My terrible neighbors (fb2)


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

— Ты уверена, что мы правильно едем? — спросила я у Ханны, которая была за рулем.

— Уже нет, — нервно ответила подруга. — Тупой навигатор, и кто его только придумал? Эта баба хуже, чем я во время ПМС! То направо, то налево, потом вообще перестраивает маршрут, — Джастис нервно барабанила аккуратно накрашенными ноготочками по рулю.

— Давай заедем на эту заправку и спросим, как доехать.

— Хорошо, бензин всё равно почти на нуле, — мы повернули к заправке. — Всё занято, вот блин! А нет, вон чижик выезжает, — Ханна проехала вперед, но дорогу нам перекрыл черный «Инфинити» и занял наше место. Подруга открыла окно и высунулась из машины. — Эй, ты, парень, это было моё место! — недовольно крикнула она.

Я закатила глаза, сейчас начнется. Ханна Джастис — один из самых агрессивных водителей на дороге. Она несколько раз чуть не влезла в драку во время нашей поездки. Однажды её даже показали по телевизору в передаче про нелепых водителей, какой-то парень снял её на видеорегистратор.

Отстегнув ремень безопасности, я вышла из машины.

— Пойду куплю нам шоколадок и заодно спрошу дорогу, — бросила я подруге. Но она даже не услышала моих слов.

Из чёрного «Инфинити» вылез темноволосый парень восточной наружности, он поднял свои авиаторы на лоб, посмотрел на Ханну и рассмеялся.

— Прости, пупсик, надо быть резвее. Я тороплюсь. Ты пока глаза подкрась или чем вы там обычно занимаетесь за рулем? — Джастис вышла из автомобиля. Будет смешно, если они подерутся.

— Пупсик?! — с визгом переспросила моя подруга. С пассажирской стороны «Инфинити» вылез еще один парень. Он оглядел нас всех по очереди, снял темные солнцезащитные очки и повесил их на воротник футболки.

— Чёрт, — произнес он, — Пока я разговаривал по телефону, чуть не пропустил всё веселье. В чём дело? — он провел рукой по растрёпанным каштановым волосам и улыбнулся.

— Твой друг подрезал меня, — ответила Ханна, скрещивая руки на груди. — Я первая должна была заправляться, — шатен посмотрел на своего друга и усмехнулся.

— Согласись, что пока мы все здесь треплемся, то давно бы уже заправились. И к тому же, я не думаю, что ты бы быстро припарковалась, — всё, я пошла за шоколадками.

— Уступи мне место, — твердым голосом попросила Ханна.

— Ага, размечталась, — брюнет обошел свою машину, взял пистолет и зафиксировал его в открытой крышке бензобака.

— Девушкам нужно уступать.

— Ты мне их сначала покажи, и я с удовольствием уступлю, — это последнее, что я услышала, перед тем как зайти в магазинчик на заправке.

Я взяла парочку шоколадок, пакет чипсов и мятную жевательную резинку. Подойдя на кассу, протянула светловолосой женщине бумажку с адресом дома, в котором мы собирались жить.

— Простите, не подскажете, мы далеко от этого места? — женщина внимательно прочитала адрес и подняла на меня взгляд, возвращая листок обратно.

— Это в пятнадцати минутах езды отсюда. Поедете прямо, после второго перекрестка повернёте направо.

— Спасибо большое, — кассирша принялась пробивать мои покупки.

— Настойчивая у тебя подруга, — я повернула голову и увидела шатена, который нагло улыбался нам пару минут назад.

— Хамоватый у тебя друг, — бросила ему в ответ.

— Честно говоря, если вдруг дело дойдет до драки, я поставлю на твою подругу, — усмехнувшись, я отвернулась от парня и, расплатившись за свои покупки, направилась к выходу.

— Хамло, — обратилась моя подруга к брюнету и направилась в сторону своего автомобиля. Я думала, они уже закончили пререкаться.

— А знаешь, — не унимался водитель «Инфинити», — задница у тебя что надо.

— Ох, да ладно? — Джастис развернулась к парню, — Ты это сейчас серьезно?

— Что происходит? Я опять всё пропустил, — со мной рядом встал шатен с вафельным рожком в руках.

— Он похвалил её задницу, а ей это естественно не понравилось, — ответила я. — Во всем виноват этот восточный менталитет. Твой друг мог бы уступить и промолчать насчёт задницы, — парень удивлённо посмотрел на меня.

— Веет расизмом, — я покраснела, потому что совсем не это имела ввиду. — То есть, если я сейчас сделаю комплимент твоей заднице, это будет какой менталитет?

— Европеоидно-хамский.

— Кэролайн, — позвала меня подруга, — поехали отсюда, заправимся в другом месте.

— Эй, расистка, — я обернулась. — Классная задница, — закатив глаза, я быстро направилась в сторону автомобиля Ханны.

========== Часть 2 ==========

Мы подъехали к дому, в котором нам предстояло жить в ближайшее время. На вид он был большим и приятным. На пороге нас встретила милая женщина с крашенными цвета хны волосами. Это миссис Пейтон, с которой мы созванивались несколько недель назад.

— Ханна и Кэролайн, верно? — добродушно спросила она. Мы довольно кивнули головами. — Оставьте пока что вещи в машине, — произнесла женщина, остановив наши попытки вытащить чемоданы из багажника. — Я проведу вам маленькую экскурсию.

Мы зашли в просторный холл. Весь интерьер был выполнен в светлых тонах, что так характерно для солнечной Калифорнии.

— Этот дом мне подарили мои сыновья, но после смерти мужа этот домище кажется слишком огромным для одного человека, — поясняла миссис Пейтон, поднимаясь по лестнице. Мы следовали за ней, внимательно слушая, — поэтому я решила его сдавать. Вы приехали последними из жильцов.

— А сколько всего человек будет жить в доме? — спросила я.

— Помимо вас ещё шесть, — мы с Ханной переглянулись. Целое общежитие. — В доме две ванных комнаты, думаю, вам нужно будет собрать маленькое собрание жильцов и решить, где чья ванная. Скандалов не должно быть, всё просто — мужская и женская, — женщина добродушно улыбнулась. — Вот ваша комната, — мы огляделись по сторонам: розовые обои с единорогами, две аккуратно заправленных кровати, большой белый шкаф-купе и один стол. — Это раньше была комната моей внучки, но она уже взрослая. И ей не нравятся эти обои.

— Интересно почему? — с иронией в голосе спросила Ханна, я пихнула её в бок.

— Многие мои знакомые сдают студентам дома и переезжают в маленькие квартирки. Вы же из Калифорнийского университета, верно?

— Да, — с гордостью ответила я. — Первокурсницы.

— Значит вы подружитесь с остальными жильцами, вы все с одного университета.

Миссис Пейтон показала нам весь оставшийся дом, мы расплатились с ней за полгода вперёд, после чего вернулись к машине за своими вещами.

В это время к дому подошла девушка невысокого роста, в руках у неё был большой пакет, из которого торчали зелень и багет.

— Привет, мы видимо будем соседками, — она искренне улыбнулась и поставила тяжелый на вид пакет на газон. — Я Эмили, — она протянула руку.

— Привет, — я ей улыбнулась и пожала руку в ответ. — Я Кэролайн, а это Ханна, — Джастис тоже пожала руку нашей соседке и направилась к багажнику. — Ты живешь одна или с кем-то?

— Одна.

— А мы вот решили сэкономить, поэтому ютимся в одной комнате.

— Эмили, расскажи об остальных жильцах. Как они тебе? — спросила моя подруга, вытаскивая чемодан. Я подошла, чтобы ей помочь.

— Я знакома только с двумя, приехала сегодня рано утром, — девушка пожала плечами. — Вполне неплохие ребята.

— Симпатичные?

— Симпатичные, — улыбаясь, ответила Эмили.

— Отлично, тогда пошлите разбирать чемоданы и знакомиться с красавчиками.

***

Как оказалось, красавчиков не было дома, мы отправились в спальню, разобрали вещи по местам и пошли еще раз осматривать дом, потому что, когда экскурсию проводила миссис Пейтон, мы были слишком взбудоражены от предвкушения самостоятельной жизни и толком не запомнили, как выглядит дом изнутри.

— Эта ванная намного чище, чем первая, — прокомментировала Эмили.

Мы втроем решали, какая ванная комната нам больше подходит. Это помещение и правда выглядело лучше: кафель голубых и белых тонов, душ не протекал (в отличии от предыдущей комнаты), да и места тут было больше.

— Отлично, — Ханна опустила голову, и, закусив нижнюю губу, написала на розовом стикере «Только для девочек», после чего прилепила бумажку на дверь. — Погнали на кухню, посмотрим, что у нас там.

— Вам это не понравится, — робко произнесла Эмили, заправляя темно-русые волосы за уши. Она оказалась права.

Мы уже две минуты молча стояли у открытого холодильника, который доверху был забит пивом.

— Кто же с нами будет жить, — спросила я. — Гомер Симпсон?

— Всего лишь поклонники Гомера Симпсона, — раздался мужской голос за нашими спинами. Мы обернулись и увидели трех парней. Один из них был широкоплечим парнем с русыми волосами и щетиной на лице.

— Я Лиам, — произнес он, — а это Найл и Гарри, — я обратила внимание на представленных Лиамом парней, Найл был невысоким блондином, а Гарри был чуть повыше его.

Тот, который Гарри, провел рукой по своим кудрявым волосам, подошел к холодильнику и встал перед ним.

— Просим прощения за это недоразумение, наши друзья уже поехали покупать холодильник для пива, — с широкой улыбкой на лице, произнес парень. Он так широко улыбался, что напомнил мне политика с рекламных листовок, который только и делает, что кормит людей обещаниями о прекрасной жизни.

— Отдельный холодильник для пива, мы будем жить с алкашами! — Ханна вскинула руки к потолку. — Этого следовало ожидать.

— Мне нужно положить молоко в холодильник, — тихо произнесла Эмили. — Боюсь, что оно испортится. Не могли бы вы? — она указала взглядом в сторону полок с пивом.

— Да, конечно, — Гарри обернулся, вытащил пару банок с пивом и поставил их на столешницу.

— Эй, кретины, — раздался в глубине дома мужской голос. — Мы купили его. Машина прибудет с минуты на минуту, вам заносить.

Готова поспорить, что я уже где-то слышала этот голос.

========== Часть 3 ==========

Мы продвинулись следом за парнями в холл. Я замерла на месте, увидев того самого шатена с заправки, переведя взгляд на Ханну, мне стало понятно, что она тоже его узнала. Не зная куда себя деть, я сделала два шага назад, чтобы не бросаться в глаза.

— Он просто крутой, как мы и хотели, с неоновой подсветкой в стиле ретро.

— Покажи фотку, Луи, — с интересом в голосе попросил блондин. Шатен достал телефон и протянул его своим друзьям. Отдав гаджет, он обратил внимание на нас, потому что мы были единственные, кто не заинтересовался фотографией пивного холодильника.

— Привет, — сказал шатен нам и нагнулся обратно к телефону. На мгновение парень замер, а потом поднял на нас шокированный взгляд, переводя его то на меня, то на мою подругу. — Твою мать, этого не может быть, — с загадочной улыбкой на лице произнес он.

— Вы знакомы? — спросил Гарри.

— Зе-е-е-йн, — крикнул парень, проигнорировав вопрос друга, — иди скорей сюда, у меня есть для тебя подарок. Даже два.

— Мне не внушает доверия твой счастливый тон, — зайдя в дом, произнес брюнет. Увидев нас, он остановился на пороге и широко улыбнулся. Луи положил свою руку на плечо друга.

— Да, да, именно, плюс две классные задницы в нашем доме. Костолом и расистка будут жить с нами, — все взгляды в помещении устремились на нас с Ханной.

— Я не расистка, — обиженно ответила я.

— А я не костолом, просто этот ваш Зейн вёл себя как последний осел.

— Я что-то не пойму, — брюнет развел руками в стороны. — Ты камикадзе что ли? — он сделал шаг в сторону Ханны, та взвизгнула и спряталась за спину Лиама, который стоял рядом.

— Зейн, перестань, — сказал шатен, упираясь ладонью в грудь друга. — Она же девушка.

— Спасибо, — пискнула моя подруга, выглядывая из-за плеча Лиама.

— А ты чего молчишь, расистка? Задай нам пламенную речь про кровожадных мужчин с востока, — обратился ко мне Луи. Засунув руки в передние карманы джинсов, он перекатывался с пятки на носок. — Мы все томимся в ожидании.

— Прекрати, я совсем не это имела ввиду, — я виновато посмотрела на Зейна.

— А мы так надеялись на соседок, которые будут горячими не только сзади, но и спереди, — оглядывая нас с головы до ног, недовольно произнес Луи.

— Сказал Аполлон, который забыл свои мышцы дома, — ответила ему я.

— Мы хотели бы сделать мини-собрание, — осторожно вставила Эмили, привлекая к себе всеобщее внимание. Все посмотрели на неё, и она слегка покраснела. — Есть несколько вещей, которые мы бы хотели обсудить.

— Ага, — кивнул Найл, — Только давайте потом, сейчас привезут холодильник. Нам не до собрания. Вы же хотите, чтобы мы освободили вам полки? — мы не успели ничего ответить, как все парни будто испарились.

— Собрать их будет трудновато, — тихо произнесла я, поглядывая на Ханну.

Только нам могло так повезти с соседями. Возможно, если бы не случай на заправке, то мы смогли бы поладить с самого начала. Я предложила Ханне пойти на мировую, но мало того, что она отказывалась идти на примирение, так еще и подстрекала Эмили, чтобы та вступила в наш вражеский лагерь.

— Предлагаю постоянно выключать их холодильник с пивом из розетки. Тёплое пиво — лучшая месть для мужчин, — заговорчески произнесла Ханна. Я закрыла флакончик с розовым лаком, которым накрасила свои ногти, и серьезно посмотрела на подругу.

— Ну, что за детский сад? Если мы не будем обращать на них внимания, всё будет нормально. Я не хочу жить, как на поле боя.

— Вы видели, как этот Зейн смотрел на меня? — спросила Джастис, которая сидела на полу, облокотившись на свою кровать. — Не удивляйся, если обнаружишь утром хладный труп своей подруги, возможно, даже изнасилованный труп.

— Мне кажется, что они все неплохие ребята, — вставила Эмили, сидя на подоконнике.

— Это пока тебе так кажется. Не удивлюсь, если в данный момент весь этот лагерь «Голубая устрица» уже обсуждает какой-нибудь коварный план.

— Господи, помилуй, у тебя паранойя, Ханна! — со смехом ответила я, дуя на свои ногти, чтобы лак быстрее высох. — Просто озабоченные и слишком самоуверенные ребята. Не вижу в этом ничего криминального.

— Ладно, Кэр, твоя взяла, — поднявшись с пола, произнесла подруга, — но когда я окажусь права, то обязательно тебе напомню, что я предупреждала.

Раздался стук, и мы все обернулись на дверь. В дверном проеме появилась кудрявая голова Гарри.

— Ну что, дамы, мы готовы к вашему собранию, — с улыбкой сказал он. — С нетерпением ожидаем вас в гостиной.

========== Часть 4 ==========

Лучше бы этого собрания никогда не было. Парни не хотели отдавать нам ту ванную, которую мы выбрали. Когда дело дошло до обсуждения расписания уборки по дому, они и вовсе начали отнекиваться. Единственный, кто поддержал нас, был Лиам. Но и тот объявил, что в одиночку убираться не будет.

— Насчет мытья посуды, — сказала Эмили, глядя на свой листок в клетку. До этого она исписала его кучей маленьких пунктов, которые хотела обсудить. — Каждый должен сразу мыть за собой тарелки, чашки, кастрюли и прочее.

— А что будет, если мы не помоем за собой? — спросил Луи, складывая ноги на журнальный столик. Лиам шлепнул его по колену, и тот сразу же поставил ноги на пол.

— Тогда дом превратится в свинарник, — ответила ему Ханна.

— Я часто забываю мыть за собой посуду, — сказал Гарри.

— Да, я тоже, — поддержал его Найл. Мама дорогая, это только первый день, а мне уже надоели постоянные споры в доме. Жалко, что не существует машины времени, я бы с удовольствием отмотала время назад и не заселялась бы сюда. Как пять парней одновременно могут быть такими симпатичными и упрямыми?

— Слушайте, — я собрала волосы в хвост и затянула резинкой, которая болталась на моем запястье, — давайте нормально договоримся насчет посуды, это ведь несложно.

— Хорошо, — кивнул Зейн. — С посудой уладили. Но ванную мы вам не отдадим, забирайте другую.

— Что? — Ханна поднялась с дивана. — Вы же парни, какая вам разница где мыться?

— Как видишь, разница есть, — ответил Малик.

— Просто признайте, что вы делаете это назло, — сказала я, вставая рядом с подругой.

— Если мы парни, это не значит, что нам не нужна нормальная ванная, — ответил Найл. Вот же вредные ребята.

— Хорошо, — прикрыв глаза, Ханна тяжело вздохнула. — Разыграем ванную.

— Каким образом? — с интересом спросил Лиам.

— Бег на перегонки, прыжки на скакалке, камень-ножницы-бумага. Мне неважно, хочу, чтобы это было по-честному, — после слов Ханны, Зейн наклонился вперед.

— Блэкджек.

— Это нечестно, — начала было я.

— Идёт! — Джастис села на подлокотник кресла, которое занимал Гарри. Она прищурившись посмотрела на Зейна. — Что, гаденыш, думал, я не умею играть? — но она ведь и правда не умеет играть. — И еще, если я выиграю, то вы уберете это убожество в одну из своих комнат, — указав рукой на красный холодильник с пивом, с улыбкой произнесла подруга. Парни начали ворчать и нахваливать свой холодильник.

— Идёт! — Зейн протянул руку Ханне, они обменялись рукопожатиями.

— Ребят, — сказала Эмили, — у нас тут еще есть парочка пунктов, — но ее уже никто не слушал. Кто-то пошел искать карты.

— Расистка, — я обернулась на голос Луи. — Твоя подруга хорошо играет в блэкджек?

— Да, с самого детства играет, еще ни разу не проиграла, — не знаю зачем я соврала. Но попыталась при этом, выглядеть, как можно убедительнее.

— Ну-ну, — усмехнувшись, парень развернулся и пошел к ребятам.

— Что ты творишь?! — шепотом спросила я у Ханны, которая оттащила меня в другой конец комнаты.

— Я не знаю, просто не хотелось сдаваться. Я смотрела «Человек дождя» недавно, какова вероятность того, что я выиграю в игру, правил которой не знаю?

— Дай подумать, — я подняла взгляд к потолку. — Никакой вероятности, тут без вариантов. Эмили, — я подозвала девушку к нам. — Ты случайно в блэкджек не умеешь играть? — она улыбнулась.

— Нет, но я очень хорошо раскладываю пасьянс.

— Может предложим им разложить пасьянс на ванную? — спросила я.

— Нет, мы уже пожали друг другу руки. Придется выкручиваться, — тихо произнесла Ханна, смотря в сторону смеющихся парней.

— Хотя бы посмотри правила в интернете, но что-то мне подсказывает, что нам придется попрощаться с ванной комнатой.

Я нервно наворачивала круги по комнате во время карточной игры. Молилась всем богам, просила о благословении госпожи удачи, но все тщетно. Почему мы просто не вытащили жребий? Шансов было бы пятьдесят на пятьдесят. Мы феерически проиграли ванную. Парни с радостными возгласами поздравляли друг друга с победой. Черт бы побрал этот блэкджек.

========== Часть 5 ==========

День не задался, вечер тоже, а ночь предстояла ещё ужаснее, чем всё вместе взятое. Остаток вечера мы с девочками провели в нашей «замечательной» ванной комнате, всё там начищали до блеска, расставляли свои бутылочки с шампунями, гелями для душа, бальзамами и кремами. Наконец, уставшие мы разбрелись по кроватям. Только я задремала, как в соседней комнате громко заиграла песня Майкла Джексона.

— Да ладно? — сев в кровати, произнесла я.

— Мне стоит сказать тебе, что я предупреждала? — подала свой голос Ханна с соседней кровати.

— Ничего не говори, просто молчи, — я легла обратно и накрыла голову подушкой. Но музыка слишком громко играла. Не выдержав, я поднялась с постели и направилась к двери, из которой доносилась песня. Я постучалась. Не с первого раза, но дверь все же открыли, на пороге стоял Гарри.

— Да-да? — широко улыбаясь, спросил он.

— Майкл Джексон в час ночи?

— Я всегда слушаю его перед сном, — парень скрестил руки на груди.

— Не мог бы ты слушать его чуточку потише? Нам завтра рано вставать.

— Да, конечно, без проблем.

— Правда? — как-то он слишком быстро согласился. — Спасибо, — недоверчиво посмотрев на него, я попятилась к двери в нашу комнату.

— Что ты сделала, чтобы это прекратилось? — спросила Джастис.

— Не поверишь, но просто попросила, и Гарри выключил музыку. Эмили была права, может они не такие плохие, — я легла в кровать. Только закрыла глаза, как заиграл рэп.

— Твою мать! — Ханна резко села в кровати.

— Он говорил, что слушает Джексона перед сном, может Фифти Сент тоже входит в плейлист для сновидений?

— Сейчас я поговорю с ним. Ты была добрым копом, я буду злым, — выходя за дверь, сказала подруга. Через пару минут музыка затихла, и Ханна вернулась в кровать.

— Это был Найл, — бросила она. — Какие же меломаны наши соседи, — она с головой укуталась в одеяло. Пару минут покоя и тишины, и начала играть жесткая металлика. — Твоя очередь, — нервно произнесла Джастис. Вздохнув, я поднялась с кровати. Прямо-таки зарядка перед сном. Я снова постучалась в дверь, но уже другую. На пороге меня встретил Зейн с оголенным торсом, на нем были приспущенные спортивные штаны, он криво улыбнулся и облокотился рукой на косяк.

— Я ожидал увидеть другую мордашку.

— Мне жаль тебя разочаровывать. Не мог бы ты сделать потише?

— Милая пижамка, — сказал он, оглядывая мои шорты и майку с мишкой Тедди.

— Зейн, — я вздохнула и скрестила руки на груди, потому что мне было некомфортно под его взглядом. — Пожалуйста, сделай потише.

— Даже не знаю, — он начал рассматривать свои ногти. — У меня депрессия, и только музыка меня спасает. Ты, наверное, хочешь узнать, почему у такого классного парня депрессия? — он поднял на меня взгляд. — Потому что я увижу свою невесту только в день свадьбы, ведь мне принесут ее завернутую в ковер. У нас на востоке только так, — намек понят.

— Слушай, прости, что я тогда сказала это на заправке и не знаю, что именно твой друг тебе передал. Я просто имела ввиду, что ты мог бы быть повежливей. Будь добр, выключи музыку.

— Ладно, — он оттолкнулся от двери. — Передай от меня своей подруге пламенный привет.

Я вернулась в комнату и села на кровать. Готова поклясться, что сейчас будет еще одна композиция. Прошло минут десять, прежде чем женщина с тонким голосом, чуть не взорвала наши барабанные перепонки.

— Серьезно? — я откинулась на кровать. — Опера?

— Я сейчас им устрою мыльную оперу.

— Как же я мечтаю о том, чтобы у нас вырубилось электричество.

— Чертов Луи, — пояснила моя подруга, возвращаясь в комнату. Сон как рукой сняло, мы сидели при свете прикроватной лампы и ждали, когда что-нибудь вновь заиграет. — Я ведь уже говорила, что предупреждала тебя?

— Только ты не беси сейчас, ладно? — за дверью послышалась классическая музыка.

— Лиам, выключи! — крикнули мы в один голос.

Так повторялось три раза, я ненавижу этих парней. Им самим-то никуда вставать завтра не нужно? Зачем они это делают, почему нельзя просто жить мирно? Концом моего терпения был момент, когда парни одновременно включили музыку в своих комнатах.

— Хорошо, — я подняла ладони вверх. — Твоя взяла. Это война.

— Ждала, когда ты это скажешь, — Ханна коварно улыбнулась.

========== Часть 6 ==========

Утро началось с коварного плана Ханны, мне предстояло занять надолго нашу ванную. А Джастис оказалась смелее, чем я думала, она схватила полотенце, шампунь, пену для ванны, «Космополитен» и пошла занимать ванную мальчиков.

Я стояла под теплыми струями воды, намыливала голову персиковым шампунем и напевала какую-то песенку себе под нос, когда услышала, как кто-то мне подпевает. Может показалось? В голове сразу мелькнули картинки из фильмов ужасов. Замолчав, я аккуратно выглянула из-за шторки, а потом завизжала.

— Луи! Почему ты писаешь здесь?! — спросила я, прячась за шторку, как можно сильнее. Парень обернулся.

— Прости, но Ханна Монтана забаррикадировала нашу ванную. Здесь замок хлюпенький, поэтому я решил, что сюда мне будет легче попасть.

— Боже, какой кошмар! Выйди отсюда немедленно! — крикнула я из-за шторки.

— Расистка, — позвал меня он.

— Что? — нервно спросила я.

— Прости меня.

— За что именно?

— За это.

Я услышала, как в унитазе спустилась вода, а в следующую секунду из душа на меня полилась горячая вода, просто кипяток. Завизжав от неприятных ощущений, я отскочила назад, поскользнулась и чуть не упала.

— Я убью его! — прошипела я неизвестно кому.

Замотавшись в махровый халат и надев тапочки, я выбежала в коридор и направилась к двери, за которой была Ханна.

— Джастис! — позвала я, громко стуча в дверь.

— Да? — отозвалась она.

— Нам нужен новый замок на дверь. Я только что чуть не погибла! — гневно произнесла я.

— Как? — удивленно спросила подруга.

— Луи спустил воду в туалете, на меня полилась горячая вода, и я чуть не разбила голову, падая в ванной, — из-за двери послышался смех. — Очень смешно, — с первого этажа раздался женский визг. Раз мы обе тут, значит это Эмили. Я быстро спустилась вниз по лестнице, в холле меня чуть не сбили с ног.

— Эмили, что случилось? — спросила я, оглядывая девушку.

— Там, — она покраснела и указала в сторону кухни.

— Они тебе что-то сделали?

— Нет, — я двинулась дальше, но Эмили остановила меня, взяв за руку. — Тебе туда лучше не ходить, — я серьезно посмотрела на нее.

— Ты пугаешь меня, пошли вместе.

— Нет! — испуганно произнесла она. — Туда я еще долго не вернусь, — я с опаской посмотрела на свою соседку и некоторое время раздумывала над тем, что же там может быть. В любом случае, не могли же они убить кого-нибудь. Я прошла на кухню, вроде все тихо. За столом сидел Зейн с оголенным торсом и ел кукурузные хлопья с молоком. Ничего криминального я тут не увидела. Может Эмили пугает вид полураздетых мужчин? Возможно, она — дочь священника? Надо будет у нее спросить.

— Доброе утро, — поприветствовал меня с улыбкой Зейн.

— И тебе не хворать, — бросила я ему. — Отличный концерт вы вчера устроили.

— Все-таки было слышно? Мне казалось, что это было тихо.

— Достаточно, Зейн, давайте просто игнорировать друг друга, — парень пожал плечами.

— Как скажешь, — он поднялся из-за стола, и тут я поняла почему Эмили завизжала. Он был голый. Полностью.

— Ты совсем ненормальный что ли? — прикрыв глаза, спросила я. Он ничего не ответил, я приоткрыла один глаз и быстро закрыла его. Голый человек ставил пустую тарелку из-под хлопьев в раковину. — Зейн, почему ты голый? — на ощупь пытаясь найти выход, спросила я.

— Я пытаюсь тебя игнорировать, а ты мне мешаешь, — раздался звук льющейся воды, парень мыл за собой посуду.

— Этот договор действовал до того, как ты стал эксгибиционистом!

— Я не понял, если ты решила прекратить игнорирование, значит, тебе нравится, что я не одет?

— Ты не просто не одет, ты же голый! Больше никогда так не делай, — наконец, найдя выход из кухни, я побежала наверх. Было слышно, как парень смеется за моей спиной. Вы только подумайте, его это забавляет!

В коридоре я врезалась в еще одного полуголого парня. Гарри. Вокруг его бедер было обернуто полотенце. Парень схватил меня за плечи и удержал на месте, уберегая от падения.

— Знаешь, пробежками можно заниматься и на улице, не обязательно делать это дома.

— Гарри, ты в курсе, что ваш друг завтракает голый на кухне? — парень усмехнулся.

— Зейн иногда так делает, — он пожал плечами. — Мы ничего не можем с этим поделать.

— Долго планировали этот бред с музыкой и восточными голышами?

— Не понимаю о чем ты, — скрестив руки на груди, с улыбкой произнес парень. Ничего ему не ответив, я пошла дальше.

— Эмили, — я разъяренная вошла в ее комнату, даже не постучавшись. — Могла бы и сказать или ты боишься выговорить словосочетание «голый парень»?

— Прости, я просто никогда еще… Вот чтобы так близко. У меня был шок, — я, смягчившись, посмотрела на нее.

— Ну, теперь-то ты согласна, что война неизбежна? — поджав губы, она уверенно кивнула.

========== Часть 7 ==========

Студенческая жизнь кажется мне намного легче, чем школьная. По крайней мере не нужно записываться на какие-то дополнительные бессмысленные кружки для поднятия среднего балла.

Университет заполонил нас бесконечным водоворотом конспектов и лекций. Я редко вижу Ханну и Эмили во время учебного дня, нам удается встретиться только во время обеденного перерыва. Наших «любимых» соседей я тоже вижу нечасто. Хотя хожу на одно занятие с Найлом и Зейном, но мы сидим отдельно. Я сижу в третьем ряду, а они на последнем.

Прошла неделя нашей совместной жизни с соседями, за это время была всего лишь парочка казусов, например: мальчики заняли обе ванные, пару раз не помыли за собой посуду и оставили бардак в гостиной после своих посиделок за игрой в покер. По большей мере мы стараемся игнорировать друг друга, но получается это не всегда.

Я и Эмили сидели за столом на кухне и ужинали, как пришли Гарри и Лиам. Мы не стали возражать, когда парни переключили Икс фактор, который мы смотрели, и включили реслинг, будь он неладен. Мы промолчали даже тогда, когда Гарри открыл пачку кукурузных палочек, и они с Лиамом начали громко ими хрустеть, разнося шум по всему помещению. На кухню залетела Ханна в приподнятом настроении.

— Что за хрень вы смотрите? — с усмешкой спросила она, открывая дверцу шкафчика.

— Реслинг, — безэмоционально ответила я, поднося кружку с зеленым чаем к губам.

— И как?

— Я уже поклонница. Вон тот волосатый мужик в черных трусах мстит другому волосатому мужику в кожаных штанах. Оказывается, у них какие-то свои терки, — пояснила я, глядя в телевизор. — В основном они разговаривают, а не дерутся.

— Кажется, ты становишься фанаткой. Купить тебе билет? — с улыбкой спросила Джастис. — Черт, — она открыла другую дверцу, — где мои кукурузные палочки?

Я перевела взгляд на парней, которые даже не слышали нашего разговора, потому что были сильно заинтересованы происходящим на экране.

— Кажется, твои палочки взяли в заложники, — с легкой улыбкой на губах произнесла Эмили.

— Стайлс, Пейн, — уперев руки в бока, произнесла Ханна. Сейчас она, как никогда, была похожа на свою маму, даже тон ее голоса был таким же. — Вас не учили спрашивать разрешения, прежде чем брать чужое? — Гарри нехотя оторвал взгляд от экрана и посмотрел на мою подругу.

— Расслабься, это же просто палочки, — пожав плечами, парень отвернулся обратно к телевизору.

— Вы постоянно берете наши продукты. Может пора самим сходить в магазин?

— Да ладно тебе, Ханна, — подал голос Лиам. — Попозже съездим в магазин и купим тебе несколько упаковок сразу.

— Ага, а потом сами все съедите, — буркнула Джастис, открывая дверцу холодильника. — Так, а кто взял мой ягодный йогурт?

— Я, — Гарри помахал кукурузной палочкой в воздухе, прежде чем отправить ее в рот.

— Ты, — скрестив руки на груди, Ханна с прищуром посмотрела на молодого человека. — Почему ты постоянно берешь еду, которую покупаю я?

— Блин, — цокнув языком, парень нехотя повернулся. — Тебе жалко что ли?

— Мне не жалко, но ты мог бы спрашивать разрешения.

— Тебя не было дома, я долго мучился и поэтому пришлось мысленно спрашивать твоего разрешения, — парень облокотился локтем на стол. — Отгадай, что ты мне ответила? — он поиграл бровями и широко улыбнулся. Я видела, как на лице Ханны мелькнула тень возмущения, которая постепенно сменилась на гнев.

— Отдай.

— Нет, ты же разрешила, — он демонстративно захрустел палочками.

— Гарри, лучше отдай, — посоветовала я. Лиам протянул руку, взял пакет и начал двигать его к Ханне, но Гарри пресек эту попытку, возвращая упаковку поближе к себе.

— И не подумаю. Мне вкусно.

— Ах, значит так? — Джастис вышла с кухни. Гарри рассмеялся.

— Неужели обиделась?

— Не думаю, — ответила я. Ханна подтвердила мои слова, возвращаясь на кухню и при этом громко топая. В руках у нее были четыре банки пива. О нет, она решила посягнуть на святое — мужской пивной холодильник. Стайлс привстал со стула.

— И что ты собираешься делать? — кудрявый усмехнулся. — Выпьешь залпом четыре банки или подруги помогут?

— Да я сама как-нибудь, — Джастис открыла сначала одну банку, потом вторую, взяв обе в руки, она наклонила их над раковиной, выливая содержимое.

— Ты что творишь? — возмущенно спросил Стайлс.

— Выливаю, но представим, что я их выпила, — быстро протараторила раскрасневшаяся от злости девушка.

— Положи на место или я…

— Или что? — Спросила Ханна, кидая пустые банки в раковину. — Что ты сделаешь? Съешь еще кукурузных палочек? Да на здоровье! — я, Лиам и Эмили по очереди переглянулись. Мы смотрели друг на друга в немом вопросе: нужно ли вмешиваться?

— Тогда я съем это! — громко произнес Гарри, доставая из холодильника эклеры с фисташковым кремом. Ханна внимательно посмотрела на него, а потом пожала плечами.

— Ешь, они все равно не мои, — она открыла еще одну банку пива.

— Ты можешь взять их, Гарри, — произнесла Эмили. — Они мои, — все, кто находился в кухне, с удивлением посмотрели на Эмили. Что это было вообще?

— Лучше остановись, — грозно произнес Гарри.

— И не подумаю! — Ханна выливала пиво. — Я уверена, что это ты пользуешься моим ментоловым шампунем. Как-то подозрительно хорошо выглядят твои волосы последние несколько дней!

— Есть у меня шампунь, нафиг мне твой.

— Это я брал! — донесся из гостиной голос Найла. — Он так вкусно пах, я не удержался.

— Почему вы все вообще продолжаете ходить в нашу ванную? — возмущенно спросила я. Джастис принялась открывать четвертую банку пива, Гарри не выдержал и полоснул по лицу моей подруги эклером.

— Ты, гуманоид, — прошипела Джастис, вытирая крем с щеки. Стайлс рассмеялся и снова испачкал девушку. — Тебе смешно? — Ханна выплеснула на парня пива из банки. За долю секунды эти двое из цивилизованных взрослых людей превратились в детей, которые яростно пачкали друг друга пивом и эклерами. Мы с Лиамом подскочили и начали разнимать их, естественно и нам досталось. — Тащи еще пива, Ферис! — обратилась ко мне Ханна. Ее волосы, футболка и лицо были в заварном тесте и креме.

— Гарри, да перестань же ты, наконец! — нервно крикнул Лиам, пытаясь оттащить друга в сторону. Я прикинула, что до холодильника с пивом, который находился в гостиной, мне долго бежать, ближе всего был холодильник с продуктами с открытой нараспашку дверцей. Первым, что я оттуда вытащила, оказался большой пучок сельдерея, не долго думая, я начала хлестать им Стайлса.

— Отстань от нее! — кричала я, размахивая зеленью, иногда промахиваясь и попадая Лиаму по лицу. Гул стоял невероятный, мы все кричали друг на друга.

— Хватит! — раздался громкий голос Эмили. Мы замерли, а затем обернулись на нее. Она стояла словно натянутая струна, ее маленькие кулачки были сжаты от злости. Девушка покраснела, как только мы обратили на нее внимание. — Это перебор! Посмотрите на себя! — мы переглянулись. Все четверо были в пиве и креме. На плечах и волосах мальчиков висели кусочки листков сельдерея. — Что вы устроили, ведете себя, как дикари! Мы же живем вместе, как вам не стыдно! — Эмили тяжело дышала, все сильнее сжимая свои кулаки, потом она резко развернулась и вышла из кухни, задевая плечом Найла, который стоял в проходе и с улыбкой снимал нас на телефон.

— Скажите «сельдерей», — радостно пропел блондин. Мы переглянулись и нас прорвало, мы просто не могли перестать смеяться. Согнувшись пополам от смеха, все смотрели друг на друга, продолжая измазывать врагов остатками крема.

Кажется, мы открыли новый способ снятия стресса — пищевые ванны.

Комментарий к

Было очень сложно писать что-либо в связи с последними печальными событиями.

