметил, что он довольно горячий.

— Кюа! — дракончик заморгал и посмотрел на меня. — Кюа-а! — поприветствовал он меня, поднимая лапу.

Да, кстати, надо бы впитать Щитом скорлупу. Я поднес Оружие к остаткам яйца…

…Щёлк!

Что за? По Щиту искры пробежали.

Нечто подобное я уже видел в мире Кидзуны.

Случилось это, когда я открывал Щит Магического Дракона. В тот раз Щит реагировал так же.

— Хи-хи… надо же, какой миленький, — Рафталия тыкала в дракончика пальцем. — Вспоминается маленькая Фиро.

Дракончик слабо укусил Рафталию за палец.

И это существо — воплощение похоти?

— Значит, вот он какой, дракон? Он очень теплый, и я чувствую, как в нём пульсирует жизнь, — заметила Атла, тоже начавшая играть с дракончиком.

Я думал, что тигр с драконом не должны быть в ладах.

А оказалось, ничего подобного.

— Ну что, давайте-ка я его осмотрю, — Рато внимательно посмотрела на дракончика и слегка ощупала. — Ага. Здоровый детёныш без серьезных отклонений. И у меня всё-таки получилось — это самец.

— Вот и славно.

Может, он тоже разовьётся как-то по-хитрому и научится превращаться в человека, но с самцом проблем не будет.

Точнее, будут, когда только-только научится.

Рато отпустила дракончика. Тот сразу вцепился в меня и начал карабкаться. Чего это с ним?

— Не думаю, что с его воспитанием будут какие-либо сложности.

— Ясно.

— Советую как можно скорее начать брать его на охоту. И учти, у растущих драконов ужасный аппетит.

— …Ты забыла, с кем разговариваешь?

— Ах да, Граф, у тебя же вокруг сплошь детишки с драконьими аппетитами, — Рато кивнула, признавая поражение.

Что ж ты поглумиться не дала? Все усилия насмарку.

— И что за подвид дракона нам подсунули?

— Выр. Это на редкость верные и ценящие верность создания даже по меркам драконов. Выры — гибрид между чистокровными драконами и тирэлями.

— Тирэлями?

— Тирэли — это большие монстры-ящеры. Летать не умеют, но скакуны из них отличные. Правда, встречаются редко.

— О как…

Не слышал о таких. И не видел. Да и драконов я пока почти не встречал.

— Вряд ли ты слышал о тирэлях, граф, ведь в Мелромарке они не водятся. Не думаю, что их тут кто-то держит.

— И где они тогда водятся?

— В основном в Фобрее, Шильдфридене и Шильтвельте.

— Ага…

— Это и есть вылупившийся дракон?! — воскликнула примчавшаяся Виндия и тут же потянулась к детёнышу.

— Кюа! — тот не смутился и приветливо помахал лапой.

— Я собираюсь его потом с вами на охоту посылать, вы готовы?

— Ага! Правда, Фиро-тян наверняка будет против, — согласилась Виндия, тиская дракончика.

Как ни странно, послушалась она беспрекословно.

Виндия не стала ныть, что ей жаль монстров, и отказываться от охоты. Да что там, она согласилась с рвением настоящего хищника. Что у неё на уме?

И в то же время… Фиро будет против? Ну, ничего не поделать, ведь драконы и филориалы — заклятые враги.

— Тебя зовут Гаэлион.

— А ну, не придумывать имена без меня!

— Наофуми-сама, это имя выбрала вся деревня, — ответила Рафталия.

— Так и есть, — подтвердила Атла. — Я слышала, как они это обсуждали.

— Серьезно? Ну тогда… ай, ладно, пусть будет.

Всё равно лень имя придумывать. К тому же меня вряд ли хватит на что-то умнее «Дран».

Уж лучше пусть его зовут Гаэлион…



— Я покажу его остальным!

Виндия взяла уход за Гаэлионом на себя. Тем же днём дети отправились на охоту вместе с дракончиком.

Надеюсь, уже скоро он вырастет и станет бойцом.

— Как же я скучаю по Раф-тян.

В последнее время Раф-тян часто катается на голове Фиро.

Похоже, ей на голове Фиро очень нравится, поэтому звать её стало бесполезно.

— Кстати, давно хотела спросить. А тот монстр у тебя откуда? — спросила Рато.

Я покосился на Рафталию.

Та сильно поморщилась.

И что теперь? Что-то мне очень не хочется подробно рассказывать о том, откуда взялась Раф-тян…

Но с другой стороны, она моя любимица. Я хочу сделать её сильнее, чтобы она приносила больше пользы. И для этого лучше рассказать о ней Рато.

— Раф-тян — сикигами… по-местному фамилиар, которого я создал в параллельном мире. Основой послужил волос Рафталии.

— Наофуми-сама! Я догадывалась, но неужели вы и правда?!.

Разумеется, правда.

— Она очень похожа на Биорастение тем, что через Щит её можно всячески усиливать. Однако для этого требуются различные материалы и энергия.

Я провожу в её меню очень много времени.

На прибавки уходят ресурсы, но я всё равно постепенно развиваю её.

Можно сказать, Раф-тян работает по тем же принципам, что и сам Щит.

— Надо же, какие бывают фамилиары. Я думала, новый вид монстра.

— Моя цель — развить её до нового вида монстра.

— Что?! Впервые слышу! Как это понимать, Наофуми-сама?!

А, чёрт. Проговорился о наполеоновских планах перед Рафталией.

— Значит, вот, что вы задумали?

— Пф. Учти, Рафталия, на одном я буду стоять до победного: я не остановлюсь на достигнутом с Раф-тян.

— Я не понимаю, откуда в вас такая напористость.

Как бы мы с Рафталией ни ладили, в чём-то мы друг друга до сих пор не понимаем.

Но это по-моему даже хорошо.

Это значит, что Раф-тян нравится мне не за сходство с Рафталией, а за сговорчивость.

— Что вас не устраивает, Рафталия-сан? Если так желает Наофуми-сан, вы должны покориться воле хозяина.

— Потому что это из тех вопросов, где нельзя покоряться! Подумайте сами, Атла-сан. Что, если бы из вашего волоса сделали фамилиара?

— Я с радостью отдам его Наофуми-саме, если он согласится с ним играть.

Сикигами, тьфу, фамилиар из волоса Атлы? Я сразу представил маленького белого тигра.

В принципе, существо бы вышло миленьким, но я не уверен, что оно смогло бы потягаться с Раф-тян.

— Наофуми-сама, у вас мысли на лбу написаны. Я не понимаю, почему вы настолько привязались к Раф-тян.

Гм… опять Рафталия мысли читает.

— Мне не удалось разгадать мысли Наофуми-самы, но в следующий раз я не проиграю.

У них что, соревнование?

Атла, хочешь научиться читать мои мысли по лицу? Ты же его не видишь.

— Раз так, Граф, почему бы тебе не повысить самоизменяемость характеристик фамилиара?

— Я на примере Биорастения знаю, к чему приводят мутации, поэтому хотелось бы без этого…

— Но мутации не обязательно заканчиваются плохо. Если ты действительно веришь ей, Граф, стоит постепенно давать ей свободу.

Хм… логично.

— По легенде Филориалов создали Герои. Возможно, твоей любимице суждено внести такой же вклад в историю.

Отличная мысль. И как раз вяжется с планами Рато по созданию легендарного создания, которое встало бы в один ряд с Филориалами.

Мы так сразу двух зайцев поймаем.

У меня будет сильная Раф-тян. У Рато — успешный Филориал-номер-два.

Отлично, значит буду впредь постепенно вкладываться в изменяемость Раф-тян.

Сделаем монстра из фамилиара.

— Наофуми-сама, прекратите.

— Даже тебе не остановить нашего с Раф-тян светлого будущего, Рафталия.

— Эх… — Рафталия не стала настаивать. Видимо, ощутила, насколько я серьёзен.

— Ну, ладно… разговоры разговорами, а нам ещё сегодня к Дяде-оружейнику сходить надо.

Удастся, наконец, уйти от щекотливой темы? Кстати, нам действительно стоит наведаться к Дяде, который наверняка доделал катану.

— …Хорошо. Идёмте.

Чем мне нравится Рафталия — она знает, когда не надо упираться.

Мы оставили Рато работать дальше, а сами порталом переместились к магазину Дяди-оружейника.

Глава 4. Стардаст Блейд

— Ты уже здесь, парень?

Дядя-оружейник словно поджидал нас.

Дела у него, как и раньше, идут отлично, поэтому полки магазина в основном пустуют.

Кстати, у нас благодаря тем ящикам, что мы нашли два дня назад, мгновенно решилась проблема с запасом экипировки…

Ну, не пропадать же добру. В крайнем случае попрошу перековать.

— Если тебе материалов не хватает, ты не стесняйся, говори. Я своим в деревне прикажу, они достанут.

— У тебя же там родственники Толли живут? Неловко их просить.

— Я им только всякую тонкую работу поручаю. Им шахту вырыть — самое то развеяться.

Имия, как и другие торкообразные — ребята в основном тихие. В таких очень легко копится стресс и недовольство. Нужно давать ему выход. Как я понимаю, торкообразным копать — всё равно что развлечение. Видимо, строительство шахт кажется им плодотворной работой.

— Уверен, если Королева выделит им рудник, они там потрудятся на славу.

— Премного благодарен за заботу, Герой Щита-сама! — дядя Имии даже поклонился.

Видимо, я угадал, что работа в шахтах помогает им развеяться.

Поэтому он и решил, что это им от меня подарок.

— Вы серьезно? Ну, если вы с Толли оба согласны, может, чего-нибудь и закажу.

— По-моему, нам стоит заказать ресурсы в ближайшее время, — добавил дядя Имии.

Так и думал. Осталось только наладить процесс.

— Я дам своим указания, а потом доставлю добытое.

Это можно поручить Фиро и её подданной-номер-один.

— Заранее прости, что нагружаем, парень. Потом как-нибудь передам список нужной руды.

— Можешь не благодарить, ты ведь нам сильно помогаешь.

— Кстати об этом. Твой заказ готов, — сказал Дядя и сходил вглубь магазина за катаной.

Вид у неё грубоватый.

Гарда вообще похожа на кусок булыжника.

Он специально так сделал?

Дядя заметил, куда я смотрю, и пояснил:

— Это нужно, чтобы передать клинку силу метеорита. Оружие вышло не самое удобное, но что тут поделаешь.

— Ага, так я и думал.

Катана похожа на неудачный опыт.

— Давненько я не делал катаны. И, кажется, до учителя всё ещё не дорос.

— По-моему, она великолепна… — обронила Рафталия, внимательно осматривая клинок.

Сейчас проверим. Я посмотрел на катану навыком Оценки:


[Метеоритная катана. Качество: Отличное]


Качество даже лучше, чем у того щита.

— Уверен, учитель бы ещё лучше выковал.

Хм… я вот не вижу, что с ней можно сделать, поэтому согласиться не могу.

— Я капризничать не собираюсь. Да и какая мне разница, что там твой учитель может. Просил-то я тебя.

— Парень… Да уж, надо продолжать творить.

— Я тоже постараюсь ковать не хуже тебя. Кажется, я вижу, что можно улучшить.

— О? Думаешь, я уступлю?

Дядя Имии и Дядя-оружейник начали переглядываться. Я прямо видел в их глазах огонь соперничества.

— Что скажешь про катану, Атла?

Хоть Атла и слепая, но она чует других людей с помощью Ци. Недавно она научилась «видеть» ещё и вещи, так что почему бы не спросить?

— Вы про это оружие? Я ощущаю силу, которую оно излучает. Это далеко не заурядный клинок.

Значит, отчасти она катану видит.

Я, впрочем, не удивлен, ведь она с такой лёгкостью расхаживает по деревне.

— По-моему, это очень хорошее оружие. Рафталия-сан недостойна им владеть.

— Откуда в вас только наглость…

Рафталия не договорила. Наверняка поняла, что спорить с Атлой всё равно бесполезно.

— Ну ладно, Рафталия, возьми катану.

— Да, кстати! Больше никаких техник в стенах магазина!

— Да-да. Помню.

Дядя сказал это потому, что я как-то использовал Щит Метеора прямо внутри лавки. Хотел показать, что умею, но хозяину магазина выходка не понравилась. Вот он и не хочет, чтобы повторилось то же самое.

Итак, Рафталия взяла катану. Сработало копирование.

— О, у меня получилось. Она скопировалась.

— Прекрасно. Навык открылся?

— Да. Называется, э-э-э…

Катана Метеора, не иначе. У Рена, Героя Меча, от Метеоритного меча открылся Меч Метеора, да и вообще у всех Героев навыки метеоритного оружия кончаются на «Метеора».

— Стардаст Блейд.

— Чего?

«Стардаст» вместо «Метеора»? Стардаст это же вроде «звёздная пыль», а не «метеор»…

Ну, видимо, когда метеор летит к земле, долетает от него только пыль. К метеоритному оружию и то, и другое в принципе отношение имеет.

Интереснее то, что у неё навык по-английски называется.

Тут нелишним будет напомнить, что Катана Рафталии — Клановое Оружие из мира Кидзуны.

Видимо, не стоило ожидать такого же названия от Оружия, которое пришло из чужого мира с другими навыками. Жаль.

— Название навыка очень непривычное.

Вообще, я пока особенно не разобрался, как выбирается язык в названии навыков.

Скажем, у оружия Кидзуны, Грасс и Ларка названия в основном на японском.

Тем не менее, сейчас у Катаны открылся навык на английском.

— Я надеялся, что будет Катана Метеора. Жаль.

— Почему?..

Потому что надеялся, что ты вступишь в ряды придурков-метеорщиков, Рафталия.

И будешь моей коллегой-метеорщицей, раз уж на то пошло.

— Вы раз за разом не оправдываете ожидания Наофуми-самы, Рафталия-сан.

— В чем здесь моя вина?! Катана сама выбрала имя!

— Атла, ты слишком далеко заходишь. Следи за словами.

— Понятно!

Что тебе понятно-то?

Рафталия вернула скопированную Катану Дяде.

— Ну, упражнение получилось что надо. Говори, если ещё что-то понадобится.

— Ладно. Кстати, зови, если вдруг совсем в тупик зайдёшь. Может, надо будет разгадать какой-нибудь секрет материалов Лингуя, прежде чем их обрабатывать…

— А… кстати, может быть. Учту. А вы, наверное, хотите испытать новую силу? Сходите, опробуйте в деле.

— Ага. Ну, мы ещё придём. И принесём нужную тебе руду.

— Буду ждать с нетерпением.

Мы не стали задерживаться и вернулись в деревню.

Кстати, Стардаст Блейд, несмотря на странное название, оказался почти точной копией Меча Метеора.

Другими словами, это очень удобный, не слишком дорогой навык с разумным временем восстановления.

Ещё где-то неделя прошла на удивление мирно и спокойно.

Каждый день я в рамках обучения стилю непобедимых адаптаций сражался с Атлой.

Когда выдавалось время — ходил с торкообразными на рудники и посылал выкопанную руду Дяде.

С выбором рабов не прогадал — торкообразные работали на редкость радостно.

Копали они прямо когтями, чем ещё сильнее напоминали кротов.

Мне очень запомнилась радость Дяди, когда он получил нашу руду.

Что касается Гаэлиона, то я периодически спрашивал Виндию и Рато о его успехах. Дракончик набирал Уровень вместе с рабами и рос довольно быстро.

К прокачке присоединилась Садина, поэтому всего за неделю Гаэлион добрался до 38 Уровня.

Ну и сам стал заметно больше.


Итак, наступило очередное утро, и началось оно со вздоха.

— Эх…

Опять! В последнее время Атла больно часто залезает в мою постель.

Она и раньше меня домогалась, но недавно стала ещё агрессивнее.

Притом научилась проникать в мою комнату незаметно.

Освоила беззвучную ходьбу? Пытается противостоять моему развитому чутью?

Конечно, я каждый раз делаю выговор Фоуру, но Атла всё равно находит способы провести его.

Поначалу она просто вводила его в заблуждение — тот думал, что она спит у себя.

А вчера Фоур заявил, что его «вдруг сон сразил». Я так думаю, это Атла его снотворным напоила.

Снотворное могло у неё взяться благодаря Гаэлиону, поскольку тот освоил усыпляющее дыхание.

Ну, а в самый первый раз Атла попросту вырубила Фоура.

Что же случилось сегодня?

— Прошу прощения, Наофуми-сама! Я вчера уснула с остальными, поэтому меня дома не было, — раздался хлопок дверью и голос не вовремя вернувшейся Рафталии.

На её лице тут же появилось изумление.

— Э-э-э… между вами ведь ничего такого не произошло?

Вот и минус того, что Атла залезла в мою кровать.

Рафталия и её пуританский характер такого не приемлют.

— А что, должно было?

Она что, правда думает, что я из таких людей?

Пусть лучше Садину побаивается. Это она порой ночами приходит пьяная поразвлечься.

А я спать хочу, мне вставать рано!

— Эх… да, забыла. Это ведь вы, Наофуми-сама.

— Ты это к чему? Кстати, позови Фоура. Я больше за него волнуюсь.

Мы нашли его дома, замотанного в подстилку.

Он лежал на пузе, ворочался, но не мог сдвинуться.

— Почему вы не прогоняете её, Наофуми-сама?

— Попробовал однажды отругать и выставить на улицу. Спала под дверью. Пытался остановить рабской печатью — всё равно залезает, несмотря на наказание.

— Она что, одержимая?!

Она действительно спала возле дома, когда я её выгнал. А наказания рабской печати на неё работают плохо — она столько лет жила с болезнью, что боли практически не ощущает.

Атла слов на ветер не бросает.

А её брат каждый раз жутко сердится. И что мне делать?

— Точно. Это ведь вы, Наофуми-сама.

— Уже повторяешься. Я тоже повторюсь: ты это к чему?

— М-м… Что такое, Наофуми-сама? — ничуть не смущаясь, спросила проснувшаяся Атла.

Что-что… из-за тебя вот голову ломаем.

— …Слабо догадаться?

— Неужели Вы настолько против того, чтобы мы спали вместе?

— Если честно, ты мне мешаешь. И тебе ведь наверняка больно.

— Боль в теле не сравнится с теплом в душе. Почему мне нельзя ночевать с вами?

— Потому что твой брат постоянно мне мозги компостирует из-за этого.

— Атла! Почему ты постоянно к нему ходишь?!

— Вот.

— Не обращай внимания, брат. Просто я сильно восхищаюсь Наофуми-самой.

Ну что ты будешь делать, не может Атла без скандалов…

Она не просто выздоровела, у неё и характер до неузнаваемости изменился… Вывод напрашивается сам собой.

— Рафталия, Фоур.

— Что такое?

— Что?!

— Возможно, это побочный эффект зелья Иггдрасиля.

— А?

Ничего другого мне в голову уже не лезет.

— Вспомните Бабульку. Она вообще называет меня Святым. Наверняка зелье Иггдрасиля заставляет выпившего проникаться чувствами к владельцу лекарства. Возможно, как раз этот эффект заставляет пересиливать рабскую печать.

Должен же у панацеи быть недостаток, да?

На Атлу зелье подействовало сильнее, чем на Бабульку, поэтому и побочный эффект проявился ярче.

Пожалуй, не надо её больше рабской печатью мучать. Она так и умереть может.

— Короче говоря, мы должны внимательно за ней приглядывать, пока побочный эффект не закончится.

— В-вы совершенно правы! — тут же поддержала меня Рафталия.

— Чего-о?! — изумленно воскликнул Фоур.

— Не согласен?

— Н-нет, согласен, согласен! Это наверняка побочный эффект! Всё-таки лекарство мощное, раз смогло её вылечить. Наверняка у него есть побочные эффекты!

— Вы ошибаетесь, Наофуми-сама! Я восхищаюсь вами всем сердцем…

— Ладно, Атла, вперёд опыт набирать!

— А-а-а, Наофуми-сама-а-а-а!..

Фоур вытащил Атлу из моего дома.

Впрочем, надолго я от неё не отделаюсь, ведь после завтрака тренировки.

Я закрыл дверь. И почти сразу в неё постучали.

— Да? — дверь за меня открыла Рафталия.

Но снаружи никого не было.

— М? — Рафталия осмотрелась, недоумённо наклонила голову и закрыла дверь. — Там никого.

— Это уже несколько дней такое. Кажется, у нас завелся шутник, который разыгрывает остальных.

Мне и по ночам, и по утрам досаждает кто-то из рабов, которого я буду называть Дятлом.

Чаще всего он приходит, когда я один. Сейчас, правда, постучал, пока дома была Рафталия — редкий случай.

— Сначала я думал, что дверь от старости стучать стала, но похоже, что не в ней дело.

Я попросил солдат, ремонтирующих дома, изучить дверь, но они ничего необычного не обнаружили.

На днях я попробовал устроить засаду и резко открыл дверь на стук.

Увидел Кил. Она приходила не просто так, а узнать планы на день. Не думаю, что она Дятел.

Потом ещё раз попробовал утром, но за дверью оказалась ежедневно навещающая меня Атла.

— Попробуем допросить жителей деревни за завтраком.

— Разве среди наших кому-то захочется вас разыгрывать?

— Но ведь разыгрывают.

— Хм-м…

Я прекрасно понимаю, что Рафталия хочет доверять остальным.

Но факт остаётся фактом, и кого-то из них нужно наказать.

— Ладно, мне ещё надо сходить в загон к монстрам, ты пойдёшь?

— А, да.

Выполнив все утренние дела, мы отправились готовить завтрак.

Глава 5. Дятел

За завтраком я собрал рабов, поставил нужную галочку в настройках печатей и заявил:

— Пусть назовётся тот, кто разыгрывает меня, пока я сижу дома.

…Никто не вызывается. Печать тоже не сработала.

Значит, не раб? Тогда остаются… Я перевел взгляд на командированных солдат и Рена.

Они дружно замотали головами… что происходит?

— Гм-м…

— Что случилось, господин-сама?

— Рафу?

Сегодня Фиро завтракала у нас.

Раф-тян, как обычно, сидит у неё на макушке. Неужели ей там так нравится?

— Да вот кто-то стучит в дверь, пока я дома, и убегает.

Поймать никак не удаётся — значит, негодяй быстрый. Даже до укрытия нужно сначала добежать…

Конечно, можно попытаться поставить караулить Рафталию или Атлу, но преступник проницательный и вряд ли появится, пока они следят. Что самое плохое, он может и посреди ночи явиться.

— М-м-м. Господин-сама, хотите, послежу?

— Рафу?

— Он не придёт, если кто-то будет следить. Короче, не бери в голову, я его всё равно поймаю.

Фиро я тоже попробовал задать строгий вопрос, но её печать не среагировала. Это не она.

— Ла-адно.

— Короче, Рафталия, Атла. Сегодня днём буду его ловить, после обеда держитесь от меня подальше.

— Как скажете. Я как раз собиралась наведаться к учителю и задать пару вопросов относительно использования Ци.

— Ах, Наофуми-сама. Я хочу вам помочь.

— Ещё раз, не берите в голову. Чтобы никто из вас сегодня ко мне не стучался, ясно?

— Есть!

Если и после этого преступник не отыщется, значит, это кто-то из них.

Итак, после окончания утренних тренировок я засел дома в ожидании негодяя.

Тук-тук.

Утром я предупреждал, чтобы никто не стучал. Значит, там преступник.

И сегодня он не уйдёт. Кто бы ты ни был, я тебя поймаю!

— Шилд Призон!

Я поймал незваного гостя в клетку, затем открыл дверь и выглянул наружу.

— Чем ты тут занимаешься, Граф?

— Рато? Тебе-то от меня в такой час что нужно?

— Погулять решила. Так всё-таки?

— Помнишь, я утром рассказывал про Дятла-шутника?

— Помню. Так это он в клетке? Интересно, кто там.

Мы дождались, пока время жизни темницы истечёт, и увидели узника.

— Кюа-а-а-а-а?!

…Думаю, у меня вид был не менее удивлённый, чем у Рато.

Да уж. Надо было сразу подумать, что раз не раб, значит, монстр.

Просто я не верил, что кому-то из монстров такое взбредет в голову.

Дятел, он же Гаэлион, вырвался на свободу и попытался улететь.

Я немедленно вызвал печать монстра и приказал наказать беглеца.

— Кюа-а-а-а-а-а?!

Гаэлион рухнул на землю и принялся извиваться.

Кстати, с учётом хвоста Гаэлион теперь двухметровый и совсем похож на дракона. Однако глаза большие и всё ещё очаровательные. До сих пор пузатый.

Рост в последнее время замедлился. Какой-то на удивление маленький дракон получился.

На крики Гаэлиона тут же примчалась Виндия.

— Что с Гаэлионом?!

— Он оказался утренним шутником. Пойман с поличным.

— Что? Гаэлион — преступник?! — разумеется, Виндия посмотрела на меня с недоверием, пытаясь вступиться за Гаэлиона.

— Не спорь. Он должен быть наказан.

— Хорошо. Нельзя, Гаэлион. Проказничать нельзя, фу!

— Кюа-а-а…

— Что случилось, господин-сама?

На шумиху прибежала Фиро с Раф-тян на макушке.

Ты разве не убежала к Мелти? Или тебя утренний разговор так заинтриговал, что сегодня решила в деревне побыть?

— Ага-а, его руга-ают!

Фиро увидела, что мы сердимся на Гаэлиона, и начала выплясывать от счастья.

— Ха-ха-а, страда-ай, Гаэлион, попа-ался! Только мне-е можно катать господина-саму-у!

— ГЯУ-У-У-У-У-У! — в неприкрытом гневе зарычал Гаэлион.

— Раф, раф-раф-раф!

Раф-тян пыталась остановить Фиро и стучала по её голове лапами и хвостом, но Фиро не обращала никакого внимания и продолжала танцевать.

Поэтому я и её наказал.

— Акья-а-а-а-а-а-а! З-за что?

— Не смейся.

— Н-но вы тоже смеялись.

Хм… да, не поспоришь. Я немедленно отключил печать.

— Почему ты с ней согласился, Граф?!

— Я смеялся над чужими бедами. У меня нет права ругать других.

— Рафу, — поддержала меня Раф-тян.

Да, я буду с гордостью заявлять, что не имею права ругать других.

— Ну ты даёшь… — протянула Рато, приложив руку ко лбу.

Я смеялся над неудачами Ссуки и Подонка. Смеялся, когда Кидзуна ругала Грасс.

Мне нечем ответить на справедливые замечания.

— А-а-а… — протянула Виндия. — Может, вы и соперники, но так делать не надо.

— Бу-у.

— Угадай, что будет, если я рассержусь, — вставила Рато.

— Не-ет!

Чего они тут комедию ломают?

— Ну что же ты. Почему так поступил? — спросила Виндия у Гаэлиона, поглаживая дракона по голове.

— Кюа-а-а… — тихо протянул тот.

— Говорит, вы с ним не играете, Герой Щита-сама.

— А?

— Вы уделяете ему слишком мало внимания. В отличие от птицы.

— М-м! — Фиро недобро уставилась на Виндию.

— Стоп-стоп… он что, будет и дальше так делать, если я не начну с ним играть?!

— Кюа!

Еще и кивает, мерзавец. Не может жить без внимания? Мда… Я посмотрел на Рато.

— Важно проводить время вместе. Это вам обоим на пользу пойдёт.

Ясно. Но как же лениво.

Почему-то Раф-тян так не капризничает.

— Ладно. Фиро, Гаэлион. Я буду по очереди выделять вам время каждый день. Будете друг другу мешать — будете сидеть без игр.

— М-м!

— Кюа!

Оба возмутились и злобно посмотрели друг на друга.

— Ясно, значит, оба без игр.

— Л-ла-адно.

— Кюа-кюа.

Оба согласились.

Но с Раф-тян я всё равно буду играть больше вас. Хоть каждый день, если ей захочется.

— Сегодня очередь Гаэлиона.

— Кюа!

— Э-э!

— А я думал, ты взрослее.

— М-м… Ладно. Тогда я побежала. Идем, Виндия-тян.

— Угу.

Фиро забрала Виндию с собой на охоту.

— Итак, Гаэлион. Во что поиграем? Я с тобой до конца обеда.

— Кюа! — Гаэлион обрадовался и завилял хвостом.

Раз он такой бодрый, поиграем в метание диска.

Я выбрал более-менее похожий на диск щит и метнул. Гаэлион взлетел и пулей метнулся за ним.

Закрою глаза на нарушение физических законов в фэнтезийном мире и скажу, что летает он неплохо.

Он мигом схватил брошенный диск. Диск тут же исчез и через мгновение снова оказался у меня в руке.

Радостный Гаэлион немедленно прилетел ко мне и полез лизать лицо.

В отличие от одной говорящей птицы, он очень искренний и милый.

Ещё какое-то время я развлекался с Гаэлионом.

Наконец, вернулись Рафталия и Атла.

— Вы нашли преступника, Наофуми-сама? — спросила Рафталия.

— Ага, вот он.

— Кюа!

— Что? Но ведь это Гаэлион? — переспросила Рафталия.

— Он заскучал, потому что я с ним не играл.

— Ну, вы и правда свалили его воспитание на Виндию-тян и Рато-сан.

— Я его прекрасно понимаю! — поддакнула Атла.

— Кюа!

Атла пожала Гаэлиону лапу.

Что вы тут за взаимопонимание развели?

— Раз Рафталия и Атла вернулись, то обеденному перерыву конец.

— Кюа… — тоскливо провыл Гаэлион.

Зря стараешься, всё равно не сжалюсь.

Рафталия погладила Гаэлиона по голове и обратилась ко мне:

— Почему бы ему не отправиться на тренировку вместе с нами? Участвовать не будет, но хоть посмотрит.

— Ты уверена, что его стоит так баловать?

— Вы правы, иначе никак. До скорого, дракон.

— Кюа?! — Гаэлион посмотрел на Атлу словно на предательницу.

А ведь только недавно руки пожимали.

— Почему вас всегда в крайности бросает?.. — удивилась Рафталия.

Значит, не только я так думаю.

Рафталия ещё немного подумала и повернулась к Гаэлиону:

— Тогда как насчёт сидеть на наших тренировках, но потом навёрстывать упущенный опыт?

— Кюа! — Гаэлион уверенно закивал.

Хм-м… может, он не разговаривает, но голова у него работает.

Конечно, Раф-тян всё равно милее, однако Гаэлиона стоит похвалить уже за сообразительность.

— Ну… пока что для него качаться — это работа. Если от зрелищ он возьмется за неё с новыми силами, то почему бы и нет?

— Так решил Наофуми-сама.

— О чем Вы, Атла-сан? Вы ведь только что ведь с ним попрощалась?

— Во-во.

— Кюа-кюа!

Таким образом после обеда Гаэлион внимательно следил за нашей тренировкой.

Он не играть пришёл, так что данное Фиро обещание я не нарушил.

Наступил вечер, но Гаэлион продолжал ошиваться рядом со мной.

— Темно уже…

Он даже ко мне домой залез. С ним тут неудобно, он слишком огромный.

С самого рождения Гаэлиона я почти им не занимался и смотрел на его выходки сквозь пальцы, но теперь он меня достал.

— Ну что вы, разве Гаэлион не отличное решение проблемы?

— Какой?

— Атлы-сан. Почему бы Гаэлиону не прогонять её до того, как она залезет в вашу постель?

Предлагаешь из него сторожевую собаку сделать? В принципе, я бы мог и Фиро посадить…

А вообще, отличная идея, Рафталия.

— Наофуми-тян! Я пришла за Рафталией-тян! — заявилась Садина.

— Это ты, Садина?

— О, что тут вас? Гаэлион-тян в доме?

— Он за мной весь день таскается. Рафталия только что предложила сделать из него сторожевого пса, чтобы Атлу гонял.

— Ясненько… Многие рабы, которых сильно потрепало набором опыта и быстрым ростом, идут на поправку, так что уже скоро Рафталия-тян сможет ночевать тут. А пока что можешь действительно защищаться от Атлы-тян с помощью сторожа.

Значит, Садина тоже так думает?

— А вообще, может, проще поговорить с Атлой-тян?

— Мы ведь уже с ней говорили, сестрёнка Садина.

— И правда. Как она нас поразила — сказала, что собирается выйти замуж за Наофуми-тян.

Эх… настырная всё-таки…

Я уверен, что у неё просто помутнение рассудка после выздоровления. Да и я не извращенец, чтобы жениться на маленькой девочке.

— Поэтому я ей так и сказала: Наофуми-тян такой никчёмный, что ни к какой девочке не притронется.

— Никч… эй, ты!

Вот взяла и никчёмным обозвала!

— Атла-сан тоже не лучше. Она ответила: «Ничего страшного, Наофуми-сама из тех, кто поступает правильно, когда приходит время».

Теперь оказывается, у Атлы в отношении меня какие-то искажённые убеждения!

А-а, как вы все меня достали! Хочется свалить куда подальше.

— Лучше всего будет, если ты её бросишь.

— Да я уже вроде как.

Я говорил, что между нами ничего нет, но у Атлы стальные нервы, и её это не смутило.

Она всё сильнее в бою и прилежно исполняет все приказы.

Поэтому я делаю вид, что чрезмерную привязанность ко мне можно и потерпеть.

— Остаётся надеяться, что однажды Фоур сможет её одолеть, и она перестанет сюда ходить.

Конечно, мне приходило в голову продать её и выгнать с концами, но Атле ведь даже на боль от рабской печати наплевать. Она вполне может сбежать и снова прийти ко мне.

К тому же продавать я её не хочу… так что придётся выкручиваться как-то иначе.

Пока я обсуждал с Рафталией и Садиной планы противодействия Атле, заскучавший Гаэлион начал изучать интерьер дома. Потом начал шмыгать носом, будто что-то вынюхивая.

Наконец, он засунул голову в мешок с оружием, доспехами и ресурсами.

— Ну-ка не лезь!

Какой Гаэлион любопытный. Впрочем, Фиро тоже любопытной была, и я уже знаю, что совладать с этим не сложно.

Вот только…

Мне и в голову не могло прийти, во что выльется это казалось бы безобидное происшествие…

Глава 6. Вытягивание Уровня

— Кюа!

Мешок упал, а его содержимое вывалилось. Дятел превратился в мусорщика.

Хотя, Фиро тоже до сих пор роется в мусоре.

Она копается во всяком хламе, выискивая «сокровища». Теперь и Гаэлион туда же.

А-а, может, он решил спорить с Фиро ещё и за звание главного мусорщика?

— Ох… головой думай, мне ж ещё убирать за тобой…

Из мешка вывалились кости, руда, а также Ядро Магического Дракона, бывшая часть Берберского Доспеха. Оно мне дорого тем, что Ромина из мира Кидзуны над ним специально для меня работала.

Как раз ядро и заинтересовало Гаэлиона. Он сначала смотрел, как оно катится по полу, затем начал с ним играть.

Ну прямо кошка с клубком. Видимо, его, как и Фиро, тянет к блестяшкам.

У Фиро тоже загорелись глаза, когда она увидела Ядро Гнилого Дракона.

— Кюа-а?!

Забавно, и в чём-то даже приятно смотреть на игру Гаэлиона, но сейчас не время умиляться.

Быстренько наказать Гаэлиона — и за уборку.

— Это Ядро Магического Дракона?! Наофуми-тян! Немедленно отбери его у Гаэлиона! — приказала на редкость встревоженная Садина.

— А?

Вдруг Гаэлион схватил ядро.

— Эй, оно не твоё! Быстро отдай!

Слова отскочили, словно горох от стенки. Гаэлион звучно проглотил ядро.

— Фу! Отдавай!

Я тут же схватил Гаэлиона за шею и начал трясти.

Блин, а в настройках печати наказания за такое не было?!

Но только я собирался открыть меню…

— Кюа?!

Как Гаэлион вздрогнул и вытаращил глаза.

— Кю… гя… гюу-у-у… — завыл он, закрыв глаза, и начал обливаться потом.

Что-то внутри него еле слышно заскрипело.

— Ч-что за?

— Наофуми-сама… Гаэлион излучает зловещее Ци! В огромных количествах!

— Зловещее Ци?

— Да! Берегитесь!

Я обернулся и увидел, что из Гаэлиона валит нечто тёмно-фиолетовое… наверное, так бы выглядела Мана, если бы я её видел невооруженным взглядом.

Знакомый цвет. Он напоминает ауру, которая окутывает Фиро, когда я переключаюсь на Гневный Щит.

— Отойди, Наофуми-тян!

Садина направила гарпун на Гаэлиона и попыталась попасть им по хвосту.

Но Гаэлион тут же свернул хвост и отпрыгнул в сторону.

— Гяо-о-о-о-о-о! — взревел он. Его глаза налились кровью.

В следующую секунду Гаэлион выдохнул Ману, которая в мгновение ока сорвала дому крышу.

— Гя!

Хлопок крыльев — и Гаэлион взлетел.

— Ещё и крышу сломал! Ну-ка, стоять!

Наконец-то меню открылось! Сейчас я его накажу!

Включайся, печать!

Что?! Печать не сработала.

Не работает — и ладно! Я прыгнул на бушующего Гаэлиона и попытался остановить.

— Гяо-о-о-о-о!

— Уф! — Гаэлион изо всех сил толкнул меня. Я отлетел и приземлился на задницу. — Чёрт, больно…

Стоп, секунду. Да, я не ожидал атаки, но как Гаэлион сумел меня отбросить?

Не хочу хвастаться, но мой показатель защиты способен справиться практически с любой атакой… Тут нужна сила хотя бы как у Рафталии или Рена.

— Гяу-у-у-у-у… — Гаэлион уставился на меня налитыми кровью глазами.

В них не осталось и капли недавней игривости.

Он смотрел глазами хищника… и я невольно ощутил, как по спине пробежали мурашки.

Я выставил Щит перед собой и приготовился биться по-настоящему.

