Четыре имперца и исаламири (fb2)


Настройки текста:



====== Косой штурмовик ======

Нирауан, крепость Руки, раннее утро, понедельник

— Доброе утро, Галлллактикаааа! — пронзительно заверещал будильник в комнате Восса Парка, капитана имперского звездного разрушителя «Мститель» и второго человека после Гранд Адмирала Трауна, здесь в бескрайних просторах Сиби… эээ… Неизведанных регионов.

Несчастный заспанный офицер с трудом протер глаза и со всей силы долбанул по орущему будильнику оказавшейся поблизости бляхой форменного ремня. Кое-как поднявшись с кровати, он заставил себя посмотреть в зеркало.

— Я тебя не знаю, но я тебя побрею… — произнес он нетвердым голосом, видя в зеркале чьё-то лицо и вспоминая вчерашнюю пьянку по поводу повышения этого, как его там, агента Калласа, личного шпиона («Шпиёна!» — как выразился Парк) его синекожего шефа.

— Ё-моё! Хатты-переростки! — вспомнил вдруг Парк. — Траун же просил меня его заменить на рабочем месте. Он же ж когда выпьет, потом дня три отходит.

Тихо ворча себе под нос неприличные коррелианские ругательства, Парк натянул форменный имперский китель и направился в рабочий кабинет Трауна.

— Мда-бла! Нехило вчера отметили! — задумчиво пробормотал капитан, разглядывая десятка два пустых бутылок, валяющихся в самых неожиданных местах помещения.

Он брезгливо скинул с шефского кресла полуобглоданный скелет мон-каламарийской вяленой рыбы и важно уместил свое седалище на мягком месте.

— Ну, что ж? Пока я здесь буду шефом, пока у шефа отходняк! — гордо с достоинством прокомментировал Парк и сощурил веки, пытаясь подражать мистическому алому взгляду начальства.

Его самолюбование прервала мелодия комлинка: «Расползааались чисские девчуши после жуууткой пьянки в ледникааах…» (прим. автора на мотив “Катюши”)

— Вот, блин, шеф! Не мог стандартный сигнал поставить! — ворчал капитан Парк. — Вечно ему выпендриться надо!

Он хлопнул по кнопке ответа, и на голоизображении перед ним показался чисс Стент, начавший что-то быстро лопотать на чеунхе.

— Стент, едрёный ты эвок, говори на общегале! Я сегодня за шефа! — быстро осадил синекожего Парк.

— О, пардоньте! — слегка прибалдев, перешел на понятный язык Стент. — Вынужден сообщить вам пренеприятное известие. Из столицы к нам прибыл…

— Ревизор? — в ужасе перебил его Парк, нервно оглядывая помещение, заваленное пустыми бутылками и прочим мусором.

— Нет, — успокоил его Стент, — штурмовик из 501-го легиона. Говорит, лично Вейдер его сюда сослал… эээ… то есть послал.

— Пресвятые гунганцы! Что ж ты меня так пугаешь, Стент! — с облегчением выдохнул капитан. — Тащи, давай, сюда этого твоего кулачновейдеровского казачка.

Через десять минут в комнату вошел штурмовик в сильно помятой когда-то белой, но сейчас грязно-серой, броне. Не смотря на надетый покоцанный шлем, даже со стороны было видно, что боец обалдел от пейзажа, царившего в помещении.

— Видать, здорово гульнули! — вырвалось у него. — Я к вам от папашки нашего Дарта Вейдера.

— Что ж с тобой случилось, боец? — поинтересовался Восс Парк, глядя на станно выглядевшего штурмовика.

— Вейдер Силой благословил, отправляя сюда, — с готовностью ответил штурмовик, — Вот инфочип с резюме.

— А звать-то тебя как, покоцанный? — с жалостью в голосе спросил Парк, вставляя инфочип в датапад.

— Номер Т-1000, а звать Косой, — представился боец.

— Тааак, что тут у нас? — внимательно разглядывая файл, пробормотал капитан. — А, вот! «Т-1000, элитный имперский штурмовик, позывной „Косой“. Характер непредсказуемый, хаотичный, не имеет ничего общего с нордическим…» Ой, тяжело нам с тобой будет! «Истинный имперец». Вот, уже лучше!

— Вы дальше читайте, — загадочно подогнал его Косой.

— Так, «истинный имперец... упал бы в обморок, узнав о происхождении Косого. В скобочках – тви’лек розовый”. И как тебя только в 501-й приняли?

- Налил – приняли! – как будто объясняя очевидную вещь, равнодушно ответил Косой.

- Смотрим дальше. “Пьет, играет, в связях, порочащих его, замечен БЫЛ. Известно, что курит. Неизвестно, ЧТО курит. Бездетен, холост, нищ. Разыскивается службами безопасности 30 планет за пьянство и дебош».

— Вот поэтому к вам и сослали, — с радостью прокомментировал штурмовик, — Где тут у вас бар? Хотелось бы хлопнуть сто грамм. Отметить, так сказать, приезд.

— Ёлки зеленые, на Кашиике растущие! Что ж я Трауну скажу? — схватившись за голову, молвил Парк. — Он же меня убьет за то, что я солдата с ТАКОЙ рекомендацией принял…

— А еще я на гитаре играю, — пафосно добавил штурмовик.

— О, так с этого и надо было начинать! — обрадовался Парк и подскочил к штурмовику, пожимая руку. — У нас тут творческие личности в грандадмиральском почете. Будете с синекожим дуэтом играть — он на баяне, ты на гитаре.

— Да, я слышал, что ваш Траун того-этого, — он понизил голос до шепота, — интиллигент.

— Есть немного! Ой, мы же вчера выяснили, что наш новенький шпиён Каллас отлично баритонит и гроулит! Сделаем из вас фолк-рок-банду, – у капитана в глазах заплясали веселые огоньки, – Слууушай, друг, а почему тебя Косым зовут?

— Да я просто, когда трезвый, в цель из винтовки никогда не попадаю, — с чувством собственного достоинства пояснил штурмовик и задумчиво добавил, — в прочем, когда выпью тоже, не особо получается.

— Ладно, проехали, — надоело слушать болтовню бойца Парку, — ты принят!

Неожиданно входная дверь с шипением отъехала, и в комнату, держа трехлитровую банку с рассолом, ввалился несчастно выглядящий Гранд Адмирал Траун.

— Оооо! А вот и наш обладатель сизой морды после вчерашнего явился! — с заботой прокомментировал капитан, — смотри, Косой, это твой шеф.

— Угу! — процедил штурмовик, с интересом глядя, как Гранд Адмирал плюхается в шефское кресло и берет датапад с его резюме.

— Тэ-тире-один-О-О-О…

— Шеф, вообще-то это нолики! — поправил его Парк.

— Ааа! Ну, в общем, резюме я твое читать не буду, — с трудом выговорил заплетающимся языком Траун, мутным взором глядя на новоприбывшего, — ты это… судя по пальцам на гитаре играешь?

— Как вы догадались? — удивился Косой, разглядывая свои руки, облаченные в штурмовицкие перчатки.

— Он всё знает, как ИмперГугл, — быстро шепнул солдату Парк.

— Сыграй-ка мне “Кессельский централ”, и будем считать, что ты принят, – распорядился Гранд Адмирал, закидывая ноги на стол и откидываясь на спинку кресла. – Только душевнее. Душевнее...

Комментарий к Косой штурмовик Косой – это легендарный штурмовик-фигурка Валая Балалая, ю-тубного обзорщика вселенной Звездных Войн. Коронная фраза “Держи Косого!” Будет теперь в фанфике читателя развлекать!

За идею для истории спасибо Альянсу Вольных Переводчиков.

====== Зверушка с Миркра ======

Планета Миркр, Внутреннее Кольцо. Очень секретное задание.

Агент Каллас осторожно пробирался сквозь густые заросли тропического леса. Он ступал аккуратно и легко, сжимая в руках любимую бо-винтовку. Следом за ним с громким лязгом бластера о доспехи и совершенно неуместными нецензурными выражениями ломился сквозь кусты штурмовик Косой:

- Хатты-перехваты! Ну и планетка! Жарко, блин! Какого эвока мы здесь забыли?

- Мы на секретном задании, помнишь? – весело парировал Каллас. – Если скажу цель прилета, придется тебя убить.

- Да, на инструктаже что-то такое говорили, – кудахтал штурмовик. – Слышь, разведка, может перекурим?

- Можно, – обрадовался Каллас, тут же заваливаясь на мягкую травку, – Может шлем снимешь, жарко же?

- Неее, не сниму, – отказался Косой.

- Ну, давай, снимай! – не унимался агент. – Я никогда не видел штурмовика без шлема.

- А ты не будешь смеяться? – спросил солдат.

- Вот тебе крест мандалорский! – поклялся Каллас, усердно чертя знак в воздухе.

Косой несмело взялся за шлем и медленно стянул его, тряхнув головой и расправив цветастые лекку. Глаза Калласа сначала удивленно расширились, потом он побледнел, затем покраснел, а далее кубарем покатился на траву, истерично заржав. Его крыло минут десять, пока от смеха не заболела диафрагма.

- Мааать моя – женщина! Отец мой – мужчина! – судорожно ловя ртом воздух, фальцетом выговорил он. – Розовый тви’лек!

- Ты обещал не ржать, – обиженно, чуть не плача, ответил Косой.

- Я теперь понимаю, почему все штурмовики ходят в шлемах, – не унимался шпиён. – Вдруг кто-нибудь из них снимет шлем, а там такое... А еще говорят, в Империи нет толерантности к другим расам... Нагло врут!

Он ловко поймал шлем, запущенный в него в сердцах несчастным штурмовиком.

- Да, надо мной весь Корусант ржал! Сам Император плакал со смеху, когда меня увидел, – закрыв лицо руками, жаловался тви’лек.

- Еще бы, – не унимался Каллас, все еще лежа на траве, не в силах подняться после такого дикого смеха. – Я думал, такое только в мультиках показывают.

Несчастный розовый тви’лек залился горькими слезами.

- Эй, брат! Ты чего? Обиделся, что ли? – сжалился над бедным штурмовиком агент.

- Кто тут хохочет, как потерпевший? – раздался из-за кустов раздраженный голос. – Всех ворнскров распугали, окаянные!

Косой не растерялся и тут же дал очередь из бластерной винтовки по месту, откуда доносился голос. Джунгли окатила бешеная пальба. Когда заряд бластера наконец закончился, и от кустов остались одни угли, из них спокойно вышел высокий молодой человек и задумчиво сказал:

- Да, косорукость имперских штурмовиков, как всегда, на высоте!

Увидев необычного бойца, целящегося в него из бластерной винтовки, незнакомец с удивлением воскликнул:

- Ой, гунганский плавник мне в пасть, розовый тви’лек! Да еще и в костюме штурмовика 501-го!..

- Да, хватит уже издеваться! – бросил Косой, и присев на колени, снова заревел.

- Таки, что ви имеете сказать моему другу? – переходя на тон татуинского торговца, спросил Каллас.

- Пардонь, Здоровый! – поклонился человек. – Можно я с твоим розовым зверьком сэлфи сделаю?

- Я тебе сделаю! – сурово напыщился агент, заслоняя плачущего тви’лека. – Ты вообще чьих будешь?

- Тэлон Каррд я! – представился человек. – Занимаюсь нелегальной торговлей смешариками, лунтиками и прочими ми-ми-мишными зверьками. А ты, видать, секретный шпиён Гранд Адмирала Трауна.

- Добровольно признаешься, как догадался, или тебе сначала зубы выбить? – грозно начал наступать на него Каллас, сжимая кулаки.

- Спокуха, служивый! – выставил руки вперед Каррд, – Мне десять минут назад СМСка от твоего Трауна пришла. Вот, смотри: “Два имперца в лесу. Один плачет, другой смеется. Это мои! Передай им груз.”

- Мы тебя тут уже целые сутки ищем! – оскорбился разведчик. – Где там твой груз?

- Вот, в клетке, – указал Каррд и начал быстро пояснять. – Выгуливать три раза в день, кормить два раза в сутки, к лотку приучен, любит сидеть на плечах. Дает плюс пять очков к пафосу, плюс два к обаянию.

- Ладно, живи пока, – буркнул Каллас, поднимая клетку, – надень шлем, Косой. Отправляемся обратно на корабль!


В ангаре “Мстителя” (или “Мстюна”, как называл его Косой) царил хаос. Два отряда штурмовиков, как муравьи на тарелке с медом, прочесывали каждый сантиметр помещения.

- И кто тебя просил открывать клетку? – с упреком спросил имперского агента Косой.

- Я только хотел посмотреть... – виновато ковыряя носком сапога пол, пролепетал Каллас.

- Тоже мне агент разведки! Суешься куда ни попадя, – упрекнул его штурмовик.

- А из тебя штурмовик, как из джеонозийки стриптизерша! – не остался в долгу агент.

- Так, что здесь вообще происходит? – спросил знакомый властный голос. – И где мой груз?

- Не выдавай меня, – шепнул Косому агент, делая совершенно невинный вид.

- Это он зверушку выпустил! – тут же тыкнул в Калласа пальцем штурмовик и отскочил как можно дальше.

Побагровевший от злости Каллас уже собрался разрисовать физиономию обнаглевшему тви’леку, но Траун его остановил.

- Джентельмены! Не ссорьтесь! – мягко пропел Гранд Адмирал. – Мне Каррд прислал СМС, что вы по-любому животное выпустите. Тем более, любезнейший Каллас, я тебя не первый день знаю. И ручки твои шаловливые тоже! Так что все в порядке.

- Ведь хотел же ему врезать, – рыкнул Каллас, припоминая хитрое выражение лица контрабандиста.

- Господа штурмовики! – обратился к ползающим на карачиках между ящиками белым существам Траун, – Очистите-ка помещение. Так вы еще больше напугаете зверя.

Через минуту они остались в помещении втроем. Траун стал осторожно ходить между ящиками, тихонько шипя.

- Ууу, змееныш! – тихо вырвалось у Калласа. – Шеф, а как оно вообще называется?

- Исаламири! – гордо ответил Траун. – Будет нашим домашним животным, а то мне уже надоело ваш чисско-человеческий детский сад воспитывать.

- Лучше бы лот-котика завел, – снова проворчал Каллас, вспоминая свое бурное общение с этими животными на Лотале.

- Шеф, а сколько статей вы про этого зверя прочитали? – поинтересовался Косой.

Траун поднял красные глаза к потолку и стал загибать пальцы:

- Пять серьезных научных статей, потом еще пару статей по уходу за ними, методы дрессировки, несколько научно-популярных передач, и еще попросил генетический анализ провести...

Каллас начал отчаянно зевать, а Косой уже десять раз пожалел, что задал вопрос.

- ... но самое главное, – Траун поднял указательный палец вверх, – это смешные ролики на ГалаТьюбе!

- О, нет! – жалобно пропищал агент ИББ, вспоминая сумасшедшие по популярности веселые видео про лот-котиков.

Чисс осторожно петлял между ящиками, продолжая шипеть.

- А на кысь-кысь оно не отзывается? – спросил Косой. – Ну-ка, кысь-кысь-кысь...

Неожиданно на Косого бросился непонятный комок шерсти, размером чуть больше обычного лот-котика. Штурмовик упал на пол, уронив свою винтовку. Существо тут же стало с усердием вылизывать ему шлем.

- Спасите, помогите! – орал солдат. – Хулигана шлема лишают!

Траун вмиг подскочил к корчащемуся штурмовику и аккуратно взял зверушку на руки. Каллас смотрел на него огромными, как сверхновые, глазами. Он никогда не видел, чтобы суровый холоднокровный чисс Гранд Адмирал Траун с такой нежностью смотрел на кого-то еще. Сейчас он с интересом разглядывал маленькое, похожее на саламандру, чудовище в своих синих руках и ласково трепал зверя по холке.

- Вот Каррд, нехороший человек, – тихо бормотал Траун, глядя в испуганные глазки-бусинки исаламири, – брак подсунул.

- Это почему это брак? – грозно спросил Каллас, погрозив для пущей важности бо-винтовкой. Он все еще хотел набить мордало Тэлону Каррду.

- Элементарно, Каллас, – тоном учителя ксенобиологии начал объяснять Траун, – нормальные исаламири покрыты короткой жесткой белой шерстью, а тут, взгляни-ка, она же совсем серая, бархатная, мягкая...

Гранд Адмирал прислонил спинку существа к своей щеке, наслаждаясь нежностью шерстки.

- Похоже, это надолго! – процедил Косой, – мне это существо совсем не нравится.

- Как вы его назовете, шеф? – перебил штурмовика Каллас.

- Это она! – поправил агента Траун. – Вон, видишь, как отростки позвонков выпирают со спины? Признак того, что это девочка. А назову я ее...

Исаламири тем временем забралась на плечи Гранд Адмирала, легонько впившись коготками в его белоснежный мундир, и собралась погрузиться в безмятежный звериный сон.

-...Митч’ун’яфосса! – гордо выдал шеф, – Пусть так же, как я принадлежит к правящей семье Мит нашей прекрасной Доминации.

- С таким именем только индикатором трезвости быть, – снова заворчал Каллас.

- Шеф! А, шеф! А что оно означает? – ляпнул сдуру Косой, и тут же получил прикладом бо-винтовки в бок.

- Одним словом на вашем скудном общегале не объяснишь, – чисс томно поднял глаза к воображаемому небу и начал читать стихи:

Много снега выпадает,

Снег и лёд лежат, не тают.

Так они везде копились,

И в ледник оборотились.

И на Ксилле много их:

Ледников больших-больших!

Ледники спешат по свету,

Оплетают всю планету.

Откололся вдруг кусок…

Оп! И айсберг в миг готов!..

- Опять свою родину вспоминает, – шептал Косому Каллас. – Надо бы его туда в отпуск на две недельки отправить, а то надоел уже философствовать. Ксилла тут – Ксилла там.

- Всё, всё, шеф! – затараторил штурмовик, пытаясь вытянуть Трауна из поэтического транса. – Мы поняли! Ледник, айсберг, снег. Ясно, короче.

- Ничего вы не понимаете в бумажных обрезках, – оскорбился Траун. – Читать стихи – это же искуууусство!

- А как нам-то называть эту исаламири? Общегалоговорящим-то? – перебил чисса Каллас.

- Как обычно, по среднему имени, – объясняя очевидную на его взгляд вещь, сказал Траун, – Чуня!

- Чунька значит! – умилительно прошептал агент ИББ, протянув к ней руку, чтобы погладить. Исаламири – Чуня – вдруг приподнялась на дыбы на плечах Гранд Адмирала, ощетинилась и глухо зарычала, сощурив злобно черные глазки. Каллас испугано отпрянул, схватившись для храбрости за приклад бо-винтовки.

- Не трожь животинку! – резко сказал Траун, осторожно поглаживая Чуне подбородок. – Не видишь, спать малютка собралась. Добро пожаловать на “Мститель”, Чуня!

Через пару минут все четверо – обалдевший Косой в вылизанном шлеме, испуганный Каллас, довольный Траун и мирно спящая на его плечах Миттч’ун’яфосса – вышли из ангара, направляясь вглубь имперского звездного разрушителя.

- Шеф, а почему такое странное название? Она же серая, а снег белого цвета.

- Косой, ты не можешь помолчать?

Но было уже поздно, Гранд Адмирал Траун уже начал громко, с выражением читать очередной красивый (занудный, по мнению Калласа) чисский стих.

Комментарий к Зверушка с Миркра Стих про ледник, автор Марина Андреева-Доглядная, стихи для детей. Переделан под Трауна.

====== Тыквенный шок ======

Где-то в открытом космосе. Пространство Неизведанных регионов. ИЗР “Мстюн”

- В этот вечер все ведьмы, колдуны, маги, шаманы и Император Палыч собираются на шабаш... – вещало ГолоРадио бодрым голосом.

Каллас и Косой сидели за столом в имперской столовке и усердно работали ножами. Готовить тыкву к ХэллЙоуину, самому страшному празднику Галактики, дело не простое. Высунув язык от усердия, Каллас сосредоточенно вырезал пласт за пластом лоскуты жесткой шкурки, скидывая их на пол. Косой же уже второй час не мог попасть лезвием ножа в большущую тыкву, нагло стоящую перед ним.

- Готово! – с гордостью презентовал Каллас. На своей тыкве он фигурно вырезал суровую рожицу ласата, показывающую язык.

- А у меня ни эвока не получается! – печально стонал Косой. – Два часа работы Чуне под хвост.

- И это неудивительно, – раздался за спиной знакомый голос. – Опять ерундой страдаете, господа офицеры?

- Шеееф, мы к празднику готовимся! – обижено воскликнули солдаты, даже не потрудившись встать при появлении старшего по званию.

- Вот, не пойму я вас, коренной народ Империи! – возмущался Траун. – Напридумывают себе праздников, потом еще их отмечают! Знаете, что мне сегодня Кренник прислал?

- Очередной списанный СИД? – как опытный разведчик, предположил агент ИББ.

Траун закатил глаза и поставил на стол большущую коробку. Он открыл крышку и извлек содержимое – здоровенную тыквенную Звезду Смерти. Глаза человека и тви’лека заблестели от восхищения.

- Ай да, Кренник! Ай да, хаттов сын! – выдал Косой, снимая шлем.

- И это они называют искусством? – с презрением бросил в сердцах чисс.

Во время разговора Чуня быстро спрыгнула с плеча Гранд Адмирала и принялась с интересом обнюхивать тыкву Косого.

- Шеф, вы ведь не запретите нам отмечать праздник? – с опаской спросил Каллас.

- Да, делайте все, что хотите! – развел руками Траун. – Я устал! Я ухожу!

- Смотрите, какую я тыыыкву вырезал! – раздался вдруг сумасшедший крик, вслед за которым в столовку вбежал Восс Парк, держа перед собой продукт двухдневной деятельности. К несчастью, он не заметил ошметков шкурки, разбросанных на полу агентом Калласом. Эпично подскользнувшись, капитан влетел в Гранд Адмирала и совершенно случайно насадил свою тыкву ему на голову. Прорези для глаз тут же засияли алым светом. Воцарилась немая сцена. Имперцы критично оглядели своего гениального шефа.

- А вам идет! – оценил Каллас.

- Красавчег! – подтвердил Косой, наведя на него свою старенькую мыльницу и пятый подряд раз промахиваясь по кнопке “сделать фото”.

- Не зря я вырезал тут рожицу Джаббы Хатта! Вам теперь даже гримироваться не надо к сегодняшнему торжеству, – с удовлетворением заметил Парк.

Оскорбленный Траун достал свой ЧиссФон и включил фронталку, вытягивая вперед руку, что выдавало в нем истинного любителя сэлфи.

-Оооо? Оооо! – только и мог выговорить шеф, разглядывая свое отражение в этом импровизированном шлеме. – Какой я стильный! Вах! Мне нравится. Ладно, научите меня этот ХеллЙоуин... как вы это называете? Праздновать? Вот, научите меня “праздновать”!

- Косой, смотри! Чуня тебе тыкву подготовила! – воскликнул Каллас, тыча пальцем в исаламири.

И правда, Чуня прогрызла в плоде здоровую дыру, выела всю сердцевину и выгрызла макушку. Теперь высунув оттуда голову, она смотрела на Трауна удивленными глазами, словно не понимая, куда делся ее верный раб.

- Я думал, исаламири не едят тыкву, – задумчиво почесал затылок шлема Косой.

- Опытным путем мне удалось выяснить, – раздался голос из другой тыквы, – что Чуня есть всё, что не приколочено и не летает.

- Правда? – с опаской спросил Каллас и на всякий случай спрятался за спину Парку.

- Значит так! Рожицы вырезаны. Прикид Гранд Адмиралу готов. Чуня в тыкве. Гримируемся и начинаем карнавал! – подвел итог Парк, выражаясь четко поставленной капитанской речью.

- Пойдемте, шеф! Я научу вас правильно выпрашивать сладости! – хитро улыбнувшись и взяв бо-винтовку, сказал агент ИББ.

Каллас и Траун подошли к ближайшему ангару и остановились. Человек вскинул винтовку к плечу и начал обучение:

- Вы громко с напором стучите в дверь жертвы, потом быстро прислоняетесь к стене и взводите оружие...

Чисс достал блокнот и быстро-быстро начал конспектировать.

-...ничего не подозревающая жертва открывает дверь, и тут вы выскакиваете и резко наставляете на нее дуло винтовки, – тоном опытного попрошайки вещал Каллас. – Но самое главное! Запишите большими буквами. Когда вы навели оружие на жертву, то тут же начинаете как можно громче орать: “СЛАДОСТЬ ИЛИ ГАДОСТЬ!!!”

Траун покрутил головой в тыкве, у него заложило уши от крика агента.

- А что будет, если жертва откажется?

- Не откажется! Таким методом обычно не только сладости можно раздобыть, – авторитетно заявил имперский агент, вручая шефу бо-винтовку. – Так, пробуйте.

Чисс вскинул оружие к плечу, сверяясь с конспектом. Потом громко с чувством постучал в дверь ангара и прислонился к стене. Через пару секунд дверь медленно раскрылась, и Траун с диким криком “сладость или гадость” ломанулся в проём.

Гранд Адмирал тут же остановился, увидев перед собой нацеленные на него два мандалорских пистолета, ласатскую бо-винтовку, бластер, световой меч, энергетическую рогатку и маленький электрошокер...

- Аааааа! – в ужасе заорали повстанцы, увидев чисса с тыквой на голове. Они в панике пустились на утек к припаркованному в ангаре “Призраку”.

- Гера, я же говорил, что воровать у имперцев сладости – плохая идея! – кричал удирающий джедай.

- Валим быстрее, пока на нас не натравили отряд тыквенных чиссов! – басом орал ласат, снося всё на своем пути.

- Ну вас на Хот! – верещал парнишка, проворно перебирая ногами. – Чтоб я еще раз с вами поехал имперцев раскулачивать!

Мандалорка, активировав свой реактивный ранец, совершила прицельный полет в нутро корабля повстанцев, приземлившись там с громким лязгом. Сверху на нее громко вереща упал дроид “Чоппер”.

- А здорово вы их, шеф! Быстро учитесь... – с восхищением заметил Каллас, наблюдая как “Призрак”, прежде чем вылететь в космос, два раза ударился сначала о стену, затем о потолок ангара.


В рубке царила поистине праздничная хеллйоуинская суета. Мостик был выстлан длинными столами, на которых стояли тыквы с самой разнообразной резьбой. В самом центре была помещена огромная оранжевая Звезда Смерти Кренника, а рядом с ней тыква Косого со спящей в ней исаламири.

Пьянка подходила к своему апогею. Нализавшись тыквенного сока вперемешку с портвейном “Три топора” пилоты СИДов, одетые как изумрудные джавы, собрались запустить капитана Парка, в белом костюме вампы, в космос на истребителе без скафандра.

Каллас, прикрепив к шлему рога кашиикского лося, бухал с водителями АТ-АТ “Кровавую Мэри”, сделанную из паленой водки “Дорога вуки”. Он ласково называл своих собутыльников “Мои веселые АТ-АТашечки!”

Косой учил остальных штурмовиков играть в бильярд, но ни он, ни они никак не могли попасть кием по шарику, сделанному из маленькой тыквы. Т-1000 даже не пришлось гримироваться на ХеллЙоуин. Он просто снял шлем, чем привел в восторг весь экипаж “Мстюна”.

Гранд Адмирал Траун с тыквой на голове и вырезанным рисунком Джаббы на ней, нашел себе достойного собеседника. Он пил исключительно минералку с солдатом в костюме Верховного Главнокомандующего Имперскими Вооруженными Силами с идеально вырезанной тыквой в форме шлема названного лица, также аккуратно одетой на голову.

- Что же это вы водочку не кушаете? – спросил необычный собеседник.

- Мне нельзя. У нас, чиссов, нет фермента алкогольдегидрогеназы, – умно вещал Траун, – поэтому мы быстро спиваемся.

- Алкоголь-чего? – не понял солдат.

- Алкоголь-де-гидро-геназы! – по слогам произнес чисс. – Нуу, фермент такой, который спирт расщепляет. Ай, ну тебя...

И Гранд Адмирал в расстройстве махнул рукой на непонимающего его собеседника.

Посреди всего этого бардака никто не вспомнил про спящую в тыкве Чуню. Зверушка проснулась и, грациозно потянувшись, выскользнула из своего убежища. Увидев рядом здоровую Звезду Смерти, Чуня решила ее исследовать на предмет чего-нибудь съестного. Она скользнула в вогнутое отверстие импровизированного лазера и уткнулась в кучу разноцветных проводков. Исаламири с чувством полной безнаказанности схватила зубами один из них и стала задумчиво жевать. Вдруг провод дал яркую искру, и что-то громко хлопнуло, а испуганная Чуня с воем выскочила из тыквы. Свет в рубке мигом вырубился. Остались видимыми только ярко-красные глаза чисса и сияющая мистическим светом тыквенная Звезда Смерти.

- По ходу пробки вырубило, – сказал кто-то.

Вдруг сияние внутри Звезды Смерти стало светиться всё ярче и ярче. Раздался щелчок, а потом громкий пугающий БДЫЩ! И рубка вмиг озарилась ярко-желтым светом. Звезда Смерти громко и феерично взорвалась, окатив испуганных отмечающих волной крупных тыквенных семечек, как конфетти. Раздался адский пробирающий до дрожи смех, продолжавшийся несколько минут.

Косой настолько перепугался, что прыгнул на руки солдату в костюме Дарта Вейдера, Каллас вылил на себя томатный сок, а Парк понял, что ему срочно надо в гальюн... И только невозмутимый Гранд Адмирал остался спокойным, как скала.

- Ну, что же, Орсон, один – ноль в вашу пользу, – задумчиво прокомментировал он, снимая с головы тыкву.

Техник наконец разобрался с пробками, и на мостике снова стало светло. У персонала от ужаса расширились глазницы и повыпадали челюсти, а Косой совершенно случайно рефлекторно сдернул шлем с держащего его бойца. Все со страхом смотрели на Трауна.

- Гранд Адмирал... Шеф... – лепетал Парк, дрожа всем телом и тыча пальцем в чисса. – Ваша кожа...

Траун снова достал свой ЧиссФон и посмотрел во фронтальную камеру. Оттуда на него глядел чисс со жгучими алыми бездонными глазами, иссиня-черными волосами и... абсолютно рыжей тыквенной кожей. Шеф не изменился в лице, показывая свою стальную выдержку, но, тем не менее несмело прикоснулся к нему и тихо пробормотал:

- Зато как искусно...

Молчание на мостике прервал дикий вопль Косого, посмотревшего в лицо, оказавшееся под шлемом солдата.

- Ну, знаете ли!.. – только и смог выдать Дарт Вейдер, роняя на пол тви’лека и надевая обратно свой тыквенный шлем.

- Бывший шеф, здоровэньки булы!.. – прошептал Косой, кинувшись в ноги оранжевому лорду ситов.

Комментарий к Тыквенный шок За идею спасибо Имперскому офицеру.

Узнать больше об алкгольдегидрогеназе можно здесь https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B0

====== Мандалорские ультрас ======

Любителям футбола посвящается…

Мандалор, Внешнее Кольцо

Ставшие добрыми друзьями-собутыльниками капитан Восс Парк, агент Каллас и штурмовик Т-1000 Косой прибыли на эль-челноке класса «Жигуль» в систему Мандалор на финал Футбольной Лиги Галактики. Сегодня на этой самой планете будет разыгрываться легендарный Кубок Императора.

Напрасно они пытались вытащить своего синекожего начальника с собой, ибо чисс больше предпочитал смотреть по кабельному ЧиссТВ прямые трансляции ксилльского биатлона. И это, пожалуй, был единственный период времени, когда спокойный, сдержанный, уравновешенный гранд-адмирал Траун превращался в шумного спортивного болельщика, иногда даже ломавшего мебель в порыве азарта и биатлонной лихорадки.

— Эмилʼеглеʼсвендсен, поднажми! Давай, Улеʼйнерʼбьорндален! Стреляй! Пять из пяти! Застрелился! Ногами работай! — орал не своим голосом чисс, размахивая красно-синим флагом Доминации.

Парк, Каллас и Косой так и не смогли прочувствовать всю прелесть этого вида спорта, потому тихо ржали над Трауном, передразнивая сложно произносимые чисские имена спортсменов. Им больше был по душе обычный галактический футбольчик, разделенный с кружечкой лотальского темного «Жигулевского» пива в руке.

На Мандалор коллег-людей вытащил Косой, ибо в финал Лиги Галактики вышла его родная команда — рилотская «Твиʼлечка», которая встречалась с абсолютным лидером всей сетки соревнований, мандалорской командой «Визла Юнайтед».

Парк и Каллас намеревались во что бы то ни стало поддержать Косого, и даже купили себе шапочки с вязаными лекку, чтобы не отличаться от наводнивших Мандалор фанатов-твиʼлеков. А еще они были злы на «Визла Юнайтед», потому что сначала в одной четвертой финала она разнесла в пух и прах «Реал Корулаг» (команду родной планеты Парка), а затем в полуфинале растоптала столичный «Зенит» (ярым фанатом которого был Каллас). В «ВЮ» играли лучше футболисты Галактики: Дугба, Ибрахимыч, Шмуни, Трэшфорд.

Слабенькая рилотская «Твиʼлечка» же вообще непонятно каким боком вышла с третьего места группового этапа в плей-офф, сыграв вничью все матчи. А потом как-то совершенно неожиданно доползла до финала, выигрывая исключительно по сериям пенальти в дополнительное время. Короче, команда Косого была явным аутсайдером. Самым сильным моментом в ней являлась только фамилия главного тренера — Верни-дуб. Но позитивный Косой не терял надежду и азарт, искренне поддерживая любимую команду.

Приземлив эль-жигулёнок в космопорте, они увидели гигантский баннер «Добро пожаловать в Хаттана, Мандалор!» Как им пояснили на стойке регистрации, недавно «Визла Юнайтед» купил лучшего игрока в Галактике — татуинца Хаттана Ибрахимыча, абсолютного Бога галактического футбола. То есть смысл этого баннера заключался в том, что не Ибра приехал в Мандалор, а Мандалор приехал к Ибре. Ходили слухи, что этот игрок наполовину хатт.

— Несладко «Твиʼлечке» придется! — с грустью вздохнул Косой, раскрашивая свою штурмовицкую броню в зеленый цвет любимой команды. Сзади была аккуратно выведена фамилия основного форварда «Твиʼлечки» — Коно’плянка.

Перед гигантским многотысячным стадионом Мандалор-стэдиум был вывешен плакат предстоящего матча:

«Визла Юнайтед» (Кельдабе, Мандалор) — «Твиʼлечка» (Лессу, Рилот)

Над этой надписью радостно плакал Каллас, делая с ней сэлфи на свою старенькую черно-белую колобашку, а Парк с воодушевлением прокомментировал:

— О, да! Два великих тренера: мандалорец Довединью против твиʼлека Верни-дуба.

— Он не твиʼлек, он вуки, — обиженно поправил капитана Косой.

В секторе твиʼлеков Косой встретил своих давних знакомых — Чама и Геру Синдуллу, а с трибуны мандалорцев им усиленно махала Сабин Рен, на грудной пластине доспеха которой красовался нарисованный мандалорский лев, герб команды. Ну и что, что они вроде как повстанцы! На время футбольного финала такого масштаба по всей Галактике объявлялось перемирие. В секторе с мандалорскими фанатами было организовано двойное оцепление, дабы быстро пресечь массовую потасовку, если толпа вдруг выйдет из-под контроля. Мандалорцы славились своими ультрас по всей Галактике.

В ВИП-ложе бок о бок сидели охотник за головами Боба Фетт в желто-красном доспехе своей команды и Биб Фортуна со знаменем «Твиʼлечки» в руках.

На поле вышли команды, и заиграли гимны планет. Каллас и Парк с интересом рассматривали игроков. Агент ИББ проницательно заметил:

— Этот Дугба, он же может скинуть свою дневную зарплату, и это будет годовым бюджетом вашей «Твиʼлечки». Слышь, Косой?

— Да ладно, у них вообще команда состоит из пьяных мужиков, страшных баб и голубых, — отшутился штурмовик.

— Думаю, «ВЮ» проедет огромным катком по несчастной «Тви’лечке». У них скилл игроков равен девяносто девяти, — высказал свое авторитетное мнение Парк.

— Вся прелесть команды Рилота заключается в том, что в ней может играть кто угодно. Даже я! Или вы, — важно заявил штурмовик.

— Твиʼлечка! Твиʼлечка! Твиʼлечка! — скандировал их сектор.

Судья приложил к губам свисток, и матч века начался. Первый тайм протекал на удивление спокойно. Футболисты «Твиʼлечки» оборонялись отчаянно, форварды «ВЮ» наступали. Мандалорским ультрас надоело мирное пение кричалок твиʼлеков, и они зажгли файеры. Над стадионом тут же появился звездный разрушитель гранд-моффа Таркина, грозно сверкая ионными орудиями. Мандалорцы недовольно засвистели и стали кидать вверх неприличные зиги, но файеры потушили.

В перерыве имперцы спустились в подтрибунное помещение, чтобы с интересом понаблюдать как Гера Синдулла и Сабин Рен лупят друг друга пластмассовыми бутылками, выясняя, чей же клуб лучше. Закончить прения им так не удалось, ибо коллеги Калласа из ИББ быстро скрутили двух дам и загрузили в мерно покачивающийся на репульсорах бобик.

Имперские болельщики вернулись обратно на трибуны с разными предметами в руках: Каллас со здоровенной кружкой темного эля, Парк с корзиной чипсов, а Косой с раздобытой непонятно где полторашкой рилотского самогона.

— От Чама Синдуллы! — с гордостью пояснил он, — больше сорока градусов.

— Наливай! — в один голос крикнули коллеги, подставляя пластиковые стаканы.

В ворота «Твиʼлечки» тем временем был назначен пендаль, который предоставлялось бить молодому игроку Трэшфорду. Синий твиʼлек-голкипер посинел еще больше, когда Трэшфорд поставил мяч на уровень одиннадцатиметровой отметки. Форвард разбежался. Набрал скорость. Удар. Иииии… Штанга!!! Сектор твиʼлеков победно вскочил, разнося волны позитивных эмоций в адрес своего вратаря. Чипсы Парка феерично разлетелись по всей трибуне.

— Закусывать-то чем будем? — пытаясь переорать толпу, провизжал Каллас.

— Рилотский самогон не закусывают, — авторитетно кричал Косой, — его занюхивают рукавом. Ну, на крайняк хлебом, но именно занюхивают!

Меж тем оставалось всего несколько минут до конца матча. «ВЮ» прессовал несчастную «Твиʼлечку», намереваясь вырвать победу в основное время. Неожиданно усталым измученным футболистам «Твиʼлечки» удалось вылезти-таки в контратаку. Мяч принял Коно’плянка. Удар по воротам! Голкипер ловит мяч, и не удерживает его. Как в замедленной съемке, мячик падает на землю, и оттолкнувшись от ноги вратаря, плавно закатывается в ворота «ВЮ».

На многотысячном стадионе мигом все стихло. Тви’леки не могли поверить своим глазам, а мандалорский сектор был в таком шоке, что на минуту на стадионе воцарилась гробовая тишина.

— Автогол! — радостно взревели трибуны тви’леков. – Ура Мандалору!

— Убью! — закричал на своего голкипера Ибра, и, порвав на себе футболку, стал с силой колотить нерадивого товарища по команде.

Дальше всё проходило, как во сне. Мандалорские игроки стали дубасить друг друга и судей, а рилотские футболисты тупо стояли и ржали над ними. В фанатском секторе хозяев снова зажглись файеры. Боба Фетт в ВИП-трибуне с усердием охаживал плачущего от смеха Биба Фортуну его же знаменем. Твиʼлеки были в восторге! Их родная «Твиʼлечка» впервые в истории стала обладателем кубка Императора!

Церемонию награждения имперским любителям футбола посмотреть так и не удалось, ибо ультрас не на шутку разбушевались, закидывая твиʼлекский сектор файерами и петардами. Со звездного разрушителя Таркина высадился имперский ОМОН и стал крушить всех налево и направо.

Кое-как вырвавшись со стадиона, имперцы со всех ног бросились в космопорт к своему эль-жигулёнку. Они уже почти добежали до посадочной площадки, когда путь преградил десяток суровых мандалорских воинов в шлемах с Т-образными прорезями.

— Эй, имперские собаки! — крикнул один из них. — Куда это вы собрались? Клан Визла сегодня сильно расстроился после поражения любимой команды. У нас великое горе, и мы намерены унять его, расквасив парочку имперских носов.

Косой и Каллас тут же встали в боевую стойку плечом к плечу и натянули суровые лица, сжав кулаки. Агент ИББ и штурмовик 501-го легиона не бегут от всяких хулиганов! Того же нельзя было сказать о хиленьком слабеньком капитане Воссе Парке, привыкшем тупо отсиживаться в своем звездном разрушителе, пока серьезные ребята воюют на передовой. Он сильно струхнул и быстро нырнул за спины своих накачанных товарищей. Имперцы и мандалорцы схлестнулись в яростной рукопашной схватке.

— За Империю! — орал Каллас, пробивая очередной мандалорский шлем.

— За Палыча! — вторил ему Косой, делая красивые вмятины на доспехе врага.

— Помогите! — истерично верещал Парк, в то время, как его лупили битами мандалорские ультрас.


Утро следующего дня. Местный КПЗ.

Гранд-адмирал Траун, облаченный в традиционный белоснежный мундир с сияющим знаком отличия на груди и меланхолично лежащей на плечах Чуней, сурово смотрел на три лежащих перед ним тела.

— Это ваши? — спросил его Таркин.

— Да, гранд-мофф, мои! — строго сказал чисс. — Что они опять натворили?

— Уделали в пух и прах всех ультрас из клана Визла, — с нескрываемым восхищением ответил Таркин, — прям штабелями уложили, а потом и мой ОМОН под горячую руку попал… Хорошие у вас солдаты, гранд-адмирал!

— Плохих не держим! — важно сказал Траун. — Я, пожалуй, их заберу.

— Конечно-конечно! — расплылся в улыбке Таркин. — А что это у вас за шарфик на плечах?

— О, гранд-мофф, — театрально произнес чисс, касаясь тыльной стороной ладони лба, — это у нас мода новая в Неизведанных регионах — с такими шарфиками ходить.

— А можно потрогать? — спросил Таркин, протягивая руку, и тут же взвыл от боли, потому что рассерженная Чуня ловко тяпнула его за палец острыми, как бритва, зубами. — Звезда Смерти мне поперек горла! Оно же живое!

— Я же говорю, новая мода! От вагаари пошла — живых зверей вместо шарфиков использовать, — с насмешкой произнес чисс, пока Чуня с чувством выполненного долга вылизывала себе лапы.

— Да, Траун, вы полны сюрпризов.

— А то! — хитро прищурив красные глаза, весело гаркнул гранд-адмирал.

“Но Кренник со своим пафосным плащом тебя все-таки сделал,” — про себя подумал Таркин.

После потасовки на Мандалоре гранд-адмирал Траун строго-настрого запретил своим подчиненным смотреть и посещать любые спортивные мероприятия. Исключение составил лишь чемпионат по скоростной сборке кубик Рубика. И то не по прямой трансляции, а в записи, и только трезвыми!..

Комментарий к Мандалорские ультрас За идею спасибо Нику Ковальчуку, ведущему передачу “Картавый футбол”

Текст написан под впечатлением матча Манчестер Юнайтед 1 – 0 Заря (Луганск). При описании турнирной сетки автор проводил аналогию с Евро-2016, где встретились Португалия и Франция. А автогол – со знаменитой ошибкой Игоря Акинфеева.

Для тех, кто в танке:

Эмил'егле'свендсен и Уле'йнер'бьорндален – это Эмиль Хегле Свендсен и Уле Айнер Бьорндален, крутые норвежские биатлонисты.

Автор намерено не стал менять имена некоторых футболистов, и он в курсе, что Коноплянка не играет в луганской Заре.

Автор очень любит футбол, и не хочет оскорбить чувства преданных болельщиков Манчестер Юнайтед и Зари, а также лично приносит свои извинения Златану Ибрагимовичу.

В аэропорту Манчестера реально висел баннер: “Manchester, welcome to Zlatan!” https://www.rt.com/sport/349190-manchester-united-zlatan-ibrahimovic/

====== Ёперный театр ======

Посвящается фанаткам мюзикла “Бал вампиров”

Корусант, столица Галактической Империи

Решив немного отдохнуть от нелегкой службы в Неизведанных регионах и развлечься, как настоящий интеллигент, гранд-адмирал Траун направил свой звездный разрушитель “Мстюн” в столицу. Проблемой его места службы было полное отсутствие в той области космоса нормальных культурных заведений – театров, музеев, выставок и т.д. Зато были бары, забегаловки, наркопритоны и бордели – все, что так нравилось неразлучной парочке Косому и Калласу. Траун решил, что устал от такой однообразной нецивилизованной жизни, и ему срочно нужно отдохнуть хотя бы денек как адекватному образованному чиссу.

По прибытии на Корусант, агент Каллас сто-пятьсот раз извинился перед шефом и, заграбастав Косого, отправился проводить ему экскурсию по Нижним уровням. Конечно, этот пижон был уроженцем Корусанта и знал тут каждый мало-мальски неприличный бар. Они осели в итоге в каком-то задрипанном клубе на концерте скандально известной группы “Пауэрвульф”, лидером которой был ветеран Войны Клонов Вульф. Скорее всего, эти двое опять вернутся на “Мстюн” с набитыми рожами.

“Как вульгарно!” – подумал Траун, таща за руку упирающегося всеми оставшимися тремя конечностями Парка в Корусантский Оперный театр. Несчастный капитан больше всего желал сейчас взять ведро поп-корна и посмотреть какую-нибудь смешную комедию в 3-D кинотеатре или новую серию “Повстанцев”, одноголосый пиратский перевод которой уже распространился по всему ГалаТьюбу.

“Вместо этого придется слушать заунывные завывания толстых теток и дядек, – с горечью подумал Парк. – Надо шефу девушку завести, чтоб он ее выгуливал по театрам, а не меня.”

Подойдя к кассе, они стали выяснять цену билета. У Парка вылезли глаза, когда он узнал сколько стоит билет в бельэтаж. Капитанской зарплаты на это точно не хватит.

- Может все-таки кино? – с надеждой пропищал он.

- Спокойно, капитан Парк, – как обычно, легко прочитал его мысли чисс. – Сейчас я вам покажу одну нехитрую стратегию. Учитесь, пока я жив!

Траун с самым невинным лицом заглянул в окошко кассы, протягивая старый обшарпанный студень:

- Самый дешевый, пожалуйста, по студенческому.

Парк нервно переминался с ноги на ногу, глядя, как Траун химичит у кассы. Конечно, самый дешевый, ипотеку-то за крепость Руки на Нирауане никто не отменял! Плюс начальник сильно сейчас экономил на бензине, вместо него заправляя “Мстюн” метиловым спиртом, купленным у вагаари, и на машинном масле, используя самое дешевое нерафинированное подсолнечное.

- Готово! Будем сидеть в партере! – гордо прокомментировал Траун, протягивая Парку билет.

- А откуда у вас студень? – поинтересовался капитан.

- Да так, с ПТУ остался... Я его лет десять уже продлеваю и печати липовые ставлю, – как ни в чем не бывало говорил чисс, – зато в места культурного просвещения и общественный транспорт вход по полцены или вообще бесплатно.

Парк посмотрел на билет и воскликнул:

- А почему партер? Тут же написано последний ряд двадцатого яруса. Это же самая галёрка! Не видно ж ничего будет! И не слышно.

- Напомню, что вы сегодня проводите вечер в компании настоящего театрала! – подмигнув ему, хитро заметил чисс.

Они вошли в зал и сразу двинулись к огромной сцене. гранд-адмирал Траун невозмутимо сел в первый ряд прямо перед ней, достав из-под мундира Чуню. С животными в театр-то не пускают! Капитан присел рядом, опасливо косясь по сторонам. Он первый раз в жизни посещал такое культурное место, ибо на родном Корулаге из похожих заведений были только стрипбары.

Неожиданно пришли хозяева мест, которые они с Трауном заняли. гранд-адмирал включил дальний свет своих красных фар и пристально мистически на них посмотрел, предварительно сказав Чуне “охраняй”. Исаламири мигом ощетинилась, показывая, что если кто-нибудь посмеет покуситься на ее раба, то она так его искусает, что мало не покажется! Несчастные родианцы выпучили глазища и тут же ретировались, лопоча что-то на своем.

- А сколько опера длится? – спросил капитан, надеясь все еще попасть в кинотеатр.

- Пять часов.

- Сколько? За это время можно же в Дотке или в Танчиках полностью прокачаться! – поняв, на что подписался, жалобно заметил Восс Парк. – А как хоть называется эта ваша опера?

- “Реван”, – гордо ответил чисс. – Там, между прочим, сама Дива Плава Лагуна из “Пятого элемента” играет. Да не кого-нибудь, а Митру Сурик. Диапазон голоса пять октав – мой любимый! Вот бы автограф получить...

Траун начал долго и занудно объяснять, какая необычная колоратура у голоса певицы, что он уже 15 лет является ее поклонником, тайно влюблен и так далее.

“Еще опера не началась, а я уже спать хочу,” – протяжно зевая, подумал Парк, в то время как на него сыпались незнакомые термины, типа контральто, меццо-сопрано и т.д.

Наконец потух свет, и драматично заиграл оркестр. Чисс с восхищением впился глазами в сцену, а Парк непринужденно закинул ноги в здоровенных грязных сапожищах 45-го размера на ее край.

“Так-то лучше”, – отметил про себя офицер Империи, и достал планшет, загружая старенькую игрушку “Змейка”. Он никогда еще не играл в игры под аккомпанемент классической музыки. Одна радость, Траун закончил философствовать и погрузился в созерцание и прослушивание оперы. Интеллигент, чё!

Первое действие прошло довольно быстро, капитан лихо дошел до 15-го уровня и понял, что теперь надо подкрепиться. Гранд-адмирал, оставив Чуню охранять места и сославшись на какое-то неотложное дело, быстро умчался в известном направлении. Обрадовавшись отсутствию своего командира, Восс Парк быстро побежал в ближайшую забегаловку и купил себе шаурму в лаваше с мясом вуки, сухарики и двухлитровую бутыль колы.

Вернувшись, он обнаружил жутко довольного Трауна, который тут же набросился на него с криком:

- Смотри! Я добыл автограф Дивы Плавы Лагуны! И сээээлфи с ней сделал!

В лицо капитану тут же хвастливо был всунут ЧиссФон с фотографией, где синекожий Траун и обнимается с не менее синекожей красавицей Плавой Лагуной.

- Эээ, она тоже чисс? А почему у нее глаза не светятся? – удивился Парк.

- Нет, она не чисс, – с горечью вздохнул гранд-адмирал, – а то я бы уже давно предложил ей руку и сердце.

- Два лабутена – пара! – прокомментировал Парк, поняв, что термин “сапоги” тут вовсе неуместен.

- Знаешь, она, оказывается ведь, мой поклонник и тоже попросила автограф, – с гордостью добавил чисс.

- Да ну! – не поверил капитан, силясь припомнить, за что это можно фанатеть от Трауна.

Погас свет, и началось второе действие. Траун снова ушел в медитацию, а Парк принялся кушать. Он чавкал шаурмой и рыгал от газиков, образовавшихся после употребления колы. Чуня нагло сунула морду в пакет с сухариками и демонстративно стала ими хрустеть, громко шурша при этом. Потом, нанюхавшись крошек, она стала громко, от души чихать. Опасаясь прервать транс гранд-адмирала и получить втык, Парк стал вытирать зверюге рыло салфетками и тут же словил болючий укус в средний палец. Услышав возню, Траун строго посмотрел на Чуню и сказал “Тсссс!”, Парка же он просто пихнул локтем, задев колу, содержимое которой тут же вылилось на капитанский китель.

- Надел парадную форму, ё-мое! – яростно прошептал Парк, отряхивая липкую жидкость.

К третьему действию Восса Парка все-таки сморил сон, и он, опершись на плечо гранд-адмирала, протяжно по-армейски захрапел, приоткрыв немного рот.

У исаламири после поедания целой пачки сухариков образовалась икота, и появилась нездоровая активность. Она небрежно спрыгнула с колен своего раба и, громко похрюкивая, отправилась на поиски приключений. Поползав немного в партере и пожевав подолы платьев зрительниц, она решила, что на сцене с такими огромными декорациями будет намного интереснее.

В то время, как Чуня осуществляла свой бессовестный план, в действии оперы разыгрывалась драматическая театральная битва Императора Вишэйта и Ревана, а Митра Сурик пела свою предсмертную арию. Предатель Скордж занес над ней бутафорский световой меч и вместо красивого переливающегося баритона выдал такой визжащий контр-тенор, что публика схватилась за уши. Обученная Трауном исаламири, увидев в руках у актера палку, немедленно ринулась к нему и мертвой хваткой вцепилась в запястье, намереваясь наказать хулиганьё.

- Аааай! – кричал Скродж, а несчастная Митра Сурик в ужасе хлопала накладными ресницами и не знала, умирать ей сейчас или еще подождать. Зал начал громко хохотать, видя, как актер пытается сбросить с себя агрессивное существо, размахивая рукой.

Гранд-адмирал Траун не растерялся и быстро вскочил с сидения, уронив на пол спящего Парка. Он грациозно скользнул на сцену, включая всю свою театральность и обаяние. Чуня вмиг разжала зубы, почувствовав прикосновение рук своего раба, и тут же скользнула ему на плечо. Почувствовав себя в центре внимания, Траун приободрился, схватив бутафорский меч актера. Элегантно взмахнув клинком, он по-джентельменски заслонил прекрасную Сурик и, сделав выпад, импровизированно проткнул предателя, как опытный джедай-фехтовальщик.

Зал тут же встал, обливая нестандартную концовку спектакля бурными овациями. Актеры и синекожий чисс вышли на поклоны.

- Что я пропустил? – удивленно спросил проснувшийся Парк, глядя, как к ногам шефа, возвышавшегося на сцене вместе с лучшими оперными певцами Галактики, летят белые розы.

Траун сорвал не только громкие аплодисменты, кучу цветов и любовь публики. После того, как опустился занавес, к нему подскочил директор театра и подарил годовой абонемент на посещение всех оперных спектаклей. Когда они с Парком покинули театр, у входа их взяли в кольцо новоприобретенные поклонники, выражая свою любовь. Высокопоставленный имперский офицер впервые в своей жизни ставил автографы не только на бумаге, но на разных частях тела фанатов. А Чуня оставляла следы от зубов на всём, что оказывалось близко к ее рылу.

- От оно как! Мой самый непьющий гранд-адмирал – еще и хороший актер, – раздался вдруг властный насмешливый голос.

Толпа вмиг стушевалась и отступила. Перед ними в окружении алой стражи стоял сам Император Пал Палыч, протягивая черный маркер и блокнот:

- Автограф Его Темнейшеству не дадите?

Траун расписался, и по команде “хватай” Чуня тоже оставила следы своих зубов.

- И сэлфи! – скомандовал Палыч, в то время как чисс едва успел отодвинуть Чуню, которая собралась разодрать к хаттовой матери балахон плаща Императора.

За почетным эскортом показался знакомый пафосный белый плащ.

- А, Орсон? – равнодушно бросил Траун, расписываясь снова и вырывая листочек из блокнота. Он демонстративно протянул его своему оппоненту, элегантно вытягивая руку. Кренник тут же впился взглядом в ехидную надпись: Один-один, Драгоценнейший! С любовью, Mitth’raw’nuruodo.

- Эге-гей! – раздались откуда-то вдруг пьяные голоса. – Смотрите-ка, сам Император Палыч!

Из-за угла показался веселый дуэт Косой-Каллас. С ними, чеканя шаг берцами со здоровенными протекторами, шел некто третий, оказавшийся клоном Вульфом, одетым в черную косуху и бандану с маской Нихилуса.

- Да, мне сегодня везёт! – обрадовался Палыч, показывая металлюгскую козу и подскакивая с блокнотом к лидеру “Пауэрвульф”. – Можно автограф?

Из служебки, нежно цокая 15-сантиметровыми каблучками, выбежала прекрасная Плава Лагуна и тут же схватила капитана Парка под руку, строя ему глазки. Несчастный имперец смотрел на нее снизу вверх, очень сильно жалея, что у него нет собственной исаламири, как у Трауна, чтобы отгонять таких эффектных дам.

- А давайте за встречу? – раздался голос нетрезвого Косого.

- Не вопрос, – отозвался Пал Палыч.

- Ну, мы еще посмотрим кто кого, – пробурчал себе под нос Орсон Кренник, заворачиваясь в плащ и наблюдая, как гомонящая орава с Палычем во главе суетливо усаживалась на байкерские гравициклы.

Комментарий к Ёперный театр Текст написан под впечатлением от посещения прямой трансляции оперы Р. Вагнера “Тристан и Изольда” (постановка театра Метрополитен опера, Нью-Йорк).

Powerwolf – немецкая пауэр-хэви-метал-группа. Очень советую любителям эпичной музыки.

====== День Косого ======

Комментарий к День Косого По заявке из комментариев к предыдущей главе. Постаралась учесть всё.

За идею спасибо Selewk

ИЗР «Мстюн»

После очередного совещания, где гранд-адмирал Траун долго мариновал весь офицерский состав, зачитывая написанную им давеча поэму, агент Каллас и капитан Парк желали поскорее схорониться в каком-нибудь тихом местечке и распить на двоих бутылочку татуинской чачи.

— А вас, агент Каллас, я попрошу остаться, — глядя на собирающегося слинять подчиненного, строго произнес Траун, — и вас, капитан Парк.

Они воровато переглянулись и, ожидая сильной взбучки, посмотрели на шефа. Неужели Траун прознал, что именно эти двое вчера накормили Чуню просроченными пельменями?

— Каллас, вы ничего не хотите мне сказать? — сурово спросил Траун.

— Шеф, это был не я! — стал тут же оправдываться агент. — Ну или я, но меня подставили…

— Да я не про пельмени, — отмахнулся Траун. — Вы знаете, какой завтра день?

— Тяпница! — обрадованно выкрикнул Парк, предвкушая веселый пятничный вечер.

— А вы, капитан Парк, зачем вы дали штурмовику Т-1000 две недели отпуска? — начал прессовать офицера чисс.

— Ээээ… нууу… как бы, — впал в ступор Парк.

— Разочаровываете вы меня, — жаловался шеф. — Косой — ваш лучший друг, не так ли, разведчик? А вы, капитан, могли бы хоть иногда в личные дела подчиненных заглядывать.

— А что? — в один голос спросили люди.

— У Косого завтра день рождения! — гордо произнес Траун, глядя в напоминалку на экране ЧиссФона.

— Точно, днюха! День Косого! Я думаю, что это у меня нос чешется? — хлопнул себя по лбу Каллас.

— Так он же дома, на Рилоте, — с ужасом в глазах промолвил Парк, — а там имперцев не жалуют. Местные моджахеды — такие отморозки! Спаси нас, Палыч!

— Вот поэтому я и спрашиваю, какого этого самого ты отправил Т-1000 в отпуск? — с растущим раздражением спросил Траун.

— О, пресвятой Нихилус! Это же из-за этих самых моджахедов лихой имперский парень Славик заикой стал! — со страхом прошептал Каллас.

— Ну, допустим не из-за них, а из-за меня! — с удовлетворением в голосе промолвил Траун, показывая острые клыки вместо улыбки, — но легче от этого не становится. Как поздравлять-то будем?

— Косой нам никогда не простит, если мы его днюху задинамим, — констатировал Парк. — А..?

— А денег на подарок нет! — жестко ответил чисс, как всегда, читая мысли своего капитана. — Я вашей зарплатой в этом месяце уже часть ипотеки за крепость Руки покрыл.

— Есть идея! — выдал агент ИББ. — Мы загримируемся под твиʼлеков, надев бутафорские лекку, и перекрасим лица в разные цвета. Шефу просто темные очки наденем, чтобы скрыть светящиеся глаза. Парку сделаем красное лицо, а мне — зеленое.

— Каллас — ты гений! — тут же вскочил капитан, но увидев сверлящий красный взгляд шефа, быстро поправился. — Гранд-адмирал — гений! А ты, Каллас, просто молодец!

— Ведь можете, когда захотите! — обрадовался Траун.

— А Чуня? — спросил агент.

— Чуня поедет с нами! — тоном, не терпящим возражений, ответил чисс. — Только надо ей побольше активированного угля дать.


Рилот, Внешнее кольцо

Косой сидел на выжженной солнцем земле родной планеты, скрестив ноги. В руке он держал бутылочку светлого «Подзаборного», а рядом валялся пакетик с соленым сушеным мясом мон каламари.

«Дома хорошо, а на работе лучше… — с горечью подумал розовый твиʼлек, вспоминая веселые задания с его лучшим другом агентом Калласом, ныкание запрещенной спайсухи в каюте капитана Парка, тыкву на голове у любимого шефа и царапины на руках от когтей исаламири. — Как днюху-то без них праздновать?»

Его друганы-моджахеды Чам, Гоби и Нума обещали подогнать имперца Славика в качестве мальчика для битья. Чисто, чтоб не скучно было. Но Косому было как-то по барабану. Он очень скучал по коллегам и жалел, что не может показать им настоящее рилотское гостеприимство. Моджахеды-твиʼлеки жили под бессмертным девизом: “Мама — анархия! Папа — стакан самогона!”, поэтому сунуться к ним на планету мог только сумасшедший.

— Псссс, — раздался приглушенный звук сзади.

Косой мигом вскинул бластерную винтовку, приготовившийся, как всегда, выпустить всю обойму и ни в кого не попасть.

— Слышь, Косой, это мы! Не стреляй! — раздался таинственный шепот. Из колючих кустов с кактусами, на самых интересных частях тела, вылезли три твиʼлека бомжеватого вида. Один был синим, в запыленных солнечных очках, второй красным, с нереально большими, заплетенными в чалму на голове лекку, третий был зеленым, с бооольшим фингалом под глазом.

По древнему рилотскому обычаю Косой протянул им недопитое пиво со словами:

— Алкоголь нужно принимать таким, какой он есть.

Тот, что в очках, тут же ответил согласно ритуалу, делая глоток:

— Дайте мне точку опоры, и я произнесу тост.

Остальные двое тупо пялились и не понимали, что вообще происходит. Косому в голову пришла одна мысль, голова потяжелела и перевесила. Вдруг из-под одежды синего вылез какой-то зверек и с жадностью стал облизывать горлышко бутылки.

— Чуня!.. — крикнул Косой, и тут до него дошло. — Шеф, Парк, Каллас! Вы меня не бросили!

— Косой, прежде, чем уходить в отпуск, ты хотя бы предупреждай, что у тебя днюха, — прорычал агент ИББ.

— Камрады! Да мы с вами так отметим, что у Рилота ось сместится на 360 градусов!

— А что, и такой спирт бывает? — наивно спросил Парк.


Отмечать день Косого было решено на даче у Чама Синдуллы, лидера Движения Вечно Пьющего Рилота. Такая честь была обоснована тем, что Косой оказался единственным твиʼлеком, когда-либо работавшим на Империю. Ну, то есть в принципе когда-либо работавшим... И еще потому, что Чам приходился ему сводным братом, что на языке тви’леков обозначало “собутыльник”.

Среди приглашенных оказалось более ста персон, ибо на Рилоте, если у кого-то днюха, то гуляют все. Пришли Гоби и Нума, подарив штурмовику новый автоматический прицел на винтовку (лазерный фонарик, помещенный в алюминиевое сито), чтобы он наконец перестал мазать во время пальбы. Завалилась также орава уже знакомых нам повстанцев во главе с Герой, которые презентовали ему несколько разноцветных шлемов штурмовиков, переделанных для игры в футбол. Чам, как и обещал, приволок сопротивляющегося Славика в качестве груши для битья. Наши доблестные имперцы же подарили Косому вязаный свитер (как выяснил Траун, Каллас закончил когда-то курсы кройки и шитья) с надписью «Дикий, дерзкий — штурмовик имперский». Даже от самого Дарта Вейдера пришла телеграмма: «Поздравляю с днюхой, Косодурище! Крепко Силой обнимаю! Да пребудет с тобой ПИВО >8 -)»

Выкрашенные во все цвета радуги лекку Косого по рилотской традиции в день рождения каждому гостю нужно было дергать по количеству годиков. Через полтора часа после такой жестокой процедуры, эта часть тела стала не просто красной, а серо-буро-малиновой со следами отпечатков пальцев всех причастившихся. Процедура была веселая, но изматывающая.

— Больше никогда не буду праздновать днюху со своими соотечественниками, — жалобно пропищал Косой, обращаясь к коллегам, протянувшим ему кружку с ёршем.

Ряженых имперцев вмиг приняли за своих, а Гера с Нумой даже начали строить Трауну и Парком глазки. Зеб же загробастал переодетого Калласа со словами:

— Пойдем угощу тебя, Зеленый, ласатской брагой, от крепости которой даже челюсти сводит.

«Только бы не спалиться», — думал имперский агент, выпивая огненную жидкость на брудершафт с ласатом.

На здоровенный длинный стол, заваленный чарками, вдруг с одной стороны вскочил Эзра, держа красненькую призмочку в руках, а с другой Кейнан, сжимая в ладони голубенький куб.

— Смеррртельный номер! — прыгнула между ними Сабин. — Сейчас наши джедаи вызовут дух Джинна! Квай-Гона Джинна! Духа закусона и опохмелона!

Эзра и Кейнан театрально поклонились друг другу, осушая до дна по стакану перцовки, и, не закусив, начали представление.

— Вингардиум Левиоса! — закричали падаван и мастер, подбрасывая призму и куб в воздух. Предметы зависли друг напротив друга, медленно покачиваясь.

«Хогвартс окончили», — тут же понял Траун.

Эзра и Кейнан кивнули друг другу и одновременно закричали:

— Авада Кедавра!

Заморгал свет. Затряслась земля. Голокроны слились в одно целое, испуская яркое голубое пламя, из которого проявился неясный силуэт высокого человека.

— О, Дух закусона и опохмелона! Пивом проставь, да прокляни сушняк, ибо у раба твоего, розового твиʼлека Косого, сегодня день рождения! — упал перед ним на колени Кейнан.

Пол под ногами заходил ходуном. Пламя стало ярче. Из него раздался протяжный, пробирающий до костей вздох.

— Кто посмел тревожить меня? Ааа, смертные… Клянусь великим Реваном, доблестным Бейном и мудрым Плэгасом! Твиʼлеки?.. Что вам нужно от лорда ситов? Молний полный живот?

— Лорда ситов? — не понял Эзра. — Нет, мы призывали Квай-Гона Джинна, Духа закусона и опохмелона.

— Это имя вызывает у меня изжогу, — пожаловался голос.

— Кто же ты? — спросил Косой.

Дрожь усилилась. Люстры закачались. Пустые бутылки попадали со столов.

— Я великий и ужасный, страшный и противный, приносящий головную боль в похмелье и трезвость всем алкоголикам Лорд ситов! Мое имя…

Тут у фигуры из света обозначились более четкие черты. Лицо старика, длинная белая борода, серая роба, свисающая до пола, а в ладони он держал рукоять изогнутого светового меча.

— …Граф Дукуууу...

Кейнан тут же упал в обморок, а Эзра активировал свой клинок и с криком «скажем “нет” трезвости» кинулся на злобного духа. Дуку легко поднял мальчишку Силой и швырнул в Парка, снеся ему накладные лекку. Бесстрашный Каллас тут же рванул к призраку, доставая бластер, но был схвачен за шиворот Зебом, намеревавшимся самому набить морду нежити. Лекку, удерживаемый второй рукой, неожиданно оторвался от макушки.

— Ты… не твиʼлек? — удивленно произнес ласат, разглядывая оторванный элемент костюма. — Ты — имперец! Да, я тебя…

Косой тут же начал палить из винтовки в Дуку, отчаянно мажа. Даже новый прицел не помогал.

— Ах-ха-ха-ха! — смеялась тень Графа Дуку. — Я вас всех здесь закодирую!

С потолка посыпалась штукатурка. Пол задергался так, что невозможно было стоять. Тарелки падали на пол. Началась паника. Гости в ужасе прятались под столы и барную стойку, опасаясь слов Дуку. Трезвыми никому не хотелось существовать.

Тут из-за стола поднялся Траун. Он эффектно сдернул с себя ненастоящие лекку и снял очки, сверкая красными глазами. Твиʼлеки, испугавшиеся Дуку, стали теперь шарахаться еще и от чисса, не понимая, откуда здесь взялся красноглазый оборотень.

— Любезнейший, можно вас на секундочку? — вежливо обратился Траун к лорду ситов.

— Чем могу быть полезен? — тут же отозвался Граф Дуку, отвесив старомодный поклон.

— Империо! — крикнул Траун, касаясь призрака выставленной вперед Чуней, у которой в зубах застрял соленый огурец.

— Нееееет! — закричал Дуку. Раздался фейерверк, и злобный Дух трезвости исчез. Вместо него на столе лежали два голокрона, ситский и джедайский.