P. S. Наш Луи такой сильный.

========== Часть 8 ==========

Отсидев три пары, я, наконец, освободилась от учебных оков и вприпрыжку спускалась с бетонных ступеней Калифорнийского университета. У Ханны оставалась еще одна пара, а Эмили планировала засесть в библиотеке. Она настоящий книжный червь. У фонтана главного здания я встретила Реджину и Эрика, с которыми мы вместе ходим на древнегреческую мифологию. Обсудив с ними детали нашей совместной работы, которую нам задал профессор Абигейл, я пошла дальше.

Можно было бы дождаться Ханну с занятий, чтобы мы вместе доехали до дома. Но тут идти всего двадцать минут, это гораздо меньше, чем торчать тут полтора часа в ожидании подруги.

— Эй, соседка, подвезти? — я обернулась. К обочине подъехала черная Инфинити. Зейн облокотился локтем на опущенное вниз стекло.

— В чем подвох? — спросила я, переступая с ноги на ногу.

— Паранойя — дело серьезное, почитай об этом на досуге в интернете, — я пристально посмотрела на него и скрестила руки на груди. — О, да ладно тебе, я просто хочу сделать жест доброй воли, — я раздумывала над его предложением, только потому что боялась, что тут что-то не так. С чего он вдруг такой добрый?

— То есть, внутри меня не ждут змеи или пауки? — Малик отрицательно покачал головой и опустил солнечные очки со лба на свои глаза.

— Прыгай, — он кивнул, приглашая меня сесть в свою машину. Прикусив нижнюю губу, я раздумывала еще пару секунд, потом обошла автомобиль и села на сиденье рядом с парнем.

— Надеюсь, что сиденье не облито клеем или краской, — сказала я, пристегивая ремень безопасности.

— Я бы не поступил так, — парень выехал на дорогу, — С кожаным салоном моей Люсинды.

— Ты назвал свою машину Люсиндой?

— Да, тебе что-то не нравится? — я усмехнулась.

— Странное имечко для Инфинити, — Зейн надавил на педаль газа, и мне стало страшно, потому что скорость неумолимо увеличивалась. Я сжала свои колени. — Зейн, не мог бы ты не гнать так? — если бы у этой машины был открытый верх, я думаю, что мой скальп давно бы слетел. Парень ловко маневрировал по дороге, объезжая машины.

— Я всегда так езжу, не вижу смысла тащиться, как улитка, — ответил он, не отрывая глаз от дороги. Я ненавижу быструю езду, у меня пунктик на эту тему. Не то чтобы я когда-нибудь попадала в аварию или мои знакомые, но мне хватает бесчисленных выпусков новостей с жертвами автокатастроф.

— Зейн, пожалуйста, — я прикрыла глаза и еще сильнее сжала руками свои колени. — Или останови машину, я хочу выйти.

— Все-все, я сбавляю, видишь? — я нехотя открыла глаза, мы и вправду ехали медленнее. — Ты чего?

— Спасибо, — скрестив руки на груди, я отвернулась к окну.

— В штаны-то хоть не наделала? — я посмотрела на Малика, он улыбнулся одними губами. Я даже нашла его улыбку привлекательной.

— Боишься, что я испорчу честь Люсинды?

— Только поэтому я и сбавил скорость, — он убедительно кивнул головой. — Видела бы ты свое лицо, еще пара секунд и ты опустила бы Люсинду, — я рассмеялась. — Предлагаю тебе попробовать проехаться на мотоцикле, останутся незабываемые впечатления.

— Нет, спасибо, — со страхом в голосе, ответила я.

— А в прозрачных лифтах ты тоже боишься ездить? — он какое-то время смотрел на меня, а потом вновь вернул внимание на дорогу. — Ну, знаешь, иногда они набирают нехилую скорость, — пояснил он.

— Перестань издеваться, — усмехнувшись, ответила я. Парень снова улыбнулся, и я не смогла сдержать ответной улыбки.

— Ну, вот, мы почти дома, — паркуясь рядом с нашим жилищем, произнес Зейн.

Так странно, что дом для меня и этого чужого человека находится под одной крышей. И этот парень может быть не таким плохим. Я первая вышла из машины и направилась к двери.

— Кэролайн, — я обернулась. Он впервые назвал меня по имени. Обычно он ограничивался обычным — «ты».

— Что? — Зейн как-то неловко улыбнулся и потер шею. — У меня все-таки есть что-то сзади, да? — я начала вертеться вокруг себя.

— Ничего там нет, я просто хотел кое-что спросить, — я остановилась, внимательно посмотрев на него.

— Так спрашивай.

— Да, — он махнул рукой. — Забей.

— Нет уж, ты уже начал, — он хочет, чтобы я теперь умерла от любопытства? Парень снял очки и посмотрел на меня. У него может быть смущенный взгляд. Это открытие для меня. Честно.

— У твоей подруги есть парень или что-то типа того? — засунув руки в карманы джинсов, спросил он. Оу, а мне на секунду показалось, что он спросит что-нибудь обо мне. Как мне такое вообще могло придти в голову?

— Что-то типа того? — переспросила я. Зейн демонстративно закатил глаза.

— Мужик у Ханны есть или нет?

— Почему сам у нее не спросишь?

— Я уже спрашивал. Она сказала, что встречается с невероятным Халком, — я рассмеялась.

— Нет, Зейн. У нее нет парня, — он широко улыбнулся.

— Отлично, спасибо, Кэр, — так странно слышать из его уст мое сокращенное имя. Я еще раз обернулась на Зейна, который пошел обратно к своей машине. Он и правда не такой плохой парень. Несмотря на то, что иногда рассекает по кухне голышом. Я слегка покраснела, вспомнив этот эпизод.

Зайдя в дом, меня настигло нечто неожиданное и даже пугающее — тишина. Такая тихая тишина, уж простите за тавтологию. Это же кусочек рая на земле. Никого нет дома, я готова наслаждаться этим моментом вечно.

========== Часть 9 ==========

— При исследовании греческой мифологии становится ясно, что миром в то время правили бессмертные боги, добрые и мудрые. Они обитали на вершине громадной горы Олимп и представлялись как прекрасные и совершенные существа, подобные по внешнему облику на людей. Они представляли из себя… — монотонно говорил профессор Абигейл. Я слушала, но не могла вникнуть в смысл сказанных преподавателем слов, потому что половину ночи не спала, а все из-за Гарри с Ханной, которые снова ругались по какому-то пустяку.

Мистер Абигейл переключил слайд, и на большом белом экране появилась картинка Зевса. К чему это всё? Почему нельзя просто показать фильм «Перси Джексон», мы бы и так всё поняли.

— Кэролайн, — я повернула голову к Реджине, которая сидела справа от меня. — Луи Томлинсон ведь твой сосед, да?

— Что тебе сделал этот дьявол? — Реджина опустила взгляд.

— Мне ничего, пока что, — что означало это «пока что»? — Ты подписана на него в инстаграме?

— Да, я потом скину тебе, как он записан, — подперев подбородок рукой, я снова уставилась на экран, на котором уже был изображен Посейдон со своим трезубцем.

— Ты не так меня поняла, — я тяжело вздохнула и посмотрела на девушку. Меня раздражала сама мысль о том, что мы разговариваем о Луи. — Ты сегодня заходила в инсту? — этот вопрос застал меня врасплох.

Мне от чего-то стало страшно, с бешено колотящимся сердцем я взяла лежащий на парте телефон и посмотрела на Реджину, та виновато кивнула головой. Я сглотнула и нажала на знакомую иконку с камерой.

Так, реклама бургеров, капучино со смайликом от Ханны, Зейн с Лиамом на паре, я немного задержалась, рассматривая фотографию. Макс Уортингтон из нашей школы, в которого я была влюблена в пятом классе, парочка ребят из универа, гортензии из сада моей мамы, кто-нибудь отберите у нее навык пользования интернетом. Мое нижнее белье… Стоп. Я осторожно промотала фотографию наверх. Твою мать. На фотографии я увидела открытый ящик с моим нижним бельем, несколько комплектов с мультяшками были во главе снимка. И подпись:

louist91 Тот самый момент, когда твоя соседка делает вид, что она большая девочка. А на самом деле…

#КэролайнФерис #РебенокРасист

Сто семьдесят пять лайков! Куча комментариев со смеющимися смайликами. Я убью его. Не выдержав, печатаю:

CarolineF @louist91 немедленно удали!!! Я убью тебя!

louist91 @CarolineF посмотри сколько лайков, им нравится.

Zayn @CarolineF не парься, Кэр, нет ничего сексуальнее Тасманского дьявола, изображенного на нижнем белье lol.

Возможно сейчас, я красная как рак. Я убью Луи Томлинсона, у него остались считанные минуты до его триумфальной кончины.

Zayn @CarolineF у Ханны тоже есть такое?

hannah92j @louist91 Тебе конец, лучше прячься, пока я не нашла твои трусы и не задушила ими тебя! Ты труп, Томлинсон. @Zayn ты тоже труп, за эти вопросы.

harrystyles @CarolineF @hannah92j боюсь всё пропустить, не начинайте дома разборок без меня. У меня всего три пары сегодня.

louist91 @hannah92j если будешь душить, то я выбираю трусы расистки со Спанч Бобом. @CarolineF уже 210 лайков.

liampayne мне освободиться пораньше, чтобы спрятать сельдерей?

niallhoran @liampayne я уже это сделал.

Ну, всё, с меня хватит, засунув тетрадку и ручки в сумку, я подскочила с места и начала выходить из аудитории. Я даже ничего не объяснила растерявшемуся мистеру Абигейлу, нужно будет извиниться перед ним, но это потом.

Я слишком быстро добежала до дома, на крыльце я постаралась отдышаться, перед тем как совершить особо тяжкое преступление. Я залетела домой, бросая сумку на пол. В гостиной на диване сидел Найл, а перед ним стоял Луи, крутя на указательном пальце мой розовый лифчик за бретельки, и что-то увлеченно рассказывал.

— Лу, — осторожно позвал блондин, кивая в мою сторону. Томлинсон обернулся и замер в удивлении, затем на его лице появилась довольная улыбка.

— Вот это реакция, — произнес он, продолжая крутить мой лифчик.

— Ты… Ты… — я прокручивала в голове кучу разных обзывательств, но ни одно из них не было достаточно оскорбительным для этого парня. Не совладав с эмоциями, я просто побежала на него, перепрыгивая через журнальный столик.

— Найлер, она одержимая! — Луи запустил моим же лифчиком мне в лицо и побежал в другую сторону. Я с ногами запрыгнула на диван, уперевшись одной ногой на спинку дивана, другой я оттолкнулась и прыгнула прямо на парня, повалив нас обоих на пол.

— Томмо, тебя сделала девчонка, — со смехом сказал Найл.

— Как ты вообще посмел залезть в чужую комнату?! — каждое мое слово сопровождалось ударом в грудь парня.

— Тише ты, — Луи смеялся и пытался поймать мои руки. — Просто дверь была открыта, вот я и зашел. Ящик с бельем тоже был приоткрыт, — он наконец поймал меня за кисти рук, не давая мне бить его дальше. — Я не удержался, — тяжело дыша я нависала над парнем и раздумывала над тем, плюнуть ему в лицо или нет.

— Ты, гребаный Умпа-Лумпа! — Томлинсон прыснул со смеху.

— Серьезно? Это все на что ты способна, Умпа-Лумпа? — зарычав от злости, я попыталась выдернуть свои руки из его тисков.

— Отпусти меня!

— Что бы ты меня убила? Хочешь сесть? У тебя слабый характер, знаешь что с такими делают в колониях? — чем бы мне стереть его наглую улыбку с лица? От бессилия на глаза начали наворачиваться слезы.

— Отпусти, — уже шепотом попросила я. Еще одно слово и я разревусь от унижения. Парень осторожно ослабил хватку, я сразу же слезла с него, села в сторону, и облокотившись спиной на диван, вытерла слезы.

— Кэролайн, — Луи сел напротив меня. — Да перестань, я сейчас все удалю, — он попытался дотронуться до моего плеча, но я отстранилась.

— Не трогай меня.

— Удаляй давай, — рядом со мной сел Найл. От него я тоже отодвинулась.

— Все, ничего нет. Смотри, — он повернул ко мне экран своего телефона, на котором был профиль его страницы в инстаграме. Той фотографии не было. — Пошли ко мне в комнату, сфоткай все что хочешь.

— Пошел ты, Луи, — я поднялась с пола и поплелась в комнату.

========== Часть 10 ==========

Во время перерыва между занятиями я отправилась в библиотеку, взяла там книгу «Мифы древней Греции», которая нужна была мне для работы по этому предмету. На улице была хорошая погода, поэтому я устроилась на одной из скамеек перед корпусом с библиотекой. Куча студентов сновали туда-сюда, кто с учебниками, кто со стаканчиками кофе, а кто-то и вовсе целовался, лежа на траве.

Я попыталась сконцентрироваться на легенде о Персефоне и ее матери Деметре. Но мне явно не удалось бы сегодня сосредоточиться, потому что меня отвлекали: то пробегающие мимо второкурсники, которые обливались водой и чуть не залили казенные бумажные страницы, то просто кучка смеющихся ребят, которые горланили какие-то песни. Я опустила ладони на раскрытую книгу, прикрыла глаза и откинулась на спинку скамейки, подставляя лицо лучам солнца.

— Ты такая милая, когда молчишь, — раздался голос за моей спиной. Распахнув глаза, я обернулась и увидела Томлинсона, который стоял позади меня, уперевшись локтями на спинку скамейки. Ничего ему не ответив, я отвернулась обратно и вздрогнула при виде Зейна, который опустился передо мной на корточки.

— Со мной ты тоже не разговариваешь? — спросил Малик. Демонстративно уткнувшись в книгу, я мысленно пыталась прогнать этих ребят. — Перестань, Кэр, я не выкладывал то фото. Ты молчишь уже неделю, так даже ругаться совсем неинтересно. Ты молчишь, Ханна молчит. Это невыносимо, — Зейн протянул руки и положил свои ладони на мои колени. — Вы даже на ночной концерт не отреагировали, с вами что-то не так.

— Жизнь в доме становится скучной, — поддержал его Луи. — Вчера даже Гарри вышел голым на кухню, а вы просто молча вышли. Не считая того, что Эмили чуть не крякнулась в обморок, — он усмехнулся. Я стрельнула в него гневным взглядом, призывая замолчать, что он и сделал.

— Давай же, поговори с нами, — Зейн поднялся и сел рядом со мной, закидывая руку на спинку скамейки позади моей спины. — Луи — социально нездоровый человек. Убогих нужно прощать.

— Да-а-а, — протянул Томлинсон, косясь на Зейна с улыбкой на лице. — Но сейчас я полностью здоров, пью свои таблетки.

— Отвалите, — произнесла я, смотря в учебник.

— Смотрите, кто заговорил, это же чудо, — Малик поймал пальцами прядь моих волос и легонько подергал.

— Я скажу Ханне, что разговариваю с тобой, и она отменит бойкот. Только отстаньте, — забирая прядь своих волос из рук Зейна, я снова уставилась в книгу. На самом деле, я уже давно их всех простила, точнее всех, кроме Луи. Но с Зейном мне не хотелось разговаривать совсем по другой причине.

Дурацкая мысль о том, что этот парень начинает мне нравится, не покидала меня уже несколько дней. Меня мучил вопрос, если Малику нравится Ханна, а он ей нет, то по закону лучших подруг номер один возникает вопрос: имею ли я право на симпатию к этому парню?

— Кэр, ты меня слышишь? — Зейн снова начал играть с моими волосами. — Снимай бойкот по-настоящему, мы скучаем по ссорам, — парень пихнул меня плечом. — Посмотри на меня, и я обещаю, что скоро отстану. — оторвав взгляд от учебников, я посмотрела в глаза Малику. Он находился так близко, что мне пришлось молить всех существующих святых о том, чтобы я не покраснела. — Ну, вот, — Зейн широко улыбнулся. — Так намного лучше. Мир? — он протянул ладонь. — Перестань ломаться, я знаю, что ты скучаешь по возможности покричать на нас, — усмехнувшись, я протянула ему руку.

— Мир.

— Замечательно. А вот и отличная задница, как по часам, — сказал Малик, указывая в сторону идущей к корпусу Ханны. — Я рад, что мы снова на общительной тропе войны, — перед тем, как встать, он потрепал меня по колену.

Я посмотрела вслед парню, который нагонял мою подругу. Обзор мне перегородило лицо Томлинсона. Парень перегнулся через спинку скамейки и широко улыбнулся.

— Пресвятые расисты, что это тут у нас? — я увеличила дистанцию между нами, отталкивая лицо парня своим учебником.

— Не приближайся ко мне, это мое личное пространство, — Томлинсон уперся одной рукой на спинку скамейки и перепрыгнул через нее, присаживаясь рядом. — Я непонятно выразилась?

— Кто-то запал на восточный менталитет? — поиграв бровями, он улыбнулся.

— Что ты несешь?

— Я говорю то, что вижу. Я знаю этот взгляд.

— Ты несешь полный бред.

— Ты покраснела.

— А ты несешь бред.

— Какой продуктивный диалог, — задумчиво произнес парень. — Тебя мучает то, что ему нравится твоя подруга? — он откуда из шоу экстрасенсов что ли? Закинув книгу в сумку, я встала со скамейки и быстро направилась в сторону, срезая путь по газону. — Да погоди ты, — Луи обогнал меня и встал передо мной. — Я могу помочь.

— Ты поможешь мне, если отстанешь от меня, — обогнув парня с правой стороны, я продолжила идти.

— Зейн мой лучший друг, я помогу охомутать тебе его за месяц, максимум два, — я резко развернулась и быстро подошла к Томлинсону.

— Ты мог бы говорить тише? — сквозь зубы, произнесла я.

— Обычно нужно меньше времени, но ты совсем не в его вкусе, ему нравятся блондинки, — продолжил парень будничным тоном. Мне пришлось ударить его сумкой по плечу. — Ауч, у тебя там гантели что ли? Пункт номер два: Зейну не нравятся дерущиеся девушки.

— Пункт номер три: отстань от меня.

— Я правда могу помочь.

— Зачем тебе это нужно? — скрестив руки на груди, спросила я.

— Окей, не хотел тебе этого говорить, — он тяжело вздохнул. — Мне скучно, — я открыла рот от возмущения.

— Тебе скучно, и поэтому ты собрался ставить эксперименты на моей личной жизни? — в ответ он пожал плечами.

— Я эксперт в экспериментах личной жизни. Однажды я помог очень некрасивой девушке, теперь у нее есть парень. Не то чтобы ты страшная, я совсем не это имел ввиду.

— За что? Ну, за что мне все это? — я развернулась и снова пошла вперед.

— Да погоди ты, — он остановил меня, схватив за запястье. — Тебе нравится Зейн, Зейну нравится Ханна, Ханне нравится кто-то, кто совсем не Зейн, может даже я, так? — он самодовольно улыбнулся, и я еле сдержалась, чтобы не закатить глаза. — Я друг Малика и знаю все о его вкусах, и могу помочь тебе в этом. Что плохого в том, что ты просто попробуешь? А я разноображу свою жизнь. Сегодня я свободен, мое свидание обломилось, но ничего страшного, у нее были ужасно сладкие духи. Ну, — он протянул руку, чтобы я пожала ее. — Идет? — прикусив губу, я задумалась. И правда, а что я теряю?

— Идет, — я пожала его руку в ответ. — Только никаких выкрутасов. И никаких перекрашиваний в блондинку, — Томлинсон открыл рот и закрыл его обратно. — Я серьезно.

— Хорошо, — он кивнул. — Оттеночный шампунь? — изогнув одну бровь, я посмотрела на него.

— Откуда ты вообще знаешь, что такое оттеночный шампунь?

— Многочисленное количество сестер в моем доме открыло мне новый мир. Вот ты какими тампонами пользуешься?

— Что прости? — парень рассмеялся.

— Видела бы ты свое лицо. На самом деле так глубоко в своих познаниях я еще не заходил. Ладно, хватит тратить время, приступаем сейчас же.

— Но у меня пара через пятнадцать минут.

— Какая пара, расистка? У тебя сейчас занятие с мистером Томлинсоном, — Луи подтолкнул меня в спину.

— Куда мы идем?

— Увидишь.

Мы направились в торговый центр, и в моем воображении сразу возникла картина того, как я примеряю множество нарядов, а Луи говорит подходит мне это или нет. А потом я как в фильме, становлюсь красоткой, иду по аллее славы с кучей красочных пакетов, и все на меня оборачиваются. Но мои мечты закончились на том, что Томлинсон свернул в магазин косметики и парфюмерии.

— Только не говори мне, что ты будешь помогать мне в выборе косметики, — усмехнувшись, произнесла я.

— Именно это я и собираюсь сделать, — парень уверенной походкой шел по залу, успевая улыбаться консультанткам.

— Ты серьезно разбираешься в этом? — семеня за ним, спросила я.

— Конечно нет, но нам нужно это, — он взял в руки черный лакированный тюбик.

— Красная помада?

— Это слабость нашего Зейна. Он давным-давно признался, что неравнодушен к девушкам с красными губами. Давай, попробуй, посмотрим, — он протянул мне тестер. Слегка выкрутив помаду, я провела ее концом по тыльной стороне руки.

— Красивый цвет.

— Свисток свой намажь, хочу посмотреть, — пожав плечами, я подошла к одному из зеркал, которые были повсюду. Нанеся косметику на губы, я повернулась к парню.

— Ну, что думаешь? — спросила я, как будто мы были тут с подругой. И тут моя подруга вытворила неожиданное. Луи наклонился ко мне и прикоснулся своими губами к моим в секундном поцелуе, после он отстранился, облизнул губы и поморщился.

— Нет, эта не подходит, у нее вкус ужасный, — я пихнула его в живот.

— Ты совсем офигел? Я и сама могу распробовать вкус помады.

— Как хочешь, — он пожал плечами. — Но ведь так интересней, — с улыбкой проговорил парень и принялся искать другую помаду. А я схватила влажную салфетку из коробочки, что стояла на полке и начала вытирать губы. Только с пятого раза, нам удалось найти помаду, которая была без привкуса чего-либо. И то, нам помогла консультантка, которую Томлинсон успел пригласить на свидание.

***

Вечером мы с Эмили сидели в гостиной, она печатала реферат на ноутбуке, сидя в кресле. На подлокотнике рядом с ней сидел Зейн и уже двадцать минут упрашивал девушку, чтобы та помогла ему написать реферат по астрономии. Точнее не помогла, а просто-напросто написала работу за него.

— Ну, пожалуйста, Эм, тебе же не сложно. Ты умная, я знаю, — ласковым голосом говорил парень, сползая ближе к Эмили.

— Ты мешаешь мне, Зейн, — строго ответила девушка. Она всегда была очень серьезной, когда делала домашнее задание. Подозреваю, что в школе она была одной из тех, кто первым поднимал руку после вопроса учителя.

— Я все что угодно сделаю. Я могу раздеться, хочешь? — парень начал стягивать с себя футболку. Усмехнувшись, я отвернулась к экрану телевизора. Эмили завизжав, прикрыла глаза.

— Не смей раздеваться! — крикнула она, продолжая прикрывать глаза. Малик встал, откинув футболку на пол, он начал расстегивать пуговицу на своих джинсах.

— Я не буду раздеваться, если ты напишешь. Не помню, — задумчиво произнес он, глядя в потолок. — На мне ли сегодня мое нижнее белье. Сейчас и проверим, — парень расстегнул ширинку и посмотрел на меня. «Подыграй мне» — одними губами произнес он.

— О, нет, Зейн, ты же совсем голый! Что ты делаешь, ты танцуешь прямо у Эмили перед лицом, как тебе не стыдно! — сдерживая смех, возмущенно произнесла я. Зейн начал пританцовывать перед Эмили, правда на нем по прежнему оставались джинсы. Мы оба смеялись, а Эмили продолжала визжать, не открывая глаз.

— Пусть он оденется, Кэролайн, скажи ему! — кричала девушка.

— Что тут происходит? — с улыбкой спросил Гарри, стоя в дверном проеме. Эмили прекратила визжать, вслушиваясь в разговор.

— Я абсолютно голый, потому что Эмили не хочет писать за меня работу, — Малик подмигнул Стайлсу.

— Но ты же в джинсах, — тупо произнес Гарри. Эмили открыла глаза, одной рукой она придерживала ноутбук, а второй толкнула Зейна.

— Я же подмигнул тебе! Она почти сломалась! — Малик начал нервно указывать пальцем на свой глаз.

— Прости, я не понял, что ты подмигнул, — со смехом произнес Гарри. — Ты в порядке, Эм? — спросил Стайлс у девушки. Та покраснела и кивнула головой. — Томмо, ну, где ты там? — крикнул парень.

— Он же идет на свидание с консультанткой, ты каким боком в этой компании? — спросила я, откладывая пульт.

— У консультантки есть подруга, — с улыбкой ответил Гарри.

— Все, я готов, — в дверях появился Луи, закидывая руку на плечо Стайлса. Он посмотрел на полураздетого Зейна, перевел взгляд на меня и коварно улыбнулся. Дурак.

— Если мы вернемся с гостьями, прошу простить нас за шум, — кинул нам Гарри, разворачиваясь в сторону выхода.

— Лучше включите свою дебильную музыку, чтобы заглушить этот шум, — крикнула я им вслед, откидываясь на спинку дивана.

— Пока, Гарри, — тихо произнесла Эмили, но входная дверь захлопнулась без ответа. Мы с Зейном посмотрели на Эмили.

— Так-так-так, — Малик засунул руки в передние карманы джинсов, нагнулся и с прищуром заглянул в глаза нашей соседке. — Невинная Эмили сохнет по развратному Гарольду?

— Оденься, — девушка начала яростно бить по клавишам своего компьютера. Усмехнувшись, Зейн простоял так еще какое-то время, но все же надел на себя футболку и застегнул джинсы, а затем снова сел на подлокотник кресла рядом с Эмили.

— И давно у тебя эта безответная любовь?

— Отстань от нее, Зейн, — сказала я, снова взяв в руки пульт.

— Но я могу помочь, — ответил он, всплеснув руками. Мы с кем вообще живем, со свахами?

— Мне не нужна твоя помощь, — отрезала девушка.

— А по-моему очень даже нужна. Хочешь Гарри? Он у тебя будет, мне всего лишь нужен реферат по астрономии.

— Мои чувства не продаются за какие-то рефераты. Гарри взрослый человек, если он увидит во мне что-то, то сам, без чьей-либо помощи, — закрыв ноутбук, Эмили встала и пошла наверх.

— Зачем ты так, Зейн? — тихо спросила я.

— Я не хотел ее обидеть, правда, — парень смотрел на лестницу, по которой только что поднялась Эмили. — Завтра извинюсь, — он еще какое-то время смотрел в пространство, и я невольно залюбовалась его лицом. Но потом в нем что-то изменилось, будто мелькнула какая-то идея, и он посмотрел на меня. — А как у тебя с астрономией? — я рассмеялась.

— Даже не думай, твой голый зад меня не испугает. Я уже и так все видела, — Малик криво улыбнулся, а потом слез с кресла и плюхнулся на диван рядом со мной. Он улегся, устроив свои ноги на подлокотнике, а голову положил на мои колени.

— Тебе ведь нравится Томмо? — я посмотрела на него сверху вниз и громко рассмеялась.

— Ты же несерьезно, да?

— Очень даже серьезно, и я могу помочь тебе в этом, — этот дом полон свах, иначе не скажешь.

— Мне не нравится твой друг, — «Мне нравишься — ты, тупица». Малик протянул руку и легонько щелкнул меня по носу.

— Ты даже имя его не можешь вслух произнести, он тебе точно нравится, — если он сейчас расскажет мне историю о том, как он помог страшной девушке, я разуверюсь в своей симпатии к этому парню. С другой стороны, если я соглашусь, значит, я буду больше времени проводить вместе с Зейном. Луи оценил бы эту идею.

— Ну, ладно, — пожав плечами, ответила я. — Может он мне немножко нравится, — через силу произнесла я.

— Ты даже соврать нормально не можешь, ты в него по уши втрескалась, — как же он ошибается. Я вздохнула и натянула улыбку.

— Ну, что, с тебя работа, с меня мужик?

— Звучит так, будто ты торгуешь проститутками, — поморщившись ответила я. Парень тихо рассмеялся.

— Сделка?

— Сделка, — кивнув головой, ответила я. Надо предупредить Томлинсона.

— Эй, Кэр, — позвал он.

— Да?

— Тебе идет эта помада.

Итак, подводя итоги сегодняшнего дня, лежа на своей кровати, я пришла в шок. С самого утра я не разговаривала ни с Томлинсоном, ни с Маликом. А теперь Луи помогает мне охмурить Зейна, а Зейн в свою очередь ничего не знает об этом и пытается подбить клинья к моей подруге. И еще одновременно с этим Малик теперь помогает мне привлечь внимание Луи, и я согласилась на это, только чтобы быть поближе к этому пакистанцу. Звучит как аннотация к плохому сериалу, главное, чтобы этот сериал закончился хэппи эндом.

Комментарий к

Друзья, кто читает “What a feeling”, будет небольшая задержка. Бетушка уехала до конца декабря, так что, пока будет маленький перерывчик)

========== Часть 11 ==========

После занятий мы с Реджиной отправились в общежитие к Эрику, доделали презентацию по мифологии древней Греции. После, от скуки мы посмотрели «Пиратов Карибского моря», и я с чистой совестью отправилась домой.

Переодевшись, я спустилась на кухню и налила себе в стакан апельсиновый сок. Я больше люблю вишневый, но выбирать было не из чего.

— Расистка, — я вздрогнула, и стакан чуть не выскользнул из моих рук.

— Луи, ты мог бы не подкрадываться сзади? Ты меня пугаешь, — парень взял из моих рук стакан и уселся за стол. О, отлично, я тут что-то вроде официанта?

— Я не виноват, что ты витаешь в облаках и ничего не слышишь, я предварительно поздоровался.

— Не мог бы ты перестать называть меня расисткой? — наливая себе сок, спросила я.

— Но ты уже привыкла и охотно отзываешься, — пожав плечами, ответил парень. Тут он был прав, но когда он окликает меня в коридорах университета, люди начинают оглядываться, и я испытываю жуткий стыд. — Невероятная насмешка судьбы, не находишь?

— О чем ты? — спросила я, присаживаясь напротив парня.

— Ну, знаешь, ты как Эдвард Сумерки.

— Как кто, прости?

— Помнишь, в фильме Эдвард сказал своей бабе: «И лев влюбился в овечку». Так вот, получается, что ты — лев-расист, а Зейн — черная овечка, — тяжело вздохнув, я сделала несколько глотков апельсинового сока.

— Во-первых, я не влюблялась в Зейна, он мне просто нравится. Во-вторых, я не расистка. В-третьих, он — Эдвард Каллен, а не Эдвард Сумерки.

— Да какая к черту разница? Ты поняла меня, — я рассмеялась. Не думала, что этот парень меня рассмешит. Луи допил сок, поднялся и поставил стакан в раковину.

— Томлинсон, — с укором произнесла я, потому что он не помыл за собой стакан.

— Ферис, — передразнил он меня тем же тоном.

— Даже не начинай, просто помой за собой.

— Окей, сдаюсь, — открыв кран, парень послушно помыл за собой посуду. — Кстати, — произнес Луи, облокотившись на столешницу и вытирая руки полотенцем. — Помада начала действовать, Зейн сегодня спрашивал о тебе.

— Правда? — я резко повернулась к нему. — Что спрашивал?

— Интересовался, не думаю ли я, что ты классная девушка и всё такое.

— О, нет, — я опустила голову на руки. Зейн уже начал действовать и пытается сделать так, чтобы Луи заинтересовался мной.

— Что не так?

— Он думает, что мне нравишься ты, — подперев щеку рукой, уныло произнесла я.

— Конечно, я тебе нравлюсь, я нравлюсь всем, — приподняв брови, я посмотрела на парня.

— Нам нужно поработать над твоей самооценкой, немедленно.

— Рассказывай, — Луи присел, облокотившись локтями на стол.

Я быстро рассказала ему про вчерашний вечер, как Зейн приставал к Эмили, а потом о том, как он сказал, что поможет мне с Луи, если я сделаю за него работу по астрономии. О том, как я подумала, что так смогу проводить больше времени с Зейном, но тут есть один минус — я ничего не смыслю в астрономии.

— Бред, — ответил Луи, покачав головой.

— Это всё, что ты можешь мне сказать? Кстати, как у тебя с астрономией? — он усмехнулся.

— Ты все испортила, рас… Кэролайн, — я чуть не поперхнулась соком, когда он назвал меня по имени. — Ты хоть понимаешь, что ты сделала?

— Попыталась быть поближе к нему, разве это не логично? — пожав плечами, ответила я.

— Нет. Ты должна была позвонить мне, и я бы сказал, что тебе нужно делать. Вот, смотри, — Томлинсон встал, забрал стакан с соком из моих рук и поставил его в центр стола. — Это наш Малик, — указав на стакан, произнес он. — Это, — он начертил пальцем маленький кружок, в центре которого стоял мой напиток. — Зона девушек, которые его интересуют. Это, — он начертил еще один круг, намного больше предыдущего. — Френд-зона. Сейчас ты думаешь, что находишься в нем, верно? — я кивнула головой. — Нет, ты глубоко ошибаешься. Ты была там до вчерашнего вечера.

— Есть еще один уровень френд-зоны? — Луи посмотрел на меня, как на идиотку и нарисовал еще один невидимый круг, который был очень большим.

— Это зона скорой помощи. Тут находятся все девушки, которые помогают тебе. Будь то домашняя работа, уборка по дому, они могут составить компанию, когда тебе скучно, а остальные девушки из двух предыдущих кругов заняты. Но это никогда не перейдет во что-то большее. Как пластырь — налепил, а потом выкинул.

— Не сравнивай меня с пластырем, — поморщившись, ответила я. — Это бред, я просто помогу ему один раз и всё.

— Ты должна отказаться, — Луи вздохнул, оперся ладонями на стол и заглянул мне в глаза. — Сколько раз на этой неделе Эмили мыла посуду за Гарри?

— Ну, — я задумалась. Вспомнив, что Гарри еще ни разу не мыл за собой посуду, я с ужасом втянула в себя воздух.

— А позавчера она убиралась в гостиной, хотя была очередь Стайлса. Теперь понимаешь, о чем я говорю?

— И так у всех парней?

— Естественно, если парень не додик, конечно. У девушек тоже есть такие ребята, — черт, он прав. Коллин Бьюлер из моего класса, он всегда делал за меня домашнее задание по математике, а я ему просто улыбалась.

— Боже.

— В этом деле главное быть милым. Ты думаешь, почему Гарри такой вежливый с Эмили? Он понял, что с вами это не прокатит. Но ты сдала позиции, Ферис, — он оттолкнулся от стола. — Ты должна отказаться.

— Бедная Эмили, — сочувственно произнесла я. — Я должна обо всем ей рассказать.

— Нет, я рассказал тебе это по секрету, ты не можешь этого сделать. Можешь намекнуть, но не рассказывай, иначе я стану изгоем в собственном доме.

— Ребята, кто пойдет в Нандос? — спросил Найл, заходя на кухню. — Что с вашими лицами, кого-то убили?

— Хоран, — позвала его я. — Сколько типов френд-зоны у парней? — блондин смерил меня удивленным взглядом.

— Скажи ей, Найлер, — скрестив руки на груди, попросил Луи.

— Две, — ответил Найл. — Обычная и санитарки или скорая помощь.

— И в чем между ними разница? — спросила я.

— В обычной зоне ты уважительно относишься к девушке, а санитарку можно использовать. К чему эти вопросы? Кто кого занес в санитары?

— Да мы так, просто рассуждаем, — рассеяно ответила я и посмотрела на Томлинсона. Тот ответил взглядом — «я же говорил».

— Не видели Эмили? Она такая грустная со вчерашнего вечера, хотел позвать ее с нами в Нандос, — я насторожилась, мне теперь везде мерещится третий круг ада, точнее френд-зоны.

— А кто ещё идет? — спросил Луи.

— Я пока никого не спрашивал кроме вас. Как вы думаете, она согласится?

— О, нет, еще один? — Луи рассмеялся и уселся на столешницу. — Я так рад, что мне никто не нравится в этом доме. Кроме тебя, Найло, ты настоящая душка.

— Ты тоже мне небезразличен, моя малютка, — Хоран послал Томлинсону воздушный поцелуй. Луи сделал вид, что поймал его и прижал ладонь к груди.

— Да уж, — произнес Луи, когда Найл вышел. — Мне становится все страшнее жить в этом доме. Наступит тот день, когда вся эта любовная канитель выльется, и мы окажемся, как на пороховой бочке. Хочешь, съедем в отдельные апартаменты?

— Ох, отстань.

========== Часть 12 ==========

Я зашла в кабинет по экономике и уселась за партой в третьем ряду. Поздоровавшись с некоторыми ребятами, я принялась обсуждать нелепые слухи из университета со своей соседкой по парте. Она рассказывала, кто с кем спал, и кто кому изменил. Как слухи так быстро распространяются? Помимо того, что все говорят об этом, люди еще умудряются постить об этом в своих социальных сетях.

Даже я недавно стала жертвой социальных нападков, после того как Луи выложил фотографию моего нижнего белья. Некоторые студенты до сих пор откровенно смеются, кто-то присвистывает, а кто-то начинает петь песню из Спанч Боба. Это та, которая «Вы готовы дети?! Да, капитан!». Ну, вы поняли. Долбанный Луи.

В дверях появился Найл, он улыбнулся, и я улыбнулась в ответ, этим утром мы уже виделись дома. Перед тем как подняться на самый верх к своему месту, он остановился перед моей партой. Карен, которая сидела рядом со мной, мгновенно отвлеклась от всех сплетен и уже сосредоточила все свое внимание на подошедшем парне. Она кокетливо улыбнулась ему и слегка прикусила кончик своей ручки.

