The Times I Saw Her (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Глава 1. Первый раз ==========

Всё время я видел её,

Я видел её и только её.

Я продолжал смотреть и наблюдать;

Желание вызвало у меня чувство голода,

Пробудило тьму внутри меня.

Всё время я видел её,

Видел себя и её – нас – мы просто были.

Я сказал ей, что голоден;

А она лишь поцеловала меня,

И ответила, что я просто глупец.

***

В первый раз я увидел её, когда она оставила стаканчик с кофе на крыше машины.

Том выдохнул сигаретный дым, когда девушка вернулась в машину. Она резко нажала на тормоза, и кофе пролилось на лобовое стекло.

Он слегка улыбнулся, когда по губам прочитал ругательные словечки, исходившие от девушки. Парень заметил, как побелели костяшки пальцев, когда она с силой сжала руль и расстроенно положила на него голову.

— Кто это? — спросил Драко.

— Не знаю, — пожал плечами Том и бросил окурок в снег. — Для меня – заносчивая сучка.

— Заносчивая сучка? Серьёзно, она же здесь и двух дней не продержится.

Том спрятал руки в тёплые карманы, и снова выдохнул сигаретный дым, который смешался с ледяным воздухом.

— Конечно, не продержится. Это же Хогвартс, — сказал Том и провёл языком по верхнему ряду зубов. — Её здесь заживо сожрут.

Унылая неделя, нет, скорее скучная. Поэтому он надеялся, что сможет сделать именно это.

***

Дорогой Дневник,

Все считают меня беспокойным, когда я скучаю в классе. Люди всегда говорят, что я очень умный и это пойдет мне на пользу. Но меня никогда не испытывали по-настоящему.

Может, они правы. Возможно, меня и правда не испытывали раньше. Кто знает? Жаль, что я так часто скучаю. Я всегда хотел большего. Нуждался в большем.

Что там Толстой говорил о скуке? Жажда желаний?

Да, я желаю большего.

Не знаю, чего именно, я просто желаю.

Комментарий к Глава 1. Первый раз

Если вы всё-таки забрели сюда, не будьте равнодушными, черканите пару замечаний по поводу перевода, которые помогут мне совершенствоваться. Буду благодарна!

========== Глава 2. Второй раз ==========

Во второй раз я увидел её, когда она пинала ногой автомат в учительской.

Том написал экзамен за полчаса, поэтому раньше вышел из аудитории. Парень побрёл в библиотеку, чтобы побыть в одиночестве. Он пока не хотел возвращаться в жалкое подобие квартиры.

— Чёрт! — крикнул кто-то. Затем он услышал звук удара по чему-то железному.

Том вдруг остановился в коридоре, когда прошёл через открытую дверь. Парень неверяще поднял брови, пройдя немного вперёд, чтобы посмотреть на неё.

— Блин, ты можешь просто отдать мне эти дурацкие чипсы? — ворчала девушка, отчаянно тряся автомат, но тот не поддавался.

Его губы слегка дёрнулись, когда она со всей силы ударила ногой по автомату, и пакетик чипсов, наконец, упал.

— Наконец-то, — пробормотала девушка и присела, чтобы достать чипсы.

Том ушёл до того, как она обернулась. Он вызывающе ухмыльнулся, подумав о том, как её задница выглядела в этих джинсах.

***

Дорогой Дневник,

Я не знаю, кто эта девушка, но она явно неудачница, да? Сначала кофе, теперь чипсы. Думаю, она заменяет какого-то профессора, ну или же новый интерн или помощник.

Кто знает?

Я не знаю.

Мне всё равно, на самом деле.

Но… подождите, почему я пишу о ней?

========== Глава 3. Третий раз ==========

В третий раз я увидел её, когда она использовала электронный каталог библиотеки.

Школьная библиотека закрывалась на каникулы, поэтому Том хотел взять несколько книг, пока была такая возможность. Он пробегался глазами по корешкам книг, затем парень заметил кое-что.

Тогда он увидел её. Он видел, как девушка опёрлась локтями о большой стол, подперев руками подбородок. Из-за света компьютера её лицо казалось бледнее, чем обычно. Он видел, как девушка вскользь просматривала данные. Она остановилась, чтобы записать что-то на обрывке бумаги ужасно тонким карандашом.

Затем она обернулась и направилась в его сторону.

Том отошёл назад и снова начал просматривать книги. Не хватало ещё, чтобы кто-то заметил, что он шпионит.

***

Дорогой Дневник,

Меня не раскрыли. Почему я вообще на неё смотрел? Она абсолютно обычная. Клянусь, у неё такое же обычное имя, что-то вроде Эммы. Да, для меня она выглядит как Эмма.

Но странно, почему всё внутри так сжалось, когда я заметил её взгляд прямо напротив меня. Может, это было несварение желудка из-за того проклятого куриного карри.

Кстати, вблизи её кожа выглядела темнее. Возможно, это из-за её дурацких веснушек.

Интересно, сколько их всего?

Подождите, о чём я снова пишу?

А, точно. Её имя. Эмма. Она определённо была Эммой.

Слишком скучно.

========== Глава 4. Четвёртый раз ==========

В четвёртый раз я увидел её, когда она поскользнулась на льду прямо передо мной.

Том закатил глаза и зажал сигарету между губ, чтобы помочь девушке.

— Поймал, — пробормотал парень, перехватив руками девушку, чтобы поднять её.

Девушка стряхнула снег с пальто:

— Боже, я такая неуклюжая. Спасибо вам большое, я… — она резко замолчала, взглянув на парня. Девушка скривилась от отвращения. Том нахмурился из-за её реакции.

— Извините, — командным тоном начала девушка и положила руки на пояс. — Вы знаете, что на территории университета курить строго запрещено?

Том моргнул.

Он с недоумением уставился на девушку, всё также держа сигарету.

Том снова моргнул. Парень достал изо рта сигарету и покрутил её между большим и указательным пальцем:

— Прости?

— О, мне следует повторить медленнее? Извините, конечно. Здесь курить не…

Том поднял руку, чтобы остановить её. Он неверяще покачал головой и хмуро взглянул на неё:

— Блядь, ты сейчас серьёзно?

Девушка специально сделала жалостливое выражение лица и наигранно приложила руку к сердцу:

— О, Боже. Бедняжка, ты ещё и глухой? Может мне повторить громче?

— Ты всегда такая сука? — с отвращением спросил парень.

— Только с теми, кто курит сигареты по вторникам, — сказала девушка и сладко улыбнулась.

— Отлично. Просто прекрасно, — Том снова взял сигарету и сделал затяжку. Затем он выдохнул дым прямо ей в лицо. Девушка закашлялась и махнула рукой, чтобы избавиться от дыма.

— В следующий раз меня не будет рядом, когда ты упадешь на задницу, — с жестокой ухмылкой сказал парень.

Уходя, Том услышал крик позади:

— Я не просила спасать меня, ты, эгоистичный мудак!

Парень снова сделал затяжку и ухмыльнулся.

***

Дорогой Дневник,

Я всё ещё не знаю, кто она, но имя Эмма ей точно не подходит.

Хотя, я всё-таки узнал кое-что.

Она определённо, без сомнений, чёртова сука.

========== Глава 5. Пятый раз ==========

В пятый раз я увидел её, сидящей в чужом кресле.

