Дружба - это счастье (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Глава 1. Первый друг. ==========


Сегодня Асоку постигла новость, которая обрадовала-бы любого юнлинга. Асоку переводят в следующий класс, так как считают, что она уже знает то, что может получить от четвертого года обучения. Асока еще, когда начала свое обучение знала что у нее большие способности к Силе и ей всегда было легче учиться. Поэтому она смогла пройти четыре года обучения, затратив на это 3 с половиной. И сегодня ее переводят на пятый год обучения, но Асоку это не радовала. А чему тут радоваться? Из-за выдающихся способностей Асоке завидовали другие юнлинги, и поэтому у нее не было друзей. Стоило кому-то начать с ней общаться, как этого юнлинга сразу начинали презирать. Более того некоторые юнлинги давали ей обидные прозвища, вроде рогатой или хвостатой. Это очень сильно злило Асоку. А еще сильнее ее злило, то, что эти же юнлинги, часто шутили над ней: ставили ей подножку или ведро с водой над дверью. За это Асока в порыве эмоций могла накинуться на обидчиков с кулаками, при этом, даже не оценивая свои силы. Бывало либо ее после этого унесут в медпункт, либо ее обидчика. Но чаще всего другие юнлинги или джедаи успевали разнять дерущихся до того как те получат серьезные травмы. Асока часто жаловалась магистру Пло Куну, которого считала самым близким человеком, он выслушивал ее, но сделать ничего не мог, кроме как оправдывать ее поведение перед Советом.

Вот и сегодня Асока не ждала ничего от своего нового класса, кроме того что ей опять дадут какое-нибудь новое прозвище. Асока опустив голову, чтобы никого не видеть, зашла в комнату, где жили юнлинги. Это была большая комната, в которой вдоль стен располагалось 10 двухъярусных кроватей прикрепленных к стене, множество столов и два шкафа. В одном классе не могло быть больше 20 юнлингов, в конкретном же классе было 18, не считая Асоки. Сейчас было около четырех часов дня, занятия уже закончились и в комнате были все ее новые одноклассники. Но когда она вошла, никто не обратил на нее внимания, кроме двух юнлингов, которые крикнули на всю комнату: О, рогатая пришла. Но после этого тоже никто на нее даже не взглянул. Асока все еще с опущенной головой пошла к незанятой койке, и там положив вещи на рядом стоящую тумбу, села на кровать и уставилась в пол. Со стороны могло показать, что Асока сейчас заплачет, но это совершенно не в ее стиле. Она никогда не плакала. Она понимала, что хоть у нее и нет друзей, ей нужно как-то развлекаться и поэтому она также как и остальные юнлинги, время от времени разыгрывала кого-нибудь из джедаев. Вот и сейчас она думала, чем-бы ей заняться?

В это время, в этом же классе, в таком же положении сидел другой юнлинг, по имени Калеб. Сидел спокойно на своей кровати и тоже думал, чем заняться. Вдруг кто-то крикнул: О, рогатая пришла. И он тут же поднял голову и, посмотрев несколько секунд на Асоку, снова опустил свой взгляд. Про Калеба мало что было известно. Другие юнлинги знали, что его перевели к ним из другого класса, но почему это сделали, никто не знал, ведь мальчик не обладал какими-то выдающимися способностями. Никто не знал, откуда его перевели: из параллельного класса или из предыдущего по году обучения. Друзей у него тоже не было, были только товарищи по розыгрышам, но не более. О его прошлом также было ничего неизвестно, если кто-то пытался это вызнать, то Калеб всегда соскальзывал с темы, аргументируя это тем, что не хочет говорить о своем прошлом.

Но после того как вошла Асока, Калеб задумался совершенно о другом. Это прозвище было ему знакомо, он не раз слышал его от других юнлингов, но все никак не мог понять, кому оно принадлежит. И тут пришло озарение, это прозвище принадлежит этой девочке-тогруте. И снова Калеб посмотрел на нее. Она выглядела очень расстроенной, и казалось, что сейчас заплачет. И поэтому Калеб встал и направился к ней.

- Не обращай на них внимания – обратился Калеб к Асоке. - Они любят придумывать другим прозвища.

Но Асока никак не отреагировала на его слова.

Тогда Калеб осторожно сел недалеко от нее.

- Меня зовут Калеб – сказал он, протягивая ей руку.

Протягивание руки среди юнлингов означало знак дружбы. То есть Калеб предложил Асоке дружбу.

Тогда Асока подняла голову и посмотрела на незнакомого ей мальчика. Она была рада, ведь до этого ей никто не предлагал дружбу. И немного помедлив, она протянула свою руку и сказала: Асока, меня зовут Асока.

- Приятно познакомиться с тобой, Асока – ответил Калеб улыбаясь.

Асока улыбнулась ему в ответ.

- Почему они дали тебе прозвище сразу, как только ты вошла сюда? – спросил Калеб Асоку. – Обычно это происходит через несколько дней после знакомства.

- Они знают меня около года – ответила Асока. – Меня знают все задиры храма. И поэтому куда-бы я не пришла, меня сразу узнают.

- Мне дают прозвища из-за завести – продолжила Асока, словно читая мысли Калеба. – По крайней мере, я так думаю.

- Из-за выдающихся способностей? – спросил Калеб.

- Да – последовал ответ. – Но откуда ты знаешь?

- Я слышал много подобных историй – ответил мальчик. – Я понимаю, как это плохо не иметь друзей. Я надеюсь, мы сможем стать настоящими друзьями.

Асока снова улыбнулась и ответила: надеюсь.

Последовала минутная пауза.

- Не хочешь немного размяться? – предложила Асока, хитро улыбаясь.

- А что ты предлагаешь? – хитро улыбнулся Калеб.

- Нуу… - задумалась Асока. – - Мы можем потренироваться в бою на световых мечах, можем подразнить Мастера Кия (мастер Кий – это учитель философии джедаев, он был очень вредным и поэтому юнлинги очень часто разыгрывали его, а некоторые даже хуже), можем полазить по вентиляции. В общем выбирай.

- Нуу, я даже не знаю – ответил мальчик. – Давай начнем с вентиляции, а там посмотрим.

И они оба встали и пошли в коридор. Там они начали искать место, где можно было бы незаметно залезть в лабиринт тоннелей, которые именовались вентиляцией.

- А у тебя есть другие друзья? – спросила Асока у Калеба.

- Нет – ответил Калеб.

- А были раньше? – снова спросила Асока.

И тут Калеб на мгновение остановился, как будто вспоминая что-то давно забытое и неприятное.

- Нет – ответил он.

Асока почувствовала, что этот ответ не совсем искренен, но переспрашивать не стала.

Дальше они, наконец, смогли найти не большой закоулок в коридоре, где никого не было, и оттуда уже залезли в вентиляцию, решив направиться к архиву. Там они остановились и начали наблюдать за джедаями, что там были.

- Смотри, - сказала Асока, тыча пальцем в какого-то джедая – мастер Кий.

- Сидит, и даже не знает, кто над его головой – улыбнулся Калеб.

- Жаль, что у меня нет с собой брызгалки с краской – начала Асока – вот бы было весело.

- У меня есть кое-что получше – сказал Калеб и принялся доставать из кармана соломинку для напитков.

- Смотри – сказал он.

Затем юнлинг запихнул в трубочку какой-то маленький шарик и затем сильно дунул в нее с другого конца. Этот шарик вылетел из трубочки, полетел и попал джедаю прямо по руке, в результате чего тот ее сильно отдернул.

- Вау – сказала Асока. – А можно мне тоже?

- Конечно – ответил Калеб, доставая из кармана вторую такую же соломинку, вместе с листком бумаги.

- Отрываешь от бумажки маленький кусочек, – начал свои пояснения Калеб – делаешь из него маленький комочек, вставляешь в трубочку, целишься и дуешь в нее со всей силой. Если комочек попадает в кого-нибудь, то это не очень больно, но сразу дергаешься.

- Сколь лет проказничаю, но даже не слышала о таком – сказала Асока.

- Я тоже – ответил Калеб. – Я придумал это пару часов назад.