— Кэролайн, тебе лучше спрятаться, — с улыбкой сказал блондин.

— Ты о чем? — удивленно спросила я.

— У тебя около сорока секунд до того, как ты сильно начнешь нервничать.

— Если вы перестанете разговаривать загадками, учитель, ситуация сразу же прояснится, — Найл пожал плечами и пошел к своему месту.

— У вас в доме случайно нет еще одного места? У вас один сосед горячее другого, — тихо произнесла Карен, провожая взглядом Найла.

— Кэр! — в дверях появился Зейн.

— Ну, что я говорила, — усмехнувшись, вставила Карен.

Я не была удивлена, увидев в кабинете Малика, на это занятие мы ходим вместе. Но меня удивил тот факт, что парень не успел зайти, а уже выкрикивает мое имя.

— В чем дело? — с опаской спросила я.

— Пошли, — он протянул мне руку.

— Куда? Зачем? — промелькнула страшная мысль о том, что Луи мог рассказать ему все. — Слушай, если Томлинсон что-то сказал тебе, то это не то, о чем ты думаешь, — на красивом лице Малика промелькнуло замешательство.

— А он-то здесь причем? — мысленно я подпрыгнула от радости, значит Луи держит рот на замке.

— Да так, — я отмахнулась. — Что ты хочешь?

— Может я могу чем-нибудь помочь? — спросила Карен у Малика, снова применив тот финт с ручкой. Выглядит классно, надо будет попробовать дома перед зеркалом. Но в данный момент мне хотелось затолкнуть эту ручку ей в глаз, чтобы она больше никогда не смотрела так на Зейна.

— Эм, может чуть позже, — улыбнувшись ей, ответил парень. Я тут подумала… им обоим не помешает ручка в глазу. — Вставай уже, Кэр, нам нужно идти, — нетерпеливо кинул парень. Мало того, что он считает меня санитаркой, так еще и улыбается моей соседке по парте. Это обидно. Скрестив руки на груди, я отрицательно покачала головой.

— Я никуда не пойду, сейчас начнется занятие.

— А, ну, конечно, ты сказала мне «нет». Тогда я пошел, сяду на свое место, — он взял меня за руку и потянул, тем самым заставив меня встать. — Мы вроде уже приличное время знакомы, думаешь, я буду церемониться? Мне нужно, чтобы ты пошла со мной и увидела кое-что.

— Я уже видела все твое «кое-что», — резко ответила я, и по кабинету начали пролетать смешки. Зейн усмехнулся и наклонился ко мне. В этот момент я забыла как дышать.

— Восточный менталитет, помнишь? — прошептал он. Я так и не поняла, что он имел ввиду, пока парень не закинул меня на свое плечо. Взвизгнув, я вцепилась в футболку Зейна, комкая ее на спине. Подняв взгляд, я увидела улыбающегося Найла, он помахал мне рукой.

— Найл, — беспомощно позвала я. Тот пожал плечами, мол ничем не могу помочь. Когда меня выносили из кабинета, я показала блондину средний палец. — Я могу идти сама, Зейн, — сказала я, когда мы сворачивали по коридору.

— Мы почти на месте, — в коридоре первого этажа, он наконец опустил меня на пол.

— Ну, объяснишь в чем дело? — спросила я, поправляя задравшийся кардиган.

— Дело вот в этом, — он указал в сторону окна, у которого мы стояли. Точнее на того, кто был за окном. Перед учебным корпусом на скамейке сидели Ханна и Лиам, они весело о чем-то разговаривали и смеялись. Не только я одна налаживаю связи с соседями.

— Хорошо, — я повернулась к возмущенному Малику. — Они просто разговаривают, что в этом плохого? Или погоди, я поняла, — прикусив губу, я замолчала на несколько секунд. — Ревнивый восточный менталитет.

— Да подожди, он сейчас опять это сделает.

— Что именно?

— Вот, смотри! — я наклонилась ближе к стеклу. Лиам протянул руку и заправил прядь волос Ханны за ухо. — Когда я попытался так сделать в прошлый раз, я думал, что она плюнет мне в руку. Меня это бесит, — прикрыв на несколько секунд глаза, я тяжело вздохнула.

— Окей, причем тут я? И кстати, я не буду писать за тебя работу по астрономии, — добавила я, потому что это был идеальный момент, чтобы сменить тему.

— По астрономии? — ему понадобилась пара секунд, чтобы понять, о чем я говорю. — Да фиг с ней, попрошу Гарри, а он попросит Эмили написать ее.

— Эмили вам не санитарка! — громко возразила я.

— Не понимаю о чем ты, — с улыбкой пробормотал парень. Я серьезно посмотрела на него. — Это Найл, да? Он тебе сказал? — я молча смотрела на него, потому что боялась выдать Томлинсона. — Ладно, я чуть позже вздерну его ирландскую задницу. Я хочу, чтобы ты помогла мне с Ханной.

— Нет, — я развернулась и пошла в сторону кабинета.

— Кэр, постой, — парень обогнал меня, преграждая мне путь. — Мне всего лишь нужна анкетная информация. Что она любит, чем ей нравится заниматься, куда ей нравится ходить, ее любимые лакомства. Ничего криминального, — он протянул руку и нежно завел прядь моих волос за ухо, точно так же, как это делал Лиам пару минут назад. — Ты же не станешь плевать мне в руку? — он улыбнулся. Черт бы побрал эту улыбку.

Я не знала, что мне делать. Это как минимум неправильно. Пока что Зейн не нравится Ханне, но вдруг я помогу ему и все поменяется? Тогда я своими же руками все испорчу.

— Кэр, — парень выжидательно смотрел на меня. — Ну, давай же, соглашайся. А я помогу тебе с Томмо, — я продолжала раздумывать. — Ты же желаешь счастья своей подруге? Я и есть олицетворение счастья.

— Ладно, уговорил, — Зейн наклонился и зажал меня в медвежьи объятия.

— Ты классная, — ага, классная санитарка. — Пошли, — он потянул меня за руку.

— Кабинет в другой стороне, — указав пальцем в нужную сторону, произнесла я.

— Какой кабинет, мы идем туда, — парень кивнул головой в сторону окна, явно имея ввиду Лиама и Ханну.

— Но…

— Хочешь, чтобы они и дальше ворковали там, словно голуби?

Эти ребята не дают мне спокойно жить дома, не дают ходить на занятия. Даже страшно представить, что будет дальше.

— Привет, — поздоровался с ребятами Зейн, когда мы остановились напротив скамейки, на которой они сидели.

— У тебя разве не пара? — спросила у меня Ханна.

— Да пара, — ответил за меня Малик, закидывая руку на мое плечо. — Но у нас есть дела.

— Это интересно какие же? — с улыбкой спросил Лиам. — Счастливые часы в пицца Хат? — Джастис рассмеялась, и Зейн сжал мое плечо.

— А вы тут чего сидите? — спросила я. Боже, какой тупой диалог.

— Представляете, оказывается мы с Лиамом ходили в одну и ту же музыкальную школу! — с энтузиазмом ответила Ханна.

— Да вы что? — широко улыбаясь, переспросил Зейн. — Это просто удивительно! — я подавила смешок. — И на чем ты там играл, Пейно?

— Ты же знаешь, что на пианино. А Ханна у нас скрипачка.

— У вас так много общего, — Малик еще сильнее сжал мое плечо, и мне пришлось незаметно пихнуть его локтем, чтобы ослабил хватку.

— А с каких пор вы двое дружно ходите вместе, вместо того чтобы сидеть на парах? — спросила Ханна, подозрительно оглядывая меня с головы до ног. Я не успела и рта открыть.

— У нас тоже много общего, — ответил за меня Зейн. — Да, Кэр? — он хлопнул меня по плечу, и я еле устояла на ногах.

— О, да, как оказалось, у нас много общего.

— Например? — Лиам с улыбкой откинулся на спинку скамейки и закинул руку за плечо Ханны.

— Мы оба обожаем езду в упряжке, — выпалила я первое, что пришло мне в голову. Все трое уставились на меня в удивлении. — Ладно, мы пойдем. Счастливые часы все-таки, — я с силой потянула неподдающегося Зейна за руку.

— Езда в упряжке?! — возмущенно переспросил парень, когда мы отошли. — Езда в упряжке это не сексуально, ты как вообще додумалась до этого?

— Это не сексуально, но зато мило!

— Ни черта подобного. Так что раз уж мы все равно не на паре, — пожав плечами, произнес парень. — Мы успеваем на счастливые часы?

— Да, — посмотрев на время, ответила я. Хоть что-то хорошее в этом дне, я проведу обед с Зейном вдвоем.

За обедом я рассказала Зейну о интересах и увлечениях Ханны. Малик даже выпытал у меня мелочи предыдущих отношений моей подруги. В ответ парень рассказал мне много вещей про Луи, я слушала и делала вид, что мне это интересно. Вообще-то это было просто, потому что все, что рассказывал Зейн — было интересным. Я бы хотела записать его голос на диктофон и слушать перед сном.

========== Часть 13 ==========

Вот уже прошла неделя, как Зейн, благодаря моим подсказкам, решил действовать по какому-то одному ему известному плану. Он пытался говорить на темы, которые интересуют мою подругу, но все их разговоры заканчивались руганью. Меня умиляло то, как парень бесился после каждой неудачной попытки.

Ханна всё больше времени проводила с Лиамом и с ребятами с ее потока. Мне было немного обидно, от того что мы начали проводить все меньше времени вместе. Но это было неизбежно, у нас разные специальности и разный круг общения. Мой помощник — Луи, все реже появлялся дома, пропадая на своих тусовках вместе с Гарри.

Эмили все так же молча сохнет по Стайлсу и делает за него всевозможную работу. Я попыталась намекнуть девушке на то, что это неправильно, но она не стала меня слушать. Найл проявляет знаки внимания в сторону Эмили, но та будто ослепла. Моментами мне казалось, что наша жизнь — это реалити-шоу, только в живом формате, и мне отчаянно хотелось переключить на другой канал.

Для меня было удивлением, когда Луи без стука залетел в мою комнату, в то время как я красила ногти.

— Фу, что это за запах? — поморщившись, спросил парень.

— Это лак, — я демонстративно помахала кисточкой в воздухе.

— Я открою окно, ты так весь дом провоняешь этой дрянью.

— Мог бы и постучаться, вдруг я была не одета, — приоткрыв окно, Томлинсон развернулся ко мне с улыбкой на лице. — О, нет, даже не думай озвучивать свои мыслишки вслух.

— Ты грязно мыслишь, расистка. Я улыбнулся, только потому что вдохнул свежего воздуха, — он уселся на кровать рядом со мной и начал рассматривать мою правую руку, которую я красила. — Что за цвет? — без особого интереса спросил он.

— Перламутровый, — накрасив последний палец, я закрыла флакончик с лаком и принялась дуть на свои ногти. Парень, сидящий напротив, издал смешок, я смерила его вопросительным взглядом.

— Девушки такие забавные, когда занимаются всеми этими вещами. Такие серьезные, — он откинулся назад, упираясь на локти.

— Зачем пришел?

— Я твоя фея крестная. Забыла?

— Кажется, что фея крестная сама забыла про это, пока безбожно тусила, — Луи усмехнулся.

— У феи крестной тоже должна быть личная жизнь. Я эгоистичная фея, поэтому на первом месте стою я, а уже потом желания моих подопечных.

— Почему я не удивлена?

— Короче, есть идея насчет тебя и Зейна, — я с любопытством посмотрела на него. — Что ненавидят девушки, и обожают парни?

— Чужую большую грудь? — спросила я, тряся кистями рук, чтобы лак быстрее высох. Томлинсон рассмеялся.

— Неплохой вариант, но нет. Спорт, — Луи протянул руку и взял меня за локоть. — Могла бы ты перестать? Меня действительно очень раздражает это, — кивнув головой, я положила ладони на свои колени. — Спасибо.

— Какой именно спорт?

— Бейсбол. Сегодня играют Лейкерс против Чикаго Буллс, будут показывать по ящику. Зейн бешеный фанат Лейкерс.

— Так, отлично, я обожаю бейсбол! — хлопнув в ладоши, сказала я. Луи смерил меня недоверчивым взглядом, и мой былой энтузиазм угас.

— Ты хотя бы основные правила знаешь?

— Нет, — опустив голову, честно призналась я.

— Так и думал. Я быстро объясню тебе, правила легкие. У нас есть еще два часа, ты все поймешь.

— Отлично! — я искренне улыбнулась ему и приготовилась слушать правила.

— Итак, все просто, — Томлинсон сел поближе, взял мои вытянутые ноги и положил их на свои колени. — Есть две команды: одна — нападает, вторая — защищается.

— Пока все понятно, — я кивнула головой, и парень усмехнулся.

— Они меняются местами каждые три аута, — я задумалась над тем, как понять, что аут это и есть — аут? Но решила не перебивать рассказчика. — На поле есть базы: первая, вторая, третья и четвертая.

— Это я знаю, — довольно ответила я.

— Блестяще, ты почти выучила правила игры.

— Правда?

— Конечно нет. Продолжим, — он опустил ладони на мои ноги. — Четвертая база называется — дом. Там происходит все самое интересное, команда нападения отбивает мяч именно оттуда. Есть три главных игрока: питчер, бэттер и кэтчер.

— Звучит как названия сырных крэкеров, — отметила я. Луи улыбнулся.

— Питчер — кидает мяч, бэттер — отбивает, кэтчер — пытается его поймать. Если бэттер отбивает мяч, он бежит и становится раннером. Ему нужно пробежать все базы и тогда команда получает очко. Или ему нужно добежать хотя бы до первой базы, пока команда противника не поймала мяч, а потом…

— Стоп-стоп! — я подняла ладони вверх. — Можно сначала? Я совсем ничего не поняла, крэкер на крэкера, что там происходит вообще? Кто и куда бежит? По часовой стрелке или против? — Луи молча смотрел на меня какое-то время, после потянулся к моей прикроватной тумбочке и взял несколько флакончиков лака, которые там стояли.

— Смотри, — он начал раскладывать лаки, будто каждый из них игрок. И принялся заново объяснять правила, но эта затея с треском провалилась.

— Я сдаюсь, — откинувшись на подушки, произнесла я. — Дурацкая игра, кто ее только придумал? Не мог Малик увлечься фигурным катанием.

— Попробуем зайти с другой стороны, — выбравшись из-под моих ног, парень передвинулся по краю кровати ближе ко мне, и облокотился рукой с другой стороны от меня.

— Ты решил сделать это буквально? — с улыбкой спросила я.

— Все на поле хотят переспать с Зейном, — внезапно произнес он, и я засмеялась. — Да, все. Даже судья. Представь, что ты стоишь с битой, Эмили кидает мяч и если Ханна его поймает, то в спальню идет она. А если отбиваешь ты, — Томлинсон дотронулся кончиком пальца до моей ключицы и провел по ней. — То ты должна бежать, чтобы добраться быстрее до спальни. Пока ты бежишь, команда Ханны ловит мяч и перебрасывает его от базы к базе, — он отвел руку от моей ключицы, и у меня возник вопрос, почему я сама не попросила его убрать ее. Я списала это на то, что слишком внимательно слушала. — Ты должна быть на каждой базе раньше, чем команда Джастис перебросит туда мяч. Добегаешь до последней, и Зейн снимает элемент одежды. Хотя погоди, — он поморщился. — Давай лучше ты будешь снимать. Не хочу думать о раздевающемся Зейне, — усмехнувшись, я толкнула его в грудь, чтобы увеличить расстояние между нами.

— Там еще много правил?

— Это только начало, — в ответ я только простонала, прикрыв ладонями лицо.

Луи придумал еще один способ, он нашел видео в интернете, которые помогли бы мне разобраться в правилах игры. Сорок минут я смотрела и все равно ничего не смогла понять. Эту игру должны смотреть люди, которые получили, как минимум, нобелевскую премию. Я хотела пожаловаться Томлинсону на то, что больше не смогу смотреть это. Но повернув голову, я обнаружила, что парень спал. Отложив телефон в сторону, я внимательно на него посмотрела. Значит, я тут мучаюсь, а он сладко посапывает. Одна его рука была вытянута вдоль тела, вторая лежала на животе. Его грудная клетка размеренно опускалась и поднималась. Он спал крепко. Настолько крепко, что это навело меня на одну нехорошую мысль.

Открыв флакончик с перламутровым лаком, я уселась на колени и склонилась над парнем. Осторожно провела кисточкой по указательному пальцу, Луи даже не дернулся. И так, ноготь за ногтем, я накрасила все. Хорошо, что я не выбрала яркий лак, он бы сразу его заметил. Закончив играться в девичий салон, я снова принялась смотреть видео.

— Луи, — осторожно позвала я. Я легла на бок и подперла голову рукой. — Томлинсон, просыпайся, скоро начнется игра, — парень никак не отреагировал, и я тыкнула пальцем ему в щеку. Луи поморщился, отмахнулся от моей руки, затем повернулся на бок и бесцеремонно навалился на меня, закинув руку и ногу сверху. — Томлинсон! — мой голос звучал приглушенно из-за того, что я говорила прямо в грудную клетку парня, к которой была прижата. Он промычал что-то недовольное в ответ.

Выбор у меня был небольшой, поэтому я с трудом вытащила свою руку и щипнула его за бок. Парень вздрогнул и резко сел на кровати. Его каштановые волосы были взъерошены еще больше, чем обычно, и спросонья он не совсем понимал, где он находится. Луи оглянулся на меня, и его губы растянулись в сонной улыбке.

— Почему ты одета? — закатив глаза, я села рядом с ним.

— Сейчас начнется игра, а я до сих пор ничего не поняла.

— Так, — он провел ладонью по лицу. — Сядешь рядом со мной, и я буду тихо говорить тебе, что да как.

— Договорились, — я с благодарностью ему улыбнулась. Я обратила внимание на его ногти и поняла, что сделала ошибку. Он помогает мне, а я устроила детский сад. — Луи, — позвала я парня, когда он выходил за дверь.

— Все потом, расистка, у нас мало времени. Шевели своей очаровательной задницей быстрее.

— Вот и оставайся с накрашенными ногтями, — пробубнила я себе под нос.

========== Часть 14 ==========

Мы с Луи спустились в гостиную, которую уже заняли Зейн, Найл и Гарри. На маленьком столике перед диваном было огромное количество пива и чипсов. Стайлс и Хоран сидели в креслах, а Малик развалился на диване. Я села рядом с ним, потом сел Луи, двигая меня своим бедром ближе к Зейну.

В гостиной повисла угнетающая тишина, и только телевизор издавал звуки. Трое парней молча смотрели на меня. В их глазах читалось: «Какого черта ты тут делаешь?!».

— Я привел вам болельщицу, — сказал им Луи. — Оказывается, что Кэролайн обожает бейсбол.

— Правда? — изогнув бровь, спросил Гарри.

— Ага, — пожав плечами, ответила я. — Вперед «Лейкерс»! — с воодушевлением крикнула я. Луи рядом со мной усмехнулся, потянулся вперед за пивом и протянул мне одну из бутылок. Кивнув ему головой, я приняла напиток, повернула ребристую пробку и откинула ее на стол. Затем я принялась смотреть в экран, делая вид, как будто я пришла сюда, только для того чтобы посмотреть в игру.

— Это не к добру, — сказал Найл. — Женщина, смотрящая бейсбол. Это как у пиратов на корабле — она может прогнать удачу.

— Заткнись, Найлер, — ответил ему Зейн. — Это правда классно, что ты любишь бейсбол, Кэр, — с улыбкой сказал он мне. Я улыбнулась ему в ответ и показала Хорану средний палец. В ответ он скорчил рожицу.

Я представляла, что Зейн будет обнимать меня во время игры, но нет. Он только и делал, что кричал на телевизор, как и остальные парни. Уверена, что если бы в комнату вошла голая Дженнифер Энистон, они бы даже не заметили.

Луи легким движением колена задел меня по ноге. Это происходило уже не в первый раз за время просмотра игры. Это озночало, что мне пора начинать радостно кричать.

— Флай-аут, — тихо произнес он мне на ухо, пока парни радовались.

— Это же флай-аут! Подумать только, — радостно проговорила я.

— Да, это мать его его флай-аут! — ответил Зейн и на несколько секунд приобнял меня.

— «Буллс» долбанные неудачники, — заявил Гарри, шурша пакетом с сырными чипсами. — Привет, Эм, — я обернулась на вошедшую девушку.

— Кэролайн, ты тоже смотришь бейсбол? — она опустила взгляд на бутылку пива в моей руке.

— Да, я его люблю с самого детства, — кивнув головой, ответила я.

— Кого ты там любишь с самого детства? — спросила Ханна, спускаясь по лестнице. Засада. Луи рядом со мной напрягся, я кинула на него встревоженный взгляд.

— Бейсбол, — ответила Эмили. — Кажется Кэролайн хорошо разбирается в нем, — смех Ханны резанул меня словно ножом по сердцу.

— Кэролайн? — смеясь спросила она. Луи рядом со мной подпрыгнул на месте, а потом и вовсе вскочил с дивана.

— Страйк-аут, вот уроды! — все парни сразу обратили свое внимание на телевизор. Я быстро показала Ханне, чтобы та держала рот на замке. Она подозрительно посмотрела на меня, но промолчав, вышла из комнаты. Эмили тихо рассмеялась, а я улыбнулась ей в ответ. — Простите, — Томлинсон опустился рядом со мной. — Показалось.

— Дебил, — пробурчал Стайлс и бросил в Луи ломтиком чипсов.

— Ну, прости, долбоклюй, — ответил ему Луи и бросил в друга крышкой от пива. Откинувшись на спинку дивана, он подмигнул мне.

Через какое-то время Томлинсон слегка задел рукой мое колено, это значило, что нужно злиться и ворчать на игроков. Но его рука так и осталась лежать на моем колене, все сильнее сжимая его. Я уже хотела сказать парню, как он охамел, но тут поняла, что он пристально смотрит на свою руку, а точнее на ногти. Ой. Я совсем забыла про это. Наши взгляды с Луи встретились, и мне захотелось вжаться в диван и не вылезать оттуда никогда.

— Ты так крепко спал, — тихо сказала я. — Мне было скучно, — парень медленно разжал свои пальцы и приблизил ладони к лицу, рассматривая свой маникюр.

— А мне идет, — с улыбкой проговорил он.

— Ты правда так думаешь? — спросила я.

— Офонарела?! Я тебе пупсик что ли или с чем вы там девочки играетесь?

— Тише вы, — шикнул на нас Зейн.

— Прости, — прошептала я. Луи перевел взгляд на экран и задел меня своим коленом. Пора радостно визжать.

— Ампайр, — пробормотал он. Глядя в телевизор.

— Ампайр! — вскакивая с дивана, крикнула я. В комнате воцарилась гробовая тишина.

— Ампайр это — судья, — сказал мне Найл, оглядывая меня с головы до ног. Томлинсон—подставщик, я посмотрела на него, он хитро мне улыбнулся одними губами и подпер подборок рукой, ожидая того, как я буду выкручиваться. Змееныш.

— Симпатичный у них судья, — присаживаясь на диван, произнесла я.

— Какой именно, расистка? Их там четыре штуки, — раздался голос Луи. — Тот который лысый? Или погоди, наверное тот который с озером в лесу.

— Они мне все нравятся, они похожи на моих любимых дедулей. У меня когда-то было четыре очаровательных дедули.

— Я сейчас заплачу, это так трогательно, — вставил Томлинсон.

До конца игры я не промолвила ни слова. Парни быстро позабыли о моей выходке, так как были сильно увлечены происходящим на экране.

— Кто женского пола, тот и убирает весь этот срач, — сказал Стайлс, выбегая из гостиной после окончания матча.

— Поддерживаю кудрявого товарища, — Хоран вслед за другом быстро ретировался из помещения.

— Засранцы, — буркнула я. Луи наклонился ко мне.

— Ты, я и херня которая снимет эту гадость с моих ногтей, на втором этаже через пару минут. Быстро, — тихо сказал он мне на ухо. Парень резко поднялся с дивана и пошел наверх.

— Кэр, — позвал меня Зейн, я обернулась. — Ты ничерта не соображаешь в бейсболе, верно? — поставив пустую бутылку из-под пива на стол, спросил Малик.

— Я не то чтобы совсем не знаю правил, — я неловко пожала плечами. — Просто немного путаю термины, вот и все.

— Да перестань, я знаю для чего ты это сделала.

— Да? — покраснев, спросила я.

— Ага, ты сделала это для Томмо. Я же говорил тебе в пиццерии, что ему нравится бейсбол. Отличный ход, — фух, пронесло.

— Да, для него. У меня было совсем немного времени, чтобы подготовиться.

— Ничего, я тебя потом поднатаскаю в этом деле.

— Правда? — широко улыбнувшись, спросила я.

— Конечно. Можешь идти, я сам здесь приберу. Ты заслужила отдых после просмотра игры, о которой ты нифига не знаешь, — усмехнувшись, произнес парень, вставая с дивана.

— Я все равно тебе помогу, мне несложно.

— Расистка! — раздался оклик сверху. О, нет. Я уже вижу, как мой надзиратель Луи в нетерпении машет своими наманикюренными пальчиками.

— Все в порядке, я сам справлюсь. Беги. Кажется, бейсбол и правда действует, — сказал Зейн, подбирая с пола пустой пакет из-под чипсов. Ну, да, действует, только совсем наоборот.

========== Часть 15 ==========

— Что за вранье про бейсбол? — спросила у меня Ханна вечером, пока мы меняли постельное белье в нашей комнате.

— Да так, просто хотелось показаться компанейской, — если бы я рассказала всю правду Ханне, она подняла бы меня насмех.

— Это странно, — она усмехнулась, снимая наволочку со своей подушки.

— Что именно? — застилая чистую простынь, спросила я.

— Меня всегда поражало, как ты пытаешься понравиться людям и делаешь то, что тебе не нравится.

— Это было немного обидно, — заправляя простынь под матрас, ответила я.

— Но это правда, самой-то не надоело прогибаться под интересы окружающих?

— Если хорошие люди, почему бы и не попробовать заинтересоваться их увлечениями?

— Хорошими людьми ты называешь зазнайку Зейна, придурка Луи и имбецила Гарри? — просовывая одеяло в пододеяльник, спросила подруга.

— Зейн не зазнайка! — ответила я, взбивая подушку. — Он на самом деле хороший парень. А Луи не такой придурок, правда он это редко показывает. Ну, а Гарри… Тут я пожалуй соглашусь.

— Это смешно. Зейн ходит голым, а Луи выложил фотку твоего белья в инсту.

— Тебе стоит пообщаться с ними.

— Не буду я общаться с этими людьми. И тебе не советую.

— Слушай, если у тебя плохое настроение, — встряхнув свое одеяло, обиженно сказала я. — Не стоит портить его и мне.

— Ох, извините, что я порчу вам настроение. Была бы у меня своя комната, то я, возможно, ушла бы туда. Но мы же живем вместе, — сев на кровать и скрестив руки на груди, ответила Ханна.

— Можешь съехать в гостиную, — бросила я.

— Тебя спрошу в последнюю очередь, — ссора. Давно мы не ругались, уже месяца два наверное. Для нас это было привычным делом, в школе мы даже дрались пару раз. Ну, как дрались, Джастис просто надирала мне задницу, и на этом перепалка была окончена.

— Наверное, сначала ты спросишь своих новых друзей? Ведь на них у тебя полно времени, — я села на свою кровать в ту же позу, что и Ханна. Джастис прищурилась.

— Ты ревнуешь?

— Я не ревную, Ханна, — вздохнув, ответила я. — Мне просто хочется, чтобы мы больше времени проводили вместе, как раньше.

— Если бы ты занималась тем, что тебе на самом деле нравится, у тебя уже давным-давно появились бы новые друзья со схожими интересами, и тогда бы ты не тосковала здесь в одиночестве, — от возмущения я раскрыла рот. Грядет глобальная ссора. Сейчас мы наговорим друг другу гадостей, а потом будем сожалеть и извиняться.

— У меня есть новые знакомые! — Ханна засмеялась. Раздался стук в дверь, а за ним из-за двери появилась Эмили.

— Девочки, какой блеск лучше: персикового цвета или розового? — спросила Эмили, продемонстрировав два маленьких тюбика.

— Розовый, — ответила Ханна.

— Персиковый, — одновременно с подругой ответила я.

— Ну, вот, опять! — сказала Джастис, указывая на меня рукой. — Как меня достал твой персик. Шампунь, гель для душа, крема, ароматизированные свечки и все с долбанным персиком. Беги в супермаркет, Кэролайн, там туалетная бумага с запахом персика по акции продается.

— Да у тебя все то же самое, только с долбанной лавандой!

— Девочки, вы чего? — спросила Эмили.

— Как же тебе повезло, Эмили, что у тебя нет соседки по комнате, — сказала Джастис.

— Да, повезло, — поддержала я. — Иначе бы ты проснулась с пучком лаванды в заднице.

— Осторожней ложись спать, а то проснешься с чем-нибудь другим в своей заднице, — ответила мне Ханна. Глаза Эмили расширились от удивления.

— Эй, Ханни, — в дверном проеме появился Лиам, облокачиваясь на дверной косяк. — У тебя мои наушники, не вернешь?

— Надеюсь, что у тебя нет аллергии на лаванду, — бросила ему я. — Кстати, Лиама ты тоже считала придурком с самого начала? — спросила я у Ханны.

— Я вообще-то тут стою, — отметил Лиам.

— Лучше заткнись, — сквозь зубы произнесла Ханна. — Тусуешься то с Томмо, то с Зейном и ни один из них на тебя внимания не обращает. Наверное, это чертовски обидно, да? — я с возмущением посмотрела на подругу. — Кэр, у тебя сейчас было лицо как тогда, когда ты описалась в третьем классе.

— Ты, — сжав кулаки, я серьезно посмотрела на подругу. — Ты обещала никогда не вспоминать об этом!

— Точно, извини, — с улыбкой произнесла она. Взяв свою подушку в чистой наволочке, (которая кстати пахла персиковым кондиционером для белья), я размахнулась и кинула этот спальный атрибут прямо в голову подруге. — В голову? — Ханна кинула в меня моей же подушкой, но я успела ее поймать.

— Не вышло, — улыбнувшись, сказала я.

— Тебе конец, Кэролайн, — Джастис взяла свою подушку и с визгом побежала на меня. Поскольку моя подушка была в моих же руках, я подскочила с кровати и побежала в сторону, пытаясь укрыться от атаки подруги. Я все равно проиграю. — Куда собралась, очкунья?

Эмили впечаталась в стену и молча наблюдала за нами, а Лиам уже держал Ханну и пытался ее успокоить. Вряд ли ему это удастся, но я оценила смелость его поступка. Вырвавшись из тисков Лиама, Ханна снова побежала на меня, так что мне пришлось выбежать в коридор. Там-то она меня и нагнала, хорошенько ударив подушкой по голове, а затем по заднице. Я развернулась и начала размахивать своим «оружием» в воздухе, надеясь попасть по Джастис и нанести хоть какой-нибудь урон. Открылась дверь в спальню Стайлса, парень вышел на порог.

— В чем де… — я нечаянно попала ему по лицу подушкой в разгаре битвы.

— Кэролайн! — возмущенно пропищала Эмили.

— Ох, Эм, серьезно? — отбиваясь от Ханны, спросила я. — Это действительно единственное, что сейчас волнует тебя?

— Ага, — крикнула Ханна, напирая на меня и ударяя по плечу. — Нечаянно убить имбецила во время битвы! Хороший план, — обратилась она ко мне, снова ударяя меня по бедрам.

— Спасибо, — ответила я и ударила подругу в бок.

— Хватит, вы же девушки! — между нами встал Лиам, и мы начали кружить вокруг него, пытаясь ударить друг друга подушками.

— Это ты ей скажи, — крикнула я, сдувая прядь волос с лица.

— Посмотри в зеркало и скажи себе это сама! — ответила подруга, обходя Пейна и снова бросаясь в бой. Мы с визгом продолжали бить друг друга, пока я не почувствовала, как меня подняли в воздух.

— Вы чего? С ума сошли? — раздался голос Найла, который оттаскивал меня в сторону.

— Да хрен знает из-за чего они, — ответил ему Лиам, оттаскивая Ханну назад. — Всё началось с лаванды и того, что Кэр описалась в начальной школе, — я почувствовала спиной, как грудь Найла затряслась от смеха. Гарри откровенно смеялся, стоя в дверном проеме своей двери, а Эмили прикрыла рот рукой. Отлично.

— Она от смеха напугалась или просто недержание? — спросил Зейн, который стоял позади нас.

— Мне кажется, что именно в тот момент, она и стала расисткой, — отлично, все в сборе. Томлинсон тоже здесь. Какой дивный вечер.

— Только я смею говорить о том, что она описалась, усекли? — крикнула Ханна, которая уже спокойно стояла в тисках Пейна.

— Окей. Только нас не бей, ладно? — сказал Найл, держа меня одной рукой, а второй забирая из моих рук подушку.

— А давайте все прибухнем? — с улыбкой произнес Зейн.

— А давай ты пойдешь в задницу? — любезно предложила Ханна.

— А давайте все заткнемся и правда выпьем? — сказал Луи. — Хорошая идея, разрядим пятничную обстановку. А то Ханна Монтана превратилась в Рембо, даже мне немножко стремновато.

========== Часть 16 ==========

Выпить алкоголя в этот вечер было одновременно удачной и провальной идеей. Но давайте по порядку. Мы с Ханной смотрели друг на друга, как будто один искоренил весь род другого. Только мы все собрались в гостиной, как нас ждал очередной сюрприз от мистера Стайлса. В гости пришла его очередная новая подружка. Звали ее Моника, у нее был классный маникюр и духи, сильный аромат которых, казалось, просочился в каждый уголок нашего дома.

У Эмили тут же испортилось настроение, хотя ее можно понять. Я бы тоже не хотела смотреть на то, как у Зейна на коленях сидит девица и откровенно его лапает. Тут же Эмили, она все равно что ребенок, как не стыдно?

Как это обычно бывает в компании выпивших людей, все разделились на маленькие группки. Моника и Гарри сидели в одном кресле, рядом с ними на подлокотнике сидел Зейн. Ханна, Лиам и Эмили общались, сидя на ступенях лестницы, которая вела на второй этаж. Мы с Найлом тоже сидели в одном кресле, а Луи уселся напротив нас на журнальный столик.

— Я думал, что это будет веселый вечер, а не тихая вечеринка для старперов, — сказал Луи, оглядывая гостиную.

— Ага, — недовольно пробурчала я, наблюдая за тем, как кубики льда звонко звонко стукаются друг о друга в моей кружке с джином. Бокалов у нас дома не было, поэтому все употребляли алкоголь из обычных кружек.

— Может хотя бы музыку включим? — спросил Найл, поднося к губам кружку с надписью «Irishman». — Сидим как дауны.

— Зейн, вруби какую-нибудь музыку, — крикнул Луи, откидывая голову назад. Через некоторое время негромко зазвучала какая-то милая песенка. — Кто бы мог подумать, что я буду пить под песни Бритни Спирс, — усмехаясь, произнес Томлинсон.

— Почему-то я уверен, что ты уже делал это раньше, — сказал Хоран, и парни рассмеялись. — Кэролайн, — сидящий рядом со мной Найл пихнул меня локтем. — Ты совсем тихая сегодня.

— Она расстроена из-за ссоры с Ханной, — ответил за меня Луи.

— Вы впервые так сильно поругались? — спросил блондин.

— Нет, — тихо ответила я, покосившись в сторону подруги. — Это одна из самых невинных ссор.

— Мать твою, я хочу увидеть вашу настоящую ссору, — тихо рассмеявшись, произнес Луи. — Никогда не забуду эти горящие глаза и… — парень начал демонстрировать то, как мы с Ханной махали подушками. Я невольно рассмеялась, вспомнив этот момент. Со стороны это, наверное, и вправду смотрелось дико.

— Лично я больше не собираюсь вступать с вами двумя в перепалки. Целее буду, — Найл дотронулся своей кружкой до той, что была в моих руках, и тут же раздался характерный звон. — Давайте хотя бы напьемся нормально, сидим как на слете ООН, все такие тихие и серьезные.

Чтобы напиться, много усилий прилагать нам не пришлось, мы просто много пили и разговаривали. Луи начал вспоминать, как мы познакомились, описывая эту историю Найлу во всех красках. Я тоже вспомнила этот момент, только именно то, что Зейн сразу обратил внимание на Ханну, а не на меня. Вообще, с каждым выпитым стаканом мне казалось, что моя симпатия к Зейну возрастает в три раза.

— Расистка, кажется твоя подруга идет тебя бить, — я обернулась на подошедшую Джастис.

— Не бей ее, — сказал Найл и в шуточной манере прикрыл меня рукой. — Она душевный собутыльник, а это редкость в наше время, — Ханна шлепнула Найла по руке, и тот быстро убрал свою руку.

— Эй, Кэр, — тихо произнесла Ханна. — Я хотела извиниться за все, что было до этого. Не только за то, что я наговорила, но и за то, что мы стали меньше времени проводить друг с другом. И на самом деле мне нравится запах персика, — я улыбнулась.

— И ты меня прости, мне не стоило говорить всех этих вещей. И лаванда хорошо пахнет. Перебивает приторный персик, — Джастис рассмеялась и, наклонившись, обняла меня, одновременно отталкивая Найла локтем.