Увидев, что опасность миновала, твиʼлеки начали вылезать из укрытий. Они смотрели на Трауна испуганными глазами, как на существо из потустороннего мира. Косой не растерялся:

— Нас спас мой имперский друг! Это мой шеф! Давайте выпьем за него!

— Даааа! — тут же поддержали остальные, и пьянка продолжилась.

Кейнан с грехом пополам пришел в себя, а Эзра подошел к чиссу и спросил:

— Дяденька Траун, а вы что, тоже один из нас? Тоже Хогвартс заканчивали?

— Молодой человек, — отозвался чисс, — у меня в домашних животных исаламири Чуня. А эти зверьки, как известно, блокируют Силу, магию, от сглаза защищают и так далее.

— А заклинание откуда знаете? — поинтересовался Кейнан.

— Книжки Роулинг читал, — небрежно бросил Траун.

— А я вам говорила, что он мне сразу понравился! — смеясь, заявила подошедшая Гера.

— Гр-р-р-анд Ад-ад-адмирал.., о н-н-нет… — пролепетал откуда-то испуганный голос.

Траун медленно повернулся к Славику, и сделав страшный оскал, протяжно зашипел под смех наблюдавшей за ними аудитории. Несчастного имперца затрясло. Он начал бегать по помещению с диким визгом. Видимо, заикание — это еще не предел. Джедаи и чисс пожали друг другу руки, и Кейнан предложил выпить вместе по чарке медовухи.

— Ну, ты дал, агентишка! — с уважением пробасил Зеб, глядя на зеленолицего Калласа и подняв кружку с ласатской брагой. — Давай-ка выпьем за настоящих мужиков с бо-винтовками!

Парка схватили под руки Нума и Гера, намереваясь отпоить его как следует настойкой из мухоморов, поскольку у капитана от страха перед Духом трезвости отказала речь.

Косой был счастлив. Его лучших друзей-имперцев приняли в свою семью рилотские моджахеды. Теперь можно начать праздновать по-настоящему. Он надел свитер с провокационной надписью, взял один из шлемов, подаренных повстанцами, и что есть силы запустил в Чама. Ибо день рождения истинного твиʼлека считается унылым без хорошей драки.

====== Канон vs неканон ======

Комментарий к Канон vs неканон ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!!

Настоятельно рекомендуется пропустить эту главу

ярым фанатам “Диснея”, Дейва Филони, мультяшного Трауна, а также детям до 18 лет, беременным женщинам и людям с психическими отклонениями!

Посвящается Евгению Badcomedian

Лотал, Внешнее Кольцо

— Мотор! Камера! Поехали!

—«Звездные войны: Повстанцы, Спасение Антиллеса». Сцена восьмая. Дубль 24.

Громко щелкнул нумератор и пошла запись.

Они находились на съемочной площадке, декорации которой формировали интерьер Имперской Летной Академии. В объективе появилась губернатор Прайс в серой имперской форме. Она взглянула в камеру и спросила, согласно тексту сценария:

— Вам удалось что-нибудь обнаружить, агент Каллас?

К ней подошел высокий мужчина в форме имперского агента ИББ. Он остановился перед ней, медленно опустил взгляд вниз и ответил:

— Дыаааа! Удалоссссь! — Каллас широко распахнул глаза и оскалил зубы. На губернатора Прайс смотрело существо со светящимися алыми имперскими знаками вместо зрачков и длинными страшными белыми клыками.

— Ааааа! — закричала актриса и бросилась наутек за пределы объектива. Испугавшись, она врезалась в декорацию СИДа, которая с грохотом упала прямо на оператора. На площадке раздался оглушительный смех.

— Стоп! Снято! — крикнул Дейв Филони. — Каллас, опять ты за свое!

— Вы видели ее лицо? Нет, вы видели? — давясь от смеха, еле выговорил агент, снимая клыки и сверкая глазами в необычных линзах.

— Я тебя скоро выгоню из проекта поганой метлой за твои шуточки! Сначала ты Зебу в бо-винтовку соли напихал, потом усы у Константина спер. И еще этому, как его там, Таркину парик в фиолетовый цвет перекрасил. Но самое главное — зачем ты вызвался помочь гримировать Геру и надел ей на лекку вместо необходимого головного убора панталоны с лиловыми эвоками?

— Это все потому, господин режиссер, что вы мне в этом сезоне очень мало экранного времени дали, — ехидно произнес нарушитель порядка, обдумывая следующую шалость.

— Мало ему! Все твое экранное время отдали Чопперу, потому что он в отличие от тебя хотя бы играть умеет, — продолжал негодовать режиссер. — Иди на… перерыв!

Скорчив гримасу и показав режиссеру язык, Каллас отправился в гримерку, где его дожидался Косой. Агент ИББ уже два года принимал участие в съемках сериала «Повстанцы» для жителей какой-то планеты под названием Земля. Они с Косым и Парком перерыли все звездные карты, пытаясь отыскать местонахождение этого мирка, но им так и не удалось ничего обнаружить.

— И не найдете, — пояснил их всезнающий начальник, — потому что данную планету Империя признала неканоном и стерла со всех галактических карт.

Агент ИББ не был великим актером, он просто однажды бухнул вместе с Дейвом Филони и показал, как он лихо может крутит винтовку в руках. Ему тут же дали роль одного из основных злодеев. И вот, раз в год на пару недель он приезжал на съемки на Лотал.

Перед дверью в гримерку стояла пришедшая в себя растрепанная и оскорбленная Аринда Прайс. Увидев подходящего Калласа, она подбежала к нему и вдарила смачного леща:

— Таунтаун! И шутки у тебя таунтаунские!

«Нет, это все-таки был не лещ. Она мне дельфина прописала. Нет! Кашалота! — подумал агент, хватаясь за поврежденную щеку и наблюдая, как она удаляется, нервно стукая каблучищами. — И всего-то хотел пригласить ее выпить кофе вместе».

— Ну, ты, брателло, дал! Я так ржал, что пришлось вытирать пену изо рта таркиновским париком! — раздался голос Косого.

Каллас не успел войти в помещение, как к нему тут же подскочил штурмовик и протянул файер.

— Давай задымим их всех к хаттам в рабство!

— Погоди, Косой! — осадил друга Каллас. — Дейв сказал, что завтра вводят нового актера. И знаешь, кто это?

— Джа-Джа Бинкс? — предположил штурмовик.

— Не-а, не поверишь! Это Траун! — линзы в глазах агента сильнее засветились красным.

— Шеф? — удивился Т-1000. — Его наконец-то сделают каноном на той захолустной планетке?

— Слава ситам, да! И я сильно нажрусь на радостях, когда наш сериал переименуют наконец-таки из «Повстанцев» в «Имперцы»! Уже надоело читать сценарии серий, где повстанцы постоянно побеждают.


Дейв был в ярости. Он полгода вел тяжелые переговоры с гранд-адмиралом Трауном, надеясь заполучить такого эпичнейшего персонажа на третий сезон своей космической саги. Гонорар, гримерка, условия съемки, правка сценария… Сущий кошмар! Но хуже всего было то, что Траун отправлял ему обратно все варианты текстов сценария с пометками, сделанными красной ручкой, — исправление грамматических ошибок, фонетики, морфологии, синтаксиса.

«Да, черт возьми! Он даже кавычки в прямой речи и то не поленился поставить! Интеллигент хаттов!» — со злостью думал режиссер.

Закончилась вся эпопея письмом, разносящим просто в пух и прах всю концепцию «Диснея».

Глубокоуважаемый Дейв Филони!

Я готов принять участие в третьем сезоне сериала «Звездные войны: повстанцы» на следующих условиях:

1. переименование сериала из «Повстанцы» в «Траун — великий стратег всея Галактики»;

2. ввести в сериал персонаж исаламири (не комичный);

3. убрать из каста ласата Гаразеба Оррелиоза (неприятный запах);

4. помыть дроида Чоппера земляничным шампунем со сливками (слишком грязный);

5. добавить больше тактических выкладок и логики в сюжет;

6. сделать из сериала мюзикл с хорошими эстрадными голосами;

7. по присланному мной сюжету Империя всенепременно должна победить.

Условия оплаты:

1. гонорар в размере половины кредита за крепость Руки на Нирауане (1 млн. кредитов);

2. 70% от продаж товаров с надписью «So artistically done».

С уважением, Mitthʼrawʼnuruodo


— «Звездные войны: Повстанцы, По темной тропе». Сцена десятая. Дубль 1.

Хлопок. Запись.

Они стояли у тактического дисплея в пределах декораций, формирующих мостик звездного разрушителя.

— Уверен, губернатор Прайс переоценивает организованность сопротивления, — говорил по тексту Костик, играющий адмирала. — Действительно существуют ячейки повстанцев, но нет ни единого доказательства наличия более крупных формирований.

— Хотелось бы, чтобы так и было, адмирал Константин! — раздался вдруг очень высокий, противный, почти визжащий голос.

— Гранд-адмирал Траун?! — произнес Таркин то ли от удивления, то ли согласно сценарию.

Каллас взглянул на дальнюю декорацию и почувствовал, что челюсть его начинает падать. Там стояла Ариндочка в сопровождении нечто, мало походящего на его любимого шефа. Оно было явно не чиссом! Слишком вытянутое лицо, мощные надбровные дуги, острые скулы, чрезмерно высокий голос и… глаза с красными радужками.

«Это не наш гранд-адмирал! — со злостью подумал агент ИББ, сжимая файер, припрятанный в кармане. — Некачественная пиратская копия!»

— Стоп! Стоооп! — громко заорал режиссер. — Каллас, ты опять слова забыл!

— Звиняй, Дейв, — тут же промямлил агент, глядя, как лже-Траун удаляется со съемочной площадки. — Что это за порнография?

Филони проследил за указательным пальцем Калласа и ответил:

— Это — актер, которого зовут Флим! Он согласился играть гранд-адмирала Трауна, ведь твой шеф загнул такие условия, на которые «Дисней» пойти не может.

— А голос? Это визжание умирающего гунгана невозможно же будет пустить в эфир! — не унимался агент.

— У нас нашелся голосовой дублёр, Ларс. Толковый паренек с вполне приличным тенором. Он и озвучит персонажа, — пояснил Дейв, поправляя ковбойскую шляпу на голове.

— Но внешность… — не сдавался Каллас. — она же совсем не соответствует действительности…

— Забей, Каллас! — осадил агента режиссер. — Кто там на этой Земле знает, как выглядит настоящий Траун?

Агент негодовал. Ему хотелось вот сейчас взять и дать в мордало не только Филони, но и этому Флиму, который посмел осквернить святой образ любимого шефа.

— Кроме того, Флим согласился работать за идею, а Ларс — за печеньки, — весело отметил режиссер. — Единственное, что доставляет неудобство, так это то, что грим Флиму приходится накладывать по 6 часов. Но это небольшая плата, по сравнению с зубодробительными условиями, которые выдвинул настоящий Траун.

Каллас скрипнул от злости зубами и пошел обратно в гримерку распить с Косым в горести по бутылочке сидра.

— Брат, это же хатт знает что! — негодовал штурмовик. — Он же даже говорить нормально не может. Судя по писклявому голосу этот Флим — явно голубой!

— Так он и не только по голосу голубой, — пытался хоть как-то успокоиться Каллас.

Раздался звук сливаемого унитазного бачка.

— О, СМСка пришла! — озвучил агент. — От шефа! Читаю: «Агент Каллас, пожалуйста, засуньте файер, который находится у вас в кармане, в самое неприличное место г-ну Филони и передайте ему от меня галантный поклон (︶︹︺)»

— Вот за что я люблю нашего шефа, так это за совершенно нестандартноее чувство юмора! — обрадованно воскликнул Косой.

В гримерку вошли перекошенные от ярости Костик и Таркин.

— Вы это видели? — спросил гранд-мофф. — Это ни в какие ворота не лезет! Я не буду работать с лже-Трауном!

— Я тоже! — поддакнул Костик. — Завтра же расторгаю договор! С таким актером Империя никогда не выиграет! Говорят, его Прайс притащила.

— Зачем объявлять забастовку, когда есть план лучше? — быстро ответил Каллас, показывая двоим имперцам текст СМСки. — Гранд-мофф, как старший по званию — командуйте!

— Значит так! Сейчас мы пойдем ко мне в гримерку и жахнем для храбрости по стаканчику бабоукладчика, а потом запалим Филони и размажем грим по лицу этому Флиму, — по-армейски отчеканил Таркин.

— У меня есть еще дымовая шашка с запахом тухлых яиц, — добавил Костик.

— Я смогу поддержать вас шальной пальбой по декорациям, — вставил Косой, доставая бластерную винтовку.

— А что такое бабоукладчик? — не понял Каллас.

— Смесь шампанского и коньяка, — пояснил Таркин. — Ведь мы же будем баб укладывать: Ариндочка-стервочка, Флим-голубятня и Дейв… Ррррежисёришка! За Империю, мужики!


На съемочной площадке царил настоящий галактический майдан. Дым, дикая пальба, неприличные выкрики, драка. Филони летал по периметру с файером в… (прим. автора: пусть читатель сам решает где) и громко орал. Косой палил куда угодно, но только не в бегающую от него зигзагами Аринду Прайс. Каллас и Костян содрали мерзкую маску лица с Флима и навешивали ему апперкот за апперкотом. Таркин же поливал их шампанским и кричал:

— «Дисней» отстой! Да здравствует Лукас! Да здравствуют «Войны Клонов»! — думая про себя, что у него там была в свое время такая классная ролища и мега-круто прописанный персонаж.

Настоящий гранд-адмирал Траун с легкой улыбкой взирал на всё это безобразие через камеру разведывательного дроида, подложив под подбородок костяшки пальцев.

— Шеф, трейлер «Изгоя-1» вышел! — раздался за спиной обеспокоенный голос Восса Парка.

— Давайте-ка оценим, — ответил чисс, загружая ГалаТьюб.

По мере того, как шло воспроизведение записи, капитан Парк мог наблюдать, как его шеф сначала побелел, потом пожелтел, потом порозовел. Он знал, что Траун после своего фееричного выступления в Корусантском Оперном театре открыл в себе талант великого актера, а затем побывал на кастинге этого фильма. Восс предчувствовал, что сейчас вот-вот грянет буря, так как кастинг он, во-первых, провалил (как сказали на отборе, «слишком артистичен»). А во-вторых…

Раздался звук хрюкающей исаламири. На ЧиссФон пришла СМСка. Траун взглянул на экран, уже зная от кого это и что там написано. Его глаза яростно засверкали.

«Два-один, радость моя! (─‿‿─)» — гласил текст, присланный Кренником.

====== Ревизорро ======

Где-то на Нирауане, Неизведанные регионы

Капитан Восс Парк находился в большом банкетном зале, облаченный в сшитый на заказ парадный китель. Рядом с ним в белом платье с фатой стояла на две головы выше, чем он, прекрасная Дива Плава Лагуна.

- Вот видишь, дорогуша, как хорошо, что я тебя на свадьбу пригласила, – лирическим сопрано пропела она. – Знаешь ли, праздновать такое торжество без жениха как-то не принято что ли.

Тут музыка стихла, и с места за длинным столом поднялся тамада, которым оказался Косой:

- А сейчас слово предоставляется представителю самой замечательной расы в Галактике, великому стратегу, гениальному тактику, грозе карликов-вагаари, почетному обладателю исаламири, самому красивому мужчине Неизведанных регионов по версии журнала “ГалаМур”...

Тут тамаде врезался в бок жесткий локоть агента ИББ, являющегося свидетелем со стороны жениха.

- Короче, любимому шефу Гранд Адмиралу Трауну, в кругу друзей известному как Миттр... Миттудудо... Митраудо... Блин, шеф, ну вам же слово!

Во весь свой высокий рост в расшитом золотом парадном мундире поднялся из-за стола Траун с Чуней на плечах. Он театрально поклонился молодоженам и затянул речь:

- Чисские тосты – это маленькие сокровищницы вековой демагогии и тысячелетнего словоблудия. Их слушают, как заумные поэмы, отчаянно зевая и засыпая...

Он поднял бокал с красным вином и задумчиво посмотрел на темную жидкость, уходя в прострацию.

- Дорогие мои капитан Восс Парк и прекрасная Плава Лагуна!

Когда-то под поверхностью покрытой снегами Ксиллы в фосфоресцирующих голубым пламенем пещерах жил чисский великан. И больше всего он любил длинношерстных белых йети. У него было очень много йети, и всегда уход за ними он доверял верному замерзшему гному. Однажды гном пришел к великану, и сказал, что слишком устал от такой работы, ведь йети его постоянно кусали и царапали. Гном предложил вместо себя обледенелого хоббита. Великан опечалился, но решил, что делать ему нечего, придется дрессировать нового гнома из хоббита. Решил он проверить мастерство хоббита, которого предлагал его верный замерзший гном. Он приказал обледенелому хоббиту привести из отары самую красивую йети с ярко алыми глазами. Хоббит выбрал йети с блестящей серебристой шерсткой и нежно алым цветом глаз, чем вызвал гнев великана. “Я просил девочку, а ты привел мальчика!” – закричал рассерженный великан. “Не злись, о Твое Заснежество! Он еще очень молод, допустил ошибку в определении пола, но ведь подобрал тебе самого выносливого паренька!” – заступился за своего ученика замерзший гном.

Траун выдержал паузу.

- Так давайте же выпьем за то, чтобы наши молодожены перед перед первой брачной ночью не только правильно определили пол друг друга, но и смогли с достоинством выйти из ситуации!

Парк с ужасом посмотрел на Плаву Лагуну снизу вверх. Неужели его будущая жена совсем не жена, а...

- Горько! – громко закричал Траун.

- Горько! – подхватили все остальные.

Окрашенные черной помадой губы Плавы Лагуны приблизились к перепуганному лицу жениха...

- Ааааа... Неееет! – капитан Восс Парк в ужасе проснулся, вываливаясь из-за стола. Он тяжело дышал, пытаясь прогнать остатки кошмара. Нет, жениться, а тем более выходить замуж он сейчас хотел меньше всего. Проведя ладонью по лбу, он почувствовал, что испачкался в чем-то съестном.

Ах, да! Он вспомнил! После бурной попойки, вызванной отъездом Гранд Адмирала Трауна в отпуск, он, оказывается, заснул прямо в тарелке с салатом, который приготовил вчера Косой. Штурмовик оказался отличным шеф-поваром, и это его произведение называлось салатом “Ошибка сапёра”.

К нему подскочила радостная Чуня, вылизывая остатки еды с лица.

- Парк! Воссушка! Просыпайся, скорее! У нас Че-Пэ! – раздался из распахнутой настежь двери испуганный фальцет.

К нему подскочил обеспокоенный агент Каллас, дыша жутким перегаром.

- Что опять? К Косому опять родня приехала? – спросил Парк, приходя по-потихоньку в себя.

- Если бы! К нам едет проверка от самого Императора! Сам Лорт Нида, чтоб его хатт съел! Прилунится через полчаса.

- Капитан Гнида? – переспросил Парк, с ужасом расширив глаза. – Отправьте меня лучше в космос прогуляться без скафандра... с ракетой в...

- Что делать будем, начальник? – не дал ему договорить Каллас.

- Щас решим! – ответил Парк, судорожно клацая по клавишам старого кнопочного телефона. – Звоню шефу.

Он приложил к уху трубку, но в ответ вместо гудков раздался приятный женский голос: В данный момент абонент недоступен, он находится на Ксилле и сочиняет длинную балладу о вечной жизни, то есть вне зоны действия сети. Пик-пик...

- Гунганская мама! Недоступен! – выругался Парк, швыряя телефон на пол.

- Погоди! Он мне пароль от своего компа оставил. Сказал, что вся нужная инфа на время его отсутствия будет лежать в папке “Дорогому Кэпу”.

- Ну? И каков пароль? – воскликнул Парк, плюхаясь на адмиральское кресло и загружая комп.

- Я не... помню, – опустил голову агент.

- Арррр! – зарычал от досады капитан.

- Давай мыслить логически, – пытался как-то исправить ситуацию Каллас. – Что наш шеф любит больше всего?

- Чуню! – сразу выдал Парк, и зверюга мигом прыгнула ему на плечи, признавая нового раба и отчаянно вылизывая его уши.

- Не подходит... – прорычал агент, вставая рядом и клацая по клавиатуре.

- Ммм... попробуй полное имя – Митч’ун’яфосса, – предложил капитан, тщетно борясь со зверюгой, тыкающейся мокрым рылом в щеку.

- О! Есть контакт! – обрадовался Каллас, смотря как загружается непривычный интерфейс с картинкой полуголой чисской девицы на рабочем столе.

- Хьюстон, у нас проблемы! – выдал Парк, со страхом рассматривая заковыристые символы чеунха вместо нормальных букав общегала на всех названиях документов.

- Я не Хьюстон! Я – Каллас! – обиделся агент.

Они вдвоем смотрели на экран и обреченно пилькали глазами. Одно стало ясно точно – по приезду капитана Гниды огребут все.


- Ага! Капитан Очевидность! Ну, приветик! – произнес ехидный голос офицера Ниды, выходящего из вызывающе фиолетового эль-челнока класса “Лада Седан Баклажан”. – А почему меня не встречает знаменитый адмирал Ясен Пень?

- Шеф в отпуске. Впервые за много лет службы в Империи, – нехотя ответил Парк.

- Отдыхать изволит-с? Ну-ну! – улыбка на физиономии Ниды стала шире, – А почему у тебя, капитан, пластина с квадратами криво прилеплена? Не по уставу!

Восс быстро поправил этот элемент одежды и понял, что без шефа им крышка. Лорт Нида был известной на всю Империю тыловой крысой, из-за дотошности которой уже пострадал не один Гранд Адмирал и не одна база. Ходили слухи, что он положил глаз на “Мстюна”, как самый образцовый звездный разрушитель в Имперском флоте. Самое страшное, что Гнида был абсолютно непьющим, поэтому договориться с ним не представлялось возможным вообще.

Первое, в чем проявил активность проверяющий, так это то, что сделал строгий устный выговор батальону находившихся на Нирауане чиссов. Не по уставу, видите ли, имперским солдатам иметь синюю кожу и светящиеся глаза. Отправил их перекрашиваться и искать подходящие линзы.

- Вы что тут все? Обалдели что ли? Какого хатта у тебя служит розовый тви’лек? Да еще и из 501-го легиона! – орал на Парка Нида, глядя, как Косой надевает шлем обратно.

Второе, он решил посмотреть на стрельбы. Штурмовики, включая Косого, настолько перепугались змеиного выражения лица Гниды, что идеально закрыли все мишени.

- Я не понял, капитан! – рыкнул Нида, смотря в бинокль на пятерочную стрельбу. – Почему у тебя солдаты в цель попадают? Концепция Империи заключается в том, что каждый штурмовик обязан мазать! Причем нещадно мазать!

Третье, что сделал проверяющий, так это устроил шмон в казармах всего личного состава, изъяв полностью весь алкоголь,легкие наркотики и сигареты. Даже личный кальян Трауна велел сжечь.

- Устроили тут сит знает что! – ругался неугомонный проверяющий, вываливая в костер коробку с блоками сигарет “Беломорканал”, найденных в каюте у Косого.

Досталось и агенту ИББ. Нида обнаружил в его коморке большую коллекцию игрушек Lego Star Wars и изъял ее, ссылаясь на то, что такой детский сад даже теневая империя Джаббы Хатта себе не позволяет.

- Уууу, Гнида! – со злостью прошептал Каллас на ухо Парку. – Я эту коллекцию с восьми лет собираю! Себе ведь заберет, падла!

Но самое страшное – Лорт Нида поимел наглость наехать на Чуню.

- Капитан Парк, немедленно объясните, что это такое? – заорала проверка, тыча пальцем в сидящую на шефском столе исаламири и невинно умывающую передними лапками мордочку.

- Это домашнее животное Гранд Адмирала Трауна. Как хомячок, только лучше, – пытался выкрутиться хоть здесь Парк.

- Адмирал Ясен Пень совсем нюх потерял! – неистовствовал Нида. – Выгнать ко всем эвокам во двор и посадить на цепь!

В заключение Нида отправился проверять обмундирование на складах. Он достал датапад и велел всему личному пересчитывать сапоги, портянки, броню, галифе и даже форменное нижнее бельё с отличительными знаками Империи.

- Так, капитан! Где у тебя киперы? Триста штук! – снова наехал он на Парка.

- Киперы?.. – переспросил Восс, силясь вспомнить, что же это такое.

- Киперы. Киперы. Куда ты их дел? – тыкал грязными пальцами в датапад Нида.

- Эээ... Они здесь должны быть... – мямлил Парк.

- А вот нету! А если сейчас в бой? А вы без них? – напирал проверяющий. – Барррдак! Не база, а жук знает что!

В конце концов Нида отправился в кабинет Трауна и вальяжно плюхнулся в адмиральское кресло. От такой наглости у Парка начало пригорать.

- Капитаааан! – взревел Нида, громко стукая кулаками по столу. – Что это за тарабарщина? Почему на компе стоит не имперская операционная система “Висла”, а вражеское обкусанное с разных сторон яблоко?

Пришлось пересадить Ниду за общий комп, где тот тут же стал строчить многокилометровый отчет. Дрожащий Парк с нервно дергающимся глазом сидел на скамейке в коридоре и тщетно пытался найти в одном из карманов изъятые сигареты. Рядом тем же самым занимался Каллас.

- Плохо дело, – озвучил общую мысль Косой. – Может ему мордало разрисуем?

- И лычки наши полетят по всей Галактике вместе с расформированной базой... – добавил Парк.

- Нет, мы будем действовать также, как наш любимый шеф! – засияли вдруг глаза у Калласа, и остальные немедленно оживились. – Всё равно терять нам уже нечего.

Примерно через полтора часа несчастный капитан Лорт Нида, имперский проверяющий, летел через всю крепость в свой “Баклажан” с диким ором, на бегу застегивая штаны. В растрепанную шевелюру вцепилась Чуня, расцарапывая лицо и выдирая клоки волос.

- Чуня, ко мне! – дал команду ей капитан Парк. Зверюга мигом спрыгнула с насеста, по пути разодрав Ниде штанину, и с радостным похрюкиванием бросилась к новому рабу.

Парк, Каллас и Косой гордо стояли на посадочной площадке и взирали на несчастного Ниду.

- Я вас тут всех расформирую! – кричал, чуть не плача, капитан.

- А если не попадешь? – усомнился Каллас.

- Попаду! – уверенно отчеканил Косой, прикладывая к плечу ракетлаунчер.

Раздался оглушительный выстрел и пространство заполнил запах тухлых помидоров, которые находились в заряде. “Баклажан” мигом стал красным, а наши герои быстро надели респираторы. После отлета Ниды, трое имперцев шли по площадке чеканя шаг, как команда “Неудержимых”.

- Отличная идея, вылить Ниде в кружку с компотом пузырек “Пургена”! – выдал Парк.

- И быстро опечатать все клозеты! – поддакнул Косой.

- Да ладно, – смутился Каллас, – без Чуни у нас всё равно бы ничего не получилось.

- Это точно, – поддержал Парк, поглаживая зверушку, уютно устроившуюся на его плечах.

- С помидорами и ракетлаунчером ты хорошо придумал, Косой! – добавил Каллас.

- Одну секундочку, – прервал Парк, доставая детонатор.

Они вновь взглянули на удирающий где-то высоко в стратосфере “Баклажан”. Палец капитана коснулся кнопки и челнок резко качнуло, подбрасывая сначала вверх, а потом вниз.

- Засунул ему в карман кителя дымовую гранату! – гордо произнес Восс Парк.


Увидев выходящего из желтого эль-челнока класса “Ламборджини” Гранд Адмирала Трауна, Парк тут же бросился ему в ноги с криком:

- Всё пропало, шеф! Базу расформируют!

Капитан знал, что после того, что они сделали с Нидой, Трауна срочно выдернули из отпуска прямо на Корусант на эшафот к Императору Палычу. А потом он узнал, что база стала самой худшей по итогам проверок всех имперских объектов.

- Как оно там у Палыча-то? Не сильно вам влетело? – со страхом спросил Парк.

- Влетело? По какой причине? – не понял чисс.

- Так ведь проверку мы с треском провалили, – опустив голову плакался капитан.

- Да, какая проверка? Пал Палыч вызвал меня на баяне поиграть. Поминки были. Тещу Таркина хоронили, – спокойно ответил Траун. – Только вот баян мне порвали, окаянные.

- Но база... – не унимался Парк.

- Утомил ты меня, капитан! – тяжело вздохнул Гранд Адмирал. – Ну, посмотрели мы с Палычем отчет. Ну, похихикали. Всё! В чем проблема-то?

С этими словами шеф важной походкой пошел по взлетной площадке. Все еще не веря своим ушам, Парк засеменил следом.

- Шеф, а что такое киперы? – вдруг поинтересовался капитан, догоняя шефа.

- Сними ремень со штанов! – приказал Траун, остановившись и окинув его наихитрейшим взглядом.

Парк перекрестился, понимая, что сейчас его будут пороть. И очень сильно. И больно. Он вытащил форменный ремень, опасливо протянув его Трауну. Гранд Адмирал взялся за петлю, закрепляющую обычно свободный конец ремня и загадочно поднял бровь.

- Кипер – это вот эта вот петля, Парк, – спокойно произнес он, показывая насколько все очевидно.

Капитан шумно облегченно выдохнул, забирая ремень обратно. Видимо, Нида тоже не знал, что это такое раз начал умничать тогда.

Позже они сидели с Калласом на крыльце и курили татуинскую “Приму”.

- Вот я не понимаю, Каллас, – жаловался Парк. – Какой хатт вот эту вот петельку придумал назвать кипером?

Он расстегнул бляху, чтобы показать агенту причину его негодования, но Каллас быстро окинул взглядом движение Парка и ретировался, решив, что лучше будет ему держаться от капитана подальше. Мало ли что?

Комментарий к Ревизорро Тост для Трауна написан по просьбе пользователя с ником “глаза на лбу”.

За идею спасибо Selewk.

====== Чисский грипп ======

Посвящается всем заболевшим гриппом и ОРВИ

Где-то в Неизведанных регионах на «Мстюне»

Прямую трансляцию итогов выборов на неканоничной для Империи планете Земля прервал экстренный выпуск новостей. На экране появилась дикторша-родианка с огромными, как блюдца, глазами:

«По последним данным различные пандемии охватывают всё больше и больше систем Галактической Империи. Туристам не рекомендуется посещать Эндор, так как местное население страдает эвокским бешенством. Больше всего подвержены заражению штурмовики и скауты без гравициклов. В Корпоративном секторе вовсю процветает птичий грипп, переносчиками которого является раса фоши. Рекомендуется отстреливать всех найденных ее представителей крупнокалиберной картечью из дробовика. Татуин захлестнула эпидемия свиного гриппа. В связи с этим Джабба Хатт уволил всех своих охранников-гаморреанцев, а отдел кадров его дворца открыл срочный набор на эту вакансию. По оценке специалистов ВОЗ в ближайшее время Муунилинст охватит массовая эпидемия воспаления хитрости, слоновий насморк ожидается на Нал Хатта, родианская диарея будет терроризировать Кессель, поскольку туда снова завезли просрочку. Особую тревогу эпидемиологов вызывает угроза распространения опасных штаммов джедайской шизофрении на Дагоба и имперского геморроя на Корусанте. Но самым опасным вирусом в настоящее время ученые считают ситскую импотенцию, которая хоть и не является смертельным заболеванием, но грозит лордам ситов полным вымиранием.»

— Как страшно жить, — выдал Косой, задумчиво жуя зубку чеснока.

— Хорошо хоть на нашем «Мстюне» работают профилактические меры, — добавил Каллас, отправляя в рот ломтик имбиря.

На столе сидела Чуня и вылизывала из пол-литровой банки остатки мёда, деловито похрюкивая.

— Ребятушки! У нас беда! — вбежал в кают-компанию капитан Парк, на ходу надевая ватно-марлевую повязку, — Гранд Адмирал ТРАМП…

— Кто? — в ужасе вскочили с кресел Косой и Каллас, вспоминая политинформацию, полученную с Земли.

— Тьфу! Марля в рот попала! — выругался Парк. — Гранд Адмирал Траун! Наш дорогой шеф вернулся с отпуска с Ксиллы заболевшим!

— Как? Он же сам мне хвалился, что чиссы никогда не болеют! — удивился Косой.

— А я ему говорил, чтобы шапку и шарфик надевал пока на горных лыжах катается! — недовольно буркнул Каллас. — Еще небось в сугробы влетал головой вперед!

— Он в медотсеке. Пойдемте навестим, — предложил капитан, протягивая ватно-марлевые намордники своим друзьям.

Раздался испуганный визг исаламири.

— Ох, Чуууня! — ласково произнес Косой. — Опять у тебя голова в банке застряла. Бедненькая.


На больничной койке облаченный в белую пижаму лежал зеленый Гранд Адмирал Траун. Слезившиеся глаза несчастного чисса потускнели и сделались оранжевыми. Из носа постоянно текло, поэтому в урночке на полу уже сформировалась гора использованных бумажных носовых платочков. Он постоянно чихал и кашлял. В общем видок у любимого шефа был сильно болезненный.

Поставив доктору фингал под глазом, трое имперцев с шумом вломились в шефскую палату, принеся с собой гостинцы. Заботливый Каллас повязал Трауну горло собственноручно связанным шерстяным шарфиком голубого цвета с вышитым красным готическим шрифтом слоганом «Kiss the chiss (◕‿◕)♡». Парк завязал самым сложнейшим морским узлом ожерелье из головок чеснока и также надел ему на шею. Чуня притащила в зубах носок с морской солью внутри (спёрла у Парка) и, свернувшись клубочком, улеглась под бок своему рабу, надеясь своим теплом хоть немного согреть его. Косой же приволок белого лебедя, а точнее утку. Еще точнее — судно в форме крестокрыла. Штурмовик тут же получил по шлему метко пущенной шефской тапочкой и был выставлен за дверь.

— Шеф, что с вами? — с сочувствием спросил капитан Парк, пихнув под ребра агента ИББ, снявшего шлем и траурно приложившего его к груди.

— А-а-а-пчхисссс! — выдал Траун, начав гнусавить. — Не гнаю. Гогтор говорит, что это какая-то огобая газновигность свиного гриппа.

— В наше время даже обычный грипп ведет себя по-свински, — попытался подбодрить начальство Каллас.

— Кха-кха-кха! Гогтор прегложил назвать ее grippe chissensis — чисский грипп! — почти гордо сказал Траун.

— А как это лечится? — спросил Парк.

— Пока нигто не знает. Ведь ПЧХИссы-то никогда не болеют. Я — пегвый сгучай. ИсклюПЧХИтельный!.. — говоря в нос, ответил Траун.

— Надо попробовать народными средствами! — констатировал Каллас.

Из-за двери показался шлем Косого:

— Меня мама всегда уринотерапией лечила! Ой! — в штурмовика полетел второй тапок.

— Из инфекционки я в детстве болел только ветрянкой. Может обмажем вас зеленкой? Или йодную сеточку сделаем? — предложил капитан.

Брови и так зеленого чисса сурово нахмурились.

— Самое действенное — это подышать над картошкой! Нуу, фруктом таким с Земли, — с видом опытного знатока выдал Каллас.

— Не буду я ги гад кагими фгуктами, поднятыми с земли, дышать! — смачно сморкаясь, возмутился Траун.

— Кха-кха-КХАаааа! — неожиданно закашлялся Каллас.

Все испуганно посмотрели на него.

— Да не волнуйтесь вы, это не грипп, это туберкулез! — весело успокоил коллег агент.

— Парг, гай-ка мге гвой сапог! — со злостью в голосе прогнусавил чисс.

— Шеф, я пошутил! Это была шутка! — выставил руки вперед Каллас, уворачиваясь от пролетающего мимо снаряда.

Парк активировал комлинк и громко произнес:

— Всему персоналу выдать специальные противогазы с фильтрами «Дыши как Вейдер!» У нас тут подозрение на туберкулез!

Хрюкнул ЧиссФон. «Хвораешь, Зайка? (* ̄ii ̄)». Траун тут же запустил трубкой в ближайшую стену.

— Опять Кренник троллит? — сочувственно спросил капитан и получил злобный потускнелый оранжевый взгляд. — А давайте я вам анекдот расскажу? Вчера кто-то на баш-орге выложил: Студенты говорят, что лучше иметь красное лицо и синий диплом, чем наоборот… Но будущий Гранд Адмирал Траун имел на этот счет свое мнение… Ой!

В Парка полетел его второй сапог и больно ударил каблуком прямо в лоб.

— Кыш! Оба-а-апчхи!

Капитан и агент вышли в коридор, где их дожидался сидящий на больничном крестокрыле Косой.

— Шефу совсем хреново. Может лучше завтра зайдем?


На следующее утро имперцы слушали жалобы доктора, которому больной чисс оформил второй фингал:

— Не хочет лечиться! Говорит, мы здесь все некомпетентны. Пытались банки ему ставить — он ими дроидам шнобеля разбил. Хотели капельницу сделать, так он глюкозу из бутылочки ртом выпил. Таблетки не ест, ссылаясь на то, что колёса в его родной Чиссландии считаются признаками дурного тона. Про клизму я вообще молчу. Знаете, я уже 30 лет в медицине, и в первый раз в жизни мне попался такой сумасшедший пациент, который не хочет лечиться.

Каллас приобнял несчастного врача и извинился за вчерашний фингал.

— А температура у него высокая? Жар есть? — спросил Косой.

— Температура 36,6, — вытирая слезы, ответил доктор.

— Так это же норма! — воскликнул Парк.

— Это для нас с вами норма, а у чиссов нормальная температура тела 34,5. Они же холоднокровные существа.

— Аааа! — выдал Косой, как будто что-то понял.

— Надо спасать шефа! — озвучил умную мыслю капитан Парк. — Докторов он не признает, так может хоть шаманы помогут?

— Таак, кто у нас в Галактике есть из шаманов? — Каллас начал загибать пальцы. — Датомирские ведьмы не подходят. Они превратят шефа в второго Саважа Опресса. Мастер Йода с ним даже разговаривать не станет. Да у них там и так джедайская шизофрения на Дагоба. Кейнан и Эзра… Нет! Лучше не вспоминать эти имена! Можно было бы Асоку Тано позвать, но она с Вейдером сильно рассорилась и обиделась на всю Империю.

— Джоруус Кʼбаот, — пробормотал Парк, — может быть его позовем. Однажды он к нам на Корулаг прилетал и лечил у детей простуду какой-то травой. То ли каннабис, то ли марихуана. Не помню.

— Тогда вызовем этого Кʼбаота! Он обязан вылечить шефа! — воскликнул Косой.


Из космического корабля «Раб-1» класса «Ока» по трапу спускался необычного вида старичок. Он был одет в рваные когда-то голубые джинсы, цветастую футболку с пятилопастным зеленым листочком, круглую вязанную шляпу с красными, желтыми, зелеными и черными полосами. У него была длинная борода, также окрашенная в самые разнообразные цвета, а на запястьях множество самых красивых фенечек. Он умиротворенно улыбался и тянул косячок из самокрутки.

— Спасибки, Боби, что подкинул! Гуд лак! — крикнул Кʼбаот водителю. — Эх, люблю путешествовать автостопом по Галактике на олдовых дальнобоях.

Сказать, что Косой, Каллас и Парк обалдели, значит ничего не сказать. Челюсти их уже давно закатились под ближайший СИД.

— Пиз, пипл! — поздоровался джедай-хиппи с тремя имперцами, составляя из пальцев обеих рук знак пацифика, представляющий собой кружок с тремя палочками.

— Ээээ… Вы Джоруус Кʼбаот? — удивленно спросил Парк.

— Йес-йес! Абсолютли! — закивал головой старичок, обдав Парка дымом из косяка. — Ну-с, и какой клюшке мне нужно указать истинный путь мира и процветания?

— Сейчас мы вас проводим, — оживился Косой. — А что вы курите?

— Это план мэйд бай ми, — гордо ответил хиппи, протягивая косяк Косому.

Твиʼлек снял шлем и, с удовольствием втянувшись, сначала позеленел, потом посинел, и рухнул на пол без сознания.

— Ништяковый табачок! Вставляет! — удовлетворенно сказал Кʼбаот, с любопытством рассматривая розового твиʼлека. — А он тоже хиппует? Наш стало быть! Пионер еще! Неопытный!

Они прошли в медотсек и к ним сразу подскочил обеспокоенный доктор.

— Капитан! Состояние Гранд Адмирала Трауна ухудшается с каждой минутой! Его настолько захватила болезнь, что он даже выгнал любимую исаламири!

— Спокуха, доктор-мэн! Ща мы с вашим парадняком затянемся, и усё будет ништяк! — и Кʼбаот дыхнул на врача, который тут же осел на пол от наркотических паров.

Джедай вошел в палату к Трауну, а Каллас, взяв на руки обиженную Чуню, опасливо покосился на Парка:

— Восс, а ты точно уверен, что это шаман?

— Теперь уже нет, — жалобно пропищал капитан, разгоняя ладонью дым от косяка.

Через час из-за двери послышался хохот и музыка группы «Битлс». Каллас и Парк опасливо нажали на кнопку «открыть». Из створок повалил белый терпкий дым. Послышались голоса.

— Видишь исаламири?

— Нет.

— И я нет. А она есть!

— Чисс это ведь как «пиз». Ништяк!

— Я восхищен! Как правильно? «Умат»?

— Йес-йес. Парадняк, погоняло у тебя просто улет! Миттʼрауʼнуруодо!

— С первого раза выговорил! А ты, дедуля, меня вставляешь!

— Держи еще косяк! Начинка из эфедрина. Мультики покажет.

— Только не «Повстанцы»! Меня от них уже тошнит!

— Погодь, ща «Саус Парк» тебе поставим!

— Давай споем: ви ол лив ин «Мстюн» спейс шип! «Мстюн» спейс шип! «Мстюн» спейс шип! Уау!

Надев противогазы и пробравшись сквозь дымовую завесу, Каллас и Парк увидели два силуэта, сидящих на подоконнике иллюминатора. Одним был старичок, усердно напихивающий траву в самокрутку, а вторым — бирюзовый Гранд Адмирал Траун с фиолетовыми глазами, опершийся спиной о стекло и взирающий куда-то вдаль. В руках у него дымился здоровенный косяк.

— О, смотри! Инопланетяне подъехали! — блаженно сказал старик, указывая пальцем в двух имперцев.

— Мэн, ты же знаешь, что инопланетян не существует! — упрекнул его Траун.

— Голяк! Их только на Земле не существует! — буркнул старичок, прикуривая от паяльника, — Скрестим дымки на брудершафт.

— Шеф? — несмело обратился к нему Парк.

— О, кэп! Пиз тебе! Айда к нам по косячку жахнем! — обрадовался Траун.

— С вами всё в порядке? — спросил Каллас.

— И ты подкатывай к нашему костру, Каллусёночек мой! — раскинул руки чисс.

— Святые гунганцы! Они же обкурились, как два эвока в лесу! — воскликнул Парк.

— Как же его лечить теперь и от гриппа, и от зависимости?

— Расслабьтесь, пиплы! Грипп этот я из вашего парадняка изгнал! А трава приносит только радость и пиииииз! — нетвердым языком проронил Кʼбаот, которого капитан и агент подхватили под руки и вывели из палаты.

— Посадим его на первую маршрутку до Вейланда. Отсюда только до Вейланда ходят, — быстро сказал Каллас, на ходу включая вентиляцию.

— Ээээй! Куды вы деда забрали? Мы с ним так ништяково скурились! — обиженно крикнул вслед мутноглазый Траун.

Избавившись от прожженого хиппи, имперцы занялись Гранд Адмиралом, сунув его сначала под холодный душ, а потом в пустую бакта-камеру, чтобы не шлялся по кораблю, как зомби. Косого повалили на кушетку, поставив ему капельницу с физраствором, и через сутки он наконец оклемался. А вот Траун еще три дня мультики смотрел, потом пять дней просто отсыпался, а прийдя наконец в себя, ничего и не вспомнил. Но хиппи слово сдержал: все симптомы гриппа исчезли!

Джоруус Кʼбаот, обкуривший всю маршрутку, прибыл на Вейланд и скайфовался с Пал Палычем. Они быстро нашли общий косяк, и старик понял, что на этой планетке он точно задержится надолго.

Комментарий к Чисский грипп За идею спасибо Selewk.

Автор ничего не курил! Автор писал сию главу под музыку Вивальди “Времена года”.

В процессе написания автор хорошо выучил слэнг хиппи.

Всем здоровья и не болеть этой зимой!

====== Нежданчик ======

Посвящается астрономам-любителям и барахольщикам

Однажды в далекой-далекой Галактике во время правления Императора Пал Палыча жил да был мальчуган, которого звали просто Славик. Умом он не блистал и имел очень скверный характер. Учиться он не любил, но благодаря своему папашке, который дружил с ректором Имперской Флотской Академии ему удалось поступить туда и с грехом пополам ее окончить. С полупинка любимой матушки, Славик кое-как продвигался по служебной лестнице и дослужился до звания капитана. Работать он не умел, потому что руки у него росли не оттуда, руководить тоже из-за мерзкого характера, драться — тем более. Единственное, что он более ли менее любил, так это сесть вечерком с бутылочкой крем-соды в одной руке и сладкой ватой в другой перед телеком и смотреть сериал «Кухня», вспоминая какие чудесные котлетки готовила его бабуля.

И вот однажды судьба в лице Орсона Кренника, разгневанного тупизной своего подопечного, заслала его на Рилот к моджахедам-твиʼлекам. Славик не был трусом, он просто не любил драк и попоек, однако Чам Синдулла нашел в нем отличный мячик для игры в галактический футбол. Так Славик стал снарядом. Он уже практически привык к своей участи, но на горизонте появился желтый шаттл «Ламборджини», привезший Гранд Адмирала Трауна, известного во всем флоте по прозвищу Синяк. Он прибыл на Рилот читать лекции по тактике и стратегии, а также проводить мастер-классы по разгону тви’лекских дебоширов. Славик, спавший на занятиях во время учебы в академии, рискнул заснуть и тут, абсолютно не учтя кем был его преподаватель.

Он спал безмятежным сном, немного посапывая, но тут какая-то сволочь посмела пихнуть его под ребра. Славик открыл глаза и увидел перед собой стоящего с указкой Трауна, чей алый цвет глаз мог вогнать в ступор кого угодно.

— О, вы уже проснулись? — вежливо поинтересовался Синяк. — Тогда я, пожалуй, продолжу.

Напугавшись слов препода, Славик и не заметил, как половина конспекта перекочевала с тетради на его лицо. Позже на зачете он нес такую чушь, что у Трауна начали сворачиваться в трубочку уши, а глаза приобрели ярко-пурпурный оттенок.

— Я задам вам последний вопрос, капитан Славин. От этого зависит получите вы сертификат или нет. Скажите-ка мне что такое склонение и прямое восхождение? (прим. автора: это оси системы небесных координат в астрономии, как меридианы и параллели на глобусе)

Славик, естессно, вообще ни в зуб ногой, ибо лекции по астронавигации были бессовестным образом проспаны. Но, как истинный имперский офицер, оказавшийся перед физиономией Вейдера, всё же постарался выкрутиться.

— Чтобы понять, что такое склонение, давайте просклоняем глагол «голосовать». Я голосую, ты голосуешь, он голосует, мы голосуем, вы голосуете…

— А они? — явно подыгрывая, спросил Траун, шутливо подняв бровь.

— А они посылают нас… к урнам, — не моргнув глазом ответил Славик.

— Так, видимо, граждане Императора Пал Палыча и выбирали, — задумчиво произнес Синяк. — Ну, и что же с прямым восхождением?

— Это, когда в гору прямо восходят новичок, значкист, разрядник и инструктор! – гордо выдал Славик, вспомнив как летел вниз головой с утеса, рискнув по глупости туда забраться.

— О, как! — удивился Траун, явно пытаясь скрыть улыбку. — Тогда еще один дополнительный вопрос. Что это?

Тут препод достал из большой упаковки большую треугольную штуку, приклеенную к золотистому блюдцу, с подзорной трубой и циферками на ней. В голове у Славика шевельнулась нехорошая мысль, когда в его руки попал данный объект. Такую штуку он видел первый раз в жизни. Она была такая необычная, красивая и скорее всего неприлично дорогущая…

— Вот хатт! — выругался молодой офицер, когда бесценнейшее произведение искусства, помнящее еще Николая Коперника, полетело на пол и разбилось к самой что ни на есть родианской бабушке.

Сильные руки Трауна вмиг подхватили Славика, а алый взгляд с яростью впился в испуганные глазища. Перед офицером пролетела вся его недолгая жизнь. Острые зубы чисса собрались впиться в мягкую плоть испуганного человека. Траун сильно и протяжно зашипел, собираясь сожрать его живьем, но вовремя взял себя в руки. Славик тогда бежал без оглядки через пол-Рилота, опасаясь мести Гранд Адмирала, но все кончилось тем, что ему впаяли выговор с занесением и пришла бумага о его полнейшей некомпетентности, как имперского офицера. А потом Траун добился того, что его отдали в рабство моджахеду Чаму навечно. Так Славик и стал заикой, а также любимой женой твиʼлека.


ИЗР «Мстюн», где-то в космосе

— То есть как это ты уезжаешь в отпуск на Рилот? — строго спросил Парка Траун. — Кто вместо тебя капитанить будет, пока я с Лэндо Калриссианом в онлайн морской бой играю?

— Меня там девушка ждет... Нума! — не унимался Восс. — Тем более, что вам оттуда пришлют другого капитана.

— Не нужен мне другой! — обиделся Траун. — А хотя… Уж не Славина ли?

— Точно. Его самого! — подтвердил капитан.

— Этот нехороший человек разбил мою астролябию! Ты понимаешь, что она бесценна! Она лично прощалась с Джордано Бруно, когда его на костер вели! — негодовал Траун. — Он же мне всю коллекцию антикварных предметов искусства перебьет!

— Ого, шеф! Вы даже ни разу не выругались! — поразился выдержке начальника Парк, пытаясь сменить тему.

— Дорогой мой капитан! – Траун с чувством собственного достоинства по-мужски приобнял Парка, – Интеллигентный чисс отличается от любого другого гражданина Империи прежде всего тем, что если ему на ногу упадет кирпич, он воскликнет «Ой! Какая неожиданность!», а не то, что обычно.

— Ну, отпустите отдохнуть! Ну, пожааалуйста! Я вам за это калакорей привезу целый ящик! — отчаянно клянчил Парк.

Чисс сразу оживился:

— Не калакорей, а каликори! Твиʼлекские тотемы… Ммм?… Ладно. Только не растеряй по дороге!

— Спасибо, шеф! — Парк радостно бросился обниматься к Трауну, спугнув с плеч Чуню.


-…, а теперь, капитан Славин, вы возьмете в руки швабру и ведро и отправитесь драить мой личный гальюн, — холодно смотря на Славика, отдал приказ Гранд Адмирал Траун.

— Ттттт…

— Не слышу! — грозно напыжился Траун, нахмурив выщипанные брови.

— Т-т-так то-то-точно… — промямлил несчастный имперский офицер, а затем поперся с красных глаз долой.

«Вот так вот! Отправили по обмену к голубому Гранд Адмиралу!» — с обидой подумал Славик, тащась в подсобку. Кораблем руководить ему естественно не дали, потому что в голове вместо мозгов одни эвоки, но ведь никто не знал (хотя Траун явно предполагал), что у Славика еще и руки не из того места растут. Но здесь было явно лучше, чем у Чама в чуме, где его заставляли вышивать крестиком неприличные картинки.

У подсобки вальяжно скрестив ноги и опершись о стену, стоял Каллас с хитрющим выражением лица.

— Ты у нас значит новенький. Славик, правильно? Я тут твое личное дело почитал. Скажи-ка, почему тебя Кренник выгнал?

— Я бы-бы-был его ли-ли-личной гла-ла-ла-ди-ди-дильной до-до-доской, н-н-но од-од-однажды п-п-по не-не-не-неосторо-ро-рожности про-ро-рожег е-е-е-его пы-пы-пы-лащ…

— Это ты очень правильно сделал, — захохотал агент, — хочешь загадку? Какая у тебя ассоциация на белый, синий и красный цвета?

Несчастный Славик затрясся от страха, вспоминая белый мундир, синюю кожу и красные глазища.

— Успокойся, парень! — похлопал его по плечу Каллас. — Это цвета знамени одного из диких кланов на планете Земля.

Даже не зайдя в гальюн, Славик умудрился устроить там потоп, залив несколько офицерских кают этажом ниже. Разозлившийся Траун впаял ему пять нарядов вне очереди и сделал строгое предупреждение, которое заключалось в том, что парень стал живой мишенью для штурмовиков на стрельбах. Естественно все они отчаянно мазали, и только лишь Косой взял да и пальнул из дробовика первосортной солью прямо по мягкому месту провинившегося.

Первым заданием оказался наряд на кабачки. В имперском флоте вместо картошки солдат в столовке кормили такой пищей. Но проблема была в том, что Славик никогда в жизни не видел этих овощей, даже не знал, как они выглядят. Поэтому он сначала вычистил ящик лука. А потом, заливаясь горючими слезами, очистил от иголок съедобные кактусы с Джакку. Обколовшись иголками и почти обрадовавшись, что наряд закончен, он понес полуфабрикаты на камбуз, и, подскользнувшись на шкурках, эпично влетел в большущую кастрюлю с кипящим борщом, превратив помещение в кровавую баню.

Во второй наряд ему была выдана Чуня и велено было ее выгулять на беговой дорожке в тренажерном зале. Славик в последний раз был в таком заведении еще в подростковом возрасте, по неосторожности туда заскочив, спасаясь от бегущих за ним гопников. В итоге накостыляли ему качки. Перепутав помещения, он зашел на стоянку с гравициклами. Поняв, что бегать со зверюгой ему ваще влом, Славик сел на гравицикл, крепко привязав поводок к рулю. Обрадованная Чуня радостно побежала впереди. На беду мимо проходил Косой, лузгая семечками. Унюхав запах еды, Чуня тут же рванула к твиʼлеку, таща за собой гравицикл. Не справившись с управлением, парень увидел, что поводок вот-вот развяжется. Славик потянул к рулю пальцы, но не успел, и гравицикл круто занесло, унося в ангар с AT-DP.

— Страйк! — обрадованно крикнул штурмовик, видя как Славик и гравицикл снесли к хаттовой матери все двуногие машины.

Третьим нарядом оказалось нанесение эмблем Империи на новенькие СИДы, присланные только что с конвейера. Силясь вспомнить, какой же там рисунок, Славик залез с телефона в Голонет. И нарисовал первую картинку, которую выдал ИмперГугл — красную звездную птицу Альянса повстанцев. Там даже было авторство сего изображения указано: Сабин Рен.

Когда эскадрон с провокационными эмблемами рванул в бой против повстанцев, коммандер Сато никак не мог понять, почему за них воюют вражеские СИДы. Пилоты истребителей увидели в таких эмблемах тайный замысел их великого гения и стали отстреливать своих, прикрывая повстанцев. Решив, что это очередная уловка Трауна, Сато позорно бежал с поля боя, прихватив с собой новенькие СИДы. Гранд Адмирал потом неделю не мог понять, почему его четко составленный план потерпел сокрушительное фиаско.

Четвертый наряд проходил в тюремном отсеке. Славику поручили помыть всех допросных дроидов IT-O. Налив полную ванну горячей воды и плюхнув туда целый пузырек пены, Славик принялся за дело. К концу помывки внушающие ужас черные круглые дроиды стали белыми приятными на ощупь мячиками.

“Таунтаун я безрогий! Это была не пена, а отбеливатель!” — взгрустнул Славик, читая этикетку.

Тут как раз пришел Каллас и забрал одного из них, чтобы как следует допросить Косого, куда тот нагло сныкал его плюшевого лунтика, с которым агент всегда засыпал. Закончилось всё тем, что IT-O, вместо того, чтобы пытать твиʼлека, стал рассказывать ему анекдоты про какого-то Вовочку, выведя из строя весь персонал тюрьмы, который катался по полу от смеха, держась за животы.

И наконец, пятый наряд совершенно случайно по незнанию прописал ему Косой, попросив вместо себя протереть пыль в каюте с антикварным барахлом шефа. Взяв махровую тряпочку, Славик вошел в импровизированный музей. Это было достаточно большое помещение, представлявшее собой нечто среднее между концертным залом филармонии и выставочной комнатой Эрмитажа. Здесь было столько всего интересного.

Картинная галерея состояла из самых серьезных интернет-мемов и демотиваторов, а также автографов различных персон, заключенных в рамочки. Самым крутым из них была размашистая подпись персонажа под именем Мистер Гопец: «Благаславляю семками тюбя, о, голубой пацанчег». Был также небольшой угол с личными сэлфи Трауна в разных позах.

Больше всего Славика поразила маленькая кунсткамера, в которой под хрупким стеклом лежали мифриловая кольчуга Фродо Бэггинса, маска Хищника, шляпа Боярского, кепка Ленина, усы Гитлера; в баночках со спиртом были помещены отрубленная кисть Джейме Ланнистера, челюсти Чужого, пятачок Хрюши, щупальце Дейви Джонса, даже от Теона Грейджоя весьма важный кусочек.

Самой огромной и крутой картиной была периодическая таблица алкогольных элементов под авторством некоего Джека Воробья, которую Славик тут же начал тщательно изучать, протирая тряпочкой латинские буквы, обозначающие тот или иной напиток. Он как раз дошел до 105-го элемента с аббревиатурой Xz, которая расшифровывалась, как «хрен его знает, что это», и крепостью 95 градусов, как пятиметровая стремянка под ним резко закачалась.

Оказывается, когда он зашел в барахолку, вместе с ним сюда тихой сапой прошмыгнула Чуня. Погуляв немного по музею и съев дорогущий алдераанский половик (купленный на распродаже), ей стало интересно, чем же там занимается тот парень на стремянке. Забравшись по ступеням, исаламири схватилась когтями за штанину.

— Ф-ф-фу! Кы-кы-кыш! — крикнул Славик, силясь вспомнить, как зовут зверюгу.

Исаламири бессовестно обхватила лапками колено, и он начал отчаянно дергать ногой, пытаясь скинуть существо. Чуня от такой наглости слегка обалдела, а потом вонзила острые зубки в мягкое седалище. С диким криком Славик взмахнул руками и красиво полетел вниз вместе с Чуней, стремянкой и отвалившейся таблицей. Грохот был неимоверный, все склянки со спиртом эпично взорвались, разбрасывая содержимое по помещению. Таблица разбила постамент с антикварным пулеметом товарища Сухова, который тут же дал длинную очередь по мемам, демам и сэлфи. Чуня обезумела от страха и залезла Славику под китель, яростно щекоча живот. Пытаясь отделаться от зверюги, он дернул ее за хвост и тут же словил укус в бок. Бегая по помещению и дико визжа, он врезался в зашедшего проверить как дела Косого. Штурмовик не растерялся и тут же промазал, не попав кулаком по кумполу. К счастью, в дверном проеме показался Каллас, ловкой подножкой остановивший удирающего Славика и выдернувший из-под кителя неудачника злющую исаламири.

— Каллас, похоже мы попали! — выдал штурмовик, оглядывая разгромленный алтарь искусства и обреченно крестясь.


Двое имперцев нервно топтались у двери, решая кто же из них осмелится сообщить шефу о непредвиденной печальке. Сжав кулачки, они решили выяснить это самым проверенным способом: через камень-ножницы-бумагу.

— Бумага! — воскликнул Косой.

— Ножницы! — выдал Каллас, снимая шлем. — Брат, мне было очень приятно с тобой работать! Ты — настоящий имперец! Хоть и розовый… хоть и твиʼлек…

Гранд Адмирал Траун находился в глубокой медитации, услаждая свой слух звуками органа, играющего из динамиков кавер-версию средневековой музыки Cantus Buranus. В руках он держал дротики, периодически метая их в крупный плакат формата А1 с карикатурным изображением Орсона Кренника. Косой тихо скользнул сквозь створки автоматической двери, уронив при этом бластер, который с громким лязгом грохнулся на пол. Глаза Трауна слегка сощурились:

- Оставь меня, Косой. Я в печали...

Косой прислушался и с видом истинного музыкального критика торжественно выдал:

— О, Моцарт, «Полет шмеля»!

Раздался тяжелый разочарованный вздох. «Все таки большинство людей ничегошеньки не понимают в искусстве музыки», — с горечью подумал Гранд Адмирал.

«Теперь я наверняка узнаю, что будет, если отвлечь медитирующего чисса», — подумал Косой.

— Чего хотел-то? — грустно спросил Траун, кладя ладонь под щеку и попадая очередным дротиком в шнобель соперника.

— Там, это… Шеф… Славик в вашем музее порядок наводил…

— ЧТО??? — закричал чисс, мигом срываясь с адмиральского кресла и, снеся Косого, бросился в дверной проем.

Увидев, что произошло в его храме искусства, чисский интеллигент сначала онемел, потом почернел, а затем выдал такую длинную тираду отборных ругательств на чеунхе, что у Косого заложило уши, а Каллас рухнул на пол, как будто спасаясь от взрыва ядерной бомбы. Хватая испуганного Славика за шкирку, он потащил его по коридору в ближайший ангар.

— Я тебя на мелкие кусочки порежу и скормлю Чуне! Нет! Сначала в космос отправлю, потом отдам Чуне!

Зашвырнув Славика в ближайший шаттл, он послал его далеко и надолго в только одному ему известное место.

— Шеф, может его Джаббе Хатту продадим? — предложил Косой, высовываясь из укрытия.

— Или повстанцам сбагрим, чтоб им веселее жилось? — добавил Каллас, выставив перед собой бо-винтовку.

— Нет, — буркнул недовольный Траун, все еще пылая ненавистью, — он отправится на одну из лун Нирауана и в будущем станет моим биологическим оружием против троллинга Кренника!

Он крутанулся на каблуке и отправился в свое разгромленное святилище горевать над разбитыми погремушечками и спасать уцелевшее барахло.

— Есть! — обрадованно воскликнул агент, воспроизводя запись шефской ругани с диктофона, когда Траун соизволил покинуть ангар.

...Косой и Каллас уже пятый день сидели в библиотеке, перерывая всевозможные словари на чеунхе, но им всё никак не удавалось найти перевод того замечательного двенадцатиэтажного мата, который давеча выдал их шеф. А Траун, заметив, что его подчиненные уже который день читают книжки, выписал им хорошую премию, которую они все равно пропьют.

Комментарий к Нежданчик Мистер Гопец – https://www.youtube.com/watch?v=F6cPn9DHsSQ

Имеются ввиду средневековые песни, адаптированные немецкой фолк-группой “Corvus Corax”.

Альбомы: Cantus Buranus I и Cantus Buranus II (оригиналы).

Cantus Buranus – Das Orgelwerk (органная версия) – то, что слушал Траун.

Мега-вещь!!!

Написано по заявке Violet Bird

====== В гости к эвокам ======

Посвящается ягодникам и грибникам

Эндор, Внешнее кольцо

Безмятежную болтовню эвоков в густом лесу нарушил гул двигателей, достойный Формулы-1. Из-за плотных крон высоких деревьев на посадку не мог зайти желтый шаттл «Ламборджини». Из днища высунулся толстый канат, по которому спустились три фигуры. Ну, как спустились… Одна ловко спрыгнула вниз, вторая с грохотом упала, а третья использовала первые две как посадочную площадку для своего туловища.

Туристы выглядели очень необычно. Один из них был в белом мундире, вьетнамской шляпе на голове, с синим лицом и в темных очках. Он держал в руках гербарную сетку, блокнот и карандаш. Второй турист, облаченный в белую броню штурмовика с камуфляжно прочерченными серыми полосами, держал в руках корзинку. Третий же нес на себе китель имперского офицера и малиновые шлепанцы вместо сапог, а на груди болталось здоровущее фоторужье фирмы «Калашников».

— Так, у меня в списке 6 видов растений, которые нужно обязательно найти и сделать гербарий! Ой!.. — на фигуру во вьетнамке сверху плюхнулась серая исаламири и стала вылизывать ей лицо.

— А мне нужно найти грибочки! Самые, что ни на есть вставляющие! — произнесла фигура с корзинкой.

— А я вообще с вами никуда не пойду! Я буду птичек и зверушек из фоторужья щелкать! — буркнула третья.

— Давайте сэлфи сделаем? Не каждый же день в лес выбираемся! — предложила фигура штурмовика.

— Симметрично! — одобрил турист во вьетнамке, доставая ЧиссФон. Толпа мигом сгрудилась вокруг фотографа. Все дружно стали корчить рожи, выпячивать губы и приставлять рожки друг к другу. Сделав примерно полсотни кадров, они стали выбирать, какой же из них выложить в ГолоНет, чтобы словить побольше лайков.

— Ооо, господа гусары!.. Не тянем мы! — расстроился сэлфимэйкер, — Нас уже агент Каллас опередил. Да, еще как! Не надо было его в отпуск отправлять!

Все заглянули в экран и увидели в приложении «Ин100грамм» 15-секундное видео их замечательного коллеги, опытного разведчика, начинающего алкоголика и просто хорошего человека в центральном фонтане Корусанта с бутылкой водки в руке, шапке-ушанке со смотрящими в разные стороны ушками и в тельняшке, бессовестно орущего: «За ИБэБэ!!!»

— День Имперского Бюро Безопастности отмечает, козлина! — озвучил его верный собутыльник в белой броне, рассматривая другие фотки, где вышеупомянутый персонаж разбивает бутылки о шлема алой стражи.

— Рассредоточиться по лесу! — приказал тот, что во вьетнамке, и все по пластунски поползли по своим гадким делишкам.

Траун. Раскрыв перед собой гербарную сетку, чисс-ботаник аккуратно укладывал листочки, веточки и цветочки разных растений внутрь, любовно их расправляя. Сверяясь со своим списком, он обнаружил, что нашел пять видов травени из шести.

Во-первых, подскользнувшись и упав в канаву с ряской, он выудил оттуда замечательный водный одуванчик с крайне специфическим запахом гуталина.

— Одуванчик хера! — гордо произнес Траун, выставляя травищу перед собой на вытянутой руке. — Отличное название придумали для него травковеды! Отправлю Пал Палычу. Пущай геморрой лечит.

Во-вторых, забравшись в колючие заросли крапивы и обжегшись там настолько, что цвет кожи стал красным, чисс плюхнулся мягким местом на что-то невероятно колючее и сдавлено зашипел. Вынув это нечто из-под себя, он подпрыгнул от радости и ударился головой о низко висящую ветку. Из глаз посыпались разноцветные искры, но это не омрачило радость от находки.

— Зопник! — любовно выдал он, дуя на исколотые пальцы. — Колючий! Его листики я зашью в кресло, которое подарю Креннику. Будут ему приключения на пятую точку!

В-третьих, увидев большое красивое дерево с серебристыми сердцевидными листиками, он тут же попытался на него забраться. После нескольких фееричных падений, ему все же удалось добраться до самой нижней ветки, но она с хрустом отломалась и плюхнулась на землю рядом с Трауном.

— И этого хватит, — бурчал себе под нос чисс, обрывая листочки. — Замечательное растение лох серебристый! На день Смешного Валентиныча разошлю всем Гранд Адмиралам и Гранд Моффам. Пусть знают, кем они являются на самом деле!

В-четвертых, забравшись на старое престарое кладбище эвоков, он стал с усердием рвать оранжевую пушистую траву с могил одной рукой и креститься другой.

— Ох, простите меня, усопшие мишутки, что оскверняю ваши могилы, но эта трава – окопник – послужит самой праведной цели! — оправдывался Траун. — Я сделаю из нее несколько косяков и отправлю всей съемочной группе сериала «Повстанцы». Может быть у них хоть тогда нормальные идеи в головах появятся… Аминь!

В-пятых, он обрадованно залез в густые заросли эндорского репейника и стал выкапывать из земли крупные розовые корешки в форме пивных бутылок.

— А из этого я сделаю отвар, которым будут похмеляться мои любимые офицеры! — гордо произнес он. — Корни бухарника — лучшее средство после перепоя!

Восс Парк. Смотря на густой лес сквозь камеру объектива, Восс Парк никак не мог навести прицел на бооольшушего зеленого тонконогого стрепыздика. Эта наглая сволочь постоянно перепрыгивала с ветки на ветку, не давая сфокусировать технику.

— Да, остановись же ты! — бурчал себе под нос Парк. — Едрит твою джеонозиец!

Неожиданно на дуло объектива села красивая птичка с широкими большими перьями на голове. Капитан взмахнул рукой, пытаясь отогнать крылатую тварюгу, но она взяла и с силой долбанула по пальцу острым клювом. Парк выронил ружье и с громким визгом стал кататься по траве, крича нелицеприятные проклятия. Его фуражка упала с головы, и птичка, нагло стрельнув глазами, подхватила предмет одежды.

— Куда? Верни на родину! — крикнул Парк, подпрыгивая и хватая козырек. Птичка выпустила добычу и с яростным ором бросилась клевать незащищенную макушку капитана. Кое-как отбившись от нее, он нырнул в заросли кустарника.

— Удод! — крикнула птичка.

— Сам ты — удод! — обиделся Парк, но тут же прикусил язык, увидев, что на него летит целая стая этих удодов.