— Где мистер Слагхорн? — спросил Том, стараясь выглядеть непринуждённо. Парень был в шоке, потому что она сидела здесь. Он убедился, что девушка не увидит коробочку засахаренных ананасов, которую Том прятал за спиной.

Сегодня был последний день, когда можно было выбрать занятия для следующего семестра. Он подал заявку ещё в первый день, но, к сожалению, из-за дурацкой ошибки парень записался на занятия, которые совсем не совпадали с графиком работы. Том отчаянно хотел попасть в другую группу, но она уже переполнена. Поэтому парень принёс коробочку ананасов, ведь это был верный способ получить от мистера Слагхорна всё, чего хотел Риддл.

Том проклинал себя за то, что так разозлился в прошлый раз, когда встретился с ней. Вот теперь он точно в заднице. И парень знал это.

Она взглянула из-под кучи бумаг, которые раскладывала на столе. Том знал, что это была просто игра — это в стиле таких, как она. Девушка проигнорировала его вопрос. И ему это не понравилось.

— Мистер Риддл, полагаю? Пожалуйста, присаживайтесь.

Том прикрыл входную дверь. Но он не сел. Парень только сузил глаза и сказал:

— У меня назначена встреча с мистером Слагхорном. Кто вы?

Когда она, наконец, взглянула на Тома, парень заметил на её лице лёгкое раздражение, которое она держала под контролем. Возможно, она всё ещё была зла из-за того случая с сигаретным дымом. Чёрт.

— Я мисс Грейнджер. Мистера Слагхорна перевели в другой отдел в университете, чтобы прикрыть сотрудницу, которая должна раньше уйти в декретный отпуск. Сейчас, — она замолчала, чтобы сложить документы в тумбочку. Снова повернувшись к парню, девушка положила руки на стол и сказала:

— Чем я могу вам помочь, мистер Риддл?

***

Дорогой Дневник,

Сегодняшний день был познавательным. Я обнаружил кое-какие интересные детали.

Во-первых, мисс Грейнджер полная и абсолютная сука.

Во-вторых, наверное, мне придётся искать новую работу.

В-третьих, она не любит засахаренные ананасы.

Интересно, какие фрукты ей нравятся…

Подождите, я уверен, что узнал ещё кое-что. Что это было…?

А, точно. Она не Эмма.

Её зовут Гермиона.

Не так скучно, как я думал раньше, но мне всё равно.

Она все ещё остаётся сукой.

========== Глава 6. Шестой раз ==========

В шестой раз я увидел её, стоящей в очереди.

— Дайте мне, пожалуйста, малиновый чизкейк со сливочным сыром и горячий шоколад. А, и ещё, шоколад без взбитых сливок. Спасибо, — парень услышал слова девушки.

Том оторвался от монитора ноутбука и взглянул на неё, о чём тут же пожалел. Их взгляды встретились.

— О, привет, мистер Риддл. Как дела? — спросила девушка.

Он холодно взглянул на неё и вернулся к экрану:

— Прекрасно. Спасибо, что спросила, — саркастично ответил парень.

Уголком глаза Том видел, как девушка покачивалась с пятки на пятку. Спустя несколько минут неловкого молчания, она спросила:

— Что ты здесь делаешь?

Том не посмотрел на неё. Просто не посмотрел. Он уставился на текст на экране, который даже не читал.

— Пытаюсь найти другую работу. Из-за нового расписания мне придётся уволиться.

Девушка перестала раскачиваться.

— Ох, — прервалась она. — Мне, правда, очень жаль. Я ничего не могла сделать с твоим расписанием. Мои руки связаны.

Том хмыкнул, стараясь игнорировать девушку. Ему не нужна её жалость. Он нажал на ссылку с вакансией, которая выглядела многообещающе. Собачий парикмахер? Точно нет. Парень вздохнул, потерев переносицу.

— Гер… Гермайона? Что за, понятия не имею, как это правильно произносить.

— Гермиона, — повторили они одновременно. Они замолчали, на долю секунды посмотрев друг на друга. Том видел, как уголки её губ медленно приподнялись. Его живот скрутило, и парень нахмурился из-за этого ощущения. Её полуулыбка пропала из-за реакции парня, и девушка забрала у баристы свой напиток и пирожное.

Гермиона отодвинула кресло и села напротив Тома.

***

Дорогой Дневник,

Рад сообщить, что в ближайшее время мне не придётся чистить от блох собак. Слава Богу.

Она предложила мне работу. Это временно и немного… унизительно, если честно. Но расписание гибкое и зарплата больше, чем я получал в «Борджин и Беркс».

Она сказала, что недавно купила новый дом. Он требует ремонта. Она сказала, что устала возиться с беспорядком мистера Слагхорна, поэтому у неё нет времени заняться своим домом.

Я собирался отказаться. Я правда собирался сделать это.

Но не сделал.

Не смог.

Я согласился.

Почему я вообще согласился?

Я выхожу на работу завтра.

Кстати, ей нравится малина.

========== Глава 7. Седьмой раз ==========

В седьмой раз я увидел её с красным пятном краски на подбородке.

С улыбкой на лице Гермиона открыла входную дверь. Девушка отошла в сторону, чтобы пропустить Тома. Судя по одежде, она собиралась красить стены. На ней были надеты спортивные штаны и старая фланелевая рубашка. Волосы Гермионы были взлохмачены. Странно видеть её с такой причёской. Том не уверен, нравится ли ему это. С этой причёской она казалась такой… нормальной.

Парень стряхнул снег с головы и огляделся. Здесь был жуткий беспорядок, мягко говоря.

— Ого, а ты не шутила.

Девушка только рассмеялась с его замечания. Парень почувствовал, как губы слегка дрогнули.

— Давай, заходи, комната для отдыха там. Можешь оставить свои вещи здесь, на тумбочке, — сказала Гермиона.

Том повесил куртку на крючок и собрался положить дневник на тумбочку, но остановился. Он увиделся, как девушка шла в другую комнату. Парень нахмурился и взглянул на книжку в руке. Затем он быстро спрятал дневник в куртку.

Когда парень зашёл в комнату для отдыха, то почувствовал, как воздух исчез из лёгких.Том увидел, как девушка обвязала рубашку вокруг талии. На Гермионе была надета простая обтягивающая майка. Она хоть знала, что всё просвечивалось?

Том врезался в стремянку, которая стояла возле стены, но успел поймать её. Парень вернул лестницу на место и взглянул на улыбающуюся девушку.

— Да, здесь беспорядок. Прости за это. Так, краска, плёнка, валики и кисточки лежат там. Я немного переборщила с плёнкой, поэтому не беспокойся, если испачкаешь что-нибудь.

Том взглянул на инструменты и кивнул:

— Отлично.

Гермиона положила руки на пояс и улыбнулась:

— Ну что, готов? Хватай валик, и идём работать.

***

Дорогой Дневник,

Я осознал, что просто ненавижу красить стены.

Но…

Я также понял, что мне нравится смотреть, как она красит стены. Особенно в этой белой майке.

Красное пятнышко на её подбородке было похоже на малиновый сок. Часть меня хотела, чтобы это был малиновый сок. Да, часть меня, и правда, мечтала об этом, ведь тогда бы я смог слизать его.

Чёрт, что со мной не так?