Если он снёс крышу дыханием, то сможет навредить и Садине с Рафталией.

— Гяо-о-о-о-о-о!

Но тут Гаэлион издал грозный рык и улетел прочь.

— Что-то овладело Гаэлион-саном. Но что?.. — спросила Атла.

Я тем временем выбежал из дома и посмотрел вслед улетающему Гаэлиону.

— Ч-что случилось? — из домов повыскакивали всполошённые рабы.

— Что такое?

— Что произошло?

Рато и Виндия подбежали к нам.

— Что? Что это было?! — воскликнул ещё и Фоур, объявившийся на пару с Атлой.

— Понимаете…

Я рассказал, что Гаэлион съел Ядро Магического Дракона, взбесился и улетел в неизвестном направлении.

— Ядро Магического Дракона… любопытные вещички ты у себя хранишь, Граф.

— Догадки есть?

— Многое в поведении драконов окутано покровом тайны… Я слышала, что они проявляют интерес к ядрам других драконов, но приходить в такую ярость…

— Откуда у тебя Ядро Магического Дракона, Наофуми-тян? — спросила Садина, хватая меня за плечо.

— Жил в восточных горах у деревни один дракон…

— Раз так… очень может быть, что заключенный в ядре разум дракона заразил Гаэлиона-тян.

— В смысле?

Кажется, Садина в этом вопросе неплохо разбирается.

— Ядра драконов — это такие органы, в которых дракон прячет своё «я». Драконы пользуются ядром, чтобы увеличивать силу и передавать потомкам воспоминания.

— То есть, Гаэлион… Получил воспоминания того прогнившего дракона и сошёл с ума?

— Не может быть… — протянул Рен, пошатнувшись.

— Помнится, Рен его в своё время убил, и тот превратился в зомби.

— Мы должны остановить его во что бы то ни стало!

— Ты не думаешь, что он вернется в надежде отомстить тебе, Рен?

— Тогда… я бы, конечно, мог его остановить, но это ведь твой дракон, Наофуми!

— Да, он привязан ко мне, но его воспитывала вся деревня, а отвечает за него вот она! — я показал пальцем на Виндию.

Впрочем, до поры до времени дракон был милашкой, и терять я его не хочу.

Надо выяснить, куда он улетел, разыскать и поймать.

— …Что вы думаете о том, что убили дракона, Герой Меча? — сурово спросила Виндия, глядя точно на Рена.

Видимо, она так любит драконов, что не хочет, чтобы Рен навредил её любимцу.

— По-моему, он просто руководствовался знаниями из игры и решил, что это будет достойный противник.

— Т-ты прав, но… мои действия испортили жизнь многим людям. Я слышал, что даже сейчас те земли ужасно заражены… Я раскаиваюсь, — Рен, как обычно, быстро впадает в уныние. — Мне никогда не извиниться… Что же мне делать?

Рен виновато свесил голову. Кажется, Виндия его больше пытать не собирается.

Но мне его ответ не понравился.

— Эй, Рен.

— А?

— Ты, по-моему, больно уж наивный, так что слушай сюда. Ты не думал, что у убитых тобой монстров были семьи и счастливые жизни? — спросил я и увидел, как Рен постепенно бледнеет.

Ага, значит, тебе даже в голову такое не приходило?

— И что теперь? Будешь ходить по всему миру и говорить «я убил вашего родственника, готов понести наказание»? А если скажешь, что «монстры это монстры», то как ты тогда относишься к тем, что живут у нас в стойлах?

— Э-э, а-а… у-у…

Эх… трудный всё-таки возраст у него.

— То же самое, когда ты ешь мясо или овощи. Ты в любом случае чем-то жертвуешь, чтобы выживать. Поэтому куда правильнее быть готовым к тому, что ты будешь и дальше кого-то давить.

— Разве это не противоречие?

— Чего? И это говорит Герой, который ради спасения мира не должен гнушаться даже истреблением монстров, чтобы стать сильнее? Этот мир живёт по законам джунглей, Рен.

Мне вон сказали, что за убийство людей тоже даётся опыт.

Нужно быть сумасшедшим, чтобы утверждать, что между людьми и монстрами есть разница.

— Поэтому, Рен, если хочешь спасти мир, будь уверен в себе, когда убиваешь монстров.

— Л-ладно.

Судя по его лицу, ему трудно согласиться. Видимо, сказывается влияние Эклер. Заразился высокими идеалами.

— Но я всё равно хочу… извиниться и защищитить всех.

— Ага, ясно.

Это уже болезнь. Если мы с Реном не договоримся, он однажды опять с катушек съедет.

— …Нужно догнать его, — поторопила нас Виндия, всё ещё холодно глядевшая на Рена.

Ещё бы, это же твой драгоценный дракон.

Тем более, Ядро Магического Дракона — ценный материал, придающий сил моей броне. Я верну его, даже если ради этого придётся убить Гаэлиона.

— Знаю. Схожу за Фиро, и мы отправимся в путь.

Конечно, можно было просто взять и побежать, но с Фиро получится быстрее. Ну и дракон попался — я ещё ни разу прокатиться не успел, а уже задумываюсь над тем, что его придётся убить.

— Оставьте коней в городе, — сказал солдат, подавая лошадей. Мы запрыгнули на них и поскакали за Фиро.

На полпути встретилась Эклер, скачущая в нашу сторону.

— Иватани-доно!

— Что случилось? У меня важное дело.

— Принцесса Мелти вызывает вас сию же секунду. С Фиро-доно творится что-то неладное!

— Что?!

— Ч-что с Фиро?..

— Придётся разобраться. Рафталия, Рен, возвращайтесь и готовьтесь к поездке.

— Есть!

— Как скажешь. Исцелять я не умею, поэтому лучше и правда займусь приготовлениями.

Я отправил Рена и Рафталию обратно в деревню, а сам выдвинулся в город.


Эклер привела меня в городскую больницу.

Только зашли, как к нам подбежала еле сдерживающая слёзы Мелти.

— Наофуми, Фиро-тян от чего-то страдает. Пожалуйста, помоги ей!

— Я всё понимаю, но я не доктор и не целитель. Впрочем, попробую что-нибудь сделать.

— Обещай!

Если дела совсем плохи, придется снова положиться на зелье Иггдрасиля.

— Короче, давай показывай.

— Угу.

Мелти и врач привели нас в палату.

Там лежала Фиро в форме монстра, вся вялая.

— У-у… у-ум-м…

Вокруг её живота видна порча. Такая же поражает её всю, когда включается Гневный Щит.

Хотя, нет, всё хуже. Такое чувство, что нечто зловещее движется по ней снизу вверх.

Непослушная прядь на голове светилась и пыталась бороться с порчей, но та постепенно побеждала.

— Рафу-у… — Раф-тян усердно шлепала по порче лапами, но это не особо помогало.

— Что происходит? Ей поможет зелье Иггдрасиля?

— Сложно сказать, — озадаченно ответил врач. — Её недуг во многом похож на проклятие. Вряд ли стоит ожидать, что зелье Иггдрасиля с ним совладает.

— А, господин-сама… — мучительно протянула Фиро и протянула ко мне крылья.

Я погладил её по щеке.

Может, она не в форме человека, но всё равно блаженно прищурилась, хоть и продолжала стонать от боли.

Я открыл окно Статуса и посмотрел на характеристики Фиро.

В этом окне отображаются только примитивные эффекты, вроде яда и паралича.

Окно с характеристиками Фиро мелькало, словно его транслировали по плохой связи. Здесь явно что-то нечисто.

И тут я кое-что заметил.

Уровень Фиро стал меньше, чем раньше.

Она теряет Уровень? Что происходит?

У меня сразу возникло несколько предположений, но пока сложно сказать, какое окажется правдой.

— …Позвать сюда Рато и Садину!

— Хорошо.

Помимо них прибыли ещё Фоур, Атла и Виндия.

— Фиро-тян?! Что случилось? — взволнованно воскликнула Виндия, подбегая к Фиро.

Разве вы дружили? Или ты это из любви к монстрам?

— Рато, Садина, что скажете?

— Тут и говорить нечего, её разъедает какое-то проклятие. Можно взглянуть? — Рато взяла у врача документы и прочитала. Затем ощупала Фиро.

— Я смотрел Статус, её Уровень постепенно снижается.

— Сдаётся мне… здесь замешано буйство Гаэлиона-тян, — пришла Садина к тому же выводу, что и я. — Но почему оно довело Фиро-тян до такого?

— Понижение Уровня, говоришь? — вставила Рато. — Это довольно сильное проклятие, причём я никогда ещё не видела настолько сложный случай.

— Что думаешь?

— Думаю, что Садина права, но… разве Гаэлиона и Фиро хоть что-то связывает? Я знаю, что они не очень ладят, но я сейчас не об этом.

— Если предположить, что их может связывать Ядро Гнилого Дракона, которое у меня было перед Ядром Магического, то да.

— Что?

— После битвы с Гнилым Драконом Фиро съела ядро и выплюнула лишь маленький кусочек.

Собственно, сама по себе победа над Гнилым Драконом досталась нам потому, что Фиро по ходу битвы съела его ядро. И я вполне готов поверить, что за счёт этого Фиро крепко связалась с драконом.

— Понятно. Значит, буйство Гаэлиона подействовало на проглотившую ядро Фиро-тян, — заключила Рато.

— Видимо, да.

— Теперь проверь Гаэлиона. Боюсь, это ещё не всё.

Я открыл Статус Гаэлиона.

Его окно тоже затянуто шумом, прочитать характеристики невозможно.

Однако…

— Его Уровень быстро растёт.

Он был на 36, но уже поднялся до 45.

…Это даже выше ограничения для тех, кто не Повысил Класс.

— Вы знаете, я… чувствую, что из Фиро вытекает зловещая сила, — вдруг заявила Атла.

— Да это и ежу понятно.

— Нет, вы не поняли, — возразила Атла и показала пальцем, казалось бы, в пустоту.

— Атла-тян слепая, но ощущает то, что неподвластно нам. Возможно, она знает, куда направляется эта энергия.

— Хм…

А ведь и правда. Её способность оказалась на удивление полезной.

Куда же вытекает из Фиро энергия?

Наверняка туда же, куда улетел Гаэлион.

— А нельзя ли заставить Фиро выплюнуть ядро?

— Не выйдет, — ответила Рато. — Это «ядро» течет по всему её телу.

Я ещё раз посмотрел характеристики Фиро.

…Они убывают так быстро, что не продержатся и пары дней. А Уровень дойдёт до первого и того раньше.

И хорошо ещё, если до первого. Она ведь и умереть может.

— И да, Наофуми-сама, из вас тоже вытекает сила.

— Что?

Я посмотрел на свои характеристики, но ничего необычного не увидел.

— Из левой руки.

На которой у меня Щит.

Так, значит, он тянет силу из Щита… а ведь внутри него тоже Ядро.

Что происходит? Он ослабляет Щит? Я мельком глянул, но никаких изменений не увидел.

— По-моему, Щит чем-то истекает, и в то же время что-то в нём растёт.

— Растёт?..

Не знаю, о чём это она, но ясно, что нужно быть осторожнее.

— Где Бабулька? Вот сейчас бы она пригодилась.

— Учитель взяла Лисию-сан, деревенских детей и солдат в поход на тренировку!

— Пусть уже начинает вести занятия где-нибудь в наших полях!

Нашла время в поход идти.

— А Сэйн где?!

— Ушла в Зельтбуль. Сказала, на заработки.

— Чёрт побери! Бесят!

Впрочем, Сэйн вполне может почуять, что что-то не так, и прийти на помощь. Если потребуется — позову.

— Отыщите Бабульку и прикажите вернуться. Мы тем временем немедленно отправимся за Гаэлионом!

У нас нет времени медлить.

Атла решительно шагнула вперед.

— Наофуми-сама, я хочу проверить на Фиро-тян одну вещь.

— Какую?

— Что ты задумала, Атла?

— Я попробую хотя бы немного перекрыть утечку.

Атла приложила правую руку к груди Фиро, затем положила поверх неё левую.

— М… а… — простонала Фиро, открыла глаза и медленно поднялась. — Немного полегче стало.

— Фиро-тян!

— Рафу!

Мелти тут же бросилась к Фиро. Раф-тян тоже радуется.

— Думаю, я выиграла нам немного времени.

— Хорошо… значит, повозку…

Чёрт. Нам не на ком ехать.

Подданная-Фиро-номер-раз уехала торговать.

Таки придется одолжить Филориалов в городе.

— Вместе со мной в погоню за Гаэлионом поедут Рафталия, Фоур, Атла, Садина, Рен и Эклер. Э-э… Долин… тьфу, короче, как там тебя. Ты с Рато…

— Я повезу вашу повозку, господин-сама, — объявила Фиро с огнём уверенности в глазах, сажая на себя Атлу.

— Нет, Фиро-тян! Тебе нельзя напрягаться.

— Правильно. Тебе нужен покой.

Но Фиро замотала головой.

— Нет… Я всё равно пойду.

Я не слышу в её голосе привычного задора. Тем не менее, она всё равно говорит так настойчиво, будто готова хоть клювом цепляться, но отправиться с нами.

…Сдаётся мне, она всё равно примчится, даже если её не взять. Фиро бывает очень упрямой.

— Если что — сдам в больницу, а повозку повезёт кто-то другой, так и знай.

— Наофуми-сама?!

— Атла, ты не дашь ей расклеиться?

— Т-так точно!

— Вот и славно.

— Тогда я тоже еду! — закричала Мелти чуть ли не в слезах.

Ну, ещё бы, её лучшая подруга в беде. Она, как и Фиро, примкнёт любой ценой.

Ладно, закрою глаза на её титул.

— Только без глупостей, ты всё-таки принцесса.

— Я в первую очередь подруга Фиро-тян, и уже во вторую — принцесса!

— Ясно.

…Вспоминается, как Фиро истерично требовала защитить Мелти.

У тебя отличная подруга, Фиро.

— Итак, мой отряд отправляется в погоню за Гаэлионом. Пусть солдаты как можно скорее оповестят Бабульку и её учеников.

— Есть!

Мы сели в повозку, впрягли упрямую Фиро и вернулись в деревню. Там взяли Рена с Рафталией и отправились в путь.


Прошло четыре часа. Атле чудом удаётся сдерживать утечку характеристик Фиро.

Но опыт её мало-помалу покидает.

Конечно, Уровень она так быстро не теряет, но положение всё равно аховое.

Как я и предполагал, Гаэлион улетел на восток, к деревне, где мы сражались против Гнилого Дракона.

— Ха-а… ха-а…

— Фиро-тян…

Атла сидела верхом на Фиро, повозкой управляла Мелти, Рато и Виндия пытались разобраться в происходящем, Садина заняла пост на корме. Рен и Эклер готовились броситься в бой в любую секунду.

Кажется, Фиро уже вся измучилась. Надо поторапливаться.

Эй, Мотоясу, твоя любимая Фиро страдает.

Вот где он и чем занимается? Казалось бы, другого такого шанса завоевать её сердце у него не будет…

В этом весь Мотоясу: как побесить, он тут как тут, а как помочь — днём с огнём не сыщешь.

— Надеюсь, ты понимаешь… — обратился я к Виндии, помня, что она к Гаэлиону привязалась сильнее всего. — В крайнем случае Гаэлиона придётся убить.

Конечно, Гаэлион принадлежит мне, но мне кажется, её мнение тоже стоит учесть.

Она много ухаживала за ним, поэтому я предупреждаю заранее.

— …Ладно.

— Ты удивительно быстро согласилась. Я думал, будешь спорить.

— Вы ведь не оставили надежду?

— Ну, тут ты права.

— Уж что-что, а то, что вы не злодей, я понимаю. Просто… Хотя, нет. Если до этого дойдёт, я всё-таки буду спорить.

— Ясно. Учти, я остановлю тебя печатью.

— Я понимаю, я всё понимаю! Но вы ведь помните, что это крайняя мера?!

Такое чувство, будто она сама пытается смириться, и в то же время не может.

Она знает, что Фиро страдает из-за Гаэлиона, но не может бросить монстра, с которым столько возилась.

Да, убийство Гаэлиона — крайняя мера. Если удастся, обойдемся без неё.

— …Я ненавижу Героев, — вдруг прошептала Виндия и расплакалась.

— К ненависти мне не привыкать.

…Сдаётся мне, Виндии досталось от какого-то другого Героя.

…И как-то Рен подозрительно нервничает. Возможно, о чём-то догадывается.

— Кстати, а от меня что нужно? — спросила Садина, продолжая смотреть назад.

Погони за нами нет, но мы ехали ночью, когда монстры попадаются чаще.

Даже сейчас парочка ошивалась у повозки.

Садина расправлялась с ними магией и гарпуном.

Атла с помощью Мелти облегчала страдания Фиро. Сама Фиро сражаться не могла. Она повозку-то с трудом тянула, и большего я от неё просить не стану.

— Молодец. Всё правильно делаешь.

— Рафу.

По ходу дела Атла объяснила Раф-тян, как не давать энергии вытекать из Фиро.

Кажется, опыт тоже утекает медленнее, чем раньше.

— Всем думать, как вернуть Гаэлиону рассудок. Садина, смотри по сторонам и защищай нас.

— Ну-ну.

Тут вмешалась долго молчавшая Рато:

— Пожалуй, Гаэлиона можно спасти, если заставить его выплюнуть ядро. Причём как можно скорее.

— …Так я и думал.

— Видимо, у нас только один выход — его придётся обездвижить, а затем сунуть руку ему в рот. По-хорошему, сначала стоило бы придумать, как не дать ему откусить руку…

— Об этом не волнуйся. Я защищён что надо.

— Да, Граф, ты и так справишься.

— Рато, ты можешь обездвижить Гаэлиона своими препаратами?

Рато показала мне шприц.

— Это довольно сильная анестезия. Думаю, её будет достаточно.

— Ясно. Буду на тебя рассчитывать.

Уровень Гаэлиона растёт, и он всё ещё получает прибавки от Щита.

Причём он ещё и из Фиро характеристики вытягивает.

К счастью, со мной Рафталия и Рен. Воевать есть кому.

— Давайте обсудим тактику. Рато, я правильно понимаю, что сначала его всё равно лучше ослабить?

— Да, по возможности.

— Хорошо. Садина, ослабь Гаэлиона, когда мы вступим в бой. Затем Рафталия и Рен обрушат на него все навыки и обездвижат.

— …А я? — спросила Виндия дрожащим голосом.

— А от тебя в бою толку нет.

— Нет, лучше уж я пойду с вами, а то вы наверняка покалечите Гаэлиона!

Какая ответственная.

— Но от тебя толк есть?

— Ой, ты не знал, что Виндия-тян владеет магией?

— Угу! — подтвердила Виндия.

О-о, так она маг?

— Более того, она владеет Силой Земли.

— ЧТО?!

Силой Земли?!

— Что это за магия?! Объясняй!

— Ну как… это искусство пользоваться силой окружающей среды и энергией подземных силовых линий, чтобы творить магию. С его помощью можно в совершенстве освоить составные заклинания и магические помехи.

Если я правильно помню, чем-то таким пользовалась Ост.

Долгое время я считал, что это её уникальные неповторимые трюки, а оказывается, что нет.

— Вскоре ты сам увидишь, что это за магия, Наофуми-тян. Вернемся к обсуждению.

— Хорошо. Значит, она будет участвовать в битве.

Ну, хорошо. Вроде бы какое-то подобие тактики у нас появилось.

Мне даже страшно становится, как бы Рафталия и Рен ненароком Гаэлиона не прибили.

Спустя ещё несколько часов мы добрались до восточной деревни. Был уже рассвет.

Должен признать, летает Гаэлион быстро. Не хуже, чем Фиро бегает.

Кстати, что-то в горах над восточной деревней какие-то чёрные тучи.

— А, Святой-сама!

— Нет, он Герой Щита-сама!

Селяне заметили нас и приблизились к повозке.

Виндия почему-то тут же накрыла голову капюшоном…

Я подумал, что Рену тоже не хочется, чтобы его видели, и приказал ему спрятаться в повозке.

Сам он, судя по всему, был не против показаться жителям, зато мне хотелось бы обойтись без неприятных разговоров.

Откровенно говоря, мне кажется, что жители деревни сами виноваты. Лучше бы не катили бочку на Рена, а сами избавились от трупа дракона.

— Нас сегодня разбудил драконий рёв. Мы повыскакивали из домов, смотрим на горы — а там такое…

— Ясно. А мы приехали сюда в погоне за драконом.

— О-о!

Я не стал добавлять слово «нашим» — нечего себе репутацию портить. Мои спутники тоже обо всём догадались и промолчали.

— Ладно, Фиро, ты хорошо поработала. Побудь пока тут с Атлой и Раф-тян и отдохни.

— Г-господин-сама.

— Идти нам недалеко. Гаэлион у нас уже перед носом. Не издевайся над собой, Фиро.

— Но… но я хочу с вами.

— Нет. Даже если ты пересилишь себя, нам будешь только мешать. Ты уже полностью выдохлась и дальше не пойдёшь.

— Н-не-ет!

Фиро начала истерить.

И как её успокоить? Того и гляди увяжется за нами несмотря ни на что.

Конечно, можно отправить её порталом куда-нибудь в Зельтбуль, но… гм-м…

— Фиро-тян, ты ведь понимаешь, что Наофуми-тян не пускает тебя, потому что заботится о твоём здоровье? — попыталась уговорить её Садина.

— Но я…

— И ты понимаешь, что мы все о тебе волнуемся?

— У… у-у…

Фиро закрыла крыльями лицо и расплакалась от собственной беспомощности.

Никогда её такой не видел. Она так не ревела даже когда её в параллельном мире на потеху публике выставляли.

Видимо, ей настолько невыносимо так себя чувствовать.

— Дождись, Фиро-тян. Мы обязательно избавим тебя от боли, — подключилась Мелти.

Видимо, всё-таки достучалась. Фиро притихла и села на землю.

— Веди себя хорошо. Мы скоро вернемся.

— Рафу!

— Мы будем с тобой.

— Точно. Атла, Раф-тян. Следите за Фиро.

— Как прикажете! — уверенно отозвалась Атла.

— Ну что же, идём забирать обратно нашего Дятла, — сказал я и выдвинулся в сторону затянутых тучами гор.

Глава 7. Заражённая земля

— Кажется, где-то здесь всё и было… припоминаешь, Рен?

— Д-да…

Я и в страшном сне не мог представить, что снова сюда вернусь.

Мы пошли в горы, а там вместо экосистемы до сих пор хаос.

Сразу видно — не то земля заражена, не то какая другая магическая чертовщина творится.

Виндия обернулась и просверлила деревню злобным взглядом. Что на неё нашло?

В прошлый раз всех местных монстров распинывала Фиро, сражаться не приходилось.

Теперь же всё по-другому. Битвы отнимают уйму времени. И сами монстры больно часто попадаются.

— Я перенаправляю силу из земли и воплощаю сие. Кровь земли, дай мне силу. Дарк Фаер Пеллет!

Заклинание Виндии призвало чёрное пламя и сожгло монстров.

По-моему, заклинания Ост звучали как-то иначе, но в целом ощущения похожие.

Вот ты какая, Сила Земли.

— И правда, странная магия.

— Угу… глубоко я её не изучала, но брать энергию из окружающей среды могу.

— Ясно.

— Мой отец знал и более сложные заклинания.

Интересно. Её отец, получается, магом был?

— А я, пожалуй, применю кое-что посложнее.

Садина покрутила в руке гарпун, затем сняла с пояса флягу с водой, купленную в деревне, и направила на новых монстров.

— Я, Садина, изымаю силу у сей святой воды и проявляю сие. Срази моих врагов, силовая линия. Сейнт Аквабласт.

Садина произнесла слова, отдалённо напоминающие речь Виндии, создала светящийся водяной шар и прибила им монстров.

— Видишь, что я сделала? Поскольку Сила Земли полагается на энергию окружащей среды, часто возникают загвоздки из-за эффективности тех или иных стихий. Поэтому нужно быть готовой пускать в ход припасённые вещи, — сказала Садина и протянула Виндии флягу. — Это святая вода, которая очень хороша против местных монстров. Но не переборщи, иначе она утратит свою силу.

— Х-хорошо.

— В-вот это да, — изумилась Мелти, столкнувшись с незнакомой магией.

— О, Мелти-тян, от тебя мне может потребоваться участие в составных заклинаниях.

— Что?!

По-моему, неплохая мысль. Она ведь уже использовала составные заклинания в паре с Фиро.

— Тебе не о чем волноваться, Мелти-тян. В тебе столько силы, что видно даже по цвету волос. Я рассчитываю на тебя.

— Я не смогу-у-у-у! — отчаянно спорила Мелти.

Видимо, трудное это дело.

Да, Садина — это тебе не Фиро, с которой Мелти объединяется без вопросов.

И кстати, цвет волос определяет способности к магии?

— Из нас выйдет отличная команда, Мелти-тян, так что постарайся.

— У-у…

Однако у Мелти не такой уж высокий Уровень. Я бы от неё многого не ожидал.

— Идём дальше, я тебе по пути объясню, что делать.

Мы продолжили путь и вскоре дошли до того места, где валялся труп Гнилого Дракона. На это у нас ушло три часа.

Ни травинки не видать. Земля всё ещё сильно заражена…

— …

Рен молча смотрел на место, где бросил убитого дракона.

А может, он смотрит в лицо своим грехам…

— Не расклеивайся, Рен.

— Хорошо… я решил, что буду жить, не забывая о грузе ошибок. И для этого — сражаться.

А Виндия на него глядит всё с той же… злобой? Какие-то у неё в глазах очень сложные чувства.

Она не то злится, не то печалится, не то отчаивается. Кажется, что-то их всё-таки связывает.

Она из этих мест?

Из какой-то тайной деревни полулюдей, поклоняющихся драконам?.. Которую уничтожила чума после смерти Гнилого. После чего она попала в рабство. Угадал?

И эта её магия — как раз местное изобретение…

У Рафталии история похожая. Вполне возможно, я прав.

— Где этот Гаэлион?

— …Наверное, там, — указала Виндия вглубь гор.

С той стороны, в которую она показала, тут же повалил чёрный дым.

— О-хо-хо… кажется, там опасно, — заметила Садина.

— Будто у нас есть выбор, — ответил я и перевел взгляд на Виндию. — Ты уверена?

— Угу… идёмте.

— Вот он! — повернувшись, воскликнула Виндия спустя примерно два часа. Разумеется, эти два часа мы постоянно сражались с монстрами.

У Фиро осталось совсем немного времени, а мы его тратим чёрт знает на что…

Гаэлион расположился у входа в пещеру.

Спит, что ли? Лежит, и даже не шелохнётся.

Мы осторожно приблизились, прячась за укрытиями.

Наш план — первым делом поймать Гаэлиона в темницу щитов и подойти поближе. Затем, когда время действия темницы закончится, мы обрушим на него заклинания, чтобы Рато смогла его обездвижить.

Если не сработает, Рафталия и Рен будут удерживать его силой. В конечном счёте я вытащу из обездвиженного Гаэлиона ядро, и победа будет за нами.

Но это если всё пройдёт по плану.

Темницу щитов я могу создать максимум в пяти метрах от себя. А до Гаэлиона еще метров двадцать.

Нужно подобраться поближе.

Проверил по окну Статуса — у него уже 55 Уровень. 20 вытянул из Фиро?

И ведь не останавливается. Вот ненасытный.

— Гяо-о!

Вдруг Гаэлион проснулся и ушёл в пещеру.

— Тц!

Не вышло подобраться. Зато теперь мы можем спрятаться у входа в пещеру.

Я припал спиной к камням и заглянул внутрь. Гаэлион шастает по пещере и явно что-то ищет.

— Чего это он?

— Скорее всего, ищет сокровища… которые похитили жители деревни, — ответила Виндия.

— Похоже, Ядро захватило власть над Гаэлионом и привело его сюда по старой памяти, — предположила Садина.

— А всё потому… что я убил его…

— Достал ныть! — отчитала Рена Виндия. — Послушай совета Героя Щита и пересиль, наконец, себя.

— Да, я понимаю… но…

— А-а, как ты надоел! Давайте, пошли! Скорее!

Виндия схватила Рена и начала тянуть. Ну, я согласен, лучше уж так, чем стоять и ныть.

— Хорошо, идёмте.

Но только мы сдвинулись…

— Гяо-о-о-о-о! — взревел Гаэлион и испустил всем телом какую-то чёрную жижу.

Тук-тук! — ощутил я биение в Щите.

Ч… что происходит?

Когда Гаэлион ревел прошлый раз, такого не было.

— Наофуми-сама…

— Рафу-у!

Я обернулся на голоса и увидел Фиро, которая с глазами зомби тянет за собой Атлу и Раф-тян.

— Атла?! Зачем вы пришли сюда?!

Фоур увидел Атлу и тоже изумился.

— Вы что, совсем?!

— Наофуми-сама, вскоре после того, как вы ушли, Фиро-сан вдруг начала сильно мучиться. Затем она, не обращая внимания на все наши увещевания, сорвалась с места и побежала.

— Раф, раф-раф!

Раф-тян отчаянно хлестала Фиро лапами, пытаясь привести в чувство, но Фиро будто пребывала в трансе и никак не реагировала.

— Иногда Фиро-сан приходит в себя и пытается сопротивляться. Но тогда в неё начинает стекаться какая-то энергия, и с ней вновь происходит такое.

— Как вы справились с монстрами по пути сюда?

— Они все убегали подальше, едва завидев нас. Мы ни разу не вступили в бой.

Кх… Фиро, как я понял, насквозь пропиталась Ядром Гнилого Дракона.

Может, поэтому монстры разбегались?

На заражённой земле портал не работает… чёрт, надо было сразу отправить Фиро в деревню.

В Щите что-то пульсирует, Гаэлион совсем рядом, прибежала обессилевшая Фиро.

И как теперь выкручиваться?

— У-у…

— Фиро, ты знаешь, кто я?

— Г-господин… сама. Мел-тян.

— Правильно. Я здесь. Ты должна отойти, потому что иначе всё может плохо кончиться.

— Фиро-тян!

— У… мне… страшно. На моей спине что-то… у-у… не-ет, у-у-у-у.

Фиро схватилась за грудь.

И тут из неё полезла такая же жижа, как и из Гаэлиона.

— Ух!

— Кья!

— Рафу?!

Фиро резко отшвырнула в стороны Атлу и Раф-тян. Чёрная жижа обволокла её и поплыла в сторону Гаэлиона.

— Остановите её!

Сдаётся мне, всё идет к чему-то неприятному, особенно для Фиро.

— Н-но Фиро попадёт под удар!

— Во-во!

Рафталия и Рен не решились напасть. В душе я разделил их опасения.

Если мы атакуем жижу, достаться может и самой Фиро.

Но как её тогда остановить?..

— Садина! Можешь оглушить её молнией?

— Попробую!

Садина зачитала заклинание со всей возможной скоростью и направила гарпун на захватившую Фиро жижу.

— Цвайт Тандерболт!

Магия попала точно по жиже.

Но та лишь вздрогнула и побрела дальше.

Садина взяла флягу со святой водой и попробовала применить ещё одно заклинание. В этот раз, видимо, положившись на Силу Земли.

— Я, Садина, изымаю силу у сей святой воды и проявляю сие. Срази моих врагов, силовая линия. Сейнт Аквабласт.

Сплетенный из магии водяной шар покинул руку Садины и попал по жиже.

— !..

О! Кажется, работает.

— Так я и думала. Эта грязь состоит из проклятий. Обычные атаки с ним не справятся.

— И что нам делать?

— Можно уничтожить Фиро-тян, как проводницу…

— Но ведь…

— На это мы точно не пойдём!

— Если не пойдём, тогда остаются заклинания святой школы.

Эклер тут же шагнула вперед, приложила руку к мечу и зажгла клинок.

— Тогда, с вашего позволения! Ха-а!

Кстати, у Эклер ведь как раз есть способности к магии света.

— Я тоже попробую! — воскликнула Рафталия, владеющая магией иллюзий — помесью магий света и тьмы.

Видимо, и она умеет применять святую магию. Правда, вряд ли она сравнится с Эклер.

— Лайт Стардаст Блейд!

Острие клинка Эклер засветилась, а Катана Рафталии выпустила светящиеся звёздочки.

Эклер… удалось немного разбрызгать жижу, но свет Рафталии расплескал её значительно сильнее.

— ?!

Но Рафталия не стала доводить начатое до конца и убрала Катану в ножны.

— Если бы я продолжила, Фиро могла бы пострадать. Я смогла пробиться сквозь жижу и увидеть её, но она мучительно стонала под моими ударами.

Я открыл Статус Фиро, всё ещё будто затянутый песчаной бурей.

И увидел, что запас её здоровья значительно сократился.

Чёрт. Остановить её удалось, но большой ценой.

— Ладно, главное, что жижа остановилась.

— Наофуми! — воскликнул Рен. — Смотри на жижу Гаэлиона!

Я перевел взгляд и увидел, как жижа, окутавшая Гаэлиона, стремительно приблизилась к жиже Фиро и столкнулась с ней.

Кх… у нас всё же не получилось?!

Две жижи слились в единое целое и начали разбухать.

— Что-то это всё не к добру, — заметила Садина. — Давайте-ка отойдём.

— Гаэлион! Пожалуйста! Услышь меня!

— Назад, если не хотите сдохнуть!

Но тут биение в Щите тоже начало усиливаться.

Из него выплеснулось что-то чёрное и тоже окружило Гаэлиона.

После чего Гаэлион начал впитывать даже воздух… вернее, рассеянную в воздухе порчу.

Его тело увеличивалось на глазах с булькающими звуками.

— Сдаётся мне, дело пахнет жареным. Рато, понятнее стало?

— Конечно, не стало! Кажется, твой Щит делает только хуже, Граф!

— Видишь ли… я чувствую внутри него биение.

Когда мы отступили от пещеры, жижа вытекла из пещеры и поползла к нам.

И обрела форму. Форму полноценного, настоящего, двадцатиметрового дракона.

В глазах цвета ночи я не смог разглядеть никаких чувств.

Я не увидел ничего, что роднило бы этого дракона с Гаэлионом. А Фиро… где она?

Кх… Фиро, живи!

— ГРУ-У-У-У-У-У…

Гаэлион шумно вдохнул.

Знаем мы, зачем это делается. Сейчас дыхнёт.

— Все назад! Щит Метеора!

Я развернул барьер, готовясь встречать дыхание. Спутники тут же отступили за мою спину.

Садина достала ещё одну флягу и начала читать заклинание:

— Я, Садина, изымаю силу у сей святой воды и проявляю сие. Защити нас, силовая линия. Сейнт Аквасил!

Её магия обволокла нас.

— Наофуми-тян, это на всякий случай. Должно помочь против огня и проклятия.

— Спасибо.

Если переживём первую атаку, наверняка победим. Вряд ли Гаэлион сильнее Лингуя.

Из пасти дракона вырвалось чёрное пламя и устремилось к нам.

Щит Метеора разбился в мгновение ока.

Ч-что за?! Даже Лингую пришлось напрячься, чтобы раздавить его, а Гаэлион пробился так быстро?!

Пламя полетело дальше. Я призвал Эрст, Секанд, Дритт и Э Флоут щиты, чтобы прикрыться.

От обжигающей боли из меня чуть не выбило дух.

По мощности он может посоревноваться с электрозалпом Лингуя!

— Наофуми-сама! — воскликнула Рафталия.

— Кх… откуда у него столько сил…

— Сейнт Аквасил развеяло… до чего же сильное проклятие в этом дыхании.

Кое-как перетерпев, я зачитал исцеляющее заклинание и посмотрел в глаза Гаэлиону.

Я… узнал огонь. Он выдохнул пламя Проклятия Тёмного Сожжения S.

По всей видимости, перед нами стояло… воплощение мощи Гневного Щита, принявшее форму Гаэлиона.

Причём этот противник вполне может оказаться опаснее Лингуя, ведь он поглотил Фиро.

Возможно, пора подумать об отступлении.

— Рато, ты можешь его ослабить, чтобы мы вытащили из него ядро и Фиро?

— …Он же меня съест.

— Да, логично. Кажется, быстрее будет просто вспороть ему живот.

Виндия изо всех сил пыталась до него докричаться, но безуспешно. Жаль — будь мы в аниме, обязательно бы сработало.

— У нас уже нет времени мешкать! Рафталия, Рен, нападайте в полную силу и ослабьте его!

— Есть!

— Хорошо. Мы сделаем всё, чтобы спасти и Фиро, и Гаэлиона!

— Да уж понятно!

— К-какое ужасное чудовище! Разве он нам по зубам? — несколько запоздало начал тушеваться Фоур.

— О чём ты, брат? Мы с тобой обязаны не щадя животов своих исполнять любые приказы Наофуми-самы.

— Я тебе не позволю, Атла!

Да чтоб вас… сейчас не время для юмористических сценок!

— Даже не знаю, поможет ли сейчас инъекция препарата.

— Я бы сказал, у Садины больше шансов затормозить его молниями.

— О? Тогда я попробую.

Хорошо, что вы не падаете духом, но присоединяйтесь-ка к атаке.

Хотя вряд ли кто из вас сравнится по силе атаки с Рафталией и Реном.

В этом плане очень кстати, что Рен теперь на нашей стороне.

— Вперёд! — скомандовал я.

Рафталия и Рен прыгнули вперёд, быстро сократили расстояние и разрядили навыки.

Как, наверное, следовало ожидать, проклятие нисколько не сказалось на силе Рена. Двигается он впечатляюще быстро.

— Стардаст Блейд!

— Меч Метеора!

Они применили навыки-близнецы крест-накрест. К Гаэлиону устремились два звёздных потока.

Разумеется, Рафталия и Рен тут же накинулись на врага и попытались рассечь Гаэлиону плечи. Рен пробился до чешуи, Рафталия до мяса… но тут раздался характерный «дзынь» и их… отшвырнуло назад?!