Асока зарядила свою соломинку и дунула в сторону ничего не подозревающего мастера Кия. Юнлинги очень не любили этого учителя. Он мог совершенно спокойно наказать даже за самые малые провинности, вроде того что отвлекся на его уроке на что-то другое. Поэтому почти каждый юнлинг считал чуть ли не своим долгом хотя-бы раз в жизни как-нибудь подшутить над джедаем. Либо обрызгать того краской, или где-нибудь в толпе окликнуть Кия и сделать вид будто ничего не было. Некоторые зашли дальше, и взрывали бомбу с краской в его кабинете. В общем, жизнь юнлингов была полна всяких шалостей, которые приходилось терпеть всем, включая несчастного Кия.

При первом выстреле Асока промахнулась, но уже со второго раза попала мастеру в лоб. Тот зло поднял глаза и начал искать, откуда прилетел снаряд.

Но Калеб с Асокой вовсе не собирались здесь задерживаться, и стоило мастеру поднять взгляд, как те сразу-же смотались. Оба довольные тем, что сделали, они направились в комнату для тренировок. Там они вылезли из вентиляции и решили немного потренироваться, сражаясь на световых мечах. Но это сражение было больше для прикрытия, чем для тренировки. Ведь Асоке показалось что мастер Кий за мгновение до того как она смогла скрыться заметил ее.

Асока просто превосходно сражалась на мечах. Раз, за разом побеждая Калеба. Но тот не унывал и продолжал тренировку. И вот спустя где-то минут 45, вошел мастер Кий.

- Вот вы где юнлинг-Тано – начал мастер своим слегка писклявым и не очень приятным голосом. – А я думал, вы лазите по вентиляции и стреляете в меня этим – сказал джедай, вытягивая руку.

У него в ладони лежал кусочек бумаги, которым эти ребята недавно стреляли в него.

- Это не я – соврала Тано.

- А мне почему-то кажется что вы! – настоял мастер.

- Асока последние полтора часа была здесь, со мной – вмешался в разговор Калеб. – Мы тренировались в сражениях на световых мечах.

Мастер посмотрел на Калеба взглядом полного негодования.

- Видимо считает меня слишком мелким для того чтобы вот так просто вмешиваться в разговор – подумал Калеб.

- Хорошо – сказал джедай после минутной паузы. – Я вам верю. Тебе повезло Асока, что у тебя нашелся защитник – обратился Кий к Асоке. – Но в следующий раз я этого просто так не оставлю.

После этих слов Мастер развернулся и вышел из комнаты.

- Почему он сразу заподозрил тебя? – спросил Калеб.

- Я ведь известная хулиганка – ответила Асока. – Слышал о взрыве бомбы с краской в его кабинете около года назад?

- Да – ответил Калеб. – Тогда мастер-Кий наказал меня за то, что я отвлекся на его уроке, и заставил меня убираться в его кабинете. И стоило мне только попрощаться и выйти, как тут же из-за этой двери раздался грохот и ругательства на непонятном мне языке. Я как ошпаренный ринулся в классную комнату и не выходил из нее до отбоя. На следующий день я узнал, что в этот кабинет кто-то подложил бомбу с краской, и стоило мне выйти, как она взорвалась. Но кто это был, так и не выяснили. Я тогда мысленно себе говорил, что Сила покарала мастера-Кия за беспричинное наказание.

- Это была я – сказала Асока. – Я подложила бомбу. Об этом узнал только магистр Пло Кун, но он не рассказал никому, но взамен мне пришлось дать обещание, что я так больше не буду делать.

- Ясно – сказал Калеб и посмотрел на часы. – Что-то мы совсем увлеклись, уже шесть часов. Нужно сходить поужинать.

И они вместе пошли ужинать. Затем они пошли на крышу храма, где располагался сад и, посидев там до девяти вечера, отправились спать.

В этот день и Калеб, и Асока были счастливы. Ведь они стали друзьями. Для Асоки это было вообще впервые. А для Калеба, об этом знал только сам Калеб.


Комментарий к Глава 1. Первый друг.

Надеюсь вам понравилось. Это мое первое произведение. Оно растянется на несколько глав.


========== Глава 2. План “Отмщение” ==========


На следующее утро Асока проснулась за несколько минут до подъема. Она хотела покинуть комнату раньше, чем кто-нибудь проснется. И разбудив своего нового друга, хотя тот сильно возражал, они отправились в столовую завтракать. После завтрака друзья направились в спортзал, чтобы размяться перед уроком, ведь первый урок был по фехтованию.

В день у юнлинга пятого года обучения было 6 уроков, которые длились по 50 минут, а перемены по 10 минут. Только одна перемена, длилась 30 минут, она шла после четвертого урока, и была предназначена для обеда.

Все уроки прошли спокойно за исключением четвертого. Это была философия джедаев, и мастер-Кий весь урок как-то подозрительно посматривал на Асоку. Видимо все еще помнил вчерашний день. Но это излишнее внимание заставило Калеба вместе с Асокой сильно понервничать. Ведь Мастер следит за ней тщательно, и не дай Сила заподозрит, что она отвлекается. Но все обошлось, и Асока выдохнула с облегчением, когда покинула этот кабинет.

- Чем теперь займемся? – спросила Асока у Калеба, когда закончились уроки.

И не успел Калеб ответить, как в Асоку не понятно, откуда прилетел комочек краски. Асока инстинктивно обернулась, но в коридоре не было ни одного юнлинга. И тут в Асоку снова полетел комочек с краской, но она ловко увернулась в результате чего, тот попал в Калеба. Тот догадался, откуда прилетела краска, и поднял голову, вверх ища вентиляционное отверстие. И найдя его начал всматриваться, чтобы понять, кто там сидит.

- ХАХАХА – послышался оттуда смех.

И снова, но уже в направлении Калеба из вентиляции полетела краска. Юнлинг этого ожидал и смог увернуться и сразу-же, как по команде, Калеб и Асока применили Силу чтобы скинуть решетку и открыть проход в вентиляцию. Как оказалось в вентиляции сидели два мальчика-юнлинга с пистолетом, который стрелял краской. Калеб узнал одного из них это был их одноклассник.

- ХАХАХА – продолжали смеяться хулиганы.

– Калеб дружит с “ Рогатой” – сказал один из них, все еще смеясь.

- Нет, - перебил его другой – с “хвостатой”.

Калеб только усмехнулся.

- Пускай смеются – сказал Калеб, обращаясь к Асоке. – Просто завидуют.

- Давай лучше пойдем в сад – предложила Асока.

- Хорошо – ответил Калеб.

И друзья под неумолкающий смех юнлингов направились дальше по коридору. Но почти дойдя до сада их, окликнул магистр Мейс Винду.

- Юнлинги – начал он гневным тоном – почему вы измазаны в краске?

И тут Асока с Калебом вспомнили что в них выстрелили краской, и нужно было сначала пойти сменить одежду.

- Просим прощение, магистр – начал Калеб. – В нас стрелял краской кто-то из юнлингов. И мы как раз сейчас идем отмывать эти пятна.

Магистр, ничего не отвечая, просто пошел дальше. А друзьям пришлось по пути в сад зайти в химчистку. Но уже через минуту на их одежде не осталось и следа от краски, и они продолжили свой путь.

Асока злилась про себя на тех кто в них стрелял, ведь если-бы не они, их бы не отчитал магистр-Винду, и как Асоке подсказывает Сила – эти проказники все видели. Ей страшно хотелось сделать что-нибудь в отместку за это.

Калеб почувствовал это и произнес улыбаясь: Месть не путь джедая.

- Я знаю – ответила Асока. – Но просто хочется справедливости. Они надо мной столько раз смеялись и подставляли меня, что хочется чтобы справедливость восторжествовала.

- Не стану скрывать – начал Калеб – мне тоже этого хочется. Они не раз доставали меня.

И тут они хитро посмотрели друг на друга.

Они решили не идти в сад. А забравшись в вентиляцию, начали искать там укромное место. Найдя его, они начали обсуждать план, который они называли “планом отмщения”. Закончив это обсуждение, они направились в классную комнату и начали подготовку.