Здорово труханув, он побежал вперед не разбирая дороги и нырнул в пустую сердцевину упавшего дерева. Раздались шлепки, хлопанье крыльев и удары клювов о древесину.

«Гадят на брёвнышко с поправкой на ветер,» — подумал Парк, со страху забывший, как дышать.

Через некоторое время все стихло, и человек заметил, что выбраться из бревна он не в состоянии. Он застрял, как Винни Пух в кроличьей норе. Отчаянно дрыгая ногами и не по-детски матерясь, капитан поклялся, что больше никогда не будет жрать мак-даковские бургеры, занявшись наконец спортом. Его нечеловеческий визг прервали мягкие шаги. На другом конце упавшего ствола в дыру залез красивый черненький зверек с длинным носиком. Парк мигом заткнулся, наводя на зверушку фоторужье.

— Пох… Нет! Нах… Тоже нет! Тых… Да, ёлки-палки! — бормотал капитан, делая отличные кадры и пытаясь вспомнить, как называется животное. — А! Вот! Выхухоль!

Зверюшка подошла к объективу и обнюхала его. У Парка мелькнула в голове нехорошая мысль, когда выхухоль стала издавать хохочущие звуки. В тот же момент кто-то снял с него шлепанцы и стал самым неприличным образом щекотать пятки имперскому офицеру.

— Аааа-ха-ха-ха! — заверещал он, извиваясь всем телом, но ствол держал его крепко. Щекотка была самой ужасной пыткой в Империи. Сзади раздалось какое-то веселое бормотание. Парк визжал, плакал, переходил на фальцет, но те сволочи не останавливались.

— Ты чего орешь на весь лес? Это тебе не библиотека! — вдруг раздался знакомый голос. В отверстие перед лицом страдающего капитана заглянули красные глаза.

— Шеф! Ахахах! Спасите! Они меня защекочут до смерти! Ахахах! – клянчил Парк.

Закатившая глаза физиономия шефа исчезла, а щекотание прекратилось. Минуту стояла гробовая тишина. Парк уже почти подумал, что любимый шеф решил его бросить, как неожиданно, ему прямо в седалище вонзилось что-то острое. Капитан заверещал сразу ультразвуком и мигом выскочил из жарких объятий ствола, пропахав головой несколько метров земли.

— Вот так надо гуманоидов дрессировать! — услышал он голос шефа и обернулся.

Перед Трауном, держащим в руках острое деревянное копье, прыгало два десятка радостных эвоков. Увидев, что человек валяется на земле, эвоки быстро подбежали к нему и стали щекотать ребра.

— Аааа! Нееет! Шеееф! — неистово кричал Парк, отбиваясь от плюшевых мишек.

— Фьюююить! — просвистел Траун, и эвоки стали просто весело обнимать человека, свиснув из кармана кошелек, стянув капитанские часы, а также оторвав пластину со знаком отличия.

Пара маленьких мишек забралась в пустой ствол и через минуту они начали доставать оттуда палки колбасы, сала и ветчины.

— О! Да у них тут тайник! — воскликнул Траун. — Тааак! Колбаса докторская, колбаса кандидатская, кошерное сало… Ребята, я с вами дружу!

Косой и Чуня. Отправив вперед исаламири на шлейке, Косой полз, пытаясь нюхать землю забралом своего шлема. Он прибыл на Эндор открывать грибной сезон. Ведь только здесь растут эти прекрасные живые существа, дарящие радость и непередаваемые ощущения при галлюциногенном эффекте. Взломав комп у шефа, он выудил оттуда личное дело исаламири и обнаружил, что эти зверушки могут прекрасно находить на запах такие грибочки под опавшей листвой. Исаламири собственно и питались исключительно галлюциногенными грибами у себя на Миркре, поэтому и обладали способностью нокаутировать в открытом бою не только джедаев, но и ситов, тупо на них посмотрев.

Исаламири с видом опытного нюхача засунула рыло в опавшие листья и упорно искала что-нибудь съестное. Неожиданно долгожданный запах тонкой струйкой залез в ее ноздрю. Чуня радостно взяла след и бросилась вперед, таща за собой Косого, чьи прорези в шлеме забило перегнившими листьями. Тут земля под ними провалилась, и горе-грибник с домашним животным рухнули в глубокую яму. Чертыхаясь и громко кряхтя, Косой снял дурацкий шлем и огляделся. В подземелье явно пахло навозом. Сфокусировав зрение, штурмовик увидел, что Чуня тыкается рылом в что-то святящееся зеленоватым светом. Он сделал шаг вперед и ту же подскользнулся, выронив винтовку, плюхнувшуюся ему прямо на голову.

— О, грибочки! — обрадовался штурмовик, почесывая ушибленную макушку.

Корзинка мигом оказалась у него в руках, а пальцами, как граблями он стал хватать ядовито-зеленые вонючие грибы. Чуня перестала жевать и посмотрела на него, как на идиота.

— Чуня! Ты красава моя! — подбодрил ее Косой. — Это же гриб навозник! От него так вставляет, что на первой космической скорости можно сразу вылететь на орбиту Эндора, прихватив с собой парочку эвоков! Только вот потом от запаха отбиваться…

Зверюга напряженно слушала, что болтает Косой, а потом сощурила злобно глазки-бусинки, признавая в нем конкурента, и стала жадно поглощать оставшиеся грибы. Косой понял в чем дело, и вместе они наперегонки принялись собирать галлюционгены, пихая друг друга, ворча и похрюкивая.

Выбравшись из ямы, они набрели на болото, где завязнув по пояс, а также извозившись в мутной жиже нашли еще один гриб пестрой радужной окраски. Чуня подпрыгнула к нему и, лизнув, сразу перекрасилась из серого цвета в фиолетовый в крапинку, а в глазах поплыли круги.

— Ох-хо-хо! — потирая руки, обрадовался Косой — Это же маразмеус! Один кусочек и ты забудешь обо всем на свете, а сознание твое покинет пределы Галактики и будет распевать песни вместе с южань-вонгскими монахами.

Исаламири явно кайфонула, пытаясь подняться на ноги и снова падая. Косой взял ее на руки, тупо смотря как она мечтательно повизгивает, явно словив какой-то глюк.

— Чуня, ты знаешь, что ты — свинья? — спросил штурмовик, кладя животное в корзинку.

Зверюга удивленно подняла голову и прохрюкала:

— Хрю-хто? Хрю-я?

— О, как тебя плющит! — погладил исаламири Косой, внимательно смотря под ноги и надеясь отыскать еще один очень важный дар природы.

Поскольку Чуня оказалась выведена из строя, штурмовик до самого вечера прошлялся по чащобе, так ничего и не найдя, кроме каких-то кактусов, которые пристали к его белой броне и никак не отлипали. Исаламири громко храпела в корзинке с грибочками. В сумерках штурмовик увидел впереди свет от костра.

— Ауууу! — закричал Косой, выбегая на свет.

— Опа-на! Твиʼлек до ветру пошел – майхуению нашел! — раздался неестественно веселый голос, за которым последовало многочисленное кваканье.

Оглядевшись, Косой обнаружил, что находится на большой поляне, в центре которой горел здоровущий костер. Вокруг него сидела (точнее лежала и ржала) примерно сотня эвоков, капитан Восс Парк и Гранд Адмирал Траун. Вождь эвоков забрался на плечи чиссу, надев его вьетнамку и малиновые шлепанцы капитана. Он явно чувствовал себя звездой сегодняшней вечеринки.

— Давай к нам! Мы тут с эвоками весёлками балуемся! — прохихикал Парк, у которого вместо зрачков уже нарисовались черные спирали.

— И без меня! Гады! — обиделся Косой. — Я эту дурь весь день искал! От нее штырит так, что можно в параллельный мир слетать!

— Майхуения! — заржал Траун, подходя к Косому и выщипывая пинцетом прилипшие кактусы.

— Шеф, вы же вроде не матерились никогда на общегале? — удивился штурмовик.

Траун окинул его веселым взглядом и важно заявил, сунув под нос кактус:

— Ругаются плебеи! А это майхуения! Мы ей из Славика дух заикания будем изгонять!

— Шеф, вы ботаник, блин! — ругнулся Косой и тут же получил от сидящего на плечах Трауна вождя шматом сала по наглой розовой морде.

Наевшись кошерного сала, вся веселая компания решила словить общий глюк и отправиться в параллельную Вселенную. Эвокский шаман приготовил галлюциногенные весёлки, раздавая их всем страждущим.

— Пристегните ремни! — скомандовал Косой. — Мы входим в глючное иллюзорное гиперпространство!

Эвоков сразу разогнало до четвертой космической скорости. Их сознание покинуло пределы Галактики, отправившись на поиски приключений. Чтобы достигнуть нирваны, а заодно и убежавших эвоков, имперцам понадобилась двойная доза. После веселого путешествия по чертогам разума они всей сумасшедшей компанией прибыли в во Вселенную Песни Льда и Пламени. Траун, как гениальный военачальник, тут же сформировал из сотни эвоков батальон и в течение двух дней завоевал не только Семь Королевств, но и весь Эссос вместе с дотракийцами, а заодно разбил армию нежити. Так, чисто поприкалываться. Джордж Мартин, увидев такие дела в своем воображаемом мире, тут же переписал пятую книгу и назвал ее «Game of Thrawn». В итоге на Железном троне он оставил самого адекватного жителя Вестероса – толстяка Сэмвелла Тарли. Вернувшись в реальный мир, имперцы тут же включили эвоков в новое боевое подразделение «Глючные медведи». Так появились у них новые ржачные союзники.

Комментарий к В гости к эвокам На написание концовки вдохновила эта картинка https://static1.squarespace.com/static/52bde4c8e4b0171d9d779fa5/t/5404d176e4b01b550b3e79b5/1409601921131/

Все упомянутые растения, грибы и животные реальны)

Бухарник – Holcus, трава из злаков.

Окопник – Symphytum, многолетняя трава из семейства Бурачниковые.

Зопник колючий – Phlomis pungens, очень крутая трава из семейства Яснотковые.

Лох серебристый – Elaeagnus argentea, деревья и кусты из семейства Лоховые, родственники облепихи.

Майхуения – Maihuenia, очень няшный маленький кактус из Чили.

Taraxacum herae – так и есть одуванчик хера.

Весёлка, Фаллюс нескромный, Сморчок вонючий – это всё одно и то же, Phallus impudicus.

Навозник – Coprinus, грибы, родственники шампиньонов.

Негниючник, он же Marasmius – без комментариев.

Стрепыздик – по-украински кузнечик, вроде бы... не помню точно.

====== Имперский форсаж ======

Система Префсбелт, Внешнее кольцо

Гордый имперский звездный разрушитель «Спотыкач» патрулировал выход из гиперпространственного маршрута. Крутящий в одной руке черно-белый жезл адмирал Константин пальцами другой руки задумчиво чесал репу, рассматривая дисплей регулирования скорости движения космического транспорта.

«Какого хатта я согласился играть в „Дурака“ с Таркином не на раздевание, а на желание», — со злостью думал адмирал, вспоминая, как лихо Гранд Мофф добавил на плечи его форменного кителя шестерочные погоны. — «Кто ж знал, что мерзкий старикашка по приколу отправит меня на неделю в космическое ГИБДД ловить нарушителей движения?»

Он как раз залез в Ин100грамм Натаси Даалы, чтобы полюбоваться откровенными фотками, как неожиданно в ГолоНете на сайте КосмоПробки, вкладка которого всегда была открыта на компе, пришло сообщение в чат: «Пацаны! На трассе Кессель-Префсбелт гайцы стоят?» Адмирал Константин, как честный исполнительный имперский офицер тут же напечатал нерадивому пилоту ответку: «Стоим! Чё хотел-то?» Но ответа так и не получил.

Из гиперпространства, разгоняя космическую пыль, с ревом вышел СИД-шаттл класса «Бентли». У Костика был нюх на такие тачки, и он тут же взмахнул своим жезлом, яростно матерясь по громкой связи. «Бентли» красиво пристыковался, опустив стеклоподъемничек. Адмирал заглянул в салон, представляясь по уставу и салютуя:

— Адмирал Константин, старший инспектор космического ГИБДД… — тут он осекся, глядя на пустое место за штурвалом. — А вы в курсе, что едете без пилота?

— А что, какие-то проблемы? — раздался суровый недоуменный голос, за которым последовало хриплое зловещее шипение дыхательной маски.

— Ой! Пы-пы-прошу прощения, лорд Вейдер! — мигом стушевался Костик, взглянув на пассажирское сиденье и увидев там фигуру в шлеме. — Можете проезжать…

— И тебе не задохнуться, — проворчал Дарт Вейдер и, подумав, добавил. — Запомни, гаец, без головного убора честь не отдают!

— Эвокская медведиха мне в жены! — выругался Константин, натягивая фуражку на черепушку, в то время, как «Бентли» обдал звездный разушитель облачком выхлопных газов.

Тут же из гипера вылетел дальнобой, едва не въехав в «Спотыкачу» в лобовое стекло. Лихо развернувшись, он рванул через двойную-сплошную. В динамиках послышались красивейшие кореллианские выраженица в адрес имперского транспорта.

— Нет, с Камазом «Соколик Один Косарь» Хэна Соло я связываться не буду! — в сердцах рыкнул адмирал Константин.

И тут наконец-то появилась потенциальная жертва. Медленно и печально из гиперпространства вывалился потрепанный эль-жигулёнок «Копейка». Его планетарные двигатели еле-еле работали, бока были помяты, лобовое стекло треснуто, а гипердвигатели висели на соплях. Костик со всей душей взмахнул полосатым жезлом, подражая лучшим магам Хогвартса, и красиво выругался по общей частоте.

Кое-как пристыковавшись и руками открыв стекло, из «Копейки» высунулось знакомое лицо. Сфокусировав зрение на адмирале, старшем инспекторе ГИБДД, оно расплылось в довольной улыбке:

— Костян! Ты что ли?

— Каллас! Опять пьяный за рулем? — воскликнул Костик, явно обрадовавшись появлению старого собутыльника.

— Что значит — опять, адмиралище? Я стёклый, как трезвышко! — парировал заплетающийся язык агента ИББ. — Товарища в Академию флота на Префсбелт IV везу на пилота эль-челнока учиться. А то Палыч, зараза, велел всех водил посокращать к хаттам. Теперь мой шеф, Гранд Адмирал Траун, в печальке. Без водителя-то!

— Ставь своё ведро в ангар! Я тебя подкину! — сказал адмирал Константин, приказав рулевому завести двигатели «Спотыкача».

— Крутяк! — гаркнул Каллас, доставая ящик пива.


В Академии флота агент Каллас сдал груз в виде штурмовика Т-1000 самому лучшему инструктору по полетам, доблестному имперскому офицеру, бывшему водителю маршрутки, пилоту СИДа-болида, настоящему асу и многократному победителю безумных гонок Татуина — барону Сунтиру Фелу, более известному по прозвищу «Эпик Фэйл».

— Эй, ара, здэрова! — поприветствовал нового ученика бородатый Фел.

— Хаюшки! — отозвался Косой, крепко пожимая руку легендарному пилоту.

Попрощавшись с лучшим другом, Косой мигом направился на экскурсию по большущей академии. Сунтир Фел показал ему ангары, где находились совершенно разные имперские машины самых лучших производителей. Особого внимания заслуживали эль-челноки производства «Авто-Кренник-ВАЗ»: от «Копейки» до «Десятки».

— МашЫна звэрь! С мэста рвет прямо под соточку! — рассказывал Фел, бережно поглаживая «Девятку». — Толькэ дэтали пэрэодычески отвалываются.

В соседнем ангаре были представлены суперскоростные СИДы завода «Верфи Клювата»: «Лохи», «Жмурики», «Колесники», «Катушки» и «Дуры».

— А вот эти птычки — вапсче пэсня! — на глазах у барона выступили слезы, настолько он любил СИДы. — Двыгател-вулкан! Скораст-мэтэор! А вот и моя лашадка!

Пилот любовно погладил свой СИД-болид «Катушку», чмокнув в дюзы, и пригласил Косого прокатиться с ветерком.

— Да, можэш нэ прыстёгыватся, — осадил он штурмовика, ищущего ремень безопасности, — мэня на трассэ пол-Галактыкы боитса.

С этими словами он вдарил на газ, стартанув сразу с 150 км/ч. Косого силой вжало в сиденье, и он почувствовал, что зря согласился на такую авантюру. Слушая рассказы Фела о своей птичке, он краем глаза заметил еще один транспорт, быстро приближающийся к ним.

— Вэдж, ара, красавэц! — крикнул в шлемофон Фел и тут же пояснил Косому. — Мы с этим павстанцэм лубим гонять на пэрэгонки.

Крестокрыл «Бугатти» Веджа Антиллеса и СИД-болид Фела погнали по пустынным улицам небольшого городка, расположенного рядом с академией.

— Дэржись крэпчэ, Косой! Сэйчас я пакажу тэбэ, что такое настояшчий стрыт-рэйсинг! — обрадованно сказал барон, одной рукой закуривая, а второй откупоривая бутылочку пива.

— Рууууль! — заверещал штурмовик, вцепляясь в подлокотники кресла.

— Спакуха! — совершенно невозмутимо парировал Фел. — Запомны главное правыло: бывшых маршрутчиков нэ бываэт!

Смотря на бешено мелькающие мимо улицы и дома, Косой сообразил, что, по-видимому, в ходе эволюции, у водителей маршруток на Татуине выросла дополнительная пара рук для удерживания штурвала и третий глаз на затылке. А еще он понял, что его сейчас стошнит. Ведж и Фел вели свои машины дюза в дюзу, не желая уступать, но тут на горизонте загорелся красный свет. Барон вдарил по тормозам, отчего Косой всей своей массой впечатался в лобовое стекло.

— Ара, толко нэ надо мнэ машину ломать! — возмутился Фел, выкидывая пивную бутылку в окно.

Они стояли на светофоре грозно рыча двигателями и готовые дальше ринуться в бой. Тут сзади неспешно подъехал Эзра на гравицикле. Окинув взглядом две крутые тачки, молодой падаван посмотрел по сторонам и спокойно проехал на красный свет. В конец обалделый Ведж по общей частоте связался с Фелом:

— Здрям, конкурэнт! Смотри-ка, школота-то совсем оборзела!

— Вапсчэ слов нэт! — согласился барон и погрозил шкету кулаком.

Поскольку ни имперский солдат, ни боец Альянса детей не обижают (на самом деле в зоне видимости показался Зеб, демонстративно поигрывающий мускулами), Фел и Ведж забили на Эзру и, как только зажегся желтый свет, сразу рванули с места с песней в стратосферу. Сделав бочку, штопор и мертвую петлю, барон увидел, что тви’лек от такого сумасшедшего полета сейчас загадит ему весь салон давеча выпитым элем. Послав Вежда к черту, он рванул обратно к базе, опуская стекло у бокового окна и выталкивая голову Косого на воздух.

После головокружительного полета с бывшим маршрутчиком, штурмовика колбасило еще двое суток. Да так, что он даже не смог попробовать настоящее коррелианское домашнее вино, которое предложил ему инструктор. СИДы теперь вызывали у него страх, поэтому Фел предоставил ему вполне приличный эль-челнок «Четверку» с большой надписью «У» на верхнем крыле.

Ощущая себя самым трезвым тви’леком во всей Галактике, Косой тут же уселся на сиденье и пристегнул ремень.

— Ара, ти мэня удывляешь, да? — Фел смотрел на него негодующим взглядом.

— Как так? Я же еще не поехал, — не понял штурмовик.

— Как ти вапсчэ поедешь, если призэмлылся на заднэе сыденье? — инструктор начал ржать.

Косой понял, что совсем не прав и боязливо вместился в кресло пилота, судорожно схватившись за штурвал. Дрожащими руками он вставил ключ зажигания и с нескольких попыток, но завел «Четверку». В общем-то первое занятие прошло довольно неплохо, не смотря на то, что у штурмовика никак не получалось отличить педаль тормоза от педали газа, и еще попасть в них ногами. Юморной, но весьма толерантный к неродивому ученику, Фел тут же обозвал его «педальтоником». Также Косой несколько раз умудрился переключить передачу двумя руками, держа при этом штурвал своими длинными лекку, на что барон одобрительно закивал, говоря, что зачатки истинного маршрутчика у тви’лека определенно есть. Остановившись на орбитальном перекрестке, Косой быстро облачился в скафандр и вышел в открытый космос.

— Дарагой, ти куды собрался? — не понял Фел, жуя сыр-косичку.

— Хочу взглянуть, едет ли кто-нибудь за углом, — отозвался по рации штурмовик, и тут же его едва не сбила шустрая «Газель», вынырнувшая с ночной стороны планеты.

— Откуда пешеходы в космосе? Якорь мне в глотку! — раздался раздраженный женский голос в динамике.

— Гера, пардонь земляка! — мигом извинился Косой, забираясь обратно в челнок.

— Понабирают по объявлению! — рыкнула пилот «Призрака» и нырнула в гиперпространство.

Однако Косой всё же лоханулся при посадке челнока. Он хотел красиво въехать в ангар, но как обычно не вписался в ворота, припарковавшись в итоге на крыше имперской столовки.

— А вот здэсь готовят самый лучший шашлык! — обрадовался Фел, таща ученика в забегаловку.

На тесте по сдаче теории Косой также отличился. На вопрос «кто первый проедет, если на перекрестке стоят эль-челнок, звездный разрушитель, маршрутка и лэндспидер?» штурмовик, не задумываясь, вписал в графу ответы «таксист-бомбила». Далее он написал, что дорожные знаки нужны для того, чтобы такие, как адмирал Константин, могли иметь стабильный дополнительный заработок. Потом он гордо чирканул, что, если пилот не матерится за штурвалом, то либо он не следит за дорогой, либо он — чисс. Несмотря на худший результат среди всех учеников, штурмовик получил высший балл за креативное мышление.

Сдавая практику, Косой сбил десять пешеходов, сломал пять заграждений, не вписался в поворот и угодил прямо в черную дыру, чем едва не довел Сунтира Фела до инфаркта. Из черной дыры они вдвоем выплывали по вакууму в скафандрах с реактивными ранцами. Несчастный инструктор наконец понял, с кем имеет дело, и вжавшись в сиденье во время очередной практики, тихо молился:

— О, велыкий Ныхылус, спасы и сахраны! Да нэ павышу я голос на учэника маего… Да нэ атарву ему рукы за штурвал, нэ в ту сторону павэрнувшие… Да нэ павыдергиваю ногы его крывые, ны на ту пыдаль нажавшие…

Ровно через неделю разбившего в дребезги десяток учебных машин Косого барон Фел волевым решением отправил обратно в Неизведанные регионы, естественно, без водительских прав. Погрузив нерадивое туловище в пассажирское сиденье своего СИДа-болида, он лично взялся доставить имперского придурка к Трауну, чтобы тот никогда больше не присылал своих солдат к нему в академию.

— Эй, осторожно! Не дрова везешь! — проворчал Косой, когда Фел загнул очередную замысловатую фигуру высшего пилотажа, выпендриваясь перед «Спотыкачем» Костика. От потоков солнечного ветра, вызванного сумасшедшей ездой имперского аса, звездный разрушитель резко закрутило, как юлу. А Фел, пожелав Костяну купить наконец права, сиганул в гиперпространство.


Около системы Нирауан образовалась дикая пробка в несколько световых лет. Юужань-вонгские военные тачки вермахта — «Пантеры», «Тигры» и «Маусы» — выстроились в очередь, чтобы надрать мягкое место имперскому интеллигенту, неспешно обстреливавшему из лазерных пушек «Мстюна» очередную пущенную в него вражескую консервную банку с надписью «Траун —капут!»

— Да что им тут, мёдом что ли намазано? — разозлился Косой.

— Сэйчас я пакажю этим скилэтам, гидэ ботаны ночуют! — ругнулся лучший пилот Империи, давя на газ и входя в колокол. — Вот тэпэрь прыстэгнись!

СИД-болид элегантно подрезал большущий «Тигр», а из бокового стекла показался феловский неприличный жест. Вражеский пилот резко тормознул, в результате чего большая колонна превратилась в смятый паровозик из врезавшихся друг в друга военных машинок. Включив аварийку, Фел пустился в шикарный дрифт, отправив в кювет из колец планеты десятка два «Пантер», где они феерично взорвались при столкновении с астероидами. Увидев на границе системы красивую комету, барон пустил в нее торпеду. В результате меткого попадания, небесное тело резко изменило курс, грозно направившись прямиком в стадо «Маусов». Испуганные дерзостью имперского аса юужань-вонги быстро смотали удочки и рванули в гиперпространство подальше от этого сумасшедшего, выкрикивая «Шайсе» по громкой связи.

— Я этих юужань-вонгов уот так уот дэлаль! — победно зигуя, удовлетворенно проронил Сунтир Фел.

— Товарищ учитель, теперь я понял, почему тебя называют Эпик Фэйлом! — обратился к нему Косой, у которого глаза были как блюдца, а лекку вытянулись вверх, как у зайца уши, — пока ты делал юужань-вонгов, я тебе кажется случайно пассажирское кресло это самое…

Тяжело вздохнув и покачав головой, Фел направил свою птичку в ангар «Мстюна», предварительно поприветствовав разрушитель эстетичной фигурой высшего пилотажа под названием «танцующий марсианин». Это вызвало ответное и не менее красивое переливание габаритных огней, возвещая о том, что Траун по достоинству оценил мастерство имперского аса.

— Гидэ тэбэ остановить? — спросил пилот, туша хабарик о штурмовицкую броню.

— Вон у серенькой исаламири в дальнем конце, — указал пальцем Косой.

— У пэрэдних лап или у задных? — уточнил Фел, резко надавив на тормоз.

— У средних! — вставил шпильку штурмовик, наблюдая, как пилот лихо крутанул штурвал, заставив СИД-болид несколько раз крутануться и опустить посадочный трап в двух сантиметрах от черных сапог испуганного капитана Парка.

— Благодарствую, что остудили мне кофе ветерком от вашей красавицы, барон Фел! — важно произнес Траун, отпивая из маленькой фарфоровой чашки и отогнув мизинец, как настоящий эстет.

— Синый ара, здарова! — гаркнул ас, таща за шкирку дрожащего Косого. — С этим нычего нэльзя сдэлать! Мэдэцина здэсь бэссыльна…

 — Косой, ты молодец! С важной стратегической задачей справился! Объявляю тебе благодарность! — Гранд Адмирал пожал тви’леку руку, а Парк тут же налил ему сто грамм перцовки для успокоения.

— С какой такой задачэй? — не понял Фел, смачно харкая на пол.

— Видите ли, штурмовик Т-1000 был отправлен к вам для того, чтобы проверить ваши летные навыки и поведение в бою, — важно ответил Траун, хитро сощурив красные глаза. — Теперь я точно знаю, какой пилот мне нужен. Поздравляю, вы приняты в мою элитную эскадилью! Гонорар — двадцать баранов в месяц.

— Вах! — обрадовался Фел, которому уже порядком надоело учить всяких подростков типа Тайко Селчу, Биггса Дарклайтера и Хобби Кливиана, которые потом всё равно переходили на сторону повстанцев, привлеченные дешевой выпивкой и развязным образом жизни. — Толькэ у мэня одно условие.

— Интим не предлагать! — тут же напыжился Траун, а Чуня у него на плечах злобно хрюкнула, готовая тут же защитить своего раба, ежели что не так.

— Сит с вами, Гранд Адмырал! — успокоил его барон Фел, тут же добавив. — Купы варежка зымняя и носки с начёсам. Скыдка сдэлаю…

Комментарий к Имперский форсаж Текст про Костика написан под впечатлением серии “Стальной отряд”

Идея от Sovufka_Vikki

====== Стреляй-беги! ======

Хот, Внешнее кольцо

На термометре было 238,15 градусов по Кельвину, —31 градус по Фаренгейту и —35 градусов по Цельсию. Царил непередаваемый холод. Падал легкий снег. Косой, Каллас и Парк с красными носами, завернувшись в здоровенные шубы, прижались друг к другу и смотрели на бодрого и веселого Гранд Адмирала Трауна.

— Погода конечно не идеальна — слишком тепло, — заумно вещал их шеф, даже не потрудившись надеть шапку, — но на лыжах прокатиться можно.

С этими словами он достал четыре пары лыж и начал профессионально смазывать поверхность таунтаунским салом. Исаламири, одетая в теплый красивый желтый костюмчик, от холода забралась в капюшон к своему рабу и, свернувшись калачиком, закрыла лапками мордочку.

— Шеф, а может по сто пятьдесят грамм? Для согрева! — робко предложил Парк, брови и ресницы которого заиндевели так, что он напоминал Снегурочку.

— Лучше триста! — вставил Косой, у которого под шлемом лекку уже примерзли к металлическим частям.

— Триста тридцать! — поднял планку Каллас, и тут же добавил, отряхивая иней с бакенбард. — Каждому!

Траун скорчил обиженную рожу, поражаясь неустойчивости к холоду человеческой и твиʼлекской рас, и протянул им термофляжку с горячим фруктовым глинтвейном. Тут же из капюшона высунулось чунино пяло, заинтересованно принюхиваясь. Пришлось также дать выпить пятьдесят грамм и исаламири. Они хотели распить живительный ресурс на четверых, но шеф отрицательно покачал головой, выставив руку вперед:

— До обеда не употребляю!

У Косого тут же металлическое горлышко прилипло к губам.

— Блин, Косой! — выругался Парк, пытаясь освободить из ледяного плена орало нерадивого штурмовика.

— Ммм!.. — с ужасом заверещал Т-1000, когда они вдвоем с Калласом стали тянуть фляжку на себя, как репку из земли.

— Вот учу я вас учу, а всё без толку… — пробурчал себе под нос Траун, усердно втирая в кожу лица детский крем «Морозко».

Наконец имперцам удалось освободить своего коллегу из жаркого поцелуя с горлышком фляги, а шеф, схватив подчиненного за шкирку, тут же стал смазывать пострадавшие губы гигиенической помадой

— Шеееф! — заверещал Косой, пытаясь освободиться. — Прекратите! Я же не голубой, чтобы помадой пользоваться!

Траун тут же отпустил его, не соображая к чему было это заявление и судорожно смотря в маленькое зеркало то на себя, то переводя взгляд на твиʼлека. Он упорно силился понять, при чем тут вообще цвет кожи.

Наконец, все стали разбирать лыжи. Прокатившись немного по лесу и постреляв для тренировочки на стрельбище, как настоящий снайпер, Траун понял, что его его подчиненные не только не приспособлены к холоду, но и абсолютно некомпетентны в зимних видах спорта. Точнее, в самом благородном из них — великом чисском биатлоне. Во-первых, штурмовик Косой при совершенно потрясающей работе не только ногами, но и лекку, совершенно не умел стрелять. Он выпустил всю обойму в мишень, ни разу не попав, но завалив позади нее несколько крупных елок. Во-вторых, агент Каллас — идеальная, казалось бы стрельба, но совершенно не соображает, как ходить на лыжах. Спускаясь вниз с горы, он умудрился врезаться в берлогу с вампой, а потом еще двадцать километров убегать от нее, наворачивая круги вокруг большущего валуна. Пока агент бегал, вампа присела на корточки и закурила, дожидаясь, пока человек выдохнется, чтобы потом объяснить ему, что он не прав. Капитан Парк же заставил Трауна неприлично фэйспалмить и снимать происходящее на видео ЧиссФона. Этот виртуоз в вождении имперского звездного разрушителя надел на ноги палки, а отталкивался лыжами… При чем их загнутыми концами. И ладно бы так, но упорный Восс, не желая отставать от своих более успешных коллег, прошел таким образом около пяти километров, не доехав до стрельбища всего нескольких шагов. Разочарованный своими товарищами, Траун одолжил у Калласа бо-винтовку и продолжил тренировку, отправив остальную имперскую ораву лепить снежных баб.

— Я сказал — лепить, а не клеить! — крикнул он в догонку завязшим в сугробе по пояс имперцам и тут же был закидан снежками.


— Добрый день, дорогие друзья! С вами самый лучший биатлонный комментатор не только в Солнечной системе, но и во всей Галактике — Дмитрий Губерниев. Сейчас я нахожусь на планете Хот, где через несколько минут начнется необычная эстафета.

Да, друзья! Император всея Галактики несравненный Пал Палыч лично вытащил меня лучом захвата летающей тарелки из комментаторской кабины стадиона Лужники, где я озвучивал скучнейший футбольный матч Спартак — ЦСКА. Так сказать, свиньи против коней. И знаете, я конечно предполагал, что меня когда-нибудь заберут зеленые человечки, но чтобы сам владыка сит… Что-то мы отвлеклись. Так вот, Пал Палыч попросил меня прокомментировать межгалактические соревнования по АТ-АТ-ашному биатлону.

Мы с вами знаем, дорогие телезрители, что такое настоящий зимний биатлон. Мы радовались летнему биатлону. Мы также видели потрясающий танковый биатлон. Но то, что будет происходить здесь — никогда не проводилось ни в одной части Галактики. Сегодня будут происходить эстафетные гонки на имперских четырехногих шагоходах, и мы выясним, какой же тип этих громоздких машин самый крутой!

Давайте же, друзья, посмотрим на участников. На соревнования заявлены три стоящие друг друга команды.

Все равны, как на подбор, с ними развалюха, железо и мотор! Вот так можно охарактеризовать команду ветеранов-клонов на старых машинах АТ-ТЕ времен Клонических войн. Старички решили доказать всей Галактике, что у них не отсырел еще порох в пороховницах! В эстафете принимают участие Коуди, Грэгор, Вульф и Рэкс. Прям три танкиста и собака, уважаемые друзья!

Спонсором следующей команды является сам Дарт Вейдер, который в случае поражения, гарантировано пообещал придушить спортсменов. Вот это мотивация! Вот это накал! Нашей сборной по футболу подобный менеджмент не помешал бы! В эстафете принимают участие Кендал Оззель, спортивная форма которого под вопросом; Фирмус Пиетт — парень, который опять свалит всю вину на кого-нибудь; Лорт Гнида… Ой, простите, Нида; и Максимиллиан Вирс — просто Максимка! Настоящие прожженые имперские вояки поведут в бой проверенные тачки АТ-АТ.

И наконец третья самая пафосная команда выступает с эмблемой Авто-Кренник-ВАЗ. Сюда входят самые лучшие ученые Галактики: Гален Эрсо, парень, который умрет первым; Бевел Лемелиск, которого потом несколько раз клонируют; Титус Бром, человек-мусорщик; и самый блистательный из них из всех, обладатель почетного белого плаща от Версаче — Орсон Кренник. Лучшие умы Империи поведут в бой новенькие АТ-АСТ, чтобы доказать всей Галактике, что они могут производить не только разоряющие бюджет и ничерта не окупающиеся Звёзды Смерти. Кстати именно АТ-АСТ сегодня выступают в желтых майках лидера.

Отмечу, друзья, что была заявлена четвертая команда, состоящая из джедаев Кейнана Джарруса, Эзры Бриджера, Асоки Тано и Кайла Катарна, но, поскольку у них был выявлен естественный допинг в крови в виде мидихлориан, спортсмены были дисквалифицированы. Да, это вам не мельдоний, дорогие телезрители!

Спортсмены вывели машины на старт и уже готовы рвануть галопом на трассу, но у нас небольшая заминка, дамы и господа! У главного судьи адмирала Константина заклинило бластер, а свисток примерз к губам. Что делается? Какой накал! Какие эмоции! Посмотрите, к нему подбежала губернатор Аринда Прайс и отвесила смачного пинка. Она засунула два пальца в рот и пронзительно засвистела. И тут же… Туут же машины АТ рванули вперед! Ну, что же. Старт дан, дорогие телезрители! Ура!

Прекрасная погода, идеальная лыжня, ни ветерка… то, что обычно бывает против российских биатлонистов, заставило имперцев высекать искры из сугробов! Посмотрите, что делает Гален Эрсо! Он пытается рысью сбежать с трассы! Но, метким выстрелом из ракетлаунчера Кренник возвращает спортсмена обратно. Коуди берет лидерство, пуская АТ-ТЕ на брюхе под гору, как настоящий бобслеист. Из кустов его прикрывает Рэкс, отчаянно паля из снайперки в идущего вторым АТ-АТ Оззеля.

А вот и первый огневой рубеж, друзья! Лежка! И, вы посмотрите, что делают машины АТ! Они подгибают ножки и ложатся! Даааа, такого даже в танковом биатлоне не встретишь! И чисто отстрелял лишь Коуди. Слава клонам-штурмовикам! Оззель — два промаха, и остальным членам его команды стало труднее дышать. Эрсо — один промах. Наших имперцев ждут дополнительные круги.

Коуди, взлохмачивая снег, галопом летит к следующему рубежу. Как говорится, кто на стоечке постарается, тот на финише будет пить шампанское! Ой-ой-ой! Что творят! На стойке машины АТ встают на задние лапы! Дааа, такого Галактика еще не видела! Коуди — снова чисто! С большим отрывом клон полетел вперед. Мне нравится этот парень! Оззель — пять из пяти! И его команда вздохнула свободно. Эрсо застрелился — пять дополнительных кругов. Орсон Кренник бегает по кромке стрельбища и машет здоровенным кнутом.

У клонов эстафету принимает Вульф. Кстати он случайно не родственник немецкого биатлониста Александра Вольфа? Хотя, тогда получается, что Джанго Фетт тоже должен быт замечен в родственных связях. Из вейдеровцев бежит Фирмус Пиетт, и, знаете, от этого парня всегда можно ожидать какой-нибудь подлянки. Лемелиск принимает эстафету у Эрсо, которому тут же стали бить мордало телохранители Кренника.

Знаете, дорогие телезрители, без Якоба Фака-то скучно. И не только в биатлоне, как понимаете… Зрительские трибуны напряжены до предела.

Тем временем АТ-ТЕ Вульфа плюхается на лежку, поднимая облако снега. Клоны сегодня стреляют как швейцарские часы… только подпольные! Пиетт, похоже, заблудился в трех соснах. Неужели Вейдер не установил на АТ-АТ навигаторы? Вот жлоб! Лемелиск поднимается на вторую строчку, обходя вейдеровца, и хорошо закрывает все мишени.

Что творится? Это невероятно! Шагоход Вульфа запнулся и кубарем слетел с трассы в глубокий овраг, теряя механические ноги. Нет, не Чип и Дейл, а целая россыпь штурмовиков прибежала на помощь несчастному спортсмену… Но это не помогло, и команда клонов к сожалению сходит с дистанции… А ведь начали-то за здравие!

Тем временем Лемелиск позорно заваливает стойку и специально для него звучит песня «Здравствуй, мой родной штрафной круг». Пиетт показывает ему неприличный жест и обгоняет таки, феерично громыхая здоровенными ножищами. Клоны Коуди, Рэкс и Грэгор помогают выбраться Вульфу из разбитого АТ-ТЕ. Вот это взаимовыручка, друзья!

Какой накал страстей, дамы и господа! Пиетт уронил свою машину в ста метрах от финишной прямой, и Гниде… Ой, простите! Ниде пришлось сдать назад, чтобы забрать эстафету. На трассу феерично вылетает Титус Бром, получив сразу два пинка: от конечности АТ-АСТ Лемелиска и лично от Орсона Кренника, который теперь прыгает вдоль трибун, держась за ушибленную ногу и громко чертыхаясь. Наконец, Орсон засунул в снег свой разгорячённый орган! Я, конечно же, о ноге, а не о том, о чём вы подумали…

А спонсор нашего показа — водка «Я — император» завода Пал Палыча. Абсолютной власти вам, лэйдис энд джентельмен!

Нида летит вперед, распугивая стадо таунтаунов. Прямо в задний бампер ему жарко дышит Бром. Ммм! Волнительно! На трех подряд контрольных отметках тренер прокричал Лорту Ниде: — 35, — 40, — 50. И слышно, слыыышно, как имперский спортсмен удивленно крикнул: «Вот это похолодало!»

Эта парочка Бром-Нида на лежке все-таки застрелилась, промахнувшись по всем мишеням. И, пока неудачники бегут свои штрафные круги, мы видим, что клон Грэгор выбегает со стрельбища с черным маркером в руках. Оригинально — взять и нарисовать несуществующие мишени на белом заборе!

И кто же? Кто же будет лучшим? АТ-АТ или АТ-АСТ? Ой, что-то проблемы с трансляцией у нас, не дай бог инопланетяне пожаловали. Ан нет! просто Пал Палыч решил устроить шикарный фейерверк из молний, поэтому нашу съемочную группу и телевизионные камеры слегка закоротило.

А тем временем, друзья, Бром и Нида на стойке! АТ-АСТ стреляет безотказно, как автомат Калашникова, и Бром летит к финишу, как ракета земля-земля. Нида последним выстрелом мажет. Он таким удивленным взглядом проводил последнюю пулю, как будто мишень встала и пошла ему на встречу с лазерным мечом наперевес. Вот, Гнида! На штрафной круг беги! Работай ногами!

Орсон Кренник выходит на заключительный этап эстафеты, и, по-моему, он явный лидер. Так что не стоит ждать, что прилетят инопланетяне и заберут у АТ-АСТ Орсона сразу четыре ноги. Замечательный имперский генерал Максимка Вирс оригинально перенял эстафету у Ниды, швырнув в него свой шлем из-под опущенного стекла кабины водителя. Правильно, ему же не хочется почувствовать на себе всю убийственную мощь темной стороны!

Посмотрим, что делается на трибунах. Дарт Вейдер прыгает и подгоняет своих, размахивая флагом 501-го легиона. Палыч сидит в 3D-очках и смотрит на табло статистики, надеясь увидеть там новый фильм от Джеймса Кэмерона. Губернатор Прайс и Исанн Айсард пьют на брудершафт горячий глинтвейн. Натаси Даала посылает воздушные поцелуйчики бегущему по трассе Вирсу. Со стороны на нее ревниво смотрит Уилхафф Таркин, сжимая кулаки. А в секторе штурмовиков происходит свой биатлон: пока бежишь за шнапсом, стреляешь сигареты. Инквизиторы во главе с пауʼаном Пашкой вырезали световыми мечами из глыбы льда скульптуру ситского храма в натуральную величину, а Мара Джейд написала на заборе «Тимоти Зан, я ваша на веки!»

А что же у нас на трассе, друзья? Боже мой! Пресвятые джедаи! Препротивнейшие ситы! Кренник сломя голову несет свой АТ-АСТ на маленького детеныша вампы, случайно выползшего на дорогу. Он его задавит! Кренник, стой! Тормози, живодёр! Я сейчас закончу вообще всё!

Но смотрите! Смотрите, что происходит! Из-под копыт АТ-АСТ появляется лыжник, просочившись между ними неуловимой вермишелью. Он подхватывает маленького вампу и закидывает себе на спину, продолжая красиво работать палками и ногами. А почему у него лицо синее? Наверное, местный алкаш вылез покататься. И еще, я такого никогда не видел, чтобы лыжник освещал себе дорогу красными фарами. Это ж какая стадия алкоголизма должна быть в эпикризе?

Неизвестный синемордый красноглазый парень подъезжает на стрельбище и отдает вампу в заботливые руки капитана Парка. И, посмотрите, он достает из-за спины винтовку, ложится и целится в черные кружечки. Бах! Одним выстрелом сразу три мишени! Профессионал! А кто же ему передергивает затвор? Это же исаламири! Вот на крупном плане видно, как она лихо работает лапками. Отличная команда! Чистая стрельба. Беги, синий чувак!

Орсон Кренник, похоже, слегка удивлен появлением нового участника. Он промазал последним выстрелом и заходит на злосчастный штрафной круг, давая возможность Вирсу подобраться ближе. Ай, да Максимка! Ай, да молодец! Пять из пяти! Жми, АТ-АТашечка!

Вирс и Кренник нагоняют биатлониста, взлохмачивая снег бампер к бамперу. И трибуны громко скандируют имя нашей синей лошадки: «Траун! Траун! Траун!» Все втроем они подходят к последнему огневому рубежу. Вот сейчас здесь всё решится, дамы и господа!

Мы видим, как Траун становится в красивейшую стойку, достает телефон и… делает сэлфи?.. Я сейчас выбегу из комментаторской кабины, потому что это невозможно больше комментировать! Вирс мажет третьим выстрелом, Кренник затупил на последнем. АТ-АТ и АТ-АСТ бегут штрафной круг. А что же Траун? Он неспешно закрывает все мишени, фоткаясь после каждого выстрела. Вот это даааа!.. Может, он и не человек вовсе, этот Траун, может, его с другой планеты прислали к нам, друзья? Нет, он не соткан из того же теста, что и мы с вами. Вот тот, кто не думает ни о материальных благах, ни о девушках красивых… Велик он и могуч. Практически как русский язык.

А сейчас, друзья мои, нас ожидает зубодробительный финиш! Видим, как Кренник, Вирс и Траун пересекают последнюю контрольную отсечку буквально ноздря в ноздрю. И финишная прямая! Отвесив толпе на трибунах галантный поклон, Траун включает ускорение, оставляя преследователей далеко позади. Есть! Он феерично пересекает красную линию. Это победа, дорогие друзья! У меня нет слов!.. АТ-АТ и АТ-АСТ по сравнению с синелицым сейчас находятся в… как бы помягче сказать, в арьергарде! И финишируют одновременно! Невероятно! Похоже на пьедестале на месте с циферкой два будет немного тесновато…

Невероятная гонка! Драматичный финал! Имперцы жгут! С вами был Дмитрий Губерниев! Любите биатлон! До новых встреч! А я пошел брать автограф у короля сегодняшней трассы.


— Вот тебе, бабушка, и чиссов день! — воскликнул Палыч, подбегая к Гранд Адмиралу Трауну.

— Ваше Темнейшество, я вынужден подать рапорт! — негодовал Траун. — Откуда на лыжно-биатлонной трассе пасутся шагоходы? Они в своем уме — учения здесь проводить?

— Да, какой рапорт, мой синекожий спортсмен! Ты понимаешь, что ты сделал имперские шагоходы? Мы теперь будем вместо них покупать чиссов у Доминации! Сэкономим бюджет на оборонке! — радовался Император, вручая ему кубок победителя и вешая на шею сразу четыре золотые медали.

Обвешанный трофеями Траун направился к Дарту Вейдеру, пытающемуся одновременно задушить всех четырех своих спортсменов. Он плюхнулся в сугроб, сжимая в кулаках не только руки, но и пальцы ног. Получив от чисса кубком по шлему, темный лорд ослабил хватку, обалдев от такой наглости.

— Нехорошо слабых обижать! — погрозил пальцем ситу Траун и потянул Вирсу связку с медалями и кубок. — Держи, Вирс! Заслужил!

— А вы? — промямлил судорожно хватающий воздух генерал, раздавая медальки своим товарищам по команде.

— А я просто покататься вышел, — пожал плечами Траун, многозначительно взглянув на Ниду и снова обратившись к Вирсу. — Запомни генерал, настоящий Гранд Адмирал в детские игры не играет! Тем более, что медали внутри шоколадные. Безвкусица!

Из АТ-АСТ, кряхтя и почесывая мягкое место, вылез Орсон Кренник:

— Какой мудрец напихал в мое кресло пилота какую-то колючую траву? — рычал он, а потом повернулся к Трауну и нежно пропел, — Ну, что же, Блистательнейший, вам удалось вырвать одно очко, но счет все еще в мою пользу: 3-2.

— Смею с вами не согласиться. Не одно очко, а два! — торжествующе поправил его чисс. — Агент Каллас зашил в кресло в вашем шагоходе собранный мной зопник колючий. Так что ваш травмированный хвост — результат моей четко спланированной стратегии. Счет равный: три-три, Великолепнейший!

И тут же один из черных штурмовиков-телохранителей снял шлем, весело сверкая светлыми бакенбардами. Кренник от злости заскрипел зубами, снимая черную кожаную перчатку и демонстративно бросая ее к ногам интеллигента:

— Дуэль!

Исаламири тут же спрыгнула с плеч своего раба и стала потрошить этот элемент костюма, отрывая пальцы.

— Вызов принят, Орсон Батькович!

Комментарий к Стреляй-беги! Для написания текста было взято и переработано много цитат Дмитрия Губерниева, так что это не плагиат + две цитаты Георгия Черданцева.

Идея от Sovufka_Vikki

Биатлон специально для AngelЛина

Идея для исаламири в капюшоне взята отсюда https://66.media.tumblr.com/0bd68d713f9ded90ae6cb4b3e3426e0b/tumblr_ns3lv6cmhy1rytkhdo1_500.png

====== Явный агентишка ======

Комментарий к Явный агентишка ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Крайне НЕ рекомендуется к прочтению ярым фанатам агента Калласа (Каллуса)!!!

Незапланированная глава...

Автор просто не смог пройти мимо!

Для создания необходимого эффекта просьба читать данную главу под музыку из к/ф “17 мгновений весны”.

Посвящается Дэвиду Ойелоуо, голосу агента Калласа

Газета «The Imperial Times». Специальный выпуск после серии «Звездные войны: Повстанцы — Тайный агент». Колонка с анекдотами.

«Совершенно секретно! Лично в руки! Губернатору Лотала Аринде Прайс! От Фалкрама была перехвачена шифровка!..»

Агент Каллас прекратил печатать и задумался: «А может всё-таки написать ей, что от меня?»

У Калласа вблизи Имперского дворца сломался лэндспидер, он вышел и стал копаться в моторе.

— Агент Каллас, вы — повстанец, — сказал проходивший мимо Гранд Адмирал Траун. — Истинный имперец непременно обратился бы на завод, где было сделано сие транспортное средство, и расстрелял бы всех причастных рабочих.

Губернатор Прайс заходит в свой кабинет и видит агента Калласа, роющегося у нее в датападе с секретными документами.

— Что вы здесь делаете, агент Каллас? — спрашивает Прайс.

— Маршрутку жду — отвечает Каллас.

— Маршрутки здесь не ходят.

— Они нигде не ходят, у маршруток нет ног, — парировал Каллас.

Аринда вышла из кабинета взять в автомате чашечку кофе и обдумать сложившуюся ситуацию. А когда она вернулась, Калласа не было в кабинете.

«Уехал», — подумала Прайс.

Агент Каллас шел по лесу и увидел голубые ели. Голубые не только ели, но еще и пили.

«К Гранд Адмиралу Трауну родственники приехали», — догадался агент ИББ.

Агент Каллас вышел на лестничную клетку в многоэтажке и услышал шаги на три этажа выше.

«Это, должно быть, Прайс», — подумал агент ИББ.

«Да, это я!», — подумала губернатор Лотала.

Агент Каллас ехал на гравицикле со скоростью 70 км/ч. Рядом рысью бежал Гранд Адмирал Траун и делал вид, что прогуливается.

Агент Каллас шел по ночной столице Лотала и напоролся на Прайс. После долгих дебатов и торгов, он все-таки сбил цену и заночевал у нее.

После окончательного разгрома Галактической Империи Каллас предложил свои услуги юужань-вонгам. Слишком уж он привык работать сразу на две ставки…

Император Пал Палыч понял, что проиграл войну с Альянсом, когда в уборной его дворца стали появляться надписи «здесь был Фалкрам» и «Империи капут».

Агент Каллас хорошо знал, что Траун, как истинный имперец, чистокровный чисс и Гранд Адмирал Имперского флота, не может иметь нетрадиционную ориентацию, не смотря на довольно-таки располагающий цвет кожи. И, тем не менее, фраза «А Вас, агент Каллас, я попрошу остаться» его таки не на шутку напрягла.

Каждый раз, увидев в небе клин СИДов, летевший за «Призраком», агент Каллас тихо про себя матерился, вытягивался по стойке смирно и отдавал честь…

Агент Каллас сидел в людном кафе. Вдруг откуда ни возьмись появился пьяный капитан Слэйвэн и закричал:

— Повстанцы — сволочи!

Все с укоризной посмотрели на этого офицера и подумали: «Как же он мог сказать такое при Фалкраме?»

Гранд Адмирал Траун спрашивает:

— Агент Каллас, от вас отчетливо несет дымом… вы опять курили в прихожей Имперского дворца?!

— Что вы, Гранд Адмирал! Я давеча ездил на Атоллон, повидать своего вербовщика Гаразеба Оррелиоза, — ответил Каллас и подумал: «А не сболтнул ли я чего лишнего?..»

У своего дома агент Каллас увидел бездомного лот-кота.

— Дурашка, — позвал его Каллас.

— Сам ты дурашка! Я от коммандера Сато, — ответил лот-котик.

Адмирал Константин читает Трауну досье:

— Агент Каллас, кодовый номер ISB-021, характер — нордический…

— Погодите минуточку!.. «Нордический»… «Северный», значит… Это что, получается, Каллас — отморозок?

Агент Каллас как-то решил разыграть Трауна на Первое апреля.

— Гранд Адмирал, а вы знаете, что я — Фалкрам?

— Не знаю! — в свою очередь разыграл Калласа Траун.

Идет агент Каллас по улице, и тут ему на голову падает шлем штурмовика.

— Вот те раз! — пробормотал Каллас, почесывая ушибленный кумпол.

— Вот те два! — сказал Траун, запуская в него второй шлем.

— Вот те три! — вторила ему губернатор Прайс, швыряя в агента третий шлем.

Приходит агент Каллас к Трауну и говорит:

— Знаете, Гранд Адмирал, должен Вам признаться. Я — Фалкрам, тайный агент повстанцев.

— Вам еще повезло, мой дорогой агент! Вон Бевел Лемелиск и Кайл Катарн, оказывается, вообще теперь вне канона.

Каллас, Траун, Прайс и Таркин играли в преферанс. В тот вечер агент Каллас проигрался. Но Каллас умел делать хорошую мину при плохой игре.

После того, как Каллас покинул компанию, мина сработала…

Агент Каллас передал срочную шифровку на Атоллон. Через час ему звонит адмирал Константин:

— Каллас, перестаньте в своих шифровках называть Трауна голубым мудилой! Неудобно как-то. Он ведь их тоже перехватывает.

Губернатор Прайс Гранд Адмиралу Трауну:

— Вчера на агенте Калласе новый детектор лжи проверяли. Я ему: «Ваш позывной?» Он: «Фалкрам.» Прибор молчит. Я: «Профессия?» Он: «Шпион повстанцев.» Прибор опять молчит.

Траун:

— Говорил я вам, Аринда, напишите рапорт… Вечно неисправную технику нам шлют!!!

— Агент Каллас, в стенах Имперского Бюро Безопастности поговаривают, что Вы — голубой, — хитро прищурившись, сказал Траун.

— Кто бы говорил, Гранд Адмирал! — парировал Каллас.

Гранд Адмирал Траун вызывает Калласа:

— Агент Каллас, как вы объясните Императору тот факт, что ваши пальчики обнаружены на груди Аринды Прайс?

— А как ВЫ объясните Императору, каким образом вы их там обнаружили?

А сейчас специально для агента Калласа звучит песня «Где-то далеко», исполненная под музыку гимна Альянса…


После того, как протокольный дройд C-3PO закончил зачитывать вышенаписанное на важном совещании высших чинов Империи, Гранд Адмирал Траун поднялся со своего кресла и медленно оглядел всех присутствующих. Напротив него за столом ревел от унижения покрасневший агент Каллас, которому капитан Парк вытирал нос, а штурмовик Косой по-дружески приобнял, бухнув в стакан с водой целый пузырек валерыча (буквально). По правую руку сидела белая, как снега Хота, губернатор Аринда Прайс, до глубины души оскорбленная и яростно сжимающая кулаки. По правую — адмирал Константин, с нервно дергающимся глазом и отклеившимися усами. Где-то на галерке скороговоркой заикался капитан Слэйвэн. А у иллюминатора расхаживал злющий Гранд Мофф Таркин, получавший троллинговые СМСки от Натаси Даалы.

Траун приободрился и медленно произнес:

— Господа офицеры и присутствующие здесь дамы, у Империи появился новый враг. Имя ему — Дисней!

Находящиеся на совещании имперцы злобно сжали кулаки, желая жестоко отомстить обидчикам.

Чисс сверкнул глазами и, понизив голос, зловеще произнес:

— Мы мобилизуем наш флот и уничтожим диснеевских сценаристов одного за другим. Они станут зодчими своего собственного провала.

Великий имперский стратег знал, что сейчас против Империи в целом и против него в частности началась информационная война. Прикрываясь безалаберностью Флима, как лже-Трауна, Дисней решил опорочить образ настоящего Гранд Адмирала. Более того, сценаристы нагло подставили его самого лучшего подчиненного — веселого и лихого агента ИББ.

— А Дейв… — всхлипнул Каллас, глядя зарёванной физиономией на своего любимого шефа.

Траун сцепил пальцы рук и демонстративно хрустнул суставами, заставив всех присутствующих вздрогнуть:

— А с Дейвом Филони я разберусь отдельно…

====== Чисслэнд ======

Комментарий к Чисслэнд Вместо пролога:

https://plus.google.com/u/0/photos/photo/103147740378699879664/6362344517153989522?icm=false

Идея от Selewk и Sovufka_Vikki

Посвящается всем бабушкам мира…

Ксилла, Доминация чиссов

На мостике имперского звездного разрушителя «Мстюн» проходило мощное промывание мозгов. Гранд Адмирал Траун, как обычно, отчитывал своих нерадивых подчиненных. Но, в отличие от лихих имперцев, сегодня краснеть пришлось ему.

— Удивляете вы меня, господа офицеры! — ворчал недовольный чисс. — Мы привели наш флот в область Доминации, чтобы проводить военные учения. Учения, капитан Парк, а не совместную попойку! Чувствуете разницу?

Восс Парк предано смотрел в глаза начальству и силился понять, откуда шеф все-таки прознал о вчерашнем.

— Шеф, я не пил! Готов поклясться, чем угодно!

В руках у Трауна оказался судовой журнал, залитый красным вином, и Парк нервно сглотнул.

— Тааак. Давайте-ка взглянем. — Гранд Адмирал с интересом перелистнул на страницу с последней записью. — Курс такой-то, координаты такие-то, бла-бла-бла. Ага! Вот!

Парк проследил за указательным пальцем и начал хихикать. Даааа… Спалился, так спалился!

— С каких это пор, мой дорогой Восс, ты ведешь записи на чеунхе? — еле сдерживая смех, вещал Траун. — Причем почерк явно принадлежит женщине… и не просто женщине, а самому адмиралу Арʼалани.

 — Да мы по стопочке выпили. За успешное совместное сотрудничество, так сказать… — оправдывался Парк, вспоминая, как клёво они с адмиральшей вчера посидели, посмотрев по голотелеку «Стражей Галактики».

— Так, перевожу: «Империя + Доминация = трындец юужань-вонгам!» — вещал Траун, в то время, как на мостике все плакали от смеха. — Дальше написано на общегале твоей, Восс, рукой: «Вот такая вот загогулина!»

— Нууу… — стушевался Парк, поняв, что прокололся по полной программе.

— Штурмовик Т-1000! — переключил свое внимание Траун.

— Да, шеф! — отозвался Косой, снимая шлем и дыша страшнейшим перегаром.

— Тоже скажешь, что не пил? — хитро прищурился Траун.

— Перед сном сто грамм, как обычно, — лихо выдал штурмовик.

— Не остограммился ты, а ополлитровился! Причем не один, а с самим аристокрой Чафʼормʼбинтрано! — выдал шеф.

— С кем? — не понял Косой, впервые слыша это имя.

— Во-первых, у тебя сейчас в руках не обычная бластерная винтовка, а немецкий «Шмайссер» времен Второй Мировой войны из моей коллекции раритетного оружия, — Траун указал на предмет в руке.

Косой с удивлением уставился на необычное оружие, абсолютно не помня, как оно оказалось у него в руках. Вчера он и правда бухал, но не мог вспомнить один или с Калласом, или еще с кем-нибудь.

— А во-вторых, в моей кунсткамере кто-то выпил весь спирт, которым были залиты экспонаты, — с видом Шерлока Холмса рассуждал шеф, — а рядом с ними, завернувшись в персидский ковер, сейчас спит несчастный аристокра…

— Эээ… — только и мог выдавить штурмовик.

— Так, теперь агент ИББ! — Траун повернулся к Калласу.

— Вы ничего не докажете! Я обеспечил себе самое надежное алиби! — нахально выдал разведчик.

— Ага, конечно! Не ты ли давеча ночью приволок в мою каюту вдрызг пьяного Миттʼрасʼсафиса, моего нерадивого братишку, со словами «С ним неинтересно пить, он после первой стопки вырубился!»

— Едрен батон! — выругался Каллас, поняв, что от Трауна скрыть ничего не удастся.

— Позорите вы меня перед соотечественниками! — ворчал Траун. — Хотел вас со своей бабушкой познакомить, но, видимо, придется ехать одному.

— У вас есть бабушка? — хором откликнулись имперцы.

— Между прочим — самая уважаемая шаманка на Ксилле! — важно откликнулся чисс, предаваясь ностальгии, — только с ее помощью можно вылечить заикание у капитана Славина, который станет моим секундантом во время дуэли с Кренником.

— Шеф, возьмите нас с собой! Пожаааалуйста! — взмолился Косой, которого так и распирало любопытство.

— Возьму, если поклянетесь вести себя прилично! Вы тут не в Империи, а в нормальном цивилизованном государстве! — Траун сверкнул глазами.

Гордые имперские воины вытянулись по стойке смирно, приложили правые руки к груди и с чувством произнесли:

— Клянемся не бриться, не пить, не курить и остаться дикарями до конца пребывания на Ксилле!

Траун в ужасе выпучил глаза:

— Отставить, дикарями! Значит так, побриться всем! Каллас, тебе не надо, а то автора читатели не поймут! Курят у нас все — трубку мира. Это традиция! Из спиртного на Ксилле только квас и кефир. У нас сухой закон! Увижу, что кто-то пронес выпивку в обход таможни, заставлю купаться в проруби!..


— Мой глубокоуважаемый внучек! С превеликим удовольствием спешу вам сообщить, что искренне рада вашему возвращению в нашу скромную обитель! — красивая дама в преклонном возрасте, одетая в пышное старомодное платье, отвесила Трауну шикарный реверанс.

— Моя дорогая бабуля, для меня честь вновь увидеться с вами! — чисс галантно поклонился и поцеловал женщине руку.

Имперцы наблюдали за этой картиной с упавшими в снег челюстями. Чисское высшее общество заставило их то робеть, то краснеть, то похихикивать. Парк снимал все это на видео, надеясь срубить лайков в ГалаТьюбе.

— Смею вас спросить, дорогой внучек, — продолжала тем временем эффектная дама, — что ж это вы так отощали, яхонтовый мой? Неужели в Империи вас плохо кормят?

— О, нет, мадам! За фигурой слежу, — важно ответил Траун, — разрешите представить вашему вниманию моих лучших бойцов…

Гранд Адмирал начал высокопарно рассказывать о своих сослуживцах, а имперцы поклонились пожилой чисской женщине. Уже много лет работавший с Трауном Парк, приветливо поцеловал бабушке руку, Каллас от души по-мужски ее пожал, от чего глаза у старушки слегка выпучились, Косой же, по рилотскому обычаю, показал пальцами знак «V» и сказал «Ня!» Дама критично оглядела их, но ничего не сказала, так как была очень воспитана.

— Прошу вас посетить мою скромную обитель, — наконец вежливо предложила она, и, взяв Трауна под ручку, повела всю процессию к ближайшему чисскому строению.

— Что это? — шепотом спросил Каллас у Парка, державшего путеводитель по Ксилле.

— Это чисская национальная народная изба — ФигВам называется, — ответил капитан «Мстюна».

— Оригинальное название! — тихо хихикая в своем шлеме, вставил Косой.

Интерьер вигвама был представлен в готическом стиле: на косых стенах висели широкие вышитые вручную гобелены, в центре стоял большущий стеклянный камин, а пол был устлан дорогими коврами. Усадив дорогих гостей на мягкие подушки на полу, мадам бабушка принесла несколько подносов с пирожками, блинами, вареньем, творогом, оленьим мясом, тюленьим салом, натуральным молоком и сметаной. Обрадованные имперцы хотели уже накинуться на бабушкины харчи, но суровый взгляд начальника заставил их повременить. Бабуля вежливо им поклонилась и, по древней чисской традиции, закатила длинную и скучную речь. Голодный Парк вытирал слюни своей фуражкой, Косой нервно грыз кончик лекку, а Каллас достал блокнот и стал быстро-быстро записывать то, что вещала бабуля. Чисские саги были его слабостью.

— Мадам, я прошу вас говорить помедленнее, — выдал агент ИББ и получил в лоб шлемом штурмовика.

Наконец, им были выданы длинные палочки из мамонтовой кости вместо столовых приборов, и можно было приступать к поглощению пищи.

— Трапезничать изволите? — раздался вдруг за спиной убитый голос.

Бабуля и Траун тут же встали. Скривив недовольные рожи, имперцы тоже оторвали свои пятые точки от подушек.

— Синдик Митʼтрасʼсафис, мы будем рады, если вы к нам присоединитесь! — поклонился братцу Траун.

— Как голова, Трасс? — заботливо поинтересовался агент ИББ, вспоминая, как развезло вчера чисса.

— О, не стоит беспокоиться! — вежливо ответил Трасс и нетвердой походкой направился к камину, — Мадам бабушка, будьте любезны литр кефира…

И вот был дан старт. Чиссы орудовали палочками с ловкостью японских самураев, поедая пирожки и заворачивая в конвертики блинчики, приправленные творожной начинкой. Парк взял палки в разные руки и пытался безуспешно поймать ими кусок оленины. Косой пробовал есть палочками сметану, и в итоге заляпал всю штурмовицкую броню. Каллас же их вообще сломал… и теперь виновато смотрел на негодующего Трауна.

Увидев, что возникла непредвиденная проблема, шеф с достоинством вышел из ситуации:

— Мадам бабушка, дорогой брат, в Империи признаком истинного уважения к хозяйке дома считается поедание яств руками.

— О? — удивилась бабушка, окинув подозрительным взглядом имперцев. — Если это является вашей традицией…

Но закончить ей не удалось, так как парни быстро выкинули надоевшие палочки и принялись руками набивать брюхо бабушкиной вкуснятиной. Они громко чавкали, рыгали и набивали до отказа рты. На удивленные взгляды родственников Траун ответил, что такое поведение имперских граждан является признаком хорошего тона.

— Иная культура… — прошептал Трасс, видя, как Косой помогает себе засунуть в рот здоровенный кусок сала кончиками лекку.

Воспитанная бабушка решила продолжить беседу, переведя ее в более музыкальное русло:

— А вы любите Кафку?

— Угу, афобенно грефневую… — выдал Косой и тут же получил под ребра сразу с двух сторон.

— Я больше по классическому року, — поклонился Восс Парк, любимой группой которого была «AC/DC».

— А я по симфоническому металлу, — вторил ему Каллас, истинный фанат «Nightwish» и «Epica», видя, как Траун прислонил салфетку к лицу и начал тихо угорать над человеками.

— А это кто? — спросил Косой, указывая пальцем на белое пушистое существо, лежащее на коленях мадам бабушки.

— Песец! Гаврюша! — с гордостью поведала дама.

— Я так понимаю, скоро нам всем здесь настанет песец… — прошептал Парк на ухо Калласу.

Чуня, тем временем, наевшись от пуза, снюхалась с песцом. Теперь на каждый хрюк исаламири раздавался тявк Гаврюши.

— Агент Каллас, — раздался голос опохмелившегося Трасса, — вы случайно не знаете, где продается лотальский шкаф?

ИББшник запилькал глазами, не понимая, о чем собственно идет речь.

— Полноте, дорогой братец, — манерно выразился Траун, — Люди не понимают тонкого чисского юмора. Каллас, в следующий раз отвечайте «в свете лун Лотала».

— Так значит, он не «Фалкрам»? — спросила бабушка.

— Моя прекрасная бабуля, — все также невозмутимо вещал Гранд Адмирал, — крайне не рекомендую Вам смотреть по вечерам деградирующие мозг сериалы. Лучше насладитесь «Большой оперой» по каналу «Культура».

— Что же привело вас домой, внучек? — поспешила сменить тему бабушка.

— Видите ли, бабуля, у одного недостойного имперского раба, капитана Славина, развилось заикание, которое срочно нужно вылечить, ибо он будет моим секундантом в дуэли против Орсона Кренника.

— Ах, какой мужчина! — дама театрально приложила ладони к груди и томно вздохнула, услышав имя своего кумира. — Настоящий джентльмен! А плащ какой пафосный!

— По ходу шеф досрочно проиграл, — тихо брякнул Каллас.

— Он первый начал, — обиженно выдал Траун, вспомнив тыквенную Звезду Смерти и сумасшедший ХэллЙоуин.

— Кто Славина заикой сделал? — строго спросила бабуля.

— Нууу… — замялся Гранд Адмирал, — я…

— Я всегда говорил, не умеет он с людями работать! — вставил шпильку Трасс.

— А вы, милый братец, пейте-пейте кефир! И селёдчкой закусите! А к ночи получите последствия, — не остался в долгу Траун.

— Еще раз пугать пробовали: клин клином так сказать? — устроила допрос с пристрастием мадам бабушка.

— Пробовал… он вообще теперь от меня шарахается.