Впрочем, Рафталия всё равно пробилась довольно глубоко и расплескала немало чёрной жижи.

— Что с вами?!

— К-какой крепкий!

— М-мои руки…

Рафталия с Реном встряхнули руками, будто сбрасывая онемение. Гаэлион замахнулся лапой и попытался им отомстить, но они уклонились и вернулись обратно.

— Так, погодите-ка…

И Рен, и Рафталия — Герои, и нападали отнюдь не в шутку.

Тогда с какой стати их Оружие не смогло остановить Гаэлиона?

— Электрогарпун! — Садина высоко подпрыгнула и метнула гарпун прямо в живот Гаэлиона.

Когда он попал, в дракона ударила молния, а в глазах помутнело от яркой вспышки.

Я видел, что гарпун летел прямо в живот Гаэлиона, однако…

Оружие Садины не смогло пронзить драконье брюхо и отлетело с таким звуком, будто попало по моему Щиту.

— Ну вот… моя сильнейшая атака его даже не поцарапала.

Садина приземлилась, схватила отлетевший гарпун и прыгнула спиной вперёд, возвращаясь в наш строй.

— Ты же видела, что атак Рена и Рафталии не хватило! Ясное дело, что тебе с ним не справиться! Фоур, Атла, не высовывайтесь!

Что-то тут не так.

Конечно, Рен и Рафталия прокляты, но разве может наш противник быть настолько крепким?

Ослеплённый Гаэлион тёр лапами глаза и выл.

Можно попробовать поразить его магией… но, боюсь, толку от этого будет немного.

Впрочем, сейчас не время сидеть, сложа руки.

— Кх… какой быстрый…

Что самое неприятное — Гаэлион очень быстр.

Он накинулся на нас с такой скоростью, что мы с Рафталией и Реном еле успели отреагировать.

Я вышел вперёд и остановил его когти.

Гх… один впился мне в плечо.

Силы у него хоть отбавляй. Видимо, остается лишь радоваться тому, что он меня сразу не прикончил.

Гаэлион глубоко вдохнул, готовясь к следующему дыханию.

— Вот гад! Все за меня!

— Есть!

По команде спутники тут же встали за мной, чтобы не попасть под огонь.

Дыхание уровня электрозалпа Лингуя испарит кого угодно, кроме Героя Щита.

Поистине адское пламя вновь попыталось сжечь меня дотла.

— Граф! Цвайт Хил! — подлатала меня Рато.

Приятно, что ещё хоть кто-то умеет лечить.

— Садина, может, снова используем то составное заклинание?!

— Но Наофуми-тян, если ты начнешь читать заклинание, кто будет нас защищать?

И правда. Сейчас я слишком занят защитой, чтобы читать какие-то заклинания.

Гаэлион настолько силен, что просто сметёт меня, если я отвлекусь.

Конечно, большая часть моих спутников сможет увернуться от его атак, но я волнуюсь за Мелти и Рато.

Можно, конечно, поручить Рену их защищать, но, боюсь, он не справится.

— Поэтому, Мелти-тян, Виндия-тян! Мы втроем остановим Гаэлиона-тян составным заклинанием!

— Л-ладно! Я сделаю всё, чтобы спасти Фиро-тян!

— Наофуми, он атакует! — крикнул Рен.

Поскольку Гаэлион не мог двигать лапами, он с неприкрытым отвращением попытался меня укусить.

Я разжал одну руку и уперся ей в верхнюю челюсть Гаэлиона. Нижнюю удерживал ногой.

— Ну ты даёшь… — обронил Рен, глядя на меня.

— Ты лучше не болтай, а дерись!

— Ага!

Рен выскочил из-за моей спины и замахнулся Мечом.

— Драгон Бастер!

Из Меча вырвалось пламя, приняло форму дракона и полетело в цель.

Никогда этого навыка не видел. Видимо, заточен под битвы с драконами.

— ГРУ-У-У-У-У-У!

Гаэлион перевёл взгляд на Рена.

Кстати, а он не с самого начала на него смотрел?

Возможно, часть души Гнилого Дракона ещё пытается отомстить Рену за смерть?

— Рен! Если почувствуешь, что увернуться не выйдет, прячься за меня!

— Ага!

Аггро… то есть, внимание Гаэлиона не сходило с Рена.

Но без меня Рену вряд ли удастся себя защитить.

Он вообще оказался не так силён, как мне хотелось бы.

Например, он довольно быстр, но где-то на треть медленнее меня.

Можно сказать, я всегда на шаг впереди него.

Не знаю, откуда такая разница — из-за проклятия или ещё из-за чего.

— Рафу!

Раф-тян решила поддержать Рена и наплодила его иллюзорных клонов, чтобы сбить Гаэлиона с толку. Вроде бы Рену даже удаётся сражаться без особого риска.

— Мы призываем порченую землю и порченые силовые потоки, дабы извергнуть гнилую кровь…

Я перевёл взгляд и увидел, что Мелти, Садина и Виндия дружно читают заклинания.

Вокруг них мерцают огоньки, похожие на светлячков.

— ГРУ-У-У-У-У-У-У…

Гаэлион вновь вдохнул, будто специально затем, чтобы им помешать.

Я встал перед троицей и поднял Щит.

Вдруг Гаэлион подпрыгнул и открыл пасть.

Сверху решил?!

— Щит Метеора! Эрст Шилд!

Я создал Эрст Шилдом платформу, чтобы защищать Мелти и остальных с неё.

Гх… у меня всё тело в ожогах будет.

Я и без того ослаблен проклятием, поэтому от его дыхания мне особенно больно.

Гаэлион выпустил когти, собираясь навалиться на меня. Потом наверняка ещё укусить попытается.

— Услышь наш зов, силовая линия. Как источники силы, мы повелеваем: расшифруй законы мироздания и дай нам силу преодолеть сие!

Я ощутил, что заклинатели смотрят на меня, а свет собрался в единое целое.

— Вначале будет непривычно, не пугайся. Доверься мне, Мелти-тян! Давай!

— Составное заклинание!

— Великий Океан!

— Зей Вилле[1]!

У меня такое чувство, что они все пытались применить что-то своё.

Вдруг вокруг них появилась вода. Мы словно оказались в огромном тазу.

Гаэлион страдальчески пускал пузыри и пытался выплыть из «таза».

Помнится, в колизее как-то случилось нечто похожее.

Или не совсем похожее?

Я вот смотрю… и вижу, что Рен тоже пузыри пускает.

— Буль-буль-буль…

…Точно, он ведь топор! Рен не умеет плавать!

— Рен-тян, ты в порядке?

Садина схватила тонущего Рена и подтащила ко мне.

— Не волнуйся, если ты не враг, магия на тебя не подействует.

— А? А…

Ага, а врагов ей даже топить можно?

— Ха-а… ха-а… я больше не могу.

— И я…

Мелти и Виндия выдохлись и сели на землю.

Я достал из Щита магической воды и бросил им.

— Ну, неудивительно… ладно, дальше я одна.

Садина поднялась внутри воды и поплыла в сторону уносящегося вверх Гаэлиона.

Причём поплыла невероятно быстро. Гаэлиону с трудом удалось выплыть, но когда он попытался выдохнуть пламя, прямо перед ним из воды на полной скорости выскочила охваченная водоворотом Садина.

Не просто водоворотом, а водоворотом в форме восточного дракона.

— Двойной Клинок Водяного Дракона!

Послышался отчетливый «буль» — Гаэлион вновь рухнул в «таз» и начал тонуть.

Атака нанесла ощутимый урон. Из живота дракона капала кровь.

— Гаэлион… — тихо обронила Виндия. Затем поднялась и крикнула ещё раз: — Гаэлион!

— И ещё разок! Удар косатки! — Садина превратила потоки воды в хвост и резанула им по животу. — …Ну он и твёрдый.

— Мы присоединимся к атаке! Сестрёнка Садина, примените с Наофуми-самой то заклинание, пока мы будем его отвлекать!

Рафталия и Рен побежали к Гаэлиону.

— Хорошо! — откликнулась Садина.

— Гаэлион! — а Виндия всё продолжала кричать его имя. — Умоляю! Вернись!

— Эй! А ну, стоять!

Я пытался удержать её, но она вырвалась и подбежала поближе к нему.

Я её, конечно, понимаю, но у нас тут бой идет.

— ГРУ-У-У-У-У-У-У-У…

— Гаэлион… пожалуйста! Стань прежним!

Её слова отдавались эхом. И только ушей Гаэлиона они будто не достигали.

Я бросился вперёд, чтобы успеть прийти на помощь Виндии.

Но Гаэлион вдруг открыл пасть и попытался её укусить.

— Эрст… — рефлекторно начал я.

Но перед этим…

— …Умоляю, отец, прекрати! — изо всех сил выкрикнула Виндия.

— ГРУ?!

И тогда Гаэлион замер.

Глава 8. Магический дракон

— «Отец»? — переспросил я.

— О-о.

— Я, конечно, догадывалась… значит, не ошиблась.

Садина и Рато закивали.

— Да. Моим отцом… был дракон, который здесь жил, — подтвердила Виндия и снова повернулась к Гаэлиону.

Э-э-э, так её, получается, дракон воспитал?

Хотя, секунду. Виндия, как и Кил, всегда казалась мне получеловеком-полусобакой. В ней нет ничего драконьего.

Ну хорошо, кроме необычной причёски. Из-за неё она напоминает помесь собаки с ящерицей.

И кстати, как Гнилой… хотя, наверное, как тогда ещё живой дракон стал её отцом?

— Не может быть… Выходит… я… — Рен обомлел и уставился на Виндию.

— Не ной!.. И вообще, помолчи пока!

А-а, так вот почему она так на Рена смотрела?

Ещё её, видимо, раздражает его мазохизм.

— Я очень редкое исключение, но не единственное. Иногда действительно бывает такое, что дикие звери воспитывают детей людей и полулюдей. Как правило, этим занимаются волки и драконы.

— Ну вот, теперь оказывается, тебя волки воспитали…

— Остановись, отец… ты здесь ничего не добьёшься. Да, ты наверняка ненавидишь Героев, отобравших у тебя всё. Но не порть из-за этого жизнь другим… Не совершай ошибок, о которых потом пожалеешь!

— ГР… — провыл в ответ Гаэлион и опустился на землю.

Он зажимает уши лапами, словно не хочет её слушать.

— Я так долго жила с ненавистью. Я считала, что никогда не прощу Героев, уничтоживших наше с тобой счастье. Но Герой Щита… не такой. В деревне он никого не обижает. Он не похож на других жителей этой страны, которые хлестали меня кнутами. Не похож на жителей деревни, разграбивших твои сокровища! — в слезах пыталась убедить его Виндия, выкрикивая всё, что приходило на ум.

И сдаётся мне, Гаэлион затыкает уши именно потому… что она бьёт в цель.

Вот уж не думал, что дракон может воспитать ребёнка-получеловека… Мне упорно кажется, что он её растил для того, чтобы потом насиловать. Может, я в игры переиграл?

— Умоляю, верни его тело… Верни его… Я знаю, Гаэлион, которому я дала твоё имя, всё ещё жив! И верни всю силу, что ты похитил у Фиро-тян… Отец… тебе больше нет места в этом мире!

— ГЯО-О-О-О-О-О!

Гаэлион в ярости царапал себе лоб.

Ура, увещевания сработали!

Казалось бы.

— Берегись!

Рен выскочил перед Виндией и защитил её от когтей.

— Гаэлион!

Ну вот, терапия не помогла. Ещё бы — не всё так просто в этом мире.

Видать, зря она надеялась достучаться до существа, в котором не только Гаэлион, но и Фиро.

— Ну вот, не вышло… ладно, Виндия! Сейчас я…

— Отпусти меня! Гаэлион! Услышь меня! Умоляю!.. — и тут Виндия вдруг замерла, словно громом поражённая. — Кто… ты? Ты не Гаэлион!

— А?

Виндия уставилась на Гаэлиона полным гнева взглядом.

— Куда делись остатки Гаэлиона и отца, которые я только что ощущала?!

Она вне себя от гнева, хотя только что умоляла дракона в слезах.

Я ещё раз посмотрел на огромного дракона, которым стал Гаэлион.

Его тело становилось из чёрного фиолетовым, чёрная жижа постепенно исчезала.

— Надо же… девочка меня всё-таки заметила.

Теперь и я посмотрел дракону в глаза.

Я бы решил, что с нами разговаривает приёмный отец Виндии, но по лицу Виндии видно, что это не так.

Первым делом нужно выяснить, что за враг перед нами.

Хотя… я уже слышал его голос.

Это он шептал мне перед тем, как я применил Олл Сакрифайс Ауру.

— Кто ты?! — спросил я как можно более грозным голосом.

Дракон горделиво выпятил грудь и окинул нас презрительным взглядом.

— Хм… что же, представлюсь, — тихо произнес дракон, положил лапу на грудь и величаво поклонился. — Аз есмь Император Драконов не от мира сего… Иные называют меня Магическим Драконом. Аз есмь царь всея монстров. Помнишь ли ты меня, Герой Щита?

Мне вспомнились события из мира Кидзуны.

И то, что слова «магический дракон» встречаются в названиях нашего с Рафталией излюбленного оружия.

Итак, Магический Дракон задал мне вопрос. Возможно, мы сможем договориться.

— Да… Если я правильно помню, ты как-то пытался захватить власть над миром Кидзуны. Только Кидзуна и её друзья тебя одолели.

Дракон кивнул.

— Отрадно, что ты помнишь. Именно. Группа Героя Охоты поставила крест на моих амбициях.

— И почему ты теперь здесь?

— Ха… Не криви душой, Герой Щита. Неужели ты не знаешь ответа?

…Есть у меня одно неприятное предчувствие.

Когда Ромина создавала Берберский Доспех, она вставила в него ядро Императора Драконов, в котором смешала ядра Гнилого и Магического драконов. Судя по происходящему с Гаэлионом и по словам Рато и Виндии, Император Драконов заразил сознание Гаэлиона.

В конечном счёте тот осколок ядра Магического Дракона может полностью захватить контроль над Гаэлионом.

— Хочешь сказать, ты завладел телом Гаэлиона через ядро в моём Щите и доспехе?

— Ты очень догадливый, Герой Щита.

— И что дальше? Я так понимаю, ты не из благих побуждений подавил волю моего свихнувшегося дракончика?

— Блестящая догадка. Наконец-то у меня появилось своё собственное тело. С чего я стану его отдавать?

Кажется, дружить он с нами не собирается.

И поэтому может оказаться ещё более опасным противником, чем свихнувшийся питомец.

— Где Фиро-тян?! Немедленно верни её! — выкрикнула Мелти, выскакивая вперёд.

— А-а, ты о монстре, которого вы называете Филориалом?

Грудь дракона надулась и порвалась.

Внутри я увидел Фиро, связанную щупальцами по ногам и крыльям. Дракон будто превратил её в свой орган. Щупальца пульсировали, словно сосуды у сердца.

И каждый раз, когда «сердце» стучало, Фиро стонала.

Щупальца светились и будто что-то вытягивали из неё.

— Кх… у-у…

— Фиро-тян!

Мелти и шагу ступить не успела, как Магический Дракон тихочтением применил заклинание. Земля перед Мелти испустила зловещий свет.

— Берегись!

Я дёрнул Мелти назад.

Кажется, Дракон собирался её просто припугнуть, но Мелти так резко бросилась вперёд, что чуть не попалась.

— Наофуми! Отпусти! Там же Фиро-тян!

— Остынь! Вряд ли твои безумные прыжки уговорят его отдать её.

Дракон положил лапу на грудь, будто соглашаясь.

— У-у… Мел-тян, господин-сама… спасите… — обратилась к нам Фиро, приоткрыв глаза.

Увы, Магический Дракон вовсе не собирался её возвращать и даже чуть улыбнулся.

— Ещё одна блестящая догадка. С чего я стану отдавать жертву, питающую меня силой?

— Не-ет… у-у…

Фиро вновь исчезла в груди дракона.

— Фиро-тян! — Мелти тщетно тянула руку.

Я держал её и не сводил глаз с Магического Дракона.

— Но ты должен понимать, что мы не уйдём отсюда с пустыми руками.

— Конечно. Более того, я и сам не собираюсь вас просто так отпускать. Как насчёт… сделки?

— …Что ты предлагаешь?

Как правило, в таких условиях хороших сделок не предлагают.

Драконы, скажем, обожают предлагать «полмира в обмен на помощь мне».

А потом предают всех, кто согласился.

Тем не менее, если противник согласен вести переговоры, его стоит выслушать.

— Я жажду править миром. Как смеют слабые, не ведающие истины, своенравные людишки вершить судьбу мира?

— Какое распространённое клише. Дальше ты, наверное, заявишь, что люди не должны владеть миром?

До чего же стереотипно. Я даже вздох не удержал.

— Неужели тебе неведома надменность людишек, которые призвали тебя без твоего согласия, а затем поймали в западню, оттого что ты им не понравился?

— …

Это ты, конечно, точно выразил моё недовольство.

— Тем не менее, они правят миром и считают, что так и надо. Живя в твоём Щите, я узнал, что в глубине души ты не хочешь прощать их варварские поступки.

— Ну, спорить не стану.

Я и сам считаю, что жители этого мира больно своенравные. Слишком часто они прячутся за спины Героев, когда что-то идёт не так.

Как бы мне хотелось бросить свой долг и вернуться в родной мир. Как бы я был рад проснуться и узнать, что это был только сон.

— Конечно, я возьму волны на себя. Не могу же я допустить, чтобы мой мир погиб. Но только если это будет именно мой мир.

Неплохое вступление. Но у всего есть обратная сторона.

Доказать это несложно — даже сейчас он называет Фиро жертвой и высасывает из неё силу, а также пользуется похищенным у Гаэлиона телом.

— Наофуми-сама… — пытавшаяся успокоить Мелти Рафталия положила руку на моё плечо.

Да, Рафталия, я знаю.

Я знаю, что даже в этом прогнившем мире есть люди, которые делают всё возможное ради других.

Конечно, я не забыл, что должен защищать их, пусть и желаю смерти всяким сволочам.

— Вот мерзавец! Давай прикончим его, Атла!

— Нет, брат, — Атла ткнула Фоура в живот, поскольку тот уже рвался вперёд.

— Кх… что с тобой, Атла?

— Он нам не по зубам. Стой и смотри. Жди указаний Наофуми-самы. И копи силы.

Договорив, Атла и сама сосредоточилась.

— Атла?

Атла так ушла в себя, что не услышала голос Фоура и даже не шелохнулась.

Она замерла где-то в паре метров у меня за спиной.

— Хватит ходить вокруг да около. Назови свои условия.

Конечно, мы уже на пороге битвы, но лучше спрошу.

Наш враг слишком силён, чтобы расправиться с ним в два счёта.

Рен и Рафталия не могут его пробить.

У такой силы… должны быть слабые места.

Если разгляжу их по ходу разговора — станет ясно, что делать дальше.

— Прекрасно, я рад перейти к делу. Вот мои условия: все вы, кроме Героя Щита, станете верно служить мне. Вы убьёте Героя Охоты и её друзей, посмевших помешать моим планам!

Не годится.

Смешно слышать — так долго распинался ради банального «покоритесь».

Как дракон он силён, но дипломат из него никудышный.

Одно только неясно — что значит «кроме меня»?

— Ты что, рассчитываешь, что все остальные согласятся? Почему это кроме меня?

Товарищи закивали, поддерживая мой вопрос.

Обычно ведь как раз наоборот: в верности клянётся предводитель отряда — то есть, я.

Вдруг Магический Дракон бросил на меня даже не презрительный, а… вызывающий мурашки взгляд… вроде того, которым голодные монстры смотрят на добычу.

— Зачем мне требовать клятву с того, кто присоединится к Филориалу и станет источником моей силы? Ты будешь вечно питать меня энергией, как и твой Филориал. Твоя мечта сбудется — я отомщу прогнившему миру людей вместо тебя.

— Га?!

Так ты задумал ещё и из меня силы высасывать, как из Фиро?!

— Что, неужели ты думал, что меня питает только Филориал? Осознай же — даже сейчас твой гнев насыщает меня.

— Неужели именно это имела в виду Атла-сан, когда сказала, что в Щите Наофуми-самы что-то растёт и вытекает?..

— Теперь вы знаете, почему я не люблю связываться с драконами… — вздохнула Рато и тут же заработала недовольный взгляд Виндии.

Я посмотрел на Щит и попробовал посмотреть дерево Гневного Щита.

Перед глазами появился только шум.

Судя по дыханию, которым пользовался дракон перед превращением в магического, наш противник впитал многие из свойств Гневного Щита.

Короче говоря, я сам через Щит поддерживаю его мощь.

Поэтому Дракон пытается поглотить меня, чтобы и дальше пользоваться моей силой наравне с силой Фиро.

— Что за бред?! Ты думаешь, кто-то на такое согласится?!

— Я знал, что вы будете против… это не переговоры. Это поглощение слабого сильным.

Магический Дракон испустил рык и обрушил на нас несколько заклинаний.

— Кх! Мы не отдадим тебе Наофуми! Меч Метеора!

— Верно! Мы не откажемся от Иватани-доно ради чьих-то глупых амбиций!

Рен обратил Меч Метеора против магии, а Эклер создала светящийся барьер, чтобы защитить нас.

— Этого я ни в коем случае не позволю!

Рафталия тоже использовала Лайт Стардаст Блейд — смесь навыка с перенятой у Эклер техникой магического меча — и сбила одно из заклинаний.

— Немедленно верни Фиро-тян!

Мелти вдруг начала стрелять магией как из пулемёта — видимо, у неё в критические минуты тоже пробуждается сила.

— Кх… наши атаки попадают, но лишь высекают искры.

Тем не менее, Рен всё же сильнее Магического Дракона, поэтому ему удаётся сбивать заклинания.

Однако пронзить шкуру дракона он не может.

— Защищайте остальных, Наофуми-сама, — сказала Рафталия. — Рен-сан, предлагаю навязать ему ближний бой.

— Ага!

Когда Рен согласился, Рафталия пригнулась и кинулась в бой.

— Ха-а-а-а-а-а!

Удивительно быстрый рывок. Рен побежал следом и занёс меч.

— Громовой Меч!

Клинок испустил молнию, которая попала в магического дракона… но тот не потерял ни единой чешуйки.

Тут я услышал, как Рафталия что-то рассекла.

Мне показалось, она разрезала только чёрные клубы, окружающие дракона.

— М-м-м… Раз так, мне придётся нанести ответный удар! Но не вздумайте умереть, мне ещё нужно разобраться, на что я способен, — заявил Дракон.

Но ведь он не пострадал. Разве Рафталия что-то повредила?

Ничего не понимаю, но её атака так или иначе подействовала.

Тут Магический Дракон поднялся в воздух и засиял, осыпая всё вокруг чёрным огнём!

— Рафталия! Рен! Назад!

Я защитил их Эрст и Секанд щитами и приготовился встречать атаку.

Рафталия и Рен послушно отступили.

Вот, правильно делаете.

— Познайте жар чистилища! Проминенс Дарк Нова!

Дракон раскрыл пасть, перед ним появилось э-э-э… чёрное солнце, а затем полетело в нас.

Я поднял Щит, применил Э Флоут, Щит Метеора и Дритт.

— Мелти, Садина и вообще неважно, кто! Используйте защитные заклинания!

— Х-хорошо! — воскликнула Мелти и объединила усилия с остальными.

Раскалённое чёрное солнце опустилось ниже и взорвалось.

Гх… на меня обрушилась такая атака, с мощью которой не сравнился бы даже Приговор. Тело обжигало проклятое пламя.

Сначала я почувствовал, как тлеет кожа. Боль пришла потом.

— Держись, Наофуми-тян! Сейнт Аквасил!

Садина воспользовалась святой водой, чтобы уменьшить получаемый урон.

Она знает, что огонь замедляет эффекты восстановления.

В целом можно считать, что Дракон использует силу Гневного Щита. А против проклятий хорошо работает святая вода. Если не дать проклятию замедлять лечение, я смогу выстоять.

Во многом благодаря исцеляющим заклинаниям Рато.

Наконец, огонь рассеялся. Вся земля перед нами превратилась в выжженную пустошь.

— Хм. Что же, я бы потерял источник силы, если бы прикончил тебя. Нужно будет запомнить, что эта атака не годится для добивания.

— Гх…

Я подлечил самого себя заклинанием и задумался, как сражаться дальше.

Уверен, Дракон пытается ослабить меня, чтобы поглотить.

— Ему нужен ты, Наофуми! Ни в коем случае не подходи к нему!

— Герой Меча прав, Наофуми-сама! Будьте осторожны. Я полагаю, он стремится вас ослабить!

Как только вражеская атака завершилась, Рафталия и Рен выпрыгнули вперёд и снова ринулись в атаку.

Теперь я разглядел, что во время прошлого натиска атака Рафталии наложилась на атаку Рена и слегка оцарапала дракона.

Могу ли я хоть что-то сделать?

Если объединить силы с Садиной и применить Воплощение громовержца на Рафталию с Реном, им наверняка станет легче.

Садина тут же прочитала мои мысли, кивнула и взяла меня за руку.

«Но неужели это всё, что я могу?» — промелькнуло в голове.

Долг щитовика — отражать вражеские атаки и давать союзникам возможность атаковать.

В свободное время он может помогать товарищам, но в первую очередь оберегает их от смерти.

До сих пор эта формула казалась мне очевидной. Ничем другим я не занимался.

— Хм… мне не хватает сил? Ладно, тогда попробую так, — заявил Магический Дракон и зачем-то сосредоточился.

Конечно же, при этом он почти перестал двигаться, но Рафталии и Рену не хватает сил, чтобы добить его.

Если он действительно вытягивает из меня силу… хм? Вытягивает силу?

Как я уже сказал, он перенял способности Гневного Щита.

Рен сейчас использует все доступные методы усиления, но не может пробить вражескую защиту.

На ум приходит только одно существо, которое по логике вещей должно выдерживать нынешние атаки Рена — я сам.

Дракон говорил, что пользуется Гневным Щитом в качестве посредника.

Что будет, если я испорчу усиления Гневного Щита?

— Дайте-ка я попробую сбросить тот щит, из которого он якобы черпает силу.

— Точно! — Рен обернулся. — Попробовать стоит! Обязательно попытайся, Наофуми!

— О чём речь?!

— Усиление — вещь рискованная. Можно намеренно провалить его, чтобы ослабить Гневный Щит. Иными словами, я попытаюсь испортить щит, который его усиливает. К чему это приведёт?

— Дракон тоже ослабнет!

— Да. Если он защищается тем, что перенимает показатель брони у Щита… их атаки начнут его пробивать! — заключил я.

Но как только попытался приступить к делу…

— Думаешь, я этого не учёл? — послышался голос Дракона.

Глава 9. Принудительное усиление

— Что?!

Магический Дракон зачитал заклинание, и на Щите проступили диаграммы.

Перед глазами само по себе открылось окно усиления Гневного Щита.


[Вы уверены, что хотите усилить Гневный Щит? +7 → +8]


Чего?! Стоять! Я же ничего не делал!

Но кнопка «Да» нажалась сама собой.

— Какого чёрта происходит?!

— Ха-ха… Я знаю, ты не настолько глуп, чтобы не понимать. Что же, почему бы мне не рискнуть?


[Внимание: в случае неудачи показатель усиления будет сброшен до 0. Вы точно уверены?]


Кнопка «Да» нажалась ещё раз, несмотря на предупреждение. Перед глазами появился значок усиления.


[Успешное усиление до +8!]


Дерьмо! Ну почему он успешно усилился именно сейчас?

Щёлк…

Я опасливо перевел взгляд на дракона.

— Фха-ха-ха-ха! Мне не чуждо наслаждение азартом, Герои! Познайте же мою силу!

Магический Дракон взмахнул хвостом и хлопнул крыльями, призывая порыв ветра.

— Кх…

Чёрт! Хочет нам ещё хуже сделать?!

Надо хоть чем-то поддержать наших бойцов.

— Цвайт Аура!

Я усилил Рафталию и Рена, чтобы они не уступали дракону.

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! Рафталия, Рен, пользуйтесь щитами как площадками!

— Есть!

— Спасибо!

Чешуя Магического Дракона заблестела. Помнится, что в MMO оружие после закалки тоже сверкает…

— Ч-что случилось, Граф? По-моему… он стал сильнее.

— Да, это он над моим Щитом поколдовал. Но ты же не думаешь, что я это так оставлю?

Я и сам так умею.

— О! Ну уж нет, своенравия я не допущу. Отзовись, посредник!


[Доступ запрещён.]


Высветилось у меня перед глазами, когда я попытался усилить Гневный Щит.

Дерьмо! Как это понимать? Я не могу усиливать мой собственный Щит?!

Помнится, как-то в ММО у меня взломали и угнали учётную запись. Так вот — ощущения похожие!

Сам Дракон не смутился и снова вызвал меню усиления. Кнопка «Да» снова нажалась, не спрашивая моего разрешения.


[Успешное усиление до +9!]


— А-а! — Рен не сумел уклониться, отлетел от удара и впечатался в скалу.

— Рен!

— Н-не волнуйтесь, я в порядке!

Что бы он ни говорил, но они с Рафталией теперь реагируют на атаки Дракона с запозданием.

— Граф?!

Чёртов Щит… убить меня удумал?! Нет бы сопротивляться, нет бы провалить усиление и ослабить нам врага!

Если он усилится ещё раз, будет совсем плохо… подумал я, но Магический Дракон всё равно сделал по-своему.


[Успешное усиление до +10!]


Я побежал защищать Рафталию и Рена, даже не дочитав сообщение.

Дракон попал по мне хвостом и отправил в полёт.

— Гх!..

Мир перед глазами завертелся. Потом меня тем же хвостом прибило к земле — видимо, первого удара оказалось недостаточно.

— Наофуми-сама!

— Наофуми?!

Вот и я летать начал…

А ведь сбивать меня с ног не получалось даже у Лингуя и Кё.

Чешуя Магического Дракона вся блестит. Я, наверное, тоже как звёздочка в небе сверкаю, когда летаю.

Плохо дело, Дракон уверенно приближается к уровню, на котором нам за ним будет не угнаться.

Но усиление — обоюдоострый меч. Давай, продолжай. Настанет время, и усиление провалится.

К тому же у меня скоро кончатся нужные материалы.

— Хм-м. Пожалуй, пока усилений хватит.

— Что, струсил? Боишься силы? Никчёмен ты для будущего властителя мира.

Я должен взять его на слабо, чтобы он продолжал.

Но Дракон бросил на меня презрительный взгляд и надменно выпятил грудь.

— Твои жалкие провокации не подействуют. Я продолжу уже после того, как поймаю тебя.

Спалил, гад!

— Граф, всё хорошо?

— А ты как думаешь?

Что за хакеры пошли! Сначала взламывают, потом усиливают сверх меры оружие!

Есть у меня такое неприятное чувство, что теперь у меня Щит немыслимой редкости.

Уже хочется весь мир проклятиями осыпать.

— Цвайт Хил.

— Опять? Я что, разрешал? Анти Цвайт Хил, — Дракон вздохнул и отменил исцеляющее заклинание Рато.

— Наофуми! Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и переруби сие водой, аки клинком! Дритт Акваслэш!

Мелти сосредоточилась и… о, всё-таки научилась применять Дритт-заклинания?

— Анти Дритт Акваслэш.

Но Дракон опять устало вздохнул и без труда обезвредил её магию.

Кх… кажется, он будто нарочно пытается оправдать «магический» в своём имени.

Кстати, мне вспоминается, что Кидзуна и её друзья не особо прибегали к магии.

Возможно, они умеют ей пользоваться, но Магический Дракон научил их побеждать и без неё.

Потому что он что угодно загасить способен.

— Что же. Пожалуй, уважу вас тем, что нападу в полную силу.

Магический Дракон начал читать заклинание ещё быстрее, чем раньше.

— Потрясающе. Получив силу Священного Оружия, я стал непобедим!


[Вы осознаёте риски усиления? SR → SR+]


Дракон плевать хотел на все предупреждения и раз за разом нажимал на кнопку.

Ничего хорошего его действия не предвещают.

— П-по-моему он выглядит всё ужаснее и ужаснее.

— Дерьмо-о-о-о-о!

— Кх! Меч Метеора!

Рен запустил навык прямо в Магического Дракона, но он даже не шелохнулся. Атака рассыпалась в искры.

— Что? Желаешь поиграть со мной?

— Он слишком усилился… придётся и мне!

Рен открыл меню и попытался усилиться…

Но ты забываешь кое-что очень важное. Проклятие на корню уничтожило твою удачу.

— Кх… одни провалы!

— Не страдай ерундой и бросай бесполезные попытки! Усиливаться должен не ты! Рафталия!

— А, есть!

Есть ли смысл Рафталии рисковать и пытаться угнаться за Драконом?..

Не знаю.

Но я ещё раз убедился, что «беда не приходит одна» — это как раз про меня. Ну почему именно сейчас все усиления успешные?!

Я уже со счёта сбился, сколько раз видел сообщения про успех. Да если бы я так же усилил Щит Пожирателя Душ, многие битвы стали бы гораздо легче!

К тому моменту, как индикатор редкости показал некое «LR» я ещё раз встал перед Рафталией, и меня снова отправили в полёт.

Ну что за дела! И кстати, шансы успешно повысить редкость уже наверняка ниже, чем у шанса усиления до +11!

Но не могу же я сбежать, когда за спиной союзники. Приходится терпеть удары.

— Кх!

Повысив редкость Щита, Дракон атаковал ещё одним мощным ударом.

Больно… Как же я устал от этой битвы.

Мало того, что он высосал энергию из Фиро и стал непомерно силен, теперь он ещё и успешно накручивает плюсы и редкость Щита. Неужели я настолько неудачник?

Это уже ни в какие ворота. Когда уже повышение редкости провалится и сбросит силу Щита?!


[Редкость успешно повышена до AF!]


Ну почему у него постоянно получается?!

— Ха-ха-ха-ха-ха! Теперь со мной никому не совладать! — весь блестящий и сверкающий Дракон горделиво встал перед нами. — Сейчас вам меня ни за что не остановить. Герой Щита, тебе суждено стать жертвой и вечно питать меня силой.

Кх… вот, видимо, и расплата за то, что я так много полагался на Гневный Щит.

Против нас чудовище, обратившее против нас силу Гневного Щита. И если мы его не одолеем, прахом пойдет всё, над чем я работал.

Но что я могу сделать против врага, который стал настолько силён?

— Узри мою мощь!

Магический Дракон взмахнул когтями параллельно земле.

Я использовал Щит Метеора и создал все возможные щиты, чтобы хоть как-то защититься.

— Пф… такие мелочи!

Но Дракон с хрустом пробился через все преграды, разбил барьер Щита Метеора и отшвырнул меня.

— Гф…

— Наофуми-сама!

— А теперь… — Дракон прищурился, надменно выпятил грудь и начал читать заклинание: — Откликнись на мой зов, сила драгоценных камней, и…

Вокруг Дракона начали разноситься слова незнакомого заклинания.

Хотя, чем-то оно напоминает магию Терис.

— Не позволю!

Рафталия набросилась на противника, не давая ему договорить. Рен побежал следом.

Но Магический Дракон даже не шелохнулся. Он будто знал, что их атаки ему нипочём.

Откуда уверенность, что Рафталия и Рен его не пробьют — и так понятно. Он обзавёлся моим показателем брони.

Но должен быть выход… Должен.

Я вообразил себя на его месте… и попытался представить, чего бы боялся в первую очередь.

— Садина, нужно Воплощение громовержца. Быстро!

— Хорошо.

Мы с Садиной начали читать заклинание.

— Что ты задумал, Наофуми? — спросила Мелти. — Он нас сейчас всухую уничтожит.

— Успокойся. Рен, Рафталия! Представьте, что сражаетесь против меня… используйте пропорциональные и игнорирующие защиту атаки!

— Л-ладно! Вроде была какая-то.

— Есть!

— …прояви себя. Мое имя — император драконов, владыка мира. Стань стеной, что встанет на пути сего! Мадракон: Восьмигранное Зеркало!

После моих приказов Дракон на мгновение прервался, но затем дочитал заклинание.

— Катана Ци: Пробой Брони!

— Игл Блейд!

Рафталия и Рен сосредоточились на своих клинках и выпустили навыки.

Но обе атаки врезались в прозрачный барьер на пути к Магическому Дракону.

— Кх… барьер!

— Он похож на Щит Метеора Наофуми-самы!

Барьер хрустнул и разбился.

— Ха-ха-ха, вы думали, я окажусь не готов, глупцы?!

Вот гад, я думал, он использует боевое заклинание, а оно оказалось защитным.

Рафталия и Рен снова применили навыки, но и их отразил барьер. Похоже, Дракон отгородился в несколько слоёв.

— Рафталия.

— Да? Что вам?

Я взглядом сообщил ей, что собираюсь делать дальше: несколько раз посмотрел на хвосты Раф-тян и Рафталии и сосредоточился.

Рафталия уловила замысел и кивнула.

Затем я посмотрел на Виндию и Мелти.

Виндия недоуменно наклонила голову, а Мелти вздохнула и кивнула.

Догадалась, значит, что я задумал.

— О, две катаны, наполнитесь силой, чтобы поддержать сего. Придайте сил превозмочь роковую судьбу и открыть путь к победе…

— Что ж, пора заканчивать. Мне нужен лишь Герой Щита, остальные пусть умирают.

Магический Дракон вновь начал читать заклинание, пользуясь недосягаемостью.

Но он потратил слишком много времени, и это наш шанс.

Зря он не сводил глаза с Рафталии и Рена…

И не замечал, что все это время мы с Садиной тоже работали над магией.

Наверняка он решил, что мы собираемся усилить Рафталию. И наверняка он считает, что всё равно с ней совладает.