План был достаточно сложный, если не выполнимый. Но его успех означал полное моральное удовлетворение. Задача была в том чтобы на каком-нибудь уроке учитель обратил внимание на плохое поведение этого юнлинга из их класса (так как второй был не из ихнего класса, они решили его простить, на этот раз), а это “плохое” поведение Калеб с Асокой должны с имитировать. Так как проще всего достать учителя философии, то было решено проделать это на его уроке. Эта деталь и предавала плану невозможный характер, так как это все нужно было провернуть так чтобы мастер-Кий подумал на нужного человека, а не на организаторов.

Подготовка шла полным ходом. Все нужно было успеть сделать до завтра, так как урок по философии ордена был ежедневным. Калеб отыскал в ящике тумбы ту соломинку, которой они вчера стреляли в этого мастера и затем поняв что больше ничего полезного здесь не найдет, решил подойти к Асоке. Асока тем временем искала что-нибудь что ей могло бы пригодиться при выполнении плана.

- Ну как у тебя дела? – спросил Калеб.

- Никак – ответила Асока. – Я только что поняла что для этой операции у меня ничего кроме брызгалки с краской нет.

- Я же тебе давал трубочку для стрельбы шариками – продолжил Калеб. – Куда ты ее дела?

- А… - начала Асока. – Я и забыла про нее. Вот она – сказала Асока, вытаскивая ее из кармана.

- У меня есть еще предложение, как на крайний случай – начал Калеб. – Мы можем сейчас сходить в мастерскую и сделать шумовую гранату, на тот случай если учитель начнет подозревать нас, мы взорвем ее рядом с тем с кем нужно. Ведь все, такие как этот проказник, носят в карманах что-нибудь взрывающееся, вроде гранаты с краской.

- Идея хорошая, – начала Асока – но ты уверен что у нас получится это сделать?

- Большой уверенности нет, но разве у нас есть выбор? – задал ответный вопрос Калеб.

- Ты прав – ответила Асока. – Нужно иметь запасной план.

И с этими словами ребята отправились в мастерскую делать шумовую гранату. Получилось у них кое-как, но все же получилось. И теперь оставалось дождаться дня когда они смогут воплотить свой план в реальность.


Комментарий к Глава 2. План “Отмщение”

Следующая часть будет по длиннее.


========== Глава 3. Необычный урок ==========


Но на следующий день план не удалось реализовать, так как учитель слишком внимательно следил за каждым в классе.

- С чего это он так – думала Асока. – Неужели как-то узнал.

Калеба в течении урока тоже мучали подобные мысли, но отвлекаться на них, не было времени.

Через день произошла та же ситуация. Поэтому лишь через неделю выдались наконец-то благоприятные обстоятельства.

За эту неделю Асока с Калебом сдружились еще больше. Первоначально Асока боялась, что ее другу надоест, что над ними смеются, и он перестанет с ней дружить. Но Калеб только усмехался, когда над ними смеялись, и продолжал дружить с ней.

Часто после уроков друзьям было скучно. И они от нечего делать гонялись друг за другом по вентиляции, тренировались в сражениях на световых мечах и просто врукопашную. Асока прекрасно владела мечом и часто побеждала в боях. Но в рукопашном бою Асока была слабее соперника, и тут ей приходилось терпеть поражения.

Иногда они ходили в мастерскую. Асока узнала, что Калеб очень любит при помощи лазерного резака, вырезать из разных материалов фигурки. К этому времени, их у Калеба было уже много. Размер фигурки был не больше ладони. Но Калеб не просто вырезал, он еще и раскрашивал их красками. В результате просидев там вечер, у него получилась модель грузового корабля.

Калеб рассказывал, что он так однажды вырезал модель гранаты, положил ее к себе в карман, и забыл про нее. На одном из уроков она выпала оттуда и покатилась в сторону учителя. И тут один из юнлингов крикнул: здесь граната. Все сразу разбежались по углам класса, чтобы быть как можно дальше от нее. К ней подошел учитель и осторожно взял ее.

- Это модель гранаты – объявил тот. – Кто решил так пошутить?

- Извините, учитель – ответил Калеб. – Это моя модель. Я сам ее вырезал. Но она выпала из моего кармана. Поэтому еще раз прошу прощения.

Учитель только улыбнулся и простил Калеба. С тех пор Калеб больше старался не забывать убирать в ящик свои фигурки.

Асока вместе с Калебом долго смеялась над этой историей. И раз разговор зашел о прошлом, она попыталась вызнать у Калеба что-то о его истории, но тот отказался говорить.

Но вот, наконец, настал момент, когда их план возможно реализовать. Перед уроком они договорились, что если их все же поймают, то они попытаются прикрыть друг друга и своими разговорами запутать учителя.

Зайдя в этот класс, они сели как обычно садились тут, то есть спереди и сзади от хулигана. И “приготовились” к самому необычному уроку за всю их жизнь. Ведь на их памяти никто никогда не пытался намеренно злить учителя прямо на уроке. Тем более противного Мастера-Кия.

Начался урок. Прошло не более пяти минут от начала, как мимо Калеба прошел учитель, что-то диктуя ученикам. И тут Калеб быстро взял соломинку, зарядил ее, выстрелил в учителя и попал прямо по шее. Тот сразу-же обернулся.

- Кто это сделал? – спросил он строгим голосом.

- А что именно? – спросил Калеб, делая вид что, как и все просто слушал урок и делал пометки в датападе.

Учитель ничего не ответил и стал просматривать, кто сидел на траектории полета снаряда. Там было четыре юнлинга. Среди них Калеб, Асока, юнлинг-Хэн (тот самый хулиган) и юнлинг-Тэя. Но поняв, что этим ничего не добьется, продолжил вести урок.

Спустя еще несколько минут Асока достала свою соломинку и, так же как и Калеб выстрелила в Мастера. Тот стоял лицом по направлению к ней, но на секунду он повернул голову, в результате чего не увидел шарик из бумаги, и тот попал ему по щеке. Кий сразу-же повернулся, но Асока сидела за Хэном, а он достаточно крупный и поэтому Мастер не увидел, как она прячет соломинку.

- Ни разу, – начал Кий, чуть не переходя на крик – ни разу на моем уроке никто так нагло себя не вел. Живо признавайтесь, кто это делает.

Весь класс смотрел на учителя. Было страшно. Но Калеб едва сдерживался от смеха. Он знал, что стоит ему засмеяться, как подумают на него. Но тут Калеб решил немного отвлечь учителя и, используя Силу, он начал при помощи небольшого камушка, который случайно оказался у него в кармане, начал царапать на стене: Учитель – вредина. Закончив работу, он не сильно постучал об стену, где находилась надпись. И затем отпустил камень. Все сразу-же начали смотреть на источник звука. И заметив надпись, часть класса вжалась в стулья от страха, а часть не смогла сдержать смеха, засмеялась.

Описать чувства учителя в этот момент кроме как злоба нельзя. Учитель сильно злился на того кто посмел на его уроке вести себя так. Он все еще пытался вычислить виновника.

- Живо признавайся, кто это сделал! – сказал он строгим тоном, и тут же прекратили смеяться. – Иначе будет хуже.

Но никто конечно не признался.

- Вы четверо останетесь после урока – сказал Кий, указывая на тех четверых юнлингов, что сидели на траектории первого снаряда.

И до конца урока Калеб и Асока больше решили не доставать учителя. Так как понимали, если они сейчас попадутся, то им уже немало достанется. За время урока Калеб осторожно при помощи Силы передал Асоке записку, в которой было написано: У меня есть идея, ты главное не волнуйся.

Урок прошел без лишних осложнений, за исключением того, что кто-то все-таки осмелел и добавил к надписи восклицательный знак.

И вот урок закончился. И все пошли в классную комнату, так как урок был последний. Все кроме Асоки, Калеба, Хэна и Тэи.

- И так – начал учитель, когда дверь кабинета закрылась за последним юнлингом – кто-то из вас стрелял в меня кусочками бумаги, и я так подозреваю что он же и написал эту надпись – сказал учитель, указывая на надпись.

- Это не я – ответили все разом.

И тут Асока заметила, что Калеб почему-то держит руки за спиной. Это для него не очень естественно. А Калеб в это время в сантиметре от пола, очень осторожно при помощи телекинеза двигал шумовую гранату в сторону Хэна. Поэтому чтобы этого не заметили, он держал руки за спиной.