— Надо было во время боя все-таки нечаянно покалечить Стайлса, — прошептала она мне на ухо. Рассмеявшись, я кивнула, согласившись с подругой.

— У меня вопрос, — произнес Найл, после того как Ханна ушла.

— Тогда нужно еще выпить, — Луи разлил остатки прозрачного джина в наши кружки.

— Хорошие девушки всегда обращают внимание только на плохих парней? — посмотрев мне в глаза, спросил блондин.

— Ты думаешь, что я хорошая? — с улыбкой спросила я.

— Конечно нет, — ответил за парня Томлинсон. — Он просто забыл, что ты припарковала свой мотоцикл у крыльца, а в баре за углом тебя ждет команда твоих байкеров, чтобы поехать грабить ларьки, — закатив глаза, я отвернулась от Луи.

— Не всегда, — ответила я Хорану. — Просто возраст такой, хочется чтобы не было скучно, а с плохишами скучно не бывает, — я кинула короткий взгляд на Зейна, который разговаривал с Гарри. — Погоди, это ты Гарри считаешь плохим парнем? — я громко рассмеялась. — Ну, может бабник, да, у него красивая улыбка. Но он не плохой, он скорее раздолбай, — я снова посмотрела на Зейна, и мне захотелось написать стих в его честь. Алкоголь — странная штука. Но у моей музы исказилось выражение лица, Зейн поморщился, смотря в сторону, я проследила за его взглядом и обратила внимание на целующихся Ханну и Лиама. Покачав головой, Малик поднялся со своего места и куда-то пошел.

— Может мне набить себе татуировку? — с энтузиазмом спросил Хоран.

— Приплыли, — с улыбкой сказал Луи. — Он каждый раз напивается, а потом хочет сделать татуировку, — пояснил мне Томлинсон.

— Эмили так сильно тебе нравится? — с улыбкой спросила я. Блондин пожал плечами.

— Она добрая и милая. Еще она заботливая.

— А ты ее хочешь? — спросил Томлинсон.

— Луи! — возмутилась я.

— А что, расистка, это нормальный вопрос, — Томмо развел руками в стороны.

— Обсуждайте это не при мне, я спросила про чувства.

— Я тоже спросил про чувство, причем про одно из самых главных.

— Да, она мне очень сильно нравится, — перебил нас Найл, и мы заткнули свои рты. — Но ей все равно.

— Слушай, я может и не эксперт в ботаничках, — сказал ему Луи, потерев щеку. — Но может тебе стоит быть понапористее?

— Может мне стоит ей рассказать обо всем? — спросил пьяный Хоран, и на его лице было написано, что по его мнению это самая гениальная идея в мире.

— Нет, не надо ничего расска… — начал было Луи.

— Точно, — перебила его я. — Надо признаться! Нужно выпить еще для смелости, и ты расскажешь о своей симпатии Эмили, а я Зейну.

— Тебе нравится Зейн? — удивленно спросил Найл. — Я думал, что тебе нравится Томмо, — я перевела взгляд на Луи.

— Луи всем нравится, — пожав плечами, ответила я. Томлинсон рассмеялся.

— Это моя девочка. Уроки не прошли даром, — улыбка еще играла на его лице какое-то время, но потом выражение его лица стало серьезным. — Вы оба не пойдете никому признаваться. Вы пьяны. Особенно ты не пойдешь, — указав на меня пальцем, произнес он.

— Но почему? — спросила я и посмотрела на Найла, в поисках его поддержки.

— Это же очевидно, сейч…

— Где Эмили? — спросил Хоран. Я оглянулась в поисках девушки.

— Скорее всего пошла в комнату, — смотря на целующихся Гарри и Монику, ответила я. Я бы еще в самом начале сбежала.

— Надо поговорить с ней, пока она не легла спать, — Найл резко поднялся с места. Я тоже поднялась, вставая рядом с парнем.

— Долбанные алкоголики. Найлер, ты сейчас испугаешь Эмили, и я боюсь, что она начнет заикаться. Кэролайн, ты точно никуда не пойдешь. Я тебя все равно не пущу. Если будет нужно, то закрою тебя снаружи, чтобы ты протрезвела и начала соображать, — сказал Луи, вставая перед нами.

— Ты же должен был помогать мне? Но ты препятствуешь, — скрестив руки на груди, произнесла я. Луи тяжело вздохнул и провел ладонью по лицу.

— Ты выпила и можешь сделать то, о чем завтра будешь жалеть. А потом прибежишь ко мне и будешь плакаться в жилетку, пачкая мои классные футболки своей тушью.

— Я как-нибудь сама разберусь, — гордо подняв голову, произнесла я. — Вот сейчас только выпью, — я подняла пустую бутылку с джином. — Нам нужно еще, — бросила я Найлу и неровной поступью направилась в сторону кухни.

Томлинсон словно злой надзиратель преграждал нам путь, пытаясь помешать пройти на кухню. Мы с Найлом смеялись в ответ и продолжали двигаться в сторону того места, где находился алкоголь. Луи первым зашел на кухню и резко остановился, так что я врезалась в его спину, а в меня врезался Найл, прижимая еще ближе к спине Томлинсона.

— Святое дерьмо, — тихо произнес Луи. Томлинсон завел руку назад, удерживая меня за своей спиной. Я встала на цыпочки и выглянула из-за его плеча, от увиденного меня будто кулаком ударили в солнечное сплетение. У холодильника стоял Зейн, прижимая к дверце Эмили, парень страстно целовал ее. Я бы подумала, что он делает это насильно, если бы маленькие ручки Эмили не были сцеплены на шее Малика. Мы с Найлом переглянулись. — Я душу готов продать, чтобы добавить в этот дом, хоть каплю фригидности, — недовольно добавил Луи. — Кстати, Найлер, когда я говорил, что нужно быть понапористее, то имел ввиду именно это.

Комментарий к

Аня, я уже надела шлем и бронежилет, купила тебе успокоительное и сбежала в Мексику.

========== Часть 17 ==========

Найл уже несколько дней не разговаривает с Эмили и Зейном. Даже невозмутимые Ханна и Гарри странно посматривают в сторону этой парочки. В тот пьяный вечер все было таким сумбурным, Найл злостно вылетел из кухни. Я чуть не разрыдалась в спину Луи. А Эмили покрылась всеми цветами красного. Зейн улыбался так, как будто он спас ребенка из пожара. С Зейном я тоже не разговариваю, он думает, что я обиделась на него, поддерживая Ханну. С Эмили я общаюсь односложными ответами. Понятно, что девушка не была в курсе моей симпатии к Малику, но и улыбаться ей через силу мне не хочется.

Луи не переставал пускать шуточки в сторону Эмили, начиная от «В тихом омуте…» и заканчивая «Осторожней парни, она будет брать всех по очереди». Кажется жизнь его наказала за эти высказывания, и он слег с ангиной. Меньше будет вредничать. Ханна с Лиамом вроде встречаются, а вроде и нет, у них что-то непонятное. Но они постоянно вместе. И как так получилось, что единственным человеком в этом доме, с которым я могу поговорить по душам, стал Луи Томлинсон?

Сделав этому выпендрежнику чай с малиной и лимоном, я поднялась в его комнату. Парень лежал на кровати, его взгляд был устремлен в экран мобильного телефона.

— Почему ты не под одеялом? — спросила я, поставив кружку с дымящимся чаем на тумбочку.

— Потому что мне жарко, Ферис, — ответил он хриплым голосом. У него и без болезни был голос, как у курящего человека со стажем в восемьдесят лет. С больным горлом его голос вызывал еще большую улыбку.

— Ты померил температуру?

— С ней все в порядке, — не отрывая глаз от телефона, произнес он.

— Значит не мерил, — я протянула руку и выхватила его телефон.

— Эй, я почти побил свой рекорд в «Subway Surfers»!

— Выпьешь чай, померишь температуру и будешь дальше играть.

— Просто признай, что тебе скучно, и ты поэтому докопалась до меня, — он выхватил телефон из моих рук и сфотографировал кружку, которую я принесла. — Пусть в инсте знают, что обо мне заботятся, — я рассмеялась. — Ну, как там внизу? Эмили еще не сожгли на главной площади города? — спросил парень, делая глоток чая. Томлинсон поморщился, было видно, как ему больно глотать.

— Последним, что я застала, был Гарри издевающийся над Эмили, а Зейн ее защитил, и они пошли вместе в магазин.

— Зейн и Эмили? — Томлинсон рассмеялся хриплым смехом и поставил кружку на тумбочку. Я кивнула головой. Почему Зейн вообще сейчас с Эмили? Он не говорит о Ханне. Хотя сейчас мы с ним вообще мало разговариваем.

— Возьми градусник, Томлинсон, — сказала я. Парень схватил меня за плечи и потянул вниз, уложив рядом с собой на бок. — Что ты делаешь? — со смехом спросила я.

— Что тебя гложет, расистка? — спросил он. Я попыталась вырваться из его тисков, но он еще крепче прижал меня к себе. Отстранившись от парня настолько, насколько смогла, я откинула голову и посмотрела ему в глаза.

— Помимо того, что мы с тобой в обнимку лежим в одной кровати? — Луи удивленно приподнял одну бровь.

— Я не спрашивал о том, что тебя возбуждает. Я спросил, что тебя гложет, — я снова уперлась ладонями в его грудь и попыталась выбраться.

— Ты меня заразишь.

— Я потом буду ухаживать за тобой. Говори давай, я же вижу, что тебя что-то мучает, — я тяжело вздохнула.

— Я все думаю о том вечере. Ты понял, — опустив взгляд, тихо начала я. — Я думаю о том, почему Зейн поцеловал именно Эмили, а не меня? Ну, знаешь, мы же вроде как с ним были ближе, чем он и Эм.

— Потому что Зейн был пьян, — просто ответил он. — И к тому же был очень расстроен из-за Ханны и Лиама. Я поэтому не пускал тебя к нему, если бы ты призналась ему, он бы воспользовался этим, вы бы переспали. А утром он бы извинился перед тобой за это «маленькое недоразумение». И ты бы осталась санитаркой навечно.

— Так бы не произошло, — ответила я.

— Я должен был записать тебя на видео, чтобы ты поняла, — он улыбнулся. — Ты бы отдалась ему за одну только улыбку.

— А ты типа такой правильный и не воспользовался бы девушкой в данной ситуации? — парень провел пальцами по краю моей футболки и замолчал на какое-то время.

— Кажется, сейчас мы разговариваем о Зейне, а не обо мне, — мне стало жарко в его объятиях. У него точно была высокая температура. Я дотронулась до его лба.

— Ты горячий, — убрав руку, произнесла я. По лицу Луи расползлась нахальная улыбка. — Я совсем не это имела ввиду.

— Повторяй себе это как можно чаще.

— Ты бы правда не дал мне наделать ошибок в тот вечер? — он кивнул. — Тебя волнует моя репутация? — с улыбкой спросила я.

— Я бы не дал воспользоваться тобой даже своему лучшему другу. У тебя же нижнее белье с мультяшками! Таких людей нужно защищать, — в притворном возмущении проговорил парень, чем рассмешил меня. — Ты и правда хорошая девушка, Кэр, — прикрыв глаза, произнес он. — Хотя сама думаешь, что в душе ты байкерша со Спанч Бобом на заднице.

«Я бы не дал воспользоваться тобой даже своему лучшему другу.» — эта фраза словно отпечаталась в моем подсознании. Было приятно осознавать, что о тебе кто-то заботится. Не знаю, чем я руководствовалась, когда протянула руку и провела кончиками пальцев по выраженной скуле парня. Не открывая глаз, Луи слегка наклонил голову и поцеловал мою раскрытую ладонь. Наверное, даже если бы мы занялись сексом, это было бы не так интимно, как это действие.

— Осторожней, расистка, я так-то недоступный, — пробормотал он. Я начала отводить руку, но Луи взял мою ладонь в свою и вернул обратно к его лицу. — У тебя руки прохладные, — приоткрыв один глаз, пояснил он.

— Ты выпил жаропонижающее?

— Да, мамочка, за десять минут до твоего прихода, — я улыбнулась.

— Тебе нужно поспать, так что выпусти меня отсюда, — произнесла я, выбираясь из его объятий. Но сильные руки тут же вернули меня обратно.

— Полежи со мной еще немного. Ты сама сказала, что я горячий. Когда еще выпадет такой шанс? И если честно, мне нравится, как ты суетишься с этими таблетками вокруг меня, — ничего ему не ответив, я положила голову на его грудь. Томлинсон переместил руку на мой затылок, пропуская мои волосы сквозь свои пальцы. — Даже не вздумай снова накрасить мне ногти.

— Мне кажется, что красный лак тебе подойдет.

— Заткнись.

Не знаю, сколько мы проспали. Но я проснулась от того, что мне было тяжело дышать. Наши руки и ноги были переплетены, я еле дышала под весом спавшего парня. Мне пришлось проявить не мало усилий, чтобы выбраться из-под этой спящей груды. Я дотронулась до его лба, температура вроде спала. Таблетка подействовала, отлично. Накрыв парня одеялом, я вышла из комнаты.

Вернувшись к себе, я взяла свой телефон. Помимо двух пропущенных от мамы и Ханны, на экране висело оповещение из инстаграма. Луи отметил меня на фотографии, улыбнувшись, я открыла снимок. Там была кружка принесенного мной чая.

louist91 Когда твоя соседка включила роль сексуальной медсестры и носит тебе чай прямо в кровать. Я счастливчик. Ну, и еще четыре пендоса, которые живут рядом.

#РасисткиМогутБытьГорячими

harrystyles Эй, я приносил тебе утром бутерброды. Почему-то меня горячим ты не назвал!

niallhoran сам пендос.

liampayne @hannah92j намек понят? Они еще друзья, а чай мужчине в постель приходит сам.

hannah92j @liampayne вот в следующий раз возьмешь и принесешь мне чай или кофе в кровать.

niallhoran @liampayne @hannah92j ну, хоть тут не разводите, все видят. Валите в директ.

Я рассмеялась, убрав телефон в карман. Томлинсон думает, что я горячая? От этой мысли мне стало приятно. Даже очень приятно. Все идиотские выходки и грязные намеки этого парня уже не раздражали меня. В своем воображении я уже тысячу раз проиграла тот момент, когда он поцеловал мою ладонь. Я осознала одну очень странную вещь — мне нравился Луи Томлинсон. От одной только мысли об этом мне хотелось добровольно облить себя бензином и поджечь. Если мне понравился парень, а затем его лучший друг, означает ли это, что я моральная куртизанка? Или все-таки нет?

Здравствуйте, меня зовут Кэролайн Ферис, и я моральная куртизанка.

========== Часть 18 ==========

— Кэролайн, может все-таки передумаешь и пойдешь сегодня на нашу вечеринку? — спросил у меня Эрик, отодвигая от себя тарелку с недоеденным салатом.

— Нет, спасибо. Я не любитель шумных компаний, — ответила я, поглядывая на Реджину в поисках поддержки.

— Это бесполезно, Эрик. Нашу Кэр не затащишь на такого рода мероприятия, — Реджина сделала глоток своего морковного фреша. Фу, гадость.

— Там будет не так уж много народу. Всего-то пара ребят с нашего этажа, — не унимался парень.

— Эрик, — облокотившись локтями на стол, я наклонилась ближе к парню. — Ты сказал, что ваш этаж устраивает вечеринку, и это по-твоему немного народу? — заметив замешательство на лице друга, я улыбнулась и откинулась обратно на спинку диванчика.

— Я буду приглашать тебя каждый раз, — вставая из-за стола, произнес Эрик. — Однажды ты придешь, я это точно знаю, — кинув пару зеленых купюр на стол, он попрощался с нами, потому что ему еще нужно было купить пива для вечеринки.

— Ты действительно не видишь того, как он сохнет по тебе? — с улыбкой спросила Реджина, заправляя прядь красных крашеных волос за ухо.

— Кто Эрик? — я рассмеялась, не веря в слова, произнесенные подругой. — Ты это несерьезно.

— Ох, знала бы ты, как я порой ненавижу твое имя, потому что Эрик произносит его по двадцать раз в минуту.

— Я думала, он гей, — задумчиво произнесла я, гоняя наггетс по тарелке.

— С чего ты взяла, что он гей? — рассмеявшись, спросила Реджина.

— Ну, он весь такой ухоженный, всегда замечает мои новые вещи и хвалит прическу, — Реджи удивленно вскинула бровь.

— Только твою прическу и только твои новые вещи, — она улыбнулась. — Это как бы разные вещи.

— Мне сейчас не до отношений, — вспомнив все происходящее в доме, пробормотала я.

Все относительно наладилось. Найл и Зейн снова общаются, будто ничего и не было. Мужская дружба всегда удивляла меня. Если бы у девочек случилась такая ситуация, они бы год не разговаривали между собой, а может и вовсе никогда не заговорили бы друг с другом. А Хоран с Маликом снова лучшие подружки. Зейн все чаще проводит время с Эмили, и меня это пугает. Я боюсь, что он обидит ее. Но они безобидно гуляют или просто вместе сидят в гостиной, тихо о чем-то разговаривая.

После того, как Томлинсон выздоровел, победив ангину, то сразу же ушел в тусовочный загул вместе с Гарри. Даже не хочу знать, чем они занимаются на этих вечеринках. Луи мне нравится, и меня это раздражает. Я борюсь со своей симпатией разными способами. Недавно пришла к мысли, что очень глупо заводить роман с соседом. Если мы расстанемся, то будет слишком много неловких моментов.

— И почему тебе сейчас не до отношений? — спросила Реджина, выводя меня из транса. — Говоришь, как женщина после развода. Эрик — хороший парень.

— Посмотрим, — уклончиво ответила я.

— На вечеринку сегодня пойдешь?

— Посмотрим.

— Меня раздражает этот ответ. Это все равно, что огромное «Нет», светящееся неоновыми красными буквами.

***

Домой я вернулась в приподнятом настроении и с парой новых джинсов и футболок. Мы с Реджиной немного увлеклись шоппингом, а потом попали на распродажу в Топ-Шоп, и понеслось. В гостиной сидели Луи и Гарри и доедали остатки вчерашней китайской еды.

— Фу, — поморщившись, произнесла я. — Вы же отравитесь.

— Нормально, — вытягивая лапшу деревянными палочками, произнес Стайлс. — И не такое ели.

— На вкус ничего, может слегка кислит, — ответил Луи, протягивая коробку с едой вперед. — Хочешь? — с улыбкой предложил он.

— Я больше не могу на это смотреть, перестаньте, — взяв из рук Томлинсона коробку с едой, я отложила ее на журнальный столик, а затем проделала то же самое с порцией Гарри.

— Кэр, офигела? Это можно есть, там много приправ, они не дадут этой еде испортиться, — Стайлс потянулся за коробочкой, и я шлепнула его по руке.

— Нет, Гарри! Ты хоть представляешь из чего это все готовят и сколько мерзости туда добавляют?

— Обожаю, когда она врубает этот командирский тон, — закинув руки за голову, с улыбкой произнес Луи.

— В холодильнике полно свежих продуктов, — ответила я, скрещивая руки на груди. — Почему не поесть что-нибудь, что не убьет вас?

— Я не буду есть сырую курицу, — ответил Гарри, быстро схватив коробку с едой со стола.

— Давайте я что-нибудь вам приготовлю, — парни удивленно посмотрели на меня.

— И не подкинешь яду? — спросил Гарри, складывая палочки обратно в коробку.

— Это будет безопаснее для ваших организмов, нежели эта лапша.

— А что приготовишь? — не унимался Стайлс.

— Я смотрю, вы любите приправы. Как насчет карри?

— Ты приготовишь нам карри? — спросил Луи. — Почему ты раньше этого не делала?

— Потому что вы бесили меня.

— А сейчас?

— Сейчас тоже бесите, но я уже не хочу, чтобы вы умирали.

— Это самые романтичные слова, которые я когда-либо слышал, — с улыбкой пробормотал Луи.

— Аналогично, — поддержал его друг.

Затянув покрепче резинкой хвост на голове, я приступила к готовке. Меня всегда успокаивало приготовление еды, можно столько всего обдумать, пока нарезаешь, тушишь, варишь, жаришь продукты. Только что это был набор отдельных ингредиентов, а через некоторое время эти ингредиенты становятся одним полноценным блюдом. Поставив вариться рис, я нарезала лук и болгарский перец. Потом принялась нарезать помидоры.

— Ты прямо светишься, — подняв голову, я посмотрела на Луи, который стоял в дверном проеме, облокотившись на косяк.

— Люблю готовить, но делаю это редко.

— Долго еще? — словно ребенок, спросил парень. Я рассмеялась. — Я только недавно начала, Луи. Я позову вас, когда будет готово.

— Может тебе помочь? — я с недоверием посмотрела на него. — Просто по телевизору начался «Шерлок», а Гарри не разрешает никому разговаривать, когда он идет. А я молча смотреть не умею.

— Ты вообще ничего не умеешь делать молча. Разделай пожалуйста курицу, нам нужно куриное филе.

— Ты доверишь мне такую важную миссию? Я думал ты скажешь мне перемешать специи или налить воды в кастрюлю, — засучивая рукава, произнес парень, направляясь к столу.

— Я не против такой помощи, тем более я доверю тебе не сам процесс приготовления, — я пододвинула к себе тарелку с шампиньонами, которые намеревалась нарезать.

Наши локти с Томлинсоном то и дело невзначай касались друг друга. После каждого прикосновения мы глупо улыбались друг другу.

— Вот черт, — произнес Луи.

— Что?

— Телефон в кармане вибрирует. Кэр, достань пожалуйста, у меня руки грязные.

— У тебя там точно телефон вибрирует, а не что-то другое? — спросила я, разворачиваясь лицом к парню, когда он развел руки в стороны. Луи улыбнулся.

— Сначала достань телефон, и посмотрим, вдруг что другое завибрирует, — я поморщилась. — Ну же, в правом, — Луи нетерпеливо подтолкнул меня бедром, указывая на передний карман своих джинсов. Протянув руку, я залезла в карман и достала вибрирующий телефон. На экране мигала надпись — «Самая». Самая. Интересно, кто это? Какая девушка заслужила такого звания? Я всего лишь расистка, а эта незнакомая мне девушка удостоилась звания «Самая». — Кто звонит? — я молча развернула экран в сторону Томлинсона. Его глаза засияли, и он широко улыбнулся. — Мне будет гораздо легче разговаривать, если ты нажмешь «ответить».

— Да, конечно, — рассеяно произнесла я. Проведя пальцем по экрану, я поднесла телефон к уху парня.

— Привет, мам, — произнес он в трубку. Оу, это его мама. Господи, это действительно мило с его стороны, записать так свою маму. Парень рассмеялся в трубку. — Нет, меня еще не отчислили. Конечно учусь, никаких тусовок, честно, — произнес Луи, смотря на меня. Я закатила глаза. Лгун. — Как дела дома? — Томлинсон сделал шаг вперед и прижался ко мне вплотную всем телом, я отступала назад, пока не уперлась поясницей в столешницу. — Фелисити бросила танцы? Почему? — дыхание парня касалось моей щеки, посылая волну мурашек по всему телу. Луи протянул руку и достал из-за моей спины рулон бумажных полотенец. — Она мне не говорила. Я позвоню ей попозже, — вытирая руки, произнес он. — Я сейчас помогаю своей соседке готовить карри, — его мама что-то спросила, и Луи с улыбкой сканировал мое лицо какое-то время. — Ага, — ответил он. — Мама передает тебе спасибо, — тихо сказал он. — Она рада, что я не буду перебиваться сэндвичами.

— Мне несложно, — ответила я, прочистив горло. Луи уже вытер руки, но не забирал телефон из моих рук и продолжал все так же тесно стоять рядом.

— Хорошая, — произнес Томлинсон, смотря мне в глаза. — Только она расистка. Я так рад, что я европеец, — я пихнула его в живот.

— Дурак, — прошептала я.

— Да, расистка. Зейну прохода не дает, на всех фотографиях выколола ему глаза.

— Луи, перестань, — возмущенно произнесла я. Он тихо рассмеялся.

— У нее по всему телу татуировки свастики, жуткое зрелище. Но мне нечего бояться. Ладно, мам, рад, что ты позвонила. Обязательно поговорю с Физзи. Люблю тебя, — забрав телефон из моих рук, парень убрал его обратно в карман своих джинсов.

— Ты такой идиот, — произнесла я, толкая Томлинсона в грудь. Луи отошел на шаг назад и облокотился на столешницу, расставив руки по обеим сторонам от меня.

— Она знает, что я шучу, — парень подался вперед, приближаясь ко мне, но не касаясь.

— Татуировки со свастикой?! — возмущенно спросила я. Парень издал смешок.

— А вдруг у тебя и правда есть, я же не знаю.

— Естественно, набила на самом сокровенном месте, — брови Луи взметнулись вверх.

— Покажешь? — почувствовав его дыхание на своих губах, я замерла. Наши взгляды встретились, и мы молча смотрели друг на друга. Мой разум кричал мне, что я должна отойти, а тело хотело податься вперед. Разум взял вверх, и я выскользнула из-под руки Луи.

— Ты кажется пришел помогать мне готовить, а не отвлекать меня.

— Я не виноват, что ты меня отвлекаешь, расистка, — с улыбкой произнес он, вставая рядом.

***

— Смогла бы прожевать чили целиком? — спросил Луи во время того, как я нарезала маленькими кружочками красный стручок.

— За деньги?

— Меркантильная сволочь, — возмущенно произнес он. Я рассмеялась. — Давай кто дольше продержится? — указав взглядом на перец, произнес он.

— Без воды?

— Ага, — пожав плечами, я кивнула. Отрезав одинаковые кусочки, мы встали напротив друг друга.

— Раз, — произнесла я.

— Два, — с широкой улыбкой продолжил Луи. — Только нужно тщательно разжевать.

— Хорошо.

— Три, — мы одновременно положили чили в рот. Матерь божья. Этот маленький кусочек мгновенно обжег мой рот. Острый, колючий, жгучий вкус заполонил собой все на свете. Чем больше я жевала, тем хуже становилась ситуация. На глаза выступили слезы, и я начала жадно хватать воздух, но мне мало это помогало. У Луи тоже все шло не гладко, он вытирал указательным пальцем слезы.

— Вот черт, — произнес он. — Это жесть.

— Мне кажется, что я горю изнутри, — помахав ладонями перед лицом, произнесла я. Этот жест мне ни капельки не помог, но попробовать стоило. — Я больше не могу, — набрав в кружку воды, я начала жадно из нее пить. Луи рядом со мной делал то же самое. Прохладная жидкость подарила пару секунд блаженства, а потом острота во рту начала разгораться с новой силой.

— Вот мы придурки, — со смехом сказал Луи.

— Долбанный чили, — мы оба тяжело вдыхали в себя воздух, чтобы хоть как-то остудить острый вкус.

— Лед! — крикнул Томлинсон. — У нас есть лед?

— Точно, — мы рванули к морозильнику. Луи вытащил розовую силиконовую формочку и суетливо пытался вытащить ледовые кубики.

— Давай же, — парень кричал на лед, который не поддавался.

— Быстрее! — крикнула я на Луи, вытирая выступившие слезы, которые не переставая лились по моим щекам.

— К черту! — он долбанул формочкой по столу, и куча маленьких льдинок разлетелась по столешнице. Мы ринулись вперед, хватая прохладные кубики. — Это рай! — довольно произнес парень, перекатывая ледяной кубик во рту.

— Это было… Изумительно, — со смехом произнесла я, проводя льдом по губам.

— Почти так же круто, как секс.

— Ну, и хреновый же у вас секс, — раздался голос Гарри за нашими спинами. Мы обернулись. Стайлс стоял, облокотившись на стену, скрестив руки на груди. — Я тут наблюдаю за вами некоторое время, и у меня возник вопрос: какого черта вы двое делаете? — с улыбкой спросил он, разводя руками в стороны.

— Попробуй, Гарольд, ты должен это испытать, — сказал Луи, указывая пальцем на чили.

— Давай же, Гарри, — произнесла я. Засовывая таявший лед в рот.

— Вы, блин, обдолбались что ли?!

— Давай, Стайлс, — Луи отрезал кусочек перца.

— Только если вы тоже будете. И давайте быстрее, у меня скоро реклама закончится, — Гарри подошел к столу, с опаской поглядывая на кусочек чили в руках Луи. Томлинсон посмотрел на меня и улыбнулся.

— Еще раз? — спросил он. Я улыбнулась в ответ.

— Давай.

Комментарий к

Настрочила по быстрому главу, потому что впереди праздники и я даже не представляю, когда выйду из запоя)

Год был хреновый, надеюсь, 2017 принесет нам много хорошего)

Спасибо, что читаете, спасибо, что рядом.

С наступающим всех, желаю всем хорошо отметить;)

Я люблюююю вас.

========== Часть 19 ==========

Мы с Ханной решили устроить девичьи посиделки с кучей сладостей и марафоном «Секса в большом городе». Обсуждение «Мужчины мечты» Кэрри Брэдшоу чуть не довело нас до ссоры. Ханна была на его стороне, а я была на стороне Эйдана милого и доброго парня.

— Вот ты за него, а в жизни тебе нравятся совсем другие парни, — сказала мне Ханна, подпиливая свой ноготь стеклянной пилочкой.

— Но и такие как Джон мне не нравятся, — ответила я, закидывая маршмеллоу в рот.

— У тебя вообще странный вкус, тебе вечно нравились странные ребята, — я удивленно уставилась на подругу.

— Майкл Коллинз был классным, тебе он тоже нравился.

— Ага, издалека, пока он не раскрыл рот и не начал нести ахинею. Про что он там рассказывал?

— Он думал, что его мертвый кот реинкарнировал в его новорожденного племянника, — покраснев, ответила я.

— Точно, — Джастис рассмеялась. — Если нужно будет отшить парня, я начну рассказывать ему эту историю. Майкл Коллинз был придурком, интересно, кто-нибудь еще из его животных уже успел реинкарнировать?

— Ну все, хватит уже, — рассмеявшись, ответила я. — Он был чуточку чудным.

— Чуточку? Долбанный фрик, иначе не скажешь. И ты еще встречалась с ним целых две недели. Твой единственный парень, зато какой. У тебя странный вкус, это доказано. Вот сейчас тебе кто-нибудь нравится?

— Нет, — ответила я, отведя взгляд к экрану ноутбука.

— Твою мать, Ферис, кто он? — лицо Ханны почти вплотную прижалось ко мне, ее зеленые глаза горели любопытством.

— Я же сказала, мне никто не нравится, — отодвигаясь от подруги, произнесла я.

— Я знаю тебя. И твои эти ужимки не обманут меня, рассказывай, — пихнув меня рукой, Джастис села по-турецки. — И ты знаешь меня, я не отстану, — тяжело вздохнув, я посмотрела на нее.

— Готовься, это будет длинная история. И тебе вряд ли понравится претендент.

— Кто угодно, лишь бы не Гарри, — собрав свои светлые волосы в пучок, она серьезно посмотрела на меня. — Это ведь не Стайлс?

— Нет, — рассмеявшись, ответила я. — Он полностью твой, я не претендую на эти лавры.

— Фу.

Я рассказала Ханне все с самого начала, как мне нравился Зейн, как меня смущало то, что ему нравится моя подруга. Как Луи помогал мне, а одновременно с ним, мне помогал Зейн, думая что мне нравится Луи. Про то, как моя симпатия к Томлинсону возрастает с каждым днем все больше, но я не хочу этого. Ханна внимательно слушала меня, ни разу не перебив. Я знала, что она воспринимает мой рассказ серьезно, по тому как она сосредоточенно прикусывала нижнюю губу.

— Охренеть, — тихо произнесла она.

— Это типа совет такой? — улыбнувшись, спросила я.

— Ты хочешь моего совета? Вот он, — она нагнулась вперед и шлепнула меня по ноге.

— Боже, — потерев икру, я удивленно посмотрела на Ханну. — За что?

— За то, что ты так долго скрывала от меня эту историю! И у тебя и правда извращенный вкус. А как… — подруга задумалась. — Когда Зейн поцеловал Эмили, ты как себя чувствовала? Почему не раскрылась мне, а побежала к своей новой лучшей подруге — Луи?

— Я не знаю почему, — ответила я, отрывая невидимые катышки со своих пижамных штанов. — Мне было неловко говорить тебе об этом. А Зейн с Эмили… Не знаю. Малик мне все еще нравится, он привлекательный, — Ханна поморщилась, и я улыбнулась. — Но Томлинсон… Рядом с ним я чувствую какое-то притяжение.

— Я знаю, что уже говорила это, но все равно скажу, — Джастис глубоко вздохнула. — Охренеть, — я рассмеялась.

— Еще как охренеть.

— Я даже не знаю, как теперь выхренеть обратно. А ты хоть одному из них намекала, что он тебе нравится?

— Нет и не хочу. Мне кажется, что Луи тоже тянет ко мне, хотя у него манера общения такая… Я запуталась, Ханна, — в дверь постучались, и зашла Эмили.

— Я все-таки успела на девичник? Или вы уже закругляетесь?

— Садись, — произнесла я. — Вечер в самом разгаре.

— Где была? — спросила Ханна, разворачивая шоколадную конфету.

— Водила Зейна в планетарий, а потом заскочили поесть.

— Малика в планетарий? — спросили мы с Джастис в один голос.

— Ну да, — пожав плечами, девушка улыбнулась. — Его работа по астрономии, я хочу чтобы он написал ее сам, а не просил кого-то.

— Короче, Эм, я не знаю как это покультурнее спросить, — Ханна откинулась на подушки. — Вы с Зейном того? Вжикаетесь там, любовь и все дела? — Эмили покраснела за долю секунды.

— Мы просто дружим, — тихо ответила она.

— А прилюдный поцелуй на кухне? — Эм покраснела еще больше.

— Я выпила и была расстроена из-за Гарри с Моникой. Я сама не знаю, как это произошло, мы разговаривали, а потом Зейн просто поцеловал меня. Он извинился утром, а потом мы просто начали общаться. Сейчас у нас приятельские отношения, не больше.

— То есть ты все так же сходишь с ума по Гарри? — недоверчиво спросила я.

— Гарри, — медленно произнесла Эмили, словно смакуя имя парня. — Он особенный.

— Особенный кретин, — вставила Ханна.

— Он наедине совсем другой, — мечтательно продолжила Эмили, не обращая внимания на слова Ханны. — Зейн —неплохой парень, но в нем есть что-то опасное, я боюсь сблизиться с ним и обжечься, — Эмили впервые была такой откровенной, мы с Джастис переглянулись. — Он проявляет знаки внимания, и я не знаю, как это расценивать.

— Быстро же он меня забыл, — задумчиво произнесла Ханна. Я рассмеялась, пихая подругу локтем.

— Задело что ли?

— Еще чего, — гордо вскинув подбородок, ответила Ханна.

— Кэролайн, — Эмили дотронулась до моей руки. — Могла бы ты как-то помягче объяснить Зейну, что мне не нужны отношения? Я пыталась сказать ему, но не могу. Мне как-то неловко.

— Даже не знаю, Эм, это как-то неправильно, — пожав плечами, ответила я.

— Пожалуйста, — она сжала мою ладонь. — Он говорит, что ты классная и очень хорошо к тебе относится. Мне кажется, ты сумеешь ему объяснить.

— Я ему с удовольствием объясню, — сказала Ханна, потирая руки.

— Не надо, — ответили мы с Эмили в один голос.

Посмотрев еще пару серий сериала, девочки направили меня к Зейну. Немыслимо глупая ситуация. Если вдруг Зейну действительно нравится Эмили, как он отреагирует? Таких ребят как он, всегда манило к примерным девочкам. Классика жанра. При нужном напоре, Эмили возможно удастся укротить этого парня.

***

Я остановилась перед дверью в комнату Зейна и пару раз вздохнула, собираясь с мыслями, потом постучалась. Может его нет в комнате? Может он вообще ушел…

— Открыто! — черт.

— Привет, — заглянув в комнату, я увидела Зейна, сидящим у изголовья кровати в окружении книг, тетрадок и ноутбука. — Вау, что это? Неужели учебники?

— Ага, — не отрывая взгляда от книги, парень похлопал по кровати, приглашая меня сесть.

— Эта картина впечатляет, — присев рядом, я еще раз огляделась вокруг.

— Эмили хочет, чтобы я сам сделал работу по астрономии. Пытаюсь доказать ей и самому себе, что мне это по силам, — я улыбнулась.

— И как успехи?

— Знаешь, — он, наконец, поднял взгляд. — Довольно хреново, если честно, — с улыбкой произнес он. Я рассмеялась.

— Какая тема?

— Сейчас, — Зейн начал рыться в листках. — Гелиоцентрическая система мира.

— Иисусе! — если бы я умела свистеть, я бы присвистнула. Что это вообще такое? И я должна сказать парню, который так старается удивить Эмили, чтобы он перестал это делать? Нетушки, пусть сама выкручивается.

— Одно только название вводит меня в ступор, — он беспомощно пролистал пару страниц толстой книги.

— Много напечатал?

— Ага, название темы реферата и свое имя, — я рассмеялась.

— Тебе помочь? — сочувственно спросила я. — Я ничего не смыслю в астрономии, но могу поискать что-нибудь на эту тему в груде этих книг, — Зейн широко улыбнулся.

— Ты правда готова к этому?

— Почему нет? Заодно узнаю что-нибудь о гели… Голи… Какая там система мира? — Малик посмотрел на листок в своих руках.

— Гелиоцентрическая.

— Прекрасно. Приступим.