Но ты забыл кое-что очень важное.

Ты увидел, что не до конца обученная Эклер не может за тобой угнаться, и успокоился.

Ты заметил, что с нами нет Лисии и Бабульки, поэтому решил, что волноваться не о чем.

— Мы взываем к тебе, о подземная мощь. Как источники силы, мы повелеваем: расшифруй законы мироздания и дай сему силы побороть преграды! Воплощение громовержца!

Магический Дракон неспешно читал заклинание и смотрел на Рафталию.

Несомненно, именно она видится ему главной угрозой.

Но как ты, сидевший у меня в Щите, не догадался, что обладатель быстрых и по моим меркам самых опасных атак… всё это время стоит и ждёт своего часа?!

— АТЛА-А-А-А-А-А!

Я повернулся к Атле и повесил на неё Воплощение громовержца.

Прямо сейчас она на 45 Уровне. Это не слишком много даже с учётом рабовладельческих прибавок.

Но при этом она мой сильнейший боец, ведь даже Бабулька подтвердила, что она постигла всю суть стиля непобедимых адаптаций.

— Настал мой час! — Атла сорвалась с места, испуская во все стороны искры. — Я попробую исполнить приёмы, которыми пользуются Эклер-сан, Лисия-сан и учитель!

— Давай!

— Фха-ха-ха! Глупец… ты посылаешь в бой столь низкоуровневого бойца?!

— А если так? Фёст Мираж!

— Рафу-у!

Рафталия и Раф-тян применили магию иллюзий и создали призрачных клонов Атлы.

— М?! Прояви себя. Мое имя — император драконов, владыка мира. Глупцов, что посмели выступить против меня…

Магический Дракон замахал хвостом и крыльями, пытаясь отмахнуться от Атлы и её иллюзий, но Атла отбилась от атаки с такой лёгкостью, словно её и не было.

А может, Дракон действительно по ней просто не попал.

Он точно не забыл, что где-то среди них настоящая?

— Проклятые букашки… Так и быть. Я прерву заклинание и ненадолго отсрочу вашу смерть.

Дракон действительно прервал заклинание. Я ощутил, как обрывки прерванной магии повисли в воздухе.

— Откликнись на мой зов, сила драгоценных камней, и прояви себя. Мое имя — император драконов, владыка мира…

Противник вплёл их в новое заклинание. Ничего себе, не знал, что так можно.

— Те-ей! — каждый тычок Атлы разбивал один из барьеров вокруг Магического Дракона. — Я ещё не закончила!

Я не знаю, каким образом она умудрилась «накопить удары впрок», но её натиск не ослабевает.

— Мадракон: Взрывная Волна.

Вокруг Дракона разошёлся мощный огненный вихрь. Думаешь сдуть им Атлу?!

— Нет! — выкрикнул я и попытался защитить Атлу. Не знаю даже, правильную ли.

— Как наивно! Таким порывом меня не остановить!

Атла подняла руку, нисколько не испугавшись взрыва. И взрывная волна действительно сбилась с курса, словно её сдуло порывом ветра.

Во Атла даёт.

— Значит, эта?!

Дракон замахнулся лапой в мою сторону, но я не стал выяснять, угадал ли с выбором Атлы, и просто отскочил назад. Если угадал, Атла наверняка успеет отреагировать и спрятаться за меня.

Однако выбранная Атла даже не посмотрела на меня и прыгнула вбок, будто подставляясь под коготь Дракона… и вдруг исчезла.

— Надо же, не угадал, — заметил я.

— Да, её иллюзии всё ещё живы, так просто их не развеять. Атлу-сан крайне тяжело остановить, поэтому я так страдаю.

Конечно, мне очень хотелось спросить у Рафталии, на что это она намекает, но я уловил в её словах главное. Она верит, что Атла справится.

— Кх… прочь от меня!

— Вы сильно ошибаетесь, если думаете, что бездумные взмахи меня остановят.

Магический Дракон прокрутился на месте, выпустив когти, но когда остановился, Атла горделиво стояла прямо на кончике его хвоста.

Ничего себе. Вспоминаются сцены из манги и аниме, в которых персонаж запрыгивает на лезвие вражеского меча.

— Этот последний!

Атла не стала бить по хвосту, побежала вперёд и попала в последний барьер запястьем.

Разошлась ударная волна, и барьер разлетелся так же, как в своё время защита вокруг Кё, когда на него напала Бабулька.

— И это… ещё не конец!

Стоило Атле приземлиться, как она вновь пулей бросилась вперёд и ткнула противника в плечо.

Ещё мгновение — и оно лопнуло!

— Чт… ГХА-А-А-А-А-А-А-А?! — Дракон успел было изумиться, но голос прервала боль от раны.

— Это тоже не конец!

Атла без конца проводила атаки, подражая стилю непобедимых адаптаций. Ни Рен, ни Рафталия так бы не смогли.

— Давай, Виндия-тян!

— Угу! Верни моего отца и Гаэлиона!

Пока Дракон ревел от боли, Виндия применила составное заклинание.

— Составное заклинание: Сэйнт Рейн!

Закапал дождь.

Девочки управились очень быстро — помогли тучи, которые призвала наша с Садиной магия.

Когда капли падали на рану Магического Дракона, от неё шёл чёрный дым.

— АХ ВЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!

Ещё недавно Дракон не сомневался в победе, но теперь его перекосило от гнева. Он изверг пламя всем телом. Неплохой фокус.

— Слабо!

Но пламя так и не успело попасть по Атле. Вскоре его затушил дождь, который призвали Мелти и Виндия.

— Ну что, Дракон. Ты же понимаешь, что я не тратил время попусту, пока Атла, Мелти и Виндия издевались над тобой?

Мы с Садиной всё ещё продолжаем работать над заклинанием.

Меня раздражают пазлы, которые приходится складывать по ходу чтения, но приходится мириться — без них магия не сработает.

И к тому же я начал к ним привыкать. Теперь уже могу следить за происходящим по ходу чтения.

— ЧТО?!

— Ну, поехали! Раунд два! Эклер!

— Наконец-то я?! Так точно! Иватани-доно, Атла-доно, смотрите, как выглядит настоящий стиль непобедимых адаптаций!

Мы с Садиной вновь применили Воплощение громовержца, и Эклер бросилась в бой.

Правда, перед этим напряглась, стоя на месте.



— А! Это же Непобедимое Пробуждение — учитель стиля рассказывала о нём во время занятий! Неужели Эклер освоила его?! — воскликнул Рен, превратившись на пару секунд в типичного персонажа-комментатора.

Спасибо, конечно, но мне это всё равно ни о чём не говорит!

Зачем ты мне тут Лисию изображаешь?! Мои тренировки сводятся к тому, что я сражаюсь против Рафталии и Атлы, в таких тонкостях я не разбираюсь!

— Ха-а-а-а-а!

О-о, Эклер вдруг начала двигаться очень быстро.

Правда, её «очень быстро» где-то на уровне Рена.

Она всё ещё намного медленнее меня и Рафталии, если быть честным. Тем не менее, она, видимо, использовала пропорциональные атаки стиля непобедимых адаптаций, поскольку сдирала с магического Дракона чешуйку за чешуйкой.

— Кх, КАК ВЫ ПОСМЕЛИ, ЖАЛКИЕ ЛЮДИШКИ-И-И-И?! — в ярости взревел Дракон, утратив остатки самообладания.

Его раны затягиваются прямо на глазах. Кажется, с регенерацией у него всё в порядке, и меня это очень беспокоит…

— Сейчас я вам покажу, как легко обесценить усиливающую магию! — заявил Дракон и снова начал что-то читать.

Надеется развеять усиления, которыми мы наделили Атлу и Эклер?

Только успел подумать, как атаки Атлы и Эклер заметно ослабли.

Неужели наша магия кончилась? Я открыл характеристики Атлы и увидел, что ничего подобного.

Значит, Дракон опять что-то наколдовал… А-а! Он снизил себе показатель защиты?

— Что же, Магический Дракон, сейчас ты познакомишься с моими муками. Рафталия, Рен, нападайте!

— Есть!

— А мы сможем? — спросил Рен, и я кивнул.

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

— Меч Метеора!

Рафталия взмахнула клинком на выхвате, Рен предпочёл излюбленный Меч Метеора… Оба лезвия вспороли драконье брюхо.

— Гф-ф… как вы смеете…

— Повысишь защиту — обрушим пропорциональные атаки, понизишь — набросимся обычными. А то, что барьеры тебе не помогут, ты уже наверняка и сам понял.

Я и сам попадал в такие передряги. Каждый раз выкручивался каким-нибудь хитрым способом.

Вспоминается, как меня отряд Ларка избил целой комбинацией таких приёмов.

Пусть теперь Дракон ощутит себя в моей шкуре.

Когда Рафталия вспарывала Дракона, из ран выплескивалась чёрная жижа и почему-то обращалась в пар, сталкиваясь с клинком Рафталии.

— Угх… нет, не просыпайся! Тобой повелеваю я и только я! Сопротивляться бесполезно!

Вдруг с Драконом начало твориться что-то неладное.

О чём это он?

— Гх… тебе не уйти! Смирись и не высовывайся! УГХА-А-А-А-А!

Магический Дракон извивался так, словно нечто сражалось с ним изнутри.

— Угх… гх…

Мне кажется, или у него что-то в груди возится?

Дракон прижал лапу к груди, и та зажглась светом магии.

— Кх…

— Не ослаблять натиск! Похоже, сейчас самое время насесть покрепче!

— Жалкие людишки-и-и! Что вы… возомнили о себе-е-е?!

— Ух ты. Уверен, что сейчас время ругаться с нами? Я не знаю, что с тобой, но мы такой шанс точно не упустим.

— Нападаем! — воскликнула Атла.

— Да. Кажется, там у него слабое место, — поддержала её Эклер. — Идём, Рен!

— Ага!

— Не забывайте про меня! — воскликнула Рафталия.

Атла, Эклер, Рен и Рафталия дружно выполнили мой приказ и отрубили лапу, которой Дракон держался за грудь.

— Гху-у-у-у-у… ГХА!

Дракон выгнулся от боли. Лапа тут же начала отрастать, но что насчёт груди?

Я увидел на ней какой-то выступ.

Только я подумал, что он похож на маленького дракона-младенца… как наружу вылетел Гаэлион, держа Фиро за загривок.

— Гаэлион!

— Гю… а.

Гаэлион выглядел так, будто родился минуту назад.

Из него высосали весь опыт, то есть, очки роста, но он всё равно боролся ради Виндии и всех нас. И доказательство тому — Фиро, которую он вынес с собой.

— Фиро-тян!

— У-у…

Ура! Кажется, Фиро жива. Я помог ей подняться и тут же зачитал исцеляющее заклинание.

Магический Дракон вовсю занят битвой с Рафталией и остальными. У него нет времени смотреть на нас.

Хотя он не прекращает читать заклинания, его разум значительно пострадал.

Во-первых, он наверняка мучается от невыносимой боли, во-вторых от него только что сбежали Гаэлион и Фиро, проводники силы. Теперь он неизбежно ослабнет.

Вдруг Магический Дракон потемнел и уставился на нас.

Точнее, на Виндию.

Виндия подбежала к Мелти и Садине и глубоко вдохнула.

— Сестрица Садина. Я убью этого дракона!

— Ладно.

— Уж придётся.

Они дружно начали читать заклинание.

Причем с невероятной скоростью. Они будто заразились решимостью Виндии.

Повернувшись, я увидел, что маленький Гаэлион тоже изо всех сил порхает над их головами и колдует.

— Гх… больше я за себя не отвечаю! ГХА-А-А-А-А-А-А-А!

Очертания Магического Дракона рушились, к чёрной жиже возвращалась глубина цвета.

Ещё недавно на индикаторе вражеского имени было написано «Магический Дракон». Теперь же надпись сменилась на «Дракон Гнева».

Способности усиленного Гневного Щита полностью слились со злобным драконом и образовали новое существо. Остались ли в нём отголоски родителя Виндии?

До чего жалкое создание.

Я шагнул вперёд, чтобы прикрыть Виндию и остальных. Подлетел Гаэлион и уткнулся мне в спину.

— Тут опасно, держись на безопасном расстоянии.

— Не могу.

— Что за?!

Гаэлион заговорил, но… голос раздавался прямо у меня в голове, словно он общался телепатией.

— Не подавай виду, иначе Герой Меча и Виндия обо всём догадаются.

— Что ты…

Так это Гаэлион-родитель?

Он всё ещё не отпустил тело Гаэлиона-малыша?

— Отрадно смотреть, как взрослеет моя дочь, Герой Щита.

Рад за тебя, но мне это чувство незнакомо.

Впрочем, вопрос о том, что ты забыл в теле Гаэлиона, оставим на потом.

Потому что надо разобраться со срочным вопросом, который никак не решается.

— Видишь ли ты собственный гнев, который слилися с Императором Драконов из иного мира?.

— Ну, вижу…

— Это воплощение твоей ненависти. Она жаждет вернуться к тебе и набросится, едва утратив вместилище… Уничтожьте его, пока она не разбушевалось по-настоящему, или она будет преследовать тебя вечно!

— Ладно. Рен, Рафталия! Нападайте!

— Есть!

— Я уж понял!

Всех успехов в этой битве я добился исключительно благодаря моим спутникам.

Сильнее всего отличилась Атла.

— Тебе не о чем волноваться. Я помогу вам атаковать. Если мы заставим это существо выплюнуть Ядро Магического Дракона, твои спутники смогут его добить!

— В общем, всё как обычно.

— Желаю удачи.

И почему мне кажется, что ни о чём толковом мы так и не поговорили?

Гаэлион присоединился к нам и ускорил составление заклинания.

Дракон Гнева выдохнул то же дыхание, что и раньше, только послабее… но по моим меркам всё равно очень мощное.

— Ха-а!

Однако Атла вскинула руку и отразила пламя ладонью.

Вот и как она это сделала? У Атлы уже какая-то чудовищная неуязвимость.

Впрочем, Дракон Гнева упорно пытался атаковать меня, чтобы превратить в следующее вместилище.

— Никто ведь не говорил, что Щиту нельзя уворачиваться.

Дракон Гнева нёсся точно по прямой, поэтому я просто отпрыгивал в стороны от его рывков.

Поскольку он нападает только на меня, можно пока не думать о защите спутников. Мышление у дракона примитивное — от его атак нетрудно уворачиваться, если учитывать их скорость.

— В бой! Стардаст Блейд!

— Меч Метеора!

Как же Рену нравится этот навык. Использует при первой возможности.

— Заставьте его выплюнуть ядро! Тогда он ослабнет!

— Я взываю к спасительной силе, что способна чистым ручьём смыть с проклятой земли злобу и ненависть. Прошу тебя о чуде, силовая линия.

— Я, Гаэлион, повелеваю земле и небесам: пусть разверзнется и сомкнется мироздание, пусть истечет оно гноем. Приди же, сила моя, и созови мощь, что да отсечет поток чувств, протекающий предо мной!

Благодаря Щиту я знаю, что Гаэлион произносит куда более мощное заклинание. Щит аж хрустит, отображая перед глазами его перевод.

Садина покосилась на Гаэлиона. Неужели поняла, в чём дело?

— Ирейз Аквасплэш!

— Истребляющая Волна Аквадракона!

Три спутника и один питомец зачитали заклинания. Выплеснувшаяся энергия закружилась вокруг Гаэлиона.

— Что?! — изумилась Виндия.

Измотанная Мелти села на землю.

Садина перехватила гарпун одной рукой и побежала вперёд. Гаэлион тем временем взял созданный шарик и глубоко вдохнул.

— Наофуми-тян, Рато-тян, помогите!

— Ладно!

— Цвайт Аура!

— Фёст Павер! Фёст Меджик!

Наши с Рато заклинания придали Садине ещё больше скорости.

— Пора, Гаэлион-тян.

— Гяу-у-у-у-у!

Эх ты… Гаэлион говорил «кюа».

Гаэлион выдохнул прямо в шарик.

Из него появился огромный водяной шар и полетел в Дракона.

Садина запрыгнула внутрь воды и раскрутила шар в торнадо.

…Даже у Рафталии и Фиро нет настолько сверхъестественных атак.

— Какая невероятная битва…

— От тебя никакого толку, брат.

— Кх… сейчас помогу!

— Ну-ка стоять.

Сдаётся мне, если стоящий без дела Фоур полезет в гущу событий, он там мигом сдохнет. Поэтому я его не отпускаю.

Тем временем вращающаяся Садина влетела в Дракона Гнева на манер какого-нибудь огромного человекоподобного робота, который в ходе решающей суператаки полностью превратился в сгусток электричества.

Созданная Гаэлионом вода пропала.

— У меня п-получилось?! — спросила тяжело дышащая Садина сразу после приземления и посмотрела на Дракона Гнева.

Разумеется, я первым делом тоже проверил, жив ли наш противник.

— Это ещё не конец! — воскликнула Атла. — Однако…

Она стремительно примчалась к Дракону, прыгнула аки настоящая тигрица и вцепилась когтями ему в горло.

— Вот оно, краеугольное ядро. Без него он безвреден!

Блестящее ядро полетело в нашу сторону.

— Остальное — наша работа!

— Именно так, Рафталия-сан. По какой-то причине никто кроме вас не способен противостоять чёрным эмоциям, из которых состоит Дракон.

Клинок в руках Рафталии засветился. Видимо, она готовилась к атаке заранее.

Лишившийся Ядра Магического Дракона враг посмотрел на Рафталию. Он испуганно открыл пасть, тут же развернулся и начал улетать.

— Не уйдёшь!

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! Дритт Шилд!

Я построил лестницу из щитов. Рафталия взбежала по ней и прыгнула на Дракона.

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

— ГЯ-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Удар рассёк дракона пополам. Останки с душераздирающим воплем полетели к земле. Мне даже показалось, что его разрубил не клинок, а воздух, который он гнал перед собой.

— Прости меня, отец… Обещаю, больше я не буду смотреть в прошлое.

— … — Гаэлион сложил перед собой руки и смотрел в спину плачущей Виндии.

Возможно, он тогда восхищался тем, насколько повзрослела его дочь.

Глава 10. Очищение

Приземлившись, Рафталия смахнула кровь с Катаны и вернула её в ножны.

— Герой дня — Атла, — проговорил я.

Она даже не тренировалась, а только спарринговалась с нами, но усвоила столько, что за этот бой я ставлю ей высший балл.

Но при этом… я посмотрел на Фоура. Да уж, а ведь на момент покупки он был сильнее Атлы.

— Ч-что ты на меня так смотришь?! Кх… Атла! Вот увидишь, я стану сильным!

— Уж постарайся, буду рада, — поддержала его Атла почти безразличным голосом.

— Атла-сан. Большое вам спасибо, — сказала Рафталия.

— Я старалась ради Наофуми-самы, — ответила Атла в своей привычной манере.

Отлично. Ну что, всё позади? Хотя нет, потом нужно будет поговорить о Гаэлионе.

— Кюа? — Гаэлион подлетел к Виндии и облизал ей лицо.

Снова стал прежним? Или симулирует?

— Как ты, Гаэлион?

— Кюа!

— Верни! — крикнула Гаэлиону Фиро, наконец-то оправившись.

— Спокойно, Фиро-тян, — попыталась урезонить её Мелти. — Ты ещё не до конца поправилась…

— Кюа!

Гаэлион бросил на Фиро недовольный взгляд, но затем посмотрел на Дракона Гнева.

— Кажется, он говорит Фиро искать там О чём бы ни шла речь.

— Кстати, а это точно Гаэлион? Он ведь был больше, — спросила Рафталия.

— Угу, он самый, — ответил я. — Перетрудился и уменьшился.

— Верни опыт! — закричала Фиро теперь уже тлеющим останкам Дракона Гнева.

Как ей не везёт последнее время.

По-моему, полоса неудач началась в её жизни с самого попадания в мир Кидзуны.

То её на потеху публике выставляют, то в неё Мотоясу влюбится, то у неё повозку крадут, то дракон самому себе в жертву приносит, а теперь вот ещё и Уровень отобрали.

Надо бы её чем-нибудь вкусненьким накормить.

— Так, что дальше…

Я уставился на Ядро Магического Дракона, выдернутое из врага усилиями Атлы.

Именно оно служило Дракону источником сил.

Такое же есть у меня в Щите и даже в Катане Рафталии.

С одной стороны, прятать его в Щит опасно, а с другой — не оставлять же его здесь.

Его нужно поместить в надежное место… например, в доспех.

Ещё нам бы по-хорошему пришлось убирать останки Дракона Гнева, но пока Фиро на него кричала, тот весь обратился в чёрный свет и исчез внутри Щита.

Часть, правда, обвила Фиро и тоже исчезла. Но, думаю, большая часть этой тьмы вернулась через неё в Щит.

Вдруг я услышал неприятный голос:

«В твоей душе всегда будет место гневу. Считай, что я отступил лишь на время.»

…Возможно, нам так и не удалось одержать окончательную победу.

Надеюсь, больше такое не повторится. И в будущем лучше как можно реже полагаться на Гневный Щит.

Теперь он стал просто чудовищно мощным.

Когда я призову его в следующий раз, он может меня пересилить.

— Кюа!

Гаэлион запрыгнул мне на плечо и начал играть.

— А-а! Только я могу играть с господином-самой!

— Больно вы шумные, питомцы мои! Давайте домой.

— Бу-у…

— Кстати, Фиро, как ты себя чувствуешь?

— Стало полегче, но… украденное Гаэлионом почти не вернулось.

Я открыл её характеристики.

Теперь Фиро… 41 Уровня. Серьезно ослабла.

В свою очередь, Гаэлион… 60 Уровня, хотя сумел своими силами вырваться из плена Магического Дракона.

Это, выходит, они местами поменялись?

— Верни!

— Кюа!

Гаэлион спорхнул с плеча. Они с Фиро так смотрели друг на друга, что воздух искрил.

— Кюа! Кюа-кюа!

— Гаэлион говорит, что понятия не имеет, о чём ты, и добавляет, что именно он — любимец Героя Щита.

— М-м!

Гаэлион успел нанести первый удар — хлопнул Фиро по щеке хвостом и засмеялся.

— Верни-верни-верни!

— Кюа-кюа-кюа!

— Рафу?..

Фиро и Гаэлион начали вяло сражаться.

Раф-тян стояла рядом и устало глядела на них.

Во всём виноват Гаэлион, однако он не раскаивается. Значит…

— Хватит вам. Раз такое дело, Гаэлион расплатится с Фиро натурой. Думаю, если она его съест, часть опыта вернётся.

Я схватил Гаэлиона, приказал Фиро обратиться Королевой, открыл ей клюв и начал заталкивать в него дракончика…

— Кюа-а-а-а-а?!

— Нет! — крикнула Виндия.

— Ты рехнулся, Наофуми?! — поддержала его Мелти.

— М-м! Что вы в меня пихаете, господин-сама?!

— Я думал, ты у нас обжора. Драконы наверняка питательные.

— Хватит с меня драконов!

Такая обжора была, но дракона есть отказывается? Вот привереда.

— Ну-ка не спорь, Фиро, ты ведь его даже не пробовала.

— Не-ет!

— Тебе заняться нечем, Наофуми? Будь-ка посерьёзнее.

— Наофуми-сама… Прекращайте попытки скармливать Фиро всякую гадость.

— Не-ет!

— Не издевайся над Фиро-тян! — вступилась Мелти за Фиро и недовольно посмотрела на Виндию. — Это дракон виноват в скандале, его нужно наказать!

— Он больше не будет!

Ох, как вы все надоели.

Я обнял Раф-тян и начал гладить на глазах Гаэлиона и Фиро, надеясь в том числе сбежать от реальности.

— М!

— Кюа-а-а-а-а!

Фиро и Гаэлион посмотрели на Раф-тян полными ревности глазами, но мне плевать.

— Что вы делаете?! — воскликнула Рафталия.

— Хватит спорить, оба виноваты! Моя любимица — тихая, милая и преданная Раф-тян!

— Рафу.

Раф-тян помахала лапой Рафталии, и у той глаза стали как у Фиро.

— Ну и шумиха же вышла, Наофуми, — протянул Рен.

Вообще, если как следует подумать, началась она из-за тебя.

— Ты ведь не думаешь, что это какой-то квест, который начался из-за того, что ты не убрал труп дракона? Люди, которые из-за всего этого пострадали, такого не потерпят.

— К-конечно, нет! — Рен замотал головой.

А ведь он и правда мог так решить. Подумал бы, что квест на редкого босса, с которого можно получить сильное оружие…

— Короче, возвращаемся в деревню!

— С тобой никогда не соскучишься, Наофуми-тян.

Садина расхохоталась. А вот мне не смешно.

— Фиро, пора домой.

— Угу.

— Кюа!

Гаэлион встал у меня между ног.

— Дай пройти!

— Кюа-а-а-а-а!

Вдруг Гаэлион засветился и вновь принял размеры, которые у него были до случая с Ядром… точнее, он стал ещё крупнее, метра четыре в длину. Меня он посадил за спину, в лапы и хвост взял Виндию, Садину, Рато и Атлу и начал взлетать. Раф-тян успела прыгнуть ему на макушку и повисла на рогах.

— А! А-а-а-а-а! — обиженно протянула Фиро.

— Наофуми-сама! — оторопела Рафталия.

Будто я не в шоке!

Он что, превращаться научился?

— Кюа-а.

— М-м!

Гаэлион захлопал крыльями и полетел.

— Сестрица Рафталия! Мечник! Скорее за ними! Только мне можно катать господина-саму!

Фиро и остальные не поместившиеся на Гаэлионе начали бежать.

— Похоже, на нём неплохо кататься. Вспоминается лодка Эснобарта-сана из параллельного мира.

— Атла-а! — кричал Фоур с перекошенным лицом.

Ну, повозки у них нет. Не думаю, что догонят.

— Тяжело вам приходится, Иватани-доно, — проговорила Эклер, глядя на нас снизу.

— Ох… какой бойкий малыш попался.

— Рато, ты когда-нибудь слышала о превращающихся драконах?

— Слышала об успешных опытах, но о превращающихся драконах известно не больше, чем о превращающихся Филориалах.

Я посмотрел вниз и увидел, что с земли сходит порча.

— Заметил, Граф? Похоже, во время буйства Гаэлион впитал в себя все потоки порчи, и вот результат.

Ясно. Может, теперь этот край станет по-настоящему мирным.

Значит, теперь тут должны работать порталы. Сейчас узнаем.

— Портал Шилд.

Ага, меню появилось, вроде работает. Даже предупреждение появилось: «Вы будете перемещены на сохранённую местность».

Я выбрал точку назначения и проверил, все ли попадают в область телепортации.

Эх, до Рафталии и так далее не дотягивается… зря Гаэлион так далеко улетел.

— Отдай господина-саму!

О? Фиро несется на всех парах. У неё же Уровень понижен, откуда такая скорость?

На всякий случай ещё раз открыл окно Статуса.

Хм? К ней возвращаются характеристики, отобранные проклятием?

А-а, так вот почему она не показалась мне слишком уж ослабевшей.

Но почему вдруг проклятие покинуло её?

Могу предположить, что Магический Дракон впитал в себя все остатки Олл Сакрифайс Ауры, которая её и проклинала.

Теперь я ей завидую.

Итак… Фиро от проклятия избавилась. Если вернуть ей Уровень, она быстро станет даже сильнее, чем раньше.

Как говорится, всё хорошо, что хорошо кончается.

— Кюа!

— Ты так вырос, Гаэлион… тебе суждено стать великим драконом, как мой папа.

— Это твой отец и есть, он просто прикидывается.

— О чём вы? Мой отец… мёртв, — отрезала Виндия, не поверив мне.

В итоге Гаэлион опустил нас рядом с деревней, и мы благополучно телепортировались домой.

Можно упомянуть, что гора очистилась, и жители восточной деревни были очень этому рады.

Кричали благодарности Герою Щита, но мне кое-как удалось отбиться.

Если верить словам Виндии и Гаэлиона, они заслужили все те мучения.

Я в очередной раз разочаровался в восточной деревне.


— Господин-сама катается только на мне!

— Кюа-а-а-а!

Стоило вернуться в деревню, как потасовка между Гаэлионом и Фиро разгорелась с новой силой.

Кстати, Гаэлион снова сменил облик и уменьшился.

— Надоели, всем плевать.

— Мне нет! — упрямилась Фиро.

— Эх… Я с тобой сегодня поиграю, только прекрати.

— Ура-а! Но всё равно, катать вас…

— Ещё слово, и игры отменяются.

— Кюа…

— А ты провинился и пока наказан. Сиди и помалкивай. Будет возможность — разрешу играть со мной и Фиро.

Гаэлион уныло подошёл к Виндии и печально заскулил.

— Кюа-а-а.

— Почему вы издеваетесь над Гаэлионом, а о птице заботитесь?

— Что непонятного в том, что он наказан?

— Действительно… это какой-то кошмар был.

— Рафу.

Рафталия и Раф-тян дружно поддержали меня.

— У…

Скулящий возле Виндии Гаэлион украдкой посмотрел на меня.

Как же меня бесит, когда какой-нибудь задира прячется за мамину юбку.

— Ты только ужесточаешь своё наказание.

— Кюа-а-а-а…

Ещё и заплакал.

— Ура-а-а! Страда-ай!

— Фиро.

— Фиро-тян!

Мы с Мелти цыкнули. Фиро отвела глаза и начала напевать.

Оба как дети малые, честное слово.

— В общем, Фиро, поскольку тебе повезло избавиться от проклятия, иди поднимай Уровень.

— Ла-адно! Я пойду набирать Уровень вместе с Мелти! А потом буду играть с господином-самой!

Не знаю, при чём здесь вообще Мелти, но бодрости Фиро не занимать.

О? А вот Мелти почему-то морщится.

— Прости, Фиро-тян, у меня просто нет времени. Мы с Эклер-сан управляем городом, у нас гора работы.

— У-у, но Мел-тян, ты же говорила, что хочешь набрать Уровень, просто тебе для этого сил не хватает.

— Да, но не сейчас.

— Но помнишь, тебе один лентяй в городе говорил, что займётся делом завтра? Ты тогда разозлилась и сказала, что так говорят только те, кто и завтра ничего делать не станет.

— У меня другие дела.

— Э-э, Мел-тян, но ты сама говорила, что вперёд можно двигаться лишь умея находить время, несмотря на все дела.

Ну вот, Фиро включила почемучку.

В этом режиме она без конца заваливает собеседника вопросами, пока тот не сдастся.

Но с ней нельзя долго спорить, иначе она на этом Уровне долго проторчит.

Может, тихонько посоветоваться со слугами, которые пришли забрать Мелти?

Они признавались, что тоже переживают из-за её низкого Уровня.

Она ни в коем случае не лентяйка — она работает над собой, и поэтому её магические способности, в отличие от Уровня, на высоте. Тем не менее, большинство склоняется ко мнению, что будущему правителю страны лучше иметь Уровень повыше.

Странно, что они так пекутся о ней, при этом никто не возмущается, что ребёнка заставляют заниматься тяжёлой государственной работой.

— Рафу! — Раф-тян запрыгнула на голову Фиро и начала позировать.

Встала на задние лапы и уверенно постучала себе по груди.

— Вот как? Прекрасно, с Раф-тян вас отпускать не страшно.

— Почему это?.. — переспросила Мелти.

Мне будет не хватать Раф-тян, но с ней они не пропадут. Особенно в моральном плане.

Жаль, Мелти не понимает всей её прелести.

— Эклер.

— Что, Иватани-доно?

— Ты слишком полагаешься на Мелти. Я приказываю тебе взять управление городом в свои руки, пока Мелти не будет.

— И-Иватани-доно?!

— Не спорь. И ты не спорь, Рен. Эклер много ленилась и сваливала работу на Мелти.

— К-как скажешь, Наофуми. Но можно я ей помогать буду?

Ну, если хочет, почему бы и нет?

— Что вы задумали, Наофуми-сама?

— По-моему, это отличный повод ещё раз подумать о работе Эклер и положении Мелти.

— Эх, ну… вы правы, Мелти действительно слишком много трудится для своих лет.

Мелти нужно свободное время для игр. А Фиро её в случае чего защитит.

— Итак, заявляю во всеуслышание, чтобы все поняли… Будущая королева Мелти и её любимая птица отправляются в путешествие тренироваться! — объявил я, созвав рабов.

— Чего расшумелся, братец? — спросила сонная Кил.

— Н-Наофуми? Что на тебя нашло? — удивилась Мелти.

— Это ведь твой титул, верно? Это чтобы Эклер своим слово в слово процитировала.

— Т-так точно.

— Слышала, Фиро? Бери Мелти и иди качайся.

— Ура-а!

— Секунду, Наофуми! А меня кто спросит?!

— А чего тебя спрашивать?

— Что?!

— Я ведь не единолично решил. Твои слуги меня поддержат, твою работу будет делать Эклер. Играй с Фиро и ни о чём не волнуйся.

— Что за ерунда?!

— Осталось только решить, порабощать ли тебя для прибавок. Думаю, королева согласится.

Королева, как я понимаю, спит и видит как бы выдать Мелти за меня замуж. Она мне с ней что угодно делать разрешит.

Но нужно, чтобы согласилась и она сама.

— Ну уж нет!

— Ясно, ну, как хочешь. Всё, идите.

— До свидания, господин-сама!

— Стой, Фиро. Я ещё ничего не сказа…

Мелти даже договорить не успела, как Фиро схватила её клювом за воротник и закинула себе на спину.

Фиро умчалась с Мелти на спине, на ходу хлопая крыльями.

— Наофуми-и-и-и! Ты за это заплати-и-и-и…

— Все поклонимся будущей королеве Мелти и пожелаем ей здорового роста! — резко заявил я и поклонился.

Мелти, чтобы хоть как-то насолить, сорвала с платья украшение и кинула в меня.

Поскольку Фиро на всех парах уносила её прочь, украшение упало на землю, не долетев.

До чего же Мелти истеричная. И что ей только не нравится?

На самом-то деле она ведь не против.

— Рафу.

Раф-тян встала на голове Фиро и помахала лапой.

Уж присматривай за этими бедолагами.

— Ну что, вот и утро наступило. Как же спать хочется…

— Уверена, Мелти-тян тоже хочет спать. Она ведь совсем недавно сражалась вместе с нами.

— Ничего, зато Фиро полна сил. Мне, ты уж прости, не до заботы о Мелти. Вот Раф-тян — другое дело.

Сегодня никаких тренировок. Сделаю завтрак рабам и на боковую. Устал как собака.

— Как позавтракаете, принимайтесь за работу.

Вдруг передо мной появилась Сэйн.

— Что-то с~~~~?

Да уж… я уже про тебя забыть успел.

Так наша жизнь вернулась в привычное русло.

Глава 11. Пёрфект Хайд Джастис

На следующий день после того, как Фиро и Мелти убежали путешествовать, я взял самых успешных в деле набора Уровня рабов и телепортировался с ними в Зельтбуль.

Дело в том, что в деревню вернулась непобедимо адаптирующаяся Бабулька и заявила, что пора бы им устраивать тренировочные бои не друг против друга, а против незнакомых противников — наёмников и так далее. Теперь им уже должно хватать сил для битв в колизеях.

— Братец, братец! Это здесь мы будем сражаться?! — возбуждённо спросила Кил, пока мы смотрели на один из поединков.

— Да. Это легальный колизей, тут относительно безопасно. Но вы всё равно постарайтесь не травмировать себя.

— Хорошо, братец!

— Кил-кун, ты точно понимаешь, что от тебя просят?

— Конечно! Получу травму — опять пропущу всё самое интересное!

Кил как всегда жизнерадостная, и это прекрасно.

— К тому же с нами будет сестрица Садина, так что бояться нечего!

— О-о.

— Ага, ты ведь тут вроде как зарабатывать пыталась. Кстати, где Сэйн?

Как выяснилось, Сэйн в ту ночь просто не поняла, что что-то происходит.

По её словам, она крепко спала… Да уж. Когда нужна, она бесполезна.

Может, пришла бы, позови я? Тогда моя вина в том, что я про неё забыл.

Кстати, а смогла бы она прийти нам на помощь? Заражённая земля ведь блокировала телепортацию.

— Я слышала, Сэйн-тян работает в нелегальных колизеях.

— Это она молодец.

— И, конечно же, половину всех выигрышей жертвует тебе, Наофуми-тян.

— Всё, к ней вопросов больше нет.

— Вы слишком расчётливый, Наофуми-сама, — вздохнула Рафталия.

— Я знала, что вы так скажете, Наофуми-сама, — ответила Атла.

— Как это понимать, Атла-сан?!

Опять они спорить начали.

Кстати, Фоур так проникся собственным бессилием, что ушёл тренироваться вместе с Бабулькой.

Более того, он попросил тренировать его самым суровым образом, и Бабулька даже восхитилась его решимостью.

Из-за этого многие из её учеников до поры до времени остались без дела, поэтому я потащил их в Зельтбуль.

В колизей, которым заправляет работорговец.

Обычно тут много не заработаешь, но мы, как и во время знакомства с Садиной, дёргали за потайные ниточки.

Все мои подопечные получают прибавки. Они намного сильнее, чем можно подумать по Уровням. Им нетрудно выдать себя за очень опытных бойцов.

Хотя ажиотаж давно спал, интерес к рабам из Рулороны всё ещё сохраняется.

— Уа-а-а…

— Лисия, вот ты только с тренировок вернулась, и опять разнылась?

— Я в-всё понимаю.

Лисия — она такая. Она может даже после расцвета остаться бесполезной.

Эх, будь она с нами, мы бы Магического Дракона в два счёта одолели.

Лисия перед лицом мечтающего-захватить-мир-злодея наверняка пробудилась бы и включила режим главного героя.

— В общем, идите и сражайтесь, только осторожно.

— Есть!

Я доверил рабов Садине, а сам собирался в ложу для почётных гостей вместе со спутниками.