Завтра я снова иду к ней, чтобы закончить покраску стен.

========== Глава 8. Восьмой раз ==========

В восьмой раз я увидел её, когда она предлагала мне чашку чая.

— Это ещё ничего, — сказала девушка, передавая Тому кружку, на которой изображены котята. — Самые лучшие чашки ещё запакованы.

Том поднёс кружку к губам и подул, прежде чем отпить. Он был полностью измотан, поэтому сейчас радовался чашке чая. Гермиона сказала, что на сегодня работа закончена, но парень почему-то ещё не хотел уходить.

Он списал это на сильный снег.

Том снова взглянул на чашку и поставил её на стол. Это была самая детская кружка, которую он когда-либо видел.

— Чашка есть чашка, — сказал парень, пожав плечами.

Гермиона рассмеялась, и принялась распаковывать коробки. В них было очень много книг. Она доставала одну за другой, рассказывая что-нибудь про каждую: в одной был интересный сюжет, а вот в другой картонные персонажи. Девушка рассказывала о теориях, философии и вере, о мнениях, мыслях и словах.

Она полностью завладела его вниманием, сама не осознавая этого.

Но была ещё одна проблема: Том тоже этого не осознавал.

***

Дорогой Дневник,

Кажется, у меня проблемы.

========== Глава 9. Девятый раз ==========

В девятый раз я увидел её, когда она схватилась за мои плечи.

Гермиона стояла на стремянке и пыталась дотянуться до коробочки с гвоздями, чтобы закрепить полку.

И, ну… она не очень грациозный человек.

Лицо Гермионы моментально покраснело, когда Том подхватил её и положил руки на талию. Девушка схватилась за его плечи, чтобы удержаться. Их лица были совсем близко. Слишком, очень близко. Парень опустил взгляд на её губы и заметил, как она облизала их. Прямо сейчас он мог просто наклониться вперёд и…

Нет.

Том отпустил её, попутно отдав девушке коробочку гвоздей.

— В следующий раз просто скажи, и я помогу, — раздражённо сказал парень.

— Отлично. Так и сделаю, — быстро ответила Гермиона.

После этого они не разговаривали целый день.

***

Дорогой Дневник,

Я хочу её, и это чертовски меня раздражает.

Почему она? Почему это должна быть именно она?

Она раздражительная и глупая. Она справедливая. Она сучка. Она простая. Она выдающаяся. Она страстная и упрямая. Она абсолютно необычная.

Я никогда не встречал никого вроде неё раньше. Мне никогда и никто не был нужен. Никто никогда не пленял меня так.

Никто.

Надо продолжать напоминать себе, что она не интересная.Скучная.

Скука.

Жажда желаний…

========== Глава 10. Десятый раз ==========

В десятый раз я увидел её, когда она схватила и разорвала мою сигарету.

— Это мерзко и отвратительно, Том! Ты что, пытаешься убить себя?

Том неверяще открыл рот, наблюдая, как сигарета намокала из-за слякоти на дороге. Парень взглянул на девушку и прошипел:

— Что это, чёрт возьми, было, Гермиона? Это была последняя!

Гермиона подняла голову и уставилась на него:

— Прекрасно! Я рада, что это была последняя.

Том усмехнулся, проведя языком по внутренней стороне щеки. На его лице появилась разочарованная улыбка. Затем он поднял брови и дерзко сказал:

— Тогда я прямо сейчас пойду в магазин и куплю новую пачку.

— Нет, ты не пойдешь, — её ноздри раздулись.

Уголки губ парня слегка дрогнули в холодной усмешке, ведь она бросила ему вызов.

— Пойду. И ты не сможешь меня остановить.

Том развернулся, открыл стеклянную дверь и вошёл внутрь. Она проследовала за ним.

— Я… — ей тяжело говорить. — Я скажу, чтобы тебя исключили!

Том остановился и почувствовал, как воздух ушёл из лёгких. Он резко развернулся и сказал:

— Давай, Гермиона. Исключи меня. Не твоё дело, что случится с моими лёгкими.

Она захлопнула стеклянную дверь и хмуро посмотрела на парня.

— Я хочу, чтобы это было моим делом. И сделаю это.

***

Дорогой Дневник,

И она сделала это. Ну, по крайней мере, попыталась. Благослови её кровоточащее, грёбаное маленькое сердце.

Мы снова поспорили. Боже, обожаю ругаться с ней.

Я чувствую себя предельно живым, настолько, что это похоже на катание на американских горках. Вы знаете это чувство, да? Оно перетекает от сердца к грудной клетке. Это чувство адреналина распространяется по венам как высококачественный героин. Оно похоже на падение после прыжка с шестом. Ты падаешь, падаешь и падаешь. И ты беспомощен. Ты потерял контроль над своей жизнью, и всё, что остаётся – кричать.

Вот так я себя чувствую из-за неё. Я полностью потерял контроль. Она – адреналин. Чистый, настоящий адреналин.

А я наркоман, который вкалывает её себе в вены.

Я тот, кто падает.

И всё, что я могу – это кричать.

========== Глава 11. Одиннадцатый раз ==========

В одиннадцатый раз я увидел её, когда она представила меня своему жениху.

— Том, это Рон, — нерешительно заявила девушка. На её руке красовалось новое колечко ужасного жёлтого цвета. Том никогда не видел такого отвратительного оттенка раньше. Он похож на мочу. Или на желчь, скопившуюся в желудке парня, которая готова была вырваться наружу только от одного вида этого кольца. На её пальце оно выглядело уродливо.

Рон глупо улыбнулся и протянул руку. Том взглянул на неё и снова вернулся к лицу Рона:

— У меня все пальцы в растворителе, ещё не успел помыть, — холодно солгал парень.

Рон немного помедлил, но убрал руку и положил на талию Гермионы.

— А, хорошо. Кстати, Миона сказала, что ты помогаешь нам. Спасибо.

Взгляды Тома и Гермионы встретились. Она отвернулась первой.

Парень холодно улыбнулся:

— О, не стоит благодарности. Она заплатила мне за работу. Я не сделал ей одолжение.

Она снова взглянула на Тома, но ничего не сказала. Кажется, он задел её. Отлично.

— Уже поздно. Я немного приберусь и пойду.

***

Дорогой Дневник,

Злость. Ревность. Зависть. Всё это человеческие эмоции, которые мне не чужды. Но есть одна проблема: у меня они раньше никогда не были связаны с людьми. Только с различными предметами или ситуациями.

Экономические привилегии. Социальное положение. Нехватка средств.

Я родился в этом мире никем. Я был пустым местом. Я много работал и старался. Использовал, манипулировал и влиял на всех людей, от которых мне было что-то нужно. Некоторые скажут, что это жестоко. Я не согласен. Я скажу, что это мир жесток, потому что дал мне шанс, раскрыл передо мной карты. А я максимально использую все свои возможности. Это не моя вина. Нет. Если надо выбирать, то я бы сказал, что это вина нашего мира.

Не вините меня. Я всего лишь результат окружающего мира.

Да, именно поэтому меня мучает злость и ревность. Я не могу это контролировать. Это ситуация, которую я не смогу контролировать, просто выбрав нужную карту.

Она вне моего контроля.

Она – карта, которую я не могу найти, чтобы сделать ход.

Она – аномалия в моей однотипной жизни.