Мы почти два часа пытались написать что-нибудь вразумительное на эту тему. Штудировали кучу книг и выделяли самое главное карандашами. У меня голова кипела от всех этих «звездных» терминов и объяснений.

— Зачем вообще нужен этот предмет? — Зейн лег на спину и положил голову на мои колени. — Я же блин не на космонавта учусь.

— Зато представляешь какие красивые вещи про звезды ты потом будешь заливать девушкам в уши, — с улыбкой проговорила я.

— Тут ты права, — он улыбнулся, поднося раскрытую книгу к лицу. — Представляешь, лежим мы с девушкой в кровати, готовые заняться любовными игрищами, и тут я выдаю: знала ли ты, звезда очей моих, что Солнце — это не просто теплая светящаяся блямба на небе? Это центральное небесное тело, вокруг которого вращаются планеты. А в гелиоцентрической системе мира, непросвещенная ты девка, — он поднес книгу ближе, читая текст. — Что у нас там в этой системе? Ах, да, Земля предполагается обращающейся вокруг Солнца за один звёздный год и вокруг своей оси за одни звёздные сутки. Следствием второго движения является видимое вращение небесной сферы, первого — перемещение Солнца среди звёзд по эклиптике. Солнце считается неподвижным относительно звёзд.

— Я бы сбежала, — с улыбкой ответила я.

— Я бы сам от себя сбежал. Эй, Кэр, — парень повернул голову и посмотрел на меня. — Я все хотел спросить у тебя насчет Ха… — его прервал звонок мобильного телефона. — Что, Томмо, уже лень поднять свой зад и дотащиться до моей комнаты? — произнес Зейн в трубку. После короткого молчания Малик рассмеялся. — Кретин. Да, есть у меня.

— Что нужно нашему соседу? — спросила я.

— Да так, — Зейн отмахнулся.

— Бро, ты меня спас, — произнес Луи, заходя в комнату без стука. Он остановился, заметив меня. Парень внимательно осмотрел меня, а затем Зейна, голова которого лежала на моих коленях.

— Мы просто занимаемся, — не знаю зачем, оправдалась я.

— Ага, если бы не Кэр, я бы с ума сошел, — Малик поднялся, наклонился к прикроватной тумбочке, достал оттуда небольшую картонную коробочку и подкинул ее Луи. Презервативы. Стало жутко неловко и неприятно.

— Обязательно заниматься лежа в кровати? — спросил Луи, оглядывая нас с Зейном.

— Ты сейчас тоже будешь заниматься чем-то важным в кровати. Так что, какая тебе разница? — слишком резко ответила я. Ревность горячими волнами накрывала меня с головой. Я вспомнила, как парень смотрел на меня, когда мы готовили вместе. Как близко друг к другу мы находились. А теперь эта близость и этот взгляд будут предназначены другой девушке.

— Реферат по астрономии, чувак, тут только лежа, по другому не получится, — улыбнувшись, ответил Малик.

— Зейн, — Луи смерил друга многозначительным взглядом. Комната на несколько секунд погрузилась в тишину, а мне оставалось только наблюдать за этим немым диалогом двух друзей.

— Мы правда просто занимаемся. Вали уже, — усмехнувшись, бросил ему Малик. — Ты как, нормально? — спросил Зейн, после того как Томлинсон покинул комнату. Я и забыла, что он в курсе моей симпатии к Луи. Правда тогда я врала по этому поводу, а сейчас все взаправду.

— Да, — натянув улыбку, ответила я. — Все хорошо, честно.

— В любом случае, это на один раз, так что не парься.

— Прекрати быть таким.

— Каким? — улыбнувшись, спросил парень.

— Таким милым.

— Но я милый, Кэролайн. И чертовски хорош собой, — усмехнувшись, я пихнула его в плечо.

— Стайлс! — раздался разъяренный крик Ханны. Мы с Зейном переглянулись. — Лучше открой дверь, пока я ее не выбила!

— Кажется у нас перерыв. Пошли посмотрим? — с улыбкой предложил Зейн. Я кивнула, мы поднялись с кровати и выглянули в коридор.

Ханна стояла напротив двери в комнату Гарри, в руках у нее была красная футболка, которая на вид была мокрой.

— В чем дело? — спросила я.

— Знаешь, что сделал этот социальный бич? — раскрасневшаяся Ханна повернулась в нашу сторону. — Засунул эту чертову футболку в нашу стиральную машину, в которой лежало мое белое белье. Теперь все стало розовым! Открывай дверь, Стайлс, — Джастис начала хлестать мокрой футболкой по двери. Зейн рассмеялся, Ханна смерила его испепеляющим взглядом, и Малик предусмотрительно зашел за мою спину.

— Я не хочу ее злить, — тихо сказал он мне на ухо. — Я видел, как тебе досталось подушкой. Мокрой футболкой будет в сто раз больнее, — я подавила смешок.

— В чем дело? — Гарри появился на пороге своей комнаты, сонно потирая глаза.

— Вот в чем! — Ханна шлепнула по животу Гарри его же футболкой. — С тебя деньги за всю мою испорченную одежду.

— Раз уж ты ее постирала, может и погладишь заодно? — спросил Стайлс.

— Суицидник, — с улыбкой пробормотала я.

Дверь напротив комнаты Зейна открылась, и на порог вышел Луи. Футболки на нем не было, лишь черные джинсы, низко висящие на бедрах. Я оглядела парня и покраснела, заметив, что он видел, как я на него пялюсь. Он самодовольно ухмыльнулся.

— Ребят, вы сбиваете весь настрой своими криками. Можно потише? — попросил Луи.

— Тебя сбивают крики? — Ханна повернулась к Томлинсону и указала в его сторону футболкой. Парень смерил мою подругу взглядом какого-черта-тут-происходит?

— Не меня, Джессику, — он кивнул головой в сторону своей комнаты.

— Я Дженис, — донесся обиженный женский голос из комнаты Луи. Я мысленно рассмеялась.

— Я так и сказал, детка, — ответил Луи. Меня раздражали нотки нежности в его голосе.

— Я все расскажу Лиаму! — Ханна бросила футболку в лицо Гарри.

— Уверен, что он изобьет меня до полусмерти, за то что я постирал свою футболку с твоими вещами.

— Гарри, — подал голос Зейн, закидывая руку на мое плечо. — Хватит уже, или я заменю Лиама ненадолго.

— Ладно, молчу, — недовольно пробурчал Стайлс.

— Извинись, — твердо сказал Зейн.

Ханна с благодарностью посмотрела на Малика и улыбнулась ему. Вот это поворот века. А потом последовал еще один поворот века — Гарри извинился и не съязвил. Нужно будет отметить этот день в календаре.

Комментарий к

Братва, я выжила. Хотя вчера думала, что мне настал конец)

Ребят, кто читает Филинг, простите за задержку. Просто в том фф осталась последняя глава, вот я и тяну.

========== Часть 20 ==========

Надоело. Достало. Ненавижу. Не хочу. Всё. С меня хватит.

Новая подружка Луи стонала большую половину ночи. Ненавижу ее и его. Ревность, злость, раздражение и желание убить. Откуда во мне столько негатива? А утром Томлинсон еще здоровается со мной, будто ничего не произошло. Спрашивает у меня, как дела у Зейна. Так и хочется спросить: а как там Дженис? Она хотя бы жива? Потому что нормальный человек уже давно бы умер, если бы столько кричал. Как минимум она должна осипнуть.

Все, я больше не хочу иметь ничего общего с нашими соседями. Не считая Ханны и Эмили. Всю неделю я провела в компании Реджины и Эрика, с ними мне комфортно и легко. Никто из них не зажимает меня в тиски, никто не старается заставить покраснеть и никто из них не вызывает желание наброситься с избиениями и поцелуями.

Мы с Реджиной составили список того, что я должна сделать до конца года. Пункт номер один гласит о том, что я должна сходить на вечеринку. Мне больше по душе пункт номер тридцать два — опробовать дайвинг. Или номер восемнадцать — погладить зебру. Да, немного странно, но мне хочется.

В пятницу вечером я снова отклонила приглашение на вечеринку, чем разозлила своих друзей. Написала им, что нужно помочь Ханне с кое-какими делами. Наглая ложь. Ханны даже дома нет. Я валялась в кровати и мучилась угрызениями совести. Зашла через телефон на свою страницу в «Фейсбук», там куча сообщений от Эрика с обвинениями в том, что я обещала прийти. Начав печатать очередное извинение, я остановилась, потому что мне пришло сообщение от Луи. Закрыв диалог с Эриком, я открыла другое диалоговое окно.

Louis: Соседка.

Caroline: Да?

Louis: Чем занимаешься?

Caroline: Если ты ищешь презервативы, уверяю тебя, у меня их нет.

Прежде чем подумать, я нажала кнопку «Отправить» и тут же шлепнула ладонью себя по лбу. Не нужно было этого писать.

Louis: Осторожней, расистка, я могу начать думать, что ты ревнуешь.

Caroline: Думай поменьше, Томлинсон. Ты мыслишь не в верном направлении.

Louis: *Здесь должна быть пошлая шутка.*

Caroline: *Здесь должен быть адекватный собеседник.*

Caroline: *И еще здесь должно быть очень плохое слово в ответ на пошлую шутку.*

Louis: Эй, Кэр.

Caroline: Что?

Louis: Пошли на кухню, чай попьем.

Caroline: Вечер пятницы, а ты дома и зовешь меня пить чай? Что с тобой, о чем ты думаешь вообще?)

Louis: О тебе.

Сердце пропустило удар. Я перечитала сообщение.

Louis: Ой, о Себе. Хватит пить, пора подумать о печени;)

Он это специально, я точно знаю. Издевается.

Louis: Но я могу подумать и о тебе. А еще одновременно с этим пить с тобой чай. Или можем пойти прогуляться. Что скажешь?

Caroline: А твоя девушка не будет ревновать?

Louis: У меня нет девушки. *Уже неактуальная шутка про ревнующую расистку.*

Caroline: А девушка, которой у тебя нет, знает, что она не твоя девушка?

Louis: Тебя действительно это заботит?

Caroline: Может немного.

Louis: Кому вообще сейчас нужны отношения? Я знаю чем это закончится — ограничением свободы и права выбора.

Caroline: Под правом выбора ты подразумеваешь разных девушек?)

Louis: Вообще-то… Да)

Caroline: Настанет тот день, когда ты встретишь девушку и захочешь, чтобы она ограничила твою свободу)

Louis: Может быть, Кэролайн, все может быть.

Caroline: Просто ради интереса: ты позвал меня как санитарку? Или как девушку из уважительной френд-зоны?

Louis: Ни то, ни другое.

Louis: Ну так что, идем?

Я долго думала над ответом, ведь я же хотела отдалиться от мужского пола, живущего в этом доме. А тем более от Луи. Стиснув челюсти, я написала ответ.

Caroline: Не могу.

Louis: ?

Caroline: Иду на вечеринку к другу.

Проходит пара минут, а Луи так и не ответил. Наверное уже пишет какой-нибудь девушке и предлагает ей скоротать с ним вечер. Раз уж я уже соврала, придется выходить из дома. Я написала Эрику о том, что все же приду.

— Что за друг? — спросил Луи, заходя в мою комнату без стука.

— Господи! — прижав ладонь к груди, я резко села в кровати. — Ты меня напугал. Ты когда-нибудь научишься стучаться?

— А ты когда-нибудь научишься закрываться? — парень подошел к моей кровати, внимательно оглядывая меня. — Идешь на пижамную вечеринку?

— С чего ты взял?

— Ты в пижаме и написала мне, что идешь на вечеринку, — произнес он, присаживаясь рядом.

— Я только сейчас начну собираться, — перекинув волосы на одно плечо, деловито произнесла я.

— К кому идешь?

— К Эрику.

— И кто этот Эрик такой? Я его знаю? — спросил Луи, облокачиваясь рукой на другую сторону кровати, блокируя мне выход.

— Думаю, что не знаешь, — облокотившись на спинку кровати, ответила я.

— Может меня тоже возьмешь? — пожав плечами, спросил он. — Я люблю вечеринки, а вечеринки в свою очередь любят меня.

— Нет, там будут только свои. Ты чужой, — парень рассмеялся.

— Я могу быть очень компанейским. Я же всем нравлюсь. Забыла? — было бы на самом деле классно прийти на вечеринку вместе с Луи. Я бы чувствовала себя более увереннее. Может кто-нибудь даже подумал бы, что мы пара. От этой мысли я улыбнулась. — Эй, я так-то с тобой разговариваю, прием, — Томлинсон потянул меня за ноги вперед, и я из сидящего положения быстро переместилась в лежачее.

— Просто задумалась, — смотря на Луи снизу вверх, произнесла я.

— Что с тобой? — спросил парень, убрав кончиками пальцев волосы с моего лба. — Ты же не любишь вечеринки.

— Да все этот глупый список, который мы с Реджиной составили. Первый пункт гласит о том, что я должна сходить на вечеринку.

— Список? Вы прям как школьницы, — усмехнувшись, ответил он. Я приподнялась на локтях.

— Можешь издеваться сколько угодно, но не сегодня. Выходи давай, мне нужно переодеться.

— Уже почти одиннадцать вечера, ты не пойдешь одна. Я тебя провожу.

— Господи, ты прямо как старший брат. Чрезмерная опека.

— А знаешь, что еще делают старшие братья? Издеваются над своими сестрами, — перекинув руку через меня, парень облокотился локтем на кровать, а корпус его тела лежал на моем животе. — Назовем это — братский блок.

— Ты раздавишь меня! — я рассмеялась.

— О, ты правда так думаешь? — он навалился на меня еще сильнее, от чего я со смехом завизжала.

— Луи, перестань! Ты тяжелый, — я брыкалась, пытаясь спихнуть с себя парня. Рядом с подушкой брякнул мой телефон, Луи отвлекся на звук, и я со смехом оттолкнула его от себя.

— То есть, ты думаешь, что отвлекающие маневры это честная игра? Все вы расистки одинаковые, — поднявшись, Луи подошел к изножью кровати. Почувствовав неладное, я согнула ноги в коленях и приготовилась визжать.

— Что ты задумал? — со смехом спросила я.

— Я всего лишь помогаю тебе собраться на вечеринку, — нагнувшись, парень схватил меня за лодыжки и потянул на себя, я завизжала. — Ты, наверное, уже прилично опаздываешь, — мои ступни едва касались пола. Томлинсон развел своими коленями мои и навис сверху, упираясь локтями в кровать. Положив ладони на его предплечья, я не могла сообразить, что он творит, и вообще слышит ли он, как сильно бьется мое сердце. — Как думаешь, Эрик сильно расстроится, если ты не придешь на эту вечеринку года? — тихо спросил он.

— Думаю, да, — сдавленно произнесла я. Томлинсон перенес вес на одну руку, а второй закинул мою правую ногу на свое бедро.

— И даже сейчас он расстроен? — с легкой улыбкой на губах, спросил он. Все мои внутренности скрутило, я даже слова не могла вымолвить. Луи наклонился и провел носом по моей щеке. — Расистка? — прошептал он на ухо.

— Да?

— Я просто хотел убедиться, что ты еще здесь со мной, а не заливаешь мысленно в себя текилу, рядом с Эриком, — Луи закинул мою вторую ногу на себя и опустился всем телом так, что мне пришлось подавить громкий вздох. — Ты невыносимо вредная, знаешь об этом? — спросил парень, заглядывая мне в глаза.

Мне не дал ответить звук моего мобильного телефона. Рингтон казался возмущающе громким и совершенно не к месту. Луи прикрыл глаза и вздохнул. Я протянула руку за телефоном, звонил Эрик. Хоть Луи постоянно упоминал его имя, я совершенно забыла о том, кто это.

— Алло, — хриплым голосом ответила я, после чего откашлялась.

— Кэролайн, я заеду за тобой, буду через десять минут, — веселым голосом, проговорил он в трубку.

— Через десять минут? — спросила я, глядя в потолок. Луи наклонился ближе, подслушивая наш разговор.

— Я думаю, что она не пойдет, Кэролайн заболела, — произнес Томлинсон в трубку. Я пихнула парня в плечо.

— Что ты делаешь?! — возмущенно прошептала я Томлинсону. Он только тихо рассмеялся, утыкаясь лицом в промежуток между моей шеей и плечом.

— Кто это там с тобой? — спросил Эрик.

— Всего лишь мой сосед, — как можно небрежнее ответила я. — Он немного того у нас, разговаривает сам с собой иногда, — Луи легким прикосновением поцеловал мою шею, я затаила дыхание, полностью покрываясь мурашками.

— Ладно, — немного потормозив с ответом, произнес Эрик. — Скоро буду.

— Хорошо, пока.

— Пока, Эрик, — успел вставить Луи, перед тем, как я повесила трубку. — Как у него дела? — приподнимаясь на локтях, спросил парень.

— Ты невыносим! — ответила я, пихнув его в грудь. — Выпусти меня.

— Я бы с радостью, но ты заблокировала меня своими ногами, — широко улыбаясь, ответил Томлинсон. Я поняла, что мои ноги обвиты вокруг парня, так я еще и умудрилась скрестить щиколотки между собой. Когда я успела это сделать?

— Ты ужасен, — пробормотала я, опуская ноги вниз. Брови Луи поднялись в удивлении.

— Правда? — с улыбкой спросил он. Его пальцы проскользили по моей щеке, а потом он губами прочертил дорожку по моей челюсти. Когда Томлинсон поцеловал мой подбородок, я прикрыла глаза и невольно подалась вперед. — Черт, Кэр, — парень усмехнулся. — Я и правда ужасен. А ты такая милая, когда врешь, — он резко поднялся. Ох, кто-нибудь, убейте этого парня!

— Луи, выйди, пожалуйста. Мне нужно собираться, — покраснев, я встала, чтобы быстрее выпроводить его из комнаты.

— Ферис, если что-то пойдет не так, позвони, я тебя заберу, — серьезно произнес Луи, выходя за дверь.

— Мне есть кому позвонить, — бросила я, закрывая дверь.

========== Часть 21 ==========

Вечеринка оказалась не такой плохой, какой я себе её представляла. Кто может сравниться по шуму с пьяными студентами? Только пьяные школьники, которыми мы недавно были. Народу было от силы человек тридцать. Я думала, что будет не протолкнуться, но люди разделились на маленькие группки. Кто-то играл прямо в коридоре в бутылочку, кто-то курил на ступенях пролетной лестницы, остальные же располагались в двух комнатах с открытыми дверьми, которые находились друг напротив друга. Оставшиеся двери в комнаты на этаже были закрыты.

— Я бы не предоставила свою комнату для вечеринки, — сказала я, заглядывая в помещения, стоя посередине коридора.

— Я не парюсь по этому поводу, — беззаботно ответил Эрик, проводя рукой по затылку. Его небольшая челка была уложена вверх. Парень как всегда выглядел ухожено, даже слишком. Именно это и навело меня когда-то на мысль о том, что Эрик нетрадиционной ориентации.

Перед глазами всплыл образ Томлинсона, с вечно взъерошенными волосами, будто он только недавно поднялся с постели. Его челка, которая небрежно спадала на лоб косыми прядями. Я вспомнила его наглую улыбку. Морщинки, которые появляются в уголках его глаз, когда он смеется. Его аромат. Запах свежевыстиранного белья и чего-то еще, похожего на запах леса.

— Кэролайн, — Эрик легонько потрепал меня за локоть, прогоняя из головы образ Луи. Давно пора перестать думать об этом парне, особенно после его последней выходки. Я чуть ли сама не поцеловала его, а он просто забавлялся, доказывая свою правоту. Пошел к черту.

— Прости, — я с улыбкой извинилась перед другом. — Привыкаю к обстановке и шуму.

— Думаю, что тебе нужно выпить. Сейчас принесу тебе пива, и через пару стаканов тебе начнет здесь нравится, — он ушел, оставив меня стоять в коридоре.

Я начала оглядываться по сторонам, не зная куда податься. С неким отвращением я наблюдала за компанией ребят, играющих в бутылочку. Они беспорядочно целовались, многие из них уже были пьяны и видимо включили режим «я секси», но со стороны это смотрелось скорее неприятно и… Слюняво?

— Только посмотрите, кто решил посетить сбор колхозников! — раздался голос Реджины за моей спиной. Я с улыбкой обернулась на девушку. Сегодня ее красные волосы были собраны в косичку, не считая двух прядей, которые обрамляли круглое лицо.

— Пункт номер один можно смело вычеркнуть, — ответила я, пряча руки в задних карманах моих джинсов.

— Насколько я помню, там был пункт «поцеловать незнакомца». Может убьешь двух зайцев сразу? — Реджи с улыбкой покосилась в сторону играющих в бутылочку.

— Фу, — я поморщилась. — Не знаю сколько мне нужно выпить, чтобы сыграть в это. Хотя погоди, знаю. Нужно выпить ровно столько, чтобы я отключилась, тогда — пожалуйста.

— А вот и расслабительный напиток, — Эрик протянул мне синий пластиковый стакан, в котором плескалось темное пиво. — Вишневое, — прокомментировал он, когда я поднесла стакан к лицу, чтобы понюхать содержимое. Вишней оно пахло не особо, но я все же поблагодарила парня.

Мы прошли в комнату, я встретила парочку знакомых ребят со своего потока, с которыми с удовольствием поболтала. Спустя два стакана мне и правда стало комфортнее в этом шумном месте. Не то чтобы у меня была какая-то стадия аутизма, просто шумные компании это немного не моё.

Большинство ребят подпились и решили поиграть в «Правду или действие». Я решила ограничиться просмотром со стороны. Участвовать в этой игре мне ни капельки не хотелось, они всегда заканчиваются одинаково. Какой-нибудь идиот загадает поцелуй.

— Почему у меня такое ощущение, что мыслями ты совершенно в другом месте? — спросил у меня Эрик, присаживаясь на пол рядом со мной.

— Думаю, что это пиво придает мне загадочности, — усмехнувшись, я сделала глоток пива.

— Ты и без пива для меня сплошная загадка, Кэролайн, — он подсел ближе, как бы невзначай задевая мое плечо. Я рассмеялась.

— Впервые слышу, что обо мне говорят, как о загадке. Обычно люди читают меня, как раскрытую книгу, — в кармане моей расстегнутой толстовки зазвонил телефон. На экране мигала надпись «Мой Горячий сосед». Когда Луи успел перезаписать себя? Ну что за придурок? Поспешно отклонив звонок, я снова убрала телефон в карман.

— Кто звонил? — спросил Эрик. Я прикинула, вроде он не видел, как записан звонящий.

— Да так, — я отмахнулась. Если бы я сейчас начала отвечать, кто на самом деле мне звонил, это бы заняло уйму времени.

— Твой парень? — с грустной улыбкой на губах спросил Эрик. Ага, скорее звонил мой соблазнитель-придурок.

— Ты же знаешь, что у меня его нет. Не нужно лишний раз напоминать мне об отсутствии моей личной жизни, — я пихнула его локтем в шутливой форме.

— Прости, не хотел задеть твои нежные чувства, — рассмеявшись, ответил Эрик. — Слушай, Кэролайн, я давно хотел сказать тебе, — парень тяжело вздохнул, а затем усмехнулся.

Шарики в моей голове начали быстро двигаться. Эрик выпил пива, причем прилично так. Реджина говорила, что я ему нравлюсь, значит сейчас он либо признается в своей симпатии, либо пригласит меня на свидание. Паника-паника. Мне не хочется обижать моего друга, он хороший парень, но он услышит отказ. Это сто процентов, потому что в моей жизни сейчас и так все запутано.

В кармане снова завибрировал телефон. Мой настойчивый «Горячий сосед» в данную минуту спасал меня своим звонком.

— Прости, я должна ответить, — перебивая парня, с виноватой улыбкой, я указала взглядом на телефон в своих руках.

— Это не может подождать пару минут? — слегка обиженно спросил Эрик.

— Нет! — слишком эмоционально ответила я, чуть не опрокидывая стакан с пивом. — Это Луи, — мой друг смерил меня вопросительным взглядом кто-такой-этот-Луи? — Мой брат, — ляпнула я первое, что пришло мне в голову. Накануне мы с Томмо разговаривали о его чрезмерной опеке, и я сравнила её с братской. Видимо вот откуда взялся этот ответ. — Я не могу не ответить на звонок брата.

— У тебя есть брат? — я кивнула несколько раз. — Погоди, твоего соседа зовут Луи. Ты рассказывала про него, как он тебя достаёт, — Эрик поднял взгляд вверх, будто вспоминая что-то. — У вас вроде разные фамилии? — говорили мне родители в детстве, что врать это плохо. Какого лешего я их не слушала. И как мне теперь выкручиваться, чтобы не выглядеть полной дурой.

— Мы сводные, — тупо бросила я, поднимаясь с пола. Если Эрик увидит, как в моем телефоне записан «мой сводный брат», то я больше чем уверена, он больше никогда со мной не поздоровается.

Выйдя в коридор, я облокотилась на стенку и прикрыла глаза. Почему нельзя было просто сразу извиниться и выйти. Почему нельзя было просто попить пива и расслабиться? Почему я просто не сказала, что мой брат и мой сосед — тезки? Настроение испортилось, и я позвонила Ханне, которая была на свидании с Лиамом. Ребята играли в бильярд, Джастис выкинула на меня пару скверных слов за то, что я по ее словам прервала «самую сексуальную игру в мире». Лиам с Ханной забрали меня через сорок минут после моего звонка. В течении этого времени, я целенаправленно избегала Эрика и успела рассказать Реджине о своем глупом поступке, она только рассмеялась.

***

В кои-то веки, наш не всегда дружный состав жильцов решил выбраться куда-то вместе. Холодильник был пуст, мы решили купить продуктов, но так как все были очень голодными, мы отправились в «KFC». Мы заняли большой красный диванчик, а мальчики придвинули еще один столик и стулья, чтобы мы все вместе могли уместиться. Парни набрали себе огромные порции, что заставило нас с девочками посмеяться, ведь подносы на столе выглядели так, будто тут собиралось обедать двадцать дальнобойщиков.

— У «KFC» есть гимн? — внезапно спросил Лиам, разворачивая очередной бургер с куриным филе.

— Не знаю, — ответил Зейн, откидываясь на спинку стула. — Погугли.

— Я готов написать гимн этой еде, — не унимался Лиам.

— Нет чтобы написать мне песню, он думает о каких-то курочках в кляре, — недовольно вставила Ханна.

— Я готов написать песню, — вставил Гарри, у которого рот был набит картошкой фри. — Она будет называться: «Я всегда сплю с включенным светом, потому что меня пугает моя соседка».

— Твою мать, — Лиам потянулся и влепил легкий подзатыльник Стайлсу. — Опять ты за свое. Вы можете просто не разговаривать друг с другом?

— Бог ты мой, Пейно, — Гарри потёр затылок. — Может я говорил о Кэролайн? — в этот момент Луи, который сидел рядом со мной, перегнулся через стол, в одной руке он держал стакан с «Пепси», второй отвесил Стайлсу еще один подзатыльник.

— Только я могу издеваться над расисткой. Ты — нет, — он уселся обратно рядом со мной. Поджав губы, я пыталась подавить довольную улыбку.

— В нашем доме еще есть Эмили? — скорее спросил, чем утвердил кудрявый. — Вот черт, — только успел произнести он, перед тем как Малик отвесил ему третий подзатыльник. — Найлер, — с хитрой улыбкой на губах произнес Гарри.

— Хочешь подзатыльник и от меня? Мне несложно, — Хоран потянулся, но Стайлс остановил его жестом.

— Та кассирша пялится на тебя. Только не поворачивайтесь все сразу, дебилы! — резко вставил Гарри, останавливая нас.

— А ничего такая, — произнес Зейн, слегка посматривая в сторону касс.

— Это та, которая принимала у нас заказ? — спросил блондин.

— Ага, она, — Стайлс кивнул. — Как думаешь, сможешь развести ее на бесплатный обед?

— Как нефиг, — Хоран вытер салфеткой рот и направился в сторону кассирши.

— Максимум, что ему светит, это бесплатный сырный соус, — произнес Луи, провожая Найла взглядом. Томлинсон как бы невзначай положил руку на мое колено, я перевела на него взгляд. Парень приподнял одну бровь, спрашивая, чего это я уставилась. Я никак не могу понять, что он затеял. В один момент мне кажется, что я ему нравлюсь, в другой момент он ведет себя так, будто ему абсолютно наплевать, существую я на этой планете или нет.

Найл тем временем подошел к кассирше, мы в свою очередь не могли пропустить эту картину, и все уставились в одну сторону. Хоран деловито облокотился локтями на стойку и наклонился, приближаясь к девушке. Не знаю, что он ей сказал, но даже с нашего места было видно, как округлились ее глаза, она пробормотала что-то и убежала. Найл шлепнул себя по лбу. Парни за нашим столом загоготали так громко, что на нас начали оборачиваться другие посетители.

— Что такого можно было сказать, чтобы девушка сбежала от тебя за три секунды? — все еще продолжая смеяться, спросил Лиам у подошедшего Найла.

— Я сказал ей, — Хоран сокрушенно присел за стол, закрыл ладонями лицо и начал смеяться.

— Ну, — нетерпеливо вставила Ханна.

— Я сказал: «Привет, курочка», — наш стол взорвался новой волной смеха.

— Я бы на твоем месте прямо сейчас пошел и вскрыл себе вены куриным крылом, — ответил Зейн.

— Пресвятые угодники, — Томлинсон присвистнул. — Что за высший уровень пикапа, Найлер? Ты где этого понабрался? Я тебя такому не учил. Зейн? — он вопросительно посмотрел на Малика.

— Я тоже нет, — ответил Зейн, покачивая головой. — Лиам?

— Не моя работа, — с улыбкой ответил Пейн. — Гарольд?

— Всякое бывало, но даже первоклассники знают, что курочка прокатит только в курятнике. Больше нигде, без вариантов.

— Я хрен знает, — Найл убрал ладони от лица, но продолжал тихо посмеиваться. — Подошел туда, там везде картинки курицы, вот я и выдал. Идиот.

— Предлагаю вернуться сюда на неделе и попробовать сыграть второй раунд, — сказал Гарри, подпирая подбородок кулаком.

— Привет, Кэролайн, — раздался знакомый голос. Это был Эрик с каким-то парнем. Черт, как же не вовремя.

— Эрик? — я натянула улыбку. — Привет.

— Эрик? — с улыбкой переспросил Луи, оглядывая парня. — Так вот ты какой, пижон.

— Тебя не было на паре по мифологии, — отметил Эрик, мельком взглянув на Луи и снова переводя взгляд на меня.

— Да, я плохо себя чувство…

— Луи, передай кисло-сладкий соус, — попросил Гарри. Ну вот надо было ему назвать Томлинсона по имени? Лучше бы сходил, волосы выпрямил, что ли.

— Луи? — с улыбкой спросил Эрик. — Твой сводный брат? — время будто остановилось. За столом все уставились на меня. Мои соседи оказались верными товарищами, никто не промолвил ни слова и не показал, что это неправда.

— Я так рад, что я больше не главная звезда вечера, — пробормотал Найл. Я натянуто ему улыбнулась.

— Прогуливаешь пары, сестренка? — спросил Томлинсон, сжимая мое колено под столом.

— Только не рассказывай родителям, Томмо, — сдерживая улыбку, пробормотал Зейн. — А то ей достанется.

— Как там тебя, Эрик, да? — спросил Луи. Тот кивнул. — Мне не нравится, что Кэр ходит на вечеринки одна. В будущем, я бы хотел присутствовать на таких мероприятиях, — Томлинсон передвинул свою руку с колена, ближе к внутренней стороне моего бедра. — Все-таки переживаю за сестренку, — дайте мне пистолет, я выстрелю этому парню в глаз.

— Конечно, нет проблем, — пожав плечами, с улыбкой ответил Эрик.

Рука Луи поползла выше, и мне пришлось осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания, положить свою руку на его ладонь, останавливая. Томлинсон тут же перевернул ладонь и переплел наши пальцы между собой.

— Кстати, у нас строгие правила в семье. Никакого секса до свадьбы, это так, к сведению.

— Достаточно, братишка, — сквозь сжатые зубы произнесла я.

— Мусульмане? — спросил друг Эрика, имя которого я не знала.

— Эй! — наигранно возмущаясь, произнес Зейн. — Почему сразу мусульмане? Террористы кто? Мусульмане. Кто крадет и насилует женщин? Опять мусульмане. А кто вандалит и гадит по подворотням? Снова наши любимые мусульмане.

— Они потомственные расисты, — ответил Лиам.

— Ага, — поддержал друга Стайлс. — Их родители познакомились на благотворительном расистском вечере.

— Ну все, — обратилась я к ребятам, а потом перевела взгляд на ничего не понимающего Эрика. — Они шутят. Встретимся в университете.

— Хорошо, — Эрик ободряюще мне улыбнулся. — До встречи, Кэр.

— Серьезно? — спросил Томлинсон, глядя в сторону удаляющегося парня. — Этот щеголь? Готов поспорить, что у него в кармане лежит гигиеническая помада.

— Какая помада? — спросил Найл.

— Может между вами не такая уж и большая разница, раз ты знаешь, что это? — с улыбкой спросила я. Луи наклонился близко ко мне.

— В независимости от того, будет у меня эта помада или нет, в тот момент, когда я тебя поцелую, ты забудешь как дышать, — сказал он мне на ухо. — Но постой… Кажется такое уже было, хотя я даже не притронулся к твоим губам, — покраснев от злости и возмущения, я выдернула свою руку из его ладони, которые все это время были сцеплены между собой.

— Просто не разговаривай со мной, — бросила ему я.

Пришлось признаться ребятам, почему я сказала Эрику, что Луи мой брат. Они не стали издеваться, я отделалась парочкой шуточек. Иногда я люблю своих соседей за понимание.

Комментарий к

Наша супер-бетушка со вчерашнего дня уже успела отредактировать весь фф.

Спасибо тебе огромное за проделанную работу. Это волшебно.

========== Часть 22 ==========

— Ханна обиделась на меня за то, что я не заметил ее новую стрижку, — сказал Лиам, сидя за столом на кухне.

— Она подстриглась? — удивленно спросил Найл.

— Еще позавчера, — с улыбкой на губах ответила Эмили, отрывая взгляд от тетради, в которую она переписывала что-то из учебника.

Ребята составили мне компанию на кухне, пока я готовила стейк с картофельным пюре для Эрика. Да-да. Парень жаловался, что давно не ел домашней еды, а Реджина, как купидон, объявила о том, что я люблю готовить. Так я и записалась в личные повара. Но это только на один раз.

— Вы прикалываетесь? — возмущенно спросил Пейн. — Она подстригла кончики. Вы, наверное, плохо меня расслышали. Кончики! — он протянул руку и подергал Эмили за косичку. — Она не отстригла даже пяти сантиметров, как я должен был заметить?

— Но ведь они больше не секутся, ты должен был заметить, — пародируя Ханну, с улыбкой произнесла я.

— Я до встречи с ней даже слова этого не знал, — Лиам посмотрел на Найла. — А у тебя секутся кончики? Дай посмотрю, — парень протянул руку к волосам Хорана.

— Да отвали ты, — блондин со смехом увернулся и встал из-за стола.

— Найлер, — позвала его я, переворачивая куски мяса на шипящей сковороде. — Раз уж ты встал, раздави пока вареную картошку в той кастрюле. Еще нужно будет подлить туда молока, — парень послушно начал помогать мне.

— Бетани придет сегодня в гости? — спросила Эмили у Найла.

Бетани та самая кассирша из “KFC”, которую Найлер обозвал курочкой. На бесплатный обед он ее не развел, скорее наоборот. Хорану пришлось ходить в это заведение каждый день, он пытался заговорить с Бетани, но все время выдавал какой-то бред. В один из таких дней она сказала ему, что он еще не назвал ее “цыпочкой”, оба посмеялись. Теперь ребята постоянно держатся за руки и целуют друг друга при каждой удобной возможности, чем иногда вызывают у нас рвотные рефлексы.

— Вы вообще разговариваете между собой? — спросил Лиам у Найла. — Или твой рот все время занят лепреконскими поцелуями?

— Да, она сегодня придет, — ответил Хоран Эмили. — И пошел ты, Пейно, — блондин рассмеялся. А потом повернулся ко мне. — Кэр, столько молока хватит?

— Да, идеально. Ты прирожденный повар, — парень улыбнулся. Боже, как мужчины любят похвалу.

— А у Бет секутся кончики? — не унимался Лиам.

— Господи, Лиам, — я усмехнулась. — Просто извинись, похвали ее прическу, и она успокоится.

— Вот за что мне извиняться? За то, что я не заметил, что она отстригла сантиметр со своей головы? — возмущенно произнес Пейн. Кажется, только они с Ханной всерьез воспринимали эту нелепую ссору.

— Если ты извинишься, то вам больше не нужно будет возвращаться к этой теме, — сказала Эмили, подперев щеку рукой.

— И перестанешь бесить нас этой темой с кончиками, — вставил Найл, перемешивая картошку, которую он уже раздавил в пюре.

— Не буду я извиняться и всё тут, — обиженно ответил Лиам, скрещивая руки на груди. За его спиной в дверном проеме появилась Ханна. — Это то же самое, если бы я обижался каждый раз, когда она не замечает того, что я побрился…

— Лиам, — окликнула я парня.

— Как можно на такое обидеться?! То я не замечаю ее новые туфли, которых у нее дофига…

— Пейно, — осторожно позвал парня Найл.