Сейчас в колизее идёт короткий турнир, дня на два от силы.

В легальных колизеях как правило делается ставка на простые сражения, которые понятны каждому. Поэтому правила тут намного строже, чем в нелегальных колизеях — строгие рамки по Уровням, битвы только тупым оружием и так далее. Впрочем, тотализатор тут всё-таки есть, так что не скажу, что колизеи совсем уж отличаются.

На этом турнире действуют ограничения на разницу в Уровнях, на травмирование и убийство противников. В общем, этакий спортивный чемпионат.

Я подумывал было добавить Рафталию и Садину в список участников, но их бы наверняка узнали, так что они будут только присматривать за рабами.

Почему я сам не участвую? Просто в этом чемпионате проводятся битвы один на один. Может, я бы и выиграл, но нелегальных тотализаторов не заметил, а без выгоды не интересно.

То есть, я мог бы просто держать противников на месте и побеждать без атак, но зачем мне столько мороки? Лучше пусть рабы учатся сражаться.

— В общем, я буду смотреть из ложи. Желаю удачи.

— Прошу за мной, Герой Щита-сама, — пригласил меня уже долгое время молчавший работорговец и повёл к ложе.

По пути я видел много участников, которые вовсю готовились к битвам.

Среди них много хмурых типов. Многие очень натренированные — можно даже сказать, перекачанные.

…А затем я столкнулся кое с кем, кого точно не ожидал увидеть.

— И-Ицуки?!

— Что?!

— Уа?!

После меня его увидели Рафталия и Лисия и тоже изумились.

Среди бойцов стоял Ицуки с таким видом, словно там ему и место.

— О да, что-то не так?

— Понимаешь…

Я рассказал работорговцу, что Ицуки — Герой Лука.

Первым делом с ним надо поговорить.

Враги Сэйн охотятся за Священными Героями. Нельзя упустить возможность поймать Ицуки.

— Хм-м-м… — работорговец взял список у крепкого мужика в маске. — Боец номер 982, кличка… Пёрфект Хайд Джастис.

Я чуть не грохнулся.

Пёрфект Хайд Джастис? Что за бред?

Это всё равно, что во всеуслышание заявить «мне 14 лет, и я люблю аниме». Даже мне за него стыдно стало.

— Можно я с ним поговорю?

— Да, я вам официально разрешаю.

Работорговец подал знак подручному, и тот отвел нас в кабинку Ицуки.

Там я и обратился к нему, стараясь не спугнуть.

— Здорово. Давно не виделись.

— Ицуки-сама!

Но Ицуки витал в облаках и не реагировал.

— Я… да… все…

— Эй, ты.

— Я нужен им… да, они все… нуждаются во мне… деньги, которые я сегодня выиграю, помогут людям.

— Слышь, ты!

Ицуки продолжал бубнить себе под нос. Что он там бормочет — я не слышу.

Глаза у него пустые. Куда он вообще смотрит?

— Я… не ущербный… я… на самом деле…

— Эй, я с кем разговариваю?!

— Ицуки-сама! Вы знаете, я…

Я схватил Ицуки за плечо и потряс, но он никак не ответил.

Тут по колизею прокатился звон гонга.

— Я… борец за добро и справедливость!

— Ицуки-сама! Ай!

Ицуки нас так и не услышал. Он оттолкнул Лисию и убежал.

— Что на него нашло?..

— Как вы, Лисия-сан?

Лисия чуть в обморок не упала, но Рафталия успела поймать её.

— Уа-а-а…

Мне показалось, он нас вообще не видит.

— Э-э… я только что проверил сведения. Он уже несколько дней участвует в поединках в разных колизеях. О да.

— Надо же, а я не слышал.

— Разумеется, Герой Щита-сама, ведь он появился буквально на следующий день после того, как вы ушли.

Надо же, как мы с ним удачно разминулись. Прямо поворчать захотелось.

Как бы там ни было… я не знаю, что на Ицуки нашло, но он сломлен.

Мне нетрудно предположить, что по нему сильно ударило поражение в битве с Лингуем.

Кстати, Королева передавала нам слова свидетелей той битвы.

Если прибавить к ним слова Кё, то получится, что Ицуки разругался со спутниками.

Когда начались битвы, я внимательно следил за всеми выступлениями Ицуки.

Хотя поначалу мне казалось, что у бойца дальнего боя должно быть преимущество над бойцом ближнего, арена колизея довольно маленькая. Расстояние сокращается в мгновение ока, так что выступать с луком не очень-то и выгодно.

Тем не менее, Ицуки с лёгкостью одерживал победу за победой. Выходит, он довольно силён и в битвах против людей?

Но смотрел он как-то странно, а как только слышал радостные возгласы зрителей, так вообще вскидывал руки и выл от счастья.

Это точно Ицуки?

Я помню его совсем другим. Для меня Ицуки — это лицемерный, но тихий лже-борец за справедливость.

— Уа-а-а-а…

Оказалось, он участвует в другом турнире, поэтому мои рабы с ним не пересеклись. Хорошо, что никого из наших не ранило, но как же нам поймать Ицуки?

К тому же меня… очень беспокоит форма Лука.

— Как же его поймать так, чтобы он не ускользнул?..

Вообще, как бороться с порталами, я уже выяснил.

Достаточно создать сильное магическое поле, и внутри него порталы действовать не будут.

Скажем, магические ритуалы вроде Святой земли или Приговора не дадут ему уйти.

К счастью, Зельтбуль полон наёмников и торговцев.

Достаточно просто шепнуть работорговцу, и он распорядится накрыть колизей полем, исключающим телепортацию. Но как только Ицуки поймёт, что администрация действует не по правилам, он может почувствовать себя в опасности и сбежать.

Для этого он может взять в заложники зрителей. Если взбунтуется — расхлёбывать будем долго.

Безусловно, работорговец тоже не согласится с этой затеей, поскольку угроза колизею и зрителям его не устраивала.

Если и прибегать к таким методам, то только заранее всё подготовив.

— Тогда давайте просто вырубим его без лишних слов и заберём с собой.

— Что за безумное предложение, Атла-сан?! Почему бы для начала не поговорить с ним?

— Согласен. Хотелось бы увести его без скандалов.

Возможно, поблизости прячутся враги Сэйн. Никогда не знаешь, когда они нападут.

Лучше всего держать Ицуки где-нибудь рядом.

— Почему бы вам не попробовать пообщаться с ним на кулаках, Наофуми-сама? Уверена, вы до него достучитесь.

— Откуда в тебе мышление мастера единоборств, Атла?

Она точно до недавнего времени была хилой больной девочкой?

В любом случае, на такое я могу только ответить, что Атла больно уж рвётся решать всё силой. В отличие от брата, который пока сохранил здравый смысл.

— Ицуки-сама… — Лисия следила за битвами с тревогой в глазах.

Хм-м…

— Как бы ты поступила, Лисия?

— Я? Я… — Лисия сложила руки перед собой будто в молитве и неуверенно ответила: — Я бы по возможности освободила Ицуки-саму от мук, которые не дают ему покоя.

— И это после того, как он тебя вышвырнул из группы?

Ничего себе. Честное слово, Лисия настолько несгибаемая, что это её впору святой называть.

Счастливый ты человек, Ицуки.

— В общем, как мы выяснили, Ицуки сражается в колизее, чтобы заработать.

По информации от работорговца, Ицуки все последние дни сражается как в легальных, так и в нелегальных колизеях Зельтбуля, выигрывая деньги.

Кажется, они ему зачем-то нужны.

Но мы не знаем даже, где он ночует.

Конечно, в идеале первым делом стоило бы выяснить, на что он копит.

Зная Ицуки, он наверняка сражается ради некоего лицемерного идеала.

Либо мы ждём конца турнира и смотрим, как он поступит… либо как-нибудь выкуриваем.

— Сегодня победа будет за мной, Пёрфект, — обратился к нему очередной противник.

— Нет, я выиграю и этот бой.

— Заткнись! Я знаю все твои атаки!

О? А вот противнику Ицуки ответил. То есть, нам он не отвечал, потому что сосредоточенно готовился к поединку?..

Хотя, я даже отсюда вижу, что у Ицуки что-то не так со взглядом.

И Лук у него странный. Он белоснежный, но почему-то кажется жутким.

Какая-то у Ицуки аура странная.

— То есть, он откликается на слова, но только в бою?..

— Наофуми-сан! — окликнула меня Лисия. — Вы знаете, я… хочу поговорить с Ицуки-самой. Разрешите мне сразиться в колизее!

— На мой взгляд, это разумная мысль, — поддержала её Рафталия. — К тому же это шанс выяснить, что у него за оружие. Оно не даёт мне покоя.

— Вы предлагаете почти то же, что и Атла? Хотя, я согласен, что медлить не стоит. Есть печальный пример Рена…

— В таком случае, Герой Щита-сама, у меня есть для вас отличное предложение. О да! — вдруг вмешался работорговец.

— Какое?

— Сегодня вечером один из нелегальных колизеев пустует. Я предлагаю заманить туда Героя Лука. Я передам ему приглашение вместе с наградой за этот турнир.

…И почему мне кажется, что работорговец что-то недоговаривает?

— …Колись, тебе Королева обещала награду за поимку Героев?

— Великолепно, Герой-сама! Снимаю шляпу перед вашей проницательностью в отношении моих намерений. О да.

— Тоже мне, достижение…

Это же очевидно.

— Только не вздумай устроить публичную битву двух Героев. Потому что я за безопасность зрителей отвечать не буду.

— Разумеется, никаких зрителей я приглашать не стану.

Вопрос только в том, как быть, если Ицуки поражён Проклятием. Рена смогла убедить Эклер, но я не уверен, что Ицуки убедить удастся.

— А если Ицуки что-нибудь заподозрит? Где гарантия, что он придёт?

— Разумеется, я ничего не могу обещать. О да.

Тем не менее, это неплохой способ вывести Ицуки на чистую воду.

Если он действительно придёт, можно сразиться против него понарошку, а по ходу схватки обо всём расспросить…

— Что насчёт правил?

— Герой Лука предпочитает сражаться один на один. Однако, судя по сообщениям, он в исключительных случаях сражается и против толпы, если ему обещают достаточное вознаграждение.

Хм-м… Если так, его проще всего выкурить, пригласив на турнир из битв один на один.

Чтобы пригласить на битву против толпы, придётся предложить столько денег, что у него подозрения будут. Рискованно это.

Если он не придёт, нам же хуже.

— Хорошо. Если Лисия так хочет его убедить, пусть сразится с ним в первой схватке. А дальше мы. И нам нужны люди для массовки.

Сгодятся деревенские рабы. А если заявим, что будут участвовать бойцы уровня Садины и Сэйн, турнир сразу покажется ему престижным.

— Да! Спасибо вам! — поблагодарила меня Лисия, но я ответил ей сдержанно.

— Надеюсь, ты сможешь уговорить его успокоиться и пойти с нами.

— Да!

— А нам что делать? — уточнила Рафталия.

— Выйдешь на бой, если Лисия проиграет. Сделаешь вид, что оказалась там случайно.

— Как скажете! — бодро ответила Атла.

— Не ты. Ты ни в коем случае не участвуешь.

Я боюсь, что Атла его попросту прикончит.

Итак, мы задумали вытащить Ицуки в нелегальный колизей с помощью фальшивого турнира.

Люди работорговца передали Ицуки выигрыш и приглашение, а затем попытались выяснить, где Ицуки живёт.

К сожалению, Ицуки сумел скрыться в толпе, так что найти его ночлег не удалось. Тем не менее, примерное направление мы уже знаем.


Нелегальный колизей, о котором говорил работорговец, оказался небольшой ареной под одним трактиром. Я бы даже сказал, это не колизей никакой, а какой-то ринг для нелегального реслинга.

Маленькие комнаты для бойцов, тесная арена и всё.

Работорговец заранее распорядился, чтобы арену зачаровали Святой землей.

Теперь порталы на ней не работают.

Ицуки в курсе — в приглашении об этом сказано.

Если он что-то заподозрит, то наверняка сбежит, поэтому мы стараемся действовать со всей осторожностью.

Итак, Ицуки действительно притащился тем же вечером, зарегистрировался и ушёл в выделенную комнату.

План сработал так успешно, что я даже растерялся.

— Хорошо, нам удалось его выкурить. Теперь нужно узнать, почему он здесь и зачем ему деньги.

— Ты уверен, что это Ицуки? — переспросил Рен.

Я специально вернулся в деревню и взял его с собой — а вдруг Ицуки прислушается к его словам?

В своё время они легко находили общий язык. Рен согласился сразу же.

— Да, и в первом поединке он столкнется с Лисией. Потом с тобой — постарайся его убедить.

— Хорошо! Я уверен… Ицуки тоже страдает.

Рен слушал указания с самым серьёзным лицом.

Ну, он видит в Ицуки родственную душу. Неудивительно, что он хочет ему помочь.

— Лисия-сан… удачи, — пыталась поддержать Лисию Рафталия.

— С-спасибо, — бодро откликнулась та. — На этот раз я сделаю всё что смфгх-х-х…

Опять язык прикусила. Ну что за несобранность.

А может, именно благодаря ей Лисия такая, какая есть.

— Покажи ему, насколько сильной стала, Лисия. Пусть знает, что теперь с тобой нужно считаться.

— Есть! — уверенно ответила она мне.

Вот именно, теперь ты очень сильна. Ты расцвела как по характеристикам, так и по боевым умениям.

Мы с тобой вместе с Кальмиры. Ты тренировалась у непобедимо адаптирующейся Бабульки и много сражалась, а в бою против Кё внутри Лингуя впервые показала свою настоящую силу.

В мире Кидзуны ты тоже показала недюжинную храбрость и пережила множество битв.

Покажи ему, что ты уже не та девочка на побегушках.

Раздался звон гонга, и Лисия шагнула на арену.

Мы с Рафталией и Атлой проводили её взглядом и пошли на почётные места.

— ИТА-А-АК, МЫ НАЧИНАЕМ БОЙ ПЁРФЕКТ ХАЙД ДЖАСТИСА ПРОТИВ ЛИСИИ АЙВИРЕ-Е-Е-ЕД! — объявил тот же самый тип, который судил наш с Садиной бой.

Выкладывается на полную, хоть турнир и подставной.

Мои рабы заапплодироваали.

Им приказано в случае чего немедленно убегать. В конце концов Садина и Сэйн всегда готовы прийти на помощь и выиграть им время.

— Ицуки-сама! — воскликнула Лисия.

Без конца что-то бубнивший Ицуки поднял глаза и уставился на неё.

— О? Неужели против меня Лисия-сан? Это будет лёгкий бой.

Ицуки, видимо, всё ещё считает Лисию беспомощной.

— Ицуки-сама! Умоляю, выслушайте меня. Положение дел очень тревожное, вам угрожает серьёзная опасность. Вы должны поговорить с Наофуми-саном и Рен-саном! — Лисия указала на зрительскую трибуну.

Я помахал рукой, чтобы он не проглядел.

Но Ицуки нахмурился.

Глава 12. Справедливость против справедливости

— Наофуми…

Ого, сколько злобы во взгляде. Мне не привыкать сражаться против людей, но Ицуки выделялся даже на фоне предыдущих противников.

Но с какой стати он смотрит на меня с таким гневом?

— Всё из-за вас! Даже не думайте, что заслуживаете прощения!

— …Ты о чём вообще?

Что я такого сделал?

— Не, если ты хочешь, чтобы я сам догадался… я устану перечислять, сколько всего натворил.

— Самое обидное, что я не могу вам возразить, — со вздохом пробормотала Рафталия.

А что такого? Иначе я бы не выжил.

— Наофуми-сама — воплощение справедливости. Он непогрешим! — заявила Атла.

— С тобой тоже тяжело согласиться…

Если подумать, то я, как и Ицуки, чихать хотел на всякие правила.

Очень сложно сказать, ясный у Ицуки разум или поражённый Проклятием.

— Тогда позвольте разъяснить! Вы собираете рабов, принуждаете к тяжелому труду и отбираете всё, что они зарабатывают!

— Это всё само собой разумеется.

Они ведь рабы.

Конечно, любой труд должен быть оплачен, но суть рабства как раз в том, что купленный раб — рабочая сила, которой уже не надо платить, разве нет?

Безусловно, мне не очень приятно покупать людей, но что мне остаётся делать?

Местные рабы, если утрировать, исполняют ту же роль, которая в современном обществе отведена пылесосам.

Никто ведь не жалеет пылесосы и не причитает, как тяжело им приходится.

Вот и рабы — не более чем инструменты, облегчающие жизнь.

— Я не понимаю этого парня с луком, о чём он?

— Тяжелый труд?.. Разве братец Щита заставляет им заниматься?

— Он поручает только работу, которая нам по плечу. Я бы даже сказала, мы совсем немного работаем.

Рабы-массовка принялись шушукаться.

— Да ерунда это всё, лучше зацените, какую обалденную еду приготовил братец! «Попкорн» называется! — а Кил вовсю пожирала подобие попкорна, что я приготовил, потому что ну какое зрелище без попкорна?

Кажется, Кил сочла его за угощение.

— Поиграйте потом с нами!

— Поигра-айте!

Вы всю атмосферу убиваете! Помолчите.

— О-о, какие они у тебя преданные, Наофуми-тян!

Ты тоже не лезь, самка косатки!

— Деревенским детям ра~~~~.

— Она говорит, что хотя деревенские дети и рабы, они с радостью берутся за любую работу, — передал плюшевый фамильяр Сэйн её слова.

Не прислушиваться, не прислушиваться!

— Ты делаешь вид, что заботишься о них, и как раз в этом кроется зло! Мне всё известно! Ты заставляешь одного мальчика расплачиваться за дорогое лекарство, которое дал его больной сестре! Принцесса Малти рассказывала об этом, она пыталась их спасти!

— Ссука никогда и никого не стала бы спасать! — рефлекторно рявкнул я в ответ.

Рефлекторно, но правильно. Готов поклясться, Ссука не способна на добрые дела.

— Кто такая Ссука-сан, Наофуми-сама?.. Вам доводилось спасать других братьев с сёстрами?

— Нет, речь о тебе.

Сдаётся мне, Ицуки как раз о недоумевающей тигрице и её старшем брате.

Не знаю, откуда Ссука о них знает, но лапши на уши Ицуки навешала от души.

Небо и земля поменяются местами, прежде чем Ссука решит помочь полулюдям.

Кстати. Ссука?!

— Ицуки! Ты упомянул имя Ссуки? При чём тут она?!

Не понимаю, как они могли встретиться.

Стоп, неужели это она стоит за его поведением?

Впрочем, Ицуки меня слушать не собирался и продолжил разбрасываться обвинениями:

— Более того, я знаю, что вы продаете лекарства за деньги богачам, но никак не помогаете беднякам. Я прав?

Это он про то, как я веду торговлю?

Или… вообще о том, как я в своё время колесил по Мелромарку в образе святого с божественной птицей?

— Я не святой. Очевидно, торговать буду только с теми, кто может заплатить.

Он о тех попрошайках, которые бесцеремонно заявляются в нашу деревню и надменным тоном просят лекарств?

— Я много слышал о том, как коварные аристократы заболевали к радости жителей. Но не успевали они умереть, как Герой Щита зачем-то не давал небесной каре свершиться, и бедным жителям приходится страдать по сей день!

— А я-то тут при чём? Чем человек занимается после того, как я продал лекарство — уже не моё дело. И как по мне, лучше уж так, чем говорить «ты себя плохо вёл, поэтому лекарство не продам, и вообще сдох бы ты».

Вот и как его понимать? Я злодей, потому что продаю лекарства богачам?

Бьюсь об заклад, если бы я с ними не торговал, Ицуки упрекал бы меня как раз за это.

Тебе не нравится всё, что я бы я ни делал!

— Я знаю историю матери, которая плачет о сыне, которого не спас Герой, хоть и мог!

— …Ты сейчас о ком?

Понятия не имею, о чём он.

«Не спас»? Тяжелобольным я по возможности помогаю, как в своё время помог непобедимо адаптирующейся Бабульке.

Правда, требую взамен каких-нибудь ценных вещей или ещё чего.

— На моей груди плакала женщина, которая клялась, что ни за что вас не простит!

Может, кто-то затаил на меня обиду?

…А-а, понял.

— У неё был мёртвый сын?

— Именно! Ваш Щит творит чудеса, но вы им не воспользовались!

— Что за бред ты несешь?.. Даже Легендарный Щит не может воскресить мертвеца. Это по части пришельцев из другого мира.

Знал я одних ребят, которые восставали после смерти. Правда, их мне всё-таки удалось прибить.

Так вот, возвращаясь к теме — я понял, о ком говорит Ицуки.

Изредка случается такое, что в деревню привозят трупы и настойчиво просят воскресить.

Этим грешат те, кто слишком много слушает рассказов о чудесах «Святого» и подвигах Героя Щита.

Они-то и умоляют меня сотворить чудо, ожидая, что мне это раз плюнуть.

«Пожалуйста, воскресите усопшего», ага.

Никакая логика им не указ.

И ладно ещё, если после «не могу» они в слезах уезжают.

Многие приходят в ярость и набрасываются с кулаками.

Даже пришлось таблички на въезде в деревню и город повесить: «Мёртвых не воскрешаем».

— Я уже понял, что ты собираешь показания обиженных людей и пытаешься судить меня, но если ты говоришь правду, то почему сам никого не воскрешаешь? Ты же тоже Герой.

— Нет, принцесса Малти сказала, что воскрешать умеет только Щит!

Похоже, Ссука успела наговорить Ицуки много всякого бреда.

Наверняка решила, что Ицуки охотно послушает про то, как я во всём виноват.

Сдаётся мне, у Ицуки слишком узкий кругозор, чтобы его убеждать. Никакие слова не помогут.

Кстати… а какой Ссуке вообще резон портить Героев?

Она и с Реном так же поступила.

Наверное, и сейчас воспользовалась слабостью, чтобы втереться в доверие.

Мне уже очень хочется поскорее захватить Ицуки в плен и заставить рассказать, где прячется Ссука.

Возможно, она… где-то рядом с потайным жилищем Ицуки.

Надеюсь, прихвостни работорговца всё-таки смогут его разыскать.

— Этого не может быть, Ицуки. Мы с Наофуми сверяли список способностей. Да, эффекты навыков немного различаются, но в принципе аналоги есть у всего. Если у Наофуми есть такая способность, то и у Меча должна быть похожая. Или ты хочешь сказать, что у твоего Лука тоже есть особая сила?

Рен дело говорит.

Безусловно, между Мечом и Щитом есть разница хотя бы в том, что первый атакует, а второй защищает, но в целом наши навыки совпадают.

В этом Рен совершенно прав.

Хотя я не могу спорить с тем, что где-то в Оружии может быть запрятана возможность воскрешать людей.

Более того, если на это способно только одно Легендарное Оружие, это наверняка будет Щит.

Другое дело, что будь у меня такая сила, я бы пользовался ей направо и налево. Воскрешал бы задорого мертвецов и жил припеваючи.

Да что уж там — первым делом я бы воскресил Ост, чтобы она снова сражалась на нашей стороне.

При поддержке лично Лингуя мы бы с волнами в два счёта разобрались.

— Ваши преступления неисчислимы! Вам нет прощения!

— Чушь. Расскажи-ка сначала, как там твои спутники, которых ты, немощь, не смог защитить, когда проиграл Лингую?

Просто смешно, как он забывает о своих ошибках, но пытается втирать мне про справедливость.

— …Вы говорите чушь. Что же, если отказываетесь раскаиваться, пощады не ждите! — Ицуки поднял лук. — Мой новый лук великолепен. Имя ему — Джастис Боу! Он вас и погубит!

Ицуки начал палить по трибунам.

Тебе плевать, что могут пострадать непричастные, справедливый ты наш?

— Как бы не так! Эрст Шилд! Секанд Шилд! Дритт Шилд! Щит Метеора!

Я даже Флоут Шилд вызвал, пытаясь защитить рабов-зрителей.

— Не позволю.

— Я помогу!

Сэйн и Садина использовали навыки и магию, чтобы защитить нас от выстрелов.

— Прекращай, Ицуки! — Рен тоже отражал стрелы, защищая рабов.

Рафталия и Атла также присоединились к защитникам.

К счастью, рабы не пострадали.

Однако одна из стрел… попала во вдохновенного комментатора.

— Гха…

— Т-ты цел?!

Комментатор хлопнулся на пол, но тут же встал.

— Наофуми-сама, я видела, как сквозь него прошёл сгусток зловещего Ци. Что произошло? — спросила Атла.

— Понятия не имею…

На первый взгляд, комментатор цел и невредим…

— Ицуки-сама, Герой Щита нанял меня судить бой в нелегальном колизее, это часть его коварного плана. Умоляю, простите меня.

А? Что на тебя нашло, комментатор? Решил передумать и предать меня?

Что-то тут не так.

— Хорошо. Ты должен раскаяться и порвать с этой работой.

— Как скажете, Ицуки-сама!

Какой-то у комментатора взгляд странный… ему словно мозги промыли.

— Ицуки, твой лук… — Рен показал пальцем на Ицуки.

— Великолепен, не так ли? — ответил тот, лучезарно улыбаясь. — Когда выстрелы этого лука пронзают цель, они освобождают её разум от внешнего контроля. Освободившись, люди тут же начинают понимать меня.

Начинают понимать тебя, как только освобождаются от контроля?

Конечно, нет. Люди так просто на чью-либо сторону не встают.

Скажем, ты меня нисколечки не понимаешь.

Так что на самом деле это ты берёшь их разум под контроль. Тоже мне, «Джастис Боу».

— Этот лук — священный артефакт, который я получил лично от принцессы Малти! С его помощью я спасу всех, даже самых никчёмных мразей!

…Попробуем посмотреть на происходящее его глазами.

Ицуки проиграл Лингую и потерял всё. Тут появляется Ссука, и с её лёгкой руки в Ицуки пробуждается Проклятая Серия, которую он считает новой силой.

Выражаясь гандамовскими терминами, он сейчас в экстазе от смены робота. Затем Ссука… воспользовалась духовным подъёмом, чтобы отправить его зарабатывать деньги в колизеях?

Однако сам Ицуки, видимо, считает этот лук неким фамильным сокровищем и старается им особо не пользоваться.

Но в любом случае суть в том, что он заражён Проклятой Серией.

— Предупреждаю по-хорошему, Ицуки. Этот твой лук не имеет никакого отношения к справедливости. Это проклятое оружие, промывающее мозги.

— Вы врёте! Этот лук — само воплощение справедливости!

Я знаю кучу примеров манги и аниме, где главный герой оправдывал свои действия сущим бредом, побеждал врагов и навязывал им своё видение мира.

На первый взгляд позиция героя кажется логичной, но с другой стороны, попытки силой насадить противнику своё мнение — то ещё извращение.

Если противник готов отказаться от своих убеждений из-за насилия — значит, они с самого начала ничего не стоили.

— Услышьте меня! Сражайтесь вместе со мной! Прошу, откройте глаза и поймите, кто прав!

Случай Рена тут и близко не стоял.

Рен так или иначе понимал, что поступает плохо, но не Ицуки.

Ицуки упрямо верит в свою непогрешимость и прёт напролом.

По системе семи смертных грехов он подпадает под гордыню… но тут есть тонкий момент.

Если брать систему восьми грехов, ему подойдет тщеславие.

А может, это какой-нибудь «дополнительный грех», который иногда любят придумывать авторы аниме и манги.

Я сейчас буду похож на школьника с синдромом поиска глубокого смысла.

Так вот, мне известны два примера «дополнительного греха».

Первый — справедливость.

Суть в том, что когда справедливость заходит слишком далеко, она становится предельно жестокой и бессердечной.

Она не прощает даже малейших прегрешений и карает их смертью.

Второй… фанатизм.

Он сводится к упрямому продвижению собственных идеалов, даже если они сулят гибель фанатику.

А может, я все четыре раза угадал.

Рен ведь, как выяснилось, заразился одновременно и чревоугодием, и алчностью.

Два проклятия уже были. Может, три-четыре тоже бывают.

Кажется, я начинаю понимать, как выглядит справедливость, о которой вещает Ицуки.

— Вы не правы! — возразила Лисия на удивление громким голосом. — Вы неправильно понимаете Наофуми-сана, Ицуки-сама!

— Вижу, Наофуми и вам промыл мозги, Лисия-сан.

— Ицуки-сама. Вы только что говорили, что Наофуми-сан принуждает рабов к тяжелому труду и забирает всё, что они зарабатывают, так?

Ицуки озадаченно кивнул.

— Но тогда почему все рабы, живущие в деревне Наофуми-сана, живы и здоровы? Вы говорили с рабами, сломленными непосильным трудом? Встречали хоть одного, прошедшего через смертные муки?

— Нет, таких рабов я не знаю, но ведь принцесса Малти и Маруд не стали бы мне врать!

— Я спрашиваю о том, что видели вы лично!

О-о, ну всё, у Лисии включился режим поборника справедливости.

Давненько я его не видел. С той самой битвы против Кё.

Теперь я хоть увижу, как нынче Лисия сражается после пробуждения.

— Я сама с самого начала видела, как Наофуми-сан привёл рабов в деревню и начал её отстраивать. Вы представляете, сколько всего он сделал ради детей, попавших в рабство? Говорить о том, что он принуждает к труду и отбирает заработки? Пожалуйста, очнитесь!

— Вот именно! Ни один раб во всей деревне не работает из-под палки! — подключился Рен к попыткам уговорить Ицуки.

— Да-да! Братец нас спас, поэтому мы трудимся как можем!

— И пытаемся отстроить деревню!

Тут уже и рабы начали спорить с аргументами Ицуки.

— Он сам признался в содеянном, поэтому ваши слова ничего не изменят!

— Признался? В том, что я пользуюсь рабским трудом? Ну да, а что?

— Наофуми-сама, ваши аргументы совершенно не убедительны, — протяжно вздохнув, вмешалась Рафталия. — К тому же, как бы вам сказать… Вы так рьяно скупали рабов, пока на них был ажиотаж, что по деньгам остались глубоко в минусе.

Зачем это всё? Я использую рабов, и точка!

— …Подопечных Наофуми сложно называть рабами. Разве рабы могут работать так радостно? — продолжил Рен.

А по-моему с точки зрения общества рабской печати достаточно, чтобы они считались рабами.

— Более того, Наофуми-сан столько работает на благо деревни, что это его впору называть рабом! — подхватила Лисия.

— Чего?! — изумился я.

— Да! — не успокаивался Рен. — Каждый день у него расписан до минуты до позднего вечера. Он все силы вкладывает в деревню и город, при этом не забывая ходить на тренировки! У него даже нет времени повышать себе Уровень! И кто тут после этого раб?!

— Ах вы-ы… что вы тут про меня рассказываете?!

Кажется, пора включить рабскую печать, чтобы Лисия вспомнила своё место!

— Наофуми — опекун всей деревни!

— Охо… ну, это да. Наофуми-тян — мама всем и каждому.

— Нет! Какая я вам мама?!

Кажется, у вас обо мне какое-то неправильное мнение сложилось! Особенно у Садины!

И кстати, мне кажется, или Рена и Лисию понесло куда-то совсем не туда?

— Вы все неправы! — рявкнул я.

— Я верю вам, Наофуми-сама.

А это как понимать, Атла?

Ну я им задам… в деревне их всех ждёт обстоятельный разговор.

— Что бы вы ни говорили, истина не изменится! Наофуми — зло, и это доказано!

Ицуки не сдаётся. Как и Лисия.

— Ицуки-сама? Неужели вы считаете себя безгрешным? Я с вами не согласна.

— Довольно никчемного отыгрыша! Меня тошнит от вашего коварства!

Ицуки поморщился и смерил Лисию взглядом.

Ничего себе оскорбление. Вот кто бы говорил, а? Довел Лисию до попытки суицида, и при этом считает себя хорошим человеком.

— Передо мной только одна задача. Я должен очистить мир от зла!

— Не выйдет.

Очистить мир от зла? Покуда в нём есть люди, будут и конфликты.

Итак, по мнению Ицуки, мы с Реном попадаем в категорию злодеев.

Или точнее, злодеи по его мнению — все, кто не падает перед ним ниц.

— Пускай у меня совсем немного сил, но всё равно я… никогда и никому не прощу несправедливость! — воскликнул Ицуки, вживаясь в роль главного героя, направил Лук на меня и натянул тетиву. Из воздуха возникла стрела. — Наофуми! Пришло время искоренить несправедливость!

Ицуки выпустил стрелу, и она со свистом полетела прямо ко мне.

Я передвинул Флоут Шилд, чтобы отразить её.

— Несправедливость, говоришь?..

Это мне впору говорить о несправедливости.

Это я оказался настолько нежелательным человеком, что против меня строили козни сразу после призыва. Хорошая такая несправедливость, да?

А у тебя что в жизни случилось?

Несправедливость — это как раз твои заявления, Ицуки.

— Похоже, вы… никак не поймёте, — Лисия подняла меч и встала в боевую стойку. — Ицуки-сама. Я отторгаю вашу справедливость. Моя справедливость с ней не согласна!

— Ицуки! Опомнись! — кричал Рен. — Не доверяй проклятой силе, она тебя погубит!

— Умоляю, не мешайте!

Ицуки поднял лук и натянул тетиву. Вновь появилась стрела.

И выпустил он её… разумеется, в меня.

— Наофуми-сама! — услышал я голос Рафталии, но махнул рукой, чтобы не волновалась.

Эту стрелу я просто поймал.

— Шайнинг Эрроу!

Ицуки натянул лук посильнее, появилась сверкающая стрела.

Кажется, её нельзя выпустить сразу же, нужно подождать.

— Я прекрасно поняла ход ваших мыслей, Ицуки-сама. И поэтому буду сражаться на правах вашего врага! — Лисия поднесла вторую руку к мечу, словно отвечая навыку Ицуки. — Непобедимое Пробуждение!

Вокруг Лисии поднялся вихрь. Это и есть Непобедимое Пробуждение?

У Эклер оно сработало совсем не так.

Даже у Рена оно выглядело не так мощно… сила бьет из Лисии таким потоком, что даже я его ощущаю.

— Она впитывает Ци из воздуха. Я видела эту технику в исполнении учителя, а теперь вижу, как она выглядит у настоящего мастера.

Атла чует происходящее и пытается анализировать.

Я немного завидую её талантам — ей хватает просто наблюдать за битвами, чтобы становиться сильнее.

Тяжело будет Фоуру. У него гениальная сестрёнка… но он всё равно должен быть сильнее, чтобы оставаться достойным старшим братом.

— Ха-а! — Лисия на невероятной скорости метнулась к Ицуки. — Техника для короткого клинка стиля непобедимых адаптаций: Спайрал Слэш!

Вокруг клинка в руке Лисии закружилась спираль Ци.

— Кх!

Даже Ицуки понял, что такую атаку лучше не пропускать, и в последний момент отпрыгнул, заодно выпуская стрелу.

…Которая почему-то полетела прямо ко мне по сложной дуге!

— Щит Метеора!

Я призвал барьер, чтобы тот принял на себя удар стрелы.

Светящаяся стрела разделилась на несколько и обрушилась на меня дождём.

Я на всякий случай ещё и Щитом прикрылся.

Урона избежать удалось. Контратаку Щита я на всякий случай отключил.

Тебя Лисия бьёт, вот с ней и сражайся! Зачем в меня стреляешь?!

— Вам не уйти!

Хотя первый удар не попал в цель, Лисия не отставала от Ицуки.

Причём каждый раз нападала именно Спайрал Слэшем.

Ничего себе, как часто его можно применять.

Правда, характеристики проклятого оружия Ицуки на высоте. Даже попадая, Лисия не могла серьезно ранить его. Более того, раны быстро заживали.

— Не надейтесь остановить меня такими слабыми атаками!

Из Ицуки выплеснулось столько проклятой энергии, что она оттолкнула Лисию.

— Ицуки-сама, не дайте этой силе поглотить вас! Вы непременно пожалеете!

— Жалеть будете вы! Очнитесь и поймите, кто прав! Эрроу Скволл!

Стрела Ицуки опять полетела в меня.

Как ты достал. Судя по названию навыка, сейчас стрела превратится в целый шквал.

— Эрст Шилд.

Поэтому я отразил её, не дав разделиться.

— Пускай я в меньшинстве, мне достаточно одолеть вас, чтобы победить!

Нет… Ты вообще с Лисией сражаться должен.

Но зачем-то вместо неё атакуешь зрителя.

Ты хоть понимаешь, что у тебя никаких шансов?

…Хотя, в сюжетах о героях часто бывают сцены, где они побеждают целые толпы.

Возможно, Ицуки считает, что и его история дошла до этой точки.

А Лисия в его глазах — какой-нибудь противник из массовки, как в павер рейнджерах.

Ей бы ещё визжать на манер тех тварей.

В общем, Ицуки, ты бы сначала разобрался с побочными противниками, а потом бы за меня взялся.

А пока, сдаётся мне, нам с Реном и Рафталией придётся и дальше ловить и отражать его стрелы.

— С самой встречи с вами я раздумывала, действительно ли вы сражаетесь на стороне справедливости, Ицуки-сама.

— Я не разговариваю со злом!

— Злом… Что, по вашему, зло? А что справедливость?

Лисия продолжала проповедь.

Мне казалось, она попусту тратит время, но Лисия хотела во что бы то ни стало достучаться до него.

И значит, мне остаётся и дальше терпеть его атаки…

— Неужели справедливость обязательно должна тешить ваше тщеславие, Ицуки-сама?! Неужели победы через насилие можно назвать справедливостью?! — излила Лисия свои чувства так, что и Рен подключился:

— Говорят, сила без справедливости — насилие, а справедливость без силы — пустышка. Ицуки, ты всегда восхищался теми, кто защищает справедливость, не так ли? Ты никогда не рассказывал о себе, а я в своё время не хотел знать о тебе лишнего. Но теперь хочу. Расскажи, к чему ты стремишься, о чём сожалеешь. Расскажи, Ицуки!