— Трудотерапия?

— Было. Результат ужасен! Он всю мою коллекцию антиквариата уничтожил, — чуть не плача, ответил Траун.

— Кактус майхуения?

— Тоже отрицательно. Плакал, кололся, продолжал поедать три раза в день, но кроме расстройства желудка ничего не заработал.

— Что ж, случай очень запущенный… — бабуля нахмурила брови, — принесите его в шаманский чум. Попробую поколдовать. Но сперва выкурим трубку мира!

Раскурив здоровенную трубищу с первосортной очень крепкой марихуаной, приправленной корой дуба и листьями петрушки, Трасс пустил ее по кругу. Парк, как самый слабенький, вырубился сразу. Калласа хватило на две затяжки, а потом пар пошел у него из ушей. Косой, наученный опытом Джорууса Кʼбаота, спокойно выкурил три таких трубки и попросил еще.


На следующее утро в полярной ночи бабуля заставила Трауна работать в снежном огороде и вытягивать большущую зимостойкую репку. Скорчив мину, Гранд Адмирал имперского флота принялся за дело. Потому что бабушке помогать — святое дело! Гостям же был предложен отдых от изматывающего битья баклушей во время службы на «Мстюне». Косой взял санки и помчался бобслеить в ледяные тоннели, сбив при этом все сосули своим дурацким шлемом. Парк в первый раз в жизни увидел моржа и нырнул за ним в прорубь вместе с фоторужьем. Калласа же Трасс повел в местный паб, чтобы попытаться напоить квасом до бессознательного состояния. В итоге чисс снова нализался, не в силах противостоять иммунитету ИББшника, привыкшего к сорокаградусным напиткам и выше.

— Скучно без водки… — выдал вечером Косой, когда они собрались вместе в гостевом вигваме.

— Угум-с… ик! — вторил Каллас, неприлично икавший от безмерно выпитого количества кваса.

— Ды-ды-ды… — дрожал только что вытащенный из ледяной воды Парк.

Тут в вигвам резко влетел Траун с больщущими глазами и злой, как собака:

— Коллеги! Срочно нужно выпить!

Косой быстро налил из графина воду и протянул стакан шефу. Траун глотнул, намереваясь залпом осушить сосуд…

— Пышшшш… — вся вода, распыленная из его рта попала на и так мокрого Парка. — Что это? Вода? Издеваетесь?

— Так вы ж сказали, на Ксилле сухой закон, — буркнул Каллас, вытирая физиономию капитана платком.

— А вы что? Не пронесли? Мне квас что ли пить теперь? — рычал озлобленный Траун.

— Ик! Не надо! — ответил Каллас, набирая Сунтиру Фелу СМСку: «Бухло! Ксилла! Срочно!»

«ОʼКэйюшки ( ̄▽ ̄)ノ» — ту же пришел ответ.

— Что случилось, шеф? — спросил Парк, видя, как шеф грызет от злости ногти.

— Бабуля с Кренником драться не разрешает… Говорит, не смей обижать достойного человека!..

— Не-не-не, шеф! Баттл должен состояться! — вскрикнул Косой, уже поставивший на Трауна всю свою зарплату, а также фуражку Парка и бо-винтовку Калласа.

— А Славик? — спросил ИББшник.

— Бабушка погадала ему на кофейной гуще и предсказала щелбан от коммандера Джуна Сато.

— Что? — обалдели имперцы.

— Вот и я не понял, — почесал затылок Траун.

Поблизости раздался рев СИДа. Они выскочили наружу и увидели барона Фела, вытаскивающего из истребителя ящик коньяка.

— Живем! — крикнул Каллас, откупоривая бутылку зубами.

— Чтоб мадам бабуля не прознала, пить будем в сауне! — приказал Траун.

…На следующее утро имперцев с позором выдворили с Ксиллы за дебош и действия, позорящие честь мундира. Налакавшись коньяка и закусив ванильным мороженным, они сначала устроили бега в собачьих упряжках по бескрайним полярным огородам чисских пенсионеров, нанеся непоправимые убытки урожаю. Затем кампания вломилась на соревнования по ксиллскому биатлону и набила морды культурным фанатам-чиссам.

«От Корусанта до Лотальских полей

Имперская армия всех сильней!» — горланил Косой, кидаясь снежками в местный ОМОН.

«А железные гробики-СИДы всех быстрей!» — вторил ему барон Фел, устроивший мощный стрит-рейсинг меж вигвамов в нетрезвом виде.

Ни местные полицаи, ни национальная гвардия не смогли остановить имперцев, поэтому адмиралу Арʼалани пришлось вызвать Дарта Вейдера, чтоб хоть кто-то унял этих ненормальных. Трауна с позором выгнали с Ксиллы за отвратительное поведение и велели никогда больше не возвращаться.

— Больно надо! — заплетающимся языком прокомментировал Гранд Адмирал, размахивая полупустой бутылкой коньяка.

— Внучек, как только Славику полегчает, я вам его посылкой вышлю! В разобранном виде! — крикнула вслед ему мадам бабушка, вытирая слезы и искренне гордясь своим потомком, рискнувшим сломать ко всем хаттам несовершенную чисскую систему. — И помиритесь уже с Кренником, а то, как дети малые…

====== Песнь о Креннике ======

В преддверии “Изгоя 1”...

На мотив песни группы Nightwish «Sagan»

Orsonʼs pathos

Make me wonder

Make me be afraid

Spark the light of cloack and a newborn war project

Bring the weapon unthinkable down to the Galaxy

Always shine of a your grey hair

Donʼt beware the Tarkinʼs doctrine word

See who you are, ex-ISB agent

Entering with Erso

Sending all the science to create Death Star

Daring to see beyond the humanity

Woe to all who unloyal to the Empire’s entry

Following to Krennic

Trusting Orson Krennic

Green lazer streams

With understanding every rebel is trapped

Fire to all who stand at the horizon

What kind of world would heʼll destroy

Oh, my…

Oasis of Jedha, Alderaan or even Tatooine

Flashing all lazers of large Death Star

What kind of aim he will choose

What rebel scrum will burn like hell in flashing of the brightest white cloack

An immeasurable power is going to rise

He will not fail, dare to oppose Darth Vaderʼs Force.

Комментарий к Песнь о Креннике У аффтара “Звездные войны” головного мозга! Пардон, что на английском. Как-то само придумалось, когда автор начал напевать вместо “Listening to Sagan” – “Following to Krennic”

====== 50 граммов красного ======

Атоллон, Внешнее кольцо

Тишину безмолвного каньона нарушил рев двигателя гравицикла. Паучки-крикны, доедающие улиток, в ужасе разбежались, увидев перед собой бегущего парня.

— Ну долго еще? — раздался крик сзади, смешавшись с шумом работающего двигателя.

— Еще двести метров! — крикнул шкет.

— Эй, Эзра! Что мы ищем-то? — спросил слепой маcтер-джедай.

— Редкого покемона! — пояснил падаван и с помощью Силы прибавил скорости.

«И хатт дернул этих имперцев придумать приложение Покемон Гоу для смартфонов!» — выругался про себя Кейнан. — «Теперь весь Альянс вместо того, чтобы унижать Империю, носится по Галактике, как ошпаренный и ловит покемонов! Коммандер Сато уже на Майкапо чаризарда у Трауна из-под носа увел, а говорил, что за племянником едет. Бейл Органа в зале сената поймал сквиртла вместо бурных политических дебатов на прямой трансляции „Поединка“ с Пал Палычем. Джин Эрсо и Мон Мотма подрались из-за пикачу на Явине, пока Кренник планы Звезды Смерти перепрятывал… Куда катится мир?..»

— Кейнан, через пятьдесят метров поверни направо! — прервал его мысли Эзра, произнося фразу четким голосом навигатора.

— А динамо бежит? — раздался вдруг из кустов голос Зеба, затихарившегося в каньоне и бухающего по скайпу со своим друганом агентом Калласом.

— Неа, только тренеры покемонов! — бросил Эзра, пробегая мимо.

Парень взглянул на экран смартфона и резко остановился. Гравицикл с Кейнаном пролетел мимо, феерично врезавшись в ближайшую скалу.

— Эзра, чтоб моим папашкой Таркин оказался! Ты хоть предупреждай, когда останавливаться. Не видно ж ничего! — выругался джедай, поправляя маску.

— О-о-о! Смотри! Получилось! Яйцо вылупляется! — закричал обрадованный шкет. — Ну-ка кто там? Только не слоупок! Только не слоупок!

— Тьфу! Геймер! — рыкнул Кейнан, который сам бы с удовольствием вместообычной маски надел шлем виртуальной реальности.

— О, нет! Опять гребанная рататта!.. А я ведь десять километров бежал… — чуть не плача, пропищал Эзра.

Кейнан схватил его за шкирку и сильно тряхнул:

— Пошли уже! Нам товарищ Мол стрелу забил, помнишь?

— Да он задолбал уже мне во сне являться! Тень бывшего сита, ё-моё! Все приходит и шепчет «Эзра, Эзра»… — чуть не плача, жаловался шкет.

— Закусывать потому что надо! — разозлился Кейнан и, взяв за локоть парня, направился к месту встречи.

Спотыкаясь о ползающих улиток, разорвав несколько паутин-домов крикн, и упав несколько раз в незаметные ямы, Кейнан все же добрался до большой пустоши, таща за собой Эзру, уткнувшегося в смартфон.

— Гунганские экстремисты с водяными пистолетиками! Кейнан, ты только посмотри! — с восторгом закричал Эзра, направляя орудие геймера вперед.

— Брось издеваться! — буркнул джедай, поправляя маску.

— Да тут обитает самый редкий покемон, из всех существующих! Бенду! — Эзра тут же впился в экран глазами, смотря на большую рогатую физиономию и красивые умные глазки существа. Достав виртуальный покебол, он стал ловить карманного монстра. Потратив на сие действие полчаса, Эзра извел все покеболы, так и не поймав его.

— Смотри, как надо! — раздался за спиной мягкий голос. — Лунная призма, дай мне Силу! Покебол, вперед! Опа! Поймал!

— О, а вот и товарищ Мол пожаловал! — прокомментировал Кейнан. — Тоже на покемонов подсел, я чувствую.

— Эй, ты как его поймал? — Эзра ошарашено уставился на забрака с красным планшетом в руках.

— С помощью Силы, конечно же! — улыбнулся Мол. — Ну, и личное обаяние…

— А что, так можно разве? — удивился падаван.

— Конечно, если знаешь пару читерских приемов! — Мол самодовольно провел по рогам на голове.

— Ты нам стрелу забивал! Давай драться! — выкрикнул Кейнан, активируя лазерный меч.

— Куда ты торопишься? Я уже стар для таких выкрутасов с мечами. Я очень стар! Я просто супер стар! — Мол поднял взгляд к нему и театрально развел руки в стороны, а потом повернулся к шкету. — Эй, Эзра! Гоу поединок с покемонами?

— Вот, это по-нашему! Оʼкей! — крикнул юнец, надевая кепку со значком Альянса и уставившись в смартфон. — Пикачу, я выбираю тебя!

— Бенду — вот мой выбор! — спокойно произнес Мол, повязывая на голову бандану с ликом пресвятого Дарта Плэгаса.

— Вот больные! — буркнул Кейнан, присевший на песочек и начавший вырезать портрет Геры Синдуллы из ближайшего валуна.

Пока последователи темной и светлой сторон занимались своими бессмысленными делами, к пустоши подползло небольшое и очень милое существо. Оно было ящерицеобразным, длинным, на четырех коротких лапках, с рыжей кожей, покрытой чешуйками и серенькой шерстью. Длинное рыло обнюхивало песок перед собой. Мимо проползла большая улитка, на что зверушка яростно хрюкнула и столкнула ее с горы. Улиткин домик с грохотом полетел вниз, врезавшись прямо в Кейнана.

— Что, что это было? — ругнулся он, почесывая ушибленный бок.

— Кейнан, да ты, я смотрю, любитель французской кухни! — выдал Мол, с гастрономическим интересом рассматривающий испуганную улитку. — Ой, что-то у меня телефон глючит… Приложение отключилось.

— И у меня помехи… — раздосадовался Эзра, безуспешно пытаясь перезапустить Покемон Гоу.

— А у меня что-то голова закружилась, — тяжело дыша, схватился за виски Кейнан.

— И Сила исчезла… — буркнул Мол, пытаясь мыслью сдвинуть с места маленький камушке. — Эй, кто так шутит? Не смешно! Верните Силу!

Сзади о ноги Эзры потерлась серая зверюшка, похрюкивая и явно что-то выпрашивая.

— Ой, смотрите, какая няшечка! — Эзра нагнулся и погладил зверька. — Ты, наверно голодная, моя лапуся?

Животное утвердительно хрюкнуло и тыкнулось Эзре в карман. Парень достал оттуда печеньки в форме шлемов имперских штурмовиков, которые так любила печь Сабин, и протянул зверюшке, с жадностью набросившейся на угощение. Мол с самым потрясным умилением, на которое только способен адепт темной стороны, взирал на происходящее. А затем, достав из рюкзака пирожки с кровью невинных лотальских котят, и тоже стал кормить ящерку с рук.

— Кто там? — спросил Кейнан, который теперь не мог видеть с помощью Силы и был абсолютно беспомощен.

— Да, зверь какой-то! — бросил Эзра. — Знакомый очень. И Рилот почему-то в голову лезет… Пьянка… Голокроны… Дух трезвости…

Кейнан подошел на звук и стал гладить звереныша, облизывающего руки Молу. Животрое обнюхало пальцы джедая, ласково о них потершись. Пришлось Кейнану угостить серую попрошайку грецкими орехами, которыми он обычно кидался в Зеба.

— Я понял! Это исаламири! Вот, почему Сила исчезла! Это животное ее блокирует! — догадался мастер джедай.

— Точняк! — подтвердил Эзра, тут же вспомнивший, как лихо такая же зверюшка разделалась с тенью графа Дуку.

— А что это у нее на шее? Девайс какой-то? — спросил Мол, беря исаламири на руки.

— Это ошейник с потайным отделением. Похоже, исаламири появилась здесь не случайно, — ответил Эзра, отдав зверюге остатки печенек.

Вместе они извлекли небольшой кусок папируса из ошейника и развернули. Послание было написано в стихах и адресовано…

О, Мол моей души!

Фанат я твой блестящий

Мой «Мстюн» летит к тебе

На свет меча манящий.

И не пройдет и год

Безмерный световой

Как собираюсь я

Увидеться с тобой!

Подпись: Г.А.Т.

— Ну, и кто этот гад? — спросил Кейнан, явно завидуя такому изысканному фанатизму по забраку.

— Не имею ни малейшего представления, — соврал Мол, — но мне срочно надо лететь домой. Фьюююить!

Забрак пронзительно засвистел в комлинк, призывая свой космический корабль, и небрежно поклонился адептам светлой стороны, явно насмехаясь.

— Опять сваливаешь? Мы же еще не выяснили, кто из нас самый крутой тренер покемонов! — насупился обиженный Эзра.

— Потом! — отмахнулся забрак, явно заинтригованный сообщением. Исаламири вмиг забралась к нему на плечи и стала вылизывать лицо, явно намереваясь составить компанию.

— Слушай, а ты случайно не ученик Джека Воробья? — поинтересовался вдруг Кейнан. — Вечно завязываешь бой, а потом сваливаешь.

— Нууу… — протянул Мол, расстроившись, что его так быстро раскусили. — Салют, короче!

Эзра и Кейнан с негодованием наблюдали, как забрак запрыгнул на трап своей консервной банки и был таков. И так случалось почти каждую встречу…


Датомир, Внешнее кольцо

В темной пещере, увешанной канделябрами с горящими свечами, на старом резном стуле восседал Мол. У него на плечах мирно посапывала исаламири, уткнувшись мордочкой в плечо. На столе лежал пожелтевший бумажный лист, в который скрипучим пером, обмакнутым в алые чернила, бывший сит записывал свои мысли. Забрак в прошлом был поэтом-ситом. Писал замечательные стихи, поэмы, оды, посвещая их темной стороне и древним мастерам, таким как Реван, Нихилус, Бейн и Плэгас, а также вовсю воспевал «Правило Двух Строф». Но после того, как среди джедаев появился свой поэт по имени Иван Алексеевич Кеноби, который сочинял стихи, высмеивающие ситов, Мол вызвал его на поэтическую дуэль в форме рэп-баттла. После длительного чтения весьма вызывающих рэперских рифм, Кеноби ударил ниже пояса, применив в одном из раундов нецензурную лексику. Обалдевший от такой несправедливости Мол, слывший в поэтической среде видным интеллигентом, настолько разозлился, что его располовинило… Много времени понадобилось, чтобы собрать части тела воедино, но забрак справился и решил, что больше никогда не будет общаться с грубиянами-джедаями, а Кеноби обязательно отомстит.

Потягивая изумрудно-зеленый абсент, от которого глаза сияли нефритовым светом, Мол с грустью перелистывал свой самый лучший сборник стихов, в которых была отражена вся его жизнь. Он писал когда-то…

О великом Мандалоре

У клана Визла меч есть черный

Сила есть в клинке том.

И днем и ночью тренируясь

Все вьется Мандалор кругом;

Взмахнул направо — сит повержен

Налево — джедай умерщвлен…

О матери Талзин и брате Саваже

Талзин мглою небо кроет,

Вихри изумрудные крутя;

То, как ворнскр, она завоет,

То ругнется втихаря,

То по степи Датомира

Вдруг заклятьем закричит,

Создавая из Саважа воина,

Который стал почти как сит!..

О Дарте Сифилисе, бывшем учителе

Чернеет плащ твой одинокий

В тумане моря голубом!..

Что ищет он у клоноделов?

Что значится в приказе шестьдесят шестом?..

О Кеноби

— Скажи, Кеноби, ведь не даром

Храм джедаев, спаленный пожаром,

Владыке ситу отдан в дар?

Ведь были ж дуэли световые,

Да, говорят, еще какие!

Ведь помню я, на Татуине

С Квай Гоном Джином бились мы!..

Поэт-забрак медленно тянул абсент и предавался ностальгии, а также поглаживая исаламири на своем плече. Вот были же времена! Сзади раздались тихие шаги. Мол немного напрягся, все-таки исаламири продолжата блокировать его связь с Силой.

— Александр Сергеевич Мол! — раздался знакомый голос.

— Михаил Юрьевич Траун! Проходите, проходите! — обрадовался забрак знакомому сказителю чисских саг.

Споткнувшись о какое-то барахло, разбросанное по полу, Траун подошел к Молу и уселся в кресло напротив. Исаламири тут же проснулась, унюхав запах своего раба. Она быстро вскочила, радостно хрюкнув, и прыгнула на колени к Трауну, начав облизывать руки.

— Я хотел поговорить с вами, как поэт с поэтом, — перешел к делу чисс, с удивлением рассматривая светящиеся зеленые глаза Мола.

— Наливайте! — указал на бокалы забрак, вспоминая давнюю традицию деятелей искусств.

Гранд Адмирал достал из-за пазухи бутылку сухого красного вина, судя по виду очень дорогого.

— По пятьдесят для начала, — с видом винного гурмана выдал он, а Мол достал в качестве закуски печеных улиток, давеча привезенных с Атоллона.

Через полчаса у поэта и интеллигента развязались языки. Они обсудили все сплетни об Империи, поржали над анекдотами про Калласа, дали критический отзыв в стихах об «Изгое 1» и поплевались на сериал «Повстанцы». Как мудро заметил Траун, Мол уже был готов для серьезного разговора.

— Ближе к телу, как говорил Ги Де Мопассан!.. — нетрезвым голосом выдал забрак, закидывая в рот улитку.

— Мой дорогой друг, вы уже заговариваетесь, — мягко упрекнул его Траун. — Но я перейду все-таки к делу, а к телу одного товарища в белом плаще мы двинемся позже…

Траун

Я к вам пришел — чего же боле?

Что я могу еще сказать?

Я точно знаю, в вашей воле

Силу темной стороны призвать.

Мол

Но вы, к моей ситской доле

Хоть каплю милости храня,

Вы уважаете меня?

Траун

Сначала я смолчать хотел;

Поверьте: моего стыда

Орсон не узнал бы никогда

Когда б джедайский меч имел,

Взмахнув клинком один лишь раз,

Закончить кренниковский фарс

Мол

О, интересны ваши речи!

Не словом молвить, а мечом

Крушить, крушить, как топором

И день и ночь в кровавой сечи.

Траун

Но, говорят, непобедим;

В глуши, на Джеде создал смерть он,

А мы… ничем мы не блестим,

И только «Мстюн», как страшный сон.

Мол

Зачем вы посетили Датомир?

В глуши забытого величия

Я бы хотел устроить пир,

Но нет хорошего печенья

Стаканов водкой наполненья

Траун

Хотел со временем (как знать?),

Уделать плащ этого друга,

Ведь Кренник — та еще хапуга

Осел, едрёна мать!

Мол

Как лень!.. О, нет! На всем свете

Нет чисса, что уговорит меня!

Ни в мертвом джедайском совете,

Ни на Ксилле. Сам по себе я!

Траун

Вся жизнь моя была залогом

Фанатства пред тобой;

Я знаю, был ты ситом,

Помоги же, друг рогатый мой…

Мол

Исаламири подослал ты

И Силу отнял у меня

Она сжимает словно путы

Так убери же эту ня

Траун

Прошу простить за мой поклон

Но Чуня вовсе безобидна

Мягка, пушиста, миловидна

Но ради вас — Пшла, Чуня вон!

Мол

Да неужели? Как прекрасно!

Зов Силы слышу я в тиши,

И встреча наша не напрасна

Ваша дуэль будет опасна

Вам мой поклон от всей души

Траун

И в это самое мгновенье

Мне было грозное виденье,

В зловещей темноте мелькнул,

Алый клинок у изголовья

Не ты ль, не жаждя перемирья,

По телу Орсона полоснул?

Мол

Что ты, мой чисс, я не воитель,

Лишь для джедаев искуситель:

Ради искусства укажи

Где прячется сейчас Кеноби,

Враг моей темной души!

И соглашусь помочь тебе

Траун

Что ж, так и быть! Знания мои

Отныне я тебе вручаю,

И Кренника ты отвлеки

От Звезды Смерти, заклинаю…

Мол

О, Траун, я здесь один,

Никто меня не понимает,

Рассудок мой изнемогает,

И ты пришел, как анальгин.

Траун

Кеноби мы единым хором

Найдем и умертвим!

А Кренника плясать заставим

Пред Вейдера уставшим взором!

Мол

Согласен! Страшна будет месть…

Мечом и Силой помогу вам…

Быть секундантом это честь,

И смело ей себя отдам…

Комментарий к 50 граммов красного Филологам: https://i.imgur.com/VIQt3Rt.jpg

У аффтара съехал чердак. Не судите строго...

Все совпадения с реальными историческими персонажами не случайны!

Вдохновение на стихи: https://vk.com/album-129461567_237311709

Идея от Sovufka_Vikki

Больше Чуни для AngelЛина

====== Интервью с имперцами ======

Комментарий к Интервью с имперцами ВНИМАНИЕ!!! СПОЙЛЕРЫ К “ИЗГОЮ 1”!!!

Корусант, столица Галактической Империи, дворец Императора, Большой зал заседаний

Пресс-конференция перед дуэлью директора Орсона Кренника и Гранд Адмирала Миттʼрауʼнуруодо

Журнал «Галактический Vogue», вопрос Орсону Креннику: Скажите, Орсон Батькович, какой из ста белых плащей вы планируете надеть к дуэли, а также как вы ухаживаете за волосами?

Кренник: Ну, во-первых, не просто Орсон Кренник, а директор Орсон Кренник! Во-вторых, мы с моим имиджмейкером посовещались и решили, что я буду облачен в плащ от Валентина Юдашкина. Что касается цвета, то мы выбрали белый цвет слоновой кости, сочетающийся с меловыми полосами, и добавили немного оттенков снежного и цветочно-белого. Воротник подшили мехом вампы. В-третьих, относительно моей шикарной шевелюры могу лишь прокомментировать, что голову мою шампунем три раза в день и делаю профессиональную укладку, поэтому практически отказался от безвкусной имперской кепи, которую надеваю лишь, когда идет дождь.

Журнал «Alderaan Cosmopolitan», вопрос к имиджмейкеру Кренника Сабин Рен: Скажите, какой мейк-ап вы собираетесь сделать директору Креннику на дуэль и будете ли перекрашивать ему волосы?

Сабин: Это сложный вопрос. Господин директор весьма привередлив, но я думаю, обойдемся классикой: аэрозольная краска, набор водостойких маркеров, валик для тональника, пульверизатор и огнетушитель. Кстати, обратите внимание, как креативно я раскрасила броню штурмовиков смерти!

Канал «НТВ», вопрос к секунданту №1: Скажите пожалуйста, правда ли, что директор Кренник выбирает секундантов исключительно из добрых персонажей?

Секундант №1 в броне штурмовика смерти, разрисованной под хохлому: Да, вы совершенно правы. Видите ли, директор Кренник является ярым противником концепции «подобное тянется к подобному». Однако он, как истинный имперский физик с образованием три класса и коридор церковно-приходской школы, верен принципу противоположностей, когда персонажи с разными зарядами (положительный/отрицательный) притягиваются.

Радио «Имперская кукушка», вопрос к секунданту №2: Не боитесь, что произойдет аннигиляция с секундантами Гранд Адмирала Трауна?

Секундант №2 в броне штурмовика смерти, стилизованной и покрашенной под броню Тони Старка: Чиссов бояться, на лыжах не кататься. Мы порвем команду Синего!

Канал «Корусант 1», вопрос Уилхаффу Таркину: Правда ли, что вы отобрали командование Звездой Смерти у директора Кренника?

Гранд Мофф Таркин: Мне пришлось пойти на крайнюю меру, так как господин директор собрался расщепить на атомы несколько планет, чтобы потренироваться перед дуэлью. А на Ирмену все-таки живет моя девушка, Натаси Даала; на Скарифе в данный момент отдыхает моя жена; на Джеде спрятан винный погребок прямо под убежищем Со Гереры. Вот Алдераан взорвать я бы не отказался, ибо сейчас там проживает моя тёща!

Представитель Всегалактического Фонда Защиты Дикой Природы, вопрос губернатору Прайс: Правда ли, что поединок будет происходить в бескрайних степях Лотала?

Аринда Прайс (злобно сверкая глазами): Конечно же, нет! Я не позволю проводить на моей планете подобные мероприятия! Мы занимаемся восстановлением популяции лот-котиков, которые практически все повымирали из-за повстанцев, делающих из них шаурму.

Газета «Здоровье», вопрос к министру Туа: Как вы относитесь к политике губернатора Прайс относительно запрета проведения дуэли и защите лот-котиков?

Макет Туа (пшикая в нос спрей): У меня аллергия на этих тварей! Пусть проводят дуэль на Лотале! Ааааапчхиииии!

Журнал «Наука и техника», вопрос Галену Эрсо: Разрабатываете ли вы секретное оружие специально для этого мероприятия?

Гален Эрсо (удовлетворенно потирая руки): Да, я сконструировал одно и почти ввел в эксплуатацию, но там присутствует маленький изъян, о котором директор Кренник ни за что не догадается.

Канал «Казино Лас-Татуинос», вопрос Императору Пал Палычу: На кого ставите, Ваше Темнейшество?

Палыч: Даже моих способностей в Силе недостаточно, чтобы предвидеть итог дуэли. Но! Пользуясь абсолютной властью, я уже поставил Звезду Смерти на победу Кренника, Сокрушитель Солнц на досрочную капитуляцию Трауна и дворец моего ученика на Мустафаре на гранд-адмиральский нокаут.

Газета «Желтая пресса», вопрос к Джаббе Хатту: Правда ли, что вы являетесь криминальным спонсором дуэли?

Джабба Хатт (перевод через С-3РО): Не верьте слухам!

Информационный портал «GalaxyNews», вопрос Дарту Вейдеру: Где же все-таки будет проходить дуэль?

Дарт Вейдер (сморкается): Кха-кха-кха! Прошу прошения. Простудился малость, когда на Хоте АТ-АТашный биатлон смотрел. Касательно вашего вопроса могу только прокомментировать, что мы арендовали «Жучью арену» на Джеонозисе, которая так и не была восстановлена после джедайской попойки на радостях, что Война клонов началась.

Канал «Культура», вопрос Исанн Айсард: Кому вы больше будете сопереживать на дуэли: Креннику, Трауну или секундантам?

Исанн Айсард (задумчиво): Знаете, я бы всех расстреляла!

Журнал «Политический интриган», вопрос Бэйлу Органе: Как вам удалось заполучить роль главного судьи?

Сенатор Органа: Ну, знаете ли… немного коррупции, взяточничества, мошенничества и, конечно же, личное обаяние. Все, как Пал Палыч любит!

Канал «Empire Today», вопрос капитану Парку: Вы поставили на победу Гранд Адмирала казенный звездный разрушитель «Мстюн», на чем будете летать в случае поражения?

Восс Парк: Пешком буду ходить!.. Шутка! Мой шеф никогда не проигрывает!

Журнал «Правда Альянса», вопрос агенту Калласу: А правда, что вы — «Фалкрам»?

Каллас (выхватывает из-за спины бо-винтовку): ИДИТЕ ВЫ НА!!!.. (непечатное выражение)

Чисский портал «Замороженная Ксилла», вопрос капитану Славину: Как вам бабушкино гостеприимство?

Славик (на чеунхе без заикания и даже намека на акцент): Премного благодарен за вопрос. Вы знаете, Ксилла — потрясающая планета, покрытая снегами и ледниками, где каждый вечер воет вьюга. Мадам бабушка не только вылечила мое заикание, но и привила тягу к искусству, науке и языкам, обучив попутно аристократичной чисской вежливости. Я теперь столько слов умных знаю и стихи прочитать могу… (Пытается залезть на табуретку и ловит подзатыльник от Косого)

Журнал «Домашний питомец», вопрос Митчʼунʼяфоссе: Поскольку Гранд Адмирал Траун отказался от участия в пресс-конференции, можете ли вы, как его официальный представитель, прокомментировать отношение к директору Креннику?

Чуня (с жутко деловым выражением морды-лица): Хрю-хрю-хрьюуууу! Уииии! Хрю-хрю! Фыр-фыр-фыр! Фуууууууу!

На заднем плане голос Восса Парка: Чуня, ну ты же в приличном месте находишься! Зачем гадить-то?

Радио «Шансон Рилота», вопрос штурмовику Т-1000: Вы специально покинули 501-й легион, чтобы служить у Трауна?

Косой (поглядывая сквозь визор шлема на Вейдера): Нууу… Там понимаете… Это не я джедайский храм разрушил!!! Владыка сит сам на него упал!!!

Канал «МатчТВ», вопрос барону Фелу: Не расстраиваетесь, что из-за дуэли отменили СИД-гран-при Татуин-Дакар?

Сунтир Фел (довольно улыбаясь): Нэт! Там усё равно ныкто, кромэ мэня, лэтат нэ умэет!

Общество «Зеленоглазые старушки», вопрос Молу: Как секундант Гранд Адмирала Трауна, что вы собираетесь делать в случае поражения?

Мол (экспромтом):

Залог победы — есть рога!

Коль проиграем мы

В дуэли честной —

Спилю их навсегда!

Журнал «Гурманъ», вопрос к коменданту Ареско и надсмотрщику Гринту: Вас назначили ответственными за питание на арене. Чем будете угощать болельшиков?

Ареско: Я на диете!

Гринт: Я сам всё съем!

Общество «Ситы Галактики», вопрос к Маре Джейд и Гранд Инквизитору: Какова ваша роль в мероприятии?

Мара: Мы с остальными конечностями Императора будем выступать в качестве группы поддержки Гранд Адмирала Трауна, танцуя со световыми мечами.

Гранд Инквизитор: А мы, инквизиторий, — группа поддержки директора Кренника! Давайте хоть мечи разного цвета сделаем что ли?

«Star Wars Channel», вопрос к Тимоти Зану, Джорджу Лукасу и Дейву Филони: Как вы прокомментируете сложившуюся ситуацию?

Тимоти Зан: …(facepalm)...

Джордж Лукас: Продал права на Звездные войны «Диснею» на свою голову…

Дейв Филони: И почему я до такого не додумался?..

Коллегия читателей Фикбука, вопрос Автору: Когда дуэль-то уже?

Автор: Пойду-ка я посплю…


Опрос на задворках Галактики: Кто победит: Кренник или Траун?

Боба Фетт: Траун, Траун… Это случайно не тот имперский Гранд Адмирал, который выиграл десять из шести сражений с повстанцами?

Лэндо Калриссиан: Кренник! Однозначно Кренник! Как букмейкер вам говорю! Мне уже проплатили за его победу…

Кейнан Джаррус и Эзра Бриджер: Кажется, Мол опять стрелу задинамит!

Гера Синдулла: Знаем мы вашего Трауна! Лапши на уши навешает этому, как его там… Креннику, а потом даст пинка под зад.

C1-10P «Чоппер»: Пиу-пиу-пиу! Фьюююить! Бип-бип!

Гаразеб Ореллиоз: А Каллас будет?

Джун Сато: Отлично! Пока эти двое выясняют отношения, мы с повстанцами стырим на Лотале еще ящик фруктов!

Кэд Бэйн: Не сходка, а фуфло какое-то! Моя братва бы их обоих закрытыми глазами раскидала!

Джоруус Кʼбаот: Ух ты! Парадняк с Белочкой фигачатся! Я даже курить этот день не буду!

Люк Скайвокер: Весело у них там! А я тут на Татуине сижу на этой ферме, блин! Пойду к дяде Бэне схожу что ли. Может на Звезду Смерти свозит на экскурсию?

Джин Эрсо: А почему бы мне под шумок не выкрасть планы Звезды Смерти?

Хэн Соло: Какая разница, кто победит? Мы с Чуи в этот день таксуем! Подниму цену за перевозку пассажиров с мероприятия в два… Нет! в пять раз! Глядишь, и долг Джаббе выплачу.

Йода: Трансляция прямая по каналу какому? Ловит лишь канал «Дисней» на Дагоба. Платный и кабельный тот.

Бабушка Трауна: Все-таки решили драться? Ай-ай-ай! Плохо я, значит, внука воспитала! Ах, Орсон, Орсон… приношу свои глубочайшие извинения за Миттʼрауʼнурудо…

Трасс: Знаете, моему брату никогда не требовался повод, чтобы начать драку. Достаточно было лишь искоса на него посмотреть. Оформляя очередной фингал вполне интеллигентной персоне, Миттʼрауʼнурудо всегда называл свои действия «превентивными мерами»!

Плащ Кренника: Только бы меня не помяли…

====== Выпендрянты ======

Комментарий к Выпендрянты Перед дуэлью по всей Империи и близлежащим астероидам были расклеены вот такие постеры

https://photos.google.com/share/AF1QipOOBe5CPTMSd-LoxhvDK07s7MxgPCpWJgz7vpNbJAT3Re88mMWAddIZ0q6iNGiHDw/photo/AF1QipOcomQLSUKOttXNuTimcyx2_4kKwWFZck8RYTri?key=RDJIaWRVR0pTcE0zR21wZjR3ZmZReV9pend6aGFB

По всем базам Альянса было вывешено вот это (авторство Сабин Рен)

https://photos.google.com/share/AF1QipOOBe5CPTMSd-LoxhvDK07s7MxgPCpWJgz7vpNbJAT3Re88mMWAddIZ0q6iNGiHDw/photo/AF1QipOR86fprTqymZHadZFb-2H1JnX8yE2JlBXH48eq?key=RDJIaWRVR0pTcE0zR21wZjR3ZmZReV9pend6aGFB

ВНИМАНИЕ!!! СПОЙЛЕРЫ К “ИЗГОЮ 1”!!!

Собрание Альянса на Явине IV

В полуразрушенном гараже за околицей собралась повстанческая сходка. Бэйл Органа смотрел в старый черно-белый телек, заменяющий тактический дисплей, нахмурив брови:

— Вот зря я ввязался в эту авантюру! Какую форму дуэли для Синего и Хренового выбрать? Ума не приложу!

Все представители Альянса — боевики, террористы, экстремисты, гопники с района, дворники, бомжи и другие меньшинства — стали судорожно думать, что делать. Слово взял клон Рэкс, лидер движения «За переработку Силоса»:

— Вот помнится, вызвал меня Поггль Меньший, который был сепаратистом-джеонозицем, на дуэль во время Войны клонов за то, что я обозвал его паразитом. Говорит: «Какое орудие выбираешь?» А я ему «Дихлофос». Так и сдох, как клоп.

— Не прокатит! — фыркнул Бэйл. — Эти двое конечно те еще имперцы, но не паразиты.

— А, так тут совсем недавно было, — припомнил вдруг Кассиан Андор, шеф повстанческих карманников, — Вейдер с Асокой сошлись в страшной битве. У них была одна световая сабля на двоих, так они дрались по очереди.

— Слава хаттам, в моем случае эти двое не владеют Силой! — выдохнул Бейл, — А то бы весь Альянс уже разогнали. Не подходит!

— Вот еще вспомнила! — подала голос Мон Мотма, крестная мать всего Альянса. — Помнится, мастер Йода с Дартом Сифилисом собрались было выяснить отношения. Сифилис предложил рубиться в зале Сената в 4 часа утра, пока заседание не началось, а Йода отказался. Сифилис ему: «Ладно, презренный трус, я вас прощаю! Идите на… Дагоба!», а Йода: «Пусть уж лучше буду презренным трусом, живущим на Дагоба, чем в такую рань встану…»

— Еще варианты, господа повстанцы? — проигнорировав ее, спросил Бейл.

— Как это называется, когда два мандалорца дерутся на пистолетах? — поинтересовался вдруг К2SO, дроид-геймер и по совместительству хакер.

— Это и есть дуэль! — хором ответили все.

— А когда двое ласатов на кулаках?

— Мордобой! — гордо выдал, экстремист Бейз Мальбус, местный Чак Норрис, хрустя суставами.

— А когда два эвока на дубинках?

— Медвежья возня, — тут же отозвалась слепой монах Чиррут Имве, феерично покрутив посохом. Его идолом был Джекки Чан.

— А два штурмовика с бластерами?

— Вот это точно идиотизм! Но хотя бы весело! — буркнул водила-тракторист Бодхи Рук.

— Идея!.. — выкрикнул Бейл Органа, подпрыгивая на месте и хлопая себя по лбу. — Какова ситуация с секундантами враждующих имперцев?

— Коммандер Сато, наш крестный отец, лично занимается! — небрежно бросил Ведж.

— Ну, всё! Капец имперцам! — Бэйл весело поиграл бровями и послал в небо воздушный поцелуй.


Звезда Смерти, орбита Джеонозиса

Директор Орсон Кренник крутился перед зеркалом, критично оценивая, как новенький плащ сидит на плечах и фоткая себя на смартфон.

— Аве, Кренник! — раздался сзади голос входящего секунданта.

Плащ пафосно взвился, когда директор повернулся к собеседнику, смотря во форнтальную камеру телефона и легонько стукнув себя ладонью в грудь:

— Аве мне!

— Мы с вторым секундантом только что освоили Фифу и переходим к Доте! — рапортовал штурмовик смерти, раскрашенный под хохлому.

— Отлично! Бейл Органа может придумать все, что угодно, поэтому нам надо быть во всеоружии! — задумчиво излагал Кренник, делая тысяча и одну фотку за последние пару минут. — Займитесь потом покером и карточной игрой в «Пьяницу», а я пока влоги поучусь снимать. Вдруг Органа даст задание собрать побольше лайков или просмотров.

— Есть, товарищ директор! — отдал честь секундант.

— Поесть можете на кухне…


Орбита ледяной луны Джеонозиса, ИЗР «Мстюн»

В утробе звездного разрушителя весь персонал носился, как угорелый, готовясь к предстоящей битве. Косой и Каллас рисовали баннер и придумывали неприличные кричалки. Парк изучал кодекс дуэлянта, периодически почесывая висок дулом от бластера. Мол учился играть в сапёра, но почему-то всегда подрывался на самой последней мине. Фел открутил от своего СИДа двигатель и сделал из него дудку с характерным для этого типа истребителей пронзительным рёвом. Капитан Славин задолбал всех чтением стихов, поэтому его закрыли в самый дальний чулан. Чуня весело носилась по капитанскому мостику и отхрюкивала приказы экипажу азбукой Морзе. Гранд Адмирал Траун бухал уже третий день…

Раздался стук, и в командирскую каюту проскользнул Восс Парк. Увидев двойное кольцо разбитых мониторов, несколько приконченных пузырей, разбросанных по полу, и недоеденный пакет печенек, он с укоризной произнес:

— Шеф, может хватит пить-то уже?

Смачно икнув, чисс обнажил мутный взор, ставший зеленым:

— Вот ты думаешь, дорогой Восс, что я просто так водку пью… А я… — он поднял палец вверх, пытаясь сказать умную мысль, — не просто пью. Я думаю!

— У вас поединок завтра! Нужно срочно трезветь! — запаниковал Парк.

— Так ты ничему не научился в тактике и стратегии, — нетвердым голосом ответил Траун, прикладываясь к стакану.

— Фу-фу-фу! Нельзя! — завизжал капитан, перепрыгивая через мониторы и выбивая из рук посуду.

— Ик! Борзеем? — Гранд Адмирал нетрезво прищурился, собираясь прописать своему лучшему другу фигурного леща.

— О, боги! От кого вы таких слов-то понахватались? — негодовал Парк, убирая из трясущихся рук бутылку «Столичной».

— Известно от кого! От Косого! — выдал шеф. — Ничего ты, Восс, не понимаешь! По-любому Бейл придумает что-нибудь, связанное с алкоголем. Он знает, что чиссы плохо его переносят. Вот я и тренируюсь. Возьму и перепью Кренника!

— Вроде бы великий стратег! Гениальный тактик! А ведет себя, как алкаш со стажем! — ворчал себе под нос Парк, хватая чисса за шкирку и выволакивая в вытрезвитель.


На Жучьей арене Джеонозиса собрались все начальники, бюрократы, сенаторы, моффы, гранд-адмиралы и прочая имперская шушара. Билеты были раскуплены в первые несколько часов с открытия продаж. Всем хотелось посмотреть, как два весьма уважаемых имперца бьют друг другу морды. Гранд Мофф Таркин отправил вместо себя голограмму, которая сопровождала его жутко болтливую жену и противнейшую тещу на трибуны. Сам же дедушка Уилхафф, попивая пивко, остался на Звезде Смерти, зависшей неподалеку. Вейдер не успел обилетиться и составил Гранд Моффу компанию, принеся кастрюлю красных раков, запеченных в лаве Мустафара, в качестве закуски. Палыч оказался хитрее всех, раздобыв у Ландо Калриссиана бесплатную контрамарку в VIP-ложу.

Два больших сектора были выделены для фанатов Синего и Белого противников. С Ксиллы прилетел Трасс в шерстяных бабушкиных варежках, запасшийся бочкой киселя. Каллас и Косой развернули на трибуне гигантский баннер с нарисованным Гранд Адмиралом Трауном в броне Хищника, держащим в руке голову Кренника. Надпись на чеунхе, общегале и русском гласила: «Траунисты всех планет, одумайтесь!» Фел дудел в свою ревущую СИД-дудку, заглушая вообще всё и всех. Восс Парк потерял где-то свою фуражку, надев вместо нее шлем Косого и ничерта в нём не видя. Но самое главное, фанаты Трауна запаслись гнилыми помидорами, чтобы, если что, кровью защищать честь любимого шефа.

Болельщики Кренника тоже не отставали. Их сектор сплошь состоял из моря штурмовиков смерти, броня которых была раскрашена в самые разнообразные цвета (Сабин постаралась). В ответ на провокационную картинку траунистов, они вывесили здоровый баннер, на котором был изображен директор Кренник в полете. На его груди красовалась буква «К», белый плащ развивался на ветру, а в вытянутой руке он держал Звезду Смерти, стреляющую по «Мстюну». Надпись гласила: «Белый плащ спешит на стрелку!» Почитатели Кренника же имели при себе по ящику с тухлыми яйцами, которые приготовили, чтоб драться с траунистами.

И вот на арену вышел хор вуки с Кашиика, пронзительно заверещав оперную версию Имперского марша. Под этот вой умирающего вампы вышли заклятые враги в сопровождении своих секундантов. В синем краю арены ступил на песок Гранд Адмирал Траун в парадном мундире и ковбойской шляпе Дейва Филони, которую изъял Каллас в качестве моральной компенсации за то, что Дисней сделал его «Фалкрамом». На плечах его гордо возлежала Чуня, сверля противника хмурым взглядом всех четырех глазок-бусинок. По правую руку от шефа находился Мол, завернувшийся в черную ситскую мантию, по левую — капитан Славин в смокинге с бабочкой и в имперской кепи.

Из белого края арены показался Орсон Кренник щеголяя наибелейшим плащом, эффектно развевающемся на ветру. На глазах его была белая повязка с прорезями для глаз, а головной убор представлял собой белый вариант шляпы Зорро. Справа и слева от него стояли штурмовики смерти, у одного из которых броня была раскрашена под хохлому, а у второго — под Железного человека.

— … И настанет эпичная битва! И живые позавидуют мертвым! — театрально вещал судья Бэйл Органа. — И грянет война между траунистами и хрени… тьфу… кренникоидами!..

Кренник и Траун остановились в тридцати шагах друг на против друга, расставив ноги на ширине плеч. Орсон размял шею, громко хрустнув позвонками, чисс в ответ элегантно поднял густую иссиня-черную бровь. Кренник поправил шляпу, Траун сощурил пронзительный алый взор. Белый плащ медленно колыхался в такт дуновениям ветра, как в замедленной съемке, Чуня же привстала на дыбы на плечах раба, и стала демонстративно чесать задней лапой за ухом сначала у себя, потом у синекожего раба.

На стадионе воцарилась гробовая тишина. Дуэлянты одновременно начали доставать из кобуры свое оружие. Обладатель белого плаща медленно поднял руку, обвернутую в черную кожанную перчатку и… держащую гламурный розовый пистолетик, заряженный мыльными пузырьками. Носитель живого воротника из исаламири гордо вытянул дрожащую с бодуна длань в белой перчатке со здоровенным бластером, стреляющим конфетти.

Весь стадион достал смартфоны, чтобы заснять происходящее и самыми первыми выложить в Ин100грамм и на ГалаТьюб с хештегами #КренникvsТраун #битвадвухимпрцев #имперскиеразборки #дуэльГалактики.

Бэйл Органа уже был готов дать добро на пальбу, но неожиданно вперед вышли два секунданта, до этого пристально друг друга рассматривавшие. Со стороны Трауна сделал шаг вперед Мол, а со стороны Кренника — штурмовик в хохломе. Секунду они просто рассматривали друг друга, а затем загорелись два световых клинка: двойной забрака и зеленый штурмовика. Во мгновение ока оружие дуэлянтов было перерезано пополам горящими лезвиями, а сами они отброшены Силой в противоположные концы арены. Двое секундантов удовлетворенно рассматривали друг друга.

— Вот мы и встретились, Мол! — произнес штурмовик, снимая шлем и салютуя клинком.

— Защищайся, Кеноби! — выкрикнул забрак, вытягивая руку и делая приглашающий жест пальцами.

Обладающие Силой тут же слились в феерично красивом поединке, яростно махая световыми мечами на радость толпе. Стадион взорвался бурными аплодисментами, думая, что так и было запланировано. Траун выкинул шляпу и почесал ушибленный о стену затылок. Креннику же белая маска спала на глаза, и он яростно содрал ее, бросая на песок и придавливая каблуком. Шляпу он со злостью швырнул в Кеноби, но она тут же была перерезана сияющим лезвием. Несколько минут дуэлянты обиженно взирали, как фигурно выпендриваются друг перед другом владеющие Силой, а потом голубые и красные глаза встретились и понимающе сощурились. Кренник сделал знак второму штурмовику, и они спустились в подтрибунное помещение. Траун схватил за воротник Славика, от восхищения выпучившего глаза на танец световых клинков, и потащил в кулуары.

Через несколько минут дуэлянты встретились в толчке, решив закончить разборки по пацанским понятиям — битвой на ершиках. Траун встал в красивую боевую стойку, занеся «палицу» над головой, как Блэйд, собравшийся раскрошить туловище очередного вампиреныша. Кренник выставил такую же штуковину перед собой, взмахнув ей так, что любой маг, закончивший Хогвартс, обзавидовался бы.

Тут неожиданно второй секундант встал между ними, сверля взглядом капитана Славина, решившего под шумок почистить зубы, и снимая шлем.

— Так-так-так! Славик! — раздался знакомый голос.

— Папа? — выдал нерадивый имперец, с ужасом глазея на Джуна Сато.

— Позорище! Как ты мог стать имперцем! — насупился коммандер, доставая розги и влепив имперскому капитану болючий щелбан.

— Мадам бабушка оказалась права, — тихо шепнул Траун Креннику, вспоминая странное предсказание на Ксилле.

— Я не виноват! — заверещал Славик, хватаясь за покалеченный лоб. — Меня выгнали из Альянса. Сказали, неуклюжий слишком. И вообще, это Мон Мотма во всем виновата! Чего она меня заставляла воровать у имперцев кошельки?! Вот и попался однажды…

— Щас я тебе устрою кошельки! — закричал Сато, размахивая розгами.

— Папа! Не надо! Я вообще в штурмовики хотел пойти и по параметрам подходил и по криворукости… — верещал Славик, бегая вокруг раковины от разъяренного папаши.

— Ах, он еще в штурмовики хотел! Замочу в сортире! — орал Сато, от души лупя имперского капитана Славика по всем местам, до которых только мог дотянуться.

Траун и Кренник непонимающе переглянулись и вышли в курилку. Поскольку сигарет у обоих при себе не было, они просто присели на корточки, как два гопника, и тяжело вздохнули.

— Семки есть? — вдруг спросил Кренник, доставая свою кепи и надевая на кумпол.

— Чуня всё съела… — печально выдохнул Траун, а исаламири показала директору язык.

— Подрались, таунтауны наивные! — в сердцах выругался Кренник, педантично осматривая, не помялся ли плащ.

— Прелестнейший, пойдёмте хотя бы астероиды постреляем с орбиты. Там наверху их много, — предложил Гранд Адмирал, снимая Чуню, которая пыталась забраться под мундир.

— Пойдемте, великолепнейший! — тут же оживился Кренник, хитро прищурив брови. — На моей черной матовой феррари как раз две турели стоят.

— Пилот с меня!

— Замётано!

— Кто не попадет… — начал вежливый Траун.

— Лох! — закончил Кренник, которому уже порядком надоело носить маску приличного имперца.

Через пятнадцать минут дуэлянты уже летели на крутейшем спорт-челноке директора, который вел лучший пилот Империи Сунтир Фел. В утробе машины Кренник скинул свой пафосный плащик, чтобы не дай бог его не порвать. Траун же положил на него спящую Чуню и прикрыл кончиком ткани. Астероидов над Джеонозисом было больше, чем фанатов Звездных войн. Дуэлянты вскочили на кресла и зарядили орудия. Чисс сделал первый залп и…

— Товарищ директор… эээ… они у вас что перчатками стреляют?

— Ну да! — невозмутимо отозвался Кренник. — Люблю выяснять отношения с оппонентами именно таким образом.

Полчаса спустя Траун и Кренник вызвали на дуэль уже порядка полсотни астероидов, которые злобно летели за ними вдоль Садового кольца орбиты Джеонозиса, намереваясь отомстить презренным смертным. Фел еле-еле успевал уворачиваться от огромных небесных булыжников, искусно ругаясь, как истинный кореллианин-маршрутчик.

— А чем-нибудь еще эти штуки стреляют? — опасливо выкрикнул Траун, несобиравшийся разбиваться в лепешку.

— Только дизлайками… — растеряно выдал Кренник, поняв, что погорячился, бросив вызов сразу стольким неодушевленным предметам.

Тут неожиданно обоих оппонентов кто-то грубо схватил за шиворот и бросил в спасательную капсулу. Через секунду туда же последовал барон Фел. Имперцы непонимающе уставились на шлюз, где стояло непонятное существо неясной расы, странной формы, про которое вообще нельзя было сказать ничего определенного. Но одно можно было отметить точно, оно носило рваное потрепанное пальто и шляпу Наполеона.

— Зачэм так грубо-да? — ругнулся Фел.

— Мужик! Ты вообще кто? — набычился Кренник, рефлекторно снимая перчатку.

— Хто-хто! Эсва в пальто! — бросило существо, вставая в характерную позу великого полководца.

— А так это вы засланец из другой Галактики? — спросил Траун.

— Не засланец, а завоеванец! — гордо выпятив грудь, выдал Нусо Эсва. — А вашу крутую тачку я конфискую вместе с плащом и зверюшкой!

— ЧТООООО! — в один голос выкрикнули директор и Гранд Адмирал, но Эсва уже захлопнул шлюз и пинком отстыковал спасательную капсулу, посылая ее куда подальше.

Феррари исчезла в гиперпространстве, обдав космической пылью ветхое ведро с пассажирами, а астероиды, смекнув, что дерзкие дуэлянты от них теперь не убегут, быстро ринулись навстречу. Фел вцепился в штурвал, яростно матерясь и вспоминая родственников Эсвы до самой низшей ступени эволюции, а Кренник и Траун в ужасе схватились друг за друга. Директор уже собрался попросить прощения у небесных камней, что для бывшего обладателя белого плаща было совершенно несвойственно, но тут в динамике громкой связи раздалось характерное шипение дыхательной маски:

— Ну, что выпендрянты! Доигрались в «Angry Asteroids»?

С этими словами раздались выстрелы из бластерных орудий, и астероиды в панике ринулись врассыпную, увидев мчащегося к ним на всех парусах Дарта Вейдера на черном СИДе со световым мечом в одной руке и красным раком в другой. С тыла его поддержал мощный выстрел Звезды Смерти, попавший прямо в астероидную гущу. Таркин на мостике крикнул «Йес!!!» и сделал характерный жест рукой, запивая удачный выстрел пивком.

Пока Вейдер буксировал ведро с пассажирами к станции, неудавшиеся дуэлянты удивленно посмотрели друг на друга. Кренник первым подал голос:

— То есть получается мы оба проиграли что ли?

— Получается так… — чуть не плача, ответил Траун, уже горюя по Чуне.

— А с чего всё началось, любезнейший? — снова спросил директор, чувствуя себя абсолютно не пафосным без белого плаща.

— С того, дорогой директор, что я вам в свое время не дал списать математику на первом курсе, а потом вас исключили, — произнес Траун, вспомнив, как Кренник прикалывался над его синей рожей в ПТУ.

— Глупо… — выдохнул Орсон, припоминая, как чисc рисовал на него карикатуры на стенах имперского дворца.

— Вот и я про то же, — негодующе вставил Траун.

— Мир! Дружба! Звезда Смерти! — лихо выкрикнул директор, шибанув Гранд Адмирала в плечо. Тот не остался в долгу и отвесил оппоненту искусный пинок.

— Драгоценнейший, — глаза чисса странно сощурились, — я только что осознал, что теперь являюсь чиссом без определенного места жительства.

— Болеете за «Зенит»? — уважительно спросил Кренник.

— Нет… «Мстюн»-то Парк проиграл. С Ксиллы меня выгнали… — грустно вздохнув, перечислял Траун. — Можно я у вас на Звезде Смерти некоторое время перекантуюсь?

— Да, пожалуйста! — Кренник хотел эффектно взмахнуть полами плаща, но вспомнил, что его уже нет, и просто поднял большой палец вверх. — А если тещу Таркина выжить сумеете, он вам еще «спасибо» скажет и прописку постоянную оформит.

Едва ступив на порог круглой космической станции, имперцы увидели, как к ним сломя голову мчится Гранд Мофф Таркин, выпучив глазища и снимая на ходу сапог, который через полсекунды с громким свистом пролетел через все помещение и впендюрился в лоб директору Креннику. Траун тут же схватил за шиворот Гранд Моффа, яростно размахивающего кулаками и неприлично ругающегося. Фел сбегал в сортир и принес ведро, мигом окатив разбушевавшегося Гранд Моффа холодной водой. Немного отдышавшись, мокрый с ног до головы имперский чиновник наконец смог высказать свои претензии:

— Кренник! Чтоб ваш плащ сгорел! Повстанцы во главе с Джин Эрсо сперли новогодние планы на Звезду Смерти и ваш утюг со Скарифа!

— Но-но, Гранд Мофф! Не переходите на личности! — важно ответил Орсон Батькович, приложив к ушибленному лбу прохладную каску Вейдера. — Утюг теперь неактуален, ибо у меня нет плаща. А планы… да нет в этой дискетке никаких планов. Там загружена пиратская версия игры «Star Wars: Battlefront» для PlayStation и Xbox One. Повстанцы будут играть в нее все новогодние праздники, думая, что воюют с Империей.

— Где же тогда новогодние планы? — прогрохотал Вейдер, отнимая у проходящего мимо штурмовика шлем и стеснительно одевая на голову.

— В потайном кармане плаща… — выдал Кренник, схватившись вдруг за голову.

— Киторый увэл Нусо Эсва? — поинтересовался барон Фел, понимая, что от троллинга Императора их теперь уже ничто не убережет.

— Да… — Орсон опустил глазки, как школьник, получивший «двойку» и поковырял носком сапога пол.

— Ну, вы, Батькович, и стратег… — укоризненно покачал головой Траун, еле сдерживая смех.


Радио «Имперская кукушка»: «В связи с тем, что дуэль между директором Орсоном Батьковичем Кренником и Гранд Адмиралом Трауном не состоялась по причине вмешательства последователей Силы, фанаты обеих сторон объединились и разрушили все термитники, муравейники, ульи и логова джеонозийцев, нанеся им колоссальный ущерб. Задержан штурмовик Т-1000 по кличке Косой, за пение непристойных частушек в адрес насекомых. Имперец Каллас, агент ИББ, и чисский подданый Трасс были отконвоированы в вытрезвитель после потребления десяти литров кваса и танцев с бубнами у старой базы сепаратистов. По словам задержанных, они пытались вызвать на поединок некоего графа Дуку, известного под погонялом Дарт Тираннозавр. Капитана Восса Парка отправили на диагностику к психологу из-за того, что этот имперский подданный ловил огромным сачком разлетающихся во все стороны джеонозийцев и прикреплял их булавками к пенопласту. Сам Парк охарактеризовал себя, как начинающего энтомолога.

Как стало известно совсем недавно, эффектный бой на световых мечах между забраком Молом и человеком Оби Ваном Кеноби закончился совместным походом в кино на премьеру „Изгой-1“.

Только что пришла молния: срочно разыскиваются пропавшие без вести исаламири Чуня и пафосный Белый Плащ. Особые приметы…»

Нусо Эсва вступил в покои своего заказчика, держа в одной руке свернутый рулоном плащ, а в другой клетку с исаламири.

— Эсвочка, мой хороший! Я вижу, вы достигли успеха! — раздался из полутьмы мягкий женский голос.

— Да, мадам бабушка! Операция «Помири имперцев» прошла успешно! — подмигнул даме гроза Неизведанных регионов.

— Возьмите корзинку с ватрушками и срочно отправляйтесь в другую Галактику. Эти двое вам теперь точно житья не дадут! — посоветовала бабушка Трауна. — А Чуню и Плащ оставьте мне! В Новогоднюю ночь под ёлку положу, иначе расстроятся мои имперские детишки. Ишь, чего устроили!

Бабушка добродушно посмотрела на Нусо Эсву, с усердием поедающему домашние ватрушки, и, хитро прищурившись, произнесла:

— А теперь ран Форест, ран! Ээээ… В смысле бегите Эсва, бегите!..

====== Новогоднее обращение Пал Палыча ======

Уважаемые граждане Империи, а также дорогие друзья повстанцы!

Через несколько минут мы с Вами встретим Новый галактический год! На заднем плане голос Вейдера: «Палыч, ну давай быстрее!»

В прошедшем году в Галактие произошло множество прикольных и не очень событий. Во-первых, вышел «Изгой 1», где с пафосным Плащом директора Кренника не сравнился даже световой меч Вейдера; где Имперские штурмовики доказали всем фанатам, что они могут попадать точно в цель, не смотря на бесчисленное количество дублей. Голос Косого: «Да мы ваще крутые!» И где вместо гранд-моффа Таркина играла его качественная копия. Крик Таркина: «Меня теща заставила картошку копать вместо съемок!»

Во-вторых, продолжился забавный сериал «Повстанцы», в котором канонизировали наконец моего самого харизматичного гранд-адмирала, несмотря на то, что вместо него там играет Флим. Выкрики: «Долой актеришку! Даешь настоящего Трауна!» Калласа совершенно несправедливо сделали «Фалкрамом», сбив всю интригу. Адмирал Константин тупил, как первокурсник на сессии. Губернатор Прайс показала всем кунг фу, но всё равно огребла по полной программе, ибо сценарий писали эээ… земляне. Но в будущем году я обещаю заняться проблемой «Диснея» и самолично напишу устраивающий меня сюжет.

В-третьих, почему меня, талантливого актера в области политики, не взяли сниматься ни в «Изгой», ни в «Повстанцы»? Я тоже хочу… Голос Калласа: «Пал Палыч, забейте! Только нервы потратите и молнии.»

В-четвертых, поскольку новогодние планы на Звезду Смерти нагло спёрли повстанцы, мы с пацанами вынуждены отмечать этот Новый год неизвестно где! Голос Восса Парка: «А мне тут нравится! Дачу себе Вейдер отгрохал ничё так!»

Так вот… Я, Император Всея Галактики, незаменимый обладатель абсолютной власти, самый классный сит, но для своих, просто Пал Палыч, поздравляю Вас с Новым галактическим годом!

Настойчивые выкрики: «Палыч, водка стынет! Харэ уже разглагольсвовать!»

Следующий год признан годом огненной вампы, поэтому желаю Вам быть яркими и стильными, как директор Кренник; верными и предаными идеалам Империи, как агент 0,75… Тьфу ты! как агент Каллас; всегда думать на трезвую голову, как гранд-адмирал Траун; быть в меру ответственными, как Восс Парк; мазать и косить, как Косой, лишь когда это необходимо; быть эпично крутыми, как мой нерадивый ученик Эни, по кличке Вейдер; ну и добиться поставленных целей, подобно мне, Владыке ситу!

Звук откупорившихся бутылок шампанского: «Паааалыыыч!»

Имперцы, не забудьте вместо шариков повесить на ёлки миниатюрные модельки Звезды Смерти! Всем чмоки-чмоки и плюшевых эвоков! Заведите себе исаламири! Они прикольные, хоть и визжат, как поросята…

Подписывайтесь! Ставьте лайки! Переходите на тёмную сторону! У нас тут весело!

С Вами был Пал Палыч! Пойду выпью что ли?..

Запись закончена и загружена в ГалаТьюб. Канал «Абсолютный Палыч». Новогодний влог. ***-цать миллиардов подписчиков…

Комментарий к Новогоднее обращение Пал Палыча Автор поздравляет всех с наступающим Новым годом!

Палыч перед камерой: http://g.io.ua/img_aa/large/2675/35/26753515.jpg

Открыточка: https://pp.vk.me/c630319/v630319347/5dc0/__xolAn0kAk.jpg

Косой всех поздравляет: http://img06.deviantart.net/8b13/i/2012/351/5/b/lego_star_wars_stormtrooper___happy_new_year__by_neochan_pl-d5oap0o.jpg

====== В Империи – пить! Часть 1. ======

Мустафар, Внешнее кольцо. 31 декабря

Время 9.00. Утреннее совещание

В черном-черном космосе на черной-черной планете, в черной-черной комнате черного-черного замка на черном-черном троне сидел черный-черный Вейдер и прописывал всем черных-черных люлей.

— Товарищи офицеры, штурмовики, губернаторы и ты, Пиетт! От Пал Палыча поступило распоряжение отметить Новый год весело и без жертв! Ведущим назначается…

Косой, Каллас, Парк и Фел стояли в сторонке и соображали на четверых. Они уже несколько дней не могли найти ни шефа, ни Кренника, которые намертво схоронились в неизвестном направлении, расстроенные потерей двух святынь — Плаща и Чуни. Имперцы искренне надеялись, что эти двое не наделают глупостей. За Трауна, имперского интеллигента, они были практически уверены, но вот Кренник, дебошир и грязный дуэлянт, вызывал сильные сомнения. Еще удивительным образом куда-то исчез Таркин, поэтому Звездой Смерти рулить было некому.

— С кем поведешься… — начал Косой, воображая, чтобы там могли вместе пить шеф и директор.

— От таго и забэрэменеешь! — гордо выдал Фел, демонстрируя поистине кореллианскую осведомленность.

— Отставить «забеременеешь»! — прогрохотал Вейдер. — Для вашего квартета я подготовил спецзадание! Славик, стоооой! — выкрикнул сит, выставив руку вперед и притягивая Силой пытающегося под шумок смыться капитана Славина. — Будешь работать с ними!

— Упс! — пискнул Славик, сообразив, во-первых, что удрать с новогодней попойки не получится, а во-вторых, что его опять затроллят ребята-траунисты.

— Косой, будешь шеф-поваром! Только руками ничего не трогай! Руководи только. Барон Фел, главное блюдо с тебя! Агент 0,75, достанешь выпивки на весь коллектив! Славик, поможешь ему! Не забудь взять авоську и паспорт, а то не продадут алкоголь еще. Парк, бери взвод директорских штурмовиков смерти и дуй за ёлкой!

— Товарищ главком, где мне ее искать? На Мустафаре ведь ёлки не растут, — робко спросил капитан Парк, поняв, что сейчас вляпается по уши.

— А ты включи мозг! Прояви инициативу! Сколько уже с Трауном работаешь? — пыхтел Вейдер, удивляясь, как это его приказы могут обсуждать. — Значит справишься! Вперед и с песней! И без ёлки не возвращайся!

Парни слегка стушевались, но услышав, как любимый главком начал добровольно-принудительный кастинг на роль Деда Мороза, поняли, что еще легко отделались. С детства роль Снегурочки, а с возрастом и Снежной Королевы, уже много лет подряд брала Исанн Айсард, запатентовав ее исключительно для себя. Назначенный Дед Мороз обычно не выживал.

— И смотрите, чтобы всё было тип-топ! Иначе удушууууу! — Вейдер поиграл пальчиками в кожаных перчатках — А теперь гранд-инквизитор Павел проведет вам экскурсию по моей скромной обители! Я пойду пока аудиокнижку почитаю в бакта-камере…

Вперед вышел высокий пауʼан с красной новогодней шапочкой на голове и зажжённым бенгальским огнем. Скучнейшим баритоном неторопливо он начал свой рассказ:

— Черный замок, в котором мы сейчас находимся, возник здесь еще пять тысяч лет назад. Стиль — поздний ампер с элементами готики. Раньше он принадлежал одному древнему темному владыке по имени Саурон, чье всевидящее око было разбито двумя аборигенами. Никак не запомню, как называется эта раса! То ли хоботы, то ли хомуты, то ли хомусы… Не суть! Фингал у Саурона от этих хоботов был знатный! Вон там на жерле одного из вулканов наш любимый товарищ главком велел построить настоящую русскую баню по-черному. В этом бассейне с лавой, температура, которой достигает две тысячи градусов по Цельсию, мы, инквизиторы, остужаем свой пыл. А в этом месте состоялась эпичнейшая дуэль на световых клинках между Энакином Скайуокером и Оби Ваном Кеноби. Как утверждает достоверный исторический источник, владыка сит и мастер джедай не поделили апельсин…


Время 12.00. Кухня

Косой и Фел. На кухне стоял пар столбом. Штурмовик Косой и супер-мега-крутой пилот Фел с усердием фигачили новогодний стол, догоняясь чефиром. Когда две женщины командуют на кухне, это почти в любом случае приводит к ядерному взрыву, достойному выстрела малой мощности Звезды Смерти. Но когда за дело берутся такие опытные повара, как твиʼлек и кореллианин, то обычным ядерным взрывом тут не отделаешься. Приняв по пять капель анисовой, два кухонных шефа сразу нашли общий язык.

Косой позвонил своим на Рилот и попросил подогнать с рынка самых лучших продуктов, а Фел напряг земляков с Татуина, чтобы ему подкинули живую банту на главное блюдо.

Через несколько часов Косой восседал на печи, вместо шлема надев на розовую голову белый шефский колпак и раздавал команды остальным штурмовикам. Блюда готовились самые разнообразные: мон каламари под шубой, кашиикский салат из плодов конопли, оливье по-рилотски с большим количеством самого острого перца, кошерный холодец из нежнейшего мяса таунтаунов и прочая, и прочая.

Барон Фел, как истинный кореллианин, уселся на плечи Косому, покуривая трубку с первосортным табаком, руководил пилотами СИД-ов, разделывающими банту.

— Из щкуры сдэлаем дублёнка! Ножки и рёбрышки у духоуку! Голова на стэнка! Внутрэнности заспэртуйтэ!

Взяв у Фела трубку, Косой затянулся и задумался:

— А у нас символ года какой?

— Огнэнный вампа! — ответил ему барон.

— Нужно бы достать.

— Нэ проблэма! У мэня на Хоте зэмляк гостит на базе у Альянса. Хэн Соло! Усё устроым у лучшем уиде!