- Раз никто этого не делал, мне придётся наказать всех, и поставить незачет за прошлый год – разозлился учитель.

- Но почему? – спросила Тэя.

- Я рассказывал вам в прошлом году, что долг джедая защищать невинных любой ценой – ответил Кий. – Похоже, вы этого не поняли и соответственно это не зачет.

- Я в последний раз предлагаю признаться тому, кто сотворил это все на уроке – сказал гневно учитель.

Но тут он обратил внимание на Калеба, который был на чем-то сосредоточен.

- Юнлинг-Дэн (фамилия Калеба), – начал мастер-Кий - на чем это вы так сосредоточены?

- Не на чем, мастер – соврал Калеб, стараясь не терять контроль над гранатой. – Вам кажется.

Учитель смотрел на него очень подозрительно.

- Покажите ваши руки – сказал учитель.

Калеб послушно вынул руки из-за спины. В этот момент он уже не мог сосредоточиться на движении гранаты и поэтому старался, чтобы она хотя-бы не упала, так как уже находилась в районе колен Хэна.

- Это вы стоите за тем, что произошло на уроке? – сказал Кий, все еще обращаясь к Калебу.

- Нет – снова соврал Калеб, стараясь говорить как можно правдоподобней, и одновременно пытаясь дать знак Асоке, чтобы она заметила, что он делал, и продолжила за него.

- Ваш ответ не слишком искренний – сказал учитель.

Калеб это прекрасно знал, ведь он только частично был причастен ко всему, что было на уроке. Он боялся, что сейчас учитель начнет допрос и придется признаться. Но тут в коридоре послышался какой-то шум и мастер Кий, будучи и так раздраженный происходящим, отправился узнать, в чем дело. Как только он вышел юнлинги начали обсуждение кто это все сделал.

- Скорей всего это ты Хэн – сказала Тэя. – Ты любишь подобные мероприятия.

- С мастером-Кием, ни за что – ответил Хэн. – Это слишком опасно. Я думаю это “Рогатая”. Ведь она ни один раз злила учителей своим поведением на уроке.

- Злить мастера-Кия даже для меня слишком рискованно – парировала обвинение “Рогатая”. – Я согласна с Тэей.

- А тебя вообще никто не спрашивал – ответил раздраженным голосом Хэн. – А ты что скажешь? – спросил он, обращаясь к Калебу, который до этого момента не произнес ни слова.

Калеб наконец-то закончил запихивать гранату в карман Хэна и теперь мог спокойно говорить.

- Тебя и Тэю я знаю давно – начал Калеб. – И поэтому могу сказать, что вы оба могли сделать такое. Асоку я знаю всего неделю и скажу только одно: это не в ее стиле.

- Ты ее не знаешь, столько же, сколько мой друг – начал Хэн, оскалив зубы. – И судя по его словам, она могла такое сотворить.

- - Нечего скалить на меня зубы, Хэн – начал раздраженно Калеб. – Я человек, как и ты, и этим ты меня не запугаешь.

- Да – ответил Хэн, прекратив скалить зубы, но смотря на Калеба недружелюбным взглядом – у твоей подружки-тогруты зубы поострее, чем у меня. Но сейчас ты на моем пути, а не она.

Тэя поняв, что Хэн сейчас может наброситься на Калеба решила немного разрядить обстановку.

- Успокойтесь вы оба – начала она. – Неважно у кого зубы острее. Сейчас нужно понять, кто хулиганил на уроке.

- Хорошо - произнес Хэн сквозь зубы.

- И так – начала Тэя – рассказывайте, кто, что делал на уроке.

- Я сидела и слушала учителя – начала Асока.

- Я тоже – сказал Калеб.

- И я тоже – сказал Хэн, немного остыв.

- Я только один раз отвлеклась – сказала Тэя – но ни делала ничего, чтобы могло разозлить учителя.

- Видимо кто-то из нас врет – произнес Хэн.

- Если это сделал кто-то из нас – сказал Калеб.

- В общем – начал снова Хэн – вы как хотите, а я сваливаю.

Договорив это, он при помощи телекинеза снял решетку и залез в вентиляцию.

Тэя, Асока и Калеб решили остаться. Так как лучше принять наказание сейчас, чем когда злой учитель разыщет тебя где-нибудь в храме.

Через несколько минут мастер-Кий вернулся в класс.

- Где юнлинг-Хэн? – обратился он к оставшимся юнлингам.

- Сбежал по вентиляции, пока вас не было – сказала Асока.

- Видимо он и причастен к хулиганству на вашем уроке – продолжила Тэя.

- Вы правы - обратился он к Тэе.

- Вы все свободны – сказал Кий. – А Хэна я разыщу сам.

И с этими словами он развернулся и пошел исполнять сказанное.

Фух – выдохнули юнлинги, когда покинули кабинет Кия. И Тэя бегом направилась в классную комнату. А Калеб с Асокой тоже направились туда, но не торопясь.

- Это и был твой план? – спросила Асока. – Ты знал, что Хэн сбежит.

- Нет, – начал Калеб – план был в том, чтобы взорвать шумовую гранату в кармане у него в кармане. Она-же совершенно простая, и поэтому не причинила бы никакого ему вреда. И тогда-бы мастер-Кий заподозрил-бы его. Но меня отвлекли, и засунуть гранату в карман Хэна удалось, но только когда учитель вышел. Дальше оставалось только ждать, когда мастер-Кий вернется. Я никак не ожидал, что Хэн сбежит. Но, тем не менее, наш план удался. Но только теперь граната в руках Хэна и если снимут отпечатки пальцев, то поймут что она наша.

- Не волнуйся – начала Асока – не снимут. Очевидно, уже, что Хэн виновен и учитель не будет тратить на эту мелочь свое время.

И друзья, довольные тем, что отплатили Хэну, решили пойти в сад. Хоть месть не путь джедая, но они-же еще юнлинги, которые просто хотят дать противнику по заслугам.


Комментарий к Глава 3. Необычный урок

Предупреждение!!! Не пытайтесь повторить подобное в реальности.


========== Глава 4 Почему именно Скайрокер? ==========


Прошло около половины года с тех пор как Калеб и Асока стали друзьями. Асоку удивляло то, что Калеб в отличие от остальных юнлингов не завидовал ей. Асока была лучшей почти во всем, но Калеб только радовался этому вместе с ней. Калеб явно был другой, хотя внешне так не скажешь. Совершенно обычный юнлинг, который, так же как и все не обладает какими-то выдающимися способностями, любит повеселиться, проказничать. Чего только они не вытворяли вместе с Асокой. Начиная с шуток над джедаями, заканчивая своим подходом к наказаниям. Да, их наказывали несколько раз. Но они не унывали и всегда веселились даже во время наказания. Они даже придумали друг другу шутливые прозвища, которые использовали иногда в разговорной речи, но никто из них не обижался. Асока звала Калеба Таинственным, а Калеб Асоку Полосатой. Асока научилась у Калеба, что нужно даже в самых критических ситуациях не унывать и всегда разбавлять их шуткой.

И вот сегодня Асоку, после уроков, вызвал к себе магистр Йода. Друзья долго гадали, зачем он это сделал. Но стоило Асоке выйти из его кабинета, как она сразу залилась счастливой улыбкой.

- Ну что тебе сказали – спросил Калеб Асоку.

- Меня сделали падаваном – ответила счастливая Асока.

- О… - начал Калеб, весело улыбнувшись – поздравляю тебя.

- Спасибо – ответила Асока.

- И кто твой новый учитель? – спросил снова Калеб.

- Рыцарь-джедай Энакин Скайуокер – ответила Асока. – Он сейчас на Кристофсисе. Я улетаю туда через два часа.

- Энакин Скайрокер? – спросил Калеб задумчиво. – Знакомое имя.

Асока как-то странно посмотрела на своего друга.

- Что? – спросил Калеб

- Ты сказал Скайрокер – ответила Тано.

- Ой, извини, оговорился – начал растерянно Калеб. – Энакин Скай-уо-кер?

- Да – ответила Асока. – А то, что тебе это имя знакомо, его считают Избранным.