Вы бы ещё про меня не забывали. А то я, знаете ли, от атак отбиваюсь.

Впрочем, Рен говорит здравые вещи.

Мы действительно ничегошеньки не знаем про Ицуки.

Да, мы понимаем его характер, но совершенно не представляем его жизнь.

Что заставило его так помешаться на справедливости?

— Справедливость — это сила. Это постоянное доказательство того, что ты прав. Это спасение слабых и свержение сильных!

Хм?.. Кажется, я начинаю догадываться.

Попробуем ещё раз посмотреть глазами Ицуки.

Что, если в том мире он был сильно неудовлетворён жизнью?

Ицуки мечтает быть героем.

В современной культуре герои — это часто до неестественного заурядные люди, которые преображаются и сражаются со злом.

Супермен, Человек-паук и прочие супергерои часто действуют по такому шаблону. По шаблону, которым пользовался сам Ицуки во время свержения того городского правителя.

Справедливость, о которой говорит Ицуки, часто включает в себя анонимность.

Понятно. Действительно, поборники справедливости всегда кого-то спасают.

Или, если обобщить, поощряют добро и карают зло. Справедливость торжествует, злодей наказан.

— В чём бы вы меня ни обвиняли! Я всегда останусь на стороне справедливости!

Низкая самооценка, обожествление идеалов… и отсюда вывод…

— Ицуки, ты отказываешься смотреть на Лисию, потому что обращался с ней так же, как обращались с тобой?

— Что?!

— Мы в колизее. Ты — боец. Хочешь сразиться со мной — победи Лисию. Пока у тебя нет права бросать мне вызов.

Если я не ткну его носом в правила, он никогда не прекратит.

Подыграю, войду в роль злодея и вызову Ицуки на бой.

Кажется, в каком-то экшене было что-то похожее.

Можно сказать, сейчас я использую тактику, которую против меня поначалу частенько применял Мотоясу.

То есть, пытаюсь победить за счёт невыгодных для противника условий.

Конечно, я мог бы просто разгромить его без уловок… если бы не обещание, которое дал Лисии.

— Кх!

Ага. Кажется, сработало.

Моё предположение строится на том, что Ицуки в его мире сильно травили.

В этом мире Лисия занимала в группе Ицуки незавидное положение, столкнулась с травлей и была с позором выдворена.

Иначе говоря, Ицуки видит в Лисии своё тёмное прошлое.

Он надеялся окончательно порвать с ним, но прошлое вновь встало на пути в образе Лисии. Пока она здесь, Ицуки не может вершить свою «справедливость».

— Хорошо. Если вы требуете, чтобы я одолел Лисию-сан, превратившуюся в вашу марионетку, я это сделаю.

Лисия повернулась ко мне и низко поклонилась.

— Большое спасибо, Наофуми-сан. Остальное я сделаю сама. Я достучусь до Ицуки-самы, вот увидите.

— Ага, я рассчитываю на тебя… в меру. Возможно, у тебя получится повторить подвиг Эклер.

Высказался я так себе, но на самом деле я действительно глубоко уважаю Лисию.

Сколько бы её ни обвиняли в слабости, она никогда не отступала. Даже перед лицом сильнейших врагов никогда не робела.

И теперь Ицуки наконец-то увидел в ней врага.

Вопрос только в том, что делать, если Лисия проиграет. Как я буду выкручиваться?

Впрочем, пока что…

— Эвакуируйте всех рабов. Они будут мешать битве. Садина, Сэйн, Атла, поручаю эвакуацию вам.

— Хорошо, Наофуми-тян.

— Уг~~~~.

— Так точно!

По моей команде массовка покинула колизей. Внутри остались только Ицуки, Лисия, я, Рафталия и Рен.

Кстати, я всё еще поражаюсь Лисии. Это же насколько надо любить Ицуки?

— Нападаю! Ха-а-а-а-а-а-а-а! — Лисия на огромной скорости приблизилась к Ицуки.

— Тц! Сэйнт Эрроу Рейн! Спред Стрейфинг!

Отпрыгивая, Ицуки выпустил в Лисию несколько стрел.

Сначала он выстрелил прямо в Лисию, а затем с небольшой задержкой выпустил вверх дождь стрел, чтобы тот обрушился на противника.

Увернуться от такого обстрела очень тяжело.

— Техника для короткого клинка стиля непобедимых адаптаций: Круг!

Но Лисия вдруг прокрутилась на месте и звонко рассекла все стрелы.

Конечно, они оба ещё не сражаются в полную силу, и тем не менее, я уже впечатлился — Лисия сражалась с Ицуки на равных.

Вот ты какая, настоящая сила стиля непобедимых адаптаций.

Эклер уже говорила, что Лисия освоила даже очень сложные техники.

И я вижу, что она действительно стала сильнее.

Когда Лисия отбилась от стрел, Ицуки посмотрел на неё с нескрываемым раздражением.

— Не забывайте, Ицуки-сама, вы сражаетесь против меня. Я вижу, вы отвлекаетесь.

Время от времени Ицуки поглядывает на меня.

С его точки зрения поединок с Лисией — всего лишь проходная битва.

Но так просто ему с ней не совладать.

Лисия — одна из сильнейших моих спутниц и по характеристикам, и по умениям, и по решимости.

— Ха… Вижу, вы понабрались смелости, Лисия-сан. Но неужели вы считаете, что меня так легко победить? — Ицуки поднял Лук, и его всего окутала темная аура. — Ло Фанатик!

Я услышал странный «пшик», похожий на звук магического барьера.

— Уо-о-о-о-о-о!

Глаза Ицуки покраснели и начали странно блестеть.

Аура становилась всё плотнее и обретала очертания брони.

На первый взгляд она напоминала доспехи ангела, даже крылья за спиной были… но приглядевшись, я разглядел в оформлении рога, демонов и прочую мрачную атрибутику.

Одно ясно — суть этого навыка в том, что он усилил Ицуки.

Кстати, я удивлен. Навык, создающий подобие доспеха?

Или даже не доспеха, а этакого боевого костюма, как у павер рейнджера или Камен Райдера.

Лисия молча стояла и ждала вражеской атаки.

Лицо говорило, что она настроена серьёзно.

Если я вдруг попытаюсь помочь ей, она меня никогда не простит.

Рену нестерпимо хотелось броситься ей на помощь, поэтому я на всякий случай встал перед ним.

— Готовьтесь, Лисия-сан. Сейчас вы примёте мои доводы, и мы вместе победим Наофуми!

— Нет, Ицуки-сама, я скорее умру, чем приму позицию, которую вы сейчас отстаиваете!

Лисия вонзила клинок в пол и замерла, не разгибаясь.

Ничего себе. Она впитывает из земли и окружает клинок таким количеством Ци, что даже мне видно.

— Тайная техника… стиля непобедимых адаптаций. Номер один… — Лисия выдернула клинок из пола и побежала. — Свет!

Лисия вся засветилась и направила острие клинка на Ицуки.

Даже не знаю, что говорить. Кажется, она только что усилилась до супергеройского уровня.

— Лук Метеора!

Ицуки ответил приёмом любимой всеми Героями метеоритной серии.

Лук Метеора — неприятный навык. Он выпускает стрелу, за которой тянется хвост из звёзд.

Сдаётся мне, сама стрела довольно сильна.

— Номер два: Луна!

От ауры Лисии отделились полумесяцы света, разошлись во все стороны и срубили стрелу.

Судя по лицу Ицуки, он никак не ожидал, что его смертоносный навык не справится.

— Это не конец! Я ещё не показал свою истинную силу!

Так показывай, чего ждёшь?! По-моему, Рен себя примерно так же вёл.

Я невольно покосился на Рена. Тот смутился и отвёл взгляд.

— Номер три: Звезда!

Лисия подбежала к Ицуки и выбросила клинок вперёд.

Похоже, этот приём — длинная комбинация на манер Многослойного сокрушения Эклер.

От каждого удара ломалась и развеивалась часть доспеха Ицуки.

— Гх…

Лисия проводила бесчисленное множество атак, и каждую, как я понимаю, заряжала энергией Ци.

Я даже толком не вижу, что происходит, но слышу характерный лязг.

Это очень опасная техника. Мне, как Герою Щита, пора начинать бояться за свою жизнь.

— Довольно-о-о-о-о-о!

Выхлоп чёрной ауры отшвырнул Лисию.

— Уа-а… я не сдамся!

Хоть Лисия и отлетела, но успела восстановить равновесие и приземлиться на ноги. Она мигом перевела дух и приготовилась к следующей атаке.

— Как вы не понимаете, Лисия-сан?! Мелочи вроде вас не остановить справедливость! Как вы смеете мешать моим ударам?!

Как это «как смеет мешать»?

Ты что, в пошаговую RPG играешь?

В играх-экшенах нужно прорываться через вражеские атаки, это всем известно.

А-а, понял… Это он про то, что во многих произведениях про супергероев злодей смиренно ждёт, пока герой попадет по нему смертоносной атакой.

Лучом с неба, супер-пинком или каким-нибудь сложным залпом, для которого нужно соединить пять роботов в одного.

— Довольно, Ицуки-сама. Ваша справедливость ошибочна. Немедленно избавьтесь от этой силы, — настаивала Лисия проникновенным голосом.

Мне тоже кажется, что Лисия уверенно побеждает. Ицуки даже урон получает — в битве с Реном такого не было.

— Нет! С помощью этой силы я! Спасу! Мир!

Лук начал меняться… а аура вокруг Ицуки становилась всё более зловещей.

Скорее всего, у него, как и у Рена с Мотоясу, пробудилось ещё одно Проклятие.

Справится ли Лисия с Ицуки, в котором пробудилось несколько Проклятий?

Конечно, Ицуки, в отличие от Мотоясу, не пользуется методами усиления всех Героев, но…

— Лисия, ты уверена?

— Да. Помощь не требуется.

— …Ладно. Поступай как знаешь.

Возможно, мне всё-таки придётся помочь ей, но раз Лисия настаивает, постою пока на месте.

Мы все смотрели на арену, затаив дыхание.

Сдаётся мне, Ицуки не свалится в обморок так же легко, как Рен.

Можно даже похвалить его за то, что он всегда остаётся Героем.

И в том числе он похож на других Героев тем, что ему не хватает приёма для сильной, решающей атаки.

— Получайте! Шедоу Байнд!

Ицуки выпустил стрелу, целясь в ноги Лисии.

Ещё по названию я понял, что ничего хорошего от этой стрелы ждать не стоит.

— Лисия!

Стрела не попала в Лисию. Она воткнулась в пол за её спину.

— Н-не могу пошевелиться!

Увы, Лисию обездвижило еще до того, как я крикнул ей.

Так я и думал. Этот навык обездвиживает врага, если втыкается в тень.

— Байнд Эрроу!

Ицуки решил для верности обездвижить Лисию ещё раз.

Стрела отбросила её и привязала к земле.

— Я не сдамся!

— Неважно! Вам конец! «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — сожжение заживо внутри латунного быка! Страдай в агонии, и да будут предсмертные вопли твои похожи на рёв быка!» Фаларис Булл!

Лисию заточило в животе статуи быка. Она сразу напомнила мне «железную деву».

Под животом быка взвилось яростное пламя.

— Лисия!

Ицуки торжествующе улыбался.

А я уже не сомневался, что он применил собственный аналог Айрон Мейден.

— Победа за мной. Готовься, Наофуми, ибо я иду за тобой.

Кх… я надеялся, что Лисия выиграет. Видимо, недооценил Ицуки.

Первым делом надо подумать, как её спасти… а, Рен уже с места сорвался.

Но тут… бык Ицуки звучно треснул.

— Что?! — поразился Ицуки.

В следующую секунду бык раскололся вдребезги. Изнутри выпрыгнула Лисия.

— Номер четыре: Мрак!

Лисия вновь приблизилась к Ицуки и взмахнула клинком.

Что за? Её лезвие оставило в воздухе быстро темнеющую полосу.

— Гх… м-мои глаза! — воскликнул Ицуки, закрывая лицо руками.

Ослепляющая атака?

— Не объявляйте о победе раньше времени! — выпалила Лисия, тяжело дыша.

Она пережила даже атаку, названную в честь пыточного инструмента… Её рост меня поражает.

Я и не думал, что обычный человек может стать настолько силён.

Как же высоко забралась некогда жалкая Лисия. Узнаёшь девочку, которую когда-то бросил, Ицуки?

— Сколько можно?! Сколько ещё вы будете стоять на моём пути?! — взревел Ицуки, потирая глаза. — Вам нет прощения! Как вы смеете задерживать поборника справедливости?! Как смеете затягивать прелюдию к великой битве?!

Лук Ицуки продолжал превращаться.

Теперь из него торчали уже не ангельские крылья, а демонические, как у летучей мыши.

— Умритекаждого, кто противостоит мне… ждёт смерть!

— Я никогда не устану повторять, Ицуки-сама: откажитесь от этой силы и снова станьте прежним. Вам нельзя полагаться на эту силу.

…Лисия уже в слезах.

Ей больно смотреть на то, как низко пал любимый человек.

Она верит, что в её силах остановить его, и продолжает крепко сжимать клинок.

Но сам Ицуки видит в ней лишь мишень для собственной ненависти.

— Умрите во имя справедливости! Все вы — зло этого мира!

Он суматошно дергает тетиву и стреляет.

Все стрелы устремляются прямо к Лисии.

Та какое-то время успешно отбивалась, но тут раздался неприятный звук.

— Наофуми-сама!

— Вижу!

Сломалась рапира Пенгвлюка, оружие Лисии.

После чего она… заменила отломленную часть лезвия на Ци и продолжила сражаться.

Однако похоже, что на поддержание клинка уходит очень много сил.

Я достал из Щита выпавший с одного монстра меч и бросил на арену.

— Лисия! Ты так проиграешь! Возьми запасной меч!

Но Лисия даже не посмотрела в сторону клинка.

— Простите, Наофуми-сан, но… моя справедливость такого не потерпит!

Ицуки захохотал, глядя на неё безумными глазами.

— Почему вы смеётесь, Ицуки-сама? Я ещё не проиграла.

— О чём вы? Победа уже за мной.

— Нет, Ицуки-сама… разве вы сами не говорили о том, что справедливость не сдаётся до самого конца?

— Кхе-хе-хе… как глупо. Вы — не справедливость, вы — зло.

— Ицуки-сама… больше я не сдамся. Нельзя сдаваться, несмотря на все муки и отчаяние. Меня этому научили вы, когда спасли от отчаяния… и Наофуми-сан на личном примере!

Лисия перевела дух и встала в стойку для заклинаний.

Решила сражаться магией, раз лишилась меча?

Она не жульничает и не сдаётся.

Она так выросла над собой, что я даже… горд за неё.

Я и сам не ожидал, что бестолковая Лисия достигнет таких высот.

Недаром говорят, что человек может добиться всего, если будет вкалывать как проклятый.

— Я готова повторять снова и снова, Ицуки-сама. Умоляю, откажитесь от этой силы. Начните сражаться ради жителей этого мира, чтобы вернуть их доверие!

— Зачем мне отказываться от неё? С её помощью я спасу весь мир!

— Ицуки-сама! Я знаю совершенно точно: ваша справедливость — ошибка! Я знаю об этом как раз потому, что видела битвы Наофуми-сана своими глазами. Он сражается даже за жителей других миров… Он без конца борется ради всех нас!

— Изыди, зло! — выпалил Ицуки…

А в следующие мгновение случилось то, чего не ожидал ровным счётом никто.

На фоне этого события померкло удивление успехами, силой и мастерством стиля непобедимых адаптаций Лисии.

Лук вспыхнул так ярко, что ослепил самого Ицуки.

Я смог всё увидеть именно потому, что держался на расстоянии.

Я увидел как… из Лука в Лисию вылетел огонёк.

Она не успела увернуться, огонёк настиг её.

Но не ранил и не поцарапал.

Огонёк, покинувший Лук Ицуки, лёг в руку Лисии.

И в ту же секунду на моих глазах разбилась иконка рабской печати Лисии.

— Ч-что происходит?

— Наофуми-сама.

— Атла? Вы закончили эвакуацию?

— Да. Но возвращаясь к вашему вопросу… — Атла повернулась к Ицуки. — Только что из зловещей Ци к Лисии-сан вылетел поток ослепительно яркой… и чистой Ци.

— Чистой?.. Это что, какая-то секретная функция Легендарного Оружия?

Иными словами, энергия Лука перелетела к Лисии.

Что же получается — Лисия временно получила силу Лука Ицуки?

— Лисия-сан? — обратился к ней Рен.

— Что это?.. — я тоже удивился.

Дело в том, что в руке Лисии каким-то образом оказался нож.

Нож как нож, самый обыкновенный. Разве что с драгоценными камнем в рукояти.

Странным было только полупрозрачное лезвие.

Это какое-то временное оружие, созданное магией? Или что?

Лисия поднесла руку к ножу, и тот вдруг превратился в кунай, как у ниндзя.

А затем — в бумеранг.

Он ещё и превращаться может, как Легендарное Оружие? Что происходит?

— Ч… что это? Что происходит?!

Опешил даже Ицуки. Стало быть, это не его задумка.

— Вот оно что… теперь я поняла, — снизошло на Лисию непонятное озарение, и она направила бумеранг на Ицуки. — Ицуки-сама. Даже Геройский Лук отказался признавать вашу справедливость. Он дал мне сил, чтобы остановить вас!

— Ложь! Этого просто не может быть! Лук бы никогда не предал меня!

— Эта сила поможет мне победить!

— Чушь!

Ицуки схватился за Лук, извергший новые зловещие клубы, и с силой натянул тетиву.

Когда он выстрелил, в Лисию полетел ужасающе плотный залп стрел с изображениями ангелов и демонов.

В полёте стрелы слились, превратились в огромного медведя и продолжили движение.

— Техника для метательного оружия стиля непобедимых адаптаций: Роллинг Спин!

Лисия влила Ци в оружие и метнула его залпу навстречу.

— Что?! Сколько можно?! Как вам хватает наглости мешать мне, воплощению абсолютной справедливости?! Гф!

Бумеранг полоснул Ицуки, облетая его по дуге.

— Вы ошибаетесь, Ицуки-сама. Вы ошибаетесь, и именно поэтому Лук пытается вернуть вас на путь истинный.

Лисия подняла руку, и вернувшийся бумеранг послушно лёг в неё.

После чего превратился в чакрам.

Лисия медленно моргнула. Я заметил, что её глаза немного сменили оттенок.

Похоже, она сосредоточила Ци в глазах.

— Я вижу всё, Ицуки-сама. Я вижу потоки Ци, что сковывают вас. Я вижу силу, которая пытается овладеть вашим Луком… Но с помощью этого оружия я… — Лисия метнула чакрам в Ицуки. — Эрст Троу! Секанд Троу! Дритт Троу!

«Эрст»? Это слово встречается только в названиях навыков Легендарного Оружия.

Значит, это Легендарное Оружие? Может, одно из Звёздных?

Каждый из навыков метнул в Ицуки разное оружие.

Нож, топорик и короткое копье.

Что это за Оружие такое?

Даже если оно Звёздное, разве копья не по части Мотоясу?

И вообще, эти три оружия между собой ничего не связывает.

Или это… Легендарное Метательное?

— Торнейдо… Троу!

Три оружия закружились вокруг Ицуки и выплеснули мощную энергию.

— Гха-а-а-а-а-а-а!

В руке Лисии вновь появился чакрам. Она метнула его, целясь в Лук.

— Я доказала, что за вами нет справедливости, Ицуки-сама… Согласны ли вы начать сначала?

Чакрам попал по Луку и вернулся в руку Лисии.

А в следующее мгновение все украшения Лука рассыпались и упали на пол.

Взятый под контроль комментатор тоже рухнул, словно у него отключили питание.

— Гха-а-а-а… нет, моя новая сила… должна была спасти мир…

— Я повторяю в очередной раз: вы ошиблись. Поймите уже, Ицуки-сама. У каждого человека своя справедливость. Поэтому враг справедливости — не зло, а другая справедливость. Зло — это лишь клеймо, которое ставят на побеждённых.

— Нет, я… я не зло. Я не сделал ничего плохого. Это они… они все!..

— Судить и отторгать других легко, справедливость для этого не нужна. Важно ещё и понимать других. Я верю, что любой человек может исправиться.

— У… у-у…

Потерявший оформление Лук принял простую… но всё ещё странноватую форму.

— Что скажешь, Атла?

— Подтверждаю — сила Лисии-сан развеяла зловещее Ци, но… её источник всё ещё остался.

— Я… Ради тех, кто верит в меня, я…

Ицуки стоял, не желая сдаваться. Упорный тип.

Тут, однако, появился подручный работорговца и шепотом мне кое-что сообщил.

— Ага. Ицуки, мы выяснили, где ты остановился. Ты нам больше не интересен, мы отправляемся туда. Я не собираюсь сражаться со слабаком, которому даже Лисия не по зубам.

Подручные работорговца и тайные гильдии Зельтбуля перерыли весь город.

И напали на след. Осталось устроить набег и повязать всех, с кем Ицуки имеет дело.

— Я вам не позволю!

Хм… впрочем, почему бы не сказать ему в лицо?

— Ицуки… предлагаю на правах сочувствия.

— Что?!

— Если ты правда веришь, что твои союзники за справедливость, проводи нас сам. Я знаю, куда идти, но предлагаю тебе проводить нас.

— Вам меня не обмануть! Вы надеетесь таким образом арестовать принцессу Малти!

— Ицуки! — крикнул Рен. — Ты слушаешь россказни одной из сторон и думаешь, что знаешь истину? Какая же это справедливость?

— Я… я не… — замялся Ицуки.

Видимо, сказывается потрясение после проигрыша Лисии.

— Ты ведь знаешь, как в играх работают квесты, где нужно выяснить, кто прав?

— …

Мы разговариваем с ним искренне. Поэтому и Ицуки задумывается о том, не пойти ли на компромисс.

Может, он думает, что нам что-то известно.

Впрочем, мы всё ещё не можем просто схватить его и притащить в деревню.

Кстати, я пока до сих пор не понимаю, зачем Ссуке понадобилось предавать Мотоясу и обманывать Рена.

Чего она добивается?

— Ицуки, Ссука преступница. Как ей расплатиться за свои грехи? Или, если на то пошло, как доказать невиновность? По-твоему право на справедливость можно заслужить только в бою?

— К-конечно, нет!

— Я согласен, чтобы её судили. Если Ссука действительно работала в интересах государства, Королева наверняка её помилует.

Если бы Ссука уже предала Ицуки, у него пробудилось бы еще одно Проклятие, как у Рена.

Но он не использовал проклятые навыки подряд. Его раны пока неглубокие, мы ещё можем успеть.

Я посмотрел на Лисию.

«Ицуки пока ещё готов нас слушать. Ты должна помочь ему, пока отчаяние не захлестнуло его, как Рена», — сообщил я взглядом. Лисия кивнула.

— Хорошо, будь по вашему. Я докажу, что принцесса Малти и мои спутники ни в чём не виноваты!

Ицуки согласился закончить бой и проводить нас на свою базу.

Глава 13. Расплата

— Н-не может быть…

Ицуки привёл нас к укрытию, о котором рассказывал подручный.

Поселился он в тихом полузаброшенном квартале — редкость для Зельтбуля.

Уже внутри мы узнали, что у этого здания есть тайный выход в канализацию.

Ну и вот.

Заходим мы внутрь, а Ссуки и след простыл. Один только мусор валяется, словно накануне тут была знатная попойка.

Повсюду грязь… и запах бухла.

— У-уверен, они просто отлучились, а вовсе не сбежали при вашем приближении.

— Опять выдаёшь желаемое за действительное? Хм-м? А что это за записка на столе?

Почерк совсем как в письме, которое оставили Рену. У меня дурное предчувствие.

Причем под запиской целая кипа бумаг. Как же мне не хочется читать…

— Ицуки, письменность этого мира знаешь?

Записка написана на мелромаркском.

В очередной раз убеждаюсь, что почерк у Ссуки отвратительный. Она все буквы коверкает.

Королева и Мелти пишут изумительно, но у Ссуки почему-то ни грамма изящества.

— Нет, Наофуми. Ведь вы никогда не делились способностью понимать чужие языки!

— Что за чушь?! На, Рен, прочитай. Или Лисия, мне всё равно. Кстати, Ицуки, попроси Лисию, она тебя научит. В научных вопросах она настоящий монстр, Герои ей и в подмётки не годятся.

— Уа-а-а-а?! — протянула Лисия, когда я назвал её монстром.

Трудно поверить, что это она только что сражалась, словно супергерой.

— Наофуми-сама, вам не помешало бы выражаться потактичнее… — сделала замечание Рафталия.

Я и сам думаю, что переборщил.

Но извиняться не буду, чтобы не терять лицо.

— Гм-м. «Нектар, который мы могли из тебя высосать, почти закончился, так что пора уходить. Будучи бедными и несчастными, мы с удовольствием забрали все деньги, которые ты приносил с турниров. Большое спасибо, что спонсировал нашу бедную, несчастную компанию, вынужденную жить ужасной рабской жизнью из-за Щита».

Чем дальше читал Рен, тем сильнее морщился.

Ну, ему она примерно такую же записку оставила.

Кстати, зачем она так делает? Её что, убьёт болезнь, если она не напишет очередную порцию гадостей?

Рен взял в руки следующую бумагу.

— «Маруд и его люди тоже от тебя устали. Неужели ты не понимаешь, что их страшно бесит, когда ты высокомерно отдаёшь указания? Я еле сдерживала смех, глядя, как ты в одну минуту без конца твердишь о справедливости, а в другую — послушно проглатываешь всю ложь, которой мы кормили тебя с ложечки». Наофуми, я точно правильно читаю?

Судя по Рену, он с трудом сдержался, чтобы не порвать записку в клочья. Я взял у него бумагу.

— По-моему, более-менее правильно. Конечно, на местном языке некоторые выражения звучат иначе, но смысл у них именно такой.

Третью записку взял я, поскольку Рена уже трясло от гнева.

— «Постскриптум: мне не нравятся ни твоя слабость, ни внешность, ни рост, ни характер. Если любишь — убей Щита. Тогда мы, так и быть, встретимся снова. Хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо. Кстати, всё остальное — мой прощальный подарок. Счастливо выплачивать»… БЕСИ-И-И-И-И-ИТ!!!

Я скомкал бумагу и швырнул в стену.

Взял со стола оставшуюся кипу и вручил Ицуки.

Даже он поймет, что это за документы.

Уж хотя бы цифры он наверняка выучил.

— Понимаешь, что это, Ицуки?

— Ч-что это за бумаги?!

— Разве не видно? Долговые расписки. Все подписаны твоим именем.

Потом надо будет отнести их работорговцу, чтобы он выяснил, скольким торговцам Ицуки задолжал.

Сумма внушительная. Ицуки глубоко встрял. В финансовом смысле.

Скажу честно — ему никогда не расплатиться. Даже если учесть заработки в колизеях.

— Но они… Но я… Маруд, принцесса Малти и все остальные говорили, что помогают людям, и поэтому изо всех сил собирают деньги…

— Кхм… По опросам окрестных трактиров, они жили на широкую ногу, о да, — добавил некстати объявившийся работорговец. — К тому же потратили огромную сумму на ставки в нелегальных колизеях.

С собой работорговец привёл нескольких купцов.

Ицуки в отчаянии упал на колени.

— И ты ей доверял? А ведь я предупреждал — не верь Ссуке, ничем хорошим не закончится, — добавил я… и повернулся к работорговцу. — И где те люди, что назанимали денег? Если они сбежали, их нужно поймать.

— Мы полагаем, они сбежали через канализацию Зельтбуля. Ассоциация торговцев Зельтбуля ввела чрезвычайные меры и приказала наёмникам и авантюристам арестовать их, однако…

Видимо, вряд ли их удастся найти.

Скорее всего, они готовились к бегству заранее, поэтому сбежать им наверняка удастся.

Я глубоко вздохнул и подошёл к отчаявшемуся Ицуки.

Нельзя, чтобы у него сейчас ещё одно Проклятие проснулось.

— Ицуки-сама… пожалуйста, встаньте. Я… я верю в вас, Ицуки-сама. Вы ведь помните, что справедливости можно добиться, лишь вставая после каждого падения?

— Лисия… сан. Я…

Лисия протянула Ицуки руку.

— Встаньте и начните сначала. Я… помогу вам собрать деньги. Мы вместе соберём их и расплатимся по долгам.

— Но… но это не поможет… Я совершил непоправимую ошибку…

— Все ошибаются, но неисправимых ошибок не бывает. Если вы сдадитесь, пострадает ещё много людей.

— Много… людей?..

— Да. Я была в параллельном мире. Мы смогли заключить с ними союз. Мы смогли понять людей, которых считали злодеями… и злом. Помните ту ужасно сильную девушку с веерами, которая появилась во время волны?

Лисия была в параллельном мире вместе с нами.

Нас с ней забросило в бесконечный лабиринт, потом мы объединили силы с Кидзуной и вскоре заключили мир с отрядом Грасс, против которого в своё время несколько раз сражались.

— Разве…

— Но я сражалась и против врагов, которым нет прощения.

— Вы видели врагов, которых не смогли простить?

— Да. И как раз сейчас Наофуми-сан готовится к битве против них. Чтобы победить, нам нужны вы, Ицуки-сама… нам нужны Герои, надежда этого мира. Откликнитесь ли вы ради меня?

Ну, что бы я об Ицуки ни говорил, он действительно Герой Лука.

Он, равно как Рен и Мотоясу, может стать сильным союзником, если грамотно усилит Оружие.

Молодец, Лисия, убеждай его, как Эклер Рена.

— У… у-у…

Ицуки начал всхлипывать.

Последние зловещие украшения попадали с Лука, словно доказывая, что этот удар оказался последним.

А потом и сам Ицуки упал носом в пол.

— Ицуки-сама!

Я проверил пульс.

Вроде жив. Надеюсь, обойдётся без расплаты…

Работорговец не подпускал к нам торговцев, поэтому они вслух обсуждали, как быть с Ицуки.

Эх-х-х… отличный ты нам оставила подарочек, Ссука!

Клянусь, в следующий раз я тебя убью.

Хотя, нет, заставлю натурой отработать все долги, которые ты свалила на Ицуки!

Если верить её словам, спутники Ицуки с ней заодно.

Ларк как-то говорил, что они ещё наломают дров. Действительно, те ещё мрази.

— Я… я сама… — Лисия шагнула вперёд, закрывая собой Ицуки, и явно готовилась сказать, что берёт все его долги на себя.

— Работорговец, — вмешался я. — Перепиши все долги Ицуки на меня.

У меня есть деньги, заработанные на торговле, так что если продать побольше зелий Иггдрассиля… отделаться удастся.

Если не хватит, остаток выплачу потом.

Благо долги всё-таки не могут тягаться с суммой, которую пришлось выложить за ажиотажных рабов.

— Наофуми-сама… — Рафталия с облегчением выдохнула.

Я тем временем распорядился о том, чтобы Зельтбуль искал Ссуку.

Лисия в слезах поклонилась мне.

— Лисия, с тебя тщательное воспитание Ицуки на манер того, как Эклер воспитывает Рена. И чтобы такого больше не повторялось.

— Есть!

— Ох… какой же ты всё-таки душка, Наофуми-тян.

— Великолепно, Наофуми-сама! С вашей стороны было очень мужественно взять на себя ответственность за никчёмного Героя Лука!

Никчёмного?.. Следи за словами, Атла. Он как-никак Герой.

Ни Ссуку, ни её союзников поймать так и не удалось.

Зато мы получили в своё распоряжение Ицуки.

Он дорого нам обошёлся, но хочется верить, что после такого он утихомирится.

В группу я его принял ещё до того, как мы дошли до укрытия, поэтому я без труда переправил его порталом в деревню.

Надеюсь, он станет таким же покладистым, как Рен.


На следующий день, около полудня.

Ицуки очнулся, когда я был не в духе — только узнал, что Ссуку не удалось разыскать.

Спал он в плющ-палатке.

Я как раз зашёл проведать его и услышал голос Лисии.

— Ицуки-сама.

Ицуки сидел на постели и смотрел по сторонам.

Лисия подбежала к нему, а я следил за ней, сложив руки на груди. На всякий случай попросил Фиро, Атлу и Рена встать прямо за дверью, чтобы в случае чего остановить беглеца.

— Ицуки. Помнишь, что вчера было? Я переписал все твои долги на себя и собираюсь по ним расплатиться.

— … — Ицуки молча посмотрел на меня сонными, пустыми глазами. — …

Молчание продолжилось.

Лисия ждала, пока он скажет хоть что-нибудь. Я стоял за ней и лица не видел.

— Эй, ты. Скажи хоть что-нибудь.

— …Хоть что-нибудь.

?!

Ах ты! Вот так сразу на драку нарываешься?!

— Прости, Лисия. Кажется, я не смогу сдержать обещание.

Я не собираюсь жить с человеком, который не хочет исправляться.

Придётся продать его в рабство торговцам Зельтбуля.

— Уа-а-а! Пожалуйста, подождите. Ицуки-сама, вы должны искренне извиниться перед ним.

— …Простите.

Ицуки кивнул с безразличным видом.

Что с ним? Разве он раньше так себя вёл?

— Что с тобой, Ицуки?

— …Я не знаю. Что вчера случилось?.. Почему мне было так грустно?

— Э-э-э… Ицуки, ты точно помнишь, кто ты такой?

Только не говорите мне, что расплата за использование того дурацкого Джастис Боу — амнезия.

Но если вспомнить другое Проклятое оружие, удивляться нечему.

Если я прав, это нам доставит немало хлопот.

— Помню. Я Кавасуми Ицуки, Герой Лука. Я стремился к справедливости, но проиграл и был обманут.

— …То есть, воспоминания ты не потерял?

— Я не знаю.

Как ты можешь не знать?

— Не думай ничего скрывать. Что ты задумал?

— Разве я что-то задумал?

— Откуда мне знать?! Поэтому я и спрашиваю! Не отвечай вопросом на вопрос.

Что происходит? Ицуки говорит как-то вяло.

Помутился рассудком?.. Нет, не похоже.

Хм… наш разговор начался с моей фразы «скажи хоть что-нибудь».

На которую он ответил «хоть что-нибудь»…

— Ицуки, встань на руки и разденься.

— Хорошо…

По моей команде Ицуки действительно встал на руки, а затем одной рукой принялся расстегивать пуговицы.

— Ицуки-сама! Прекратите! — попросила Лисия.

Ицуки встал на ноги и застыл.

Секундочку. Он что, исполняет все приказы?

— Ицуки, убей себя.

— Хорошо…

Ицуки достал из Лука веревку — не тетиву, а настоящую веревку, подобно тому, как я достаю всякую всячину из Щита — завязал себе на шее и начал искать, куда завязать второй конец.

— Уа-а-а-а-а! Не надо, Ицуки-сама-а!

— Хорошо…

— Чего тебе хочется, Ицуки?

— Чего мне хочется? Я не знаю.

Э-э… да ладно!

Мне даже не по себе стало от того, насколько послушно отвечает прежде скрытный Ицуки.

— Ицуки, после навыков проклятого оружия наступает та или иная расплата. Тебя мои слова ни на какие мысли не наталкивают?

Есть у меня чувство, что к нему пристала та же мерзость, которая мучает нас с Реном.

— В нелегальном колизее Зельтбуля меня… так зажали в угол, что я несколько раз использовал необычные навыки…

Ох. Получается, когда мы спасли Ицуки от проклятого оружия, на него сразу же набросилась расплата?

Это очень плохо.

— В общем, никуда не высовывайся, Лисия за тобой присмотрит.

— Хорошо, — ответил Ицуки, посмотрел на Лисию… а потом снова на меня.

— Мне нужно что-то делать?

— А тебе хочется?

— Э-э, я не могу решиться, делать что-то или просто безвылазно сидеть…

Как я и думал, у него пострадала решимость.

Кажется, за своё проклятие он расплатился силой воли.

Ну почему все Герои мне достаются испорченные проклятием?

Мотоясу не здесь, но и он умом тронулся.

— Ицуки, как следует подумай о том, что должен делать. За тобой долг.

— Хорошо… я буду расплачиваться по нему.

— Ицуки-сама. Я буду сражаться вместе с вами, чтобы искупить все грехи, — обратилась к нему Лисия.

Ицуки коротко кивнул.

Правильно, Лисия, помогай ему расплачиваться.

— Спасибо за поддержку, Лисия… сан.

По щеке Ицуки стекла слеза, и он взял Лисию за руку.

— Ицуки-сама?

— Ой?.. Не знаю, почему я так делаю, но… Лисия-сан. Простите меня… за всё… — прошептал Ицуки, и лицо его вновь стало каменным, словно больше эмоций в нём не осталось.

— Конечно… конечно… конечно… Ицуки-сама…

Лисия расплакалась.



Её можно понять — вместо Ицуки она получила другого, внешне похожего человека.

Который слушается любых приказов.

Эх… разговорить Ицуки будет проще простого, но сложностей от этого не убавится.

Почему так? Почему мне всегда приходится ломать голову?

Первым делом надо научить его методам усиления, а затем направить на лечение в горячие источники Кальмиры… да, так будет лучше.

Наконец-то Четыре Священных Героя закончили обмен методами усиления.

Глава 14. Секретная база

— Ну что, Наофуми-тян?! Не хочешь сегодня со мной оттянуться?!

— Ещё чего!

Через несколько дней после поимки Ицуки я обратился к Садине, чтобы она научила меня использовать Силу Земли.

Рабы более-менее излечились от моральных травм, так что по вечерам она свободна.

— Вот именно, сестрёнка Садина! Пожалуйста, прекращай свои шуточки!