Неожиданно Косому пришла в голову еще одна совершенно сумасшедшая мысль. Взяв в руки телефон, штурмовик сделал два звонка: один на Эндор шаману эвоков, а второй на Вейланд, Джоруусу Кʼбаоту.

Раздался жуткий грохот падающих кастрюль и сковородок. Штурмовики и пилоты, выставив перед собой ножи и скалки, стали опасливо пятиться. В кухню, громыхая башмаками, вошла весьма габаритная дама почтенного возраста. Съев кусочек мон каламари и попробовав сырого таунтауна, она просканировала взглядом все помещение.

— Мадэм тёшща! — крикнул Фел, закидывая дымящуюся трубку в ближайший котел с кипяченой водой.

— Для вас я — мадмуазель! — рявкнула дама, отнимая у одного из пилотов пучок базилика. — Что здесь происходит? Где мой ленивый зять Уилхафф?

— Эээ… гранд-моффа Таркина здесь отродясь не было… — промямлит Косой, показывая штурмовикам, что нужно немедленно сныкать пиво, которое они попивали в процессе готовки.

— О, говорящий розовый зверек! — удивилась тёща, педантично рассматривая твиʼлека. — Пахнет перегаром! Он точно где-то здесь!

Пока дама ползала по горшкам, ища Таркина и попутно пробуя новогодние полуфабрикаты, на Фела и Косого свалился камнепад критики об их никчемных способностях в области готовки, несвежих продуктах, тупых ножей и косоруких поварят-штурмовиков.

— Какой васхэтителный жэнщин! — искренне произнес Фел, с восторгом глядя, как дама лупит поварешкой пилота, разделывающего банту.

— Неудивительно, что Таркин сделал ноги… — тихо рычал Косой, от души желая, чтобы тёща поскорее свалила с кухни и позволила им наконец выпить еще пивка.

— Госпожа тёща! — раздался вдруг холодный властный голос.

На кухне мигом всё стихло. В дверном проеме показалась идеальная фигура Исанн Айсард, облаченная в красный мундир.

— Женщина на кухне — к беде! — глубокомысленно прошептал Косой. — А две — вообще экологическая катастрофа…

— Здесь его нет! — негодующе выкрикнула тёща, заглядывая в духовку.

— Пойдемте дорогая! Мне нужен ваш совет, каким образом казнить Деда Мороза в этом году! — спокойно произнесла Айсард, сверкая идеальнейшим макияжем.

Глаза тёщи хищно заблестели. Она потерла руки и предвкушающе улыбнулась. Но, решив поиграть на публику, все же насупилась:

— А как же Уилхафф?

— Не уйдет! От ИББ еще никто не уходил! — равнодушно отчеканила Снежная Королева, приобняв тучную даму и выводя в коридор. — Мы же Имперское Бюро Безопасности! Мы серьезная организация!

Айсард вдруг остановилась, презрительно окинув несколько больших пакетов с майонезом. Сгребая их в охапку и выкидывая в урну, она холодно произнесла:

— Чтоб я этой дряни в салатах не видела!

Обрадовавшись, что дамы наконец удалились, Косой и Фел выдохнули и достали спрятанное пиво. Новогодний стол все же будет оформлен по всем бешеным канонам кореллиан и твиʼлеков.


Время 14.00. Местоположение неясно

Славик и Каллас. Криво припаркованный эль-жигулёнок с прицепом гордо стоял на посадочной площадке. Каллас приближался к нему равномерным шагом истинного ИББшника и диктовал Славику, составляющему список, что из алкоголя нужно раздобыть.

— Коньяк пять звезд! Водку «Я — император» подгонит Палыч, но мы все-таки заскочим на одну точку и возьмем палёнки. Томатный сок для «Кровавой Мэри». Вино рилотское. Портвейн «Три топора». Сидр яблочный. Спотыкач…

— А зачем так много? — с искренним удивлением спросил Славик, которому уже стало нехорошо от такого количества нетрезвой информации.

Каллас сурово по-ИББшному посмотрел на него, сдвинув брови:

— Все равно второй раз бежать придется. А то и третий…

— Закуска? — наивно произнес капитан.

— Этим займутся Косой и Фел, — строго отчеканил агент, но затем, немного смягчившись, произнес. — Ну, ладно! Ради тебя возьмем шпроты и бычки в томате.

Они взлетели и совершили гиперпрыжок в местный алкогольный магазин.

— Возьми ящик мерзавчиков, два ящика литрух и пакет печенек! — отдал приказ Каллас, но увидев, что Славик ни фига не понял, о чем речь, быстро стал ему помогать, хватая по пути несколько бутылок советского шампусика.

— И как ты только на Рилоте выжил? — негодовал агент.

— Дураком был, вот и выжил! — гордо ответил Славик.

На обратном пути они заскочили на Звезду Смерти.

— Смотри, Славик, сейчас ты узнаешь, почему меня называют агентом 0,75! — хитро прошептал Каллас, взламывая сложнейший замок в личные апартаменты гранд-моффа Таркина.

Через 10 минут они опустошили тайный бар, о котором не знала даже тёща Таркина. Там было несколько бутылок дорогого белого вина, разнообразные настойки, которые так любил лично гнать гранд-мофф. Каллас положил глаз на настойку из петрушки, которую заныкал за пазуху, а Славик спёр пузырёк пустырника и веточку кошачьей мяты.

После этого имперцы проникли в каюту директора Кренника и обнаружили под кроватью несколько массивных бутылей ликёра «Пина Колада по-директорски» идеально белого цвета. ИББшник поморщился, пробормотав себе под нос: «Конечно, что директору Креннику еще пить…» Но Славик убедил его взять добычу с собой.

Вернувшись на Мустафар, Славик и Каллас отправились в еще одно место.

— Эх, гулять, так гулять! — отчаянно крестясь и взламывая замок в обитель главкома шептал ИББшник.

Это было гигантское помещение с огромнейшим аппаратом для самогоноварения. В погребе неподалеку в несколько рядов стояли многолитровые бутыли с самым разнообразным самогоном. Изучив этикетки, Каллас остановился на перцовке. Отлив немного в кружку-гестаповку, всегда хранившуюся во внутреннем кармане кителя, агент протянул ее Славику. Капитан приложился к живительной влаге и… у него резко расширились зрачки, а в голове заиграли гунганские дудки. Громко икнув, он упал, как подкошенный, красиво растянувшись на полу.

— Пойдет! — выдал агент, увидев более чем удовлетворительный результат и подняв палец вверх.


Время 16.00. Тактический дисплей

Парк и штурмовики.

— Уж послал, так послал… — бурчал себе под нос Восс Парк, раскручивая глобус Мустафара и пытаясь найти там хотя бы намек на естественную растительность. Рядом с ним стояли директорские штурмовики в черной броне и яростно перешептывались по громкой связи. Снова и снова капитан пытался дозвониться до своего гениального шефа, который всегда знал, что делать. Снова и снова на том конце раздавался бездушный женский голос: «Аппарат абонента горюет по Чуне. Не отвлекайте его!»

— Может товарищу директору позвонить? — предложил один из штурмовиков.

Парк набрал номер, и в динамике раздался истерический визг автоответчика: «Отвалите от меня всееееее!!!»

— Ёлки-палки! — выругался несчастный Парк, понимая, что первым попадет под раздачу.

Он отчаянно жалел, что не имеет синего цвета кожи, красных глаз, белого мундира и проницательного разума чиссов. Чиссов! Хлопнув себя по лбу, Восс Парк заклацал пальцами по сенсорной панели. Через пару минут появилось голоизображение знакомого чисса.

— Приветствую вас, о великолепный человек! Друг моего брата!

— Трасс… Трааааасс! – взмолился Парк, падая на колени перед голограммой. — Спаси! Помоги!

— И кого же тактически унизил мой воинственный братишка на этот раз? — весело поиграв бровями спросил чисс.

— Он никого не завоевывал! Он вообще ни при чем!

— Неужели? — удивился Трасс, не понимая, как это Траун может быть не при делах, если на Ксиллу позвонили аж с самой Империи.

— Ёлки! У вас на Ксилле растут ёлки? — практически рыдая, спросил Парк.

— Естественно! — обрадовался Трасс, который был главным лесником на Ксилле. — Голубые, конические, колючие, с мягкой хвоей, стелющиеся, раскидистые…

— Можешь выслать? Любую!!!

Глаза чисса вдруг стали ядовито-оранжевыми:

— Капитан Империи! Вы понимаете, чего просите? Они же в Красной книге все! Вырубка строго запрещена!

Человек обреченно закрыл лицо руками:

— Ну, всё! Удушит меня главком! Пойду писать завещание… Ни одного чисса на поминки не позову!

Трасс сочувствующе посмотрел на Парка, а потом со всей чисской вежливостью и воспитанием произнес:

— Капитан Восс, быть может вас устроит голограмма?

— Это как? — сквозь слезы прошептал Парк.

— Ну, я вам просканирую самую красивую ёлку и вышлю ее трехмерную модель, на которую вы в фотошопе наклеите шарики. Потом проектор заведете и поставите голограмму в центр праздничного зала.

— Трасс! Ты гений!!! — подпрыгнул обрадовавшийся Парк.

— Нет, я не гений! — засмущался чисс, натягивая лыжи и заряжая фоторужье. — Бабушка всегда говорила, что у меня совершенно отсутствует воображение.

Полчаса спустя Парк со штурмовиками уже вовсю осваивали азы фотошопа, в то время как в помещение вломились Ареско и Гринт, неся огромную пальму.

— Ой, ошиблись дверью… — скрипучим голосом промолвил Ареско.

— Стой! Раз-два! — мигом отозвался Парк, увидев здоровенное дерево.

Святая парочка тут же замерла, ожидая, что сейчас их будут сильно ругать ни за что, а потом снова отправят в какой-нибудь тупой наряд.

— Куда вы это тащите? — строго спросил капитан, в голове у которого уже созревало несколько вариантов использования пиломатериала.

— Мы… ну… это… Мы не крали! — крикнул Гринт.

— Владыка Вейдер приказал в топку отнести, — съежившись, выдал Ареско.

— Никакой топки! Оставьте здесь! Есть у меня на счет этой пальмы одна идейка. И пригоните с орбиты главкомовский «Палач», – удовлетворенно потирая руки и доставая зеленую краску отдал приказ капитан Парк.


Ксилла, Доминация чиссов.

Время 18.00 (по ксилльскому 23.00). Бабушкин вигвам

Чуня и Плащ. Посреди снежных просторов замороженной Ксиллы из теплого вигвама раздавался обиженный визг исаламири. Нечастную Чуню бабушка Трауна посадила в клетку-переноску и кормила три раза в день самыми лучшими галлюциногенными лишайниками. Зверюга, привыкшая к свободе и вседозволенности, негодовала от бабушкиной жестокости.

Пробыв неделю в ксилльском дачном поселке, Чуня успела сожрать все зеленые помидоры, лишив чиссов запасов на зиму; перекусить провода в линии электропередач, погрузив все вигвамы во тьму, использовать бабушкин фамильный гобелен в качестве когтедралки, едва не задрать нечастного песца Гаврюшу — бабушкино домашнее животное, и сильно покусать Трасса.

Рядом на кресле лежал свернутый Плащ директора Кренника, триста раз постиранный и пятьсот раз поглаженный. Несчастная бабушка никак не могла понять, почему Плащ постоянно исчезал с положенного места, а потом его находили в очень непрезентабельных местах: в песцовой конуре, в курятнике, в проруби, на снегу, в пасти моржа, и даже в выгребной яме. Намучившись стирать и гладить любимую вещь своего кумира каждый раз, бабуля просто заперла её в вигваме вместе с Чуней.

Исаламири продолжала истошно визжать, выражая этим всю тоску по своему рабу и жажду нашкодничать.

— Уи-уииии!

— Чуня, ну хватит уже! — раздался откуда-то незнакомый голос.

Исаламири на миг замолчала, съежившись в самом дальнем углу переноски. Глазки-бусинки угрожающе сощурились, на мордочке появился злобный оскал, а ушки напряженно вслушивались в тишину.

— Хрю? — вопросительно отозвалась Чуня.

— Что «хрю»? — не понял голос.

— Хрю-хрю-хрю!

— Аааа! Не можешь понять кто я? — раздался шелест ткани.

— Хрю-гу! — утвердительно хрюкнула Чуня, высунув рыло из клетки.

— Это же я! Плащ! — весело отозвался голос.

Зверюга настолько обалдела, что не могла хрюкать дальше, опасливо принюхиваясь.

— Фыр!

— Сама такая!

— Хрю-хррр-уии-уф?

— Мой раб вообще ни о чем не догадывается, — радостно начал отвечать на вопрос Плащ. — Понимаешь, мой создатель несколько месяцев стажировался в Хогвартсе и срезал кусочек ткани от Распределяющей Шляпы, из которого создал меня.

— Уффф-фррр?

— Гален Эрсо! Вдохнул в неживой объект жизнь. Доктор Франкенштейн Галактики, ё-моё! Мою голосистость он назвал изъяном и подарил меня директору Креннику. Естественно, мой хозяин ничего не подозревает!

— Уууу-оф-апчхи!

— Будь здорова!

Обхватив зубами прутья, исаламири начала их грызть.

— Я тоже хочу домой… — погрустнел Плащ. — На твоей клетке кодовый замок. Набери когтями цифры 3-2-2-2-2-3.

Чуня недоверчиво покосилась на Плащ, а потом заскрежетала лапками по замку. С громким дзынем дверь открылась, и зверюга радостно вылетела наружу, тут же запрыгнув на стол, где начала жадно поедать мандарины в вазе.

— Чуня, ты раб собственного желудка! — негодующе произнес Плащ.

— Фррр-хрююю! — отозвалась исаламири, деловито причмокивая.

— Пора валить отседова! Эй! Ээээй! Осторожнее! Не помни меня! — в ужасе закричал Плащ, когда Чуня стащила его с кресла и стала ворошить. Забравшись под него исаламири дала дёру с вигвама.

Культурные чиссы были слегка обескуражены, когда увидели низко летящий по улице Плащ, оставляющий странные животные следы на снегу. Но никто не бросился ловить его или выяснять в чем дело, потому что чиссы были очень воспитаны. Бегать за вещами считалось признаком дурного тона.

— Налево! Нет! Направо! Быстрее! — командовал Плащ, пока Чуня изо всех сил перебирала лапами. — Стооооой!

Зверюга уперлась в снег всеми четырьмя конечностями и перекувырнулась несколько раз через голову, снеся по пути что-то большое. Плащ слетел с нее, феерично окутав это «большое» своими широкими полами. Отряхнувшись от снега, исаламири заметила, что Плащ поймал странного дедушку в красной шубе с белыми меховыми краями, длинной бородой из ваты и крупным пушистым помпоном на колпаке.

— Спасите! Помогите! — верещал дедушка, а Чуня вмиг дернула Плащ на себя, небрежно вцепившись в него зубами.

— Чуня! Твою-налево-через-всю-Галактику-прямо-в-центр-черной-дыры! — громко с чувством выругался Плащ.

У дедушки в колпаке и Чуни уши вмиг свернулись в трубочку от таких ругательств.

— Я, конечно, со многими неодушевлёнными предметами общался, но чтобы такое!.. — подал наконец голос дед, прочистив пальцем уши, потом, немного помолчав, спросил. — Потерялись что ли?

— Хрю!

— Да!

— Ну, садитесь! Подвезу! — добродушно бросил дед, глядя, как Чуня возится в полах Плаща, втаптывая его в снег. — Только придется сделать крюк через Империю!

====== В Империи – пить! Часть 2. ======

Звезда Смерти, орбита Мустафара, Внешнее кольцо. 31 декабря

Время 23.00. Главный реактор.

В огромное помещение реактора, крадучись, вошел гранд-мофф Таркин. Воровато оглядевшись, он достал фляжку с чем-то горячительным, и, отхлебнув, сразу повеселел. Сбежать от противной тёщи удавалось не каждый Новый год, поэтому лихой дедушка Уилхафф на радостях топнул ногой и запел давеча придуманную им самим частушку:

— Эх, пить будем

И гулять будем!

А тёща придет —

Ныкаться будем!

Тёща пришла —

Меня дома не нашла!

Не найдет и в реакторе

Пущай думает, что я в тракторе!

— Нифига себе! — раздался за спиной удивленный голос.

Таркин, полагавший, что он в этой части Звезды Смерти совсем один, среагировал, как истинный имперец: он со страху подпрыгнул вверх и повис на люстре, пытаясь достать бластер, чтобы немедленно расстрелять сволочь, посмевшую его так напугать. Прицелившись дрожащей рукой на звук голоса, он вдруг услышал шорох совсем с другой стороны:

— А гранд-мофф-то у нас акробат!

Бластер выскользнул из дрожащих пальцев и грохнулся вниз. Таркин сильнее сжимал люстру, отчаянно молясь, чтобы призраки Звезды Смерти не сдали его теще. Пытаясь вглядеться в полумрак, он увидел две фигуры: одну в странных белых одеждах, а вторую со светящимися красными глазищами.

— Я ж только глоток сделал… — прошептал Таркин, испугавшись, что за ним пришел санитар из психушки и его ручной вампиреныш. С криком «Демоны!» храбрый имперский чиновник со всей силы запустил фляжкой в странные силуэты. Тот, что с красными глазами, лихо поймал снаряд и отвинтил пробку, эстетично принюхиваясь:

— Ммм! Настойка клюквы в водке! А, вы, гранд-мофф, знаете толк в выпивке!

— Изыди! Кыш! — прошипел в ответ Таркин, выставив перед собой кругленькую эмблемку Империи, которой обычно боялась вся нечистая сила Галактики.

— Гранд-мофф, за такую наглость я вызову вас на дуэль! — насупилось существо в белом, стягивая с руки перчатку.

— Орсон, в вашем возрасте вызывать достопочтенных интеллигентов на дуэли уже неприлично, — пропел обладатель красных глаз.

— Кренник! Траун! — обрадованно воскликнул Таркин, и, посмотрев вниз, громко заверещал. — Снимите меня отсюда!!!

— Я ловлю! Я ловлюююю! — уверенно закричал Кренник, бегая под висящим Таркином и выставляя руки вперед.

БАХ!

— Любопытно, — произнес Траун, с интересом глядя, как директор пытается выбраться из-под тела упавшего гранд-моффа.

— Похудеть бы вам, товарищ Таркин! — ворчал Кренник, отпинывая упавшего.

— И вам не сдохнуть, господин директор! — не остался в долгу гранд-мофф, отвесив оппоненту хорошего пинка.

— Гранд-мофф, мы же уже хоронили вашу тещу. Откуда новая нарисовалась? — спросил Траун, вспоминая, как в прошлый раз порвали его самый дорогой баян.

— У меня теща одна, но в трех экземплярах… — тяжело вздохнул Таркин. — И размножается почкованием, поэтому по сути бессмертна. А вы что тут забыли?..

Кренник и Траун воровато переглянулись. Им не хотелось признаваться в жестком депресняке по пропавшим Чуне и Плащу.

— Эээ… Ну, мы тут… — замялся директор.

— Пельмени лепим с горя! — тут же закончил за него гранд-адмирал, показывая на тазик с тестом и кастрюлю на газовой горелке. — Ай-да с нами!

Через пять минут высшее имперское руководство уселось в треугольник и приступило к делу. У Трауна получались пельменные произведения искусства с ажурными краями в виде снежинок, Кренник ляпал круглые блямбы в форме, конечно же, Звезды Смерти, а Таркин тупо фигачил настоящие домашние вареники. И вот, когда варево уже почти было готово, а фляжка с клюковкой собралась пойти по кругу, раздался таинственный шорох.

Имперцев, как ветром сдуло. Они попрятались, как тараканы, в разных щелях, молясь каждый о своем.

— О, пельмешанциев кто-то наварил! — нарушил тишину незнакомый голос.

— Хрю-ням-ням-ням! — заверещало нечто, и раздалось смачное чавканье.

— Чуня, погоди! Их надо мазиком сначала заправить! — послышался третий голос.

— Чуня?.. — удивленно прошептал Траун, забравшийся под потолок и застывший в поперечном шпагате, упершись о стены. — Чууууняяяя! — радостно заверещал он, шлепнувшись прямо вниз на странного незнакомца.

— Хрю-хрю-хрюзяин! — завизжала исаламири, выплюнув пельмень и бросившись вылизывать любимого раба.

— Плаааащ! — на весь реактор заорал директор, да так, что ядерное топливо начало искрить и самовоспламеняться. Выбравшись из своего укрытия в мусорном баке, Кренник огромными шажищами побежал к Плащу, но, поскользнувшись на пельмешке, упал в него мордой вниз и забарахтался в широкой ткани.

— Плааащик мой! Плаащик!

— Чууууня!

— Хрюююю!

— Слезьте с меня! — гаркнул старичок, отпихивая сидящего на нем не по-чисски счастливого Трауна.

— Пардон, дедуля! — Траун поднял старичка и начал отряхивать.

— А ты хто? — спросил директор, схватившись за перчатку и отчаянно ища повод вызвать незнакомца на жестокий баттл.

— Дед Мороз! — обиженно выдал старичок, удивляясь, как это его могут не узнать в красной шубе и с длинной белой бородой.

— ИББ выяснит, какой вы на самом деле Дед Мороз! — грозно насупился Таркин, вылезая из шахты реактора. — Что вы делаете на секретном имперском объекте?

— Подарки привез! — невозмутимо ответил дедушка. — Слушайте, Таркин, у вас тут даже сани мои припарковать негде! Пришлось в шахту заруливать!

— Щас я тебя так припаркую! — разбушевался гранд-мофф, оскорбленный тем, что в Звезду Смерти так легко может попасть посторонний… Особенно Дед Мороз.

— Спокойно, Уиллхаф! — осадил его Траун. — Это реально Дед Мороз! С Ксиллы! У нас его называют Йоулупукки. Рождественский козёл на общегале (прим. автора: финский дед мороз).

— Так вот ты какой, Козёл! — выдал Кренник, гордо обматываясь в любимый Плащ.

— На себя посмотри! — раздался голос в голове у директора.

— Кто здесь? — Кренник стал испуганно озираться.

— Товарищ директор, вы еще не пили, а у вас уже галлюники! — усмехнулся Таркин. — Пардон, Дедушка Мороз, чем обязаны?

Достав планшет, Дед Мороз стал сверяться со списком новогодних e-mail писем:

— Тааак! Малыш Уилхафф, 60 годиков, в своем письме просил меня избавить его от тёщи…

Подпрыгнув от радости, Таркин утвердительно закивал.

— … прости, ребенок, но это выше моих сил! Поэтому возвращаю тебе новогодние планы на Звезду Смерти, оказавшиеся по случайности в этом замечательном Плаще.

Немного стушевавшись, Таркин забрал важную информацию.

— Смотрим дальше… Милашка Орсон, 46 годиков… Ммм… вы просили утюг! Каждый год просите. У вас их едят что ли?

Достав из мешка большую упаковку, Дед Мороз протянул ее прослезившемуся на радостях Креннику.

— Ура! Теперь я всё свободное время буду гладить мой Плащик! — обрадовался директор, тем не менее ответив на каверзный вопрос. — Не едят, дедушка. Просто гадкие повстанцы каждый год крадут утюги со Скарифа. Достали уже! Потом на них летают вместо Y-крылов.

— А я-то думал, что хуже чисской бабушки уже не будет… — снова раздался голос в голове у директора, заставив его вздрогнуть. Фыркнув, Кренник судорожно схватился за голову, не понимая, шизофрения ли это или шутки очередного инквизитора-фросюзера.

— Траун… А тебя у меня в списках нет… — вещал тем временем Дед Мороз.

— Мне не нужны подарки! Я не амбициозен! — гордо выдал чисс, в сотый раз чмокая Чуню в рыло. — Главное, что Чуня со мной!

— А что мы тут сидим тогда? — громко воскликнул Кренник. — Погнали к остальным на Мустафар? А?

— Там жарко… — отныкивался Траун, который чувствовал себя максимально комфортно лишь при абсолютном нуле.

— Там тёща! — со страхом прошептал Таркин, яростно не желая проводить новый год с чудовищем, породившим его замечательную жену.

— На счет тещи я уже всё сказал, а вот «жарко» можно исправить! — выдал Дед Мороз. — Садитесь в сани и не забудьте пельмени с мазиком! Шевелите морковками, имперчики! 15 минут до Нового года осталось!


Мустафар. Замок Дарта Вейдера

— Вот это да!!! Я в шоке! Не знал, что такие ёлки у нас в Галактике растут! — восхищался Вейдер, глядя на огромнейшее дерево, высотой в 19 километров, стоящее посередине крепости. — Молодец, Парк! Можешь, когда захочешь!

— И салатики все без майонеза! И мясо низкокалорийное! — вторила ему Исанн Айсард, облаченная в алую шубу снегурочки. — Вот Фел со зверьком-штурмовиком поработали! Даже расстреливать не хочется.

— А сколько выпивки! — облизывался главный инквизитор-алкоголик Пашка, рассматривая бутыли с огненной жидкостью. — Агент 0,75, не подскажешь, где раздобыл?

— Там уже закончилось! — важно ответил Каллас, держа за шкирку никакущего Славика с сизым носом.

— А этот? — удивилась губернатор Прайс, тыкая в капитана пальцем.

— А этот уже напробовался! — хитро подняв бровь, выдал агент, хорошенько тряхнув тело готового имперца.

Праздник решено было организовать в большом внутреннем дворе замка Вейдера, прямо под открытым небом. В центре стояла гигантская ёлка, которую приволок Парк, а сам двор был огорожен глубоким рвом с раскаленной лавой. Жара стояла поистине предновогодняя! Плюс сорок по Цельсию.

До нового года оставалось пять минут. Имперцы уселись за длинным столом, и раздались хлопки от вылетающих пробок шампанского. Бокалы были наполнены, но коллеги вдруг замолкли, став судорожно переглядываться. Кого-то в их дружном коллективе явно не хватало…

И тут посыпались вопросы:

— А где Палыч? — прогрохотал Вейдер, с предвкушением глядя на императорское кресло.

— Где мой Дед Мороз? — холодно выдала Айсард, доставая наручники.

— Где Кренник? — хором спросили черные штурмовики, отчаянно молясь, чтобы директор не появился.

— Где Траун? — испуганно выдали Каллас, Парк, Фел и Косой.

— Где Уилхафф? — злобно рявкнула теща, вцепившись от злости запеченную ногу банты.

— Коллеги! Нельзя ли потише! Я хочу спать! — подал голос пьяный Славик, растянувшись на лавочке.

— Его Темнейшество Пал Палыч новогоднее обращение записывает в свой блог, — проквакал Ареско, украдкой смотря новогодний императорский стрим на ГалаТьюбе, в то время, как Гринт уже сожрал две тарелки салата, утвердительно кивая и громко рыгая.

Внезапно подул прохладный ветерок, и небо заволокло белыми тучами. Пошел снег, крупные хлопья которого с мягким шипением таяли от прикосновения к лаве. Из гущи метели показались большие сани, запряженные сотней таунтаунов с крылышками. Зверушки ловко прыгали по воздуху, как кенгуру на скачках, забавно дергая хвостиками. Полозья коснулись черного пола, и из саней вышли два крутых имперца: Кренник, зябко кутавшийся в собственный Плащ и явно простывший за время путешествия, и жутко довольный Траун, с Чуней на плечах, которая усердно жевала здоровенный пельмень.

— А вот и я! — раздался голос Палыча, сопроводившийся фееричным сверканием молний, но на него никто не обратил внимания, потому что из саней под громкие аплодисменты вылез настоящий Дед Мороз и раскланялся. (Спрятавшийся под столом Пиетт, которого выбрали ряженым Дедом Морозом, с облегчением выдохнул и сдернул с лица ватную бороду).

Пунктуальный Траун посмотрел на часы, громко скомандовав:

— Так, народ! 30 секунд до Нового года! Открыть шампанское и наполнить бокалы!

Кренник вытащил схоронившегося в мешке с подарками Таркина со словами:

— Как Новый год встретишь, так его и проведешь! Оно вам надо, весь год в мешке сидеть?

Раздался бой часов на самой высокой башне, стилизованный под шипение маски Вейдера. Послышались звоны бокалов. Каллас пнул спящего Славика и всунул ему в клешню фужер с детским шампанским. Все стали дружно пить шампусик.

Наступил Новый год! Имперцы вытянулись по стойке смирно, под дирижирование Вейдера и аккомпанемент гитары Косого, перепутавшего все аккорды, стали петь гимн Империи: «Сила, храни Императора!» И только Траун по привычке напевал себе под нос чисский гимн: «Доминация — священная наша держава…»

— А теперь традиционное сэлфи! — закричал Император, доставая смартфон.

Все имперцы сгрудились около большущей ёлки, но в кадр такая толпень не влезала. Кренник хитро сощурился, доставая самую длинную двадцатиметровую сэлфи-палку во всей Галактике (на самом деле это был здоровенный дрын, которым товарищ директор охаживал черных штурмовиков, когда те ему надоедали своими дурацкими шуточками по громкой связи).

— Чисссс! — выдал Парк, скалясь в камеру, но все почему-то с удивлением посмотрели на Трауна, под шумок фоткающего себя и Чуню на чиссфон.

Наконец фотомордочки были запечатлены, а Дед Мороз хотел было уже раздать подарки и двинуться дарить радость другим жителям Империи, но…

— Попался! — раздался торжествующий женский голос Исанн Айсард, сопроводившийся щелчком браслета наручников. — Не уйдешь теперь!

Деда Мороза поволокли к столу и начали пытать апельсинами. А Таркина схватила за шиворот теща, став мгновенно отчитывать за то, что пропал неизвестно куда и… кран в ее каюте не починил.

Народ начал пить и веселиться, не обращая внимание на такие мелочи. Инквизиторы с помощью Силы прикатил огромный поднос с тортом. Раздался громкий хлопок. Из центра торта с криком «Пиз, человече!» выпрыгнул Джоруус Кʼбаот в шотландской юбке верхом на вампе — символе года — и куча разноцветных эвоков. Фел и Косой, наблюдая за бурными овациями в адрес появившихся, удовлетворенно переглянулись, поняв, что не зря пригласили веселого старичка.

— Поздравляю, капитан Парк, вы делаете успехи! — важно одобрил Траун, с интересом рассматривая главкомовский Палач, стоящий вертикально в центре внутреннего двора, на киль которого проецировалось изображение ёлки, создавая эффект реального гигантского дерева.

— Только Вейдеру не говорите… Удушит!

Сам же Вейдер по традиции вылакав всё вино, взяв ящик пива и подхватив в охапку своих инквизиторов, направился в баню. Благо, теперь можно было не в лаву раскаленную прыгать после парилки, а в прорубь с холодной водой. Дед Мороз-то зиму принес на Мустафар!

Уничтожив литр рома с колой, Палыч почувствовал колебания в Силе. Перед ним плясали обкуренные эвоки, съев всю закусь в радиусе пяти метров.

— Странно, я ведь еще не пьяный… — пробормотал Император. — Откуда эвоки? Ко мне же обычно смешарики приходят.

— То мои пацанята! — весело хлопнув по плечу, рядом с Палычем плюхнулся Кʼбаот. — Может по косячку и того! На санях рванем радость Галактике дарить?

Старичок кивнул сначала на пойманного Деда Мороза, а затем на сани с таунтаунами и показал мешочек с дурю и грибами.

— А чё нет-то! Может же Император позволить себе хотя бы раз в году быть добрым! — мигом согласился Палыч.

Они затянулись первосортным планом и вспомнили про делянку на Вейланде, которую окучивали новые клоны, выращенные из цилиндров Спаати. Погрузившись в сани, Палыч притянул Силой пытающегося открыть бутылку шампанского Косого к себе. Раздался большой БДЫЩ и пробка лихо шибанула в глаз пьяному капитану Ниде, пытавшемуся нелепо кадрить Аринду Прайс, которой тот нафиг не сплющился.

— Штурмовик! Ты попал! — погрозил ему кулаком Нида, сверкая новоприобретенным фингалом.

Прайс в благодарность послала Косому воздушный поцелуй, аккуратно нарисовав Ниде ногой с разворота второй фингал.

— Значит так! — вещал Палыч, снимая с Т-1000 шлем и швыряя его в спящего Славика. — Поскольку рождественского козла прихватила Снежная Королева, ты, Косой, будешь новогодним зайцем! Затянись косячком и расправь уши… эээ… в смысле лекку!

Тем временем Кʼбаот активировал у летающих таунтаунов гипердвигатели и троица новоявленных Дедов Морозов совершила гиперпрыжок к Набу, на малую родину Императора.

— Надо спасать Деда Мороза и Таркина! — раздался мистический голос в голове у Кренника, который вообще еще даже не пил ничего, кроме двух бутылок водки без закуски. Мутным взглядом директор посмотрел, как Айсард заставляет Деда поедать уже сотый апельсин, а теща играет на нервах несчастного гранд-моффа.

— Я говорю, надо Дедулю и гранд-моффа спасать!!! — тут директору на голову вылили стакан минералки. Он оглянулся, увидев перед собой двух Траунов. А, нет! Все-таки одного… Или двух? В ужасе Кренник начал тыкать пальцем то в одного гранд-адмирала, то во второго.

— Братишка, что он делает? — спросил Трасс, только что прилетевший с Ксиллы, чтобы увидеть настоящий имперский Новый год.

— Орсон Батькович, это мой брат — Трасс!

— Развелось чиссов! — буркнул директор, все еще недоверчиво поглядывая на Трасса и начав сомневаться в своей трезвости.

— Кренник, ты меня уважаешь? — пошел ва-банк Траун, которому уже надоело тормошить директора. Получив, утвердительный кивок, указал пальцами на Снежную Королеву и тёщу.

— Я вызову их на дуэль! — рявкнул Кренник, сдирая сразу обе перчатки.

— Кого? Тещу и Айсард? — заржало полстола остальных гранд-адмиралов, хватаясь за животы. — Товарищ директор, против них у вас нет шансов! Несовместимые весовые категории!

— Тёщчу я бэру на сэбя! — гордо встал из-за стола Фел, наливая в фужер белое вино и беря в руки две рюмашки. — Каллас, прикрой!

Агент тут же достал бо-винтовку и перезарядил ее, но Фел саркастически покрутил пальцем у виска:

— Такой жэнщин как тёщча, твоя бабахалка, как ранкор дробына!

— А как со Снежной Королевой бороться? — наивно спросил Парк, видя, как Траун с Кренником достают кастрюлю с пельменями и заправляют их…

— Майонез! Майонез! Вызывает у Айсард нервный стресс!.. — тихо напевал себе под нос директор.

— А вы откуда знаете? — снова не понял капитан.

— ИББшники про всех всё знают! Даже друг про друга! — невозмутимо ответил Кренник, заряжая свою крутую розовую пушку пельмешками.

— Смотрите, капитан! И учитесь! — невозмутимо выдал Траун, спустив Чуню на пол и сказав: «Айсард-фас!»

— Тактический анализ? — спросил директор, зарядив пистолет.

— Цельтесь воооон туда! И стреляйте только по моему сигналу. Барон Фел уже завершает свою часть миссии, — гений военной тактики и стратегии демонстративно поиграл бровями, пытаясь казаться еще круче, чем он есть.

Сунтир Фел, тем временем, вовсю пытался флиртовать с тёщей, по кореллианскому обычаю выдирая лепестки с ромашек. Гранд-мофф тихой сапой попытался отползти от чудовища по-пластунски.

— Куды! — рыкнула теща, схватив его за шкирку, а несчастный Таркин пожалел, что не остался в Звезде Смерти.

— Товарищи! У меня есть тост! — увидев, что дело плохо, Траун тут же вскочил на стол, краем глаза наблюдая, как Чуня припала к земле и напряженно виляла задом, готовая к прыжку. — Давайте выпьем за милых дам!

Имперская машина по уничтожению алкоголя тут же затихла, обратив нетрезвые фары на гранд-адмирала нечеловека. Траун по-джентельменски положил стопку с водкой на локтевой изгиб и стал пить, давая тем самым сигнал Креннику. Директор выстрелил пельменем в макушку Айсард, которая с легкостью увернулась, насмешливо посмотрев на него:

— Мимо, Орсон!

Триумф дамочки длился недолго, потому что Чуня прыгнула ей в лицо, начав усердно слизывать весь макияж, под которым пряталась страшная женская сущность. В этот же момент Каллас, используя ИББшную отмычку открыл наручники, освобождая Деда Мороза и оттаскивая его как можно дальше от апельсинов.

— Чуня, фу! — крикнул Траун, занюхав выпитое соленым огурцом. Исаламири мигом отпрыгнула от жертвы, и грянул второй выстрел Кренника. Пельмешка с мазиком попала в раскрытый от удивлений рот Снежной Королевы.

— Майонез!!! Нееееет!!! Моя фигура!!! — взревела она, отплевываясь и вереща.

Теща, увидев, что ее протеже обижают, тут же понеслась на Кренника с криком: «Убью белого!», но с лавочки поднялся пьяный капитан Славин, и, попав под ноги теще, заставил ее массивное туловище рухнуть в тазик с мон каламари, которые тут же накрыли габаритную даму свекольной шубой.

— Бобслей! — крикнул Каллас.

— Бабслэй! — вторил ему Фел, и оба имперца вытолкнули тазик в желоб со льдом, где раньше пылала раскаленная лава. Эпично скатившись по нему, как мастер спорта по скелетону, теща феерично влетела в баню с инквизиторами, окрасив ее стены в свекольный цвет и усладив тонкий слух адептов темной стороны отборной руганью.

Айсард психанула, достала косметичку и стала приводить себя в порядок. Любой имперец, а тем более ИББшник (в особенности Кренник), знал, что Снежную Королеву это отвлечет часов так на пять.

Все гранд-адмиралы дружно встали, хлопая тактическому таланту Трауна и театральности Кренника. Парк зафоткал происходящее на фоторужье, чтобы потом детально проследить ход мыслей своего шефа, а Таркин облегченно выдохнул и перекрестился, взяв здоровенную чарку и забадяживая ёрш:

— Ну, хоть один Новый год по-человечески проведу!

— Палыч свалил! Вейдер с инквизиторами в бане! Теперь начинается настоящая вечеринка! — крикнула появившаяся из ниоткуда рука Императора Мара Джейд, нагло плюхнувшись в шефское кресло.

— Верните меня домой! — захныкал несчастный Дед Мороз, натерпевшийся страха. — Все равно Палыч всю работу отобрал на ночь…

— Давайте запустим Деда Мороза в космос! — закричала веселая губернатор Прайс. — На СИД-защитнике!!!

— На ёлке! — выдал испугавшийся Парк, зная, что лотальские СИДы — самые ломающиеся развалюхи во всей Империи, у которых солнечные батареи и те приделаны на жвачку.

Деда Мороза посадили в вейдеровский Палач. Под громкий крик «Поехали» суперразрушитель оторвался от земли и медленно взмыл в воздух, направляясь на Ксиллу. Счастливый пассажир махал имперцам через иллюминатор мостика, взяв с собой в качестве пилота Фирмуса Пиетта, который все равно оказался ряженным дедом.

— Прям нэ Дэд Марос, а Гагарын! — гордо выдал Фел, держа в руках глушитель и азотный ускоритель для СИДа-болида — дедморозовские подарки.

— Леонов! — сказал Парк, сжимая в кулаке ключи от новенького ИЗРа под названием «Химера».

— Валентина Терешкова! — протерев глаза, ляпнул Славик, искренне полагая, что имперские пилоты опять играют в игру «вспомни всех космонавтов».

— Белка! — крикнул ваще никакущий адмирал Костик, тыкая пальцем в Чуню, стащившую у него кепи.

— И Стрелка! — деловито закончил Кренник, вызывая на дуэль капитана Ниду за то, что тот посмел случайно наступить на полы Плаща.

“У, Гнида!” — подумал Плащ, но вслух ничего не сказал, сохраняя конспирацию.

Далее следует стандартная имперская пьянка… Никто ничего не помнит, поэтому события восстановить не представляется возможным…

Последствия…

1 января. Ночь. Аринда Прайс, как приличная женщина, воспитанная в лучших традициях лотальской аристократии, прилегла около двух. Двоими оказались Гринт и Ареско. Первый чудовищно храпел, а второй постоянно мёрз, дрожал и пытался укрыться самой Ариндой.

1 января. 9:00. На Мустафаре начался ледниковый период. Радостные гранд-адмирал Траун и синдик Трасс катались на санках вместе с привезенной Кʼбаотом вампой и лепили снеговиков.

1 января. Под утро. Директор Кренник и гранд-мофф Таркин, нализавшись денатурата, вскрыли новогодние планы на Звезду Смерти и отправились к Явину IV.

— Цель окажется в зоне поражения через пять рюмашек, Уил-Ик — рапортовал заплетающимся языком Кренник.

— Наливай, О-о-о-рсон! — Таркин подставил посуду. — Максимальная мощность выхлопа!

— О, превос-Ик-ходно! — Кренник попытался пафосно взмахнуть полами Плаща, но не смог, потому что в последний завернули тело негодующей тещи, даже во сне пытавшейся руководить гранд-моффом.

Ровно по окончании пяти рюмок из реактора Звезды Смерти вырвалось разноцветное пламя, осветив небо над базой повстанцев восхитительным салютом…

1 января. Вечер. Вейдер проснулся на Алдераане в королевских покоях принцессы Леи. Удивленная Лея облила главкома машинным маслом и стала нещадно бить арматурой. Вейдер лишь нечленораздельно мычал, пытаясь закрыться Силой, но Сила сама была нетрезва, поэтому пришлось терпеть громкий металлический лязг от ударов по шлему.

— Что вы здесь делаете! — негодовал Вейдер. — Это мой адрес! Я живу здесь! Мустафар, улица Владыки Саурона, дом 1.

— Это Алдераан, имперская пьянь! — визжала испуганная Лея.

— Как Алдераан? — вскочил Вейдер. — Сюда же инквизитор Павлик должен был ехать. Кого-то там казнить…

2 января. Утро. Капитан Славин просыпается в бакта-камере Вейдера:

— Какое сегодня число? Второе? А первого не было что ли? Год анти-високосный?

2 января. День. Черные штурмовики Кренника во главе с адмиралом Костиком вылакали всю самогонку в подвале у Вейдера, и агенту 0,75 все-таки пришлось бежать за догоном.

2 января. Вечер. Император Пал Палыч, Джоруус Кʼбаот и штурмовик Косой прибыли на Марс, где их сфотографировал марсоход Кюриосити. Специалисты НАСА в шоке.

3 января. Время не удалось зафиксировать. Несчастный недоопохмелившийся капитан Гилад Пеллеон с отклеившимися усами:

— И где я мог посеять ключи от «Химеры»?

====== Изгой-один, имперцев много! ======

Комментарий к Изгой-один, имперцев много! ВНИМАНИЕ! Присутствует нецензурная лексика (чуть-чуть!)

На съемках “Изгоя” ни один Плащ не пострадал, но было сильно уязвлено самолюбие Дэйва Филони.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Много Кренника из ничего!

Написано по давней просьбе Olga Like.

Ко дню рождения Джеймса Эрл Джонса

Неизведанные регионы. Солнечная система.

Эль-челнок «Жигуль» медленно вывалился на границе Солнечной системы, пофыркивая и еле перебирая закрылками. Пилот и пассажир задумчиво жевали орешки, читая сценарий к новому блокбастеру.

— Как здорово, что нас хоть в массовке взяли сниматься! — подпрыгнул от радости капитан Парк, держась за штурвал одной ногой.

— Ваще ништяк! — подхватил Косой, открывая банку колы. — Никогда не думал, что мне предложат играть сразу нескольких штурмовиков, а также делать озвучку их переговоров по громкой связи на твиʼлекском языке.

— А режиссер у фильма знаешь, кто? — глаза Парка налились фанатскими слезами.

— Ну, уж не Филони, это точно! — буркнул штурмовик. — После всего того, что он сделал с гениально-святым ликом Трауна…

— Гарет Бэйл! Футболист из «Реал Корулага», моего родного клуба! — капитан уже предвкушал, как берет у своего кумира автограф. — Там еще играют Криштиану Пеналду, обладатель золотой Звезды Смерти, и Серёга Рамос, который всегда на всех забивает на последней минуте.

Эль-жигуленок резко дернулся, и кола в руках у штурмовика пролилась на штурвал второго пилота.

— Восс, мы по ходу заглохли! — озвучил Косой, чувствуя, что «Жигуль» летит по инерции, а на дисплее высветились данные, что движок приказал долго жить.

— Ох, шлем Вейдера мне на голову! Только не это! — расстроился Парк, облачаясь в скафандр. — Пойду, открою капот. И все-таки зря мы вместо ремонтного дроида взяли с собой ящик пива.

Косой, все же прошедший какую-никакую, но подготовку у барона Фела, сразу залез в Яндекс-пробки и отправил сигнал SOS: «Мужики, дайте прикурить! У Урана застряли».

Через пять минут из гиперпространства лихо вылетел угловатый корабль в форме рогов северного оленя, и по громкой связи раздалось приветствие на незнакомом языке.

— Восс, а ну вали обратно! — рыкнул Косой, а когда капитан зашел в кабину пилота, прогнал ему запись. — Хотелось бы в общих чертах узнать, о чем говорит иностранец.

— Я, конечно, не специалист, — замялся Парк, припоминая, как шеф периодически гонял его на языковые курсы, — но по ходу это чеунх.

В динамике снова раздался вежливый голос, но уже с нотками нетерпения.

— Нихт ферштейн! — отозвался Парк. — Ду ю спик общегал? Общегал! Андерстенд?

— Капитан Восс, какая встреча! — выдал обрадовавшийся голос из динамика.

— Митасфифис… Митфасофис… Тьфу, ты, блин! Трасс, приветище! — взревел счастливый Косой, едва не сломав язык об чеунх. — Какими судьбами?

— На съемки «Изгоя» еду! — отозвался Трасс. — В озвучке принимаю участие. Буду голосом дроида K2SO. На кастинге сказали, им нужен кто-то, кто умеет говорить вежливо и невозмутимо. Я подошел, хотя пришлось сильно поработать над тем, чтобы убрать чисский акцент.

— Подкинешь нас? А то движок заглох, — попросил Парк.

— Нет проблем, стыкуйтесь! — весело откликнулся Трасс, проявляя при этом настоящее чисское гостеприимство. — Мне бабушка большущий контейнер пончиков с собой напекла. Приходите чай пить!


Съемки «Изгоя 1»

На съемочной площадке планеты Венера, закиданной кучей реквизита вперемешку с нереально гигантским количеством белых Плащей, имперцев и чисса встретил…

— Это не Гарет Бэйл… — раздосадовался Парк, спрятав блокнот и маркер, приготовленные для автографной охоты.

— Всем салют! Я — Гарет Эдвардс, режиссер этого бардака, — представился человек. — А вы, должно быть, новая массовка.

— Миттʼрасʼсафис! — поклонился чисс, и видя, что человек не вкурил в набор букв, составляющих его простое имя, тут же поправился. — Трасс! Победитель слепых прослушиваний.

— Ааа! Голос имперского дроида! Давно ждем! — обрадовался Эдвардс. — Вон, видишь, там в уголке звуковики выпивают. Тебе к ним!

Трасс сделал болезненную гримасу, вспоминая, как они с братишкой Трауном во время празднованиям Нового года стреляли из рогатки эвоками в пьяных инквизиторов, которые искренне полагали, что так теперь проявляется белая горячка у адептов Силы.

— Я Косой, номер Т-1000, из «Кулака Вейдера»! — гордо рапортовал штурмовик, вытянувшись по стойке смирно и не снимая шлем, потому что в резюме он намеренно не стал указывать, что является твиʼлеком.

— Не знаю, что такое «Кулак Вейдера». Наверное, что-то из неканона, — при этих словах режиссера, Косой непонимающе вытаращил глаза. — Но теперь ты будешь у товарища Кренника на побегушках… Эээ… В смысле будешь играть штурмовиков смерти. Иди к имиджмейкерам и получай новую бронечку.

— Капитан Восс Парк, Имперский флот… — начал Парк, полагая, что это произведет нужный эффект, и его маленькую роль немного расширят.

— Отставить «капитан»! — тут же выдал Эдвардс, сдирая с пластины знака отличия лишние, по его мнению, квадраты. — Будешь этим, как его…

— Энсином? — чуть не плача, пропищал Парк, отличник боевой подготовки, краснодипломник Имперской Академии, главный «ботаник» на курсе и выпускник сразу в звании коммандера, потому что кто-то в деканате перепутал пластины с рангами.

— Прапорщиком! — захохотал режиссер. — Шутка! До прапорщика тебе надо прибавить килограммов -цать и живот вырастить!

Капитан, который за две секунды был понижен до энсина, не на шутку испугался. Последние несколько месяцев он упорно бегал в длинные изнурительные марш-броски с агентом Калласом в алкогольные магазины, что помогало поддерживать спортивную форму, и совершенно не желал приобретать пузо.

— Так, иди, вон к повстанцам. Познакомься с ними что ли? — Эдвардс явно был расстроен, что имперец не понял его гениальной шутки, но, заметив знакомое лицо, прикрытое ковбойской шляпой, шныряющее между картонными ногами АТ-АСТ, в ужасе взревел. — Кто-нибудь, выгоните Дэйва Филони со съемочной площадки! Из-за того, что он подкладывал нам свой голимый сценарий, мы уже пять раз кино переснимали!

Через некоторое время Парк и Косой вновь встретились и решили погулять и осмотреться в этом жутко интересном месте. Услышав громкие болезненные крики, имперцы вломились в большое помещение, отдаленно напоминающее тренировочный зал. Там они увидели дрожащего Чиррута Имве со здоровенным посохом в зубах, опасливо отползающего на четвереньках подальше от… губернатора Прайс!

— Аринда, ты ли это? — удивился Парк.

— Сидеть! — скомандовала Прайс Чирруту и, сделав в воздухе наикрутейший кунг-фушный пируэт, резко повернулась к имперцам. — О, приветики, траунисты!

— Госпожа губернатор, а что вы тут делаете? — Косой, облаченный во внушительную черную броню штурмовика смерти, опасливо выглядывал из-за спины Парка.

— Да, так… — губернатор застенчиво поковыряла носком пол. — Эдвардс попросил над сценами с рукопашным боем поработать. Вот пытаюсь выучить этого дрища. Представляете, он только сегодня первый раз в жизни боевой посох в руки взял!

— С-с-сила т-т-течет во мне… И я е-е-един с С-с-силой!.. — мямлил Чиррут, открещиваясь от сурового мастера боевых искусств, коим являлась Прайс.

— Так, падаван Имве! — строго обратилась к нему тренер. — Текст свой бессмысленный будешь перед очередным дублем повторять! Понял? — она посмотрела на Парка и Косого, сделав ну ооочень деловое лицо. — А вы идите! Идите и не мешайте!

Имперцы опасливо выскользнули наружу, успев заметить, как Аринда Прайс легким движением мизинца правой ноги сделала подсечку, и Чиррут Имве с криком «Мама!» рухнул на пол, получив по мягкому месту своей же палочкой.

Свернув в очередной коридор, они наткнулись на нетрезвого композитора со скрипкой, пытающегося играть и петь одновременно:

— Тааа-тааа-та-та-та-тааааа… Таааа… Та-та-та-тааааа!..

— Пилик-пилик-пиииилик! — отвечала ему скрипка с одной единственной целой не порвавшейся струной.

— Всё! Ты уволен, Уильямс! — закричал выпрыгнувший из ниоткуда режиссер Гарет Эдвардс. — Мы найдем другого композитора! Трезвого и не пьющего!

— Это называется «деканонизация», — шепнул Парк на ухо Косому, наблюдая, как гениального Уильямса выносит охрана, отняв полусломанную скрипку.

Из-за двери гримерки Орсона Кренника раздавалась жуткая ругань. Да такая, что даже Косой, выросший в обществе истинных рилотских гопников, засунул кончики лекку в ухи, чтобы не слышать непечатных слов и громогласных эпитетов.

В общем, суть истерики заключалась в том, что Орсон Батькович был категорически не согласен со сценой, где он должен был пройтись по воде и… ЗАМОЧИТЬ ПРИ ЭТОМ ПЛАЩ! Эдвардсу пришлось пойти на уступки, убрав данную сцену из полнометражного фильма. Слушая, как Кренник бесится из-за отсутствия нормального Плаща (то мятый, то слишком белый, то глаза слепит, то из ткани не той пошит, то не пафосный, то не по погоде жаркий и т.д.), режиссер хитро про себя улыбался. Орсон Кренник еще не знал, что голограмма Таркина переиграет его персонажа в самом конце киношки…


В узком кругу в небольшой кафешке, каких вообще не существует на Меркурии, актеры основных ролей обсуждали сюжет.

— Вот странно, почему на Вобани вместо нормального имперского пионер-лагеря сделали практически советский ГУЛАГ? — негодовал K2SO, попивая солярку.

— Да, меня папа еще в детстве туда отправлял на время школьных каникул, — вторила ему Джин Эрсо, рассматривая фотки имперской тюрьмы.

— Помню-помню, как ты мне всю рожу пастой измазала и завернула в простыню, сказав, что я — хаттский младенец, — ностальгически вещал Кассиан.

— А еще Скариф… — вставила автономная голограмма Таркина, — Да там отродясь никаких планов никто не хранил. И имперского архива там нет. Просто пятизвездочная планета-курорт с большущим аквапарком.

— И Иду. Да какая там может быть база? — бормотал Бодхи Рук, дрожа, как осиновый листок. — Там эти… чужие окопались. Всё их инсектицидами травят и травят, а они никак не сдохнут.

— На Джеде не кайбер-кристаллы добывают, а производят высококачественный навоз, — знающе вещал Чиррут Имве, снимая линзы и надевая крутые черные очки.

— Моим экстремистам на этой Джеде вообще делать нечего! Я по старинке на Джеонозисе окопался, — внес свою лепту Со Герера.

— Поймите, это же режиссерское допущение, — оправдывался Гарет Эдвардс. — Фильм получится — конфетка! Только следите, чтобы Филони опять сценарий не поменял. Я заколебался уже его отгонять сэлфи-палкой Кренника! Хепи-энд ему, видите ли, подавай!

Неудачные дубли

Декорация планеты Лаʼму, дача Галена Эрсо.

Дует жуткий ветрище. Кренник не может произнести слова по тексту, потому что полы Плаща постоянно липнут к его отвратительно загримированному лицу, а безвкусную кепи уже сдуло с головы к хаттовой матери.

Гален Эрсо, тщетно пытаясь не заржать, продолжает играть:

— Ты путаешь Плащ с террором…

ПИУ! ПИУ! ПИУ!

В Кренника попадают несколько разноцветных страйкбольных пуль, окрашивая его одежду в серо-буро-малиновые цвета.

— Отлично, девочка! Умеешь стрелять с поправкой на ветер! — восхищался штурмовик Косой, наблюдая, как юная Джин Эрсо дает второй залп из его же автомата.

Декорация мостика Звезды Смерти.

— О, превосходно! — со всей пафосностью переигрывал Орсон Кренник, пока Косой, находящийся сзади и типа охраняющий директора, прикреплял к его спине листок бумаги с надписью «Дёрни меня за Плащ!»

После слов «Стоп! Снято!» вся съемочная группа не поленилась причаститья к светлым полам Плаща, изодрав его в клочья. Даже голограмма Таркина и та не осталась в стороне.

Кренник в душе психанул, но благоразумно не стал вызывать такое большое количество народа на дуэль, пообещав себе подлить в кастрюлю с супом, которым кормили персонал, пару пузырьков слабительного.

Декорация улиц Джеда-сити, планета Марс. Бойня между экстремистами и имперцами.

Проламывая стены, в самую гущу драки бросился K2SO и раскидал всех подряд, как пуганых таунтаунов. Взяв гранату, он не глядя бросил ее за спину, взрывая к родианской бабушке находящихся позади имперцев. Эпично сверкнув глазами, дроид голосом Трасса театрально произнес:

— Hasta la vista, baby!

Декорация замка Вейдера на Мустафаре. Вейдер пытается придушить Кренника.

— Ой! Что-то не получается… — замялся темный владыка, несколько раз сжав кулак, но без необходимого эффекта.

Уставший скучать директор подбегает к ситу и сдирает с него шлем:

— Так ты и не Вейдер?..

— А ты и не Кренник? — в свою очередь парировал удивленный актер, внимательно разглядев коллегу.

— Так, кто опять пустил на съемочную площадку Гендальфа и Балрога? Это же совсем из другого фильма!!! — закричал вбежавший в поле обзора камеры Эдвардс.

Декорация имперского шаттла.

— Назовите ваш позывной! — раздался суровый голос из динамиков.

Бодхи снова забыл слова и с мольбой оглянулся назад, беззвучно прося помощи у товарищей. Джин Эрсо закатила глаза, ловко орудуя пилочкой для ногтей. Микросхемы раздраженного K2SO воспламенились. И только Кассиан Андор пытался шептать что-то невнятное, явно подсказывая.

Бодхи наконец расслышал нужное слово и важно произнес его в эфир:

— Запой! Запой-Один!

Декорация пляжа на Скарифе. Восс Парк, игравший офицера, которому нужно было досматривать шаттл с повстанцами, лихо забрался по трапу. Увидев Бодхи, он хитро улыбнулся и достал из-под кителя бутылочку виски.

Через полчаса съемочная группа, ожидавшая появления переодетых Джин и Кассиана, могла наблюдать следующую картину: из утробы челнока вывалились вдрызг пьянющие повстанцы, орущие песни группы «Ленинград» и тут же попадавшие на песок с перепоя.

Следом за ними вышел довольный Восс Парк. Встав в стойку, как истинный ученик гранд-адмирала Трауна, он гордо выдал в камеру, снимающую крупным планом:

— Вот так надо обезвреживать повстанцев!

Декорация пляжа на Скарифе. Сто-пятисотый дубль. Земля начисто выжжена бластерным огнем. Операторы пьют валерьянку. Чиррут Имве крестится. На носилках валяются полсотни оглушенных дублеров. Режиссер натаскивает Косого, сильно нервничающего и изнывающего от жары под черной броней:

— Косой, миленький мой! Хорошенький мой! Вот сейчас Чиррут Имве пойдет к трансформаторной будке, и ты должен будешь промазать! Промазать, понимаешь? А не стрелять прямо в него!

— Я никогда в жизни ни в кого не попадал… — шептал испуганный Т-1000. — Не знаю, что на меня нашло… Наверное перенервничал.

— Соберись! Соберись, тряпка! — уговаривал его режиссер, лупя кулаками по шлему. — У нас все дублеры закончились. Остался один единственный реальный актер. Если ты и в него попадешь…

— Мотор! Камера! Снимаем!

— Сила течет во мне, и я един с Силой! — шептал испуганный Чиррут Имве, несмелыми шажками двигаясь к рубильнику.

ПЫЩ-ПЫЩ-ПЫЩ… БАБАХ!!!!!!

Облако черного дыма сомкнулось вокруг монаха. Воцарилась гробовая тишина…

Имве на ощупь добрался до рычага, врубил его и, натерпевшись страха, плавно осел на землю:

— Не попал… Слава Силе…

— А в кого же я тогда попал? — спросил удивленный Косой.

Из колючих кустов меееедленно выкатился измазанный в песке и копоти директор Кренник, полы Плаща которого были прострелены во всех местах, формируя шикарнейшее марлевое сито.

— И какая сволочь посмела?! — еле сдерживая приступ неконтролируемой ярости, зловеще прошептал директор.

— Что-то я уже не хочу в массовке сниматься… — пробормотал штурмовик и по-пластунски пополз куда подальше со съемочной площадки.

Джеда, натурные съемки на Марсе.

— Твою м**ь, Кассиан! Тут полный п***ц творится! Валим на**й отседова! — выругался K2SO, увидев надвигающуюся на шаттл взрывную волну от выстрела Звезды Смерти.

— У нас проблемы на горизонте! — тактично переозвучил дроида Трасс. — Горизонта нет…

Декорация мостика Звезды Смерти.

— Провал исключен! — прошептал директор Кренник, прицельно пальнув зарядом соли из бластера по мягкому месту Дейва Филони, пытающегося под шумок подменить сценарий.

Интервью Сарафанному радио Галактики. Режиссер Гарет Эдвардс:

— Ну, понимаете, после того, как Изенгард затопило, мы выгнали из башни Сарумана, выкорчевали большие говорящие деревья и засыпали всё песком. Так создавались натурные декорации для съемок на Скарифе.

Декорация мостика звездного разрушителя Таркина.

— Ура! Я теперь в каноне! — с восторгом орал Восс Парк, бегая вокруг голограммы гранд-моффа.

Декорация научного комплекса на Иду.

— Господа! Я собрал вас здесь, чтобы сообщить пренеприятное известие! — вещал Орсон Кренник, в то время как ученые с испугом жались друг к дружке. — Один из вас — изменник и предатель Империи, постоянно унижающий ее солдат, флот и командиров. Я хочу посмотреть в глаза этому человеку!

Гален Эрсо виновато опустил глазки. Плащ не на шутку взволновался. Гарет Эдвардс с интересом наблюдал, чем же закончится сцена.

— Нашёл! — крикнул Косой, за шиворот вытаскивая из толпы сопротивляющегося Дейва Филони.

А Кассиан Андор всё-таки выстрелил…

Декорация орбиты Скарифа. Адмирал Раддус вальяжно раскинулся в кресле на мостике крейсера мон каламари. Прикладываясь к коктейлю из свежевыжатых кальмаров с крабовыми палочками, он затянул рыбную песнь:

— Шаланды полные кефали

На Явин Акбар привозил,

И все повстанчики вставали,

Когда в пивнушку он входил…

Декорация имперского архива.

— Чем могу помочь? — спросил Восс Парк, игравший безымянного офицера, находящегося на ресепшн в архиве.

— Вы не подскажете, как пройти в библиотеку? — поинтересовался Кассиан, делая самое невинное выражение лица.

— Может быть, вы еще спросите, сколько сейчас градусов ниже нуля? — парировал Парк, многозначительно доставая фляжку.

— А нахрена нам эти планы? — задумчиво произнесла Джин Эрсо, вытаскивая из-за пазухи вяленую рыбку.

— Я сгоняю за дымком! — проявил инициативу K2SO и помчался стрелять сиги у штурмовиков.

Декорация орбиты Скарифа. Съемки масштабной битвы между повстанцами и имперцами. Молотоглав уверенно летит вперед, чтобы протаранить звездный разрушитель. Звезда Смерти собирается стрелять по башне. «Призрак» тихой сапой затесался между корветами мон каламари.

— Гера, а ты уверена, что нам именно на эту съемочную площадку надо? — спросил удивленный Эзра. — Мы же с флотом Трауна должны были фигачиться… И где коммандер Сато?

Гера тоже была в замешательстве, вообще не понимая, что происходит и почему вместо привычного Атоллона, они оказались у Скарифа.

Неожиданно из гиперпространства выпрыгнул ИЗР лже-Трауна, в котором сидел загримированный под гранд-адмирала актер Флим.

— Ура!!! — закричали имперцы, обрадовавшись, что теперь повстанцам точно крышка, раз на огонек заглянул сам Голубой парень.

— Чтоб меня эвоки покусали! — выругался Флим, но в динамик сказал совсем другое. — Ой, простите! Уже улетаю! Съемочной площадкой ошибся…

— И этого с собой забери! — крикнул Эдвардс, швырнув в корпус ИЗРа туловище Дэйва Филони без скафандра.

Декорация коммуникационной вышки на Скарифе.

Пора-пора-порадуемся на своем веку

Планам, Плащу и флоту, лазерному лучу!

— хором пели счастливые Джин, Кассиан и Орсон, сжимая в руках по чарке с пивасиком и радуясь, что съемки фильма наконец закончились.

P.S. Вступительные титры Филони все-таки спёр.

====== Невероятные приключения Чуни на Звезде Смеха ======

Звезда Смерти. Где-то в космосе. Не важно, где…

Ровно в пять часов утра по судовому времени Чуня приоткрыла один глаз из четырех. Она дрыхла, растянувшись перпендикулярно кровати во всю свою исаламирью длину: от рыла до кончика хвоста. Рядом на маленьком пяточке, прижавшись к стене, спал гранд-адмирал Траун. По-животному удивляясь, почему странная прямоугольная штуковина, от звука которой обычно просыпался ее раб, не подала никаких признаков жизни, Чуня встала и подтянулась. Жутко хотелось кушать. А еще не мешало бы погрызть кепи какого-нибудь офицера или хотя бы пошипеть на ту большую тётку, которая строила весь экипаж боевой станции.

Подождав для приличия ровно полминуты, Чуня приняла решение разбудить нерадивого раба самостоятельно. Чего это он спит, когда исаламири голодная? Забравшись на чисса сверху, зверюга начала тыкаться холодным рылом в его щеку, настойчиво похрюкивая.

— Чууууня… Ну, хвааааатит… Ну, дай поспаааать! Сегодня же выходной… — спросонья бормотал Траун, закрываясь от исаламири руками и кутаясь в одеяло.

«Какой выходной?» — сказала бы Чуня, если бы знала, что это такое. Из ее глотки вырвалось лишь негодующее хрюканье. Тут же приступив к плану Б, исаламири стала прыгать по Трауну, как на батуте, весело фыркая и резво перебирая лапками. Обычно через несколько минут такого бешеного массажа он в все-таки вставал.

— Чуууня! Отстаааань… — скулил Траун, свернувшись калачиком и явно не желая исполнять свою рабскую повинность.

«Наполеон спал три часа в сутки и был великим полководцем!» — пронеслось бы в мозгу у Чуни, будь она более разумным существом, но вылилось все это в злобный визг. Поняв, что так раба разбудить не получится, исаламири просто спрыгнула на пол, подбежав к своей пустой миске. Острые челюсти сомкнулись на алюминиевом крае. Раздался звук удара металла о пол, а затем неравномерное противное клацанье. С громким «Хрю!» Чуня стала катать миску по всей каюте, громко топая, как гунганский воин на параде. Лязг стоял сумасшедший. И это возымело бы эффект, если бы Траун просто не взял и не надел беруши, засунув для верности голову под подушку.

«Это уже наглость!» — саркастически подумала Чуня, выплюнув миску. Траун снова засопел, как будто издеваясь над ней и ее обостренным чувством голода. Прыгнув на кровать, зверюга несколько раз обошла спящего раба, злобно сощурив все четыре глаза и примериваясь, откуда бы лучше было напасть. Это ему не с повстанцами воевать! Сейчас гранд-адмирал Империи испытает на себе всю убийственную мощь голодной исаламири!

Найдя самое слабое место, Чуня удовлетворенно фыркнула. Она нанесет сокрушительный удар, равный по мощности выстрелу Звезды Смерти, своему нерадивому рабу, который лишь протяжно вздохнул, продолжая мирно спать. Сделав боевое выражение морды-лица, зверюга полезла под одеяло. Обнажились острые зубки, а челюсти сомкнулись на…

— Аааааааааа! Чуняяяяяяяяяяяяя! — взревел укушенный чисс, мигом подпрыгивая и демонически сверкая глазами. Далее последовала непередаваемая тирада непечатных слов на всех пятидесяти официальных языках Внешнего кольца, Неизведанных регионов, а также общегале и чеунхе.

Звуковая волна отбросила исаламири на пол прямо мордой в миску. Зверюга настолько испугалась, что, подхватив свое орудие труда, метнулась к автоматической двери, ударившись об нее несколько раз прежде, чем вписаться в маленький лаз для домашних животных.

— В самое больное место ведь ударила… — чуть не плача, пищал Траун, хватаясь за поврежденную филейную часть, когда все громогласные эпитеты и высокопарные метафоры закончились.

Вылетев в коридор, Чуня со всех ног побежала в неизвестном направлении, громко гремя удерживаемой в зубах миской. Взвод штурмовиков, попавшихся ей на пути, с ужасом рассыпался в стороны. Пилоты СИД-истребителей мигом попрыгали в свои машины, услышав топот чуниных лап и лязг металла, который пугал не меньше, чем внушительный рев самих СИДов.

Допросный дроид IT-O, непонятно, каким макаром сбежавший из тюремного отсека, попал под горячую лапу. Исаламири прыгнула на него, и круглая машина с испуганным ИИ внутри по инерции полетела вперед. На беду, по коридору усердно делал утреннюю пробежку от тёщи Уилхафф Таркин. КРЯК! Произошло лобовое столкновение. Чуня улетела дальше, поджав хвост и приземляясь через несколько десятков метров ровно на четыре… глаза. Жестяная миска оказалась на голове Таркина, который напоминал теперь истинного солдафона-обештурмбанфюрера СС. А IT-O наш спортсмен поймал руками, но быстро опомнившись, подкинул вверх круглого дроида и ловко пробил штрафной удар с ноги. Стеночка из черных штурмовиков, стоявших на карауле поодаль, не смогла отбить пущенный снаряд, который, красиво пролетев над их шлемами, угодил прямо в… БУМ!

— Раз! Два! Три! Четыре!.. Десять! Всё! Нокаут! — выдал свое заключение Вуллф Юларен, склонившись над безжизненным телом Орсона Кренника. — Прямо в директорское яблочко! Победа за вами, гранд-мофф!