Она то, к чему я не был готов.

Я был не готов увидеть его. Увидеть его руку на её талии. Я был не готов увидеть кольцо на её пальце. Я просто был не готов.

Нет.

Я абсолютно не готов ко всему этому.

Я пойду к ней в понедельник после Рождества, пока занятия не начались.

Я не хочу идти туда или видеть её лицо снова.

Но… мне нужны деньги. Просто закончу дурацкую работу и уйду.

Боже, я ненавижу её. Так сильно её ненавижу.

========== Глава 12. Двенадцатый раз ==========

В двенадцатый раз я увидел её, когда она мыла посуду.

Наступил Сочельник. Том заметил, что бесцельно слоняется по улицам. Он не знал, где именно находился. Но парню было всё равно: он ненавидел сидеть дома и ничего не делать. Это сводило с ума. Он перебирал в голове мысли, на которых толком не зацикливался.

Солнце зашло примерно час назад, а Том уже скурил пачку сигарет. Он осознал, что скурил целую пачку, когда похлопал по задним карманам, а там ничего не оказалось.

— Чёрт, — пробормотал парень. Том выдохнул и посмотрел на белый клубок дыма, который растворился в воздухе. Ему надо найти ближайший магазин. Кстати, где он сейчас? Он снова выругался, когда понял, куда забрёл.

Естественно, конечно он оказался на её улице. Том засунул руки в карманы и продолжил путь. За углом был магазин. Ему надо было только пройти мимо её дома. Просто дойти до чёртового магазина. Он мог это сделать. Это не сложно. Конечно, он может это сделать…

Нет, он не смог. Парень увидел включённый свет и какое-то движение на кухне. Этого было достаточно. Он мгновенно отыскал её и замер.

Она мыла посуду. Её непослушные волосы были связаны, и так и просили, чтобы их освободили. Том просто жаждал сделать это, но только прикусил щеку изнутри.

Затем он увидел его. Он положил руки на её талию и поцеловалв шею. Девушка засмеялась.

Том почувствовал металлический привкус во рту. Горько.

***

Дорогой Дневник,

У меня появился ещё один грех, вдобавок к курению.

Я стал много язвить.

Счастливого, чёрт возьми, Рождества.

Боже, как же я её ненавижу.

========== Глава 13. Тринадцатый раз ==========

В тринадцатый раз я увидел её, когда она пыталась поговорить со мной.

— Так… как прошло твоё Рождество? — спросила Гермиона, стоя в дверном проёме.

Парень шлифовал дверь. Том смахнул со лба капельки пота и ответил, не посмотрев на неё:

— Отлично.

Он продолжил своё занятие, попутно ощущая её взгляд на себе. Том хотел, чтобы она просто ушла, тогда бы он спокойно смог работать. Проще делать это в одиночестве.

— Да что с тобой случилось? — спросила девушка, в её голосе чувствовался упрёк.

«Ты», — хотел сказать парень. Ты случилась со мной.

Но нет. Он не сказал, не сказал. Вместо этого он бросил простое слово:

— Ничего.

Очевидно, он зря это сказал. Девушка выхватила строительный блок из его рук и закричала:

— Ты ведёшь себя не так, как обычно! Я звонила тебе! Звонила в Сочельник и на Рождество. Ты не отвечал!

Том взглянул на потолок и драматично вздохнул. Он снова взглянул на неё и протянул руку.

— Отдай это мне, Гермиона. Я работаю.

— Нет, пока ты не скажешь мне, почему не перезвонил, — девушка покачала головой и спрятала блок за спину.

Он запустил руку в волосы. Боже, как же сейчас хотелось покурить. Но она запретила это делать в своём доме. Пригрозила тем, что не будет платить. Чёрт, любит же она всё контролировать.

— Может, я не хотел звонить тебе. Мы же не друзья. Ты просто мой долбанный научный руководитель, у которого я сейчас подрабатываю. И ты платишь мне за ремонт твоего идиотского дома.

Он заметил, как девушка напряглась. Они снова будут ругаться. Да, Том уже предвкушал то чувство адреналина после американских горок, которое захлёстывает с головой.

Это то самое предвкушение, которого он всегда желал.

— Я беспокоилась, Том. Ты мог хотя бы написать мне!

Том провёл языком по внутренней стороне щеки и взглянул на неё.

— Я не обязан тебе говорить, что со мной. Я тебя не касаюсь, Гермиона. Как и ты меня.

Тогда она резко толкнула его. Положила руки на грудь и толкнула. Это разожгло внутри парня огонёк.

Том схватил её за воротник и прижал к стене, рядом с рабочим столом. Гвозди и другие инструменты с грохотом упали на пол. Гермиона задыхалась и смотрела на парня широко распахнутыми глазами.

Теперь Том почувствовал что-то другое, что-то необычное. Это был уже не тот огонёк злости внутри.

— Не смей…больше этого делать, — прошипел парень.

«Или что?» — в её глазах парень отчётливо увидел вызов.

— Или ты об этом пожалеешь, — быстро сказал Том, но это выглядело как признание.

Она облизала губы. Он это заметил.

Жажда желаний.

— Так заставь меня пожалеть, Том, — прошептала она ему в губы.

***

Дорогой Дневник,

Чёрт, я начал и не смог остановиться. Она тоже не смогла. А что ещё хуже, её тупой жених в это время был дома и смотрел телевизор. Он просто смотрел телевизор, когда я целовал её шею.

Я… даже не знаю, что написать. Не знаю, что сказать.

Завтра я снова иду туда. Не знаю, что случится, но надо взять себя под контроль.

Этого больше не повторится.

Она того не стоит.

Не стоит.

Никто не стоит.

========== Глава 14. Четырнадцатый раз ==========

В четырнадцатый раз я увидел её, когда она собирала грязную одежду своего жениха.

Это волновало Тома. Она всегда заботилась об этом придурке, но он ни разу не видел, чтобы он благодарил её или помогал с чем-нибудь. Но парень продолжал повторять себе, что это не его дело. Честно, это правда его не касается. Почему он должен беспокоиться? Точно не должен. Но, когда у Тома появилось время отдохнуть, он снова заметил, как Гермиона вкалывала, словно рабыня. Её бесполезный жених в это время храпел на диване перед телевизором. В этот раз Том не смог остановиться.

— Он хоть иногда помогает тебе? — спросил парень, выглядывая из коридора.

Гермиона выпрямилась и отодвинула корзину для белья. Она слегка нахмурилась и смахнула пару прядей, прилипших к лицу.

— Конечно, помогает.

— Серьёзно? — усмехнулся Том, сложив руки на груди. — Единственное, что он делает, так это производит углекислый газ для твоих растений, — парень нарочно растягивал слова. Он демонстративно приподнял увядшую веточку одного из растений, стоящих на полке ванной комнаты. Сухая ветка отвалилась, а парень снова вернулся к Гермионе.

— Этот идиот даже с цветами справиться не может.

— Ты перегибаешь палку, Том, — Гермиона сильнее нахмурилась. — Больше никогда так не говори о Роне.

— Но я прав.