Поскольку Рафталия тоже освободилась, теперь она ночует у меня дома.

Я сразу попросил её отражать вторжения Атлы.

— Кстати, поскольку я поняла, что одной меня не хватит, то решила позвать Гаэлиона-тян, чтобы он помог учить Наофуми-тян.

Садина показала на окно. В ночи показался Гаэлион, превратился в детёныша и влетел в окно.

— Хм… жаждешь освоить Магию Силовых Линий? Вижу, благословение у тебя уже есть.

— Он разговаривает?! — опешила Рафталия.

— Я — Гаэлион, некогда слабейший Император Драконов, но убитый Героем Меча. Будем знакомы.

Кто ж себя называет «слабейшим»?

— Он отец Виндии. Магический Дракон на время захватил над ним власть, но теперь он умудряется жить в одном теле с Гаэлионом-детёнышем. Правда, мы долго не могли найти время для разговора.

— Я надеялся представиться сразу после того случая, но Виндия от меня ни на шаг не отходила. Тяжело было вырваться.

— Гаэлион-тян тоже владеет Силой Земли, и я уверена, что вместе мы тебя быстро научим.

— Буду надеяться.

Сначала я пробовал учиться сам, но ничего путного не вышло.

Что же до Рена и Ицуки… они всё ещё не могут даже обычную магию применять своими силами, поэтому в спешке навёрстывают программу.

Кстати, получается, что Садина в паре с Гаэлионом может просто завалить нас мощными заклинаниями поддержки?

Хотя, в любом случае, мне их освоить тоже не помешает.

— Наофуми-сама-а! Ой?! Брат?!

— Сегодня ночью ты никуда не уйдёшь, Атла! Я покажу тебе, чего достиг!

— Ха-ха. Ты и правда полагаешь, что твоих сил хватит, чтобы остановить меня?

— Сегодня — хватит!

Снаружи дома послышались звуки ударов. Выглянул — два идиота дерутся, а остальные рабы с интересом смотрят.

Ну-ка живо спать!

— …Кажется, сосредоточиться у меня не выйдет.

— Действительно. Уверена, Атла-сан уже скоро пробьется через защиту. Времени учиться магии практически нет.

— Нигде нет места поспокойнее? Может, порталом уйдем?

— Можно, но… в замке Атла-сан нас мигом найдет. Примчится на Хиё-тян.

Это ещё кто? Видимо, речь о подданной-Фиро-номер-раз.

Сразу представилось, как рабы её гладят и ласково называют Хиё-тян.

Может, в Зельтбуль?.. Но там своя шумиха, к тому же расходы на гостиницу и нежелательные встречи с работорговцами.

И тут Садина, с интересом смотревшая на драку в окно, вдруг предложила:

— Тогда как насчёт того, чтобы отправиться на мою секретную базу?

— Секретную базу?

— Да-да. Недалеко от деревни есть островок, там моя секретная база. Может, хоть туда Атла-тян не доберётся.

— Хм… если маленькая хакуко мешает учёбе, нам действительно стоит выбрать место потише.

— …Ладно. В общем, Рафталия, ни на секунду не теряй меня из виду. Ты моя единственная надежда.

Я не знаю, что со мной могут сделать Садина и Гаэлион.

Особенно Садина.

Возможно, она как раз зовёт на остров, чтобы попытаться со мной уединиться.

— Вы слишком боитесь её, Наофуми-сама.

— О? А может, тебя Наофуми-тян боится больше, чем меня?

Больше? Разумеется, больше!

Страшно представить, что сделает Рафталия, если я поддамся на твой флирт.

— Не хочешь доплыть верхом на мне? Или лучше попросишь Гаэлиона-тян?

— Полечу на Гаэлионе.

Если что-то случится, можно будет натравить Гаэлиона на Садину и попытаться сбежать.

Итак, мы вылетели на Гаэлионе в сторону секретного острова-базы Садины.


— О-о… это там твоя база?

Мы летели уже около получаса.

На горизонте показался остров. Ночью видно плохо, но вроде бы он не особо большой.

Знаете такие невысокие острова с пляжами-полумесяцами, как на фотографиях из тропиков? Этот остров именно такой.

Монстров я не увидел.

Я, конечно, не Мотоясу, но мне кажется, что это очень романтичное место, особенно в лунном свете.

Мы приземлились на остров. Садина сразу привела нас к пещере на окраине и зажгла факел.

Внутри пещеры даже была проделана дыра, игравшая роль окна. Обстановка суровая… напоминает какое-то пиратское логово.

Собранный из подвернувшихся камней стол, наспех вырубленные из деревьев стулья.

Кажется, в пещере есть и вторая комната, но во тьме её плохо видно.

— Вот, чувствуйте себя как дома.

— Это сюда ты приплывала с моими папой и мамой? Они говорили мне, что я пока маленькая, но как вырасту, они обязательно возьмут меня с собой. Я в ту ночь от нетерпения уснуть не могла.

Понимаю.

Я в детстве тоже изнывал от предвкушения, когда родители говорили, что однажды будут брать с собой в походы… Правда, так ни разу и не взяли.

— О? Так ты знаешь про этот остров, Рафталия-тян?

— Да.

— Полагаю, уж сюда Атла не доберётся.

— Ну-у, посмотрим.

Возможно, она попытается добраться вплавь или найдёт лодку.

— Что же, Наофуми-тян. Займёмся для начала изучением Силы Земли?

— Давай.

— Её могут изучать только те, кто обладают врождённым талантом? Если нет, можете научить ещё и меня?

— Скорее всего, с моим благословением и ты сможешь изучить.

— Тогда пусть Рафталия учится. Если такая возможность есть, чего бы ей не воспользоваться?

Мне же будет лучше, если Рафталия тоже освоит эту силу.

Но тут Садина странно посмотрела на неё.

— М-м-м… Боюсь, Рафталия-тян, тебе это будет нелегко.

— Хочешь сказать, она не сможет?

— С чего это? — Гаэлион протянул к Рафталии лапу. — Теперь и мне ясно… На ней печать. Пока что я недостаточно силён, чтобы её развеять.

— Н-на мне печать?

— Это Клановая Катана постаралась?

Ограничение Оружия из мира Кидзуны? Неприятно.

Кстати, я ведь и не удосужился разузнать, как работает их магия.

Про неё что-то написано в тех книгах, которые нам дали на прощание, но я замучаюсь их расшифровывать.

Поручу Лисии, что ли.

Хотя, она и без меня вовсю занята расшифровкой старинного текста. Вряд ли от неё можно многого ожидать, тем более, что сейчас она к тому же ухаживает за Ицуки.

— Хм… Возможно, я смог бы её научить, если бы прочитал сознание Императора Драконов иного мира, чья частица находится у вас…

— Мне слишком легко представить, что он пересилит тебя и снова захватит.

— Будьте благодарны, что мы слишком отличаемся друг от друга, чтобы он мог меня стереть. Будь мы ближе друг к другу, сейчас бы меня здесь уже не было.

— Хм-м…

То есть, Императоры Драконов не обязательно похожи друг на друга?

В глубине души они наверняка сильно различаются, хоть и могут частично читать ядра друг друга.

Скажем, Магический Дракон был настолько могущественным, что из-за него пришлось призвать Кидзуну.

Не сомневаюсь, что у них битва выдалась даже сложнее той, которая выпала нам.

Гаэлион указал на блюдце с водой.

— Начнём тренировки с того, что ты попробуешь взять силу у этой воды. Показываю, как надо, — Гаэлион протянул лапы к блюдцу. — Я изымаю силу у воды и проявляю сие. Дай мне сил, Силовая Линия. Аквасил!

Энергия покинула блюдце, перелетела к Гаэлиону и превратилась в магию.

Если я правильно помню, это заклинание создаёт магическую плёнку.

Она используется, чтобы ослабить магию огня. Полезная штука для борьбы с пожарами, наверное.

— Книг с заклинаниями, я так понимаю, нет?

— В книгах описана магия, которая воплощается твоими собственными силами. Эта — другая. Ты заимствуешь чью-то силу и высвобождаешь.

По-моему эта магия работает на том же принципе, что и магия Терис.

Она рассказывала, что берёт силу у драгоценных камней, чтобы применять заклинания.

— Драконы могут плести эту магию из своей энергии, но людям лучше всегда брать чужую.

— Это почему?

— Потому что речь о твоей собственной энергии. Если не рассчитаешь, мигом всей лишишься и умрёшь.

Ух… ничего себе риск.

— Я бы даже сказал, вы все уже освоили достаточно заклинаний, полагающихся на собственную энергию.

Хм… и правда.

В общем, лучше запомню так: из своей энергии — магия, из чужой энергии — Сила Земли или Силовых Линий.

— Наофуми-тян. Как тебе уже прекрасно известно, Сила Земли позволяет с лёгкостью прерывать заклинания. С её помощью ты можешь видеть энергию противника и мешать ему испускать магию.

Хм? А, так вот почему Сила Земли прерывает заклинания.

И раз она позволяет настроиться на чужую волну, наверняка поэтому же с её помощью всевозможные составные заклинания и ритуалы становятся намного легче.

Ещё два часа я упражнялся под руководством Гаэлиона и Садины.

— Я же сказал, без Маны! Я вижу, что к воде примешалась посторонняя энергия!

— Неужели видно?

— Видишь, какая рябь на воде? И блестит как-то странно!

Ну вот… Терис меня точно так же отчитывала.

Видимо, какая-то похожая система.

— К-кажется, это и правда сложно, — неуверенно заметила Рафталия, глядя на мои мучения.

— Рафталия, помнишь, в мире Кидзуны была похожая магия? Возможно, с помощью этих тренировок ты освоишь магию Терис.

— Х-хорошо, сделаю всё, что в моих силах.

Сила Земли опирается на ощущения, поэтому освоить её крайне сложно.

Ладно, попробуем. Нужно не отдавать Ману воде, а забирать у неё энергию…

Но вода никак не реагировала.

«Гони энергию, сволочь!» — мысленно рявкнул я.

— Я же сказал, без Маны!

А-а, чёрт побери! Бесит!

Я начинаю понимать, почему Виндия не умеет использовать магию, хотя владеет Силой Земли.

Это не она ненормальная, а Садина, потому что умеет пользоваться и тем, и другим.

Садина даже здесь гениальна. А я всего добиваюсь не гением, а упорным трудом.

В мучениях и напряжённой работе прошли ещё два часа.

Постепенно у меня начало получаться.

Помогло то, что я научился видеть потоки Маны, и решил просто подражать тем потокам, которые создавали Гаэлион и Садина.

Суть оказалась в этаком завлечении.

Сначала нужно создать в своей Мане своего рода полость. Затем осторожно потянуться Маной к воде, словно рукой, и коснуться.

Энергия полилась в меня, словно тихий ручей.

— Вот. Хорошо. Ты быстро делаешь успехи, я удивлён.

— И правда.

Потом в голове появилась головоломка, прямо как когда я читал заклинания с Ост и Садиной.

Что делать дальше — я уже знаю.

— Я изымаю силу у воды и проявляю сие. Дай мне сил, силовая линия… Аквасил!

Появился значок выбора цели. Указал на себя.

И убедился, что заклинание сработало успешно.

— Хм, быстро научился. Возможно, иного от Героя ожидать и не стоило.

— Это да. Наофуми-тян у нас гений.

— Не смеши. Ты хоть представляешь, сколько я на самом деле учился?

Быстро получается, только когда ты уже всё умеешь. Знаешь, каких трудов мне это стоило?

И сколько времени даже после того, как я получил благословение Ост и наставления Терис!

Пытался сам тренироваться всё свободное время.

— Остаётся повторять, пока не освоишься. Оттачивай мастерство.

— Ну, да, что мне ещё остаётся?

Это как велосипед.

Не прекращать же тренировки после того, как научился садиться.

Всегда нужно стремиться к, так сказать, профессионализму.

— Ну что, на сегодня закругляемся? Спать уже пора, — предложил я.

— Согласен, совсем про время забыл.

— Раз такое дело, Наофуми-тян, давай выпьем.

Садина выкатила откуда-то целую бочку и поставила перед нами.

— Где ты её нашла?

— Выловила из потерпевшего крушение корабля. За это время оно наверняка созрело.

А-а, вот оно что. Что-то это преступлением попахивает.

Видимо, поэтому она бочку здесь и прячет.

— Значит, выловила с погибшего корабля?

— Да.

— Это законно?

— Вполне. Корабль затонул за пределами зоны вылавливания.

— Зоны вылавливания?

— Это там, где государству принадлежат 30 % всего, что ты выловил. Правда, по-моему, этот закон не особо соблюдается. Но он действует только в территориальных водах Мелромарка, а эту бочку я нашла в нейтральных.

Ну, никто всё равно не узнает, кто именно нашёл бочку. Если промолчу, всё обойдётся.

— В последнее время волны очень высокие, море даже у берегов Мелромарка неспокойное. Кораблям опасно ходить.

Это море разбушевалось из-за волн, которые вторжения?

Кажется, я уже слышал об этом на корабле, который вёз нас на Кальмиру.

— Если хочешь, я могу в свободное время искать в обломках сокровища. Правда, надо Уровень поднабрать, а то туда пока опасно соваться.

— У тебя вроде бы неплохо Уровень поднялся?.. Ладно, если ты не против, то попробуй.

Кстати, куда больше мне интересно, как ты так быстро прокачалась.

Неужели за подводных монстров дают больше опыта?

Чувствую, сокровища на дне стоят неплохих денег. И заодно я понял, что Садина ко всему прочему — специалист по затонувшим кораблям. Возможно, этим она зарабатывала на жизнь, когда не сражалась в колизеях Зельтбуля и не играла в азартные игры.

— Ну а теперь давайте выпьем! — объявила Садина.

— Хм… вино? Не откажусь, — отреагировал Гаэлион.

— А для тебя, Гаэлион-тян, у меня вот это, — Садина протянула ему бутылочку.

Это что, сакэ? Дизайн бутылочки похож.

Может, один из Героев прошлого оставил здесь рецепт?

— Хорошо, попробую, — Гаэлион отпил прямо из бутылочки. — О-о… весьма неплохой алкоголь.

— Да-да. На моей родине про него говорят: «крепкий, будто для дракона варили».

— Хо-хо… — Гаэлион повеселел и продолжил пить.

— Будешь, Рафталия-тян? Родители у тебя были стойкие, наверняка ты тоже быстро не опьянеешь.

— Л-ладно.

Да, Рафталию быстро не срубает. Помню, Ларк был уже в стельку, а она слегка навеселе.

— Ну же, ну же, пейте, не стесняйтесь. А для тебя, Наофуми-тян, я захватила коголевые ягоды.

Садина вовсю приглашала нас с Рафталией выпить.

Я, конечно, не скажу, что нынче так сильно фанатею от коголевых ягод.

Но пусть. Не буду же я превращать вечер в лекцию.

За выпивкой мы обсуждали карту моря, которая нашлась в пещере.

Однако Садина всё стремилась сменить тему и разговорить Рафталию.

— Рафталия-тян, как ты относишься к Наофуми-тян?

— Я глубоко уважаю Наофуми-саму.

Вот как? Я почему-то думал, усталость от моих варварских выходок убила в тебе всё уважение.

Прозвучит странно, но я и сам считаю, что порой совершаю ужасные вещи.

— Честно-честно?

— Да.

— То есть, ты ни капельки не мечтаешь выйти за него замуж?

— Нет, я… т-то есть…

О? Если Рафталия хочет за меня замуж, она, получается, видит во мне мужчину?

Конечно, мне будет приятно, если она скажет, что любит меня, но я уверен, что любовь у неё далеко не в приоритетах.

Вот например сейчас она изо всех сил старается спасти детей, пострадавших из-за волн.

— Я… это самое… ну…

Её глаза бегали, а лицо залилось краской.

Фактически Рафталии ещё очень мало лет. Её по-хорошему рано спаивать, да и о любви задумываться тоже не время.

Вполне возможно, всё это время она рассматривала меня как опекуна, заменившего родителей, и одной только мысли о том, чтобы увидеть во мне мужчину, хватило, чтобы сильно смутить её.

— Я… Хяохми-сму-у…

Почему у неё язык заплетается? Она ведь вроде стойкая к алкоголю?

— Ой, Рафталия-тян, что с тобой?

— Я-а-а-а… — протянула Рафталия и шмякнулась лицом об стол.

— Гм… я тоже… немного… — Гаэлион поплыл и рухнул на спину.

Хм… мы с Садиной ни в одном глазу, а стойкая вроде бы Рафталия уже в обмороке… печальное зрелище.

Меня посетило тоскливое ощущение, знакомое тем, кто отрубается на попойке последним. В частности, это одна из причин, по которой я не люблю попойки.

Остальные предаются пьяному счастью… но не я.

Я вообще не представляю, каково это — пьянеть. Укачивать меня не укачивает, и опьянить меня может лишь в переносном смысле — скажем, игра какая-нибудь.

Я знаю, какой вкус у пьянящей радости победы… но это ведь другое.

Помнится, меня богом бухла называли.

Богом, ага…

— О-хо-хо… как я и думала, «Убийца драконов» и «Енот» всё-таки крепковаты для Гаэлиона-тян и Рафталии-тян.

Что?! Что ты сейчас сказала?!

— Ты… ты это специально?

Плохо дело. Похоже, Садина нарочно выбирала напитки так, чтобы их вырубило.

Что, если она теперь на меня набросится?

Остановить Шилд Призоном и бежать порталом?

— Что же, давай ещё выпьем.

— Нет уж. Я возвращаюсь в деревню.

— Ну ладно тебе, одумайся. Ты же не бросишь Рафталию-тян и Гаэлиона-тян.

— Заберу их с собой порталом.

— Ну, как знаешь. Но может, сначала выслушаешь меня?

— Что я должен выслушать? Твоё предложение устроить пьяную оргию?

— Нет-нет-нет, — Садина жизнерадостно выпила из своей посуды.

А в следующий миг…

— Как ты на самом деле относишься к Рафталии-тян? — спросила она, приняв человеческий облик, с предельно серьезными глазами.

— Ты споила Рафталию и Гаэлиона, чтобы задать этот вопрос?

Кто для Садины Рафталия, если ради неё она идёт на такое?

Похоже, что этим вопросом я приблизился к черте, которую не стоит переступать. Садина внятного ответа не дала.


Этот эпизод случился некоторое время назад.

Нашу деревню посетила целая толпа полулюдей… из расы енотообразных, которые пронюхали, что одна из их сородичей играет роль моей правой руки и помогает отстраивать деревню.

— Правая рука Героя Щита-самы — енотообразная, то есть, практически наша родственница. Мы прибыли, чтобы предложить Герою Щита-саме нашу посильную помощь в восстановлении деревни.

Я удивился тому, как сильно они отличались от Рафталии.

Моё первое впечателние о них — упитанные… даже, я бы сказал, пухловатые деревенщины.

Мне сразу показалось, что они не работать пришли. В их глазах читалось, что они искали лёгкой жизни под боком Героя Щита, поэтому я сразу подумал им отказать.

Но я, во-первых, не мог отказать им просто из-за расы, а во-вторых, они тут же насели на меня с требованием посмотреть на Рафталию, чтобы выяснить из какого она рода.

Тут мне захотелось рявкнуть на них, чтобы проваливали поскорее.

Однако внезапно объявилась Садина, наставила на них гарпун и обратилась на редкость грозным голосом:

— Прошу меня простить, но в жилах той, которую вы считаете правой рукой Наофуми-тян, не течёт ни капли вашей крови. Даже не надейтесь выдать себя за её родственников, ясно?!

Столкнувшись с угрозами Садины, енотообразные тут же притихли.

— Ну, если хотите помочь — работайте лучше в городе. А там уже разберёмся, может, и поладим, — заключил я.

Енотообразные ушли работать в город… а затем…

Ах да, вспомнил. Сбежали уже через три дня.

Но это не единственный раз, когда Садина вела себя странно.

Иногда, гуляя по деревне, я видел, как она вглядывается в пустоту и вообще ведёт себя настороженно.

Она будто замечала, что кто-то сидит в засаде.

Но Рафталия ничего не говорила, а ведь она видит магическую невидимость насквозь. Я всегда считал, что Садине просто мерещится.


«Какие у тебя с Рафталией отношения?»

Разумеется, я уже догадался, что в Зельтбуле Садина собирала рабов в первую очередь затем, чтобы найти Рафталию.

Хотя, конечно, другие рабы ей тоже небезразличны — это я понял по тому, как тщательно Садина присматривает за ними в деревне.

— Наофуми-тян. Ты должен знать, что одно время я жила только ради Рафталии-тян и её родителей.

— Только ради?..

Так всё-таки, что вас связывает? Всё непонятнее и непонятнее.

На ум приходит рыцарская и самурайская верность господину. Наверняка в этом мире есть нечто похожее. Может, здесь этот случай?

— Когда в мир пришла первая волна, я не смогла защитить Рафталию-тян и её родителей. Когда всё началось, я была очень далеко, и просто не успела прийти на помощь. Я поступила слишком легкомысленно, — с досадой пробормотала Садина и снова выпила.

Судя по её виду, ей сейчас совсем не до шуток.

Мы уложили Рафталию на простенькую кровать и вернулись за стол.

— Я смогла вернуться лишь спустя несколько дней, когда деревня уже полностью опустела, — продолжила Садина. — Я искала Рафталию, как могла. Я верила, что она жива. Но, будучи получеловеком, не могла глубоко копаться в изнанке этой страны. Поэтому я вместо этого решила стать гладиатором в Зельтбуле, чтобы вести поиски среди тамошних рабов. Среди работорговцев Зельтбуля много осведомлённых людей, и я рассчитывала купить у них информацию, когда заработаю денег.

— Небыстрый ты выбрала путь.

Тем временем Рафталию уже продавали по бросовой цене.

Удивительно, как она там очутилась при том, что Садина искала её «изо всех сил».

— Дело в том, что «похожая на енотообразную девочка по имени Рафталия» — очень мутное описание. Поиски сильно затянулись. Конечно, мне удалось найти некоторых её односельчан.

— Я помню, ты их взяла под опеку.

— Да. Наконец, я нашла Рафталию-тян и сильно удивилась. Ведь она сражалась бок о бок с тобой.

— Ей выпала очень бурная и драматичная жизнь.

Надеюсь, когда настанет мир, Рафталия сможет, наконец, пожить в тишине и спокойствии.

Она поверила в меня, и я хочу, чтобы она была счастлива.

Я и раньше так считал, и сейчас продолжаю.

Хоть я и желаю гибели всему этому миру, но готов сражаться ради него из последних сил, лишь бы Рафталии было где мирно жить.

— Ты сказала «похожая на енотообразную». То есть, она не из этой расы?

— Как и я не из финообразных. Её легко принять за енотообразную, но это не совсем верно.

— О как… впрочем, Рафталия — это всё равно Рафталия, к какой бы расе она ни относилась.

В мире животных полным-полно похожих друг на друга существ. Особенно когда речь о сравнении местных и зарубежных животных.

— Вот, Наофуми-тян, этим ты мне и нравишься. Так вот, Наофуми-тян… если ты не готов присматривать за Рафталией-тян до самого конца… может, лучше обойдешься мной?

— Чего?

— Я прошу быть готовым к тому, что отношения с Рафталией потребуют от тебя немалой решимости. Если ты не чувствуешь себя морально готовым, но при этом тебе невтерпёж, прошу удовлетвориться мной.

Я так долго её слушал — и всё ради этого?..

— Я что, похож на ненасытного дикаря?

Со стороны, наверное, похож. Только я лучше сдохну, чем заведу отношения с женщиной.

Хотя это не мешает мне доверять Рафталии.

Если поставить вопрос ребром — люблю я её или нет, я отвечу, что люблю.

В этом я уверен твёрдо. Я даже ей лично готов так ответить, если потребуется.

Но я не знаю, можно ли мою любовь назвать романтической.

Я вижу в Рафталии верную напарницу, подругу, с которой я был в горе и счастье, даже нечто вроде дочери.

В этом смысле я даже поддержку Мотоясу, который считает меня её приёмным отцом.

Как мне кажется, Рафталия считает мир во всём мире своей священной миссией, и не задумается о любви, пока она не будет выполнена. А у меня, в свою очередь, отцовские чувства… так, стоп. Нужно не поддаваться на слова Садины, а искать в них смысл.

Что-то мне подсказывает, что отношения «до самого конца» в её понимании — не до окончания волн, а до смерти Рафталии.

В конце концов, в манге и в играх попаданцы нередко остаются в параллельном мире навсегда.

Но я… не думаю, что возьму на себя такую ответственность.

Я вернусь домой, как только здесь наступит мир.

По всей видимости, Садина всерьёз опасается, что я затащу Рафталию в постель. Изучив мой характер, она нашла способ, как мне помешать.

Садина решила, что если будет постоянно домогаться, я с Рафталией ничего не сделаю.

Садина только кажется несерьёзной, но она умеет хладнокровно анализовать поведение людей и подталкивать их действия в ту или иную сторону. Она из тех девушек, с которыми точно не стоит враждовать.

Вот и сейчас она разговаривает шутливым тоном, но смотрит серьёзным взглядом.

— Может, всё-таки расскажешь, из-за чего так упорствуешь?

Я с Рафталией ничего делать не собираюсь, но мне важно знать мотивы Садины.

— Ох-х. Ну ладно, чуточку расскажу, — Садина начала рассказывать, по ходу дела поглаживая волосы Рафталии: — Возможно, ты уже так или иначе догадываешься, но Рафталия-тян из очень благородной семьи. Я — жрица, поклявшаяся в верности её клану.

— То есть, вы… из Шильтвельта или Шильдфридена?

— Неверно. Я не могу сказать, откуда мы. Я и без того делаю тебе огромное одолжение.

То есть, они не из страны полулюдей? И кстати, что у Садины за профессия такая?

— Отец Рафталии-тян не хотел становиться главой семьи и сбежал вместе с матерью девочки. Я примкнула к ним, и мы вместе покинули страну.

Хм-м. Даже сложно сказать, как таких родителей назвать — безответственными или, наоборот, ответственными.

Почему они выбрали Мелромарк с его жуткой дискриминацией в отношении полулюдей?

— Мы многое потеряли, но многое приобрели, поэтому ни на что не жаловались.

— Кого у вас уважали больше — родословную отца Рафталии или Героев?

— Там, откуда мы родом, главнее был её отец.

— Главнее Священных Героев?

— Видишь ли, там не знают легенд о Героях, хотя Герои посещали ту страну. Однако там их… если мне не изменяет память, Героями не называют.

Какая необычная страна. Не называет Героев Героями?

Как тогда — обладателями Священного Оружия?

Впрочем, теперь я начинаю догадываться, из какого клана Рафталия.

Похоже, в ней течет кровь семьи, которую в той стране считают потомками самих богов.

Но можно узнать не только это, если вспомнить некоторые факты.

Названия и стиль собственных приёмов Рафталии, внешность Садины в человеческом облике…

В них много японского.

Но о Японии напоминают не только они — это слово приходит на ум, когда Дядя-оружейник говорит о земле далеко на востоке.

— Страна, из которой родом Рафталия… закрыта для остального мира?

В своё время Япония была закрытой страной.

Это не значит, что она была «особенной», но любому японцу известно, что из-за этой политики наша страна развивалась не так, как остальные.

Кстати, я слышал, что закрытой была и та страна, где покоился Лингуй.

Кажется, в этом мире таких немало.

— Ух ты, Наофуми-тян, блестящая догадка. Правильно, причём с глубокой древности. Закрытых стран немало, но наша особенно враждебна к иностранцам.

— Это поэтому ты боишься?

Восточная закрытая страна.

Где-то в этом мире есть похожее на Японию государство, где родилась Рафталия, причём в благородной семье.

Если там узнают, где она, могут прийти за ней, чтобы вернуть домой?

— Наполовину поэтому, но я бы не стала так из-за неё волноваться. Куда больше я беспокоюсь за счастье Рафталии.

— М-м… — протянула Рафталия.

Садина положила ей на лоб мокрое полотенце.

— Она скоро проснётся. Ещё вопросы?

— Почему ты не рассказала об этом Рафталии?

— Просьба её отца.

А значит, мне незачем ввязываться в семейные распри Рафталии.

Пусть расхлёбывают эту кашу уже после того, как разберутся с волнами.

Как я уже знаю по Церкви Трёх Героев и общению с аристократией, вопросы власти решаются очень тяжело и муторно.

— Нам что-нибудь угрожает?

— Думаю, нет. Они попытаются вмешаться только в исключительном случае. Например, если между вами завяжутся серьёзные отношения.

— …Поднимется семейный скандал?

Садина молча кивнула.

Как я и думал, мы опять пришли к этому.

Предположим, я переспал с Рафталией, и она забеременела.

Когда об этом узнают в её стране, там могут не на шутку испугаться — а вдруг Рафталия, внутри которой зреет ребёнок с примесью крови, которую в других странах считают божественной, захочет заявить свои права на клан? Возможно, они попытаются остановить её.

Похоже, этого Садина и боится.

— Пообещай мне, что если решишь во что бы то ни стало завести ребёнка с Рафталией-тян, то сначала уничтожишь ту страну, чтобы не волноваться о будущем.

— Ты точно не преувеличиваешь угрозу?

Мне трудно поверить, что оттуда следят за каждым нашим шагом.

Понимаю, что осторожность не повредит, но всё-таки.

— Видишь ли, какое дело. Нельзя недооценивать других жриц и просто тех, кому велено действовать на своё усмотрение. Таких, как я, много, и все они будут охотиться за головой Рафталии-тян.

— …

Целая страна бойцов уровня Садины?.. Почему бы им этот мир не спасти?

С другой стороны, Рафталия тоже очень сильна. Едва ли её так просто убьют, даже если я оставлю её в этом мире одну с ребёнком.

Хотя, конечно, так безответственно я поступать не собираюсь.

— На самом деле вопрос сводится только и исключительно к твоей решимости, Наофуми-тян. Я не хочу, чтобы ты потом бросил девочку и довёл до слёз. Меня можно, я уже не девочка.

— И опять ты возвращаешься к одному и тому же?

— Ну зачем ты так, я же смущаюсь.

Родословная и так далее — это тоже важно, но Садину интересовали в первую очередь мои чувства.

Этот посыл я понял.

— Ох… Наофуми-сама? — Рафталия очнулась и приподнялась.

— Ты жива?

— А, да. Как ни странно, мне стало легче на душе.

На плечах Рафталии тяжелая ноша. Наверняка она серьёзно давит на неё.

Быть может, ей действительно иногда стоит снимать стресс выпивкой.

— Вот и прекрасненько.

— Что-нибудь случилось, пока я лежала без сознания?

— Нет, Рафталия-тян.

Уверен, Садина не хочет, чтобы я о чём-либо рассказывал.

Я сделал вид, что ничего не было — чего Рафталию лишний раз волновать?

— Нет, мы просто говорили о том, что ты мне как дочь.

— Что?! — на тон выше воскликнула Рафталия, но главное, что от вопроса я увернулся.

«Если любишь Рафталию, будь готов идти до конца»… да, неприятные слова.

Я ведь не хочу тут задерживаться.

По крайней мере, не собираюсь.

— Ладно… хватит пить. Давайте в деревню и спать.

— О-хо.

— Наофуми-сама прав, сестрёнка Садина. Мы и так много выпили.

— Гм… я что, уснул? — очнулся Гаэлион. — Налейте мне ещё.

— О, а Гаэлион-тян молодец. Хочешь со мной посостязаться?

— Не против.

Собутыльниками стали?

Весь следующий день Гаэлион мучился от похмелья.

Пришлось сказать, чтобы в следующий раз столько не пил.

Глава 15. Тленная Материя

Прошло два дня с того разговора. Я тренировался после завтрака, и тут к нам приехал… поистине долгожданный гость.

— Хм? О-о!

В деревне появилась повозка Дяди-оружейника.

Точнее, не его — он приехал на одной из повозок, которыми мы возим руду.

— Здорово! Приехал посмотреть твою деревню, парень, — Дядя-оружейник обвёл взглядом деревню. — Я тут погляжу, у вас много инноваций.

Биорастение на поле, плющ-палатки, загон для монстров.

— Мне нечего вам возразить, — согласилась с ним Рафталия немного уязвлённым тоном.

— Потому что это Наофуми-сама! Вам пора, наконец, смириться с его характером, Рафталия-сан.

— Не уверен, что поддержу тебя. Кстати, зачем ты постоянно нарываешься на драку?

После слов Дяди-оружейника я и сам заметил, что у меня получилось довольно странное поселение.

Ещё бы, с Биорастением, плющ-палатками и прочими диковинами.

Особенно плющ-палатками.

Во всём Мелромарке нет других таких деревень и городов.

Я и раньше понимал, что меня понесло, но слова Дяди-оружейника всё равно бьют по больному.

— Ты заехал обсудить поставки руды?

— Ага, но не только.

Дядя-оружейник полез в мешок, который привёз с собой, достал из него одежду и вручил Рафталии.

Я понял, что сейчас будет, и застыл с горящими глазами.

— Почему у вас так блестят глаза?! — возмутилась Рафталия.

— О-о… — вырвалось из меня при виде… одежды храмовой жрицы в руках Рафталии.


[Одеяние храмовой жрицы Бякко — Простое

Повышение уровня Защиты, Устойчивость к дробящим атакам (Малая), устойчивость к рубящим атакам (Малая), Сила священных зверей, Чары магической защиты]


«Простое»?

Что бы это значило? Кстати, почему я сейчас могу оценить его, хотя раньше не мог?

— Ой, кажется, характеристики у него так себе, — заметила Рафталия.

— Серьёзно?

— Да.

— Прости. Старался как мог.

— Ничего. Я бы даже сказал, ты отлично справился.

— По-моему, обычного доспеха мне бы вполне хватило.

Видимо, Дядя-оружейник проникся моей просьбой и экспериментировал как мог.

Но в этом мире, в отличие от мира Кидзуны, никто не изучал вопрос о том, как придать ткани хороший показатель защиты.

Интересно, возможно ли здесь воплотить их технологии?

— Ты ведь знаешь, что у тебя неплохая швея живёт? Это она мне сильно помогла.

Сэйн, что ли? Но я не помню, чтобы знакомил их…

Зато я помню, что Сэйн внимательно за мной следит.

При этом она Герой Шитья.

Видимо, она научила знакомых Дяди-оружейника умениям из других миров.

— Понял. Значит, Рафталия, с сегодняшнего дня будешь это носить.

— И почему в вас столько рвения?..

Я ухмыльнулся.

— Потому что эта одежда идёт тебе. Уверен, остальные со мной согласятся, когда увидят.

— Совсем не то, что я надеялась услышать. Эх… конечно, её показатели почти не отличаются от моей нынешней брони, так что я не особо против, но всё-таки…

— Я окажу тебе любую помощь в дальнейших исследованиях, связанных с этой одеждой. Тебе что-нибудь нужно? — предложил я Дяде-оружейнику содействие в деле работы над одеянием жрицы.

— Наофуми-сама? Вы меня слушаете? — возмущенно спросила Рафталия, всё ещё держа одежду в руках.

— Слушаю. Надевай одежду и покажись жителям.

— Как бы вы ни настаивали, я…

— Как я завидую, Наофуми-сама сделал вам подарок! — я почти видел ауру зависти, клубившуюся вокруг Атлы. — Отдайте мне, если вам не нужна.

— Она вам не подойдёт!

— Я всё равно надену её и добьюсь любви Наофуми-самы.

— Что ты несёшь?

Энтузиазм Атлы меня удручает.

— Кх… ладно. Так и быть, надену, — смирилась Рафталия и ушла переодеваться.

Вскоре она вернулась уже в одежде жрицы.

— Ого…

На неё уставилась вся деревня, включая Дядю.

Рафталия смущённо держала Катану обеими руками и тупила взгляд.

— Вот это да, парень. Полностью согласен с твоими словами.

— Рафталия-тян! Ты выглядишь даже круче, чем обычно! — высказалась Кил, оценивая Рафталию взглядом.

Вот именно. Поэтому одежда жрицы для неё — лучший выбор!

— «Круче»?..

— Ты хотела сказать «милее», да, Кил? Какая красота…

Все так сверлили Рафталию взглядами, что она заливалась краской на глазах.

Неужели стесняется? А ведь в мире Кидзуны носила не смущаясь.

— Да-а… глаза не нарадуются.

Известно, что красивые девушки часто выглядят милее всего на Новый Год, когда наряжаются в кимоно, однако Рафталии оно просто идёт, причём изумительно.

В мире Кидзуны она носила разные японские костюмы, но даже там я знал, что с одеждой жрицы не сравнится ничто.

Эта одежда настолько подходит ей, что кажется этаким кусочком пазла, наконец-то вставшим на место.

Я бы даже сказал, что после этого зрелища она будет смотреться странно в доспехах в западном стиле.

— Таким образом, отныне Рафталия носит одежду жрицы.

— Хорошо, хоть я и не понимаю, чем она вам так приглянулась, — немного удручённо ответила Рафталия.

— Ну что, Дядя, тебе что-то ещё надо? Если нужна помощь торкообразных, то ради бога.

— Ну, раз так, то я, так и быть, воспользуюсь предложением.

Переодев Рафталию в одежду жрицы, мы вернулись к тренировкам и к работе.

Вскоре Эклер попросила помочь с городскими делами, поэтому основную часть рабочего дня я помогал ей.

Вечером оказалось, что Дядя решил сегодня ночевать у нас, к тому же он согласился подлатать доспехи моих рабов. Поблагодарил нашего услужливого друга как только мог.

Солнце клонилось к закату, наступило время ужина.

— Наофуми-тян, я вернулась!

В деревне появилась Садина.

Весь день она вылавливала в море ценности и рыбу.

Улов был неплохим — она несла с собой полную корзину.

— Я рыбы принесла. Сегодня попируем на славу!