С этими словами Юрчик подбежал к Таркину и восторженно поднял его руку вверх, как судья в боксе:

— А можно я теперь директором Имперского Бюро Безопасности буду? Только вместо плаща обещаю носить малиновые галифе!

Отряхнувшись и собрав остатки разбитого достоинства, Чуня на всякий случай нырнула в мусоропровод. Мало ли что?

Пробороздив шипами на спине грязные стенки длинной трубы, исаламири грохнулась в пищевые отходы. Немного придя в себя после головокружительного утреннего спринта с препятствиями, зверюга принюхалась. От мусора шманило так, что кушать вмиг расхотелось. Голод испугался потенциального расстройства желудка и решил немного переждать.

Рядом послышался шорох. Что-то большое громко чавкало и причмокивало. Чуня приподнялась, настороженно осматриваясь. Из воды высунулся здоровенный глазик на стебельке, с любопытством разглядывая новое блюдо. Дианога, изрядно похудевшая на директорских объедках, очень обрадовалась наличию живого мяса.

Чуня же с любопытством ткнулась мордочкой в глаз и приветливо сказала «Хрю!» Глазик испуганно отдернулся, не ожидая такой наглости со стороны незнакомого существа, вторгшегося в его владения. Расправив щупальца, дианога приготовилась к царской трапезе. Водичка вокруг ее туловища весело забурлила. Чуня хотела вопросительно поднять бровь, как обычно делал это Траун, но получилось лишь испугано вытаращить черные глазенки. Щупальце подхватило легкую тушку, обвившись вокруг, и утащило исаламири под воду.

Раздался панический плеск. В разные стороны полетели брызги. Хрюканье и ворчание перемешались с бульканьем. Пузырики лопались на поверхности воды. Несколько минут продолжалась ожесточенна возня. Затем всё стихло. Повисла тяжелая тишина.

Еще через некоторое время из воды высунулось рыло, судорожно вдыхая воздух. Показалась чунина голова. Быстро перебирая лапками, исаламири добралась до одного из мусорных островков. Выбравшись на сушу, она с презрением выплюнула оторванное толстое щупальце дианоги, негодующее фыркнув. «Брррррррр!» — прошипела Чуня, отряхиваясь от противно пахнущей влаги. Подрыгав немного лапками, она поняла, что нормально вылизать мех и чешуйки без вреда для здоровья уже не получится, поэтому надо выбираться наружу.

Коготки с препротивнейшим скрежетом впились в жесткий металл мусоропровода. В этот момент кто-то очень нехороший начал выкидывать туда мешки с мусором. Исаламири упорно ползла вверх, уворачиваясь от снарядов и по-звериному проклиная ту сволочь, что кидалась в нее пустыми бутылками по 0,5 л. Уже подползая к выходу, она увидела негодяя с наглыми оранжевыми глазенками.

— Мама! — прошептал гранд-инквизитор, подумав, что к нему с перепоя пришла мусорная белочка. Попробовав потянуться к Силе, пауʼан почувствовал, что она оставила его.

— Допился окончательно! Надо пойти закодироваться… — в ужасе пробормотал он, по стеночке уползая подальше от аномального места.

Выбравшись из мусоропровода, исаламири побрела к ближайшей приоткрытой двери какой-то каюты, оставляя на полу грязные серенькие следы. В помещении царил педантичный беспорядок, а из душевой доносились звуки плещущейся воды. Удовлетворённо сверкнув глазами, Чуня по прямой поползла к оазису чистоты, протоптавшись при этом по какой-то одежде, отвратительно пахнущей странными духами, и по только что выстиранному кителю. Сунув нос в щель, исаламири легко открыла дверь.

— Я встретила вас и расстреля-я-яла… — мечтающе пел голос из ванны, пробиравшийся сквозь плотные клубы пара.

Чуня вообще очень любила купаться в ванной. Особенно, когда Траун натирал ей жесткой мочалкой бока, а также мыл голову нежнейшим детским шампунем. Увидев большое количество пены, исаламири, не раздумывая, нырнула за бортик с радостным визгом «Уиииии!»

— Кто бы ты ни был, кыш отсюда и закрой дверь с той стороны! — грозно приказал властный женский голос в ванной. Чуне стало безумно интересно, кто бы это мог быть, и она поплыла на звук. Из копны с пеной на нее непонимающе таращилось два глаза: красный и голубой. Подумав, что это очередная дианога, но более цивилизованная, Чуня издала боевой клич и ринулась вперед, обнажая острые зубы.

— Ааааааааа! Водяная блоха!!! — в ужасе закричала Исанн Айсард, получив ощутимый укус в нос. — Спасите! Помогите! Блохи!

Суровая женщина, не дававшая слабину никому, включая даже Пал Палыча, выпрыгнула из ванной, и едва успев прихватить с собой полотенце, вылетела в коридор. Штурмовики на карауле с интересом снимали этот цирк на камеры мобильных телефонов: бегущая в белой пене Айсард, пытающаяся завернуться в полотенце и кричащая: «Караул! Блохи наступают!»

Избавившись от конкурента, исаламири принялась купаться в теплой водичке. Через некоторое время белая пена стала серой, а вода — грязно-бурой. Смыв с себя всю прелесть имперского отстойника, Чуня прыгнула на столик, легким движением хвоста смахнув с него всю мыльно-рыльную продукцию, принадлежащую имперской даме. Раздался звук автоматического фена. Зверюга заворожено тянула пяло к горячим струям воздуха, похрюкивая от удовольствия. Скоро ее чистая серая шерстка встала дыбом, а тушка оказалась похожа на мягкий пуфик для ног.

Голод снова дал о себе знать. Только теперь уже с тройной силой. Не найдя ничего съестного в каюте Снежной Королевы, Чуня решила прибегнуть к самой последней тактике, о которой никогда ни капли не жалела. Сия тактика носила гордое название попрошайничество.


— Лорд Вейдер… — раздался дрожащий голос за спиной у темного владыки, прорвавшись сквозь мелодию «Du Hast» известной группы Раммштайн, играющую внутри шлема.

— Чего тебе, Пиетт? — лениво прогрохотал сит, тяжело и протяжно вздохнув, отчего весь персонал в вахтенной яме нервно сглотнул.

— У нас тут на радаре появился крестокрыл и передал имперские коды, — лепетал адмирал Пиетт.

— Какие коды? У нас же вай-фай без пароля! — удивился Вейдер, на всякий случай проверяя подключения приложения, обеспечивающего работу дыхательной маски.

— Не знаю… говорит, в магаз пролётом…

— Наши люди в булочную на крестокрылах не летают! — знающе пропыхтел владыка. — Запомни, Пиетт, настоящий имперец отправляется в супермаркет только на звездном разрушителе! Ну, или в случае тёщи Таркина и Исанн Айсард — на суперразрушителе.

— Прикажете стрелять лазером Звезды Смерти? — спросил Пиетт.

— Не, тут только мелкокалиберной картечью из конфетных фантиков надо, — задумчиво ответил Вейдер, связываясь с неожиданным нарушителем спокойствия — Алё! Алёёёё! Ты чьих будешь?

— Эй, Вейдер, я твой сын! — раздался в шлемофоне насмешливый голос Люка Скайуокера.

— Так, это что получается? Я тогда твой отец? — искренне удивился Вейдер, включив логику.

— Браво, Кличко! — дерзко парировал Люк.

— Ты! Ты как с отцом разговариваешь?! — расфуфырился владыка сит, но не успел навешать словесных люлей сыну, потому что тот лихо нырнул в гиперпространство.

— Хрю! — раздался звук сзади.

— Пиетт, я конечно понимаю, что ты меня в душе терпеть не можешь, но, пожалуйста, обращайся ко мне по титулу «Дарт»! — негодовал Вейдер, обалдев от такого почти оскорбительного обращения к собственной персоне.

— Хрююю!

Озлобившись, что его не поняли с первого раза, Вейдер с Силой сжал кулак. Раздалось испуганное барахтанье и нечленораздельное пыхтение человеческой тушки. Ну, сейчас он устроит этому нагловатому адмиралишке!

— Хрю-хрю!

— Да ты издеваешься что ли? — прогрохотал Вейдер, не глядя, швырнув несчастного Пиетта в ближайшую стену.

Полы черного плаща кто-то настойчиво подергал.

— Хрю-у-у-у!

Сверкнув темными линзами, Вейдер рискнул обернуться, чтобы показать разрушительную мощь Силы подлому наглецу Пиетту, но… перед ним на задних лапках стояла Чуня, с интересом тараща глазки.

— Ой, что это со мной? — спросил владыка, почувствовав, что Сила неожиданно покинула его. Очень захотелось плюхнуться на какой-нибудь диван и прикорнуть минуточек так на шестьсот. Вдалеке Пиетт поднялся на ноги и шумно с облегчением выдохнул, рискнув мысленно показать темному лорду язык.

— Хрю! — настаивала Чуня, проницательно смотря на темного лорда большими красивыми глазками.

— А! Ты эта, как тебя там… Хрюня! Зверушка Труныча! — обрадовался Вейдер. — А где сам синекожий мозгоклюй?

Вместо ответа Чуня вскарабкалась по плащу Вейдера вверх, по пути проверив все карманы на предмет наличия пищи, и запрыгнула на плечи. Пиетт показал главкому палец вверх, наблюдая, как тот вертится перед голографическим зеркалом, рассматривая себя с новым элементом одежды. Чуня продолжала тыкаться в черный шлем и фыркать, явно что-то требуя.

Осторожно на мостик на цыпочках тихонечко прокрался Таркин, вместо сапог у которого были надеты домашние тапки-кролики, а в руках зажата чунина металлическая миска.

— Вейдер, друг! — взмолился он. — Если тёща будет спрашивать где я, скажи, что ты меня придушил, а?..

Взгляд Таркина скользнул вверх и заметил Чуню, которая, увидев новое лицо, тут же прыгнула на руки гранд-моффу. На жестком измученном тещиными выговорами лице самого уважаемого имперца во всей Галактике появилось ми-ми-мишное выражение умиления.

— Ты эта… трауновская, — силился вспомнить имя Таркин, в то время, как исаламири вылизывала ему руки.

— Хрюня! — с готовностью подсказал Вейдер.

— Точно, Хрюня! — обрадовался Таркин, зарываясь физиономией в серую шерстку. — Потерялась?

Видя, что глупые рабы совсем не понимают ее, Чуня схватила зубами миску и прыгнула на пол. Раздалось настойчивое бренчание посуды о дюрасталь.

— Вот, синекожий — живодёр! — ругнулся Вейдер, в то время, как Пиетт с опаской забился в угол, затравленно поглядывая на главкома. — Она же голодная!

— А мне вчера только хвастал, что пять кило сбросил, — поддержал его гранд-мофф. — Уж если худеет сам, так не надо на домашних животных отыгрываться!

С этими словами два стоящих друг друга имперца подхватили Чуню и понесли в офицерскую столовку кормить самой лучшей имперской едой: гречкой с маслом. По пути к ним присоединился счастливый Вуллф Юларен в ядовито-малиновых галифе и новенькой пластиной знака отличия директора ИББ на груди. Имперцы по очереди стали кормить довольную Чуню с рук.

— Как там Кренник? — ехидно спросил Таркин, кормя Чуню с ложечки.

— Оклемался вроде, — хихикнул Юрчик. — Ничего не помнит. Здорово вы его, гранд-мофф!

— Исключительно за дело! — сурово произнес Таркин, хитро подмигнув Вейдеру.

В это время в столовку вломился Траун, чьи светящиеся глаза были полны ужаса. Исаламири, увидев раба, который так сильно на нее орал, тут же кинулась к Таркину и забралась под китель, свернувшись там клубочком и делая вид, что ее тут нет.

— Чуня… — прошептал заспанный чисс, судорожно озираясь. — Я потерял Чуню…

Юрчик, Вейдер и Таркин весело переглянулись и хором ответили:

— Не-а, гранд-адмирал, твою Хрюню мы не видели!

— Ик! — раздался звук из-под кителя Таркина.

Алые глаза Трауна подозрительно сощурились, в то время, как Таркин сказал едва слышное «Упс»:

— Объяснитесь, гранд-мофф!

— Да несварение желудка у меня, — невинно выдавил из себя Таркин, понимая, что троллить чисса, все равно, что плеваться против ветра. — Видишь, как живот раздулся?

— Ик!

— Гранд-мофф! Снимай скорее китель! — с паникой закричал чисс и, подбежав к Таркину, стал настойчиво сдирать с него одежду.

— Эй-эй-эй! Траун, что вы себе позволяете? — завизжал Таркин, в голову которого пришли очень нехорошие мысли.

Исаламири вывалилась на пол, громко икая и фыркая. Выражение мордочки было предельно несчастным. Она широко открыла пасть и громко с чувством чихнула, выплюнув остатки гречки, которые не успела проглотить. Юларен оказался в зоне поражения. Его малиновые галифе оказались заляпаны остатками еды, а выражение лица приобрело вид эвока, впервые в жизни увидевшего штурмовика

— Кто додумался накормить Чуню кашей? — негодующе спросил Траун, беря на руки несчастное животное и вытирая ей пяло. — У нее аллергия на гречку. Теперь долго чихать и кашлять будет.

— Мы не знали… — расстроился Вейдер, протяжно вздыхая.

— Я вот тоже тебе вместо кислорода в дыхательную маску гелий начну подавать и тоже скажу, что не знал! — бушевал Траун, крепко прижимая к себе исаламири.

— Отличная мысль! — выдал Таркин, уже представляя, как темный лорд отчитывает адмирала Пиетта тоненьким голоском.

— О, товарищ гранд-адмирал! Да вы явно не с той ноги встали! — вставил Юрчик, отряхивая креативные галифе.

— Надоели вы мне со своими шуточками! Перееду от вас на «Химеру», когда Парк с Косым со съемок «Изгоя» вернутся и Каллас протрезвеет после выходных на Атоллоне, — жаловался Траун, почесывая Чуню за ухом.

— Давайте Трауна на Скариф отправим. Он тут явно заработался.

Чуня вмиг выскочила с рук чисса и прыгнула на плечи к Вейдеру, всем своим видом показывая, что она не хочет на Скариф. Траун настолько обалдел, насколько вообще может обалдеть спокойный-преспокойный чисс. Вообще-то он тоже совсем не хотел на Скариф, ибо там слишком жарко для его тонкой душевной организации.

Громко топая сапогами, в столовку вбежал энсин, и вместо команды «Смирно!», заорал:

— Тёща!

Имперцы вмиг попрятались по разным углам, как тараканы, когда включают свет. Чуня и тапки Таркина остались на полу. Исаламири тут же засунула рыло в гранд-моффовскую тапочку и принялась кататься на ней, лихо отталкиваясь задними лапами.

— Ну, и где ты тут увидела блох? — рычала теща, вальяжно ввалившись в помещение.

— Были! Я вам точно говорю! — уверяла ее Айсард, облаченная в красный китель, на котором красовались серые отпечатки чуниных лап.

Оглядев помещение, теща с диким хохотом свалилась на пол, наблюдая, как исаламири бороздит просторы дюрасталевого пола в таркиновском тапке. Айсард же испугано зажалась в угол, вспоминая события имперского Нового года.

— Да, тут не блохи водятся, а клопы! — составила свое экспертное мнение теща, за ногу доставая из вентиляции дрожащего Таркина. Засунув руку под стол, дама извлекла оттуда испуганного Юларена. За шкафом она нашла прислонившегося к стене Вейдера, делающего вид, что он — торшер. А Трауна, недорассчитавшего вероятность обнаружения, тещина цепкая рука нашарила в посудомоечной машине.

— Однозначно, клопы! Блохи, знаешь ли, на Лотале водятся. Прайс и Туа их зовут, — знающе выдала теща, уже придумав коварный план по припахиванью офицеров высшего имперского командования.

— А-а-апчхи-и-и-и! — гордо выдала Чуня, окатывая даму новым циклоном осадков из гречки.

— Текаем, хлопцы! — скомандовал Таркин, рванув на выход.

Пока теща приходила в себя, имперцев след простыл. Они спрятались в каюте Кренника, обнаружив там подпольный цех по пошиву плащей.

Комментарий к Невероятные приключения Чуни на Звезде Смеха Немного плюшевых исаламири:

http://scontent.cdninstagram.com/t51.2885-15/s750×750/sh0.08/e35/14145359_1642269626102374_876813746_n.jpg?ig_cache_key=MTMzMTYyODQ2NTAwNjgxNjM2NQ%3D%3D.2

http://scontent.cdninstagram.com/t51.2885-15/s750×750/sh0.08/e35/15338295_872823469526202_8452049069303398400_n.jpg?ig_cache_key=MTM5ODI5MjgwMjM0MDk0NTU3NQ%3D%3D.2

http://scontent.cdninstagram.com/t51.2885-15/s750×750/sh0.08/e35/14374260_1316274185064127_1588783380034486272_n.jpg?ig_cache_key=MTM1NDIzMjIzNzI4OTQzODYyMA%3D%3D.2

http://scontent.cdninstagram.com/t51.2885-15/s750×750/sh0.08/e35/14482221_1774667449455884_6502493594660634624_n.jpg?ig_cache_key=MTM1MjM4NDA1MDI5MTQ2NTMzNA%3D%3D.2

====== Оскар Орсонович ======

Комментарий к Оскар Орсонович ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!! Спойлеры к романам “Катализатор” Дж. Лусено и “Траун” Т. Зана

Саундтрек: Найк Борзов – Верхом на звезде

Мой голимый фотошоп. Не судите строго! Можете разобрать на мемы.

https://photos.google.com/share/AF1QipOOBe5CPTMSd-LoxhvDK07s7MxgPCpWJgz7vpNbJAT3Re88mMWAddIZ0q6iNGiHDw/photo/AF1QipNsDlnKHT723UxWuIoy9kfn8MWq8y5vQHEtzlqu?key=RDJIaWRVR0pTcE0zR21wZjR3ZmZReV9pend6aGFB

Огромное спасибо за пинки и вдохновение замечательной Tori Laufbrunnen, а также Violet Bird и necrulya – за поддержку.

Звезда Смерти, гиперпространство

С мостика боевой космической станции доносились звуки струн гитары и веселое хоровое пение:

Верхом на звезде-е-е,

Вцепившись в лучи-и-и,

С луной на поводке

В ночи-и-и.

Верхом на звезде-е-е

Несусь на встречу ветра-а-ам.

И создал тот проект

Я са-а-ам…

На полу, скрестив ноги, восседал Косой, бренча незамысловатые аккорды. Подпевали ему не только агент Каллас и капитан Парк, но и Дарт Вейдер с Уилхаффом Таркином. Пятничные посиделки с гитарой были любимым занятием для имперцев после тяжелой трудовой недели.

На широком подоконнике иллюминатора, прислонившись спина к спине, сидели Гален Эрсо и Орсон Кренник. Эти двое были сильно заняты: читали новый бестселлер «Катализатор». Временами кто-нибудь из них отрывался от текста и выдавал вслух что-нибудь эдакое относительно сюжета. Вот Гален повернул голову и с усмешкой произнес:

— Эх, Орсик, Орсик! Какая же ты в книге… сволочь!

— Галенушка, ты тоже там не лучше! — парировал Кренник. — Кто бы мог подумать: Гален Эрсо — пацифист! И что автор курил?

Гранд-адмирал Траун спрятался за большущим монитором и тайно писал смешные фанфики на Фикбук, а также чатился с многочисленными читателями. Чуня, покинув своего раба и съев все вкусняшки в зоне досягаемости, бегала за шариком, который ей кидал Славик.

В общем, царила типичная пятничная обстановка. В этот день имперцы были особенно рады. Во-первых, общими усилиями удалось сплавить тещу Таркина куда подальше. В смысле на Татуин к Джаббе Хатту, сажать ананасы. А во-вторых, «Изгой-1» и «Повстанцы» были номинированы на премию Оскар, и сейчас боевая станция со всей своей скоростью летела на церемонию вручения престижной кинопремии.

С этим Оскаром проблемы возникли сразу после того, как Гарет Эдвардс выдвинул на лучшую мужскую роль второго плана Дарта Вейдера, Уилхаффа Таркина и Орсона Кренника. Первые двое очень обрадовались, выжрав от чувств пятилитровую бутыль самогона, а вот товарищ директор психанул. Причем психанул так, что с соседнего Рилота позвонили твиʼлеки-гопники и вежливо попросили орать потише.

— То есть, как это — второго плана? — рычал Кренник. — Я старался, играл, переигрывал, порвал кучу плащей, отгонял Дейва Филони от сценария! А вы?..

— Орсонька, ну успокойся уже! — сдавлено лепетал Эдвардс. — На лучшую мужскую роль мы уже номинировали Кассиана Андора и К2SO.

— Отлично! Пока космические корабли бороздят просторы Большого театра, вы тут выбрали парня, которого из Театрального училища выгнали за слишком правдоподобную игру и матерящегося дроида, разговаривающего голосом чисса! — негодовал директор, взмахнув в сердцах полами Плаща.

— Кто бы говорил, Орсон Батькович! — парировал режиссер. — Вы-то вообще без образования! Вы даже не актер!

— Да, но я же пафосен! — гордо произнес Кренник, доставая маленькое зеркальце и любуясь на себя любимого.

На это сокрушительное заявление Эдвардсу было нечего возразить, и он пошел на компромисс:

— Орсонька, ну хочешь, мы тебя на лучшую женскую роль выдвинем? Будешь в компании Джин Эрсо…

— ЧТООООООО?!

От директорского ора у Эдвардса заложило уши. Кренник сдернул черные кожаные перчатки и швырнул в физиономию режиссера.

— Да вы совсем тут все с ума посходили!  У меня в паспорте в графе пол ясно стоит буква «Эм», а не «Жо»! — он резко дернул Плащ, взвившийся яростной волной, и направился на выход, громко хлопнув дверью. — …и можете имя мое в титрах не указывать!

Заверещал комлинк, распространяя по помещению филигранные ноты мелодии шансона. На голодисплее появился заспанный Чам Синдулла. Его дрожащие лекку выражали крайнюю степень негодования, а голос был полон мольбы:

— Товарищ режиссер, номинируйте уже его на что-нибудь! Достал орать!


Корусант, Столица Галактической Империи

В Большом театре Корусанта собралась огромная толпень народу. Имперская братва объединилась с повстанческой и заняла весь бельэтаж. Восс Парк, стараниями Трауна ставший опытным театралом, купил на всех шаурмы и канистру колы. Заядлый футбольный болельщик Косой зажег файер и стал пронзительно свистеть, пока его не попыталась выгнать Алая Стража. Но штурмовик быстро показал всем, что не зря служил когда-то в 501-м легионе. В итоге лесоповал из личной охраны Пал Палыча пришлось вывозить на самосвале. Агент Каллас пронес в грелке винцо, которое разлил в кофейные кружки, положив туда пластиковые трубочки. ИББшник с Зебом на пару стали травить сидящим в обнимку Гере, Сабин и Аринде бородатые ласатско-имперские анекдоты.

— А Траун где? — поинтересовался Таркин, облаченный в черный смокинг. — Сплавил мне свою Хрюню и свалил куда-то!

Довольная исаламири дрыхла на плечах у гранд-моффа, шевеля хвостом и щекоча сидящего рядом Кренника, который безуспешно пытался отмахнуться. Бухтеть и ворчать не было смысла, потому что Чуня вполне могла вцепиться в чистый выглаженный Плащ.

— Да он это… — замялся Восс Парк. — Пошел на творческую встречу своего создателя: Тимоти Зана.

— О, глядите! Уже и сэлфи с ним выложил! — захохотал агент Каллас, показывая всем экран смартфона, на котором виднелись жутко серьезный Траун с надутыми губами и веселый мистер Зан, наставивший ему рожки.

— Ой, да ладно! У меня круче есть! — отмахнулся Гален Эрсо, показывая фотку, на которой был изображен Джеймс Лусено, поедавший запечённое мясо. На заднем плане виднелся сам Эрсо в поварском колпаке, переднике и с противнем в руках.

— Зная вашу прошлую роль в сериале «Ганнибал», стесняюсь спросить, кого вы приготовили на этот раз, — испуганно прошептал Таркин, на всякий случай укрываясь Плащом Кренника.

— Вам лучше этого не знать, — хитро подмигнув ему, отшутился Эрсо. Вейдер нервно выдохнул, когда ученый хищно посмотрел на него и облизнул губы. С противоположного конца зала поднял палец вверх сам Энтони Хопкинс, одобряя гастрономический выбор коллеги.

В партер в клетке внесли Дейва Филони, окруженного взводом штурмовиков. Эта мера безопасности была предпринята специально, чтобы горе-режиссер не спер у кого-нибудь сценарий и не подложил свой с хэппи-эндом и где условное добро побеждало несчастное зло.

Три часа народ ждал, пока Пал Палыч продефилирует по красной дорожке: раздаст автографы и сфоткается со всеми поклонниками, а также даст по щелбану политическим противникам. Косой и Каллас к моменту начала церемонии успели изрядно нажраться, и начали громко петь неприличные частушки, а Парк снимал все это на смартфон, транслируя в Перископ.

Наконец, пошли номинации разных фильмов, вручения, слезы, сопли, пафосные речи и прочая ерунда. Ведущим был клон Вульф, получивший несколько лет назад Оскар за лучшую мужскую роль в «Войнах Клонов». Помогала ему Асока, которая была когда-то номинирована на лучшую женскую роль, но статуэтку взяла Асажж Венресс, за которую проплатил Граф Дуку.

— В номинации «Лучшее художественное оформление» награда достается… — Вульф выдержал паузу — Сабин Рен, «Звездные войны: повстанцы» за крутейший граффити в каюте «Призрака»!

— Ура! Молодец! — закричал Орсон Кренник, подпрыгивая и изо всех сил хлопая в ладоши. — Она мне сегодня укладку делала и покраску!

— То-то я и гляжу, у вас в волосах розовые пряди, — еле сдерживая смех, подколол Таркин. — Жениться вам надо, барин!

— Идите к тёще, товарищ гранд-мофф! — весело послал его Кренник.

— «Лучший монтаж звука». В этой номинации побеждает… перепрограммированный имперский дроид К2SO! «Изгой-Один. Звездные войны. Истории».

— Опа-на! — закричали обрадовавшиеся повстанцы.

К2SO с громким скрипом поднялся на сцену и, забрав золотую статуэтку, выдал такую искреннюю речь, обогащенную нереальными метафорами и космическими эпитетами, что у зрителей в зале свернулись уши в трубочку, а прямой эфир пришлось прервать на несколько минут.

— Гениально! — восхищенно воскликнул Ведж.

— Зря мы Трасса не позвали в качестве дублера, — опечалился Гарет Эдвардс. — Кто ж знал, что этот матерщинник статуэтку отхватит…

— Самая волнительная номинация «Лучшие спецэффекты», — продолжал тем временем Вульф. — И здесь победителем становится… гранд-мофф Уилхафф Таркин! «Изгой-Один. Звездные войны. Истории». За потрясающе живую голограмму!

Зал взорвался аплодисментами. Таркина любили все, даже повстанцы. Выбравшись на сцену с Чуней на плечах и в розовых тапках на ногах, Таркин удивленно спросил:

— Так это что же получается? Я — спецэффект что ли?

— Вот сейчас заруба будет! — прошептал Каллас, услышав, что объявили номинацию «Лучший саундтрек».

Гарет Эдвардс сжал кулаки, молясь, чтобы выиграла «Imperial suite», а Дейв Филони от нервов жевал свою шляпу, надеясь на победу «Thrawnʼs web».

Под аккомпанемент органа вышла Дива Плава Лагуна и кааак долбанула статуэткой по голове Дейву Филони.

— Это тебе за лже-Трауна! Козёл! — в сердцах воскликнула она и, громко топая каблуками, покинула сцену.

— Как ни крути, но классика нетленна! — с горечью вздохнул Гарет Эдвардс, признавая поражение.

При объявлении номинации «Лучший костюм», Орсон Кренник разгладил Плащ, готовясь пафосно выйти на сцену, и достал рулон бумаги 54 метра с заготовленной высокопарной речью.

— … побеждает… кодовый номер Т-1000, за костюм штурмовика смерти! «Изгой-Один. Звездные войны. Истории».

— Я что ли? — испугался Косой. Его розовые лекку от нервов резко вытянулись в стороны, уронив на пол Парка с канистрой, из которой тут же брызнула кола, обляпав темными каплями Плащ Кренника, и Калласа, от неожиданности пролившего на Чуню бумажный стакан с вином.

— Не честно! — взревел Кренник, яростно выжимая мокрый Плащ.

— Орсонька, успокойтесь! — попытался осадить директора Эрсо. Но было уже поздно, перчатки директора пролетели весь зрительный зал и случайно плюхнулись на двухметрового качка Григора Клигана из «Игры престолов», носившего прозвище Гора.

— Упс… — прошептал Кренник, когда сир Клиган поднял маленького директора за шкирку двумя пальцами и со словами «пойдем-выйдем», направился в кулуары.

— Я… это… Ну, короче... Пасиб, пацаны! — лепетал в микрофон скромный Косой, прижимая к сердцу кончиками лекку заветный Оскар.

Далее была объявлена номинация «Лучший грим». Все стали гадать, кто бы мог выиграть в ней.

— …и статуэтка достается актеру Флиму, бездарно сыгравшему самого гранд-адмирала Трауна. «Звездные войны: повстанцы». Накладывание грима на лицо этого упыря занимало по 6 часов в день!

Флим боязливо вышел на сцену, где тут же был закидан гнилыми помидорами и тухлыми яйцами.

— А, в общем, хрен тебе, а не Оскар! — буркнул Вульф, отвесив Флиму пинка и повернувшись к ВИП-ложе, где находился Леонардо Ди Каприо. — Эй, Лео! Не хочешь еще одну статуэтку?

— Нет, мне одной достаточно! Я не алчный! — важно парировал Ди Каприо. — Асоке вон дай!

— Ура! У меня тоже теперь есть Оскар! — завизжала радостная тогрута, бережно принимая реликвию. — Кыш отсюда, Флим! Моя статуэтка! Заслууууженая!

— А у нас новая номинация «Лучшая роль хрен знает, какого плана»! — изрек клон.

— Ну, эту точно либо C-3PO, либо R2-D2 возьмут! — прогудел Вейдер.

— … Восс Парк! «Изгой-Один. Звездные войны. Истории».

Послышался глухой удар тела об пол. Стойкий имперец, ветеран множества битв, неплохой тактик и ученик самого гранд-адмирала Трауна, капитан Восс Парк от неожиданности упал в обморок.

— Ээээ… щас! —махнул рукой Каллас, шлепая ладонями по лицу упавшего. — Восс! Вооосс! Вставай, давай!

— Чуня, иди, возьми Оскар! — распорядился Косой, доставая платок и разгоняя воздух над телом имперского офицера.

Исаламири мигом спрыгнула с плеч гранд-моффа и кинулась на ковровую дорожку. Гордо продефилировав, она поднялась на сцену. Асока взяла зверюшку на ручки и вручила статуэтку. Чуня немного обалдела от такого повышенного внимания к своей персоне, что вместо привычного «Хрю!» сказала:

— Мрррр! Мяу!

Убегая обратно к Таркину, Чуня с Оскаром в зубах успела снести несколько вёдер с попкорном.

— А у нас тут коллега с премией «Золотая малина» пожаловал! — объявил тем временем Вульф, указав на Хондо Онаку с гнилым фрухтом в руках.

— Мои друзья! Друзья мои! — начал выпендриваться Хондо. — Я пришел сегодня к вам, чтобы наградить кое-кого за худший сценарий!

Гарет Эдвардс нервно сглотнул, Вейдер насупился, а Таркин приготовился навалять люлей за родной «Изгой».

— В номинации «Худший сценарий» побеждает 3 сезон «Звездных войн: повстанцы»! Это ж надо, дети Империю побеждают! Что ж ты сделал, Дейв?

С этими словами Хондо что есть силы швырнул Золотую малину в клетку с Дейвом. Раздались одобрительные аплодисменты. Когда контрабандист покинул сцену под крики «Браво!», Вульф обнаружил, что у него пропал не только бумажник, но еще и доспех, а также несколько Оскаров.

Далее всё развивалось очень неплохо: Вейдер отхватил статуэтку за эпичнейшую мужскую роль второго плана, а Джин Эрсо стала лучшей актрисой. На радостях Вейдер и Джин вдвоем станцевали вальс, на что Эрсо сильно нахмурился, тихонько точа нож под стулом. Энтони Хопкинс намек понял и стал собирать мясорубку прямо посреди партера.

Тут наконец вернулся Кренник, которому каким-то непостижимым образом удалось свинтить от Горы, даже не получив физических увечий.

— Что я пропустил? — спросил директор.

— Много чего! — отозвался Таркин, поворачиваясь к бухающим имперцам. — Э, ребзя! Оформите Орсику штрафную!

— «Лучшая мужская роль»! — объявил Вульф. — Ух, какая интрига!

Кассиан Андор поправил бабочку на летном костюме, Джин заклеила К2SO рот, чтобы тот не матерился, а Орсон Кренник вытаращил глаза, вцепившись от нервов в бутылку водки.

— И победителем становится… — Вульф достал из конверта заветный листок с именем нового оскароносца.

Зал замер. Воцарилась гробовая тишина. Даже Вейдер забыл, как дышать.

— Плащ директора Кренника!!!

Все взгляды в зале обратились в бельэтаж. Кренник от изумления разжал руку с бутылкой, и она полетела на пол. Косой не растерялся и поймал огненную воду своими длинными лекку, но уронил свою статуэтку, упавшую прямо на ногу директору.

— Уй-ё-ё! — прохрипел Орсон, которого уже вытолкнули на красную ковровую дорожку. Прыгая на одной ноге и кряхтя от боли, Кренник все же добрался до сцены. Гален Эрсо, гениальный ученый, таинственно захихикал. Его страшный научный эксперимент закончился блестящим успехом. Оживить Плащ еще не удавалось ни одному исследователю. Теперь Эрсо был совершенно точно уверен, что получит Нобелевскую премию мира.

— Поздравляю вас, Плащ! — поклонился клон Вульф.

Еще не пришедший в себя Кренник судорожно подумал, что-либо у него развилась тяжелая форма шизофрении, либо с ума посходили все вокруг, включая тех, кто выбирал победителя. К его глубочайшему изумлению, Плащ заговорил:

— Спасибо! Спасибо огромное за эту замечательную премию! Я очень рад ее получить! Особо хочется поблагодарить моих родителей: матушку Распределяющую шляпу Хогвартса, предоставившую материал для генной инженерии, и папеньку доктора Галена Эрсо, современного Франкенштейна, вдохнувшего в меня жизнь. Также позвольте от белых полов выразить личную благодарность моему лучшему другу — исаламири Чуне! И замечательному, хоть и немного нервному, хозяину Орсону Креннику!..


В общем «Изгой» стал лучшим фильмом. Когда все отправились на праздничный банкет, бедный несчастный Орсонька выполз из здания Большого театра и, сняв Плащ, в сердцах швырнул его в лужу.

— Предатель!.. — прошипел директор, присев на ступеньку и горько заплакав.

Рядом с ним опустился на холодный мрамор сам Лео Ди Каприо. Достав портсигар, он предложил расстроенному имперцу дорогую сигару. Поскольку Орсон вел здоровый образ жизни, от первой затяжки на него сразу набросился кашель. Лео покачал головой и философски изрек:

— Знаешь, Орсон, я ведь свою статуэтку почти двадцать лет ждал… Про гениального Чарли Чаплина так вообще молчу!

— Я старался. Много работал. Ночи не спал. Съемки эти долбанные... Еще и Звезда Смерти на голову свалилась… — рыдал директор.

— Ну, ничего! Как говорится, обещанного Оскара не один десяток лет добиваются!

— Товарищ директор, что с вами? — спросил проходящий мимо Траун, из-за спины которого с интересом высунулся Тимоти Зан.

— Оскара ему не дали, — ответил Лео.

— Вот ведь проблема! — буркнул чисс. — Я вон Вейдера несколько месяцев прошу мне вместо «Мстюна» новый ИЗР выписать. Так ведь увиливает, зараза имперская! Говорит, ты повстанцев можешь победить, даже не выходя из каюты. А мне просто надоело в вашей общаге на Звезде Смерти жить!

Великий автор и его детище присели рядом с Лео и Орсоном, пытаясь успокоить последнего. Через некоторое время Кренник повеселел, наслушавшись разных смешных историй, и уже почти забыл про свой сокрушительный провал на церемонии вручения престижной кинопремии.

Неожиданно массивная дверь центрального входа в театр открылась, и из нее вылетел Флим. В створке показались довольные Каллас и Косой, давшие друг другу пятюни за отлично выполненный трехочковый бросок.

— О, и этот здесь! — негодующе буркнул Тимоти Зан, делая очередную затяжку и пуская колечками дым.

— А что с ним не так? — спросил Орсон.

— Мне про этого недоТрауна еще книжку писать, — тяжело вздохнул писатель. — Хатт дернул связаться с Диснеем!

— Зря ты меня убил! Ой, зря-я-я! — покачал головой настоящий Траун. — А ведь какой крутой я был в «Сверхдальнем перелете»!

— Вы мне больше понравились в «Наследнике Империи», — ответил Лео. — Кстати, можно автограф?

— Честно признаюсь, я рыдал в концовке «Последнего приказа», — отозвался Кренник, чья тонкая душевная организация плохо переносила трагические развязки.

— Зато, как искусно… — начал Траун, но его перебила возникшая из ниоткуда Аринда Прайс:

— Мистер Зан, но ведь в новом романе буду я!

— Да, Аринда! Единственный нормальный персонаж в будущей книге, — на лице писателя засияла предвкушающая улыбка — Ух, я вам характер сделаю!..

— О, смотрите, Ганнибалы Вейдера уводят! — воскликнул Ди Каприо.

И правда, Гален Эрсо и Энтони Хопкинс, предвкушающе скалясь, вывели под руки вдрызг пьяного Дарта Вейдера.

— И где они там мясо нашли? — сомнительно поинтересовалась Аринда Прайс.

— Так, Кренник, подбирай свой Плащ, и пойдем спасать главкома! — скомандовал гранд-адмирал Траун. — А то завтра железная шаурма с гайками будет продаваться во всех забегаловках Нижних уровней Корусанта.

— Мой мальчик! Моё детище! — гордо изрек Тимоти Зан, с интересом наблюдая, как Миттʼрауʼнуруодо в сопровождении Орсона Кренника и Аринды Прайс вновь отправился вытаскивать Империю из…

— …глубокого кризиса! — поправил его мысли Леонардо Ди Каприо.

====== Биологическое оружие ======

Дисней жестоко прошелся по этой теме. Я тоже хочу!

Внимание! Спойлеры к финальной серии “Повстанцев”!


Полночь. Где-то в космосе

На боевой космической станции Звезда Смерти царила гробовая тишина. Весь личный состав, включая штурмовиков на карауле, мирно спал и видел разные розово-малиновые сны. Всё высшее и низшее имперское командования также дрыхло без задних ног.

Всё?

Или не всё?

Тихие, едва слышные шаги, возвестили о том, что у какого-то офицера случилась жесткая неспячка. Темная тень с характерным острым козырьком кепи скользнула в столовку и направилась к холодильнику. Раздался скрип открывающейся двери и…

— Чуня? Ты зачем все сосиски съела?

— Ням-ням-ням… Хрю! — важно ответила исаламири на такой глупый вопрос, дожевывая последнюю сосисину.

— Парк! Что ты тут делаешь? — строго спросили сзади.

Капитан с испугу дернул головой и ударился об косяк, не выругавшись, а всего лишь посетовав «о, какая неожиданность», ибо трауновское воспитание превыше всего.

— У меня ночной дожор… Эээээ… дозор! — залепетал Восс и медленно повернулся, ожидая увидеть за спиной шефа, который уже месяц как сидел на жесткой диете, добровольно принудительно подсадив за компанию и своего капитана. — Тьфу, Косой!

Штурмовик снял шлем, опустил винтовку и строго посмотрел на своего друга:

— Вообще-то дозор сегодня у меня! А в холодильнике мышь повесилась.

— Да, вижу, — с грустью произнес Парк и взял на ручки начавшую засыпать от переедания Чуню.

Имперские парни вышли из столовки и наткнулись на еще одного полуночника — Дарта Вейдера, еле перебирающего спросонья ногами и сипло дышащего.

— Товарищ главком, а вы почему не спите? — спросил Косой.

— Не спиться… Ой, не спиться мне, ребята… Никак не спиться… — выдохнул Владыка сит (Косой укоризненно покачал головой в знак того, что спиться здесь можно очень быстро). — Вот на Мустафаре хорошо: тепло, свежий воздух. А тут — каменные джунгли. Даже на луну не повыть…

— Мы же и так на луне, — не понял Парк, на что владыка сит лишь махнул рукой, погруженный в какую-то свою неведомую никому депрессию.

— В холодильнике-то есть чего жиденькое? — прохрипел он.

— Не-а, там мышь повесилась, — отозвался Косой.

Окинув их хмурым взглядом, Дарт Вейдер поковылял в столовку. Через тридцать секунд оттуда раздался дикий ор вперемешку с пыхтящим дыханием:

— А-а-а-а-а-а! Мы-ы-ы-ы-ышь!!!

Парк и Косой подпрыгнули от неожиданности, а проснувшаяся Чуня недовольно хрюкнула.

— И почему он мне не поверил? — развел лекку Косой.


На следующее утро

Гранд-адмирал Траун пребывал в самом, что ни на есть, отвратительном расположении духа, ковыряя ложкой скудный завтрак:

— Опять овсянка на воде. Каждый день овсянка на воде.

— А может ну ее эту диету? — с надеждой спросил Парк, которого от подобной пищи уже тошнило.

— Нет! Я с Орсоном поспорил!

— Вечно вы с Кренником что-то мутите. А страдают ни в чем не повинные имперцы (тут Чуня сказала свое громкое негодующее «Хрю!», брезгливо поковыряв лапкой в мисочке) и… исаламири, — сразу же добавил Парк. — На что спорили-то?

— На то, что он мне даст Плащ поносить, — мечтательно вздохнул шеф, представив, как пафосно он будет смотреться на мостике новенького ИЗРа перед лицом врага.

— Давайте Калласа попросим вам свой сшить, эксклюзивный. Он же умеет, — не унимался Парк, а Чуня запрыгнула к хозяину на коленки и сделала милейшие умоляющие глазки Кота-в-сапогах.

— Ни за что! Я выиграю пари! Я же стратег! Я всё просчитал! — с кислой миной пробормотал Траун, насильно запихивая в себя ненавистную овсянку и зачеркивая на электронном календаре в чисс-фоне еще один день. — Осталось ровно две недели. Эх, совсем чуть-чуть…

— Лучше б вы пили меньше… — прошептал Парк.

— Что-что?

— Э-э-э… Ничего, шеф! Приятного аппетита!

В столовку с громким лязгом вломился Косой, радостно крича в шлемофон:

— Ура, парни! Сегодня гуляем!

— Теща уехала? — в один голос воскликнули Траун и Парк, подпрыгивая на стульях.

— Лучше: у товарища директора Днюха! Всех приглашал. Вас, шеф, особенно.

Траун с одной стороны очень обрадовался — скупердяй Кренник обычно праздновал свой День Рождения исключительно в одиночку, чокаясь с зеркалом, а тут вдруг решил-таки проставиться. «Искушать будет, нехороший человек!» — подумал чисс и отложил тарелку с овсянкой.

— Вот хорошо там капитан Славик на Рилоте устроился. Гречку-тви’лечку ест*, — завистливо произнес Восс.

— Апчхи! — выдала Чуня, у которой на эту кашу была жуткая аллергия.

— Полностью с тобой согласен, Чунечка! — кивнул зверюге Траун.

Парк скорчил болезненную гримасу и продолжил ковырять ложкой ненавистный паек.


Тем временем на секретной базе повстанцев

На Атоллоне царила безмятежная обстановка ничегонеделания. Такой скукотищи зевающий агент ИББ не испытывал уже давно. В Империи всегда было весело: то Косой нажрется, как гунган и, избив парочку штурмовиков, попадет в КПЗ; то Таркин с Вейдером восемь тысяч первый раз запрут тещу в СИДе и отправят в свободное плавание, а потом она навешает каждому люлей; то шеф опять приволочет какую-нибудь антикварную хрень, а Парк ее разобьет; то Юларен потроллит Кренника и получит перчаткой в лоб. Весело!

А тут скука смертная. Мон Мотма что-то гундит про Палыча, дескать тиран и деспот, поднял цены на водку «Я — Император», а у Мотмы, когда она толкает речи Сенате, только от нее язык и развязывается. Коммандер Сато курит бамбук и ездит на охоту за паучками, червячками и пчёлками для своего энтомологического музея, занявшего почти всю базу. Эзра постоянно скандалит с Кейнаном — переходный возраст, чо? АР-5 не затыкается ни на минуту — хуже радио, млин! Чоппер ходит и всем мешает, а также хвастается, что может взорвать любой имперский крейсер силой мысли и метко пущенной радиоволной. Гера загорает на солнышке. У Зеба отходняк уже третий день. А Сабин, устав от меланхоличного бездействия, вообще смоталась на Мандалор к родственникам. Даже Ведж и тот просится обратно в Империю не сколько из-за скуки, а из-за долбанного АР-5, который привязался к пилоту намертво.

— Представляешь, Каллас, эта пародия на Электроника даже в домик неизвестного архитектора за мной ходит! — жаловался бывший имперский кадет.

— Хм! — удивился агент. — У нас даже губернаторская теща такого себе не позволяет!

А вообще тот домик был самой главной достопримечательностью Атоллона. Деревянные брусья Сато на последние еще не пропитые деньги заказал из Кашиика. Ему прислали сочные стволики молоденьких березок. Сруб они сделали из какого-то старого имперского крейсера, который Вейдер забраковал и выкинул нафиг. Зеб сломал об березки четыре боевых топора и две гномьи секиры. Эзра вырезал на крыше портрет Бейла Органы, а Гера и Сабин поставили флюгер с мордочкой лот-кота в память о бурном сафари на Лотале. Надпись на двери гласила: «Имперцам вход строго воспрещен!», поэтому Калласу пришлось к своему стыду носить ласатскую тельняшку, честно выигранную в карты у Зеба, и, растрепав волосы, делать вид, что он повстанец.

Самым крутым девайсом в том домике была инструкция по пользованию, в которой четко пояснялось, какие действия необходимо совершить для успешного получения положительного результата. Прочитав по слогам инструкцию несколько раз, Каллас увидел сноску, выделенную красным цветом:

НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ БРОСАТЬ ТУДА ДРОЖЖИ!!!

Естественно у агента в душе шевельнулось озорное любопытство. Он перерыл всю кухню в поисках дрожжей. Пользуясь служебным положением, пошарил в карманах поваров, получил по голове поварёшкой от шеф-повара, извалялся в муке и еще кое в чем белом, доставляемом прямиком из Рилота, но так и не нашел заветного пакетика. А все потому, что повстанцы не умели готовить даже блины, не то чтобы какую-нибудь серьезную выпечку. Пообещав себе, что обязательно вернется сюда на следующих выходных с тонной дрожжей, Каллас поскорее свалил со скучной планеты.


Снова на Звезде Смерти

Директор Орсон Батькович Кренник готовить не умел и не любил. Как всегда, всю самую грязную, скучную и неинтересную работу он спихивал на своего лучшего друга Галена Каннибаловича Эрсо.

— Так, Гален-дружище! Мне нужна твоя помощь, — важно произнес директор, пафосно взмахнув плащом.

— Что? Опять кайбер не той стороной в суперлазер вставил? — ученый укоризненно покачал головой, зная безалаберность друга. — Смотри, доиграешься! Взорвешь нафиг станцию! Побереги то, над чем я столько лет трудился.

— К черту кайберы! Ты это, говорят, готовить умеешь.

Гален хитро прищурился и утвердительно кивнул:

— Я уж думал, и не попросишь. Так какое блюдо тебе из Таркина сделать? Я рекомендую холодец с чесночком. А рёбрышки пустим на мясной супчик. Из внутренностей можно сделать салатик с мелко шинкованными мейлуранами…

Кренника пробило на тошноту, едва только он представил губернатора на препаровальном столе.

— Гален, Гааален! Не нужно ничего из Таркина готовить! Вообще даже не смотри в его сторону.

— О, так я могу и из Вейдера чё-нить сварганить! Давно мечтал сварить кашу из топора! — Эрсо предвкушающе облизнулся.

— Стоп! Стоооп! Гален, фу! — Кренника пробрала крупная дрожь. — Я всего лишь хотел попросить тебя испечь тортик на мою Днюху. Уже и забыл, как она в коллективе празднуется. Всё с зеркалом, да с зеркалом. Каждый год. Эх…

— О’кей, испеку я тебе тортик, начальник!

Кренник тут же радостно запрыгал и захлопал в ладоши, на что полы Плаща весело задергались. Гален важно поднял указательный палец вверх:

— У меня условие: начинка на мое усмотрение!

Директор собрался было запаниковать, представив мясной торт из тещи Таркина, но выбора у него все равно не было. Не Косого ж просить. Опять пересолит всё к хаттовой матери!

— Только давай без криминала, — Кренник попытался сурово посмотреть на Эрсо, на что тот мигом расхохотался, а в его честных-честных глазах заиграли веселые огоньки:

— Конечно-конечно, товарищ директор!


Несколькими часами позже

— Косой, пропусти меня на камбуз!

— Каллас, едрёныть, ты когда успел приехать? И почему в тельняшке? — спросил опешивший тви’лек. — Судя по фингалу под глазом и модному причесону — пил с ласатом!

Каллас оглядел себя и схватился за голову:

— О, нет… Я забыл имперскую форму у повстанцев… Теперь Эзра мой шлем оприходует, а Сабин нарисует какую-нибудь неведомую готическую хохлому на кирасе.

— Чё в камбузе хотел-то?

— Надо мне!

— Если «надо» — то это в конце коридора направо, — напыжился штурмовик. — Там Каннибалыч труп разде… эээ… шарлотку печет. Не велел никого пускать!

— Спроси тогда, нет ли у него дрожжей, — агенту явно не терпелось поставить высокоморальный научный эксперимент.

— Так, агент 0,75, ты собираешься сделать то, о чем я думаю? — в ужасе округлив глаза, спросил Косой.

— А ты уже пробовал? — в глазах агента заиграл фанатичный огонь.

— На свою голову, — вздохнул Косой, вспомнив, как в глубоком детстве он полностью удовлетворился результатом, когда нехитрое биологическое оружие рвануло на пол-Рилота, а всё гопницко-моджахедское население на несколько месяцев эвакуировали во дворец Джаббы Хатта.

— И как?

— Без спойлеров! Иди отсюда!

Обидевшись на лучшего друга, агент потопал по коридору, все еще размышляя, как бы достать дрожжей. «Даже рилл проще достать», в отчаяние подумал он. Мимо прокатился маленький ремонтный дроид-мышь. Со злости Каллас пнул его, совсем забыв, что вместо имперских кирзачей с металлическими вставками, у него на ногах красовались шлепанцы с наглой повстанческой эмблемой.

— Ыыыыы! — болезненно взвыл агент, прыгая на одной ноге, в то время, как дроид-мышь удивленно пялился на него через искусственные фоторецепторы. Неожиданно агенту пришла в голову замечательная мысль. Он подхватил дроида и, прихрамывая, удалился прочь.

…Тем временем Гален приготовил супермегашарлотку в форме Звезды Смерти и диаметром три метра. Достав ее из духовки, он оказался очень горд результатом: отличное мягкое тесто, великолепный эксклюзивный дизайн, мелко покрошенные свежайшие мейлураны, фейхоа, авокадо и начинка — самой первой свежести — из… впрочем, неважно!

На камбузе возник маленький шторм — в дверь влетел жутко деловой Кренник, полами плаща сбив пакет с мукой, несколько упаковок с дрожжами и скалку.

— Эй-эй-эй! Ты поосторожнее! — буркнул ученый, быстро пряча потроха от начинки в ближайшую скороварку.

— Шарлотка! Шарлоточка! Какой вкусный запах! Гален, ты чудо! — радостно взвизгнул директор. — От такой выпечки даже Траун не устоит!

— Жениться тебе надо, Орсон, — пробубнил Эрсо, отпихивая от себя Кренника, пытающегося в порыве чувств его обнять.

— Вот еще! У меня ты есть!

Вдруг откуда ни возьмись появилась Лира и со всей женской любовью и нежностью долбанула по голове Кренника самой большой сковородкой.

— Не умеешь ты друзей заводить, — ругалась Лира, презрительно глядя на распластавшееся на полу тело.

— Между нами были только кайберы, — виновато оправдывался Гален. — Только кайберы и ничего более…

В пылу ссоры, супруги Эрсо не заметили, как сквозь вентиляционную шахту на камбуз въехал маленький черный дроид и с хозяйской важностью аккуратненько собрал манипуляторами все упавшие на пол упаковки дрожжей.

— Есть! — прошептал агент ИББ. — Не зря полковник Юрчик научил меня в универе этому трюку, когда мы закусь с ректорского стола на Новый Год воровали.

— Агент Каллас! — раздался сзади шефский голос, от которого имперец подпрыгнул до потолка, ударился головой, рассыпал все пакетики с дрожжами и громко крикнул «карабаст».

В каморку зашел Траун, воровато оглядываясь. Бросив подозрительный взгляд на испуганное лицо агента, оценив его внешний вид и увидев дрожжи, чисс быстро выстроил в голове логическую цепочку:

— А-а-а-а! Пиво варить собрался!

— Д-дыа… — несмело кивнул агент, удивляясь что гранд-адмирал не расколол его за пять секунд.

— Так, ты меня не видел, я тебя не видел! — Траун простукал стену и открыл потайной сейф-холодильник, в котором хранилось… сало.

— Шеф, так вы же только овсянку…

— Тсссс! — Траун заговорчески сверкнул глазами, уплетая за обе щеки традиционную ксилльскую живительную пищу. — Даже у чиссов бывают слабости. Я не исключение. Ням-ням-ням. Мне офень фтыдно. — смачно причмокивая, он еще раз критически посмотрел на дрожжи. — Так, ф тебя чафка темного и закофченные уфы гунгана.


Тем же вечером

Днюху Орсона Батьковича праздновали тайно в тюремном отсеке, прияв все необходимые меры предосторожности, ибо губернаторская теща не дремала, а стреляла из лазера Звезды Смерти по крупным астероидам и близлежащим ненаселенным планетам.

Траун и Кренник сидели в разных концах пыточной камеры и сверлили друг друга торжествующими взглядами.

— От шарлотки он не откажется, — шептал про себя директор.

— В честном споре как на войне — все ходы должны быть просчитаны, — запивая овсянку минералкой, вещал чисс, чьим единственным собеседником был несчастный голодный капитан Парк.

— Сектор «шарлотка» на барабане! — крикнул Гален, указывая на дверь.

В проеме показалось несколько черных штурмовиков с большим противнем, накрытым белой тканью. Все гости проглотили слюну, ибо запах стоял божественный.

— А где агент 0,75? — спросил Косой, пообещав себе, что сбережет для друга кусочек кулинарного шедевра Каннибалыча.

— Да он в уборной уже часа два торчит. Прихватило, наверное, — отозвался Парк, обливаясь слюнями и коря себя за то, что согласился сидеть с шефом на диете за компанию.

В голове у Косого шевельнулась нехорошая мысль, однако она тут же была изгнана бешеным криком директора, эпично сорвавшего накидку с пустого противня:

— КТО СОЖРАЛ МОЮ ШАРЛОТКУ???!!!

Дальше шла непередаваемая игра непечатных слов, на что Косой про себя подумал: «А директору-то стоит сходить на курсы нецензурной брани. Ругается, как только что завербованная повстанческая девчонка», но в слух он ничего не сказал, опасаясь ненароком получить люлей.

— Твои проделки, СТРАТЕГ? — Кренник уже нависал над Трауном, сжимая в руке вилку.

— Орсон Батькович, ширинка! — со всей напускной заботой отметил Траун, и, пока Кренник разбирался что к чему, поспешно ретировался, быстро просчитав, что один на один с разъяренным директором ему не выстоять.

В этот момент из вентиляции вылез Каллас и настойчиво дернул за лекку Косого. Штурмовик рефлекторно выдал хук справа и… промазал, случайно засветив в дыню полковнику Юларену.

— Упс…

— Косой, — лепетал агент, дрожа от ужаса. — Там это… дрожжи… в геометрической прогрессии размножаются…

— Ах, ты лабораторный грибник-пекарь! — выругался штурмовик, судорожно вскакивая и пытаясь вспомнить, где находится кнопка общей эвакуации.

— КАКАЯ СВОЛОЧЬ СЪЕЛА ШАРЛОТКУ!!! — продолжал орать директор, уже переходя на ультразвук.

Неожиданно все затихли. Увидев, как нечто черное безуспешно пытается протиснуться в дверной проем, Орсон мигом прикусил язык.

— Лорд Вейдер… вы?.. — пролепетал испуганный Восс Парк, во все глаза глядя на раздавшегося несколько раз в ширину адепта Темной Стороны.

— Отлично, — шепнул Гален, окидывая главкома по истине гастрономическим взглядом. — Мышцы на металле успешно удалось нарастить. Вторая Нобелевка у меня в кармане, как и неиссякаемый источник пищи для голодных регионов Галактики, что гораздо важнее и гуманнее.

Костюм Вейдера треснул по швам, нижняя часть маски отпала, являя массивную ряху. Туловище увеличилось в размерах несколько раз.

— Ш-ш-ш… — пытался выдать Владыка.

— Шашлык? — подсказал Каллас.

— Ша-ша-ша…

— Шабаш? — попытался сыграть в «Крокодила» только что пришедший в себя Юларен.

— Шар-шар-шар…

— Взрыв сверхновой что ли? — наивно спросил Парк.

— Н-н-нет…

Со страхом наблюдая на пытающегося протиснуться в дверной проем сита, Орсон вдруг сообразил в чем дело, озвучив свои мысли обиженным едва слышным шепотом:

— Так вот, кто съел мою шарлотку…

На секунду воцарилась тишина. Имперцы в ужасе таращились на правую руку Императора, намертво застрявшую в дверном проёме.

Звезду Смерти сильно тряхнуло, а пол заходил ходуном. Вейдер наконец пролез в лаз и теперь валялся на пузе, как смешарик, чертыхаясь и помахивая ручками и ножками.

— Дрожжи прут! — крикнул Косой, понимая, что это конец.

— Папа! Папа! — раздался женский голос. — Там у дяди Таркина теща жестит!

В пыточную вбежала испуганная Лея, приехавшая погостить с Альдераана и привезшая какие-то там планы, которые ее друзья повстанцы опять сперли. За ней вприпрыжку скакал гранд-мофф:

— Атас, имперцы! Теща совсем умом тронулась, собирается взорвать Явин IV. Говорит, у нее какие-то там счеты с Мон Мотмой. Обещала ей космы повыдирать.

Из мусорного донесся характерный хлебный запах вперемешку с кое-чем более неприятным.

— Там дрожжи… дрожжи… — пролепетал Косой, указывая на странную субстанцию, выползающую сквозь решетки в полу.

— ЭВАКУАЦИЯ!!! — заорал Таркин, у которого тоже был опыт с дрожжами, из-за которого биосфера Эриаду до сих пор не оправилась.

Тут же завизжала сирена. За 45 секунд весь персонал попрыгал в многочисленные спасательные капсулы (разожравшегося Вейдера еле запихнули в эль-челнок), которые, словно шарики с гелием, весело вывалились в безвоздушное пространство.

Раздался эпичный взрыв. Окрестности окатило остатками размножившихся дрожжей. На Явине IV пошел великолепнейший метеорный дождь.

— Что там опять соседи-имперцы понавыдумывали? — задумчиво спросил себя генерал Додонна, разглядывая в бинокль уникальнейшее природное явление.

— Значит, тебе дрожжи не для пива нужны были! — пристально глядя пылающими злостью алыми глазами в невинное лицо агента, вопрошал Траун.

Тот отрицательно покачал головой.

— Мне Чуня сказала, что там дианога с щупальцами живет. Так она должна была эти дрожжи съесть и не подавиться. У нее в желудке переваривается даже неорганика, — попытался включить логику чисс.

— Дианога там больше не живет… — растеряно пробормотал Гален Эрсо.

Все ошарашено уставились на него, не веря своим ушам. Пораженным до глубины души голосом директор озвучил общую мысль:

— То есть в качестве начинки в шарлотку ты пошинковал дианогу?

— Орсон, ну, ты же сам просил без криминала, — как ни в чем не бывало вещал ученый. — Я ее продезинфицировал. Отмыл. Начинил специями. Честно-честно!

— Только папе не говорите! — заговорчески прошептала Лея, многозначительно всем подмигнув.

— Звезду Смерти потеряли, — всплакнул Кренник, от горя высморкавшись в Плащ.

— Зато Явин спасли! — поднял палец вверх гуманный Траун. — Что мы звери что ли какие — планеты взрывать?

— И от тёщи избавились, — свободно вздохнул Таркин, довольно подтягиваясь. — Эх, заживу теперь! С меня пузырь!

— Ура-а-а-а! — закричали имперцы.

— Знаешь, если бы не благоприятный исход ситуации, я бы подумал, что ты и есть «Фалкрум», — шепнул Траун Калласу, который вообще не понял, что происходит.

— Теперь я понял, почему тебя в «Повстанцах» на общегал перевели как «Каллус», — подтрунил Косой.

— А на чеунхе это слово вообще обозначает неутешительный диагноз, — с видом доктора медицинских наук произнес гранд-адмирал Траун.

— УИЛ-ХАФФ! — раздался до боли знакомый голос из-под сидения. — Почему меня выволокли с мостика, словно мешок с картошкой? Я хочу пострелять! Я хочу сжечь Мон Мотму полностью! Эта коза на выпускном в школе была в таком же платье, что и я. Никогда не прощу! УИЛ-ХАФФ!..


Введите в поисковике не «kallus», а «callus» и «callus plant» — получите истинное удовольствие. Вот ведь Дисней имечко агенту выбрал! :-)))))

Комментарий к Биологическое оружие * сочетание “гречка-тви'лечка” придумано совместно с Tori Laufbrunnen и использовано также в другом фике https://ficbook.net/readfic/5135167/13488759#part_content

Ребят! Спасибо, что вернули! Вот прямо каждому спасибо! Я не ожидала, что столько людей напишет. Правда.

И за эту штуку спасибо!

https://photos.google.com/photo/AF1QipOxLjTrhsdKCNcH01NY8zwrgV5FsjPlOHYGsNHl

https://photos.google.com/photo/AF1QipP-6kyxvWEsze7FEKzWKSuLOH2XysWyo-GE15g0

Я до сих пор не вычислила, кто это был.

====== Аринда Прайс и 40 лот-котиков ======

Лотал. Внешнее Кольцо

Закинув ноги на стол и сжав в руках бутылочку пивасика, губернатор Лотала Аринда Прайс коротала рабочий день, пытаясь придумать новый нелепый закон.

— Та-а-ак! Закон о защите прав лот-котиков вступил в силу год назад… Закон о передаче военных заводов крестьянам почти готов. Вечно на этих заводах что-то взрывается! Надо кардинально изменить персонал! Что бы еще придумать? Может реформу какую?

Вообще Аринда являлась настоящим политиком. Обучение этому сложному делу — служению народу — она проходила прямо здесь, на Лотале. У нее был опытный преподаватель в лице усталого бати на диване перед голотелевизором после работы. Именно из его уст Аринда узнала все самое необходимое: что Бейл Органа — алдераанская сволочь, Пал Палыч — наглый императоришка, а Таркин — козел внешнеколечный, и вообще при Советском Сою… эээ… Республике было лучше. Матушка же обычно на это отвечала: «Ты еще вспомни, что при царе Лукасе и старом каноне было!»

— Мя-я-яу! — раздался жалобный вой лот-кота, прервав медитацию губернаторши.

— Опять Ареско кошаков не покормил! Да щас я ему!

Аринда собралась было психануть, но вовремя сообразила, что мяукал вовсе не кот, а датапад, возвещая о том, что на е-мейл пришло сообщение. В графе «от кого» значилось имя адмирала Костика, а графа «кому» гордо гласила: «Дурынде Аринде Прайс». Отчет гласил, что доблестный Костик гонял по всему Внешнему Кольцу повстанцев и разбил в порыве азарта два звездных разрушителя, один заградитель, шаттл директора Кренника и сердце тещи гранд-моффа. Повстанцев он естественно не поймал, а получил за проявленную инициативу по уху от самого Таркина и по репе лично от Орсона Батьковича. Через пять секунд Аринда отбросила датапад на стол и, отхлебнув пивасика, недовольно буркнула:

— Эх, Костик, Костик! Это не отчет! Это фанфик какой-то! Тьфу!

Неожиданно в голову пришла одна идея. Аринда мигом залезла в ИмперНет и написала вконтактике:

«Привет, Синий! Возьми Усатого на переквалификацию ( ̄ー ̄)φ__»

Через пять секунд пришел ответ:

«Привет, Дурында Аринда! Не-а, не возьму! Он мне весь Седьмой флот припаркует о ближайшую звезду ( ̄ヘ ̄)»

Аринда фыркнула:

«Да я не по этим делам. Научи его отчеты писать в жанре повседневность, а то достало уже научную фантастику про попаданцев читать! (╯_╰)»

Ответ Трауна был лаконичен:

«Я бы взял Усатого в качестве домашнего питомца на недельку, да Чуня не поймет. Она нервная в последнее время

(╯°益°)╯彡┻━┻»

Подумав немного, Аринда приняла решение:

«Вези ее ко мне на недельку, а то чувствительных к Силе развелось вокруг больше, чем лот-котов (=⌒‿‿⌒=)»

Траун, как всегда, пошел на компромисс:

«Окей-на! Только не перекорми! И политических анекдотов ей на ночь не рассказывай! Покусает! (^▽^)»

Аринда, на радостях всучила многоэтажный смайл:

«((( ̄( ̄( ̄▽ ̄) ̄) ̄)))»


— Траунiчно! — выдал Ареско, увидев, как из шаттла по трапу спускается серая исаламири в белом комбинезоне и ранговой планкой капитана в зубах.

— Отдай! Это мое! — закричал Восс Парк, выбегая следом.

Чуня развернулась и так зыркнула на капитана Империи, что тот тут же остановился и замер по стойке смирно, испуганно отсалютовав.

— Во истину траунiчно! — подтвердил Гринт, наблюдая, как исаламири, прожевав синие и красные квадратики, выплюнула планку к ногам Парка и, гордо чеканя лапками шаг, направилась прочь от шаттла.

— Есть, мэм! — крикнул Парк, но тут же поник головой и прошептал под нос. — У-у-у! Зверюга чисская!

Чуня тем временем подошла к Ареско и Гринту и выжидающе навострила уши. Имперцы выпрямили спины, почувствовав на себе начальственный взгляд глазок-бусинок и ожидая от нее прямого приказа «упал-отжался».

— О, Чуня приехала! — обрадовалась подошедшая Аринда, окинув хитрым взглядом испуганных имперцев. — Так, вы что тут стоите? Мигом выгоните всех кадетов из академии картошку окучивать! На сельхоз работы! Сезон в самом разгаре, а они тут прохлаждаются!

Получив от Восса двухтомник на пятьсот страниц «Как ухаживать за исаламири» за авторством Митт’рау’нуруодо, Аринда присела на корточки рядом с Чуней и попыталась прикрепить поводок к ошейнику. Зверюга, оскалившись, недовольно зарычала.

— Не так! — укоризненно покачал головой Парк и предложил Чуне на ладошке сухариков, а пока она ела, незаметно зацепил поводок. — Вот! Она в последнее время какая-то странная. Бросается на всех. Славику уши надрала, Косому лекку чуть не оторвала и… Вы себе не представляете! Отказывается спать с шефом! Целый месяц жила в СИДе барона Фела. У нее теперь больше боевых вылетов за коньяком, чем у агента Калласа.

— Хрю! — гордо подтвердила Чуня.

Погладив исаламири по голове, Восс хитро сощурился.

— Шеф велел обратно порожняком не лететь.

Аринда посмотрела на капитана, как опытный политик на своего избирателя и сказала:

— Джоганы еще не созрели. Мейлураны поела плодожорка. Самогон я тебе не дам. Пьяным за штурвал нельзя. Всего доброго! Здоровья, хорошего настроения. Бла-бла-бла… Э… Синему привет.

— У жмотина, — прошипел недовольный Восс, залезая в шаттл, он-то надеялся отведать нормальных фруктов без ГМО.

Как только облачко выхлопных газов рассеялось, Аринда достала из кармана джоган и откусила кусочек. Она потянула за поводок, собираясь уже пойти похвастаться перед министром Туа новой зверюшкой, но Чуня вдруг издала злобное «Хру-р-р!» и демонстративно плюхнулась на спину.

— Ах, ты животина окаянная! — выругалась губернаторша и попыталась взять Чуню на руки.

— Фр-р-р-! — весело фыркнула исаламири, отбиваясь лапками от ручищ Аринды. Происходящее ей явно нравилось.

— На джоган! — рыкнула Прайс, тыча огрызком фрукта в исаламирье рыло.