- А… - начал Калеб – теперь я вспомнил. Поздравляю тебя с этим – сказал он, улыбнувшись еще сильнее.

- Помоги, пожалуйста – продолжила Асока после минутной паузы – прицепить падаванскую косичку – сказала Асока, протягивая Калебу цепочку, которая являлась косичкой.

- Хорошо – согласился Калеб, принимая косичку. – Тебе с какой стороны ее прицепить?

- С правой – ответила Асока.

- Спасибо – поблагодарила Асока Калеба после того как тот прицепил косичку. - А теперь иди и попросись слетать со мной.

- Как ты узнала, что я хотел бы слетать с тобой? – спросил Калеб.

- Просто угадала – ответила Тано.

И затем Калеб пошел к Мастеру-джедаю, который отвечал за их класс, чтобы отпроситься на Кристофсис, вместе с Асокой. А Асока пошла в прачечную, так как она не собиралась лететь к учителю в форме юнлинга. Ей эта форма очень не нравилась, поэтому она заказала у дройда более удобную, по ее мнению, одежду.

Встретились друзья уже перед шаттлом, который направлялся к медицинской базе Республики. А уже оттуда они должны были полететь на Кристофсис. Калеб, после долгих убеждений, все-таки смог отпроситься. И теперь они вместе с Асокой летели к ее новому учителю. На базе они пробыли совсем недолго, так как по просьбе магистра Йоды ее отправили к учителю в качестве гонца, чтобы она передала сообщение. Полет до Кристофсиса не был долгим. И вот уже шаттл совершал посадку.

- Надеюсь, все пройдет хорошо – сказала Асока.

- Как я слышал Скайрокер, упс, Скай-уо-кер, хороший джедай – начал Калеб. – Поэтому не нужно бояться – сказав это, Калеб положил свою руку на плечо Асоки. – Удачи тебе.

И в этот момент трап начал опускаться и Калеб, решив, что лучше не показываться никому на глаза, спрятался за ящиками.

- Юнлинг? – услышал Калеб голос магистра Кеноби и сразу-же вжался еще сильнее в стену, так как решил, что его заметили.

- И кто же ты такая? – послышался второй, незнакомый голос.

- Я Асока, - услышал Калеб ее голос и осторожно выглянул – магистр Йода просил передать вам обоим, что вы должны вернуться в храм джедаев. Это срочно.

- А ты не заметила что здесь обстановка не много критическая – сказал мужчина стоявший рядом с магистром. Не сложно было догадаться, что это и был Скайуокер.

Но тут к ящикам подошел клон и, заметив Калеба спросил: кто вы?

Калеб понял, что здесь его не должно быть, поэтому он решил не называться юнлингом.

- Я… - замялся он – Калеб, падаван магистра Винду – сказал Калеб, надеясь, что никто не знает что это за джедай.

- Прошу прощения, командир – извинился клон.

- Ничего страшного – ответил Калеб. - Просто выполняйте свою работу.

- Слушаюсь – ответил клон и, взяв ящик, потащил его наружу.

А Калеб ушел поглубже в шаттл и принялся ждать, когда тот улетит отсюда. Но прошло несколько часов, прежде чем шаттл поднялся в воздух. Калеб думал, что шаттл отправится на базу, но нет. Он направился на крейсер, который отбывал Тет. Калеб хотел вернуться на Корусант, но свободных шаттлов не было, и этот полет продлил его приключения на несколько дней. Он старался прятаться от людей на корабле. Но иногда это было сделать сложно, если не невозможно. Путь до Тета занял несколько часов. Но Калебу повезло, что он не провел это время в грузовом отсеке. Он провел все время вместе с Асокой, которая тоже была здесь.

Асока рассказала Калебу, что произошло на Кристофсисе. И как она случайно назвала своего учителя Скайрокером. Она просто оговорилась как Калеб, а тот воспринял это как прозвище и в ответ тоже дал ей прозвище Шпилька.

Но вот прошел полет, и настало время высадки. Калеб проводил Асоку до ангара и, пожелав ей удачи, отправился в грузовой отсек. Там он и пробыл до конца полета, лишь периодически вылезая, чтобы сходить в столовую. И вот путешествие закончилось, и Калеб вернулся на Корусант. Возвращаться всегда грустно. Особенно понимая что твой единственный друг теперь может и вовсе забыть про тебя.

Но на следующий день после уроков Калеб встретился с Асокой, и они провели весь день за разговорами о ее приключениях и ностальгии о прошлом.

Будучи падаваном Асока никогда не забывала про своего друга, который остался на Корусанте. И всякий раз когда она возвращалась в храм, то стремилась сразу-же находить его. Только если ей не требовался сон. Иногда она уговаривала мастера-джедая, который отвечал за класс Калеба, чтобы тот отпускал ее друга на несколько дней вместе с ней. Своему Учителю она ничего не говорила, но это и не требовалось, так как Калеб вел себя тихо и старался лишний раз не показываться никому на глаза. Во время таких миссий Калеб бывал на других планетах, и это ему очень нравилось. Во время боя он всегда прятался где-нибудь в лагере или в крайнем случае по тихому улетал на крейсер. Но всегда когда бой заканчивался возвращался на планету и проводил все время вместе с подругой.


========== Глава 5. Печальный рассказ. ==========


Комментарий к Глава 5. Печальный рассказ.

Прошу прощения что так долго не выкладывал эту часть. Она бы вышла в тот-же день что и предыдущая, но возникли проблемы с Интернетом. Поэтому сейчас я выкладываю две финальные части произведения.

Прошел месяц с тех пор как Асока стала падаваном Энакина Скайуокера. За это время она сдружилась с учителем и начала считать его вторым другом. Она поняла что по характеру он похож на Калеба. Он такой-же веселый всегда. Но иногда он может быть суровым и даже строгим.

И вот сейчас их очередная миссия, цель которой была захват планеты, название которой Калеб не запомнил. И все успешно выполнено. Энакин с Асокой идут по лагерю о чем-то разговаривая. А Калеб прячется от них за ящиками с припасами. Асока не заметно для Учителя осматривается в поисках Калеба, как вдруг замечает еле заметное движение за ящиками. Но сначала нужно чтобы Энакин ушел, так как иначе будет странно если она пойдет в сторону ящиков при Учителе.

Калеб сидел тихо и осторожно наблюдал за Асокой. Вдруг он почувствовал опасность и начал искать ее источник. И спустя секунду он увидел снайпера, который целился в джедаев. И сейчас Калебу уже плевать на скрытность, главное спасти друга. Но даже если он окликнет их, то они не успеют среагировать. Тогда Калеб совершил прыжок Силы и приземлился в нескольких метрах от Асоки и ее учителя. За секунду до приземление произошли выстрелы. Калеб успел отразить один, но из-за того что он отвлекся на приземление, выстрел был отражен не слишком удачно и в результате оставшиеся два попали в Калеба. Услышав выстрелы Асока с Энакином обернулись активируя мечи, но увиденная картина поразила обоих, особенно Скайуокера. Перед ним стоял мальчик сжимающий в руках зеленый световой меч. По форме и росту Энакин догадался что перед ним юнлинг. Мальчик простоял секунду, после чего световой меч деактивировался, а сам юнлинг упал на бок. Асока с Учителем сразу бросились к нему, и перевернув его на спину увидели на его одежде следы от выстрелов. Энакин сразу-же начал искать снайпера и найдя его отдал приказ схватить. А Асока пыталась нащупать пульс. Он был, но очень слабый. Энакин поднял мальчика и отнес его в полевой госпиталь, где ему сразу принялись оказывать медпомощь. Асока сильно волновалась за друга и ее учитель это почувствовал.

- Ты знаешь его? – спросил тот.

- Да – ответила Асока. – Его зовут Калеб, он был моим другом когда я была юнлингом. Он и сейчас является мои другом.

- Но что он делает здесь? – спросил он снова Асоку.

Асока не хотела рассказывать Мастеру что последний месяц она иногда брала его с собой. Но сейчас от ответа не уйти.

- Это моя вина – начала Асока. – Я попросила мастера-джедая, который отвечает за его класс, отпустить Калеба со мной.

- Понятно – ответил Скайуокер. – Но почему ты мне об этот не сказала?