— Ну-ну. Короче, сегодня на ужин жареная ры…

Я уже собирался рассказать, как приготовлю рыбу…

— А, с возвращением, сестрёнка Сади…

А Рафталия собиралась поприветствовать её…

Но тут корзина упала на землю.

— Эй, чего бросаешь? — возмутился я.

Но Садина будто не услышала. Она на подкашивающихся ногах подошла к Рафталии, вытянула руки и попыталась сорвать с неё одежду.

— А, сестрёнка Садина! Что ты делаешь?!

— Ты что, набухалась уже?!

— Наофуми-тян! Немедленно сними с Рафталии-тян эту одежду!

— Ты в своём уме?! Зачем мне раздевать Рафталию?

Я столько старался, чтобы она её надела, а теперь должен снять?

Рафталия и Садина сцепились. Рабы зашумели.

— Н-Наофуми, может, их лучше разнять? — с опаской в голосе спросил Рен.

— Действительно. Пора поставить на своё место ненормальную, которая пытается раздеть Рафталию на глазах всей деревни.

Я начал злиться, но тут по лицу Садины понял, что она не шутит.

— Чего ты так всполошилась? Объясни, что происходит.

— Наофуми-тян. Помнишь, я говорила тебе быть готовым?

Хм? Ну да, позавчера ты говорила, что если я хочу жениться на Рафталии, то должен быть готов ко всему.

Потому что это может привести к семейному скандалу.

— И при чём тут это?

— Эта одежда имеет определённое отношение к тому, о чём я говорила. Её нужно немедленно снять!

— О-о чём вообще речь, Наофуми-сама?!

Рафталия во время того разговора была без сознания.

Разумеется, она ни о чём не знает.

Но всё-таки, как тот рассказ связан с одеждой жрицы?

— Ладно-ладно. Рафталия, сходи переоденься, пока эта пьянчуга тебя сама не раздела.

— Х-хорошо.

Рафталия ушла переодеваться.

Садина сразу успокоилась и молча уставилась на дом, в который ушла Рафталия.

— Теперь объясни, что случилось.

— Наофуми-тян, ты понимаешь, что означает эта одежда, надетая на Рафталию-тян?

— Не-а. Это вообще просто переделанная экипировка, которую мы захватили с собой из параллельного мира.

Мне никто не рассказывал, что в ней есть нечто настолько тревожное!

Садина хлопнула себя по лбу и, кажется, немного разозлилась.

— Наофуми-тян… Ладно, объясняю. Понимаешь, если Рафталия-тян наденет подобную одежду, поднимется скандал похуже того, о котором я тебе рассказывала. В той стране это расценят как претензии на престол…

Вдруг Садина прервалась и сорвалась с места.

Пара секунд — и дом, в который ушла Рафталия, вспыхнул как спичка.

— Ч-что?!

— Я опоздала?!

Садина мигом обернулась зверочеловеком и начала читать заклинание.

— Рафталия!

Из разваливающегося дома выскочила Рафталия, одетая в местами подпалённую одежду жрицы, и на ходу взмахнула Катаной.

Я услышал какой-то звяк…

В неё что-то метали?!

Пригляделся, и увидел некоторое подобие куная… или мощной железной иглы.

Затем откуда ни возьмись появился целый взвод бойцов и набросился на Рафталию.

— Кх…

Рафталия отразила натиск и попыталась контратаковать, но лезвие пронеслось в волоске от цели.

— …Не уйдёшь!

К счастью, Рафталия чуточку сильнее противников, поэтому они её достать не могут.

Кстати, чем они воюют?

…Это что, кодати[2]?

Клинок Рафталии столкнулся с мечом одного из противников, и со спины на неё тут же набросился ещё один.

Однако Рафталия выхватила вторую Катану и заблокировала удар.

Эта особенность её Оружия — она может сражаться сразу двумя клинками.

— Крепкие Клинки: Размытый Крест!

Рафталия с трудом применила навык и попыталась расквитаться с врагами, но лезвия чуть-чуть не достали и лишь высекли искры.

Похоже, её враги — довольно опытные бойцы.

— Ха-а!

— Не достанете!

Рафталия использовала магию иллюзий и отвела вражескую атаку.

Иллюзия будто бы сместила её в сторону, но лишь самую малость, так что клинок всё равно чуть не попал.

Да, наши враги действительно отменные бойцы, если успели провести так много атак за то короткое время, пока я бежал к ним.

А ведь Рафталия — не абы кто, а обладатель Кланового Оружия.

Да, она ослаблена проклятием, но всё равно не слабее любого авантюриста 100-го уровня этого мира.

По крайней мере, я так считаю.

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! Щит Метеора!

Я быстренько защитил Рафталию навыками и встал перед ней.

— Дритт Тандерболт! — Садина закончила читать заклинание и обрушила с неба бурю, которая мигом выбила из укрытия всех врагов.

Ч-что это за зверолюди? Среди них есть похожие на Садину косатки и… кролики?

Одетые в костюмы ниндзя, они быстро окружили меня, Рафталию и Садину.

— Кто вы?

Зачем полулюдям нападать на Рафталию?

Они слишком враждебны, чтобы быть посланниками Шильтвельта или Шильдфридена.

— Это враги?!

— А-а, дом горит! А ведь мы с братцем его вместе восстанавливали!

— Кюа?!

Рен, Кил, другие рабы и даже монстры переполошились.

— Уа-а-а-а! Ицуки-сама! Давайте им поможем!

— Хорошо.

Разумеется, появились и Лисия с Ицуки.

— Что тут происходит?!

— Что здесь произошло?

Даже Фоура и Атлу события застали врасплох.

Но несмотря на сбежавшихся соратников, враги и не думали отступать.

Они молча переглянулись.

— Дитя… наша страна помнит твой отказ наследовать престол! Готовься, ибо мы сделаем всё, чтобы не дать тебе унаследовать его теперь!

— Что?!

Как это понимать? Я посмотрел на Рафталию.

— О чём вы? Я не помню, чтобы когда-либо с вами разговаривала!

— Уже поздно, Наофуми-тян, Рафталия-тян. Они не станут вас слушать.

Садина прищурила взгляд и уверенным жестом наставила острие гарпуна на отряд непонятных ниндзя.

Что происходит?.. Среди врагов немало косаток, похожих на Садину в звериной форме.

А если вспомнить её слова…

У меня появилось нехорошее предчувствие.

— Как это понимать?

— В общем, Наофуми-тян, на Рафталии-тян сейчас так называемое одеяние жрицы, и в первую очередь сыр-бор как раз из-за него. Улавливаешь мысль?

Если учесть поведение Садины, то да, улавливаю.

Я не знаю, с какой стати нас атаковали именно сейчас, но сдаётся мне, нападающие имеют некое отношение к родине Рафталии.

— Будучи надетым на Рафталию-тян, эта одежда приобретает иное значение.

— Это я уже понял. Объясняй внятно!

— Обладатели Духовных Орудий… Разрешаю использование Контрольного оружия! Избавьтесь от бывшей жрицы водяного дракона!

— Есть!

Враги звонко выхватили оружие, окутанное голубым пламенем.

— Похоже, они и правда не намерены нас слушать. Пора их прогнать.

Один из сородичей Садины подскочил к ней с такой скоростью, что Садина даже не отреагировала, и выбросил вперёд посох.

Удар получился весьма мощным. Садина отлетела куда-то к скалам… но противник не остановился, нагнал её, схватил и бросился с ней в море.

— Сестрёнка Садина! — воскликнула Рафталия, но тут один из противников замахнулся на неё внушительным молотом.

— Ха-а!

Я успел отреагировать и перегородил путь.

Удар был довольно быстрым. Он напомнил мне скорость Садины в Зельтбуле, когда она сражалась по-настоящему.

Бояться мне нужно только пропорциональных атак. Или игнорирующих броню, но я в любом случае не знаю, есть ли те или иные у противника.

Я решил не рисковать и попробовать отразить атаку Щитом Метеора, однако барьер разбился, словно тонкий лёд.

Да ладно? Неужели он смог пробиться через Щит Метеора с такой лёгкостью?

Я бы понял, если бы сражался против Магического Дракона или другого Героя, но эти ниндзя кажутся мне заурядными попаданцами.

К тому же меня озадачило, что барьер сломался как-то странно.

Оружие прошло сквозь с него с такой лёгкостью, словно не пробило, а… обезвредило его, что ли.

— Кх!

Я поймал Щитом прилетевший сбоку удар. Сильный импульс передался в руку.

Урона я не получил. Значит, атака не пропорциональная и не игнорирующая броню.

Тогда как она пробилась через Щит Метеора?

Ещё одна странность — не сработала контратака Щита Магического Дракона, который у меня сейчас выбран.

Также ответить должно было украшение, которое я недавно прикрепил к Щиту, но и оно молчало.

— Наофуми-сама!

На Рафталию за моей спиной накинулся ещё один враг.

Чёрт побери!

— Дритт Шилд! — призвал я третий щит, чтобы защитить её.

— Бесполезно.

Враг, который атаковал её, держал в руке короткий фехтовальный меч.

Он в мгновение ока прорубился через призванный щит.

Научившись использовать Силу Земли и более-менее воспитав магическое чутье, я теперь довольно быстро замечаю всяческие ослабляющие эффекты.

Сейчас я их не чуял, но решил на всякий случай открыть собственные характеристики.

…Вроде бы меня ничем не ослабляли.

То есть, враг пробивается через мою оборону исключительно за счёт собственной силы?..

Но при этом наши характеристики почему-то выше.

— Я защищу тебя, братец!

— Нет, стоять! Всем смотреть в оба!

Но Кил и рабы не послушали меня и побежали гурьбой.

«Они ж так помереть могут!» — подумал было я, однако рабы действовали слаженно и под удары не подставлялись. Я поддержал их Цвайт Аурой, чтобы хоть как-то защитить от вреда.

Против нас опытные бойцы, зато у нас численное превосходство… Судя по тому, что враги подрастеряли пыл, они это тоже понимают.

Однако меня смутило другое.

Когда Кил и остальные скрестили с врагами клинки, я ожидал, что оружие рабов разрубят с той же легкостью… но этого не произошло.

— Наофуми! Кх…

Враги вставали на пути Рена и Лисии, не давая им подойти ближе.

— Рен! Да и Ицуки тоже! Поддержите огнём!

— Хорошо!

— Сам не попадись, Наофуми!

Рен и Ицуки включили навыки.

— Хандред Сорд!

— Эрроу Рейн!

Я оттолкнул от себя врага и поднял Щит.

— Щит Метеора!

Мы встали плотным строем, чтобы мой барьер защитил нас от обстрела Рена и Ицуки.

— Кх…

Окружившие нас враги ворчали от досады и легко отбивались от снарядов.

Что у них за оружие?! И кто они такие?!

— Что вы задумали?! — рявкнул Рен и попытался зарубить ближайшего врага, но и ему не хватило сил.

Вернее, по характеристикам он, может, и сильнее…

Но его Меч никак не может пробиться через странную кольчугу, которую носит противник.

— Как же их победить?!

— Я по~~~~, Спайдер Нет!

Вдруг появилась Сэйн и набросила паутину.

Она появилась так внезапно, что враги попались и замедлились. А в бою это фатально.

— Нападаю! Крепкие Клинки: Размытый Крест!

— Ха-а-а-а-а!

— В бой, Ицуки-сама!

— Есть.

Наши сильнейшие бойцы попытались воспользоваться удачной возможностью.

— Гх… но мы всё равно не сдадимся!

— До чего крепкая броня.

— Да…

Атаки Рафталии, Рена и Ицуки всё же смогли пробиться через вражескую кольчугу и ранить противников, но далеко не смертельно.

Наши враги действуют пугающе слаженно и отточено.

Да, по характеристикам мы впереди, но тактическое преимущество не за нами.

— Кх…

— Разрешите установку Камня Воли Сакуры!

— Мы не взяли его с собой! Сражайтесь! Если и проиграем, то достойно!

— Есть!

Судя по их словам, у них мог быть ещё козырь.

Впрочем, нечего отвлекаться!

— Прочь с дороги!

Атла подскочила к противнику вплотную и ударила кулаком.

— Уф!

Хм? Она за один удар сломала доспех?

И это после моих жалоб о том, как Рен и Ицуки не могут через него пробиться.

Удары Рафталии, Рена и Ицуки работают из рук вон плохо. От моих навыков никакого толку.

Что нас всех объединяет?


То, что мы Герои.


Однако сейчас нужно действовать, а не раздумывать.

Как бы там ни было, враги нам попались на редкость проворные.

Они легко разрезали паутину Сэйн, так что много пользы она не принесла.

Как бы нам их всех быстренько прикончить?

— Рафталия!

Была не была! Я взглядом сообщил Рафталии, чтобы собиралась с силами.

Когда Рафталия кивнула, я повернулся к ней спиной и начал читать заклинание, по ходу дела отражая вражеские атаки.

Надежда на эту импровизацию только одна — чтобы иллюзии Рафталии смогли запутать врагов.

Я обратился к Силовой Линии, и в голове возникли кусочки пазла.

— Справишься, Рафталия?

— Постараюсь!

В качестве основы я выбрал не Ауру, а Гард — давным давно освоенную магию, которой я почти перестал пользоваться после освоения Ауры.

Хотя Рафталия ещё не привыкла к составным заклинаниям, она намного способнее меня, так что головоломка мало-помалу складывалась.

— Да сольются две силы, дабы иллюзиями смутить врагов. Да даруют сему силу сойти с пути поражения и проложить дорогу к победе…

Отлично, дело пошло!

Удивительно, но с Рафталией мне почему-то удалось составить заклинание быстрее, чем с Садиной.

Может, сыграло роль то, что я выбрал простую основу?

Не важно, пора заканчивать!

Даже читая текст, я продолжал отражать атаки.

В этом мне очень помогал опыт, полученный во время тренировок с Атлой и Рафталией.

Вспоминая неистовые комбинации Атлы, я могу сказать, что враги атакуют быстро, но слишком предсказуемо, поэтому бороться с ними проще.

Тем временем, мы дочитали заклинание.

— Мы взываем к тебе, о подземная мощь. Как источники силы, мы повелеваем: расшифруй законы мироздания и яви врагам наваждения! Тленная Материя!

Перед глазами появилась метка выбора цели.

Она сама навелась на всех, кого я считал врагами.

Мешкать не стал, сразу включил заклинание.

Послышался громкий хлопок, и наша с Рафталией магия поразила всех врагов!

— Ха-а!

Враги вдруг отошли на несколько шагов и принялись остервенело бить по воздуху.

Мой взгляд с трудом различал полупрозрачные иллюзии, против которых они воевали.

— Ч-что случилось?

— Мы использовали составное заклинание. Прямо сейчас они беззащитны!

— Похоже, наше заклинание обманывает все органы чувств. Но нельзя расслабляться! Боюсь, иллюзии развеются после первого же попадания, они долго не продержатся!

— Что ты предлагаешь?!

— К тому же иллюзии скоро и сами пропадут… Поэтому… — Рафталия встала в уже знакомую стойку. — Наофуми-сама и остальные Герои. Вы наверняка заметили, что навыки почти не наносят урона.

— Допустим.

— Рен-сан, Ицуки-сан, соберитесь с силами… и не упустите возможность.

— Так точно!

— Есть.

— Уа-а-а-а…

— Главное — вовремя используйте.

Я усилил Аурой всех способных бойцов рядом с собой.

Ушло на это чуть меньше минуты.

Когда Рафталия закончила заряжаться, она подала знак Рену, Ицуки и рабам.

— Меч Метеора!

— Игл Пирсинг Шот!

Во врагов полетели наши самые сильные атаки с навыками Рена и Ицуки во главе.

А Атла… попыталась ударить одного врага по груди.

Правда, он успел встать в защитную стойку — либо заметил её, либо просто оказался опытным бойцом.

— Пора! Ха-а-а-а-а-а!

Клинок Рафталии засветился… и она использовала не относящуюся к навыкам атаку.

— Восьмигранный Клинок Судьбы!

Рафталия пронеслась словно ветер, но все наши успели пригнуться — видимо, готовились заранее.

По сражавшимся с иллюзиями врагам пробежала светящаяся линия. В следующее мгновение в воздухе появился символ инь-ян, а противников разметало в разные стороны.



— Гха-а-а-а-а-а?!

Неожиданная атака обезвредила всех противников разом.

— Атака с использованием Маны и Ци одновременно? Недаром вы называете себя мечом Наофуми-самы. Но я не собираюсь уступать, — заключила Атла и гордо поставила ногу на одного из врагов.

А уже в следующую секунду…

В море вдруг ударила сильнейшая молния, и из-под воды выскочила Садина.

— Как наивно было надеяться, что меня будет легко остановить.

— Они были та-акими сильными, — всё еще не успокоившаяся Кил тыкала в одного из противников ножнами.

— О? Ты всех защитил, Наофуми-тян?

— Вроде того, хотя по-настоящему нас спасла Рафталия.

— П-причём так круто, — добавил Рен.

— Да, но я до сих пор не понимаю… Почему наши навыки так плохо действовали? Они вообще работали?

Ицуки как всегда полон вопросов.

— Это мы у них сейчас и узнаем, — сказал я, пинком переворачивая ближайшего врага.

Тот распахнул глаза и попытался вскочить, но я прижал его к земле ногой.

— Бой окончен, даже не надейся. А теперь выкладывай всё что знаешь!

— Ха! Я вам… ничего не скажу! — крикнул противник, и тут тела наших врагов начали светиться. — Слушай внимательно, дитя бежавших от наследства. В нашей стране узнают, что ты объявила войну. Туда уже направляется целый отряд гонцов! Скоро по твою душу придут новые отряды убийц. Ты никогда не будешь знать мира и покоя! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!

— Наофуми-тян!

— Все назад!

— Слава повелителю!

Как только все по моей команде отпрыгнули от тел, враги начали взрываться один за другим.

— Самоубийство после поражения?.. Они совсем психи?

Зрелище, кстати, то ещё.

Повсюду ошмётки тел, воняет кровью. И порохом.

А убирать за вами кто должен?! Дерьмо! Ещё и здания загорелись.

— Всем немедленно тушить пожар! Спасайте всё что можете!

В общем, сразу после битвы разойтись не удалось, поскольку пришлось дружно тушить пожар.


К счастью, управились мы быстро.

Будучи растениями, плющ-палатки горят плохо.

Да и если бы они сгорели, новые посадить не проблема.

А пока я оценивал ущерб…

— Э-это же… — опешил Дядя-оружейник, глядя на вражеское оружие, изрядно испорченное взрывами.

— Что не так?

— Д-да так. Ничего.

— Уверен?

Как-то он странно отреагировал. Но если не хочет говорить, то ладно, не пытать же.

— Прости. Как-то твой первый визит в деревню не очень хорошо закончился.

Дядя тоже участвовал в битве, но чуть поодаль от нас.

Он заслужил в первую очередь извинения, а не благодарность.

— Да ладно тебе. Лучше скажи, парень, ты не против, если я получше изучу это оружие?

— М? Да, конечно, тем более, в нём заключена какая-то странная сила.

Кажется, это оружие эффективно исключительно против Героев.

Будем надеяться, Дядя разберётся, как оно работает.

— Ну что, Садина, не расскажешь, что это было?

— Хорошо. В прошлый раз мне не дали договорить, но, боюсь, больше скрывать невозможно, — легкомысленным тоном ответила Садина, возвращаясь в получеловеческую форму. — До сих пор я держала в секрете, что Рафталия… потомок короля одной страны.

— Я?! — Рафталия ошарашенно показала на себя пальцем.

— Надо же. Рафталия, спутница Наофуми, на самом деле… — протянул Рен.

— Какой удивительный поворот… не находите, Лисия-сан?

— В-вы правы, Ицуки-сама.

Разумеется, сразу же поднялся гул.

— Ничего удивительного, — вдруг заявила Атла.

Да ладно? Неужели ты как-то почуяла, что Рафталия из знатного рода?

— Ничего ведь не изменилось. Рафталия — всё ещё преграда, которую я должна устранить, чтобы завладеть Наофуми-самой.

Надо же, сколько сокрушённых вздохов одновременно. И мой в их числе.

— Как же у тебя пластинку заело…

Впрочем, если учесть, что Фоур с Атлой родственники и Подонка, и главного в Шильтвельте, они тоже в каком-то смысле принц и принцесса.

— Ну, допустим. И что дальше? Как это связано с одеждой жрицы?

Садина бросила неуютный взгляд на всё еще не переодевшуюся Рафталию, провела по своим волосам и снова посмотрела на меня.

— Так вот. Помнишь, они упоминали «повелителя»? Это там так короля называют.

— Ну.

— Ты говоришь, что это одежда жрицы, но в Кутенро… стране, из которой родом её родители, так наряжаться дозволено лишь повелительнице.

Так я и думал…

Причём, судя по лицам Рена, Ицуки, Лисии, Атлы, Фоура и так далее — думал не один я.

— Короче говоря, эта одежда ей не просто так идёт, она в некотором смысле создавалась под её расу, так? А надевая её, она объявляет себя королевой.

— Именно.

— Но отец Рафталии не захотел становиться королём, отказался от притязаний на престол и сбежал в Мелромарк.

Садина ещё раз кивнула.

— А дальше ты, видимо, скажешь, что с точки зрения той страны Рафталия, спутница местами почитаемого как бога полулюдей Героя Щита, надевает королевское платье и тем самым заявляет права на престол. Они расценивают это как объявление войны и подсылают убийц?

— Ты изумительно догадливый, Наофуми-тян. Я в восторге.

— Любой дурак бы понял! И что дальше, эта страна так и будет без конца посылать убийц?!

Как надоело! Почему проблемы валятся на голову нескончаемым потоком?!

Только-только я сумел поделиться с Реном, Ицуки и Мотоясу методами усиления — правда, Мотоясу куда-то подевался — только-только начал строить планы на то, как бы развеять проклятия и организовать встречу со Звёздными Героями, как на тебе!

Прекратите надо мной издеваться!

— Раньше я думала, что всё обойдётся, если их не злить. Я и подумать не могла, что ты захочешь нарядить Рафталию-тян в эту одежду.

Кх… за что мне это?

Я же просто хотел наслаждаться видом красивой девушки в милой одежде.

Чёрт побери!

— Кстати, Садина. Ты иногда застывала и смотрела в пустоту, потому что замечала их шпионов?

— Верно. У них особая техника скрытности, с ней даже мне тяжело совладать.

— С каких пор за вами шпионили?

Взгляд Садины несколько помрачнел.

— С тех самых пор, как родители Рафталии-тян покинули страну.

— Ясно.

Иными словами, эти шпионы молча смотрели, как деревню Рафталии разрушила волна, как погибли её родители, как сама Рафталия чуть не умерла и попала в рабство.

Но волновало их лишь то, как бы не пострадала их страна.

Не важно, что она скорбит, потеряв родителей; что её стегают кнутом как рабыню; что ей пользуется в своих целях Герой; что из-за меня она много раз попадает в опасные переделки.

Тоже мне, повелитель! Нечего вмешиваться, если ничем не помогал своей родственнице.

Мерзко думать, что он всё время наблюдал за ней.

— Хе… хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе.

— Н-Наофуми-сама? — откликнулась Рафталия. — Что с вами…

— Смелый шаг. Что же, раз они пришли к нам за жизнью Рафталии, пора бы нанести ответный удар. Садина, помнишь, ты говорила мне уничтожить ту страну? Я согласен. Я принимаю твоё предложение. Я разгромлю её собственными руками!

— О-о…

Что ты так восхищённо смотришь?

— Ты уверен? — переспросил Рен.

Я размашисто кивнул.

— Да. Я ненавижу людей, которые так себя ведут. Ты ведь согласен?

— Ну… вроде того. Я понимаю, что мы должны ответить. Если забудем о них, ничем хорошим не кончится.

— Хотя вина за то, что Рафталия надела одежду жрицы, целиком и полностью лежит на Нао-м-м-м!

Я посмотрел на Ицуки, и Лисия тут же зажала ему рот.

Ну ладно. Пока прощу, благо ненавидеть уже есть кого.

А вы… становитесь сильнее, чтобы мы смогли отомстить.

Затем я посмотрел на поникшую Рафталию.

— Не согласна?

— Нет, я… считаю, что у нас нет выхода, если они от меня не отстанут. Простите меня.

— Ничего. Если мне придётся пройти через это, чтобы ты и дальше носила эту одежду, то я готов. И раз столкновение неизбежно… мы выйдем из него победителями.

Если какие-то бестолочи напали на мою деревню, я должен им ответить.

Битвы уже не избежать.

И чем жить в страхе, ожидая внезапных гостей, лучше разок ударить самим!

Или даже лучше не разок.

— Что же, раз все согласны, пора готовиться к путешествию. Скажи куда ехать, Садина.

— Хорошо.

Итак, мы решили вторгнуться в Кутенро — закрытую страну, где родилась Рафталия.

Послесловие

Спасибо, что купили 12 том. Пора написать уже традиционные слова: вот и послесловие. Такое чувство, что я много и напряжённо писала и сама не заметила, как 12 том закончился. Несмотря ни на что, том всё-таки вышел. Отчасти это ваша заслуга. Пользуясь случаем, выражаю благодарность.


Про сюжет 12 тома:

Я думала, что том сильно изменится по сравнению с веб-версией, но не тут-то было. Здесь, в отличие от 11 тома, моя догадка оказалась неверной. Поначалу я переборщила с количеством страниц, пришлось напряжённо резать. В общем, основная часть истории состоит в том, что троица Героев научилась у Наофуми усиливать оружие и стала сильнее. Одного из них, правда, сложно назвать другом главного героя. Увы, до встречи с Мотоясу придётся подождать.

Тем не менее, на мой взгляд отличия от вебки весьма значительные. Серьёзно изменились подробности битвы как с Гаэлионом, так и с Ицуки. Как я уже говорила, печатный Щит — это перепрохождение на высокой сложности. В нём больше наград, но и враги сильнее. Следующий том по сути будет написан с нуля.

Стардаст Блейд, новый навык Рафталии — это полная копия Меча Метеора Рена, если говорить откровенно. Разница лишь в том, что они из разных миров. Рафталия вновь стала сильнее, так что можете рассчитывать вскоре увидеть её во всей красе.


Про Атлу:

В этом томе в ней пробудилась новая сила, а вот её брат был почти незаметным. Я бы даже сказала, сейчас Атла однозначно сильнее Фоура. Конечно, я слышала, что любовь делает сильнее, но Атла развивается невероятными темпами… Надеюсь, хотя бы в следующем томе Фоур сможет себя хоть как-то показать.


Про Ратотиль:

Алхимик и специалист по монстрам, поселившийся в регионе Наофуми. Полагаю, она и дальше будет заниматься экспериментами над Биорастением. Вопрос в том, увидим ли мы её в книгах. Вообще, лично мне она кажется скучным персонажем, но я бы не отказалась при случае о ней вспомнить. Она не интересуется исследованиями других людей, но учитывает их.


Про Виндию:

Перекочевала сюда из вебки вместе с прозвищем Долинка. Её воспитали драконы, и она с самого детства умеет пользоваться Силой Земли. Выражаясь игровыми терминами, она из тех бойцов, которые могут принести много пользы, если их правильно разместить. У неё старые счёты с Реном, но чаще она раздражается из-за того, что тот слишком раскаивается и раскисает. В окончательную версию тома, к сожалению, не попала сцена, где она стоит на Шаре с вытянутыми в стороны руками.


Про Гаэлиона:

Поскольку он играет роль внезапно появившегося соперника Фиро, было бы интересно, если бы он свихнулся вместе с Атлой, которая соперница Рафталии. Как известно тем, кто читал вебку, в душе Гаэлион смешался с отцом, поэтому умеет разговаривать. Сам он не говорит. Можно даже сказать, что если бы он говорил сам, родитель стал бы лишним. Мне всегда жаль персонажей, которые сюжету по сути не нужны. Если честно, в определённых местах вебки таких было слишком много. Сам себя Гаэлион назвал слабейшим Императором, но при этом у него отличный характер. Возможно, его слова вызваны лишь тем, что он хорошо знает пределы своих возможностей.


Про драконов:

В фентезийных книгах и играх я повидала много разных драконов. Как следует подумав, я добавила их в мир Щита вот в таком виде. Хотя драконов можно назвать лицом фентези, их сила и повадки меняются от произведения к произведению. То их сводит с ума блеск золота, то они требуют жертвенных девственниц, то дышат огнём, то ядом. Перечислять фентезийные произведения, основанные на битве с драконами, можно вечно. Встречаются даже драконы-бедолаги, которых можно убить броском камня. В вопросах размножения тоже полный разброд. В мире Щита, например, драконы территориальны и похотливы. Но при этом плодовитыми можно назвать только самых сильных драконов — Императоров. Вообще, если подумать, в фентезийных мирах полно всяких гибридных особей. Взять гиппогрифов, или даже полулюдей. Полуэльфов там. Я попыталась выразить это многообразие в мире произведения… но в подробные описания существ лучше не стану вдаваться.


Про Фиро:

У неё в жизни наступила чёрная полоса. Интересно, читатели вебки уже догадались, зачём я посадила ей на голову неунывающую Раф-тян? Разумеется, это последствия того, что в 11 томе Раф-тян удалось развеять заклинание Мотоясу. Ну ничего, Наофуми вон думает её как-нибудь наградить, так что жизнь обязательно наладится. Вместе ночевать не вышло, но мало ли, как повернётся судьба?


Про Магического Дракона:

Император драконов, пытавшийся захватить мир Кидзуны. Прообразы — главный злодей одной известной RPG и один босс ныне закрытой сетевой игры. Он питался Гневным Щитом и проклятием Наофуми, сумел захватить тело Гаэлиона и показал недюжинную силу, но крепкая защита сыграла с ним злую шутку. Он, грубо говоря, унаследовал от Наофуми все его слабости. И проиграл ровно так, как проиграл бы Наофуми. Полагаю, поражение дракона послужит Наофуми предупреждением и заставит взяться за тренировки, чтобы и с ним такого не случилось. Но ладно. Итак, именно из-за этого дракона в своё время призвали Кидзуну, которая его успешно победила — но всё-таки, насколько силён он был в те времена? На уровне Лингуя? Но дракона разорвали на мелкие-мелкие кусочки. С другой стороны, полюбившееся отряду Наофуми оружие Магического Дракона довольно-таки неплохое.


Про Ицуки:

Тщеславие и далеко зашедшее чувство справедливости свели беднягу с ума, и останавливать его пришлось Лисии. Вскоре он узнает, что Ссука обманывала его, и заново обдумает значение справедливости. Кстати, события этого тома — одна из тех сцен, которые я задумывала с самого начала вебки. Правда, в вебке обстоятельства битвы и последующего присоединения Ицуки были другими. Масштаб не сравнить. Кстати, в первом прототипе произведения никакого Лингуя не было. Троица просто проиграла в битвах с сильными монстрами. Нынешняя, более эпическая версия событий мне нравится больше.


Про Лисию:

Брошенная Ицуки и подобранная в 6 томе, Лисия прошла долгий путь, раскрыла таланты и доросла до того, что смогла оспорить идеалы Ицуки. В печатной версии она показана прирождённым главным героем, в котором сила пробуждается от опасности и несправедливости. Мы долго ждали, пока Лисия созреет, и вот дождались. Но на ней рано ставить крест. Может, придёт время, и Наофуми сам обратится к ней за помощью. Если гордость позволит. Если нет, будет и дальше ухаживать за Ицуки. Наофуми так помог ей, что теперь она и сама хочет взять кого-то под опеку… в данном случае Ицуки.


Про Силу Земли и составные заклинания:

Наконец-то Наофуми смог применить составное заклинание без помощи Садины. Пока что их с Рафталией способностей хватает на Тленную Материю, очень высокоуровневую магию иллюзий. Нужно быть очень сильным бойцом, чтобы выпутаться из неё самостоятельно. Магия иллюзий — вообще страшная штука. Из-за неё всегда боишься, что долгожданная победа окажется лишь выходом из кошмара. Итак, если Наофуми освоил составные заклинания, смогут ли их выучить и Рен с Ицуки? И что у них получится? Не сомневаюсь, в них дремлет ещё много сильной магии. Наверняка в историю попадут и составные заклинания с участием нескольких Героев, чего в вебке не было.


Про родину Рафталии:

Итак, со следующего тома мы перемещаемся на родину Рафталии и начнём постепенно раскрывать её секреты. Разумеется, они глубоко связаны со Священным Оружием. Событий и происшествий будет много.


Про всё остальное:

Этот том, как мне кажется, получился слишком плотным, но поскольку в Щите уже 12 томов, и пора внести какое-то разнообразие, я постаралась перед следующим томом выложиться.

Следующий том будет во всех смыслах новым. Наофуми и его друзьям нужно стать ещё сильнее, чтобы пережить грядущие события. Кстати, это послесловие я пишу одновременно с тем, как заканчиваю выкладывать в сети офф-спин. Надеюсь, читатели обрадуются тому, что дальше я собираюсь выкладывать новое произведение, не связанное со Щитом.

Как я сама?.. В последнее время больно много жарких дней. Я загорела, пока ходила по делам. Загар болит и чешется, поэтому я его не люблю. Слабая у меня кожа. Кстати, что странно, несмотря на слабую кожу, у меня никогда не было аллергии на пыльцу… как и у всей моей семьи. Я даже сталкиваюсь по этому поводу с завистью. Как я уже писала в предыдущем послесловии, моя цель — 20 тысяч знаков в день! Сейчас меня хватает максимум на 10 тысяч. Надеюсь, когда-нибудь смогу выжать из себя больше. Мне столько всего хочется написать, я не могу угнаться за своими идеями.

Спасибо, что прочитали послесловие. Надеюсь, мы ещё увидимся в послесловии к 13 тому.

Послесловие команды

Arknarok

Здравствуйте, с вами переводчик Щита. Спасибо, что прочитали 12 том.

Ура, мы с вами пережили арку троицы героев. Интересно, правда, откуда начинать её считать. С 10 как-то неправильно… с 11?

Как бы там ни было, я надеюсь, сюжета вам хватило, потому что впереди у нас два тома филлеров! Надеюсь, вы никуда не торопитесь.

Ну ладно, давайте про сам том.

Главное впечатление про этот том — никакая это не цельная история, а 4 эпизода сериала. Первая серия — продолжение детского садика и прибытие Ратотиль. Кстати, Ратотиль эпически бесполезна. Вторая серия — битва с Гаэлионом, где у нас эпичноооость. Третья серия — битва с Ицуки, где снова эпичнооооость, но уже в рамках одной главы (странно, что более поздняя битва в томе короче и легче!). Наконец, четвертая серия — убийцы из Кутенро. Явная прелюдия к следующему тому. И, опять же, немного странно, что том заканчивается битвой, которая не тянет на финальную. Когда речь идёт о японских (и вообще дальневосточных) историях из 4 частей, на ум сразу приходит структура 起承転結. Тут у нас получилось 起承結転 (и еще можно поспорить, кто из Гаэлиона с Ицуки 承, а кто 結). Наверное, поэтому том кажется не гармоничным.

Поскольку Саунд наверняка опять откажется писать послесловие, я попробую его изобразить и предложу два трека, которые пришли мне на ум во время чтения тома. Во-первых, Gloryhammer — Magic Dragon. Под бой с Магическим Драконом, разумеется. Песня на 100 % дебильная и безмозглая, почти карикатура на павер метал. Короче говоря, идеальный кандидат для озвучки битвы. Слова «Магический Дракон» во время битвы упоминались так часто, что я даже подпевать начал. Во-вторых — Go Green Ranger Go из саундтрека павер рейнджеров под битву с Ицуки. Тут тоже понятно — аж три отсылки к рейнджерам во время боя это вам не шутки! Видимо, Юсаги тоже фанатеет от сериала. Лично я рейнджеров особенно не смотрел после сезона Zeo, однако внимательно просмотрел подробнейшие рецензии Linkara по всем сезонам, включая недавние.

Гм, что-то меня понесло. Ну, вернемся тогда к насущным вопросам. Как вы заметили, этот том выходил медленно и неспешно. Даже такой темп требует от меня очень много усилий, и поддерживать его непросто. Во многом сложность связана с тем, что Щит мешает переводить другие произведения. А ведь иногда хочется развеяться… Тем не менее, я не собираюсь дропать Щит, так что 13 том вы когда-нибудь увидите. Это точно.

Ну и традиционное — кидайте донаты, покупайте книги Истари. До встречи.

KnyaZz

Привет всем, и да, я не Саня, простите… Саня всё это время сражался в неравной битве с дипломом, поэтому редактирование этого тома любезно доверили мне.

О себе хочется сказать, что я в команде новенький, поэтому некоторые косяки после меня оставались. Но спасибо всем, кто оставлял пометки в Орфусе, вы очень мне помогли. И также большое спасибо Арку, который не ругал меня за такие оплошности.

Что ж, на этом всё. Надеюсь, после триумфального возвращения Сани меня с проекта не выпрут, и я смогу черкнуть пару слов в послесловии следующего тома.

До встречи!

Примечания

1

See Wille, Воля Моря (нем.).

(обратно)

2

Короткий самурайский меч.

(обратно)

3


(обратно)

Оглавление

  • Начальные иллюстрации
  • Пролог. Утро Героя Щита
  • Глава 1. Мгновенный расцвет
  • Глава 2. Алхимик
  • Глава 3. Филориалы и драконы
  • Глава 4. Стардаст Блейд
  • Глава 5. Дятел
  • Глава 6. Вытягивание Уровня
  • Глава 7. Заражённая земля
  • Глава 8. Магический дракон
  • Глава 9. Принудительное усиление
  • Глава 10. Очищение
  • Глава 11. Пёрфект Хайд Джастис
  • Глава 12. Справедливость против справедливости
  • Глава 13. Расплата
  • Глава 14. Секретная база
  • Глава 15. Тленная Материя
  • Послесловие
  • Послесловие команды