— Еще она бесится, когда я не замечаю ее новый маникюр. Да мне все равно, какого цвета у нее ногти. Как мож…

— Привет, Ханна, — громко сказала Эмили. Она оказалась самой умной из нас, хотя так и есть. Плечи Лиама напряглись, парень застыл с протянутыми вверх ладонями, которыми он активно жестикулировал, пока говорил.

— Тебе все равно какого цвета у меня ногти?! — спросила Ханна. Она спросила это таким тоном, будто задавала вопрос: “Это ты убил мою бабушку, соседку и собаку, Лиам?!”

— Ханни, милая, я совсем не это имел ввиду, — оборачиваясь, виновато произнес парень. Найл усмехнулся. Пихнув Хорана в бок, я достала контейнер и начала складывать в него еду. Надо сматываться отсюда как можно быстрее.

— Тебе все равно какого цвета у меня ногти?! — снова спросила девушка.

— Я просто был зол, конечно мне не все равно.

— Хорошо, — Джастис прикрыла глаза. — Какого цвета у меня глаза? Кто подскажет ему, тот не увидит сегодняшний закат, потому что будет глубоко закопан.

— Мамочки, — тихо произнес Найл. — Давай друг, я болею за тебя.

Лиам встал и медленно подошел к Ханне, кладя руки на талию девушки.

— Зеленые, — тихо произнес он. — Твои глаза зеленого цвета, Ханни. С маленькими темными крапинками. Левый глаз чуть косит, — Джастис открыла глаза и треснула парня по плечу.

— Косит?!

— Да я же пошутил, — потирая плечо, со смехом ответил парень. Ханна сомкнула руки на шее Лиама и поцеловала его. И, вау! Поцеловала так, что мы все почувствовали себя лишними на этой кухне. Так и хотелось крикнуть: снимите номер!

— Эй, пендосы, чем это у нас тут так вкусно пахнет? — спросил Луи, заходя на кухню. — Фу, — бросил он, проходя мимо целующихся Ханны и Лиама. — Ты все равно не достойна его, стерва. Он мой, — обратился Луи к Ханне. Джастис на секунду отцепила руку от шеи Пейна и показала Томлинсону средний палец.

— Ну, хорош уже вам. Только что сам пускал шуточки про поцелуи, — сказал Найл. Эмили посмотрела на парочку с улыбкой.

— Мой поваренок-расист снова готовит? — спросил Луи, вставая позади меня и обнимая за талию.

— Ты сама проницательность, — закрывая крышку контейнера, произнесла я.

— Угостишь? — положив подбородок на мое плечо, спросил парень.

— Там еще немного осталось, — ответил Найл, накладывая себе в тарелку пюре ложкой.

— Для кого контейнер? — спросил Луи, поглядывая на пластиковую коробочку. Я повернула голову и наши губы, чуть ли не столкнулись в поцелуе. Опустив взгляд на губы парня, я пыталась заставить себя отвернуться. Луи улыбнулся.

— Еще рано, расистка. Достаточно одной целующейся пары на этой кухне, — тихо произнес он.

— Это для одногруппника Кэролайн, — сказал Найл, присаживаясь с тарелкой за стол. Руки Луи чуть крепче сжались вокруг моей талии.

— Ты готовишь для него? Для того пижона? — спросил парень, приподняв брови.

— Это долгая история, — отвернувшись, сказала я. Томлинсон опустил руки и облокотился на столешницу. Мне не хотелось, чтобы он меня отпускал.

— Хорошо, что ты не приготовила ему наше карри.

— Наше? — со смехом спросила я.

— Именно. Это наше карри, — уверенно произнес он.

— Ты ревнуешь, — с улыбкой отметила я.

— Или ты мечтаешь о том, чтобы я ревновал, — скрестив руки на груди, Томлинсон пожал плечами. Я не могла перестать улыбаться, потому что видела явную ревность в его взгляде. — Ну все, хватит уже так широко улыбаться.

— Ты ревнуешь, — тихо повторила я. Луи протянул руку, положил ее на мою талию и резко притянул меня к себе, я с громким выдохом врезалась в его грудь.

— Я видел этого пижона, — произнес он, смотря мне в глаза. — Я ревную не к нему. Мне не нравится, что ты готовишь для него, — я как завороженная смотрела в его голубые глаза.

— Вы, четверо, — раздался голос Найла. — Хватит вам, я же ем. И тут еще Эмили, — у меня даже не было сил, чтобы оторвать взгляд от лица Луи.

— К тому же, — продолжил Луи. — Мне абсолютно не нравится, что моя сводная сестра готовит для кого-то, — усмехнувшись, я со стыдом опустила голову. Мне до сих пор неловко от того, что я соврала. — Сделаешь мне одолжение? — спросил парень, поднимая пальцами мой подбородок.

— Какое? — Томлинсон нагнулся к моему уху.

— Узнай у него, пользуется ли он гигиенической помадой, — я закатила глаза. Луи отошел к шкафчику с посудой и достал оттуда тарелку. — В любом случае, от еды я отказываться не буду, — с улыбкой проговорил он. — Кэр, — я внимательно посмотрела на него. — Если ты будешь есть с ним чили, то я буду вынужден, подать на развод, — я рассмеялась.

***

До общежития Эрика я добралась быстро. Реджина обещала прийти, но так и не появилась. Строит из себя сваху, нужно подселить ее к нам в дом, чтобы она жила с остальными свахами по соседству. Луи Томлинсон ей категорически не нравился. После той истории с фотографией моего нижнего белья в инстаграме она на дух его не переносит. Да и как мне ее винить, если порой я сама готова убить Томлинсона.

Мы с Эриком мило поболтали, он нахваливал приготовленную мною еду. Знал бы он, с каким усердием Найл Хоран делал это пюре. Я все время вспоминала, с какой усмешкой Томлинсон называл Эрика пижоном, и невольно улыбалась. А мой собеседник, кажется думал, что все эти улыбки предназначены непосредственно ему. Мы разговаривали об учебе, о жизни до университета, и тут Эрик неожиданно выдал:

— Ты нравишься мне, Кэролайн, — сжав ладони между коленями, я хотела провалиться под пол.

— Мог бы просто сказать “спасибо” за еду и все, — я попыталась нелепо отшутиться.

— Я серьезно, — он улыбнулся. — Давно хотел сказать тебе это, ты чудесная девушка и очень сильно нравишься мне.

— Обычного “спасибо” и правда было бы достаточно, — кому продать душу, чтобы получить способность телепортироваться? Эрик рассмеялся.

— Я не заставляю тебя отвечать мне взаимностью, просто хочу, чтобы ты знала, — он протянул руку до стула, на котором я сидела, и слегка сжал мою ладонь. — Может сходим куда-нибудь? Всего одно свидание, — окей, мне нужна помощь зала. Может притвориться, что я упала в обморок?

— Я не уверена, что мне это нужно. В смысле отношения, — осторожно ответила я, прикусив нижнюю губу. — Не хочу портить нашу дружбу.

— Тогда я оставлю это предложение открытым, если ты вдруг передумаешь, — он тепло мне улыбнулся, и я улыбнулась в ответ.

— Эм, хорошо?

— Я не хочу, чтобы из-за того, что я только что сказал, между нами висела какая-то неловкость, Кэр.

— Все в полном порядке, как и раньше.

— Я рад, — он крепче сжал мою ладонь.

— Я пожалуй пойду, на улице уже темно, — посмотрев за окно, произнесла я.

— Погоди, я тебя провожу, — Эрик поднялся вместе со мной.

— В этом нет необходимости, правда, — закидывая сумку на плечо, произнесла я. — Увидимся в университете, — я поспешно выбежала за дверь.

Окей, это было неловко. Даже более, чем неловко. Почему все так сложно? Эрик хороший, но он не… Он не Луи. Думаю это самый главный аргумент. Решив срезать путь по парковке, я шла вдоль машин. На улице было слишком тихо и пусто, может надо было позволить Эрику проводить меня. Или позвонить кому-нибудь из ребят, чтобы встретили. Половина фонарей не работали, а один даже мигал как в настоящем фильме ужасов. За соседним рядом машин послышались шаги. Отбросив эти глупые мысли, я продолжила идти. Звук шагов послышался ближе, я остановилась и шаги затихли. Тяжело сглотнув, я оглянулась, никого не было. Шаги преследователя возобновились вместе с моими. Я увеличила скорость шага, этот неизвестный сделал то же самое. Мама. Я уже чуть ли не бежала, когда тяжелая рука легла на мое плечо. Вздрогнув, я зажмурилась, пытаясь отыскать в кармане телефон и одновременно вспоминая, что в передачах по самозащите советовали делать в первую очередь.

— Королева, купи телефон. Недорого,— раздался голос за моей спиной. Я развернулась на до боли знакомый голос.

— Томлинсон, ты придурок?! — взвизгнув, я ударила его по плечу. — Я чуть с ума не сошла от страха!

— Прости, — парень тихо рассмеялся. — Не думал, что ты так напугаешься.

— Не думал, что я напугаюсь? — да у меня зуб на зуб от страха не попадает. — Я почти что начала молиться вслух.

— Я же попросил купить телефон, а не снять трусы.

— Почему ты такой придурок?!

— Боже, Кэр, да ты вся трясешься, иди ко мне, — он протянул руки вперед.

— Пошел ты!

— Не урчи и иди сюда, — Томлинсон сделал шаг вперед, я оттолкнула его от себя, но он все равно крепко прижал меня к своему телу. Я пару раз предприняла слабые попытки оттолкнуть от себя этого парня, но потом сдалась и обняла его в ответ. — Что ты тут делаешь?

— Не мог просто сидеть дома, пока ты была у этого пижона. Ему повезло, что я не знал в какой именно комнате он живет. Удалось узнать только корпус общаги. Спросил у твоей подружки Ариэль, она послала меня в задницу.

— Ариэль?

— Ну, эта Русалочка с красными волосами.

— Ее зовут Реджина, — усмехнувшись, ответила я. Томлинсон положил свой подбородок на мою макушку и слегка покачивал меня в объятиях из стороны в сторону.

— Та еще стерва, я думал, что нравлюсь всем, — в притворном возмущении проговорил парень, чем заставил меня рассмеяться. — Так вот, узнал корпус, приехал сюда на черной Люсинде черного Зейна и ждал, пока ты выйдешь. Знала бы ты, какую хрень крутят по радио. Чем вы занимались все это время? Я достаточно долго слушал эти радиостанции, — он слегка отстранился от меня. — Ты же помнишь, что наши родители не одобрят секс до свадьбы? — я закатила глаза.

— Просто разговаривали, — Луи дотронулся до моей щеки. Его взгляд стал серьезным, такое редко увидишь.

— Он целовал тебя?

— Это играет какую-то роль? — так же серьезно спросила я.

— Он целовал тебя? — снова спросил парень.

— Нет, — его плечи опустились, и он расслабленно выдохнул. Серьезный Луи испарился так же быстро, как и появился. Он широко улыбнулся.

— Так и знал.

— Ничего ты не знал, — с улыбкой ответила я.

— Говорю же, что знал, — он отстранился и потянул меня за руку.

— Куда мы?

— Домой конечно. Мы с Люсиндой долго тебя ждали, так что с тебя поздний ужин.

— И все-таки, ты не знал, — с улыбкой проговорила я, следуя за парнем.

— Расистка, шевели задом.

— Луи, ну признайся хоть раз, что ты ревнуешь.

— Мы поговорим о твоих мечтах в другой раз, ладно? — проговорил парень с легкой улыбкой на губах.

— Упрямый, — буркнула я себе под нос. Я плелась сзади и обратила внимание на джинсы Луи, сегодня они были голубого цвета. Непривычно.

— Готов поспорить, что сейчас ты пялишься на мою задницу, — не оборачиваясь, бросил парень.

— Идиот, — отведя взгляд от его пятой точки, произнесла я.

— Обаятельная расистка.

========== Часть 23 ==========

Я не знаю, чьей именно идеей была поездка за город на озеро. То, что после этой поездки я прибываю в шоковом состоянии, это все равно, что ничего не сказать. Но начнем с самого начала, и я постараюсь ввести вас в курс дела настолько, насколько это возможно.

Парни бегали по всему кампусу, разыскивая людей, которые ездят в походы, и у которых имеются палатки. Помимо нашего состава жильцов к нам присоединились Бетани, Реджина и Эрик. У последнего была двухспальная палатка, так что сколько бы Томлинсон не возмущался против присутствия моего одногруппника, у него все равно не получилось избавиться от сопровождения Эрика. Еще парочка ребят с потока хотели присоединиться к нам, но в последний момент передумали.

Проблемы начались еще до того, как мы приехали на место. Сначала мы забыли пиво, потом Хоран вспомнил, что забыл гитару и долго ворчал, пока мы за ней не вернулись. Потом Ханна и Гарри подрались из-за того, какая музыка должна играть. Джастис остановила машину, за рулем которой была, перегнулась между сиденьями назад и начала шлепать ладонями Стайлса прямо по голове. Нам пришлось пересадить Гарри в другую машину.

Доехав до места, ребята припарковали свои машины у обочины, и нам пришлось двадцать минут тащиться с тяжелыми сумками через лес. Я пару раз чуть не упала, тащась по узкой тропинке. Прямо передо мной шел Гарри, а впереди него Ханна, которая каждый раз отгибала ветки и резко отпускала их, чтобы те задели Стайлса по лицу. Зейн, будто личный охранник Эмили, тащил на себе вещи девушки. Он постоянно бережливо придерживал ее за спину, чтобы та не упала. В его взгляде было столько нежности, казалось, что он считает нашу Эмили фарфоровой и боится, что та упадет и разобьется. Я не понимала, почему Эм в упор не видит того, как Зейн изменился.

Мы все широко улыбнулись, когда вышли к озеру. Чистая вода, которую окаймляет длинная полоска пляжа. Рядом лес, поют птички, самые идеальные условия для идеального отдыха.

— Нужно чтобы кто-то вернулся к машинам, забрал пиво и оставшиеся сумки, — сказал Лиам, кидая большой рюкзак и сумки Ханны в общую кучу баулов.

— Я не пойду, — Томлинсон поднял руки вверх и потянулся. — У меня тут много дел.

— Например каких? — спросил Пейн, уперев руки по бокам.

— Я люблю природу, должен познакомиться с местной флорой и фауной. К тому же, мне нужно научить вас, выживать в лесу.

— Томмо, — позвал друга Зейн. — Всегда хотел узнать побольше о местной флоре, не будешь ли ты так любезен, показать мне тут все и рассказать поподробнее о тех деревьях?

— Ну, разумеется, — Томлинсон отвесил Малику поклон. — Для меня это будет превеликим удовольствием рассказать тебе о деревьях и о мхе. Он тут особенной породы, — Малик взял Луи под руку, и они словно две подружки не спеша пошли вперед.

— Судари, — крикнул им Гарри. — Известно ли вам, что мох был моей страстью с самого рождения? Я с вами, джентльмены.

— А я бы хотел узнать побольше про чертополох, — Хоран начал двигаться в сторону парней, которые уже втроем шли под руку, но Бет схватила его за руку и вернула обратно. — Я не хочу идти за пивом, — тихо произнес он своей девушке. — Двадцать минут идти туда, а потом еще двадцать обратно.

— Стоять, уроды, — окликнул парней Лиам. — Вы уходите и хотите скинуть пиво на меня и на эту семью чикенов?

— Перестань называть нас так, — со смехом ответила Бетани.

— Зейн, — раздался голос Эмили. Парень обернулся. — Перестань вредничать и помоги пожалуйста Лиаму, — взгляд Малика метался от Эмили к Луи. Зейн вздохнул и пошел обратно к нам.

— Жижа ты бесхребетная, — бросил ему Томлинсон.

— Я помогу вам принести пиво, — кинул Эрик, направляясь обратно в сторону машин.

Мы с девочками решили попробовать поставить хотя бы одну палатку. Нас было пятеро и мы думали, что быстро управимся, но фиг там. Гарри и Луи даже не собирались нам помогать, они бегали вдоль воды и пинали друг другу футбольный мяч, не обращая на нас никакого внимания.

— В инструкции сказано, что деталь А2 нужно вставить в отверстие Д4, — сказала Ханна, глядя в листок. — Но что из этого блин А2, а что Д4?

— Хрень какая-то, — сказала Реджина, вертя в руках одну из деталей.

— Может лучше оставим эту работу для мальчиков? — спросила Эмили.

— Нет, Эм, — ответила ей Бетани, натягивая металлические дуги и закрепляя их в специальные крепления. Конструкция уже отдаленно напоминала палатку. — Мы должны сделать это сами.

— А это у нас точно пол? — спросила я, смотря на желтый квадрат, расстеленный на земле.

С горем пополам, нам удалось собрать нечто похожее на палатку. Мы явно сделали что-то не так, она была кривая, но мы очень радовались тому, что сделали что-то сами.

— Красота, — сказала Ханна, оглядывая плоды нашего совместного труда.

— Поберегись! — крикнул Стайлс. После этого в голову Ханне прилетел мяч.

Мы с девочками тут же подошли к Ханне, одной рукой она держалась за щеку, которая покраснела от удара мячом. Луи и Гарри быстро подбежали к нам.

— Ханна, — осторожно позвал Гарри. — Ты в порядке? Я правда не специально, — Джастис подняла взгляд на Стайлса, в ее глазах читался неприкрытый гнев. Не хотела бы я сейчас быть на месте Гарри.

— Беги, — стальным тоном произнесла Ханна. Она наклонилась, схватила палку, которая валялась на земле и с визгом побежала на Гарри. Тот, в свою очередь, побежал от моей подруги.

— Гони его в воду, костолом, — ободряюще крикнул Томлинсон. Парень деловито облокотился рукой на нашу палатку и сделал это совершенно зря: конструкция которую мы поставили была хрупкой, поэтому она развалилась, а Луи вместе с этой конструкцией рухнул вниз. Мы потеряли парня из виду, под слоями желтого брезента.

— Лу? — осторожно позвала я, с трудом сдерживая смех. Из-под куска брезента вылезла рука, полностью покрытая татуировками, парень показывал большой палец.

— Девочки, не сочтите за клевету, — раздался его приглушенный голос. — Но мне почему-то кажется, что ваша палатка слегка неустойчива, — согнувшись пополам, я рассмеялась. Девочки сделали тоже самое.

Гарри и Ханна продолжали наворачивать круги по берегу. Джастис крыла парня благим матом.

— Хренова Нарния! — крикнул Луи. — Как отсюда выбраться?! — парень бился под этим брезентом, пытаясь вылезти. Мы с Эмили решили помочь, но продолжали громко смеяться.

— Луи, ну не дергайся ты, — смеялась Эмили. Он наконец перестал двигаться, но продолжал выкрикивать ругательства. Нам наконец удалось найти парня. Откинув от себя желтый брезент, он резко сел.

— Сука, думал задохнусь, — возмущенно произнес парень, проводя рукой по своим растрепанным волосам.

— Томмо, хорош отдыхать! Помоги мне, — крикнул запыхавшийся Стайлс, пробегая мимо нас.

— О, ну, извини, что меня чуть не сожрал туристический дом, — ответил ему Луи.

Гарри с Ханной начали бегать вокруг дерева. В какой-то момент, Джастис обманула парня, оббежала дерево с другой стороны и треснула палкой, которую держала в руках прямо по лбу Гарри. Эмили вскрикнула и прижала ладони к губам.

— Прошу, — обратился ко мне Томлинсон. — Скажи, что у нее была такая же реакция, когда я упал.

— Конечно такая. Она очень переживала, — с улыбкой ответила я.

— Кэр, — с замешательством в голосе, позвала меня Реджина. — Как ты с ними живешь? Это же сумасшедший дом, — я только улыбнулась в ответ.

— У него кровь, — обеспокоенно сказала Эмили, поворачиваясь к нам. — У Гарри кровь.

— Расистка, у твоей подруги новое звание, — задумчиво произнес Луи, смотря на наших друзей. — Она теперь Ханна-викинг.

У Стайлса действительно была кровь, которая тонкой струйкой стекала по лбу. Ханна уже виноватым взглядом смотрела на парня и в тысячный раз извинялась перед ним.

— Гарри, я правда не хотела так сильно. Прости, пожалуйста.

— Ханна, все нормально, ничего страшного, просто царапина, — Стайлс сел на песок, согнул ноги в коленях и вытер кровь рукой. — Я это заслужил.

— Гарольд, ты в курсе, что эти девушки могли одновременно убрать нас с тобой всего за пару минут? — произнес Луи, присаживаясь рядом с другом.

— Заткнись, Томлинсон, — бросила ему Ханна. — Погодите, у меня есть перекись и пластырь. Кэр, подай пожалуйста воду, — Джастис начала судорожно вытаскивать содержимое своей сумки. Мы с удивлением наблюдали за этим. Девушка доставала предметы и откидывала их: лак для волос, крема, лосьоны для тела, ватные палочки, огромная косметичка, пара носков, снова крема.

— Ханна, — позвал Гарри. — Пену для ванны случайно не захватила? Я хотел расслабиться попозже.

— Пену? Кажется, не брала, — суетливо ответила девушка, а потом замерла. Стайлс широко улыбался ей. — Лучше бы до конца тебе башку отбила, — с улыбкой проговорила она.

Ханна с важным лицом обрабатывала рану парня. Промыв царапину водой и окатив перекисью лоб Стайлса, она налепила на ранку пластырь. Розовый пластырь с маленькими изображениями кота Гарфилда.

— А нет другого пластыря? — недовольно спросил Гарри. — Более мужественного что ли.

— Тебе и этот к лицу, — ответила Бетани, присаживаясь рядом.

— Знаете, кто последний раз лепил мне такой пластырь? — с улыбкой спросил Гарри.

— Твоя мама? — предположила Эмили.

— Нет, — Стайлс покачал головой. — Моя жена, — мы все переглянулись.

— Ну, все, — вздохнув, произнес Луи. — Поздравляю, ты все-таки отбила башку моему другу.

— Да нет же, — оживился Гарри. — Мне было девять…

— Хорошо, бро, я помню, тебе было девять. Мы все напились «Доктора Пеппера» на твоей свадьбе и закусывали «Хубой Бубой». Я уже набираю девять-один-один, не переживай. Расскажи нам про знаменитый тост тестя, пока едут люди в белых халатах.

— Томмо! — Стайлс вырвал телефон из рук Луи. — Я же рассказывал тебе про шуточную свадьбу в лагере. Мы с одной девочкой в шутку поженились, но тогда нам казалось, что это настоящая церемония. У нас не было колец, а у моей невесты были пластыри, — Джастис выронила бутылку из рук. — Так что, мы налепили эти розовые пластыри с Гарфилдом вместо колец. Мы оба плакали, когда пришла пора ехать домой. Думаю, что с тех пор я еще ни разу не был так сильно влюблен, — Стайлс улыбнулся своим воспоминаниям.

— Знакомая история, — задумчиво произнесла я. А потом меня осенило, Ханна рассказывала мне про эту свадьбу давным-давно. О. Мой. Бог.

— Как назывался лагерь? — сдавленным голосом спросила Ханна, во все глаза смотря на Гарри.

— «Блэкуотер Кэмп», — ответил парень.

— У тебя была другая фамилия, — серьезно произнесла Джастис. — Твоя фамилия была — Митчелл. Гарри Митчелл, — точно. Я помню, как моя подруга исписывала тетрадки именем Ханна Митчелл. Глаза Стайлса удивленно расширились, он подался вперед.

— Мама переписала меня на фамилию отчима, — пояснил Стайлс, продолжая смотреть на Ханну, как будто только что увидел привидение.

— Охренеть, — произнесла Джастис на выдохе.

— Хорошо, а конец у этого индийского фильма есть? — подал голос Луи. — Не удивлюсь, если мы с Зейном окажемся вашими потеряными дочерьми близняшками.

— Перестань, — я треснула его по колену.

— Ты чуть не убила своего мужа, — усмехаясь, выдал Гарри. И тут Ханна подалась вперед и крепко обняла Стайлса. Мы все удивились еще больше. Гарри по-началу слегка растерялся, но потом обнял девушку в ответ.

Недалеко от нас послышались голоса и смех ребят, они наконец возвращались. Когда они дошли до нас, Ханна с Гарри уже обсуждали общие воспоминания из лагеря.

— Господи, — удивленно произнес Лиам, смотря на наших «молодоженов». — Они разговаривают и не оскорбляют друг друга? Кому сказать спасибо? — Томлинсон поднял руку вверх.

— Можешь не благодарить.

— Ну, ты то здесь причем? — с улыбкой вставила Бетани, обнимая Найла.

— Стайлс, что за шняга у тебя на лбу? — спросил Зейн.

— Эрик, — тихо позвала парня Реджина. — Это жесть, они ненормальные, — Реджи видимо хотела сказать это только Эрику, но услышали все. Мы издали смешки. Наверное, она права, к нам нужно привыкать.

Если Гарри с Ханной пошли на примерение и ругани больше не будет, значит, отдых обещает быть веселым.

========== Часть 24 ==========

Мальчики все-таки установили палатки. Точнее это сделали Лиам, Найл и Эрик. Томлинсон с Маликом только наблюдали за процессом со стороны, раздавая ненужные указания и подтрунивая над ребятами. Мне казалось, что еще пара минут, и Лиам окончательно выйдет из себя. Он так смешно нервничал.

Весь день мы купались, а когда солнце село за горизонт, мы дружно собрались у костра, поджаривая сосиски и маршмеллоу. Напившись пива, мы уже дошли до той стадии, когда хочется петь, поэтому Хоран с огромным удовольствием принял многочисленные просьбы сыграть на гитаре. Мы пели и много смеялись, придумывая новые слова к существующим песням. Ханна и Гарри весь день называли друг друга мужем и женой. Сначала это забавляло Лиама, но к вечеру эта шутка совсем перестала ему нравится.

— Я так рад, что приехал сюда, — сказал Эрик, присаживаясь рядом со мной на песок.

— Я тоже рада, — я улыбнулась ему в ответ. Мне вообще в этот вечер всё казалось милым и уютным. Эрик протянул руку и дотронулся до моих волос.

— У тебя волосы завились, — произнес он, наматывая на палец прядь моих волос.

— Да, это из-за воды, — пояснила я. Парень продолжал играть с моими волосами.

— Тебе идет, — он улыбнулся и пододвинулся ко мне вплотную.

— Эм, спасибо, — неловко ответила я, слегка отстраняясь. Все же было милым, ну, зачем.

— Эй, Кэр, — к нам подошел Луи и устроился между нами с Эриком. Томлинсон чуть не сел на колени к моему другу, пока присаживался. Прикусив нижнюю губу, я пыталась подавить улыбку.

— Мы вообще-то разговаривали, — Эрик выглянул из-за Томлинсона и посмотрел мне в глаза. Парни сегодня пару раз повздорили, потому что Луи цеплял моего друга при любой возможности.

— Знаешь, — Луи с улыбкой посмотрел на Эрика. — Когда ты так близко сидишь, у меня появляется ощущение, что я должен пригласить тебя на свидание.

— Ты сам сюда подсел.

— А ты отсядь, тогда мы не будем сидеть рядом, — я слегка наклонилась и задела Луи плечом.

— Хватит, Лу, — тихо произнесла я.

— Эта братская опека выводит меня из себя, — нервно произнес Эрик, поднимаясь на ноги. — Ты не сможешь вечно оберегать ее, — парень пошел в сторону поющих Ханны, Лиама и Реджины.

— Господи, он до сих пор думает, что я твой брат? — изогнув бровь, тихо спросил парень. Мы переглянулись и рассмеялись. — Знаешь, — Томлинсон согнул ноги в коленях и положил на них руки. — Когда ты зовешь меня «Лу», мне даже немного хочется тебя слушаться, — я улыбнулась.

— Немного?

— Самую малость.

— Может когда мы будем дома, ты будешь мыть за меня посуду, Лу? — я сделала акцент на его имени. Парень усмехнулся и слегка толкнул меня плечом.

— Отличная попытка, расистка. Попробуй в следующий раз попросить нежнее.

— Обещаю, что буду практиковаться.

— Может пройдемся? Я больше не могу это слушать, — легким кивком головы, он указал в сторону Ханны, которая горланила песню Уитни Хьюстон. И если честно признаться, делала она это скверно. Я рассмеялась.

Мы не спеша брели по пляжу, разговаривая о всякой чепухе, и все дальше удалялись от наших друзей.

— Как думаешь, если бы наша прогулка была свиданием, по шкале от одного до десяти, насколько бы романтично это было? — спросил парень, присаживаясь на песок.

— Ну, давай попробуем оценить все со стороны, — я присела рядом. — Пляж, вода, плохое исполнение Уитни Хьюстон, но сама песня романтичная, — я откинулась назад, облокотившись на руки, и мои пальцы сразу же утонули в мягком песке. — И только посмотри на это небо. Так много звезд.

— Вердикт? — спросил парень, ложась на спину и складывая руки за голову.

— Семь из десяти, — последовав примеру Луи, я легла рядом.

— Нихрена подобного, — смотря в небо, произнес парень. — Десятка. И знаешь почему?

— Зная твою самодовольную натуру, попробую ответить в твоем стиле.

— Ну-ка, посмотрим, насколько хорошо ты меня знаешь.

— Это твердая десятка, потому что неважно где я нахожусь, главное, что рядом со мной лежит сам Луи Томлинсон, — парень издал смешок.

— Ты и правда хорошо меня знаешь.

— Нам бы сюда Зейна, чтобы он рассказал нам о каких-нибудь созвездиях, он же теперь астроном, — смотря в звездное небо, произнесла я.

— Эй, — Луи приподнялся на одном локте. — Я тут лежу рядом с тобой, а ты о Малике думаешь? — с улыбкой спросил он.

— Мне он уже давно не нравится, — тихо произнесла я.

— Я в курсе, — я повернула голову и посмотрела на Томлинсона.

— Давно ты в курсе?

— Ты уже давным-давно на него не пялишься. Все твои томные взгляды посвящены одному мне, что несомненно мне льстит, — парень широко улыбнулся, и я подавила в себе желание ударить его. — Уверен, что уже не одну неделю, я играю главную роль в твоих сновидениях, — я закатила глаза.

— В кошмарах, Томлинсон, только в кошмарах.

— Кстати, я знаю одну легенду о созвездии.

— Серьезно? — с интересом спросила я. — Откуда?

— Эмили рассказывала ее Зейну, а я сидел рядом. Наша Эм интересный рассказчик, — я улыбнулась.

— Рассказывай уже.

— Короче, — Луи наклонился ко мне, а потом посмотрел вверх. — Видишь те звезды которые соединяются в квадрат?

— Какие именно?

— Это неважно, я все равно даже понятия не имею, как выглядят эти созвездия, — я рассмеялась. — Вот это воображаемое созвездие называется Большой пес. Цепной пес Ориона. Он гонится за вторым созвездием, которое должно находится где-то поблизости. Это заяц. Зайчиха. Но пес гонится за ней не для того чтобы убить, — я с интересом посмотрела на Луи. — Он любит ее. По-настоящему любит, — мы какое-то время смотрели в глаза друг другу.

— Если бы это было свиданием, — с улыбкой произнесла я. — То это бы было двадцать баллов из десяти.

— Я и не сомневался, — ответил парень.

— Самооценка, Луи, контролируй ее, — Томлинсон наклонился ближе и дотронулся до моей щеки. Легкими движениями большого пальца, он поглаживал мою нижнюю губу.

— Зачем контролировать то, что настолько совершенно? — спросил парень, уперевшись локтями в песок, по обеим сторонам от моей головы.

— Порой, я хочу убить тебя.

— Знаю, — ответил он, просунув ногу между моих бедер. — Мне нравится выводить тебя из себя. У меня тут возник вопрос.

— Если он пошлый, то я даже слышать его не хочу.

— Не хотела бы ты… Ну, знаешь, — он усмехнулся. — Это чертовски неловко.

— Что именно? — я дотронулась до его щеки, и он слегка вздрогнул. Мне нравилось, что мои прикосновения вызывают у него эмоции.

— Как насчет того, чтобы ты слегка ограничила мою свободу и право выбора? — я потеряла дар речи. Мне стало тяжело дышать от накатившей волны эйфории. Луи взял меня за талию и плавным движением перекатился назад, а я распласталась на его груди.

— Ты… Ты ударился головой что ли? — Луи тихо рассмеялся.

— Я дважды предлагать не стану, Ферис, — рука Томлинсона оставалась на моей талии, а вторая переместилась на затылок. Парень перевернул нас, и я снова оказалась на спине. — Просто скажи «да», — Луи наклонился и поцеловал меня за ухом. — Скажи «да», ведь тебя ничего от этого не удерживает. Это не проверка…

— И не розыгрыш, — продолжила я за него. — Ты что, кадришь меня песней «Just say yes» группы Snow Patrol?

— Прости, мы ее пели сегодня, и она заела, — пожав плечами, пояснил парень. Я рассмеялась.

— Ты невыносим! То есть, ты хочешь чтобы я вышла из френд-зоны? — с улыбкой спросила я.

— Ага, ты уже давным-давно находишься в другой зоне, — он взял мою ладонь и положил её на свою грудь. — Здесь.

Боже, хорошо, что Луи держал меня в своих руках. Потому что я готова была взлететь от чувств ко всем этим созвездиям, как воздушный шарик.

— Как ты умудряешься быть таким потрясающим и таким дураком одновременно?

— Это значит «да»? — с улыбкой спросил Томлинсон, проводя пальцами по краю моих джинсовых шорт.

— Это значит, что ты хорошо цитируешь строчки из песен.

— О, поверь, это только самая малость того, что я делаю хорошо.

— Знаешь, я не удив… — Луи наклонился и прикусил мою нижнюю губу, слегка оттягивая ее. Боже, этот парень когда-нибудь сведет меня с ума.

— Кэр, — Луи отстранился от меня и улыбнулся. — Дыши, — я поняла, что действительно не дышала. Появилось желание послать парня куда подальше, но Томлинсон наклонился и поцеловал меня. Должна признаться, что поцелуй был далеко не невинным. Буквально каждая клеточка моего тела трепетала.

Моя руки обвили шею парня, в тот момент, когда он сжал мои бедра и прижался ко мне всем телом. Хотела ли я его? Безумно. Был ли у меня сексуальный опыт? Да. Причем очень печальный. На школьном выпускном балу меня сопровождал Майкл Коллинз, тот самый, который думал, что душа его кота переселилась в его новорожденного племянника. Все девочки из нашего класса уже успели лишиться невинности. Все, кроме меня. И я по глупости отдалась ему, чтобы быть такой же, как остальные девчонки. Мой первый опыт можно сравнить с неудобной обувью, которая причиняет ужасный дискомфорт. Это было одним словом — омерзительно. И слава богам, что этот процесс закончился очень быстро.

Но то, что я чувствовала к Томлинсону было совсем иным. Я знала, что он не обидит меня, не сделает больно. Мое тело остро реагировало на каждое его прикосновение. Все чувства будто обострились в тысячу раз. Выгнув спину, я всем телом прижалась к Луи так, чтобы между нами не осталось ни одного свободного миллиметра. Парень издал гортанный звук.

— Черт, Кэр, — Томлинсон отстранился от меня, тяжело дыша. — Нужно остановиться, пока это не зашло дальше.

— Ты… Ты не хочешь? — тихо спросила я, вдруг резко почувствовав себя униженной. Луи приподнял брови.

— Глупая, — он улыбнулся и провел ладонью по моей щеке. — Ты же видела себя в этих коротеньких шортах? Если бы Эрик увидел, как я смотрел сегодня на тебя, то сразу бы раскусил, что я не твой брат, — я улыбнулась. — Не здесь, не так. К тому же, разве предложил бы я замутить тебе с таким классным парнем как я, если бы не хотел тебя? — Томлинсон широко улыбнулся.

— Ты опять ведешь себя, как самовлюбленный кретин.

— Зато я твой самовлюбленный кретин, — он наклонился и снова поцеловал меня.

— Кэролайн?! — в паре метров от нас стоял Эрик с глубоко пораженным лицом. — Кэролайн?! — он еще несколько раз повторил мое имя. Боже мой, я даже боюсь представить, что этот парень подумал о нас. Мне стало стыдно и смешно одновременно.

— Знаешь, — Луи приподнялся на локтях и посмотрел на Эрика. — Чисто генетически это нельзя назвать инцестом. Мы же сводные.

Мне показалось, что Эрика сейчас стошнит. Он просто развернулся и ушел. Мы с Луи переглянулись и начали громко смеяться.

— Ты ничего умнее сказать не мог?

— Он застал меня врасплох, — ответил парень. Я снова засмеялась, утыкаясь в его шею.

Издалека послышался женский визг. Мы повернулись в его сторону. Было темно, но было видно очертания фигур. Рядом с костром кто-то дрался.

— Твою мать, — Томлинсон резко поднялся, а затем подал мне руку, помогая встать.

Мы быстро добежали до наших друзей. В окружении ребят стояли Гарри и Лиам, стало понятно, что шутки про молодоженов до добра не довели. Рядом стояла Ханна, прижав ладони к губам. Я подошла к ней.

— Ты хочешь, чтобы я извинился, Лиам? — Стайлс развел руки в стороны. — Окей, слезно прошу прощения, за то, что я поцеловал твою девушку, — зря он съязвил. Зажмурившись, я отвернулась, потому что последовал удар прямо по челюсти Гарри.

— Ты был моим другом, — Лиам еще раз ударил Гарри.

— Ну, все, Пейно, — Зейн подошел к Лиаму. — Он заслужил, но может хватит с него уже, — Лиам оттолкнул от себя Зейна, а потом также оттолкнул Луи, который оттаскивал Гарри в сторону.