- Это и не требовалось – начала свой ответ Асока – так как Калеб вел себя тихо и лишний раз не попадался никому на глаза.

- Так это еще и не в первый раз – перебил ее Учитель, разочарованным голосом.

- Да – грустно сказала Асока.

- Сэр – окликнул медик генерала Скайуокера – я оказал мальчику всю посильную медицинскую помощь, но его нужно как можно скорее отправить в лечебницу на Корусанте. Иначе он умрет. Я вызвал уже шаттл.

- Спасибо что сообщили – сказал Энакин.

- Я отправлюсь с ним – сказала Асока твердо.

- Хорошо, я отправлюсь с тобой – ответил Скайуокер. – Ведь надо поблагодарить его, он спас нам жизнь.

Асока обрадовалась что учитель больше не злиться и улыбнулась.

- Но больше не делай так – продолжил учитель. – Я должен знать всех кто находиться на моем корабле.

- Хорошо, учитель – ответила Асока.

И они принялись ждать шаттл.

Уже через минуту шаттл был на поверхности и в него грузили больного. Затем корабль взлетел и взял курс на Корусант. Полет длился несколько часов, все это время Асока не отходила от друга.

По приземлению Калеба увезли в больницу. Асока и Энакин отправились вслед за ним. Они просидели в комнате ожидания несколько часов, но Асоке это показалось вечностью. И наконец к ним пришел доктор с новостями.

- Что с Калебом? – спросил Энакин, так как Асока из-за волнения не могла произнести ни слова.

- Повреждения: сердца, сердечно-сосудистой системы, желудка, нервной системы… - начал врач и в общем назвал множество повреждений которые не совместимы с жизнью.

Но у Асоки оставалась надежда что врачи смогли все исправить.

- Он жив? – спросил Энакин когда врач закончил перечислять травмы Калеба.

Этот вопрос эхом зазвенел в ушах. Она очень боялась что врач ответит что нет. Но вот прошло мгновение и последовал ответ.

- Сожалею – ответил врач наклоняя голову.

И тут Асока поняла что все самые кошмарные ее ожидания оправдались. Из глаз брызнули слезы.

- Сейчас он пока-что жив – продолжил врач – но жить ему осталось не более двух часов. Если хотите можете его навестить. Он сейчас в сознании и спрашивал о вас.

Асока вместе с учителем направились к палате, где лежал Калеб. Зайдя в нее, она сразу же кинулась к кровати, на которой лежал Калеб и взяв его руку, со слезами на глазах спросила: Зачем ты это сделал?

- Иначе и быть не могло – ответил Калеб тихим и дрожащим голосом.

И тут к ним подошел Энакин. Слегка наклонившись он положил руку на плечо Калебу и произнес: Спасибо что спас нас.

- Не за что, мастер-Скайуокер – ответил Калеб все тем-же голосом, так как говорить по другому не мог, сил не было.

И тут Асока бросила на учителя взгляд в котором читалось что она хочет остаться наедине со своим другом. И не говоря больше ни слова Скайуокер вышел.

- Почему? – начала Асока сквозь слезы – почему ты это сделал?

- По другому я не мог – ответил Калеб.

-Асока, – начал он прежде чем она успела еще что-то сказать – ты не один раз пыталась выяснить о моем прошлом. Многие пытались. И позволь теперь перед смертью поведать тебе мою историю, чтобы ты поняла почему я сегодня не мог поступить иначе.

Асока кивнула в знак согласия и присела на кровать рядом с Калебом.

- Как и все юнлинги – начал Калеб – в восемь лет я начал обучение искусству джедев. Тогда у меня появились друзья. Миша – человек и Лидия – твиличка. Мы были неразлучны и все делали вместе: учились, играли, проказничали. У нас была своя сеть коммуникаторов, которые предназначались для экстренной связи или если мы находились далеко друг от друга во время наказания. Кроме этого у нас был свой язык жестов и мимики. Мы очень часто шутили над джедаями, за что нас потом отчитывал Совет. Но это надо было видеть. Магистры хоть и пытались сделать серьезные лица, но все равно не могли удержаться от смеха. Поэтому они прозвали нас “веселой компашкой”. И даже просили нас если кто-то знатный прибывал в храм, вроде канцлера, сенаторов и других известных людей, организовать для них веселую встречу. И мы выполняли задания с большим удовольствием. Мы много лазили по вентиляции и бегали по храму, в результате чего открыли такие места о которых не знал ни Совет, ни даже самый любопытный юнлинг. И в вентиляции мы нашли несколько неизвестных никому тоннелей. Мы даже смогли найти проход в вентиляцию ведущую в башню Высшего Совета. О ней ходило много легенд, но нам посчастливилось отыскать ее. Мы жили весело и не знали ни горя, ни грусти. Как вдруг однажды вся моя жизнь перевернулась. Это случилось на третьем году обучения. Мы проходили практику в храме на Девароне. Этот храм не использовался тогда, как и сейчас. Все шло отлично, теплая, солнечная погода, красивый лес. Что может быть не так? Мы как обычно медитировали на поляне в нескольких километрах от храма, как вдруг раздались выстрелы. На нас напал отряд наемников. Первые выстрелы убили двоих из моего класса. Мы быстро все скучковались и отражая выстрелы направились к храму. Но мы не умели хорошо отражать выстрелы, а Мастер у нас один, и он не мог защищать всех. Мы с друзьями держались вместе, как вдруг Мишу отщимило от нас и между нами и им оказалось несколько юнлингов. Я не боялся за него, ведь он не отставал, но вдруг один из наемников кинул гранату. Она взорвалась в метре от наших одноклассников. Я с Лидией был достаточно далеко от нее и мы отделались лишь парой царапин, а вот Мишу я больше живым не видел – произнося это у Калеба потекли слезы из глаз. - Он был одним из самых ближайших юнлингов к очагу взрыва. Но времени думать об этом не было, так как я отвлекшись на взрыв, пропустил выстрел и меня ранило в плечо. Мы продолжали двигаться к храму, как вдруг попали в Лидию, в результате чего та упала. Пересиливая себя, она смогла встать, но махать мечом уже сил не было. Мне пришлось кроме как себя защищать еще и Лидию. Спустя несколько минут Мастер увидел один из домов, в котором жили джедаи выращивающие экспериментальные растения. Мы укрылись в нем. От класса в котором было двадцать юнлингов осталось всего девять детей. Выяснилось, что у Лидии травма очень серьезная и ей нужно как можно скорее оказать медицинскую помощь. Но через секунду произошел взрыв. Я с Лидией были возле стола и поэтому успели забрать под него прежде чем крыша рухнула. Стол выдержал, но мы оказались под завалом. Там мы просидели около трех часов и только потом, убедившись, что вроде бы все тихо, мы начали попытки убрать обломки. Мы находились около стены, и нас это спасло. И уже через час я смог выйти и проверить местность на наличие наемников. Их не было, как и следов других выживших. Вытащив Лидию и оказав всю посильную первую медицинскую помощь, мы отправились к храму. Мы шли очень медленно, так как Лидия не могла быстрее. Нам хотелось есть. И через некоторое время Лидия вообще упала от бессилия. Повезло что рядом обнаружился куст Долиники (съедобная ягода которая растет на Девароне ). Но там я смог найти только шесть ягод. Одну я съел сам, а все остальные отдал подруге. Но идти у нее сил все равно не было. Тогда мне пришлось взять ее на руки и тащить до храма. И наконец спустя пару часов мы были на месте. Я уложил Лидию в постель, принес ей еды и сменил листья на нормальную повязку. После чего связался с Корусанстким храмом джедаев и запросил помощь описав нашу ситуацию. Только после этого я смог пойти поесть. Шаттл с джедаем который должен был вести расследование прибыл только на следующее утро. Увидев состояние Лидии он не медленно отправил нас вместе со своим падаваном на только-что прибывшем шаттле обратно на Корусант. А сам остался в надежде найти еще кого-нибудь. Всю дорогу я не отходил от Лидии. Она так ослабла что не смогла даже поесть без моей помощи. Позавтракав, она заснула, но я все-равно сидел рядом и отказывался от еды. Только уже на подлете к Корусанту эта девушка-падаван уговорила меня все же поесть, сказав что отказываясь от еды я все равно не помогаю ей. На Корусанте мою подругу сразу-же увезли врачи. Но я отправился сразу за ней. Я просидел ожидая новостей несколько часов, после чего вышел врач и сказал что раны слишком серьезные, а помощь была оказана слишком поздно. Она не выжила. Я не знал что мне делать. Я зашел в комнату где она лежала уже мертвая. Я встал на колени пред ней и заплакал горькими слезами, спрашивая Силу зачем она забрала ее к себе? Моему горю не было предела. Так прошло несколько часов, после чего я был вынужден вернуться в храм. Там я пошел в классную комнату в которой было абсолютно пусто. Там я лег на кровать и снова из глаз потекли слезы. И так не заметно для себя я уснул. Проснулся я на следующий день надеясь что все это было просто страшным сном. Но комната была все так-же пустынна. Я встал и направился в ангар в надежде узнать хоть что-нибудь. Там я встретил джедая, который рассказал мне о том как идет расследование. Но как выяснилось никто кроме меня, даже наш мастер не выжил. Все погибли либо под завалом либо под обстрелом. Я сразу направился в классную комнату и снова забылся в своих слезах. Через несколько часов пришла мастер-Дили. Она принесла мне поднос с едой и сказала, что отныне я зачислен в ее класс. И для того чтобы прийти в себя она мне дала два дня выходных. Но этих двух дней не хватило. Я даже не покидал свою классную комнату, а еду в меня запихивали чуть ли не силой. Так прошла неделя, после которой мне назначили психолога. И после разговоров с ним стало на много лучше. И уже через три дня я снова начал ходить на занятия. По совету психолога, я начал вести свой дневник, в который записывал все, то что я хотел высказать друзьям. А они все погибли. Даже мои одноклассники, с которыми хоть и меньше чем с друзьями, но общался, все равно не выжили. Я хотел забыть то что пережил. Пытаясь не вспоминать об этом, я думал, это ослабит боль от потери друзей. Я не хотел заводить новых друзей, так как боялся повторения истории. Но увидев тебя в тот день 7 месяцев назад, я решил дать себе еще один шанс. Я боялся что история может повториться и поэтому старался провести с тобой как можно больше времени. Когда ты стала падаваном и отправилась на войну, я сильно переживал за тебя. Ведь каждая наша встреча могла стать последней. Я бы летал с тобой на каждую миссию, но меня просто не отпустили-бы. Почувствовав опасность на той планете, я заметил снайпера, который грозился убить тебя и твоего учителя. Тогда я понял что сейчас история повториться, если я ничего не сделаю. Окликнуть вас я бы не успел, тогда я решил закрыть вас от выстрелов. Я не хотел умирать, но не удачно отбитый первый выстрел открыл меня для оставшихся двух. Вот моя история Асока. Теперь я надеюсь что ты понимаешь почему я сделал это.