— Рон просто… немного ленивый, — девушка явно колебалась. — Он целый день много работает и…

— А ты нет? Я знаю, что в университете ты работаешь по десять часов. Видел, что ты работаешь на перерыве. Знаю, что ты берёшь работу на дом и тратишь на это вечера и все выходные. Ты тратишь время на бесплатное репетиторство. Ты работаешь в два раза больше, чем он. Но вот, Гермиона, ты здесь, подбираешь его грязные носки, пока этот придурок спит после целого дня безделья.

Она усмехнулась и яростно забросила оставшуюся одежду в корзину.

— Кажется, ты знаешь обо мне ужасно много всего, правда?

— Я знаю, что ты заслуживаешь лучшего, — парень вдруг отпрянул и поёжился. Какого хрена он сказал это?

— О, полагаю, ты у нас эксперт в том, что мне нужно сейчас? Ты ничего обо мне не знаешь, Том. Ты всего лишь зелёный студент, — девушка разозлилась и вытолкнула его из комнаты.

Том растерял остатки самообладания. Он выхватил корзину из её рук, втолкнул в ванную комнату и прижал к двери, которую сразу же закрыл. Парень прижался носом к её скуле. Он подцепил запястья девушки и поднял её руки над головой.Их пальцы сплелись. Он чувствовал её пульс и учащающееся дыхание. Парень закрыл глаза, чтобы полностью прочувствовать её.

— Из всех людей, уж ты-то должна знать, что возраст не влияет на опыт. Ну а что ты? Старше меня всего лишь на восемь лет? Кстати, я знаю больше, чем ты думаешь, — он выдохнул, и провёл губами по её коже. Парень чувствовал, как её грудь вздымается от судорожного дыхания. Том провёл по её рукам и спросил:

— Хочешь знать, откуда я столько всего о тебе узнал, Гермиона?

— Да, — прошептала девушка, подаваясь навстречу его рукам, которые уже поглаживали её грудь.

— Я знаю много, потому что ты похожа на меня, — он дотронулся до изгиба её шеи и слегка надавил. Девушка выгнулась. — Хочешь знать, почему мы похожи, Гермиона?

— Да, — ответила она, и свободной рукой зарылась ему в волосы.

— Тебе, как и мне, всё быстро надоедает. Не правда ли, Гермиона? — спросил парень. Его пальцы через ткань поглаживали соски девушки.

— Да, — утвердительно ответила она и запрокинула голову назад.

— Сейчас ты не способна полностью наслаждаться своей жизнью, прямо как я. Правда, Гермиона? — снова спросил парень. Он забрался под майку и стянул лифчик, чтобы коснуться её.

— Да, правда, — заскулила Гермиона.

Том отодвинулся от шеи девушки, чтобы взглянуть на неё. Он знал, что спросит в следующий раз и уже заранее знал, что она ответит. Он просто знал.

— Ты желаешь большего, как и я, не так ли, Гермиона?

Верхняя губа девушки дрогнула, а на лице отчётливо читалось полное поражение. Она моргнула, чтобы смахнуть слёзы:

— Да, желаю, — ответила Гермиона. Она прижалась к его губам в нетерпеливом поцелуе, на который парень сразу ответил.

Том отодвинулся и быстро стянул их майки, затем снова прижал девушку к двери. Гермиона снова приблизилась к нему, чтобы поцеловать, но Том запустил пальцы в её волосы и с силой оттянул их назад. Девушка ахнула, когда он коснулся её уха и провёл рукой между ног.

— Скажи мне, чего ты больше всего желаешь, Гермиона? — прошептал парень.

Тёплые руки скользили по телу Тома, из-за чего его внутренности сворачивались в узелок.

— Том, — отчаянно проговорила девушка.

Он сильнее сжал волосы Гермионы, поглаживая промежность через бельё. Её сладкие вздохи пьянили парня.

— Скажи мне, Гермиона. Скажи, чего ты больше всего хочешь?

Её дрожащие руки нащупали молнию на его джинсах. Ожидая ответа, Том пытался проглотить слюну, которой совсем не было на языке.

Гермиона расстегнула пуговицы и медленно потянула молнию вниз. Том прикрыл глаза и откинул голову назад, когда девушка стянула с его бедер ненужную одежду. Парень еще сильнее сжал её волосы и шумно выдохнул, когда почувствовал её тонкие пальцы на члене.

— Тебя, Том. Тебя.

Том отпустил её волосы, чтобы стянуть с девушки штаны и трусы. Парень окончательно избавился от своей одежды, которая полетела на пол, и жадно впился в губы Гермионы. Она медленно провела большим пальцем по головке члена, заметив капельку белой смазки, которая соскользнула вниз. Том прервал поцелуй и прислонился ко лбу девушки, двигаясь в такт её руке.

Гермиона забыла, как дышать, когда их взгляды встретились. Другой рукой девушка дотронулась до его лица, а в её взгляде можно было заметить странный блеск. У Тома это вызвало немного противоречивые чувства. Ему знакомо вожделение и страсть, а вот привязанность – нет. Но сейчас он мог сфокусироваться лишь на другой руке девушки, которая легонько гладила его щёку. Голос Гермионы прервал его мысли:

— Скажи мне, а чего ты желаешь больше всего, Том?

Он ошарашенно уставился на неё, но в следующую секунду чуть не рухнул на колени. Девушка быстро провела пальцем по головке его члена, а затем и по всей длине. Парень застонал.

— Скажи мне, Том, — тихо скомандовала Гермиона, снова проведя ладонью по его лицу. Он впился пальцами в её бедра и резко развернул к себе спиной. Том прижался к ней своим телом, буквально припечатав девушку к двери. Сбитая с толку Гермиона обернулась, чтобы посмотреть на него. Одной рукой Том обхватил талию девушки, а другой скользнул по внутренней стороне её бедра и коснулся клитора. Она тихо застонала и попыталась приблизиться к нему.

Он придвинул головку члена к промежности, свободной рукой продолжая дразнить девушку. Том склонился к её уху и сладко прошептал:

— Тебя, Гермиона. Тебя.

Гермиона резко дёрнулась, когда он вошёл в неё. Она приоткрыла рот и простонала прямо в губы Тома. Он схватил её за талию и посмотрел на свой член, который медленно входил в неё. Девушка попыталась ускорить процесс, но Том ей не позволил, продолжая удерживать. Он продолжал медленно двигаться, заставляя её почти разрыдаться. Он хотел как можно дольше насладиться этим.

— Том, — пробормотала девушка.

На лице парня появилась дьявольская ухмылка, когда он вспомнил, что внизу мирно спит Рональд, пока Том трахает его невесту. А главное, что ей это очень нравится. Он вдруг вспомнил об этом, когда услышал крик и аплодисменты по телевизору прямо тогда, когда девушка умоляла его. Парню казалось, что толпа вместе с девушкой аплодировали ему. Том дал ей то, чего она хочет, на пару секунд ускорив темп. Но затем он снова замедлился.

— Пожалуйста, — простонала Гермиона, рукой пытаясь достать его волосы. Он всё ещё ничего не слышал, поэтому она с силой оттянула их.

Он резко достал член из неё, и девушка закричала, когда ударилась локтями о дверь, к которой её прижал парень. Том всё ещё прижимался щекой к деревянной поверхности, которую сам же и отшлифовал. Он дотронулся лбом до её виска и спросил:

— Ты чувствуешь то же самое, когда он трахает тебя?

Он почувствовал, как напряглось её тело после этого вопроса, поэтому снова вошёл в неё и вышел.