— Мы не закончили, — сквозь зубы произнес Пейн. Становилось по-настоящему жутко. Реджина изо всех сил держала Эмили, которая плакала и пыталась вырваться. Я знала, что нужно молчать, никогда нельзя лезть в мужские разборки. Но когда Лиам толкнул Луи и Зейна, мне захотелось вмешаться, но я продолжала стоять на месте и обнимать плачущую Ханну.

— Может еще нас ударишь? — спросил Малик. — Какого хрена ты творишь?

— Парни, хватит, — Найл встал к друзьям. — Завтра разберетесь на трезвую голову.

Зейн начал с силой оттаскивать Лиама, и они скрылись из виду. Томлинсон с Хораном повели Гарри в другую сторону.

— Мне жаль, — произнесла Ханна. — Мне так жаль.

— Это все ты виновата! — крикнула Эмили. Я впервые видела ее такой разъяренной. — Все из-за тебя. Мало тебе было Лиама! Ненавижу тебя!

— Мне жаль, — снова произнесла Джастис и начала опускаться на колени, закрывая лицо ладонями. Я присела рядом с ней.

— Не надо жалеть ее, Кэролайн! — Эмили уже не пыталась вырваться, а просто смотрела на нас. Даже если бы Ханна убила человека, я все равно была бы на ее стороне. Бетани и Реджина увели Эмили, и на пляже остались только мы с Джастис.

— Что я наделала? — моя подруга разрыдалась, сворачиваясь калачиком на песке, она положила голову на мои колени. Тело девушки сотрясалось от рыданий.

— Ты не виновата, родная, — я гладила ее по голове, пытаясь хоть как-то успокоить. За всю свою жизнь, я видела как она плачет только один раз.

— Это я… — она всхлипнула. — Я сама его поцеловала. А он преподал это Лиаму, как будто он это сделал. Он не стал говорить, что я сама… Я не… Боже…

— Все будет хорошо, — шептала я. — Все наладится, вот увидишь.

========== Часть 25 ==========

*Флэшбэк: давайте все-таки узнаем, что произошло пока Кэролайн с Луи обжимались.*

POV Ханна.

Кэролайн свалила со своим ненаглядным дрищом, даже не подпела мне песню моей любимой Уитни. Надеюсь, это стоило того. Но если Томлинсон обидит мою девочку, я буду медленно убивать его. Серьезно. Возможно, что я начну с того, что отрежу ему пятки, а потом заставлю убегать от меня. Раз уж мы вспомнили о стопах, нужно не забыть обновить свой педикюр.

Лиам деликатно намекнул мне, что я мягко говоря неважно пою. За это он получил ровно четыре злых взгляда в свою сторону, одно нехорошее слово и толчок в спину. Он всегда смеется, когда я пытаюсь его ударить, говорит, что силенок маловато. Спорить тут бессмысленно.

Слева от меня присел мой «муж», но я уже перестала так его называть, потому что Лиаму это явно не нравилось. Мы с Гарри продолжали вспоминать детские времена, вроде всего одно лето, а воспоминаний целая куча. Проблема в том, что я до сих пор считала, что у этого парня опилки в голове, и мне по-прежнему хотелось его убить. Вдруг это сама судьба позволила нам случайно узнать, что мы были знакомы в детстве? Или судьба таким способом огородила меня от убийства. В любом случае, в тюрьму мне не хочется. Но я точно знаю, что Кэр будет слать мне передачки. Не пропаду.

Эрик встал и ушел вместе со своей идеальной укладкой. Надо не забыть спросить у него, каким средством для волос он пользуется. Он точно не гей? Может он латентный гомосексуал? От моих наиинтереснейших размышлений меня отвлек комар, который приземлился на моей руке. Быстрым движением я убила его.

Лиам сидел рядом и закинул руку на мое плечо, на его шее я заметила комара и по инерции шлепнула парня по шее. Он вздрогнул, и все вокруг посмотрели на меня.

— Комар, — пояснила я, пожав плечами. На лице Лиама расползлась широкая улыбка, он нагнулся и поцеловал меня в лоб. Я растаяла. На прошлой неделе он сказал мне, что ему кажется, что он ждал меня всю свою жизнь. Такого внимательного парня я в жизни не встречала.

— Бетани, ну, скажи уже, — требовал что-то Найл от своей девушки. Иногда он так много разговаривает, и я не всегда понимаю, о чем именно он говорит. В целом, семья чикенов мне нравилась, они были милыми, даже немножко приторными. Как будто у них медовый месяц. Этакая любовь в песочнице.

— Но я не знаю! — язык у Бетани заплетался.

— Но ты же работаешь там, — сказала красноволосая Реджина. Мне кажется, что она выпила пива больше, чем мы все вместе взятые, но у нее ни в одном глазу. Стойкая баба.

— Если я работаю в «KFC», это не значит, что я знаю секретный состав.

— Бет, ну, правда, расскажи нам, — попросил Лиам. — Что за одиннадцать секретных приправ и специй?

— Вы прикалываетесь? — девушка рассмеялась. — Я не знаю. Эту смесь привозят к нам в специальных машинах, я не сама ее делаю.

— Тогда узнай как-нибудь, — предложил Стайлс.

— Да отстаньте вы от нее, — я насадила на палочку маршмеллоу и поднесла к костру. На ногу сел еще один комар, пришлось убить и его.

— Ханни, помимо того, что ты притащила сюда половину своего имущества, ты же брала средство от комаров? — спросил у меня Лиам.

— Да, но я не знаю, в какую из четырех сумок я его положила, — виновато произнесла я. Пейн говорил мне, чтобы я не брала столько вещей с собой, но в тот момент когда я собиралась, все это казалось мне самым необходимым.

— Возможно, нужно было взять еще пару сумок?

— Ой, ну, перестань уже, — я усмехнулась, убирая палочку с зефиром от огня.

— Пойду поищу, не хочу чтобы тебя окончательно искусали, — чмокнув меня в губы, парень поднялся и пошел в сторону палаток. Я со вздохом посмотрела ему вслед. За что мне такое золото?

Протянув руку, чтобы снять зефир с тонкого деревянного прутика, я удивилась, потому что не обнаружила его там. Слева от меня Стайлс жевал, и что-то подсказывало мне, что это не жевательная резинка.

— Что? — удивленно спросил он.

— Ты спёр мой зефир.

— И?

— Вор. Сделай себе сам.

— Ты опять жалеешь еду. В чем проблема, Ханна? — он поднес бутылку пива к губам и сделал пару глотков.

— Какой же ты долбошлёп.

— Долбо… Кто?

— Долбошлёп.

— Ненаглядная жена опять завелась? Остынь, — я пихнула парня, и пиво, которое он держал в руке, пролилось на меня.

— Ты это специально, — прищурившись, произнесла я.

— Нет, — покачав головой, он приподнял бутылку над моей ногой и пролил пиво. — А вот сейчас, да, — чикены и Реджина даже не обратили на нас своего внимания. Они привыкли, что мы со Стайлсом вечно пререкаемся.

— Гарри, — позвала я.

— Да, — с улыбкой отозвался имбецил.

— Беги. Снова, — он раздумывал пару секунд, но после того, как я размахнулась и ударила его прутом по ноге, он подскочил и побежал.

— Может хватит пробежек на сегодня? — со смехом спросил парень, пока убегал от меня.

— Я утоплю тебя сегодня! Ты станешь русалкой! — мы пробежали мимо Зейна с Эмили, которые сидели на берегу, у самой воды.

— Давай, Ханна, — крикнул Малик. — Мочи кудрявую сучку.

— Спасибо за поддержку, Зейн! — крикнула я, не оборачиваясь.

Мы бежали всё дальше, пока я не споткнулась и с позором не упала лицом в песок. Боже, хорошо, что я выпила, иначе удар об землю ощущался бы сильнее. В этот момент я думала, что Стайлс взорвется от смеха. Он склонился надо мной, продолжая смеяться. Когда я встану, я убью его. Без вариантов. Перевернувшись на спину, я наконец посмотрела на него.

— Я сделаю все, но ты точно останешься здесь в лесу, а мы все уедем домой, — произнесла я.

— Я в этом не сомневаюсь, — парень протянул руку, чтобы помочь мне встать. Я схватила его за ладонь и потянула вниз, мечтая, чтобы он ударился как можно сильнее. — Черт! — приземлившись на землю рядом со мной, отозвался парень. — Кажется я сломал ребро.

— Лучше бы все переломал, доходяга, — я пихнула его ногой.

— Ты чертов Халк! — возмутился парень. Мы переглянулись и отчего-то стало смешно. — Это точно судьба. Мы встретились спустя столько лет, чтобы ты убила меня.

Судьба. А вдруг это и правда судьба? Ну, какова вероятность того, что мы должны были встретиться? В детстве я думала, что это самая большая любовь в моей жизни. Правда в детстве всё приобретает масштабный смысл. Но мне не нравился Гарри, как парень. Он скорее нравился мне больше как потенциальный труп. Ну, а вдруг это как в кино? Мы ненавидим друг друга, а потом хлоп! Любовь-морковь. Я не верила в совпадения. Никогда в этой жизни ничего не происходит просто так. Мне нужно было проверить теорию судьбы прямо здесь и сейчас. Или это пиво прибавило мне смелости или это я так сильно захотела понять что-то.

Мы оба лежали на боку. Я быстрым движением притянула Гарри за воротник футболки и поцеловала его. И знаете что? Ничего. Совсем. О чем я думала, у меня есть парень, которого я люблю. Мой милый мальчик, который пошел искать мне средство от комаров, а я тут лежу и целую кудрявого имбецила. Это не кино, не бывает таких чудес. Окей, теперь я верю в простые совпадения.

— Это кто еще из нас башкой ударился? — тихо спросил Гарри, с подозрительностью оглядывая меня. — Ты чего это? — я прикрыла глаза.

— Я просто хотела проверить. Прости, я не…

— Лиам, стой! — крикнул кто-то.

Все произошло очень быстро. Только что Гарри лежал передо мной, но тут он резко исчез. Лиам поднял его, а потом оттолкнул в сторону.

— У вас обоих ровно пять секунд, — произнес Лиам, оглядывая нас по очереди. — Прежде чем я дам тебе по морде, — обратился он к Гарри. Кулаки Пейна были сжаты, он весь напрягся, и я понимала, что одно неверное слово, и будет что-то страшное.

— Лиам, прости, — я поднялась и сделала шаг к нему, но он отшатнулся от меня, как от огня. В его взгляде читались: обида, злость, ревность, непонимание и предательство лучшего друга и его девушки.

— Прости? — мой парень горько усмехнулся. — Серьезно, Ханна? Меня не было всего пару минут, я возвращаюсь и вижу это, — он на пару секунд прикрыл глаза.

— Я… — я готова была разрыдаться и упасть перед ним на колени. Не уверена, что он сейчас в том эмоциональном состоянии, чтобы выслушать меня.

Недалеко от нас уже столпились остальные ребята, чтобы предотвратить драку, но пока что никто не подходил. Правильно. Мы должны разобраться сами.

— Это… — Лиам провел ладонью по лицу, а потом посмотрел мне в глаза. — Это произошло впервые или вы уже… — он не договорил, ему даже не хотелось произносить это вслух. Мне стало страшно от того, что он подумал, будто это происходит уже не в первый раз.

— Пейно, — подал голос Гарри.

— Заткнись, я сейчас не с тобой разговариваю, — сквозь зубы процедил Лиам.

— Малыш, конечно это впервые. Это совсем не то, о чем ты подумал.

— Ты сама оригинальность, Ханни, — в этот раз он произнес моё ласковое прозвище совсем не с нежностью в голосе. Лучше бы он меня ударил, чем смотрел так, как сейчас.

— Я просто хотела проверить… Понимаешь, я, — мысли сбивались, я не могла сформировать ни одного нормального предложения. Ком подкатывал к горлу, и я тупо хватала ртом воздух.

— Что ты хотела? Ты хотела?! — Лиам обернулся на Стайлса, а потом повернул голову ко мне. — Кто инициатор поцелуя? — повисло молчание. — Ханна? — позвал меня парень надломленным голосом. Лучше бы меня пронзила молния на этом самом месте. Я тяжело вздохнула, перед тем как кивнуть.

— Это я, Лиам. Я поцеловал ее, — потерев шею, произнес Гарри. — Не знаю, что на меня нашло… — он пожал плечами. Что он делает, он спасает меня? Спасает наши с Лиамом отношения? — Прости, бро, я выпил, — Лиам медленно развернулся к Гарри.

— Ты выпил?

— Ага.

— И это твоё оправдание?

— Ну, да, — удар. Я завизжала. Эмили завизжала. Еще один удар.

— Лиам, перестань! Это не он! — я попыталась оттащить его, но он оттолкнул меня в сторону. Он уже не был похож сам на себя. Стайлс даже не старался отбиваться, он просто принимал удары. Это моих рук дело. Все наделала только я одна. Гарри получает по лицу ни за что. В какой-то момент рядом со мной оказалась Кэролайн. Я была так благодарна тому, что она сейчас рядом, потому что мне казалось, что еще пара секунд, и я упаду в обморок.

Один ничего не значащий поцелуй привел к целой череде событий. Я всё разрушила. Испортила. Уничтожила. Отношения, дружбу парней, доверие Эмили. Одна я за каких-то пару секунд. Что я наделала? О чём я думала?

========== Часть 26 ==========

— Луи, не мог бы ты заткнуться хотя бы на пару минут? — спросила Ханна без особого энтузиазма. Она в последнее время все делала без особого энтузиазма.

Когда мы вернулись домой, она рассказала Лиаму, как всё было. Пейн пока не хочет с ней разговаривать, говорит, что слишком зол. Эмили не разговаривает с Ханной. Самое интересное, что с Гарри разговаривают все, даже Лиам. Дома обстановка угнетающая, мы с Томлинсоном находим миллион причин, чтобы как можно меньше появляться там. Вытаскиваем Ханну из дома, чтобы отвлечь её, она поддается, но мыслями всё равно возвращается к тому, что было у озера.

Я, Луи, Ханна и Найл сидели в столовой университета, и это было настоящим испытанием для Джастис. Слухи об изменах разлетаются очень быстро, к тому же с каждой минутой люди выдумывают всё новые подробности. На данный момент, все говорили о том, что Ханна переспала аж с несколькими парнями на том пляже. Теперь куча девушек бегает за Пейном, чтобы залечить его разбитое сердце. Смешно наблюдать за этим. Из наших никто бы не рассказал о случившемся, значит это Реджина, с которой я перестала разговаривать. Кстати, еще я объяснилась перед Эриком, он был в легком шоке, но поверил и не держал на меня обиды. Хоть тут всё прошло гладко.

— Эй, Найлер, — произнёс Луи, подталкивая Найла. — Знаком с моей девушкой?

— Опять? — сложив локти на стол, Хоран посмотрел на друга. — Нет, серьёзно. Опять?

— Это Кэролайн, — с широкой улыбкой на губах сказал Луи. — Моя девушка.

— Кэр, — недовольно протянул блондин. — Брось его, я тебе заплачу. Только больше не будь его девушкой, — я рассмеялась.

— Ему обязательно сидеть с нами за одним столом? — спросила Джастис.

— Эй, Ханна, — позвал Луи.

— Нет, — отрезала девушка. — Даже не начинай.

— Знаешь, кем мне приходится твоя подруга?

— Я убью его, — Найл усмехнулся.

— Встань в очередь, — ответила ему Ханна и слегка улыбнулась впервые за последнее время. Девушка гоняла еду по тарелке, к которой так и не притронулась. Она почти ничего не ест.

— Ханна, поешь что-нибудь, — тихо сказала я.

— Я не голодная, — Джастис отодвинула от себя тарелку с салатом.

— Тогда я доем, — Томлинсон притянул к себе тарелку. — Ты точно не будешь? — переспросил парень. Ханна покачала головой. — Кстати, — с набитым ртом произнес Луи. — Не помню, я уже говорил, что у меня есть девушка?

— Замолчи, — отозвались мы одновременно.

— Привет, Ханна, — к нашему столику подошел Майкл Бэйкер. Его щеки были вечно красными и такое чувство, что он с детства любил бабушкины пирожки, потому что был, мягко говоря пухлым. — Занята сегодня вечером?

— А тебе то что? — спросила моя подруга.

— Есть предложение. Слышал, что ты любишь втроем, — он рассмеялся своим глупым смехом.

— Ну-ка вали нахрен отсюда, — Найл привстал из-за стола.

— Погоди, Найло, — Луи облокотился локтем на стол. — Майки, это же тебя застукали в мужской раздевалке, когда ты передёргивал? — без того красные щёки Бэйкера покраснели ещё больше. — Так вот, я тут понял, на что именно ты дрочил. Сто пудов на свои сиськи. Они у тебя даже больше, чем грудь моей девушки. Кстати, это она, — он кивнул в мою сторону. — Не обижайся, Кэр, — обратился он ко мне.

— Что ты, — пожав плечами, ответила я. Я убью его чуть позже.

— Так что бутерброд светит тебе только с твоими двумя висящими подругами, — продолжил Томлинсон. — А теперь вали отсюда и друзьям своим передай, что если хотя бы пройдете мимо Ханны, то вряд ли вы потом вообще сможете ходить. У тебя же есть друзья? Если нет, то заведи их и потом расскажи им об этом. А теперь свободен, у меня обед.

— Сисястый, — окликнул Найл, быстро удаляющегося Майкла. — Уходи быстрее, это недостаточно быстро.

Майкл действительно пошел быстрее, а проходящий мимо Зейн, дал ему пендаля. Зейн обедал не с нами, он вообще мало с кем разговаривает в последнее время. Он только кивнул нам, когда выходил из столовой и всё.

— Все пялятся на меня, — Ханна опустила вниз голову, чтобы волосы закрыли её лицо.

— Не парься, — ответил ей Томлинсон. — Людям вечно хочется посплетничать.

— Скоро все забудут, — поддержал девушку Найл.

— Самое обидное, что они всё сочиняют, — произнесла я. — Хочешь, я пущу про себя грязную сплетню, и тогда они отвлекутся, — подруга усмехнулась.

— Спасибо, — Джастис шмыгнула носом. — Хорошо, когда кто-то из вас рядом. Но я так устала ходить под этими осуждающими взглядами.

— Костолом, ты плачешь что ли?

— Нет, — ответила Ханна, вытирая слезы.

— Ну, всё, — Луи поднялся из-за стола.

— Что ты делаешь? — с опаской спросила Ханна.

— Ну что, встряхнись, детка! Танцуй твист и кричи, — громко пропел Луи, привлекая к себе всеобщее внимание. — Давай, давай, давай, давай же, малышка! Иди сюда и действуй!

— Твою мать, он поёт Битлз? — спросила Ханна.

— Я с ним не знакома, — прикрыв ладонью глаза, ответила я.

— Так что, работай над этим, милая! — поднявшись на стул, с улыбкой пропел Найл. Их уже двое. — Знаешь, ты так классно выглядишь. Ты знаешь, что теперь я твой, так же, как и ты моя.

— Они же как из фильма «Феррис Бьюллер берет выходной», даже песня та же, только они не на Манхэттене. Или как долбанный Джон Траволта в «Бриолине», — Ханна смотрела на парней и смеялась. Действительно смеялась настоящим смехом, который я так давно не слышала.

Кто-то начал подпевать парням, под конец песни вся столовая пела вместе с ребятами. Это действительно было здорово и смешно, потому что мальчики дурачились и танцевали, запрыгивая к людям на столы.

— Ну что, — произнес Луи, присаживаясь рядом с нами. — А сейчас кто-нибудь смотрит на тебя, Ханна Монтана?

— Они уже забыли, как тебя зовут, — сказал Найл, опустившись на стул.

— Знаете что, — произнесла Ханна, смотря на парней по очереди. — Я горжусь тем, что вы мои соседи.

***

После учебы мы решили не идти домой, а пошляться где-нибудь. Ханна отказалась от прогулки и отправилась домой. Я, Луи и Найл пошли в торговый центр, побродили там немного, померили дурацкую одежду. А потом пошли в «KFC», чтобы забрать Бетани с работы.

Мне так нравилось гулять парами, это было что-то новое для меня. Я и Луи в отношениях. Никак не могу привыкнуть к тому, что я могу взять его за руку, поцеловать, обнять когда захочу. Без ссор не обходится, потому что он бывает таким… Таким Томлинсоном. Но ссоры у нас, как у старой супружеской пары, из-за того, что мы будем смотреть, что есть, что делать и так далее.

Найл пригласил Бетани к нам домой. Когда мы зашли в холл, то сразу услышали крики в гостиной. Пройдя в помещение, мы увидели Гарри, который оттаскивал Эмили назад и Лиама, который тащил Ханну в сторону, между ними всеми стоял Зейн.

— Кажется, мы не вовремя, — тихо произнесла Бетани.

— Ты специально это сделала! Назло мне, — кричала Эмили.

— Да пошла ты! — крикнула Ханна, пытаясь вырваться из хватки Лиама. — Я твою тощую задницу быстро надеру! Отпусти меня!

— Только и можешь пугать физической силой. А словами разобраться твой низкий интеллект не позволяет?! — ответила Эмили. Боже, она становится всё агрессивнее.

— Зубрила недоделанная, я тебя…

— Хватит! — громко крикнул Зейн. — Хватит, хватит, хватит! Достали, — мне на секунду показалось, что Малик топнет ногой, но он этого так и не сделал. — Вы все мне надоели, все. Вообще все. Каждый человек в этом гребаном доме, — это самая длинная речь Зейна за последнее время. До этого он всем видом показывал, что не хочет с нами общаться. — Ты, — Малик указал пальцем на Стайлса. — Черт бы побрал тебя и твой лагерь с вашей свадьбой.

Зейн повернулся к Ханне и Лиаму.

— Ты, — он указал на Ханну. — У тебя был порыв ностальгии. Детская любовь и все дела, ты хотела проверить что-то одной тебе известное. Теперь ты вся в страданиях, вместо того чтобы взять себя в руки и бороться за своего мужика. Ты, — он посмотрел на Лиама. — Ну, поцеловала она Гарри, что теперь сделаешь? Она же сказала, что ничего не чувствует к нему. Поговори с ней уже, наконец, — Малик провел ладонью по лицу и повернулся к нам. Мамочки.

— Теперь вы, — не надо, прошу. Я тяжело сглотнула, когда он встал напротив нас с Луи. — Окей, к вам особых претензий нет, — пожав плечами, ответил парень. Я вздохнула. — Но, — чёрт. — Кэр, не выноси мозг Луи. Томмо, не выводи из себя Кэролайн. Потому что если вы двое поругаетесь, я не хочу ничегошеньки слышать о том, как вы двое страдаете.

Он развернулся к Бетани и Найлу.

— К вам тоже особых претензий нет. Есть просьба к Бетани: пожалуйста перестань подкармливать его фастфудом, его начинает разносить. Хоран, завязывай с жаренной во фритюре курицей.

Малик повернулся к Эмили, которую отпустил Гарри. Девушка стояла в стороне. Зейн смотрел на неё какое-то время, потом покачал головой и начал выходить из комнаты. На половине пути он развернулся.

— Нет, я всё-таки скажу. Ты не такая, какой я себе представлял тебя. За горой своих конспектов и в погоне за своим идеалом, — парень кивнул в сторону Гарри. — Ты просто не замечаешь ничего вокруг. Совсем ничего. Тебя волнуют только твои интересы, тебе неважно, что происходит у остальных. Лишь бы стоял зачет, и никто не трогал Гарри. Единственная эгоистка в этом доме это — ты. Даже не Гарри. Не я. И не Луи. Это ты.

Мы все продолжали молчать. Хорошо хоть он нас в угол не поставил.

— Сейчас я пойду в бар, — обратился ко всем нам Зейн. — Потому что если я не выпью, то я ко всем чертям выселюсь из этого дома. Чикены, Томлинсоны, я вас зарежу, если вы поругаетесь. Хорошего вечера.

Прошло уже пару минут с тех пор, как Малик вышел из дома, а мы все так же продолжали стоять на своих местах и молчать.

— Пошли, поговорим? — спросил Лиам у Ханны, разрушая гнетущую тишину.

========== Часть 27 ==========

Ханна и Лиам помирились, но между ними еще некоторое время висела неловкость. Спустя месяц ребята словно и не ругались, но Ханна боится, что при любой ссоре Лиам может припомнить ей тот несчастный поцелуй с Гарри. Между Эмили и Ханной тоже наладились отношения, но они уже не общаются так близко как раньше. Зейн вернулся к бунтарскому образу жизни: мало проводит времени дома, часто тусуется и водит разных девушек домой. Эмили теперь обхаживает Малика, но тот делает вид, что ему совершенно всё равно. У Бет и Хорана тоже всё прекрасно. Стайлсу всё по кайфу. Ему всегда всё по кайфу.

Отпустив Луи на вечеринку с Гарри, я осталась дома, чтобы посмотреть сериал. Я не запрещаю Томлинсону посещать вечеринки, ведь это часть его жизни, он молодой парень, который должен проводить время со своими друзьями. Я ему доверяю. Положив в тарелку пломбир с шоколадной крошкой, я отправилась в комнату, чтобы посмотреть очередную серию «Царства». Дворцовые перевороты и интриги, вместо того, чтобы пойти на тусовку вместе со своим парнем. Получается, что я девушка-пенсионер?

— Ну и где они? — спросил Томлинсон, снова заходя в мою комнату без стука. Я чуть не подавилась мороженым.

— Кто они? И что ты здесь делаешь? — парень улыбнулся.

— Твои любовники, где ты их прячешь?

— Вы только что разминулись, — Луи ударил ладонью об ладонь.

— Блин, а я так хотел познакомиться.

— Так вы знакомы.

— Неужели?

— Ага, — облизывая ложку, произнесла я. — Это Гарри. Мы с ним поженились в детском садике, потом развелись, и он женился на Ханне.

— Скандальный секс с бывшим мужем, который является нынешним супругом твоей подруги? — Томлинсон подошел к моей кровати. — Не напомнишь мне, я случайно тебя не бросал? — я сделала вид, что задумалась.

— Вроде нет.

— Тогда почему ты смотришь эти женские сериалы с мороженым, вместо того чт… — он замолчал, внимательно оглядывая меня. — Это что, моя кофта? — я посмотрела на черную толстовку, которая была надета на мне.

— Да, — Луи улыбнулся.

— Помнишь, как я говорил тебе, что мне нравится, когда ты ходишь в моих вещах?

— Помню, — с улыбкой ответила я.

— Так вот, только не в ней. Она моя любимая, ты испачкаешь её своим мороженым, — это замечание показалось мне немного обидным, ничего я не испачкаю.

— Кофта с надписью «Чайковский» твоя любимая? Что с тобой не так?

— Мне подарил её отец, перед тем как уйти из семьи.

— Луи, твой отец не уходил из семьи.

— Может он на днях ушёл? Ладно, у меня нет достаточно трагичной истории для этой кофты. Она просто моя любимая, — пломбир уже растаял, поэтому, когда я подносила ложку ко рту, огромная белая капля мороженого предательски расползлась на черном свитшоте. Упс.

— Я постираю? — с невинной улыбкой на губах, произнесла я.

— Расистка, ну ты и поросёнок, — я в возмущении открыла рот и, поставив тарелку на тумбочку, попыталась стереть ладонью липкий след.

— Почему ты так рано дома? — спросила я, меняя тему.

— Я почувствовал, что ты надела мою кофту, вот и примчался, — парень присел на кровать и усадил меня на свои колени.

— Нет, серьёзно, что ты здесь делаешь?

— У меня много вариантов ответа, — поцеловав меня в шею, ответил он.

— Например.

— Доминирую? — я рассмеялась. Закинув одну руку на его шею, вторую я положила на грудь парня и прижалась к нему, как можно ближе.

— Есть еще варианты?

— Властвую? — с улыбкой спросил он.

— Может быть что-то более милое?

— Домогаюсь? — сжав моё бедро, произнёс Томлинсон.

— Ты вообще знаешь значение слова «милый»? — проводя пальцем по скуле парня, поинтересовалась я.

— Я понял, что мне хочется побыть с тобой, несмотря на то, что обои в вашей комнате с единорогами.

— Вот это было ближе к милому.

— Почему из всех толстовок и футболок ты выбрала именно эту кофту? — спросил Луи, заправив прядь моих волос за ухо. Он еще помнит о ней? Черт.

— Она мягкая, — пожав плечами, ответила я. — Я люблю носить твои вещи, они пахнут тобой. Так мне кажется, что ты рядом, — Томлинсон улыбнулся.

— Фетишистка ты недоделанная. Я тебе точно нужен или мне можно просто отдать тебе все свои вещи?

— Парочки твоих кофт будет достаточно, — ответила я. Луи провёл ладонью по моей щеке, потом его рука медленно переместилась на затылок, затем последовал глубокий поцелуй.

— Готов поспорить, что ни один свитшот так не может, — я улыбнулась, когда он начал тянуть кофту за край.

— Хочешь, чтобы я сняла её сейчас?

— Пришёл только за этим.

— Ты тоже можешь брать мои вещи, если захочешь, — парень рассмеялся.

— Да, давно хотел прийти в универ в твоих черных туфельках. Или спать в твоей пижаме с мишкой Тедди, почему нет? — я рассмеялась, представив эту картину. — Давай посмотрим, что мне надеть, — Луи пересадил меня со своих коленей на кровать и подошел к большому шкафу-купе. Я взяла тарелку с растаявшим мороженым и начала наблюдать за действиями парня.

— Так, это, как я понимаю, половина викинга, — отодвигая зеркальную дверцу в сторону, произнёс Луи. — А вот и твои шмотки. О, нет, мне же совсем нечего надеть, — передразнивая меня, он начал перебирать вещи, висящие на вешалках. — Бинго! — нагнувшись, Луи достал мои полосатые носки с пальчиками. Интересно, кто придумал это чудо? Носки-перчатки. — В жизни не встречал более дебильной вещи, чем это.

— Эй, это классные носки! — приподняв брови, Луи серьезно посмотрел на меня.

— Попахивает расставанием, — я рассмеялась.

— Перестань, тебе же нравится, когда я ношу цветное. И ты любишь мое нижнее белье с мультяшками.

— Да, но согласись, что твое белье с Сейлор Мун — это полнейший трэш. Не помню, когда я в последний раз так смеялся, — я покраснела. — А, нет, еще был Пикачу… Давно хотел спросить: где ты это покупаешь? Есть какие-то специализированные магазины для любителей Диснея и прочих мультяшек?

— Ты обещал больше никогда не говорить об этом вслух.

— Прости, — он снова вернулся к моему гардеробу. — Вот, нашел. Пойду в ней в универ, — Томлинсон достал мою розовую спортивную кофту на молнии с капюшоном. — Примерим.

— Луи, ты её растянешь! — сказала я, когда парень начал продевать руки в рукава.

— Я хотя бы не испачкаю, — застегивая молнию, произнес он.

— Снимай, — я смеялась, потому что кофта сидела на нём в обтяжку, а Луи начал гордо вышагивать по комнате. Зря я одновременно ела мороженое и смеялась, потому что снова капнула на кофту Томлинсона.

— Это уже беспредел, Ферис, — парень направился ко мне, выхватил тарелку из рук, после чего закинул меня на свое плечо.

— Что ты делаешь? — со смехом спросила я.

— А на что это похоже? Несу свою девушку-хрюшку мыться.

— Ты же не засунешь меня под душ?

— Мне нравится идея о том, чтобы принять душ вместе.

— Луи, если ты засунешь меня под воду, то никакого секса в ближайшие две недели, — я начала цепляться руками за дверной косяк, когда Томлинсон выносил меня из комнаты.

— Кажется, я уже слышал эту фразу сегодня утром, перед тем, как ты сама полез… Зейн?

— Причём здесь Зейн? — недоумевая, спросила я.

— Бро-о-о-о, — раздался счастливый голос Малика. — Мы не можем попасть в мою комнату, — Луи опустил меня на ноги, я повернулась и увидела Зейна, рядом с ним, на полу сидела девушка. Очередная. — Кто-то запер дверь в мою комнату, — Малик для наглядности подергал дверную ручку. — Видишь? — окей, Зейн был вдрызг пьяный. Луи рассмеялся и подошел к другу.

— Просто она открывается в другую сторону, Зейн, — со смехом произнес Луи, открывая дверь в комнату друга.

— Ты самый смышлёный парень из всех моих друзей, — Малик похлопал Томлинсона по плечу. Брюнет опустил взгляд на свою спутницу, которая, кажется, спала. — Мадам?

— Не уверен, что ты сейчас в рабочем состоянии, — усмехнувшись, ответил Луи. — Да и мадам в отключке.

— Где ты их берешь постоянно? — спросила я, подходя к парням. — Она точно в порядке?

— Я холостяк. Точнее, мы играли в шоу «Холостяк». Сначала было три претендентки, но я выбрал эту. Розы у меня не было, и я решил наградить её другим способом, — Луи рассмеялся.

— Кретин. И она повелась? — спросил Томлинсон, приобнимая меня за талию. Малик хотел что-то ответить, но сфокусировал свой пьяный взгляд на Луи.

— Что на тебе надето? — спросил Зейн, оттягивая шнурок капюшона моей розовой толстовки.

— Зейн, — раздался голос снизу. Девушка пришла в себя, и на её лице расплылась довольная и счастливая улыбка. Она поднялась и повисла на шее Малика.

— Разрешите представить вам финалистку сезона. Это… — Зейн задумался, он не помнил как ее зовут.

— Луи! — спутница Малика в одну секунду оказалась рядом с нами и обняла Томлинсона, чуть не сбив его с ног. Скрестив руки на груди, я приподняла бровь.

— Познакомишь? — спросила я.

— Эм, — Луи неловко похлопал девушку по спине и, взяв за плечи, отстранил её от себя. — Мы знакомы?

— Ты не помнишь? — она пьяно рассмеялась. — Вечеринка в начале учебного года, — хорошо, что это было давно. — Мы с тобой и бильярдный стол, — Луи поджал губы и виновато посмотрел на меня. Девушка снова обняла Томлинсона, а тот снова отстранился.

— Томмо, как её зовут? — с интересом спросил Зейн, как будто этой барышни здесь не было.

— Я не знаю, — парень на вытянутых руках, отодвигал девушку в сторону Малика.

— Привет, — произнесла я с натянутой улыбкой, заглядывая в лицо финалистке «Холостяка». — Я Кэролайн, девушка Луи, — любительница обнимать чужих парней обратила на меня внимание, затем посмотрела на Луи, а потом вернула взгляд ко мне. Отцепив руки от Томлинсона, она в несколько шагов преодолела расстояние и крепко меня обняла. Окей, она очень дружелюбная. И пьяная.

— Я так рада познакомится с тобой! Ты такая милая! — она обняла меня еще крепче. Я беспомощно посмотрела на парней, они едва сдерживали смех. — Я Кортни, — Зейн с Луи переглянулись и кивнули друг другу, каждый вспомнил имя. — Знаешь, Клэр… Кар… Кор… — ее язык заплетался, и Кортни никак не удавалось выговорить мое имя.

— Кэролайн, — подсказала я.

— Я так хочу спать, — положив голову на мое плечо, произнесла девушка.

— У меня есть кровать! — Зейн произнёс это таким тоном, будто он единственный обладатель кровати во всём городе.

— Правда?! — искренне удивилась Кортни. — Тогда мне пожалуй лучше прилечь, меня немного мутит.

***

— Шоу «Холостяк», он чертов гений, — произнёс Луи, закидывая руку на моё плечо, когда пара этих пьяниц скрылась в комнате. Я серьёзно посмотрела на него. — Что? — спросил парень. — Это было давно, я даже не помню, как её зовут.

— Я буду носить эту кофту, и ты не будешь меня за это ругать, — прищурившись, произнесла я.

— Кэр, если за каждую девушку, с которой я спал, я буду отдавать тебе свою вещь, то я буду ходить го… — он остановился, когда я скрестила руки на груди. — Окей, забирай. Эта кофта очень тебе идёт, — улыбнувшись, пробормотал Томлинсон. — Хочешь, сделаем это в стиле «Холостяка»? Кэролайн Ферис, ты примешь эту кофту? — я усмехнулась.

— Спасибо, это лучше чем роза.

— Но совместный душ никто не отменял, — я засмеялась, когда он снова закинул меня на своё плечо.

========== Часть 28 ==========

Я спускалась по лестнице вниз, чтобы пройти на кухню, но задержалась в гостиной, где сидели парни и бурно что-то обсуждали.

— Ты тупой?! — возмущенно спросил у кого-то Зейн. — Бэтмен сделает Супермена.

— Ага, конечно, — подал голос Луи. — Хрен эта вшивая мышь его сделает.

— Эта мышь достанет криптонит, и твой любимчик в красных трусах упадет в обморок, как кисейная барышня.

— В любом случае, — ответил им Лиам, — Мы же все понимаем, что Железный человек сделает этих двоих, даже не напрягаясь. И к тому же, Тони Старк единственный в этой компании не носит обтягивающую одежду.

— И Человек Паук их тоже сделает, — высказал своё мнение Найл. — Эти два дебила даже не из Марвел.

— Я не понял, — возмутился Малик. — Это что еще за предъявы по поводу Марвел? Сбор даунов, вот кто этот ваш Марвел.

— По мне, так Флэш покруче будет, — пожав плечами, ответил Стайлс. — Барри Аллен — крутой чувак.

Закатив глаза, я пошла дальше. Вроде взрослые парни, но как только дело доходит до приставки или обсуждения супергероев, они готовы подраться между собой, доказывая своё мнение.

На кухне находилась Эмили. Девушка нарезала огурцы для салата и громко шмыгала носом, стоя спиной ко мне.