В этот момент в комнату вошли несколько магистров. И начали произносить речь на тему того что по воле Силы мы приходим в этот мир и уходим по той-же воле Силы. Но Калеб с Асокой не слушали ее. Они просто смотрели друг другу в глаза. Закончив речь магистры развернулись и собрались уходить.

- Магистры, – окликнул их Калеб – я прошу вас стать свидетелями моего завещания.

- Хорошо – ответил один из магистров.

- В настоящий момент – начал Калеб – я завещаю все мои вещи которые у меня есть Асоке Тано. Это все.

Затем магистры развернулись и вышли из комнаты.

- Все вещи которые есть у меня – обратился Калеб к Асоке – находятся в ящике моей тумбы. Теперь они твои. Среди них находиться подарок который я хотел вручить тебе когда вернусь. Это фигурка, она на много больше остальных. Я думаю ты поймешь какая именно, когда увидишь. В любом случае теперь они все твои.

Асока все еще не выпускала руку Калеба, только сжимала ее крепче.

- Калеб, - начала она – прошу, не уходи.

- На все есть воля Силы – ответил он. – Но прежде чем я отправлюсь на ту сторону Силы, я бы хотел попросить тебя кое о чем.

- Говори – сказала Асока чуть не плача – я сделаю все по мере сил.

- До того как я встретил тебя, - начал Калеб - последние два года я жил цепляясь за старое. Боясь что прошлое повториться я не заводил друзей. Теперь я понимаю что поступил глупо. Нужно жить не тем что потерял, а тем что приобрел или можешь приобрести. Я прошу тебя, не повтори моей ошибки.

- Второе, – продолжил Калеб после секундной паузы – я спас тебе жизнь, дал тебе второй шанс, который дается не всем. Прошу тебя не потрать его напрасно. Проживи жизнь с умом.

- И наконец, третье – начал снова Калеб. – Раньше меня и моих друзей знали почти все джедаи храма. Сейчас о них помнят лишь некоторые магистры. Подойди к любому джедаю и назови мое имя или имена моих друзей. Они даже не вспомнят о них. Только если ты произнесешь “веселая компашка”, только тогда некоторые вспомнят нас, но как о группе, а не отдельном человеке. А что будет через 10 или 20 лет. Я всего лишь очередной юнлинг который погибает при подготовки. Обо мне забудут как о не нужной вещи. Поэтому я прошу тебя жить и помнить меня.

- Хорошо - сказала Асока. – Я выполню все твои просьбы.

- Спасибо, Асока – ответил Калеб и его губы растянулись в подобии улыбки.

И тут Асока сделала то что никогда никому, даже себе, не позволяла сделать. Она наклонилась и обняла Калеба, прижимая его как можно сильнее к себе. Он тоже обнял ее. Слезы Асоки начали падать на плечо Калебу. Пусть даже объятия чисто дружеские, но Асока никогда не позволяла себе такого тесного контакта. В таком положении они пробыли около минуты. После чего Асока отпустила Калеба и слегка отстранилась от него, давая тому взглянуть на нее в последний раз. Асока взяла уже холодную руку Калеба и крепко сжала ее в своих ладонях. Ее горячая слеза скатилась по щеке и упала на щеку Калеба, его глаза уже были закрыты, но он был еще жив. Калеб собрал последние силы что у него были и открыл глаза посмотрел на Асоку и произнес: Живи Асока, и помни меня. Последний слог был произнесен на выдохе, и больше Калеб не дышал. Рука, что находилась в руках Асоки, полностью обмякла. Асока уже не смогла сдержать слез, и те полились ручьем. Она сидела уже над мертвым телом своего друга. Единственного человека, кто не остался равнодушен к ее несчастью, которое заключалось в отсутствие друзей. Благодаря ему она стала такой веселой, шутливой и жизнерадостной. Конечно, до этого она тоже веселилась, но после встречи с Калебом, она стала веселой даже в самых неприятных ситуациях.

Через час в палату вошел Энакин. И картина которую он увидел потресла его сильно. Хоть он и ожидал увидеть нечто подобное. Асока сразу взглянула на учителя.

- Нам пора в храм – произнес он.

Асока, хоть и не хотя, выпустила руку Калеба, встала и подошла к учителю. Он дал ей свой плащ, чтобы она прикрыла им лицо. И они вместе пошли в храм. Зайдя в их с Асокой квартиру, последняя скинула с себя плащ и закрывшись в своей комнате, продолжила плакать вспоминая Калеба.


========== Глава 6. Асока ==========


Асока не выходила из своей комнаты три дня. Она днями и ночами горевала о Калебе. Энакин хотел дать ей время на то, чтобы она пришла в себя, и он смог выбить у Совета отпуск на неделю. Но вот прошло 3 дня, а она не покидала свою комнату даже чтобы поесть. Скайуокер понимая ее приносил еду прямо в квартиру и оставлял ее на подносе, на столе возле двери в ее комнату. Но к концу дня поднос оставался на месте, а еда не тронутой. Через три дня Энакин решил хоть как-то помочь своей ученице. Он подошел к двери и постучал. Но тогрута от своих рыданий даже не услышала этого. Тогда Энакин применил Силу, открыл дверь и вошел с в комнату. Асока лежала на кровати уткнувшись глазами в подушку, поэтому даже не заметила учителя. Он осторожно поставил поднос на стол, и приблизился к Асоке.