— Скажи мне, Гермиона.

Она расслабленно выдохнула и снова начала тереться задницей об него. Гермиона слегка махнула головой и ответила:

— Нет, не то же самое.

Парень снова вошёл в неё и дотронулся до клитора, продолжая дразнить девушку. Она снова не выдержала:

— Боже, Том, пожалуйста.

— Ты заинтересовала меня, Гермиона, — начал парень и ухмыльнулся, продолжая играть с её клитором. — Ты когда-нибудь думала обо мне, когда он трахает тебя?

— Да, — заскулила девушка.

Его внутренности сжались, но губы растянулись в улыбке.

— Ты когда-нибудь представляла, что я трахаю тебя, а не он?

— Да, — Гермиона зажмурилась.

— Сколько раз? — Том провёл языком по внутренней стороне щеки.

Девушка не ответила, поэтому Том снова вышел из неё. Она распахнула глаза и попыталась повернуться, чтобы взглянуть на него.

— Что ты делаешь?

Он вернул её в прежнее положение и повторил:

— Сколько… раз?

— Я… я не знаю! Я же не счита…

— Херня. Сколько раз? Один? Два? Да ладно, Гермиона, не стесняйся. Мы же видели друг друга голыми, нет смысла…

— Всегда! — выкрикнула Гермиона. Волосы растрепались и почти полностью закрывали её лицо, но Том разглядел что-то, похожее на оскал. Пряди слегка развевались каждый раз, когда она злобно выдыхала. — Доволен? Каждый грёбаный раз я хотела, чтобы это был ты. Я хотела, чтобы там был ты, но это было не так, и я постоянно ненавидела себя за…

Том поднял руки Гермионы и отодвинул её от двери, сцепив вместе их пальцы. Он повернул девушку слегка в сторону и поставил руки на раковину, продолжая прижиматься к Гермионе спиной. Она снова попыталась повернуться, чтобы взглянуть на парня, но он наклонился и крепко сжал её подбородок. Том немного повернул её голову вбок, и девушка заметила его взгляд в отражении зеркала. Его губы растянулись в холодной улыбке. Парень резко вошёл в неё, склонился к уху и прошептал:

— Теперь я трахаю тебя, Гермиона. Тебе больше не придётся ничего представлять.

С каждым толчком он слышал её рваное дыхание. Парень больше не играл с ней. Только не сейчас. Больше нет. Уже не так, как тогда. Когда он думал, что это безответно. Когда думал, что просто забирает её. Когда он не знал, что она чувствует то же самое.

Он знал, что это неправильно. Знал, что совершает ошибку, но ему просто плевать. Том, наконец, осознал, что хочет её, и сделает что угодно, чтобы её заполучить. Теперь он понял, чего желал.

Том всё время не сводил с неё глаз. Смотрел, как трахает её, как проводит рукой по её заднице, позвоночнику, сжимает плечо и хватает за волосы. Он не сводил с неё глаз, когда его руки потянулись к её груди. Смотрел, когда потянулся и накрыл руками её маленькие руки, продолжая входить и выходить снова, и снова, и снова. Не отводил взгляда, когда она потянулась, чтобы дотронуться до клитора. Смотрел, как свободной рукой пытался закрыть рот девушке, которая теряла контроль с каждой секундой. Она не сводила с него взгляда, когда он яростно толкнулся в неё, и заглушил крик, уткнувшись в плечо.

Они продолжали смотреть друг на друга с улыбкой на лицах, переводя дыхание.

Она так и продолжила смотреть на него широко открытыми глазами, когда послышался громкий стук в дверь.

— Гермиона? Ты там?

Она быстро соскочила с Тома, отчего капельки смазки и спермы разбрызгались по полу.

— Чёрт, — тихо выругалась Гермиона, подбирая разбросанную одежду. — Я занималась стиркой, Рон! Выйду через пару минут!

Том нахмурился, когда девушка схватила носок Рона как доказательство, попутно натягивая майку. Она подавала Тому одежду, отчаянно жестикулируя, чтобы тот скорее одевался. Он недовольно прищурился, но подчинился. На другой стороне неистово дёргали дверную ручку.

— Стиркой? С закрытой дверью? — спросил Рон.

— Да. Ещё мне нужно было в туалет, — ответила Гермиона, подняв руки вверх.

— Не похоже, что ты просто ходила в туалет, Миона, —Рон подошёл ближе к двери, отчего буквально чувствовалась его глупая улыбка. — Могла бы просто разбудить меня, раз уж у тебя есть настроение. Давай, открой же. Я хочу присоединиться к тебе.

— Нет! — голос Гермионы немного надломился, когда она ответила. — Я правда не делала ничего такого, Рональд! Я просто сходила в уборную и принялась за стирку! У меня же может быть немного личного пространства?

— Личное пространство? Что? Да ладно тебе, Миона, открой уже.

— Нет!

— Чёрт возьми! Почему ты ведёшь себя так странно? Не понимаю, неужели так сложно просто открыть две… подождите, — Рон снова замолчал, а Том замер, натягивая майку. — Что за херня? Том тоже там?!

— Что? Нет, конечно нет, — сказала девушка, когда Рон ударил кулаком по двери.

— Не смей лгать мне, Гермиона! Я заглянул под дверь и увидел его ноги! Открой чёртову дверь!

— О, Боже, — пробормотала Гермиона и вцепилась в волосы, пока Рон продолжать колотить в дверь. — Что делать? Что же мне делать?

Том схватил девушку за руку и наклонил голову в сторону, отодвигая растрепавшиеся кудри:

— Ты хочешь выйти за него?

— Что? — ошарашенная Гермиона слегка сморщила нос.

— Ты хочешь выйти за него замуж? — спокойно повторил Том.

— Я… не знаю, — девушка колебалась.

— Да или нет, Гермиона.

Рон продолжал неистово стучать в дверь, осыпая находившихся внутри проклятиями.

— Я… я думала, что хочу, но сейчас как-то не уверена, — девушка взглянула на дверь, а затем снова на Тома.

— Да или нет, — повторил парень.

В дверь снова ударили и Гермиона подпрыгнула. Она взглянула на Тома и махнула головой:

— Нет. Нет, не хочу.

— Ты любишь его? — спросил Том.

— Что за глупый вопрос? Да, конечно я…

— А он любит тебя? Точно?

Гермиона замерла. Весь мыслительный процесс, что происходил у неё в голове, сейчас отражался на лице.

— Я… думаю, что да.

— Когда в последний раз он сам приглашал тебя на свидания? Когда готовил для тебя? Когда в последний раз он делал хоть что-нибудь сам, без твоей помощи, не прося ничего взамен? Он хоть когда-нибудь помогал тебе с ремонтом? Когда в последний раз ты чувствовала с ним то же, что и со мной? Когда в последний грёбаный раз ты чувствовала хоть что-нибудь, находясь рядом с ним? — тихо, но с нотками злости в голосе, спросил Том, подойдя к ней.

По щекам девушки потекли слёзы. Её веки дрогнули в знак поражения, и Гермиона тихо прошептала:

— Никогда.

— Ты веришь мне? — Том провёл по щеке большим пальцем, смахнув несколько слезинок.

Гермиона облизала пересохшие губы. Они смотрели друг на друга несколько мгновений, затем девушка кивнула. Том отошёл от неё и повернулся к двери.