Принюхавшись, Чуня посмотрела на Прайс таким взглядом, что Аринде впервые в жизни стало стыдно.

— Прости! — она опустила глаза и достала целый фрукт. — Вот, возьми.

Довольная Чуня, обрадовавшись, что манипуляция сработала, с удовольствием съела джоган, оплевав пол-ангара и китель губернаторши мелкими семечками.

— Как с тобой Синий живет вообще? — рыкнула Прайс, пытаясь тащить за собой упирающуюся Чуню, жаждущую еще джоганов. — Даже мои 40 лот-котов так себя не ведут!

На площади перед правительственным дворцом собралась толпа недовольных с плакатами «Даешь отставку губернатора!»

— И чё им не нравится? — удивилась Аринда, прячась в ближайший переулок. — Подумаешь, налоги подняла в два раза. Мне же жить на что-то надо! Плюс Пал Палычу откаты постоянные за проект «СИД-Зенит». И Ипотека на Корусанте. Я — бедная несчастная женщина! А они тут возмущаются!

Чуня тем временем как-то умудрилась выскользнуть из ошейника и гордо прошествовала прямо в толпу.

— Чуня! — крикнула испуганная Аринда. — Чуня! А ну назад!

Исаламири не обратила на женщину никакого внимания, лишь небрежно пошевелив ушками в ответ. Новую хозяйку она явно не признавала. Аринда перекрестилась, понимая, что, если с Чуней что-то случится, Траун ей не просто голову оторвет. Он Лотал с орбиты выдернет и бросит в черную дыру.

— О-о-о-о! — вздох умиления пронесся по толпе, когда они увидели исаламири. Народ расступился перед ней. Все с интересом рассматривали новую зверюшку. Оглядевшись, Чуня принюхалась и учуяла до боли знакомый запах форсъюзера.

— Упс! — прошептал Эзра, чувствуя, как Сила вдруг покинула его.

— Ой! — выдохнул Кейнан, понимая, что больше не может управлять сознанием толпы.

Народ проморгался, будто отходя от гипноза и понял, что находится не в то время не в том месте. А Чуня радостно прыгнула на Кейнана, повалив его на землю, и стала вылизывать лицо. Сообразив, что гнев разъяренной толпы ей больше ничего не угрожает, Аринда вышла из тени, гордо расправив плечи, и приготовившись навалять наглым конкурентам:

— Так-так! Оппозиция действующей власти! Опять несанкционированный митинг?!

Увидев перед собой обладательницу титула «Мисс стальные коленки Империи», форсъюзеры, оставшиеся без Силы, здорово струхнули. Губернатор Прайс была известна тем, что ударом коленки пробивала насквозь броню штурмовика, пяткой колола их белые шлемы, как орехи, и отжималась на бровях… Инквизитора.

Эзра попытался было бежать, но тут же был пойман за ухо. Кейнан же хохотал во все горло, потому что Чуня забралась ему под свитер и нагло щекотала лапками живот.

— Я вам покажу устраивать несанкционированные митинги! — ругалась Аринда, раздавая люлей обоим форсъюзерам. — Вы у меня на исправительных работах пахать будете!

После того, как горе-форсъюзеров арестовали и увели на личную кошачью ферму губернатора чистить лотки, Аринда взяла довольную Чуню на руки и чмокнула в лоб.

— Не зря тебя Трунька завел! Полезная зверюшка! А-а-а-а!

Чуня же от переизбытка чувств от такой шикарной похвалы довольно хрюкнула и вцепилась губернаторше в нос.


На следующий день кадеты, окучивавшие картошку, и Ареско с Гринтом, пасшие на пастбище 40 мышкующих лот-котов, наслаждались замечательным видом своей любимой губернаторши: Аринда явила себя народу в легком сарафане в цветочек и на 20-сантиметровых каблуках. А нос был перебинтован и зиял на физиономии, как шрам, полученный в страшной битве.

— Хоть кто-то ей в рыло дал… — буркнул один из усталых кадетов, кладя на плечо тяпку.

На плечах у женщины сидела довольная Чуня и жевала золотистый квадратик, оставшийся от ранговой пластины. Дело все в том, что пока губернаторша спала, исаламири разодрала в клочья ее китель, выгрызла подошву у сапог, и залезла в штанину брюк, откуда ее извлекали целое утро всем личным составом академии. Вот и пришлось Аринде надеть бабский сарафанчик.

Пока Ареско подбирал упавшую челюсть, а Гринт протирал глаза, губернаторша подошла к ним и вручила Чуню. Наказать зверюгу за нанесенный ущерб она не могла, ибо Траун в ответ наказал бы ее орбитальной бомбардировкой, поэтому было принято решение перекантовать животное на ферме, ибо губернатор поняла, что ее власти над зверем недостаточно.

— Так, Гринт! Опять ты ел кошачий корм? — взревела Аринда, едва взглянув на имперца.

— Я? — удивился Майлс, нащупывая в кармане галифе обертку от Кити-Кэта. — Да они сами меня объедают!

— Уж конечно! Тебя объешь! — съязвила губернатор и бахнула кулаком в массивное пузо, отчего несчастный имперец согнулся и взревел: «Ёкарный лот-кот!».

— Так! Вот вам Чуня! Вот вам намордник! А я поехала реформы проводить! — с этими словами Аринда торопливо села в спидер, кокетливо махнув на прощание подолом сарафана, и уехала.

— У, Прайсиха! — рыкнул Гринт, все еще держась за уязвленный живот.

— Можно сказать, в душу кулаком ударила!

— А ножки у нее ничего. И… не только ножки. Ой! — Ареско мигом прикусил язык, получив от товарища намордником по голове.

— Хрю-ю-у-у? — подала голос Чуня, увидев целое стадо лот-котиков.

— Мя-у-у-у! — отозвался самый большой и толстый котяра и дерзкой походкой, недовольно отведя хвост в сторону, направился к исаламири.

Некоторое время они просто осматривали друг друга. Кот был местным забиякой и драчуном. Его боялись не только мыши, но и завезенные с Земли колорадские жуки. Шерсть на его шкуре в некоторых местах была выдрана, ухо порвано, на морде шрамы. В общем, противник достойный, и явно не пожелавший принять непонятную зверюгу в почетные ряды лот-котов. Чуня же оказалась в два раза меньше оппонента, чистенькая ухоженная, с блестящей шерсткой и в охлаждающем комбинезоне — на Лотале для нее оказалось слишком жарко.

— О! — вздохнул Ареско, запрыгивая на забор. — Сейчас будет битва титанов.

— Милая зверюшка Трауна против ушастого изверга Прайсихи… — буркнул Гринт, прячась в окоп и доставая пакетик с Кити-Кэтом вместо чипсов.

— Ага, Мит-как-его-там против Нусо Эсвы.

— На победу Прайс-котана 500 кредитов!

— Заметано!

Тем временем Чуня и лот-кот присматривались друг к другу, прижимая уши и выгибая спину. Другие лот-котики расселись, сформировав живой амфитеатр, и с интересом смотрели, что же будет дальше.

— Ш-ш-ш-ш! — зашипел котяра.

— Уи-и-и-и! — парировала Чуня.

Кот-забияка резко бросился на исаламири, выпуская когти, на что та развернулась и со всех лап кинулась бежать в траву, сверкая пятками с наманикюренными когтями.

— Ах-ах-ах! Не по-трауновски! — издевательски крикнул Гринт, доев Кити-Кэт. — С меня пиво!

Котяра затормозил перед самыми зарослями и победно вскинул хвост трубой, гордо мяукнув. Остальные котики отозвались мощной кошачьей песней, восхвалявшей эпичность своего вожака.

Чуня меж тем по-пластунски поползла к грядкам с картошкой. Продираясь сквозь траву, ноги курсантов и работающие тяпки, она добралась туда, куда было нужно. Выкопав во взрыхленной земле ямку, Чуня задумалась… Идея пришла в голову не сразу, но Чуня очень старалась, пытаясь подражать своему гениальному хозяину. Несколько формул дифференциальных уравнений и сложных графиков высветились в исаламирьей голове. Быстро взяв в уме производную, а также приняв для простоты расчета лот-кота за материальную точку, она вычислила с точностью до миллиметра последующий алгоритм действий. В добавок посчитала ошибку среднего, скорость ветра и статистическую погрешность.

— Ф-фу! Не лот-котики, а голуби какие-то! — проворчал Ареско, наблюдая, как зверюги клюют на пастбище дохлых мышей.

— Угу! Лучше б колорадских жуков жрали в таком случае, — согласился Гринт. — Больше б пользы было.

Вдруг из-за зарослей высокой травы вылезла Чуня, провокационно, по-гопницки хрюкнула:

— Хрю-й-йоп!

Лот-кот-забияка мигом откликнулся, воинственно ощетинившись, и с места бросился на исаламири. Видимо, зверь надеялся шугануть Чуню так же, как в первый раз, но исаламири повернулась спиной к нападающему и схватилась за ремень намордника, который спёрла давеча у Ареско. В момент, когда лот-кот оттолкнулся от земли и прыгнул, Чуня резко развернулась и мотнула намордником в сторону врага. Намордник ударил по голове лот-кота, тот рухнул, как подкошенный на траву. Исаламири отбежала в сторону, а из намордника, куда Чуня аккуратно положила осиное гнездо, вылетел здоровенный рой крылатых насекомых, сразу же накинувшийся на котяру. Ареско взвизгнул от ужаса и, не удержавшись, упал с забора на Гринта, все еще загоравшего в окопе.

— Осы! Етить-твою-в-гиперпространство!

Испуганный лот-кот бросился бежать прямо к своему стаду. Осы вились вокруг него и нещадно жалили в уши и нос. Через пару мгновений весь табун котяр, атакованный страшными крылатыми монстрами, ринулся прочь… в сторону лотальской столицы.

…В это время на главной площади города происходило явление губернатора народу с важной речью. Аринда Прайс не только выдвинула реформу по переименованию столицы из Лотала в Прайс-сити и изменению статуса из села в поселок городского типа, но и гордо вещала об этом на одном единственном черно-белом местном телеканале. Поскольку Чуня за ночь успела разбить бутылку дорогущего коньяка, от ста граммов которого у губернаторши развязывался язык, то в этот раз пришлось выступать всухую, на нервах. Аринда запиналась, тупила, но продолжала нести чушь, так же, как мыши — жрать тот кактус:

— Еще вчера мы думали, что завтра будет сегодня. У нас есть поселок… что было село. Поселок это вам не село, вернее не только лишь село, но еще и город… Что делается во имя Империи, не каждый способен понять, вернее, понять может каждый, не многие способны сделать это…

Тут Аринду пихнула под локоть уставшая слушать губернаторскую демагогию министр Туа и оттолкнула ее от микрофона. Сквозь зубы она прошептала: «Позорище!», на что Аринда ответила: «Сама дурочка!», но в сторону отошла, пообещав, что по окончании речи повыдирает наглому министру космы.

Пока Туа грамотно вешала населению лапшу на уши, Аринда заметила, что к городу приближается крупное облачко пыли. «Странно, вроде песчаные бури характерны для Татуина», — подумала она, а затем ее зрачки расширились от страха.

— Лот-коты!!! — взревела губернатор.

Табун испуганных котанов снес новенькую табличку с надписью «Прайс-сити» и вломился на площадь. Начался лотокотоАД! Поломанные AT-DP, оцарапанные штурмовики, перевернутые спидеры и гравициклы. Немногие пришедшие послушать губернатора, в панике позабиралось на фонарные столбы. А Сабин, Зеб, Гера и Чоппер, собравшиеся устроить было диверсию, намереваясь было облить Аринду водой из пожарного насоса, решили, что лучше свалить отсюда от греха подальше. По уровню убытков лот-котов им оказалось явно не перепрыгнуть.


Таркин ругался самыми последними словами. А когда все неприличные выражения закончились, просто продолжал злобно размахивать кулаками и выть. Вся растрепанная и оцарапанная Аринда стояла в мятом сарафане в своем собственном кабинете, виновато опустив голову. На носу все еще красовалась марлевая повязка, скрывавшая чунин укус.

У Таркина тем временем открылось второе дыхание:

— …чтобы 40 лот-котов нанесли ущерба больше, чем повстанцы на Скарифе?! Да вы хоть понимаете, что это вопиющий случай! Какой идиот назначил вас губернатором?

— Вы… — тихонечко подсказал гранд-моффу на ухо находившийся там Траун.

Таркин тут же осекся и, не найдя больше слов, в сердцах махнул рукой.

— Где Чуня? — спросил Траун, когда Таркин соизволил удалиться.

— Какая Чуня?

Чисс сдвинул брови и угрожающе сверкнул глазами.

— А-а-а! Чуня!

— Где?

…Поисковая операция продолжалась несколько суток. Чуню искали везде. Даже в тайном Храме Джедаев. Обыскали каждый уголок планеты, каждое мусорное ведро, каждый СИД на парковке. Траун не переживал так сильно еще никогда в жизни. Для успокоения он даже пил валерьянку с вискарем в соотношении один к одному. Но и она не помогала. Бармен единственной на Лотале рюмочной был в шоке от чисса, ибо тот успел разбить с горя не одну сотню бокалов о попавшиеся под руку головы местных пьянчуг.

— У-у-у! Дурында! — негодовал чисс. — Я для нее развил талант Костика из ЙА-шки в настоящий писательский, а она Чу-у-уню потеряла!

— Нашеееел! — закричал вбегающий в рюмочную Косой.

— Хде?! — оживился чисс, мигом протрезвев.

Через несколько минут они уже стояли в бывшем доме Эзры Бриджера, а в подвале лежала Чуня, свив себе гнездо из травы и листиков. К брюшку жались шесть маленьких рыжих комочков. Малыши громко пищали и тыкались в мех.

— О-о-о-о! — глаза сурового гранд-адмирала наполнились слезами от умиления, он даже утер их кончиком лекку Косого. — Да это же детки!

— Маленькие чунята! — восхищался тви’лек. — То-то Чуня себя так странно вела в последнее время.

— А где ж она успела? — спросила Аринда, на всякий случай спрятавшись за широкую спину чисса, вдруг счастливая мать решит на радостях покусать нежданных свидетелей.

— Да я с ней на Миркре проездом был. К другу-барыге Кар’дасу заезжал на рюмку чая. Видимо, тогда Чуне и надуло тропическим ветром родной планеты.

Маленькие исаламирьки пищали и тыкались носами в чунину шерсть, а мать вылизывала их длинным шершавым язычком, подозрительно поглядывая на Аринду. Трое имперцев некоторое время любовались на семейную исаламирью идиллию, а Косой поспешно вставил, тряхнув головой и случайно попав Аринде лекку по лицу:

— Зато теперь у нас в Имперском Флоте станет в шесть раз веселее!

Комментарий к Аринда Прайс и 40 лот-котиков Цикл “Аринда Прайс”

Цикл разбросан по разным фанфикам.

#ПрайсТащит #PryceWeek

*в тексте присутствуют намеки на высказывания нувыпонели кого:-)

По заявкам Violet Bird: “что-нибудь про Ареско и Гринта” и “появление маленьких чунь”, а также для всех, кто хотел больше Чуни.

PS. Про холодные руки я помню. Будет скоро :)

====== В поисках Филони. Часть 1. ======

Комментарий к В поисках Филони. Часть 1. Этот и следующий рассказы заявочкам

Olga Like

и

Леи – Сирины

про множество рук и чисские объятья, также

Snow_in_summer

о ЗВ-фестивале и

WinterStorm

про казнь Филони.

Продолжение вот этого рассказика: https://ficbook.net/readfic/4876860/12894411#part_content

Некоторые шутейки придуманы вместе с веселыми авторами Сари Продакшн, за что им обеим большое спасибо. И за пинки спасибо :)

Много параллелей с Фикбуком. Автор высмеивает исключительно свою писанину под маской других пейрингов и ни в коем случае не хочет обидеть соседей по фэндому.

Земля. Солнечная система

Где-то над Ленинградской областью

Новенький красивенький шаттл «Дельта», честно угнанный у директора Кренника, вынырнул из плотных кучевых облаков, едва не задев шпиль Петропавловской крепости. Пролетев над Дворцовой площадью и навернув пару кругов вокруг Исаакиевского собора, он рванул на юго-запад.

— Эй, Фел! Это тебе не самосвал! Не дрова везешь! — рыкнул сидящий рядом с пилотом штурмовик.

— Нэ мэшай, Косой! У дыректора аутопылот такой упоротый, шо самолеты «Аэрофлота» отдыхают!

— А что там шеф с таким умным видом в датападе роется? — спросил розовый тви’лек, скосив взгляд на чисса, сверкавшего глазами где-то в утробе челноке.

— Антыымперскые комыксы про Вэйдэра чытаэт!

…Диспетчеры аэропорта «Пулково» пребывали в шоковом состоянии, некоторые даже попадали в обморок. Мало того, что на самую широкую посадочную полосу приземлилось нечто черное, невероятно крутое, с большими крыльями, так еще и опустило стеклоподъемник. Оттуда показалась голова не совсем трезвого пилота, который обрадованно улыбнулся подбегающему на штурм ОМОНу, собравшемуся уничтожить пришельцев по всем идиотским канонам фильма «Притяжение»:

— Э, мужыкы! Долеко лы до Таллына?

ОМОН конечно обалдел, но калаши взвел, собираясь расстрелять странную посудину к чертовой матери, а пилоту предъявить штраф за полет в нетрезвом виде.

— А ты уверен, что нам в Таллин? — спросил Косой.

— Нэпомни адрэс.

— Бейкер-стрит, 221Б! — без запинки выдал штурмовик.

— Кто-то явно «Шерлока» пересмотрел, — раздался из темноты негодующий шефский голос. — Адрес…

Раздался шорох бумаги и ворчание на чеунхе. ОМОН снаружи обалдел еще больше, когда из иллюминатора высунулась благородная синяя ряха с красными глазами.

— Господа, не соблаговолите ли объяснить, как проехать в… как же это по-русски будет?.. А, в Юнайтед Стейтс!

— Пардон, куда? — спросил самый смелый омоновец, вежливо, по-питерски прицелившись синему интеллигенту прямо в лоб.

— Шеф, вы на латинице читаете, — поправил Косой.

— Латиница, кириллица! Ужас какой! У нас письменность гораздо проще! — буркнул себе под нос Траун.

— Вам в Америку что ли надо? — переспросил землянин. — Так это в другое полушарие.

— Далэко? — поинтересовался Фел.

Питерский абориген хитро улыбнулся и указал рукой на запад:

— Не, тут рядом совсем — восемь с половиной тысяч километров.

— Хоть не парсеков, — обрадовался чисс и помахал омоновцам ручкой «Паркер». — Спасибо, земляне!

Директорский шаттл поднялся в воздух, обдав аэропорт «Пулково» проспиртованными выхлопными газами, а омоновцы некоторое время продолжали глядеть на место его посадки выпученными, как у гунганов, глазищами.

В рации прозвучал обалдевший голос диспетчера

— Я один видел мужика? Синего, как полстраны?


В одном известном американском штате

— Да что б меня сам Таркин по лекку погладил! — выругался Косой, осматривая здоровый деревянный сарай. — Это у них называется студия? У нас на Рилоте в таких даже рилл не прячут!!!

— На Корэллии такое жыльйо идэт под снос, — кивнул Фел, снимая этот позор на смартфон. — В нём дажэ бамжы жыть нэ будут.

— Неужели это и есть офис Диснея? У повстанцев на Хоте поцивильнее будет, — удивился Траун, приглядевшись к бешено храпящей фигурке у ворот.

Подойдя ближе, вновь прибывшие увидели не кого-нибудь, а самого агента 0,75 в какой-то бомжатской одежде, растрепанного и вместо любимого плюшевого лунтика, прижимавшего к себе миниатюрный макет Звезды Смерти.

— Тааак! И этот с боевой станцией спит! Мало нам Кренника! — буркнул Косой, бесцеремонно хватая за шиворот Калласа.

— Буэээ! Кышшш! Уууу! — выдал сквозь храп агент, пытаясь отбиваться ногами.

— Рота, подъё-ё-ём!.. — гаркнул Траун, но тут же осекся, вспомнив другое ключевое словосочетание. — Водка стынет!!!

Каллас тут же подскочил, дико озираясь по сторонам.

— А? Что? Мне штрафную… Шеф?

— О-о-о-о… — Траун сочувствующе посмотрел на подчиненного.

— Фью-ю-ю-ить… — озадаченно просвистел барон Фел.

— Хто ж тебя так разукрасил, друже? — удивился Косой, с интересом рассматривая физиономию ИББшника.

— Что? А, это! — Каллас указал на фингалы и кровоподтеки. — Это грим остался после последнего дубля. Сезон доотсняли. Кстати, шеф, хотите, я вас с Флимом познакомлю? Прикольный чувак, хоть и не чисс!

Глаза Трауна недобро сверкнули.

— Ну, не хотите, как хотите, — быстро ошарился Каллас, втянув голову в фуфайку. — Чего прилетели-то?

Фел хрустнул пальцами, Косой тряхнул лекку, шибанув случайно по щеке Трауна. Чисс, не ожидая получить такого смачного леща, зашипел, схватив кончик лекку рукой, и затянул узел, сжав его так, что у тви’лека от боли навернулись слезы на глазах.

— С Филони переговорить хотим. По поводу последнего эпизода. Мало того, что этот умелец адмирала Костика вывел из строя (теперь у него срывается свадьба с тещей Таркина!), так еще и опозорил мое заковыристое чисское имя!

— Шеееф… уууу… — взвыл Косой, чувствуя, как Траун вяжет из выступающей части его тела настоящий морской узел.

Не обращая внимания на жалостливый вопль штурмовика, Траун продолжал полную негодования речь:

— В титрах указано не Митт’рау’нуруодо, а Митт’рау’ну’уродо! Как мне теперь фанатам в глаза смотреть? Что я скажу коллегам по флоту? Меня ж все моффы засмеют! Про чиссов вообще молчу!

Ловкие пальцы сплели на голове у тви’лека настоящий бант, которым гордилась бы любая первоклассница, но только не ноющий от боли Косой, который всецело понял смысл рилотского крылатого выражения «скрутить баранкой мозг».

— Я его, мастера трехмерных персонажей, научу апострофы ставить! — все больше распалялся чисс. — Будет у меня стихи на чеунхе писать! И фольклором их размножать!..

Косой уже был практически в коме, когда на помощь подоспел Фел, быстро всунув в руки чиссу четки, которые тот тут же разорвал. Но этой доли секунды хватило, чтобы вытащить тви’лека из мертвой хватки разозлившегося чисса.

— Где этот грибок в шляпке? — рявкнул Траун, да так, что Косой мигом пришел в себя и вытянулся по стойке смирно.

— В студии где-то прячется. Отче наш — Джордж Лукас — как прочитал сценарий четвертого сезона, так и… пообещал убить, короче! — выдал Каллас, протягивая чиссу листок со сценарием. — Шеф, он из меня повста-а-а-нца хочет сделать! Повста-а-а-анца…

— Да, я вижу, — Траун критически оглядел бомжатский прикид старшего агента Имперского Бюро Безопасности и на всякий случай отошел подальше. Не дай ситх подцепить ласатских блох!

Наброски сценария 4 сезона «Звездные войны. Повстанцы»

1. Асока становится белым волком и душит всех 40 лот-котов Аринды Прайс.

Комментарий Косого: Ладно, хоть появится, а то директор Кренник уж нашивку на плащ сделал #асокажива.

2. Эзра падает на темную сторону, но всё равно продолжает биться за Альянс.

Комментарий Фела: От малалэтний жюк!

3. Гера выходит замуж за Кейнана, и у них рождаются гибридные детишки.

Комментарий Калласа: Ыыы! Словят хайпа от траунерщиков…

Комментарий Трауна (крутит пальцем у виска): Шта? Моя девушка — это работа!

4. Чоппер открывает в себе способности форсъюзера и взрывает через розетку весь Имперский флот.

Комментарий Трауна: Да неужели? Картина Сабин Врен — «Взорвали».

5. Чам Синдулла попадает на “Дом-2”, и строит винно-водочные отношения с Зебом.

Комментарий Косого: Я больше на Рилот не поеду!

Комментарий Калласа: С лиловым? Он был мне как брат!

Комментарий Фела: Лутше бэ дэмакратию строыл!

6. Появляется Рукх, он воюет сначала за имперцев, потом за повстанцев, потом опять за имперцев, потом снова за повстанцев…

Комментарий Трауна: Эвона как? Позвоню Таркину, попрошу взорвать Хоногр в качестве превентивного удара.

7. Сабин весь сезон малюет картины и продает их Трауну по завышенной цене.

Комментарий Трауна: А вот это интересно!

8. Каллас — почетный бомж Альянса. Впервые произносится его имя. Его зовут…

Комментарий Калласа: Так, стоп! Еще с первого сезона было ясно, что меня зовут Агент.

9. Губернатор Лотала/Сабин Врен… (пометка: Аринда Прайс отказалась сниматься, срочно нужна ОЖП).

Комментарий Фела: Хоть у кого-тэ в этом дурдомэ есть сталнайа воля!

Комментарий Калласа: И коленки…

Комментарий Косого: На этот пейринг я б посмотрел.

10. Множество рук сжимают Трауна в холодных объятьях…

— А-а-а-а! — закричал испуганный чисс, отшвыривая листок как можно дальше. — Это что за… издевательство?

— Шеф, по-моему, там была опечатка, — вставил Косой, чьи ледяные онемевшие лекку случайно упали Трауну на плечо.

— Сгинь, нечистая! — взревел Траун, отпрыгивая от тви‘лека на несколько метров. — Филони совсем нюх потерял! Он у меня не только за имя ответит!

— Можэт, это фанатские рукы? А? У вас жэ многэ фанатов! — предположил Фел.

— Так, ведите меня к этому вашему Филони! Я его так сожму в холодных объятьях!..

— Шеф, не драматизируйте, — отмахнулся Каллас. — По крайней мере вашего персонажа хоть бомжом не сделали. И играете его не вы, а Флим, которого не жалко.


Офис Дисней представлял собой не просто сарай, это был настоящий склад идиотских сценариев, сваленных в кучу декораций, трехмерных моделек, детских игрушек и ковбойских шляп мистера Филони.

— О-о-о! Да этот Филони, оказывается, владеет таким количеством шляп, что директору Креннику и не снилось, — пробормотал штурмовик, закинув надоевший шлем в угол и примерив великолепное сомбреро с широкими полями.

— На эти шляпы две трети бюджета сериала и ушло, — грустно вздохнул агент, одергивая фуфайку и приглаживая растрепанные волосы. — Вон видишь, даже на одежду и стилистов денег нет. И на нормальное помещение для съемок.

— Вах, «Фонд кино» какий-тэ! — саркастически заметил Фел.

Тем временем Траун увидел на груде мусора очень крутую ковбойскую шляпу, обшитую дорогой кожей бешенного сарлакка. Сообразив, что такое произведение искусства не должно валяться в неподобающем месте, он протянул руку и поднял ее. Глаза Трауна вмиг округлились, когда под шляпой он обнаружил испуганную синюю ряху со вставленными красными линзами.

— Вот ты где, ООСище! — рыкнул настоящий Траун, хватая самозванца за ухо.

— Ой вэй! Не бейте меня! — завизжал Флим, в то время как мучитель вытащил его из мусорного укрытия.

— Позор расы чиссов! Ты посмотри на себя! Полный неканон! — негодовал Траун.

— Я-я-я вообще не чисс… — лепетал самозванец.

Гранд-адмирал уже готов был гэпнуть горе-косплеера в нагримированную рожу со всей чисской любовью, но тут раздался суровый командный голос, до боли знакомый каждому персонажу Звездных Войн:

— А что это у нас тут за «Голубой огонёк»?

Траун тут же вытянуться и отсалютовал, а Флим забился к нему под ноги, как пристыженный ранкор. Фел и Косой, увидев сие божество, упали на колени.

— О, Великий Лукас!..

— Ой, да ладно, — Джордж скромно отмахнулся. — Ух, ты! Настоящий Траун! Добро пожаловать в эээ… диснеевский бардак. Барон Фел, мое почтение! Пьяным ИББшникам салют! А ты розовый, чьих будешь?

Косой не растерялся, а гордо выпятил грудь и, свернув лекку колечками, ответил:

— А я ОМП! Оригинальный персонаж…

— Пресвятой Лукас! Фанон на каждом углу! — воздал руки к небу Джордж и тут же поправился. — Ой, так Лукас — это же я. Клянусь джедайским кодексом!

— Ваше Каноничество, — вежливо обратился к отцу всея Звездных Войн Траун, протягивая сценарий. — Не соблаговолите объяснить, что это за холодные руки?

Лукас печально взглянул на персонажа и быстро пробежался глазами по тексту сценария.

— Ну, Филони! Ну, креативщик! А я и думаю, чего это мне Тимоти Зан каждый вечер звонит и жалуется, что уснуть не может. Чует отцовское сердце, что персонажа обидеть хотят! — Лукас схватился за голову. — Холодные руки, объятья… Это ж минимум NC-45! И кинк с БДСМом? Другие виды отношений… Фикбука начитался, сволочь! Найду — ТАК обниму, что Бор Галлит обзавидуется!

Траун хотел было напомнить Его Каноничеству о том, что не следовало продавать права на «Звездные войны» Диснею, но промолчал, так как был очень воспитанным.

— Кстати, — Лукас засунул руку во внутренний карман пиджака и извлек оттуда потрепанную, зачитанную до дыр книженцию. — Это тебе от Тимоти Зана. Извини, мы тут ее со всем актерским составом читали вслух. Очень уж захватывающая.

Алые глаза чисса недобро блестнули, когда он увидел на обложке отфотошопленный гибрид себя и Флима, но подарок от самого создателя, врученный руками отца-основателя, принял.

— Годнота? — осторожно поинтересовался он.

— Обижаешь!


Оставшиеся несколько часов имперцы, возглавляемые самим Джорджем Лукасом, искали Дейва Филони по всей студии. К ним также присоединились обозленные задержкой гонорара за два последних сезона повстанцы.

— Бип-бип. Сью-ить! — пропиликал Чоппер.

— Вот и я про то же! — буркнул Кейнан, откидывая в сторону маску и снимая блеклые линзочки. — Делить почетную роль Мэри Сью с дроидом у меня совершенно нет желания!

— В кино это называется камео, — подсказала Гера.

— Так это что же получается? Я камео сам себя? — удивился джедай. — У Филони совсем крыша поехала!

— Короче, имперцы и… повстанцы! — обратился к слушателям прилетевшая только что Аринда Прайс и узнавшая, что хотят сделать с ее лот-котами. — Предлагаю эвакуироваться отсюда и устроить орбитальную бомбардировку. Так мы точно Филони накроем!

— Точняк! — согласилась Сабин. — А я бомбочку ядерную сброшу. У меня в кармане лежит.

Неожиданно захрюкал ЧиссФон Трауна. Пришло голосовое сообщение от Автора.

— Господа персонажи! Я конечно понимаю, что всё это происходит в моей голове, но планета Земля-то тут при чем? Мне еще на ней жить! А где находится Филони, вы можете узнать через его Твиттер.

Мигом воспользовавшись чудом чисской технологии, и сделав попутно совместное имперско-повстанческое сэлфи, Траун открыл Твиттер, чтобы увидеть тонну фотографий со шляпами на Красной Площади.

— Оу, куда его унесло. Аж в Москву, — удивился Лукас. — Лишь бы не работать! Вот, куда бюджет сериала уходит!

— Ой, так как же мы его там выловим? Нас фанаты узнают и сметут! — испугался Эзра. — А кое-кого, — он покосился на Трауна. — Порвут на сувениры…

— Ох, дети мои! Всему вас учить надо! — вздохнул Лукас. — Прикинетесь косплеерами. Никто вас не узнает! Только на шаттле Кренника и на «Призраке» не летите. Достанем вам билеты в эконом-класс на самолет «Уральских авиалиний».

— А это безопасно? — спросил Косой, понимая, что местный аналог пассажирского дредноута поведет не Фел.

— Ну-у-у-у… — попытался было юлить Лукас. — Зато в аэропорту дьюти-фри есть!

====== В поисках Филони. Часть 2. ======

Среди имперцев, повстанцев и остатков съемочной группы сериала во главе с Лукасом разгорелся настоящий спор. Кого послать на поиски Филони? Как этого повстанца вообще изловить? И где шляпоносный вообще прячется? После бурных дебатов, в процессе которых было разбито несколько носов и испачкан гранд-адмиральский китель, решено было отправить четырех добровольцев: по два с каждой из сторон — от повстанцев и от имперцев. Естественно, все, в особенности Эзра с Калласом, неистово хотели начистить-таки рожу недорежиссеру. Но Лукас устроил настоящий кастинг: он решил выбрать кандидатов по четырем критериям. И вот, что получилось.

По критерию умение логически мыслить в условиях полного трэша победил Траун. «Кто бы мог подумать, » — пробурчал в усы раздосадованный адмирал Константин, который до сих пор не мог простить Филони съемку на вполне себе по-настоящему горящем Заградителе и сорванную свадьбу с тещей Таркина.

По критерию способность находить выход (и вход) из любой ситуации был отобран Косой. Обиженному агенту Калласу сказали, что с его побитой рожей он в принципе подошел бы, но внешность больно арий… эээ… имперская.

По критерию начищу хлебальник каждому выбрали Зеба. Да он просто раскидал всех несогласных, а сильно возмущавшегося Эзру подвесил на крюк за шиворот и защекотал.

Ну и по самому главному критерию незаметность взяли, на радость всем участникам экспедиции, ни кого иного, как самого Чоппера. А у АР5 открутили динамики, ибо достал всех своими рассказами о летающих розовых бабочках!

Потом Джордж Лукас принес большую коробку с поддельными неимперскими и нереспубликанскими паспортами, среди которых были документы на небезызвестные в галактических кругах имена, но слегка законспирированные под земные реалии: Аринда Дуньковна Прайс, Абрам Моисеевич Каллус, Орсий Калланович Кренниковский и… Флим Дейвович Филони.

— Они что бумажные? — удивился Косой.

— Каменный век! — фыркнул Траун, поигрывая персональной ID-картой. — Даже в тропическом санатории в ЧертЗнаетЛандии, куда меня бабушка сплавила в пионерлагерь на несколько лет, в качестве паспортов пластиковые карты выдают.

Вручив каждому билет на рейс Нью-Йорк — Санкт-Петербург на самолете «Уральских авиалиний», Лукас пожелал четверым добровольцам удачи и велел как следует вломить Филони за себя и за того парня.

И вот лукасовская зондеркоманда прибыла в аэропорт Джона Кеннеди. Траун тут же посетовал, что на Корусанте нет космопорта имени бывшего генсека Пал Палыча, но зато есть завод по производству водки «Я — Император».

— Ох, уж эти корусантцы! Совсем не уважают свое республиканское прошлое, — ворчал чисс. — У нас вот в Доминации есть ледовый дворец в честь адмирала Ар’алани. Правда она на коньках катается, как банта на льду.

У гранд-адмирала с собой был гигантский чемодан, в который он запихал все, что только может пригодиться: половину своей библиотеки, несколько новеньких белоснежных кителей, рамки с фотографиями Чуни, Трасса и чисской бабушки, а также большущий атлас мира со списком всех достопримечательностей. Надо же на этой Земле как-то ориентироваться и самообразовываться! Чемодан и сопротивляющегося Чоппера сдали в багаж.

— Дьюти фри! — обрадовался Косой, ориентируясь скорее по запаху, нежели на органы зрения.

— Но-но! — осадил его Траун. — Только дегустация!

— По чуть-чуть! По рюмашке! — невинно выдал Зеб.

Через полчаса доблестные имперцы и ласат, находясь навеселе, погрузились в самолет.

Поскольку вежливые американцы уже привыкли, что для розовых, голубых и животных в их стране права на самовыражение и свободу перемещения уже легализовали, то никто не обратил особого внимания на тви’лека, чисса и ласата, важно резместившихся на трех местах в середине салона. То есть на самом деле одно целиковое место и еще две половинки занял габаритный Зеб, а Трауну с Косым пришлось довольствоваться половинками кресел.

— Мисс, уберите, пожалуйста, свои косы с моих коленок, — вежливо обратилась к Косому молодая американка, сидевшая позади него.

— Я не мисс, я розовый тви’лек, — буркнул штурмовик. — Какие косы?

Американка задумалась на минутку, пытаясь припомнить классификацию гендерных меньшинств, и попыталась подобрать слова, чтобы не оскорбить чувства этого… этой… «тви’лека»:

— Ну, эти розовые щупальца, что у вас с головы свисают.

— Вообще-то это лекку! — обиделся Косой, но, повернувшись и увидев перед собой весьма миловидную девушку, тут же решил ее склеить. — Они о-о-очень чувствительные.

— Слышь, Казанова-Калриссиан, подвинься уже! — прогрохотал Зеб, припечатав мечтательно-романтическую рожу Косого к иллюминатору. — Прошу прощения, дамочка.

— Вот, Его Каноничество жмот! — пыхтел себе под нос Траун, пытаясь устроиться хоть как-то поудобнее в тесном кресле. — Пожалел свой личный дредноут.

— У него убогонький шаттл. На таком даже принцесса Лея лететь бы отказалась, — прокомментировал Зеб, закинув лапищи на спинку соседнего кресла, ибо вниз они не помещались даже сложенные вдвое.

— А это… хаттова… маршрутка… получается, — еле выдавил из себя прижатый Косой. — И сколько нам лететь?

В ответ на его слова раздалось приветственное слово пилота, в котором прозвучали не только время в полете, но и высота над уровнем моря, градусы за бортом и прочая важная информация.

— Вот рациональное замечание! — одобрительно кивнул Траун, пытаясь извлечь из-под кителя походный датапад. — Надо ввести конструктивное предложение на заседании гранд-адмиралов, чтобы во время сражения на тактическом дисплее онлайн транслировалась температура близлежащего вакуума. От этого ж напрямую зависит работа двигателей!

— Там жеж везде абсолютный нуль, — изумился Зеб.

— Вечно вам, повстанцам, абсолютные нули мерещатся! — буркнул Косой, тщетно стараясь высвободить лекку из-под массивного ласатского седалища.

— Ну, Кассиану Андору спьяну померещился в космосе нолик, а оказалось, что это Таркин с Кренником Императору шары для боулинга мастерят, — парировал Зеб. — Лететь целых одиннадцать часов! А кормить будут? Я б заморил червячка!

— Сколько лететь? — хором воскликнули Траун и Косой. Перспектива провести весь полет в прижатом и придавленном состоянии не радовала ни рилотского гопника, ни интеллигентного чисса.

— Эй, мальчик! — обратился Зеб к худощавому стюарду, поманив его когтистой лапищей. — Водочки нам принеси!

Русский парнишка, насмотревшийся за время многочисленных трансокеанских перелетов на самую разнообразную публику, мигом осадил пыл двухметрового ласата:

— Судя по внешнему виду, вы явно не домой летите! Напитки после взлета. Пристегните ремни!

Следующие полчаса весь самолет ждал, пока галактическое турье сообразит, как нужно обращаться с ремнями безопасности. Хуже всего пришлось Зебу, ибо втягивание живота не слишком помогло.

— Работал я по молодости пограничником на таможне, — затянул рассказ Траун, с ностальгией вспоминая родную Доминацию. — Прибыл к нам как-то транзитом шикарнейший лайнер «Сверхдальний перелет». Пафос директорского Плаща меркнет по сравнению с идеально белыми бортами шести скрепленных с центральным ядром дредноутов! Мне и Трассу представилась честь лично провести паспортный контроль. Так вот, у этого лайнера в каютах третьего класса было убранство не хуже, чем в моей скромной обители на «Мстюне». Говорил я Императору Пал Палычу, не экономьте на флоте! Но, не суть. Так вот! Мы этот «Сверхдальний перелет» проинспектировали, все проверили. Взятку не стали брать (хотя нам и предлагали, но чиссы — народ честный и справедливый!), а он возьми и попади в шаровое скопление, да и столкнись с астероидом, коих там, как подснежников после ксилльской оттепели. А все почему? Их главный джедай от чисского лоцмана отказался. Сказал: «Что я там в вашей Доминации не видел? Все равно транзитом летим! И джедаи у меня на борту. С помощью Силы проложат курс». После этой катастрофы я в Силу не верю, да простят меня форсъюзеры.

— А что корабль? — спросил кто-то из заслушавшихся пассажиров, в то время как самолет стремительно набирал высоту.

— «Сверхдальний перелет» потерпел крушение. Жаль, такой корабль был! Мы даже хотели с Республикой контракт заключить на серийное производство, да у них массовые беспорядки начались. Так все и заглохло, — горестно вздохнув, подвел итог Траун.

— А кто-нибудь выжил? — поинтересовался Зеб, смахивая слезы кончиком розового лекку Косого.

— Естественно! Там такая спасательная операция была, даже вагаари на помощь прибыли. И эти, ребята из республиканской хоккейной лиги. То ли НХЛ, то ли КХЛ («КНС» — подсказал Косой). Джедай Лорана пыталась вырулить на травку, но въехала в ситхский храм.

— Какая грустная история, — изумилась стюардесса, сморкаясь в носовой платочек.

— Сила Силой, а минимальное образование в области вождения транспортных средств получить надо было. А то в этой Республике джедаи понакупают права и носятся потом, как те неймодианцы, которых мы две недели от границ Доминации отгоняли. Байкерская сходка у них, видите ли, намечалась!..

Чисс неожиданно осекся, огляделся и увидел, что взгляды всех пассажиров салона устремлены на него. Более того, в человеческих глазах застыли слезы. Еще чуть-чуть, и на борту самолета произойдет потоп.

— Вот это история. «Титаник» какой-то, — шмыгнула носом американка, к которой до этого пытался клеиться Косой.

Трауна угораздило спросить, что такое «Титаник», и первую половину полета весь салон наперебой рассказывал чиссу о гибели легендарного лайнера. Зеб так расчувствовался, что съел не только свой обед, но и паек Косого, а также Трауна, который со всем гурманским презрением заявил, что такую гадость есть не будет. А потом началось испытание под названием ласатский аромат. Народ начал затыкать носы и жаловаться на запах.

— Слышь, Косой, — обратился к тви’леку ласат. — Открой окошко. Летим-то всего ничего — 10 000 м над океаном! Дредноут проветрим хоть. Не понимаю, чё они все носы зажимают?

— Э-э-эй! Не тронь! — закричала стюардесса, увидев, как Косой вцепился ногтями в иллюминатор. — Разгерметизация будет!

— Ну, тогда сидите в филиале дворца Джаббы Хатта! — злобно выдал Косой.

— Да какая тут разгерметизация? — искренне удивился Зеб. — На такой-то высоте! Пфф…

— Зеб, мне надо выйти! — простонал Косой.

— Зачем это? — насупился ласат, понимая, что выбираться из ловушки под названием узкий проход, будет очень долго.

— Очень-очень надо…

Увидев, что дело пахнет керосином, гранд-адмирал подозвал стюардессу и спросил:

— А свободные места есть? В бизнес-классе например?

— Всё занято, — сочувственно развела руками девушка. В Санкт-Петербурге проходит международный экономический форум. Вот и летят все подряд.

— А кресло второго пилота свободно. Хм… — как бы невзначай бросил Траун и театрально нахмурился.

— Откуда вы знаете?

— Элементарно, — ответил чисс, пряча улыбку. — Вон там валяется пилотская фуражка. А тело, судя по всему, находится в пищеблоке. Второй пилот пьян?

— Ш-ш-ш, — прошелестела стюардесса, явно не желая, чтобы пассажиры услышали о вопиющем нарушении безопасности полета. — У нас и капитан-то не очень трезв.

— Проводите меня на мостик, — адмиральским тоном произнес Траун, выпрямляясь во весь рост и демонстрируя салону белый гранд-адмиральский китель, покрытый лиловой ласатской шерстью (у Зеба линька).

— Куда? — не поняла девушка.

— В кабину пилота, — важно заявил чисс. — Я смогу пилотировать ваш дредноут.

Девушка попыталась перегородить чиссу дорогу.

— А права на вождение у вас есть?

— Права категории «I» — на имперский звездный разрушитель типа «Победа», — невозмутимо ответил Траун, отодвинув дамочку в сторону и направившись за штурвал. Комфортный полет себе и своим подопечным он обеспечил.

Следующую часть пути пассажиры преодолели в кислородных масках и берушах, потому что Зеб мало того, что пах, как стадо гаморреанцев, так еще и заснул, обняв обалдевшего тви’лека, словно детскую игрушку и по-богатырски захрапев, отчего самолет трясло похлеще, чем в зоне турбулентности.

Неожиданно отказал один из двигателей. Здоровенный Боинг завалился на бок. Траун взялся за штурвал, пытаясь выровнять машину, а также понять, где тут кнопка, выпускающая астродроидов.

— Кого? — не понял капитан корабля.

Чисс закатил глаза и вызвал по комлинку Чоппера, который уже успел вскрыть половину чемоданов в багажном отсеке и в данный момент времени примерял на себя очередной свитер, ибо предварительный прогноз погоды в Питере не радовал. Обрадовавшись, что появилось новое дело, дроид выкатился наружу и отправился чинить двигатель, что-то напевая себе под нос.

Пассажиры запаниковали. Зеб дрых, аки младенец. Даже ушами не повел. Косой сдавленно кряхтел в жарких ласатских объятьях. Удивляясь, как вообще эта развалюха поднялась в воздух, Траун взял рацию в руки и открыл атлас мира, сверившись предварительно с курсом. Людей следовало успокоить.

— Дамы и господа! — раздался в динамиках мягкий хорошо поставленный голос. — Наш дредноут идет на снижение. Пока мы разбираемся с техническими неполадками, вы можете наблюдать в иллюминаторы пролив Ла-Манш. В данный момент мы пересекаем Гринвичский меридиан, покидая западное полушарие…

— А экскурсовод может говорить потише? — раздраженно зевнул проснувшийся Зеб.

— Тебе неинтересно, не мешай! — буркнул Косой, прижав нос к стеклу и пытаясь через плотный слой кучевых облаков увидеть-таки этот самый «Ла-Манш».

Чоппер, произнося ругательства на языке двоичного кода, извлек из двигателя случайно залетевшую туда чайку. Птица клюнула его в фоторецептор и, громко курлыкнув, улетела, а Траун, ловко совершив маневр, заставил самолет набрать высоту.

— Ай-да, шеф! Ай-да, молодец! — воскликнул Косой.

— Они с Чоппером идеальная команда, — подтвердил Зеб. — Может, заберете его в Империю, а? Я эту железяку терпеть не могу.


Через некоторое время самолет, миновав Европу, уже летел над Финским заливом. Над Питером, как всегда, нависли дождевые облака, поливая город сильным ливнем. Крепко схватив штурвал, Траун отправил машину на посадку. Дождь, видимость на нуле, приборы барахлят — чисс уже привык к необычным условиям странной планеты и примитивным технологиям ее обитателей. Но тут нарисовалась еще одна проблема.

— Ой, — испуганно воскликнул капитан, взглянув на показания приборов. — У нас переднее шасси отвалилось…

— Чоппер! — невозмутимо скомандовал Траун, хотя в душе высказал резкое словцо в адрес старого дредноута.

Дроид, мигом сообразив, что от него требуется, быстро спустился на брюхо самолета и приварил себя головой на место оторвавшегося шасси.

Едва только самолет коснулся земли, от него с эпичным громким грохотом отвалились крылья.

— Ёперный насос! — крикнул тви’лек, тыча пальцами в стекло. — Крылья!

— Мда… С «Призраком», конечно, всякое бывало, но ТАКОЕ я вижу в первый раз, — прокомментировал Зеб.

Напевая себе под нос что-то типа Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя, в салоне появился Траун. Раздались бурные овации. Чисс слегка пофиолетовел, не привыкши к такому вниманию со стороны гражданских, и скомандовал Косому и Зебу на выход.


Поскольку для Джорджа Лукаса Россия представляла собой страну, находящуюся «где-то там за океаном», а в городах он вообще не разбирался, то и билеты путешественникам из Далекой Далекой Галактики взял только до Питера.

— Хорошо, хоть не до Ёбурга, — буркнул Косой, весьма наслышанный об этом провинциальном городке. — Или Владика.

— Или Пензы, — вторил ему Зеб. — Кстати, гранд-адмирал, вот вы, как начитанный чисс, как бы назвали жителей Пензы: пензюками или пензяками?

Траун подавил смешок и в свою очередь выдал провокационный комментарий:

— Для уроженца Диких Пространств ты слишком много знаешь о Земле.

— У нас тут космопорт тайный есть в Гималаях. Местные йоганы называют ласатов йети — снежными людьми. Только почему снежными, я так и не понял.

Выбравшись из самолета, имперцы помимо основного попали еще и на дополнительный паспортно-визовый контроль. И началась веселуха. Служащие аэропорта выкатили глаза от удивления, увидев синего мужика, розового… непонятно кого со странной прической и лилового громилу с шевелящимися ушами. За всей гоп-компанией покорно катился странного вида чемодан, издававший свистяще-булькающие звуки.

— Эй, руки! — взвизгнул Траун, отпрыгнув от пытавшегося его ощупать пограничника. Он прекрасно помнил сюжет четвертого сезона от Дейва Филони. — Мыли?

— Назовите цель вашего визита в Российскую Федерацию, эээ… Мит Траунович Нуруодо? — спросил пограничник, прочитав имя туриста в паспорте.

— Культурное просвещение, — тут же выдал чисс на идеальнейшем русском, гордо выпрямив спину и подняв подбородок.

— Зачетные линзы, — одобрительно кивнул погранец, внимательно рассматривая светящиеся глазища. — Велкам ту Раша! Вы в Москву едете? Будьте осторожнее. Это в Питере публика к таким, как вы, более-менее лояльна, а в столице могут фары разбить, и бампер помять, и ручник оторвать.

Не вполне поняв суть замечания, чисс на всякий случай надел темные очки, чтобы скрыть самую заметную часть своего тела.

— Простите, а почему у вас в паспорте в графе фамилия стоит прочерк? — поинтересовалась дама-пограничница у Косого.

— Фамилия? — изумился тви’лек; на Рилоте ни у кого отродясь фамилий не было, только прозвища, ну иногда имена, как у Геры с Чамом.

— Так это, щас впишем! — не растерялся Зеб, взяв со стойки черную ручку.

— У вас паспорт не так оформлен! — выдала недовольная пограничница, заглянув в документ ласата. — Должны быть ветеринарный паспорт и экспертиза на отсутствие вшей и блох!

— У моих у всех постоянная прописка, —гордо ответил Зеб, показательно отловив из шерсти несколько самых крупных насекомых.

Погранцы отреагировали сразу: скрутили Зеба и забрали его на дезинсекцию.

Косому, Трауну и Чопперу пришлось ждать ласата на скамеечке в зале. От скуки тви’лек собрался было закурить кореллианской махорочки, но чисс пихнул его в бок, показав на надпись на стене: «На территории аэропорта курение запрещено!»

— Империя, блин! — в сердцах выдал Косой.

— Хуже! Доминация! — шепнул чисс, на что Косой обалдело вытаращил глаза. Никогда еще гранд-адмирал Траун не высказывал даже намека на негативное отношение к Родине. — Сидим тут, как два каминоанца с чемоданом на необитаемом острове.

— Бык-бык-бык… — негодующе забулькал Чоппер.

— Три? Почему три? — спросил гранд-адмирал. — А! Тебя забыли сосчитать. Извини, Чоппер.

— Бип! Биииип… — теперь уже жалобно выдал астродроид, тыкая себя манипуляторами по кумполу.

— Бедняга, — вздохнул Траун, взяв отвертку, и аккуратно стал отвинчивать шурупы. — Вот ругает ваш Альянс Империю за пренебрежительное отношение к дроидам, а сами-то даже стандартную диагностику и чистку корпуса обеспечить не могут. Одно слово — повстанцы. О!..

Благородная физиономия чисса вытянулась в глубочайшем удивлении, челюсть с громким звоном упала на пол, а светящиеся глаза на несколько секунд потухли, ибо в полом корпусе дроида, сложившись вдвое, сидел…

— Эзра?! — выдал Косой, хватая за шиворот нелегального пассажира и извлекая его из укрытия.

— Приветики, — нахально выдал парнишка и стал разминать затекшие конечности. — Братан Кося, дядюшка Траун! Я так соскучился… А где этот мерзко пахнущий ласатский мешок с блохами?

— Ыыы… — раздался громогласный рыдающий звук, распугавший в зале ожидания всех китайцев.

Из КПП вывалился ласат, побритый налысо, идеально чистый, белый, словно китель полковника ИББ, и пахнущий морозной свежестью, смешанной с ароматом лесных фиалок. Косой, Эзра и полуразобранный Чоппер повалились на пол от дикого ржача, Траун же достал ЧиссФон и с легкой улыбкой на физиономии стал снимать сие чудо на видео.

— Ахахах! Зкхэ-кхэ-кхэб, — еле выдавил из себя Эзра. — Чкхто с тобой?

— Ыыы… — продолжал реветь ласат. — Я три года не был в бане, а они меня раз — и помыли… шампунем от блох! И где теперь мои блохи? А вши? Они их убили… Убили… Еще и отбеливатель добавили… И когти состригли… На ногах тоже… Какой я теперь почетный гвардеец Ласана?

— Так получается твоя лиловая кожа — это грязь что ли? — удивился Косой. — А полоски?

— Полоски — самая дорогая сердцу грязь, — простонал Зеб. — Они не просто девственности меня лишили, они мою бутальность «Тайдом» выстирали… А-а-а-а!

— Лукас предупреждал, что Россия — дикая страна. Никакой свободы самовыражения! — гранд-адмирал сочувствующе похлопал Зеба по белому плечу.

— Ты выглядишь шикарно! — восторженно отозвался Эзра. — Как набуанская танцовщица!

Зеб хрустнул костяшками пальцев и насупился, чем вызвал очередной приступ смеха у собеседников.

— А этот как сюда пролез? — прогрохотал он.

— Мы летели «Уральскими авиалиниями», а этот джедайскими, — пояснил Косой.

Траун поднял указательный палец вверх и мудро изрек:

— Гиперпространственные пути Силы неисповедимы!

— Вы говорите, как Кейнан, — Эзра уважительно посмотрел на синекожего имперца.

— Молодой человек, чтобы использовать Силу, не нужно быть форсъюзером, — учительским тоном произнес чисс.

— Шеф, это вы про тот случай, когда вы пытались разнять товарища главкома и Его Темнейшество? Те по пьяни решили устроить поединок молний Гэндальфа и Сарумана.

— Косой!

— Помню, тогда еще у всего Корусанта на неделю электричество вырубило.

— Цыц!

— А вас потом едва не депортировали обратно в Чиссландию за излишнюю инициативу. За то, что вы назвали Сарумана графом Дуку и что Пал Палыч на него совсем не похож… Ай!

Тви’лек согнулся пополам, получив под дых жесткой шефской коленкой, и захрипел то ли от смеха, то ли от боли.


Естественно, перед тем, как путешествовать по неизвестной стране, Траун устроил брифинг в близлежащей кафешке с разбором полетов, стратегии и тактики:

— Итак, господа имперцы и… повстанцы! Что нам вообще известно об этой России?

Эзра пожал плечами, Зеб сложил уши, а Косой непонимающе развел лекку. И только Чоппер, как истинный мэрисьюшный персонаж, сообразил подключиться к бесплатному Вай-Фаю и зайти в гугл.

Траун негодующе окинул взглядом свою зондеркоманду, а затем начал рассказывать то, что знал сам:

— Его Темнейшество Император Пал Палыч недавно на весь Сенат хвастался, как отдохнул на Земле. Говорил, что самый респектабельный курорт у них на побережье Черного моря. Местные отдыхают, развалившись полунагими прямо на крупнокалиберной гальке, как вылезшие на берег мон каламари во время гона. А еще здесь растут такие овощи — арбузы, до которых надо достучаться, прежде чем съесть. И, — Траун поморщился, — он говорил, что тут есть предки чиссов, которых на местном наречии называют «алкоголиками»*.

— Оригинальное название, — с видом знатока-путешественника кивнул тви’лек и мечтательно уставился в окно на типично питерский ливень, вспоминая родной Рилот.— Вот, что значит разные языки! Одно и то же слово, но значения-то разные!

— Пфе! Арбузы! — прогрохотал Зеб, размахивая для пущего эффекта огромными ручищами. — У нас на Ласане растут гигантские бешенные огурцы. АТ-АТ валят с одной очереди. В принципе и звездный разрушитель могут сбить, если прицелиться прямо в рубку.

— Возьму на заметку, — многозначительно прокомментировал Траун и внес кое-какую запись в датапад.

— Агент Каллас уже пробовал наводить порядок в вашем ласатнике, как и Славик у нас на Рилоте, — вставил шпильку Косой.

— Ой! Да бесполезно! — рассмеялся Зеб и, кое-что вспомнив, добавил. — А, так это про Калласа ласаты песню сочинили «Мама анархия, папа стакан татуинской». Я и не знал, что мой друг ИББшник стал именем нарицательным на родной планете.

— Вернемся к нашей ситуации, — поправил Траун, получив данные гугл-поиска от Чоппера. — Эзра, ты, как самый не привлекающий к себе внимания, отправишься на Московский вокзал за билетами. Но сначала обменник. Какой у них там курс имперского кредита к рублю, Чоппер?

— Биииип! Пик-пик!

— А ты точно не старый курс белорусского рубля смотришь? — уточнил гранд-адмирал, у которого глаза на лоб полезли от ответа.

— Бип-бип!

— Нам в Альянсе командировочные расходы не оплачивают, — понурился Зеб, взглянув на цифру.

— Ничё, шеф с главкома вытрясет! Еще и премиальные будут за живого Филони, — заверил повстанцев Косой.

Трауну явно надоела вся эта болтовня, и он приступил к решительным действиям:

— Так! Эзра, в обменник, потом на вокзал за билетами. Косой, надевай шлем и с ним. В броне штурмовика будешь привлекать меньше всего внимания, чем с распущенными лекку. А мы с Зебом и Чоппером пойдем в Эрмитаж.

— Служим Империи! — выдали повстанцы и в ужасе переглянулись, сообразив, что сморозили что-то не то.

Комментарий к В поисках Филони. Часть 2. * Отсылка к очень смешному фанфику автора

Леи – Сирины

“Море. Солнце. Ситх.” о приключениях Палпатина на югах (https://ficbook.net/readfic/4441322).

По просьбе AngelЛина холодные руки отдельно, “Уральские авиалинии” отдельно XD

Часть шуток придумана вместе с Сари Продакшн

====== В поисках Филони. Часть 3. ======

Комментарий к В поисках Филони. Часть 3. Собственно продолжаем тему. Спасибо, что ждали :)

Стереотипы про Питер! Много стереотипов про Питер!

Использована переделанная песня группы “Ленинград” – “В Питере пить!”

Отдельное спасибо L.luft и Сари Продакшн за шутки.

отсылка к макаронному галеннику от Сари Продакшн https://ficbook.net/readfic/5391241

С утра весь Санкт-Петербург гудел, словно растревоженный улей. И этому была причина. Несколько причин…

Яндекс-пробки и Яндекс-новости.

«На Невском проспекте произошел транспортный коллапс. Пробки 9 баллов. Все находящиеся в Питере японцы, а также русские девочки-анимэшницы выстроились в огромную очередь, чтобы взять автограф и сфотографироваться с прибывшим в Санкт-Петербург анимэшным персонажем. Видовую принадлежность определить не удалось, но известно, что этого, как оказалось, весьма популярного в Японии персонажа зовут Зеб.»

Радио Эрмитаж. Экстренный выпуск новостей.

«Сегодня в Зимний дворец пожаловал один весьма любопытный турист с признаками алкогольного опьянения и недосыпания на лице. Он сообщил администрации, что картина Казимира Малевича „Черный квадрат“ висит вверх ногами. После продолжительной экспертизы с помощью местных музейных котов данный факт был подтвержден. Администрация приносит посетителям свои глубочайшие извинения за халатность персонала.»

Канал L!FE78. Прямой эфир. На связи специальный корреспондент.

«В одной из Рюмочных Санкт-Петербурга был замечен имперский штурмовик, дегустировавший крепкие алкогольные напитки, а затем разогнавший всех местных алкоголиков. Личность дебошира до сих пор не установлена. Известно лишь, что он принадлежит к теперь запрещенной в России организации „501-й легион“. Особая примета: женские розовые колготки на голове.»

Пятый канал. Открытая студия.

Ведущий: «Сегодня ночью во время развода мостов была испытана технология летающего чемодана. Производитель пока неизвестен».

На экране появился астродроид прямо перед расходящимися крыльями Дворцового моста. А на дроиде сидел молодой человек, жевавший попкорн и фотографировавший сие событие на камеру телефона неизвестной модели.

Ведущий: «Вопрос к губернатору города: как вы думаете, возможен ли будет запуск подобных технологий, чтобы хоть как-то разгрузить Неву от бешеного потока туристических катеров, мешающих каравану морских судов осуществлять перевоз грузов?»


— Шкет, где тебя носит? — прорычал в ЧиссФон Зеб, спрятавшийся от анимэшниц в одном из многочисленных питерских дворов-колодцев.

— Понимаешь, Зеб, я и Кося заблудились… — пролепетал в динамик далекий голос Эзры.

— Карабаст мне между глаз! То есть, как заблудились? А билеты? А поезд? — негодовал бритый ласат.

— Билеты у меня. Только вот как нам до вас добраться?

— Дорогу спроси, лотальский воришка, — буркнул Зеб, вспомнив недалекое прошлое молодого падавана.

— Зеб, ты понимаешь, о чем говоришь вообще? — запаниковал Эзра. — Как я могу спросить дорогу? Я же интроверт!

Ласат уже собрался выдать тираду бранных слов в адрес юного джедая, как внезапно перед ним появился Траун и выхватил свой ЧиссФон:

— Эзра, слышишь меня? Попробуй вывески почитать, чтобы понять, где находишься.

В динамике послышалось шуршание и бормотание.

— Так, шаверма, рюмочная — Косой, фу! Нельзя! — «Розовый кро…»

— На дорожные вывески смотри! — быстро перебил его Траун, про себя подумав, что не хватало еще, чтобы ребёнок забрел туда, куда ему не следует.

— Дяденька Траун, — испуганным голосом прошептал Эзра. — Тут написано, что это Купчино…

— Что? Купчино? — тут уже запаниковал Траун, сообразив, в какой район Косой и Эзра забрели. По сравнению с Купчино Татуин представлялся одним из безопаснейших уголков Галактики, Рилот — оплотом миролюбия и тви’лекской доброты, а Имперский Инквизиторий — настоящим курортом. — Эзра! Уходите оттуда! Уходите немедленно!

— Поздно… — донесся из динамика обреченный голос Эзры. — Передайте Зебу, что я завещаю ему свой ситский голокрон. Пусть он его вместо молотка использует.


— Милостливы государе, будьте любезны объясниться, по какому праву ваши презренные ступни топчут нашу купчинскую землю?

— Э… э-э-э… — замялся Эзра, увидев перед собой толпу… гопниками их назвать было сложно. Скорее это оказались одетые в выглаженные спортивные костюмы молодые люди, у которых подмышками были зажаты толстенькие книженции, а в руках они держали бумажные пакетики из которых торчали горлышки пивных бутылок.

Испуганный Косой, напялив шлем, спрятался за спиной у Эзры. Судорожно пошарив по карманам, он обнаружил немного семечек.

— Семок надо? — спросил тви’лек, вспомнив общепринятые традиции гопников всех планет Галактики, и протянул горстку толпе. Гопники обменялись презрительными взглядами, понимая, что перед ними настоящий дикарь в белой броне. Даже варвары из московского Чертаново так себя не вели.

— Оставь мобильник, всяк сюда входящий, — вежливо обратился к жертвам один из гопников.

С испугом взглянув в суровые и начитанные лица местных, Эзра аккуратно положил телефон…

— Вот сюда, — дрожащим голосом произнес шкет, — на бордюр.

— Что сей необразованный юнец сказать изволил? — пробухтел один из гопников, достав из-под куртки томик «Войны и мира» и угрожающе начав им поигрывать.

— Поребрик. Он хотел сказать поребрик, — попытался исправить ситуацию Косой, вспомнив, как кондукторша в автобусе по пути из Пулково учила их питерскому жаргону.

— То-то же! — удовлетворенно кивнул гопник. — Не соблаговолите ли пройти в парадную?

— Куда-куда? — спросил Эзра.

— В подъезд, — прошептал Косой, испуганно задрожав. — Всё, это конец. Даже шеф нас не спасет, клянусь своими розовыми лекку.

Вмиг гопники обступили Косого и Эзру, давая понять, что отказ в нынешней ситуации крайне неуместен.


Тем временем гранд-адмирал Траун ударился в панику окончательно. По его представлениям, в Купчино не смог бы выжить ни один чисс, не то, что там какой-либо другой житель Галактики. Местные гопники являлись эталоном вежливости, а свою территорию бдели, пожалуй, лучше, чем Орден Джедаев Великую Библиотеку. В Купчино действовали настолько суровые законы и правила, что абсурдные вопросы по ЕГЭ казались детским лепетом по сравнению с литературными дискуссиями у третьей парадной пятого дома по Купчинской улице. Выжить на этой опасной земле мог только коренной питерец. У понаехавших, вроде Косого и Эзры, шансов не было.

— Гранд-адмирал, — обратился Зеб к судорожно клацающему по кнопкам ЧиссФона Трауну, — что делать будем?

— ИЗР «Спотыкач» адмирала Константина находится поблизости, — сказал Траун. — Готов оказать нам поддержку.

— Насколько я знаю вашего Костика, он не сможет прицельно ударить турболазером по Купчино, а разнесет близлежащие пригороды, — знающим тоном выдал ласат. — Тогда уж точно, прощай, янтарная комната!

— Нет-нет-нет! По янтарной комнате я ему палить не дам! — яростно сверкнул глазами чисс, сжимая кулаки. — Да и турболазер у него коротковат.

— Сашка Каллас рассказывал слушок, что самый короткий турболазер у директора Кренника, — хитро прищурившись, сказал ласат. — Шесть с половиной сантиметров. Что таким отстрелить можно?

— Ну, ИББшники просто так слухи друг о друге распускать не будут, — таинственно улыбнувшись, парировал Траун, зная, что агенты Имперского Бюро Безопасности любят мериться в космических боях своими турболазерами.

Внезапно на набережную Невы, где сидели ласат и чисс, выкатилась раритетная «Волга» и, резко затормозив, остановилась прямо у воды.

— Шеф! — раздался оттуда знакомый голос. — Шеф, мы вас нашли!

— Косой? — обрадовался чисс.

— Шкет? — вскочил на ноги ласат.

— А Чоппер где? — спросил Эзра, вывалившись из багажника.

— В камеру хранения на вокзале сдали, — буркнул ласат. — Мешался под ногами.

На набережную тем временем подъехала еще пара жигулят, из которых вывалились довольные гопники. Траун испуганно сглотнул и приготовился к переговорам, но Косой, сняв шлем и подставив лекку дувшему с залива ветру, гордо произнес:

— Не волнуйтесь, шеф! Мы нашли с ними общий язык.

— Интересно, каким образом? — удивился ласат.

— Рилотский гопник лотальского карманника всегда поймет, а уж если они будут действовать вместе…

— Короче, Дейв Филони! — рыкнул раздраженный Зеб, видя, как гопники окружили его и, вместо того, чтобы побить, стали делать совместное селфи.

— Они тоже смотрят «Повстанцев» и тоже недовольны развитием сюжета… — начал объяснять Эзра, но один из гопников, галантно поклонившись Трауну и вручив ему здоровенный сборник стихов Пушкина, сказал:

— Мы, питерские гопники, никогда никого не обижаем и не рукоприкладствуем, но ради господина Филони готовы сделать исключение, — затем он показал кулак и воинственно добавил. — Врежьте ему там по-взрослому!

Траун настолько обалдел, что не заметил, как его с Зебом затащили в «Волгу» и повезли куда-то. Удивленный от того, что гопники вежливо попросили пристегнуть ремни, чисс не сразу понял, что их везут на вокзал.

Эзра тем временем взял инициативу на себя.

— Я добыл нам три билета. Дяде Трауну самое лучшее место в купейном вагоне, Зебу и Косому — плацкарт, боковушка у туалета.

— А сам-то ты где поедешь? — не понял Косой.

— В Чоппере, как на самолете, — невозмутимо произнес Эзра. — Вместо багажа. Я привык.


Распрощавшись с интеллигентными гопниками, проводившими их под аккомпанемент сильного питерского ливня, имперцы и повстанцы погрузились в поезд. Траун сразу понял, что ему досталось самый ужасный вагон в поезде. Он ехал вместе с китайцами. И не просто с китайцами, а еще и с маленькими, вечно орущими детьми. После полутора часов пытки диким ором и попытки спасти Чоппера от страшной участи — быть разобранным на ДДГ-шные сувениры, он подхватил дроида и отправился к Косому с Зебом.