— Эм, что случилось? — спросила я, доставая баночку Спрайта из холодильника.

— Всё в порядке, — ответила она, не поворачиваясь.

— Может я могу чем-нибудь помочь?

— Я же сказала, что у меня всё в порядке, — пожав плечами, я открыла лимонад и направилась на выход. Громкий всхлип Эмили остановил меня. Девушка закрыла ладонями лицо и опустилась на пол, облокачиваясь спиной на дверцу шкафчика.

— Эй, — отставив Спрайт на стол, я присела рядом с Эмили. — Ты чего? — я приобняла её за плечи.

— Он не простит меня. Зейн не простит меня, я столько бегаю за ним. Пытаюсь угодить ему разными способами, но он не разговаривает со мной так, как раньше, — мне стало жаль её. Эмили всё это время держала всё в себе, не делясь с нами своими переживаниями.

— Так, — осторожно начала я, — тебе начал нравится Зейн? Как парень? — она несколько раз кивнула.

— Я была такой дурой. Я практически ничего не знаю о Гарри, придумала себе образ и поверила, что он тот самый. А Зейн… Я знаю всё о его вкусах, он знает о моих. Так легко в общении с кем-то, мне еще никогда не было… — она снова всхлипнула.

— Эм, — я погладила девушку по спине. — Так может тебе сказать ему это? Зейну не нужны поступки, ему нужны твои слова. Прекрати перед ним извиняться и скажи ему всё, что ты чувствуешь.

— Он уходит от разговора. Каждый раз это делает, я пыталась, — она вытерла слезы. — Это бесполезно.

— Ему мешает его восточная гордость, — с улыбкой ответила я. — Но его можно понять, он так долго за тобой бегал, — Эмили тяжело вздохнула. — Ничего страшного, он сломается. Надо на него чуть-чуть надавить.

— Кэ-э-э-р, — донесся из гостиной голос Луи. — Уже шесть часов.

— Кто первый начнёт? — спросила я у Томлинсона.

— Давай я, — было слышно, как парень откашлялся. — Какого фига ты там застряла? Где ты шляешься?!

— А ты кто такой, чтобы разговаривать со мной в этом тоне? Пошёл ты, недоумок.

— Сама пошла. Говорила мне мама, что союз с расисткой до добра не доведет, — Эмили удивленно смотрела на меня, раскрыв глаза. — Ну как, хватит?

— Да, думаю нормально, — крикнула я.

— Что это было? — спросила моя соседка.

— А, — я отмахнулась. — Это мы пробуем один из методов психологии. Ругаемся по расписанию, чтобы избежать ссор в другое время, — Эмили тихо рассмеялась.

— Вы такая странная пара.

— Кстати, очень хороший метод, — улыбнувшись, ответила я.

— Куда ты? — спросила Эмили, когда я поднялась на ноги.

— Пойду, попробую немного надавить на одного холостяка.

В гостиной продолжался вестись горячий спор по поводу супергероев.

— Зейн, можно тебя на минутку? — спросила я, облокачиваясь на спинку дивана позади Малика.

— Это за каким таким делом он тебе нужен? — поинтересовался Луи.

— Всего лишь быстро изнасилую его в темном углу и сразу же верну вам, — заправив волосы за уши, произнесла я.

— Только если быстро, — с улыбкой ответил Томлинсон.

— Томмо, что ты сделал с Кэр? — вставая с дивана, спросил Зейн. — Угрозы изнасилования не в её стиле, раньше она краснела при таких словах.

— С каждым днём мою расистку всё тяжелее заставить покраснеть от смущения, — подмигнув мне, ответил Луи.

— Ох, заткнись, — схватив подушку с дивана, я кинула её в своего молодого человека. Мы с Зейном отошли в другой конец комнаты.

— О чем ты хотела поговорить? — спросил Зейн, присаживаясь на широкий подоконник.

— Я насчет Эмили…

— Ну уж нет, — перебив меня, Малик начал подниматься, я усадила его обратно. Он демонстративно закатил глаза. — Не вижу смысла в этом разговоре.

— Почему ты не хочешь поговорить с ней? — скрестив руки на груди, спросила я.

— Потому что она предпринимает эти попытки из чувства вины, не больше.

— А если я скажу тебе, что она делает это не из-за чувства вины? — в серьезном взгляде Малика на несколько секунд мелькнула заинтересованность.

— Всё равно уже поздно.

— Успокой свою гордыню.

— Слушай, я молча терпел все её слова о Гарри, делал всё, что ей нравилось, успокаивал, когда надо. В общем, вёл себя как тряпка, больше не хочу.

— Но Зейн, она правда чувствует к тебе что-то…

— Разговор окончен, Кэролайн, — парень встал на ноги. — Просто я уверен в том, что если мы начнём пытаться строить что-то, и вдруг у нас всё начнёт налаживаться… Короче, в любой момент Гарри поманит её пальцем, и Эмили побежит совсем не в моём направлении.

— Просто поговори с ней.

— Ага, если буду в настроении, — вот же упрямый.

***

Мы с девочками решили устроить себе женский день. Весь день я, Ханна и Бетани ходили по магазинам. Эмили должна была пойти с нами, но у неё произошла какая-то путаница с домашней работой, но она пообещала подойти к нам попозже. Мы собирались провести вечер в баре, перемывая косточки всем кого знаем. Парни же остались дома, у них был очередной турнир по покеру.

— Чёрт, она не берёт трубку, — недовольно пробурчала Ханна. — Я набираю уже третий раз. Ненавижу, когда так дел… Привет, Эмили, — произнесла Джастис в трубку. — Наконец-то, я уже думала, что тебе на голову упал очередной фолиант, и ты вырубилась.

— Скажи, что мы будем в баре, я замёрзла, — вставила Бетани, пряча руки в карманы куртки и переступая с ноги на ногу.

— Что случилось, Эмили? — Ханна обеспокоенно посмотрела на нас с Бет. — Я слышу, что ты плачешь. Эм… Проклятье, сбросила, — Джастис убрала телефон в карман. — Я ненавижу, когда люди не берут трубки, но еще больше меня бесит, когда их сбрасывают.

— Что случилось? — спросила я.

— Бар отменяется, едем домой. Она плачет навзрыд, но не говорит, что происходит.

***

Мы зашли домой, в гостиной было подозрительно тихо. Мужская половина нашего дома в полном составе сидела у двери в комнату Эмили.

— Шухер, — сказал Найл. Ребята обернулись и подскочили с пола.

— Что вы, дебилы, сделали? — спросила Ханна, когда мы подошли к парням.

— Слушайте, — медленно произнёс Хоран, поднимая ладони вверх. — Это была всего лишь маленькая шутка…

— Скорее проверка, — поправил его Луи, потирая затылок.

— Да, проверочка, — поддакнул Малик.

— Я вообще был не в курсе, — ответил Гарри.

— Ну, и на этой ноте… — задумчиво произнёс Лиам. Повисло молчание, и парни быстро ретировались вниз.

— Эмили? — я осторожно постучалась в дверь. — Они ушли, — прошла минута, прежде чем девушка открыла дверь. Её лицо опухло и покраснело от слез. Заглянув в комнату, мы увидели лежащий на кровати раскрытый чемодан.

— Что происходит? — спросила Бетани, когда мы прошли в комнату и закрыли за собой дверь.

— Там, на тумбочке, — Эмили указала рукой в сторону и принялась складывать вещи в чемодан.

На прикроватной тумбочке лежал лист бумаги, на котором чёрной гелиевой ручкой было что-то написано. Слегка помедлив, я взяла записку.

Эм. Эмили… Я знаю, что вёл себя как последний кретин, не замечая того, как ты ко мне относишься. Как насчет того, чтобы ты дала мне шанс, и мы бы попробовали с тобой начать всё с самого начала. Если ты согласна, то подойди ко мне, и мы всё обсудим. Если же нет, то просто выкини эту записку, и мы сделаем вид, что ничего не было.

Гарри.

Мы с девочками передавали друг другу записку, чтобы прочитать.

— Я подошла к Гарри… — Эмили аккуратно складывала свитера, чтобы сложить их в чемодан. — Я подошла не за тем, чтобы принять его предложение, а хотела сказать, что это всё было ошибкой. Что мне нравится Зейн, и я собираюсь приложить все усилия, чтобы быть с ним… — девушке никак не удавалось сложить свои джинсы, она обессиленно кинула их в чемодан и села на кровать. — Он взял это письмо, прочитал, а затем рассмеялся. Сказал, что никогда бы такое не написал. А потом подошёл Зейн и сказал, что так и знал, что я выберу Гарри. Всё вывернули наизнанку, — она горько заплакала. — Я просто не могла не подойти к Гарри, не поговорить с ним. Я даже представить себе не могла, что это шутка.

У меня внутри всё закипало от злости. Посмотрев на Ханну и Бетани, я видела, что они чувствовали то же самое. Мы стремительно спустились в гостиную.

— Какого хрена вы устроили?! — спросила Ханна.

— Вы в своём уме? — Бетани злостно посмотрела на Найла.

— Девочки, мы просто решили проверить, так ли серьёзно настроена Эмили, — ответил Зейн, откидываясь на спинку дивана.

— Да кем вы себя возомнили?! — гневно спросила я. — Мы вам марионетки что ли, что бы дергать за ниточки, когда вам скучно.

— Кэр… — вставил Луи.

— Ты прикладывал руку к этому письму? — спросила я, молясь, чтобы ответ был отрицательным. — Луи, ты участвовал в этом? — парень молча опустил взгляд.

— Да вы совсем охренели, — тихо произнесла Ханна. — Накидались пивом и решили поиграть в кукловодов? Что еще за проверки?

— Хорош уже, Ханна, — подал голос Гарри, складывая ноги на журнальный столик. — Не вижу в этом ничего страшного. Хоть я в этом и не участвовал, но это было правильно. Как еще понять, что творится в голове у Эмили? Да, это было жестоко, но не нужно обижаться. Кэр же не обиделась на Луи, хотя Томмо в первый же день заявил, что очень быстро влюбит в себя Ферис. Что в итоге? Они пара, — мне показалось, что я ослышалась. Но по тому как Луи кинул парочку нехороших слов в сторону Стайлса и быстро подскочил ко мне, я поняла, что точно не ослышалась.

— Что ты заявил в первый день? — спросила я, отстраняясь от Томлинсона на два шага назад.

— Кэр, я могу всё объяснить, — произнес Луи с тревогой в глазах.

— В первый день? То есть с самого начала? — парень попытался взять меня за руку, но я отстранилась. — Ты же помогал мне с Зейном. Как вообще это понимать?

— Со мной? А я то здесь причем? — удивленно спросил Малик. — Кэролайн, я тебе нравился?!

— Нет, вы точно кучка недоумков, — тяжело вздыхая, произнесла Джастис. — Вам в кайф брать друг друга на слабо?! Найл даже с Бетани замутил, потому что Гарри спросил, сможет ли тот раскрутить её на бесплатный обед, — Ханна прикрыла ладонью рот. Видимо поняла, что сказала лишнего.

— Это правда, Найл? — спросила Бетани, после чего Хоран виновато опустил голову. — С меня хватит, — девушка пулей выскочила из дома.

— Ну, спасибо, Ханна, — злостно бросил Хоран. — Кстати, — блондин обернулся, когда двигался в сторону выхода. — Если уж все кидаются интересными фактами, то ловите еще один: когда вы только въехали, Лиаму сразу понравилась Кэролайн. Но он сказал, что спец по таким, как Ханна. Типа наш Пейно быстро успокаивает буйных, — пожав плечами, парень вышел, а потом громко хлопнул входной дверью.

— Я что-то никак не пойму, — произнес Стайлс, разводя руки в стороны. — Я что, один остался без симпатий? Это как-то неловко.

— Заткнись! — отозвались мы хором.

— Ханни, — Лиам попытался обнять мою подругу.

— Достаточно, — прикрыв глаза, произнесла Ханна. — С меня хватит, я тоже съезжаю, — бросила девушка, поднимаясь по лестнице.

— Зря мы вообще сюда въехали, — я начала подниматься по лестнице вслед за подругой, но потом обернулась. — Кстати, Зейн, ты в курсе, что Эмили подошла к Гарри, чтобы сказать ему “нет”? — маска безразличия на лице Малика, наконец, спала.

Лиам с Луи залетели в нашу комнату и начали что-то судорожно объяснять. В моей голове крутились слова, сказанные Стайлсом. Так что это было вообще? Все эти наши мимолетные прикосновения, взгляды, это все было наигранно, а потом в какой-то момент я ему понравилась? В какой? Он притворялся в самом начале или нет? Мне казалось, что я сойду с ума от этих мыслей.

— Кэр, остановись хотя бы на секунду, — Луи вытаскивал вещи, которые я складывала в спортивную сумку. А я пихала их обратно. — Ты понравилась мне с самого начала. Эту фразу я бросил невзначай.

— Тогда зачем?

— Что зачем?

— Зачем ты издевался надо мной с самого начала, если я тебе понравилась? Зачем помогал с Зейном? Все эти игры… Кто ты такой, Томлинсон? Что у тебя в голове? — я ходила из стороны в сторону, пытаясь найти в своей голове ответ. Ханна вылетела из комнаты вместе с сумкой, затем раздался звук закрывающейся двери в ванную. Даже если наступит апокалипсис, Джастис не уйдет без своих косметических средств. Лиам говорил ей что-то, стоя в коридоре.

— Кэролайн, — Луи встал передо мной, взяв за плечи. — Может в самом начале это был азарт, но с каждой минутой, которую я провел рядом с тобой, я понимал, что ты нравишься мне всё больше и больше, — он взял моё лицо в свои руки. — Я люблю каждую из этих минут. Я люблю тебя, — он пытался отыскать мой взгляд. А я старалась подавить ком из слёз в горле. Я мечтала о том, чтобы Луи сказал мне эти слова, но не при таких обстоятельствах. — Малышка, не молчи, поговори со мной.

— У меня всё равно такое чувство, будто ты даже сейчас издеваешься, — я невесело усмехнулась, сморгнув слёзы.

— Черт, — Томлинсон притянул меня к себе и крепко обнял. — Я ненавижу саму мысль о том, что заставляю тебя плакать, — я крепко зажмурилась, вдыхая его родной запах.

— Я съезжаю, — тихо произнесла я. — Больше не хочу здесь жить.

— Кэр, пожалуйста… — Луи отстранился и снова взглянул мне в глаза. Мне стало еще тяжелее, потому что услышать от Томлинсона слово «пожалуйста» было сродни чуду. Но потом я вспомнила про это письмо адресованное Эмили. Все скандалы, которые мы пережили в этом доме. Мне нужно отдохнуть от этого. Нам всем это нужно.

— Мне просто нужно немного пространства и времени, — запустив руку в свои волосы, произнесла я. — Больше не могу находится в этом доме. У меня такое чувство, будто кислород перекрыли.

— Не уходи, — почти шепотом попросил Томлинсон. Я поднялась на цыпочки и легонько чмокнула его в губы. Высвободившись из его объятий, я снова направилась к кровати, на которой лежала сумка с моими вещами. — У меня складывается ощущение, что ты прощаешься навсегда. Кэролайн, — снова позвал парень, после того, как я не ответила.

— Мы с Эмили всё, — произнесла Ханна, появляясь в дверном проеме. — Ты идешь? Если, конечно, твой поклонник Лиам будет не против.

— Ханна, да выслушай ты меня наконец! — Пейн пытался привлечь внимание своей девушки, но та делала вид, что его не существует.

— Иду, — закинув сумку на плечо, я быстро вышла из комнаты, сдерживая себя от того, чтобы повернуться назад. Если я сейчас посмотрю в глаза Луи, то просто не смогу уйти. А я хотела уйти из этого дома. Очень хотела.

========== Часть 29 ==========

Мы еще находились в легком ступоре, когда отъехали от нашего дома и просто молча ездили по дорогам. Наконец возник вопрос: где нам остановиться на ночь? Ханна предложила переночевать у ее одногруппниц, которые тоже снимали дом. Но по пути туда наш взгляд привлекла вывеска мотеля. Сняв номер на троих, мы купили дешёвой текилы в супермаркете, пару лаймов и большой пакет чипсов начос с соусом.

Отключив бесконечно звонящие телефоны, вся наша компания решила напиться. Я думала, что мы будем плакать, но мы тупо пили и смотрели MTV, подпевая знакомым песням. Эмили закидывала в себя стопку за стопкой, но выглядела совершенно трезвой. Меня быстро разморило, и я уснула на том моменте, когда девочки извинялись друг перед другом за всё.

Утром мы пожалели, что не купили воды, потому что невероятно хотелось пить. На учебу мы решили забить, даже Эмили. Эмили не пошла на учебу! Теперь я официально могу заявить, что всё серьезно.

Джастис была решительно настроена переехать в общежитие при университете. Там тоже было много народу, но по крайней мере, оно было женским. Никаких любовных проблем с соседями. Идеально. Наши мечты разрушились, когда в регистратуре нам сказали, что нас не смогут поселить в одну комнату в середине учебного года. Поэтому мы были разбросаны по разным кампусам. Следующей проблемой была моя новая соседка — Пенелопа. Она сразу предупредила, что мне придется много гулять, потому что она будет водить парня к себе. И еще мне нельзя заходить в комнату, если на дверной ручке висит носок. Прекрасно.

***

Когда мы быстро убегали из дома, то совершенно забыли про все конспекты. К тому же, нам нужны были наши вещи. Еще бы не помешала тумбочка, потому что здесь у неё сломан ящик, в итоге тот не выдвигается. В дом вызвалась идти Ханна, а компанию ей составила Бетани.

— Твою мать, — произнесла Ханна, раскрыв дверь в мою комнату. — Мы еле дотащили книги Эмили. Она сумасшедшая. Ей нужно минимум вещей, но максимум учебников, — Ханна поставила пару пакетов перед кроватью. — Бедная Бет сейчас помогает ей таскать эту макулатуру из моего багажника.

— Вы взяли все учебники и книги?

— Нет, только часть. Знала бы ты, как долго мы искали её пропуск в библиотеку, — Ханна хотела присесть на кровать Пенелопы, но потом передумала и села рядом со мной.

— Как все прошло дома?

— Нормально, — подруга пожала плечами. — Дома были только Луи и Гарри.

— Как он там? — тихо спросила я.

— Кто? Гарри? — Ханна улыбнулась, и я пихнула ее в ответ. — Он в порядке. Спрашивал о тебе. О, и чуть не забыла! — Джастис наклонилась и начала перебирать пакеты. — Томлинсон тебе передал, сказал, что это твоё, — она протянула мне темную толстовку. Это та самая… с надписью «Чайковский», любимая кофта Луи, которую он не хотел отдавать. Боже, я готова разрыдаться прямо здесь. Прижав свитшот к груди, я боролась с желанием надеть его прямо сейчас.

Мы с Луи не виделись уже четыре дня. В университете я по большей мере стараюсь избегать его, даже не знаю о чем говорить с ним. События вечера, когда мы с девочками съехали, еще были слишком свежи в моей памяти. Я была еще обижена на Луи, да и на всех ребят. Я хотела взять перерыв в отношениях, но не могла набраться смелости и сказать это в лицо парню, которого люблю. Как все сложно. И почему я не родилась мужчиной, все было бы намного легче.

— Знаешь, что выдал Стайлс? — с улыбкой спросила Ханна.

— Что скучает? — с усмешкой предположила я.

— Именно.

— Да ну?

— Может он был под чем-то, — Джастис пожала плечами. — Я не удивлюсь. Но самое радостное, что без нас у них полный хаос. На кухне и в гостиной царит жуткий бардак.

— Что же они едят?

— Ферис, ты им не мамаша. Они взрослые мальчики, сами разберутся, — ободряюще хлопнув меня по колену, Джастис поднялась с кровати. — Хорош хандрить. Сходим куда-нибудь вечером, развеемся. Но сначала душ с лавандовым гелем.

Я знала, что Ханна сильно переживает, но она никогда не показывает насколько ей плохо. Джастис всегда вызывала у меня восхищение своей силой духа. Если у меня было плохое настроение, то мои улыбки выглядели натянутыми, а Ханна всегда улыбалась так, будто у нее все хорошо.

***

Неделя. Ровно столько я не разговаривала с Луи. Я безумно скучала и одновременно злилась на него. История о том, что он заявил перед парнями, что влюбит меня в себя, была очень обидной. Что ему мешало просто проявить симпатию без этих глупых мальчишеских выходок?

Помимо угнетающего настроения, погода на улице тоже не радовала. Вчера шёл дождь, сегодня утром ударил легкий мороз. И я несколько раз чуть не упала, пока добиралась до университета. Отсидев несколько пар, мы с ребятами из группы решили сходить в кафетерий, который был недалеко от университета. Столовую сейчас мне приходилось обходить стороной по понятным причинам.

На выходе из здания я увидела Луи. Парень стоял на верхних ступеньках лестницы, облокотившись спиной на перила. Его непослушная челка торчала из-под вязаной шапки. Руки убраны в карманы джинсовой куртки. Он слегка улыбнулся мне. Понятно, что он ждал здесь меня. Глубоко вздохнув, я медленно подошла к нему.

— Привет, — неловко пробормотала я.

— Привет? — Луи усмехнулся.

— Разве не так начинают диалог? — я пожала плечами.

— Ты не берешь трубки, не отвечаешь на сообщения, бегаешь от меня по коридорам университета. А теперь «привет»? — я не знала что ему сказать. Парень провел ладонью по лицу. — Боже, Кэр, ты меня так с ума сведешь.

— Я должна идти.

— Я скучаю, — прикрыв глаза, я вздохнула.

— Я тоже.

— Тогда в чем проблема? — Томлинсон сделал шаг вперед.

— Во всем. В тебе, во мне, в доме, в наших соседях, в вечных ссорах, — я крутила кольцо на пальце, чтобы чем-то занять свои руки. Луи остановил меня, положив свою ладонь на мою. По пальцам будто пробежал заряд статического электричества.

— Чушь, — тихо произнес он, заглядывая мне в глаза. — Причем тут дом и все остальные? Я говорю о нас с тобой.

— Все сложно, — прикусив губу, ответила я. Луи обессиленно вздохнул.

— Как раз таки всё очень просто. Если бы ты не хотела быть со мной, то не говорила бы, что скучаешь. Только не надо мне сейчас заливать, что скучаешь по мне, как по соседу. Но если ты действительно ничего не хочешь, тогда наберись смелости и скажи мне это в лицо, — Луи был серьезным как никогда. Я не могла сказать ему, что ничего не хочу. Я люблю его. Но и прыгать в его объятия прямо сейчас я не собиралась.

— Кэролайн, ты идешь обедать с нами или нет? — раздался голос Эрика.

— Да, идите, я догоню, — скулы Луи напряглись.

— Серьезно, Кэр? Опять? Возвращение неугомонного пижона? — спросил парень, спрятав руки обратно в карманы куртки.

— Мы общаемся как знакомые, ничего больше.

— Сейчас я поговорю с ним как знакомый, сводный брат, твой отец и даже как твоя фея крестная, — Томлинсон решительным шагом направился в сторону удаляющегося Эрика и группы моих одногруппников.

— Луи, постой, — схватив парня за локоть, я поскользнулась и начала падать. Томлинсон быстро среагировал и подхватил меня, придерживая за талию. — Спасибо, — я снова начала терять контроль, оказавшись в его объятиях. Мне так не хватало рядом этого парня.

— Ты просто неуклюжая или из тебя и правда настолько хреновая актриса? — с улыбкой спросил Луи.

— Обувь скользкая, и там был лед.

— Вернись домой, Кэр, — Томлинсон крепче прижал меня к себе. — Вернись ко мне.

— Я не могу, — неуверенно начала я.

— Нет, это я не могу. Я не могу находится в этом доме без тебя. Там все напоминает о тебе. Черт, даже моя постель пахнет твоими духами, — он невесело усмехнулся. А у меня всё внутри сжалось от боли в его взгляде. — Повсюду вещи которые напоминают о тебе. Например, твои баллончики с краской, которыми ты повсюду рисовала свастику, берцы, которыми ты избила стольких людей, — я рассмеялась.

— Ты был серьезным ровно пять минут.

— Ты должна помнить, что понравилась мне с самого начала. Сейчас уже неважно с чего это всё началось. И если ты хоть на секунду допустила мысль о том, что я сдамся, то спешу тебя огорчить — ты очень сильно ошибаешься, — Томлинсон наклонился и поцеловал меня. Этот поцелуй был словно первый, я и сама не заметила, как начала отвечать. — И знаешь, почему я так уверен, что мы все равно будем вместе? — прикоснувшись своим лбом к моему, тихо спросил парень. — Ты любишь меня, Кэролайн, — Луи резко отстранился от меня. Он всегда делал это внезапно, заставляя физически страдать из-за отсутствия его близости. Это напомнило мне о том, как всё начиналось. Он долго ждал, прежде чем поцеловать меня. — Хорошо тебе пообедать с одногруппниками, — проговорил он, с легкой улыбкой на губах.

— Лу, — парень обернулся, когда спускался вниз по ступеням. — У тебя было много возможностей поцеловать меня до той поездки на озеро. Ты… Ты… Почему не сделал этого раньше, если я нравилась тебе?

— Я ждал того момента, когда ты окончательно и бесповоротно будешь сходить по мне с ума, расистка, — Томлинсон поиграл бровями, а затем широко улыбнулся.

Он знал, что перевернул все вверх дном, одним своим появлением. Также он знал, что теперь я буду думать о нем без остановки. Я смотрела как он удаляется беззаботной походкой и раздумывала над тем, остановить его или же кинуть камень в его самоуверенную спину. Но я выбрала третий вариант и пошла на обед.

========== Часть 30 ==========

Моя соседка Пенелопа далеко нелюбезно попросила меня покинуть комнату и погулять часок другой, потому что к ней заявится кавалер. Видите ли, к нему в общежитие они пойти не могут, друг уже занял комнату. Мне категорически не везет с соседями.

Мы с девочками решили провести вечер у Ханны в комнате. В отличии от Пенелопы, её соседка практически там не появляется. Мы с Бетани встретились пораньше, купили в магазине бутылку кофейного ликера и конфеты из горького шоколада. Покупая этот набор, мы почему-то чувствовали себя очень взрослыми. Представляли, что отдали наших детей бабушкам и отправляемся в гости к тете Ханне.

Эмили притащила восковые полоски, которые ей дали в подарок при покупке шампуня. Джастис немного выпила, прежде чем решилась использовать полоску на своей ноге. Господи, я даже не знала, что она умеет так материться. Так искусно подбирала слова и главное, всё было в тему. Мы смеялись до боли в животе, пока она кидала проклятия в сторону Эмили и производителя восковых полосок.

— Эмили, давай тебе налепим? — с горящими глазами предложила Ханна. — Я мечтаю услышать, как ты истошно кричишь нехорошими словами, — мы с Бет снова рассмеялись, когда Эмили обхватила руками свои икры.

— Ханна, не надо. Я же тебя не заставляла, ты сама решила налепить их.

— Один раз, только один, — Джастис подсела к Эмили и начала растирать в руках восковую полоску.

— Кэролайн, останови её, только ты знаешь, как это сделать, — Эмили умоляющими глазами посмотрела на меня.

— Ханна, оставь её в покое. Тебя и правда никто не заставлял, — с улыбкой произнесла я.

— Тогда давай тебе налепим? Кстати, у меня идея: я могу лепить полоску на ногу, и когда буду отрывать, то нужно будет думать о Лиаме. Когда я повторю эту процедуру несколько раз, у меня автоматически будет к нему неприязнь на подсознательном уровне.

— Это уже крайние меры, — ответила Бет с набитым ртом.

— Я и так уже на самом краю, — Ханна вздохнула, а потом снова улыбнулась. — Вы же понимаете, что вам не избежать восковой процедуры, все должны попробовать хоть раз, — мы ничего не ответили подруге, потому что где-то громко заиграла песня Майкла Джексона.

— Мне на секунду показалось, что мы дома, — проговорила Эмили с грустной улыбкой на губах.

— Не удивлюсь, если тут живет какая-нибудь кудрявая неадекватная девица, — недовольно вставила Ханна. — Это, кажется, на улице играет, — песня прервалась, и заиграл рэп. Я, Эмили и Джастис переглянулись.

— Дежавю, — усмехнувшись, произнесла я.

— Я бы сказала: «Дежавю в квадрате», — ответила мне Ханна, после того, как заиграла металлика. Мы не вставали со своих мест, просто сидели не двигаясь и переглядывались между собой.

— Сейчас будет опера, — задумчиво произнесла я. — А затем классическая музыка, — я сделала большой глоток ликера.

— Откуда они знают, что мы все здесь, и где находится моя комната? — спросила Ханна, с подозрительностью глядя на нас. Мы с Эмили начали отрицательно мотать головами. Наш взгляд упал на Бет, которая с улыбкой писала кому-то сообщение. — Ах, ты! Куриный двойной игрок! — Джастис вырвала телефон из рук Бетани. — Она переписывается со своим куролюбом! — произнесла подруга, глядя в телефон. — Предательница. И давно вы в мире?

— Ну, не то чтобы прям давно, — пожав плечами, ответила девушка.

— Соседки! — раздался крик Зейна под окном.

— Хорошо, что я живу на третьем этаже, а не выше. Так я с большей вероятностью попаду в них чем-нибудь, — сказала Ханна, откусывая конфету.

— Девочки, — раздался голос Гарри. — У нас в багажнике лежит мегафон, вы же не хотите, чтобы мы прибегли к нему?

— Кто-нибудь, закройте окно, — недовольно попросила Джастис. — Меня сейчас вырвет от голоса Стайлса.

Я медленно поднялась на ноги и подошла к окну. Прямо под нашими окнами была припаркована черная Инфинити Зейна, двери в салон автомобиля были раскрыты, видимо для того, чтобы нам лучше было слышно музыку, которая играла до этого. На крыше сидел сам владелец, а рядом с ним Луи. На капоте сидели Гарри и Найл. А Лиам облокотился локтями на одну из передних дверей. Широко улыбаясь, парни помахали мне. Я рассмеялась.

— Ну, что там такого смешного? — с явным любопытством поинтересовалась Ханна. Вместо того, чтобы закрыть окно, я полностью его раскрыла. Рядом со мной встала Бетани, а следом подошла Эмили. Ханна колебалась еще несколько секунд, но все же подошла к окну, скрестив руки на груди.

— Это наша территория, — крикнула Джастис. — Валите в свой унылый дом.

— Ханна, — крикнул Гарри. — Я капец как соскучился по вам, простите нас. Мы полные идиоты. Я самый главный! — Стайлс широко улыбнулся и протянул руки, как будто готовился для объятий. Ханна потянулась чтобы закрыть окно, но остановилась, когда её окликнул Лиам.

— Посмотри на меня, Ханни. Я знаю, что ты не хочешь со мной разговаривать, но у меня нет другого выбора. Даже если ты закроешь окно, я достану мегафон и буду орать здесь до самого утра.

— Заткнитесь! — крикнул кто-то из нашего общежития. — Вы мешаете мне заниматься! — парни начали взглядом искать, с какого же окна на них кричат.

— Эй! — крикнул Стайлс. — Я тебя знаю, — он указал пальцем куда-то вверх. — Ты та девушка, которая странно выражается во время секса! Это точно ты! — Гарри пихнул Найла локтем. — Я вам о ней рассказывал, помните?

— Пошел ты! — окно громко захлопнулось.

— Уйдешь без дежурной фразы?! — возмутился кудрявый, глядя вверх.

— Я могу продолжить попытки помириться со своей девушкой? — с иронией в голосе, поинтересовался Лиам. Он снова вернул взгляд к Ханне. — Помнишь, как я сказал тебе: «Мне кажется, что я ждал тебя всю свою жизнь»? Так вот, мне не кажется. Я ждал именно тебя. Меня действительно не интересует какого цвета твой маникюр, мне неважно секутся ли кончики твоих волос. Да, ты буйная, безумная, моментами неадекватная, но я люблю тебя, сумасшедшую. Понимаешь? — парень улыбнулся, а Джастис сморгнула непрошеные слезы. — Люблю с маникюром и без него, твои секущиеся кончики все равно останутся самыми красивыми. Я даже до сих пор не до конца понял что это, если честно, — Пейн усмехнулся, потирая шею.

— Это когда волос на конце раздваивается, — ответил Луи, наклонившись к другу. — Вот так, — он развел пальцы в форме буквы «V».

— Господи, — прошептала Ханна. — Кэр, скажи своему придурку, что это сейчас совсем неважно, — я рассмеялась.

— Эмили, — Зейн откашлялся и наконец поднял взгляд. — Мне очень и очень стыдно перед тобой. Я ревновал, ревновал и еще раз ревновал к этому недоумку, — Малик с усмешкой кивнул в сторону Стайлса. — Я не должен был убегать от разговора и не должен был писать это письмо. Знала бы ты как я ненавижу самого себя, после того случая. Однажды ты сказала мне, что даже самый плохой человек на свете заслуживает второго шанса. Дай мне второй шанс, Эм. Потому что, вероятнее всего, ты сама и есть мой шанс, — Малик выдал подобие улыбки. Но после того как Эмили кивнула, он по-настоящему улыбнулся. Найл с Бетани всё это время переписывались сообщениями и, казалось, не замечали того, что происходит вокруг.

Луи одними губами произнес мне: «Я люблю тебя». Я с улыбкой показала ему средний палец, на что он демонстративно схватился за сердце и откинулся на спину.

— Не помни крышу Люсинды, Ромео, — Малик пихнул друга в бок.

— Вы вернетесь? — с надеждой в голосе спросил Гарри.

— Мы подумаем, — ответила Ханна. Но я уже знала ее положительный ответ.

— А если мы скажем, что скинулись и заплатили миссис Пэйтон вашу часть аренды на следующие полгода вперед? — спросил Хоран, наконец, оторвавшись от телефона.

— У нас есть одно условие, — с загадочной улыбкой на лице произнесла Ханна.

— Что ты от них хочешь? — поинтересовалась Бетани.

— Ну, не пропадать же восковым полоскам, — тихо произнесла Джастис, продолжая улыбаться парням.

***

Мы с Луи лежали в темноте на его кровати и, казалось, прошла вечность с того момента, когда мы были здесь вдвоём в последний раз.

— Наконец-то, всё на своих местах, — тихо произнес парень, крепче обнимая меня за талию и прижимая спиной к его груди. Я положила свою ладонь на его, и мы переплели наши пальцы.

— Я люблю тебя, — тихо произнесла я.

— Знаю, — Томлинсон рассмеялся, когда я пихнула его ногой. Мне так нравился звук его смеха. Я сходила с ума по этому парню, хоть он и был невыносим моментами. Нет, не моментами. Всегда. — Ты хотела услышать что-то другое? — его губы коснулись моей шеи.

— Уже не уверена. Я все равно соврала из вежливости, — Луи хмыкнул в ответ.

— Ах, из вежливости? — спросил он, запуская руку под мою футболку.

— Да, именно из вежливости, — я пыталась сохранить свой голос ровным, потому что рука Томлинсона опустилась ниже и уже развязывала шнурок моих спортивных штанов. — Но не рассчитывай на то, что я буду заниматься с тобой сексом из вежливости, — Луи усмехнулся.

— По любви уже совсем не вариант, да? — его губы снова коснулись шеи, а потом он едва прикусил мочку моего уха.

— Любви нет, Томлинсон, одна лишь вежливость, да и, может быть, капелька уважения, — с улыбкой пробормотала я. Меня удивляло, что я вообще могу формулировать предложения, потому что в его руках я теряла власть над словами и эмоциями.

В одной из комнат послышались громкие матерные слова. Кричал Гарри и кричал очень громко. Я раскрыла глаза от удивления.

— Лиам! — звал друга Стайлс, — Убери её от меня!

— Терпи, друг. На мне полоска уже была испробована.

— На тебе одна! А почему она лезет со второй на меня?! Боже, моя нога! У меня нет крови? — мы с Луи рассмеялись.

— Она придет и за мной, да? — спросил Томлинсон.

— Я сказала, что сама на тебе все опробую.

— Моя спасительница.

— Вообще-то, я планировала оставить восковую депиляцию на завтра. Какая нога пострадает, правая или левая? Выбирай.

— Завтра у тебя не будет сил на это, поверь мне, — Луи запустил пальцы под резинку моих спортивных штанов, затем провел кончиками пальцев по низу живота, посылая при этом приятную дрожь по всему телу. Я когда-нибудь перестану так остро реагировать на его прикосновения?

— Ханна, не надо! Положи фен, — раздался голос Лиама в коридоре. — Ханни, не надо бить Гарри.

— Зейн, Томмо, Найлер, — Стайлс стучался во все двери по очереди. — Парни, спасите, ну пожалуйста! Умоляю!

— Теперь я могу с уверенностью сказать, что я наконец-то дома, — с улыбкой произнесла я.

— И я. Потому что ты рядом, ведь ты и есть мой дом, Кэролайн, — я развернулась в объятиях Луи и попыталась разглядеть черты его лица в темноте. — Вау, сегодня твой парень — король банальных фраз.

— Помнишь, как я сказала, что ты ничего не знаешь о понятии слова «милый»? Так вот, это было самое милое, что ты говорил мне, — я положила ладонь на его грудь.

— Но это правда. Ты — мой дом, — произнес Томлинсон с улыбкой в голосе. Парень закинул на меня ногу и крепко прижал к себе. — Мой персональный расистский пентхаус, — я рассмеялась.

— Я уже говорила, что хочу убить тебя?

— Сегодня всего лишь два раза.