— Перестань ломиться, я уже выхожу.

— Да, лучше тащи свою задницу сюда, ты, тупой мудак! — прокричал Рон.

Том закатил глаза и вздохнул. Он открыл дверь, чтобы увидеть красное от злости лицо Рона. Он схватил Тома за майку и пихнул к стене. Гермиона закричала, когда картины и статуэтки попадали на пол.

— Что же, почему какой-то жалкий сопляк закрылся в ванной с моей невестой? И не говори мне, что помогал ей красить дурацкие стены.

— Хорошо. Я трахал её, — спокойно ответил Том, держась за плечо.

Рон замер, уставившись на парня:

— Подожди, что? Ты делал что?

Парень прислонился поближе к стене, а на его лице появилась холодная улыбка:

— Я… трахал… её. Ты реально тупой, да? Неудивительно, что ей стало скучно и она променяла тебя на какого-то жалкого сопляка ради хорошего секса.

Том не ожидал, что лицо Рона может покраснеть ещё сильнее.

— Эй, ты охренел? — Рон взглянул на девушку, продолжая держать парня за шиворот. — Гермиона, это правда?

— Рон, я… — начала девушка.

— Блядь, ты сейчас, наверное, шутишь, Миона. Ты трахнула какого-то подростка в моем доме, пока я спал внизу?

— Извини, но, формально, это мой дом, — начала Гермиона, но её прервали.

— О, так ты думаешь, что это даёт тебе право вести себя как шлюх…

Том вырвался и с силой ударил Рона. Мужчина отлетел к противоположной стене. В глазах Тома горела ярость:

— Больше никогда не смей говорить с ней так.

Гермиона встала между ними и прокричала:

— Перестаньте, вы оба! Это безумие!

— Да, а знаешь, что? — рассмеялся Рон. — Ты полностью права. Не понимаю, почему всё ещё просто сижу здесь. Это полное безумие! — ответил он и набросился на Тома.

Том почувствовал огонь, растекающийся внутри, когда упал на дверную раму. Он ощущал, как Рон пытается ударить его везде, где только можно: по рукам, бокам, животу, лицу. Парень едва мог расслышать, как где-то плакала и кричала Гермиона. Но Том всё-таки смог сфокусироваться и перевернуться на бок, чтобы избежать очередного удара по лицу. Рон взвыл от боли, когда рука ударилась об угол двери. Это позволило Тому нанести точный удар в челюсть.

После этого всё происходило как в замедленной съёмке: сильные и резкие удары, крик Гермионы, тишина.

Том смог вспомнить только две вещи до того, как поскользнулся на осколке стекла: неподвижное тело Рона и острое ощущение вкуса Гермионы на языке.

***

Дорогой Дневник,

На вкус она похожа на чернила.

Вот, как я это понял:

Когда ты вступаешь на путь очищения – начинается процесс выздоровления. Ты крестишься и произносишь: ” Прости меня, Отец, за все грехи”. Говоришь священнику, сколько времени прошло с твоего последнего покаяния. И, наконец, ты можешь рассказать о своих чёрных мыслях и делах, не опасаясь суда или возмездия. Если ты честно покаешься за все порочные мысли и действия – получишь прощение. Обычно от Богоматери или Отца Нашего, но это зависит от тяжести греха.

Например, ты смотришь на свою сестру по-другому, позволяя похоти полностью захватить разум. Ты раскаиваешься? Если так, то поможет тебе Святая Богородица.

Ты думаешь о том, как хорошо было бы увидеть, как жизнь покидает этого раздражающего человека? Готов молить о прощении? Да? Тогда тебе поможет Отец Всевышний.

Ты можешь совершить преступление, и быть прощённым. Тебе даруют прощение, если ты действительно сожалеешь. Но проблема покаяния заключается в том, что нас заставили верить в то, что мы несовершенные существа, способные согрешить. Согласно религии, мы должные походить на Бога, но это невозможно. Никто не может быть таким. Идеальных людей не существует. Мы все грешники, а кто говорит иначе – просто лжец. Лжецы тоже грешники. О, посмотрите на это. Замкнутый круг.

Мне кажется, что писать о своих грехах в тетради – легко, ведь ты можешь стереть свою ошибку позже. Карандаш легко убирается. Это не учит человека полностью раскаиваться в своих грехах. Это значит, что человек должен двигаться вперёд, потому что ошибку всегда можно исправить позже. Единственное, ты всё равно увидишь след на бумаге от ластика. Мне нравится называть это «остаточным грехом». Если присмотреться внимательно или взять острый карандаш и заштриховать эту часть, ошибки снова явят своё отвратительное лицо.

Я верю, что грехи никогда полностью не прощаются, так зачем беспокоиться о покаянии? Всё это нужно для того, чтобы научить человека чувствовать вину. Мы рождены, чтобы стать грешниками, но можно хотя бы подумать и выбрать свой путь. Если собираешься согрешить, не уходи из комнаты в поисках милосердия. Не покидай комнату, чтобы не чувствовать вины. Можно просто написать всё на бумаге.

Я должен спросить себя, правда ли я сожалею о том преступлении, которое совершил?

Нет, не сожалею. Как можно стереть все ошибки, ведь они заполонили каждую страницу.

Я записывал её в своём дневнике снова, и снова, и снова, пока мои пальцы не начинали кровоточить.

Вот так я узнал, что на вкус она словно чернила.

Вот так я узнал, что на вкус она словно грех.

Она – моя ошибка, которую я никогда не смогу исправить.

Комментарий к Глава 14. Четырнадцатый раз

Всем спасибо за долгое ожидание!

Следующая глава будет последней.

========== Глава 15. Пятый раз ==========

В пятый раз я увидел её, когда она спала в кресле рядом с моей кроватью.

Свет от люминесцентных ламп освещал лицо Тома, чувствовался через закрытые глаза, словно во сне. Так парень себя и чувствовал: словно очнулся от долгого сна. Первое, что он заметил, кроме режущего глаза света, протяжный звук, который совпал с его сердцебиением. Том лениво открыл глаза и начал осматриваться.

Он находился в больнице, одетый в белый халат и присоединённый к медицинскому оборудованию. Парень помнил, что случилось до того, как он поскользнулся и упал, отчего страх плотно засел внутри. Том в панике пробежался глазами по комнате, когда заметил Гермиону, свернувшуюся калачиком в кресле, с какой-то книжкой в руке.

Он попытался позвать её, но не смог издать и звука. Том облизал губы и сглотнул слюну, чтобы прочистить горло и, наконец, сказать что-нибудь. Во рту было так сухо, как будто он несколько недель совсем не разговаривал. Том попытался снова:

— Гермиона?

Девушка выпрямилась в кресле и, наконец, проснулась. Она села и потянулась, при этом сладко зевнув. Её заспанные глаза остановились на парне, и Гермиона вдруг оживилась.

— О, Боже, Том! Ты очнулся! Ты, наконец, очнулся! — сказала девушка, радостно улыбаясь.

Он слегка улыбнулся, глядя на неё, но потом нахмурился.

— Подожди. Наконец очнулся? А сколько я спал?

Гермиона закусила нижнюю губу и взволнованно взглянула на парня:

— Боже… думаю, где-то два месяца.