Ситуация в плацкарте оказалась не лучше. Мало того, что Зеб не вмещался на верхнюю боковую полку, даже свернувшись вчетверо; он еще и проломил ногами стену в помещение перед туалетом. Более того, полка, не выдержав полутора центнеров бешеной ласатины, треснула и провалилась прямо на Косого, который в это время пытался уложить лекку так, чтобы они не мешались в проходе. В итоге пришлось запереть бешено орущую за устроенный дебош и ничем не уступающую по весу Зебу проводницу в туалете. А Косого долго извлекали из-под обломков второй полки. Благо, в вагоне ехали дети-лагерники, быстро оказавшие помощь знакомым мультяшным персонажам.

Закончилось всё тем, что имперцев с повстанцами напоили чаем и накормили всякими разными вкусностями, какие только берут пассажиры с собой в поезд, а затем устроили концерт по заявкам, ибо у детей оказалась с собой гитара.

Быстро сообразив, какие аккорды следует играть, Траун подхватил гитару и, ностальгически затрунькав по струнам, затянул свою родную — ксилльскую…

Много ледников у нас на Ксилле,

Нету пальцев столько на ногах,

С каждым годом всё они красивей,

Утопают в метели и в снегах.

На Рилоте крутые твилюхи,

С лекку размером со шланг,

На Татуине замечательно нюхать,

С Ласана лучше бежать.

А в Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

Я поездил в общем-то немало,

Есть что вспомнить, есть чего забыть,

Добирался даже до Нал Хатта,

Трунькал то, чего не может быть.

В С’кррр шикарные мухи,

Размером с большущий кулак,

Во Внешнем с Эсвой занюхал,

В Ядре с Прайсихой поржал.

А в Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

И при всём при внешнем альтруизме,

Доминацию всем сердцем я люблю,

Минус, правда, есть в патриотизме —

К Пал Палычу в Империю свалю.

На Звезде Смерти есть макарошки

Их Орсон и Гален едят,

Пюрешкой еще и закусят,

И кайбер потом мастерят.*

А в Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации — пить!

В Доминации кефир — пить!

====== В поисках Филони. Часть 4. ======

С энтузиазмом поедая шаверму, наши доблестные имперцы и не менее доблестные повстанцы вывалились вместе с толпой «понаехавших» на площадь трёх вокзалов «нерезиновой» столицы Российской Импе… эээ… Федерации.

— Чтоб у меня лекку отсохли! — выругался Косой, заметив среди толпы попрошаек мужчину с пепельно-серой шевелюрой, облаченного в длинный грязный плащ.

У Трауна меж тем глаза полезли на макушку от удивления, и Эзра с удовольствием принялся фотографировать физиономию до глубины души изумленного чисса на телефон, дабы доказать потом повстанцам по возвращении на Явин, что слухи о каменнокирпичности благородной морды-лица чисса сильно преувеличены.

— Я конечно знал, что у вас там в Империи деспотия и ситская монархия, — хихикнул Зеб, пихнув Косого в бок, — но чтобы главе ИББ и по совместительству директору Звезды Смеха не хватало зарплаты, и он нищебродствовал в Неизведанных регионах… Это уже перебор! Свергать вашу «абсолютную власть» надо!

— Но-но! — возмутился Косой, сжав кулаки; за родную Империю он готов был порвать на себе броню. — У нас печеньки Темной Стороны есть! Вейдер лично в пекарне на Мустафаре крафтит. А у вас только демократия: кто громче орнет, у того мейлураны на рынке и покупают. А то, что они гнилые, никого почему-то не волнует.

— Косой, а ты, оказывается, неплохой политик! Го в «Поединок» с Мон Мотмой, а то ее никто переубедить не может, что Альянсу нужно уровень жизни поднимать, а не в мистические идеалы равноправия и духовных склепов бюджет из имперских откатов втюхивать, — сказал Эзра.

Чоппер недовольно пробубнел на своем двоичном языке.

— Склепы. Скрепы. Какая разница! — отмахнулся шкет.

Вместе они подошли к скрестившему ноги на брусчатке мужчине и обступили его. Траун осторожно нагнулся к нему, внимательно рассматривая и пытаясь анализировать. Косой боязливо потыкал человека в плечо кончиком лекку. Чоппер же не стал церемониться и ткнул незнакомца электрошокером.

— Твою ж налево! Эвоки позорные! Волки новосезонные! Хатты заспиртованные! — заверещал мужчина, подскочив от неожиданности и окинув зондеркоманду имперповстанцев злобно-униженным взглядом. Волосы на его голове встали дыбом, а плащ взвился вверх.

— Орсон, — прошелестел все еще удивленный чисс. — Ты что тут делаешь?

Кренник сверкнул глазами и закутался по самый нос в полы изодранного, страшного плаща.

— Что вы мне здесь всю конспирацию срываете? — прошипел он. — ИББ и Имперская Разведка уже неделю здесь Филони выслеживают!

— Имперская разведка? — переспросил Зеб.

Кренник кивнул головой в сторону входа в метро. Там сидела стройная женщина с идеальным макияжем, лоснящимися черными волосами, с двумя хорошо заметными белыми прядями и разными глазами — зеленым и красным. Она продавала семечки в газетных кульках и желала покупателям… цитата: «скорейшего расстрела».

— Исанн? — физиономия Трауна вытянулась еще шире. — Ну у вас и конспирация!

— На себя посмотри, чиссёныш! — буркнул недовольный Орсон. — Идите отсюда! Вы нам с Санечкой весь план срываете!

— Орсон, ну ладно ты недоволен самоуправством Филони, но Исанн-то чего здесь делает? — спросил Траун. — Разведка — вообще инертная структура. Им если повстанцы на крестокрылах на головы сядут, они не заметят. Как же получилось, что они операцию проводят? Да еще и с ИББ.

— Санечку вместо меня Филони подписал на четвертый сезон практически бесплатно. Пообещал ей массовые расстрелы, как она любит, — взгрустнул Кренник.

— Так там же рейтинг G! — возмутился Эзра. — Мы даже ни одного штурмовика толком не замочили.

— В том-то и дело! У Филони всё через G. Вот Санечка и обиделась, что вместо расстрелов оказались дешевые спецэффекты, — буркнул Кренник и яростно взмахнул полами плаща. — Идите уже отсюда!

— Последний вопрос, Орсон, — сказал Траун. — Как вы сюда из другого конца планеты добрались?

— На личном самолете Лукаса конечно же, — Кренник важно скрестил руки на груди.

Имперповстанцы судорожно переглянулись, припоминая все приключения на этой дикой планете, что пришлось пережить. Зеб сильно мерз от того, что его побрили. Эзра до сих пор не мог разогнуться после путешествия в Чоппере. Чоппера же периодически коротило от вспышек на местном Солнце. Косого несколько раз пытались задержать местные органы власти за распитие спиртных напитков и курение дагобанской конопли в общественных местах. А Трауну пару раз агрессивные аборигены пытались перекрасить физиономию в «человеческий» цвет.

— А что? Так можно было? — удивился Эзра.

— ИББ можно всё! — пафосно развел руками Кренник, явно пытаясь захапать ИББшными ручонками саму Вселенную. — А уж Имперской разведке и подавно! — он оглянулся на Айсард, которая кормила птиц семечками с интересной начинкой. Голуби взрывались громкими хлопками, оставляя от себя ворох перьев, а воробьи лопались перьями внутрь, как попкорн на сковородке.

— Зато мы были ближе к народу! — не менее пафосно выдал Траун, в душе, однако, сильно оскорбившись, что пришлось путешествовать, как плебею.

— Брейк, имперцы! — встал между ними Зеб, опасаясь, как бы эти две имперские банты не стали бодаться между собой вместо того, чтобы направить всю накопившуюся энергию против главного злодея — Дейва Филони.

— Агент Вареник, елы-палы! — заматерился комлинк на поясе у директора. — Ты что там вытворяешь? Тебя и гранд-адмирала Трауна ИББ-ТВ транслирует на всю Галактику! Провалишь и этот проект — здесь и останешься!

Пафосность Кренника мигом испарилась, уж очень ему не хотелось оставаться на столь дикой планете. Дрожащей рукой он взял комлинк и несмело ответил:

— Консультируюсь я у товарища гранд-адмирала, Владыка Вейдер. Правда, Траун?

Чисс весело поднял бровь, сообразив, что Вейдер крепко держит Кренника за жабры не только образно. Но сдавать своих чисс никогда не стал бы, поэтому утвердительно сказал «да» в комлинк. Гранд-адмирал и так траунячил Темному Лорду мозги, как ГолоНет всем имперским гражданам, ибо шибко умных Сила не берет. А вот у Кренника подобное не прокатывало, за что тот всегда получал по шапке. Вейдер недовольно пыхнул и отключился, а имперповстанцы стали ждать в засаде Филони.


Получив финансирование от «Фонда Кино» на «полное уничтожение забугорной космооперы», Дейв Филони вышел из студии «Мосфильм» и направился в обменник, волоча с собой целый мешок с деньгами.

Сделка окончилась хорошо. А дела с «Повстанцами» шли еще лучше. Уже три сезона подряд «Дисней» не вмешивался в богодельню Дейва — слишком хороша была его репутация после «Войн Клонов». Но Дейву вся эта возня с мультиками давно надоела. К тому же он прочно подсел на русский наркотик — «Смешарики». И вот ему предложили клепать сценарии для них, но при условии, что франшиза «Звездных войн» будет навсегда уничтожена, ибо только она составляла конкуренцию Лосяшу и Крошу. Второй завербованный агент — Джей Джей Абрамс уже начал уничтожать классическую трилогию — первого конкурента российской пародии на фантастику. Причем вполне успешно.

Дейву не хотелось отставать от своего подельника, да и опасался он этих русских. Ибо у машины с именем «Фонд Кино» щупальца были длиннее, чем у Бор Галлета.

— Семечек не желаете? — послышался сбоку властный женский голос.

Не успел Дейв повернуться, как ему в лицо полетела целая горсть тыквенных семечек вперемешку с кедровыми орешками. Собравшись было выругаться на какую-то нахалку и уже подготовив фразочку в фирменном стиле нью-йоркских автомобилистов, Дейв повернул голову. Но внезапно семечки и орешки стали взрываться громкими хлопками, заставив его подпрыгивать на месте. В глаз тут же впечатался крепкий кулак. А сзади кто-то отвесил сильного пинка. Филони упал навзничь, закрываясь шляпой и пряча под себя мешок с деньгами.

— Так-так, Дейв, — раздался крайне спокойный голос, от которого мурашки побежали по спине.

— Это не я! Это не я! — заверещал Филони.

— Шеф, а может не на Красной Площади? Советами замучают, — опасливо прозвенел еще один голос, и сильные лапищи с легкостью подхватили тело несчастного режиссера. В ноздри ударил запах отвратительной и злющей, как сто мандалорцев, ласатины.

— Косой прав! Зажарим на Вечном Огне! — пробасил обладатель отвратнейшего парфюма.

Дейв попытался запротестовать, но его лихо скрутили и засунули головой вниз прямо в… астродроида.

— Испытай всё, что испытал я! — раздался нахальный мальчишеский голос, а колесики дроида затарахтели по неровному мощеному плацу, отдаваясь громкой вибрацией в ушах недорежиссера.


Исанн Айсард чистила до блеска пистолет, конфискованный в целях безопасности Имперской Разведкой у Кренника — все знали, что мажет он еще похлеще штурмовиков. А уж тупит как... Невинных жертв на дикой планете Земля Империя допустить не могла. Зеб поглаживал свою бо-винтовку, а Эзра согнулся пополам от смеха, наблюдая, как Орсон и Косой пытаются вытащить Филони из Чоппера. Траун же с невозмутимым видом делал селфи на ЧиссФон на фоне всего этого безобразия, ибо бабушка с Ксиллы уже кучу СМСок отправила, пытаясь узнать, поел ли ее маленький чиссёнок, почему в гости не наведался и вообще где пропадает.

— Вот, отожрался, гад! На моей зарплате! — бухтел Кренник, пытаясь поймать дергающиеся окорочка режиссера.

— Шляпу не помните, директор! — прокомментировал Зеб.

— А ему, значит, мой плащ мять можно! — вспылил Орсон и со всей своей ИББшной добротой, закованной в сапог с металлическими вставками, вмазал в филейную часть режиссера.

— Вам не победить! «Фонд Кино» все равно уничтожит «Звездные войны», — верещал Филони.

— Ах, так он еще и на «Фонд Кино» работает? — взъерепенился Косой. — Щас я ему наподдам!

— Бип-бип-бип! — предупреждающе запиликал Чоппер.

Повстанцы мигом сообразили в чем дело. Зеб сгробастал в охапку Исанн и Трауна и нырнул в Москву-реку, а Эзра, дернув за лекку Косого и потянув на себя плащ Кренника, вышел вперед и попытался сделать барьер Силы.

— Бип-бип-а-а-а-апчхи! — чихнул в себя астродроид, бахнув загоревшимся топливом прямо в лицо застрявшего Филони. Режиссер вылетел, как пробка из шампанского, и плюхнулся прямо на крышу Государственной Думы.

Мешок с деньгами разорвался, и из него по всему центру полетели купюры. Москвичи и гости столицы брезгливо прятались от денежного дождя, абсолютно не воспринимая его, как нечто ценное.

— Совсем зажрались эти москвичи! — буркнул Косой, разглядывая цветастую денежку.

— Не зажрались! — поправил его Эзра. — На такие деньги даже хабчик риллу у тви’лека не купишь!

— У-у-у! Фанаты Булгакова! — прошипел мокрый Траун, вылезая из Москвы-реки и отдирая от себя прилипшие к мундиру червонцы. — Обманули вас, господин Филони! Ой!

Чьи-то холодные руки схватили лодыжки чисса и стали тянуть его вниз. В грязную и мутную воду. Мигом вспомнив текст сценария, Траун в панике взорал, пытаясь отбиваться ногами и представляя себе голодного Бор Галлета. На дне столичной реки и не такое могло водиться.

— Чего кричите? Ух, и ухватиться нельзя! — буркнул Зеб, используя все еще испуганного чисса, как спасительный буй. — Я плавать не умею! Плывите к берегу! А я за вас держаться буду!

— Кха-кха-кха! — отплевывался чисс, гребя ластами в сторону пирса, и со злостью прошипел. — Руки грей, перед тем, как меня трогать!

— Кстати, где Филони? — поинтересовался Зеб, выпуская Трауна из холодных объятий и сжимая кулаки.

— Во-от он, сволочь мышеканонная! — закричал Кренник, указывая на крышу Госдумы. — Удирает!

И действительно. Почувствовав свободу, Филони со всех ног бросился наутек не только от имперповстанцев, но и от охранников Жириновского, выбежавших на крышу, чтобы устранить инородную частицу на теле органа власти.

БАХ!

Раздался громкий выстрел. Филони, получивший смачный заряд соли в окорочок, упал, как подкошенный.

— От Имперской Разведки еще никто не уходил! — гордо произнесла Исанн Айсард, снимая приклад бо-винтовки с плеча и медленным шагом выходя из Москвы-реки.


В Императорском дворце на Корусанте царил праздник. Мало того, что совместными усилиями Альянса и Империи удалось устранить самую ужасную угрозу Галактике, так еще и Таркин был на седьмом ИЗРе от счастья. Единогласно все гранд-адмиралы, Вейдер и Пал Палыч, а также лидеры Альянса (даже Мон Мотма не выпендривалась) приняли решение отдать Дейва на растерзание… эээ… в смысле поженить его на тёще Таркина. Ибо в Галактике это была самая страшная казнь, от которой не спасало даже стадо исаламири.

Стараниями Кренника, ставшего новым режиссером «Повстанцев», был переснят и перерисован по-человечески четвертый сезон, который получился самым крутым и пафосным. А к новому врагу с именем «Фонд Кино» жители ДДГ и их фанаты были готовы. Даже Доминация чиссов дала добро на превентивный удар по криворуким киноделам.

====== Исаламирьий рай. Часть 1. ======

Комментарий к Исаламирьий рай. Часть 1. Продолжение истории про шестерых маленьких чунят из главы “Аринда Прайс и 40 лот-котиков”.

ИЗР «Химерушка»

Капитан Пеллеон пребывал в состоянии повстанческой комы. Даже с похмелья он никогда не был настолько зол и беспомощен. И это состояние длилось уже несколько недель. Велением левой пятки Дарта Вейдера назначили его «Химерушку» флагманом Седьмого Флота и прикрепили к кораблю какого-то синюшного гранд-адмирала. Но это ладно. Одним синюшным больше, одним меньше — и так во флоте непьющих почти нет. Довело его до состояния белого каления другое.

На «Химерушку» завалился некий капитанишка, представившийся правой рукой гранд-адмирала, и приволок с собой целую ораву мелких зверьков, которых назвал исаламири. И все бы ничего, но эти зверьки подняли звездный разрушитель на дыбы и перевернули там все с ног на голову. Да так, что «Химерушка» летала теперь рубкой вверх, а не как обычно.

Первое, что сделала самая большая исаламирь, как ее там звать? Чуня вроде. В общем, заняла эта Чуня со своей оравой деток капитанскую каюту, превратив ее в настоящее логово. Маленькие исаламирята оккупировали офицерские сапоги. Нет, внутрь они не гадили, ибо приучены к гальюну настолько, что даже за веревочку дергать умели. Они в сапогах прятались и кусали за пальцы любого, посмевшего запихать в голенище ногу. В итоге Пеллеон ходил по мостику в одних портянках. На складе эти мелкие повстанцы съели всё мейлурановое варенье, а заныканная Пеллеоном брага оказалась выпита. Последнее стало делом лекк одного наглого штурмовика, которого капитан так и не смог вычислить. И наконец Восс Парк, привезший сюда всю эту ораву, заявил, что отныне он капитан «Химерушки», аргументируя это своей вканонностью.

— А я что? Неканонный что ли? — взбрыкнул Пеллеон, обалдевший от столь беспардонного заявления.

— Ты легендарный, как покемон, — хихикнул Парк и показал Пеллеону язык.

— Правильно! Дайте дорогу молодым! — подал голос откуда ни возьмись появившийся энсин Вэнто.

— А ты вообще иди отсюда, ребенок! — обиделся Пеллеон. — Тебя на стажировку к чиссам отправили, вот и ехай! Не мешай взрослым людям разговаривать! Ой… Ма-а-а-ма-а-а!

Доблестный имперский офицер попытался отскочить в сторону, но к его галифе — к самым широким частям прикрепились шестеро маленьких исаламирят, а самая большая забралась на плечи и свернулась вокруг шеи, едва не удушив.

— Заряд милоты тебе, Пеллеоша, — нагло бросил Парк, поправляя кепи. — Теперь я здесь капитан! Чуня, охранять!

— Хрю-ю-ю-у-у! — довольно протянула исаламири и лизнула Пеллеона в щеку.

Когда синюшный наконец соизволил появиться, прилетев с секретной операции по поимке Дейва Филони, Пеллеон понял, что более трезвого алкоголика в жизни не встречал. Его приказы отдавали буйной помешанностью, но были столь эффективными, что Пеллеон таки смирился с новым начальством.

Увидев покрытый исаламирьей шерстью китель, Траун бросил: «Привыкайте, капитан!» Проблему с перенаселением в капитанской каюте Траун решил гениально: он переехал туда сам, выселив Пеллеона в каморку к младшему офицерскому составу.

— Еще бы к штурмовикам меня поселил! — обиделся Пеллеон. — Или совсем на нары посадил. В тюремном отсеке хоть места больше.

— Да ладно тебе, — примирительно произнес капитан Парк со второй полки. — Здесь, как в поезде. Спится хорошо.

— Сопьюсь я с вами это точно… — взгрустнул Пеллеон.

— Не переживай, Пеллеоша. Хочешь, я тебе порулить «Химерушкой» дам?

В сердцах выругавшись, Пеллеон хотел было плюхнуться на свою койку, но увидел там… 24 ПАРЫ ГЛАЗ!!!

— Они меня преследуют! — взревел он, дрожа всем телом и отодвигаясь к двери.

— Они к вам привыкли, капитан, — сказал вошедший Траун, на плечах у которого гордо лежала Чуня, внимательно наблюдавшая, чтобы подозрительный человек не обидел ее деток. — И спать теперь хотят только с вами.

Пеллеон затрясся, вспоминая порванные носки и оккупированные сапоги.

— Не волнуйтесь, капитан! — Траун хитро подмигнул. — Исаламири растут быстро. Еще пара недель, и мы раздадим их в добрые руки.

Несчастный Пеллеон от этого известия грохнулся в обморок, а маленькие исаламирьки запрыгнули на него и стали вылизывать лицо и руки, они, и правда, очень привязались к Пеллеону.

— Шеф, кажется, исаламиритерапия не на всех оказывает положительный эффект, — задумчив произнес Парк.

— Ты прав, Восс, — чисс грустно вздохнул. — Придется расстаться с ними раньше срока, а то, не дай Сила, схватит мой второй капитан инфаркт от чуниных детей, — Траун подмигнул Парку. — Зато я знаю, кому исаламиритерапия придется по душе.


Мустафар, Дворец Вейдера

Темный Лорд сидел на корточках на крыше бакта-камеры и занимался своим привычным делом. Черный плащ развевался под ветром, дувшим из вентиляторов. Рука, облаченная в перчатку, вытянута вперед и сжата в кулак. А выражение маски было веселое-превесёлое, как у клоуна Пеннивайза.

— Владыка, пощадите! Я больше не буду повышать смету… — хрипел полузадушенный Кренник, корчившийся на полу.

— Этой Звезде Смерти нужен новый директор! — пафосно прогудел Владыка. — Не Зенит-Арену строишь. Почему у тебя работают одни гастарбайтеры-эвоки? Это ж надо было додуматься открыть на Эндоре пункт приема на работу.

— Владыка… Так вокруг Эндора разумных рас днем с огнем не сыщешь, а новую Звезду строить надо, — шептал Кренник. — Я решил, не отходя от кассы…

— Все у тебя: не отходя от кассы. Ой! — Вейдер почувствовал, что Сила отказала ему.

— Владыка Вейдер Энакинович, вам презент от Митт’рау’нуруодо, — доложил вошедший алый стражник, поставив перед ним небольшую коробку.

Как Вейдер ни пыжился, подтянуть к себе подарок, перевязанный синей ленточкой, он не смог.

— То ли магнитные бури сегодня, то ли я уже старым становлюсь, — пробубнел он, спрыгивая с бакта-камеры и направляясь к коробке.

Почувствовав свободу, Кренник попытался на четвереньках уползти подальше, желательно вообще с глаз долой.

— Куды?! — прогрохотал Вейдер, ставя на него подкованный железом сапог.

— Я здесь, Владыка, — пискнул директор, сообразив, что даже от лишившегося Силы ситха нет спасения.

Едва Владыка развязал ленточку, как крышка отлетела в сторону, и из коробки показалась наглая мордочка исаламири. Зверушка тут же запрыгнула Вейдеру на шлем и принялась вылизывать линзы.

— Что ж ты творишь, окаянная!!! Я же не вижу ничего!!! — закричал Вейдер, пытаясь сбросить с себя зверя и ударяясь головой о стены, на которых оставались крупные вмятины.

Кренник, еще пять минут назад дрожавший от страха, теперь катался по полу и дико смеялся. Вид Темного Лорда, размахивающего руками и ударяющегося обо все подряд, и исаламири, засевшей у него на макушке и уже вросшей когтями в металл, мог довести до состояния лопания даже хатта.

— Ох, уж этот Траун, — шепнул Кренник, доставая смартфон и записывая все это на видео. — Как всегда, вовремя спасает мой Плащ.


Корусант, оперный театр

Сидел Пал Палыч в опере и думу думал. Думу думал, как преданный своему долгу Император. Думу думал государственной важности, периодически склоняя голову и громко похрапывая. Дома, во дворце не поспишь. Вечно тебя все хотят: то Таркин опять денег требует на новое супероружие, то неблагодарных чинуш надо на место ставить особо изощренной казнью, то народ очередную революцию задумает, а ему — Пал Палычу — разгребать весь бардак. Работай 24/7, без перерывов на сон и обед. Тут даже вся убийственная мощь Темной Стороны в качестве допинга не поможет.

Вот и убегал главный ситх всея Галактики в оперу, чтобы под классическую музычку поспать нормально несколько часов. И то главный хмырь… эээ… то есть визирь Мас Амедда его периодически будил, бодая длинными рогами в спину. Негоже храпеть на весь зал из Императорской ложи громче самого хриплого баса, надрывавшегося на сцене.

— Ваше Темнейшество, — обратился к ситху Мас Амедда, по привычке сопроводив обращение тычком рога.

— Чего тебе, рогатый? — недовольно буркнул Император, отмахиваясь от визиря и подумывая, что надо бы спилить ему рога, ибо достал уже. — Одни голубые в моем окружении. Репрессии что ли назначить? Проредить ваши ряды.

— Вам подарок от гранд-адмирала Трауна, — нисколько не смутившись, Амедда положил Императору на коленки коробку с голубой ленточкой.

— О! — Император оказался польщен таким вниманием, но почему-то неожиданно Темная Сторона Силы испарилась, не сказав ни слова, даже не попрощавшись. Списав это на усталость, Палыч развязал ленточку и снял крышку.

Внутри сидела маленькая исаламирь с серебряным ошейником и пялилась на нового хозяина во все свои четыре умненьких глаза.

— Ути, какая прелесть! — умилился Император. Сам он давно мечтал завести себе зверюшку. Он и заводил каждую неделю — то ворнскра, то ранкора, то еще кого-нибудь. Но всё зверьё дохло от неконтролируемого выброса молний, когда Палыч злился на того или иного чиновника, или просто был в плохом настроении.

Исаламири, почувствовав расположение, а самое главное — беспомощность своего нового хозяина, подскочила и залезла к нему прямо под балахон.

— А-а-а-а-а! — заверещал Император. Ситх боялся только одной вещи в Галактике — щекотки.

Исаламири перебирала коготками по коже, стремясь найти самое теплое местечко, чтобы согреться и оказать новому хозяину лечебную терапию. Пал Палыч же плюхнулся на пол и стал хохотать так, что его смех заглушил не только певцов, но и целый оркестр. Алая Стража, подумав, что злобные повстанцы решили устроить покушение на Императора, ворвалась в ложу с криком: «Руки за голову! Красные в здании!». В театре начался переполох. Мас Амедда, увидев, как корчится в нестерпимой пытке на полу Пал Палыч, вызвал 03. Судя по признакам, это явно было исаламирье бешенство. Немного подумав, он в довесок набрал 01 — тушить ситха в любом случае придется, 02 — ИББ еще никому не помешало и 04 — чисто для массовки. А Палыч продолжал кататься по полу и ржать, аки стадо гунганов. Подарок Трауна ситху явно пришелся по душе.


Где-то в горах Датомира

На Датомире Забракском стукнула полночь. В это самое время Мол засыпал, и просыпалось Вдохновение. Чтобы не забыть к утру длинные баллады, что подкидывало больное порождение спящего разума, Мол научился во сне Силой записывать рифмы прямо в блокнот.

В эту ночь Вдохновенье работало с утроенной силой. Даже не переворачиваясь на другой бок, Мол родил три сатирических стиха, одну оду, восхваляющую себя любимого, и новый гимн Галактической Империи. Под утро поток Силы неожиданно оборвался, да так, что ощущение было, будто на линии вырубило пробки. На самом, как говорится, интересном месте. Мол проснулся и резко встал, ударившись рогами о низкий потолок.

— У-уй! Чтоб тебя! — выругался он, спугнув Вдохновение, которое тут же спряталось в эмиттер светового меча.

Голова у забрака трещала, как рвущийся пенопласт. Он уже давно хотел переехать в какой-нибудь домик на берегу озера, но вместо этого продолжал жить в сырой пещере. Удивляясь, почему Сила приказала долго жить, а Вдохновение самым наглым образом слилось, Мол решил немного проветриться. Выйдя на улицу, он увидел здоровую коробку, перевязанную красно-черной лентой. На коробке был нарисован имперский герб и няшный смайлик.

— Ну, Пал Палыч! Ну, молодец! — обрадовался забрак, добрым словом вспоминая бывшего учителя. — Я еще гимн не дописал, а он мне уже гонорар прислал.

Легким взмахом светового меча он открыл крышку. Внутри, сжавшись в комочек от страха, сидел крохотный исаламирь.

— Так вот, почему Сила исчезла! — догадался Мол, он помнил давнюю встречу с Чуней. — Не бойся, хороший мой.

Забрак, впервые в жизни испытывая нежность к живому существу, поднял исаламирь, чмокнул его в нос и занес в пещеру. Порывшись в холодильнике, он обнаружил пельмени из лот-котов и бутылку минералки.

— На первое время сойдет. Сейчас я тебя кормить буду, — кивнул забрак, натягивая передник и ставя воду кипятиться. — Назову тебя Саважж, в честь брата.

Исаламирь тем временем освоился и начал все обнюхивать: световой меч, портрет герцогини Сатин, нестираные носки... Пока Мол возился у плиты, маленький Саважж сунул рыло в пакет с пельменями. Раздался громкий хруст и важное похрюкивание. Минуты не прошло, как полкило пельменей оказалось в желудке у маленькой зверюшки.

— Слушай, ты же меньше этого пакета в два раза, — удивился Мол, почесывая рога. — Как в тебя столько вместилось?

— Ик! — выдал исаламирь и забрался забраку на плечи, собираясь хорошенько вздремнуть и переварить завтрак.

Счастливый Мол присел на пол, предаваясь утренней медитации. Подумаешь, Сила ушла! Теперь у него есть исаламирь, которая спасет его от одиночества и от смертной скуки!

— Это я почему такой злой был? — спросил сам себя Мол, и тут же ответил. — Потому что у меня исаламири не было. А теперь я сразу добреть начну. Вот только гимн для Палыча допишу и начну. Честное датомирское!

====== Исаламирьий рай. Часть 2. ======

Явин IV, база повстанцев

— Наплявать, наплявать, надоело воевать, — тоном капризного ребенка взвыл Эзра. — Кейнан! Мне здесь скучно!

— Ну слетай с Герой куда-нибудь. Разбомби какую-нибудь имперскую рухлядь, — отмахнулся раздраженный Кейнан. — Не мешай медитировать!

— Знаю я, какая у тебя там медитация. В очках виртуальной реальности… — шкет сделал хитрую рожу.

— Тссссс… — испуганно зашипел Кейнан. — Не спали меня перед Мотмой и Додонной. Узнают еще, что я симулирую куриную слепоту.

— Что же ты там смотришь? — поинтересовался шкет, ловко содрал маску с лица своего учителя и отскочил на несколько шагов назад.

— Отдай! Эзра! Не смей смотреть! — Кейнан попытался применить Силу, но та куда-то исчезла, а довольный Эзра забрался на дерево, как ласатский пацаненок.

— Интересно-интересно. Неужто у тебя там голые тви’лечки?

— Эзра! Верни на Родину! — заверещал Кейнан, испугавшись что кто-то узнает его маленький секрет. — Только попробуй спуститься! Я тебя выпорю!

— Или фигуристые тогруты? — продолжал дразниться Эзра, увернувшись от метко пущенной шишки. — А может быть… ты «Битву экстрасенсов» смотришь?

Не обращая внимания на вопли Кейнана, прыгающего внизу и воющего, как сошедший с ума ситх, шкет надел маску.

— Вау!

— Ну всё, я пропал… — обреченно вздохнул Кейнан и упал на колени. — Выгонят меня теперь из Альянса. Всем растреплет, гад. Хуже базарной бабки с Татуина.

— Я и не думал, что там…

Широкая лапища схватила мальца за шиворот и как следует встряхнула. Маска упала вниз, прямо в руки несчастного Кейнана, который тут же спрятал ее от греха подальше и судорожно перевел дух. Если кто узнает, что он вместо медитации смотрит новый сезон «Игры престолов», ему точно несдобровать. Мотма вообще кроме детского телевидения и своих пропагандистских речей не разрешала больше ничего смотреть и слушать.

— Зеб, пусти меня! — заверещал Эзра, пытаясь отбиваться ногами. Ох, уж эти ласаты! Мало того, что пахнут противно, так еще и по деревьям лазают ловчее любого вуки.

— Отпускаю! — прогрохотал Зеб, разжимая лапу. Эзра плюхнулся на пятую точку, едва не зашибив подъехавшего на огонек Чоппера. — Полсекунды — полет нормальный! Шкет, ты чего так быстро упал?

— Сила закончилась, — с досадой пробубнил Эзра, хватаясь за ягодицы. — А ведь, и правда, закончилась. Кейнан?

— Кто выключил Силу? — испуганно озираясь, спросил Кейнан, собравшийся было снова наехать на Эзру, из-за этого шкета вырубиться могла не только Сила. Но внезапно на ум пришла другая мысль. — Снова Траун на пикник со своей Хрюней пожаловал?

— Бу-бу-бу, — подал голос Чоппер, открывая крышку у себя на голове.

— Как подарок? Какой подарок? — удивился Эзра, мигом сунув нос внутрь дроида. Там сидела маленькая исаламирька с повязанным вместо ошейника бантиком. Увидев вытянутое от удивления лицо Эзры, она издала громкое «Хрю!» и встала на дыбы, ощетинившись.

— Эзра! Опять ты притащил с Лотала лот-кота? — выругалась подошедшая Гера, от негодования ее лекку ходили волнами. — Предыдущий оказался из кошатни Прайсихи и точил когти о кресло в истребителе Веджа, тырил рыбные консервы у Додонны! А у Мотмы под кроватью устроил…

— Исаламири это, — негодующе буркнул шкет. — От Трауна тебе подарок. Вон ленточка сине-зеленая.

— Я не понял, Гера, с каких это пор всякие синюшные дарят тебе подарки? — напыжился Кейнан. Ревность в нем была готова вскипеть ярким пламенем, да Силы не хватало.

— Ничего мне Траун не дарил, — отмахнулась тви’лечка, — мы с ним на Рилоте даже чаю не попили. Некогда было.

— Знаю я, что вы там на Рилоте пьете! Ну-ка признавайся, было у вас чего с Трауном? — Кейнан схватил ее и начал трясти.

— Пазлы мы собирали. Голографические… — мямлила Гера, они с Трауном действительно собирали старые паззлы на десять тысяч кусочков, которые папа Чам подарил ей в детстве, напечатав на них всю семью Синдулла. Гера и Траун собрали бы паззлы в два раза быстрее, да капитан Славик — любимая жена Чама, половину деталей потерял. Пришлось Чоппера вместо пылесоса использовать, чтобы их найти по всем закоулкам.

— Отпусти, Отелло! — рявкнул Зеб, тряся в лапах письмо. — У Трауна только одна девушка — Чуня. Больше ему никого не надо, а это подарок нам всем за поимку Филони. Чунин детеныш.

— Хрю! — подтвердила маленькая исаламирька и прыгнула на руки ласату.

— А почему бантик сине-зеленый? — подозрительно спросил Эзра.

— Слышь, ты? Малолетний шиппер! — Гера грозно нависла над ним, собираясь отшлепать прямо здесь с помощью лекку. — Я тебе ГолоНет отключу и датапад отберу! Больше не будешь на АО3 фанфики читать и в фотошопе коллажики мастерить! Иди медитируй над уроками! Космографию Галактики выучи что ли.

Зная, что заведенную Геру остановить сложнее, чем звездный разрушитель Таркина, Зеб просто всунул ей в руки исаламири, которая тут же довольно захрюкала, а Эзра спрятался за Кейнана.

— У-ти, какая прелесть, — тут же успокоилась Гера, погладив рыжую шерстку. — Теперь ты, — она указала пальцем на Эзру, — не обыграешь нас всех в сабакк. Малолетний шулер.

— Упс… — выдал Эзра, он всегда пользовался Силой, чтобы обыграть соперника, а с исаламири Силы в союзниках у него не будет. — Пойду-ка я помедитирую.

— Только Мон Мотме ее не показывай, — заговорчески произнес Кейнан. — Подумает еще, что Траун слежку установил с помощью животного.

— У нас уже есть одно, — недовольно буркнула Гера. — Агент Каллас. На две ставки работает: в Империи и в Альянсе. А исаламири — это подарок от души!

— Тогда давай в ответ подарим чиссу лот-кота, — предложил Кейнан, — а то он всю валерьянку в медкорпусе выпил и вместо мышей ловит по ночам тень темного джедая Экзар Куна.


Татуин, кантина «Бухали два товарища»

— …и вот он, значит, пау, а я ему — вжух! А тут АТ-АСТ появляется и кааак вдарит очередь по окопу. Еле отскочить успел. А потом Кренник из кустов выпрыгивает и начинает орать за амбиции, — Оби-Ван жахнул чаркой о стол, отчего пиво расплескалось во все стороны.

— Круто! — Асока смотрела на жестикулирующего собеседника широко распахнутыми глазами. — А где ты Кренника нашел? На Иду что ли?

— В «Баттлфронт» я играл, Асока! — вскликнул Оби-Ван, его глаза горели огнем прожжённого геймера. — Из вот такущей пушки стрелял! Скариф брал. Джакку брал. Звезду Смерти не брал еще. Скилл не прокачан. Ведро меня всегда побеждает почему-то…

— Вот, как выглядит мастер-джедай на пенсии, — задумчиво пробормотала Асока. — Хорошо, что я вовремя уволилась из этого вашего Ордена.

— У тебя еще все впереди, — Оби-Ван отхлебнул глоток и ностальгически произнес. — Эх, «Баттлфронт»… почти как Войны Клонов. Такой же накал.

— Стареешь, Ваня, — грустно произнесла Асока, отпивая из чарки вишневое пиво.

— А ты вообще чем занимаешься? Куда делась после размолвки с Вейдером? — спросил Оби-Ван, вспомнив наконец о реальном мире.

— Я в заповедник подалась. За численностью волков слежу на Лотале.

— Омегаверс у тебя, значит, — глаза у Оби-Вана поползли на лоб от удивления.

— Окстись! — обиженно выкрикнула Асока. — Говорю тебе: за численностью слежу. Недавно моя стая всех лот-котов у Прайсихи передушила. Вот веселуха-то была!

— Всё шпильки вставляешь кому ни попадя?

— А то! — Асока самодовольно покрутила монтралами. — Повеселее всяких «Баттлфронтов».

К ним подкатил дроид-официант, на подносе у которого красовалась небольшая коробка и пара кружек пива. Механические руки опустили посылку на стол и забрали опустошённую посуду.

— Эй, железный! — набычилась Асока. — Мы хэппи-мил не заказывали! Где наши сухарики с сыром?

Дроид что-то неразборчиво пропиликал и быстренько укатил прочь.

— Ах ты, зараза! — тогрута встала и собралась Силой притянуть кусок металлолома обратно, но почему-то ничего не получилось. Обозлившись, она достала мечи, намереваясь устроить резню в лучших традициях Татуина, но Оби-Ван ее остановил:

— Асока, здесь тебе не арена Джеонозиса! Веди себя прилично. Еще руку отрубишь кому-нибудь.

Он все же достал свой световой меч и одним ловким движением вскрыл коробку, из которой донеслось испуганное «Хрю!»

— Ой, там же зверюшка, — умилилась Асока, достав исаламирь и обняв его. — Какой красавчик!

— Вот, Траун! Вот, пройдоха! — воскликнул Оби-Ван, прочитав послание. — Помнит, чиссяка, обо мне!

— А ты когда успел с Трауном познакомиться? — удивилась Асока, почесывая исаламирьку. — На Татуин-то он не прилетал ни разу.

— О, давно это было. Я с Энакином на «Сверхдальнем перелете» летел.

— Так ты ж не долетел. Тебя ж высадили за драку с К’баотом в ближайшем порту с формулировкой «достал своими советами», — недоуменно произнесла Асока. — Про это даже в книжке написано.

— В книжках тебе понапишут, — насупился Оби-Ван. — С погранцами в Доминации договориться не удалось. Визу потребовали, которой у нас с Энакином не было, вот и ссадили с корабля. Ох, уж этот Траун! Взяток не берет, зато кефиром нас напоил от всей чисской души!

Исаламирь выполз на стол и подошел к Кеноби, начав его обнюхивать. Амбре у подвыпившего джедая было сногсшибательным, но зверька это не смутило. Он несколько дней сидел в вытрезвителе с самим Косым в качестве психологической помощи, поэтому нетрезвых не боялся. Забравшись на плечи, исаламирь скользнул в широкий капюшон, где свернулся клубочком и собрался как следует вздремнуть.

— Эй, а ты разве не будешь сухариков? — спросила у зверюшки Асока, увидев, как официант поставил на стол целую миску.

— Так, мою зверюшку сухарями кормить не дам! — напыжился Оби-Ван и остановил дроида. — А ну-ка принеси сюда молока и сушеного мяса. Кормить так кормить!

Наблюдая, как бывший мастер-джедай ухаживает за исаламири, Асока порадовалась и немного позавидовала. Теперь из виртуальной реальности его будет вытаскивать милый пушистый зверек. А ей пора возвращаться на Лотал, чтобы продолжить строить козни губернатору Прайс.


Где-то в Неизведанных регионах, причем неизведанных настолько, что даже сам Нусо Эсва не знал, где он находится.

Фюрер Нусо Эсва пребывал в состоянии благородной истерики, которая длилась уже несколько месяцев. Никогда в жизни великий диктатор не был так взбешён.

— Съездил в аквапарк Эч-То. Поплыл на банане на рыбалку. Наловил на спиннинг ни рыбу, ни мясо. Лучше бы аквариум с гунганами завел… — сетовал на жизнь он, наблюдая, как полдюжины поргов пугали Избранных.

У первого зама, оберштурмбанфюрера Ранкива, случился обморок, близкий к коме, когда порги выкатились из шаттла Эсвы и дружно заорали ультразвуком, удивляясь, что попали в какой-то неизведанный мирок. Но самое страшное выяснилось позже: порги стали размножаться со скоростью дрожжей и вскоре заполонили собой весь город. Как их ни отлавливали и ни депортировали обратно на Эч-То, ничего не помогало.

От злости кожа Эсвы переливалась всеми цветами радуги, а фасеточные глаза мигали, как габаритные огни у спидера. Его военной диктатуре пришел крах, ибо Избранные, плюнув на всю эту вакханалию, поголовно разрывали армейские контракты и уезжали куда подальше. Военной экспансии Неизведанных регионов приходил конец.

— Великий диктатор! — позвал Эсву вошедший в кабинет и почерневший до цвета активированного угля Ранкив, у которого в ушах красовались беруши, а на плечах сидело два порга, пытавшихся ему что-то орать.

Эсва взял рогатку и двумя меткими выстрелами сбил поргов, которые с визгом вылетели за дверь.

— Фффух… Спасибо, фюрер, — Ранкив вытер пот с лица, а его кожа приобрела нормальный перламутрово-розовый оттенок. — Вам посылка пришла из Империи.

— Откуда пришла? — удивился великий диктатор, сразу сообразив, что отправителем является его злейший враг.

— Из Империи! — гордо доложил Ранкив, для наглядности показав на коробочке марки с первыми лицами государства: Пал Палычем, мамой Кренника и тещей Таркина.

— И что мне прислал этот синий садюга? Очередного порга? — спросил Эсва, выхватив коробку из рук. — Я ее в окно выброшу!

— Почему вы так не любите Трауна? — поинтересовался Ранкив, удивляясь, зачем Эсва вот уже столько лет пытается досадить Империи. Но все оказалось намного сложнее. Траун всегда был на шаг впереди, и как только Эсва собирался завоевать новый мир, он уже оказывался оккупирован Империей.

— Резкий слишком! — буркнул Эсва, умолчав, однако, что в глубоком юношестве участвовал в шахматном турнире, где соперником ему попался наглый чиссёныш, который вместо того, чтобы сделать первый ход пешкой, зарядил оппоненту этой самой пешкой в глаз. Как потом выяснилось, Траун сделал это намеренно, объяснив свой поступок, как превентивный удар. Чиссу засчитали техническое поражение, а Эсва, несмотря на победу в один фингал, очень разозлился и не смог простить столь дерзкой выходки даже через много лет.

На всякий случай зарядив рогатку, Эсва открыл посылку. Оттуда высунулась вытянутая мордочка ящерицы. Ушки у нее прислушивались к визгу поргов за дверью, а глазки воинственно сощурились. К красивому ошейнику был прикреплен чехол для писем. Эсва отложил оружие и вытянул руку к исаламири, которая тут же боязливо захрюкала. Видимо, великий диктатор действительно внушал страх, несмотря на «веселый» внешний вид.

— Не бойся, — неожиданно для себя сказал Нусо, погладив исаламири по холке. — Я не Траун. Первым обижать не буду.

Исаламири довольно хрюкнула, когда ее стали чесать за ушком и мять шею, а Эсва аккуратненько извлек чехол, в котором оказался свернутый листок флимсипласта, от которого пахло чиссятиной. На обороте гордо красовался адресат: «Туда, не знаю, куда. Тому, сам знает, кому». Далее шел текст.

«Достопочтенный диктатор и невольно обиженный мною много лет назад перламутровый друг! В знак примирения дарю Вам эту исаламири, ведь порги оказались не очень хорошими домашними зверюшками, как доложила мне моя разведка…»

Исаламири тем временем забралась к Эсве на плечо и зарылась пятачком в его густые черные волосы. Новый хозяин ей явно понравился.

«…избавиться от этой заразы можно двумя способами. Первый — устроить ядерный взрыв, да и то не факт, что порги вымрут…»

— Спасибо тебе, добрый чисс! — прорычал Эсва, а цвет его кожи стал ядерно-красным от злости.

«…или натравить на них ласатских блох, от укусов которых порги дохнут.»

Нехорошая мысль закралась великому диктатору в голову, и голова начала чесаться.

— Твою ж бабушку… чисскую! — выругался он, оторвав от себя исаламири, которая обиженно уставилась на него всеми четырьмя глазами.

А в постскриптуме красовалась издевательская приписка:

«Крайне не советую брать исаламири на руки, ибо она заражена блохами. Представителям вашей расы избавиться от них будет весьма затруднительно. От дихлофоса и нафталина, насколько я помню, вы гибните».

— Сила нас подери произойти от насекомых! — выругался Ранкив, наблюдая, как Эсва носится по кабинету и чертыхается, а исаламири забралась в вазочку с ништяками и начала задумчиво жевать орешки и задней лапкой вычесывать самых крупных блох.

Комментарий к Исаламирьий рай. Часть 2. У автора бомбануло с поргов. И автор страстно желает, чтобы Эсву таки включили в новый канон. Такой позитивный злодей пропадает...

Это последняя глава фанфика.

Большое спасибо всем, кто читал, смеялся, комментировал и подкидывал интересные идейки __

====== Имперский норматив. Часть 1. ======

Комментарий к Имперский норматив. Часть 1. Посвящаю

Раэлаше

, которая сподвигла меня на продолжение сего безобразия.

Пал Палыч сидел в императорской ложе в зале Сената и, завороженный речью оратора Бейла Органы, с громким хрустом лузгал семечки.

— Во, дает! — воскликнул он, опорожняя горсть с кожурками прямо на дорогущую мантию Мас Амедды, имевшего несчастье сидеть рядом. — Даже на театр тратиться не надо. Тут его абсолютно бесплатно показывают.

— А зрители такие свиньи, — покачал рогатой головой Амедда, стряхивая на пол кожурки и сильно оскорбившись за такое пренебрежительное отношение к собственной персоне.

— Вот уж точно, — удовлетворенно отметил Император и, достав недавно подаренный Трауном чиссфон с покусанным мейлураном на логотипе, начал снимать, как гаморреанцы, выхрюкивая оскорбления, полезли на трибуну бить уважаемому вице-королю Альдераана его благороднейшую морду.

— Цирк, а не Сенат! Не нравится Органушке новая система закупок! — фыркнул раздраженный Амедда, понимая, что со всеми последствиями придется разбираться ему. — Ну, подумаешь, выиграл Джабба Хатт тендер на реставрацию королевского дворца Альдераана. Ну, послал туда гаморреанцев в качестве дешевой рабочей силы! Ну пахнут они, как свиньи, ничего не поделаешь! Чего возмущаться-то? Кренник вон по тендеру за шестью миллиардами джеонозийцев косяки исправлял, пока Звезду Смерти строил, и ничего, не возмущался. Зато какая экономия бюджета!

Сетования Амедды остались без ответа. Палыч настолько увлекся зрелищем нереально смешной потасовки (обиженные гаморреанцы уже стаскивали с Бейла штаны, чтобы всыпать негодяю по первое число), что не заметил, как на коленях у него оказался толстый талмуд из листов флимсипласта.

— Пал Палыч, р-распишитесь в приказе! — отчеканил деловой женский голос.

Откинув на звук голоса очередную горсть шелухи, Палыч достал крутейшую ручку с голочернилами из пузыря мон каламарийского спрута и наскоро вывел рядом с галочкой витиеватый автограф.

— И печать, — дама в белом повернулась к Мас Амедде.

Не задавая лишних вопросов, чагрианин достал из-под подола заветную коробочку, открыл ее и, достав штамп, с чувством дунул на клише. Громко бахнув, да так, что сенаторы из соседних лож испуганно оглянулись, штамп соприкоснулся с флимсипластом. На оттиске был изображен имперский герб, в центре которого находился ситхский смайлик, а надпись по кругу гласила: «Абсолютная власть!»


— Есть! — радостно воскликнула Мон Мотма, едва вылетев из императорской ложи, а вдогонку ей вился шлейф из кожурок от палычевых семечек.

— Ну как? — спросила ожидавшая ее принцесса Лея, законсперировавшись под продавщицу минералки — самого ходового товара в Сенате, ибо у дискутирующих от постоянных выкриков часто пересыхало горло.

— Вот теперь имперской армии точно придет конец! — ответила чандрилланка, глотнув стакан кореллианского «Боржоми». — Бейл красавец! Отвлек внимание ситха и всех остальных сенаторов. Даже Амедда рогами не повел, штампик без привычной нудятины жахнул.

Лея покачала головой и, схватив под локоть Мотму, отвела ее подальше от дерева ч’ала, среди ветвей которого тянулись провода ИББшной прослушки. Из динамиков, зарытых в землю, привычно донеслось: «ИБэБэ FM. Вы нас слушаете, мы вас прослушиваем!»

— Так может пора спасать отчима, пока мой настоящий папенька не пришел? — шепотом спросила принцесса. Чтобы заставить Бейла выйти в Сенат с весьма дерзким заявлением, пришлось изрядно его напоить.

— А вот как его спасать, я еще не придумала… — извиняющимся тоном сказала Мон Мотма, поглощенная больше войнушкой с имперцами, нежели в помощь союзникам.

— А дворец на Альдераане как ремонтировать? — поинтересовалась Лея, которой вот уже неделю приходилось гостить в тюремной комнате у Таркина на Звезде Смерти. — Все деньги же на взятку Джаббе ушли.

— Ну, на новые обои и клей мы с мон каламари вам скинемся, — невозмутимо ответила Мотма. — А Додонна с Явина «Разбойничью эскадрилью» подкинет. Эти вам не только все обои переклеят…

— Альдераанский дворец — это произведение искусства! — возмутилась Лея. — Веджа и ко к искусству близко подпускать нельзя! Вы бы еще Эзру к нам отправили!

— Дорогая Леечка, ну тогда обратись к Трауну, — с невозмутимым видом прожжённого политикана ответила Мотма. — Он тебе за свою личную зарплату все отреставрирует.

— Политик из вас… гениальный! — похлопав ресницами, буркнула Лея, понимая, что на Мотму обижаться бессмысленно. Оставалось надеяться, что этот новый план повстанцев осуществится.


Сказать, что Аринда Прайс пребывала в шоке, значит ничего не сказать. Даже стадо мурлыкающих лот-котов, ласкающихся о ноги и тыкающих мокрыми носами в ладони, не могло ее успокоить. Надо же! Прямой приказ Императора! Она, конечно, мечтала быть признанной, хотела больше власти, но не таким же способом.

Приказ, подписанный самим Палычем, гласил: «Подготовить Высшее Имперское Командование к сдаче нормативов…»

— …джедайских, хаттову мать, нормативов! — выкрикнула она так злобно, что лот-коты бросились в рассыпную и попрятались по углам. — Да даже в Республике такого беспредела не было!

Она с грустью посмотрела на обвешанную медалями стену рабочего кабинета, диплом с отметкой всегалактического рекорда по триатлону «ДуниумМэн», черный пояс по вукийской борьбе без правил и обреченно выдохнула:

— Лучше б вообще никогда спортом не начинала заниматься!


Где-то после полудня к лотальской академии, как мухи на варенье, стали слетаться шаттлы с высшими и не очень имперскими чинами. Не понимая, зачем их отвлекли от важного безделья и беспробудного пьянства, флотские офицеры, ИББшники и армейцы встали в весьма неровную ровную шеренгу в самом большом спортивном зале.

— Граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы, — торжественно вещал Мас Амедда и, взглянув на Трауна, Косого и Чуню, добавил, — инородцы и их домашние любимцы! Вчера наш любимый Император, наш Темный Владыка Ситх подписал приказ о новых армейских нормативах. К установленному сроку вам необходимо их сдать. В противном случае вас отправят на кессельские каменоломни добывать гранит для реставрации дворца Альдераана, — по помещению прокатился неодобрительный гул. — Для сдачи нормативов нужно хорошо подготовится, поэтому вашим тренером назначается обладательница почетного титула «Мисс Железная коленка» по версии агента Калласа, пытавшегося ее когда-то закадрить, губернатор Аринда Прайс!

Вместо аплодисментов удивленные имперцы испуганно уставились на женщину в спортивной майке с надписью: «Ща как пинану!». Все знали, что Аринда ударом сапога способна перевернуть на сто восемьдесят градусов ось небольшой планеты, поэтому старались ее лишний раз не злить. Таркин начал креститься, понимая, что скоро на нем отыграются за все политические интрижки. Адмирал Константин снял фуражку и в скорбном жесте приложил ее к груди. Зиндж безуспешно пытался втянуть живот, чтобы казаться не таким обрюзгшим, и быстро скомкал в руках пожизненное освобождение от физры, понимая, что с Ариндой оно явно не прокатит. Траун просто пожал плечами, не видя проблемы, а Илай Вэнто, давеча прибывший со стажировки из Доминации, шепнул себе под нос «изо льда, да в лавовую реку».

— Принимайте «абсолютную власть» от Пал Палыча, Ариндушка! — возвестил Амедда и поспешил покинуть опасное место, которое в скором времени должно окраситься потом и кровью имперцев.

С минуту Аринда сурово разглядывала имперцев, размышляя, как приступить к первой тренировке и как на ней не угробить к хаттовой бабушке половину личного состава, а затем дала команду:

— Напра-а-аво, бегом марш!

И пусть она получит нагоняй от Палыча за несдачу джедайских нормативов, кусочек абсолютной власти на время тренировок грел душу.

Ох, она отыграется на этой бегающей по кругу биомассе!

====== Имперский норматив. Часть 2. ======

Комментарий к Имперский норматив. Часть 2. Просто гигантский спойлер к книге “Траун: Союзники”

После разминки, давшейся имперцам титаническим трудом (четверть личного состава попадала на пол, высунув от усталости языки), Аринда решила проверить, что вообще ее подопечные умеют делать. Точнее — что помнят со времен обучения в академии. («Мы институтов физической культуры не заканчивали! Только ПТУ гопницкого бескультурья!» — прохрипел после пробежки штурмовик Косой, сжимая в дрожащих пальцах сигарету.)

Внимание губернатора привлекли ИББшники, сгруппировавшиеся вокруг турников, на которых висели Алиша Бек и агент Каллас. Первая подтягивалась так, что позавидовал бы Дарт Бейн на заре своей ситхской карьеры в спецназе, а второй болтался, как макаронина на вилке, едва доставая носочками пола.

— Алиша, хорошо! Продолжай в том же духе, — похвалила Аринда, с досадой отметив про себя, что лучшая ИББшница не дотягивает даже до нижней границы джедайского норматива. Сверкнув красным протезом, Алиша продолжила подтягиваться. Корячившийся Каллас ей явно в подметки не годился.

— Ты чего болтаешься, как юбка на ветру, агент Дохлокс? Ты ж раньше меня делал и в подтягиваниях, и в отжиманиях! — рыкнула Аринда, легонько хлопнув горе-ИББшника пониже спины (отчего турник зашатался на креплениях). — Смотрите все! Кто к повстанцам перейдет и на трени забьет, станет вот таким, как он, Дохлоксом!

Из соседнего угла раздалась громкая музыка, под национальные мотивы которой отплясывал Илай Вэнто. Вокруг уже столпились офицеры, которые начали бросать в оставленную на полу фуражку мелкие монетки — уж очень зажигательно танцевал пацан! Попрошайки в Корускантском метрополитене рядом не стояли.

— Эй, босоногий мальчик! — крикнула Аринда, едва по привычке не закинув в фуражку десятикредитовую купюру. — Тарантеллу будешь танцевать в своей деревне на стогу!

— Это чисская капоэйра, — обиделся Илай и ловко подпрыгнул вверх, выполняя завораживающе сложный пируэт. — Боевой танец. Искусство! Чи-хи-хисское!

Аринда хихикнула в майку, удивляясь, как с помощью такой тряски тощими окорочками вообще можно кого-то покалечить? Детский сад, а не искусство! То ли дело вукийская борьба без правил с отрыванием конечностей!

— Совсем обчиссился на этой своей стажировке, — буркнула она, наблюдая, как Илай сгреб мелочь и отправился к кафоавтомату. — Даром, что не посинел.

Когда поднос оказался заполнен дымящимися стаканчиками, под ноги экс-энсину бросилась радостная Чуня, и тот, орнув что-то нечленораздельное на чеунхе, рухнул на мат под громкие возгласы имперцев «допрыгался».

— Траун меня однажды водил на соревнования по ксилльской йоге, — шепнул стоящий рядом Восс Парк.

— Даже боюсь спрашивать, что это, — округлила глаза губернатор, наблюдая, как Илай пытается одновременно снять заляпанный кафием китель и выгнать с мата Чуню.

— Это когда чисс садится в позу лотоса на здоровенную глыбу льда и медитирует до тех пор, пока пятая точка глыбу не растопит, — Восс демонстративно зевнул. — Зрелище становится унылым уже через пять минут после начала соревнований.

— Так они же холоднокровные! — воскликнула Аринда, не веря собственным ушам.

— В том-то и прикол! — хихикнул Парк. — Они так неделями соревнуются, а то и месяцами…

На соседнем ковре штурмовик-тви’лек Косой развлекался с ленточкой, выплясывая красивые пируэты вокруг бревна, которое все никак не получалось оседлать.

— Мда, хуже джеонозийского поедания опарышей на скорость — только тви’лекская мужская художественная гимнастика, — прокомментировала Аринда, наблюдая, как неосторожно проходившему мимо барону Фелу досталась смачная пощечина тяжелым розовым лекку.

В то время на татами Траун показывал мастер-класс борьбы с боевыми дроидами.

— Скажите, Аринда, — обратилась к губернатору Натаси Даала, — зачем этому чиссу такие большие светящиеся контактные линзы?

— Это сейчас они контактные, а до первого раунда это были очки, — невозмутимо пояснила губернатор, критически окинув взглядом развратный костюм любимицы гранд-моффа Таркина.

— Ох, я уже в этих Траунах запуталась. То диснеевский, то из расширенной вселенной… — посетовала Даала, поправив бюст, отчего все ИББшники попадали с турников, как спелые джоганы. — Вон там еще один сидит. Ноги раздвинул. Срамота какая!

— Все правильно! Складка ноги врозь, — отозвалась Аринда (про себя подумав: “Чей бы порг визжал!”) и крикнула тянущимся. — Спина прямая! Животом к полу!

— О-хо-хо-хо! Хоть где-то я этого синего переиграл, — положив здоровенное брюхо на пол, отметил довольный адмирал Зиндж.

Траун, не желая сдаваться, лишь злобно прошипел что-то в комлинк. Тут же к нему подскочила группа поддержки. Пеллеон, с возгласом «Щас я его в складку положу», плюхнулся на спину чисса. Сверху на него уселся Парк, свесив ноги на плечах. Траун же, кряхтя от напряжения, изо всех сил старался дотянуться до пола — Не уступать же Зинджу! — а плоский, накачанный пресс все никак не хотел касаться поверхности.

«Твои сорок килограммов тут явно не помогут», — подумала Аринда, увидев карабкающегося на Парка Илая Вэнто.

— Подсобить? — спросил мимо проходящий Вейдер, встав перед чисско-человеческим бутербродом, и с готовностью сжал кулак.

— Владыка, владыка, стойте! — испугалась Аринда, едва ли не кинувшись ему в ноги. — Вы его так поломаете! А если будет сломан единственный чисс, благодаря которому Империя еще функционирует, Палыч нас с вами зашипперит. Чисто по приколу!

— Н-не надо, — испуганно прогудел Вейдер, идея пейринга с губернаторшей Лотала ему явно не понравилась. — Пойду тогда адмирала Пиетта на поперечный шпагат посажу.

— А, этого не жалко, — махнула рукой Аринда, и через полсекунды зал оглушил пронзительный вой обреченного имперского офицера.

Аринда снова повернулась к складковым великомученикам и обалдела. Губернатор Таркин, лихо плюхнувшись в складку, не только коснулся животом пола, но еще и достал старомодное двуствольное ружье и прицелился.

БАХ!

БАХ!

Ор на другом конце зала возвестил о двойном попадании в цель. Кренник, пытавшийся на шведской стенке сделать из плаща «флажок», получил по обеим булкам зарядом концентрированной морской соли. Вскинув кулак вверх и повернувшись к все еще пыхтящему траунобутерброду, губернатор затянул длинный рассказ:

— Помнится, мы с дедом Джовой на Эриаду однажды столкнулись с целой стаей вирмоков… а из оружия только виброклинки, да ржавые ружья…

— Ну этот точно норматив по стрельбе сдаст, — прокомментировала Аринда, смахнув пот со лба, и отправилась дальше.

Тем временем обнаглевшие инквизиторы во главе с пау’аном Пашкой принимали эстафету четыре по сто.

— Еще по одной? — предложила слегка окосевшая Седьмая Сестра.

— Можно, — кивнул Пятый брат и разлил по стопкам эвокскую чачу.

Аринда уже готова была рвать и метать. Какого хатта эти недоситхи нарушают в академии ламповую атмосферу ЗОЖ!

— Спокойно, — умерил ее пыл гранд-инквизитор, — мы в Инквизитории ситхские нормативы сдаем, а они посуровее джедайских будут, — и добавил, доставая пачку мельдония. — Что джедаю допинг, то ситху лекарство!

— То-то Палыч так легко приказ подписал, — посетовала Аринда и вместе с инквизиторами покатилась со смеху, увидев чудную картину. Полковник Юларен, адмирал Константин и капитан Пеллеон приняли упор лежа и стали синхронно отжиматься на… усах! Поодаль Натаси Даала уселась на гимнастическую скамью и свесила с нее булки.

— А это мне для имперграма... и чтобы теща Таркина завидовала, — сказала она, доставая селфи-палку и фоткая себя со всех сторон, а также на фоне отжимающихся усачей.

— Мда, похоже тренировка превратилась в голо-шоу «Минута славы», — пробормотала Аринда. — Похлеще сенатских разборок будет.

— Ну как? Какой у них уровень? — взволнованно спросил позвонивший на комлинк Мас Амедда.

— Уровень возрастной группы по лечебной физкультуре, — с досадой отозвалась Аринда, понимая, что нормативы из всей биомассы сдадут единицы. — Тоже мне имперцы!

В этот момент в спортивный зал бок о бок вошли Гален Эрсо и Бевел Лемелиск. Оба так и обомлели на пороге, увидев происходящую неспортивную вакханалию. Внезапно Аринде пришла в голову шальная мысль.

— Гален, Бевел… это… хотите освобождение от нормативов?


Для онлайн-просмотра сдачи джедайских нормативов император Пал Палыч выбрал самое подходящее место — спорт-кантину — место, где люди и инородцы курят и пьют, наблюдая по головизору за теми, кто пропагандирует здоровый образ жизни. Даже Мас Амедда не отказался от кружки теплого эля, а значит, после пары тостов совершенно не придется весь вечер кидать остатками еды в эту унылую козью морду. За соседним столиком уселись Бейл Органа с приемной дочкой Леей и Мон Мотма.

«Опять что-то замышляют», — подумал Палыч, улыбнувшись им самой приветливой своей улыбкой.

В этот момент в кантину вошла Аринда Прайс. Нервно переминаясь с кроссовка на кроссовок, она оправила спортивный костюм и присела рядом с Мас Амеддой.

— Ну что, Аринда, — задорно подмигнул ей Палыч. — Сейчас начнется ваш триумф.

— …или позор, — раздался громкий голос подвыпившей Мотмы из соседнего столика, и все взгляды обратились на экран головизора.

Дроиды-гадюки громко жужжали, летая вокруг стадиона и освещая события. Началось все довольно прилично. Инквизиторы дотянули до ситхских нормативов, получив одобрительный тост от Палыча — «За Темную Сторону! За мельдоний!».

Не обошлось, конечно, и без казусов. К примеру, Натаси Даала была госпитализирована с беговой дорожки с травмой причёски, а гранд-мофф Таркин совершенно случайно перепутал черную круглую мишень для стрельбы со шлемом Вейдера, высунувшегося из окна вип-трибуны, чтобы поржать над имперцами.

Повстанцы оказались тут как тут! На пункте питания ультрамарафона волонтёру Эзре Бриджеру больше всего понравилась реакция имперских бегунов, глотнувших из его пластикового стаканчика с водкой… В итоге внедренные в стан имперцев повстанцы Александр Каллас и Тайко Селчу пьяные заснули прямо перед финишной прямой.

Положительные моменты, тем не менее, хлестали через край. Зиндж установил всегалактический рекорд по фигурному лежанию, побив предыдущий от Джаббы Хатта.

На спортивном ориентировании по Нижним уровням Корусанта Илай Вэнто потерялся в трёх небоскребах, а Траун с Юлареном, что не удивительно, обезвредили крупную преступную группировку.

Оклемавшись от казуса с Вейдером, Таркин лихо проехал дистанцию летнего биатлона, бормоча себе под нос «летять у-утки, летять у-утки», угробил все крестокрылы «Разбойничьей эскадрильи» выстрелами из рогатки.

— Аринда, душа моя, — обратился к губернаторше Пал Палыч, вглядываясь в голомонитор. — Почему это у наших имперцев, я извиняюсь, морды синие?

— А-а-а, так это… На голомониторе цветопередача, наверное, хромает, — быстро сориентировалась Аринда.

Не рассказывать же Палычу, что для сдачи джедайских нормативов Лемелиск и Эрсо придумали использование чисского допинга и буквально за сутки синтезировали в своих лабораториях биодобавку, благодаря которой имперцы в общем и целом по подготовке достигли уровня если не джедаев, то хотя бы падаванов.

— Это у нас школьники грызут гранит науки, а у них все чиссята с детства лопают голубой лед с повышенным содержанием мидихлориан, — рассказывал после очередной тренировки Илай Вэнто. — До ледникового периода на Ксилле был океан, в котором плавали всякие одноклеточные. Мидихлорианы в том числе. От поедания льда у чиссят наблюдаются два побочных эффекта — кожа синеет и способности к Силе проявляются. Вот их взрослые и используют вместо падаванов. Но эффект не вечен. Стоит чиссенку повзрослеть, как мидихлорианы подыхают.

Недолго думая, Аринда первым же контрабандным рейсом велела привезти мидихлориановый лед. В список запрещенных к употреблению веществ он не входил, и перед соревнованиями все имперцы дружно подтвердили, что давеча насинячились в стельку, поэтому и цвет лица у них был соответствующий. На деле же все прекрасно сдали нормативы, перекрестились и отправились по своим делам.

От всего увиденного у Мон Мотмы глаза на лоб полезли.

— Так нечестно! — бросила она и, тряхнув полами белой мантии, зацокала каблуками прочь из кантины.

— Чего это она? — спросил у Бейла удивленный Палыч.

— На агента Калласа ставила, — не задумываясь, соврал тот. — Леечка, пойдем отсюда. Не могу долго сидит на жестком стуле. Еще от копыт гаморреанцев мягкое место не зажило.

— Кстааати! — Палыч поднял указательный палец в воздух. — Как проходит реставрация дворца?

Бейл закусил губу, а Лея расплакалась, ибо «Разбойничья эскадрилья» не только не поклеила обои, но и разрушила стены, а значит ей еще долго предстоит гостить у Таркина на Звезде Смерти.

— Так, Аринда. Ты у нас дама универсальная: спортсменка, имперка, интриганка. И на горящий Батонн приземлишься, и СИД-Защитник на лету остановишь, — Палыч растянул губы в самой чарующей из своих улыбок. — Бери себе в напарники Трауна и дуй на Альдераан, — он шепотом добавил. — И дворец отреставрируете, и лидеров повстанцев накроете, — он еще немного понизил голос. — Только Таркину не говори. Он уже на этот Альдераан кренниковские турболазеры полирует.

«Чтоб я еще раз…» — чуть было не вырвалось у Аринды.

— Что-что? — переспросил Палыч, прочитав ее мысли.

— Иду клеить обои, мой Император!.. — нехотя отозвалась губернаторша и направилась в сторону своего шаттла. После головокружительного «успеха» с имперскими нормативами покоя ей точно больше не дадут!