- Асока – начал он – ты имеешь право грустить по Калебу и чтить его память сколько хочешь. Но отказываясь от еды и сна, ты вредишь сама себе. Поэтому отвлекись не на долго и поешь.

- Вам не понять – вспылила Асока, садясь на кровать. – Вы не знаете что такое терять друзей.

Асока сильно ошибалась. Ведь Энакин потерял свою мать. Но он не хотел об этом говорить с Асокой.

- Ты права – соврал Энакин – я не знаю что такое терять друзей. Но я прошу тебя Асока, перестань вредить себе. Я не смогу вечно отпрашиваться от миссий, поэтому лучше начни приходить в себя. Кроме этого я думаю что Калеб не хотел бы чтобы ты вредила себе, даже из-за его смерти.

Сказав это Энакин приобнял Асоку за плечи. И затем вышел из комнаты.

Асока начала по не многу успокаиваться. Все-таки учитель прав, и нужно что-нибудь поесть. Тут она вспомнила рассказ Калеба, а именно ту часть где он сказал что в него еду чуть-ли не силой запихивали. Асока представила как это могло бы выглядеть и улыбнулась своим мыслям. После чего она подошла к столу и начала кушать. Только сейчас она осознала какой голодной была. Съев все до последней крошки, Асока прилегла на кровать и заснула. Она не спала последние три дня и неудивительно, что хотелось спать. Проспала она так около двух часов, и затем проснулась. Спать все равно хотелось, но Асока решила сначала сходить и забрать вещи Калеба. Поэтому приведя себя в порядок она направилась к своей бывшей классной комнате. Войдя в нее весь шум который был там, сразу стих. Все смотрели на Асоку, некоторые с восхищением, некоторые с завистью. Но назвать ее рогатой или хвостатой, никто не осмелился. Все-таки по рангу она теперь выше. Асока не посмотрев ни на кого, вытащила ящик Калеба из тумбочки и понесла его к себе. Выйдя из комнаты, она столкнулась с мастером-Дили. Она была джедаем, который отвечал за этот класс. Асока подозревала что мастеру-Дили сообщили о завещании Калеба. И поэтому Асока сказала: Ящик я верну.

Мастер кивнула в знак согласия и Асока понесла его дальше. Больше на ее пути препятствий не возникло. Зайдя в квартиру она увидела своего учителя, и тот странно посмотрел на нее.

- Это вещи Калеба – пояснила Асока. – Перед смертью он завещал их мне. Если хотите магистры могут подтвердить это.

- Я тебе верю – произнес Энакин.

И Асока спокойно прошла в свою комнату. И поставив ящик на кровать начала поочередно доставать из него содержимое.

На самом верху лежало 20 фотографий. Верхние 5 Асока сразу узнала. Это были их с Калебом фотографии. У Асоки были точно такие-же. Но пятая была фотографией их класса. На следующем изображении, был только Калеб, но уже в окружении другого класса. А на последующих был только он, какой-то еще мальчик и твиличка. Это друзья Калеба вспомнила Асока.

После фотографий, из ящика была извлечена соломинка, которой Калеб стрелял по мастеру-Кию.

Дальше шли несколько листов бумаги. Одни были пустыми, на других были какие-то записи. Но тогрута не сильно вникала в них.

Дальше Асока начала доставать из ящика фигурки, которые вырезал Калеб. Их было более двух десятков, и все разные. Там были модели космических кораблей, космических станций, планет, даже грана про которую однажды рассказывал Калеб. И модель светового меча Калеба. Но одна фигурка привлекла больше всего внимания. Она была большой. Если все фигурки были не больше ладони, то эта-же была на много больше. Она была не обычной формы, и вся пестрила красками разных цветов. Если эта фигурка не обычной формы, но цвет был либо черный, либо серый, либо серебристый. Но на этой был, и белый, и красный, и розовый. Асока долго вертела ее пытаясь понять что это. Эта фигурка очень подходила под описание подарка. Но поняв что это, Асока прям ахнула от удивление и радости. Это была она. Да, за время ее отсутствия, Калеб вырезал фигурку Асоки. И разукрасил ее как полагается. Она была очень детализированной, даже было видно ее падаванскую косичку. Асока крепко взяла фигурку и прижав к себе начала мысленно благодарить Калеба за такой, по ее мнению бесценный, подарок. После чего она положила фигурку к остальным и принялась дальше осматривать ящик.

Следующее что Асока вынула оттуда – так это детали светового меча, а затем и сам меч Калеба. Когда его увезли в больницу, Асока передала этот меч одному из джедаев, который передал его мастеру-Дили, а мастер-Дили уже положила этот меч в тумбу. Затем из ящика был вынут коммуникатор, который судя по виду лежал там несколько лет. Это был тот самый коммуникатор, который Калеб использовал для связи с друзьями. Затем Асока вынула уже стандартный коммуникатор.

Следующее что она извлекла из ящика, это была не большая книжка, открыв которую Асока поняла что это был его дневник. Она решила прочитать несколько последних записей, а все остальные почитать позже. Прочитанные записи, ни чем не выделялись, но последняя запись удивила Асоку больше всего. Асока не могла найти ей объяснение. В ней говорилось о том что Калеб чувствует что эти полеты с Асокой до хорошего не доведут. И в конце была написана фраза на непонятном Асоке языке. Она ни как не могла ее перевести, и ей пришлось воспользоваться переводчиком, который отсканировал текст и смог дать перевод. Надпись была сделана на тогрутском языке. Асока не знала свой родной язык, поэтому и не смогла перевести. Но именно перевод фразы поразил Асоку больше всего. Фраза звучала так: Живи Асока, и помни меня. Как Калеб мог написать ее? Ведь он не брал дневник в руки с тех пор как покинул Корусант. Асока не знала ответ.

Теперь в ящике оставался только датопад и два листка бумаги. Асока сперва достала их, но под ними обнаружилась вещь которую Асока совершенно не ожидала тут увидеть. Падаванская косичка. Сложно было понять, вырезана она Калебом, или кто-то дал ему ее. Асока от удивления решила рассмотреть ее по лучше. Но стоило ей взять ее, как она тут-же заметила что к косичке приклеена маленькая бумажка. На ней знакомым Асоке подчерком было написано: Мечта любого юнлинга. А чуть ниже: И не сбывшиесия мечта Миши и Лидии.

После того как косичка отправилась к остальным вещам Асока достала датопад. Она думала что он самый обычный. Но взяв его в руки она обнаружила что он тяжелее. Присмотревшись Асока поняла что он доработан кем-то, а именно Калебом. В датопаде было много информации, включая карты на которые были нанесены комнаты храма о которых никто не знал, и вентиляционные коридоры. В верхней части датопада был голо-проэктор.

И только теперь ящик полностью опустел. Асока взяла его и вернула на место, после чего принялась раскладывать вещи Калеба. Часть из них она убрала в ящик. Часть положила на стелаж. А свою фигурку она поставила на стол. Фигурка была очень заметной, и однажды Энакин увидев ее сказал в шутку: я всегда знал что ты эгоистка, но чтоб на столько.

Асока только улыбнулась и ответила: это подарок Калеба.

Асока скучала по Калебу и мечтала о хотя-бы еще одной с ним встречи. И однажды в какой-то степени это произошло. Асока до конца своей жизни в последствии гадала был-ли это сон или все произошло в за правду. Случилось это в ночь перед судом. Асоку обвинили в заказе теракта в храме джедаев. И она понимала что завтра ей скорей всего вынесут смертный приговор. Она успокаивала себя тем что хотя-бы когда умрет, вновь встретит своего друга. И вот в эту ночь когда она заснула, во сне оказалось в полностью белой комнате. Перед ней стоял Калеб, который выглядел так-же как и в день смерти.

- Успокойся – сказал он. – Будь смелой и сильной. И тогда все будет хорошо.

После чего он пропал, а Асоке до конца ночи снились только приятные сны.

На следующий день Асока сделала как и сказал Калеб. Она была смелой и сильной. И действительно, ее оправдали. Найти объяснение этому феномену, как и записи в его дневнике Асока не смогла. Но она продолжала жить и выполнять последние три просьбы Калеба: не совершать его ошибок, не прожить жизнь напрасно и помнить его.