Том почувствовал, что сейчас не может нормально мыслить. Два месяца? Он спал целых два месяца? Парень попытался сесть, но у него не получилось. Гермиона спрыгнула с кресла, чтобы помочь ему.

— Кажется, что прошло намного больше времени. Я не могу с места сдвинуться, мои конечности просто бесполезны, — без особого энтузиазма пошутил Том.

Гермиона помогла Тому приподняться и сесть.

— Да ладно, для меня они абсолютно идеальные, — сказала девушка, моментально покраснев. — Эм, я о том, что ты должен быстро восстановиться, понимаешь?

Том странно посмотрел на девушку, удивляясь её поведению. Ему было страшно спрашивать, но это надо сделать. Сейчас он находился не в палате тюремной больницы, поэтому счёл это хорошим знаком. А ещё лучше то, что Гермиона сейчас была здесь, рядом с ним. Том собрался с силами и спросил:

— Гермиона… где Рон?

— Рон? Ты знаешь его? Рональда Уизли? — теперь настала очередь Гермионы удивляться.

— Да. Рон… твой жених? — Том нахмурился.

Девушка удивлённо вскинула брови и нервно засмеялась:

— Мой жених?! Рон?! Господи, нет. Нет, нет, нет и ещё раз нет! Это худшее, что только можно представить. Боже. Нет.

— Так вы решили расстаться, да?

Девушка сложила руки на груди и моргнула.

— Расстаться? Ты о чём? Мы никогда не были вместе. Рон встречается с Лавандой, — сказала девушка, раздражённо сморщив нос. — Подожди, как ты вообще узнал про Рона?

Тому казалось, что он слетел с катушек. Парень поднёс руку к голове и почувствовал, что она перемотана повязками. Что произошло? О чём она вообще говорила? Он что, всё ещё спит? Это всё – просто сон? Кажется, что всё не по-настоящему. Абсолютно всё. Должно же быть хоть какое-то объяснение.

Том проигнорировал её вопрос и задал свой:

— Как я снова здесь оказался? Всё как в тумане…

— Ты не помнишь? — выражение лица девушки немного смягчилось, и она расслабилась.

— Очевидно, нет, — пробормотал Том.

— О, Боже. Ну, что же… В ноябре я возвращалась в свой кабинет, когда поскользнулась на льду. Тогда ты помог мне и…

— И ты отчитала меня за то, что я курю на территории университета, — закончил Том и медленно махнул головой, не желая верить в происходящее. Парень чувствовал себя дерьмово. Нет.

— Да, так и есть. Ты назвал меня сучкой, а я тебя – эгоистичным мудаком. Кстати, я не обижаюсь, —Гермиона слегка улыбнулась, но эта улыбка быстро исчезла. — А потом ты поскользнулся и упал. Ты сильно ударился головой об железную часть скамейки. Очень сильно. Я вызвала скорую помощь, потому что ты истекал кровью. Я… боялась, что ты умер.

«О, лучше бы я умер тогда», — подумал Том. Ему было больно, так больно внутри, и он знал, что это было. Том не хотел это чувствовать. Он хотел душить своё кричащее сердце, пока это не прекратится. Он мечтал уничтожить его, пока оно не стало молить о прощении. Он не хотел показывать это абсолютно никому. Его собственный разум использовал его воображение как злую шутку. Том понял, как сильно должен себя ненавидеть.

— Ты спасла меня, — медленно проговорил парень. Он не мог даже взглянуть на неё. ЕгоГермиона – лишь плод воображения. Она была реальной только в том мире.

— Ну, это ты спас меня от падения, поэтому я лишь вернула должок, — ответила Гермиона после небольшой паузы.

Их взгляды встретились. Гермиона улыбнулась. Она улыбалась точно так же, как и тогда, в его воображении. Это ещё одна злая шутка? Но он заметил кое-что ещё:

— Что ты здесь делаешь? Кто ты?

— А, прости, грубо с моей стороны. Я знаю о тебе много, а ты обо мне – ничего, в общем-то. Я ещё даже не представилась. Ну, формально, представилась, но ты был в коме. Наверное, ты даже не слышал меня, — ответила девушка, но снова покраснела. — Эм, ну, возможно, это прозвучит странно, но я читала, что люди в коме могут слышать, когда кто-то разговаривает рядом, — продолжила девушка, слегка запинаясь. — Поэтому… я, ну, пыталась говорить с тобой, когда приходила. Меня зовут Гермиона Грейнджер. Я новый преподаватель Английской литературы в Хогвартсе.

Том посмотрел на стол и впервые заметил, что повсюду были разбросаны книги и какие-то бумаги.

— Ты что, переехала сюда?

Гермиона засмеялась и начала собирать свои вещи в сумку.

— Я знала, что ты так скажешь. Здесь так тихо. Мне нравится, что можно поговорить с кем-то, кто не заскучает от историй про Русскую литературу девятнадцатого века.

Том смотрел, как девушка собирается, и хотел дотянуться, чтобы взять её за руку. Он не хотел, чтобы она уходила.

— Надеюсь, что твои лекции не будут скучными. Я специализируюсь на Английской литературе.

— О, я знаю, — улыбнулась девушка. — Я много слышала о тебе от других профессоров и студентов. Ты лучший в группе. Кстати, я прочитала несколько твоих историй, — осторожно сказала Гермиона и заложила прядь за ухо. — Знаешь, ты гениальный писатель. Немного сыро и мрачно, но заставляет задуматься и прочувствовать.

Том не знал, что сказать. Его и раньше хвалили, но слышать это от неё было как-то… по-другому. Парень не знал, о чём думать.

Гермиона повесила сумку на плечо и улыбнулась:

— Полагаю, за всеми этими татуировками и пирсингом скрывается невероятное и прекрасное воображение?

— Может быть, — Том не сводил с неё глаз.

— Ладно, мне уже пора уходить. Я скажу медсестре, что ты очнулся. Хорошенько отдохни, Том, — сказала девушка и направилась к выходу. Но остановилась возле двери и повернулась. — Кстати, мои лекции совсем не скучные. Что там Толстой говорил о скуке? Жажда желаний?

Сердце Тома пропустило удар, когда он осознал, что эта Гермиона, стоящая перед ним, и есть та самая, егоГермиона. Да, все те воспоминания, когда он находился в коме, были ложными, но она – настоящая. Она навещала его последние два месяца. Она потратила эти два месяца, рассказывая ему обо всём, что приходило в её голову. Эти два месяца она пыталась узнать его, как могла.

И он знал её. Знал даже лучше, чем она могла себе представить.

— Во всяком случае, до свидания, Мистер Риддл. Жду с нетерпением, когда вы поправитесь и сможете посещать занятия, — сказала Гермиона, дружелюбно улыбаясь, и вышла из комнаты.

На лице парня появилась улыбка, когда он заметил, что на её пальце не было никакого отвратительного жёлтого кольца. У неё вообще не было колец.

Кончики её пальцев были измазаны в чернилах.

Она всё записывала ручкой.

***

Дорогой Дневник,

Я с радостью записал всю свою душу на эти страницы её чернилами. И в голове, и собственной рукой.

Как и другие чернила, она использовала их, чтобы написать слово. Я полностью покрыт ею. Запятнан её грехами. Я навсегда отмечен ею, и навсегда оставлю её на своих страницах.

Я – её книга, а она – моя история.